Жиров Дмитрий Анатольевич: другие произведения.

Наболевший вопрос (рабочее название)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просто решил вытащить на верхний уровень, может кого нибудь рассмешит, а может продолжу как нибудь


Пролог.

  
  
   - Вперёд, вперёд дорогие мои...
  
   Хоррело, старший магистр ордена Серебряной рыбы, закусив губу наблюдал за ходом эксперимента. На небольшой узкой арене, сбившись в три ежа по 15 человек в каждой и ощетинившись копьями и мечами, стоял взвод карситской тяжелой пехоты. Солдатыбылив полном вооружении, перекрывая путь к расчёту из трёх полевых магиков, поддерживающих перед своей пехотой мерцающий щит. В свою очередь, к магикам должны были прорваться небольшие - не больше хорошего пони в холкезвери, покрытые дымчатым мехом с муаровыми разводами, хорошо маскирующим движения и очертания, смахивающие на леопардов. Небольшая стая из семи особей, вышедшая из питомников ордена, должна была показать свою пригодность в качестве зверей прорыва и уничтожения магов противника.
   Получалось пока из рук вон плохо - два зверя уже лежали с разрубленными головами, практически теряясь на фоне арены. Пяток оставшихся хоть и сверкали яростной зеленью глаз - идти в атаку уже не решались, лишь время от времени порыкивая и раздражённо мотая головами, когда магики противника пробовали прощупать их природную защиту мелкими выпадами, не столько стремясь нанести ощутимый урон, сколько разъярить и принудить безоглядно кинуться на обидчиков. Пара таких нетерпеливых уже отбегала свое.
   Скулы магистра практически сводило кислой судорогой от мысли, во сколько обошлись эти звери ордену в чистом золоте - и сколько трудов на них положил он лично.
   Впрочем, закупка у союзников пленных боеспособных карситов, их содержание, сколачивание в единое подразделение и обеспечение безопасности при содержании - особенно магиков - стоили ещё дороже, так что особых претензий к нему у казначея ордена быть не могло. Даже потеря всех зверей и всех карситов укладывалась в смету... Если бы звери выполнили свою задачу.
   Собственно, пора уже было заканчивать - карситам оставалось потихоньку двинуться вперёд и, методично зажав зверей в угол, довершить разгром.
   Ещё немного поколебавшись, Хоррело отдал приказ на завершение полигонных испытаний. Между зверями и пехотой условного противника поднялась металлическая решётка, в противоположных концах арены открылись проходы для участников, а на шеях карситских бойцов замерцали доселе неприметные обручи - особенно ярко сияя на шеях 3х полевых магиков - указывая на то, что их способности заблокированы.
   По краям арены забегало несколько младших магистров - собирая артефакты наблюдения для дальнейшего анализа бестиаторами и паладинами ордена, что следует изменить в поведении зверей.
   Сам же магистр направился в свой кабинет, ещё раз возвращаясь мыслями к неприятному известию, доставленному из Гассерата. Тамошний маг одиночка - вышедший в своё время в отставку предсказатель М. Арево, прокатился по всем кабакам города, устроил пару дебошей и, вывесив в небе над городом радужное полотнище с надписью "Привет новой силе", скрылся в неизвестном направлении. Собственно, в этом бы не было ничего особенного. Дурачков везде хватает и впавшие в возрастной маразм маги не исключение - если бы он в свое время не стал известен как великолепный фронтовой предсказатель, благодаря которому трижды был сорван внезапный передел, подготовленный оппонентами. Да и раньше за ним такого не наблюдалось. К скандальной известности не стремился, денег из сильных мира сего не тряс. Тихо занимался собственными исследованиями.
   И что печально - буквально через получасие после сего действа штатные регистраторы ордена засекли прорыв портала нехарактерного спектра на спорной территории. Это наводило на мысли... И предсказывало новые расходы. И новые дрязги с казначеем, без сомнения крайне достойным мужем во всех прочих отношениях, но рачительностью в денежных вопросах переплюнувшим заветских драков. А чтобы убедить надо было время. Придется обратиться с просьбой к местному старожилу. Ну и подумать, как с ним разойтись по балансу услуг.
  
   - Вперёд, вперёд дорогие мои...
   Бессменный глава КЛУБа со всевозможным вниманием наблюдал за происходящим над полигоне. С ничем непримечательного поля в сельской глубинке вертикально взлетали невзрачные беспилотники, от стоимости начинки которых, будь она оглашена официально - взвыла бы не только пресса, но и пожалуй министерство экономики Федерации вкупе со всеми бюджетными комитетами парламента.
   Стояла ТА САМАЯ НОЧЬ.
   Ночь, тщательно рассчитанная по всем имеющимся на данный момент методикам. Как сказали бы в старину - миссия была просто заклята на удачу. Впрочем, цыплят надо считать в супе, а не при закладке яиц в инкубатор.
   Негромко бубнили в ларингофоны операторы наземного центра управления, расположившиеся в крытом фургоне.
   - Тестирование систем - штатно. Резерв - штатно.
   - Запуск внешней серии - штатно. Контур построен. Активация. Стабилизировано.
   - Запуск внутренней серии. Штатно. Контур построен. Активация. Стабилизировано. Синхронизация контуров запущена.
   - Окно прохождения откроется через 30 минут, стартовая готовность.
   Объект на подходе... в зелёном радиусе скоростная отметка, курс на объект лево тридцать градусов... запрос на ликвидацию... запрос отклонен, повышенная готовность средствам воздушного поражения. Готовность помехопостановщикам. Выдвинуть патруль постовой службы... Объект ушёл в сторону, отмена готовности перехвата, службам занять исходные.
   Старт носителя... Раскрытие...
   Попади на это поле посторонний - он бы наверно долго недоумевал - кому понадобился в век антигравов допотопный дирижабль, рассчитанный на пару тонн груза. Ну это конечно если бы он вообще опознал в продолговатом пузыре чудо допотопной техники. А вот понадобился ведь. Грузная туша легко оторвалась от земли и, заняв расчетный вектор, плавно двинулась в центр образованного беспилотниками обруча... Вошла и исчезла как не бывало.
   - Контур пройден, переключение связи на эхо-канал, начать свёртку конфигурации...
   Впрочем, дальнейшее уже было неинтересно. А.Чёрт вернулся к работе. Группа отправлена и результаты о её действиях могут начать поступать через время... А могут и не начать. "Селява", как порой любил выразиться один из его начальников в далёком прошлом.
   В любом случае следующая группа уже готовится. У него лично очень, очень большие вопросы к обитателям мест, куда уходят его люди. И на них пора начать получать ответы.
  
  

