Житорчук Юрий Викторович : другие произведения.

Триада сталинских реформ: коллективизация, индустриализация и культурная революция

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 5.15*9  Ваша оценка:


  
   Триада сталинских реформ: коллективизация, индустриализация и культурная революция.
  
   К 1927 году советскому руководству стало окончательно очевидно, что никаких надежд на скорую мировую революцию уже не осталось. А разрыв дипломатических отношений с Англией и связанное с этим резкое обострение международной обстановки поставило руководство страны перед необходимостью считаться с возможностью развязывания агрессии против Советской республики со стороны Польши, Финляндии и Прибалтийских государств, при участии белогвардейцев, а также финансовой и военно-политической поддержки со стороны Великобритании.
   Ведь численность РККА на 1 января 1926 составляла 610 тысяч человек, что лишь немного превосходило численность польской армии. В Красной армии было всего 60 танков, 100 бронеавтомобилей и около 1000 устаревших в основном деревянных самолетов. Но если при царе Россия могла закупать оружие и боеприпасы за рубежом, то Советам никто продавать оружие в больших объемах не собирался. С другой стороны только одна Польша располагала приблизительно 200 танками, 60 бронеавтомобилями и 500 самолетами. При этом в памяти у многих еще были живы воспоминания о тяжелейшем поражении, которое Польша нанесла Красной армии в 1921 году.
   Здесь уместно вспомнить, что во время ПМВ, имея полутора - двукратное численное превосходство над Германией и ее союзниками, Россия была вынуждена отдать немцам значительную часть своих западных территорий. Это произошло потому, что в то время военная промышленность России не могла обеспечить армию необходимым количеством винтовок, снарядов, патронов... А после разрухи, вызванной Мировой войной, революцией, гражданской войной, экспериментами военного коммунизма даже слабая и уже отсталая дореволюционная база военного производства практически перестала существовать.
   Все это заставило руководство страны осознать необходимость форсированного строительства мощного военно-промышленного комплекса, способного обеспечить Красную армию современным вооружением. Однако для создания тяжелой и, в частности, военной промышленности требовались десятки миллионов грамотных рабочих и инженерно-технических кадров, а эту кадровую проблему можно было решить только за счет раскрестьянивания деревни. В более развитых странах раскрестьянивание осуществлялось в течение многих десятилетий и даже столетий, но в силу определенных исторических причин в царской России основная масса населения продолжала жить в деревнях. Доля городского населения России к 1913 году составляла всего 15%. Для сравнения в Англии уже к началу 20 века 70% населения жило в городах, во Франции - 40%, в Германии - 30%.
  
   Весь громадный комплекс проблем, связанных преобразованием отсталой аграрной страны в мощную аграрно-промышленную державу, был блестяще решен в ходе проведения триады сталинских реформ. Коллективизация высвободила миллионы крестьян от непроизводительного ручного труда, индустриализация дала рабочие места для хлынувших в города масс вчерашних крестьян и обеспечила механизацию сельского хозяйства, а культурная революция позволила резко повысить образовательный и профессиональный уровень населения. И вчерашние безграмотные крестьяне после обучения в школах фабрично-заводского ученичества, готовивших рабочих массовых профессий, встали у современных станков, а часть из них, закончив техникумы, институты и академии возглавили тысячи построенных по всей стране заводов, НИИ и КБ, стали офицерами и генералами Красной армии.
   Все это было создано за каких-то десять - пятнадцать лет. Результат был достигнут поистине фантастический. Однако чудес на свете не бывает. Мастерство рабочего, инженера, ученого, военного шлифуется и передается от поколения к поколению. Именно так создаются профессиональные школы ученых, конструкторов, военных... В России же связь поколений во время революции разорвалось. Страна после 1917 года во многом строилась с чистого листа. И ошибки в этих условиях были просто неизбежны.
   Причем ошибки эти были неизбежны практически на любом уровне. Взятые от сохи рабочие из-за недостатка культуры производства выпускали низкосортную продукцию, а порой и приводили в негодность современные станки и оборудование, на которых они трудились. Инженеры и конструкторы, по крайней мере, на первых порах слепо копировали далеко не лучшие западные образцы. Руководство страны задавало нереальные планы для промышленности и строительства, создавая искусственные экономические диспропорции. Эти ошибки были ошибками чрезмерно интенсивного роста и они, естественно, затронули и оборонные производства, и военную науку, и деятельность Генштаба. Именно эти ошибки и стали основной причиной возникновения голода 1933 года и катастрофы начального периода Великой Отечественной войны.
  
