Жоров Алексей Андреевич: другие произведения.

Николай свет-Второй.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.59*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дневник "тела" 19.05.1914-03.01.1915. Дневник Регента 04.01.1915.-18.08.1915 Дневник неприкаянной души 19.05.1914-18.08.1915 Дневник императора Георгия. 2.12.36.

  Николай свет-Второй.
  
  
  
   Пролог.
  
   Вначале капли клубились как яркие красные звёздочки, зачаровывая меня своими неземными танцами, затем они начали сливаться нарушая первоначально идеальный узор. Чистая вода в ванне быстро загрязнилась, но температура этого раствора не понизилась, и вода, и кровь, и воздух были сегодня на редкость солидарны. Я чувствовала приятную слабость и гадала сколько же мне осталось, пока сознание не уплывёт окончательно.
   на бортике ванны, прямо перед моим взглядом, стоят два фото из прежней жизни, первое фото Игоря, в форме и с чёрной рамкой, на втором, солнечном, Игорёк, я и Сашка, последний отпуск в Анапе. На бумаге мы вечно вместе, мы счастливы, ещё неделю нам купаться и загорать на песке Анапы. Сашке, нашей дочурке, на той фотографии пять и её улыбка на фото почти последняя, за весь сведущий год было не до смеха. А вчера Сашульку у меня отобрали. Кто? "Мама" и "Папа". Городок у нас небольшой, хоть и узловая станция, а ещё недавно числился станицей. Третий сын председателя пригородного совхоза, после переименованного в АО, считался завидным женихом, пусть и выбрал для себя службу в ментовке с частыми командировками в Чечню.
   Раньше его родня-то меня просто недолюбливала, мол безотцовщина, дочь медсестры, да ещё пошла по стопам матери! Это "мама" так часто Игорьку на уши капала, думала, что я не слышу! Сволочь старая, шлюха горкомовская, когда "первый" ей отворот поворот дал успела не упасть вниз окончательно, приземлилась в постель к одному пареньку из "свиты". А теперь, когда она свою младшенькую подсунула в Выселки под одного из братьев губернатора, перед ними сам мэр лебезить стал. Со мной, вроде как, и свыклись, вроде уже и не чужая, а брательник мой, единственный, подгадил, в душу наложил по-чёрному. Хренов плиточник, объект отпахал, деньги на бригаду поделили, нажрался и потащил моего на рыбалку, а тому в очередную командировку через день, ну и поддался на уговоры. Отметили удачный улов беленькой, а на обратном пути брат Стёпа почему-то оказался за рулём нашего Нисана. Вот они и отъездились, соколики, Игорь всмятку, а брательник, с перебитым позвоночником, уже почти год тихо загибается под капельницей. Его-то жинка, как увидела это зрелище, ноги в руки, хату свою, на улице Карбышева, продала, детей в охапку и ходу к родне в Новотитаровскую, мне теперь одной со Степаном маяться, лекарство покупать, весь дом уже голый, всё продано.
   "Мама" и "Папа" как от следователя узнали кто за рулём был и про процент у этого "кого-то" алкоголя в крови убить были готовы и меня и брата. Но подумали, сучье племя, и решили. что брату ещё хуже будет вот таким жить, а на лечение его мне пришлось тёткин земельный пай по дешёвке продать, теперь по двадцать пять штук деревянных в месяц на лекарства хочешь не хочешь, а вынь да полож! Да только хватило этих денег, мебели и шуб меньше чем на год. А тут ещё вчера навалилось, Сашульку забрали, а когда я к особняку и буянить начала, приехал сам наш главный мент, руками развёл и постановление показал. Говорит мне, мол, извини Светик, но не мой уровень, мне говорит, как и всем под страхом увольнения тебе даже в долг запрещено давать. А то я не знала! Сказал Иван Степанович дальше, что он только посланник, но просили передать, что ежели я в течении суток не уеду, куда угодно, то брательнику начнут обычные лекарства колоть, бесплатные, для бедных, а это значить он и дня не проживёт. Хату не продать и не заложить, все оповещены, да и часть её родителям принадлежит, а теперь, когда у них и опекунство над дочкой, продать вообще невозможно.
   Если я уеду, у брата будет всё самое лучшее, ежели когда спину сшить смогут и доживёт, то они и операцию оплатят. Без денег меня отправляют в дорогу, суки, это уже "Мамы" задумка, она прекрасно знает, чем обычно расплачиваешься когда у тебя нет денег. а внучка взрослой станет, ей и фото покажут, вот, мол, мать какой была, в канаве в уездном N-ске жизнь закончила закономерно. Только я их обманула, потребовала договор, мол, в течении суток обязуюсь в городе не быть, а медпомощь прописала от и до, а договор заверяли нотариус и местный настоятель. И вот теперь для остальных я "собираю вещи и прощаюсь", добраться до меня уже не успеют. На полу возле ванны лежит Игорькова бритва, как-то он ей двух духов побрил, когда в связанных лейкопластырем рожках патроны закончились. Как оберег она у него была, во все командировки брал, а вот на рыбалку взять не догадался, ну да скоро свидимся, уж попеняю я ему за эту забывчивость.
   Сознание уплыло окончательно, и следующий диалог в памяти не остался. Два голоса, оба молодые, я бы сказала студенты, первый говорит, она, мол, подойдёт, а второй отказывался. Минуты две они спорили, потом второй сказал, чтобы посмотрел на облик её дочери, первый сразу заткнулся, лишь буркнул, копируем, мол, но сбоить будет. И свет погас окончательно.
  
  
  Николай свет-Второй глава 1
  
  Дневник "тела".
  
  19-го мая. Понедельник.
  
  Дивный день при 19? в тени и бризе от О. Принял епископа Дмитрия и трех священников из Симферополя. Погулял. В 11 1/2 поехал с О[льгой] и Т[атьяной] в Ялту на открытие маленькой выставки роз и садоводства. Вернулся к завтраку. К 3 час. съехались с офицерами на ферме и пошли пешком на Эриклик и дальше выше к скамейке с красивым видом. К 5 ч. вернулись на ферму и в саду ели простоквашу и пили кофе.
  
  С 6 час. начал читать. После обеда покатались до мола. Поздно вечером сильно заболела голова. Лёг рано.
  
  20-го мая. Вторник.
  
  Такой же дивный день с бризом от SW. Погулял по берегу моря.
  
  В парке такой удивительный запах от зелени и все выглядит так свежо и сочно.
  Чувствую себя прекрасно, от вчерашних недомоганий не осталось ни следа.
  Днем хорошо поиграли в теннис, несмотря на жару. Пили чай в саду. Окончил бумаги к 8 час. Поехали вчетвером в Харакс. После обеда походили в саду; луна красиво отражалась на море и на горах. Играли в прежние игры и вернулись в Ливадию в 12 час. в открытом моторе.
  
  21-го мая. Среда.
  
  По случаю 50-летия замирения Западного Кавказа у нас на площадке состоялся церковный парад моей роты Кабардинского полка и затем завтрак в ее офицерском собрании. Кроме свиты были Митя и Георгий.
  
  Погода была очень жаркая утром. Во время завтрака прошла гроза с освежительным дождем. Подарил офицерам большой ковш, из которого пили кахетинское. После завтрака обошел помещение роты и около 3 час. уехал домой. В 3 1/2 пошли вместе в Айтодор по горизонтальной дорожке, я дошел с Т[атьяной] и М[арией] пешком. Видели Ксению и пили у нее чай. Вернулись в моторах в 6 час. Принял Фредерикса. Обедали на нашем балконе, после чего покатались. Видели Григория и простились с ним.
  
  22-го мая. Четверг.
  
  Из-за разных телеграмм и дел вышел погулять поздно. Лазил на Мачтовую гору и скалы в Орианде. Принял Петрово-Соловово в качестве Рязанского губ. предводителя. После завтрака хорошо поиграли в теннис. В 6 час. принял Сухомлинова, прибывшего вчера из Владивостока.
  
  Обедали пораньше и к 8 1/2 прибыл со всеми дочерьми в Народный дом Ялты. Видели хорошую истор. пьесу "Измаил". Вернулись домой в 11 1/2 час.
  
  23-го мая. Пятница.
  
  Отличным утром в 10 час. поехал с дочерьми и почти всеми живущими в Ливадии - в Козмодемьянский монаст. По дороге подобрали буфетные вещи с застрявшего тяжеловоза и приехали туда к 12 час. Зашли в церковь и присутствовали на кратком молебствии. Затем дети и Аня, и я выкупались в студеном источнике.
  Глядел на детей с большой любовью, вдруг мне показалось что кто-то хочет их украсть. Мысль была странной, но я оглянулся по сторонам и не заметил ни кого подозрительного. Немного успокоился и стал любоваться пейзажем.
  Весна в горах еще продолжалась, видели в цвету сирень и глицинии.
  
  Позавтракали в нашем домике и в 2 1/2 уехали обратно. На Чучельском перевале я с дочерьми и другими вышли из моторов и пошли к недавно устроенному зверинцу на верху Чучели и видели туров и каменных баранов за изгородью. Вернулись в Ливадию в 5 1/2. Прогулка вышла преудачная и все остались ею довольны. После чая начал читать вчерашние бумаги и окончил их к 10 1/2 час. Обедали на балконе, хотя было только 13?. Луна светила великолепно.
  
  24-го мая. Суббота.
  
  Утро было серое, к 12 час. погода прояснилась. Погулял по Орианде и встретил Аликс в шарабанчике; окончил с нею прогулку. Днем был теннис, на котором играющие обливались обильным потом, т. к. на солнце термометр показывал 35? Р. Пили чай в саду. В 6 3/4 пошел ко всенощной. Обедали одни на балконе при чудной луне. Вечером отлично покатались по Массандре.
  Ложась спать почувствовал опять беспокойство, все вокруг стали казаться врагами. С трудом отогнал странные мысли и заснул.
  25-го мая. Троицын день.
  
  Дивная погода. День рождения дорогой Аликс. В 9 1/4 началась обедня. В 10 1/2 церковный парад и вечерня с тремя красивыми молитвами с коленопреклонением.
  
  Затем поздравления и большой завтрак. Все кончилось в час с 1/2. Поиграли хорошо в теннис. После чая принял гр. Воронцова.
  
  Обедали с Аней на балконе и покатались по Массандре. Эскадра была отлично иллюминована; в Ялте спустили фейерверк. Вернулись к 11 ч.
  
  26-го мая. Духов день.
  В моих отношениях с Аликс будто открылась новая дверь, вернув порывы юности.
  В 9 час. поехал с дочерьми в лесничество, там соединились с командиром и офицерами яхты и на шести моторах отправились мимо Красного камня в Козмодемьянский монастырь. Проехали дальше до р. Альмы и оттуда вернулись в охотн. домик пешком. Завтракали на балконе. Погода была теплая и ветреная с туманом, кот. быстро гнало по вершинам гор. На обратном пути снова пошли к зверинцу на Чучеле и видели туров совсем рядом с изгородью. Приехали в Ливадию в 4 1/2. Пили чай на балконе. Сделалось душно и около 7 час. полил дождь. Принял Кассо. Начал заниматься бумагами.
  
  В 8 час. поехали в Харакс; обедали те же и еще Ксения и Сандро.
  
  Сильно возились в разные игры.
  
  27-го мая. Вторник.
  Мне как будто сбросили десяток лет, чувствую себя почти юношей.
  Проснулся около 9 час. от грома; над морем проходила гроза. Духота была большая. Читал до 11 час. и, когда дождь перестал, пошел гулять. Видели с балкона стрелков 16-го полка, уходивших в Одессу. Музыку и "ура!" было хорошо слышно несмотря на шум прибоя. Около 3 час. пошли с офицерами яхты в Курпаты и после отдыха - в Кичкенэ, где Митя угостил нас богатым чаем и шоколадом. Вернулись в моторах до 6 час. По примеру прежнего нам представилась рота в 117 выпускных юнкеров Чугуевского военного училища, прибывшая утром на трансп. "Прут". После обеда покатались через Исар и Ялту. Ночь была полнолунная.
  
  28-го мая. Среда.
  
  Сегодня скончался от чахотки Петр Шерем[етев], с прошлой осени лежавший в санатории. Во время утренней прогулки зашел в Орианде в два караульных помещения, занятые Кабардинцами. После 12 час. поехали на Эриклик, куда собралось все общество из Харакса и Кичкенэ, и Ксения и Сандро с сыновьями.
  
  Завтракали в столовой и потом сидели в саду. День стоял чудный с бризом, жара такая легкая.
  
  В 3 часа гости разъехались и мы пошли пешком в Ливадию. В 5 час. поехали с дочерьми к Кабардинцам на чашку чая.
  
  Потом смотрели гимнастику и разные игры. В 7 час. поехали вдвоем в Ялту на панихиду по П. Шерем[етеву]. После службы тело перенесли в собор. Вечером покатался с дочерьми до мола и обратно.
  Всё вокруг кажется замечательным, окружающие добры и приветливы.
  
  29-го мая. Четверг.
  
  День рождения Татьяны, ей исполнилось 17 лет.
  
  Утром погулял, жара на берегу моря была чрезвычайная, купаться хотелось безумно. В 12 час. пошли к молебну; Аликс завтракала с нами внизу. Ген. Холодовский показывал ружья, переделанные и облегченные по его способу. В 2 1/4 поехали с Ольгой в собор на панихиду по Петре Шерем[етеве]. Вернулись в 3 ч. домой и отправились на игру. С гор лезли черные тучи, но затем они растаяли, принеся тем не менее прохладу. Пили чай в саду. Начал читать новые бумаги. В 7 1/2 поехали на яхту и отлично пообедали на юте. Вокруг рубки были устроены завесы из флагов с электр. лампочками. После кинематографа вернулись в Ливадию к 12 час. Прошел небольшой дождь.
  
  30-го мая. Пятница.
  
  Утром задул NO и по временам шел дождь. В 11 1/2 была закладка санатории для офицеров и воен. чиновник, в Массандре около казарм Литовского полка. Вернулись к завтраку. Около 3 час. погода прояснилась, т. к. ветер стал свежее. Погуляли с офицерами в Орианде и пили с ними чай дома. Читал до обеда. Укладывались в дорогу. Вечером съездили на мол.
  
  Долго еще дочитывал бумаги. Мне кажется, что писавшие их люди меня обманывают.
  
  31-го мая. Суббота.
  
  Очень жаркий день. Сделал последнюю прогулку вдоль моря. Около 12 ч. простился с Кабардинцами; снимались группою. До завтрака был отслужен напутственный молебен. После завтрака приехало семейство с побережья прощаться. В 4 1/4 покинули милую Ливадию и переехали на "Штандарт". В 5 ч. отошли от мола и пошли вдоль крымских берегов до Сарыча, а затем взяли курс на W. Берега были красиво освещены заходящим солнцем. Море совсем тихое. Весь вечер сидели на палубе. Конвоиры прежние: "Алмаз", "Кагул" и четыре миноносца 2-го дивизиона.
  
  1-го июня. Воскресенье.
  
  Ночью слегка покачивало от старой зыби. С 8 час. уменьшили ход, т. к. подошли на вид гор. Констанцы, куда назначено было прийти в 10 час. Погода была отличная и с утра жаркая.
  
  Встреча в Румынии была торжественная и очень радушная, программа дня полная и занятая, поэтому все время на ногах. Король совсем бодрый, королева менее подвижная, замечательно любезная, я не видел ее с похорон старого Имп. Вильгельма [в] 1888 г. На одно мгновение мне королева вдруг показалась мне облезлой лисой, а себя я увидел толстым глупым рябчиком. С трудом отогнал это видение. После взаимных визитов отправились в собор, где был отслужен молебен. С яхты король повез меня на гребном катере осматривать порт, кот. широко задуман. Посетил с ним "Кагул". В павильоне Королевы завтракали семейно. Там приятно продувало с моря. Вернулись на яхту около 3 1/2. Принял депутацию наших скопцов, председ. сов. мин. Братиано и мин. иностр. дел.
  При взгляде на министра мне вдруг стало дурно, захотелось набросится на него с кулаками. С трудом удержал себя в руках.
  К этому времени стали собираться приглашенные к чаю румыны.
  
  На юте был семейный чай. В 6 час. поехал с королем на парад войск 5-го арм. корпуса. Он проехал во главе их. Вид людей. мне понравился, лица напоминают наших южан. Церем. марш длился час. Переодевшись у себя, поехали в 8 ч. во дворец в город на большой обед с речами. Это происходило в нарочно выстроенной зале при дворце. Разговоры были непродолжительные. Вернулись на мол в павильон Королевы, откуда смотрели на зорю с факелами. В 11 час. простились с радушной румынской семьею и провожавшими и в 11.25 отошли от мола. Ночь была дивная и лунная.
  
  2-го июня. Понедельник.
  
  Выспался отлично и проснулся до 9 час. дивным утром, море было, как зеркало. Становилось жаль, что наше плавание приходило к концу. Завтракали в 12 ч. Перед выходом в Одессу стояла бригада линейных кораблей. Стали на бочку в час с 1/2 в Карантинной гавани. В 3 часа съехали на берег. Поч. кар. от 59-го пех. Люблинского полка и городское управление. В нашем поезде проехали до главной станции, где был прием гражданских властей и депутаций. Оттуда я с детьми поехал на парад и на пути остановился у церкви 4-й стрелк. бригады. Смотр состоялся на плацу перед лагерем Одесского гарнизона. Войска представились в бодром и блестящем виде. Такая радость была увидеть снова чудные войска Одесского воен. окр(уга). Вернулся с детьми на вокзал, где принял бывшего Шаха Персидского, и затем проехал по улицам Одессы в порт. Было жарко. В 8 час. на яхте был большой обед на 90 чел. Около 11 час. в командном помещении была молитва; после нее простились с офицерами и командой и направились в поезд, кот. ушел в 11.15.
  
  Весь город и порт были очень красиво иллюминованы.
  
  3-го июня. Вторник.
  
  Простояли полночи на месте и прибыли в Кишинев в 9 1/2 жарким утром. По городу ехали в экипажах. Порядок был образцовый. Из собора с крестным ходом вышли на площадь, где произошло торжественное освящение памятника Имп. Александру I в память столетия присоединения к России Бесарабии. Солнце пекло сильно. Принял тут же всех волостных старшин губернии. Затем поехали на прием к дворянству; с балкона смотрели на гимнастику мальчиков и девочек. Оттуда был красивый вид на окрестность города. На пути к станции посетили земский музей. В час 20 мин. уехали из Кишинева.
  
  Завтракали в большой духоте. В 3 ч. остановились в Тирасполе, где сделали смотр 14-й и 15-й арт. бригадам, 4-му стр. арм. дивизиону, 8-му морт. арт. див., 8-му драг. Астраханскому полку и 8-му конно-артил. дивизиону. Принял две депутации и сел в поезд, когда начался освежительный дождь. В вагонах стало легче дышать. До вечера читал бумаги.
  
  4-го июня. Среда.
  
  Спал отлично, т. к. ночью было очень прохладно. Проезжали знакомою местностью вдоль Полесской ж. д. Гулял с детьми на некоторых станциях. В Барановичах было собрано до 3000 учащихся детей. В 8 1/4 были в Вильне.
  
  5-го июня. Четверг.
  
  Ночью шел дождь и было прохладно спать. Пил чай в 9 час., когда поезд проходил ст. Сиверскую. В 9.45 прибыли в Царское Село и с павильона заехали в наш собор к молебну. По приезде в Александровский дворец - Анастасия получила подарки, т. к. ей минуло 13 лет.
  Опять почувствовал непонятный прилив нежности и желания защитить, тут же прошедший.
  Немного устроившись в своих комнатах, пошел гулять. Увидел с грустью большие опустошения, наделанные в парке ураганом в апреле. На дворцовой площадке шла репетиция парада. В 12 ч. принял депутацию 4-го пех. Копорского полка, командира моего Кирасирского полка г.-м. Вермана и вновь назначенного прусского генерала Хелиуса.
  
  После завтрака гулял и долго катался с детьми в байдарках. Пили чай на балконе. Принял Григоровича. Опять был приступ ненависти, быстро прошёл. Вечером занимался бумагами.
  
  6-го июня. Пятница.
  Через силу заставляю себя улыбаться окружающим.
  С утра меня атаковали с разными вопросами; последним принял Гротена, назначенного флигель-адъютантом 22 мая. Погулял 1/4 часа. Принял Барка и Рухлова. Завтракали на балконе. День стоял чудный без единого облачка. Влез на белую башню и смотрел на выстраивание шпалер от войск гарнизона. В 3.45 поехал встречать короля Саксонского; почетный караул от моего Кирасирского полка. Привез его к нам и затем в Большой дворец - со взводом Конвоя впереди и сзади экипажа. У подъезда поч. кар. от 1-го Стрелк. полка. Довел короля до его комнат и вернулся к 5 ч. Пили чай на балконе. В 7 час. поехали с Ольгой и Татьяной на парадный обед с тостами. Заходящее солнце хорошо освещало большую залу. Разговоры и представления происходили в антикамере. Король назначил меня шефом 2-го Саксон. артиллерийского полка ? 28, мундир кот. он привез мне. Вечером покатался с О[льгой] и Т[атьяной] в моторе отличным свежим вечером. Читал.
  Читать выбрал в библиотеке книгу о Иване Четвёртом. Странно, я хотел взять другую книгу, но меня будто ударило током при взгляде на корешок книги о грозном предке.
  7-го июня. Суббота.
  
  Чудный летний день. В 11 час. король приехал к нам, мы сели на коней и начали объезжать войска по улице и на дворцовой площадке. Церем. марш. проходили два раза. Этот парад в зимней форме на фоне дворца напоминал картины прежнего времени. В 12.5 парад кончился.
  Глядел вокруг и думал сколько пулемётов системы Максим потребуется чтобы отчистить площадь за минуту. Сначала подсчитал, потом ужаснулся своим мыслям и постарался поскорее их забыть.
  Завтрак был с начальством в большой зале. Вернулся к себе в 2 ч. Хорошо покатался с детьми на прудах. Чай пили на балконе. Читал.
  
  Поехали вчетвером к 8 час. в Павловск на фамильный обед с Саксонским корол[ем]. Слушали в саду Измайловских балалаечников. Вернулись домой в открытом моторе.
  Читал тоже, что и вчера. Делал заметки на полях.
  
  8-го июня. Воскресенье.
  
  В 9.45 прощался с казаками, уходящими на родину, и смотрел вновь прибывших в Конвой. Опять сделал неожиданное, спустился вниз, пожимал рки уходящим и прибывшим, старался запомнить их имена. В 10 1/2 поехал с детьми в нашу церковь к обедне. Завтракали со всеми и затем разговаривали на террасе, где солнце жарило по-крымски.
  
  Приняв небольшие доклады Трубецкого и Воейкова, пошел в парк, обошел его и долго катался на прудах. После чая у меня Мещерский и потом доклад Маклакова. Опоздал из-за него к обеду. Вечером отлично покатались на моторе вокруг Павловска и Баболова.
  
  9-го июня. Понедельник.
  
  К 10 час. приехал с королем Саксонским на Софийский плац и присутствовал с ним на строевом учении моей роты Л.-Гв. 1-го Стр. полка, на полковом учении Л.-Гв. Сводно-Казачьего полка и 6-й Донской бат. Все прошло отлично, также и джиготовка сборной сотни Конвоя. К концу вызвал по тревоге Гусарский полк, кот. вышел в семь минут и через три минуты подскакал к нам. Остался очень доволен! Вернулся домой около 12 час. и принял Григоровича. Отпустил его быстро, так как стал подозревать его во лжи. Не поверил ему даже когда он сказал, что погода отличная.
  
  У нас завтракали: король, Костя, Кирилл и Ducky. В 2 1/2 отвез его на станцию и простился с ним и свитою. Переодевшись, пошел гулять.
  
  День стоял лучезарный. Привел с Алексеем слона к нашему пруду и потешался его купанию.
  
  Пили чай на балконе. Принял Кривошеина и Тимашева. Окончил бумаги к 8 час. Обедал Арсеньев (деж). Покатались по разным шоссе вне Царского.
  
  10-го июня. Вторник.
  
  Дивным жарким утром отправился на моторе в Петергоф с Воейковым и Арсеньевым и прибыл к 11 час. в Конно-Гренадерский полк. Происходило освящение памятника дяди Миши, сооруженного полком [ 3 ] . Сходство большое и место постановки красивое. После церем. марша в офицерском собрании состоялся завтрак. К младш. по ванию испытывал больше симпатий и доверия, чем к старшим. В 2 1/2 уехал обратно и приехал в Ц. С. в 3 часа. Снова было купанье слона, этот раз присутствовали Аликс и все дети. Потом погуляли.
  
  Georgie Battenberg прибыл с эскадры из Кронштадта и остановился у нас. После чая принял Сазонова и Сухомлинова. Весь вечер читал.
  Странно, раньше многие его деяния казались чересчур кровавыми, теперь же вижу, что многие его действия были единственно верными.
  11-го июня. Среда.
  
  Тоже дивная погода. После утренних бумаг погулял полчаса. Принимал доклады Булыгина и Харитонова; Енгалычева, Татищева и Шебеко - Гродн. губ.
  
  Завтракали с английским адмиралом Beatty и его штабом и командирами. Потом принял англ. посла Buchanan. В 3 1/2 поехали всей семьей к Борису в сад на garden-party*, устроенный Кириллом и Ducky. Это прошло удачно. Жара была колоссальная, полил небольшой дождь, но палатки спасли платья дам. К 5 час. вернулись домой. После чая читал. К обеду приехала Ольга из Рамони. Отвезли ее до полдороги в Петергоф до переезда через Балт. ж. д. Начал укладывать вещи.
  
  * Прием гостей в Саду (англ.)
  
  12-го июня. Четверг.
  
  Совсем крымская погода и та же легкая жара, конечно кроме города, где духота, говорят, страшная.
  
  Утром принял пять человек и поэтому гулять удалось немного. Аликс уехала в Питер с О[льгой] и Т[атьяной| до часа. Завтракал с младшими. В 2 1/2 принял комитет под председательством Дашкова по постройке церкви в память 300-летия. Поехал в 3 часа на павильон, где осмотрел памятник для гор. Полтавы Петра Великого и другой, гипсовый, Гоголя. Погулял и покатался на прудах с детьми. Смотрели еще раз на купанье слона. Аликс вернулась к 5 час. Дядя Павел приехал к чаю. Принял Щегловитова и кн. Щербатова.
  
  После обеда читал весь вечер. Начал читать деяния Петра Алексеевича.
  
  13-го июня. Пятница.
  
  Окончив утренние бумаги погулял 1/4 часа и пришел домой мокрый. Принял доклады: Барка, Маркова и Рейна. Около 12 час. Georgie B[attenberg] вернулся. После завтрака переехали в Петергоф. Кругом проходила гроза и освежила воздух к нашему приезду. Обычная встреча улан и моряков и войска гарнизона шпалерами в Александровском парке. С радостью вошли в наш дом. Скоро привел свой кабинет в порядок. Ольга, Петя, Мария Павл(овна) и Георгий Михайлович] пили с нами чай. Georgie живет рядом с Алексеем. Читал и недолго покатался в байдарке. Обедали на верхнем круглом балконе. На моторе съездили на мельницу и Бабигон, где расписались в старых книгах. После чая разошлись скоро.
  
  14-го июня. Суббота.
  
  Сегодня Мари исполнилось 15 лет. По этому случаю внизу в столовой был отслужен молебен. При ливне уехали на пристань и сели на "Александрию". При подходе к Кронштадту погода прояснилась. Английская эскадра на малом рейде встретила нас громом салюта. Холостых выстрелов необычайно испугался, захотелось отдать приказ стрелять в ответ. Сдавило сердце и я упал. Приступ длился мгновение и все подумали, что я поскользнулся. Мне быстро помогли подняться. Прошли на паровом катере вдоль линии судов и перешли на флагманский крейсер "Lion". На нем подняли англ. адмиральский флаг при салюте. Осмотрел эту громадину в 28 000 тонн и затем завтракали у адм. Beatty. Англичане были радушны и любезны и показали мне все, что меня интересовало. Оттуда переехали на крейсер "New Zealand", 19000 тонн, на кот. плавает Georgie B[attenberg].
  Через силу улыбался и говорил с сопровождающими меня офицерами.
  Наконец в 4 часа снова с салютом ушли на "Александрии" в Петергоф. Задул легкий SW и погода сделалась чудная. После чая принял Сухомлинова и Янушкевича - доклад длился до 8 час. Обедали Кирилл (деж.) и Дмитрий, вернувшийся из отпуска.
  
  Вечером занимался бумажками.
  
  15-го июня. Воскресенье.
  
  Погода простояла отличная, немного посвежее. В 11 час. поехал с дочерьми к обедне. Завтрак как всегда в Петергофе был на балконе Фермы, и с музыкой. Georgie приехал на день из Кронштадта. Погуляли вместе по Александрии.
  
  Катался в байдарке рядом с Алексеем в двойке; были волнушки. Дети с Georgie поехали к Ольге. Пили чай с Аней. Читал. В 7 1/4 поехал с Georgie в купальню и отлично выкупались в море при 18?. К обеду приехала Ольга. В 9 1/2 мы все отвезли его на пристань и простились.
  
  16-го июня. Понедельник.
  
  Утром пришлось много почитать и весьма мало погулять. День был хороший, но значительно прохладнее и с тем же W. От 11 час. принял Григоровича, Кривошеина и кн. Ширинского. После завтрака депутацию Павлоградского гус. полка, поднесшую зимнюю форму Алексею. Посетили т. Евгению. Гулял с дочерьми. В 6 1/2 принял Танеева. Покатался 1/4 часа в байдарке, а после обеда в моторе.
  
  17-го июня. Вторник.
  
  Утро было серое и прохладное; с 12 ч. погода прояснилась. Погулял. Принял Сухомлинова и затем Николашу. В 12 1/2 поехал в Большой дв., где осматривал планы последних работ в крепостях. Завтракал Георгий Михайлович. Около 3 час. поехал с Алексеем на смотр молодых солдат 1-го жел.-дорожи, полка, представившихся великолепно. Поиграл с дочерьми и Аней в теннис. Ольга пила с нами чай. Принял Сазонова. Недолго катался в байдарке. Вечером у нас посидел Григорий.
  
  18-го июня. Среда.
  
  Отличный день. Погулял полчаса. С 11 ч. до часа принимал Горемыкина, а затем Родзянко. Завтракал Georgie, приехавший из Бьорке. В 3 1/2 поехал с ним в гавань, где офицеры переменного состава Гимнаст, фехтов. школы показали прыганье в воду, нырянье и плаванье. Очень хорошо в особенности ввиду крутой волны от дувшего W. Затем офицеры представились и я снялся с ними группой. Расчувствовался.
  
  Вернулись в 5 час. Ольга пила чай. Georgie окончательно уехал. Принял Кассо. Доехал до "Работника" в байдарке. Обедали на детском балконе с Дмитрием Шер[еметевым] (деж.). Покатались в моторе.
  
  
  
  
   Дневник неприкаянной души.
   19.05.1914.
   На рай окружающее меня не походило, так может я в аду? Всё таки руки на себя наложила, так что меня теперь, уж "родственники" постараются, никто отпевать не будет и похоронят за оградой кладбища. Это определённо не рай, это я поняла, когда зрение прояснилось окончательно, а перед моим взором предстали четыре упитанных попа, один одет поцветастее и постарше годами, видать главный! Все происходившее в этот первый день я воспринимала как кино, этакий бесплатный киносеанс для приговорённых душ пока прокуроры и адвокаты решают, сколько ей дать сроку. Во сне меня называли Царём-батюшкой, телом же я абсолютно не управляла. Виды на море, а это явно Симферополь, только какой-то одноэтажный, хотя я и была там всего лишь один раз в детстве, вместе с первым классом, ещё при союзе. Вечером кино мне перестало нравиться, это когда я три часа подряд читала какой-то исторический бульварный роман, судя по обложке, но на французском языке. Кино или, может, рай мне разонравились окончательно, вспомнила свои последние минуты, и начала буянить, стучать воображаемыми кулаками по экрану и кричать, чтобы выпустили. Дальше темнота.
  
   23.05.
   Рай никуда не делся, но теперь я из него и не хочу уходить. Здесь живёт Она, моя Сашенька, красавица, только ей здесь побольше лет, но она точная копия моих детских фотографий. я любовалась ей, когда она оказывалась в моём поле зрения, к ней обращались то "стася" то " Анастасия!", в зависимости от степени её шалости. Сначала были виды какого-то монастыря, затем, затем плескались в не очень и тёплой воде, так моей девочке и заболеть не долго! Потом катались на старинных машинах с открытым верхом, потом был поход в зверинец. когда вечером я внимательно всмотрелась в своё отражение в зеркале, я, наконец-то, кое что вспомнила. Это лицо я видела у брата, который с детства собирал монеты. Это лицо было гордостью его коллекции, не помню точно какая это монета, серебряная точно, вроде бы в честь 300-летия дома Романовых, ещё дореволюционная.
   Моё "тело", как я стала называть свою оболочку, весь вечер возилось с бумагами, потом пошло спать. никогда ещё в моей постели не была женщина, холодный профиль, но фигура ничего себе. К счастью "тело" сегодня секса не жаждало, и в эту ночь загробной жизни розовой я стать так и не сподобилась.
   24.05.
   Окончательно решила для себя, что это не сон, а этакое затянувшееся испытание, так как адвокаты и прокуроры у небесных врат не сошлись во мнении. Поэтому всё вокруг меня реально, я же лишь душа, хотя и не простая. Поэтому весь день я вспоминала что я, потомственная медсестра, окончившая, с горем пополам, среднюю школу, знаю об этой эпохе, ибо на дворе был 14-й год, как я узнала из дневника, который ежевечерне вело "тело".
   Революция, тогда была революция, это я точно помню! Большевики, кажется? И Ленин, точно, дедушка Ленин! А потом Сталин. А больше сразу ничего и не упомню. Какая там история, когда рано округлившаяся грудь заставляла думать о двух пацанах одновременно, как крутить шуры с обеими, чтобы как можно дольше не узнали, как не залететь до замужества. А потом, после курсов медсестёр, я Игорька встретила, и как отрезало, ему пришлось лишь одному из прежних ухажеров рыло начистить. Вспомнила! Культура! Я тогда с рекламы в сериале ленивчиком щёлкнула, а там программа историческая, ну я на ней паузу и переждала. Там какой-то бородатый тип вещал, что царя-то скинули белые, да за власть передрались и их самих скинули красные! Вот!! Всё, больше ничего не помню. Белые, это, кажется, как я помню из фильма про "неуловимых" бывшие царские офицеры, а красные? А это сами "неуловимые" и есть! Точно, и ещё в новостях что-то было про прах невинно убиенной царской семьи, по-моему? Это что же значит, белые или красные семью всю сожгли? Что? Жечь? Мою Сашеньку? Не дам!
   Я решила, что поняла сегодня, в чём моё "испытание" и весь день всматривалась в лица окружающих, ища "белых" и "красных". Устала, так как под этот показатель подходили все вокруг, готова была рвать и метать, так некоторые походили на "Маму" и "Папу".
   25.05.
   Тело так про себя "телом" и зову, хоть и Царь, у его жены сегодня день рождения! Большое застолье, я такого даже у "родственничков" не припомню. Вот только теперь я окончательно стала розовой, хотя и какой-то неправильной. Нет, удовольствие-то я получила, впервые за год, но было оно какое-то неправильное и быстрое, поэтому я захотела повторения. Нет, бабе в этом плане всё же лучше, или это из-за того, что Игорька я Любила? А от этой фигуристой тётки только "тело" тащится.
   26.05.
   Горы, зверинец, на закуску дождь. Стала привыкать к рутине, даже нравится быть этаким "вампиром", ничего не делать и жить лишь по ощущениям "тела", а свои чувства испытывать лишь при виде Сашеньки-Стаси.
   27.05.
   Я, вернее моё прежнее воздержание, положительно действует на здоровье "тела", это он так в дневнике пишет, ну нравятся ему фигуры с кормой а-ля Дженифер Лопес, и не такие ещё извращенцы в мире бывают!
   28.05.
   Хоронили какого-то важного сморчка. Вечером катались с "дочерьми" до мола и обратно. Всё было замечательно, даже в людях стала видеть не только красные и белые краски.
   29.05.
   Одной из моих "дочурок" Татьяне, исполнилось 17. Особа ничего себе, ежели бы рядом с мужем её "там" увидела, отходила бы обеих сковородкой за милую душу, не поверила бы ни в жизнь, что они "просто друзья". Днём был какой-то горячий изобретатель, показывал старинную тяжёлую винтовку, уверял, что она "облегчена" по его уникальному способу. Смотрели с семьёй немое кино.
   30.05.
   Была на закладке местного дома отдыха для офицеров, в этом здесь молодцы, у нас такие дворцы своим людям только нефтяники строят. Офицеры, с которыми "тело" мил, они какие-то рыхловатые, мой Игорек сделал бы всех за полминуты, даже без ножа. Вечером "тело" долго возилось с бумагами, честно пыталась продираться за ним через все эти "яти" и прочий старорусский мат. Увидела слово "дума" и резко потеряла доверие к бумагам. Демократию не люблю, за "Чечню" и потому что депутатов ненавижу. Старший брательник моего Игорька, это который не от "Папы" депутат в ЗСК. Ко мне он тоже, гад, клеился, пока мой горного козла изображал, закономерно получил по яйцам, но манёвры прекратил только тогда, когда я его приставания по пьяни на камеру записала и пригрозила показать мужу. Брата он знал, поэтому. скрепя зубами, отстал, но злобу затаил.
   31.05.
   Собрались в "круиз", сопровождает целая эскадра, штук шесть военных судов и ещё всякие суда-недомерки.
   1.06.
   Румыния, здесь я никогда при жизни не была, а после смерти, вот, сподобилась. Все было на уровне у тамошних "Чаушеску". Только королева их почти точная копия "мамы", которая пыталась строить из себя "крутую художницу". От её "Портрета лисы" меня всегда бросало в смех, так как морду животного "мама" рисовала, не иначе, как с зеркала. Настроение испортилось окончательно, все местные навеки поселились в моей памяти как оголтелые красно-белые. Вспомнила ещё одно имя из истории "Врангель" и то что он был "белый", а более ничего о нём.
   2.06.
   Утро было чудесным, но "тело" нервничало и, по-моему, из-за меня. Полчаса делало мысленно упражнение "по-Бутейко", и получилось! Задышало "тело" размеренно, успокоилось. Мысли о том, что могу так просто контролировать его перепады настроения греют душу.
   3.06.
   Город Кишинёв, попы поют здравицы в честь сотой годовщины присоединения Бесарабии к России. Так вот ты какая, земля приднестровская! В поезде читала бумаги, многое даже поняла, умница я! Как говорится сама себя не похвалишь, никто не похвалит.
   4.06.
   Весь день на железке, на некоторых станциях гуляла с детьми.
   5.06.
   Большой праздник, моей Саше-Анастасии сегодня 13! Совсем большая уже стала, женихи скоро пойдут. Искала врагов, не нашла, расстроилась.
   6.06.
   С утра весь день экспериментировала с "телом" на счёт дыхания, уж в этом я знаток! За последние годы столько узнала и перечитала, после того как бронхит дочери перерос в Астму. К счастью, в лёгкую форму, но на пору цветения Амброзии каждый год идёт приступ, так что больше месяца во двор не ногой, сидим и отрабатываем правильное дыхание!
   Когда вечером "тело" опять захотело в библиотеке цапнуть французскую муру, захлебнула его воздухом, и пока он успокаивался, смотрела на какой-то корешок книги с русскими буквами. Книгу он взял, "Иоанн Грозный", биография оказалась, ну хоть свой тиран, не заморский.
   7.06.
   Смотрели на парад, некоторых офицеров зачислила в бело-красные однозначно, прикидывала, сколько ПК нужно, чтобы за полминуты гарантированно всех марширующих завалить. "Тело" в своём дневнике мои мысли эти повторило с точностью! Чует он, что что-то с ним не так, правда ПК он принял за Максима, а так слово в слово! Пока мы не заснули, громко думала: ПРИВЕТ! МЕНЯ ЗОВУТ СВЕТА! Я ВНУТРИ ТЕБЯ! "А в ответ тишина, я и сам покурю неху..о!" Не услышал.
   8.06.
   У местных казаков из охраны была пересменка, одни домой, другие опять в командировку. Мой Игорёк тоже иногда при жизни в эти одежды рядился, клинки и ножи из командировок привозил, мол, хозяевам они уже не нужны, и в сундук складывал. Мне за него барыги 50 штук дали, может, продешевила? Почувствовала дикое желание спуститься к казакам, "тело" встало, потопталось, а потом начало пиарится, пожимать всем руки и спрашивать имена.
   9.06.
   Сегодня действую по другому, успокаиваю "тело", которое слушает доклад одного из царедворцев и представляю, что это "Папа". Сработало, как ясно из дневника, мол не поймёт почему, а не верит! Чуть не забыла, нём играли со слонёнком, есть тут такой домашний любимец, смешно было смотреть как он купается!
   10.06.
   Сегодня сочетала дыхание с положительными эмоциями, потом громко думаю как бы поступить. Два раза внушение удалось, в первый "тело" прониклось приязнью именно к " младшему офицерскому составу", а во второй опять достало Ваню Грозного с книжной полки.
   11.06.
   Завтракали с английскими флотскими командирами, у меня к ним неприязнь, почему не помню, но стараюсь выдернуть мысль об этом из глубин.
   12.06.
   Жарко, почти как у нас, а сплит системами здесь и не пахнет. Смотрели на памятники, потом каталась с детьми на лодках по прудам, смотрели на купание слона. Вечером, когда "тело" застыло в недоумении перед книжной полкой и хотело уже рванутся к "новинкам" выложенным дворцовым библиотекарем, убедила его что Пётр Алексеевич. это то же не плохо.
   13.06.
   Обычный круговорот, парады всякие, в книгах для почётных гостей приходится расписываться. А с женщиной хоть в постели и ничего, часто опять под мужика тянет. Может попробовать "тело" на мужиков повести? Нет, анал мне не нравится, я его только по пьяни раз и попробовала, а если "тело" сверху, то это опять вроде как "С женщиной". Ладно, придётся терпеть эти извращения.
   14.06.
   Сегодня моей "дочурке" Маше исполнилось пятнадцать, был праздник, после на военном пароходе приблизились к Английской эскадре на рейде возле Кронштадта, "тело" вздрогнуло от орудийного салюта, а я сразу вспомнила, почему не люблю англичан! Это у Высоцкого в фильме про интервенцию! Точно, Англичане тоже враги, и, пока белые будут драться с красными, попробуют откусить кусок России. С дуру попыталась заставить "тело" передать приказ в Кронштадт об открытии огня по вражеским судам, начала бесноваться, дальше темнота.
   17.06.
   Очнулась вечером семнадцатого, "тело" как раз марало бумагу для истории. Поняла, что если беснуюсь, меня вышибает на трое суток, так и в первый раз было. Надо будет ещё раз проверить.
   18.06.
   Весь день отрабатывала дыхание, успокаивала "тело" и сама успокаивалась. Думала.
  
  
  
  
  Николай свет-Второй глава 2
  
  Дневник "тела".
  
  
  
  19-го июня. Четверг.
  
  Простоял чудный день. От 11 ч. до часа на Ферме состоялось заседание Совета министров. Завтракал Сергей Михайлович.
  
  Днем поиграл с детьми, Аней и Зборовским в теннис. К чаю приехал д. Павел. Окончил вечерние бумаги и в 7 час. простился с дорогой Аликс и малыми детьми.
  
  Отправился с Ольгой А[лександровной], Ольгой и Татьяной на "Александрии" в Кронштадт, также Ducky и Кирилл. Переехали на "Полярную Звезду" на ночь.
  
  Обедали со всеми и провели прекрасный вечер. Смотрел бумаги.
  
  20-го июня. Пятница.
  
  Долго не мог заснуть. Поспал до 8 1/2 уже на ходу. День стоял дивный и море было как масло. Английская крейсерская эскадра вышла из Бьорке и постепенно стала нагонять нас.
  
  Не доходя 10 миль до Гохланда, эскадра перестроилась из строя фронта в одну кильватерную колонну и полным ходом с салютом обогнала нас с правой стороны. Эволюция была очень красивая. Вдруг привиделось, что эти суда в правильном строю атакуют сонный Петербург. Затем яхта повернула лево на борт и пошла с миноносцами назад.
  
  От волны английских судов нас качало. Сели завтракать в 12 1/2 ч. Шли к Кронштадту небольшим ходом и стали на бочку ровно в 7 час. Жара на палубе была черноморская. Пришли в Петергоф к 8 час. и домой прямо к обеду.
  
  Читал, пили чай вдвоем. Аликс выказала удивление, что моё новое увлечениеие биографиями ещё не прошло, затем легли спать в 12 1/4.
  
  21-го июня. Суббота.
  
  Окончив утренние бумаги, отправился в 10 ч. с Ольгой и Татьяной в Царское Село.
  
  Погода была чудная, но очень жаркая, мгла по горизонту и запах гари от горящих где-то лесов. К 11 час. облек зимнюю парадную форму и поехал на церковный парад моему Кирасирскому полку по случаю его праздника. Полк с пулеметной командой представился в блестящем виде. Вдруг мне представилось что у каждого солдата в полку в руках появилось по пулемёту Максима, затем видение исчезло. После завтрака недолго разговаривал; назначил нового ком. полка в свиту. Переоделся и поехал обратно в Петергоф, сделав переезд ровно в полчаса.
  
  Поиграли в теннис. Ольга пила чай. Принял Рухлова, выкупался в море. Обедал Петровский (деж.). Перечитывал до 11 1/2 биографию прадеда.
  
  22-го июня. Воскресенье.
  
  В 9 1/2 отправились с дочерьми в Красное в Уланский полк, на освящение новой деревянной церкви взамен сгоревшей. После службы сели завтракать в шатре тут же рядом с деревней. Жара была большая с тем же ветров и мглою. Вернулись в Петергоф в 2 1/2 ч. Алексей лежал на балконе, т. к. он жаловался на тошноту и боль в спине. Его болезненный вид стал на миг мне неприятен, но я быстро изгнал эту мысль. Поиграли в теннис. В 6 ч. принял Николашу. Читал до 7 1/2 и отлично выкупался в море. Ольга А[лександровна] обедала.
  
  23-го июня. Понедельник.
  
  Очень занятое утро и 1/4 часовая прогулка. В 2 1/2 принял на Ферме депутацию от Петербургского арсенала Имп. Петра Вел[икого]. Поиграл в теннис. Жара и мгла, солнце совсем красное и на море вроде тумана. Странно, заметил, что перенашу тёплую погоду легче, чем окружающие. Алексей пролежал целый день на балконе Аликс, жар продолжался. От 6 1/2 до 8 ч. принимал Маклакова. Вечером читал.
  
  24-го июня. Вторник.
  
  Около 9 час. выкупался в море. Читал и немного погулял. Принял Сухомлинова и несколько представляющихся. Завтракал Андрей (деж.). Поехал с Аликс и с ним в Английский дворец осмотреть модель памятника Анпапа для Петербурга. Поиграл в теннис. В 6 час. принял Сазонова. Опять выкупался. Жара была большая, но воздух был лучше, т. к. гари сделалось меньше. После обеда у меня был Нилов. Читал долго. Поймал себя на мысли, что если бы прадед строил железную дорогу до Одесы быстрее, то Крымскую мы бы выиграли.
  
  25-го июня. Среда.
  
  Необыкновенно жаркий день. В 9 1/2 поехал в Царское Село, где сделал последовательно три закладки казарм: 2-го Стрелк. Царскосельского и 3-го Стр. моего полков и наконец Конвоя около железн.-дор. павильона. Вернулся аккуратно к часу. Митя и Олег завтракали. Несмотря на жару бодро поиграли в теннис. Ходил с детьми босыми ногами в речке. Тетя Михень, Ducky и Кирилл пили с нами чай.
  
  Прочтя обычные бумаги купался в море, в воде было 21? Р. После обеда покатались в моторе на Бабигон и заехали в сельский домик. Там гарь была гуще. У Алексея тем. нормальная и он себя чувствовал хорошо и спокойно. Уже неделю как приступов странной ненависти не было, это радует.
  
  26-го июня. Четверг.
  
  Неистовая жара продолжалась. Аликс с О[льгой] и Т(атьяной) прошла в Петербург. Принимал все утро. Завтракал с М[арией) и А[настасией]. Алексей ел отдельно на балконе. В 2 1/2 принял греческого посланника Псика, уезжающего в Бухарест, и затем осмотрел картины Ткаченко. Поиграл в теннис со всеми дочерьми, Аней и Зборовским. После чая принял Мещерского. Хорошо выкупался. Обедала Ольга А[лександровна]. Провели вечер вместе на балконе, сильно спорили.
  
  27-го июня. Пятница.
  
  В 9 1/2 отправился в Петербург на "Александрии" и с пристани в расположение Л.-Гв. Конного полка, где сделал закладку новых казарм. Оттуда поехал к Михайловскому театру, против которого начата постройка будущего выставочного здания, закладку какового я произвел совместно с тетей Михень. Вернулся на яхту в 12 1/2. Видел в Неве - "Штандарт", кот. приводится в порядок после плавания. Рассматривал с приятным чувством доканчивающиеся линейные корабли и строящиеся на стапелях. Завтракал на обратном пути. В море продувал бриз. Поиграл в теннис.
  
  В 6 час. принял Барка. Выкупался - при 20? в море. Обедал Струве (деж.). Вечером покатались в моторе. Лихачил, всё время хотелось увеличить скорость.
  
  28-го июня. Суббота.
  
  Годовщина кончины дорогого Георгия. В 10 1/2 поехали на панихиду. Все утро принимал точно зимой.
  
  Завтракал Алексей; гр. Фредерикс тоже. В 2 1/2 поехал с Аликс и Ольгой в Большой дворец, где Саблер представил нам 110 учительниц церковно-приходских школ. Они пропели нам несколько молитв разных напевов и светских песен. Вдруг в голове послышался голос одной из певиц, но слышал это лишь я. Песня была красивая, я попросил принести бумагу и карандаш, быстро записал её. Успокоился, затем поиграл в теннис. Погода стояла чудная с освежающим ветерком. После чая много читал. Выкупался. Обедали и вечер провели у Ольги и Пети.
  
  29-го июня. Воскресенье.
  
  Дивный день. Поехали к обедне в 10.45. На Ферме приняли т. Михень и ее брата - мужа Королевы Голландской; он пришел в Петербург на голландск. брон. "Zealand". Они завтракали с нами и со свитою. Днем покатался в байдарке и поиграл в теннис с дочерьми, Н. П. Саблиным и Родионовым. Они пили у нас чай. Читал до 7 1/2 и выкупался; в воде 21?. Несказано доволен окружающими, наверное поэтому совершаю странные поступки.
  
  Обедали: Ольга А[лександровна] и Соня Ден; они провели с нами вечер.
  
  30-го июня. Понедельник.
  
  После утренней сутолоки успел погулять полчаса. Жара продолжалась та же. Принял Григоровича, Тимашева и свиты ген.-м. Шипова. Завтракал Борис (деж.) и Николай Михайлович. Поиграл в теннис. В 6 час. принял Горемыкина. Пока я купался, "Штандарт" проходил из Питера.
  
  Вечером покатались впятером в моторе, в аллеях пахло отлично липами. Читал довольно долго о деяниях Павла Первого.
  
  1-го июля. Вторник.
  
  Встали рано. Пришлось читать и писать до самого нашего отъезда. В 10 час. пошли в Кронштадт. Погода была душная и дождливая. Съехали в гавань и присутствовали на освящении нового огромного дока имени Алексея. Когда была напущена вода, в док вышел крейс. "Рюрик". В час с 1/4 прибыли на "Штандарт". После завтрака ушли в море. Погода поправилась. В 8 1/4 веч. стали на бочку на "рейде Штандарт".
  
  С нами пришли: "Пол[ярная] Звезда" и пять миноносцев - "Войсковой", "Доброволец", "Москвитянин", "Эмир Бухарский" и "Финн". Воздух сделался чудесный и запах гари пропал. Вечером играл в кости. Странно, весь день совершал мелкие глупости, некоторые веселили окружающих.
  
  2-го июля. Среда.
  
  Спал отлично и проснулся с таким радостным чувством быть на яхте в этом хорошем месте. Два раза заговаривал с нижними чинами, благодарил их за службу.
  
  Около 10 час. поехал в байдарке с Граббе и Кирой Нар[ышкиным] вокруг Тухольма. Читал. Завтракали ген. Самсонов и все командиры судов. В 2 часа Фредерикс на мин. "Финн" ушел в Петергоф. Съехал с детьми на берег и поиграл в теннис. Потом выкупался с офицерами на старом месте, устроили шуточные схватки. Вечером поиграл в домино.
  
  3-го июля. Четверг.
  
  Чудный, не особенно жаркий день с S бризом. Утром покатался с О[льгой] и Т(атьяной) в двойке. К завтракам начался обычный наряд шести офицеров от плавающих с нами судов.
  
  Ночью прибыл на яхту на мин. "Финн" художник Ткаченко.
  
  В 2 1/2 съехал с другими на Падио и сделал хорошую прогулку; Затем переехал к месту Алексея и выкупался отлично.
  
  После чая читал и подписывал присланные ночью бумаги. Две отложил, так как был почему-то против, буквально руки опускались, так и не поставил на них свою подпись. Вечером гости - Зеленецкий, Злебов и Невяровский.
  
  4-го июля. Пятница.
  
  Ночью дуло и утром перепадал дождь. До завтрака сидел на яхте.
  
  В 12 час. принял генерал-губернатора Зейна. Съехал в 2 1/2 с гуляющими у телеграфной станции и пошел по дороге к деревне, и затем назад к месту Алексея. Отлично купались. Пропел окружающим сочинённые ранее стихи. После чая с разных сторон пошли грозы, продолжавшиеся до полночи с перерывами. Молнии были замечательные. Поиграл в домино.
  
  5-го июля. Суббота.
  
  Простоял отличный день. Сделал большую прогулку втроем в байдарках. После завтрака простились с Бутаковым, кот. переведен стар. офиц. на "Царевну". Дал прочесть мои их Аликс, попросил сделат мне копии, теперь раздаю их как подарки. Съехали и гуляли на Тухольме. Купался. В 6 ч. 45 на юте была всенощная. Приехал фельдъегерь и привез массу бумаг.
  
  После обеда читал и затем не выдержал и поиграл в домино.
  
  6-го июля. Воскресенье.
  
  Погода с утра стала ясная и прохладнее последних дней. В 10 час. снялись с бочки и пошли в Кронштадт.
  
  В пути была отслужена обедница. После завтрака дочитывал вчерашние бумаги. На Большом рейде прошли вдоль бригады крейсеров, здоровался с командами. Велел передать им мои стихи и сказал, что посвятил эти строки мужеству всех русских моряков. В 3 1/2 часа съехали со "Штандарта" на "Александрию" и пошли в Петергоф. Во время чая видели яхту, идущую в Петербург. Читал, гулял и купался в море. Обедали: тетя Ольга и Татьяна Конст[антиновна]. Потом приехали Ольга и Петя.
  
  7-го июля. Понедельник.
  
  Утром без конца принимал. После доклада Григоровича поехал в 12 час. на пристань и осмотрел новую радиотелеграфную станцию. Пошел на "Александрии" в Кронштадт и завтракал в пути. Перед уходом был ливень с грозой; затем погода поправилась. Ровно в два часа на малый рейд вошла французская эскадра в составе брон. "France", "Jean Bart" и двух миноносцев. Подавил сильное желание отдать приказ об их немедленном затоплении, это далось с трудом.
  
  Григорович привез президента Пуанкаре на яхту; после взаимного представления свит пошли в Петергоф. Салюты не прекращались. На пристани все В. К., свита и дивный поч. кар. от Гвардии экип. С конвоем привез его во дворец, где стоял отличный поч. кар. от Енисейского полка. Через 1/4 часа приехала Аликс с О[льгой] и Т[атьяной]. Она приняла Пуанкаре и затем вернулись вместе домой в 4 часа. Погулял с Татьяной; посетили Дмитрия. Пили чай с Н. П. Саблиным (деж.). Читал. В 7 1/2 состоялся парадный обед с речами. После разговоров простились с хитрым президентом и приехали к себе к 10 час.
  
  8-го июля. Вторник.
  
  Утром занимался до 10 1/4 и поехал во дворец к "Хитрецу". Побеседовал до 11 1/4; он отправился на целый день в Петербург, а я к Английскому дворцу. Перед ним на лужайке были выстроены: рота и офицеры постоянного и переменного состава Стрелковой школы.
  
  1 июля они праздновали 50-летие со времени командования Анпапа стрелк. ротою Учебного пех. батальона. Принял парад и офицеров, снялся группою на лестнице и затем осмотрел во дворце модель памятника Анпапа, сделанную Каноника. Вернулся домой в 12.45 с Дмитрием (деж.). Принял на 1/4 часа Сухомлинова. После завтрака поиграл в теннис. Читал. В 7 1/2 выкупался с Дмитрием. Он и Ольга обедали. Покатались в моторе. День простоял чудный. Только в 12 1/2 ночи бедный Пуанкаре вернулся из города. Перед сном уловил в себе женский голос напевающий новую песню. Тотчас же записал слова Музы. Господи, да ведь я поэт! А каких высот смог бы я достичь, не будь привязан к трону?
  
  9-го июля. Среда.
  
  В 11 час. принял депутацию от моего румынского 5 Рошиорского полка. Она привезла всю форму полка и несколько альбомов от короля. В 11 1/2 Пуанкаре привез сам подарки для Аликс и детей. Поехал с ним во дворец; завтракали французские офицеры и румыны. Глядя на них на уме появлялось слово "Интервенты". Странно.
  
  В 3 часа отправились поездом в Красное Село. На станции поч. кар. от Уланского Ее Вел. и у дворца на шоссе от 12 грен. Астраханского полков. В 4 часа начался объезд лагеря при чудной погоде. Аликс ехала с Пуанкаре, Мари и Анастасией. Войска выглядели замечательно бодрыми. Передал одному из солдат копию последнего стиха, написанную собственной рукой, негромко напел его. Сказал, что посвещаю этот стих им, чудо-богатырям.
  
  После зори вернулся с президентом. В 7 1/4 был большой обед у Николаши и Станы в шатре. В 9 1/2 поехал с Пуанкаре, Ольгой и Татьяной в театр. Был хороший, недлинный спектакль. Закусывал с Аликс и дочерьми - в халатах. Мне размножили и вторые стихи, раздал их всем близким.
  
  10-го июля. Четверг.
  
  Поехал с Пуанкаре на смотр войскам, кот. начался с объезда в 10 час. Войска приветствуют меня громче обычного. Он ехал с Аликс и М[арией] и А[настасией]. Прохождение кончилось в 12 1/4. Остался очень доволен. Завтрак был в Красносельской палатке. Днем сделалось очень жарко. Вернулись по жел. дор. в 3 часа. Погулял, сильно потел и выкупался с наслаждением. С запада полезла большая туча; прошла гроза с ливнем как раз перед нашим уходом с Пуанкаре в Кронштадт. Хитрец меня обхаживает, через слово напоминает о наших союзнических сердечных соглашениях. Но глаза бегают, как будто меня опасается.
  
  В 7 1/2 переехали на новый брон. "France", на юте кот. был обед на 104 челов. Все прошло очень хорошо, и в 10 час. мы простились с президентом и пошли в Петергоф, куда прибыли в 11 час. штилем и с темнотою. Читал, окончил чтение с последним вдохом Государя Павла
  
  11-го июля. Пятница.
  
  Жара дошла до 24? в тени. Утром был занят до часа. Завтракал Багратион (деж.). Погулял до 3 1/4; затем поехал с Ольгой и Татьяной в Красное. Принял кавалерийскую и воздухоплавательную офиц. школы перед большой столовой. Опоздал на скачки на полчаса. Обедал у кавалергардов и был в театре. Меня часто поздравляли с чудесными стихами.
  
  12-го июля. Суббота.
  
  В четверг вечером Австрия предъявила Сербии ультиматум с требованиями, из которых 8 неприемлемы для независимого государства. Срок его истек сегодня в 6 час. дня. Очевидно, разговоры у нас везде только об этом. Утром поехал в Красное Село, и в 10 час. состоялся отличный смотр Астраханскому полку. От 11 ч. до 12 ч. у меня было совещание с 6 министрами по тому же вопросу, и о мерах предосторожности, кот. нам следует принять. Всё совещание у меня перехватывало дыхание, два раза на просьбы о выдвижении некоторых частей к границе или подготовки списков о частичной мобилизации через силу выдыхал слово "нет". После совещания сразу полегчало. Завтракал с офицерами Астрахан. гренад. п. В 2 1/2 поехал в лазарет т. Михень. Оттуда в военный госпиталь. Передал приз за лучшую стрельбу в кавалерии Л.-Гв. Гусарскому полку. Произвел смотр 9-му драг.
  
  Казанскому и 12-му Гусар. Ахтырскому полкам. Все шефы присутствовали. В 6 час. было производство юнкеров перед столовой палаткой.
  
  В 7 час. был обед офицерам обоих полков. После разговоров поехал с тремя старшими дочерьми в театр. Любовался Анастасией, часто охватывало сильнейшее беспокойство за неё. Был длинный юбилейный спектакль по случаю его 50-летия. Вернулся в Петергоф в час с четвертью, а лег после 3-х часов, из-за массы бумаг.
  
  13-го июля. Воскресенье.
  
  Встал в 9 час. с проливным дождем. После обедни принял на ферме шталмейстера Мекл[енбург]-Стрелицкого двора, приехавшего с известием о кончине вел. герцога. Он завтракал. Около 2 час. дождь окончился, и к вечеру погода прояснилась. Погулял с детьми и покатался в байдарке. Читал. Купался в море. Ольга А[лександровна] обедала. Вечером сидели вместе. Чувствовал себя весь день прекрасно, нникаких дыхательных спазмов.
  
  14-го июля. Понедельник.
  
  Чудная погода продолжается. Утром погулял полчаса; затем принял Григоровича и в 12 ч. Танеева. Опять дажды ответил им нет, первый раз через силу, второй раз спокойнее.
  
  Завтракали одни. От 3 час. поиграли в теннис. В 6 час. принял Маклакова. Интересных известий было мало, но из доклада письменного Сазонова [видно, что] австрийцы, по-видимому, озадачены нашим спокойствием и отсутствием приготовлений, и начинают удивлятся. Весь вечер читал.
  
  15-го июля. Вторник.
  
  Принял доклад Сухомлинова и Янушкевича. Завтракали: Елена и Вера Черногорская. В 2 1/2 принял в Больш. дворце представителей съезда военного морского духовенства с о. Шавельским во главе. Поиграл в теннис. В 5 час. поехали с дочерьми в Стрельницу к тете Ольге и пили чай с ней и Митей. В 8 1/2 принял Сазонова, кот. сообщил, что сегодня в полдень Австрия объявила войну Сербии. На вопрос о военных приготовлениях уже уверенее сказал "нет". Обедали: Ольга и Арсеньев (деж.). Читал и писал весь вечер.
  
  16-го июля. Среда.
  
  Утром принял Горемыкина. В 12 1/4 произвел во дворце около ста корабельн. гардемарин в мичманы. Днем поиграл в теннис; погода была чудная.
  
  Но день был необычайно беспокойный. Меня беспрестанно вызывали к телефону то Сазонов, или Сухомлинов, или Янушкевич. Кроме того, находился в срочной телеграфной переписке с Вильгельмом.
  
  Вечером читал и еще принял Татищева, кот. посылаю завтра в Берлин. Часто обрываю себя при разговоре, при некоторых моих словах в беседах горло перехватывает.
  
  17-го июля. Четверг.
  
  Утром было поспокойнее в смысле занятий; принял Мамантова, Боткина из Лиссабона и командира Каспийского полка Искрицкого. После завтрака у меня были Сазонов и Татищев. Погулял один. Погода была теплая. В 6 час. принял гр. фредерикса с Воейковым, затем Нилова. Выкупался с наслаждением в море. Обедала Ольга и с нею провели вечер. Весь день прошёл спокойно.
  
  18-го июля. Пятница.
  
  День простоял серый, такое же было и внутреннее настроение.
  
  В 11 час. на Ферме состоялось заседание Совета министров. Они меня убедили своими доводами о начале частичной мобилизации, но произнести согласие не смог. Потерял сознание на несколько минут, после чего заседание было прервано. Вернулся домой совершенно разбитым, показался доктору. После завтрака принял германского посла. Стало легче, погулял с дочерьми. До обеда и вечером занимался.
  
  
  
  
  Дневник неприкаянной души.
  
  
  
   Как вы думаете, видят ли души сны? Теперь знайте, мною доказано на сто процентов, что видят. Что я, обычно, чувствую пока "тело" спит? Да ничего! Засыпает, и сразу, бац, уже утро. Усталость, ведь, я тоже чувствую, радость, вкус пищи, все пять чувств я получаю от "тела". А вот сон был у меня впервые и, наверное, только мой личный, как раз в месячную годовщину моего "новоселья". Сон необычный, привиделось мне будто я опять в ванной, на полу горят свечи, а к ручке двери привязан стоящий на полке десятилитровый баллон с бензином. Это чтобы "врагам дом не достался, свечи толстые двухчасовые, дверь сломают раньше чем они потухнут. В ванне кровь, уже почти черная, и, вдруг, так жить захотелось, что мочи нет, попыталась встать и обратно ушла, на этот раз с головой. Последней мыслью было: "не удалось".
   Странно. Пока я боролась с ватными мышцами и пыталась встать, в мозгу проскользнули воспоминания, вроде мои, а вроде и нет. Ну, например, дом наш я пожалела, столько сил в него вложено, а вывеску "Карбышева 167" я сама через трафарет выводила чёрным по белому. Какая, к чёрту, Карбышева? Да дом у нас 167, но улица то Шмидта! На Карбышева брательник жил в нашей старой хате. Только подумала я так во сне, как воспоминания пошли, принятие в октябрята, красивые значки во дворе школы за два квартала от дома. Ну и рассказ вспомнила, о том, в честь кого нашу улицу назвали, убили его, героя гражданской войны, зверски замучили белобандиты. Дурдом, в общем, и так не слава богу, да ещё во сне с ума схожу.
  
