Кикиморра: другие произведения.

Фактор страха

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.95*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    L/X, ангст, хэппи-энд. Короче, рефлексия с элементами смехопанорамы. На момент действия фанфика Лине 19 лет. Рашарт и Ралтарк - миньоны Гаава, оба появлялись только в новеллах, оба на момент действия фанфика мертвы. А Рикусфальто - полководец Дольфин, вполне живая. Фанфик закончен. Пользуюсь возможностью похвастаться: этот фик занял второе место на конкурсе Храма Марю-о, даже приз дали. 8))


ФАКТОР СТРАХА

Помнишь? Каин остался жив...

Т. Пучко

А что я с этого буду иметь, того тебе не понять.

Н. Матвеева

   Лина механически застёгивала пуговицы на пижамной рубашке. Гостиничный номер сильно отличался от тех, к которым она привыкла: тёмные стены расписаны золотой вязью, на полу толстый ковёр, кровати нет вовсе - только скатка какая-то. Зато пижама очень удобного покроя... Восток - сказочные места. Лина просунула ноги под одеяло и уже морально подготовилась смотреть сны, когда в дверь постучали.
   - Ну ктоооо там ещё? - нехотя откликнулась волшебница.
   - Лина, это Кселлос. Мне можно войти?
   - Входи... - "Можно подумать, если я запрещу, ты не войдёшь!"
   Кселлос боком проскользнул в дверь, тщательно её закрыл, чуть ли не на цыпочках подошёл к Лине и сел по-турецки, осматриваясь и прислушиваясь.
   - Извини, что я так поздно, но у меня к тебе очень срочное дело.
   Лина насторожилась: Ксел вёл себя так, будто за его голову назначили цену оба Повелителя Мазоку.
   - Что, опять драться?..
   - Нет-нет, всё совершенно мирно, тебе даже из комнаты выходить не придётся. Мне только нужно попросить тебя об одной незначительной услуге. Я в небольшом затруднении...
   Когда Кселлос со своей фирменной улыбочкой говорит о "небольшом затруднении", жди смертельной опасности, - гласит рубачья народная мудрость.
   - Ну и? - Лина уже начала обдумывать возможные варианты, при помощи которых Кселлос смог бы её заставить сейчас вылезти из постели. Что-то ни одного не приходило в голову.
   - Я бы даже сказал, что моё положение безвыходно, - Кселлос улыбнулся шире некуда. - Но хуже то, что это затруднение очень личного характера, и я не могу так вот сразу всё рассказать.
   - Отлично! Опять секреты. Работать вслепую я не буду, даже не надейся.
   - А я этого и не прошу. Но прежде чем ты узнаешь, в чём проблема, я должен спросить кое о чём. Лина, я могу тебе доверять?
   - Э? - волшебница отвлеклась от сочинения доводов против идеи немедленно с кем-нибудь сразиться. - Это тебе виднее, разве нет?
   - Нет. Подумай, пожалуйста, и ты поймёшь, о чём я, - мазоку снова нервно оглянулся, будто их могли подслушать.
   "Что за странный вопрос? Я всегда сама решаю, кому я могу доверять, а кому нет, и их мнение на этот счёт меня не интересует. Если кто-то подозрительный, то ему и доверять не стоит... Неужели Кселлос не может понять, подозрительная я или нет?! Чушь. Он ведь меня давно уже знает. Значит... может, в каком-то другом смысле? А-а, может, это он про то, что он - мазоку, а я типа человек, а значит мы типа враги, так что ли? Вообще-то, так должно быть, но мы с Кселлосом не враги... кажется. Так он об этом спрашивает? Он, что, по-другому думает?.. А я как думаю? Хорошо, сейчас посчитаем "за" и "против". Сначала он, конечно, нас обманул, но тут же сам себя и раскрыл - развлекался, значит. Потом он нас использовал и сильно портил жизнь Зелу... Зато потом он мне довольно сильно помог, когда у меня отобрали силы, и запугал Милгасию, так что меня впустили к Клаэрской Библии, и Рагна Блэйд я выучила благодаря ему.... Не так уж плохо. Это с учётом того, что он работал на Фибриззо... Потом, в истории с оружьями Даркстара, он, конечно, вёл себя, как последняя сволочь, но там все так себя вели, даже боги. А в конце всё равно мы были на одной стороне. Хм. Получается, что глобально - за, а по мелочам - против. Хотя он ведь служил Зеллас, а она может ему приказать всё, что угодно, так что я ему доверять не могу. А он-то мне может. Вот это да! Такое возможно? С Кселлосом всё возможно".
   - Да, - Лина подвела итог своим рассуждениям. Кселлос, судя по всему, терпеливо ждал, когда она это скажет.
   - Спасибо. Тогда - к делу.
   "Вот идиотка, - поздновато спохватилась Лина, - надо было говорить "нет", тогда он бы отвязался!"
   - Одно время, - начал Кселлос, - ходили всякие слухи и легенды о так называемых "сердцах мазоку". Слышала что-нибудь?
   - Да-а, только... как я помню, это просто несколько сильных артефактов, кристаллов, которые создал кто-то из Повелителей Мазоку.
   - Хм, тебе повезло, из бытовавших версий эта ближе всего к правде. Сколько по-твоему их было?
   - Два, кажется. Но ведь их, вроде, уничтожили.
   - Угу, - кивнул Кселлос скорее своим мыслям, чем Лине. - На самом деле их больше. Дело в том, что, когда Повелитель создаёт себе миньона, он создаёт также и такой кристалл. И держит этот кристалл всегда при себе. Через него Повелитель может контролировать своего миньона, то есть это самое "сердце" и есть та связующая нить между миньоном и Повелителем, по которой осуществляется власть и передача силы в случае необходимости. Соответственно, сколько миньонов, столько кристаллов, - Кселлосу явно не нравилось слово "сердце". - Те два, что стали широко известны, это кристаллы священника и полководца Мэй-о. Когда они погибли, Фибриззо просто выбросил кристаллы - ну, он всегда был весьма неординарной личностью... Эти кристаллы содержали в себе очень много энергии, но добыть её из них так и не удалось, в результате оба были уничтожены.
   Лина поскребла в затылке:
   - Вот значит как.... Интересно. И твоё сердце - у Зеллас, так?
   Кселлос замялся.
   - Было у Зеллас. Видишь ли... я его выкрал.
   - Вау! - только и смогла сказать Лина. - Давно?
   - Только что.
   - И что теперь?
   - А вот это уже вопрос на засыпку. То есть, по идее, если кристалла у Зеллас нет, то я свободен. Но, как ты можешь догадаться, не всё так просто.
   - Подожди... Мне просто странно как-то... А с чего ты вдруг решил освободиться? У тебя же вроде никаких конфликтов с...
   - Нет-нет, никаких конфликтов. Просто, понимаешь, за полторы тысячи лет что угодно надоесть может. Тем более, что я всегда обожал экспериментировать. Хотя на сей раз, кажется, перестарался.
   - То есть?
   - Видишь ли, Повелители и это предусмотрели. Выкрасть кристалл нетрудно. Но если он пробудет у меня дольше тринадцати суток, сработает наложенное на него проклятье... и я даже думать не хочу, что со мной будет. Задумка шикарная - кристалл может находиться у кого угодно, только не у того, кем он управляет. Поэтому мне надо как можно скорее избавиться от него, - Кселлос приложил ладонь к основанию шеи, и через несколько секунд у него в руке поблёскивал, как кварц, продолговатый камень размером с заклёпку на кселлосском плаще. - Я не знаю, что будет, если его уничтожить, и не хочу проверять.
   Лина сглотнула.
   - А чем ты думал, когда его воровал?
   - Честно? - Кселлос широко улыбнулся. - Мне так неожиданно представилась эта возможность, что подумать я не успел. А раньше мне и в голову не приходило освободиться.
   - Псих, - пробормотала Лина. - И что же ты будешь делать?
   - Просить тебя об одолжении.
   - М... Меня?! Ты же не хочешь сказать...
   - Я хочу сказать, я очень хочу сказать, - Кселлос перестал улыбаться и заговорил тихо и взволнованно, - Лина, возьми пожалуйста этот предмет на хранение, я тебя буду беречь, как зеницу ока, и сделаю всё, что хочешь.
   - Эй-эй, погоди, - волшебница на всякий случай отодвинулась подальше. - Но если я это возьму, то у меня же будет над тобой власть, разве нет?
   - Да, немного будет, хотя и совсем не такая, как у Зеллас. Протяни руку.
   - Я не согласилась!
   - Я понимаю, просто хочу показать.
   Лина неуверенно протянула руку, Кселлос положил ей на ладонь тёплый шершавый кристалл.
   - Сожми.
   Лина осторожно сомкнула пальцы. Потом подумала и сжала посильнее. Кселлос замерцал, как испорченная голограмма, то пропадая, то появляясь, в его ауре замелькали разноцветные искры. Лина испуганно отдёрнула руку, и кристалл упал на одеяло. Мазоку кивнул и подобрал его.
   - Видела?
   - Да уж... А как ты сам это ощущаешь?
   - Довольно болезненно, но я хотел, чтобы ты знала, как это выглядит. Если очень сильно сожмёшь, я могу умереть. И больше у тебя не будет надо мной НИКАКОЙ власти.
   Лина дёрнулась:
   - Ты бы хоть предупредил! И Зеллас тебя так контролирует? То есть, контори... ли... рировала?..
   Кселлос снова улыбнулся.
   - Нет, у неё все по-другому. Для неё это просто наручник, который меня к ней приковывал. Поэтому распоряжаться мной у тебя не выйдет. Более того, ты вообще через час забудешь, что кристалл при тебе, и на твои магические способности он никак не повлияет. Так что...
   Лина обхватила себя руками и помотала головой:
   - Но если кто-то захочет тебя убить, то нападут на меня, так?
   - Никто, кроме тебя и меня, не сможет отделить кристалл от твоего астрального тела. Собственной ауры у него нет, так что - если не орать об этом на каждом углу - никто даже не узнает, что он у тебя. И вообще, я тебе клянусь, что всё, связанное с этим предметом, будет моей головной болью, а не твоей, в конце концов, это моя жизнь от него зависит.
   Лина поёжилась.
   - Нет, Кселлос, извини, но это слишком большая ответственность. Я не хочу с этим связываться. Найди кого-нибудь поотзывчивее, - она подняла голову и встретилась глазами со спокойно-печальным взглядом мазоку. Кселлос покрутил камень в пальцах, полюбовался его сахарным блеском, несколько раз подбросил и поймал - молча. Потом снова прижал к основанию шеи, и кристалл исчез.
   - Мда, всё-таки надо было думать. Ну, я сам виноват. Значит, сам и расплачусь.
   - Ксел... может, вернуться, пока не поздно?..
   Мазоку коротко хохотнул:
   - Уже поздно! Ты себе не представляешь, что мне Зеллас-сама устроит! Да что я, вспомни, как ты сама из дому сбежала. Обратного пути нет, это уж точно. Но и прямого нет - мне больше некого об этом просить. Так что... я, пожалуй, не буду дожидаться, пока проклятье сработает. Прощай, - он подмигнул и встал.
   Лина вцепилась в одеяло. До неё только сейчас дошёл весь смысл...
   "Что?! Нет! Как? Прощай? В смысле, никогда?!! Нет, не прощай, то есть..."
   - Э-э-эй, Кселлос, погоди! Ну ладно, фиг с тобой, разжалобил, давай сюда свою блестяшку!
   - А-а, так моя жизнь для тебя всё-таки что-то значит! - Кселлос, страшно довольный, снова уселся рядом и извлёк кристалл.
   - Хочешь честно?
   - Конечно.
   - Я тоже люблю экспериментировать. Мне интересно, какой ты на самом деле.
   - Мне тоже.
   Лина приоткрыла рот, да так и застыла. Потом справилась с собой:
   - Мда, общих черт у нас, видимо, до фига.
   - И общих интересов. Можно начинать?
   - Ну да...
   Кселлос быстро расстегнул две верхних пуговицы на Лининой пижамной рубашке, поднёс кристалл и прижал его к коже. Потом убрал руку.
   - Всё.
   - Я ничего не почувствовала.
   - Так и надо.
   - А он не выпадет?..
   Кселлос только весело засмеялся.
   Лина осторожно улыбнулась:
   - Вообще, довольно символично, тебе не кажется?
   - Знаешь, Лина, в другое время я бы сказал, что символично до смешного. Но сейчас мне немножко не до символизма... Я совершенно не представляю, чем эта афера может обернуться. Знаешь, наверное, для нас обоих будет лучше притворяться, будто всё как обычно.
   - В другое время я бы сказала, что тебе только дай повод посекретничать. Но я это поддерживаю, а то ещё подумают чёрти что.
   - Ты всегда так боишься людской молвы...
   - Кселлос, пошёл на фиг из моей спальни.
   - Хорошо, хорошо. Спокойной ночи! - и мазоку нарочито медленно растворился в воздухе.
  
   Лина проснулась бодрая и сразу кинулась завтракать. Сегодня предстояла экскурсия по этому огромному и прекрасному городу, так что следовало как можно быстрее проглотить положенные калории и приступать.
   Когда волшебница уже приканчивала десерт, сверху спустился Гаури, задумчиво почёсывая в затылке. Лина ничтоже сумняшеся кинула в него переспелым экзотическим фруктом:
   - Что, неужели с утра пораньше извилина искривилась?
   Гаури - вот она, реакция мечника - поймал фрукт и моментально проглотил.
   - Доброе утро, Лина. Знаешь, кажется, я сейчас из окна видел Филию...
   - О-о, ты её даже помнишь! Ну что ж, ничего удивительного, если она здесь, ведь мы неподалёку от храма Карю-о, вернее, от его развалин. И какого Даркстара мы эту раскоряку там строили...
   - Ты думаешь, Филия живёт на развалинах? - не поверил Гаури и тут же поймал летящий в него торт-мороженое. - Нэ, Лина, я не хочу перебивать аппетит, кинь что-нибудь солёненькое...
   Спустившиеся к завтраку Зел и Амелия застали Гаури за исполнением причудливого языческого танца под аккомпанемент ритмичных глотательных звуков.
   - Камлаешь? - с пониманием спросил Зел, обходя мечника широким полукругом и присоединяясь к Лине за столом.
  