   Правда здесь возникает резонный вопрос, а как же Сталину вообще удалось провести индустриализацию советской экономики, если на первых порах у него не было ни квалифицированных кадров, ни новейших технологий, ни современных заводов? Прежде всего, следует отметить, что советская индустрия вовсе не была, да в то время и не могла быть построена в столь краткие сроки исключительно за счет опоры на собственные силы. Ведь практически вся основа советской индустрии, созданной во время первой пятилетки, была закуплена нами за рубежом. В этот период СССР покупал там целые заводы, новейшие технологии, станки, машины, оборудование, материалы, нанимал большое количество иностранных специалистов для монтажа, настройки и пуска в эксплуатацию всего приобретенного производственного комплекса, а также для обучения наших рабочих и инженерно-технических кадров. Достаточно сказать, что в начале 30-х годов на до­лю СССР при­хо­ди­лось от трети, до половины все­го ми­ро­во­го им­пор­та ма­шин и обо­ру­до­ва­ния!
   Причем все это капиталисты продавали стране Советов, тем самым собственными руками усиливая своего же потенциального противника, только потому, что на Западе в это время свирепствовал жесточайший экономический кризис. Что­бы спа­сти свою про­мыш­лен­ность от разорения США, Англия и Гер­ма­ния бы­ли вы­ну­ж­де­ны по­ста­влять Со­вет­ской Рос­сии свои но­вей­шие тех­но­ло­гии и про­из­вод­ст­ва. Других покупателей им было сыскать чрезвычайно сложно.
   В результате Ста­лин сде­лал то, что позд­нее не уда­лось ни Гор­ба­че­ву, ни Ель­ци­ну, ни Путину - он умудрился с помощью За­пада построить в России мощнейшую экономическую базу, основанную на последних достижениях тогдашней мировой науки и техники. Сейчас же, например, США заблокировала продажу заводов "Опель" России только на том основании, что эта продажа позволила бы российской экономике получить доступ к новейшим западным технологиям.
     
   При всем при том свободных денег для покупки на Западе заводов и технологий у разоренного мировой и гражданской войнами и бесчисленными экспериментами военного коммунизма советского государства не было, именно поэтому Кремль был вынужден самыми жестокими способами выбивать деньги там, где только мог. И, прежде всего, эти деньги забирались у крестьян. Вот, например, что по этому поводу 24 августа 1930 года Сталин писал В.М. Молотову:
   "Надо бы поднять (теперь же) норму ежедневного вывоза до 3-4 мил[лионов] пудов минимум. Иначе рискуем остаться без наших новых металлургических и машиностроительных (Автозавод, Челябзавод и пр.) заводов. Найдутся мудрецы, которые предложат подождать с вывозом, пока цены на хлеб на междун[ародном] рынке не подымутся до "высшей точки". Таких мудрецов немало в Наркомторге. Этих мудрецов надо гнать в шею, ибо они тянут нас в капкан. Чтобы ждать, надо иметь валютн[ые] резервы. А у нас их нет. Чтобы ждать, надо иметь обеспеченные позиции на междун[ародном] хлебн[ом] рынке. А у нас нет уже там давно никаких позиций, - мы их только завоевываем теперь, пользуясь специфически благоприятными для нас условиями, создавшимися в данный момент. Словом, нужно бешено форсировать вывоз хлеба".
  
   Здесь нужно дать некоторое пояснение. Дело в том, что более 70% изымаемого у крестьян зерна шло на нужды продовольственного обеспечения армии, городов, строек пятилетки... без чего никакая индустриализация страны была бы невозможна. Однако, скажем в 1930 году, когда имел место максимум импорта промышленного оборудования в СССР, за счет экспорта зерна покрывалось только 19,4% стоимости всего импорта. При этом на экспорт шло лишь 6,2% от валового сбора зерна или 30,4% от объема зерна, изъятого государством у крестьян. Для сравнения: в 1909-13 годах в Российской империи доля зерна в общем объеме экспорта была в два раза выше и составляла 40,2%, или 13,9% от валового сбора зерна.
  
  
   Именно с целью получения денег, необходимых для индустриализации страны, с середины 1920-х годов и стали использоваться неналоговые способы пополнения казны, такие как заниженные цены на зерно при одновременном завышении цен на промышленные товары. Как следствие, промышленные товары, если исчислять их стоимость в пудах пшеницы, оказались заметно дороже, чем до войны. Крестьяне же в ответ на это сократили и без того малую долю зерна, шедшего на продажу.
  
   В результате, если в 1913 году при валовом сборе в 76,5 миллионов тонн зерновых из России было экспортировано 9,7 миллиона тонн, то в 1926 году при даже несколько более высоком валовом сборе в 76,8 миллиона тонн, экспорт зерна оказался в четыре с половиной раза меньше и составил всего 2,2, а в 1929 году экспорт упал до минимального уровня в 0,3 миллиона тонн.
  
  
   Таблица 1. Сбор и экспорт зерна в СССР в1928-37 годах (млн. т)

год

валовый сбор зерна в СССР млн. тонн

получено государством млн. тонн

экспорт зерна из СССР млн. тонн

остаток зерна у крестьян млн. тонн

1928

71,6

11,1

0,4

60,5

1929

70,1

10,8

0,3

59,3

1930

78,8

16,1

4,9

62,7

1931

66,6

22,2

5,2

44,4

1932

66,1

22,8

1,8

43,3

1933

69,3

19,3

1,8

50,0

1934

69,7

26,1

0,8

43,6

1935

74,3

28,4

1,5

45,9

1936

61,1

25,7

0,3

35,4

1937

96,3

31,9

1,3

64,4

  
  
   Однако сокращение товарного зерна было обусловлено отнюдь не только эффектом ценовых "ножниц", но и в гораздо большей степени, произошедшими изменениями в структуре сельхозпроизводителей. Ведь в Российской империи основное товарное зерно на рынок поставляли крупные землевладельцы, производившие такое количество зерна, которое было явно избыточным для их семейного потребления и оплаты труда наемных рабочих. Причем продать это зерно в нужных количествах на внутреннем рынке они не могли, поскольку численность городского населения была слишком мала, а у массы недоедавших бедняков для покупки хлеба, просто не было денег.
   После революции вся помещичья земля была национализирована и поделена между крестьянами, благодаря чему их наделы несколько увеличились. Тем не менее, при существовавшем в то время уровне агротехники даже этих наделов едва хватало только для семейного потребления и прокорма скота
   В этих условиях товарное зерно мог производить в основном только кулак, и зажиточный середняк. Причем прятать им зерно особого смысла не было даже при существовавшим тогда диспаритете цен, поскольку зерно, которое не могло быть использовано для семейного потребления или же оплаты труда наемных работников, девать было просто некуда. Этот избыток зерна можно было, либо продать государству по заниженным ценам, либо сгноить его, ничего не получив взамен. Другое дело, что такая политика была тупиковой, поскольку вела к сокращению посевных площадей и натурализации крестьянского хозяйства.
  