   19.06.
   Занималась с "телом", приучала его к бессознательным реакциям. Пока двигалась в русле его желаний небольшие огрехи им не замечались, но если он будет против, то сразу в амбицию. Рутинная дрессировка, проще, чем нашу собаку Чапу щенком было научить, чтобы не гадила в доме.
   20.06.
   "Тело" смотрело, как возле его скорлупки-яхты, снуют иностранные военные корабли, а ведь с нами и дети были, среди которых Анастасия! Успокоила тело и стала внушать ему картину расстрела этими судами Петербурга. Вечером пили чай с супружницей, она всё удивлялась, что "тело" ещё продолжает читать и перечитывать исторические биографии. Тело хороший оратор, по крайней мере в кругу семьи. Убедил её в полезности подобного чтения, хотя, по-моему, больше убеждал сам себя.
   21.06.
   тренировалась с "телом", читали утреннюю почту, запоминала. Потом царь оделся в парадный мундир и отправился к войскам. Среди солдат было всего несколько пулемётов, опять представила, что бы было, если бы у каждого из его кирасирского полка оказались в руках АК47. Вечером узнала, что именно эта картина дошла до адресата. на вечерним чтении начала знакомство с Николаем Первым.
   22.06.
   Нет, всё-таки царём быть хорошо, за тобой даже персональную столовую таскают! С улыбкой наблюдала за Анастасией. опять пыталась переключить всё внимание "тела". Не получилось, к тому же Алексей, теперь беспокойство только о нём. Пыталась внушить ещё раз, что самый любимый ребёнок, это Стася, но из его дневника вечером поняла, что это получилось лишь частично.
   23.06.
   Жара, сын опять хворает. "Тело" расслабляю, оно, вроде как, и жару меньше чувствует, да и мне привычно. Питер, это вам не Тимашевск. В дневнике "тело" отметило свою жаростойкость, удивлялось.
   24.06.
   "Тело", как всегда, мало работает и много занимается домашними и чтением. Его ежевечерними биографиями увлеклась, местные Радзинские пишут не плохо, не дамский роман, но и не сочинения Ленина.
   25.06.
   Распустила "тело", даже оно заметило, что давненько у него ненависть к окружающим врагам, иностранцам и чинодрылам не просыпалась. Алексею, тьфу, тьфу, тьфу, через левое плечо, стало получше.
   26.06.
   Растормошила "тело", заставила его спорить, а не только "выслушивать мнения, это оказалось легко. Он и сам не прочь высказаться, но часто в последний момент, как будто бы, прикусывает себе язык.
   27.06.
   Смотрели на старинные линкоры, здоровенные корабли! расслабилась, даже не систематически доставала "тело" своими экспериментами. Лишь в конце дня, когда он катался на своём авто со скоростью беременной улитки, заставила его вдавить педаль в пол. Они думают ЭТО скорость!
   28.06.
   "Тело" было на мероприятии, где ему представили 110 учительниц церковно приходских школ. "Тело" слушало их песни, довольно миленькие, кстати, и расслабилось даже без моей помощи. Ну и я слезу пустила, пропела одну из любимых песен мужа, когда он уезжал в очередную командировку, то обязательно на вокзале пил, а потом пел: " Прощай любимый город". Вы не поверите, но "тело" всё услышало, попросило бумагу и карандаш и тут же записало!
   29.06.
   Весь день прямо душа пела, меня опять услышали! Перепела "телу" все песни из репертуара мужа, которые знаю полностью, стыдно признаться, но таких немного, лишь те, что входили в обязательную программу при встречах с сослуживцами. Эффект пока нулевой, но не сдаюсь.
   30.06.
   Царь опять был "глух" к моим стараниям, да ещё в конце дня чуть за беллетристику французскую чуть не схватился. Не дала сорваться с крючка с трудом, читал про Павла Первого.
   1.07.
   "Тело" сегодня у меня проходит стадию "мелких травм". Расслабляю его, заставляю спотыкаться или задевать плечом двери. Это довольно больно и забавно выглядит со стороны, но эксперимент поучительный, лучше узнаю границы своих возможностей.
   2.07.
   У "тела" с утра было отличнейшее настроение, не спотыкается, потому что. Был он добродушен, и мне легко удалось заставить его поздороваться с несколькими нижними чинами на яхте и поблагодарить их за отличную службу. Вечером купались с офицерами, те начали шутливо бороться в воде. Заставила тело поучаствовать в одной из схваток, но ему, конечно же, быстро поддались.
   3.07.
   Жарко но ветерок, в дом прибыл какой-то художник, вроде бы хороший. Потом "тело" стало подписывать бумаги, причём некоторые почти не глядя. С трудом заставила его отложить две из них, к которым он и сам испытал мимолётное сомнение, пришлось даже на секунду другую перекрыть кислород. Трудно мне с ним!
   4.07.
   Расслабляла "тело", дыханием и песней, ласково пела ему "Прощай любимый город" на манер колыбельной. Стал напевать её про себя, услышали и попросили повторить. Когда признался, что стихи сочинил сам, окружающие были в восторге.
   5.06.
   Песню повторять "тело" устало, поэтому он отдал текст Аликс, а она позаботилась, чтобы сделали копии, теперь раздаем, их окружающим, как подарки.
   6.06.
   На рейде Кронштадта прошли вдоль строя крейсеров, каждому экипажу от "тела" передали копию стихов, его даже подталкивать к этой мысли почти не пришлось. Даже речь толкнул, мол, сочинение в честь всех русских моряков. Говорил творчески, приплёл что-то про долг, мужество, династию. В общем хорошо развил тему, на пять с плюсом.
   7.06.
   Видели четыре французских корабля, стала внушать "телу" мысль сосчитать, за какое приблизительно время русские корабли смогут потопить французов. Мысли эти тело обдумало неохотно, но результат выдало быстро. На одном из кораблей прибыл хитрый крыс, французский президент. Как могла внушала подопечному недоверие к любому слову этого жулика, так как ничего не понимала из их разговора на французском.
   8.06.
   То что Хитрецу доверять нельзя подопечный усвоил, хоть и с трудом. Во второй половине дня отключилась от тела и, как бы, включила у себя в голове плеер. Одну из песен прогнала несколько раз и "тело" опять отреагировало! Сразу же записал "Артиллеристы точный дан приказ". Артиллеристов муж любил, они его один раз чудом спасли, когда уже половину взвода уже положили, сигнал прошёл и всех духов покрошили снаряды.
   Тело обалдевает! Вообразило себя Пушкиным и, мол, только из-за того, что стал царём у него так поздно прорезался "талант"!
   9.07.
   Опять рядом маячит Хитрец Пуанкаре. Надоел. Внушила подопечному мысль о хитреце: "Интервент". Когда объезжали очередной строй вытянувшейся в струнку пехоты я на "тело" по старой схеме. С желаниями его, по крайней мере неявными, это совпало. Опять остановился, раздал стихи и негромко напел песню, предварительно спросив, у кого из солдат хорошая память. Затем речь, мол, стихи эти для вас, чудо-богатыри! Фурор, а "хитрец" занервничал, явно бздит. Почему? Надо будет подумать об этом.
   10.07.
   Опять парад, но мне кажется в этот раз глотку солдаты при приветствии дерут громче. Хитрец опять рядом и нервничает, всё время начинает то на своём, то на плохом русском вещать о добрососедских сердечных отношениях итд итп, ля ля фа фа, даже "телу" надоел, этакая Гондолиза Райс, только лягушачья.
   11.07.
   Тело купается в лучах славы, первые стихи его в столице известны многим, так что в театре, где мы были после обеда, многие просили подарить второе стихотворение.
   12.07.
   Какие-то международные разборки из-за убитого где-то когда-то герцога. Опять сербов обижают. но вот воевать из-за них? Не нравится мне это, особенно то, что телу начинают всерьёз капать на мозги об ограниченной мобилизации. Не дам! Это моё вместилище! Только я могу на него давить, а не какие-то министерские шавки! Так и не дала "телу" подписать документ, буквально выдавив из его лёгких слово "нет". Значит и сам не очень то и хочет воевать, раз меня на три дня из тела не выбросило, так как давила безбожно. Тяжело. Кажется начинаются те события в которых я разберусь, кто такие "Бело-красные". Очень обеспокоена за Анастасию.
   13.07.
   Спокойный день, ни кто особенно не доставал. Отдыхали.
   14.07.
   Опять отбивались с "телом" от всёвозрастающего давления. Вечером принесли доклад, из которого видно, что Австрия обеспокоена нашим необычайным спокойствием и подозревает подвох.
   15.07.
   Австрия объявила войну Сербии, опять отбились от планов мобилизации, но с трудом. Козлы генералы, здесь тишь и спокойствие, а они хотят себе на шею новую "Чечню" повесить. Не дам!
   16.07.
   Опять отбивались от генералов, успокаивали по телеграфу германского кайзера Вильгельма. Опять говорим "нет" тело уже привыкло и само уже вроде согласно с этим.
   17.07.
   С войной немного отстали, но я настороже, расслабляю тело, ибо чую, что это затишье перед бурей.
   18.07.
   Вот и буря, стервятники вокруг, давят и давят. Тело сдалось, сейчас поставит подпись! Нет! Дальше темнота.
  
  
  
  Николай свет-Второй Глава 3
  
  Дневник "тела".
  
  19-го июля. Суббота.
  
  Утром я, наконец-то, смог пересилить себя и подписать оставленные мне бумаги о частичной мобилизации, сразу же отправил их с фельдъегерем.
  
  После завтрака вызвал Николашу и объявил ему о мобилизации и о его назначении верховным главнокомандующим впредь до моего приезда в армию, обеим новостям он был черезвычайно рад. Поехал с Аликс в Дивеевскую обитель.
  
  Погулял с детьми. В 6 1/2 поехали ко всенощной. По возвращении оттуда узнали, что Германия пригрозила нам войной, если мы не откажемся от мобилизации. В ответной телеграмме Вильгельму указал что его требования неприемлемы для нас, как великой державы. Обедали: Ольга А[лександровна], Дмитрий и Иоанн (деж.). Вечером приехал англ. посол Buchanan с телеграммой от Georgie. Долго составлял с ним вместе ответ. Потом видел еще Николашу и Фредерикса. Пил чай в 12 1/4.
  
  
  20-го июля. Воскресенье.
  Ночью пришло известие, что Германия объявила нам войну.
  Хороший день, в особенности в смысле подъема духа. В 11 час. поехал с Мари и Анастасией к обедне. Завтракали одни. В 2 1/4 отправились на "Александрии" в Петербург и на карете прямо в Зимний дв. Подписал манифест об объявлении войны. Из Малахитовой прошли выходом в Николаевскую залу, посреди кот. был прочитан маниф. и затем отслужен молебен. Вся зала пела "Спаси, Господи" и "Многая лета".
  
  Сказал несколько слов. При возвращении дамы бросились целовать руки и немного потрепали Аликс и меня. Затем мы вышли на балкон на Александровскую площадь и кланялись огромной массе народа, делал это с неохотой, всё время ловя себя на мысли, что делаю что-то не так. Около 6 час. вышли на набережную и прошли к катеру через большую толпу из офицеров и публики. Вернулись в Петергоф в 7 1/4. Вечер провели спокойно.
  
  
  
  21-го июля. Понедельник.
  
  В 10 час. поехали вчетвером с О[льгой] и Т[атьяной] в Уланский полк. У собора был отслужен молебен. Офицеры и уланы прикладывались ко кресту и штандарту и затем целовали руку Аликс.
  
  Пропустив полк, напутствовал его неск. словами. Вернулись к себе в 11 1/2 час. Принял Григоровича и Фредерикса. Завтракал и обедал Саблин (деж.). Погулял с детьми. Погода стояла серая и ветреная. После чая принял Тимашева и затем занимался. Вечер был свободный.
  Написал в дневнике эти строки и, вдруг, разом вернулись сильнейшие эмоции, казалось сгинувшие на пару дней. Почувствовал ненависть и бессилие.
  22-го июля. Вторник.
  
  Вчера Мама приехала в Копенгаген из Англии через Берлин. С 9 1/2 до часа непрерывно принимал. Первым приехал Алек, кот. с большими возвратился из Гамбурга затруднениями и едва доехал до границы. Германия объявила войну Франции и направляет главный натиск на нее.
  
  Кирилл был деж. У меня были доклады: Горемыкина, Сухомлинова и Сазонова. Отдал им странный приказ, а когда они стали протестовать, написал его от руки несколько раз и разослал с фельдъегерем непосредственно его касающимся. Перейти границу на километр, окапаться как можно сильнее, подтянуть артиллерию и ждать атак противника, чтобы измотать его резервы.
  
  23-го июля. Среда.
  
  Утром узнал добрую весть: Англия объявила воину Германии
  
  за то, что последняя напала на Францию и самым бесцеремонным образом нарушила нейтралитет Люксембурга и Бельгии.
  
  Лучшим образом с внешней стороны для нас кампания не могла начаться. Принимал все утро и после завтрака до 4 час., многие откровенно недоумевали моему приказу, но словно через силу выдавливал каждый раз из себя подтверждение. Последним
  
  у меня был франц. посол Палеолог, приехавший официально объявить о разрыве между Францией и Герм[анией], так же протестовал о слишком медленных действиях со стороны России. Я заверил его, что всё что положенно по "сердечному договору" будет выполненно. Погулял с детьми. Мордвинов (деж.) завтракал и обедал. Вечер был свободный.
  
  24-го июля. Четверг.
  
  Сегодня Австрия, наконец, объявила нам войну. Теперь положение совершенно определилось. Но благодаря моему странному приказу, который я не в силах отменить, для всех остальных оно лишь стало более запутанным. С 11 1/2 на Ферме у меня происходило заседание Совета министров. Они в совершеннейшей панике, ибо их обязательства перед их иностранными покровителями трещат по швам, этак и тридцать серебрянников придётся вернуть! Всем я отвечал, что войну я объявил, границу перешёл, всё как в договоре. А то как я воюю могу решать только я , царь я или не царь? А может они уже на трон взгромоздились, а я просто не знал? Аликс утром ходила в город и вернулась с Викторией и Эллой. Кроме них завтракали: Костя и Мавра, только что вернувшиеся из Германии и тоже, как Алек, с трудом проехавшие через границу. Целый день шел теплый дождь. Погулял. Виктория и Элла обедали и затем уехали в город.
  
  25-го июля. Пятница.
  
  Утром Аликс отправилась в город. День стоял чудный. Ольга А(лександровна) завтракала со мною и младшими детьми. Погуляли вместе и нашли много грибов. Покатался до чая в Гатчине. Читал. Аликс вернулась в 7 1/2. У Аликс болела голова.
  С моей головой явно не всё в порядке, поэтому стал запирать дневники на ключ, чтобы ненароком не прочла даже Аликс.
  26-го июля. Суббота.
  
  В 9 1/2 пошел на "Дозорном" в город. Поехал в Зимний с Николашей. Принял членов Госуд. совета и Думы, к последним почувствовал сильнейшее раздражение. В уме всплыли строчки: "Птица говорун стоит целого зоопарка", после рассказал её деж., тот сильно смеялся. Затем у себя - Ильина по "Красному кресту" и Сухомлинова. Около 12 час. ушел с Эллой в Петергоф. Дул порядочный SW, но было тепло.
  
  Завтракал дома. Принял кн. Щербатова. Погулял с детьми. После чая Элла простилась и уехала в Москву. Читал. Обедала Ольга. Все офицеры яхты провели у нас вечер.
  
  27-го июля. Воскресенье.
  
  В 10 1/2 была обедня вследствие приезда дорогой Мама в 12.36 сюда в Петергоф. Встречало все семейство, министры и свита. Был выставлен дивный почет, караул от Гвардейского экипажа. Мама приехала с Ксенией, совершив 9-дневное путешествие из Англии на Берлин, откуда ее не пропустили к нашей границе, затем Копенгаген, через всю Швецию на Торнео и на СПб. Она совсем не устала и в таком же приподнятом настроении как мы все. Завтракали и обедали в Коттедже. Погулял с дочерьми. В 6 ч. принял Николашу, ругались сильно, но я от своего не отступил. Погода была отличная.
  
  28-го июля. Понедельник.
  
  Посидел полчаса утром с Мама. Принял: Григоровича и Кривошеина. Завтракал Мордвинов (деж.). Гулял с детьми и искал грибы. Погода была очень теплая.
  
  Мария Павловна пила у нас чай. Как всегда, Николаша был в 6 ч. с кратким ежедневным докладом. Опять начал меня тревожить своим непониманием приказа, накричал на него, сильно повысив голос, он ушёл от меня в растроенных чувствах. Приехал Сандро из Крыма. Читал. Обедал и провел вечер с Мама.
  
  29-го июля. Вторник.
  
  27-го июля наши 10-я и 11-я кавал. дивизии, перейдя границу, имели удачные дела с австрийскими войсками с малыми потерями. Австрийцы были очень удивлены, что мы не наступаем, прислали парламентёров и те, выслушав ответ командующего, ушли в сильнейшей растеренности. Утром приняли ген. Радко Дмитриева, покинувшего болгар, службу и только что назначенного командиром 8-го арм. корпуса. Затем были Алек и Сухомлинов. Последним принял Сазонова. Привычно ругались. Завтракал Андрей (деж.). Погулял с Т[атьяной] и А[настасией]. Было очень жарко. В 6 ч. принял Николашу и после Фредерикса. Читал. Обедал у Мама; Аликс осталась дома из-за головной боли. Ночью прошла гроза.
  
  30-го июля. Среда.
  
  Сегодня дорогому Алексею минуло десять лет. Утром принял Янушкевича и простился с ним, опять пришлось повышать голос. в конце разговора не выдержал его упрёков и при нём написал приказ жандармам. О том, что независимо от званий и должностей все лица попытавшиеся пререйти километровую линию без приказа должны быть арестованны, а в случае неповиновения жандармам разрешено стрелять! Отправил немедленно фелдъегерем. Опоздал к обедне с Аликс. Мама завтракала у нас. Долго гулял с детьми. Погода была отличная с свежим SW. После чая Николаша привез пулемет, взятый у немцев на границе у Эйдкунена. В 6 ч. принял Щегловитова. Обедал с Мама, со всеми и Дмитр[ием] Шерем[етевым] (деж.). Читал и отвечал на телеграммы.
  
  31-го июля. Четверг.
  
  Утром простился с Николашей, Петюшей и Кириллом, уезжающими ночью в армию. Кирилл сказал в открытую, что поведёт войска вперёд, несмотря не на какие "приказы". Он перешёл все границы, велел гвардейцам его разоружить и сорвать все знаки различия и награды, после чего доставить его в имение, с приказом нре покидать того до окончания войны, в случае попытки ослушания разрешил охране применять силу. Расстроенный съездил до 11 ч. к Мама и затем принял Маклакова и Мамантова. После завтрака - Горемыкина. Продолжал дуть SW, налетали шквалы с дождем. Погулял с детьми. Занимался спокойно до обеда. Вечер провел дома.
  
  Два дня тому назад 7-я кавалер, дивизия имела удачное дело на новой австр. границе, убитых с нашей стороны очень мало.
  
  1-го августа. Пятница.
  
  Стало прохладно. В 11 час. у меня был Сергей, затем Барк, Саблер и Рухлов. После завтрака Владимир Бобринский, кот. поступил из Гос. Думы в Гусарский полк и будет состоять в штабе 8-го корпуса у Радко Дмитриева. Погулял с детьми и попал с ними под дождь. В 6 час. принял Кассо. Он был в Германии и тоже наравне с тысячами русскими испытал всякие неудобства от немцев. Занимался. Обедали у Мама. Сегодня Ольга А[лександровна] отправилась сестрою милосердия с санитарным поездом в армию.
  На всех фронтах погибло уже более двух десятков русских солдат, это ужасно.
  2-го августа. Суббота.
  
  Простоял серый холодный день.
  
  После 11 час. принял Сухомлинова, Сазонова и Фредерикса, а в 10 ч. Свербеева из Берлина. Завтракали: т. Михень, Елена и Ники. Погулял с дочерьми и покачался с ними как все эти дни на качелях. Тетя Ольга [Константиновна] пила у нас чай. Принял ген. Эверта, прибывшего из Иркутска и скоро получающего назначение в действующей армии. Спорили о судьбе Кирилла, надеюсь, что в армии он не наделает глупостей. Читал. Обедали со всеми дочерьми у Мама.
  
  3-го августа. Воскресенье.
  
  Погода была прохладная, днем несколько часов выглядывало солнце. Были у обедни и завтракали в комнатах на Ферме. Укладывал вещи и бумаги. Погулял с дочерьми, встретили Мама около качель. Читал и занимался после чая. В 8 1/4 покинули наш милый дом. Обедали у Мама с т. Ольгой, Митей и Татьяной. В 10 1/4 простились с ними и уехали из Петергофа. Пили чай в поезде.
  Часто ловлю на себе неприязненные взгляды вслед от молодых армейских офицеров, которые сами не нюхали пороху, поймал себя на том, что думаю о таких: "Белые".
  4-го августа. Понедельник.
  
  Стояли долго в Гатчине. Утром было холодно и дождливо; подъезжая к Москве - стало показываться солнце. В 2 часа прибыли в первопрестольную. Поч. кар. от Александровского военного училища. На Тверской масса народа и войск шпалерами: запасные батальоны. Помолившись у Иверской, приехали в Кремль и поместились в старых комнатах. Пили чай и обедали с Эллой. Писал телеграммы. В последней, для Вильгельма, указал, что пока тот не прекратит войну я, в свою очередь, согласно нашим договорам с Англией и Францией, буду вынужден каждый месяц захватывать полосу шириной в километр.
  
  5-го августа. Вторник.
  
  Утро было солнечное и теплое. В 11 час. начался выход в Успенский собор и после молебна - в Чудов монастырь, откуда мы вернулись в экипажах. После завтрака читал. В 3 часа поехали на Казанский вокзал, где осмотрели вновь сооруженный санитарный поезд имени Аликс, отправляющийся сегодня в армию, раненыхна фронте уже несколько сотен. От 4 до 5 1/2 у меня состоялось заседание Совета Министров, опять был нелецеприятный разговор, так как они узнали о последней телеграмме Вильгельму. В 6 1/2 пошли ко всенощной в Архангельский собор. После обеда занимался.
  
  6-го августа. Среда.
  
  В первый раз за много лет провел этот день вдали от Преображенского полка. Многие бывшие офицеры и мои товарищи пришли ко мне утром поздравить с праздником. Были у обедни у Спаса на Бору. После завтрака погулял с дочерьми в саду у Кремлевской стены и затем вместе с Аликс зашли в церкви Св. Константина и Елены и Пресв. Богородицы Нечаянные радости.
  
  В 4 часа поехали в дом Купеческой управы [ 4 ], уступленный под главный склад для раненых гор. Москвы, здесь было занято уже несколько коек. Оттуда поехали в обитель Эллы, где пили чай. Читал и отвечал на телеграммы. Вечер был свободный.
  
  7-го августа. Четверг.
  
  Отличный ясный день. Погулял с Алексеем в саду перед окнами. Завтракали в 12 1/2. Поехали на Ходынку в больницу Солдатенковых, где видели раненых на новой границе с в Вост. Пруссии в числе 3 чел. из них два легко и один - тяжело в шею, вахмистр 2-го лейб-драгунского Псковского полка Полищук.
  
  Удивительный молодец, толково объяснивший подробности дела и отлично знавший все, что делалось вокруг него - в соседних частях. Оказалось противник предпринял артеллерийский налёт, но наши чудо-богатыри не растерялись и ответили на каждый вражеский выстрел десятью! Правильно и Хорошо! Один к десяти, только так и надо отвечать, тот час написал от руки приказ, отдал фельдъегерю, велел размножить и доставить непосредственно в части.
  
  Оттуда заехали в один из складов общеземской организации в доме княг. Гагариной и затем в Благородное собрание в дворянский склад. Везде кипучая деятельность! Вернулись к 5 часам. Занимался немного, а вечер для меня был свободен.
  
  8-го августа. Пятница.
  
  Утром принял 40 городских голов и депутацию чешской колонии. Посмеялся их осторожным вопросам, мол, воюем ли мы с Германией, или нет, а если нет, то можно ли с немцами втихую торговать? Запомнил их слова. В 11 час. перед нашими окнами сделал смотр военным училищам: Александровскому, Алексеевскому и Тверскому кавалерийскому. В 12 1/2 ч. покинули Москву и поехали в Троице-Сергиевскую лавру. На пути было затмение солнца. После молебна у раки преп. Сергия сели в поезд и на ст. Лихоборы видели эшелон второочередной батареи. Сделалось совсем прохладно - 7?.
  
  9-го августа. Суббота.
  
  Около 6 час. утра поезд остановился между Александровской и нашим павильон(ом). Приехали в Царское Село в 9 1/2 час. Привел комнаты в порядок и пошел гулять. Странно быть тут в это время года. Завтракал Н. П. Саблин (деж.). Зашел в церковь Знамения с Мари и Анастасией и погулял с ними. Попали под дождь. Дядя Павел пил у нас чай, слушал его мягкие попрёки, начал уже кивать некоторым его словам, но, тот час же, сильно перехватило горло. После этого я почувствовал головокружение с тошнотой и прилег на весь вечер. В 9 1/2 Аликс с детьми, Аней и Ник[олаем] Павловичем] пришли ко мне и долго посидели. К 12 час. гнусное чувство прошло.
  
  10-го августа. Воскресенье.
  
  Выспался хорошо и чувствовал себя здоровым. Получил от Николаши радостную весть об удачном окончании двухдневных боев на границе в зоне ответственности нашей 1-й армии против двух с половиною прусских корпусов, попытавшихся сходу взять новые русские укрепления. Были у обедни в полковом соборе. Завтракали: Аня, Саблин и Мордвинов (деж.). Пили кофе на балконе - день стоял чудный. Погулял с М(арией) и А[настасией). Покатался в байдарке и с Алексеем в "Гатчинке". После чая много читал.
  
  11-го августа. Понедельник.
  
  Отличный летний день. Погулял. Принял Григоровича, Горемыкина и Кривошеина, они уже устали со мной спорить. Кривошеин доложил, что моя политика не находит должного понимания в "обществе", а главное в думе. Ой, боюсь, боюсь! Главное армия и жандармы со мной, а думцев намного меньше, чем моих гвардейцев. После прогулки в 4 ч. отправился с Мари и Анастасией на моторе на Елагин к Мама, какое счастье отвлечься и побыть с семьёй! Пил у нее чай с Ксенией. В это время вошел Миша, вернувшийся вчера ночью из Англии тоже через Норвегию и Швецию на Торнео. Радостно было встретиться! Вернулся в Ц. С. с ним. Он обедал у нас.
  
  Вечером читал о деяниях Рюрика.
  
  12-го августа. Вторник.
  
  С этого утра по совету Боткина начал принимать иод, начал расказывать ему о дыхательных спазмах, но успел вымолвить всего пару слов, как те навалились снова. После прогулки принял Сухомлинова, гр. Велепольского и Маклакова. Предложил использовать частично мобилизованных прежде всего в качестве вторых смен на военных казённых заводах и строительстве новых. Велел им вскоре представить таковой план подробно. Завтракал и обедал Андрей (деж.). Погулял и покатался в байдарке и с Алексеем в "Гатчинке". Пили чай с Марией П. и Еленой Петровной. В 6 час. у меня был Сазонов. Читал вечером.
  
  13-го августа. Среда.
  
  После короткой прогулки принял Маркова и Танеева. Обсуждали опять частичную мобилизацию, в итоге в конце приёма издал приказ о том, что мобилизацию среди крестьян немедленно прекратить, тот час же отправил документ с фельдъегерем. Завтракали Елена и Ники, возвращающиеся в Грецию. Гулял с детьми и покатался с ними на прудах. До обеда читал, а вечером приводил все бумаги в столе в порядок.
  
  14-го августа. Четверг.
  
  Простоял очень приятный день. Утро было занятое. Завтракали: Георгий и Дмитрий Шереметев (деж.). Покатался с дочерьми на велосипедах, прыгал с ними и Алексеем на сетке и катался на прудах. До обеда много читал, а вечером приводил в порядок массу полученных за год писем.
  Опять пришло сообщение с Прусской границы. Боестолкновение было жарким, но противник не выдержал ответных десятикратных залпов и ретировался.
  15-го августа. Пятница.
  
  Совсем теплый день. В 10 1/2 поехали в собор к обедне. Завтракал Саблин (деж.) и Миша. Принял Барка и затем погулял. В 3 ч. поехали с О[льгой] и Т(атьяной) в город и посетили двух раненых офицеров 1-й гв. кав. дивизии в Благовещенск, лазарете. Оттуда к Мама на Елагин к чаю.
  
  Вернулись в Царское С. к 7 час. Читал. После обеда рассматривали по карте места боев 13-го и 14-го августа на Австрийской и Германской границах.
  
  16-го августа. Суббота.
  
  Такой же отличный день. После утренних бумаг хорошо погулял. Принял Сухомлинова и Фредерикса. Он и Мордвинов (деж.) завтракали. Покатался с дочерьми на велосипедах вокруг Баболовского парка. Потом на прудах. Дядя Павел пил чай. В 6 1/2 поехал с Эллой и детьми ко всенощной. Обедали в 8 1/4. Читал. Вчера нами взят герм. кр. "Магдебург", севший на камни западнее Ревеля. Сняли командира, 2 офицеров и 54 чел. команды.
  Они все, по моему приказу, были немедленно переданны немецкой стороне.
  17-го августа. Воскресенье.
  
  День был теплый, с утра шел дождь. В 10 1/2 поехали к обедне. Завтракал и обедал Андрей (деж.). Погулял без дождя. После чая читал и немного покатался на велосипеде. Особых известий не было; наши армии в Галиции, ведут оборонительные бои на фронте в 300 верст.
  
  18-го августа. Понедельник.
  
  Были обычные доклады. После завтрака Аликс, Элла и Ольга поехали в город. Гулял и катался на прудах. В 6 1/4 Аликс возвратилась. Принял Щегловитова. Элла до обеда уехала в Москву.
  
  Получил известие из 2-й армии, что германцы обрушились с немалымими силами на зоны ответственности 13-го и 15-го корпусов и обстрелом тяжелой артиллерии сильно проредили их, сотни убитых. И самое важное, что в ответ на каждый немецкий снаряд мои воины смогли ответить лишь тремя, так как более просто не было в запасе.
  
  
  
  
  Дневник неприкаянной души.
  
  
  Выбросило меня сразу в новый сон, и спешу похвастаться, что из ванной на этот раз я, всё же выбралась! Точнее смогла перевалится через борти, со всего маху врезаться головой в кафель, так как руки уже и не держали. Лежала и думала, как не хочется умирать, спохватилась, видите ли! Сил не на что не было, дикая боль в переломанном носу притупилась и пошли воспоминания. Ура! Названия улиц в этом сне стали нормальными! Вот только зовут меня Ира, а не Света, и вместо одной десятилитровой стеклянной банки с бензином возле двери на табуретке стоят два трёхлитровых баллона. Вот и всё. что можно сказать об этом неправильном сне, надеюсь в следующий раз, а я почему-то уверенна, что новый сон обязательно будет, мне удастся выползти из ванной. Или вообще выжить, так как умирать оказалось занятием неприятным. Затем я выскочила из сна.
  
   21.07.
   Опять трое суток долой, разумеется никто в это время не защищал моего подопечного, особенно от себя самого! И, разумеется, моим отсутствием успели воспользоваться! Ну погодите, я ещё в школе косы безжалостно драла подругам за меньшее, за ручки и пеналы, взятые без спросу, а уж когда они парней моих пытались уводить... Как сказал Саша Белый: "Урою сук". Весь остаток дня злилась и думала как испортить генералам, министрам и союзникам гешефт, и, кажется, идеи есть. Успокаиваю "тело", а кто бы успокоил меня!
   22.07.
   Я смогла заставить его отдать приказ! Просто слилась в момент отдачи с ним, как бы поменялась с ним желаниями! В первые секунды после этого давлю в себе мысли, позаимствованные у "тела", чтобы немедленно отыграть всё назад. Приказ гласил, что необходимо выдвинутся от старых границ всего на километр и окапываться. Прабабушка моя мужа с войны так и не дождалась, а вот письма от него хранила бережно. Погиб он где-то под Берлином, я все его письма прочла, несколько раз он писал не о чувствах, а о боях. В одном из писем рассказывалось, как они охраняли одну батарею морских орудий под Севастополем, так её даже танками и самолётами не могли задавить, пока снаряды в конце второго месяца не закончились! Вот я и отдала приказ окапываться, а орудия с недостроенных кораблей и малые калибры немедленно с кораблей снимать и в Армию! И удалось!. Главное в нашей жизни, это желания, материя вторична, без них она ничто.
   23.07.
   Как же на нас тяжело навалились со всех сторон! Мол, надо наступать, уря, уря, завтра мы уже в Берлине будем! Дурачьё. Но нащупанная струнка в "теле" работает бес сбоев, хоть и отзывается у меня в мозгу шизофренией. На этот раз отдали приказ, что не потерпим, разжалуем любого, кто хотя бы подумает нарушить приказ и атаковать! Заткнулись, затаились, тело само удивляется своему новому пренебрежению к чужим раненным чувствам, особенно среди близкой родни. Иногда срывается, приходится перекрывать кислород, так как постоянное внушение сильно утомительно, да и опасно, прежде всего для меня. Кстати, Англичане тоже объявили Германии войну, да французский посол приходил, уведомил о разрыве с Германией.
   24.07.
   "Тело" как шёлковое, что-то у него в мозгу сдвинулось, выдавать свои мысли за его стало проще, он сам выдумывает для себя оправдание своих действий. Тут как раз и Австрия нам войну объявила, опять Совмин собрался, чинодрылы в панике, подношение от союзников гребли лопатой, этак теперь можно и без тридцатого серебряника остаться! Местные чиновники здесь за звонкую монету продают родину Англии и Франции, а не Америке, как у нас. Тело послушно, лишаться кислорода не хочет, иногда сбивается с пути истинного, но по мелочам. На усиленное давление у нас один ответ, что, мо, война объявлена, границу мы перешли и не пяди земли враг назад не вернул, а то, на сколько надо наступать, в договоре указано не было! Аргумент хороший, особенно он "телу" понравился для самооправдания, плюс ненавязчивое напоминание о крымской войне, о которой мы читали в биографиях его деда и прадеда.
   25.07.
   Держимся прежнего партийного курса, все хунвейбины нам побоку. Царь, наконец-то, понял, что с головой у него не всё в порядке, но выводов не сделал, сбился с мыслей, а там я уже с подменными желаниями тут как тут. Умаялась больше, чем от работы на совхозной клубнике, после прореживания "усов" которой шла на дискотеку, потом в с кавалером в лесопосадки рядом с ней, а на следующий день опять...
   А дневник свой "тело", от греха подальше, спрятало под замок, а то пойдут ещё слухи, что царь то не настоящий!
   26.07.
   опять на нас давят, на этот раз ещё и местные "думские дьяконы" пожаловали уму-разуму учить! Сразу внушила "телу" мысль про "птиц говорунов", которые стоят целого зоосада, про ум и сообразительность добавлять не стала, лишь накрепко постаралась связать слова"представитель думы" и "говорун", чтобы подмена понятий происходила автоматически. Катались с Анастасией, растёт моя умница, красавица! Внушила усилить охрану свою, жены и детей.
   27.07.
   Да... Здесь край непуганых идиотов. Представляете себе, мать русского царя во время войны с Германией попыталась проехать через линию фронта в Петербург. Это всё равно, если бы Сталин 30 июня 41 позвонил Гитлеру и осведомился у него о здоровье своей дочери, которая 22 июня поехала отдыхать на немецкий курорт! И эта старая клуша ещё возмущается, что ей пришлось ехать в объезд через Швейцарию! Господи, я знаю, что не семи пядей во лбу, но чувствую себя няней в окружении доверчивых детей! "Телу" опять пришлось ругаться, на этот раз с дядей Николаем, которого он без меня утвердил главкомом. Отстояла своё, пригрозили дядюшке, ушёл от нас недоумевающий и опущенный.
   28.09.
   Продолжили вчерашний спор с дядей, даже покричали, причём тело проявило инициативу! По-моему ему понравилось быть строгим и перестать задумываться о чужом мнении и самомнении.
   29.07.
   Души умеют смеяться, доказано мной стопроцентно! Пришёл доклад с Австрийской границы, 27-го и 28-го неприятель атаковал врывшихся в землю солдат, понёс большие потери, беспорядочно отступил, но не видя преследования, в недоумении остановился. они даже прислали двоих под белым флагом, у которых были троюродные родственники на нашей стороне. Услышав приказ, о "воспитательных километрах", офицеры неприятеля удалились, качая головой и, наверное, вспоминая слова Бисмарка, которые мы с "телом" вычитали в биографии его отца. Опять ругались с военными.
   30.07.
   Ругались , грозили за неповиновение отставкой. В конце концов я додавила "тело" и оно с фельдъегерями передало приказ жандармам и на фронт, что ослушавшиеся будут немедленно арестованы, без различия рангов, а в случае неповиновения жандармам разрешено стрелять хоть в главковерха.
   31.07.
   Один из родственников откровенно взбунтовался и нахамил, неосмотрительно задев и семью "тела", поэтому внушение удалось мгновенно. Этот Кирилл разжалован, шпага сломана, отправлен под охраной гвардейцев к себе в имение, причём солдаты там будут с правами опекунов, а если попробует сбежать...
   Тело молодец, постепенно делаем из него настоящего мужчину, а не голубого переростка.
   1.08.
   Окружают слухи, неприязнь почти материальна, фамилии особенно злобных и с фантазией пиарастов запоминаю на будущее.
   2.08.
   Ещё один "дядь" в разговоре просил за Кирилла, напирал на несправедливость и одиночество осуждённого, на что "тело", почти без подсказки, предложило составить "одинокому" компанию. Не согласился.
   3.08.
   Я поняла, наконец-то, "белые", это офицеры саботирующие приказы царя. Шепчущие, трус, мол, царь. Запоминаю.
   4.08.
   Прибыли в Москву, настроение здесь не слишком и военное. Вечером, когда "тело" отвечало на телеграммы, удалось подкинуть идею. Послали Вильгельму объяснения, что пока война, у воюющих с нами будем захватывать по километру в месяц, более нам не надобно, и то, лишь во исполнение союзнических обязательств и для того, чтобы войну Российской Империи невозбранно никто не объявлял.
   5.08.
   Видела раненых, жуть. Санитария тут хуже, чем у нас, отдали лишь приказ о большей чистоте. Опять ругались с министрами, те узнали о телеграмме и осатанели, пришлось им, ненавязчиво, напомнить о судьбе Кирилла. С интересом наблюдали за их"запорными" харями, цвета спелого помидора.
   6.08.
   Опять смотрели госпиталь, правда он, практически, пуст.
   7.08.
   Гуляли с сыном, на Анастасию полностью переключать внимание бесполезно, все мужики помешаны на сыновьях, это в подкорке. В очередном госпитале побеседовали с раненым унтером, тот рассказал, что на сорок австрийских снарядов его батарея ответила четырьмя сотнями. Почин нам понравился, тут же написали указ и в войска фельдъегерями, снарядов, мол, в ответ на "провокации террористов" не жалеть, норма расхода приблизительно один к десяти.
   8.08.
   Мэры и купцы от сорока городов приходили. спрашивали воюем мы с немцами, али нет, а ежели нет, может можно и торговлишку, какую никакую организовать? Слова запомнила, буду думать.
   9.08.
   Опять на нас давили, теперь за чаем, этак в обход. Тело обрабатывал хитро, пришлось даже кислород перекрыть. Отбились.
   10.08.
   Дядя Николай рапортовал. что два немецких корпуса обломали зубы о наши редуты, но как-то нехотя.
   11.08.
   Генералы и министры устали со мной спорить, но один из них сегодня заявил, что возникает "недопонимание", особенно в Думе. Ну ну, "говоруны" в штрафбаты захотели? Это мысль.
   Расслабляемся только в кругу семьи, точнее с Аликс и детьми, все остальные пытаются давить, любуюсь Стасей.
   12.08.
   "Тело" рассказало Боткину о болях в голове, о спазмах в дыхании не успело, оперативно лишённое воздуха. Доктор назначил ему пить йод, ну, хорошо, что хоть не "боярышник".
   Припирались с министрами, некоторые говорили, что мол один к десяти тратить снаряды, мол, не напасешься. Вняли, "тело" с моей подачи, предложило использовать мобилизованных прежде всего на казённых военных заводах во вторую смену. Царю "его" светлые мысли даже нравится стали, гений "хренов", всех времён и народов.
   13.08.
   Опять говорили с чиновниками о мобилизованных, вспомнила выражение "хлебные бунты", и было до революции. Немедленно продавила приказ, чтобы крестьян мобилизовать прекратили, брали лишь рабочих.
   14.08.
   На одном из участков границы "стреляли", как говорил Абдула. В ответ пришлось израсходовать половину снарядов.
   15.08.
   Опять в госпиталь с дочерьми, видели двух раненых, один останется калекой.
   16.08.
   Сел тут на мель немецкий военный корабль, моряков спасли почти всех. Надавила, да тело не особо и сопротивлялось, вернули моряков на родину. Почему вернула, да это у меня брат в детстве книжками про пиратов увлекался, ну и мне подсунул парочку, так вот там про Дрейка было, что он всех пленных отпускал, поэтому с ним не дрались, так, для вида только, затем сразу сдавались, откровенно плюя на командиров.
   17.08.
   По всей протяжённости границы в Галиции, на фронте в 300 вёрст, войска имели столкновения и хорошо постреляли в ответ.
   18.08.
   Непорядок, даже "тело" недовольно. На участке ответственности 2-й армии немцы произвели сильный артналёт, в ответ наши смогли ответить три к одному, так как снаряды закончились. Это чёрти что такое...
  
  Николай свет-Второй Глава 4
  
  Дневник "тела".
  
  19-го августа. Вторник.
  
  Стоял холодный сырой день и на душе было невесело. Так и не одобрил переименование Санкт-Петербурга в Петроград, несолидно и предку бы не понравилось. Погулял два раза. Тетя Михень и Ducky пили у нас чай. Вообще день был посвободнее обыкновенного.
  
  20-го августа. Среда.
  
  В 9 1/2 поехал в Санкт-Петербург и посетил заканчивающиеся линейные корабли - "Севастополь" и "Гангут". Осмотрел их довольно подробно. Они производят сильное впечатление - палубы чистые, только четыре башни по три 121-дюймовых орудий в каждой. На обоих работы приходят к концу и рабочих была масса. Григорович угостил хорошим завтраком на яхте "Нева". Погода была солнечная. Заехал во французскую больницу, где лежит кн. Кантакузин, полк. Кавалерг. п., легко раненный, к счастью. Вернулся в Царское Село в 3 1/2. Покатался в байдарке. Был обрадован известием об ещё одной успешно отражённой атаке на границе с Австрией, в зоне ответственности третьей армии Рузского. Обедал Дмитрий Шереметев (деж.).
  
  21-го августа. Четверг.
  
  Днем получил радостнейшую весть о том, что в третьей армии не было не одного убитого! Слава Богу!
  
  Погода тоже стояла светлая.
  
  Завтракал и обедал Саблин (деж.). Гулял и ездил на велосипеде с М[арией] и А[настасией]. Миша и д. Павел пили чай.
  
  Невероятно счастлив этой новой бескровной победе и радуюсь торжеству нашей дорогой армии!
  Первые отмобилизованные трудовые части уже распределены среди военных предприятий Санкт-Петербурга и преодолены почти все трудности с жильём для них.
  22-го августа. Пятница.
  
  Утром погуляли. Время до завтрака было занятое. В 2 1/4 принял Горемыкина. В 3 часа под проливным дождем поехал с Ольгой и Татьяной в Стрельну в моторе. Посетили т. Ольгу по случаю ее рождения. Заехал в наш дом в Петергофе и вернулся в Ц. С. в 5 1/4 к чаю. Принял Кассо и читал. После обеда видели Григория и Самсонова, в первый раз после их ранения.
  
  23-го августа. Суббота.
  Утром пришла телеграмма из Лондона, где проводится совещание представителей Англии, Франции и и нашего, о недопустимости сепаратных переговоров о мире с Германией одного из государств Антанты. Но наш посол доложил, что в итоговом документе ему потсововают на подпись непонятный пункт о "затягивании и замедлении" войны, а если кто так поступать будет, то представители союзных держав в войсках могут поторопить неродивых. Отправил приказ ничего не потписывать ввобще, пока этот глупый пункт сами не догадаются вычеркнуть!
  Стало холоднее. Погулял до докладов. Завтракали: Милица, Стана и Андрей (деж.). Они уезжают в Киев в лазарет для раненых, устроенный в Покровской общине тети Саши. Покатался с О[льгой] и А[настасией] на велосипедах. На деревьях много желтых листьев. После чая принял Маклакова и читал до обеда.
  
  24-го августа. Воскресенье.
  
  Простоял хороший день. В 10 1/2 поехали к обедне. После завтрака приняли депутацию от Константиновского арт. училища. В 2 часа на площадке Больш. дворца было производство в офицеры около 350 юнкеров обоих артиллерийских и Николаевского инженерного училищ.
  
  Оттуда поехали в дворцовый госпиталь, где посетили двух раненых офицеров и дюжину нижних. чинов. Погуляли. В 4 1/2 приехала Мама и Ксения и пили чай. У меня был Воейков. Читал биографию Бонапарта.
  
  25-го августа. Понедельник.
  Союзники в Лондоне утёрлись и вернулись к прежним договорённостям, дал добро на подпись.
  Погода сделалась совсем теплая. Утром погулял. Завтракал Ресин (деж.). Покатался с Ольгой, Анастаси[ей] и Аней на велосипеде в Баболове. Потом в байдарке. В 6 час. принял Булыгина. Вечером видели Григория.
  Всё меньше и меньше со мной спорят, чаще выполняют сразу. В каждую часть на границе прибылижандармы с особыми полномочиями и с пониманием приказов.
  26-го августа. Вторник.
  
  Первая половина дня была теплая и ясная. Утром погулял хорошо. После завтрака поехал с Воейковым в моторе через Красное Село и Ропшу в Михайловское к Сергею Михайловичу. Он лежит с сильнейшим суставным ревматизмом; вид у него нехороший. Вернулся в Ц. С. с дождем. После чая принял Сазонова. Отказал ему в глупой идее перевести Гвардию на один малозащищённый, по его словам, участок границы. Нашёл эту мысль глупой и вредной. Обедал Дм. Шереметев (деж.). У Аликс заболела голова - поэтому вечер был очень короткий.
  
  27-го августа. Среда.
  
  День простоял ясный. Утром удалось погулять два раза. Завтракал Миша, кот. получил Кавказскую конную туземную дивизию. Решил пока оставить его в Петербурге, как дополнительную гвардейскую часть, а то взгляды некоторых офицеров "Старой Гвардии", иногда вызывают холодок между лопаток. Объехал с дочерьми Баболовский парк на велосипеде. Потом с Алексеем покатался на прудах.
  
  Занимался и писал до обеда. Вечер был совсем свободный.
  
  28-го августа. Четверг.
  Пошли разговоры за спиной, мол, не соблюдаю даже своё "нелепое" правило одного киллометра, месяц уже прошёл, а подвижек нет. Молчу и улыбаюсь, так как наступление назначено на первое число. Самое главное оповещён не только офицерский состав, но и жандармы, которые будут стоять рядом со взведёнными револьверами, чтобы никто не увдлёкся.
  Теплый день. Между докладами принял известного деятеля Галиции Дудункевича. Завтракал и обедал Саблин (деж.). В 2 1/2 принял ген.-адъют. Данилова, уезжающего в действующую армию. Погулял и покатался в байдарке. Ксения и дядя Павел пили чай. Читал. Вечером у нас сидели Кожевников и Родионов, отправляющиеся на днях в поход с Гвардейским экипажем.
  
  29-го августа. Пятница.
  
  Чудный летний день. Погулял. В 12 час. была панихида в полковом соборе по всем убиенным.
  
  После завтрака принял Барка. Сделали большую прогулку, Аликс в шарабанчике, по Баболовскому парку. Покатался с Алексеем на прудах. Обедал Мордвинов (деж.).
  
  30-го августа. Суббота.
  
  Пришли хорошие известия о победе на австрийской границе, на юге Люблинской губернии, с нашей стороны погибло трое.
  
  Завтракал Алек. Катался с М[арией] и А[настасией] на велосипеде. Было совсем тепло. По временам шел дождь. В 6 час. у меня был Кочубей. Ездил ко всенощной. Занимался после обеда.
  
  31-го августа. Воскресенье.
  
  Летняя погода продолжается. Были у обедни. Завтракали: Андрей (деж.) и Комаров, назначенный начальником Санкт-Петербургского дворцового управления. Долго гулял и зашел с детьми в новый маленький лазарет у собора, устроенный в причтовом доме - на 20 раненых. Тетя Михень пила чай. В 6час. принял Горемыкина. Вечером у нас сидели Н. П. и М. П. Саблин - последний приехал на несколько дней из 1-й армии, сообщил, что войска к продвижению готовы.
  
  1-го сентября. Понедельник.
  
  Сегодня стали поступать приятные известия о планомерном вытеснении австрийцев на всем фронте границы, через несколько часов на очереди немцы!
  
  Принял четыре доклада. После завтрака сделали хорошую прогулку в Баболове с Аликс в шарабанчике. До обеда окончил все бумаги. Вечером наклеивал фотографии в альбом.
  
  2-го сентября. Вторник.
  
  Днем было 15? в тени, гулять было совсем жарко. После Сухомлинова принял Щегловитова. Сделали совместную прогулку в Баболове. В 6 час. у меня был Сазонов, доложил, что войска потратили половину подвезённых снарядов, но благодаря разведке, а также фотографиям с аэропланов и аэростатов огонь нашей артилерии был в прямом смысле "убийственным". Сазонов так же доложил, что мы чуть не потеряли Киевский, который производил бомбометания, и лишь благодаря отчаяным усилиям командира экипажа воздушного судна штабс-капитана Горшкова удалось избежать аварии, самолёт не дотянул до аэродрома и сел на верхушки деревьев в нескольких метрах от земли. Самолёт уже снят, шасси заменяны на новые, экипаж жив. В баках оказалось черезвычайно мало бензина, есть подозрения, что это диверсия. Многие другие машины удачно применялись лля бомбометания. Вечером немного наклеил фотографий.
  
  3-го сентября. Среда.
  
  Принял Алека, вернувшегося от Николаши. Погулял и принял Танеева. В 12 1/4 поехал в город и на Елагин к Мама. Завтракал с нею, Ксенией и мальчиками. По дороге на станцию заехал к Фредериксу и вернулся к 5 ч. в Ц. С. Елена Петровна пила чай. Принял Маклакова и Мишу. Обедал Саблин (деж.). Вечером занимался.
  
  4-го сентября. Четверг.
  
  Встал пораньше и поэтому погулял дольше. Между докладами принял депутацию чехов, живущих в России. Интересные вести, о том, что у немцев на "Восточном фронте" новый главнокомандующий Гинденбург, который только прибыв велел открывать огонь по русским лишь по его прямому приказу. Завтракал Миша. Погулял с Аликс и детьми, а затем покатался с Алексеем в "Гатчинке". После чая читал. Вечером клеил крымские фотографии в альбом.
  
  5-го сентября. Пятница.
  
  Чудный ясный день. После прогулки были обычные два доклада. Завтракал и обедал Дмитрий Шереметев (деж,). Гуляли вместе в своем парке и затем катались на пруде.
  
  Телом живешь здесь, а душою всецело там с нашими солдатами, исполняющими свой тяжкий долг доблестно и безропотно!
  
  Вечером имели утешение побеседовать с Григорием с 9.45 до 10.30., после беседовал с Мишей, которого на силу уговорил остаться в Петербурге, напомнил ему о судьбе Павла Первого и намекнул, что знаю несколько лиц, очень схожих чертами с графом Паленом.
  
  6-го сентября. Суббота.
  
  Хорошие известия с Австрийской границы, противник тоже прикратил огонь. Наши войска окапываются по всем правилам инжинерного искуства.
  
  Утром имел два доклада; до них принял 39 вновь произведенных офицеров из военно-топографического училища.
  
  Ксения завтракала и гуляла с нами. День был хороший. После 5 ч. был дождь. Читал до обеда, было много бумаг. Обедал Мордвинов (деж.).
  
  7-го сентября. Воскресенье.
  
  Утром лил дождь до 12 ч. Принял доклал, об увеличении выпуска военной продукции на столичных предприятиях вполовину, принял главу Руссо-Балта с просьбой отправить часть мобилизованных на Рижский завод, для увеличения выпуска авиационных двигателей для "Муромцев". Одобрил.Были у обедни и завтракали одни. Около 2 ч. поехали в Дом призрения увечных воинов, где теперь помещаются 15 раненых, которых мы навестили. После этого погулял с Мари и покатался в байдарке. Мария Павловна пила чай и рассказывала о своем пребывании в - Петербурге в одном из наших лазаретов. Читал. Вечер провели вместе.
  
  8-го сентября. Понедельник.
  
  Принял Григоровича в 10 час. Затем поехали к обедне по случаю праздника Рождества Пресвятой Богородицы. До завтрака принял Кривошеина, после - Горемыкина. Погулял под теплым дождем. Занимался до 8 час.
  
  Обедал Андрей (деж.). Вечером наклеивал в альбом фотографии.
  
  9-го сентября. Вторник.
  
  Погода сделалась прохладнее. Между докладами получил отрадную весть о том, что по всей протяжённости новой границы развевается наш флаг. Днем катался с дочерьми на велосипеде. Потом погулял и ездил в байдарке. В 6 час. принял Сазонова и полностью оправившегося Самсонова. Читал. Вечер был свободный.
  
  10-го сентября. Среда.
  
  В 10 час. отправились вчетвером с Ольгой и Татьяной в Санкт-Петербург в Николаевский военный госпиталь, где посетили около 28 раненых. Вид их и помещений был опрятный; настроение самое бодрое. К часу приехали на Елагин, где позавтракали и посидели с Мама. В 3 1/4 поехали в Царское С. Погулял и покатался с Алексеем на пруде. Была , холодная погода. После чая усиленно читал. Обедал Веселкин (деж.).
  
  11-го сентября. Четверг.
  
  Солнечный хороший день. Все утро принимал с 10 ч. до часа. После завтрака Аликс поехала с Ольгой в город. Приняв доклад Маркова, говорил с ним о "торговле без торговли", поехал с дочерьми на велосипеде вокруг Баболовского парка. Потом с Алексеем на пруду. В 6 ч. принял Маклакова, как и Марков, он идею торговли с немцами одобряет. Вечером наклеивал фотографии.
  
  Известий о боях не было. Наши армии окопались, производим подвоз новых тяжёлых орудий. Гинденбург соблюдает "военное перемирие", снаряды не летают, одни лишь пули.
  
  12-го сентября. Пятница.
  
  После доклада Барка принял Жилинского, кот. только что сдал главное командование армиями фронта Северо-Западной границы генералу Рузскому.
  
  Завтракал и обедал Н. П. Саблин (деж.). Сделали прогулку вместе и покатались в шлюпках. Погода стояла серая и туманная. Читал и писал Ольге. Принял Мишу, опять уговорил его потерпеть, пришлось согласится с его желанием "делать хоть что-либо". Теперь в поездках сопровождение увеличится втрое.
  
  13-го сентября. Суббота.
  
  Чудный теплый день - 14? в тени.
  
  В 10 ч. принял Кассо, мягко осадил его. Завтракал Фредерикс. Совершили прогулку в Баболовском парке, после чего катался с Алексеем в "Гатчинке". В 6 1/2 поехали ко всенощной. Обедал Ресин (деж.). Читал и клеил фотографии.
  
  14-го сентября. Воскресенье.
  
  До 10 час. ко мне приехал Алек и задержал, так что опоздали значительно к обедне. Завтракал Дмитрий Павлович, приехавший из армии с поручениями от Николаши, просит повесить двух жандармов, применивших оружие. Отказался повесить, пообещал наградить. В остальном, было приятно было увидеть его и с Георгиевским крестом на груди. Полтора часа посидел с ним и поговорил о многом. Погулял с Аликс и детьми. После чая принял - капитана Лазарева Л.-Гв. Кексгольмского полка, кот. ездил в армию узнать о подробностях гибели во время последнего километрового наступления целых трёх десятков солдат! Вечером долго ждали приезда Григория. Долго потом посидели с ним.
  
  15-го сентября. Понедельник.
  
  Утром сбегал на короткую прогулку.
  
  После обычных докладов принял хана Нахичеванского, приехавшего с легкою раною в руку с границы. Он с нами завтракал и рассказывал много интересного, потешался над нелепостью ситуации, единственный раненный в полку, и это сам командир! В 2 1/2 приняли разных директоров банков, пожертвовавших 2 миллиона рублей на нужды войны. Тут же перевёл их ф фонд денежного довольствия мобилизованных. Погуляли. Покатался с Алексеем в "Гатчинке". Погода была серая и холодная. Дядя Павел пил чай. Читал.
  
  Обедал Жуков (деж.).
  
  16-го сентября. Вторник.
  
  С утра лил проливной дождь.
  
  Был занят до часа разными приемами, вокруг часто мелькают "дикари" Миши. Завтракал и обедал Мордвинов (деж.). Погулял с Ольгой и Мари. В 4 ч. посетил с Аликс раненых офицеров в здешней больнице Красного Креста. Вернулись домой в 5 1/2. Принял Сазонова. Вечером окончил наклейку фотографий в альбом.
  
  17-го сентября. Среда.
  
  В 9 1/2 поехали в Санкт-Петербург и посетили Обуховскую городскую больницу, в которой теперь находилось 150 раненых.
  
  Оставались там больше двух часов. По пути на Елагин осмотрели небольшой лазарет для офицеров, устроенный при Лицее. Завтракали у Мама. К 4 ч. вернулись в Ц. С. Погулял под проливным дождем.
  
  В 6 ч. принял доклад Харитонова, с полность проработанной системой "вооружённого мена" на границе. Обедал Веселкин (деж.).
  
  18-го сентября. Четверг.
  
  Утром немного погулял. Имел три доклада. Завтракали: Андрей (деж.) и уланы - Дараган и кн. Андроников. В 3 часа на Софийском плацу произвел смотр одной дружины и двух сотен Государственного ополчения под проливным дождем. У ратников хороший бодрый вид; только странное впечатление производит сочетание всевозможных цветов погон и околышей фуражек в той же части. Их теперешней задачей, а все они держали в руках оружие, будет патрулирование рабочих районов столицы, а так же охрана военных заводов. Товар, необходимый для "мена", не должен быть испорчен. Обедали: Андрей, Дмитрий и Мария П[авловна].
  
  
  
  
  
  Дневник неприкаянной души.
  
   Третий сон был ничем не лучше второго, нос я, правда, не разбила, а вот дальнейшие мои старания не принесли результата. Сил в этот раз было побольше, крови я потеряла в этот раз мало, но лишь успела я затушить первую свечу дверь распахнулась. Банки разбились, бензин вспыхнул, и я поняла, что это опять неудачный сон. Когда я закричала от боли, тот, который вышиб дверь, попытался мне помочь, но пламя перекинулось и на него. Явно это был милиционер, вот только форма у него была странная, что-то в ней было неуловимо старорежимное, в покрое, что ли? А дальше боль забрала сознание полностью и я перестала что-либо замечать. Странный сон, неприятная смерть.
  
   19.08.
   Опять местная Дума, вот кто предвестник всех этих переименований обрушившихся на страну в прошлом веке. Решил окончательно, порвал текст петиции, Петербургу быть Петербургом, а не как ни Петроградом, особо усердствовать мне и не пришлось, телу новое название не по душе.
   20.08.
   Опять госпиталь, опять недоумённые лица солдат и офицеров, которые считают, что у них украли победу. Как у мужа в своё время. Дурачьё, крыс надо сажать в бочку и с последней можешь делать что хочешь, но тело от этих взглядов нервничает, успокаиваю, как могу.
   21.08.
   Очередной навал противника на границу удачно отбит. Местные аэропланы приловчились проводить разведку в прифронтовой полосе, что отвечать начинаем сугубо прицельно сначала по артиллерии, так что в этот раз не одного убитого! Разведчики доложили о времени наступления, и все силы, кроме артиллерии, были отведены назад. Лёгкие батареи в ночь до артналёта были переведены на новые места, а крупнокалиберная артиллерия была и так далеко. Когда орудия замолчали наша пехота вернулась в полуразрушенные окопы и встретила ружейным и пулемётным огнём вялые попытки наступления, предпринятые деморализованной пехотой противника.
   На все артиллерийских заводах столицы вторая смена из мобилизованных стала работать в первую очередь, следующее пополнение будет распределено между заводами Тулы, пороховыми заводами, даже табачное производство забыто не будет, так как там производят необходимое для патронов. Всех расселяют, из кармана государства платят зарплату, такую же как остальным. Многие, только поселившись на новом месте, перетягивают к себе жён и детей, так как жильём стараемся мобилизованных не обижать.
   22.08.
   Тихий день, нас никто не трогал и мы никого не трогали.
   23.08.
   Пришло послание из Лондона, где наши представители, наверное благодаря подношениям союзников, чуть было не подложили нам свинью. К счастью, документ требовал подписи царя и нам, вынуждено, дали его прочесть. Так и есть, нам хотели навязать последний пункт в котором говорилось, что наступать мы должны столько, сколько нам скажут союзники. Отослали их к чёртовой бабушке с такими подставами.
   24.08.
   Принимали в офицеры 350 юнкеров, артиллеристов и инженеров. Вот это нужные специальности! Одни окопы По-науке роют, другие в это время врагу не дают голову поднять. А тот кто поднимет, тот получит 1 к 10 без промедления. Противник тоже иногда пытается хитрить, выстрелит и в кустики, но наши стреляют в ответ не по таким умникам, а по хорошо разведанным целям. Штабные писцы тут же размножают воззвание, за чей выстрел пострадали обстрелянные там-то и там-то, в самолёт и развеивают над окопами противника. Так что таким хитрожопым свои тёмную устраивают.
   25.08.
   Ха! Союзнички в Лондоне вернулись к тексту документа без поправок, пусть лучше русские худо бедно, но оттягивают хоть какие-то части с французской границы, чем вообще мирятся. Во все части на границе прибыли жандармы, чётко понимающие приказы Царя. Для них приказ, это дело святое, сказали ни шагу назад или ни шагу вперёд, выполнят, и других заставят слушаться!
   26.08.
   Три ха-ха! Нас пытались подставить! Сазонов начал втирать, что некоторые участки границы мало защищены, мол, в генштабе бытует мнение использовать там гвардию. Они нас что. за дураков с подопечным держат, это всё равно, что у Бори таманцев, кантимировцев и иже с ними к духам послать! Нет, кто-то явно горит желанием пристроиться к нам сзади и этих пи....сов мы вычислим. Брута послали подальше, но мягко.
   27.08.
   Приезжал брат Михаил, ему дали под командование дивизию "горцев" и иже с ними, в народе к ним прилипло уже название "дикая дивизия". рвётся на границу, но мне намёки на "посылку подальше гвардии" очень не понравились. Втягиваюсь. государственные интересы лезут в голову, так что Мишу решила использовать в государственной машине вместо "запаски". Мишу утихомирили.
   28.08.
   На нас с "телом" опять давят, говорят, мол, даже обещанный километр в месяц не выдерживаем! Двигаться будем, дело решённое, наступление назначили на первое. Главная изюминка плана, это жандарм со взведённым револьвером, сказано на километр наступление, значит на километр.
   29.08.
   Тихий день, я в ожидании, "грызу ногти", если у призраков таковые есть. Затем плюнула на мандраж, и как "тело" пофигистически провела остаток дня в кругу семьи, с высокой колокольни забив на остальное.
   30.08.
   Ещё один артналёт на границе и адекватный ответ с нашей стороны. У нас погибло трое.
   31.08.
   Всё готово, всё готово, опять "грызу ногти".
   1.09.
   Известия с фронта хорошие, враги о наступлении знали, так как мы известия о нём не скрывали, многие у них считали всё это дезинформацией. Теперь не считают. Снарядов мы не жалели, авиации, а сейчас у нас более 250 машин, хотя большинство из них "Ньюпорты" и "Фарманы", не жалели тоже, особенно старьё.
   2.09.
   Войска зарываются в землю на новых позициях, подвозятся снаряды. Отдали приказ, как только будет поспокойнее, соединить предыдущие линии окопов с новыми полнопрофильными траншеями. Пусть личный состав не расслабляется. Думаем так же по ленточке прошлых окопов проложить железную дорогу.
   3.09.
   Слава тебе господи, за километровую линию никто не зашёл, хотя попытки были. Жандармы в частях, как бывалые политруки. объясняют политику царя о всемерном сбережении армии, которую хитрым крючкотворством всё же заставили воевать. В целом у рядовых такая позиция находит отклик, работа не более шести часов в день, таков приказ, небольшие потери, кормёжка от пуза. С женским вопросом сложнее, но и тут проявляют инициативу, благо разрешили поочерёдно увольнение на сутки рас в неделю. Солдатам такая война нравится!
   Держит брат Коля брата Мишу рядом, как дополнительный заряд в обойме, или не заряд. Ведь как говаривал мой благоверный: "Я не сторонник "последнего патрона", но предпочитаю лимонку в рукаве".
   4.09.
   На "Восточный фронт", так немцы называют бои на границе, прибыл новый главнокомандующий, некто Гинденбург, сразу в этот же день прекратились на этом участке все мелкие провокации. Тишь да гладь.
   5.09.
   На границе без перемен, а "тело"и радо, тунеядит и отлынивает вовсю.
   Опять был Миша, рвётся на границу, напомнили ему о судьбе Пала Первого, о том, что во дворце очень много подсвечников. Но к делу пристроил, теперь связь с прикомандированными к частям жандармами идёт через него, да и его конников при поездках обещал использовать в охране.
   6.09.
   На границе с Австрией на нас пытаются давить, но вяло. "Тело" не очень довольно, уси-пуси, дождь ему опять погулять помешал!
   7.09.
   Потери маленькие, мало раненых, мало убитых, а вот вал военной продукции начинает нарастать.
   8.09.
   Вечером заставила "тело" читать доклад о произведённой военными заводами продукции от корочки до корочки. Это было трудно, так как ему перед сном обязательно требовалось клеить в альбом новые фотографии. Воспитывай и воспитывай ещё этого чёртового великовозрастного филателиста.
   9.09.
   На всей границе, в наглую, вывешиваем по ночам флаги, там где их днём сбивают отрабатывают специальные сборные отряды из егерей-снайперов, в большинстве набранных из сибирских охотников. Там где не помогает, работает авиация. Понемногу тренируем у врага слюновыделение, всё точь в точь по Павлову.
   10.09.
   Опять ходили смотреть раненых, жуть, хоть чистота в палатах теперь глаз радует. Управились быстро, "тело" было счастливо провести оставшийся день с сыном.
   11.09.
   Начали с "телом" продавливать среди окружения план торговли с немцами, действуем через тех, у кого в родне много "заводов, газет, пароходов", у которых в торговле шкурный интерес. С англичанами и Французами торговать тоже не плохо, но не так, типа союзники, требуют скидки. А вообще идея стоящая, у нас с "духами" все торговали, даже мой. Ну наберёт он трофеев за "командировку", куда их? Домой? Так они палённые все. на них жмуриков, как собак недорезанных, вот он их оптом и загонял. Правда рассказывать об этом дома не любил, один лишь раз проболтался после пьянки.
   12.09.
   Миша опять рвётся в бой, бросили ему конфетку, увеличили при "теле" количество его "дикарей". Доклады от жандармов перелопачивает знатно, всё что важно приносит сразу.
   13.09.
   "Тело" не тормошила сегодня. Оно довольно.
   14.09.
   Ха, ха, ха! Мы знали, что жандармы пристрелили двух особо прытких командиров. Ну пристрелили и будет, приказ есть приказ, а тут приехали некие товарищи, просят наказать зарвавшихся ментов. А вот и хрен, решили наградить по две тысячи золотом на брата и производством в следующий чин. С оповещением.
   15.09.
   Приехал с границы хан нахичеванский, настрой весёлый, в зоне ответственности вверенного ему подразделения убитых нет, а он единственный раненый, к счастью, легко. Были банкиры, вроде показать, что патриоты, сдали в гособщак два награбленных у вдов и сирот два лимона. Мы пустили их сразу же в фонд оплаты для мобилизованных.
   16.09.
   Гвардия тихо ревнует к "дикарям", одному из дежурных офицеров объяснили свою жизненную позицию, мол, не надо в спину императору глазками недовольно постреливать. А "дикарям" гвардию вырезать на раз, хорошие товарищи.
   17.09.
   Опять дождь, опять раненые, нет, Петербург для южного человека не создан! Зато потихоньку двигается система "торговли", разведчиками почти до ставки Гинденбурга доставлен фельдъегерь, который и явился перед его очи, в наглую, в русской форме. Посыльный сам на семь восьмых пруссак, так что думаем общий язык найдёт. Теперь ждём ответа на проведения пробного "мена", с итогами которого и к Вильгельму сунуться можно.
   18.09.
   Некоторую часть мобилизованных. точнее тех, у кого имеются серьёзные навыки в обращении с оружием, решено использовать в охране военных заводах и общем присмотре за ситуацией, командование этими силами в столице перевели на Мишу. Товар для Гинденбурга ничего не должно испортить.
  