   Незадолго до полудня, вся компания, вырулив из-за угла, воткнулась в двух старых знакомых.
   - Филия! МИЛГАСИЯ!!
   - Лина-сан! О, да вы все здесь... Что вы тут делаете?
   - А вы?
   - О, мы пришли почтить память погибших храмовников Карю-о... - начала Филия, но голос её сорвался, и Милгасия быстро-быстро заткнул её носовым платком: - Лина-сан, вы могли бы догадаться.
   - Э-э?! Милгасия-сан, а вы-то тут причём? Это что, драконья солидарность?
   - Ну конечно, Лина-сан, все мы скорбим по усопшим сородичам, и наша обязанность в День Траура поддержать жрицу Карю-о при обряде возложения венков, и молиться вместе с нею Рюо-о-сама за покой их душ...
   - Погодите, погодите, но ведь они э-э... усопли совсем не здесь... - озадаченно нахмурилась Лина.
   - Лина, тебе дать носовой платок? - спросил Гаури, который как всегда недослышал. К счастью, Лина была увлечена разговором и не обратила внимания.
   - Ах, Лина-сан, но ведь не можем же мы оплакивать наших героев на кладбище Древних! Это будет просто позор...
   При этих словах Филия разрыдалась в голос, бормоча что-то про "маленького", "зелёненького" и "в пёрышках", на чём Лина поспешила проститься.
   Однако вечером того же дня Милгасия зашёл в гостиницу, где Рубаки уже отужинали и расползлись по разным углам холла переваривать дневные впечатления. Он высмотрел Лину и подсел к ней.
   - Добрый вечер. Простите, сегодня у нас разговор не получился, леди Уль Копт была сильно расстроена... А мне, тем не менее, нужно с вами побеседовать.
   - Так я вас слушаю...
   - Вы давно последний раз видели Джуушинкана?
   - Э-э... Кселлоса? Вчера... ОЙ! - Лина едва не подскочила на месте. А что же это было вчера? Это вообще было, или ей приснилось? Честно говоря, на сон больше похоже... Чёрт, вот попробовать бы сейчас вынуть кристалл, да при Милгасии нельзя...
   - Лина-сан, что-то случилось?
   - Э-э, нет-нет, всё хорошо. Я просто вспомнила, что не спросила у него кое о чём...
   - Ах, ну это, право, пустяки, он же на все вопросы отвечает одинаково, - улыбнулся старейшина.
   - Да, действительно! - радостно поддержала его Лина. "Ксо, я слишком неумело отмазываюсь. Ещё заподозрит что-нибудь... Ну, Кселлос, говоришь, твоя головная боль..."
   - Так значит, вы его вчера видели, - продолжал Милгасия.
   - Да, мельком. Ну, вы же знаете, как он: появился - исчез... А что, вы боитесь, что он испортит вам какой-то ритуал? - "Дура, надо ж было сказать, что уже сто лет его не видела... Ладно, постараюсь сменить тему".
   - О, и это тоже, но вообще... Лина-сан, а зачем он приходил?
   - К-как зачем? Что значит - зачем? Ну, просто приходил.
   - Но ведь Джуушинкан никогда не делает что-либо просто так, - рассудительно заметил дракон.
   - Разве? - Лина захлопала глазами. - Ну, тогда я не знаю... Он довольно часто приходит, так и вертится вокруг нас, можно сказать... Если у него и есть какие-то причины, то я о них ничего не знаю... - "О, Эль-сама, что же я несу?! Он не должен думать, что мы хорошо знакомы, а то... Интересно, то, что я сказала - это вообще правда или ложь?.. Ну, Кселлос, ну попадись ты мне, я тебе устрою весёлую жизнь за эту нервотрёпку!"
   - Оо, Лина-сан, после всего, что с вами произошло по его вине, вам следует быть более осмотрительной, наверняка, он снова попытается вас использовать.
   - Ах, право же... - начала было Лина тем же стилем, сощурившись в деланой улыбке, но оборвала себя: - Простите, Милгасия-сан, вы пришли наставлять меня, как общаться с мазоку? Или у вас всё-таки есть более интересные темы?
   - Ах, простите меня, Лина-сан, я вовсе не хотел показаться нравоучительным... Видите ли, дело в том, что ходят слухи... Боюсь, пока только слухи, точно ничего не известно, но тем не менее они заставляют насторожиться... Слухи о том, что Зерос сбежал от Бистмастер.
   Лина совершенно искренне разинула рот. "Вот это скооорость.... УЖЕ СЛУХИ!"
   - К-как? Куда сбежал?..
   - Ну, якобы он смог каким-то образом порвать связь со своей госпожой и попытался стать свободным... Конечно, от Джуушинкана чего угодно можно ожидать...
   - Попытался? - насторожилась Лина. - Ему не удалось?
   - Н-ну... Видите ли, никто точно не знает, когда именно это произошло, но ясно, что в последние несколько дней. Дело в том, что мазоку, порвавший такую связь через пару недель превращается в берсерка... А с его уровнем силы это может стать настоящей катастрофой для всего мира...
   - Б-берсерк? - Лина похолодела. "Так вот, что это за проклятье... Ну, Кселлос!.."
   - Поэтому я должен предостеречь вас, - невозмутимо продолжал дракон, - лучше не вступайте с ним в контакт, это может для вас трагически обернуться. И учтите, что это произойдёт не мгновенно, это постепенный процесс, и чем больше времени пройдёт с момента его бегства, тем опаснее он станет. Вы вчера не заметили ничего странного?
   - А? Нет-нет, совсем ничего.
   - Ну что ж, возможно, ваши почти приятельские отношения и уберегут вас, но я бы на это не рассчитывал. Да, и ещё учтите вот что: сами мазоку нервничают не меньше нашего, потому что на них он может напасть точно так же, как и на нас, и на людей. Сейчас все ищут его, чтобы уничтожить, пока это не стало слишком сложно.
   Лине очень захотелось крикнуть "Не пугайте меня так на ночь!", но она, конечно, сдержалась.
   - Но послушайте, Милгасия-сан, Кселлос ведь не идиот, он же и сам знает, что ему грозит. Наверняка он что-нибудь придумал!
   - Ах, как бы я хотел на это надеяться... Но никто не знает, при каких обстоятельствах он бежал. Возможно, это был необдуманный порыв, страсть к свободе... гордость взыграла, наконец.
   - Гордость? У Кселлоса? - недоверчиво переспросила Лина.
   - О, Лина-сан, что знаем мы о нём? - промелодекламировал Милгасия, и по лицу его было ёжику понятно, что вопрос риторический.
   "Видимо, ничего. А если и знаете, то не верите".
   Волшебница незаметно вздохнула.
   - Ну что ж, Милгасия-сан, я приняла вашу информацию к сведению, большое вам спасибо. Жаль, что мне нечего рассказать вам взамен.
   Милгасия мечтательно улыбнулся:
   - Я рад, что оказался вам полезен, после всего, что вы сделали для мира, - это большая честь.
   - Ой, ну что вы.... - потупилась Лина.
   Милгасия улыбнулся шире:
   - А вы повзрослели с нашей последней встречи.
   Лина удивлённо подняла голову, проследила взгляд дракона.... и с трудом сдержалась, чтобы не врезать ему промеж глаз. "Сделаю вид, что он имел в виду моё поведение", - подумала она, крепко стиснув зубы.
   - Спокойной ночи, Милгасия-сан, - как можно приветливее процедила волшебница и пошла к себе. "Извращенец старый!"
   А в комнате её уже ждали.
   - Кселлос, сволочь! - шёпотом заорала Лина, хватая мазоку за грудки. - Ты мог бы рассказать и поподробнее!
   - Что? О чём рассказать?
   - ОБО ВСЁМ! - Лина шваркнула его об стенку, к сожалению, обитую ковром. - Ты ведь снова меня используешь, да?!
   - Это тебе Милгасия хвост накрутил?
   - Какая разница!
   - Тише, Лина, я не хочу, чтобы меня здесь засекли.
   - Ну так убирайся!
   - Но...
   - Пошёл вон! - Лина занесла руку для вожделенного удара промеж глаз, но Кселлос удержал её.
   - Лина, прости пожалуйста, я понимаю твою злость, но я и сам не ожидал, что госпожа... да тфу! ...что Зеллас поднимет тревогу. Я думал, она будет это скрывать, но, похоже, она меня боится. Поэтому теперь за мной началась настоящая охота, я целый день только и занимался заметанием следов и поиском убежищ. И страшно устал. Так что, пожалуйста, давай поговорим спокойно.
   В порядке вещей, что такой тон Лину несколько обескуражил, и она поостыла.
   - Ну хорошо, - волшебница села на свою скатку, скрестив ноги. - И всё-таки, ты меня используешь?
   - Я не понимаю смысла этого вопроса, - Кселлос занял своё вчерашнее место на ковре. - Да, я использую тебя как хранилище для моего кристалла, но ведь это с твоего же согласия.
   Лина задумалась: вот так всегда, Милгасия говорил очень убедительно, но повторить она не может. Тем более, он ничегошеньки не знал. Что значит - использовать? Она и так уже делает для Кселлоса гораздо больше, чем один человек может сделать для другого. Тьфу, не человек. Тем более. И если даже считать, что Кселлос взвалил на неё все проблемы, сопряжённые с хранением тайны - всё равно, она сама на это пошла. Так что, Милгасия-сан, все ваши красивые речи...
   - Ну не знаю, - сдалась Лина. - Но мне всё это не нравится.
   Кселлос открыл глаза и глянул так, что Лина второй раз похолодела:
   - Драгоценная моя, ты думаешь, МНЕ это сильно в кайф? Ты думаешь, если бы у меня были менее нервотрёпные варианты, я бы ими не воспользовался? Меня совершенно не устраивает такой расклад, когда моя жизнь целиком и полностью зависит от твоей терпеливости. И как только появится возможность это изменить, я так и сделаю.
   - Ну, знаешь! - обиделась Лина. - Не так уж это и трудно, потерплю как-нибудь. Вообще-то мог бы и не показывать, что тебе это так неприятно.
   - Мне это неприятно не потому, что я прошу об этом тебя, а потому, что я вообще вынужден об этом просить.
   - Хорошо, хорошо. Блин, как вы все красиво говорите!..
   - Чем богаты, тем и рады, - пожал плечами Кселлос. - Ты хочешь ещё о чём-нибудь спросить?
   - Нет, вроде, только... Зря ты мне сразу не сказал, что это проклятье сделает... сделало бы тебя берсерком, а то...
   - Ха! Это тебе тоже Милгасия сказал?
   - Ну да... а что, на самом деле не так?
   - О-о, он, конечно, много знает, ему с его катаахтской колокольни далеко видно. Ишь ты, даже слово подобрал - берсерк! Ты его больше слушай, он тебе ещё лекцию по анатомии и физиологии мазоку прочтёт как-нибудь. Я слышал однажды, думал, узлом завяжусь от хохота, пришлось в астрал уйти, пока физическое тело не попортил. Нельзя всё так однозначно воспринимать. Подумай сама, Повелители совсем не идиоты, чтобы создавать себе такую дополнительную угрозу.
   - Ты же сам сказал, Зеллас тебя боится.
   - Сказал, но... я сам этого не понимаю. Ей-то с какой стати?..
   - А я вот, кажется, понимаю, - протянула Лина.
   - Мм?
   - Ну, я, когда маленькая была, играла в куклы. Ну, как все девочки играют. То какие-то приключения им устраивала, инсценировала книжки, то балы, интриги, то женила их... А однажды мне приснилось, что все мои куклы ожили, пришли ко мне и сказали всё, что они думают об этих играх... Я, когда проснулась, всех их раздарила, хотя сестра очень злилась.
   Кселлос поджал губы.
   - Мило. Ну что ж, спасибо за объяснение. Очень наглядно.
   Лине показалось, что он поёжился.
   - Ксел, всё нормально?
   - М? Да. Просто удивительно, что я сам РАНЬШЕ этого не понимал.
   - Хочешь сказать, я сделала опасения Зеллас обоснованными?
   - Пока не знаю. Ладно, мне всё же надо уходить.
   - Ты завтра придёшь?
   - Вряд ли, только если будет что-то важное тебе сообщить, или если у тебя возникнут серьёзные проблемы.
   - Ничего, справимся с проблемами. Ты появляйся иногда, держи меня в курсе...
   - Я думаю, если что-то ДЕЙСТВИТЕЛЬНО произойдёт, ты почувствуешь.
   - Мда? Ну-ну, - сказала Лина пустой комнате.
  
   Когда Лина утром наконец приплелась вниз, опоздав на завтрак, Амелия стояла на столе и убеждала Зела с Гаури пойти к развалинам храма, молиться за драконьи грешные души. Гаури честно отвечал, что всё равно не помнит слов ни одной молитвы, а Зел пытался воззвать к разуму и объяснить, что драконам там чужаки не нужны, но Молот Справедливости то и дело карал обоих...
   - Пойти к Храму? - переспросила Лина, вникая в суть спора. - А давайте сходим, посмотрим, что с нашей раскорякой стало. Да и Филия, наверно, нам порадуется...
   Парни повздыхали, постонали, но перечить Лине не посмели.
   На самом деле, волшебнице до лампочки была вся эта тризна на руинах, но, если уж Кселлос отказывается держать её в курсе, надо следить за развитием событий самостоятельно, даже если драконы всё видят в другом свете.
  
   А их были полчища. С высоты птичьего (нет, не драконьего, эти так высоко не забираются) полёта эта картина была сродни налёту саранчи на каменистое поле. Шум крыльев, хриплые писки, блестящая на суставах шкура, зловещий скрежет щебёнки под когтями. Лина старательно высматривала розовый бантик: траур - ничто, имидж - всё. Ближе к началу мероприятия драконы стали принимать человеческие формы, и теперь вид сверху мог быть перепутан с каким-нибудь спортивным соревнованием, и уже совсем не было возможности никого разглядеть. Впрочем, недолго мучилась старушка - их вскоре нашёл Милгасия. Лина немедленно выставила вперёд Амелию, которая с неизменным энтузиазмом начала излагать цель их визита и растопила сердце старейшины так, что он пару раз хлюпнул носом.
   Лина внимательно слушала разговоры во время церемонии. Создавалось ощущение, что это не поминки, а конкурс небылиц: кто выдумает про Кселлоса самую страшную чушь. Версию о берсерке обсасывали многие, но далеко не все. Одни считали, что Джуушинкан теперь пойдёт по стопам Вальгаава, другие искренне надеялись, что, запуганный драконами и сородичами, таинственный священник будет сидеть тише воды, ниже травы.
   - Ах, лишь бы он убирался из нашего мира! Не желаю видеть больше этого кровожадного монстра! - причитала какая-то светская львица преклонных годов.
   - Маменька, ты же никогда его и не видела, - одёргивал её симпатичный повеса, которому здесь было скучно и неуютно. - А про твои пробелы в памяти уже все слышали по двести раз, не позорься. По-моему, этому парню на нас всех глубоко наплевать.
   Его сосед рассеянно покивал, видимо, прислушиваясь к чему-то в астрале.
   "О-хо-хо... - подумала Лина. - Хорошо вам, ребята, а я даже предположить ничего не могу. Но, Даркстар побери, они уже ВСЕ об этом знают!"
   К ней подсел Зелгадис.
   - Лина, ты заметила, о чём тут толкуют?
   - Да, про Кселлоса. Мне вчера Милгасия долго проповеди читал на эту тему...
   Пришлось рассказать химере то, что накануне вещал старейшина, поскольку Лина твёрдо решила хранить в тайне своё участие в операции "Свободный Кселлос". Остальных её рассказ не интересовал: Гаури уже спал, а Амелия усердно молилась, не обращая внимание ни на что. "Сочувствую Цефеиду", - подумала рыжая.
   Внезапно все драконы замолчали и обернулись в сторону Рубак. Все-все, сколько их ни было в этом мрачном местечке. У Лины упало сердце: неужели кто-то всё-таки прознал?.. Она втянула голову в плечи, ожидая дальнейшего развития. Зел заозирался, потом вскочил:
   - Лина, обернись!
   Лина послушно обернулась и увидела троих странноватых парней, парящих у неё за спиной на высоте метров четырёх.
   "Хвала Цефеиду, это на них все уставились, а не на меня!"
   - Мальчики, вам чего? - спросила она, поднимаясь.
   Парни скривились:
   - Это ты, что ли, Лина Инварс? - спросил один из них с неприятным восточным акцентом.
   - Ну я, - Лина приготовилась услышать что угодно и не подать виду.
   - Прекрасно. А теперь давай нам кристалл.
   - ЧЁОО? Какой ещё кристалл? - переспросила Лина с видом "это наезд или повод для драки?".
   - Тот, что тебе дал Зерос.
   "Ну вот, эти мазоку уже всё знают. Где же твоя конспирация, Зэросу?.."
   - Нет уж хрен вам, а не мои амулеты! - взвилась волшебница, якобы неправильно поняв. Мазоку как-то неуверенно переглянулись.
   - Не амулеты, а кристалл. Знаешь, такой белый, блестящий.
   - Какой, в пень, кристалл?! Да вы вообще знаете, куда припёрлись со своими идиотскими требованиями?! Хотите немедленно поучаствовать в войне Падения трёх конкретных Монстров? Ну так я вам обеспечу! - Лина подняла руки, как для Рагна Блэйда, амулеты вспыхнули ярче солнечного света, и конкуренцию им составляли только глаза волшебницы.
   Мазоку переглянулись ещё неувереннее.
   - Хватит придуриваться... - начал один из них. - Мы знаем, что кристалл у тебя. Больше не у кого.
   - Меч холодной, чёрной пустоты...
   - Эй, эй! Не вздумай! Он нас сам послал!..
   - Не понимаю, о ком вы. Так, на чём я... А, освободи себя от небесных оков...
   - О Зеросе, конечно!
   - Харэ нести чушь, объединись с моей силой, стань частью моего тела...
   Мазоку ещё раз отчаянно переглянулись и исчезли. Лина повертела головой: не появились ли они где-нибудь сзади, потом отпустила начавшие клубиться в руках потоки.
   - Вот сволочи! Обязательно надо было на церемонии появляться! - прошипела Лина. - На нас и так тут косятся...
   - Лина-сан, вы ни в чём не виноваты, - подал голос Милгасия. - Сейчас у всех нервы на пределе, ничего страшного, мы продолжим ритуал.
   Лина вздохнула. "Нет, они врали. Зеросу некого посылать ко мне".
   После громкой части обряда Лина увидела, что Милгасия о чём-то беседует с Филией, то и дело кивая в её сторону. Волшебница уже собиралась подойти к ним, спросить, чему обязана, но старейшина сам направился к ней.
   - Лина-сан... О каком кристалле говорили эти Монстры?
   - Понятия не имею! У меня нет при себе никаких кристаллов, только мои амулеты.
   - Вы вчера сказали, что Джуушинкан, должно быть, что-нибудь придумал... так вот, леди Уль Копт предположила, что он мог дать кому-то некий артефакт, который раньше осуществлял его связь с Бистмастер. Уж не про этот ли кристалл они вас спрашивали?
   - Милгасия-сан, вы что-то такое путаное говорите, я ничего не понимаю. Не знаю, чего там насочиняла Филия, но у неё всегда была склонность выворачивать факты наизнанку, а сейчас она, к тому же, сильно расстроена. И вообще, почему это она сама со мной не говорит, если вы меня в чём-то подозреваете?
   - Именно потому, что она сильно расстроена, - с расстановкой ответил Милгасия, потом откланялся и скрылся в толпе.
   "Эге... - подумала Лина. - Так он меня заподозрил. И Филию он ко мне не подпустит, потому что она - мой союзник, и не сможет надавить на меня должным образом, чтобы я раскололась. Мда, Милгасия не дурак. Надеюсь, Кселлос умнее. А я предпочитаю побыть пешкой - пока. Надо по утрам тренироваться наивно хлопать ресничками".
  