-1-

   Бог даст день - А.Чёрт работу. Если Вахромеев когда и сомневался в этой нехитрой народной мудрости - то только до поступления на службу.
   Негромкая, но до боли знакомая мелодия вернула к жизни наивного отпускника. Даже умопомрачительной толщины перина не смогла защитить бедолагу.
   Сон слетел мгновенно. В роскошном номере 'для новобрачных', снятом исключительно по причине гарантированного уединения, был посетитель. Причем явился со своей мебелью, судя по всему. В дальнем углу мерно поскрипывало древнее кресло - качалка. В такт креслу покачивались его многочисленные отражения в зеркальных стенах и потолке.
   В кресле - неприметный белобрысый парень, имевший все шансы затеряться в толпе из одного человека. Перед креслом - такой же древний по виду стол с массивными деревянными тумбами. На полированной крышке стола в гордом одиночестве красовалась изящная статуэтка Фемиды - Богини Правосудия. Её творец, видимо. Несколько отступил от канонов, так как чёрная повязка, обычно закрывающая глаза богини, свободно свисала через плечо, пикантно выделяясь на фоне белоснежного хитончика. Несмотря на допущенную неточность, чашечные весы мрачной расцветки в её левой руке были вполне реалистичны, а меч в правой выглядел довольно тяжёлым и острым. Впрочем, так ли уж скульптор был неправ? Кто из нас никогда не подглядывал из под повязки? И кто не знает об относительности результатов взвешивания, выполняемого любым сотрудником сервиса?
   Посетитель задумчиво рассматривал лежащий на правой ладони старинный брегет, настырно пиликавший вызов коммуникатора. Он покачивался в кресле, скрестив ноги и просто таки утопая между массивными подлокотниками.
   Визитёр выглядел довольно забавно в цветастой рубахе, расписанной юмористическими сценками из жизни трёх обезьянок, но сердце Вахромеева резко сбоило, а каждая приходящая в голову мысль комментировалась тихими незлыми словами, ИБО НАЧАЛЬСТВО ДОЛЖНО УЗНАВАТЬ В ЛЮБОМ ВИДЕ! Особенно высшее. Чётко сработала первая заповедь любого служащего или служивого. Одновременно в мыслях Вахромеева на смену стихшей трели пришли погребальные колокола, с каждым ударом вбивая новый ржавый гвоздь в радужный образ ближайшего будущего.
   В кресле сидел ОН! Бессменный председатель КЛУБа.
   В чем тут было дело - никто точно не знал, но ясно было одно - сотрудники КЛУБа узнавали шефа мгновенно, в каком бы ОН облике не предстал. Будь он хоть девочкой на шаре, хоть бродячим блошиным цирком. Возможно, срабатывал рефлекс, первым усваиваемый на службе. Что-то типа 'Начальство должно узнавать в любом виде при любых обстоятельствах и действовать соответственно'. В общем, рефлекс сработал и узнавание произошло, хотя мозг что-то саднило. Что-то связанное с зеркалами.
   - Ну-ну, - улыбнулся А.Чёрт, переводя взгляд на Вахромеева.
   Чересчур доброжелательно улыбнулся. - Отдыхаешь? И, я вижу, роскошно отдыхаешь...
   Бархатистый тон, совершенно не вяжущийся с внешним обликом, напоминал мурлыканье огромного кота.
   Вахромеев приподнялся и сел на постели, пригладив рукой волосы. То, что он с вечера не раздевался, облегчило встречу с руководством. По крайней мере не пришлось метаться по номеру в поисках одежды перед начальственным взором.
   - Вы же в курсе, что это первый отпуск за последние три года. Можно и пошиковать пару дней.
   - Конечно - конечно, покивал головой шеф. Большая ответственность - большие расходы. Кстати, наши медики рекомендуют отдых на природе. Пасторальный пейзаж, овечки на лугу. Средневековый колорит и чуть-чуть романтики...
   Мечтательно закатившиеся было под лоб, глаза шефа вновь обратились к Вахромееву.
   - Настойчиво! - значительным голосом подчеркнул А.Чёрт.
   Шумный приморский город, переполненный различными соблазнами и развлечениями, в центре которого высилась высококлассная гостиница, мало походил на нарисованную картину.
   - Вы же знаете, что я потомственный горожанин, - сделал вид, что не понял, Вахромеев. В отдыхе я больше всего ценю комфорт и спокойствие.
   -Отпуск, отпуск... - погрустнел посетитель. Море, солнце, витамины. А тут крутишься как белка в колесе, и ни ответа, ни привета, ни благодарности в приказе. И не только в приказе, - подчеркнул он. А ты, я вижу, как никогда свеж, бодр и готов ко всему. Настоящий энтузиаст своего дела!
   Шеф щёлкнул крышкой часов, заставив брегет жизнерадостно наиграть новую мелодию. Мелодия смутно напоминала то ли 'Тореадор, смелее в бой', то ли 'Наш паровоз, вперёд лети'.
   - Я в отпуске! - огрызнулся энтузиаст.
   - Знаешь, - доверительный баритон погрустнел - на этой работе такое чувство, что землю не просто выдёргивают из-под ног, а просто таки вышибают.
   Хлебнувший хмельного воздуха свободы отпускник, на глазах у которого разрушались взлелеянные планы (особенно та, рыженькая), потеряв связь с действительностью, опять сделал вид, что не понял.
   - Как вы правы, шеф. Постоянная морока, дикое напряжение просто вымотают любого даже за год. Надеюсь, после отпуска я смогу с новыми силами приступить к делу.
   - Ну что ж... А.Чёрт погрустнел ещё больше. Не буду мешать. Отдыхайте, набирайтесь сил. А кстати! - встрепенулся он, выкладывая на полированную столешницу вытащенную невесть откуда стопку бумаг. Я, в общем, по делу заглянул. Ваш отчёт по последней поездке. Что-то в нём смутно тревожит нашу бухгалтерию.
   Одна из чаш весов у настольной богини, куда невесть каким образом перекочевал меч из её руки, дрогнула, готовясь нарушить равновесие.
   - Да и раньше у них возникали какие-то вопросы, - задумчиво потеребил свой нос А. Чёрт.
   Стопка бумаг заметно подросла, тяжелея на глазах, и чаша с мечом медленно пошла вниз.
   - Хотя по линии службы претензий конечно нет. Может, это и есть главное?
   Глаза шефа вновь начали мечтательно закатываться, а падение меча выжидательно приостановилось.
   Вахромеев поёжился и поспешил продолжить:
   - С другой стороны, я где то слышал, что лучший отдых от дел - это смена дел. В смысле, занятий. Так что...
   Недосказанное предложение повисло было в воздухе, но тут же было подхвачено шефом.
   - Замечательно! - просиял А.Чёрт. - Я всегда знал, что на тебя можно положиться. Так и сказал в бухгалтерии: ребята, не будем формалистами! Главное не бумажка, но хороший человек.
   Угрожающе объемистая кипа бумаг незаметно исчезла, будто растворившись в воздухе вместе с атрибутами божественного правосудия. Теперь на столешнице чему-то своему задумчиво улыбалась древнегреческая девушка, накручивая на палец изящную черную ленточку.
   - Значит сегодня, - подъитожил А.Чёрт. Приводи всё в порядок и зайчиком на базу. Вопросы есть?
   Вот тут Вахромеева зацепило по настоящему. До сих пор всё протекало как и ожидалось. Даже появление начальства в неурочное время. Как часто бывало, отпуск и предоставлялся для того, чтобы вывести сотрудника из-под отчётности. Тем более в такое действительно авральное время. Так что полной неожиданностью этот визит не был, и беседу можно было назвать дружелюбной пикировкой с заранее известным исходом. Благо, А.Чёрт и при жизни не страдал формализмом, если верить дошедшим слухам.
   - А может попроще, шеф? Зайчиком то чересчур неприятно... Это ж полгода на кондиционирование, как никак.
   - Пустяки. Медики позаботились об этом ещё на предотпускном медосмотре. Лубок наложим заранее.
   Шеф картинно взмахнул рукой и прорычал какую то бессмыслицу, дико играя голосом. После этого Вахромеев ощутил заметное изменение отношения к инструкции. Здоровое отвращение заменилось на спокойное приятие предложенного способа. И даже какое то нетерпение побыстрей окунуться во что-то интересное, что наверняка предложит шеф.
   А.Чёрт ещё немного поулыбался и откланялся. После чего рассыпался по полу красивыми крупными огоньками вместе со своей мебелью. Он всегда предпочитал неожиданные заставки в беседах по сенсор-связи.
   Привычного к выбрыкам начальства Вахромеева заинтресовало только, почему при разговоре с шефом в зеркалах отражалась исключительномебель начальника. И какого хрена она вообще отражалась. Ну, разве что ещё как этот разговор вообще состоялся в сверхзащищённом от любопытных номере, откуда была по договоренности с администрацией удалена вся бытовая электроника. И ещё пара десятков вопросов. Покрутив это в голове так и сяк, он в сердцах сплюнул и начал перетрясать багаж. На всякий случай. Естественно, процедура сопровождалась язвительными мыслями в адрес начальства в том ключе, что мол А.Черту хорошо распоряжаться, раз ему давно уже ни холодно, ни жарко.
   Вообще бессменный руководитель КЛУБа в седой древности был простым полковником непростой конторы. Если верить архивам, венцом его карьеры стала ликвидация разветвлённой преступной сети. Операцией руководил он лично, в течение четырёх суток не выходя из кабинета. А потом ещё столько же подчищал хвосты, оценивал заслуги подчинённых и попутно отхватил правительственную награду, оттеснив пару конкурентов. Когда на девятые сутки обеспокоенные запахом из-за двери, с которым уже не справлялся кондиционер, подчинённые выломали двери кабинета - их встретила дружелюбная улыбка трупа недельной давности, подключенного к министерской сети через шлем виртуальной реальности. Всё, что смог сказать его заместитель в первый момент времени, было: 'А, чёрт!'. На дублирующем экране в это время продолжали набираться распоряжения и приказы подчиненным, рассылаться докладные. Судя по всему, бравый полковник в момент инсульта просто хладнокровно плюнул на условности типа смерти тела и перебрался в компьютерную сеть, чего не могло быть даже теоретически, откуда и продолжал руководить операцией.
   Это было первым чудом ... пусть и не самым расчудесатым. Бывает видимо и такое.
   Вторым - куда более чудесным, то, что и после физической смерти он смог выбить под начало спецотдел. Видимо помог нарытый за время беспорочной службы компромат на верхушку и сослуживцев.
   Две-три попытки безутешных коллег отослать шефа в нирвану путем лоботомии большому компьютеру конторы закончились ликвидацией последних во всех смыслах. Технику каждый раз ставили новую и получше. Намёк был довольно прозрачен и народ затих. В память о безвременно ушедшем покойном заместителе полковник взял псевдонимом его подсердечную фразу.
   Когда всё устоялось спецотдел выделился в Комитет Ликвидации Угроз Безопасности, а лучше Клуб Любителей Устраивать Беспорядки, поскольку почти сразу стал 'местом неофициальной ссылки' неудобных начальству, но способных подчинённых. Последние от этого только выиграли, ведь у электронного призрака нет ни любимых мозолей, ни чиновной задницы.
   Так что с одной стороны, если шеф о чем-либо заявлял: пустяки, - ему было с чем сравнивать. За пару веков опыта поднабрался. С другой стороны его колокольня тоже подросла.
   Вот такие неоформившиеся сознательно мысли и клубились в голове у Вахромеева, сопровождаясь довольно злобными невнятными репликами. Закончив с инспектированием имущества, он провозгласил коротенькую речь. Сам перед собой. Суть её можно передать в одной крылатой фразе: Гулять - так гулять! И приложил титанические усилия.
   Венцом титанических усилий стала не менее титаническая вечеринка, собравшая массу знакомых, незнакомых и полузнакомых лиц обоего пола, набиравшая ход с каждым оборотом стрелки часов. Вечеринка не страдала ни от отсутствия горячительного, ни от переизбытка здравого смысла у гуляюшей братии. В конце концов, порядком набравшийся хозяин на спор, на глазах восхищённых гостей, обошёл огромный балкон номера по перилам. На руках. Особенно восхищенно взирала на сие действо та самая рыженькая, не далее как полчаса назад качественно зажатая в ванной и уже строящая планы на дальнейшее общение со столь галантным и состоятельным кавалером.
   Если бы не рвение хозяина номера повторить номер на 'бис', гостям не пришлось бы давать показания о случайно подвернувшейся руке неудачливого трюкача.
   Для погребения от тела, пролетевшего тридцать четыре этажа до встречи с дорожным покрытием, тоже осталось немного. Единственный живой родственник оказался за пределами досягаемости местных властей и на церемонию кремации не прилетел.
   О том, что покойник, летя вниз, совершенно трезво поминал сквозь зубы черта, третью фазу и пресловутого зайчика, не узнал вообще никто.
   Шмяк!
  

-2-

   Боль. Бо-о-ль... Боль! Каждый мускул. Каждый орган. Каждый сустав. Каждый толчок крови пронзает мозг. Любое движение - пыточное усилие. И смертельная усталость каждой клеточки тела. Тела?!
   Ещё памятен тихий плеск эфира. Свободное скольжение и чувство всеприсущности. Ласковый и безмятежный свет вдалеке, ожидающий тебя. Зовущий тебя. Любящий и маняще- нежный. Но рядом с дорогой ещё одно. Блистающий холодным светом портал. Тоже знакомый и по-своему обещающий. Дающий свободу выбора. Не для всех. Для сильных духом. Способных преодолеть бессветную пропасть. И ты принимаешь вызов...
   Смещение в пространстве. Всё ближе граница светового колодца. И тут всё преображается. Чем ближе к границе - тем сильней сопротивление. Нежные объятия эфира сменяются мощными упругими шквалами, стремительно обегающими колодец по периметру. Выталкивающими тебя обратно к центру, к нежному. Но могучему потоку, поднимающего тебя к безмятежному свету. Да вот только сквозь упругие эфирные струи видно, что поток этот жадный и нетерпеливый. Да вот только начинаешь понимать. Что покой внутри - это покой в центре урагана вызванного этим светом. И проснувшееся упорство толкает тебя прочь и стакана. И ты прорываешься.
   Холодное свечение пропускает тебя. Чьё то сдержанное, но дружеское присутствие ощущается вокруг. Завершившееся ожидание и волнение перетекают в ободрение и напутствие. Распахивается ещё один портал и мощный поток, уже определённо знакомый, мигом втягивает тебя. Память о парении, ощущения борьбы начинают выветриваться из памяти. Приходит другое.
   Боль. Бо-о-ль... Боль!. И смертельная усталость каждой клеточки тела. Тела?!
   Спокойный уверенный голос из разноцветной тьмы. Что-то о зафиксированном объекте и передаче на адаптацию. Тьма становится гуще и однообразней. Мысли исчезают.
  
   - А вот и наша жертва! - такое восклицание привело Вахромеева в чувство. Глаза широко распахнулись, и взгляду открылось незабываемое зрелище. Бодрый и жизнерадостный дедок в жёлтой пижаме и тапочках на босу ногу на фоне аквамариновых панелей. Мощная деревянная клюка покрытая резьбой, тонкое металлическое пенсне, седоватая бородка клинышком и удивительно по-домашнему располагающая плешь на макушке. В общем, законченный любимый дедушка или старый семейный доктор. Черты лица, как было известно Вахромееву, чуть-чуть подгонялись под неосознанные желания собеседника. Трюк старый, но действенный.
   Вахромеев было попытался приподняться на кушетке, но тут же отказался от этой мысли. Тело, и так всё ломившее, прострелила боль.
   Дедок подскочил поближе и щелкнул пальцами перед глазами. Глаза непроизвольно сфокусировались в точку. Теперь боль прострелила голову.
   - Прелестно! Меня узнаешь?
   Вахромеев осторожно кивнул.
   - Как меня зовут?
   -С-с-с...
   - Как?
   - С-с-с... Н-н-н...
   - Как-как?
   - С. Ник, - с третьей попытки выдавил Вахромеев.
   - Восхитительно!
   Дедок жестом заправского циркового фокусника достал из воздуха визитку.
   - Какой цвет?
   - Фиолетовый. - уже уверенней ответил Вахромеев.
   - Закрыть глаза, указательным пальцем левой руки притронуться к кончику носа, - распорядился старичок.
   Как ни странно, рука поднялась. И дотронулась. Где-то в районе левого уха. После чего обессилено упала. Ломота во всём теле, чем-то напоминающая бесконечную зубную боль, усилилась.
   - Вопросы перед оглашением вердикта есть?
   - П-п-почему 'зайчиком'? Это же мясорубка...
   Дедок поправил пенсне и усмехнулся.
   - Дань прошлому... и мифам. Помнишь, лодка Харона, то да сё? Первый упомянутый общественный транспорт. Рейс берег жизни - берег смерти. Законно севший к лодочнику навечно вносится в Книгу Мёртвых. И только 'заяц', покинув берег жизни, может вернуться обратно. Но даже такому приходится платить.
   С.Ник ещё раз усмехнулся и грохнул клюкой об пол.
   - А теперь в АД!
   Белоснежная кушетка и постельные принадлежности начали плавно трансформироваться. Подушка превратилась в глухой шлем. Простыни стали облегающим костюмом. Кушетка приняла форму хрустального яйца, начавшего быстро заполняться жидкостью.
   - А может в Чистилище? - только и успел напоследок пошутить Вахромеев.
   С.Ник пожал плечами.
   - Чистилище - это для знакомых тел. И повторение пройденного.
   Он ещё раз пожал плечами и вышел из комнаты.
  
