Жуков Павел: другие произведения.

Осколки чуда

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уникальная технология, внедрение которой сулит огромные прибыли и перспективы, становится камнем преткновения между высоким начальством научного центра, представителями крупных компаний и простым инженером, который обязан жизнью чуду техники и его создателю, мечтавшему донести творение рук своих всему миру, а не только тем, кто способен отсчитать кругленькую сумму.

  В день похорон с самого утра валил снег. Ноябрь, чтоб ему пусто было! Вроде ничего неожиданного, но мы надеялись, что хорошая погода продержится ещё недельку-другую. Не срослось, и все, кто пришёл проститься с Олегом Николаевичем, дружно месили кладбищенскую грязь сапогами, ботинками и даже туфлями на высоких каблуках. Самые суеверные потом отмывали обувь прямо на парковке за оградой.
  Я же пребывал в такой апатии, что если бы не Аня, то явился бы на церемонию в спецовке, из которой не вылезал уже неделю. Она всегда была внимательна ко мне. Милая, добрая фея. Жаль, что не моя.
  Прощались долго и тяжело. Наш декан, старый друг О.Н. и по совместительству самая большая заноза в его заднице, рыдал у гроба, клял судьбу и просил прощения за юношеские обиды, за споры и кривотолки, за сомнения в его проекте, даже за невесту, которую когда-то увёл у лучшего друга. Вроде даже искренне плакал. И не он один. Аня стояла рядом, не проронив и слезинки, но по её лицу и так всё было понятно. Каждый из нас потерял в его лице кого-то важного. Я потерял не просто наставника и старшего товарища - ушёл мой путеводный маяк, отец великого чуда.
  И только Директор не потерял ничего, кроме главной в его карьере помехи. Может потому и не приехал - мы ведь всё знали, а этот тип осуждающих взглядов на дух не переносил.
  Я не прощался у гроба. Даже не смотрел в ту сторону, стоя за спинами друзей и коллег. Аня смотрела на меня с осуждением, но я только качал головой. Я помнил его живым, великим, полным энергии и прорывных идей, помнил титана, несущего огонь. Смотреть на бездыханного старика было выше моих сил.
  Когда все разошлись, я пошевелился впервые за прошедший час. Стряхивая с шапки и пальто снежный пласт, я подошёл к могиле и долго смотрел на серый гранит.
  "О.Н. Солнцев" - гласила верхняя строка, ниже шли годы жизни. Ни регалий, ни эпитафии - мой наставник не разменивался на пустые слова. Те, кому было нужно, и так знали, кто он и что он создал.
  - Ты едешь на поминки? - голос Ани вырвал меня из тяжкого морока.
  - Нет, - ответил я. - Я почту его память по-своему. Езжайте без меня.
  Когда такси увозило меня с этого кладбища близ маленького провинциального городка, где О.Н. родился и рос, снег шёл уже сплошной стеной, и я не запомнил ничего, кроме застилавшей взор белой статики.
  
  Такси, поезд, самолёт, опять такси. Я вернулся в Юниаполис ранним утром, и наш наукоград встретил меня ласковым бризом и ароматом кофе с ванилью. Я всегда был романтик, когда дело доходило до всех этих приятных мелочей. И этот город подходил мне. Здесь было всё: международное сообщество, карьерные перспективы, мягкий климат и женщины, от которых не хотелось отрывать взгляд. Я - не мой наставник, я падок на развлечения, падок на перспективные проекты, которые приносят прибыль здесь и сейчас, падок на похвалу, амбициозен. И только чудо, которое О.Н. мне показал, заставило мои желания и амбиции слегка померкнуть.
  С аэродрома я сразу же отправился в техноцентр. В институт заходить не стал - там меня не жаловали, да и я до сих пор удивлялся, тому, какой банкой с пауками оказался на поверку интернациональный коллектив учёных. О.Н. был выше этого, и потом за ним шли вопреки всякой логике, порой во вред карьере. Такие люди редко встречаются.
  Утром в техноцентре людей немного. Я прошёл пост охраны, добрался до раздевалки, где влез в чистую спецовку, и пошёл в наше исследовательское крыло. Пока не грянул гром, пока не слетелись падальщики, я должен был ещё раз взглянуть на наш труд. Теперь кроме меня присматривать за проектом было некому.
  Я развалился в кресле, подготовил компьютеры к симуляции и запустил его. Процесс. Я звал его так для простоты - по сути процессов - технологических, симуляционных, исследовательских и прочих - там было множество, целый комплекс, в том числе средства для воспроизведения Процесса на устаревшем оборудовании, чтобы в любых условиях шаг за шагом выйти на нужный уровень. Не могу сказать, что машины чудесным способом сами всё поймут и разовьют все технологические ветки, но специальной техники и человеческих сил потребуется не так много. Минимум оборудования для работы Процесса умещается в несколько грузовиков. При наличии сырья и специалистов система выйдет на неплохие обороты за пару месяцев. Дальше - больше. Разумеется, чудо не сработает в голом поле, но для большинства стран это просто дар свыше. Ведь главное кроется не в зерне, а тех всходах, которые оно даст.
  Я занял себя тем, что проверил все ветки проекта. Даже те, в которых ничего не смыслил. Кто-то приносил мне кофе, я даже не знаю кто. В техноцентре за мной всегда приглядывали. Может, это была Аня, хотя, если она и вернулась, то отсыпается сейчас в объятиях своего мужа.
  Мою работу прервал Энди. Смышлёный парень, может даже начальником станет, если подсуетится в нужном направлении. Директор любит шустрых исполнителей.
  - Привет, - Энди поставил мне на стол стакан кофе. - Ты как?
  - Терпимо, - я взял кофе и отхлебнул - чёрный, без молока - то что надо.
  - Наследство разбираешь?
  Я сердито посмотрел на него, и Энди слегка поник.
  - Я серьёзно, - сказал он. - Эта штука теперь твоя, никто в ней так глубоко не шарит.
  - Приятель, - со вздохом выдавил я, - даже О.Н. не считал, что это принадлежит лично ему. Он работал не ради техноцентра или института, даже не ради Юниаполиса...
  - Да знаю я, - кивнул Энди, - для всех он это делал. Идеалист был. Поэтому его все эти шишки и не любили.
  - Их проблемы.
  - Ага. А ещё и твои теперь.
  В моих глазах застыл невысказанный вопрос. Энди уселся рядом, подтянул к себе второй стакан кофе.
  - Директору предстоит длинный день. Куча контор и правительств интересуются Процессом. Чую, торги будут.
  - Его нельзя продавать кому попало. Его вообще нельзя продавать, - процедил я сквозь зубы.
  - Ага. Поэтому ещё до обеда сюда придут "те" ребята.
  - Какие "те"?
  Энди скривился.
  - Ну, те самые, которым больше других надо.
  От досады я не нашёлся, что сказать. Просто откинулся на спинку кресла и залил в себя ещё кофе. Перед глазами ползли по экрану ветки Процесса.
  О.Н. всегда стремился создать нечто большее, чем систему автоматизации производства. Нет, это был лишь первый шаг, основа, на которой выросло чудо техники. Процесс, способный принести передовые знания человечества во все уголки планеты. Средство для изучения, развития, созидания, способное войти в симбиоз с любой более-менее современной фабрикой, толкать прогресс почти любых областях, учиться и учить.
  Я коснулся груди - там билось сердце. Моё новое сердце. Когда не было надежды получить донорское, я был уже готов принять неизбежное. Но мой наставник был не из тех, кого можно так просто остановить. Он нашёл через своих знакомых какую-то маленькую фирму, которая уже не первый год билась над разработкой полноценного имплантата, перебиваясь мелкими заказами, типа аппаратов ИВЛ, кислородного оборудования и слуховых аппаратов.
  Это был не только мой шанс, но и вызов всей нашей работе, Его работе. Тогда мы впервые испытали Процесс вне лаборатории. Нашли производственную линейку, интегрировали наши наработки, запустили...
  Через месяц линейка была налажена и откалибрована, а я получил своё новое сердце и новую жизнь. Серийный образец Љ1. Рукотворное чудо спасло меня, и я этого не забуду.
  С теми ребятами О.Н. потом порвал. Их имплант сейчас один из лучших на рынке, стоит космических денег. А мой наставник хотел, чтобы его творение помогало всем, а не только денежным мешкам.
  Я видел, как работает чудо с самых первых дней. Я растил его вместе с создателем, постигал все тонкости его идеи, и не переставал поражаться, что человек мог придумать такое. Тем горче было осознавать, что я способен лишь хранить, но не творить.
  - Иди дружище, - сказал я Энди. - Мне нужно ещё немного поработать, добавить пару веток, которые О.Н. планировал ввести.
  Энди коротко кивнул и встал, чтобы уйти.
  - Мне жаль, приятель, - сказал он. - Нам всего его будет не хватать. Досадно, он подарил нам новую жизнь и новый смысл, а себя не уберёг.
  - От инсульта не уберечься, - вздохнул я. - Не в его возрасте, и не с таким стрессом. Он перфекционист был, человек принципа, а Директор всё хотел его сплавить отсюда. Да и крупные компании осаждали - всё хотели купить Процесс вместе с разработчиком.
  - Может, это и был выход.
  Я усмехнулся. Энди славный малый, карьера у него в кармане, но вот о моём наставнике он, считай, ничего и не знал, кроме общих фраз.
  - Не для него, - ответил я.
  