   Милгасия давал ей время подумать. Однако уже после обеда в гостинице объявились три молодых дракона в храмовой одежде со знаками Цефеида и Сейрюу-о.
   - Лина-сан, нас прислал старейшина Храма Водяного Дракона. Он спрашивает, не хотите ли вы исповедаться.
   - ЧЕГОООО??!?!
   - Видите ли, старейшина полагает, что в вашем сердце сгустилась тьма, что застит вам глаза, и вы перестали видеть истину, и Свет потерял для вас своё значение. В таких случаях рекомендуется исповедаться, чтобы не пасть во тьму.
   Лина выразительно постучала по своему лбу, а потом по деревянным перилам:
   - Передайте своему старейшине, что подобные речи подействуют на меня в последнюю очередь.
   - Но вы творите зло! - воскликнул самый молодой и, видимо, самый фанатичный из жрецов. - Неужели вы не хотите снять с себя грех?!
   - Или хотя бы ответственность, - смягчил его старший товарищ.
   - Вот что, ребятки, - Лина скрестила руки на груди. - Вашего старейшину неправильно проинформировали. У меня нету того, что он хочет получить. Так что оставьте все эти разговоры о грехе для того, кто действительно в этом замешан.
   - Так значит, вы отрекаетесь от помощи? Но это означает, что вы перешли на сторону Мазоку.
   - Это ни сюся не означает. И я не имею никакого отношения к Мазоку. Оставьте меня в покое!
   Драконы кивнули и удалились, а Лина ещё несколько минут стояла внизу гостиничной парадной лестницы, опершись о деревянные перила и покусывая амулет на левом запястье.
   "Что-то они уж больно уверены в своей правоте... Те мазоку только предполагали, а дракончики будто бы знают точно... Хотя, возможно, Милгасия так им это представил, надеясь, что они меня убедят, если сами будут уверены. Хм, снять ответственность... Фишка-то в том, что ответственности на мне нет. Я вообще могу не знать, что значит для Кселлоса этот камешек. Кстаааати.... А зачем он вообще мне рассказал о его важности? Надо будет поинтересоваться, а то это как-то на него не похоже. Может, в чём-то Милгасия и прав - необдуманный порыв. Ох, необдуманный... Нет, стоп. Я вру сама себе. На мне есть ответственность - это ответственность за жизнь Кселлоса. Ведь я согласилась на всю эту байду только потому, что мне дорога его жизнь. Хотя тогда это всё, конечно, было в таком розовом свете... Ксо, интересно было бы знать, о чём он сам думает!"
   Но на этом события дня себя не исчерпали. Ближе к вечеру Лина вышла прогуляться и полакомиться восточными сладостями, да залюбовалась необычными местными зданиями, каскадами ручьёв и тому подобной лабудой... Возвращалась она уже в темноте, с трудом находя дорогу в паутине тонюсеньких чёрных улочек города, под завязку набитых торговцами, фокусниками и гадалками. Кто-то схватил её за подол плаща - чёрная скрюченная старуха, пахнущая рыбой и эвкалиптовым маслом.
   - Дэвочка, садис погадаю, у тэби велыкая бэда впэрэди, позолоти ручку, расскажу, как избежать.
   - Эй, мамаша, пусти-ка! - дёрнулась Лина. - Я и сама про себя всё знаю, не твоё это дело.
   - Нэ, дэвочка, нэ ври старухэ, ты сэгодни уже бэз того много врала. Я нычего нэ заставлю, расскажу только, а ты уж сама рэшай, я в твою жизнь нэ полэзу.
   Лина поняла, что соблазняется. Старуха по крайней мере хорошо понимает, чего Лина терпеть не может, а значит, вряд ли совсем уж шарлатанка. Кошелёк всё ещё тяжёл, а спешить некуда, так что...
   - Ну хорошо, - Лина аккуратно присела на корточки, брезгливо подоткнув плащ, чтобы не возить им по заплёванной мостовой. - Рассказывай.
   Старуха извлекла мешочек и стала тянуть из него непонятной формы засаленные фишки, раскладывая их на земле в каком-то одной ей известном порядке.
   - Ложь вокруг тэби, дэвочка. И в тэби, и рядом, и над тобой - в нэби, и под тобой - в зэмли. Но главная ложь внутры тэби, та, что ходыт за тобой. Да нэ во лжи бэда, ты её нэ боиса, она тэби бэрэжёт и прячет. Ты боиса сдатса. Вот скажешь завтра: "Умываю рукы!" - всу жизн пылакаты будэшь. Горико будэшь пылакаты, сожалеты! - по мере изложения старуха распалялась всё сильнее, говорила громче и вдохновеннее, отчего её акцент всё возрастал. Последние слова она почти выкрикнула: - И ты дэлай так, как тэби хочетса, нэ важно, что сыкажут! Ныкакых комыпырамысусов!
   Лина отшатнулась от зловонной старухи и, бросив деньги ей в подол, зарысила прочь.
   "Чокнутая она какая-то. Ничего я не поняла, орёт, как резаная, но так коряво..."
   Поворот, ещё поворот - вон уже и гостиница. Но тут перед Линой вырос силуэт какого-то громилы. Лина сделала шаг назад и увидела второго такого же. Они стояли, перегородив широкими плечами узкую улочку.
   - Эй, парни, дайте пройти.
   Молчание было ей ответом.
   - Отодвиньтесь, говорю, а то хуже будет! - пригрозила бандитоубийца.
   Стоящий справа издал невнятный хмык, похожий на смех.
   - О, источник нашей силы... - пробормотала Лина. "Что-то не так с этими парнями" - мелькнула несвоевременная мысль.
   - Файерболл!
   Ноль эмоций. Теперь уже оба парня ухмылялись, будто бы не в них только что засветили кубометром чистой фракции огня.
   "Блин, да что не так с этими хулиганами?!" И тут до Лины дошло: ночь, город, тёмный переулок - бандиты должны тут развлекаться с пьяных глаз. А перегаром-то не пахнет... Вряд ли они маги, но раз выдерживают файерболл, не моргнув - значит, обладают какой-то силой.... Драконы. "О, Боже. Драконы решили устроить мне тёмную". Лина вспомнила, как Филия проверяла её способности - Драгон Слэйва недостаточно... Надо драпать. Рыжая развернулась, чтобы уносить ноги, но за её спиной уже стояли ещё двое таких же парней. "КСО! Надо читать Рагна Блэйд..."
   Лина быстро подняла руки и начала бормотать, но тут все четверо выхватили катаны и - как в ритуальном танце - одновременно шагнули по кругу, в результате чего Линина шея оказалась в кольце из четырёх клинков. Волшебница с трудом удержалась, чтобы не сглотнуть.
   - Ну вот что, ведьмочка, - ласково проговорил один. - Либо ты немедленно отдаёшь нам чёртов кристалл, либо поутру местные власти найдут твой обезглавленный труп.
   "ЧТО?! Вот так вот, с первой же попытки забрать у Лины Инверс то, что она не собирается отдавать?! Нет уж, фигушки, не на ту напали".
   - У меня нет никакого кристалла, - задиристо начала Лина. - Проваливайте отсюда обратно в свой террариум.
   Клинки сблизились.
   - Поумерь свой пыл, мочалка!
   - И выбирай выражения!
   "Хм, а парни-то, видать, из благородных. Настоящий хулиган сказал бы "фильтруй базар", - отметила Лина. - Так, заморозить всех четверых одновременно я не смогу. Огонь на них не действует. На астральные заклинания времени не хватит... Когда ситуация очень сложная, надо действовать максимально просто..."
   - Лайтинг! - звонко воскликнула волшебница, одновременно зажмуриваясь. Драконы отшатнулись. - Рэй Винг!
   Лина едва успела подняться над головами временно ослепших чешуйчатых, как под её ногами пронёсся магический ветер, скрывший мостовую, а когда он кончился, драконы лежали навзничь в луже собственной крови. Лина похолодела до состояния ледышки.
   "Кто? Кто это сделал?"
   - Лина, что с тобой, вида крови испугалась? - прозвучал над ухом вкрадчивый голос.
   - КСЕЛЛОС! О Господи!.. Да нет, я не испугалась, просто... Ты их убил?
   - Фхе, ну, а что, по-твоему, я должен был сделать, если...
   - Нет-нет, всё в порядке. Это я так... От неожиданности.
   - А-а. Что ж, в таком случае - тебе обязательно тут висеть, или, может, в гостиницу спать пойдёшь?
   - А? Да, сейчас пойду. Кселлос... а ты за мной следишь, что ли?
   - К сожалению, я не могу за тобой следить, меня заметят. Но иногда поглядываю.
   - К сожалению?!
   - Конечно. Если бы я мог быть рядом всё время, ты бы этих ребят даже не увидела. Не красней, ты знаешь, почему я так говорю.
   - КСЕЛ! Я не краснею. И вообще оставь свои комменратии при себе.
   - С удовольствием, - широко улыбнулся мазоку. Лина неохотно направила свой прозрачный пузырь в сторону гостиницы.
   - Ксел, как ты думаешь, они ещё попытаются на меня напасть?
   - Думаю, да.
   - Слушай, ты в следующий раз... может, не надо их убивать, может просто усыпить или вырубить?..
   - Хм. Заботишься о жизнях своих врагов? Не похоже на тебя.
   - Они мне не враги.
   - Это ты так думаешь.
   - Ксо! Но почему... Им-то зачем кристалл? Убить тебя?
   - Или убить, - задумчиво проговорил Кселлос тоном, каким выбирают один из ста шестидесяти сортов дорогого вина в хорошем ресторане. - Или вернуть кристалл Зеллас-сама. Или попытаться самостоятельно меня использовать. Послушай, Лина. Я ведь не прошу тебя за меня думать. Твоё дело отвечать на все вопросы "я не знаю" и, если кто-то на тебя нападёт, тянуть время, пока я не появлюсь. И не надо делать такое скорбное лицо, а то я поддамся на соблазн отведать твои эмоции.
   Они парили над улицей в паре метров от земли. Кселлос - просто так, а Лина - внутри розовато-прозрачного Рэй Винга.
   - Нет, ты не прав, - наконец ответила Лина. - Я не могу тупо функционировать, не обращая ни на что внимания. Если бы я, как ты говоришь, не думала за тебя, я бы ни за что не согласилась хранить твой кристалл, - "Правильная формулировка не такая, но мне ведь совершенно незачем говорить ему правильную. Ещё чего!"
   - Я не понимаю твоей логики.
   - Хммм... Ну, например. Эти драконы такие самоуверенные. Как будто для них уже всё очевидно. А я продолжаю, как дура, отрицать очевидное...
   - И правильно делаешь. Ничто не очевидно, пока я или ты не скажем об этом вслух. А если они будут знать достоверно, то нам обоим не посчастливится.
   - Ты никому не говорил?
   - Нет, никому. И не скажу ни за что.
   - Ну хорошо. Но меня раздражает, что я всё узнаю в последнюю очередь - может, тебя уже и в живых нету, а я всё ещё тебя покрываю.
   - Я уже говорил, что в таком случае ты, скорее всего, почувствуешь.
   - Мне недостаточно "скорее всего".
   Кселлос снова одарил её своим фирменным леденящим взглядом и уже собирался что-то сказать, но Лина быстро перебила:
   - Не начинай! Я знаю, что тебе паршиво, и трудно, и опасно и всё такое, а тут ещё и я занудствую... Но я не требую каких-то супердоказательств. Просто появляйся в течение дня иногда, раз уж ты за мной следишь всё равно. И предупреждай, если кто-то до чего-нибудь ещё докопается.
   Кселлос поджал губы.
   - В принципе, я могу оформить постоянный контакт, чтобы мы могли разговаривать в астрале.
   - Так почему ж ты до сих пор этого не сделал?!
   - Во-первых, нас смогут подслушать.
   - Значит надо осторожнее выражаться.
   - Во-вторых, я не понимаю, зачем тебе это нужно.
   - Всё ещё не понимаешь?! Ладно, щас буду объяснять. Так, что в-третьих?
   - Э-э... Это секрет.
   - Тьфу!
   - Лина, спустись на землю и войди в гостиницу, как человек. Когда поднимешься к себе, я буду ждать.
   - Ладно.
  
   Через часок, плотно поужинав, Лина поднялась к себе. В комнате было темно и тихо - никаких признаков Кселлоса. Гамма её чувств протянулась между злостью и тревогой: "Какого Даркстара его тут нет?! А вдруг что случилось?.."
   Внезапно в углу вспыхнули два сиреневых глаза:
   - Не зажигай свет! - услышала она глухой шёпот.
   - В чём дело? - испуганно откликнулась Лина, инстинктивно становясь на четвереньки. Судя по уровню, на котором находились глаза, Кселлос пригнулся совсем низко к полу.
   - Всё обернулось совсем плохо, - послышался шёпот из угла. - Отдай мне кристалл.
   - СПЯТИЛ?!
   - Ненадолго, чтобы я им показал, что он не у тебя. Иначе ты в большой опасности.
   - Ох... Ну ладно, - Лина запустила руку за воротник футболки. И вообще-то страшно неудобная поза, а при том что воротник высокий и узкий... Но не снизу же соваться - к основанию шеи! Это уже неприлично, ведь Кселлос прекрасно видит в темноте. "Страшная смерть - удушиться воротом собственной футболки, - подумала Лина. - Интересно, а что вообще надо сделать, чтобы вынуть кристалл?.."
   - Ксо, подожди, я зайду в ванную, а то никак достать не могу, - пробормотала она, подползая на четвереньках к двери. Только она в темноте перепутала, и открыла дверь в ярко освещённый коридор. Дорожка света моментально пролегла по ковру в тот самый угол, где светились две сиреневые миндалины и...
   - ЭЭЭЙ!!! Это ещё что?! Лайтинг! - Лина встала на ноги и нависла над жирным чёрным котом, который явно мечтал провалиться сквозь землю.
   - Я э-э... простите... - пробормотал кот и был схвачен за шкирку. - Ддддайнаст назначил наггграду...
   - Ах вооот оно что! Так значит, теперь каждая неленивая тварь... АААЙ!
   В мгновение ока кот в её руке вспыхнул седым пламенем и обратился в облачко пепла, тут же растаявшее в воздухе.
   - Тех, кто знает правду, нельзя выпускать живыми, - сказал Кселлос, закрывая дверь. - Извини, что задержался, были проблемы.
   Лина медленно осела на пол.
   - Это что теперь, так и будет? - спросила она неверным голосом.
   - Как так?
   - Неважно, - сказала Лина после недолгого молчания.
   - Ты хотела мне что-то объяснить.
   - Ага, да, хотела! Понимаешь, когда я говорю с тобой, я хочу быть уверенной, что говорю именно с тобой, а не с какой-нибудь хвостатой тварью! Кстати, ты мог мне руку обжечь.
   - Не мог. Моя магия, в отличие от твоей, направлена не в пространство, а на объект. Ну хорошо, допустим, ты меня уговорила. Такое действительно не должно повториться. Щас всё будет.
   Кселлос как-то тоскливо вздохнул и занялся каналом связи.
   После небольшой тренировки Лина с лёгкостью смогла пользоваться новым оборудованием в голове, чему была несказанно рада. Впрочем, когда Кселлос немного злобно поинтересовался, чем он заслужил такой шквал положительный эмоций, Лина ответила, что, во-первых, это уменьшит вероятность недопонимания, во-вторых, теперь она точно узнает, если с ним что-то случится, а в-третьих - это секрет. Мазоку поскрежетал зубами, не переставая весело щуриться.
   - Лина, откуда такая самоотверженность? Что случится с тобой тебя, кажется, совсем не интересует.
   - Моя жизнь - это моё дело, я сама выбираю себе обязательства. А ты на меня полагаешься, значит, я должна оправдывать твоё доверие.
   Кселлос открыл рот... и закрыл рот. Потом снова открыл:
   - Ты не должна. Я не могу этого требовать.
   - Ты тут ни при чём. Это дело чести.
   - У меня нет чести, - фальшиво усмехнулся мазоку.
   - Ты хотел сказать "не было"? - поправила Лина. - Когда ты последний раз проверял её наличие?
   Кселлос помолчал, потом спросил, сильно снизив тон:
   - Ты пытаешься таким способом привить мне гордость?
   - Нет, я пытаюсь таким способом выяснить, кто ты такой.
   Кселлос вытянулся по стойке "смирно", закатил глаза и изменённым голосом пролаял:
   - Сын своего народа!!!
   Лина покатилась со смеху.
  
   - Ну хорошо, сын. А где тебя носило пока этот котяра морочил мне голову?
   - Да, понимаешь ли, Дайнаст развернул целую кампанию по поиску кристалла. Нашедшему причитается какой-то там артефакт невероятной мощности. Так что теперь везде рыщут кладоискатели, и мне приходится их отваживать отсюда. А самых умных - стирать в порошок.
   - Естественный отбор, значит.
   - Ага. Но вообще Дайнаст сейчас - самый опасный претендент на кристалл.
   - Это ещё в чём-то выражается, кроме поисков?
   - Да. Видишь ли, в отличие от драконов и других мазоку, Дайнаст не хочет меня убить. Я ему нужен живым...
   - И это самое опасное?
   - Конечно. Ведь унизительная пытка страшнее смерти.
   - Кселлос! Чтоб тебя! На ночь-то...
   - Прости. Но тебе-то ничего не будет, уж это я обеспечу.
   - Это я и сама обеспечу, - протянула Лина. - В конце концов, я не беспомощное дитя. Ты мне вот что скажи... Ты видишь вообще хоть какой-нибудь выход из этой ситуации?
   - То есть?
   - Ну вот пройдут эти грёбаные тринадцать дней. И что дальше? Ничего ведь не изменится, охота будет продолжаться.
   - Как это ни глупо, но я стараюсь не думать о будущем. И не вижу никакого выхода. Так что, если тебе совсем надоест, просто вернёшь мне кристалл. Я не вижу цели, к которой надо стремиться. Ни во времени, ни в пространстве.
   - То есть, цели в жизни? Но ведь её никто не знает.
   - Как это?
   - Ну... люди живут, не зная, зачем. Просто так. Потому что живётся.
   - Да-да, я об этом читал, и не раз, и не только читал. И всё равно не верил. Ну как можно выполнять бесцельное действие?!
   Лина потянулась и сладко зевнула.
   - Ну, если тебе не нравится жить просто так, разрешаю пожить ради меня, всё равно так получается...
   Мазоку ухмыльнулся и бросил на неё быстрый взгляд из-под чёлки.
   - Ты смотри, а то ещё поймаю на слове.
   - Да хоть на целом предложении. Особенно если ты немедленно выметешься и дашь мне переодеться. Спать хочу страшно.
   - О! Ну, приятных сновидений. Я исчез.
   - Издев... Да, действительно исчез.
  
   Но недолго музыка играла, недолго фраер загорал. Стоило Лине как следует расслабиться и распластаться под одеялом, тут же колдовским образом распахнулось окно, засвистел ветер, сгустилась тьма, и чьи-то руки поволокли обалдевшую волшебницу прочь.
  