   О, Господи! - в глазах Великолепного Каргоччи, признанного любимца публики, плескалась вселенская скорбь. И за что мне такое наказание? - вопрошал он у горних сил. Ещё одно безрукое, безногое и безмозглое создание на мою голову. И кому только пришло в голову, что из тебя может получиться хотя бы посредственный клоун?
   - Я спрашиваю, в чью безмозглую башку втемяшилась эта гнилая идейка! - злобно заорал он уже своему подопечному, лежавшему на покрытом опилками полу.
   Подопечный, только что сбитый с ног увесистой затрещиной, ошалело хлопал глазами.
   - Сколько раз показывать?! Выход к зрителям должен быть изящный, непринуждённый, с улыбкой на лице. На ВСЁМ лице. Не только на губах! Смотри, идиот!
   Невысокий пузатый человечек с грацией заправского акробата дважды прошелся колесом и не останавливаясь закрутил двойное сальто. И встал на ноги как вкопанный, с озарившей широкое круглое лицо улыбкой, впрочем, быстро пропавшей.
   - Но вы же никогда так не выходите, - попытался возразить ученик, поднимаясь на четвереньки и потряхивая головой. Какая разница, специально падаешь на задницу перед зрителем, или случайно запнувшись.
   - Трижды идиот! - снова взорвался маэстро. Мы - элита циркового искусства! Клоун должен уметь делать всё, что делают другие, но в десять раз лучше! Так, чтобы со стороны это выглядело пустяком! Любой акробат сделает то, что проделал сейчас я, но кто из них сможет высморкаться в прыжке? И не сломать себе при этом шею? Поднимайся, бездельник, пока не остался без ужина! Труд, труд и труд, только он может сделать из обезьяны человека, а из тебя клоуна! Или ты всю жизнь собираешься сидеть на шее у труппы?
   -Насчёт сидения на шее это он загнул, - мрачно подумал упомянутый идиот, снова принимаясь за упражнения. За проведённый с бродячим цирком год он ни разу не спал больше пяти часов подряд. Конечно, он приблудился к труппе без вещей, документов и памяти о прошлом. Конечно, он должен быть благодарен, что его просто не сдали в какой-нибудь приют для душевнобольных. Но это он отработал сторицей. С самого начала его запрягли в работу. Тело было ещё как чужое, а он носил воду, чистил животных, таскал и ремонтировал реквизит, стирал одежду. Правда, постепенно набирался сноровки, становился сильным, быстрым и ловким. А потом его приметил Каргоччи и взял его в оборот. Это при том, что прежние обязанности никуда не делись. Но вряд ли стоит напоминать Великому Каргоччи, чья это была идея, сделать из него клоуна.
   - Стоп, Фис! Хватит. На сегодня достаточно, - остановил его резкий голос. Теперь на канат, пока не смотали.
   Фис остановился, вздохнул и по длинной извилистой линии, видимой только ему одному, пошёл к туго натянутому между деревьев канату.
   - Фис! И имечко то какое дурацкое придумали, хуже собачьей клички, - угрюмо думал он по дороге.
   - Заснул что ли, бездельник? - опять стегнул голос маэстро. Так как это у тебя первый раз, вот что ты должен запомнить в первую очередь: способы удержания равновесия на твёрдой опоре и на натянутом канате кардинально отличаются...
  
   Фис жонглировал пятью булавами и готовился принять ещё одну из рук учителя. В воздухе сверкало переливающееся всеми цветами радуги колесо. Он даже самодовольно насвистывал затейливую мелодию с поставленной перед ним партитуры. Руки привычно делали знакомую работу. Мелькнул ещё один предмет и привычный ритм оборвался. Сверху посыпались увесистые булавы, больно ударяя по незащищённой голове и плечам. Последней в лоб ударила половинка недоеденного яблока, разлетевшаяся от прикосновения вдребезги.
   - Вот! Вот о чём я всё время говорю! - Великий Каргоччи в ярости рвал на себе волосы. Как я могу чему-то обучить тупоголовую макаку, у которой череп толще надгробной плиты, а мозгов вдвое, нет, втрое меньше, чем у муравья? Артист должен видеть всё вокруг постоянно и непрестанно. Он должен творить сказку на глазах у восхищённой публики. Легко и с брызгами! Не дёргать механически жалкими граблями, выросшими из того, что ты называешь плечами.
   Великий Каргоччи поднял руки вверх и сделал грациозный пируэт никак не вязавшийся с внешностью толстого коротышки.
   - Артист должен ловить взгляды публики, улыбки и хмурые прищуры. Если идешь под куполом и видишь испуганное ожидание - подыграй! Споткнись, запнись, почти упади! Если в тебя бросили чем-нибудь - включи это в игру! Будь открыт зрителю, и зритель откроется тебе...
   - Ты понял? Прочувствовал?
   - Понял, понял, - буркнул Фис, потирая ушибы. Только незачем было подсовывать всякую дрянь.
   Среди булав на земле сиротливо выделялась сапожная щётка.
   Бац! О многострадальный лоб вдребезги разлетелось уже целое яблоко.
   - Нет, я этого не переживу! - вновь полетели в разные стороны многострадальные клочья шевелюры маэстро. Господи! Ну почему я должен тратить драгоценные мгновенья своей жизни на обучение беспросветного остолопа. У меня же, в конце концов, есть и свои заботы! А он не помнит ни того, что ему втемяшиваешь в пустую башку сутками напролет целый год подряд, ни того, что вежливо и доступно объясняешь сейчас!
   - Любой жонглер может сделать то, что ты делал сейчас. Ты должен делать то, чего он делать не может! Иначе придётся просто гнать в шею из цирка. Теперь тебе ясно?
   - Ясно.
   - Всё ясно?
   - Всё ясно.
   - Точно всё ясно?
   - Да!
   Бац!!! Разлетелось ещё одно яблоко. На голове у подопечного начала вспухать шишка.
   - Это невыносимо! Когда же ты начнёшь смотреть по сторонам? Смотри, беспамятный придурок!
   Великий Каргоччи открыл стоящий рядом ящик и в воздух взвились одёжные щётки, ножницы, катушки ниток и ещё всякая всячина. Походив по разнообразным траекториям, они полетели в Фиса. Правда, ради разнообразия, он успевал их ловить и складывать перед собой на землю в кучку.
   Снаряды кончились, но не кончился запал маэстро. Он резко повернулся и скрылся с глаз долой. Фис пожал плечами и попытался повторить трюк учителя. Без особого успеха, правда. Вот тут Каргоччи появился снова и высыпал перед ним на землю целую груду разнообразных колюще-режущих предметов. Как говорится, от штопора до топора.
   - Вот теперь тебе будет трудновато заснуть!
   Торжествующая улыбка Каргоччи нашла свое отражение на лице Фиса. В виде кислой ухмылки.
  
   Ласковый, нежный, обходительный голос змеёй вползал в уши Фиса и обвивался вокруг шеи. Точь-в-точь как шелковая удавка. Непохожий на самого себя маэстро втолковывал ему азы ремесла. Никаких бурных взрывов эмоций, к которым Фис уже привык. Никаких внезапных всплесков насилия, от которых он уже научился уворачиваться и уклоняться. Сама любезность, Великолепный Кароччи проникновенно вещал. Змеиная любезность.
   - Каждому остолопу, даже такому беспросветному как ты, мой мальчик, должно быть понятно: для того, что бы что-то сделать, в первую очередь необходимо орудие. Орудие труда. Я доступно объясняю?
   Каргоччи сделал паузу, ожидая возражений. Фис молчал, мудро следуя поговорке 'молчание - знак согласия', оно же 'золото'.
   - По тупому безгласию вижу, недоступно. Поясняю мысль: плотнику топор, повару черпак, шулеру - колоду карт. Теперь доступно?
   Маэстро вновь сделал паузу, выжидательно глядя на Фиса. Видя, что его тактика не сработала, Фис утвердительно помычал, мотнув головой
   - По тупому мычанию вижу, недоступно. Расширю мысль. И топор, и кастрюля, и колода это орудия труда. Но они вторичны по отношению к рукам, которые их держат. В корявых руках те же самые орудия труда становятся орудиями разрушения, способными оттяпать хозяину пальцы, испортить продукты или на корню погубить жизнь владельца.
   Каргоччи вновь замолчал, собираясь с мыслями. Не просёкший ситуацию Фис поспешно влез с подтверждением.
   - Конечно - конечно. Я всё понял. Вы очень ясно всё изложили.
   Маэстро снисходительно посмотрел на воспитуемого и изящно поставил его на место.
   - Мальчик мой. Мне по человечески понятно твоё стремление прикрыть собственную дебильность и неспособность понять элементарного мутным потоком... хотя нет. Мутным водопадом слов. Отчего она, замечу, ещё больше выпирает, становясь заметна окружающим как прыщ на ровном месте. И позволю себе дать вам полезный совет на будущее. Молчите, милый мальчик. Лучше всего прикиньтесь немым. Может тогда, в темноте и на значительном расстоянии кто-нибудь окажется настолько глупым ослом, что вместо законченного идиота, которым ты являешься на самом деле, примет вас всего лишь за немого кретина.
   Но я не закончил мысль. Не буду говорить о том, что руки вторичны по отношению к разуму. В конце концов и у самого безмозглого паука хватает сноровки на создание прекрасной паутины. Но! - указательный палец маэстро властно привлёк к себе внимание. Но при условии, что у последнего в прекрасном состоянии рабочие лапки. Идеально чистые, ухоженные и приспособленные. Чего не скажешь о твоих руках, которыми ты так элегантно работаешь лопатой в цирковом зверинце. И если я ещё могу присмотреть за тем, чтобы твои руки приобрели некоторую сноровку в обращении с предметами, то следить за их состоянием ты должен сам. Теперь то тебе доступно?
   - Я их регулярно мою, - попытался оправдаться Фис.
   - Господи! И этого идиота я обучаю тонкому искусству престиджитатора! - возвёл очи горе Великий Каргоччи. Ну конечно же можешь. Хоть элементарные навыки чистоплотности тебе удалось привитьне известнымгероям, и я такипредставляю, сколькоседины имэтодобавило. Но откуда у этой огрубевшей от лопаты на ладонях кожи возьмётся потребная чувствительность?
   - Так мне и позволят отлынивать от чисткивольеров, - пожал плечами Фис.
   Взгляд маэстро стал кротким и всепрощающим.
   - Что ж, у Сизифа был свой камень, у Христа свой крест, а у меня - ты. И я, Великий Каргоччи, непревзойдённый артист и мастер своего дела, как какой то простой погонщик мулов, направляющий свою скотину в пути, должен быть терпелив.
   Он сделал неуловимый жест, и в руках Маэстро возникла пара грубых кожаных перчаток.
   - Вот твои перчатки. И если я хоть раз увижу тебя без них кроме как за Работой... В воздухе повисло невысказанное обещание. Под Работой с Большой Буквы маэстро явно подразумевал обучениесвоемуискусству.
   Когда Фис закончил с уборкой и примерил обновку, оказалось, что перчатки облегают руки как вторая кожа. И ещё оказалось, что они двойные. Грубая прочная кожа защищала нежную лайковую пару, снимаясь при необходимости. Это был первый подарок ему за всё время, проведённое с цирковой труппой. И, учитывая его потерю памяти, в каком то смысле первым за всю сознательную жизнь.
  