  К Директору меня вызвали поздним вечером. Я вышел в переход из нашего крыла в административное и окинул взглядом город. Шёл ливень. После ноябрьского снегопада в глубинке побережье лазурного океана потчует меня льющей с неба водой. Как будто мне в жизни мало холода и сырости. Спасибо, атмосферный фронт, ты про меня никогда не забываешь.
  Огни Юниаполиса отражались в несчётных каплях дождя, размывались очертания зданий, искусственный свет таял в океане небесной воды и стекал по окнам на мокрый асфальт. Терпеть не могу дождь.
  Я уныло доковылял до двери в кабинет Директора, постучал, выждал пару секунд и вошёл.
  Директор выглядел уставшим, но довольным, меня приветствовал почти тепло, без привычной неприязни - большой шаг для этого типа. Видимо, считал, что мои дни в техноцентре сочтены.
  - Мне нужен отчёт по состоянию Процесса, ну и по документации и файлам проекта, - сказал он, не глядя на меня. - Скомпонуй и скинь мне на почту. На неделе презентуем проект инвесторам.
  - Презентацию тоже сделать?
  Он покачал головой.
  - Ты у нас теперь специалист на вес золота, так что займись техникой. Отдел продаж презентует проект.
  Я хотел сказать, что О.Н. не одобрил бы, что его чудо выставляют на торги, но промолчал. Не стоило бесить Директора и, быть может, у меня ещё оставался шанс удержаться при деле. Хотя... смотря кому продадут.
  - Мы с твоим шефом были не в ладах, - добавил он после недолгого молчания. - И это не секрет. Но мне жаль, что он ушёл. Ваш Процесс - сложная штука, я предпочёл бы, чтобы он принял мои условия и работал дальше.
  "Ага, прогнулся под тебя. Но О.Н. не как все остальные. Не прогибался, слишком упрямый был. Человек другой эпохи".
  - Да, и мне жаль, - ответил я, отогнав бунтарские мысли. - Если я больше не нужен, пойду поработаю.
  - Да, иди, - отмахнулся Директор, поворачиваясь к окну - там продолжал тонуть в потоках воды и света наш славный город.
  Я ушёл, тихо прикрыв за собой дверь.
  
  Я был там, когда О.Н. показывал Директору Процесс. Незримо присутствовал, впитывая каждое слово - в тот день я тоже впервые причастился чуда техники.
  О.Н. говорил, показывал, объяснял. Директор молча слушал, оценивая, взвешивая - он искал выгоду с самого первого мига, его не заботили идеи моего наставника. И в тот день их противоречия вышли наружу, породив многолетний конфликт. Один хотел прибылей и карьерного роста, другой бесконечного движения вперёд, развития и созидания. Свет прогресса столкнулся со стеной коммерческих решений.
  С тех пор Директор искал пути обхода, в том числе и через меня, но я не шёл на поводу. Я был там, я всё видел, я отсекал ему одну возможность за другой, делал то, до чего О.Н. не опустился бы. Директор считал меня дураком, алчным упрямцем. Пусть так, он был недалёк от истины, но в моих мотивах он ошибался. Я был и алчен, и амбициозен, но чудо, подарившее мне новую жизнь, в итоге оказалось важнее всего.
  Я запасся кофе и сводил все актуальные ветки процесса воедино. Туда же добавил ветвь с файлами проекта - всё, от цифры до реального железа, бери и воспроизводи. Раньше мы откалывали от чуда по кусочку и дарили страждущим, теперь пришло время собрать все части воедино, как О.Н. того хотел. Он показал мне, что надо сделать, словно знал, что может уйти столь внезапно. Дал мне ключи от всех дверей, все тайные пароли и чёрные ходы. Я теперь и впрямь ценный актив, как ни крути.
  Поздней ночью мне пришло на электронку сообщение. Подозрительно знакомое лого выскочило в ленте уведомлений, и я не удивился тому, что увидел, открыв письмо.
  Концерн "Продвинутые исследования и технологии", Ltd. Старые знакомцы, дочка одной известной заокеанской компании. Готов биться об заклад, что это они и были первыми, кто явился козлу Директору на поклон с большим таким пакетом ценных бумаг. Но к чему писать сошке, вроде меня? Я распоряжаюсь Процессом, но не правами на собственность техноцентра.
  В письме было предложение о встрече. Ожидаемо, чего уж там, да и местечко неплохое. Если мне нальют кофе за чужой счёт, утро можно считать не таким уж дерьмовым.
  