   Тёмная гулкая зала была полна разнокалиберных монстров. Двое, похожие на черепах из металла с пенопластом, держали Лину за руки и за ноги, отчего она почувствовала себя немного морской звездой.
   "Вот придурки, - сонно подумала она, - ведь если они порвут меня на кусочки, каждый регенерирует до целого, и в мире станет сразу несколько меня..."
   С другого конца зала начали раздаваться гулкие шаги. Они медленно и ритмично приближались, становясь всё громче и громче...
   "Бедный актёришко, - Лина великодушно пожалела обладателя тяжёлых ботинок, - это он, видимо, хочет нагнести атмосферу. Никогда, несчастный, не слышал про метод минимализма..."
   Впрочем, нельзя было не отметить, что Дайнаст на славу постарался обставить всё как можно противнее: в зале было темно, холодно, сыро, душно, людно и так смердело имбирём, что нос просто отказывался это вдыхать.
   В конце концов Дайнаст-таки подошёл.
   - Вы наверняка догадываетесь, почему я был вынужден искать встречи с вами в такой поздний час, - мягко начал он, и у Лины появилось острое желание плюнуть ему в бледную рожу.
   - Понятия не имею. И учтите, что я сейчас засну прямо тут, так что давайте побыстрее и поконкретнее, - пробубнила она.
   - Я бы на твоём месте не был так самоуверен, - оскорбился Ха-о.
   - А ты на своём не будь, - парировала Лина. На самом деле, спать ей уже, конечно, ни капли не хотелось, да и вся самоуверенность существовала только на уровне мимики. Внутренний голос волшебницы орал благим матом, а астральное тело металось и рвалось из клешней дайнастовских чудищ - прочь, на волю, к... Кселлосу? "Тянуть время, пока я не появлюсь"? Чем и заняты, собственно... Только вот Дайнаст - это вам не четверо молодых балбесов. Так что не одним Кселлосом... А может, даже ни одним...
   - Что ж, если тебе нужна конкретика, то пожалуйста. Давай сюда кристалл. "Сердце" Зероса Джуушинкана. Мне доподлинно известно, что оно у тебя. Отдавай по-хорошему и спи в своё удовольствие.
   - Доподлинно? - Лина приподняла бровь. - Боюсь, вам кто-то наврал.
   - О нет. Мой информатор, кажется, вовсе лишён способности врать. Она подслушала твой разговор с Зеросом, не так ли, Филия-сан?
   Пока Лина ловила челюсть, Дайнаст сделал шаг в сторону, и за его спиной обнаружилась сама Филия, очень понурая и несчастная, впрочем, как всегда.
   - Фи... Фи... ФИЛИЯ?!?!?!!! Какого Даркстара?! Что ты тут делаешь??!!!!
   При упоминании Дуградигдо драконица вздрогнула, но голос её звучал уверенно и с "вызовом". С наездом, то бишь:
   - Да, я всё слышала, Лина-сан, когда вы возвращались в гостиницу. Вы сказали "Если бы я, как ты говоришь, не думала за тебя, я бы ни за что не согласилась хранить твой кристалл". А значит, кристалл у вас.
   Лина ненадолго впала в остекленение. "Права была старая ведьма, ложь сейчас на моей стороне, а вот правда..."
   - О... Очень занимательно. Никогда бы не подумала, что меня будут с таким пылом цитировать наизусть, - пробормотала волшебница. - Филия, а с какой, собственно, радости ты разглагольствуешь на эту тему при ДАЙНАСТЕ? - что поделаешь, на Лину внезапно напал приступ полного огаурения мозгов, когда любой злой умысел начинаешь воспринимать просто как глупость...
   - Это, Лина-сан, моя месть за смерть тех драконов! Один из них был моим троюродным... внучатым... - остальное потонуло в рыданиях.
   Лина остекленела окончательно. "Вот уж не знаешь, где найдёшь, где потеряешь..."
   - Проклятье, Филия!! Они же сами на меня напали!
   - Оправдываться поздно, - властно перебил Дайнаст. - Отдавай кристалл.
   - Хренушки я тебе чего отдам! Только через мой труп! Но тогда ты уже точно ни финты не получишь!
   - Это ещё почему? - усмехнулся Ха-о.
   - Почему?! А где кристалл Рашарта, а? Рашарт не умер оттого, что умер Гаав! И где сейчас его кристалл - никому не известно!
   Настала очередь Дайнаста стекленеть.
   - Э-э... Да кому он нужен был, этот Рашарт?! Наверняка, если поискать, и его кристалл найдётся. Только он меня не интересовал.
   - А я, значит, интересую, - зазвучал за спиной Ха-о весёлый голос, и Лина с облегчением отметила, что её нервы восприняли его, как бальзам на раны. - Позвольте осведомиться, в чём же разница?
   - А что, Зерос? Запахло жареным, нэ? - довольно улыбнулся Дайнаст. - Пришёл проконтролировать свой сейф?
   Лина утробно зарычала.
   - О, Ха-о-сама, я всегда восхищался метафоричностью вашей речи. Но раз уж вы нынче на высоте, то не изволите ли великодушно прояснить мне, недостойному, чему я обязан высочайшим вниманием?
   - А ты неужели сам не догадываешься? - улыбка Дайнаста стала шире. Видимо, он не очень любил сам излагать свои планы.
   - Не спорю, у меня есть несколько соображений, - протянул Таинственный Священник. - Но в них есть существенный недостаток. На протяжении всех этих лет вы могли совершенно свободно выкрасть либо отобрать мой кристалл у Зеллас-сама. Тем не менее, о ту пору внимания с вашей стороны ко мне не было никакого. Что изменилось?
   Улыбка Дайнаста сползла набок, заметив это, он подбоченился - для симметрии.
   - А всё очень просто. Пока ты подчинялся Зеллас - беспрекословно - она контролировала тебя. А я - её. Поскольку я сильнее неё, а с гордостью у Джуу-о напряги, то в результате я использовал тебя, как хотел. Впрочем, ты об этом не знал, потому как никогда не спрашивал её о причинах, да она и не сказала бы. Ну а теперь, - Ха-о сделал широкий жест в сторону Лины, - у меня нет над тобой власти. А привычка, знаешь ли, вторая натура. Так что давай-ка мне свой кристалл, где бы он ни был, иначе твоей рыжей стерве будет очень больно.
   Лина пристально всматривалась в лицо Кселлоса, не претерпевшее ни малейших изменений во время тирады Дайнаста. "Эх, мне бы такую выдержку... Блин, надо отсюда как-то выбираться, а то мне что-то не кажется, что этот хлам снова захочет служить". Лина глянула туда, где до сих пор стояла Филия, и обнаружила, что та уже некоторое время не стоит, а лежит - в обмороке. "Хм, хорошо устроилась, я тоже так хочу!"
   Лина шумно вдохнула и очень натурально изобразила подкосившиеся колени - насколько это было возможно в положении морской звезды. Дайнаст и Кселлос обернулись на звук.
   - Ах, как патетично! - изошёл желчью Ха-о. - Она у тебя всегда такая?
   - О, сущие мелочи, - отмахнулся Священник. - Секунду, я её приведу в чувства.
   Он тут же оказался прямо около Лины, приложил пальцы к её вискам и... телепортировался. Вместе с Линой, естественно.
  
   Кселлос не соврал - оказавшись в безопасности, Лина тут же прекратила притворяться.
   - Ой, а где это мы?
   - В Храме Дракона Земли. Нравится?
   Лина недоумённо уставилась на мазоку.
   - А почему мы здесь?
   - Здесь безопасно. Я договорился с драконами, что они приютят тебя. Дайнаст сюда не сунется, потому что это будет означать новую войну.
   - Они знают, в чём дело?
   - Да. Местный старейшина достаточно умён, чтобы не искать личной выгоды в этой ситуации.
   - И... как долго мне тут сидеть?
   - Пока не знаю. Возможно, мне удастся как-нибудь договориться с Ха-о-сама, чтобы нам обоим было выгодно. Но я ничего не обещаю.
   - Ладно, надеюсь, всё обойдётся. Проклятье, я же в пижаме!!
   - Ну, попроси у драконов какую-нибудь одежду. Они не слишком разговорчивые, но послушные. Так что, счастливо оставаться.
   - Эй, а ты куда?!
   - Я буду прятаться в Храме Дракона Неба, всё-таки лучше не привлекать всё внимание сюда.
   - Ксел... Как ты относишься к тому, что говорил Дайнаст?
   Мазоку недовольно повёл плечами:
   - Ты пытаешься меня вынудить плакаться тебе в жилетку?
   - Нет, ведь у меня нет жилетки... Да и в твоей способности плакаться я сильно сомневаюсь...
   - Вот и давай не будем об этом.
   - Ну, как хочешь, - Лина повернулась к нему спиной и не глядя помахала ручкой: - Счастливо перепрятаться.
   - То, что он поведал, меня удивило и опечалило. Ошеломило, можно сказать. Хуже всего, что он, похоже, не врёт.
   - Почему ты так думаешь? - "Хе, это он сам хочет мне в жилетку поплакаться", - мысленно улыбнулась она.
   - Потому что мне нечего возразить.
   - Но и подтвердить нечем?
   - Нечем.
   - Значит, ты просто ищешь способ унизить Зеллас в своих глазах, чтобы перестать от неё зависеть.
   - ЧТО?!!!
   - Что слышал. И не выпучивайся. Ну подумай сам, ты ведь всю жизнь её, фактически, боготворил, я права? А теперь тебе нужно забыть о ней. Вот ты и веришь всему, что хоть немного её порочит, что уменьшает её авторитет.
   - Лина... А можно узнать, зачем ты мне всё это говоришь? Ты хочешь, чтобы я и дальше от неё зависел?
   - Нет, - волшебница опустила голову. "Сказать - не сказать? Сказать - не сказать? Эх, ромашки нету! Ладно, скажу, Шабранигдо с ним!" - Просто я не хочу, чтобы ты такое потом проделал и со мной, если каким-то чудом перестанешь от меня зависеть.
   - Лина.... ну ты.... сравнила...!
   - Похожа свинья на коня, нэ? Это хорошо, что ты так думаешь. Это очень хорошо. Я почти счастлива. Так что иди отсюда поскорее, пока тебе дурно не стало, - жизнерадостно заключила волшебница.
   - Да, пожалуй, - пробормотал вконец обалдевший Кселлос и исчез.
   Лина ещё немного постояла, корча ему вслед кривые рожи. Вовсе она не была счастлива. В голове вертелась уже ставшая привычной мысль:
   "Я соврала или нет? Чего я вообще ему такого наговорила? Откуда это взялось? Я никогда ни о чём подобном не думала... И зачем я затеяла этот разговор? Похоже, мне просто нравится выслушивать его откровенности. Интересно, какой ценой они ему даются. Подозреваю, что большой и кровавой. Значит, мне нравится его мучить? Зашибись. Лина Инверс - величайшая садистка всех времён и народов. Почему бы и нет, почему бы и нет, почему... И всё-таки, я соврала? Ложь - на моей стороне, так что лучше считать, что соврала. Значит, на самом деле, я хочу быть для него как Зеллас? Пожалуй, всё-таки нет. Так чего же, блин, я хочу?!"
   В этот момент дверь залы, в которой она стояла, открылась, и внутрь проникло несколько драконов разного возраста.
   - Здравствуйте, Лина-сан, - начал один. - Простите, что заставили вас ждать, но Джуушинкан велел не входить, пока он не уйдёт...
   "Велел? Ого!"
   - Ничего-ничего, - Лина попыталась вежливо улыбнуться, но получился у неё деформнутый оскал.
   - Лина-сан, вы хотите сейчас поговорить со Старейшиной или сначала поужинать?
   - А можно сначала поспать? - слабым голосом отозвалась волшебница, у которой ноги уже безо всякого притворства подкашивались от усталости.
   - О, да, конечно-конечно! - драконы зашевелились, расступились, и один из них попросил Лину следовать за ним в спальню.
   "Здорово Ксел им хвосты накрутил!" - подумала волшебница, засыпая на ходу.
   Дракон, котрому на вид было лет двадцать, привёл Лину в комнату и начал показывать всякие удобства, типа умывальника, колокольчика, если что понадобится, занавесил шторы, объяснив, что окна на восток, потом начал что-то бормотать про распорядок дня в храме. Лина несколько раз пыталась его послать намёками разной прозрачности, но дракон не уходил.
   - Послушайте, ну чего вы от меня хотите? - прогундосила Лина, сидя на кровати.
   - Почти ничего. Скажите, зачем вы это делаете?
   - Что делаю? - Лина стала соображать, не крутит ли она что-нибудь в руках, к тому не предназначенное.
   - Храните Его кристалл?
   Нет, ей не послышалось, это действительно было "Его" с большой буквы Е...
   Лина незаметно икнула.
   - По причинам личной привязанности. Устроит? - "Только бы уж он отвязался поскорее, спать же хочется!.."
   - Личной привязанности к мазоку? - выдохнул дракон. - По-вашему, он этого заслуживает?
   - Надеюсь. Вообще-то, я просто хотела дать ему шанс... - "О Эль-сама! Как же мне надоело рефлексировать!!!"
   Дракон присел рядом с ней на кровать.
   - Лина-сан... я слышал о том, как вы победили Фибриззо и Даркстара... не сочтите за грубость, но вы мне очень нравитесь. Я просто восхищаюсь вами. Поэтому я не могу всё так оставить...
   Лина потратила столько сил на ловлю челюсти, что покраснеть уже не смогла.
   - Чего вы не можете оставить?
   - Дело в том, что драконы в этом храме, - он понизил голос, - на самом деле вовсе не собираются покрывать ни вас, ни Джуушинкана. Они только сделали вид, будто согласны, но на самом деле все вокруг хотят заполучить кристалл любой ценой. Поэтому я и не ухожу из вашей комнаты, ведь когда я уйду, зайдут другие...
   - А... драконы неба - они тоже обманывают?..
   - Да. Наши старейшины в сговоре. Они убьют Джуушинкана, как только он расслабится.
   - КСО!!! О Эль-сама, ну как это можно, когда все вокруг враги?!
   "И в тэби, и рядом, и над тобой - в нэби, и под тобой - в зэмли". "Ну и что мне дало это гадание? Сколько ни знай наперёд, ничего не изменишь... Надо немедлнно предупредить Кселлоса".
   - Ксел!
   - Лина, нас прослушивают.
   - Плевать! Ты должен немедленно идти сюда.
   - Зачем?
   - Сам говоришь, нас прослушивают. Иди сюда, объясню.
   - Я занят, разговариваю со старейшиной.
   - Блин, Ксел, ну тебе же это пара секунд!
   - Из-за этой пары секунд я могу потерять укрытие.
   - Да ты в любом случае... Ксо, ну появись на секунду, пару слов сказать!
   - Лина, отстань, это тебя не касается.
   - Ещё как касается! Я не знаю, что делать...
   - Ничего тебе делать не надо. Всё, ты мне мешаешь, отбой.
   Лина выругалась сквозь зубы и стукнула кулаком по кровати, едва не задев честного дракона.
   - В чём дело?! - подскочил тот.
   - Этот болван отказался меня слушать. Занят он, видите ли... Со старейшиной разговаривает.
   - О... Я немного в курсе планов Старейшин, если я всё правильно понимаю, как только они договорят, ловушка захлопнется...
   Лина заскрежетала зубами. "Проклятье, Кселлос, да что ж с твоими мозгами?! Совсем очумел от этой гонки. Ну ладно, раз так, придётся мне решить за тебя... Я честно пыталась тебя вразумить, но ты вынуждаешь меня действовать силой..."
   - Секунду, - бросила она дракону и метнулась в ванную. Расстегнуть две пижамных пуговицы, приложить руку... ну как же? ... а, вот, вот, выходит. Кристалл лежал на ладони, колюче поблёскивая сахарной поверхностью. "Странно, что он во мне не растворился", - по привычке невпопад подумала Лина. И снова связалась с Кселлосом:
   - Ксел, последний раз прошу, переместись сюда, это для твоего же блага.
   - Последний? А иначе - что? А, не важно, не мешай.
   Лина глубоко вдохнула, мысленно разбежалась и перепрыгнула через себя: её рука что было сил сдавила несчастный камешек.
   Где-то с минуту волшебница так и стояла в расстёгнутой пижаме посреди ванной комнаты, сжав в трясущемся от напряжения кулаке белый кристалл. То есть, делая то, что она была обязана предотвратить любой ценой...
   Наконец Кселлос появился. Сказать, что он был чернее тучи - это не просто ничего не сказать, а произнести отрицательную величину. Лина тут же ослабила хватку и с размаху пихнула кристалл внутрь себя.
   - Ксел, прости, но нам нужно немедленно...
   - ЛИНА, - пророкотала жуткая чёрная тварь, нависая над ней наподобие гильотины и распуская во все стороны молнии и искры. - Я так и знал, что этим кончится. Ещё когда ты впервые потребовала, чтобы между нами был канал связи, я не хотел этого делать, потому что до сих пор отдельный канал у меня был только для Зеллас-сама. Твои вечные требования знать, что со мной - из той же оперы. Сегодня ты уже в открытую сравнивала себя с ней. А теперь - это. Как же у меня, должно быть, поехала крыша, что я обратился к тебе? Лучше бы уж Гаури попросил. Сколько они тебе заплатили? Что пообещали? Ты ведь за кусок тушёной экзотики душой торгуешь на каждом углу. Немедленно отдавай мне кристалл, сука.
   По правде говоря, поглощённый своим грозным монологом Кселлос не заметил, что ещё в самом его начале Лина сдавленно пискнула, прошипела несколько "тушёных экзотических" ругательств и теперь корчилась на полу, болезненно кашляя.
   Кселлос подождал пару секунд, убедился, что его последняя фраза содержала глагол в повелительном наклонении, убедился, что затребованная операция выполнена не была и наконец спустился с потолка посмотреть, что же это такое творится с рыжей предательницей.
   А ту - опять же, наконец, - немного отпустило, и теперь она сидела, тяжело дыша и вытирая воротником пижамы слезящиеся глаза.
   - Я сказал, верни мне кристалл.
   - Ксел, подожди. Дай мне объяснить.
   - Немедленно.
   - Чёрта с два. Послушай, драконы вовсе не...
   - КРИСТАЛЛ!!!
   Мазоку сделал движение, чтобы забрать его самостоятельно, но был отпихнут. Тогда он повалил Лину навзничь, прижал к полу и... получил хук в челюсть, а потом целую серию остервенелых ударов пятками в грудь.
   - Извращенец, ты чего хочешь сделать?! - взревела оскорблённая волшебница.
   - Кристалл забрать, тупица! - в тон ей прорычал монстр, держа в руках шаровую молнию.
   - Нет, вы на него посмотрите! - голосила Лина, которую оная молния совершенно не смутила. - Приставать к девушке в ванной! На холодном и жёстком полу, после тяжёлого дня, да ещё и во вражеском логове! Да на, подавись ты своим кристаллом, хентайщик!!! - она снова прижала руку к основанию шей. Повисло напряжённое молчание, нарушаемой потрескиванием разрядов вокруг Кселлоса и бешеным стуком в дверь ванной снаружи - это сердобольный дракон, должно быть, решил, что его гостье угрожает опасность...
   Лина подняла удивлённый взгляд на Кселлоса:
   - Слушай, я не могу вытащить.
   - Не пори ерунды! - огрызнулся мазоку. - Не можешь, я сам это сделаю.
   - Ну делай, - развела руками вконец озадаченная Лина.
   Кселлос отпустил молнию и придвинулся ближе, его пальцы зашарили по Лининым ключицам. Напряжённое молчание возобновилось. Кселлос опустил руку.
   - Что ты сделала? - настала его очередь удивляться.
   - Ничего... Я только очень резко вернула его на место. Кажется, он как-то криво вошёл, потому что было больно и трудно дышать.
   - Что значит "криво вошёл"? - прошептал Кселлос так, что Лина кожей ощутила угрозу разрушения, нависшую над Храмом Дракона Земли.
   - Послушай, Кселлос, - затараторила она, - драконы неба и земли вовсе не договорились с тобой, на самом деле они договорились друг с другом. Они, как и все, хотят нас убить, даже составили план какой-то. Если бы ты закончил разговор со старейшиной, ты бы попал в ловушку. Не знаю уж, что придумали для меня. Короче, нам надо мотать отсюда как можно скорее. По мне - так лучше пусть ты будешь меня ненавидеть, чем мы попадёмся в драконий садок.
   Кселлос подвис на пару секунд, потом бесцеремонно сгрёб Лину в охапку и портанулся прочь.
   - Эй, там остался этот дракон, который мне всё рассказал! - крикнула Лина, пролетая по астралу.
   - Наврёт чего-нибудь своим, с нами ему лучше не светиться.
  
   Упомянутый дракон внезапно почувствовал телепортацию, и в то же мгновение ванная опустела. Он тяжело вздохнул и открыл дверь в коридор, где поджидали друзья-товарищи.
   - Ну? Ну, что?
   - А ничего. Я всё сделал, как надо, но она не стала доставать кристалл при мне, а заперлась в ванной. Потом там появился Он; они, кажется, подрались, а потом переместились оба.
   Драконы сникли.
   - Я говорил старейшине, что это дурацкая затея, - пробормотал один и покачал седой головой.
  