-3-

   - Успех, настоящий успех! - директор цирка, большого цирка, горячо потряс руку Фису, всё ещё с гордостью вслушивающегося в аплодисменты, сопровождавшие его уход с арены. С заслуженной гордостью.
   Вдруг ухо выделило ещё хлопки ладоней, не столь громогласные, но значительно ближе. Метрах в трёх стояли двое: Великий Каргоччи и ещё ещё один человек. Он то и хлопал. Совершенно незнакомый Фису, но с каждым мгновением всё более узнаваемый.
   Рядом зудел голос директора, всё больше и больше удаляясь, становясь едва различимым на пределе слышимости:
   - Успех! Каждый выход на арену - успех! Свежо, оригинально, незатасканно! Просто жаль, что с вами нельзя заключить постоянный контракт. Но вы подумайте, молодой человек... остановите свой бег по жизни и подумайте - может, стоит задержаться? Условий лучше наших мало кто сможет вам предложить... А пожалуй что и никто...
   Голос директора окончательно затих. Они стались одни во всём пространстве: Фис, Великий Каргоччи и незнакомый знакомец.
   - На самом деле великолепно, - улыбнулся А.Чёрт.
   - Я рассчитывал на это, - ответил Фис - Вахромеев.
   Великий Каргоччи вздохнул и посмотрел прямо в глаза Вахромееву.
   - Ну что ж, мой мальчик. Всё хорошее имеет свойство когда-нибудь заканчиваться. Просто удачи желать не буду, слепая удача - удел дураков и бездельников. Но пусть тебя никто не обставит в твоей игре.
   Он круто повернулся на каблуках и ушёл не прощаясь. Маленький смешной человечек и большой Мастер в одном лице. Миг - и он оказался за пределами доступного пространства.
   - Так вот каким он оказался в этот раз, ваш АД. И сколько времени прошло?
   Тяжкий труд, выматывающие тренировки, вдохновенное творчество - всё это оказалось надувательством. Хотя и не прошло впустую. Просто так шеф не делал ничего.
   - Девять недель. Срок более чем приличный. Верно?
   - А как же. Обычный полигон слил бы душу и тело в гармонию за сутки. Шеф, неужели вам негде было взять подопытного кролика? Например, из практикантов? - обиженно поинтересовался Вахромеев.
   - Зачем искать, если есть ты? - усмехнулся А.Чёрт, начиная загибать пальцы на руках, - это раз, - Методика не экспериментальная, а стандартная - это два. Обычный полигон рассчитан на согласование с практически точной копией первородного тела - три.
   И всё-таки шеф наш, проскочила невесть откуда мысль... Западник бы пальцы разгибал...
   В процессе счёта пространство вокруг незаметно превратилось в обычный кабинет шефа, и последний палец А.Чёрт загибал уже сидя в своём любимом кресле - качалке.
   - Ты в совершенстве овладел своим новым телом в том, что касается мышц и координации, и научился обучать это тело... Приобрёл новые полезные навыки это пять... Остальные навыки вспомнишь очень скоро. Ну и ещё кое-что, по мелочам.
   - Шеф, это всё конечно очень хорошо, но всё перечисленное вполне укладывается в пару недель. С нашей то техникой. И что-то мне подсказывает, что основное время ушло именно на мелочи. Иначе смысла в спешке с "зайчиком" не было никакой. Не могли бы вы меня просветить?
   - Пусть это станет для тебя сюрпризом. Пока. - и А.Чёрт демонстративно развернул перед собой газету.
   Будь намёк чуть-чуть потоньше, и он бы вполне смог уместиться на футбольном поле. Хотя и с трудом. Поэтому Вахромеев встал и пошёл к двери. В принципе его могли отключить и так, но кое в чём шеф предпочитал оставаться традиционалистом.
   - Кстати, - остановил Вахромеева у дверей голос начальника, и цирк и выступление, и зрители были настоящими. Ты выступал в Великом Виртуальном Цирке. По личной просьбе Великого Каргоччи.
   В голосе, назвавшем Каргоччи Великим, не проскочило и намёка на насмешку, на которую так скор был А.Чёрт.
   Великий Виртуальный Цирк был и оставался самым солидным и популярным зрелищем в виртуальном пространстве потому, что никто не мог сделать под его куполом то, чего бы он не смог сделать в реальном мире. Иначе бы он не оставался Цирком. И за право выступить на его арене боролись многие великолепные артисты. Получить туда приглашение - значило получить признание того, что тебя заметили очень солидные люди. И у тебя начинает складываться карьера. Даже Карьера. Вахромеев, не оборачиваясь, помедлил ещё немного, но продолжения не последовало и он вышел за дверь.
   Возвращение всегда немного неожиданно, даже если точно знаешь, чего ожидать. В простом случае ты просто оказываешься в другом месте, пусть и знакомом. Только что сидел среди шумной аудитории, при фраке и в штиблетах, а потом обнаруживаешь себя сидящим в трусах и домашних тапочках в обшарпанном углу. В более сложном - выходишь из двери кабинета, чтобы оказаться упакованным в флакон спецжидкости, опутанному шлангами системы обеспечения, в полной темноте и с глухой маской на лице. Но всё зависит от того, чему учишься и каким манером. Можно даже испытывать определённое удоволетворение от того, что продажа такой штуки позволит купить себе небольшую яхту и домик в деревне. Что-то типа крейсера с полным вооружением. Но чаще просто ждёшь, когда отойдут воды искусственной матки.
   Процедура завершилась. Аппарат снова принял вид обычной кушетки. А на стене уже нарисовался во весь рост посетитель. В.Гилий - ответственный секретарь-референт и проводник по дебрям КЛУБа. Вообще то народ крепко подозревал, что секретарская должность для отвода глаз. В пирамиде власти просто таки зияла ниша зам. нач. по административным вопросам. Но прямого подтверждения никто не давал, а задавать прямой вопрос дураков не было.
   Как и положено типичному секретарю В.Гилий имел приятную, но безликую внешность. Безукоризненный тёмно-серый костюм ещё более подчёркивал это определяющую черту. И, насколько помнил Вахромеев, к лицу этого доверенного сотрудника шефа была вечно приклеена вежливая полуулыбка. Впрочем, живых недоверенных сотрудников никто не встречал. Специфика, так сказать. Тем неожиданнее оказалось увидеть жизнерадостный оскал во все тридцать два зуба, сразу наполнивший бесхитростную душу... впрочем ладно, не очень то бесхитростную, но напрочь известную своему обладателю... нехорошими предчувствиями.
   - Приятно видеть такого энергичного человека, - сиял с экрана В.Гилий. Отрадно, что усилия нашей медицины не прошли даром.
   - И этот туда же, - кисло подумал Вахромеев, расплываясь в ответной, не менее ослепительной улыбке. Но сказать что либо ответное не успел, так как экранный посетитель поднял руку перед глазами, будто защищаясь от яркого света и продолжил:
   - Вижу, вижу... Вам просто не терпится приступить к работе и узнать причину столь необычно срочного вызова.
   - Куда уж срочнее, - ещё кислее подумал Вахромеев, продолжая держать на лице озаряющую светом улыбку и вспоминая приближающееся с огромной скорость дорожное покрытие. Небось, так поспешал, что ажно по всей дороге расплескался.
   - Но всё в наших силах. Папка на столе. И если будут какие-то вопросы, обращайтесь сразу. Будем работать.
   С этими словами В.Гилий элегантно щелкнул перед собой пальцами и исчез. Экран потух и стал неотличим от обычной стены.
   Под громким словом "папка" скрывалась несколько листиков убористого текста в тонкой непрозрачной обложке с тиснёным радужным фениксом. Это уже говорило о многом. Например, что содержимое папки предназначено для одноразового прочтения.
   Что недопущенный к материалу сгорит синим пламенем, попытавшись её открыть. Что попытка вскрытия непосвященными обратит содержимое в пепел, причём хорошо перемешанный. А ещё о том, что к содержимому следовало отнестись с полной серьёзностью, хотя это было довольно затруднительно. Речь шла о довольно странных вещах и в любом другом источнике сильно бы походила на розыгрыш. Вахромеев хмыкал, ерошил волосы И запоминал, не обращая внимания на рассыпавшиеся в труху перевернутые страницы. Коротко объяснялось что, где, когда и почём. А.Чёрт считал, что добровольцы, идущие на задание, имеют право знать. И рекомендованный состав группы, с биографией, характеристикой и предположительными координатами каждого. Рекомендованный - в смысле предписанный. Такое уже было редкостью.
   Ознакомившись с содержанием, Вахромеев закрыл папку и какое - то время сидел, глядя перед собой остановившимися глазами. А потом глубоко втянул воздух в лёгкие. Он собирался закатить скандал и вполне резонно полагал, что скандал должен быть громким. Но не закатил. Не потому, что вовремя остановился. Просто к нему обратился неопределённо знакомый голос. Голос спросил: - А что ты, собственно, имеешь сказать против?
   Голос был явно внутренним. Но не Вахромеева, что тоже было явно. Как человек с исключительно здоровой психикой, раздвоением личности он не страдал и внутренний диалог контролировал. И сейчас он переключил внимание на нежданного собеседника.
   Голос хихикнул: Да ты выдохни, выдохни.
   - Ты кто? - вопросил Вахромеев.
   Голос мигом стал подчёркнуто официальным.
   - Формируемая интеллектуальная система типа "Наездник". Обеспечение охранно-регенеративных функций.
   А потом вернулся к прежнему тону.
   - Ну и по мелочи...
   Вахромеев знал о подобных системах, хотя раньше никогда лично не работал, а о такой модификации даже и не слышал. Это были очень мощные искусственные интеллекты невообразимой стоимости. Вживлённая капсула буквально за несколько дней рассасывалась под кожей. За это время каждое нервное волокно получало искусственного дублёра. Более совершенного. Через некоторое время пустая матрица заполнялась личностью носителя. Очень удобно, надёжно и ... легко обнаружимо некоторыми приборами. Поэтому сотрудники КЛУБа их не использовали, хотя и знали о существовании подобного. КЛУБ использовал свою, исключительно оригинальную методику подстраховки своих оперативников.
   - И как же тебя величать? - попытался съехидничать Вахромеев.
   - Ну, сколько себя помню, Фисом звали. Хотя можно и по номеру.
   Голос выжидательно притих.
   Нет - нет, Фис так Фис. - поспешно отказался Вахромеев, мысленно представив себе десятизначный номер с многобуквенным довеском.
   - Жаль, - разочарованно протянул Фис. А я уж было себе придумал. Симпатичный такой номерочек...
   В воображении Вахромеева ненавязчиво дописалось ещё несколько разрядов и он поспешно перевёл тему разговора. Судя по всему доставшийся ему интеллект за время, проведённое в Адаптационной Доводке стал почти полным его подобием. А попадаться на свои собственные розыгрыши это уже чересчур.
   - Так что ты мел в виду?
   - Как агент-катализатор ты всегда работал в одиночку. В современном городе это оправданно, но на дикой природе без поддержки не обойтись. Команда нужна всё равно.
   Под агентом - катализатором понималось то, что Вахромеев обычно выступал в роли кочерги, шурующей в муравейнике. Муравейник найден, сфотографирован и картографирован. В нужных местах оставлена пара указателей. Отрава заботливо приготовлена. Остаётся разворошить муравейник абсолютно посторонними руками, чтобы добросовестные безвестные труженики тихо и спокойно могли продолжать обход территории, не опасаясь укусов взбесившихся насекомых. Тогда и приезжал агент - катализатор. По абсолютно другому делу. Скажем, наладить продажи любимой фирмы. Самостоятельно натыкался на оставленные метки и начинал шуровать. В итоге гип-гип - ура! По миру идёт новая героическая легенда о простом рядовом гражданине.
   Нарыв вскрыт, резидент скрыт, заезжему герою достаются лавры и при известном невезении пышные торжественные похороны упокаивая за счёт благодарных сограждан. Впрочем, этот покой, благодаря ноу-хау КЛУБа, а конкретно - лично А.Черта, в вечный не переходил.
   - Кадровых оперативников на такое дело больше не дадут, по любому придётся выбирать из консервов.
   Действительно, люди, способные с большого расстояния "вернуться", даже после спец подготовки были наперечёт. Руководитель отдела научно-технического обеспечения месье О.д'Явол невнятно объяснял это кармической иерархией, но точно никто ничего не знал. Возможности большинства без спецоборудования были ограничены радиусом около трёх километров. А без подготовки можно было смело забыть и об этом.
   - И пусть из меня сделают макраме, если эти - не специалисты своего дела.
   Насчёт макраме тоже было сказано не ля красного словца. В неизвестном для публики музее находилось несколько подобных экземпляров, ранее принадлежавших особо талантливым соперникам. Время от времени с ними общались, привлекая в качестве экспертов. Естественно, они были старательно освобождены от органического прототипа. А чтобы движения воздуха не размётывали многокилометровые нити, ещё и аккуратно оформлены в виде шнурочков.
   Вахромееву оставалось только пожать плечами и приступить делу.
   'Консервами' называли людей, так или иначе благодаря своим способностям или области деятельности попавшим в поле зрения КЛУБа. При этом зачастую сфера их деятельности не влекла за собой безусловную ликвидацию, но давала основания особенно не беспокоиться о гражданских правах. И как следствие - не особенно церемониться. Вахромееву предстояло сообщить кандидатам о том, что они добровольцы. Кроме того, учитывая особые способности и таланты кандидатов, дать им возможность неуклониться от выполнения гражданского долга. Хотя бы в целях компенсации ущерба, нанесённого обществу вообще и содружеству в частности.
   Самое сложное состояло в том, чтобы всё это прошло незаметно для окружающих. Ведь некоторые консервы порой бывали весьма заметными личностями в некоторых кругах. Сход со сцены должен быть обоснованным. Быть, а не выглядеть, что при кратких отведенных сроках было довольно затруднительно устроить. Впрочем, об этом позаботился сценарный отдел. А вот первый контакт лежал на плечах самого Вахромеева. Ему предстояло плотно общаться с объектами в критической обстановке длительное время. И выбрать способ взаимодействия он должен был сам.
  