  Николай свет-Второй Глава 5
  
  Дневник "тела".
  
  
  19-го сентября. Пятница.
  
  Забыл записать вчера, что в 9 1/2 ч. утра мы осмотрели новый санитарный поезд имени Анастасии.
  
  Погода была холодная, то солнце, то дождь. Немного погулял. День был занятой. После завтрака принял Щегловитова. Сделали прогулку в парке. Костя и Мавра пили чай. В 6 ч. был Маклаков. Видели недолго Григория вечером.
  
  Согласно телеграмме от Николаши, полученной вчера, решил поехать к нему на границу на краткий срок! Плохие вести так же приходят из Турции, весьма возможно её вступление в войну.
  
  20-го сентября. Суббота.
  
  Недолго погулял. Принял офицера, унт.-оф. и рядового 41 пех. Селенгинского полка. В 12.30 поехали к молебну. Миша завтракал. В 2.30 простился в поезде со своими дорогими и поехал на новую границу. Давнишнее мое желание отправиться туда поближе - осуществилось, хотя грустно было покидать свою родную семью! Принял доклад Фредерикса. Много читал. Вечером играл в кости с Дрентельн(ом). Гвардию на время моего отсутствия подчинил Мише.
  
  21-го сентября. Воскресенье.
  
  Долго не мог заснуть, т. к. на станциях при остановках бывали резкие толчки. Проснулся серым утром, по временам налетали шквалы с дождем. В 5 1/2 прибыл на место. Николаша вошел в поезд, кот. передвинулся к Ставке Верховного Главнокомандующего в сосновом лесу. В церкви железнодорож. бригады был отслужен молебен. В 7 1/2 у меня обедали: Николаша, Петр и несколько главных генералов штаба Верх. Глав. После обеда пошел в вагон Николаши и выслушал подробный доклад ген. Янушкевича о настоящем положении дел и о новых предположениях. Вернулся к себе в 10 1/2 и пил чай с некоторыми лицами свиты. Пришли новости, что немцы совершили бросок и заняли Париж. Французское командование ещё позавчера переехало в новую ставку.
  
  22-го сентября. Понедельник.
  
  День простоял солнечный. В 10 час. в домике у поезда Николаши генерал-квартирмейстер Данилов докладывал о всем происходившем вчера на границах с Австрией и Германией. Погулял в лесу и заходил в землянки казачьих застав против аэропланов. В 11 1/2 принял ген. Рузского, назначил его генерал-адъютантом.
  
  Он завтракал вместе с другими генералами. Снимался группой со всем штабом Николаши. Сделал хорошую прогулку с Дрен-тельн[ом] по расположению жел. дор. бригады. Писал Аликс. После чая читал бумаги. Вечером поиграл с Др[ентельном] в домино.
  
  23-го сентября. Вторник.
  
  С утра шел дождь. В 10 час. в домике был доклад. Читал до завтрака. В 2 1/2 принял ген. Лагиш[а] и англ. генерала Williams. Англичанин сильно горячился, предателем разве что не назвал, был недоволен так же тем, что "дикарей" на время беседы я так от себя и не удалил. Сделал хорошую прогулку с Д[рентельном] под дождем. Пожаловал Николаше орд. Св. Георгия 3 ст., а Янушкевичу и Данилову 4 ст. Фредерикс себя чувствовал нехорошо и по совету врачей уехал вечером в Петербург. Поиграл с Д(рентельном) в кости.
  
  24-го сентября. Среда.
  
  В 12 1/2 ночи выехал из Ставки и в 9 час. утра прибыл в Ровно. С большою радостью встретил Ольгу и Сандро на станции. Поехал с ними в лазарет, в кот. Ольга ухаживает с начала войны в качестве сестры милосердия, а затем в местный лазарет, где обошел нескольких более тяжело раненых. Все нашел в порядке и чистоте. Завтракал с Ольгой, Сандро и Дмитрием у себя. Сказал, что сочувствую бедственному положению союзника, но политику свою менять не намерен, зато порадовал всех, что уже пятого дня все госактивы французской валюты распроданы. Сказал, что так же проданы все акции французских производств и финансовых учреждений, все выплаты по нашим государственным и частным долгам Франции и французам временно приостановлены, до выяснения способности её, как государства, защитить себя. Пока же мы будем выкупать их за сотую часть стоимости. Поговорил с Ивановым и дал ему Георгия 2-й стен. Обедал с Николашей и старшими местными начальниками. Вечером выслушал обычную сводку за вчерашний день. Лег пораньше.
  
  25-го сентября. Четверг.
  
  В час ночи поезд тронулся на границу, куда прибыл рано утром. В 6 1/2 выехал с Сухомлиновым в военном моторе. Зашел в церковь, пока комендант ген. Шульман собирал часть свободного гарнизона на площадке рядом. Большая часть войск работала на передовых позициях. Поблагодарил их за боевую службу и очень довольный виденным выехал тою же дорогой. Утро было холодное, но солнечное. Встретил огромный обоз 11-й Сибирской стрелковой дивизии, шедший вперед к границе. В 11 ч. поехал в Вильну. По всему пути встречал воинские поезда. Приехал в Вильну в 3 часа; большая встреча на вокзале и по улицам стояли войска шпалерами - запасные батальоны, ополчения и к моей радости спешенные эскадроны 2-й гв. кав. див. и конных батарей. Заехал в собор и в военный госпиталь. Оттуда в здание жен. гимн., где был устроен лазарет Красного Креста. В обоих заведениях обошел всех раненых офицеров и нижних чинов. Заехал поклониться иконе Остробрамской Божьей Матери. На вокзале представилось Виленское военное училище. Уехал очень довольный виденным и приемом населением, вместо 6ч. - в 8 1/2 час. Лег спать пораньше. Решил, что первый "обмен" с Гинденбургом устрою на этом участке границы. Немцы будут платить французским золотом, это хорошо, но быстрая победа Германии, это плохо. Надо помочь Франции, если у низ ещё осталось золото или другая валюта, разумеется.
  
  26-го сентября. Пятница.
  
  Сереньким утром в 9.45 приехал в родное Царское Село в лоно дорогой семьи.
  
  После 11 ч. принял Барка. Затем с Мари погулял до завтрака. Днем еще сделал прогулку с дочерьми. Объехал пруд в байдарке. После чая читал и сразу окончил все накопившееся на столе. Вечер был свободный.
  
  27-го сентября. Суббота.
  
  Выспался великолепно. Теперь после возвращения из поездки у меня наступило внутреннее спокойствие!
  
  Погулял - погода стояла солнечная, ночью был морозец, пруды затянуло льдом. Принял доклады Сухомлинова и Горемыкина, узнал о сложном положении анклавов английской армии, с трудом обороняющихся от немецкой армии, приказал послать им телеграмму с нашим восхищением стойкости английских воинов. Завтракал Н. П. Саблин (деж.).
  
  Обошел парк с дочерьми. В 4 ч. поехали с ними в город к Мама на Елагин. Вернулись в Ц. С. в 7 1/2 ч. Обедал Н. П. [Саблин].
  
  28-го сентября. Воскресенье.
  
  Утром принял Озерова, Юсупова и Драчевского; они командируются во внутренние губернии для проверки получения семьями мобилизованных казенного пайка и пособия, а так же всемерной помощи жёнам мобилизованных перебраться к мужьям в их временное место пребывания. В 10 1/2 поехали к обедне. Погода стояла отличная. Завтракал и обедал Дм. Шереметев (деж.). Погуляли. Потом катался с Алексеем на пруде и ломал тонкий лед. Т. Михень, Ducky и д. Павел пили чай. Вечером видели и долго разговаривали с Гр[игорием].
  
  29-го сентября. Понедельник.
  
  Вчера узнал, что Олег был ранен снайпером; его перевезли в Вильну, куда Костя и Мавра сейчас же поехали. Но сегодня вечером он скончался!
  
  Ещё одной головной болью является Турция, которая хочет ввязаться в драку, поэтому отправил на новое место, в 7-ю армию, два десятка проверенных жандармов с границы, заменив их помощниками. Среди отправленных и оба "особо отличившихся" стрелка.
  
  Между докладами принял священника 29-го пех. Черниговского полка, спасшего полковое знамя.
  
  Сделали хорошую прогулку в Баболове. После чая у меня был Тимашев. Окончил все до обеда. Вечером пришли неважные известия из-под Варшавы.
  
  30-го сентября. Вторник.
  
  Великолепный теплый день. Утром погулял. После доклада Сухомлинова принял двух бельгийских и двух японских офицеров и американского морского агента. Завтракал и обедал Мордвинов (деж.). Сделал прогулку. В 3 1/4 отправились в моторе с О[льгой] и Т[атьяной] в Стрельну. Встретились у т. Ольги и Мити с Мама. Были у панихиды по Олегу. После чая посетили небольшой лазарет, устроенный Митей в здании школы.
  
  В 6 1/2 вернулись к себе. Принял Сазонова, узнал, что немцы почти полностью заняли Бельгию. После обеда весь вечер читал.
  
  1-го октября. Среда.
  Гинденбург не обманул и сделал то, что обещал, переезд наших войск на "новый километр" прошёл почти без стрельбы, разве что для порядка.
  
  В 10 час. поехали на освящение красивой небольшой церкви здешней общины Краен. Креста. Вернулись домой в 12 1/4.
  
  В 2 часа в Большом дворце было производство пажей и юнкеров в офицеры - здесь около 210 чел., а по всей России 720 ч.
  
  Погуляли вместе, погода была хорошая. Объехал пруд в байдарке. Принял Алека после новой его поездки. После чая принял Маклакова. Обедал Свечин (деж.). Вернулся Фельдъегерь от Гинденбурга с последними деталями "мена". Читал.
  
  2-го октября. Четверг.
  
  Утром немного погулял. Были обычные доклады, узнал, что в Англию прибыли первые Канадские части. После завтрака отправился в Гатчину, где на военном поле произвел смотр 3-й бригаде ополчения для охраны заводов. Дружина вся сформирована в Лифляндской губернии; народ видный и крепкий. Объехал и осмотрел часть укрепленной позиции южнее Гатчины и вернулся в Ц. С [ело] в 5 1/2 ч. Погода была очень хорошая и тихая.
  
  После чая занимался. Вечер свободный.
  
  3-го октября. Пятница.
  
  Отправились в город в крепость на заупокойную службу по Олегу, т. к. сегодня его хоронят в Осташеве Моск. губ. Завтракали в поезде. В 2 1/4 принял Барка. Погулял с Мари и покатался с нею в байдарке.
  
  Погода стояла отличная. В 6 час. принял Рухлова и затем Щегловитова, узнал, что немцы окончательно выбили англичан из континентальных портов на Ла-Манше. Обедал Козлянинов (деж.). Читал долго.
  
  4-го октября. Суббота.
  
  Ночью был мороз, утром туман, и к 12 час. настала отличная солнечная погода. Поехали на парад Конвою на дворцовой площадке в конном строю. Во взводах было по 15 рядов, настрой у всех хороший.
  
  После молебна Конвой дважды прошел церем. марш. и ушел с площадки с песнями. Завтракали одни. Принял Фредерикса. Объехал с дочерьми весь Баболонский парк на велосипедах. Потом погулял. Принял Булыгина. В 6 1/2 ко всенощной. Обедал Ресин (деж.). Вечером занимался до 11 час.
  
  5-го октября. Воскресенье.
  
  День именин дорогого Алексея.
  
  В 10 1/2 отправились к обедне; Мама и Ксения приехали к концу. Завтракали у себя. В 2 1/2 вышли на прогулку с Саблиным (деж.) и обошли Баболовский парк. Погода стояла чудная, прямо редкая - 7? в тени. Тетя Михень пила чай. Читал и отвечал на телеграммы поздравительные, большею частью от полков с Границы. Обедали и провели вечер с Н. П. [Саблиным], обсуждали удачную ночную "мену", "Аргусы" для Муромцев, рубли и "французское золото" на русский хлеб. Немецкие эшелоны, которые наши части за три дня до этого "захватили", стояли под погрузкой два дня, после этого были "подло отбиты". При "позорном бегстве" враг оставил "некоторые материальные ценности".
  
  6-го октября. Понедельник.
  
  В 10 час. поехал в Петергоф.
  
  На плацу сделал смотр трем полкам 74-й пех. дивизии, 2 запасным батальонам и дивизиону 74-й арт. бригады.
  
  Они представились очень хорошо. В 12 1/2 в поезде поехал в Ораниенбаум, оттуда на моторе на Красную Горку. Было тихо, но туманно.
  
  Осмотрел все батареи Алексеевского форта. Поразительно сколько наделано там нового за последние года. Вернулся поездом из Ораниенбаума в 5 1/4. Принял оба доклада после чая. Подписал приказ о лишении шт.-кап. Руднева всех воинских званий и наград с формулировкой "за трусость" и увольнение его из армии. Когда же прочёл сверху докладную записку от дяди Алексея, в которой он "оправдывал" отказ пилота подчиниться приказу о перегоне ВК-1 на границу, немедленно написал приказ и о его отставке. Обедали: Иоанн, Елена, Гавриил и Костя, вернувшиеся с похорон Олега.
  
  7-го октября. Вторник.
  
  День простоял серый и холодный. Успел погулять до доклада. В 2 1/2 отправился на моторе в Красное Село. На военном поле произвел смотр одной Тверской пешей дружине, 9-му, 10-му и 12-му Оренбургским каз. полкам и 5-й Оренб(ургской) каз. батарее. Все части представились отлично, а особенно казаки на своих малорослых крепких лошаденках. Потом проехал по Ропш[инскому] шоссе и в правую сторону, где осмотрел оконченные укрепления с поставленными орудиями. Вернулся в Ц. С. в 5 1/4. После чая принял Сазонова. Следующий "обмен" назначен на 11-е, согласился взять вместо половины золота доллары и марки, от фунтов отказался.
  
  Вечером побеседовали с Григорием.
  
  8-го октября. Среда.
  
  В 9 1/2 поехал в Петроград.
  
  Было морозное солнечное утро. Посетил на Неве против заводов линейные корабли "Полтаву" и "Петропавловск". Последний немного отстал в смысле своей готовности, но к 1-му ноября будет готов к последним испытаниям артиллерии и машин. Остался очень доволен видом команд.
  
  Григорович угостил меня и начальство завтраком на яхте "Нева". После отправился на станцию, встретил подъезжавшую Эллу и с нею приехал в Ц. С. к 3 час. Хорошо погулял с Мари и Анастасией.
  
  Обедали и вечер провели семейно.
  
  На новых границах, слава Богу, поэтому многие части, ранее стоящие рядом с позициями укреплёнными морскими орудиями, отправлены на юг, в помощь 7-й армии.
  
  9-го октября. Четверг.
  
  Немного потеплело. Погулял до докладов. Завтракали: Элла и Костя (деж.). Сделал хорошую прогулку с Мари и Анастасией. Видели Алексея в парке, кот. катался в подаренном ему 5-го окт. маленьком моторе. Конвой усилен стараниями Миши, он сильно обеспокоен поступившими из МВД сведениями о возможном покушении на Царя.
  
  Дядя Павел пил чай. Принял Кассо.
  
  Вечером Элла уехала в Москву.
  
  10-го октября. Пятница.
  
  Ночью морозило довольно сильно. День простоял солнечный. После доклада Барка принял Костю, вернувшегося из Осташева, и ротм. Л.-Гв. Конного полка бар. Врангеля, первого Георгиевского кавалера в эту кампанию. От его вида во мне опять проснулась непонятная ненависть, слава богу я её частично переборол. Но Врангеля решил, от греха подальше, перевести "на лечение" в Забайкалье. Немедленно. Завтракали одни. Сделали совместную прогулку. В 4 часа поехали в Павловск к Косте и Мавре. Нашли обоих очень спокойными.
  
  В 6 час. был кинематограф "Подвиг Василия Рябова". - Принял Маклакова.
  
  11-го октября. Суббота.
  
  Туманный теплый день. Принял Сухомлинова и Фредерикса. Последний завтракал, а также Иоанн (деж.) и Игорь. Сделали совместную прогулку. В 4 ч. поехали в придворный госпиталь, где лежат раненые офицеры, между пять[ю] стрелков 1-го и 2-го стр. полков. Произошло ужасное, как я потом узнал террорист проник в госпиталь под видом фельдшера ещё день назад. Слава богу, что охрана не приняла "уверений врача" о его необходимости нахождения возле пациента, "диким" на это плевать. Так что бомбу он успел метнуть издалека и только одну. Меня накрыли своими телами, нападавший был ранен, затем в руках у него взорвалась вторая бомба, которую он не успел бросить, после этого от него мало что осталось. Я отделался одной царапиной от осколка, а вот трое из охраны погибли, несколько ранены тяжело.
  
  Вернулись домой в 5 1/2. После чая читал. Обедали Иоанн и Елена.
  
  12-го октября. Воскресенье.
  
  Весь город гудит, обсуждая вчерашнее. Отвечаю без конца на телеграммы, уверяю всех, и друзей и врагов, что я жив. Миша приходит каждый час, я поставил его курировать работу МВД и разведки при Генштабе, теперь для них его приказы, это мои приказы. Кое что в покушении на меня уже прояснилось. В 4 ч. поехали в лазарет Гусарского полка, где посетили раненых офицеров и нижних чинов, Мишины возражения об опасности отмёл, заявив, что мне сейчас показывать страх нельзя. Вернулись домой в 5 1/2. После чая принял Горемыкина. Читал до и после обеда.
  
  13-го октября. Понедельник.
  
  Встали пораньше и в 9 час. поехали на павильон. Вернулся домой в 10 ч., прочел бумаги и погулял. Завтракал Гавриил (деж.). Обошел с М [арией] и А[настасией] вокруг Баболова. Погода была тихая. Занимался до обеда. Многие газеты, благодаря вливаниям от Англии и слабеющей Франции, кричат о том, что покушался на меня немец. Отдал приказ о подобных публикациях, но чтобы там кричали, будто бы проплачено всё Англией и Францией. Вечером писал Николаше.
  
  14-го октября. Вторник.
  
  Шел мокрый снег. В 11 час. на дворцовой площадке мне представилась только что сформированная автомобильная рота с 47-мм пушками и пулеметами со стальными щитами. Она уходит в поход. После завтрака поехали в город и посетили Семеновский-Александровский военный госпиталь, где обошли 15 раненых и затем лазарет имени Алексея в Николаевской военной академии. Тут находилось пять офицеров эриванцев и 26 нижних чинов - раненых. Оборудован этот лазарет великолепно на средства Манташева. Вернулись в Ц. С. в 7 час. Принял Сазонова, "обмен" и в этот раз прошёл удачно, на этот раз было лишь 12 "Аргусов", остальное оборудование составляли станки для их изготовления, заказанные РБВЗ для их завода в Риге. Читал целый вечер.
  
  15-го октября. Среда.
  
  День простоял нехолодный. Имел доклад Щегловитова и принял двух членов Госуд. Совета - Авелана и Кауфмана. Завтракал Саблин (деж.). Сделали с ним большую прогулку по Баб[оловскому] парку. В 6 час. принял Танеева, немцы ободрали Париж, содрав даже позолоту. Правда дальнейшее их продвижение затруднено, поле для мародёрства большое, солдаты в бой не рвутся, зато золота для оплаты русского зерна им точно теперь хватит, хлеб в этом году уродился знатный. Читал.
  
  16-го октября. Четверг.
  
  Сегодня началась война с Турцией.
  
  Рано утром турецкая эскадра подошла в тумане к Севастополю и Гебен открыл огонь. В то же время "Бреслау" бомбардировал Феодосию, а другие суда Новороссийск. К счастью, из Севастополя подлецам уйти не удалось, крепостные мины сработали, позже узнал подробности.
  
  Немцы - подлецы продолжают отступать поспешно в западной Польше.
  
  Утром шел снег и день простоял серый. Завтракали: Элла и Дмитрий Шер[еметев] (деж.). До 2-х час. поехали в город. Аликс на заседание, а я с Татьяной на Елагин к Мама. Затем с нею и Т[атьяной] вернулся в Зимний дв., где простился. В 4 1/2 вернулись в Ц. С. Занимался. В 11 1/4 Элла уехала в Москву. Вечером пришел доклад из Севастополя от жандармского капитана, прикомандированного к Эбергарду. Оказалось. что "Севастопольской Виктории" вполне могло и не быть, к счастью есть ещё верные Отечеству люди! Капитан, до этого отличившийся на границе, когда его разбудили и объяснили суть дела, не секунды не сомневаясь применил свой многозарядный дар убеждения, и заставил сомневающихся включить крепостное минное ограждение.
  
  17-го октября. Пятница.
  
  26 лет со дня крушения поезда!
  
  После бумаг погулял четверть часа. Имел обычные доклады и принял разных лиц. В 2 1/2 представился новый американский посол г-н Мари с членами посольства. Сделали хорошую прогулку. Находился в бешеном настроении на турок из-за подлого их поведения вчера на Черном море! Вечером не внял успокаивающей беседы Григория, душа в равновесие так и не пришла! В 12 1/2 всё же составил рекомендованные "Севастопольским Жандармом" бумаги о смещении Эбергарда и иже с ним, а так же о назначении и.о. Широкоградова.
  
  18-го октября. Суббота.
  
  Все утро ко мне приходили и мешали заниматься; еле погулял. Завтракали: Фредерикс и Мордвинов (деж.). Гулял с Ольгой и Анастасией. В 4 1/2 принял Харитонова, остался твёрд по Эбергарду и после беседы даже отправил в Севастополь телеграмму моему жандарму, что поддержу любые его действия, направленные на укрепление флота.
  
  Был у всенощной. Дмитрий П[авлович] обедал, он приехал с границы с Австрией на 4 дня.
  
  
  
   Дневник неприкаянной души.
  
  
   Сны всё лучше и лучше, нет, на этот раз сил вылезти из ванны не было, но банка с бензином на табуретке была всего одна, так что вырвавший замок мужчина через огонь перескочил. Подхватил меня и вынес на веранду, из машины уже вылезал дугой с огнетушителем, и окатил из него нас. Мне начали что-то колоть из аптечки, вот только душа уже всё окончательно решила и, как могла, рвала связи с телом. А пока шли воспоминания, опять было много нового. Тимашевск у нас, оказывается, не недавняя станица, а уже полумиллионный город, восьмиполоска до Екатеринодара, старый царь недавно передал бразды правления сыну... В общем, не тот это мир, а вот дочурку у меня и тут отобрали высокопоставленные родственнички. Последний взгляд успела бросить на спасителя, ничего мужчинка. даже пена почти не портит... С этой мыслью я и освободилась от мирских проблем, затем проснулась.
  
   19.09.
   Вот, так вот, вроде и спасли меня во сне, а не до конца, только краешком надежда пробежала, показав заднюю часть. Есть у меня мысль, что если всё-таки меня там спасут, то здесь, в этом теле, мне торчать больше не придётся. Буду там нормальной бабой, с положенной дыркой вместо отростка, дочь видеть смогу, придумаю что-либо. Призраком быть. пусть т наглым призраком. ох как не сладко.
   Очнулась от размышлений под вечер, знаете кто меня из депрессии вывел? Гришка Распутин со своей психотерапией. стал баки "телу" забивать, оно и уши развесило. Так что пришлось вернуться для контроля. Его тут без меня сагитировали поехать на границу к дяде главкому. Решила не препятствовать, лишь подкинуть мысль об усиленной охране, а в столице оставить Мишу на делах, брат предан. не предаст. Да ещё с чёрного моря вести безрадостные, Турция зубы точит. Ладно, прогуляемся на границу.
   20.09.
   "тело" проветриться вдали от столичной суеты радо, но о семье печётся, поэтому от поездки чуть не отказался, тут уж я в отказ встала, едем, значит едем.
   21.09.
   дядюшка принял нас в ставке, льстил безбожно, призывал к наступлению. пришлось вгонять подопечного в гнев, вызывать прикомандированного к штабу жандарма и лично отдавать приказ стрелять в любого, кто помешает ему выполнять свои обязанности, а, главное тех, кто выскажет подобные мысли вслух в боевой обстановке. И заставила дядю повторить "мысли вслух". Если кто из окружения потянется к оружию, то их тоже можно, как соучастников. Больше поползновений не было, а знаете, почему они всполошились, македонские недоделанные? Их французский генштаб "молит" о помощи, мол, немцы уже Лувр грабят! На вопрос к дяде, грабят ли немцы Петербург, мы услышали отрицательный ответ, поэтому посоветовали воздержаться всем присутствующим офицерам от действий. которые могут быть неверно восприняты.
   22.09.
   Гуляли среди войск, смотрели самолёты и на казаков их охраняющих. Те попросили собственноручно написать так понравившиеся войскам стихи, что "тело" и исполнило. посетовало, что лишь крайняя занятость государственными делами не даёт продолжать творчество. Вруша.
   23.09.
   Был у нас сегодня один "союзничек", генерал английский. Всем он недоволен, наступаем мы медленно, охраной "тела" из "дикарей", которая не вышла при "приватной" беседе. Мы с ним даже спорить не стали, покивали его доводам, поблагодарили за ценные советы и спровадили подальше.
   24.09.
   "Тело", чуть я ослабляю внимание, начинает за французов переживать, мол, слишком их команда немецкой сборной в первом тайме проигрывает. Ах, французы. ах, светочи ясноокие культуры и.т.д. и.т.п... Слава богу, что этот хлюпик контролируемый, а я, как только узнала, что немцы в 50 километрах от Парижа, настояла на продаже французских активов и замораживании французской части русских долгов. Хотя четверть на франке, по сравнению с довоенной ценой, мы потеряли, а промедли мы неделю, потеряли бы три четверти! Сегодня в газетах дали приказ опубликовать не только прекращение выплат по царским долгам Франции, но и её частным лицам, до тех пор, пока французы не докажут своё право на эти деньги, вернув своё. А Царь, сам, без подсказки, фортель загнул, мол, пока падение этих бумаг, надо выкупать их за один процент от номинала. Тоже неплохая мысль.
   25.09.
   Нашли идеальное место для "мена" с Гинденбургом, о чём приказали сообщить ему по радио шифром. Французам через Мурманск товары военные идут потоком, но лишь по 100% предоплате, берём только золото, рубли либо другую не пошатнувшуюся валюту наличными.
   26.09.
   "Тело" опять в Царском Селе, от работы отлынивает. Радуюсь в месте с ним отдыху и проделкам Стаси.
   27.09.
   Немцы рвутся к Ла-Маншу, английские анклавы трещат по швам, в оплату с французов мы приказали фунты теперь не брать.
   28.09.
   Мы отправили в губернии своих полпредов, следить, не сильно ли там разворовываются средства для семей мобилизованных. Рядом с каждым полпредом по жандарму, у каждого из последних разрешение при исчезновении больших сумм поступать по обстоятельствам, любые их действия будут одобрены.
   29.09.
   Пришла телеграмма из 7-й армии. это те, что будет воевать с Турцией. если что. Так вот, туда и на Черноморский флот прибыло два десятка жандармов. В газетах тамошних теперь точно указано место пребывания каждого и телефон, если есть, с приказом нижним чинам стучать на старших при сильных злоупотреблениях.
   На немецкой границе снайпером ранен один из царских родственников. смертельно. Сочувствую, конечно, но уж больно много этих самых родственников. И на постах все.
   30.09.
   Панихида по убиенному, лазарет, школа. немцы заняли почти всю Бельгию, ну и бог ей подаст, а я там ни разу не была.
   1.10.
   Принимали юнкеров в офицеры. Гуляли. От Гинденбурга вернулся фельдъегерь с последними уточнениями. Всё обговорено, вагоны с оплатой прибыли. С нами сейчас немцам и иже с ними ссориться не с руки, у них на границе с ними всего несколько дивизий, которые уже отошли на километр назад для планового отступления.
   2.10.
   Смотрели на мобилизованных из Финляндии, будут охранять заводы, этим разрешено через каждые 10 дней 4 выходных, чтобы побывать дома, чем они несказанно довольны. Из Лондона пришла телеграмма о прибытии первых канадских резервистов, значит, война будет долгой. Это хорошо, мы с "телом" тут вроде монополии решили сделать, пока война, мол, в связи с этим, и.т.д. и.т.п. вся международная торговля через посредника в лице госкорпорации, а у той накрутка будет от четверти, до половины.
   3.10.
   Немцы дали по зубам англичанам на Ла-Манше. Ожидаемо.
   4.10.
   Гарцевали на лошадях вместе с конвоем. Много лошадей, марширующих, как солдаты, это прекрасно.
   5.10.
   У "тела" именины сына, оно несказанно счастливо, что его "творение" дожило до десяти лет. Я же больше всего порадовалась вестям о обмене русского хлебана награбленное во Франции золото, русские бумажные рубли и 80 "Аргусов", которых хватит для 20 дальних бомбардировщиков "Муромцев". Гинденбург своё слово сдержал, а мы часть рублей роздали, в качестве премиальных, той части, которая занималась погрузкой, приказав держать язык за зубами. А главное, мол. если не будут трепаться. возможны ещё "ночные подработки".
   6.10.
   Про авиацию во второй мировой я знаю точно, что были многомоторные бомбардировщики, и что без поддержки авиации наших били. А тут приходит докладная записка от непосредственного командира какого-то лётчика Руднева, который отказался вести свой Муромец на фронт. Просят наказать. А сверху лежит бумага от дяди Александра Михайловича, главкома ВВС, мол, надо простить. И оба, и Руднев и дядя, продавливают решение о полном запрете Муромцев в связи с их низкой грузоподъёмностью. Полчаса продавливала "тело" на решение. Руднева из армии вон, за трусость, дядю в своё имении, "на лечение", с конвоем из "дикарей", на место дяди взять Шидловского, главу Руссо-Балта. Последнее решение продавливалось вообще с трудом, пока что-то в подопечном не щёлкнуло, он вообще отказывался думать, что можно назначить на такой пост не родственника.
   7.10.
   На границе оживление, во всех частях обнародован приказ о раздаче заявителям наделов на "освобождённой земле под этакие "дачи", так как вражеское население с земли сгоняем полностью. После недели окапывания, начинается посменная деятельность солдат на выделенных участках, они объединяются в артели и рубят хаты. Банкирам, под залог таких наделов, настойчиво рекомендовано выдавать кредиты на стройматериалы и живность, с оплатой в рассрочку из жалования, которое мы подняли на 5%. Лепота, только банкиры нервничают. Гинденбург просил увеличить мену вдвое, назначить на 11-е число, французы, бяки такие, продовольствие при отступлении портят. Без проблем, вот только в этот раз кроме двигателей запросили промышленное оборудование для их изготовления.
   Гришка Распутин стал психотерапию за французов проводить, видать здорово забашляли. А "дикарей" мы и при нём теперь не удаляем.
   8.10.
   Из Турции плохие вести, Гинденбург просил извинить, но операцию по втягиванию ту в войну он уже остановить не может. тут у Вильгельма македонская жилка в заднице взыграла, спасибо хоть намекнул, что возможны провокации. Заворачиваем туда некоторые части, тамошним жандармам телеграфировали, чтобы зарядили револьверы и не расслаблялись.
   9.10.
   Гуляли. Катались, тело без отлынивания хиреет, приходится уступать. Прибыл Миша, обеспокоен информацией из МВД, у тех настойчивые слухи о возможном покушении на царя.
   10.10.
   Принимали отличившихся офицеров. и тут меня как обухом по голове "Барон Врангель", точно, в неуловимых был! Белый! Но расстрелять вроде бы и не за что, герой, раненый... Раненый? Вот и пусть отдохнёт, подышит свежим байкальским воздухом, с хунхузами пообщается поближе, как только выздоровит.
   11.10.
   Нас хотели убить! Сделали всё грамотно, убийца косил под доктора, кричал, что он будет рядом с пациентами, пока царь будет их осматривать. "Тело" уже хотело приказать теснившим того горцам отпустить, но я, просто в пику ему. лишила его воздуха. А этот доктор, видя, что шансы тают, бросил свою гранату недоделанную издалека. Нас повалили, прикрыли телами, а "доктора" стрельнули, когда он вторую гранату вытащил. Труп. Как и трое из охраны. а вот мы отделались одним порезом.
   12.10.
   Целый день убеждали всех телеграммами, что мы живы. Цезарь жив, да здравствует Цезарь. Чтобы показать, что не боимся, опять поехали в госпиталь.
   13.10.
   Английский и Французский послы были, кричали, что это немцы царя уконтропупить хотели, совали в нос газеты, свои и наши, статьи в которых, скорее всего, сами же и заказали. "Тело", почти само, вызвало жандарма при послах, и приказало ему отправить в газеты статью, точь-в-точь, как эти, но чтобы там винили в покушении англичан и лягушатников.
   14.10.
   Результаты от прошедшего обмена с Гинденбургом очень хорошие, правда двигателей всего 8, но зато над оборудованием для их изготовления изобретатель Муромцев чуть ли не кудахчет, на модель "В", в металле уже сорок каркасов. первые 10 уже почти обшиты фанерой.
   15.10.
   Опять выплатили премию, войска на участке "мена" довольны, другие завидуют отчаянно, информация глухо просачивается. Выявили трёх, проболтавшихся по пьяни, назначили их стрелочниками и заявили, что месяц минимум на их участке больше мена не будет, а потом посмотрим на поведение. Троих пьяниц свои же в лужах утопили, на заработанные премии ставят дома, или отсылают деньги семьям.
   16.10.
   Турки всё же решились подразнить спящего медведя, пошли на войну с нами, да силёнки не рассчитали и один из двух подаренных Германией линкоров потеряли. Подорвался их Гебен на русском крепостном минном поле, утонуть не утонул, но руль заклинило, и накрыли его с берега и судов всем, чем смогли. с ним на корм рыбам отправились ещё два тральщика турецких. Вечером от севастопольского прикомандированного к флоту жандарма пришла телеграмма с отчётом. Узнали мы о тупости и нерасторопности командования, во главе с Эбергардом. Немцы были замечены пароходом РОПИТА ещё в 4.30 утра, о чем радировали. Дневальный разбудил младшего офицера, тот своего начальника полковника Широкоградова. Полковник мигом просёк фишку. кинулся к каперангу начрейду, а тот включить минное поле отказался, сослался, что скоро должен подойти миноносец "Прут", на просьбу Широкоградова радировать тому, чтобы он задержался, ему был ответ, что приказ о прибытии "прута" с пополнением морпехов получен от Эбергарда, а какой-то полковник ему не указ, и вообще не мешай спать, дорогой товарищ.
   Перебздел, короче, Эбергард, показалось ему, что как в прошлом веке в Севастополь десант высадиться. Но тут Широкоградов молодец, к 5.00. он уже раздобыл газету с телефонным номером ответственного жандарма и кратко изложил тому суть. Уже в 5.30 повторно разбуженный Бурхановский хлюпал разбитым револьверной рукояткой носом и слушал мнение жандарма о всех своих и эбергардовских родственниках. Приказ о включении минного поля был дан, за его выполнением лично проследил выехавший на объекты Широкоградовым, да и то раскачивались до 6.00, а у полковника от мата сел голос. Стрелять Гебен начал в 6.10. а приказ от Эбергарда о включении минзага пришёл только в 6.23, на прохождение поля Гебену надо было 20 минут, так что к 6.30. приказ до поста включения всё равно бы не дошёл. Дерьмократы флотские!
   17.10.
   Был посол от янки, потом Гришка Распутин что-то выл в защиту Эбергарда. Продавленный с утра приказ о смещении Эбергарда вечером подтвердили лично. Судьбу главкома и Бурхановского доверили с "телом" повторно отличившемуся жандарму. А эти болезные его родственниками пугать вздумали. Кого пугать? Того, кто уже крови отведал, и почуял себя защищённым в своём праве? Дураки? Дураки, конечно, пристрелил он их прилюдно при попытке к бегству, как мелких урок. Так и сказал им, мол, бегите. И с нерастраченной к своим годам меткостью просверлил пару аккуратных отверстий в сиятельных затылках. А и.о. главкома назначили мы Широкоградова, а там и из. адмиралов что-либо подберём, а может и этот справиться.
   18.10.
   Гул возмущения от нападения Турции и радости, от потопления линкора, который турки у себя переделали в "Селима Грозного", был у них такой царь, так вот всё это вмести сравнялось с вонью, которую подняла дума и иже с ними после "убиения невинного" Эбергарда. Да и "союзническая" пресса взвыла на этот счёт, отдали мы приказ полностью перепечатать первую телеграмму, полученную нами вечером 16-го, во всех газетах. В думу теперь будет направлен специальный жандарм, пусть пропотеют. Второй линкор. Бреслау, сбежал со всеми судами в проливы. А царь грустить стал, его теперь не "душкой поэтом", а кровавым тираном всякие бяки великовозрастные обзывают. Ладно, надо будет вспомнить для него песню какую-либо, а то совсем захиреет.
  
  Николай свет-Второй Глава 6
  
  Дневник "тела".
  
  
  
  
  19-го октября. Воскресенье.
  
  Утром явился Алек из объезда; затем принял хана Нахичеванского, кот. выздоровел и едет принимать новый кавалерийский корпус, были у обедни. После завтрака сделали хорошую прогулку. Погода была светлая и приятная. После осмотрел на заводе РБВЗ десять готовых Муромцев, остался доволен и велел задаток в 3,6 миллиона рублей перевести полностью В 4 ч. принял Маклакова, а в 6 час. Зейна. Занимался много. С границы, слава Богу, добрые вести. Вечером сочинил стихи, немного легкомысленные, правда, про лётчиков, отдам в ЭВК, если толк от них будет.
  
  20-го октября. Понедельник.
  
  Уже двадцать лет прошло со дня горестной кончины горячо любимого Папа!
  
  В 10 1/4 отправились в город и в крепость на заупокойную обедню.
  
  Завтракали у Мама на Елагине. По пути на жел. дорогу заехали в часовню Спасителя и простояли молебен. Вернулись в Царское Село в 3 1/4. Было ясно и морозно - около 5?. Погулял полчаса. Принял Григоровича и Тимашева. Узнал, что близ Чили немцы разгромили Английскую эскадру. После чая - Горемыкина и Кривошеина. Сегодня мы, по всем правилам, объявили войну Турции, они на суше, пока, не наступают, боятся, после своей морской потери. В 7 час. поехали ко всенощной с акафистом в нижней церкви. После обеда читал.
  
  Вечером исповедывались.
  
  21-го октября. Вторник.
  
  Сподобились причаститься Св. Тайн в нижней церкви. После чая читал и принимал, также и доклад Сазонова. Завтракали в 12 1/2. Через час, простившись с своею семьею в вагоне, отправился на Границу. День был морозный и солнечный. Со мною едут те же И еще Кира Нар[ышкин], Саблин и Миша.
  
  Много читал. Принял доклад Сухомлинова. Он рассказал, что французский посол уже не угрожает, а молит спасти Францию. Решил послать ему, в утешение, красивый томик воспоминаний наших моряков о Крымской войне. К вечеру мороз стал меньше.
  
  22-го октября. Среда.
  
  Проснулся нехолодным дождевым утром. В 10 час. приехал в Минск. На станции был прием начальства и несколько депутаций. Ехал по городу в своем моторе с Сухомлиновым. После собора осмотрел полупустой лазарет для раненых в доме губернатора. Уехал из Минска с опозданием в полчаса. Прибыл в Ставку в 5 1/4. Принял ген. Рузского, Янушкевича и о. Шавельского. Обедал со всеми в 7 1/2. После доклад по-прежнему. Вечером пил ранний чай и лег в 12 1/4.
  
  23-го октября. Четверг.
  
  Гинденбург прислал письмо, с извинениями. Из письма явствует, что Вильгельм, прекрасно зная о торговле с нами и одобряя её, не может в открытую в этом признаться. Так что, возможно, будут какие-то наступательные действия против нас, где конкретно будет сообщено позже. В этих схватках нам надо постараться свести к минимуму потери.
  
  В 10 ч. в домике у поезда Николаши слушал доклад по сводке донесений, тишь да гладь. В 11 час. принял Пантелеева.
  
  После завтрака сидел с Петей. После принесли телеграмму из Севастополя от Широкоградова, в которой он просил у меня отдать ему на Чёрное моря того капитана, который разработал план минирования финского залива 6000 зарядами, благодаря чему флот принца Генриха Прусского не смог прорваться к Петербургу в первые же дни войны. На эту просьбу я ответил согласием, тут же отправил телеграмму МГШ о присвоении Колчаку каперанга и немедленной отправке его на юг.
  
  Сделал прогулку с Н. П. [Саблиным]. В 6час. был благодарственный молебен.
  
  После обеда читал бумаги.
  
  24-го октября. Пятница.
  
  Простоял чудный тихий морозный день. После утреннего доклада в домике, сделал прогулку до завтрака кругом. В 2 1/2 пошел в расположение лейб-гусарского полка, вызвал полк на площадку, поблагодарил его за боевую службу и осмотрел казарму моего эскадрона. Прошел через военный городок и смотрел выводку лошадей 2-го эскадрона. Вернулся в поезд очень довольный. В 6 ч. принял кн. Щербатова. Затем был Миша. как всегда очень импозантный в своей черкеске с погонами генерал-майора, по его просьбе охрана опять увеличена. После обеда читал. Поиграл в кости.
  
  25-го октября. Суббота.
  
  В 11 час. пошел осмотреть небольшой лазарет с ранеными и вернулся с опозданием в полчаса к завтраку.
  
  Миша сопровождал меня целый день. В 2 1/2 пошел снова в городок, поблагодарил Конную гвардию за боевую службу и тоже осмотрел всех лошадей в двух громадных сараях.
  
  Вернулся к чаю в поезд. В 6 час. поехал с Мишей ко всенощной. Вечером долго читал. В 11.40 тронулись со Ставки в объезд.
  
  26-го октября. Воскресенье.
  
  В 9 час. подошли к ст. гор. Холма. Там встретил ген.-ад. Иванова со штабом и Николай Михайлович. Поехал в собор и отстоял архиерейскую обедню. К часу с 1/2 вернулся в поезд, завтракал и говорил с Ивановым. В Лукове вечером осмотрел небольшой лазарет Курского земства. В Седлец приехал в 8 1/4. Обедал с ген.-ад. Рузским и штабом. Потом беседовал с ним долго. Видел там Андрея. Мне доложили, что британцы официально аннексировали Кипр, это не порядок, этак они и проливы, под шумок, сопрут.
  
  27-го октября. Понедельник.
  
  Встал, когда поезд подходил к Барановичам. В 8.45 пришли в Ставку. Погода теплая, туманная. После утреннего доклада в домике писал Аликс. Видел Велепольского. В 2 часа на площадке против церкви были выстроены Конный и Гусарский полки, перед фронтом которых роздал боевые награды офицерам и нижним чинам. Затем сделал хорошую прогулку с Воейковым и Саблиным. После чая занимался. Вечером принял к.-адм. Ненюкова, кот. вернулся из Севастополя. Выслушал его поклёп на нового командующего, что пропустил мимо ушей. Узнал так же от него, а вот это выслушал со всем прилежанием, что дивизион из четырёх минных эсминцев почти полной готов, мнение же о том, кого надо назначить им командовать, проигнорировал. Поиграл в домино.
  
  28-го октября. Вторник.
  
  Погода потеплела, был дождичек при 5? тепла. Узнал что в Бельгии местные, на уже занятой немцами территории, открыли шлюзы. Лошадок жалко, людишки то везде выплывут, а вот лошадки, твари бессловесные, утонут, либо ноги попортят. После утреннего доклада в домике снимался с Николашей, Янушкевичем и Даниловым. Читал дела и писал Алексею. В 2 1/2 вышел со многими на прогулку и обошел вокруг Барановичей. После обеда был последний доклад штаба. Простился с Николашей. Поиграл с Н[иловым], Д[рентельном] и С[аблиным] в кости.
  
  29-го октября. Среда.
  
  В 10 час. чудным теплым утром приехал в Ровно. Ольга и Сандро встретили меня; поехали вместе в ее лазарет. Теперь раненых было гораздо меньше прошлого раза.
  
  Вернулись в поезд к завтраку. В 2 часа отправился с ней в два военных госпиталя, в кот. я тоже был. Видел шестерых австрийских раненых. В 4 1/2 пили чай в поезде. Читал. Погулял немного на станции. После обеда посидел с Ольгой. Простился с нею и Сандро около 10 час. Затем поиграл с теми же в домино.
  
  30-го октября. Четверг.
  
  В 9 час. при сильном дожде приехал в Люблин. Со станции поехал в собор. Затем посетил полевой госпиталь - в городском театре и лазарет. Уехал из Люблина около часа, заехав предварительно в старый костел. Погода поправилась. Прибыл в Ивангород в 3 часа. Поехал в моторе с комендантом Шварц(ем) в креп. собор. По дороге стояли войска гарнизона и между [ними] рота Ее Вел. Гвар. Экип. и роты Балтийского и Черноморского экип. В центральном пункте выслушал доклад об обороне крепости и о содействии креп. арт. полевым войскам в отражении неприятеля. Затем выехал вперед, осмотрел бат. ? 4 и дальше сильно пострадавший костел в фольв[арке]* Опацтво. Заехал на форт Ванновский, знакомый по 1892 году. Вернулся в поезд с темнотой. Обедал Николай Михайлович] и креп. начальство. Пришла телеграмма от Шидловского, в которой он извещает, что все самолёты ЭВК собранны в единый кулак. Это близ того участка границы, которое, пока приблизительно, указал Гинденбург, как место возможного контрудара, которым, по мнению немецкого генерального штаба, можно будет отбросить русских к старой границе и отобрать назад эти "позорные" для Германии километры. После чая лег спать.
  
  * Усадьба с хозяйственными постройками в сельской местности (польск.)
  
  
  31-го октября. Пятница.
  
  В 9 час. обошел роту Ее Вел. Гвар. Экип. и благодарил ее за службу. Поехал с комендантом далеко вперед и объехал позиции германцев. Видел несколько деревень, близ границы, в одной разрушено артиллерийским огнём аж три дома, в остальных по одному. Крестьяне удивительно спокойны и не жалуются. Возвращаясь в крепость, посетил местный лазарет. Завтракал с начальством. В 2 1/2 обошел батальон кап. I р. Мазурова от Балт[ийского] и Черноморского экип. и поехал осматривать левый участок нашей новой границы, там, где сидели австрийцы. Видеть все это было захватывающе - рядом с окопами в поле и в лесу были разбросаны могилы наших героев с крестами и надписями на них. Погода была отличная, солнечная. На возвратном пути заехал на форт ? 6-й. Впечатления всего виденного за оба дня самые сильные и глубокие. Каков комендант, таковы его штаб и весь гарнизон - особенно крепостная артиллерия. В 12 час. уехал из Иван-города.
  
  1-го ноября. Суббота.
  
  В 10 час. утра прикатил в Гродну*. Принял начальствующих лиц и депутации от губерний. В 10 1/2 приехала Аликс с Ольгой и Татьяной. Радостно было встретиться. Поехали вместе в собор, а затем в лазарет с ранеными. Погода была холодная и дождливая. Завтракали в поезде. В 2 1/4 отправился с коменд. Кайгородовым через город по Осовецкому шоссе. Доехал до форта ? 4-й на холме.
  
  Осмотрел форт и дальше батарею ? 19. Вернулся в поезд около 5 час. Оговоренные с Гинденбургом "манёвры" прошли на редкость удачно, наши самолёты разбомбили все три "случайно обнаруженных" состава со снарядами, необходимыми для "маленькой немецкой виктории". К счастью, как и было оговорено, жертв при бомбардировке почти не было, все заблаговременно разбежались. После артиллерийской дуэли один к десяти немцы, не торопясь, отступили, сейчас Гинденбург отбивал в штаб телеграмму, что наступление не удалось, пришлось отойти. ЭВК я остался доволен, так что стихи Шидловскому отослал немедленно, пусть своих летунов порадует. О Читал до обеда. В 10 1/2 тронулись на север.
  
  * Гродно.
  
  2-го ноября. Воскресенье.
  
  Ночью дождь барабанил по крыше вагона. В 9 час. приехали в Двинск. После обычной встречи уехали с самого вокзала в моторе вчетвером в крепость. В крепостном соборе были у обедни и затем осмотрели военный госпиталь. Видели там в 2-х палатах германских раненых, половину уже через неделю передадим назад с одной из "мен". Оттуда поехали в город и посетили бараки местного земства. Вернулись в поезд с опозданием в 50 мин. Завтракали на ходу. Узнал из радиограммы, что Гинденбурга за "поражение" всего лишь пожурили. В Пскове на остановке Мария П[авловна] вошла к нам на 10 мин. Читал все время. Мы нагнали потерянное время и прибыли в назначенный срок в 10 1/2 час. в Царское Село. Обнял Мари, Анастасию и Алексея, кот. проснулся, когда я к нему вошел. Вернулся очень довольный из своей интересной поездки.
  
  3-го ноября. Понедельник.
  
  Сегодня дорогой Ольге минуло 19 лет. Читал, принял Боткина, погулял, принял доклады Григоровича и Кривошеина, выразил им неудовольствие, так как немцы просили всё больше и больше снарядов, за их запросами мы не успевали. В 12 ч. поехали к молебну в пещерном храме. Элла приехала к нам на один день. Днем погулял с Татьяной. Погода была отличная. До чая простились с Эллой, она уехала в Львов. Обедали семейно. Вечером успел даже почитать для себя.
  
  4-го ноября. Вторник.
  
  Погулял отличным солнечным утром. До завтрака принял только Сухомлинова. ЗУзнал, что Вильгельм дурить кончил, и не слушая своих ура-патриотов с их "ни километра врагу", отвёл большую часть войск к французам. Надеюсь, очень надеюсь, что в конце месяца уж он их обратно не погонит. Завтракал Дмитрий Шерем[етев]. Сделали большую прогулку по Баболовскому парку. Дядя Павел пил чай. В 6 час. принял Сазонова. Вечером имели утешение беседы Григория перед его отъездом на родину.
  
  5-го ноября. Среда.
  
  Тихий с небольшим морозом день. В 11 час. принял сербского посланника Спалайковича, доклад Маркова и в полдень нового посланника в Сербии кн. Трубецкого. Узнал, что в Сербии нас в открытую называют предателями. На что я заявил, что хоть сейчас готов принять их в Империю в качестве губернии и за их интересы, которые лишь тогда станут общими интересами всей Империи, воевать. Ругались. Завтракал и обедал Мордвинов (деж.). Сделали большую прогулку вокруг всего Баболова. В 6 ч. принял Маклакова. Читал весь вечер.
  
  6-го ноября. Четверг.
  
  Поехал в город и в 11 час. прибыл в Морской корпус. Оба батальона были собраны в большом зале; там было отслужено молебствие по случаю корпусного праздника. Затем произвел 188 кораб. гардемарин в мичманы и назначил Алексея шефом корпуса. Состоялся парад, они молодецки прошли дважды церем. марш. Посетил больных в лазарете и осмотрел новый большой бассейн для обучения плаванию. На лестнице мне представились все вновь произведенные. Уехал в 12 1/2 и вернулся в Царское Село в 1.10. Получил ноту в резких тонах от Румынского посла. Мы, видите ли, обещали им за их нейтралитет области Австро-Венгрии, где компактно проживает румынское население. Вот у них, наконец-то, и посчитали, что до этих земель, при таком темпе, война докатиться только через десять лет!
  
  Завтракал и обедал Саблин (деж.). Погулял с ним, Марией и Анастасией. Выпал снег при 1? мороза. В 4 часа принял Мамантова, а после чая Саблера.
  
  7-го ноября. Пятница.
  
  Утро было занятое до часа. Завтракали Андрей и Николай Михайлович. Погуляли всей семьей. Погода была тихая с легким морозом. После чая принял доброго Горемыкина. Узнал, что Французы опять кричат о Русско-Германском заговоре, им президент, видите ли, пообещал, что к сегодняшнему дню Париж вернёт! Бог в помощь, ещё двенадцать часов осталось, авось получится. Читал. Вечером писал графу Воронцову о предположении моем поехать на Кавказ.
  
  8-го ноября. Суббота.
  
  С утра шел снег, было 2? мороза. После короткой прогулки принял доклады Сухомлинова, Кочубея и гр. Нирода, т. к. Фредерикс опять нездоров. Гинденбург опять просит больше снарядов, оно и понятно, у них с планом Шлиффена задержки, вот они и торопятся
  
  Принял Гурса из Константинополя. После завтрака явилась депутация Л.-Гв. Московского полка по случаю полк. праздника. Командир полка Михельсон контужен, ротный ком. легко ранен и подпоручик тоже ранен. Погулял с детьми. В 4 ч. у меня был франц. посол Палеолог. Он уже и говорить не пытался, смотрел только с видом брошенной хозяином собаки, ушёл сразу, как только я спросил, понравился ли ему мой подарок? В 6 1/2 поехали ко всенощной. Весь вечер занимался.
  
  9-го ноября. Воскресенье.
  
  Утром принял Д. С. Арсеньева и брата Боткина. Были у обедни. После завтрака у меня сидел Воейков. От него узнал, что индийские войска захватили турецкую Басру, новости были не хорошими, поэтому сразу же телеграфировал в Севастополь, чтобы Колчак приступал к выполнению задачи немедленно, сколько погрузили мин, столько и погрузили. Всех турков сразу потопим, с кем прикажите дальше сражаться? Так что к проливам, и не медлить. Погуляли; тихо, 3? мороза. В 4 ч. посетили раненых офицеров в мал [ом] Дворц[овом] госп[итале]. Поехали вдвоем в Павловск. Пили чай с т. Ольгой, Костей и Маврой. Занимался до и после обеда.
  
  10-го ноября. Понедельник.
  
  Весь день ожидал известий, которые, наконец-то, пришли вечером: главные силы немцев обрушились на французов, арт-огонь длиться уже шесть часов!
  
  Утром принял ген.-ад. кн. Васильчикова, вернувшегося из 9-й армии после раздачи георгиевских крестов от моего имени. Дмитрий
  
  Шер[еметев] (деж.) завтракал и обедал. После прогулки заехали в Больш. дв., где лежат раненые офицеры. Вечер был посвободнее.
  
  11-го ноября. Вторник.
  
  В 9 1/2 поехали на павильон и осмотрели новый поезд-баню, очень практично оборудованный несколькими жел. дорогами. Вернулся домой до 10 ч. и принял Алека и затем Енгалычева. Погулял 1/4 часа. От 11 ч. принял доклады: Сухомлинова, Куломзина и Ермолова. Часть железной дороги длинной более пятидесяти километров уже построенна, по ней сейчас барражирует две батареи-крепости, теперь этот участок закрыт полностью. Завтракал и обедал Мордвинов (деж.).
  
  Погуляли в Баболове. Был серый день на ноле! В 6 час. принял Сазонова. Вечер тоже был свободный.
  
  12-го ноября. Среда.
  
  До 10 час. явился добрый Нилов и задержал меня почти до 11 час. Затем принял флиг.-ад. Михеева, вернувшегося из Феодосии, Юсупова из командировки в северные губернии, ген. Добронравова и Танеева. Завтракал и обедал Лейхтенбергский Коля (деж.). Сделали прогулку в Баболове.
  
  До обеда усиленно читал, освежал память о прошлых успехах русского флота на чёрном море.
  
  13-го ноября. Четверг.
  
  Немного погулял и затем принимал до часа с 1/4. Погулял еще полчаса и в 3.50 отправились в Петербург. У Аликс в Зимнем происходило заседание Верховного Совета, опять меня царём-батюшкой называют. Почуяли выгодУ, ибо за критику я их родственничков и их самих от торгового пирога мигом-то отлучу! а я поехал в Аничков и пил чай с Мама и т. Ольгой.
  
  Около 6 ч. Аликс приехала с О[льгой] и Т[атьяной]. Мы вернулись в Ц. С. к 7 час. Читал до и после обеда.
  
  14-го ноября. Пятница.
  
  Не верится, что сегодня двадцатилетие нашей свадьбы! Редким семейным счастьем Господь благословил нас; лишь бы суметь в течение оставшейся жизни оказаться достойным столь великой Его милости!
  
  В 10.20 поехали в город в Аничков по случаю дня рождения дорогой Мама. Были у обедни и завтракали с немногими членами семейства. В 3 ч. вернулись в Ц. С. Погулял. Таяло, было темно. В 6 ч. принял Барка. Мена прошла сразу в трёх местах, в наш"ночной торговый клуб" австрийцы тоже очень просятся, хлебушка русского захотели, ироды.
  
  15-го ноября. Суббота.
  
  Принял полк. Гартмана, командующего Л.-Гв. Конным полком. После завтрака - гр. А. Д. Шереметева, вернувшегося из 3-й армии ген. Радко Дмитриева - для раздачи воинам, отличившимся при "штурме последнего километра" георгиевских крестов.
  
  Завтракал Фредерикс после своего доклада. Погуляли вокруг всего парка. От 4 до 5 ч. у меня был Маклаков. Поехали ко всенощной. Вечером занимался. Пришла телеграмма из Севастополя, Колчак радировал что операция завершена, потерь нет.
  
  16-го ноября. Воскресенье.
  
  Встал поздно. В 10 1/2 поехали к обедне. Завтракал и обедал
  
  Н. П. Саблин (деж.).Частичная трудовая мобилизация завершена полностью, 700000 рабочих сосредоточено на важнейших направлениях трудового фронта. ЭВК же сейчас перебазируется в полном составе в Севастополь. Потом сделали хорошую прогулку в Баболовском парке. Была оттепель и дул сильный SW. Читал и писал до 8 час. Особых известий из-за Вислы не было.
  
  17-го ноября. Понедельник.
  
  Погулял четверть часа; был занят до завтрака и после него до 3 час. Поехал в город к Сергею, кот. все еще болен суставным ревматизмом. Посетил раненых небольшого лазарета устроенного Георгием в большой зале. От них поехал к Мама и пил чай с т. Ольгой и Ксенией. Простился с ними и вернулся в Ц. С. в 7 час. Читал и укладывался после обеда.
  
  18-го ноября. Вторник.
  
  В 9 1/2 поехали к молебну и затем в поезд. В 10 час. отправился в путь. Получил телеграмму из Севастополя, что по сообщениям РОПИТовского корабля, наблюдающего за проливами, ночью турки попытались вырваться на оперативный простор, были слышны многочисленные взрывы, потери неприятеля уточняются. Была оттепель, дуло, шел дождь. Много читал. Со мною едут: Бенкендорф, Нилов, Воейков, Орлов, Дрентельн, Дм[итрий] Шереметев, Саблин и Федоров. Вечером поиграл в домино и лег рано.
  
  
   Дневник неприкаянной души.
  
  
  
   Я кровожадная глупая дура! Вы спросите почему? Потому, что в этот раз я обошлась без свечей в ванне, их заменила "лимонка" в "афганском колокольчике" на полке, и капроновой ниткой до двери. У этой "Я" от мужа, штабс-капитана, кстати, гранаты остались и злости с решимостью на десятерых. Здешние "Папа" с "Мамой" внучку себе забрали, дали мне 48 часов, чтобы убраться из города, а сами, что очень неосторожно с их стороны, поехали в оперу вечером. Шофёр, он же охранник, на минуту отвернулся, она ему под днище привет замедленный и прилепила.
   О господи! Стучат в дверь! Граната! Граната! Хриплю я отчаянно и безнадёжно, но мои акустические поползновения за дверью принимают за просьбу о помощи. Кто выломал дверь ванной, этого я не вижу, потому что в очередной раз лежу на кафеле с разбитым носом, с меня стекает кровавая вода, на спину падает стакан, падает перед носом и раскалывается на две части. Смерть, быстрая смерть. Просыпаюсь.
  
  
   19.10.
   Умирать для меня стало легко и привычно, вроде бы я слышала по ящику нечто подобное. Есть такая болезнь у тех детей и взрослых, кто увлечён компьютерными играми. Помню, один больной пример привёл, вышел из клуба после ночи Контр Страйка, 6 на 6, и побежал через дорогу, прямо под машину. Когда он очнулся, ему водитель в ухо орёт, ты что, мол, самоубийца, что ли? А парень ему в ответ, да нет, машину, говорит, видел, но подумал, что если собьют, то вернусь на тротуар и попробую ещё раз. Вот и я, заново попробую. Через месяц.
   А пока "тело" справляется почти без моих понуканий, пока я самокопательством страдала, он уже с десяток Муромцев серии "Б" осмотрел и деньги перевёл без вопросов. Чтобы ободрить перед сном напела ему "Потому, потому, что мы пилоты!". Глазёнки бородатые загорелись, музу нашёл, типа, хвать перо и к столу. Пока он их спрятал, решил летунам подарить, если первого числа хорошо себя проявят.
   20.10.
   Гуляли. Наконец-то удосужились объявить войну Турции по всем правилам, это значит не позже, чем через месяц придётся оттяпать по километру у турков. Накладно. Да и сами они похоже уже не рады уже такому счастью.
   21.10
   В очередной раз слушали испорченным телефоном о мольбах французского посла наступать побыстрее! Подбила "тело" послать французу в подарок книгу воспоминаний российских моряков о Крымской войне, изданную на французском языке в 1870, можно сказать раритет, наш библиотекарь личный побегал доставая. Пусть почитает, родину вспомнит добрым словом, его мать.
   22.10.
   Да, здешний Минск, это тебе не Лукошенковская конфетка. Уездный городок-с. Мы с телом путешествуем, вроде как боевой дух поднимаем, хотя поездки эти, если честно, мне порядком надоели. Но надо, значит надо.
   23.10.
   Три раза ха-ха! Гинденбург прислал извинение, мол, с обменами всё как раньше, даже можно и больше, но не может ли, глубокоуважаемый Царь, исключительно в качестве личной любезности, остановить свой ежемесячный километровый променад? Ответили мы решительное "нет", нам, мол, перед союзниками отчитываться надо, так что хотя бы километромесяц и точка! Раз ему император опять двадцать дивизий подкинул для обороны, аккуратно повоюем, чтобы размолотить больше техники и поменьше истинных арийцев. Гинденбург поломался, для виду, пару часов, потом радировал согласие.
   Широкоградов из Севастополя телеграфировал, просил ему из морского штаба лучшего командира минёров на сегодняшний день, господина Колчака, отдать. Это тоже, вроде, белый, как я из какого-то патрио-юношеского кино, помню. Но просят за него очень, ладно, кто он у нас? Полярник, вот и отправим его к белым медведям после победы, а пока пусть вкалывает. А то у нас там четыре быстроходных миноносца есть, а вот командира опытного нема, одни ряхоломпасные тыловые крысы, по ком колокол плачет на кладбище.
   24.10.
   Смотрели гвардейцев, впереди был Миша, форма ему идёт. Приучаем людей, что он наша правая рука, и с несогласными поступает по всей строгости. У него опять новости из Петербурга, вроде опять что-то замышляется. ничего, прорвёмся. А может, если тело здесь "того", что-то вроде харакири, то у меня во сне выбраться получится? Нет, вряд ли, но если пробовать этот вариант, то лишь вечером 18-го.
   25.10.
   Опять какой-то городок, небольшой госпиталь. Болтали с Мишей, вспоминали счастливое детство.
   26.10.
   Англичане Кипр захватили, ну не сволочи ли? Можно сказать русский курорт, а они его себе? А не подавятся?
   27.10.
   Раздавали награды, затем гуляли, потом чаёвничали и резались в домино. Обыграли мы всех, уж что-что, а качественно забивать козла долгими зимними вечерами муж меня обучил качественно. Был какой-то адмирал, знатно, со вкусом, стучал на Широкоградова. Но и нужное, между стуками, сообщил. Эсминцы уже готовы, догружаются, а карты и промеры ещё Макаров хорошие сделал. А Ненюкова за стук сильно журить не стали, по отзывам моряк он, по крайней мере, для военного времени не безнадёжный, в отличие от того же Эбергарда.
   28.10.
   Фоткались, писали письма сыну, гуляли, доклады слушали. один преинтересный, "Как Бельгийцы Немцев Умыли" называется. Немцы их захватили, скопились, чтобы дальше идти, а те ночью шлюзы взорвали. Потоп-с. Людям хреново, лошадям вообще пи...ц, у них натура нежная, болеют часто. "Тело" за лошадок очень переживает. "Дела" переделали до двух. потом стали резаться с охраной в кости, нет, на меня этот халявщик дурно влияет, если бы я так к домашним делам относилась, у меня бы во дворе не только птица сдохла бы, но и муж и дочь. От голода.
   29.10.
   Опять раненые, хотя и совсем немного, в их числе пара австрийцев. Опять забивали козла.
   30.10.
   Дождь, опять лазарет, затем форт. Пришла телеграмма от Шидловского, что ЭВК сосредоточена на участке прорыва, указанном Гинденбургом, по мысли немцев, если они прорвутся и закрепятся, то если мы будем их оттуда выбивать, потом на километровый бросок сил у нас уже не останется. Так что уже несколько ВПП из досок настелили, это я царю идею толкнула, а то они тут, как дикари, летом с грунта взлетают, зимой с лыж. Дикость!
   31.10.
   Были на границе. Затишье, которое перед бурей. С той стороны уже и не стреляют, иногда перекрикиваются, сами не рады головы класть из-за того, что "Вили" километр зажал. Смотрели приграничные деревни, по паре домов в каждой разрушено. Печально. надо будет, когда здешние солдаты себе хаты срубят, их суда, как тимуровцев, командировать.
   1.11.
   Город. Собор. Лазарет. Разведка с воздуха промеряла те места, где по данным от Гинденбурга будут снаряды, затем нанесли удар тремя компактными группами. Ринувшиеся на перехват истребители противника перемололо перекрёстным огнём в фарш, этих потерь избежать мы не могли. А от вагонов людей своевременно отвели, да и дуэль 1 к 10, где возможно, свелась к бутафории. В сражении, которое будущие историки как-нибудь красиво потом обзовут, реально погибло три сотни народу, сотня у нас и две у них. Но сколько техники Гинденбург подставил под нашу артиллерию, жуть. Зато наступать с такими силами его даже кузен "Вили" не заставит. "Тело" результатами довольно, оно сегодня как на футбольном матче, болело за ЭВК, не терпится ему, видите ли, вручить пилотам свою стихотворную писанину!
   2.11.
   В госпитале видели пару десятков раненых немцев, пообещали лично, что всех будем отправлять с ночными менами обратно по мере выздоровления. О беспрепятственном возвращении к своим солдаты противника уже знают и если есть малейшая возможность бросают оружие, а если рядом никого из своих, то в 100% случаях, никакие накачки их пасторов не помогают.
   3.11.
   День рождения дочери Ольги. Потом был доктор, поболтали. Гинденбург просит снарядов больше, решили дать, но ответственным товарищам за производство хвоста накрутили, тут, апельсины бочками закупают, а у нас бочки не готовы! Продаём со складов и им и лягушатникам, для хороших людей и последнюю рубаху, главное, чтобы за у.е.
   4.11.
   Братец Вили, наконец-то, уводит войска к лягушатникам. Решил, что с ними проще и безопаснее воевать, верно, кстати, решил. Самолюбивый фриц, ничего, утрётся, километра ему мало, видите ли.
   5.11.
   Были Сербы, ругались сильно. Предложили Братьям или вступать в Империю на правах губернии, или не отсвечивать, тут, мол, люди делом заняты. На их намёки, на нашу польскую и финскую вольницу, мы резонно заметили, что первые состыкованные с остальной железнодорожной сетью участки пограничной ЖД, с бронепоездами и морскими орудиями будут проходить как раз в Финляндии и Польше, и если что, платформы у них вращаются и стреляют в обе стороны. Отныне наш девиз, или ты в Империи, или ты нам не Брат, так мы "небратьям" и заявили. Кормить, мол, по дороге, к светлому имперскому завтра, будем только своих.
   6.11.
   опять мы в Петербурге. Румынский посол насмешил, принёс от своего "папы" президента, или кто у них там. туалетную грамоту с выражениями недовольства. Мы, мол. им за нейтралитет земель подбросить обещали, от Австро-Венгрии кусок. А теперь, с такими темпами наступления, обещанного ждать не тру года, как в сказках, а не меньше десятка лет.
   7.11.
   Морозит, по кубанским понятиям уже лютая зима. Французы на нас гавкают, о заговоре кричат. Ну собака лает, а караванная "мена" идёт.
   8.11.
   -2С.
   Очередной обмен был ночью, опять завтра в газетах обоих сторон напишут о крупной ночной стычке. Это мы так типа маскируемся, хотя стараниями львов и лягушек каждая собака в старом свете знает, что это мы так торгуем. Гинденбург опять просил нас увеличить количество снарядов почти вдвое, оплата за сверхурочное золотом. Ладно, дадим, когда это мы от лишней копейки отказывались? Был посол французский лично, щёчки сдулись, обвисли, похож на толстого, но голодного и побитого бульдога. Спросили его, как понравилось наше подарочное издание? После вопроса он молча ретировался. Это как в старом анекдоте, немцы заняли село на Украине, выдавайте нам, говорят, партизан. Все молчат. Будем каждого десятого Хенде Хох. Молчат. Тогда самый хитрый ганс достал шмат вареного сала, горилки бутыль, картохи с маслом миску. Кто сдаст. говорит, немедленно получит это. Выбегает тут же усач с красным носом, цоп горилку, присосался, потом давай пальцем в односельчан тыкать. Ведут сданный им партизанский отряд мимо него, один из них плюёт ему в морду, закусывающую салом. Тот вытирает плевок и удивлённо спрашивает: "Микула, ты, мол, обидився шоли?" Вот этими последними словами так и подмывало послать посла. Но нет, не моймёт-с, варвар-с, по-русски почти не бельмеса не понимает, это, мол, мы должны его бормотание учить!
   9.11.
   Индийские войска, то есть английские сипаи, захватили турецкую Басру. Такими темпами они и Стамбул в Констаун быстро переименуют! Телеграфировали Колчаку, хватит грузить мины, вываливайте быстрее то, что уже есть. Немедленно!
   10.11.
   Немцы взялись за добивание бошей всерьёз, действительно, что им того Эльзаса, так, на один зуб.
   11.11.
   Смотрели поезд-баню. Сауна знатная! Завершили полусотеный участок железной дороги вдоль новой границы. Два бронепоезда уже на путях., силища неимоверная!
   12.11.
   Вернулся один из полпредов, Юсупов, жаловался на своего жандарма, которого бояться больше, чем его, князя и царского посланника! В остальном пять казней одобрил, до остальных хапуг начало хоть что-то медленно доходить. Читали с "телом" о похождениях черноморского флота при его предках.
   13.11.
   Был очередной верховный совет. Опять они перед нами лизоблюдствовали, за свои ФПГ родели. ФПГ это то же самое, что ОПГ, только денег на два порядка больше, ну и царя-батюшку добрым словом, через раз, вспоминали.
   14.11.
   Двадцатилетие свадьбы у "тела", везёт же человеку! Не то, что мне. Собралось много родичей, в конце приняли в кабинете Барка с докладом. По его словам последняя "мена" прошла на ура, аж в трёх местах, премии войскам уже розданы, все довольны. Гинденбург намекает, что Австрия тоже не прочь прикупить хлеба, лучше при его посредничестве.
   15.11.
   В Севастополь пришла радиограмма от Колчака: "Мины поставлены, проскочит только мышь". Посмотрим, иногда для слона и мыши достаточно. Гуляли, потом несколько георгиевских крестов за последнюю "Викторию Километровую" выдали.
   16.11.
   Всё, частичная мобилизация закончена. 700000 и баста, и так, сколько людей с насиженных печей согнали? Теперь вкалывают пусть во славу мирового империализма. Мы бы и туркам продавали, да они пока ещё не созревшие до такого дела.
   17.11.
   Оказывается, Распутин тоже раненых лечит, интересно чем? Может елдаком, как тот кузнец, от курева кодирующий? Вставай, мол, солдат, а то всем расскажу, что я с тобой ночью в отдельной палате вытворял!
   18.11.
   Срочная из Севастополя, один из кораблей РОПИТа, сейчас реквизированный под военные нужды, передал, что ночью враг попытался прорваться, сейчас пытается вернуться обратно с тем, что ещё плавает. Это как морской бой в детстве, интересно, сколько крестиков будет в зачёркнутых кораблях?
  
