Кикиморра: другие произведения.

Исполняющая обязанности (фанфик по белорскому циклу Громыки)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.93*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Брак по сговору бывает не только у людей, а вот последствия для долин могут быть гораздо драматичнее. ОЖП и ОМП - вампиры из других долин, которых принесла нелёгкая в Белорию и окрестности. Клятвенно обещаю, что никто из них не МС, и вообще это фанфик про Лёна. Что касается имён Повелителей, названий долин и их расположения - я всё это взяла вот отсюда http://beloriyastory.rolka.su/viewtopic.php?id=5 . Насколько эта информация канонная - понятия не имею, в книгах её нет. Но я решила не плодить сущностей и воспользоваться уже существующими именами. Только Ар'иена - мой персонаж, в источнике, понятно, не значится. Здесь и далее по тексту я буду предполагать, что все эти слова в вампирьих именах - это отчества и фамилии)))) Что касается винесского: в него местами вставлены белорские слова, чтобы жителям далёких от Винессы земель можно было читать без словаря. Пожалуйста, не надо писать в комментах, что там всё неправильно)

Глава 1 - Расставание

- Ну какого лешего... - вяло возмущалась я, стоя в дверном проёме и неубедительно уперев руки в боки. Орсана бы вознегодовала, глядя на эту профанацию.
- Имею право, - бодро отзывался Лён, зашнуровывая второй сапог.
- Да имей ты это право налево, гхыр побери, - буркнула я и, тяжело вздохнув, плюхнулась на неубранную кровать.
- Ноги не отекли? - мгновенно переменившимся на заботливый тоном спросил Лён.
Я даже отвечать ничего не стала, он и так под шквалом моих мыслей присел. Впрочем, тут же подскочил, поцеловал меня в щёку и выпрямился, намереваясь на этом и сгинуть на неопределённый срок.
- Э! А ну-ка посерьёзнее прощаемся! А то я начну подозревать, что ты легкомысленно относишься к нашим отношениям!
- Конечно, - Лён скривился в ироничной усмешке. - Женился на тебе, не подумав, а как запахло ответственностью, решил переселиться в Леск от греха подальше.
Я вздохнула ещё раз. Умом-то понимала, что это он так шутит и дразнится, но и на правду было подозрительно похоже. Он, конечно, сразу почуял мои сомнения, снова приземлился рядом, приобнял.
- Воль, ну не дури. Я тебе обещал: месяц. И всё, больше никуда. И не говори, что я не заслужил, а уж тем более, что это нечестно.
Я в примерно две тыщи первый раз была вынуждена согласиться. Заслужил. Честно. И я веду себя, как собака на сене.
- У меня предчувствие нехорошее, - попытала я счастья напоследок.
Лён посмотрел на меня так, что если бы я могла читать его мысли, настал бы мой черёд приседать под тяжестью.
- Отпусти меня, пожалуйста, по доброй воле. Так нам обоим будет спокойнее.
Я окончательно смирилась со своей участью и обняла его, немного неловко, посерёдке, уткнувшись лицом ему в живот. Его тяжёлые руки опустились мне на голову и плечи.
- Люблю тебя. Возвращайся... целым. И в срок.
- Спасибо. Обязательно. Потому что люблю тебя.
Я слегка ослабила объятья, давая понять, что не стану цепляться, если он сейчас отстранится, но и сама первой это делать не хочу.
Он чмокнул меня в макушку и снова встал.
- Обещай, что к моему приезду выдрессируешь Старейшин так, что будут слушаться по одному взгляду, - хмыкнул он через плечо.
- Вот это без проблем, - плотоядно облизнулась я вслед исчезающему за дверью мужу.

Конечно, в норме гхыр-с-два бы он меня усадил дома, когда сам поехал кататься, но я до некоторой степени организовала себе это сама. Пару недель назад вернулась из очередного своего приступа странствий - без медяка и оружия, с тиной в волосах и багровым шрамом через всю спину. Попытки объяснить, что шрам был заработан неловким спуском с холма, а не сражением в чистом поле с загрызнем, тину вырастило зелье для укрепления кончиков волос, а деньги и меч я по доброте душевной отдала начинающему герою, чтобы он свою суженую у паучихи геройски отбил, не увенчались успехом. Лён смотрел на меня как на предательницу, особенно, когда я пыталась приткнуться поудобнее, чтобы спине не больно было, и три дня не разговаривал, пока я не отчаялась и не пообещала отдаться на истязание Келле и выпить всё, что она мне подсунет.
А Келла живенько определила, что я на втором месяце. Что само по себе неудивительно, если учесть, как мы с Лёном прощались перед той моей поездкой. Вот только когда мой драгоценный осознал, что все эти полтора месяца я гонялась за нечистью, колдовала на крови и спала по подвалам и кладбищам с начатками его отпрыска в утробе, вот тут и настал мой смертный час.
Разговаривать Лён со мной не начал, зато прожигать взглядом перестал. И вообще смотреть в мою сторону. И находиться в одном помещении. И даже в поле зрения на улице. А если даже мне удавалось его загнать в какой-нибудь безвыходный угол, закрывался крыльями и отмалчивался, как будто меня там и не было вовсе.
В конечном итоге я застала его у поляны с единорогами, украдкой утирающим слёзы моей (к счастью, выстиранной) портянкой. Не выдержала, бросила скрывающие и антителепатические чары, бухнулась рядом и принялась умолять пустить меня обратно в его жизнь на любых условиях.
Эта вампирья морда немедленно прекратила изображать безутешного вдовца и, прищурив совершенно сухие глаза, выставила требование: на весь срок беременности я из Догевы ни ногой, да ещё останусь тут за главную, пока он съездит на месяц в Леск на игрища.
С игрищами у Лёна сложились неоднозначные отношения. До истории с последним камнем круга он подобные мероприятия благополучно игнорировал. После этой истории Ковен неофициально уведомил его, что если он ещё раз явится на стрельбища, к нему будет приставлен целый полк, наполовину состоящий из боевых магов. Лёна такая перспектива, понятно, не радовала, да и на стрельбищах ему делать было больше нечего.
А вот приглашение в Леск на ежегодние игры с фехтованием и скачками его неожиданно заинтересовали. Как выяснилось, пока меня не было, он от тоски принялся переписываться с Вэрдом и напросился на серию тренировок. Ну как напросился, Вэрд-то тоже уже лет пятьдесят как всех в Леске победил, а других светловолосых вокруг не прибавилось. Не с Лерееной же ему махаться, в конце концов. Вот Лён и навострил лыжи - вроде как по приглашению с официальной делегацией посмотреть увеселительные мероприятия, а по вечерам помахаться с Вэрдом где-нибудь за городом, чтобы особо беспокойные подданные не видели.
Я, естественно, не была против того, чтобы Лён погулял и поразмялся, сама-то почти только этим и занимаюсь вот уже который год. Я была против того, что он не собирался брать меня с собой, объясняя это тем, что не может оставить Догеву в руках Келлы и Старейшин на целый месяц, и что подданные и так натерпелись развала и самоуправства во время нашествия ложняков. Я лично никакого развала тогда не заметила, но я тогда и не принимала участия в государственных делах. Возможно, со стороны Лёна всё выглядело ужасно. Впрочем, в плане политической грамотности я и теперь мало отличалась от себя восемнадцатилетней, и на что рассчитывал Лён, оставляя страну в моих заместительских руках, мне было не очень ясно.
Скорее всего, подозревала я, он просто собирался натворить что-нибудь опасное и необдуманное и знал, что я могу помешать, как это было при нашем первом визите в Леск. И мне хоть и хотелось заверить его, что я буду паинькой и не стану лезть в его мужские забавы, было совершенно понятно, что стану и ещё как. А поскольку мне теперь, как авторитетно заявила Келла, нельзя нервничать, то, может, и правда лучше посидеть дома, довольствуясь краткими отчётами раз в неделю, что муж жив-здоров, сыт и пьян. Хоть пьян он и не бывает.
Поэтому, повздыхав ещё немного и повалявшись на так и не убранной кровати, я выдвинулась прогуляться по южным деревням - где стариков подлечить, где поля от вредителей заговорить, обычные рутины Верховной Ведьмы. Домой возврщалась только к полуночи, всякий раз надеясь незамеченной прошмыгнуть мимо Келлы с её вонючими зельями и упрёками, мол, ем как попало, всухомятку, нерегулярно, ребёнок будет болеть, молоко не пойдёт, и вообще кожа да кости, где уж тут выносить без зелий и снадобий.
Слушать мне это было гнусно до тошноты (хотя как знать, тошнило меня от её речей, зелий или токсикоза), а эффект Келлины нотации имели обратный: я старалась как можно меньше попадаться ей на глаза, в результате вынужденно избегая тех мест, где как раз и могла бы нормально поесть. Впрочем, в деревнях, по которым я ездила с осмотром, не перевелись ещё гостеприимные вампиры, а уж если где кого вылечу, так кормили всё равно что на убой.
Лето меж тем только-только набирало обороты. Жарко ещё толком не было, и уходить с улицы не хотелось вообще. Смолка была рада разминке не меньше моего - ей прискучило топтаться по лугу всё то время, что хозяйка выясняла отношения со своим непутёвым мужем.
- Радуйся, пока можно, - наставительно сказала я ей. - Вот рожу, вообще никуда ездить не буду, а ты совсем жиром заплывёшь.
Смолка тоненько и как-то завистливо заржала. Я долго не могла взять в толк, почему она сама до сих пор не обзавелась потомством, всё-таки табун в Догеве большой, неужто ни одного храбреца не нашлось подступиться к моей ехидной бестии? А потом пастух меня просветил, что Вольт признал в Смолке родную дочь и недвусмысленно довёл до сведения прочих жеребцов, что свататься к Смолке они будут через его, Вольта, труп. Жеребцы покумекали, перетёрли между собой и решили обхаживать более доступных девушек.
- Вот если бы Лён нас с тобой взял в Леск, может, ты бы там себе крылатого хахаля подыскала, - продолжала я бередить душу кобыле, чувствуя себя неловко в этой теме, как будто старость тихонько подкралась и залезла в душу, а я и не заметила.
Смолка обернулась и щёлкнула на меня зубами, мол, хорош уже, и без тебя тоскливо.
Я снова вздохнула. Тоскливо - не то слово. Я впервые так, чтобы в Догеве - и без Лёна. И вроде уехал он только что, а вроде от меня кусок оторвали и увезли. Интересно, он так же себя чувствует, когда я уезжаю? И если да, то как терпит? А если нет, то какого лешего?!
Оставив лошадь в лесу неподалёку от города (дорогу в табун она найдёт и сама, зачем мне таскаться?), я тихонько, огородами начала пробираться к Дому Совещаний, в очередной раз сочиняя в голове длинное и ужасно формальное прошение к Лёну отстроить нам избушку где-нибудь на окраине, чтобы можно было шмыгать туда-сюда, не светясь перед подданными. В темноте я по-прежнему видела хорошо, чуть ли не лучше, чем днём, хотя мне и обещали, что со временем хранительские способности выветрятся.
А вот нервишки, привыкшие держать меня настороже, у меня были совсем не вампирьи. Поэтому когда у меня за спиной из куста вывалилась некая тёмная масса и заговорила человеческим голосом, я с воплем шибанула по ней чем-то, а потом ещё чем-то для верности, и только после этого сообразила приглядеться.
На ближайшей сосне на высоте трёх саженей над землёй висел синеглазый Старйшина, перекинутый через ветку, как длинный плащ. Я узнала его не сразу из-за основательно подпалённой причёски - очевидно, первым делом я запулила в него огнём, а уж потом левитацией.
- Г-госпожа Верховная Ведьма, - выдавил он. - П-простите, что напугал...
Я закатила глаза и принялась левитировать его обратно. Это было не так-то просто, я сегодня уже изрядно поколдовала, а до фонтана ещё не дошла. Даже удивительно, что в таком состоянии мне удалось столь трудоёмкое заклинание.
Наконец-то спустив его на землю, я утёрла честный трудовой пот и перевела дыхание.
- Это вы простите, я должна была сообразить, что в Догеве на меня не будут нападать из куста вурдалаки.
- Я бы на их месте на вас и в прочих местах не нападал, - пробормотал Старейшина и откашлялся. - Я вас искал, нужно принять срочную депешу.
Я поморгала.
- А что, она кусается?
- Нет, но она адресована лично Повелителю с пометкой "конфиденциально", а в его отсутствие вы исполняете обязанности.
- А если там и от меня тоже... "конфиденциально"?
- Ну вам-то он доверяет, - не задумываясь пояснил Старейшина.
"Если б доверял, взял бы с собой," - пронеслось в голове, но я старательно подавила эту мысль. Да и вообще, а что если это подстава какая-нибудь, мало ли какую дрянь Лёну могли прислать недоброжелатели.
- Ну ладно, пошли посмотрим. Надеюсь, Келлы поблизости нет?
- Она что-то говорила про полночь и цимозные соцветия, так что...
- О, отлично, идём скорее, пока она собирает!
В приёмной Дома было пусто - за исключением одинокой фигуры молодой вампирши с неожиданной причёской: девушка была коротко острижена, так коротко, как даже мужчины-вампиры обычно не стригутся.
При виде меня она поспешно встала и с некоторым удивлением оглядела меня с ног до головы круглыми светлыми глазами.
- Повелительница? - неуверенно произнесла она.
- Исполняющая обязанности, - вздохнула я. Называться Повелительницей мне претило, во-первых, потому что этот термин предполагал способность вытаскивать с того света, а во-вторых, потому что в моём сознании женская его форма накрепко прикипела к образу Лереены, на которую мне совершенно не хотелось быть похожей.
Вампирша кивнула, очевидно, признав меня достойной конфиденциальной депеши.
- Пожалуйста, распишитесь в получении.

Глава 2 - Письмо

Депеша выглядела достаточно безобидно: тонкий свиток, завёрнутый в отрез кожи и перевязанный шнурком с печатью. На сургуче отпечаталось символическое изображение, которое я затруднялась разобрать - видимо, оттиск кольца. Не беря свиток в руки, я попробовала несколько ощупывающих чар, распознающее заклинание, антимагический заговор и наконец наложила на свои глаза чары сквозного видения.
Никакого криминала, свиток как свиток. По краю, торчащему из-под кожи, шла тоненькая надпись с именем адресата и указанием на конфиденциальность.
- А кто отправитель? - спросила я у вампирши, с любопытством следившей за моими действиями.
- Не знаю, мне начальник порта велел отнести.
- Начальник порта? - тут уже мне стало любопытно.
- Я работаю посыльной в Элгаре.
- О. Вот оно как, - не очень осмысленно ответила я. Впервые слышу, чтобы вампирши работали где-то за пределами своих долин. И вампиры-то разве что торгуют по людским и прочим городам, ну или как Ролар - но это особый случай. А вот девушки... - Так вам ничего не говорили про отправителя или, скажем, куда направить ответ?
- Нет, госпожа П... э-э...
- Верховная Ведьма.
- Да, госпожа Верховная Ведьма.
Я кивнула. Видимо, отправитель не знал, что Лён в Леске, иначе было бы гораздо быстрее прислать депешу туда. Ну да ладно, вроде бы никаких чар на свитке нет и гадюка внутри тоже не кроется. Попробую открыть.
Прикасаться к нему я всё ещё побаивалась, поэтому на всякий случай открыла телекинезом. И застонала.
Письмо было на алладаре.
Не то чтобы я его совсем не понимала. За годы жизни в Догеве волей-неволей нахваталась. Но письменный... да ещё на уставшую голову. Лучше бы Старейшину попросить перевести. Но леший побери, конфиденциально же! Мало ли, вдруг Лён тайком ото всех решил добывать через Ведьмин круг камушки с того света и сбывать на чёрном рынке для поднятия догевской экономики? Я решительно зажгла взглядом несколько свечей и уселась разбирать скоропись.
Насколько мне удалось понять, первые три абзаца вообще не содержали информации, а целиком и полностью были данью эпистолярной традиции - сплошные нижайшие просьбы и извинения за потраченное время адресата. Я бы потратила гораздо меньше времени, если бы не пришлось читать эти абзацы вообще. Ну да ладно.
Вампишра так и сидела напротив меня, с любопытством наблюдая за моими потугами.
- Вы бы отдохнули пока, я тут ещё долго провожусь, - предложила я, старательно изображая вежливость. "Негхыр пялиться" - вертелось в голове, но я мужественно держала себя в рамках роли.
- Э, конечно, - засуетилась она, как будто почувствовала мой истинный настрой. - Пойду в корчму поем.
Я проводила её взглядом и снова впилась им в гхыров алладар. Какой древний маньяк писал эту жвачку?! Внизу текста стояла подпись, еле различимая за всеми вензелями - Ариена торЭндар Шар'рэн, Повелительница Клаттена.
Ого, так это от Повелительницы другой долины? Я помню, Лён говорил, что в Клаттене только один Повелитель. Надеюсь, барышня в курсе, что Лён женат? А то с чего бы ей писать ему конфиденциальные письма? А вдруг они были знакомы раньше, а я чего-то не знаю? Так-так-тааак...
С новым энтузиазмом вчитавшись в письмо, я устыдилась своих умозаключений. Повелительница была в беде. Насколько я поняла, она попала в плен к каким-то негодяям и чудом нашла возможность передать это письмо, чтобы предупредить Лёна, что он - следующая намеченная жертва.
Вот тут уже у меня пробежал холодок по хребту. Письмо было конфиденциально, потому что, по словам Ариены, враг пробрался в её долину, завладев волей одного из Старейшин, и был достаточно умён, чтобы не раскрыться до самого момента похищения. Впрочем, оставшиеся в долине, скорее всего, и сейчас не подозревают, кто и как выкрал их Повелительницу.
Среди ныне живущих Повелителей Лён после Ариены самый молодой, а значит, с одной стороны, не такой мудрый и опытный, а с другой - полон жизненной силы, ради который, как писала Ариена, и было всё это задумано. Сама она была прикована к какой-то выкачивающей энергию алхимической установке, и большую часть времени ничего не соображала, поскольку злодеи сломали её устойчивость к ядам и накачивали помутняющими сознание зельями.
Ей всё же удалось сбежать из лаборатории, но выход из подземелий безнадёжно перекрыт, и единственное, что она может сделать, это написать это письмо и передать его с крысами и летучими мышами до того, как её снова схватят и накачают дурманом.
Я почувствовала, как тёплым вечером в тёплом доме кончики моих пальцев покрылись инеем.
Больше в письме ничего не было, только ещё один оттиск клановой печати.
Итак, что мы имеем? Молодую Повелительницу выкрали из её собственной долины загипнотизированные свои. Та же операция планируется в Догеве, и как знать, не находится ли кто-нибудь из Старейшин уже под контролем врагов. А то и Келла... Не травит ли она меня, часом?..
И - ох, лабарр! Лёна-то нет, и ему в Леске, может и безопаснее, но что если враги захотят завладеть его грядущим наследником?! Схватить меня и держать под зельями до самых родов покажется им конфеткой по сравнению с тем, чтобы справиться со взрослым Повелителем! Ариена так и пишет, что они начали с тех, кто помладше и послабее, а куда младше, чем тот, который у меня внутри! Или та...
Смешно сказать, до сего момента я даже не задумывалась, мальчик это будет или девочка. И вообще, какое, что... Беременность, роды - это всё было обязанностью, повинностью даже. За право обладать Повелителем. Но ведь это же будет живое существо со своим мнением. Да ещё каким, если учитывать, кто родители. Нацыгу я отпустила, шуша пожалела, за руоешь чуть не схлопотала пульсаром, а тут Лёнов ребёнок...
Скатав письмо обратно трубочкой и сунув за пазуху, я взлетела по ступенькам в спальню - наскоро собраться. Помедлив, нацепила подаренный Лёном амулет. Недавно в очередной раз замкнув круг для какого-то пожилого вампира, Лён всё-таки прихватил с того света камешек и вручил мне, а то, мол, неровён час придётся ехать в Арлисс поздравлять молодую чету с первенцем, нечего Лереене читать в моей голове, насколько Лёну это скучно. Возьму на всякий случай, мало ли. Вдруг Кростен был не последним блудным Повелителем.
Из спальни в кладовку, где, к счастью, уже никого не было, а еды было заготовлено так, как будто не только Лён не уехал, но и игрища проходили у нас, а не в Леске. Впрочем, мне же лучше - чем меньше я буду светиться по кабакам, тем больше шансов в целости добраться до Школы. А куда ещё можно бежать, я не представляла.
Осталось последнее - пополнить резерв в фонтане. Только добежав до него и опустив руки в живительную воду, я заметила, что не одна. Девица-посыльная сидела на бортике, гоняя по поверхности воды упавший в неё цветок. Её светлые глаза вытаращились на меня со всё возрастающим удивлением.
- Ты сейчас обратно в Элгар? - спросила я, напрочь забыв о вежливости и этикете.
- Ну, если вы не пошлёте со мной ответ куда-нибудь ещё...
- Не пошлю.
- Тогда да, - вздохнула она, видимо, не особо радуясь перспективе вернуться в гавань.
- Не боишься ездить одна по трактам? Разбойники там, насильники...
- Я довольно неплохо дерусь, - пожала она одним плечом. По взгляду её было ясно, что она подозревает за моим вопросом какую-то подоплёку, но никак не разберёт, какую именно.
- Отлично. Проводишь меня до Стармина, - поставила я её перед фактом, вынув руки из воды. - Два кладня сейчас, два на месте.
- А... вы не хотите Стражей взять, например? - опешила она.
Я пожала плечами и помотала головой. Доверять нельзя было никому, в том числе, конечно, и этой девице. Но если она была подосланная, ей ничто не мешало последовать за мной тайком, а так хоть будет на виду.
- Лошадь у тебя где?
- Тут, в корчме...
- Отлично. Иди, забирай её, - я протянула вампирше два обещанных кладня, - и догоняй меня по южному кресту.
Ещё немного поколебавшись, она всё-таки снялась с места и двинула в корчму, а я быстрым шагом почесала по дороге, высматривая то место, где оставила Смолку.

Глава 3 - Дорога

Ехали мы молча. Первое время вампирша всё поглядывала на меня, как будто надеясь, что я что-нибудь объясню, но я, естественно, трепать языком не намеревалась, и вскоре ей надоело.
Поскольку я категорически решила до самого Стармина не показываться в городах, при виде далёких дымков над окраинами Камнедержца я резко свернула с тракта и, продравшись сквозь придорожные кусты, направила Смолку в лес. Кобыла не возражала - ей что дорога, что лес, даже лучше, в лесу и на ходу веточки обрывать можно.
Запоздало оглянувшись, я поняла, что спутница за нами не последовала.
- Эй! - окликнула я, соображая, что так и не спросила, как её зовут, да и сама не представилась. - Ау, посыльная!
Вскоре ближайшие кусты затрещали и вампирша вылезла из них, морщась и отводя ветки. Лошадь она тащила за собой за уздечку, и той сильно не нравилось лезть сквозь ольховый подрост.
- Куда вас гхыры понесли? - немного не в своём репертуаре осведомилась она и тут же опомнилась: - Э-э-э, госпожа Верховная Ведьма.
- Вообще меня зовут Вольха, - сообщила я, глядя, как она не очень ловко залезает обратно на лошадь.
- И эти кусты вам созвучны? - хмыкнула она.
Я об этом как-то никогда не задумывалась, но с толку не сбилась.
- Я не хочу показываться в городе. Тебя саму-то как величать?
- Решка, - немного натянуто сказала она, наконец-то двигаясь в путь. Смолка щедро уступила портовой кобылке прогалину между подростом и лесом, а сама затрусила между деревьями, время от времени покусывая кислицу под ногами.
- Как-то не очень по-вампирьи, - заметила я, про себя закатывая глаза: полное её имя я, скорее всего, выговорить не смогу.
- Так я не с вампиром и разговариваю, - хамовато отрезала она. Прогалина кончилась, и кобыла снова упёрлась, не желая подлезать под ветку. Смолка приотстала и клацнула зубами у лошадки над ухом - это её убедило, дальше двинулись бодрее.
- Я смотрю, с к'яардами у тебя тоже разговор не сложился, - усмехнулась я, поглаживая смолку по шее.
- Слушайте, я вообще-то не нанималась, хотите - езжайте в свой Стармин сами, я и по тракту хорошо прокачусь! - огрызнулась она.
- Вообще-то нанималась, - напомнила я. - Но ладно, ладно, мне что.
Дальше мы ехали в тишине, нарушаемой только Решкиной бранью и понуканимями и изредка ржанием Смолки, переходящим в утробный рык, когда кобыла посыльной совсем уж отбивалась от рук. К счастью, Камнедержец мы наконец миновали, а за ним начались поля и пастбища, по которым лошадка шла гораздо легче. Я уже почти успела расслабиться и начать клевать носом - бессонная ночь в седле сказывалась, да и предыдущий день я особо себя не экономила - когда на пути внезапно выросла человеческая фигура.
Лучи полуденного солнца отражались от неё, как от зеркала, настолько белыми были её распущенные волосы и простое льняное платье. Завидев нас, она сделала ещё несколько шагов в густой траве, а потом застыла, скрестив руки на груди.
"Не магичка", - подумала я. Маги никогда не прячут ладони, готовясь к атаке. А в следующий момент я её узнала.
- Ты-ы-ы?! - выдала я, не сообразив сразу, как обратиться к давней знакомице.
- И тебе того же, - отозвалась руоешь медовым голоском. - Какими судьбами?
- Да я-то тут живу неподалёку, - я спешилась и неопределённо махнула рукой назад, в сторону Догевы. - А вот ты как тут оказалась?
- Ищу себе новое поле, - вздохнула она, убирая с лица растрепавшиеся пряди. - В той деревне так и не вышло, точно мёдом там вашему брату намазано. Сразу за тобой приехали какие-то два оболтуса, напылили травами, я чихала - думала, голова оторвётся. А они как начали на всю деревню орать, мол, нежить у вас тут, давайте мы её изгоним за умеренную плату! Я и решила изгнаться самостоятельно, пока и правда не стала, как ты тогда сказала, вымершим видом.
Я поджала губы. Вот вечно так, понавыпускают двоечников, а потом страдают, что с разумными расами плохие отношения и философия Ковена рядовому магу недоступна.
- А что тебя в Камнедержец-то понесло? - опомнилась я, придерживая Смолку, чтобы та не очень живо интересовалась медовым запахом, исходящим от моей собеседницы.
- А это Камнедержец? - нахмурилась она. - Ох, это я не там свернула, значит. В нём же магов, говорят, прорва...
- Ещё и ежегодный турнир по боевой магии проходит, - поддакнула я.
Руоешь совсем сникла.
- Может, посоветуешь, куда тут можно податься, чтобы не влипнуть?
Я честно задумалась. Стармин близко, по окрестным деревням маги в основном свои есть, а где нету, там такие, как я, ездят чуть не каждую неделю. Надо было ей от своей деревни в другую сторону идти, а то и вовсе...
Хм.
- Слушай, - я оживилась и переступила поудобнее. - Знаю я одно местечко, где тебя с радостью приютят, только для этого мне надо будет словцо замолвить. Даже скрывать, кто ты такая, не придётся, будут кланяться поясно и овец приводить по расписанию.
- И чего ты за это словцо от меня хочешь? - прозорливо уточнила руоешь.
- Да я тут в передрягу небольшую попала, надо до Стармина доехать, но мне могут помешать. Вот подумала, что вместе веселее.
- Ты меня в магичье логово привести хочешь? - изумилась она. - Чтоб вы меня там показательно линчевали?
- Там-то как раз тебя никто не тронет, да и я не позволю, - покачала я головой. - Мне-то ты доверяешь?
Она скривилась, водя по мне оценивающим взглядом.
- А что, в том месте, что ты обещала, сады хорошие?
- Отличные! - заверила я, ощерившись во все шестьдесят четыре зуба. - Ты тут в ста вёрстах в любую сторону таких не найдёшь!
- А местные не наймут какого-нибудь мага от нечисти защищаться?
- Уже наняли, - моя улыбка стала шире ещё зубов на восемь. - Меня.
Руоешь фыркнула.
- Медок, значит, понравился.
- Медок был отличный, - не смутилась я. - Муж за день весь горшок съел и стенки вылизал. А мне от избытка сладкого нехорошо делается, так что никакой личной выгоды.
- Ладно, - руоешь махнула рукой, наконец соблазнившись моим предложением. - Купишь мне в Стармине платье по столичной моде, а то надоело уже оборванкой ходить, по дворам побираться. А эта что, тоже "вместе веселее"?
Я оглянулась на Решку, о которой успела напрочь забыть, выбитая из колеи встречей с руоешь.
Вампирша, впрочем, и сама о себе не напомнила - согнулась в седле в три погибели и прижалась темечком к передней луке, ожесточённо растирая виски пальцами.
- Решка, ты чего? - забеспокоилась я.
- Голова... раскалывается, - простонала она.
Я спешно полезла в сумку за снадобьями. Где-то у меня было отличное Велькино зелье от головы, почти мгновенного действия. Она его, правда, Лёну делала, чтобы у него после разбора тяжб голова не пухла, но и мне помогает отлично.
- На, глотни.
Не прошло и минуты, как Решка разогнулась и вытерла с покрасневших щёк остатки слёз.
- Спасибо, - шмыгнула она носом, смущённо улыбаясь. - Ох, солнце уж очень яркое, так и светит в глаза.
Руоёшь с интересом рассмотрела Решкины клыки и покосилась на меня.
- А с людьми ты вообще не водишься?
- У нас в Догеве с ними не очень, - как ни в чём не бывало сообщила я.
Руоешь фыркнула, но приободрилась и, рассыпавшись роем, расползлась по спине моей куртки и седельным сумкам.
- Чур запасы продовольствия до привала не харчить! - предупредила я, запрыгивая в седло.

Своим решением я была очень довольна. Лён, я уверена, тоже одобрит. Во-первых, медок и правда пришёлся ему по вкусу, а во-вторых, руоешь, произрастающая у границы, отлично справится с голыми девками, которые так смущают Стражей, да и рыцарь, обвешанный чесноком, ей тоже по жвалам. Сады, опять же. Никакого вам больше дичка, только культурные сорта. А то и новые выведем, будет уникальный продукт.
Решка с лёгким ужасом таращилась на мою спину. Я сама старалась не оборачиваться - ещё не хватало защемить пчелу воротником - но могла себе представить, как там всё кишело и шевелилось, время от времени со зловещим рёвом упражняя крылья. Главное не забыться и не полезть в сумку за какой-нибудь мелочью, а то можно и без руки остаться.
Я вздохнула посвободнее и почувствовала несколько большую уверенность в завтрашнем дне. Эту ночь придётся всё-таки поспать, и с руоешью на стрёме мне будет намного спокойнее.

Спала я и правда без проблем. До тех самых пор, когда меня принялись трясти за плечи, а над головой нависло что-то навроде стога сена, огромное и волокнистое, пахнущее травой. Я рывком села и чуть не вписалась лбом в нос руоеши.
- Тихо ты! - шёпотом рявкнула она, отшатываясь.
- Дх'кар тка гхыр ан илпхтарр выггатый! - выкашляла я своё отношение к сложившейся ситуации. - Точнее, выггатая. Ты б ещё меня покусала для верности!
- Сама меня на караул поставила! - огрызнулась руоешь, но выглядела при этом пристыжённо. - Короче, эта твоя вампирша слиняла куда-то.
Я огляделась. Костёр дотлевал, и по ту его сторону, где ложилась спать Решка, не было ни её самой, ни её вещей. Кобыла под деревом тоже не стояла.
- А ты, я так понимаю, сидела и смотрела, как она линяет? - уточнила я. Мгновенно собраться и отвязать лошадь у вампирши бы не вышло, а пчёлы тем хороши, что им всем сразу спать не обязательно.
- Ну ты ж меня не просила тебе о каждом её чохе докадывать, - пожала плечами полиморф. - Я думала, она по делам в кусты, ну или выспалась или лошадь пить запросила, мне-то откуда знать. А потом нет и нет.
- Давно нет-то?
- Как к рассвету сереть начало.
Я протёрла глаза. Ну допустим, выспаться она бы и правда успела. Пошла размяться? С лошадью...
- Ты её вообще хорошо знаешь? - уточнила руоешь.
- Вообще не знаю. Она посыльная из Элгара. Я просто подумала, что лучше пусть она будет на виду, чем крадётся за мной по пятам, если что.
- Так ты на вампиров работаешь или прячешься от них? - полиморф нахмуренно огляделась и послала пяток упитанных пчёл на разведку в ближайшие кусты.
- Работаю, но тут... Возможно, кем-то из них управляют. В смысле, завладели сознанием.
Руоешь покосилась на меня как на слабоумную.
- Я бы не хотела встретиться с существами, который способны такое сделать с вампирами.
- Я бы тоже. Потому и еду прятаться в Стармин.
- А чего им от тебя надо?
- Вообще-то им нужен мой муж, но его сейчас нет в Догеве, а я боюсь, как бы не стать... заместителем.
- Давай-ка ты в седле доспишь, - резюмировала руоешь и разлетелась пчёлками.
Смолку, спавшую на зависть любому вампиру, удалось разбудить только дробным жужжанием в ухо.

Глава 4 - Встречи

- Арр'акктур тор'Ордвист Ш'эонелл, Повелитель Догевы! - торжественно объявил глашатай у входа на стрельбище.
Лён в последний раз одёрнул парадную мантию, пригладил волосы и по возможности величественно выбрался из кареты. Толпа приветственно зааплодировала.
- Я вроде бы ещё не показываю цирковые номера, - процедил он, не спуская с лица благожелательной улыбки.
- Ты такой дикарь, - дружелюбно покачал головой Вэрд, которого объявили минутой раньше. - Можно подумать, тебя в Догеве не приветствуют.
- Я, кажется, понял, почему мой отец никогда не учреждал в Догеве игрищ, - вздохнул Лён.
Повелительская ложа представляла собой хлипенький навес над двумя масштабными креслами, подозрительно напоминающими трон, а между ними стоял столик, тяжело гружёный фруктами и вином. Заняв своё место, Лён почувствовал себя несколько неуютно - как будто он тут на правах королевы. Лереена тоже приехала в Леск, но на турнир идти категорически отказалась, дескать, ещё не хватало сидеть весь день на ветру и смотреть, как дерутся какие-то незнакомые мужики, и даже не за неё, а за какой-то кубок.
Народ, поглядывавший через плечо и с боков на Повелительскую парочку, тоже провёл параллели, и эти параллели были прекрасно слышны и Лёну, и Вэрду. У нескольких лесчан даже промелькнула мысль, что Лён будет посимпатичнее жены Повелителя.
Он не краснел, нет. Вогнать Повелителя Догевы в краску не удавалось даже его собственной жене, куда там рядовым вампирам. А вот что думал по этому поводу Вэрд... Лён бы, пожалуй, согласился семь дней подряд судить тяжбы за то, чтобы сейчас хоть на секунду услышать мысли Сиа-Вердена.
Он как можно более ненавязчиво повернул голову в сторону соседа, якобы рассматривая кого-то в правой части поля. Вэрд жевал нижнюю губу. А потом вдруг повернулся и одарил Лёна лучезарной улыбкой.
- Удобно ли ты устроился, мой сладкий?
Лён дёрнулся так, что чуть вместе с креслом не кувырнулся назад. Вэрд расхохотался и долго не мог успокоиться, постанывая и молотя ладонью по подлокотнику.
- Шутки у вас, - перевёл дух Лён.
- Прости, - вымучил Вэрд, садясь прямее и тяжело дыша. - Напрашивалось.
- Ладно-ладно, - согласился Лён с намёком на угрозу в голосе.
В этот момент как раз начали объявлять участников.

Игрища Лёну понравились, он даже подумал, что на будущий год самолично явится посмотреть на турнир в Камнедержце. Участники были хорошо подготовленные - смотреть приятно, а Вэрд ещё подогревал его спортивный интерес, периодически предлагая поспорить на персик, на то, кто кому наливает, и даже на то, кому придётся произносить торжественную речь на закрытии. Последнее пари Лён выиграл, в смысле, что речь осталась за Вэрдом. Тот ещё полчаса шипел и ворчал, что не ожидал от проигравшего фехтовальщика такого позора, а Лён потихоньку поглаживал в кармане подаренный Вольхой амулет на удачу в споре.
В общем, первый день состязаний подошёл к концу, оставив Повелителей весьма довольными собой и друг другом. Они уже было собирались покинуть свою ложу и торжественно разойтись по каретам (чтобы потом снова встретиться во дворце и продолжить совместное времяпрепровождение, сдобрив его хорошей бараньей ногой с молодой картошечкой), когда Вэрд вдруг резко выпрямил спину и ожесточённо нахмурился.
Лён прислушался. Никто вокруг не думал ничего криминального, так что, очевидно, Вэрд поймал сообщение от Стража. Мысли Стражей раздавались гораздо дальше мыслей обычных вампиров, но слышать их мог только Повелитель долины.
- В чём дело? - не вытерпел напряжения Лён, уже жалея, что оставил ритуальный гворд в комнате.
- К нам пожаловал Повелитель Клаттена.
- А вы его приглашали? - уточнил Лён.
- Нет, - медленно произнёс Вэрд, отвлекаясь наконец от сообщения Стража. - И пожаловал он вовсе не на игрища. Боюсь, мне придётся прогуляться в порт.
- Разрешите составить вам компанию?
Вэрд задумался, потом коротко кивнул и распорядился подать его и Лёна оружие и коней.

* * *
- Ты уверена, что хочешь тут заночевать? - руоешь с отвращением потыкала пальцем в покосившийся дверной косяк, который продавился под нажимом с характерным хрустом сухой трухи.
- Тут льёт только в пяти местах, а снаружи во всех! - напомнила я, выжимая над ржавым ведром штаны, которые еле-еле смогла стащить с окоченевших ног. В ведро мерно накрапывало с потолка, но по сравнению с творившимся за порогом стихийным бедствием условия были просто королевские.
Бросив штаны на спинку видавшей виды кровати, я заглянула в печь. Та была маленькой, но во вполне топибельной кондиции, особенно если вытурить из трубы галочье гнездо, что я немедленно и сделала соответствующим заклинанием. Дрова, ещё остававшиеся на пустом скотном дворе, пошли в дело, и скоро у моих штанов появился шанс высохнуть.
Пока я занималась обустройством ночлега в удачно найденной нами заброшенной избушке, руоешь стояла столбом посреди комнаты и только неприязненно озиралась.
- Чего стоишь, хоть бы мышиное дерьмо с кровати смахнула! - возмутилась я, вытряхивая из отворота сапога насыпавшуюся с потолка труху.
Она скорчила болезненно-несчастную физиономию.
- Может, я того... где-нибудь в дупле переночую?
- А чего тебе тут так не нравится?
Она пожала плечами, как будто это разумелось само собой.
- Дом, гадкий, старый, людьми пахнет. И вообще, я есть хочу.
Я вздохнула. О патологической неприязни руоешей к уборке я ничего не знала, но кто их, нежить, разберёт. Ладно уж, приберусь сама. В конце концов, кто меня ночью сторожить будет, если она сейчас решит всё бросить и уйти своим путём?
- В светлой сумке ветчина и сыр, можешь освоить по половине, пока я тут приберусь. Завтра уже в Стармине будем, там можно будет поесть нормально.
Разрешение на ветчину примирило полиморфа с реальностью, и остаток комнаты я убирала под радостное щёлканье жвал.
Поскольку штаны только-только начинали подвяливаться, а запасных у меня не было, я бесстыже ходила по дому в рубахе и сапогах. Не руоеши же стесняться, да и рубаха всё-таки зад прикрывает. Только не когда тянешься расстелить на кровати вытряхнутое покрывало. Как на зло, спиной к окну.
- Ба-а-а, какие тут... глюп! - мужской голос за спиной прервался как следствие запущенного мной туда пульсара. Впрочем, скоро возобновился: - Цыпа, это ты, что ль?! Вот уж не подумал бы, что у тебя такие... ухах!
Это я припечатала тролля ещё одним, на сей раз, самонаводящимся боевым заклинанием.
- Слушай, но я ж не виноват, что ты тут в таком...
- Если заткнёшься, так и быть, разрешу войти переждать дождь, - миролюбиво предложила я, повязывая на пояс куртку и высовываясь в окно.
Вал сплюнул и провёл рукой по обгорелой щетине надо лбом.
- А муж твой меня не линчует?
- Мужа моего тут нет, но если потянешь руки куда не надо, кому тебя линчевать - найдётся!
Очевидно, решив, что условия приемлемые, Вал прошествовал в дом, обильно оросив порог дождевой водой, натекшей с одежды, и, не глядя в комнату, закрыл за собой дверь.Руоешь, методично харчившая свою половину сырной головы у торца стола, повернулась посмотреть, кто там. Ела она очень аккуратно - серые членистые лапки поддерживали сыр с нескольких сторон, не упуская ни одной крошки. Фасеточные глазки переливались серебристым перламутром, изучая тролля, а щетинки на длинном брюшке выжидательно встопорщились.
Тролль обернулся. Такого ужаса в его глазах я не видела ещё никогда. Он с порога скаканул на сажень вверх, только после этого заорал и выхватил сразу три вида оружия.
Я согнулась в приступе хохота, мучительно пытаясь выдавить что-нибудь про "неповадно за девками подглядывать". Руоешь аккуратно отложила недогрызенный сыр, почистила жвалы щёточками на верхних лапках и превратилась, чтобы похлопать на тролля невинными серебристыми глазами.
Из тролля вылилась тирада, достойная быть изданной отдельной брошюркой и занять место настольного справочника Очень Недовольного Человека, общим смыслом сводящаяся к вопросу "кто это?".
- Это руоешь, - доходчиво пояснила я.
Тролль набрал воздуха для второй тирады, вероятно, посвящённой магической науке и её терминологии, но тут его прервала сама полиморф.
- Рушка, - представилась она и встала, от чего тролль ломанулся спиной вперёд в дверь, которая не выдержала такого напора, треснула и повисла на одной петле.
- Да ладно тебе, она просто так тролльчатину не жрёт, только если будешь нарываться, - успокоила я.
- Да, без большой нужды я бы тролля есть не стала, - серьёзно согласилась блондинка.
Как ни странно, наш недоюмор Вала немного успокоил, он перестал мучить дверь, вытер лоб и перевёл дух.
- Ну вы, хвыбы, даёте, - двусмысленно заявил он и прошёл к дальнему от Рушки торцу стола. - Едой хоть поделитесь, мне надо подкрепиться после такого жрыбыдыгыза.
- У тебя в сумке копчёный окорок, - принюхалась руоешь и подвинулась по лавке поближе.
Тролль прорычал что-то нечленораздельное, но окорок достал и отпихнул в сторону полиморфа. Та сверкнула глазами и сделала уголками рта пару конвульсивных движений, на которые человеческие губы, по моим прикидкам, неспособны. Потом притормозила.
- Вольха, ты-то будешь?
- Да уж не откажусь от такого щедрого угощения, - усмехнулась я, утирая слёзы. - Поделим по-братски.
* * *
Дождь, зарядивший после полудня и превративший всю вторую половину дня в глухую ночь, не подавал признаков завершения.
- Спа-а-ать что ли лечь, - зевнул тролль, поудобнее пристраивая спину к горячей печке и выковыривая из-за клыка остатки окорока.
- Ты обещал рассказать, какого гхыра ты тут делаешь, - сонно пробормотала я из гнезда курток и одеял, которое мы с Рушкой свили на кровати. Вал пытался захватить кровать себе, но руоешь рассыпалась пчёлами и начала по нему расползаться, и это быстренько его убедило, что на полу не так уж плохо.
- Работу ищу, - пожал он одним плечом.
- В лесу близ Богора?
- Ну я в Стармине побродил, что-то нету ничего, а за постой дерут втридорога, решил в Камнедержце счастья попытать.
- А в Догеву прям совсем-совсем не собирался? - уточнила я, высовывая один глаз из-под одеяла.
- Почему не собирался? Ещё как собирался, раз уж мимо проходил! Упырь твой меня всегда принимает, как дорого гостя, тут тебе и харчи казённые, и перины мягкие у радушных хозяек!
- Насколько радушных? - я высунула всю голову, недоумевая. Неужто какая вампирша так опустилась, чтобы тролля привечать?
- Всё тебе и скажи! - подбоченился Вал, явно намереваясь делать вид, что его дубина показалась догевчанкам достаточно привлекательной. - Сама-то не больно отчитываешься о личной жизни. Что там твой вампирюга, детей тебе делать собирается или только пафосно смотреть в закат?
- Это конфиденциальная информация, - торжественно сообщила я, подражая Старейшинам.
Тролль собирался что-то ответить, но тут на крыльце отчётливо скрипнула ступенька. Мы притихли.
- Надеюсь, это не хозяин? - шепнула руоешь.
- Если хозяин, то он нам за постой платить должен, - пробурчал тролль, на всякий случай взявшись за рукоять меча.
Я выпростала руки из-под одеял и снова прислушалась. Скрип-скрип, уже по сеням, скриииип - хряп! - свороченная Валом дверь.
- Решка?! - я изумлённо приподнялась на локте.
Вампирша застыла в дверном проёме, мучительно решая драпать или каяться. Снаружи громыхнуло и полыхнуло, и это её убедило.
- Я, э-э, мне надо было по делам в Колодищи.
- Что за хвыба? - уточнил Вал, кивая на вампиршу.
- Посыльная из Элгара, которая вообще-то должна была провожать меня до Стармина, но на рассвете внезапно испарилась.
- Простите, - Решка втянула голову в плечи, так и стоя в двери. - Это было важно. Я не претендую на доплату.
- Ещё бы! - фыркнула у меня за спиной руоешь и приподняла над спинкой косматую голову. - Дверь закрой, выстудишь всё.
Решка скорчила гримасу ужаса и отвращения, но дверь закрыла, с трудом вписав её в косяк. Чую, выбираться будем через окно.
- Так ты будешь брехать, что случайно эту избу нашла, или сразу признаешься, что следишь за цыпой? - неторопливо поинтересовался Вал.
- А ты сам? - тут же встряла я.
- А что я, вон ливень какой! Думаешь, тут много пустующих изб?
- Меня ты хотя бы в слежке не подозреваешь? - поинтересовалась из-за спины руоешь, перетягивая на себя одеяло.
- Кто тебя знает, я последнее время популярна, - усмехнулась я.
- Это последнее время длится всю твою взрослую жизнь, - наставительно заметил Вал. - Ладно, так и быть, за секретность мне не доплачивают. Упырь твой меня встретил по дороге и послал приглядеть за тобой, пока он в отъезде.
Я закатила глаза и утомлённо вздохнула.
- Ну конечно, как же могло быть иначе! Ладно, он своё по возвращении получит. Решка, признавайся, ты тоже нанятая?
- Я?! - вполне искренне удивилась она. - Нет. Только вами же. Просто у меня было важное дело, а потом я подумала, что нехорошо вас бросила... тем более, с этой...
- "Эту" зовут Рушка. И она моя подруга, в отличие от тебя. А теперь поподробнее про важное дело.
- Ну, сестра у меня в Колодищах живёт... приболела она, просила снадобье привезти...
- Чем приболела и какое снадобье? - живо заинтересовалась я, наконец садясь на кровати.
- И почему нельзя было так и сказать? - добавила полиморф, с жужжащим шипением отдёргивая руку, на которую я чуть не села.
Решка так и сидела на корточках у двери, напоминая переполошённую курицу. Даже волосы у неё были какие-то рябые, видно, трухи насыпалось, когда дверь закрывала.
- Ври быстрее, - подбодрил Вал.
- Можно я помоюсь? - внезапно выпалила вампирша и, не дожидаясь разрешения, улизнула в сени, выбив, а потом вбив обратно несчастную дверь.
- Прирежет тебя ночью, как пить дать, - предрёк Вал.
- Вряд ли, - я покачала головой. - Мне кажется, она попала в какую-то передрягу.
- Значит, похитит и будет вымогать у упыря кладни, - Вал был непреклонен. - Спи давай, я покараулю.
Я пожала плечами, прикинув, что добиться от Решки толка сегодня вряд ли удастся, и снова стала укладываться. Пока мы беседовали, руоешь всё-таки стянула у меня одно из одеял, а вместе с ним пару амулетов на скользких шнурках. Выковырнув из складок свои камушки и водрузив их обратно на шею, я устроилась в оставшейся части "гнезда" и отрубилась.

