Миха Французов: другие произведения.

Брюс Бизаро

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.04*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бизаро был странным персонажем. Непонятным и непонятым. Я не беру его канон. Просто дадим ему личность без груза памяти. И позволим жить. Что у него получится? Не знаю.

  Брюс Бизаро
  https://ficbook.net/readfic/3620247
  
  Автор: Миха Французов (https://ficbook.net/authors/1179435)
  Фэндом: Бэтмен, DC Comics, Супермен (кроссовер)
  Основные персонажи: Барбара Гордон (Бэтгерл), Брюс Уэйн (Бэтмен), Джокер, Комиссар Джеимс Гордон, Ричард Грейсон (Робин), Талия аль Гул, Дик Грейсон (Робин I, Найтвинг, Бэтмен), Кара Зор-Эл (Кара Кент, Супергёрл, Пауэргёрл), Кларк Кент (Кал-Эл, Супермен), Лекс Лютор
  Пейринг или персонажи: Бизаро/Кара
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Фэнтези, Фантастика, Экшн (action), Повседневность
  Предупреждения: Смерть основного персонажа, OOC, Нецензурная лексика, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП, ОЖП
  Размер: планируется Миди, написано183 страницы
  Кол-во частей: 54
  Статус: в процессе
  
  Примечания автора:
  Фик написан под влиянием фика "Другой (Бизаро)".
  Но повторять его не будет.
  Ищу бэту.
  глава 1
  
   Искажённые голоса, словно через толщу воды. Странные ощущения во всём теле, словно бы оно ничего не весит. Или опять же находится в воде.
  Открываю глаза и вижу перед собой стекло. Мутная жидкость, пузырьки. Лаборатория и лысый мужчина в костюме, смотрящий прямо на меня. Взгляд у него неприятный. Не злой, не добрый, просто неприятный.
  К нему подбежал мужчина в белом халате и стал показывать какие-то бумаги, что-то говорить, угодливо заглядывая в глаза лысому мужчине. На бумагах везде сверху значилось название b0. Видимо, название проекта.
  Вот как. Б ноль. Или "б-зиро", как доносил искажённый жидкостью голос человека в белом халате. Что-то в моей памяти цепляло это сочетание звуков.
  Память... Что я вообще помню? Ничего. Кто я? Не знаю. Но какие-то понятия и ассоциации в голове есть. Например: человек в белом халате - учёный. Стекло вокруг меня - колба. Свет с потолка дают лампы...
  Что делать дальше?
  Первый и самый простой вариант - ничего. Висеть дальше в колбе и ждать, что будет дальше. Но мне не нравится взгляд лысого. Совсем не хочется находиться в его власти. А если я останусь, то я именно в его власти и окажусь.
  И то, что я открыл глаза, он уже заметил. Значит, решать надо сейчас. Пока он не предпринял каких-то дополнительных мер, по моему удержанию и контролю. И этот взгляд говорил, что он примет. ОН примет. И мало мне не покажется.
  Я сжал руку в кулак и ударил в стекло перед собой. Длины руки как раз хватило, чтобы до него дотянуться.
  Удивительно. Я думал, что удар окажется бесполезен. Просто других идей не было. Но от удара стекло разбилось. Всё и сразу. Вода хлынула на пол вместе со мной и осколками.
  Все вокруг странно застыло. Я встал на ноги и подошёл к лысому мужчине, который, словно статуя, продолжал смотреть на то место, где я висел в колбе. Я оглянулся. Вода, что не успела вылиться, тоже застыла в воздухе.
  Хорошо. Значит, есть возможность уйти незаметно.
  И я пошёл. Точнее побежал. Тело было лёгким и послушным. Это было приятно.
  Бежал я не очень долго - встретилась дверь. Серьёзная такая дверь, железная с поворотным механизмом блокировки и системой опознания по сетчатке глаза.
  Мыслей, как её преодолеть, кроме как попытаться сломать, не было. Уверенности, что получится, не было также.
  Попытаться мне, однако, ничто не мешает.
  Я упёрся в неё плечом и нажал. Удивительно. Дверь стала гнуться и проминаться, словно была из фольги. В конце концов, вообще лопнула и раскололась на две половинки. Я чуть было не свалился на пол от неожиданности.
  Ну, раз пошла такая пьянка... Я бежал, уже не обращая внимания на двери. С разбегу их ломать получалось ещё веселее. Они буквально рвались, словно мыльные пузыри.
  Двери кончились. Впереди был лифт. А лифт, при таком застывшем окружающем мире, тоже был застывшим.
  Но раз уж меня не остановили двери, то как-нибудь справимся и с лифтом.
  Проломившись через двери, я вошёл внутрь и прыгнул вверх. Надеялся я, правда, только до потолка допрыгнуть и зацепиться за верхний люк. Но вышло всё опять слишком.
  Я пробил потолок, даже не заметив его, и пролетел метров пятьдесят вверх.
  Но раз уж так хорошо получилось, то не будем останавливаться. В высшей своей точке полёта, оттолкнулся от стенки шахты и прыгнул ещё на пятьдесят метров вверх. Потом ещё, и ещё. Пока не встретился с потолком. Потолок встречи не пережил. Здравствуй свежий воздух и ночное небо.
  Приземлился на траву и... Куда теперь дальше? Голый. Без документов. Круто.
  Хотя, с такими способностями документы мне потребуются, только если я решу где-то осесть и что-то купить.
  Итак, первое - одежда.
  Я побежал в ту сторону, куда оказался лицом после приземления. А что, какая в принципе разница? Люди живут везде.
  Бежать было легко и приятно, настолько, что и останавливаться не хотелось. Вскоре на горизонте показался город. Большой и освещённый огнями, словно новогодняя ёлка.
  Вбежав в него, я отыскал работающий торговый центр и забежал в него. Отыскал отдел с одеждой и стащил несколько понравившихся вещей по размеру. Сильно не наглел, чтобы не привлекать внимания.
  В тёмном переулке оделся и побежал дальше уже в одежде.
  Перед банкоматом притормозил. Посмотрел, с какой стороны камера и, зайдя из слепой зоны, разворотил ему боковину. Без лишних угрызений совести выгреб всю наличность, что там находилась, и сгрузил в рюкзачок, прихваченный в торговом центре.
  'А теперь надо валить отсюда и подальше!' - решил я и приступил к выполнению.
  Бежал я долго. Пять или шесть больших городов остались у меня позади, когда я решил-таки остановиться в очередном встречном мегаполисе.
  И вот тут встала проблема. Мир вокруг все ещё был застывшей картинкой! И что? До старости жить в застывшем моменте? Не, так не пойдёт!
  Я остановился и закрыл глаза. Затем сосредоточился и... Гвалт, жутчайший шум мгновенно ударил по ушам. Я тут же руками зажал уши и открыл глаза. Мир вокруг вернулся в нормальный ритм.
  Слава богу, стёр я несуществующий пот со лба. Оказывается, я действительно боялся неудачи!
  Но, прошлое в прошлом, настоящее ждёт!
  Я неторопливо шёл по улице города и размышлял о том, что теперь делать?
  И единственное, что пришло мне в голову, это подкрепиться. Видимо, потому, что я как раз проходил мимо какой-то кафешки.
  Войти, не войти? А что мне мешает?
  Вошёл. Звякнул колокольчик над дверью. За стойкой молоденькая девушка с бейджиком "Ванесса" повернулась к посетителю.
  Уютный зал, столики, стулья, площадка для танцев, диванчики, лёгкая музыка, приглушённый свет.
  Я выбрал столик и сел, повесив на спинку стула рюкзачок с деньгами. Оглянулся: кроме меня посетителей не было. Подошла девушка, подала меню, я с улыбкой поблагодарил.
  Я пробежался глазами по строчкам. Несколько названий, с картинками блюда напротив них, мне понравились. Их и заказал.
  Девушка унесла меню с заказом на кухню. Вернулась, включила телевизор.
  Крутили новости.
  На экране высокий широкоплечий мужчина в красном плаще и синем костюме опускал на посадочную полосу пассажирский самолёт с горящим двигателем.
  Затем дунул на огонь. И, видимо, сделал это так сильно, что двигатель мгновенно потух, словно задутая свечка.
  Камера приблизилась и крупным планом показала его лицо и грудь с большой буквой 's' на ней.
  Столик, выбранный мной, был недалеко от стойки, и я мог переговариваться с девушкой, не сильно напрягая голос.
  - А кто это? - поинтересовался я у неё, показывая на мужика на экране.
  - Это? Супермен, - удивилась девушка, будто я не знал, что такое солнце, встающее над городом. Хотя, видимо, не знать, кто такой Супермен, всё равно для неё, что не знать солнце.
  - Да? И часто он так? - продолжил я трёп в ожидании заказа.
  - Всегда, - пожала она плечами. - Каждый день кто-нибудь в беде. Каждый день кому-то нужна помощь.
  - А ему платят за это? На что он живёт? - поинтересовался я. Девушка задумалась. Видимо, такой простой вопрос, как 'на что живет Супермен?', в её очаровательную головку как-то не приходил.
  - Ну... У них есть Лига Справедливости... У них там много крутых дорогих штук... Наверное, у них есть на это деньги, - предположила она.
  - А чем занимается Лига? - продолжал просвещаться я.
  - Ну, помогает тем, кому нужна помощь, вроде бы?
  - То есть, они работают на правительство? - спросил я.
  - Нет. Они как-то сами по себе... - снова задумалась девушка. - И правда, на что же тогда они все живут?
  - А много в ней членов, в этой Лиге?
  - Около двадцати, наверное, - что-то подсчитав в уме, ответила она.
  - И что, все могут вот так? - показал я рукой на экран, имея в виду мужика, державшего самолёт на одной руке.
  - Не совсем так, но да, все, - кивнула она. - Правда, Супермен круче их всех. Он суперсильный. Бегает быстрее пули. Летает. Может прожигать глазами что угодно. У него суперслух, суперзрение... Говорят, что он может видеть сквозь стены...
  - Какой-то монстр, получается, - заметил я, сравнивая возможности Супермена со своими. Выходило, что он круче. Либо я ещё не всё о себе знаю. Стоит потом проверить. Хотя видеть сквозь стены... Заманчиво. Глядя на девушку, подумал я.
  - Он не монстр! - возмутилась она. - Он герой! Он много раз спасал всю землю!
  - Вот как? А от кого? - заинтересовался я. Это было действительно занимательно. Если требуется кто-то вроде Супермена, чтобы спасти Землю, то это уже напрягает.
  - От нашествия пришельцев. Три раза! От метеорита один раз. Ещё суперзлодеи постоянно пытаются захватить власть, угрожая всякими страшностями!
  - Вот как, - задумался я. Выходит, что эта планета не слишком безопасное место. - А что правительство?
  - А что может правительство? - удивилась девушка. - У пришельцев было оружие, превосходящее любое наше на порядок. Единственное, что могли наши солдаты, это героически гибнуть под их атаками...
  - Неужели, всё так плохо? - изумился я.
  - Нет, ну с обычными преступниками полиция и службы справляются. Но когда начинается такое...
  - Вот оно значит как. Выходит с обычными преступниками борется полиция?
  - Ну... Бэтмен в нашем городе сильно ей помогает. Ну и другие герои попроще... Их много вообще-то. Их ещё мстителями называют, или ряжеными. Вот с ними как раз проблем много.
  - Да? А какие с ними проблемы? - не понял я.
  - Они ведь не состоят на службе в полиции, и разрушения, которые они наносят, никто не компенсирует. Страховщики за них не платят. А преступники, которых они ловят, чаще всего выходят на свободу чуть ли не на следующий день. Поскольку доказательствами и соблюдением порядка они не заморачиваются... Кстати, и гибнут они очень часто. Особенно новички, без сверхспособностей. Хотя, - задумалась она. - И со способностями гибнут на раз.
  - А кто такой Бэтмен? - зацепился я за новое имя. Девушке как раз сообщили с кухни, что заказ готов. Она принесла его и расставила передо мной тарелки.
  - Девушка...
  - Ванесса, - указала она на свой бейджик. Я улыбнулся.
  - Ванесса, составите мне компанию? Всё равно ведь никого нет? Да и стойка близко? - она задумалась. Было видно, что разговор со мной ей интересен, но и доля сомнений ещё оставалась.
  Я ещё раз ободряюще улыбнулся. Встал и отодвинул для неё противоположный стул за своим столиком.
  - Ладно! - наконец решилась она и села. - Всё равно пока никого нет!
  - Вот и славно, - подарил я ей ещё одну улыбку. - Так, что это за Бэтмен такой?
  - Бэтмен - это ещё один герой из Лиги справедливости. Никто не знает, кто он или что он, но в спасении Земли он участвовал наравне с Суперменом. И ещё неизвестно, кто из них сделал больше. А в нашем городе у него что-то вроде зоны ответственности... Или охотничьих угодий... Хотя, я думаю, что он просто тут живёт, - рассказывала Ванесса увлечённо. Я любовался ей и внимательно слушал.
  - Вот как? А какие у него суперсилы? - заинтересовался я, так как персонаж, стоящий на одной ступеньке с Суперменом, не мог быть для меня безынтересен.
  - На самом деле никаких, - огорошила меня девушка. - У него конечно много крутых гаджетов и техники, но вроде бы он обычный человек. Просто очень умный и тренированный.
  - Ну надо же?! Как интересно, - откинулся я на своём стуле. Это действительно было неожиданно. И оставляло много вопросов. Но вряд ли девушка способна на них достоверно ответить. - Ванесса, а вы не голодны? Не составите мне компанию? - предложил я от чистого сердца. - А то мне как-то неудобно. Я ем, а вы нет... - мне и правда было немного неловко.
  - Ну что вы! Я же на работе!
  - Так ведь от этого ваша работа только выиграет, - улыбнулся я. - Я же угощаю. Закажите себе то, что нравится. Вы же лучше меня знаете сильные стороны своего повара!
  - Вы уверены, мистер? Я ведь могу оказаться очень прожорливой! - улыбнулась она.
  - Уверен, - улыбнулся я. - Денег заплатить по счету мне сегодня хватит. А удовольствие, поужинать в такой приятной кампании, бесценно! - сам же я думал, а как же меня зовут? Называться b-0 как-то неловко. А нормального человеческого имени у меня нет. Б-зеро. На что это может быть похоже? На какое имя? Би- зеро. Бизаро... Кажется, я что-то такое уже слышал, но не помню где. Пожалуй, стоит оставить его как своё. Но вот называться им, как-то неприятно. Будто собачья кличка. Может Брюс? А что, нечто созвучное в этом есть... Пусть будет Брюс. Рано или поздно всё равно пришлось бы этим озаботиться. Так что Брюс. Не лучше и не хуже других имён. Главное, мне нравится.
  - А вы умеете убеждать, мистер, - улыбнулась девушка.
  - Брюс, - поправил её я. - Зовите меня Брюс. 'Мистер' звучит как-то не очень приятно.
  - Хорошо, Брюс, - согласилась она и поднялась с места. Я встал вместе с ней. Отчего-то мне показалось неправильным сидеть, когда девушка встала. За что был удостоен ещё одной улыбки.
  Ванесса сходила за стойку и что-то сказала в окошко кухни. Затем вернулась за столик.
  - Готэм. Так, кажется, называется ваш город. А какие в нем ещё есть достопримечательности? Кроме Бэтмена? - поинтересовался я, когда девушка уселась на пододвинутый мной стул, и я сам приземлился напротив.
  - Вообще-то достопримечательностей у нас много. Но первое, что приходит в голову - это башня Уэйна.
  - Уэйна?
  - Да. Брюс Уэйн один из самых богатых людей Америки. Он живёт в нашем городе. И небоскрёб, в котором расположен основной офис его компании - это самое высокое здание в Готэме. Его все и называют просто "Башня Уэйна".
  - Вот как. Пожалуй, стоит посмотреть, - решил я.
  - А если куда-то сходить, - задумалась она. - То у нас есть Ботанический Сад, Океанариум, множество парков развлечений. Есть неплохие пляжи на побережье, подальше от порта. Музеи, выставочные центры, галереи... Много чего.
  - Большой, наверное, город, - задумался я.
  - Уж точно не маленький, - улыбнулась девушка. - Миллионов пять жителей насчитывает. У нас и метро есть. И порт один из самых крупных на побережье...
  - Я смотрю, вы любите свой город, Ванесса, - улыбнулся я.
  - Я здесь родилась, - пожала плечами она. - Собственно, этот город - единственное, что я в своей жизни видела.
  - И каков он? С точки зрения жителя?
  - Страшный, - вздохнула Ванесса. - По статистике, Готэм - самое криминальное место во всей Америке. Не знаю, почему так, но это так. Ночью безопасно только на главных хорошо освещённых улицах. Да и днём бывает всякое...
  - Неужели всё так плохо?
  - Да не то, чтобы уж совсем... Вот десять лет назад было действительно ужасно. Полный бандитский беспредел. Постоянные войны банд на улицах. Полностью продажная полиция. Безработица. Наркотики, грабежи, убийства, насилие, маньяки и психопаты. Тогда без оружия по городу не ходили даже дети...
  - Действительно, какой-то филиал ада, - ужаснулся её словам я. - Что же изменилось?
  - Появился Бэтмен. На должность комиссара пришёл Джим Гордон. В город вернулся Брюс Уэйн... И город начал преображаться. Хотя это время было, пожалуй, пострашнее, чем до того... - в этот момент с кухни подали голос, что заказ готов. Ванесса прервалась в своём рассказе. Сходила за стойку. Вернулась с пирожными и коктейлями на подносе. Составила все на стол, и мы снова расселись по своим местам.
  - Что это? - спросил я, рассматривая коктейль с интересом. Прежде я таких не видел. Собственно, я никаких прежде не видел. Я и живу-то минут сорок всего.
  - Молочный коктейль с клубникой и йогуртом, - пояснила девушка. - Попробуйте, Брюс, нашему повару они особенно удаются!
  - Обязательно, Ванесса, обязательно, - улыбнулся я. - Как только отдам должное этому жаркому.
  - Да, оно тоже стоит того, - ответила на улыбку девушка.
  - Так что они сделали? Гордон, Уэйн и Бэтмен? - поинтересовался я, приступая к жаркому.
  - Я ещё маленькая была тогда, плохо помню, - призналась девушка. - Но знаю, что Гордон начал чистку полиции, Бэтмен взялся за преступных боссов, а Уэйн дал работу. Его компания Уэйн Интерпрайзес перенесла в город массу производств. Соответственно появились рабочие места, деньги... Как-то так. Я в этом не очень хорошо разбираюсь, - призналась Ванесса, отпивая коктейль из своего стакана.
  - Вот оно как, - задумался я. Чистка полиции - это круто. Видимо, у этого Гордона реально железные яйца. - То есть и Бэтмен, и Супермен появились не так давно? Где-то лет десять назад?
  - Да, как-то так, - чуть подумав, ответила она. - Правда, супергерои были и до них, но те были одиночками, поэтому какого-то значительного влияния на жизнь в целом не оказывали. Просто возились со своими суперврагами, временами помогая полиции и спасателям. Сейчас же всё иначе. Говорят, что в Лиге есть члены даже из России. Не только инопланетяне и металюди...
  - Металюди? Кто это?
  - Люди со сверхспособностями. Раньше их фриками называли, но это как-то нехорошо, по-моему. Они нам помогают, а мы их уродами зовём... Вот и прижилось новое название... Правда, не все металюди помогают... Многие ставят себя выше остальных. Выше закона... Начинают устраивать беспорядки... С такими борется Лига.
  - Вот как? - значит, меня можно назвать метачеловеком. Или нельзя? Скорее всего, как это не обидно признавать, я чей-то клон. И я даже начинаю подозревать, чей именно. Кандидатур не так уж и много... Думаю, что раз уж кто-то замахнулся на клонирование, то в объекты он выберет самого-самого. Чего уж размениваться на мелочи? - И много их?
  - Да уж не мало, - вздохнула девушка. - И появляются всё новые.
  - Вы им завидуете, Ванесса? - предположил я.
  - Не сказать, что завидую, - задумалась она. - Но иногда, задумываешься, что бы было, обладай я такими возможностями...
  - И что же было бы? - заинтересовался я. Ведь обладая сверхсилой и, видимо, сверхскоростью, что делать с ними дальше, представлял я себе весьма слабо. - Представь... ничего, что я на 'ты'? А то не очень удобно?
  - Ничего, - улыбнулась девушка.
  - Так вот, представь, что ты обладаешь способностями Супермена, но об этом никто не знает. Что бы ты стала делать?
  - Ну... Я бы тогда... - задумалась девушка. - Вот блин! Ничего в голову не приходит, кроме вступления в Лигу...
  - Вот и меня что-то фантазия подводит, - признался я.
  - Действительно, интересная задачка... - улыбнулась она. - Можно было бы посмотреть на другие планеты, ведь известно, что Супермен спокойно может летать среди звёзд без всякого корабля... Но это быстро наскучит. Можно было бы устроиться на любую работу, ведь известно, что Супермен может очень быстро думать и обладает абсолютной памятью. Но это опять же быстро наскучит... Может тогда менять работу? Так сказать: попробовать всё?
  - Интересная мысль, - задумался я.
  - Наверное, Супермену трудно с девушками, - вдруг задумалась Ванесса.
  - Почему?
  - Ну... - слегка смутилась и порозовела девушка. - Представь, он пальцем может проткнуть стальной лист. И тем же пальцем порвать его как бумагу... А ещё двигается быстрее звука... Представь, Брюс, что он сделает с девушкой, если увлечётся в сексе? Если хоть на миг расслабится? - эмоционально выплеснула Ванесса. Я мгновенно побледнел, картинка перед глазами предстала сразу самая что ни на есть кровавая и нелицеприятная. Заставляющая крепко задуматься и отставить в сторону стакан с коктейлем.
  - Что с тобой, Брюс? - удивилась Ванесса.
  - Представил просто... У меня слишком живое воображение, - признался я.
  - Да? Извини тогда, - улыбнулась девушка. - Но ты сам спросил.
  - Да ничего, - улыбнулся я. - Потанцуем? - внезапно для самого себя предложил я и, поднявшись со стула, подошёл к ней и предложил руку.
  Она как-то замялась. Но колебания были недолгими. Руку она приняла.
  Ванесса поднялась и, подойдя к стойке, включила громче музыку. Какой-то медленный танец. Вернулась ко мне и вложила руку в мою.
  Я максимально аккуратно и нежно положил ей руку на талию. И мы медленно начали двигаться в ритм музыки.
  Было легко и приятно. Танцевать ни Ванесса, ни я не умели, но просто неспеша двигаться под музыку это нам не мешало.
  Постепенно расстояние между нами сокращалось, и вот уже девушка прижималась ко мне своим юным телом. Это было приятно и волнующе. Мы говорили о пустяках...
  Тут в кафе вошли посетители: какая-то семейная пара с детьми - и Ванесса вынужденно отстранилась и окончила наш танец.
  Я поблагодарил за приятный вечер, расплатился и ушёл.
  Понимаю, что повёл себя как гад, поскольку девушка уже явно надеялась на продолжение вечера, о чём говорило слегка учащённое дыхание и биение сердца, которое я до сих пор слышу. Но картинка, нарисованная Ванессой про Супермена и девушку, слишком ярко вставала перед глазами, стоило мне задуматься о продолжении.
  И как-то в то, что мой контроль собственных сил окажется идеальным, верилось слабо.
  Я шёл по ночным улицам города и думал, что делать дальше. Как быть?
  И слова Ванессы о том, чтобы попробовать всё, оставались единственной зацепкой в поисках ответа на этот вопрос.
  Внезапно, где-то в вышине, среди крыш небоскрёбов мелькнула тень похожая на большую летучую мышь. Очень большую. Размером с крупного человека.
  Я зацепился за эту тень взглядом и уже не отпускал её. Зрение оказалось поистине чудесным: темнота и расстояние не было помехой вообще никаким образом. А ещё и сами стены зданий помехой взгляду быть перестали. Я отчётливо видел человека в чёрном костюме, остроухом шлеме и плаще, что перемещался на выстреливаемых из специального устройства тросах. Крупный мужчина ростом под два метра, спортивного телосложения с хорошо развитой мускулатурой и плавными уверенными движениями.
  Я ускорился и побежал за ним, не приближаясь слишком. Перебежка, остановиться, проследить взглядом. Снова перебежка, остановиться, проследить.
  Он кружил по городу, заглядывал в какие-то здания, проходил тёмными переулками. Дважды ввязывался в драки с какими-то бандитами в этих подворотнях. К чести сказать, драками это назвать сложно. Скорее нейтрализация. Быстрая и эффективная. И оба раза он ввязался не просто так, а кого-то спасал. В первом случае девушку от изнасилования. Во втором мужчину от ограбления.
  И на местах его разборок полиция появлялась подозрительно быстро. Настолько, что жертва не успевала убежать. Полицейские аккуратно принимали обе стороны и увозили в участок. Принимали с соблюдением всех правил и процедур. С зачитыванием прав и сбором улик на месте. Это удивляло и озадачивало. Супергерой, работающий в тесной связке с полицией? Это интересно.
  Примерно через два часа он вызвал небольшой чёрный самолёт, очертаниями напоминающий летучую мышь, и сел в него.
  Полет был не слишком долгий и окончился в замаскированной пещере на обрывистом берегу океана.
  Дверь в пещеру была автоматической и так же замаскированной. Она ненадолго открылась, пропуская самолётик, и сразу за его хвостом захлопнулась. Но я проскочить успел.
  Длинный посадочный тоннель окончился в широкой и высокой пещере на специальной круглой площадке.
  Мужчина вылез из самолётика и пошёл к огромному монитору, стоящему в дальнем углу пещеры, больше напоминающей какой-то странный музей. Тут была огромная монета, динозавр в полный рост, большущая карта и масса более мелких и незаметных предметов.
  Недалеко от монитора стояли в ряд специальные вешалки в подсвеченных колбах, на которых висели какие-то костюмы. Мужские и женские, но всех их объединяла тематика летучих мышей.
  Мужик в плаще подошёл к монитору и на клавиатуре, встроенной в стол перед ним, набрал какие-то команды.
  Я, не скрываясь, спустился к нему. Он явно уже давно знал о моём присутствии. Он обернулся и выжидающе посмотрел на меня.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровался я и протянул для рукопожатия руку.
  Он подозрительно посмотрел на неё и промолчал, не спеша двигаться.
  Я руку опустил. Было несколько неприятно от такого приветствия, но его осторожность понятна.
  - Честно говоря, я не знаю, как начать разговор, - вздохнул я и уселся на ближайший подходящий по размеру камень.
  - Для начала представьтесь, - нарушил своё молчание мужчина в плаще.
  - Я b-зеро. Бизаро. Брюс Бизаро, я называю себя так.
  - То есть?
  - Ну, у меня нет имени, только номер проекта. Би-ноль или Би-зеро. Но сам я себе придумал имя Брюс Бизаро, чтобы... Ну не знаю, чтобы быть как все, наверное, - признался я. Этот человек в маске удивительным образом подавлял своей уверенностью и монументальностью. Я был с ним одного роста и похожего телосложения, но манера держаться его создавала впечатление, что он минимум на голову выше и огромнее меня. Как-то так.
  - И кто же ты, Брюс Бизаро? - спросил он.
  - Не знаю. Но подозреваю, что клон Супермена, - поделился я своими мыслями с ним.
  - Почему?
  - Ну, я могу рвать сталь руками, бегаю так быстро, что мир буквально замирает, когда я это делаю...
  - Допустим. Почему ты думаешь, что именно клон?
  - Ну, наверное, потому, что очнулся несколько часов назад в колбе наполненной мутноватой жидкостью, в бункере на глубине в несколько сотен метров. Передо мной стоял какой-то лысый мужик, и учёный в белом халате твердил ему что-то о клонировании, тряся бумагами с крупной строчкой "Проект b-0" вверху каждого листа.
  - Логично. Этот мужик? - спросил он и нажал несколько клавиш. Их сочетание складывалось в имя Лекс Лютор. На мониторе появилась фотография именно того мужика.
  Я кивнул.
  - Покажешь место? - я пожал плечами. - Полетели, - решил он и пошёл к самолётику.
  Я пошёл за ним.
  Вылетели, немного покружили над городом, пока я не определился с направлением, и резко ускорились.
  Примерно через полтора часа лета прибыли на место.
  Небольшой комплекс зданий, вроде обычных складов. Следы множества техники, недавно тут перевозившей что-то тяжёлое.
  Мы с ним спустились и подошли к входу. Оттуда тянуло дымом и гарью. Сам вход был завален. Я сосредоточился и всмотрелся в землю.
  Что-то мешало моему зрению, но всё равно я разглядел, что под землёй взорвано и завалено всё, что можно завалить.
  - Что ж. Этого следовало ожидать. Тот, кто рискует заниматься такими экспериментами, должен уметь заметать следы. А фора у него была целых семь часов.
  - Внутри что-то осталось? - спросил он меня.
  - Там всё взорвано и завалено. Но какие-то куски оборудования я вижу. Не знаю, что это, но скорее всего какие-то части генератора. Большой. Много проводов, проволоки, подшипники...
  - Ты видишь сквозь свинец?
  - Это свинец значит? Нет, не вижу. Просто взрывом во многих местах повредило стены и сквозь эти 'дыры' можно что-то рассмотреть.
  - Пойдём, - сказал он. Немногословие этого человека немного напрягало. С другой стороны, он не говорил того, что и так понятно. Это вызывало уважение. Но общение с этим человеком легче не становилось.
  Мы сели в его самолётик и полетели обратно. Полтора часа в молчании.
  Я смотрел в окно и любовался видами. Как раз взошло солнце, и мир расцвёл всеми красками. Мне было интересно. Честно говоря, мне было всё интересно, ведь я на этом свете меньше суток. Всё, окружающее и происходящее, для меня в новинку.
  Полтора часа прошло, и здравствуй пещера.
  В пещере мужик снял свой плащ и свой шлем. Я удивлённо посмотрел на него. Он приподнял бровь.
  Понятно. Он снова не хочет говорить очевидного. А очевидно то, что обладая возможностями Супермена, я и так могу видеть сквозь его маску.
  Я вздохнул, признавая его правоту. Он отвернулся и пошёл к монитору. Начал там что-то делать с клавиатурой. На экране замелькали какие-то бумаги, планы, списки. Скорее всего, он начал искать что-то по тем складам, где мы только что были.
  Я уселся на тот же камень.
  - Чего ты хочешь, Брюс Бизаро? - не оборачиваясь, спросил этот человек.
  - Жить, - пожал плечами я. - Легализоваться. Устроиться на работу. Или куда-нибудь учиться.
  - В Лигу не хочешь?
  - Так вы же не возьмёте, - удивился я. - Ты знаешь меня три часа. Доверять мне не можешь, вдруг во мне какие закладки или гипно-программы с сюрпризами. Я бы не взял.
  - А ты хочешь? - его манера не говорить очевидного осталась неизменной. Действительно, зачем говорить: 'Возьмём мы тебя или нет, это только наше дело, и я тебя об этом не спрашивал'. Когда можно просто спросить хочу ли я.
  - Нет, - подумав, ответил я. - Пока не чувствую в себе этой потребности, спасать всех и каждого... Хочу просто пожить. Но если вам нужна будет помощь, то я не откажу. Ведь вы спасаете нашу общую Землю. А за Родину воевать стоит, - сказал я, и повисла тишина. Пустых междометий для поддержания разговора, он, похоже, не говорит так же.
  Это напрягает. Вообще, очень напрягающий человек.
  - Тебя как зовут? - вдруг решил я задать вопрос. Я, конечно, и сам узнаю, когда выйду из этой пещеры. Но так, по-моему, будет вежливее.
  - Брюс Уэйн, - сказал он, когда я уже и не надеялся на ответ.
  - Вот как? Значит, Готэм преобразили не три человека, а два, - удивился я.
  Он повернулся ко мне. Видимо, это означает, что он ждёт пояснений.
  - Придя в город, я зашёл покушать в одну кафешку. Там разговорился с официанткой. Она сказала, что десять лет назад Готэм превратили из рассадника страха и преступности, в то, что он есть сейчас, три человека: Гордон, Уэйн и Бэтмен. А теперь выходит, что Уэйн и Бэтмен это один человек. Прикольно, - пояснил свою мысль я. Брюс отвернулся обратно к монитору.
  - Да, Брюс, ты надеюсь не против, что я выбрал себе одинаковое с тобой имя? Я честно, ничего такого не имел в виду? - его спина не ответила. Значит не против.
  - Может, я тогда пойду? - предположил я. - Не буду тебе мешать. Скажешь, куда мне потом прийти, когда ты освободишься?
  - Тебе есть куда пойти? - спросил он, не оборачиваясь.
  - Ну, я могу найти мотель попроще, где не спрашивают документов и снять там комнату, - пожал плечами я.
  - Останься. Я почти закончил. Можешь подождать наверху. Альфред, проводи нашего гостя, - сказал он чуть громче. И, как по волшебству, появился дворецкий.
  Я его, конечно, заметил раньше, но он был столь тих и спокоен, что я о нём вообще забыл.
  - Прошу вас, за мной, - сказал появившийся дворецкий и пошёл вверх по лестнице. Я пошёл вслед за ним.
  Подошли к двери. Удивительно, она была также непрозрачна для моих глаз. Видимо, Супермен в этой пещере бывал.
  Дверь, повинуясь биометрическому замку, щёлкнула и открылась. Мы вошли в просторное помещение. Вдоль стен стояли шкафы с книгами. Камин. Над камином большой портрет мужчины и женщины. Мужчина чертами лица сильно похож на Брюса. Видимо, какой-то близкий родственник.
  За спиной раздался звонкий девичий голос.
  - Альфред, у нас гости? - я обернулся. В комнату на кресле-каталке въехала красивая рыжеволосая девушка.
  - Да, мисс Барбара, к мастеру Брюсу в пещеру прибыл гость.
  - Представишь нас? - спросила она, подъезжая почти вплотную. Я присмотрелся к её позвоночнику. В одном из позвонков поясничного отдела отчётливо была видна пуля, засевшая в кости.
  - Брюс Бизаро, - представил Альфред меня. Я поклонился.
  - Барбара Гордон, - представил Альфред девушку. Я поцеловал ей руку и чуть задержал её пальцы в своих руках, перед тем как отпустить.
  - Очень рад знакомству с такой очаровательной леди! А Джим Гордон случайно не ваш родственник?
  - Он мой отец, - ответила девушка.
  - Вот как? - удивился я. - Вы дочь одного из двух людей, изменивших Готэм? Ещё больше рад нашему знакомству!
  - Вы знаете моего отца?
  - Просто слышал о нём. Лично встречаться не доводилось. А Джим знает о том месте, откуда меня вывел Альфред? - задал я интересующий меня вопрос. Действительно любопытно, Уэйн и Гордон сообща меняли город, или отдельно друг от друга.
  - Нет, Брюс, - улыбнулась Барбара. - Мой отец знаком с Бэтменом. И не близко знаком с Брюсом Уэйном. О месте их пересечения он не знает.
  - Всё интереснее и интереснее, - заметил я.
  - А вы, Брюс? Вы так похожи на одного нашего с... Брюсом знакомого.
  - Кого же?
  - Супермена, - не стала ходить вокруг да около девушка.
  - Я его клон, Барбара, - не стал темнить я.
  - Клон? - удивилась она.
  - Да. Мне меньше суток от рождения. Так что всё ново и необычно. Восхищение искренне, а сочувствие не наиграно.
  - Сочувствие?
  - Пуля. Та, что у вас в позвоночнике. Она ведь там недавно?
  - Три месяца, - потемнела лицом девушка.
  - И что говорят врачи?
  - Говорят, что ходить я больше не буду.
  - А врачи Лиги?
  - У Лиги нет врачей. В медицине лучше всех разбираются Бэтс и Джон. Но специалистов врачей нет.
  - Какое упущение, - задумался я.
  - Да, но понимаешь это обычно слишком поздно, - сказала девушка. - Но, что мы всё обо мне? Как вам Готэм?
  - Честно говоря, я пока не понял. Говорят, что самый криминальный и неспокойный город. Но сам я пока этого не ощутил.
  - Это уже хорошо. Чем думаете заняться?
  - Если Брюс поможет с документами, то пойду поступать в какой-нибудь институт. Или на работу какую устроюсь.
  - А если не поможет?
  - Сяду в тюрьму за бродяжничество. Отсижу и выйду с документами. Дальше по прежней программе.
  - Радикально, - признала девушка. - А не страшно?
  - Я его клон. У меня вся его сила. Он боится тюрьмы?
  - У него есть и слабости, - заметила она.
  - Да? Какие же?
  - Зелёный метеорит и излучение красного солнца лишают его сил.
  - Это неприятная новость, - задумался я. - Полагаю, правительство знает об этих его слабостях?
  - Естественно.
  - Значит, отсидеть придётся где-нибудь в стране третьего мира. Это удлинит путь. Но я никуда не спешу.
  - А в целеустремлённости вам не откажешь, - сделала вывод она.
  - Возможно. Я себя ещё плохо знаю, - в этот момент вышел из потайной двери Брюс Уэйн.
  Без костюма летучей мыши, он не перестал быть внушительным и давящим.
  - Бабс, ты по делу? - спросил он без всяких приветствий.
  - Не совсем, - смешалась Барбара. - Просто надоело сидеть дома. Думала, может Дика встречу. Или хотя бы Альфред чаю нальёт... - Брюс кивнул и пошёл на выход, не оборачиваясь.
  - Видимо, у вас, с этим Диком, терпение ангельское, - прокомментировал произошедшее я.
  - Да нет, Брюс вообще-то совсем не плохой. И он очень переживает за меня. Просто он человек действия. Предпочитает делать, а не говорить. А Дик с ним в ссоре. И именно из-за вот этой манеры общения.
  - Прискорбно. Но гении обычно в быту невыносимы. А он, несомненно, гений.
  - С этим трудно не согласиться. Но именно поэтому одинок. С женщинами ему не везёт.
  - Странно. С такой внешностью, умом и богатством, женщины должны на него буквально вешаться.
  - Они и вешаются. Но он видит их насквозь, даже яснее, чем вы мой позвоночник...
  - Жаль. Такой человек достоин счастья.
  - Достоин. Но...
  - Может быть, ещё всё наладится - предположил я.
  - Хорошо бы...
  С Барбарой мы провели весь день. Сначала посидели, выпили чаю с ней и с Альфредом. Затем я предложил прогуляться. Она с радостью согласилась.
  До города нас подвёз Альфред. Дальше мы уже сами.
  Посетили океанариум, планетарий, ботанический сад, перекусили в кафешке, сходили в кино.
  Ближе к вечеру я проводил её до дома. Лифт у них сломался, и пришлось нести её вместе с коляской на седьмой этаж. Хотя, мне-то что? Даже не знаю, какая нагрузка смогла бы меня утомить. Уж точно не восемьдесят килограмм поднятых на седьмой этаж.
  Дверь нам открыл хмурый седой мужчина с аккуратными усами в домашнем халате и тапочках.
  - Брюс, это мой папа, Джим Гордон. Папа, это Брюс Бизаро, знакомый Брюса Уэйна. Он согласился проводить меня до дома, - сразу и представила и расставила все точки над 'i' Барбара.
  Я протянул Гордону руку. Он её пожал.
  - Очень рад познакомиться с человеком, изменившим Готэм, - искренне поприветствовал я. Показалось, или Гордон попытался сжать мою руку, пробуя на крепость. Отвечать на эту попытку не стал. Вдруг, и правда, показалось?
  - У Уэйна вечно очень спортивные знакомые, - не слишком дружелюбно заметил он. Я не стал заморачиваться. Быстро попрощался и ушёл.
  На ногах я уже больше суток. Но спать не хочется совершенно. Удивительно. Удивительный организм.
  Идти мне было особенно некуда. Спешить тоже. Есть не хотелось. Жажды не испытывал. Видимо, сон так же не требовался.
  Я шёл пешком к поместью Уэйна. Не на скорости, просто шёл. Мне нравилось просто жить, и это было хорошо. Даже почти благодарен этому лысому Лютору за то, что он меня создал. Хотя, почему же почти? Действительно благодарен.
  Жить - это прекрасно.
  Готэм - большой город. До поместья Уэйна я пешком добирался больше десяти часов. Зато успел полюбоваться видами и улицами.
  Несмотря на слова Ванессы, ограбить меня никто не попытался ни разу. Видимо, высокий широкоплечий мужик, накачанный и подтянутый, с идиотской улыбкой на лице и очень внимательными глазами, идущий в спортивной кофте с откинутым капюшоном на голое тело, трениках, кроссовках и белых спортивных носках с рюкзачком за плечами не вызывал у местных бандитов желания познакомиться.
  В поместье пришёл уже утром. Добропорядочно позвонил в звонок на воротах. Ворота открылись, и я пошёл дальше.
  На пороге дома стоял Альфред.
  - Вы вернулись с прогулки, мистер Бизаро?
  - Да, Альфред. Мистер Уэйн дома?
  - Вообще-то он спит после... Трудной ночи.
  - Тогда не стоит его будить. Я подожду на балконе. Почему-то на солнце мне находиться чрезвычайно приятно.
  - Наверное, потому, что ОН получает свою силу именно от солнца. Как вам будет угодно, мистер Бизаро, - чуть кивнул Альфред и пригласил следовать за ним.
  - Забавно, - прокомментировал я.
  глава 2
  
