Жураковская Янина Викторовна: другие произведения.

Не за Свет, а против Тьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жаркий июльский полдень. Девушка. Черный кот. Что-то ждёт их впереди.


Июльский полдень золотой сияет так светло...

Л.Кэррол "Алиса в стране чудес"

   Говорят, в сухом климате жару переносить легче. Ничего подобного.
   Кубанский июль - нечто невообразимое.
   Столбик термометра даже ночью не падает ниже +300 по Цельсию, а днём запросто подскакивает до сорока. Солнце печет так, словно ничего не желает больше, чем выжечь всех назойливых человечишек с лица земли. Дрожащий раскалённый воздух похож на бесцветное желе. Ни шелеста трав, ни птичьих голосов. Ни ветерка, ни дуновения. Только стрекочут без умолку невидимые кузнечики.
   Когда едешь по шоссе на скорости сто - сто двадцать километров, это незаметно, но стоит только остановиться и выйти из машины - обдаёт таким жаром, что хочется пригнуться, как в бане, когда поддают пару.
   Ад наяву.
   Жара оглушает. Ошеломляет. Сводит с ума. И это не плод воспаленного воображения, а вполне достоверный факт.
   Я редко беру попутчиков. Паранойя, взращенная на ежедневных сводках новостей, газетных статьях и американских боевиках, заставляет в каждом симпатичном загорелом парне с рюкзаком видеть маньяка-убийцу, интеллигентного вида мужчине - очередного доктора Чикатило, а седеньком дедушке с ведёрком - Ганнибала Лектора. А тёток, девушек и баб не беру... просто не беру и всё.
   Но эта девушка была другой. Во всём её облике сквозила какая-то неуловимая чуждость, ей хотелось крикнуть: "Это место не твоё!". Она напоминала экзотический цветок, подхваченный неведомым ветром и брошенный на пыльную степную дорогу. Яростное пламя волос (почему-то я ни на миг не усомнилась, что цвет натуральный), фигурка изящная, но отнюдь не хрупкая - это было изящество хлыста, изящество стального клинка, - и осанка, которую обычно называют "метлу проглотила". Никогда не могла отделаться от мысли, что выработать такую осанку можно, только лет десять проносив стальной корсет.
   Она не стояла, "голосуя", а неторопливо шла по обочине, но надо было видеть, как она шла. Да что там - шествовала, словно аристократка в надцатом поколении на приёме у английской королевы. На ней был голубой сарафан в крупный черный горох, широкополая соломенная шляпка с голубыми цветочками и изящные сандалии с высоким переплётом. Тоже голубенькие.
   А на плече висел зачехлённый футляр со скрипкой.
   Наверное, этот футляр и заставил меня надавить на тормоза. Взвизгнули шины и старушка "Лада", обиженно крякнув, остановилась точно рядом с девушкой. Зной тут же протянул обжигающие пальцы в салон. Степка, огромный, черный как сажа кот породы "дворовый свирепый", недовольно завозился сзади и зашипел. Я перегнулась через пассажирское сидение и открыла дверь.
  -- Подвезти?
   Поля шляпки затеняли верхнюю часть её лица, но пристальный изучающий взгляд незнакомки я ощутила всей кожей.
  -- Если вас не затруднит.
   Она говорила с еле заметным акцентом: вроде бы и правильно, но как-то не так. Значит, я угадала.
  -- Клади свою подружку назад и садись. - Меня буквально окатило недоумением. - Я про скрипку.
   Девушка посмотрела на Степана (даже не видя его, я знала, что лохматый мерзавец распушился, дугой выгнул спину и поднял переднюю лапу с выпущенными когтями, наглядно демонстрируя, какая судьба ждёт несчастную скрипку), чуть помедлила и села в машину, пристроив футляр на коленях. Захлопнула дверь, перевела взгляд на меня и улыбнулась. Немного растерянно и даже, пожалуй, вымученно - словно не знала, что от меня ждать и как реагировать ("Поблагодарить? Заорать? Футляром по башке - и в поле?"). Так мне показалось.
   Хотя если честно - никогда не умела отгадывать загадки. А интуистику искренне считаю лженаукой.
   Навскидку я дала бы незнакомке не больше двадцати - двадцати пяти лет. У неё были тонкие черты лица, задумчивый, углублённый в себя взгляд карих глаз и очень светлая, даже бледная кожа, давно не видевшаяся солнца. Рыжие волосы роскошными волнами падали на плечи, на шее висел странный крест с кольцом. Девушка перехватила мой взгляд и чуть смущённо дотронулась до него кончиками пальцев.
  -- Катарина, - негромко представилась она.
  -- Ольга, - кивнула в ответ я. - Тебе куда?
  -- Пока прря-я-амо, - она почти споткнулась на этом "прямо", сильно раскатив "р" и произнеся ударную гласную как-то в нос. Я попробовала повторить (про себя) и поняла, что проще язык вместо галстука завязать. - А потом я покажу, куда е... где остановиться.
   Что-то неприятно кольнуло в груди, словно маленькая иголочка вонзилась прямо в сердце, но, как любой здравомыслящий человек, сызмальства приученный отметать предчувствия, предвидения и прочие глюки, я только передёрнула плечами и поправила сползающие с носа очки. Ласково провела рукой по рулю - у "Лады", как у всякой старушки, трудный характер, подход к ней требуется особый - и машина, словно откликаясь на ласку, тронулась с места почти неслышно.
   Через пять минут мне стало не по себе. Через пятнадцать - я начала беспокоиться. А через полчаса была уже полностью уверена, что совершила самую большую глупость в своей жизни. Если не смотреть в сторону, было очень легко забыть, что в машине вообще есть пассажирка. Катарина ни разу не попыталась переменить позу или просто пошевелиться, и была, как видно, из тех, кто может молчать часами, не чувствуя ни малейшей неловкости. Она сидела очень прямо, смотрела перед собой и как будто почти не дышала, вызывая неприятные ассоциации с легендарным сфинксом: обманчивая расслабленность, неподвижность, готовая в один миг взорваться стремительным слитным движением, несущим смерть. Пока не мне, но...
   Может, всему виной были чертова жара и разбушевавшееся воображение?..
   Я не знала.
   А с воздухом творилось нечто странное. Он едва не искрил от напряжения и настолько сгустился, что казалось, взмахни рукой, и на ладони останется мутноватая белёсая плёнка страха и тревоги. Стало тяжело дышать - как перед грозой, хотя на небе не было ни облачка. В затылке противно заныло, руки задрожали, и "Лада" шарахнулась в сторону, как перепуганная курица. Я с трудом выровняла машину и поняла, что если немедленно не сброшу скорость, моим последним пристанищем станет ближайший откос.
   Стёпан зафыркал, но Катарина на мои манёвры никак не отреагировала.
   На двадцати километрах руки дрожать перестали, а жара радостно окутала меня зыбким покрывалом. Виски словно сдавил железный обруч, по спине потекли струйки пота, и возникло необъяснимое, но очень сильное желание сию секунду притормозить у обочины и вежливо спровадить странную пассажирку.
   Если бы я сама не пригласила её сесть в машину...
   Время тянулось медленно и неохотно, капало тягучими каплями, как переваренный кисель с ложки. Стёпка чем-то шебуршал на заднем сидении, то и дело взрыкивая, как настоящий тигр, и каждый раз по лицу Катарины словно бы пробегала тень. Она всё ещё сидела неподвижно, но, в очередной раз взглянув на неё, я заметила, что тонкие изящные руки, прежде спокойно лежавшие поверх убранного в чехол футляра со скрипкой, теперь стискивали грубую ткань с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Стёпка глухо заворчал, и в его голосе послышалась нешуточная угроза.
   То, что жара пагубно сказывается на работе нервной системы, я знала и прежде, а теперь окончательно в этом убедилась. Происходящее так напоминало завязку какого-нибудь второсортного фильма ужасов, что я едва сдерживала истерический хохот. Посудите сами: две девушки и черный кот в дряхлой машине, которая охотно заглохнет в самый нужный момент, безлюдная пустыня (за неё с натяжкой могли сойти мелькающие по обе стороны дороги поля), зыбкая дымка июльского полудня - чем не картинка к всеми любимому "От заката до рассвета"? Ещё ничего не произошло, ничего жуткого не случилось, но беда уже на расстоянии выстрела. Напряжение медленно растёт, и героям остаётся сделать только шаг, чтобы покинуть знакомый до последнего камешка мир и оказаться где-то на восток от солнца, на запад от луны... где возможно решительно всё... с клеймом meth.
   Раввин Лев стирает одну букву со лба голема, и жизнь превращается в смерть.
   Кровь застыла, пальцы лёд -
   Что-то страшное грядет.
   И первый звоночек, знак того, что Порог уже близко...
   Сестра, когда берёт машину, всегда слушает радио. Я - нет. Не люблю, когда кто-то - кто бы то ни был - пытается навязать мне свой вкус в музыке или искусстве, говорит, как одеваться, с кем дружить, пусть и преподнося это в форме совета. Разум дружеские "советы" просто отметает, но изглоданное паранойей подсознание воспринимает их как посягательство на личную свободу. И меня нестерпимо тянет залить зелёнкой ту супермодную цветастую блузку "посмотри-только-как-она-тебе-идёт!", стянуть на пол скатерть с геометрически верно расставленными на ней чайными чашками или треснуть кулаком по магнитофону - со всей силы, так, чтобы пластик раскололся, а электронная начинка вылезла наружу.
   Но сейчас я протянула руку и включила радио.
   Подождала.
   Не веря своим ушам, защёлкала переключателем станций. Мельком поймала понимающий, грустный взгляд Катарины. Треск и шипение звучали похоронным маршем.
   ..."снег". Помехи на всех частотах.
   Стёпка снова заворчал. Катарина поправила шляпку, и без того сидевшую идеально, и оглянулась назад. Я поняла, что если сейчас же что-нибудь не скажу, то сойду с ума.
  -- А ты...
  -- Сверни здесь, пожалуйста, - негромко, но властно перебила она, кивком указав направо. Я подчинилась прежде, чем успела понять, что делаю. Поворот, спуск... "Лада" запылила колёсами по узкой двухколейке, удаляясь от шоссе. По обе стороны дороги стройными рядами, как солдаты на плацу, поднялись высоченные подсолнухи.
   И дурное предчувствие накрыло, словно рёв океанского шторма, стискивая сердце ледяной рукой. Нервы ожидаемо натянулись как гитарные струны, сердце, не менее ожидаемо, сбилось с шага и соскочило на рысь. Что-то приближалось. Быстро и неотвратимо. И веяло от него такой жутью, что даже я, атеистка до мозга костей, не верящая ни в рай, ни в ад, ни в Гарри Поттера, ощутила это.
   А потом и увидела.
   Впереди, на пригорке, куда поднималась дорога (хотя я твердо знала, что никакого пригорка здесь раньше не было), воздух вдруг колыхнулся, как колеблемая ветром тонкая занавеска. И всего на миг там возникли две расплывчатые фигуры, такие черные, что, казалось, они всасывают в себя дневной свет. Одна невероятно высокая, худая, как жердь, закутанная в длинный плащ с капюшоном, другая... Если бы Стёпка стал больше раз в десять, если бы дал себя изломать и изувечить, если бы зажёг в глазах безумные алые огни и отрастил кошмарные клыки... хотя нет, даже тогда он бы не мог выглядеть так.
