Журкина Наталья: другие произведения.

Авидара. Когда сбываются мечты (общий)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:


    И характер у меня не ангельский, и возраст не юный. Только истинно любящему мужчине нет до этого никакого дела. Он само совершенство. Его любовь - моя сбывшаяся мечта.
    Но возможно ли счастье в мире, где нет места взаимной любви?
    Если бы я знала, что мне придется бороться с опасными врагами, спасать чужой мир и доказывать свое право на счастье в нем, я бы... всё равно отправилась туда, где сбываются мечты, и вершится воля Великого Эллия.

    Дилогия в одном файле. Первая и вторая части книги объединены в сокращении.

    Полный текст находится на сайте "Призрачные миры"

    Жанр: любовный роман + фэнтези ...



    ЗАВЕРШЕНО
    ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ





Часть 1
Глава 1. Сны
Глава 2. Знакомство
Глава 3. Авидара
Глава 4. Эллария

Авидара. Когда сбываются мечты

Часть 1

   - Ты кто? Маньяк?! -- закричала я, мячиком отскакивая от абсолютно голого мужика, в шею которого я почему-то намертво вцепилась всей судорожно сжатой пятерней.
   А шея была впечатляющая: широкая, мускулистая, с разноцветной татушкой вокруг нее. Мужик же действительно был голый. Везде.
   От пережитого шока мозг совершенно отказывался понимать происходящее. Сердце колотилось. Ноги так и норовили пуститься в забег, а руки .... А где были руки? Да черт с ними, не знаю!
   Пытаясь осознать сразу несколько вещей одновременно: кто он, где я, почему я в него вцепилась, и вообще, что происходит, я нервно пятилась в сторону двери.
   Голый мужик молчал, потрясенно глядя на меня, и взгляд его выражал такое безмерное замешательство, что я загордилась собой. Это ж первое правило в борьбе с маньяками - вызвать у них растерянность, и пока они приходят в себя, бежать и бежать от них без оглядки.
   Я уже собиралась выполнить свое намерение, но тут мужик нервно вздрогнул, приходя в себя, и обогнув меня по широкой дуге, поспешно вышел из комнаты. Я же осталась одна, наедине с моим страхом.
   Когда я поняла, что на меня так с ходу никто нападать не собирается, сразу успокоилась и поспешила оглядеться в поисках путей отступления.
   Помещение, в котором я находилась, было небольшим, но довольно просторным - мебели здесь было негусто. Неширокая кровать, застеленная пестрым одеялом, да деревянный стол с двумя стульями. Над столом с бревенчатого потолка свисала старая лампа, по виду керосинка, пыльная, тусклая. И именно эта странная лампадка вдруг помогла мне осознать, что я действительно в другом мире. В моем мире электричества, машин и технического прогресса такую лампу можно увидеть только в музее, но никак не в доме.
   - Так! И какой это век? - не на шутку встревожилась я, разглядывая простую деревенскую избу и полное отсутствие атрибутов цивилизации. - Я что в деревню попала или в средневековье какое-нибудь? Надеюсь, туалет тут теплый!
   Пару минут я стола неподвижно, давая себе возможность свыкнуться с мыслью, что эксперимент с перемещением, кажется, удался на славу. Зря сомневалась. Значит, сны меня не обманули. Но вопрос с теплым туалетом актуальности не терял.
   Вот почему я раньше этим вопросом не озадачилась? А то бросилась за любимым на край света, а такие важные вопросы не прояснила.
   Я решительно двинулась в сторону двери, в которую удалился парень.
   Кто-то же должен дать мне разъяснения по поводу того, куда я попала и что мне теперь с этим делать! Только в этот момент я осознала, в какую авантюру ввязалась, и чем грозит мне моя романтическая беспечность. И открытие это меня не порадовало. Да и кого бы порадовало? Одна в чужом мире с незнакомым мужиком. Врагу не пожелаешь!
  