  Николай свет-Второй Глава 7
  
  Дневник "тела".
  
  
  
  18-го ноября. Вторник.
  
  В 9 1/2 поехали к молебну и затем в поезд. В 10 час. отправился в путь. Была оттепель, дуло, шел дождь. Много читал. Вечером поиграл в домино и лег рано.
  
  19-го ноября. Среда.
  
  Выспался отлично. После чая читал. В 12 час. приехал в Барановичи, где вошел Николаша. В 12 1/2 поезд дошел до Ставки. Завтракал со всеми старшими из Штаба. В 2 1/2 пошел гулять и сделал весь круг. Было тепло с небольшим дождиком. До обеда читал бумаги. Очень интересный доклад о переделке парохода "Императрица Александра" в авиатранспорт "Орлица". Телеграфировал Широкоградову немедленно переделать столько пароходов, на сколько хватит гидросамолётов в ЭВК. Обедали в числе других четыре иностранные генерала. Вечером разговаривал с Николашей и Янушкевичем.
  
  20-го ноября. Четверг.
  
  Встал около 9 час. Погода была мягкая; на остановках было приятно поразмять ноги. В 2 часа прибыл в Смоленск. Обычная встреча на станции. Поехал с Бенкендорфам в собор. Шпалерами стояли войска - около 6 тыс. чел. Посетил лазарет и видел около сотни раненых и больных. Опоздал с отъездом на час 3/4. Настроение в Смоленске бодрое, хорошее. Читал вечером для своего удовольствия, в этот раз историю Османской Империи.
  
  21-го ноября. Пятница.
  
  В 9 час. приехал в Тулу. После встречи на станции поехал с Бенкендорф [ом], как всегда в моторе, в собор. По окончании архиерейской обедни отправился на Оружейный Имп. Петра Великого завод. Подробно осмотрел его и обошел все мастерские, работавшие полным ходом. Вспомнил о пребывании там в 1887 г. Теперь работа в три смены, рабочие на полном довольствии. Мобилизованным выделяются строительные материалы и земельные участки в кредит, многие работают там и в субботу и в воскресение, и молят бога, чтобы война и заработки продлились подольше.
   Посетил лазарет для раненых при заводе, на его средства содержимый, вернулся в поезд к завтраку. Около 6 1/2 ч. покинул Тулу, очень довольный приемом. Всю ночь простояли на ст. Мценск.
  
  22-го ноября. Суббота.
  
  Сегодня все мы встали рано, ибо в 8 час. утра подъехали на ст. Орел. После обычного приема должностных лиц и депут. с хлебом-солью, поехал по знакомой дороге в город. Посетил собор и лазарет. В 11 1/4 сел в поезд и прибыл в Курск в 2.20. Погода стояла серая, но не холодная. Вокзал в 6 верстах от города. Тоже много войск и новобранцев. Заехал в собор и затем в три лазарета. Уехал из Курска усталый в 7 1/2 час. Обедал с аппетитом.
  
  Вечером читал бумаги. Пришёл отчёт от Широкоградова и Колчака. К уже находящимся в переделке в авиатранспорты двум пароходам "Император Александр Первый" и "Император Николай Первый", решено прибавить четыре судна. На эти работы незамедлительно брошены 10000 человек из местных, оставшихся без работы в связи с закрытием проливов, а так же весь технический состав ЭВК. Отбил телеграмму. чтобы первым делом все силы бросили на доводку первого корабля. По готовности этот авиатранспорт вместе с двумя эсминцами из колчаковского дивизиона должен немедленно идти к проливам.
  
  23-го ноября. Воскресенье.
  
  В 9 час. прибыл в Харьков. В знакомой большой зале был прием. Затем поехал в собор, где арх. Антоний отслужил обедню, кот. продолжалась час и 3/4. Посетил раненых в клинике университета. Завтракал в поезде. Ровно в 4 часа уехал из Харькова дальше на юг, очень довольный встречей и порядком в городе и его внешним видом.
  
  После обеда поиграл в кости. Вечером читал. Разрешил для себя дилемму "километра в месяц" для Турции, отвлекать на его захват войска пока не целесообразно, будем и границу и побережье на эту глубину пока выжигать.
  
  24-го ноября. Понедельник.
  
  Выспался отлично. В Ростове сел в поезд Граббе, а в Тихорецкой наказный атаман ген. Бабич. В час дня прибыл в Екатеринодар. На станции поч. кар. - отдельная Кубанская сотня. В зале были депутации. Поехал с Баб[ичем] в моторе, с конвоем другой сотни, в войсковой собор. По обе стороны дороги стояли регалии. После молебна посетил с ранеными с турецкой границы, там то же отвечаем десятью выстрелами на один, что не очень-то и легко. Посетил так же также Кубанский институт и большой войсков. приют для сирот. Уехали на полчаса позже назначенного срока - в 4 1/2 ч. Остался под прекрасным впечатлением приема и вида казаков и населения. Город Екатеринодар очень изменился к лучшему с 1888 г. Вечером до обеда выходил на ст. к массе школьников ближайшей станции. Погода была теплая и ночь лунная.
  
  25-го ноября. Вторник.
  
  Проснулся чудным светлым утром. Проезжали новыми для меня местами мимо хребта вдали, дивно освещенного теплым солнцем. Выходил на некоторых станциях и гулял. Во время завтрака увидели Каспийское море у Петровска. В Дербенте и Баладжарах были большие встречи и настоящие кавказские лица. На второй ст. было все начальство из Баку и почет, караул от Каспийской флотской роты.
  
  Пришёл в благодушное настроение от теплой погоды и от телеграммы Широкоградова, что отряд из двух эсминцев и одного авиатранспорта вышел из Севастополя сегодня. Он же пишет, что по неподтверждённым данным турки потеряли пять судов при попытке прорыва из Босфора, а Бреслау получил две пробоины и как минимум на полгода вышел из строя. Вечером поиграл в домино как всегда с Ниловым, Дрент[ельном] и Саблиным.
  
  26-го ноября. Среда.
  
  Встал чудным солнечным утром. Оба хребта гор видны были отчетливо справа и слева. Утром вошел в поезд ген. Мышлаевский, кот. я принял. В 11 час. прибыл в Тифлис. Граф Вор(онцов) был нездоров и потому графиня встретила на станции с придворными дамами. Почетный караул от Тифлисского воен. уч. и начальство. Поехал с Бенкендорфом в моторе; в одной черкеске было тепло. Народа на улицах была масса. Конвой Наместника сопровождал впереди и сзади. Посетил древний Сионский собор, Ванский армянский собор и Суннитскую и Шиитскую мечети. Там пришлось подыматься и спускаться по крутым узким извилистым улицам старого живописного Тифлиса. Порядок большой. Приехал во дворец после часа. Побывал у графа и позавтракал с графиней, Бенкендорфом, Воейк[овым], Дм[итрием] и Павлом Шереметевыми. Днем
  
  посетил лазарет армянского благотворительного общ. Вернулся во дворец около 6 час.
  
  Писал телеграммы. Одну отправил Широкоградову, второй авиатранспорт с сопровождением по готовности немедленно отправлять к Зонгулдаку, так как только там турки берут для своих судов уголь, а вывезти его возможно опять же только лишь по морю из-за крайне низкой развитости у них железных дорог. Обедал в том же составе. Около 10 час. вошли с улицы грузины с инструментами и проплясали несколько танцев; один из них принес корзину фрукт.
  
  27-го ноября. Четверг.
  
  Праздник Нижегородского полка провел в Тифлисе, а полк проводит его в Польше! В 10 час. начался большой прием военных, гражданских чинов, дворянства, городской думы, купечества и депутации крестьян Тифлисской губ. Погулял в красивом саду 1/4 часа. Принял двух раненых офиц.-Нижегородцев и подп. кн. Туманова 4-го стр. И. Ф. полка. После завтрака посетил больницу Арамянца. Вернулся после 6 час., и пил чай, и сидел с Воронцовыми. После обеда воспитанники гимназий прошли с фонарями и пропели гимн перед окнами дворца. Вечером читал бумаги, мены идут с немцами через день, казна наполняется быстро. Австрийцы будут получать всё через немцев при трёхпроцентной комиссии Гинденбурга, так что при тех объёмах, на которые они дали запрос, он будет скоро богат, как крёз.
  
  28-го ноября. Пятница.
  
  Утром усиленно дочитывал бумаги. В Севастополе получили радиограмму от Колчака, что близ азиатского берега Босфора была попытка траления, из шести тральщиков обратно унесли ноги лишь четыре. Один был потоплен огнём артиллерии, второй атакой гидропланов с "Александра Первого". В 10 час. поехал в военный собор, оттуда в Храм Славы, в Закавказский институт и в женское заведение Св. Нины.
  
  После завтрака зашел в склад имени Аликс тут же в залах, где работала масса дам. Затем посетил Тифлисский кадетский корпус и реальное училище, в котором были собраны ученики и ученицы других заведений. Вернулся во дворец в 4 1/4; а в 5 час. отправился в дом умершего купца Сараджева на чашку чая дворянства. Видел много старых знакомых дам и несколько очень красивых. Пел и играл грузинский хор. Пробыл там час с четвертью и приехал домой около 6 1/2. Принял Воейкова и занимался. После обеда слушал с большим удовольствием замечательный хор певчих казаков конвоя наместника с старым Колотилиным. Была короткая пляска.
  
  29-го ноября. Суббота.
  
  Утром принял всевозможные кавказские депутации. Посетил епархиальное училище и Тифлисское военное училище. Батальон юнкеров видел на плацу. Погода была дивная и теплая. После завтрака принял католикоса Кеворка всех армян. Затем у гр. Воронцова был доклад по военным действиям на турецкой границе. По прежнему трудности в доставке снарядов, по этому велел немедленно перебазировать ЭВК на этот участок своим ходом. Для этого настелить через равные промежутки полосы из досок и обеспечить топливо для дозаправки.
  
  Погулял полчаса в саду. В 5 час. поехал на чашку чая к городскому управлению; все происходило по вчерашней программе. Масса очень любезных дам наперерыв старались угощать меня. В 6 1/2 вернулся и посидел с Воронцовыми до обеда. В 9.20 выехал из дворца с конвоем. Очень тепло проводил меня Тифлис; графиня Воронцова с дамами на станции. В 9.45 поезд тронулся дальше.
  
  Пил чай со спутниками. Ночью поезд начал подыматься и качало как на судне из стороны в сторону.
  
  30-го ноября. Воскресенье.
  
  В 9.40 прибыл в Каре. Морозу было 4?, тихо, но к сожалению туман. На станции начальство и отличный поч. кар. 1-я рота нового 10-го Кавказского стрелкового полка. На улицах шпал[ерами] 3-я Кавк. стр. бригада, Карсская креп. арт. и запасные батальоны. Был у обедни в креп. соборе; служил добрый экзарх. Завтракал в поезде. Затем выехал с Бенкендорфом осматривать крепость.
  
  Посетил военный лазарет - немного раненых. Поехал на форты: Бучкиев, Рыдзовский и новый Южный, на противоположной стороне. Очень основательно и много сделано за время войны; но туман совершенно не давал возможности ориентироваться и видеть окружающую местность. Возвратился в поезд с наступлением сумерек. После чая все мы поспали. Обедало высшее и крепостное начальство. Вечером поиграл с Н[иловым], Др[ентельном] и С[аблиным] в кости. Получил телеграмму из Севастополя, что первый Муромец уже отправился в полёт, не дожидаясь готовности посадочных полос.
  
  1-го декабря. Понедельник.
  
  Самый знаменательный для меня день из всей поездки по Кавказу. В 9 час. прибыл в Сарыкамыш. Радость большая увидеть мою роту Кабардинского полка в поч. кар. Сел в мотор с Бенкендорфом, Воейк[овым] и Саблин[ым] (деж.) и поехал в церковь, а затем через два перевала на границу в с. Меджийгерт. Тут были построены наиболее отличившиеся ниж. чины всей армии в числе 1200 чел. Обходил их, разговаривал и раздавал им георгиевские кресты и медали. Самое сильное впечатление своим боевым видом произвели пластуны! Совсем старые рисунки кавказской войны Хоршельта. Вернулся в Сарыкамыш в 4 ч. и посетил три лазарета. Простился с ген. Мышлаевским, нач. штаба ген. Юденичем, другими лицами и с моей чудной Кабардинской ротой, в которой роздал 10 георг. крестов; и в 4 1/2 часа уехал обратно на Каре. Поезд шел плавно и тихо. В Александрополе была недолгая остановка. Вечером кости. Думал о торговле с Турцией, а что если попробовать захватить Зонгулдак и окрестности и продавать Туркам то, чего у них не хватает - их же уголь?
  
  2-го декабря. Вторник.
  
  Спал отлично и долго. В 10 час. на станции Елисаветиоль была остановка на полчаса. Принял начальство, несколько раненых офицеров, духовенство, дворянство, купечество, городских и сельских представителей. Как всегда много было детворы. После завтрака сделал хорошую получасовую прогулку вдоль пути от ст. Кюрдамир. Читал бумаги трех фельдъегерей. Этак войска совсем разленятся, километровая полоса в этот раз досталась нам без единого выстрела, в одном месте наши войска даже встретились с немецкой колонной, солдаты вели себя дружелюбно, обменивались приветствиями и меняли махорку на шнапс. Многие австрийские и немецкие крестьяне отказываются уходить со своей земли наотрез, теперь с таких берётся немедленная присяга, им выделяется не менее десяти человек на постой. Погода была совсем теплая.
  
  Во время обеда остановились на ст. Яшма. Вечером обычная игра в домино.
  
  3-го декабря. Среда.
  
  Поезд простоял на ст. Яшма до 8.15 утра. Затем тронулся на север вдоль берега Каспийского моря. Читал бумаги. Отдал приказ о повышении заработной военных заводов на 10%, пока не закончится война. После завтрака остановились за Дербентом против сакли, в кот. по преданию остановился Петр Великий в 1722 г. Перед сумерками вышли подышать воздухом, прошли к берегу моря, где собрали массу красивых ракушек. Опять, как и в первый раз, на всех станциях стояла толпа с детьми, иногда играли на зурне. Вечером прошли Грозный и остановились на ночь у станции Самашкинская.
  
  4-го декабря. Четверг.
  
  На ст. Беслан в поезд вошел Терский атаман ген. Флейшер. В 10 час. прибыл во Владикавказ с чудным солнцем. Поч. кар. от отличной дружины ополчения, прием депутаций и пр. Поехал в новый войсковой собор, около кот. стоял войск, круг и представители народностей всей Терской области. Город тоже неузнаваем с 1888 г. Объехал несколько лазаретов и под конец Владикавказский кадетский корпус. Оттуда на вокзал. Уехал в 1.45. Вид был чудесный на хребет - Казбек любезно показался. До обеда на ст. Минер[альные] Воды было много депутаций от Ставропольской губернии и тьма народа. Погода была мягкая.
  
  5-го декабря. Пятница.
  
  В 8.35 утра прибыл на ст. Ростов, где стоял поч. кар. от местной каз. команды, масса учащихся и народа. Принял депутации и войск, наказ, атамана Покотило. В Новочеркасск приехал к 10 час. Прямо в новый громадный собор и затем в атаманский дом, где был поч. караул местной команды и последний выпуск прапорщиков из училища. Посетил лазарет и позавтракал в поезде. Посетил офицерское собрание на чашку чая. Видел раненых донских офицеров. Был в кадетском корпусе, институте и приюте. В 7 час. покинул Новочеркасск. Опять пришли добрые вести из Севастополя, сегодня к Зонгулдаку вышел один эсминец сопровождающий авиатранспорт "Император Николай Первый". Вечером поиграл в домино.
  
  6-го декабря. Суббота.
  
  В 10 час. приехал в Воронеж, принял представляющихся и депутации и в 10 1/2 встретил дорогую Аликс с Ольгой и Татьяной, кот. вернулись с самостоятельной поездки до Харькова. Поехали в собор, отстояли архиерейскую обедню, поклонились мощам свят. Митрофана. Вернулись в поезд к завтраку. Город встретил нас горячим приемом и теплою погодою. Поехали на Козлов. Ночь простояли на ст. Сабурово. Получил массу телеграмм и столько же пакетов бумаг.
  
  7-го декабря. Воскресенье.
  
  В 10 час. прибыли в Тамбов. После встречи поехали в собор, знакомый мне по 1904 году. Владыко Кирилл отлично и скоро отслужил литургию. Приложились к мощам св. Питирима и пошли к его колодцу. Заехали в военный лазарет и в поезд к завтраку.
  
  После завтрака посетили еще три лазарета и под конец заехали на полчаса к А. Н. Нарышкиной. Она Нездорова и не могла выехать из дома. Уехали из Тамбова под отличным впечатлением всего виденного. Усиленно занимался бумагами и ответами на телеграммы. Настроение в империи спокойное, лишь в старой и новой столицах продолжается некоторое брожение в среде так называемой "белой интеллигенции" и думцев.
  
  8-го декабря. Понедельник.
  
  В 10 час. прибыли в Рязань, тоже мне знакомую по 1904 г. После моего приема должностных лиц, крестьянки поднесли Аликс куски полотна их работы.
  
  Поехали в открытом моторе в собор. Оттуда в дамский склад, устроенный в дворянском собрании, и затем в лазарет. Вернулись в поезд, конечно, с опозданием на полчаса и поехали дальше. Читал до времени чая и окончил все. В 5.45 прибыли в Москву. Здесь нас встретили Мари, Анастасия и Алексей, только что приехавшие из Царского Села, и Элла. Отличный поч. кар. от Алексеевского военного училища; все военное начальство с Сандецким во главе. В помещении станции дворянство, земство, дамы и Московская городская дума.
  
  После краткого молебна у Иверской приехали в Кремль в 6.15. Пришла телеграмма из Петербурга от Миши. которого оставил "на хозяйстве". Он арестовал шестерых довольно известных господ, среди них два думца, распространявших клевету, слухами и через нелегальную типографию, о царской семье, и трусости императора, боящегося вступиться за "братушек". Обедала и провела вечер Элла. Погода хорошая - 3? мороза.
  
  9-го декабря. Вторник.
  
  Встал поздно - в 9 час. Утром мешали читать бумаги - Бенкендорф, Воейков и А. Шереметев. Завтракали в 12 1/2 ч. Отправились днем на сборный пункт при Москов. складе Красного Креста. Обошли все здание, совершенно новое; видели раненых. Оттуда проехали в обитель Эллы, пили у нее чай и обошли нескольких раненых, лежащих там. Вернулись домой усталые в 7 час. После обеда читал. Погода мягкая - 4? мороза.
  
  10-го декабря. Среда.
  
  В 10 час. читал бумаги. Вести из Франции хорошие, уже более половины государственных и частных долгов оттуда находится у нас в сейфах казначейства, и это при том, что мы тратим на их выкуп лишь 5% от тех сумм, которые получаем от французов, предоставляя им товары из Мурманского порта. После чтения посетил Александровское военное училище. Приехал домой в 12 1/2. Затем посетили перевязочно-питательный отряд Всерос. Зем. Союза, Сергиево-Елисаветинское убежище и госпиталь, устроенный в Петровском дворце, осмотрел 50 чел раненных и больных.
  
  Вернулись домой в 5 1/2. После чая принял Горемыкина. Читал. В 9 час. в Андреевской зале выслушал доклады всех организаций для помощи раненым и больным. Спустился к себе около 11 час.
  
  11-го декабря. Четверг.
  
  В 10 час. сделал последний [смотр] новобранцам в манеже и затем поехал в Сокольники, где посетил Суворовский кадетский корпус, размещенный в саперных казармах. Встретил там Костю. На возвратном пути мальчик попал под мотор*, но к счастью довольно благополучно. Принял Юсупова, которого отправляю на Кавказ с Георгиев. крестами. После чая принял гр. Нирода с докладом.
  
  Читал. Обедали и вечер провели дома.
  
  * Под машину.
  
  12-го декабря. Пятница.
  
  Ясным морозным утром в 9 1/2 ч. поехал в Алексеевское военное училище, в 1-й, 2-й и 3-й Московские кадетские корпуса. Осмотрел их и вернулся домой в 12 час. После завтрака принял Татищева. Посетили наш лазарет на 10 офицеров в Потешном дворце. Пили чай у Эллы.
  
  Заехали вдвоем к нашему любимому митрополиту Макарию. Дома принял еще несколько депутаций, что окончил к 7 час. Миша прислал телеграмму, что у него была так же депутация от думцев, которая просила встречи со своими и их освобождения. Встречу он предоставил, теперь просители сидят в одной маленькой камере с теми, за кого пришли просить. Миша через жандармского представителя в Думе передал депутатам, что если от них ещё будут незваные гости, с ними поступят так же. Читал до обеда. В 9.45 отправились на вокзал и тут разъехались - Аликс с детьми в Царское С., а я на запад к армии.
  
  13-го декабря. Суббота.
  
  Все мои спутники выспались на славу, я тоже; встал в 9 1/2 ч. Снега не было, только около Минска лежало немного на земле. Днем читал книжку Беломора. После обеда успел поиграть в домино. В 10.45 прибыл на Ставку. Николаша, Янушкевич и Данилов вошли в вагон и сейчас же сделали доклад. Я же поделился с ними радостными вестями из Севастополя, от туда пришли телеграммы, что колчаковский отряд отбил ещё одну попытку траления, а группа, под командованием Шидловского, встала с 15 милях от Зонгулдака и выгрузила гидропланы. В порту ими на этот момент потоплены четыре малых судна и один пароход. Лег в 12 1/4 ч.
  
  14-го декабря. Воскресенье.
  
  В 10 час. был доклад в домике. Поехал в церковь к обедне. В 12 час. завтракал как всегда здесь с теми же. Поговорил с Петей. Сделал обычную прогулку пешком вокруг леса.
  
  В 4 ч. у меня было совещание с Николашей, Горемыкиным и Янушкевичем. Затем пил чай. Чувствовал некий рамолисмент. После обеда начальник штаба имел длинный доклад у меня. Атаковать штабные уже не рвутся, они сейчас рвут друг друга на часта из-за того, на чьём участке пройдёт больше "мен". Поиграл в кости.
  
  15-го декабря. Понедельник.
  
  Так заспался, что еле поспел к 10-часовому докладу. Потом читал до 12 ч. Завтракали Николай, Андрей и четыре иностранных генерала, к каждому приставлен жандарм для личного контроля и слежения, чему эти господа сильно недовольны, также и генерал Саввич - командир 4-го Сибирского корпуса. Сделал хорошую прогулку через поля и леса. После чая поехал в здешний кинематограф. Обедал Безобразов; назначил его генерал-адъютантом. Вечером поиграл в кости.
  
  16-го декабря. Вторник.
  
  В 10 час. пошел к докладу. Хорошие вести с Дальнего востока, где японцы прекратили всякие поползновения, и даже сдерживают своих ручных "хунхузов". После снимался огромной группой со всеми сопровождающими. Читал до 12 1/4. Днем погулял, погода была неприятная с резким ветром.
  
  После чая дочитывал бумаги. В 9.30 уехал со Ставки. Поиграл в кости.
  
  17-го декабря. Среда.
  
  Проехал через Ивангород на станцию Гарволин, где в 8 1/2 ч. вышел из поезда. Моя рота Преображенского полка была в почетном карауле. Тут же на поле покоем была выстроена 1-я гвар. пех. див. с ее артиллерией и мортирным дивизионом. Полки почти совсем укомплектованы. Вид частей чудный. После раздачи георг. крестов обошел все части и благодарил их за службу. Уехал в 12 час. с начальниками частей и завтракал с ними. В 1.30 прибыл в Ново-минск. Погода была прелестная, тихая и солнечная. С заходом солнца в 5 час. уехал в Седлец. Принял ген. Рузского. Он и начальство гвар. стр. бриг. обедали со мною. Вечером видел Сандро. Вечером была небольшая игра в кости.
  
  18-го декабря. Четверг.
  
  В 9 час. отправился в моторе за город на отличное поле, где сделал смотр 2-й гвар. пех. дивизии с ее артиллерией и Атаманскому полку, во главе кот. видел Бориса. Роздал георгиевские кресты. Затем георг. кавалеры прошли церем. маршем. Обошел полки между ротами и благодарил их за доблестную "пограничную" службу, 2-я дивизия сильно пострадала в боях и еще не вполне укомплектована.
  
  День стоял теплый, как вчерашний. Уехал из Седлеца в 12.30 чрезвычайно довольный. Завтракал с гвар. начальством. Сидел с Борисом до Бреста; там они все вышли из поезда. Продолжал путь на восток домой. Читал телеграммы. Вести с юга отличные, хотя во втором налёте на Зонгулдак смогли принять участие лишь четыре машины из шести, в третьем три, а в четвёртом лишь одна. Полностью очистить от судов угольный порт не удалось, поэтому приказал авиатранспортам поменяться, один идёт к Босфору, по пути ремонтируя в своих мастерских самолёты, другой идёт к Зонгулдаку и атакует по прибытии. Вечером играл в кости.
  
  
  Дневник неприкаянной души.
  
  
   Новая "Я" из очередного сна опять отличилась! На этот раз, ради разнообразия, я лежала не в ванной комнате и вены у меня на руках были целы. Лишь на левой руке у меня был наручник, приковывающий меня к дубовой спинке, ключи от кандалов я только что выбросила в окно, чтобы не передумать. Дом "мой" был больше похож на дворец, это если судить по моим прежним меркам, три этажа, подземный гараж, сад, чуть ли не на полгектара. "Здесь" случай был более чем запущенный, ибо в аварии с трагическим исходом была виновата лишь я, все мои погибли, а у меня на теле лишь пара царапин. Сегодня слуги получили выходной, подвал под домом был теперь пропитан бензином. Кто-то из слуг меня жалел, этим и объяснялись три машины полиции, стоящие около металлической ограды. Электрический будильник в гараже должен был через несколько минут начать искрить, но через забор уже доносились тревожные крики, ветер донёс в их сторону пары бензина. Вот пара человек перелезли через забор и им перекинули огнетушители. Непорядок. Местное "Я" боролась, отчаянно, со мной, пытаясь взять контроль над своими руками. После минутных раздумий мы поладили и из-под подушки появился запасной план, две зажигательные шашки и коробка спичек. Всё это немедленно было подожжено и полетело вниз, в лужу бензина, гараж вспыхнул. Я стала привычно ждать смерти, но местное "Я" оказалось менее стойкой. Когда огонь подобрался близко, она взяла с прикроватной тумбочки таблетку и проглотила её. Никогда ещё не умирала от яда, необычные ощущения.
   19.11.
   Путешествуем-с. Обратила взгляд "тела" на интересный доклад о переделке балтийского парохода в гидроавианосец. Я то прекрасно помню картинки с американских авианосцах прописавшихся на ПМЖ в нефтеносных районах их дающим окружающим открытые уроки демократии. Там стирают с карты целые государства! Так что пришлось Царя продавливать, картинки ему грузить, чтобы понял и загорелся идеей. Подсознание, в моём лице, не подвело, и по проводам на юг улетела "молния" с очередным "указывающим и направляющим" посланием. на обеде запомнились четыре иностранных союзнических генерала со злыми лицами и пустыми кобурами, сзади каждого маячили синие тени сопровождающих.
   20.11
   Войска с немецкой границы, там где появляются бронепоезда, немедленно отправляются на юг. Некоторые из них остаются по личным просьбам "на достройку домов", но немногие. Тот кто хотел на этих участках, тот уже построил. тот кто не хотел строиться давно отправил премии семьям, либо прогулял их.
   21.11.
   Были в Туле, остались довольны местными оружейниками. Озаботились "Дачами" для мобилизованных, а то в бараках, особенно семейным, тесновато. Пашут в три смены при плавающей пятидневке, по выходным строятся. Землю выделили близко к заводу и мастерским, а так же достаточное количество велосипедов, это вместо личного транспорта.
   22.11.
   Мы в Орле, хле, соль, и.т.д. и.т.п. Затем Курск. Погода пасмурная. Вечером разбирали отчёт из Севастополя, два готовящихся по приказу МГШ авиатранспортов на данный момент в 90% готовности и ещё на четыре хватит самолётов. Передали приказ привлечь местных рабочих и пахать без остановки. На тело пришлось лишь немного надавить и он отдал приказ об атаке первым авиатранспортом и двумя эсминцами Босфора, точнее охране минного поля, а если получится то и бомбардировке Стамбула, но эта цель вторичная. Про неё я вспомнила, потому что смотрела 8 мая по "культуре" о том что бомбардировка Берлина в начале Второй Мировой Войны советскими лётчиками дала большой моральный эффект.
   23.11.
   Харьков. Осмотрели несколько раненных. Тело всё гадает, как же наши войска будут соблюдать "правило одного километра" в Турции. Как могла его успокоила, внушила картины, что можно и не наступать пока не готовы, а лишь превратить этот километр в лунный пейзаж, а морские берега утюжат лавины гидросамолётов.
   24.11.
   Ну здравствуй родина! Тимашевской, если честно, не заметила, мала она ещё, на глаза показываться. Да что там говорить, здешний Екатеринодар, по большому счёту, не больше станицы начала двадцать первого века. На турецкой границе отбиваемся, закопавшись по уши, войска всё прибывают, больше всего торопим артиллеристов. Хотя 1 к десяти отправить назад не везде получается, подвоз снарядов на некоторых участках затруднён.
   25.11.
   Наконец-то, нормальная погода. Тепло, не то что в этом долбанном Петербурге. настроение у всех преотличное, и у погоды и у природы. А тут и дополнительная радость подоспела, "Бреслау" на полгода вышел из строя после двух босфорских мин. А это значит Чёрное море, отныне, это "русская лужа"! Будем давить турок, пока не отдадут проливы и "пограничные километры", а потом подружимся с ними против англичан.
   26.11.
   Тбилиси, "розовыми" пока тут и не пахнет. Собор. Мечеть. Лазарет. Читали доклады, в одном из них упоминалось, что железнодорожная сеть у турок не развита. Поэтому из своего "местного Донбасса", угольного города-порта Зонгулдак, что на Черноморском побережье, уголь доставляют в Стамбул только по морю. Немедленно продавила приказ, о том. чтобы второй гидроавианосец в сопровождении одного из эсминцев, по готовности атаковал этот порт.
   27.11.
   Депутации. Награды. Лица. Лица. Нет, хреновая у царей работа! А с Австрией Гинденбург договорился, будет пропускать пока всё через себя, за небольшой процент. Сами немцы сметают с русских полок всё. Главные товары, это по-прежнему хлеб и оружие, были бы у нас запасы побольше, мы бы всё продали! Вилли думает, что он самый умный, додавит Францию, помирится с Англией, затем повернёт пушки на Восток, уже на хохляндию зубы точит. Дурак! Морские калибры максимум через три месяца закроют всю границу, а эти калибры снарядов мы и не продаём! Награбленное у французов он вынужден отдавать нам, потому что вместе с кораблями в Свободную Францию пребывают некие лица, горящие вступит во Французскую армию добровольцами. Эти добровольцы, прошедшие краткие курсы у опытных пожарных лучше всего на свете умеют делать одно - жечь! Перед наступающим Кайзером теперь расстилается выжженная пустошь! Немцы несут на золото, Французы несут нам золото. Торговые Российские суда немецкие подлодки тактично не замечают, ни близ берегов Европы, ни возле Чили, где многие из них грузятся селитрой. Так что селитру мы сейчас расходуем лишь половину от вновь привезённого, остальноё запасаем. До тех, надеюсь не скорых времён, когда кайзер окончательно поймёт, что его разводят на бабки.
   28.11.
   Колчаку было не до Стамбула, так как турки попытались прорваться возле берега, уголёк то у них уже заканчивается! Ушли тральщики обратно, потеряв двух своих товарищей, эсминцы сразу начали выгружать новую сотню мин, на этот раз близ берегов.
   29.11.
   Опять Лица, депутации. Виделись с "папой" всея Армении, католикос его фамилия. Воронцов доложил, что 1 к 10 на турецкой границе отвечать не можем, потому что снаряды подвозить не успеваем. Приказали мы, немедленно, начать переброску ЭВК на проблемные участки, сначала Муромцы, а за ними все остальные пусть подтягиваются. Тяжёлые машины куда угодно снаряды доставят, где не смогут сесть, там сразу неприятелю их доставят, точность меньше будет, зато время сэкономят. А снарядов не хватит, так камни сбросят, ведь камнем с трёхкилометровой высоты на голову, это очень больно и вредно для здоровья.
   30.11.
   Мороз. Лазарет с ранеными с Кавказкой границы. ЭВК начал переброс Муромцев, не дожидаясь строительства деревянных взлётных полос, а то кто этого сумасшедшего царя знает, ещё в трусости и медлительности упрекнёт! Лучше уж машину угробить в служебном рвении! Ладно, "у царя много", пусть летят.
   1.12.
   Раздали награды, аж 1200 штук! Граница вверенное нами "ни шагу назад", держит с трудом, ну ничего, скоро авиация подоспеет, а через месяц мы тут артиллерию такую подтянем, ни одна мышь горная не проскочит!
   2.12.
   Суета, дворяне, попы, а под ногами детвора шастает. Немцы и австрийцы отошли, в этот раз организованно и мирно, а мы закончили ещё один участок дороги и подтянули аж 4 свежеокрашенных бронепоезда.
   3.12.
   Едем близ Каспия, ракушки собираем. Читали отчёт о продажах, прибыль уж очень большая, продавила приказ о повышении на военных заводах оплаты на время войны на 10%.
   4.12.
   Станция Беслан, потом Казбек показался, народу на нас собирается на каждой станции поглазеть море, куда там пОпам из будущих звёзд!
   5.12.
   Ростов, лазарет, депутация. Из Севастополя порадовали. эсминец и второй авиатранспорт вышли с тёплым и дружеским визитом к Зонгулдаку.
   6.12.
   "Тело" встретилось с женой и двумя старшими дочерями. Погода хорошая, город Воронеж глазу приятен.
   7.12.
   Тамбов, собор, волков не видно. Виден лазарет, чистенький. Миша из Петербурга телеграфирует, что думцы мутят воду, неймётся им.
   8.12.
   Ррязань - матушка, собор да лазарет. Миша опять порадовал, местные юмористы из думы, оказывается, про нас анекдоты рассказывают неприличного содержания. Ладно бы лишь на кухне у себя, так они типографию нелегальную отгрохали, самыздатовцы хреновы! Интересно, где сейчас товарищ Сталин? Вот его бы на работу взять, надеть ему синий мундир и в думу. Он бы им и в одиночку "дело рвачей" бы замутил на паях с кузькиной матерью!
   9.12.
   Новости из Франции хорошие, агония, хоть и затянувшаяся, но эта агония. Правда, если русские на себя немцев не оттянут... Тогда ещё надежда есть. Ага, и в лотерею можно миллион выигрывать... Каждый месяц. Пусть верят и надеются, а мы пока свои долги по дешевке скупим, так, на всякий случай, а вдруг Кайзер огрызок от лягушатников под своей марионеткой оставит и деньги потребует?
   10.12.
   Тихий день, лишь пара делегаций.
   11.12.
   Всё тут не правильное, игрушечное, под машину товарищ местный угодил, а ему хоть бы хны! Ещё бы, на этаких-то суперскоростях.
   12.12.
   Не осознавшие фишку думцы припёрлись к Мише и попробовали взять его на понт. Понт не удался, удальцы давят кичу в той же небольшой каморке, где до этого сидели остальные. С уплотнением-с. Миша эту камеру на камеру снял, а фото в думу жандарму отдал, чтобы он всем желающим объяснил, следующее подселение пойдёт в этот же "дворец".
   13.12.
   Вести на югах хорошие, Колчак, близ Стамбула, отправил на корм рыбам ещё один тральщик, а Шидловский передаёт пламенные и горячие приветы местным горнякам.
   14.12.
   Вояки из штаба на границе интригуют страшно. Купцы, которые при посредничестве царя немцам свой товар сбывают, привыкли делиться, особенно при таком наваре, вот они и делятся... С командирами, кому подчиняются войска на том участке, где их товар проходит "мену". Макиавелли отдыхает, как тут местные дворово-дворянские псы друг друга рвут. Те, кто поумнее, отстёгивают прикомандированным жандармам треть, те же из жандармов, кто поумнее, спрашивают в письменном виде у Петербурга: брать или не брать. Пока ответ для них сугубо положительный, молчунов приходится менять на тех, кто облизывается, глядя на них с австрийской границы.
   15.12.
   Опять виделись с четырьмя союзническими генералами, мордвы совсем сникшие, пустые кобуры теребят. Это они, после того, как один лох-лапотник из-под Киева, купец тамошний, перепутал и по пьяни попытался им взятку отслюнявить, за то, чтобы они его кожи в "мену" засунули. Прикомандированные жандармы непотребство это не остановили, ибо фишку срубили мгновенно, и валялись на полу, от смеха. Решили их за хорошее чувство юмора не наказывать, лишь поменяли с "молчунами". У тех рожи злые, кормушку отобрали, пусть они лучше за иностранными товарищами приглядывают.
   16.12.
   Фоткались. Гуляли. Было очень ветрено. Пришли хорошие вести с дальнего востока, японцы своих ручных хунхузов вообще выпустить с цепи боятся, прослышали, что мы помирится можем с немцами в любой момент, вот и осторожничают.
   17.12.
   Ивангород. Ново-минск. Раздавали медали, кресты и деньги. Очень устали, уж очень много их, и червонцев, и крестов.
   18.12.
   Опять крестников плодили. Теперь домой едем, то есть в Столицу. Из Севастополя пришли вести, что Шидловский не имеет более готовых к полёту машин, одна потеряна, остальные в ремонте, просится на побывку. В отпуске товарищу Шидловскому отказано, приказано меняться местами со стамбульским авиатранспортом, а самим спокойно ремонтироваться, стоя на якоре близ Босфора.
  
  Николай свет-Второй Глава 8
  
  Дневник "тела".
  
  
  
  
  19-го декабря. Пятница.
  
  Хорошо выспался и встал в 8 1/2 после остановки в Витебске. Снова получил тревожную телеграмму от Михаила с просьбой поберечься. Ехали весь день новыми местами, кот. до сих пор проезжали ночью. Гулял на многих остановках. В 10 час. вечера наконец вернулся в Царское Село. Ольга и Татьяна встретили меня. Так был рад обнять Аликс и младших детей. Посидели вместе до чая. Легли пораньше.
  
  20-го декабря. Суббота.
  
  Сегодня у меня начался здоровенный насморк с кашлем. Утром читал до 11 час. Принял Сухомлинова и затем гр. Нирода. Вести из Севастополя опять были добрыми, ещё один авиатранспорт на три самолёта отправлен к проливам. После завтрака погулял с Анастасией. Погода была мягкая. В 61/2 поехал с дочерьми ко всенощной. Вечером долго читал. Пили чай с Аней.
  
  21-го декабря. Воскресенье.
  
  С утра у меня обнаружилась лихорадка с болью в горле, остался в постели и пролежал до полдня 26-го декабря. Отдохнул вполне, т. к. никого не видел, только прочитывал ежедневные дела. Охрана опять усилена, Мише на его новом посту везде мерещатся заговорщики, охрана теперь и шагу ступить не даёт, многие достойные люди с трудом пробираются сквозь её ряды, чтобы выразить мне свои верноподданнические чувства. Может быть опасность не так велика, а это сам Миша опять хочет выкинуть фортель, как тогда в двенадцатом, может его надо заменить на более достойного? Подумаю об этом после новогодних праздников.
  
  Приятно было снова одеться и войти в свои комнаты и опять быть независимым! Дмитрий Пав(лович) пил чай. Вечером занимался, как всегда, и наконец принял ванну.*
  
  * Далее пропуск в ежедневных записях - из-за болезни царя.
  
  27-го декабря. Суббота.
  
  В 9 1/2 встал, пошел к себе, оделся и, выпив чаю, начал заниматься. Жизнь вошла в обычную колею кроме прогулок. В 11 час. принял Сухомлинова. Узнал подробности несостоявшегося боя немецкой и английской эскадр близ Фолклендских островов, что на юге Атлантики. Немцы подошли к тамошнему порту под вечер, желая обстрелять его, однако там оказалась английская эскадра сильнее их более чем в трое. Немцы бросились в разные сторону, скрывшись в подступающей ночи и благословляя своё везение, так как случись этот бой с утра, английские линкоры, пользуясь двухузловым преимуществом в скорости легко бы потопили противника. Завтракал Мордвинов (деж.). Принял Горемыкина. Потом читал. Ксения пила с нами чай. От 6 ч. до 7 1/4 принимал Танеева.
  
  После обеда долго еще занимался, 24-го декабря наша славная Кавказская армия нанесла решительное поражение турецким войскам, сделавшим глубокий обход нашего правого фланга. Главный бой разыгрался у Сарыкамыша.
  
  28-го декабря. Воскресенье.
  
  Утром ко мне зашли Бенкендорф и Нилов. В 11 час. пошел с детьми в походную церковь к обедне. Завтракали Борис и Андрей. Читал. В 4 часа принял кн. Щербатова по Коннозаводству. После чая читал и окончил все накопившееся за время моего нездоровья. Вечером прибывшего с Кавказа генерала Юденича, рассудительность которого отметил во время поездки. Он будет возглавлять десант на Зонгулдак, отбудет в Севастополь завтра со всеми необходимыми бумагами и распоряжениями, надо больно ужалить турок, пока они этого не ждут.
  
  29-го декабря. Понедельник.
  
  Встал поздно и едва успел окончить бумаги к 11 час. Принял Григоровича и Кривошеина. После завтрака - депутацию уральских казаков, привезших икру; в 3 часа - персидского принца Шоаус-Салтанэ, ему первому сообщил новость, что наша авиация стала бомбить Стамбул. Погулял двадцать мин. в первый раз. Погода была мягкая. В 4 ч. у меня был с докладом б[ар.] Таубе - тов. мин. Нар. Проев. К чаю приехала Мама. В 6 1/2 принял Маклакова. После обеда читал.
  
  30-го декабря. Вторник.
  
  Сегодня погулял утром и днем. В 12 1/2 митрополит с братией славил Христа. После завтрака принял доклад Мамантова и Голубева - исп. об. преде. Гос. Сов. В 4 часа Крыжановского - Госуд. Секретаря; а в 6 час. Сазонова и затем Барка. поговорил с ними, опасений Миши они не разделяют, хотя и не отрицают, что в Думе сейчас слишком много "вольнодумцев", но считать их опасными? По их словам прошлое покушение это отчаянный шаг одиночки, вообразившего себя очередным Геростратом. Занимался вечером.
  
  31-го декабря. Среда.
  
  Встал поздно. Принял доклады Булыгина и Саблера. Погулял после завтрака, погода была мягкая. В 4 ч. принял сенат. Марковича. В 6 ч. - Тимашева. Узнал, что немцы применили к сражающимся насмерть французам новый приём, снаряды с "химической" начинкой. Господи, люди, как звери стали, когда же закончится эта бойня! Читал. После обеда провели вечер вместе.
  
  В 11.45 пошли к молебну. Молились Господу Богу о мире в наступающем году и о тихом и спокойном житии. Благослови и укрепи, Господи, наше доблестное воинство!
  
  1-го января. Четверг.
  
  Утром пришлось отвечать на телеграммы и принимать поздравления с Нов. Годом. Поехал с детьми к обедне в Феодоровский собор. После завтрака читал, а потом погулял. Погода стояла тихая, приятная - 4? мороза. В 3.40 поехал в Большой Дворец - принял министров, новых чинов Двора в свиту. Затем в большой зале поговорил с дипломатами. Вернулся домой в 5 1/4 к чаю. Принял Енгалычева, назначенного Варшавским генерал-губернатором. Занимался до обеда. Начато сосредоточение в Севастополе особых пехотных батальонов, вернувшийся в Севастополь Колчак будет командовать всей зонгулдакской баталией. А не рано ли? Может быть дождаться весны? Весь вечер я провёл в тревожных думах, но так ни чего до конца и не решил.
  
  2-го января. Пятница.
  
  Принимал все утро до часа с четвертью. В 2 часа поехал с детьми в манеж на елку раненых, для Конвоя и Сводного полка. Погулял. До чая принял Щегловитова, после ген. Маркова. Ещё один " ежемесячный километр" преодолен нами без проблем и без потерь, может быть прав дядя Николаша и нам стоит развернуть полномасштабное наступление? С каждым днём, когда я думаю о его доводах, я всё более убеждаюсь в его правоте. Узнал, от Воейкова, что в 6 час. по М.В.Р. жел. дор. между Царским Селом и городом случилось столкновение поездов. Бедная Аня, в числе других, была тяжело ранена и около 10 1/4 привезена сюда и доставлена в дворцовый лазарет. Поехал туда в 11 час. Родители прибыли с нею. Позже приехал Григорий. Перед ним был с кратким визитом Миша, он буквально на коленях просил меня никуда не выходить несколько дней. Нет, его поведение ни чем не оправдано, так считает и Григорий.
  
  3-го января. Суббота.
  
  Утром узнали, что Ане немного лучше. Аликс поехала на операцию и оставалась почти до часа.
  
  До докладов погулял двадцать минут. Завтракал и обедал Саблин (деж.). В 2 часа поехал с детьми на елку в манеж, а после в лазарет к Ане. Посидел с нею; зашел также к раненым трем нижегородцам.
  
  Вернулись все вместе к чаю. Читал до обеда.
  
  
  
  
  Дневник Регента.
  
  
  
  
  4-го января. Воскресенье.
  
  Решил продолжить писать в этой тетради строки для будущих поколений, за себя и за брата. Господи, помилуй его и Россию! Что за демоны направили руку этой несчастной Бомбистки? Теперь Аликс в коме, ибо смерть дочерей явилась для неё слишком сильным ударом судьбы. Алексей всё время плачет, у него часто идёт носом кровь, к большому моему счастью Григория на том празднике не было, лишь его утешительные слова укрепляют наследника и дают ребёнку силы держаться. Но надо расставить все события сегодняшнего дня по порядку следования.
  
  Время ускорило свой смертоносный бег в 2 1/4, на последней в этом году ёлке в манеже, куда мы отправились после обеда. Последние новости были тревожные и не оставляли мне выбора, я тоже был там, готовый, если понадобится, грудью закрыть от убийц упрямого брата. Из моих источников следовало, что французское золото, которое бесконечной рекой за последний месяц искало выход для помощи Франции в российских пенатах, страна, которую буквально рвут на части и стирают с карт Европы, умудряется находить деньги на смертельные игры с русским престолом. Англичане платят на перспективу, думцам и радикалам, французы же ждать не могут и покупают непосредственно бомбистов, такое теперь у наших "братьев по сердечному соглашению" разделение труда.
  
  Бомба, взорвавшаяся сегодня днём, была в нижней части корзины со сладостями, которую несла с улыбкой казавшаяся такой милой женщина. Ахмед, если бы не его подозрительность, то погибли бы все, включая вашего покорного слугу, этому же чеченцу, добровольно пошедшему воевать, так как среди не православных воюют лишь добровольцы, было не до милых улыбок. Гордый, от того, что ему пришлось служить под началом Брата Царя в этой "странной войне", этот бородатый молодец нёс службу исправно. Старый наставник в горном ауле уча его премудростям охраны главы тейпа, отца Ахмеда, велел проверять всех? Он и проверял всех, не его вина, что она успела бросить корзину на пол. Полчаса назад. перед тем, как решится в два по полуночи продолжить "для истории" дневники брата, я дописал последнее письмо Ахмеда родне, и отправил его с наградами и деньгами фельдъегерем в далёкий аул. В письме он называл меня "наш Михайло", мне было приятно читать эти строки, и вдвойне горестно сообщать скорбные вести его семье.
  
  Взрыв, последовавший за падением корзинки, убил 14 человек, пятерых из охраны, всех дочерей Ники и нескольких гостей. Ещё более десятка из числа раненых очень плохи и могут не пережить сегодняшнюю ночь. скорее всего план бомбистов не отличался в остальных деталях оригинальностью. корзину должны были бросить под ноги царю. Между убийцей и её целью стоял Ахмед, ещё двое охранников, затем мои племянницы. Лишь после них находился Ники, за ним Аликс и слева от неё я и Алексей. Кроме взрывчатки в корзине находилась "сладкая приправа", а именно ржавые гвозди. Лишь заступничество богородицы спасло Алёшу даже от малой раны, так как при его болезни даже она могла стать смертельной. У Ники пять ран, он до сих пор без сознания, у Аликс две, у меня же лишь одна.
  
  В девять часов вечера собрался госсовет, был зачитан указ брата, хранившийся в одном из ящиков его стола уже два месяца, именно тогда он показал мне его. Мне пришлось сломать кинжалом замок, что было встречено окружающими без одобрения. В указе полностью снимались с меня последствия опалы и возвращался мой статус в отношении регентства, бывший до 1912 года. Госсовет, по моим наблюдениям, воспринял эту новость с большим облегчением, приглашённые же избранные журналисты и фотографы сделали фотографии документа. По их настоянию был сделан так же мой портрет, фотографам особенно понравилась перевязь на левой руке, где на бинте были видны следы крови. Со своей стороны репортёры пришли в восторг, когда я передал им для ознакомления и копирования отчёты о том, как использовалось за последние месяцы "золото Антанты". Господи, помилуй нас в будущем от таких союзников!
  
  5-го января. Понедельник.
  
  Петербург лихорадит, утренние газеты успокоили подданных относительно преемственности власти, но вызвали бурю негодования на "союзников". С границы телеграфировал дядя Николай, что немедленно выезжает. Отсутствие хорошего настроя окончательно испортила депутация от Думы, пришедшая отрабатывать свои тридцать серебряников и убеждать, что покушение дело рук Кайзера. Труднее всего с мамой, Аликс придя в себя отрешённо молчит, не реагируя даже на душеспасительные перлы Григория, но горе бабушки, потерявшей внучек, просто безмерно. Если бы мне не удалось перенаправить это чувство в другое русло и убедить её, что лучшим утешением для них будут соответствующие похороны, которые кроме неё организовать правильно некому, так как испортят, недоглядят... Поймите меня правильно, мне и самому плохо, но постоянное удвоение горя мне не вынести, а кто в этот скорбный час позаботится о судьбах Империи?
  
  Остаётся ещё вопрос, как ответить убийцам? Я имею в виду не только и не столько исполнителей, но заказчиков этого страшного преступления. Самым простым решением был бы разрыв с Антантой и заключение мира с Центральными державами. Но безмерная подлость "союзников" требует адекватного ответа. Прибывшего Григоровича отправил с личным посланием к Гинденбургу, предложил купить у нас за 10000000 золотых рублей все чертежи и технологию изготовления Муромца-В, на эту мысль меня натолкнула информация, полученная от разведки, где говорилось об очень скором налёте германской авиации на Англию с помощью дирижаблей. Вилли должен будет по достоинству оценить преимущества Муромцев.
  
  6-го января. Вторник.
  
  Похороны, скорбные и плачущие лица, гробы с племянницами закрытые, лишь их медленно плывущие фотографии, вызывающие потоки слёз. Именно здесь я посчитал нужным вбить гвозди в крышку гроба Франции, сообщив, что на границе с немцами и австрийцами я оставляю равное количество дивизий, то есть всего три, остальные отбудут в Крым "для поправки здоровья". Ежемесячная "километровая" пробежка, заменяется мной отныне на "метровую". Это было шоком для французского посланника, не мало людей на похоронах кривили губы в улыбке, наблюдая как он открывает рот, как рыба выброшенная на берег, он не разочаровал и грохнулся в обморок, "дикари тут же обступили его, не давая никому прийти на помощь, так он и лежал до конца похорон. Лица присутствующих здесь же народных избранников были напряжены, они одинаково убегали глазёнками, на своих откормленных лицах, как от моего насмешливого взгляда, так и от злого взора английского посланника.
  
  7-го января. Среда.
  
  Пришёл доклад с Юга, Энвер-Паша выдохся окончательно, у него просто не осталось больше корпусов для поддержания дикого темпа атак на наши позиции. Сегодня вся ЭВК собранна уже в единый кулак, дал добро на завтрашнюю общую бомбардировку по выдохшемуся противнику.
  
  8-го января. Четверг.
  
  Приехал дядя Николай, с первых его слов, сказанных после очередных соболезнований, я понял, что ему не даёт покоя треуголка Наполеона, немцев не любит, не может и не хочет понять политику брата, а теперь и мою. Я убеждён, что враг Империи это тот, кто мешает ей развиваться, в тёмную используя её ресурсы, людские и природные, в своих интересах. Сейчас это пытаются сделать именно Англия и Франция. завтра, возможно это будут Германия или САСШ. К счастью до дяди был китайский посланник, и был не с пустыми соболезнованиями, а по делу. Япония требует сдать всю Манчжурию ей в Аренду, в её ультиматуме содержаться и другие чересчур уж жёсткие требования. Послу я ответил, что если договор о передаче нам Манчжурии, внутренней Монголии и КВЖД будет подписан, мы немедленно предпримем всё от нас зависящее в военном плане, чтобы оставшиеся требования со стороны самураев можно было проигнорировать. Требования с нашей стороны тяжёлые, но японцы, фактически, хотят весь Китай целиком, мы же только часть. Дядю я благополучно отправил посланником на дальний Восток, и главнокомандующим, если возникнет такая необходимость.
  
  9-го января. Пятница.
  
  Прикомандированный к думе жандармский капитан смог отличится. Заговор там у них созрел, вот только трое из заговорщиков были добровольными информаторами синемундирника, всё трое сочли, что за компромат, нарытый на них англичанами, регент может и не повесит, а вот за Заговор... К "пятничному мятежу" должны были прибыть две дивизии, под командованием родичей думцев, что поехали не на юг, а на север, золото помогло так же договорится с большей частью железнодорожников, многие из которых были активными членами РСДРП. Всё могло и получится, либо закончится большой бойней в городе, на наше счастье нижних чинов в подробности заговорщики не посвящали. самое неприятное, что думцам удалось заручиться нейтралитетом почти всей гвардии, обиженной, что каких-то "дикарей" ставят вперёд них. К счастью, мы были проинформированы загодя, в одной из "наступавших" дивизий удалось ограничится своевременным арестом командного состава, когда составу оставался час пути до предместий столицы. Командующего конной дивизией, генерала Гурко, чей брат в думе шибко любил гинеи, пришлось пристрелить. Родичи Ахмеда ударили по уже вышедшей на платформу охране командующего из пулемётов, потом ворвались в вагон с кинжалами. Мятежным "любителям острых блюд" это самое острое было предоставлено. В остальную часть дивизии двинулись безоружные жандармы, громко крича, что их командиры попытались устроить мятеж. Но, мол, невиновность нижестоящих чинов уже доказана, ну а тот, кто хочет искупить грех командиров, добро пожаловать за нами, от помощи государь не откажется и щедро наградит.
  
  Это было утром, а в 12 часов дума была блокирована "дикой дивизией". Я с Конвоем, держа за руку Алексея, взошёл на трибуну, откуда воины только что выкинули председателя. Немного помятый жандармский полковник, бывший капитан, охрана которого из "слуг народа" при виде винтовок конвоя побросала револьверы и попыталась затеряться в рядах соучастников. Дума была заполнена на три четверти, многие предусмотрительно сказались больными, часть передумала в последний момент и воздержалась, двое вообще проголосовали против объявления Республики и немедленной помощи братскому народу Сербии. Из оставшихся вывели троих перебежчиков, все остальные были препровождены в ожидающую их тюремную камеру.
  
  10-го января. Суббота.
  
  С утра приходила Мама, просила не казнить вчерашних республиканцев, я твёрдо пообещал ей, что кормят и поют их согласно нормам для дворян, чем немного успокоил её. Так же я дал ей прочесть подробные отчёты про бомбистов, уже двое подельников Корзиночницы найдены и дают показания. Мама сильно плакала, говорила про "другую щёку", в конце концов я попросил фрейлин увести её, затем подозвал фельдъегеря и отправил его в тюрьму с приказом прекратить выносить из камеры задушенных в давке.
  
  11-го января. Воскресенье.
  
  Брат открыл глаза, но шевелится не может, врачи говорят, что паралич может быть надолго. Но Ники в сознании, он всё слышит и понимает, отвечает да или нет, моргая один или два раза. После известий о кончине дочерей он заплакал, я вытер ему слёзы, окончательно он успокоился лишь через полчаса. Мы очень долго "беседовали". Решение об "одиночном заключении" для "вольнодумцев" он всецело поддержал. В три часа он попросил привести сына, в течении часа они "беседовали", племянник вышел из покоев отца в намного лучших чувствах, теперь он поддерживал любые мои действия всецело.
  
  Всё остальное время после ухода сына Ники объяснял мне свои мысли на счёт "греческого Огня", он настаивал, и я отдал приказ "дикарям" найти всё необходимое и провести испытания уже поздно вечером. В одном случае в бутылке было масло для "моторов" и жидкое мыло 2 к 1, из под пробки торчала смоченная в бензине тряпица, её надо было поджечь и кидать, во второй бутылке была смесь гудрона бензина и скипидара с щепоткой белого фосфора. Вторая смесь была намного дороже, но горела лучше. Так же Ники настаивал на начале операции "Уголь не позже 1-го февраля. При удачном захвате плацдарма там немедленно устанавливается досчатый аэродром и туда перелетают все Муромцы с ЭВК. В целом план был отработан в мелочах и Колчаком со своей стороны, и Юденичем со своей, нарекание вызывала лишь быстрота я малая подготовленность, но не буду же я спорить с братом в таком его состоянии, если только он не предложит совсем уж откровенного безумства.
  
  12-го января. Понедельник.
  
  Навестил Аню, авария поезда после покушения на Царя отошла у всех на второй план. Затем принимал Григоровича, Кривошеина, Нилова, Авелина, Нейдгарта, Володарского, затем был Вологодский губернатор Лопухин и Московский голова Челноков. После двух часов дня опять беседовал с Ники, поразился в который раз лихорадочно горящим на его бледном лице глазам. один из моих дагестанцев, хорошо владеющих письмом, придумал более быстрый способ общения с больным и при моём приходе протянул несколько страниц, заполненных карандашными буквами, часты были исправления, но, в целом, смысл был понятен. Уже к 10 часам утра оставленный внутри палаты охранник раздобыл доску, грифель и указку, которой он водил по написанному на доске алфавиту.
  
  13-го января. Вторник.
  
  Телеграмма с результатами испытаний обеих жидкостей и рекомендациями по применению была отправлена Колчаку ещё вчера, сегодня с утра пришло подтверждение и весть об успешном испытании "изделий" у них. Решено было сбрасывать на противника деревянные ящики, в которых одна бутылка была бы наполнена самовоспламеняющимся составом, а остальные одиннадцать более дешёвым. Все составляющие по отдельности грузились в корабли и уже в пути доводились до готовности, даже ящики сколачивались уже в пути.
  
  14-го января. Среда.
  
  Три судна - последние авиатранспорты, всего на два самолёта каждый, вышли сегодня к Стамбулу, в их чревах ковалась огненная смерть для города. Ники сегодня было хуже, почти весь день он спал.
  
  15-го января. Четверг.
  
  С утра Ники стало лучше, вчерашний сон укрепил его. Если так можно сказать о нём, то он "был боек". С 6 часов Аскар еле успевал водить по доске указкой, составляя его послание к народу. Ники потребовал немедленной публикации, я, конечно же, согласился. Вначале были стихи:
   -Вставай страна огромная,
   -Вставай на смертный бой.
   -С враждебной силой тёмною,
   -С Османскою Ордой.
  Пригласили фотографа и репортёра, они запечатлели Ники, Аскара и меня, репортёр "пообщался" с братом. Их репортаж и "послание" брата опубликовали во всех вечерних газетах.
  
  16-го января. Пятница.
  
  Выпало очень много снега, детишки в сугробах резвятся, что им какие-то там высокие материи, взрослые серьёзны. Георгий и Алексей сильно сдружились, сын мой ещё мал и племянник, с радостью, взялся его опекать. При них большая свита-охрана из "дикарей", Григория же я предупредил, что все его беседы с царевичем будут докладываться мне, он жив, покуда цел Алексей, либо покуда не попытается наделать глупостей, например попытавшись поселить вражду между мной и племянником.
  
  Из Севастополя пришла телеграмма, что авиатранспорты уже возле Стамбула, погода позволяет уже сегодня начать "поить султана".
  
  17-го января. Суббота.
  
  Второе "послание государя" было больше похоже на проповедь. О "русском пути развития", о русском языке, о том, что демократия, это власть демонов, о наследии Ариев и гиперборейцев. В целом выстраивалась величественная картина, господи, откуда Ники взял эти мысли?
  
  18-го января. Воскресенье.
  
  Известия из Стамбула, все газеты Европы кричат, что "русские варвары" вознамерились сжечь памятник древней истории. Два дня назад в Царьграде прошёл сильный ливень, но для "греческого огня" подобные мелочи малозначительны. Моряки на авиатранспортах еле успевают изготавливать подарки для турецкой столицы, окружающие пилоты просят одного: "Добавки, добавки!" По моим расчётам жидкости хватит ещё на два дня атак, если позволит погода. Эти два дня будут атакованы, в основном, суда в гавани. Затем останется лишь неприкосновенный запас, две подошедшие подлодки, эсминец и два авиатранспорта будут стеречь проливы, остальные силы будут передислоцированы на Восток, к Зонгулдаку.
  
  
  
  
  Дневник неприкаянной души.
  