   Кселлос петлял по астралу, как заправский заяц, хотя по происхождению он наоборот бы должен был обладать повадками волка. Однако ноги не кормили служилого мазоку, но и серостью он не отличался. Зато хорошо умел заметать следы... Короче, когда Кселлосу наконец надоело изображать из себя весь этот зверинец, он поставил Лину на жизнерадостный газончик под сенью раскидистого вяза. Поставить -- поставил, а отпустить -- не отпустил, а поволок за руку вниз к реке.
   -- Подожди, подожди, мы куда?
   -- Тише. Есть ещё одно место, где по крайней мере ты будешь в безопасности. Я идиот, что сразу об этом не подумал.
   -- Послушай, Ксел, но ведь теперь всё изменилось! Если кристалл нельзя вытащить, то и использовать его нельзя! Как только все об этом узнают...
   -- Узнают -- недостаточно, надо, чтобы они поверили. А я пока и сам не верю.
   -- Здрасьте! Ты же тоже не смог его вынуть.
   -- Да. Но я не понимаю, как такое может быть, а потому не верю.
   -- Ну, может, со временем поверишь... -- пожала плечами Лина. Радовало хотя бы то, что Кселлос её не обвиняет в использовании кристалла. Кажется, понял всё-таки, что сам виноват.
   Однако, пейзаж вокруг казался смутно знакомым, как бывает знакома сцена из неприятного прошлогоднего сна. Тропинка, по которой они спускались, трогательно держась за руки, шла, как оказалось, не к реке, а к широкой разъезженной дороге, котрой не было видно с холма. Дорога же, в свою очередь, вела в небольшой пряничный городок, каких Лина на своём веку повидала десятки. Какое-то нехорошее предчувствие у неё появилось, когда они прошли сквозь расписные ворота и быстрым шагом почапали по главной улице. А уж когда Кселлос остановился перед дверью уютной таверенки, утонувшей по самые окна в пёстрых хризантемах собственного палисадника, Лина просто отказалась верить своим глазам.
   -- Что, неужели не узнаёшь? -- ухмыльнулся подлый мазоку.
   -- Э-э... Так ты же, кажется, что-то сказал про мою безопасность... -- промямлила Лина, всё ещё надеясь, что ошиблась.
   -- Конечно. Твоя сестра может быть сколь угодно жуткой, но она точно тебя не убьёт, и никому другому не позволит. У меня было время изучить Луну-сан.
   С этими словами, не дожидаясь, пока Лина придёт в себя и умчится прочь впереди собственного визга, Кселлос втолкнул её внутрь, захлопнул дверь и попридержал пару минут. Потом, поняв, что ломиться не будут, портанулся прочь.
   Лина стояла посреди тёмной обеденной залы, мелко стуча зубами и крупно дрожа. Вид у неё был самый тот, чтобы являться пред светлы очи старшей сестры: всклокоченная, босая, пыльная, помятая, с кругами под глазами от недосыпа, в пижаме, амулетах и серьгах.
   -- Сестричка, что это с тобой? -- поинтересовалась Луна, вынырнув из-под стойки.
   Лина поборола зубовный стук, икоту и заикание и всё же выдавила:
   -- У-у меня проблемы.
   -- Это я вижу. И даже знаю, какие именно. И дёрнул тебя Шабранигдо связаться с этим прохвостом... Однако вы довольно долго уже продержались. Зеллас передаёт благодарности.
   Лина напрягла остатки полумёртвой нервной системы, второй раз за ночь переползла через себя и спросила:
   -- Так она на него не сердится?
   -- О-о, ну это никогда нельзя сказать с точностью, -- пропела Луна. -- Конечно, как только он ей попадётся, от него останется горстка пепла. Но если он кому другому попадётся с тем же результатом, Джуу-чан очень расстроится. Ну вот что, Лина, в таком виде я тебя терпеть не намерена. Немедленно иди мыться и спать.
   Лина уже начала собираться с силами для главного вопроса, но Луна будто прочла её мысли:
   -- БЕЗ УЖИНА. Должна же ты получить урок, чтобы больше не ввязываться в подобные аферы. А то так любой мазоку тебя вокруг пальца обведёт.
   "В безопасности, -- подумала Лина. -- Ха! Ха-ха!! Ха-ха-ха!!!" И ушла мыться.
  
   Кселлос исчез так, будто его и не было никогда, астральный канал больше не работал. Из этого можно было сделать три вывода, один хуже другого.
   Во-первых, она снова не знала, где он.
   Во-вторых, не было никакой возможности быстро и тихо сбежать от сестры.
   В-третьих, это означало, что Кселлос больше ей не верит.
   Над третьим выводом Лина думала несколько дней. Сначала она выяснила, что её это смущает вовсе не потому, что она такая прекрасная, гениальная, единственная и неповторимая и не верить ей -- свинство непрозрачное, а потому, что кроме неё-то у Кселлоса и вовсе никого нету... Конечно, с одной стороны, всё это чепуха, дело житейское, можно подумать, у самой Лины просто-таки толпы достойных доверия друзей. А с другой стороны, одно дело -- когда вокруг тебя просто чужие люди и совсем другое -- когда вокруг сплошные враги, ежесекундно жаждущие твоей крови. Это ж всё равно что упасть в пруд, полный слизней. Лина содрогнулась и быстро вымела из головы накопившийся мыслительный мусор, оставив только эмоциональный -- страх, обрыдшая безысходность и какое-то странное, на себя не похожее сочувствие. А ещё скука.
  
   Под вечер десятого дня жизни у сестры скука обернулась зелёной тоской.
   "Где носит этого Даркстарова паразита?! Мог бы хоть разок заглянуть, он-то не боится Луны! Мало ли что я кристалл вынуть не могу, что же, меня уже и за человека не считают?!" Все эти гневные вопросы на самом деле заменяли простое золотое слово "соскучилась", и Лина прекрасно это понимала. А злило её то, что рушились надежды. Она-то всё ещё думала, что кристалл -- не единственная причина, по которой Кселлос с ней так возился. Она, как ни странно, привыкла к его диковатым откровенностям и жаждала продолжения банкета. А выходило, что весь символизм вручения "сердца" не имел ни малейшего отношения к истине.
   Но Эль-сама, должно быть, тоже решила развить эту мысль, а потому с наступлением темноты Кселлос появился в Лининой спальне, как в старые добрые времена...
   -- Ой, привет, -- удивилась Лина. -- А я как раз о тебе думаю...
   -- Польщён, -- Кселлос жмурился довольным котом, будто это не он пару недель назад спёр у своей создательницы один мелкий, бестолковый и страшно вредный камушек... Нет бы сундук с сокровищами украсть... -- Лина-чан, я пришёл тебя обрадовать. Сегодня четырнадцатый день! -- торжественно произнёс он.
   -- Какой четырнадцатый день? -- не поняла Лина.
   -- Нуу, -- обиделся мазоку. -- Я думал, ты помнишь. У меня был срок в тринадцать дней.
   -- А-а! Так сегодня -- четырнадцатый день! -- воскликнула Лина, подпрыгнув на месте. -- Ну и как ты?
   -- Без изменений, -- развёл руками Кселлос, довольный, как три слона.
   -- Ура!!! -- захлопала в ладоши Лина, довольная, как целый зоопарк. Так, опять я увлеклась животным миром...
   Лина отхлопала руки и застыла в задумчивости:
   -- Ну хорошо, и что теперь?
   -- Во-первых, драконы прекратили охоту.
   -- О-о!
   -- Ага. Они боялись меня бешеного, с лёгкой руки Милгасии, а теперь снова предпочитают со мной не связываться, дабы новую войну не накликать.
   -- Это же замечательно!
   -- Да, несомненно. А ещё прекрасней то, что здесь тебя никто даже не подумал искать.
   -- Да уж, дураков нет -- с Луной связываться... А ты вообще собираешься меня отсюда вытаскивать?
   -- Пожалуй, да. Но сначала я должен быть уверен, что никто больше активно не хочет меня убить. Мечтают-то по-прежнему все, но исчез повод. Да и возможность, по большому счёту...
   -- Кстати, Луна говорит, Зеллас мне благодарна, что с тобой всё в порядке. Но тебе к ней лучше не приближаться.
   -- Да знаю я, не маленький. Прости, что я тогда на тебя наорал, ещё и нёс такой бред... Оказывается, моё терпение умеет кончаться.
   -- Наорал? -- нахмурилась Лина. -- Это когда?
   -- Ну там, в ванной, -- растерянно напомнил Кселлос. Вот уж не думал он, что такое можно забыть. Так и веру в себя потерять недолго.
   -- А-а, да, я помню, ты что-то кричал, -- улыбнулась Лина, -- но у меня тогда были другие проблемы, я не слушала. Извини.
   -- Э-э... Ну, наверно оно и к лучшему. Ты больше не пробовала вынимать кристалл?
   -- Нет, зачем это мне?
   -- Ну мало ли, вдруг он там не навсегда застрял. Ты как-нибудь его ощущаешь?
   -- Нет. Только иногда мне начинает казаться, что внутри два сердца стучат, а не одно, да ещё вразнобой. Но я не уверена, что это от него.
   Кселлос протянул вперёд руку:
   -- Можно?
   -- Ну да, -- пожала плечами Лина.
   Но и эта попытка плодов не принесла. Однако у Кселлоса не было чувства, что кристалл застрял, или что-то мешает ему выйти. Похоже было, что кристалл как-то распределился по Лининому астральному телу. Кселлос перешёл в астрал, но и это ничего не дало, ведь паразитский камешек не имел собственной ауры... Мазоку вернулся в физический мир и принялся методично искать хоть что-нибудь. Лина терпела, пока он шарил по её шее, ключицам, плечам, потом стал ощупывать сзади позвоночник, лопатки... потом притянул её к себе, прижал и так замер.
   "Да он просто пользуется случаем, хентайщик," -- невыразительно подумала Лина.
   -- Я, кажется, начинаю понимать, -- сосредоточенно пробормотал Кселлос ей на ухо. -- В тот момент, когда ты его прятала, ты очень яросно хотела, чтобы никто никогда и ни за что не смог его заполучить. В том числе и я. Вернее, я в первую очередь. Вот он и прирос к твоему астральному телу. Но если, как ты говоришь, он ещё и иногда принимается стучать -- это уже совсем что-то невероятное. Разве что высшие силы развлекаются.
   -- Ну, к этому мне не привыкать, -- буркнула в ответ Лина.
   -- Однако, с помощью высших сил, или без -- но мы победили, -- довольно резюмировал Кселлос. -- Надо будет это как-нибудь оригинально отметить. Как ты относишься к танцам?
   -- Я к ним не отношусь, -- насторожилась Лина.
   -- Да брось, Лина, не скромничай! Это ужасно весело.
   -- Точку надо было ставить после "ужасно".
   Кселлос тем временем воспользовался своим положением относительно Лины и поволок её неправильными кругами по комнате, мыча какую-то мелодийку.
   -- Ксел, отстань, ты всё равно меня не уговоришь!
   -- Спорим, уговорю?
   -- Спорим, не уговоришь?
   -- На что спорим?
   -- Кто платит за еду, когда ты меня отсюда заберёшь.
   -- О'кей.
   "Лину очень легко уговорить на что угодно, когда она в обалдевшем состоянии, -- Кселлос начал припоминать житейский опыт последних лет. -- Ладно, будет ей сейчас обалдевшее состояние".
   Он положил Линины руки себе на плечи:
   -- Во-первых, придётся обучить тебя нескольким па, -- всё так же весело продолжал он. Потом как бы невзначай припёр Лину к стенке и крепко поцеловал в губы.
   Шаркнула дверь. Лина, не успевшая обалдеть, повернулась на звук. На пороге стояла Луна.
   Рыжую волшебницу в вертикальном положении удержало только одно -- она не могла пошевелиться. Все мышцы застыли и окаменели. Нельзя одновременно получать два таких сильных и таких разных шока, да-с. А коварный искуситель вот именно сейчас, когда так нужно, просто необходимо -- даже не подумал исчезать.
   Лина поставила рекорд по физиологической статичности. Не моргая, не двигая пальцами ног, не шевеля губами, она смотрела на сестру. О том, чтобы дышать, уже не было и речи. Остановился метаболизм, нейроны, воспользовавшись случаем, немедленно прекратили обмениваться электрическими пинками. Остановился рост ногтей и волос. Короче, абсолютно все процессы в теле несчастной волшебницы замерли, будто увязли в жуткой секунде. Ещё одну секунду бы Луна промолчала -- и у Лины замерли бы оба сердца, и что было бы тогда...
   А Луна в ужасе смотрела на сестру. Точнее, сначала -- в гневе и ужасе. Это надо же, целоваться с мазоку! Да ещё и с Кселлолсом! Да ещё и в родном доме!!! Какой позор, богохульство, наглость!.. Луна уже набрала в себя воздуху, чтобы качественно отчитать сестру, и потянулась к палке, но споткнулась об Линин взгляд.
   Остановившиеся пустые бархатные глаза без бликов глядели исподлобья на Луну, как баран на новые ворота. Рыцарь Цефеида почувствовала, что вязнет в них, что эта статика заразна, что ещё немного, и она закаменеет по-настоящему. Сделав над собой усилие, Луна отвела глаза. Но ругаться, смущённо потупившись, она не умела, так что эту идею пришлось отложить до лучших времён.
   "Не могу же я сделать вид, что ничего не заметила! Проклятье, если бы они хоть немного поскромнее были, я бы просто "закрыла на это глаза". А так -- состав преступления налицо. Значит, надо либо наказывать, либо поощрять. А наказать я не могу... О, боже. Но как же можно такое поощрять?! Ну, хотя бы понятно, почему она во всё это ввязалась -- любит его, вот и лезет в пекло. А раз ещё жива, значит, взаимно... Но по какому же обряду их женить? А дом? А дети?! О, всемогущий Рюо-о-сама, за что мне такая напасть?.. К тому же, Кселлос наверняка абсолютно бесполезен в хозяйстве".
   Но поднимать глаза на сестру было всё ещё страшно. "Она имеет право на меня так смотреть, - проговаривала про себя Луна. - Моя маленькая сестра стала взрослой женщиной. Воспитание окончено..." Бледная и расстроенная, Луна застряла на пороге, робко теребя фартук. И вот, когда дело дошло до той самой последней секунды, Рыцарь Цефеида задумчиво пробормотала единственный, по её мнению, положительнеый аспект трагического будущего сестры:
   -- По крайней мере, носки тебе стирать не придётся.
   Развернулась и закрыла дверь.
   Лина моргнула. Нет, не так. ЛИНА МОРГНУЛА! Её тело наконец-то пришло в движение и тут же оказалось на другом конце комнаты. Кселлос с трудом удержал равновесие.
   -- Что это было?! -- рявкнула Лина.
   -- Где?
   -- Что она сказала?!
   -- Э-э... Ну-у... Похоже, она решила, что мы должны пожениться.
   -- Чт... ЧТО-О?!!
   -- Да вот...
   -- О боже! -- простонала Лина, сползая по стеночке. -- Если она так решила, я не могу ей перечить.
   -- Странно, что она так легко в это поверила, -- пробормотал Кселлос себе под нос. -- Зато ты избежала скандала.
   -- Кселлос, а ты чё лыбишься? Тебя это, между прочим, тоже касается.
   -- М-м? Да, ну и что?
   -- Что значит "ну и что"?! Тебе что, ВСЁ РАВНО?!?!!!
   -- Ну, в изрядной степени так оно и есть.
   -- Кс... Кс... -- Лина дошла до белого каления и уже не могла говорить. По характерному блеску в глазах волшебницы мазоку понял, что когда она снова обретёт дар речи, то речь эта будет начинаться словами "О тот, кто темнее сумерек", а как бы даже не "Меч холодной чёрной пустоты". Округу и свою шкуру надо было срочно спасать.
   Кселлос харизматично развёл руками:
   -- Яре-яре, Лина, ты всё неправильно поняла. Я сказал, что мне без разницы, что решила Луна-сан, потому что я рано или поздно всё равно собирался делать тебе предложение. Правда, твоя сестра немного опередила события, но в целом я не вижу в этом большой беды.
   Лина икнула. Жуткий сегодня выдался денёк.
   -- Ксел, а ты уверен, что с тобой всё в порядке?
   -- Более чем, -- мазоку уже стоял прямо перед ней, проникновенно глядя в глаза. - Помнишь, мы говорили о цели жизни? Я с тех пор не придумал ничего нового.
   - Ксе-ел... Не надо пытаться подвести абсолютно всё под уже известную черту... Ты вообще понимаешь, что значит - брак?
   - Уже известную черту? - Кселлос поморщился. - Ну вот только не надо снова про Зеллас-сама. Я, может, и не очень хорошо знаю, что такое брак, но уж точно знаю разницу между браком и вассалитетом.
   - Вассалитетом, хм? Рабством, ты хотел сказать.
   - Ну, вот видишь, как мы хорошо друг друга понимаем.
   - Нет, ну ты это правда серьёзно?
   Кселлос помедлил.
   - А как тебе больше нравится?
   Лина скрипнула зубами.
   - Мне что угодно может нравиться - не нравиться, но против Луны я не пойду. Ты, конечно, можешь попытаться ей объяснить...
   - А мне это ни к чему. Мы и так уже связаны дальше некуда, и все об этом знают. Оформить отношения - значит, избежать целой кучи идиотских вопросов и досужих домыслов.
   - О чём ты?
   - Ну, вот, например, меня позавчера спросили, какое заклинание контроля сознания я на тебя наложил.
   - ЧТОООО?!
   - А ты ещё не слышала никаких версий на этот счёт?
   - Их много?!
   - До и больше. Я даже не буду повторять, у тебя уши в трубочку свернутся. Но ведь если мы поженимся, всем всё станет ясно!
   - Хм. А это "всё", которое станет ясно, имеет хоть какое-то отношение к истине?
   Кселлос закусил губу. Человеческий обряд бракосочетания (а у мазоку такого просто не было) налагал на обе стороны весьма интересные обязательства. Для Кселлоса в данный момент они сводились к тому, что Лина вместе с кристаллом будет ему пожизненно верна, а значит, не пошлёт его подальше с его проблемами и, тем более, не перекинется на сторону врагов. Такой расклад ему сейчас очень-очень подходил, ради его воплощения даже стоило выдумать пару-тройку правдоподобных доводов, но вот признаваться в любви... Мазоку взвешивал "за" и "против". Чем ему это может грозить? Ну, положим, превышенной порцией положительных эмоций - как прямо сейчас, так и в дальнейшем. Неприятно, но не более того. Далее, чтобы Лина поверила, придётся какое-то время поиграть в романтику. Это не впервой и даже забавно. Конечно, начнутся пересуды вроде "Джуушинкан втрескался в смертную и бежал от своей госпожи, чтобы тайком пожениться...", но на общественное мнение ему всегда было глубоко наплевать, а такой вариант казался просто смешным. При том, что кристалл вовсе не обязательно прирос к Лине навеки, выходило, что проще побыть шутом гороховым, чем хвататься за какую-то там правду, которая и не нужна вовсе никому... А уж посвящать Лину во все эти рассуждения точно нельзя, ведь ей-то с того выгоды никакой. Так что, решено...
   "Эй, шут гороховый! - внезапно обрело голос подсознание. - А ты помнишь вообще, зачем ты свой побег затеял?"
   "Ради эксперимента, как и всё вообще..."
   "Эксперимента над кем?"
   "Над собой".
   "Вот именно. Ты хотел выяснить, какой ты на самом деле. А если ты будешь притворяться влюблённым придурком - много ты выяснишь?"
   "М-м... Ну, я попритворяюсь до свадьбы, а там..."
   "Вот тут-то она тебя и прикончит, когда всё поймёт".
   "Ну, хорошо, я ещё после свадьбы чуть-чуть попритворяюсь, а потом ей самой надоест".
   "Это ненадёжно".
   "Да наплевать! В конце концов, моя шкура мне дороже..."
   "Рассудка?"
   "Нет, знаний о себе!"
   "Если бы ты исповедовал этот принцип, ты бы не сбежал от Зеллас".
   - Кселлос! - прозвучал над ухом убийственный голос. Мазоку вздрогнул. - Хватит. Морочить. Мне. Голову.
   Лина по-своему интерпретировала затянувшуюся тишину. Кселлос постарался придать своему голосу жалостливое звучание:
   - Лина! Я не тебе, а себе голову морочу! Я не могу сказать точно, это любовь или какая-то психологическая зависимость, или что вообще со мной творится! Ты же должна понимать, что я слов таких раньше никогда не знал!
   Лина переменилась в лице, и Кселлос себе мысленно зааплодировал: так эффективно сыграть даже у него редко получалось.
   - Ано... - протянула волшебница, - извини... Ладно, я больше не буду такое спрашивать. Когда разберёшься, сам скажешь. Давай закончим с этим побыстрее и смоемся отсюда куда-нибудь подальше.
   - "С этим" - это со свадьбой?
   - Ну да. Как ты сказал, оформим отношения, только чтобы никого при этом не было. Потому что, если какая-нибудь Амелия начнёт толкать речь, я не выдержу.
   - Ты не хочешь, чтобы кто-нибудь знал? - нахмурился Кселлос. - Но тогда это не выполняет непосредственной задачи...
   - Да ладно тебе! Держу пари, что через три дня все уже будут знать не только, где и когда, но и в чём я была одета, и зачем всё это надо, и что снилось накануне в кошмарном сне священнику.
   - Хммммм, яре-яре... Да, слухами земля полнится. Ну что ж, побыстрее, так побыстрее.
  