Глава 1. Сны

   А начиналось все так мило и романтично.
   Две недели назад я, Наталья Круглова, москвичка, учительница средней школы и просто одинокая тридцатилетняя женщина возвращалась с работы домой. Да не просто возвращалась, а неслась сломя голову, на которую с тяжелого свинцового неба обрушился внезапный, неправдоподобно дикий июньский ливень.
   - Ну, вот откуда берутся такие дожди в июне? И это вместо обещанного глобального потепления! -- возмущенно бурчала себе под нос я, с отвращением ощущая прилипший к телу совершенно мокрый рукав.
   О замедлении бега я даже не помышляла, тем более что впереди замаячил вожделенный подъезд родимого дома. Однако затормозить мне все же пришлось, причем, резко -- прямо по курсу возникла устрашающих размеров лужа.
   И, конечно, лужа была бескрайней и глубокой, обойти ее можно было только по газону, где меня радостно поджидала мокрая трава и противно липкая грязь. Кое-что еще в этом дождливом пейзаже мне показалось странным и настораживающим. Прямо в центре дождевого моря, грозившего переродиться в океан, лежало нечто большое и серое, похожее на скомканную тряпку или одеяло, выброшенное кем-то за ненадобностью на улицу.
   Присмотревшись внимательнее, я поняла, что это самое нечто было совершенно неподвижно и вроде бы ничем лично мне не угрожало. А время для сомнений было сильно неподходящим -- дождевые потоки уже достигли самых интимных частей моей одежды.
   Наплевав на все, я тяжело вздохнула, мысленно попрощалась с моими любимыми туфельками, и смело шагнула в воду, чтобы совершить финальный бросок к заветной двери. Стартанула я лихо и, наверное, добежала бы таки до своего дома без лишних терзаний и сожалений по погибающей обуви, но пробегая мимо лежащей прямо по курсу серой груды, совершила фатальную ошибку - посмотрела на нее еще раз.
   Ох! Лучше бы я этого не делала! Это была вовсе никакая не тряпка, а большая, мокрая и отвратительно грязная псина, и на вид, к тому же, ... неживая!
   Вот не люблю я дохлых животных на своем пути! Я так взвизгнула, осознав сей неприятный факт, что услышали меня, наверное, даже на двенадцатом этаже нашего нетихого дома. Но самое страшное, что услышала меня и "мертвая" собака!
   Она неожиданно резво вскочила на ноги и бросила на меня полный укора и бесконечного страдания взгляд. Затем несчастная снова рухнула обратно в лужу, издав при этом настолько печальный и жалобный стон, что вместо того, чтобы испугать и придать мне дополнительной скорости, этот звук просто пригвоздил меня к месту в самом центре водного царства. И тут, сама не знаю почему, я вдруг с ужасом почувствовала, что не могу уйти и бросить это несчастное животное одно среди дождя. Не могу и все!
   Лишенный сердца разум твердил: "Беги, дурочка, простудишься! Не твое это дело - спасать бездомную живность. Да и куда ты его возьмешь с твоей-то аллергией на животных?"
   Но другой голос во мне, подозрительно напоминавший голос не кстати проснувшейся совести, резонно возражал умудренному опытом разуму: "А спать я как буду? Как буду себе самой в глаза смотреть после этого?"
   Подобный диалог в моей голове мог бы продолжаться еще долго, если бы не усилившийся ливень. Не думая больше ни о чем, кроме желания убраться подальше, я подбежала к лежащей на моем пути бедняжке.
   - И как же мне тебя тащить, животное? - обратилась я к собаке с риторическим вопросом и тут же увидела, что на ней что-то блестит сквозь мокрую шерсть.
   Это был неширокий кожаный ремешок с какими-то красными и синими вкраплениями, разглядывать которые в данных обстоятельствах мне совсем не хотелось. Я схватила собаку за ошейник и резко потянула вверх.
   - Вставай, милая, вставай! Нечего тут разлеживаться, людей пугать, - ласково воззвала я к собачьей совести. -- Я тебя не подниму сама-то. Я маленькая слабая женщина, а ты большая сильная собака. Так что возьми себя в лапы и ползи ... сама ... домой ...
   Тянула я собаку со всей силы, при этом еще и легонечко попинывала ее в бок для доходчивости. И не зря. Псина приоткрыла глаза, сморгнула воду с отяжелевших век и привстала.
   Уф! Кажется, наконец-то она меня услышала!
   Двинулись к спасительному подъезду мы так: впереди я с зонтиком, с которого ручьями лилась вода, в одной руке, и с ошейником в другой, за которым на полусогнутых двигалась больная собака. Зрелище, должно быть, было презанятное, и я бы с удовольствием над ним посмеялась, если б не являлась бы его непосредственным участником. Так мы и дотащились до моей квартиры минут через двадцать, потратив на дорогу последние остававшиеся у нас силы.
   Вошли и упали. Обе. Вернее, собака рухнула прямо у порога, а я проскочила в ванную, на ходу стягивая с себя мокрую и, увы, потерявшую респектабельный вид одежду. Переоделась я в теплый махровый халат, с наслаждением влезла в сухие тапочки и ... призадумалась.
   Вот поддалась я дурному порыву, и что теперь делать-то? Говорят же, что добро наказуемо, и вот оно мое наказание - лежит себе на чистом паркете и портит его. А грязная лужа, растекающаяся из-под собаки, скоро достигнет комнаты, а может, и к соседям просочиться.
   - Вот тогда и получу по полной, - грустно сообщила я себе и, тяжело вздохнув, отправилась за тряпкой и старым полотенцем.
   Весь оставшийся вечер я провела в заботах о своем несчастном найденыше. А ночью .... Ночью мне приснился замечательный сон.
  
   *****
   Сегодня он пришел сразу.
   Я знала, что он здесь, чувствовала его присутствие всем своим существом, но глаз не открывала. Я любила ощущать тепло его ласкового взгляда на своем лице, слышать его возбужденное дыхание и едва слышный шепот, страстный, волнующий, завораживающий ...
   Он любил меня. Только он любил меня. Я точно знала это, хотя он никогда не говорил об этом вслух.
   Его сердце говорило о любви моему сердцу, и мое отвечало ему взаимностью. Я даже никогда не видела его лица, знала лишь силуэт и этот проникновенный, бередящий душу голос.
   Я любила его всем сердцем, каждой частичкой своей тоскующей души и ... ждала, каждую ночь ждала уже много-много лет.
   И он приходил.
   Иногда мы молча смотрели друг на друга, порой пытались разговаривать, но не словами, а сердцами. Когда становилось трудно только смотреть, мы пытались прикоснуться друг к другу, но наши стремящиеся к объятьям руки касались лишь воздуха и разочарованно падали на колени не в силах преодолеть расстояние и что-то еще незримое, но очень-очень важное.
   - Жизнь моя, любовь моя, услышь меня! - тихий голос так близко, что я невольно открываю свои глаза, еще полные сна.
   Очи любимого, обращенные ко мне, полны любви и ласки.
   - Я пришел за тобой, родная, как и обещал. Я не могу больше жить без тебя. Ты нужна мне. Так нужна! - сколько тоски и боли в этих словах, в этом страстном призыве. Он отзывается во мне такой же болью и тоской. Не могу пережить его боль, это выше моих сил.
   - Милый друг, я готова пойти за тобой на край света. Забери меня туда, где мы всегда будем вместе! -- откликаюсь я таким же страстным шепотом.
   Протягиваю к нему руку, в тысячный раз пытаясь дотронуться и зная о безнадежности этой попытки.
   Рука моя вдруг ощущает не привычную пустоту, но живое тепло его руки. Его сильные пальцы сжимают мои в таком сладостном прикосновении, что я почти теряю сознание.
   Погружаюсь в забытье, но слышу еще его слова, осыпающие меня надеждой:
   - До завтра, жизнь моя ..., моя прекрасная Авидара ... .
  