-4-

   - И не говорите, как я вас понимаю!
   Невысокий сухощавый старичок экспансивно размахивал руками перед собеседником, таким же пожилым человеком.
   - Машины. Кругом машины. Всё делают какие то безликие, бездушные железяки. Для человека не остается места в этом мире!
   Собеседник, поддерживая беседу, сокрушённо кивал головой и поддакивал
   - Верно. Всё верно. Архиверно. Тратишь жизнь на то, чтобы стать мастером своего дела, а потом приходит самодовольный умник и объявляет, что это ни к чему. Достаточно нажать кнопку.
   - И не говорите. Как я вас понимаю! Вот мой прадед - какой был человек! Какая матёрая глыбища! Шил без примерки. Всё делал своими руками. И преуспевал! Вот кто был настоящим мастером. Я уверен. Я просто таки убеждён, что если бы не несчастный случай на работе, прервавший на взлёте его карьеру, мир его праху, он бы пошел далеко...Очень далеко. И люди услышали о его работах и помнили до сих пор! Но уже дед, я даже не говорю о папаше, мир с ними обоими, попали под влияние прогрес-сь-са.
   При слове 'прогресс' сухощавый как-то по-особенному издевательски присвистнул.
   - Конечно, о мёртвых либо хорошо, либо никак, но что есть, то есть. И только я смог поддержать традиции семьи. Вы можете не знать обо мне, хотя солидные люди таки знают, но о моих работах широко известно.
   - Всё точно, всё верно, - поддакивал собеседник. Нынешние считают, что бог из машины может всё. Какое заблуждение! Приходиться развеивать, но ведь ничему не учатся. Я плюнул и ушёл. Просто хлопнул дверью.
   Даже абсолютно постороннему человеку было видно, что собеседники наслаждаются разговором. В конце концов, не каждый день появляется возможность поговорить с человеком, полностью разделяющим твои взгляды на жизнь по такому важному вопросу.
   Посвящённому же было ясно, что они ещё и от души забавляются, облекая чистую правду в двусмысленную форму. Вахромеев уже довольно долго наблюдал за беседой двух маразматиков и, будучи наблюдателем в высшей степени осведомлённым, мог оценить это игру в полном объемё.
   Моррис Дюваль, он же Иоганн Шварц, Он же Питер Смит и т.д. и т.п. действительно шил без примерки, как и его прадедушка. Впрочем ассортимент и у того, и у другого был неширок, если не сказать узок. В основном роскошные деревянные костюмы и саваны. Прадеда остановили добрые люди в результате, как изящно высказался подопечный, несчастного случая на производстве. Вряд ли по-другому можно назвать наезд пьяного водителя кара на тротуар, а заодно и на спокойно уходящего с места последней работы убийцу.
   Сам же Моррис, в отличие от налегавших на взрывчатку менее известных предков, вернулся к более личному участию в выполнении контрактов. Благо, личный арсенал приёмов был широк на изумление. И снискал на этом поприще славу настоящего художника, берущегося только за хорошо охраняемые высокооплачиваемые объекты. Но поскольку работал исключительно над лицами, находящимися вне поля деятельности этики Содружества, КЛУБ его работу не пресекал и даже подкинул в своё время пару контрактов. Как выразился А.Чёрт - дабы тяжелые финансовые обстоятельства не принудили подопечного отступить от высоких принципов.
   Дополнял дуэт штурм-мастер Анджей Ковальский, специалист высокого класса по тяжелому пехотному вооружению и партизанской тактике. После тридцати лет беспорочной службы он уволился подчистую, в качестве жеста протеста против неоправданной роботизации вооружённых сил. Перед этим он таки действительно хлопнул дверью, лично разнеся вдребезги на полигоне отделение боевых роботов, специализированных для зачистки местности от партизан. А потом добывал средства на хлеб насущный подготовкой боевиков разнообразных политических движений, что в свою очередь привело к значительному взлёту стоимости оных роботов. Иначе не выживали.
   И сейчас он вполне искренне поддерживал воспитанного незнакомца, встреченного на фестивале в садах Мистического Откровения.
   Кроме неприязненного отношения к избыточной технологичности современного общества, у этих по-своему замечательных людей было ещё несколько общих черт. У обоих безупречный 'послужной список', бережно отслеживаемый специалистами КЛУБа. В силу преклонного возраста долгий жизненный путь каждого подходил к концу. Конечно, оба не возражали бы пожить ещё, медицина позволяла за кругленькую, но вполне подъёмную для обоих сумму, провести цикл омоложения. К сожалению эту возможность действительно монопольно держало государство, и при всех своих солидных накоплениях роскошь полного сканирования памяти не мог себе позволить ни одни из них. А ещё на этот фестиваль поднадзорные попали по протекции, составленной лично Вахромеевым. И они таки действительно попали, хотя сами об этом ещё не подозревали.
   Беседа протекала очень мило, и Вахромеев не отказался бы продлить подольше миг очарования. Всё же не каждый день встречаются такие интересные люди, имеющие, чем поделиться. И такие опасные. Но дело есть дело и милое воркование волей-неволей пришлось прервать... Получив сигнал, встав с соседней лавочки к собеседникам подошел агент, выражая воодушевление не только лицом и голосом, но и каждой частичкой своего тела. Курсы актерского мастерства даром не проходят.
   - Уважаемые... простите за невольное подслушивание вашей беседы, поверьте, в этом нет моей вины, но я знаю. Наша фирма может предложить вам именно то, что вам нужно!
   Может быть, эти великолепные специалисты своего дела и страдали некоторой узостью кругозора за пределами своей квалификации, но как бороться с назойливыми коммивояжерами они знали. В конце концов, в наше время без этого не проживёшь. Одна из многочисленных опасностей, присущих городским джунглям. Хладнокровные хищники, норовящие устроить кровопускание вашему кошельку, всегда кружат рядом.
   - Молодой человек, - пренебрежительно фыркнул убийца пенсионер, - а вы никогда не думали о том, чтобы заняться более порядочным трудом? Ведь вы могли бы приносить пользу обществу.
   Суровость взгляда отставного наёмника - инструктора, подготовившего на своём веку не одно бандформирование после ухода в отставку, не уступала холодку в тоне его собеседника.
   - Как вы смеете без приглашения вмешиваться в беседу людей, превосходящих вас по возрасту! Видимо, в вашем воспитании большие пробелы. Вряд ли после этого вам удастся ограбить нас, всучив свой лежалый товар.
   - Боюсь, вы не совсем верно меня поняли. Никто и не пытается нанести ущерб вашему кошельку. Напротив, это исключительное предложение может пополнить ваш бюджет и утолить тоску по первозданной природе. Только представьте - путешествие по миру, где нет никаких следов современной цивилизации, где самым распостранённым транспортом являются лошади, а о загрязнении окружающей среды никто даже не подозревает! Я верю, что такое не может оставить вас равнодушными.
   В глазах собеседников одновременно проскочили издевательские смешинки. Может они и могли выглядеть как божьи одуванчики, старые маразматики, предающиеся мечтам о возвращении человечества в лоно природы, но у каждого под черепушкой скрывался мозг, не уступающий мощному компьютеру.
   - Молодой человек, - укоризненно покачал головой старый убийца. Эти шуточки с беспроигрышными предложениями были стары как мир ещё во времена моего пра-прадеда, мир его праху.
   - Хотел бы я взглянуть на этот цирк со стороны: столетняя развалина верхом на кляче - коротко хохотнул наёмник. Идите с миром, человече, не беспокойте занятых людей, хлопоты вас сами найдут.
   - Но позвольте, - с искренней обескураженностью захлопал глазами оперативник. Как же можно отказываться от предложения, даже не ознакомившись с ним? Вот так, сразу? Тем более что вы оба прибыли сюда по приглашению моей фирмы... Вот только арсеналы свои лапать не надо, дорогие мои, - закончил он совсем другим тоном.
   Внешне старички практически не изменились, но Фис четко принимал сигналы сканеров, на расстоянии снимавших медицинские показатели подзащитных и выдавал на сетчатку глаза Вахромеева четкую картинку, накладывающуюся на изображение реальных объектов. Каждый стал похож на стальную пружину, готовую распрямиться с разрушительной силой. Оперативник, впрочем, тоже был в курсе. КЛУБ не позволял себе бессмысленно терять кадры. И вообще не позволял.
   - Уважаемые, прежде, чем что-то решать, позвольте сначала ознакомить вас с рекламными проспектами нашей фирмы. Я глубоко убеждён, что они вас заинтересуют. Под Вас же постарались.
   Вахромеев внимательно отслеживал подопечных, на случай непредвиденного развития событий. Было приятно убедиться, что он не ошибся в первоначальной оценке возможного поведения этих людей. Профессионалы тщательно сканировали местность вокруг и оценивали ситуацию, будучи в полной готовности к немедленному действию, но сохраняя несколько вздорный и ошарашенный происходящим вид. Но вот уже агент вручил каждому по шикарному, красочному рекламному проспекту, на обложке каждого из которых юные красотки соблазнительно выгибались на фоне прелестей дикой природы, обещая клюнувшему лопуху незабываемое наслаждение, если он вбухает свои деньги в поездки именно этой туристической фирмы.
   Содержимое же проспектов было подобрано строго индивидуально. Как говорится, каждому Сеньке по шапке. По его шапке. И так, чтобы чистая победа нокаутом.
   Первым номером у каждого подопечного шла история прибытия на фестиваль, включая копию пригласительного билета, транспортный маршрут и номера билетов.
   И что из того, что старый вояка выиграл свой счастливый билет в федеральной лотерее, а убийцу, по счастливому совпадению отличного кулинара - экспериментатора, печатающего свои оригинальные рецепты порой в самых серьёзных изданиях, пригласили на ежегодный слёт за счёт уважаемого во всей Федерации общества 'За кулинарный прогресс'?
   Вторым номером шли условия вознаграждения: скромная сумма, впрочем, не отвращающая взгляд, и ВОЗМОЖНОСТЬ. Возможность получить совершенно новое, великолепное молодое тело со столетним невыработанным ресурсом на период выполнения задания с дальнейшим выбором, оставить его в себе после выполнения задания, или заменить на другое. По своему выбору.
   Третьим номером шла формулировка предполагаемого задания. Предлагался турпоход по территории недавно открытой планеты, класса З-8, населённой разумными существами, не субъекта Федерации, технический уровень не определён, в основном предположительно аналог средневекового, энерговооруженность не определена, подстраховка по выполнению задания на эвакуацию экстра-прим-команда-декадный. Цель - определение реакции и возможностей местного населения, вторичная цель - размещение на территории навигационного оборудования. В глубоком прошлом это называлось бы фольклёрно-этнографической экспедицией. В сущности, предлагался автономный рейд на планете земного типа, о которой было известно только то, что дали данные космической разведки. Причем эвакуировать обещали с высоко степенью гарантии...если задание будет выполнено в полном объёме, по истечении контрольного срока , либо по решению командира группы. Всё остальное время крутись, как можешь.
   И четвертым номером шла заключительная часть проспекта, под набранным крупным шрифтом заголовком 'ПОЧЕМУ ВЫ ВЫБИРАЕТЕ НАШ ТУР'. И дальше, после короткого, но сочного и с фотографиями описания красот первозданной природы, сделанного в лучших традициях рекламного туристического бизнеса, опять таки шла индивидуальная часть для каждого подопечного.
   Текст шёл примерно следующий: предприняв это захватывающее путешествие, вы забудете о своих финансовых проблемах (список банков и личных счетов, в том числе секретных). Неразберихе деловой жизни (список различных фирмочек, которыми обросли эти неглупые и высокооплачиваемые люди, в том числе оформленные на подставных лиц). Предоставите окружающим возможность построить с вами отношения с чистого листа, вычеркнув из их памяти неприятные эпизоды, вполне возможно связанные с вами лично ( список придирчиво отобранных эпизодов из трудовой биографии, приправленных солидной доказательной базой).
   Конечно, в этих скупых строках не было полного отчёта о прошлом и настоящем подзащитных, просто коротенькие справки, тщательно подобранные так, чтобы за ними было видно: составитель знает в десять раз больше. Вот только неизвестно, что именно.
   - Я вас оставлю наедине с этими прекрасными образцами полиграфического искусства. Но если вас заинтересует это предложение нашей фирмы - загляните в сектор дорожных суеверий. До закрытия вас будут ждать в Оранжевом Зале, - откланялся агент.
   Настоящее название сектора было, естественно, намного пышнее и торжественней, но Вахромеев был абсолютно уверен, что клиенты его найдут. Развилось, знаете ли, такое чутье при работе в цирковом зверинце с хищниками.
   Ознакомившись со своими экземплярами рекламных проспектов, старички-разбойнички немного помолчали, углубившись в свои мысли.
   - Очень интересный проспект, - старый убийца наконец глянул на своего визави. Можно сказать настоящий шедевр, в своём роде. А вы как думаете?
   Штурм-мастер неопределённо пожал плечами.
   - Не знаю как вам, но по мне так это чересчур уж узконаправленная реклама. Даже не представлял себе, что такое возможно подобрать и так убедительно изложить.
   - Видно, что фирма солидная и может позволить себе пустить в ход очень, очень большие средства,- согласился убийца.
   - Мда... действительно средства немаленькие... кстати, у вас огонька не найдётся? А то что-то курить бросил недавно...
   - Да вы за ниточку на корешке потяните, уважаемый, - правильно понял штурм-мастера собеседник. Экологически чистый продукт, однако.
   Старички ещё немного помолчали, каждый заново оценивая партнёра. Потом штурм-мастер осторожно спросил, не будет ли его уважаемый собеседник столь любезен, чтобы подсказать ему, где же находится этот Оранжевый Зал. Не то, чтобы он был полностью не в курсе, просто попытался осторожно прощупать почву.
   - Да что уж там, позвольте я вас провожу... Вы можете таки мне не верить, хотя многие таки верят, но этот молодой нахал мне чем то симпатичен. Боюсь, что действительно немного неловко буду себя чувствовать, если не приму такое любезное предложение узнать больше о чудной возможности развеяться.
   - Хм, неловко - отозвался штурм-мастер, аккуратненько стряхивая пепел в урну, разминая его в мелкие хлопья. Я вижу вы таки мастер преуменьшать, мой дорогой друг.
   И пара будущих первооткрывателей неспешно двинулась в путь, к новым, сияющим вершинам, так красочно расписанным в проспектах неизвестной, но не незначительной фирмы, решившей заняться туристическим делом. Вахромеев наблюдал за этим зрелищем с чувством глубокого удоволетворения. Два силуэта, в трогательном согласии рука об руку растворяющиеся в радужной дымке фестиваля, окутывающей ПАРК ИРРАЦИОНАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ. Впрочем. Он был далек от мысли, что подопечные не имеют мыслей, возможно даже очень неплохих, о том, как избежать нежданной поездки. Ум лукавит, как метко выразился неизвестный предок. А уж делом Вахромеева было проследить, дабы все дороги привели в Рим. И эту парочку, и еще одного добровольца, прямо таки жаждущего сменить обстановку.
   Очень удачно получается, когда остается только подсказать добровольцу, куда именно он стремится направитьстопы свои.
  