  Я стоял на балконе дома Брюса Уэйна по пояс голый и, раскинув руки в стороны, наслаждался солнцем. Абсолютно непередаваемое ощущение. Даже наслаждение. Не могу это описать. Но это очень приятно.
  Не знаю точно, сколько я так уже стоял. Время потеряло какое-либо значение.
  Рядом встал Брюс. Он молчал. Я молчал. Странная какая-то беседа.
  Он молча положил пакет на перила и повернулся уходить.
  - Брюс, - окликнуля я его, не меняя позы. Он остановился. - Я хочу стать врачом, Брюс, лучшим врачом на Земле.
  - Барбара?
  - Да. Поможешь?
  - Помогу.
  - Спасибо, - сказал я, а он молча ушел.
  Я простоял так до самого заката. Просто не мог заставить себя оторваться от этого потрясающего солнца, а балкон у Уэйна был сделан так хитро, что в любое время дня, его освещало солнце.
  После заката я открыл оставленный Брюсом пакет. В нем находился паспорт, страховой полис, налоговое свидетельство, водительское удостоверение, свидетельство о рождении, аттестат о среднем образовании и свидетельства о смерти родителей, с указанием где и когда те похоронены. И все на имя Брюса Бизаро.
  Этот человек - действительно гений с потрясающими воображение возможностями.
  А еще в пакете было свидетельство о собственности на дом в пригороде Готэма, ключи и сотовый телефон.
  В телефоне был забит всего один номер: "Уэйн Б.".
  Скромненько и со вкусом.
  Самого Брюса я нашел сидящим у камина в той большой комнате с книгами. Он был в деловом костюме. Сидел в кресле, откинувшись на спинку.
  У камина было еще одно кресло. Пустое.
  Я прошел и опустился в него.
  - Я подумал над твоей просьбой, - сказал он. Я сосредоточил внимание на нем и не перебивал. Если я правильно понял этого человека, то моих реплик сейчас не требовалось. - На столике карта с указанием всех крупных библиотек, содержащих медицинскую литературу в Америке и Европе. Если ты хоть в половину так же хорош, как ОН, то трех дней тебе хватит, чтобы выучить все что там написано. Время пошло, - закончил он и указал на журнальный столик, где действительно была разложена подробная карта с отметками и стопка печатных листов с пояснениями и уточнениями.
  Человек действия? Вот уж действительно.
  Мир привычно застыл. А я побежал.
  Задачка оказалась и правда непростая. И самым сложным в ней было именно ориентирование на местности. Одного взгляда на карту хватило, чтобы запомнить ее, словно отпечатав фотографию в голове. Но вот сопоставить плоское изображение на листе бумаги с реальными направлениями было сложно.
  Первый объект я нашел только с пятнадцатой попытки. Но радовало то, что а) я не устал; б) мир продолжал стоять на месте.
  В самой библиотеке было очень странно брать книгу и листать ее, зная, что все это происходит на скоростях, превышающих скорость звука. Но привыкаешь ко всему быстро. И я привык. После десятой, наверное, книги.
  Память действительно оказалась удивительной. Любое слово, любая строчка запоминались с первого прочтения. И так страница за страницей. Страница за страницей.
  Это объективно, для всего мира, не проходило и минуты, я же, субъективно, переворачивал и прочитывал каждую страницу, каждой книги в указанных Уэйном тысяче трехстах библиотеках!
  Хотя, не совсем верно. Во многом книги в них были одни и те же. Только процентов тридцать, в среднем, отличались. Но все равно, это было безумно скучно!
  По-началу. Пока я читал книги подряд. Бессистемно и ни хрена не зная латыни.
  Но это было тупо! И я начал с начала. С этой самой латыни. После нее пошло проще.
  Медики! Козлы! Волки позорные! И во все времена были. Весь их секрет в том, чтобы простые знания записать максимально непонятным языком. И вопрос зачем? Затем, чтобы каста посвященных оставалась недоступна остальным смертным. И так из поколения в поколение! Чтобы оставаться элитой и чуть ли не богами на земле.
  Стоило это понять, и разобраться в этой их шифро-ломаной терминологии, как дело пошло куда веселее.
  Действительно, попробуйте учить текст на совершенно непонятном вам языке. А потом тот же самый текст, но уже на понятном. Разница очевидна.
  Попутно с изучением литературы, пришлось подналечь на другие иностранные языки. Немецкий, французский, русский, итальянский, португальский, испанский. Масса литературы ведь была не переведенной. Приходилось разбираться.
  Не знаю, на что мне Брюс Дал три дня. По объективному времени мир продолжал стоять на месте. Не знаю, прошла ли хотя бы секунда, но субъективно я заебался!!!
  Субъективно для меня лет пятнадцать прошло. Физической усталости не было. Но моральная накопилась. Очень много ее накопилось.
  И раз уж Уэйн был так любезен, что дал мне эти три дня, то два из них я потратил на то, что просто лежал на солнце.
  Если очень быстро бегать, то ночь в сутках можно вообще не увидеть. И потребуется для этого всего пара тройка перебежек. От того места, где солнце только коснулось закатного горизонта, до того места, где оно только показалось над горизонтом восходным.
  Утром третьего из отпущенных дней, я стоял на балконе особняка Уэйна и грелся на солнце.
  Где-то к полудню подошел Брюс. Игнорировать я его не стал. Сразу повернулся к нему и с полным вниманием посмотрел ему в глаза.
  Он кивнул и пошел в комнату. Я последовал за ним.
  - Теория без практики мертва. Так, что ближайшие три месяца ты проведешь в аду на земле. В полевом военном госпитале, волонтером. Вот документы, - показал он на пакет, все на том же журнальном столике. - Купи необходимые тебе вещи в дорогу и вперед. Война, со всеми ее прелестями тебя ждет! - закончил он. Спасибо я говорить не стал. Сочетание слов военно-полевой госпиталь, после всего того, что я за прошедшие два дня перечитал, аппетитных ассоциаций не вызывало.
  Описывать эти месяцы не буду. Ничего приятного и светлого в них не было. Находился в стране весьма от Америки далекой. В миссии ООН. Точнее в спонсируемом миссией госпитале. Совсем недалеко от зоны боевых действий.
  От немедленного убийства всех враждующих армий в этом районе, меня останавливало только понимание, что люди все равно найдут способ сотворить такое друг с другом. Просто еще к этому проклянут меня, объявив чудовищем.
  Последней каплей стал авианалет на госпиталь. Когда с самолетов просто забросали нас кассетными бомбами.
  Летать я пока не умел, но прыгал высоко. Снаряды из воздуха повыхватывать успел. И подальше в ненаселенные места отнес. Где они все и сдетонировали. Но вот глядя, на то, как они расцветают пыльными цветами взрывов, и представляя, что осталось бы от, с таким адским трудом вытащенных с того света пациентов, я понял, что пора возвращаться. Тем более, что это был уже конец четвертого месяца.
  Я достал телефон и набрал единственный сохраненный в нем номер.
  После трех гудков он ответил голосом Уэйна.
  - Да?
  - Я возвращаюсь, Брюс. Мне своим ходом или ты как-то оформишь?
  - Жди. Через пять часов за тобой прилетит вертолет со всеми сопроводительными документами. Дождись его.
  - Хорошо. Брюс?
  - Да?
  - Ты ведь сам это проходил?
  - Да. Проходил.
  - Почему они так поступают друг с другом, Брюс?
  - Не знаю, Бизаро. Не они. Мы. Люди. Ты теперь тоже человек. Может быть даже больше, чем они все. Ты теперь не клон и не криптонец. Ты - человек.
  - Я понял Брюс. А ОН проходил это?
  - Нет. Если это пройдет ОН... Он перестанет быть Суперменом. А ОН нам еще нужен. Как икона. И как символ. Как тот, кто ведет вперед. Он не должен сомневаться. Он знает, что это происходит. Но он не ЧУВСТВОВАЛ этого. Этого бессилия, когда никакой интеллект, никакие тренировки, никакие сверхспособности не в состоянии спасти этого конкретного мужчину у тебя на столе, эту конкретную женщину, этого конкретного ребенка разодранного на еще живые куски случайной миной где-то за десятки километров от тебя, которого протащил эти километры на себе любящий брат, отец, сестра, мать... Он это знает. Но не чувствует. Для нас это смерть. Для него статистика потерь. Поэтому я убью его, если он решится кого-то убить. Если он переступит эту границу в себе. А тебя нет. Ты теперь слишком хорошо знаешь ЦЕНУ человеческой жизни. И только тебе самому решать, когда и где ее заплатить.
  - Вот как... А питомцев своих ты через это провел?
  - Нет. Мне не хватит на это мужества. Они дети. Я не могу... Детей в ад.
  - Ты любишь их?
  - Да.
  - Ты прав в этом Брюс. На такое стоит идти только добровольно. Я жду вертолет, Брюс. Спасибо. За то, что сделал меня человеком... - сказал я и нажал на отмену вызова.
  Вертолет прилетел через обещанные четыре часа. Еще полчаса ушло на то, чтобы оформить все документы на перевод и передачу дел. После чего мы полетели.
  Доставили меня вертолетом до ближайшего города. Там уже я врубил скорость и побежал в поместье Брюса.
  Это уже начинало становиться традицией. Я снова стоял по пояс голый на балконе поместья Уэйнов и грелся в лучах солнца. То, что вокруг зима, этому нисколько не мешало.
  К обеду проснулся Брюс. Подошел и остановился на балконе, рядом со мной. Игнорировать я его снова не стал. Сразу повернулся к нему.
  Он кивнул и пошел в комнату. Я за ним. Уселись в кресла. Помолчали.
  - Как это делается в варварских условиях при помощи ржавой пилы и сапожной иголки с леской, ты теперь знаешь. Теперь следует наработать опыт в приличных условиях. Следующие полгода будешь ведущим нейрохирургом в Центральном Госпитале Метрополиса. Бумаги тут. Ждут тебя завтра. Хочешь с кем-то повидаться? Вечер у тебя есть.
  - Метрополис. Там же Он? Он обо мне знает?
  - Нет. Не знает. Иначе давно бы уже пришел к тебе.
  - Понятно, - кивнул я и, взяв документы, ушел.
  От ворот поместья я ускорился и остановился только у давешнего кафе. Почти четыре месяца прошло с того дня. Интересно, все так же или что-то изменилось?
  Я зашел в дверь. Звякнул тот же колокольчик над головой.
  Зал. Пригушенный свет, столики, приятная музыка, стойка. За стойкой девушка с бейджиком "Ванесса".
  И снова никого в зале. Я подошел к стойке и сел за тот же столик, что и в тот раз.
  Одет я был несколько иначе, чем в прошлый раз. Вместо спортивной кофты и треников теперь были белые брюки и светлая же рубашка. Волосы несколько отросли и теперь были собраны сзади в короткий хвост. То, что на дворе зима, меня волновало мало.
  - Добрый день, - поздоровался я с девушкой.
  - Брюс? - узнала она меня. Странно. Я на это и не надеялся.
  - Да, я, - улыбнулся ей.
  - Ты так внезапно ушел в тот раз? Что-то случилось?
  - Хм, это было четыре месяца назад, - улыбнулся я.
  - У меня хорошая память на людей. Особенно таких необычных, - улыбнулась она.
  - Необычных? Чем же?
  - Во-первых не каждый клиент приглашает официантку на ужин.
  - Вот как? А что во-вторых? - заинтересовался я.
  - Во-вторых, ты первый человек, который не знал про Супермена. При этом похож на него, как брат-близнец. Я сначала подумала, что ты - это он и есть. Но так искренне сыграть... Так что ты для меня человек-загадка.
  - На самом деле, в прошлый раз, мне срочно позвонил знакомый и пришлось бежать к нему. А потом практика в госпитале на три с половиной месяца. Вот только сегодня в город вернулся.
  - Практика?
  - Я врач, вообще-то. Просто не так давно в Америке. Вот и не знал, кто тут что...
  - Вот как все просто, оказывается, - улыбнулась Ванесса.
  - В мире вообще редко что-то сложно, - развел руками я. - Можешь сказать на кухне, чтобы приготовили ужин как в тот раз. А то я после полевой кухни, слегка заскучал по нормальной ВКУСНОЙ пище.
  - Конечно, Брюс, конечно, - согласилась девушка и упорхнула в направлении кухни.
  - Присоединишься? - спросил я ее, когда она вернулась.
  - Почему бы нет? - пожала она плечами и приземлилась на пододвинутый мной стул. - Все равно нет никого пока...
  - Верно. Никто на Землю не нападал пока меня не было? - пошутил я.
  - Нет. На Землю нет. Но в Метрополисе снова шайка суперзлодеев объявилась. Вчера они с Лигой сцепились прямо в центре города. Разрушений очень много. И пострадавших. Раненых сейчас в Центральный Госпиталь отвезли, но врачей мало... - я резко побледнел и улыбка сползла с лица.
  - Ванесса, я должен был завтра в Метрополисе должность принять. Как раз в Центральном Госпитале!
  - Вот как? Тебя переводят?
  - Это ненадолго. У меня дом в Готэме. Так что, я вернусь. Прости, видимо нормальной еды я сегодня не дождусь. Извинись за меня перед поваром. Мне надо бежать. Помощь неплохого хирурга им там явно понадобится! - сказал я, оставляя на столе две сотенные банкноты за уже заказанный ужин. Сумма была с очень большим запасом, но было мне в тот момент не до того, чтобы считать деньги.
  Выйдя за порог я мгновенно ускорился и побежал в Метрополис. Вот ведь Бэтс! Знал ведь про битву. Наверняка знал. Может даже участвовал. Но не сказал.
  Невыносимый чертов гений!
  глава 3
  
  Метропольский Центральный Госпиталь шумел, как растревоженный улей. Пострадавших в битве было действительно много. Суета. Крики. Беготня...
  Все почти как там, откуда я только что прибыл. Вот только там не было толпы безумных родственников в холле. Там собственно и холла не было.
  Я подошел к регистратуре и показал бумаги, полученные от Брюса. Меня тут же направили к главврачу. У того времени не было и он отослал меня сразу в операционную.
  Собственно началась работа. Знаний мне хватало, рука при виде крови уже не дрожала, инструменты и оборудование в метропольском госпитале значительно лучше, чем то, с чем я работал раньше, "рентгеновское зрение" - подспорье покруче любого томографа...
  Как оказалось, пострадавших все же было меньше, чем показалось в первые минуты: в тяжелом состоянии всего около двух сотен, средней тяжести вполовину меньше, а с легкими травмами я не работал - персонала хватало.
  С теми условиями, что обеспечивала операционная, нормальная операционная, смертельных исходов было вдвое меньше, чем я помнил.
  - Итак, Брюс, - после всей этой безумной гонки со временем, где мое ускорение не могло помочь, главный врач все же нашел время со мной познакомиться. - Вы к нам перевелись из Европы... Честно говоря, не знал, что у них там есть такие высококлассные специалисты.
  - Я там просто проходил стажировку, сэр, - пожал я плечами. То, что с бумагами у меня все в полном порядке, я был уверен на триста процентов. Ведь все, что делает Уэйн, он делает идеально. Методы у него, конечно, на грани фола, но в результате сомневаться не приходится. А за практику... За ошибки свои отвечать я буду уж точно не перед этим человеком. А перед глазами родственников не спасенных мной людей.
  - Вот как? И что же привело вас к нам? Не спорю, ваше появление пришлось как нельзя кстати, и к проведенным вами операциям нет ни одного нарекания, только восхищение и благодарность. Но все же?
  - Знакомый устроил перевод. Он считает, что мне следует набраться опыта со сложными случаями в хорошей клинике. Так что, по большому счету, я тут тоже на стажировке.
  - Да? И к чему же вы готовитесь? Если Центральный Госпиталь Метрополиса для вас только ступенька?
  - Я собираюсь стать лучшим врачом планеты, - если хочешь соврать, скажи правду. Так кажется было написано в одной из прочитанных мной книг (читать все время только медицинскую литературу, иногда очень утомляет. Вот я и делал небольшие перерывы, давая отдых мозгу, - время от времени читал и просто художественную литературу).
  - Рад, что у вас сохранилось чувство юмора, даже после такой напряженной недели, - улыбнулся он. Дальше мы обговорили несколько бытовых мелочей, таких как мой кабинет, график работы, размер заработной платы, место моего проживания и все в таком духе. Больше в мое прошлое и тем более в душу он не лез.
  И дни потекли своим чередом.
  Шутки шутками, а он, видимо, если и не поверил, то взял как руководство к действию мою фразу о стажировке и сложных случаях.
  В госпиталь повезли пациентов по моему профилю со всей страны! Операции были каждый день! А иногда и не по одной. Причем случаи действительно, один другого сложнее.
  Правда, когда в моем отделении стала появляться самая передовая и дорогая техника из существующей на данный момент на Земле, я понял, чья затянутая в черную перчатку с гребнями лезвий рука приложилась к моему рабочему графику.
  Иногда. Где-то раз в неделю. В какой-нибудь будний вечер, свободный от дежурств, я ускорялся и шел в знакомую кафешку на окраине Готэма.
  Там меня кормили вкусной едой и развлекали приятной беседой.
  С Ванессой я наконец определился в отношениях. Друзья. Просто хорошие друзья. Тем более, что у нее появился парень: веселый молодой таксист Джони. Им было хорошо вместе. У них было все серьезно и шло к свадьбе.
  Пару раз мы даже сидели в этом кафе все втроем. Никакого дискомфорта это ни мне, ни им не доставляло. Просто друг.
  Тем более, что я и правда ни на что большее не претендовал.
  А однажды на своем операционном столе я увидел очень знакомый позвоночник. С очень знакомой пулей.
  Теперь, уже имея определенный опыт, я мог оценить эту травму по достоинству. Не самый сложный или непоправимый случай в моей практике. Пуля, влетая в тело, уже потеряла часть своей скорости и энергии. Поэтому позвонок не сломала. Она буквально раздвинула два соседних позвонка. И зажала ими нерв. Повреждения спинного мозга к счастью не было.
  Вся сложность была именно в том, чтобы извлечь ее и не сделать хуже. Для этого нужна была очень твердая и точная рука.
  И у меня она таковой уже стала. А в сочетании со зрением, способным просвечивать отдельно каждую мышцу и регулировать глубину погружения вплоть до микрона, появлялся реальный шанс на удачный исход.
  Операция прошла штатно. Большего тут не скажешь.
  Девушка была, кстати, не под своим именем, но фотографическую память обмануть сложно.
  Через неделю позвонил телефон. Тот самый контакт "Уэйн Б.".
  - Спасибо.
  - Тебе спасибо. Без тебя, ничего бы у меня не вышло.
  - Что теперь?
  - Полгода еще не прошли. Да и думаю задержаться еще, хотя бы на годик. Мне еще много чему стоит научиться.
  - Через месяц я приеду в Метрополис. Будет к тебе одно дело.
  - Добро... - успел ответить я, прежде чем послышались гудки.
  Жизнь продолжалась. Ритм ее не менялся. Все те же сложные пациенты со всех концов страны. Все те же умоляющие глаза родственников, ждущие чуда. Иногда, они же счастливые и получившие это чудо. Иногда потухшие от отчаяния. Я не бог. И далеко не все случаи даже теоретически возможно вылечить.
  Я старался не отказывать никому. Но и никому не обещать. На все воля Божья. И чем дольше живу, тем больше в него начинаю верить.
  Правильно говорят: в окопах не бывает атеистов.
  Моя работа, к сожалению незамеченной остаться не смогла. Несмотря на прикрытие на самом, что ни на есть высоком уровне (а Брюс Уэйн мелко не плавает и низко не летает) слишком много людей прошло через мой операционный стол. Слухи расходились, словно круги по воде от упавшего камня.
  Журналисты. Слухи и журналисты не разделимы.
  И вот на пороге моего кабинета трое. Двое мужчин и одна женщина. Высокий широкоплечий очкарик в сером офисном костюме, эффектная брюнетка в провокационном платье, макушкой достающая ему хорошо до груди, и щуплый веснушчатый парень с фотокамерой.
  - Здравствуйте, мистер Бизаро! Я Лоис Лэйн из Дэйли Пленет. А это мои помощники Кларк Кент и Джимми Олсон.
  - Добрый день, - вежливо поздоровался я и пожал руку Олсону и Кенту.
  Этот Кент, кстати, был удивительно похож на меня по телосложению и даже чертам лица. Но не настолько, как я похож на Супермена. Был. Пока не отпустил волосы до плеч, покоящиеся сзади собранными в хвост, и усы, как у Джима Гордона. И пока седина не закралась серебряными нитями в виски и даже несколькими волосками в эти усы.
  - Мистер Бизаро, - уже щебетала Лейн, успевшая расположиться на стуле у моего стола и достать диктофон, блокнот и карандаш. - Брюс, могу я вас так называть?
  - Можете, - вздохнул я, располагаясь в своем кресле напротив нее. Это кресло я неделю назад спер у Уэйна из особняка. Он претензий не предъявил. Так, что теперь оно стояло у меня в кабинете. Мебель под мой рост и габариты вообще достать проблема. А у Брюса фигура почти такая же. Он-то с его возможностями всегда сможет найти себе еще. А я как-то немного занят, чтобы на это отвлекаться.
  Вот и сейчас, я только закончил операцию. Сложную. Хотя, когда у меня последний раз были простые?
  Успел закончить и принять душ, переодеться и собирался отдохнуть в лучах солнца в своем кабинете (по моему заказу сделали окно во всю стену, и оно открывалось, в отличии от стандартных вариантов). А тут эти... Акулы пера. Пираньи аквариумные!
  - Брюс, вы работаете в этом госпитале меньше полугода, но слава о вас, как о чудотворце, уже разошлась чуть ли не по всей стране! Как вам это удалось.
  - Слава? Очень просто. Родственники пациентов очень не воздержаны на язык. Вот и превращается обычный хирург в "чудотворца".
  - Обычный? Да вы за эти месяцы спасли людей больше, чем иной "Герой" за всю жизнь!
  - Я не считаю пациентов, я делаю свою работу, мисс Лейн.
  - Вот как? Это достойно уважения! - воскликнула журналистка. Эта ее активность и буквально хамская непосредственность слегка раздражали. - Брюс, ходят слухи, что вам доводилось оперировать не только простых людей.
  - А как вы делите людей на простых и не простых? Поделитесь секретом?
  - Простите, Брюс, я неудачно выразилась, - тут же пошла на попятную она. - Известно, что вам доводилось оперировать так называемых "мстителей". Это так?
  - Возможно. Пару раз я срезал маски с разбитых голов моих пациентов. Мстители они или их просто привезли с карнавала, меня мало интересовало. В живых они остались. Для меня это главное.
  - Это радует. Но, я знаю, что вы же оперировали и нескольких известных мафиози?
  - Не знаю. Единственное, что меня интересует в пациенте - это его мед карта и история болезни. Так, что возможно среди моих пациентов были и мафиози.
  - Спасибо за такой честный ответ. А что вы чувствуете, когда спасаете очередную жизнь? Возвращаете здоровье очередному "безнадежному" пациенту?
  - Удовлетворение. Было бы это иначе, я бы этим не занимался.
  - Вот как? Я слышала, что прежде чем врач станет хорошим врачом, он должен заполнить своими пациентами небольшое кладбище? Это так?
  - Это так. И у меня это кладбище отнюдь не закрыто. Я не бог. И не всех можно спасти, даже если удалось донести до стола хирурга живыми.
  - И каково это, чувствовать, что именно этого пациента не спасти?
  - Вы действительно хотите знать, что чувствуешь, когда у вас на руках умирает человек? - тяжело посмотрел я ей в глаза. Иногда бестактность журналистов переходит всяческие разумные границы. - Вы маньячка, мисс Лейн?
  - Простите, Брюс. Я сказала это, не подумав, - на миг стушевалась она под моим взглядом. Но лишь на миг. - А что вас сподвигло стать именно врачом? Ведь это совсем не легкий труд. И неблагодарный.
  - Одна моя знакомая получила травму. У нее отказали ноги. Врачи развели руками. Сказали, что случай безнадежен. Я решил выучиться и оценить безнадежность случая сам.
  - И как? Эта девушка. Она смогла снова ходить?
  - Не знаю. Операцию я провел. Но с тех пор мы не виделись. Если ее отец еще не прострелил мне башку, значит хуже ей точно не стало.
  - Цинично.
  - Это профессиональное. Смиритесь.
  - А как у вас с личной жизнью? Жена, девушка? Как к вашей работе относятся родители?
  - Я не женат. Родители мертвы и похоронены. Давно.
  - А девушка? Трудно представить, что при вашей внешности, которая буквально воплощенная мечта женщины, вы не пользуетесь популярностью.
  - Нет. Девушки у меня тоже нет. Признаться честно, у меня пока что не хватает времени даже завести собаку. Не то, что начинать отношения.
  - Но ваша работа, она хотя бы хорошо оплачивается?
  - Не знаю. Я пока трачу деньги только на одежду и еду.
  - А жилье?
  - Госпиталь предоставляет мне служебную квартиру, в непосредственной близости от работы. Это удобно. Экономит массу времени.
  - Вот как. А хобби? У вас есть хобби, Брюс?
  - Мое хобби... Я учусь. Продолжаю учиться. Ежедневно в мире происходят открытия в области медицины. Тысячи ученых и докторов делятся своим опытом, проводя мастер-классы и публикуя материалы исследований. Я стараюсь не отстать. Это мое хобби.
  - Спасибо, Брюс. И под конец, что бы вы могли сказать нашим читателям.
  - Берегите здоровье. Не рискуйте им просто так. Собрать обратно, то что вы по глупости сломаете, не всегда может даже лучший хирург.
  - Спасибо, Брюс. Мы закончили, - сказала она и выключила диктофон. - Надеюсь мы не отняли слишком много вашего времени?
  - Вам повезло. Вы только испортили мне отдых. Если бы был пациент, нуждающийся в моей помощи, я послал бы вас к черту без разговоров. Прощайте, мисс Лейн.
  - Прощайте, Брюс, - ответила она и, наконец, покинула мой кабинет.
  - Какой неприятный тип, - услышал я, как она делится со своими коллегами впечатлениями, спускаясь по лестнице с моего этажа.
  - Это не мешает ему спасать жизни, - заметил Кларк. Я следил за этой компашкой взглядом сквозь стены и перекрытия. Ничего сложного. Вообще, после человеческого организма остается очень мало сложных вещей в мире.
  - Да, и оставаться лучшим хирургом Америки, - вздохнула Лейн. - Я навела о нем справки. Все именно так, как он и говорит: оперирует всех, кого ему привозят, за исключением случаев, когда операция вообще не нужна. Гений диагностики. Диагноз ставит точнее патологоанатома. И бывает проводит до пяти сложнейших операций в день. Это абсолютный рекорд для врача. В его личном деле говорится, что раньше он работал полевым хирургом при миссии ООН в Казнии, во время недавнего вооруженного конфликта там. Везде отзывы только крайне положительные.
  - Видимо Супергерои носят не только трико, но и медицинские халаты? - пошутил Олсон. Вот только никто не засмеялся.
  - Если бы не он, то в прошлой битве этих Суперов людей погибло бы вдвое больше. Так что твоя шутка, является шуткой только отчасти...
  Дальше я слушать уже не стал. Ничего действительно важного они не накопали.
  глава 4
  
  Брюс прилетел, как и обещал, ровно через месяц после звонка. Прилетел он не как глава трансконтинентальной корпорации Брюс Уэйн. А как пассажир бизнесс класса Брюс Уэйн, серый и неприметный однофамилец известного плэйбоя и миллиардера.
  В таком же виде он и прибыл ко мне в кабинет.
  Мы крепко пожали руки, и я последовал за ним. Все это молча. Насколько я понял за это время, нормально общаться с ним может только Альфред. Но тот и сам личность уникальная, так что претендовать на повторение его подвига я лично не берусь. А не можешь нормально поговорить - лучше помолчи.
  Шли мы недолго. До припаркованой на стоянке госпиталя машины Брюса, видимо взятой им на прокат.
  Четыре с половиной часа пути в полном молчании, и вот мы прибыли ...куда-то.
  Последний указатель на дороге, который я запомнил, был "Смоллвиль". Но сейчас мы были посреди какого-то поля.
  Брюс вышел. Я вышел за ним размять ноги, пока он оправлялся у ближайших кустов.
  Затем мы двинулись дальше, в одному ему ведомом направлении. Неожиданно за ближайшим холмом оказался вход в пещеру. Кто бы мог подумать - пещеры в полях Канзаса. Мистика. А значит будет интересно.
  Уэйн достал фонарь и двинулся в темноту. Я за ним.
  Петляли по этой пещерке долго. И пришли наконец к каким-то странным рисункам на стенах.
  Брюс подошел к какому-то странному кругу с шестигранным пазом по центру.
  - Это наследие родины Супермена, - сказал он и достал из кармана странный металличесаий шестигранник, совпадающий по форме с отверстием. - ОН сейчас не на Земле. Как минимум неделю Его не будет. Думаю, ты можешь попытаться принять это наследие. Как он мне рассказывал, тут заложено знание языка его родины и кое-какие знания. Вся основная информация хранится в Его Крепости Уединения. Туда у меня доступа нет, - он передал шестигранник мне.
  Дополнительных объяснений не требовалось. Шестигранник в руке, шестигранная дырка в стене. С выводом справится и обезьяна.
  Я вставил железку в дырку. Ударил белый луч в грудь, дальнейшее я помню плохо. Примерно полчаса объективного времени.
  Потом луч погас. Шестигранник вернулся ко мне в руку.
  - Ты в порядке?
  - Относительно, - признался я. Он кивнул. Я вернул ему железку, и мы отправились в обратный путь.
  В эту ночь я спал. Впервые в этой жизни мой мозг утомился настолько, что ему потребовался сон. Мне не снилось ничего. Просто глубокий спокойный сон.
  На следующий день снова сложная операция, а после нее греться на солнце. Это была настоятельная потребность. Просто физическая ломка. Раньше такого не было. Как и сна.
  Я запер дверь изнутри и распахнул окно. Скинул верхнюю одежду, оставив только больничные штаны, и отдался солнечным лучам.
  В тот день провел еще одну операцию и взял отгул на следующие трое суток.
  Все это время я пробегал вслед за солнцем. Как в тот раз, после библиотечного запоя прошлого года.
  Только на четвертый день смог слегка успокоиться и вернуться к работе.
  Еще через три дня в новостях снова отсветился Супермен.
  А в моей операционной начали появляться стопроцентно не Земные технологии.
  Брюс слегка преуменьшил, когда говорил, что в том рисунке находится язык Криптона. На самом деле там были все языки известные Криптону.
  А он был цивилизацией вышедшей в дальний космос. И языков этих было очень много.
  И спецификации к этой поступающей технике шли на языке цивилизаций ее создавших.
  Также мне начали приходить посылки от "Уэйна Б." в которых содержались информационные кристалы. Также не Земные. Со знаниями по биологии и микробиологии.
  Это было интересно. Посылки приходили по одной в три дня. И этих дней мне как раз хватало, чтобы освоить находящиеся там знания, не отрываясь от работы.
  Чтобы разобраться во всем этом пришлось подтягивать свою грамотность в физике, химии и других смежных науках. Учеба продолжалась.
  Новая техника сильно расширила мои возможности. Безнадежных случаев стало меньше. Это радовало.
  Жизнь снова входила в колею.
  Пока однажды не раздался звонок от находящейся в панике Ванессы. Джонни попал в аварию и находится в реанимации в тяжелом состоянии. Кому еще звонить она не знала. Они простые люди и ни денег, ни связей не имеют. Фактически этот звонок был жестом отчаяния.
  Через минуту я уже был в Готэме и требовал от Ванессы сказать, в какую больницу его доставили.
  Имя. Как выяснилось, что за этот год я сделал себе в определенных кругах имя.
  В этой больнице кто такой Брюс Бизаро слышали. И стоило мне представиться, как все двери этого учреждения для меня мгновенно открылись. От меня попросили только одного: возможности у меня подучиться. Еще недавно я сам просился в ученики к любому, кто согласится меня учить. А сегодня просятся уже ко мне.
  Джонни был плох. Тяжелая черепно-мозговая травма и множество переломов. В том числе поврежденная шея.
  Транспортировке он не подлежал. Была опасность не довезти живым. Пришлось оперировать прямо там.
  Оказывается я разбаловался и уже отвык от плохих условий работы. Оснащение моей операционной и этой отличались как истребитель и велосипед.
  Это была тяжелейшая операция за прошедший год. Тяжелейшая потому, что приходилось заменять привычную уже аппаратуру собственными способностями и мастерством. Было очень трудно. Дважды у него останавливалось сердце и дважды я запускал его снова.
  Я циник. Это профессиональная реакция врачей на огромную психологическую нагрузку, валящуюся на них каждый день. Но пустые глаза Ванессы были для меня невыносимы. И я продолжал биться со смертью, даже когда все остальные ассистирующие мне хирурги готовы были сдаться.
  Победа осталась за мной в этот раз. Но я не обольщался. Не всегда упорство может одержать верх. Не каждого можно спасти.
  Я приходил в эту клинику каждый день проверять состояние Джонни и корректировать лечение. Свою работу, впрочем не бросая.
  Через неделю я настоял на перевозке его в Центральный Госпиталь Метрополиса. К себе в отделение.
  А заодно группу Готэмских хирургов на месячные курсы повышения квалификации.
  Перевозку и лечение, а это две повторных операции и уход плюс медикаменты, страховка Джонни не покрывала. Пришлось мне подсуетиться и провести его по статье экспериментального лечения, когда все расходы ложились на сам госпиталь.
  Джонни шел на поправку и даже уже был в сознании. Ванесса приехать к нему не могла, но по телефону они созванивались каждый день.
  Жизнь вернулась в свою колею.
  Я сидел в своем кабинете на Уэйновском кресле и грелся на солнце. Тяжелая операция осталась позади. Три часа труда и напряжения.
  Тут массивная фигура в красном плаще повисла перед моим окном и загородила солнце. Супермен собственной персоной. С окровавленной Лоис Лейн на руках.
  Я вскочил с кресла и распахнул окно.
  - За мной! - безапелляционно велел я ему и пошел быстрым шагом к операционной, созывая персонал.
  Как только Супермен уложил тело девушки на стол, я вытолкал его взашей и даже, не удержавшись, отвесил ему хорошего пинка, от которого он упал на пол перед операционной. Если Лоис выживет, он не обидится. Если нет, то поводов намылить мне шею ему и так хватит.
  С мисс Лейн все оказалось не так страшно, как казалось с первого взгляда. Много ушибов, перелом ребер, легкое сотрясение и рассеченная кожа на голове. Оттуда и столько крови.
  Через час она уже пришла в себя и бодро хромала к Суперу, сверкая свежим гипсом и перебинтованной головой.
  Я к нему тоже потопал.
  - Мистер Супер! В следующий раз потрудитесь прибыть в приемный покой на первичную диагностику. Через мое окно, только если она при смерти будет. Ваше счастье, что я закончил сложнейшую трехчасовую операцию ровно за одиннадцать минут до вашего появления! То, что вы Супермен, не делает ее жизнь ценнее жизни других пациентов!
  - Простите, доктор, - опустил взгляд красный от стыда герой. В этот момент щелкнул фотоаппарат Джимми Олсана...
  "Гроза Супергероев" - гласил заголовок на передовице Дейли Пленет на следующий день. И на полстраницы красовалось фото, как я отвешиваю пендель красно-синему здоровяку. А на следующей тот же здоровяк красный и опустивший глазки, как нашкодивший ученик и я строго его отчитывающий.
  Ну Джимми, ну сукин сын! Экий проныра.
  На телефон пришла ммс-ка от контакта "Уэйн Б.". Фотография его сжатой в кулак руки с отогнутым вверх большим пальцем.
  
  глава 5
  
  Пинок пинком, фотка фоткой, а номер мобильного у меня Супермен взял. И даже свой оставил.
  Теперь у меня два контакта в том самом мобильном.
  Вообще-то у меня их два. Один рабочий, в нем давно перевалило за сотню с лишним. А второй, подаренный, или скорее выданный Уэйном. И в нем два контакта: "Уэйн Б." и "Суп".
  Как он записал меня, заметить я не успел. Слишком был занят, а он быстро погасил дисплей мобильника.
  Жизнь снова пошла своим чередом. Если не считать увеличившихся поставок инопланетной техники. И поставленных на поток "курсов повышения квалификации" для хирургов из разных клиник страны и мира.
  Я как-то вызвонил Брюса и убедил его начать поставки медицинской техники под эгидой Лиги Справедливости и в другие лечебные учреждения.
  Спор наш выглядел наверное дико. Мы оба понимали, что инопланетная техника, ставшая доступной широкой общественности может принести больше вреда, чем пользы, но и ЦЕНУ мы оба знали.
  Было это так.
  - Брюс. Надо! Спасем тысячи!
  - Убьем миллионы.
  - А голова тебе на что? Ты ж гений!
  - Я подумаю... - и короткие гудки. Кто бы послушал, сказал бы: "психи". Но что поделать? Если общаться по другому он не любит.
  Ответом его стали пять наиболее полезных аппаратов, выполненных в герметично запаянном корпусе, при любом нарушении целостности которого, уничтожающих всю внутреннюю начинку.
  Зная, какой он параноик, я за сохранение секретности технологий был спокоен. Что думал он, понятия не имею.
  И теперь я учил специалистов работать с этой техникой. Хирургу все равно ведь какие там внутри процессы (себя я в рассчет не беру, мне вообще все интересно), ему главное, что аппарат делает с телом пациента. И как.
  Вот этому и учил.
  Вдруг позвонил "Уэйн Б.". И спросил, свободна ли операционная.
  Я ответил, что да. И стал свидетелем работы знаменитого телепорта Лиги Справедливости.
  Появились Бэтс, Вандервумен и висящий на их плечах Марсианин. С пробитой брюшной полостью и ожогом на пол-лица.
  Очередной раз помянул добрым словом паранойю Брюса, который успел-таки достать мне информацию по физиологии марсиан и в частности последнего их представителя. И информация была подробная и развернутая. А аппаратура, поставленная в мою операционную, могла с этой физиологией работать.
  Вандервумен и Бэтс сгрузили Джона на операционный стол и удалились, не дожидаясь напутственных пенделей (Бэтс вообще выходил боком, аккуратно не подставляя свою пятую точку).
  Но Бэтс не Супермен, и я попросил его мне ассистировать. Он кивнул в дверях. Быстро переоделся, вымылся, экипировался в больничную спецодежду для операционной и вернулся.
  Диану мы попросили обеспечить нам приватность, то бишь никого не пускать.
  Операция была трудной. Но не очень долгой. За полтора часа управились, благо травмы оказались не самыми сложными. Тяжелыми, смертельно опасными, но не сложными.
  Брюс оказался хорошим ассистентом. Понятливым и молчаливым, крови и грязи не боящимся, с крепкими нервами. А большего от ассистента и не требуется.
  Через пару часов после завершения операции, когда стало ясно, что жизнь Марсианина вне опасности, порталом его отправили на орбитальную станцию Лиги. Все же слишком много людей и не совсем людей точит зуб на членов Лиги. И слишком опасно для Госпиталя оставлять Марсианина здесь. Это все равно, что навесить мишень на здание.
  Эти два часа мы втроем провели в моем кабинете.
  - Диана, Брюс. Брюс, Диана, - кратко представил нас друг другу Бэтс, уже вновь облачившийся в свой костюм-доспех.
  - Очень приятно познакомиться, мисс Диана.
  - Просто, Диана, - устало поправила она меня. Я кивнул. - Вы с Бэтмэном давно знакомы?
  - Можно считать, что всю мою жизнь, - улыбнулся я.
  - Бэтс как всегда, никому ничего о вас не говорил, - вздохнула она.
  - Он вообще говорит мало, - пожал плечами я. - Зато всегда по делу.
  - Ты как, готов в дальнейшем принимать таких гостей? - спросил Бэтмен.
  - Готов, - чуть подумав, ответил я. - Но пришли мне "спецификацию" на всех возможных гостей. И продумай охрану на случай необходимости стационарного их пребывания.
  - А может тогда ты к нам? - задумалась Вандервумен. - На станции можно организовать такую же операционную. Возможно даже лучше.
  - Это тоже возможно, - задумался Бэтс.
  - Возможен и такой вариант, - согласился я.
  - Но? - уловила недосказанность Диана.
  - Как я уже говорил Супермену, ваши жизни не ценнее жизней других моих пациентов. А тут их явно больше.
  - Справедливо, - вздохнула девушка.
  - Кто его так? - поинтересовался я.
  - Фантом. Опасная тварь из Фантомной Зоны. Супермен отправил его обратно.
  - Фантом... Неприятная должно быть тварь, раз умудрилась достать Марсианина. Он не выглядит слабаком.
  - Весьма неприятная...
  Разговор как-то сам собой угас. И я пошел проверить больного.
  Проводив гостей, я устроился в своем кресле, греясь в лучах закатного солнца.
  Я был задумчив и тих. Впервые меня одолевали желания, о которых я благополучно не вспоминал больше года. Но что с этим делать, я не знал.
  Через неделю выписался Джонни и мы приятно посидели в знакомой кафешке, отмечая его выздоровление.
  Время снова потянулось своим чередом. Работа, учеба, работа...
  Пока в один не самый прекрасный день не случилось невероятное.
  Супермен умер.
  глава 6
  
  Начиналось все не предвещая подобного финала.
  Я спокойно работал в Центральном Госпитале Метриполиса. Насколько можно назвать спокойной ежедневную борьбу со смертью. С переменным успехом.
  Визиты "гостей" повторялись еще не раз. У меня успели побывать и Зеленый фонарь, и Аквамен (наиболее проблемный был пациент), и Флэш... Дважды Брюс приносил своего протеже с синей птицей на темном костюме с пулевыми ранениями брюшной полости. Как он их умудрялся получать в кевларовой броне, ума не приложу.
  Но в последние месяцы все подзатихло. Основных Суперплохишей пересажали. Покоцаные герои встали в строй.
  Я, после копания в очередном новом инопланетном аппарате, расслабленно гулял по городу, когда услышал звук падения тела. И характерные конвульсивные рывки... предсмертные.
  Взгляд тут же нашел источник шума. И то что от него меня отделяло несколько домов и два квартала, роль играло весьма отдаленную.
  Ускорившись, я кинулся к месту падения тела. Чтобы не пугать еще больше, стоящую рядом с телом девушку, я затормозил у угла дома и дальше бежал уже в нормальном для человека темпе.
  - Спокойно, я врач, - крикнул я еще на бегу и, добежав, склонился над телом мужчины.
  Обширный инфаркт. Сердце буквально разорвало в груди. Реанимировать тут уже нечего. Я поднял глаза на девушку и замер.
  Испуганной или паникующей она не выглядела. Скорее на ее лице читалось чувство вины.
  - Леди, с вами все в порядке? - встал я и настороженно обратился к ней. Взгляд уже автоматически отметил некоторые отличия в ее внутренней физиологии от землян. Слишком яркими они не были. Но с некоторых пор я считаю себя профессионалом. И ошибиться я не мог.
  - Я не виновата! Я не знала, что он так... На него подействует... - затараторила она на языке, известном мне по криптонской "обучающей программе". Язык планеты Альмарак. К большому моему сожалению большей информации в свой языковой пакет криптонцы не запихнули. Только знание самого языка и название планеты.
  - Что подействует? - выставив руку в успокаивающем жесте, обратился я к ней на том же языке.
  - Поцелуй, - ответила она.
  - Поцелуй? Вы поцеловали его и он умер от этого? - переспросил я, выясняя причины и обстоятельства смерти мужчины.
  - Да, - потерянно ответила она. - Видимо он был слишком слаб...
  - Вот как... Он мертв, леди. И вам лучше скрыться с этого места до прибытия властей.
  - Вы правы, - взяла она себя в руки. И сделала это на удивление быстро. Что означало только одно - со смертью она уже сталкивалась не раз.
  - И очень вас прошу, не целуйте пока никого на этой планете. Хотя бы в ближайшее время, пока я не разберусь, что же именно убило его, и как подобного избежать в будущем.
  - Хорошо, - с некоторым колебанием согласилась она. Но где мне вас найти? Чтобы узнать результат.
  - Вы ориентируетесь на нашей планете?
  - Пока нет. Но, думаю, смогу разобраться достаточно быстро.
  - Хорошо, - кивнул я. - Ищите меня в Центральном Госпитале Метрополиса. Мое имя Брюс Бизаро.
  - А я Максима. Королева планеты Альмарак.
  - Вам пора, Ваше Величество, - чуть поклонился я и достал рабочий мобильник. Стоило вызвать полицию и скорую. Предстояло много возни, чтобы тело передали на экспертизу именно ко мне.
  Девушка кивнула и убежала... в ускорении, не сильно уступающем моему.
  Я вздохнул. Вдалеке уже слышались сирены скорой помощи.
  После всех бумажных проблем, я все же получил тело и занялся делом.
  Выяснилось, что мужчину действительно убил поцелуй той девушки с Альмарака. Со слюной ему передалось такое количество феромонов, что его организм буквально взорвался ответной реакцией на них. Сердце не выдержало нагрузки.
  И не только сердце. Надпочечники выдали разом столько адреналина, что даже если бы выдержало сердце, он умер бы потом от отходняка.
  Вывод был один - с землянами она физиологически не совместима. Более того, смертельно для них опасна.
  Я сидел в Уэйновском кресле в своем кабинете и задумчиво крутил в руках мобильник с контактами Супера и Бэтса, не зная как поступить. Звонить или не звонить, вот в чем вопрос.
  Вопрос разрешился сам собой. Перед моим окном повисла фигура давешней девушки с Альмарака.
  Я спрятал мобильник и открыл окно.
  - Здравствуйте, Ваше Величество, - поприветствовал я ее.
  - Здравствуй, Брюс, - ответила она мне на неплохом английском. Легкий акцент еще был заметен, но не более того. - Зови просто Максима. Эти титулы в нынешней ситуации неуместны. Ты смог что-то узнать?
  - Да, смог, - вздохнул я. - И это неутешительно. Того парня убил действительно поцелуй. Более того, твой поцелуй убьет любого другого землянина. Я покопался в кое-каких данных и выяснил: без сильного вреда здоровью его может выдержать разве что криптонец...
  - Криптонец? - сверкнули ее глаза. - Что ты о них знаешь?
  - Мало что, - пожал я плечами. - Планета их погибла много лет назад. Но на Земле один выживший есть.
  - Представитель дома Элов?
  - Ну, да. Кал Эл, - ответил я. Большой тайной его криптонское имя не являлось. Он как-то даже в интервью Дейли Пленет его называл. Плюс в той пещере, куда меня возил Брюс, вместе с языковыми пакетами, был еще и пакет по криптонской истории. Ну и родословная естественно... - Он тут известен под именем Супермен. Возглавляет организацию под названием Лига Справедливости. Возможно, это вообще последний криптонец, оставшийся в живых.
  - Вот как... Значит мне нужен Кал Эл, - упрямо тряхнула головой Максима.
  - Ты уверена? А если у него уже есть пара?
  - Уверена!
  - И что будешь делать?
  - Кое-что про Супермена я уже слышала. Привлеку его внимание... Что-то разрушить придется, что-то взорвать...
  - Не придется, - вздохнул я. - Есть способ проще, - я снова достал мобильник и нажал на контакт "Суп".
  - Да? - буквально через два гудка раздался знакомый голос в динамике.
  - С тобой очень хотят встретиться. И это очень серьезно.
  - Кто?
  - Королева планеты Альмарак. Приходи. Она сейчас у меня.
  - Постарайся ее не злить, я уже бегу... - раздались короткие гудки в трубке.
  - Кому ты звонил?
  - Кал Элу, - пожал я плечами.
  - Любой землянин так может? Просто взять и ему позвонить? - удивилась Максима.
  - Я не любой. Я лучший врач страны. И знаком с ним лично.
  - Значит мне очень повезло с тобой столкнуться... - улыбнулась она. В следующий момент прибежал Супермен под ускорением. Точнее прилетел через открытое окно.
  - Ты хотела меня видеть? - спросил он у Максимы, становясь так, чтобы закрыть меня своим телом.
  - Как-то это грубо, не находишь? - чуть поморщилась она. - Я Максима, Королева Альмарака. Прибыла на землю решением Совета, чтобы найти мужа и отца для рождения наследника королевской династии Альмарака.
  - Неожиданно, - поперхнулся Супермен. Видимо такие повороты - это слишком резко даже для Супермена.
  - Супермен, - обратился я к нему из-за спины. - Вся проблема в том, что быть с ней без фатального вреда здоровью может только Криптонец. Более слабые расы не подходят, - вот тут его проняло как следует. Он даже дернулся сбежать, но все таки передумал.
  - Вообще-то я уже женат, - признался он. Это стало неожиданностью и для меня. Максима помрачнела. Потом вновь улыбнулась.
  - Вдовец мне тоже подойдет, - сказала она.
  - Вот только я не согласен становиться вдовцом! - жестко ответил он. Атмосфера начала накаляться.
  - Так, стоп! - встал я между ними. - Предлагаю не доводить до конфликта. От этого никто не выиграет. Вы только окончательно станете врагами! - после моей фразы повисло молчание. Довольно тягостное. Я уже собирался сказать что-нибудь еще, чтобы развеять его, но еще не решил что.
  - Хорошо, - первой нарушила молчание Максима. - Я хочу в твою Лигу Справедливости!
  - Зачем? - растерялся Супермен.
  - Хочу присмотреться к своему будущему мужу, - не стала хитрить она.
  - Ладно, - согласился он. - Думаю разговор следует продолжить в другом месте, - проговорил он и сработал телепорт уносящий его и Максиму из моего кабинета.
  Я вздохнул и вернулся в свое кресло.
  Максима... Очень красива. Очень привлекательна. Я запрокинул голову на спинку и уставился в потолок, вспоминая изящные изгибы ее тела. Было чертовски трудно сохранять выражение невозмутимости на лице и следить за нитью разговора, глядя сквозь ее одежду, которая и так мало что скрывала.
  Фотографическая память услужливо подкидывала детали, одна аппетитнее другой. Глаза начало жечь. Не сильно, но ощущение было необычным. И даже приятным. Я сосредоточился на нем. И два луча ударили в потолок. Я тут же закрыл глаза веками. Жжение прекратилось. Приоткрыл один глаз и посмотрел на потолок. Там красовалось два выжженых пятна на расстоянии друг от друга, повторяющем расстояние между моими глазами.
  Круто! Прорезалось таки тепловое зрение Супермена. Прорезалось... Это что же теперь, о женщинах даже думать нельзя?
  Выход один. Тренироваться.
  Медицина дело хорошее, но свои "врожденные" способности я основательно подзабросил. Но как с этим быть пока непонятно.
  И потолок надо починить, а то это палево. Супер увидит - вопросы будут.
  С того дня, после работы, я убегал в малонаселенные районы Кордильер и как мог пытался учиться управлять своими силами, стараясь не наносить фатальных разрушений, на которые могли бы обратить внимание спутники.
  Худо-бедно получалось все, кроме полета.
  Прыгал я высоко, но вот именно летать пока не получалось. Прискорбно.
  Но все это перестало иметь значение, когда однажды ночью зазвонил тот самый телефон, и Альфред попросил срочно прибыть меня в поместье Уэйна.
  Он не успел повесить трубку, а я уже стоял рядом с ним. Оказалось Брюс при смерти. Тяжелейшие травмы. Переломы разрывы внутренних органов, тяжелейшее сотрясение. Фактически спас его только экстренный телепорт.
  И паранойя. Оказывается он в своем поместье, рядом с пещерой оборудовал точную копию моей операционной. До последнего аппарата. До последнего сантиметра между столами.
  Из-за этого я смог тут же, без промедления, приступить к оперированию.
  Альфред оказался очень неплохим ассистентом. Грамотным и расторопным.
  То, что Брюс выжил, я лично считаю чудом. Видимо сказалась невероятная воля этого грандиозного человека. Но операция шла больше семи часов. И каждая минута граничила с тем, чтобы стать для него последней. Четыре раза останавливалось сердце. И четыре раза запускалось снова.
  Домой я вернулся морально выжатый, словно лимон. А через минуту уже бежал в Госпиталь.
  Там были гости. Много гостей.
  Снова не повезло Марсианину. Рядом с ним лежали Зеленый Фонарь, Максима, Диана и Орлица.
  Да с чем же таким они там столкнулись, что их так потрепало!
  С ними было все не так страшно. Все же они Супергерои. А значит существа значительно крепче, чем простой землянин.
  Но провозился я с ними все равно не меньше трех часов. Я как раз заканчивал с Орлицей, когда начали доноситься чудовищные удары.
  Земля ощутимо стала подрагивать под ногами. И толчки усиливались.
  А когда я закончил, смог отвлечься и подошел к окну, то Супермен стоял как раз на площади перед Госпиталем. А напротив него стоял какой-то серокожий костистый уродец с красными угольками глаз. Оба они были потрепаны и еле держались на ногах.
  Финальный их удар я видел во всей красе. Это действительно было МОЩНО. Волна отдачи, разнесшаяся по укруге и повыбивавшая стекла в радиусе пяти километров не могла быть показателем, поскольку это были "чистые" удары. И вся основная их мощь пришлась на тела этих монстров.
  И оба они упали.
  Первым, кто оказался у упавших тел, был я. И смерть констатировал тоже я. Грудная клетка - просто сплошная каша из внутренних органов, приправленная осколками ребер. Единственно кожа осталась целой, почти. След от когтистого кулака проглядывал отчетливо. Смерть обоих. Аи учи, как говорят в Японии. Взаимная смерть. Красиво, пафосно и печально.
  Долго возиться с Супером я не мог, уступив его бездыханное тело другим врачам. Вскоре к ним присоединились уцелевшие члены Лиги и телепортом унеслись вместе с трупом Супера и монстра, уже получившего имя "Судный день". Думсдей.
  А меня ждала работа. Много работы. Ведь битва снова шла в городе. Разрушений и пострадавших хватало. Сотни людей. Десятки зданий.
  Времени думать и переживать просто не оставалось.
  глава 7
  
