Цыбиков Ч., Жигмытов Ц.: другие произведения.

Волк-убийца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    3 место на конкурсе "Расписная Грелка" (2008). Написан по рисунку Катерины Овчаровой. Юмор, сказка.


Волк-убийца

(конкурс "Расписная Грелка", 3 место)

  
   Вообще говоря, волк пока что не был убийцей. Но очень хотел им стать. Так часто бывает: подростковый максимализм, гормональный шторм, и вот юное существо даёт себе клятву ни-в-чём-ни-в-чём не походить на своих родителей, и определённое время это (не походить на родителей) ему (юному существу любого пола, вида и семейства) даже удаётся. Некоторые в этом состоянии умудряются ожениться, наплодить детей и благополучно умереть в счастливом осознании того, что Клятва В Углу Коленями На Горохе выполнена на все сто.
   Но основная масса через энное время начинает маяться.
   Волк-убийца маялся.
   -- Чего ты маешься, -- говорил ему его друг, олень. -- Пойдем лучше кору жрать ивовую.
   Волк с плачем бросал в изящного тупицу смерзшимся снегом. Олень, хмыкая, убегал к реке и ивам. Он, в отличие от волка, жил в полной гармонии с собой -- был мощен, красив, рогат, жрал мох, кору и подъедал хомячьи запасы, потому что стояла зима и было не до церемоний. Дружба же с волком у него не вызывала никакого диссонанса, потому что олень был туп, как и любой веган.
   Расставим же декорации, обрисуем ситуасьон, в общем, закрутим короткую, но тугую пружину нашего рассказа. Волк, в принципе, жил бы не тужил, если бы злосчастный волчий фатум регулярно не подкидывал ему испытаний его убийцевости. Вот и сейчас волк услышал, затем почуял, а затем и увидел, пробежавшись чуток на запах, двоих детишек, что попёрлись за каким-то лешим в лес зимой. После чего, естественно, заплутали и теперь жгли костёр под небольшим холмиком, предположительно в ожидании помощи. Волк и олень сидели, урбанистически выражаясь, за углом этого холма, и ждали неизвестно чего. Волк тосковал; вот он, шанс стать убийцей, а он опять его прошляпит. Прошляпит-прошляпит, сомнений нет. Олень же всячески старался его подбодрить.
   -- Давай я их убью, -- сказал он. -- Забодаю нафиг, как весной. А всем скажем, что это ты.
   -- Пшёл вон, -- тоскливо сказал волк. Дым тревожил его ноздри. Слышен был детский смех -- старший дитё развлекал младшего прыжками через костер.
   -- Или давай я на них дерево обрушу, -- олень его не слушал. -- А всем скажем...
   -- Тихо, -- сказал волк.
   Олень поднял уши, затем выдохнул.
   -- Дурак ты, волчара, и шутки у тебя дурацкие.
   -- Показалось, -- мрачно ответил волк.
   Ему и правда показалось чего-то, какой-то шум на границе слышимости -- то бишь километрах в семи-десяти отсюда.
   -- Там в силке у людского места опять заяц, -- сказал олень. -- Сходим? Пожрёшь. Жирный.
   Волк покачал головой.
   Помолчали.
   Олень впал в задумчивое настроение.
   -- Да как вообще так получилось-то, а, волчара?
   Это был любимый вопрос дурака оленя.
   Волк прикрыл глаза.
   -- Блин, отвали, а, -- сказал он плаксиво. -- Сто раз ведь рассказывал.
   -- Рассказывал, но не объяснял, -- веско сказал олень. -- Ну?
   -- Я видел, как мама загрызла выводок рысят, -- сказал волк. -- Рысята маленькие были, а она их рраз, рраз, рраз -- одного за другим. Я убежал и не вернулся домой. Вот здесь теперь и живу. И убивать не могу. А надо.