   "Глюк, навеянный жа..." - мысль пыхнула, словно костер, облитый бензином, и тут же сгинула. Выглядел "обман зрения" весьма реалистично. Слишком реалистично, чтобы в голове хоть на миг мелькнуло: "Подойти и пощупать, тогда уж наверняка!.."
   Русский человек - человек особенный. Он бесстрашно лезет в речку, населённую стафилококком и хламидомонадой, с удовольствием ест мороженое при минус двадцати, способен починить "шаттл" при помощи молотка и ржавой отвертки и передать любую информацию максимум десятком слов. Мы так давно выживаем, а не живем, что Армагеддон в наших умах девальвировался, как российский рубль, а границы возможного раздвинулись настолько, что мы ищем их всей страной, но всё никак не можем найти.
   Мы искренне считаем самообман худшей из всех форм обмана. Поэтому, не веря ни во что, способны поверить во что угодно.
   И твердо знаем, что в историю можно попасть тремя способами: войти, влезть и вляпаться, но почему-то все время выбираем последний.
   Катарина резко выдохнула. Негромко щелкнули замки на футляре. "А чехол куда делся? И когда?.." - мимолётно удивилась я и тут же налетела грудью на руль.
   "Лада" заглохла. Ещё секунду назад жила, добродушно урчал под капотом мотор, и вот уже высится на дороге грудой мёртвого железа.
  -- Что за чёрт?! - растерянно пискнула я.
  -- Надеюсь, до него дело не дойдёт, - в голосе Катарины звенела сталь.
   Крышка футляра отлетела с тихим щелчком, и на голубом бархате засиял короткий тонкий меч. Я так и прикипела к нему взглядом: в холодном оружии есть какое-то непонятное очарование, даже если это декоративные кинжалы и сабли на витрине сувенирного магазина, но меч Катарины был по-настоящему великолепен. Молочно-белая рукоять с тремя изумрудными "глазками", вделанными в крестовину, трехгранный клинок из мягко мерцающего металла, такой острый, что порезаться можно, даже не коснувшись. Меч медленно наливался светом, и когда Катарина вынула его из футляра, ослепительно засиял, обжигая глаза почти как полуденное солнце.
  -- Блокирующая энергия, - проговорила рыжеволосая медленно, словно пробуя слова на вкус. - Посвященный высокого ранга...
   Она посмотрела на меня и улыбнулась, но улыбка тут же увяла, словно первоцвет, прихваченный запоздавшими заморозками.
  -- Я должна идти. Попробуй завести машину... - Катарина запнулась, - просто уходи. Не жди меня. Да пребудет с тобой благословение Божье.
   Она открыла дверцу машины и, оставив футляр и шляпку на сидении, вышла в дрожащее марево степного полудня. Я прилипла носом к стеклу, глядя, как светится меч в чуть отведенной в сторону руке, как Катарина с до невозможности выпрямленной спиной идёт меж подсолнухов и не спеша, легко поднимается на пригорок. Воздух колыхнулся, и я снова увидела тех двоих. На сей раз с ними было ещё и крылатое существо, отдалённо напоминающее летучую мышь-переростка с перепончатыми крыльями и мощными когтистыми лапами. "Мышь" кружила в воздухе и... хохотала?
   Катарина резко подняла меч, жердяй в плаще с капюшоном вскинул руки, и обе твари устремились к маленькой воительнице. Душераздирающий визг, тёмный вал, накрывший тонкую фигурку, яркая вспышка света, словно звезда, упавшая с небес... Степка, заходясь в низком, басовитом вое, одним прыжком оказался на моём плече. "Прочь, прочь, хозяйка!"
   С милашкой Баффи у меня нет ничего общего, кроме цвета волос, но всё же я отлично знаю - слава великому богу Телевизору - что нужно делать при виде опасной твари явно нечеловеческой природы.
   Бежать, как можно быстрее.
   Не помню, кто из мудрых сказал: "Поскольку мы не знаем, что такое смерть, бояться её нелогично". Но если смерть пляшет в полусотне шагов от вас, швыряет багровые шары и душераздирающе визжит, когда её касается сияющий меч, даже умирающие восстанут, параличные исцелятся, а хромые побегут так, что их смело можно будет записывать в легкоатлетическую сборную страны. Что говорить обо мне?
   Руки дрожали, как у закоренелой наркоманки, и дверь удалось открыть с шестой, а, может с десятой попытки - я не считала. Почти вывалилась из машины, кое-как выпрямилась, хватаясь за дверцу, шипящий Стёпка до боли вонзил когти в моё плечо...
   И зачем опять было смотреть туда?
   Катарина двигалась плавно и изящно, словно танцевала, без труда ускользая от клыков и когтей жутких тварей и парируя выпады "жердяя"... шляпа отлетела в сторону, и волосы вспыхивали на солнце яркой медью... сияющий меч порхал, словно бабочка...
   Я отвернулась и, спотыкаясь и загребая ногами пыль, побежала к шоссе. Дикие нечеловеческие вопли, бьющие в спину, отдалились, стихли, но шоссе со снующими по нему машинами, не приблизилось ни на метр. Двигаясь теми же темпами, я смогла бы добраться до него, наверное, лет через пятьсот. Кем бы ни были существа с холма, они позаботились и о том, чтобы никто не вырвался из "сумеречной зоны".
   "Но здесь же не пустыня Сахара! Вокруг колхозы, фермы... шоссе не безлюдное... неужели никто этого не видит... не слышит?" - мелькнула глупая, непрошенная мысль, и я в очередной раз споткнулась.
   Стёпка грозно зарокотал в ухо, подобрался, вздыбливая шерсть. Пахнуло ледяным холодом, на дороге взвихрились султанчики пыли, послышался странный шум и свист, словно что-то приближалось с бешеной скоростью. Повеял ветер и неожиданно, с яростной силой и злостью швырнул в меня мусор, поднятый с земли. Трава, листья, пыль, мелкие камешки полетели в лицо, норовя выколоть глаза, я крутанулась, закрываясь руками, и даже не поняла, откуда пришелся удар. Стёпка, хрипло мявкнув, сиганул куда-то в сторону, а меня подхватило, закружило, перевернуло и, протащив несколько метров, шваркнуло в заросли подсолнухов, как оладью на сковородку.
   Когда ощущение верха и низа вернулось, я села, ошалело мотая головой. Мир расплывался перед глазами, солнце ослепляло - очки, ещё раньше свалившиеся с носа, улетели в неизвестном направлении, и найти их теперь было не легче, чем иголку в стогу сена. Вокруг подсолнухи укоризненно покачивали тяжелыми лохматыми головами, а прямо передо мной, у обочины, стоял взъерошенный Стёпка, жутко изогнув спину и злобно шипя на что-то. Больше всего это "что-то" походило на маленький смерч - крутящийся столб пыли, висящий в нескольких ладонях над дорогой. И я могла дать в заклад бабулин золотой зуб, что именно из-за этой дряни (чем бы она ни была), меня только что едва не разобрало на запчасти.
   Вихрик меж тем развернулся, обогнул "Ладу" и стремительно промчался мимо нас, вновь подняв пыль и заставив Стёпку прижаться к земле, а меня - спрятать лицо в ладонях. Новый разворот - листья и земля летят в лицо, а за свистом и шумом ветра отчётливо слышится издевательский смех...
   Я разъярилась не на шутку. Мало мне девушки с огненным мечом, монстров из ночного кошмара алкоголика, кошмарных криков и сломанной машины - теперь ещё и какая-то вихревая пакость смеет надо мной потешаться?! Адреналин вскипел в крови, пальцы нащупали тяжелую подсолнечную головку, похожую на мексиканское сомбреро. Я подорвалась с места, прыгнула вперед и, не найдя ничего лучше, запустила своим "снарядом" прямо в пылевой вихрь.
   Раздался громкий обиженный вопль, вихрь развеялся, улеглась пыль, и на дорогу навзничь упал мальчишка с лохматыми пепельно-серыми волосами, тощий, как былинка, одетый в какие-то невообразимые лохмотья.
  -- Что такое! - гневно закричал он, вскакивая на ноги и потрясая кулаками. - Что за хамство?! Да и вообще, кто кидается подсолнухами?!
  -- Я кидаюсь? - взвизгнула я, желая немедленно сорвать на ком-нибудь свой страх и злость. - Я?! А кто людей с дороги сбивает? Ах ты, мозгляк! Как тебе не стыдно?! Что мы тебе сделали?!
  -- Мозгляк?! - тонко взвизгнул мальчишка. - Я тебе покажу мозгляка! Да я тебя!..
   Верный Стёпка выскочил передо мной на дорогу. В распушенной шерсти застряли веточки и листочки, усы воинственно топорщились, уши стояли торчком. Он грозно поднял переднюю лапу, выпуская когти, в чьей остроте не раз убеждалась сама хозяйка, и утробно зарычал. Мальчишка осёкся и подпрыгнул, как заяц.
  -- Ой, деда-дедуся! - испуганно заверещал он. - Коргуруш, чтоб меня на семи ветрах развеяло-разнесло! Ой, горе-злосчастье, на ведьму налетел! Не губи-и-ите! - он рухнул на колени.
  -- Ты как смел меня оскорблять?! - рявкнула я, хватая его за шиворот и встряхивая так, что с дерюжной рубахи и серых волос посыпались пыль и труха. - Ты как смел оскорблять меня?! Какая я тебе ведьма?!
  -- Ай, простите, тётенька, это не я, я не хоте-е-ел!!!
   Дергаясь, как майский жук на ниточке, мальчишка запрокинул голову и впервые взглянул на меня в упор. Я вздрогнула. Лицо, прятавшееся под спутанными, похожими на сосульки волосами назвать человеческим было очень трудно. Скорее невозможно. Слишком живое, слишком подвижное, оно походило на каплю ртути, ежесекундно меняющую форму. Блеклые голубые глаза то оказывались слишком близко к переносице, то разъезжались к вискам, острый тонкий нос в следующий миг становился поросячьим пятачком, а рот по-жабьи растягивался до ушей.
  -- Ты кто... - я едва не сказала "что", - такой?
  -- Встречник он, - раздался из-за спины хрипловатый мужской голос. - Вихревой. По дорогам носится, людей с пути сбивает. Малец ещё, и шести веков нету, вот и шалит... Не серчай, волховка.
   Стёпка вновь вздыбил опавшую было шерсть и одним прыжком оказался у меня за спиной. Я резко развернулась, всё ещё держа мальчишку за шиворот. На обочине стоял высокий худой старик, босой, в точно такой же дерюжной рубахе и штанах, как мальчишка. Длинные волосы и бороду густым слоем покрывала дорожная пыль, нос, напоминавший птичий клюв, почти касался верхней губы, левый глаз был светло-голубым, а правый - черным, как смола.
  -- Уймись, бешеный, - примирительно сказал старик разъярённому Стёпке. - Не со злом я. Кабы со злом шёл, не стал лясы точить, ударил бы сразу. Туч нагнал, да вихри закрутил - и ты б не помог, черныш.
   Стёпка насмешливо мявкнул, хвост заметался из стороны в сторону: "А ну, давай, посмотрим, кто кого!", и я в который раз показалась себе неумело вырезанной из одной реальности и силком втиснутой в другую. Открыла рот, но язык не хотел слушаться. Мальчишка трепыхнулся и затих под взглядом разномастных глаз старика.