  
  
   Какое-то неправильное сегодня сновидение, тревожное. Во первых проснулась я не связанная, не прикованная, целую минуту лежала не шевелясь, не могла понять, в чём подвох. Затем новая память подсказала, что её ветреная обитательница имеет множество мужчин, ни одного мужа, а детей, после четырёх абортов у неё уже не будет никогда. Нет, без детей я не согласна, зачем мне жить без детей? Местная стерва, с моим лицом, так не думала, умирать и выпускать меня обратно отказывалась категорически. Но опыта в подобных "схватках" у меня было больше, сложнее всего было разжать пальцы, чтобы отцепится от перил моего балкона в двухуровневой квартире на 11-ом этаже. Бороться пришлось за каждый палец, контроль за дыхалкой я оставила "стерве", поэтому начавшийся после минутной борьбы полёт вниз был окрашен безумным воем.
  
   19.12.
   Проснувшись я поняла, что странности продолжаются, "тело" уплывало от контроля, мои усилия буквально соскальзывают с его дряблой воли.
   20.12.
   У тела начинается сильный насморк, Мишу не слушает, кричит не по делу. Мне лишь остаётся радоваться новостям из Севастополя и тому, что царь ещё ничего не пытается там отменить. Господи, неужели это из-за стервы, от того, что она не хотела умирать? Прости меня Господи, исправлюсь, не дай только этому дураку наделать ошибок, ну что тебе стоит, Господи?
   21.12.
   "Тело" болеет, я в отчаянии, заперта, как в гробу.
   22.12.
   "Тело" опять за своё, я просто чую как "добреют" его мысли.
   23.12.
   Он болен. Точно, болен! Что ты подписываешь??? Дурак!!!
   24.12.
   Я устала, даже застрелится удовольствия лишена. Господи, забери меня отсюда!!!
   25.12.
   Я выдохлась паникуя. Может быть и не плохо, ну что я нашла в его детёныше и в этой войне. А так лежи, думай о своём. о чужом беспокоится не надо! Лепота.
   26.12.
   Выпустите!!! Сво-бо-ду-при-зра-кам!!! Эй, там на небе, я в тебя уже не верю! А ты рогатый, хочешь мою душу? Ну, где же ты? Я согласная на всё! Где подписать? Что у нас призраков вместо крови? Отпуустиите-е-е!
   27.12.
   Это на меня, оказывается угнетающе так его болезнь действовала, а встал, забегал, и мне получше в моей тюряге стало. Гуляем.
   28.12.
   Сегодня приехал вызванный ранее с Кавказа Юденич. В Зонгулакскую операцию, казалось выстроенную как по нотам, "тело" умудрилось ввернуть предохранительный клапан, мол, начинать не 1-го февраля, а только по его команде. А когда этот мямля команду отдаст? 1-го июня? Хорошо, если этот июнь будет в этом веке!
   29.12.
   Гуляли. Жрал подаренную, как Якубовичу в "Поле чудес" икру ложками. Здесь ему подарки со всей страны подвозят. Хорошо, что праздники, его душа тунеядца не спешит похерить сделанное ранее. Но во взглядах приближенных лизоблюдов уже во всю мелькает подозрение, что царь стал "как раньше", дойной тупой коровой гонимой умелыми пастухами на убой.
   30.12.
   Этот идиот опять пропустил мимо своих отвисших органов слуха предупреждение от брата!
   31.12.
   Жалеет Французов. Это конец.
   1.01.
   Всё, полный и окончательный п....ц. Точно в этом веке проливов Империи не видать.
   2.01.
   Уже задумывается, а почему всего "километр". Ведь там три дивизии, а за ними оперативный простор! Стратег! А на предупреждения брата наш недоделанный наполеончик опять "положил с пробором".
   3.01.
   Вчера у них поезда столкнулись, хоть это его немного от разрушения сделанного отвлекло. Тем более одна из племянниц ногу сломала.
   4.01.
   Ещё одна Ёлка. Хлопок. Темнота.
  
   5-10.01.
   Это венец наших с "телом" "почти семейных" отношений, дружба закончилась, это однозначно. Наши сознания увидели друг друга одновременно, вот только моё кинулось "на врага", а его принялось улепётывать "от врага". У него всё спуталось в "оперативке" от страха, я же, догнав его, через призму его восприятия, смогла, как прожектором, выхватывать на поверхность любой клок моих воспоминаний с самого рождения. А для бывшего тела я "соорудила", если можно так выразиться, нечто вроде зеркал, теперь он пугал сам себя и всё время был в невменяемом состоянии, очень подходящем для моих экспериментов и пониманию через его препарирование своих возможностей в этой ипостаси. Удачная "белая крыса".
  
   11.01.
   К тому моменту, когда я смогла открыть глаза "тела", я осознала, что все прочие органы моему контролю не поддаются. Через двойное восприятие я изучила себя, через тройное всю жизнь "тела". Печальное зрелище, у нас бы такого "юношу", который до 22 лет играет в салочки с приятелями, а полугодом позже чуть не развязывает войну, напиваясь и справляя малую нужду в японском буддистском храме... Что меня искренне поразило, так это его везение, умение выпутываться из таких дурацких историй с целой шкурой. Нет, на российской зоне этому ходячему несчастью даже роль "Машки" бы не доверили, за целостность своих органов в его очке бы побоялись. А к такому делу как выносить парашу его бы и близко не подпустили, вмиг "перечушит" всех.
   Но слух тоже вернулся, об этом я тот час же пожалела, услышав от Миши новость, что все дочери "тела" погибли при "теракте". Господи, это же не из-за моих глупых просьб? Стася! Но какой-то частью себя я продолжала слушать, и во мне всё больше закипал гнев. Нет, подготовка взрыва длилась больше месяца, это как минимум, именно тогда убийца устроилась на работу в манеж, заменив "заболевшую" женщину. Мишу выслушала, ещё раз просмотрела память, внимательней, ещё замедлила скорость перемотки. Урок химии, учитель, бывший военный, рассказывает нам о подвигах своего героического папаши, на счету которого три танка "с приветом от Молотова", а так же последующий комментарий учителя об истории "греческого огня", напалма и о его простейших ингредиентах.
   Всё что вспомнила, вываливаю на Мишу в течении двух часов и добиваюсь, чтобы испытаниями он занялся немедленно. К тому же брат догадался привести ко мне "сына" и своими "перемаргиваниями" я, как могла, убедила его во всём слушаться дядю.
   12.01.
   Миша выделил мне одного неглупого бородача из охраны, теперь этот "дикарь" у меня вместо клавиатуры. Вместо Виндоуса у нас мел, доска и указка, но и это уже прогресс!
   13.01.
   Миша делает всё как надо, успокаивает народ, доводит до конечного потребителя производство "Коктейлей". Я довольна.
   14.01.
   Почти весь день"проспала, было больно открывать веки, но отдохнула хорошо.
   15.01.
   Песен помню - море. Решила помочь Мише на фронте охмурения масс. Переделала "Священную войну", на закуску толкнула речь, в духе партсъездов. Аскар всё записал, теперь это печатают в газетах, вместе с нашими фото.
   16.01.
   Начата бомбардировка Стамбула, ждём реакцию турок на новшество. Диктовала Аскару весь день.
   17.01.
   Мои вольные переложения юмориста Задорного пришлись по душе местным товарищам. О своей "избранности", "непохожести" и "арийскости" слушать всегда приятно.
   18.01.
   Да-а... Со Стамбулом мы переборщили. Горит город, скоро запылают суда в Золотом Роге. Теперь карты на Руках у Миши, а я Геббельсом при нём поработаю.
  
  Николай свет-Второй Глава 9
  
  Дневник Регента.
  
  
  
  
   19-го января. Понедельник.
  
   Читал многочисленные пакеты, час смог провести с Алексеем и Георгием, затем принял Григоровича, Кривошеина и Маркова. После обеда пришёл Аскар и доложил, что Ники опять хуже. Два часа посидел с братом, но действительно, понять в этом хаотическом симофореньи веками решительно ничего не возможно. Аск5ару велел по-прежнему к брату ни кого, кроме меня и Боткина не допускать, о особо настойчивых докладывать. Усилил караул перед дверью в покои Ники. После восьми наконец-то, смог расслабиться, обедал с женой, потом пили чай и говорили о будущем, всё так запутано!
  
   20-го января. Вторник.
  
   Морозно, -12 С. С утра были Комаров, Воейков, затем Сухомлинов и Маклаков. Пришла телеграмма с вестями от Колчака, сожжено множество судов в Золотом Роге. Подтвердил приказ о том, что безобразничать в Порте хватит, это, можно сказать наша территория будущая и жечь её, сверх необходимого, не следует, необходимо сосредоточится на Зонгулдаке. Единственно, что оставили у Турков абсолютно не тронутыми, это береговые батареи и военные сооружения по берегам Дарданелл, туркам ещё с их помощью Англичан топить, так что пусть линкоры пощиплют лимонникам, а мы пока угольком займёмся.
   Ники лучше, всё равно ничего не понять, но моргает реже и глаза менее безумные, большей частью просто спит. Вечером принял Сазонова, затем говорил с Григорием об Алексее, по его словам, скоро с племянником будет всё в полном порядке, насколько это "в порядке" возможно после произошедших событий.
  
   21-го января. Среда.
  
   С утра был радостный Аскар, он понял, наконец-то, что "говорит" брат. Оказывается, если следить только за левым глазом, то все "сигналы семафора" доходят по-прежнему, а вот в правом глазу простейший тик. Так что теперь Ники напоминает одноглазого пирата, с чёрной повязкой, зато у меня на столе появилась страничка, безграмотно заполненная Аскаром, в которой брат просит прислать к нему лучшего специалиста Империи по автоматическим винтовкам с образцами и наработками. Просьбу эту я немедленно переадресовал телеграммой в Тулу тамошнему начальнику жандармерии, с пояснением, что желательно выехать затребованному оружейнику в столицу уже сегодня, если конечно синемундирнику дороги его погоны.
   При дворе пущен злостный слух. что Алексей может вскорости "случайно" умереть, а Георгий Баратов, скоренько после этого, будет переименован в Георгий Романова. С самыми заядлыми сплетницами-клушами, а говорить пришлось с ними, так как автор "пожелал остаться неизвестен", пришлось серьёзно. Напряжённому вниманию со стороны дам хорошо способствовали "дикари" с обнажёнными клинками у них за спиной. Просил их передать остальным любителям посплетничать, что "длинных языков" будем подсаживать к "думскому большинству", их же назначаю ответственными. Затем пояснил, что если в какой-то газетёнке эти измышления появятся, то я должен знать об этом от них ещё за день до публикации, если кто-то захочет сказать это измышление публично, даже выпивши, у меня должен быть на столе донос на этого "говоруна" за день до момента "говорильни". В случае же, если эти условия не будут выполнены к "думскому большинству" присоединяться все дамы. Двое упали в обморок, когда очнулись пришлось повторить всю речь ещё раз, на этот раз дослушали до конца.
  
   22-го января. Четверг.
  
   "Свита" дружно пытается меня спровадить в "поездку для поднятия духа войск". Э, нет, шалите господа бюрократы! Сейчас я вас на хозяйстве не за что не рискну оставить. Аскар исписал несколько листков очередными перлами брата. Вот цитата: "Дорогие братья и сёстры, россияне. Сегодня, когда подлые турецкие орды ...", и дальше в этом же ключе, не буду приводить остальное вы, наверняка, прочтете всё в газетах. Части с границы, прежде всего пулемётные и "хорошо обстрелянные", грузились на суда сплошным потоком. Как только будет захвачен порт, туда будут отправлены путейцы и шахтёры, добывать уголь и организовывать "короткие пути" для бронепоезда, так как железную дорогу здесь можно протянуть не более чем на десять километров вглубь, потом пришлось бы строить туннели.
   Немцы, весьма небезуспешно, стали использовать против английского и остатков французского флота, подводные лодки.
  
   23-го января. Пятница.
  
   Из Сербии приехал Веселкин, настроение в тамошних войсках самое подавленное, все понимают, что относительно медленное, но неудержимое наступление австрийцев без России не остановить. Австро-Венгрия использует "километровую" тактику, вот только интервалы временные у них гораздо меньше месяца. А всё потому, что основные части Австрии дружно помогают Вилли разорять лягушатников, составляют команды спешно оборудованных "малых сухопутных линкоров", им до того понравились наши бронепоезда, что они наклепали у себя их уже больше дюжины. Кайзер солдат бережёт тем более, разве при визите "к милой тётушке" "на острова" он позволит себе слегка увеличить расходы. Болгарам и румынам со стороны центральных держав делаются всё более настойчивые реверансы и завуалированные угрозы. Но эти пока думают, их уже не пугает "Владычица Морей", они "с усмешкой" говорят о "осколках Лягушандии", но вот проснувшийся русский Медведь, оказавшийся не только злобным, но и хитрым, их пугает до жути, особенно после того, как мы демонстративно игнорируем беды Сербов.
  
   24-го января. Суббота.
  
   Мороз около -10 С, но из-за сильного ветра кажется, что намного холоднее. В бывшем здании думы, по приказу брата, создаётся детская больница. Весь вчерашний1 день Аскар записывал мысли Ники, его обширные планы на этот счёт. Напечатали весть о "субботнике" в обновляемом здании, во всех газетах, народ подошёл к утру широкой рекой. Я на несколько минут издали понаблюдал за столпотворением, но внутрь заходить не стал, дабы не мешать работе. весело было смотреть, как бородатый купчина, оторванный вчерашним пламенным обращением брата от своего товара, деловито красит чёрную ограду в белый цвет "дабы изгнать власть демонов" из этой нечистой обители, в помещениях работает множество женщин, а более сотни священников истово выполняют обряд изгнания нечистого, буквально поливая всё вокруг святой водой.
  
   25-го января. Воскресенье.
  
   От Широкоградова очередная телеграмма, первые суда с десантом ушли к Зонгулдаку. Над этим городом сейчас дождь, но это не преграда для "русских соколов", как назвал их брат. В порту этой турецкой угольной житницы сейчас не осталось судов совсем, нет, они не уплыли, они просто не успели этого сделать, от "адского пойла", падающего с небес на грешные головы, нет спасения. Потеряли окончательно три самолёта, двое не смогли "приводнится" на обратно пути, у одного вспыхнул "опасный груз". Из германии пришли вести о том, что она объявила полную блокаду Англии и Ирландии, пообещав "топить всех". Нас обещали не замечать, но через Гинденбурга Вилли "настоятельно" попросил нас не продавать Лимонникам ничего кроме съестных припасов. Ну что же, зерно так зерно, согласимся пока с мнением "дорогого брата", но выдвинул встречное предложение, что кузен заберёт всё, что мы намеревались продать Англии и огрызку Франции из оружия и товаров двойного применения по тем же ценам. Вилли согласился, но теперь на каждое судно в Англию будет проходить через его "неофициальную таможню" подальше от берегов.
  
   26-го января. Понедельник.
  
   Турки виляют задом, через Швецию осторожно нащупывают условия мира. В таких же обтекаемых выражениях пообещал шведскому посланнику лишь одно, что Стамбул в течении месяца бомбить не будем и в будущем возможны варианты, что османы сохранят большую часть своих владений, но лишь при условии, что никакая третья сторона с юга через Дарданеллы не прорвётся. Если всё же такое случится, то мы немедленно берём Босфор и делим Турцию фифти-фифти с "неназываемой" третьей стороной.
  
   27-го января. Вторник.
  
   Англичане перехватывают суда янки, везущие "контрабанду" в Германию, немцы делают то же самое у берегов Альбиона. Янки предпочли обидится на немцев, вроде как пока торговлю с ним обрывают. Вот и прекрасно, а то повадились, понимаешь ли, цены на зерно сбивать!
  
   28-го января. Среда.
  
   Суда с десантом в пятнадцати милях от Зонгулдака, теперь всё зависит от того, когда останется последний самолёт, его будут использовать как арткорректировщика, а пока измученные люди на измученных машинах заливают жидким пламенем оставшиеся батареи. Из Тулы прибыл, наконец-то, оружейник Фёдоров, ученик знаменитого Мосина. Теперь они с Аскаром пытаются понять, что же хочет от них брат.
  
   29-го января. Четверг.
  
   Скоро начнётся. На авиатранспортах осталось два гидроплана, из Севастополя на всех возможных разномастных судах вышла вторая волна десанта, "Муромцы" из Эскадры Воздушных Кораблей находятся в полной готовности, в налётах на приграничную полосу теперь участвует только малая авиация. Муромцы стоят без бомб, но с дополнительными баками с горючим, баки эти, на один полёт, они крайне неудачно расположены и не защищены от пулемётного огня вражеской авиации. Теперь же эти богатырские пегасы, с дополнительными вьюками сена у сёдел, отчаянно бьют копытом, готовые к перелёту в Зонгулдак. По совету брата, как только будет оборудован дощатый аэродром, по его бокам загорятся костры с добавкой "адского огня" которому не страшны не дождь, не ветер. Велика вероятность, что машинам придётся лететь ночью, дабы избежать возможной, хотя и очень маловероятной, встречи с истребителями.
  
   30-го января. Пятница.
  
   Янки крепко предупредили немцев, что если они будут топить английские суда, то пожалеют. Но Вилли плевать совершенно на их мнение, после того, как с его души свалился "русский камень" он просто счастлив, резвится в пруду с лягушками, как ребёнок. Мужчин трудоспособного возраста теперь гонят на работы в Фатерленд, а уже там эксплуатируют по полной, часто экономя на питании узников. Другими словами хотят сделать с ними то же, что турки с армянами, но с большей педантичностью и отдачей.
  
   31-го января. Суббота.
  
   Второй "Великий Субботник". Вчера к вечеру привели ко мне "шестёрку обморочных сплетниц", велел им до утра, как можно шире распространить слух, что особенно полезен труд на нём для представителей немецкой диаспоры, а то ведь мира с Германией никто не объявлял, а где нет мира, то там и погромы возможны. Народ у нас дикий, необразованный, таких тонкостей не поймёт, да ещё и полиция может опоздать на помощь, так как там тоже из простого люда многие. Намёк был понят, и в первую столичную детскую больницу, которой молва уже присвоила название "Княжон Великомучениц", народу явилось вдвое пуще прежнего, и уж в сотню раз больше того, что работало здесь в будни.
   Фёдоров и Аскар пришли к обеду, так как последнего я велел пускать в любое время дня и ночи. Глаза у оружейника горели, чуть ни в лицо мне совал чертежи, бормотал: "Великое открытие, великое открытие!"Понял из его радостного бормотания мало, но переданную Аскаром просьбу брата немедленно выполнил и, немедленно, передал Фёдорову в управление две казённые механические мастерские в городе, а так же три десятка ингушей для охраны предприятия. Видимо что-то дельное придумали, а когда были младше, то я всё больше мастерил разные разности, а теперь, после трагедии, эта "болезнь" и на брата перекинулась. А вот из Зонгулдака вести запаздывают.
  
   1-го февраля. Воскресенье.
  
   Телеграмма пришла в шесть утра, высадка начата, плацдарм захвачен, реальное сопротивление попыталась оказать лишь одна батарея, но совместным огнём крейсеров её разобрали по винтикам за четверть часа. В первую очередь все прибрежные вершины оседлали корректировщики с кораблей, у каждого судна свой сектор обстрела. Лишь затем пехота, при 300 пулемётах стала втягиваться в глубину, при малейшем серьёзном сопротивлении со стороны противника, вызывая артиллерийскую поддержку. К вечеру была установлена брусчатая полоса, передан радиосигнал в ЭВК и зажжены костры.
  
   2-го февраля. Понедельник.
  
   Муромцы вылетели в семь утра, прошли вдоль берега, на посадку в Зонгулдаке заходили в 11, но костры оставили, так как был лёгкий туман, решили "пусть будет". Двенадцать машин класса В, три Б, и две А. У противника пока истребителей не наблюдалось, так что Пять машин немедленно приступили к бомбометанию "без прикрытия", всё нас отсюда уже не сковырнуть.
  
   3-го февраля. Вторник.
  
   Оттепель в столице снова сменилась морозом. Утром принял Сухомлинова, выслушал доклад, как наши войска перенесли пограничные столбы на метр вперёд, затем троекратно прокричали ура и даже не стали стрелять в воздух, мимо них в обе стороны шли составы с "меной". К счастью обошлось без эксцессов, да и Гинденбург, со своей стороны. организовал при каждой "горячей голове с эполетами", что-то вроде наших прикомандированных синемундирников, мы даже отсылали троих ему на месяц для ознакомления с опытом.
  
   4-го февраля. Среда.
  
   "Говорил" с Ники, делился с ним своим взглядом на проблемы империи в этот момент. Он выдвинул идею, что хорошо бы руками пленных турков создавать в Зонгулдаке всё необходимое для войны, то же "адское пламя", например, готовить на месте. А вот на случай, если мы с Османами всё-таки помиримся, и пленных придётся возвращать, желательно "покупать за зерно" лягушатников оптом, так как Вилли уже ворчит и порывается всучить нам как можно больше немецких бумажных марок. После беседы послал к Гинденбургу шифрованную телеграмму, так как вопрос с пленными щекотлив. Ответ пришёл к вечеру, старый вояка пообещал как можно скорее переговорить по этому вопросу с Кайзером. Вот только оформить надо это всё юридически верно, мол, мы благодетели, постарались спасти от лап "тевтонских извергов" хотя бы малую часть французов. В общем, чтобы будущим поколениям историков было что изучать и о чём спорить.
  
   5-го февраля. Четверг.
  
   Завтракал с англичанами, генералом Погетом и послом Бушананом. После налёта на Стамбул и десанта в Зонгулдак лимонники переоценили наши прежние выверты на дипломатическом поприще с "предательства" до "некоторого расхождения во мнениях". У нас опять, по их мнению, неизбежна "любовь до гроба", причём глядя на их искренние, кинжально отточенные дипломатические улыбки, абсолютно не сомневаешься, что гроб будет русский. Уже слышится в разговорах "Антанта без Франции", мол, скоро перетянем "на нашу сторону" так же Италию... Заслушавших своих речей, пару паз попытались вскочить из-за стола, но охрана за их спинами, с обнажёнными клинками, их быстро утихомирила. Как и ожидалось, порывались говорить о совместном разделе Турции, причём от прозвучавших в начале "Дарданеллы нам, а Босфор совместно", в конце уже скатились почти "фифти-фифти". Что-то темнят эти скурвленые золотым тельцом Викинги, уж больно они легко торгуются. Позже принял Аничкова, рассказал ему о предыдущей беседе, Аничков согласился с одним, мол, с нами или без нас, но Англичане Дарданеллы будут атаковать в самом ближайшем будущем.
  
   6-го февраля. Пятница.
  
   Аскар принёс мне от Ники новое послание, опять стихи: "Москва, звонят колокола" и "Этот город, которого нет", опубликовали их вечером. Широкоградов спешно загружает на суда первой волны, переправляются первые казачьи сотни, в пехотных соединениях очень много пулемётов, хорошо обученные люди для стрельбы из них получают "билеты в Турцию" в первую очередь.
   Османы, прекрасно понимая, что каждый божий день промедления с их стороны даёт нам лишнее преимущество, ещё на что-то надеются и прут напролом, под кинжальный огонь пулемётов, "чемоданы" главных калибров морских орудий и лужи "адского огня".
  
   7-го февраля. Суббота.
  
   Мороз -2 С. С утра принимал Воейкова и Ресина. В обед пришли тревожные вести, в Дарданеллах началась операция англичан, заработали пушки их линкоров. Англичане, одним из условий "фифти-фифти" ставили атаку русской авиацией береговых батарей в Дарданеллах. Сразу после той беседы, по совету брата, я отправил на авиатранспорт шифровку. В ней сообщалось, что вместо адского огня в бутылки следует напихать все бумажные рубли из судовой кассы, листки с обещанием не лезь в Босфор ещё месяц, а так же несколько золотых монет, которые нужно использовать вместо пробки, залив воском. Часть из бутылок должна попасть в воду и, обязательно быть подобранна одним из английских Линкоров. Надо поддержать Османов, а то они будут укладывать снаряды в дредноуты, а сами на север оглядываться. Не порядок получается, так ведь они и промахнуться могут! Англичане же, золото из моря вынут и тонкий намёк от Ники поймут. Для особо непонятливых лимонников в каждую такую бутылку, кроме денег, но вместо послания о месячном перемирии, должно быть вложено по газетной статье, любой из тех, что найдётся на судне. О Гебене, о проплаченых "бомбистах" либо о похоронах Великих Княжон.
  
   8-го февраля. Воскресенье.
  
   Дарданеллы держаться, во многом благодаря немецким инструкторам, которые организовали за полгода из этого места отличную ловушку. Тем более что из ранее намеченных Англо-Французских 11-ти линкоров пришло лишь семь лимонников. Французы остались у своих берегов, отчаянно помогая избиваемым сухопутным частям. Один из Линкоров остался без руля уже в первый же день, военно-морской министр Англии Черчилль явно просчитался с чисто "водной", без поддержки десанта, операцией. На что он надеялся, на вновь отупевших русских, которые кинутся доставать из огня английские каштаны? А может сверху на него давили? Да, скорее всего, а теперь сделают из этого бульдога козла отпущения.
  
   9-го февраля. Понедельник.
  
   Оттепель продолжалась. С утра принял Тимашева и Кривошеина, затем Юсупова, Воейкова и Григоровича. После обеда возился вместе с Георгием, ему очень нравится собирать деревянный собор из раскрашенных деревянных "брёвнышек". Местное население, захваченное близ Зонгулдака, сортируется, трудоспособные мужчины заковываются в кандалы, женщины и дети выгоняются на встречу неприятелю, иногда турки даже гонят их назад перед наступающими колонами. К счастью брат предусмотрел такую ситуацию и в наступающих частях достаточно синемундирников, без колебаний стреляющих в затылок отказавшимся выполнять приказ пулемётчикам. Некоторых недурных турчанок в частях задерживают "до выяснения личности", пока приказал жандармам закрывать на это глаза, потом будет видно.
   На плацдарме сейчас уже 570 пулемётов, все резервы с западной границы сейчас идут на юг, даже Вилли приходится оказывать, а он очень просит пулемёты, и как можно более патронов к ним.
  
   10-го февраля. Вторник.
  
   С утра был Сухомлинов, затем Сазонов и Фрезе. После зашёл Григорий, и доказывая ещё раз свою политическую бесхребетность, сдал с потрохами многих столичных попов, часть из которых тащила его за волосы к трону ещё с пятого года. Так что "золотой дождь" над Портой, вместо огненного, мы устроили сугубо верно. Ведь если бы всё удалось, кто его знает, как события в столице откликнулись бы на обстановке "На крайнем юге Империи", к которым все русские уже прочно причисляют Зонгулдак. Послал с Гришкой моих чеченцев, вот уж кого кадилом не испугаешь. Все приведённые признались во всём, их даже не пытали, пообещал лишь отпустить с миром самого говорливого, даже сан сохранить. Как ни странно, выиграл это состязание один из нижних чинов, чернильная душа, он знал обо всех грехах своих патронов. Вот только когда его выпускали, взмолился по переводе на Чукотку нести , мол, хочет веру православную в массы. Это он правильно, после его откровений пришлось чеченцев посылать за новой партией иерархов, почти вдвое большей.
   А вот Григорий, когда понял, кого он сдал в итоге, даже с лица спал, наверное в душе и у него просветительское начало проснулось. Но Распутин жук тёртый, переборол сомнения, лишь попросил у меня десяток горцев в охрану. Подумав, дал этому Иуде тридцать человек, да и народу он сдал ощутимее больше своего предшественника. А попов к думцам определили, англичане с этим отречением ловко придумали, так и до беспорядков в нашей "богоизбранной Руси" было бы недалече.
  
   11-го февраля. Среда.
  
   Оттепель продолжается. Таяло. Были Озеров, Шилов, Грабе, затем Игнатьев и Щербаков. Все по струнке ходят, в курсе уже, что крысиные короли из думцев со святошами сделали. Зато доклады, как я безуспешно просил вначале, чёткие, без обтекаемостей и недомолвок, любо-дорого. Наступление Турок на Зонгулдак благополучно захлебнулось, здесь уже постарались летуны. Те немногие истребители, которые туркам удалось доставить с границы, были буквально сметены перекрёстным огнём бомбардировщиков, которые после появления у врага поддержки с воздуха стали летать только по четверо. Пять машин Муромцы сбросили на землю, ещё десяток сожгли на земле, как только определили место аэродрома. Против пятнадцати машин не помогли даже самодельная противовоздушная оборона, сделанная на скорую руку немецкими инструкторами из спаренных "Максимов".
   Плацдарм под шумок расширили, как раз выгружались со второго захода суда второй волны, сейчас близ Зонгулдака около 3000 гражданских, 20000 войск, при 900 пулемётах и 15-ти 75-мм орудиях, уже поставлен на колеса небольшой паровоз для будущего бронепоезда, правда рельсовый путь у него всего полкилометра, несмотря на щедрые тумаки надсмотрщиков дело двигается туго. Новые пулемётные расчёты и их охранение седлают новые подножья гор, на вершинах же располагаются корректировщики.
  
   12-го февраля. Четверг.
  
   Были Зейн и Танеев. Потом я отправился к Ники, Аскеру дал в помощь ещё одного бородача, настоящего великана. Это пришлось сделать после того, как тётя Михень чуть не прорвалась в комнату к брату, "недовольная" судьбой "златолюбивых святых отцов". Конвой её трогать побоялся, оружия при ней не было, Аскер не сплоховал, и то слава богу.
   Брат в достаточной степени бодр, глотание, по крайней мере, не вызывает у него отторжения, Аскар, подробно инструктируемый Боткиным, справляется хорошо, пролежней нет.
  
   13-го февраля. Пятница.
  
   Буря внутри Англии, наших "бутылочных намёков" не оценили. Черчиллю осталось сидеть в кресле считанные дни, те два линкора, которые всё же своим ходом вышли из Дарданелл, очень напоминают водоплавающие утюги с дырочками, из которых хлещет пар. Огонь английских обленившихся канониров бил больше по площадям, лимонники заелись собственной "великостью". Телеграфировал Широкоградову, пусть теперь гидропланы внимательно всё заснимут, сейчас все скрытые батареи проявили себя, а обратно их замаскировать ещё не успели. Ну и, разумеется, при возвращении с Дарданелл, ещё раз пусть пощёлкают фотоаппаратами берега Босфора.
  
   14-го февраля. Суббота.
  
   Проводил ещё один только что построенный поезд-баню, отправляющийся к Кавказскому фронту. Велел следующий делать и в кратчайшие сроки по частям переправлять в Зонгулдак. Назначил ответственных за это дело, дал им власть, положил крайние сроки, затем велел "дикарям" отвести их в камеру посмотреть на думцев. Думаю, да не я совершенно уверен, что очень скоро войска в Зонгулдаке смогут нормально мыться. Говорил с Ники, его чёрная повязка на глаз, как я уже говорил, ему очень идёт. Под вечер был Фёдоров, они с Ники задумали что-то новое. Пока мастера в первом цеху пыхтят над "изделием номер один", второй цех обещает через неделю показать нам "изделие номер два", благо оно в изготовлении попроще.
  
   15-го февраля. Воскресенье.
  
   Был к обедне, святые отцы под моим взором нервничают. Отца Иоанна взял с собой в Кинематограф, Ходыженский, который высаживался с первой волной десанта под пули в Зонгулдаке привёз плёнки. После просмотра спросил у отца Иоанна, понял ли он, почему мне пришлось "притеснить за веру" святых отцов? Приняв его молчание за утвердительный ответ, отправил его к пастве с напутствием "не сбиться с правильного пути". Кино Ходыженского назвал "репетиция" и под таким названием велел в течении двух недель показывать сеансы в манеже, причём экран должен будет стоять "на том самом месте. Сеансы велел показывать каждые два часа, вход рубль, деньги в детскую больницу, о чём повесить объявление на входе.
  
   16-го февраля. Понедельник.
  
   Принимал В.Волконского, Воейкова, Григоровича, Цвецинского и Кривошеина, затем был Неклюдов, возвратившегося из Германии с личным посланием от Вилли. Погода была тёплая, пару часов, после обеда, посвятил сыну и Алексею.
  
   17-го февраля. Вторник.
  
   Пушки в Зонгулдаке хорошо если раз в день рявкнут, в основном "горячие приветы" шлёт авиация, ещё несколько гор превращено в сплошные пулемётные точки. Бронепоездом то, что движется по трехкилометровому отрезку рельсов, назвать сложно, скорее просто орудийные платформы, пока они ещё так не разу и не сподобились огрызнутся на врага.
  
   18-го февраля. Среда.
  
   Солнечно. Морозно. Принял Булыгина, бар. Мейндорфа и Рауха. Французского посла Палеолога принимать отказался, без объяснения причин, хоть за него и просили Нарышкин и Бенкендорф. Зачем разговаривать с трупами? Я лучше с сыном и племянником очередной теремок построю или музыкальную шкатулку на их глазах разберу и соберу.
  
  
  
  
  Дневник неприкаянной души.
  
  
  
  
   Моё "я" в этом мире было очень большой дурой. Муж отличный, пара дочерей, тройка любовников. Нет, угораздило влюбится в Жигало и, как малолетка, бросится за ним на край света. Этот Мачо, оказавшись вдалеке от ока жандармов, перестал улыбаться, выдоил мою кредитку и забрал драгоценности. После этого он устроил этакий "субботник" для нескольких своих знакомых со мной в главной роли, потом продал то, что от меня осталось, где-то в Порту. Вот я и плыву сейчас в небольшом трюме с узкой полоской света из единственной щели. Она оставлена как для воздуха, так и для удобства команды контрабандистов, часто спускающейся проведать меня а ещё пятерых моих "сестёр по несчастью. Из мебели шесть тюфяков и ведро-параша, мы его хорошо закрепляем, так как если ведро переворачивается, то нас заставляют убирать камеру языком.
   Особых сомнений в порядке действий у меня не было, времени достаточно, так как последний сеанс кормёжки, он же одновременно "групповой терапии" закончился полчаса назад. Товарки отдыхали, да и я чувствовала себя разбитой. Первой мыслью было разбить оконце, но в щели был пластигласс, да и вставлен с другой стороны. Повздыхав, приступила к плану номер два. С помощью зубов оторвала от отчаянно пахнувшего мочой и "мужской раздевалкой" матраса достаточно крепкие полосы, потом связала из них несколько коротких верёвок. Самую крепкую закрепила в оконце, а точнее на ржавом но крепком ещё болту. Товарки смотрели за моими манипуляциями с интересом, но не мешали. Привязав себе ноги к нижней петле на дверях, я вдела голову в петлю, идущую от оконца, и, как могла, связала руки за спиной. Затем качнулась назад, как бы собираясь присесть. План удался на все сто, единственно, что придушенная я утратила контроль над сознанием, но вставленная как кляп вата сдержала звуки, а руки "моё второе я" размотать не успело. Знай Наших! Мужики найдут водку в любой дыре, бабы же в той же дыре в одиночку смогут соорудить там виселицу.
  
   19.01.
   Неприятным было то, что за время сна "тело" вышло из подсознания и расстроилось, к счастью вовремя наладить контакт с Аскером он не смог, а когда начал что-то понимать, тут очнулась я. "Царя" засунуть полностью на задворки не получилось, но мне удалось отвоевать левый глаз, отгородившись от соперника "зеркалом". Из-за него, как из амбразуры, я изредка постреливала тройной стеной, чтобы освежить кое-какие моменты в моих старых воспоминаниях.
   20.01.
   Мы с "телом", наконец-то, и года не прошло, смогли побеседовать напрямую. Я ему подсветила несколько воспоминаний из кинохроники, гражданскую войну, коллективизацию, в общем, все те помои, что безудержно хающим потоком полились на неокрепшее сознание советского человека в 90-х. Объяснила ему ситуацию в нашем мире, немного с ликбезом переборщила, так что он от потока информации закрылся зеркалами, только смотрящими наружу, а не вовнутрь, как прежде. Да-а-м. Самородок, мля... А я ведь и не учила его ничему из этого, а гляди ка ты... Но вскоре вышел из осады и поймал от меня новый фильм, про его гениальное руководство войной, затем ещё более гениальное отречение, обратно он не убрался, но контроль над глазом потерял, тот сбился на тик.
   21.01.
   Слава богу! Пока противник был ослаблен, Аскар понял, что информацию несёт только левый глаз, а когда "Ники" спохватился, "горец", по моей просьбе, уже надел на его глаз повязку. От тела опять закрылась, но сканирование оставила. Наскребла в своём сознании фрагмент, в котором муж чистил на кухне АКСУ. У него тогда была уже четвертая ночь "перехвата" по краю, его ребята с поста на несколько часов отпустили, лишь до душа и до жены, но он решил перед уходом ещё и автомат почистить, и мне пытался про него рассказать "под чаёк".
   Так что, через Аскера, я попросила у Миши лучшего специалиста по автоматическим винтовкам из Тулы, глядишь, он из моих объяснений что-либо поймёт.
   22.01
   Скормил Аскару речь Сталина: "Дорогие братья и сёстры...", которую он толкнул в июне 41-го. Слышала её в десятилетнем возрасте в каком-то документальном фильме 8-го мая. "Империей зла" назначила турков и вылила эту лапшу на неокрепшие головы местного тёмного электората.
   23.01.
   "Тело" очнулось, забрыкалось, пришлось ещё раз ударить по нему "ГУЛАГом". Проняло, оставил ненадолго в покое.
   24.01.
   Вчера мы с Мишей разослали объяву о сегодняшнем субботнике. Будем на обломках дерьмократии возрождать детскую медицину.
   25.01.
   Тело опять очнулось, вменяемо с ним поговорила. Он впечатлён и, вроде как, не дурак, но Мишины действия не одобрил. Теперь кричит, отдай, мол, контроль над глазом, надо рассказать всем "правду". Меня он винит в подстрекательстве "Великих держав", в то, что из-за меня погибли его дочки. Мои резонные замечания об Ипатьевском подвале он отмёл, мол, в нынешнем варианте истории об этом ещё "бабушка на дворе сказала". Бабушка, не бабушка, но без меня бы все кончилось бы там, в Екатеринбурге. Обиделась я на него и отгородилась, легко отбивая его давление.
   26.01.
   Перестал ко мне рваться и попытался постучаться. А-а, одиночество замучало! А какого же мне было в первый месяц? Помучайся, твоё-мать Величество.
   27.01.
   Стучал весь день, потом колотился, затем устал и отстал.
   28.01.
   Хотела, от скуки, уже и с "телом" поговорить. Но тут из Тулы явился оружейник Фёдоров и дело сразу же нашлось.
   29.01.
   Второй день попыток объяснится с оружейным мастером, вроде что-то началось проклёвываться, специалист он, всё же, один из лучших.
   30.01.
   Рыбка всё ближе к крючку, скоро поймёт нутро "Ксюхи". Будем надеяться...
   31.01.
   Вчера был Миша, с радостью "поболтала" с ним, после общения с "тупым" оружейником. Решили припахать на ниве народного здравоохранения местных фрицев, а то народ в глубинке поднимает вопрос о погромах. А сегодня в час дня произошёл прорыв, Фёдоров врубился, чего я от него хотела, схватил Аскара и побежал к братцу хвастаться.
   1.02.
   Поговорили с телом, на этот раз без криков и упрёков. Он худо-бедно научился просветке, двойной и тройной. Понял, что я опять усну, а власть может и поменяться.
   2.02.
   Сдержанности "телу" не хватило надолго, опять впал в агрессию после каких-то непонравившихся ему слов Аскара.
   3.02.
   Не помирились. Вооружённый до зубов нейтралитет. В конце дня попытал силы, но попал в заранее подготовленную ловушку, теперь опять сидит "в тюрьме".
   4.02.
   Может выпустить его, с ним жить веселее? От этих мыслей меня оторвало появление Миши. Он просил совета, я и посоветовала ему устроить что-то вроде ГУЛАГа в Зонгулдаке, пусть на новую Родину турецкая контра поработает, оружейные заводы построит, да и французских пленных у Кайзера на вес зерна прикупить можно.
   5.02.
   Выпустила тело. Присмирел, смотрит волком. но нападать его больше не тянет.
   6.02.
   Пока дулся просветила себя через него хорошенько. Нашла для Миши пару песен, пусть народ порадуется.
   7.02.
   Говорила с Мишей, "тело нас внимательно слушало". На вопрос, хочет ли он поиздеваться над английским флотом, кивнул утвердительно, дочек, этот олух государственных масштабов, всё же любил.
   8.02.
   Болтали с телом по-дружески. Обменивались кусочками своего прошлого. Не такой он уж и сволочь, вернее совсем не сволочь. Стеречь винную лавку я бы ему доверила без оглядки, но страну этот добродушно-доверчивый олух просрёт, однозначно.
   9.02.
   Опять болтали, предложила ему заняться чем-то вроде виртуального секса, взять из "ночных" воспоминаний только "свои", партнёра вырезать, а потом попробовать сделать что-то вроде монтажа. Не согласился, ханжа!
   10.02.
   Продавливаю вчерашнее предложение, ломается, корчит из себя целку. Ничего, где это видано, чтобы при моём согласии мне мужики отказ давали?
   11.02.
   Аскар скучает, а я думаю, что делать с "телом" пока я буду спать. Пытались играть с ним в города, но нам быстро наскучил игра и мы рассорились. Слишком после "Революций" переименований много.
   12.02.
   Какая-то дама рвалась в дверь покоев, что-то орала о святых отцах. Мы с телом ничего не поняли, но он расстроился, сказал, что это его тётя Михень. Просил, меня, чтобы её пропустили. Ага, Щас, только белые тапочки переобую...
   13.02.
   Мне вчера для защиты от всяких тёток дали гиганта-бородача, уж мимо него через двери не протиснешься никак! А знаете, чем тётка была недовольна? Местная власть, в лице и.о. царя Регента Миши пресекла теократо-масонский заговор. В лице теократов выступили зажравшиеся попы, масонов сыграла Интеледжент Сервис, но пришёл Гришка Распутин и на всех настучал. Посаженные к идейно и классово близким думцам святые отцы не выдержали конкуренции за жизненное пространство. Демократы отвергли от себя священное начало и, работая тройками, застелили камеру по грудь утратившими сноровку братьями во Христе.
   14.02.
   Вчера был Фёдоров, сегодня опять зашёл и мы закончили чертёж "изделия номер два", в миру "Ф-1". У себя, в своём мире я внутреннее устройство лимонки знала плохо. А вот в том мире, где я, прежде чем умереть, отправила в Валгаллу "Папу" с "Мамой", там я её хорошо изучила на полугодовой армейской службе резерва для женщин. Там она не Ф-1 называлась, не суть. Оружейник подарку обрадовался, пообещал, что второй цех выдаст опытный образец через неделю.
   15.02.
   Опять думала, что будет, пока я сплю, "тело" всё изгадит "на раз".
   16.02.
   Темнит, сволочь, уже и закрывать участки настоящего придумал.
   17.02
   Попыталась надавить, сбила его щит, на мгновение увидел мысли противника. Сдаст сволочь!
   18.02.
   Я забаррикадировалась от отчаянно пробивающегося ко мне тела, он уловил мою задумку и пошёл на штурм. Бесполезно, пока я в сознании меня не взять. А вечером Аскар, по моей просьбе, наденет мне повязку на второй глаз до послезавтрашнего утра.
  
  Николай свет-Второй Глава 10
  
  Дневник Регента.
  
  
  
  
  
   19-го февраля. Четверг.
  
   С утра мороз и сильная вьюга. В 11 час. принял Сазонова, затем Мамантова и Григоровича . Был у Ники, точнее сказать попытался к нему войти, но в дверях встал Аскар и не пустил! Божиться, что брат приказал сегодня не пускать даже меня!
  
   20-го февраля. Пятница.
  
   Ясный морозный день с северным ветром. Принял Барка и датчанина Андерсена. После завтрака поехал на новую радиостанцию, кот. подробно осмотрел. Вместе с Московскою она самая сильная станция в России - 300 киловатт. Был у Ники, он выглядит бодрее, пишет, что хорошо отдохнул. Говорили о Стамбуле, есть несколько тревожных сообщений от нашей резидентуры. О том, что Турция не прочь договориться с Англией "полюбовно", эти глупцы хотят пустить к себе в огород львов вместо медведей, глупцы! Как раз тогда, когда мы и "обсуждали" эту проблему, прибыла телеграмма от Широкоградова, он писал, что готовы к отправке ещё 200 мин, спрашивал, где устанавливать? Вот здесь я и припомнил, как в докладе МГШ описывалась постановка нескольких мин с гидропланов в Финском заливе, для того, чтобы закрывать протраленные участки. Операция разрабатывалась при участии Колчака, ныне командующего "Зонгулдаксими корсарами", как окрестили их журналисты. Так что ответная телеграмма была такова: "Мины доставить в Зонгулдак, оттуда, какие возможно, с Муромцев сбросить в Дарданеллы".
  
   21-го февраля. Суббота.
  
   День был светлый и морозный. Утром принял Воейкова, затем, между докладами Сухомлинова и Фредерикса, принял Шаховского по случаю вступления им в управление министерством. Гинденбург в телеграмме очень просил "адского огня", мол, Цеппелины застоялись, а над Англией хорошая погода... Не знаю, что делать, всё всем вроде бы уже ясно, англичане вскоре будут открытыми врагами, возле Мурманска так вообще находятся "с дружеским визитом" четыре британских военных корабля, мол, если что, не обессудьте. Я решился! "Мы пойдём своим путём", как пишет брат. Немцы, безусловно, если им удастся заполучить бочонок "пламени", очень скоро разузнают его состав. Так что будем грузить им "пиво бочками", но под присмотром жандармов, пусть они и грузят пусть они и на Цеппелинах катаются, но за каждую бочку отвечают головой и чуть что стреляют не задумываясь. Внутри бочки будут просмолены, так что "адский огонь" будет в качестве запала, он в чистом виде находится лишь небольшом стеклянном сосуде, припаянном к днищу.
   Бочки 2оо литровые, у Германии сейчас 12 цеппелинов, каждый, в среднем, несёт 7 тонн бомбовой нагрузки. На эти семь тонн и будет 10 человек охраны, пятеро из которых будут сопровождать груз даже в полёте. Гинденбург эти условия съел, даже не поморщился.
  
   22-го февраля. Воскресенье.
  
   Солнечный морозный день. На Григория вчера было покушение, стрелял молодой послушник, байстрюк одного из "невинноубиенных" святых братьев, Распутин цел, две пули принял на грудь его охранник. Расследование было скорым, но справедливым, вместе со стрелком на "демократическое перевоспитание" отправились пятеро его знакомых, которые знали об его неблаговидном намерении, но не доложили. Пятеро "сообщников" были добавлены к приговору по настоянию брата, я же хотел ограничится чем-либо более гуманным, например десятью годами каторги.
  
   23-го февраля. Понедельник.
  
   Ночью мороз дошел до 17 град., а днем спустился до 10?. День был солнечный. Принял Щегловитова, затем отправился к Ники. По его просьбе привёл Георгия и Алексея, при них брат надиктовал Аскару два стихотворения: "Очень умный майский жук" и "Маленькой ёлочке холодно зимой". Дальше Ники написал, что теперь и сын и племянник дадут его специальными корреспондентами, которым он доверяет отнести его стихи в газеты. Дети новой игрой были довольны. Они с эскортом довезли бумагу со стихами в "Петербургские ведомости", передали лично в руки корректору, затем дождались первого оттиска и повезли его обратно во дворец.
  
   24-го февраля. Вторник.
  
   Такой же солнечный день с морозом. Утром были Сухомлинов и Енгалычев. Часть моряков с Балтики опять перебрасываем на юг, так как имеем большое количество трофейных судов, которые желательно, как можно скорее, снабдить экипажем и переоснастить в транспортные и гидроавианосцы. Был на РБВЗ, принял сдачу в работу десять Муромцев типа "В", их наш рижский завод снабдил уже нашей улучшенной копией Аргусов, "менные" немецкие пойдут на старые типы самолётов, модернизированные же, с улучшенным водяным охлаждением, имеют на треть больший ресурс долговечности. Уже завтра эта только-только оперившаяся стая расправит крылья, и направиться в Зонгулдак через Москву, Киев, и Севастополь.
  
   25-го февраля. Среда.
  
   Был Бенкендорф и адм. Эссен. После доклада захватил обеих и ещё несколько военных чинов на испытания изделия Фёдорова, которое тот, не мудрствуя лукаво, назвал "Ф-1". Ну, с почином, первым, и, даст бог, не последним. Разумеется, ему и брат помог, но и без таланта оружейника тут не обошлось, очень уж хорошая штука получилась. Простая и удобная в изготовлении и применении вещь, чугунная рубашка, замедлитель и сотня грамм взрывчатке, вот и всё о ней. Жаль что до массового производства пройдёт не меньше двух месяцев! Ну ничего, будем продавать эти "лимонки" немцам, пусть они с их помощью с "лимонниками" воюют, это если мы сами к тому времени с ними в бой не ввяжемся.
  
   26-го февраля. Четверг.
  
   Принял Саблера. В 11 прибыл Гинденбург, лично, тайно. Привёз нам в подарок нескольких революционеров, скрывающихся на территории рейха и в местах, куда он имеет доступ. Двое из них шишки весьма высокого полёта, первый Владимир Ульянов, брат одного из убийц деда, второй Александр Парвус, к нему прилагался его "план русской революции, как программа подрывной деятельности направленной на свержение царизма". Все пленники были не в лучшем состоянии, как только кайзер решил сдать революционеров за преференции от России, то из них, вместе с зубами, выбили имена многих пособников в Империи, протоколы допросов нам так же любезно предоставили. Ну, что же, революционер это опасная профессия, если синемундирники не отловят, то бывшие союзники на бочки с зельем поменяют.
  
   27-го февраля. Пятница.
  
   Погода потеплела. Принял Воейкова, затем Барка и Рухлова, после Маклакова, потом Танеева, Сазонова и Бюкенена. В обед пришла телеграмма: "Последние десять голубей на крыше, посев зёрен начат". Ну вот и Муромцы долетели! Все мины, которые до тонны весом, отобраны, и первая партия грузится на самолетов, атака следующим утром.
  
   28-го февраля. Суббота.
  
   С утра был у Ники, в 11 принесли первую телеграмму: "Во время второго захода на цель противник атаковал силами шести истребителей. Попав под перекрёстный пулемётный огонь бомбардировщиков враг потерял четыре машины, две сели, имея повреждения". Через полчаса принесли новое послание, на этот раз из Швеции, от нашего посла Неклюдова, тот пишет, что Турки просят о Почётном Мире, свободном проходе проливов для наших гражданских и военных судов даже, возможно, о строительстве одной из наших батарей на берегу Босфора! За эту щедрость просят немедленно вернуть Зонгулдак, 1000 могил русских воинов раскопать и забрать их кости с собой, отдав завоёванное русской кровью, этим "поедателям баранины".
  
   1-го марта. Воскресенье.
  
   Из Дарданелл приходят тревожные вести, радует лишь что за пять налётов все пригодные к транспортировке воздушными кораблями мины сброшены. На горизонте событий показался один из "уползших" зализывать раны линкоров, два броненосных крейсера и пять тральщиков, то ли англичане продать хотят туркам их, как немцы Гебен и Бреслау, а, скорее всего, уже заключён тайный союз и эти плавучие батареи призваны усилить оборону Босфора. А тральщики лимонники захватили с собой в последний момент, как только турки телеграфировали им о "русской посевной в Дарданеллах". Приказал в телеграмме организовать ночной налёт на фарватер, кидать подходящие по весу камни, в то что они по ком-то попадут я не верю, а вот тральщиков английских напугают точно!
  
   2-го марта. Понедельник.
  
   День простоял серый, по временам шел снег, но таяло. После чая принял Сазонова. Несколько заядлых охотников из свиты приглашают на охоту. Какая к чёрту охота во время войны! В Севастополе Широкоградов грузит на транспорты войска, то же самое делает Колчак в Зонгулдаке, оттуда к проливам уйдёт 15000 и половина пулемётов. В завтрашнем утреннем налёте на батареи Босфора будут участвовать и "сухопутные" Муромцы и гидроавиация, авиатранспорты доставят её на место вылета к часу ночи. От резидентуры из Стамбула пришла радиотелеграмма, в Дарданеллах тральщики ночью не вышли на позиции из-за нашего налёта, а утром один из тральщиков напоролся на мину и затонул, англичане опять застопорились.
  
   3-го марта. Вторник.
  
   Погода стояла скверная: дуло, лило и к вечеру пошел снег и снова мороз. С утра был у Ники, в 10 часов пришла первая телеграмма: "Первая волна атакующих Муромцев обрушилась на разведанные батареи азиатского берега Босфора в 8 часов. В нашем минном поле, вблизи азиатского берега ночью русские тральщики проделали безопасный фарватер. После утреннего налёта Муромцев по европейскому берегу заработала гидроавиация, а три тральщика с командами добровольцев устремились в пролив.
   Следующая телеграмма пришла в полдень: "Второй налёт Муромцев обрушился на замаскированные батареи азиатского берега, несколько из них осталось в добром здравии, как были лишь недавно созданы, с помощью немецких "Друзей", и хорошо спрятаны. Тральщики погибли все, но именно они и гидропланы с радиостанциями давали точные координаты неприятеля. Другие гидросамолёты с небольшими зажигательными бомбами "подсвечивали" для второй волны Муромцев недобитые батареи. Треть батарей европейского берега Босфора, самые северные, уже молчат, в пролив вошли две субмарины.
   14 часов, Широкоградов пишет: "Подтянувшиеся авиатранспорты не прекращают удары, благодаря их "подсветке" третья волна полностью уничтожила батареи европейского берега, первые русские суда входят в Мраморное море, субмарины немедленно направлены к устью Дарданелл. Первые десантные суда высаживают людей на берегу Золотого Рога в месте, подходящем для аэродрома тяжёлых бомбардировщиков.
   16 часов. Налёт Муромцев по "подсвеченным" батареям на севере Дарданелл. Обратно в Зонгулдак уходят лишь пять машин "устаревшей" конструкции, остальные благополучно садятся на уже частично покрытую досками взлётную полосу.
   18 часов Уличные бои в городе, гидросамолёты перешли на осколочные мины и помогают пулемётным взводам очищать город от неприятеля, Муромцы, без перерыва, работают по батареям в Дарданеллах. Два уцелевших гидросамолёта с рациями работают корректировщиками артиллерийского огня кораблей, русские войска частично вынуждены заняться тушением возникших пожаров, все больше и больше привлекая для этого пленных.
   21 час. Английские тральщики вышли на "чистую воду", за ними немедленно попытался проследовать один и броненосцев, буквально нашпигованный самодельными противовоздушными точками из сдвоенных Максимов. Вся картина хорошо просматривается, так как наши гидросамолёты разбрасывают с высоты "парашютики", как назвал их брат, кусок материи два на два метра, а внизу привязан факел, загорается от небольшого пузырька "адского огня" срабатывающего через десять секунд после выброса из самолёта. Близко к броненосцу гидросамолёты не подлетают, так как уже потеряли от его "дружественного" огня одну из машин. Турки, а у них ещё сохранилось несколько батарей, по англичанам не стреляют совсем. Колчак приказал лодкам открыть огонь, обе торпеды попали, корабль остановился. Корабль понимал свою незавидную участь и не стрелял из корабельной артиллерии, лишь огрызался Максимами на гидросамолёты. капитаны подлодок послали запрос: "добивать"? Колчак переадресовал решение о судьбе подранка Широкоградову, тот нам, мы же колебались до полуночи, и лишь в 12 1/4 отдали приказ: "Лодкам сторожить проход, корабль неприятеля бомбить Муромцами с трёх километров, как только потонет, передать командующему англичан на линкоре извинения, мол, произошла "трагическая ошибка". Именно эти слова произнёс английский адмирал, пропустив Гебен и Бреслау в Чёрное море".
  
   4-го марта. Среда.
  
   Погода была ясная и легкий мороз, затем сразу подошла туча и началась отчаянная метель. К 12-ти подоспели вести из Лондона, немцы вывели Цепеллины "в поле" на неделю раньше намеченного срока. В налёте участвовали 11 дирижаблей, как я узнал лишь вечером двенадцатый погиб при взлёте, так как немцы попытались подменить одну из бочек на похожую, один из жандармов, немедленно выполнил приказ и расстрелял по ближайшей бочке револьвер. Начавшийся гигантский пожар позволил вырваться одному из оставшихся на земле синемундирников и, к вечеру, добраться до спрятанного в одном из пригородов радиотелеграфного аппарата.
   Немцы попытались эпизод замять, на остальных 11-ти судах не было даже попыток подобных "провокаций". Как уже говорилось ранее, все радиостанции Англии заголосили в полдень, на город с неба падал огненный дождь. Букингемский дворец, палата лордов, морское министерство, Казначейство... Список "неприятной" по разным причинам для немецкого генштаба недвижимости был очень длинный. Теперь нам уже никто не поверит в Британии, что мы мирные и пушистые, особенно после того, как узнают что русский посол ещё три дня назад, как отплыл "в Ирландию" а люди из посольства, причастные к разведке, переоделись и растворились в пригородах. На юг по проводам убежала телеграмма: "Прятки кончились". По этому условному сигналу Колчаку и Юденичу развязывались руки против англичан.
   Следующая телеграмма из Стамбула не заставила себя ждать, первым запылал линкор, получивший на палубу более десятка двухсотлитровых подарков, гидросамолёты отработали по тральщикам, второй броненосец попытался уйти и даже успел развить 20-ти узловую скорость. Его радист был на связи после того, как по кораблю отработала вся ЭВК целых три минуты, очень громко крича в эфире, варвары, мол, предатели, мол.
   В три часа мы собрали в, известной уже на всю Империю, спальне-кабинете брата несколько журналистов из числа "чёрной интеллигенции" абсолютно преданной монархии. Один из них, заранее натренированный, занял место Аскара, взял указку и начал диктовать пяти другим, тут же уткнувшимся носами, иногда и длинными, в свои блокноты. Брат сказал, что ввиду утратой Британией своей копии договора, заключённого ранее странами Антанты, Российская и Германская Империя с сего момента не воюют. Один из них, а они все уже знали о горящем Лондоне, спросил о судьбе Французской копии договора, тут уж вперёд выступил я и передал журналистам переданную Гинденбургом бумагу и шесть фотокопий. Затем вошли двое фотографов и засняли момент, когда я бросаю разорванный надвое оригинал договора в камин. Затем показал договор о мире, в трёх экземплярах, без даты, но уже подписанный немецким Кайзером и Императором Австро-Венгрии, его фотокопии так же были розданы журналистам. Напоследок я заявил, что мира с Турцией мы пока заключать не будем, как и военного союза с центральными державами, первое потому, что Султан мёртв и приемник не ясен, второе, потому, что сами не знаем, сколько "территориальных приобретений" принесёт эта война.
  
   5-го марта. Четверг.
  
   Хороший солнечный день, в отличии от вестей. С утра пришло сообщение о беспорядках в Варшаве, выступления были массовыми, но плохо продуманными и во многом спонтанными, английские агенты отработали панический приказ своих боссов и Лондона. Операции был присвоен код: "Вонь Альбиона", все три бронепоезда на ближайшей ветке двинулись на Варшаву, Впереди шли на шпалоукладчике путейцы, слава богу подрывов полотна не было, лишь в двух местах были спешно переведены стрелки, выступление пшеков действительно было из рук вон плохо подготовленным.
   В шесть вечера первый бронепоезд подошёл на дистанцию уверенного огня, выпустил шар-корректировщик, и начал обстрел.
  
   6-го марта. Пятница.
  
   Ясный морозный день. С утра разбирался с бумагами, к полудню был у брата с первой утренней телеграммой из Варшавы. Второй и Третий Бронепоезда работают по площадям уже с полуночи, третий поезд, кроме шара, имел при себе один из старых Ньюпортов. Четвёрка работала с раннего утра без устали, старая, но добрая французская кляча великолепно дополняла радиокорректировку обороняющегося гарнизона Варшавы, и, если бы в её нутро можно было вставить радиопередатчик, ей бы не было цены. А так, после вылета с полозьев, аэроплан поднимался, и летел к городу, там лётчик облетал, на небольшой высоте, позиции мятежников, второй пилот строчил карандашом в блокноте, вырывал несколько листков и укладывал их в стеклянную бутылку, с примотанной на конце двадцатиметровой чёрной тесьмой, для быстроты обнаружения. Подлетая к первому поезду он сбрасывал груз, к которому немедля бросались казаки из сотни охранения. Все три поезда к этому времени были соединены связистами телефонной связью, и по вновь выявленным точкам работали флотские калибры. Самолёт же, на довольно небольшом пяточке, успевал сделать три круга, после чего садился. Пока техники заправляли и осматривали машину, пилоты отогревались, затем менялись местами. Пилоты, так как их миссия была достаточно важна, были из разночинцев, коренных русаков уже три поколения живших в Польше, чьи родственники, так или иначе, серьёзно пострадали от рук пшеков и еврейской "самообороны". Поэтому на приказ своего прямого начальства прекратить полёты, в связи с обморожением пальцев у одного из них, достали револьверы и пообещали пристрелить командира, если тот попытается их остановить. Раньше людей не выдержала техника, при последней посадке не выдержала одна из лыж, самолет перевернулся, оба пилота погибли.
   К этому времени две дивизии, спешно снятые с границы, уже входили в город. "Мирные" обыватели, резво прятали оружие и свежеэкспропреированное добро. К этому времени прикомандированные к дивизиям синемундирники уже владели списками сотрудничающих с Германским генштабом повстанцев, переданные недавно Гинденбургом. Резонно предположив, что пшеки брали деньги на "самостийность" и у лордов и у фонов, город блокировали, потом стали вламываться в оставшиеся целыми "явки". Быстрое дознание, часто с применением наглядных примеров на родственниках, и немедленно по новым адресам уходил дежурный взвод.
  
   7-го марта. Суббота.
  
   Потери наших войск в Варшаве составили всего десять человек, малое количество достигается тем, что при выстреле с одного из домов, по нему, не менее чем через десять минут, отрабатывают десять морских калибров. Потери среди гражданских русских, только опознанных и с пулевыми и колотыми ранами, более 2000. Выявлено семь оставшихся в живых командиров "сопротивления", ещё две дивизии, снятые с границы, вошли в крупные польские города, к самым важным отправились два из трёх "Варшавских" бронепоездов.
   Как удалось узнать командиры сопротивления на первых порах буквально "вязали кровью" свои отряды, так как многим пшекам, после взятия русскими Стамбула. выступление казалось "несколько несвоевременным". Лишь молниеносная в своей жестокости реакция войск, а они на учениях отрабатывали план "разворот" не реже раза в месяц, буквально "похоронила" очередной польский "кровавый угар". По началу относившиеся к подавлению мятежа, как к неприятной работе, войска, насмотревшись на художества панов, втянулись в работу "не из-под палки", и безропотно, часто в охотку, помогали синемундирникам в "полевых дознаниях".
   Пленных, доказано бравших в руки оружие и участвовавших в "малом мятеже", сгоняли на площади, где уже были построены из прутьев клетки, по внутреннему объёму равные "петербургской демократической". Загрузка происходила, учитывая предыдущий опыт, через люк сверху. Каждый час камеру открывали, доктор констатировал летальные исходы, тела сжигали здесь же, выживших людей пускали по второму кругу с новой партией. Секреты за городом ловили разбежавшихся, после быстрой проверки личности отпускали только заведомо мирных обывателей, в случае возникновения хоть малейших подозрений, познавание, по результатам которого либо госпиталь, либо клетки.
  
   8-го марта. Воскресенье.
  
   День стоял ясный и ветреный, таяло. В Варшаве мёртвое спокойствие, ограниченно-виновные, это те, которых с оружием видел лишь один свидетель и лишь в одном малозначительном эпизоде, а так же лица с неустановленной биографией, и их семьи разбирают под присмотром войск завалы. Клетки, кроме одной, разобрали, выживших чуть больше трёх десятков, их семьи расковали, мужьям и отцам предложили надеть синие мундиры. Согласились все, первым их заданием было клеймение, каждый выжег на плече у себя, а затем и у всех своих фигурку будущего медведя. Затем к новоявленным жандармам подводили семьи мятежников, судья зачитывал во всех случаях краткий приговор: "пятнадцать лет каторги", на лоб приговорённым ставили клеймо британской короны, а на запястьях ставили тавро золотыми английскими гинеями. В процессе работы некоторые из новоявленных жандармов не выдержали. Всего к концу работы, в рядах синемундирников, набралось двадцать четыре новых офицера. Их и членов их семейств тут же фотографировали и отдавали материалы в единственно уцелевшую типографию.
   Ещё до выхода первого номера их отправили, кого поездом, кого на Муромцах "А", вместе с семьями и с хорошими подъёмными, в отдалённые регионы империи прикомандированными к военным частям, поддерживать в них высокий воинский дух.
  
   9-го марта. Понедельник.
  
   Сильно таяло. Немцы совершили второй налёт на Англию, теперь обычными снарядами, били, в первую очередь, по стремительно нарождающейся Воздушной обороне и по производствам, связанным с авиацией. Подспудной целью были корабли противника. Сегодняшняя атака была во многом обусловлена западным ветром, а это значит даже подбитые дирижабли, постепенно снижаясь, имели хорошие шансы дотянуть до материка. Итог атаки на континенте не очевиден, но потопленных судов 18, плюс один до смерти израненный линкор, но каким-то чудом оставшийся на плаву.
  
   10-го марта. Вторник.
  
   Чудный солнечный день. Британия объявила нам войну, тётушка умудрилась выжить, так как в этот день какие-то умные головы умудрились в последний момент её вывезти, почти насильно, на "моторе", теперь она мечет громы, молнии, и прочий бисер из Шотландии. Вот только держится новая администрация целиком на "колониальных офицерах", её охрана теперь полностью состоит из канадцев, по слухам уже произошёл один несчастный случай с "коренным", чудом уцелевшим лордом, который слишком громко возмущался ситуацией. Мы с братом, подумав, войну тётушке всё же объявили, однако заявили об одностороннем выходе из женевского договора по пленным, а так же окончательно признали не действующим "каперский договор", навязанный нам в прошлом веке Альбионом.
   Гинденбург в телеграмме очень просил прислать ещё одну партию "огня", однако в ответ получил отказ, а к нему копию отчёта нашего единственного выжившего сотрудника. Объяснили, что согласны следующие десять самолётов, типа "В", перегнать на берег Ла-Манша, при условии передачи нам в аренду на 99 лет одного из портов на его берегу с десятикилометровым "предпольем" за городскими окраинами.
  
   11-го марта. Среда.
  
   Было 5? мороза и вид местности совсем зимний с массой снега. После десяти принял Маклакова, затем погулял с сыном и племянником на льду. Широкоградов перебрался в Стамбул, европейский берег проливов полностью в наших руках, каждый день прибывают войска, идёт стремительное восстановление батарей европейского берега. Строятся два новых аэродрома, один близ Золотого Рога, но в более удобном месте, а другой на тридцать километров западнее, для помощи неспешно продвигающимся войскам. Он Находится в "греческом направлении" и уже дважды наши пилоты "немного ошиблись" залив "адским огнём" греческие войска, прорвавшие дезорганизованную турецкую пограничную стражу. После второго налёта сами собой успокоились аналогичные шевеления на турецко-болгарской границе.
   На азиатском берегу взяты под контроль, в первую очередь, крупные города. Часть десантников сразу минуя мраморное море направляется, под защитой авиатранспортов, для захвата прибрежных островов и обустройства там укреплённых аэродромов. Один из таких уже достраивается на западном побережье Кипра, с суши его защищают пять тысяч десанта, с моря выставленное минное заграждение и два самых больших авиатранспорта. Как только будут готовы промежуточные аэродромы суда прибудет восемь Муромцев для зачистки территории. Пока гидросамолётами потоплен лишь один броненосец англичан, ещё два были вынуждены ретироваться. Уже вглубь пяти километров по берегу мраморного моря можно встретить турецкие осколки 2-й армии, о них вспоминают пока лишь тогда, когда они сбиваются в кучу, достойную внимания хотя бы десятка Муромцев. Потери в "турецкой операции" после Зонгулдака, всего 500 убитыми, включая экипажи трёх передовых тральщиков и нескольких сбитых или не выдержавших напряжения битвы самолётов.
   Минное заграждение в Дарданеллах усиливается с каждым днём, узкий проход возле европейского берега перекрыт тремя "крепостными" минными заграждениями.
  