Глава 5 - Нападение

Тхаарши приземлились на палубу. Вэрд быстро спешился, а Стражи остались наготове. Лён секунду поколебался, но в итоге всё же спрыгнул с крылатой лошади и вслед за Вэрдом приблизился к гостям. Угрожающая походка Повелителя Леска и поигрывание гвордом навеяли неприятные воспоминания, как Лён сам первый раз появился здесь. Старательно отметя унылые мысли о том, как его тогда встречали местные жители, Лён понадеялася, что визит Повелителя Клаттена в Леск так же, как и его собственный тогда, вызван внешними причинами. И надеялся - вплоть до того момента, как напоролся на взгляд этого самого Повелителя.
- Вы двое, - прорычал тот, выступая вперёд из линии собственных Стражей, - оскорбили меня...
Лёну показалось, что время вокруг замедлилось. Он глянул по сторонам, отметив, как ощеривается Вэрд, и как сверкает за бортом спина хищной подводной твари. Повторения этой истории он не хотел совершенно. Его Вольха дома ждёт. И он намерен во что бы то ни стало увидеть своего наследника, когда тот родится.
- Ну нет, погодите! - рявкнул он, заглушая пришельца. - Давайте-ка сначала поподробнее выясним, чем именно мы вас оскорбили, особенно если учесть, что я лично вас вижу впервые в жизни и никогда не имел никаких дел с Клаттеном!
Повелитель клацнул зубами, перебитый на полуслове, и с трудом дождался окончания Лёновой тирады, чтобы выпалить:
- Вы похитили мою жену!
Лён с Вэрдом озадаченно переглянулись.
- Мы?!
- Ну, кто-то из вас, - уступил пришелец.
- Зачем бы? - поинтересовался Лён.
- А у тебя есть жена? - удивился Вэрд.
- Затем! - разошёлся клаттенец, в пылу обильно мешая алладар с винесским. - Усі знають, що Володарок на всіх не вистачить, а вам, як і мені, потрібні наследники. От тільки я успел подсуетиться, а ви, виходить, зібралися вирішити цю проблему без дипломатії та ухаживаний!
Лён с Вэрдом переглянулись ещё раз.
- Вообще-то, мы оба женаты уже не первый год, - заметил Лён. - И вопрос с наследниками так или иначе решили.
- Послушай, Винсаарт, - Вэрд сунул свой гворд за пояс и переступил, приняв более расслабленную позу. - Давай мы поставим вопрос по-другому. Твою жену кто-то похитил, а поскольку Повелителей и так еле хватает на все долины, то это касается всех, и мы с радостью поможем тебе в поисках и разбирательстве с виновными.
Винсаарт сощурился, как будто попытался прочитать мысли Вэрда, но это ему, конечно, не удалось.
- Поклянитесь мне Священной клятвой, что это не вы.
И Лён, и Вэрд с чистой совестью поклялись.
Винсаарт тяжело вздохнул и убрал гворд, кивнув своим Стражам сделать то же самое. В наступившем неловком молчании Вэрд кашлянул, как бы намекая, и окончательно сникший Винсаарт пробормотал:
- Прошу прощения за поспешные выводы. Может, у вас хотя бы будут идеи, кто к этому причастен?
- Как насчёт того, чтобы поговорить за ужином? - предложил Вэрд к большому облегчению Лёна, который уже начал гадать, насколько затянется выяснение отношений и не подгорит ли за это время баранья нога.
* * *
- Можно для начала узнать, - произнёс Вэрд, когда первый червячок уже был заморен, - на ком ты всё-таки женился?
Лён рассматривал Клаттенского Повелителя, прикрывшись кружкой кваса. Тот был ненамного его старше, практически ровесник, с симпатичным, немного удивлённым лицом и необычно коротко для Повелителя остриженными волосами. Келла всегда запрещала Лёну стричься, упирая на то, что Повелителя должно быть заметно издалека, но, возможно, в других долинах вампиры не настолько слепые и белобрысую голову могут разглядеть, даже если шевелюра на ней оканчивается чуть ниже ушей. Впрочем, последние несколько лет стричься ему перехотелось - уж очень интересными становились мысли Вольхи, когда она запускала пальцы в его гриву.
- Она из Кентара, - кратко сообщил Винсаарт.
Кентар, как и Клаттен, лежал в пределах Винессы, и именно ради общения с их купцами Лён в своё время учил винесский. Не то чтобы Кентарские вампиры не говорили на всеобщем, просто не доверяли никому, кто не понимал их мову.
Брови Вэрда поползли вверх:
- Старшая или младшая?
Лён припомнил, что у Кентарского Повелителя вроде как есть две незамужних дочери, но обе они существенно старше даже Вэрда, к тому же, исключительно злонравны.
Винсаарт помотал головой:
- Третья, дочь Лидании.
Вэрд взглянул на Лёна, который мучтельно вспоминал, кто же такая Лидания.
- Я что-то упустил, - Повелитель Леска облизнул с нижний губы мясной сок и продолжил с энтузиазмом заядлого сплетника: - Когда это Дарэн успел жениться на Лидании?
- Ну, он не женился, - уточнил Винсаарт, немного стушевавшись. - Это был, э-э, единократный сговор.
- Так-так-так, и сколько же лет этому сговору?
Лён прямо видел, как у Вэрда в голове рисуется генеалогическое древо и место на нём, куда можно будет пристроить собственных наследников.Старший вампир снова облизнулся и с аппетитом захрустел солёным огурчиком.
- Двадцать, - окончательно смутившись, выдавил клаттенец.
Вэрд подавился огурчиком.
- И как её зовут? - спросил Лён, чтобы разрядить обстановку. Двадцать лет для вампира - это непростительно мало, чтобы вступать в брак. Вампирши в этом возрасте выглядят примерно так же, как двадцатилетние человечки, но только-только начинают интересоваться противоположным полом, а к рождению детей неспособны ещё лет десять-пятнадцать. Лёну, как и Вэрду, было очевидно, что мнения девушки никто не спросил, и вообще, скорее всего, отец поставил её перед фактом прямо в день свадьбы. Репутацию жениха такой союз тоже не украшал.
- Ариена - выдохнул Винсаарт, и по его тону Лёну сразу стало понятно, что за свою излишне молодую жену клаттенец без зазрения совести снесёт головы всем ныне живущим Повелителям и ещё двум-трём драконам впридачу.
Прокашлявшийся Вэрд не был настроен на лирический лад.
- Это уже мне впору вызывать тебя на поединок за оскорбление, - сипловато заявил он, заставив Лёна напрячься. - Это я, по-твоему, двадцатилетнюю мог выкрасть, чтобы наследников наделать?! Ты вообще за кого меня принимаешь?!
Смутившийся было Винсаарт снова вспылил:
- А що я мав думати?! Кому вона могла знадобитися - про справи долини ні сном-духом, мысли ледь чує, замикати круг не вміє, нащо вона така?!
- Ну, меня вот тут несколько лет назад некромант поймал, - осторожно сообщил Лён, побалтывая остатком кваса в кружке.
Винсаарт побелел, а потом посерел и утробно зарычал, прикусывая губу длинными клыками.
- Ладно тебе пугать парня, - пожурил Лёна остывший Вэрд. - Может, просто выкуп хотят?
- И где они тогда со своими требованиями? Уже месяц почти прошёл!
- Однако вы не спешите с поисками, - заметил Лён, наконец решив не допивать квасной осадок.
Винсаарт снова отвёт глаза.
- Да я думал сначала, отец её забрал обратно. Он её и отдавать-то не собирался... и свадьба-то так получилась, случайно...
Лён припомнил свою собственную свадьбу, масштаб которой до сих пор заставлял его морщиться от неловкости, а потом и свадьбу Вэрда с Лерееной, которая уступала разве что видовым составом гостей, но никак не размахом.
- Как это так свадьба Повелителей может получиться случайно? - озадачился Вэрд, видимо, тоже припомнив широту эпопеи.
- Ну, мы собирались-то только о помолвке сговориться, долины-то недалеко, и я давно уже старика обхаживал, чтобы нам владения расширить да объединить, а тут вдруг дочка - не упускать же такую возможность! Побоялся откладывать, вдруг пока повзрослеет, встретит кого-нибудь... Приехал на помолвку, а как увидел её, - Винсаарт забавно поёжился, вспоминая нахлынувшие чувства, - то таке, зрозумів, що без неї не поїду. Дарэн отпускать не хотел, оно и ясно, маленькая ещё. Я ему обещал, что навязываться не буду. І клянуся чим хочете, пальцем не торкнувся! А тут таке...Я и подумал, что это Дарэн, отправил посла разузнать, а тот вернулся и говорит, в Кентаре про неё уж и думать забыли...
- У тебя хоть портретик есть этой красотки малолетней? - с напускной небрежностью спросил Вэрд, но Лён видел, что он проникся сочувствием к молодому Повелителю.
Тот немедленно достал из-за ворота медальон на длинной цепочке и стащил через голову, чтобы сподручнее было показывать сокровище. Вэрд открыл золочёную крышечку и, судя по всему, не впечатлился. Немного поджариваясь от любопытства, Лён перегнулся через подлокотник тоже посмотреть.
Девушка была действительно неприлично молодая, бледная, с водянистыми испуганными глазами и в целом навевающая мысли о предрассветном тумане. Лён с облегчением заключил, что нынешние красотки совершенно не в его вкусе.Его среди этих роз и лилий всё как-то тянуло на рябинки и ветреницу. Оно и свежей, и зелье какое надо сварится, если что.
- Что бы вы сделали на моём месте? - тихо спросил Винсаарт, поглаживая возвращённый медальон.
- Разослал разведку, - немедленно ответил Вэрд.
- Обратился в Ковен, - одновременно с ним предложил Лён.
- Ты слишком доверяешь людям, - поморщился Вэрд.
Лён развёл руками, не желая постулировать очевидное - с его-то женой... Впрочем...
- Скорее уж наоборот, первым делом от них жду подвоха.
- Попробую и то, и другое, - вздохнул Винсаарт и поднялся. - Простите ещё раз, что на вас подумал. У страха глаза велики, а уж у ревности...
Лён отрешённо покивал. И с ужасом подумал, что если бы его угораздило связаться с Повелительницей, то её мыслей он читать бы не смог и всю жизнь мучился подозрениями. Хвала каким-нибудь потусторонним существам, происходящее в Вольхиной голове для него как на ладони. Ему и без ревности головной боли хватает.
Его раздумья прервало резко всколыхнувшееся сознание слуг за дверью. Вэрд подскочил и быстро вытер руки вышитой салфеткой.
- Так, мужской разговор окончен, жена идёт требовать меня на ложе, Винс, постарайся, чтобы она тебя не увидела.
И выскочил за дверь.
Лён недоумённо покосился на клаттенца. Тот ответил ему не менее озадаченным взглядом.
- А кто, собственно, его жена?
- Повелительница Арлисса, - просветил Лён. - Вы не знали?
Винсаарт схватился за голову и застонал.
- Не-е-ет, у Дарэна с Арлиссом кровная вражда! Звідки я міг знати? Я Вэрда видел в огстанній раз, коли мені самому було ледь за двадцять!
- У меня с Вэрдом тоже кровная вражда, - оскалился Лён, наслаждаясь видом округлившихся глаз собеседника. - Была. Но без неё намного удобнее.
Поддев с блюда последний кусок остывшего мяса, Лён тоже отправился на покой, а точнее - к телепатофону, выяснять, как дела у дорогой супруги и не хочет ли она озадачить Ковен поисками пропавшей Повелительницы как-нибудь так, чтобы вампиры не выглядели беспомощными.
* * *
Погремев в сенях и дворе кадушками, вампирша вернулась - мокрая, озябшая до синевы, но с блестящими чистыми волосами. Может, и стрижёт так радикально, чтобы в дороге поменьше ухаживать.
- Иди за печь, - буркнул тролль, всё ещё подпирая отопительное сооружение со стороны комнаты. - Смотреть на тебя холодно.
Решка не заставила себя долго упрашивать, шмыгнула за печь, немного пошуршала там одеждой и затихла.
Я мысленно пожала плечами: если она на рассвете опять исчезнет, это будет уже не моя проблема, а если нет, тогда и поговорим.
Дождь за окном убаюкивал, а ранний подъём - залог крепкого сна на следующую ночь, так что я вскоре последовала примеру руоеши, уже давно сопящей у меня за плечом.

Разбудил меня невнятный глухой звук. Я поморгала и покрутила головой в кромешной тьме, пытаясь понять, откуда он доносился. Звук повторился - это был глухой удар над потолком, от которого избушка вздрогнула, а мне на голову посыпалась труха. Вслед за ударом раздалась приглушённая тролличья ругань, потом ещё удар и шорох с треском, удалившиеся по потолку в сторону сеней.
Я вскочила и зажгла совсем маленький пульсар, чтобы не ослепнуть от перепада и не перебудить всех. Рушка спала на месте, Вала не было, а за печь я заглянуть не успела - топот и брань понеслись уже из сеней.
Я подбежала к двери и распахнула её, занеся руку для заклинания, но за порогом увидела только перекошенную и поцарапанную морду Вала, а в следующую секунду что-то мохнатое скользнуло у меня между ног - и под кровать.
- Гхыров бгырыз! - авторитетно заявил тролль.
- Кого ты тут гоняешь? - спросила я, подсвечивая кровать, с которой сонно и угрюмо поблёскивали серебряные глаза руоеши.
- Да гхыр его разберёт, или думаешь, он мне грамотку показал с именем и должностью?! - прорычал тролль, осторожно трогая расцарапанную физиономию. - Ростом с лису, мохнатый, когти - как у твоего упыря зубы.
- Он тут, подо мной возится, - подала голос Рушка. - Кровать не прокусит?
Я приподняла свешивающийся край покрывала кочергой и посветила в глубину.
Там сидела и мелко дрожала тварь, похожая на кошку по телосложению, но с большой крысиной головой и длинными клыками, вставленными в специальные чехольчики на нижней губе. При виде меня тварь ощерилась и тоненько зарычала.
- Ни гхыра себе! - воодушевилась я. - Похоже, замявка!
- И что это нам должно говорить? - утомлённо вздохнула руоешь, прикидывая, превращаться уже или пока повременить.
- Обычно на людей они не нападают, - припомнила я недавно подаренный Лёном свежеизданный справочник по нежити дальних земель. - Живут в пещерах, но с удовольствием поселяются в заброшенных домах и рудниках. Питаются белками, крысами и птичьими яйцами...
- Но? - подбодрил хорошо знающий меня Вал.
- Но, во-первых, живут они на крайнем севере и никогда не заходят в Белорию, если только кто-то в качестве домашнего питомца привезёт, - продолжила я. - А во-вторых, это, похоже, детёныш, а значит...
По наружней стене проскребли когти, и в проёме отсутствующего окна возникли два жёлтых фонаря размером с небольшие яблочки.
- А значит, вот и мамочка, - закончила за меня руоешь.
Мы с Валом резво отскочили за дальний угол печи, а Рушка - за стол, и совершенно не собирались препятствовать воссоединению замявчьего семейства, когда с другой стороны печи прямо на середину комнаты вынесло заспанную вампиршу.
- Что-то случилось? - сонно спросила она, протирая глаза рукавом широкой рубахи.
Замявка издала короткий рык и прыгнула, сбив Решку с ног и проехав на ней ещё полсажени по полу. Вампирша завизжала так, что я уже ожидала превращения, и бестолково забилась, даже не пытаясь прикрыть шею, в которую замявка тут же запустила ещё более внушительные, чем у детёныша, клыки.
Опомнившись, я кинула в неё пульсаром, а Вал в тот же момент засветил метательным топором - гибкая тварь увернулась, посыпав Решку сбритой шерстью с бока, но жертву оставила, вместо этого метнувшись под диван.
Под диваном зарычало на два голоса с нахрапом, и в следующее мгновение замявка выскочила у дальнего конца и метнулась в окно, унося детёныша в зубах за шкирку.
- Вот гшиха бздырная, - выдохнул тролль, и я не смогла решить, имел он в виду замявку или Решку, но подбежала к последней.
Вампирша лежала неподвижно, только судорожно хватала ртом воздух. На груди по белой рубахе проступили расплывчатые кровавые следы от когтей, а от горла вообще мало что осталось, одни лохмотья. Вампиры, конечно, живучее людей, но и у них есть предел.
Я рванула ворот её рубахи и чуть не разорвала вдобавок верёвочку какого-то амулета, влипшего в кровь у неё на шее. Отбросила его пока в сторону и принялась плести заживляющие чары. В Догеве регулярно приходится лечить вампиров, в том числе, чтобы сократить Лёну количество походов в пещеру с кругом - Повелителя тоже экономить надо! - так что я насобачилась заживлять на них даже серьёзные раны.
На Решке, впрочем, зажило даже быстрее, чем я ожидала. Прямо на глазах и почти без моей помощи рваные края кожи сдвинулись и соединились, а через пару минут не было уже и следа. Вампирша вдохнула поглубже и закашлялась, а я подобрала повнимательнее рассмотреть камушек, висящий у неё на шее. Форма незнакомая, зато минерал - до чрезвычайности.
- Ты её Хранительница, - обнародовала я своё умозаключение. - Ты Хранительница этой клаттенской Ар'иены или как её там. Так ведь?
Решка вытаращила на меня свои прозрачные блюдцеобразные глаза и неловко кивнула.
- Так вот в чём дело, - я отодвинулась, вытирая кровь с рук подолом Решкиной рубахи - всё равно она вся рваная и в крови. Решка под одеждой почти не прощупывалась - тощее, угловатое тело, как будто её месяцами голодом морили. Хотя как знать... - Ты тоже с ней была в плену?
Решка помотала головой, по-прежнему не сводя с меня ошалелого взгляда.
- Ну она хоть жива?
Вампирша кивнула, и тут Вал не выдержал:
- Что ты с ней цацкаешься, как с гхыровой глухонемой?! Мне бы рожу полечила лучше!
Голос тролля вывел её из ступора, и тут-то она и заметила в каком виде представлена общественности: в разорванной сверху и до пояса исподней рубахе. С ушераздирающим визгом она подскочила и запахнула края ткани на своих несущественных прелестях, для верности ещё прижав сверху руки.
- А, было б на что смотреть, одни рёбра, - отмахнулся Вал. - Слезу вышибла прям, будь у меня ещё тот окорок - поделился бы. Это где ж нынче такой неурожай, что хвыбы хозяйство отрастить не могут?
- Вал, заткнись, - предупредила я, глядя на чуть не плачущую и красную как рак Решку. Особой симпатии она у меня не вызывала, но, во-первых, я и сама в в бытность студенткой имела примерно такую же фигуру, а во-вторых, только вампирши во второй ипостаси нам тут не хватало посреди ночи. - Сам виноват, какого лешего было замявчонка по чердаку гонять?
- А я знал, что это?! Слышу, копошится кто-то, мало ли, может, вурдалак по твою душу или ещё какая тварь хищная! Не гхыра было его в комнату пускать, справился бы в сенях-то.
- Ладно, иди уже неси сюда свою рожу, - сдалась я, чувствуя, как наваливается сон. - А ты, Решка, давай рассказывай, как тебе на самом деле досталось это письмо.
- А ты, Вольха, - вклинилась руоешь, слезая с лавки и забираясь обратно на кровать, - давай рассказывай, от кого ты собираешься прятаться в Стармине.
- От некроманта какого-то, - вздохнула я.
Вал многоэтажно выругался.
- Этого ещё не хватало! Нет, всё, никаких больше вадлачьих подземелий! Я уже не такой молодой дурак, чтобы ввязываться в подобное, да и ты теперь небось через полмира не телепортнёшь!
Я хихикнула тоном игрока с козырем в рукаве. Выкладывать его я пока не спешила, особенно при Решке, но Вал и с намёка догадается. Нет, Хранителем меня Лён делать отказался наотрез, зато беременность начала давать себя знать. Наученная горьким опытом, я теперь замечала малейшие колебания в своём энергетическом потенциале, и с удовольствием отметила, что за последний месяц он подрос почти на четверть. Вот уж о таком интересном бонусе от брака с вампирьим Повелителем я не подозревала. Да и никто, наверное. В вампирьих анналах случаев рождения полукровок между Повелителем и ведьмой не зафиксировано.
- Вот, кстати, господа нелюди, - я закончила лечить Валову физиономию и принялась за предплечья, - я тут тему для аспиранта-теоретика придумала. Вот, допустим, вампирша выйдет замуж за оборотня. И родится у них девочка. В кого эта девочка будет превращаться?
- А ты думаешь, они смогут размножаться? - протянула руоешь.
- Вампирша никогда не выйдет замуж за оборотня! - подала голос Решка. - Они гнусное вшивое ворьё!
Вал ничего не сказал, но по тому, как хитро он сощурил глаза, я поняла: сообщение принято.
- Ну так письмо, - повернулась я к Решке, закончив с исцелением.
Она с лязгом захлопнула рот, очевидно, пожалев, что вообще его открывала.
- М-мне его принесли летучие мыши.
- А ты в это время где была?
Вампирша покусала губу.
- Искала... Повелительницу.
- Ты долину-то хоть оповестила, что она жива? И что она в плену?
Решка помотала головой.
- Я там никому не доверяю.
Это меня озадачило.
- В собственной родной долине? Вот так прям совсем никому?
- Я... Мы... не совсем из Клаттена. Повелительница туда замуж вышла.
Я неуместно порадовалась: оказывается, я всё ещё подозревала неизвестную Ар'иену в подкате к Лёну.
- Хорошо, ну домой-то ты сообщила?
Она вся сжалась и снова помотала головой.
- Да почему же?! - потеряла терпение я.
- Им там всем наплевать.
Я посмотрела на Вала. Он с противным звуком пососал клык и сплюнул в окно.
- Я раньше думал, это твой вампирюга укуренный такой, а походу эти белобрысые вагурцы все жрыбатые.
- Ладно, - вздохнула я. - Завтра будем в Стармине, я телепатирую Лёну, может, они с Вэрдом разберутся. Вэрд вроде не жрыбатый, а, Вал?
- Кто это - Вэрд? - нахмурилась Решка.
- Сиа-Верден, э-э, как его там по батюшке, тор ардЛл'аэл Виррта, - прозаикалась я.
Решку перекосило.
- Нет-нет, ему ни за что нельзя говорить, он ведь женат на Арлисской Повелительнице, а между Арлиссом и Кентаром кровная вражда!
- Да ладно, что, хочешь сказать, ваш Повелитель с Роларом не братался? - не поверила я, и, видя непонимание на лице собеседницы, пояснила: - Ну, советник Арлисский, брат Лереены.
Вампирша пожала плечами.
- Не знаю. Но не говорите Лереене ничего, пожалуйста, и мужу её тоже. Она будет только рада, если... ну... Вообще, может, это она и подстроила.
Мы с Валом переглянулись. Мне было как-то сомнительно, чтобы Лереена могла что-то "подстроить" - на её организационные способности мы насмотрелись ещё за историю с ложняками. С другой стороны, замутить что-нибудь идиотское типа продажи в рабство Повелительницы вражеской долины могло оказаться вполне в её духе.
- А как вообще пропала Ариена?
- Её похитил один из Старейшин, - пожала плечами Решка.
- Светловолосую вампирью хвыбу? - переспросил Вал. - Этому старикану после такого Белорский рыцарский орден должен прислать приглашение себя возглавить, на гербовой бумаге, бархатной ленточкой перевязанное.
- Да, я бы не взялась, - почесала я в затылке. - Опоить нельзя, связать нельзя, чуть что меняют ипостась... Оглушить в принципе можно, но ненадолго. Вывезти из долины за это время не выйдет. Если только телепортом прямо из долины... Но Старейшина же не маг. Своего мага в Клаттене нет - нигде кроме Догевы нет, - добавила я с гордостью. - А если бы чужой пришёл, так Повелитель бы его заметил, не говоря уж о Стражах.Меня в Догеве первый раз все чуяли за пять вёрст. Получается, он мог только выманить её из долины под каким-то предлогом. Под каким, интересно?
Решка снова пожала плечами и нервно закусила нижнюю губу.
- Толку от тебя, - Вал махнул рукой. - Давай, цыпа, буди свою сколопендру, с меня хватит ночной вахты.
- Я не шшшплю, - жужжаще возмутилась руоешь. - А за шшшшколопендру завтра носа не дощщитаешшшшься.
Вал буркнул что-то неразборчивое и улёгся лицом к печке, спрятав нос глубоко под кольчугу.

Глава 6 - Пропажа

Носа Вал не сберёг: поутру его раздуло вчетверо. Из красного и, очевидно, раскалённого пятачка торчало несколько пшеничных остей.
- Не переживай, мне в своё время тоже досталось, да ещё прямо перед свадьбой, - слукавила я.
Решка в ужасе таращила свои блюдца то на Вала, то на руоешь и поёживалась.
Вал выл, стенал и пытался замахнуться мечом, но Рушка только фыркнула, рассыпавшись пчёлами, и тролль позорно дезертировал, сбежав из избушки и вопя что-то про жрыбатых ведьм, привечающих нежить.
Впрочем, пока мы с Решкой собирали пожитки, он вернулся к крыльцу и засунул свою уязвлённую физиономию в окно.
- Эй, цыпа. Там следы, - прогундосил тролль, тыча пальцем за спину.
- Замявкины? - пожала плечами я.
- Мужских сапог, скорее всего человеческих.
Я насторожилась.
- Может, кто-то тоже хотел переночевать, но понял, что занято?
- Ага, - Вал явно ожидал моего предположения и со смаком его разрушил: - А потом встретил замявку и решил, что ему с ней по дороге.
Я подхватила сумку и выскочила во двор. Следы сапог и замявочьих лап шли бок о бок и обрывались там, где домик переставало быть видно за деревьями. Поводив рукой над последним следом, я обнаружила след от телепорта.
- У твари был хозяин? - поинтересовалась Рушка, выглядывая из-за моей спины.
- Ты только это, цыпа, не ходи за ним, - предостерёг Вал. - Мало ли куда его...
- Естественно, не пойду! - фыркнула я. - Ещё не хватало. Если он приходил за мной, нам надо драпать быстрее, а если нет - то и гхыр с ним!
Вампирша облегчённо вздохнула. Видимо, одной встречи с замявкой ей хватило.
- Лошадей у нас три, - тем временем заметил Вал. - И я с...этойв одном седле не поеду.
- А кто ж тебя спросит, - ухмыльнулась руоешь, всем своим видом выражая готовность к жарким жужжащим объятьям. - Авось имя моё выучишь, чай не сложное!
- Да ну вас, хвыб, Решка-Рушка, всё едино! - возмутился тролль.
- Как ты смеешь меня путать с какой-то нежитью, atar task?! - вскипела Решка.
Вал только хмыкнул и полез в стремя, а вот у меня волоски на загривке встали дыбом.
- Ты попридержи хранительские замашки! Вал - тролль каких мало, а ты пока что разве что на приманку сгодилась. У себя в долине будешь так обзываться, и то я бы послушала, что тебе ответят! - я забралась на Смолку, и та всхрапнула и лязгнула зубами в мою поддержку.
- Это чем же она меня таким приласкала? - удивился Вал, оглядывая насупленную вампиршу.
- Я лучше не буду переводить, - буркнула я. - Чтобы не разжигать тут межрасовый конфликт. Рушка, давай ко мне. У этих двоих, вишь, с толерантностью гхырово.
Руоешь снова расползлась по моей спине, а Решка наконец справилась со стременами у своей кобылки. Седло на ней было закреплено немного криво, хотя и прочно, и вампирша понуро сгорбилась, приготовившись трястись в неудобной позе до самого Стармина под наши недобрые взгляды.
"Шакалий выродок" - слова, которые ни один нормальный вампир не скажет другому, если не пытается нарваться на кровную вражду. У вампиров вообще любая тварь, питающаяся падалью, вызывала неконтролируемое отвращение. Несколько месяцев назад я раскапывала Догевский архив корреспонденции в надежде восстановить ход войны более детально, чтобы выяснить-таки точную дату рождения Лёна, а то в пылу битвы никто не отследил, а вампирам читать эти тексты - всё равно что мне бродить по обгорелым развалинам в Топлых Редах. Обрывки и клочки пергамента с командами и краткими отчётами лежат-пылятся, выкинуть рука не поднимается - вот почерк Лёнова отца, вот карта, набросанная первым мужем Крины... но разбирать их в этом поколении вряд ли кто отважится.
В общем, когда я пристала к Лёну, что это за незнакомые слова в письме, он вздрогнул, потемнел лицом и взял с меня старшную клятву, что я никогда никому такое не скажу, какой бы этот некто ни был проходимец. Неудивительно, что у этих ребят под началом Ариены кровная вражда с Арлиссом, если они так разбрасываются оскорблениями. Я бы даже сказала, удивительно, что только с Арлиссом.
Вот такие угрюмые мы и въехали наконец в Стармин. Впрочем, знакомые улочки довольно быстро восстановили моё душевное равновесие. Вал, который всё же решил спустить ссору на тормозах, не спешиваясь купил у торговки вяленую рыбу и дальше ехал, источая неземные ароматы, смачно чавкая рыбой и хлюпая всё ещё распухшим носом. Решка любопытно озиралась по сторонам - похоже, она никогда не бывала в большом городе. Я почувствовала, как по моим волосам пробираются две пчелы-разведчицы. Лишь бы только не забыться и не почесать макушку...
Но вот уже и знакомая развилка - направо пойдёшь, сыт и пьян будешь (во всяком случае, надеюсь, что "Ретивый бычок" ещё стоит и качество обслуживания там не ухудшилось), налево пойдёшь - сгинешь от руки чародейской. Ну или ноги. Как раз когда мы собирались повернуть налево, со стороны школы, вереща и пританцовывая, выбежала группа адептов курса, по моим прикидкам, пятого, неся всем скопом вниз головой босого паренька, который пытался швырять пульсары ногами.
- Это на спор или новый вид спорта? - поинтересовалась я, на всякий случай ставя щит.
- Это мы ему руки случайно в щупальца превратили! - пожаловался ближайший ко мне подросток, на ходу выделывая кренделя нижней частью туловища. - А он нас за это самоплясом проклял! Ва-а-а-а!!!!
Ведущая часть толпы решительно сменила направление пляса, устремившись к корчме, и паренька снесло запоздало повернувшими замыкающими.
- Учитель ещё предлагает мне им что-нибудь преподать, - усмехнулась я, въезжая всё-таки на поворот к школе. - Мне пока жизнь дорога.
- Не-не-не, никаких уроков! - согласился Вал. - Мне твой упырь ещё отдельно приплатил, чтобы я тебя от этой напасти уберёг, если что.
Мне, конечно, тут же захотелось напроситься на пару лекций по нежитеведению.
- Э, а где эта стерва тощая? - внезапно спросил Вал.
Я оглянулась. Ни Решки, ни лошади. Покрутившись на месте, Смолка принюхалась и кивнула на дорогу, по которой мы приехали.
- Не потерялась, а сбежала, - заключил Вал. - Зуб даю, подставная она.
Я поджала губы. Чтобы вампирша-хранительница бросила свою Повелительницу в беде? Или я чего-то не понимаю, или я всё неверно поняла... Прекрасная альтернатива. Скорее бы с Лёном поговорить.

Учитель распахнул дверь кабинета так быстро, как будто поджидал под ней. Впрочем, судя по приведённому в рабочее состяние телепатофону, стоящему на окне, так оно и было.
- Ага, очень вовремя, - спокойно заявил он вместо "здравствуйте". - Вольха, твой муж с утра мне канал обрывает, хочет знать, куда ты делась.
Я запрокинула голову и мучительно застонала. В Догеве кроме меня и Лёна никто телепатофоном пользоваться не может, а раз никто не подходит, значит, меня нет. Даже не подкупишь никого соврать.
Запрокидывание головы было плохой идеей - между шеей и воротом возмущённо зажужжали и заскреблись. Я вскрикнула и попыталась отшатнуться от самой себя.
- Рушка! Превращайся давай, я так и буду с тобой ходить?! - пчёлы не выказали намерения реагировать. - Превращайся, кому сказала, иначе на обед будет пшёнка из столовой!
Пчёлы нехотя по одной взлетели и, обогнув попятившегося Вала, сбились в кучку в дальнем от Учителя углу кабинета, где и собрались сразу в человеческую ипостась. Я с удовольствием пронаблюдала ползущие вверх брови Учителя.
- Неужто руоешь? - с предельным интересом, даже можно сказать, с благоговением уточнил он. Хотя кому и знать, как не ему, он же мне про неё в числе прочей полиморфной нежити лекцию читал. - Я был уверен, что они вымерли.
Рушка таращилась на него из угла затравленным взглядом.
- Как видите, живёхонька. Я её телохранителем наняла, за еду и место жительства. Так что вы её не обижайте.
- Какое там обижать, - Учитель махнул рукой, и Рушка вздрогнула. - Я вот думаю, картиночку бы зарисовать, а то мы как раз справочник переиздаём...
- В конце лета в Догеве зарисуете, - предложила я. - Когда поле будет. Рушка, ну хорош шарахаться, говорю же - все свои!
- Ты, цыпа, давай, вампирюге своему жилы не мотай, - поторопил меня Вал. - А то как бы он мне с гонорара чего не скинул.
Я закатила глаза и прошествовала к телепатофону. Рушка шмыгнула вслед за мной и, беспокойно принюхиваясь и косясь на спасительное окно, вжалась в стену за креслом, в которое я уселась. Ладно. Па-а-адключаемся...
"Лён?"
На том конце тишина, потом мысль какая-то сдавленная, без интонации.
"Вот ты где".
"Это ты стесняешься по телепатофону ругаться по-тролльи или загиб в канал не пролезает?"
"Это я пытаюсь не спешить с выводами и не провоцировать ссору," - всё так же натянуто отозвался супруг. Ох-ох. - "Можно узнать, почему ты не в Догеве?"
"Можно сначала узнать, зачем ты меня искал?"
На том конце немного повысилось напряжение.
"Мне нужен специальный повод, чтобы захотеть с тобой поговорить?"
"Нет, но тебе нужен специальный повод, чтобы не закатить мне скандал за нарушенное обещание. Значит, ты волновался. Если бы думал, что я просто поехала кататься, не волновался бы. Так что случилось?"
Раз. Два. Три. Сглотнул.
"Кто-то похитил жену Повелителя Клаттена, он явился сюда предъявлять нам с Вэрдом претензии. Я бы предпочёл ещё вчера вечером узнать, что никто не похитил тебя".
Эге. Скрыть от Вэрда точно не получится. Не то чтобы я и собиралась.
"Знаю. Я потому и свалила из Догевы, чтобы меня не постигла та же участь. Правда, похоже, следующая намеченная жертва - ты. Так что сиди там в Леске плотно и на виду".
"Что?!"
Ну наконец-то. Плотину прорвало, и на меня хлынули чистые, нефильтрованные сознанием эмоции. Обычным телепатам на таком расстоянии еле-еле мысли докричать удаётся, а вот Повелитель, если не сдержится, может и смыть неподготовленного собеседника вот такой ментальной атакой. Впрочем, я - подготовленный собеседник, и чувства Лёна прошли сквозь меня приятной тёплой волной.
Я рассказала ему вкратце историю с Решкой и письмом, не преминув упомянуть про следы сапог. Лён был как следует обескуражен и даже попросил ненадолго прервать соединение, чтобы что-то уточнить.
"Очень странно," - резюмировал он, вернувшись. - "Винсаарт говорит, у неё нет Хранителя. Посмотреть бы на то письмо..."
"Ну, я могу попробовать его тебе зачитать..." - начала я.
Лён сморщился так, что я это почувствовала. Моё алладарское произношение убивало его похлеще гворда.
"Это тогда не мне надо, а кому-нибудь, кто знаком с её стилем, чтобы опознал. Но Винсаарт с ней не переписывался, да и вообще, мне кажется, толком её не знает. Покажи его лучше Ксандру на всякий случай, Винсаарт не против. А потом будь добра, телепортируйся сюда школьным телепортом".
"Хочешь сам за мной присмотреть?" - я задумалась, стоит ли мне порадоваться или повозмущаться.
"Хочу, чтобы ты местных Старейшин проверила на контроль сознания", - отозвался этот практичный гхыр.
"А я думала, ты за меня беспокоишься..." - проныла я, изо всех сил транслируя разочарование.
"Поскольку ты нашлась, в моей голове появилось место для беспокойства за Догеву," - парировал этот паразит, и мне стало жарковато от стыда и радости. - "Попробуй уговорить Ксандра послать туда кого-нибудь присмотреть, а то мне это всё не нравится. Только постарайся это сделать не от моего имени, я ему ещё тот долг не вернул..."
"Ладно, можешь не объяснять. Я не настолько безответственная. Просто при выборе между твоим ребёнком и долиной решила, что позаботиться о ребёнке мне важнее".
С того конца повеяло теплом.
"Люблю тебя. И жду в Леске."
"После обеда!" - успела вставить я, и связь завершилась.
Когда я очнулась от телеразговора, моему взору предстала презабавная картина: Вал и Рушка пили чай с Учителем, рассевшись вокруг его массивного письменного стола, причём Рушка стреляла глазами и жеманно хихикала.
- Вольха, ты там хоть о деле говорила? - окликнул меня Учитель. - Краснела, как на первом свидании.
Моему возмущению не было предела.
- Во-первых, о деле, во-вторых, к вашему сведению, я не краснела ни на одном свидании, а в третьих - а сами-то!
- Он знал мою мамку! - с гордостью сообщила руоешь. - Привёз её из Волмении, даже поставки мёда ко двору вашего короля организовал!
- Э, Учитель, уж не сманиваете ли вы у меня работника?
- Что ты, - он отмахнулся. - Мне сейчас только руоешей разводить. Они капризные, то ей овца недостаточно жирная, то на поле роза ветров неправильная. Тут, на школьном дворе, совсем неподходящее место, ещё и адепты вытопчут. Нет уж, сама возись, раз взялась. И давай к делу. До чего договорились?
Я вздохнула и достала злосчастное письмо.

Глава 7 - Найм

Пиво сверкало всеми переливами золота, пускало нежную пену и обещало немедленную прохладу в жаркое послеобеденное время. По-настоящему жарко ещё, конечно, не было, но когда как следует побегаешь по школе с бюрократической нуждой - только на пиво и приходится уповать.
Риона вздохнула. Пиво она не любила и знала, что никакого удовольствия от глотка не получит, но и противостоять влечению не могла. Тьен галантно подвинул ей свою кружку. Отпив достаточно, чтобы вспомнить вкус, она скривилась и снова вздохнула: по-прежнему гадость.
Дар завистливо вздохнул. Риону он бы ещё уговорил пренебречь возрастными ограничениями, но Тьен был непреклонен. Если только отвести ему глаза...
Риона начала подозревать, что брат что-то затевает, когда свет из окна перекрыла чья-то не очень широкая спина, а затем на стол шмякнулась потрёпанная дорожная сумка.
- А мне что-нибудь покрепче, - хрипловато бросил пришелец корчмарю и хлопнулся на лавку в торце, сгорбившись, как будто путь до корчмы отнял у него последние силы.
- Керрен!!! - радостно завопили все участники торжества и кинулись обниматься.
Окружающие посетители корчмы заозирались, но быстро успокоились. Риона послала извиняющийся взгляд сидящим за соседним столом - группе из двух девушек и тролля.
- Какими судьбами? - Тьен скалился так широко, как только позволяла ширина щёк. - То не дозовёшься тебя, а то вдруг - на тебе, сюрприз!
Керрен тихо рыкнул в нос и отмахнулся.
- Вышло так. Сами-то что в Стармине делаете?
- Меня празднуем, - выпятил грудь Дар. - Я сдал все экзамены с первого раза!
- Вообще-то мы празднуем мою защиту, - напомнила Риона, поглаживая новый значок.
- Теперь она будет не только предсказывать смерть, но и высчитывать вероятность - прокомментировал Дар, заводя очи горе. Риона многообещающе захихикала. Многообещающе хихикающая пифия - это страшно, и Дар не стал напрашиваться на прогноз.
Корчмарь принёс бутыль чего-то мутного и почтительно водрузил перед Керреном, заботливо налив первую порцию в стопочку.
- Может, всё-таки по пивку? - участливо предложил Тьен, с тревогой поглядывая на бутыль.
Керрен хлопнул стопку, фыркнул как-то не по-человечески и кивнул.
- Вот это выпью, тогда и по пивку можно будет.
- Что-то случилось? - Риона нахмурилась. Керрену было несвойственно строить такие планы по спиртному.
Керрен пожевал губу, раздумывая, потом всё-таки процедил, как будто с ненавистью:
- Работу ищу.
- Здесь? - удивился Дар.
Стармин кишмя кишел дипломированными и остепенёнными магами всех направлений, и чужеземцу, да ещё без бумажек, найти тут что-то за приличные деньги можно было только с очень хорошей протекцией.
- Где угодно, - скрипнул зубами Керрен.
- Ну, а Вересу ты писал? - спросила Риона, чувствуя, что проблема больше, чем просто поиск работы.
- Тогда ещё писал, - пожал плечами оборотень. - Мы даже встречались. Но у него там мелкие внуки, по тётке, под ногами путаются. Не будет же он заниматься моим трудоустройством, в конце концов.
Поскольку Керрен никогда не выезжал с Шаккары - сначала маленький был, а потом настала Терилла, - а его легендарный дед покинул остров примерно тогда же, когда умер старый король, то друг друга они практически не знали. Риона пару раз пыталась заговорить с Керреном на тему, откуда суть пошли маги-оборотни, но он разговор не поддержал, и у пифии сложилось ощущение, что виной тому амбиции. Дескать, Верес - он и архимаг, и герой, и изобретатель, а сам Керрен пока что "один из десятков шаккарских магов, и то не лучший". Прямо, конечно, изворотливый оборотень об этом не говорил, но на то Риона и пифия.
- Мало ли, может, он как раз знает хлебное местечко, - пожал плечами Дар. - Но судя по тому, что ты такой злой и работу ищешь не на Шаккаре, там опять что-то навернулось.
Керрен молча налил и опрокинул вторую стопку.
- Там кто-то навернулся. На голову.
Тьен тяжело вздохнул и, перегнувшись через Риону, похлопал друга по плечу.
- Давай рассказывай, ты же понимаешь, что мы с удовольствием кому-то объясним, кто он такой.
- Нечего рассказывать, - огрызнулся Керрен, наливая ещё одну. - Оборотень им порочит имидж законной власти. Давайте избавим остров от нежити. Давай-ка ты, дружок, избавишь остров сам от себя.
Третья стопка полетела за первыми двумя.
Тьен и Рудничные ошалело переглянулись.
- Это Трий такое?.. - уточнил Тьен.
- А гхыр его знает, - пожал плечами Керрен. - Доступ к высочайшим телесам мне, естественно, никто не предоставил. Надо было тогда не разводить благородный пафос, а хватать придворную должность, ох и поплясали бы они у меня. А так не маячишь перед глазами - и привет, от встречи до встречи в головах может произойти всё, что угодно, вот прям так! - с этими словами он прищёлкнул пальцами, и в залитой солнцем корчме настала кромешная тьма.
Впрочем, через пару секунд она развеялась. И то сказать, в корчме рядом со Школой Чародеев найдётся кому снять даже очень качественные и изящные чары. И кому всыпать балующемуся этими чарами магу - тоже найдётся.
В редеющей дымке от компании за соседним столиком отделилась одна из девушек и направилась к ним. Риона вдруг узнала её - это была та рыжая ведьма из Догевы. Ох-ох, только бы до драки дело не дошло, ещё не хватало, а Керрен злой, да ещё выпил... Как бы до межрасового конфликта не....
- Извините, - сказала ведьма ни разу не извиняющимся тоном, - но вы так орали, что у меня не было шансов не подслушать ваш разговор.Я смотрю, ваша посольская карьера не увенчалась успехом.
Керрен мягко улыбнулся и жестом пригласил даму присесть, делая вид, что его нисколько не задевает её комментарий. Рыжая, наверное, и правда ничего не заметила. Риона и сама сильно не сразу научилась замечать, когда оборотень скрывал раздражение.
- Э-э, позвольте познакомить, - включился Тьен. - Вольха Редная, Риона Рудничная...
Обе девушки закивали.
- Мы ведь учились вместе, - припомнила Риона.
- Да, вы мне как-то пророчили, ещё в школе. Вполне точно, хотя смысл я поняла много позже.
- Э-э, да? - смутилась Риона. Она совершенно такого не помнила.
- Вы были в трансе, - пожала плечами рыжая.
- Как дела в Догеве? - продолжил старательно вести светскую беседу Тьен.
Четыре года назад они с Керреном посетили северное вампирское государство с дипломатической миссией и были представлены и верховной ведьме, и Повелителю. Приняли их хорошо, но идею присоединиться к обозу до Леска как-то не поддержали. У Тьена создалось впечатление, что отношения между долинами не ахти. Повелитель держался официально и то и дело норовил препоручить общение с делегацией своим Старейшинам, а те толкали речи, которые сделали бы честь дайну Исподию, но по сути ничего не говорили.
Друзья пожали плечами и решили попытать счастья на будущий год, но на обратном пути Тьен так и осел у Рудничных, а Керрен решил, что дипломатия - это не его, и занялся более привычным туристическим бизнесом. За что теперь и поплатился...
- Очевидно, лучше, чем на Шаккаре, - насмешливо улыбнулась ведьма и снова переключилась на Керрена. - Так что, вы это всерьёз насчёт поиска работы?
Керрен смерил её взглядом.
- Я-то, может, и всерьёз, да вот только в Стармине уж наверное есть кого нанять, а я не припомню, чтобы как-то особо себя зарекомендовал при визите в Догеву.
- Всё очень просто, - осклабилась рыжая, и Тьен подумал, что её ухмылка, хоть и без клыков, но сделала бы честь иному вампиру. - Дело в том, что меня тут несколько месяцев назад просили порекомендовать приличного мага на постоянную должность, только чтобы не человека. Подумала, вам может быть интересно.
Риона со стуком захлопнула рот. Под столом послышалась какая-то возня - вероятно, Дар пинал Керрена, а тот отпинывался. На непроницаемом лице оборотня, впрочем, эта потасовка никак не сказалась.
- А кто, собственно, работодатель?
- Повелитель Леска.
- Вот как? - шевельнул бровями Керрен. - А мне казалось, вы не ладите.
- Да у нас вообще-то с ними кровная вражда, но тут в ходе некоторых событий Повелители поспасали друг другу задницы, так что вражда того... исчерпалась.
Керрен хотел ещё что-то спросить, но его перебил Дар:
- А почему люди не подходят?
- В Леске нет людей, - пожала плечами рыжая, как будто сокрушаясь о дикарстве данного региона. - И если на мага Старейшины ещё худо-бедно согласились, оценив несомненные преимущества, - она горделиво усмехнулась, - то на человека ну совсем никак.
- Эх, а в другие вампирьи государства маги не требуются? - не унывал парень.
- Дар! - шикнула Риона, делая страшные глаза.
- Пока нет, - спокойно ответила ведьма. - К тому моменту, как вы закончите школу, может, кто и подтянется.
- Какова цена вопроса? - подал голос Керрен, и у Рионы немного отлегло от сердца. Она боялась, что старый друг слишком взбешён, чтобы проявить интерес, ну или что сломя голову кинется на первое попавшееся предложение. Или что Дар отпугнёт нанимательницу.
- Мне называли сумму в сто кладней в течение испытательного срока, очевидно, с дальнейшим повышением, если приживётесь.
Глаза оборотня на мгновение расширились - сто кладней на Шаккаре были очень существенные деньги, - но тут же вернулись в нейтральное положение.
- А они его там не того... не сожрут? - решился спросить Тьен. Дипломатия - дипломатией, но одно дело приехать на пару дней с официальной миссией, когда за тобой целая страна, а совсем другое - одному, самому за себя, на неопределённый срок...
Ведьма скривила губы, как будто пыталась удержаться от смеха.
- Я слабо себе это представляю.
- Её не сожрали до сих пор, - бесцеремонно кивнул на рыжую Дар.
- Они меня очень старательно откармливают, - не смутившись, поведала ведьма. - Знаете там, вырезка в белом вине, овощи на углях, перепелиные яйца под эльфийским сыром... Не знаю, может, задумывают чего... вот уже девять лет.
- Ну давайте посмотрим, что там за предложение, - якобы нехотя согласился Керрен. - Вы когда выезжать собираетесь?
Ведьма оглянулась на свой столик, где скучал над пустой кружкой тролль, а светловолосая девушка как-то не по-дамски догладывала мозговую косточку.
- Вот прямо сейчас через школьный телепорт.
- А можно с ва-а-ами? - уже в открытую попросился Дар.
Ведьма на секунду задумалась, но покачала головой.
- Младенцев - только на заклание.
- Согласен! - живо ответил Дар. - Мне не привыкать!
- Посмотрим, - отмахнулась рыжая. - Если вас от школы отпустят на годичную стажировку, то, может, возьму вас помощником. Мне этой осенью могут пригодиться руки в хозяйстве.
Дар со свистом ударил кулаком в воздух над головой и наконец отстал.
Поспешно раскланявшись с семейством Рудничных, Керрен с ведьмой направились к соседнему столу, где скучающий тролль поднял на неё укоризненный взгляд.
- Точно всю нежить решила собрать.
- Фи, Вал, какое невежество. Оборотней сто лет назад перестали считать нежитью!
- Семьдесят восемь, - педантично поправил оборотень.
- А ещё немножко - и троллей за людей считать начнут, - предположила среброглазая подруга ведьмы, оскорбив сразу всех.
- Пошли уже, разумные существа, - вздохнула Вольха, бросая на стол проеденные кладни.
Керрен спохватился что не заплатил за самогон, но, когда обернулся, Тьен махнул на него рукой. Гордость спала спокойно: в те тревожные дни, когда Тьен не знал, удалось ли Рионе вернуться в своё тело, он пропил не один Керренов кладень, и деньги друзья никогда не делили.
* * *
Учителя мы застали согбенным над письменным столом и покусывающим перо.
- Ну что? - спросила я, не зная, на что надеяться.
- Загадочно, - выдохнул он и распрямился, потирая глаза. - С одной стороны, вроде всё правильно написано, без ошибок и в соответствии с принятыми канонами, но про это ты лучше у мужа уточни, я всё-таки в алладаре не ас. С другой, а тебе самой не показалось странным, что находящаяся в плену девушка, с боем вырвавшая возможность отправить послание, потратила невесть сколько времени на выписывание всех этих форм вежливости?
Я пожала плечами.
- Не особо. Во-первых, они эту байду производят, не приходя в сознание и в считанные секунды, а во-вторых, мне доводилось получать письма от больных и при смерти с дифирамбами вдвое длиннее.
- Ну может быть, - Учитель покачал головой. - Но я так же обратил внимание, что и пергамент, и чернила довольно дорогие. Перо, правда, подкачало. Что касается следов магии - их нет, как ты и говорила.
- А вы за мной проверили, конечно? - поджала губы я.
- Конечно, - ничуть не смутился Учитель. - Глаз да глаз.
С этими словами он всё-таки поднял взгляд и заметил, что нас стало на одного больше. При виде Керрена он вдруг оживился, открыл было рот что-то сказать, но вдруг увял.
- Извините, вы очень похожи на одного моего ученика, - пояснил он свою пантомиму.
- Вы, вероятно, имеете в виду моего деда Вереса Шаккарского, - сухо предположил Керрен.
Я сделала вид, что удивлена. Из разговора в корчме я так и поняла, что передо мной родственник легендарного мага-практика, но упоминать об этом не хотела, потому что людям обычно неприятно, когда их судят по заслугам легендарных предков. Во всяком случае, адекватным людям. Ну и, вероятно, оборотням тоже, по крайней мере, если судить по кислой физиономии моего протеже.
- Учитель, это Керрен, Керрен - это Ксан Деянир Перлов, директор школы.
Мужчины кивнули друг другу: Керрен - поспешно, Учитель - растерянно.
- А он тоже как-то причастен к этой истории?
- Нет, просто хотела предложить его кандидатуру Вэрду, раз уж мы всё равно в Леск.
- Так может, мы уже наконец в Леск? - подал утомлённый голос Вал. - Мне ещё оттуда выбираться, и лучше бы посветлу.
- Хорошо, хорошо, давайте письмо, пускай сами разбираются... - я протянула руку.
Учитель скатал пергамент, а потом вдруг задумался.
- Керрен а вы не могли бы, э-э, провести экспертизу вот этого документа... Некромантией не пахнет?
Лицо Керрена осталось настолько бесстрастным, что даже венка на виске забилась. Взяв у директора свиток, он действительно тщательно его обнюхал, сначала снаружи, а потом, развернув, и внутри, и даже сложил желобком, чтобы запах был концентрированнее.
- Нет, - наконец заключил он. - Пахнет лесом и лошадиным потом.
- А летучими мышами? - подхватила я.
Керрен бросил на меня странный взгляд и помотал головой.
- Вот уж нет.
- Это и я тебе могла сказать, - встряла Рушка. - У меня чутьё небось не хуже, чем тут у некоторых.
Я имела весьма смутные представления об обонянии у пчёл, тем более, что с тем же успехом можно было говорить об обонянии пшеницы.
- Но маг лучше знает запах магии, - улыбнулся Учитель и встал. - Пойдёмте, вас там и впрямь заждались, я думаю.