  -- Босоркуном прозываюся, - доброжелательно пояснил тот. Седые волосы зашевелились, взметнулись плащом, словно от порыва ветра, и безжизненно упали на плечи. - Вихорь могучий вздымаю, с им незримо летаю...
   "А кто его поймать пытается, того силою ветра убивает..." - всплыли в памяти строки из мифологического словаря.
  -- Ин, не трусь, Иванов день миновал уж, а до Луки долгонько ждать... - старик усмехнулся, оскалив неровные желтоватые зубы. Стёпка зафыркал. - Говорил уж тебе, с добром пришёл! Оплошка, вишь, вышла... Внучка-то мово отпусти, девица. Разговор есть к ёму, позорнику...
   "Мальчонка", которому шло уже седьмое столетие, освобождению был вовсе не рад. Загребая пыль ногами, он неохотно поплёлся к деду и обиженно взвизгнул, когда узловатые пальцы босоркуна - на фалангу длиннее человеческих - ухватили его за ухо и безжалостно дёрнули.
  -- Ах ты, семя байстрючье, ах ты, охвостье волчье, тебе сколь раз говорено было... - в руке старика, как по волшебству возник широкий ремень. - Ты отвернись пока, девица, личико побереги... шелопут, захребетник!
   Серый вихрь прянул в небо, разворачиваясь, как спящая змея, скрыл старика и мальчишку, взметнул пыль. Я устало прислонилась к боку "Лады". Солнце пекло макушку, промокшая от пота майка липла к телу, коса откололась и оттягивала голову так, словно на ней висело пушечное ядро. Разбитые очки валялись где-то в подсолнухах, и без них я различала лишь радужное марево, накрывшее пригорок, да несколько бешено мечущихся тёмных пятен, то сливавшихся воедино, то вновь рассыпавшихся. Было уже безразлично, чем всё закончится. Хотелось только, чтобы закончилось поскорее. Стёпка легко вспрыгнул на капот, оттуда - на крышу машины, а с неё - снова мне на плечо и что-то мяукнул в ухо, судя по тону, ободряющее.
  -- Я наперёд обещал? Обещал.
  -- Ой!
  -- Ты клятвы давал? Давал.
  -- Ээээ...
  -- Вот и не балуй.
  -- Ай!
  -- Не балуй.
  -- Уй!
  -- Не балуй!
  -- Ый!
   Что "повторение - мать учения", знали даже египетские педагоги.
  -- А таперча сядь и чтоб ни звуку от тебя слышно не было, позорище! - ветер стих, и босоркун голосом доброго дедушки окликнул меня: - Не смотри туда, волховка, не трави душу. Не твоё то дело, не твоя забота и печаль не твоя. Девка знала, во что вступала, так пусть и расхлёбывает. О себе думать надобно.
   Я повернулась. Босоркун стоял посреди дороги, уперев руки в боки, а съёжившийся встречник, примостившись на обочине, жалобно всхлипывал. Улучив момент, он поднял голову, лукаво подмигнул мне и снова превратил нос в свиной пятачок.
  -- На внучка мово не серчай шибко, - начал горный дух, глядя не мне в лицо, а чуть в сторону. Когда надо, я щелкаю извилинами быстро и, сообразив, что меня воспринимают только как некое приложение к коту, ворчащему в ухо, медленно начала звереть. - Таким уж уродился, что вашего брата догоняет да с дороги сшибает. Тебя б не тронул, да вишь, не доглядел, что ты не из здешних...
  -- И ты б не доглядел, - обиженно засопел встречник, - кады кромешница она! Самая что ни есть волховка! Кто б знал, что неученая еще? И коргуруш у ней, и за круг выскочила... - Босоркун глазом не моргнул, но подсолнечная головка, валявшаяся в пыли, взмыла в воздух и смачно шлёпнула мальчишку по голове. - Ох, молчу, молчу, уж и слова сказать нельзя... Пожалели б дитятко! С малолетства в людях жил, ел впроголодь, спал...
  -- Без просыпу, - злорадно подсказала я.
  -- Не досыпал я!
  -- Место энто не твоё, - с нажимом произнёс босоркун, и встречник ткнулся носом в дорожную пыль, - а потому, чем смогу - помогу. Как добьют девку слуги Моранины, так полог и уронят. Мои ребятки их попридержат, а ты в свою телегу самоходную лезь да и дуй к людям. Недолго уж...
  -- Ребятки? - растерянно перебила я, озираясь. Стёпка с трудом удержался на плече и недовольно зашипел.
   Босоркун снисходительно, что взбесило меня окончательно, усмехнулся и хлопнул в ладоши. Воздух не замутился, и окружающий пейзаж не подумал изменить свой вид. Всё так же качали золотыми головами подсолнухи, и дорога убегала к вроде бы близкому шоссе, но то там, то здесь начали проступать расплывчатые фигуры странных существ. Они были длинноруки, лохматы, на неподвижных костистых лицах живыми казались только угольно-черные глаза без белков, тела напоминали не то клочья тумана, не то обрывки плотной кисеи. Миг они были неподвижны, а затем вдруг одновременно прыснули в разные стороны, точно вспугнутые куры, принявшись носиться вокруг машины по земле и по воздуху, кувыркаться и таскать друг друга за длинные волосы. Один, в беззвучном вопле разевая рот, ринулся на меня... и свечкой взвился в небо прямо перед моим лицом.
   Горный дух наблюдал за шалостями "ребяток" с кривой усмешкой.
  -- По нраву ли? - вкрадчиво спросил он.
   В такт прыжкам и скачкам мельтешащих перед глазами духов желудок принялся отплясывать зажигательную самбу, тошнота подкатила к горлу, но, собрав в кулак остатки воли и собственного достоинства, я хладнокровно проговорила:
  -- Что-то они у вас как сонные мухи, еле ползают. На солнце перегрелись, что ли? Пикси и то шустрее будут!
  -- Так время-то какое! - неожиданно смутившись, начал оправдываться босоркун. Встречник затрясся, пряча лицо - то ли ударившись в слезы, то ли корчась от хохота. - Полудень, жара, да степь кругом! Мои ветрянники к горам привычны больше, вот и... А ну сгиньте до сроку! - громовым голосом прикрикнул он, и шалуны пропали. - Знаю, что сказать хочешь, - снова обратился он ко мне, - знаю и другую обиду, но помогу, чем смогу. В склейке-починке я не мастак, а стёклам твоим вовсе смертушка пришла. В карманах добра такого не имею... и карманов-то у меня нет! но вот возьми-ка ты диковинку - обережек по-вашенски, чаю, пригодится. Лучше всяких стекляшек будет! Ну, бери, бери же...
   Он шагнул вперёд, протягивая мне деревянный кругляш на растрёпанной веревочке, и я - наивное дитя 21 века - едва не взяла. Потому что сказок с детства не читала, а из преданий старины глубокой знала лишь те, на которые случалось наткнуться мимоходом на печатных и электронных страничках.
   "Не трожь!" - взвыл в голове незнакомый голос, и Стёпка больно вонзил когти мне в плечо. Я виновато отдёрнула руку, сообразив, что брать что-либо из рук нечисти, пусть даже дружелюбно настроенной - верх глупости и разгильдяйства. С нечистым дружи, да в кармане дулю держи!
   Лицо босоркуна исказилось и стало почти страшным, разом подтвердив мои подозрения, но он тут же совладал с собой.
  -- У, казацюры... - проворчал он. - И всё-то они знают!
  -- Знаем, знаем, - охотно согласилась я. - Давайте так: вы мне - своё, я вам своё. А дарить да отдавать из рук в руки... избави меня Боже!
   Откуда выскочило это, последнее, я сама не прочь была узнать. Но босоркуна передёрнуло так, что любо-дорого.
  -- Будь по-твоему, - он с досадой швырнул кругляш на землю к моим ногам - Только ты-то мне что обронишь?
   Я порылась в кармане и, вытащив рубль, уронила его рядом с деревянной безделушкой.
  -- Ух и жадное ж вы, племя волховское! - возмутился подкравшийся незаметно встречник. Я старательно сложила пальцы щепотью и перекрестила его. - А уж лютое какое да свирепое! - пискнул он, отскакивая с преувеличенным ужасом.
   Стёпка свалился с плеча, потоптался вокруг амулета, тщательно обнюхал, поскреб когтем, басовито мявкнул и только тогда позволил мне его взять. Чувствуя себя до невозможности глупо - как деревяшка с узорами могла заменить мне очки? - я нацепила оберег... и судорожно вцепилась в дверцу "Лады", едва устояв на ногах. Это было нечто сродни невидимой затрещине. Жар, от которого всё внутри плавилось, разом схлынул, уши слегка заложило - шорохи, шелесты, скрипы внезапно ощутились неистовыми воплями в самое ухо, очертания предметов приобрели необычайную четкость и резкость. Так здорово я не видела с... Словом, очень давно, а, может, и никогда.
  -- Довольно ли хорош? - босоркун подбросил рубль в воздух, и тот, сверкнув, пропал.
  -- Спасибо, - поблагодарила я. Духа снова передёрнуло.
  -- Почто на рожон лезешь... - сердито начал он, но тут же его прервал громкий восторженный возглас встречника.
  -- Дедушка, глянь-ка! - Мальчишка подпрыгивал на месте, тыкая пальцем в направлении пригорка. - Глянь-ка! Завалила-таки крылана! Завалила!..
   Катарина стояла напротив жердяя и жуткой зверюги, пытаясь отдышаться. Мокрые рыжие прядки прилипли к щекам, плечи ходили ходуном, и я отчётливо видела, как дрожит её рука с мечом. А на земле, слабо трепеща крыльями, корчилась "летучая мышь". Дрогнули ещё раз лапы, увенчанные кривыми желтыми когтями, и тварь испустила дух.
  -- А ну залазь живком в нутро железное, мёртвое! - рявкнул босоркун и протянул длиннопалую руку, норовя ухватить меня за плечо, но тут же отдёрнул, точно обжегшись. - Некогда лясы точить! Кот играться устал, как завернёт баснь колдун, так и сожрёт он девку, похрустит костьми сахарными! Памятуй, что говорено было: как полог спадёт, дуй на всю железку да смотри, не оборачивайся!
  -- А па... па... погодите, а как же она?! - растерянно начала я, силясь собрать разрозненные мысли в кучку и разложить по полочкам. Мысли прыгали, как блохи на празднике Большой Собаки и собираться, а тем более раскладываться не желали. - А как же Катарина?! Нельзя же просто так бросить её на растерзанье этим... вот этим?! - Я обличительно ткнула пальцем в сторону пригорка.
   Встречник гыкнул и беззвучно засмеялся, одним глазом кося на деда, другим на меня. На худом морщинистом лице босоркуна на миг возникло тоскливо-обреченное выражение. Он еле слышно пробормотал себе под нос что-то о душах славянских, которым бы только в ямы волчьи сигать, и нежити поганой, которой их из этих ям, вестимо, вынимать, но тут же посуровел и нахмурил кустистые седые брови.
  -- Ниче! Бог, чай, не выдаст, свинья не съест! - слишком уверенно, чтобы это было правдой, заявил он. - Знала девка, когда в угли вступала, таперча пущай не жалкует, что горячи! А нам в то дело не встревать, мы своё место знаем. Артамоны едят лимоны, а мы, молодцы, жуём огурцы... Ну полезай ты, полезай! - он умоляюще протянул ко мне руки.
