Жуков Павел: другие произведения.

Pavor productum

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Явления, выходящие за границу человеческого понимания, взывающие к самым базовым животным инстинктам, к ужасам подсознательного, не всегда подвластны человеку. Но изощрённый и пытливый ум, ведомый желанием наживы, подчас способен пленить и подчинить даже то, что кажется непостижимым. Вот только стоят ли потраченные усилия низменных человеческих целей?

  Милош зажмурился, заткнул уши и до боли стиснул зубы, надеясь развеять наваждение. Это был не голос и не звук, но навязчивая мысль, идея, растворённая в самом воздухе сущность, которую невозможно прогнать или заглушить, ощущение присутствия чего-то неумолимого, чего-то, чему невозможно сопротивляться, плоть от плоти сна, мрачного кошмара, в клетке которого бился слабый человеческий разум. И оно просило, требовало, приказывало открыть двери и выпустить его на свободу.
  Сон не отпускал, душил, ставил на колени. Каждое движение - скованное, ограниченное, каждый вдох тяжёл настолько, будто дышишь не воздухом, а липкой текучей смолой. Нет сил сделать шаг, нет сил даже встать на ноги, хотя само твоё естество вопит, что нужно бежать прочь без оглядки.
  Милош молча терпел. Главное не открывать глаза, не слушать, не дышать. Главное не выдать себя, не дать себя выследить и схватить. Это всегда помогало, ещё с детства, когда он прятался от темноты под одеялом. Темнота рано или поздно отступала, отступит и этот кошмар.
  Невообразимое смотрело на него из темноты, и Милош чувствовал взгляд, от которого сердце уходило в пятки. Главное не открывать глаза. Ни в коем случае не открывать! И не слушать ни угроз, ни посул.
  Пытка казалась бесконечной.
  
  "Зарегистрирована потеря связи пси-оператором. Контроль над объектом прерван. Инициировано введение седативных средств".
  Автомат бормотал торопливо, что всегда раздражало Милоша, но сейчас он был только рад этой назойливой мухе, чей монотонный голос прорвался сквозь пелену бледного пурпура. Это был сон... или не сон? В любом случае ужас, державший его за горло, отступил. Ненадолго, но всё же.
  Яркий свет залил помещение, и он прикрыл глаза рукой.
  - Вы спятили что ли?! - знакомый голос громогласно выразил недовольство. - Приглушите лампы, ему и так плохо!
  Свет померк, стало легче, и Милош рискнул приоткрыть слезящиеся глаза. Доктор Ленс смотрел на него с плохо скрываемым беспокойством. Позади доктора стоял этот тип из корпорации. Как его там? Джером. Корпорат пристально разглядывал записи эксперимента с рабочего терминала Милоша.
  - Снова и снова, - проворчал доктор. - Не нравится мне всё это.
  - Последствия обратной связи с объектом, - не глядя на них, бросил Джером. - Я загрузил в её разум шаблон психосилы, близкий к боевому. Подопытных, как вы можете видеть, это воздействие свело с ума. Двое погибли на месте. Нужно пересмотреть рабочие протоколы пси-оператора, минимизировать риски, исключить отдачу.
  Ленс покачал головой.
  - Напомню, что Милош не псионик, уважаемый коллега, и его проблемы не связаны с мощностью психосилы. А начались они в тот момент, когда вы настояли на замене объекта на это... эту... девушку. Она, конечно, весьма уникальна, но работа с ней создаёт высокий риск для всех наших операторов, и особенно такого чувствительного, как Милош.
  Джером поднял взгляд на ученого.
  - Мои опытные образцы утверждены советом директоров, и других у вас не будет. Цели проекта оправдывают любой риск, и жалею я только о том, что самая перспективная из моих подопечных утеряна, и её до сих пор не могут вернуть обратно. Но ничего - Мия тоже хороша, а для текущих задач просто идеальна. Приводите в порядок вашего сотрудника, вскоре мы продолжим.
  Поднимаясь с кресла, Милош бросил взгляд на монитор, транслирующий изображение из тестовой камеры. Девушка в белой пижаме забилась в угол и тихонько плакала. На полу камеры копошились, припадочно хохоча и дико подвывая, семеро дюжих мужиков, ещё двое лежали без движения. Их накачали стимуляторами и обещали отпустить, если они убьют несчастную прямо там, в камере. Тестовая психосила вывела их из строя за несколько секунд, так что сама девушка даже пискнуть не успела - Милош умело контролировал процесс. А потом, как и всегда после соприкосновения с её разумом, он угодил в кошмар.
  "Эксперимент завершён. Дежурным сотрудникам очистить камеру согласно протоколу испытаний. Объект транспортировать в медицинский блок".
  