   -- Детёнышей убивать нельзя, -- важно сказал олень. Это тоже стало почти ритуальной фразой. -- Мы вот даже больных не убиваем. Мы их оставляем чуть в стороне от стада, и их кто-нибудь другой убивает. Мудро? Мудро.
   -- Ага, -- саркастически ответил волк. Олень подскочил вдруг:
   -- Слу-ушай! А что если их тоже оставили? А? А? Чтоб ты их, значит, того?
   -- Совсем плохой? -- сказал волк. -- Люди, они детей не убивают. Даже вот так.
   -- Не вижу, почему бы им не убивать вот так, -- сказал олень.
   Волк выглянул из-за укрытия. Дети с хохотом играли в снежки, снег взметался искристым туманом.
   -- Да они здоровые, -- сказал он тоскливо.
   Волку надо было кого-нибудь убить. Зима кончалась, в тайге и окрестностях уже стоял март, и даже, кажется, понедельник. Соответственно волк был крайне голодным, отощавшим и ослабевшим. О том, чтобы волку сожрать оленя, и речи быть не могло. Во-первых, друг, а друзей не жрут. Во-вторых, он его одним левым задним копытом. Не глядя. Мимоходом. На хомячьих харчах и ивовой коре олень даже, кажется, раздобрел, скотина рогатая.
   -- Нечего на меня таращиться, -- сказал олень. -- Раньше надо было думать. Осенью. Когда я был дурак и влюблён.
   -- А сейчас ты не влюблён? -- коварно спросил волк.
   -- Нет, -- простодушно ответил олень. -- Сейчас я не влюблён.
   Как всегда, этот ответ поверг волка в пучину веселья. Он опрокинулся на спину и залаял от смеха, болтая в воздухе всеми четырьмя лапами.
   У костра старший замер.
   -- Тихо, -- сказал он младшему.
   -- Мама идёт? -- спросил тот.
   Старший хлопнул его по шапке и прислушался.
   -- Собаки, что ли?
   -- Сам ты собака, -- заметил волк из укрытия. -- Ужо я вам.
   И лёг обратно, думать.
   -- Нору копают, -- заметил олень через некоторое время.
   Волк приподнялся посмотреть.
   Дети, взяв в руки широкие таёжные лыжи, раскапывали снег, углубляясь в холм. Шишки-иголки, подумал волк, да они же ночевать здесь собрались. Ночевать, на полном серьёзе.
   -- Откуда они знают про пещеру? -- подумал олень вслух.
   Ну за что мне такое наказание, подумал волк.
   -- Ы, -- сказал он.
   -- Придумал? -- спросил олень.
   -- Придумал, -- соврал волк. И начал взбираться на холм, зачем -- и сам не зная. Олень за ним не пошёл, боясь провалиться в наст и повредить ноги; он стал обходить холм, держа волка в поле зрения.
   На вершине обнаружился огромный камень. Камень был покрыт мохом, снегом и льдом. Волка осенило.
   -- Как ты толкаешь, -- закричал олень снизу. -- Надо отойти и с разгону лбом.
   -- Ага, щас, -- сказал волк, пыхтя. -- Чтоб таким же дураком всю оставшуюся жизнь...
   Камень не поддавался.
   Дети тем временем наломали лапника и соорудили защиту от ветра, аккуратно перенесли костер в укрытие, и теперь сидели прямо под ногами у волка. Идея с камнем на глазах обретала проблески гениальности.
   Непридуманная сказка [Катерина Овчарова]
   -- Иди сюда, -- сказал волк оленю. Тот сделал вид, будто не слышит, отвернулся и начал обгрызать ближайшую сосну.
   -- Иди сюда, кому говорят, -- прикрикнул волк.
   Олень начал гордо удаляться.
   -- Скотина, -- произнёс волк с чувством.
   Постоял, повёл носом.
   И, клацнув зубами, шарахнулся в сторону и вниз.
   -- Резкий, сволочь, волчара, -- удовлетворённо сказал медведь.