   Я уже проснулась, а сердце все никак не могло успокоиться. Этот сон я видела уже много раз в течение десяти лет, но впервые он был настолько реалистичен и, главное, голос моего ночного гостя впервые обрел звучность. Раньше лишь изредка до меня доносился его невнятный, заставляющий трепетать сердце шепот, но чаще я просто ощущала на себе его взгляд, полный страстного обожания, и тепло его нежности. Этой ночью я услышала его голос, и от этого волнующего тембра до сих пор мурашки бегали по коже, а сердце ритмично отбивало чечетку. Даже не сразу осознала смысл его слов! Что он хотел мне сказать?
   Лежать и раздумывать было некогда -- перед работой мне предстояло совершить множество дел. И первостепенное -- посмотреть, как себя чувствует свалившийся на мою голову питомец.
   В полутемной прихожке из-под старенького одеяла на меня смотрели два темно-голубых, почти синих, настороженных глаза. Но кроме настороженности я не заметила в этом взгляде ни капли агрессии или страха, даже вчерашней боли и усталости как ни бывало. Собака несколько минут пристально меня рассматривала, потом медленно поднялась, оказавшись высотой не меньше метра, а в длину все полтора (вчера она не казалась мне такой огромной), и неспешно двинулась в мою сторону.
   Мама дорогая! Да я ей на один зуб!
   Но нельзя показывать свой страх, никак нельзя, а то потом она мне на голову сядет! Все-таки хозяйка дома я, а не она, вернее, он. Теперь, когда псина стояла в полный рост, принадлежность к мужскому полу была очевидна.
   Историческая встреча состоялась в середине коридора. Сперва я была тщательно обнюхана, затем мне лизнули правую руку и вильнули в мою честь хвостом. И сразу стало ясно: бояться нечего - это друг и точка!
   И зажили мы вдвоем. Хорошо так жили, дружно. Милый оказался вполне приличным и даже замечательным псом.
   Да-да, Милый! Ни на какую другую кличку он не желал откликаться. Я пробовала разные варианты от демократичного Бобика до аристократичного Арчибальда, но пес только недовольно порыкивал при произнесении мной разнообразных прозвищ и смотрел на меня сильно недобрым взглядом. Но стоило произнести заветное слово "милый", как он бросался ко мне со всех лап, вилял хвостом и выражал всяческую любовь и преданность.
   Пришлось смириться. Милый так Милый. У всех свои причуды, и собаки на них тоже имеют право.
   Днем я работала, а вечера мы проводили вместе: ужинали, смотрели телевизор (при этом глаза пса увеличивались до размеров маленькой тарелки), читали, вернее, я читала, а он наблюдал за мной, затем гуляли перед сном и неторопливо укладывались спать. Я на кровати, он около нее на коврике. Иногда Милый так тяжко вздыхал и ворочался во сне, что мне становилось его жалко, я опускала руку и начинала нежно поглаживать своего четвероного друга, пока он окончательно не успокаивался и засыпал.
   Так прошло две недели. Я полюбила моего питомца. Мне было с ним так хорошо, что я ни разу не попыталась найти его хозяев и вернуть пса домой. То, что Милый домашнее животное, не вызывало сомнений. Он был прекрасно воспитан, знал все собачьи команды и вел себя примерно и, если этот эпитет применим к собаке, благородно.
   Кроме того, у него был ошейник, похожий на тонкую кожаную полоску, украшенную красными и синими стразами. Полоска представляла собой единое целое и не имела никаких стыков, застежек и швов. Как удалось закрепить ее на собаке, было загадкой. Второй загадкой было полное отсутствие надписей. Лишь между стразами вилась тончайшая вязь, соединяя камушки таким образом, что они образовывали причудливый орнамент. Буквы этот орнамент не напоминали, хотя мне казалось, что однажды я уже видела нечто подобное, но где точно - не помнила.
   Приближался отпуск. Занятия в школе уже закончились, оставалось только написать отчеты, и можно было расслабиться на целых два месяца. Я предвкушала период заслуженного безделья и планировала вылазки на природу с моей собакой. Ехать дальше дачи не позволяли финансы, да и оставлять моего четвероного друга одного как-то не хотелось.
   И тут мне приснился очередной волшебный сон, на этот раз оказавшийся судьбоносным.
   Едва закрыв глаза, я услышала любимый голос.
  
   - Жизнь моя, я жду тебя!
   - Любимый, я готова.
   - Скажи мне, ты действительно решила прийти ко мне?
   - Да, решила!
   - Но я живу в другом мире, далеко от тебя.
   - Я знаю.
   - Тебе придется покинуть твой мир и навсегда остаться в моём!
   Сможешь?
   - Смогу!
   - Не боишься?
   - Боюсь, но без тебя я боюсь еще больше. Ты всегда будешь со мной?
   - Всегда!
   - Обещаешь?
   - Обещаю, родная! Да и не смогу я жить без тебя. Так суждено мне Судьбой.
   - Что я должна делать?
   - Завтра полнолуние. Это очень важно.
   - Понимаю.
   - У тебя на правом предплечье есть родинка.
   - Да, есть. Откуда ты знаешь?
   - Я потом тебе все объясню. Теперь слушай меня внимательно.
   -Завтра ночью, когда Луна появиться полностью, положи левую руку на свою родинку, а правой рукой покрепче ухвати ошейник твоего пса.
   - Милого? Зачем?
   - Он твой проводник в наш мир.
   - Значит, это ты послал его мне?
   - Да!
   - Хорошо, я сделаю все, как ты сказал.
   - Любимая! Я жду тебя. Если ты не придешь, я умру. Жизнь без тебя не имеет смысла.
   - Моя тоже.
  