   12-го марта. Четверг.
  
   Были Бенкендорф, Воейков, Дерфельден, последними были Саблер и Шаховской. Пришли вести от нашего кузена Вилли, берега в аренду он предоставлять оказывается, намекает, что вскоре у него самого вступит в строй пять самолётов, копий нашего типа "А", и, даже!!!, переработанного, не прошло и полгода, чего-то вроде нашего типа "Б". Ха-ха-ха, Сикорский с молодыми подмастерьями из "киевского кружка", разработал "Б", за семь недель, ещё за пять тип "В". А тут полгода!
   Пошёл с телеграммой к Ники, он решение не продавать Вилли "огня" подтвердил, приказал "отчёт выжившего" немедленно опубликовать в столичной прессе, поставки боеприпасов Вилли прекратить, переориентировать излишки на Персию, тем более шах очень просит и готов платить. он, увидев слабость англичан. немедленно и рьяно взялся за своё духовенство и беев, чуть что, бегущих к английскому посольству устраивать "сидячие забастовки". Так что уже несколько беев, самых богатых и глупых, на колах, их золото подплывает к Астрахани, Султан просит винтовки и патроны.
  
   13-го марта. Пятница.
  
   Принимал доклады: Игнатьева, Барка и Рухлова. Поехали вместе с женой, сыном и племянником в Мариинский театр на инвалидный спектакль. Шел интересный "Измаил". В зале было множество раненых офицеров и нижних чинов, недавно прибывших из Турции. Пьеса прошла с большим подъемом, гимн пели очень часто. Пришла телеграмма от Гинденбурга, он едет из Берлина "мирить" меня с кузеном. Вилли обиделся и не препятствовал разошедшемуся в "Дойчланде" "головокружению от успехов. Ну, как же, как же, столько "затягивали пояса" ожидая "очень очень Биг Лебенсраум", так теперь эти полу-манголы думают указывать! Мол, мы "норды из нордов", викинги приходили к нам пачками и покрывали всех, включая свиней и коз, так что они у нас тоже с примесью "голубой нордической крови". Это я перефразирую своими словами то, что началось у них в газетах.
   Бронепоезда мы быстренько вернули на границу, всю "варшавскую трудовую армию" бросили на строительство приграничных путей для бронепоездов и новых аэродромов. Мы даже развернули обратно несколько эшелонов получивших "пятнашку" каторжников, едущих восстанавливать частично разрушенный Мурманск. Всего Два Муромца хватило, чтобы не дать высадиться десанту англичан, от скрипа полозьев "Летающих Витязей" рванувших прочь, впрочем одному из крейсеров это не помогло, а белый флаг пилоты дружно не заметили.
  
   14-го марта. Суббота.
  
   В 10 ч. принял Маркова, затем Воейкова, Горемыкина, Сухомлинова и Фредерикса, под конец посещений принял Максимовича, разобравшего бумаги гр. Витте. Гинденбург от границы летел в Петербург на Муромце. Мы уступили ему только в одном, он даже в этот раз об этом не просил, чтобы три четверти мы брали бумажными марками. Вилли, как только до него дошёл смысл предложения, тут же забыл об обидах и заткнул рот прессе, неблагодарные потомки медведиц, покрытых помесью полувизантийцев-полуманголов, ежечасно превратились в добрых друзей и соседей. Друзья мы, добрые друзья, вот только у нас есть "адский огонь", самолёты мы клепаем в десять раз быстрее вас, а главное исполнилось пророчество Наполеона, которым он пугал европейских корольков, о том, что у какого-либо из русских царей могут, наконец-то прорезаться "стальные яйца".
  
   15-го марта. Воскресенье.
  
   День стоял морозный, солнечный. Был у Ники, согласовывал план окончательного превращения Чёрного Моря в "Русское Озеро", топить решили всех, и болгар, и румын и австро-венгерские суда, но с помощью подлодок, под английским флагом, мол, зверства "лимонников" над мирными рыбаками. Чёрная пресса уже подготовила статьи, ждали только фотографий с мест событий, для этого в Севастополе "под парами" бил копытом от нетерпения тип "А", ожидающий негативы от русских кораблей, пришедших на помощь "терпящим бедствие" но не успевшим наказать "полых лимонников".
  
   16-го марта. Понедельник.
  
   Погода была солнечная, морозная - совсем как в феврале. Утром у меня был Григорович, а затем Кривошеин. Странная весть из Средиземноморья, вслед за малыми судами немцам сдались три французских линкора. Ох, Вилли, чую, против нас пытаешься заигрывать! Конвейер, по методу фордовского, наконец-то в полную силу заработал с Муромцами. Двести каркасов стремительно обрастают "мышцами". Более 15-ти заводов, около сотни цехов, минимум с двойным дублированием, работают на конечный сборочный конвейер в Петербургском филиале РБВЗ. Охраной было предотвращено пять попыток диверсий на сборочном, три поджога и два проноса динамитных шашек. Деяние причислено к особо опасным, последнего бомбиста "скормили" "демократизаторам" вместе с семьей и с широким оповещением в газетах, включая фотографии процесса, после этого диверсии прекратились мгновенно. Очередные десять машин три дня поработали на МГШ, обновляя, на всякий случай, обновляя западную часть минных заграждений. Вилли опять обиделся, усмотрев в этом знак некоторого недоверия, странно, почему бы это?
  
   17-го марта. Вторник.
  
   Один из жандармских стукачей принёс в клюве обрывок пьяного разговора двух "охотников". Грамотный опричник, к которому попала эта информация, понял, что это его шанс, вычислил одного из говоривших, взял его по-тихому, потом устроил "полевое дознание" и "на связях дальних родственников" смог прорваться к комнате брата, когда ему крутил руки конвой, он выкрикнул имя Аскара и "оскорбил его маму". Его привели в святая-святых и выбили три зуба, пока разобрали, что он пытается сказать. Регента решили "подсидеть" на охоте, угадайте, кто метит на моё место? Дядя Николаша! Уже образовался "тайный круг" из пятидесяти "очень знатных особ, которые не прочь "перехватить молоток и гвозди при прибивании щита на ворота". Сейчас эти "потомки Олега" копят взрывчатку, у них был маленький шанс в опере, но они не рискнули, тем более по их сценарию Алексей должен выжить. Как ни странно, этот случай тоже проработан, в помощниках у прикомандированного к "доброму дядюшке" жандарма, ходит теперь бывший плотник, с тавром медведя на плече. Телеграмма была отправлена невинного содержания, о повышении бдительности, в связи с активизацией Японии. Для старшего пустой звук, а для "польского медведя" прямой приказ. Сейчас он как раз должен поправлять во внутреннем кармане приговор регента для доброго дядюшки, а в чуть расшитом рукаве прячется миниатюрный револьвер 22-го калибра с тупоносыми и отравленными патронами.
   Извини, дядюшка, я не могу рисковать, а то ты, чего доброго, ханом сибирским себя объявишь!
  
   18-го марта. Среда.
  
   Солнечный морозный день. Утром принял Граббе, затем Щегловитова и камчатского губернатора Мономахова. С востока от "медведя" пришло подтверждение ликвидации. Два выстрела с левой руки в грудь, правой, выхвачена бумага, с печатью Регента. Прочёл сам, затем отдал одному из офицеров, потом по цепочке прочитали все, затем контрольный выстрел. Как только пришло подтверждение, телеграфировал на Восток две фамилии подозреваемых, для немедленного "полевого дознания" с целью выяснения возможных пособников. Аресты в столице прошли достаточно мирно, арестованные сознаются и сыплют именами, едва родню подводят к "демократизаторской". Сознавшихся сажают туда, семьям конфискация всех поместий и прочего имущества в казну, "пятнашка", "тавро льва" и Мурманск.
  
  
  
  
  
  
  Дневник неприкаянной души.
  
  
  
   На этот раз нас захватили в заложники. Местные террористы выглядели достаточно несерьёзно на фоне "нордостовских" или "беслановских" бородачей. Но за моей спиной были две дочери и сын, под ногами труп мужа, опрометчиво кинувшегося на автомат в руках самого "горящеглазого" и картавого. Двое других держали свои автоматические пистолеты, наверное, впервые в жизни, и больше пялились на обстановку и золотую отделку дубовой мебели в гостиной нашего поместья на юге Кипра. Так, спокойно, что у нас в минусе? Расслабившийся муж, вернувшийся из очередного задания в африканском доминионе рейха, и оставивший оружие в спальне. Что в плюсе? лишь один стрелок из трёх, остальные лохи лохами. Наверное книжки читали в детстве про принцесс, вон как на обстановку пялятся. Я "упала в обморок" за моей спиной заревели дочери, а "носатые рыцари" бросились нас меня поднимать, хорошенько пройдясь по моим выпуклостям, даже сделав "дыхание рот в рот". Окрик старшего заставил их отвлечься, когда они укладывали меня на кушетку, оба поставили стволы на предохранители, и засунули за пояс.
   Окрик, отвлечение противника, левая рука впивается в яйца, правая выхватывает пистолет. Вторая секунда предохранитель, затем выстрел в живо, левый пытается выхватить свою пушку, выхватывает, но забывает предохранитель, тоже пуля в живот. Самый хитрый и быстрый смещается, мне его не видно из-за всё ещё стоящего и орущего первого. Начинаю стрелять сквозь него, на пятом выстреле слышится крик, выражения на разных языках, из которых самое благозвучное "пся крёв". Выстрелив в шестой раз я понимаю, что пистолет против автомата ничто. Впрочем, дети, судя по их плачу, живы, а вот мой последний противник лежит с дыркой во лбу недалеко от меня. Вдалеке слышится шум сирен, полицию вызвали сами боевики "новой еврейской самообороны" решившие поменять графиню с детьми то ли на миллион червонцев, то ли на "от моря до моря", то ли просто на освобождение "старших товарищей" с урановых рудников.
   А я дура, стрелять надо было в автоматчика первым делом.
  
  
   19.02.
   Проснулась под завывания "тела", пожалела, что упустила реальный шанс "остаться во сне". Легко отобрала контроль над "моим" глазом и отгородилась зеркалом.
   20.02.
   Был Миша, сообщил, что турки корешатся с лимонниками. Нехорошо с их стороны. Поговорили о возможных сценариях схваток с Британией.
   21.02.
   Гинденбург просит "огоньку", дали, но полностью под нашим контролем. Превращать в лунные ландшафты английские газоны, это одно, а вот давать состав на исследование всяким "Сименсам", это совсем другое.
   22.02.
   Чуть ни пристрелили Распутина, охранник спас. "Тело" за Гришку переживает, просит дать поговорить с ним. Хрен в две дырки, не наговорился ещё за столько лет с этим психотерапевтом недоделанным!
   23.02.
   Через Аскара выдала сыну и племяннику стишки: "Академия наук для насекомых" и "Маленькой ёлочке холодно зимой". Дети радовались играя в репортёров, старшему интересно, а младший, мало что понимая. просто за компанию с братом.
   24.02.
   Беседовала с "телом", как могла объясняла ему расклады. Ведь я чуть не осталась во сне, шансы были, оставив империю на этого олуха прекраснодушного! Чуть не стала Графиней, с двумя поместьями, тремя детьми и четырьмя любовниками! Осталась бы я там, это так же верно, как и то, что солнце восходит на востоке! Надо думать, что же делать...
   25.02.
   Мысль появилась, правда довольно диковатая. Попросила Аскара удалить на часок громилу, как только меня в очередной раз обмыли, обмяли и покормили. Сказала ему, что у меня раздвоение личности, мол, от перенесённого, я разделилась на "труса" и "сильного". У нас разные глаза под контролем, но раз в месяц я слабею и он берёт контроль над обоими веками! Поэтому, я боюсь, как бы однажды "слабак" полностью не взял контроль, запустил в русский огород очередных говорливых козлов, отдал бы проливы англичанам... Аскар меня понял и побожился памятью предков, что самолично удушит меня подушкой, как только вырвавшийся на свободу слабак не ответит на пароль заранее оговоренной фразой.
   26.02.
   Немцы сдали нам пачку революционеров, в обмен на напалм. "Тело"пыталась пробить мою защиту, которую я сосредоточила на "отзыве" на пароль! Бесится, но после сна, при пробуждении, щиты спадают... Ничего, будем менять отзыв каждый месяц, вот только за глаз драться придётся теперь при каждом пробуждении.
   27.02.
   Завтра мы начнём крупно солить раны англичан, сразу нам объявят войну, или подождут трохи?
   28.02.
   Турки что-то сильно темнят.
   1.03.
   Махмудовы бисовы детины продались конкурентам за пару "лимонов", лишь внезапно выросшее на пути англичан минное поле задерживает их. Босфор надо штурмовать немедленно!
   2.03.
   Бараны стоят перед почти распахнутыми южными воротами в Мраморное море. Линкора им жалко, перед этим пять штук потеряли, поэтому пока осторожничают, экономят.
   3.03.
   Турок закидали зажигалками достаточно легко, а вот бриты чуть не прорвались, долго мы рассусоливали. Но всё кончилось хорошо, братья сказали "да", Широкоградов сказал "фас" и Колчак "порвал" всех, кто был "против".
   4.03.
   С центральными державами помирились, с бывшими "сердечными друзьями" воюем. А линкоры и броненосцы горят знатно... Ну, не рассчитана современная ПВО на трёхкилометровую высоту!
   5.03.
   Немцы залили Лондон "огненным дождём. Лимонники обиделись на нас, больше, чем на тевтонов. Нет в этом мире справедливости! Но Из горящего здания Интеллинджет Сервис ушла радиограмма в Варшаву, с немедленным "фас". Неприятно.
   6.03.
   Решение Миши по Варшавской проблеме поддержала, не раздумывая, а когда подошли второй и третий бронепоезда, я велела немедленно радировать приказ на открытие огня и им! Очень уж мне бомбисты из моего сна не понравились, так может я их тутошним предкам кузькину мать обрежу, по самое небалуйся...
   7.03.
   Панове знатно покуролесили, теперь куролесят над Панове.
   8.03.
   Варшава УСМИРЕНА. В плюсе двадцать четыре готовых на всё "варшавских медведя", в минусе всё остальное. За "иуд" я спокойна, на родине любого из них порвут на памперсы.
   9.03.
   Немцы бомбят английские суда, без "огонька" дело у них идёт хуже, просят продать.
   10.03.
   Лимонная Тётушка выжила, теперь из далёкой Шотландии объявила нам войну по всем правилам. Вилли зажигалку не дали за крысятничество, сказали, что бомбить будем сами, пусть только продаст на сто лет порт в Ла-Манше. Не хочет.
   11.03.
   Дарданеллы под полным нашим контролем, теперь даже без Муромцев лимонникам здесь ничего не светит.
   12.03.
   Вилли обиделся, я обиделась, теперь меняем только золото на хлеб. Пресса немецкая злобствует.
   13.03.
   Вили обижен, Гинденбург сорвался к нам, мирить кузенов. А пока мы бронепоезда и дивизии из-под Варшавы опять к границам переводим...
   14.03.
   Вилли будем давать лишь хлеб, НО... За бумагу, то есть за немецкие бумажные марки. Вилли, от радости, нам всё простил.
   15.03.
   Решили топить румын, болгар и австрияк руками британских субмарин убийц. Команды наших подлодок усиленно учатся говорить по-английски, но кроме "фак" с разными прилагательными, не могут запомнить ничего.
   16.03.
   Французские линкоры сдаются немцам, Вилли чем-то их купил. Лягушандия прекратила своё существование полностью. Но Вилли, ты не прав, дружить лучше с нами, а не с выродившимися потомками великого корсиканца...
   17.03.
   Дядя Николаша захотел стать Регентом, Прибить Щит К Воротам, и Заказал Мишу. Миша обиделся, вечная память тебе, дядюшка...
   18.03.
   Дядюшке сделали контроль, свору помощников демократизировали...
  
  Николай свет-Второй Глава 11
  
  Дневник Регента.
  
  
  
  
   19-го марта. Четверг.
  
   Погода стояла отличная, а рано утром шел густой снег. Причастились Св. Христовых Тайн. После обедни племянник приобщился в кровати, т. к. у него опухли железы на шее. Немного поиграл с сыном, затем принял гр. Фредерикса. с юга вести хорошие, много пленных, а на территории турецкой Империи и прилегающей к ней, некоторые островки мы занимаем, как бы случайно, и греческие, находятся уже более 100000 наших воинов. Некоторые сообщения от пленных турок весьма тревожны, по их словам армян, проживающих у Осман, обвиняют в помощи русским, в наводке на цели наши самолёты, и начинают вырезать поголовно. То что находится в азиатской Турции хоть немного дальше полусотни километров вглубь, пока нашими войсками контролируется довольно слабо. У Османов был план депортации армян в малонаселенные районы, его уже начали воплощать в жизнь, но, после Зонгулдака, решили упростить процедуру.
  
   20-го марта. Пятница.
  
   Погода стояла серая, утром таяло, днем морозило. В 10 час. у меня был Барк с докладом. В 2 ч. была делегация от армянской диаспоры, так как слухи о судьбе их соплеменников дошли и до них. Я заявил им, что пусть выделяют молодежь, будем их на Муромцах забрасывать в тылы к концентрационным пунктам переселения, вместе с запасом оружия, больше я ничем помочь не могу и гробить солдат в поспешном наступлении с нестратегическими целями не буду. После обеда был у Ники, рассказал о недавней делегации, брат мои действия всецело поддержал. Захват островов и иных плацдармов, организация на них аэродромов, вот первостепенная задача, а перевариванием захваченного можно будет заняться потом, под "небесным щитом" от непрошенных визитёров. Как данность из вышесказанного вытекает скорый конфликт с греками, им уж лимонники помогут основательно, не смотря на затрещавшие стены гордого Альбиона, при испытании серьёзной бурей оказавшиеся не очень-то и прочными.
  
   21-го марта. Суббота.
  
   Утром немного погулял. Племянник немного оправился от болезни и сегодня спустился к нам, Георгий был рад чрезвычайно возвращению брата. После обеда одарили друг друга в кругу семьи. Принял англ. посланника Марлинга, британцы очень странные люди, когда они сильны, то хамят от дурости, когда слабы, от недопонимания и страха. Посол требовал ухода наших войск из проливов, компенсации за потопленные нами и турками английские суда, возобновления действия английских концессий, долги требовал. Всё понимает, стервец, не вернём ведь, не отдадим и не уйдём... Так зачем же глотку драть спросите? Просто из Шотландии от тётушки поступило мудрое указание как надо работать, вот этот Гаврош и выполняет предписания. Мы же, единым махом, вернули в казну все английские и французские концессии, частные и государственные. А это железные дороги, золотые прииски и шахты, многое нам не нужно, так что лучшее продаём за полцены своим, а это в первую очередь финансовые учреждения Москвы и Петербурга. Треть акций которых, ранее принадлежащих зарубежным респондентам, сейчас подконтрольна трону через новый отдел в Министерстве имущества.
   То что менее важно, да и средств если у наших банкиров маловато, продаётся посредникам от Кайзеровских финансистов и промышленников. Но их сразу предупредили, неверный шаг вашего правительства и всё отберём. Вы думаете это их остановило? Да, ровно на два дня, пока телеграфировали в свои директораты и ждали ответа. После того, как более свободный в средствах и в действиях представитель Крупповского директората отхватил очень богатое месторождение уральской руды, платину прорвало.
  
   22-го марта. Воскресенье.
  
   Мороз был небольшой и ночь ясная, а день простоял лучезарный. Очень красиво был освещен собор бенгальскими огнями снаружи во время крестного хода. В 2 часа кончилась обедня. Разгавливались со всеми домашними, затем христосование со всеми придворными. Это действо проходило презабавно, всех их проверяли на предмет оружия, во время объятий слегка придерживали за руки.
   С юга пришли вести, что Греки уже начали шевелится. С Альбиона пришли известия, что стягивание войск из колоний продолжается, лимонники отчаянно пытаются усилить противовоздушную оборону, а в доминионах разворачивается конвейерное производство авиамоторов и истребителей. Грекам оружие бритты уже предоставили, как и корабли, не подарили, а продали, условия кабальные, но без предоплаты. Но лимонники молодцы! По сообщениям наших агентов в Элладе, англичане уверяют там всех, что укрепления Дарданелл разрушены и если нанести удар с суши и с моря по вражескому основному аэродрому в Золотом Роге, то вековая мечта, Константинополь, опять станет греческим. Броненосца, проданные Англией, это терпимо, а вот две новейших английских подлодки, скоро прибудут к заказчикам и наверняка доставят нам неприятности.
   Уже с утра началось просачивание мелких групп с греческой земли на бывшую турецкую, но лёгкость, с которой им позволили это сделать, сыграла, с выродившимися потомками Гомера, злую шутку. Через двадцать километров они уже объединились в единый кулак, а ещё через десять их встретили боевые колесницы казачьих дозоров. Сделаны они были по совету Ники, прочная и быстроходная телега, впереди возница, а сзади пулемёт Максим с пулемётчиком. Передовой дозор сняли пластуны, а когда колонна приблизилась к очередному повороту дороги, из-за него вылетело два десятка боевых колесниц, и открыли огонь в упор. Колона была задержана на пару часов, этого времени хватило, чтобы зайти на цель Муромцам, спешно перекинутым на ближайший аэродром из Золотого Рога. К вечеру дезорганизованные остатки противника, преследуемые сорока колесницами, откатывались к границе. Муромцем же, от прифронтового аэродрома до колоны было всего десять минут лёту, после начала отхода противника они улетели обратно, оставив опустевшую взлётную полосу в полное распоряжение троим своим одномоторным собратьям. С места бомбометания прибыли интересные сведения, колонну пехоты охраняли два зенитных орудия на базе английских грузовиков, но извечный принцип англичан по отношению к союзникам "на тебе Боже, что нам не гоже" и здесь проявил себя. У стрелков в машинах не было шансов против русских высотных бомбардировщиков летящих на трёхкилометровой высоте, так как их орудия били только на два.
  
   23-го марта. Понедельник.
  
   Христосовался с нижними чинами. К полудню был у Ники, много общались, у него есть новая идея, немного бредовая, чтобы землю крестьянам начали раздавать бесплатно. Мол, государство сейчас достаточно богато. Захват Константинополя принёс значительные барыши, так как при захвате трофеев мы не обращали внимание на национальность, и грабили всех. Все менялы Стамбула, чёрные и белые, были найдены простым способом, за один процент добытого у них проводнику из местных, двадцатую часть участвующим в непосредственном захвате трофеев воинам, и ещё четыре сотых делиться между всеми, кто находится в Зонгулдаке, либо уже пересёк Босфор. В первый день мы грабили лишь самые известные банкирские дома и виллы чиновников, за обещанным процентом обратились лишь трое местных, из мести. Но слух, что русские иудам платят честно, на следующее утро привёл к нам сотни желающих заработать, показывая достопримечательности.
  
   24-го марта. Вторник.
  
   Утром было последнее христосование со старообрядцами и волостными старш. Принял Сухомлинова и главного интенданта ген. Шуваева, затем Сазонова. Вилли в личной телеграмме просит допустить его подданных к первичным аукционам по "английскому наследству". Поговорил на эту тему с Ники, решили навязать кузену более строгую трудовую политику в отношении рабочих, и допустить бывших врагов к лакомым кускам пирога. Главное сейчас, это время, через 3-4 месяца мнение Кайзера будет нас волновать очень мало, у нас будет более 200 бортов тяжёлой авиации, противники и потенциальные противники будут, в течении минимум года при этом, волновать нас мало. На границах, даже опасных, у нас будут лишь пограничные заставы и небольшие заслоны в глубине, которые задержат противника на время, достаточное для подлёта крылатых гигантов. На РБВЗ, рядом с первым сборочным заводом, как на дрожжах растёт второй, на нём уже обретают свои черты ещё 50 самолётов, как только со стапелей "Первого сборочного" сойдет последний из двухсот воздушных кораблей, эти пять десятков перевезут в него для установки двигателей, пулемётов и окончательной общей доводки.
  
   25-го марта. Среда.
  
   Таяло сильно. К обедне в церкви Большого дворца были приглашены наличные офицеры Л.-Гв. Конного полка и прежде служившие в полку, а затем им было предложено пасхальное угощение. Пришла телеграмма из района проливов, греки атаковали остров Самотарана, близ Дарданелл, зная об аэродроме на нём и пытаясь опередить водными судами воздушные. 15 Муромцев пришли на помощь из золотого Рога к единственному своему островному собрату в течении часа, сходу атаковав вражескую эскадру зажигалками. Приземлившись сразу после этого на острове, причём не на обстреливаемом из главных калибров противника аэродроме, а на запасном, без досчатого покрытия, просто хорошо утрамбованном гужевыми животными грунте. Зажигалки там не было, были 16-ти дюймовые снаряды со стабилизаторами. Потери непоправимые у нас - это один тральщик, он первым заметил неприятеля и его капитан не успел даже послать радиосигнал, лишь дважды выстрелил красными ракетами. Когда Муромцы почти израсходовали все снаряды к месту боя подтянулся первый Крейсер из Дарданелл, капитана его прикомандированному синемундирнику пришлось застрелить. Добрый морской волк порывался начать спасать утопающих, хотя приказ колчака был однозначным, сначала надо было утопить все неприятельские корабли, что всё ещё на плаву. Во время разборок всех спас юнга на вышке, чудом заметивший перископ атакующей подлодки и пальнувший вверх две чёрных и две красных ракеты. Две последние бомбы Муромцы сбросили "точно в дырочку" с предельно малой высоты. Принявший минуту назад старпом успел скомандовать противолодочный манёвр. Повезло, что английские товарки ещё не прибыли, как потом выяснилось, подлодка была греческой, как следствие чуть ли не на пару плавала.
  
   26-го марта. Четверг.
  
   Принял Горемыкина, затем князя Львова, Палицына и Саблера. После чая принял кн. Ширинского-Шихматова по Палестинскому Обществу. Из Стамбула пришли вести, что все казачьи боевые колесницы переправлены через Мраморное море и начали резвиться на азиатском берегу, до этого здесь всё больше пехотой обходились в 30-ти километровой вычищенной полосе. Казаки вызывают удар на себя, палят заранее оговоренной комбинацией ракет вверх, это тут же засекается одним из дежурных малых аэропланов. Он долетает до ближайшего радиопередатчика, будь тот на корабле или на суше, выбрасывает сообщение, с ярким шнуром на конце, и тут же сам уходит на поддержку колесниц. Не более чем через 30 минут после сообщения на цель выходит один из дежурных Муромцев.
   Каждый день для России увеличивает пространство предполья, отодвигая вражьи орды от русских равнин, каждая новая неделя позволяет построить на новом месте полноценный аэродром. Ну а каждый месяц, это 50 новых Муромцев. Нефть заменяет для нас порох, для врагов более смертоносны наши "моторы", а не наши пули. Машины на нефти, сбрасывающие на врагов горящую нефть, вот "Русская правда" этой кампании.
  
   27-го марта. Пятница.
  
   Днем полил дождь. В полдень приехал Гинденбург, я показал ему в Манеже доставленный вчера самолётом фильм. Оператор снимал всю Греческую Морскую Баталию, а так же действия прикомандированного жандарма. Особенно удались кадры с 500 метров, где три Муромца атаковали с малых высот, уже не огрызающийся огнём противовоздушной обороны, горящий греческий военный корабль. 40-ка пудовые бомбы легли в цель, причём успех принесла именно последняя, которая легла впритирку к борту. Когда я смотрел эту ленту в первый раз с несколькими моряками из МГШ, один из молодых капитанов высказал предположение, что взрыв бомбы вызвал гидроудар, от которого мгновенно разошлись швы вражеского корабля. Гинденбург же смотрел первый "манежный" сеанс фильма "За Проливами" вместе со мной, охраной и сотней гардемаринов. Все смотрели фильм, я же наблюдал за смотрящими. Гардемарины и джигиты бурно радовались, лишь один из юношей позволил себе замечания по поводу казни капитана, и ещё двое в конце, когда наш крейсер потопил последний из тральщиков с выброшенным белым флагом.
   Я подозвал сопровождающего гардемаринов преподавателя, спросил фамилии умников. Выставив их к экрану я сказал остальным, что эти молодые люди, наверное, перепутали флот со "Смольным", так как первейшая заповедь любого капитана заботиться о своих, им же милее чужие. Они были отчислены с позором.
  
   28-го марта. Суббота.
  
   Принял Озерова, Немешаева, Сухомлинова, Юсупова и Фредерикса. В азиатской Турции в реки, те что достаточно судоходны, начинают втягиваться, доставленные через Чёрное море на буксирах, речные авиатранспорты, переделанные из нефтеналивных барж. За ними следуют речные пароходы, с шестью пулемётами по бортам и с одной гаубицей, образца 1907-го года. Вначале выбираются реки, находящиеся близ "лагерей временного содержания" куда организованно сгоняли армян. Одного из мест наши "речные караваны" уже достигли, роздано 500 винтовок. Вокруг лагеря рвы, по словам освобождённых там не менее 12000 трупов. Лагерь находился в 10 км от реки, для того, чтобы разогнать охрану потребовалось три гидросамолёта и 30 казаков. Как я уже сказал освобождённым, а их более 20000, выдали 500 винтовок, один пулемёт, один гидроплан, команду, немного зажигалки, топливо и бомбы к нему. Армяне должны были захватить городок, который был пройден нашими судами ранее, до него не более, население выселить, и занять там оборону. Оставили им так же одного опытного офицера, одной с ними нации, для руководства "партизанами". Через день к городку, подойдёт под охраной судно с пятью сухопутными Ньюпортами-4, топливом и боеприпасами к ним, а так же судно-батарея, с четырьмя гаубицами.
   Возле Родоса наш флот потерял ещё один малый корабль, но "обидевший малютку" английский броненосец тоже далеко уйти не смог. Радиограмму "малыш" послать успел, а корабль, со своими неполными 30-тью узлами с 115 км. в час Муромца тягаться не мог.
  
   29-го марта. Воскресенье.
  
   Погода была теплая. Принял с утра командира Л.-Гв. Улан. Ее Вел. полка Княжевича. Немцы совершили налёт на Англию с весьма хорошим результатом, но при возвращении потеряли два воздушных судна. Английские истребители шли на таран, двоим удалось проскочить сквозь пулемётный огонь. Для отпора истребителям немцы поднялись выше, но снизили точность бомбометания. Взрывы Цеппелинов были ужасны, когда же немцы решаться выпустить первые пять тяжёлых бомбардировщика? Или правы те в разведке, кто говорит, что они до конца не доведены?
  
   30-го марта. Понедельник.
  
   Отличный солнечный день. Утром принял доклады: Игнатьева, кн. Щербатова и Кривошеина, затем Григоровича и Княжевича - Таврического губернатора. С последним обсуждали будущее деление на губернии Турецкой территории. Принял первую телеграмму из Румынией, с мольбой остановить бесчинства "английских субмарин". Ответил, с прискорбием, что все наши суда заняты спешной охраной собственных территорий и пока не располагает средствами защиты от посягательств третьих лиц для иностранных подданных.
  
   31-го марта. Вторник.
  
   Солнечный день. Принял Сухомлинова, Сазонова и Маклакова. Затем отбыл на Путиловский завод. Осматривал его огромные мастерские, рабочие производят хорошее впечатление; их там работает 22 тысячи человек. В два часа был у Ники, разговор опять зашёл о земельном вопросе. Я просил его отложить это "до победы", но он настаивает на варианте Кетлера, с его знаменитым изречением: "Лучше отдать крестьянам половину земли сейчас, либо завтра они заберут всё". Договорились, что указ опубликуют послезавтра утром, но полная реализация лишь после заключения мира. А пока же в каждой губернии будет введена максимально возможная арендная плата за десятину земли, помещика, который потребует больше, будут сразу же лишать земли полностью.
  
   1-го апреля. Среда.
  
   Лучезарный день. Принял доклады: Струкова, Булыгина, Шаховского и Марковича. С чиновниками весь день выяснял приемлемый уровень оплаты по каждой губернии, прикидывали, как помещики будут пытаться этот закон обойти, способы противодействия этому, награды крестьянам за правдивые доносы, жестокие наказания за ложные. Закончили заполночь, я сорвал голос, ближе к полуночи просто ставил в оставшиеся графы наименьшие из предлагаемых цифр. Подозреваю большие проблемы, как со стороны крестьян, так и со стороны землевладельцев.
  
   2-го апреля. Четверг.
  
   Такой же отличный день. В 11 час. принял гр. Бобринского, затем Танеева. "Указ о Земле" опубликован, приказ о выводе войск на улицы столицы оказался правильным. В два был у Ники, тот успокоил, сказав, что как в пятом году не будет. Армия за нас полностью, так же как и флот, о воздушных судах и говорить нечего. Вот только шапкозакидательские замашки и призывы к мытью ног в индийском океане надо попридержать. Сейчас важнее отсутствие внутренних бунтов, либо всемерное их оттягивание, что позволяет на делать по 50 тяжёлых самолётов в месяц и вдвое истребителей. Как только запустим второй моторный завод, эти цифры можно будет умножить на два. мы обязаны побеждать в каждом сражении, не отдавать противникам ни одного из захваченных островов. Плевать, за кем они раньше числились, за французами, англичанами или Итальянцами. Каждый остров, чуть больше черепашьего панциря и с достаточной взлётной полосой, это уже аэродром, большие острова, где базируются Муромцы, охраняет подлодка, мины и казаки. Как только закрепимся, немедленно начинать усиливать противовоздушную оборону. Отдых, пачка сигарет, а там и на восходящее солнце в океане полюбуются наши воины.
  
   3-го апреля. Пятница.
  
   Чудный теплый день. В 11 час. у меня состоялось заседание Совета министров. Затем принял доклады: Харитонова и Барка. Ожидаемые беспорядки в губерниях, вызванные, в основном, помещиками. Местные жандармы, как и было оговорено в моих телеграммах, арестовали всех несогласных увеличить аренду и в клетку на главную площадь. Домочадцев в кандалы и на укрепление обороноспособности государства. Репортаж с места событий тут же рассылался по всем губерниям, с приказом тамошним жандармам немедленно обеспечить выход этих новостей специальными выпусками губернских газет.
  
   4-го апреля. Суббота.
  
   День был дождливый. Утром погулял. Принял: Скоропадского, Сухомлинова, Казакевича, кот. назначил флигель-адъютантом, и Пантелеева. после поиграл с сыном и племянником, Алексей чувствует себя бодро, воспаление на шее прошло. Деревня, а точнее крестьяне, усмирены полностью, теперь пашут, как лошади, уже мысленно делят господскую землю, заодно прикидывая, как сподручнее взяться за вилы, если Регент обманет. Атак... Да какой сейчас бунт, если многие уже считают землю своей! Да ни за что они с места не сдвинутся, а агитаторами любого толка, призывающих их это сделать, украсят ближайшие осины.
   С юга пришла телеграмма, что начат очередной этап морской операции. Два новых гидротранспорта, в сопровождении одной подлодки и каравана судов, подошли к Сицилии. Аэродром был построен уже к вечеру, противник ошеломлён, на это надеялись, поэтому первая атака гидропланов была произведена газовыми бомбами, после которых десант, с лёгкостью захватил стоящие в гавани суда. Газ мы произвели сами, по немецкой технологии, часть её, во время особо доверительных отношений, мы получили от Кузена, когда же наступило охлаждение, мы просто выкрали остальное, и неделю назад Менделеев получил первые образцы. К вечеру на прибрежную грунтовую ВПП с пирсов скатились пять Муромцев, которые тут же перелетели на дощатый аэродром, подготовленный в глубине острова.
  
   5-го апреля. Воскресенье.
  
   Произошло очередное покушение на меня, хорошее по мысли, но плохое в исполнении. Слишком уж были напряжены лица у тех двоих офицеров, а как только блеснули револьверы охраны, то и террористы задергались, а наученные горьким опытом джигиты, открыли огонь. Из оружия у покушавшихся, кроме револьверов, было пять гранат Ф-1. К вечеру выяснилось, что один из ящиков в особо охраняемом вагоне, везущим груз до турецкого фронта, был вскрыт. Как раз эти пять гранат и пропали, на подозрении в хищении Ф-1 из первой партии оказались трое. За недостатком времени ко всем подозреваемым применили полевое дознание, один из умерших сознался. Это было нечто новое, раздробленная РСДРП наладила контакты с дворянской партией! Говорил же брату, нет, землю крестьянам подавай! Вот теперь помещики с рабочими стали в стаи сбиваться.
  
   6-го апреля. Понедельник.
  
   Высадившийся в Анталии десант, прислал радиограмму, что место прямо райское, быстро нашлись и те из местных, кто согласился заработать 1%. Баржи-гидротранспорты прошли всего 6 километров вглубь территории наткнулись на "лагерь смерти". После раздачи оружия армяне двинулись к берегу моря, врывались в свои дома, откуда их недавно выселили, скоро цветущий город стал ареной сведения счётов.
  
   7-го апреля. Вторник.
  
   Очень теплый день. Был короткий доклад Грюнвальда и затем Енгалычева. После принял бельгийскую военную миссию, предложил согласным на переселение бельгийцам земли близ Трабзона и русское подданство. Ушли задумчивые. Ну-ну, поживите, гордые потомки Уленшпигеля, в дорвавшейся до Лебенсраума Тевтонии, они вас ещё за подмоченные лошадиные копыта поимеют ввиду. После полудня был у Ники, он опять что-то выдумал, называется "Закон о минимальной почасовой оплате труда". Конфискация предприятий у недобросовестных предпринимателей и немедленная продажа за полцены в новые руки.
  
   8-го апреля. Среда.
  
   Простоял дивный теплый день. Перед завтраком принял Кривошеина и Янушкевича. итальянцы попытались освободить Сицилию, на которой было уже 15 Муромцев, два аэродрома, а захваченные у них суда полностью укомплектованы русскими командами. Потери макаронников составили десять судов, среди них Линкор и три броненосца, мелочь сдалась. После зажигалки в смотровую башню и по зенитной артиллерии, Муромцы провели тренировку 40-ка пудовыми бомбами. Эффект потрясающий! Швы разошлись мгновенно, все четыре судна ушли под воду, не дождавшись повторной атаки, хотя все водонепроницаемые переборки были подняты.
  
   9-го апреля. Четверг.
  
   Солнце пекло как летом. Принял гр. Бобринского. Ещё десять Муромцев прибыли в Стамбул, два из них пойдут на Крит. У Румынии и Австро-Венгрии достойных упоминания судов в Чёрном море нет, субмарины-призраки поработали на славу. Австрийцы нас пока подозревают, но не обвиняют, перебросили две дивизии из Сербии к Российской границе, мы на это демонстративно не отреагировали. Один раз только Муромец над их позициями пролетел и всё. Бронепоезда проблемные участки перекрывают, казаки и малая авиация дают наводку, снарядов на неделю автономных боёв хватит, а больше и не потребуется.
  
   10-го апреля. Пятница.
  
   Для дальневосточного ТВД выбрал замену дяде, это будет генерал-адъютант Брусилов. Он побывал на фронте в сопровождении роты 16-го Стрелкового Имп. Александра III полка. Поучаствовал в зачистке прибрежной полосы азиатского берега мраморного моря, досконально изучил вопросы взаимодействия с авиацией. Выделил ему пять самых старых Муромцев Пусть пока натаскивает пилотов из сибиряков да строит ВПП. Как минимум к Сентябрю мы закончим наводить здесь порядок и отправимся в путешествие на восток. Не зря отцы наши КВЖД строили и японских шпал в этом творении нет. Через каждые сто вёрст вдоль дороги уже начата укладка взлётных полос, так что прежний вариант у японских шпионов с блокировкой Транссиба не пройдёт! Новоявленного главкома сопровождают два новеньких бронепоезда.
  
   11-го апреля. Суббота.
  
   Ники опять хандрит, он чем-то обеспокоен, мои распросы Аскара ничего нового не приносят. Тот говорит, что подчиняется лишь приказам брата. На незащищённой части Крита устроили аэродром, два Муромца совершают по шесть вылетов на зачистку прибрежных вод в день, а казаки и гидропланы охраняют аэродром, попутно его благоустраивая. Некоторые малые суда, особенно греческие, поняли, что если видишь самолёт, то нужно замереть и тихо выкинуть белый флаг. Тогда крылатый вестник покачает крыльями, вскоре с неба упадут рядом с твоей лоханью несколько гидропланов. Обычно из них высадится бывший гардемарин ускоренного выпуска, с тремя морскими пехотинцами или казаками. Если на судне нет рации, то новичок плывет к ближайшему пункту, где она есть. Максим на палубу, рация, если капитан вёл себя хорошо, то его просто ссаживают на берег. А на волнах качается кораблик под Андреевским флагом, управляет этим корсаром дорвавшийся до моря юнец...
  
   12-го апреля. Воскресенье.
  
   Японцы очень вежливо попросили, чтобы наших Муромцев на дальнем востоке и близко не было. Я принял посла и сообщил, что это не возможно, что я отправил уже туда пять самых старых машин, и менять своего решения не намерен. Не будут они ругаться из-за пяти самолётов, хунхузов натравят, оружия подкинут и будут учения близ Владивостока проводить. Нет, до сентября не нападут, а там и мы на чаёк подлетим...
  
   13-го апреля. Понедельник.
  
   Погода была чудная. Из Царьграда передают, что Крит наш полностью, а с Сицилии Муромцы, на пределе дальности полёта, совершили налёт на город Кьяри, что на Сардинии. Береговые укрепления и военные корабли, в результате налёта, выведены из строя полностью и трём кораблям с десантом никто достойного сопротивления не оказал. Самолёты с Крита, чтобы не простаивать, по очереди заливают зажигалкой Афины.
  
   14-го апреля. Вторник.
  
   Чудная летняя погода. Пленные из Кьяри и десант достроили за ночь ВПП, утром с Сицилии прилетели 10 Муромцев и занялись зачисткой острова. Около 50 каперов с капитан-гардемаринами работают корректировщиками. Углевозы из Зонгулдака идут не переставая, каждый из них переоборудован на скорую руку в авиатранспорт с одним самолётом на борту, упрощенные лебёдки здесь таковы, что спустить лёгкий одномоторный гидроплан на воду возможно, а вот поднять уже нет. Ники нашёл выход и здесь, в Зонгулдак не переставая доставляются армянские юноши, оставшиеся без семьи, или кормильцами оставшихся братьев и сестёр. Им предлагают недельный курс обучения, если ничего не выходит, то винтовку в зубы, жильё и землю, если получается, то сопровождающим пилотом на углевоз, в случае удачи премия золотом, в случае гибели большая на порядок сумма выплачивается братьям и сёстрам. Уже подготовлено более 60-ти таких одноразовых пилотов на случай столкновения с вражескими судами. И это себя оправдывает, в одном случае лёгкий самолётик с зажигалкой потопил вооружённый пароход, в двух других дал время на отрыв углевозам, основательно задержав преследователей.
   На Сардинии Муромцы утюжат укрепления Ольбии, Порто-Весме и Порто-Торреса, Кьяри принимает десанты и Сицилии, мы неудержимо рвёмся к Гибралтару.
  
   15-го апреля. Среда.
  
   Решение, которое оправдало себя на Крите, один остров - два Муромца, будет повторено На Сицилии и на Сардинии. Все остальные суда идут одной группой к берегам Марокко, на час отставая от них идут два скоростных крейсера, переоборудованные каждый под транспортировку пяти Муромцев, они нацелены на европейский берег Гибралтара, если хотя бы одна из трёх групп сможет организовать на берегу хотя бы грунтовую ВПП, пролив наш. Наш отчаянный шаг произошёл предельно вовремя, к вечеру, когда наши конвои уже крались вдоль южного берега средиземного моря на запад, К Сардинии подошёл британский линкор, четыре подлодки, несколько крейсеров и два авиатранспорта с новейшими гидропланами, пилотами на которых были те самоубийц, товарищи которых таранили недавно немецкие Цеппелины. Нам повезло, пара наблюдателей корсаров поняла меру опасности и Муромцы острова просто спрятались на запасном аэродроме, а все корсары бросились на восток, изображая бегство вражеской эскадры усиленными дымами, а потом порскнули в разные стороны.
  
   16-го апреля. Четверг.
  
   Ночью была снежная буря и очень холодно. Выспался здорово. Все утро и после завтрака погода была неприветливая, только к полудню показалось солнце. Англичане сорвались на всех папах от Сардинии в десять часов по времени Петербурга, ибо вопль их крейсера в Гибралтаре: "Атакован, вижу два перископа", интерпретировали верно, но поздно. Один из наших гидротранспортов встал на прямой воображаемой линии, соединяющей Кьяри и центр Гибралтара, в ста вёрстах восточнее и поднял в воздух гидропланы. Первыми были залиты зажигалкой авиатранспорты, которые успели спустить на воду лишь семь машин, после чего были выведены из строя лебёдки. Спущенные на воду Машины верно взяли направление на наш гидроавианосец, но при подлёте к нему наткнулись на последний из гидропланов, сработавший корректировщиком, и на 10 Муромцев, сбитых стаей, которые пролетая мимо сбили перекрёстным огнём пять из семи лимонников. Не обращая внимания на линкор, усовершенствованные системы противовоздушной обороны которого сбили один из самолётов, 9 машин повернули назад и сбили оставшиеся гидропланы противника.
   Последний из гидропланов авиатранспорта выиграл для своего судна жизнь, врезавшись с полупустыми баками в башню наблюдения на Линкоре, вынудив его для ведения огня подойти на прямую наводку. Выигрыш был минимальный, но с северного берега Гибралтара уже спешила помощь, пять самолётов на максимальной высоте сбросили зажигалки, из-за того, что прицел бомбометания у них был выставлен на три километра, как говорится "стреляли на глазок". Из пяти бочек попали только две, но одна сверхудачно, прямо на одно из гигантских орудий. Вторая пятёрка отбомбилась без проблем, а 9 машин южного берега во втором заходе атаковали уже остальные корабли. Подошедшие к вечеру две подлодки споро добивали чадящих гигантов, так как у Муромцев вошло в правило охотиться только на движущуюся дичь.
  
   17-го апреля. Пятница.
  
   Погода поправилась, утро было холодное с свежим NW. От Вилли пришла поздравительная телеграмма и напоминание, что Корсика, это уже часть немецкой территории, ну мы пока этому и не возражаем, дожидаемся приходу от берегов Румынии двух подводных "Летучих Голландок", с подлыми лимонниками на борту. Вилли выразил уверенность, что военные суда германской империи будут проходить свободно через Гибралтар, я в ответной телеграмме это подтвердил, предупредил лишь о том, что всё должно быть согласованно не менее чем за сутки до прохода. Будет выделятся фарватер, так как в некоторых прибрежных водах будут выставлены минные банки. Вилли пилюлю проглотил, собственно у него и выбора не оставалось.
  
   18-го апреля. Суббота.
  
   Был у Ники, он спокоен и собран. Сказал, что завтра опять будет целый день отдыхать. Велел очередные десять Муромцев без тестового испытания с РБВЗ гнать к Сардинии, а оттуда судами к Гибралтару. В Золотом Роге и окрестностях оставить только А и Б, всё остальное тоже на запад. Англичане понимают всю важность пролива и ударят всеми силами, поэтому стоит перебросит на каждый из аэродромов по 10000 охраны, с пушками и пулемётами от сухопутного десанта.
  
  
  
  
   Дневник неприкаянной души.
  
  
  
   Здесь я воровка, хорошая, но зарвавшаяся, полгода назад я позарилась на драгоценности жены генерал-губернатора Сицилии. Попалась у барыги, теперь один из перстней, подарок от обворованной жене начальника местной тюрьмы, делает мою жизнь максимально адской. Местные авторитетки меня не трогают, да и после визита к охранницам на "перевоспитание" у меня сил не бывает. А вот осколок стекла, остро заточенный, наши Самосские матриархи поднесли мне с пониманием и уважением. Вскрыться, или нет, это святое дело для урок обоего пола, личное дело каждого, даже заигранным "Машкам" в этом не препятствуют. Залезла в дальний угол под шконку, там не видно от входы и наклон пола таков, что кровь соберется у стены. Вскрылась. Уснула.
  
  
   19.03.
   Проснулась бодрая, в охотку бодалась с телом всю ночь. Очень помогла закладка-мина, к 5-ти часам вечера контроль над глазом был взят.
   20.03.
   первым делом мы с Аскаром поменяли пароль, он поздравил меня с очередной победой над демоном малодушия. Был брат, рассказал о резне армян. Я хачиков не очень то и люблю, но всё же наши, не заморские. Идею организации партизанских отрядов на месте концентрационных переселенческих лагерей сугубо одобрила.
   21.03.
   Миша, недрогнувшей лапой, распродаёт за наличные местным олигархам английское и французское добро. Периферийные, или не заинтересовавшие из-за дороговизны наши банки, объекты продают немцам. Крупп подсуетился первым.
   22.03.
   Англичане подбили греков атаковать Ближайший к Дарданеллам аэродром. Гордые потомки Эллады лишились из-за чужих амбиций оставшихся островов и 90% флота.
   23.03.
   В Стамбуле местным наводчикам отдаём 1% от награбленного, ещё 9% распределяем среди войск. Уже сейчас в казну поступили средства, достаточные для постройки 1000 Муромцев.
   24.03.
   Вилли попросил допустить его ФПГ к основным конкурсам по вражеским концессиям. Но каждый "Крупп", вступая во владение, подписывает с Регентом секретный протокол, из которого явствует, что он знает, что у него всё отберут, если Вилли попытается опять сесть на своего коня, с кличкой "Вперёд на Восток"
   25.03.
   Мы чуть не потеряли крейсер, но приобрели очень хорошее кино, о том, как крейсера теряет противник.
   26.03.
   Нефть важнее пороха. Однозначно.
   27.03.
   Гинденбург приехал на премьеру фильма "За Проливами", ему подарили копию для Вилли. Пусть тот поучится и поостережётся дразнить спящих косолапых...
   28.03.
   Вооружаем турецких армян, турков, в ответку, они режут качественно.
   29.03.
   Немцы слетали в гости к лимонникам, поздравили от души, но на обратной дороге нарвались на негостеприимный приём. Лондон для лимонника, это вроде Москвы для русского, сожжения своего фетиша бритты не оценили.
   30.03.
   Призраки английских подлодок приносят вполне реальные дивиденды.
   31.03.
   У последней моей воровки стали перед смертью всплывать школьные годы. Одно воспоминание мне не понравилось, там вспыхнули крестьянские мятежи, раздутые англичанами, РБВЗ под шумок сожгли, и Империя полгода оставшимися Муромцами отбивалась в Эгейском Море от наглых потомков викингов. Нехорошо. Придётся, как это не печально, отдать половину земли крестьянам.
   1.04.
   Миша весь день дорабатывал "Указ о Земле". Устал, как собака.
   2.04.
   Спорила с Регентом, доказывая, что крестьяне при бунте, опаснее в массе, чем помещики.
   3.04.
   Одна клетка латифундистов, и освещение процессов в ней, а ля "Дом 2", прекратила разброд мнений относительно "Линии Регента" по данному вопросу.
   4.04.
   Рвёмся тихой сапой к Гибралтару, как медведь в дупло с Мёдом. Сегодня взята под контроль Сицилия.
   5.04.
   Покушение на Мишу, за задумку "пятёрка" бомбистам, исполнение на "кол". Раскручиваем по цепочке заказчиков, разбегаются резво, о "думцах" знают все и живыми даваться не хотят.
   6.04.
   Взяли Анталию, сняли сливки и отдали город армянским партизанам из местного филиала "Освенцима".
   7.04.
   Выбил из Миши обещания публикации "Закона о минимальной оплате труда".
   8.04.
   Макаронники попытались отбить Сицилию с одним Линкором, почти без ПВО. Край непуганых идиотов!
   9.04.
   Псевдоанглийские субмарины продолжают плодотворно резвиться в "Русском Озере"
   10.04.
   Брусилова отправили на дальний восток с бронепоездами и пилорамами, будет по пути организовывать "цепочку подскока". Конечная цель - вернуть КВЖД.
   11.04.
   Опять дралась за глаз, "тело" осатанело, на переговоры не идёт, ему бы раньше хоть каплю такого характера.
   12.04.
   Японцы наехали на нас с понтами. Мы не поняли и наехали в ответ. сторговались и сделали вид, что теперь друзья до гроба.
   13.04.
   Крит наш, Сицилия наша, бомбим Сардинию.
   14.04.
   Сардиния подавлена, построена ВПП близ города Кьяри. В Зонггулдаке, из армянских юношей, потерявших родных, подготовлен второй выпуск лётной академии "Имени 11 сентября".
   15.04.
   Англичане унюхали финишную точку нашего марафона, но опоздали на полдня. Рвёмся на запад.
   16.04.
   Провели эскадру лимонников, как конфетку у детей отобрали, Колчак гений. Даже Муромцы смогли на Сардинии сохранить! Спохватились они с утра, но было уже поздно. Моряки падали от усталости по краям взлётно-посадочных полос, и засыпали под гудение взлетающих четырёхмоторных гигантов. Гибралтар заткнут надёжной пробкой.
   17.04.
   Немцы, поняли, что их надули. Вилли договаривается о проходе своих судов через Геркулесовы столбы.
   18.04.
   Внушала Мише, чтобы гнал к Гибралтару все возможные Муромцы и обкладывал их десантом, так как остатками памяти "Воровки" я смутно помнила о том, что позже англичане и сами здесь укрепились.
  
  
  Николай свет-Второй Глава 12
  
  Дневник Регента.
  
  
   19-го апреля. Воскресенье.
  
   Сегодня день был совсем жаркий, хорошей погоде противились тревожные известия. Контрразведка, а там на невысоких постах умные головы ещё не повывелись, организовала сеть осведомителей из тех немецких заводчиков, которые слишком увязли в России. Утром прибыла телеграмма, в ней сообщалось, что один из "анонимных источников", так называют себя эти господа, поскольку они согласны давать информацию только с "закрытыми лицами", указал, что бывшие французские линкоры, оснащаются невиданной новой противовоздушной защитой. Другой источник сообщал, что весьма вероятен прорыв этой флотилии к Гибралтару. Немедленно, по прочтении этой телеграммы, я отдал приказ о вылете на Сардинию дополнительных самолётов, а так же на выход двух из четырёх Гибралтарских субмарин в район Марселя, с приказом "задержать" линкоры при попытке их выйти из порта.
  
   20-го апреля. Понедельник.
  
   Было очень жарко и дул отчаянный ветер, лишь в три часа пошел дождь и сразу сделалось холодно. Когда я хотел выезжать, чтобы к полудню быть на осмотре новых мастерских в городе, меня перехватил Аскар. Он сказал лишь два слова: "Зовёт, срочно", и я сразу же бросился к Ники, дела могут и подождать. Брат втолковал мне удивительную вещь, оказывается, что раз в месяц к нему приходят видения, иногда это новое оружие, иногда видения ближайшего будущего. Сегодня он увидел, что на Регента будет совершено покушение, возможно удачное, так как замешаны трое из свиты. мина в "моторе", причём не в основном, к нему злоумышленникам приблизится не удалось, а в запасном. Основной слегка испорчен, небольшая поломка, но её ещё надо найти, весьма велика вероятность, что я не буду ждать. После моего устранения регентом сделают матушку, далее следует "случайная" смерть брата. Матушка "отошла от мира", но ежели некоторые особы, которым она безоговорочно верит, будут подсовывать ей документы, то она будет подписывать их, не читая.
   Заговор "доморощенный", от двадцати фамилий, названных братом, волосы встают дыбом. Знаете, как огни назвали этот план? "Удар на опережение"! Но брат не до конца уверен, может быть ему почудилось? По сему необходимо включить двигатель в "запасном" "моторе" и подождать десять минут. Как только воск растает, упадёт стерженёк, замкнётся электрическая цепь и последует взрыв. В этом случае надо действовать быстро. Главных заговорщиков взять под стражу заранее, если всё в порядке, то отпустить с извинениями, в случае же взрыва следует подвергнуть каждого "полевому дознанию". Но и на этом "хорошие новости" не заканчивались! Брат "пророчил", что нападение на Гибралтар будет послезавтра на рассвете, одновременно будет попытка выхода из Суэцкого канала эсминцев и подлодок. Сейчас весь мир негодовал на нас, за то, что мы закрыли его для всех английских судов, а в 1878, при подобной ситуации, на турков, закрывших для наших судов пролив, никто даже косо не посмотрел!
   Сейчас "двойные стандарты" применяем мы, по этому с большинством судов, груз которых не помешает и Российской Империи, проводятся "профилактические беседы" после которых умные капитаны идут в Царьград и Одессу, а глупые на дно. Судовладельцам мы платим столько же, за сколько эти грузы купили бы, скажем, в Риме. Копейка в копейку! Немедленно отдал приказ на выдвижение к Суэцкому каналу бывшего итальянского Линкора, силами же гидросамолётов за час до нападения противника на Гибралтар, следует полностью "закупорить Туннель".
   Выйдя на минуту от брата я немедленно подозвал командиров "дикарей" и отдал им приказы. Лишь через час, когда с телефонного узла прибежал фельдъегерь, я отправился к моторам. Взрыв произошёл через двенадцать минут, приказ о "полевой процедуре" ушёл по телефонным проводам. К концу дня количество арестованных перевалило за сотню, причём пятая часть причисляла себя к "избранным и неприкасаемым", к царской семье. "Дяде"терпеть больнее умели совсем, так что синемундирникам достаточно было лишь "пощекотать" любого из них чем либо из "полевого набора", как раздавались нескончаемые "песни соловьёв". Как просил брат процесс получился громким и материалы каждого признания шли сразу копией в газеты.
  
   21-го апреля. Вторник.
  
   Этой ночью и последующим днём столица не спала, услуги мальчишек, разносчиков газет, шли впятеро, каждый час шёл экстренный выпуск. Шли аресты причастных, было три стычки, но артиллерия подошла вовремя, невиновных, но используемых "в тёмную" отпускали, остальных ждал суд, скорый, но справедливый, и приговор, так же скорый, но однообразный.
  
   22-го апреля. Среда.
  
   В 4 1/2 ночи в экстренных выпусках появился материал с текстом тайного договора, написанным братом по памяти, где немцы и англичане договаривались о совместном нападении на "российский средиземно-атлантический пролив" с целью его пиратского захвата. Договор был подписан уже неделю назад, САСШ в курсе, даже вчерашнее затопление американского судна "Галфлайт", слишком ретивым подводником, янки спустят на тормозах. После текста договора я писал, что объявлять войну Германской империи опять я не намерен, так как именно от "некоторых друзей русской империи" из Берлина, крайне заинтересованных в стабильных отношениях между двумя нашими великими державами, и были получены сведения и о "покушении" и о "попытке покуситься на исконно русский пролив". Ниже приводилось фото взрыва "запасного" мотора, и примерный сценарий, что ждало русский народ под "просвещенной дланью" и их подельниками.
   В 5 1/2 пришла телеграмма, что выход из канала надёжно заблокирован, уже сейчас расчищать фарватер нужно не менее двух недель. Плохой новостью стала гибель всех трёх наших гидросамолётов, так как у противника обнаружился десятикратный перевес. У канала осталась лишь подлодка, все 50 пиратов ушли западнее, к берегу Синайского полуострова за пределы действия Ньюпортов, и принялись готовить там аэрополосу для Муромцев, судно же, "с пиломатериалами" для полосы, завернули с подходов к одному из бывших греческих островов.
   В 5 3/4 колчак включил все мины, в "малые крепости", над которыми люди работали всю ночь.
   6 1/4 снаряды начинают падать в опасной близости от "основной" полосы на африканском берегу Гибралтара, самолёты покинули это место ещё два часа назад, перебравшись на две версты западнее. Недалеко от аэродрома казачьим разъездом были задержаны вражеские корректировщики, они передавали сведения на корабли радиотелеграфом, в это немаленькое устройство было впряжено два мула, охрана опустевшего аэродрома ведёт бой, её действия поддерживают два Муромца. Подводных лодок у противника, по словам брата, было шесть, все они сейчас шли в атаку, и именно против них, в первую очередь, были направлены импровизированные крепостные минные заграждения. Первый удар Муромцев, а их набралось 27 штук, был так же произведён глубинными бомбами, как мы узнали позднее лишь одна лодка сумела доковылять до дому на двухузловом ходу.
   7 часов в Гибралтаре, а в районе Марселя "терпят бедствия" немецкие трофеи, их решено пока не добивать, а использовать как приманку, так как от "немецких друзей" пришло ещё одно очень интересное сообщение.
   8 часов, во все страны средиземноморья направлен ультиматум, передать немедленно России, в аренду все военные суда, а так же гражданские пароходы, пригодные для установки на них орудий. Аренда 0,5% от себестоимости судна. Не согласным мы не гарантируем сохранность их судов от английских подлодок.
   9 часов. Первые крики в Немецкой прессе, а от Геркулесовых столбов на запад уходят два побитых английских корабля, тральщик и крейсер, это всё, что осталось от эскадры. На европейском берегу Гибралтара разрушены обе аэрополосы, Сеутская Бухта превращена в мешанину угля крови и метала, много мин, но теперь к берегу здесь опасно подходить даже тральщикам.
   10 часов. Все наши надводные суда из района Гибралтара уходят и направляются на Майорку, два авиатранспорта подходят к Барселоне и начинают убеждать испанцев, что 0,5%, это лучше, чем ничего. Массовая попытка прорыва потенциального противника с рейда Барселоны пресекается 15 тяжёлыми бомбардировщиками, для которых спешно сооружена грунтовая аэрополоса на Майорке, и возводится дощатая. В Гибралтаре сейчас лишь пять Муромцев, три мы потеряли от огня вражеской ПВО.
  
   23-го апреля. Четверг.
  
   Завтракал с семьёй и Алексеем, после чая принял Сазонова. В столице ликование, народ полон шапкозакидательских настроений, как в пятом году, абсолютно все удивляются, почему Лондон ещё не наш. Советовался с Ники, после этого уже к двум часам в прессу ушла информация, что мы считаем все происшествия и недопонимания между нами и Англией "досадным инцидентом". По нашему мнению война закончена и наступил мир. Было объявлено, что с завтрашнего дня половина помещичьих земель будет раздаваться крестьянам явочным порядком, под наблюдением специальных отрядов из вооружённых крестьян под командованием синемундирника. Отряды будут формироваться в течении трёх недель, из каждой деревни необходим минимум один крестьянин. Его односельчане, не бросая весенних полевых работ, должны, хотя бы приблизительно, разграничить земельные участки, так как в первую очередь отряды будут работать с теми, кто договорился "полюбовно" с помещиком", потом с теми кто договорился хотя бы между собой, лишь потом со всеми остальными. В каждой губернии на главной площади будет возведена клетка, в этот раз почти исключительно для синих мундиров и их семей, для тех, кто будет заниматься приписками, а так же для помещиков, мешающих работе, либо дающих взятки, а так же для тех из них, кто призовёт в свою землю после передела проверку, а та не выявит серьёзных нарушений.
   Так же для разных областей есть подзаконные акты, например на Кубани к помещикам приравнены войсковые атаманы, чьи предки "нахапали" себе земель при разделе, оставив остальным служилым казакам лишь объедки.
  
   24-го апреля. Пятница.
  
   День был еще лучше и теплее. Принял Барка и Рухлова, затем Казакевича и Сухомлинова. Пришло донесение, что на замаскированный аэродром близ Марселя, наконец-то, прибыли немецкие Копии Муромцев в количестве 10 штук. Немедленно передал сигнал к атаке аэродрома а после и линкоров. Атаку производят четыре наших Муромца, размещённых позавчера на Корсике, при внезапности должно хватить. Мечты немцев "о равных шансах в воздухе" требуется всецело пресекать, вероятность же взлёта у "обречённой десятки" очень мала. Вилли ещё не до конца понял, что авиация требует очень большой согласованности, например его скоропалительное решение прикрыть раненые Линкоры в гавани Марселя с воздуха было спонтанным, к приземлившимся на аэрополосе с почти пустыми баками самолётом горючее доставили лишь через час после нашего первого налёта, беспомощные, поставленные "крыло в Крыло" машины загорались одна за другой.
   Вилли едва оттащили от телеграфного аппарата, когда он рвался отдать приказ бросить все войска на восток. Верить в победоносную войну в этом направлении при сильной центральной власти в России, таких оптимистов в Германском генштабе не было. Кузен сделал единственное, что ему позволили, не стал убирать от восточной границы десяток уже стоящих там дивизий.
  
   25-го апреля. Суббота.
  
   Летний день. Принял Багратиона-Мухранского и Горемыкина, затем Маклакова и гр. Фредерикса. К вечеру заволокло небо и пошел необходимый для природы дождь. С Атлантики пришло известие, которое ещё раз доказывает неразбериху и метания в умах немецкой верхушки. На этот раз их подводники умудрились утопить"Луизитанию", из 1200 погибших 200 человек янки. В средиземноморье государства ещё "колеблются", для их ободрения этим утром наши суда высадили 1000 человек в Чивитавеккье, что на северо-запад от Рима на морском берегу. 50 километров для Муромцев не расстояние, самолёты сделали два низких захода над Ватиканом и Папа тут же смог найти нужные аргументы для мирских властей. Уже к вечеру все суда спустили флаги и к ним ринулись давно ожидающие этого "пираты". Их команды взбирались на палубы военных кораблей, оставляя на своих бывших судах лишь по паре человек экипажа. Все поднявшиеся, даже "бывшие пленные" греки или турки, большинству из которых пришлась по вкусу "вольница", были обвешаны, как новогодние ёлки, гранатами, у каждого на поясе было по два револьвера.
   Первым "брался на абордаж" артпогреб, как показали дальнейшие события, эта мера была необходимой. В трёх случаях уже опомнившаяся после "преступного приказа сверху" команда, у которой к тому же стали экспроприировать в некоторых случаях личные ценности, подняла мятеж. Корабли отстоять, не смотря на гранаты, не удалось, три судна взлетели на воздух. М тут же заявили, что за эти суда платить не намерены.
  
   26-го апреля. Воскресенье.
  
   Погода была свежее. В средиземноморье за Италией потянулись остальные. Кайзер пытался торговаться, сдался лишь к вечеру, потеряв ещё два крейсера. Австро-Венгрия от сотрудничества отказалась вообще, выставив счёт за потопленные "английскими призраками" их суда в Ч1рном море. Объединенный флот, ужасно разнокалиберный и не согласованный, просто вывалил на их порты половину боекомплекта, по мере подхода подкреплений. Для работы авиации была использована аэрополоса, в районе Венеции, подготовленная нашими агентами, купившими так же и топливо. При посадке воздушные суда высадили пулемётные расчёты, после подавления береговых укреплений улетели. Всю остальную работу доделал флот.
   Президент САСШ сцепился с немцами по поводу Луизитании, обещал им драку. Вечером говорил с Ники и в конце согласился с его доводами о начале массовой переброске Муромцев на Восток. Если Вилли или Австрия взбрыкнёт все самолёты долетят на ТВД не позже, чем через три дня.
  