  Похороны Национального Героя были масштабны и красочны. Десятки тысяч людей вышли на улицы, чтобы проводить похоронную процессию.
  Возглавляла ее Лига Справедливости в наиболее полном возможном составе. Все, кроме Бэтмена. Об этом никому не сообщали, но Летучий Мыш лежал под капельницей в своем поместье и еще не приходил в сознание. Об этом не знали даже члены Лиги. Для всех он заперся в Бэт-пещере и никого не хочет видеть. Такое поведение для него не было новым, поэтому удивления не вызывало.
  Я же сидел в своем кабинете и смотрел трансляцию по телевизору. Идти туда, к ним, желания не было. И возможности. Пусть срочных операций пока не требовалось, но пострадавших в тяжелом состоянии было много. И мое вмешательство могло понадобиться в любой момент.
  Именно по этой причине большая бутылка водки на 0,7 литра стояла на моем столе все еще запечатанной. Хотя настроение было самым, что ни на есть питейным.
  Он - настоящий. Я - всего лишь клон. Так почему же он умер, а я все еще жив?
  В приступе задумчивой паники, я даже сбрил свои усы и остриг волосы, так, как было у него. Чтобы хоть так он был живой. Хотябы в моем зеркале.
  Но нет. От этого стало только хуже.
  Тогда я все-таки открыл бутылку и налил стопку, но выпить ее не смог. Это было бы слишком эгоистично с моей стороны. Напиваться тогда, когда моя помощь может понадобиться другим.
  Вот так и сидел, глядя на полную стопку, начатую бутылку и фото в траурной рамке.
  После окончания церемонии ко мне зашла Максима.
  Сначала, взглянув на меня, она вздрогнула. Но потом присмотрелась и вздохнула.
  - Ты похож на него, Брюс, - заметила она.
  - Такое бывает, - пожал я плечами. - Поэтому и носил усы. Во избежание недоразумений, так сказать.
  - Видимо теперь это мало тебя волнует?
  - Наверное это глупо, но хочется видеть его живым. Хотя бы в зеркале. Он очень много для нас всех значил. Для меня...
  - Хочешь напиться? - кивнула она на бутылку с рюмкой.
  - Хочу. Но не имею права, - ответил я.
  - А вот я выпью, - сказала она и опрокинула в себя мою стопку.
  - И как? - поинтересовался я, точно зная, что алкоголь на нее не действует.
  - Никак, - вздохнула она, ставя пустую рюмку обратно на стол.
  - Что теперь будешь делать? Криптонцев на Земле больше нет... - сказал я ей. Она посмотрела мне в глаза и что-то такое мелькнуло в ее взгляде.
  - Поцелую тебя и вернусь домой, - произнесла она и отбросила мой стол к стене. Резкий рывок ее ко мне и жаркий, несколько грубоватый поцелуй. Я не стал уворачиваться или бежать. Наоборот ответил, как смог конечно. Ведь это же мой первый поцелуй, и опыта маловато. Точнее совсем нет.
  Через минуту она отстранилась.
  - Прости, Брюс. Не хочу видеть, как ты умираешь... Прощай! - сказала она и схватилась за браслет. В следующее мгновение, в столбе света она исчезла, оставив следы копоти у меня на ковре.
  "Ковер придется менять" - была первая внятная мысль в голове. Она же последняя. Я просто откинулся в кресле и ни о чем не думал...
  Однако день похорон прошел.
  И следующий за ним день.
  И еще один.
  Жизнь входила в свою колею. Супермен умер, но остальные-то живы. А раз живы, то маленькие бытовые проблемы потихоньку, словно песком заметали это огромное событие, траур по которому держался неделю. И не только в Америке.
  Осиротевшая Лига продолжала начатое им дело. Успевала не везде. Но успевала. Остро стоял вопрос о выборе лидера. Но пока что на это место желающих встать не находилось. Бэтмен продолжал мирно спать под капельницей, не мешая организму восстанавливаться.
  Ко мне забегала Барбара, проведать, как я переношу потерю своего биологического отца, или как его можно назвать.
  Даже предложила занять его место. Но не увидев энтузиазма, свела все к шутке. Оказывается после моей операции, она вернулась к полноценной жизни, как она ее понимает. То есть нацепила летуче мышиную броню и продолжила скакать по крышам Готэма, откликаясь на кличку Бэтгерл.
  Жизнь шла своим чередом. Супермен превращался из живого человека в легенду и культ. Ему ставили памятники по всей стране, по телевиденью крутили о нем передачи, биографические, патриотические, героические. Снимались фильмы. Символика с буквой "s" заполняла улицы.
  Мертвый герой завсегда популярнее живого. А он и при жизни в неизвестности не прозябал. Так что все закономерно.
  Вот только однажды, сидя в своем кресле у окна, и глядя на солнце, я увидел падающий пассажирский самолет, с дымящимися двумя из четырех двигателей. Падающий прямо на Госпиталь.
  И никого из Лиги нет рядом.
  Мир привычно остановился, а я продолжал сидеть в своем кресле. Хотелось как можно дольше оттянуть тот момент, когда мне придется с этого кресла встать. И жизнь прежней уже не будет.
  Тяни не тяни, а вставать пришлось.
  Я сбегал в ближайший магазин карнавальных костюмов. ЕГО костюм и плащ в последнее время стал очень популярен. Так что найти такой не составило труда.
  Не совсем такой, конечно, но издалека прокатит. Трико на себя, плащ на плечи, гель на волосы и одну прядку закрутить на лоб...
  Я стоял в своем кабинете у открытого окна и смотрел на остановившийся в воздухе самолет. Я собирался с силами. Летать я до сих пор не научился. Но тогда, в горах от моего умения летать не зависели жизни людей. Сегодня - зависели.
  И не получиться просто не могло. Медленно. Медленно для меня, ноги оторвались от пола и тело поплыло по воздуху к днищу самолета. Мир попрежнему стоял на месте.
  Как же Он делался видимым для людей? Как у него получалось так эффектно трепетать плащем? Ведь мир стоит. Как же надо медленно двигаться, чтобы тебя заметили? Или он летал без ускорения?
  Я поудобнее схватился за днище самолета и медленно стал отпускать ускорение.
  Он оказался не таким уж и тяжелым. Гораздо труднее было его удержать целым. Я как бы чувствовал его сразу весь. И держал не за то место, где лежали руки, а сразу весь. Не знаю каким законам физики это подчиняется. Скорее всего никаким. Что-то вроде персональной реальности. Но это работало.
  Погасить скорость и инерцию, придать скорость в нужном направлении и аккуратно опустить на взлетную полосу аэропорта. Точнее сразу в "отстойник", чтобы какой другой самолет не врезался при посадке. Я ж не диспетчер, чтобы знать, какая именно полоса свободна.
  Улыбнуться в камеру и снова в ускорение.
  В своем кабинете я переоделся и повесил карнавальный костюм в шкаф. Закончив с этим, пошел в душ отмывать голову от геля. Как он в этой дряни ходил? Противно ведь.
  Утром в прессе шум стоял такой, что наверное даже на Альмараке слышно было.
  Каких только версий не было. Но главное, у всех появилась надежда. Настоящий не настоящий, неважно. Главное есть. Главное спасает.
  Зазвонил тот самый мобильник. "Уэйн Б."
  - Привет, Супермен, - послышался слабый голос Брюса.
  - Привет, Бэтс. Рад, что ты пришел в себя.
  - Значит Кларк умер?
  - Его звали Кларк?
  - Да. Кент.
  - Лоис, наверное, безутешна.
  - Наверняка. Учти, она докопается. У нее бульдожья хватка.
  - То есть, про тебя она тоже знает?
  - Знает.
  - Ладно. Вечером зайду. Надо проверить твое состояние.
  - Альфред молчит. Все было настолько плохо?
  - Семь часов операция. Четыре остановки сердца. Двенадцать переломов. Субдуральная гематома. Повреждения внутренних органов. Продолжать?
  - И я живой?
  - Сам в шоке.
  - Спасибо... - и короткие гудки. Брюс остается верным себе, даже едва выбравшись из могилы.
  Выздоровление шло нормально. Без осложнений. Давно замечено, что пока человек без сознания, переломы срастаются лучше. Так, что гипс можно было уже убирать почти везде. Но вставать я ему запретил еще как минимум неделю. Специально сказал вдвое больше, поскольку точно, знал, что он не утерпит.
  По окончании осмотра и всех процедур, мне пришлось выдержать форменный допрос с его стороны. Его интересовало все, особенно диагноз Супера. Почему-то в его смерть он не верил.
  Причем настолько, что и меня заразил сомнениями. Но этот человек способен убедить тебя что вода падает с земли в небо и солнце встает на западе и ты в это поверишь, а если и не поверишь, то точно засомневаешься. Просто потому что он слишком грандиозен. Харизматичен настолько, что это ужасает.
  И он оказался прав: следующим же утром у меня в кабинете сидела Лоис Лейн собственной персоной. И мучила вопросами о том дне.
  Я, как мог, подробно и честно отвечал, даже не злясь. Не имел права злиться. На пальце журналистки красовалось обручальное кольцо. Но нигде не было сказано о том, кто ее муж. Я наводил справки (без фанатизма, только открытую информацию).
  У женщины горе, а я, сволочь такая, подарил ей необоснованную надежду. И только я знаю, что надежда необоснованна.
  Она мурыжила меня два часа. Пока меня не вызвали к пациенту. Я оставил ее в кабинете, сам же ушел. Пациент - это святое.
  Правда, краем глаза я за ней посматривал. И видел, как она засунула свой любопытный нос в мой платяной шкаф. Как говорится, угадайте с трех раз, что она там нашла?
  Я только тяжело вздохнул - сам виноват. Надо было выкинуть эту тряпку, как только переоделся. Но уж, что сделано, то сделано. Осталось только приготовиться к очередному допросу с пристрастием.
  И именно в этот момент зазвонил мой рабочий телефон. Номер не определялся. Я нажал на прием вызова и услышал очень знакомый голос. Слишком знакомый.
  Звонил Лекс Лютер.
  Примечание к части
  
  Просьба активнее пользоваться публичной бетой. С правописанием у меня проблемы. Вам же приятнее читать будет.
  глава 8
  
  Лютер пригласил на встречу. К нему в кабинет. В здание Лютер Корп. На сорок восьмом этаже.
  Ни слова нельзя было привязать к тому, что он что-то знает. Но общее построение фраз... Между строк...
  Разочаровывать и играть в шпионские игры я не стал. Он все равно в этом лучше. Даже Брюсу звонить не стал. Не утерпит ведь и помчится сам все контролировать.
  Я просто прилетел к Лютору на сорок восьмой этаж. Окно кстати было открыто.
  - Ну здравствуй Би ноль, - радушно раскрыл он руки подходя ко мне.
  - Здравствуй, "папа", - съязвил я. - Чем же я тебя заинтересовал СЕЙЧАС?
  - Ты сделал то, ради чего я тебя и задумывал! Ты стал страховкой, на случай смерти Супермена!
  - Ты так за него беспокоился?
  - Конечно! - воскликнул он. - Миру необходим Супермен!! Он знамя, он символ, он факел, горящий во тьме! Он дарит надежду и спасает жизни!
  - Вот как. И зачем ты меня позвал? Ведь я и так делаю то, что ты задумал.
  - Я хотел просто поговорить, - улыбнулся Лютер. Обаятельный гад! Если бы я сам не читал досье собранное Бэтсом на него, мог бы и поверить. Там было все. От убийства собственного отца, до опытов над людьми и искуственного оплодотворения собственной жены, с последующим убийством ребенка. Такие мелочи как подкуп и попытки создания армии фриков вообще можно было назвать мелкими шалостями. Но при этом Бэтс не мог не признать гениальность этого человека. Все. ВСЕ самые фантастические проекты этого человека завершались успехом. Пусть временным, но успехом. Чего стоит только он сам Би-зиро. Клон Супермена! Но при том же все его проекты закончились плохо. Всегда была какая-то гадость заготовлена или зарыта. И всегда от них кто-то страдал.
  - Я пришел. Мы говорим, - осторожно ответил я. Этот человек воспринимался словно ядовитый паук. Одно неверное движение и укусит.
  - Ты многого добился Бизаро. Я горжусь тобой. Как отец может гордиться сыном!
  - Спасибо.
  - Но что ты планируешь делать дальше?
  - Продолжать практику. Хороший врач нужен всегда.
  - А как же Лига?
  - О том, кто я, знал только Бэтмен. Но он мертв, - рискнул соврать я. Эдакий пробный камушек.
  - Как это? Почему об этом тогда никто не знает? - заинтересовался Лютор.
  - Как жил, так и умер. Думсдей приложил его еще раньше Супермена. От травм он скончался в своем убежище. Всего моего опыта не хватило, чтобы собрать его заново.
  - Бэтмен мертв... Супермен мертв... Лига практически мертва! Ты понимаешь это, Бизаро! - схватил он меня за рубашку, приблизив свое лицо к моему, и говорил с жаром сумасшедшего. - Лигу надо спасти! Возродить! И ты должен ее возглавить!! Ты! Ты лучшее мое детище!
  - Я не хочу, - аккуратно отцепил я его руки от своей одежды.
  - Что значит, "не хочу"? Ты должен!!
  - Но я не хочу, Лютер, - повторил я как душевно-больному или неразумному ребенку. - Я благодарен тебе, за то, что жив. Но я сам выбираю свой путь. Что делать и чем заниматься.
  - Но... - отстранился он от меня и отошел на несколько шагов. В руке его щелкнул пульт и на окна очень быстро опустились броневые пластины. Я бы мог успеть отобрать пульт. Я бы мог успеть выпрыгнуть наружу. Но. Но он ударил бы позже. И там, где я не ожидаю. Пусть лучше сейчас, когда я хотябы морально готов. Пусть раскроет свой козырь. А я чувствую, что он у него есть, иначе он не стал бы меня звать.
  И он раскрыл. Так раскрыл, что мало не показалось.
  - Что ж. Не хочешь ты, это сделает другой. Более послушный. Точнее другие! - злобно ощерился Лютер. И в помещение вошли ЧЕТЫРЕ Супермена.
  - Ты слишком много знаешь! Ты - брак, Би - ноль. Убить его! - бросил он команду и мир остановился.
  Мир остановился, а Суперы бросились ко мне. Они двигались немного медленнее меня. Видимо он держал их где-то в помещении. Скорее всего под свинцовым потолком. Возможно под лампами имитирующими солнечный свет.
  А я весь день и всю ночь провисел на орбите, купаясь в лучах светила. А еще, они были явно не слишком давно из колбы. Неопытны.
  И не имели личности. Это было видно по совершенно одинаковым движениям и пустым глазам.
  Супермен раскидал бы их всех четверых. Не сказать, что легко, но справился бы. А я...
  Я не ОН.
  Первому, что быстрее других добежал до меня, я воткнул палец в глаз. Пока он от боли выпал из ускорения, влупил между ног второму. Третьему с нырком под его руку ударил в селезенку, а где она у криптонцев, я знал. Да еще и видел. Ударил с достаточной силой, чтобы она оторвалась. Четвертому выстрелил тепловыми лучами в глаза. Сильно, так что глазные яблоки обуглились. Все. Они все выпали из ускорения. Теперь, даже если они вновь войдут в него, нас будет разделять мгновение. Мгновение, которого им никогда не преодолеть. Об этом я позабочусь.
  Уже никуда не спеша, я свернул шеи всем четверым. Потом отбил селезенки. Пробил грудную клетку и сжег тепловыми лучами сердца. Затем подумал и навсякий случай вообще оторвал головы. Это было трудно, но если упереться ногами в плечи, а пальцы поглубже воткнуть в уши и глазные впадины, а потом как следует напрячься, то оказалось вполне выполнимо.
  Я отошел в сторону и вышел из ускорения. Смотреть на то, что стало с телами клонов в нормальном временном потоке было очень неприятно. Брызги крови из отлетающих голов и остатков шей. Помещение мгновенно наполнилось дымом и запахом горелой плоти.
  К чести Лютора, он не потерял лица. Только резко побледнел. И признаюсь честно, я слишком отвлекся на красочную картину мгновенной жестокой смерти своих "братьев" по пробирке. Лютор нажал на кнопку пульта и вспыхнул красный свет, сразу по всей комнате. Неприятный. Он буквально выпил все мои силы. А Лекс заметив это улыбнулся и нажал еще какую-то кнопку. Стол раскрылся. Лютор достал оттуда и надел на руки железные перчатки усеянные зелеными, светящимися камнями.
  Лысый псих расплылся в неприятной усмешке-оскале и пошел на меня.
  - Ты оказался не таким слюнтяем, как ОН. Но ты же не думал, что все будет так легко?! - даже как-то ласково говорил он. - Ты всего лишь клон и я вобью в тебя послушание! - он ударил меня этой своей перчаткой. И в момент прикосновения камня к коже, я внезапно вошел в ускорение.
  Я присмотрелся - камень, что коснулся меня, стал прозрачным, а я снова чувствовал силу. Что ж. Камней у него на перчатках еще много, сама собой выползла на лицо усмешка.
  Я касался каждого камня и из каждого в меня вливалась сила.
  Когда камней больше не осталось, я взял его обе руки одной своей, благо разница в габаритах это вполне позволяла и поднял его за них над полом. После чего вышел из ускорения.
  Выражение его лица быстро менялось от торжества, до дичайшего ужаса, когда он осознал изменения в ситуации.
  - Лекс, ты прав. Я не ОН. У меня нет к тебе злобы или ненависти. Но ты сейчас мне расскажешь все о проекте с клонированием. Все и подробно. Где, когда, как, где брал и где хранил материалы, где сейчас находятся лаборатории...
  - Да пошел ты, генетический уродец! Я тебя не боюсь! - плюнул он мне в лицо. Я утерся, вздохнул. И воткнул ему палец в плечо. В мышцу. Так, чтобы доставить боль и не задеть вен или артерий.
  Он заорал и забился в моей хватке.
  - Ты не понял, Лекс. Это не просьба. А я не состою в Лиге Благородных Героев. Я просто клон, созданный тобой по твоему же образу и подобию. Не удивлюсь, что с примесью твоего ДНК. С тебя станется, - палец я вынул и приблизил свое лицо к его лицу. - А еще, я хорошо разбираюсь в устройстве человеческого тела... И никогда не давал клятвы Гиппократа. Так что тебе будет очень больно, если ты не будешь достаточно искренен и подробен в своем рассказе... - с этими словами я начал медленно выдавливать ему глаз...
  глава 9
  
  Разговаривали мы долго. Поначалу этот нехороший человек все пытался меня наебать. Но ускорение очень удобная вещь. Позволяет сразу проверить информацию.
  Когда у него кончились целые ребра (по одному за каждую попытку обмана), мне надоело.
  После того, как я оторвал ему сосок и начал расстегивать ремень на штанах, он стал ОЧЕНЬ красноречив и откровенен.
  Лабораторий у него было много. В разных концах страны и даже за ее пределами. Ключевое слово "было". Заначек криптонита было еще больше. Целые склады и хранилища. Мне они пригодятся потом, когда-нибудь. А пока они заняли свое место в одной аккуратненькой пещерке в горах Тибета.
  - И последний вопрос, - заканчивал я наконец свой допрос. - Где камеры и куда идет с них запись?
  - Какие камеры? - попытался он прикинуться дурачком, либо на самом деле не понял, о чем я.
  - Камеры, которые снимают наш с тобой разговор, - вздохнул я. - И так ведь найду. Но гораздо проще будет, если ты сам мне расскажешь. Проще тебе, - уточнил я и потянулся оторвать ему еще что-нибудь не жизненно важное.
  Мои намерения он понял правильно. И снова стал искренен и откровенен. Вот только, попытавшись проверить своим взглядом его информацию, я этого не смог. Взгляд не работал. Точнее зрение не стало хуже, просто через предметы я видеть перестал. Но слух обострился невероятно. Как вообще можно слышать неподвижно стоящий шкаф? Или спрятанную в стене проводку? Оказалось, что как-то можно.
  Записи я забрал себе, а всю аппаратуру уничтожил. На всем этаже не оставил ни одного электронного устройства, от простого компьютера до самого маленького жучка, не исключая ни сантиметра проводки и ни одной розетки. Варварство, понимаю, но лучше подстраховаться.
  - Что ж, Лютор, беседовать с тобой было интересно и познавательно, не скажу, что приятно. А теперь главное. Почти два года назад ты подарил мне жизнь. Сегодня я подарил жизнь тебе. Больше между нами долгов нет. И в следующий раз, я уже не буду тебя запугивать и демонстрировать возможности, как сегодня. А самым простым и наиболее в тот момент эффективным способом убью тебя. Так что в твоих интересах, больше с генами Супермена не играться и меня не провоцировать. Надеюсь мы друг друга поняли?
  - ...
  - Скажи четко, как мужик, что ты мямлишь?
  - Да, я понял тебя, Бизаро, - устало выдохнул Лекс. Вполне его понимаю, полтора часа пыток утомят и куда более крепкого человека.
  - Би пятого я сейчас освобожу. Не надо тебе его трогать. Пусть он сам определяется в этой жизни. Хорошо?
  - Да. Надеюсь, он убьет тебя, монстр! - не мог не сказать на последок гадость Лекс.
  Я только вздохнул на это. Огляделся. Тела клонов все еще лежали на полу. Слово словом, но оставлять материал для исследований не стоило. Я выпустил в ближайшее тело луч из глаз. Но оно вместо того, чтобы вспыхнуть, заледенело. Вот это сюрприз!
  Я подошел и посмотрел внимательнее. Действительно лед. А если дунуть? На тренировках в Кордильерах получалось заморозить дыханием. Как будет здесь?
  Я сосредоточился на ощущениях и дунул так, как дул раньше. Изо рта вышла струя огня.
  Что ж. Не глазами, так ртом, лишь бы результат был.
  Я сжег все, до последней капельки крови. Дал Лютеру спертый где-то на улице мобильник (его телефон я на всякий случай уничтожил, а свой было жалко) и в ускорении улетел.
  Би-пять. Я стоял перед стеклянной колбой. Внутри колбы висел в специальном поле Супермен. Точнее клон Супермена номер пять. Жидкости в колбе не было. А на клоне был полный костюм Супера с его знаменитым плащом.
  Я дернул рубильник. Колба открылась. Поле отключилось. Клон упал. От удара он начал приходить в сознание. Открыл глаза и в резком ускорении убежал, проламываясь через двери и стены.
  Я вздохнул и принялся за тотальное сжигание всего вокруг. На очереди было еще сто тринадцать лабораторий и бункеров. Ночь обещала быть длинной.
  По возвращении домой меня ждал сюрприз. Очень неожиданный и совсем неприятный. Я стоял перед зеркалом и смотрел на свое отражение.
  Из него на меня смотрел серокожий урод с черными глазами с крупным лбом и челюстью. Черные короткие волосы торчали неопрятным ежиком вверх. Мышцы вздулись буграми и рубашка во многих местах разошлась по швам. Кожа... кожа была грубой и шершавой. На лице четко выделялись морщины. Общий вид был диковатый и создавал впечатление, наводящее ужас.
  Неудивительно, что Лекс так орал, когда увидел меня. Удивительно, как он решался меня обманывать при таком облике. Поистине железное самообладание у человека. Его бы энергию в мирных целях!
  Что теперь делать, я, однако, не знал. Было ясно одно - старая жизнь кончилась. К людям в таком виде идти нельзя. К Лиге Справедливости тем более.
  Вот она и подстава зеленого криптонита. Сил он дает очень много (настолько сильным, как сейчас, я себя еще никогда не чувствовал), но вот побочные эффекты перевешивали это преимущество.
  В этой форме, я, наверное, способен был порвать в клочки даже ЕГО. Но зачем? Я никогда не был воинственным или агрессивным. Зачем мне такая сила?
  Можно было бы пойти к Брюсу. Но зачем? У того сейчас и так не самый лучший период в жизни.
  Я вылетел в окно и полетел туда, где обычно тренировался. В горы.
  Выбрал вершину повыше и поживописнее. Уселся на ней и остался просто сидеть. Спешить уже было некуда.
  глава 10
  
  Так я просидел целый день. Размышлял, пытался планировать. Получалось слабо.
  В конце концов, так ничего и не придумав, я полетел в Африку. Там вечно кто-то воюет, неплохой врач там всегда пригодится. Будем надеяться, что внешность моя будет там иметь мало значения.
  Первое время было трудно. Доверия к непонятному уроду было не много. Только за первую неделю, пятнадцать раз пытались убить и ограбить. Но пуля семь шестьдесят два моей дубленой шкуре была нипочем. Я их и чувствовал-то едва-едва. А чего-то серьезнее старого советского калаша у бандитов местных видимо не было. Правда потом. Спустя еще пару недель те же самые бандиты ко мне лечиться приходили постреляные и порезанные другими такими же бандитами.
  Число благодарных клиентов росло. Авторитет нарабатывался. А уж когда я начал еще и зубы протезировать...
  Откуда брал инструменты? Элементарно пиздил в развитых странах прямо со складов медицинских компаний. Там же брал и медикаменты. Мне много не надо - не обеднеют, а людские жизни сохранены.
  Как протезировал зубы? Легко. С моим слухом удалось освоиться быстро, и очень скоро он вполне заменял мне прежнее "рентгеновское" зрение. Я начал вслушиваться в почву. В земную кору. Найти и добыть золото оказалось несложно. Плавить и того проще.
  Вслед за золотом я начал добывать и драгоценные камни. Помимо врачебной практики, я занялся ювелирным делом. Такое вот маленькое хобби. Не на продажу. Просто от скуки и ради искусства.
  Я завел себе телевизор и вечерами смотрел новости. Ну и что, что в Африке нет покрытия европейских телерадиостанций. А спутниковое на что?
  А откуда у меня спутниковая аппаратура и вообще генератор? Оттуда же - скомуниздил.
  И вот через два месяца по ТВ показали битву двух Суперменов. Один из них был явно Би пятый. А вот второй...
  Второй меня заинтересовал настолько, что я не поленился метнуться на могилу ЕГО в Метрополис. Я задействовал свой слух на полную мощность и сканировал землю. Гроб был пуст.
  Я расширил зону охвата своего слуха на всю планету и стал искать только одно: один единственный стук сердца. Он индивидуален, словно отпечатки пальцев. И столь же уникален.
  И этот стук я нашел.
  Вот ведь Брюс! Как он узнал? Почему он снова, в очередной раз оказался прав? Боже, ОН жив.
  Это было невероятное открытие. Праздник!
  Естественно Би пятый ЕМУ не противник. Их бой и продлился-то от силы полчаса. Был зрелищным и красивым. А этот новый образ с длинными волосами и черным, впитывающим солнце костюмом, был неподражаем!
  Я вернулся в свою Африканскую хижину и принялся шлифовать очередной алмаз для задуманной мной диадемы.
  При этом настроив свой слух на сердце Супера, как на маяк. Естественно меня интересовал не его ритм. Я слушал, что происходило вокруг него. Вот такой вот я вуаерист.
  Битва двух Суперов отгремела. Оказалось, что пятый был бракован еще сильнее меня. Бой на сверхскоростях, затяжной и на истощение он не выдержал. Его клетки начали деградировать, организм пошел в разнос. Би пятый умер. Еще до финального удара Кал-Эла.
  Сразу после боя, отсветившись перед прессой и дав интервью в стиле "я вернулся и теперь все будет гуд", Супер полетел к своему заклятому другу Лексу Лютеру. Который руководил своей корпорацией с больничной койки.
  - Лекс! - поприветствовал его Супер, влетевший в окно палаты. Не могу передать тот вздох облегчения, что издал Лютор, услышав этот голос. Иногда я начинаю серьезно полагать, что ориентация у нашего лысого друга не совсем традиционна. И вся его злоба и помешанность на Супермене проистекает из неразделенной любви. Либо Би пятый и скромный я произвели на миллиардера и мецената слишком негативное впечатление (с неделю назад по ТВ был репортаж об еще одном погроме офиса Лютора, где был замечен известный в широких кругах красный плащ, после которого Лекс вернулся в больницу, которую только-только покинул. На этот раз с переломами обеих рук, обеих ног и тяжелым сотрясением мозга).
  - Кларк! Как я рад, что ты жив! - выдохнул он. Оппачки, а они похоже знакомы куда ближе, чем я думал.
  - Я тоже рад. Клон - твоих рук дело?
  - Моих, - повинился Лекс сразу же. - Когда тебя похоронили, это был шок для всех! Да, я всегда хотел тебя убить, но это должен был сделать я! Я сам! Лично! Но никак не какой-то инопланетный уродец! А потом... Потом пришло понимание, что без тебя уже невозможно. Без тебя не работает Лига. И их провалы, шедшие один за одним, это подтверждают. Без тебя стало некому защитить Землю от таких "уродцев". И тогда я решил, что если Супермена нет, то его надо создать! И я создал!!! Это не было легко. Я нашел ученых, добыл материалы, организовал лаборатории... Первый клон вышел неудачным, - поморщился Лекс и рефлекторно коснулся того места, где раньше был правый сосок и прищурил левый глаз, который до сих пор видел слабо и постоянно слезился (непоправимо увечить я его в тот раз не стал, просто причинил очень сильную боль). - Но потом я добился успеха! Я создал его - Би пять! Дал ему твою память! Твои способности, твою жизнь! И он возглавил Лигу. Земля снова была под защитой! - Суп скептически поднял бровь.
  - Ну да, - сразу сдулся весь пафос лысого. - Ты оказался уникален и неповторим. Мой клон перессорился со всей Лигой и начал чинить самосуд, убивая преступников, вместо того, чтобы судить их, начиная путь диктатора, вместо пути Спасителя...
  - Это он тебя на больничную койку отправил?
  - Он, кто ж еще... - надулся Лекс, словно маленький ребенок. - Вот скажи, Кларк, почему ты всегда попадался в ловушки, на которые клоны чихать хотели? Би пятый, вместо того, чтобы зайти в офис и попасть под излучатели красного света, просканиировал здание снаружи и пережег всю аппаратуру. А когда я достал криптонитовый кастет, просто сломал мне руку бросив куском стены... Сука! Хорошо хоть добивать не стал, когда я головой ударился. Видимо решил, что я и так уже концы отдал...
  - Жалел тебя, дурака. Каждый раз думал, включишь ты свои игрушки или не включишь. Решишься или не решишься... Шанс давал. Мы же друзьями когда-то были, помнишь?
  - Помню, - еще сильнее надулся Лекс.
  - А двенадцать зубов тебе кто вырвал? Тоже Би пятый? - спросил Суп. Вот ведь! Заметил нехороший такой. Ну что ж, поглядим, как ты выкручиваться будешь.
  - Нет. Это Бизаро постарался...
  - Брюс Бизаро? - удивился Супер.
  - Да. Я на него давить пытался... Но он меня подкараулил и пытками выбил все что у меня на него было. Потом в бега ушел. Видимо мести боялся...
  - И что же ты смог накопать на такого человека, как Брюс? Он же практически святой! На него даже Лоис никакой грязи не нашла. На него пол Метрополиса молилось!
  - Да просто нет такого человека, как Брюс Бизаро. Взялся ниоткуда. Документы подделал. Дипломы подделал. Устроился по липовому переводу и работал по липовой лицензии...
  - Лучший хирург страны работал по поддельной лицензии?!! - изумлению Супермена не было предела. А я по-идиотски хихикал, шлифуя свой алмаз в одиночестве в хижине посреди Африки.
  - Ну да, - вздохнул Лекс. - Вот я и попытался его шантажом заставить на меня работать. А он оказался круче всей моей охраны. Вломился в офис, переломал все ребра, вырвал зубы и чуть не выдавил глаз, не считая мелких порезов и синяков... - я даже сам чуть не прослезился, какой я жестокий гад. - Потом убедился, что я и правда ничего не знаю, пообещал, что в следующий раз убьет и ушел. С концами.
  - Какой же ты гад, Лекс! Теперь Метрополис остался без высококласного врача. Настолько высококласного, что был способен даже марсиан лечить! Да он столько жизней спас, сколько ты загубить не успел за свою жизнь! Подумаешь лицензия липовая! Главное, что руки золотые! Эх Лекс! Зачем было шантажировать? Он и так никому не отказывал! Вот и где теперь Лиге врача искать?! Да даже Бэтс и Джон не умеют с половиной оборудования работать, которое в его операционной стоит. Твое счастье, что ты и так в больнице! А то сам бы тебе оставшиеся зубы повыбивал! - экспрессивно закончил свою речь Супермен и улетел из палаты.
  К кому полетел Супер? Естественно к Бэтмену. К кому же еще? Самый информированный человек на Земле, все-таки.
  - Брюс? - раздался голос Супера под сводами пещеры.
  Бэтмен поднял руку в приветствии, не поворачивая головы от монитора.
  - Что здесь творится, Брюс?! Почему клон возглавляет Лигу справедливости!? Почему Лига осталась без врача?! Почему ты все это позволил?
  - Не кричи, как истеричная жена, пришедшая домой на день раньше, чем ждали.
  - И все же? - сбавил обороты Супермен.
  - Я сам с костылей только два дня как слез. Не мог вмешаться. Чисто физически не мог.
  - Ты как, кстати?
  - Нормально, - отрезал Бэтс.
  - Ты знал, что в Лиге клон? - уже спокойно спросил Кал Эл, садясь на камень.
  - Знал, - не стал отрицать очевидного Бэтмен. - Первое время он вполне неплохо справлялся. Это только дня три, как в разнос пошел. Еще день-два и я бы его нейтрализовал. Ты просто успел раньше.
  - Ты знал, что я жив?
  - С того самого, момента, как твой робот вытащил твое тело из гроба.
  - Понятно. Ты знал, что Брюс Бизаро не настоящее имя?
  - Конечно. Я же сам ему документы делал.
  - И то, что он пытал Лютора?
  - О да! - мечтательно протянул Бэтс. - И не имел ни малейшего желания мешать ему! А запись этого события будет греть мне душу, когда я все же выйду на пенсию! Как же орал этот говнюк, когда Брюс потянулся оторвать ему яйца... Просто песня!
  - Ты наблюдал? Но как?
  - Здание напротив. Сложная аппаратура, хорошая оптика, направленные микрофоны... - пожал плечами Бэтс. А я еще себя вуаеристом считал! Дальше слушать было уже не особенно интересно. Шел обычный рабочий треп. Супермен входил в курс дел, наверстывая, что он еще пропустил. Потом оба еще раз поздравили друг друга с тем, что живы и Кларк побежал к Лоис.
  Я же продолжил шлифовать алмаз... Почему-то вспомнилась Максима. И совсем не потому, что я продолжал слышать, что делает Суп... Ну почти.
  