   Утром я долго сидела на кровати и смотрела в окно. Там за окном солнце, деревья, люди и бесконечное движение. А во мне царит тишина, и еще ... еще мне страшно. Очень страшно!
   "Что это со мной? -- потрясенно думала я, вспоминая свое сновидение. -- Там было все так просто! Я согласилась пойти за моим суженым в незнакомый мир очень легко, бездумно и бесстрашно, а сейчас я боюсь. Боюсь себя, боюсь его, боюсь неизвестности, боюсь, что все это неправда, а мой сон - только сон или признак сумасшествия".
   - Что это было, Милый? -- перевела взгляд на пса, пристально всматривающегося в мое растерянное лицо, чувствующего мой страх и смятение. -- Бред сумасшедшего, да? Ты как думаешь?
   Милый встал и подошел поближе, лизнул мне руку, робко махнул хвостом и стал глядеть мне в глаза так преданно, словно обещал любить меня даже если я сумасшедшая, даже если никто больше не полюбит.
   И тут я решила: пусть все будет так, как будет! Пусть все решится само собой.
   День провела как во сне - не помню, что делала, наверное, ела, гуляла, смотрела телевизор, разговаривала по телефону. Позвонила маме и сообщила, что уезжаю в отпуск с друзьями в такую глухомань, что звонить нет никакой возможности. Мама вздохнула, но расспрашивать не стала. Спасибо ей за это, потому что врать маме я не люблю, но и правду сказать не могу.
   Да и что бы я ей сказала, когда сама ничего не знаю?
   Собрала сумку. Взяла только самое необходимое: смену белья, ночнушку, платье, сменные джинсы и футболку да еще что-то по мелочи. Поужинала и села ждать. Телик не включала, боялась отвлечься и пропустить назначенное время перехода.
   В тишине и бездействии мои разум и чувства принялись выяснять отношения.
   Разум пытался меня образумить.
   "Ты куда собралась, дуреха? Этот мужик - плод твоего больного воображения от полного отсутствия половой жизни, необходимой для здоровья каждой нормальной женщины. Подцепи реального мужика и все пройдет. Не хочешь! Ну, допустим, все это правда и другой мир существует, и там ждет тебя ОН. А ты уверена, что приживешься в чуждом тебе мире? А вдруг тебе там не понравится, а вернуться сюда ты не сможешь? И мужик этот еще! Ты же его никогда толком и не видала, знать не знаешь, кто он и что из себя представляет. Может, это какой-нибудь Страшко Иваныч с наклонностями маркиза де Сада. Что тогда делать-то будешь, Натуля?"
   И крыть мне все эти аргументы было нечем!
   А чувства мои были в таком раздрыге, что и описать невозможно. Может, я бы послушалась своего разума (ведь он меня еще ни разу не подводил) и оставила эту идею с переселением в другой мир, да как вспомню голос любимого и его последние слова, что он умрет без меня, так сразу все сомнения отметаю.
   Нет! Мы в ответе за тех, кого приручили. Я сделаю все, что обещала, а если у меня не получится, тогда не с меня спрос. А если ОН меня обманет, то я ему такую житуху организую, что сам меня сюда обратно отправит, да еще и приплатит за то, что уйду.
   Мы русские женщины в гневе страшны. Да вот!
   Я решительно встала с дивана, на котором просидела битых два часа в своих тягостных раздумьях, перекинула через плечо ремень сумки с вещами (благо ручка сумки позволяла), подошла к окну, отдернула занавеску и, смело глядя на круглую блестящую Луну, положила левую руку на правое предплечье.
   Футболка на мне была с короткими рукавами, поэтому моя родинка, точнее, большое родимое пятно, отлично прощупывалось. Другую руку я опустила вниз и положила на голову пса, который с готовностью стоял рядом, нетерпеливо вглядываясь в мое сосредоточенное лицо.
   - Эх, была, не была! - воскликнула я громко и крепко ухватила Милого за ошейник.
   Больше я ничего сказать не успела, да и подумать тоже. На несколько секунд я ослепла и оглохла, хотя больно не было, просто вокруг стало очень тихо и темно. Я чувствовала движение, но не осознавала, что это движется - я или воздух вокруг меня. Затем я остановилась и, в осветившемся мире, снова обрела зрение и слух.
   - Ты можешь отпустить меня, любимая! Мы прибыли, -- услышала я в полной тишине звучный мужской голос и ... увидела рядом с собой высокого, крепкого, мускулистого, но совершенно голого мужика.
  

Глава 2. Знакомство

  
   В тот момент, когда мои воспоминания достигли нынешнего момента, и я потихоньку начала снова впадать в панику, дверь приоткрылась и пропустила в комнату того самого парня (сейчас он выглядел моложе, чем десять минут назад), напугавшего меня своей обнаженкой.
   Полностью одетый в темно-коричневые штаны, синюю рубашку с длинными рукавами и высокие сапоги, он уже не казался мне таким уж опасным, да и вообще, таких красавцев я никогда не видела даже в американских кинофильмах.
   Все, чем может гордиться любой мужчина, в избытке имелось у этого одного. Высокий рост, красивые темные чуть волнистые волосы, свободно падающие на богатырские плечи, стройные мускулистые ноги, красивое мужественное лицо, короче, господин Совершенство стоял предо мною собственной персоной и смотрел на меня выразительными синими глазами с явным интересом и нескрываемой симпатией.
   "Нет, не маньяк точно, -- решила я, совершенно успокаиваясь. -- Зачем такому красавцу насильничать? Да любая самая красивая раскрасавица все отдаст ему: и честь, и душу, и тело, и все запчасти. Вот только я-то ему на кой сдалась?"