   Однако даже при отказе от политики искусственного диспаритета цен трудно было ожидать, что мелкие крестьянские хозяйства, в принципе, могли бы существенно увеличить производство товарного зерна. Для этой цели были нужны крупные зернопроизводящие хозяйства, в которых можно было бы эффективно использовать трактора и другие сельскохозяйственные механизмы и применять передовые методы агротехники, что, в свою очередь, позволило бы высвободить часть сельского населения для работы на стройках народного хозяйства страны. Но такие хозяйства могли быть созданы либо на основе воссоздания крупных частных латифундий, что было бы равносильно возврату к капитализму и потому являлось неприемлемым, в том числе и для абсолютного большинства крестьян, либо на основе объединения множества единоличных участков, и перевода их на коллективную форму землепользования.
   При этом проводимый Сталиным процесс коллективизации села по своей сути был многоцелевым и ставил своей задачей решение трех основных проблем:
   Во-первых, коллективизация была направлена на создание эффективной социалистической системы сельского хозяйства страны на основе механизации и внедрение передовой агротехники. В какой степени удалось достичь этой цели, и почему результаты в этой части были сравнительно скромными, это отдельный вопрос, требующий особого рассмотрения.
   Во-вторых, создаваемые коллективные хозяйства должны были обеспечить львиную долю финансирования промышленного экспорта и снабжения продуктами питания рабочих многочисленных гигантских строек народного хозяйства. Для этого нарождающиеся колхозы должны были значительно увеличить товарность зерна, причем сделать это было необходимо в условиях вынужденного неэквивалентного обмена между городом и деревней.
   И, наконец, в-третьих, за счет механизации сельскохозяйственных работ и повышения уровня агротехники коллективизация должна была высвободить значительную часть крестьян и обеспечить их миграцию в города. Кроме того, часть крестьян должна была быть переселена в малонаселенные районы Сибири и Северного Казахстана для освоения целинных и залежных земель.
  
   Для достижения всех поставленных целей необходима была кооперация, предусматривающая объединение земель и средств ее обработки всех вошедших в нее единоличных хозяйств, а для этого более всего подходили колхозы, которые тогда назывались сельскохозяйственными артелями. С другой стороны разнообразные формы кооперации единоличных хозяйств, за которые активно ратовал Чаянов, в создавшихся условиях были контрпродуктивны. Ведь кооперация по чаяновски лишь облегчала бы труд мелкого единоличника при неизменной структуре землепользования, тем самым еще надолго закрепляла мелкие единоличные хозяйства, тем самым препятствуя коллективизации сельского хозяйства. Именно поэтому в 1929 году Сталин крайне резко выступил против концепции Чаянова, заявив:
   "Непонятно только, почему антинаучные теории "советских" экономистов типа Чаяновых должны иметь свободное хождение в нашей печати".
   Тем не менее, отвергнув чаяновские идеи создания кооперативов, основанных на союзе единоличников, но остающихся при этом частными пользователями земли, Сталин все же настоял на том, чтобы крестьянам был оставлен приусадебный участок, коровы, свиньи, овцы, домашняя птица. При чем фактически эти личные подворья были объединены системой сельскохозяйственной кооперативной торговли. Таким образом, была создана двухуровневая система сельского хозяйства, сочетающая в себе как коллективные, так и частные формы хозяйствования.
  
   Однако уже на начальном этапе коллективизации стало очевидно, что в колхозы добровольно идут преимущественно только бедняки. А созданные в основном из бедняков колхозы, в которых в расчете на одного колхозника было чересчур мало земли, орудий ее обработки и тягловой силы, слишком часто представляли из себя нежизнеспособные образования, не способные обеспечить страну хлебом. В этой ситуации было необходимо либо отложить на неопределенное время индустриализацию страны, либо переходить к более решительным методам проведения коллективизации. С другой стороны иногда встречались и такие колхозы, в которых верховодили кулаки, а остальные члены артели фактически находились в роле батраков. По сути это был путь к восстановлению земельных латифундий, что также было неприемлемо для коммунистов.
   Поэтому, для того чтобы создать работоспособную систему коллективного хозяйства на селе, прежде всего, было необходимо привлечь в колхозы середника. Но добровольно этот достаточно многочисленный слой единоличников объединять свои земли и инвентарь на паритетных началах с бедняками не желал, а у государства на тот момент времени не было необходимых средств для поддержки колхозов на этапе их становления.
  