   Смирившись со своей участью, Лина на следующий же день позволила сестре протащить себя по всем одёжным и ювелирным лавкам города (ха, интересно как бы это она могла не позволить!). Свадебное платье на Лунин вкус Лине даже понравилось - оно было до того пышным, воздушным и роскошным, что о фигуре невесты оставалось только догадываться. Посмотрев на это мини-облако, Кселлос даже не стал сопротивляться, когда Луна убеждала его появиться на церемонии в белом костюме. За это он поэксплуатировал Рыцаря Цефеида, когда прятал свою тёмную ауру от священника. Лина корчилась от беззвучного хохота, глядя, как Кселлос вертится перед Луной, а та, закрыв глаза, рассматривает его на астральном плане. Но всё-таки до конца спрятать своё естество Таинственному Священнику так и не удалось, приглашённый храмовник что-то почувствовал.
   - Юноша, что за ужасное проклятье на тебя наложено? - спросил он первым делом, войдя в обрядовую часть храма.
   "Сейчас он не так поймёт", - подумала Лина, глядя на будущего мужа. И точно, Кселлос вздрогнул и одарил служителя Цефеида нехорошим взглядом, но потом снова заулыбался.
   - А, не обращайте внимания, это просто от волнения...
   Вот тут уже Лина вздрогнула. "От волнения? Кселлос делает вид, что волнуется? Конечно, не станет же он волноваться на самом деле. Эта свадьба лживая насквозь. Но не означает ли это, что и наш вчерашний разговор был ложью от начала до конца?.. О боже, нет, лучше об этом вообще не думать, всё равно же мне придётся выйти замуж".
   Специальное усилие потребовалось мазоку, чтобы произнести без иронии глупые человеческие клятвы. Лине пришлось примерно столько же попотеть, чтобы заверения бесконечной верности не прозвучали обречённо или угрюмо. Луна украдкой ловила челюсть: "Говорят, как по-писанному! И так искренне... и совершенно не стесняются! Неужели у них всё настолько давно и серьёзно?.."
   "Интересно, я хотя бы теоретически должна получать от этого какое-то удовольствие? - думала Лина. - И почему у него такие холодные губы и пальцы?!"
   Кселлос украдкой глянул на растерянного священника.
   "Вот было бы весело, если бы он потребовал благословения родителей... Что-то Лина совсем никакая. Неужели она восприняла всё это всерьёз?.. Хотя, для неё, пожалуй, свадьба - очень важное событие, такое раз в жизни бывает. Забавно, я ведь тоже впервые женюсь. Причём, не только в своей жизни, но в жизни всей расы Мазоку. Жаль, что я не чувствую этого первенства, а ведь мог бы ликовать. Вот только Лина неправильно поймёт такое ликование, а мне всё ещё нужно считаться с её мнением. Похоже, для неё происходящее очень символично. Хм, есть всё-таки что-то в том, чтобы называть кристалл "сердцем". "Руку и сердце", нэ... Что же тогда называется рукой?"
   Они вышли из церкви и прогуливались по городскому парку, пока Луна отрывалась на кухне, изобретая "праздничный" ужин. Лина рассматривала новенькое золотое колечко. "И почему я думаю о наручниках?"
   - Ксел... Ты будешь носить кольцо?
   - Да, естественно, а ты - нет?
   - Буду. Всё равно под перчаткой не видно.
   Кселлос нахмурился. "Проклятье, неужели она до такой степени боится сестры, что... нет, это я даже не побоюсь вслух сказать!"
   - Послушай, Лина, ну если тебе свадьба была настолько поперёк горла, какого ж Даркстара ты мне не отказала?! Твоё отвращение ко мне сейчас в три раза сильнее твоего страха перед Луной! В конце концов, я бы убедил её, что это ошибка, вовсе не обязательно было идти на такие жертвы...
   - Вчера ты говорил по-другому.
   - ... Вчера я не знал, что это для тебя значит.
   - Не притворяйся, будто тебе важно, что это для меня значит.
   - То есть?!
   - То есть, хватит уже мне врать! - Лина резко остановилась и пронзила мазоку взглядом. - Ты, конечно, это очень умно делаешь, но ты всё равно полный идиот, если ещё не понял, что я - единственное существо в этом мире, которому ты не должен врать!
   - Но Лина...
   - Ты ведь никогда мне не забудешь попытку манипулировать тобой через кристалл! Ты пытаешься любым способом пристегнуть меня к себе потуже, чтобы я шелохнуться не смогла без твоего ведома, вот зачем тебе нужно было на мне жениться!
   - Ты это только что поняла?
   - Нет!
   - Вчера?
   - Нет... Когда вошли в церковь. Какая разница?
   Кселлосу захотелось сказать сразу столько всего, что он закашлялся. Потом, вычленив главное, хрипло произнёс:
   - Но почему же ты не прервала церемонию?!
   Лина отвернулась. "Мы справимся с проблемами... ответственность... дело чести... если бы я не думала за тебя... ты на меня полагаешься, а я даже не знаю, кто ты такой... цель в жизни... о боже, ведь это, значит, тоже ложь - цель в жизни... Нет, это всё не то, не то! Вот оно - "скажешь завтра: "Умываю рукы!" - всу жизн пылакаты будэшь". Вот оно... Но разве у меня есть возможность умыть руки? Даже так, разве у меня есть руки, которые можно умыть? Да у меня же всё тело глиняное - чем усерднее моешь, тем меньше остаётся! Значит, это был не выбор. Только иллюзия выбора. И хорошо, что я в ней не запуталась. Ну, а это в свою очередь, значит, что и плакать мне не придётся. Уж тем более, горько и всю жизнь. Ха! Ещё чего не хватало! Лина Инверс не плачет! Лина Инверс ещё всем покажет, кто в курятнике петух! Лина Бистмастер... О'кей, сценический псевдоним. Ну хорошо же, ребята. Кто-то что-то вяньгал про контроль сознания? "Но главная ложь внутры тэби, та, что ходыт за тобой". Кселлос у нас - воплощение лжи, это уж точно. Ну так это он за мной ходит, а не я за ним. Вот и пусть побегает..."
   Лина загадочно улыбнулась.
   - Почему? Потому что у меня с этого своя выгода.
  
   Зелгадис мчался быстрее лани. Уже на финишной прямой он споткнулся и остальной путь проделал при помощи Левитации, с которой и грохнулся под ноги Лине и Кселлосу. Вскочив, он пару секунд просто дышал, кашляя и сглатывая, потом выдавил:
   - Привет. Наконец-то нашлись.
   - Зел, в чём дело? - озадаченно спросила Лина. - Как ты нас нашёл?
   - Филия и Луна, - химера сегодня был крайне немногословен.
   - Филия сволочь! Эта предательница?! - в один голос воскликнули муж и жена.
   - Не знаю, - удивился Зел. - Но она сказала, что вы здесь.
   - ОТКУДА ОНА ЗНАЛА?! - взвился Кселлос.
   - Не визжи, - поморщилась Лина.
   - Это не важно, - резюмировал Зел. - Началась Война.
   - Какая война?
   - Откуда знаешь?
   - Филия сказала?
   - Кто её начал?
   - Филия сказала, Луна подтвердила, - оборвал Зел поток вопросов. - Была всеобщая тревога по астралу.
   - Почему я ничего не знаю? - прорычал мазоку.
   - А кто бы о тебе позаботился? - хмыкнула Лина. - Тем более, ты весь в светлой энергии, ауру-то прятал... Вот и не услышал тревоги.
   - Блин, ну да, я же выпал из иерархии... - пробормотал Кселлос. - Так кто развязал войну?
   - Не знаю, Луна-сан сейчас прослушивает астрал, пойдём, она скажет, - протараторил Зелгадис, который наконец-то отдышался. - А что это вы тут делаете в таком странном виде?
   - Не важно, - отмахнулась Лина, заставив Кселлоса снова нахмуриться. - Рэй Винг!
  
   - Лина, кретинка! - орала Луна, стоя на пороге. - Ха-о напал на драконов Земли, потому что думал, будто вы там!
   - Лина! - вытаращился Гаури. - Так это из-за тебя война?
   - Да, из-за меня, уймись, - снова отмахнулась рыжая. - Проклятье, у него устаревшие сведения... Но драконы-то тоже хороши...
   Смертельная угроза в виде старшей сестры нависла над свежеобвенчанной волшебницей:
   - ДА КАК ТЫ МОЖЕШЬ ТАК СПОКОЙНО...
   - Луна-сан, отвлекитесь на секунду, - пропел Кселлос, которому очень понравилось, что Лина взяла всю вину за начало Войны на себя. - Вы случайно не знаете, что собирается предпринять Джуу-о-сама?
   - Она будет ждать, чем всё кончится, - скривилась Луна, мгновенно забывая о сестре. Похоже, поведение Зеллас её совсем не радовало. - Говорит, что её это не касается, но, по-моему, она просто боится ввязываться в войну, не имея под рукой тебя.
   - Хм, - мазоку даже не попытался скрыть горделивой усмешки. - Не просто не имея меня под рукой, а имея меня в числе врагов.
   Зелгадис вопросительно поднял... ну, не бровь, но что было, то и поднял:
   - Против тебя? Ты что, на стороне драконов?
   - Конечно нет! - встряла Лина.
   - Понимаешь, Зел-кун, - мягко продолжил Кселлос, - я в этой Войне не собираюсь помогать никому. Поэтому сторон будет больше, чем две.
   - Это ты так думаешь, - подбоченилась Луна.
   - Простите?
   - Меня мало интересует, кому ты не собираешься помогать. Но раз уж всё так сложилось, и ты, и Лина будете защищать Цефеида.
   - Неужели? - осторожно переспросил Кселлос, косясь на Лину, которая в другом углу комнаты вдалбливала что-то в голову Гаури. В прямом смысле вдалбливала. - Почему вы так думаете?
   - Потому что Лина сделает, как я скажу. А ты сделаешь, как скажет Лина.
   У Зелгадиса с каменным стуком отвалилась челюсть.
   - Лина-чан, о тебе речь, - окликнул Кселлос.
   - А? Что?
   - А то, что вы с Зеросом будете защищать Цефеида!
   Лина мгновенно оказалась за спиной у мазоку. Кселлос понял, что выкручиваться придётся самому, но в этот момент открылась дверь. А за ней обнаружилась Филия.
   - Кисссама! - шёпотом прорычала Лина, мгновенно переключаясь.
   - Йаааа, Филия-сан, сколько лет, сколько зим, - заулыбался Кселлос.
   - А-А! ТЫ!! Почему я не почувствовала твоей ауры?! Опять обманываешь, мерзкий...
   - Заткнись, кретинка, пока жива, - продолжила рычать Лина. - Я тебе этот ночной аттракцион никогда не забуду!
   - О, Лина-сан!.. Какой аттракцион?
   Кселлос опасливо покосился на супругу: как бы у неё сердечного приступа не случилось... А то вдруг и на него повлияет?..
   - Я пойду переоденусь, - заявила Лина таким голосом, что оконные стёкла с хрустом заиндевели, и строевым шагом вышла из комнаты.
   Зелгадис устал обалдевать и привлёк окружающих к ответственности:
   - Может быть, кто-нибудь объяснит, что происхоило последние две недели?
   - Не важно, - ответил Кселлос, заставив Луну нахмуриться, а остальных задуматься, почему это не секрет. - Луна-сан, я боюсь, что нам с Линой придётся немедленно покинуть ваш гостеприимный дом, поскольку это убежище раскрыто.
   - Ну уж нет! - воскликнула Рыцарь Цефеида, становясь в дверном проёме. - Я тебе не доверяю свою сестру. Страшно подумать, что ты можешь заставить её совершить, если меня не будет рядом.
   - Минуту назад вы говорили, будто это она способна заставить меня что-то сделать.
   - Конечно, под моим чутким контролем...
   - А на каких основниях вы собираетесь ею руководить?
   - Как это на каких?! Я ещё как-никак её старшая сестра, и несу ответственность за её благополучие. И тут уже не важно, что там ты к ней... Лина! - та как раз вошла в комнату, привязывая к поясу дорожного костюма кошелёк. - Лина, ты поняла, что ты тут остаёшься, пока мне не понадобится твоя помощь на Светлом фронте...
   - Нет уж, Луна-сан, боюсь, вы ошибаетесь, - оборвал её Кселлос, сгребая волшебницу за локоть. - Она пойдёт со мной и немедленно.
   В комнате стало на двух персон меньше. Зел и Гаури уже даже не пытались выбраться из капли, а Луна проникновенно выматерилась. Филия мгновенно накинулась на неё:
   - Луна-сан, как вы могли это допустить?! Этот смердящий мазоку обязательно заставит Лину-сан убивать драконов и...
   - Филия, не будь дурой, - оборвала Луна. - Они же ясно сказали, что не будут помогать Тёмным.
  
   Мерзкое заброшенное затхлое помещение. Взгляд в окно - господи, как высоко... Ветер прошивает насквозь, это почти больно.
   - Ксел, что это за дыра?..
   - Здесь когда-то давно обитал Гаав.
   - ЧТООО?! И какого Даркстара мы тут забыли?!
   - Я хочу найти кристалл Рашарта.
   - ЗАЧЕМ?
   - Тупой вопрос. Я хочу знать, что с ним стало. Куда он делся после смерти Гаава.
   - Сам тупой! Ты думаешь, он где-то здесь его заначил?..
   - Нет. Когда Фибризо убил Гаава, кристалл был скорее всего у него. Поэтому искать надо в астрале... Вероятно. Но я думаю, может, тут какие зацепки есть. Тем более, нам надо где-то отсиживаться, а в астрал можно уйти откуда угодно.
   - Хмммм. Ну, всё лучше, чем Луна. Слушай, но мы же убили Рашарта. Ты думаешь, кристалл всё ещё цел? А хотя, когда Фибризовы мученички скончались, их кристаллы были невредимы...
   - Вот именно. Мне просто необходимо узнать, куда делся кристалл Рашарта после смерти Гаава.
   - А не то чтобы Фиби его присвоил?
   - Нет, Хеллмастеру это было ни к чему. Да и как бы он вынул кристалл из Гаава?
   - Мда, действительно, о таких мелочах он не заботился... Но куда же тогда мог деться кристалл?
   - Я надеюсь, что он в таком случае должен раствориться в океане Хаоса вместе с астральным телом владельца.
   - Э-э... - протянула Лина. Что-то было в этом нехорошее... Мерзенькое такое, жуткое... На волшебницу медленно, но верно снисходило озарение. И было оно таким сногсшибательным, что ей пришлось схватиться за стену, чтобы не упасть. Пообвыкнувшись со своей догадкой и стерев с лица холодный пот, Лина решила подтвердить всё немедленно, не сходя с места.
   - Ксел. А если окажется, что так оно и есть. Что кристалл растворится в океане, и никто не сможет им завладеть. И тобой. Предел мечтаний. Ты ведь этого хочешь?
   Мазоку уверенно кивнул. Лина сглотнула.
   - И тогда ты убьёшь меня?
   Глаза их встретились.
   "Проклятье! - Кселлос лихорадочно соображал, что ответить. - Я всё время думал о том, что будет, если кто-нибудь убьёт Лину. Мне даже не пришла в голову мысль, что я могу сделать это сам. Уж тогда бы я точно стал совсем свободным... Вот блин, если б я с самого начала был уверен, что от смерти хранителя кристаллу ничего не сделается, запихнул бы его в первого встречного и тут же бы пришиб! А теперь он не вынимается из Лины. Не убивать же, действительно, Лину... Нетушки, мне совсем не улыбается перспектива остаться с этим миром один на один. К тому же, ещё неизвестно, как к этому отнесётся Эль-сама... Всё, решено, поступать так я не буду. Мда, осталось только Лину в этом убедить..."
   - Прости, ты что, всерьёз? - уточнил мазоку после минутной паузы.
   - Да.
   - Но это просто смешно! С какой стати...
   - А зачем тебе тогда знать, куда денется кристалл в таком случае?
   - А-а... ну-у... может, его туда можно... каким-то другим способом загнать?..
   - Чего-чего?
   "А это идея!" - мысленно воскликнул Кселлос.
   - Ну, Лина, я уже давно выучил, что в этом мире абсолютно всё можно сделать как минимум пятью способами. Вот я и подумал, что, если кристалл после смерти хранителя нельзя достать, значит есть какое-то такое место, куда он попадает. Или что-то с ним происходит. В любом случае, наверняка можно сделать с ним это или спрятать его в таком месте и другим способом. Прости, я не очень хорошо формулирую, но ты ведь поняла.
   - Да уж, чего тут не понять, - протянула Лина. "Другое дело, что это абсолютно неправдоподобно". Она немного успокоилась и перестала держаться за стену. Однако Кселлосу этого было мало. "Нет, так не пойдёт. Она теперь будет следить за каждым моим движением, а это... неудобно. Вот идиот, мало того, что сам не догадался, ещё и позволил догадаться ей! Меньше надо болтать. Что-то я расслабился. Хоть бы денёк отдохнуть... но теперь мне это точно не светит. Мда, с Линой надо что-то делать... Возможно, стоит снова поизображать влюблённого идиота, тем паче, что идиота, увы, изображать почти не приходится..."
   Кселлос уже стоял у волшебницы за спиной. Она вздрогнула и попыталась повернуться, но он мягко удержал её за плечи, потёрся щекой о Лини висок и тихо, но уверенно произнёс:
   - Не надо так обо мне думать. Я, конечно, убийца и обманщик, но... Лина, что бы ни случилось, на тебя у меня рука не поднимется. И это уже не вопрос выгоды. Мне страшно оставаться без тебя здесь... одному.
   Кселлос с удовольствием почувствовал, как Лина тает в его руках.
   "Но это же ложь! - думала Лина. - Но, блин побери, как мне хочется в это верить... Может, Кселлос по ошибке правду сказал? Или, может, он ещё сам не понял, что это правда? Мечты, мечты... Ну хорошо же. Если он думает, что так мной можно манипулировать, что ж... Я поизображаю для него влюблённую дуру, тем паче, что влюблённую, увы, изображать почти не приходится... Эй, стоп, о чём это я?! Я же совсем не... Хм, и я ещё от Кселлоса честности требую, если сама себе вру на каждом шагу? Хватит уже сваливать ответственность на гадалку и Луну. Я сама сделала свой выбор, никто на меня не давил. Могу гордиться. Во всяком случае, обязана считаться..."
   - Прости, я совсем запуталась. Просто сморозила глупость... - она прильнула к мужу, источая всеми фибрами положительные эмоции ("чтоб неповадно было!"). Как ни странно, Кселлоса это, вроде бы, совсем не смущало.
   - Ты поможешь мне искать? - спросил этот змей.
   - В астрале от меня толку мало... Ну а тут - запросто. Наверняка кучу всего интересного заодно можно найти.
   - Разделим обязанности?
   - Эй! Ты меня тут не оставляй!
   - Я ненадолго. Ты же понимаешь, что искать надо в первую очередь в астрале.
   - Ладно, - Лина решительно отлепилась от выносливого мазоку. - Иди куда хочешь, только принеси оттуда еды, а то я съем что-нибудь к тому не предназначенное.
   - Уже страшно. Ладно, я ушёл.
  