Стоило мне вышагнуть из телепортационной рамки, как меня схватили, скрутили, обволокли серой шуршащей плёнкой и заткнули чем-то мокрым. Прошла пара секунд, пока до меня дошло, что это страстный поцелуй любимого мужа в коконе из крыльев. Впрочем, представление он сорвал себе сам, совершенно неромантично заржав, когда понял, как я восприняла его внезапное приветствие.
- Так, - сказал Вэрд, окидывая укоризненным взглядом творящееся непотребство, а также прибывшую со мной компанию: флегматичного Вала, Керрена в боевой стойке и распавшуюся пчёлами руоешь. - Я, кажется, соглашался на одну Вольху.
- Я за гонораром, - кивнул Вал на Лёна, который наконец меня отпусил и теперь тоже с интересом изучал моих спутников.
- А это кандидат на должность верхвного мага Леска, - широко махнула рукой я, выпутавшись из мужниных крыльев.
Керрен расслабился и помотал кистями рук, бросив на меня испепеляющий взгляд, мол, могла бы и предупредить, что я на этих вампиров не только работаю.
Вэрд вперил в Керрена внимательный взгляд и нахмурился.
- Амулет от телепатии снимите.
- Нет никакого амулета, - усмехнулся Лён, который уже выяснил этот вопрос, когда Керрен приезжал в Догеву. - Оборотни сами себе хорошая защита.
- Ты предлагаешь мне поселить в долине мага, чьи мысли мне не слышны? - Вэрд перевёл свой внимательный взгляд на меня.
- Ну вы много хотите, чтобы и не человек, и мысли читались! - возмутилась я. - Или, думаете, среди эльфов и гномов так много желающих поработать в Леске?
Вэрд поморщился.
На самом деле, он не то чтобы прям просил меня найти ему мага. Просто как-то за чаркой высказался в том смысле, что, возможно, держать в долине собственного мага было бы не такой уж плохой идеей, особенно в свете того, что Кростеновы подрядчики наводнили море вокруг острова всякой прожорливой нежитью, а Лескские дети имели привычку бултыхаться в воде всё свободное время, почти в любой сезон. Ну и там заговоры на урожайность, от болезней скота, и зубную боль тоже никто не отменял.
Но я умозаключила, что Вэрд хотя бы из гордости не попросит прямо, поэтому интерпретировала его гипотетическое согласие как сигнал к действию. А тут ещё кандидат такой выгодный попался, не ровён час удастся ту теоретическую проблему с ипостасями полукровок проверить на практике.
Видимо, я была права, и Вэрд действительно хотел заполучить себе мага, да и сомнительные гномьи ведьмари заодно с эльфийскими зазнайками его не радовали, потому что после краткого раздумья он всё же кивнул.
- Ладно, можно попробовать на испытальный срок.
Я мысленно издала победный клич и получила от Лёна тычок под рёбра.
"Представь их, пожалуйста, а то я оговорюсь, и Вэрд обидится", - прицельно подумала я.
Лён закатил глаза, но шагнул вперёд и полированным официальным тоном разобрался с формальностями.
- С этим ясно, - заключил Вэрд, отпуская Керрена ещё пожить. - А это что?
Пчелиный рой вился в воздухе, старательно оставаясь у меня за спиной.
- А это моя телохранительница. Которую я сама наняла, поскольку забочусь о своей безопасности, - добавила я, сверкнув глазами на Лёна. - Руш, кончай кружить, превращайся уже.
Рой немного неохотно собрался в кучу, и вот уже блеск крыльев обернулся сиянием светлых волос, а мохнатые брюшки - новым старминским платьем.
Я только собиралась её представить, как Вэрд вдруг дико заорал и схватился за голову, а вслед за ним и Лён, причём у Лёна ещё и ноги подкосились.
Секунду поморгав стеклянными глазами, я бросилась рыться в сумке в поисках Велькиных капель от головы. Лён получил свою порцию первым, а Вэрд ещё пытался отбиваться и уворачиваться, не разжмуривая глаз, и мне пришлось как следует дёрнуть его за волосы, чтобы влить снадобье.
- Вы чего? - обалдело спросила я, когда Лён немного отдышался и вытер глаза.
- Мы чего?! - возмутился он. - Это ты чего! Мне попадались амулеты от телепатии, но не такой же силы!
Я удивлённо посмотрела на Рушку. Нежить с амулетом?
- Ты носишь амулет от телепатии?
Рушка хлопнула на меня белёсыми ресницами.
- Я вообще не ношу никаких амулетов, они плохо переживают смену ипостаси.
- А... на тебе никогда телепатию не испытывали?
Рушка задумалась.
- Один колдун как-то раз пытался выяснить, где я мёд прячу, - сообщила она наконец. - Сдох.
Я похолодела.
- Ты бы хоть сказала...
- А негхыра лезть! - огрызнулась нежить и уселась на траву изучать растительный состав лужайки.
- Лён, - я повернулась к мужу, который смотрел на меня довольно-таки убийственно. - Прости... Очень больно?
- Тебе никогда не втыкали раскалённое шило в глаз? - вместо него ответил Вэрд, наконец оправившись.
Лён быстренько сменил гнев на милость и подгрёб меня поближе к себе и подальше от злого хозяина территории.
- Зато эффективно, - неловко вступился он. - Надо Винса предупредить.
- Тебе, ведьма, крупно повезло, - продолжил свирепствовать Вэрд, - что Арр'актуру тоже перепало, а то я бы мог заподозрить Догеву в покушении.
Я с трудом удержалась от закатывания глаз и стянула через голову Лёнов амулет от телепатии - мол, читай, пожалуйста, убедись, что я ненарочно.
Вэрд скривился, но на мировую всё-таки пошёл. Потом его брови приподнялись и он как будто даже захотел присвистнуть, но сдержался.
- Ничего себе в Кентаре девушки выражения используют! Лён, когда мы поймаем эту псевдохранительницу, ты можешь с неё стрясти за моральный ущерб своему троллю.
-Э! Ты ещё воспоминания детства посмотри! - возмутилась я, напяливая амулет обратно, и прикусила язык.
Я никак не могла определиться, как мне следует обращаться к Вэрду. Лён с ним был на "вы" и на "Вэрд" (Полным именем, насколько я успела заметить, его величали только если говорили на алладаре, потому что во всеобщем нужных звуков нет и звучит всё это коряво), а мне он не представлялся и никаких позволений не давал, но тогда, на поляне во время дуэли я что-то орала про "твою поганую долину", не особо заморачиваясь вопросом вежливости. И вот, опять...
- Тем проще будет её вычислить, - заметил Лён, который, конечно, тоже уже вычитал, что там была за история с бранью. - Вряд ли там много вампирш, позволяющих себе такое по стольничтожным поводам.
- Пойдёмте, - махнул рукой Вэрд. - Пускай Винс посмотрит на это письмо уже наконец, пока Лереена не заподозрила меня в порочащей связи.
Под это загадочное заявление мы двинулись в лес по пешей тропке: впереди Вэрд, за ним Лён с Валом, торгующиеся за гонорар, потом мы с Рушкой и в конце подунывший Керрен.

Глава 8 - Переговоры

Пробежавшись в темпе бодрого Повелительского шага по лесу, мы вышли к невзрачному маленькому домику, скорее - охотничьей хижине. При нашем приближении дверь распахнулась, и из неё выступила мрачная вампирша с негодующим взглядом. Впрочем, при виде Вэрда она тут же стала сама кротость, поклонилась и отошла в сторону, приглашая войти.
- Хранительница? - приподнял брови Лён и покосился на Вэрда.
- Травница, - лаконично ответил Повелитель Леска.
Теперь я поняла, почему до сих пор не была знакома с Лескской травницей - Хранителей от посторонних скрывают, ведь они, так сказать, и есть тот тайник, где прячут смерть Кощееву. С другой стороны, логично, что стеречь Повелителя Клаттена приставили именно Хранительницу, ведь только её мысли чужой Повелитель не мог читать.
В дом зашли только Повелители и я, оставив угрюмого тролля, напряжённого оборотня и погхыристичную руоешь осматривать местные красоты.
Не знаю, чего я ожидала от Повелителя Клаттена, но ожидания мои он не оправдал. Признаться, я раньше думала, что все Повелители вызывающе красивы. В конце концов, я видела только троих, да и Лереена при всей моей к ней неприязни, заслуживала самых высоких эпитетов в плане внешности, а уж мужики... (Тут Лён на меня как-то нехорошо покосился, и мне пришлось срочно додумать, что Вэрд, а тем более Кростен ему и в подмётки не годятся). Но вот клаттенец подкачал - симпатичный, не более того. Возрастом примерно как Лён, он казался даже младше. Лицо круглое, какое-то удивлённое, хотя он изо всех сил старался изобразить серьёзность и пафос.
- Ах, это вы, наконец-то! - выпалил он, разворачиваясь посреди шага, которыми, вероятно, мерил комнатушку в ожидании. - Дайте его мне!
Его раскрытая ладонь внезапно оказалась у меня перед носом, и я поняла, что он имеет в виду письмо.
Лён аккуратно отвёл его руку за запястье от моего лица и кивнул.
- Давай посмотрим уже на этот загадочный документ.
Я извлекла письмо и сунула его Лёну прежде чем сгорающий от нетерпения клаттенец успел у меня его выхватить. Нахальничать с Лёном он себе не позволял и покорно дождался, пока тот осмотрит свиток. Мне почему-то стало не по себе, уж очень напористым казался новый Повелитель. Наконец Лён протянул ему письмо, и тот сразу рванул кромку, разматывая свиток так яростно, что чуть не порвал его пополам, и впился глазами в текст. Лён и Вэрд аккуратно пристроились за обоими его плечами - тоже почитать.
- Ну! - не вытерпел Вэрд. - Это её почерк?
Клаттенский Повелитель оторвался от чтения и озабоченно нахмурился.
- Э-э-э... Похоже... Но не уверен...
- Вы вообще её почерк видели? - уточнил Лён.
- Кажется, да, мельком, - признался Винсаарт.
Вэрд нетерпеливо вздохнул.
- Ну хорошо, по стилю хотя бы на неё похоже?
Винсаарт замялся.
- Тут как-то так всё формально, чин по чину... Даже не знаю, она ведь и в самом деле совсем ребёнок...
- Похоже, можно было не торопиться, - заключила я. - Чтение письма всё равно ничего не дало.
- Ну почему, - возразил Лён. - По крайней мере, я удостоверился, что написано оно вампиром. Во всяком случае, я ещё не видел человека, которому бы удалось овладеть алладаром вплоть до таких тонкостей, да ещё соблюсти все этикетные формулы в совершенстве.
- Да, я тоже, - кивнул Вэрд. - Я и не многих вампиров видел, кто мог бы так изысканно написать. Вообще, я согласен с Винсом, для молодой вампирши слишком уж всё красиво, я в двадцать лет так бы не написал. Да и сейчас, в общем-то... Смотри, вот тут древняя форма, специально для обращения к старшему по возрасту, но равному по положению. А вот это - я это видел недавно в одной хронике, но даже не знаю точно, как это правильно использовать.
- Я читал кое-какие записи отца, - внезапно сообщил Лён. - Мне кажется, он достиг такого уровня владения алладаром, когда ему перевалило за двести.
- Погодите, Решка говорила, что Повелительницу похитил Старейшина, - вспомнила я. - Как думаете, мог Старейшина это написать?
Вампиры переглянулись и пожали плечами.
- Вполне вероятно. Для глубокого владения алладаром Повелителем быть совсем необязательно...
- Тогда, Винсаарт, подумайте, кто у вас в долине достаточно красноречив? Да ещё смог бы убедить Ариену по доброй воле тайком покинуть долину.
Клаттенец закусил согнутый палец и глубоко задумался.
- Это если он говорил от себя, - заметил Лён. - А то, если им управляли, то, может, за него говорил кто-то другой.
- Что вообще за бред, как можно завладеть сознанием Старейшины?! - фыркнул Вэрд. - Что у вас там за жалкие придурки на государственных постах? Или они за звонкую монету на всё готовы?
Винсаарт выплюнул палец и ощетинился.
- Я абсолютно уверен в том, что никто из них не продажная шлюха!
- Ты также абсолютно уверен, что у твоей жены не было Хранителя, а вот поди ж ты! - продолжил заводиться Вэрд.
- Не було, чим хочеш клянусь, не було й не могло бути! Я їі реар сам діставав, кажу ж, вона нічогісінько не умеет! Та де їй зробити Хранителя?! Сам подумай, у двадцять років! - взвился Винсаарт внезапно на винесском с вкраплениями алладара.
- Лереена в двенадцать справилась, - напомнила я.
- С чем? - удивлённо воззрились на меня все трое.
- Ну, Ролара с того света вытащить.
Лён приподнял брови и кивнул, словно подобрал кусочек на пустое место в мозаике. Винсаарт робко предположил:
- Ей, наверное, помогали...
- Не, тайком ото всех! - заверила я, как будто сама там была.
Комичнее всех отреагировал Вэрд - вытаращился на меня, потом закрыл рот рукой, попытался куда-то пойти, затормозил, вернулся, покрутился на месте, в конце концов рыкнул: "Ладно, потом!" и снова вернулся в реальность.
У меня меж тем закралось одно подозрение.
- Слушайте, господа хорошие, а как выглядит Ариена?
Лён кивнул Винсаарту, и тот нехотя стянул с шеи медальон на длинной цепочке, а потом ещё поколебался, так ли ему хочется давать его мне в руки. Но всё же дал.
Я открыла медальон, и тут же открыла рот.
- Это же она и есть!
- Кто? - нахмурился клаттенец.
- Решка. Ну эта посыльная якобы. Которая якобы Хранительница.
- Ты что, не можешь Повелителя от обычного вампира отличить? - неласково поинтересовался Вэрд.
- Ну волосы-то у неё были чёрные, а у меня не было причин сомневаться. Но так если подумать... Рана на ней зажила почти мгновенно...
- Какая ещё рана?! - ахнул Винсаарт, бледнея.
- Да на неё замявка напала, ничего серьёзного... Слушайте, а ведь у неё тоже голова болела от руоеши... Она сказала, что это от солнца в глаза, но вполне возможно...
- То, что происходит от твоей руоеши нельзя назвать "болела голова" - процедил Вэрд.
- Да, но Винсаарт же говорил, что она плохо читает мысли, - встрял Лён. - Возможно, на неё не так сильно подействовало.
- А что такое руоешь? - уточнил сбитый с толку Винсаарт.
- Нежить, моя подруга. Она там снаружи перед домиком ждёт, вы только её мысли читать не пытайтесь, а то...
- А то узнаешь, каково это когда гворд раскрывается прямо в голове и одновременно с попаданием туда шаровой молнии! - закончил за меня Вэрд.
- Sia-werden, вы преувеличиваете, - улыбнулся Лён.
Вэрд в ответ только зарычал. Я понадеялась, что он не будет мне теперь всю жизнь пенять этой несчастной Рушкой.
- Пойдёмте покажем портрет Валу и Рушке, они же её тоже видели, - предложила я, чтобы перевести тему. - Проверим, вдруг мне померещилось.
- Я ещё раз напоминаю, - заскрипел тролль, как только Лён показался на крыльце, - что я собирался убраться отсюда ещё засветло. Где уже мой гонорар?
- Не спеши, у меня может быть для тебя ещё работа. Лучше скажи, знакома ли тебе вот эта особа, - с этими словами Лён взял у меня Винсаартов медальон и предъявил Валу.
- Так это ж та тощая хвыба, что сбежала в Стармине! - удивился Вал.
Что-то лязгнуло и просвистело, и перед носом тролля внезапно оказался гворд. Проследив по рукояти до руки, я осознала, что Винсаартов.
- Как ты смеешь так говорить о моей жене?! - прорычал он.
- Ты бы слышал, как твоя жена говорила о нём! - тут же вступилась я.
- Да, кстати, - встрепенулся Вэрд, - Часто ли она у тебя сквернословит, как троллям не снилось?
- О чём ты? - обернулся к нему удивлённый Винсаарт, и Лён воспользовался моментом, перехватив его за запястье.
- Вот-вот, - подбоченился не моргнувший глазом тролль. - Где моя компенсация за моральный ущерб? Она мне таких словей наговорила, вон, аж цыпу передёрнуло.
Лён с Вэрдом покивали в подтверждение.
- Не может быть, - растерялся Винсаарт. - Да она вообще почти ничего не говорит никогда, а уж если говорит, то идеально вежливо, как по писанному.
Гворд он всё-таки опустил под Лёновым нажимом, хотя и поглядывал на Вала недобро.
- Как по писаному... - задумчиво протянул Лён. - Что-то мне это напоминает. Дайте-ка на секунду ещё это письмо.
Винсаарт протянул ему свиток, снова свернувшийся в трубочку. Меня кольнуло каким-то нехорошим предчувствием.
- Лён, подожди, - начала было я, но тут свиток внезапно вылетел из его рук и покатился по траве.
Лён изумлённо воззрился на Керрена, невесть откуда возникшего прямо перед ним.
- Это дремлющее адресное проклятие, - сообщил Керрен мимо Лёна мне.
У меня на голове зашевелились волосы. Я проверяла свиток на все известные мне заклятия, но почему-то совершенно не подумала, что там может быть дремлющее, то есть, такое, которое активизируется только в определённых условиях, например, в нужное время или при намокании или... при попадании в руки адресату. Письмо-то было для Лёна.
Мы с Керреном одновременно кинулись к свитку и прочитали обнаруживающую инкантацию. Тут у меня уже волосы зашевелились не только на голове. Я встретилась взглядом с оборотнем, который показался в тот момент лет на десять старше. Потом я молча поднялась с травы, пошла и обняла Лёна покрепче.
- Ваш верховный маг, Sia-werden, только что спас жизнь всем нам и заодно изрядной части населения Леска, - тихо прокомментировал Лён, уже увидевший у меня в мыслях картину гигантского взрыва.
- А твоя ведьма куда смотрела? - оторопело спросил Вэрд.
- Я только чувствовала какую-то тревогу, когда Лён брал его в руки, - подала голос я из складок мужниной рубашки.
- И то удивительно, - заметил Керрен. - Обычно люди неспособны чуять дремлющие проклятия. На то они и дремлющие.Даже я почуял неладное только когда письмо уже было в руках у адресата. Мне лично больше интересно, каким источником силы располагал тот, кто это проклятие наложил. Сам взрыв такого масштаба обошёлся бы в полный запас десятка хороших магов, а дремота требует в двенадцать раз больше уме, чем собственно проклятие. Либо у вашего недоброжелателя целый полк боевых магов...
- Либо один Повелитель вампиров, - закончил за него Лён. - Похоже, не всуе я поминал того некроманта.
Винсаарт схватился за голову.
- Я ничего не понимаю! Если она на свободе, почему они могут использовать её силу? Почему она не вернулась ко мне или хотя бы не отправила послание?!
- Потому что твоя жена работает на каких-то ублюдков, - раздался за спиной клаттенца голос руоеши. -Вольха, ты ж с самого начала поняла, что она подставная. Думайте лучше, чем её подкупили, да куда она делась в Стармине.
- Вольха, - внезапно обратился ко мне по имени Вэрд. - Расскажите ещё раз всё с самого начала о вашей встрече с этой вампиршей.
Ну, по крайней мере, теперь я знала, что мы с ним на вы.
* * *
- Я не могу поверить, чтобы моя жена покушалась на Аррактура! Это бред! - воздевал руки к небу Винсаарт, меряя шагами теперь уже поляну перед домом. - И пусть мне кто-нибудь сначала докажет, что Повелительнице можно изменить цвет волос!
- Нет, Вольха, я не соглашусь стать жертвой твоих экспериментов, - отрезал Лён в ответ на самые начатки моих размышлений. - Но я согласен с Винсаартом. Скорее уж кто-то с помощью магии принял обличье Ариены, вот только зачем?
- Если б она была человеком, - настаивала Рушка, - я бы почуяла, пусть там хоть какая магия! Вампирша она как есть!
- Но Повелительница или нет?
- Да гхыр вас разберёт, ты думаешь, я так много вампиров перенюхала? Делать мне больше нечего! - упёрла руки в боки руоешь.
- Очень ценно, - скривился Лён.
- Но вампиры не бывают магами, - напомнила я. - А значит, вампирша никак не могла принять облик другой вампирши! Может, у Ариены есть злобный близнец?
- У вампиров не бывает близнецов! - просветил меня Вэрд. - А на Повелителей не действует магия!
- Даже иллюзии? - уточнила я.
- Даже иллюзии, - подтвердил Керрен. - Я только что попробовал навести морок чёрных волос, заклинание не цепляется за объект. В лучшем случае можно сделать только совсем времянку, пока Повелитель не шевелится, но как только он встанет и пойдёт, морок останется на месте или будет съезжать.
- Ты на ком пробовал? - пронзил его взглядом Вэрд.
- Какая разница, - по-волчьи улыбнулся Керрен. - Всё равно не работает.
- Ну хорошо, пусть магия не действует, - встряла я, пока они не передрались. - А обычная сурьма?
Повелители уставились на меня с подозрением, а Лён быстро выпалил:
- Не дамся!
- Телепатирую-ка я Вельке, - заключила я. - Может, она в курсе.
- С чего бы? - насторожился Вэрд. -Мояжена уж точно волосы не красит!
Дело было в том, что пару лет назад я через Ролара по блату устроила Вельку травницей в Арлисс. Тамошняя травница погибла во время нападения ложняков, а её ученица ещё маловато успела выучиться. Велька же протухала в своей деревне у большой дороги, где было опасно, мало клиентов и абсолютно безмужиково. Поэтому когда я с гордо задранным носом рассказывала, что ни в одной вампирьей долине кроме Догевы нет Верховной Ведьмы, я несколько кривила душой. Титула Верховной у Вельки и правда не было, но ведьмой-то она была на зависть многим, а что скрывается под личиной тихой травницы, посторонним знать необязательно.
- Ну, может, она хотя бы теоретически предположит, - пожала плечами я. - Пустите к телепатофону? Я бы заодно Учителю сообщила, что на Лёна было покушение.
- Кстати, ты не забыла его попросить отправить в Догеву представителя? - встревожился Лён.
- Не забыла, - ухмыльнулась я. - Лысая Баньши уже там.
Лён со стуком захлопнул рот, при этом, видимо, ушибив нижнюю губу верхним клыком.
- Да ладно, - отмахнулась я. - Зато представь, как они тебе обрадуются, когда ты вернёшься.
Дорогой супруг прорычал что-то нечленораздельное, но тему оставил.
* * *
Велька откликнулась почти сразу - очевидно, в отсутствие Лереены телепатофон ставили прямо к травнице в приёмную, поскольку в Арлиссе, как и в Догеве, с телепатами было негусто.
"Ты не поверишь!" - всколыхнулась она, когда я изложила проблему. - "Я как раз недавно экспериментировала с красками для волос! Оказалось, что обычного вампира вытравить до блондина невозможно, даже до рыжего не выходит - волосы ломаются раньше, чем светлеют. Зато Повелителя покрасить - раз плюнуть!"
"Ты что, правда на Лереене экспериментировала?"
На том конце, видимо, захихикали, хотя в мыслях это странно ощутилось.
"Ты только Вэрду не говори. Она ему завидует, что у него волосы прям такие белые совсем, а у неё скорее золотистые. Так вот, я тебе скажу, пергидроль творит чудеса! Только приходится подкрашивать каждое утро, а то за ночь регенерируют".
Я представила, как Лереена по утрам тайком от мужа подкрашивает волосы, источая убийственные ароматы аммиака, и чуть не разорвала связь от хохота.
"Ну ладно, а что с сурьмой?" - уточнила я, просмеявшись.
"Ну, Лереену я ею не красила, но вот тут буквально месяц назад специально составила особо стойкую краску для какой-то девочки. Эльфийка она была, что ли... Просила самую-самую стойкую, заплатила втридорога и купила сразу безмен. А её идёт-то малая гривенка за раз, тем более, у той девочки и волос-то еле-еле, ёжиком стриженая".
"Это в Арлиссе было?"
"Не, это я на ярмарку ездила в Брас".
"А девочка не такая ли тщедушная, с большими водянистыми глазами, в мужском костюме?"
"Та-ак, Вольха, либо ты уже мысли читаешь, либо опять во что-то ввязалась!"
"Ты лучше скажи, клыков ты у неё не заметила?"
"Не присматривалась, но теперь припоминаю, что она говорила как-то странно, как будто не хотела рот открывать. Ты хочешь сказать, это была Повелительница?"
"Очень уж всё складывается... Ладно, вспомнишь ещё что - я в Леске, телепатируй".
"Ой, а Лереена там, да? Ты ей не можешь сказать, чтобы возвращалась побыстрее?"
Я опешила.
"Соскучилась, что ли?"
"Нет, тут просто... Не знаю, как сказать, происходит что-то. Предчувствие у меня какое-то... Сюда бы пифию... Но лучше всё-таки Лереену".
"А ну-ка поподробнее, что там происходит?"
"Не знаю, какие-то все скрытные, дёрганые... А кое-кто вообще сам не свой. Не знаю, может, это я мнительная... Но вот, например, сегодня утром было - какие-то пьяные вампиры на главной площади орали, мол, долой Повелительницу, она, дескать, дура и стерва, государство в руках её братца, даёшь нормального Повелителя, который сам с мозгами! И с тех пор, как она уехала, я постоянно слышу какой-то шепоток на эту тему, и в корчмах по вечерам о том же спорят. Этих-то повязали тут же, но, боюсь, они не последние".
"А что Ролар?"
"Да я его особо и не вижу, он весь в важных делах... Собственно, вот как Лереена уехала, с тех пор и не видела".
Я с трудом себе представляла, чтобы Ролар настолько посвятил себя государственным нуждам, чтобы не появляться на улице. Во-первых, отъезд Лереены для него мало что менял, судить он не мог, а политика и так вся была на нём, во-вторых, у них вроде всё налажено, никаких авралов... Я вынуждена была согласиться с Велькой: очень уж всё складывается...

Глава 9 - Беда

В отличие от Вельки Учитель к телепатофону подходить не спешил. Я посидела, потупила в табло, поощущала спиной напряжённые взгляды Повелителей и наконец сдалась.
- Похоже, он куда-то отошёл. Попробую позже.
Лён смотрел на меня с каким-то нехорошим сомнением и пожёвывал губу.
- Может быть, тебе стоит вернуться в Стармин и поискать его самостоятельно?
Я поморгала. Покушение мы вроде предотвратили, чего Лёну вдруг так приспичило оповестить Учителя? За Догеву переживает? Так там и так Лысая Баньши, чего ещё желать?
- Я просто подумал, возможно, он кого-то направит разыскать Ариену, - наконец объяснил Лён.
- Действительно! - оживился Винсаарт. - Я тоже намерен отправиться в Стармин, если она там! Причём немедленно!
- Вот прямо так, в клыках и крыльях? - скривилась я. - То-то местным будет радость.
- А... что такого? - замялся Винсаарт.
Лён с Вэрдом синхронно покачали головами.
- Не стоит, - заключил Вэрд. - Во-первых, и правда, нагонишь страху на людей, как бы стража тобой не заинтересовалась, а во-вторых, что если это ловушка? Ариена знала, что Вольха собиралась сообщить о произошедшем мне, и как знать, возможно, она предполагала, что от меня узнаешь и ты. Может быть, она нарочно заманивает тебя в Стармин.
Винсаарт фыркнул.
- Она для этого слишком глупая.
Мы с Лёном переглянулись на тему сомнительности глубоких чувств между супругами.
- Она, может, и да, но она работает не одна, - напомнил Керрен.- И кто сказал, что её подельникам важно, какого именно Повелителя хватать?
Я пожала плечами и снова проверила телепатофон. Тишина.
- Ну хорошо, давай я смотаюсь туда ещё раз...
- Только не одна, - быстро добавил Лён. - Возьми Вала, раз уж он так хочет отсюда убраться, и телохранительницу свою.
- Я тебе транспортное агентство, что ли? - возмутилась я. - Рушка ещё ладно, она ничего не весит, а тролля, да ещё с твоими кладнями, я таскать не нанималась! Вот сделал бы меня Хранителем, тогда за милую душу, а так...
- Sia-werden, - перебил меня Лён. - У вас есть где пополнить магический запас?
Вэрд скрипнул зубами, но всё же отвёл меня к источнику.
* * *
- Зачем ты её спровадил? - спросил Вэрд, когда ведьма вместе с нежитью и троллем исчезла в рамке телепорта.
- В Школе безопаснее, - пожал плечами Лён.
- Безопаснее, чем вмоей долине?! - изумился Вэрд.
- У меня есть подозрение, что тут скоро станет жарко, - вздохнул Лён.
- Вы думаете, они сюда за вами придут? - нахмурился Винсаарт.
- Я согласен с Керреном, что им не принципиально, кого ловить, - пояснил Лён. - И довольно скоро они поймут, где мы все сидим. А если Керрен прав и насчёт того, какой они располагают силой, то от Догевы до Леска всего один телепорт.
В этот момент телепатофон принял сигнал такой силы, что аж запрыгал на месте. На табло высветились атрибуты сообщения: из Арлисса, для Лереены.
Лён насторожился. Велеена говорила, что в Арлиссе что-то назревает, и вот...
- Я возьму, - бросил Вэрд и принял сигнал.
Впрочем, Лён и Винсаарт стояли достаточно близко, чтобы уловить основную суть сообщения:
"Всеобщим собранием вампиров Арлисса избрана новая Повелительница - Ариена Тор ардДаррэн Эррэ-Оилла. Лереена может забыть о том, чтобы снова переступить границы долины".
- Что?! - раздался за спиной у Лёна растерянный возглас.
Обернувшись, Повелители и Керрен увидели Лереену собственной возмущённой персоной, невесть когда подкравшуюся в поле слышимости телепатофона.
- Что тут происходит?! - потребовала объяснений она.
- Происходит, что какие-то мерзавцы захватили власть в Арлиссе, и скорее всего незаконным способом, - мрачно ответствовал Вэрд, разворачиваясь всем телом. - Прости, что принял сообщение, адресованное тебе, но я боялся, что оно может быть опасным, как тогда...
Если Лереена и поняла о чём он говорил, или хотя бы прониклась его галантностью, вида она не подала.
- Мне нужно немедленно возвращаться в Арлисс! - заявила она. - Куда там Ролар смотрит, в самом деле!
- Ролар исчез, - заметил Лён.
- Это мне нужно немедленно в Арлисс! - тут же выпалил Винсаарт. - Там моя жена!
- Эррэ? - с непередаваемым отвращением уточнила Лереена. - Кто-то польстился наЭррэ?
- Так, - вклинился Вэрд, - слушайте, как вас, Керрен, вы не могли бы всех нас немедленно отправить в Арлисс? И хорошо бы ещё элитный гарнизон...
- Никак нет, господин Повелитель, - с шокированной иронией помотал головой Керрен. - В лучшем случае одного из вас, и то кого полегче.
- Но Вольха же телепортировала двоих в Стармин, а он дальше!
- Вольха была Хранительницей, и её потенциал всё ещё выше нормы, - заметил Лён. - И она не прямо в Стармин, а с промежуточными остановками в Элгаре и магическом форте, где можно пополнить запас. А по дороге в Арлисс таких мест нет.
- Ну начерпайте пару вёдер из источника, - неуверенно предложила Лереена.
- Воду запасать бессмысленно, вдали от источника она станет просто водой, - сказал Керрен.
- Но как-то же эти гхыровы маги переносятся на большие расстояния! - рыкнул Вэрд.
- Сами - да, но не с пассажирами, - пожал плечами Керрен.
- Ясно, значит, перенесёте меня, - заявила Лереена. - Я тут уж точно самая лёгкая.
- Ещё чего! - возмутился Вэрд. - Ты понимаешь, что это опасно?! Ты не в курсе, о чём мы тут говорили, но с этой Ариеной работают какие-то такие ребята, что им подорвать весь Леск со всеми жителями - раз плюнуть! Никуда я тебя одну не отпущу.
- И вообще отправляться надо мне, моя жена в беде! - продолжил настаивать Винсаарт.
- Я вижу, как она в беде! - взвилась Лереена. - Захапала мою долину, такая несчастненькая! Может, ты в курсе, что она сделала с моим братом, а?!
Винсаарт набрал побольше воздуха, чтобы донести до Лереены всё, что он думает по поводу её долины и её самой лично, но его прервал вкрадчивый голос Лёна.
- Есть способ лучше.
Все замолчали, уставившись на него.
- Вы, Керрен, - бархатно начал Лён, - откроете телепорт на крови. Только не на вашей, а на нашей.
- А... вы уверены, что это сработает? - уточнил Керрен, который весьма слабо себе представлял, как именно связана сила Повелителей с магией. Он и Повелителя-то живьём видел второй раз в жизни.
Лён покивал.
- Мы с Вольхой экспериментировали.
- Лучше б вы, дгырыз, в постели экспериментировали!- обнаружил Вэрд внезапное знание тролльего, но, видя, что Лён готов развить тему, быстро перебил сам себя: - Давай, колдун, делай!
- Вообще-то это тёмная некромантия, - заметил Керрен, принимаясь чертить на тропе знаки. - В Гребенчатые горы бы не улететь.
- С гарнизоном не улетим, - оптимистично пообещал Лён.
Вэрд занялся призывом Стражей.
* * *
К концу дня мы всё-таки добрались в Стармин. В Элгаре на источник стояла такая очередь, что я успела самостоятельно восстановиться раньше, чем мы достоялись (спасибо беременности). В форте зато управилась за пару минут, никто даже не спросил, кто я такая и по какому праву пользуюсь их удобствами. Больше всего времени ушло на поиски источника за Витягом - я никогда им раньше не пользовалась, знала только по описанию, что он там есть. А "там" - это посреди чиста поля без единого ориентира кроме коротенького столбика, невидимого в траве. Если бы не Рушка, неделю бы искали.
Но вот и родная Школа.
Краткий разговор с вахтёром дал неутешительные результаты: Учитель спешно покинул территорию почти сразу после нашего разговора, а прочий старший преподавательский состав ещё раньше телепортировался в Догеву.
- Ну ладно, - вздохнула я. - Пустите я хоть телепатирую мужу, что добралась...
- А телепатофон заперт в кабинете директора, - флегматично пожал плечами вахтёр.
- Есть же общественный, в приёмной, - удивилась я.
- Вот он-то и у директора, а директорский в ремонте с прошлой недели. Так что идите на почту телепатировать.
- А она до какого часа? - усомнилась я, оглядывая наступающие сумерки.
- Да уж закрылась на сегодня, завтра идите, - доходчиво пояснил вахтёр.
Я высказалась весьма по-Валовски. До завтра я лучше вестника пошлю, а то Лён там позеленеет.
- Я голодная, - угрожающе заявила руоешь.
- Сколько ж ты жрёшь? - удивился тролль. - Ты ж наполовину растение!
- Сам ты растение! Когда поле есть, я через него питаюсь, а без поля мне корма нужно как человеку, тем более, мотаемся весь день туда-сюда, даже нектара не соберёшь!
- Ладно, пошли в корчму, - сдалась я, протирая глаза. - Я тоже голодная, а вестника можно и оттуда отправить.

В корчме как раз был тот момент, когда из окна света уже почти не поступало, а свечи ещё не зажгли - вроде же ещё не ночь. Мы плюхнулись за столик в самой гуще темноты, всё равно я меню знала наизусть, а в глубине зала меньше ощущалась прохладная поздневесенняя ночь. Пока нам с Рушкой несли заказанную утку в яблоках, а Вал пропивал Лёнов гонорар, я сварганила вестника и посветила себе пульсарчиком, чтобы написать коротенькую записку.
- О, снова вы! - раздался голос с другого конца зала. - А куда вы Керрена дели?
Я подняла пульсар повыше, чтобы рассмотреть, с кем говорю. Ну конечно, это же тот адепт, как его, Дарий? Даркан? А, Дарлай. И сестра его, пифия. И ещё одноглазый товарищ с ними, который из посольства.
- В Леске оставили, вестимо, - ответила я, отправляя вестника. - Это ж не я его нанимала, а Повелитель. Теперь там будет обретаться.
- Так его взяли? - оживился одноглазый, щурясь против света.
- А то! - хмыкнула я. - Ну, на испытательный срок, конечно, но он уже успел себя зарекомендовать, так что, я думаю, приживётся.
- Если не сожрут, - подмигнул Дарлай.
- Дар! - зашипела пифия. - Если бы там было опасно, у меня было бы предчувствие!
Дар продолжил выказывать скептицизм, а я задумалась. В Леске на самом деле было опасно - если бы Лён развернул свиток... Но, возможно, Керрену было суждено это предотвратить, поэтому пифия ничего и не почувствовала. А не почувствует ли она, где действительно опасно? Или, хотя бы, где Решка?
- Послушайте, Риона, - я встала и перешла к их столику. - А вы могли бы попробовать предсказать местонахождение человека? Или его дальнейшие действия?
- Вы имеете в виду, в отсутствие самого человека? - уточнила Риона. - На вряд ли. Если у вас есть что-то принадлежащее этому человеку, можно попробовать, но увижу я будущее, прошлое или настоящее - сказать невозможно. И вещь должна быть не абы какая, а значимая для него.
Я порылась в сумке, пытаясь припомнить, не прихватила ли из избушки Решкину окровавленную рубаху, но вместо этого нашла верёвочку с печатью от свитка. Что ж, пожалуй, это могло сойти за значимый предмет.
Риона повертела сургуч в руках.
- Ох не знаю. Попробовать - попробую, но не обещаю ничего. А вам срочно? А то мы тут моего отца ждём, он с издателем рукопись вычитывает, но уже скоро должен подойти... Впрочем, если вы в Догеву, то мы можем вас до Камнедержца подбросить.
- Мы пока непонятно куда, - вздохнула я. - И да, боюсь, что срочно. Я заплачу, естественно.
Видимо, на моём лице отразилась какая-то тревожность, потому что Риона внимательно на меня посмотрела и махнула рукой.
- Я зарабатываю теорией, а не практикой. Сейчас.
Она достала у одноглазого из сумки толстую тетрадь, вырвала из неё листок и разрисовала его своими пифийскими символами, потом положила печать в центр и проделала несколько пассов под заунывное бормотание. Бормотание, как я знала, не было заклинанием, просто помогало войти в нужный режим сознания, а символы просто помогали сконцентрироваться на объекте.
Бормотание стихло, Риона поморгала.
- Пока ничего, - вздохнула она. - Но подождём, иногда не сразу приходит, а минут через десять-двадцать. Можете пока поужинать. Или, хотите, гороскопчик составлю.
Идея поужинать была мне ближе, но быстрый взгляд на свой столик показал, что хоть свечи уже зажгли, утка пока не готова, а сидеть и слушать нытьё голодной руоеши мне что-то не улыбалось. Гороскопчик я и сама себе могла составить, только это всё равно не помогало: если я предсказывала себе какую-нибудь неприятность, то влипала в неё в любом случае, гороскоп там, не гороскоп. Может, конечно, пифия больше тонкостей увидит... Или, может, Лёну...
- О, кстати! - оживилась я. - А моему мужу могли бы гороскопчик составить? А то я себе сама справляюсь, а вот мужу ну никак, всё чушь какая-то получается с делением на ноль.
- Надо думать, у вас есть что-нибудь его? - улыбнулась Риона, и глаза её сверкнули. - Лучше бы, конечно, лично, но...
- У-у-у! - перебил Дарлай. - Ну всё, мы отсюда сегодня не уйдём!
В ответ на мой озадаченный взгляд он пояснил:
- Риона обожает сложные случаи гороскопов. Она может сколько угодно рассказывать, как любит теорию, но на самом деле её хлебом не корми, дай составить гороскоп какому-нибудь замороченному вагурцу, который или помер или достиг просветления или вообще ещё не родился!
Я хмыкнула и стащила через голову Лёнов амулет.
- Это он мне подарил, пойдёт? Только дату рождения я знаю с точностью до трёх дней...
- Даты попробуем по очереди, - Риона воодушевлённо вырвала из тетради ещё листок. - Диктуйте имя.
- Арракк-тур Тор ардВист Шэоннэл, - продиктовала я по рунам. - Вот тут дефис, тут, тут и тут апостроф. И да, эта заглавная.
- Посреди слова? - усомнилась Риона.
- Да, это его отца имя, Вист. Ну, он был Аррвист, в смысле, что мужик, а у тёток в роду там другая приставка...
- Так вы за ним замужем?! - изумился одноглазый, и я сообразила, что когда он был в Догеве, Лёна ему представили официально. - Я думал, вы просто Верховная Ведьма...
- Просто! - фыркнула я. - Не так-то это просто, знаете ли. Но когда вы к нам с посольством ездили, мы с Лёном ещё не были женаты...
- С Лёном? - заморгали на меня все трое.
- Это его прозвище, - пояснила я. - Ну, блондин ведь. Вы же не думаете, что я его вечером на кухне зову вот этой всей гхырнёй с тремя апострофами?
Дарлай расхохотался, Риона пнула его под столом, а одноглазый слегка порозовел.
- Так, ладно, - Риона вернулась к своему листочку. - Посмотрим...
Некоторое время она скрипела пером, считала и рисовала диаграммы, даже выудила из сумки у одноглазого огромный астрологический справочник (хозяин сумки посмотрел на этот предмет страдальчески, видимо, не раз натирал мозоль на плече). И чем дальше шло дело, тем больше Рионино настроение походило на моё, когда я сама пыталась составить этот окбанный гороскоп.
- Что это за профанация?! - в конце концов выпалила пифия. Воспитанная, я на этой стадии кипения уже только по-тролльи говорю. - Полное впечатление, что такого человека не существует!
- Ну, он вампир, - напомнил одноглазый.
-Человека в широком смысле слова, - прорычала Риона. - Вы уверены, что этот амулет - его?
- Ну, это точно амулет, который он мне подарил, - нахмурилась я.
- А где он его взял?
- Э... Ну... - я задумалась, стоит ли отвечать "на том свете". - В ведьмином кругу.
Риона скривилась.
- А чего-нибудь из его вещей, принадлежащих этому миру, у вас нет?
Я надела амулет обратно и закопалась в сумку. Это я покупала, это Орсана подарила, это... О!
- Вот есть застёжка для плаща, эльфийская работа, принадлежала его отцу, потом ему, - я протянула Рионе зелёный камушек в серебряной оправе. Лён дал мне эту штуку как-то во время совместного объезда северных деревень, потому что у меня сломалась фибулка. Именно что дал, а не подарил, я просто вернуть забыла.
Риона зажала застёжку в кулаке и заново пробежалась по своим расчётам, потом прикрыла глаза... и раскрыла их ещё более недоумёнными.
- Час от часу не легче. Теперь получается, что он мёртв.
Я вытаращилась.
- В смысле?! Может, у вас про его отца получилось? Тот-то давно уже мёртв...
- Тот, кто носит имя Арракк-тур Тор ардВист Шэоннэл и является законным владельцем этой вещи - мёртв, - отрезала Риона.
Я подскочила.
- Давно?!
Она задумалась.
- Лет пять тому.
Я выдохнула и опустилась обратно на лавку, с трудом согнув дрожащие колени.
- Да, было такое, - признала я. И, видя ошарашенные взгляды собеседников, пояснила: - с вампирами это иногда случается.
Пифия не очень-то удовлетворилась моей отговоркой, да и мне самой на душе было жутко до судорог, но пять лет... Не подменили же его тогда! Я знаю, за кого замуж выходила, в конце-то концов! Могла ли она перепутать пять лет и пять минут? Вот тут самый страх... Но что могло случиться с Лёном в Леске? С другой стороны, неужели с точки зрения Вселенной Лён мёртв? Он ведь не зомби какой-нибудь...
Риона как раз, видимо, собралась выразить обоснованные сомнения, но вдруг ахнула, ойкнула и остекленела.
- А вот и ваше заказанное предсказание, - просветил меня Дарлай.
Я вздохнула с облегчением - ещё не хватало, чтобы Риону так скрутило из-за гороскопа.
Пифия сидела статуей самой себе минут пять, потом наконец моргнула.
- Уфф, - сказала она и протёрла запылившиеся глаза. - Ну вы мне и персонажей подкидываете...
- Где она? - напомнила я свой вопрос.
- Несколько часов назад шла к полю, где были стрельбища, - отдышавшись, ответила Риона. - И она собралась натворить очень большую беду.

Слёзы в который раз катились по лицу, слёзы боли, злости и скорби, накрывая щёки новой горячей волной каждый раз, как рука в зеркале дёргала нож, отсекая прядь за прядью длинные соломенные волосы. Когда с необходимым было покончено, настала пора сжечь последний мост - и безжизненные локоны отправились в печь.
Слабая надежда, что он войдёт сейчас... Почувствует неладное, заглянет проверить перед сном... Пожелать спокойной ночи... Почему он никогда этого не делает? Какой смысл приводить невесту в дом, а потом неделями, месяцами даже не встречаться с ней взглядом? Ни разу не улыбнуться, не сказать доброго слова...
Конечно, он не зайдёт и ничего не почувствует. Это блажь. Ему всё равно, как было всё равно остальным. Семья - что это?Любовь, дружба? Это бывает с другими, с обычными. С Повелителями - нет. У Повелителей есть долг.Им не положено иметь свои чувства, только наблюдать чужие. И если при каждом появлении супруга сердце бьётся чаще, воздух рябитзолотыми лучами, а поле зрения сворачивается в воронку, то об этом никому нельзя знать.Повелители холодные и бесчувственные, они никогда не опустятся до такого.
В семье не без урода. Конечно, уродам во все времена полагалось тихо сгинуть, но на сей раз, возможно, для никчёмной жизни есть лучшее применение. Отдать её за свой народ. За угнетённых и за изгоев. За когда-то великую нацию, павшую перед жалкими, никчемными, слабыми и смертными людьми.Они не имеют права ходить по земле, ранее принадлежавшей блистательнейшим родам вампиров. Они больше никогда не смогут диктовать прекрасному, мудрому и вечному народу свои грязные правила!
Да свершится неизбежное! Да приидет Доблестный Вождь! Да будет новая, победоносная война!

Глава 10 - Плен

На базарной площади, которую в памятный год использовали под проведение стрельбищ, было пусто и гулко, как и полагается базарной площади в будний день, а точнее ночь. Поедание утки заняло непростительно много времени, и так изрядно утекшего с тех пор, как Решка направилась сюда. И это ещё если Риона была права, и её видение и правда было о событиях сегодняшнего дня, а не недельной давности.
Что Решке могло понадобиться на этой площади, никто из нас не понимал, но вопрос разрешился сам собой, как только мы дошли до места.
- Эге-е-е, - протянула я, подцепляя след от телепорта. В том самом месте, где когда-то стоял столб с мишенью, засветился квадрат, а над ним заклубился мерцающий дым. - Вот сюда она и шла. Знать бы ещё, куда это ведёт.
- В логово врага, куда ж ещё, - хмыкнул тролль, доставая меч.
Я глянула на него с опаской.
- Думаешь, стоит?
- Да я бы обошёлся, вообще-то, - развёл руками Вал, - но если тебя туда понесёт без меня, я так и так башки не досчитаюсь.
Я задумалась. Лезть в осиное гнездо было не очень разумно, особенно никого не предупредив. Но теперь я была уже не так уверена, что Решкины подельники что-то знали обо мне вообще, а уж тем более, о беременности. Всё же главной мишенью была не я. Зато если бы мы смогли пробраться в их штаб и расстроить их планы, мне было бы гораздо спокойнее за Лёна. Может, не надо было бросать его в Леске одного... Мало ли что... Но будь он тут, точно бы полез в телепорт. Как же поступить?..
- Вольха?! - раздался за спиной ошеломлённый голос. - Вал?!
- Орсана! - обрадовалась я. - Ты-то что тут делаешь?
- Ищу своего придурка, - вздохнула мечница, ставя на землю сумку с обмундированием, чтобы обнять меня. - Мы собирались навестить моего батьку вместе, а он не явился, и на письма не отвечает.
Я вспомнила, что Велька говорила, мол, Ролар куда-то делся, но в тот момент я не подумала, что это может быть серьёзно.
- Так он и правда пропал! - ахнула я. - Вот гхыр! Что же происходит?!
- В смысле - и правда? - нахмурилась Орсана.
Я вкратце пересказала ей сведения от Вельки заодно со всей остальной эпопеей.
- І ти ще маєш сумніви, чи слідувати за нею?-возмутилась подруга. -Авжеж, треба зараз же потрапити в їхнє лігвище! Тобі твій чоловік, гадаю, дорогий не менше, ніж мені мій, а спасать шкури цих дурнів крім нас нікому!
- Чоловiк, - скрипнула зубами я. - Да знаю, знаю, что это значит муж. Ладно, раз наши с тобой бестолочи опять во что-то вляпались, деваться некуда. Снаряжайся, а я сейчас... у меня тут есть пара амулетиков годных...
Амулетиков, экранирующих от боевых заклинаний, у меня нашлась не пара, а тройка. Лён мне их регулярно дарит, намекая, что хотел бы видеть мою задницу неопалённой, но я всё время забываю их надевать, да и жалко как-то - вроде сама справляюсь, а амулет перезарядить нельзя. Но вот сейчас я решила подключить к делу всё, что только можно.
- Рушка! Оставь в покое цветочки, на дело идём! - позвала я, раздавая амулеты.
- Когда мы уже придём в твою Догеву, а? - проныла руоешь, выкарабкиваясь из чьего-то палисадника на краю площади.
- Как только убедимся, что нас никто не пытается убить, - усмехнулась я. - Давай полиморфируй и ко мне на спину, если что, сожрёшь там кого-нибудь.
Рушка махнула на меня рукой и рассыпалась роем, вызвав у Орсаны изумлённый возглас.
- Нежить, - коротко пояснила я. - Пошли.