  Жизнь потихоньку шла своим чередом. Пациенты, камешки, книги. Вот только я начал слабеть. Сначала едва заметно. Но чем дальше, тем заметнее это становилось.
  И это радовало. Я начал больше времени проводить на солнце и полностью исключил все зеркала из своего быта. Совсем. Чтобы не расстраиваться.
  И наконец настал день, когда они иссякли совсем. Я не мог поднять даже двухсоткилограммовую бочку воды, которая была у меня в качестве ведра, для наполнения цистерны для душа.
  Что ж. Вот и посмотрим, что я из себя представляю, как специалист, без своих сверхспособностей. Я бы ни за что не пошел на такой эксперимент, будь у меня выбор. Но пациент, которого принесли, ждать не может. Для него промедление - смерть. А другой ближайший врач километрах в трехстах от меня, в городе. Так, что это хоть какой-то шанс.
  Это было трудно. Гораздо труднее, чем казалось. Но выбор был прост - или сделать и спасти, или бросить и не спасти. Точно так же, как ошибиться и убить или не ошибиться и не убить.
  Подозреваю, что за те два часа, что шла операция, седины в моих волосах заметно прибавилось.
  А потом я впервые почувствовал боль. И это было совсем не смешно.
  Совпадение. Просто совпадение. Новая банда в наших краях. И именно сегодня они решились проверить меня на зуб. Два десятка черномазых обезьян с автоматами, пистолетами и ножами. Толком не умеющие всем этим пользоваться, но...
  Но мне хватило.
  Я только-только закончил и оставил пациента мирно отходить от наркоза. Я снял с лица маску и начал стаскивать перчатки, когда прямо к дому вырулил старенький ржавый джип, полный кричащими и матерящимися обвешанными оружием неграми. И вместо приветствия мне в грудь выпустили две очереди из старенького калаша... Вот только АК- 47 - это безумно прочная и надежная машинка. Даже при минимальном уходе (а сборку-разборку-смазку его способна освоить даже обезьяна, доказано местными) он способен стрелять и спустя тридцать лет после снятия с производства. И семь шестьдесят два - это серьезно даже для носорога.
  Восемь пуль. Восемь пуль пробили меня насквозь, словно бурдюк с вином. Красная кровь плеснула на траву. А спустя небольшое время в эту траву упал и я, конвульсивно дергаясь и захлебываясь кровью, наполняющей порванные легкие, полнимающейся по трахее и пузырящейся на губах.
  Я был жив, когда они вошли в дом. Я был жив, когда они расстреляли только что вытащенного с того света пациента. Видимо на роду ему было написано сегодня умереть. Не от перитонита, так от очереди обкуреной черной макаки с автоматом. Называть людьми их мне было трудно. Не заслужили.
  Задержались они ненадолго. За каких-то полчаса перебили, переломали все, что смогли переломать, а под конец, еще и запалили дом.
  Развлеклись и уехали. Обычное дело.
  "Повезло." - подумал я. "Повезло, что Гачи ушел в город именно сегодня. Вернется где-то через неделю. Какой-никакой доктор у местных останется".
  Это была последняя внятная мысль. Дальше была темнота.
  глава 11
  
  Следующий раз, когда я открыл глаза, то пожалел об этом. Потому что в них тут же попала земля. Рот для ругани по этому поводу, я уже открывать не стал. Слабость была во всем теле страшная. И грудь сильно болела, но двигаться я мог. Правда это было трудно. Под землей вообще двигаться трудно.
  Повезло, что местные поленились копать глубокую могилу. Копнули на три штыка, тело бросили и присыпали рыхлой землей сверху. Ну и камнями привалили, чтобы зверье не растащило.
  Спасибо им огромное. Большое че... клоновское спасибо!
  Кое-как раскидав камни и отплевавшись от земли, я выполз на свежий воздух. Дыры в груди еще были, но легкие уже функционировали.
  "Вот оно как" - подумалось мне. "Загадочен и темен криптонский организм. И судить его мерками земной медицины в корне ошибочно."
  На востоке над горизонтом уже поднималось солнце. Я снова чувствовал этот кайф от его света, которого не было все эти месяцы. До этого дня на солнце я чувствовал только некий дискомфорт. Не слишком сильный, но кожа как бы твердела что ли.
  Дыры в груди стремительно зарастали, выталкивая из себя грязь и мусор, успевшие за все время туда набиться.
  Вставать я не стал. Местные добрые души закопали меня на вершине небольшого холма, сняв перед этим всю одежду. Даже простреленная в восьми местах рубашка им на что-то сгодилась.
  Никакая тень на меня не падала. Небо было безоблачным, поэтому я просто лежал и ловил кайф от лучей солнца. Я лежал весь день. И только, когда оно скрылось за горизонтом, встал. Тело было не сказать, чтобы легким, но сила в нем чувствовалась.
  Я сосредоточился и неторопливо взлетел.
  Слетал к ближайшему водоему, как следует вымылся и поплавал. Потом прямо из воды взлетел в ночное небо. И летел все выше и выше, пока не покинул пределы атмосферы и не увидел его, огромный, слепяще-яркий огненный шар.
  На орбите я висел, наверное целую неделю, ни о чем не думая, а только поворачиваясь то одним боком, то другим к свету.
  Потом, наконец, я насытился. Точнее, просто надоело висеть без дела. Скука - страшнейший враг долгоживущих. Она толкает на совершение глупых и опасных поступков. Заставляет терять осторожность.
  Вот и меня толкнула.
  Я прилетел в свой кабинет в Центральном Госпитале Метрополиса. И оказалось, что он все еще мой! На двери никто не сменил табличку и мои вещи никто не тронул. Я открыл платяной шкаф, из зеркала на двери закономерно смотрел я, такой, каким был до встречи с Лютером. Я улыбнулся своему отражению и принялся выбирать одежду. Самое смешное, что среди больничных халатов и повседневной гражданской одежды все еще висел костюм Супермена.
  Я посмотрел на него долгим взглядом, вспоминая те чувства, что испытывал, сажая самолет на плиты аэродрома. И даже на минуту задумался о карьере супергероя. А что? Выбрать прикид повычурнее, имя позвучнее и побезумнее. Творить добро во имя высоких идеалов. Спасать людей, наказывать злодеев...
  Нет. Не мое это. Не чувствую призвания. Спасать людей, попавших в беду и нуждающихся в помощи безусловно надо. И я по мере сил этим буду заниматься. Но даже Супермен не способен спасти всех. А наказывать злодеев... У Кларка есть четкое понимание того, что хорошо и что плохо. Четкое понимание запретных и разрешенных действий. Где лежит грань между добром и злом...
  А вот у меня такого четкого понимания нет. Я не знаю, что Добро, а что Зло. И очень может быть, что собираясь творить одно, я буду творить другое.
  Усмехнувшись собственным мыслям я оделся в повседневную больничную форму и закрыл шкаф. Повторить ошибку и судьбу Би пятого. Нет уж. Я лучше попробую вернуться на свое место. Это должно быть забавно. Сколько меня не было? Три месяца? Четыре?
  Посмотрим на лица коллег и знакомых, полюбуемся отпавшими челюстями.
  С такими мыслями я начал свой стандартный обход палат.
  О да! Это действительно было весело. Хотел бы я сказать так. Но Брюс все испортил. Этот нехороший человек оформил мое исчезновение, как командировку в Нигерию. Вот ведь! Практически угадал. Я что, так предсказуем? Чуток ошибся: Нигер и Нигерия звучат похоже. И совершенно неважно, что враждуют.
  Естественно все слегка удивились, если не сказать жестче: ведущий нейрохирург крупной американской клиники едет куда-то к черту на кулички... Но документы в порядке, так что все хорошо.
  В Америке вообще, если документы в порядке, то вопросов нет. Вот и тут их не было.
  Я прошелся по пациентам, зашел к главврачу, закрыл необходимые документы по командировке и приступил к своей работе. Будто никуда и не улетал.
  Время шло. Работа все больше превращалась в рутину. Сложные случаи сложными уже не казались. Это не значит, что результат лечения стал стопроцентно положительным. Нет. Я же не бог. Естественно были и безнадежные случаи, выше головы не прыгнешь. Просто я достиг своего потолка, как врач. Даже освоил смежные области. Не только хирургию (а это была и нейрохирургия и хирургия глаза, и хирургия суставов, вообще все, что можно оперировать) но и терапию. Даже вирусологию с венерологией, но чего-то принципиально- нового там не было: список вирусов и инфекций с симптоматикой - список медикаментов на каждый случай. Достаточно было проштудировать литературу и немного закрепить практикой приема больных, чтобы стать признанным специалистом.
  Рутина. Работа превращалась в рутину.
  Лекс не беспокоил. Он вообще оказался моим пациентом. Лежал в моем отделении, как в самом лучшем и оснащенном в стране.
  Когда увидел меня, входящим в палату - резко пошел на поправку. И через две недели уже выписался на домашнее излечение. Да и правильно - какая разница, где в гипсе лежать? Осложнений у него не наблюдалось, кости срастались нормально, так чего зря койку занимать?
  С той поры прошел почти год. Теперь он ударился в политику. Сейчас уже Сенатор США от штата Канзас. Но явно метит в президенты.
  Супермен с Лигой продолжали делать свое дело... и пользоваться моими услугами. За год успели перебывать все, кроме самого Супа и Бэтса. Суп излечивается солнечными ваннами и ему клиника как таковая не нужна. Бэтс же лечится в своей пещере. С моей помощью, конечно, но лежать в Госпитале или даже на станции Лиги, ему не позволяет паранойя.
  А однажды с визитом на землю вернулась Максима...
  глава 12
  
  Самое интересное, что появилась она в моем кабинете. В том самом месте, где прожгла мне ковер в прошлый раз.
  Ковру снова пришел пи... северный пушистый родственник лиса, подумалось мне при взгляде на это безобразие.
  Она же смотрела на меня и глаза ее сначала круглели, а потом стали опасно щуриться. Честно, под этим взглядом, мне захотелось сбежать в Африку на суперскорости.
  - Привет, Брюс, - обманчиво ласково поздоровалась она, делая шаг в мою сторону. Я посмотрел на свой стол, который после прошлого раза, пришлось отдавать мастеру на реставрацию (у меня был хороший дорогой стол из массива дуба), повторения столь варварского с ним обращения не хотелось. Поэтому я встал с кресла и медленно сделал шаг в сторону, так, чтобы стол между нами уже не находился.
  - Здравствуйте, Ваше Величество, - максимально вежливо поздоровался я. И сделал еще шажок в сторону. В сторону окна.
  - А как твое здоровье, Брюс? - сделала такой же шажок, сохраняя прежнюю дистанцию она.
  - Спасибо, не беспокоит пока, - отозвался я, напряженно следя за ее движениями, в готовности уйти в ускорение в любой момент.
  - Вот мне и интересно, почему же? - буквально промурлыкала она, как мурлыкает кошка, над загнанной в угол мышью. - Ведь ты же сам говорил, что для землян мой поцелуй смертелен? Выходит ты меня обманул?
  - Нет, - сглотнул я. Глаза сами, помимо воли перескакивали в режим "рентгеновского" видения. Через одежду королевы Альмарака. И скажу я, там есть на что посмотреть! - Не соврал. Для землян смертелен.
  - Но?
  - Я же ни разу не говорил, что землянин...
  - Вот как? А как же "Только криптонец достаточно крепок" и "больше на Земле криптонцев нет"? - сощурилась она.
  - Я не соврал. Это действительно так...
  - Но?
  - Я не криптонец. Я клон криптонца. Клон Кал Эла, - решил не темнить я. Не побежит же она на каждом углу кричать об этом?
  - И почему ты не сказал об этом раньше? - аккуратно вытащила из книжного шкафа увесистое пресс-папье ввиде бронзовой статуэтки богини Шивы (подарок одного благодарного индуса-хирурга, проходившего у меня курсы "повышения квалификации").
  - Ты не спрашивала...
  Чтобы понять, что сейчас эта статуэтка полетит в меня, не обязательно быть гением. Увернуться можно, но за спиной мое любимое окно во всю стену. Его жалко! И вообще, приперлась в мой кабинет, ковер прожгла, в прошлый раз стол поломала, сейчас еще окно разобьет, криптонец или не криптонец?!!
  Нет, не криптонец. Клон я. Пришла вполне отчетливая мысль, при повторном взгляде на огонек, пылающий в глубине ее глаз. "Может и хрен с ним, с окном?" - трусливо подумал я.
  А в этот момент статуэтка уже летела в меня. На такой скорости и с такой силой, что не поздоровилось бы и танку. За те пять метров, что нас с королевой разделяло, от трения о воздух статуэтка успела раскалиться до бела, и даже поплыть очертаниями. Но заметить это мне было трудно даже под максимальным ускорением.
  Окно было все-таки жалко. И вместо того, чтобы увернуться и сбежать, я выставил руку и поймал снаряд. Сил мне на подобное вполне хватило.
  - Я смотрю, что клон ты довольно удачный, - заметила она, оценив попадание.
  - Не совсем, - признался я, рассматривая покореженную статуэтку в своей руке. - Часть генной цепочки создателям расшифровать не удалось. И они добили ее ДНК землянина. Человека, у которого гены так же не в порядке. Он смертельно болен и бесплоден (я не врал: перед тем, как уничтожить лаборатории Лекса, я как следует изучил все материалы по экспериментам, а после еще и старательно устранил пробелы в знаниях, мешающие пониманию, так что в данный момент, обладал знаниями достаточными для самостоятельного клонирования как Супа, так и себя самого. А состояние Лютора (а недостающая часть цепочки оказалась действительно его) я смог тщательнейшим образом изучить, пока он лечился у меня). Так что, точной копией криптонца я не являюсь... - договорить я не успел. Ее острый кулачок на суперскорости уже летел мне в голову. Спасая свое лицо, я выставил ладонь и поймал в нее кулак Максимы. Сил хватило остановить удар - сказались регулярные (еженощные) солнечные ванны на орбите.
  - Однако, сил у тебя, как у настоящего криптонца, - заметила она.
  - На самом деле, немного больше, - признался я. - Но есть проблемы. Много проблем.
  - Это уже не важно. Других вариантов все равно нет, - тихо сказала она, приближая свое лицо к моему. После чего последовал поцелуй. И это был лучший поцелуй моей прошедшей жизни. Хотя и сравнивать-то особо не с чем. Поскольку их и было всего два. И оба с ней.
  Это было потрясающе. Но я-таки нашел силы ненадолго оторваться.
  - На самом деле есть, - решил сказать сам, до того, как она узнает от кого-то еще. - Кал Эл выжил.
  - Что? - резко отстранилась она. - Что ты сказал?
  - Я сказал, что Кал-Эл жив. Организм криптонцев оказался способен переносить и такие повреждения. Мозг впадает в подобие анабиоза и его биоритмы становятся незаметны. А все ресурсы направляются на регенерацию повреждений. Двух месяцев ему хватило, что бы восстановиться.
  - Два месяца? - удивилась она. - То есть, он снова жив уже больше года?
  - Именно, - подтвердил я, хотя единственное, чего мне в тот момент хотелось, это продолжить прерванный поцелуй. Но еще была гордость и чувство собственного достоинства. Возможно необоснованные. Но быть утешительным призом я был не согласен. Пусть она будет со мной сама, по собственной воле, желанию, а не по воле обстоятельств, поскольку я - "последний человек на земле". Это слишком унизительно. Пусть уж у нее будет выбор. Хоть и только из двоих. Но ВЫБОР!
  Насколько же больно и обидно было наблюдать ее полет из моего окна. Зная, что полетела она к Нему. От меня к Нему.
  В этот момент мне хотелось Его убить. И Ее. Просто слетать к своей заначке, где лежит реквизированный у Лютера обогащенный криптонит, несколько десятков тонн. "Выпить" его и найти этих двоих. После чего максимально жестоко и болезненно их убить.
  Я посмотрел на свою правую руку с зажатой в ней статуэткой. Точнее остатками статуэтки. Я сам не заметил, как раздавил ее, так что металл, словно сырая глина выполз между пальцами и отдельными кусками упал на пол.
  Я непонимающе уставился на бесформенные куски бронзы, что были раньше красивой статуэткой. И сам себе ужаснулся.
  Чтобы хоть как-то отвлечься, я улетел на орбиту. К Солнцу. Погреться в его лучах, раз уж с женским теплом не вышло.
  Всем нужен Супермен. Бракованный клон никому не интересен...
  Так я и висел в космосе, неосознанно смещаясь в сторону огромного огненного шара. В космосе, в его огромной, невероятной пустоте незаметно - два метра или двести километров, а то и две тысячи. Вот и я не замечал, что двигаюсь уже с очень внушительной скоростью и отдалился от Земли уже на расстояние раз в сорок больше расстояния от нее до Луны.
  Опомнился лишь тогда, когда Солнце стало занимать пол-неба, а Земля ужалась до размера горошины.
  Сила буквально распирала меня. Я метнулся обратно и через миг, а то и меньше (под ускорением не поймешь) уже был снова на орбите. А затем и в своем кабинете.
  Но стоило только бросить взгляд на выжженый участок ковра, и злость вернулась с новой силой.
  Не усидев на месте, я метнулся в Африку. В то место, где раньше стояла моя хижина.
  Она и сейчас там стояла. Только сильно обгорелая и разграбленная. Унесено было все, что можно унести. А что нельзя - оторвано от пола или стен с кусками дерева и тоже унесено.
  Я усмехнулся. Тайник с готовыми изделиями бандитами найден не был. С готовыми ювелирными изделиями. Это было смешно и грустно одновременно. Получается меня и моего пациента убили практически ни за что. Бандитам досталась лишь мелочь, которую я использовал для рассчетов с местными, да несколько приглянувшихся им медицинских железок, типа скальпелей и ножниц. Остальное растащили уже после них местные.
  Я приподнял пятитонный камешек и достал из под него небольшой кейс со своей заначкой - незачем моей работе оставаться тут в земле. Лучше я в Метрополисе ее кому-нибудь продам. Или подарю, может быть...
  глава 13
  
  Избыток сил и злость с раздражением непонятно на кого не отпускали. Хотелось крушить, бить, ломать... Но что? На земле, я чувствовал себя словно в музее фарфора или огромном супермаркете посуды - одно резкое движение, и все посыпется, поломается, побьется... Как будто у меня огромные руки и толстые пальцы, а ими надо поднять маленькую хрустальную бабочку.
  И хотелось, наконец, сбросить это безумное напряжение ограничений силы. Сбросить и вдарить со всей своей дури, не заботясь о том, что станет с объектом.
  Вот только на чем это можно воплотить?
  На земле такого нет точно. Я снова взмыл в небо и помчался к звездам. Туда, где из данных орбитальной станции Лиги Справедливости, я знал, что есть бар с очень дурной галактической славой (а что вы хотите? Я очень любопытный. Пару раз попадал на их станцию и под ускорением облазил там каждый закуточек, да и разбираясь с инопланетной техникой в своей операционной, стал неплохим хакером, так что базы Лиги были для меня открытой книгой, которую я с удовольствием читал).
  Этот бар значился как одно из излюбленных мест отдыха Орлицы. А она девушка не из слабых. Может и мне там от кого перепадет?
  В смысле подраться. Просто и без затей смахнуться, выдавая и получая по зубам.
  Скорость... Скорость Супермена, по-моему вообще лежит за гранью физики. Мы с ним, не столько ускоряемся, сколько останавливаем мир. Весь и совсем. А потом уже ускоряемся.
  Так что до бара я добирался примерно столько же, сколько до Африки на своей планете. То есть одно мгновение.
  Координаты оказались точными. Вот только размер этого "бара" несколько превзошел мои ожидания. Он по размеру был, словно целый город!
  И кого тут только не было... Хотя, знаю кого: криптонцев тут не было точно. Если с языковым барьером трудностей у меня не возникло, то вот с финансовым вопросом...
  Я подошел к стойке, занимавшей площадь, в несколько кварталов обычного земного жилого района, и обратился на языке народа Орлицы к ближайшему ко мне бармену.
  - Уважаемый, подскажи мне пожалуйста, какая валюта у вас тут в ходу?
  - Тургрины, - отозвался он, с непонятным для меня выражением на своем негуманоидном лице.
  - А с Земными ценностями они как-нибудь соотносятся?
  - Земля, это где? - я назвал координаты в общеупотребительной галактической системе координат, которую я так же почерпнул из баз Лиги. Он задумался, после чего развел руками. Всеми пятью.
  - А, случайно, боев за деньги тут не устраивают? - пришла мне в голову мысль, как совместить приятное с полезным. Его этот вопрос заставил оживиться. В результате, я получил достаточно точные указания, куда пойти, кого найти и как стать участником.
  Пройдясь по этим указаниям, уже через десять минут я стоял в большущей клетке. А напротив меня какое-то существо, напоминающее сразу гориллу и носорога, ростом в три меня и с шестью глазами на клыкастой морде.
  По которой я с удовольствием и съездил, сразу как прозвучал сигнал. Существо упало и затихло, но было живо. Его вынесли, запустили другого представителя галактических любителей подраться. Тот огреб так же быстро. А дальше, я уже не считал противников, просто расслаблялся. А то, что с каждым разом они становились все крепче и выносливей только добавляло мне радости. Оказывается драться - это кайф. Своеобразный, конечно, но все равно кайф. А когда наконец дошло до того, что огребать начали не только мои противники, но и я сам, стало вообще хорошо. Само собой, ничего особо серьезного, ведь бойцы уровня Супермена на таких аренах появляются очень редко, но интереса прибавилось.
  Когда, я-таки сбросил пар, а желающих со мной смахнуться больше не было, то, покинув клетку, я уносил с собой чип с весьма приличной по местным меркой суммой. И вечер продолжился дегустацией здешних напитков и кушаний. Организм у меня безотходный, любое количество пищи разлагает в считанные минуты до состояния чистой энергии, поэтому есть я мог очень много. Так же как и пить. Яды меня не брали, но все равно было весело. Я развлекался как мог. Пьяным можно быть и без вина, достаточно, просто захотеть и приотпустить контроль...
  Хорошо, что суммы моего выигрыша как раз хватило, оплатить разрушения и чудачества, что я творил в этот вечер. Иначе мне было бы не удобно перед местными. А так, все довольны.
  В общем вечер удался.
  Утром же снова ждала работа, прожженый ковер и раздавленная статуэтка.
  А посреди ночи звонок от "Уэйна Б.".
  - Сейчас, - прозвучало одно единственное слово в трубке. В следующий миг я уже, ориентируясь на голос Брюса, который слышал не только в трубке, но и просто своим суперслухом, несся к нему. Брюс зря беспокоить не станет.
  Прибыв на место, я увидел Бэтмэна, лежащего у парапета, и быстро, но беспорядочно и неуправляемо улетающую в небо женскую фигуру.
  Наскоро просканировав своим взглядом, тело Бэтса, я облегченно вздохнул: позвоночник не пострадал и переломов других костей не было. Только множество синяков на спине, в том месте, где он встретился ей с каменным парапетом крыши. Да и на остальном теле, синяков хватало.
  - Что? - зная его нелюбовь к длинным пустым фразам, конкретно и кратко спросил я его, обозначив, что уже прибыл и готов вникнуть в ситуацию.
  - Криптонеанка. Напугана. Опасна. Подстрахуй, - кратко обрисовал происходящее он.
  - Нет необходимости, Суп уже на подлете. Разберется, - пожал я плечами. Уж его-то я из поля своего внимания редко упускаю.
  - Хорошо, - кивнул он мне. - Не светись, - и с видимым трудом поднялся. Затем, проследил взглядом траекторию полета девушки и работу Супермена по отгрузке горящего дирижабля в Готемский залив, выстрелил своим тросом и прыгнул с крыши.
  Я, принимая в серьез его совет, в ускорении побежал в пещеру. Судя по тому, что я успел разглядеть на теле несгибаемого Мыша, работы сегодня предстоит много.
  Но это был бы не Брюс, если бы позволил оказать себе помощь до того, как все гости покинут пещеру и дела будут улажены.
  - Что думаешь? - спросил я, приступая, наконец, к обработке его травм. Сами травмы мы с ним никогда не обсуждали. Смысл? Он в медицине разбирается и сам, показания приборов видит, свое тело чувствует. Отговаривать его от такой жизни бессмысленно. Так что обсуждать?
  - Опасна. Нельзя упускать из виду, - поделился своими соображениями по поводу новообретенной кузины Супермена, Кары Зор Эл, Брюс. - А ты? - с интересом поднял на меня глаза он.
  - Неожиданно все это. Живой криптонец. Да еще девушка. Много шума будет. Да и Кал Эл может голову потерять. Для него это очень личное.
  - А ты сам? Сам что думаешь?
  - Не знаю, - честно признался я. - Но из виду не выпущу точно, - и это тоже было честно. Брюс кивком закрыл тему.
  - Лютер собирается в президенты баллотироваться, слышал?
  - Нет. Как-то упустил его из внимания, - признался я.
  - Зря, - коротко осудил он мое отношение. Понятно, что зря. Но... Предупреждение я ему тогда вынес. Второго не будет, я не Супермен, чтобы возиться с ним. Надеюсь, он это понимает. Потому, что второй раз я объяснять не собираюсь. И совершенно все равно, кто он там будет, президент, миллиардер, или кто там еще. Смертны все, даже бессмертные.
  Дальше я трудился в тишине. Брюс молчал, а я не знал, о чем спрашивать. Собственно мы с ним вообще, чаще молчим вместе, чем разговариваем о чем-то. Трудный человек в быту - Брюс Уэйн. В его поместье всегда тихо: что он, что Альфред, ходят бесшумно, а фразами перебрасываются, хорошо, если раз в два-три часа.
  Видимо это привычка из детства. Он даже бьется всегда молча и по возможности без шума: это пугает.
  Полтора месяца я следил за мучениями и метаниями Супермена в попытках адаптировать криптонианку к жизни в реалиях Земли и разобраться в собственных ее силах. Временами это было настолько забавно, что я начинал истерично хихикать (вот только по закону подлости эти моменты постоянно выпадали на время сложных операций, представьте: хирург в маске, защитных очках, операционном фартуке и со скальпелем в руке начинает глупо хихикать над телом пациента). К исходу этого месяца, коллеги и мед. персонал шарахались от меня как от буйно-помешанного психа.
  А однажды все вдруг стало совсем не смешно. Рядом с купающимися на Тимискире Карой и Лейлой открылся пространственный прокол, и из него вышел кто-то, кто одним ударом сумел вырубить криптонку Кару!
  Второго удара я ждать не стал. Ускорение, и я уже подбегаю к Лейле, в которую уже готов сорваться розовато-красный луч из глаз какого-то камнеподобного гуманоида больше двух метров роста.
  И луч приближается к Лейле, даже не смотря на то, что я под ускорением. И очень быстро!
  Я вытолкнул девушку из под удара, попытался уклониться сам, но луч внезапно изогнулся под прямым углом, и ударил прямо в меня.
  Было ужасно больно. Гораздо больнее, чем когда меня решетили пулями в Африке. Было впечатление, словно выворачивают наизнанку каждую клетку тела.
  Я выпал из ускорения, а луч продолжал бить и бить в мое тело.
  Я развернулся к существу, краем глаза, наблюдая, как от моего первого толчка, нанесенного, еще под ускорением, девушка улетает куда-то в сторону. Далеко в сторону. Но тут мне под дых прилетел удар, с силой, сравнимой с моей собственной. Дыхание вышибло напрочь и мне стало не до слежки, за летающими девушками. Тем более, что буквально тут же, я получил удар ногой в голову с той же силой. И еще. И еще.
  А следующий удар был не "чистым". Больше толчок, чем удар. И меня унесло. Очень далеко. Вверх, чуть не до границы атмосферы. Смещение по горизонтали было сравнимо с вертикальным. То есть, пришел в себя и стабилизировал полет, я далеко за границами Тимискира.
  И то, что удалось услышать, вернувшимся слухом, было очень не хорошо: стоны тяжело раненых.
  Я бросился обратно. На инкогнито мне было уже плевать - там умирали люди без помощи медика. Много людей!
  Но, выяснилось, что Супермен уже улетел. Как и Диана.
  А вот Бэтс явно ждал меня.
  - Инструменты в пещере. За стеной от операционной мобильный модуль упакованный по ящикам, - проинструктировал он меня. Я кивнул и включил на полную ускорение.
  Не устаю поражаться гению этого человека. И его паранойе. В помещении за стеной операционной стоял упакованный и готовый к транспортировке комплекс самого передового реанимационного оборудования. В комплекте с портативным генератором и топливом. А так же инструкция по сборке и запуску.
  А еще в помещении имелись ворота прямо на море, достаточные по размеру, чтобы, я мог его быстро и без проблем вынести.
  Мгновение ускорения и комплекс развернут на пляже Тимискира.
  Минута и первым раненым уже оказывается неотложная помощь.
  Совместно с местными целительницами и Бэтсом, одетым в операционный фартук, стерильные перчатки и медицинскую маску, прямо поверх своего геройского доспеха, мы трудились до самой ночи. Но магия совместно с наукой творят чудеса. Да еще и амазонки оказались потрясающе прочными и живучими существами. Удалось спасти всех. ВСЕХ! Кто еще дышал на момент моего прибытия.
  А дышали все.
  Похорон в этот день на Тимискире не было. И это была первая безоговорочная победа над Смертью на моей памяти.
  Чудо, совершенное Бэтменом. При моей посильной помощи. Но все же именно им. Он смог быстро навести порядок и организовать работу, таким образом, что мы не мешали, а помогали друг другу.
  - Спасибо тебе, кто бы ты ни был! - поклонилась мне в пояс Ипполита. - Многие воины остались сегодня живы, благодаря тебе!
  - Не мне, Ваше Величество. Меня позвал Бэтмен. И оборудование все его. Да и я... Все мое мастерство - его заслуга. Так что, я польщен вашими словами, но благодарность ваша принадлежит не мне. Ему, - я повернулся к Бэтсу. Но там его уже не было. Я прислушался и услышал только слабый шум удаляющегося Бэт-самолета. Как он это проделывает?! Ведь не только со мной. Он и Супермена умудряется так обставлять, время от времени. И ни разу еще не был им пойман в процессе исчезновения.
  Значит и мне пора сваливать. Без него на острове амазонок... Ну его на!
  - Ой! Прошу прощения! Видимо, мне тоже пора! - поклонился я Ипполите и ушел в ускорение.
  глава 14
  
  В пещере, я прождал его три часа. За это время успел выпить пятнадцать чашек чая и оприходовать пять тортиков. Альфред их изумительно готовит, а проявлять вежливую сдержанность в аппетите, по отношению к миллиардеру Брюсу Уэйну, я считаю нелепым. Не обеднеет он от того, что я съем на пару тортиков больше. Зато ждать его не так грустно.
  Альфред замечательный собеседник - молчаливый.
  - Что будешь делать? - спросил я, поприветствовавшего меня кивком Брюса. Он только что прилетел, но успел скинуть свою броню и маску. Подошел он к столу в обычном домашнем халате, но взгляд мой ловил даже в такой одежде пяток спрятанных "бэтторангов" и пару других сюрпризов. Паранойя - это наше все.
  - Искать, - коротко пожал он плечами, усаживаясь. Альфред уже ставил перед ним обильный ужин, больше напоминающий обед. Чрезвычайно эффективный человек-тень. Иногда, я начинаю подозревать, что он умеет телепортироваться или вовсе владеет какой-то магией. Но после таких мыслей приходит другая, от которой мне ужасно стыдно: просто человек умеет работать! Без всяких потусторонних фокусов. - Откуда-то же Дарксайд узнал о появлении Кары. И о том, что она на Тимискире.
  - Резонно, - согласился с ним я. Такая простая мысль, но в мою голову почему-то не пришла. Вот что значит, что человек знает цену информации. И как ее добывают.
  Значит Брюс ищет пути на Апокалипс (имя Дарксайд было мне знакомо. Кое-что я про него слышал. В частности, что сунуться к нему на планету - верное самоубийство).
  - У меня есть идея, - поднял я на него глаза. - Уверен, тебе понравится, - оскалился я.
  Он выжидательно поднял бровь, одновременно выражая интерес, скепсис и готовность посмеяться. Хотя, смеющийся Брюс - это фантастика. Даже в мире, где есть боги, клоны, магия и почти всемогущие инопланетяне...
  * * *
  Брюс искал две недели. Две недели он почти не спал, ел тогда, когда его заставлял Альфред, не появлялся на людях и практически не отходил от своего компьютера.
  Нашел. И не только то, что искал.
  Большая Барда - бывший капитан Фурий Дарксайда. Оказалось, что после побега с Апокалипса она укрылась на Земле. И скорее всего под протекторатом того же Бэтмена.
  Подозреваю, что про нее он вспомнил в первые же пять минут, но искал именно шпионов. Тех, кто мог угробить всю акцию на первом же шаге.
  Видимо нашел или придумал способ их нейтрализовать, иначе поисков бы не прекратил.
  Вандервумен, Супермен и Бэтмен среди бела дня заявились в гости к Барде в своих парадно-маскарадных костюмах. Всеобщее любопытство соседей оказалось им обеспечено, но супергероев это видимо мало интересовало. А беспокоило и того меньше.
  Разговор оказался коротким, но очень эмоциональным. Слава Богу еще ее мужа дома не было. Мистер Чудо вряд ли отпустил бы жену на Апокалипс. И Супермен был бы совсем не аргументом.
  Короткий туннель Бум-трубы и вот она планета зла.
  Бэтс нацепил летательный аппарат родом с Нового Генезиса и полетел по своим странным делам.
  Начался стандартный геройский замес с шумом, взрывами и криками...
  Через пару часов непрерывного превозмогания и битв Супермен стоял в воздухе напротив Дарксайда и требовал вернуть ему кузину.
  Будь на ее месте я, то тоже обиделся бы на Супа. Такое чувство, что он слышит только самого себя. Удивительное качество для существа с, возможно, лучшим слухом во вселенной.
  Естественно он получил в лицо. Ногой. От самой Кары. И мне кажется, что виноват в этом не Дарксайд. Ну или не совсем Дарксайд.
  Вобщем очередное эпическое избиение Супермена началось. Дав возможность хозяину тронного зала как следует насладиться зрелищем, на сцену вылез Бэтмен в местных доспехах поверх своего костюма и предъявил ультиматум: Дарксайд оставляет в покое Кару и забывает о ее существовании, либо Бэтс взрывает к демонам Апокалипс, при помощи его же (Дарксайда) арсенала Спор Хаоса, которые он (Бэтмен) уже активировал и запрограммировал.
  Дарксайд обиделся. И собрал спиной героического Мыша три колонны, пол и даже стену. Причем, когда я говорю - собрал, я имею ввиду сломал. Напрочь. А стену пробил насквозь.
  Но упертый взгляд Бэтса ни на мгновение не отпустил пылающих щелок в каменном черепе Дарксайда.
  - А ты не блефуешь! - вдруг улыбнулся Дарксайд. - Ты действительно готов убить себя, своих союзников и целую планету, только чтобы не отступить! - отбросил он от себя Бэтмена. - Забирайте девчонку, деактивируйте споры и убирайтесь с Апокалипса! - заложил он руки за спину и ушел. В этот момент очень удачно приземлилась на пол тронного зала, лишившаяся сознания Кара. Точнее избитая до потери сознания своим кузеном криптонианская девушка уже чуть-чуть не подросток.
  Вот это я понимаю - братская любовь и семейные узы!
  Вандервумен подставила плечо Бэтсу, Кару подхватил на руки Супермен. Барда подхватила Бэтмена с другой стороны. Открылась Бум-труба и герои благополучно убыли на Землю.
  Вышли в пещере Бэтмена, где сам Мыш перешел в заботливые руки Альфреда. Барда, Диана и Супер с Карой на руках улетели, оставив их одних.
  Бэтмен слез с плеча дворецкого, выпрямился и сладко потянулся. В пещере открылась новая Бум-труба и из нее вышел второй Бэтмен.
  Труба закрылась, включилось освещение пещеры и Бэтсы сняли свои шлем-маски.
  - Как все прошло? - спросил Брюс, вешая плащ на подставку в стеклянной колбе.
  Я молча бросил ему шлем с куском стены пробившим его в районе затылка. Брюс поймал шлем и внимательно его осмотрел. По, как обычно непроницаемому лицу, не прошло и тени эмоций. Он молча повесил шлем на его место в другой колбе.
  - И как тебе? - спустя время, достаточное, чтобы снять перчатки и повесить их, спросил он.
  - Знаешь, занятно, - признался я. - Такая безумно интересная игра "Как бы мог выжить очень умный и тренированный, сильный, но все же человек, в следующий момент", - одновременно с ним снимал костюм я. - Правда в конце, уровень игры оказался для меня запредельным. Первого же удара, которым наградил меня Дарксайд, человек бы не смог пережить никак. Даже с местными доспехами поверх твоих. Драться с ним, и может даже побеждать, человеку возможно. Но выдвигать ультиматум... Для этого он должен тебя увидеть. А дальше человеческой реакции просто не хватит. И волшебного камушка, отнимающего у этой твари силу нет, - закончил я свою недолгую речь. Он кивнул, показывая, что информацию к сведению принял.
  - А вообще? Понравилось?
  - Не знаю. Я и раньше облачался супергероем... Я хочу, чтобы ты меня тренировал, Брюс, - признался я. - Стыдно было носить этот плащ, не умея и сотой части того, что должен уметь его носящий. Признаться честно, я не знаю предназначения и как пользоваться половиной из того, что висит на этом поясе! - закончил я свою мысль, снимая вышеназванный предмет экипировки.
  Брюс приподнял бровь, словно спрашивая, а действительно ли тебе это надо? Я упрямо кивнул. Он пожал плечами.
  Брюс попросил время продумать занятия. Неделю.
  Мне возразить было нечего. Да и как ему возразишь? Человек-глыба. Одно его присутствие подавляет. Брр! Мурашки по коже.
  Я же продолжал свою рабочую деятельность, совмещенную с подслушиванием парочки интересных мне личностей.
  И как оказалось - не зря. Дарксайд подкараулил Супермена с Карой на ферме Кентов.
  Подоспел я к тому моменту, когда эта каменюка уже вырубила Супера и закинула его на орбиту (не самый умный поступок с его стороны, но возможно Дарксайд не знает об источнике силы криптонцев). А сама Кара активно, технично и очень красиво дубасила агрессора. Била мощно, чувствовалось, что удар ей на Апокалипсе поставить за прошедший месяц успели. Было видно, что Дарксайд получает неслабые повреждения. Вот только они на нем очень быстро заживают.
  И главное: она била его очень быстро, но НЕ ПОД УСКОРЕНИЕМ! То есть, самым главным своим преимуществом она не пользовалась. А значит была обречена на проигрыш, так как во всем остальном она своему противнику уступала. В первую очередь в опыте.
  И Дарксайд очень быстро опомнился и свое преимущество реализовал.
  И когда он уже ударил в нее своими лучами из глаз, я вмешался. По е... своему интеллегентному лицу я от него уже получал. И это мне не понравилось. Совсем. Так что вмешался я сразу под ускорением. Не честным и не культурным ударом со спины ногой в пах.
  И продолжал бить в одно и то же место, столько, сколько смог, пока его лучи не согнали меня с позиции. Эта пакость меняла направление как хотела, под самыми идиотскими углами. Мир застыл. Голова монстра не поворачивалась и продолжала быть повернута к лежащей на земле в небольшом кратере девушке, но это не мешало нестись розоватым лучам прямо в меня со скоростью хорошего кулака. Но слава Богу не быстрее.
  Несколько обманных прыжков и лучи, промахнувшись впиваются в спину самого Дарксайда. После чего пропадают. А новые сорваться с глаз не спешат. Все, "пальцы в ноздри - наш крот!".
  Дальше, до выхода из ускорения, опасности эта тварь не представляла. Ну я на нем и оторвался.
  Голову отделить от тела не удалось, но никто не сможет сказать, что я не старался! Но, очень уж неудобно было хвататься за это каменное ведро, заменяющее ему череп. Прожечь до сердца, так же не удалось - видимо времени воздействия под ускорением не хватало. Клоны Супера в этом отношении были похлипче.
  Но пальцы и ноги с руками во всех суставах я ему переломать сумел. Хоть и было это непросто.
  Наконец у меня иссякла фантазия, и я отскочив на безопасное расстояние, ускорение отпустил.
  Красивое, должен признать, зрелище: когда все, что я делал в течении практически двух суток субъективного времени, произошло с ним сразу. В одно мгновение.
  Ощущения у него должны были быть незабываемыми! Тфу, тфу, тфу, меня от таких ощущений!
  Но самое гадкое, что его это не убило. Он достаточно быстро и уверенно восстанавливался, регенерируя повреждения и раны. Даже кости вставали на свои места, что было для меня, как для врача, невероятным. Но тут, видимо, как и в случае с Суперменом, наука курила где-то в сторонке.
  Но, того, что хотел, я добился - время. Ему потребовалось почти пять минут, просто для того, чтобы встать.
  Последовал еще миг ускорения, отскок, выход, красивый момент незабываемых впечатлений, и еще пять минут передышки.
  Только после четвертого захода, я услышал приближение Супера.
  Услышал и улетел подальше.
  Дарксайд успел встать и ударить лучами в Кару, которая так и не догадалась, тихонько свалить пока враг занят.
  Дальнейшее было закономерно: когда Кларка все же разозлят, он начинает действовать эффективно. А тут дрожайшая каменюка умудрилась его буквально взбесить. За что и получила.
  Не так больно, конечно, как от меня, но зато с чувством. Тут и Кара подсуетилась. Оказывается совсем не промах девчонка: успела спереть у повелителя Апокалипса Материнскую Коробку и даже перепрограммировать ее (я то думал, она просто валялась в той яме, а она делом занята была, молодец!).
  Телепортация Бум-трубой в открытый космос на орбиту какой-то ледяной планеты - это эффективно. Куда эффективнее поломанных пальцев и вывернутых наизнанку коленей.
  Больше я за этой парочкой не следил. Надо было готовиться к обучению у Бэтса: привести в порядок дела, распланировать операции так, чтобы оставалось максимум свободного времени, подтянуть себя в теории боевых искусств. Хотя бы с медицинской и механико-физической их части. В философию я пока залезать боялся. Слишком много абстрактных понятий, которые, как я подозреваю, нельзя понять, можно только почувствовать переданные учителем ученику.
  Да и желания особого не было, следить за нравоучениями зануды Кента. Он, признаю, мужик хороший, правильный, харизматичный. Но ужасный зануда! Причем в ипостаси Кал Эла или Супермена, даже больше, чем Кларка Кента, неуклюжего журналиста Дейли Пленет. Мне хватило одного дня, после того памятного боя, чтобы его голос начал вызывать стойкое желание вмазать по его идеальному криптонскому лицу. Кара святая, если продолжает его терпеть. А Лоис мазохистка! Раз до сих пор живет с ним, и он еще жив.
  глава 15
  