   Не успела я додумать эту интересную мысль, как молодой человек сделал шаг в мою сторону. При этом двигался он медленно и плавно, как охотник, боящийся спугнуть трепетную лань. И что-то мне подсказывало, что ланью этой сейчас была я.
   Мне это понравилось! Боится, значит, уважает, значит, считается с моими чувствами. А это очень хороший признак. Я окончательно расслабилась, но предостерегающего взгляда не убрала. Так, на всякий случай.
   - Наталья, не бойся меня, -- начал он тихо и сделал еще один маленький шажок в мою сторону. - Давай сядем и поговорим! Мне надо многое тебе рассказать. Главное, ничего не бойся. Я никогда не причиню тебе вреда, не сделаю ничего плохого. Просто не смогу. Но я вижу, чувствую, что ты боишься, и от этого мне плохо. Позволь мне все тебе объяснить!
   Хорошее, правильное намерение молодого человека требовало поощрения, и я кивнула, соглашаясь. Потом неторопливо направилась к столу и села, указав парню на стул напротив. Он понял намек и тоже сел за стол. Мы оказались очень близко под светом старой лампы, и я получила возможность изучить и его лицо, как прежде рассматривала тело.
   Хорош! Просто неприлично красив. Форма головы, безупречный овал лица, прямой нос, четкий волевой подбородок и небольшие, но очень выразительные темно-голубые глаза, -- все как я люблю. Такое впечатление, что кто-то подслушал мои слова, когда я описывала свой идеал мужчины, и создал этот безупречный экземпляр.
   Если бы мы встретились при других обстоятельствах где-нибудь в моем мире, я бы сразу и безоговорочно в него влюбилась. Но здесь я, пожалуй, погодю. Чего ждать от этого иномирянина -- не знаю, а влюбиться всегда успею.
   Надо сказать, что парень тоже вглядывался в меня пристально, но о чем думал было непонятно. Я, конечно, догадывалась, что он видит перед собой, и это меня сильно смущало. Не знаю, какой идеал красоты в этом мире, но в моем я никак не подпадала под эталон.
   Среднего роста и обычного телосложения девушка с абсолютно типичным для средней полосы России лицом. Голубые глаза, небольшой нос, белая кожа с легким румянцем. Русые волосы я стригла довольно коротко, хотя они все-таки имелись в наличие. Ничего особенного в моей внешности не было, хотя и дефектов не наблюдалось. Выглядела я достаточно презентабельно, но сравняться с красавцем, сидевшим напротив меня, точно не могла.
   Минут пять мы молчали, изучая друг друга, причем меня эта тишина совсем не тяготила, будто я сидела за столом с таким старым знакомцем, что можно было просто молчать и придаваться своим мыслям без страха обидеть или удивить собеседника. Я просто любовалась парнем, пытаясь замаскировать свое восхищение маской холодного безразличия, его же взгляд казался мне уверенным, а легкая улыбка покровительственной.
   Наконец, молодой человек оторвал взгляд от моего лица, улыбнулся широко и приветливо да представился:
   - Меня зовут Дагар Натаниэль Олдама Коронат, для тебя Нэт.
   Какое длинное имя! Ни за что не запомню. И почему Нэт, а не скажем, Даг?
   Спросить постеснялась, а потому тоже одарила парня улыбкой, надеюсь, такой же красивой и дружелюбной.
   - Очень приятно! Наталья Круглова, -- вежливо назвалась я, хотя он уже итак знал мое имя. - Можешь звать меня Наташей или Натой, я не против. - Я тоже решила проявить демократичность, если уж он сократил свое длинное звучное имя до непринужденного Нэт.
   - У тебя красивое имя, -- заметил Нэт. -- И сама ты тоже очень красивая!
   Какой галантный! Приятно, что наше знакомство начинается с комплиментов. Даже, если он так на самом деле не считает, все равно приятно.
   - Ты тоже красивый мужчина, - ответила я, и действительно так думала.
   Мне показалось или молодой человек смутился? Он коротко взглянул на меня, потом опустил глаза на свои руки, лежащие на столе, затем зачем-то убрал их под стол и снова поднял на меня взгляд, в котором таилась растерянность.
   - Извини, -- начал он очень тихо, -- я не так представлял нашу встречу. Но я понимаю тебя. Ты растеряна, не знаешь где ты и с кем. Прошу тебя, не бойся! Никто не причинит тебе зла. Я не допущу.
   Хорошо, что он в этом уверен, поверю на слово.
   - Сейчас отдыхай, а завтра мы отправимся в столицу и по дороге я расскажу тебе о нашем мире все, что ты захочешь знать.
   - Что значит завтра? - возмутилась я. - Это что я всю ночь должна мучиться неизвестностью? Ну, уж нет! Давай сейчас же рассказывай! - потребовала я, слегка повышая голос.
   Молодой человек как-то странно дернулся, вроде мой тон ему не сильно понравился. Но меня это не остановило.
   -- Ты зачем меня сюда притащил? И где мой пес?
   Кажется, парень все же разозлился, резко вскочил, сверкнув рассерженными глазищами. Я бы, наверное, даже испугалась, если бы не была так раздражена непредвиденной задержкой объяснения. Наши взгляды скрестились, словно клинки на поле боя, но первым дрогнул мой прекрасный противник. Он побледнел, закусил губу, сдерживая свой гнев, но все же быстро взял себя в руки и довольно спокойно проговорил, глядя куда-то в сторону.
   - Я не тащил. Ты сама согласилась. И ... даже ... говорила, что любишь, - здесь его голос все-таки дрогнул, отчего я почувствовала себя последней стервой. - А твоим псом был я, разве непонятно? Спокойной ночи!
  И ушел. А я так и осталась сидеть на неудобном стуле в полутемной комнате и предаваться любимому занятию - самобичеванию.
  