   Через час вдумчивых раскопок Лина заключила, что здесь либо никогда ничего ценного не хранили, либо уже всё украли за четыре года, прошедшие со смерти Гаава. А поскольку Марю-о по жизни был прост, как топор, то здесь не оказалось даже отодвижных панелей, крутящихся шкафов и секретеров с потайными ящичками, которые так любила отыскивать и вскрывать волшебница. Ну никакой склонности к бирюлькам!
   Под подоконником валялась груда исписанной бумаги, пыльной и засаленной. Лина брезгливо склонилась над ней и попыталась что-нибудь прочесть. Не вышло: записи были на мазочьем наречии, которого волшебница, конечно, не знала. По углам листы были украшены выцветшими знаками Гаава. Они встречались и в тексте, среди рун, каких-то схем и рисунков. Лина осторожно приподняла верхний лист и отодвинула его в сторону. Второй выглядел точно также, и на одной из схем Лина заметила изображение... чего-то, очень похожего на "сердце мазоку"...
   "Блин, прочесть бы хоть слово! Ну, в принципе, мазоку ведь говорят на том же языке, что и люди, только сильно устаревшем. И у них другие идиомы. А эти руны - просто устаревший вид современных букв. Надо только понять, что есть что... если бы они ещё пробелы между словами делали, всё было бы совсем легко. Ну, вот это может быть словом "Гаав". А вот это похоже на "сердце"... но дальше там какие-то совсем уж закорючки, я ничего не понимаю. Ксо, где Кселлос?!"
   Мазоку явился как на заказ. Он ничего не нашёл. Зато принёс еды, которая пахла так, что Лина моментально забыла о своих лингвистических неудачах.
   Когда, между пятым и шестым блюдом, волшебница наконец снова обрела способность трезво мыслить, она привлекла внимаение Кселлоса и молча ткнула индюшачьей ножкой в сторону кипы листов. Кселлос послушно принялся читать. А дальше Лина стала свидетельницей очаровательной пантомимы. Сначала мазоку выглядел заинтересованно. Потом взволнованно. Потом так, как выглядит человек, нашедший то, что искал всю жизнь. Потом он стал издавать невнятные побулькивания. Потом вскочил на ноги и дальше читал уже согнувшись, как складная линейка. Потом принялся бешено перелистывать страницы. Потом сел в позу "Лотос" и остекленел.
   Ещё через пять минут Лина наконец дожевала и проглотила последний кусок.
   - Ксел, что там такое?
   - Там всё. Это писал Рашарт.
   - Ну?
   - Когда Гаав погиб, кристалл Рашарта был не у него, а где-то здесь припрятан. У них это было в порядке вещей. Так вот, когда Гаав погиб, Рашарт пришёл в ужас, куда же девать кристалл, чтобы никто его не слямзил. Так вышло, что он к нему прикоснулся. Если бы он не трогал кристалл, то ничего бы ему не было, в таком случае считается, что кристалл всё ещё у Гаава. Но он потрогал. И пошёл тринадцатидневный отсчёт. Никого, кому это добро можно было всучить на хранение, у Рашарта не было. Терять ему было нечего. И он начал экспериментировать. Прикол в том, что и кристалл Ралтарка тоже был у него. И вот, в ходе эксперимента, оба кристалла случайно слились. он сначала страшно испугался, а потом обнаружил, что получившаяся хрень не просто обладает огромной энергией, но и способна её выпускать наружу. То есть, имея в себе такое устройство он становился сильнее Гаава. Тогда он решил собрать все кристаллы всех миньонов, кроме Хеллмастеровых, потому как их кристаллы уничтожены. А своё главное оружие припрятал, чтобы никто не заметил, насколько он силён, раньше времени. Но вот тут-то ему и не повезло: он столкнулся с тобой на узкой дорожке...
   - Эй, постой, как это он мог стать сильнее Гаава, если Гаав сам же из своей силы и создал оба кристалла?
   - Сила - странная штука. Её уровень зависит не столько от её количества, сколько от структуры. Похоже, что слившиеся кристаллы Рашарта и Ралтарка приобрели оптимальную конфигурацию. Здесь подробно описывается эксперимент.
   - Зерос... Я мало что понимаю в теории...
   - Ну, видишь ли. Ты никогда не задумывалась, почему, когда ты читаешь Дрэгон Слэйв, Шабранигдо даёт тебе силу?
   - Как почему? Потому что я крутая колдунья.
   - Ну, а в чём твоя крутость, если ты пользуешься силой Ма-о-сама?
   - На что это ты намекаешь?..
   - Ни на что. Но вот ты бы на месте Шабранигдо дала свою силу кому угодно для неизвестных целей?
   - Конечно нет! Мда, тогда это действительно странно.
   - Вот именно. На самом деле, когда ты получаешь от него нужное количество силы, он сам получает вдвое больше. То есть, ты не уменьшаешь, а умножаешь его собственную силу, поэтому он каждый раз всё с большей охотой позволяет тебе это делать. Таково свойство твоего тела. А вот та же Амелия в принципе не способна преумножать тёмную энергию, поэтому она Дрэгон Слэйв никогда не скастует.
   - Вот это круто... А любой лекарь, значит, преумножает силу Цефеида?
   - Именно.
   - А Рагна Блэйд?..
   - Вероятно, преумножает силу Эль-сама. А вот про Гига Слэйв не спрашивай, это не в моей компетенции. Но я это всё вот к чему: вероятно, Рашарту удалось слить камни таким образом, что они сами стали преумножать свою энергию. То есть, чем больше ими пользуешься, тем сильнее они становятся.
   - Хм. А не выйдет так, что вся сила мира в них уйдёт?
   - Но ведь сила мира не уходит в Перворождённых, так?
   - Ну, это не совсем то...
   - А в чём разница?
   - Не знаю. Ну хорошо. Я правильно поняла, что теперь нам надо найти этот его вечный двигатель?
   - Конечно! Кстати, насчёт силы мира... Я думаю, вся вселенная работает по этому принципу, это было бы только логично...
   - Ой, Кселлос, не заморачивай меня, я сама себя заморочу. У тебя есть идеи, где искать?
   - А зачем мне идеи, когда он тут ясно написал: в Сейрууне.
   - Ой. А почему там?
   - А там музей древних артефактов с истекшим сроком годности. Вот он и подсунул это как экспонат.
   - Хех. Ну, пошли грабить музей.
  
   Сейруунский матомарий a la оружейная палата располагался в одной из дворцовых построек, поэтому Лина, которую стража прекрасно знала и побаивалась, прошла законным путём, а Кселлос появился уже внутри. Искомый предмет довольно быстро обнаружился среди стеллажей и охранников. Похитители сразу его узнали - на рашартовской схеме он был очень правдоподобно нарисован. К тому же, под ним отсутствовала подпись. Кселлос наколдовал какую-то хитрость, заставляющую всех разом смотреть в другую сторону, а Лина спокойно сняла могущественный артефакт с полки и убрала в дорожную сумку. Как и одиночный кристалл, эта хрень не имела собственной ауры. Чтобы не привлекать внимания, они вышли из музея и завернули за угол.
   - Подумать только, как легко ограбить Сейруунский музей... - начала Лина.
   - Особенно в таком личном составе, - хмыкнул Кселлос, - когда вся стража вжимается в стены, чтобы, не дай боже, не попасться у тебя на пути.
   - ЛИНА-САН!!!
   - О нет, это Амелия...
   - Хуже, это Амелия с Филионнелом.
   Лина не успела даже огорчиться, как была сгребена в охапку могучими руками принца.
   - И в такое время, когда весь мир под угрозой, ты тут прохлаждаешься?! - гремел Фил.
   - А как же Справедливость?! - пискляво поддакивала Амелия. Лина запоздало сообразила, что Амелии не было у Луны в день свадьбы. "Интересно, где сейчас Зел и Гаури?.."
   - Лина-сан, как же вы могли позволить, чтобы из-за вас началась такая жуткая война...
   - ФИЛ, ВЫПУСТИ МЕНЯ НАКОНЕЦ, ФАЙЕРБОЛЛ!!!
   Слегка поджаренный принц отлетел в сторону.
   - Простите, - вклинился Кселлос, - а у вас есть какие-то новые известия с фронта? Боюсь, в последние пару часов у меня не было возможности следить за развитием событий...
   - Я тебе щас всё покажу! - оклемался Фил, хватая Кселлоса только что не за шиворот и волоча ко входу в западное крыло дворца. - Щас полюбуешься!
   Лина после секундного колебания кинулась следом.
   Фил не наврал: в холле стояла огромная хрустальная сфера, в которой открывалась панорама военных действий вокруг храма Дракона Земли. Кселлос выскользнул из пальцев Фила и приник к пульту управления сферой, наводя крупный план, перемещая и крутя изображение. Он это проделывал с такой скоростью, что Лину тут же начало укачивать, и она отвернулась. А там, куда она отвернулась, стояла Амелия и что-то вдохновенно вещала.
   - О! Амелия, у меня к тебе есть вопрос... - Лина оттащила опешившую принцессу в угол и что-то быстро зашептала.
   Через четверть часа Кселлос отвлёкся от созерцания батальной сцены и подвёл итоги:
   - Ничего интересного. Просто атаки и оборона, похоже, обе стороны давно мечтали подраться, и вот, наконец, представился повод. Лина, нам надо уже идти отсюда, а то... Лина!
   - А? Что? А, ты насмотрелся? Ну, пошли.
   - Что это вы там обсуждали такое захватывающее?
   - Ничего, что тебе было бы интересно.
   Мазоку изогнул бровь, пожал плечами, кивнул особам королевской крови (а Лина помахала ручкой), похватил Лину и телепортировался.
  
   Внезапный удар, яркий свет, что-то вроде падения, сдавленный мат. Лина обнаружила, что стоит на четвереньках на дне непрозрачного Рэй Винга, стенки которого противно светятся. Кселлос был тут же, злой и растерянный.
   - Что это?
   - Нас поймали. Ксо.
   - И ты даже можешь угадать, кто именно, - этот голос, кажется, шёл снаружи сферы. И принадлежал Дайнасту.
   - Да уж как не догадаться! - ответил Кселлос, подняв лицо к потолку. Лина подождала, не будет ли от Кселлоса каких-либо предостережений, потом осторожно встала.
   - Ну что, дорогой Джуушинкан, не хочешь попросить пощады? - нагло поинтересовался Дайнаст. Ксо, он мог себе позволить эту наглость!
   Кселлос секунду обдумывал ответ:
   - А что вы понимаете под пощадой?
   - Отдавай мне кристалл, и останешься жив.
   - И это всё?
   - А чего тебе ещё надо?
   - Эй, а как же я?! - встряла Лина.
   - Ты меня не интересуешь, - интонационно отмахнулся Дайнаст.
   - Что значит, не интересую?! Я-то тебе что сделала?
   - Нагрубила.
   Лина могла поклясться, что Дайнаст широко улыбнулся, произнося это. В результате, она нагрубила ему в три раза больше... Дайнаст всё молча выслушал, а когда заговорил, был гораздо менее доволен.
   - Ну вот что, Джуушинкан. Даю тебе два часа на раздумья. Если через два часа ты не согласишься мне служить, вы оба сгорите синим пламенем прямо внутри своей клетки. Время пошло.
   Лина услышала харизматичные удаляющиеся шаги. Кселлос произнёс что-то очень заковыристое на своём наречии.
   - Ксел, ты можешь телепортироваться?
   - Конечно нет! Ты Дайнаста за идиота считаешь?!
   - Нет-нет, успокойся. Ты что-то нервный в последнее время...
   - Это неудивительно, с учётом того, что нам через два часа придёт полный и необратимый... полная и необратимая крышка.
   - Эй, подожди, так у нас же есть Рашартова хреновина... Может, удастся стену проломить?..
   - Ну так давай её сюда!
   Лина кинулась вытаскивать могучую штучку из сумки. Как назло, она зацепилась каким-то углом за нитку, сумка затрещала, но вот уже кристальный гибрид в руках у Кселлоса...
   - Ну, и что ты стоишь?
   - Я... Я идиот. Нет, я просто полный кретин. Блин, ну почему я это только сейчас понял?..
   - ЧТО ЭТО?!
   - Один из двух кристаллов - сердце Рашарта. Поэтому он мог добыть отсюда сколько угодно энергии, сокрыв артефакт в своём теле. Но я-то тут совершенно ни при чём... я не смогу им воспользоваться!
   - А... ано... значит, нужно слить эту конструкцию и с твоим кристаллом тоже, и только тогда ты сможешь...
   Кселлос с обречённым стоном опустился на пол.
   - Нет, это что-то потрясающее. Просто издевательство, прикладной садизм. Я понимаю, конечно, что так мне и надо, но это уже слишком. Ну на кой ляд мне вообще понадобилась эта бня, если я всё равно не могу ничего сделать? Надо же быть таким кретином... просто что-то фантастическое...
   - Ксел, перестань. Ты своим бормотанием ничего не достигнешь, кроме моей головной боли. Давай лучше думай, что делать.
   - Ничего. Не знаю. Всё безнадёжно. Попробуй Рагна Блэйд.
   Лина послушно попробовала. Как ни странно, заклинание прочлось, меч призвался, но вот вскрыть стенку капсулы так и не вышло.
   Лина отряхнула руки от электрических разрядов и присела рядом с мазоку.
   - Ксел, ну кончай паниковать. В крайнем случае, скажем ему, что согласен служить, а когда он нас выпустит, улизнём.
   - Ты думаешь, он сам до этого не додумался? Он не станет нас выпускать. Он потребует кристалл. Я бы, может, и согласился, если бы это было возможно...
   - Если бы это было возможно, ты бы уже был сильнее Дайнаста, - прервала Лина. - Давай без "если бы". Думай, что делать.
   - А ничего, Лина, тут нету выхода.
   - Неправда! - волшебница встала и несколько раз обошла вокруг Кселлоса. - У меня скоро начнётся клаустрофобия.
   - Может, не успеет, - "успокоил" Кселлос.
   - Ксо! Ну, ты же такой хитрый, ты не можешь не найти выхода!
   - Вот именно! - взъелся мазоку. - А уж если я не нахожу, значит, его и нет!
   - Чушь!
   - А что, может, у тебя есть идеи? - Кселлос с достоинством потёр переносицу.
   - Одна, бредовая.
   Мазоку замер.
   - Ну.
   - Смеяться будешь.
   - НУ!
   - Ну... Как думаешь, мы с тобой вдвоём сильнее Дайнаста?
   - Мм... сложно сказать... Если брать силу в чистом виде, то возможно. Но мы не сможем этого добиться сами.
   - Можем хотя бы попытаться.
   - Если даже мы будем одновременно шарашить в одно и то же место, это ничего не даст.
   - Конечно не даст. Но я о другом. Надо... как это... войти в резонанс. Тогда, может, и выйдет проделать дырку.
   - Хм. Звучит хорошо. А где ты возьмёшь резонанс?
   - Вот тут ты и будешь смеяться. Я выпытала из Амелии, как они делают "удар любви отца и дочери"... Это ведь как раз то, что надо...
   - Лина. Ты в своём уме? Какой удар любви?!
   - Я понимаю, что это дико звучит, я не виновата... но таким образом как раз можно соединить силы и...
   - Ну уж нет.
   - Э?..
   Кселлос отвернулся и уставился в одну точку.
   "Только не это! Ну почему все беды должны случаться одновременно?.. Лине-то кажется, что всё так просто, шарахнул раз - и все дела. Но название не зря так "дико звучит". Между нами с ней не будет резонанса, потому что совместные атаки, в отличие от одиночных, требуют искренности в обязательном порядке. А у нас... какая уж тут искренность. Я не уверен, что знаю, как это слово правильно пишется. У нас не выйдет даже того, на что способны Амелия с принцем. А ведь мы в сотни раз их сильнее. И когда Лина поймёт, в чём дело... раскроет все мои спектакли... тут уже синее пламя райским дождём покажется. И дело даже не в том, что она скажет или сделает, а в том, как мне самому будет погано. Блин, ну надо же быть таким кретином! Уж если связался с девушкой так тесно, мог бы поднапрячься и полюбить, а теперь уже точно не успею. Что я несу..."
   - Ксел, ну тебе что, трудно, что ли? - канючила тем временем жертва обстоятельств.
   - Лина, это бред чистой воды, у нас НИЧЕГО не получится.
   - Ты уже пробовал? Откуда ты знаешь?
   - Я всё знаю.
   - Тогда, может, ты знаешь, как нам отсюда выбраться?
   - Я тебе ещё раз повторяю, выбраться отсюда невозможно.
   - Так не бывает.
   - Значит, теперь будет.
   - Но почему ты считаешь, что у нас не выйдет? Что тут такого...
   - Лина, в конце концов, я - мазоку! Я с такими приёмами по определению не совместим!
   - То есть, дело именно в тебе?
   *ответ неразборчив, похож на икание*
   - Да будь ты хоть шинзоку, какая разница, надо-то всего-навсего вместе кулаком шарахнуть! Если тебе на свою шкуру наплевать, мог бы ради меня поднапрячься! Между прочим, кто-то собирался жить ради меня. Или уже забыл?!
   - Я ничего не забыл. Если бы в этом был хоть какой-то шанс, я бы обязательно...
   - Так засунь своё "если бы" себе... а потом встань и попробуй!
   Разговор в таком духе уже страшно достал обоих не только криками и непониманием. Лина решила, что Кселлос отказывается что-либо объяснять, потому что считает её законченной дурой, а поскольку сама она его поведение объяснить не могла, то взыграл комплекс неполноценности. Теперь переубедить мужа стало просто делом жизни. Собственно, оно по-любому им было, но Лина решила стоять до последнего. Кселлос, который поначалу ещё рассматривал вариант потянуть подольше, а потом перед самым концом всё-таки попытаться, благо тогда уже всё равно будет, что там Лина поймёт, теперь был окончательно загнан в угол собственным враньём и уже не мог ни на что согласиться. В какой-то момент, когда Лина замолчала, чтобы отдышаться, он заметил:
   - Осталось пятнадцать минут.
   - Какого Даркстара ты мне это говоришь?! И без тебя хреново...
   - Мне больше нечего сказать.
   Лина набрала было полные лёгкие, чтобы выдать очередную тираду про гром-не-грянет-мужик-не-перекрестится-а-когда-и-грянет-перекрестится-не-в-ту-сторону, но поняла, что у неё уже просто кончился словарный запас, особенно непечатный. Она сдулась и стекла на пол рядом с Кселлосом. Мазоку осторожно поднял голову, опасаясь встретиться глазами с женой. Но Лина смотрела сквозь него, слегка наклонив голову и прищурив нижние веки. Лицо её обрело какую-то нездоровую фарфоровость.
   - Ксел, мне страшно. Синее пламя - это... это же, наверно... очень больно?..
   Мазоку почувствовал, как по его телу прошла судорога.
   "Нет... нет! Я не... это... это уже слишком! О Эль-сама, ну что за детскость, ну почему она сказала это ИМЕННО ТАК?! Почему я уверен, что никому другому она бы ТАК это не сказала?.. Только... мне... можно... знать,... что Лина... боится... Только мне. А я... не способен даже притвориться, что меня это не касается... Но, раз так, то у меня остаётся шанс... попробовать кинуться в другую крайность... Что если... главный подвиг актёра - убедить самого себя... Если уж я смог убедить Лину, что люблю её, то убедить в том же самом себя - плёвое дело, раз уж, тем более, когда ей страшно, я дрожу. Поверить себе, что может быть проще..."
   - Кселлос, что с тобой? Ты задыхаешься?
   - Н-нет-нет... Лина, ...я, может быть, смогу сделать так, чтобы этот твой удар сработал... может быть. Всё равно, ничего другого не остаётся...
   - УРРРРАААА!!!!!!
   - Ладно, ты... давай руку.
   Напряжение было немыслимым: сконцентрировать все свои силы и одно направляющее чувство, многократно оболганное, опошленное, неестественное, но всё равно - единственное, что может бороться со смертью в её абстрактной форме. Бороться с судьбой... бороться с высшими силами, бороться с повелителями...
  