  Прошла обещанная неделя, и я, по устоявшейся уже традиции, стоял в лучах солнца на балконе особняка Уэйна.
  К полудню Брюс проснулся и вышел ко мне. Поприветствовал кивком и вернулся в комнату. Я пошел следом за ним.
  Как обычно уселись в кресла и Брюс протянул мне бумаги.
  - ... - проглотил я рвущийся с губ вопрос "Ты серьезно?!". Естественно он серьезно! Это ж Бэтс! Он даже шутит серьезно. Так, что вопрос глупый. А глупых вопросов он не любит, хоть и относится к ним терпеливо. - Когда? - смог я подобрать наиболее информативный вопрос из того вороха, что роились у меня под черепом в этот момент.
  - Завтра начнешь, - отпил он из чашки, просматривая свежую газету. На это мне осталось только вздохнуть. Студия актерского мастерства - это то, чего я меньше всего мог ожидать от обучения у Брюса. Хотя стоило бы. Ведь сам он перевоплощается мастерски! Чего стоит только предыдущее приключение! Он ушел на Апокалипс неделей раньше нас с Супером и Дианой, притворившись одним из вычисленых им информаторов. И успешно скрывался там все это время. При том умудрился выведать, где расположен арсенал Дарксайда и как туда проникнуть.
  Так что мне оставалось с содроганием принять его предложение и учиться. В конце концов - сам попросил.
  Студия была небольшая. Можно сказать уютная. Полупрофессиональная. Точнее руководил там бывший весьма успешный театральный режиссер. А вот играли и занимались любители. То есть кто угодно мог записаться в нее и поиграть в актера. Интересная тавталогия получилась. Но обстояло именно так. При этом, большую часть составляла именно молодежь. Еще точнее студенты театральных колледжей и училищ.
  Брюс плохого мастера не посоветует. И раз направил именно к Симону Лаверду, значит в своем деле он лучший.
  Но Боже Мой, как это сложно! Оказывается у меня боязнь выступлений. Боязнь сцены. Боязнь публики. Боязнь вообще всего.
  Выйти на сцену и рассказать отрывок из Шекспира на страничку текста - что может быть проще? Ага! Вот только я краснел, бледнел, потел и заикался, хотя мой организм в Земных условиях потеть-то в принципе не должен!
  А поднимался на сцену, как на Голгофу. Собирая про себя весь мат на чью-то остроухую голову.
  Худо-бедно рассказал. И даже выдохнул успокоенно. Но тут оказалось, что это только начало! Ко мне на сцену вышли еще люди, и тот же отрывок превратился из монолога в сценку...
  Когда занятие наконец закончилось, я прибыл к Брюсу в усадьбу. И смотрел в его глаза долгим, очень долгим взглядом.
  Возможно в этот момент я напоминал побитую собаку, укоризненно смотрящую на хозяина...
  Но я ему ничего не сказал. Я пришел просто посмотреть в его бестыжие глаза. И эти глаза смеялись. Глубоко-глубоко внутри. Снаружи были все так же нечитаемы, как и всегда.
  Я печально вздохнул, махнул на него рукой и улетел под ускорением в знакомую кафешку на окраине Готэма. Сегодня была как раз смена Ванессы. Приятный вечер в компании друзей - лучшее средство для возвращения пошатнувшегося душевного равновесия.
  Ванесса с Джонни поделились радостной новостью: скоро у них будет прибавление в семье. Эту новость и отпраздновали. Тихо, по-семейному.
  А я задумался о подарке к рождению их первенца. Что я могу им подарить? Каковы вообще мои финансовые возможности? Есть ли у меня деньги. И если есть, то сколько?
  На следующий же день, я этим вопросом и занялся. В бухгалтерии мне удивились, но помогли. Выяснилось, что у меня есть счет в банке Метрополиса, куда поступает моя зарплата, которую мне тут исправно платят. Я-то все это время на жизнь тратил еще тот, нечестно нажитый капитал, что достался мне в первый день жизни (запросы мои бытовые были столь малы, что не истратил еще и двух третей вытащенного из того Метропольского банкомата).
  И составляла эта зарплата ни много ни мало триста пятьдесят тысяч в год, не считая гонораров за статьи в медицинских изданиях, которые я периодически пишу, подпинываемый главврачом, и проводимые мной курсы и семинары.
  При том, что средняя зарплата хирурга в Америке двести тридцать три тысячи долларов. А средняя зарплата по стране около пятидесяти - шестидесяти тысяч долларов в год.
  У того же Джонни на его такси выходит около сорока восьми в год. А у Ванессы около двадцати тысяч.
  Ничего себе я Богатенький Буратино.
  А трехкомнатная квартира в центре Готэма стоит около двухсот тысяч долларов.
  Я работаю в госпитале уже почти четыре года. Соответственно на счете у меня оказалось что-то около полутора миллионов! Это чистая сумма за вычетом всех налогов и сборов, а они в Америке грабительские.
  Вот кажется с подарком и определились. Отдельная жилплощадь молодой семье явно не повредит. Осталось только теперь подобрать, купить, оформить и самое сложное - убедить принять подарок.
  Но с этим будем разбираться позднее. Меня ждала работа... и театральная студия.
  За месяц я худо-бедно втянулся. Потеть и краснеть еще не перестал, но теперь хотя бы не заикался на сцене. А тут наш дрожайший Симон Лаверд обрадовал группу тем, что людей теперь достаточно и можно ставить давно задуманный им спектакль. Ставили Шекспира. Ромео и Джульетту. Слава Богу, что мне выпала всего лишь роль Меркуцио.
  Но лишь при одном воспоминании о том, что скоро состоится премьера, и мне придется выходить на сцену, и в зале при этом будут ЗРИТЕЛИ, у меня слабели колени и хотелось сползти по стеночке.
  Незлобивым тихим словом я Брюса поминал ежедневно. Но ему самому не говорил ничего. Тем более, что он начал тренировать меня и по тому профилю, на который я собственно и надеялся. Ежедневно три часа ночью перед его выходом на патрулирование.
  Мы договорились, что я сознательно ограничиваю во время занятий свою силу на уровне хорошо тренированного человека. В ответ, он не нагружает физ. подготовкой. Поскольку тренажеры на мои возможности ему делать влом, а обычными меня не утомить.
  Так что он давал мне только упражнения подготавливающие к конкретным движениям из рукопашного боя и акробатики.
  Это было интересно. Как сенсей Брюс великолепен. Если не сказать гениален. Как и во всем остальном. Собственно, он сложен только в бытовом общении и выражении чувств. Но и тут, достаточно не пытаться его изменить и смотреть в его действия чуточку глубже, чтобы понять и почувствовать его истинное неравнодушие.
  Прошел еще месяц. День спектакля неумолимо приближался. Я ходил нервный и дерганный. Ловил себя на том, что, когда остаюсь один, у меня дрожат руки. Я даже чуть не начал курить, но вовремя одернул себя, вспомнив взгляд Бэтса (просто взгляд Бэтса, он у него почти всегда один и тот же).
  Но больше всего меня добило обнаруженное мной объявление о предстоящем спектакле с моим участием, развешанное по всему госпиталю!
  Честно, я хотел убить в этот момент Брюса! Ведь только в его черной душе и сумрачном разуме могла родиться такая садистская мысль! И даже срывать эти бумажки было уже поздно, поскольку вокруг них толпились люди. А слух мой улавливал разговоры об этом спектакле по всем уголкам нашей совсем не маленькой больницы.
  А в кабинете, именно в этот день меня поджидала собственной персоной Лоис Лейн.
  - Мистер Бизаро! Брюс! - вскочила она с гостевого кресла и начала свою психическую атаку.
  - Что вам от меня надо, мисс Лейн? - нервно отозвался я, минуя стадию приветствий. Расшаркиваться и играть в вежливость я был не в состоянии. И так приходилось держать руки в карманах, чтобы не было видно как они подрагивают. Нервы, словно канаты прегруженного моста, буквально гудели от напряжения в предверии того ужаса, что должен был для меня начаться в день премьеры.
  - Я нашла кое-что интересное на записях видеокамер. В период через две недели после смерти Супермена. Спасенный самолет, помните? Он падал точно на ваш госпиталь?
  - Помню, - со вздохом сказал я, садясь на свое кресло. Прав был Бэтс, у этой "леди" железная хватка. - Но почему сейчас? Прошло больше года с того дня?
  - Вот, смотрите, - полностью проигнорировала она мой вопрос, достала нетбук и, раскрыв его, запустила ту самую видеозапись, где я сажаю самолет на полосу аэропорта. - Видите?
  - Что именно, - снова вздохнул я, пытаясь понять, где же конкретно я прокололся.
  - Вот тут! - показала она пальцем на остановленном кадре записи на белый клочок бумаги, на воротнике плаща "Супермена". - Бирка из магазина маскарадных костюмов! Я проверила и выяснила, что магазин из которого исчез этот костюм, находится буквально в квартале от госпиталя! - показала она увеличенный скриншот этого, момента, где была четко видна бирка и надписи на ней. Вот я умственно отсталый примат! Мысленно сам себя стукнул по голове я. Не оторвать этикетку, это надо еще додуматься. Вот так и палятся на мелочах. Удивительно, что на это расследование ей потребовалось так много времени. Или ее что-то недавно натолкнуло ее на мысль о том, что есть "Суперы" и кроме Би-пятого. Что бы это могло быть?
  - Занятно, - заметил я и откинулся в кресле.
  - А самое занятное, что именно этот костюм висит у вас в шкафу. В этом самом кабинете! - выложила она "неожиданный" козырь.
  - И что вы этим всем хотите сказать? - улыбнулся я. - Что ведущий хирург Центрального Госпиталя Метрополиса, увидев падающий самолет, побежал в магазин маскарадных костюмов, стащил там костюм Супермена, потом поймал этот самолет и отнес его в аэропорт? Вы серьезно, мисс Лейн? - видимо она именно так и думала, раз так смутилась.
  - А как же все было по-вашему? - пошла в ответную атаку она.
  - Понятия не имею, - развел руками я. Не начинай оправдываться - не придется врать и придумывать доказательства. Пусть свою версию отстаивает оппонент. Проще искать нестыковки в чужой, чем отстаивать собственную. - По части необъяснимого, спец у нас вы!
  - Но как вы объясните наличие именно этого костюма у вас в шкафу? - не сдалась Лейн.
  - Никак, - пожал плечами. - Понятия не имею, как и откуда он там взялся. Мой кабинет не является особо охраняемым объектом и, даже, находится не в Форте Нокс. Так что, в нем может как что-то исчезнуть, так и что-то появиться. Вы же откуда-то знаете содержимое моего шкафа, хотя при вас я его не открывал. Как ВЫ это объясните? - Лоис смутилась, но боевого настроя все равно не оставила.
  - А как вы объясните это?! - решила снова проигнорировать мой вопрос журналистка. Я уже говорил про ее граничащую с хамством непосредственность?
  Она открыла новый скриншот и увеличила изображение прически "Супермена". Точнее его виска.
  - Что именно? - спросил я. Хотя уже видел, что именно.
  - Виски седые!!! У Супермена седины нет! И у Би-пятого волосы были черные, я проверила! - махала она руками уже буквально перед моим носом.
  - Может он красится? - улыбнулся я.
  - Да не красится он!! - вскричала она.
  - А откуда вы знаете? - прищурился я.
  - Да не красится он!
  - А может все-таки красится?
  - Да не красится он!!! Не красится!
  - А откуда знаете? Вдруг красится? Ну, вот вдруг красится?
  - Да не красится он!
  - Ну а вдруг?
  - Да, что я мужа своего не знаю?!!! - в запале выдала она и осеклась. Я приподнял одну бровь. Жест Брюса пришелся как нельзя кстати. И видимо у меня получилось передать его достаточно точно.
  - Бляяядь... - ругнулась мисс Лейн.
  - Я смотрю, у вас секретов-то побольше, чем у меня будет, - улыбнувшись ее непосредственности, добавил я.
  - Это не важно, - быстро совладала с собой журналистка. - Седина точно совпадает с вашей!!! - я вздохнул, вот уж действительно бульдожья хватка. Ничем ее не смутишь.
  - А может клон красился? - продолжил развлекаться я. В конце концов, раскрытие инкогнито перед ней мне ничем не грозит.
  - Не красится! - начала снова закипать она.
  - А вдруг? - не унимался я.
  - Да не красился он!
  - Вы только представьте, он Сссупермен! А тут раз и седой волос! Катастрофа! Да как же так! Да не может такого быть! И рука тянется к упаковке с краской для волос...
  - Вы издеваетесь? - дошло до нее наконец.
  - Естественно, - не стал отрицать очевидного я. - Вы заявились в мой кабинет, хамите, тыкаете мне в лицо непонятные мониторы и обвинения, шарите по моим шкафам, непонятно в чем подозреваете. Как еще мне себя вести?
  - Но ведь я же права!
  - Начнем с того, что я не представляю в чем. У вас кроме домыслов и непонятно кем подброшенного мне маскарадного костюма ничего нет. И самое главное, чего вы вообще этим хотите добиться? Обвинить меня в мелкой краже? Или натравить своего мужа? Чтобы он убил меня как того клона? Как, кстати, его звали?
  - Би-пять, - надулась Лейн. Видимо журналистский инстинкт не позволил ей задать себе такой простой вопрос. Ее просто тянуло разведать, раскопать, раскрыть очередную "сенсацию".
  - Би-пять. Где же тогда Би с четвертого по первый? Может тот, кого вы ищете был одним из них? И откуда они вообще появились?
  - Лютер клонировал Супермена, - все так же надувшись, ответила мне она.
  - Вот его бы и спрашивали, мисс Лейн. А мне, между прочим, надо бы отдохнуть перед операцией. Через полчаса привезут пациента из Бруклина с поврежденным позвоночником. И я хочу быть в эти пол часа избавленным от назойливых журналистских хамок! Прощайте, мисс Лейн! - открыл я перед ней дверь кабинета. Она взяла со стола свой нетбук и, раздраженно дернув головой, вышла.
  глава 16
  
  После визита этой головной боли Лейн, состояние мое как ни странно улучшилось. Видимо, издеваясь над ней, я сбросил часть напряжения. И это хорошо, поскольку операция предстояла и правда сложная. Само собой, что я способен справиться с собой, и в ответственный момент руки у меня дрожать перестанут, сказывается опыт полевой хирургии в Казнии. Что бы ни творилось в душе и вокруг, но когда я беру в руки скальпель, все это отходит на второй план, поскольку от моей внимательности и твердости руки зависит не что-то абстрактное, а жизнь и здоровье конкретного человека, лежащего на моем операционном столе. И это важнее моих эмоций или переживаний.
  После работы я взял тот злополучный костюм и отнес его в магазин. Не на скорости. Просто отнес. И попытался наплести что-то про то, что мол нашел его случайно и хочу вернуть владельцу. Но не прокатило. Ушлый продавец отказался принимать его назад. Зато требовал деньги. Пришлось заплатить, и злополучный костюм снова занял свое место в моем шкафу.
  Потом была репетиция. Снова дрожь в коленях, потный лоб и заплетающийся язык. А поздним вечером встреча с Бэтсем.
  Я рассказал ему о визите Лейн, на что он просто развел руками, не став говорить банальностей вроде "я же говорил".
  На следующий день эта заноза-журналистка не появилась. И на следующий.
  Через неделю я ее и ждать перестал. Жизнь вошла в привычное русло. Не сказать, что спокойное (переживания по поводу приближающейся премьеры никуда не делись, а наоборот все нарастали и нарастали пропорционально уменьшению оставшегося до нее числа дней), но привычное.
  Пока я не посмотрел на календарь, где до премьеры остался всего один день. Меня аж ноги держать перестали. Хорошо, что было это в моем кабинете и без свидетелей. Я рухнул в свое кресло и пустым взглядом уставился в потолок. Мыслей не было, только страх и неуверенность. Хотелось плюнуть на все и просто не прийти завтра на этот треклятый спектакль. Просто взять и не прийти. Может даже свалить куда-нибудь в Казнию. Ну или куда-нибудь в Европу, где поспокойнее... Но перед глазами вставало лицо Брюса, и мне становилось мучительно стыдно.
  Настал день премъеры. На трясущихся ногах я пришел к зданию театра, где нам предстояло выступать. Перездоровался с товарищами и знакомыми, пошел готовиться...
  И вот я уже в гриме и костюме стою у края занавеса и наблюдаю полный зал. ПОЛНЫЙ ЗАЛ зрителей! Вся тысяча мест была занята. И даже были поставлены дополнительные стулья для тех, кому мест не хватило.
  От этого зрелища, все тело бросило в жар, а живот словно скрутило в ледяной узел. На лбу и висках снова выступил пот, а руки ощутимо задрожали. Хирург с трясущимися руками - позор!
  А в следующее мгновение, взгляд свободно скользящий по лицам зрителей начал выхватывать лица знакомых. Половина персонала Госпиталя была здесь. И в шуме их разговоров (спектакль еще не начался) суперслух улавливал то и дело проскальзывающее имя. Мое имя. Все они пришли посмотреть именно на меня! От осознания этого, мне стало только хуже. Новый приступ волнения скрутил меня так, что я еле устоял на ногах.
  А потом я наткнулся взглядом на лицо Дианы и замер. Внимательнее присмотревшись к ее окружению, я рассмотрел одного за другим ВСЕХ членов Лиги. Кроме Бэтмена. Но в том, что Брюс где-то здесь, я ни мгновения не сомневался. Просто Уэйн фигура публичная. Просто так посетить Метрополис он бы не смог.
  Я стал еще внимательнее вглядываться в лица. Здесь была Максима. Здесь была Кара. Естественно Лоис Лейн, как же без нее? Три десятка хирургов со всей страны, которые в то или иное время проходили у меня стажировку. Родственники прооперированных мной людей. Барбара. Дик. Даже Ванесса с Джонни! Эти-то как попали сюда?
  Хотя, чему я удивляюсь? Ответ на все вопросы один - Бэтс. Решил максимально усложнить мне задачу гад!
  Я тихо сполз по стенке, ноги уже не держали совсем. Но это вызов! Это вызов, Брюс! На волне веселой, азартной злости я поднялся, и пока она не иссякла, поспешил к режиссеру, получать последние указания.
  Я оказался не прав. Брюс Уэйн не постеснялся прибыть на спектакль официально, с сопутствующим шумом. Просто я не читал эти дни газет, а он немного подзадержался. А минутой позже него, пришел Лекс Лютор.
  Узнал я это, правда, когда представление уже началось. И понимание это уже не могло ни на что повлиять. Спектакль уже начался!
  Меркуцио... Роль не самая большая, но мне нравится. Хамить и говорить гадости в лицо - приятно. Собственно, за что и убил его Тибальд.
  Короткая роль. Яркая, но короткая.
  Играть. Играть на сцене, перед зрителями. Это было мучительно. Мучительно. Но одновременно с этим, подобного душевного подъема и переживаний, я не испытывал со времени первой своей удачной операции.
  Нет, сравнивать эти чувства невозможно, они слишком разные, но накал эмоций сравним.
  Это было непередаваемо.
  Я не сбился с текста, и играл до самого конца свою роль. И подлый Тибальд нанес свой удар из-под руки Ромео. И я "пронзенный" упал на руки Ромео...
  Тут со сцены раздались выстрелы и гадкий, раздражающий смех.
  Джокер.
  Клоун с нарисованной улыбкой, под гримом которого угадывались уродливые шрамы, вышел на сцену и хохотал размахивая пистолетом. Двое его громил направили автоматы на зрительный зал, встав один с одного, другой с другого края сцены.
  Клоун перестал хохотать и достал свободной от пистолета рукой микрофон.
  - Шекспир! Бессмертный классик! Как я рад, что еще остались ценители! Я рад приветствовать вас сегодня в этом зале! Но добавим в трагедию юмора! Бежать бесполезно, двери заминированы... - оборвался его противный голосок.
  Пока он рассыпался перед публикой. Моей публикой! Я встал и воткнул шпагу (реквизит у нас был неплохой. Шпаги были затуплены, но достаточно прочны, чтобы звенеть при ударах друг об друга, словно настоящее оружие. Железный штырь, пусть и затупленный, если приложить побольше сил и соблюсти верный угол, войдет в тело ничуть не хуже настоящего оружия) в бок клоуну.
  Он испортил мой ПЕРВЫЙ спектакль! Теперь никого не будет интересовать, как мы играли, хорошо или ужасно, все будут писать и говорить только о нем! А еще, глядя на эту размалеванную рожу, я вспомнил Барбару в инвалидной коляске. И что туда ее усадил именно этот ряженый псих (я наводил небольшие справки).
  Абсолютная память тут же подкинула пулю сидящую в ее позвоночнике. А суперзрение, показало позвоночник этого урода. И я воткнул шпагу именно так, что не задел ни одного органа, но позвоночник получил именно такое повреждение, какое было у Барбары. Вот только, ему шансов на излечение я не оставил.
  Клоун повернулся ко мне и сполз с клинка на пол - ноги его отказали, как только я перебил спинной мозг.
  Он еще не понял, что теперь до конца жизни стал инвалидом, а я выхватил у него из руки пистолет и бросил его в лоб одному из громил. Тот рухнул потеряв сознание. В голову другому полетел микрофон. Удачно попал ручкой в висок. Естественно силы броска хватило, чтобы он также лишился чуств.
  А мой окровавленный клинок замер у горла Харли Квин, ближайшей помощницы Джокера, которая тоже вертелась на сцене в своем дурацком скоморошьем костюме.
  Она застыла и сглотнула, глядя в мои глаза. Я чуть надавил на шпагу, и она повинуясь движению опустилась на колени. Кончик тупого клинка ни на мгновение не оторвался от ее кожи. Я надавил чуть-чуть сильнее и продолжал внимательно смотреть ей прямо в глаза. Не моргая и не отводя взгляд. Словно два лазерных прицела, мои зрачки вцепились в ее зрачки. Минута и она упала без сознания (естественно, я же давил ровно в сонную артерию, с ровно достаточным усилием, чтобы пережать ее).
  Я повернулся к зрительному залу. Глаза. Тысяча пар глаз неотрывно смотрели на меня. Глаза и камеры.
  Прошел миг. Другой. Третий. И зал взорвался апплодисментами.
  Я ошарашенно смотрел на это. Шпага выпала из рук, и я еще не совсем соображая, что делаю, поклонился залу.
  Потом приехала полиция. Супермен обезвредил бомбы, а заминирован оказался весь театр (Джокер не мелочился). Клоуна с подручными увезли. Меня допросили, составили протокол, оцепили сцену.
  Волокиты было много.
  Домой я попал лишь к вечеру, разбитый морально. А предстоял еще урок у Бэтмена.
  Я со вздохом встал с дивана и ушел в ускорение.
  глава 17
  
  Я ожидал от Брюса чего угодно, от похвалы до упреков. Но в реальности, он не сказал ничего. Я тоже. Занятия в этот день окончилось необычно.
  Брюс вручил мне электрогитару и дал три недели, чтобы я научился играть. Смысла спорить или уточнять не было. Если Брюс сказал, значит причины на это есть.
  Пришлось искать учителя, лопатить литературу, учиться...
  Усилитель и колонки в моем кабинете в Центральном Госпитале Метрополиса смотрелись странно. Еще более странно смотрелся врач в белом халате, между операциями, обходами и оформлением бумаг, наяривающий на электрогитаре в одиночестве в своем кабинете. И днем. И во время дежурств ночью.
  И пусть персонал скажет спасибо, что играл я на самой малой мощности усилителя.
  Что-то похожее на музыку начало получаться к концу первой недели. К середине второй, я выучил около тысячи композиций разных направлений и стилей (абсолютная память была здесь очень серьезным подспорьем). К концу - больше двадцати тысяч. И только к завершению третьей, у меня стало немного получаться импровизировать.
  И вот играю я значит в своем кабинете, нечто щемяще душевное в стиле близком к испанской гитаре, с поправкой на инструмент и настроение, когда перед моим окном повисла фигура в красно-синем.
  Женская.
  Кара Зор-Эл собственной персоной почтила своим присутствием скромного хирурга. Я отложил гитару и открыл для нее окно.
  Девушка влетела в помещение. Опустилась на пол и подошла ко мне. Все это молча и целеустремленно. На миг замерла. А потом схватила меня за грудки и в ускорении улетела вместе с моей тушкой.
  Приземлились мы, насколько я успел заметить и помнил географию, где-то в Андах. Она приземлилась на ноги, а я пролетел десяток метров спиной по каменистой почве.
  Молчание она нарушать все еще не собиралась. Изображать из себя переломанного после столь жестокого обращения Землянина, я посчитал неуместным. Просто встал и отряхнулся. Она рывком преодолела разделяющее нас расстояние и, снова схватив отвороты моего халата, впилась в губы поцелуем. Агрессивным и страстным.
  Я ответил. Она оторвалась и влепила мне пощечину. Со всей криптонской лаской и любовью. Не улетел я только потому, что успел заякориться, используя способность летать. Больно. Но это была именно пощечина, а не удар. Я мотнул головой и посмотрел в ее бешеные глаза. Там бушевало пламя.
  Я впился в ее губы сам, столь же жадным и агрессивным поцелуем, что она десятком секунд раньше. Девушка ответила с той же страстью, что и до этого.
  Поцелуй затягивался. Я дал волю рукам и тут же получил вторую пощечину, теперь уже с другой руки. Я мотнул головой и замер, уставясь в ее глаза. Пламя там бушевало сильнее прежнего, так, что она уже едва себя контролировала, чтобы не начать пускать тепловые лучи.
  Я схватился руками за ее топик и разорвал его одним резким движением, обнажая ее вполне сформировавшуюся грудь. Тут же получил новую пощечину и парный луч в торс, но не обратил на это внимания. Я снова впился в ее губы поцелуем, а она обвила мою шею руками, а талию ногами.
  Дальше мы просто посрывали друг с друга остатки одежды и рухнули на камни (что при наших с ней силах, было примерно, как упасть на хороший мягкий матрац).
  Лишь на еще один миг я остановился, когда почувствовал, что она еще девственница. Но яростный луч из пылающих страстью глаз развеял все мои сомнения.
  Резкое движение вперед и ее крик. Протяжный крик боли, в котором ярости было больше, чем боли, разнесся, отражаясь эхом от окружающих гор.
  Как описать, то, что происходило дальше, я не знаю. Это был секс на грани разума. Страсть, дикая, животная, захлестывали, что меня, что ее. Она царапалась и кусалась, но солнце, продолжавшее освещать наши тела, почти мгновенно затягивало раны. Мы впадали в ускорение и выпадали из него, когда ее захлестывал очередной оргазм. Горы сотрясались от наших толчков, словно от землятресения. Точнее сказать, мелко вибрировали.
  Та гора, на вершине которой мы резвились, под действием этой вибрации осела больше чем на половину. Очень надеюсь, что сколько-то серьезного землятресения в обжитых районах мы не вызвали. И что в этот момент клубы пыли надежно закрывали от случайных спутников наши тела.
  Кончилось у нас все третьим по счету моим извержением и не знаю, каким по счету ее оргазмом.
  После чего мы просто лежали обессиленные в обьятиях друг друга.
  Спустя пару минут, я подхватил ее на руки и в ускорении унес в свою квартиру в Метрополисе, где мы вместе приняли душ, смывая с себя пыль, пот и нашу общую кровь с тела.
  Потом мы расслабленно лежали в моей кровати, укрывшись нормальным одеялом, на нормальных чистых простынях и Кара нежно водила пальчиком по восьми небольшим шрамам, оставшимся в тех местах, куда попали пули, тогда в Африке. Так-то все зажило, как и должно было, но вот эти шрамы все никак не желали пропадать окончательно, напоминая о том дне и моей слабости.
  - Откуда они? - спросила девушка. Это были первые сказанные ей слова за всю нашу встречу. И сказаны они были на криптонском.
  - Африка. Очередь из автомата. Силы почему-то меня временно оставили в то время. Местные сочли мертвым и закопали на холме, привалив камнями, чтобы звери тело не растащили, - ответил я не вдаваясь в подробности того, что и как меня лишает сил. Хватит и того, что об этом знает вуайерист Бэтмен. И Лютер.
  - Понятно, - вздохнула она. - Значит и тебя хоронили заживо...
  - Такое случается, - философски заметил я, поглаживая ее по волосам.
  - Только на Земле и только с криптонцами, - невесело усмехнулась она.
  - Я не криптонец, - поправил я ее.
  - А кто же тогда? - без особого удивления уточнила она.
  - Клон Кал Эла. Бракованный. Самый первый из тех шести, что создал Лекс Лютор.
  - Почему бракованный?
  - Потому что ДНК криптонца при моем создании не было расшифровано до конца и его просто добили в нерасшифрованных частях кусками ДНК Землянина. Получился жизнеспособным, похожим по силам на криптонца, но все равно бракованным.
  - Вот значит как... А почему ты тогда не с Лютером?
  - Я сбежал от него.
  - И он тебя не нашел?
  - Нашел. Мы побеседовали. Больше он клонов не делает. И меня не ищет.
  - Что же ты ему такое сказал-то? Я сталкивалась с Лексом. Он чрезвычайно упертый тип.
  - Говорил в основном он. Я просто ломал ему кости и спрашивал.
  - Это... Это... - не знала даже, что ответить Кара. Видимо в Лиге Справедливости ее учили совсем другому. - Я знала, что ты не такой зануда, как Кал, - наконец, сложив что-то в своей очаровательной белокурой головке, улыбнулась она.
  - И давно? - заинтересовался я.
  - С тех пор, как ты Дарксайду в задницу лом засунул и пинками затромбовал поглубже. А что осталось торчать расплавил тепловыми лучами, - сказала она, а я мучительно покраснел. Было дело. Я на той неубиваемой скотине под ускорением чего только не пробовал. А лом... Ну, ферма же! Инвентаря много. Лом просто под руку попался.
  - Значит ты тогда тоже под ускорением была? - уточнил я очевидное.
  - Была. И с огромным удовольствием смотрела как ты проявлял свою фантазию на моем смертельном враге. Только я тогда не знала, кто ты. Появился внезапно невесть откуда, спас, начал избивать Дарксайда, потом что-то услышал и также быстро сбежал. Но рассмотрела я тебя хорошо. Особенно скучающее лицо на пятьсот девятом ударе ногой по гениталиям.
  - То есть ты еще и считала?
  - Ну, первые десять тысяч ударов, потом сбилась, а ты начал повторяться...
  - Да? Как-то, я думал, что фантазия у меня кончилась несколько раньше...
  - Ты себя недооцениваешь, - улыбнулась она.
  - Узнала ты меня на спектакле, верно? - решил я съехать с темы. Когда бил ту каменюку, казалось, что это правильно. А вот сейчас слушаю об этом от девушки, и со стыда сгораю. Вот почему так?
  - Да, - кивнула она. - Это было быстро, эффективно и красиво. Для меня подобное ново. В Лиге почему-то всегда затягивают бой, дают противнику шанс, чего-то ждут... В результате много разрушений, пострадавших, отхватывают сами, а противник все равно получает кучу травм и даже иногда погибает. Причем достаточно часто... Я не понимаю пока что этого. Но Кал говорит, что это правильно, что мы должны использовать свои силы ответственно, нести справедливость, а не мстить...
  - Кал Эл имеет твердое понимание Добра и Зла. Это хорошо.
  - Зануда он! - обиженно выдала она.
  - Ну, с этим не поспоришь, - улыбнулся я.
  Мы помолчали, думая каждый о своем. Спустя какое-то время я решился задать беспокоющий меня вопрос.
  - Кара, почему я? - спросил и замолчал. Меня это действительно интересовало. Да, конечно я благодарен за тот мир новых ощущений, который она открыла мне. Бесконечно признателен. Но. Но почему она это сделала? Почему я? Клон ее кузена?
  - Ты мне понравился, - хитро улыбнулась она. - Красивый, сильный. Защитил девушку, ничего не попросил за помощь, - перечисляла она, медленно опуская руку по моему животу вниз. - А я уже взрослая, мне хочется секса. Так почему не ты?
  - А все же? Ведь в той же Лиге есть мужчины, которые могли бы тебе его дать.
  - В Лиге? Смеешься? Да там одни слабаки и зануды! Нет ни одного достаточно решительного, чтобы дать мне то чего я хочу.
  - Ну, есть же еще люди... А среди них встречаются куда более отмороженные, чем я.
  - Люди... Ты серьезно? Мы же разные виды! Да они же даже девственности меня лишить не в состоянии! А заниматься этим под синим криптонитом, как извращенец Кал Эл - нет уж!
  - Значит он делает это под криптонитом. Вот как все оказывается просто. Я-то все думал, как же Лоис еще жива-то...
  - Ты и про Лоис знаешь?
  - Знаю, - не стал отрицать я. - Я же практически штатный врач Лиги. Они все у меня на столе перебывали, кроме разве что Максимы и тебя. А что за синий криптонит? Я думал, он только зеленый бывает.
  - На самом деле нет. Просто зеленый самый распространенный. Есть еще красный, черный и серебристый. И конечно синий. Плохо нам только от зеленого. Другие действуют иначе.
  - Не знал, - хмыкнул я.
  - И вообще, к чему эти вопросы? Ты мне понравился и этого достаточно! И вообще, я чувствую, что ты уже готов повторить! - свернула она все разговоры, нащупав своей изящной ручкой показатель моей готовности под одеялом.
  А я что? Я разве против?
  Скинули одеяло и полетели в то же место, добивать-таки гору. Сегодня явно не ее день.
  Примечание к части
  
  http://www.comicplanetculture.com/wp-content/uploads/sites/172/2014/09/supergirl.jpeg
  глава 18
  
  На работу я вернулся через четыре часа. Слава Богу в мое отсутствие срочная помощь никому не потребовалась, иначе даже не знаю, как бы я смог смотреть в глаза собственному отражению.
  Кара не сильно заморачивалась с одеждой. Просто, как была нагишом, так и ушла в ускорение. А я еще немного смог полюбоваться ее аппетитной попкой, улетающей в небеса (суперзрение рулит).
  Я же сначала оделся в запасной комплект больничной одежды, хранящейся в шкафу у меня дома, и лишь потом полетел на работу.
  Вечером я ждал и дождался возвращения девушки. Но в этот раз я подготовился. Белый смокинг, черная рубашка, белые розы и украденный прямо с завода белый мерседес (покупать и оформлять было лень, да и слишком долго, в конце концов, он мне нужен на один вечер, поиграюсь и верну, возможно даже в целости и сохранности).
  Кара тоже не разочаровала. Синее вечернее платье в пол с открытыми плечами очень ей шло, подчеркивая точеную фигуру.
  Я вскрыл свою заначку с камушками и добавил к этому платью бриллиантовое колье своей работы и такую же диадему. С серьгами вышла проблема - проткнуть уши криптонианки. Даже если придумаем чем, так они же мгновенно зарастут опять.
  Съездили с ней в хороший ресторан, покушали вкусной еды при свечах под приятную музыку живого оркестра. Под восхищенные взгляды мужчин и завистливые женщин его покинули. Отъехали подальше от главных улиц, где я вышел из мерседеса и, подняв его на руки, полетел к солнечной стороне луны.
  Там наше свидание плавно перешло в горизонтальную плоскость.
  К лунному ландшафту добавился еще один кратер, а мы потом еще минут десять выкапывали машину из под слоя пыли.
  В целом, свидание прошло хорошо, но с местом для уединения стоит что-то придумать. Тучи пыли и осыпающаяся земля меня как-то напрягали и несколько портили удовольствие.
  К Бэтсу на занятия я попал только через три дня. Мне было стыдно, за мои пропуски, но Брюс не сказал ничего. Просто, глядя на мое то и дело расплывающееся в глупой улыбке лицо, подмигнул.
  И показательно нанес на карту Луны новый кратер.
  От моего лица, после этих его действий, можно было прикуривать.
  Бэтс указал мне на тот же костюм, что я носил на прошлом нашем деле. Сам же он в свои обычные доспехи уже был облачен.
  В итоге вновь получилось два Бэтмена. И оба с гитарами. И мой мозг никак не мог сложить эти два обстоятельства в единую картинку.
  Но долго думать над этим мне не пришлось. Мы покинули пещеру через выход в поместье. Во дворе сели в ничем не примечательную машину, не старый еще форд, и покатили.
  По городу. Два Бэтмена с гитарами на подержанной машине с незатонированными стеклами. Мозг мой потихоньку закипал. Особенно когда Бэтс выставил в открытое окно классическую рокерскую "козу" и заорал, как ненормальный, обгоняя стайку байкеров.
  На следующем повороте мы орали уже вместе. Если Бэтс что-то делает, то имеет на то причины.
  Приехали мы к ночному клубу. Бэтс вышел и вычурно поздоровался с охранником. И что самое интересное, что тот это воспринял как должное.
  - Ты его знаешь? - тихо спросил я, когда мы прошли внутрь.
  - Впервые вижу, - признался он. А мы уже, весело кривляясь, шли к местному менеджеру.
  Там Бэтс разливался соловьем, уговаривая дать бедным артистам выступить в этом клубе сегодняшней ночью. Я за все знакомство от него меньше слов слышал, чем за эти восемь минут, что он уламывал менеджера. При этом он еще и приплясывал и даже трижды начинал наяривать на гитаре, не подключеной к усилителю. Мой шок постепенно достигал такой планки, за которой удивление просто отключается.
  Уговорил! И мы пошли выступать!
  До пяти утра Бэтс с моей посильной помощью зажигал толпу в этом клубе. И публика реально бесновалась. Это было потрясающее ощущение, когда ты можешь делать с ними что хочешь: заставить рыдать от тоски или орать от восторга...
  Вот это власть! А ведь ничего особенного он не делал. Вся фишка была только в том, КАК он это делал.
  Веселый, открытый, заводной. Он играл, пел, плясал, кричал, заводил зал, прыгал, бегал, шутил балагурил...
  Я пытался не отставать, как мог ему подыгрывал на гитаре, вместе с ним прыгал, пел и скакал. А голос у меня оказался, не голос, а голосище! Такой диапазон, такая сила, такая громкость... Клон Супермена, что с меня взять?
  В пять утра мы закончили. И даже срубили с менеджера денег за свое выступление.
  Стоило нам выехать в своем форде на безлюдную дорогу, как рядом со мной вновь был привычный собранный невозмутимый и молчаливый Бэтс.
  Ничего объяснять по сегодняшнему дню он мне не стал. Все было и так понятно. Просто ТАКОГО от Темного Рыцаря я ожидать не мог никак.
  Кивком попрощавшись, он отбыл в душ, есть и спать. Я снял и повесил на место костюм. Гитару решил считать подарком и взял с собой. Ускорился и полетел домой.
  Там ждала Кара. В простой повседневной одежде, без всяких красно-синих фетишей и символов. Просто светлые джинсы и блузка. На ногах светлые кеды на светлых же носках. Волосы собраны в хвост и схвачены резинкой.
  - Привет, - поздоровался я и поцеловал ее в щеку.
  - Поправь меня, если я ошибаюсь, - без ответного приветствия начала она, - Ты до пяти утра, в костюме Бэтмена зажигал в Готэмском ночном клубе?
  - Эм... Ну да, - не стал я отрицать очевидного. Видимо девушка за мной следила. Что ж, этого следовало ожидать.
  - А кто был вторым?
  - Ты же наверняка смотрела сквозь наши маски, к чему такие вопросы? - удивился я.
  - Смотрела. Но ничего не видела. Ваши с ним шлем-маски освинцованы!
  - Ты ведь такие раньше видела? - хитро прищурился я.
  - То есть, это реально был настоящий Бэтмен?!! Ты с ним знаком?
  - Знаком. С первого дня своей жизни. Он помогал мне легализоваться, после побега из лаборатории ЛютерКорп, - подтвердил я.
  - То есть, тот веселый чувачок с бас-гитарой, лабающий попсу и хэви метал, с гиперактивностью и словесным поносом - реально настоящий Бэтмен?!!
  - Сам в шоке, - подтвердил я.
  - Блин, жалко Диана этого не видела! - развалилась на моей кровати Кара. - Для нее самым пикантным воспоминанием о Бэтсе остается случай, когда он блюз пел, уступая шантажу одной колдуньи. И вся Лига кусает локти, что не видели этого.
  - Бэтс очень разносторонний человек, - философски ответил я.
  - Но это реально было классно!! - мечтательно закатила она глаза.
  - Ты в самом клубе была? - уточнил я.
  - Да! И проплясала там всю ночь. И совершенно не жалею об этом! Из вас получилась классная группа! Парни, а вам подтанцовка не нужна? - вскинулась она.
  - Я предложу Бэтсу, - улыбнулся в ответ я. - Пойдем погуляем?
  - Пошли, - согласилась она, вставая. - Это отсутствие возможности спать, иногда, очень утомляет.
  - Это да, - согласился я. В кои-то веки мы выходили через дверь, как нормальные люди. - На самом деле, спать мы можем, но для этого надо очень сильно утомить мозг. У меня как-то раз получилось.
  - Вот значит как, - задумчиво приложила палец к губам она. - Кал об этом не говорил...
  - Видимо нужным не посчитал, - пожал я плечами.
  - А почему именно врач? - сменила она тему.
  - Ну, меня подвел к этому решению Бэтс. Правда понял я это только три года спустя.
  - Если это не твое решение, то почему ты продолжаешь этим заниматься?
  - Ты не поняла. Это было мое решение. Просто Бэтс подвел меня к нему. Натолкнул на нужные ему мысли. Аккуратно организовал ситуацию... Но принимал решение все равно я сам. Никто не заставлял меня.
  - Вот как. Но почему ты не в Лиге? - задала она глупый по моему мнению, но очевидный для других вопрос. - Ты силен, как Супермен, тебя учит Бэтмен, не отпирайся, это очевидно. Он уже подготовил четверых. Так почему ты еще не у нас?
  - Я не силен, как Супермен. Я сильнее. Помнишь, я говорил, что бракованный клон?
  - Помню.
  - Я бракованный тем, что сильнее оригинала.
  - Тем более!
  - Ты видела мои методы решения проблем с заложниками? - она кивнула. - Как думаешь, как воспримет это общественность, если узнает, что не просто врач, защищаясь покалечил психопата Джокера, а сверхсильный клон Супермена сознательно сделал инвалидом человека?
  - Думаю, что любить тебя не будут.
  - Это очень мягко выражаясь. А если после этого почти президент Лютер расскажет прессе слезную историю как тот же клон ворвался к нему в офис и полтора часа ломал ребра и вырывал зубы, после чего сжег сто тринадцать его лабораторий со всей документацией и оборудованием? И никого уже не будет интересовать, ЧТО именно делалось в тех лабораториях, и кто вообще меня создал. Как они меня назовут?
  - Монстр... - потерянным голосом ответила она.
  - Вот теперь и подумай, почему члены Лиги, одни из самых могущественных и сильных существ в нашем секторе космоса, так часто и глупо получают по шее от, казалось бы, довольно слабых и не самых умных "супер" плохишей? Почему Кал Эл таранит своей спиной небоскребы, вместо того, чтобы первым же движением сломать до состояния сочащегося кровью комка мяса с осколками костей своего противника? И не надо мне говорить о всяких там хитрых ловушках и суперпримочках. Одного нашего ускорения хватит, чтобы успеть облизать и обнюхать каждый камушек на территории этой ловушки еще до того, как плохиш только начнет свою пафосную речь!
  - То есть...
  - Да! Они делают это специально. Потому, что стоит им начать решать проблемы так, как решаю их я, и общество захлестнет страх. И вам будут ставить не памятники. От вас начнут строить бункеры!
  - Но если ты это все понимаешь, то почему?...
  - Потому, что я бракованный клон Супермена. И подставить левую щеку, когда бьют по правой, я не могу. И в этом мой брак. Вся суть Супермена не в его силе, а в его убежденности. И в его убеждениях. А делать то, в правильности чего я не уверен... Прости. Лига не для меня.
  - Что ж... Может со временем ты передумаешь, - решила не развивать больше эту тему Кара. И о серьезном мы больше в то утро не говорили. Просто гуляли по городу, целовались, посидели на крыше небоскреба, погрызли там семечки, покормили голубей в парке...
  Потом я пошел на работу, а она улетела по каким-то своим делам.
  глава 19
  
  После работы мы с Карой снова гуляли по городу. Она щебетала о всяких пустяках (у нее, как недавно попавшей на Землю, причем попавшей уже в сознательном возрасте, накопилось масса интересных наблюдений и впечатлений об обществе). А я мучительно пытался придумать место для... более близкого общения. И о том обидится ли Бэтс, если я сегодня не приду.
  В парке мы были остановлены Дианой в образе Вандервумен. По ее лицу четко было видно, что она растеряна. И что делать дальше никак не решит. С одной стороны она явно искала Кару. С другой - то, что та будет с парнем не ожидала. С третьей - мы с Дианой знакомы.
  Пока она раздумывала, открывать ли инкогнито Кары передо мной и возможными случайными свидетелями, я поприветствовал ее поднятой вверх рукой, свободной от Кары, и аккуратно обогнув, прошел мимо.
  Диана растерянно подняла руку в ответ и проводила нас взглядом, все порываясь что-то сказать. Но так и не придумала что, пока мы не скрылись за углом.
  Кара старательно зажимала рукой себе рот, чтобы в голос не засмеяться. Согласен Вандервумен в данном случае выглядела весьма комично.
  Но в любом случае, уединиться нам теперь точно не получится. Понял это я. Дошло это и до Кары.
  Немного погуляв еще, мы расстались.
  Зато к Бэтсу я попал в этот вечер.
  И он был почти таким же, как и прошлый. За несколькими исключениями: клуб был другой, и уламывал менеджера в этот раз я. Да и вообще, ведущую роль Бэтс оставил на меня. Он лишь подыгрывал.
  Я буквально упрел в этот вечер.
  Да, у меня все получилось. Может не так блестяще, как у самого Бэтса в прошлый раз, но получилось.
  Но какого нервного напряжения мне это стоило!!!
  Кару я, кстати, среди танцующих заметил. Единственное светлое пятно во всем вечере.
  Бэтс по-моему тоже ее разглядел, но виду не подал.
  Стоило нашей машине только покинуть оживленные трассы, как из меня словно из воздушного шарика воздух спустили. Мне уже и самому не хотелось ничего говорить и никого слушать. Так что Бэтс оказался идеальным собеседником со своим вечным молчанием.
  Расстались мы в половине шестого утра. В этот раз с деньгами уезжал я.
  Гонорар был скромным, но все равно приятно грел карман.
  Кары у меня дома не было. Зато после работы она скромно мялась под дверью моего кабинета.
  Кара и "скромно"? Я приготовился к неприятностям. И оказался прав.
  - Брюс... Такое дело, - начала она, вновь пропустив приветствие. Это уже становилось традиционным для наших встреч. Может и мне здороваться перестать? - Кал... Мой кузен, он... Хочет с тобой познакомиться...
  - А как кто он хочет со мной познакомиться? Как журналист Кларк Кент или как криптонец Кал Эл, основатель Лиги Справедливости по прозвищу Супермен?
  - Я ведь не говорила тебе его земное имя? - вскинулась девушка.
  - Ты забываешь, чей я клон, - усмехнулся я.
  - У тебя его память?!
  - Нет. У меня его способности. Я могу услышать его сердце с другого конца планеты. Сердце и все, что вокруг него происходит, будь то движение крови по сосудам или разговоры людей его окружающих. Естественно я знаю, как его зовут на Земле. Даже не учитывая, что это имя назвал мне Бэтс после похорон Супермена.
  - Действительно... - мгновенно угас ее интерес к теме.
  - Так в каком качестве он со мной познакомиться хочет? Учитывая, что Брюс Бизаро знаком с обеими его личностями. Не слишком близко, но все же...
  - А он знает, кто ты?
  - Нет. По крайней мере не должен, - прикинул я, где и когда мог проколоться.
  - Тогда сделаем вид, что и ты не знаешь про меня, - решила она. - Просто кузина журналиста Дейли Пленет Кларка Кента Кара Кент. С тобой он хочет встретиться именно в этом качестве. Более того, он зовет тебя в выходные на обед к себе на ферму в Смолвилль.
  - А он реально серьезен, - присвистнул я, прикидывая, что ехать до фермы Кента придется общественным транспортом, так как машины у меня нет, а способности светить лишний раз не стоит. А значит четыре часа в автобусе... Захотелось ругнуться.
  - Ладно, Брюс, мне бежать надо... Дела в Лиге, - вздохнула девушка.
  - Тренировками нагрузили? - предположил я.
  - Да. Диана зверствует...
  - Это она за тебя беспокоится. Она же амазонка. А у них считается, что женщина должна защищать мужчину, а не наоборот. Вот она и хочет, чтобы ты в грязь лицом не ударила...
  - Вот как, - задумалась Кара. - С такой стороны я на это не смотрела... Скорее всего ты прав! Ладно, я побежала! - чмокнула она меня в щеку и действительно побежала в сторону ближайшего безлюдного проулка.
  Озадачила и смылась, вот ведь егоза! Но и Бог с ней. Суббота послезавтра, значит у меня впереди еще дела есть. А конкретнее две тренировки с Бэтсем. И после крайней, я уже с содроганием жду, что же этот изувер еще может придумать. А он может!!! И спектакль в пятницу. Пусть не премьера, но театр наконец признали безопасным саперные, полицейские, санитарные и прочие службы. И Симон с радостью и гордостью сообщил всем, что спектакль все же состоится. И состоится он завтра!
  После ночных похождений с Бэтсем, сцена уже не вызывала такой паники, но живот все равно холодком пробрало при мысли о предстоящем.
  Утренние газеты расцвели заголовками, что Джокер снова сбежал из Аркхема. Прихватив с собой Харли Квин. Что ж, ожидаемо. Но все равно неприятно. Убить его что ли? Так, на всякий случай, от греха подальше? Стук его сердца я в тот раз запомнил. Найти не сложно. Труднее сделать так, чтобы никто на меня не подумал. Точнее чтобы один конкретный любитель черных плащей не подумал на меня. Всех остальных провести не сложно, тем более, что легко можно забрать тело на экспертизу и вскрытие себе. Для этого достаточно, чтобы его нашли в Метрополисе. Остальное лишь дело техники.
  А вот с Бетсем такой номер не пройдет. Докопается гад.
  Ну, да и Бог с ним. И с тем и с другим. Будем решать проблемы по мере поступления.
  Народу в театре было даже больше, чем в прошлый раз. Так же как и прессы. Джокер сделал нашей постановке неплохую рекламу.
  Выходить на сцену было страшно, но все же не так как в первый раз. Отыграли без накладок и происшествий. Публике понравилось. Пресса осталась разочарованной. Они-то ждали мести покалеченного психа. Но он так и не появился. Что было, лично по моему мнению, хорошо.
  глава 20
  