   *****
  
   Полночи просидела я у окна, вглядываясь в темноту нового мира. Старалась не сожалеть о сделанном шаге и оптимистично смотреть в будущее, но оно представлялось мне слишком туманным, а прошлое более радужным, чем было на самом деле.
   Последние слова Нэта задели меня за живое, ведь он был абсолютно прав. Я сама согласилась прийти в его мир, сама обещала любить его, сама сделала свой выбор. И все это без малейшего давления. Так чем же теперь недовольна?
   Как говорится, за что боролась, на то и напоролась!
   Увы, мне, увы! Теперь придется отвечать за свои слова и поступки. Парень поверил мне, развил бурную деятельность, преодолел кучу преград на пути к нашему воссоединению, превратился в собаку, что вряд ли доставило ему удовольствие. И все это ради того, чтобы быть со мной.
   А я? Что я сделала для своего счастья?
   Ничего! Только сидела и ждала своего прынца. И ведь дождалась! А теперь в кусты?
   "Ой, какая же я свинюшка, -- самозабвенно самобичевалась я, прижимаясь горячим лбом к прохладному стеклу, -- как же стыдно перед иностранцем, точнее, иномирянцем, а может, даже иноземлянцем! Кто его знает, где я очутилась. Ой, чёй-то мне нехорошо. Ой, чёй-то домой хочется, страшно-то как ..."
   И умом я понимала, что все мои терзания и сожаления происходят от элементарного страха, а поделать ничегошеньки не могла. Сердце сжималось, поджилки тряслись, настроение было ужасным. Даже тот факт, что суженый в реале оказался прекраснее самых смелых моих фантазий, моего состояния не улучшил. А собственные комплексы добавляли неуверенности в нашем возможном счастливом будущем.
   Он красавец каких поискать -- я самая обыкновенная девушка. Ну, чем я могу его привлечь? Небось, нафантазировал себе красоту ненаглядную, влюбился в нее, а тут я. Недаром же он меня так внимательно разглядывал, а восхищения его взгляд совсем не выражал. А то, что назвал красивой, так может, просто из вежливости. Дежурный комплимент, так сказать.
   Ох, как же мне быть со всем этим-то? Что делать?
   Наконец, мой мозг не выдержал напора безрадостных мыслей и переживаний и отключился. Я погрузилась в спасительный сон.
   Проснулась, когда солнце заливало комнату ярким светом. Голова моя была ясной, в ней сложилась четкая картинка, как мне себя вести в этом мире на данном этапе моей жизни. Воистину, утро вечера мудренее. Сейчас уже будущее не казалось мне столь безнадежным, как накануне, и сожаления о содеянном остались во вчерашнем дне.
   - Что ж! Раз уж я ввязалась в эту историю, придется идти до конца, -- глядя в зеркало, объявила я своему отражению, -- а там видно будет.
   Зеркало обнаружилось в небольшом помещении с обыкновенной уборной и крошечным умывальником. Других удобств здесь не было, но и этим двум я несказанно обрадовалась. Наличие теплого туалета в доме несколько обнадеживало, значит, не совсем все запущенно в этом измерении.
   Отражение мое со мной было полностью согласно, даже улыбалось мне ободряюще, почти бессонная ночь на его состоянии никак не сказалось. То есть выглядела я не хуже обычного, а это для девушки в моем положении уже было немало. Я повеселела, примирение с жизнью состоялось.
  