Первым делом я подумала, что на нас специально поставили ловушку, ибо, по ощущениям, мы очутились в каменном гробу.
Тьма была кромешная, абсолютная и невыносимая. Даже когда меня хоронили заживо, было светлее... Ну или я подсвечивала себе пульсаром.
Тишина тоже стояла полнейшая, а единственная из нас чутьистая Рушка в пчелином формате не могла бы мне рассказать, чем пахнет. Фигурально плюнув, я зажгла пульсар.
Ну, насчёт гроба, я оказалась недалека от истины: мы явно очутились под землёй. Во всяком случае, в какой-то пещере. Помещение было продолговатое, и в обоих торцах было слишком темно, чтобы понять, есть там проход ещё дальше, или это тупик. Мы обалдело огляделись, стараясь не шаркать в гулкой пещере.
Внезапно у меня по спине забегали мурашки, и Рушка собралась обратно в человеческую ипостась.
- Чую вампиров, - сообщила она, и нам чуть не заложило уши от её неприглушённого голоса.
Мы дружно зашикали.
- А чего, они далеко, не услышат, - пожала плечами руоешь.
- Давай ти допоможеш нам їх знайти, тільки тихе-есенько, - предложила Орсана, поудобнее перехватывая меч.
Рушка с сомнением посмотрела на меч, на меня, на окружающую действительность и уверенно двинулась в сторону того торца пещеры, к которому мы стояли спиной.
Через три коридора и четыре поворота я начала тихо восторгаться Рушкиным чутьём. Ещё через пару вёрст я заподозрила, что нас водят за нос.
- Ты, эта, ск... гм, пчёлка, - неожиданно ласково заговорил Вал, почесав всё ещё подраспухший нос. - ты точно уверена, что упырей чуешь, а не крысу какую-нибудь дохлую?
- У самого чутья нет, так молчал бы, - не оборачиваясь парировала руоешь. - Я след взяла и иду по нему, только тут всяких разных вампиров толпы туда-сюда шатались, а я вам не ищейка!
- А люди тут были? - уточнила я.
- А то как же! - радостно откликнулась нежить, посылая нескольких пчёлок изучить влажную впадинку на полу. - И эти ещё, как их... Эльфы, во.
- Эльфы?! - мы с Орсаной недоумённо переглянулись.
- Уж не поссорилась ли Лерка с Ясневым Градом? - нахмурилась мечница.
- О, - сказала руоешь.
И тут мы услышали лязг.
Ну как мы, я и Вал, а Орсана продолжала выжидательно смотреть на Рушку, очевидно, ничего не уловив. Уши мои пока помнят хранительское времечко... Или это беременность наводит, как знать.
- Так, Рушка, давай россыпью, - шёпотом скомандовала я, снова вытаскивая меч.
Орсана тут же заняла оборонительную позицию слева от меня, Вал справа, Рушка прикрывала спину. Спереди послышались ещё какие-то звуки, вроде как голоса. Отчаянно боясь (я, во всяком случае), мы потихоньку-потихоньку двинулись вперёд, ожидая в любой момент отразить нападение пары дюжин магов.
Наконец в конце туннеля замаячил свет - рыжеватый, тусклый, время от времени перебиваемый тенями, как будто мимо источника света кто-то ходил или махал руками. Теперь и лязг, и стоны различала уже и Орсана. А ещё стало пованивать палёной шерстью.
- Порют они там кого-то, что ли, - прошептала она.
"Скорее пытают", - подумала я, но вслух говорить не стала, а то как бы подруга не ринулась вперёд одна спасать своего "чоловiка".
Но вот уже вход в освещённую пещеру совсем близко. Мы попытались послушать, но кроме стонов и лязганья оттуда доносился только неразборчивый хнычущий бубнёж, от которого было жутко, но не становилось яснее, с каким чудищем поганым нам тут предстоит смертный бой. Я с трудом подавила желание зажмуриться от ужаса и шагнула в проём.
Магов нам не отвесили. Чудищ, впрочем, тоже.
Оранжевый свет исходил от большой металлической чаши с углями, которая, видимо, и источала палёную вонь. Пол вокруг чаши был весь в тёмных мокрых пятнах, наводивших на очень нехорошие мысли. А под стенами пещеры, громыхая цепями и оковами, сидели и лежали вампиры разной степени замученности.
- Ролар!!! - вскрикнула Орсана и бросилась вперёд.
- Не трогай цепи!!! - заорал тот в ответ, даже не подумав ёрничать.
За все годы работы я никогда не видела вампира в таком состоянии. Ролар был весь в ссадинах, синяках и кровоподтёках, причём явно не свежих. Такая мелочь на вампирах затягивается в считанные минуты, и что нужно сделать, чтобы регенерация не сработала... Оглядевшись, я узнала нескольких товарищей из Арлисса в таком состоянии, что краше в гроб кладут, двое вообще не подавали признаков жизни, а один метался по полу, вытаращив глаза и ощерив клыки, издавая те самые стоны, что мы слышали из коридора. В дальнем углу кто-то в бреду бормотал, всхлипывая, катрены из ритуальной песни, что заменяли вампирам молитвы в тяжёлый час.
- Ктоони? - спросила Орсана, впервые в жизни не зная, куда девать меч - то ли убрать, то ли вдруг сейчас нападут.
- Всех понемножку, - с трудом проговорил Ролар сиплым от крика голосом. - Им надо убить Повелителя. Любого, но обязательно мужчину. Уходите, - он часто задышал, и Орсана дёрнулась в его сторону. - Нет!!! Не подходи! Орсана, пожалуйста, уйди отсюда. Сберегите Лёна. Нам уже не помочь.
- Что будет, если тронуть цепь? - спросила я, прекрасно понимая, что никуда Орсана отсюда не уйдёт.
- Не смей! Не вздумай!!! - послышалось с разных сторон.
- А поконкретнее? - я склонила голову набок, явно давая знать, что не собираюсь двигаться.
- Вырастет ещё одна и схватит тебя, - выдавил ближайший ко мне незнакомый вампир.
- Она вырастет из стены или от другой цепи? - уточнила я, пытаясь сообразить, что это за заклинание.
Вампиры задумались, припоминая.
- Как лист от пшеничного стебля, - наконец сказал Ролар. - Сначала от цепи, а если дёрнуть, отщепляется, а крепится как будто в стене.
- Ага! - я снова огляделась. - Вас девять, так?
- Боюсь, что уже восемь, - прошептал арлиссец, кажется, Старейшина, кивая на соседа.
- Главное чтобы не десять, - успокоила его я. - От этой штуки помогают амулеты. Амулетов у нас три, по три заряда каждый. Сейчас заговорю мечи, и порубим эти цепи в капусту. Только жечься будет.
- Уже, - успокоил меня Ролар, но моя идея немного придала ему сил: он напрягся и пересел так, чтобы рубить цепи было удобнее.
Орсана первая подставила меч, и я затянула инкантацию.
- А может, сначала Вал попробует? - осторожно предложил Ролар, наблюдая за процессом. - Он и посильнее...
- Ще чого! - отрезала Орсана. - Я в будь-якому разі без тебе отсюда не піду, а Валу тут дохнути зовсім ні для чого!
Я похолодела, но виду не подала. Это должно, просто обязано быть то самое заклинание, на которое я подумала. Амулеты его выдержат. И меч я заговорю изо всех сил. Изо всех своих растреклятых экс-хранительских сил, ворра та кындык!
Ролар зарычал и забился в оковах.
Впрочем, Орсана не дала ему долго страдать - аккуратно подошла, чтобы не задеть ещё какую цепь, и рубанула.
Искры от удара вспыхнули карнавальным факелом так, что даже тролль подослеп, что уж там говорить о вампирах. Стонущий на полу завыл и заметался. Но главное - цепь сгорела! От Ролара до стены, включая кандалы! Только продолговатая кучка пепла осталась на каменном полу.
- Живём! - заявил Ролар после секундной паузы, а потом, проморгавшись, принялся изучать свои обгоревшие запястья.
Я сама от себя не ожидала, честно говоря. Амулет амулетом, но силу горения определяет заклятие на мече, и так чего доброго эти вампиры ещё догадаются, в чём дело...
- Обниматься потом! - рявкнул тролль, хотя было уже поздно. - Давай руби дальше!
Я принялась с удвоенным энтузиазмом заговаривать Валов меч.
Мой энтузиазм сказался на вампирах не очень хорошо: некоторые обуглились. Но всё же минут через десять мы освободили всех и оказались перед следующим этапом проблем: как выбраться из подземелий, если мы сюда попали через чужой телепорт, а вампиров притащили оглушёнными? Особенно если учесть, что запас я порастратила, а даже если бы и нет, телепортировать такую груду народа я бы не смогла и на несколько саженей сквозь горную породу.
- Вы не видели, с какой стороны они приходили? - поинтересовалась я у Ролара, на котором после обрубания цепи начали заживать следы побоев.
Он помотал головой.
- Что тут вообще происходило? Что они с вами делали? - вопрошала Орсана, одной рукой вцепившись в мужа, другой поддерживая в вертикальном положении одного из Старейшин.
Ролар кивнул на чашу с углями:
- Жгли. По одному. От этого на полу загорались какие-то знаки.
Я на пару секунд онемела, потом решительно заткнула воображение. Истерить и горевать будем, когда выберемся, а сейчас надо понять, как это сделать. Знаки на полу - скорее всего каналы для переправления жизненной энергии куда-то в другое место. И вероятнее всего, это место по соседству. Если энергия, которую они таким образом собрали, ещё не израсходована, возможно, я смогу использовать её для телепорта.
Я вырвала несколько волосков и кинула в чашу. Тут же под ногами вспыхнули и затлели линии и руны. Точно, похоже, линии складываются в одну из оконечностей разветвлённого трискелиона, какой я часто видела в узорах в пещере с кругом, а ещё на плаще, который Лён надевает до и после ритуала. Если я права и это действительно тот символ, то энергия должна концентрироваться в его середине, значит, нам надо идти по лучу.
- Старейшина, - я перехватила пожилого вампира у Орсаны, чтобы она могла помочь встать тому, который катался по полу. Он уже утих и вроде бы начал восстанавливаться. - Что значит трискелион у вампиров?
- Три силы Повелителя, - ответил он, тяжело наваливаясь на моё плечо, с которого спешно разбежались пчёлы. - Телесная, ментальная и власть над смертью.
Я прикинула символические трактовки - похоже было на сбор энергии, похоже... но как-то не совсем. Ладно, деваться всё равно было некуда, надо было хотя бы выяснить, что там в центре.
- Пойдёмте, - позвала я. - Возможно, нам удастся телепортироваться из середины этой штуки.
Пойти получилось не у всех и не сразу. Вал тащил на себе двух обморочных вампиров, как мешки с картошкой, Орсана работала костылём ещё у одного. Остальные кое-как передвигались сами, цепляясь друг за дружку. Поначалу мы пытались задавать вопросы, но вампиры были почти не в состоянии отвечать.Несколько пчёл летели впереди, разведывая дорогу, которая вела всё глубже и глубже. Стены прохода блестели слюдой и какими-то ещё минералами, и если бы не обстоятельства, здесь было бы довольно красиво.
- Знать бы ещё, куда делись все эти дхуры, - заметил Вал, тревожно оглядываясь в проход, из которого мы пришли. - Вряд ли они свою доильню надолго бросили...
Эта мысль нам всем не давала покоя, но пока враги не возвращались, надо было ловить момент.
Внезапно за очередным поворотом закрученного луча трискелиона мы оказались в огромном сияющем зале. Сначала мне показалось, что он весь покрыт позолотой, но, приглядевшись, я поняла, что это свет отражается в многогранных лепестках гематита, покрывающих стены и свод. Пол пещеры был гладким, как водяное зеркало, и по нему золотыми ручьями растеклись символические линии, окружённые длинными вензелями алладарских рун.
Старейшина ахнул, и я наконец рассмотрела источник света в сердцевине символа - это было вертикальное марево от пола до потолка, а в нём неподвижно висел человек, как мушка в янтаре. Впрочем, не человек, конечно, а вампир, и крылья у него были на добрый аршин длиннее, чем у Лёна. Сияющие золотые волосы спускались почти до колен.
Оставив пожилого вампира у стены, я осторожно коснулась носком сапога гематитового зеркала. На ощупь оно было твёрдым, но от моего касания тут же побежали золотые круги, и по мере того, как они расходились, их линии разрывались, складываясь в рунические надписи, так что скоро вокруг меня расплывались и гасли цепочки непонятных слов.
Я всё же набралась смелости подойти поближе к инкубатору в центре. Фигура в нём была ко мне почти совсем спиной, и мне нестерпимо хотелось заглянуть ей в лицо, хотя я была вполне уверена, что никогда не видела этого Повелителя. Даже издалека было видно, что он выше остальных и шире в плечах. Крупные ладони с выступающими суставами висели безжизненно. Я осторожно переступила через золотую жилу, ведущую к столбу света, и обогнула его.
Лица у Повелителя не было. Я могла разглядеть контуры правильного овала, угол челюсти, но остальное терялось в бликах света, как будто там клубился искрящийся туман.
- Вольха! - раскатился по пещере гулкий голос Ролара. - Отойди от него сейчас же! Быстрее, иди сюда!
Меня не пришлось долго упрашивать - в два прыжка примчалась на край гематитового озера, где столпились вампиры.
- У него нет лица, - сообщила я.
- Он ещё не призван, - с растерянным благоговением произнёс один из Старейшин, вглядываясь в спину загадочного Повелителя.
- В смысле? - нахмурилась я. - Кто он?
- Май'Элай, - прошептал Ролар.
- Кто? - переспросили мы с Орсаной, а Вал тихо присвистнул.
- Повелитель тринадцатой долины, - пояснил Ролар, - который начал войну против людей.
Я внезапно поняла, что никогда не задумывалась, кто и почему начал войну, но, очевидно, решила, что первыми напали люди. Тринадцатая долина? Но ведь их всего двенадцать?
- И зачем его призывать? - с сомнением покосилась Орсана на композицию в центре зала.
- Кто-то хочет новой войны, - резюмировал Вал и харкнул на пол. В месте падения его слюны забурлило и зарябило рунами.
- Это бред! - рыкнул Ролар. - В тот раз люди были ослаблены Противостоянием, а нас было намного больше, но всё равно мы были разбиты вдребезги! И оставшиеся в живых Повелители клялись над трупом Май'Элая, что никогда больше не подвергнут расу такому риску и не посягнут на людские земли!
- Так он мёртв? - спросила я.
- Конечно, - вздохнул Старейшина. - Май'Элай был Повелителем великой силы, но страшной, чёрной души. Он вообразил, что может чуть ли не единолично стереть с лица земли род людской и вернуть земли, которые когда-то принадлежали алладам. И очень скоро поплатился за свою гордыню не только своей жизнью и жизнями всех своих подданных, но и тысячами и тысячами других алладов.
Припадочный вампир, которого волокла Орсана, осел на пол и провёл рукой по глади гематитового зеркала, вызвав новый водоворот рунических строк.
- Смотрите, эти надписи рассказывают историю... - сказал он внезапно внятно, хоть и хрипло. - Те, кто создал всё это, убили троих Повелителей, чтобы воссоздать его тело. Осталось убить ещё одного, чтобы вернуть его душу.
Убили троих?! Я немедленно вспомнила Риону и гороскоп. Нет-нет-нет, не может быть, нет!!! Ну какого окбанного гхырища он не сделал меня Хранительницей?! Теперь-то я учёная, я бы хоть поняла, жив он или нет! Не говоря уж о том, чтобы его вытащить...
- Вольха, ты же не думаешь, что это... - начал Ролар.
- Кто такиеони, зачем им это?! - одновременно с ним заговорила Орсана.
- Маги, - огрызнулся ещё один Старейшина. - Людские и эльфийские.
- Вампиры среди них тоже были, - возразил Ролар. - Судя по говору, кентарцы.
Вал и я высказались примерно в одинаковых выражениях, только я по поводу Кентара, а Вал - заметив перемены в обстановке. Над золотыми жилами тоже поднялось марево и пульсирующими волнами устремилось к центру трискелиона. Мне стало неописуемо дурно, как будто что-то внутри разорвалось и затопило всё нутро.
- Они убили ещё одного, - заворожённо сообщил бывший припадочный. - Теперь осталось только назвать имя, и мёртвый явится.
- Но мы же не будем этого делать, правда? - взмолилась Орсана, обводя взглядом изнурённых вампиров.
- Ни в коем случае, - согласился первый Старейшина. - Главное, не вздумайте сейчас произнести его имя вслух.
- Подождите! - осенило меня. - А это обязательно должен быть тот самый? Я хочу сказать, если они убили Лёна, и я назову его имя, может, он оживёт?
- Ты не знаешь наверняка, что убили именно его, - заметил Ролар.
Но кошмарная пустота внутри меня вопила иное.
- Слушайте, давайте назовём какое-нибудь имя, а? - встряла Орсана. - Пока этого не сделали они!
- Но если Лён жив... - снова начал Ролар, но я не стала слушать.
- То мы сотворим гомункула, но это лучше, чем если наоборот! - с этими словами я обернулась к телу Повелителя и звонко выкрикнула:
- Арракк-тур Тор ардВист Шэоннэл!

Глава 11 - Сомнение

Выпали на центральной площади перед храмом. Стражи шли первыми, потом Вэрд с Лерееной, Лён и Винсаарт. К тому времени, как Лён коснулся арлисской земли, нескольких Стражей уже положили - вокруг кипела резня. Только в отличие от истории с ложняками, теперь среди воюющих были также и маги, как Лён с досадой обнаружил, когда гворд вылетел из его руки и чуть не воткнулся ему же самому в шею.
К счастью, шедший следом Керрен что-то сделал, и гворд безвольно шмякнулся на землю, однако, стоило его подхватить, снова рванулся летать. На сей раз Лён уже был готов и нашарил сознание мага, вытворявшего эти фокусы. Разобраться в заклинании ему ничего не стоило - после Вольхиной подготовки к экзаменам Лён и сам мог бы легко сдать на магистра. В итоге снова рванувшийся гворд прилетел в горло самому магу.
За спиной послышались скандальные женские голоса. Лён обернулся, вращая подобранным гвордом - у дверей храма, от которых его изрядно отнесло толпой, Лереена орала на тщедушную стриженую блондинку, та робко огрызалась и бешено озиралась по сторонам в поисках поддержки.
- Ариена! - раздался сбоку голос Винсаарта.
Повелительница обернулась, как Лёну показалось, в ужасе. Клаттенец ринулся через площадь к своей жене, распихивая сражающихся вампиров и только чудом избежал попадания нескольких молний. Лён дёрнул следом за ним, но дорогу ему заградили пять гвордов и два пульсара.
Это было очень странное восстание. Вампиры робели перед Повелителем, но дороги не уступали. Пришлось погрузиться в их сознание и поискать причины, не переставая отражать выпады. Двое из пятерых вампиров, взявшихся за Лёна, были местными, и с их сознанием было что-то не так. Внушение, понял Лён. Не управление сознанием, а изменение памяти. Они совершенно искренне ненавидели Лереену и горели праведным гневом, ведь были уверены, что она казнила их отцов и приказала отобрать детей.
Проблема в том, что позавчера утром, когда это якобы произошло, Лереена была в Леске и совершенно никого не казнила. К Лёну эти двое сначала отнеслись с сомнением - вроде как нападать на других Повелителей в планах не было, но чем дальше, тем больше их память изменялась, образы плыли, события накладывались, и вот уже оба совершенно уверились в том, что Лён с Лерееной заодно и того гляди подаст ей на блюде тушёных вампирьих младенцев. Значит, маг, который контролировал их память, был поблизости и мог импровизировать на ходу. Однако его сознание не нащупывалось, а без этого ничего сделать с чужим заклинанием Лён не мог.
Трое остальных были из Кентара, и что творилось у них в головах Лёну было даже страшно разбирать - там жили чудовищные демоны прошлого, призраки великой Империи алладов и обязательное счастье в приказном порядке для всех, ради которого не грех и покрошить в капусту сотен пять сородичей. Заворожённый этим кошмаром, Лён чуть не пропустил очередной летающий гворд, но всё же вовремя увернулся. Он понимал одно: вампиры, участвующие в сражении, делают это не по своей воле, и убивать их нельзя, но как при этом не дать им перебить остальных?!
Он отбил пару остервенелых ударов и отскочил за дерево. То, что затеяли маги, расхлёбывать тоже должны маги.
- Отступаем!!! - заорал он Винсаарту, который по-прежнему тщетно пытался пробиться к храму, положив по пути изрядное количество повстанцев. У храма, впрочем, никого не было видно. - Назад! Мы ничего не можем сделать!!!
Лескский гарнизон внял команде и, побросав противников, собрался вокруг Лёна. Ни Вэрда, ни Лереены не было видно, Стражи вертели головами по сторонам и отбивались от нападающих, но таким макаром они рисковали оказаться в окружении.
Протолкнувшись через гарнизон и отбив ещё несколько ударов, Лён пробрался к Винсаарту и схватил его за шкирку.
- Уходим! Хватит! Её там уже нет!!!
Винс, кажется, давно уже потерял цель из виду и теперь заозирался, позволив Лёну утащить себя в гущу Стражей.
- Куда нам отступать, Повелитель? - в несколько голосов озвучили те вопрос, который уже несколько минут практически орали мысленно.
Лён просканировал нападающих магов - этот защищён от телепатии, этот лепит пульсар, эта расставляет ловушки, а вот эта собралась в телепорт, ловим!
Схватив магичку, Лён сунул ей в зубы своё запястье, чтобы у неё хватило сил пропустить через телепорт весь гарнизон. Хватило едва-едва: сам Лён успел вскочить в рамку в последний момент, и уже исчезая, видел, как женщина безжизненно осела на землю.

- ...Что ты натворила, мерзавка, да как у тебя рука поднялась?!
Лереена верещала так, как будто уже перекинулась во вторую ипостась. Кентарская девчонка дрожала от страха и была готова вот-вот расплакаться, но из последних сил держала оборону, парируя Лереенины обвинения заученными фразами.
- Это жертва малым ради спасения большего! - надрывно защищалась она. - Теми, кто не понимают, какое благо настанет в конце, можно пренебречь!
- Да?! Ну давай пренебрегай, сучка драная, я тебе пренебрегу! - с новой яростью разорялась Лереена.
Сочтя успокоение супруги делом безнадёжным, Вэрд воспользовался моментом, чтобы оценить расстановку сил. Как и Лён, он уже понял, что повстанцам изменили память, а кентарских вампиров, похоже, зомбировали годами, иначе объяснить такое болото в головах не выходило.
- Ариена! - донёсся сзади, сквозь лязг гвордов, голос Винсаарта.
Кентарка оборвала себя на полуслове, обернулась в ужасе, попятилась - и натурально дала дёру.
- Вот так... - обескураженно развела руками Лереена, которой стало не на кого орать. - А я даже не выяснила, куда она дела Ролара.
Вэрд оставил при себе комментарии насчёт конструктивности разговора и собрался последовать за Ариеной, когда из-за угла храма высунулся Керрен и поманил их обоих.
- Кажется, я нашёл, откуда это всё управляется, - тихо сообщил он, когда Повелители завернули за угол. - Вон тот домик соответствует центру сети. Полагаю, что их главное оружие именно там.
- Ну пойдёмте, посмотрим, что там, - пожал плечами Вэрд, направляясь к домику, который, как он знал, принадлежал Ролару.
- Вы только осторожно, - посоветовал Керрен. - Это, скорее всего, тот же маг, что зачаровывал свиток.
- Какой свиток? - спросила Лереена, ковыляя шпильками по газону.
- Который чуть не разнёс половину Леска, - пояснил Вэрд, и вдруг задумался. О потенциальной опасности свитка он знал только от Керрена. Точнее, Лёнова ведьма вроде бы тоже обнаружила заклинание, но её можно было и обдурить... Опять же, она почему-то ничего не почуяла до того, как Керрен ей сказал. Даже директор Школы ничего не заметил, хотя осматривал свиток очень внимательно. И почему бы это...
С такими мыслями Вэрд заглянул в окно Роларова домика. Там было темно и пусто и даже не более беспорядочно, чем обычно. Вэрд уже вознамерился выразить обоснованные сомнения насчёт штаба противника, когда сзади раздался визг Лереены, а в следующий момент земля ушла у него из-под ног.
- Так-так-та-ак, а что это тут у нас? - протянул уверенный баритон. - Никак Повелитель Леска собственной персоной, м? Надо же как хорошо сработала наша маленькая мышеловка. Отличная работа, молодой человек, как вас...
- Керрен, господин.
- Керрен, значит. Оч-чень неплохо. Телепорт с самого Леска, да ещё двух Повелителей... Где же ты такому научился?
- На Шаккаре, господин. У меня большой опыт государственных переворотов.
Неизвестный голос рассмеялся.
- Ну что же, желать нам больше и нечего, давайте приступим. Олеандр, давайте их в дом.
Вэрд корчил рожи в бессильной ярости, но не мог даже повернуть головы. Он чувствовал, что висит над землёй, влипший в какую-то желеобразную субстанцию золотисто-жёлтого цвета. Дышать он тоже не мог, но первые полчаса Повелителю это не помеха. Жёлтая дрянь липла к глазам, но сомкнуть веки можно было и не мечтать.
По команде баритона контейнер с желе двинулся к крыльцу и вплыл в дом, развернувшись так, что Вэрд наконец-то увидел остальных участников ситуации. Справа от него был Лереена, тоже пойманная в ловушку. Со стороны стало видно, что это не контейнер, а скорее луч золотистого света, идущий от пола до потолка, где висели в воздухе два белых круга - видимо, панели, генерирующие луч. Лереена застыла, прикрываясь руками, и лица её Вэрд не видел, но ненависть к врагам и к предателю взыграла в нём с новой силой.
Предатель стоял ближе к выходу и в тени, так что выражение его лица было трудно рассмотреть, только глаза посвечивали красным. Двое других склонились над столом, где были разбросаны какие-то схемы и выкладки.
- Придётся ждать полуночи, - слегка раздосадовано заметил стоящий слева, по виду эльф, тот самый обладатель баритона, к которому оборотень обращался "господин". Второй, которого назвали Олеандр, был скорее полукровкой и ничего не говорил, только молча согласно кивнул.
- А эти штуки выдержат так долго? - озабоченно уточнил оборотень.
- Они ещё и не так долго выдержат! - довольно приосанился Олеандр. - Хоть годами, только тогда вампиры впадают в анабиоз, а нам сейчас это не нужно.
- Да, кстати, проведите-ка ему воздуха, - велел "господин", кивая на Вэрда. - Он нам к полуночи нужен настолько живым, насколько это вообще возможно.
- А этой? - спросил Олеандр, кивнув на Лереену.
- А эту переведём в режим хранения. Глядишь, сгодится на что-нибудь, - пожал плечами "господин". - Для последнего ритуала нам необходима особь мужского пола. Жаль, конечно, тех, молодых упустили, но и этот ещё ничего, можно сказать, в расцвете сил.
Олеандр колданул Вэрду в лицо, и желе забурлило, раздаваясь и впуская пузырики воздуха, которые быстренько сложились в своего рода трубку. Фыркнув, а затем вдохнув полной грудью, Вэрд попытался сказать что-нибудь оскорбительное, но быстро понял, что трубка ведёт только к носу, а рот по-прежнему неподвижен. Ругаться через нос он пока не умел, но если и правда дальнейших событий следовало ждать до полуночи, рисковал научиться.

Телепорт вёл не так уж далеко, всего на пару вёрст от города, насколько Лён мог положиться на своё знание арлисской географии. Что уж там понадобилось магичке - кто теперь знает, возможно, она просто собиралась куда-то ещё короткими прыжками, но на всякий случай решено было отойти ещё на пару вёрст на восток, мало ли что там может скрываться в месте телепорта.
- Что делать дальше, Повелитель? - тихо спросил один из Стражей. Спросил именно Лёна, хотя Винсаарт был старше, да и отношения у Леска с Клаттеном всегда были хорошими.
- Нужно оповестить Ковен. Это работа для магов. Можно попробовать подождать, пока станет потише и пробраться к телепатофону.
- Вас о чём ни спроси, всё Ковен, - проворчал Винсаарт, скорее всего, тоже заметивший отношение лескских Стражей.
- У вас есть идеи, как бороться с изменением памяти? - поднял бровь Лён.
Винсаарт молча пнул шишку и продолжил угрюмо брести непонятно куда. Шишка продемонстрировала хорошее поражающее свойство и поразила росший неподалёку куст бересклета. Оттуда ойкнули и зашипели.
Пожалуй, ни один куст ещё не обнаруживал себя в окружении такого количества гвордов, да ещё в столь краткое мгновение.
- Вылезай, - негромко велел Лён.
- Да вылезаю, вылезаю, голову не сносите, психи, - заворчала дриада-разведчица, вставая из куста без единой царапинки и затянутой нитки.
- И амулет от телепатии сними, - добавил Винсаарт.
- Сам сними, вот он, на шее, белый шнурок. А то я щас за пазуху полезу, вам что-нибудь померещится, и вы меня нашинкуете, - невозмутимо ответила дриада, продолжая по уставу держать руки вверх.
Лён шагнул вперёд и подцепил белый шнурок концом гворда, выпростал наружу сам амулет, потом разрезал шнурок, так что медальончик соскользнул в мох под ногами.
Стало интереснее. Дриада молчала, но Лёну так было даже быстрее, чем слушать многословные объяснения. Итак, оказывается, дриады забеспокоились, потому что в последний закупочный визит арлисские торговцы вели себя странно, и при ближайшем рассмотрении оказалось, что от них веет какой-то совсем не вампирьей магией. На всякий случай посадив несчастных торговцев за красивые живые решётки, дриады послали разведку посмотреть, что творится в долине. Разведка принесла неутешительные новости - Повелительница в отъезде, советник пропал, жители деревень околдованы. Посовещавшись с эльфами, дриады послали разведку вторично, теперь уже с целью пробраться в столицу и выяснить, кто дёргает за верёвочки, да вот беда, Винсаарт оказался слишком метким пинателем шишек.
- Возвращайся как можно скорее, - посоветовал Лён дриаде, когда узнал от неё всё, что хотел. - Здесь орудуют очень серьёзные маги - люди и эльфы. Почти все вампиры под контролем сознания, а кто ещё нет - скоро будет, и есть одна Повелительница на стороне этих магов, она им даёт пользоваться своей силой, судя по всему. Эти ребята уже считай захватили Арлисс, и вряд ли остановятся на этом. Возвращайся и сообщи в Ковен, без магов тут можно только всех поубивать.
Дриада поутратила легкомысленный настрой, насколько дриада вообще на такое способна, и растворилась в подлеске.
- А если она тоже с ними? - хмурился Винсаарт. - Мало ли, вдруг и ей память изменили.
- А я ей не сказал ничего нового. Но и сидеть на месте не стоит, - вздохнул Лён. - Пошли дальше по окружности, в крайнем случае, уйдём пешком в Элгар.
Говорили они на сей раз на алладаре, на всякий случай, а то бересклета по обочинам росло довольно много.

К ночи даже Лён и Винсаарт устали и проголодались, что уж говорить о гарнизоне. Заходить в деревни они не решались, да и на дорогу не совались, шли вдоль неё по сосняку с небольшим подростом - вроде нетрудно, но за день выматывает. Хорошо хоть арлисские Стражи все были заняты переворотом и не выскакивали из-за деревьев с вопросами, кто это тут ходит по их долине.
- Вон там ельник начинается, - заметил Лён, всматриваясь в сумеречную синеву. - Давайте до ёлок, и там заночуем под лапами.
Стражи окатили его благодарностью, а Винсаарт насупился ещё больше. Видимо, полгал, что спать, когда мир под угрозой, это низко. Но спорить не стал, и на том спасибо.
Однако стоило им угнездиться под ёлочками и назначить дежурных, прямо на Лёна из ниоткуда шагнула тёмная фигура со светящимися красными глазами.
- Я это, я, - буркнул Керрен, отражая щитом наставленные на него гворды. - Извините уж, оповестить о своём приближении предупредительным салютом никак не мог. И так еле нашёл.
Лён перевёл дыхание и подал знак Стражам убрать оружие.
- Плохие новости, Повелитель, - продолжал меж тем Керрен. - Сиа-Верден и Лереена в плену.
- Как это в плену? - не понял Винсаарт. - Живые?
- Пока да, - кивнул оборотень. - Сиа-Вердена собираются убить в полночь, в качестве жертвы для какого-то ритуала. На Лереену у них планов нет, будут держать живой, пока не понадобится.
Стражи зарычали.
- Подожди, как можно Повелителя удержать в заточении? Из чего у них решётки? - не унимался Винсаарт.
- Там не решётки, там что-то типа модифицированного солнечного света, Повелители висят в луче и даже не моргают, не знаю, как это работает, меня никто посвящать не стал. Самое важное - до полуночи около часа, надо как-то их вытаскивать. Я не знаю, как деактивировать лучи, но знаю, кто знает. Может быть, вам удастся это из него вынуть.
- Чего ж ты ждал до ночи?! - злился Винсаарт.
- Не мог вас найти! - рыкнул в ответ Керрен. - Петляете заячьими тропами, а поисковое заклинание на вас не цепляется! Хорошо хоть, запах я ваш запомнил...
Лён встал.
- Хорошо, давайте открывайте телепорт. Меня одного будет достаточно, я думаю. У вас запаса хватит?
Керрен кивнул, но Винсаарт возмутился.
- В смысле - одного?! А я что? Я тоже пойду, вдруг Ариену найду!
- Это вряд ли, - скривился Керрен. - Она как вас завидела, дала такого стрекоча, что теперь, наверное, в Волмении.
- Останьтесь со Стражами, и если сюда явятся маги из Ковена, помогите им, - предложил Лён.
- Как? - изумился Страж. - Вы что же, один, без нас пойдёте?
- Вам в столицу лучше не соваться, - опередил Лёна Керрен. - Эти маги используют какую-то установку, которая подменяет память вампирам. На Повелителей она не действует, а вот прочие могут сопротивляться не дольше суток. Через сутки даже самые упёртые начинают верить, что Лереена питается младенцами, во всяком случае, так считают маги.
Лён кивнул подтверждению своих собственных наблюдений.
- Я вас потому оттуда и увёл, иначе вы уже были бы на их стороне, кто выжил бы.
- Что ещё за установка такая? - спросил Винсаарт, недоверчиво всматриваясь в Керрена.
- Они её называют "Внушение МайЭлая", но мне это ничего не говорит.
Лён выдохнул так, будто его ударили под дых, да и прочие отреагировали не лучше.
- Час от часу не легче, - пробормотал бывалый Страж, которому довелось - не то чтобы повезло - повидать МайЭлая живьём, на пике его военной карьеры. В отличие от обычных Повелителей, МайЭлай мог не только читать мысли, но и внушать их. - Правда, от нас больше вреда будет. Вы, Повелитель, и сами осторожней, как бы и вас не проняло.
Лён неохотно вынырнул из мыслей Стража и шагнул к Керрену.
- До скорой встречи.

Глава 12 - Смерть

Время до полуночи тащилось так чудовищно медленно, что Вэрд уже с упованием подумывал о том моменте, когда его наконец-то принесут в жертву. Судя по тому, что он видел, замыкая круг для других вампиров, на том свете совсем не плохо. Приятно так, спокойно, особенно если не пытаешься оттуда выйти живым. Лишь бы Лереена уцелела и не потеряла ребёнка. На последнее, конечно, надежды мало - вампирши, а тем более Повелительницы расстаются с дополнительным грузом при малейшем стрессе. Но если бы она хотя бы выжила, может, ещё от кого-нибудь бы родила потом, хоть немножко Повелителей бы стало побольше...
С наступлением темноты, однако, Вэрд осознал, что нервничает. Философия - философией, но жить-то хотелось. Хотелось досмотреть игрища, хотелось подначивать Лёна, хотелось валяться полдня в постели с женой, а потом в сумерках ловить рыбу лапой, соскальзывать с мокрых камней, вылезать и отряхиваться, рассевая брызги. Хотелось смотреть закат над морем с высокого мыса, выносить мозг шаккарским послам, спорить со Старейшинами и делать ставки на политические перемены в других долинах. Хотелось, в конце концов взглянуть когда-нибудь на своего отпрыска, поумиляться, когда он начнёт осваивать повелительские способности, помочь ему на этом пути. Много чего хотелось ещё сделать при жизни.
У Вэрда, конечно, была Хранительница, вот только чутьё подсказывало, что в данном случае это не поможет. Он не знал, что за ритуал эти подонки собрались проводить с его участием, но подозревал, что после он не будет подлежать воскрешению.
Кстати, о ритуале. Дверь открылась, и в дом вошли шаги. Мага, который шагал, Вэрд видеть не мог, потому что его развернули лицом к окну, выходящему на задворки, - видимо, чтобы не смог рассмотреть, что за планы навалены на столе. Но по звуку похоже было на Олеандра. Эльф двигался более грациозно, а оборотень - бесшумно. Олеандр шуршал пергаментом и бормотал под нос какие-то прибаутки, явно пребывая в хорошем настроении. Пару раз даже принимался напевать что-то эльфийское народное. От нечего делать Вэрд в который раз попытался пробиться сквозь защиту от телепатии, но снова потерпел поражение - очевидно, ловушка, в которой его держали, полностью блокировала эту способность.
Тем временем в окне мелькнули красные глаза. Вэрд ощерился бы и зарычал, если бы мог. Как он ненавидел гхырова обманщика, как кипела его кровь...
Красные глаза приблизились вплотную к окну, и лицо оборотня стало хорошо видно в свете Олеандрова пульсара. На Вэрда он не смотрел, сосредоточив всё внимание на маге. Человеческие уши удлинились и поросли пушком и теперь насторожённо улавливали малейший шорох.
Тут за головой оборотня Вэрд различил ещё одну - белобрысую. О ннееет, только не это, этот жгрыбин сын привёл Лёна! Ну почему всё должно обязательно быть ТАК плохо?! Проклятые маги как раз хотели Повелителя помоложе! Но почему обязательно Лёна?! Лучше бы уж этого неуравновешенного гуся Винса привёл, с ним вампирья нация не так много потеряла бы! А Лён - он женастоящий, он такой, как Повелители ушедшего поколения, хоть сам их и не видел. У него на лбу написано великое будущее! Гхыр подери, судьба, ну неужели нельзя было по-другому?!
Вэрд напряг все мыслимые и немыслимые силы, пытаясь предостеречь Лёна о предательстве оборотня, но не вышло даже моргнуть. Внутри он метался, сотрясая рыком саму небесную твердь, но на самом деле не смог издать ни звука.
Олеандр продолжал мурлыкать под нос развратную песенку, а Лён с предателем о чём-то шушукались, причём Лён пару раз помотал головой. Потом оборотень поднял руки и начал совершать какие-то пассы, но вскоре отступился, нахмурился и ещё что-то нашептал Лёну. Небось заливает, что не может расколдовать их с Лерееной через окно, подумал Вэрд. Сейчас втащит беднягу Аррактура в дом - и прости-прощай. Мучительная ярость уступила место горькому цинизму.
Меж тем оборотень трансформировал руки в лапы, уцепился за подоконник и медленно и бесшумно втянулся в комнату. Олеандр, очевидно, был к нему спиной, но не надолго, так что предатель поспешил спрятаться за шкаф. Лён ещё немного помаячил в окне, потом отодвинулся из проёма, и теперь Вэрд видел только кусочек его плеча со светлой прядью, небрежно лежащей на чёрной коже куртки.
- Тэ-эк-с, - протянул внезапно Олеандр и, судя по звуку, поскрёб в голове. - Ну что ж, давайте приступим...
Оборотень не спешил выходить из-за шкафа, и Вэрд был вполне уверен, что полуэльф его не видел, а разговаривал сам с собой. Вдруг комната поплыла у него перед глазами - очевидно, контейнер с ним переместили в центр помещения, где колдун расчистил от мебели и хлама большой участок пола. Теперь и сам колдун оказался в поле его зрения.
- Сначала, значит, сюда, потом... - бормотал полуэльф, разбирая корявые руны на исписанном вдоль и поперёк, потасканном клоке пергамента.
Пока он бормотал и водил пальцем, из-за ворота его рубахи выскользнул белый продолговатый камушек. Не сам по себе выскользнул, а прополз под тканью вертикально вверх, да так и завис напротив кадыка. Потом потихоньку пополз вправо.
Олеандр, не отвлекаясь от своей шпаргалки, почесал шею под шнурком от амулета. Движение камушка остановилось, и вскорости он повис на своём шнурке.
Что там делает этот гхыров оборотень? Мало ему было обречь вампиров на уничтожение, теперь ещё и своих обокрасть решил? Вэрд с ненавистью подумал, что предупредил бы Олеандра, если б мог, а потом со злорадством - что колдун сам себе хуже сделал, что не дал Вэрду возможности говорить.
Но вот колдун вооружился мелком и нагнулся, чтобы начать чертить на полу какие-то свои проклятые символы, и тут шнурок от амулета мягко скользнул по его затылку - и камешек с тихим стуком упал на пол.
- Эт-то ещё что за новости, - пробормотал Олеандр и протянул руку подобрать камешек. Вот только протянул он её куда-то не туда, и подобрал что-то невидимое. Надел на шею воображаемый амулет и продолжил чертить. Настоящий же амулет тихо скользнул между его ног и скрылся из поля зрения Вэрда, но совсем не в той стороне, где прятался оборотень.
Амулет от телепатии! - внезапно осенило Вэрда. Оборотень не пытался его украсть, он пытался дать Лёну возможность прочитать мысли этого гхыра! Но зачем? Разве Лён не увидит тогда, на чьей на самом деле стороне предатель?
- А, нет, наоборот, - сообщил Олеандр, сверяя частично перенесённый знак со шпаргалкой. - Это сюда, а вот это - вот сюда. Ну ладно, проще его самого перегнать.
Совершив пасс в сторону Вэрда, он перегнал контейнер так, что Повелитель теперь оказался спиной ко входной двери с хорошим видом и на колдуна, и на окно, и на шкаф, за которым скрывался предатель. Если он ещё не смылся оттуда.
В окно влетел голубок из пергамента и упал за шкаф. Пару мгновений Вэрд видел его хвостик на полу, а потом он исчез. Значит, Лён бросил оборотню записку, и тот подобрал... И что же дальше?
А дальше Лён внезапно неприкрыто засунулся в окно и бодро и громко окликнул:
- Эй, колдун! Ты тут Ариену не видал?
Олеандр подпрыгнул от неожиданности и так опешил, что даже начал отвечать.
- Нет, она ещё днём куда-то... Стоп, ты же... ТЫ!!! А ну-ка стой!!!
Но Лён уже скрылся в темноте.
Рассыпая гхыры, колдун полез в окно. В тот же момент Вэрд услышал с улицы голоса - приближались какие-то люди. Справившись с подолом длинной мантии, Олеандр всё-таки выпал в проём и почапал куда-то, очевидно, по следам Лёна.
Пергаменты на столе полыхнули, а символы на полу сдуло внезапным смерчем. Оборотень выглянул из-за шкафа и, сверяясь с мятым листочком, полученным от Лёна, пробормотал несколько фраз, снабдив их неуверенными пассами в сторону Вэрда. Внезапно жёлтое желе растворилось, и Вэрд грохнулся на пол, не удержав равновесие. Через несколько мгновений, поднявшись на ноги, он услышал такой же грохот - это приземлилась Лереена. Она не поднялась.
Вэрд и Керрен одновременно склонились над вампиршей. Она была холодная и синюшная, как в глубоком сне.
- Я знаю, как её расколдовать, но это долго, помогите мне её вытащить, левитация же не подействует, - протараторил Керрен, всё ярче и ярче чувствуя приближение магов и заодно полуночи.
Вэрд пару секунд смотрел на него рыбьим взглядом.
- Так ты на чьей стороне?
Керрен растерянно нахмурился.
- Что? Ах ты ж гхыр закдырный, вы что подумали, что я?..
- С нами он, с нами, - раздался от окна голос Лёна. - Этот тип его сегодня впервые видел, я проверил. Давайте уже быстрее!
На крыльце затопали каблуки, и Вэрд мгновенно пришёл в движение: подхватил Лереену и метнулся к окну. Лён успел принять Повелительницу, буквально свалившуюся ему на голову, когда дверь распахнулась.
Вэрд уже стоял одним коленом на подоконнике, а Керрен только успел добежать до окна, когда шедший первым маг сориентировался, что происходит, и кастанул. На мгновение взгляды Повелителя и оборотня встретились - широко раскрытые, стеклянистые глаза, за которыми звенели отчаянье и решимость, - а потом Вэрд вдруг схватил несостоявшегося предателя за шиворот и вышвырнул в окно. Он едва успел разжать пальцы, когда ему в бок вонзились ледяные стрелы, наколдованные магом, а затем, по знакомому сценарию земля ушла из-под ног, а глаза и нос забились привычным уже жёлтым желе.

Керрен приземлился на все четыре, пружинисто присев и прогнувшись, как человек никогда бы не смог. Вскочив обратно на ноги, он обернулся и успел поставить щит, прежде чем его и Лёна с Лерееной накрыло проклятием из окна - оттуда торчал молодой незнакомый маг. Хотя нет, знакомый. Он был на магическом турнире в Камнедержце, занял приличное место...
Пытаясь одновременно удержать щит против увесистых чужих заклинаний, и запулить чем-нибудь убедительным в ответ, Керрен не сразу услышал оклик Лёна. Точнее, вообще не услышал, а только задним числом осознал, что был какой-то оклик, когда Лён втащил его за многострадальный шиворот за угол нужника.
Нужник у Ролара был солидный, крепкий и украшенный сердечком под коньком. Пульсары о него разбивались нечувствительно.
- Керрен, нам надо уходить отсюда немедленно! - выпалил Лён, поудобнее пристраивая переброшенную через плечо Лереену.
- Мы не можем уйти без Сиа-Вердена! - развёл руками оборотень.
В доме что-то полыхнуло, вокруг резко поднялся ветер.
- А сколько до полуночи?
- Уже считай нисколько...
Лён мотнул головой в ту сторону, где когда-то был забор заднего двора. Керрен посмотрел и наконец увидел, почему Лён так спешил.
На них двигалась стена вампиров. Кто в первой ипостаси, кто во второй, щеря клыки и сверкая глазами. Было впечатление, что они не бросаются вперёд только потому, что хотят растянуть удовольствие от разрывания врагов на части.
- Вы один не справитесь со всеми магами в доме, а я один не справлюсь со всеми этими. Надо спасти хотя бы Лереену, Вэрда нам уже не вы...
В этот момент ветер взревел настоящим ураганом, так что деревья затрещали, а из дома раздался леденящий душу вопль, переходящий в визг. Он оборвался, и тут же над домом выросло вертикальное марево до самого неба.
Керрен закрыл глаза, признавая поражение, открыл их и ринулся чертить на земле символ телепорта. Вампиры, почуяв, что жертвы собрались линять, тоже перешли к нападению. Лён уложил первых троих одним ударом ноги, потом левым кулаком залепил кому-то в ухо, но как следует драться он не мог - мешала Лереена. Да ещё вампиры, пробравшиеся ему за спину, схватили её за волосы и стали тянуть прочь. Лён развернулся, чтобы отбить свой багаж, и понял, что не справится. Их было слишком много. Это была безнадёжная ловушка.
И надо было понять это ещё в Леске. Они же знали, на что способен враг. Они понимали, что их спровоцировали. Надо было тихо сидеть и ждать, пока Ковен разберётся, а теперь они все тут полягут...
- Лён!!! - разнёсся над городом истошный полувопь-полурык Керрена. - Руку!!!
Моргнув, Лён обнаружил себя в тихом ельнике в окружении лескского гарнизона. Стражи недолго думая оглушили троих повстанцев, вцепившихся в Лереену. Лён сложил её под ёлочку и тяжело осел на лесную подстилку.
- Вэрд погиб, - объявил он и понял, что сам только сейчас осознал, что это значило.
Это значило, что кусок мира отвалился и выпал, оставив по себе зияющее белое пятно, куда никогда уже не удастся ничего вписать.
Душа Лёна - могила на одного, - сказала как-то Келла Вольхе, чем немало ту удивила. В тот момент Вольха ещё плохо его знала, и это посеяло в неё некоторые сомнения, но чем дальше, тем удивительнее ей казалось, что знающая Лёна с детства Келла могла сделать такой вывод. Она неоднократно размышляла об этом и как-то даже спросила вслух. Лён тогда ответил в том смысле, что присутствие дорогой супруги благотворно на него влияет, а с точки зрения Келлы он отмороженный мздрюк.
Но сам он не верил ни в какое благотворное влияние. Были те, кого следовало оберегать от невзгод, и те, на кого было плевать. Ещё были те, кто справлялся сам, но скрашивал существование. Вэрд был одним из них. Просто приятное разнообразие, как баранья нога с картошечкой, как искупаться в озере в жаркий день. Если есть - хорошо, нету - найдётся другой досуг.
И тут вдруг Лён понял, что не найдётся. Что вокруг него есть те, кого нельзя заменить. Нельзя выкинуть из головы, нельзя заполнить чем-то другим. Не только Вэрд, и даже не в первую очередь он, просто вот сейчас Лён вдруг ясно увидел, что его душа больше не на одного, а намертво привязана к другим живым существам, чьи жизни хрупки, а время не бесконечно, и когда-то они все уйдут, и от этой ясности было очень страшно и больно.
Лён слегка проморгался и потряс головой, заставляя себя вернуться в здесь-и-сейчас. Проблемы ещё не кончились, никто не в безопасности. Вон, Винс таращится с неподдельным ужасом. На него, между прочим, таращится.
- У меня что, лицо в крови? - поинтересовался Лён.
- Нет, в слезах, - ошарашенно ответил Винсаарт.
Лён в ужасе схватился за физиономию и правда нащупал мокроту. Спешно вытер её ладонями и для верности рукавом. Вынырнув из-за рукава, он обнаружил, что Винс по-прежнему пялится.
- Я был уверен, что Повелители не могут плакать, - сообщил он.
- Ну давай ещё третий раз повтори, вдруг кто не понял, - огрызнулся Лён и встал, озираясь.
Стражи, впрочем, этого разговора скорее всего не заметили, поскольку сами были не в лучшем состоянии. Если бы тут была Велька, она бы уже насобирала вампирьих слёз в достаточном количестве, чтобы обеспечить себе безбедную старость продажей зелий на их основе. Керрен же на ценный ингредиент не покушался, а занимался расколдовыванием Лереены.
- Повелитель, - позвал он негромко. - Она сейчас начнёт приходить в себя, вы не могли бы её попридержать? А то, боюсь, она тоже считает меня перебежчиком, а мне ещё надо расплести пару узлов на ней.
Лён молча кивнул и сел за головой Лереены, взяв её за руки и стараясь не думать, что будет,когда она узнает новости.