  Ночью Бэтс ждал с обычной тренировкой по акробатике, рукопашке и скрытным передвижениям. Я был почти разочарован. Почти, потому, что сегодня он начал учить взлому и вскрытию всевозможных замков, замочков и запоров от крючка на деревенском сартире до современных систем с многоуровневой проверкой параметров организма.
  Все оказалось крайне просто. Но требовало огромного багажа знаний в фундаментальных науках и системотехнике.
  Мне понравилось. Но главный сюрприз ждал в конце. Стопочка литературы по психологии и педагогике с разнообразными учебными программами, методичками, положениями о среднем и начальном образовании. Маленькая стопочка. Совсем маленькая. Почти до потолка пещеры. Как он это все складывал без суперспособностей, вообще не представляю.
  - К понедельнику, - коротко бросил он. После чего я ускорился и приступил к изучению. Учитывая, что простых задач Бэтс не ставит, по окончании этой стопки, я умчался шерстить библиотеки по обозначенным темам.
  Путь был уже однажды проторенным, так, что посетил я все те же библиотеки по списку Бэтса. Все равно это не заняло и минуты объективного времени.
  А утром меня ждал автобус Метрополис-Смолвилль. И не самый простой обед в моей жизни.
  Кара ехать со мной на автобусе отказалась. Сказала, что будет ждать на месте и упорхнула. Я тяжело вздохнул, вставил наушники-затычки купленного накануне плеера и приготовился к долгой и скучной дороге.
  К середине пути я готов был выбросить в окно этот плеер. Mp3 - это издевательство для моих ушей. Дело в том, что этот формат специально разрабатывался для экономии памяти, отводимой под одну песню. И основная идея этой экономии - записываются только точки максимумов и минимумов волн звуковых колебаний. А при воспроизведении эти точки просто соединяются прямыми линиями. Нормальный слух этого не замечает, хотя некоторые ценители тоже жалуются на некую "железность" звучания. Но у меня-то суперслух! И это убожество было невыносимо.
  Но было скучно. И я настроил свой слух на знакомые сердечные ритмы.
  У Супермена ничего интересного не происходило - он чинил трактор. Очень старый трактор. Обычными инструментами. Извращенец.
  Кара вместе с Мартой Кент готовила что-то на кухне фермы.
  Бэтс спал. Альфред делал уборку.
  Диана тренировалась на Темискире.
  Лютер изучал какие-то документы.
  Джокер... Джокер ругался с Харли. Прошу прощения за пикантную подробность, но она его чуть не задушила во время ночного секса. Точнее как секса... Я ведь не жалел клоуна, когда тыкал железкой. И у него отказало вообще все ниже пояса. Так что это был кунилингус. И обе стороны остались друг другом недовольны.
  Насколько я понял, от истерики, отчаяния и убийства "Ее Пирожочка" Харли удерживает только надежда, что некая Яма Лазаря может вернуть тому здоровье.
  Это что же такая за яма, что может то, чего не могу я со всем моим опытом, знаниями и техникой? Крайне интересно!
  На сердце Джокера я настроился в постоянном режиме, как раньше на сердце Кары. Ведь именно к этой самой Яме он путь и держит.
  Вот когда доберется, я с удовольствием и интересом понаблюдаю за процессом применения нетрадиционной медицины на конкретном подопытном клоуне. Может быть даже поучаствую.
  Четыре часа в автобусе это не те же четыре часа с Бэтсом в машине.
  И последние пожалуй приятнее. Бэтс хотя бы молчит и хорошо водит. В его машине так сильно не трясет на кочках и нет галдящих детей и кричащих на них мамаш необъятных размеров и с потрясающе противным писклявым голосом.
  Четыре часа. Вместо одного мгновения. Я мазохист. Поздравляю себя с этим.
  На подъезде к ферме я прислушался: Джонатан и Марта Кент сели в машину и куда-то уехали. Зато прикатила Лоис.
  То, что они с Кларком узаконили свои отношения после его триумфального воскрешения, я знал. Но то, что она будет на этом обеде, стало сюрпризом.
  Не сказал бы, что неприятным. Будет возможность разбавить занудство Супера легким троллингом.
  Или не будет. Зависит от того, что ожидает от этой встречи Кал Эл.
  Автобус остановился, и я сошел на твердую землю. В этот момент возникло настоятельное желание эту землю поцеловать. Но поддаваться ему я не стал - на меня смотрели. Встречающих было двое: собственно Кларк в своих излюбленных джинсах и фланелевой клечатой рубахе и Кара, тоже в джинсах, но вместо рубахи светлая блузка.
  - Здравствуй, Брюс, - протянул мне руку Кларк. Я пожал ее.
  - Здравствуй, Кларк, - ответно поприветствовал я. Рукопожатие начинало становиться излишне крепким. - Ты хочешь сломать кисть хирургу, Кент? - приподнял бровь я, пародируя Уэйна. Кларк отпустил меня так быстро, словно обжегся.
  - Прости-прости, - тут же начал извиняться он, почесав затылок.
  - А казался таким тихоней, Кент! Вот до чего доводит семейная жизнь с Лейн! Ай-ай-яй, как люди-то меняются... - Кара хихикнула и, подхватив меня под руку, поцеловала в щеку.
  - Пошли, Брюс, мы специально за тобой на машине приехали, - вновь, проигнорировав приветствие, сообщила мне она. Машина - это кстати. От остановки автобуса до самой фермы Кентов топать и топать. Отсюда ее даже не видно.
  - Пошли, Котенок, - взъерошил я ей волосы на макушке. На что она обиженно фыркнула и укусила меня за ухо. Не слабо так, по-криптонски. Еще чуть, и откусила бы совсем.
  Я потер ухо свободной рукой. Кларк улыбнулся, и мы двинулись к машине.
  Дорога позади. Дверь дома. На пороге Лоис, взглядом полным подозрения пытается прожечь во мне дырку. Дохлый номер, моя шкура даже не дымится. Кара из-за моего плеча показывает ей язык и снова прячется.
  - Мисс Лейн, - приветствую я ее.
  - Мистер Бизаро, - кивает она мне в ответ. - Теперь у меня в гостях вы, а не я у вас? - ехидно скалится она.
  - У меня есть приглашение, - показал я на Кента свободной рукой. - И пропуск, - погладил я той же рукой по макушке притихшую Кару. Видимо с женой кузена отношения у нее сложные.
  - Проходите, раз так, - освободила она дорогу.
  Первым вошел Кент, за ним я с Карой подручку. Она так вцепилась в меня, словно боялась, что меня у нее отнимут. Видимо она не поверила мне до конца, когда я говорил, что сильнее Супермена.
  В гостиной, просторной, но обставленной со скромным минимализмом, Лейн быстро накрыла на стол, за которым мы и расселись.
  Стол был круглый и немаленький. Получилось, что по одну сторону от меня оказалась Кара, по другую Лейн, а напротив Кент.
  Расселись. Повисла тишина. Не то, что бы напряженная, скорее выжидательная. Все собирались с мыслями для разговора. А то, что никто его легким не представляет себе, было уже понятно.
  - Кларк, а краской для волос какой фирмы ты пользуешься? - вдруг прервал затягивающееся уже молчание я.
  Кент недоуменно на меня посмотрел, а Лейн поперхнулась чаем. И пока она не прокашлялась и не успела что-то сказать, я продолжил.
  - А то, твоя жена недавно обратила внимание на мою седину, но порекомендовать краску не смогла. Советовала у тебя спросить. Сказала, что ты тайком от нее красишься... - любо-дорого было посмотреть на ее лицо. Такой смеси возмущения, стыда перед мужем и желания меня придушить на одном лице я еще не видел.
  - Я? - спросил Кент, показывая на себя пальцем. - Лоис, с чего ты взяла, что я крашусь? - повернулся он к жене.
  - Да не говорила я, что ты красишься!!! - вспылила Лейн. - Это он сам придумал!
  - Ну, как же? - удивился я. - Мисс Лейн, как же ваши слова, что не может быть, что бы мужику за тридцать, а у него ни одного седого волоса?
  - Ты правда думаешь, что я крашусь, милая? - вновь повернулся Кент к жене. Та уже готова была меня просто задушить.
  - Да врет он все!!! Я его совсем о другом спрашивала!!
  - О чем же? - заинтересовался он.
  - Не важно... - мгновенно стушевалась она. - Все равно не подтвердилось ничего... Да он просто издевается надо мной!!!
  - А как вы догадались, мисс Лейн? - состроил я самое невинное лицо какое мог. Кара уже просто рыдала от смеха в мое плече, едва сдерживаясь, чтобы не ржать в голос.
  - Я смотрю, моя жена успела вам чем-то насолить, Брюс? - устало-обреченно вздохнул Кент. Видимо не я первый. Но мне ни на миг его не стало жаль - сам виноват. Сам такую выбрал, извращенец криптонский. Нет бы Диану осчастливил или Максиму ту же на худой конец. Вот и мучайся теперь с этой занозой в заднице!
  - Не то, чтобы насолила, но я не люблю, когда в моем белье роются. Буквально. Теперь на том шкафу замок висит от всяких журналисток.
  - Каком шкафу? - удивился Кент.
  - Платяном. Том, что у меня в кабинете стоит в госпитале.
  - Лоис! - возмущенно посмотрел он на жену. Та потупила взгляд и покраснела. Но мгновенно вспыхнула.
  - Но у него там костюм Супермена! Украденный в магазине маскарадных костюмов!
  - Не украденный, а честно купленый! У меня и чек есть, - с удовольствием продемонстрировал я им бумажку, предусмотрительно захваченную ссобой. - И это сексшоп, кстати, а не магазин маскарадных костюмов, - добавил я. И это была правда. Кара, чтобы хоть как-то сдержаться, вцепилась зубами в мое плечо, но смех все равно рвался наружу.
  - А зачем он тебе? - с подозрением и недоумением посмотрел на меня Кент.
  - Я извращенец-фетишист, - с самой серьезной миной ответил я, гордо выпрямив спину.
  Кара не выдержала и схватилась за живот, хохоча словно ненормальная. - Я одеваю костюм Супермена, Кара одевает костюм Супергерл, и мы... Ну, вы люди взрослые - понимаете, - закончил я свою фразу. Лица Кента и Лейн окаменели, Кара уже не смеялась, а тихо всхлипывала, полулежа на столе.
  - Брюс... - первым пришел в себя Кент. - Вообще-то Кара и есть Супергерл.
  - Да ну нахуй! - с гипертрофированным удивлением выдал я. Почему-то мне в этот момент вспомнился недавно на одном из семинаров рассказанный русским коллегой анекдот про Наташу Ростову и поручика Ржевского. Вот я и ввернул фразу оттуда.
  Кент, походу русский язык знал, но юмора не понял. Он достал монетку и расплавил ее тепловыми лучами из глаз на своей ладони.
  - А ты не удивлен, - заметил он, внимательно следя за моим лицом.
  - Естественно не удивлен, - устало вздохнул я. - Не забывай, где и с кем я работаю. Твой "маленький секрет" известен мне уже около двух лет. Если точнее, то с похорон Супермена. А Кара... Я считаю себя неплохим врачем. Естественно я заметил, что она не человек, учитывая насколько было близким наше общение...
  - То есть "близким"? - насторожился Кент.
  - Да, Кал, мы спали вместе, - поднялась со стола Кара, стерев выступившие слезы. - Синий криптонит есть не только у тебя, - решила не раскрывать мои карты до конца девушка.
  - И что думаете делать дальше? - вздохнул Кент.
  - Что тут думать? - пожал плечами я. - Кара моя девушка. Я ее парень. У меня есть квартира в Метрополисе. Я бы хотел, чтобы она переехала ко мне. О свадьбе думать немного рановато. А в остальном... - не стал я развивать свою мысль.
  - А ты знаешь, что она не будет стареть? - выдал давно известный мне аргумент Кларк.
  - Ну, Лейн же как-то с этим твоим недостатком смирилась? - пожал я плечами.
  - А сколько вам лет, мистер Бизаро, - со своим неприятным прищуром, поинтересовалась Лейн.
  Я достал из кармана паспорт, раскрыл его, прочитал дату рождения, прикинул в уме.
  - Брюсу Бизаро тридцать два года и шесть месяцев.
  - Я смотрю вам нравится поясничать, - рассердилась она. А я что виноват, что не помню какую дату мне в документы Бэтс поставил? Не говорить же, что мне около пяти с половиной лет? Несолидно как-то.
  - Именно поэтому я играю в театре, - Лейн обиженно надулась. Предъявить ей было нечего.
  - И как ты относишься к тому, что твоя девушка состоит в Лиге Справедливости?
  - После того как на моем операционном столе побывали практически все ее действительные члены? Плохо, конечно. И приложу максимум усилий, чтобы выдернуть ее из этой секты, - на полном серьезе ответил я. За что получил тычок криптонским кулачком в ребра. Больно.
  - Но ведь они герои! - воскликнула неумеющая долго молчать в принципе Лейн.
  - Герои. И одному из этих героев я уже заключение о смерти писал.
  - Но ведь воскрес же!
  - А в следующий раз воскреснет? Сто процентов? Гарантируешь? Или таких Думсдеев во вселенной больше нет? Уверена? Если криптонцу оторвать голову, то его уже никакое желтое солнце не спасет. Знаешь об этом, Лейн? - речь моя возможно была излишне эмоциональна, но я на самом деле именно так думал. Лейн заткнулась и побледнела. Кент с укором на меня посмотрел, а Кара крепче сжала мою ладонь под столом.
  - Все смертны, - прервал повисшее тягостное молчание Кент. - Но кто-то же должен? Если бы не Лига, Земля уже была бы уничтожена.
  - Не спорю, - вздохнул я. Тут возразить было нечего. - Я и сам, в случае необходимости, сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь. Это ведь наша общая Земля.
  - Брюс... - начал Кент. - Лоис, сходите с Карой, проверьте, как там пирог на кухне, - прозрачно намекнул он, что хочет поговорить серьезно. И без лишних ушей.
  Лейн состроила недовольное лицо, Кара вздохнула, но обе подчинились. Сейчас просил не Кларк Кент, а приказывал Супермен.
  Дождавшись, пока обе выйдут из комнаты, Кент достал из кармана какой-то приборчик инопланетной наружности, больше напоминающий кристал, чем прибор. Поставил его на стол, активировал, и вокруг нас появилась слегка переливающаяся мыльными разводами пленка полусферического купола. Слух мой мгновенно сконцентрировался внутри купола. Все, что за ним, я слышать перестал.
  - Это, чтобы Кара не любопытствовала, - пояснил Супермен. Я кивнул. - Брюс, Лекс сказал мне, что пытался тебя шантажировать. Это правда?
  - Да, - пожал я плечами. Слава Богу тот их разговор я слышал. Иначе мог сказать лишнего. - В результате он лишился восьми зубов и соска. Больше он так опрометчиво не поступал.
  - Но как ты прошел его охрану?
  - Бэтмен. Он немного меня учил... Учит.
  - Понятно... Но чем тебя шантажировал Лютер? Мне бы хотелось знать это сейчас, ведь Кара, по сути, единственный мой родственник. Я беспокоюсь за нее.
  - Я был связан с его проектом клонирования... Клонирования тебя. Я сбежал от него. Бэтмен помог сделать новые документы и устроиться.
  - Вот значит как... Про это Лекс не говорил...
  - А он говорил, что у него в охране было четыре твоих клона. Би-первый, би-второй, би-третий, би-четвертый?
  - Нет, - напрягся Супермен, не по наслышке знакомый с Би-пятым и его возможностями.
  - А о том, что я убил их и взорвал все лаборатории после этого?
  - И об этом он промолчал. Но как? Как ты справился с ЧЕТЫРЬМЯ клонами?!
  - Криптонит, - не стал я вдаваться в подробности использования этого камешка. - Склад Лютера стал моим. Я отрубил им головы. Тела потом сжег, чтобы не оставлять ему материал для дальнейших исследований, - в глазах Кента явно проскользнуло опасение за свою жизнь. Еще бы! Я ж ему прямым текстом сказал, что убийца. Причем убийца именно криптонцев. Пусть и всего лишь клонов. И то, что криптонит у меня есть.
  - Бэтмен знает?
  - Знает, - Кент откинулся на спинку своего стула и опустил плечи. Я не мешал его раздумьям.
  - Он говорил к чему тебя готовит? - задал Кент странный вопрос. Хотя... Может не такой уж и странный. Просто я дурак.
  Если сложить все вместе... Я клон обладающий силами Супермена. Специалист в медицине. Досконально знаю устройство и особенности организмов всех членов Лиги. С подготовкой ниндзя-диверсанта, пусть и пока не законченной. Очень неплохо разбирающийся в инопланетных технологиях. И это его новое задание по психологии...
  Все вместе получается палач Лиги Справедливости. Козырной туз, он же ограничитель, красная кнопка на случай прямого противостояния с Лигой.
  - Нет, не говорил, - ответил я, но по лицу моему несложно было прочитать всю цепочку рассуждений. - Кларк. Ты думаешь, что он готовит меня к уничтожению Лиги? - прямо спросил я. И мне действительно был важен его ответ.
  - Возможно, - вздохнул Кент. - Понимаешь, Брюс... У него есть всегда запасной план... И в этом он прав. Фактически, Лигу создал он, а не я. Он ее создал, но ее членом так и не стал. Он работает с нами, но членом Лиги не является. Ты знал об этом?
  - Нет, - признался я.
  - Однажды... Однажды у нас с ним был разговор. И он открыто сказал, что имеет план, как остановить любого из нас. И даже всех вместе. Я не уверен, что этот план - ты. Что ты даже часть этого плана. Но как запасной план к запасному плану - сто процентов.
  - То есть, я становлюсь твоей целью номер один при любом конфликте Лиги с Бэтменом? - прямо задал я вопрос, который меня тревожил.
  Супермен промолчал. И даже отвел глаза. Более красноречивого ответа нельзя было и придумать.
  - Ты понимаешь, что вот именно сейчас, своим ответом, ты подписал себе смертный приговор? У меня есть способы получать актуальную информацию вовремя, как из Лиги, так и из пещеры. И стоит вам с Мышем теперь только голос друг на друга повысить, как я начну действовать? Я не овца, чтобы безропотно ждать ножа. Я ударю первым.
  - Брюс... - поднял на меня глаза Кент. Во взгляде читался стыд за себя и такая смесь эмоций и чувств, что я в них терялся. Но смотреть в эти глаза было трудно. Я отвел взгляд. - Я не враг тебе! И если когда-нибудь, я пересеку черту, останови меня! Обещай, что остановишь?! Лучше умереть, чем стать монстром! - я только кивнул и сглотнул комок, подступивший к горлу. Ссссука! Ну почему ты такой искренний?!!! Как было просто с Лютером. Еще проще с Джокером. Но с тобой...
  Ссссука! И еще много раз сссука!
  Я не выдержал и встал с места. Быстрым движением деактивировал глушилку (я ведь говорил, что неплохо разбираюсь в технике инопланетян, а тут вообще одна управляющая кнопка и он мне ее сам показал, включая прибор) и вышел из комнаты. Видеть никого не хотелось. В голове была каша. Я остановился на крыльце и оперся на перила. Пустой взгляд устремился в сторону горизонта, туда, где над бескрайними кукурузными полями раскинулось небо.
  Так я простоял долго.
  Подойти ко мне не решались. Если бы я курил, то скурил бы полпачки. Настроение и время, которое я провел один этому как раз бы соответствовали.
  Наконец я оторвался от перил и вернулся в дом.
  Кара тут же вцепилась в мою руку. Я взъерошил ей волосы и чмокнул в щеку. Дальнейший обед прошел скованно. И покинув, наконец этот гостеприимный дом, я был даже рад четырем часам в автобусе. Этого времени едва-едва хватило привести мысли хоть к какому-то порядку.
  В эту ночь я играл блюз. Заперся в своем кабинете в госпитале, который был мне больше домом, чем квартира, в которой я жил, и играл блюз, выставив усилитель на такую мощность, чтобы не мешать лежащим в палатах людям, но в самом кабинете подрагивали стекла книжных шкафов.
  глава 21
  
  Утром ко мне прилетела Кара. Была она тиха и неуверена. Не знала куда деть руки и не поднимала глаза.
  Одета она была в повседневную одежду, в руке держала чемодан.
  Я открыл окно, она влетела в кабинет и остановилась в нерешительности.
  - Ты серьезно вчера говорил по поводу переезда? - совсем опустив глаза, спросила она. Про то, что вновь пропустила стадию приветствия, просто уже молчу.
  - Конечно, - подтвердил я, отставляя гитару, подходя и нежно обнимая девушку. - У меня квартира в Метрополисе - предоставлена госпиталем и дом в Готэме - подарок Бэтмена. Куда тебе больше по душе?
  - В квартиру, - подняла она на меня свои бездонные голубые глаза.
  - Полетели, - предложил я. Она радостно кивнула, и мы стартовали.
  В квартире она распаковала вещи из своего чемодана, и в моих шкафах резко убавилось свободное место - чемодан был большой, чуть ли не с нее саму размером.
  Ускорение - великая вещь! Пара мгновений, и процесс, который длился бы целый день и съел бы обычному мужику кучу нервных клеток, закончен.
  Я поцеловал, девушку, и на ее лице, наконец, расцвела счастливая улыбка.
  Дальше был короткий полет до Луны. К уже знакомому кратеру. И такой же короткий полет-возвращение после трех часов активного и более бурного, чем даже первый, секса. Девчонка буквально с цепи сорвалась!
  Зато после душа, лежа на моем плече в теперь уже нашей постели, она была расслаблена и умиротворена.
  - Пожалуй стоит придумать другое место, - зудумчиво сказала она, не стирая с лица по-дурацки счастливой улыбки. - Иначе мы так Луну через пару месяцев расколем...
  - Я уже работаю над этим. Кое-какие мысли уже есть, - признался я. И мысли действительно были. В них фигурировал Южный полюс и метеоритное железо. Точнее не сам полюс, это было бы слишком палевно. Но Антарктида точно.
  - Вы с Калом были сами не свои, вчера после разговора, - вдруг погрустнела она. - Это что-то серьезное? Из-за меня?
  - Куда серьезнее, - вздохнул я. - Но ты как раз ни при чем.
  - А что тогда?
  - Он дал понять, что убьет меня в случае чего. Я пообещал убить его раньше.
  - Ты ведь шутишь сейчас? - с надеждой и затаенным страхом спросила она.
  - Конечно шучу, - обнял я ее покрепче. - Тебя наш разговор не затрагивал. Это был просто мужской разговор. Так что не бери в свою очаровательную головку! - она была слишком расслаблена, чтобы, как обычно двинуть меня кулачком по ребрам с достаточной силой. Но все равно попыталась. - У меня сегодня спектакль. Придешь? - спросил я, переводя тему.
  - Приду, - согласилась Кара. - Мне понравилось, как вы играете. И история сама интересная. Хоть и грустная очень.
  - Шекспир. Считается классикой из классики на Земле.
  - Вот как? - задумалась она. - Надо будет почитать... Вообще Земную литературу.
  - Неплохой способ скоротать время. Пошли, погуляем?
  - Пошли, куда? - согласилась она.
  - Предлагаю в Париж. Пишут, что город красивый.
  - Давай. Я тоже что-то про него слышала...
  День прошел хорошо. Город действительно оказался не безынтересным. Но... Той славы, что о нем ходит явно не заслужил.
  Вечером прошел наш спектакль. Такого ажиотажа, как первые два раза уже не было. Зал не был полон сверхмеры. Прессы тоже почти не было. Но играли мы все равно с душой. Мне это даже начинало нравится.
  Каре тоже.
  Ночью Луна снова страдала.
  Утром была работа у меня и какие-то свои дела у Кары. А вечером я пошел к Бэтмену.
  - Как обед? - скупо поприветствовал меня Бэтс. Емко и по делу.
  - Супермен хочет меня убить, - также скупо ответил я. Троллинг Лейн его явно не интересовал.
  - А ты?
  - Я пообещал убить его первым. Он поверил.
  - И что думаешь?
  - Думаю, что ты сволочь, - честно признался я. Он кивнул. И повернулся уходить. - Бэтс? - окликнул его я. Он остановился и повернул ко мне голову. - Я основной план уничтожения Лиги или запасной?
  - Ни то и ни другое, - ответил он и отвернулся. Я хотел было спросить еще, но его спина красноречиво сообщила, что разговор окончен, и большего он все равно не скажет.
  Бэтс уселся перед своим компьютером. Набрал что-то на клавиатуре. На экране появилась фотография школы и ее адрес.
  - Задача: без взлома и способностей, днем проникнуть в эту школу и добавить в архив личное дело Кары Кент. Срок неделя. Естественно не попасться. Прикрытия никакого. Чем более нагло, тем лучше. Никаких масок и терактов. Только актерская игра и психология. Время пошло. Вопросы?
  - Дополнительные данные о здании и персонале? - поинтересовался я. Он просто пожал плечами и выключил компьютер.
  Понятно - разбирайся сам.
  После этого маленького инструктажа была еще двухчасовая тренировка, где я совершенствовал свои навыки взлома, проникновения и рукопашного боя. Но мысли мои были уже на девяносто процентов не здесь.
  Покинув пещеру, я полетел к объекту, порученному Бэтсем. Обычная провинциальная средняя школа. Я просветил в ней каждый кирпичик. Нашел место, где хранятся личные дела учеников. Подложить еще одно не составило бы мне никакой проблемы: полет, ускорение, навыки взлома... Пара минут работы.
  Но Бэтс поставил задачу четко: днем и без сверхспособностей.
  И как подступиться к этому, я даже не имел понятия.
  Тяжело вздохнув, я полетел в космос - было дело, которым я давно уже собирался заняться, но все никак не начинал.
  Метеориты. Из курса астрофизики я знал, что очень многие из них содержат в большем колличестве металлы. От редких до самого обычного железа. И вот оно-то мне и было нужно. Много железа.
  На самом же деле пришлось изрядно попотеть и постараться, чтобы отыскать именно железо. Простых каменюк было навалом, а вот железных мало.
  Но терпение, труд и ускорение помогли мне решить эту маленькую проблемку.
  Четыре глыбы с максимально большим содержанием металла из перелопаченных мной трех астероидных поясов были аккуратно спущены на просторы Антарктиды.
  Если Супермен окопался на Севере, то я решил окопаться на Юге.
  Ох и намучился я, выплавляя из этих глыб вожделенный металл! В теории-то все просто: приподнять над поверхностью, подставить емкость и разогреть до нужной температуры тепловыми лучами, чтобы металл расплавился и стек в емкость.
  На практике все оказалось гораздо сложнее. Емкость я подготовил: выкопал в каменистой почве некий бассейн, нужных размеров. Поднял каменюку и начал нагревать.
  Металл потек. Но потек он, зараза, по мне! Дубленой моей шкуре конечно от того ни холодно, ни жарко, но неприятно! И неудобно.
  Ладно, потерпеть можно. Но потом... Потом каменюка просто развалилась! И засыпала весь мой бассейн.
  Гадство.
  Но если не работает быстрый путь, работает долгий. А ускорение убирает разницу.
  Я делал все тупо и очень просто: отломить кусок от метеора, расплавить его в ладонях, как Кент монетку, слить металл в основную формочку, шлак выбросить. И так десяток миллионов раз.
  По времени это заняло почти всю ночь и половину утра (ведь под ускорением метал не течет, приходилось на пару секунд выходить из него, чтобы дать ему это сделать, но с каждой новой порцией, я приспосабливался и сокращал это время).
  Результатом стала пластина площадью с футбольное поле и толщиной метров десять (метеоры были большие). Не слишком аккуратная, но все же...
  Закончив с выплавкой, я нагрел всю пластину сразу и как смог, разгладил ее поверхность. Потом оттащил в океан весь оставшийся после выплавки шлак и утопил его там.
  Что ж, Любовное Ложе в первом приближении готово! Осталось обкатать его на практике!
  С такими мыслями я полетел на работу. Стоило еще помыться от копоти и сменить прожженые лохмотья на что-то приличное...
  Задачка Бэтмена продолжала висеть в моих мыслях весь день. Даже, когда мы с Карой вечером полетели обновлять Ложе, она до конца оттуда не вылетела.
  Кстати Ложе получилось неплохим. Осточертевшей уже пылищи не было, и плюсом шло то, что после использования его было возможно вернуть в исходное состояние простым плавлением и разравниванием.
  Но и минусов хватало. В первую очередь то, что на морозе железо становилось хрупким. Пусть и не таким, как камень скалы, но трещины по металлу шли. Вторым была собственно пластичность металла. В процессе мы буквально утопили друг друга на пару метров в глубину этой пластины. Что было также не слишком комфортно. Все равно, что заниматься этим в слишком мягкой перине - тонешь.
  Но все это были решаемые проблемы. Главное не было пыли и ландшафт не рушился. И это было уже достижение.
  Поставив себе мысленно галочку подналечь на металловедение и металлургию, я с чистой совестью оставил Кару в квартире. Сам же улетел к Бэтсу.
  Новых задач он мне не ставил. Срок выполнения прежней ведь еще не вышел. Так что мы углубляли знания все в тех же дисциплинах: взлом, проникновение, рукопашный бой, побег.
  Ночью подумать над задачей Кара мне не дала. Ее новое место для постельных подвигов вдохновляло даже чуть больше, чем меня самого.
  По итогам, я записал себе еще один недостаток Ложа: нужно больше железа. При повышении темпа и нарастании страсти, пластина начинала шататься.
  С утра работа. И вновь тяжелые и безрезультатные попытки решить задачу.
  Тут еще какая-то комиссия в госпиталь заявилась, весь мозг главврачу вынесла, по поводу и без. Так, что он ходил и срывался на всех, кто встречался ему на пути. Попытался даже на меня, но вовремя что-то припомнил (и я почему-то думаю, что вспомнил он Джокера) и просто махнул рукой.
  А меня осенило - проверка! Под видом проверяющего, можно влезть куда угодно! Главное держать лицо кирпичом, знать ту сферу деятельности, которую проверяешь, хотябы поверхностно и обеспечить предупреждение о собственном визите из источников, которым доверяют люди с этого объекта.
  А это все я обеспечить могу... Злобная ухмылочка сама собой выползла мне на лицо, а я даже потер руки в предвкушении.
  Примечание к части
  
  По процессу строительства жду критики и рац. предложений.
  глава 22
  
  Все оказалось до смешного просто. Пара звонков директору с предупреждением о прибытии проверки в определенный день и определенный час. Поход в магазин одежды, где мне подобрали официального вида не дорогой костюм, соответствующий госслужащему средней руки. Кожаная папка с бумагами и машина на прокат.
  Прибыл. Меня встретили. Показали все помещения школы, предоставили для инспекции документацию и даже допустили к личным делам учеников. Устроить небольшой хаос на столе, при просмотре последних, добавить лишнее и рассортировать обратно - ловкость рук и никаких сверхспособностей!
  В заключении визита, меня даже покормили и... сунули взятку.
  Вот так, никто даже документов не попросил, а всего-то и надо было узнать подчиненность школы, некоторые нормативные акты, регламентирующие работу образовательных учреждений и несколько имен конкретных людей, занимающих конкретные посты в надзорных службах.
  Отрабатывая взятку, я даже переслал отчет о результатах инспекции туда, куда он и должен был пойти, будь я настоящим проверяющим (подкараулил нужного человечка и незаметно сунул ему в портфель, а подделке подчерков, Бэтс меня тоже уже учил). Да и саму взятку, инспектору подложил.
  Думаю он теперь будет помалкивать. Даже если что и поймет.
  Все это заняло у меня два часа времени (машину до Смолвилля на плечах под ускорением, обратно так же). Дальше снова работа.
  Ночное дежурство. Рок-н-рол в своем кабинете и стопа технической литературы по металлургии, металловедению, химии и астрономии с астрофизикой (чтобы не пугать персонал, временами заходящий ко мне, стопка была небольшой, но суперскорость позволяла менять ее содержимое по принципу прочитал - отнес на место в библиотеку. Тут пригодились и навыки взлома с проникновением, старательно прививаемые мне Бэтсем. За ночь удалось качественно вникнуть в теорию вопроса).
  Под утро прилетела Кара и о чтении пришлось забыть. Не знаю уж кто ее надоумил, но она принесла мне собственноручно приготовленный обед.
  И судя по качеству приготовленного, надоумила ее Лейн. Поскольку все что можно было пережарить было обуглено, что пересолить, пересолено... В общем видно, что Лоис старалась. Причем, что именно она старалась сделать было непонятно, поскольку пыталась она меня отравить или действительно накормить чем-то вкусным, при ее полном отсутствии умения готовить, результат был бы одинаковый.
  Мне что? Моя девушка принесла мне обед. Пусть ночью, без разницы. Моя обязанность как мужчины его съесть и похвалить. Желудок мой способен переварить уран оружейный, зубы - откусывать титан, так что с этой обязанностью я справился.
  Кара от похвалы порозовела и застеснялась. Такая она милашка, когда смущается!
  Потом я играл ей разные мелодии и пел песни (и того и другого, пока готовился к урокам Бэтса, я выучил много). Разных времен и разных народов. Затем привезли пациента, и посиделки закончились.
  Такое это странное чувство, когда тебя ждут дома. Когда ты идешь домой, а тебя там ждут. Удивительно.
  Сразу появляется понятие дом. И становится не все равно, где проводить ночь. Хочется возвращаться домой, когда там тебя ждут.
  Кара встретила меня одетой в передник. На кухне пахло чем-то съедобным. Кроме передника на ней ничего надето не было.
  Я проявил чудеса выдержки, можно сказать, совершил подвиг. Я-таки дошел до кухни и отдал должное готовке своей девушки. Правда вкуса не заметил. Плохо помню. Кажется я съел вилку и две тарелки... Ведь еда, это было последнее о чем я в тот момент думал. Мужики меня поймут.
  Стоило столу опустеть, как врубилось ускорение, и я со смеющейся Карой на плече улетел в Антарктиду.
  Вот только там встретил облом.
  Еще на подлете к месту, я заметил, что что-то не так. Присмотревшись понял: техника и люди.
  Вокруг Ложа и на нем самом стояли вертолеты, сновали какие-то люди с приборами. Прилетали новые...
  Гадство.
  Хотя, чего я собственно ожидал? В процессе плавления астероидов выделилось такое количество тепла, что окружающий снег и лед растаяли на многие мили вокруг. Естественно это заметили со спутников. Возможно, что разом появившийся в таком количестве теплый воздух даже вызвал не малые сбои в местной метеорологической обстановке.
  Ладно, придется поискать другое место, подумалось мне. Я чмокнул в щеку Кару и в новом ускорении полетел в космос.
  Место мы нашли только в соседней звездной системе. Но там опять была эта осточертевшая пыль.
  Ночью я отчитывался перед Бэтменом о проделанной работе. Точнее о выполненном задании. Он кивнул, соглашаясь, что с задачей я справился. После чего пошла обычная наша тренировка.
  Утром я взял на работе отпуск. А он у меня, как оказалось скопился за все те годы, что я работаю! По сути, я мог просто весь год нынешний отдыхать, если бы его взял весь. Но мне столько не надо было. Я взял только два месяца.
  И только получил документы, как усвистел в ускорении к металлургам. Пригодилась наука Бэтмена: кое-какая подготовительная работа, несколько звонков, липовые бумаги и вот, новый студент в институте геологии готов. И что, что посреди учебного года? И что, что не в Америке? Так даже интереснее. А тридцатидвухлетний Борис Базаров, преподавателям даже понравился.
  Через неделю меня нашла Кара. И ее укоряющий взгляд был просто невыносим.
  В тот же день мы вернулись в Америку. Но этой недели мне хватило, чтобы облазить, осмотреть и даже обнюхать все, что можно было найти в этом институте. В частности все образцы пород, что были в музее при институте. Молчу, что прошерстил всю библиотеку. Главное, я успел переговорить с преподавателями. Я их буквально замучил вопросами и уточнениями. Всех, что были хоть как-то связанны с геологией и металлургией. Успел побывать на добывающих и перерабатывающих заводах. В шахтах и на выработках... Короче сунул свой нос везде, где только мог. А мог, я много!
  Я не был в Америке всего неделю, а там уже сменился президент. Вот как так? Видимо я просто выбрал слишком удачную неделю.
  Новым президентом стал Лютер.
  Ну и Бог с ним. Главное, мой слух наконец засек, что Джокер добрался-таки до этой своей Ямы.
  Я извинился перед Карой и на максимальном ускорении полетел к нему. Кара не успела отреагировать. Замешкалась всего на долю мгновения. Просто, так быстро я при ней еще не двигался. В итоге она меня вновь потеряла.
  Яма представляла из себя... яму. Просто яму с желтоватой, сильно парящей водой. Очень и очень горячей водой. Или вообще непонятной жидкостью. На мой супервзгляд ее состав практически ничем не отличался от состава обычной воды текшей у меня из-под крана.
  Что вызывало такой странный цвет и эффекты, я не представлял даже близко.
  Харли тем временем сбросила с обрыва в эту яму клоуна вместе с креслом каталкой, достала пистолет и приставила его к своему виску.
  Она смотрела на поверхность дымящейся и булькающей воды и считала.
  На тридцатой секунде палец, лежащий на курке дрогнул. Револьвер начал взводиться.
  На сороковой секунде из ямы в нечеловеческом усилии выпрыгнул беснующийся Джокер с шальным и совершенно безумным взглядом.
  - Как интересно, - проговорил я, держа подопытного клоуна за левую ногу перед собой. Тот не переставал смеяться. При этом активно начал молотить меня кулаками по корпусу. И будь на моем месте человек, кости бы он ему поломал точно, настолько сильны были его удары.
  Харли круглыми от страха и неожиданности глазами уставилась на так внезапно появившегося меня. Рука с пистолетом вытянулась в мою сторону, и начали раздаваться выстрелы.
  Харли очень не плохо стреляет, сделал вывод я, когда все шесть пуль из ее револьвера отлетели от моего правого глаза.
  Я дунул, и она улетела в стену, под которой благополучно и затихла.
  Я вернул свое внимание к клоуну.
  - А если так? - спросил я непонятно кого, отрывая подопытному ногу. Начавшийся было дикий крик оборвался бульканьем, когда вода сомкнулась над головой Джокера.
  Ничего не происходило больше минуты. Затем снова выпрыгнул совершенно целый клоун. Все с тем же безумным взглядом и дурацким смехом. Я внимательно просветил его тело на всех доступных для меня уровнях: совершенно здоровый и даже сильно помолодевший организм.
  - Повторим. Один удачный опыт - это ненаучно, - произнес я и снова оторвал клоуну ногу. На этот раз левую. Снова крик и бульканье.
  Ровно девяносто одна секунда, отметил я, ловя выпрыгнувшего клоуна за вновь целую и здоровую ногу.
  - А если так? - оторвал я ему руку и бросил обратно в яму.
  Восемьдесят девять секунд.
  - Повторим, - оторвал я ему другую рук, бросая обратно в яму.
  Восемьдесят девять секунд. Вот это уже научно.
  - А так? - оторвал я ему голову и бросил тело в яму.
  Сто тридцать пять секунд.
  - Повторим, - оторвал я ему голову снова.
  Сто тридцать пять секунд. Стабильность - признак мастерства. Я бросил только что оторванную голову в яму. Прождал минут двадцать - результата ноль. Закономерно.
  Что ж, процесс я пронаблюдал во всех подробностях, и медициной тут даже близко не пахнет. Видимо магия в мире все-таки есть. Прискорбно.
  Прихватив с собой продолжающего дико хохотать молодого лысого парня без шрамов на лице и на теле, я ушел в ускорение.
  Сдал его в психиатрическое отделение госпиталя, с пометкой о том, что он буйный, и побежал искать Кару.
  Я, нашел ее быстрее, чем она меня. Ей потребовалась неделя, мне пара секунд. Даже гордость за себя испытал. Совсем чуть-чуть.
  Она вкатила мне неслабый такой криптонский подзатыльник, такой, что аж в ушах зазвенело и обиженно надулась.
  глава 23
  