   Столбы света, падающего на мозаичный пол, переливающийся разнообразными оттенками чёрного цвета, белоснежные свода огромнейшего зала, поддерживаемые строгими и тонкими колоннами будто бы из прозрачного, голубоватого льда. Едва заметные, звенящие искренней печалью звуки музыки, сопровождающие входящего в этот приют глубокого траура посетителя, хрустальным переливом колокольчиков отгоняющие полное безмолвие и сердечную стужу. Море белых хризантем, укравших нежной невесомой шубой подножие саркофага и трагическая фигура человека в чёрном, скорбно застывшего у холодного тела супруги, ещё недавно столь яростно живого и требовательного.
   Третий день траура, завтра - похороны. Поток попрощавшихся с телом родственников и друзей погибшей в нелепой катастрофе Флаверии Прочетакис, представительницы богатейшего и влиятельнейшего клана Прочетакисов, давно иссяк. И только муж покойной всё ещё стоит в почётном карауле у скорбного одра. Хотя нет, вот ещё один посетитель подошёл к осиротевшему супругу и замер в почтительном молчании перед мрачным величием Великой Разлучницы, рано или поздно встречающейся на пути каждого. Впрочем, для того, с кем она встречается, это свидание всегда происходит слишком рано.
   Торжественное молчание окутывает скорбящих невидимым покровом тишины. Лёгкий незаметный жест - и это молчание усугубляется. Теперь даже сверхсовременная аппаратура шпионажа не смогла бы засечь ничего, кроме размеренного человеческого дыхания, хотя откуда такой взяться у засевших на подходах к Ритуальному Комплексу стрелков, настороженно прощупывающих электроникой каждую пядь огромного зала. Да и видеонаблюдение не заметит никаких необычных изменений в позах замерших фигур, даже если их владельцы решат удалиться. И вот под этим вторым куполом, ненаблюдаемым снаружи, но тоже очень надёжным, началась другая церемония. Почти такой же неумолимый извечный процесс, как и вечный танец жизни и смерти - таинство вербовки.
   - Ваша супруга была исключительным человеком, - тихо сказал вновь прибывшим посетитель.
   Безутешный супруг с достоинством наклонил голову, принимая похвалу усопшей.
   - Мало кто понимает, почему такая незаурядная женщина, причём весьма состоятельная, вышла замуж за такого, казалось бы, ничем не примечательного человека, как вы. Ведь вокруг, в её непосредственном окружении, вращались многие яркие и могущественные, весьма богатые особы.
   В глазах супруга усопшей проскользнула брезгливая тень. Вероятно, он принял разговорчивого посетителя за одного из досужих любопытных, тешащих себя скандальными подробностями из жизни более известных личностей, либо за одного из охотников за сенсациями, зачастую не брезгующих смастерить подобную самолично, состряпав на ровном месте. Загадочность четвёртого мужа миллионерши, вышедшей замуж после недельного знакомства, пятый год усиленно муссировалась средствами массовой информации и досужими языками светского общества.
   Как ни пытались охотники за сенсациями и детективные агентства, нанятые родственниками, выудитьпричины такого скоропалительного брака и сведения о человеке, которого некоторые бульварные издания в открытую называли брачным аферистом, он остался укрыт тайной. Казалось, он возник ниоткуда. Просто сошел с прибывшего лайнера и тут же познакомился с будущей супругой.
   То, что при этом не состоялся её уже практически объявленный в средствах массовой информации брак с человеком, куда более подходящим и по личным качествам, и по положению в обществе, было уж совершеннейшим пустяком.
   - Между прочим, вы знаете Юргена, Юргена Прочетакиса, племянника вашей супруги? - продолжил гость. Ну, тот, кто вместе с другими родственниками лишился немалой доли наследства? Не знаю, как вам и сказать, но некоторые считают, что появление вокруг комплекса группы снайперов, великолепно простреливающей все подходы, связано со сведениями о вашей прошлой жизни. Да-да профессор, о той, в которой вы и не помышляли о карьере брачного афериста. Той, в которой вы ещё могли заниматься любимым делом.
   Вот тут стало ясно, что верное слово, сказанное в нужный момент, может достучаться если не до сердца, то до разума каждого. Даже столь загадочного субъекта, каковым был в глазах широкой общественности безутешный супруг. Конечно, кто-либо посторонний не увидел бы никаких внешних изменений, даже если бы смог пробиться под маскирующую завесу, но, что ни говори - приборный мониторинг состояния клиента - штука преполезнейшая.
   Дело было в том, что Ральф Троттен - светский лев и удачливый охотник за богатой невестой , человек, загадочный и очаровательный акцент которого сводил с ума не только жертв, но и пытающихся разгадать тайну его происхождения охотников за сенсациями, в прошлой жизни был Любомиром Милошевичем. Таким, знаете ли, обычнейшим представителем племени учёных-гуманитариев в погонах. Доктор психологии, долго проработавший в одной из засекреченных военных лабораторий. Что любопытно, темы его работ звучали примерно как "Оперативная суггестия и технология харизматического влияния в закрытых социумах". И работал он там себе преспокойненько, пока лаборатория не была принесена в жертву очередной комиссии по контролю за вооружёнными силами. Тем более, что особых прорывов, казалось, не намечалось. Лабораторию закрыли, сотрудников частичноперевеливдругиеподразделения, частично разогнали, настоятельно порекомендовав кардинально сменить род деятельности и соорудив новое прошлое. По высшей категории. Аккуратненько изменив биографию и биометрические данные, и выплатив выходное пособие, достаточное для того, чтобы стать рантье где-нибудь забытом богом мире.
   Доброхот продолжал размышлять вслух.
   - Знаете, порой кажется, что в этих теориях о наследственности и национальном характере что-то есть. Вот, казалось бы, безобиднейшая смесь греческой и шведской. А в итоге наследственная твердолобость сливается с греческой импульсивностью. А Гордон - ну, помните? Несостоявшийся жених... Его двоюродный дядя, кстати, недавно прикупил контрольный пакет акций охранной фирмы, услугами которой вы воспользовались... Дядя, конечно, подставное лицо. Тоже не подарок, да... Техасский скотопромышленник с одной стороны, династия королевских лесничих с другой... Очень, до дрожи и потемнения в глазах ненавидит браконьеров... Да.
   Действительно, если бы кто-нибудь раньше узнал о прикладных навыках вдовца и степени их действенности, то весь флер загадочности с искромётного романа слетел бы быстрее фигового листа. И наверняка у родственников супруги нашелся бы не один повод для обращения в суд и апелляций к светилам психиатрии и прочих наук. В конце концов, с такой профессиональной подготовкой это уже был не светский лев и охотник, а опасный брачный аферист - браконьер.
   - Так кто вы такой и что вам нужно, - наконец не выдержал подзащитный.
   - О. просто представитель солидного туристического агентства. У нас очень солидно поставлено дело изучения новых сфер деятельности, и руководство решило, что именно вы можете внести ценный вклад в нашу работу. Профессор, а вы не желали бы вернуться в науку? - вежливо поинтересовался пришлый посетитель.
   Ральф/Любомир негромко фыркнул.
   - Если вы настолько осведомлены о моём прошлом...
   - Не только мы, не только мы, к несчастью... - взгрустнул вербовщик.
   - То вы должны знать и о том, что мне запрещена таковая деятельность. И если я нарушу условие - то позавидую своему сегодняшнему положению.
   Его собеседник удоволетворённо кивнул.
   - Это хорошо, что вы в курсе... Это так всё упрощает... В конце концов кто же следует этим древним ритуалам так неукоснительно без задней мысли, а? Возьмите этот рекламный проспект. Ознакомьтесь. У вас есть ещё время до конца вашего бдения, чтобы оценить наше предложения и убедиться, что нанятая вами сторонняя группа поддержки немного раньше нанята вашим безутешным родственником, а запасной вариант в сегодняшних газетах на первых полосах уголовной хроники. Нелепая катастрофа, и вот...
   Если что - воспользуйтесь этим номером. Он будет работать до конца вашей стражи.
   И в руки профессора лёг рекламный проспект. В знак уважения к покойной, вместо голых красоток чёрную обложку украшали золотой крест и надпись "Путь к новой жизни". И, конечно, последним пунктом шло "Почему вы выбираете наш тур".
   Просматривая отчёт агента с записью, в которой синхронно крутились видеоролик вербовки и результаты дистанционного мониторинга состоянии клиента на текущий момент, Вахромеев удоволетворённо кивнул. Похоже, что группу эвакуаторов можно было уже выдвигать поближе к точке. Клиент уверенно дозревал в собственном соку.
   Как показала практика - даже самый странный проект можно было вытянуть, правильно подобрав и замотивировав персонал. И время подбирать камни заканчивалось, наступало время их собирать.
  

-6-

  
   -Господа, господа, позвольте, господа... минуточку вашего просвещённейшего внимания! Прошу пройти за мной, господа, вас уже ждут.
   Перед четвёркой вновь доставленных во двор затрапезного здания предстал высокий представительный человек с явной примесью итальянской крови в чертах лица. Строгий костюм от лучших мастеров придавал ему вид до невозможности строгий и официальный.
   - Пройдёмте за мной, вас уже ожидают.
   Словно сошедший с плакатов большой корпоративной рекламы, франт достаточно любопытно смотрелся в серых обшарпанных коридорах этого здания, в стенах которого шла кропотливая и безудержная деятельность, отзвуки которой доносились из кабинетов и до посетителей, непроницаемые лица которых совершенно не мешали им отмечать про себя все детали. От встречных лиц до возможных путей побега.
  