   В результате выти из сложившейся тупиковой ситуации можно было только за счет откровенного ограбления кулаков и передачи всех принадлежащих им земель, инвентаря и имущества в собственность колхозов. Именно этими, чисто прагматическими причинами, а вовсе не классовой ненавистью и было вызвано постановление Политбюро от 30 января 1930 года "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации", которое предусматривало:
   "Конфисковать у кулаков этих районов средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия по переработке, кормовые и семенные запасы...
   Конфискуемые у кулаков средства производства и имущество передаются РИКами в колхозы в качестве взноса бедняков и батраков с зачислением конфискованного в неделимый фонд колхозов с полным погашением из конфискуемого имущества причитающихся с ликвидируемого кулацкого хозяйства обязательств (долгов) государственным и кооперативным органам".
   Тем самым середнику было явно показано, что путь к личному обогащению и переходу в категорию кулака для него был закрыт навсегда. Разумеется, все этот грабеж был аморален, но не более аморально, чем, скажем, насильственный сгон крестьян с земли во время так называемого огораживания, происходившего в Англии с конца 15 по начало 19 веков.
  
   В соответствии с постановлением Политбюро кулаки были разделены на три категории. К первой категории относились кулацкий актив, уличенный в антисоветских выступлениях, который надлежало арестовывать и заключать в концлагеря. Однако основная часть кулаков должна была быть переселена в малозаселенные районы СССР:
  
   "Высылку произвести в округа Северного края -- 70 тыс. семейств, Сибири -- 50 тыс. семейств, Урала -- 20--25 тыс. семейств, Казахстана -- 20--25 тыс. Районами высылки должны быть необжитые и малообжитые местности с использованием высылаемых на сельскохозяйственных работах или промыслах (лес, рыба и пр.)".
  
   В третью категорию входили кулаки, оставляемые в пределах района проживания, которые подлежали расселению на новых отводимых им за пределами колхозных хозяйств участках.
  
   Постановления Политбюро от 30 января 1930 года, безусловно, было жестоко и крайне несправедливо, но, тем не менее, оно вовсе не было направлено на намеренное физическое уничтожение цвета русского крестьянства, как это частенько изображается в нашей исторической литературе. Судите сами, если бы ставилась задача физического уничтожения кулаков, то их должны были бы выселять буквально голыми, без средств к существованию, но постановление Политбюро специально оговаривало:
  
   "Высылаемым и расселяемым кулакам, при конфискации у них имущества, должны быть оставлены лишь самые необходимые предметы домашнего обихода, некоторые элементарные средства производства в соответствии с характером их работы на новом месте и необходимый на первое время минимум продовольственных запасов, денежные средства высылаемых кулаков также конфискуются с оставлением, однако, в руках кулака некоторой минимальной суммы (до 500 рублей на семью), необходимой для проезда и устройства на месте".
  
   Заметим, что по тем временам 500 рублей, это весьма немалые деньги, которые, тем не менее, государство не изымало у кулаков, а оставляло им эти средства для устройства на новом месте. Правда на местах инструкции Кремля зачастую игнорировались и кулаков отправляли в ссылку буквально без копейки денег.
   Помимо всего прочего, за счет высылки кулаков решалась важнейшая государственная задача - заселение малонаселенных районов СССР и развитие там сельскохозяйственного производства. Вспомним, что именно эти цели преследовало и организованное Столыпиным переселение крестьян в Сибирь. При этом не надо забывать и то обстоятельство, что в ходе столыпинского переселения погибло около 100 тысяч крестьян. Не лучше обстояло дело и во время насильственного выселения кулаков. В 1932 году смертность среди переселенцев составила 6,8%, в 1933 - 13,3%, в 1934 - 3,7%. И только в 1935 году рождаемость превысила их смертность. Тем не менее, бесконечно эксплуатировать зажиточных крестьян было невозможно, и поэтому уже 20 июля 1931 года Политбюро приняло постановление о прекращении массового выселения кулаков.
  
   2 марта 1930 года в "Правде" была опубликована статья Сталина "Головокружение от успехов". Характерно, что речь в статье шла не столько о завышенных темпах коллективизации, как это теперь частенько изображается, сколько о левых перегибах - головокружениях, связанных с созданием на селе коммун, в которых происходило обобществление приусадебных участков, жилых построек, мелкого скота и даже домашней птицы. В этой связи Сталин писал:
  
   "Известно, что в ряде районов СССР, где борьба за существование колхозов далеко еще не закончена и где артели еще не закреплены, имеются попытки выскочить из рамок артели и перепрыгнуть сразу к сельскохозяйственной коммуне. Артель еще не закреплена, а они уже "обобществляют" жилые постройки, мелкий скот, домашнюю птицу, причем "обобществление" это вырождается в бумажно-бюрократическое декретирование, ибо нет еще налицо условий, делающих необходимым такое обобществление...
   Кому нужно это глупое и вредное для дела забегание вперед? Дразнить крестьянина-колхозника "обобществлением" жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы, когда зерновая проблема еще не разрешена, когда артельная форма колхозов еще не закреплена, - разве не ясно, что такая "политика" может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам?".
  