   Наверное, похожим образом чувствует себя птенец альбатроса, только что вывернувшийся наизнанку, чтобы отпугнуть врага отвратительным запахом рыбы, и обнаруживший, что враг начисто лишён обоняния.
   Кселлос был близок к тому, чтобы начать долбиться головой о светящуюся стенку, и остановило его только то, что из-за стенки внезапно послышались голоса. "Ну всё, хана", - подумал мазоку, выпуская Линин кулак. Голоса были знакомые. Дайнаст, Шерра, ещё несколько высокопоставленных Дайнастовых кровопийц, Рикусфальто, как всегда замещающая Дольфин, парочка Кселлосовых бывших подчинённых и - о нет! - Зеллас-сама.
   - Похоже, Дайнаст решил устроить из этого потеху, - услышал он Линин шёпот у себя над ухом.
   - Вряд ли. Скорее, он просто хочет, чтобы потом не было сомнений.
   - Мм... Может быть. Ксел. У меня для тебя подарок.
   - Чё-о?
   Лина поднесла к его носу руку, всё ещё сжатую в кулак. Потом медленно и острожно раскрыла пальцы. На ладони лежал кристалл.
   - А... Эээ... хе... м-м... кхм... А как?
   - Не знаю. Я даже не сразу заметила. Ещё бы знать теперь, как его приклеить к другим...
   - Я знаю! У Рашарта же всё написано было!
   - Ты запомнил?
   - Конечно, у меня ведь абсолютная память, - Кселлос уже вытряхнул из Лининой сумки своё страшное оружие. - Ну всё, держись...
   Бормотание, пассы, парочка астральных заклинаний - Рашартова бня стала на треть больше. Кселлос острожно взял угловатую искристую конструкцию в руки и утопил в глубинах своей большой и пустынной души. На лице его утвердилось выражение полного катарсиса.
   - Ха-а-а-а, Лина, ты бы знала, какой это кайф... Никогда в жизни так здорово себя не чувствовал.
   Волшебница улыбнулась. Подумать только, каких-нибудь пятнадцать минут назад он сидел на полу и бормотал всякие глупости про безнадёгу. Неужели она смогла сама всё так радикально изменить?.. Да-а, только вот...
   - Ксел, не расслабляйся, надо ещё отсюда выбраться.
   - А, теперь это раз плюнуть, - сказал Кселлос и плюнул. Сфера с шипением исчезла.
   И все звуки, которые они слышали до того, тоже исчезли вместе со сферой. Каменная тишина заменила собой воздух. Лина узнала это место - в прошлый раз она здесь изображала морскую звезду. Она с интересом глазела по сторонам: нечасто увидишь столько сильнейших мазоку одновременно. Замечательная возможность запомнить их всех в лицо - на будущее...
   - Приятно видеть вас всех в добром здравии! - звонко объявил Кселлос, кладя руку Лине на плечи.
   - Дайнаст-сама, - зашептала Рикусфальто, - вы же не собирались их выпускать...
   - Дайнаст, что это за штучки? - нервно спросила Зеллас.
   На Дайнаста смотреть было страшно: он был зол, как три Даркстара.
   - А чему вы удивляетесь, Ха-о-сама? - продолжил Кселлос. - Это надо же было поставить такой дохленький барьерчик...
   - Дохленький?! - подпрыгнула Зеллас. - Я тебе щас покажу, кто тут дохленький!
   У неё из-под пальцев вырвалась небольшая шаровая молния. В тот же момент Дайнаст метнул в Лину светящееся копьё. Волшебница дёрнулась, но отскочить не смогла, впрочем, копьё растворилось в воздухе, не долетев сантиметров пять. Кселлос довольно усмехнулся, смакуя всеобщую обескураженность. "Ого, да он барьер поставил, а я даже не заметила..." - подумала Лина, косясь на своё плечо, укрытое Кселлосовой ладонью.
   Сзади послышался шум, все обернулись: на высоте метров трёх в стене зияла дыра, а из неё лезли Рубаки... Кселлос прыснул, у Лины отвисла челюсть. Зел, Гаури, Амелия, Филия и - боже правый, только не это - Луна застыли в нерешительности, глядя на странное сборище.
   - Э-э... ребят, всё в порядке, - промямлила Лина.
   - Эй, кто посмеет её тронуть, будет иметь дело со мной! - воскликнул Гаури, обнажая меч. Зел молча положил руку на эфес, но пока медлил. Филию врасплох застало зрелище такого количества мазоку и у неё начался нервный тик на хвосте - никогда не видели змею, страдающую эпилепсией? Амелия перемешивала вопли про то, кто, кого, чем и за что покарает с немного фальшивым пением про жизнь, которая прекрасна. Луна нашарила взглядом Зеллас и спросила:
   - А что, собственно, происходит?
   - Похоже, Дайнаст недооценил мои творческие способности, - процедила Джуу-о.
   - И не только ваши, и не только творческие, - поддакнула Рикусфальто, рассматривая Лину.
   Кселлос хохотал, зажимая рот свободной ладонью. К Лине тоже стал возвращаться оптимизм - увидеть не просто столько сразу сильнейших мазоку, а столько вконец офигевших сильнейших мазоку... Тем временем Дайнаст, изрыгая пламя и проклятья, нацелил в весёлую парочку действительно серьёзную атаку... Ну, то есть, она была серьёзной, пока Кселлос не поймал её двумя пальцами, не покрутил на ногте, как бейсбольный мячик и не уничтожил с громким хлопком и фейерверком конфетти.
   "Чем больше ими пользуешься, тем они сильнее" - услышала Лина. "Ой! Астральный канал заработал. Вау..."
   К офигевшим мазокам присоединились офигевшие рюзоки и офигевшие Рубаки... Лина с удовольствием отметила, что все смотрят на них с Кселом снизу вверх. Через пару секунд она поняла, что площадка в центре зала, на которой они стоят, медленно-медленно поднимается вверх и вот уже на метр поднялась, поэтому всем вокруг просто приходится задирать головы.
   На Дайнаста эта степенность подействовала совсем не успокоительно, как вообще обычно действуют медленные движения. Он не глядя метнул в Кселлоса ещё несколько заклинаний, потом на всякий случай поставил вокруг себя барьер. Кселлос всё молча отразил, потом слегка нахмурился.
   - Ну чего ты ждёшь?! НАПАДАЙ!! - взвился Дайнаст.
   "Ну вот, у него уже нервы не выдержали", - заметил Кселлос в астрале.
   - Какой мне резон на вас нападать, Ха-о-сама?.. Вы не представляете для меня угрозы.
   Дайнаст пару раз икнул и обвёл неуверенным взглядом всех присутствующих. По толпе пошёл взволнованный шёпот, тихий мат и вздох облегчения. Кселлос тоже всех оглядел и резюмировал:
   - Совершенно верно. Никто из вас не представляет для меня угрозы.
   Зеллас и Дайнаст попятились. Мазоку, что послабее, сбились в кучки.
   - Так... Так чего же ты хочешь? - спросила Рикусфальто (не потому, что она самая смелая, а потому, что у неё было меньше всех конфликтов с Кселлосом).
   - Я хочу, чтобы от меня все отстали, - улыбнулся Кселлос, величественно прикрыв глаза.
   "Ессс!" - подумала Лина, случайно выпустив мысль в астрал. Рука на её плече одобрительно пошевелила пальцами.
   - ЭЙ! Я от тебя отстану, если ты отстанешь от Лины! - немедлено отреагировал Гаури. Лина заколебалась между тремя вариантами поведения: съездить Гаури по башке, покраснеть или заржать.
   Кселлос милостиво обернулся к мечнику:
   - Это тебя не должно касаться, потому что Лина - моя жена.
   После секундного замешательства зал потрясли несколько десятков воплей потрясённо-озлобленного содержания. Впрочем, некоторые были вовсе бессодержательными. Луна прикрывала ладонью не то вселенскую скорбь, не то довольную улыбку. Зеллас по пунктам, как на экзамене, излагала весь свой богатый запас хлёстких выражений, остальные просто выли и хватались за головы. Доминировали вопли "Позор!", "Сволочь!", "Каков нахал!" и "Куда катится мир?!". На Филию было до того жалко смотреть, что лучше вообще не описывать, как она выглядела.
   - И весь в белом, - прокомментировал Зелгадис, наконец подобрав челюсть. И правда, Кселлос до сих пор не избавился от свадебного костюма...
   - Ну что, дорогая, - громко проговорил Кселлос, - ты достаточно насмотрелась на этих уродов? Мы можем идти?
   - Уже давно, милый, - вторила Лина сдавленно-слащавым голосом.
   Они облегчённо переместились, а поднявшаяся площадка с грохотом впечаталась обратно, подняв тучу пыли.
  
   Залитая вечерним солнцем комната блестела и сверкала золотыми узорами обоев.
   - Ой, мы снова в этой гостинице? Ксел... ТЫ ЧЁ ДЕЛАЕШЬ?
   Кселлос снова держал в руках свой артефакт убойной мощности. Тот быстро растворялся в воздухе.
   - Убираю эту хрень в астральный карман, - ответил мазоку.
   - Зачем?..
   - Затем, что от любого моего использования магии сила рашартины увеличивается. Даже от телепортации. А она и так немаленькая.
   - Ну и что плохого? Это ведь круто! Ты вообще можешь всем миром управлять, если у тебя будет столько силы.
   Кселлос вздохнул и растянулся на скатке, заложив руки за голову.
   - Ну и на кой мне этот мир?
   - То есть как?
   - А так. Любое управление, а тем более, такое масштабное - это сложная, трудоёмкая, высокооплачиваемая работа. А я хочу отдохнуть.
   - Хе-хе, тоже мне мазоку! Ты бы Фибризо это объяснил в своё время.
   - Я пытался. Он не понял.
   - Нет, ну ты серьёзно не попытаешься это использовать?
   - Серьёзно. По крайней мере, пока меня никто не трогает. А чего ты удивляешься? Ты сама, что ли, на моём месте стала бы что-нибудь реформировать?
   Лина задумалась.
   - Да нет, наверно... Меня всё устраивает... Особенно так, как оно сейчас.
   - Кстати, помимо всего прочего, я очень не хочу конфликтов с Эль-сама. Я могу быть сколь угодно сильным, но она управляет судьбами. И если она решит, что у неё появился конкурент, то примет меры... Зачем утруждать создательницу? У неё и так забот хватает...
   - Да, наверное. Знаешь, Ксел, мне иногда кажется, что ты такой правильный... Нет чтобы мстить, там, прибить кого-нибудь, войну продолжить, реабилитировать свою расу... Нет, я не призываю, просто странно. Все остальные мазоку, которых я знала, совсем по-другому представляли себе отдых...
   - Все остальные мазоку несвободны. Рабу свойственно срывать злость на чём придётся. Свойственно ему и желание уничтожить эту систему, в которой он выужден подчиняться воле господина или быть убитым. Конечно ко мне это не относится!
   Лина задумчиво улыбнулась:
   - Вот ведь, как мне с тобой повезло!
   - Да, кстати о везении. Как у тебя получилось извлечь кристалл?
   - М-м... Я думаю... Помнишь, ты сказал, что он прирос, потому что я очень сильно захотела его тебе не отдавать? А чтобы этот наш "удар" подействовал, я должна была всю себя, так сказать, сконцентрировать в кулаке. Вот и кристалл туда перекочевал. Наверное.
   - Мда. Но я был прав, сам по себе удар у нас не получился. Обидно, я ведь даже успел поверить... - Кселлос осёкся, едва не ляпнув "что я тебя люблю".
   - А почему последние слова надо было договаривать по астралу? - невозмутимо спросила Лина. - Даже не обидно, а непонятно. Я ведь тоже успела.
   Сегодня день такой был специальный, что все по очереди теряли дар речи. Вот и Кселлосу пора пришла.
   - Ано... Лина, тебя ничего в этом не смущает?..
   - С учётом того, что наш брак был тактическим ходом, смущаться мне нечего.
   - Нет, в смысле... наоборот... не тебе, а... ну...
   - Ты чего заикаешься?
   Кселлос сел и тяжело вздохнул. "Вот он, час расплаты..."
   - Лина, я боюсь, что сморозил глупость. Я раньше нарочно изображал то, что теперь на самом деле, и...
   - Ой, Ксел, прекрати, у меня уши вянут. Я прекрасно знаю, что ты никогда меня не любил, и это совершенно естественно. Изображал ты, конечно, хорошо, и подыграть тебе было приятно. Но я не собираюсь делать из твоего вранья драму.
   - Поздно, я уже сделал, - пробормотал Кселлос куда-то в сторону.
   - Ну так забудь и расслабься.
   - Мм. С радостью. Проблема в том, - Кселлос отвернулся и поёрзал на месте. Размял пальцы. Потеребил край покрывала. - Насчёт никогда ты меня здорово раскусила. Проблема в том, что я люблю тебя сейчас.
   Лина помедлила.
   - И когда началось это "сейчас"?
   - Когда... Когда я сказал "давай руку". О боже...
   - Что?
   - Нет, ничего, просто ассоциация.
   "Вот вам и рука... Руку и сердце, нэ? Вот как интересно, сердце - это формльный повод, а рука - подлинное чувство. А я раньше думал наоборот... Ксо, нельзя же всюду совать этот символизм!.."
   Лина закусила обе губы. Эйфорическое чувство, что происходит что-то грандиозное, накатывало волнами, и девятый вал был уже близок. Она дотронулась дрожащими пальцами до горячей щеки. "Блин, краснею!" Лина быстро нагнула голову, чтобы лицо не было видно сквозь волосы. Мазоку истолковал это движение по-своему:
   - Сейчас я не вру! Чем хочешь тебе поклянусь, я не вру! Пожалуйста, не надо думать, что я...
   - Я не думаю! Я понимаю, что ты не врёшь. Врёшь ты без запинки обычно...
   - А... Ну, да, наверное...
   Наконец Лина решила, что просто нечестно прятаться в такой момент. "Ксел не краснеет не потому, что ему комфортно..." Она убрала волосы от лица и весело посмотрела на супруга.
   - Всё-таки, символично, да?
   Кселлос чуть не подпрыгнул:
   - Это я тоже в астрале сказал, что ли?
   - Да зачем говорить? - Лина протянула руку: - Давай.
   Кселлос нерешительно подставил ладонь и осторожно согнул пальцы. Кольца звякнули, столкнувшись, и обратились в чистый свет, который отразился и преумножился в глазах обручённых, заполнил собою комнату; и вот это уже вовсе и не комната, и не гостиница, а настоящая радуга, широкая труба из нетканых лучей, которую ветер надувает, как японский праздничный флажок в Детский День. Радуга стала направляющей. Одним направляющим чувством, многократно оболганным, опошленным, неестественным, но всё равно - единственным, что может бороться со смертью.

Оценка: 6.95*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Дибенко "Картежник - Реабилитация " (ЛитРПГ) | | А.Ливадный "Нейр" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | К.Огинская "Касимора. Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Забавы ради... " (Короткий любовный роман) | | В.Чернованова "Александрин. Яд его сердца" (Романтическая проза) | | А.Минаева "Дыхание магии" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"