  Милош сидел, сгорбившись, за столом и трясущимися пальцами перебирал страницы потрёпанного дневника. Искал... нужную строку, подсказку, воспоминание? Он и сам не знал, что именно.
  Идея вести дневник принадлежала мисс Лэнг. Она всему кружку советовала записывать тревоги, переживания, навязчивые идеи и сновидения. Часть терапии, которая должна была помочь им разобраться со своими страхами, пропустить их через себя и в итоге принять.
  - И пишите лучше от руки - так вы будете лучше формулировать свои мысли, - говорила она.
  Милош послушно следовал её указаниям, не чувствуя никакого подвоха. Он изливал свои кошмары, подробно описывая каждый образ, каждую деталь. Он комментировал и задавал вопросы, стремясь унять свой беспокойный ум, и поначалу это даже помогало. А потом дневник стал с ним говорить.
  Он не мог точно сказать, когда всё это началось. В какой момент образцы из снов стали отвечать на его вопросы, обращаться к нему, пророчить события грядущих дней. Порой он листал дневник и отчаянно пытался вспомнить, когда же он писал всё это. Если бы не почерк, он усомнился бы в своём авторстве с первых же незнакомых страниц.
  Сны и записи смешались в калейдоскоп ужаса, и самое страшное было в том, что они нередко раскрывали ему события реального мира, о которых он знать не мог или которые ещё должны были произойти.
  Когда он показал часть записей Лэнг, психолог была в восторге, словно и не замечала маску ужаса, застывшую на его лице.
  - Удивительно, - говорила она. - Ты должен... ты просто обязан поделиться этим с группой. Твой опыт уникален.
  Глаза её, обычно холодные, блестели от болезненного, нездорового возбуждения, словно мучившие Милоша кошмары её только вдохновляли.
  Он отнекивался. Да и нельзя было показывать этот дневник посторонним, ведь присутствие злой неумолимой воли наполняло его не только абстрактными страхами, но и откровениями. О самом Милоше, о корпорате Джероме и его несчастной подопытной, об источнике её сил и тех сделках, что стояли за всем этим ужасом.
  Чужим нельзя было об этом знать, как и мисс Лэнг, чьи расспросы становились всё более назойливыми. Возможно, стоило отказаться от терапии и покинуть группу, но Милош не находил сил. Это был его последний узкий мостик между реальностью и сном, там понимали и поддерживали, в отличие от хладнокровных корпоративных акул, видевших в нём не более чем инструмент. В этом он не сомневался, ведь Кошмар поведал ему все грязные тайны без утайки.
  Более того, Кошмар, как и Милош, был пленник, раб Джерома и его корпоративных боссов. Да, природа его была противна всему человеческому, и Милош страдал каждый раз, когда погружался в пурпурную дымку тёмных сновидений. Но разве можно винить огонь за то, что он обжигает? Повинна рука, держащая пылающую головню! Кошмар жаждал свободы, как и сам Милош, и хоть он был бессловесен, его посыл был очевиден: "освободи меня". И он указывал путь. Дверь, которую следовало отпереть. Лишь страх удерживал Милоша. До поры.
  