   Естественно, что никакого сокращения числа колхозов после сталинской статьи не было, хотя такие голословные утверждения имеют хождение до сих пор. По сути же, в своей статье Сталин забил тревогу по поводу крайне негативного процесса, - массового забоя скота, возникшего в ответ на действия местных властей насильно заставлявших крестьян сдавать в колхозы принадлежавший ему крупный и мелкий рогатый скот. Тем не менее, процесс пошел, и остановить его было уже крайне сложно, поскольку чтобы теперь не говорили крестьянину о судьбе его коровы, он больше никому не верил. Ему выгодней было зарезать корову, пустив ее на мясо, чем бесплатно сдать ее в колхоз в общественное стадо. Тем более что колхозное и районное начальство было весьма заинтересовано в полном обобществлении личных крестьянских подворий, поскольку в этих условиях им легче было командовать колхозом. Характерно и то насколько эмоционально отреагировал на все это Троцкий:
   "Какое страшное расхищение человеческих сил означают "своя корова" и "свой огород", и каким бременем ложится средневековое копанье в навозе и в земле".
   Для пресечения массового забоя скота в январе 1930 года были приняты постановления ЦИК и СНК "О мерах борьбы с хищническим убоем скота" и "О запрещении убоя лошадей и об ответственности за незаконный убой и хищническую эксплуатацию лошадей". Но время было уже упущено, и процесс массового забоя скота пресечь так и не удалось. В результате к 1933 году поголовье лошадей по сравнению с 1929 годом сократилось почти на 18 миллионов голов или в 2,1 раза. Соответственно поголовье коров сократилось на 10,7 миллионов голов или в 1,6 раза. А ведь сокращение поголовья лошадей и волов без замены их тракторами привело к сокращению посевных площадей. Все это резко сократило продовольственную базу села, что сыграло далеко не последнюю роль в возникновении жесточайшего голода 1932-33 годов. И только в 1958 году стране удалось превысить поголовье скота 1928 года по основным видам животноводства
   Сочетание многочисленных ошибок, допущенных во время коллективизации, и неблагоприятных погодных условий в 1933 году валовой сборов зерна составил всего 69,3 миллионов тонн против 78,8 миллионов тонн в 1930 году, в результате в стране разразился жесточайший голод, приведший к гибели от голодной смерти нескольких миллионов крестьян.
  
   Разумеется, намеренно голод 1933 года никто не устраивал. И уж тем более никто не устраивал голод с целью геноцида украинского народа, как теперь это утверждают на Украине. Мало того, в этой связи можно уверенно говорить об личной ответственности Первого секретаря ЦК КПУ Косиора за масштабы трагедии, постигшей жителей Украины. Это хорошо видно из той весьма противоречивой информации о ситуации, складывающейся на продовольственном рынке республики, которая поступала из Киева в Москву. Так, например, 26 апреля 1932 года Косиор в письме Сталину заявил:
   "У нас есть отдельные случаи и даже отдельные села голодающие, однако это только результат местного головотяпства, перегибов, особенно в отношении колхозов. Всякие разговоры о "голоде" на Украине нужно категорически отбросить. Та серьезная помощь, которая Украине была оказана, дает нам возможность все такие очаги ликвидировать".
  
   О виновности высшего руководства Украины в возникновении кризиса сельского хозяйства весьма недвусмысленно говорил и побывавший в июне 1932 года в Винницкой области УССР член ЦИК СССР Буденный. Ознакомившись с ситуацией, на встречах с колхозниками он открыто обвинил в организации голода местные и республиканские власти, которые "в течение двух лет обманывали ЦК ВКП(б) и правительство о высокой урожайности... доводили до районов нереальные планы". Критика Буденного вызвала резкие возражения Косиора, написавшего Кагановичу 30 июня 1932 г.:
   "Если Буденный и другие "благодетели" будут натравливать на нас колхозников и местные организации Украины, тогда не приходится говорить о выполнении плана этого года".
   13 февраля 1933 года Совнарком СССР принимает постановление "О семенной и продовольственной ссуде для Северного Кавказа", в соответствии с которым Северо-Кавказскому краю направлялось 14,2 миллионов пудов зерна.
   18 февраля аналогичное постановление за подписью Сталина выходит по Украине:
   "Определить размер семссуды совхозам и колхозам по Украине в 20 300 тыс. пудов...
   Для оказания продовольственной помощи нуждающимся колхозам, сельскому активу, а также для рабочих совхозов, МТС и МТМ отпустить 2300 тыс. пудов зерна (ржи и кукурузы)...
   Отгрузку начать немедля".
  
   Не смотря на ужасающие размеры голода, который уже захватил большую часть Украины своем письме Сталину от 15 марта 1933 года Косиор хотя и подтвердил информацию о голоде в республике. Однако отметил, что имеющиеся в его распоряжении сведения с мест, как от обкомов, так и по линии ОГПУ "о размерах голодовок крайне противоречивы... достаточно серьезной и трезвой оценки положения без замалчивания и замазывания, как равно и без преувеличения и паники, в областях, как правило, еще нет".
   Причиной голода на Украине он называл "плохое хозяйничание и недопустимое отношение к общественному добру (потери, воровство и растрата хлеба)".
  
  
   В результате неурожая и массы ошибок, допущенных на всех уровнях советской власти, возник жесточайший голод, доведший крестьян до рецидивов людоедства. А о том, насколько варварским образом во время голода 1933 года из крестьян выбивали зерно можно видеть, например, из письма Шолохова к Сталину:
  