  -- Да подождите вы! - с досадой отмахнулась я. - Это неправильно! Так нельзя! Ей надо помочь!.. Хоть как-нибудь, а? И мы вместе отсюда...
   Стёпка издал странный звук, напоминавший не то кудахтанье, не то кашель. Я не стразу поняла, что так и должен звучать кошачий смех, а когда поняла, не на шутку обиделась. Вот ведь! Ещё друг называется!
   Встречник откинул с лица растрёпанную чёлку и лукаво подмигнул мне.
  -- Да на что она тебе? - с досадой спросил босоркун. - Не ведаешь разве, что здесь ты по её милости? А не проскочила бы во внешний круг, уже как шкурка сухая валялась бы! Не энта девка, так другие жизню из тебя попили, ох, попили бы! Слуги Моранины до жизнеогня куда как охочи, а в бою тем паче! Силушку дармовую всосать, покель ворога в мелки дребезги расколачиваешь кому не по нраву? А девка эта, хоть и не злая, да кровь в ней дурная, иноземная, ей земля наша - что пыль под ногами; спервоначала идёт стороной, никого не задевает, а как свою выгоду углядит - пихнёт, толканёт, колобком покатисся!
  -- Вы сударь на ухо тугой? - рявкнула я, бессознательно переняв его манеру говорить. - Не знаю уж, что там у неё с вашей братией и вами лично, а только никто не заслужил быть на клочки разорванным и по семи ветрам пылью развеянным! Она человек, живой, а кровь - не вода! Я её не оставлю её! И никуда не пойду без неё!
   Сказано было так, как надо. Сильно сказано. Дело осталось за малым - запинать тихий, назойливый голосочек, бормочущий в правом ухе: "Беги, дура, пока дают, беги, да беги же!"
  -- Охохонюшки, жизнь моя, полушка медная... Слыхал вот?! - с досадой спросил босоркун моего Стёпку. - Она таперича шею свернёт, голову сложит, а кто со всех сторон виноватым выйдет? Вестимо, нежить степная да нежить горная! У-у-у, люди-человеки, цари природные, очи б мои вас не видывали! И жить с вами не в дугу, и прибить-то невмочно!
  -- Ну, помогите, пожалуйста, - заискивающе протянула я, сообразив, что лёд тронулся. - Что вам стоит?
  -- А ну, девка, вот сейчас как через колено да крапивой?! - рассвирепел босоркун, и пыль на дороге закрутилась в маленькие смерчики. - Помогалка тебе аще? Помогалка надобна?! Вихрем тя подыми, родимец тя расколи, гром тя убей! Да я ж сейчас...
  -- Сами говорили, что до Святого Луки ещё долго ждать, а уже смертью лютой грозите, - я выпятила нижнюю губу, всерьез входя в образ несчастной обиженной всеми блондинки, и, громко всхлипнув, заставила свой взор увлажниться. На всех знакомых парнях это срабатывало безотказно, и мама часто говорила, что при правильной мотивации я даже у чёрта из ада трезубец могу выпросить.
   Босоркун прикрыл глаза и застонал. Встречник придвинулся к нему.
  -- Деда, а деда, - просительно проговорил он, - помоги девице-красавице, а? Сама ведь не знает, что творит, разумница! Дай ей своих угольев набрать, обожжется, после благодарить станет, да поклонится за науку, за ласку да за внимание. Нам-то ить и делать ничего не надобно! Только стрелкой одарить, а уж дальше будет, как судьба кости метнёт...
   Босоркун окинул злым взглядом меня (я заставила одну слезинку скатиться по щеке), кота, старательно вылизывавшего шерстку, внучка и досадливо махнул рукой.
  -- А, ладьте, чаво вздумается, - по-стариковски заворчал он, - ступайте, куды знаете, коли верить не хочете, что о вашем же добре пекусь! На-кося!
   Раздался резкий, громкий хлопок, похожий на пистолетный выстрел, противно запахло паленой шерстью. Стёпка громко чихнул и недовольно мяукнул, босоркун, охнув, что-то быстро-быстро забормотал на незнакомом языке. Я удивлённо посмотрела на него: горный дух, смешно морщась, перебросил из одной ладони в другую что-то, взблеснувшее на солнце желтым, и протянул мне. "Что-то" оказалось короткой стрелкой, судя по виду, целиком сделанной из благородного металла Aurum.
  -- Что это? - настороженно спросила я - обжегшись на молоке, дуем на воду.
  -- Что надо, то и даю, в поле тебе лебеды, да в дом три беды! - рыкнул босоркун. - Аль отдумала?
  -- Не отдумала... но объясните вы толком, что это за стрела и зачем она мне?! - невольно повысила я голос.
   Босоркун, зашипев, как королевская кобра, снова перебросил сияющую золотом стрелку из руки в руку. Шерсть на его ладонях тлела.
  -- Спасенье девки той беспутной! - запричитал он. - Сама ж выпрашивала, вот я тебе и... Ох, да бери, покуда я добёр! Без вервиц обручных, без нитей обетных, без словес несказанных, без долгов несделанных, без мысли худой, черной... да бери же, горюшко!
   Стрелка упала в покорно подставленные ладони. Я на всякий случай зажмурилась, ожидая обжигающего жара и вспышки боли, но ничего этого не было. Было странное щекочущее чувство, будто сотни бабочек мелко-мелко машут крылышками, едва касаясь кожи, и мне показалось, что я держу что-то живое. Светлое, дружелюбное - но в то же время опасное и грозное. Пока что оно нежится на солнце, ластится к руке, но разозли его - и пожалеешь, что вообще на свет родился.
   Хотя, скорее, не родился, а вылупился, выполз... или как там нечисть появляется?
  -- Красиво. Только что мне с ней теперь делать? - недоуменно спросила я своих помощников. - Спину чесать? Или в ухе ковырять? Чем я стрелять буду? И, главное, почему я? Мы так не договаривались!
  -- А что, бабку Палашку кликать?! - не на шутку вознегодовал босоркун.
  -- Пушкина, Александра Сергеевича, - ехидно предложил вихревик. - Он у них вечно крайний. - Он задумчиво почесал веснушчатый нос. - Гоголя ещё можно. Ну и графа ихнего, толстого именем - вот где сила, вот где мощь, вот где человечище!.. А ты, деда, сразу к бабке, да ещё к такой! Глава регионального управления, бррр! - Лохматик поёжился. - Это тебе не хухры-мухры, а ты сразу - бабка...
  -- Кому бабка, а кому Пелагея Антиповна, - машинально поправила я, а в следующий миг, выпучив глаза, обеими руками вцепилась босоркуну в рубаху. Тот взвыл нечеловеческим голосом: в запале я едва не воткнула ему в нос зажатую в кулаке стрелку. - Бабуля?! Бабушка?! Вы знаете мою бабулю по имени?! Так она, получается, - я шумно сглотнула, - из ваших? Моя бабуля? Моя?! А я ни сном, ни духом, что вы вообще есть?! На самом деле?!!!
   Босоркун тихо взвыл. Дерюжная рубаха истончилась, потеряла плотность, пальцы прошли сквозь ткань, не разрывая её, как сквозь воду, и горный дух, ожесточённо плюясь, отскочил от меня сразу на десяток шагов.
  -- Знаешь, деда, мстится мне, она просто глупа, - произнес вихревик - вроде бы негромко, но с тем расчетом, чтобы его услышали. Степка раздраженно дернул ухом, но я сделала вид, что ничего не заметила: если вцепляться в рожу каждому, кому вздумается отпустить глупую остроту в адрес "настоящей блондинки", никакого маникюра не напасёшься. - Блискавицу кинуть только, а уж она кого надобно сыщет!.. Ладно уж, за мной тоже отдарочек. Без вервиц обручных, без нитей обетных, без словес всяческих... ну, и далее, как деда сказывал. Лови, волховка, лук-самобой, чтоб стрелять тебе - не перестрелять!
   Он залихватски хлопнул в ладоши, и я, озадаченно моргая, подняла с земли... ну да, арбалет. Новенький, блестящий, будто только что вышел из мастерской, с оптическим прицелом и изумительной резьбой на деревянном ложе, он был лёгким и удобным, и даже у такой невежды, как я, лежал в руках, словно влитой.
  -- Сюда стрелку ложи, а таперя тетиву натягивай да закрепляй, - распоряжался вихревик. Босоркун и Стёпка наблюдали за нами, постреливая взглядами в сторону пригорка и, видимо, надеясь, что с Катариной покончат раньше, чем я раскачаюсь на огневую поддержку. - По взору наводится, куда смотришь, туда и попадёшь... да не копошись ты, коли вправду помочь хочешь! Дождёшься заломают рыжую, к тебе лапы потянут. А коли не хочешь, возвертай самобой с блискавицею, да лезь в колымагу свою самоходную... Да стреляй ты, копуша, дожимают уже!!!
   Коса больно хлестнула по спине, когда я развернулась и прижала арбалет к плечу так привычно, словно делала это по сто раз на дню. У Катарины дела и впрямь обстояли скверно. Уйдя в глухую оборону, она едва-едва успевала рассекать и отбивать тёмные кляксы, которые лениво метал в неё тощий парень в балахоне. Кошмарная, похожая на адского кота тварь, кружила вокруг запыхавшейся девушки, то задевая её хвостом, то несильно шлёпая поперёк спины лапой со втянутыми когтями, и забавлялась ужасом жертвы. Котище играл с Катариной, как, бывало, Стёпка играл с пойманной мышью, прежде чем её слопать: отпустит и поймает, снова отпустит и снова схватит. А когда бедняжка уставала так, что уже с места не могла сдвинуться и только беспомощно сучила лапками - довольно урча, отгрызал ей голову. И на морде у него было то же садистское выражение.
   Странная вещь - человеческий разум! Я отчётливо видела пригорок, девушку со сверкающим мечом и пятерых представителей нечисти, слышала, что мне говорили, отвечала, спорила, возмущалась, даже что-то требовала - но до мозга информация не доходила. Застревала где-то на полпути. Следовало увидеть слишком плавные и мягкие, скользящие движения твари, не свойственные ни одному зверю, которого я знала, и рассмотреть, как следует, её жуткую морду, чтобы убедиться: нет, это не сон, а самая настоящая явь. И в ней придется как-то жить.
   ...Катарина оступилась, темный сгусток вышиб из её руки меч, и девушка с криком подстреленной птицы упала на колени. Жердяй в балахоне рассмеялся зловещим потусторонним смехом. Котище деликатно хлестнул себя хвостом по бокам, распушился, превратив шерсть на загривке в пародию на прическу моего кузена, не вылезавшего из майки с надписью "Panks not dead", и спокойно поднял переднюю лапу. Клац! Из мягких подушечек щелчком выскочили громадные саблевидные когти, которым позавидовал бы медведь гризли, белоснежные клыки влажно блеснули от слюны, капавшей из пасти. Я всего лишь на миг представила, что будет, если эти когти (или клыки) сомкнутся у меня на горле, и паника тупым ножом ударила по нервам, дрожащий палец сам собой надавил на спусковой крючок. "Банг!" - сказал арбалет, золотистое пятнышко, похожее на мотылька, метнулось к зверю. Шшшшшвыршшшх!
   "Мазила!" - с досадой выругалась я.