  Меня встретил тип с обложки журнала для бизнесменов. Хороший костюм и очки, шевелюра из дорогого барбершопа, тонкий кейс с электронным замком - типичный корпоративный "пиджак".
  - Рад, что вы пришли, - улыбнулся "пиджак", - моё руководство рассчитывало на это встречу.
  Официантка, едва я сел к нему за столик, поставила две чашечки кофе. И на том спасибо, ночь была та ещё. Дождь к утру прекратился, но от сырости и хмари всё равно было никуда не деться.
  - У вас серьёзная фирма, - сказал я, сделав маленький глоток. - Не по рангу мне с вами общаться, у меня Директор есть, шли бы к нему.
  - Мои коллеги не оставляют попыток договориться с вашим начальством, - заверил "пиджак". - Но господин Директор, кажется, хочет устроить торги. Ищет выгодных предложений. Мы, конечно, перебьём их все, но это столько шума и денег, что нам хотелось бы избежать подобного развития событий. У него ещё будет возможность одуматься, но я считаю, что лучше заключать сделки не с посредниками, а с теми, кто будет полезен в дальнейшем
  Прикидываться идиотом смысла не имело, меня не ради кривляний позвали. Ну разве что самую чуточку.
  - Вы полагаете, я единственный, кто может разобраться в Процессе?
  - Мы уверены, что без вас наша инвестиция станет излишне... долгосрочной.
  - Вот как.
  - И ваш Директор с этим согласен.
  Я рассмеялся.
  - Я не его раб, он не может продать меня как приложение к Процессу.
  "Пиджак" в ответ лишь развёл руками.
  - Вас - нет, ваш контракт - легко. Вот ваш наставник, например, таких бумаг не подписывал, потому и позволял себе больше других. Плевал и на Директора, и на наши щедрые предложения.
  - Вы пытались его купить, я в курсе, - сказал я, не скрывая злорадных ноток в голосе. - Не вышло.
  - Этот человек - реликт другой эпохи, - ответил "пиджак", - но не вы. Вы плоть от плоти современность. Подумайте пока, но не тяните. Контракт мы в любом случае выкупим. Нельзя же оставлять проект без ведущего специалиста.
  С одной стороны мне обещали карьеру, с другой же мне было до одури тошно. И я знал почему - сердце из синтетической органики подсказывало. О.Н. не продался бы. А я?
  - У процесса много ветвей. Какая именно вас интересует? Директор может решить, что проект лучше распродать по частям.
  - В текущей версии Процесса нет интересующей нас ветки. Но мы видели, как это работает. Добавить - недолго, особенно с вашей помощью.
  На что я рассчитывал? Не знаю. Эти ребята точно не из тех, кто скупает все стартапы подряд и ждёт, пока что-нибудь не выстрелит.
  - Ваша головная контора - оружейный концерн, - не вопрос, утверждение.
  - Куда шире, - сказал "пиджак", а я почувствовал, что меня уже тошнит от его рожи. - Но приоритетное направление вы отметили верно.
  - Процесс спроектирован, чтобы созидать.
  - И он многое поможет создать, поверьте. Я ещё свяжусь с вами, а вы подумайте, хотите ли вы, чтобы судьбу проекта решал в итоге господин Директор.
  
  Когда я вернулся на работу, было уже часов десять. Не люблю техноцентр в это время: слишком шумно, многолюдно.
  Я поспешил в своё крыло. Если где я и мог уединиться и обдумать всё это, то только в лаборатории. Двойные двери захлопнулись за мной, отделяя от внешнего мира, я протопал к своему креслу и уселся. По экрану скакала утилита-помощник. Процесс продолжал интеграцию и синтез ветки офтальмологического биотеха - классная штука, если когда-нибудь она явится на свет. Глаза - слепым, мечта моего наставника, одна из многих. Если эти парни из "исследований и технологий" купят эту ветку, то на её основе рынок увидит боевую бионику со сложными оптическими системами. Ведение цели, определение дистанции и упреждения, погодные фильтры, смена диапазонов. Всё, чтобы пули кучно легли.
  - Как кофе? Хороший?
  Я вздрогнул и обернулся на голос. Я узнал его раньше, чем увидел. Но что он здесь забыл? Следит за мной?
  Директор стоял, опираясь на серверный блок. Позади маячило двое безопасников. С эскортом, значит, припёрся.
  - Язык проглотил? - Директор шагнул ко мне, на его лице играли желваки. - Ну и ладно. Лучше не открывай свой рот и не лезь в мои дела. Я этих корпоративных акул уже долго окучиваю. Старый хрыч мне всё мешал с его принципами, а теперь ты ещё. Две занозы. Знаешь, если бы он сам не окочурился, мне стоило бы его убрать. Но он-то светило, а ты - вошь. Сиди тихо, и чтобы рядом с этими корпоративными засранцами я тебя не видел. Служба безопасности за тобой присмотрит, а если будешь чудить, я продам Процесс по частям, а твоя карьера закончится на какой-нибудь помойке. Усёк, парень?
  Я кивнул. Что мне ещё оставалось? Громилы за спиной Директора даже не шевельнулись, стояли столбами, вроде даже не моргали.
  - Хорошо. Заканчивай эту ветвь и вали. Чтобы в ближайшие дни тебя в техноцентре не было. О новом месте работы тебя оповестят. Надеюсь, это будет какая-нибудь задница мира. И сдай проект моему заместителю.
  Глядя ему вслед, я пожалел, что не продался "пиджаку" ещё этим утром. Только вот оба варианта вели к одному и тому же. Стоило оно того? Карьера, о которой я и впрямь мечтал.
  Сердце билось спокойно и ровно - славный проект, ушедший на рынок за кругленькую сумму. Бедолагам с дешёвой страховкой такое сердце не светит. Чудо оценили дорого, оно не для всех.
  Я поднялся и прошёл вдоль стендов до сервера. Он у нас был свой собственный, чтобы не зависеть от мощностей техноцентра. Рядом на стойке большой монитор отображал процессы синтеза. Ещё немного, и чудо создаст ещё одну маленькую веточку. А потом его сожрут жадные акулы. И меня вместе с ним, как ценного специалиста.
  По внутреннему телефону я набрал Энди.
  - Привет, - раздалось на том конце. - Что-то стряслось?
  - Ага, вроде того. Минут через двадцать архивируй проект и передавай доступ начальству.
  - Ого, а как же ты?
  - У меня выходной.
  - Хорошо, понял тебя, дружище, - затараторил Энди. - Ты, это, не раскисай там.
  Я положил трубку. Надеюсь, этому парню повезёт здесь больше, чем мне.
  У меня же были другие заботы. Что сделал бы О.Н.? Пошёл бы против шторма - это сто процентов. Но как? Мой наставник был гений, глыба, а не человек. А кто я? Пигмей.
  Права администратора ещё были у меня, только вот что толку? Допустим, я возьму резервную копию проекта, и что? Мне некому её предложить, в отличие от Директора, а применить на практике и вовсе можно только мечтать. Да и как я вынесу копию? Что мне делать? Иногда говорят, мол, "сердце подскажет". Хм, сердце...
  Мой образец был куда сложнее последующих серийных моделей. Сколько мы на нём опытов провели, собрали данных, сколько всего обкатали и изучили, а микрокомпьютер так и остался внутри - с меня одной операции хватило, вот я и подумал, что потом как-нибудь с этим разберусь.
  Я вышел в комнату отдыха, порылся в шкафчике и нашёл набор для бритья. Вернувшись на рабочее место, достал лезвие и расстегнул рубаху. Припухлость в районе солнечного сплетения была едва заметна. Бледный рубец - не более. Я спрыснул лезвие одеколоном, вылил немного на себя и аккуратно разрезал.
  Было больно, так что я промучился пару минут, прежде чем показался колпачок разъёма из специального биополимера, который не вызывает отторжения.
  Я протянул кабель от серверного блока, подключил к разъему. Скорость приличная, но хватит ли памяти? Сам Процесс весит не так уж и много, но вот его ветки... Впрочем, если оставить ядро и основную обвязку, он прорастит ветки снова - дай только время и мощности.
  Пока сгружались данные, я достал из запертого ящика флешку, перекинул с неё пару файлов и запустил через командную строку свой "процесс".
  О.Н. всегда был против этой идеи. Он бился с открытым забралом, и сколько я его не убеждал, никогда не давал добро на подобные вещи. Но я - не он. Я чувствовал, что предаю его, но мне не выиграть без козыря.
  Червь превратит данные на сервере в кашу. Чтобы её восстановить, уйдут месяцы, а большая часть данных пропадёт безвозвратно, если червя не выявит антивирус. Но я же пока админ - могу и вырубить защиту на своём участке.
  Я уносил в себе зерно Процесса, в то время как раскидистое древо пожирал червь. Несправедливо, но другого выхода нет. Теперь я и впрямь на вес золота.
  Дома я наспех собрал рюкзак. Хотелось выпить чего-нибудь покрепче, но я сдержался. Сменил повязку, сварил кофе и двинулся в ближайший торговый центр.
  На стойке информации меня встретила улыбчивая девушка, и я наплёл ей что-то про разрядившийся мобильник, попросил сделать звонок с её рабочего, что мне было милостиво позволено. Аня ответила почти сразу.
  - Привет, это я.
  - Ха, здравствуй. Ты как, пришёл в себя?
  - Да, нормально. Ань, твой муж ещё работает с теми мужиками, ну, у которых частный аэродром?
  - Вроде работает, а что?
  - Мне уехать надо. Срочно. Помоги, Ань.
  