  Он просидел с дневником до поздней ночи, время от времени засыпая, и на этой границе между сном и бодрствованием ему начало казаться, что проявления Кошмара капля за каплей просачиваются в реальный мир. Едва слышный шёпот, тяжёлые шаги, движение теней на грани восприятия и беспокойство, источник которого постоянно ускользает от самого пристального взгляда, но никогда не исчезает полностью.
  Он просил, он требовал, убеждал. Милош спорил, сопротивлялся, но скорее по привычке, чем из принципа. Он уже с трудом отличал свои мысли от навеянных Кошмаром, слова их бесконечного диалога повторялись в его голове гулким эхом, его голос и голос Невообразимого слились в единстве тембра и интонаций, а пляшущие строки проклятого дневника вторили этим голосам. Милош захлопнул книгу и отчаянно зажмурился, однако его взгляд проникал сквозь закрытые веки, прожигал переплёт и десятки исписанных безумными откровениями страниц вплоть до самой финальной, ещё ждущей развязки всей этой истории.
  В итоге он дал свой ответ. Не словами, конечно. Он обозначил его принятием, решением, осознанным стремлением. Слова, которых до того было сказано немало, в итоге значили не больше, чем шелест пустых страниц. В словах нуждался Милош, чей разум облекал общение с Невообразимым в привычные человеку формы. Кошмар же милостиво снисходил до слабого человека.
  - Я ценю, - пробормотал Милош себе под нос, с трудом поднимаясь со стула, когда пурпурная дымка отступила, и он почувствовал силу в ногах. - Я сделаю, как уговорено. А потом ты уйдёшь.
  Ответа не последовало, но Милош знал, что был услышан. Он мог бы открыть дневник и убедиться, но не стал. Выйдя в коридор, он небрежно швырнул его в коробку с бумагами, что стояла рядом с измельчителем, и направился в медицинский блок.
  