   - Нет, Френк, ну ты представляешь? - горячо втолковывал своему собеседнику невысокий крепыш, Я уж к нему и так, и этак, и по-всякому. Говорю ему: Юрген, когда работаешь, надо соблюдать какие-то нормы гуманности. Ну ломаешь подследственному пальцы, ну взял щипчики в руки... Так дверь - то закрывай, закрывай! Твои же товарищи в это время обедают или там в себя приходят от работы. Не просто ж так на двери звукоизоляцию ставят? В конце концов есть какие-то нормы трудового законодательства... А он мне: Да как же я закрою, ежели той самой дверью и ломаю? Я ему: Ну на кой ты ему дверью ломаешь, ежели для этого самого дела специальная пальцеломка имеется и каждые полгода зачёты сдаём, как этим инвентарём пользоваться? А он мне: Не учи меня работать, у меня, грит, диплом педагога Гарвардского университета, от двери психологический эффект больше. Грит, когда дверью - тогда до щипчиков и не доходит, гражданин сознательностью проникается. Грит, у него по управлению процент нерасколовшихся жмуриков самый маленький. Да я ж и не спорю, но у меня ж нервы то не казённые! Я тут, понимаешь, вышел перекусить, бутербродик развернул, чаёк поставил, а тут прям в тарелку грязные ногти летят и крик... Так же заикой стать можно! Язву заработать от нервов!
   Долговязый кивал и сосредоточенно слушал, одновременно пытаясь стереть красное пятнышко с белоснежной манжеты.
   -Господа, - рассказывал в это время провожатый, ловко перескакивая через кровавую дорожку на полу лакированными штиблетами, вычищенными до зеркального блеска... Вам очень повезло, что сегодняшняя аудиенция не сорвалась, столько работы, столько работы... В последний момент уже почти было напрочь её отменили, но всё устоялось... Кстати, позвольте представиться, Гилий, как вы могли заметить, моя фамилия Гилий. Он на ходу полуобернулся и продемонстрировал черный с золотом бейджик, прикрепленный к лацкану, на котором скромно значилось: "Гилий В. ответственный секретарь." У нас вообще очень демократичная организация. Руководство с большим тщанием относится к каждому сотруднику. Да и люди потому у нас простые и компетентные. Отборные кадры, отъявленные ребята... Гуманисты до кончиков ногтей, несущие свою вахту на страже общества.
   Из-за ближайшей двери донёсся приглушенный звук, в котором опытные уши наёмника и убийцы без сомнений признали выстрел из Парагона-335, крупнокалиберного револьвера, принятого для личного ношения армейскими офицерами. Профессор модель оружия не опознал. Тут же раздался звонкий вопль изнутри, заставивший вибрировать лёгкую фанерную дверь: "Констанцис, мать твою!!! Этот самоубийца должен был выстрелить себе в висок, а не в грудь с пяти метров!!!" Чуть позже из-за двери успокаивающе забасили: "Да ладно тебе, какие сложности, возьмём третий типовой сценарий, делов то на пять минут... Всё будет в ажуре."
   Наконец вновь прибывшие добрались до лифта и, миновав флегматичного охранника в полной штурмовой броне просочились внутрь. Ответственный секретарь легким движением руки отсёк рванувшихся было следом попутчиков от подопечных и, мазнув ладонью по сенсору, нажал на самый верхний этаж. Лифт громко заскрипел... и с большим ускорением рванулся вниз, заставив приготовившихся к рывку вверх пассажиров испытать неприятные ощущения в области солнечного сплетения.
   - Господа, рекомендую очень ответственно подойти к этому посещению. У руководства по вашему случаю очень, очень благоприятное впечатление.
  
   Раздался звонок и лифт остановился, открыв двери в широченный обшитый деревом коридор с дубовым паркетом, залитый дневным светом. В стенах коридора, ведущего к огромной дубовой двустворчатой двери, солидные двери поскромнее перемежались врубленными в стены нишами, занятые охранниками. Опять же в полной штурмовой броне. Возможно, эти укрытия выглядели бы достаточно забавно в глазах профессионала. В конце концов, баротермические гранаты ещё никто не отменял... если бы каждая из этих ниш не могла бы в единый миг накрыться непроницаемым колпаком, превратившись в долговременную оборонительную точку.
   Собственно, все эти охранники в стенах были семечками перед главным оборонительным препятствием, находившимся прямо перед дверью. Огромный стол строгих очертаний, за которым сидела соблазнительнейшего вида девица со смертью в скрытых за очками в изящной оправе глазах, которую, как старую знакомую, узнали и наёмник и убийца. Фис-Вахромеев же просто улыбнулся родственнице. На бейджике очаровательницы золотом мерцало: "Куб И.Н. Секретарь."
   Впрочем, в этот раз посетители прошли без проблем, ведомые Ответственным Секретарём прямо в широко открывшиеся двери. Рандеву состоялось.
  
   - Итак, судари мои, - А.Чёрт благосклонным оком посмотрел на добровольцев. - Я рад, практически счастлив приветствовать истинных граждан Федерации.
   По замыслу, встреча с гражданами проходила в одном из конторских помещений и А.Чёрт, как отметил затесавшийся в толпу истинных граждан Фис-Вахромеев, в этот раз решил соответствовать образу чиновника-бюрократа средней руки. Обычный костюм - тройка тёмно-серого цвета, бежевая рубашка и галстук, вышедший из моды в прошлом сезоне. Классика. Ничего лишнего, никаких угрожающих статуэток с рубяще-взвешивающими предметами. Бессменный руководитель КЛУБа сидел за строгим элегантным столом чисто глубокого чёрного цвета и только легонько поглаживал лежащий на полированной крышке брегет - старинные на вид карманные часы с музыкой. Впрочем без обезьяньих мотивов в оформления кабинета он не обошёлся и сейчас. Под прицельным взглядом мощной двухметровой скульптурной группы из трёх обезьян посетителям послабее могло бы стать неуютно. Хотя... Как раз на нынешних собеседников несколько старомодная символика, заимствованная А.Чертом у военной разведки Третьего Рейха произвела неплохое впечатление. По крайней мере девиз, начертанный на постаменте - "Всё вижу, всё слышу, никому ничего не скажу" - в какой-то степени был близок каждому из них. И доктору-ловеласу, и старому наёмнику-инструктору, и наёмному убийце. Кадровому работнику КЛУБа Вахромееву - тем более.
   От канонической трактовки троицу обезьянок отличало только наличие инструментальных поясов. Так, по мелочи, "режем-крушим-подрываем". Ну и особый блеск, характерный для роботов из квазиживого металла.
   - Не буду вас представлять друг другу, вы вполне сможете заняться этим и самостоятельно. Скажу лишь только, что каждый из вас попал в несколько затруднительные обстоятельства. Так сложилось, что я смог поспешить на помощь каждому из вас. И теперь надеюсь, что мы с вами поможем Федерации и друг другу...
   Глаза начавшего витийствовать главы КЛУБа начали было закатываться, когда его остановило сухое покашливание. Кашлял уважаемый специалист в сфере пришивания.
   - Простите... а не могли бы вы как-то прояснить основную сущность наших, так сказать, затруднений? Хотелось бы понять, что привлекло ваше внимание к нашим... э-э-э... персонам.
   - Ну как же. Вот вы, например, как и ваш коллега по посещению фестиваля, прожили долгую трудовую жизнь. Приобрели колоссальный опыт и профессиональные навыки. Вам бы ещё жить да жить, работать и работать... А вот здоровье уже не позволяет. По крайней мере, с полной самоотдачей. Так разве что, по мелочи...
   И пальцы А.Черта бодро отстучали по краю столешницу выразительный ритм. Ритм действительно был замечательный и легко запоминающийся, недаром пастор церкви Агнцев Небесных, не далее как полгода назад неожиданно преставившийся и оставивший безутешную паству на произвол харизматов других конфессий, заплатил за его изобретение огромные деньги институту Человека имени Гаутамы. Всё, что смогло установить следствие - пастор умирал очень тяжело. Его горло смогли перерезать только с третьего раза и если бы не удачно разрезанная сонная артерия - кто бы знал, кого мог представить гробовым мастерам бывший атлет-профессионал в полтора центнера весом.
   Так вот: у меня есть возможность помочь каждому прожить ещё не одну жизнь. Почувствовать себя молодыми и полными сил. Увидеть множество новых людей и убить их... в случае необходимости. Сразу скажу: контракт я вам предлагаю долгосрочный, поскольку берём мы вас под интересный проект. Через 30 лет вам предоставляется возможность прекратить сотрудничество с нашей конторой... на постоянной основе, или же продолжить. Можно сказать, я беру вас на службу. Медицинское обслуживание на время контракта полностью обеспечивается за наш счёт. Знания и умения, полученные во время работы на нас, вы вольны будете использовать по своему усмотрению ... а вот делиться ими с посторонними - нет. По выходу из контракта вы сможете снова пройти курс омоложения и получить небольшие подъёмные, в плюс к тем накоплениям, что вы успели сделать к настоящему моменту, или же просто большие подъёмные. Отпуска будут предоставляться исключительно по рекомендации наших медиков. Полный текст каждому из вас будет вручен после нашего собеседования. После стандартного текста, который у вас всех совпадает, идут дополнительные пункты соглашения, носящие индивидуальный характер. Содержанием этих пунктов вы можете поделиться с другими по своему усмотрению.
   Тут А.Чёрт сделал паузу и очень внимательно посмотрел на собеседников.
   - Хочу обратить ваше внимание на то, что люди вы серьёзные, ответственные. Мы это ценим. И дела вести с вами мы собираемся серьёзно. Со всеми проистекающими из этого моментами.
   Четвёрка волонтёров смотрела очень внимательно. Убийца и наёмный солдат - потому, что им предложили ещё век активной жизни... в случае, если они не погибнут. Этот расклад был им давно знаком и понятен. Брачный аферист - потому что искал возможность вывернуться. Вахромеев - потому, что, похоже, шеф собирался объяснить, к чему были все эти сложности.
   Тут взял слово старый наёмник.
   - Прожить ещё одну жизнь - это звучит заманчиво. Но какова степень риска? Какое будет обеспечение у контракта? Ваши долголетние контракты звучат великолепно в плане ... эээ... перспективы сотрудничества... но длительный контракт, впрочем, как и молодость... совершенно не пригождаются покойникам.
   - Хороший вопрос. Можно сказать, правильный. Степень первоначального риска - не больше чем в большой этнографической экспедиции по неизведанным местам. Географам-первопроходцам в своё время за это платили значительно хуже.
   Что-то клацнуло и в стороне от слушателей на развернувшемся экране начали стремительно пробегать виды, снятые с высоты птичьего полёта. Довольно обычные виды средней полосы. Временами на экране мелькали картинки, показывающие наличие жилья. Что-то характерное для средневековой картинки.
   - Собственно... в вашу задачу и будет входить его оценка в полной мере, поскольку технические методы разведки... хм... показали свою ограниченность. Со снаряжением определимся с максимально возможным учётом ваших пожеланий. Разрабатывать операцию - будете тоже лично, с нашей всемерной помощью. Да и оценивать будем начинать... постепенно.
   Снова щелчок - и по экрану побежали картинки сельского хозяйства. Фермы. Стада домашних животных.
   - Так что, судари мои... Судьба бедолаги Кука вам скорее всего не грозит. Оценка развития примерно соответствуют нашему средневековью и в животных белках недостачи быть не должно.
   А.Чёрт сделал паузу, и она мирно повисла в воздухе, давая возможность собраться с мыслями. Вахромеев живо представил себе огромное деревянное блюдо, на котором лежал ближайший сосед, запеченный с морковью во рту и украшенный петрушкой... и не стал улыбаться. Что-то в этом удручало. Бедного мореплавателя съели наверняка без таких излишеств. Впрочем, некоторые наверняка предпочли бы такую судьбу гуманной казни "без пролития крови" принятой в католической инквизиции.
   Приглашённые добровольцы тоже излишней скудостью фантазии не отличались, это было заметно по пробежавшей ряби мелких изменений в позах.
   С последним щелчком экран выключился, и четвёрка бытовых роботов с подносами, до поры замерших в углу кабинета, склонилась над каждым из приглашённых.
   Пергамент с текстом контракта. Очиненое гусиное перо. Склянка с чернилами, неприятно напоминающими кровь... Выжидательная тишина. И незаметно усилившийся звук метронома, похожий на биение крови в висках.
   Брачный аферист и наёмник подписали контракт почти одновременно, внимательно ознакомившись с каждым пунктом. Убивец - чуть позже. Вахромеев - самым последним, ещё раз пробежав глазами по дополнительному пункту, в котором на ранг повышался его личный допуск к делам КЛУБа. Это было приятно. Скорее всего бесполезно, но приятно.
   - Ну что ж. Поздравляю всех нас с Вашим решением.
   А.Чёрт щёлкнул пальцами и перед его новыми служащими вновь склонились роботы - на этот раз с великолепными фужерами, в глубине которых переливалась радугой мальзивская эссенция - выпивка действительно дорогая по любым меркам. Что уж там говорить: в бокале у каждого плескалась годичная стоимость контракта первоклассного инженера на хорошей фирме.
   Предводитель клуба тоже поднял фужер:
   - За православие! - и, увидев недоумение в глазах, с улыбкой добавил: За право, веру, силу и славу.
   И драгоценная влага до последней капли перекочевала в глотки новых сотрудников. А что им оставалось делать?
  