  Сколько бы меня не допрашивали Аня и её муж, я так ничего им не рассказал. Врать не хотелось, а говорить правду - значит замазать их в этом деле. Я переждал у них до вечера, пока за мной не приехал угрюмый тип на внедорожнике цвета оливы.
  Попрощались коротко, тревожно и как-то прохладно. Привязываться к людям - плохая привычка, особенно если речь о тех, к кому долгие годы неровно дышал, так и не сказав о своих чувствах. Я сдержался, избавив моих друзей от внезапных прощальных откровений.
  Мои новые знакомые оказались деловые ребята. Несмотря на чёртов ливень и темень, меня привезли прямо на аэродром. Расклад и цены выложили коротко, без лишних прелюдий. Дороговато, конечно, но меня устраивало. Я перевёл им большую часть суммы прямо там, и они начали приготовления.
  Сэм, рослый загорелый малый, сверкая белозубой улыбкой, разрисовал мне план полёта. За сутки с небольшим, с одной посадкой на заправку он переправит меня за океан. Я выбрал место так, что из финальной точки перелёта можно было валить на все четыре стороны - и давай, ищи ветра в поле. Естественно, были у меня кое-какие планы, но лучше уж разбираться на месте, чем палиться сейчас в Сети.
  Сэм, будучи, судя по всему, истинным психопатом и фанатиком своего дела, умчал меня во мглу. Уже над океаном я приоткрыл смотровое окно и вышвырнул во мглу свой смартфон. Сэм, оглянувшись на меня, широко улыбнулся и поднял большой палец.
  
  Самолёт приземлился на посадочной полосе у границ непроходимой сельвы. С холма было видно грунтовую узкоколейку, идущую в сторону Сан-Сервандо. Глушь, какую ещё поискать - идеальное место для беглеца.
  Я пожал Сэму его широкую ладонь и, повесив рюкзак на плечо, направился в сторону дороги.
  Небо висело низко, по округе разливалась духота, обволакивая меня, словно кокон. В груди что-то кольнуло, и я поморщился от этой резкой неприятной боли. Тоже мне хирург! Но жалеть о содеянном было поздно - отлежусь, когда буду в относительной безопасности.
  Городок Сан-Сервандо олицетворял собой сонную праздность и депрессию. Чёрт его знает, чем зарабатывали местные, когда заканчивался сезон, и транзит через их городок останавливался на полгода, зато здешний люд, особенно кто постарше, в основной массе владели ломаным английским, что мне было только на руку. Ну и ещё хорошо, что ни шпана, ни стрёмные мужики, собиравшиеся у местных забегаловок, меня не тревожили - приехал какой-то тип, ну и шут с ним.
  Я без приключений добрался до центра города, где нашёл кров, обед и допотопный кнопочный телефон, видавший наверное ещё времена пещерных людей. Не удивлюсь, если ещё сам Кортез часами висел здесь на проводе, пытаясь дозвониться до дворца в Мадриде. Я дал хозяину денег на пару дней вперёд, уселся с омлетом и полным кофейником у телефона, и стал перелистывать свой личный артефакт из прошлой жизни - маленькую записную книжку. Я убил столько смартфонов, что в какой-то момент решил доверить часть контактов бумаге. "Хранить надо в облаке", - говорили мне и были в чём-то правы. Но только не в моём случае.
  Я осторожно обзвонил несколько старых знакомых. Кто-то сделал вид, что не помнит меня, кто-то просто не ответил. Но я был настойчив. В итоге достучался до господина Викторио, старого коллеги моего наставника, коротко обрисовал ему ситуацию и попросил о помощи.
  - Ладно, парень, не суетись, - ответил он, выслушав меня, - есть у меня одна мысль. А ты, пока суд да дело, сходи на барахолку у автовокзала и купи себе мобильник - связь надо как-то держать. Позвони мне вечером.
  Неплохо для начала. Новый мобильник мне в любом случае пригодится.
  До вокзала было рукой подать, и я пошёл туда, как только прикончил свой обед. Даже дорогу спрашивать не пришлось - просто шёл за автобусами. Толчея и духота были едва выносимы, особенно для меня, не привыкшего к шумным толпам. В груди опять кольнуло - нечего перенапрягаться.
  Я обошёл автобусный круг и здание вокзала, и вышел на открытый пятачок, плотно заставленный рядами лотков и палаток. Место было оживлённое, да и торговали тут всем подряд: от домашних овощей или свежей рыбы до электроники и комплектующих. Да и просто барахольщиков хватало.
  Перехватив парня, волочившего за собой тележку, гружёную паллетами, я узнал у него, где можно прикупить смарт, после чего углубился в торговые ряды. Отсчитав седьмой лоток в четвёртом ряду, я нашёл-таки торговца электроникой. Худющий мужик, смуглый, с морщинистым лицом и частой сединой в некогда чёрных как смоль волосах шустро выложил на прилавок десяток мобильников.
  - Все чистенькие, парень, - заверил он. - Если где и светились, то наши ребята всё подчистили - зуб даю.
  Его неидеальная улыбка говорила мне о том, что не все его клятвенные заверения стоило принимать за чистую монету. Впрочем, выбора у меня особо не было - потому я взял себе тот смарт, что более-менее шустро работал.
  - Где вы их достаёте? Не местного же производства?
  Мужичок покачал головой.
  - Мне ребята дона Тадео завозят, их тут каждый пацан знает - у них всегда лучшее. В том месяце была партия с завода, все аппараты нулёвые, в плёнке. Разлетелись, как горячие пирожки.
  - Солидно, - со значением произнёс я. - У вашего дона Тадео видно всё схвачено.
  - Он - мужик, что надо. Нужно чего достать - обращайся к нашим на рынке.
  - А вдруг я легавый?
  Продавец расхохотался, хлопая себя по ляжкам.
  - Ты даёшь, - он смахнул слезу. - Все легавые на него чуть ли не молятся. Бизнес дышит, на улицах спокойно. Потому и вспоминают здесь дона Тадео добрым словом. Но ты и впрямь поосторожней, а то начнёшь в другом городишке чего выспрашивать, так тебя там же и прирежут. У нас-то такого давно нет и не надо. Тадео порядок навёл раз и навсегда, храни его Дева Мария.
  Я понимающе кивнул и вспомнил про сердце - мой верный мотор бунтовал весь день.
  - Приятель, а по медицинской части можно чего приобрести или заказать?
  - В смысле? Тебе таблеток что ли?
  - Нет, имплант шалит. Проверить надо, а может и подлатать.
  Мужичок что-то молча прикинул, потом кивнул и сказал:
  - Поспрашиваю. Завтра приходи.
  