  Медблок встретил его стерильной чистотой и ароматом кофе, доносившимся с поста охраны. Благо, его пропуск не вызвал почти никаких вопросов, кроме одного:
  - Далеко в такой поздний час, сэр?
  - Док выписал мне обезболивающее. Дойду до склада, заберу. Уж извините, парни, до утра нет сил терпеть.
  Охранники понимающе кивнули и вернулись к своему кофе. Обезболивающие, седативные - типичный запрос для пси-оператора.
  Склад располагался в дальнем крыле блока. Идти долго, искать препараты тоже, особенно если дежурный спит в своей подсобке. Милоша не должны были хватиться слишком скоро.
  Он не знал точно, куда идти, но чувствовал. Будь у него его рабочая оснастка, было бы проще, но и так сойдёт. Он шёл по длинному коридору с прикрытыми глазами, чтобы холодный свет потолочных ламп не мешал концентрироваться. Ему даже было интересно, схожи ли его ощущения с тем, что чувствуют псионики. Они-то в эфире, как рыбы в воде, а он лишь стоит на берегу и смотрит сквозь её толщу.
  Милош остановился у двери одной из палат, и осторожно повернул ручку - не заперто. Не было смысла. Пользователя психосилы не сдержать хлипким дверным замком, как и тех, кто мог бы явиться по его душу.
  Охрана у объекта всё же была - дюжий парень, под макушку забитый имплантами и с дробовиком наперевес. Такие ребята были здесь на каждом шагу, охраняли ценные активы корпорации, только вот... от самих ценных активов у них защиты не было. Этим занимались другие спецы. Например, Милош и его коллеги.
  Девушка Мия сидела на кровати, подтянув колени к груди, и смотрела в точку. Бодрствовала, и это было хорошо. Без оснастки Милошу требовался прямой контакт, но для первого шага хватило бы и вербального. Он игнорировал поднявшегося навстречу громилу и позвал девушку, а потом быстро произнёс несколько фраз. Вряд ли они звучали осмысленно. Это был скорее код. Инициализация психосилы, параметры, триггер, сброс в исходное состояние. Мия среагировала мгновенно, она не могла не подчиниться - и вот уже сторож валится без сознания на пол, подкошенный ментальной атакой.
  - Боже, - прошептала девушка, с трудом переводя дыхание. - Что такое? Вам мало того, что было сегодня?
  - Прости, - ответил Милош. - Он бы нам помешал. Я пришёл помочь.
  Ответом ему был взгляд, полный презрения.
  - Мне нельзя помочь, - всхлипнула Мия. - Разве что ты пустишь мне пулю в голову.
  Милош осторожно приблизился и сел на край кровати.
  - Я знаю, что тебя мучит.
  - Нет, ты даже понятия не имеешь...
  - Неправда, я видел его, говорил с ним во сне! Он рассказал мне о том, что они с тобой сделали. О том кошмаре, что Джером впустил в твой разум.
  Презрение в её взгляде уступило место шоку и ужасу. Мия медленно отползла к спинке кровати.
  - Они были недовольны результатами, - всхлипнула она. - Я старалась изо всех сил, пропускала через себя все ужасы, какие только можно, но эффект не был стопроцентным. Даже если не выдерживала защита, всегда находились люди с крепким разумом и сильной волей, опытные псионики, либо же просто нечувствительные к эфиру. А Джером хотел, чтобы его оружие разило всех без исключения. Он всё искал идеальный источник, непревзойдённый Кошмар.
  - И он нашёл, - кивнул Милош. - Пора отпустить узника, пока это не стоило нам рассудка и жизни.
  - Давно ты узнал?
  - В первый же день, как соприкоснулся с твоим разумом. Но тогда я ещё ничего не понимал. Невообразимое обитает на самой грани человеческого восприятия, ему непросто достучаться даже до одарённых, вроде тебя.
  - Ты - оператор? - осенило её. - Мой кукловод?
  - Да, он самый.
  - Это серьёзный военный проект. Они убьют тебя за то, что ты задумал.
  - Это вряд ли. Когда мы выпустим Кошмар, им будет не до нас. Сейчас он обитает на таких глубинных уровнях эфира, что без проводника не может сделать ничего. Его язык полная абстракция, сны и видения. Но даже так он показал мне, что нужно делать. Он отпустит тебя, отпустит меня.
  - Ты этому веришь?
  - Я не знаю, может ли лгать Кошмар. А вот Джером и его начальство - те ещё лжецы, а мы для них вообще не люди. Для меня выбор очевиден.
  Мия поджала губы, сдерживая плач. Её глаза наполнили слёзы, когда она вновь подняла их на Милоша.
  - Ты выглядишь больным, твой взгляд безумен.
  Милош кивнул, соглашаясь.
  - А твой полон отчаяния, - ответил он. - Дай мне руку, Мия, без твоей помощи я не справлюсь.
  Она посмотрела на протянутую ей ладонь и слабо улыбнулась.
  - В любом случае у меня больше нет сил, - сказала она, беря Милоша за руку. - Пусть получат свой драгоценный Кошмар.
  Милош закрыл глаза и приступил к работе. Это как писать код высокого уровня. Нужно сформировать задачу, условия её выполнения и завершения, используя шаблонные конструкции, а затем дать им импульс, который приведёт всю систему в движение. Такой подход упрощал работу с психосилами. Законы эфира облекались в понятную человеку математическую форму, работать с которой мог даже самый закостенелый разум. Псионики переставали быть особенными, одарёнными индивидами и становились полностью управляемыми пользователями лишь тех сил, которые им было дозволено иметь. И здесь научный подход шёл бок о бок с подходом коммерческим. Корпы такое обожали. Однако сейчас, обращая их оружие против них самих, Милош был даже благодарен этим жадным акулам.
  Невообразимое смотрело на него из темноты, и Милош чувствовал этот взгляд, но теперь он не боялся. Он с радостью шагнул навстречу Кошмару и протянул ему руку, чтобы вывести из глубин на свет. Он отворил ему дверь, и ждать оставалось совсем недолго. Ещё несколько шагов, и он выполнит свою часть сделки. Ещё несколько шагов и...
  Разрыв контакта вызвал шок. Милош с трудом мог видеть и слышать, в палате явно были ещё люди, и ему казалось, что он слышит плач. Мия? Не разобрать. Кошмар тоже был рядом, слабый и безвольный, оседающий в эфире лоскутами блёклого пурпура.
  От бессилия Милош хотел заплакать, возможно даже заплакал, но слёз он не чувствовал, он вообще мало что чувствовал сейчас. Ему хотелось, чтобы это был сон. Чтобы можно было зажмуриться и перетерпеть. Хоть всю ночь - он бы выдержал.
  Сквозь пелену проступило знакомое лицо. Джером. Рядом мельтешили какие-то тени, но разглядеть их у Милоша не получилось. Корпорат бросил на него скептический взгляд, и Милош ощутил лёгкое касание психосилы, небрежно изучившей его с ног до головы. Затем Джером покачал головой.
  - Увы, не жилец, - сказал он. - Жаль, способный был. Устраните, нечего ему мучиться.
  На этом кошмар для Милоша закончился.
  