   "Но выселение -- это еще не самое главное. Вот перечисление способов, при помощи которых добыто 593 т хлеба:
   1. Массовые избиения колхозников и единоличников.
   2. Сажание "в холодную". "Есть яма?" -- "Нет". -- "Ступай, садись в амбар!" Колхозника раздевают до белья и босого сажают в амбар или сарай. Время действия -- январь, февраль, часто в амбары сажали целыми бригадами.
   3. В Ващаевском колхозе колхозницам обливали ноги и подолы юбок керосином, зажигали, а потом тушили: "Скажешь, где яма! Опять подожгу!" В этом же колхозе допрашиваемую клали в яму, до половины зарывали и продолжали допрос.
   4. В Наполовском колхозе уполномоченный РК, кандидат в члены бюро РК, Плоткин при допросе заставлял садиться на раскалённую лежанку. Посаженный кричал, что не может сидеть, горячо, тогда под него лили из кружки воду, а потом "прохладиться" выводили на мороз и запирали в амбар. Из амбара снова на плиту и снова допрашивают. Он же (Плоткин) заставлял одного единоличника стреляться. Дал в руки наган и приказал: "Стреляйся, а нет -- сам застрелю!" Тот начал спускать курок (не зная того, что наган разряженный), и, когда щёлкнул боёк, упал в обмороке.
   5. В Варваринском колхозе секретарь ячейки Аникеев на бригадном собрании заставил всю бригаду (мужчин и женщин, курящих и некурящих) курить махорку, а потом бросил на горячую плиту стручок красного перча (горчицы) и не приказал выходить из помещения. Этот же Аникеев и ряд работников агитколонны, командиром коей был кандидат в члены бюро РК Пашинский при допросах в штабе колонны принуждали колхозников пить в огромном количестве воду, смешанную с салом, с пшеницей и с керосином.
   6. В Лебяженском колхозе ставили к стенке и стреляли мимо головы допрашиваемого из дробовиков.
   7. Там же: закатывали в рядно и топтали ногами.
   8. В Архиповском колхозе двух колхозниц, Фомину и Краснову, после ночного допроса вывезли за три километра в степь, раздели на снегу догола и пустили, приказ бежать к хутору рысью.
   9. В Чукаринском колхозе секретарь ячейки Богомолов подобрал 8 чел. демобилизованных красноармейцев, с которыми приезжал к колхознику -- подозреваемому в краже -- во двор (ночью), после короткого опроса выводил на гумно или в леваду, строил свою бригаду и командовал "огонь" по связанному колхознику. Если устрашённый инсценировкой расстрела не признавался, то его, избивая, бросали в сани, вывозили в степь, били по дороге прикладами винтовок и, вывезя в степь, снова ставили и снова проделывали процедуру, предшествующую расстрелу..."
  
   Разумеется, это были преступления, за которые виновных в издевательствах и пытках над колхозниками нужно было судить и наказывать по всей строгости закона. Но на местах в то время царил полный беспредел, а местные власти творили все, что хотели. Причем весь этот откровенный разбой поощрялся партийными баронами - первыми секретарями обкомов, для которых беззаконие было основой их удельного полновластия. Знал ли об этой вакханалии Сталин? В общих чертах, вероятно знал. Ведь не случайно еще 25 июня 1932 года ЦИК СССР принял специальное постановление "О революционной законности", предусматривавший прекращение репрессий по инициативе снизу. После чего ЦК ВКП(б) разослал Инструкцию в которой разъяснялось:
   "В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне все еще продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правления колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому только не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права арестовывать. Не удивительно, что при таком разгуле практики арестов органы, имеющие право ареста, в том числе и органы ОГПУ, и особенно милиция, теряют чувство меры и зачастую производят аресты без всякого основания...
   Эти товарищи цепляются за отжившие формы работы, уже не соответствующие новой обстановке и создающие угрозу ослабления советской власти в деревне".
  
   Однако, несмотря на все постановления, местная власть их успешно игнорировала и по-прежнему творила беззаконие, а советская и партийная номенклатура делала все, чтобы соответствующие факты не попали бы на стол к Сталину. Тем не менее, письмо Шолохова Сталин получил. Для голодающих Вешенского и Верхне-Донского районов срочно было отправлено 190 тысяч пудов зерна, а на Дон по решению Политбюро от 23 апреля для расследования творившегося там беззакония выехал член коллегии Наркомата РКИ СССР Шкирятов. Но уже до его приезда, 8 февраля на бюро Вешенского райкома председатель колхоза Плоткин был исключен из партии, обезоружен и посажен под арест, а другой руководитель хлебозаготовок, Пашинский, 9 мая на показательном процессе выездной сессии краевого суда был приговорен к расстрелу.
  
   По итогам расследования 4 июля 1933 года Политбюро приняло постановление, в котором главная ответственность за допущенные преступления была возложена на партийное руководство крайкома:
   лавная ответственность за перегибы, а именно за массовое изгнание колхозников из домов и запрещение другим колхозникам приютить на ночь изгнанных на улицу колхозников, -- падает на крайком, который не принял своевременно мер для прекращения, не говоря уже о предупреждении, этих перегибов, и прежде всего -- на второго секретаря крайкома т. Зимина, который, приехав в Вешенский район и ознакомившись с творившимися там безобразиями, не только не обуздал т. Овчинникова, инициатора перегибов и районных работников -- исполнителей воли т. Овчинникова, а наоборот, стал их накручивать и подстегивать в духе дальнейшего проведения перегибов".
   Этим постановлением Зимин был снят с должности второго секретаря крайкома, а Овчинников -- с поста секретаря Ростовского горкома.
  
  
   В целом же положение в сельском хозяйстве удалось несколько выправить лишь в 1935 году. С этого года начали расти сборы зерна, поголовье скота, оплата труда колхозников. С 1 января 1935 года в городах были отменены карточки на хлеб. В 1937 году валовой сбор зерна составил уже 97,5 миллионов тонн.
  