  Вернувшись в мотель, я уединился в своей комнате и перезвонил моему единственному благодетелю.
  - Есть один вариант, - сказал господин Викторио. - Выйдет дорого, но тебе дадут отработать. И доступ к фабу будет, как ты и хотел. Условия может и неидеальные, но для того, кто хочет затеряться в этой глуши, лучше и не придумать. Если ты готов - я договариваюсь, и мы подумаем, как тебя забрать.
  Как будто у меня были другие варианты.
  - Спасибо. Я согласен. Буду ждать звонка.
  - Не за что. Я Солнцеву по гроб жизни обязан - хоть так долг отдам.
  - Не все помнят старые заслуги.
  - В моей семье принято помнить добро, и я не исключение. Отоспись парень, завтра ещё свяжемся.
  Я отложил смарт в сторону и откинулся на подушку. Старый кондиционер под потолком работал на последнем издыхании, в комнате как было душно, так и оставалось. Я промучился без сна до вечера, а потом просто распахнул настежь окно, впустив прохладу с улицы. Где-то вдалеке раздался гром - над сельвой хорошенько поливало. Хорошо хоть до Сан-Сервандо пока не докатилось, терпеть не могу дожди.
  Звонок вырвал меня из забытья. Досадно, я ведь едва успел задремать. Нащупав в темноте мобильник, я поднёс его к уху.
  - Ну, здравствуй, - от голоса Директора мой сон как рукой сняло. - Узнал, не так ли?
  - Вас забудешь, - выдавил я. - Не поздновато ли для звонка?
  - У меня сейчас день, - фыркнул Директор. - Шутник. А у тебя проблемы. Ты сорвал мне хорошую сделку, да и не только мне. Но ты ценный кадр, так что может тебе ещё дадут пожить. Плохо, недолго, но дадут. Мне твой наставник был поперёк горла с его Процессом, а теперь ещё и ты. Знаешь, если я не могу продать проект, в который вложил кучу денег и ресурсов, то его не получит вообще никто. Это наш последний разговор - дальше с тобой будут иметь дело другие люди, не такие культурные. И вот ещё что - всем, кто будет прикрывать твою задницу, достанется по первое число. Где бы ты ни укрылся, парень, тебя найдут и разнесут твоё убежище к чертям собачьим! Так что лучше просто ляг на землю и сдохни! Доброй ночи, придурок.
  Я отключил смарт и зашвырнул его в угол. Хотелось разбить чью-нибудь голову. Лучше всего - голову Директора. Но что толку с этой злобы? Звонить лишний раз куда-либо тоже нельзя, раз уж они меня так быстро вычислили. Это всё моя ошибка, но кто, чёрт возьми, знал, что я сцеплюсь с этим типом? Впрочем, насолил я не только ему, и если Процесс ищут, то валить надо как можно скорее.
  
  Я не спал до утра, часов в семь собрался и рванул на рынок. Ещё час околачивался там, ожидая вчерашнего знакомца. Утро выдалось пасмурное, как и весь предыдущий день. Интересно, в этом полушарии бывают солнечные деньки?
  Старик явился в восемь и добродушно приветствовал меня, после чего подозвал толстого коротышку с соседнего лотка.
  - Диего, вот тебе клиент.
  Диего оказался мужик толковый. Его палатка представляла собой нечто среднее между лабораторным стендом и хирургическим кабинетом. Место одновременно интересное и жутковатое. Зато все нужные приборы в наличии. Не самые новые, но и такие сойдут. Торчащий из моей груди разъём его ничуть не смутил. Обработали антисептиком, подключились.
  - Хороший имплант, - со знанием дела заявил Диего. - Я всё больше со стимуляторами работаю, но кое-какую диагностику сейчас сделаем.
  Не знаю, что у него был за софт, и как он его добыл, но даже мой образец система без проблем определила.
  - Quatra Health, - присвистнул коротышка. - Известная фирма, цены у них заоблачные.
  - Получил по страховке.
  - Везунчик.
  Я вздохнул. Те ребята неплохо поднялись, если данные для диагностики этой серии имплантов уже вовсю крутятся на чёрном рынке. Процесс творит чудеса.
  - Собственно, парень, эта штука в твоей груди прилично поизносилась. Запчасти я к ней вряд ли достану, если только что-то сможем напечатать в фабе. Ну и хирург нужен - у нас такого нет.
  - И чего посоветуешь?
  - Двигай отсюда в большой город, да не напрягайся по дороге. Попробуй поискать приличную клинику, легальную или не очень - без разницы.
  - Мне на дно залечь надо. Я собирался осесть в сельве.
  Диего хмуро посмотрел на меня.
  - В ящик сыграешь, парень.
  - Там видно будет.
  Я отсчитал ему наличных и покинул палатку с изрядно полегчавшим бумажником.
  Мобильник я так и не включил. Пытался дозвониться до господина Викторио из той же кафешки, что и в первый раз, но тщетно - на том конце мои звонки упорно игнорировали.
  - Проклятье, - прошипел я, в очередной раз бросив трубку.
  Сердце снова кольнуло, уже настойчивей, чем раньше, но я проигнорировал эту настырную боль и заказал себе ещё кофе, а едва я прикончил первую чашку, на улице перед кафе остановилась старая побитая легковушка. Мужчина, вышедший из неё, выглядел странно в своём потёртом сером костюме и соломенной шляпе. Лицо его было не таким смуглым, как у местных, но всё же и на европейца он не тянул - так, кофе с молоком.
  Когда новоприбывший направился прямиком ко мне, я даже не стал дёргаться. Не знаю, что на меня нашло тогда, но я подумал, что раз убьют, так убьют. Удивительно, ведь ещё час назад я был готов драпать прямо в джунгли без оглядки.
  Но мне повезло. Мужик просто сел напротив, сложив руки на коленях.
  - Ты звонил Викторио, - не вопрос, утверждение.
  Я кивнул.
  - Он мой брат, - мужчина протянул мне небольшой конверт. - Вот, парень, здесь билет на автобус. Куда добираться и с кем говорить, я тебе сейчас объясню. Викторио больше не звони - на него насели, тебя ищут.
  - Простите.
  Мужчина беззлобно усмехнулся.
  - Не бери в голову, парень. Здесь свои порядки - отобьёмся. А ты сейчас пойдёшь на автовокзал и сядешь в автобус до Пенто. Как прибудешь на место, спроси Хорхе, его там все знают - он тебе скажет, куда дальше. И заплати ему, сколько попросит - не торгуйся.
  Я немного успокоился. Слишком сложно, чтобы просто избавиться от меня или ограбить.
  - А к кому я еду? - спросил я, не сдержавшись.
  Мужчина снова усмехнулся - видимо, он реагировал подобным образом вообще на всё.
  - К одному уважаемому дону. Ты, парень, не переживай, там тебе и кров будет, и работа. Глушь, конечно, но ты же сам того хотел, а?
  