  Кара обиженно отвернулась, а я почесал пострадавшее место.
  - Кар, ну прости, срочное дело было! - начал оправдываться я. И сам понял, что делаю ошибку. Брюс, как-то сказал - оправдываться перед женщиной, все равно что перед Инквизицией, каждое твое слово будет истолковано превратно и использовано против тебя... снова и снова. Снова и снова. Снова и снова! Так, что лучше даже не начинать это гиблое дело.
  Говорил он это с таким знанием дела, что хотелось пожалеть и утешить. Пожалеть Бэтмена! Я схожу с ума.
  - Кар, я полетел в космос, буду строить астероид. Ты со мной? - она заинтересованно обернулась.
  - Астероид? А зачем? Их же и так полно? - сильнее женской ревности только женское любопытство. Эту истину мне тоже поведал Брюс.
  - Такого еще нет, - ответил я. - Он будет кубическим!
  - А смысл?
  - Это надо показывать, - не стал я объяснять. Мне эта идея с кубической формой вообще только что пришла. Так что, я и сам не знаю зачем, но теперь точно уверен, что попытаюсь ее воплотить. И даже знаю как.
  О! Это будет интересно! Сколько можно теорий и гипотез проверить...
  - Не думай, что я тебя простила! - ткнула она меня в грудь указательным пальцем.
  - Конечно нет, - улыбнулся я и подхватил девушку за талию. В следующее мгновение мы уже были глубоко в космосе.
  Осмотрев астероидный пояс с учетом новопреобретенных знаний, я присвистнул (как это у меня вышло в безвоздушном пространстве, даже близко не представляю). Захотелось побиться обо что-нибудь головой от понимания, каким лохом я был при создании первого Ложа. Я умудрился выбрать астероиды с чуть ли не наименьшим содержанием нужного мне металла.
  Но что уж тут поделать, опыт необходим даже в обращении с суперзрением. Ведь мало просто видеть, нужно еще понимать, что именно ты видишь.
  И теперь я это понимал.
  Выбрать теперь подходящие астероиды для моих целей проблемы не составляло. Их было предостаточно. Вот что с ними делать дальше?
  Я взял один, достаточно крупный и целиком состоящий из железо-никелевого сплава, отогнал его подальше от основного пояса и ударил своими тепловыми лучами. Широким конусом, охватив ими весь метеорит сразу. И поднажал на мощность.
  Немного усилий и передо мной шар расплавленного металла, потихоньку начинающий вращаться вокруг своей оси.
  Взял следующий подходящий астероид и расплавил его, подведя предварительно на расстояние что-то около километра к первому (по меркам космоса вообще ни о чем).
  А затем повторял эту операцию снова и снова. Когда подходящие железяки кончились в пределах нашей звездной системы, я начал таскать их из соседней, пока не решил, что хватит. Ускорение тут оказалось как нельзя кстати.
  - А теперь приготовься наслаждаться видом! - сказал я Каре (опять же нарушая все мыслимые законы физики о безвоздушном пространстве, понятия не имею, как распростронялся звук и звук ли это вообще, но Кара меня услышала). - По меркам нашей Солнечной системы это Событие с большой буквы! Я притащил сюда и расплавил астероидов общей массой превыщающей массу Луны, при том, что масса всего астероидного пояса расположенного между Марсом и Юпитером около четырех процентов от Лунной! И вот прямо сейчас, под действием гравитации это все к-а-а-а-к ебанет! - пояснил я ей суть момента. И это действительно оказалось красиво: несколько миллионов светящихся от жара капель расплавленного металла начали сливаться между собой. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. При этом от столкновений выделялась кинетическая энергия, которая тутже переходила в тепловую, и общая "капля" разогревалась все сильнее и сильнее. Настолько, что жаром обдавало даже нас, хоть мы и находились на очень приличном расстоянии от основного места действия. Особенное настроение этому придавало то, что происходило все в полной тишине. А еще то, что мы с Карой видим еще и в инфракрасном, ультрафиолетовом и даже электромагнитном диапазоне. А в них картинка была куда красочнее, чем в одном только оптическом.
  - Вау! - только и смогла выдохнуть Кара. И я с этой оценкой был более чем согласен. Не представляю даже, что сейчас творится в астрономических кругах Земли. Небось ученые просто с ума сходят в попытках объяснить или хотя бы понять, что происходит и откуда что вообще взялось.
  Процесс слияния наконец закончился и перед нами повис огромный раскаленный шар. Еще и кипящий. И тут мне в голову пришла мысль, о том, что СЛАВА БОГУ Я НЕ БРАЛ АСТЕРОИДЫ СОДЕРЖАЩИЕ ТЯЖЕЛЫЕ И РАДИОАКТИВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ! Потому что сделай я такую глупость и... И перед нами сейчас висела бы самая большая в истории человечества атомная бомба.
  - И что теперь? - повернулась ко мне Кара.
  - Теперь? - задумался я. - Искупаться не хочешь?
  - Спасибо, я не настолько экстремалка! - передернула плечами она, глядя на кипящий металл шара перед нами.
  - Тогда следующий этап, - веско заметил я и полетел к шару. Остановился, глубоко вдохнул (причем непонятно что я вдохнул, но к воздуху это отношения не имело) и начал дуть на поверхность новообразованной планеты.
  Ледяное дыхание - очередная загадочная способность Супермена, необъяснимая с точки зрения науки, но тем не менее столь же эффективная, что и тепловые лучи из глаз.
  Поверхность планеты начала покрываться коркой застывшего металла. Я ускорился и добавил сил. Корка стала расти быстрее, покрывая все большую часть планеты. Наконец накрыла ее всю. Я продолжал морозить, пока металл не застыл на двести километров вглубь поверхности.
  - А теперь третий этап! - подлетел я обратно к Каре. - Самый трудоемкий: буду делать из шарика кубик! - сказал ей я и снова стал нагревать поверхность планеты.
  Но в этот раз не до плавления. Только до бела. А потом полетел и начал раскаленный металл "ковать". То есть мутузить его кулаками, подгоняя под ту форму, что мне хотелось.
  А теперь представьте объем работы, если шарик две тысячи триста километров радиусом.
  Чтобы не впасть в скуку, я ускорился настолько, насколько вообще мог.
  Через полминуты шарик стал-таки кубиком, и я удовлетворенно потер руки.
  - Готово!
  - Ты псих! - убежденно заключила Кара.
  - Нет, просто человек с фантазией, - парировал я и улыбнулся.
  - И зачем ты ЭТО вообще сделал? Зачем?
  - Это Ложе 2.0, - скромно потупил я глазки и пошаркал по пустоте ножкой. - Пыли там точно нет.
  - Ты псих! - покачала головой она. В следующий миг я уже летел спиной вперед к поверхности "кубика" под напором схватившей меня за грудки криптонки.
  Собственно улететь домой мы успели до того, как к Ложу добрался космический корабль Лиги. И это хорошо. Пусть они голову ломают над любимыми русскими вопросами "Как и нахуя?" без нашего там присутствия. Посмотрим какие версии у них родятся.
  Отпуск. Какое сладкое слово! И я прочувствовал его на собственной дубленой шкуре.
  Мы мотались с Карой по всей планете. Заглядывали в самые разные ее уголки, ничего не боясь и ни о чем не беспокоясь.
  Каре в Лиге тоже дали отпуск. Точнее как, дали... Она просто послала всех в почти грубой форме самих разбираться с "мировыми проблемами и мировым злом". А надо сказать, что по поводу появления "кубика" Кал провел полную мобилизацию сил Лиги. Никакой угрозы, правда отыскать не смогли, но когда и кого это останавливало?
  Новости захлебывались на тему "космического происшествия". Я в своей растерянности забыл, что Земные ученые всему мусору, что в Солнечной системе мотается, имена понадавали и в каталоги занесли (ну, имена самым крупным объектам, мелочи номера и индексы достались). Так вот, эти каталоги внезапно пришлось резко сокращать, поскольку подбирая материал, я особо не церемонился.
  Дурацкая мысль, что "происшествие" случилось само собой не зародилось даже в самой светлой голове людей науки. Всем было ясно, что ТАКОЕ могло появиться только специально. Но вот кто, как и зачем? Тут простор для фантазии был открыт.
  Еще больше фантазию подстегнуло следующее "космическое происшествие".
  Я угнал "кубик" прямо у них из под носа. И отогнал его на противоположную от Земли сторону плоскости эклиптики. То есть спрятал его от глаз ученых за Солнцем.
  Найти они его и там найдут, но на это потребуется время. Так что мы с Карой без лишних глаз Ложе 2.0 использовали.
  А к тому времени, как найдут... Глядишь и отпуск уже кончится.
  Да и перегнать его всегда можно куда-нибудь еще.
  Через месяц я немного заскучал. И вернулся к учебе у Бэтса.
  - Псих, - сказал мне он вместо приветствия. Непонять, что он имеет ввиду было трудно. Особенно после уточнения, - Озабоченный псих!
  Больше он к этой теме не возвращался.
  Ничего особенного, того, что мы еще не делали, он не давал (не считать же день проведенный в форме патрульного полицейского, чем-то принципиально новым? Или ограбление, в котором я поучаствовал под видом мелкого уголовника? Или операцию по штурму захваченного здания банка, проведенную мной под видом агента ФБР? Те же театральные выступления давали куда больше адреналина). Просто совершенствовались в уже наработанном.
  Надо признать, что рукопашный бой, которому он меня учил, начинал нравиться все больше и больше. Особенно нравились различные ката (насколько я понял, сам Бэтс приверженцем какого-то одного стиля не был, он практиковал их как минимум шесть, соответственно и ката давал из них всех).
  А вот медитативные практики давались плохо. Слышать мир? Так я его и так слышу в таком объеме, что йогам даже и не снилось. Причем все время. Мне наоборот фильтровать приходится, чтобы слышать именно то, что мне нужно, а не все подряд. Чувствовать внутреннюю энергию? А что это? Энергию, что вливается в меня со светом Солнца, я чувствую прекрасно. Но вот как ей управлять? На уровне подсознания я ей и так управляю постоянно, используя для полетов, ускорений и других "супер" фокусов. Но как это делать сознательно.
  Бэтс с бесконечным терпением объяснял мне как правильно дышать, как расслаблять мышцы, как замедлять и ускорять сердцебиение (кстати, сам он это все делать умел, а также использовал эту самую "внутреннюю силу" для ускорения восстановления повреждений тела. Причем на настолько высоком уровне, что от тех тяжелейших травм, что нанес ему Думсдей уже не осталось даже остаточных явлений. Да что там! У него со временем даже шрамы рассасывались от пуль и ножей, которых в его теле побывало ой как не мало! И все это при том, что он оставался стопроцентным человеком, без каких либо мутаций и отклонений. Просто бесконечная воля, самодисциплина и постоянная работа над собой.), как чувствовать мир, как развивать интуицию Воина... Но результат пока что был таким же, как если бы он объяснял все это камню, на котором я сидел. То есть стремящаяся к нулю величина. Бесконечно стремящаяся к нулю.
  С Карой у нас складывалось. Не знаю, что именно, но что-то складывалось.
  Мне было хорошо с ней. Словно что-то внутри расправляло крылья, и все становилось возможным. Словно бы ничего сложного в этом мире вообще нет. Достаточно протянуть руку, и на нее опустится словно снежинка Галактика...
  А еще, все чаще ловил себя на том, что мысленно подбираю форму кольца на ее руку. На безымянный палец. И это меня пугало.
  Хотя форму я уже подобрал. И даже нашел подходящий камушек...
  глава 24
  
  Все хорошее, как и плохое когда-то заканчивается. Закончился и мой двухмесячный отпуск. Хорошее было время. Жили мы с Карой это время в России. Там нас отыскать кому бы то ни было из знакомых было бы сложно. За исключением, пожалуй, Бэтса. Ну и Супера (если только он решит стать серьезным, а подобное случается редко).
  Я выбрал местечко поглубже в Тайге, под ускорением выстроил дом (это оказалось сложно даже с моими способностями, сказывалось отсутствие опыта, но к завершению работы получилось что-то похожее на большую рубленную избу с верандой). Хотя, на этом месте стоит немного подробнее остановиться, ведь это было весело!
  Строили мы вдвоем с Карой - сила-то была не только у меня. К тому же, повторюсь, это было весело. Мы часами спорили, планируя расположение комнат, окон, дверей и всего остального. Вместе рубили и таскали деревья. Вместе читали книжки по строительству и деревянному зодчеству, а также местным традициям. Вместе собирали конечный результат.
  Больше всего намучились с печкой. Это оказалось нереально сложно! Сложить ее так, чтобы было тепло, уютно, не тянуло дымом и топливо расходовалось максимально эффективно, с минимальными потерями выделяющейся энергии...
  В конце концов нашли в соседней деревне мастера, который это умел делать, и целый день его распрашивали, показывая схемы, планы и технические спецификации материалов... На что Дядька Степан, как он нам представился, просто смахнул все это со стола и на обычном тетрадном листе нарисовал порядовую раскладку печи. Потом показал, где и как месить глину и какой кирпич использовать. Даже показал уже сложенные им печи, котрые мы своим зрением просветили чуть ли не до молекулы. После чего приступили к созданию собственной.
  Если учесть, что саму избу мы поставили меньше, чем за день, то три дня потребовавшиеся на установку печи - это показатель. Но было весело.
  На пятый день я выкопал колодец, поставил ветровой генератор, установил спутниковый интернет, заготовил поленницу дров и вырыл озеро в пятидесяти метрах от дома. В это же время Кара закончила всю внутреннюю отделку избы. Результат нам понравился.
  В интернете же только и разговоров было о "суперкубе", который сначала непонятно кем и как был создан, а после начала исследований внезапно исчез.
  Нашли его уже через неделю, что было для меня неожиданно неприятным (ведь все это время мы с Карой не переставали им активно пользоваться). Пришлось перегонять "кубик" в соседнюю звездную систему.
  Еще сам процесс создания его не прошел бесследно для Земли и для всей Солнечной системы. Пришлось исправлять.
  Внезапное перемещение и концентрация такой огромной массы повлияла на устойчивость орбит всех небесных тел системы. Пришлось напрячь память и восстановить максимально точно астероидный пояс, натаскав за место использованных, аналогичные по массе глыбы из безжизненных систем. Да и вручную подправить траектории движения космических тел Солнечной системы.
  Что также не осталось незамеченным.
  Ученые списали это на Лигу Справедливости. А перед Лигой ответственность за стабилизацию системы взяла на себя Кара (тем более, что она в этом и правда участвовала). Но в любом случае вся эта эпопея послужила созданию не одного десятка диссертаций и открытий в астрофизике и астрономии.
  * * *
  - Где Джокер, Брюс? - жестко спросил меня, глядя в глаза Бэтмен, на очередной нашей тренировке, которые я не бросал и во время отпуска.
  - С чего такой вопрос? - попытался выиграть пару минут я.
  - Нашли Харли Квин, - сказал он.
  - И?
  - Мертвой. Она застрелилась у Ямы Лазоря, обнимая оторванную голову Джокера, - ответил Бэтс.
  Говорить, что я к этому не имею отношения было бы напрасным сотрясением воздуха. Спрашивать, как нашли тело Харли тоже. Скорее всего Бэтс с самого их побега не выпускал эту парочку из виду. Каким способом не особенно важно. Главное, что такой способ у него несомненно был.
  - Я покажу, - вздохнул я, прокрутив это все в голове, и протянул ему руку. Бэтс с явным сомнением за нее схватился. Мгновение суперскорости и мы в Метропольском Центральном Госпитале, у прозрачных дверей палаты с "пострадавшим от бесчеловечных экспериментов доктора Бизарро".
  В палате с мягкими стенами полулежал мужчина в смирительной рубашке без следа шрамов на лице, с серьезным и сосредоточенным взглядом.
  - Память к нему не вернулась, - пояснил я Брюсу. - Психически он уже неделю пришел в норму. Приступы безумного смеха и агрессии прекратились. Но персонал пока проявляет осторожность, - Бэтс внимательно смотрел на своего врага и не говорил ни слова. Я же тихо оставил его и прошел в свой кабинет. Раз уж оказался в Метрополисе, следует проверить состояние дел больных.
  Где-то через час Бэтс пришел ко мне. Он сел напротив меня в кресло. Просто сидел и молчал. Я молчал также.
  Не знаю, к каким выводам он пришел, но через час Бэтс покинул мой кабинет. Тренировки продолжились своим чередом, и отношения наши вроде бы не изменились.
  * * *
  Два месяца отпуска кончились, словно бы их не было вовсе. Я вернулся к своим пациентам, Кара к делам Лиги, а где-то в глубине России остался наш маленький домик.
  Очередная битва принесла на мой операционный стол Марсианского Охотника. Точнее принес его телепорт орбитальной станции Лиги. Но тело его покоилось на руках Дианы, которая и осталась за дверьми палаты в качестве охраны.
  В этот раз раны были серьезными. Операция длилась три с половиной часа и потребовала большого нервного напряжения. Так что по ее окончании я буквально свалился на стул рядом с Вандервумен в коридоре напротив палаты.
  - Как он, Брюс? - обеспокоенно спросила она.
  - Жить будет, - успокоил я ее. - Но постельный режим ему на пару ближайших недель обеспечен.
  - Слава Зевсу! Спасибо тебе, Брюс. В который раз ты спасаешь наши жизни...
  - Я просто делаю то, что могу, - установилась тишина. Через какое-то время в глазах женщины вспыхнул некий огонек.
  - Брюс, а как у вас с Карой? Супермен рассказал, что ты знаешь о ее неземном происхождении?
  - Я думаю, что у нас с Карой все просто отлично, - улыбнулся я.
  - И что, совсем никаких проблем? - огонек интереса в ее глазах разгорался все сильнее. Я даже слегка поежился под этим взглядом.
  - Ну... На самом деле есть одна... - рискнул поделиться я.
  - Какая же?
  - Золото...
  - Золото?
  - Именно. Ведь на Земле обручальные кольца делают из Золота, верно?
  - Верно, - слово "обручальные" мгновенно всколыхнуло огонек интереса до состояния всепоглощающего пламени.
  - Но при силе Кары, ей достаточно только сжать посильнее кулак и от кольца на пальце останется только кусочек... Ну, в крайнем случае, несколько кусочков... Нет, Кара, конечно, очень хорошо контролирует свою силу, но ведь она участвует в боях, а там мгновение колебания может стоить ей жизни, - поделился я своими мыслями. И действительно, несколько дней меня уже беспокоит этот вопрос.
  - А у вас уже все настолько серьезно?
  - Более чем. Я собираюсь сделать ей предложение, как только решу эту проблему.
  - Я попробую помочь вам с этим, - задумалась Диана.
  - Каким же образом? - заинтересовался я.
  - Возможно мне удастся убедить Ипполиту помочь. А она может попросить помомощи у Гефеста...
  - Если это действительно случится, я буду вам очень благодарен. Только если это не наглость с моей стороны, то два кольца. Пару. Для Кары и для меня.
  - Амазонки все еще в долгу перед тобой, Брюс. Мы очень хорошо помним скольких сестер ты спас от смерти, - улыбнулась она. - Но почему пара?
  - Прихоть, - пожал я плечами. - Суеверие. Ведь обручальных колец должна быть именно пара?
  - Пожалуй... - задумалась Диана.
  Д'жона забрали через четыре часа. Ведь на станции Лиги ему действительно будет безопаснее. С ним же отбыла и Диана.
  А на следующий день позвонил Джонни и обрадовал новостью, что Ванесса благополучно разрешилась от бремени здоровенькой малышкой, которую назвали Синтия. Словами не выразить, как я был рад этой новости. От всей души поздравив новоиспеченного отца, я пообещал заглянуть к ним, как только Ванессу выпишут из больницы.
  И событие это произошло меньше, чем через неделю. Визит счастливой семье мы нанесли вместе с Карой. Пробыли не долго, так как ребенку требовалось внимание и забота. Я вручил счастливому отцу давно заготовленный подарок ввиде ключей от новой квартиры (вместе с соответствующим пакетом документов о дарении недвижимости), а молодой маме и дочке по комплекту сережек собственного производства. Ванессе сапфировые, Синтии изумрудные.
  Молодые очень долго отнекивались, стесняясь принять такие дорогие подарки, но я просто сказал, что друзья дороже. А настоящих друзей у меня и есть-то всего двое. Джонни да Ванесса. Остальных я назвать так не мог. Кара - моя девушка, которую я хочу сделать своей женой. Бэтс... Кем его считать я так и не определился. Остальные же... Просто знакомые.
  А еще через три недели Диана передала мне кольца.
  * * *
  Утром я сидел в своем кабинете и неверяще смотрел в телевизор. В новостях крутили сообщение о том, что Бэтмен и Супермен объявлены врагами общества номер один. А также, что за их головы назначена награда. Просто астрономическая сумма, читая которую я даже в нулях запутался.
  В обед к этой новости добавилась еще одна: к Земле приближается астероид полностью состоящий из криптонита.
  К концу рабочего дня появилась третья новость: призидент Лютер отдал приказ о ракетной атаке астероида. И атака провалилась. Ни одна ракета даже не долетела до основного тела. Их полностью разрушило специфическое криптонитовое излучение.
  Кара с самого утра была в Лиге. А я смотрел на телевизор и не мог двинуться с места. Как в тот раз с самолетом, падавшим на госпиталь.
  глава 25
  
  Я обреченно смотрел в космос. Наверное еще никогда я не использовал свое зрение чтобы смотреть так далеко. Повезло наверное, но глазами я его, этот самый криптоновый астероид нашел сразу. А ведь он в этот момент мог быть и совсем с другой стороны планеты - она же вращается. Но нет. Я увидел его сразу. Крыша здания, этажи, облака, атмосфера и гиганский простор космоса не оказался для моих глаз помехой.
  Я увидел его. Он был просто огромен. Раза в два больше луны в диаметре. Он даже на таком расстоянии внушал иррациональный ужас. А может быть и вполне рациональный.
  Излучение. Эта его странная зеленоватая радиация была настолько интенсивной, что стала заметна даже в видимом спектре. Видимом для землян. Она словно вуаль окутывала основное тело астероида.
  Для Супермэна нечего было бы даже и думать к нему приблизиться. Бэтмен возможно смог бы придумать способ уничтожить эту громадину, но... Кто же ему на это даст время? Мозг даже такого великого человека не работает мгновенно.
  А это означает только одно - разбираться с ним придется мне. А я совершенно не мастак в хитрых планах.
  На краю сознания мелькнула мысль сбить астероид "суперкубом"... Хорошая мысль, но не для столь огромного объекта. То самое поле радиации тянулось как минимум на два радиуса над поверхностью астероида. Даже если "толкнуть", а мягко толкнуть два столь массивных тела не получится никаким образом. Но даже если бы это было возможно, я бы все равно оказался в пределах этого излучения.
  А куда вероятнее, что эти два тела столкнувшись, образуют новый общий центр массы, а энергии выделившейся от удара хватит, чтобы сплющить кубик к этому самому центру. Возможно при этом еще и астероид расколется. И вместо одного массивного объекта мы получим облако осколков гравитационным притяжением привязанное к тому самому центру. А импульса может и не хватить для изменения траектории...
  Мелькнула мысль подставить под удар астероида одну из необитаемых планет системы... Но что, если от удара она расколется? Или того хуже - взорвется... Волна излучений выделившихся от удара в таком случае пройдется по Земле, неся разрушения и смерть. Если уж в прошлый раз, в тот, когда я из прихоти создал "кубик" через неделю после создания на Земле очень серьезно сбоила техника, а магнитный полюс сдвинулся разом на пятьдесят километров... А ведь в тот раз сам куб я создавал на самом краю системы, астероид же к Земле уже подлетает. День - два и он уже здесь. Как же я его не заметил раньше? Да и Криптон взорвался отнюдь не в соседней системе. Очень далеко не в соседней.
  Вывод один: астероид появился уже сразу где-то не далеко от Земли (по космическим меркам не далеко).
  Кара! Звездолет Кары. Меньше года назад ее звездолет точно также появился и затем упал в Готемский Залив. Тот звездолет ведь прибыл через некое "подпространство" проколов дырку в пространстве обычном, иначе просто не долетел бы до Земли от Криптона за такое короткое время.
  Я слышал, что в год падения корабля Супермена на тот город тоже обрушился метеоритный дождь, содержащий криптонит... Видимо этот астероид прошел в нашу систему тем же путем, что и корабль Кары. Буквально по ее следам. В таком случае становится понятным и такая внезапность появления, и столь ужасающий импульс самого астероида, не погасший за время путешествия...
  Кара... Имя больно резануло по сердцу. Я разжал правый кулак и посмотрел на лежащие в нем два кольца. Диана отдала их мне вчера днем.
  Вчера. Вчера я так и не смог набраться мужества для предложения. Сегодня. Сегодня делать его уже поздно.
  Я положил кольца на стол и встал с кресла. В руке появился тот самый мобильник с двумя номерами. Я выбрал первый.
  - Да? - услышал я голос Бэтса в трубке.
  - Ты можешь его остановить? - просто спросил я. Приветствий и уточнений было не нужно. Брюс и так прекрасно понял о чем я.
  - Есть один пацан в Японии. У него готова ракета. Мы уже достали необходимые данные для него.
  - Взорвать?
  - Да.
  - Слишком близко. Излучение, энергия взрыва, осколки, пыль, радиация...
  - Прилетай. Мы уже садимся, - услышал я в трубке. Затем были лишь короткие гудки. Этого разговора хватило мне, чтобы засечь его местоположение.
  Мгновение и я уже встречаю опускающийся бэт-летательный аппарат. Как он его называет конкретно, я не знаю. Но слово "бэт" присутствует в том названии точно.
  - Брюс? - удивился Супермен соскочивший с трапа. - Как ты тут оказался? Что происходит?
  - Бэтс! Ракета не выход! Нас просто сметет осколками! - проигнорировал я Кента. Он сейчас ничего не решал. Бэтмен промолчал и лишь тяжело на меня посмотрел.
  А еще в их компании оказался третий. Третья. Кара. Она весело махнула мне рукой. Она еще ничего не понимала. Я не рассказывал ей о криптоните.
  О чем речь понимали здесь и сейчас только двое. Я и Бэтс.
  И я искал в его глазах свое спасение. Я ведь не гений. Я просто мускулы, которые способны воплотить в жизнь план гения. Но я смотрел в эти глаза и видел только свое отражение.
  - Мы запускаем ракету, Брюс, - сказал он. Это значило на нормальном человеческом языке: "У меня нет другого плана, Брюс, я цепляюсь за соломинку. И я слишком гордый, чтобы прямо попросить тебя вмешаться. Но ты же все понимаешь, да?". Сукин ты сын, Бэтс. Но я тебя понимаю. Даже гению нужно время. Время, информация и ресурсы. Из всех трех составляющих у него было только третье. Да еще и это абсурдное обвинение, с преследованием лишают и так не самого большого запаса первого. И ведь даже в такой ситуации ты нашел выход. Пусть не самый удачный, но все равно нашел.
  Вот только меня этот выход не устроит. Ведь на Земле остается Кара. А для нее криптонит - яд. И после взрыва ракеты этого яда на поверхность планеты выпадет очень много.
  Мне оставалось только одно. Признаться. Сказать то, что я так до сих пор ни разу и не сказал... ей.
  - Кара, я... - перевел взгляд на девушку я и запнулся. В ее глазах поселилась тревога. Она что-то почувствовала. О чем-то догадалась.
  В этот момент из ворот циклопического здания, рядом с которым мы остановились, выскочил какой-то пацан с реактивным ранцем за спиной. Бэтс с Суперменом побежали вслед за ним внутрь. А мы с Карой замерли на месте, глядя друг другу в глаза и соприкасаясь кончиками пальцев обеих рук.
  Над нами пролетел Лютер в странном зеленом экзоскелете. Но ему хватило ума не атаковать нас. Я не Кларк - шею сверну сразу.
  Лекс влетел в открытые все еще ворота здания. А мы все стояли.
  Внутри послышались взрывы. А мы все стояли.
  Внутри послышались крики. А мы все стояли.
  Здание наполовину рухнуло внутрь себя. А мы все стояли.
  Сквозь стену, спиной вперед вылетел Лютер. Вслед за ним Супермен. А мы все стояли и смотрели друг другу в глаза.
  Взрывы послышались в городе. А мы стояли.
  Из здания, чуть прихрамывая, вышел потрепанный Бэтмен, опираясь на давешнего пацана. А мы все стояли.
  Вернулся Супермен, и бросил под ноги Лютора уже без экзоскилета и всего в ссадинах. А мы все стояли.
  - Ракета разрушена, - сказал Бэтмэн. - Построить новую или восстановить эту мы уже не успеем, - Супермен не удержался и слегка пнул Лютора. Слегка, это по криптонским меркам.
  - Я... Люблю тебя, Кара! - наконец смог сказать я.
  - А я тебя, Брюс, - ответила она, еще не до конца понимая, что я прощаюсь.
  А затем я взлетел и в ускорении умчался навстречу астероиду, неспеша превращающемуся в метеорит.
  * * *
  Только что с площади перед полуразрушившимся зданием японского подростка-гения взлетел Брюс Бизаро. Взлетел метропольский хирург! В глазах Супермэна застыло непонимание ситуации. Полное и абсолютное.
  - Но... Как?... Почему? - только и смог выдавить он из себя. - Он же...
  - Бизаро твой клон, Кал, - спокойно и одновременно грустно сказал Бэтмэн. - Бизаро - это би зиро, b-0. Самый первый из твоих клонов. И самый сильный из них.
  - Но почему он?... Там же...
  - Криптонит? - досказал недосказанное слово Бэтмен. - Он не теряет силу от криптонита. Даже наоборот.
  - Бракованный... Вот почему он говорил, что сильнее тебя, и что он бракованный... Криптонит! - ошарашенно сказала Кара. - Но почему он... прощался?
  - Думаю скоро ты увидишь, - грустно сказал Бэтмен, подняв к небу голову.
  * * *
  Я летел к этому треклятому астероиду, а в груди растекалась боль. Боль потери.
  Я помню, первый раз когда спросил Кару, почему я? Она ответила: "Красивый, сильный. Защитил девушку, ничего не попросил за помощь". На первом месте стояло "красивый". И только потом "сильный" со всем остальным.
  А каким я сейчас стану "красавцем" я знал. Точнее помнил. И это при том, что в прошлый раз было всего восемь маленьких камушков.
  Астероид приближался, заполняя все видимое пространство передо мной. А во мне начинала разрастаться злость.
  В следующее субъективное мгновение я уже вошел в зону "радиоактивного" излучения криптонита. Силы начали прибывать мгновенно. И вливались еще и еще, словно океан с огромного водопада, причем водопада очень быстро расширяющегося.
  Сил было так много, что это было настолько приятно, что даже больно.
  В следующее субъективное мгновение я уже коснулся поверхности. И то что я чувствовал раньше, показалось мне огоньком свечи в сравнении с Солнцем.
  Я уперся как следует, и скорость астероида упала до нуля. Следующим движением я вновь поднял эту скорость. Но вектор ее был уже другой.
  Ускорение, и мы уже в соседней звездной системе. Там же, где и "суперкуб".
  Пока перелетел в противоположную часть астероида, пока остановил...
  Отдалившись на достаточное расстояние, я глянул на него. Весь астероид стал прозрачным...
  глава 26
  
  - Думаю, скоро увидишь, - грустно и как-то обреченно сказал Бэтмен, глядя куда-то в небо.
  По его примеру и Супермен с Карой подняли головы. Всего пара мгновений, и перед ними на асфальт приземлился некто. Или даже нечто.
  Высокий гуманоид, на полторы головы выше Супермена, на пару ладоней шире его в плечах, абсолютно голый, с серой, даже на вид очень грубой кожей, серовато-черными волосами, побитыми седеной на висках. Серая кожа туго обтягивала внушительные мышцы существа. Лицо... Это было совершенно точно лицо Супермена, точнее его клона, Брюса Бизаро, но при этом сильно изменившееся, загрубевшее: надбровные дуги выдвинулись вперед, глаза впали, лоб стал шире и крупнее, нижняя челюсть стала значительно массивнее.
  Каких-либо эффектов, вроде свечения, тепла или странной ауры от существа не исходило. Но при этом оно буквально дышало силой. Оно... Супермен перевел взгляд ниже. Нет, он. Совершенно точно существо имело ярко выраженную половую принадлежность. Так что не оно, а он.
  Кара в ужасе прижала руку к рту и расширившимися глазами неотрывно смотрела на пришельца. Тот потянулся рукой и шагнул к ней. Девушка отшатнулась и отступила. Пришелец обреченно опустил руку. Из уголка его глаза быстро скатилась одинокая слеза. В следующее мгновение он взлетел и исчез в ускорении, оставив после себя воронку в дорожном покрытии.
  - Ты знал? - тихо спросил Супермен Бэтмена.
  - Знал, - не стал отпираться тот.
  - Поэтому до конца хотел запустить ракету?
  - Да, - сказал Бэтмен. - В прошлый раз он шесть месяцев отходил после восьми маленьких камушков и почти умер в конце. Тут камушек один...
  - Но совсем не маленький, - закончил его мысль Супермен. А Кара так и продолжала стоять с остановившимся взглядом и прижатой к лицу рукой.
  - Теперь и он стал Героем. Спас планету. В награду получил страх в глазах любимой. В который раз доказал, что удел Героев - одиночество. Поздравляю, Кара - ты стала настоящим человеком, - сказал Бэтмен и, развернувшись, решительно ушел к своему самолету. Через минуту черной крылатой машины на площади уже не было.
  Супермен не стал ничего говорить. Он ухватил Лютера за шкирку и улетел с ним в Вашингтон.
  В одиночестве Кара оставалась не долго. Она глубоко вдохнула, сжала кулаки и улетела.
  * * *
  Решимости ее хватило ненадолго. Только до того момента, как, прилетев в кабинет Бизаро в Центральном Госпитале Метрополиса, увидела на столе два кольца. Одно побольше, явно на мужскую руку, второе точнехонько ее размера.
  Из нее сразу словно весь воздух выпустили. Кара упала в кресло и разрыдалась, как девчонка.
  * * *
  В себя я пришел сидя на одном из углов своего "Кубика". Не сказать, что до этого я терял сознание или что-то вроде того. Нет, просто летел и совершенно не думал о том, куда и зачем. В голове была только одна картинка: страх в распахнутых во всю ширь голубых глазах Кары. И над этими вопросами я начал думать только сейчас.
  После взгляда на свои голые коленки, в голове возник вопрос, а куда собственно вся одежда делась? Вопрос показался интересным, и в поисках ответа на него я напряг память. Вспомнилось, что когда я подлетал к астероиду, поле излучений становилось сильнее, и в какой-то момент достигло такой плотности, что все, не являющееся частью моего тела, просто "сгорело" в нем.
  Я был один на многие десятки парсеков вокруг, но сидеть голым все равно было как-то неуютно. Я вздохнул и с удивлением понял, что действительно вздохнул. То есть у моего планетоида была атмосфера! Удивительно. Раньше я этого не замечал.
  Снова напряг память, теперь уже пытаясь вспомнить момент создания "кубика". Газы! При соударении и нагреве отдельных космических тел, из которых, я и собирал планетоид, выделялось множество различных газов, которые впоследствии так и не ушли в открытый космос, поскольку гравитационное притяжение не позволило им этого сделать.
  Этот момент оказался очень занимательным. Настолько, что пробудил интерес. Это было куда лучше апатии и жалости к себе, которые владели мной недавно.
  Значит стоит его закрепить. В прошлый раз, делая этот планетоид, чего уж греха таить, я чувствовал себя Творцом. И это было дьявольски приятное чувство. Так что я почувствую, создавая не планетоид, а полноценную планету?!
  Но сначала я полетел на Землю, чтобы одеться. Голым было чисто психологически не комфортно.
  Это оказалось не так-то просто! Первая проблема, решаема - внешность. Заявиться в таком виде в магазин было бы нереально: страх, визги, полиция...
  Но ускорение проблему решает. У меня довольно расплывчатые моральные нормы в отношении воровства в крупных магазинах. Но осталась вторая проблема: рост. Я и раньше был совсем не карликом. Как никак метр девяносто, с соответствующим размахом плеч. Но теперь этот показатель достиг два двадцать пять! И где, спрашивается, брать одежду такого размера?
  Я прошерстил весь Метрополис! Все магазины, от бутиков до секонд хендов, но найти смог только бесформенную толстовку и шорты. В качестве обуви пришлось ограничиться сланцами сорок восьмого размера. И то, из них все равно пальцы торчали наружу, а у толстовки пришлось оторвать рукава.
  Осмотрев себя в получившемся виде, я печально вздохнул. Видимо придется идти на поклон к одному хорошо известному мне миллиардеру с нестандартным хобби и фамилией на буква "У". Полюбому у него свой портной найдется...
  Но это после, а сейчас планета! Хочу собственную планету! "Мы замутим свое казино с блэкджеком и шлюхами!", как однажды сказал веселый курящий робот в дурацком мультике. И пошли все на хуй! Я такой, какой есть и никому не навязываюсь.
  * * *
  В Солнечной системе больше экспериментировать не буду. Особенно настолько масштабно. Тем более, что и материала в ней на подобную "стройку" будет маловато.
  Я улетел в уже хорошо мной разведанную систему со звездой Солнечного типа, с тем же спектром излучения. Заранее перетаскал туда материалы. Произвел в уме подсчеты, прикинув так, чтобы ускорение свободного падения равнялось земному, но в качестве основных материалов использовались железо-никелиевые сплавы. И собственно приступил к основному действию.
  По уже отработанной схеме я начал плавить астероиды. Но использовал не тепловое зрение, а огненное дыхание. Первый использованный мной астероид вовсе мгновенно испарился миновав жидкую фазу. Сил действительно прибавилось. А точнее они просто на сотню порядков возросли, так что пришлось достаточно долго привыкать и подстраивать мощь выхлопа, чтобы начало получаться именно то, что я хочу.
  После чего работа пошла. Насытить пространство расплавленным металлом получилось быстро. После чего я с огромным удовольствием пронаблюдал процесс рождения новой планеты. Циклопический шар из раскаленного металла выглядел красиво и одновременно пугающе. В этот раз я не отказал себе в удовольствии искупаться в этом светящемся море (предварительно оставив одежду на безопасном расстоянии естественно).
  Это было прикольно. Особенно нырять. Зря Кара в прошлый раз отказалась. Кара...
  Ладно, отставить нюни!
  Я вынырнул из расплава и, отряхнувшись, полетел одеваться. Предстоял следующий этап. На "кубике" я этот этап пропустил. Этап создания атмосферы и воды на планете.
  Этап оказался крайне веселый. В чем он заключался? Натаскать ледяных астероидов с нужным химическим составом и пулять их в расплав металла. Получался очень прикольный "пшик".
  Я даже увлекся.
  - Так "суперкуб" твоя работа? - раздался рядом голос Супермена.
  - Моя, - улыбнулся я. - Правда прикольная штука получилась?
  - А зачем?! - задал видимо очень давно беспокоящий его вопрос Кент.
  - Чтобы без пыли заниматься с твоей кузиной сексом, - честно признался я. - Сначала мы на Земле это делали, но горы оказались слишком хрупкими. Потом на Луне пробовали, но там слишком пыльно. "Кубик" оказался удачной идеей.
  - Да уж... До такого ни один из ученых не догадался. Большинство искало военный подтекст. Правительство на полном серьезе к вторжению готовилось, рассматривая "суперкуб" исключительно как оружие либо его часть, - я на это только пожал плечами. С ограниченностью ума военных и ученых я уже встречался. Точнее не ума, а как бы это сказать, кругозора, еще точнее с узостью мысли, специализированностью мышления, однонаправленностью.
  - Это, кстати, не главная причина.
  - Да? И какая же главная?
  - Захотелось, - признался я своему оригиналу. - Такая вот дурацкая причина. Простая и сложная одновременно. Захотелось сделать именно вот так. Просто захотелось, я взял и сделал. Получилось неплохо вроде бы?
  - За исключением сбоев в работе служб, электроники, смещения магнитной оси Земли, изменения орбит небесных тел в системе...
  - Я между прочим все орбиты потом поправил, - вставил свои пятьдесят центов я, хватаясь за очередной кусок льда километров пяти в поперечнике.
  - А так, да, получилось нечто необычное. Такое, чего нигде и никогда не было.
  - А еще это было красиво! - заметил я, бросая астероид в планету. Супермен проследил за полетом и усмехнулся.
  - С этим точно не поспоришь, - согласился он. - Но что ты делаешь сейчас?
  - Планету, - ответил я. - Хочу собственную планету!
  - Взял бы любую необитаемую, - заметил Супермен.
  - Это не интересно, - отмахнулся я, хватая следующий из подготовленных астероидов. - Вот так, с нуля, своими руками, гораздо интереснее.
  - Действительно... А почему она вся из металла? Где силикаты?
  - Она должна быть крепкой! Очень крепкой! Ведь там буду жить я! - очередной астероид полетел в расплав металла.
  - Разрешишь помочь? - поинтересовался он. Я пожал плечами.
  - Присоединяйся, это весело! - следующие несколько минут мы развлекались поливая раскаленный шар ливнями метеоритов. Над поверхностю начинала скапливаться дымка испарившейся воды. А мы все продолжали наше развлечение.
  - Мы ведь с тобой незнакомы толком, Брюс, - сказал он не отвлекаясь от процесса. Кстати, что именно позволяло нам говорить в космосе, я не представляю, однако никаких сложностей мы с этим не испытывали, собственно как и в прошлый раз с Карой.
  - Только заочно, - пожал плечами я.
  - Да уж... Сколько тебе?
  - Около шести лет. Я сбежал от Лютора сразу из лаборатории, как только открыл глаза. Приоделся в ближайшем городе, взломал банкомат и бежал, пока не решил остановиться. Город, в котором я остановился назывался Готэм.
  - Там ты встретился с Бэтменом? - усмехнулся Кларк.
  - Не встретился, а познакомился. Я увидел его на крыше и проследил до логова. Там поздоровался и познакомился. Рассказал свою нехитрую историю. Он сделал мне документы и отправил учиться.
  - Вот как? - немного удивился Супермен. - Бэтс мне ни о чем таком не рассказывал.
  - Он вообще редко рассказывает что-то.
  - Это верно, - почесал в затылке Супермен. - Но почему врач? С нашими способностями ты мог стать кем угодно.
  - Барбара Гордон. Я встретился с ней в особняке Уэйна.
  - Вот значит как. И не пожалел? В дальнейшем?
  - Нет. Когда спасаешь одного, конкретного человека, ощущения совершенно другие, чем когда спасаешь планету. Во втором случае ты просто понимаешь это, а в первом ты это чувствуешь! Разницу улавливаешь?
  - Немного, - вздохнул он. - Не думал к Лиге присоединиться?
  - Нет. Я был на своем месте, Лига на своем. К тому же Лига не для меня. Совсем.
  - Почему? - удивился Супермен.
  - Я твой клон, но не твоя копия, Кларк, - внимательно посмотрел в глаза ему я. - Я своими руками убил четырех своих собратьев по пробирке. И рука у меня не дрогнула. Я хладнокровно пытал Лютера в его кабинете. Я казнил Джокера на сцене Метропольского театра. Сознательно и рассчетливо. Из-за меня застрелилась Харлин Квинзель. Не Лига не для меня. Я не для Лиги. У меня нет твоего четкого понимания Добра и Зла, - все так же прямо глядя в его глаза, ответил ему я. Он взгляд не отвел.
  - Если я перечислю тебе все свои грехи, мы тут на целый день задержимся, Брюс, - ответил мне он.
  - Конфетку из буфета украл? - усмехнулся я.
  - Руководил завоеванием тридцати планет по приказу Дарксайда, - ответил мне он. Я судорожно сглотнул. Такого момента его биографии я не знал.
  - У Дарксайда хорошая промывка мозгов.
  - Лоис также мне говорит, когда я просыпаюсь от кошмаров. Но мы-то с тобой знаем, что мозг криптонца к гипнозу не восприимчив. Ты ведь говорил с Карой о происшедшем на Апокалипсе?
  - Говорил, - признал я. Одной из ночей, лежа в нашей кровати в Таежной избе, мы как-то действительно затронули эту тему. Кара призналась тогда, что никакого гипноза не было. Бабуля тогда сыграла на чистой психологии. Просто выпустила наружу все темное, что в ней было. И Кара помнит каждое мгновение из того периода. И каждое свое действие тоже.
  Выходит паинька-зануда Кент тоже совсем не так прост, как всем думается. И тогда, на ферме, он просил убить его не просто так. Выходит он прекрасно представлял на что именно способен.
  - Так что не торопись считать себя чудовищем. Ты просто еще не знаешь, что это на самом деле такое. Во всей Лиге, только Бэтмэн не является убийцей.
  - Ты говорил, что в Лигу он не входит.
  - Значит таких в Лиге нет. Именно поэтому мы стоим на страже. Потому что мы знаем цену жизни. На самом деле знаем эту цену...
  - Нет, Кларк. Я не вступлю в Лигу. Я не готов.
  - Я и не настаиваю. Просто хочу познакомиться...
  - Тогда продолжим, а то воды все еще мало, - усмехнулся я и полетел за новыми ледяными глыбами.
  * * *
  глава 27
  