   27-го апреля. Понедельник.
  
   Холодная погода продолжалась. Утром видел Комарова, после Саблера. Флот Средиземного Моря, после Австро-Венгрии, взял на борт десант и устремился к Суэцу. Прежде чем отправляться на Восток Муромцы со всего средиземного моря собрались в кулак и ударили по аэродрому Ньюпортов, после по береговой ПВО англичан, потом по военным судам в Красном море. Было потеряно с нашей стороны пять машин, так как англичане применили новую тактику, теперь они стреляют вверх из больших калибров, на определённой высоте снаряды выбрасывают шрапнель. Лишь полное новшество этого оружия, очевидно экспериментального и изготовленного на предприятиях где-либо в Бомбее, а так же то, что подобная новинка была лишь у десятка судов, позволила ЭВК пустить их на дно. С этой новостью пришёл к брату, он согласился со мной, что нам необходимо в кратчайшие сроки заиметь что-либо подобное. Так же он настоял на немедленном начале боёв за КВЖД, пока лимонники не снабдили новыми снарядами макак. После поддержки десанта на Суэц весь флот уходит к Гибралтару, для его поддержки остаётся пять Муромцев. Ещё два Муромца будут на австрийской границе, так же её морскую границу будут "охранять" все наши авиатранспорты, на которых в наличии половина самолётов.
  
   28-го апреля. Вторник.
  
   Прохладный ясный день. Утром покатался с Алексеем и Георгием на прудах, затем принял Сазонова. Во время его прихода принесли телеграмму, что последние очаги сопротивления на суше в Районе Суэцкого канала подавлены, в Красное море удалось перебросить все гидросамолёты. Подходящие суда из тех, что застряли в районе канала, реквизируются, на пяти из них уже начата переделка в авиатранспорты. Местное население, подстёгнутое обещанием хорошего жалования, охотно помогает в расчистке канала. К сожалению, даже оптимисты из МГШ, соглашаются, что работы здесь не менее, чем на два месяца. Железная дорога близ Суэца пострадала меньше, её обещают ввести в эксплуатацию через неделю.
  
   29-го апреля. Среда.
  
   Успел погулять с мальчиками. Принял Мамантова и Танеева, затем Булыгина, после всех хана Нахичеванского, кот. контужен. Царедворцы лаконичны, лишних слов себе при Регенте не позволяют, будем надеяться и на их благомыслие.
  
   30-го апреля. Четверг.
  
   Чудный день. До обедни принял Зейна, затем Игнатьева. На восток улетели 43 Муромца, по дороге они залетают в Тулу, берут на борт по 8 человек и 4 пулемёта. На восток через каждые сто вёрст уложены вдоль железнодорожного полотна дощатые аэрополосы. Рядом, в тупичке, два жилых вагона, с баней и кухней, а так же сменным экипажем.
   1-го мая. Пятница.
  
   Утром недолго погулял. Принял Селиванова и Юсупова, затем Барка и Шаховского с Молчановым из Рус. Общ. Пароход, и Торговли. После был Марков по финляндским делам. Пришла весточка от Брусилова, из которой ясно, что джапы концентрируют войска, поняли, что не улестят проснувшегося медведя. Англичане "решили", что с немцами они, всё же воюют. По крайней мере их Южноафриканские войска под командованием Луиса Боты оккупируют Виндхук, столицу германской Юго-Западной Африки. В результате восстания в Португалии арестован военный диктатор генерал Пимента де Кастро, что многие, зная его проанглийские настроения, обоснованно приписывают успешным действиям нашей разведки.
  
   2-го мая. Суббота.
  
   Очень теплый день с сильнейшим S ветром, поднимавшим столбы пыли даже в парке. До завтрака принял Евлогия Волынского. В 2 часа пошел хороший теплый дождь. Были после обеда посланцы от "тётушки" очень интересовались судьбой английских акций Суэцкого канала и проданных им французских акций Суэца. Показал им бумагу, где чёрным по белому сказано, что египетский властитель национализирует всю территорию канала, а после её и все окрестности на 50 вёрст, в обе стороны продаёт "на века" Российской Империи за Червонец. Так что всё по закону, с возражениями и замечаниями пусть обращаются к подписавшему данный документ.
  
   3-го мая. Воскресенье.
  
   Утром налетали шквалы с ливнями. Принял гр. Бобринского-Галицийского. В Англии первый морской лорд Джон Фишер, последний из "Выживших" лондонцев из окружения "Тётушки", покидает свой пост. Колонисты съели последний оплот, окончательно вытеснив из окружения Королевы всех неугодных, обвинив их во всех прежних неудачах. Японского посла принял в шесть вечера, он просил о встрече ещё три дня назад. Вместе с ним прибыли журналисты и два фотографа, которые и запечатлели вручение мной послу Японской Империи ноты с объявлением войны сего числа. Так же я заверил журналистов, что земельный вопрос будет решаться по графику, ни каких мобилизаций в связи с "Восточным инцидентом" проводиться не будет. Присутствовавший здесь же посол Китая передал мне в руки обновлённый договор, в котором китайцы подтверждают права России на всю Манчжурию. В приватной беседе после этого китаец пообещал отдать "документы "на Монголию" и ещё пару северных провинций, уже полностью переставших подчинятся Пекину, в случае нашей победы над Японией и изгнания её с Материка.
  
   4-го мая. Понедельник.
  
   Холодная погода с ливнями. Сделал прогулку с Алексеем и Георгием, в полдень принял Маклакова. Телеграммы от Брусилова обнадёживают, в отличии от первой русско-японской разведка не проспала наступление противника. Наши части постепенно отходили под чудовищным нажимом противника вдоль железной дороге. Вскоре японские генералы узнали, что русские выставили против них только пять тяжёлых самолётов, все остальные приземлились в их тылу за сто вёрст, рядом с составом с горючим, двигающимся от побережья. Рядом с составом обнаружились три тысячи казаков, обошедших японцев по широкой дуге. Рядом с цистернами остановился поезд, часть груза которого составляли приплаченные заранее тележные колёса и оси японского производства. Одну "боевую колесницу" сколачивали за час, потом устанавливали на неё пулемёт и новоявленный партизанский отряд шёл громить японские тылы и наращивать свою численность за счёт местного недовольного элемента. Впрочем часть поворачивала на запад, действия этих отрядов поддерживались "тележным бронепоездом, на котором имелся радиопередатчик, а так же пятью сотнями казаков. Передовая японская армия попала в клещи.
  
   5-го мая. Вторник.
  
   Погода была чудная, все деревья позеленели. После завтрака сделалось жарко. Так же ощутимо попахивает жареным с нашей границы с Австрией и Германией, обе этих страны подтянули к разделительной линии по семь дивизий каждая.. Два Муромца Б ежедневно делаю облёт прифронтовой местности. По сообщениям из Берлина Вилли, как может, подгоняет своих авиаторов. С востока от Брусилова вести хорошие, передовая группировка рассечена, лишена командования, теперь уничтожается по частям. К вечеру пожаловал китайский посол с документами на внутреннюю Монголию.
  
   6-го мая. Среда.
  
   Ночью был сильный ливень, стало прохладнее и день простоял серый. Перед утренним чаем отправился к Ники поздравил его с днем рождения. Он вручил мне любопытнейшую бумагу, в последнем сне он увидел карту полезных ископаемых дальнего востока. Нефть, золото, какой-то уран... Нет, свят, свят, свят, пока не отчистим эту земельку от узкоглазых пускай эта карта в сейфе полежит, так и мне поспокойнее...
  
   7-го мая. Четверг.
  
   Простоял серый день. Утром принял Енгалычева с докладом. В полдень поехал в кинематограф - очень интересно, манеж на первом сеансе забит, попасть сюда, это не просто деньги, это престиж, но половина билетов достаётся молодому пополнению, а так же раненым, и на следующих сеансах им четверть мест. Название у фильма бесхитростное - "Гибралтар". Все съёмки проводились по совету брата с воздуха, с одного из Муромцев А и воздушного, висящего на правом фланге атакующих. К концу недолгой битвы, к тому моменту превратившейся в избиение, нижнее крепление верёвки, за которую он был связан с землёй, снесло снарядом. К большому счастью будущих поколений зрителей ветер дул с запада, шар снесло в море, а не на территорию неприятеля, киноплёнки не пострадали.
   На Восток вылетело ещё 10 тяжёлых самолётов, в этот раз, завернув в Тулу, они брали на борт только пулемёты и патроны.
  
   8-го мая. Пятница.
  
   Погода была такая же, только вечером показалось солнце. Вести от "тётушки", она подписала мир, даже передала нам все акции Суэцкого канала. А это значит ей уже угрожают в открытую, сама бы она этот документ ни за что не подписала. Партия "Колонистов" сильна, ресурсы у них, предприятия у них, а тут ещё гидроавианосцы в красном море со дня на день появятся! И тут зажравшиеся русские медведи предлагают мир, по принципу "всё, что ваше мы съели, теперь наше"! Заключать такой мир? Конечно! И до тех пор, пока в колониях не наделают самолётов, побольше, чем у русских. Вот тогда, мол, и доделаем, с этими дикарями, то, что не успел Наполеон, светлая ему память, загоним их в снега, пусть вымрут от холода! Королева против? А кто такая королева? А, вот та старушка? Так бравые офицеры на бурах и дикарях в запугивании натренировались, куда там устоять против их "обаяния" какой-то там матери, тем более королеве? И пять червонцев взяли за акции канала, не побрезговали, наверное, вернуть надёются. Ну, ну, ждите и верьте!
   А вот Вилли ещё три дивизии к границе подтянул, по-моему, его от агрессии удерживает именно наше наплевательское отношение, мы все силы, кроме одной дивизии, в которой больше пулемётов, радиотелеграфов и корректировщиков, чем солдат, на фронте с ними не держим. Ну и бронепоезда, само собой, они пока только в тылу массово применялись, Вилли их недооценивает. А у кузена войска, победоносно прошедшие всю Францию, зениток больше, чем фельдшеров, а мы на него плюём... Непонятно, а значит, требует доразведки. Правда, готовит он сразу несколько десятков аэрополос. Возле них укрытия, а вот это серьёзно, кто его знает, где его соколы скрываться будут, Марсель его многому научил.
  
   9-го мая. Суббота.
  
   Наступила чудная погода. С утра был у Ники, задал ему задачку, над которой ломают голову все аналитики генштаба. Хорошо быть провидцем! Думал он четверть часа, а потом сказал: "Самолёты будут на самом северном из аэродромов". Теперь там, в окрестностях аэродрома, три лучших группы, им придан радиотелеграф, очень маленький, его хватит лишь на одно "тире", и всё будет ясно.
  
   10-го мая. Воскресенье.
  
   У нас великолепный день, а в Китае полыхают антияпонские мятежи. Как только макаки бросили своих бывших рабов и двинулись на север, охотится за русскими медведями, рабы вышли из повиновения, у них, в дополнение к ножам, оказались новейшие русские гранаты. Японцы, большей частью, повернули назад и упустили обоих зайцев. К их выкормышам, из бывших хунхузов, пришли люди, сначала из русской, а затем и из китайской разведки. Они пообещали оставить их на прежних местах, отказавшихся было мало. Точнее такой смельчак был всего один, его убила любовница. Окруживший себя охраной бывший бандит, забыл приставить охрану к родичам "своего цветка", гибели своего рода "цветок" предпочёл укол отравленной заколкой, ей даже удалось получить обещанное вознаграждение, все тайники и убежища дома-дворца она за три года хорошо изучила.
  
   11-го мая. Понедельник.
  
   Жаркое утро. Узнал, что Италия объявила, что больше не имеет территориальных претензий к Австрии. Ещё бы, проблемные территории сейчас служат одним из портов Флоту Средиземного Моря, прилегающая местность объявлена исконно русской. Англии опять не везёт, авария, столкновение трёх поездов, больше 200 погибших. Этак немцам их и бомбить не придётся!
   В два часа пришло "тире", к пяти часам на РБВЗ удалось авральным порядком закончить сборку пяти машин, которые немедленно вылетели к границе. Погода была хорошая, впереди, с зажжёнными огнями, летели Муромцы А, досконально изучившие территорию. Помогли в наводке и четыре костра, зажжённые разведгруппами квадратом, со сторонами в два километра. За ночь сделали три захода зажигалками.
  
   12-го мая. Вторник.
  
   Простоял чудесный день. После завтрака принял Родзянко, затем Воейкова и Долгорукова. Немецкому генштабу понравилась "английская драма", Вилли, при попытке напасть на Русских без поддержки с воздуха, слегка причёсан подсвечником. Не добили, а так "отстранили". Всё таки все его сыновья не последние люди в армии и на флоте. Главным у "немецких колонистов" Гинденбург, как самый богатый. Буржуазия за него, сырьё мы так через него на их заводы и продаём. К вечеру начался отход всех немецких дивизий от русской границы.
  
   13-го мая. Среда.
  
   Дивный жаркий день, лишь к вечеру стало прохладнее. По совету Ники перебросил один Муромец под Рим и попросил кредит у Папы, под честное регентское, на пятьдесят лет, два миллиарда рублей золотом, бес процентов. Потребовалось сжечь пару кварталов перед Ватиканом, пока не получил согласие.
  
   14-го мая. Четверг.
  
   День простоял хороший, но значительно свежее вчерашнего. Принял Григоровича. На корабли Средиземного Флота погружены первые пятьсот миллионов итальянской Византии, в Столице просьба к святому престолу встретила всемерное одобрение, так как она глубоко в русле традиций, а Царьград уже наш... Разумеется папа обиделся, но пока втихую.
   Вести со всей Европы, англичане продали всем чертежи "противосамолётных" снарядов. Содрали всего по 100000 фунтов с каждого, что по их меркам дешёвка. Пусть Европа вооружается, на некоторых заводах в теперь "исконно русской" территории средиземноморья мы и сами за папское золото сделали заказ на такие снаряды, их чертежи Италия продала нам за 1000000 фунтов стерлингов.
   А в Манчжурии действует уже 54 Муромца, как такового фронта нет, если угроза какому-либо из аэродромов становится смертельной, самолёты просто перелетают на соседний, а казаки, те, кого не эвакуировали, бросаются в россыпную. Прежде всего идёт охота за артиллерией и пулемётами, а потом уже, если этих целей в районе не остаётся, утюжится личный состав. Макаки сдают, самураи ещё ничего, а вот среди "младших каст", а особенно местных новобранцев начинается массовое дезертирство.
  
   15-го мая. Пятница.
  
   Утро было хорошее и теплое, Днем с перерывами шел дождь и стало холоднее. В час принял Горемыкина, после него напросился японский посол. Узкоглазый просил мира, я заявил ему прямо, что о мире можно будет поговорить через два месяца, когда у Самураев появится достаточно английских противовоздушных снарядов. К этому моменту я и сяду за стол переговоров. Посол вернулся к себе, отправил телеграмму, а потом покончил с собой.
  
   16-го мая. Суббота.
  
   Погода была тихая и довольно теплая. Зелень подвигается, но очень запоздала. Принимал долго итальянского посла маркиза Карлотти, долго извинялся перед ним из-за "выжженной полосы" вокруг Ватикана. Просил передать Папе, чтобы выдачу кредита больше не задерживал, не позднее чем завтра жду от него оставшийся миллиард. Предложил маркизу стать посредником в покупке всех кораблей, строящихся сейчас на стапелях, попросил владельцев не тянуть с ответом.
  
   17-го мая. Воскресенье.
  
   Хороший теплый день. Катался с Алексеем и Георгием на прудах; был всего на воздухе три часа. Широкоградов передаёт, что турецкое побережье, по чёрному и средиземному морям, очищено от организованного сопротивления вглубь не менее чем на сотню вёрст. Местные армяне оказывают большую помощь в зачистке и благодарят за последние 50 одномоторных самолётов, прибывших суда сразу с заводов. Пытаемся организовать подобное среди арабов, курды же пришли просит сами. Обещал им "Царство Курдское" в составе Империи с правами и автономией, как у довоенной Польши. Думают. Пока дал, просто так, ради дружбы, 2000 винтовок, 1000000 патронов и 1000 гранат, пусть думают.
  
   18-го мая. Понедельник.
  
   Очень теплый день. Греки гордые, отказались от десяти червонцев за аннексированные у них территории. Обиделся, приказал высадится в двух их портах на материке. Число Муромцев в районе Харбина достигло 70-ти. Город горит, казаки появились в районе Мукдена, а слухи переносят их вообще в район Дальнего. Передвижение по железным дорогам в Манчжурии невозможно, бомбардировки и диверсанту уничтожают пути быстрее, чем японцы их чинят. Зажигалки для Муромцев не хватает, приходиться, всё чаще, вместо бомб использовать захваченные у японцев артиллерийские снаряды.
  
  
  
  Дневник неприкаянной души.
  
   В очередном сне я очнулась в зашторенной и прокуренной, до черноты, спальне, на улице горели редкие фонари. Так, сосредотачиваюсь, я в Крыму! Точнее в Крымском Ханстве. Приглядываюсь к сопящему рядом со мной крупногабаритному "хачику". Турок-месхетинец, я эту породу знаю, к побережью их полно, а из Тимашевска их торговцев, особенно дурью, начинают постепенно выдавливать. В этом и русские и цыгане едины, опий, он и в Африке опий, натуральней продукт, а после "турецкого очищенного" героина высшей пробы мужики долго не живут, да и при наложении на "беленькую" он вызывает дикие запои. А кому охота терять клиентов? Вот и бьют их молодняк армяне и русские на дискотеках, а в подворотнях режут их старших местные цыгане, такой вот у нас "наднациональный" вид спорта.
   А у этого Чурки я в личных шмарах, потаскано тело у этой "меня" хорошо, но "на любителя" сойдёт. Выскользнула у него из-под руки и проскочила в ванную, на кухне сидят два его охранника-обормота, лыбу давят, пока он им меня ещё не отдавал. В совмещённом санузле огляделась, сходила по маленькому, включила воду в кране. Так, одна из плиток в ванной, что в углу, надтреснута. Поддеваю щипчиками, готов острый осколок. Прячу в грязном белье, иду назад. Нет, не зря этот увалень босс над всем кварталом, чую, проснулся он, полежал минуту, подумал, ну и погонял меня по кровати и вдоль и поперёк. Силён. Через час опять выскользнула в ванну, не отвечая на ехидные комментарии двоих на кухне, шмыгнула в ванную. Одно мгновение, включаю воду, второе, раскрываю пластырь от мозолей, третье, креплю осколок пластырем к внешней стороне правого ребра. Выключаю воду, фф-ух, успела, один из них поднимается, с явным желанием меня "обыскать" а то и за щеку дать по-тихому, если босс им намекал о скором нашем расставании.
   Через полчаса хозяин наконец переворачивается на спину, вжик, другая рука пихает одеяло ему в рот, наваливаюсь всем телом, издаю слабые стоны. В кухне опять шевеление, приглушённый смех, смотри-ка какой у них босс, гигант по части юбок. Через четверть часа заканчиваю спектакль, достаю у него из-под подушки берету, из-под матраса полный магазин. Накрываю руки двумя подушками и одеялом, опять начинаю стонать, подпрыгиваю на кровати, клац-клац, подушку в руки и в кухню, два выстрела стирают улыбки с лиц, вторая подушка, два контрольных, один, хрипя, он чуть не дотянулся до кобуры. Моюсь, рассматриваю трофейные стволы, беру тот, что с глушителем.
   Нужна информация, у этой "меня" школой, с тринадцати лет служила панель, но где библиотека я помню, немудрено, она в городе одна. И там есть книги на русском, даже исторические, надо узнать, что же у них произошло. Паранджа, это идеальная одежда для скрытого ношения оружия. Подхожу к чёрному входу в библиотеку "включаю" предыдущие навыки воровки. Замок на первой двери простой, внутреннюю вышибаю выстрелом. Дедок-сторож, современник Мафусаила, по-русски говорил, плохо, но вопрос про 1915 год понял. После принудительной вентиляции бедра даже ответил. Добила, взяла у него ключи, поставила растяжки из двух, взятых у охраны моего любовничка, у каждого из входов. Через час блужданий нашла искомые истлевшие газеты, три часа провела возле них, потом взялась за современные. Интернет тут в зачатке, мировые державы Англия, Германия и США, все остальные их колонии, разной степени зависимости. Россия раздроблена, Кузен Вилли вовремя "убил медведя", после анархии в результате удачного покушения на Регента.
   В 9 часов рвануло, в 10 с копейками показался первый местный спецназовец и я попробовала распробовать на вкус быстролетящий свинец. А то, кто его знает, вдруг ранение, плен, ствол в рот, оно надёжнее...
  
  
  
  
   19.04.
   ------
   20.04.
   "Тело" мне чуть всё не испортило, сражалась с ним чуть ли не сутки, лишь показав ему "зону пароля" заставила его приоткрыться и оттёрла от глаза. Бывший "хозяин земли русской" завыл по-волчьи, и отстал. Ещё бы полчаса и всё, но успели, Аскар перехватил Мишу, дальше всё было, как по нотам.
   21.04.
   Петербург удержать удалось, дикари сработали быстро. "тело" внутри не о чём не просит, лишь воет, это меня пугает. Теперь этот сгусток ненависти очень мало напоминает того "душку" каким его знали родные. Что нужно, чтобы сделать из рохли усатого горца с трубкой? Поставить его в ситуацию "а ля Чикатило".
   22.04.
   Гибралтар обошёлся нам дёшево, всего три самолёта, если знаешь будущее расположение кораблей в атакующем ордере... А потеря нами пары водных судов вообще не играет роли. Вот только лимонники со своим новым ПВО, очень скоро оно появится у них, а затем и всех остальных...
   23.04.
   В Петербурге ликование. Шапкозакидательство полное, со всех сторон слышится вопрос: "Почему мы ещё не в Лондоне?". Нет, ПВО уже на подходе и сами изобретатели снарядов с замедлением сами их ещё недооценивают. Мир, немедленно нужен мир в Европе.
   24.04.
   План на выманивание первой семёрки "Немецких богатырей" для защиты избиваемых Марсельских линкоров. Вилли плакал над фото первых горящих "Нибелунгов".
   25.04.
   Мы несём вечный мир в страны средиземноморья, как? Очень просто, отбираем у них суда, кто соглашается платим гроши за "аренду", кто против, топим. Первым наделал в штаны Папа, оно и понятно, мы одним самолётом весь Ватикан на прямую дорогу в рай переправить можем.
   26.04.
   Кайзер сдал суда в аренду последним. Долго торговался. Габсбурги пошли на принцип и не получили даже дырки от бублика.
   27.04.
   Англичане дрались за Суэц упорно, пять Муромцев не вернулись домой. Если бы у них было вдвое больше новых снарядов, полегли бы все.
   28.04.
   Оставшиеся без ПВО и воздушного щита англичане полегли за день. Средиземные Арендные корабли утюжили "предполье, Муромцы летали к Красному Морю, а Канал оседлали колесницы и юркие гидросамолёты. Связь была по всему каналу, многие суда, застрявшие в нём, были радиофицированы.
   29.04.
   Гидросамолёты в Красном Море, новые Корсарские корабли со старыми Корсарскими экипажами. Готовим пять авианосцев.
   30.04.
   Брусилову отправили 43 Витязя, пора японцам узнать русскую мать Кузьмы...
   1.05.
   Англичане с немцами опять не дружат. Местному выездному филиалу КГБ удалось мочкануть португальского генсека, который ел лимоны из рук повелителей. Следующий должен есть с рук икру, или продолжит традицию.
   2.05.
   Золотой червонец, это, оказывается, большие деньги.
   3.05.
   Китай продал нам то, что уже ему и не принадлежит.
   4.05.
   Муромцы принялись за Макак.
   5.05.
   Вилли тянет к границе войска, он хочет войны, весь генштаб не хочет. Делайте ваши ставки, господа! За три червонца купили у Китая Монголию.
   6.05.
   Поймала на полминуты "тело", просветила им себя, "вспомнила" текст одной из мельком просмотренных в последнем сне Газет о богатствах Дальнего Востока.
   7.05.
   Миша сегодня ходил на "кассовый боевик", "Гибралтар", называется.
   8.05.
   Лондону мир нужен больше, чем нам.
   9.05.
   Вилли потерял ещё десять своих самолётов, он, как и в прошлый раз "в моём сне", попытался обмануть всех и разместить самолёты на самом северном из аэродромов.
   10.05.
   Авиацию Кузена пожгли, и сразу на Восток.
   11.05.
   Вилли попытался отдать приказ.
   12.05.
   Генштаб съел Вилли, Гинденбург купил генштаб. Интересно, а как Кузен в монашеском одеянии сотрется будет?
   13.05.
   У Папы римского попросили в долг. Папа дал.
   14.05.
   Британцы продали идею и чертежи новых снарядов ПВО всем желающим.
   15.05.
   Японцы попросили мира сейчас. Мира обещала подойти попозже.
   16.05.
   Папа пытался зажать последний миллиард, кардиналам пришлось поработать пожарными.
   17.05.
   Армянские Ковпаки с энтузиазмом режут кемалистов. Курды решили строить Царство на земле, но пока в раздумьях.
   18.05.
   Греки гордые, золота им не надо. Не ценящий золота, не ценит и остальное. Отобрали у них два порта на материке, объяснили ситуацию, золото тут же взяли.
   Брусиловские ястребы бомбят Мукден.
  
  Николай свет-Второй Глава 13
  
   Дневник Регента.
  
  
  
  
  
   19-го мая. Вторник.
  
   Опять погода испортилась, стала холоднее и простояла без солнца. После доклада Сухомлинова принял Шаховского и Сазонова. Вести с Дальнего Востока обнадёживают, дезорганизация противника достигла апогея, бывает, что пять казаков нападают на полусотню противников, а те, вместо сопротивления, сдаются. с другой стороны 40 из 50-ти сдавшихся местные Маньчжуры из крестьян, а остальные десять это, не горящие воевать, бывшие рыбаки с островов, но общую картину это не меняет. Послал Брусилову телеграмму, где настоятельно советовал избегать ненужных жертв среди рядового состава неприятеля, офицеров, наоборот, уничтожать без всякой жалости, даже если сдадутся. Так же посоветовал доносить это обстоятельство до солдат противника, как и то, что работающие на нашу армию пленные, те что на хозработах, питаются получше, чем их солдаты в действующих частях. Для ухудшения питания неприятеля внимания бомбардировщиков, на ряду с остальными целями, следует уделять обозам с продовольствием.
  
   20-го мая. Среда.
  
   Принял контуженного Васмундта, затем Скалона и ген. Каульбарса, после Куломзина и Щегловитова. Хорошие новости из Австрии, у нас и там появились преданные друзья. Разумеется, они не из тех, кто давит на Франца-Иосифа, требуя загнать поганых варваров обратно в снега за потерю флота, а те, кто от войны с нами теряет очень многое, как и от продолжающейся неразберихи в морской торговле. Вот один такой чрезвычайно информированный господин сообщил, что Англия предоставила Германии несколько сотен готовых "противосамолётных" снарядов с "высотой срабатывания" в три километра. Они были сделаны в Канаде, этакий прозрачный намёк, что бомбить Лондон теперь смерти подобно. Но было у "английского сундучка" и второе дно, мол, испробуйте как вы нашу продукцию на русских. Но "частичное отречение" от власти Кузена спутало им часть карт, и снаряды Гинденбург продал Австрии, сам неплохо на этом заработав. У германии, как и у Австрии, к тому времени были сделанные, по примеру русских, бронепоезда, и их главный калибр как раз и совпадал с проданными англичанами снарядами, а переделать лафеты для стрельбы вверх, это дело на день, не более.
   По словам информатора наступление австрийцев будет вестись по двум направлениям, в каждом главной ударной силой будет бронепоезд и десять дивизий. После перехода нашей границы их разведка уничтожает или блокирует наши бронепоезда, и захватывает какой-либо состав, куда перегружает главный калибр со своих бронеплощадок. Далее в их воспалённых мозгах виделся победный марш если не до Петербурга, то до Москвы точно. И уж по крайней мере было бы покончено с русскими "дьявольскими бомбардировщиками" которые бы пачками гибли, безуспешно атакуя новых просветителей, несущих истинный свет цивилизации и просвещения на дикий восток. И уж совсем небольшому количеству их генштабистов позволили проработать "план минимум", который позволит Австрии "всего лишь" вернуть себе отнятые Российской империей несколько "позорных километров".
  
   21-го мая. Четверг.
  
   Принял Саблера, затем Сухомлинова и Маклакова. Прошел ливень. В два часа пришёл встревоженный Аскар, и сделал необычайное признание, мол, Ники просил его, если проснётся после долгого сна "внезапно поглупевшим" и будет требовать вернуть Англии и Франции всё, что можно, придушить его подушкой. Я немедленно пошёл к брату и, действительно, временами ничего понятно не было, а когда начиналось "понятное", то глупости, вроде "всех простить" и "всё вернуть" "добрым союзникам", превалировали. Похвалил Аскара, приказал исполнить последний приказ брата лишь по моему слову, а пока слушать болезного, быть может к нему вернется сила духа.
   На австрийской границе три тамошних дивизии неспешно готовились к обороне под защитой бронепоездов, я же отправился на РБВЗ к недавно прибывшему с южного фронта создателю Муромцев. Сикорский, ознакомившись с ситуацией, напомнил мне, что моя подпись стоит, в частности, над "частичным улучшением" стоимостью всего 150 целковых на самолёт. Дело в том, что каждый Муромец обходился России в 150000, вот Главный конструктор и "улучшил" серию В, на что и выправил соответствующее разрешение, так как цена увеличивалась на 0,1%. Сами приборы, которые управлялись по радио, и которые теперь можно было устанавливать на переделанные машины, стоили по 5000 рублей каждый. Но, и это главное, несколько из них, созданные для испытаний, и успешно прошедшие их две недели назад, уже лежали на складе. Их установка заняла час, зато теперь появилась возможность перехватить управление "самолётом-снарядом" по радио, а для эвакуации его пилота было придумана хитрая мачта высовывающаяся с места ведения огня верхнего противоистрибительного пулемёта.
   Высотой она была в 20 метров, сильно тормозила самолёт. Но когда из верхнего Муромца, летящего над "Снарядом", выпускался специальный линь, вроде качелей, с магнитными захватами, происходила "стыковка". Затем сверху на второй лебёдке спускался помощник, крепил к себе пилота "снаряда", а на пути вверх отстёгивал от мачты магнитный захват. Скорость "снаряда" до расчётной в 115 км/час уж ни как не дотягивала, но вот направлять его на цель было проще. На испытаниях его просто Сажали по радио, правда, предварительно, пилот направлял его в направлении аэрополосы, его же эвакуировали за десять километров до посадки "снаряда".
   На данный момент готовых Муромцев было 6, приборов, ценой по 5000 каждый, аж десяток. Установили "мачты" только на два самолёта, ещё два несли радиоаппаратуру и лебёдки, перегружены они были до того, что мы решили обойтись на них без пулемётов. Два последних, наоборот, несли по 8 членов экипажа, кучу патронов и запасных стволов, и просто ощетинились ими, грозя огромными неприятностями истребителям противника. Один из "снарядов" вызвался пилотировать сам Сикорский, он уверил меня, что та царапина на руке, благодаря которой он и оказался "на излечении" в столице, уже зажила, а вот опыт пилотирования него огромнейший. На мои возражения на ценность его "головы" как изобретателя, он сказал, что к услугам "Царя и Отечества" 15 его друзей и коллег по Киевскому Аэроклубу. В частности хоть идея "Снаряда" и принадлежит ему, практическое исполнение "на совести" трёх его "друзей-учеников". Так что он просил меня не беспокоится, талантами Россия, даже в случае его гибели, не оскудеет. Как недавно сказал Ники: "Незаменимых людей нет", "на подвиг" Сикорского я отпустил.
  
   22-го мая. Пятница.
  
   Прохладная погода продолжается. Принял с докладами Барка и Игнатьева, а после завтрака Гольтгоера и Арсения Карагеоргиевича. Вечером получил телеграмму от Сикорского с подробностями операции. Атаковать противника пришлось "с ходу" так как по данным разведки он начал выдвижение бронепоездов непосредственно к границе. Тройка Муромцев, где "Снаряд" пилотировал Сикорский, сработала безупречно. Восемь часов утра, прямой участок дороги и отсутствие истребительного прикрытия. Несколько выстрелов "английскими снарядами" по "радионаводчику" ничем не помогли австрийцам, так как самолёт находился в стороне от места действия и на высоте 3 километров. Английские взрыватели же срабатывали так же на 3000 метрах, вот только По-прямой до самолёта было все четыре. Бронепоезд вез много снарядов, от полутора тон взрывчатки он "раскрылся огненным цветком" позволив "пулемётному Муромцу" сделать прекрасные фотоснимки.
   Второй группе не повезло, по странному выверту военной мысли в первую очередь наши самолёты должны были атаковать именно этот бронепоезд, поэтому его окружали около 50-ти истребителей. Атака началась в девять, о том, что их "собрат" скорей всего погиб, им тоже доложили. В общем, кто-то умный там был, и по низко летящему над дорогой Муромцу отработали из пулемётов несколько десятков истребителей. Когда же "пулемётное гнездо" попыталось его прикрыть, то было поздно. Самолёт рухнул рядом с путями, частично, всё же, повредив их. Около 30-ти австрийских "ворон" погибли под огнём Русского Сокола, а вот другие двадцать, те, что лучше других работали на большой высоте, беспрепятственно расстреляли "радиосамолёт". Когда, в полдень, потрёпанное "пулемётное гнездо" явилось с вестью о неудаче, Сикорский решился на авантюру. Он переделал свой "пулемётный Муромец", оставив на нём один пулемёт и немного уменьшив вес взрывчатки.
   Атака замершего, в ожидании скорой починки путей, бронепоезда, происходила с Севера, перпендикулярно железной дороге. Атаковали в три по полудни, снаряд Сикорский покинул только за три версты до места атаки, так и не замеченный, не ожидающей такой наглости от русских, австрийскими истребителями, патрулировавшими только километровый радиус от бронепоезда. Когда все десять находящихся в воздухе Австрийцев кинулись на вынырнувший из-за недалёких холмов самолёт, то за оставшиеся до взрыва 2 минуты пробить сальной панцирь над взрывчаткой не смогли. К тому же в первые секунды боя заработал верхний пулемёт "снаряда" бил он не прицельно, по радио ему только нажали на гашетку, но на полминуты он "ворон" отпугнул. На таран никто из австрийских аристократов, а именно из их среды и выбирали пилотов, не решился, а после было уже поздно.
  
   23-го мая. Суббота.
  
   Принял инж.-ген. Петрова, затем Сухомлинова и Фредерикса, а после завтрака Горемыкина, Танеева и Багратиона-Мухранского. Прочёл выпуски дневных газет, полюбовался напечатанными фотографиями гибели первого австрийского бронепоезда. Ниже прочёл своё заявление, где выражал сожаление по поводу очередного "нелепого инцидента" ставшего "вехой непонимания" в братских отношениях наших империй. Посетовал, что в Австрии не нашлось пока умных и здравомыслящих голов, таких как Гинденбург в Германии. Франц-Иосиф приказа к Атаке Сухопутным силам так и не отдал.
  
   24-го мая. Воскресенье.
  
   С утра был Аскар, позвал к Брату, тот, слава богу, наконец-то вернулся "в ум", выглядит устало, но кормление и мытьё переносит, как стоик. До сего дня не слушался, от всего, кроме воды отплёвывался, сейчас пьёт соки и отвар овощей. Ослаб сильно. Брат выслушал новости, затем сказал, что в очередном "вещем сне", видел, как "английские снаряды", первая их партия, изготовленная в Индии, через неделю прибудет в корейский порт Пуссен. Он назвал корабль, назвал его сопровождение и описал все эти суда. Так же уточнил, что следующую поставку они обещали японцам только через месяц, англичанам такие снаряды были необходимы и самим. К тому же, в свете последней русской атаки австрийцев "снарядами" были срочно запущенны в производство "замедлители" для разных высот.
   Я немедленно вызвал Сикорского, и уже через два часа провожал его на аэрополосе Царского села. Муромец, на котором он летел на Восток, а так же его собрат, везли радиоаппаратуру и прочее, необходимое для развертывания на месте пары "снарядов". Из экипажа на борту было людей по минимуму, то есть пилот и техник-стрелок. На РБВЗ был очередной аврал, но уже к ночи вслед за первой парой на восток должны были вылететь ещё три машины. Прибыв на место, Сикорский создаст пять групп, даст бог, хоть одна из них выполнит задачу.
  
   25-го мая. Понедельник.
  
   Погода простояла прохладная и дождливая. В 10 час. принял Григоровича. Потом сделал прогулку и покатался с Алексеем и Георгием на прудах. После разбирал отчёты из Турции, в которых были фотографии и планы новых укреплений на Босфоре и Дарданеллах, произведённых с помощью турецких "трудовых армий". Увиденное понравилось, велел немедленно перебросить эти, уже имеющий опыт в возведении укреплений силы, в район Гибралтара. Именно туда были направлены и первые изготовленные "с замедлителем" снаряды. Наши "арендованные" подлодки полностью контролируют движение судов в радиусе 50 миль от пролива, а "пираты", под их прикрытием, осуществляют функцию таможни в районе Кадиса и Танжера. Англичане скрипят зубами, но пока делают вид, что так и должно быть.
  
   26-го мая. Вторник.
  
   Серая погода. С утра был Войков, после Сазонов, Сухомлинов и Енгалычев. После двух выбрался к Ники, ему значительно лучше. Из последнего "вещего сна" "вспомнил", что Ватикан на нас теперь очень обижен и возврата "кредита" не ждёт. И именно это "гнилое сердце вечного города" само вышло на контакт с англичанами и Американцами, а сейчас готовит эмиссаров во все части Европейского континента, как только приморские страны накопят достаточно "противовоздушных снарядов". Это состыковывалось с некоторыми сведениями из-за рубежа. Например, сегодня утром из Америки пришло известие, что Государственный секретарь США Уильям Дженниигс Брайан подает в отставку. Делает он это в знак протеста против крепнущих антирусских настроении президента Вильсона. Мы обсуждали план атаки, взвешивали все за и против, в семь часов ушёл шифрограммой приказ о готовности, но само "Карфаген должен быть разрушен" последовало от нас только в полночь.
  
   27-го мая. Среда.
  
   До завтрака принял графа Рейтерна, предводителя Курляндского дворянства и Георгия Лейхтенбергского. После погулял и покатался с Алексеем и сыном на прудах. Весь день был ясный и свежий, в отличие от прекрасного настроения природы стольный град пребывал в некоторых расстроенных чувствах. Гибель Карфагена была воспринята неоднозначно, в Италии около 20000 человек погибло, попытавшись уничтожить голыми руками аэродром, откуда взлетали два Муромца А, уничтоживших Ватикан. Гибель их была бессмысленной, но массовой, да и войск среди атакующих не было, одни мирные жители. Правдивым объяснениям с моей стороны, что Ватикан, якобы, сколачивает антирусскую коалицию, не поверили. слуху же, что я просто не хотел отдавать деньги поверили все абсолютно.
  
   28-го мая. Четверг.
  
   Совсем летний день наконец. Погулял. Принял Маркова по финляндским делам и Саблера. Прибыли вести из Англии, тётушка слегла. Окончательно добил её Ватикан, она хоть и была с точки зрения кардиналов еретичкой, но их одномоментную смерть пережила тяжко. Моё имя в зарубежной прессе забылось напрочь, теперь меня именовали просто: "Антихрист", иногда для особо тупых расшифровывали "Русский Антихрист". Шведской газете смеялся дольше всего, особенно мастерству тамошнего художника, подрисовавшего к моему изображению на парадном портрете 11-го года симпатичные рожки и хвост, а на заднем плане изобразившего ад. Велел найти живописца и подарить от моего имени 1000 рублей золотом, передачу денег сфотографировать, и напечатать во всех газетах. Художнику предложить после того, как на него со всех сторон обрушится слава "живописца дьявола" место при дворе. Ники шутку так же одобрил.
  
   29-го мая. Пятница.
  
   День выдался жаркий. После обеда прошла гроза. Принял Маклакова, затем Кутлера, последний как всегда неугомонен. Его план земельной реформы, выполняемый сейчас почти в точности, и стоивший ему уже двух покушений, он считал уже "вчерашним днём". Новые планы у него были, причём сразу несколько, столь же масштабные. Но вызвали его не за этим, просто по мнению Ники тот прекрасно подходил для подставного "отца-основателя" новой идеи брата. Мы с Ники ознакомили его с деталями и заставили всё переписать своей рукой, каракули же Аскара и мои исправление тут же сожгли в камине. Черес час в отдельной зале Кутлер зачитал написанное журналистам послание.
   Наш купец, или иностранец, уже имеющий, или строящий производственные предприятия в Империи, освобождался на этом деле, и в строительстве и в производстве, от всех налогов, их начинали брать только через пять лет. Ещё через пять лет эти минимальные налоги возрастали, но оставались самыми маленькими в мире на сей момент. Изюминкой этого плана было то, что к этой деятельности допускались с иностранной стороны только частные лица и не в коем случае не компании, где полно акционеров. Вот эти частники и могли, за хорошую мзду и при условии, что они на тот момент находятся в России, в случае войны с их государствами, в течение недели получить российское подданство. Российской империей так же продавались под это дело многие казённые производства и "сдавались в аренду", для строительства, но не для работы, на новых предприятиях, "трудовые армии".
  
   30-го мая. Суббота.
  
   Ночью лил дождь, а день простоял ясный и прохладный. После обычных докладов принял Горемыкина. В Стамбул к Широкоградову заявилась делегация Курдских старейшин, по их обычаям к Султану следовало обращаться через Наместника, а чей это султан, русский или турецкий, не столь важно, главное не нарушить обычай. Всех шестерых "старцев", хотя какие это старики, раз держаться в сёдлах получше многих казаков, усадили в Муромцы А. Свиту оставили на земле, Широкоградов полетел с курдами, в частности, чтобы доказать охране и свите "безопастность" полёта их князей.
  
   31-го мая. Воскресенье.
  
   Погода была прохладная, после завтрака принял Родзянко. После явилась делегация от купечества и, по выражению брата, начала "полоскать мозги". Ох регент-батюшка, да как же это можно, чтобы с православных налогов брать столько же, как с инославных! Сказал, что эти инославные сами скоро в их первых и второй гильдиях очутятся, так как воевать на нас полезут обязательно. Так, что это не против моих добрых подданных ход направлен, а чтобы выманить денежки иностранных купцов и сделать их русскими гражданами, так что поделать ничего нельзя, лучше думайте, как бы вам с будущей "новой кровью" в своих рядах быстрее породниться!
  
   1-го июня. Понедельник.
  
   День простоял холодный и несмотря на это около 12 час. была гроза. В 10 час. принял Джунковского по возвращении его из командировки в Москву. после прибыли Курды, один из них плохо переносил полёт, поэтому делегация задержалась на полдня в Москве. Полётам "дети гор и пустынь" впечатлились, и только поддакивали на все наши "предложения". В присутствии репортёров и фотографов, на фоне одной из стен зала приёмов, где на стене висела огромная карта мира со всеми "исконными зонами русских национальных интересов", мы с послами сыграли пьесу "Вступление Царства Курдского в российскую Империю". После "пьесы", когда фотографы и репортёры удалились, я рассказал "старейшинам о наших территориях и дрязгах с соседями. Показал им маленькую Японию и пояснил, что местный князёк по имени Микадо, вот уже десять лет посылает своих бандитов в наш "исконно русский" маньчжурский край. Но мы смогли заняться этой отдалённой провинцией лишь теперь, и послали на подавление мятежа несколько десятков тысяч войска, тысячу пулемётов и сотню больших небесных колесниц.
   Цифры "вождей" впечатлили, как и киносеанс, показанный им чуть позже. так что своего "военного губернатора Курдистана" Джунковского они приняли с пониманием и без возражений.
  
   2-го июня. Вторник.
  
   Такой же день, напоминающий осень. Недолго погулял. После Сухомлинова принял Шаховского. Сделал прогулку с Георгием и Алексеем. В шесть пришла телеграмма от Брусилова: "Макакам первая связка индийских бананов не досталась".
  
   3-го июня. Среда.
  
   Очень хорошая погода. От 11ч. принял Игнатьева и Щербатова, после Маклакова. Подробности от Брусилова прибыли в два по полудни. Сикорский в атаке как пилот участия не принимал, из-за моего категорического запрета, но общее руководство осуществлял. Именно он настоял на небольшой задержке на "аэрополосе подскока" корейского полуострова, он же захватил для раздачи корейцам винтовки и гранаты. Людей, за полдня, удалось собрать сотенный костяк будущего партизанского объединения, люди так обрадовались оружию, что немедленно прикатили грузовик с топливом, который "случайно отстал от одной из японских колон", затем его "случайно нашли" местные жители, оттёрли кровь с сидений спрятали, рассчитывая выменять позже на еду. Теперь в глухой деревушке, где-то посередине между Пхеньяном и Сеулом местные "Денисы Давыдовы" внимательно слушали пластунов и егерей, а иногда и сами учили их правилам постановки засад в этой местности. Сикорскому же принадлежала идея, что будущим губернатором Кореи сможет стать местный, для этого требовалось знать русский язык, а окончательно царь, мол, выберет того, кто возложит к его стопам как можно больше японских офицерских мечей.
  
   4-го июня. Четверг.
  
   Снова наступила дождливая погода. После прогулки принял генер.-адъют. Баранова и Саблера. Покатался с Алексеем и Георгием на прудах. Пришли вести из Юго-Западной Африки, где германские части сдаются английской армии. Это непорядок, немедленно потребовал "мирной конференции" где бедным и обиженным немцам требовал всё вернуть. В случае невыполнения моих рекомендаций обещал отпустить все подлодки Гибралтара на охоту за английскими купцами. Итальянский Линкор, тот который был "не в аренде" срочно переименовали в "Гинденбург", погрузили на него так же с десяток "противосамолётных снарядов, вышли в Атлантику и продали его Немцам. Деньги, по согласию с Гинденбургом, списали с одного из его счетов в Московском отделении "Русско-Азиатского" банка. В прессе же, и у нас и в немецкой, громко трубили, что он почти разорен, что отдал всё состояние за любимый рейх...
  
   5-го июня. Пятница.
  
   Погода была холодная. Принял Барка, Рухлова и Енгалычева. Сегодня подписал указ об увольнении Маклакова и о назначении кн. Щербатова на его место. После принял Кедрова, возвратившегося из командировки на китайский флот. Хотя какой это флот, лишь одно название, бесперебойный труд нескольких тысяч китайцев и нескольких пилотов-инструкторов. Пока это только пять речных судов-гидроавианосцев, и по одному гидросамолёту С-16 на них, и вся эта "Великая Армада" стоит близ Пекина.
  
   6-го июня. Суббота.
  
   В 11 час. принял гр. Фредерикса и затем Горемыкина. Вести из Губерний по поводу земельных переделов самые мирные. И помещики уже смирились с "потерей половины достояния" и крестьяне особо не озоруют. Особо сближает их желание как можно меньше привлекать внимание "Петербургского Медведя". Этому так же способствовала газетная статья с туманными обещаниями, что ежели, мол, меня отвлекут "от государственных мыслей по поводу землепользования во вновь приобретённых исконно русских дальневосточных землях", то... То бузотёры, как с той и с другой стороны, имеют очень хорошие шансы получить в этих землях особо "негостеприимные" наделы, и быть препровождёнными туда в обязательном порядке, "без права выезда" на двадцать лет. Рисковать не хотелось никому.
  
   7-го июня. Воскресенье.
  
   Холодный день с грозой и ливнями. Общая численность Муромцев у Брусилова пока не сотня, как сообщили Курдам, а всего 80, ещё 160 одномоторных самолётов. Со стороны Китайцев была попытка одного "мандарина" взять на себя общее командование гидробаржами. К счастью, прикомандированный к пилотам Синемундирник не растерялся, получив от Брусилова чёткие инструкции, о том, что узкоглазым варварам можно, а, за что бить по рукам. Не вступая в дискуссии жандарм подошёл к ближайшему Максиму и закончил прения в свою пользу. Как и ожидалось, уже на следующий день о "Самовоуправце" в Пекине благополучно забыли.
  
   8-го июня. Понедельник.
  
   День стоял хороший. Принял Щербатова с первым докладом, затем Григоровича. Покатался с детьми на прудах. После одновременно принял китайского и японского посла. Китаец принёс ещё одну бумагу на "Исконно русские территории" до озера Баграшкёль. Тамошние правители полностью перестали "уважать мнение Пекина". Самих же сатрапов их "кодла" тем более не уважала и часто они не контролировали ничего за границей столичного града провинции. Жест китайцев я оценил и тут же продиктовал Брусилову послание, в котором приказывал дождаться "пекинскому флоту" ещё трёх готовых барж и двигаться к морю, выдавливая и выжигая неприятельские укрепления. с японцем я так и не заговорил и ушёл, словно не заметив его. Вечером из их посольства пришло известие о "внезапной кончине" посла и о том, что они ждут приказа от Микадо, кто же теперь будет "голубем мира".
  
   9-го июня. Вторник.
  
   В 9 1/4 поехал в город на пристань и на катере к Балтийскому заводу. Обошел почетный караул от гардемарин Мор. Корпуса и поднялся на кр. "Измаил" по 107 ступеням. Затем вернулся в палатку, где были собраны министры и послы. Через 1/4 часа плавно и величественно спустился громадный "Измаил" и стал на два якоря посредине реки. Посетил заводские шрапнельную и турбинную мастерские. Около эллинга подводных лодок сел в катер, обошел вокруг "Измаила" и пересел на яхту "Нева". Вернулся в Ц. С., принял Сазонова и Григоровича. В 5 часов был у Ники, закончил проект малых ветренно-электрических мельниц, очень дешёвых в производстве. Сегодня же отправил проект Широкоградову в Стамбул, так как он прекрасно реализуем с помощью местных "трудовых армий" прямо на месте. Уже вечером в газетах было опубликовано, что все ветераны после подачи заявки могут получить беспроцентный кредит на 50 лет под это дело, в районы вдоль железных дорог были отправлены инженерные подразделения для нахождения нескольких тысяч удобных и экономически обоснованных мест.
  
   10-го июня. Среда.
  
   Чудный теплый день. Принял Самарина и Сухомлинова. От 11 час. до 12 1/2 у меня состоялось заседание Совета министров. Все мои действия были одобрены членами правительства в рабочем порядке. Пришли вести от Брусилова, его ставка сейчас под Гирином, а Муромцы равняют с землёй Фушунь. Пленные японцы и маньчжуры трудятся почти без охраны, этому способствует коллективная ответственность, теперь за сбежавшего пленного расплачиваются 20 его ближайших товарищей. Лучшим же работникам по результатам каждого дня предлагают вступать в ряды "Казаков Манчжурии". После испытания новобранцу ставят клеймо медведя на плечо, дают пять золотых червонцев подъёмных, винтовку и патроны, более никто за ним не следит. Бывали случаи бегства таких казаков, но вот к японцам не один из них не пошёл. Этому способствует так же обещания одарить "казаков" после войны "по заслугам" землёй. К заслугам относиться знание русского языка, а так же количество убитых японских офицеров, так что за их мечи идёт настоящая драка. К японцам так же не перебегают из-за "испытаний, которая состоит из казни своих бывших "соратников", из двадцаток "способствовавших побегу" заключённых. Иногда их заменяют на пойманных японских офицеров, ими кандидаты в казаки занимаются перед строем "малых трудовых армий" и по последним крикам прекрасно представляют, что ожидает на той стороне пленных с "клеймом медведя".
  
   11-го июня. Четверг.
  
   Встал в 9 час. очень жарким утром. Днем был освежающий дождь. Брусилов прислал телеграмму, что из Японии теперь идут подкрепления "только из семейных" которых предупреждают об ответственности близких в случае плена. Советовался с Ники, тот согласился, что затягивание нам не с руки, поэтому предложил "войну ужасов", то есть полную противоположность войне 1905-го года со всеми её конвенциями, более выгодными японцам. В круговорот начинают вовлекаться всё больше "неофитов", пленных ставят перед выбором тут же, как и всех встреченных крестьян. Подопытных не добивают а ослепляют на один глаз и наполовину оскопляют. Дают еду и отправляют к своим, драться они уже не могут, от ужаса перед новым пленом у них просто валиться из рук оружие. Как уже сказано, вовлекаются всё местное население, теперь выбор один, или "клеймо" или "на опыты".
  
   12-го июня. Пятница.
  
   Ночью шел дождь и день был серый до 4 час, а вечер стоял чудный. Утром приехал Кривошеий. После был Ген. Поливанов он назначается управл. Воен. Мин. Брусилов доложил о подтягивании Бронепоездов к Харбину и начале массового клеймения. После пришёл новый японский "голубок" и принёс в клюве мирный договор, мол, Манчжурия ваша, а нам Корею и влияние в южном Китае. Вежливо отклонил его предложения, сказав, что мы не достойны такой чести. После принял Сикорского, который оборудовал последнюю крупную партию, отправляющуюся на восток, из 20-ти машин, оборудованием для развёртывания пяти "снарядов". Все эти Машины будут действовать в районе его "партизанской вольницы. Японцы деревню-то взяли и аэрополосу разрушили, но к тому времени отрядов в округе было уже четыре, и они подготовили каждый по запасному аэродрому, с одного из них вполне возможна повторная атака "снарядами" и просто "зажигалкой" одного из портов.
  
   13-го июня. Суббота.
  
   Ночь была прохладная и весьма приятная для сна. До завтрака беседовал с Кривошеиным и Поливановым, после Горемыкиным. Около 2 час. прибыл почти весь Совет министров. Заработала первая мельница, прибывшая на судне из Царьграда, поставили её на Перекопе, сегодня вручил документы на неё одноногому ветерану. Фото получилось прекрасное, добрый царь-батюшка, плачущий солдат, жена с тремя пацанами. Прекрасно.
  
   14-го июня. Воскресенье.
  
   После завтрака было заседание с министрами. От Брусилова пришли хорошие вести, о том, что на рейде Пусана под воду ушли два японских броненосца и три транспорта с войсками. Война ужасов" даёт о себе знать массами дезертиров, многих из них в глубине Кореи ловят "Денисы Давыдовы" и всё равно "включают в круговорот". Под защиту этих соединений Брусилов, посчитал возможным, переправить ещё два десятка Муромцев. Через "воздушный коридор идёт нескончаемый поток "зажигалки", партизанская территория всё расширяется, медведи дерутся отчаянно.
  
   15-го июня. Понедельник.
  
   Принял Григоровича после завтрака. Наши инструкторы спровоцировали восстание на Гаити, туда сейчас высаживаются американцы для подавления. Три пулемёта, три инструктора, сто тысяч патронов, триста винтовок и гранат окажутся для них неприятной неожиданностью. им приказано опробовать на гражданах САСШ и местных "маньчжурский вариант вербовки", но с местным колоритом.
  
   16-го июня. Вторник.
  
   Очень жаркий день с южным ветром. Пришла телеграмма от Брусилова. Накопленные запасы "зажигалки" и окончательное падение давления японских войск на наши аэрополосы позволило дальневосточной ЭВК совершить налёт на порт Дальний. Первой волной были уничтожены укрепления и зенитки порта, вторая волна стала бить по кораблям. Большинство, ожидаемо, стало убегать в обход Кореи, эти суда преследовали два "радиомуромца". Как только позволила дальность, то с аэродромов корейских партизан стартовали ещё 40 Муромцев.
  
   17-го июня. Среда.
  
   Такая же жара. Пришёл опять старый "новый" японский посол. Осмотрел его обновлённый вариант "мира". Зачеркнул название "Японский Сахалин", обозначил "исконной территорией" Тайвань и Хайнань, южную границу японских концессий отодвинул южнее 35 параллели. Отдал отредактированный вариант послу и отослал его.
  
   18-го июня. Пятница.
  
   День простоял очень жаркий. Послал телеграмму окружению Тётушки о нахождении неопровержимых доказательств о продаже Китаем Гонконга Российской Империи ещё в 1812 году. Как и ожидалось, вторая партия снарядов пошла именно суда. Поэтому был применён ночной налёт, бомбить начали в 3 утра исключительно зажигалкой. В налёте участвовали все Машины, он продолжался до вечера. Не смотря ни на что, к концу бомбёжек мы не досчитались 20 машин. На острове сегодня ночью тысяча высадившихся казаков при поддержке восьми С-16 приступила к созданию аэрополосы для 10-ти Муромцев, севших пока на грунт.
  
  
  
   Дневник неприкаянной души.
  
   В этот раз сон был простым и даже приятным. Здешняя "я" библиотекарь. до ужаса влюблённая в своё дело. Заведует она библиотекой имени Пушкина в Тайбее. Вошли в местный Интернет, а потом в библиотечную сеть, в течении получаса нашли нужные сведения, в частности труды местных альтернативных историков с подсказками с высоты "векового опыта" глупому "Медведю в посудной лавке" начала века. Всё бы хорошо здесь, и на Луне даже два русских городка Гелий-3 добывают, да вот семьи здесь моей нет, на и, что говорить-то, я бы и от титула какого-никакого и деньжат не отказалось. Так что пошла я в кладовку к уборщице и взяла в дальнем углу банку крысиного яда.
  
  
   19-24.05.
   Проснулась полностью отрезанной от глаз, энергию бы "тела" да в мирных Целях! как я знала из"последнего сна" Аскар меня "усыпил" только в конце месяца. Так что боролась я не торопясь, и потихоньку защиту сломала. Миша до "снарядов" дошёл и сам, у них тут пока трюки "камикадзе" а ля 11 сентября не очень популярны.
   25.05.
   ведём себя в районе Гибралтара не считаясь ни с какими "просвещёнными мнениями", осваиваем уроки Крымской и применяем их на противнике.
   26.05.
   выдала Мише "Папу" с епархией. До ночи думали жечь или не жечь. Горело хорошо.
   27.05.
   Мишу народ, который вне декадентствующих столиц, уважает теперь безмерно. Надуть попов, ещё и чужих, да ещё на два миллиарда золотом, от таких цифр голова крестьянская кругом идёт! И слышались утром по всей Руси великой речи, подобные этой: "Это тебе, тетеря, не червонец от урядника утаить, чтобы этакое совершить, тут Царский Ум нужен!"
   28.05.
   В Европе Регента смешали с дерьмом. Шаржи рисуют, иногда презабавные.
   29.05.
   Взялась за "исправление ошибок" по "новой альтернативной истории". В моём сне через десять лет в империи чуть ли не вспыхнула революция, когда работы на всех стало не хватать.
   30.05.
   Курды захотели быть русскими. Будут.
   31.05.
   Купцы достают Мишу на счёт привилегий. Миша "не достаётся".
   1.06.
   Курды долетели до столицы, вошли "в семью народов". Порадовала этой информацией "тело". Не порадовалось, за державу ему, видишь ли, "не обидно"! Точит зубы на следующий месяц.
   2.06.
   Первая посылка лимонов до макак не дошла, утонула на подходе.
   3.06.
   Сикорский, утопив на месяц японское ПВО, попутно поднял на борьбу местных Ковпаков, дал им в руки оружие. От имени царя обещал самого продвинутого пользователя из местных по итоговым очкам сделать местным якудзой.
   4.06.
   Немцы просерают лимонникам Африку, приходится помогать. Почти подарили им Линкор, "на развод".
   5.06.
   Создаём китайский ВМФ.
   6.06.
   Под взглядом "регентского ока" земля крестьянам раздаётся в мгновенье ока.
   7.06.
   Китайцы попытались "попробовать силы". Не получилось. Было решено, что пробы и не было.
   8.06.
   Миша оттяпал у Китая всё, что севернее 42 параллели.
   9.06.
   Доделала с помощью Аскара по памяти "проект Мельница". Очень дешёвые, более чем в сто раз, чем большие собратья, а вырабатывают муки меньше лишь втрое.
   10.06.
   Брусилов, как может, пытается сделать из узкоглазых казаков.
   11.06.
   Выдала на дальний восток то, что "в прошлой сери суда пришло лишь пятнадцать лет спустя, "японскую теорию ужаса".
   12.06.
   Брусилову понравилось. Пишет, что "Корея в огне".
   13.06.
   Первой мельницей Миша успешно пропиарился, тем более, что денежных затрат "0", всё на рабском труде "трудовых армий".
   14.06.
   Японцы не выдерживают напряжения и бегут, чтобы не попасть в плен и "подставить своих близких", став "маньчжурскими медведями". Они бегут от боя и становятся "медведями корейскими".
   15.06.
   Гаити в огне. Дядя Сэм поимел себе приключений на задницу. Да здравствуют доблестные спецы местного ГРУ!
   16.06.
   Сожгли дальний, к берегам "закатного берега" дошло всего пять обгорелых лоханей.
   17.06.
   Японский посол опять был у Миши, Регент, наконец-то, выдал ему условия Мира.
   18.06.
   Гонконг забрал в воды своей бухты больше Муромцев, чем весь остальной Дальний восток вместе взятый.
  
  Николай свет-Второй Глава 14
  
   Дневник Регента.
  
  
  
   19-го июня. Пятница.
  
   Чудный жаркий день, солнце пекло сильно, однако есть тревожные сообщения с Балтики. Возле наших минных полей, по сообщениям гидропланов-разведчиков, происходят непонятные шевеления. И английские корабли там замечены, и немецкие, даже датчане затесались... И что бы это значило?
  
   20-го июня. Суббота.
  
   Жара была огромная. Принял утром Самарина. После него прибежал Аскар, позвав к Брату. Нам пришлось наблюдать за ним два часа для того, чтобы выловить несколько осмысленных слов: "Уводи, самолёты, взрыв, уводи, уезжай, уводи." Вот и всё, больше выловит не удалось. Взрыв будет? Где? Явно не в Манчжурии, там самолёты рассредоточены. Зато на заводе РБВЗ они стоят достаточно кучно, вот их то и надо увести. Первым делом немедленно, часто с половиной команды, в море вышел Балтийский Флот, торговцев предупреждали, но они оказались упёртые, а на споры времени не было.
   До двух часов ночи все армейские части, бросив оружие, на всех подручных видах транспорта, по железной дороге, гужом, на моторах, вывозили детали, выкатывали остовы самолётов в разной степени готовности. Вывозили и людей, всех кто работал на РБВЗ и у смежников эвакуировали в первую очередь из города и подальше от моря. Жену, племянника, детей и брата я вывез в первых рядах, сам же покинул столицу около полуночи.
  
   21-го июня. Воскресенье.
  
   Жара немного сбавилась; день простоял чудный. Ни кто в городе и окрестностях, впрочем, этого не заметил. Первым зарвался склад с морскими минами, потом один из артиллерийских складов. Начался ад в три ночи, последний же взрыв прогремел в три с четвертью. Эвакуация шла полным ходом, вот только объявили её не сразу, а лишь после того, как вывезли рабочих с РБВЗ... Конечно, количество жертв было бы больше, если бы город просто мирно спал, но и так погиб каждый пятый. Разумеется были покушения на меня и брата, но это уже традиционные развлечения врагов.
   Самое же главное то, что первые вывезенные самолёты довели "до ума" на скорую руку, несколько из них годились только на пару вылетов, ещё пяток машин вывезли из аэродрома в порту, плюс пятьдесят гидропланов... Этого хватило. Вражеские тральщики мы потопили первыми, а в это время под огнём английских кораблей, наши миноносцы обновляли заграждения. А дальше пошёл размен, один самолёт на один корабль. Не всегда их броненосцы погибали от "снаряда" но, как минимум, скорость их падала до узла и они становились лёгкой добычей для наших подлодок. Муромец - Эсминец, Муромец - Броненосец, Муромец - Авиатранспорт, размен, размен, размен...
  
   22-го июня. Понедельник.
  
   Лишь утро сведущего дня принесло нам осознание победы. В данном случае "победа" для нас равнялась "ничьей", противник не прорвался дальше положенного, но и мы его не прогоняли, а "не пускали"... Петербург местами горел, войска больше напоминали пожарных, а не воинов. У нас не осталось в районе малой авиации, многие пилоты в тот день потеряли семьи, так что "добровольцев" для таранов вражеских малых судов было больше, чем малых машин. Даже в два "снаряда" посадили "живую страховку". Сначала они лишились тральщиков, потом авиатранспортов, потом, когда мы не могли уже с такой скоростью "доводить до ума" полусобранные самолёты, у них закончились снаряды для ПВО. Англичане стали панически бояться утра, так как из восходящего солнца выныривала крылатая смерть. Они стали бояться сумерек, потому что с заходом солнца шёл самолёт-смертник, и разбрасывал небольшие зажигалки - метки для ночной бомбёжки. Они боялись ночи, потому, что их ПВО была рассчитана на свет, и их хвалённых противовоздушных снарядов ночью уходило в десять раз больше...
  
   23-го июня. Вторник.
  
   Англичане отошли, не выдержав атак, но нас это не очень-то и радовало, батюшки отпевали покойников без сна и отдыха. К счастью, ни немцам, ни австрийцам ни хватило духу поддержать "английский порыв души". Этому способствовало и то, что небольшие двойки Муромцев, в основном старых серий, ни кто в столицу перевести не пытался, наоборот, они радовали тевтонов облётами границы, их пилотам спать приходилось меньше, чем во время биты за Стамбул.
   Сейчас мой штаб находится в имении какого-то купца, в соседней комнате расположился брат, остальное семейство во флигеле. Купец второй гильдии уехал "по просьбе" немедленно в своё московское имение, и даже отказался от арендной платы, даже подарить хотел домину эту, но тут уж я не принял, сказав, что лучше пусть он оплатит из своего кармана постройку самолёта... Ники по прежнему в "полубреду", иногда Аскар узнаёт в бессмыслице знаки морзянки, складывающиеся в слова, за последнее время их было всего четыре" "Заткнись, сука, тюфяк, много." Белиберда, и, явно, не пророческая. И как я ещё умудрился правильно понять первые его слова, а, главное, в них поверить?
  
   24-го июня. Среда.
  
   Опять перешли на полноценную доводку Муромцев. Возле работающих в четыре смены авиастроителей, теперь работает в десятеро больше горожан, оставшихся без крова. И те и другие спят в армейских палатках, общий вид "нового городища" напоминает табор, но первым делом ставится не жильё, а ангары для техники и железнодорожные пути к ним. Люди видят в воздушных судах защитников, одного пьяницу-насмешника забили сапогами насмерть, когда он харкнул на крыло, на котором не до конца застыл ещё третий слой лака.
   С продовольствием проблем нет, даже с утерей части столичных складов. Но на меня давят, на этот раз "ура-патриоты", войну им подавай с Англией, и, желательно, до победного конца. Не поддался и на этот раз, собрал журналистов и заявил очевидное, что поспешать будем постепенно. У нас не те силы, чтобы побеждать сразу всех. Так что будем откусывать по кусочку, постепенно, в конце концов враги подавятся, главное, чтобы мы к тому времени не надорвались. Единственной моей уступкой толпе было заявление, что погибшие в гавани Петербурга 148 частных судов требуют аналогичного взыскания со стороны "Владычицы морей".
  