   Он был уже старый, поэтому ему и выпало в этом году быть шатуном. Свои обязанности он исполнял исправно, задрал уже двух коров, терроризировал соболятников, доводил до белого каления высланных на его поимку охотоведов. Охотоведы все как один жили в Усолье, приезжали сюда, в тайгу, крайне неохотно, и по первому же поводу -- например, отсутствию командировочных -- уезжали обратно.
   -- А ты б ещё дольше копался, -- хладнокровно ответил волк. -- Супружница твоя, мяса и ягод ей на небесах, в спячку и то шустрей ворочалась, чем ты тут лапами разводишь, коровник старый.
   Это было точным ударом. Несмотря на свою полную отмороженность, медведь-шатун покойную свою медведицу любил -- по-своему, конечно, по-медвежьи. И теперь засопел от злобы, встал на задние лапы, заревел в голос.
   В укрытии дети лежали недвижно, прижавшись друг к другу, ощущая лишь бешеное биение своих сердец. Старший знал: им конец. Медведь, который пришел на дым костра, не может быть подснежником -- то есть рано проснувшимся медведем. Это шатун.
   -- А ты, ты, -- медведь встал на четыре лапы. -- Ты оленевод!
   -- Гуляй, -- презрительно бросил волк. -- Посвежее чего-нибудь придумай, если успеешь. А то вон охотники уж по твою душу выдвинулись, слышишь?
   Медведь повёл огромной башкой из стороны в сторону.
   -- Нет уже никаких охотников, -- сказал он. -- Я за детишками пришёл. Вку-усными детишками, за ними я пришёл. Амгр.
   -- Нет здесь никаких детишек, старое ты червячное дупло, -- сказал волк. -- Ты уже старый костер от свежего отличить не можешь, и уходящего следа от приходящего.
   И отвернулся равнодушно, а сам замер, следя за медведем. Был шанс, что шатун просто наткнулся на их след и пошёл в одну сторону, не разбирая, откуда и куда они ведут.
   -- Вкусные детишки, амгр, -- пел медведь.
   Шанс не сыграл. Наверняка следил за ними от дороги, если не от самой деревни. Ходил вокруг, порыкивал, пугал, пока они окончательно не заплутали.
   Ну что ж.
   Волк повернулся, демонстративно зевнул и потрусил по следу за оленем. Поболтать на ночь, зайца из людского силка съесть, да и баиньки. Он знал, что медведь следит за ним маленькими чёрными глазками недоверчиво, и не шелохнётся с места, пока не перестанет его чуять.
   Но нет. Не судьба.
   Протрусив -- ах чёрт, до чего же удачное слово -- несколько шагов, волк замедлил движение, затем и вовсе встал. Повернулся и развязно пошкандыбал обратно.
   Медведь его ждал.
   -- Вкусные дети, -- сказал он. В груди шатуна медленно рождался ужасающий низкий рокот, от которого каждая шерстинка на теле волка вставала дыбом.
   -- Дети -- мои, медведь, -- официальным тоном сказал волк.
   -- Мои, -- рыкнул медведь коротко. -- Тебе они незачем.
   -- Я волк-убийца, -- напомнил волк. -- Я их выследил, я их убью, я их съем.
   -- Ты не убьешь, -- сказал медведь. -- Ты не сможешь.
   Он уже спустился с холма и они ходили медленно обрисовывающимся кругом, глядя в глаза друг другу. В нормальной жизни волк, если это не волчица с волчатами, ни за что не станет связываться с медведем, по понятным причинам. Покусать ты его покусаешь, а до горла всё равно не добраться. Но сейчас -- сейчас дело другое. Зимой шея не защищена толстым слоем жира, а преимущество в массе уравнивалось волчьей скоростью.
   Шанс был.