   В результате проведения политики коллективизации к 1932 году было создано более 200 тысяч колхозов, объединивших около 60 % единоличных крестьянских хозяйств. К 1937-38 годам коллективизация в основном была завершена. Благодаря появлению отечественного тракторостроения в 1932 году СССР отказался от ввоза тракторов из-за границы, а в 1934 году Кировский завод в Ленинграде приступил к выпуску пропашного трактора "Универсал", который стал первым отечественным трактором, экспортируемым за границу. За десять предвоенных лет было выпущено около 700 тысяч тракторов, что составило 40 % от их мирового производства.
   За эти годы было создано свыше 5 тысяч машинно-тракторных станций, которые обеспечивали деревню техникой, необходимой для выполнения наиболее трудоемких операций: распахивания полей, посадки, уборки и транспортировки зерна. К 1940 года мощность тракторного парка достигла 13,9 миллионов лошадиных сил. Расширились посевные площади в сторону увеличения технических культур, таких как картофель, сахарная свекла, подсолнечник, хлопок, гречиха, др.
  
   Об уровне эффективности работы колхозов можно судить по росту доли государственных заготовок зерна, которая увеличилась с 15,5% в 1928 году до 42,1% в 1936 году. При этом на долю подсобных хозяйств приходилось от 60 до 40% производства общего объема картофеля, овощей, фруктов, мяса, масла, молока и яиц. Тем не менее, колхозы играли ведущую роль лишь в заготовках хлеба и некоторых технических культур, в то время как значительная часть продовольствия, потребляемого страной, производилась частными приусадебными хозяйствами. Причем для развития приусадебного животноводства крестьянам на трудодни выдавалось колхозное зерно, выделялись луга и пастбища для выгула личного скота.
   Здесь надо особо отметить, что громадную роль в сохранении приусадебных участков колхозников сыграла позиция Сталина в этом вопросе, тем не менее, сейчас этот факт напрочь забывается или даже отрицается современными историками. Однако именно с подачи Сталина, подтвердившим неизменность своей позиции о личном крестьянском подворье на 17 съезде ВКП(б), на Всесоюзном съезде колхозников-ударников, состоявшемся в Москве 17 февраля 1935 года, споры о личном подворье колхозников были окончательно разрешены, что нашло свое отражение в "Примерном уставе сельскохозяйственной артели", в соответствии с которым:
  
   "Не обобществляются и остаются в личном пользовании колхозного двора: жилые постройки, его личный скот и птица, хозяйственные постройки, необходимые для содержания скота, находящегося в личном пользовании колхозного двора.
   При обобществлении сельскохозяйственного инвентаря оставляется в личном пользовании членов артели мелкий сельскохозяйственный инвентарь, потребный для работ на приусадебной земле.
   Из обобществленного рабочего скота правление артели в случае необходимости выделяет несколько лошадей для обслуживания за плату личных нужд членов артели".
  
   Кроме того, в соответствии с Уставом из общественных земельных угодий в личное пользование каждого колхозного двора выделяется приусадебный участок земли размером до одного гектара. При этом:
   "Каждый колхозный двор в земледельческих районах с развитым животноводством может иметь в личном пользовании 2--3 коровы и кроме того молодняк, от 2 до 3 свиноматок с приплодом, от 20 до 25 овец и коз вместе, неограниченное количество птицы и кроликов и до 20 ульев".
   По сути, Сталиным была разработана и внедрена в жизнь достаточно гибкая система, сочетающая в себе коллективные и личные начала, благодаря чему крестьяне могли не только обеспечивать свою семью продуктами питания, но и продавать их излишки, выращенные на личных приусадебных участках, на колхозных рынках и в системе кооперативной торговли. Эффективность и устойчивость этой смешенной коллективно-частной системы хозяйствования на селе была проверена тяжелейшим испытанием, постигшим наш народ в годы ВОВ
  
  
   Еще одна напраслина, навешиваемая на Сталина, заключается в том, что он в процессе коллективизации якобы ликвидировал материальную заинтересованность колхозников, полностью лишив их стимулов к труду. Однако то, что это не соответствует действительности можно видеть уже из "Примерного устава сельскохозяйственной артели", в котором четко оговорено, что оплата труда колхозников осуществляется на основе сдельщины:
   "Сельскохозяйственные работы в артели осуществляются на основах сдельщины.
   Правлением артели разрабатываются и общим собранием колхозников утверждаются по всем сельскохозяйственным работам нормы выработки и расценки каждой работы в трудоднях".
   Причем именно в это время в сельском хозяйстве стало распространяться стахановское движение. А насколько значительной при этом была дифференциация оплаты в различных колхозах можно видеть, скажем, из стенаний Троцкого в его книге "Преданная революция", где радетель мировой революции рвет и мечет по поводу якобы несправедливого в распределения доходов колхозников:
   "В среднем на колхозный двор пришлось за 1935 год около 4.000 рублей денежного дохода... С другой стороны, существуют колхозы, где на каждый двор пришлось около 30.000 рублей... в общем доход каждого из таких крупных колхозных фермеров в 10-15 раз превышает заработную плату "среднего" рабочего и низового колхозника".
  