Глава 13 - Долг

Керрен маялся.
В лесу уже начало светать, а убитые горем и усталостью вампиры спали как... ну, как убитые.
Лереену от Керрена оттащил Лён, впрочем, это было не так уж и трудно. Попав в плен, она почти сразу отключилась, и у неё не было целого дня, чтобы всё обдумать, просчитать и накопить ненависть. Потери мужа она сначала даже не осознала, а когда осознала, принялась вымещать шок на Лёне, как будто это он был виноват, что не подставил свою шею. Лён молчал и двигал желваками, отчего Керрен начал подозревать, что его мучит вина выжившего.
Хотя мучить она по стечению обстоятельств должна бы совсем не его.
Лён, будто почуяв, что о нём подумали, заворочался и постепенно вышел из могильного оцепенения, которое вампиры называют сном. С вечера, когда Стражи начали заваливаться спать, наоплакивавшись, Керрен отложил строительного материала на хороший эльфийский замок, пока Лён не объяснил ему, что это они так спят. Хорошо ещё, было кому объяснить, и это произошло не в Леске при исполнении служебных обязанностей. Неплохо было бы также узнать, что ещё у этих нелюдей в порядке вещей, если уж предстоит работать в Леске. Хотя это теперь тоже под ба-альшим вопросом.
Светловолосый проморгался, потёр лицо, и оно приобрело цвет, более подобающий живым. Сел, размял плечи и огляделся.
- Вы вообще спали? - спросил он у Керрена сиплым со сна голосом.
Оборотень помотал головой.
- Решил подежурить.
Вампир снова огляделся и нахмурился.
- Ох, да, мы же не выставили дозорных, - хлопнул себя по лбу Повелитель.
- Ничего, я понимаю, вам было не до этого, - отмахнулся оборотень и встал размять ноги.
Вампир рассеянно покивал.
- Повелитель Аррактур, - негромко продолжил Керрен после непродолжительного молчания, - как вы думаете, почему он так поступил?
- Меня зовут Лён, - резковато бросил Повелитель, потом задумался. - Я могу вообразить несколько причин, не знаю уж, какая именно сыграла ключевую роль. Во-первых, вы единственный знали, как расколдовать Лереену. Я бы мог пересказать кому-то ещё то, что подслушал в голове Олеандра, но одного этого было недостаточно, вы же полдня там выясняли, что к чему с этими ловушками. Не знаю, успел ли он об этом подумать. Во-вторых, вы в этой истории случайный человек. Вы просто подвернулись Вольхе в неудачный момент. Это не ваша война, и не вам на ней погибать. Вы и так сделали гораздо больше, чем любой из нас ожидал.
- Война не бывает чужой, - глухо отозвался Керрен. - Я насмотрелся на тех, кто сидел и ждал в сторонке, пока проблемы разрешатся сами собой, надеясь, что их не затронет или хотя бы не сильно напряжёт. Я не из их числа. Я уже слишком многим пожертвовал ради справедливости, чтобы теперь торговаться по мелочам. И если уж на то пошло, мне было гораздо меньше чего терять, чем ему.
Лён посмотрел на него внимательно, потом отвернулся и пожал одним плечом.
- Он этого не знал, а даже если бы и знал... Ответственность за свой народ - это такая вещь, что в любой непонятной ситуации сначала подставляешь шею, а потом уже начинаешь оценивать риски. Моя жена это называет профессиональной деформацией личности. С точки зрения полезности для долины жизнь Вэрда была намного ценнее вашей, но в критической ситуации срабатывает инстинкт защищать стаю. Так уж вышло, что за пару мгновений до того он всё-таки принял вас в стаю.
Лён вздохнул и, поскольку Керрен ничего не ответил, решил сменить тему.
- Как вы думаете, что там сейчас происходит?
- Понятия не имею, - покачал головой Керрен. - Вы же смотрели мысли Олеандра, ради чего был этот ритуал?
Лён потемнел лицом.
- Чтобы воскресить МайЭлая.
Керрен не преисполнился ужаса и праведного гнева, поэтому Лён объяснил в общих чертах, кто это такой. Праведный гнев, впрочем, не воспоследовал: лицо Керрена являло шок и отвращение.
- Они что, полные идиоты? Сколько раз нужно наступать на одни грабли? Создать чудовище, чтобы вечно держать его под контролем - это же никогда не срабатывает! Почему они думают, что смогут с ним справиться? Кто они вообще такие?
- Противостояние, - снова вздохнул Лён. - Это маги, выжившие после Противостояния и сумевшие вернуть себе силы. Ну и новобранцы там тоже есть, конечно. Собственно, Олеандр - просто сумасшедший учёный, ему всё равно, на кого работать, а вот тот эльф, Эллараэль - он был в Гребенчатых горах и, возможно, даже схлопотал от вашего знаменитого предка. Во всяком случае, Олеандр так считает.
- И он меня не узнал?! - ещё больше обалдел Керрен. - Он же сразу, как меня увидел, решил, что я как раз из новобранцев и выполнял приказ любыми правдами и неправдами заманить в Арлисс хоть одного Повелителя. Если он и правда был в Гребенчатых горах, то должен понимать, что оборотень с Шаккары может быть только и исключительно родственником Вереса Шаккарского!
- А он не понял, что вы оборотень, - усмехнулся Лён. - Олеандр, во всяком случае, не понял. А Эллараэль, скорее всего, даже не задумался об этом, ему было не до того. Ну да я это всё к чему - надо бы пробраться в город да посмотреть, не трансформировался ли Вэрд. Вряд ли, конечно, но...
Лён осёкся, напоровшись на абсолютно сбитый с толку взгляд мага.
- Трансформировался? Что?
В третий раз вздохнув и скрипнув зубами, Лён принялся объяснять всю систему с Хранителями, ипостасями и замыканием круга.
- Вот я и подумал, - завершил Лён, - а вдруг он трансформировался, тогда ещё есть шанс. С другой стороны, если из него высосали всю жизненную энергию, то на обратную трансформацию не хватит сил. С третьей стороны, а вдруг не всю? Они уже всех троих кентарских Повелителей пустили в эту мясорубку, так может, им и надо было всего ничего? А с четвёртой стороны, надо хотя бы проверить, даже если шанс минимальный.
- Всех троих?.. - нахмурился Керрен. - Слушайте, сколько вы успели выхватить из головы этого Олеандра за те доли секунды?
- Ну почему доли секунды, он за мной ещё погоняться успел. Впрочем, отвечая на ваш вопрос - больше, чем хотел бы выхватить. Честно говоря, я бы не отказался раззнать некоторые подробности, но увы, зелья забвения на меня не действуют.
Керрен покачал головой, некоторое время подумал, прохаживаясь туда-сюда между ёлочками.
- Я попробую добыть его тело так или иначе, - наконец сказал он.
Лён встал, но Керрен замотал головой.
- Нет-нет, вас я не туда не возьму. К вопросу о ценности жизни. У вас жена и долина, а вероятность, что посветлу выбраться оттуда будет легче, чем потемну, весьма невелика. И потом, если я найду его, я сразу дёрну в Леск, меньше резерва потрачу, чем если ещё сюда метаться, а этих, - он кивнул на Стражей и Винсаарта, которые только начинали розоветь, - ещё надо отсюда вывести. У нас тут не критическая ситуация, так что оставьте свои инстинкты при себе.
Лён посмотрел на его очень похоже на то, как посмотрел на него Вэрд в последний момент, и у Керрена шерсть на загривке встала дыбом. Но через мгновение взгляд Повелителя смягчился, он кивнул и улыбнулся.
- Удачи.
Керрен занялся телепортом.

Прицелился он точно, что было немаловажно, если учесть, что телепортировался он в нужник. Сердечко под коньком давало паршивый обзор, но дом был виден, и обитателей в нём не наблюдалось. Прислушавшись и принюхавшись (чего только не сделаешь в нужнике ради успеха предприятия), Керрен удостоверился, что во дворе тоже никого нет. Маскироваться магией, равно как и делать стены прозрачными, он побаивался - местные могли поставить оповещение о чужом колдовстве.
В итоге, собрав остатки храбрости, он всё же вышел из нужника.
На дворе и правда никого не было, да и вокруг было как-то подозрительно тихо и пусто. Дом стоял настежь, и пахло в нём некромантией и эльфами, но эти запахи уже потускнели с ночи. Прокравшись в комнату, Керрен возликовал и тут же стиснул зубы: Вэрд лежал на полу среди меловых символов, изрядно поистёртых под ногами, совершенно мёртвый: помутневшие глаза таращились в потолок, лицо заострилось, одна рука вывернулась под неестественным углом.
Наученный утренним опытом, Керрен решил не отчаиваться - эти вампиры выглядят мёртвыми по поводу и без повода! Тем более, труп был совершенно без малейшего повреждения. Но Лён ясно сказал: был бы шанс, здесь был бы волк, а не холодное тело первой ипостаси. Впрочем, как знать, может быть, Хранительница сможет что-то сделать, чтобы спровоцировать трансформацию... И в любом случае, не бросать же павшего Повелителя на полу в стане врага!
Найдя веник, чтобы смести остатки ритуальных символов с пола, Керрен подобрал мел и принялся чертить новый телепорт. На сей раз на своей крови. Уж как-нибудь один труп до Леска он дотянет.
На сей раз он ориентировался на источник - заодно и силы пополнить после длинного перемещения. Но, приземлившись, место он не узнал: опалённая трава и тлеющие стволы вековых сосен, острый запах крови и магии, вой и плач и -
- Ааааааххххх!!!
Этот сдавленный возглас, переходящий в хрип, издала какая-то вампирша, склонившаяся над горкой цветов в нескольких шагах вправо от Керрена. Рядом с ней стояли ещё двое, а поодаль Керрен увидел и других.
- Повелитель! - посыпалось со всех сторон. Женщины бросились к телу, которое Керрен аккуратно сгрузил на траву. Потом и не только женщины. Мага оттеснили, да он и не особо сопротивлялся, чувствуя себя не в своей тарелке на пороге чужого горя.
Что дальше делать было непонятно. Вампиры молча закрывали лица руками, вампирши рыдали, спазматически ощерив клыки, но Хранительницу никто не звал. Это было прискорбно и, помимо прочего, лично для Керрена означало, что с должностью Верховного Колдуна вряд ли сложится, а значит, что делать ему тут, по большому счёту, нечего, так что надо пополнить запас и мотать удочки, может, вернуться в Арлисс и помочь Лёну или в Стармин и...
- А ты кто такой? - внезапно спросил один из вампиров. Несколько бледных и заплаканных лиц обернулись к нему.
- Керрен Шаккарский, - хмуро представился оборотень. - Я... просто телепортировал его сюда. Думал, может, вы тут сможете что-то сделать...
Вдаваться в подробности он не стал, сообразив, что из всего населения Леска о его принятии на должность не знал решительно никто, а ссылаться на Лёна было не очень хорошей идеей, если учесть лишь недавно разрешившуюся кровную вражду.
- Колдун, - тяжело проговорил вампир, выцепив из краткого ответа самую лишнюю информацию.
- Послушайте, я только телепортировал его из Арлисса. Лереена жива, она там, и большая часть вашего гарнизона уцелела, но я не знаю, что там творится, и что тут творится, и вообще я тут случайно и не разбираюсь в ваших вампирьих делах. Лереена попросила меня найти тело и телепортировать его сюда, чтобы им занялась Хранительница. Вот всё.
Он нарочно покривил душой и не стал упоминать Лёна, исходя из того, что авторитет жены Повелителя для вампиров важнее. Не просчитался: кровожадный блеск в глазах померк, сменившись усталым отчаяньем.
- Хранительницу убили, - произнёс всё тот же вампир, и как будто больше ссутулился от этих слов. - Безвозвратно. Да и потом, если он не трансформировался, то и смысла нет...
Одна из женщин заревела в голос. Это было очень кстати, потому что как раз в тот момент у Керрена совершенно неприлично забурчало в животе: ел он последний раз вчера утром на постоялом дворе на пути к Стармину.
- Тебе сейчас обратно надо? - хмуро спросил вампир, отойдя от толпы и, как показалось Керрену, стараясь не смотреть на тело Повелителя.
- Не знаю, - честно сказал Керрен. - Наверное. Они там на окраине, что происходит в городе - неясно, они хотят вернуться. Наверное, мне надо им помочь.
- Ты на ногах едва стоишь, - заметил вампир. - Пошли я хоть еды тебе какой-нибудь дам, не знаю, правда, что ты за тварь и что ты ешь.
- Я оборотень, - сообщил Керрен, понадеявшись, что щедрый вампир не передумает.
- А, кстати, я Граен, - спохватился вампир, протягивая руку. Видимо, слово оборотень не сказало ему вообще ничего.
- Что у вас-то тут случилось? - поинтересовался Керрен, чтобы не так неловко было идти вдвоём молча до Граенова дома.
- Да гхыр его знает, вчера после обеда внезапно возникли какие-то колдуны, а Повелитель исчез куда-то и Повелительница тоже, и Шэоннэл этот, все забегали, гвордами замахали, а они положили десяток Стражей и Хранительницу да и смылись снова. Теперь вот не знаю даже - как жить-то будем? Вроде ребёночек у них должен быть, но это ещё когда... А Повелительница, говорят, у себя в долине строгая...
Граен продолжал бормотать в таком духе, и Керрен не стал его перебивать и просвещать. Значит, маги приходили сюда, как Лён и предсказывал, за Повелителями. И, видимо, разминулись они с ними максимум на пару часов. Что ж, может, и не так уж неверно было дёрнуть в Арлисс. Вэрда это не уберегло, но хотя бы трое других выжили.
Кормил Граен просто, но вкусно, а Керрен сейчас не отказался бы и от тухлой вороны. После второй добавки он решил всё же остановиться, поскольку надо было наконец возвращаться в Арлисс, да и в сон после горячего завтрака начало клонить нещадно, но тут хозяин отвлёкся: по улице, голося и завывая шла процессия с носилками, на которых покоилось тело Повелителя. Граен, казалось, напрочь забыл про гостя и вышел вон, оставив дверь настежь.
Подумав, Керрен потихоньку отправился за ним.
Процессия дошла до большого здания, видимо, места проведения разнообразных церемоний. Там её встретил парад вампиров в чёрном, пахнущих древностью. Старейшины, догадался Керрен. Стена чёрных плащей расступилась, и носилки внесли внутрь. Толпа постепенно начала расходиться, и Граен прошёл бы мимо Керрена, не заметив, если бы тот его не окликнул.
- Что с ним дальше будет? - спросил Керрен, чувствуя себя в каком-то мутном трагическом сне.
- Чего-чего, похоронят, чего с мертвецами делают, - угрюмо огрызнулся Граен. - Тебе-то что за нужда?
- Он мне жизнь спас, - признался Керрен неожиданно сам для себя. Он даже не думал этих слов всё это время. - Я его только вчера впервые встретил и...
Он замолчал, заметив, что голос рискует его подвести.
Граен молча обхватил его за плечи и некоторое время так стоял. Потом заговорил:
- Не тебе одному, волчонок. Не тебе одному.
Только сейчас Керрен подумал, что Граен уже, наверное, сильно немолод.
- Если хочешь, - снова заговорил Граен, отпуская его, - можешь сейчас пойти попрощаться. Мы-то ночью пойдём, но тебе надо возвращаться, так что... Там сейчас нету никого, сходи, другого-то раза не будет.
И Керрен вновь неожиданно для себя пошёл.
Помещение, очевидно, было залом заседаний - посередине стоял длинный стол, а по стенам стушевались стулья, несколько неуместные теперь, когда на столе на носилках и в окружении цветов лежал Вэрд.
Его привели в порядок, переодели в белую хламиду, на голову надвинули обруч с треугольным рубином, закрыли глаза. За головой на бархатной подушке лежал ритуальный кинжал-стилет, тонкий и аккуратный, тёплого цвета кожи. Керрен нечестиво отвлёкся от серьёзности ситуации, залюбовавшись волшебной вещицей. Он никогда раньше не видел вблизи ни единорогов, ни поделок из их рогов.
И тут внезапно всё встало на свои места. И кинжал, и невредимый труп, и пустой зал, в котором до вечера никого не будет. Керрен почти не знал своего деда. И специализировался на иллюзиях. Но некоторые знания в его семье передавались без права выбора.


Вэрд открыл глаза и чуть слышно застонал. Потом застонал чуть более слышно.
- Я бы вам предложил какого-нибудь зелья, - раздался над ухом невыносимо громкий голос, - но я так понимаю, оно не подействует.
- Заткнись, - прошептал Вэрд и дёрнулся повернуться на бок, чувствуя подкатывающую тошноту. Самому ему сил не хватило, но кто-то подтолкнул, да ещё заботливо убрал результат.
Наконец-то удалось вдохнуть. Голова раскалывалась, тошнота и не думала отпускать, тело казалось свинцовым, в глазах расходились разноцветные круги.
- Ты что, за кишки меня вытаскивала? - выдавил Вэрд между спазмами.
- Почти, а что, обычно восстание из мёртвых у вас легче проходит?
Вэрд подумал много слов на тролльем, но сказать их не смог, потому что в этот момент выкашливал желудок. Когда немного отпустило, к его губам прижали край какой-то посудины. Вода. Чистая, холодная. После этого отпустило ещё немножко. Достаточно, чтобы Вэрд сообразил, что голос был мужской, и вообще, им занимается совершенно не его Хранительница!
К счастью, зрение наконец восстановилось, и Вэрд рассмотрел склонившееся над ним лицо.
- Оборотень, - выдохнул он.
- Увы, - внезапно посерьёзнел тот, - вашу Хранительницу убили.
На сей раз Вэрд всё-таки смог произнести много слов на тролльем. А потом задумался, что это значит. Если её убили, а он жив и ему так гхырово...
- Гхыров окбанный некромант, - прорычал Повелитель, скалясь и комкая в кулаке какие-то колючие листья - и откуда они тут? Лоб вот тоже что-то сдавило, ну хоть руки начали двигаться, можно содрать эту дрянь, ах это обруч! - Какого лешего, я тебе никто!
- Я вам тоже, - пожал плечами Керрен. - И не люблю быть в долгу.
- Я с тебя ещё за это взыщу, даже не представляешь, как мне сейчас гхырово!!! - рыкнул Вэрд, лихорадочно растирая виски.
- И каково же будет взыскание? - с напускной мрачностью поинтересовался оборотень.
- К гхырам испытательный срок, сразу беру на полную занятость и только попробуй слинять! - заявил Вэрд и глухо, каркающе засмеялся, не в силах больше сопротивляться комичности ситуации.
- Ну, я надеюсь, у меня не все рабочие дни будут такими насыщенными? - поднял бровь Керрен и тоже фыркнул.
Вэрд с некоторым трудом сел и заставил себя оглядеться.
- Кинжал отдай.
- Вон он у вас в изголовье, - указал подбородком Керрен.
Вэрд даже не стал оборачиваться, пнул пару вязанок роз, исколовших ему все икры, и спустил ноги со стола.
- О-о-о-о-х, представляю, что сейчас будет... Или даже не представляю. Ты не мог меня воскреситьдотого, как вся долина узнала, что я погиб?
- Я надеялся, что это будет ещё чья-то привилегия, - скривился Керрен.
Вэрд меж тем, морщась от головной боли, просматривал мысли вампиров в ближайших домах.
- Так, ясно, тут плохо, но ничего срочного. Что там в Арлиссе за ночь произошло?
- Лереена жива, - поспешил заверить Керрен. - Лён и другой Повелитель тоже. Гарнизон по большей части... А что произошло непонятно - рядом с тем домом никого не было, вас бросили просто так. Я как раз собирался сейчас телепортироваться к Лёну...
- Давай, - согласился Вэрд. - От меня сейчас толку нет, а ты иди вытащи их оттуда.
Керрен кивнул и покинул помещение, а Вэрд поболтал ногами, собираясь с силами, чтобы явиться из мёртвых в белом саване и потом ещё неизвестно сколько в нём рассекать, потому что свежеумершему Повелителю просто так переодеться никто не даст.
Керрен же без инцидентов добрался до источника и перенёсся всё в те же ёлочки, где его встретила пополнившаяся группа соратников.
- Вэрда удалось вытащить, - выпалил он с наскока, ничего не уточняя. - Извините, что долго, провозился там...
- Это сейчас не важно, - перебил его Лён, и тут Керрен заметил, что глаза у Повелителя какие-то необычно круглые, а уголок рта нервно подёргивается. - У нас тут чрезвычайно интересное развитие событий.

Глава 14 - Возрождение

Сияние померкло.
В темноте я услышала мягкий удар и шорох, а потом ничего. Спохватившись, я зажгла пульсар и подняла его под свод пещеры.
Огромный Повелитель стоял рядом с тем местом, где до того был подвешен в луче. Он по-прежнему был голым, но теперь у него было лицо, и хотя отсюда разглядеть его было трудновато, ясно было одно - это не Лён.
- Это не он, - выдохнула я и одновременно со мной припадочный Старейшина.
- Они всё-таки успели первыми? - с тоской протянула Орсана.
- Нет, это не он, - повторил Старейшина. - Это не Великий Повелитель.
Ещё двое вампиров постарше согласно закивали.
- Но это и не Лён, - повторила я очевидное.
- Тогда кто же это? - вопросила Орсана.
Сам Повелитель стоял и не двигался, просто смотрел на нас, и через весь зал я не могла понять, с каким выражением.
- Может, правда гомункул получился? - пробормотал Ролар.
- Кого-то он мне напоминает, - заметил второй Старейшина.
- Да, мне тоже, - согласился первый.
Я снова прощупала ногой пол пещеры, но теперь он уже не напоминал зеркало, а был вязким, как зыбучий песок. Повелитель же как-то держался на нём и не тонул.
- Эмм, уважаемый! - крикнула я. - Вы не могли бы подойти сюда?
Повелитель еле заметно пошевелился и переступил на месте, но к нам не пошёл.
Внезапно от моей куртки отделилась группа пчёл и по дуге облетела зал, оказавшись у Повелителя за спиной. Зависла там и принялась угрожающе жужжать. Он оглянулся и отступил. Пчёлы придвинулись. Он отступил ещё. Пчёлы последовали за ним. Он посмотрел на нас, на пчёл, ещё раз на нас и всё-таки подошёл поближе.
- Так-то лучше, - улыбнулась я. - Меня зовут Вольха Редная. А вас?
Повелитель молчал, полностью меня игнорируя, и ничего не выражающим взглядом рассматривал вампиров и Орсану.
Он был и правда очень высоким и мощным. Вампиры, в отличие от людей, не бывают совсем уж бугаями, хотя они и поувесистее эльфов, но этот был предельно жилистым и масластым. Лицо у него было странное, угловатое, как будто измождённое, что совсем не вязалось с полным силы телом. Большие серые глаза под тяжёлыми веками запали в тёмные впадины.
Ролар спохватился, стащил рубаху и протянул ему, но Повелитель даже не шелохнулся.
Первый Старейшина начал что-то говорить, но тут за спиной у Повелителя возникли двое.
Один был здоровенным лбом помоложе, другой - сухощавым субъектом постарше, и оба они в изумлении воззрились на нас.
- Эт-то ещё что за новости? - вопросил старший.
- Смотрите, он воплотился, - младший кивнул на Повелителя.
Старший внимательно осмотрел гиганта.
- Это не он. Гхыр! Вот гхыр! Ох нет, это полный имрюк! Эти лабарры назвали другое имя! Всё насмарку!
По мере осознания он говорил всё громче, и Повелитель попятился, уперевшись огромными крыльями в стену.
Боковым зрением я заметила быстрое движение - это Ролар выхватил у Орсаны из-за пояса метательный нож и метнул. Угодил прямо в висок старшему. Тот бесшумно осел на пол, который тут же обратился в зыбучий песок и принялся затягивать тело.
- Ах вы... - изумлённо начал младший, выставляя руки для заклинания, но я успела раньше - вырубила его и подтянула поближе, пока не всосался.
На маге нашлось несколько амулетов, которые помогли мне восстановить заряд, а так же штаны и сапоги, подходящие по размеру нашему загадочному Повелителю. Тот, к слову, так и не двинулся с места, стеклянистым взглядом наблюдая за нашими разборками. Кажется, даже не моргал до тех пор, когда Вал подошёл к нему вплотную и бесцеремонно сунул ему комок одежды.
- Одевайся давай, а то хвыбы уже слюной изошли, смотреть противно!
От Орсаны ему за это прилетело ножнами от ножа, но Вал увернулся, а Повелитель, как ни странно, отреагировал и принялся натягивать штаны. Сапоги, правда, проигнорировал.
Тут посреди зала возникли ещё трое: один - явный эльф, второй, видимо, полукровка, а третий - пожилой человек, и, очевидно, тоже маг.
- Нет, вы только посмотрите на этих проходимцев, - произнёс эльф после секундного замешательства. - Выбрались и испортили нам ритуал! И - великие источники! Смотрите,ктос ними!
Повелитель при этих словах снова вжался в стену, причём так сильно, что гематитовые щётки проступили сквозь тонкие перепонки крыльев, угрожая вот-вот их прорвать.
- Это же Тварь, - удивлённо поддержал человеческий маг. - Он же сдох лет пять тому! Эй, Тварь! Откуда ты тут взялся?
Светловолосый задрожал всем телом, тоненько заскулил и сполз по стене, закрыв голову руками и всё-таки поранив себе крылья. Мы все переглянулись.
Полуэльф меж тем огляделся и задался вопросом:
- А где тело-то?
Эльф прищурился и покачал головой.
- Олеандр, вы не поверите, но они призвали Тваря в наше тело. Четыре Повелителя коту под хвост. Придётся всё с начала начинать. Ладно, пустим в расход этого, раз уж живой, и девку, а потом всё-таки придётся отловить двух молодых.
- Позвольте, - нахмурился полуэльф, обозначенный как Олеандр, - но как же они могли его призвать? Для этого ведь надо знать настоящее имя, а кто его разберёт, какое у него там имя? Его же Безумная Ташша где-то подцепила в конце войны ещё сосунком, и грамотки при нём не было!
- Неумехи и бестолочи иногда умудряются проделывать фантастические фокусы, - пожал плечами эльф. - Жаль, четыре Повелителя - и на какой отброс!
- Можно узнать, кого вы уже убили? - не выдержала я.
- Троих из Кентара и одного из Леска, - охотно откликнулся эльф. - Проклятый шаккарец успел утащить арлисскую девку, ну да ничего, далеко они не уйдут, свои же назад притащат, под внушением-то. Ну да ладно, Олеандр, давайте уже разбираться с этими, - он кивнул на нас и потрогал что-то у себя за пазухой.
Ничего не произошло. Я оглянулась на вампиров. Один из Старешин показался мне знакомым - кажется, он был ложняком. Нет, точно был. Как же так, ведь съеденных ложняками нельзя было вернуть? Значит, он по-прежнему ложняк... Как же он до сих пор...
- Вы проклятая саранча! - рыкнул кто-то у меня над ухом, и, обернувшись, я еле увернулась от кулака одного из недавно спасённых вампиров. - Это вы, люди, во всём виноваты! Ты нас сюда затащила, ведьма, на верную смерть! Думаешь, мы тихо сдохнем?! Ну уж нет!
- Так её! - поддержали несколько других.
Меня толкнули на зыбкий пол, и руки и колени тут же увязли.
- Вольха! - крикнула Орсана, бросаясь ко мне, но дорогу ей преградил Ролар.
- А с тобой, убийцей, разговор короткий! - заявил он.
- Що?! Та ти огхырел! Кого это я убила?!
- Мою сестру!!!
- А сам-то батька мого вбив!!!
Тут я поняла, что все вокруг меня - ложняки. Пора была спалить весь этот рассадник на корню, и пусть я сгину вместе с ними, но хотя бы дальше зараза не пойдёт. Мне удалось вытащить руки, чтобы слепить пульсар, но тут вдруг-
- АААААААаааааААААаААаАааААААААааааа!!!!!!
Вопил эльф. Через пару секунд к нему присоединились остальные двое магов. Их лица на глазах краснели и распухали до неузнаваемости.
Меня схватили сзади под мышки и куда-то потащили. Я попыталась отбиваться, но на меня истерически зашикали.
- Внушение, - прохрипел над ухом голос первого Старейшины - ложняка? - Он говорил о внушении. Это внушение МайЭлая, оно меняет нам память. Скорее, уходим отсюда!
Меня не пришлось дважды уговаривать: как только удалось вытащить ноги из зыбучего пола, я вскочила и рванула обратно тем путём, которым мы сюда пришли, и судя по топоту, остальные последовали за мной. Вот отнорок с вонючими углями, дальше снова тёмный коридор, вверх, вниз, влево, вправо, как угодно, куда попало...
Наконец я выдохлась и замедлилась до шага, а потом и вовсе остановилась, согнувшись. Попыталась упереться руками туда, где должна была быть стена коридора, но стены не оказалось, и я чуть не грохнулась. Подняв пульсар повыше, поняла, что нахожусь в ещё одной большой пещере, только эта пустая и без зеркальных полов.
Вокруг меня начали скапливаться вампиры - вот арлисцы, вот Вал и Ролар со Старейшинами на горбах, и наконец Орсана, тащящая за крыло загадочного светловолосого. Последней материализовалась Рушка - видимо, собралась из пчёл, которых не было видно в потёмках.
- Я их знатно пожалила, - сообщила она не без гордости, - но это их ненадолго задержит.
На меня внезапно накатила тошнота, голова закружилась и загудела, как будто в неё набились пчёлы. Чем же это таким в меня колданули? Я осела на землю в кругу вампиров. Если меня заколдовали, остальным точно крышка, надо открыть телепорт, пока я ещё хоть что-то могу. И лучше побольше, захватить кусок пола пещеры, тогда наш телепорт нельзя будет отследить...
С трудом различая, что делаю, я расчертила на полу кривоватую звезду с противоестественным количеством лучей - по числу переносимых товарищей. Рушка, уже поднаторевшая в искусстве телепорта, живо заняла место у конца луча, а Вал ещё наставил вампиров, куда вставать и каких линий не касаться. Лишь бы не стошнило во время заклинания, лишь бы не...
Из коридора уже слышались шаги, кровь скапливалась в порезанной ладони, Ролар и Орсана подняли меня под локти и установили у последнего луча. Сила прибывала, и как тогда, в первый раз, я не видела пика, только бесконечную линию. Шаги приближались и - будь что будет - я бросила кровь в центр звезды. Несколько секунд инфернального ужаса, напряжённая тишина и падение - и вот темнота пещеры сменилась темнотой южной ночи, а пол под ногами разбился и раскатился на мелкие камушки, принимая форму местности.
Устоять на ногах мне не удалось, впрочем как и половине моих спутников.
- Хорошо хоть на сей раз потолок на месте оставила, - прокомментировал Вал, сгружая на землю двух обморочных вампиров.
Но я не удостоила его вербальным ответом - меня всё-таки вывернуло.
Что было дальше, помню смутно. Кажется, Орсана держала мне волосы, пока я лежала на острых камнях, свесившись куда-то, где шумели волны. Вот Лён бы оттянулся, комментируя мою романтичность - прибрежные скалы, рассвет, все дела...
Когда меня наконец отпустило, уже и правда почти рассвело. С моря долетали солёные брызги, в остальном же в природе царил покой. Вампиры спали вповалку, кроме светловолосого. Вал кемарил сидя, Орсана платком оттирала от рук подсохшую кровь.
- Это откуда? - чересчур громко на нервной почве спросила я. Несколько вампиров заворочались.
- Да вон его, - она кивнула на белобрысого. - Крылья себе все ободрал, а я вляпалась.
- Платок не выбрасывай, - сообразила я. - Повелительская кровь на дороге не валяется.
Орасана кивнула и, аккуратно сложив, засунула платок в сумку, лежащую у Ролара под головой.
- Что вы с ним за чушь несли? - вспомнила я. - Кто кого убил?
- Старейшины говорят, это и есть внушение МайЭлая, - помрачнела лицом подруга. - Ролару я, правда, всё равно по шее надавала, но и сама хороша, да и другие не лучше. Не подействовало только на тебя, Вала и Рушку.
- На меня подействовало, - покачала головой я. - Я решила, что вы все ложняки.
Орсана внимательно на меня посмотрела и поёжилась.
- То есть, ещё чуть-чуть, и ты бы нас всех испепелила? - сонно пробурчал Ролар, потягиваясь. - Кстати, кто такая эта Рушка и где она?
- Расползлась по щёлочкам в камне, - ответил тоже проснувшийся тролль. - Сколопендра она как есть, - добавил он одобрительно. - Меня только в нос ужалила, и это был полный имрюк, а тех дхуров - со всех сторон вдоль и поперёк! Ох надолго же они её запомнят!
- Их, кстати, не видно? - уточнила я, хотя и так было понятно, что в присутствии "дхуров" мы бы тут так мирно не сидели.
- Не, да и гхыр знает, куда ты нас забросила на сей раз, - пожал плечами тролль.
Ролар кивнул на небо, где уже почти растаяли звёзды.
- Мы прикинули, выходит, мы в прибрежных горах к востоку от Элгара. Вон там, - он махнул рукой себе за спину, - серый такой лес, это Ясневый град, значит, вон там Арлисс. Можно хоть пешком дойти, только с гор слезть. Ты сама-то как? Чем они в тебя таким залудили?
- Ничем, - помотала я головой. - Это токсикоз от беременности. Как раз перед телепортацией был резкий прилив сил, почти как когда Хранителем была, а потом вот, расплата.
- Так ты... Ох, нічого собі! - ахнула Орсана.
Ролар расплылся в клыкастой улыбке:
- О, так тебя с Лёном можно поздравить!
- Погоди поздравлять, - скрипнула я зубами. - Давай сначала мы все трое выживем. И пусть мне ещё кто-нибудь объяснит, кого я всё-таки призвала.
Последнее замечание навернулось на язык, потому что светловолосый, до сих пор чинно сидевший в сторонке, рассматривая небо, внезапно встал на четвереньки и принялся тщательно принюхиваться к ветру.
- Найарен, может, поделитесь своими соображениями? - спросил Ролар лежащего рядом с ним бывшего припадочного Старейшину, который, оказывается, тоже не спал.
- Да соображений-то не так уж много, - прокряхтел вампир, тяжело поднимаясь с земли. - Я вспомнил, на кого он мне кажется похожим. На Яраланну Шэоннэл.
Я моргнула. Яраланной звали мать Лёна. Это что же получается...
- Погодите, - замотала я головой. - Тот полукровка сказал, что его младенцем нашла какая-то чокнутая, и было это в конце войны. Уж не хотите ли вы сказать...
- Не хочу, но так выходит, - вздохнул Старейшина. - Я ведь верно понимаю, что из тех, кто пристутствовал при рождении Аррактура, никто не выжил.
Я кивнула.
- Да, его прятал один Страж, но тогото ли на следующий день, то ли через деньубили солдаты, и Учитель нашёл Лёна уже у них. Мы даже не знаем точно его дату рождения.
- Вот и я к тому. Ты призывала по имени. Значит, это и есть Аррактур. А вот кто тогда твой муж, Повелитель Догевы - вот это интересный вопрос.
- Погодите, - встряла Орсана. - Но ведь все говорят, что Лён как две капли воды похож на своего отца!
Старейшина поджал губы.
- Ну, у Повелителей это тоже случается.
- Не может быть! - отрезала я. - Я за последние годы перечитала весь догевский архив, я видела все их письма, что уцелели после войны. Такого просто не может быть, я никогда не поверю! Пожалуй, я могу поклясться своей должностью Верховной Ведьмы, что Аррвист никогда не изменял Яраланне!
Второй Старейшина, тот, у которого я спрашивала про трискелион, приподнялся на локте.
- Ходят легенды, - осторожно начал он, - что в роду у Яраланны, давно ещё, до утраты земель, случались двойни. Вроде как её род благословила богиня плодородия, тогда ещё верили в такое.
- Вэрд говорил, что у вампиров не бывает близнецов, - нахмурилась я. - К тому же, они непохожи.
- Близнецов не бывает, - согласился Старейшина. - А вот двойни - опять же, я слышал легенды. Виррта, впрочем, может и не знать, вряд ли он интересовался историей семьи Шэоннэлов.
Я задумалась. Может ли так быть, что Лён и вот этот странный парень, перебирающий каменную крошку у себя под ногами, - двойняшки? Но почему же Лён носит его имя? Или наоборот... Или, погодите: тот, кто носит имя Аррактур...
- Риона! - выпалила я. - Гороскоп!
Видя полное непонимание на лицах собеседников, я поспешно принялась объяснять:
- Риона, это пифия, я её просила составить гороскоп на Лёна, а у неё сначала не вышло, а потом вышло, что он вроде как умер пять лет назад! Но Лён-то не умер! Она гадала по брошке, которую Лён унаследовал от отца, и сказала тогда, что тот, кто носит имя Аррактур и является законным владельцем этой вещи - мёртв. Получается, этот парень и есть Аррактур, да, всё верно... Почему только с именем такая чехарда?
- Потому что родители Лёна не успели придумать имя, - пояснил Ролар. - И по традиции в таком случае его назвали в честь деда по отцу. Но имя деда по отцу положено давать старшему сыну, а второй тогда получает имя деда по матери. Получается, что этот старший, а Лён младший. Вот мозаичка и сложилась.
Я сплюнула на тролльем.
- Как же тогда зовут Лёна на самом деле?
Ролар покосился на Старейшин, но те помотали головами:
- Это надо у догевчан спрашивать, мы не настолько хорошо знаем историю того рода.
- Ладно, - вздохнула я, поднимаясь. - Вы как хотите, а я намерена телепортироваться непосредствепнно к Лёну и представить ему, кхм, старшего брата. Если кто хочет со мной, то решайте сейчас.
- Нам бы в Арлисс, - протянул Найарен, - он и ближе...
- В Арлиссе сейчас неизвестно что, - заметил Ролар. - Я думаю, лучше нам не разделяться и доложить Повелителям всё как есть. Леск-то ненамного дальше.
Чертить телепорт по гравию было сложновато, пришлось вместо этого рисовать магические огненные линии. Светловолосый смотрел, как завороженный.
- Орсана, давай тот платок, - вздохнула я. Мало мне на сегодня некромантии, теперь вот ещё телепорт на чужой крови, но всю эту толпу перетащить в Леск - это мне сейчас не по силам. Инфернальная рожа в центре звезды заткнулась платком, чуть не подавившись, и исчезла, а мы оказались под какими-то ёлочками.
- Это же и есть Арлисс, - нахмурился Найарен.
Из-за одной из ёлочек выступил Лён с гвордом наголо и начал что-то говорить, но тут встретился со мной взглядом. Вся история с призывом Повелителя от Риониного гороскопа до беседы в горах почти мгновенно стала ему ясна, я только видела, как расширяются у него глаза и начинает подёргиваться уголок рта.
- Аррэндан, - произнёс он наконец, видимо, отвечая на мой последний вопрос. Потом повернулся к светловолосому гиганту, рассматривающему его с неменьшим интересом. - Здравствуй... брат?

Глава 15 - Брат

Пространство всколыхнулось, и прямо перед нами возник Керрен. Выглядел он измотанным, с тёмными кругами вокруг глаз.
- Вэрда удалось вытащить, - заговорил он слегка заплетающимся языком. - Извините, что долго, провозился там...- Это сейчас не важно, - перебил его Лён, с трудом отвлекшись от созерцания новоиспечённого родственника. - У нас тут чрезвычайно интересное развитие событий. Знакомьтесь, это мой брат.

Керрен прищурился:
- Он на чьей стороне? Вы как-то не рады, по-моему.
Винсаарт, вышедший из-за деревьев вслед за Лёном в окружении нескольких Стражей, хмыкнул:
- Хороший вопрос. Наскільки я розумію, этот парень на три четверти МайЭлай.
Я-то уже привыкла, что Повелители могут выхватывать информацию из окружающих голов в считанные секунды, а вот Керрен несколько озадачился, пока не дошло, откуда это Винсаарт знает такие подробности.
- У него тело МайЭлая, - пояснил Старейшина Найарен. - Но душа, очевидно, Аррактура Шэоннела.
- Это всё догадки, - оборвал его Винсаарт. - Ви ж самі бачили, что враги его узнали. Наверняка он с ними заодно, а теперь ещё и обладает силой МайЭлая. По мне, краще його відразу вбити, на всякий случай.
Гигантский Повелитель до сих пор рассматривал Винса и Лёна безо всякого выражения, но при этих словах насторожился и отступил на полшага.
- Естественно, убивать его мы не будем, - отрезал Лён, одаривая Винсаарта прожигающим взглядом. - Он мой брат.
- Ось бачите, он уже напускал вам пыли в очі и втёрся в доверие, - прокомментировал Винсаарт. - Який він вам брат, якщо ви його вперше видите? Сказали же, он - Тварь!
Тут Лён выхватил гворд. Гигант вздрогнул и шарахнулся. Я повисла у Лёна на руке.
- Тихо-тихо, рехнулись, что ли, ещё не хватало друг друга перерезать, вот враги-то порадуются!
- Я ещё раз сообщаю, - прорычал Лён, игнорируя меня, - убивать моего брата никто не будет. А если вы, Винсаарт, испытываете непреодолимое желание это сделать, то надо задуматься, не пали ли вы сами жертвой пресловутого внушения?
- Я вообще-то Повелитель, - прошипел Винсаарт, тоже уже с гвордом наперевес. - И внушение на меня не действует.
- Да вы огхырели вообще?! - возопила я, стараясь оттащить Лёна подальше. С тем же успехом я могла тащить вековой дуб.
- Гхырвелитель ты, - заявила Лереена, внезапно явившись из-за спин Стражей и отвесив Винсаарту смачную затрещину. - Нас против тебя двое на одного, так что иди мотать сопли в кусты и не мешай нормальным вампирам встречаться с братьями. Ролар, ты как?
Лереена была растрёпанная, босая, в мятом платье, охрипшая и мрачная, и надо сказать, что такой она мне понравилась гораздо больше, чем обычно. Как-то взрослее, что ли...
- Жив, как видишь, - осклабился Ролар. - А что с Вэрдом? Я правильно понимаю, что это его убили?
- Жив он, жив, - повторил Керрен. - Остался в Леске. Наши друзья там-таки побывали, поубивали кое-кого, но не найдя Повелителей, отступились. Выходит, мы правильно сделали, что кинулись все сюда.
Лён вздохнул и расправил плечи, как будто с них свалилась тяжесть. Лереена облегчённо выругалась в адрес мужа.
- Та як хочете, я предупреждал, - надулся Винсаарт, о котором все забыли, и убрал гворд. - Ещё помянете мої слова, коли він вас здасть із потрохами, а то и вовсе сожрёт.
- Держи свои фантазии при себе, - огрызнулся Лён, тоже зачехляя оружие.
- Познавательно, - ехидно резюмировал Керрен. - Признаться, я до сих пор не знал, что среди других рас тоже бывают такие закоренелые ксенофобы. Я прямо узнаю выражения, которыми меня обычно осыпают дайны из глубинки.
Винсаарт зарычал, но был осмеян Лерееной и сдулся.
- Кстати, насчёт сожрать, - заметил Ролар, - не пойти ли нам напроситься на завтрак? Пострадавших уложить, опять же. Тут неподалёку есть деревенька...
- Тут со всех сторон внушение МайЭлая, - сообщила Лереена. - Вся долина считает меня злом во плоти, и это же распространяется на всех, кто со мной.
- Ну на крайняк мы их всех заколдуем, - предложила я, чувствуя зияющую дыру на месте желудка.
Лён сразу насторожился, прислушался ко мне и выступил в поддержку.
- Правда, давайте хотя бы попробуем, тебе и самой не стоит ходить голодной.
Лереена сверкнула на него глазами, пожала плечами и зашагала - босиком по еловому опаду.
- Что у вас-то тут произошло? - спросил Ролар по пути.
- И как вы оказались в Арлиссе? - добавила я, прожигая мужа взглядом.
- И заберите у меня этих обморочных ушлёпков, - потребовал тролль.
Старейшин приняли Стражи, а Лён вкратце поведал о вчерашних скачках с препятствиями. Ох не зря я за него тряслась, ох не зря... Это надо же было махнуть в Арлисс в заведомую ловушку! И этот человек, тьфу, вампир, будет ещё мне делать строгие внушения насчёт безопасности!
Впрочем, возмутиться иначе как мысленно, равно как и выслушать его отговорки я не успела.
- Повелитель Аррактур, там люди, - негромко сообщил один из Стражей.
- Он теперь не Аррактур, - вклинился Винсаарт. - Это вон тот, молчаливый. Смотрите, вернётесь в долину, как бы он вас не сместил!
- Да с превеликим удовольствием, - усмехнулся Лён. - Если бы в Догеве был более годный Повелитель, я бы уже давно занимался только рыбалкой и посевами конопли. Хм, а там не только люди... Погодите, Келла?!
Мы вышли из-за поворота тропки, по которой нас вёл Ролар, и эффект черновика тут же предъявил нам центральную улицу деревни.
В деревне творилось что-то непонятное: двери домов были распахнуты, вампиры сидели и лежали на траве, на обочинах и на ступенях крылечек. Между ними сновали, очевидно, маги, судя по раздающимся время от времени инкантациям и заверениям типа "щас колдану и станет легче, потерпите". А через пару домов от нас Келла собственной персоной во всей своей черномантийной красе варила в огромном котле вонючее зелье.
- Гхыр знает что, - пробормотал Ролар. - Мы точно в Арлиссе?
- Да, - уныло заверила его Лереена. - Это маги из Ковена пришли бороться с внушением.
- Успешно? - тут же уточнил советник.
- Похоже, что да, но болезненно, - протянул Винсаарт, ошеломлённо оглядываясь. - Який жах, їх тут цілковита сотня!
- А что жах, с внушением лучше, что ли? - хмыкнула я.
- Я никогда не видел столько магов одновременно, - признался Винсаарт и поёжился.
- ЛЁН!!! - огласила Келла округу пронзительным воплем, наконец-то заметив нас. И кинулась навстречу, даже не выпустив из рук внушительных размеров черпака.
Наш новый родственник попятился и впечатался спиной в Винсаарта. Тот его оттолкнул с гневным возгласом прямо в Вала, который с размаху наподдал гиганту пониже спины, послав его обратно в сторону Лёна и Келлы. Травница тем временем добежала до Лёна и заключила его в пылкие материнские объятья, залепив черпаком по всем не увернувшимся, в том числе и бедняге-братцу.
- Тише, тише, - пытался успокоить вампиршу Лён. Гигант встал у него за спиной как вкопанный, не сводя расширившихся глаз с Келлы и даже не стерев с подбородка мазок зелья.
- Ты, ммать, полегче, что ли, - Ролар, которому тоже досталось, потёр ушибленную макушку.
Увернувшаяся Орсана гнусно хихикнула - Ролар уже который месяц косил от семейных боевых учений, предпочитая физическим играм умственные, в политику, и несколько поутратил боевые навыки.
- А, Керрен, Вольха, - донёсся откуда-то из-за Келлы знакомый голос. - Вы, значит, тоже тут. Это хорошо. Идите сюда, вас тоже к делу приспособим!
- Учитель? - обрадовалась я.
- Ксандр, вы не возражаете, если она сначала немного отдохнёт и позавтракает? - встрял Лён, выпутываясь из объятий травницы.
- Это можно, - согласился Учитель. - Вон в том доме полевая кухня.