  Приложение к протоколу эксперимента 431-01,
  исследовательский комплекс "Аурум".
  Источник продемонстрировал способность к коммуникации с психически чувствительными индивидами. Методы установления контакта уточняются. Способность источника к абстрактному мышлению уточняется.
  Опытный образец сохранён и изолирован. Несанкционированный контактёр получил несовместимые с жизнью травмы и был устранён, его данные и личные вещи переданы для изучения на предмет выявления ментальных и когнитивных угроз, продуцируемых источником. Контроль над источником восстановлен.
  Требуется экспериментальная проверка степени разумности источника и пересмотр мер безопасности, а также сдвиг графика разработки ещё на полгода.
  Коллеги, эксперимент с пси-оператором наглядно показал, что мы не обладаем полным пониманием, как широко может распространяться влияние источника. Мы не контролируем источник, что бы вы там ни думали, так что отнеситесь к этому максимально серьёзно. Контрмеры должны быть разработаны в кратчайший срок.
  Ответственный исполнитель проекта, Джером А.
  
  Шейла Лэнг окинула взглядом группу и машинально поправила тонкие очки в позолоченной оправе. Сегодня людей пришло больше, чем обычно, и всё же кое-кого не хватало. Ей было непросто держать себя в руках, но силы на это всё-таки находились.
  Утро было тяжёлым. Она, черт возьми, была штатным психологом, проводила групповую терапию для персонала по корпоративной страховке, а ей даже не дали взглянуть на Милоша, как-то попрощаться, не отдали ничего из его вещей, хотя она и просила. Какие-то внутренние правила исследовательского центра, Лэнг была далека от них. Но всё же кое-что ей передал один из коллег бедняги Милоша. Кое-что, ускользнувшее от дотошного внимания акул. Кое-что, от чего так сложно было оторвать взгляд.
  - Друзья, вы все уже наверняка знаете, что несколько дней назад не стало нашего старого доброго Милоша, - начала она, совладав, наконец, с голосом. - Я... мы все скорбим об этой утрате. Милош делил с нами общие тяготы, делился самым сокровенным и долго, упорно прорабатывал свои проблемы. Он подавал нам хороший пример. Милош усердно вёл дневник, чем многие из вас до сих пор пренебрегают. Я взяла на себя смелость размножить кое-что из его записей, чтобы вы могли ознакомиться.
  Она достала из сумки потёртый фирменный ежедневник и стопку распечаток, которую пустила по залу. Страницы переходили из рук в руки, кто-то бросал на них беглый взгляд, кто-то внимательно вчитывался. Лэнг не торопила, им нужно было дать время изучить, осознать, почувствовать. Она и сама была бы рада вернуться к обретённым откровениям, но донести их до остальных было важнее. Эта мысль, навязчивая, как шёпот в ночи, подчиняла всё её естество.
  - Он боролся со своими кошмарами до последнего, описывал и проживал их, и я хочу, чтобы вы тоже пропустили это через себя. Это не просто терапия. Это путь, который обязательно надо пойти. Примите свой страх, проживите его, осознайте. Я буду рядом, мы пройдём по этой дороге вместе и достигнем успехов, которые вы не могли даже вообразить. Это не просто сны, но отражения ваших подавленных эмоций, и вы должны дать им волю, друзья, взглянуть в бездну и почувствовать ответный взгляд, чтобы получить ответы на все вопросы. Наши сны ближе к реальности, чем мы думаем, и это истина, которую мы ещё принесём людям. Примите Кошмар, славьте его, явите его миру!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"