  От Пенто, где меня приняли без каких-либо вопросов, до деревни под названием Наваро я добирался уже на попутках, либо пешком, размешивая убитыми в хлам кроссами жидкую после дождя грязь. Вечная сырость, чтоб ей пусто было. От заснеженной глубинки до промозглых, душных джунглей. Когда мне удастся просушить одежду, это будет лучший день в моей жизни.
  Деревенские встретили меня насторожено, но вежливо - видимо, слово их патрона и впрямь имело немалый вес. Меня ни о чём не спросили, накормили с дороги, а потом отвели в дом на окраине. Там меня уже ждал мужичок в возрасте, худощавый такой и весь сухой, как ветка. Из крестьян, как и все здесь.
  - Тадео, - он протянул мне мозолистую руку.
  - Рад встрече с вами.
  Дон Тадео тоже не спрашивал обо мне лишнего, только то, что он и так знал, либо хотел проверить. Я отвечал честно: чем занимаюсь, от чего бегу, избегая разве что называть организации и имена. Тадео, впрочем, не уточнял. Он объяснил мне правила, рассказал о работе, которую хотел мне поручить. Деловой был разговор, ёмкий.
  - Приступишь завтра? - спросил он в итоге. - Понимаю, ты не отдохнул с дороги, но у меня работа горит. Парень, который заправлял фабом, помер на той неделе. Наркота. Ты ведь не из этих торчков?
  - Нет.
  - Ну и славно.
  - И ещё одно, - вспомнил я под конец, - Мой смарт. Его забрал ваш человек, но лучше бы его вырубить или вовсе сжечь.
  - Хорхе увезёт твой мобильник в другую префектуру, ближе к границе, и продаст там. Пусть ищут тебя до посинения.
  - Это разумно? - с недоверием спросил я.
  - А что в этом мире разумно, парень? - Тадео лукаво ухмыльнулся, сверкнув золотыми коронками. - Кругом, куда не кинь, сумасшедший дом творится.
  
  Я воображал себе сарай или подвал, набитый допотопной аппаратурой, однако сельва надёжно скрывала приличный сборный цех защитного цвета с конвейерными линиями, лабораторными стендами, "чистыми" помещениями и складом. Оборудование было хоть и приличное, но достаточно разношёрстное - видно, что собирали с миру по нитке. Тем не менее заводские маркировки известных компаний говорили сами за себя - у дона Тадео самопал не держали.
  - Богато живёте, - сказал я тогда.
  - Наследство богатое, - кивнул Тадео. - На коке раньше много можно было заработать.
  - А что сейчас?
  - Да и сейчас тоже. Но ветер всё чаще дует в другую сторону, так что приходится крутиться. Не лезь в эти дела, парень, не твоя забота.
  Я и не собирался. Чем занимаются типы, вроде этого Тадео, я примерно представлял. Этого было достаточно, чтобы ничего не спрашивать.
  Ко мне приставили двух парнишек. Типа толмачей и охранников в одном лице. Ну и в технике они кое-что шарили. Рядом околачивались ещё несколько человек, типа "поди-принеси". Вот и весь коллектив. Впрочем, если дело пойдёт, то и для них работа найдётся.
  Когда я выгружал Процесс на их локалку, сердце снова кольнуло. Мерзкое ощущение. Я коснулся груди и посмотрел на пальцы. Кровь - что же ещё там могло быть? Один из моих протеже, Хосе, быстро всё смекнул и вернулся с бинтом и флаконом спирта. Спасибо и на том.
  Выгрузив Процесс, я забылся сном, а на следующий день приступил к отладке. Та ещё работёнка, особенно после идеальных условий техноцентра, но О.Н., видимо, не зря меня натаскивал - за три дня я внедрил первую ветвь в подпольной фабе посреди джунглей. Отмечая этот подвиг, само небо разверзлось и наградило меня проливным дождём.
  Начали мы, как водится, с химии. Я мало в этом понимал, но у дона Тадео был один спец, хоть он и говорил исключительно на испанском. К тому времени Процесс организовал для меня электронного переводчика и дело пошло быстрее.
  Вскоре, закончив те ветки, в которых нуждался фаб Тадео, я пересел на биотех. Мотор барахлил всё чаще, а мне хотелось бы ещё покоптить это дождливое небо. Только вот ветку по кардио нужно было писать с нуля. В пору было отчаяться, но я только глубже погрузился в Сеть.
  
  Когда в деревне рвануло, я в очередной раз бился над корпоративной защитой Quatra Health, только вот ломать и прятать следы одновременно местные компьютеры не могли - мощностей не хватало.
  Я выбежал из фаба вместе с остальными - вдали поднимался столб дыма. Охранники с автоматами велели нам не высовываться, и до вечернего визита Хосе мы пребывали в полном неведении.
  Хосе явился взмыленный, со здоровенной ссадиной на лбу. Дождь смыл копоть с его лица, оставив лишь смолянистые разводы на подбородке.
  - У вас там война что ли?
  - Мелочь, бывает, - скривился он. - У ребят из соседней префектуры были претензии к дону. Но мы вопрос уладили.
  - Много наших пострадало?
  - Да всего-то двоих положили, остальные выкарабкаются, - махнул рукой Хосе. - Девчонку только жалко, а так ладно.
  - Девчонку?
  - Луиза, дочка Эсме, - пояснил парень. - Когда гранату рванули, ей лицо посекло. Без глаз осталась, бедняжка. Её док Гонсало выхаживает. Жить будет, говорит, но калекой.
  Я покачал головой и отвернулся к монитору - там мои кривые трояны отступали от корпоративных стен.
  - Как там твоё сердце? - спросил Хосе, глядя мне через плечо.
  - Нет у меня сердца, - саркастически ответил я.
  - А это что за ветка в биотехе? - он ткнул пальцем в соседний монитор. - Я думал, ты кардио нарастил.
  - Неа. Это из прошлой жизни. Офтальмология.
  - Офто что?
  - Глаза, - уточнил я.
  Мы умолкли и переглянулись.
  