   Стрелка взрыхлила землю у передних лап зверюги, и тощий парень настороженно заозирался, беспорядочно всплёскивая руками, но котяра только легко отскочил в сторону, потряс головой и присел, готовясь к прыжку. Катарина не шевелилась: всё-таки цепенеть от ужаса - мудрый рефлекс. Не даёт, во-первых, наделать глупостей, во-вторых, душе потечь по ногам, а в-третьих - мельтешить перед глазами у заступников. Толком не соображая, что делаю, я резко опустила арбалет, а когда вскинула его, золотая стрелка опять оказалась на прежнем месте.
   "Отче наш, иже еси на небеси, - забормотала я про себя единственную молитву, которую худо-бедно знала, вновь прижимая арбалет к плечу. - Да святится имя Твое, да придет царствие Твое... раз, два, три, чтобы не было беды..."
  -- В пузо, ягня! В пузо бей! - что есть мочи завопил в левое ухо вихревик, подпрыгивая от нетерпения на капоте "Лады", куда взгромоздился под шумок. Стёпка, чинно сидевший на крыше машины, зашипел. - Век ветра не слыхать, в пузо бей, в пузо!
  -- В око, в око цель! - сердито возразил в правое ухо босоркун, незаметно подобравшийся сзади. - Энтих тварей залётных токмо в око достать и можно! Ну, бей же, кулёма!!!
   Котище прыгнул. Тяжелые лапы ударили Катарину в спину, когти проехались по сарафану, раздирая в клочья тонкую ткань, а продолжавший озираться жердяй вдруг развернулся ко мне в вихре черных одежд, устремив - я не видела лица, скрытого в тени капюшона, но ощутила его всей кожей - взгляд прямо на меня.
  -- Бей!!!! - заорали хором оба духа, я невольно вздрогнула и взяла прицел чуть правее нужного. Живым огоньком мелькнула золотая стрелка, горячая иголочка уколола затылок - и я ахнула: когтистая тварь, истошно визжа, покатилась по земле. Что-то маленькое и блестящее торчало в её левой глазнице.
   Парень в балахоне отступил назад, сложил на груди руки, и исчез. Надо полагать, отступил на заранее подготовленные позиции, чтобы продолжить битву в другой раз. Мудро, решила я. Босоркун и вихревик разочарованно присвистнули, а Стёпка потоптался немного по крыше "Лады" и изящным прыжком перемахнул на своё привычное место у меня на плече. Я пошатнулась от неожиданности - весил домашний любимец немало - и, привычно же ухватив кота за шкирку, помогла ему устроиться удобнее.
   Клыкастый Стёпкин собрат, перестав кататься и верещать, замер без движения. Только едва шевелился длинный хвост, и жуткие когти бессильно скребли по земле. Катарина осторожно подняла голову и осмелилась привстать, потрясенно глядя на кошкоподобную тварюгу рядом с собой.
  -- Ну... - заявил босоркун.
  -- Да... - глубокомысленно откликнулся вихревик.
  -- Уфф...
  -- Ой, не нать...
  -- Гость гостю рознь. Иного возьми да брось.
  -- Угу...
  -- Вовеки к нам ход забудут!
  -- А то как же...
   Серьёзная философская беседа могла продолжаться ещё долго, поэтому я просто сунула вихревику арбалет, буркнув "спасибо", утёрла со лба пот, открыла багажник, достала из него аптечку, а из аптечки - валокордин и чайную ложку и накапала себе чуть-чуть. Проглотила, поморщилась и накапала ещё дважды по чуть-чуть. Стёпка, было, недовольно выпустил когти, но получил свою долю и блаженно заурчал.
  -- Отпустило, чай, девонька? - вкрадчиво поинтересовался босоркун из-за спины, и я от неожиданности едва не проглотила ложку. - Ну, вот и ладно, вот и складно. Спадёт полог... - он послюнявил палец, проверяя направление ветра, - совсем уж скоро, сталбыть, пора нам! Подбирай бродяжку свою ненаглядную, заводи телегу самоходную, да и поезжай, куды те надобно. Токмо ухо-то востро держи, неровён час...
   Не договорив, он широко махнул рукой, словно закручивая невидимую спираль. Взметнулась пыль, в лицо дохнуло обжигающим холодом, и вокруг босоркуна всплеснулась вихревая воронка. Контуры его тела расплылись и размазались, краски поблекли, и горный дух унёсся с ветром в выгоревшее полуденное небо.
   "Горя не знай, девонька, лихом не поминай, авось, когда свидимся!" - прозвучало в ушах, а карман шорт неожиданно потяжелел: в нем появилось нечто продолговатое и теплое, легонько щекочущее бедро даже сквозь плотную ткань.
  -- До свидания... - растерянно выдавила я.
   Встречник любовно протёр рукавом арбалет и, съехав с капота, как с горки, оббежал машину и бережно положил свой подарок в багажник.
  -- Мы подарочки не для того даем, чтоб их назад брать, - с укоризной сказал он, - да ещё за... - его заметно передёрнуло, - "спасибо". Тебе дадено, ты и володей! Ну, как говорится, здрава будь, не токмо вперёд смотри, а и по сторонам тож, и не верь никому, а девкам рыжим особливо! Живы будем - свидимся. Я рядом побегаю, а то мало ли что... Надо будет - зови!
   Снова пыль взметнулась вверх, крохотные камешки больно закололи руку, вскинутую, чтобы прикрыть лицо. Когда ветер стих, и я отважилась оглядеться, встречник уже исчез, только маленький смерчик, подпрыгивая, нёсся по направлению к шоссе.
   "Вот и сказочке конец, а кто выжил - молодец. Уж я-то точно", - сказала я себе, достала из сумки-холодильника бутылку минералки, захлопнула багажник и поплелась к Катарине, которая так и сидела на земле, поникнув головой. Подстреленное мной чудище ещё жило, но оставалось ему недолго. Я успела пройти с десяток шагов, когда по телу монстра прошла судорога, в последний раз дернулся длинный хвост с трогательной кисточкой на конце, и огромный котяра испустил дух.
   Стёпка принялся, было, за что-то мне вымяукивать, но потом угрюмо пошипел и обвис на плече, как роскошный меховой воротник. В голове мелькало множество фраз, подходящих для оклика, от банального "Жива - это главное. А что немножко пожамкана - ерунда, красота - дело наживное!" до "Ой, а что это такое было?! Они тебя убить хотели? Или что похуже?! А кто это такие?! А ты, как они, да?! А можно мечик подержать?! Пожалуйстапожалуйстапожалуйста!!!", но, поразмыслив, я решила сразу говорить прямо и по существу.
  -- Машина цела, двигатель, думаю, в порядке. Если ты закончила с делами, поехали, - вежливо сообщила я, протягивая рыжей бутылку с водой.
   Девушка невольно отдернула голову. Я настойчиво придвинула бутылку. Сделав над собой усилие, Катарина подняла дрожащую руку, вцепилась в предложенный сосуд и, стуча зубами, попыталась отхлебнуть из горлышка. Её всю трясло, плечи ходили ходуном, она ничем не напоминала прежнюю элегантную и высокомерную аристократку. Бледное лицо раскраснелось, прическа растрепалась, и опалённые рыжие пряди прилипли к щекам. Потрескавшиеся, пересохшие губы, глаза - как бездонные колодцы, глубокие царапины на щеке, мокрые подмышки, забрызганный кровью и в клочья изодранный на спине сарафан... Только в сказках герой стряхивает с сандалий пыль, а с меча кровь и идёт дальше. В жизни всё гораздо злее, утомительнее и натуралистичнее.
   Катарина сделала пару глотков, что-то хотела сказать, но натужно закашлялась.
  -- Ты пей, пей, - с состраданием посоветовала я, поднимая с земли её меч. - Успеем ещё наговориться.
   Меч лег в ладонь не хуже, чем арбалет вихревика. Я на пробу взмахнула им несколько раз, плавно повернулась, взмахнула снова, представляя, как разрубаю врага по-казачьи, от плеча до бедра. Дедушка мною бы гордился, а бабушка... Я помрачнела, вспомнив, как отзывалась о ней нечисть. С бабушкой у нас будет долгий-долгий разговор по душам. А новый сервиз я ей сама потом куплю.
   Ещё пара глотков, и Катарина нашла в себе силы взглянуть на меня. Она молчала, и я молчала тоже. Вопросов были тысячи, но уверенности, что мне действительно нужны ответы - ни капли, и выходило, что говорить решительно не о чем. Во взгляде рыжей мелькнуло какое-то непонятное, недоброе выражение - досада пополам с яростью - но она тут же справилась с собой и криво, натужно улыбнулась.
  -- Спасибо.
  -- Пожалуйста, - откликнулась я, с безопасного расстояния созерцая тушу огромного кота. Очень хотелось триумфально поставить ему ногу на лохматую башку, но благоразумие не позволяло: то, что кажется мёртвым, не всегда мертво на самом деле. И блискавица в кармане шорт почему-то сильно нагрелась. - А что... ну...
   Я хотела спросить, как называется это чудовище, но только судорожно дёрнула головой. Катарина всё поняла без слов.
  -- Ракшас, - подсказала она. От усталости, боли и пережитого ужаса акцент в её речи стал заметно сильнее. - Дьемон-убийца, ночной класс, индьийский пантьеон. Мастьер иллюзий, замечатьельно отводьит глаза. Но здьесь он чужак, и потому любое оружие в руках людьей, рождьённых на этой земле, прриобрретает статус святого благословенного.
  -- Тогда ясно, - пробормотала я, хотя в её словах не было ровным счётом ничего ясного, и жестом, подсмотренным во второсортном боевичке, лихо закинула меч на плечо, чуть-чуть не оставшись без уха. Катарина рывком приподнялась, привстала на правое колено и сжала горлышко бутылки так, словно это было моё горло.
  -- Бросссь! - яростно прошипела она. - Бросссь сссейчассс же! Это не твоё! Тебе нельзсся его трогать!!!
  -- Да ладно, ладно, очень мне нужна твоя игрушка... - слегка обидевшись, начала я, машинально подняла руку выше, чтобы потереть внезапно зачесавшуюся шею, и подскочила, когда клинок натолкнулся на что-то твёрдое. Глотнув сухого жаркого воздуха и поперхнувшись визгом, я развернулась и оказалась нос к носу со сбежавшим балахонником. Капюшон его слетел, обнажив абсолютно лысую голову. Желтая кожа туго обтягивала череп, раскосые черные глаза без белка и радужки смотрелись провалами в преисподнюю, разинутый в немом крике рот был утыкан острыми, треугольными, как у акул, зубами. На затылке красовалась татуировка: уродливая черно-бурая птица вытягивала шею, норовя ухватить кривым клювом правое ухо хозяина.
   Меч вошёл жердяю точно в грудь, в то место, где у обычного человека находится сердце. Из раны текла вонючая зеленоватая кровь и какая-то белёсая пузырящаяся жидкость. Жердяй шипел и булькал, покачивался, заторможенно, словно во сне, протягивая ко мне длинные высохшие руки. Содрогнувшись от омерзения, я выдернула меч, отскочила назад и рубанула страшилище так, как представляла себе секунду назад: наискось, от плеча до бедра. Жердяй задергался, плюясь тёмными брызгами, и упал на землю, корчась и подвывая. С изумляющим меня саму хладнокровием я стояла и ждала, а затем, выбрав подходящий момент, примерилась и одним ударом отсекла уродцу голову.