   В этой связи нельзя пройти мимо той оценки роли Сталина в нашей истории, которую дал председатель Правительства России Владимир Путин в прямом телеэфире, состоявшемся 3 декабря 2009 года:
   "Очевидно, что с 1924 по 1953 год страна - а страной тогда руководил Сталин - изменилась коренным образом: она из аграрной превратилась в индустриальную. Правда, крестьянства не осталось... Все, что происходило в этой сфере, на село это не имело никакого позитивного влияния. Но индустриализация, действительно, состоялась. Мы выиграли Великую Отечественную войну".
   Так вот эта путинская оценка явно тенденциозна и не соответствует действительности. Крестьянство после коллективизации никуда не исчезло. Именно крестьянин продолжал кормить всю страну, причем не только с колхозных полей, но и со своего приусадебного участка, который Сталин отстоял для него в борьбе с самовластием партийных баронов.
   Эффективность и устойчивость сталинской смешенной коллективно-частной системы хозяйствования на селе была проверена тяжелейшим испытанием, постигшим наш народ в годы Великой отечественной войны. Если бы к началу войны в СССР действительно не осталось бы крестьян, а в сфере сельского хозяйства не произошло ничего позитивного, то кто же тогда и каким образом кормил страну в тяжелейшие годы нашествия нацистских полчищ.
   Другое дело, что дорвавшийся до власти Хрущев решил порушить сталинскую систему организации сельского хозяйства страны и насильно заставил крестьян сдать своих коров на колхозные фермы. А ведь именно корова, и необходимость ежедневного ухода за ней более всего привязывала крестьянина к земле. Это его волюнтаристическое решение и явилось началом обезлюдивания деревни и деградации крестьянства.
  
   * * *
  
   Как и предполагалось изначально, индустриализация страны вызвала массовый отток крестьян в города. На селе начиналась вербовка рабочей силы. На стройки социализма приходили порой целые деревни во главе со своими старостами, с собственными тачками и лопатами, где они начинали работать землекопами и чернорабочими, но вскоре осваивали более сложные строительные, а потом и производственные специальности. Кроме того, всех их сажали за парты ликбеза, а наиболее способных направляли на учебу в институты и промышленные академии. Вчерашний крестьянин постепенно становился равноправным жителем города.
   Миграция сельского населения в города приняла особенно массовый характер в годы первой пятилетки. При этом около 250 тысяч семей кулаков успели "самораскулачиться" - продать или раздать родным имущество и уехать в город. Характерно то, что в постановлении Политбюро о ликвидации кулацких хозяйств в отношении кулаков, члены семей которых работали на заводах и фабриках, предлагалось проявлять особо осторожный подход:
  
   "Выселению и конфискации имущества не подлежат семьи красноармейцев и командного состава РККА. В отношении же кулаков, члены семей которых длительное время работают на фабриках и заводах, должен быть проявлен особо осторожный подход с выяснением положения соответствующих лиц не только в деревне, но и у соответствующих заводских организаций".
  
   Тем не менее, начиная с 1933 года, чтобы не допустить обезлюдивания деревни, темпы раскрестьянивания села стали намеренно тормозиться сверху. С этой целью государство ввело систему паспортизации, жестко контролируя темпы миграции сельского населения, не допуская при этом выезда экономически необходимой части крестьян, которая, правда, со временем уменьшалась за счет увеличения степени механизации наиболее трудоемких сельскохозяйственных процессов.
   Так впервые за всю историю России началось существенное уменьшение сельского населения при значительном увеличении общего числа жителей страны. С 1928 по 1939 год население СССР увеличилось на 23,5 миллионов, причем городское население увеличилось более чем в два раза - на 29,8 миллионов человек, а сельское уменьшилось почти на 6,3 миллионов человек. В результате к 1939 году около трети населения СССР уже жило в городах и работало на заводах и фабриках, в НИИ, училась в школах, ФЗУ, техникумах, ВУЗах. Страна из аграрной превращалась в современную аграрно-промышленную державу.
     Если в 1913 году в России было 1,9 миллиона специалистов с высшим и среднем специальным образованием, то к 1941 году их численность возросла в 2,7 раза и составила 5,13 миллионов специалистов. В 1914 году в высших учебных заведениях обучалось 127 тысяч студентов, а в 1940 году их численность достигла 811 тысяч. За 1920--40 было обучено грамоте около 60 миллионов человек взрослого населения. А только в школах фабрично-заводского ученичества за 1929--40 годы было подготовлено свыше 2,3 миллионов квалифицированных рабочих. В 1930 году в СССР было введено всеобщее начальное, а в городах обязательное семилетнее образование.
  
   Конечно, коллективизация села в основной своей части была насильственной и проводилась вопреки воле крестьян. Несомненно, это был один из самых трагический моментов нашей истории, приведший к гибели нескольких миллионов крестьян. Тем не менее, все эти огромные жертвы нашему народу пришлось принести не ради чьих-то корыстных интересов, прихоти, или безумных идей социальных параноиков. Все это делалось для того чтобы заблаговременно успеть возвести металлургические комбинаты, тракторные заводы, электростанции, заводы искусственного каучука, станкоинструментальные, моторостроительные, а уже на их базе создать предприятия по производству танков, авиации и артиллерии, боеприпасов. Все это делалось для того чтобы стать экономически сильными и обеспечить себе победу в весьма вероятной будущей войне.
   Теперь с высоты истории можно однозначно сказать, что без ускоренной индустриализации советской экономики, позволившей выпустить тысячи новейших танков и самолетов, победить немецкую армаду в Великой Отечественной войне было бы просто невозможно. Как невозможно было бы провезти индустриализацию без коллективизации села и проведения всеобщего обучения грамоте и основам профессионального мастерства. И во всем этом была огромная заслуга Сталина.
  
  
  
   Кандидат физ.-мат.наук Юрий Житорчук
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   13
  
  
  
  

Оценка: 5.15*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"