   25-го июня. Четверг.
  
   Сегодня с 8 до 9 утра воевал с Англией. Уже в 9 1/4 у дверей временного здания Министерства Имущества Двора появились первые английские купчины просто мечтающие стать русскими подданными. Князья воюют, а холопы, хоть у них и чубы от этого трещат, делают деньги. Дураки они что ли, чтобы на таких условиях, да и не вкладывать? Выиграл бы их флот, напали бы на нас со всех сторон, ни кто бы их имущество в России и не тронул. Рассовали бы по карманам "колонистов" в Эдинбурге мешочки гиней, и всё утряслось бы. Выиграли русские? Тоже хорошо, Царю и Регенту верить можно, рас они сказали, что поменяв подданство смогут сохранить вклады, поверим. Да и как им не поверить? Папа не поверил, так они Курию сожгли, нет, сильным полководцам верить надобно. Купцов, ставших русскими, они не обманут.
   В 12 3/4 закончили оформлять гражданство первому купцу, сразу в первую гильдию его записали. К этому времени у дверей толпилось уже более двух сотен просителей, а в соседних домах в наскоро оборудованных кабинетах писцы, прибывшие "на усиление" , из синода и жандармерии, начали предварительный приём бумаг. Даст бог, за неделю управимся.
  
   26-го июня. Пятница.
  
   Жара утром была немилосердная. Принял ванну. Началась гроза с освежающим ливнем, что продолжалось весь завтрак. В провинциях то же нашлись "ура-патриоты": "До победы!", "Да мы их, одной соплёй перешибём!", "Бритты прочь с исконно русской земли!" Сообщения сошли на нет, после публикациях в русской прессе фотографий, снятых через перископ подводных лодок. Первые 10 торговых судов пошли на дно, осталось 138. В столице первый успех отметили десятью холостыми выстрелами, особого праздника не было, но и в защиту английской торговли никто не высказался, самоубийц среди газетчиков поубавилось.
  
   27-го июня. Суббота.
  
   День был немного посвежее. Был посол САСШ, принёс резкую ноту протеста. Янки, точнее те, кто у них правит, это суть потомки байстрюков английских лордов женившихся на бывших каторжницах. Так что топя сейчас английские корабли мы топим американские деньги. Конечно, в Суэце их денег погибло больше, но тогда Муромцев боялись сильнее, адекватного ответа на них не было. То, что янки тявкают сейчас, означает, что на каждом их линкоре теперь есть хорошее ПВО и достаточно "английских снарядов" к нему.
   Я повёл посла на новые сборочные цеха РБВЗ, показал ему фотографии того пустыря, что был здесь совсем недавно, показал снимки, делающиеся каждый день хроникёрами. Провёл его сквозь мельтешение матерящихся чумазых людей, устраняющих дефекты моторов, жующих и барабанящих ложками по железным мискам, спящих вповалку в палатках. Особенно посла поразили детские игры, десяти двенадцати летние мальчишки с упоением вытачивали из дерева винты и, громко повторяя за взрослыми похабщину, доказывали друг другу "вчёнными словами" почему винты конкурентов никуда не годятся. В конце была беседа с Сикорским, осунувшимся, почти не спящим, организовывающим бесперебойную работу "бедлама". Он клятвенно пообещал, что сегодня на Восток улетит не менее восьми машин. Генеральный конструктор показал стройные ряды идущих вдоль малой железной дороги ангаров-палаток для воздушных судов, здесь работали женщины. Всё делалось для того, чтобы к подвозу запасных частей для сборки, процесс начался немедленно.
   В конце прогулки я отвёз американца на внеплановый киносеанс, после которого разорвал американскую ноту на его глазах, и ни каких возражений не возникло.
  
   28-го июня. Воскресенье.
  
   Погода была серая и сравнительно прохладная. На весь вечер зарядил проливной дождь. Из Эдинбурга пришло удачное известие от резидентуры, удалось купить одного из "новых колонистов" продававших информацию американцам. Купили его, якобы от имени немцев, заплатили долларами, 100000, так что он не колебался. от этого "иуды" мы наконец узнали подробный расклад, кто есть кто "из новых". Один из середнячков в "Интелиджент Сервис" удачно оказался вне Лондона во время бомбардировки, а благодаря своим богатым канадским родственникам сделал стремительную карьеру в Эдинбурге. У "колонистов" уже сложились "кланы", так вот, этот молодчик передумал перспективный план, как выдвинуться ещё дальше. Втихомолку купил нескольких русских, купил намертво, так как попасть к синим мундирам они боялись больше, чем заложить несколько бомб. Во время доклада, когда я потребовал разобраться с этим господином немедля, мне заявили, что подлодка с гидросамолётом на борту из Мурманска уже вышла, в течении недели обещали всё устроить.
   "Посуху" подобраться к этому типу невозможно, так как даже "тётушку" и Георга охраняют хуже.
  
   29-го июня. Понедельник.
  
   Погода все еще не установилась - днем прошло несколько ливней. С востока Брусилов передал, что начата "сахалинская операция". Сначала был внезапный десант, захват пригодной к употреблению земляной аэрополосы. Пока Муромцы работают "с неудобной позиции", рядом выкладывается дощатая. К вечеру от 105-ти машин осталось всего 90, но ПВО на Сахалине больше не было. Точно так же в огне сгорело всё организованное сопротивление и суда противника, на свою беду попытавшиеся вмешаться.
  
   30-го июня. Вторник.
  
   Погода была немного лучше, хотя все-таки неустойчивая. После обеда был японский посол. Я так и думал, что после прореживания "района мнимого десанта" на Хоккайдо Солнцепоклонники попросят мира. Император согласился на все предыдущие условия. Просил дать возможность вывести свои войска с Сахалина, но с этим условием он несколько опоздал. Так как разница во времени с ТВД была значительная, а Брусилов передал в последней телеграмме, что остров зачищен полностью. Показал телеграмму послу, посетовал на скоропалительные действия некоторых боевых генералов. Так что конец войне, быть миру новому, до зубов вооружённому...
  
   1-го июля. Среда.
  
   Погода была чудная. Во время доклада Щегловитова сказал ему, что освобождаю его от занимаемой должности. Потом принял Силаева, затем Горемыкина. В два часа был в городе, на местах наибольших разрушений. Трудовые армии работают организованно, часто на остатках своих домов работают горожане. Ненависти в их взглядах я не заметил, но приветствуют устало, поговорил с некоторыми, пообещал помочь строительными материалами. Угнетает то, что часто домовладения были застрахованы в местных филиалах "России", бумаги в которых сгорели. Будем помогать всем. По возможности.
   Доставили из Швеции газету с заметкой: "Русский самолёт над Эдинбургом. Смерть нового главы "ИС" с семейством". Значить завтра и у нас напечатают, приятно осознавать, что разведка свой хлеб с маслом ест не даром. Надо будет проконтролировать лично, чтобы непосредственных разработчиков и участников операции не обошли наградами и званиями.
  
   2-го июля. Четверг.
  
   Хороший теплый день. Утром были обычные доклады. Принял ген. Василевского. Принял Хвостова - он назначается управл. Мин. Юстиции. Вести из Италии хорошие, со стапелей сошёл первый русский "не арендованный" и не аннексированный "итальянец". Заплатили сразу же, во время строительства первая половина шла "бумажными рублями", после спуска на воду, вторая половина выплачена "золотом Ватикана", миллиард из которого так и хранится в Сардинии "на текущие расходы".
   В Средиземном море рыболовный бум, на всех захваченных "исконно русских островах" строятся небольшие консервные заводики. Инвесторы местные, те кто быстрее разобрался во что вкладывать, рыболовецкие шхуны подходят и отгружают налогов с улова 1/4, те кто не успел или пожадничал выправить себе русское гражданство, и 1/8 более ушлые. Ясно, что большинство из этих судов это "внезапно утонувшие" и перекрашенные командой судёнышки. С другой стороны за "материковыми" рыбаками идёт охота, как только местные смекнули, что если ты сдаёшь рыбу без "русского налога средиземного моря", то русский флот защищать или принимать твои жалобы не будет, началось повальное пиратство. Особо предприимчивые, те кто спохватился первыми уже имеют по два-три десятка судёнышек под своим флагом, и их фамилии зачаться среди купцов первой и второй гильдии. Часто их "теневыми партнёрами" становятся "пираты-гардемарины", у подобных компаний вообще не возникает ни каких проблем.
   Именно груз средиземноморских консервов и прибыл в Петербург первым, после пожаров, и его мгновенно роздали армейские патрули по "десятку в руки". Бесплатная раздача идёт и по сей день, но все предупреждены, что через неделю давать будут только детям, а через месяц "халява" закончится.
  
   3-го июля. Пятница.
  
   Утром погода была чудная. Были длинные доклады Барка и Рухлова. Потом принял ген.-ад. Рузского, Булыгина и гр. Игнатьева. КВЖД восстановлено героическими усилиями местных "трудармейцев" полностью, на восток летит сейчас только треть сходящих с конвейера Муромцев. Остальные летят в средиземноморье, не меньше из половины этого потока оседает в Гибралтаре. Как только будет восстановлен Суэцкий канал основной поток перекинется туда, пока же там, чуть ли не через каждую версту вдоль канала и железнодорожного полотна возникают укреплённые точки ПВО.
   От Широкоградова вечером пришла телеграмма, что назначенная им сумма в 50000 рублей золотом за голову местного лидера "недобитков" генерала Мустафы Кемаля, сегодня им выплачена. Награду поделил между собой небольшой отряд из двух "боевых колесниц" и двух десятков "армянских казаков", устроивших удачную ночную засаду. "Казаки" признались, что 10% им придётся отдать информатору, одному турку из охраны погибшего генерала.
  
   4-го июля. Суббота.
  
   Серый жаркий день. Поздно вечером пошел дождь. Принял нового помощн. воен. мин. ген. Беляева и Гальфтера - командира Л.-Гв. Московского полка. После обеда принял японского посла, отдал ему на ознакомление карту, прерывистыми штрихами там был выделен треугольник от Суматры, через Калимантан до новой Гвинеи, а так же вся Австралия, как "Зона исконно японских интересов. Русские флажки красовались на Яве, Тиморе и Новой Зеландии. Вершиной гостеприимства стала документация по полному циклу производства Муромца "А". Самурай ушёл с задумчивой миной на своём бесстрастном лице.
  
   5-го июля. Воскресенье.
  
   Очень жаркий день. В прессе опубликована 131-я фотография английского торгового корабля "а ля перископ". Самолётами только тормозим, и отгоняем вояк, топим же купцов субмаринами. Гибралтар перекрыт уже шестью рядами крепостных минных укреплений, намереваемся поставить ещё четыре.
  
   6-го июля. Понедельник.
  
   Такой же жаркий день. Принял Щербатова. Прочёл отчёт Колчака, он удовлетворён в целом работай всех оставшихся в районе средиземноморья верфей. Те из них, кто уже выкинул белый флаг проблем особых "синим мундирам" не доставляют. В глазах их мелькают цифры, в карманах ощущается скорый звон злата, зачем же бунтовать? Лишь Франц-Иосиф мудрит, строит в глубине территории де субмарины, планирует ещё чуть ли не двадцать. Он не прав. Сдаёт старик, на его границе, из-за этих его идей, приходится держать шесть лишних бронепоездов.
  
   7-го июля. Вторник.
  
   По окончании докладов выехал в Петергоф: в 12.20 - погода была знойная. Прибыл на пристань в час дня. Отправился на "Александрии" в Кронштадт прямо в Военную гавань. Посетил крейсеры: "Богатырь", "Диана" и "Олег". Первый и последний участвовали в бою, у минных заграждений, и пришли заменить артиллерию новою. Со мной были трое из Иуд, прельстившихся английским златом и пронёсшие мины. Отдал их морякам, на каждый посещенный корабль по одному, мол, накажите их за своих павших товарищей. Под конец осмотра стал накрапывать дождь. В 5 1/2 вошел в Петергофскую гавань. В Царское Село прикатил в 6.10. Принял Сазонова. Прошла небольшая гроза.
  
   8-го июля. Среда.
  
   Дивный день; воздух стал легким после вчерашней грозы. От 11 час. до 12 1/4 у меня было заседание Совета министров. Ники пришёл в себя и "говорит" осознанно. Доктора не обнадёживают, они говорят, что чудо само по себе, что при подобном психическом расстройстве ему ещё удаётся скармливать жидкую пищу. Сегодня брат посвятил себя написанию краткого труда: "Что такое атомная бомба, сколько это стоит и где брать материалы для её изготовления". Очень полезная для империи вещь будет, жаль, что дорогая очень.
  
   9-го июля. Четверг.
  
   Принял только норвежца Эйде, главу нашей тамошней резидентуры, кот. привез, "занятый" у Гакона способ добывания азота из воздуха для получения взрывч. состава - толуола. Прошел дождь и значительно освежил воздух с 20? до 15?. После обеда помоторил с Алексеем и сыном в Павловске. Подписал бумаги по созданию "Службы Мирных Технологий", на основе вчерашних "откровений брата. Перевёл туда часть конвойных сил жандармерии и 300000 человек из трудовых армий.
  
   10-го июля. Пятница.
  
   Чудный день без зноя. Утром погулял, затем принял Барка, после ген.-адъютанта фан-дер-Флита и Шевича - ком. Гусар. Первые три тысячи "Автоматов Фёдорова" ушли к Широкоградову, они нужнее в "проблемных зонах" азиатской части бывшей турецкой империи. Высвободившиеся "Мосинки" пойдут Курдам. "Ручные пулемёты" исправят некоторые недочеты, например в одной из "малых крепостей" по утру нашли лишь десять казаков с перерезанным горлом. Нападавшие унесли всё, включая исподнее и Максим. Собственно первые автоматы и пойдут тем, кто будет набирать очередную трудовую армию среди окрестных сёл, ладно пулемёт, но исподнее зачем же забирать!?
  
  
   11-го июля. Суббота.
  
   Дивный жаркий день. С Гибралтара пришли хорошие вести, уничтожен последний 148 корабль. Последние 20 судов вообще представляли из себя жуткий хлам, английские судовладельцы сами выкупили этих старичков и доставляли нам "на заклание". Собственно я был не против, скоро Суэц откроется, будем стричь с Бриттов купоны за проход, так что срочно мириться надо.
  
   12-го июля. Воскресенье.
  
   Невероятный по жаре день - утром в тени было 22?. Катался с Алексеем и Георгием в двойке. Пили молоко и ели простоквашу и фрукты в столовой. Уехали в 3 1/4 и были застигнуты в пути здоровою грозою. Приехали благополучно в 5 час. В шесть принял Гинденбурга, он говорил Рупором от своих генералов. Франца-Иосифа они решили сдать, тем паче за часть "Исконно германских земель". Договорились делиться "по-братски", нам всех славян, им всех остальных. Небольшой спор на тему: "кто такие славяне", я быстро пресёк, разделив "проблемный участок" ровно пополам взмахом карандаша.
  
   13-го июля. Понедельник.
  
   Знойный день. Утром погулял. Принял два обычные доклада. Принял Самарина, вступившего в исп. обяз. Обер-Прокурора. Прошла короткая гроза. Гинденбург улетел в обед, на "Типе А", сделанном в Германии. Сразу по его отъезду отдал код "Венский Вальс". Идея была выдвинута синемундирниками сразу после взрывов в Петербурге, горячо мной одобрена. Если какой-то истопник почти взорвал Царскую семью, натаскав понемногу динамита, то, почему бы, не проделать то же самое с "зажигалкой". Благо агентесса проверенная есть, завербована ещё в десятом, уже заработала на безбедную старость и сейчас трудиться лишь "из любви к искусству". "Громко хлопнуть дверью" она согласилась сразу же, нынешний её "кавалер" был начальником охраны дворца, а её все знали как "мелкую воровку"... Так что через час после её ухода дворец заполыхал.
  
   14-го июля. Вторник.
  
   Дивный день. Во время завтрака прошла гроза. В полдень по времени Петербурга журналистам был зачитан совместный Русско-Германский ультиматум Австро-Венгрии, он привёл всю Европу в шок. три десятка диверсионных групп различной принадлежности ночью взорвали все ключевые мосты в Империи, та же судьба постигла те склады, где были снаряды для ПВО, а так же два завода по их производству. Потери на заводах были не значительные, конвейеры можно было бы восстановить в течении недели, но этой недели у обезглавленной державы не было. Весь день два десятка Муромцев, временно приторможенные в своём "полёте на юг" отработали 40-ка пудовыми бомбами по железнодорожным узлам. Вечером ещё одна отработка зажигалкой окрестностей подготовленной в тылу врага аэрополосы, высадка там десанта с "АФ", ему оставили в поддержку два самолёта.
   Со стороны же "зоны немецкой ответственности", обойдя австрийские позиции, в тылы "СРИ" хлынуло 50000 казаков, среди которых была сотня "колесниц" с опытными ветеранами "Восточной кампании". Часть из них ударила в тыл австрийским приграничным дивизиям, за ними на недавних союзников навалились и немцы.
  
   15-го июля. Среда.
  
   Утром погулял. Принял первый доклад Хвостова; затем Бьюкенена, затем Сазонова. В 12 часов отправился с Георгием и Алексеем в Петергоф и на "Александрии" в Кронштадт. Вошли в гавань и посетили лин. кор. "Цесаревич" в доке имени племянника. Команда замечательно выглядит, судно тоже отлично содержано, хорошо проявило себя в последнем сражении. Все рвутся в бой, вопрос у всех на устах: "Когда же ответный визит вежливости. Признался, что с британцами сейчас ссориться не хочу, пока будет мир. Предложил тем, кто желает дальних странствий, подать прошение о переводе на Средиземное Море, так как на одной из тамошних верфей для России достраивается корабль подобного класса.
   С утра была официально обвялена война Австро-Венгрии, опять на час. К вечеру уже было 500 желающих срочно стать русскими, и на ночь они расходиться отказывались. Некоторые писцы подали рапорт "о сверхурочной работе". Просят поработать недельку по ночам, с четырёх часовым перерывом на сон, чтобы успеть набрать побольше "благодарственных". А то 12 человек англичан вовремя не успели, теперь локти кусают, видя как их имущество идёт с молотка.
  
   16-го июля. Четверг.
  
   Отличный жаркий день с приятным бризом. После утренней прогулки принял Мамантова и Самарина, затем Танеева. Вести из Германии хорошие. Некоторые воспринимают Гинденбурга "мягко говоря неоднозначно" но колонии в Африке он, благодаря Русским, сохранил, у Австрии кусок урвал. Что у немцев главное мерило? Лебенсраум, и побольше этого сраума! Значит ни какая Гинденбург не "подлая русская подстилка", а Великий "Новый Бисмарк". Мы же с него пылинки сдуваем, охраняем получше, чем свои. Пресекли три 100% удачные без нашего вмешательства попытки покушения. Он очень нужен России. Пока нужен...
  
   17-го июля. Пятница.
  
   Сегодня стало прохладнее - с 20? спустилась темп. до 14?. Принял Куломзина, назначенного председат. Государственного Совета. Затем принял последовательно: Маркова, Горемыкина и Поливанова. Из бывшей Австро-Венгрии хорошие новости, последние дни все Муромцы с РБВЗ летели прямиком туда, распределяясь между тремя аэродромами. Крестьянам начата раздача земли, русские газеты на головы остатков армии с фото вручения "Земельных Сертификатов", вываливает каждый второй Муромец. Каждый первый вываливает зажигалки. Те части, которые избавляются от офицеров, выкидывают белые флаги. К ним летят представители командования на С-16. Два раза белое полотнище оказывалось ловушкой, севший представитель не стрелял в воздух определённым набором ракет. Эти две части "умников" забросали зажигалкой, потом по местности вокруг прошлись казаки с приказом"на три дня всё ваше". После опубликования фото этих операций в скидываемых на голову противника газетах провокации кончились.
   Были чётко обозначены пряники, большинство их проглотило, те, кто предпочёл кнут, пополнили ряды "трудармий". Уран будут добывать.
  
   18-го июля. Суббота.
  
   В 10.10 отправился в город на Адмиралтейский судостроительный завод. Обошел верхнюю палубу гиганта лин. крейс. "Бородино", спуск которого прошел блистательно. Погода была солнечная, ветер с моря. Вернулся в Ц. С. в 2 1/2 и принял кн. Щербатова. Из Австро-Венгрии, "яко крысы", тамошние аристократы бегут "на запад". Усиленно распространяем слухи о неком "Крымском завещании Александра", мол, наказал предкам отомстить. Ложь дала всходы, Итальянцам пришлось сказать, мол, пока делаете, "на благо России" хорошие суда, "завещание" будет считаться "отсроченным".
  
  
  
   Дневник неприкаянной души.
  
  
   Очнулась в очередном "Здесь" на скамейке. За полчаса осознала себя в обоих ипостасях. Я в этом городе Святого Петра, что-то вроде ГАИшницы. Палочкой купюры сшибаю. Этому миру, а точнее России в нём, изрядно досталось. Через двое суток, после начала этого сна, англичане доверили свою разведку одному выскочке, и он не сплоховал. Диверсии были грандиозные, русские лишились разом балтийского флота, сборочных заводов Муромцев и половины Петербурга с Царём и Регентом в придачу. "Спасли положение" Брусилов, Колчак и Широкоградов, отдав японцам Корею и весь Китай, кроме Монголии и Манчжурии. Помирившийся с японцами Брусилов, организовал, с помощью чудом выбравшегося из горящего Петербурга Сикорского, сначала полноценные ремонтные мастерские. А затем, и Екатеринбургские Авиастроительные Заводы. Немцам и Австрии не удалось захватить Крым, да и в район Проливов их никто не пустил. Москву сожгли опять, но чудовищным усилием удержали в первый год средиземноморье, и за четыре следующих года дошли до "приемлемых" границ на Востоке.
   Государство потеряло по официальным данным 18000000 убитыми, вся территория была "освобождена огнём". Брусилов стал Диктатором, Колчак получил Флот, Широкоградов Разведку. Триумвират, закалённый на своей и чужой крови, оказался живучим. Но здешняя диктатура меня не привлекала, у этой "меня" было три "патрона". Чтобы оставаться на "хлебном месте" приходилось спать с парой начальников из ГАИ и куратором от Конторы. Вскоре три "заинтересованных стороны" собрались вместе и честно меня поделили, под хорошую закуску. Понедельник у меня теперь выходной, вот только эти трое картёжники, иногда проигрывают меня на сторону. В общем, под местный аналог КамАЗа я бросилась без сожалений.
  
  
   19.06-8.07.
   "Тело" в этот раз подготовилось, глаз я вернула достаточно легко, но вот его "тик", полностью не контролировала. Этакая закладка, своеобразный пульт дистанционного управления. На "волевом усилии" я выдавила несколько слов, и "мои мозги" чуть не расплавились. То, что Аскар понял мою морзянку можно считать чудом. Дважды чудо то, что Миша всё сделал правильно, а главное быстро, связав шевеление в районе минных полей с моим "бредом". Вывела "закладки" в глазу, лишь 8-го числа.
   9.07.
   Вчера и сегодня готовила для Миши доклад на тему: "Как сделать атомную бомбу в сарае". Не вру, так и называлась эта книга, я её скачала из тамошнего Интернета, и подробно прочла за два "выходных понедельника".
   10.07.
   Первые Калаши пошли казакам в Турцию, потом на восток отправим, а после диверсантам и морпехам.
   11.07.
   Миша, наконец-то, наигрался "в кораблики". Купчины сами свой флот "просрали", не поверив Регенту, точнее думая, что "время ещё есть" и "русский авось ещё и не оттуда выносил". Но пять десятков судёнышек всё же ушли из порта, в основном те, у кого капитаны тянули раньше лямку на военном флоте. За 148 судов "пришлось включать ответку", как говорил Саша Белан. Или Дима Белый? Или Голубой? Исходная моя личность благополучно теряется среди наслоений, подсознание само решает, какие факты и навыки из моих "жизней" мне смогут пригодиться, а какие можно благополучно "затирать".
   12.07.
   Миша Решил, что Австро-Венгрия и Германия у границ, это ровно вдвое больше, чем необходимо. Гинденбург прибыл на "Последнюю Вечерю", слегка поломался, хорошо поторговался. Больше в Европе Австро-Венгрии нет.
   13.07.
   Франц-Иосиф сгорел быстро, его империя пережила своего государя на двое суток.
   14.07.
   Мы с немцами ударили "по-английски", сзади под лопатку. Потом "сделали яичницу из двух яиц", чтобы клиент не дёргался, не сопротивляющееся тело распилили пополам.
   15.07.
   Уже второй игрок "Крымской компании" за бортом истории. Италии Миша заявил, что она "типа Колония" и пока "отстёгивает проценты2 хорошими судами, "золотую курицу" резать не будут.
   16.07.
   Две попытки покушения на Гинденбурга за один день, причём оба из "ближнего круга". Сдуваем пылинки, охраняем.
   17.07.
   Пообещали венгерским крестьянам земли аристократов. Даём красивые грамоты, только несите скальпы на вилах. Упёртые в землю, их подельники "на Уран"
   18.07.
   Крестьяне поверили, теперь не каждый "аристо" успевает "долететь до середины Днестра", бывшие холопы бьют влёт. Шутка о "скальпы за землю" высказанная братом при журналистах, была воспринята как руководство к действию.
  
  Николай свет-Второй Глава 15
  
   Дневник Регента.
  
  
  19-го июля. Воскресенье.
  
   День стоял отличный и почти тихий. Сегодня годовщина объявления нам войны Германией. В целом бешеный темп нашей жизни, который давил на нас весь этот год, замедляется, так как никто, решительно никто, не хочет с нами воевать! А многие, как например Шах Ирана, стараются консультироваться с Петербургом по каждому вопросу. с нетерпением жду пробуждения брата, ибо его "кассандровы вести" значительно облегчают жизнь правителю, если к ним, конечно, во время прислушиваться.
  
   20-го июля. Понедельник.
  
   Утром шел небольшой дождь. После завтрака принял Шаховского. После посидел у Ники, Аскар говорит, что это пока явно "не он", пароль коверкает. подождём. Вести из Австрии хорошие, вот только наши военачальники уже присматриваются через приграничную территорию к Румынии. Широкоградов, например, прислал развёрнутую докладную записку с характеристикой нефтяных запасов в Плоешти. Это те, которые они сейчас тушат. Потому что когда они попробовали перейти границу и взять у Венгрии то, что было им положено по первоначальному договору с нами, мы не только их войска залили огнём... Несколько гидросамолётов слетали с грузом "зажигалки" и в "румынское Баку". А на их "армию вторжения" хватило одного рейса 37 Муромцев и 180 самолётов поменьше. Наземные цели в этой операции, так как разведка не подкачала и разместила на нужных направлениях 25 корректировщиков и радиопередатчики, поражались очень точно.
  
   21-го июля. Вторник.
  
   Между 10 и 11 час. после Поливанова у меня был ген.-ад. Рузский с подробным докладом о стратегическом положении наших войск на границе в с Румынией. Рузской просто умолял сказать "Да" вторжению в Румынию. Не понимает генерал, что сейчас лучше сработает английский метод, то есть самый откровенный шантаж. Я же, устав от его доводов, хлопнул ладонью по столу и передал послание румынскому монарху. Попробуем обойтись на этот раз без крови. Возьмём нефть в аренду, скажем миллион в год, со всей прилегающей территорией. А пока они думают отправлять им в подарок ежедневно ночью по Муромцу с зажигалкой. Всё же не война будет, глядишь, и без большой крови обойдёмся. И так нами уже весь мир запугали, пора снизить накал страстей... И увеличить мощь ЭВК.
  
   22-го июля. Среда.
  
   Ночью очнулся брат. На этот раз, по словам Аскара, он "час в себе", а "час не в себе". Благо сейчас наши комнаты рядом, так что с семейного ложа меня подняли в два ночи, сам дурак, приказал ведь пускать Аскара в любое время и с оружием. Жена по этому поводу ещё скажет мне вечером много "тёплых слов", но это будет потом. Сейчас же я, в одном исподнем, ринулся через охрану в радиотелеграфный узел, где резались в карты телеграфист и трое фельдъегерей ночной смены. Застигнутые за "не положенным" они начали бледнеть, но я просто махнул рукой, чтобы убрали. Ещё раз пробежав глазами каракули Аскара, я начал диктовать приказы. И всё же четверых нам спасти не удалось. Из этих четверых небольшая охрана была только у Строганова, директора АОРБВЗ, и его заместителя по Москве. У Алехновича и Миллера в тот день охраны не было, они от неё просто "сбежали" и пошли "по бабам".
   Киреев же, а он главный наш специалист по авиадвигателям, ранен всего лишь в ногу. Это просто чудо! Если учесть, что охранял его десяток фронтовиков с "Фёдоровыми", но против них было пятнадцать человек с револьверами, мосинками, и парой "Ф-1". Так что последний охранник к вечеру скончался в больнице. Там же, после результативного полевого допроса, умер и последний из нападающих. Слава богу, в остальных местах мы успели "упредить" бомбистов.
  
   23-го июля. Четверг.
  
   Принял Юсупова, Мамантова и Самарина. Гулял и катался с Алексеем и Георгием на прудах. В 2 час. у меня был Енгалычев. Лишь в шесть часов утра мне на стол легли протоколы первых допросов. В этот раз заграничные резидентуры действовали грамотно, подобрали себе цели соизмеримые с уровнем исполнителей. Некоторая часть разгромленных ранее социал-революционеров получила новые паспорта и возможность отсидеться на периферии. Базировались в Баку, работали на железной дороге, возили составы с керосином. А у кого там больше всего связей? Правильно, у САСШ. Значит очень возможно, что опять мутят воду Рокфеллеры и тамошняя ветвь Ротшильдов. К счастью некоторые вопросы прояснил брат, периодически Аскар доставлял от него очень нужные "разведданные". Что такое "нефтяной консорциум САСШ" брат не знал, да и я тоже, но есть у нас на эти вопросы заграничная разведка. Вот с неё и спросим!
   Зато охрану Сикорского увеличили вдвое, доведя до сорока человек. Его хотели взорвать, бомбу подложили под чертёжный стол, хоть эту подробность брат знал точно!
  
   24-го июля. Пятница.
  
   После чая принял Хвостова. Сходил к брату, прочёл всё уже написанное им. Что это ещё за Туполев? Цельнометаллические бомбардировщики? Надёжные и простые в эксплуатации? По словам Ники нам теперь понадобится много алюминия, и добывать его надо в России. Схемы будущих заводов, электропечи для смешивания двух руд, одну надо довести до 1100С, другую до 1300С. Так что одновременно с заводом необходимо строить под красноярском гидроэлектростанцию.
  
   25-го июля. Суббота.
  
   Утром сделал большую прогулку с Воейковым пешком взамен разговора в комнате. Принял Озерова и гр. Тотлебена, сильно контуженного в бывшей Турции, но теперь поправляющегося. Для "Красноярских дел" туда переводятся три трудармии. Сырые, конечно, сбитые кое как, так что в первый месяц ожидаемый падёж будет до трети поголовья. Но к этому времени подбросим им ещё одну. Туполева нашли быстро, во время последних больших "событий" в Петербурге его не было. С Сикорским у них сейчас почти идиллия, Ники написал для них характеристики будущего самолёта. В "последнем сне брата" его построили лишь спустя два года. Дюраля мы, помолясь, на первые полста машин наскребём и безо всякого Красноярска, хотя, правда, дороговато выйдет. Высота полёта у машины будет пять километров, скорость 180 дальность 800, размах крыльев 22м. Два мотора по 400 л/с. Киреев получил от брата какую-то информацию, основное же, по словам конструктора, уже было"в голове", а многое и на бумаге. Так что через день над созданием чертежей будущего самолёта уже работало более 1000 проверенных людей.
  
   26-го июля. Воскресенье.
  
   Прохладный солнечный день. Хорошие вести с Юга, Суэцкий канал заработал! Первыми испытали его "на прочность" 128 авиатранспортов. Конечно, более чем на половине из них было всего по одному самолёту, часть пилотов спешно набрали из наскоро подученных смертников, но это всё равно была "сила"! Разумеется, Англичане в Красном море присутствовали, было среди их корабликов даже три линкора... Две группы "друзей" прошли рядом и "почти спокойно" разминулись. Английский флот, надо признать, выглядел покрасивее. Наш же флот, сбитый в чёрную кучу и с полутысячей "машинок", жужжащей над ним, больше напоминал пиршество мух, дорвавшихся до свеженаваленного коровьего деликатеса. Но тронуть этот "плавучий остров" они побоялись, очень уж у бриттов носы нежные, вони не выносят...
   Разойдясь с противником наш флот мгновенно распался на пять частей, каждая из которых устремилась к заранее намеченным местам аравийского полуострова. По странному совпадению места эти были не укреплены и находились на пределе дальности полёта Муромца с дополнительными баками. К тому же большой удачей было и то, что пять тамошних бедуинских родов объявили по радио о произошедшей у них в обед революции и немедленном присоединении их "независимых княжеств" к Российской империи. Каждое княжество объявило своей территорией всё в радиусе 30 км от их прибрежного поселения. Подошедший к ближайшему от Суэцкого канала княжеству английский флот, который так же эти радиосообщения принял, смог лишь наблюдать за посадкой двадцати Муромцев на спешно возведённую на берегу аэрополосу. Опять же, без приказа стрелять они не решились, а к утру десять самолетов уже улетели "вглубь княжества", а ещё десять к следующему "островку свободы".
   Бритты честно попытались послать на разведку шесть гидросамолетов, но сотня наших машин их просто "облепила", устроив вокруг каждого самолёта противника "хоровод", а "смертники" так вообще норовили снести своими шасси вражеские крылья...
  
   27-го июля. Понедельник.
  
   Погода потеплела и простояла чудная. Принял Щербатова, затем погулял. Английского посла с очередной нотой принял после обеда, заверил, что во всём разберёмся и всех накажем. Но в свою очередь сказал, что не в силах препятствовать свободному волеизъявлению подданных других государств перейти под защиту России, которая гарантирует им безопасность. Предупредил ещё раз о 30 километровом радиусе от каждого "порта". Похвалил их командующего в Красном море, я бы на его месте не сдержался, пришлось бы мне идти "на размен". Узнав от меня, что на "флоте вторжения" было шесть десятков знаменитых "армянских смертников", посол вынужденно согласился, что и без Муромцев произошёл бы именно "размен", а не урок "для этих русских свиней".
  
   28-го июля. Вторник.
  
   Теплый серый день. В 2 1/2 принял Родзянко, затем Сазонова. на вчерашнюю ноту Британии мы ответили своеобразно. Муромцы Аи Б ещё не сняты с производства, и если "Аргусы" делаем быстрее, чем корпуса для "В", то ставим движки и на гражданский и на полугражданский варианты машин. На сегодняшний день под рукой было 18 таких машин, вот их то я и продал Гинденбургу. Предупредил сынов Альбиона, что если что не так, я немцам сразу полсотни "В" продам.
  
   29-го июля. Среда.
  
   Чудный день. От 11 час. до часа с 1/4 у меня продолжалось заседание Совета министров. Потом завтракал с ними. Петербург восстанавливается, работа там просто кипит и бурлит. В едином порыве трудятся, не разгибая спин, маньчжуры, японцы, ляхи, турки, австрийцы и прочие трудармейцы. Часто слышаться выстрелы, так как таких орудий древних строителей пирамид, как кнуты, здесь не предусмотрено. Всё "на личном примере", девятиграммовом. Походный крематорий развернули здесь же, всего в паре километров от места работ, в его распоряжении три грузовика-труповозки. Но заключённые всё же больше расчищают территорию, строят уже вольнонаёмные. Рабочих рук полно, на вновь присоединённых территориях многие "подмахивают" годичный строительный контракт, сумма в рублях, которая выплачивается по окончании работ, их впечатляет.
   Но это только на жилых массивах, там же где восстанавливаются стратегические заводы, особенно авиационные, там работа кипит и днём и ночью, и кого использовать в восстановлении, рабов или свободных, зависит от того, кто из них сделает быстрее тот или иной фронт работ.
  
   30-го июля. Четверг.
  
   Племяннику минуло 11 лет; да благословит его Господь здоровьем! Погода была чудная, но пахло гарью от горевшего кругом торфа. Время летит быстро, надеюсь к совершеннолетию племянник получит под свою руку достаточно мощную державу, а "волны кризисов" схлынут окончательно. С новых русских провинций на Дальнем Востоке, тех, которые недавно значились за Китаем, приходят интересные вести. Безработица там жуткая и Брусилов верстает тамошних желающих трёхлетними контрактами с нищенской оплатой, если сравнивать с центром. Берёт мужчин, семьям же переводит деньги аккуратно, раз в месяц, а рабочим хорошая кормёжка... Уже набрал полтора миллиона, использует их по-разному. Но, в основном, для строительства на берегу Амура авиазаводов по чертежам Сикорского. Пока они вместе воевали, планов настроили громадьё, сколько квадратных километров тайги уже свели, сколько рельс проложили, жуть!
  
   31-го июля. Пятница.
  
   Утром после бумаг прогулялся с Воейковым. День был ясный, но солнце оранжевое от дыма. После завтрака принял Куломзина. Сделал прогулку с сыном и Алексеем и покатался на прудах. Боцм. Федотов поймал на острогу большую щуку. Принял Ермолова, затем ген.-адъют. Рузского. Приступили к возведению платины для ГЭС в районе Красноярска, для ускорения работ велел Брусилову набрать ещё 500000 китайчат, отправлять их туда по мере комплектования. Пару лишних горстей риса найдём и пару бумажек каждому напечатаем, это легко.
   На Корсике прошли удачно направляемые кем-то выступления, подавили авиацией, скоро ещё одна трудармия появится. А ведь будут ещё бунтовать... А мы туда китайцев переселим, уж они в тамошнюю землю вцепятся. Или корейцы. Да, лучше будем селить туда из прибрежных районов, тех кто с морем знаком. Тепло, земля благодатная, опыт партизанщины против японцев имеется, уж местных партизан-то они повыловят, как только освоятся.
  
   1-го августа. Суббота.
  
   Погода испортилась, стала холодная, полил дождь. Принял Григоровича и Рузского. После обеда у меня был Воейков. Очень хорошие вести по бедующему урожаю в Метрополии. В новоприсоединенных провинциях, а именно в "мятежных" районах Турции и некоторых в бывшей Австро-Венгрии, из-за постоянных налётов нашей авиации может начаться голод. Но теперь, когда трудовой резерв, в виде китайцев чётко обозначен, возможное вымирание коренных этносов должно беспокоить нас мало. Действительно, будем переселять во внутренние районы Турции китайцев, дадим по мосинке и три ножа на десяток, да грамоты на пару гектар земли. Да они любого соседа турка, который по ночам партизанит, а днём прикидывается русским коллаборационистом, на чистую воду выведут за лишний гектар пашни.
  
   2-го августа. Воскресенье.
  
   Серый, не холодный день. Сикорский с Туполевым предварительные наброски машины закончили. Что это значит? Это значит они определили, какие детали можно будет устанавливать на их детище с прежнего Муромца, а так же те детали, которые, после доводки опытного образца, точно не придётся менять. То есть начинать их выпуск можно уже сейчас. А Киреев свою часть работ уже, по его уверениям, выполнил. Его 420 сильный двигатель и Сикорского и Туполева устроил полностью. Отчего такая быстрота? Очень просто, сейчас во всём мире авиамоторный бум, а в каждом конструкторском бюро да чтобы не сидело о русскому шпиону? Сие не возможно в принципе. Все разработки Киреев изучает и добавляет своё, так что двигатель уже был считай готов. Ну, ну. Кого то яблоком по голове надо бить для ускорения мысленного процесса, кому-то ногу прострелить. Запомним.
  
   3-го августа. Понедельник.
  
   Стоял туман и что-то сырое накрапывало. Погулял. Кроме обычных докладов принял еще Хвостова и Шаховского. Вторую половину дня провёл с Ники, час говорил, на другой час уходил в кабинет, занимался бумагами. По словам брата, его "тело" оказалось слабее мозгов, то же самое хором говорят врачи. Говорили с ним о повышении уровня нашей контрразведки, для того, чтобы "сверхдиверсии", вроде Петербургской, пресекать в зародыше. Говорили о переводе части военного производства на мирный лад, особенно для нужд сельского хозяйства. Единственно, что сокращать нельзя не в коем случае, это АвиаПром.
  
   4-го августа. Вторник.
  
   Такой же серый день, немного потеплее. Утром погулял с Воейковым. Принял доклады Поливанова и Самарина. После чая принял Сазонова. Выслушал его доклад о шевелениях в районе "Ватикановой Плеши". Опыт прежних королей в их отношении с "Папами" доказывал, что святой престол так просто не сдаётся, противостояние заканчивается для нападавших "в ничью", это в лучшем случае. В Италии появилось трое кандидатов, двое, которые русские червонцы брали, и ещё один, предпочитавший гинеи. "Английский Папа" был более популярен, так что я велел усилить агентуру в том районе и, если что, действовать решительно. Двигатели самолётов прогревать постоянно.
  
   5-го августа. Среда.
  
   Теплый серый день. Утром принимал нескольких представляющихся, затем Щербатова. В 12 час. принял Горемыкина. А на счёт Ватикана я оказался прав. Агентура выдала, что ближе к утру будет совершён какой-то обряд на мести Плеши. Доразведали, сожгли. К полудню прояснилось, что "англичанин" хотел провести "символическую коронацию" на месте "поругания Веры", а потом сбежать в одну из Америк, и оттуда уже грозить геенной огненной. Решено, переименовываю тамошний отдел ЭВК в "воздушных Львов", очень уж лихо эти воздушные сыны третьего Рима сработали.
  
   6-го августа. Четверг.
  
   Погода была теплая, штиль и мгла. Принял бывшего франц. мин. иностр. дел, а теперь русского купца первой гильдии Крюппи, а после него Григоровича. Начато строительство нескольких тысяч начальных школ и десяти университетов, их будут возводить компактно, на западе от Москвы, наподобие Оксфорда. Правда все школы-скороспелки представляют собой лишь несколько поставленных рядом срубов. Зато университеты выйдут знатные, для их возведения собирают по всем трудовым армиям бывших студентов, а так же пропалывают действующие, где подгребают всех "сочувствующих", кто знал и не доложил. Единственное исключение делается для занятых в АвиаПроме и будущих атомщиков. Остальные же перевоспитываются трудом, от пристрастия к политике, возводя прекрасные "храмы науки" для своих менее радикальных потомков. Не хотят быть "Чёрной царской интеллигенцией" будут "белыми рабами".
  
   7-го августа. Пятница.
  
   Теплый полуясный день. Утром погулял с Воейковым. Вечером прошел ливень. Гинденбург устроил "показательный полёт. 4о тяжёлых машин прошли ночью над территорией Англии и разбросали миллионы листовок с рекламой немецких товаров. Гинденбург, есть Гинденбург, если есть возможность соединить демонстративно военную операцию с выколачиванием денег "за рекламу" со своих промышленников, он это обязательно сделает!
  
   8-го августа. Суббота.
  
   Летний день. Утром погулял. Принял ген.-адъют. Рузского, затем, после чая, Юсупова. Узнал что Англия ответила немцам адекватно. Правда рекламные листки были чёрно белые, а из вылетевших 10-ти тяжёлых машин две упали в Ла-Манш... Но сам факт быстрого ответа многих у них обнадёжил.
  
   9-го августа. Воскресенье.
  
   День был летний. После чая погулял с Воейковым в Баболовском парке. Позже зашёл к Ники, брату плохо, барахлит мочевой пузырь, пролежни, не справляется печень. Как он признался, боль уже начинает мешать думать. Он признался, что хотел бы жить в России на век позже, посмотреть на тамошнее житьё-бытьё. Просил "в случае его ухода" не снижать темпов модернизации. Россия должна "править Космосом" не как Британия морями, а действительно "во веки". Но уничтожать конкурентов, по его словам, до конца не нужно, пусть ослабленный внешний враг останется, а то загниём а передерёмся между собой.
  
   10-го августа. Понедельник.
  
   Отличный день с грозой во время завтрака. Утро было обычное. Принял после докладов Комарова и Хвостова. Сегодня была попытка открытого бунта в бывших австрийских землях, населённых преимущественно румынами. После аренды Плоешти и размещения там аж четырёх аэродромов шевелений оттуда не ждём. не последовало их и сейчас, теперь те, кто не сгорел сегодня на этой "исконно русской территории", готовятся к трудовым подвигам во славу новой родины, а Брусилову ушла заявка ещё на 100000 китайских переселенцев.
  
   11-го августа. Вторник.
  
   В 10 час. сделал смотр мол[одых] солд. жел. дор. полка срока службы 1915 г. на площадке. Затем принял Сазонова, после него Родзянко. После чая принял Поливанова. Первые "корейские колонисты" прибыли на Корсику. Доставили их воздухом и, хотя их всего сотня, у них есть Фёдоровы и "Ф-1". Ходят пока по окрестностям днём, изучают будущий ТВД, делят землю на глазок. Брат назвал это переселение народов "Стальной политикой". Ну, что же, надеюсь эта идея превратит когда-нибудь державу в "Монолит".
  
   12-го августа. Среда.
  
   Теплый хороший день. Немного погулял утром. Принял Танеева и Щербатова. Узнал о новой волне переселений, на этот раз организованной частиками из Армении и Грузии. Многие добывают всеми правдами и неправдами оружие и идут на "самозахват" причерноморских земель. Боремся с ними путём рассылки в такие общины представителей, они раздают на местах документы, не более чем по паре гектар на человека, организуют патрулирование и.т.д. То есть, назначаем "сверху" таким семейным кланам глав. Впрочем отказ и смерть наместника пока были только один раз. Проблему решил пришедший на место через три дня трёхсамолётный авиатранспорт. Теперь же решено взять этот переселенческий поток полностью под контроль, в первую очередь вооружая людей и направляя их в те места, где "жарко".
  
   13-го августа. Четверг.
  
   В 12 час. принял Самарина. В 6 час. принял Горемыкина. Волнения в некоторых университетах, когда стали арестовывать "сочувствующих" были ожидаемы. Выступления привели лишь к увеличению отобранного контингента, правда некоторые курсы уменьшились наполовину. Но что делать если они умные, но не верные? Только страх, страх боли или каторги, знание что десять лет там равны стопроцентной смерти... Только эта водичка способна остудить "горячие головы".
  
   14-го августа. Пятница.
  
   Простоял серый теплый день. К вечеру пошёл ливень. В жандармерии вовсю заработала "внутренняя стража". Выявляет особо рьяных представителей, которые предпочитают испытывать свои наклонности не среди неблагонадёжных категорий, а среди усмирённых, а то и вовсе в метрополии. Каждый случай взвешивается, если есть белые пятна в работе таких"ревнителей" это одно. А вот если вместо результатов один сплошной бардак... Уже нескольких таких господ передали, с оповещением, в бараки трудармейцев. В одном случае всё происходившее сняли на киноаппарат, теперь показываем в столице закрытые сеансы. На периферию же были разосланы фотографии и дела провинившихся. Все эти материалы развешивают на "досках позора". Не разобранным не остаётся не один эпизод, а главное, в каждом случае поясняется, как можно было избежать наказания, либо ограничится увольнением без званий и пенсионов.
  
   15-го августа. Суббота.
  
   Погода была теплая и ветреная. Вести же из Италии не радуют. За то, что поджарили и новых кардиналов, тамошние попы разобиделись окончательно. Но "русские представительства" в самых боеспособных частях "союзников" не оплошали. Согласно заранее утвержденному плану "ВЕРНЫЕ" части направляются к тюрьмам и каменоломням. Освобождённые и вооружившиеся узники на конфискованном гражданском автотранспорте и по железным дорогам до ближайших монастырей. С помощью 40-ка пудовых отмычек бывшие пленники входят внутрь и выносят трофеи, треть из которых после боя распределяется между ними. В случае помех со стороны населения в бой вступает авиация. После этого русские отходят к портам, а выжившие местные активно преследуют нагруженных добром и вооружённых трёхлинейками и револьверами заключённых. Если учесть, что русские берут свою часть добычи в первую очередь монетами и камнями, то нагруженные монастырским добром не успевают уйти далеко.
  
   16-го августа. Воскресенье.
  
   Хороший и очень теплый день. Был у Ники, решали, замалчивать или нет инцидент с одним итальянским женским монастырём, настоятельница которого открыто поддержала мятежников. Наши специалисты сработали быстро, так как рядом был прибрежный город с судоверфью. Решили, всё же, рассказать в газетах правду.
  
   17-го августа. Понедельник.
  
   Жаркий день. Во время докладов прошла гроза. Были представители Синода, робко тыкали в лицо газетами, трясли бородами, вопрошая, не слишком ли? Помолчал, потом велел привести придворных репортёров. Рассказал им о сути "вопросов". Сказал, что раз святые отцы так трогательно заботятся об итальянских врагах русского государства, мы предоставим им больше возможностей для этого. Велел охране схватить болезных, на Муромцы их, в Италию, пусть несут там свет православия "заблудшим в католицизме" грешникам... Без охраны войск.
  
   18-го августа. Среда.
  
   Летний день. Немного погулял. После Поливанова принял генералов: Чурина, Лукомского и Сиверса, затем Куломзина и Сазонова. В 2 часа посетил в военной гавани: загр. "Амур", отряда Морского корпуса шхуну "Муссон" и только что прибывший л[ин.] к[рейс.] "Севастополь" с поврежденным килем. Было совсем жарко. Очень радовался так же десятку авиатранспортов с новенькими С-10А гидро, это полностью покроет те потери, которые мы понесли в последнем сражении на Балтике. Произнёс речь перед моряками, сказал, что будущее за нами, и все будут способствовать его наступлению, так или иначе.
  
  
   Дневник неприкаянной души.
  
  
   Новая "я" сидела в камере. Рядом прохлаждались восемь товарок. Мамаша камеры ко мне не лезла, потому что опасалась. С бомбистами из "беспредельщиков" шутки плохи, а слух о том, что я скурвилась, до местных ещё не дошёл. Предательницей я стала не по своей воле, держалась долго, но сломалась. Целой вышла лишь после того как выкинула синюшникам "важняк" о готовящейся диверсии в Дальнем, на заводе атомных подлодок. Следак признался, что если бы я не завалила в прошлом году тех двоих из центрального аппарата в Петербурге, мне бы сделали новое лицо и отправили бы за кордон, работать на отдел внешней разведки. Или хотя бы для собственного пользования оставили. Но... Один из тех прошлогодних лейтенантиков оказался племянником руководителя "внутренней службы". В "благодарность" меня переселили в обычную зону, мол, поживи ещё чуток. Доживать мне осталось не больше месяца, хотя в соревнованиях за мою шкуру между "внутряками" и моими бывшими соратниками я, не раздумывая, поставлю на первых.
   Судьба в этой "меня" сложилась не очень гладко. До 16 всё как в лучших домах, потом первая любовь, залёт, побег из дома, рождение близняшек, в сед за моим "любимым" на иглу, отбор детей в детдом, принудительное лечение... Там я и познакомилась с одним из ячейки, он меня и пристрастил к точным выстрелам, затем побег. Он же год назад и отправил меня на задание, прекрасно зная, кого я иду "мочить. Знать он не должен был, поэтому, передав приказ сверху, ушёл в глубокую тень, а должен был бы "разделить судьбу". Нашу ячейку съели быстро и добрались даже до кое-кого из смежников, центру пришлось рубить ниточки. Потом мои и синие "папы" о чём-то договорились и начали искать меня вместе. Мои собратья меня почти поймали, но я выкинула финт ушами и вырезала одну из "заимок", место которой узнала случайно. Перед этим пораспрашивала тамошних, один из них оказался связистом, он-то о Дальнем и наболтал. Уходила оттуда в спешке и по глупому попалась обычному патрулю.
   Так что задерживаться я не стала, во время прогулки разорвала горло одному из охранников, за что другие, любезно, помогли мне быстро умереть.
  
   19-22.07.
   Очнулась быстро, на этот раз боролась с "телом" на равных изначально. Я сделала"закладку, так что его усилия мне оставалось только "запараллелить". Теперь час мой, час его. Аскар, умничка, разобрался быстро, и, как только меня опять "засбоило" отнёс данные Мише. Эту информацию я получила ещё в ячейке, когда мой "наставник" рассказывал мне о самых удачных "ликвидациях" в истории.
   23.07.
   Успела я вовремя, если бы всё прошло по прежнему сценарию, авиастроение у нас застопорилось не менее чем на год.
   24.07.
   Из последней жизни выловила немного информации по самолётам. Да и то потому, что мой тамошний отец был заядлым авиамоделистом, и до 10-ти лет я увлечённо помогала ему клеить "игрушки".
   25.07.
   "Моделистом" мой папаша был в душе, на работе же он давал стране Алюминий. Так что, как многие дети близ Красноярска, я знала, что такое алюминий и "с чем его едят".
   26.07.
   Миша рискнул, а англичане нет. Их можно понять, количество Линкоров у них не бесконечно. Теперь на Аравийском полуострове мы "партнёры".
   27.07.
   Англичане передали ноту протеста.
   28.07.
   Миша в ответ на "ноту" продал немцам два десятка бомбардировщиков.
   29.07.
   И рабы и вольные, слившись в едином трудовом порыве, отстраивают Петербург.
   30.07.
   Брусилов создаёт из китайцев "добровольные трудовые армии". Это легко, там голод.
   31.07.
   Корейские крестьяне отправляются на Корсику. Пахать, сеять, резать...
   1.08.
   А в Турции не лишними будут китайские крестьяне.
   2.08.
   Сикорский, Туполев, Киреев, 1000 младших научных сотрудников плюс аппарат всей заграничной разведки, равняются новому самолёту.
   3.08.
   "Тело" гадит по крупному, добрался уже до участков мозга, отвечающих за печень и путает рецепторы. Мише сказала, что мне хуже, и намного.
   4.08.
   Новый "папа" в Италии поднимает голову.
   5.08.
   "Поднятая голова" благополучно отрублена и сожжена.
   6.08.
   Строим школы. Строим университеты. Особо политически активным студентам даём "академический отпуск" на пять лет и переводим на прикладной строительный факультет.
   7.08.
   Гинденбург устроил рекламную акцию.
   8.08.
   Англичане ответили, но у немцев получилось лучше.
   9.08.
   "Тело" не пожалело даже свои яйца, делает себе сейчас заочную кастрацию...
   10.08.
   Румыны вне Румынии захотели "на родину". Теперь в их домах будет слышаться китайский детский смех.
   11.08.
   Первые "корейские товарищи" прибыли на Корсику нести свет учения Конфуция западным варварам.
   12.08.
   Армяне переселяются в прибрежные районы Турции и усиленно "расширяют" пространство.
   13.08.
   Студенты недовольны справедливостью с имперским лицом.
   14.08.
   Отдаём заворочавшихся синемундирников трудармейцам. Воспитательный эффект высокий.
   15.08.
   В Италии попы восстали, стали поднимать чернь. Миша поднял зоны и открыл для них монастыри. Затем отдал уголовников местному населению.
   16.08.
   Некоторые мятежные монастыри при зачистке не открыли двери и кладовые. Пара из них были женскими.
   17.08.
   Особо рьяные последователи православия отправлены нести его свет итальянским язычникам.
   18.08.
   Миша сегодня осматривал флот. Доволен. Толкнул речь. Все довольны, против никто не высказался.
  
  Дневник императора Георгия.
  
   2.12.36.
   Вот и перекочевали мои дневники в этот кабинет, к толстой стопке тех, что вёл дядя Николай, а затем отец. Традиция-с! Ведь что такое Российская Империя без традиций? Да ничто!
   Сегодня я перебрался в этот кабинет, вчера же были похороны. Император умер, да здравствует Император! Пуле убийцы-снайпера всего-то и удалось, что оцарапать ему бедро, но кто же в наше время стреляет по таким целям не отравленными пулями? Таких людей в большой политике нет.
   Что досталось мне от отца в наследство? Прежде всего несгибаемая сила и решимость делать всё во благо империи. Во-вторых, сама Российская Империя. Её необъятные территории, коих у неё предостаточно. Суда входит и сама метрополия, то есть Россия в границах до 14-го года. Плюс протектораты, их много, все и не упомнишь. Например Острова средиземного моря, бывшая турецкая империя, Ирландия, Исландия, Гренландия, Куба, Калифорния, Орегон, Мадагаскар, Аляска, Новая Зеландия, Австралия... Всех земель и не упомнишь, а многие из вышеперечисленных территорий были присоединены только в это году. Скорей всего эти завоевания и стали причиной его гибели. Не уберегли мы его. А ведь прекрасно знали, что в развалившейся на агонизирующие куски Новой Антанте, в состав которой входили САСШ, Германская Империя и Англия, очень многие его ненавидят. А ведь какой казалась непреодолимой ещё недавно их объединенная мощь! 80 авианосцев, 106 линкоров, против 10 и 12 русских соответственно. Лишь по подводным лодкам наблюдался паритет!
   И ведь около четверти судов мы построили для них сами, улучшая жизненный уровень наших подданных и высасывая все соки из врагов. Как они мечтали о реванше за 14-й, 15-й и 26-й годы! О-о-о! Даже страна восходящего солнца впечатлилась, лишь сверхчеловеческая воля их Императора помогла им не присоединиться к нашим врагам и остаться в нейтрале. Новая Великая Война длилась две недели, да и то только потому, что генералы буквально взмолились, прося дозволения опробовать некоторые из обычных вооружений, ни и заманить как можно больше противников в ловушку. 59 авианосцев сосредоточились у Гибралтара, тысячи самолётов сходились в жестоких схватках над Геркулесовыми Столбами, Каспием, Варшавой и Петербургом. А потом... Первой всплыла посреди вражеской авианосной армады Малютка с 50 килотонной бомбой, затем заряды вдвое меньшие потревожили покой жителей Лондона, Берлина, Вашингтона, Монреаля, Нью-Йорка, Эдинбурга, Мельбурна и Цюриха.
   Нет, о том, что русские что то мощное изобрели враги слышали, но так и не поверили своим учённым, насколько "Это" было мощным! Не верили они, что стоящийся один наш военный самолёт против десятка их объясняется не глупостью, а уверенностью в собственных силах. На 100 их танков мы выпускали 5 и ещё 95 тракторов, по надводным судам наблюдалась похожая картина в соотношении военной и мирной продукции.
   То, что они нападут, это мы поняли ещё в 33-ем, после того как умершего Гинденбурга сменил английская марионетка Шикльгрубер. Мудрее всего оказался Наш Сиятельный Брат из Токио, сохранив, тем самым, свой величественный город и Фудзияму для потомков. После того, как атомные бомбы были взорваны отец, первым делом, связался с Микадо и попросил разрешение вывезти с Японии два заряда, в чём получил немедленное согласие. На армии же Новой Антанты немедленно обрушился поток фотографий взрывов, закладки самих зарядов, сотен полугражданских самолётов, в чреве которых расположились непонятные ящики с надписью "Опасно". На самом деле дополнительных зарядов у нас было лишь десять, но опровергнуть наши слова было некому.
   Когда сдавшиеся вернулись в родные пенаты, то они узнали, что их родные державы успешно растащены прикормленными русской разведкой тыловыми крысами, оперяющимися на штыки французских наёмников, техасских рейнджеров, а то и вовсе негров. Лакомые или нужные куски врага, конечно же, немедленно объявили о своём горячем желании войти в состав России, так протекторатами стали Венесуэла, Панама, Ирландия, Нигерия... Лично я же считаю, что отца могли оприходовать и свои. Он больше десяти лет подряд объявлял налоговые амнистии, мягко предупреждал своих купцов, чтобы хранили деньги дома, а не "стирали" в швейцарской банковской прачечной! Всё таки очень много золотишка в тот день взлетело на воздух.
   Всё возможно, но по настоятельной просьбе начальника разведки в убийстве обвинили Иран, уж очень много у них оказалось нефти! Быстро соорудили паспорт, уложили в карман смертнику и достали на глазах журналистов. Империя взвыла, мол, лимонники столько лет нашего царя завалить не могли, а тут на тебе, какие-то персы всех обскакали! Война! Немедля! Мы их всех, одной левой! Вот только после этого я стал думать, а не сам ли наш Главный Разведчик отцу помог уйти? Впрочем, думал я об этом недолго, в данном случае его смерть пошла империи на пользу. Завтра четыре трофейных авианосца войдут в Персидский залив, а там бой покажет...
  
  
   Сон-явь.
  
  
   Очнулась я, в этот раз, на скамье подсудимых. Суд удалился до завтра, а моё новое "я" замандражировала. А тут ещё и я к ней подселилась, да не как обычно, а вроде бы "на равных". Увидела она меня в своей голове и в обморок свалилась. Но присяжных картина сия не разжалобила, и год нам всё равно дали. Как не боялась она тюрьмы, как не плакала, а заставили нас туда ехать. Через силу успокоила её, пообещав, что я там всех одной левой. Приехали, устроились, в библиотеку местную доступ свободный получила... Расстелила я на потрёпанном столе карту Империи и сказала себе "баста"! Миша и сам справился неплохо, а лучшее, это враг хорошего. Без личной Кассандры он обошёлся, да и моё второе "я" оставлять в беде не хочется. К тому же ходка первая, зона мягкая, больше трёшки не у кого нет. Финансовая аферистка средней руки, о теле она заботилась неплохо, так что решила я не бросать эту полуподругу-полудочь.
   Она оказалась преизрядной трусихой, её отец-банкир прогорел в биржевой игре когда она была в младшей школе. С раннего детства вернуться к обеспеченной жизни стало для неё идеей фикс.
   Как я уже сказала, здешняя тюрьма была лёгкой, прежней камерной "мамочке" оставалось досидеть месяц, и лишившись пары зубов она легко уступила власть и гарем. Месяц мы с Оксаной не светились, ходили в библиотеку, принимали от сокамерниц положенные знаки внимания и "просвечивали" друг друга, систематизируя полезные факты, оставшиеся от моих "жизней". Ещё через пять месяцев нас выпустили, не за просто так, понятное дело. Интернет здесь был, знания, как создать фирму и разрекламировать её были у "трусихи", знания об одном затонувшем в 18-веке корабле, и здесь так и не поднятом, были у другой половины. Денег, отложенных у моей второй половины на чёрный день, хватило только на одно погружение. Но после поднятия пары монет бывший на судне представитель банка санкционировал кредиты. Долю в акциях я продала за пять миллионов, 50000 рублей из них пошли на досрочное освобождение "за примерное поведение". Через три года у нас было три корпорации созданных с нуля, мои акции на бирже стоили 150 миллионов.
   За муж вышла почти по любви, то есть не равнодушна к своему бывшему однокласснику, единственному из школьных друзей поддерживавшим её и "не отказавшим от дома" не смотря на протесты семьи. Теперь то его семейка считает блудного сына чуть ли не провидцем, но в наш особняк моя охрана их всё равно на пускает. За медовый месяц я выложила по 10 миллионов за каждого за венчание в Лунограде. теперь у нас пятеро детей, но рожала я всё равно без наркоза, иногда, между схватками, давая чёткие указания своим брокерам относительно моих же миллиардов. Кино снимаю, ширпотребом не брезгую, корабли поднимаю, оружие для Космофлота, недавно кораблями занялась... Не бедствуем помаленьку.
   А за мою систему Психологической Адаптации и Эйдетической Шизофрении, которые я подарила на 50-летие Георгию второму, мне феод подкинули и титул... Так что жизнь, очень редко, но всё же способна, оказалось, повернуться к алчущей неприкаянной душе правильной стороной.
  
  
  
   2118. Выдержки из Электронной Энциклопедии.
  
   "Николай Второй"(Кровавый) - Николай Александрович Романов(1870-1915).
   Второй сын Александра Третьего (Миротворца). Царствовал с 1896 года по 1915. Оставил о себе неоднозначные воспоминания. Запомнился в начале своего правления как непоследовательный и не очень заботящийся о процветании державы Государь. Общению с подданными предпочитал общение с семьёй. Лишь смерть близких от рук бомбистки задела в его душе праведные струны. Умер 22 августа 1915-го года, по одной из версий удушен братом по собственной просьбе, из-за болей, по другой версии, когда попытался отстранить его от регентства.
  
  
   "Михаил Второй"(Великий) - Михаил Александрович Романов(1878-1936).
   Третий сын Александра Третьего (Миротворца). Регент 1915-1917 при малолетнем царевиче Алексее, после его кончины от болезни царствовал с 1917-1936. Держава под его руководством с 1917 по 1935 давала прирост ВВП по 21% в среднем, и это учитывая все протектораты. "Русский Медведь", этим именем матери половины земли до сих пор пугают на ночь своих непослушных детей, у другой половины детям часто одевают на шею пятикопеечную монету-оберег с изображением медведя. С детства увлекался техническими новшествами, после гибели от рук бомбистов семьи брата стал его последовательным адептом и в размахе превзошёл своего наставника. "Во благо Империи", вот что выбито на его могиле.
   Сумев победить хитростью и техническим гением в Великой Европейской Войне, к началу Первой Мировой тайно создал Ядерное оружие, которое, без колебаний, применил как против недругов (Новая Антанта), так и против враждебных нейтралов (Швейцария). Был застрелен в 1936 году, по одной версии бывшими противниками, по другой версии своим сыном с собственного согласия, чтобы дать Империи повод для присоединения Персии
  
  
   Оксана Васильевна Котова (в девичестве Железнович). 1980-2089.
   Основательница знаменитейшей корпорации "Инвестиции Чёрной Кошки". Княгиня. Мультимиллиардерша. Прославленный Историк и Учённый, прославивший своё имя трудами по расширению и упорядочиванию подконтрольных сознанию отделов мозга, Принудительной Самошизофрении, Зеркала Эйдетики. Великий Кинематографист, лауреат 9-ти "Одесских Золотых Стел" за лучший сценарий, 12-ти за лучшую музыку, 7-и за лучшую режиссуру и прочая, и прочая...
   Потеряв в детстве отца, "хлебнула бедности". Экономический факультет Киевского политехнического, красный диплом. Пол года провела в тюрьме за "финансовые махинации", но выйдя "взялась за ум" и больше не попадалась. В 2055 создала "Инвестиции Чёрной Кошки", куда перевела все подконтрольные активы. Сегодня её корпорации принадлежит 6% пояса астероидов, Корпорацией же управляет правнук, выигравший на конкурсе среди родни, проведённом ею перед смертью. "Светлый Лабиринт" проходил в прямом эфире и принёс организаторше 3 000 000 000 рублей за пять часов просмотра. Дюжина участников, добровольцы, только из родни. Сначала задачи экономического плана, в сам лабиринт удалось попасть только семи из дюжины, остальные попали на поверхность астероида без скафандра. У оставшихся семи была с собой карта лабиринта нож и абсолютная уверенность, что ровно через четыре часа "старая Карга" пустит им вакуум. За это время нужно было дойти до бокса со скафандром, одеть его и запереться.
   Выигравший получил власть, остальные члены семьи лишь ренту.
   Сегодня на одной из верфей этой Корпорации строиться одна из Пяти "Звёздных Стрел", заказанных Космофлотом. Эти бывшие Астероиды будут продавливать своими генераторами Нелинейность и сделают для Империи возможной колонизацию ближайших звёздных систем.
   http://zhurnal.lib.ru/z/zhorow_a_a/
Оценка: 4.59*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Найт, "Капкан для Ректора"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"