  Даже если бы дон Тадео не дал одобрения, я бы провернул всё втихаря. Но фаб стабильно работал, приносил деньги, и мой патрон поломался неделю чисто для вида. Гонсало же сперва скептически отнёсся к моей идее, но и его удалось уговорить, а потом и мать девочки, Эсме.
  О.Н. был бы мной доволен, офтальмологическая ветвь быстро пошла в рост, мы с Хосе подготовили оборудование, достали на чёрном рынке биосовместимые материалы и кое-какую электронику. Проект по сути был уже готов, но организовать производство в таких ограниченных условиях могло только чудо. На него мы и уповали.
  Месяц ушёл на тестовые запуски, ещё месяц на изготовление. Гонсало сомневался, что зрительные нервы за это время не придут в негодность, но проект учитывал и это. Таких имплантов я ещё не видел, мой моторчик даже рядом не стоял.
  Операцию провёл хирург, вызванный Тадео, - к тому времени даже он проникся моей идеей. Не из человеколюбия, но всё же.
  Две недели мы ждали и молились. По крайней мере те, кто верил в Бога. Я же просто вернулся к штурму систем QH. Если фаб удачно производит сложную бионику, то и сердце для меня изготовит.
  На шестнадцатый день Хосе вошёл в мой маленький кабинетик и поставил на стол большую кружку кофе.
  - Празднуй.
  - В честь чего?
  Он ухмыльнулся и, потрепав меня по плечу, вышел. Вечером я сходил в деревню, прямиком к Гонсало, в его скромную клинику. Приезжий хирург уже несколько дней как отбыл.
  Девочка сидела у окна и глядела на цветок, растущий в горшке на подоконнике. Свежие шрамы обрамляли её глазницы, кое-где ещё оставались следы на лице, но глаза... Оптика перестраивалась, меняя фокус, когда Луиза подносила руку к лицу или отдаляла её. Зрачки, состоявшие из вращающихся сегментов, были неестественного тёмно-синего цвета. И они работали, чёрт возьми!
  Девочка смутилась, когда я вошёл, а Гонсало молча пожал мне руку.
  - Луиза, этот человек сделал твои новые глаза. Что надо сказать? - мягко спросил он девочку.
  - Спасибо, - смущённо произнесла она, и оптика уже снова перестроилась, фокусируясь на мне.
  
  На следующий день я отправил Хосе в город - накупить девочке солнцезащитных очков, ведь к серьёзной пластике она ещё долго не будет готова. Мне потом сказали, что она была безумно счастлива подарку. А меня навестил дон Тадео.
  - Хорошая работа. Я говорил кое с кем - будет спрос.
  Я кивнул. Иного и не ожидал от него.
  - На другую бионику твой Процесс можно перенастроить?
  - Был бы готовый проект. Я не профи в биотехе, но как-нибудь справимся.
  - Проекты будут, - заверил Тадео. - И один на очереди, очень важный.
  Я пристально посмотрел на него.
  - Сын моего брата, - сказал он. - Родился больной. Печень.
  - А что насчёт донора?
  - Пробовали, не помогло. Я заплатил серьёзным ребятам. Они привезут прототип и документы к нему. Разберёшься?
  - Да, разберусь, - ответил я. - Хирурга своего не забудь и спеца по трансплантации. А я создам пока ветку.
  
  Спустя несколько месяцев парнишку прооперировали, а у фаба привалило заказов, и Тадео притащил откуда-то спецов по биотеху. Явно не местных. Чёрт знает, сколько он им заплатил.
  А ко мне стали ходить гости. Слепые, глухие, калеки и немощные. Все жаждали чуда, и мне пришлось попотеть, чтобы Тадео разрешил помочь этим бедолагам. Впрочем, его все вокруг боготворили, бизнес рос, всё шло хорошо - на то я и надавил. Я делился чудесами задаром, за одну лишь вечную благодарность. О.Н. хотел бы именно этого - я уверен.
  И только проклятые QH не сдавались. Надо было запросить новых компьютеров, а в фабе тем временем стало так тесно, что я переехал в просторную пристройку.
  
  Она пришла ко мне в тот день, когда очередной штурм серверов Кватры разбивался о скалы корпоративных фаерволов, и я уныло пялился в окно, на мокрую после дождя сельву. Гонсало, старый хер, запретил мне пить кофе, и теперь Хосе, словно сторожевой пёс, отмерял мне не больше кружки в день. Даже кофемашину забрать хотел, но пока только прятал кабель питания. Ха, будто у меня не было запасного.
  Не помню, сколько ей было лет. Старше меня, это точно. Худая, жилистая, с острыми чертами лица. Мускулы играли под тонкой смуглой кожей - здесь все были такие: крепкие, худощавые, сильные. Её черные волосы были заплетены в косу.
  - Привет, - я оглянулся на нёё, стоявшую в дверях. - Эсме, ты что ли? Тут вроде охрана кругом.
  - Меня все знают, все свои, - ответила она и поставила на пол большую сумку.
  - Что это?
  - Фрукты. Тебе полезно. Я поблагодарить пришла. За Луизу.
  - Ты уже благодарила. Я думал, вы уехали.
  - Да, к родне, тут рядом.
  Она обошла мой стол и села на край.
  - Слушай, мне ничего не надо, - начал я. - Никакой особой благодарности я не жду, Тадео меня снабжает всем необходимым и вообще...
  - Да помолчи ты уже!
  Она подошла совсем близко. Аромат её кожи, нежный и волнующий, сводил с ума. Прошло много времени с тех пор, как я был с кем-то.
  - Я...
  - Просто молчи. Глаза тебя выдают. А мне больше нечем выразить благодарность.
  Я безуспешно пытался отстраниться, но, честно говоря, не очень-то этого хотел. Только сердце опять кольнуло.
  - Не ради награды я это сделал.
  - Да, знаю. Странный ты тип.
  Она улыбнулась мне и я сдался.
  Глубокой ночью я встал, чтобы проверить ход взлома. Надеялся, что хоть как-то смог запустить удочки в пруд к бывшим коллегам. Тщетно. Более того, похоже было, что их система таки выловила пару моих троянов. Я чертыхнулся и поспешил остановить работу программ. Оставалось надеяться, что QH слишком большая контора, чтобы заводить расследование по каждой попытке взлома.
  Я долго пытался успокоить дыхание, потом всё-таки не выдержал и сварил себе огромную кружку кофе, с которой и сидел до самого утра. Надо быть осторожней. Всегда.
  
  Эсме приходила часто. Не только, чтобы спать со мной. Она что-нибудь готовила, без умолку болтала, и от это становилось как-то теплей. С учётом того, что мне было всё хуже, а любые альтернативы созданному Процессом сердцу не подходили на замену, я был рад её компании. Парни дона Тадео пропускали её без вопросов. Я бы не удивился, если бы узнал, что вся эта история с её "благодарностью" была его идеей. Впрочем, мне ли жаловаться?
  Хосе, заметив ухудшение моего состояния, снова подсуетился, и ко мне в кабинет приволокли здоровенную машину. Какой-то безумно дорого аппарат жизнеобеспечения, который, случись чего, заменил бы мой мотор.
  Я же ещё надеялся на лучшее. Процесс работал, мой шеф богател, а люди хоть и не всегда, но всё же получали чудо бесплатно. Однако всему приходит конец.
  Тадео в тот день был особенно хмур. Бродил по своему дому из конца в конец, бормотал себе под нос. Я еле спустился к нему, чуть не поскользнулся на склоне холма. Сломал бы шею - раз, и готово. Но шёл дождь, а это означало, что я обязан был жить и страдать.
  - Хреновые дела, - буркнул Тадео, сев за стол напротив меня. - Тебя ищут, уже в Сан-Сервандо вынюхивали.
  Сердце кольнуло, но я привычно игнорировал боль.
  - Кто?
  - Серьёзные ребята. Я заслал к ним человечка поговорить, так ему чуть мозги не вышибли, но нарываться пока не стали.
  - Наёмники?
  - Вроде того. СБ твоего бывшего шефа. Говорят, вышли на тебя какие-то левые парни, ну и продали им информацию. Что скажешь?
  Я развёл руками.
  - Нечего мне сказать. Что вы решили?
  - Я им сказал, что тут так дела не делаются, и что сдавать я никого не стал бы, даже если бы знал, кого они ищут. Короче, послал их. И теперь город кишит их людьми. Откуда только сбежались, да ещё в таком количестве? Проклятье, парень, мне тут войны не надо, но похоже придётся давать отпор.
  - Не проще меня сдать? - я сам не поверил, что сказал это вслух.
  - Не проще, - фыркнул Тадео. - Не мне, не теперь. Надо будет фаб вывезти и тебя вместе с ним.
  - Найдут. И вам точно покоя не будет.
  - И что, у тебя план есть, гринго?
  Я задумался. План всегда есть, стоит только пораскинуть мозгами, только вот... Я прошёлся до кофейника, налил себе чашку.
  - Вывозите фаб, я кое-что подготовлю, а ваши ребята пусть выйдут на одну солидную фирму и намекнут, что мой шеф уводит у них из-под носа ценный актив.
  - Что за фирма?
  - ART inc. Оружейный концерн.
  Стоило мне отхлебнуть кофе, защемило сердце и я, похоже, рухнул как подкошенный.
  