   В тот миг, когда его голова покатилась по земле, балахон осыпался пеплом, обнажив выбеленный скелет, а тела адского кота и летучей мыши начали усыхать и сдуваться, как воздушные шарики. Осыпалась трухой шерсть и облезала шкура, плоть отваливалась от костей, в оскалах прибавилось кровожадности. Не прошло и минуты, как на месте двух кошмарных тварей остались только иссохшие мумифицированные останки. Правда, смердело от них, как из выгребной ямы.
   Стёпка мешком свалился с моего плеча на землю и, торжествующе задрав лохматый хвост, обошел кругом все три тела, считая победу, по крайней мере, наполовину своей.
   Я подошла к Катарине и молча протянула ей меч рукоятью вперёд. Было удивительно видеть потрясение и благоговейный страх на фарфоровом личике рыженькой девушки: та смотрела на меня, как на Призрак Оперы, Фредди Крюгера и налогового инспектора в одном лице. Казалось, она разрывается между желанием разрыдаться от облегчения на моём плече и схватив меч, вогнать его спасительнице в сердце. Я списала это на стресс и отходняк, и, так и не дождавшись от Катарины никаких действий, просто положила ей меч на колени. Та изумлённо захлопала глазами и приоткрыла рот, точно собираясь что-то сказать, но мне уже было не до неё. Уверенность и хладнокровие сорвало с меня, как листву с клёна по осени, кровь отхлынула от щек, а уши, напротив, загорелись, слёзы подступили к глазам. Такой несчастной и беззащитной, всеми заброшенной и обиженной я себя не чувствовала ни разу в жизни.
   Я невольно хлюпнула носом, едва сдерживаясь, чтобы не зареветь навзрыд. За что мне это, за что? Что я такого сделала? Предложила подвести девушку, а меня сначала с дороги сбили, посмеялись надо мной, стрелять заставили и даже не спросили, хочу ли я, меч заговорённый подсунули, а я... я же никогда... я только...
   Эта мысль была как ледяной душ. Слёзы мгновенно просохли, волной накатила злость: ещё не хватало, раскисать! Ладно бы, причина была уважительная, а то - дурацкий заговорённый меч! Сделали, понимаешь, игрушку: пока в руке лежит - лучший друг и помощник, а стоит выпустить - тотчас вываливает целый тазик негатива. Да ещё мысли суицидальные, сволочь, нагоняет!
   Выбросив по старой школьной привычке из головы всё непонятное и ненужное, я сосредоточилась на том, что меня действительно интересовало: а именно - пересохшем горле. В бутылке, которую Катарина прижимала к груди, как давно потерянного брата, оставалось чуть меньше половины, и я не замедлила этим воспользоваться: ловко выхватила оное вместилище живительной влаги и сделала несколько хороших глотков. А рыженькая этого словно не заметила, молитвенно сложив ладони и плавно проведя ими над мечом. Камни в рукояти отозвались едва заметной вспышкой света, но хозяйку меча это заметно успокоило. Она глубоко вздохнула и попыталась подняться. Попыталась - ибо своих силёнок для рывка было маловато, а протянутую руку Катарина проигнорировала, демонстративно стискивая рукоять меча. Сильно, до побелевших костяшек стискивая.
  -- Могла бы и предупредить вообще-то, - попеняла я, кивая на скелет. Степка согласно мяукнул и, осторожно тронув мумию лапой с выпущенными когтями, плюясь и фыркая, отскочил назад. Катарина, кривясь от боли, привстала - и тяжело шлепнулась на землю, выплюнув несколько прочувственных слов на незнакомом мне языке. - Как спина? Сильно болит? У меня в багажнике аптечка...
   Рыжеволосая валькирия дотронулась до своего странного креста, и, видимо, решив, что на гордости и достоинстве далеко не уедешь, вцепилась в мою руку. Пошатываясь, она встала, сделала несколько шагов и свалилась бы снова, если бы я вовремя её не поддержала.
  -- Я не знала, что он здьессь... - хрипло прошептала девушка, но я расслышала её с лёгкостью. - Знала бы, сказала... он проявился только после того, как ты его ударрила... и как ты смогла одним ударом... - Она встряхнулась, как утка после купания, вскинула голову и продолжила ясным, звонким голосом: - Аптьечка - это хорошо... А рубашки запасной у тьебя нет?
  -- Найдётся! - охотно кивнула я, подставляя ей плечо. - И рубашка, и юбка, только старые, пойдет?
  -- Конечно... и спасибо тьебе... Спасибо. Ты храбрая. Я никогда не видьела таких храбрых людьей.
  -- Значит, ты мало русских встречала, - снисходительно пояснила я, даже не пытаясь стереть с лица глупую улыбку: приятно получать комплименты, пусть они и не совсем заслуженные! - Нас хлебом не корми, дай спасти кого-нибудь, вся история государства Российского это подтверждает. Катарина, а... - я помялась, усомнившись, стоит ли озвучивать терзавший меня вопрос, но потом все же решилась: - Что вообще это было? Ты, твари эти, кот, морда адская... Трое на одну это при любом раскладе нечестно и грязно, а у них ещё и карманы от побрякушек артефактных едва не лопались. Да и сами они на нормальных не тянут... э-э-э... не тянули. Это, наверное, что-то вроде дозоров? Свет против Тьмы?
   Бабуля говорит, у меня очень устойчивая психика. Гибкая и потому устойчивая. И интеллект типичной блондинки, обычно поддакивает дед. В ситуациях, когда другие впадают в истерику, начинают трястись, как осиновый лист и бессвязно бормотать себе под нос: "Как же это?.. А как же так? Этого не может быть... просто не может... такого не бывает... не было же никогда... не может быть... я схожу с ума, точно схожу с ума...", я принимаю всё как данность и сыплю вопросами, верчу головой на 360 градусов и своим любопытством могу кого угодно довести до ручки. Недурной способ психологической защиты.
  -- Дозоров не существует! - резко отозвалась Катарина, хмуря брови и брезгливо приподняв верхнюю губку. - Сумрак - выдумка! Всего лишь выдумка человека с очень хорошим воображением!
  -- А в остальном? - настаивала я. - И вечна Тьма, покуда вечен Свет?
   Стёпка гордо выступавший перед нами, обернулся и недовольно заворчал, надменно задранный хвост метнулся из стороны в сторону. Катарина, слегка вздрогнув, посмотрела на меня так, словно видела впервые. Слабая улыбка тронула её губы.
  -- Откровенность за откровенность, - раздельно проговорила она. - Как ты это сдьелала?
  -- Что сделала? - не поняла я.
  -- Как ты почувствовала жррреца под "невидьимкой"? Как ты достала ракшаса из внешнего круга? И чем? - последнее слово было произнесено с небольшим нажимом.
   Странное, нестерпимое желание рассказать Катарине обо всем, что случилось - о босоркуне и встречнике, о стреле-блискавице и арбалете, о бабушке Пелагее - прошило меня словно молния. Но стрелка вдруг обожгла ногу сквозь ткань, и ушей коснулся неживой голос:
  -- Молчи, молчи, молчи...
   Нет, нет, нет...
   Стёпка низко, зло зашипел.
   Голос был тихий, звучал словно бы издалека, но показалось, будто мне шепчут в самое ухо. И холодком овеяло затылок - словно кто-то стоял за плечом и дышал или шагал за мной след в след. Я дернулась обернуться, но шелестящий голос тут же предостерёг:
  -- Нет, нет, нет...
   Не оборачивайся, не смотри...
   Молчи, молчи, молчи...
   Не говори...
   Ей не говори...
   Не говори никому...
   Молчи!
  -- Так вышло. С парнем в балахоне - просто повезло. А в кота фигульку метнула, - таким тоном, словно это был очевидный факт, произнесла я.
   Катарина элегантно приподняла бровь - даже на запыленном лице с засохшими корочками слёз на щеках это смотрелось впечатляюще.
  -- Повезло... Фигулька - это нож? Ты метнула нож из внешнего круга? - прохладно переспросила она.
  -- Из внешнего, - подтвердила я, не уточняя, что имела в виду под "фигулькой". Странный шепот не смолкал.
   Молчи, молчи, молчи...
   Не верь...
   Не оглядывайся...
  -- Хорошо, - не стала настаивать Катарина, и исчезнувшая, было, улыбка снова появилась на её губах. Но глаз не коснулась. - У каждого есть секррреты, которыми он не хочет дьелиться с другими. Не правда ли?
   Это, надо понимать, было вежливое "Не хочешь говорить - не надо. Но и от меня ответа не жди. Тема закрыта".
   Вытирать меч и укладывать его в футляр пришлось мне: пальцы Катарины распухли и почти не сгибались. Чтобы снова взять в руки коварный артефакт, пришлось сделать над собой усилие, но он вёл себя на удивление смирно, как самый, что ни есть неволшебный меч: ни сил не вливал, ни тоски не нагонял. И все же я вздохнула спокойно, только когда щелкнули, закрываясь, замки на футляре.
   Потом Катарина неподвижно сидела на земле, позволяя промывать и смазывать зелёнкой глубокие царапины от когтей ракшаса. Я чертыхалась сквозь зубы, а напротив нас в позе Короля Льва лежал Стёпка и таращил желтые глаза-фонарики на рыжую воительницу. Черный кот отлично знал, как действовать людям на нервы.
  -- Ты не могла бы попросить его не смотррреть так? - не выдержав, наконец, попросила Катарина.
  -- Могла бы. Стёпка, выключи фонари, - заклеивая царапину пластырем и едва не пыхтя от старания, проговорила я. Кот не шелохнулся, только дернул ухом, словно отгоняя назойливую муху.
  -- Он смотрррит, - сообщила Катарина, вытирая лицо неизвестно откуда взявшимся белоснежным платком с монограммой. Z, O и, кажется, R. Любопытно, подумалось мне, в каком языке Z.O.R. - означает "Катарина"?..
  -- Он же кот. Кот смотрит, на кого ему вздумается и когда вздумается. Даже король с этим смирился, чем тебе не нравится компания?
   Должно быть, этой сказки ей в детстве не читали. Во всяком случае, пока Катарина бережно расправляла старую выцветшую рубашку, которая валялась у меня в багажнике, ожидая своей очереди пойти на тряпки, на лице её буйным цветом цвело недоумение.
   После того, как все царапины были должным образом смазаны, руки сполоснуты, рубашка и юбка надеты, лохмотья с должной аккуратностью запихнуты в мешок для мусора, а багажник захлопнут, все расселись на свои места (причем Стёпка нахально устроился на переднем сидении, не оставив Катарине особого выбора), и я завела мотор. Против обыкновения "Лада" не стала чихать и капризничать - а чуть ли не подпрыгивала от желания тронуться с места. Я развернулась, ещё раз помяв при этом подсолнухи, и направила машину к шоссе. Очень хотелось оглянуться, но позади явственно слышался шепот, похожий на шелест сухой листвы.
   Умница...
   Умница, девочка...
   Все сделала правильно...
   Только не оглядывайся...
   Не оглядывайся...
   Катарина сперва сидела неподвижно, только едва заметно шевелились губы, и дрожали разноцветные искорки на камнях, украшавших её странный крест. Потом она внезапно подняла голову и посмотрела прямо на меня. Краем глаза я поймала её отражение в зеркале заднего вида. Усталая, иссякшая какая-то, с синяками под глазами, она смотрела серьезно и внимательно, словно решая про себя важный вопрос. Стёпка приподнял раскормленную мордаху, коротко мяукнул мне о чем-то кошачьем и, не дождавшись отклика, недовольно завозился на сидении. Не отрывая глаз от дороги, я рассеянно потрепала его по загривку.