Через часок, наевшись до отвала, мы с Лёном сидели на чьём-то крыльце и рассказывали Учителю свои истории. Слева и чуть позади от Лёна, в самом тёмном углу крыльца, умостился загадочный братец, а на ступеньках маячил Винсаарт - он утверждал, что хочет послушать, что скажет Учитель, и проследить за братцем, но на самом деле, по-моему, просто боялся оставаться один среди магов.
Лён завершал свою трапезу куском калача, время от времени отламывая край корочки и отправляя через плечо братцу. Ни из чьих больше рук тот еду не брал, а есть принимался только согнувшись втрое и отвернувшись лицом к стене, как будто это было сакральное действо, не терпящее чужих взглядов.
- Так значит, это он Аррактур, - качал головой Учитель, озабоченно рассматривая гиганта. - М-да, если бы я знал, что была двойня, я бы уж поискал... Может, и нашёл бы его тогда. Но у меня даже мысли не возникло...
- Не корите себя, - отмахнулся Лён. - Никто не знал. Я всё это время проводил обряды и выносил судебные решения от его имени, и ни у кого даже малейшего сомнения не закралось.
- Слушай, внезапно осознала я. - Это что же теперь, все документы переписывать?
Лён поморщился.
- Обойдёмся как-нибудь. Сама подумай, ладно в Догеве, но ведь это все соглашения с другими государствами переподписывать придётся! А некоторые и рады были бы кое-что изменить под этим соусом. Нет уж, традиция традицией, а я останусь при старом имени.
- Тем более, что вам ни то, ни другое не настоящее, - усмехнулся Учитель.
- Простите? - нахмурился Лён.
- Если бы я пытался вас призвать в ходе некромантского обряда, - наставительно произнёс Учитель, сверкнув на меня глазами, - я бы, несомненно, использовал имя Лён, потому что это то имя, которым вы сами себя называете. Привязанность в таких вещах работает намного лучше традиции.
- По вашей логике этот, значит, должен был з'явитися не на Аррактура, а на Тварь, - встрял Винсаарт, заработав ледяной и полный ненависти взгляд Лёна.
- А я сомневаюсь, что он так уж привязался к обидному прозвищу, - не оборачиваясь заметил Учитель. - Как бы там ни было, последние несколько лет он был мёртв, а значит, теперь он вас младше. Так что вы, Лён, как старший родственник имеете полное право дать ему любое имя на ваше усмотрение, если я ничего не путаю в вампирьем законе.
Лён пошевелил бровями.
- Да, вообще, вы правы. Но, я думаю, не стоит плодить сущностей. Если уж я продолжу называться Аррактуром, то он пусть будет Аррэндан. Чтобы всё по-честному и никто мне потом не начал предъявлять претензий, что у меня дурной вкус и бедная фантазия, - усмехнулся Лён. Отклонившись назад, он заглянул в лицо гиганту, который занимался выковыриванием трухи из щелей между половых досок. - Ты как, не против именоваться Аррэндан?
Тот похлопал своими совиными глазами на Лёна, потом на Учителя и меня и вернулся к своей трухе.
- Ну, будем считать, что не против, - Лён вздохнул и с некоторым усилием улыбнулся.Что творилось у него на душе сейчас, я боялась даже предполагать, но на всякий случай попробовала скрасить ситуацию прикидками, как образовать от нового имени уменьшительное. Эня? Эдик? Дик?
- Даня, - постановил Лён, усмехнувшись. - Будет Даня. Ксандр, расскажите теперь, что там в Догеве?
- В Догеву вчера явились некие товарищи числом в дюжину, прямо телепортом на главную площадь, - буднично начал Учитель, как будто писал квартальный отчёт о работе Школы. - Госпожа Лабская, отправленная мной туда незадолго до этого, их тут же положила. К сожалению, она была в расстроенных чувствах, поскольку немного не нашла понимания с вашей травницей по поводу мытья сапог в фонтане, так что в результате допрашивать оказалось некого.
Учитель успешно делал вид, что его нисколько не смущает поведение Катиссы, а Лён почти успешно делал вид, что не пытается сдержать смех, представив стычку Келлы с Лысой Баньши.
- Товарищей мы обыскали и обнаружили при одном из них доселе невиданный артефакт. Как мы позже установили в ходе следственного эксперимента, назначение его - создавать телепатическое поле, которое догевские Старейшины обозначили как "внушение МайЭлая". Артефакт мы изъяли в пользу Ковена, но, судя по вашим рассказам, у них есть по крайней мере ещё один.
- В пользу Ковена? - переспросил Винсаарт, хищно прищуриваясь. - А что Ковен з його допомогою збирається делать?
- То же, что Ковен в принципе делает, - пожал плечами Учитель. - У нас хранится и по необходимости применяется не один опасный артефакт. Ну вот, а вчера уже ночью поступил сигнал из Ясневого Града, что в Арлиссе захватчики и бедлам. Захватчиков мы, впрочем, не застали, но пришлось изрядно потрудиться, отменяя действие артефакта. Гадкая вещь, скажу я вам. Пришлось разделиться на несколько отрядов и обходить деревню за деревней от центра по спирали, хорошо Велеена уже неплохо здесь ориентируется и смогла провести нас по тропам, а то мы бы тут все в "черновике" увязли.
- С Велькой всё хорошо? - уточнила я. Она, конечно, на рожон не лезет, но вдруг ей какой вампир глянулся - за своё могла бы и в бой пойти.
- Да, они с уважаемой Келлой состряпали зелье, которое облегчает головокружение и боли при выходе из-под длительного влияния, вот, Келла здесь его варит, а Велеена к северу от столицы.
- Вы для этого Келлу сюда приволокли? - удивилась я. Вроде травников в Ковене хватает.
- Для этого, ну и... её разногласия с госпожой Лабской так и остались неразрешёнными, и мы решили не рисковать оставлять их наедине, - сознался Учитель.
- Заказывал дрессированных Старейшин? - хмыкнула я, пихнув Лёна в бок.
Его кислая физиономия знаменовала, что Катисса Лабская - это немного не та дрессура, на которую он подписывался.
- Ну что, Вольха, - Учитель поднялся и стряхнул со штанов труху. - Пойдём я тебе покажу, как выводить вампиров из-под влияния, да и поможем ребятам. А к господам Повелителям тоже будет просьба - в столице довольно многоволков, - произнёс он с нажимом. - Боюсь, одной Лереене будет тяжеловато...
- Конечно, мы поможем, - тут же вызвался Лён. - Вы только за Вольхой присмотрите, чтобы она ещё в какой-нибудь стан врага не помчалась.
Я возмутилась, а Учитель скривился.
- Знать бы ещё, где тот стан. Ясно, что в горах, и с некоторой вероятностью, это приморские горы. Но не факт, что те пещеры - их единственное логово. Базарную площадь мы, конечно, обыщем, но сейчас там уже всё истоптано, след от телепорта будет не найти...
- Вам их имена хоть что-нибудь говорят? - поинтересовался Лён.
- Почти ничего, - вздохнул Учитель, спускаясь с крыльца. Мы пошли следом, в том числе свеженаречённый Даня. - Во время Противостояния они были совсем зелёными, мелкими сошками. Запечатать должны были и их тоже, но то ли кто-то пожалел молодняк, то ли не постарался, ну или наши печати не так прочны, как нам казалось... Да и вся эта грандиозная схема с выкачиванием сил у Повелителей... Ещё какая-то Безумная Ташша, кто бы знал, кто она... Вопросы, вопросы. Больше всего меня интересует, зачем было пытаться вас, Лён, убить тем свитком. Причём, если бы вы оказались в Догеве и получили свиток от Ариены, погибли бы и вы, и она. Выходит, она знала, что вас нет в Догеве, либо у неё было несколько вариантов действий на разные случаи... И хотел бы я знать, какая ей вообще со всего этого выгода?
Учитель покачал головой и махнул рукой.
- Ладно, будем решать проблемы по одной. Вольха, иди с...
- Лён, ты вообще собираешься объясняться?! - раздался справа знакомый голос, и Лён мученически закатил глаза. Это была Келла, от которой мы и прятались на крыльце. - Ты понимаешь, что мы решили, будто Вольху украла какая-то посыльная? А тут, оказывается, внушение, война и разгром! Как ты мог в это ввязаться? И кто, наконец, это?! - с этими словами она ткнула уже знакомым половником в Аррэндана.
Лён только открыл рот объяснить, но тут вдруг тихий доселе братец отмочил невесть что: выгнув спину, как волк, когда вздыбливает шерсть, он ощерился и утробно зарычал с подвывом и хрипом, исподлобья уставившись на травницу совершенно бешеными глазами. Сначала на низкой ноте, потом угрожающе забрав на несколько тонов выше и закончив таким рыком, что земля под ногами задрожала.
В наступившей после этого обескураженной тишине Лён повернулся и протянул руку так, чтобы преградить Дане путь к Келле, хотя в случае чего вряд ли смог бы того удержать.
- Даня, ты чего? - тихо спросил он, озабоченно всматриваясь в лицо гиганта. Лицо было бледное, с красными пятнами на скулах и дрожащими губами. - Это же Келла. Не надо на неё рычать.
Даня на грани слышимости заскулил в нос и попятился. Лён протянул вторую руку и осторожно прихватил его за плечи. Келла выронила черпак схватилась за сердце, только сейчас отходя от испуга. Винсаарт вцепился в рукоять гворда. Мне тоже было не по себе - Даня был на голову выше Лёна и чуть не вдвое шире в плечах. Учитель полез было за пазуху таким самым жестом, как тот эльф в подземельях, но Лён сверкнул на него глазами и снова сосредоточился на братце. Тот подскуливал и пятился.
- Ну тихо, тихо, - снова заговорил Лён. - Чего ты боишься? Меня же ты не боишься? Вот, иди сюда.
Я подумала, что Лёну пригодился опыт приручения мантихоры, вот только мантихорины мысли он хоть как-то мог читать, а тут - глухая стена. Впрочем, видимо, Лён оказался достаточно убедителен, потому что Даня всё-таки перестал пятиться и позволил себя обхватить поперёк лопаток.
- Келла, - негромко позвал Лён, и гигант вздрогнул, но не отшатнулся. - Знакомься. Это Даня, точнее, Аррэндан. Он мой брат.
- Ш- что?.. - выдохнула Келла, во все глаза рассматривая огромного и совершенно дикого Повелителя. - Как это - брат?
Лён покосился на меня с мольбой во взгляде, и я принялась сбивчиво излагать версию, к которой пришли арлисские Старейшины. Под конец Келла схватилась за голову и принялась её тереть, забавно шурша волосами.
- Как ты считаешь, - всё так же негромко поинтересовался Лён, как будто боялся спугнуть Даню, - так могло быть?
Травница молчала, взгляд у неё был расфокусированный и отчаянный. По лицу Лёна я поняла, что он узнал что-то новое, и ответ, видимо, положительный. Лён приобрёл характерный вид грозного Повелителя, с которым обычно вершил правосудие в особо запущенных случаях.
- Вероятность была почти несуществующая, - проговорила наконец Келла. - Что тебя нашли - это уже была невероятная удача. От добра добра не ищут, а уж тем более не ищут то, чего скорее всего никогда не было и быть не могло... А бросить ради этого долину... или послать оставшихся Стражей...
Я никогда не слышала, чтобы Келла мямлила, но сейчас она не иначе именно этим и занималась. Ей богу, ещё немного и расплачется!
Лён это, видимо, тоже заметил, ибо сменил гнев на милость, правда, Келла смотрела не на него, а в траву. Тут Даня снова издал тихий, низкий, землетрясущий рык. Келла вздрогнула, а Лён слегка его встряхнул, насколько позволяло соотношение их габаритов.
- Даня, ну тихо, не рычи на Келлу.
- Я... простите меня, - выдавила Келла. - Простите, Повелитель Аррэндан.
Даня по-прежнему не сводил с Келлы бешеного взгляда.
- Я не думаю, что он на тебя злится, - сказал Лён, похлопывая Даню по предплечью свободной рукой. - И если тебя интересует также и моё мнение, я тоже не злюсь. Я понимаю, что подозрение было крошечным, а времена были не те, чтобы срываться в погоню за мифическими двойниками.
Келла наконец-то подняла глаза и кратко кивнула Лёну, а потом снова перевела взгляд на Даню. Тот раздул ноздри и снова набычился.
- Тогда... чем ещё я провинилась? - поинтересовалась травница, постепенно возвращаясь в своё обычное требовательное амплуа.
- Ничем, - вмешался Винсаарт. - Просто он дурепна тварина и, мабуть, не наелся.
- Винсаарт, я начинаю понимать, почему от вас сбежала родная жена, - заметил Лён, тоже раздувая ноздри.
Тот выкрысился, но слов для ответа не нашёл.
Меж тем Лёну удалось без приключений подвести Даню к Келле поближе. Гигант пригибал голову, как будто пытался спрятать её за плечом, а лучше за Лёном, но всё же посматривал на вампиршу из-под бровей и даже принюхался. Кажется, последнее его убедило: скулить и рычать он наконец перестал, интерес утратил и вместо Келлы стал принюхиваться к Учителю, который так и стоял рядом, готовый в любую секунду вмешаться.
- Не надо, пожалуйста, использовать на него внушение, - попросил Лён, выразительно посмотрев на Учителя и его руку, всё ещё пребывавшую за пазухой.
- А я и не собирался, я совсем за другим амулетом полез, - нашёлся Учитель. - Этой голове ещё только внушения не хватало. Ай как нехорошо получилось, но кто бы знал...
- Так... это правда? - ужаснулась Келла. - Он действительно...
- Он мой брат, - отрезал Лён, решительно беря Даню за руку. - Остальное неважно. Ксандр, давайте уже к храму, а то до обеда тут провозимся.

Глава 16 - Страх

Даня шёл за Лёном след в след, любопытно принюхиваясь к прочим попутчикам - двум другим Повелителям и нескольким Старейшинам, отправленным в помощь при ритуале. Старейшины старательно делали вид, что их ничего не беспокоит. Лереена время от времени оскаливала клыки, если Даня подбирался уж слишком близко, это напоминало ему держаться подальше, но вроде бы не пугало. Винсаарт же чуть что хватался за рукоять гворда, и вот это пугало Даню так, что Лёну потом приходилось по нескольку минут отцеплять его пальцы от своего плеча.
- Его тоже в храм потащишь? - спросила Лереена на подступах.
Лён пожал плечами.
- Я думаю, это будет проще, чем удержать его снаружи. Вряд ли он помешает. А, Даня, ты же не будешь мешать во время ритуала?
Тот обернулся на имя, но больше никак не отреагировал. Лён с усилием заставлял себя не сутулиться. В душе у него кошки не просто скреблись, а выли, метались и требовали выйти наружу, но всё это необходимо было отложить по крайней мере до возвращения в Догеву. Чтобы у всех прочих даже сомнения не возникло: Повелитель признал брата и принял под свою опеку.
Когда на него только хлынул водопад Вольхиных мыслей и соображений, Лён сначала так опешил, как с ним с самого детства не случалось. Потом на короткое время он искренне обрадовался. Казалось бы, родня - не родня, всё равно чужой вампир, которого видишь в первый раз в жизни, и с которым вряд ли удастся найти что-то общее... Но почему-то мысль, что в понятие "семья" теперь входит ещё один элемент, отозвалась у него в душе просто-таки волной счастья. Могила на одного, снова вспомнилась странная фраза Келлы. Может, потому и на одного? Может ли так быть, что всё это время он подсознательно испытывал недостачу? Да нет, это какой-то эзотерический бред, они даже не идентичные близнецы!
Скорее всего, внезапно осознал Лён, ему просто было одиноко. Так банально и прозаично. Он прекрасно умел чувствовать одиночество в своих подопечных вампирах, иногда даже подстраивал так, чтобы кто-нибудь с кем-нибудь познакомился или перешёл работать в более дружный коллектив. Не ради сводничанья, просто потому что одиночество было паскудным состоянием, оставлявшим мерзкий привкус во рту, и он предпочитал сталкиваться с ним пореже. Но неужели он сам страдал тем же самым?
Это бы объяснило, почему ему стало легче с появлением Вольхи. Она как-то понимала всё даже без чтения мыслей. И ещё немножко легче после того, как удалось подружиться с Вэрдом. С ним можно было поделиться наболевшим, которое мог понять только другой Повелитель. Конечно, делиться можно было только выборочно, всё-таки глава другого государства. Но вот с братом-то можно поделиться вообще чем угодно, разве нет? Другие ведь все свои переживания с братьями и сёстрами обсуждают, правильно? И эта мысль очень грела.
Лён покачал головой. Надо же, знать об эмоциях практически всё и не разглядеть в себе самом такой банальщины.
Вот только брат, выпавший на долю Лёна - это был совсем не такой брат, какого он себе сначала представил. Прямо как с теми яблочками не в сезон. Чудес не бывает, а если вдруг и случается что-то похожее на чудо, то обязательно с червоточинкой, с подвохом. Этого брата надо было выхаживать и приводить в чувство после того ужаса, что, очевидно, выпал на его долю. И ещё неизвестно, насколько он в это самое чувство придёт. Чуть не век в рабстве - разве от такого восстанавливаются после обеда и пары ласковых слов? Скорее всего он так и останется диким зверем. И значит, для Лёна он теперь - объект заботы и утешения и, скорее всего, источник большого количества трудностей. Вот почему-то зарычал на Келлу. А вдруг ему ещё кто-то не понравится, а Лёна рядом не будет? Может быть, Винсаарт не так уж неправ в том смысле, что Даня может быть опасен.
Лён встряхнулся. Этого ещё не хватало. Винсаарт опредлённо неправ в своих выводах, и вообще, Даня - брат. И точка. Каким бы он ни был странным, пугливым и опасным, Лён от него не отвернётся и никому не позволит причинить ему вред.
Он обернулся к Дане, бредущему справа и чуть позади. На том по-прежнему были только штаны, снятые с мага в подземельях, но его это, кажется, совершенно не смущало. После еды его лицо немного посвежело, и он перестал напоминать заключённого, которого пытают бодрствованием. Тоже ещё жутковатый вопрос, что такое надо делать с Повелителем, чтобы онтаквыглядел. И как его уморили... Охх, попадись Лёну те маги!
Дане в лицо прилетела пушинка от одуванчика, он поймал её и принялся с живейшим интересом рассматривать. Лёна захлестнула какая-то горькая нежность, такая что клыки свело. И жалко, и страшно, и больно, и робкая надежда. Он поспешил отвернуться, пока не выдал себя перед другими, и настроиться на ритуал. В конце концов, уговаривать вампиров вернуться с того света - это вам не светская беседа за кружкой пива, там надо отдаваться по полной. Пожалуй, стоит пропустить кого-нибудь вперёд и сосредоточиться. Хотя, с другой стороны, Лереена беременна, ей вообще лучше бы на алтарь не ложиться, а насколько профпригоден Винсаарт, Лён не имел представления. Странно, что Вэрд не вернулся с Керреном, точно ли там всё хорошо? Охх...
Наконец пришли.
Храмовая площадь кишмя кишела волками. Маги их всех сюда согнали и окружили защитным контуром, чтобы не разбежались, только не подлежащие восстановлению тела сперва убрали. Лён искренне понадеялся, что от его руки никто не пал навсегда, но выяснить это теперь уже вряд ли удалось бы.
- А, вы к храму, да? - приветствовал их парнишка-маг, оставленный присматривать за площадью. На вид выпускник прошлого года. - Вам какая-нибудь моя помощь нужна?
- Нет, спасибо, дальше мы сами разберёмся, - улыбнулся Лён, опередив с ответом двоих других, которые, скорее всего, не были бы столь любезны.
Лереена решительно ухватила за загривок ближайшего к ступеням храма волка и направилась наверх.
- Давай я начну, - предложил Лён, нагоняя.
Повелительница смерила его презрительным взглядом.
- Это моя долина, мой круг и мои вампиры. А у тебя наверняка и мысли не о деле, - она слегка кивнула в сторону Дани.
- Я способен справиться со своими мыслями, - ответил Лён, раздосадованный, что его состояние так легко угадывается. - Но если мне не доверяешь, хотя бы Винсаарт...
- Ты способен, и я способна! Хватит строить из себя Вэрда, ты на мне уже не женился! - вспылила Лереена, выпустив волка. - Свою жену паси, а моё состояние ритуалу не помеха!
- Да я больше переживаю, не стал бы ритуал помехой твоему состоянию, - поднял брови Лён, удивившись, насколько неправильно был понят.
Лереена поджала губы и пробормотала, глядя в сторону:
- Не думаю, что моему состоянию есть что терять после вчершнего.
Лён опустил глаза. Об этом он как-то не подумал. Вампирши, конечно, с большим трудом вынашивают, а уж у Повелительниц чуть что - сразу срыв, но ведь её не били, не травили... Вот так сразу ставить крест...
- Ты уверена? - спросил он на всякий случай.
Винсаарт, который до сих пор переводил недоумённый взгляд с одного на другого, подал голос:
- Вы о чём вообще?
- Отстаньте оба! - рявкнула Лереена и снова устремилась в храм, даже забыв прихватить хоть одного волка.
И упёрлась в широкую грудь Дани.
- Ты ещё! - возмущённо выпалила Повелительница. - Сгинь отсюда!
Тот, конечно, и не подумал.
- Даня, пожалуйста, отойди в сторонку, - мягко попросил Лён, кладя брату руку на локоть.
Даня внимательно и без выражения, как у него это хорошо получалось, посмотрел на Лёна и не двинулся с места.
- А я предупреждал! - злорадно заявил Винсаарт. - Смотрите, он нам ещё устроит весёлую жизнь!
- Данечка, ну ты чего? - продолжал Лён, игнорируя коллегу. - Пусти, нам всем туда надо.
Лереена меж тем попыталась обойти гиганта сбоку, но он тут же переступил, снова загородив ей дорогу. Она уже совсем было перешла в наступление, но тут...
Воздух взорвался чёрными тенями, и прежде чем Лён успел сказать "гхыр", его вздёрнуло вверх, и тут же в глаза и ноздри набилась жёлтая вата. Краем глаза он увидел, что Лереена повисла... Вот жбыхыдрыз, нет, только не это! Опять оно, опятьони!
Давешний эльф, как бишь его, Эллараэль, отряхнул с рук остатки заклинания и мучительно почесал щёку. Разнесло его, кстати, порядочно, Рушка постаралась на славу. Пожилой человек рядом с ним, незнакомый Лёну, но, возможно, тот, что был в подземельях, тоже производил тягостное впечатление. Олеандра с ними не было - не исключено, что он вовсе не пережил Рушкиных жал.
- Вот так-то лучше, - слегка пришепётывая произнёс эльф распухшими губами. - Давайте... готовы? Отлично.
Оба мага проделали какие-то пассы, и вокруг резко стемнело. Привыкнув к тусклому свету, Лён рассмотрел, что теперь они находились в помещении, точнее... в пещере. Пол был похож на жидкое чёрное зеркало, по стенам поблёскивали гематитовые наросты. Всё точно как помнила Вольха.
Лён застонал бы, если б мог. Эти лабарры всё-таки не оставили свою безумную затею. Сейчас как раз четверых убьют и сделают наконец себе чудовище. Ну допустим, у Винсаарта и Лереены, надо надеяться, есть Хранители. Но смогут ли они трансформироваться? Керрен что-то недоговаривал про Вэрда, да не было подходящего момента, чтобы спросить... А он сам? Вольха так не хотела оставаться вдовой... Хоть бы узнать, сможет ли его ребёнок быть Повелителем... И Даня - как это нелепо, воскреснуть и найти семью только для того, чтобы тут же снова погибнуть! Да что же это такое за мир?!
Лён забился то ли в ярости, то ли в истерике - переживания сегодняшнего дня и так подкосили его самообладание, а это уже стало последней каплей. Он рвался и метался, но на деле не смог двинуть ни пальцем, ни ресницей. Это было абсолютное, полнейшее поражение и беспомощность.
- Ишь буйный какой, - заметил человеческий маг, кивнув на Повелителя Догевы.
- Вот с него и начнём, - заключил эльф, вызывая на поверхности зеркала золотые линии, складывающиеся в уже знакомую ритуальную матрицу.
Второй поманил Лёна рукой, и столб, в котором он залип, послушно передвинулся на обозначенное место в матрице.
Лён понял, что сойдёт с ума от бессильной ненависти ещё до того, как его убьют. Это было так чудовищно неправильно! И ведь если бы у этих придурков была бы хоть малейшая вероятность получить своё, но нет же, он не верил в это ни на секунду! Явленный МайЭлай просто размажет их по гематиту, и всё, это всё ни к чему, такой изощрённый способ самоубийства, и ради этого...
- Эй! - удивлённо выкрикнул человек.
Эльф разогнулся от своих символов и тоже уставился куда-то за левое плечо Лёна. Потом кинул туда заклинанием. И ещё раз. Человек тоже. Лён не видел их цель, но она, очевидно, не поддавалась, потому что маги явно напряглись.
- Тварь! - рявкнул наконец Эллараэль. - Пошёл вон! Или ты забыл, как я могу сделать тебе больно?
Слева что-то замаячила на самой границе видимости, и Лён уже догадывался, что. Конечно, у него не хватало сил вырваться из столба, но кое у кого могло хватить. И точно, ещё один шаг - и вот он Данин белобрысый затылок.
Даня дрожал, даже трясся всем телом и тихонько подскуливал, как тогда, перед Келлой, только жутче. Поняв, что ему не вняли, эльф наколдовал огненный хлыст и от души вытянул им Даню по груди и всему, что подвернулось. Тот вздрогнул, но не закричал и не отступил. Хлыст прилетел второй раз.
Перехвати же его! - подумал Лён, с ужасом глядя, как на брата сыплется удар за ударом. - Ты же можешь! Ты же видишь, как устроена его магия, просто возьми рукой!
Внезапно Даня так и сделал - при очередном ударе резко поднял руку и схватил оружие противника, дёрнул на себя - не ожидавший такого повторота эльф выпустил рукоять, и Даня поймал её другой рукой. Пользоваться хлыстом он, впрочем, не стал, только зарычал или даже захрипел и зашипел. По лицу у него текли слёзы и сопли, руки дрожали.
- Какого гхыра тебе надо?! - сплюнул эльф, быстренько ставя щит от возможного удара.
- Отпусти, - выговорил Даня синюшными дрожащими губами, - моего б-брата.
Лён затаил бы дыхание, если бы в окбанном жёлтом столбе можно было дышать.
- Вы это слышали? - изумлённо вопросил человек. - Тварь говорить умеет!
- Чего только не узнаешь, - покачал головой эльф. - Ладно, пора с этим заканчивать. Давайте на счёт три. Раз, два...
Трёх Лён не дождался, потому что Даня, отбросив хлыст, с громовым рёвом ринулся на магов, и в прыжке с размаху лёгким движением запястья снёс голову человеку. Она отлетела к стене и прокатилась до края гематитового озера, где и булькнула в небытие.
Эллараэль попятился и поднял руки для нового заклинания. Но теперь Даня был слишком близко, и стоило под ладонями мага заклубиться какой-то дымке, гигантский Повелитель тут же разогнал её растопыренной пятернёй. Рыча и скалясь, на дрожащих ногах - то ли от страха, то ли от ярости, - он наступал, а Эльф пятился. Вот и второе заклинание постигла та же участь, и третье...
- Как ты смеешь, отребье?! - возмутился маг, хотя Лён видел, что он не на шутку испугался. - Забыл своё место? Мало тебя лупили? Хочешь снова ваппарат?
Даня отпрянул и взвыл, как от боли, потом заметался по окружности вокруг мага, как привязанный. Эльф воспользовался его замешательством и запустил каким-то заклинанием, но Даня увернулся.
- А ну-ка встань в круг! - скомандовал маг, занимая место по центру схемы.
Не вставай! - изо всех сил подумал Лён. - Он тебя убьёт!!!
Даня внезапно посмотрел на него, как будто почуял что-то, и не двинулся с места.
- Я сказал встань в круг, не то хуже будет! - рявкнул маг.
Даня всё ещё смотрел на Лёна, а потом зажмурился, стиснул зубы, оскалившись чуть не до ушей, сжал кулаки и прыгнул. Эльф успел отпрянуть, но не далеко, и его заклинания снова разбились о Данины кулаки.
- Отпусти. Моего. Брата! - рычал вампир, и на этот раз по рукам мага саданула уже когтисая лапа. Лён глазам своим не верил - вампиры, в отличие от оборотней, не могли превращаться частично. Впрочем и звуки Даня издавал такие, что обычной вампирьей глоткой в первой ипостаси не смочь.
Вскрикнув, маг полез за пазуху за амулетом, и тут Даня снова врезал лапой, но не рассчитал - голова эльфа повернулась под слишком крутым углом, и он упал. Зеркальный пол всколыхнулся и начал потихоньку его заглатывать.
Даня издал вопль раздосадованной выпи, выволок мага за грудки из гематита и швырнул к Лёнову столбу.
- Открой!
Но маг был совершенно мёртвый.
Даня, очевидно, и сам уже это понял, потому что хлопнулся на зад и протяжно завыл. Звук проник в стены пещеры, и они нехорошо завибрировали.
Не вой, - подумал Лён. - Стены обвалятся.
Брат резко замолчал и заозирался.
Ты меня слышишь? - подумал Лён.
Даня обернулся к нему и уставился.
Вот те раз, - подумал Лён. - А я ещё в эзотерику не верил.
Ответный взгляд был совершенно сбитым с толку, и Лён быстро исправился.
Ты сам как вылез? Ты протолкнулся сквозь этот столб? Может, меня сможешь просто силком вытащить?
Даня никак не реагировал и Лён попытался снова:
Вытащи меня, просто силой за руки вытяни!
Он старательно представил себе, как это должно выглядеть, будто вытаскиваешь комара, залипшего в мёд.
Чему-то братец внял, во всяком случае, спружинил с пола, подскочил к Лёнову столбу и принялся пропихивать руки сквозь жёлтую толщу. Получалось небыстро, но в сравнении с тем, что мог сделать сам Лён, это было просто замечательно. Добравшись наконец до его запястий, Даня схватил и потянул. Лён чуть не взвыл.
Ты мне так руки оторвёшь!
Даня испугался и попытался отшатнуться, но свои руки так просто выдернуть из столба ему не удалось, и Лён успел его успокоить.
Постепенно вместе они изобрели способ: нужно было тянуть по чуть-чуть за каждую часть тела отдельно, сначала за руки, потом за голову, потом за бока и так далее, пока наконец - не прошло и получаса - Лён не вырвался наружу. И очень вовремя: ему уже очень хотелось подышать.
Лён присел на корточки около столба, прокашлялся и протёр глаза. Надо было вытаскивать двоих других, хотя они уже будут без сознания, когда окажутся на свободе, а потом искать выход...
- Даня, ты молодец, - сказал он, когда окончательно отплевался от жёлтой дряни. - Я знаю, тебе было очень страшно, но ты справился. Я тобой горжусь. И спасибо тебе.
Брат посмотрел на него, как обычно, без выражения, потом вдруг рухнул на колени и уткнулся макушкой Лёну в живот. Судя по судорогам, сотрясавшим его внушительное тело, он плакал. Лён сначала немного растерялся, потом пересел поудобнее и подтянул брата во что-то более похожее на объятья. К его чести, ревел Даня недолго, Лён только успел подивиться своему утешательному лексикону (Ш-ш-ш, Данечка, ну что ты, маленький, ты же умница) и порадоваться, что, возможно, он будет не таким уж беспомощным отцом.
Наконец Даня сел повертикальнее и вытер кулаками мокрую физиономию.
Лён погладил его по голове и огляделся. В окружающем мире перемен не наблюдалось. Рядом постепенно погружалось в гематит тело Эллараэля, и Лён напоследок его обобрал. Увы, карты при нём не было, а как пользоваться той вязанкой амулетов, что носил эльф, и даже какой из них - внушение, Лён не знал, но забрал на всякий случай все. Жаль, оба мага были мертвы, не допросишь, но тут уж выбирать не приходилось.
Позади в одинаковых столбах жёлтой дряни по-прежнему висели Винсаарт с Лерееной.
- Даня, ты можешь её тоже вытащить? -спросил Лён, кивнув на арлисскую Повелительницу.
Даня встал и, по большой дуге обойдя то место, где затонул Эллараэль, подошёл к столбу и начал выколупывать из него Повелительницу. Лён, кроме ценных указаний, ничем помочь не мог, но Даня справлялся и сам.
- А почему ты до сих пор ничего не говорил? - спросил Лён от нечего делать.
Тут Даня застыл и обернулся, и вид у него был напуганный.
- А можно?
Лён улыбнулся.
- Конечно, родной, а как же! Нужно!
Даня вывернулся под каким-то немыслимым углом - руки-то у него всё ещё были в столбе - и посмотрел туда, где произвёл расправу над магами.
- Госпожа злилась.
- Госпожа? Кто это?
Даня ничего не ответил, только отвёл взгляд и нахмурился, а потом продолжил заниматься Лерееной. Лён осторожно погладил его по крыльям, но тот всё равно вздрогнул.
- Я не буду злиться, - сказал Лён.
Даня по-прежнему молчал.
Лереена выпала ему на руки в бессознательном состоянии, но через несколько минут пришла в себя, как следует накашлявшись. Но как только обрела дееспособность, вытаращилась на Даню и отползла в сторонку.
- Он тебя не обидит, - нахмурился Лён.
- Пожалуйста-пожалуйста, а если я буду на другом конце пещеры, то тем более. У него же сила МайЭлая. Ещё неизвестно, вдруг он и внушением владеет!
Лён внезапно понял, что это была за эзотерика. Внушением - не внушением, а мысли Повелителей Даня, видимо, слышал, по крайней мере, самые яркие. О МайЭлае, правда, ничего такого не говорили, но, возможно, он это не афишировал. Вот и Лён не будет. Он пожал плечами.
- Дань, давай она отдохнёт, а мы Винсаарта вытащим, м?
Даня вдруг замотал головой.
- Он злой.
Лён вздохнул. Ну, Винсаарт сам себе яму вырыл.
- Он не злой, он просто глупый и трусливый. Но ты-то смелый, я же знаю.
Братец посопел, долго рассматривал столб с Винсаартом и наконец решился. Правда, Лён рано обрадовался: Даня только подтянул клаттенца к передней поверхности столба и вытащил наружу его голову, а потом отступил.
- Дальше страшно, - заявил он и более не поддавался на уговоры.
Винсаарт торчал из столба головой и немножко плечами. Жёлтая дрянь, из которой состоял столб, к счастью, не липла к волосам и одежде, только в нос набивалась до тошноты. Лён попытался заняться Винсаартом сам, но его сил не хватало и на то, чтобы просунуть пальцы в столб. Это насколько же Даня был сильнее...
- Давай вместе потянем, - предложила Лереена, видимо, уставшая бояться в дальнем углу.
Они потянули, но тщетно: вампир как будто был создан прямо вместе со столбом и никогда не существовал от него отдельно. Ещё побольше усилий - и он заработал бы вывих ключицы, но из столба не сдвинулся бы ни на дюйм.
Лён уже представил себе, что сейчас будет: Винсаарт отдышится и очнётся, поймёт, что застрял, и что Даня отказывается его вызволять, а дальше от его воплей пещера-таки осыплется им на головы.
К счастью, этому всему не судьба была сбыться, потому что тут подоспела подмога.
Несколько магов во главе с Ксандром выпали из ниоткуда и заозирались, поддерживая боевую стойку.
- А где собственно похитители? - спросил Ксандр, осознав, что никого, кроме четырёх Повелителей вокруг не видит.
- С ними мы сами справились, - подал голос Лён. - Увы, с летальным исходом. А трупы тонут в полу.
- Прискорбно, - вздохнул Ксандр, встряхивая кистями рук. - Ну ладно, а что у нас тут?
И тут очнулся Винсаарт.
Для начала Лён узнал много новых слов на винесском, даже от Оривиного батьки и его вояк такого не почерпнул, и то сказать, Повелитель-то постарше будет, за жизнь наслушался. Затем с ещё большим интересом он узнал много новых слов на алладаре, и даже немного позавидовал Клаттену, где на этом древнем языке говорили до сих пор: Догева с переходом на всеобщий много потеряла.
- Говорят, музыкальное воспитание начинается ещё внутриутробно, - пробормотала Лереена, и Лён сделал вид, что закашлялся.
- А щоб тобі чорне було, підлота, телепень плюгавий!!! - разорялся Винсаарт, увеличивая громкость всякий раз как кто-то из магов приближался хоть на шаг. Даня решительно прятался за Лёном, зажимая уши и, вероятно, телепатические приёмники.
- Вы не умеете открывать эти штуки? - прокричал Лён Ксандру, стараясь переорать клаттенца.
- Можем попробовать, но риск большой! - прокричал ему в ответ маг. - Если ошибёмся, поджарим его!
- Так жарьте!!! - воодушевилась Лереена.
Лён подумал было начать объяснять Ксандру то, что он разузнал тогда для Керрена, но, во-первых, непонятная информация плохо помнится, а во-вторых под эти вопли что-то объяснять...
- Керрен умеет! - выкрикнул он. - Может, его сюда?
- Лучше нас туда! - махнул рукой Ксандр и принялся руководить созданием телепорта.
Винсаарт тем временем перешёл от простых оскорблений в адрес всех собравшихся к обобщённым построениям касательно взаимоотношений государств, видовых особенностей разумных рас, повоторных моментов мировой истории, а пото-ом...
-Идти только прямо, рубить только смело, сражаться упрямо, чтоб сердце гремело... - принялся он декламировать на алладаре, и у Лёна полезли глаза на лоб.
- Невменяемый кретин, - прокомментировала не менее изумлённая Лереена.
- Что это? - нахмурился Ксандр, не настолько хорошо знакомый с вампирьей культурой.
- Гимн армии МайЭлая, - пояснил Лён. - Похоже, он и правда попал под влияние....

Глава 17 - Мнение

Винсаарт не умолкал. Максимум, на что хватило магов из Ковена - это окружить его прямо в световом столбе защитным куполом, а на купол наложить заклятие звуконепроницаемости, но и то, и другое, приходилось постоянно подновлять.
- Иногда мне кажется, что полная невосприимчивость к магии - это не всегда хорошо, - осторожно пробормотал Ролар, косясь на Повелителей. Те скривились, каждый на свой лад, но обвинять его в ереси не стали, право же, если бы с Винсаарта можно было снять эффекты внушения так же легко, как с обычных вампиров, жизнь была бы намного проще.
- Пойду-ка я в храм, - вздохнул Лён, вспомнив, с чего началась последняя порция приключений. - А то если нас так и будут каждый раз похищать, мы ничего не замкнём.
- Да, действительно, - опомнилась Лереена и решительно зашагала к белым ступеням.
Лён задумался, не напомнить ли ей, что лучше бы в её положении замыканием кругов не заниматься, но потом махнул рукой - пускай делает как знает, правда ведь не его жена.
Однако стоило Лереене оказаться у двери, как Лён впервые в жизни заподозрил у себя дежа вю: невесть откуда взявшийся Даня (он же только что был за спиной!) перекрыл вход и недвусмысленно отказывался пропускать хозяйку внутрь.
Лереена, насмотревшаяся в подземельях, на что способен новоявленный Шэоннел, хамить напрямую не стала, вместо этого обратив своё возмущение на Лёна.
- Может быть, ты уже объяснишь своему братцу, куда он пошёл?!
Лён набрал побольше воздуха и начал увещевать:
- Дань, ну почему ты её не пускаешь?
Тот внимательно посмотрел на Лёна, потом с сомнением на Лереену, но всё-таки решился ответить:
- Ребёнок.
- Да нет уже никакого ребёнка! - зло сплюнула Повелительница. - Нечего терять, понимаешь?!
- Есть, - уверенно заявил Даня. - Слышу.
Лён с Лерееной переглянулись, а потом оба уставились на скрытый в складках того, что осталось от свободного платья, несильно выпирающий Лереенин живот.
- То есть как - слышишь? - переспросила Лереена, сощурившись.
Даня слегка отпрянул и с надеждой посмотрел на Лёна.
Лён мотнул головой, соображая, может ли Повелитель Даниного калибра и правда слышать мысли нерождённого Повелителя, если он, Лён, и обычных новорожденных елепонимает, такая там каша в голове.
- А что именно ты слышишь? - уточнил Лён. - Он... что-то думает?
Даня нахмурился и сник, как будто решил, что объяснить это ему не по силам. Внезапно Лён вспомнил, как всего около пары часов назад Даня ревел у него на коленях, вытащив его из луча. Воспоминание было какое-то неуместное, очень яркое, но в то же время больше на уровне ощущений, чем видимой сцены, как будто Лён его почерпнул у кого-то другого из головы. Внезапно сверкнувшая догадка заставила его резко вдохнуть.
- Он плачет?
Даня неопределённо кивнул.
Лереена перевела взгляд с одного брата на другого.
- Кажется, я тут лишняя.
- Может быть, тебе стоит найти Травницу, - осторожно предложил Лён. - Она, наверное, разберётся, что у тебя там и как.
Лереена сверкнула на него глазами, но всё же пошла прочь с площади, причём на север, где, предположительно, и орудовала Велька.
- Куда это она? - спросил только что подошедший Ролар, до тех пор мешавшийся под руками магам, усмирявшим Винсаарта.
- Внимать голосу разума, - пробормотал Лён. - Поможешь с кругом?
Ролар кивнул и запустил руку в магический вольер с волками, выловив знакомого.
Вскоре процесс пошёл: Ролар контролировал своевременное извлечение кинжала, двое Старейшин приводили и уводили волков, а Даня, получивший строгое внушение не вмешиваться, сидел в углу и наблюдал происходящее круглыми от ужаса глазами. Ролар, который после десятого волка наплевал на правила и даже перестал вставать с алтаря, где сидел у Лёна под боком, время от времени пытался Даню успокоить ухмылкой и подмигиванием, но, кажется, только больше пугал.
Когда пошло на третью дюжину, Лён запросил передышку. Сердце-то справлялось без перебоев, всё-таки молодой Повелитель, но вот загробные разговоры... Ладно ещё, если он этих вампиров хоть сколько-то лично знал, припоминал, есть ли у них семья или по крайней мере амбиции, но в большинстве случаев приходилось пороть горячку вслепую, надеясь, что погибший в такой дурацкой битве всё-таки захочет вернуться, хотя бы чтобы всем накостылять.
- А ты не хочешь его привлечь? - сочувственно спросил Ролар, кивая на Даню.
- Как ты себе это представляешь? - проворчал Лён, принимая из рук советника флягу с эльфийским вином. Он бы предпочёл воду, но у Старейшин были свои идеи. - Там же уговаривать надо, а не силком тащить.
- А что, он небось и силком вытащит, - хмыкнул Ролар.
Лён только покачал головой, боясь даже представить, в каком состянии вампир вернётся из-за круга, если его вытащить силком. Как бы зомби не получился.
- Что там Винс? - спросил он у зашедшего со свежим волком Старейшины.
Тот мотнул головой. Лён затосковал.
- Может, Вэрда позвать? - предложил Ролар, озабоченно рассматривая Лёна. Тот выглядел как-то уж очень несвеже.
- А он со своими-то разобрался? - спросил Лён, припоминая, что хотел расспросить Керрена, что там за история вышла, но так и не улучил момент.
- Да уж должен был, - пожал плечами Старейшина. - Там всего вампиров около десятка было, как я понял. Сейчас попро- ах, хотя... нету же никого...
- Магов полная долина, попросите их телепатировать, - пришёл ему на выручку Лён. Старейшинам очень тяжело давались нововведения, в частности телепатофон и то, что им может пользоваться не только Повелительница.
- Да, точно, сейчас! - и Старейшина вместе с волком скрылся за дверью.
- На, оденься пока, - Ролар снял со статуи закинутый туда ритуальный плащ (Лерка-то не видит!) и кинул Лёну. - И иди наружу погрейся, ты холодный, как будто спишь на ходу.
- Даня, пойдём, - позвал Лён и вышел на крыльцо пожмуриться на жёлтый послеполуденный свет. Лён, конечно, иногда вставал на рассвете, но только потому, что ближе к полудню мог запросто завалиться обратно, а сегодняшний день по ощущениям уже перевалил за вторые сутки, и конца-краю ему было не видать.
Даня вышел и встал рядом, тоже щурясь (хоть в чём-то он как все, подумалось Лёну), постоял немного, а потом осторожно потрогал Лёна за плечо, как будто проверяя, настоящий ли он. Тот улыбнулся, на сей раз даже не пытаясь ничего сказать, а просто сосредоточился на том тёплом умильном чувстве, которое вызывала у него Данина привязанность. Всё-таки внезапно получить брата - это было здорово, пусть на девятом десятке жизни.
Лён даже не заметил, как пролетело время, пока он предавался фантазиям, как мог бы расти вместе с братом и как будет жить с ним теперь. Даня с интересом изучал карябательные свойства своего ногтя применительно к мрамору ступеней - не без ущерба для последнего.
- Загораешь? - донёсся снизу знакомый голос.
Лён встрепенулся. У подножия ступеней стоял Вэрд. Правда, на то, чтобы его узнать, Лёну потребоавалась почти секунда. Повелитель Леска выглядел болезненно уставшим - бледный, с кругами под глазами, белёсые волосы торчали во все стороны обломанными концами, да и на ногах он держался как-то нетвёрдо.
- Вэрд... - ошарашенно выдавил Лён, сглотнув напрашивавшееся троллье восклицание, - что это с вами?
- А, ничего особенного, - отмахнулся тот. - Воскрешение у меня нынче было не из лучших. Ничего, пройдёт.
С этими словами он легко взбежал по ступенькам, явно пытаясь продемонстрировать, как ему на самом деле неплохо.
Лён всё ещё рассматривал его с нервным подозрением, поэтому Вэрд присел на корточки рядом и заговорщицким шёпотом сообщил:
- Очень рекомендую тебе всё-таки сделать твою ведьму Хранительницей.
Лён попытался возразить сразу по нескольким статьям, но Вэрд ещё не закончил:
- Потому что эти гхыровы маги за свою некромантию отдают годы жизни. И я тебе скажу, это пробуждение не из приятных, два часа тошнило и голова чугунная.
Лён вытаращился, пытаясь переварить новости. Вот, значит, к чему были рассуждения Керрена о ценности жизни, и почему он вернулся такой странный. Закрыв глаза, Лён медленно выдохнул.
- Я пытался ему объяснить, что он не виноват, - проговорил он, - новообще, конечно, я рад, что он вас вытащил, хоть и паскудно.
Вэрд, который и так ухмылялся, осклабился ещё больше.
- Да я уж слышал, ты тут меня оплакивал у всех на глазах.
Лён поджал губы.
- Это было нервное. Мы еле отбились от повстанцев, я уже всерьёз потерял всякую надежду спастись даже самому, не говоря уж о том, чтобы вытащить вашу жену, а потом это вдруг всё кончилось... и меня немного развезло.
- Заливай-заливай, - не прекращал улыбаться Вэрд. Его задорный взгляд плохо сочетался с утомлённым видом. - Я бы дорого дал, чтобы на это посмотреть. Но вообще, Лён, я тебе скажу, живым быть хорошо, так что передавай благодарности своей ведьме за этого кадра.
- Вы можете её сами поблагодарить, - улыбнулся Лён в ответ.
- Я лучше тебя поблагодарю, - внезапно серьёзно заявил Повелитель Леска, - что ты выжил в этой передряге, и что мы больше не враги. Я тут, пока блевал, вспомнил, что не говорил тебе об этом, так вот, в качестве друга ты мне нравишься гораздо больше. Ладно, хорош болтать, давай представь меня своему бешеному братцу - я уже наслышан - и пойду волков таскать, а то не управимся.
- Вам точно стоит сегодня..? - выдавил Лён, радуясь возможности не отвечать на сантименты.
- Своих уже перетаскал, кого можно было, и живой, как видишь, даже язык не заплетается, - отмахнулся Вэрд и подмигнул Дане.
Тот внезапно подмигнул в ответ.
Когда Вэрд вместе с Роларом скрылись в храме, Лён встал, потянулся и принялся надвигать что-то посущественнее ритуального плаща.
- Пойдём найдём Вольху, - предложил он Дане. - А то я даже не знаю, в курсе ли она, что тут с нами приключилось.
Даня оглянулся на дверь храма, кивнул и пошёл следом.
- Кстати, - обернулся Лён, которого посетила идея, но тут же показалась кощунственной. - Можно, кхм, тобой немножко злоупотребить?
Даня склонил голову набок, пытаясь понять, чего Лён хочет. Тот смутился.
- В общем... Ладно, не важно.
Лёну по-прежнему очень хотелось узнать, что о нём думает Вэрд, но втягивать в это Даню казалось неуместным. Тот ведь не мог здраво оценить, насколько эти мысли личные, да и Вэрд ведь когда-нибудь узнает о Даниной способности и наверняка спросит, пользовался ли ею Лён... А с другой стороны, Вэрд был не просто другом, но и старшим товарищем, более опытным Повелителем. У Лёна было не так уж много образцов для подражания - покойный отец, которого он знал только по чужим воспоминаниям, да книги. Конечно, у телепата всегда масса возможностей взглянуть на себя чужими глазами - Лён прекрасно знал, что думали о нём Старейшины, послы, маги и всяческое мирное население. И всё же лескский Повелитель обладал авторитетом, которого не было больше ни у кого. Каков он, Лён, в глазах Вэрда? Молодой и наивный? Вспыльчивый и упрямый?
Некоторое время они шли молча, а потом Даня вдруг сказал:
- Настоящий.
Лён изо всех сил задавил глупую польщённую улыбку.
- Спасибо.