   Они долго, очень долго топтали этот круг. Медведь боялся напасть, потому что тогда придётся открыться, а волки -- они резкие, рванёт артерию и лапой махнуть не успеешь. Вон как он увернулся давеча, буквально из-под когтя ушёл. Так что.
   Волк не нападал, потому что был не дурак -- нападать на медведя.
   Наконец медведь сообразил, что время идёт; увидел, как волк издевательски ухмыляется.
   -- АМГР, -- закричал он в злобе. Бросился на волка, но там, куда он кинулся, волка уже не было. Медведь врезался в сосну, завизжал от злобы и страха, начал беспорядочно полосовать воздух когтями вокруг себя, защищаясь от смертельного волчьего выпада. Катнулся в сторону, огляделся.
   Волк стоял на холмике и смеялся одними губами.
   -- Медведь дурак, -- сказал он сверху.
   Тоже боится напасть, понял медведь.
   Ну и к чёрту тогда его, зануду. Медведь тяжело потопал в обход холма, к детишкам.
   Сожру обоих сразу, думал он. Может, удастся поспать.
   Перед ним стоял волк -- на расстоянии броска и даже ближе.
   Медведь встал. Осторожно подвинулся вперед, боком, прикрывая шею левым плечом, держа правую лапу скрытой, наготове -- цапнуть, подтащить и заломать. Волк не двигался, лишь оскалил клыки свои молча.
   Медведь скакнул к нему боком, волк не отступил, прыгнул вверх и вцепился ему в загривок. Шатун мотнул башкой, волк не отцепился, а опасно перехватил глубже; медведь рухнул на спину, волк вывернулся и, бешено рыча, снова прыгнул. Медведь встречал его всеми четырьмя лапами. Волку конец.
   И тут шатун увидел огромный камень, покрытый мхом, льдом и снегом -- в последнее мгновение полёта. В глубине пещеры блеснули две пары глаз, переполненные ужасом.
   Амгр, успел подумать он. Раздался страшный хруст и звук, будто лягушка шмякнулась в лужу. Плеснуло чем-то чёрным, медведь издал короткий крик и издох.
   Волк рухнул на бок и, тяжело дыша, с трудом поглядел вверх, на вершину холма.
   Оттуда, с быстро светлеющего неба, на него смотрел олень. У него не было левого рога. На изломе куцего остатка быстро набухала капелька крови.
   -- Я тебе говорил, надо с разгону, -- сказал он. -- И лбом.
   -- Вовремя... ты, -- сказал волк.
   -- А то ж, -- самодовольно ответил олень. -- Я же не как некоторые. Отставшие в развитии и покорёженные в воспитании.
   В два невероятных прыжка он спустился с холма. Прилёг рядом.
   -- Залазь на меня, волчара. Донесу до зайца, так уж и быть. Пожрёшь. Я его не могу снять, как-то хитро он там привязан.
   Волк вдохнул, выдохнул сипло и начал забирать лапами, елозя по коричневой спине.
   -- Эу, -- сказал олень вдруг. -- А это кто у нас тут.
   Двое детишек выбрались из пещеры, смотрели на них во все глаза.
   -- Это Шоно, волк, -- прошептал старший младшему. -- Наш покровитель. Он убил медведя, который убил папу и дядю Илку.
   -- Это ему папа нёс зайца, -- сказал младший.
   -- Теперь мы будем носить, -- сказал старший.
   -- А олень? -- прошептал младший. -- Он же тоже был.
   -- Мы будем носить ему соль, -- сказал старший. -- Он тоже наш покровитель.
   -- Гляди-ка, кланяются, -- сказал олень. -- Ну, насколько я понимаю, твоё убийство опять откладывается. Залезай быстрее, у меня ноги затекли.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Любовное фэнтези) | | М.Анастасия "Хороший ректор - мертвый ректор" (Любовное фэнтези) | | Т.Блэк "Да, Босс!" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон" (Юмор) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Юмор) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | А.Красников "Забытые земли. Противостояние" (Приключенческое фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"