   Осторожный стук в дверь. Я пошла открывать.
   На пороге стоял Нэт и настороженно смотрел на меня. Как бы даже с опаской. А я улыбнулась ему приветливо и с удовольствием пронаблюдала, как быстро начали меняться его чувства: от недоверчивого удивления к робкой надеже, а затем ... вспыхнувшая солнцем радость осветила его лицо такой бесподобной улыбкой, что у меня на секунду сбилось дыхание.
   Ну, до чего ж красив, стервец!
   Я почувствовала, как моя собственная улыбка начинает цвести восхищением, а глаза -- жадно впитывать его радость. И сердце взяло разбег...
   - Наталья..., -- сквозь призму его улыбки собственное имя прозвучало как дивная мелодия, -- нам пора ехать. Я хотел сказать, что тебе не обязательно оставаться в нашем мире. Чувствуй себя нашей гостьей. Если через месяц ты захочешь вернуться, я сам провожу тебя обратно. Но до следующего полнолуния тебе придется побыть здесь.
   Сердце мое споткнулось. Улыбка погасла. Слова красавца отрезвили мгновенно.
   Ну, а чего я собственно от него ожидала? Все закономерно. Мечтал, фантазировал -- увидел, разочаровался.
   Обидно? Очень! Но лучше остановиться сейчас, чем потом, когда наивное мое сердечко поверит в чудесную сказку о взаимной любви.
   А он? С ним все ясно. Отправит назад самолично, сомнений нет. Только отчего глаза его потемнели? Вижу в них такую тоску, что мне опять становится страшно. Теперь за него.
   Ничего не понимаю в этом иномирянине!
   Спросить? Нет, не скажет сейчас. Придется сделать вид, что рада его словам. А рада ли на самом деле? Теперь уже и не знаю сама.
   - Я хочу познакомить тебя кое с кем, -- сообщил Нэт, как-то слишком поспешно отворачиваясь от меня. - Мои друзья Рич и Рой.
   В комнату вошли двое. Друзья Нэта ему подстать. Рослые стройные качки лет двадцати пяти - тридцати. Одеты в такие же, как у друга, штаны и безрукавки, под которыми виднелись светлые рубахи без пуговиц. Ворот рубахи стянут тесьмой, у одного красной, у другого зеленой.
   Отличались парни и цветом волос. Тот, которого представили Ричем, носил распущенные по плечам волосы русого, очень светлого оттенка. И если бы не рост и бицепсы, со спины легко бы сошел за девушку.
   А Рой собрал свои длинные волосы в хвост, поэтому я не сразу заметила, что он темно-рыжий, так как кожа его не была свойственного всем натуральным рыжим белоснежного цвета. Это был смуглый и черноглазый парень с неестественно рыжими волосами.
   В общем, эта троица являла собой занятное зрелище: блондин, брюнет и рыжий -- классика шоу-бизнеса.
   Приветствие, знакомство и завтрак не заняли много времени, не прошло и часа, как все было готово к отбытию. Тут мне пришлось услышать неприятное известие, что нам предстоял двухдневный переход по лесу, окружавшему избушку, в которой мы провели эту тяжелую для меня ночь.
   Неприятное сообщение взял на себя Рич. Нэт предусмотрительно ушел в дом, якобы для того, чтобы взять позабытые и очень важные для путешествия вещи, Рой наблюдал за нами издали.
   - Видишь ли, Нат, -- начал Рич, сократив мое имя до принятого здесь минимума, -- мы живем в магическом мире. Этот лес отделяет наш мир от вашего, -- парень очень старался объяснять доходчиво, помогая себе жестами.
   Наверное, он был не слишком высокого мнения о моих умственных способностях и пытался буквально на пальцах объяснить ситуацию. Ладно, потерплю.
   - Он находится на самом краю нашего магического мира, но только в нем нет магии совсем, и даже пользоваться магией здесь мы не можем. Но дальше за лесом мы уже сможем создать портал и переместиться прямо в замок. Это неудобно для нас, потому что нам придется идти пешком по довольно заросшему лесу. Ни лошади, ни тем более флайнеры здесь не пройдут.
   - Даже не буду спрашивать, что такое флайнеры, -- я включилась в разговор, энергично помахав головой и рукой. Тьфу, заразилась-таки от него жестикуляцией, -- но очень надеюсь, что в этом немагическом лесу нет немагических волков и медведей, иначе я проведу весь месяц в этой избушке и никуда с вами не пойду!
   Парень явно растерялся. Говорила я весьма серьезно. Рич оглянулся на Роя, взглядом требуя поддержки, и получил ее.
   - Не-не-не! - завопил Рой и тоже замахал руками и головой, отчего его рыжий хвост закачался как маятник. -- Нет здесь никаких страшных зверей! Да и вообще, с тобой трое сильных мужчин. Уж, как-нибудь сможем защитить одну слабую женщину, -- попытался успокоить он меня.
   - Как-нибудь ... не надо, вы уж постарайтесь! -- возразила я и обижено добавила, пытаясь взглянуть на обоих парней сразу. -- И с чего вы взяли, что я слабая? Я, между прочим, спортом занимаюсь и на курсы самообороны ходила. Так что еще неизвестно, кто кого защитит! -- некстати полез из меня феминизм.
   И чего завелась? Ведь сроду даже по московскому лесу не хаживала, а тут и вовсе дикость дремучая. Без их помощи точно пропаду, даже в этой избушке вряд ли выживу.
   - Что случилось, Наталья? - с удивлением спросил подошедший в этот момент Нэт.
   - Идти с нами отказывается, - пояснил ему Рой, насмешливо улыбаясь.
   Лицо Нэта резко вытянулось, заметно побледнев, он весь как-то сник, приуныл, опечалился. В синих глазах -- засада. Тут же в моей душе что-то дрогнуло. Метнув сердитый взгляд в болтуна Роя, я быстро и молча двинулась прямо в сторону леса, чтобы не передумать. Взгляды трех пар глаз жгли спину словно угольки. Через несколько метров одинокого гордого шествия я услышала, что кто-то меня догнал, а потом и перегнал, в результате в лес мы вошли в следующем порядке: первым шел Рич, за ним Рой, потом я и замыкал молчаливую колонну Нэт.
   Ребята тащили с собой мешки, по виду, очень тяжелые. А у меня даже сумки в руках не было, Нэт мимоходом отобрал и теперь нес и мою и свою поклажу. Как-то это было неправильно и, с точки зрения феминизма, даже оскорбительно, но спорить с парнями я не стала. Может, у них тут так положено. Да и идти было трудновато. Лес был везде и всюду. Ни дороги, ни даже намека на тропку, куда ни бросишь взгляд. Все заросло буреломом и засыпало старыми листьями и ветками. Приходилось буквально продираться сквозь заросли деревьев и кустарника.
   Труднее всего приходилось Ричу. С топором в руке он прорубал нам путь, цепляясь одеждой за сучья и прочую неприятную мелочь. Его волосы пришли в состояние дикообразности, мелкие сучки и листочки, торчавшие из его шевелюры, дополняли возмутительный беспорядок, и мне было непонятно, почему Рич не собрал свои волосы в хвост как его друзья.
   После нескольких часов неприятной "прогулки" мы, наконец, вывались на небольшую полянку и сразу все попадали в изнеможении кто куда смог.
   Ох, как же я устала! Не от ходьбы, к этому я как раз была привычной, но от того, что несколько часов к ряду пришлось напряженно всматриваться в окружающий меня лес, чтобы избежать столкновения с какой-нибудь веткой или корягой. Но как бы я ни устала, подавать виду не собиралась.
   Я же сильная современная женщина! Вот только ноженьки и глазоньки мои бедные отдохнут и можно двигать дальше.
   Нэт сидел в метре от меня на каком-то толстом бревне и смотрел сочувствующе и еще, кажется, чуть виновато.
   "Ну, так ему и надо, -- мстительно думала я, делая вид, что в упор его не вижу, -- нечего было устраивать мне такой марафон. Я девушка нежная, городская, можно сказать московская барышня, а тут вместо прекрасного замка непроходимая тайга. Любая бы на моем месте расстроилась. А некоторые и вовсе волосья бы ему повыдергали. Так что пусть радуется, что ему ангел достался в моем прекрасном обличье".
   Я настолько погрузилась в свои размышления, призадумавшись, что не заметила приблизившегося Нэта. Очнулась лишь от легкого прикосновения к моим волосам. Поглядела, а это Нэт бережно вынимает из них листочки и так ласково на них смотрит, словно они любезные его сердцу друзья. Как мило!
   Так, не время для сантиментов!
   Решительно одернув себя и рассердившись на свою несвоевременную сентиментальность, я решила прекратить эту почти эротическую сцену с малознакомым мужчиной. Но очень уж было приятно моим волосам, не избалованным лаской. И еще было удивительно чувствовать рядом крепкое мужское плечо.
   "Ну и какая я после этого сильная женщина? Вон размякла как сливочное масло, вынутое из холодильника", -- удрученно вдохнула я, опечаленная своей мягкотелостью.
   Однако слово "холодильник" и немедленно пробудившееся воспоминание о моем мире вернуло мне силу воли и решимость. Я демонстративно напряглась и бросила на парня сердитый взгляд.
   Он все понял без слов, быстро встал и отошел к своему мешку, всем своим видом показывая, что он тут совсем не при чем. Просто мимо пробегал.
   Я тоже сделала вид, что ничего особого не случилось, и принялась разглядывать других попутчиков.
  