   Когда вновь приобретённые сотрудники, ведомые Ответственным Секретарём, покинули кабинет, А. Чёрт встал из-за стола и присел на его краешек, глядя на сотрудника, вышедшего из-за отъехавшей в сторону панели.
   - Ну как они вам, дядюшка?
   Зашедший в кабинет С.Ник улыбнулся, от чего по его доброму лицу старого семейного доктора с доброй хитринкой разбежались лучики морщин.
   - Хорошие дети. Самостоятельные, осторожные, в меру непослушные. Собственно именно это нам от них и нужно.
   - Не согласен! - через ещё одну открывшуюся панель вошел Технический директор, Явол О.Д. Ребята замечательные, верно, но полные одиночки. Нет в них масштабной организаторской жилки. Да и в команде работать для них будет непросто.
   - Не ссорьтесь, мальчики! - прощебетал от дверей голос Секретаря. В конце концов мы всегда гордились тем, что до нас случайные люди не доживают. Они справятся. А условия мы им создадим.
   И в глазах тёплой компании замерцали игривые бесенята, связывая и объединяя всех присутствующих особой нитью доверия и приязни. Делая собравшуюся компанию чем-то неуловимо похожей.
   А.Чёрт ослабил галстук и с полуразворота хлопнул ладонью по клавише селектора, утопленного в поверхность стола.
   - Гилий, если отправил гостей, дуй сюда и захвати с собой Бесса, а то он там опять заработался. Пусть отпускает своих статистов. Парочке "дознавателей" пусть бухгалтерия выдаст премиальные. Мне понравилось.
   Он отпустил клавишу и нажал на следующую. Вновь с лёгким щелчком развернулся экран, на котором невысокий крепыш горячо втолковывал своему долговязому собеседнику, сосредоточенно оттирающему красное пятнышко с белоснежной манжеты:
   -Нет, Френк, ну ты представляешь?... А.Черт вновь приостановил показ и добавил: "И с неправильным самоубийством ... разберитесь. Человек артистичный... был. Обычное уличное ограбление как то не соответствует масштабу личности.. да. Не стоит превращать работу в рутину."
  
  

-6-

  
   После очередного спуска Гилий вывел своих подопечных на этаж, пронизанный ощущением стерильности.
   - Итак, господа, вы находитесь в нашем госпитальном центре. Здесь вы пройдёте первичное обследование, и будете подготовлены к новому воплощению. Но сначала некоторые формальности.
   Он завёл спутников в ближайшую дверь и предложил подойти к столу.
   - Вот формуляры. Как вы сами понимаете, процесс омоложения ваших организмов крайне глубок. Я бы даже сказал КРАЙНЕ. Потому мы имеем возможность вносить некоторые изменения в ваше тело. Немного изменить рост, телосложение, цвет глаз, волос, подправить черты лица. В общем провести генную коррекцию на высшем уровне. Но это необязательно. Как вы понимаете, есть ограничения. Сделать вас карликами или предоставить женское тело не в наших силах.
   Он обаятельно улыбнулся и добавил:
   - Сначала заполните верхнюю строку. Сейчас вы должны будете выбрать имена. То, как вы будете проходить в наших кадровых списках и на которые будут оформлены ваши служебные документы. Затем - как вы видите, здесь шесть дверей. Синие с номерами от одного до четырёх - моделирующие кабинки. в которых вас ожидают сотрудники, которые вам помогут. За белой дверью - гостевые комнаты. За зелёной - автоматический буфет с доставкой.
   Не стоит задерживаться у дел на краю... Если позволите такой парафраз кого-то из великих.
   Великолепная четверка не то чтобы ринулась к столам - но с выбором дело не затянулось и вот уже за последним из них, в том числе и Вахромеевым, захлопнулась дверь моделирующих кабин.
   В.Гилий же устремился дальше по своим делам, предварительно сделав звонок все тому же Старому Доброму Нику. Как никак главному по медицине в сей юдоли. Когда же медицина скажет своё веское слово - о найдёт время вновь встретиться с подопечными.
  
   - Знаешь, Гарри, уж сколько работаю - никак не могу привыкнуть. И не первый раз, и сам проходил процедуру - а вот каждый раз смотрю как на чудо. Это ж уму непостижимо, хоть формулам и подвластно. Мой научный руководитель на смех бы поднял, когда б знал.
   Моложавый техник-лаборант делился впечатлениями с напарником, рассматривая на объемных экранах проекции вновь поступивших клиентов.
   Царящий в лаборатории полумрак лишь слегка озарялся непрерывно бегущими строчками текстоглифов - особых иероглифов, описывающих происходящие процессы в десятки раз информативнее обычной речи и имевших хождение только в стенах этой лаборатории, для нужд которой, собственно, и были сконструированы.
   Температура тел, умственная и мышечная активность, десятки параметров плыли перед людьми, свернутые умной техникой из сотен и может быть, даже, тысяч. Склонности, вкусы, нейрологические взаимосвязи... Клиенты не то чтобы разбирались... создавались объёмные модели, выяснялась степень вариативности и многое многое другое.
   - Кстати, зачем тебе этот диплом? - отозвался второй, сосредоточенно тестировавший полученные модели на достоверность. Ты их коллекционируешь что ли?
   - Я может и нет, а в отделе кадров да. А бухгалтерия на них начисляет копеечку за копеечкой... У нас же солидная государственная контора! Здесь ценят дипломированных умников. Их можно показать начальству.
   Второй скептически хмыкнул. Почти сразу же россыпь огоньков на экранах замерла, разноцветные каркасные линии сидевших в коконах объектов облеклись плотью и раздался звонок С.Ника.
   Коржинский... ну что там объекты? Есть что ни будь существенное?
   - Все хорошо, господин завлабораторией. Проверка прошла штатно, заготовленные конструкты подходят, матричные излучатели приживились как надо и дают великолепные отклики Единственное - объект номер три. У него персональная матрица с расширенной функциональностью по типу нашей модели "Наездник" и совершенно неизношенный конструкт... Нужны дополнительные инструкции.
   - С объектом все нормально, руководство в курсе. Запускайте общую процедуру. Отбой связи.
   - Принято к исполнению, шеф.
   Техник-лаборант погасил связь подошел к стоявшему наособицу пульту с 4мя кнопками и откинул защитные колпачки.
   - И всё таки это какое то чудо, Гарри.
   Он довернулся к экранам и хлопнул сразу по 4м кнопкам. Зрелище разлетающихся от зарядов пиропатронов черепов действительно было запоминающимся и сотрудники на несколько мгновений замерли. Первым опомнился Гарри.
   - Опять оттирать оборудование от субстанции, - проворчал он. Когда уже технология сделает рывок. Это ж варварство, использовать травматический синдром для реинкарнации... С мышками ж у нас получается.
   - Получается, - хмыкнул второй. Только половина дохнет от неясных причин. А тут никаких сбоев. Хлоп! И в тушке.
   Хлоп это ты верно сказал, - согласился Коржинский, мысленно прокручивая зрелище разлетающихся на ошмётки черепов.
   - Ну, давай по быстренькому уберёмся и в пошли в новый бар сходим, сказал он, направляясь к раздевалке. Там такие цыпочки разносят пиво... Одной я, кажется, понравился.
   -Смотри, - предостерёг напарник, уже натягивающий на себя утилизационный комбинезон - не вздумай забрало открывать, особенно с третьим. Не повезёт - к дикарям каким нибудь отправишься резидентом по гроб жизни, а повезёт - в дурку засядешь. Недавно бедолагу Олафа навещал. Уже месяц атм парится. Доктора говорят , вряд ли выйдет.
   - Что с ним случилось то? Я в отпуске был когда его забрали.
   - Помнишь, он под заклад на свой галстук супротив бочонка пива старые записи просматривал с эффектом присутствия? Ну вот и того... Неодглядели, комп очень старую запись выдал, а ограничитель Олаф того... Вырубил заранее, чтобы искушения значицца не было понизить порог присутствия. Любил он свой галстук сильно. Подарок мол.
   - И что там было?
   - Ну мы потом на плоском экране глянули вкратце. Там сначала парню три укола сделали. Первый на стимуляцию работы сердца, чтобы не лопнуло значицца. Второй - чтобы психику подправить, чтобы не отрубился, пока процесс идет. Ну и третий - само собой - на повышение болевых ощущений. А потом медленно в мясорубку опустили. Такие дела. Виллер , тот рыжий, с которым он спорил - потом даже от выигрыша отказался. Только Олафу то что, ему то уколов не делали.
   Какой парень был... какой парень. А в дурке пиво не подают.
  
   А к Вахромееву снова пришла боль. Бооооль. Боль в каждой клеточке тела. Старая знакомая. А рядом корчились ещё три сознания и что то ещё, сражающееся за свою жизнь столь же остервенело, но ещё и пытающееся облегчить, направить, вывести. И он тоже выводил. Тянул, подталкивал,уговаривал. Если бы не это он бы поподробней сосредоточился на себе. Принял боль полностью. А так пришлось проталкивать других. Катить монолитное, тянуть острое, толкать гибкое.
   И всё это без рук, без тела, без ничего, с неверной помощью того самого четвертого. И Время уходило, некогда было застыть, разобраться, попробовать классифицировать этих троих и то четвертое. Надо было спешить. И он не столько изучал сотоварищей по процессу, сколько соощущал их, сочетал, переплетал в единый объект. И вот уже не каждое по отдельности выталкивается из столба света, а колючее взгромоздено на монолитное, рассекая жадные тянущие струи, монолитное утверждает каждую выигранную пядь, а изворотливое, проложенное между, перераспределяет нагрузку, вовремя поворачивая режущие лопасти боком к самым сильным порывам, и всё это прихвачено четвертым. И сам он в единой упряжке, а может на рывке выталкивает, направляет, подсказывает и тянется к границе светового колодца. В этот раз не к приемному порталу а к застывшей на краю сущности, ждущей его в полной готовности помочь преодолеть самый сложный участок барьера. И в этой сущности, от которой исходит спокойствие и уверенность, угадываются изящество В.Гилия, добродушие С.Ника, выдержка Куби Н., нетерпеливость О.Д. Явола и твердая вера в него шефа.
   Его ждут. Если он не будет справляться - за него рискнут. Откуда-то он знает, что это будет непредставимо сложнее - но рискнут. И потому он постарается сделать сам, выложиться до упора. И объединенные этим упорством, сами узнавая друг друга и сотрудничая все более слажено вперёд двинулись уже не просто тот кому надо и те, кто может, но сплоченная группа, с каждым шагом узнающая друг о друге все больше и вовсю пользующаяся преимуществами других для достижения единой цели.
   И откуда-то приходит уверенность, что теперь они всегда узнают друг друга. Даже если узнать друг друга будет невозможно.
   И темнота, и снова сияющий холодным блеск портала. И чья-то неразличимая ласкающая мысль вдогонку.
   Хорошие мальчики. Вы справились. И вы справитесь.
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) Л.Демидова "Отпуск в гареме"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"