  Я пришёл в себя уже подключенный к монструозной машине. Кое-как поднялся с кушетки, пересел в своё кресло, налил из графина воды и вдоволь напился. Позвал Хосе - тот быстро примчался из цеха.
  - И давно я тут?
  - Да пару часов, - ответил парень. - Едва успели подключить. Плохи дела, шеф не знает, как тебя отсюда вывозить с этой штукой.
  Я посмотрел на машину, на жгуты из тонких гибких трубок, идущие прямо к импланту в моей груди. Бинт был пропитан кровью - видимо, оперировали в спешке.
  - Это теперь вряд ли получится. Фаб вывозят?
  - Да. Станки вот демонтировали, сейчас грузят.
  - Компьютеры мне оставьте. Копию Процесса можешь забрать, я все ветки сохранил.
  - А ты что?
  Я кое-как подкатился к рабочему месту. Благо, длина трубок позволяла.
  - Я пока посмотрю, что там у нас с охраной периметра.
  - Сорок парней.
  - Ага, ясно. Выводи их, как только запахнет жареным.
  - А ты? - повторил он с нажимом.
  - А я стравлю льва и тигра.
  Я открыл ящик стола и достал предмет из прошлой жизни - визитную карточку.
  - У тебя есть хорошие друзья? - удивился Хосе. - Раньше ты он них не говорил.
  - Лучше - у меня есть хорошие враги, и они отреагируют быстрее любых друзей. А теперь, будь добр, достань мне мобильник.
  
  Я слил им всё. Своё местоположение, данные о Процессе и о проделках СБ техноцентра. Конкуренция - страшная сила. Хосе считал, что оперативники СБТ накроют нас через три-четыре дня. И я надеялся, что достаточно точно подгадал их встречу с несостоявшимися компаньонами.
  Хосе всё время ошивался рядом, твердил, что заберёт меня, как только шеф решит вопрос. Шеф, впрочем, ничего решать не собирался. Мы переговорили с ним с глазу на глаз, Тадео перекрестил меня и ушёл. Он получил свой фаб и свою долю чуда. Жаль, что его пороки сильнее добродетелей.
  Кто-то приходил из деревни - Эсме, Гонсалес с его нравоучениями, ещё какие-то люди - я просил Хосе никого не впускать. Так лучше, спокойней. А когда глубоко ночью парень, скрепя сердце, покинул-таки полупустой ангар, я в кои-то веки остался один.
  Ветки процесса, ещё молодые, но уже крепкие, раскинулись передо мной. Семя-ядро работало, как часы, отсчитывая такт за тактом. Чудо прорастало вновь, как и было задумано. Я долго смотрел на него, а потом, собрав волю в кулак, предал моего наставника во второй и последний раз.
  Я готовил этот путь давно, ещё в той жизни, но тогда у меня не хватило бы духа нарушить табу создателя чуда. И вот теперь, чтобы спасти его идею и труд, я должен совершить непоправимое.
  Возни было много, работа сложная, несмотря на все заготовки. Я провозился до утра, потом отдыхал, пока машина приводила меня в чувство, и снова работал до полудня. До первых выстрелов.
  В моём распоряжении были кое-какие камеры, установленные вокруг фаба и во внутренних помещениях. Я вывел картинку на один из мониторов, и какое-то время с интересом наблюдал, как СБ техноцентра воюет с корпоративными наёмниками. Никогда не разбирался в военном деле, увы, поэтому лучшее, что я смог сделать, - это уважить одних профи присутствием других. Будь я немного азартней, я бы подумал на кого поставить, но исхода этой схватки мне всё равно не увидеть.
  Я проводил последние штрихи моего предательства. Выделенный канал в Сеть работал - не успели ещё эти ребята добраться до коммуникаций дона Тадео. На это я и рассчитывал, а ещё на спутники, которые даже крупным корпорациям так просто не ослепить. Сельва - такое место, где от большинства хитростей немного толка, проще решить вопрос по старинке.
  Написанная мной программа проникает в святая святых, прямо в ядро Процесса, пронизывает его насквозь, поднимается по молодым ветвям и дробит всё древо на части, копируя и сливая их в Сеть. Корпоративные акулы, правительства, бандиты, хакеры, миллионы рядовых безымянных пользователей получают от меня подарок. Чудо, разбитое на части так, что ни одна система не соберёт воедино. Сумма осколков в итоге меньше целого, но они вполне работоспособны, а самое главное - доступны всем.
  Я не сохранил чудо, но донёс нечто более важное: идею, стимул. Среди тех, кто унаследует части процесса, найдутся гении. Такие, каким я не смог бы стать. Такие, как О.Н. Закон больших чисел в действии.
  Что-то достанется конторам, вроде ART или QH. Что ж - пусть работают, пусть строят с нуля свои технические чудеса. Ещё до заката эти акулы приберут к рукам осколки чуда и перекроют мой канал, но к тому времени данные разлетятся по Сети так широко, что ни одна система их не сдержит и не зачистит.
  Перестрелка идёт уже в цеху, камеры не работают, и мне даже не узнать, кто берёт верх. Я смотрю на монитор и нахожу одну из уцелевших камер периметра. Перед моим взором клочок джунглей и тропа, спускающаяся с холма. Я вижу даже влагу на листьях, но дождь, судя по всему, кончился. Очень вовремя. Жаль, что в моём кабинете нет окна.
  Машина работает от резервного генератора, как и всё в моём кабинете. Ни единой свободной линии, но это ничего. Я выдергиваю шнур питания, и машина верещит, переключаясь на аккумулятор. Время есть.
  Я ковыляю до кофемашины, включаю её в сеть и выбираю крепкий эспрессо. Люблю кофе, и от одной чашечки хуже теперь не будет. Усевшись в своё протёртое кресло, я с увлечением наблюдаю за тем, как пыхтит кофеварка. Судя по полоске прогресса на маленьком дисплее, она точно обгонит издыхающий аккумулятор моего железного сердца.
  По всей планете в богатую почву Сети падают драгоценные семена. Неплохой денёк выдался, а ещё у меня есть мой кофе и несколько минут до долгожданного отпуска. Я откидываюсь на спинку кресла, закрываю глаза и делаю обжигающий глоток.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"