   Рыжеволосая воительница отвела взгляд и принялась расчесывать спутанные волосы щеткой, появившейся, видимо, оттуда, откуда и платок, неторопливо, словно про себя, проговаривая:
  -- Из верреска напиток забыт давным-давно
   И был он слаще меда, пьянее чем вино
   В котлах его варрили и пили всей семьей
   Малютки-медовары в пещерах под землей
   Прришел король шотландский, безжалостный к врагам,
   Согнал он бедных пиктов к скалистым беррегам.
   На верресковом поле, на поле боевом
   Лежал живой на мертвом и мертвый на живом...
  
  -- Summer came in the country,
   Red was the heather bell;
   But the manner of the brewing
   Was none alive to tell.
   In graves that were like children's
   On many a mountain head,
   The Brewsters of the Heather
   Lay numbered with the dead, -
  
   - уверенно подхватила я. - Стивенсон, "Вересковый мёд", классика английской литературы. Увлекаешься? Красиво, но, на мой взгляд, слишком мрачно. И несправедливо.
  -- А мне костер не страшен, пускай со мной умррёт... Он не пощадьил сына, только чтобы сохранить секррет, - задумчиво проговорила Катарина, продолжая размеренными движениями расчесывать волосы. - Моя святая тайна, мой верресковый мёд... Великий подвиг. Великое самоотрречение. Справедливость... Они не знают, что такое истьинный Свет, не знают, каково нестьи нашу ношу. Они не хотьят идтьи с нами. В чём-то они даже хуже тьех... не за Свет, а протьив Тьмы... А другим... не нужно это знать... не для них...
   Я едва сдержалась, чтобы не фыркнуть: подобной интерпретации старого стиха мне ещё слышать не доводилось. Подвиг? Самоотречение? Ну да, как же! Чихать старику было на подвиги! И на самоотречение чихать! Мести он хотел, а не какой-то эфемерной справедливости. Не так, но хоть эдак плюнуть в лицо убийце своего народа...
   Слова так и плясали на кончике языка, но произносить их я не стала. Равно как и спрашивать, кто такие "они", "те" и особенно "другие": благоразумие, чуть ли не впервые в жизни взяло верх над любопытством.
   Не надо...
   Не надо...
   Не изменить...
   Не исправить...
   Не лезь, куда не просят, дурочка!
   Слева стремительно мелькнуло что-то расплывчато-серое - мимо машины пронесся один из "ребяток" босоркуна, несколько раз облетел её, и внезапно завис напротив моего окна. Ветрянник уставился на меня непроницаемо-черными глазами, качнул головой вправо-влево и, в беззвучном вопле разевая рот, рванул в небо, словно ракета со старта. Если этим мне хотели что-то сказать, это "что-то" так и осталось неизвестным: никогда не была сильна в разгадывании шарад. А Катарина безучастно смотрела перед собой, и изящные тонкие пальцы ловко закалывали тщательно расчесанные волосы в элегантный узел.
   Тоже слева, но дальше, в поле, что-то ярко и остро блеснуло на солнце. Я машинально повернула голову - и пальцы стиснули руль так, что костяшки побелели: среди моря пшеницы залихватски плясала молодая девушка с толстой русой косой, одетая в длинную белую рубаху. Зной, который я, было, почти перестала чувствовать, душным одеялом лег на плечи, горячими ладонями стиснул затылок, перед глазами поплыли цветные круги. Девушка всплеснула руками - и тут же оказалась на другом краю поля, не переставая притоптывать и кружиться. Нахмурившись, я отвела взгляд и, заставив себя ослабить хватку на руле, попыталась сосредоточиться на дороге. "Лада", словно не замечая состояния хозяйки, бодро бежала вперёд, мотор работал ровно, размеренно, и Стёпка басовито мурчал ему в такт.
   Что-то было не так. Чего-то не хватало...
   Спустя секунду меня осенило, чего именно. На обеих руках я носила разноцветные "фенечки" - браслетики из цветных ниток и бисера, подаренные мне бабушкой. Теперь остался только один, на правой руке - три других бесследно исчезли.
   "Сплошная чертовщина... - озадаченно подумала я. - Феньки-то кому не угодили?"
   Катарина наклонилась вперёд и молча протянула мне открытую бутылку с остатками минералки. Я благодарно кивнула, делая глоток.
  -- Спасибо. Куда тебе теперь?
  -- В Семиррреченскую. Тьебе по дороге?
  -- Точно. Держись, довезу с ветерком!..
   "Хорошо было бы ещё к бабуле тебя затащить... устроить, так сказать, очную ставку... Но хорошего понемножку. А с бабулей у нас будет долгий разговор. Бабка Палашка, надо же!"
   В этот момент наконец включилось радио. И, словно по заказу, Пелагея запела своего "Казака".
   "Очень, очень долгий".
   Дальше мы ехали молча. И мне ничего, совершенно ничего не мерещилось.
  
   Старушка "Лада" не бегала так легко, должно быть, со дня своего выпуска. Всего через полчаса мы были в Семиреченской. Я притормозила у заправки, просигналила, шуганув какую-то пеструю курицу, с отчаянным бесстрашием сунувшуюся под колеса... и вдруг увидела Его.
   Он сидел на скамейке под акацией - высокий и очень красивый синеглазый парень с волосами до плеч, светлыми, но не светло-русыми, как мои, а похожими по цвету на спелую пшеницу. Лоб охватывала плетеная кожаная полоска, белая футболка плотно облегала мускулистый торс, линялые голубые джинсы были художественно порваны на коленях, а кроссовки покрывал толстый слой пыли, словно их владелец прошагал не один километр.
   Жары синеглазый красавец, казалось, не замечал вовсе.
   Рядом с ним на скамейке лежал футляр от гитары, и я готова была поставить в заклад свой любимый мобильник, что внутри него всё, что угодно, но только не гитара.
   Катарина едва дождалась, пока остановится машина, и, забыв даже попрощаться, схватила шляпку и футляр и выскочила из машины. Она бросилась, было, вперед, но затем, пересилив себя, выпрямилась, вскинула голову и медленным шагом направилась к ожидавшему её молодому человеку. Тот одним плавным изящным движением поднялся на ноги и сам шагнул навстречу Катарине, мечтательно и отстраненно как-то улыбаясь. Я успела подумать, что так, наверное, должны улыбаться архангелы, откинулась на спинку кресла и... уснула.
   Нет, на самом деле я не спала. Я все видела, слышала, ощущала, но почему-то другого желания, кроме как сидеть и тупо пялиться на приборную панель не испытывала. Так было правильно. Так было нужно. Не о чём волноваться, незачем думать. Достаточно просто сидеть и ждать, как тебе и сказали...
   "Почему? - внезапно удивилась я, стряхивая сонную одурь. - И кто, собственно, сказал мне такое?"
   Как кто? Катарина, конечно! Она попросила подождать её, пока она...
   "Она ничего подобного не говорила. По крайней мере, не вслух. И... почему я должна её ждать? Почему я вообще должна кого-то слушать?!"
  -- Послушать как раз и не мешало бы... - шелестнул из-за спины уже знакомый голос, и затылок овеяло холодом. - Просыпайся, девица красная! Сбрасывай чары паутинные да оковы крепкие!"
   Единственными "оковами", которые держали меня в данный момент, был ремень безопасности. Машинально я попыталась расстегнуть его, но пряжка не поддавалась. "Заклинило, что ли? - недоуменно подумала я, сделав ещё одну попытку. И ещё одну. И ещё. - Да что за ерунда?!"
  -- Что это на вас, Катарина? - негромко спросил знакомый моей пассажирки. На самом деле, просто спросил, но у меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло. Голос у него был необыкновенный - ясный, звучный, сильный, как нельзя больше подходящий ангельской внешности. Он с равным успехом мог принадлежать и оперному певцу и вдохновенному пророку.
  -- Рубашка и юбка, - немного нервно ответила рыжеволосая девушка. Несмотря на то, что она и её знакомый стояли в отдалении и разговаривали вполголоса, каждое слово я слышала так отчетливо, словно находилась в двух шагах. - Чужая одежда, ношеная. Я знаю, что нарушила устав, брат мой, и готова понести епитимью. Но... у меня не было другого выхода.
   "Хотела бы я иметь такого брата... И когда это она успела потерять свой акцент?" - машинально удивилась я, продолжая сражаться с ремнём. Тот не поддавался. Попытка растянуть его и сбросить тоже не к чему не привела - ремень словно держала какая-то невидимая сила, и она же буквально вжимала меня в кресло. Я зашипела от злости и досады, не понимая, что происходит. В самом деле!.. А на пассажирском сидении Стёпка, свернувшись тугим клубком, уже тихо похрапывал во сне.
   Простым окликом и потряхиванием разбудить его не удалось, пришлось схватить за шкирку и потрясти сильно. Ярко-желтые глаза медленно открылись, несколько раз сонно моргнули, недоуменно взглянули на меня... а в следующий миг лапа с втянутыми когтями довольно ощутимо съездила мне по запястью. Пальцы моментально разжались, кот вскочил, вздыбливая шерсть и выгибая спину, хвост распушился, став похожим на ёршик для мытья бутылок. Зверёк, казалось, отлично понимал, что происходит, и это "что-то" ему совершенно не нравилось. Да что там, в такой ярости своего любимца я не видела ни разу! Он тронул лапой ремень, мяукнул что-то, судя по тону - ругательное, и, недолго думая, впился зубами в плотную ткань.
  -- Должно быть, не было, - согласился архангел. - Мы увели за собой не всех. Сколько тебе досталось?
  -- Трое, брат мой, - глядя ему прямо в лицо, отрапортовала Катарина. - Все мертвы.
  -- Помни, где мы, и обращайся ко мне по имени, - в голосе архангела прорезались стальные нотки. - Нкарран и майлинг. Кто третий?
  -- Ракшас, бра... М-михал.
   "Красиво. В самом деле, как архангела, - мечтательно подумала я, даже не пытаясь выпутаться из бездумного любования. Где-то в глубине сознания уже начинали формироваться смутные подозрения, что не всё так хорошо, и не все герои святы, но до поверхности добраться ещё не успели. - Вот сейчас Стёпочка догрызет, вылезу... надо же познакомиться... когда ещё встретишь такого славного симпатичного па... аууууй!!!!"
   Стёпка не поскупился: острые, как иголки, когти проехались по незащищенному предплечью, и пять длинных царапин мгновенно набухли кровью. Но в голове мгновенно прояснилось.
  -- Ты в одиночку справилась с ракшасом?! - в голосе юноши проскользнуло недоверчивое изумление. - Невероятно... Что ж, может, я и ошибался. Может быть, ты достойна самостоятельных...
  -- Не я, - перебила его Катарина, нервно оглянувшись. - Мне немного помогли... нет, не так. Мне помогли много. Это она... - рыжеволосая оглянулась ещё раз, - прикончила ракшаса. И нкарана тоже.
  -- Та девочка? - изумленно переспросил архангел, проследив её взгляд. Я чуть было не помахала ему рукой, но мудрый инстинкт самосохранения прямо-таки вдавил меня в кресло, заставив замереть и зафиксировать взгляд на приборной панели. - Каким образом?