* * *
Я поднялась с земли и утёрла трудовой пот. В моём поле зрения внушённых вампиров больше не обнаруживалось, а соваться в соседнюю деревню в одиночку Учитель мне строго-настрого запретил. Сначала, сказал, туда сходит боевой отряд и всех повяжет, а потом уже будем мозги вправлять. Ну, тоже верно.
- Когда мы в твою Догеву попадём, а? - проныл за спиной зудящий голос руоеши. Я не знала, что она рядом, но оглянувшись, поняла, что кто-то не смог пройти мимо куртины донника.
- Когда тут закончим, - пожала я плечами. - Не волнуйся, успеешь поле разбить, всё равно ещё рано.
- Да я уж думаю, может, тут осесть? Оно и южнее...
- Сомневаюсь, что Лереена тебя примет с распростёртыми объятьями, - покачала головой я. - Да и местная магичка насекомых боится до обморока.
Руоешь тяжело жужжаще вздохнула и с горя отправила пучок донниковых соцветий прямо в рот.
- М! - встрепенулась вдруг она и принюхалась. - Шам эша швоя жвыба.
- А теперь по-человечески, пожалуйста, - попросила я.
Она сплюнула высушенные вялые цветки и повторила:
- Говорю, там эта твоя хвыба, которая вампирша. Вон, в лесу, я её чую.
Я, не меняя положения, вызвала в пальцы самое сильное связующее заклинание, которое только знала, опробованное на Лёне применительно к кровати (кстати, держит минут двадцать, если только он не блефует), и прошипела:
- Пошли!
Рушка посмотрела на меня, на лес, на донник, и никуда не пошла, но отправила указующую пчёлку.
Я кралась за пчелой минут десять, пока наконец увидела белобрысый затылок. Краска с Ар'иены отмылась совсем, и кстати, теперь я поняла, почему она тогда в хижине так внезапно кинулась мыться - мне показалось, что у неё волосы рябые, а амулет с меня упал, вот она и услышала. Ладно, сейчас бы не спугнуть. Что она вообще тут делает рядом с нашим лагерем, вынюхивает, что ли? Собралась своим подельникам эльфийским доносить?
Ар'иена всё шла вперёд, не особо торопясь, но и не оглядываясь. В какой-то момент я поймала солнечный блик от предмета в её руках и поняла, что это гворд. Ничего не понимаю, если она шла кого-то убивать, то почему прочь от лагеря? А если уже убила, то почему так спокойно? Как-то всё, что я о ней знала, не наводило на мысль, что она может быть хладнокровной убийцей, но, с другой стороны, она и прежде подкидывала нам неожиданности.
Наконец она забралась в глубокий овраг и остановилась. Мне было плохо видно, что она там делает, но подходить ближе было стрёмно - на краю оврага она бы меня сразу заметила.
Тут на другой стороне оврага из кустов вынырнула знакомая белобрысая голова. Лён выглядел растерянным и озирался, будто искал кого-то. Я поняла, что сейчас он этого кого-то окликнет и спугнёт мне добычу, поэтому изо всех сил подумала ему, чтобы вёл себя тихо. К счастью, на таком расстоянии он меня уже слышал, во всяком случае, нашарил меня взглядом, кивнул, высмотрел Ариену и насторожился.
Насколько мне было видно сквозь листву, ничего особенного она не делала, просто стояла, почти неподвижно, но Лён напрягался всё больше и больше, и внезапно ринулсся вниз - сначала по возможности тихо, а потом наплевав на осторожность скатился кубарем, выкрикивая:
- Стой! Не надо!!!
Я бросилась следом и, перемахнув через край оврага, поняла, что мы не успеем, если только она не одумается: Ариена стояла на коленях, рукоть гворда торчала у неё из солнечного сплетения, оставалось только повернуть её, чтобы раскрылись лезвия, что эта дурёха явно и намеревалась сделать.
Внезапно кусты у неё за спиной взорвались, впуская что-то большое, светлое и очень быстрое. В следующее мгновение я видела только белёсый вихрь, а потом гворд отлетел в сторону и воткнулся в осину - так и не раскрытый.
Ариена ошарашенно застыла, крошечная на фоне огромного Дани, державшего её за запястья сзади крест-накрест. На её рубашке виднелась окрашенная кровью прорезь, но от такого Повелители не помирают.
В этот момент Лён наконец-то добежал до цели и с трудом затормозил, чтобы не впилиться в скульптурную группу.
- Даня! - выпалил Лён. - Ты молодец! А я всё понять не мог, куда ты кинулся по кустам ни с того ни с сего!
Даня посмотрел на него, как водится, без выражения, потом перевёл взгляд на Ариенин затылок. Та переводила отчаянный взгляд с Лёна на меня, с меня на гворд и обратно, но в Данином захвате не могла даже пошевелиться.
- Ну вот, знакомься, - протянула я, наконец добравшись до Повелителей. - Лён, это Ар'иена, которую мы все ловим. Ар'иена, это Повелитель Догевы, которого ты пыталась убить. А позади тебя тот дахраб, из которого твои дружки хотели сделать Май-Элая.
- Я не пыталась его убить, - огрызнулась вампирша, косясь на Лёна.
- А что, расскажи пожалуйста, ты пыталась сделать этим письмом? - Лён склонил голову на бок, пробуя притворно ласковый тон.
- Ты должен был попросить помощи из Арлисса. Лереена была в Леске, Арлисс бы остался без защиты, и мы бы его взяли бескровно...
- Ах я должен был! - рыкнул Лён, выпрямляясь во весь рост. - А ты в курсе, что если бы я свими рукаи развернул это письмо, оно бы взорвалось, убив не только тебя и меня, но и половину населения Догевы впридачу?!
Вампирша вжала голову в плечи и выдавила неверным голосом:
- Врёшь!
Лён в ответ только фыркнул.
- С чего ты вообще поверила этим магам? - покачала головой я. - Не знала, видать, что они всю твою семью прирезали?
Ариена возмущённо задышала.
- Отец и сёстры принесли себя в жертву добровольно! Чтобы воскресить Великого Повелителя!
- Это тебе тоже маги сказали? - поджал губы Лён.
Девчонке, похоже, только сейчас пришло в голову, что ей могли соврать и об этом, но, надо отдать ей должное, её это не смутило.
- Они погибли за правое дело, и не важно, по своей воле или как. Я от них всё равно ничего хорошего не видела, не мне их жалеть. И если бы даже я знала, что умру, отдав тебе письмо, я бы всё равно это сделала! Потому что ради благой цели не жалко одной никчемной жизни! И вы не сможете держать меня вечно, когда-нибудь отпустите и я завершу начатое!
- Что она несёт? - сморщилась я.
- Не знаю, наверное, тоже под внушением, - пожал плечами Лён.
- Нет, - внезапно сказал Даня.
Я аж подпрыгнула. Он разговаривать умеет?!
- Ты ещё не в курсе? - улыбнулся Лён с покровительственной гордостью. - Данечка, может, хоть ты понимаешь, что это с ней?
Даня некоторое время смотрел в пространство, потом перехватил оба вампиршиных запястья одной рукой, прижал её поближе, фактически засунув себе под мышку и встал, так что вампиршины пятки оказались в паре локтей от земли.
- Эй! - взвизгнула она и попыталась вывернуться, но Даня даже не заметил, уверенно двинув вверх по склону.
Лён постоял, прикрыв глаза, как будто вслушиваясь во что-то, потом ожил, с некоторым трудом (это Лён-то!) выдернул гворд из дерева и зашагал следом за Даней.
- Пошли, похоже, это надо обсуждать с Винсаартом.
- Ой нет! - тут же пискнула Ариена, болтаясь вдоль Дани. - Только не с ним!
Я пошла вслед за ними, сгорая от любопытства.

Глава 18 - Ответственность

- Итак, - торжественно произнёс Лён, когда мы выдрались из кустов на дорогу.
Даня по-прежнему волочил Ариену под мышкой, так что носом она утыкалась ему в грудную мышцу, а ноги её он слегка отталкивал кончиком крыла, чтобы не пиналась. Впрочем, она больше скулила, чем вырывалась, и то сказать, прижми её Даня покрепче, мог бы и насмерть задавить ненароком.
- Ты полагала, - продолжил Лён, - что Арлисс останется без защиты. И как ты собиралась туда попасть?
- Я должна была прийти в ту хижину, - обиженно откликнулась вампирша. - Меня там ждал маг. То есть, должен был ждать. Но твоя ведьма и её дружки его спугнули.
- Это не тот ли маг - хозяин замявки? - уточнила я, припоминая следы сапог.
- Что такое замявки? - последовал неохотный вопрос.
Я закатила глаза.
- Та гхырень, что на тебя напала!
Ариена помолчала, потом угрюмо подтвердила:
- У него куча всяких тварей.
Даня вздрогнул и чуть не выронил пленницу, но тут же перехватил её половчее, заодно развернув к нам лицом. Так себе было лицо - покрасневшее, с отпечатком Даниной груди во всю щёку, а поверх блестящие мокрые дорожки от слёз. Вампирша конвульсивно дёрнулась, видимо, вытереть слёзы, но руки её по-прежнему безвольно торчали в Данином железном захвате.
- И что ты собиралась делать в Арлиссе?
- Ну, сначала надо было убедить жителей примкнуть к нам, - вздохнула вампирша.
- То есть, включить внушение? - перевёл Лён.
- Да, - охотно согласилась она. - Установка требует много энергии, я должна была помочь...
- Тебя совсем-совсем не смущает, что ты собиралась посодействовать тому, чтобы свести с ума целую долину?
- Я думала, что их нужно будет только немножко подтолкнуть, - смутилась вампирша. - У нас в Кентаре говорили, что арлиссцы все свою Повелительницу терпеть не могут, у них просто выбора нет, и потом, она ведь Дэррэ, а Дэррэ все - немытое шакальё.
Последнюю фразу она сказала на алладаре, и тут уже вздоргнул Лён.
- Тебе никто никгда не объяснял, что таких слов лучше не говорить? - вкрадчиво поинтересовался он, как будто разговаривая с маленьким ребёнком.
- Какая теперь разница, - философски заметила Ариена, пуская новые ручьи из глаз. - Всё равно, или вы или маги меня убьёте, а если нет, то я и сама справлюсь, что мне ради пары дней любезничать тут с вами...
- Слушай, я не понимаю, - разозлилась я. - Ты же вот всё это делала зачем-то, ты чего-то добиться хотела. Может, идиотским путём, но ты же хотела каких-то вампиров осчастливить, там, не знаю, помочь кому-то. И всё, теперь всё насмарку, один раз не вышло - и привет на тот свет? Где твои амбиции? Чего вообще ты хотела?
- Нет у меня никаких амбиций! - фыркнула вампирша. Дане, видимо, стало щекотно, и он снова перехватил её поудобнее, в процессе немного прижав, так что она испуганно пискнула. - Я... я... я хотела служить Май-Элаю, вот всё!
- Служить? - сощурился Лён.
- Ну, может быть, если бы мне сильно повезло, - прозапиналась вампирша, - в смысле, я хочу сказать, ему бы могла понадобиться женщина...
На этом Лён совершенно неприлично расхохотался, вогнав дурочку в глубоко пунцовый тон. Я хмыкнула - про Май-Элая я знала исчезающе мало, но даже и этого было достаточно, чтобы усомниться в том, что Ариена могла бы представлять для него интерес.
- Женщина! - фыркнул Лён, отсмеявшись. - А ещё говоришь, амбиций нет! Твои маги не рассказли тебе, что он насиловал всё, что шевелится, и зачастую до смерти, а если и нет, то потом добивал, так, забавы ради?
Я покосилась на мужа: откуда он вообще знал такие подробности и где я была всё это время?
- Пусть так, - упорствовала вампирша. - Я бы приняла смерть от его руки как дар! Но я бы сделала всё, чтобы помочь ему освободить вампиров из-под людского ига!
- Ты так всё время говоришь, - Лён снова посерьёзнел, - как будто не понимаешь одного принципиального момента. Тебе всё кажется, что Май-Элай хотел какого-то блага для кого-то кроме себя. В то время как всему остальному миру прекрасно известно, что хотел он исключительно абсолютной власти, а уж вампиры, люди или ещё кто будет пресмыкаться у его ног - это дело десятое. Ты бы хоть мемуары каких-нибудь современников почитала, прежде чем лезть на рожон.
- А я и читала! - возмутилась вампирша. - Я всю кентарскую библиотеку наизусть выучила, а потом ещё и клаттенскую! Ты небось алладаром и близко так не владеешь, как я!
- Так ты сама то письмо написала? - припомнил Лён. - Ого, уважаю! Ну хорошо, а поговорить о прочитанном ты ни с кем не пробовала?
- Кто со мной будет разговаривать? - фыркнула Ариена. - Тебе вот совсем делать нечего, видимо, и то сначала я тебя чуть не убила, а потом себя, а то бы и внимания не обратил!
- Ну я не знаю, - озадачился Лён. - Муж, например?
Ариена истерично рассмеялась, залившись новой порцией слёз.
- Вот уж он в последнюю очередь! Ему бы век меня не видать! В Клаттене я вообще думала, в привидение превратилась, вот-вот сквозь меня проходить начнут, так игнорировали!
- А почему ты не вернулась обратно в Кентар? - подала голос я.
- В Клаттене хотя бы сестёр не было, - всхлипнула вампирша. - Не выслушивать каждый день, какая я слабачка, как я ничего не могу, и повелительские способности у меня еле-еле, и мелкая, и не знаю ничего... Хотела в Дамалию, к матери уехать, написала ей, а она - ты, мол на совести Даррэна, он выпросил, а я говорила, что задохлик получится, - она принялась рыдать уже всерьёз. - Что она старая уже была, и до меня двоих родила, это для вампирши много, и из меня толку не выйдет... А Винсаарт, когда приехал, так смотрел на меня, я, дура, поверила, думала, у него интерес какой-то ко мне, а ему только для дипломатии это всё... Привёз меня и бросил в этом доме огромном, и больше не подходил, даже не смотрел в мою сторону!
Лён зашёл немного вперёд и остановился.
- Дань, погоди, поставь-ка её.
Даня и сам видно был рад изменить диспозицию, потому что вампирша разошлась не на шутку, её скручивало рыданиями, а лицо превратилось в мокрую красную гримасу с ощеренными клыками. Впрочем, руки её Даня не отпустил.
Лён подошёл поближе и встряхнул её за плечи.
- Слушай, Винсаарт, конечно, придурок, но, насколько я могу судить, ты ему правда нравишься.
- Хватит врать! - взвыла вампирша, и я напряглась в ожидании превращения - она явно была на грани.
- Он нас с Вэрдм чуть на дуэль не вызвал за тебя, - припомнил Лён. - И с твоим отцом собирался только о помолвке договориться, а когда тебя увидел, понял, что без тебя не уедет. Я бы не сказал, что это называется "только для дипломатии".
- Ты ничего не знаешь! - надрывалась вампирша, всё же сохраняя человеческий облик. - Я тебе говорю, он даже не посмотрел на меня ни разу больше!!!
- Может, он просто боялся тебя напугать? - предположил Лён. - Ты всё-таки слишком молодая для замужества, вот он и, ну, решил подождать?
- Ты сама-то много интереса к нему выказала? - спросила я.
Вампирша всхлипнула и уставилась на меня своими блюдцами.
- То есть?
- Ну, ты как-нибудь дала ему понять, что он тебе интересен? Хотя бы, что ты за него вышла не по отцовской указке?
Вампирша вспыхнула (хотя, казалось бы, куда ж ещё) и яростно замотала головой.
Мы с Лёном синхронно развели руками.
- А чего ты хочешь тогда? Винс всё-таки не Май-Элай и понимает, что он не кладень, чтобы всем нравиться, - заметил Лён. - Если ты на него всё это время так и таращилась в ужасе, как, по-твоему, порядочный вампир должен был себя повести?
Ариена ненадолго затихла, осмысляя, а потом возрыдала с новой силой:
- Так это я сама винова-ата, что-о ли?!
Лён обречённо вздохнул.
- Да не виновата ты, дурочка, просто вы не поняли друг друга, вот и всё. Потому что в твоём возрасте надо эльфийские романы читать, а не хроники на алладаре. Что тебя потянуло во всё это мракобесие с Май-Элаем?
- Потому что... Потому что... - с трудом выдавила вампирша сквозь спазмы, - Потому что я во всём никчёмная, так думала, я могу хотя бы много знать, и так от меня будет толк!
- Чтобы был толк, мало начитаться, надо ещё что-то соображать, - покачал головой Лён.
- Тебе легко говорить! - взвилась Ариена. - У тебя своя долина, где тебя слушаются, и сила повелительская нормальная, и ты сам решаешь, как свою жизнь жить, а я только реву...
- Я сам решаю?! - мгновенно вскипел Лён. - Я одну-единственную вещь в своей жизни сам решил - когда женился! Во всём остальном меня вообще никто не спрашивал! Ты думаешь, когда меня в точно такие же, как твои, двадцать лет на трон посадили - ты думаешь, я этого хотел? Ты представь, тебе бы сейчас сказали - иди, управляй долиной! А в долине волков больше, чем мужчин, есть нечего, кругом враги и в круге камня не хватает! И отказаться не можешь, потому что нет выбора, нет, понимаешь?! Это у тебя раздолье было - дома у тебя отец, в Клаттене у тебя Винсаарт, хоть загорай целыми днями, и тяжбы без тебя рассудят, и круг замкнут, а у меня на руках умер раненый Страж, а круг неполон, и хоть я в лепёшку расшибись, ничего я, ничего не мог для него сделать, ни для него, ни для его семьи, ели все из одного котла, и они же потом ещё меня успокаивали! Думаешь, я не ревел?! Думаешь, я не хотел сбежать или сквозь землю провалиться или пойти поупражняться с гвордом наедине?! Я - Повелитель, единогласно избранный долиной, и ничего сделать не могу, и ты мне рассказываешь, как тебе было плохо?! По-твоему, "своя долина" - это прямо благословение какое-то, а ты не думаешь об ответственности, о той вине, которая гложет, потому что на тебя надеются, а ты не можешь ничего сделать?! Ты вот поубивала вампиров, а нам теперь идти за ними на тот свет, смотреть им в глаза и умолять вернуться, потому что у них тут семьи, потому что они нужны долине, потому что это вторая резня в Арлиссе за последние десять лет, и если не вернуть всех, долина просто не выживет! Ты и правда чета Май-Элаю, если думаешь, что это не ты тут для долины, а долина тут для тебя!!!
У меня ещё с полминуты звенело в ушах в наступившей тишине, когда он выговорился. Не то чтобы что-то из этого было для меня радикально новым - я всё-таки очень хорошо знаю своего мужа, - но такого фейерверка я не ожидала. Видимо, сказались усталость и потрясения этих двух дней. Я потихоньку взяла Лёна за руку, и он пожал мои пальцы, вероятно, подтверждая мои умозаключения.
Ариена некоторое время молча хлюпала носом, придерживаемая ошарашенным Даней, потом наконец спросила:
- И как ты с этим справился?
- С чем именно? - уточнил Лён с хрипотцой и откашлялся: видать, давненько так долго не орал.
- С чувством собственной бесполезности.
Лён задумался и пожал плечами.
- Через пятьдесят лет нашёл недостающий камень.
Вампирша вытаращилась на него в лёгком ужасе.
- А как ты прожил эти пятьдесят лет?
Лён скривился.
- Замкнулся в себе и сделал вид, что мне всё равно, да так убедительно, что вырастившая меня женщина говорит про меня, что моя душа - могила на одного. Скажем прямо, на троечку справился, так что тебе с меня пример лучше не брать. Но у тебя и ситуация не настолько патовая - всего-то надо с мужем по душам поговорить, если только удастся до него достучаться.
- В смысле - достучаться? - заморгала вампирша. Реветь она хотя бы перестала, Лёнова шоковая терапия подействовала.
- Да он попал под внушение, - неохотно пояснил Лён. - Несёт всякую май-элаевскую ересь, на всех кидается...
Ариена дёрнулась, как будто хотела выступить вперёд, забыв о Дане.
- Я знаю, как управлять установкой, я могу попробовать...
- Маги из Ковена уже тоже знают, как управлять установкой, - устало вздохнул Лён. - Проблема в том, что при помощи установки можно только заморочить, а разморочить нельзя.
- Но как-то же вы разморочили остальных вампиров в долине! - выпалила Ариена.
- На остальных вампиров действуют заклинания, - пояснила я. - А Винсаарт твой - Повелитель.
Ариена скуксилась, как будто собралась снова разреветься, но тут нас всех спас Даня, ясно заявив:
- Я сделаю.
- Думаешь, ты можешь снять внушение? - уточнил Лён и улыбнулся в ответ на решительный кивок. - Что бы мы без тебя делали! Ну пошли тогда скорее.
Мы снова двинулись, и на сей раз Ариена шла своими ногами, хотя Даня по-прежнему крепко держал её за руки. Я очень надеялась, что он и правда разморочит Винсаарта, и можно будет сдать эту дурёху с рук на руки, и тогда она уже будет его проблемой.
- Ты говорил, - подала она внезапно негромкий голос, - что ты тогда, давно, плакал?
- Это прямо тема дня сегодня, - закатил глаза Лён. - Ну и?
- Разве Повелители плачут?
Лён развёл руками.
- Ты о чём?
- Я думала, я одна такая ущербная, - призналась вампирша. - Отец и сёстры тоже так говорили.
- Про твоих отца и сестёр, уж прости, я знаю только по записям отца, что они злонравные высокомерные хамы, с которыми лучше не связываться. Я думаю, ты ничего не потеряешь, если просто выкинешь из головы всё, что они тебе наговорили. Что мы, не живые, что ли? Плачем, конечно. Я вон вчера сенсацию произвёл, когда Вэрда убили...
Вот так та-ак. Нет, я знала, что Лён Вэрда уважает и всяко, но, похоже, недооценила сложившихся у них дружеских отношений. Так хоть понятно, чего Лён в Леск рвался, раз он там себе друга нашёл. В Догеве-то у него с друзьями не очень.
- Даня вот тоже, между прочим, - продолжил Лён, - уж всем Повелителям Повелитель, а тоже малость расклеился, когда нас схватили утром.
- Че-его?! - выпалила я. - Когда это вас схватили, кто?
- А, так ты всё-таки не в курсе, - досадливо поморщился Лён. - В общем, было дело...

Пока мы дошли до лагеря, я успела Даню три раза поблагодарить за спасение драгоценной Лёновой шкуры. Три - потому что первый раз его это немного напугало, второй он как будто вообще не заметил, и только на третий наконец улыбнулся в ответ, вроде как осознав, к чему это я. Но я всё же стала несколько менее болезненно сочувствовать Лёну, потому что хоть Даня и был странным, но по крайней мере он больше не казался мне отсталым или сумасшедшим.
Эту роль взял на себя Винсаарт, чьи вопли мы заслышали далеко из-за поворота дороги.
- Почему его проняло, а вас с Леркой нет? - прокричала я Лёну сквозь неумолчный ор.
- Не знаю, - прокричал в ответ Лён. - Может, он слабее. А может, переживал сильно из-за жены.
Упомянутая жена в ужасе таращилась на исказившееся в исступлении лицо своего наречённого. Мне очень хотелось сказать ей что-нибудь вроде "смотри, что ты натворила", но я воздержалась, ещё опять на гворд полезет. Неподалёку от светового столба, из которого торчал Повелитель, у деревца расположился Вал с огромными восквыми пробками в ушах. Кажется, он умудрился задремать в этом бедламе и теперь приоткрыл глаз удостовериться, что за Винсаартом пришли мы, а не повстанцы.
- Давай мне её, - предложил Лён Дане, кидая Валу гворд.
Ариена перекочевала от одного брата к другому. Ладони Лёна были намного уже Даниных и не прикрывали широких красных следов на запястьях вампирши. Впрочем, пускай радуется, что без переломов обошлось.
Даня тем временем замер, собираясь с духом, потом приблизился к и встал прямо перед Винсаартом, игнорируя дикий уровень звука и разлетающуюся слюну. Прикрыл глаза.
Винсаарт внезапно подавился бранным словом, дёрнулся и попытался вжаться обратно в столб.
- Отойблирарара, - чётко выговорил Винс, и я с облегчением узнала один из признаков выхода из-под внушения. - Куромоло гыкхы чугой. Ой.
Он поморщился и сплюнул. Даня проворно отступил.
- О-ой, - протянул Винс снова. - Як менiгхырово...
- Придётся потерпеть, - звонким жизнерадостным голосом сообщила я. - Зелье от этого эффекта на Повелителей тоже не действует!
Винсаарт зажмурился и некоторое время просто дышал. Потом поинтересовался:
- А вытаскивать меня из этого столба вы совсем не собираетесь?
- Мы бы с радостью, - не менее звонко откликнулся Лён, тоже не удержавшийся от мелкой мести, - но для этого нужен Керрен!
- И где он? - мученически вопросил Винс, так и не открывая глаз и, видимо, даже не вспомнив, о ком речь.
- Дрыхнет вон под крыльцом, - проинформировал тролль, вынувший из уха затычку и с любопытством изучая то, что вынулось вместе с ней. - Поставил вокруг себя защитный контур, который может нарушить только Вэрд.
- Ну отлично, - вздохнул Лён. Перспектива сбагрить девчонку отдалялась. - Тогда если только Даню уговоришь.
Винс разлепил один глаз и сфокусировал его на Дане, видимо, силясь вспомнить, кто это вообще такой. Потом, похоже, вспомнил - разлепил второй глаз и округлил оба. Пару раз беззвучно пошевелил губами, потом сник. Повисел, подумал. Наконец набрал побольше воздуха и снова поднял глаза на Даню и заговорил на алладаре.
- Прости меня. Я был не в себе, но это не оправдание. Я должен был понять, что меня подталкивают к неверным мыслям, и сопротивляться до последнего, но вместо этого позволил себе поддаться. Я оскорбил тебя, и ты волен поступать со мной, как хочешь.
Лён поднял брови и покачал головой. Видимо, это всё было какоё-то ритуальной формулой, и Лёна она впечатлила. Вот только Дане неоткуда было знать алладар...
Впрочем, что-то он всё-таки понял, если не слова, то настрой. Глянул на Лёна и преспокойно приблизился к клаттенцу, ухватил его за плечи и, точно как в Лёновом рассказе, вытянул из луча.Винсаарт рухнул на землю бесформенной кучей и не сразу поднялся, тем более, что Даня ещё напоследок похлопал его по плечу, вколачивая в грунт.
- Ну вот, - прокомментировал Лён, подёргав за руки остекленевшую Ариену, - можешь поучиться у своего мужа адекватному вампирьему этикету.
Винсаарт помотал головой, застонал, поняв, что зря это сделал, и наконец сел более-менее вертикально.
- Ариена? - выдохнул он, наконец приметив слона. - Что... что случилось с твоими волосами?
Я не сдержалась и прыснула: онэтопервым делом спрашивает?
Вампирша попятилась было, но там всё ещё стоял Лён.
- О-обстригла... - еле слышно пробормотала она, не сводя перепуганного взгляда с мужа.
Тот всё же нашёл в себе силы встать на ноги и подойти поближе.
- На, - сказал Лён, вручая ему многострадальные Ариенины запястья.
Винсаарт рефлекторно взял, что давали, и нахмурился, заметив на ней синяки от пальцев. Но сказать ничего не успел, потому что Лён, едва освободив руки, прямо над Ариенниной головой залепил ему кулаком от души и в челюсть.
- Это тебе за Даню, - прокомментировал он. - А то если он сам тебе врежет, можешь и не пережить.
Винсаарт и так еле справился - пошатнулся, но на ногах устоял и даже жену не выпустил.
Впрочем, стоило ему восстановить равновесие, как Лён залепил ему с другой руки:
- А это за невнимание к жене. Взял девчонку на воспитание, так воспитывай, чтоб тебя!
- От меня ещё добавь! - крикнул Вал из-под своего дерева. - Чтобы кормил её хоть иногда!
- И от меня, чтоб держал на коротком поводке! - поддакнула невесть откуда взявшаяся Лереена. Она когда-то успела вымыться и переодеться в платье, подчёркивающее утолщение посерёдке. Я невольно нахмурилась, осознавая, что и мне в ближайшее время придётся менять гардероб.
Винсаарт, только-только оклемавшийся от второго удара, открыл было рот что-то возразить, но посмотрел на Лереену и передумал.
- Я разговаривала с Вэрдом, - многозначительно произнесла Повелительница Арлисса, - и мы пришли к соглашению, что эту дуру я прощу. Но только если она сейчас же пойдёт в храм и принесёт пользу в количестве как минимум дюжины замыканий.
- Она же не умеет! - ужаснулся Вэрд.
- Все когда-то не умели, - элегантно повела плечом Лереена, и мне даже зааплодировать захотелось.
- Да нет, я в том смысле, она слишком слабая! - продолжал обороняться Винс.
Мы с Лёном прикинули и пожали плечами.
- Не знаю, смертельные раны на ней заживают довольно неплохо, - заметил Лён. - А от ритуального кинжала вреда гораздо меньше, чем от гворда. Я поддерживаю.
- Не надо, я сам, - затараторил Винсаарт, пытаясь затолкать жену себе за спину. - Я всех вытащу, не тройгайте её...
- Отцепись от меня! - внезапно взвизгнула Ариена, отталкивая мужа. - Хватит уже за меня решать! Если я ни на что не гожусь как Повелительница, то туда мне и дорога, а если гожусь, то сделаю, что смогу!
- Но... Как же... - Винсаарт так и остался стоять посреди дороги с разведёнными руками, а Лён с Лерееной решительно повели кентарку в сторону храма.

Глава 19 - Отношения

Я увязалась следом, поскольку любопытно было посмотреть, что выйдет из Лереениной затеи.
- Вэрдовой, - шепнул мне Лён. - А исходно, скорее всего, Роларовой. Почерк его, но только Вэрд мог уговорить на такое Лереену.
Вэрд собственной персоной восседал на ступенях храма и наблюдал наше приближение. Вид у него был - краше в гроб кладут.
- О, как раз вовремя, - кивнул он на ведомую Леркой Ариену. - Я на сегодня всё, последние двое меня за умертвие приняли и чуть не сбежали. Ксандр готовит телепорт, гарнизон я тоже уведу, нечего им тут. А мне завтра ещё на втором туре речь произносить.
- Вы не отменили игрища? - неверяще переспросил Лён.
- Конечно, нет, - серьёзно ответил Вэрд, с трудом вставая. - Это же не просто так увеселение, это для поддержания силы воинов и боевого духа долины. Ещё мы из-за всяких мракобесов вековыми традициями не жертвовали! Нет уж. И вы тоже давайте заканчивайте тут - и ко мне, я ещё у тебя, Лён, намерен выиграть заключительную речь.
Лён хмыкнул.
- Замётано.
- Ну хоть перенеси на попозже, - капризно попросила Лереена. - Я же тут до утра провожусь, а мне надо выглядеть прилично!
- Так ты же не смотришь игрища, - сонно удивился Вэрд. Ему и правда очень нужно было отдохнуть, как бы прямо тут не свалился.
- Игрища - нет, а твоё выступление на открытии хочу посмотреть, ты, когда речи говоришь, очень красивый, - внезапно жеманно закончила Лереена и хихикнула.
Мы с Лёном переглянулись - уж не забыла ли она, что нас тут целая толпа?
- Ну раз так, - улыбнулся Вэрд, как-то сразу подобравшись и посвежев, - то можно чуток перенести, да.
Они ещё некоторое время смотрели друг на друга молча - мы с Лёном обпереглядывались. Ариена сначала пялилась на них во все глаза, даже рот приоткрыла, потом смутилась и отвернулась.
Наконец Вэрд проявил повелительскую выдержку, нежно погладил жену по плечу, получил поцелуй в уголок губ и попрощался. Правда, на этом он не ушёл, а внезапно повернулся и заключил оторопевшего Лёна в братские объятья. Отпустил - и пока Лён офонаревал, заключил в братские объятья так же и меня. После этого с чувством выполненного долга вальяжно удалился, помахав нам рукой уже от поворота улицы. Хоть Даню пощадил - тот рассматривал какие-то цветочки поодаль.
- Это что сейчас было? - сипло спросила я.
- Ничего особенного, он любит обнимашки, - с нежной гордостью ответила Лереена и тут же сменила тон: - Так, ты, мелкая, ну-ка за работу, нечего тут прохлаждаться! Твои кентарские волки - вон в том загоне, пошла!
Ар'иена с лязгом клыков захлопнула рот и поспешила к указанному загону.
Волки, надо сказать, не очень радушно её приветствовали - впрочем, в первые сутки они редко бывают радушными, приходится тащить силком и привязывать ремнями. Арлисские Старейшины, отдыхавшие неподалёку, тут же смекнули, что к чему, и подбежади на помощь, а то эта дурёха ещё упустила бы всю стаю.
- Вы совсем не видите, что она дурепа? - проворчал Винсаарт, наблюдая всё это. - Её не жалеете, так хоть вампиров кентарских пожалейте!
- Отчего бы им не пойти за своей Повелительницей? - пожал плечами Лён.
- А я тут стараюсь, подаю пример супружеских отношений, - закатила глаза Лереена.
- Что она красивая, я ей и без подсказки могу сказать, - огрызнулся Винс.
- А что ж не говоришь-то? - хмыкнула я. - Женился и расслабился?
Клаттенец пробурчал что-то нечленораздельное.
Вслед за Старейшинами и Ариеной мы вошли в храм. Мы с Лёном и Даней присели поодаль у стеночки смотреть спектакль, Лереена распоряжалась, а Винсаарт вился вокруг, всё ещё пытаясь отговорить обеих вампирш от этой экзекуции.
- Ну раздевайся, - скомандовала Лереена, игнорируя его потуги.
Ариена огляделась. Лён, Даня, Винс и двое Старейшин, и все очень даже мужского пола. И волк, рвущийся в ремнях.
- То есть как?.. - выдавила она.
Лереена сощурилась.
- Донага. Ты вообще о замыкании круга хоть в теории что-нибудь знаешь?
Ариена выглядела так, как будто до неё только что дошло, что это не сказки. Она ещё раз обвела взглядом всех нас, алтарь и ритуальный кинжал в руках Старейшины. Решимости у неё как-то сразу поубавилось.
- Вот именно, - торжествующе объявил Винсаарт. - Понимаешь теперь, что для тебя это слишком? Всё, давай я.
Он принялся резво расстёгивать камзол.
Однако эффект его слова возымели строго обратный. Ариена прожгла его взглядом, оскалилась, расставила ноги пошире для устойчивости и рывком стянула через голову рубашку. Лён удовлетворённо кивнул - вероятно, отметив, что ни следа от гворда на вампирше не осталось.
Сапоги и штаны полетели следом. Винсаарт хлопал жабрами - то ли красотой неописуемой восторгался, то ли никак не мог справиться с мыслью, что его едва взрослая жена раздевается перед толпой народа. Скорее всё-таки второе, ибо ничего женственного в этом бледном скелете не было. Впрочем, цвет она набирала быстро - всё декольте уже покраснело, да и вид сзади занимался розовой зарёй. Я невольно вспомнила собственный опыт замыкания круга в этом же самом храме - краснела ли я, как она?
Лён положил мне руку на плечо и зашептал на ухо:
- Во-первых, есть разница между тощей коровой и газелью, а во-вторых, а во-вторых, у тебя на ключевых местах столько веснушек, что сквозь них румянец не увидать.
Я хрюкнула и ткнула его локтем в бок. Газель, тоже мне. Где он видел тех газелей?
- В Леске, - тут же ответил Лён. - Вэрду какой-то южный император прислал стадо в подарок, он мне показывал.
Расспрашивать подробнее я не стала - на алтаре началось самое интересное.
- А что... что я ему скажу? - дрожащим голосом спросила Ариена.
- Что есть, то и скажешь, - равнодушно пожала плечами Лерка. - Он тебе нужен зачем-то, раз круг замыкать собралась, и надо надеяться, не только чтобы перед мужем покрасоваться. У него хоть семья есть?
- У кого? - не поняла девчонка.
- У вампира этого! Для кого круг замыкаешь, тупица! - не выдержала Лереена. - Что ж вы все, недотёпы, мне достаётесь?!
- Я бы попросила! - вознилка я. - В отличие от неё я не была обязана...
- Да знаю! - отмахнулась Лереена. - Ну так что, есть у него семья?
- Понятия не имею, - пролепетала кентарка. - Я его не знаю.
- А что ж ты не выбрала для начала знакомого? - мучительно вздохнула Лереена.
- А я их никого не знаю, - всхлипнула девчонка. - Меня из дворца-то не выпускали особо...
Лереена закрыла глаза, глубоко вдохнула и размеренно выдохнула, изо всех сил сдерживая порыв всех к лешему казнить немедленно. В кои-то веки я её даже понимала.
- Попроси у него прощения от души, - подал голос Лён. - За себя и свою семью, что втянули его в эту мерзкую передрягу и что не справились с возложенной на вас ответственностью перед долиной. Попроси второй шанс.
Ариена приподнялась на локтях посмотреть на Лёна, но тут же залилась краской пуще прежнего и хлопнулась обратно.
- Хорошо, я попробую...
Я похлопала Лёна по ладони, лежащей у меня на плече. По опыту ли он знает, что такой подход работает? Мне хотелось поговорить с ним о том, что он в запале нарассказывал Ариене, но тут я вдруг поняла, что говорить-то нечего. Я всегда знала, что повелительство было для него тяжёлым бременем. Келлины странные слова стали мне немножко яснее. Я порадовалась, что к моменту нашего знакомства он уже справился со своей защитной реакцией и был готов впустить меня к себе в душу.
- Наоборот, - шепнул он мне на ухо, и я настолько отвлеклась на эту мысль, что пропустила момент, когда кинжал наконец попал в Ариену.
Впрочем, через пару секунд его уже вытащили, девчонка дёрнулась и резко вдохнула, а волк перестал рваться из ремней. Винсаарт склонился над женой и прикрыл её краем плаща, Старейшины отстегнули волка - и о чудо, он трансформировался!
Слез с алтаря, растерянно озираясь. Мне пришло в голову, что он может быть ещё под внушением, но Лён помотал головой.
- Повели... - начал вампир, заметив, кто, собственно, его вытащил, но предупредительный Старейшина вытолкнул его из храма, снабдив заранее припасённым плащом, приговаривая, что благодарить будет в более подобающей обстановке.
- Пускай он вам покажет, кого следующим вести, - посоветовал Лён. - Хоть для начала разобраться с теми, у кого есть внятные причины вернуться.
В общем, дело пошло. Кентарских вампиров Ариена перетаскала почти всех, за исключением пары стариков, которые предпочли уйти вслед за Даррэном. Нескольких пришлось поуговаривать - как ни странно, успешно.
- Спасибо, - просипела она, искоса глядя на Лёна, когда кентарцы кончились, и Лереена разрешила ей встать с алтаря и одеться.
- За что? - поднял бровь он.
- Мне помогло то, что ты рассказал... по дороге.
Мы с Лёном переглянулись, пытаясь прикинуть, что же это ей могло помочь, и в итоге оба пожали плечами.
- Ну что, давайте я продолжу, - без особого энтузиазма предложил он, вставая.
- У нас ещё вот этот простофиля не отдувался, - Лереена кивнула на Винсаарта. - А ты иди свою жену развлекай, а то мы все видели, какие фокусыонаможет вытворять от недопонимания.
Я упёрла руки в боки, намереваясь напомнить Лерке, что когда я вытворяла фокусы, она сама болталась под потолком во второй ипостаси, но Лён меня опередил:
- Если Вэрд запрещает тебе смотреть на мою ритуально разоблачённую натуру, то не приплетай к этому мою жену!
И резво выволок меня из храма, пока Лерка не придумала,что ответить.
Даня выскочил вслед за нами, а вскоре после него - Ариена. Снаружи благоухала южная ночь, свербя сверчками и подмигивая звёздами.
- А ты не собираешься за мужем присматривать? - удивилась я.
Кентарка вспыхнула, но ответила мрачно:
- Если он соберётся мне что-нибудь показать, пускай так и скажет.
- Вообще, - заметил Лён, окидывая её оценивающим взглядом, - на всякий случай, если ты вдруг не знала, вампирьи законы предусматривают развод.
Ариена ссутулилась и скорчила плаксивую физиономию.
- Ты думаешь, - выдавила она, - он теперь со мной разведётся?
- Он-то вряд ли, - пожал плечами Лён. - Ему наследники нужны. Но раз ты считаешь, что он тебя обманул и на самом деле не любит, то ты имеешь право...
Он замолчал, потому что Ариена вытаращилась на него своими студенистыми глазищами.
- Повелители же не могут любить? - неуверенно выдала она.
Я прыснула, а Лён вытянул вперёд шею и прищурился.
- Ты давно с луны упала? Или ты ещё наполовину на луне? Откуда у тебя такие идеи насчёт Повелителей? Чего мы ещё, по-твоему, не можем?
- О-отец говорил, Повелители не имеют права на чувства и не испытывают в них потребности.
Лён залепил ладонью себе в лоб и взвыл, не рассчитав усилия.
- Ты, если уж так любишь мемуары, попроси у арлисских Старейшин дать тебе почитать путевые записки Райэара Дэррэ, это наш с Лерееной общий предок, поколений, кажется, восемь назад. У него в каждой долине было по любовнице, и эти заметки - почти одно сплошное любовное переживание, слегка приправленное заботой о детях, которых он, кстати, всех забирал себе из совершенно искренней отцовской привязанности. Между прочим, один из самых успешных Повелителей за всю письменную историю, - предложил Лён, потирая лоб.
Ар'иена собиралась что-то ответить, но тут её заприметили кентарские вампиры, так и толпившиеся на площади.
- Повелительница! - загомонили они с явным облегчением. - Где это мы? Где Повелитель Даррэн?
- А... ну... - девчонка покосилась на нас, поняла, что мы помогать не собираемся, набрала побольше воздуха и дрожащим голосом огласила: - Отец погиб. Сёстры тоже. А мы в Арлиссе.
Кентарцы резко умолкли.
- В плену? - спросил один.
- Нет, - неуверенно ответила она. - То есть, вы точно нет, а я... не знаю.
- Лереена не будет тебя кормить за свой счёт, - усмехнулся Лён. - И вообще, Вэрд уговорил её тебя простить. Так что свободна.
- Тогда, - растерянно продолжил кентарский Страж, - раз остальные Повелители погибли... Вам, значит, клятвы принимать...
Судя по его виду, он отчаянно надеялся, что есть какой-то другой выход.
Ариена тоже оглянулась, как будто за ней мог стоять другой адресат этого назначения.
- Но я не... То есть, я же... - она умолкла и покосилась на Лёна. - Мне надо с мужем поговорить, но он пока замыкает круг.
- А нам куда податься? - спросил другой Страж, нервно озираясь, как будто боялся, что арлисцы прямо сейчас начнут артобстрел.
- Пойдёмте в лагерь, - вздохнул Лён. - Там вы сможете поесть и отдохнуть, а к утру, я думаю, договоримся, что и как.
- А ви, мабуть, Арр'актур, - предположил ещё один, с интересом рассматривая Лёна.
- Він самий! - усмехнулся Лён и двинул в сторону лагеря, ухватив меня за руку, хотя я по-прежнему хорошо видела в темноте. Даня уже пару минут топтался на углу, с нетерпением поглядывая на нас, и мы не стали его разочаровывать.
Ариена, к счастью, не стала упрямиться, и пошла за нами, а кентарцы - за ней.

Под утро мы с Лёном сидели всё на том же крылечке и дожёвывали ужин, если его можно было так назвать. Кентарцев удалось расселить по постоялым дворам, Ариену устроили там же, под присмотром Учителя. Даня улёгся спать рядом с нами на крыльце, свернувшись калачиком и замотавшись в крылья, так что больше всего он походил на кокон с паучьей добычей.
Лён осоловело таращился в никуда. Я сначала думала, что он просто спать хочет, но когда он заговорил, поняла, что это он в глубокой задумчивости.
- Ты всё ещё хочешь поговорить о чём-нибудь из сегодняшнего?
Я попыталась припомнить, что такое "сегодняшнее" он может иметь в виду.
- Вроде бы нет. Ты и так всё знаешь, что я думаю. Но если ты хочешь, давай поговорим.
Лён усмехнулся.
- Меня тут недавно посетила мысль, - сообщил он. - И сначала она показалась мне логичной и разумной. А теперь мне что-то аж с самого себя противно.
Я пристроила щёку ему на плечо, ожидая продолжения.
- Доверие ведь не может строиться на постоянных проверках? - риторически вопросил он.
- Ну как... - задумалась я. - Если много раз проверить, и всегда всё в порядке, то с какого-то момента уже можно расслабиться и начать доверять.
- Верно. Но если я всё ещё проверяю, значит, доверия нет?
- А ты проверяешь? - уточнила я. - Вот прям именно проверяешь?
- Ну как сказать... Если целый день смотреть в поле, означает ли это проверять, не едет ли враг?
- Можно просто пейзажем любоваться. Или высматривать, где колышутся колосья, чтобы проследить, куда побежал выпущенный поиграть волчонок.
Лён внезапно рассмеялся.
- Да, что-то такое я и делаю.
- А к чему ты это всё? - поинтересовалась наконец я, глядя, как он мнёт в пальцах хлебный мякиш. Нечасто мой муж чувствует себя настолько неловко, чтобы занимать пальцы отвлекающей чепухой.
- Да я тут как-то лихо подумал, как мне повезло, что я не женился ни на какой Повелительнице.
Я фыркнула.
- Конечно, повезло! Ты хоть одну адекватную видел?
Лён промолчал, и я поняла, что он не готов обратить всё в шутку.
- Ну и что, ты хочешь сказать, что когда читаешь мои мысли, высматриваешь врага?
- А как ты думаешь? - вкрадчиво спросил он.
- Думаю, что это бред сивой кобылы, - убеждённо заявила я. - И если бы дело обстояло так, мы бы и дня вместе не прожили.
Он улыбнулся и притянул меня поближе.
- Согласен. Скорее уж я действительно любуюсь пейзажем или ищу волчонка. Я вот только в толк не возьму, как ты про меня понимаешь такие вещи?
- Лён, ты всерьёз думаешь, что если бы ты меня не телепал, то не знал бы, что у меня в голове творится?
Он пожал плечами.
- Я не могу себе представить жизнь, в которой я бы тебя не телепал. Регулярно, обстоятельно и в пикантных подробностях.
Я пихнула его локтем в бок.
- Подменяешь понятия!
- Я соскучился, - усмехнулся он, сдаваясь. - Тебя и так месяцами дома нет, а теперь я ещё сам себя наказал с этими игрищами.
- Ну так давай я к тебе присоединюсь?
Он скривился.
- Я-то за, но, боюсь, твоё присутствие смутит участников. Собственно, не только я боюсь, а Вэрд на это прозрачно намекал в пригласительном письме.
- Ты поэтому меня не взял?! - осознала я. - Не в наказание мне?! И не для того, чтобы я присматривала за долиной? И не потому что собирался ввязаться во что-нибудь опасное и необдуманное?!
- Какое необдуманное, о чём ты? - фыркнул он. - Посмотреть на гвордщиков, потренироваться самому да вкусно поесть, вот был весь план на поездку. Просто Вэрд считает, что игрища - это для "своих", а тебя он в "свои" на тот момент явно не записывал, и я решил не создавать конфликтной ситуации, а вместо этого потихонечку приучить его к мысли, что люди тоже могут быть "свои". Пригласил бы его в Догеву ещё разок-другой, а там, глядишь, и с тобой в гости напросился... Ну ты понимаешь, дипломатия.
- Я тебе за твою дипломатию жестоко отомщу, - покачала головой я. - Я найму ассистента, адепта-пятикурсника с замашками юного естествоиспытателя. Надо же кому-то создавать конфликтные ситуации, пока я буду с ребёнком сидеть.
- Я, может, и правда в Леск переселюсь на время... Уй! - это он получил от меня чувствительный тычок под рёбра. - Ладно, ладно, ассистент - так ассистент, а обязательно именно этот?
- А ты думаешь, так много желающих в вампирьей долине работать? Этот хоть из приличной семьи, и вообще, Учитель говорит, у него хороший потенциал.
- Как скажешь, - вздохнул Лён.
Кажется, он собирался сказать что-то ещё, но вдруг замер и вгляделся в кусты. Поднялся и крадучись пошёл туда, поманив меня за собой, как будто я могла в такой ситуации остаться на месте!
Впрочем, когда я рассмотрела, кто же там за кустами, у меня аж зубы заныли от скуки. Опять эта гхырова девчонка со своим гхыровым мужем!
- ... ты это сделала? - вопрошал Винсаарт. - Неужели у меня в долине тебе было так плохо?
Ариена стояла от него поодаль, несколько опасливо, так что ему приходилось говорить достаточно громко, и мы всё чётко слышали.
- Да причём тут твоя долина! - огрызнулась она. - Что я, ради долины, что ли, вышла за тебя? Я думала, хоть ты ко мне будешь относиться, как к живому существу, а тебе наплевать, как и всем! Ладно бы хоть оказалось, что все Повелители бесчувственные, одна я такая моральная уродка, так нет же, этот догевскй сноб меня высмеял за такие идеи!
Я подавилась возмущением. Это Лён-то сноб?! Кто бы говорил, курица надутая!
- Что ты имеешь в виду "как к живому существу"? Я тебя поселил с комфортом, выделил слуг, всё показал... Что именно тебе не понравилось?
Даже мне из-за кустов было видно, как Ариену бомбит. Этот Винсаарт слепой или тупой?!
- Он порядочный, - шепнул мне Лён. - И пытается всё делать по правилам.
Ариена, видимо, осознала, что в таком режиме каши не сварит, или вспомнила наш дневной разговор.
- Зачем ты вообще меня взял в жёны? - спросила она уже тише.
Винсаарт замялся. Видно было, что он мечется между причинами, которые неуместно сообщать девушке, и теми, которые ему самому неловко признавать. Наконец он сделал выбор в пользу последних:
- Ты очень красивая.
- Ага, отворотясь не насмотришься! - съязвила вампирша. - Ты поэтому, должно быть, за всё время и не взглянул на меня ни разу.
- Нет, я просто... - Винс смутился ещё больше. - Понимаешь, ты... ты очень молодая. И я боялся, что не сдержусь... Я не хотел тебя напугать или, ну, как-нибудь обидеть...
- Да ты меня чуть не до смерти обидел, а пугаешь сейчас: что это у тебя за порывы такие в моём отношении, что их надо сдерживать любой ценой?
Лён прикрыл глаза ладонью.
- Неужели я когда-то был таким же наивным? И если да, то как они могли меня допустить до управления долиной?
Я честно попыталась представить себе двадцатилетнего наивного Лёна и чуть не выдала нас непреодолимым приступом хохота. Не знаю, может, он хуже разбирался в людях или просто меньше знал, но вот скрыть от юного Повелителя всю правду про тычинки-пестики - это была почти нерешаемая задача. Разве только, как с Ариеной, запереть в четырёх стенах и не позволять читать мысли жителей долины.
- Ну, - Винсаарт переступил с ноги на ногу, - тобі навряд чи сподобалося б, якщо б я на тебе вирячувався цілими днями.
Ариена моргнула.
- Я не понимаю по-винесски.
Винсаарт тут же забыл всё своё смущение.
- Как это не понимаешь? Кентар же почти на одном винесском говорит.
- Мы дома говорили только на алладаре, а белорский я по книжкам выучила, - пояснила вампирша нетерпеливо. - Так что ты сказал?
- А... - Винс помотал головой и вернулся к теме. - Я сказал, тебе вряд ли понравилось бы, если бы я на тебя таращился целыми днями.
- А чего таращиться-то, - пожала одним плечом Ариена. - Я тебе не эльфийская статуя. Хотел бы, так взял бы уже давно, или, думаешь, я не знаю, что вампиры с вампиршами делают? Мне сёстры ещё в детстве всё объяснили: долиной мне не править, в советниках тоже не бывать, всего и толку от меня - подстилка какому-нибудь соседу ради дипломатии, - она всхлипнула и вытерла нос кулаком. - А я, получается, и на это не сгодилась.
Надо отдать ему должное, судя по виду Винсаарта, он подумал про эту ситуацию примерно то же, что и я. Только ему ещё как-то реагировать надо было.
- Ариена? - позвал он негромко. - Можно.... можно тебя обнять?
- С чего вдруг? - хлюпнула она.
- Просто... Ты такая красивая, даже когда плачешь...
На этом вампирша окончательно разревелась, но, к счастью, Винс набрался решимости исполнить задуманное и таки, подойдя поближе, притянул её к себе.Это было, кажется, первое верное решение в его семейной жизни: девчонка прилипла к нему намертво, как будто только этого и ждала.
И тут я поняла, что до сих пор видела и слышала их в темноте с пятисот шагов так чётко, потому что беременность снова дала о себе знать, и сейчас я нарушу их уединение недвусмысленными звуками выворачиваемого желудка, при этом у меня кружится голова и отказываются разгибаться ноги. К счастью, Лён отреагировал мгновенно и успел уволочь меня за угол дома, где я помешала разве что курям в курятнике.
- Эк тебя романтикой проняло, - не смог не прокомментировать он, поддерживая меня в полусогнутом положении.
- Это... ребёнок будет... - выдавила я между спазмами, - со здоровым цинизмом!