   *****
  
   Рич сидел прямо на земле. Его волосы по-прежнему были растрепаны, что меня страшно раздражало всю дорогу по лесу, а теперь мешало насладиться заслуженным отдыхом.
   Я девушка аккуратная, а тут такое безобразие!
   Покопавшись в своей сумке, я выудила из нее щетку и решительно направилась к парню. Он сидел совершенно спокойно и явно не подозревал о том, что я задумала. Остановившись позади него, я принялась вычесывать из его головы сучки и листья, не обращая ни малейшего внимания на других попутчиков. Тем более что Рич не сопротивлялся и позволил мне забрать его волосы в хвост.
   Я тихо радовалась, что теперь меня ничто не будет раздражать и отвлекать от дороги и еще тому, что резиночка, завалявшаяся в косметичке с тех времен, когда у меня был длинные волосы, наконец, пригодилась. Довольная собой и своей предусмотрительностью я отошла, чтобы полюбоваться на дело своих рук, и ... подняла глаза.
   Немая сцена.
   Все три парня застыли и, не двигаясь, следили за мной. Выражение их лиц меня слегка смутило. Рой сидел с открытым ртом и был явно чем-то поражен. Рич покраснел как рак, но мордаха была довольной и жутко хитрющей. Вид Нэта не предвещал ничего хорошего. Его голубые глаза стали черными и злыми. В них отразилась целая гамма чувств: от жесточайшей обиды до смертельной горечи. И еще там плескалось что-то очень страшное.
   Сейчас прольется чья-то кровь! -- поняла я и, честное слово, испугалась как никогда в жизни. Но, к счастью, я ошибалась.
   Нэт очнулся, схватил топор, забросил на плечи мешок и с мрачной решимостью ринулся в лес. Мы подхватились и побежали за ним, но это было все равно как догонять ушедший поезд. Оставалось только следовать вперед по проторенной им дороге. А парень прорубил нам довольно широкую дорожку, так что неслись мы за ним несколько часов без остановки. Нэта мы не видели, а только слышали стук его топора и шум проламывающегося сквозь дебри крупного существа. За все время не прозвучало ни одного слова.
   Я чувствовала себя виноватой, и самое неприятное было то, что абсолютно не понимала, в чем провинилась, и какие правила нарушила. А в том, что я что-то там нарушила, никаких сомнений у меня не было.
   Треск веток прекратился только тогда, когда мы вышли на большую зеленую поляну. Уже начинало темнеть, и скорее всего, здесь нам предстояло заночевать. Парни деловито разбирали заплечные мешки, стаскивали ветки и хворост, устраивая постели и, кажется, кто-то собирался разжечь костер. Между собой негромко переговаривались, меня дружно игнорировали.
   Нэт куда-то исчез, даже не взглянув ни разочка в мою сторону. Я присела на первый попавшийся пенёк и вытянула натруженные за день ноги.
   Однажды в детстве, точнее, в одиннадцать лет, мне довелось провести одну ночь в лесу. Мы ходили всем классом в поход, после которого я дала себе слово никогда этого больше не делать. Я и ночной лес абсолютно не совместимы. Ну, не любитель я экстрима!
   Палатки, спальные мешки, посиделки холодной ночью - точно не моё! Мне бы теплую постельку, горячий душик перед сном. А тут полный пипец.
   Оглядела я полянку, с тоской вспомнила мою уютную однушку в Выхино, и так мне стало себя жалко, так обидно, что сама не заметила, как полились из глаз моих слезы. Лились и лились сами собой, ничего я не могла с ними поделать. От усталости, от стресса, от того, что Нэт не смотрит на меня. Правда, всхлипы я старательно давила, чтоб не заработать упреков в женской слабости, но слезы в темноте все равно не видно, вот я и дала им волю.
   Откуда он взялся, не видела. Только смотрю, стоит. И смотрит на меня ... как на врага.
   Ну, какой из меня враг? Я же ничего плохого не хотела. Что же на меня так сердиться? Это я что, вслух сказала?
   Не заметила, а он перестал суровиться и глядеть волком, хмыкнул недоверчиво, подошел, нагнулся, легонько провел рукой по волосам, щеке и нахмурился, увидев свою мокрую ладонь.
   Все! Не могу больше сдерживаться. Я так разревелась, что уже и не помню, когда со мной такое бывало. Выплакивала все горести своей прежней жизни, все невыплаканные ранее обиды. И мне было совсем не стыдно, что кто-то видит меня такой глупой плаксивой бабой.
   Он меня обнимал, успокаивал, гладил по голове, баюкал как малое дитя, кажется, даже целовал мои мокрые щеки, не помню. Я упивалась своими печалями, получая от этого какое-то нездоровое удовольствие. И хотела, очень хотела, чтобы не разжимал горячих сильных рук, чтобы всегда был рядом как сейчас, чтобы любил такую как есть, со слезами, с листьями в волосах, любил любую. И сама не верила в то, что такое бывает.
   Когда слезы иссякли, мне стало легко. Просто замечательно. Но покидать объятья Нэта мне не хотелось. Он тоже притих, уже не шептал мне на ушко нежные слова, не успокаивал. Наверное, ему было неудобно держать меня на коленях, сидя на ненадежном бревнышке, но Нэт не жаловался и рук не размыкал.
   Я подняла голову, стараясь заглянуть в его лицо, но на поляне было уже темно, и я ничего не увидела, только ощутила на себе его теплый ласковый взгляд.
   - Спасибо, милый! - шепнула и быстро чмокнула его в то, до чего дотянулись мои губы, кажется, в его мужественный подбородок.
   Разомкнула круг его рук, решительно поднялась и направилась к двум неподвижным фигурам, что-то рассматривающим на земле.
   -- А где же костер? -- поинтересовалась я как ни в чем не бывало. -- Хочется уже чего-нибудь горяченького съесть или выпить.
   Рой оглянулся на мой голос, но ничего не ответил. Рич пробурчал что-то нечленораздельное, а подошедший за мной Нэт встал рядом и объяснил ровным голосом, совсем не напоминающим тот обволакивавший меня пять минут назад шепот.
   - Извини! Боюсь, что горячее отменяется. У нас не получается разжечь костер без магии. Она здесь не действует, а других инструментов у нас с собой нет.
   - Хм! Что бы вы делали без слабой женщины? -- бросила я и пошла искать свою сумку. Там на самом дне, я знала точно, завалялась зажигалка. Я не курю, но держу ее на всякий случай для курящих подруг. Ага! Я запасливая!
   Мужики реально были потрясены, когда у меня в руке что-то щелкнуло (в темноте же не видно было что), и через секунду запылала маленькая щепочка, тут же брошенная на приличный запас хвороста. Потом мы долго сидели у костра, ели подогретое на костре мясо, сказочно вкусное и сытное, пили горячий отвар незнакомых мне трав и мирно беседовали. Все были настроены благодушно, и я решилась.
   - Извините за мое сегодняшнее поведение, -- осторожно начала я с того, что их точно не могло задеть, -- я никого не хотела обидеть. Обещаю больше никогда не заниматься вашими прическами.
   Дружный хохот был мне ответом.
   Я заметила, что смеялись только Рич и Рой, а Нэт страшно смутился и метнул в сторону друзей предостерегающий взгляд, но они уже развеселились и не обращали на него внимания.
   - Ой! Уморила! -- Рич ржал в полный голос. -- Никогда я так не веселился. Видела бы ты его глаза, когда подошла ко мне с расческой! -- парень указал рукой на Нэта, и тот начал привставать со своего места, с явным намерением заставить весельчака замолчать.
   Но Рич оказался проворней, он вскочил на ноги и, продолжая хохотать, побежал прочь, а Нэт погнался за ним. Когда они скрылись в темноте, Рой сжалился надо мной и решил-таки просветить меня на счет их обычаев.
   - У нас волосы имеют большое значение. Это символ жизни и магических сил. Когда парень только касается волос девушки, это равносильно предложению руки и сердца. А уж если девушка причесывает парня, то ... короче, это может делать только жена для своего мужа.
   - Ох! Ну, ничего себе обычай! -- возмутилась я и вдруг вспомнила, как Нэт гладил меня по голове, волосам, щекам. - И поэтому Нэт так рассердился?
   - Рассердился! Да он мог сразу убить вас обоих на месте. Даже не представляю, как он сдержался.
   - Это за что же убить? -- возмутилась я. -- За прическу?
   - За измену! -- хмыкнул Рой и добавил. -- Ну, ты, допустим, не знала о нашем обычае, но Рич знал и не остановил тебя. Вот за это и можно убить!
   Возмущаться то я возмущалась, но в глубине души мне было приятно, что есть на свете парень, которому я не совсем безразлична.
   Вернувшихся друзей мы встретили молчанием. Но настроение у всех было отличное, даже Нэт улыбался и посматривал на меня с лукавой улыбкой, которая ему, должна признаться, была очень к лицу.
   - Если тебе опять захочется кого-нибудь причесать, -- заявил он, сделав многозначительный упор на последнем слове, -- то мои волосы всегда к твоим услугам.
   Я даже задохнулась от такого откровенного признания в присутствии двух свидетелей. Но через минуту успокоилась немного и решила впредь быть осторожнее с этими хлопцами.
   А то вдруг окажешься замужем только потому, что кому-то нечаянно на ногу наступила!
  
< < <

*****

  
  
   ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ, полный текст можно приобрести
   на сайте "Призрачные миры" <
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"