  -- Нкаран "невидимкой" прикрылся - высокоуровневая, иерарх рисовал, не иначе - подкрался сзади, так она в него меч вогнала так же ловко, как утёнок ныряет в пруд. И невидимость содрала на энас - дио. Я никогда такого не видела, даже у боевиков, это просто невероятно!.. Я спрашивала её, но паутинка почему-то не липла, рассыпалась как труха, а правдосказа у меня не было. Хотелось бы знать, каким ножом она ракшаса из внешнего круга доста...
   Архангел нетерпеливо шевельнул раскрытой ладонью, обрубая окончание фразы.
  -- Почему она ещё жива, вот что мне бы хотелось знать.
  -- Брат Ми... Михал, вы не поняли? Она - наша.
   Ремень лопнул. Степка брезгливо выплюнул обрывки ткани и какие-то ниточки и принялся умываться. Последний браслетик внезапно посерел и струйкой пыли стёк с запястья. Я машинально стряхнула пыль с шортов и задумалась, что делать дальше. Самым разумным выходом было ретироваться, пока эти странные братья и сестры выясняют отношения, но... Бензин почти на нуле, не факт, что даже завестись удастся. А потом ещё разворачиваться, набирать скорость... У белобрысого архангела гуманизм и сострадание отсутствуют как класс, а Катарина, которая хоть и перекрестится, скорбно поджимая губы и стоически молча, но сделает все, что ей прикажут. А если в арсенале этих серьезных людей имеется что-нибудь вроде моей золотой стрелки, то светит мне славный погребальный костерок прямо на выезде и короткий акт судебно-медицинской экспертизы: "Смерть в результате несчастного случая, причина возгорания не установлена".
   Открыть дверь и бежать? Если выбраться через заднюю дверь, сразу не заметят, но куда бежать? В лесополосу, которую напросвет видно? Через дорогу, в поле, в кукурузе прятаться? "Убиты, Глеб Егорыч", - как говорил герой одного известного фильма. Прежде чем добегу, расстреляют, нашинкуют и соломкой нарубят.
   "Любопытно, - совершенно не к месту и не ко времени мелькнуло в голове, - а куда все люди подевались? Ни хозяев ни видно, ни дедка, что на той вот самой лавочке всегда любил сидеть? Выбросили за пределы реальности или... прикопали где?.. Нет, ну хорош-то как! Удивительно симметричное лицо... и глаза, такие яркие и чистые... синие-синие, как самые дорогие сапфиры. Нет, сапфиры холодные, а у моего архангела глаза теплые... как вечернее небо. Вот! Точно! Цвет июньского не...ааауууууйййййй!!!"
   Котик, на чьей морде было написано нечеловеческое страдание, с силой шлепнул замечтавшуюся хозяйку по бедру, в который раз безжалостно разгоняя клубящийся в салоне туман бездумного восхищения. Айкнув, я сердито пихнула кота в бок и тут же поникла под его суровым взглядом. С тихим щелчком открылся бардачок, и из него вывалились упаковка пластыря, флакончик очень вонючих духов, которым я пользовалась вместо газового баллончика, и полтора десятка разноразмерных и разнотипных предметов, в которых безошибочно опознавались обереги. Деревянные обереги, каменные обереги, железные, плетенки и браслеты, кольца и бусы, четки, камушки, пучки перьев... Я оторвала кусок пластыря и принялась заклеивать царапины на руке, демонстративно игнорируя валявшееся на коврике и сидении барахло. Жизнь была куда проще, когда я думала, что знаю все об устройстве мира, тех, кто его населяет, и своей большой, дружной семье.
   Думала или знала?..
   Троюродный братик Пашка, провонявший травами и химическими реактивами...
   Двоюродный племянник Витя с карманами, вечно полными лягушачьей икры...
   Кузина Станислава - бусинки в волосах, колечки в ушах, на руках - золотые прииски: браслеты, браслетики, браслетищи от запястья до локтя, браслеты на лодыжках, одежда в вышивках...
   Нет, о своей семье я не знала ровным счетом ничего.
   Или не хотела знать.
   Или... мне помогали не-знать.
   "Ну, бабуля!!!"
  -- Здесь нет наших, Катарина, - ровно и мягко проговорил архангел, с доброжелательным сочувствием учителя, в десятый раз объясняющего урок нерадивому, но любимому ученику. - И очень жаль, что ты никак этого не поймешь. Сорняки могут быть красивы, но их нужно выдергивать с корнем, иначе они заполонят весь твой сад, и он погибнет. Она - русская. С русскими можно говорить только на одном языке - на языке силы.
  -- Но... но если бы вы только посмотрели... если бы вы только на неё посмотрели! - попыталась возразить рыженькая, заработав от меня еще десять баллов на свой счёт. Лично я менее чем в пяти шагах от такого мужчины была бы способна только глупо ухмыляться, сглатывать слюни и кивать, не переставая. - Она же настоящая Искра! Такая редкость, такая сила... подобный материал встречается однажды на миллион! Сколько бы пользы она принесла, будь она с нами, вы только предста...
   Архангел снова сделал этот царственно-величественный жест ладонью, отметая возражения рыженькой.
  -- А как ты себе это... м-м-м... представляешь? - перебил её архангел, улыбаясь уголками рта. Глаза его были холодными, расчетливыми и совершенно безжалостными. - Добровольно она пойдет под нашу руку? Примет наше учение в самое сердце? И без страха и сомнений понесет светоч мудрости в сердца своих варваров-братьев?
  -- Но её же можно...
  -- Что? Обработать? Глупости. Ты ведь пыталась накинуть на неё поводок? Пыталась, вижу. И как, удалось?
  -- Как танк водить на ниточке, - не пытаясь отвести взгляда, призналась Катарина. Я подумала и добавила ей ещё полбалла - за честность. - На высокоуровневые я сначала не замахивалась, силы берегла, а после не смогла - эти потёмники меня почти досуха выжали...
  -- Она хотя бы заметила? - улыбка архангела потеплела на сотую долю градуса.
  -- Н-нет... - слегка смутилась Катарина, - но разве она должна была? У неё интеллект десятилетки, а чувство самосохранения отсутствует в принципе, и без должного обучения трудно ожидать...
   Я обиделась и отняла у неё десять баллов.
   Архангел снисходительно улыбнулся и лишился ещё десяти баллов.
  -- Рад, что у тебя хватило благоразумия оставить её под Неразберихой, - медленно, словно подготавливая почву для чего-то более серьезного, проговорил архангел и тут же выдал на-гора: - Она всё видела.
   Собственно, вернулся к тому, с чего начинал. "Почему она ещё жива..." и вот теперь: "Она всё видела". Молодой человек отлично знал, чего хочет от жизни и как этого добиться, а его ладонь меня буквально загипнотизировала. Всем цивилизованным странам следовало признать её оружием массового поражения. Не должно быть в одном жесте заключено столько смысла!
   Остатки волшебства осыпались, как листва с клена по осени. Вслед за волшебством окончательно пришел конец хладнокровию и сдержанности. Перед глазами разлился кровавый океан, а где-то на периферии замаячила перчатка Фредди Крюгера. И кощеевский меч-кладенец. Тот, двуручный, из любимой черно-белой сказки. Почему-то хотелось кого-нибудь убить.
  -- Наш долг - служить матери-церкви, - продолжал аккуратно вколачивать гвозди в крышку моего гроба архангел, - защищать её, следовать её путями, защищая паству неразумную от созданий ночи и зла... и не допускать, чтобы кто-нибудь из непосвященных знал о тварей сих существовании. Всеми возможными способами. Давно ли открывала ты послание отца церкви Самуила Александрийского?
   "Красавицам и баловницам, в пути встречая всяческих людей, нельзя речей подмётных слушать, - припомнилось мне, - иначе волк их может скушать".
   Катарина, резко побледнев, судорожно прижала к груди футляр со скрипкой и чуть сдвинулась в сторону, словно пытаясь прикрыть меня от взгляда своего знакомого. Этот поступок определенно заслуживал полсотни баллов, которые я, не долго думая, своей рыжей попутчице и прибавила.
   Степка, до сих пор в некотором обалдении созерцавший витающую в облаках хозяйку, боднул её - моё - бедро лбом и выразительно мяукнул на дверь. Я рассеянно потрепала его по загривку, продолжая прислушиваться. Кот почти по-человечески застонал и прикрыл лапой глаза.
  -- Пусть видела, пусть знает... - нервной скороговоркой произнесла Катарина. На её скулах, контрастируя с мертвенной бледностью лица, проступили два багровых пятна. - - Но она же и помогла мне. Без неё и её... ножа, я была бы сейчас мертва. Или ещё что похуже. Простая благодарность требует... можно же просто стереть ей воспоминания... зачаровать... во имя всех святых, мы не можем... мы не должны поступать так! Пусть свидетель, пусть русская, но она из тех, кого мы клялись защищать и оберегать! - Девушка упрямо тряхнула головой. - Мы же так превратимся в тех, других!!! Господи Боже!
   Архангел снова шевельнул ладонью - на этот раз воздел её вверх, привлекая внимание к своим словам.
  -- Вспомни, где мы находимся. Вспомни, кто идет по нашему следу. Вспомни, кто стоит за дверью, которую мы охраняем. Легко говорить за себя, но ты готова сказать и за них? Готова подвергнуть их жизни опасности... из-за благодарности к русской ведьме, которую сегодня впервые встретила и больше никогда не увидишь? Готова взять на себя такую ответственность?..
   Если старшие товарищи не использовали этого оратора для вербовки новых членов в их сектантскую общину, им следовало серьезно пересмотреть кадровую политику.
   Катарина вздрогнула и порывисто вздохнула. Я оказалось права в своей оценке: пусть рыженькая не произнесла ещё ни слова, её тело уже признало поражение в споре.
  -- Вы бываете жестоки, брат Михал, - прошептала она едва слышно. - Но вы правы. Вы... всегда... правы... Я... - слова застревали у неё в глотке, как куски яблочного пирога, - должна... сделать это... сама?
   Если бы я была кем-то вроде Терминатора, желтый свет "спящего режима" сейчас должен был замигать и погаснуть, сменившись зеленым "к выполнению задачи готов". А на внутреннем экранчике появиться план нашей пошаговой стратегии. Первое: гром не грянет, волшебный принц с неба не рухнет, помоги себе сама и будет тебе счастье.
   Второе: из двух зол выбираем меньшее, поэтому на колёса надейся, а ногами двигай - и в кукурузу!
   Третье: нужен отвлекающий маневр.
   Четвертое: и с чего бы его начать?..
   Ничего метательного и стрелятельного у Катарины с собой не было, даже с учетом содержимого тех невидимых карманчиков, из которых появились платок и щетка. Ведь не стала бы она бросаться на врага с мечом, если бы могла застрелить его издалека?.. А чтобы добраться теперь до своего жуткого меча, ей придется приложить немало усилий. Не знаю почему так, но замки меня просто обожают: стоит мне закрыть какой-нибудь и открыть его кроме меня не сможет никто, останется только ломать или спиливать. А если учесть, что замочки на скрипичном футляре закрывала именно я... хе-хе... что ж, удачи ей в труде и обороне. Кроме того, потасовка с "потёмниками" (слово-то что ни есть "дозорное"!) её изрядно вымотала, а раз так, серьезно опасаться следовало только архангела Михаила, то есть, брата Михала. Вот в его карманах могло находиться что угодно, следовательно... подпустить его поближе... и когда начнет толкать речь, открыть двери. Двери у моей машинки открываются резко и все разом, шлепнется на задницу проповедник, а у меня будет фора.
  

Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"