Глава 20 - Варьете

Наутро, после жалкой пары часов сна, которые лично мне дались очень тяжело, а Лёну, обхаживавшему меня, не дались вообще, мы принялись расползаться каждый по своим делам. После некоторого препирательства с Лерееной ковенские маги всё же доставили и установили стационарную телепортационную точку, подобную той, что давно уже использовалась в школе. Правда, в отличие от школьного, из арлисского телепорта можно было попасть только в ограниченное число мест - на главные площади Леска, Догевы и Клаттена - с процеженного сквозь клыки разрешения Повелителей. В этих трёх долинах тоже оборудовали взаимные телепортационные точки, а из Клаттена сделали ещё и проход в Кентар, понимая, что тамошним вампирам в ближайшее время пригодится помощь соседей. Собственно, первым делом туда переместился ковенский отряд, чтобы искоренить последние следы внушения, а вслед за магами телепортировались Винсаарт с Ариеной - объяснить, что произошло, и, возможно, организовать выборы Повелителя.
- Чего уж там выбирать, - протянул Ролар, провожая их взглядом в блике телепорта. - Если она одна осталась.
- Наоборот, эту дуру ни в коем случае нельзя на трон сажать! - кипятилась Орсана, только недавно от меня узнавшая подробности. - Вы представляете, чего она наворотит?
- Наворотить ей Старейшины не дадут, она же не Даррэн, авторитета нет, - возразил Лён. - А вот если при живой Повелительнице из своей династии кентарцы попросят чужака, она точно в петлю полезет. Да и не потянет Винс две долины.
- Лерка тоже дура, - поддержал его Ролар. - Но при хорошем советнике от неё не так много и требуется. А эта, глядишь, ещё поумнеет, когда её перестанут под замком держать.
- Ролар, я тебя слышу! - раздался у нас за спинами голос Лереены. - И между мной и этой девчонкой есть существенная разница:моймуж никогда обо мне не говорит и даже не думает гадостей!
- Откуда ты знаешь, что он думает? - хмыкнул Ролар, ничуть не выбитый из колеи. И то сказать, вряд ли он в норме может скрывать от сестры своё о ней мнение.
- А мне вот он сказал, - она с ухмылкой кивнула на Даню. Тот сидел под толстой сосной, катал шарики из смолы и перемигивался с руоешью.
Стоять. С руоешью.
- Даня, - позвал Лён, напрягаясь, как и я, и по тому же поводу. - Ты только этой дамы мысли читать не пытайся, хорошо?
Даня озадаченно нахмурился, а Рушка хихикнула:
- Уже пытался.
Я стала прикидывать, могла ли я проспать дикие вопли и кто и как влил в Даню обезболивающее.
- И что? - спросил Лён.
- Говорит, щекотно, - снова хихикнула нежить.
- Меня, между прочим, - встряла Лерка, - вы предупредить забыли. Хорошо, Вэрд обо мне всегда заботится. Натащили тут невесть кого... Давайте уже, расходитесь. Меня в Леске ждут.
- Меня тоже, - напомнил Лён и, понизив голос, обратился ко мне. - Ладно, Воль, давай, до встречи. Я вернусь, как только кончатся игрища.
- Телепортом? - понадеялась я.
- Придётся через Элгар проехать, - покачал головой Лён. - Я же там Вольта оставил.
Я высказалась в лучших тролльих традициях. Ладно, Вольту тоже гулять надо иногда.
Велька, которую срочным порядком обучили управлять телепортационной точкой, голосом торговки пирожками завыла:
- Ле-е-еск, кому на Ле-е-еск, направление на Леск откры-ы-ыто!
Лереена поправила причёску и решительно зашагала к телепорту, и Лён, обняв меня напоследок, двинулся за ней.
Даня внезапно подскочил и увязался следом.
- Ой, - обернулся Лён. - Нет, Данечка, ты не со мной, ты с Вольхой пойдёшь.
Я тоже запоздало осознала, что Вэрд его не приглашал. Конечно, Даня спас Лереену, да ещё и отговорил её замыкать круг и рисковать ребёнком, так что Вэрд вряд ли был бы против, но дипломатия такая дипломатия, и Повелителю являться в чужую долину без приглашения, а тем более Шэоннэлу в гости к Виррта... А Вэрд вчера был не в том состоянии, чтобы предусмотреть этот момент. Да и Даня всё-таки... Мало ли что он отмочит. Так что я прекрасно понимала Лёна.
- Даня, - позвала я. - Иди сюда. Мы с тобой домой пойдём, а Лён попозже к нам приедет.
Даня заозирался между мной и Лёном, а потом оглянулся на Рушку.
- Я с ней, - ткнула в меня пальцем руоешь. - Она кормит.
Это его убедило.
На прощание он обнял Лёна, явно скопировав Вэрдов странный жест, а потом отошёл и встал рядом со мной, взглядом провожая Лёна в телепорт. Данины длиннющие волосы все спутались и были полны лесного опада, так что я сделала себе заметку, как вернёмся в Догеву, его расчесать.
- На Догеву! - огласила Велька, переключив направление установки. - Кому на Догеву-у!
- Нам! - решительно крикнула я и двинулась домой.

На родной, ласкающей глаз площади с фонтаном мы оказались одновременно: я, Даня и Рушка. Ко мне уже со всех ног бежал синеглазый Старейшина, еле успев затормозить, чтобы не влепиться в нашу группу.
- Госпожа ведьма! Ну наконец-то хоть вы! А что же Повелитель?!
Тут он заметил Даню.
Даня склонил голову набок и рассматривал Старейшину внимательно и как будто с аппетитом. Старейшина отпрянул на шаг и машинально потёр висок, не сводя глаз с гиганта.
- Даня, Дань, - позвала я осторожно. - Ты его помягче телепай, что ли...
Даня встрепенулся и отвёл взгляд.
- К-кто это? - выдавил Старейшина, обернувшись ко мне.
- Сейчас Келла прибудет, вот пусть она и объясняет. Пока что подготовьте... ну, не знаю, гостевой дом, что ли...
Я снова стала прикидывать, что надо нам с Лёном строить более крупногабаритное жилище, чем второй этаж Дома Совещаний, если нам там располагать Даню, а потом ещё и ребёнка.
- Гостевой дом занят госпожой Катиссой, - голосом, плохо скрывающим осуждение, произнёс Старейшина.
Я приподняла брови. Ковен вроде бы из Догевы ушёл, она что, меня дожидается?
- Ну сейчас посмотрим, долго ли она собралась гостить, - сказала я и зашагала к оному дому.
Гостевым домом называлось некое жилище, ранее принадлежавшее одному пожилому вампиру, не оставившему наследников. Это был не постоялый двор, а именно дом, который Лён выделил специально чтобы селить временно пребывающих в Догеве послов от других долин или даже от людей, поскольку решил, что нагружать такими гостями чей-либо жилой дом было слишком жестоко по отношению к хозяевам. Оставлять Даню там надолго я не собиралась, он всё-таки член семьи, и у него должно быть своё, постоянное жилище, но в наших комнатках он бы просто не поместился, а Крину с Ороеном мне было немножко жалко: уживаться с Повелителем было для рядовых вампиров тяжёлым испытанием, а Даня ещё и странный.
Катисса сидела на подоконнике, уперев каблуки сверкающих сапог в отвес, и курила.
- Доброе утро, - кивнула я, показательно оглядывая сапоги. - Я смотрю, фонтан своё дело сделал.
Она закатила глаза.
- Ты ещё будешь мне нотации читать?
- Отнюдь, - хмыкнула я. - Я вообще пришла с благой вестью: я вернулась, Повелитель тоже скоро прибудет, Ковен считает свою работу в Догеве выполненной, от лица долины выражаю вам глубочайшую благодарность, не смеем вас больше задерживать.
Я скорее почувствовала, чем заметила, что поодаль вокруг нас собралась небольшая толпа любопытствующих.
Катисса затянулась.
- Да я не спешу, - меланхолично произнесла она, сделав вид, что не заметила моего намёка. - У вас тут, кстати, не так плохо. Еда приличная, да и вино ничего. Я бы погостила ещё недельку-другую.
Я услышала глоточный спазм Старейшины, стоящего неподалёку за моей спиной.
- А вы уверены, что Школа может себе позволить дать вам внеплановый отпуск? - с напускной заботой спросила я.
- А куда они денутся?! - отмахнулась Катисса. - Я посмотрю на того смельчака, который оборзеет настолько, чтобы лишить меня премии!
Разговор не складывался. Выгнать Лабскую силой я не могла - она действительно пришла нам на помощь в трудную минуту и почти единолично дала отпор магам-повстанцам, когда те пытались прорваться в Догеву. С другой стороны, терпеть её нрав и выходки никто из нас не нанимался, да и Келла вот-вот должна была вернуться, а это, судя по словам Учителя, ну о-очень гремучая смесь. Рушку на неё напустить втихоря, что ли? Да нет, прочухает ведь сразу, как бы не прибила. А вот...
- Даня, - сказала я медово, беря его под локоток. - Может быть, тыубедишьгоспожу Лабскую, что её очень ждут на работе?
Катисса сощурилась на меня, заподозрив неладное, и подняла руку - вальяжно так, но я знала, что она готова отразить любую атаку. Даня без выражения посмотрел на меня, потом на неё, пару раз моргнул. Я не была уверена, понял ли он, чего я хочу, и решил ли это исполнить...
Как вдруг Катисса хлопнула себя по лбу.
- Ох что ж вы мне не напомнили, я же записана на массаж к этому эльфу знаменитому! Вот гхыр, да на послезавтра же! Эй, вы, зеваки, где моя лошадь?!
Когда за Катиссой остались лишь клубы дорожной пыли (своей лошади у неё не было - Лабская же прибыла в долину школьным телепортом - но благодарные граждане ничего не пожалели), я, ухмыляясь, подняла ладонь.
- Даня, дай пять!
Он осторожно улыбнулся и совсем легонько толкнул мою ладонь своей, видимо, боясь не рассчитать усилия.
Синеглазый Старейшина громко выдохнул, осенил себя знаком трискелиона и пробормотал что-то в том смысле, что когда вернётся Повелитель, ему тут все ноги целовать будут, лишь бы больше не уезжал. Ну что ж, всё как Лён и просил - выдрессировать Старейшин мне явно удалось.

* * *
- Отлично! - довольно вздохнул Вэрд, падая в траву.
Лён убрал с мокрого лба прилипшие волосы и приземлился рядом.
- Да, это была хорошая тренировка, - согласился он. - Мне кажется, было как-то проще, но в то же время интереснее.
- Ты перешёл на новый качественный уровень управления ситуацией, - пояснил Вэрд, жмурясь на предзакатное солнце. - И поэтому смог себе позволить больше всяких хитростей. Эх, нет чтобы тебе подольше погостить, я только во вкус вошёл!
Лён виновато покачал головой.
- Мне нужно за братом присмотреть. Он и так там уже несколько дней пугает мирное население, а Вольха не может за ним бегать постоянно. Так что теперь ваш черёд у меня гостить.
- Приглашаешь? - хмыкнул Вэрд.
- Приглашаю, - церемонно подтвердил Лён.
- А Старейшин спросил?
- Ещё чего, - фыркнул Повелитель Догевы. - Когда вы ко мне на свадьбу приезжали, они как-то пережили, а теперь уж всё, дверь открыта, деваться некуда. Тем более, Вольха говорит, после визита Катиссы Лабской они там готовы передо мной ковриком стелиться.
Катиссу Вэрд помнил и в Вольхины известия легко поверил.
- Ну ладно, - пожал плечами Вэрд и сел. - Проедусь с тобой до Догевы, раз ты так настаиваешь.
Лён моргнул.
- Проедетесь? Может, лучше я вернусь, а там вы телепортом через Арлисс?
- Телепорт только из Арлисса сюда работает, а чтобы наборот, нужно здесь тоже установку ставить, - пояснил Вэрд. - А моим Старейшинам к Керрену бы привыкнуть, ещё не хватало тут толпы ковенских магов. Мне нужно будет подловить момент, чтобы их уговорить. Да и потом, мне тоже поразмяться нелишне, я с твоей свадьбы кроме Арлисса и не был нигде.
Лён разбойно улыбнулся.
- Ну тогда командуйте, каким кораблём поплывём, вы-то на браконьерской лодчонке не захотите небось.
- Ещё чего, - фыркнул Вэрд. - У меня свой корабль есть. И, между прочим, в этот раз тебя встречала сторожевая яхта, не так ли?
Лён покивал. Яхта была очень сторожевая - крошечная, почему Вольт и не поместился, и мотало её, как аксельбант в проруби, Лён даже усомнился, правда ли Повелители не подвержены морской болезни.
- Вот я и говорю, командуйте.
Так и началось это забавное путешествие обратно.

Лён на игрища в Леск приехал один, памятуя, что в своё время Стражи не уберегли ни его, ни себя, а обитать в Леске всё это время им было бы довольно некомфортно - местные гораздо медленнее своего Повелителя пересматривали отношения. В общем, Лён положился на самолично зачарованный Вольхой амулет, который должен был разбудить его в случае если на расстоянии десяти минут рысью появится кто-то недружелюбный. Испытать действие амулета на пути туда не пришлось - всё было тихо-спокойно, Лён останавливался на ночлег раз в двое суток где-нибудь в глухомани, а дикие звери на Повелителя не нападают.
Вэрд, однако, пошёл традиционным путём и взял с собой небольшую свиту: двух Стражей и Керрена. Про последнего он сказал Лёну, что не хочет бросать новичка в долине без присмотра. Что он сказал самому оборотню, оставалось загадкой, но Керрен выглядел довольным.
Ночевать в лесу, укрываясь крылом, Вэрд и вовсе не рассматривал (впрочем, Лён и не предлагал, предоставив старшему Повелителю решать самому). Горделивая Повелительская каракка привезла их в Элгар на самом-самом рассвете, так что ко времени ночлега их небольшая делегация как раз достигла Витяга.
И с этого момента начались сложности. Ночевать "по-королевски" - означало привлекать к себе внимание, которого им хватало и так: капюшоны и высокие воротники в самую жару (не будут же Повелители бороды наклеивать, честное слово, да и волосы приметные), хищный конь Лёна и не менее хищный, зато крылатый конь Вэрда... Крылья, конечно, примаскировали попонкой, так что можно было решить, что это под ней сумки висят, но вопросы всё равно вызывало... А к ночи Керрен стал посвечивать красными глазами, что уж совсем никуда не годилось.
Ночевать по-нищенски тоже было бы странно, всё-таки хорошо одетые господа явно при деньгах, ей-ей обворовали кого-то крупно и прячутся, вон и сумки под попонкой, опять же.
А ночевать как середнячки... Во-первых, как устроить, чтобы в корчме никого не подпустить к лошадям? Запретишь - мальчишки из любопытсва полезут. Заплатишь, чтобы не заметили, - наутро всякая собака будет в курсе. Во-вторых, по случаю праздника летнего солнцестояния город был набит битком. Конечно, не так, как приснопамятные Опадищи, но близко к тому, и более всего именно в среднем ценовом классе.
Керрен и Стражи устали. Вэрд скрипел клыками, но всё ещё надеялся на чудесную находку полупустой корчмы, где никто не будет задавать вопросов. Лён молчал и слушал, а потом внезапно спешился у покосишейся калитки.
- Бабуль, давай мы тебе тех дров наколем и баню натопим, а ты нас за то переночевать пустишь?
- Вот я ещё винесским бабкам дров не колол, - прошипел сквозь зубы Вэрд.
- А вы кто такие будете и чем вам корчма не угодила? - привиредливо спросила бабка на чистом белорском. Она говорила вздорно, но Лён знал, что она это больше для приличия, на самом деле только и мечтала каких-нибудь добрых молодцев зазвать на помощь.
Лён перегнулся через калитку и, понизив голос, сообщил:
- Рыцари мы, сопровождаем магистра домой, в "Вороньи когти" послетайной миссии, боимся, как бы его не узнали, а то тут дело государственной важности...
И задорно помахал бровями.
Бабка скушала наживку как родная. Впрочем, и сама без поживы не осталась: мол, добрые рыцари пожилую женщину в беде не бросят, а у меня поленница совсем пустая... Вся компания спешилась и втянулась в бабкины угодья. Вэрд заниматься хозработами категорически отказался и мага оставил при себе на всякий случай, а Лён и Стражи отправились колоть и таскать. Лён, конечно, тоже мог бы откосить, но, во-первых, его идея - ему и отдуваться, а во-вторых, ему было жалко уставших Стражей.
- А вы пока между собой решите, - ещё у калитки шепнул он сонному Керрену и негодующему Вэрду, - кто из вас всё-таки магистр.
- Я дайном уже разок притворялся, - заметил оборотень, поднимаясь на крыльцо вслед за Повелителем. - Кончилось плохо. Но если что, крест наколдую для убедительности, иллюзии - это ко мне.
Вэрд хотел что-то съязвить в ответ, но тут подоспела бабка, успевшая указать работникам фронт работ.
- Батюшка Владыка, - поклонилась она Вэрду, чётко определив, кто тут главный, - не откажи рабе божьей, примерной прихожанке, освяти водичку?
Вэрд пробрмотал что-то нецензурное на алладаре. Керрен испугался, как бы бабка не приняла это за молитву и не повторила кому, и тут же предложил:
- Магистр устали с дороги, сейчас лишь в полсилы освятить могут. Силы бы пополнить ужином, да преднощной молитвою...
- А как же, как же, накрываю уже! - засуетилась бабка, вытаскивая из закутков разносолы.
К тому времени, как Лён со Стражами управились во дворе, стол уже ломился от простых, но вкусных и сытных винесских потчиваний. Были там и соленья, и варенья, пирожки с тем да с этим, воблочка и солонинка, пряники и квасок, да такой, что Стражи от него с первой кружки окосели.
Вэрд смирился с ситуацией и усердно налегал на квашеную капусту - она бабке удалась особенно хорошо, меленько нарезанная, сладкая, каждый кусочек как кварцевый, прозрачный и хрусткий. Керрен же потихоньку отвёл бабке глаза, чтобы не замечала клыков, а то вампирам очень тяжело есть, не сверкая клыками, особенно Повелителям, у которых они и так еле во рту помещаются.
- Ну что же, - протянул сытый и подобревший Вэрд в ответ на беспокойные бабкины мысли, - водичку, говоришь, освятить? Это можно.
Керрен уже успел под столом наколдовать внушительных размеров крест, усеянный изумрудами и сапфирами, и передать Повелителю.
- Ах да, вот у меня тут кадушечка, - засуетилась бабка.
К счастью, и ритуал, и молитву она хорошо помнила, и Вэрду не составило труда считать это всё у неё из памяти и воспроизвести, хоть и чувствовал он себя при этом последним идиотом. Нагхыра Лён наплёл ей про орден? Лучше бы деньгами взяла.
Вэрду хотелось как-то реабилитироваться, хотя бы выставив бабку на посмешище, хотя он понимал, что она-то уж ни в чём не виновата, кроме того, что её угораздило родиться человечкой, да ещё и доверчивой. А ведь её отец, скорее всего, участвовал в вампирьей войне, небось порубил вампиров, когда те уже были чуть живые от усталости, а то и в брошеных деревнях пошакалил. Откуда вон, например, у бабки на стене кручёный из проволоки амулет в виде трискелиона? Наверняка ведь краденый из одной из долин.
- Воду-то я освятил, - веско произнёс Вэрд, прерывая бабкин поток благодарностей, - но не вздумай её пить, пока не исповедаешься, не то всё нутро выжжет.
- Ах батюшки, - всплеснула руками старуха. - А дайн-то наш теперь на все праздники в запое, а воду-то завтра перед тем как в храм идти пить надо! Может, я уж вам исповедаюсь, Владыка-батюшка, у меня не так много чего на душе-то...
- Ну давай, - милостиво согласился Вэрд, поверхностно пробегаясь по бабкиным пригрешениям. - С соседкой сплетничала? Сплетничала. Куму врала, что денег нет, чтобы не просил? Не отнекивайся, я по глазам вижу.
- Да он ведь пропьёт! - не выдержала бабка. - Этого вы у меня по глазам не видите, что ли?
Вэрд прищурился и копнул глубже, надеясь выловить что-нибудь про амулет, как вдруг...
- Ты удочерила вампиршу? - выпалил он, широко раскрыв глаза. За столом все замерли.
Бабка подбоченилась и посмотрела на него с вызовом.
- Я удочерила маленькую девочку, - негромко, но чётко сказала она. - А уж вампирша она там или кто, это не моё дело, это вон пусть конверт магов решает, или как там его. А вы, Владыка, если считаете, что это грех, так что вам под моей грешной крышей ночевать, ещё замараетесь, корчма-то покуда открыта, можете переселиться.
Вэрд шевельнул бровью.
- А я разве сказал, что ты была не права?
- Вы-то ничего не сказали, - смутилась бабка. - А вот дайн из моего села так меня напутствовал, что вот аж до Витяга добралась, хоть сама белорка. Тут-то город большой, всяких полно, в зубы не смотрят. Но коли у вас там в вашем ордене порядки поменялись, я не внакладе.
На этом она сочла исповедь оконченной и, исполненная собственного достоинства, принялась убирать со стола. Вэрд постоял молча, потом взялся ей помогать.
- А где сейчас ваша дочь? - поинтересовался Лён в надежде отвлечь Стражей от созерцания своего Повелителя наводящим порядок в человеческой избе.
- Замуж вышла, в этот, как его, Клаттен. Всё меня хочет туда забрать тоже, да мне неловко как-то, тамошний Повелитель вдруг не пустит...
- Пустит, - многообещающе произнёс Вэрд. - Никуда он не денется, пустит как миленький.
Лён изо всех сил старался не смеяться.

К счастью, последующая их ночёвка в Козьем Броде была не столь оригинальной: там было пусто, поскольку все, кто мог, уехали в Витяг, и на пустующем постоялом дворе был один сонный и пьяный корчмарь, которому не было дела ни до клыков, ни до крыльев. Комнаты, правда, по большей части стояли неубранные в ожидании возвращения прислуги, так что Лёну с Вэрдом пришлось делить самую приличную, а Стражам с Керреном - единственную оставшуюся.
Поспать Лёну особенно не удалось, потому что его то и дело будил Вольхин амулет.
- Что ты всё время вскидываешься? - пробубнил Вэрд из противоположного угла. - Думаешь, я тебя ночью загрызу или изнасилую?
Лён прыснул.
- Да нет, не вы. Там пьянь всякая под окнами бродит, а у меня на хулиганов предупреждающий амулет срабатывает. Скажу Вольхе, чтоб доработала, когда вернёмся. Ну или завтра в школе...
- В какой ещё школе? - несколько больше проснулся Вэрд.
- В Старминской, какой же ещё. Или вы хотите в Стармине в корчме ночевать? Я бы не стал, они там вампиров на раз отличают, не то что в Витяге.
- А ты что, в Школе магии ночевать собрался?
- Ну да, - пожал плечами Лён. - Ксандр нам уже комнаты подготовил, ему Керрен ещё из Леска вестника послал. А что? Кровати там удобные, я как-то проверял.
- Надо было соглашаться на телепорт, - пробубнил Вэрд и отвернулся к стене.

Чем ближе они подъезжали к Школе, тем мрачнее становился Вэрд, а Стражи спали с лица ещё когда школьные башенки едва показались на горизонте. Лён же, хоть и не выспался, пребывал в отличном настроении, ибо чуял близость дома и родных, да и о Школе, а конкретнее, о Вольхиной комнате в общаге у него остались весьма приятные воспоминания.
- Ты думаешь, в Школе твой амулет даст тебе поспать? - мстительно поинтересовался Вэрд.
Лён скривился.
- Это вряд ли. Адепты любят пошалить, а остановить их почти невозможно. С другой стороны, убить меня они не убьют, а остальное переживу как-нибудь, так что амулет можно просто снять.
- Керрен, а ты не можешь подкорректировать его действие? - обернулся Вэрд к магу.
Керрен, который был в курсе загвоздки с амулетом, поджал губы.
- Боюсь, у вас сложилось превратное представление о моих способностях. Вольха Редная, на минуточку, архимаг, пусть и свежий. А я по идее где-то в районе магистра третьей степени в лучшем случае, хотя официально меня никто никогда не аттестовал.
- Ну ты же собираешься продолжать своё профессиональное развитие? - нахмурился Вэрд. Ему не очень понравилась мысль, что его маг проигрывает Лёновой ведьме.
- Если будет такая возможность, - пожал плечами оборотень. - На Шаккаре с магическим образованием как-то...
Вэрд вздохнул и мученически прикрыл глаза, но прежде чем Керрен принял это на свой счёт, пробормотал:
- Придётся всё-таки ставить телепорт...
Лён сделал вид, что ему попала пылинка в нос.
У ворот Школы их уже ожидал Алмит, любезно разогнавший адептов с дороги и готовый проводить всю компанию в кабинет директора.
- А-а, здравствуйте, здравствуйте, господа, - радушно приветствовал их Ксандр.
Лён слегка скривился - присуствие директора школы по-прежнему вгоняло его в неловкость, уж слишкм ярко он в своё время считал из памяти Ороена, как Ксандр с ним, Лёном, намаялся. А тут ещё "господа".
Прочие вампиры только затравленно озирались, впитывая дивное разнообразие эмоций несовершеннолетних магов, носящихся по коридорам в честь окончания занятий. Один Керрен с интересом рассматривал кабинет, хотя он тут уже бывал.
- И вам здравствуйте, - справился с собой Лён. - Какие новости из Догевы? Я телепатировал Вольхе перед отъездом, но она же ни за что не признается, если что не так.
- Ничего особенного, - пожал плечами Ксандр, приглашая всех к столу и чаю. - Разве что госпожа Лабская вернулась оттуда несколько раньше, чем собиралась, посколькувспомнила, что была записана на приём к известному массажисту, вот только почему-то забыла, что тот приём был месяц назад, и она на него уже сходила.
Лён сохранил каменное выражение лица, хотя внутренне разрывался между тем, чтобы возликовать и ужаснуться, сразу поняв, кто приложил руку к сознанию Лабской.
- Надеюсь, она не очень расстраивалась, - выдавил он наконец.
- Почти совсем не расстраивалась, - светски согласился Ксандр. - Даже все башни уцелели. Ну да ладно, давайте определимся с ночлегом, вы же устали с дороги, наверное. Я вас сейчас провожу на преподавательский этаж. Туда после некоторых событий запрещён вход адептам. Это значит, что адептов там почти нет, особенно днём...
Дальше Вэрд не очень слушал, поняв только, что этой ночью он будет караулить, вычитывая все до последней каверзные мыслишки человеческих отпрысков, тем более, что Лён ппросил Ксандра доработать амулет, а значит, собрался спать и плевать на всё.
- М-да, это хорошая работа, Вольха явно делает успехи в создании артефактов, - покачал головой Ксандр. - Давайте попробую, только это займёт немного времени. Я вот что ещё хотел сказать, Керрен, ваш дед сейчас здесь, в школе, временно заменяет заболевшего преподавателя.
- То-то я чую... - пробормотал оборотень.
- Именно, - закивал директор. - Вы можете меня не ждать, а прямо пойти по запаху. Для вас комнаты подготовлены наверху, как раз напротив его двери, вы легко найдёте.
Керрен коротко глянул на Вэрда.
- Вы не возражаете, если я...
- Пошли вместе, - кивнул Повелитель. - Я не прочь познакомиться с твоим дедом, да и освежиться с дороги.
На самом деле Вэрд подумывал вздремнуть часик-другой, пока остальные бодрствуют, чтобы потом нести ночную вахту, но его планам не суждено было сбыться.
На лестнице Керрен принюхался и застыл.
- Преподавательские комнаты наверху, - припомнил Вэрд.
- Да, и я чую его след вверх, но то старый след, а свежий ведёт вниз. Вы не против, если...
- Пошли, - вздохнул Вэрд, не имея ни малейшего желания в одиночку шарахаться по школе, полной малолетних колдунов. Плащ с капюшоном он забыл в руках одного из Стражей, а они остались с Лёном. Конечно, крылья были спрятаны под плотной рубашкой, но выглядело это подозрительно, да и вообще внешний вид Повелителя всегда привлекал внимание.Уроки уже кончились и количество адептов в коридорах свелось к минимуму зевак, но...
- Ага, - сказал Керрен, приблизившись к двери с табличкой "Нежитиеведение. Проф. Верес Шаккарский". И толкнул дверь.
Вэрд так глубоко задумался о зеваках, что сам зевнул и не успел его остановить, и они вдвоём застыли в дверях битком набитой поточной аудитории, прервав лектора на полуслове.
- Ой, простите!.. - выпалил Керрен, метнувшись закрыть дверь, но лектор обернулся и удержал её магией.
- Нет-нет, вы очень кстати, заходите.
Лектор, по мнению Вэрда, был ещё более типичным шаккарцем, чем Керрен - с копной бело-седых кудрей и блеклыми глазами на загорелом лице. Однако семейное сходство было просто разительным, и если бы не седина, этих двоих легко можно было бы перепутать.
- Вы очень кстати, - заявил Верес и обернулся к аудитории. - А ну-ка, кто хочет зачёт автоматом, назовите две представленные расы?
Аудитория на мгновение затихла.
- Вурдалак? - неуверенно произнесла девочка на первом ряду, и Вэрд даже не понял, кого она так идентифицировала.
- Что же вы, госпожа Клюковская, - покачал головой Верес. - Я сказал "расы", а не разновидности нежити. Смотрите, так оскорбите кого-нибудь.
Соседи девочки захихикали.
- Эльф? - недоверчиво попытал счастья мальчик с краю, рассматривая Вэрда. Тот закатил глаза.
- Оставьте эту профанацию, - фыркнул он, не дожилаясь ответа лектора. - Правильный ответ в зале знают трое: толстяк на задней парте, запуганная блондинка справа и вот это существо по центру, которое само не может определиь собственный пол...
По аудитории прокатился сдавленный смех.
- Отлично, большое спасибо, Повелитель, - ничтоже сумняшеся ответил Верес, делая пометки в ведомости. - Теперь я могу не мучиться совестью, что наставил зачётов абы кому.
Повелитель чего? Повелитель чего? - завертелось в головах у хоть что-то соображающих студентов.
- Повелитель смерти, естественно, - рыкнул Вэрд, сверкнув клыками и выпростал крылья из прорезей в рубашке.
Позже он и сам не мог объяснить, чего ожидал и почему повёлся на эту провокацию, но скорее всего он надеялся их распугать. Возможно, ночью на кладбище ему бы это и удалось - по крайней мере, не-практиков. Но в стенах родной альма-матер... Ну уж нет, адепты так просто не пугаются. Зато онилюбопытствуют.
Не успев моргнуть и глазом, Вэрд обнаружил себя в плотном кольце любопытствующих подростков: его рассматривали, ощупывали, а некоторые ей-богу даже обнюхивали. В полном замешательстве Вэрд обернулся за помощью к Керрену. И тот помог: оскалившись удлиннёнными челюстями, утробно рыкнул для привлечения внимания и проскрёб когтистой лапой по стене.
- Оборотень! - завопили адепты.
- Как?! Не полнолуние же! - изумилась давешняя девочка с первого ряда.
- Клюковская, можете сразу отправляться на песедачу "разумных рас", - флегматично сообщил Верес, без труда перекрывая негромким голосом вопли адептов. - Раздел про истинных оборотней будете мне рассказывать бонусом к билету. Ну ладно, поглазели и хватит. А теперь сядьте и запишите свои наблюдения. Чем больше напишете сейчас, тем меньше придётся отвечать на зачёте.
Волна адептов схлынула так же внезапно, как нахлынула - рраз и они уже сидят строчат за партами.
- Ну вот, - жизнерадостно сказал Верес. - А мы с вами пока можем побеседовать. Пойдёмте в кабинет.

- Я думал, уроки уже кончились, - покаялся Керрен, когда они устроились в небольшом, уютном кабинете Вереса.
- А они и кончились, - подтвердил преподаватель. - Это была консультация к зачёту. И надо сказать, двоечников в этом потоке... Сплошные мажорики из дворца, невыносимо. Я грешным делом понаделся, что вы на пару с Повелителем их напугаете, чтоб не вернулись. Кстати, какими судьбами? Я слышал, что Повелитель Догевы водит дружбу с Учителем, но ведь вы - не он?
- Нет, он сейчас в кабинете директора, - ответил Вэрд, пытаясь понять, правда ли Верес так расслаблен, как кажется. Он, конечно, носил амулет от телепатии - не очень сильный, но если его взломать, маг сразу заметит, а Вэрд не хотел напрашиваться на конфликт. - Я с ним за компанию еду в Догеву, он пригласил погостить.
- Ах вот оно что, - улыбнулся Верес. - Ну, Кер, а ты-то как тут оказался, да ещё и в компании Повелителя?
Керрен выглядел немного растерянным, и Вэрд решил ответить за него:
- Он меня сопровождает как Верховный Маг Леска.
Вот тут Верес наконец искренне удивился.
- Ого! Ничего себе ты карьеру сделал, парень! А я-то всё слушаю новости с Шаккары и прикидываю, не подыскать ли тебе тёплое местечко где-нибудь в цивилизованной стране... Там-то опять гхыр знает что творится, так ведь?
Керрен скривился.
- Ты и половины не знаешь. Они меня фактически выгнали, и это после всего, что я сделал для нынешнего правительства.
Верес покачал головой.
- Там какое-то мощное проклятье на местности последний век, я ещё твоему отцу говорил, надо делать ноги из этого змеюшника, но нет, как же, у него были идеи!
- Ходят слухи, что там похоронен Май-Элай, - заметил Вэрд.
Керрен вздрогнул.
- И тут он! Вы что, не знаете точно, где он похоронен?
- Могилы Повелителей держат в тайне, - пожал плечами Вэрд. - Но, возможно, стоит его разыскать и перезахоронить в безлюдом месте, а то я не удивлюсь, если он и мёртвый людям умы мутит.
- Ну не знаю, - нахмурился Керрен. - Мне кажется, у нас дурь своя. Вересу вон никто ничего не замутил.
- Это как сказать, - вздохнул Верес, и взгляд его стал далёким. - Я вот до сих пор не понимаю, как я смог Ройма там бросить одного, хотя знал, что что-то надвигается. Конечно, его было не переспорить, но я мог бы найти метод. Но нет же, погнался за этой Безумной Ташшей, как будто ничего важнее не было.
Вэрд нахмурился. Где-то он слышал это имя... точнее, телепал у кого-то в памяти...

Тем временем Ксандр совладал с амулетом и повёл Лёна с Стражей на преподавательский этаж. Вот только Вэрда и Керрена в отведённых покоях не наблюдалось, да и дверь с табличкой "Шаккаврский, В." тоже была заперта.
- Куда они могли деться по дороге? - подал нервный голос один из Стражей.
Лён прикрыл глаза и прислушался к адептам. И тут же широко раскрыл глаза.
- Вэрд только что работал экспонатом на консультации по нежитиеведению! - выпалил он.
- Надеюсь, адепты осознали, что демонстрация относилась к пердмету "разумные расы"? - спокойно уточнил Ксандр.
- М-м... большинство, да, - скривился Лён. - Но я не знаю, куда они делись потом, в смысле, Вэрд с Керреном. Никто из тех, кого я слышу, их в данный момент не видит.
Ксандр кивнул.
- Консультация уже закончилась, значит, они у Вереса в кабинете, скорее всего. Пойдёмте.
Там они и нашлись. Вэрд выглядел озабоченным и быстро перебил Стражей, которые пытались донести до него, как они волновались и как не стоило подставляться адептам.
- Лён, откуда я знаю имя Безумная Ташша? - спросил он, едва Повелитель Догевы перешагнул порог.
Лён сжал зубы, но тут же разжал их, чтобы ответить:
- Это ведьма, которая держала в плену моего брата.
- Ого! - воскликнул седовласный маг по другую сторону преподавательского стола, надо думать, Верес. - Как, интересно, ей это удалось? Но это объясняет, почему она позволяла себе лить энергию бочками, как не из себя. Видно, и правда не из себя.
- Её поймали? - уточнил Лён.
Верес покачал головой.
- Пришлось убить. Взять её живой не представлялось возможным, а дел она наворотила... Её недаром прозвали Безумной.
- Расскажите подробнее, - потребовал Лён, приземляясь на жёсткий стул для двоечников. Ксандр решил его не дёргать и наколдовал себе удобное и Стражам удобный диван, поскольку сидячие места в кабинете кончились.
- Да и рассказывать особо нечего, - вздохнул Верес. - Мы так толком о ней ничего и не узнали. Я взял её след с Шаккары, по дороге подозвал отряд из Ковена, и мы проследили её до самых северных гор, где у неё была пещера, точнее, сеть пещер. Как я понял, она там жила одна. Мы проверили, что смогли. Людьми там не пахло - это мне Шелена засвидетельствовала. Вообще никаких признаков жизни под землёй. Ловить её в коридорах, которые она знала на зубок - было бы самоубийством. В итоге просто обрушили всю систему, и её завалило грунтом. Потом копали, но кроме неё и обломков какой-то энергетической установки так и не нашли. Вы говорите, она вашего брата держала в плену? Где, интересно?
Лён слушал, подперев губы кулаком, и ещё некоторое время молчал, когда Верес договорил.
- Когда это было? - спросил он наконец.
- Хм... Четыре... нет, пять лет назад.
Вэрд выругался на алладаре.
- Ну, - осторожно произнёс Лён, - я, честно говоря, не знаю, к худшему это было или к лучшему. Понятия не имею, что бы с ним стало, если бы он оттуда выбрался. А так...
- А так у тебя есть собственный карманный Великий Повелитель, - поддакнул Вэрд.

Узнав подробности, Верес сильно расстроился: он был абсолютно уверен, что в пещерах никого не было. В итоге Лён даже предположил, что Даня по каким-то приинам умер ещё до того, как Верес с отрядом достигли пещер, но узнать наверняка не представлялось возможным, разве что сам Даня вспомнит и захочет поделиться.
- Кстати, - припомнил Лён. - А как выглядела эта Ташша?
- Ну такая высокая, моложавая, черноволосая... Не знаю, как сказать, но было в ней что-то исподволь угрожающее. Чем-то похожа на пожилую вампиршу, тоже на вид милая девушка, а внутри - ой-ой что.
Лён усмехнулся и понадеялся, что Даня осознает разницу между своей похитительницей и Келлой. А про "ой-ой что" он, пожалуй, запомнит на чёрный день.
Ночью Вэрд, как и планировал, не сомкнул глаз, и всё зря - адепты совершенно не заинтересовались гостями, вместо этого все свои усилия направив на то, чтобы заворожить преподавателей перед экзаменами.

В Камнедержце вся компания, конечно, остановилась в замке Рудничных: Керрена там ждали с того самого дня, когда он глушил самогон в "Ретивом бычке". Замок был что надо, прям хоть садись и пиши готический роман. Глава семейства чем-то таким и занимался - теоретическая магия, с точки зрения Лёна, была не многим лучше. Но свежую монографию с автографом он для Вольхи приобрёл. Дочь главы семейства, белокурая пифия, периодически рассекавшая по тёмным коридорам в белом платье под стать хорошему привидению, тоже добавляла антуража.
- Как в гробу, - шёпотом пожаловался Вэрд Лёну после ужина. - А Лереена ещё намекает, чтобы я ей замок простроил.
- Вольха хочет загородную виллу, - поделился Лён. - И теперь, когда нас будет не двое, а четверо, боюсь, мне придётся прогнуться.
- Придётся, - усмехнулся Вэрд, как будто предполагал (небезосновательно), что Лён совсем не против. - Честное слово, после этой поездки мне стало ясно как день, почему вы с Лерееной с первой встречи друг друга терпеть не можете.
- Я вас разочаровал? - вытянул лицо Лён.
- Нет, конечно. Я всегда знал, что ты дикарь. Но Лереена этих ночёвок просто не пережила бы.
- Мне кажется, вы её недооцениваете, - не согласился Лён. - Другой вопрос, что мы бы наслушались капризных воплей.
- Вот о том я и говорю, - покивал Вэрд. - Приятно знать наверняка, что мне от тебя и в этом плане ничто не угрожает.
Лён прыснул, а потом даже немного обиделся.
- Ну знаете, я вам кто вообще? Даже если бы она мне хоть немножко нравилась, я своей жене не изменяю.
- Ты-то нет, - легко согласился Вэрд. - А вот её душа - потёмки. Откуда мне знать, может, она уже который год по тебе сохнет.
- Ну ага, и рассказывает всем при любом удобном и неудобном случае, какой у неё замечательный муж, - скривился Лён.
- Правда рассказывает? - оживился Вэрд.
- Только в день нашего отбытия дважды, - с удовольствием подтвердил Лён.
Вэрд вздохнул и зажмурился, как поглаженный кот.

При въезде в Догеву, прямо перед осинами колыхалось на ветру пшеничное поле. Подъехав поближе, Лён заслышал жужжание и на всякий случай притормозил Вольта.
Вольт вообще был в расстроенных чувствах из-за затяжного подспудного конфликта с белым конём Вэрда. Дело было в том, что в Школе их поставили в разные конюшни, и в той, где разместили бесломснежного, уже давным-давно отдыхала оставленная там Вольхой Смолка. Понятное дело, при её талантах, она не стояла на приколе всё это время, но исправно возвращалась в конюшню ко времени вечерней чистки и кормёжки. Вот тут и закрутился курортный роман. К тому времени, как Вольт наутро обнаружил, что к чему, было уже поздно: белый надавал ему крыдом по морде и доходчиво объяснил, что молодые кобылы не являются собственностью своих случайных отцов.
Теперь Смолка трусила рядом с конём Вэрда, периодически уводя его с направления, и никакие пятки в бока не помогали, а Вольт с видом оскорблённого достоинства упорно пёр впереди всех, и Лёну, чтобы поговорить с Вэрдом, приходилось перегибаться назад.
Так вот, Лён-то притормозил, да Вольт не остановился, войдя прямо в пчелиное облако. За что тут же и получил несколько укусов в морду.
- Эй, Рушка, ты чего делаешь?! - выпалил Лён, понимая, что ему сейчас тоже достанется.
Пчёлы собрались в огромное членистоногое, которое тут же трансформировалось в хорошенькую девушку.
- Ах это вы, - примирительно сказала руоешь. - Извиняй, коня твоего не признала сразу, а злой он, как десять пьяных троллей.
- Давно ты тут обосновалась? - спросил Лён, хлопнув Вольта по шее - мол, говорил же тебе стой, нет, надо было на рожон полезть.
- Да вот едва успела зазеленеть, - Рушка махнула рукой на пшеницу. - Мёда нету пока, подождать придётся, погоняли вы меня изрядно.
- Ладно уж, подождём, - хмыкнул Лён. - Проехать-то дашь?
Руоешь обвела взглядом всю компанию и принюхалась к Стражам.
- Под твою ответственность, - сказала она наконец. - Даня вас ещё от Камнедержца заслышал и предупредил, а то бы я ещё подумала.
- Вообще-то Повелитель долины - я, - хохотнул Лён.
- Знаю, но ты гхыр знает где, а Даня вон он, - она кивнула в сторону осин, из-за которых и правда выступил Даня, по-прежнему в одних штанах и босой. Лён улыбнулся и помахал. - А так вообще Вольха мне велела Стражам отчитываться, если кто к границе подъедет, и без их разрешения никого не пускать.
- Подтверждаю, - кивнул Лён. - Так и делай. Ладно, мы поедем, а ты заходи как-нибудь на ужин.
- А то! - ретиво согласилась руоешь, щёлкнув чем-то, по звуку похожим на жвалы.
Пока они беседовали, Смолка сошла с дороги пощипать кустиков, и белый тхаарши Вэрда неумолимо послеовал за ней, как Вэрд ни пинался. Лён хотел было взять её под уздцы, но обиженный и покусанный Вольт взбрыкнул и отказался подходить.
- Даня, выведи, пожалуйста, Смолку! - крикнул Лён. Тот уже подошёл поближе и молча поманил лошадей. Смолка тут же оставила куст и резво взобралась на дорожную насыпь, а белоснежный и вовсе поравнялся с Вольтом и боднул его в бок в знак примирения. Вольт фыркнул, но истерить не стал.
- Ну вот, можем ехать домой, - вздохнул Лён, глядя как Даня без проблем запрыгивает на Смолку. Помнится, самого Лёна она за такие попытки отбрила так, что неделю помнилось.
Даня двинул вперёд и Вэрд передёрнул плечами, глядя на его гигантские крылья и могучую спину, разделённую длиннющей косой.
- Со спины вылитый Май-Элай, - поделился он.
- Старейшины тоже так говорят, - озабочено обернулся Даня. - Один в обморок упал.
- Привыкнут, - ухмыльнулся Лён.

* * *
После возвращения Лёна я взяла небольшой отпуск, но даже никуда не поехала - просто сидела дома и читала привезённую им монографию профессора Рудничного, выписывая полезные идеи для моей собственной намечающейся работы по генетике полукровок. Приятно было наконец предоставить Повелителю повелевать и сбросить с себя всё это принятие решений по каждому чоху. Как Лён это делает всю жизнь - ума не приложу. И правда надо срочно рожать наследника, пускай он отдувается. Тем более, что Даня с Келлой в один голос утверждают, что у меня будут близнецы, поскольку моя генетическая программа предписывает обязательно произвести рыжую девочку-ведьму, а Лёновой повелительской силе требуется воплотиться во что-то блондинистое. Вот так иной раз цвет волос определяет конфликт магических программ. Впрочем, я не внакладе, лишь бы были здоровенькие. Лён вот, говорят, в детстве был болявый, хотя я не могу этого понять - как, Повелитель же? Я пыталась обсудить этот вопрос с Учителем, когда он телепортировался в Догеву через пару дней прибрать кое-какое ковенское хозяйство, но он только умыльнулся и задорно переглянулся с Ороеном, а присутствующий при этом Лён впервые на моей памяти покраснел и отказался комментировать.
- Госпожа ведьма, вам телепатограмма, - просунулся в комнату нос посыльного вампира.
- Иду, - рассеянно кивнула я, закладывая книгу старым пером.
Телепатировала Велька, и была она весьма взбудоражена.
- У меня тут идея!!! - оглушила она меня, едва я успела подсоедниниться к телепатофону. - Они же все смешанные!
- Кто? - не поняла я. - Объясни по сути.
- Короче, я тут всё думаю, - начала она на сей раз издалека. - Вот смотри, Ролар - полукровка между Повелителем и обычным вампиром, так?
- Так.
- Но он выглядит совсем как обычный, разве что немножко лучше эмоции чует, так?
- Это тебе виднее.
- Так. Вот я и подумала, он же, наверное, за историю долин не первый такой, а?
Я была вынуждена согласиться, что наверняка не первый.
- Так вот, - пыхтела Велька. - Я когда внушение снимала, заодно собрала образцы для анализа. Вот, проанализировала. У них почитай у всех есть Повелительская кровь!
- Ну-у, наверное, это было ожидаемо, - согласилась я. - И что?
- А то, что я откопала в Арлисском архиве, что у обычных вампиров раз в тысячу лет может родиться Повелитель!
- Та-ак, - я начала догадываться, к чему она, и тут же вспомнила только что прочитанную главу монографии. - Стой, Рудничный же доказал, что частотность конфигурации генов подвержена воздействию формулы Анлита, а значит...
- А значит, можно сварить такое зелье, чтобы напоить молодые вампирьи пары, и их первенцы родятся Повелителями! - закончила за меня Велька. - Только мне для формулы Анлита нужно ещё двое, её же втроём кастовать надо.
- Блеск! - воодушевилась я. - В Леске телепорт уже поставили? Можно Керрена позвать!
- Завтра поставят! - затопила своим восторогом мне эфир Велька. - Вольха, живём! Вот это будет бэби-бум!
Я почесала в затылке. Да, лет через двадцать этот мир будет очень странным местом... Впрочем, он и так ничего.


Оценка: 7.93*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"