  Мы развлекались так с Суперменом под малозначащий легкий разговор, пока всю поверхность планеты не закрыли плотные многосотметровые облачные массы.
  Студить планету я пока что не стал. Было интересно пронаблюдать процессы в более-менее естественной обстановке. Ускорить процесс я всегда успею.
  После этого я притащил свой "кубик" и запустил его в качестве луны на орбиту планеты.
  На этом мы с Суперменом разлетелись по своим делам. Кларк домой к Лоис. Я в Готэм к Уэйну.
  * * *
  Пролетая над городом я заметил нечто, что меня заинтересовало. Представьте себе здоровенного накачанного мужика бандитской наружности с кастетами на обеих руках (причем не простыми кастетами, на каждом из них еще по три острых двадцатисантиметровых лезвия торчат) в страхе смывающегося от затянутого в черное пацана с самурайским мечом. Причем оба выделывают по пути такие фортели, что любой трейсер обзавидуется.
  Я остановился и стал наблюдать за происходящим.
  Бегали они так бегали, но далеко не убежали. Пацан мужика таки догнал, нанес ему пяток неглубоких резанных ран, устроил столкновение черепной коробки с фонарным столбом и приготовился прирезать совсем.
  Тут я уже не утерпел и вмешался. Быстро приземлился и схватил пацана за руку, держащую меч. А бугаю наступил на грудь.
  В этот момент на меня вылетел один мой старый знакомый - Найтвинг, в миру воспитанник Брюса Уэйна Дик Трейсон. С этим своим постоянным пациентом я церемониться не стал и схватил свободной рукой за ногу (ту самую, которой он и пытался меня сходу атаковать).
  - А теперь рассказываем дяде, что вы тут трое не поделили, - сказал я пойманным представителям сильной половины человечества. В ответ я получил четыре хорошо поставленных удара мечом, перехваченным в левую руку от пацана и свето-дымовую гранату в лицо от Найтвинга.
  - Я все еще жду ответа, - сказал им я, поскольку все эти их трепыхания не произвели на меня совершенно никакого впечатления. Особенно укус в ногу от бугая.
  Трепыхания продолжились. Еще примерно пять минут. За это время меня успели еще раз покусать, раз десять порезать, уколоть, ударить током и даже стукнуть железной палкой по мизинцу.
  Наконец, спустя означенное время все трое затихли.
  - Найтвинг, вызывай Бэтмена. Пусть он с вами разбирается. А мы его спокойно тут подождем. Надеюсь вам удобно? - тихий мат на пяти языках от пацана был мне ответом. Дик же Бэтмена вызвал, не смотря на гордость и сложные отношения с наставником. Видимо висение вверх тормашками в руке бесчувственно-неуязвимого монстра способствует быстрому поумнению и налаживанию сложных межличностных отношений. Надо запомнить способ.
  - Отпусти их, Брюс, - раздался из темноты как всегда искаженный шлемом голос Бэтмена минут через десять.
  - А не разбегутся? - с некоторым сомнением поглядел я на пацана и активно зыркающего в сторону подворотни бугая.
  - От тебя? - слуховое зрение показало мне, что Великий Мыш поднял бровь даже под шлемом.
  - Хм... Ладно, если побегут, верну, - согласился я. Далее последовал экспресс-допрос бугая с когтистыми кастетами. Подробности меня мало интересовали. После чего Бэтс посадил мальчишку в свою навороченную тачку. Хотел посадить и меня, но я просто не влез. Найтвинг уехал на своем любимом мотоцикле. Сам же Бэтмен вызвал полицию и проконтролировал, чтобы бугай гарантированно попал к ним в руки.
  Только после этого он кивнул мне и уехал.
  Я кивнул ему и ушел в ускорение, дожидаться его в пещере. Проблема с одеждой ведь никуда не делась. Наоборот - после совокупных усилий давешней троицы в негодность практически пришел и мой нынешний непритязательный костюмчик.
  - Да что это за чучело-то в конце концов! - возопил давешний пацан, выпрыгивая из машины Бэтмена. - Какого шайтана он уже здесь! Мы же гнали всю дорогу, не сбрасывая скорости!
  - Будь повежливей с моим гостем, Демиан! - слегка повысил голос на пацана Бэтс, выходя следом за ним и снимая свой шлем вместе с плащем. Значит настоящую личность свою он от присутствующих не скрывает. Тут как раз и Дик подъехал.
  - С чего я должен быть с ним вежливым? - скрестил на груди руки малолетний ниндзя. - Я об него свой меч испортил... Теперь неделю точить и полировать, - уже тише пробурчал он.
  - Кстати, достаточная причина для вежливости, - вставил свое слово Дик.
  - С того, что он мой гость, - припечатал Бэтмен. - Или Рас тебя этикету не учил? - этой фразы мелкому хватило. Тот молча мне поклонился и вроде бы даже перестал дуться. По крайней мере с виду. - Знакомься, Брюс. Мой сын Дэмиан Уэйн, - представил мне его Бэтмен. У меня отпала челюсть. У Дика из рук выпал шлем.
  Задавать глупый вопрос: "У тебя есть сын?!!", я не стал. Не первый год общаемся как-никак. А вот Дик не удержался, хоть и общается с Бэтсем куда дольше меня.
  - У тебя есть сын?!! - вылупился он. Бэтмен промолчал, лишь приподняв свою бровь. На нормальном языке это могло бы звучать примерно как: "Я что же не человек что ли? Или импотент по-твоему? У меня детей не может быть?". Дик под этим взглядом смутился и развивать тему не стал.
  - А моего гостя, к которому Дэмиан наконец проявил должное уважение, зовут Брюс Бизаро, - представил уже меня Бэтс. - И твою жизнь он на моей памяти раз восемь спасал, Дик.
  - Хирург из Метрополиса? - удивился Найтвинг. - Мне казалось, что вы были несколько ниже ростом, - протянул мне руку он. Я аккуратно ее принял и пожал. А то после недавней работы с астероидами, не дай Бог, сожму сильнее нужного - перелом кисти очень сложный перелом и лечится очень долго. - Очень рад с вами познакомиться при менее неприятных обстоятельствах, чем обычно.
  - Я тоже рад, мистер Грейсон, что вы не на операционном столе и способны говорить. Для разнообразия.
  - Ты по делу, Брюс? - спросил Бэтс.
  - Да, - вздохнул я. - У тебя ведь есть портной, да? - Бэтмен кивнул в ответ и потерял интерес. Ко мне же подошел Альфред.
  - Прошу вас, Мистер Бизаро, - проводил он меня к лестнице. - Портной прибудет где-то через час. Чаю?
  - С тортиком? - сами собой глаза мои наполнились надеждой, а рот слюной.
  - С тортиком, - кивнул Альфред. Жизнь сразу начала наполняться красками. И не только коричневых тонов.
  Тортики Альфреда - нечто, что по праву можно поставить на одну планку с Искрой Творца. И час до прибытия портного я провел в неземном блаженстве, смакуя каждый кусочек предоставленных мне восьми экземпляров (мой визит к Уэйну далеко не первый, и Альфред давно привык, что одним я не ограничиваюсь. И я, наверное, единственный из гостей Брюса, кто в этом отношении не стесняется совершенно).
  Наверное это была совершенно сюрреалистичная картина: высоченный серокожий амбал сидит за столиком на потрескивающем под его весом стуле и маленькой десертной ложечкой медленно аккуратно кушает тортик, запивая из маленькой чашечки чаем. Причем поднимает чашечку, по-выпендрежному отставив мизинчик.
  И я понимаю Дэмиана, который зачарованно наблюдал эту картину минут пять, прежде чем всё-таки подошел. Он не сказал мне ничего, просто молча присоединился к поеданию тортика, воспользовавшись оперативно принесенным Альфредом еще одним столовым прибором. Чуть позже присоединился и Дик. Брюс прибыл последним.
  - Мистер Бизаро, - нарушил общее молчание Дик. - У меня еще не было случая сказать вам спасибо за Барбару. Я чрезвычайно признателен вам за то, что вы сделали. Вы буквально вернули жизнь в ее глаза!
  - Барбара, - вздохнул я. - Как она сейчас? Все также носится по крышам?
  - Носится, - улыбнулся Дик.
  - Я стал хирургом только для того, чтобы помочь ей. Так что не ей меня, а мне ее благодарить надо. Жаль теперь моя карьера окончилась, - не удержался от вздоха я.
  - Почему? - удивился Дик.
  - В развитых странах очень резко реагируют на нестандартную внешность, мистер Грейсон. Моя квалификация в этом случае уже не будет иметь решающего значения.
  - В Нигерию больше не полетишь? - спросил Уэйн.
  - Не знаю, - вздохнул я. - У меня с прошлого раза остались не самые приятные воспоминания об обитающих там черных макаках.
  - А о чем вообще разговор? - влез ниндзя-пацан.
  - Брюс Бизаро - лучший врач планеты, Демиан, - пояснил Уэйн. - Но одно неприятное происшествие, изменило его внешность на то, что ты сейчас видишь. Это лишает его возможности продолжать практику в Америке. Да и не только. Правительство непременно заинтересуется им, где бы он ни осел. А учитывая, что документы у него и так были ненастоящие...
  - Но ведь он может работать в Лиге! - воскликнул Дэмиан.
  - Нет, Лига Справедливости не для меня, - покачал я головой.
  - Я про Лигу Убийц! Нандо Парбат с радостью предоставит вам любое оборудование и условия!
  - Нандо Парбат? - удивился я. - Что это?
  - Дэмиан - наследник этой древней и могущественной организации. Его мать, Талия аль Гул, сейчас является ее руководителем, - пояснил Уэйн.
  - Так Дэмиан - сын Талии?!! - воскликнул Дик и похабно улыбнулся. Развивать мысль не стал под тяжелым взглядом Брюса, но эта улыбочка с его лица не сошла до самого конца разговора.
  - Я запомню приглашение, Дэмиан, - серьезно кивнул я мальчику. - Но мне нужно немного времени, чтобы привыкнуть к изменившемуся миру.
  - Я с ответом не тороплю, - серьезно кивнул он. - Но если отец говорит, что вы лучший на планете, то это очень серьезная рекомендация.
  - Тренироваться будешь? Или теперь тебе это без надобности? - спросил Брюс.
  - Естественно буду! Для того и прилетел. Такая мелочь, как мое уродство, тебя от моего общества не избавит!
  - И давно ты его тренируешь? - с подозрением посмотрел на Уэйна Дик.
  - Около года. Может чуть больше, - ответил Уэйн.
  - Я присоединюсь к вам сегодня? - спросил Грейсон. Бэтмен только пожал плечами.
  * * *
  глава 28
  
  Если Дик надеялся на красивый спарринг, то он обломался сразу. Спарринговаться мы с Брюсом перестали уже пару месяцев назад (после того, как Бэтс чуть не сломал ногу о мой блок). Основу наших тренировок составляли акробатика, ката, медитации и приемы скрытного перемещения. Так что красочного ничего в этом не было.
  Дик явно выглядел недовольным, но бросить тренировку, на которую сам напрашивался, гордость ему не позволила.
  Мне же было все равно. Я как и всегда, полностью сосредоточился на своих движениях. Я использовал все вычислительные мощности своего мозга и все возможности моей памяти, чтобы мое исполнение ката приблизилось к идеальному. Брюс меня почти не поправлял.
  Новое тело, его изменившиеся размеры и баланс приходилось учитывать и выстраивать все предыдущие знания и навыки с учетом новых кондиций. Это было не слишком легко.
  А вот медитация преподнесла сюрприз.
  Я как и прежде, до этого, уселся в позу "лотоса", прикрыл глаза и постарался расслабиться. Затем сосредоточился на своей энергии, но привычных потоков не обнаружил. Привычной открытой системы, где энергия проникала снаружи (медитировали мы на лужайке около особняка) и распределялась по телу, не было.
  Энергия снаружи не проникала. Вместо этого внутри, где-то в районе геометрического центра тела находился словно бы плотный, я бы даже сказал сверхплотный, шарообразный сгусток. И от этого сгустка энергия распределялась по организму.
  Я рассказал об этих своих ощущениях Брюсу. Тот нахмурился и велел мне начать комплекс Цигун.
  Я встал на ноги, принял начальную позицию и приступил к дыхательной технике.
  Я втягивал в себя воздух, мысленно представлял, как он проходит вдоль позвоночного столба, закручивается где-то в районе того самого сгустка, а после этого исходит по внутренней стороне ребер, и выдыхал его.
  После шестого вдоха, я почувствовал, как тело словно бы начало разогреваться, а "сгусток" стал несколько "ярче". Я в собственном воображении увеличил амплитуду следования воздуха по телу, так, что он по пути, захватывал весь организм, и стал дышать медленнее и глубже.
  Учитывая силу моих легких, ветер на поляне гулял не слабый.
  "Жар" в теле усиливался, а в животе возникло ощущение, что тот самый "сгусток" действительно начал вращаться, и "яркость" его еще немного усилилась.
  Я направил это тепло, через руки наружу.
  - А теперь медленно и спокойно открой глаза, - сказал мне стоящий рядом и внимательно наблюдающий за моими действиями Брюс.
  Я послушно приподнял веки, не нарушая концентрации и не сбивая ритма дыхания. Между моих рук, выставленных перед животом в начальном положении Цигун, ярко светился шар зеленой энергии. К чему-то подобному я был морально готов, как только "заметил" в себе изменения.
  - Теперь постарайся втянуть в себя эту энергию обратно, - сказал мне Брюс. Я послушно направил "жар" в ладони и далее по прежнему кругу вращения. Свечение между ладоней стало медленно гаснуть.
  Наконец оно растворилось полностью. Я повторил дыхательный цикл еще раз десять, постепенно уменьшая амплитуду "энерготока" в своем воображении и глубину дыхания, пока не сровнял ее со своим обычным ритмом.
  Я открыл глаза и сел на траву и подробно описал свои ощущения Уэйну.
  - Дааа, Брюс, - сказал он мне, садясь рядом. - Я не обладаю абсолютным знанием, но по первому впечатлению, кое-какие мысли у меня появились.
  - Не тяни. Это не в твоем духе, - поторопил я его.
  - Я о таком сам не слышал, но возьмусь предположить, что впитанная тобой энергия астероида не просто аккумулировалась в твоем теле, а "зажгла", или скорее "сформировала" твой собственный источник...
  - То есть, я теперь не "батарейка" а "реактор"? - с некоторым ужасом спросил я.
  - Думаю да, - вздохнул он. - Если внешняя энергия окружающего мира, которую ты впитывал с дыханием, так взаимодействовала с той энергией, что есть внутри тебя, что это вызвало усиление этой энергии, то иначе как "реактором" это назвать сложно.
  - Вот значит как, - грустно вздохнул я. - Выходит эта внешность теперь насовсем?
  - Кто знает, - пожал плечами Брюс. - Твой организм куда загадочнее, чем даже организм твоего прародителя криптонца. А мы и его-то тайн до сих пор не разгадали. Но тебе самому-то в подобной форме комфортно?
  - Если отбросить все переживания, которые я испытываю, глядя в зеркало, то да. Более чем. Даже солнечные лучи больше не доставляют дискомфорта, как в прошлый раз в Африке. Они теперь словно впитываются ей, как в нормальном состоянии...
  - Не хотел бы тебя огорчать, но привыкай что теперь именно это твое состояние "нормальное". Так будет легче.
  * * *
  Больше мы с Брюсом в тот день не говорили.
  Я улетел оттуда через полчаса. Улетел сбрасывать стресс привычным способом. У меня же планета еще не доделанная!
  Подлетая к своему детищу, я был шокирован: у планеты появилось магнитное поле! Более того, у "кубика" оно тоже появилось!
  Вот и ответ на загадку Земных ученых. Из гипотезы он только что на моих глазах превратился в факт. Магнитное поле вызывается наличием на орбите спутника, а не внутренним самопроизвольным движением масс ядра. Точнее массы ядра начинают двигаться только под действием гравитационного взаимодействия со спутником, что в свою очередь вызывает образование геомагнитного поля.
  Поудивлявшись, я приступил к работе.
  Для начала, я добавил еще воды в атмосферу - кашу маслом не испортишь, а если будет слишком много, то просто вычерпаю лишнюю на тот же спутник. Или даже на Земную Луну, чтоб ученые оху... удивились очередной раз.
  Затем применил свое ледяное зрение, чтобы остудить поверхность планеты. Иначе по моим прикидкам, самостоятельно она бы остывала еще около полумиллиона лет. А то и больше.
  Вода из атмосферы тут же начала выпадать на поверхность обильными осадками, а я начал формировать рельеф будущих морей и океанов, просто падая с орбиты и выдалбливая глубокие кратеры.
  Поверхность вдруг начала трескаться и пошли тектонические сдвиги. Я просканировал планету своим слуховым зрением и снова удивился: формирование магнитного поля не прошло даром. Пока вся планета была в жидком состоянии, это было незаметно, но после моего вмешательства, около трехсот километров вглубь поверхности отвердело. Я отвлекся на формирование водоемов, а в это время в толще коры пошли наведенные токи, которые расплавили вновь определенный слой твердого вещества, и верхняя кора "поплыла". От этого и начались все эти тектонические процессы.
  Я почесал в затылке, но так и не решил, хорошо это или плохо. Теперь оставалось только подождать, пока все более-менее устаканится. Ждать и наблюдать. Забавно - действительно начинаешь чувствовать себя немного Богом. Главное к этому чувству не привыкнуть. Иначе можно очень больно обжечься, когда столкнешься с чем-то что действительно лишь в Божьей власти.
  И тут мне в челюсть прилетел не хилый такой криптонский удар. Прежнему мне челюсть бы сломало точно. Но сейчас я лишь дернулся. Больше от неожиданности.
  А вот Кара, которая этот удар и нанесла, отлетела от меня, судорожно тряся отбитой рукой и шипя сквозь зубы. Впрочем недолго. Спектр излучения звезды совпадал со спектром излучения Солнца, так что регенерация очень быстро залечила полученные ей повреждения. И девушка снова подлетела ко мне, залепив пощечину, теперь уже с левой руки (но не удар, а пощечину - видимо обучаемость у нее на высоте).
  - Как ты посмел!!! - кричала она на меня. - Как ты посмел улететь! Как ты посмел решить! Решить, что из-за всего лишь внешности, я от тебя откажусь! - она стала бить кулачками по моей голой груди (толстовка после встречи с сыном Бэтса пришла в окончательную негодность, а новую одежду портной Уэйна еще не сшил, только снял мерки). - Сволочь, сволочь, сволочь! - кричала она все тише. Постепенно ее голос перешел во всхлипы и плач. Она обняла меня, и прижавшись к груди, рыдала.
  Я одной рукой прижал ее к себе, а другой стал нежно гладить по волосам, нашептывая что-то ласково-утешительное.
  Минут через десять, мы сидели на одной из вершин "куба" и обнявшись смотрели на созданную мной планету. Там продолжали выпадать осадки и вспыхивать трещины и вулканы.
  - Куда ты от меня улетел в тот раз? - сердито говорила она. - Ну, испугалась я в первый момент, когда ты упал с неба. А кто бы не испугался, увидев такой размер! - выдала она и покраснела. - Улетать-то было зачем? Я искала тебя в Госпитале, в квартире Метропольской, в избушке нашей. А тебя нигде не было! Гада такого!
  - Как же ты меня нашла? - спросил я, просто чтобы спросить.
  - Лежала на ферме и плакала в подушку. Пришел Кал и сказал, где ты можешь быть.
  - А он-то меня как нашел?
  - Не знаю, - пожала она плечами. - По-моему ему Бэтс сказал.
  - Бэтс? Бэтс может, - вздохнул я. С этого Летучего станется весь космос на пару световых лет вокруг сканировать на предмет потенциальной угрозы вторжения. Тем более на орбитальной станции Лиги, я что-то подобное видел.
  - Дурак ты! - опять стукнула она меня кулачком. - Куда ты от меня убежал? Вроде страшный ты стал, а не я...
  - Прости, - прошептал ей я, целуя в макушку.
  - А "это" теперь совсем, да? - с затаенной надеждой спросила она.
  - Бэтс сказал, что скорее всего да. Совсем. В прошлый раз прошло, потому что доза была маловата. А в этот раз я полностью изменился. В первую очередь внутри... И возможно изменения еще не кончились.
  - То есть? - удивилась девушка.
  - Я чувствую, что... Не знаю. Просто что-то.
  - Ничего не поняла, но тебе виднее, - сказала она и вдруг поцеловала, страстно и агрессивно, но вместе с тем нежно.
  Я удивился, но ответил.
  - Я соскучилась! - заявила она мне, оторвавшись ненадолго.
  - Кал может прилететь сюда, - предупредил я. - Он знает это место.
  - Пофигу! - мотнула она головой. - Пусть завидует, извращенец, что сам так не может! - на этом слова закончились.
  Я боялся и был сильно скован. Постоянно вспоминался первый астероид, что от легкого дунавения не то что расплавился, а испарился мгновенно. После криптонита ведь разница в силах у нас с Карой как у Кларка с Лоис. И синего камушка для меня не предусмотрено. Хотя, стоит как нибудь посмотреть на его действие. Как-нибудь потом.
  Я с максимальной нежностью и осторожностью прикасался к девушке, освобождая ее от и так небольшего количества одежды, а она с любопытством исследовала мое тело, дотрагиваясь ладонями и губами, гладя и царапая, целуя и прикусывая.
  Потом я откинулся на спину и поскользил по гладкой поверхности "куба" к центру его плоской стороны, словно по горке. Ведь кубическая форма для планетоида была просто моей прихотью и вообще дурацкой идеей. Гравитация она ведь определяеется через произведение масс тел деленное на квадрат расстояния между центрами этих масс. В результате с поверхности планетоида рельеф воспринимался совсем иначе, чем из космоса. Центр плоской стороны воспринимался как центр огромной впадины окруженной четырьмя циклопическими горами. И сила притяжения в этом центре была чуть не вдвое больше, чем на вершине куба.
  Так что проскользили мы на моей спине до самого центра и даже проехали его, после чего скатились снова. И так раза четыре, пока окончательно не остановились в середине. Кара в процессе весело визжала и размахивала руками.
  Наконец мы замерли и девушка продолжила свои исследования. Наше дыхание начало учащаться, а возбуждение наростало. Наконец Кара решилась и, прикусив губу, начала медленно насаживаться на то, что ее так напугало сутки назад.
  Да не так уж я и увеличился в этом месте. Может просто выглядело страшно? На самом же деле я проник довольно легко.
  Кара счастливо улыбнулась и впилась поцелуем в губы.
  - А на ощупь ты мягче, чем кажешься, - усмехнулась она, на мгновение отрывалясь. - Теееплый! - протянула она прижимаясь всем телом.
  Затем она потихоньку начала двигаться. Постанывая и наращивая темп.
  Вскоре планетоид снова содрагался от нашей страсти (не забыть подправить орбиту по завершению).
  Я держался долго. Изо всех сил. Мы уже потеряли счет ее вершинам, но я все боялся переступить собственную.
  - Не бойся! - шепнула мне она. - Мы на солнечной стороне. Если что, я быстро восстановлюсь.
  И только тогда я решился. И перестал сдерживаться. Пара движений и мы содрогнулись всем телом. Раз, другой, третий. Кара закатила глаза и простонала сквозь крепко сжатые зубы.
  - Больнооо... - протянула она, - Но жутко приятно...
  - Рад, что тебе понравилось, - расслабленно откинулся я на металл планетоида и глупо улыбнулся.
  - Скажи спасибо Заттане, - улыбнулась девушка. - Она зачаровала кольца, - продемонстрировала она колечко, переданное Дианой на своем пальце. Я глянул на свою руку: там оказалось второе. Ловко.
  - А ты, я смотрю, времени не теряла, - счастливо рассмеялся я.
  * * *
  Примечание к части
  
  Ишу бэту. Активную бэту дружащую с пунктуацией. Плиииз)))
  глава 29
  
  Найти Заттану оказалось не просто... а очень просто. Пришел к Бэтмену за костюмом, у него же и спросил. Тот в мобильнике покопался и дал номерок.
  Костюм хорош получился... Полный смокинг с бельем и ботинками. Даже с бабочкой и шляпой. Я как на себя посмотрел в нем - прям лапочка! Я портному, благо он лично пришел, прямо в сумку его, не скупясь, разных камушков отсыпал: алмазы там, сапфиров немного, рубины и изумруды (и наплевать, что Брюс ему уже заплатил). У меня их много накопилось, пока я подарок волшебнице готовил. Заказал ему же сразу полный гардероб на все случаи жизни.
  Бэтмэн тоже без подарка не остался (у меня настроение было обнять весь мир) - я ему на задний двор астероид поставил метров двести в поперечнике М-типа. С наиболее высоким из виденных мной содержанием редких элементов, таких как платина, кобальт, золото, палладий, осмий, рутений, родий... Почти сорок процентов общей массы одних только металлов платиновой группы. Про золото молчу, его там процентов тридцать, остальное железо и никель.
  Бэтмен объяснил мне в двух словах, что родий токсичен, и не только он. Сделал пару звонков и объяснил куда этот камушек отнести и где поставить. И смотрел он на меня при этом ОЧЕНЬ задумчиво. Чувствую, зря я ему такую мысль подал. Хотя...
  - Хочу долю! - заявил я ему на этот взгляд.
  - Сколько? - не стал отпираться он.
  - Сколько не жалко, - не стал наглеть я, понимая о насколько гигантских суммах пойдет речь.
  - Пять процентов, - что-то прикинув в голове, сказал он.
  - Идет, - улыбнулся я. - Этот - просто подарок в честь хорошего настроения, не смог пройти мимо такой красоты. Как организуешь производство - заказывай. Притащу что попросишь - астероидных поясов в галактике много, по-любому где-то найдется.
  - Договорились, - кивнул он мне. - Но твои пять процентов, с этого красавца я тебе все равно переведу. Чтобы желание не пропало.
  - Ты мне лучше найди мощный автономный комплекс по выработке кислорода. Можно инопланетный. Лишь бы очень мощный, - отмахнулся я.
  - Зачем?
  - Я себе тут планету построил с горя, хочу кислородную атмосферу там сообразить.
  - Подумаю, - кивнул он мне и снова достал телефон. А я полетел к Заттане.
  Я набрал ее номер, на вновь полученном от Брюса мобильном и, дождавшись "Алло", ускорился на голос.
  Наверное зря. Поскольку еле увернулся от какого-то заклятия, которым она меня с перепугу, на чистых рефлексах атаковала.
  - Стой-стой! - вытянул я руку в защитном жесте. - Я с миром!
  - Ты кто? - подозрительно уставилась она на меня. Вполне ее понимаю: внезапно появляется перед тобой верзила за два двадцать ростом в новеньком смокинге, с пепельно-серым лицом чуть пострашнее обезьяньего и с букетом роз в руке. Естественно появятся подозрения... в целостности своего рассудка.
  - Я просто благодарный чело... не совсем человек.
  - Благодарный? За что? - не спешила опускать свою минитросточку волшебница.
  - Кара. Супергерл. Я ее парень, - сказал я. Глянул на руку с кольцом и поправился. - Жених точнее.
  - Ах Кара... - улыбнулась Заттана. - Ну, и как? Получилось?
  - Не совсем гладко, но самое главное, что жива она осталась. А с мелкими повреждениями регенерация справилась, - совершенно серьезно ответил я.
  - Даже так? Я же наложила самые мощные чары, известные мне, - задумалась она. - У вас и правда такая громадная разница в силе?
  - Да. С недавнего времени. Но то, что вы сделали - это просто чудо! Чары наложенные на божественные артефакты...
  - Божественные артефакты? - удивилась Заттана.
  - Эти кольца из той же кузни, что и браслеты Вандервумен, - пояснил я.
  - Так вот почему чары потребовали так много магических сил... - задумалась волшебница.
  - Я собственно чего пришел-то? Это вам! - сказал я и протянул девушке букет. - И это вам, - достал я из кармана пиджака рубиновое колье. Над ним я трудился почти три месяца субъективного времени. То есть под ускорением. Сначала отыскал нужные камни, потом шлифовал их и гранил (моя кожа оказалась замечательным образивом). Все сам, своими руками, с чистым светлым чувством благодарности.
  - С-спасибо, - немного дрогнул у нее голос. - Это же ужасно дорого!
  - Ваша работа вообще бесценна! - ободряюще улыбнулся ей я. - Ой! Мне пора. Кара летит! - сказал я и смылся в ускорении.
  * * *
  - Ты к Заттане приходил? - вечером в нашей избушке спросила Кара, подозрительно прищурившись.
  - Приходил, - не стал скрывать я.
  - А чего сбежал при моем приближении?
  - Я свою благодарность передать передал. А дальше уже просто не захотел мешать тебе. Ведь девочки любят поболтать. Я не прав?
  - Прав, - покраснела девушка.
  - Чем займемся? - спросил я, подходя и приобнимая.
  - Не знаю, - задумалась она. - Мне нравится твоя планета. Как ты ее назвал, кстати?
  - Никак пока что, - удивился я. - Может ты название придумаешь?
  - Не знаю... - задумалась девушка. - Может Новый Криптон?
  - Хотелось бы в одно слово, - чуть поморщился я.
  - Тогда я еще подумаю, - легко слезла с этой темы она.
  - Так чем займемся? - повторил вопрос я.
  - Мне нравится твоя планета, можем слетать посмотреть как там дела, - предложила она.
  - Давай, - согласился я. - Там сейчас уже моря должны быть, наверное.
  - То есть мне стоит взять купальник? - кокетливо спросила Кара.
  - Зачем? Там кроме нас никого не будет. Можно и без купальника купаться.
  - Купальник, - наставительно сказала мне она. - Купальник нужен не для того, чтобы скрыть тело девушки, а для того, чтобы его выгодно показать!
  - Это Криптонская мудрость? - заинтересовался я.
  - Нет, это вполне Земная. У нас на Криптоне купальников не было. Там вообще было не безопасно купаться. За пределами городов Криптон был очень негостеприимной планетой.
  - Да? - удивился я. Таких подробностей языковой пакет в себе не содержал. - А ты плавать-то умеешь?
  - Немножко. Меня подруга на Темискире научила, - призналась Кара.
  - Хм... А меня никто не учил, - вдруг задумался я. Но откуда-то у меня была четкая уверенность, что плавать я умею. Странно. Но это можно сбросить в ту же кучу странностей, что и откуда я знал еще находясь в той колбе что такое "ученый", "лампа", "лысый" и еще миллион вещей, которых я впринципе знать не должен был. Одной больше, одной меньше.
  - А когда ты первый раз плавал? - заинтересовалась она.
  - Два дня назад, - признался я. - На своей планете.
  - Так там же еще воды не было!
  - Так я не в воде плавал, - пожал я плечами.
  - А в чем же? - удивилась Кара.
  - В металле. Наши способности такое вполне позволяют.
  - Ты все же решился? - распахнула она глаза.
  - Да. Я тогда был слегка неадекватен и очень расстроен... Ты сама знаешь чем.
  - Не только ты был расстроен! - ткнула меня кулачком она. - Я пошла купальник надевать! - и убежала.
  * * *
  Дожди на планете еще шли, но уже не так повсеместно, как день назад. И сплошной облачный покров вовсю зиял прорехами, сквозь которые виднелась поверхность земли, на которой уже угадывались очертания морей и океанов.
  И что-то их было маловато.
  - Тебе тоже кажется, что воды надо добавить? - произнес я обращаясь к Каре.
  - Пожалуй, - задумчиво проговорила она. - На Земле семьдесят процентов поверхности покрыто водой. И глубина океанов достигает нескольких километров. А тут, на мой взгляд, и сорока процентов еще не набралось.
  - Думаю ты права, - проговорил я. - Тогда, чего мы ждем?
  - А как же искупаться? - обиженно надулась Кара.
  - Натаскаем воды - искупаемся, - улыбнулся я.
  - Ладно, - вздохнула она.
  Мы ускорились и начали таскать ледышки в район северного полюса. Ускорение великая вещь: одно объективное мгновение, и вот уже там возвышается двадцатикилометровой высоты гора ледяных глыб.
  - Хватит? - с сомнением спросила Кара.
  - Врядли, - подумав ответил я. - Но надо растопить, а то вес на балансировку планеты повлиять может.
  - Ну покажи класс хрупкой девушке, - стрельнула глазами Кара. Я усмехнулся, но не стал уточнять, что "хрупкая девушка" сама может такую же планетку сварганить не многим медленнее, чем я.
  Взлетели над вершиной и я аккуратно выдохнул пламя на лед. Он начал плавиться, но медленно. Пришлось поднажать. Дело пошло быстрее, но часть воды испарялась минуя жидкую фазу.
  Наконец вся гора оказалась растоплена. Мы полетели за новой партией ледышек.
  Эту процедуру повторили еще раз десять, пока наконец не решили, что достаточно.
  После этого выбрали местечко поживописнее и обосновались там.
  Время летело незаметно, как впрочем и всегда в обществе любимого человека. Кара оказалась права: купальник действительно очень выгодно подчеркивал идеальные ее линии. Настолько выгодно, что мы трижды летали на спутник. И дважды приходилось подправлять его орбиту.
  Но у Кары были обязанности в Лиге, у меня подходило время тренировки с Бэтменом, так что планету мы оставили и помчались на Землю, каждый по своим делам.
  После тренировки Бэтс дал заказ на астеройд М-типа примерно трехсот-четырехсот метровый железо-никелевый. И указал координаты куда поставить. В то же мгновение, под ускорением я заказ выполнил.
  Потянулись дни...
  Я все еще не мог определиться с занятием, поэтому занимался планетой, Карой и тренировками. Жили мы с ней все в той же таежной избе. Мир нас не трогал.
  * * *
  глава 30
  
  * * *
  - Мистер Бизаро... - обратился ко мне Демиан, когда на очередной тренировке, Бэтс оставил меня медитировать на лужайке одного. Вообще Брюс последнее время ходил сам не свой. Внешне это почти никак не проявлялось, но я за эти годы успел его неплохо изучить. И могу сказать точно: его что-то очень сильно беспокоит.
  - Просто Брюс, - сказал я ему, открыв глаза и приводя дыхание к нормальному.
  - Брюс... Помоги мне! - смог он выдавить, буквально переламывая собственную гордость. Мне кажется, я даже услышал треск.
  - Хорошо, - кивнул я ему, заранее соглашаясь. Я примерно уже представлял о чем он может попросить. Бэтмен никогда свою гордость переломить не сможет. И о помощи не попросит.
  - Ты ведь даже не знаешь, о чем я хочу попросить! - воскликнул мальчик.
  - Мне достаточно, что ТЫ попросил МЕНЯ о помощи. Ты сын человека, которому я обязан всем. И я помогу тебе, - сказал, и сам понял, что сказал правду. Причем даже попроси он меня убить кого-то, я бы убил.
  - Моя мать... Ее захватил в плен бывший ученик моего деда. Отец не знает, где ее держат.
  - А ты знаешь, - не спрашивал, утверждал я. Мальчик кивнул.
  - Закончим тренировку, и жду тебя на крыше. Брюс ведь не должен знать? - предположил я. Демиан кивнул. Я закрыл глаза, продолжая медитацию.
  * * *
  На крыше я подхватил Деймона и в ускорении полетел в нашу с Карой избу.
  - Что мы тут делаем? - спросил Деймон.
  - Здесь Брюс не прослушает, - усмехнулся я и снял с ножен меча мальчишки жучок Бэтмена. Еще один с пояса. И один выковырнул из своего ботинка.
  - А где мы? - заинтересовался он.
  - В России.
  - О! - многозначительно протянул он.
  - А теперь рассказывай, куда нам нужно попасть, и какой у тебя план, - Деймон вздохнул и достал коммуникатор. Показал мне координаты, рассказал, что именно там есть, и способ, каким туда собирался попасть. Я признал способ годным.
  - И никаких возражений? Наставлений? Нравоучений? - с подозрением уставился он на меня.
  - Нет, - покачал я головой.
  - Точно?
  - Точно, - кивнул я, - Ты попросил меня помочь, а не руководить. Так что ты командир.
  - Ладно... - протянул Деймон. - Донесешь нас до места?
  - Без проблем, - кивнул я.
  - Тогда план такой! - загорелся энтузиазмом мальчишка, одетый в костюм робина.
  * * *
  Проникновение прошло гладко. Уровень бойцов меня откровенно разочаровал: крепкие среднячки, не более. Внимательность на нуле: потому что крадущуюся тушу два двадцать пять на метр тридцать в пустом коридоре... Ну и что, что меня учил передвигаться и прятаться сам Бэтмен. Их ведь тоже учили!
  На их фоне Деймон со своими навыками смотрелся очень даже не плохо. Но до Брюса он пока не дотягивает. Опыта маловато, но лет через десять...
  Как раз насчет мало опыта. Увидев мужика в двуцветной маске, малец потерял голову. Он забыл о моем существовании и словно охотничий пес сел ему на хвост.
  Незаметить такой яростный взгляд в спину сложно даже неподготовленному человеку. Так что в явную ловушку я не полез вслед за Деймоном.
  Вместо этого я просканировал своим слуховым зрением всю станцию, с надводной и подводной ее частью. Самое интересное естественно оказалось внизу. Туда я и направился, тихонечко проплавляя в полу дырки своим дыханием.
  А еще я уже слышал приближение Бэтмена. Его стук сердца я ни с чем не спутаю. Тут одно из двух: либо я не все жучки нашел, что вполне возможно, ибо его параною мало кому переплюнуть удастся, либо он нашел это место ничуть не позже своего сына.
  А вот внизу я хладнокровие сохранить уже не смог. Женщин бить НЕЛЬЗЯ! Не знаю откуда, но во мне это сидит четко.
  И стоило мне увидеть синяки и кровоподтеки на лице предположительно матери Деймона ( предположительно, потому что, нас не представили), как я вмешался.
  Мнгновение ускорения и женщина аккуратно лежит на руках у сына, а немужчина в маске (не могу считать мужиком того, кто поднимает на женщину руку) висит над полом с моей рукой на своем горле.
  - Деймон, - кивнул я ему.
  - Брюс? - немного удивился он.
  - Убить его или нет? - спросил я. - Ты главный, тебе решать.
  - Я...
  - Одно слово и я сожму руку, - посмотрел я мальцу в глаза. Он колебался. Я видел это в его взгляде. Он хотел смерти этого немужчины в маске. Но что-то его останавливало.
  Тот, кстати уже начал задыхаться в моей хватке. Удары по мне оружием, во всяком случае прекратились.
  - Нет, - во взгляде пацана появилась знакомая твердость. Такая же как у его отца.
  А вот у меня такой твердости нет. И мне очень захотелось сжать кулак. Без всех этих геройских сложностей, но...
  - Отпусти его, мы будем биться. Один на один! - сказал мальчишка и достал меч. Я поставил пленника на землю и отошел к пострадавшей. Все же я врач, а не боец, герой или убийца. И стоит заниматься именно тем, что у меня получается лучше всего. Именно поэтому с собой у меня не было оружия, но была аптечка, которую я уже и открывал.
  Бой у этих двоих получился красивый, сложный, напряженнный и эмоциональный. Подготовка у обоих была на высоте, а уж решимости на целую дивизию штурмовиков. Но как ни странно победил малец.
  Его глаза светились такой неистовой жаждой убийства, когда кончик его меча упирался в горло поверженного противника, что даже меня пробрало. Если такой же огонь пылает в душе его отца, то я просто преклоняю перед ним колени. Перед его волей и самоконтролем.
  Но Деймон удивил меня еще раз. Он отвел клинок и убрал его в ножны. Развернулся и пафосно пошел к матери. И умер бы, не будь меня рядом. Демиана спасло мое ускорение и непробиваемая шкура. Немужчина в двухцветной маске не погнушался достать пистолет и выстрелить в спину.
  Моя рука сновь сомкнулась на его горле, а ноги его опять оторвались от земли. И теперь разрешение пацана мне уже не требовалось.
  - Брюс! - раздался голос Бэтмена. Я вздохнул, опустил пленника на землю, поставил на колени и завел руки за спину, крепко их там перехватив. - Что с Талией? - уже спокойно и по деловому поинтересовался Бэтс, подходя.
  - Много синяков, легкое сотрясение, трещина в третьем ребре слева, средняя кровопотеря, но состояние не тяжелое, в срочном медицинском вмешательстве не нуждается, ходить самостоятельно может, - отрапортовал я.
  - Точно все в порядке? - не поверил Демиан.
  - Я уже говорил тебе, что Брюс - лучший врач планеты, - строго и наставительно сказал Бэтмен.
  - Врач - это последнее, что про него можно подумать, - усмехнулась женщина.
  - Внешность обманчива, - пожал плечами я.
  - И что теперь? - спросил Демиан.
  - Брюс, свяжи всех лишних на станции. Доставь их в готэмский центральный полицейский участок. Мы эвакуируемся на Бэт-самолете, его сейчас Найтвинг на площадку сажает. Потом уничтожь тут всё. Не стоит таким технологиям появляться на свет. Его мы возьмем с собой, - кивнул он на немужчину в двухцветной маске. Я кивнул и сломал обе руки пленнику...
  * * *
  - Брюс, - подошел ко мне снова во время медитации Демиан и сел напротив. Я приоткрыл глаза и медленно выправил дыхание.
  - Да, Демиан.
  - Я хотел сказать спасибо. Ты спас мне жизнь. Спас жизнь маме...
  - Это меньшее, что я мог сделать для твоего отца.
  - Но почему? - в его глазах плескался не интерес, а желание понять. Он правда пытался понять меня.
  - У тебя есть мать, Деймон. Есть отец, - он продолжать смотреть очень внимательно и не перебивал. - А я клон.
  - Клон? - удивился он.
  - Да. Клон Супермена, созданный Лютером. Я сбежал из лаборатории и был во всем этом огромном мире один. Совершенно. Никому не нужен. Ни от кого не зависим. Без цели. Без дела, - видимо быть хорошим собеседником у Уэйнов в крови. Он продолжал молчать. Не перебивал и слушал очень внимательно.
  - Тогда я встретил его. Он не окружал меня заботой, не опекал, тем более не делился теплом или отеческой любовью. Он просто дал мне цель, показал как добыть средства и знания для ее достижения. Так что, как верно то, что я достиг всего сам, также и верно, что это все дал мне он, - я взял небольшую передышку и замолчал. Но парень продолжал ждать, не перебивая.
  - А совсем недавно произошел один неприятный случай, из-за которого я стал выглядеть вот так, - обвел я себя ладонью. - Даже моя девушка отшатнулась в страхе. А он нет. Понимаешь... Я не могу назвать его отцом. Или братом. Но мне хотелось бы этого. И тебе я завидую. Он ведь изо всех сил пытается заботиться о тебе. Может не слишком умело, но изо всех сил. Он вообще в быту очень трудный человек. Такая вот своеобразная плата за гениальность...
  - Так назови его другом? - серьезно сказал Демиан.
  - Друг. Наверно ты прав.
  - Там, под водой... - перевел он тему. - Ты бы правда убил Дефстроука, если бы я сказал?
  - Да. Более того, и убил бы, если бы Брюс не остановил меня.
  - Почему?
  - У меня нет той твердости, что у вас с отцом. Я слишком поддаюсь соблазну простых решений. Поэтому я врач, а не Герой из Лиги Справедливости, хотя по силам превосхожу всех ее членов. По отдельности и даже взятых вместе.
  - Ты не слишком самоуверен? Ты ведь всего лишь клон Супермена. Значит максимум равен ему по силам.
  - Был, - усмехнулся я. - До недавнего времени. Потеряв человеческую внешность, я приобрел огромную силу. Теперь я сильнее Супермена. Гораздо. Если не веришь, то доказать я все равно не смогу.
  - Это не важно, - вздохнул мальчик.
  - И то верно, - согласился я.
  - Но ведь сейчас ты не врач? У тебя нет пациентов...
  - Нет, - вздохнул я. - Обратно в Метропольский Центральный Госпиталь мне уже не вернуться. Наверное опять поеду в Африку. Там людям плевать на внешность...
  - А может все же пойдешь в Нанда Парбат? Там тоже не смотрят на внешность.
  - А кого я лечить буду? Преступников, наемных убийц, богачей...
  - Нет, - замахал руками он. - Мы сможем устроить, чтобы все было как раньше: сложные случаи со всей страны. И не только с одной страны. Нанда Парбат границами стран не ограничена.
  - А точно сможете? - засомневался я.
  - Если тебя что-то не устроит, уйти ты всегда можешь. Удержать кого-то уровня Супермена силой... Сам понимаешь, что не реально.
  - Хорошо, - хлопнул я рукой по колену. - Давай попробуем!
  * * *
  глава 31
  
  Новая операционная. Была в точности как старая, оставшаяся в Метрополисе.
  Так я думал первые двадцать минут. Потом, по кое-каким мелочам (царапины, случайные сколы на эмали) понял, что это она же и есть. Чуть поднадавив на свою работодательницу, Талию аль Гул, я выяснил, что все это оборудование было украдено из Метропольского Центрального Госпиталя той же ночью, как было получено мое согласие на работу.
  Бэтмен на это покачал головой и проспонсировал приобретение в опустевшую операционную хорошего, но неуникального вполне земного оборудования, чтобы не парализовать работу отделения. А то совсем не хорошо получается: ведущий нейрохирург уволился, все аппараты вплоть до томографа украли, вот и вертись как хочешь.
  А расположена эта операционная оказалась... в пригороде Готэма!
  Честно говоря, у меня сразу мнение о Нандо Парбат дало сильную трещину. Мне-то сперва казалось, что это некая секта ниндзя глубоко в неприступных горах, что посылает своих агентов-убийц...
  В реальности все оказалось несколько сложнее. Рас аль Гул, основатель и бессменный глава Лиги, был невероятно долгоживущим человеком, достаточно харизматичным, умным и весьма деятельным.
  И из цивилизованных стран он не уходил, все эти века, обрастая связями, возможностями, талантливыми людьми и инженерно-технической базой. Был конечно у них и тот самый неприступный замок в горах, где проходили обучение боевики и разведчики, но это не была основа деятельности организации. Всего навсего одна из частей.
  Глубоко в цели и структуру Нандо Парбат я не вникал, поскольку, во-первых я человек сторонний и членом ее не являюсь, так что кто же мне будет тайны-то открывать? А во-вторых, потому что меня и самого это не особенно сильно интересовало.
  Главным для меня было то, что у них в пригороде Готэма была частная клиника с великолепным оснащением и персоналом не задающим вопросов.
  Я наконец-то вернулся к работе. Удивительно насколько неполноценным я себя без нее чувствовал все это время. Даже не столько невозможность появиться на улицах города, сколько невозможность работать. Удивительно, как эта потребность делать нечто приносящее пользу, глубоко сидит в подкорке человека. Потребность быть нужным... Казалось бы, у меня есть возможность не работать вообще, совсем: деньги есть, а если надо еще достать, то тоже не проблема, а все равно душевное равновесие достигается только когда занимаешься важным делом.
  Да, конечно, я получал удовольствие и удовлетворение, создавая собственную планету, творя ее, но! Но она ведь никому, кроме меня не нужна. Точнее, может быть кому и сгодится, но ведь никто не просил меня ее делать. Она просто хобби. А подсознанию нужна именно работа. Причем работа, в полезности которой ты не сомневаешься.
  Видимо я получился слишком уж человеком. Супермен считает себя человеком и постоянно пытается им быть, но у него не выходит. А я точно знаю, что я клон криптонца, но веду себя постоянно как самый, что ни на есть человек. И проблемы у меня тоже человеческие. Даже стыдно за них.
  - Господин Бизаро, - тихо подошла медсестра. В этой клинике весь персонал ходил удивительно тихо. Не как обычные медики, а как ниндзя... Хотя, все может быть. Это же клиника Нандо Парбат. - Вас ждут в приемном покое. Привезли больного, - поклонилась она. Мне тут почему-то весь персонал постоянно кланялся. Видимо сказывается, что привела меня сюда лично нынешняя глава организации. А у них субординация и иерархия жесточайшие.
  Я поклонился в ответ - вежливость наше все. И пошел встречать своего первого пациента.
  * * *
  - Милый, - вечером спросила Кара, когда мы ужинали на кухне нашего таежного дома. - Ты устроился на работу?
  - Да, - подтвердил я, - Бэтмен помог. Подсказал одну частную клинику, где у персонала крепкие нервы.
  - И как тебе?
  - Немного непривычно, но главное, я чувствую себя нужным, - честно признался я.
  - Значит в Лигу ты все же не пойдешь? - слегка расстроено спросила она.
  - А ты все еще надеялась? - удивился я. Кара кивнула.
  - Твои навыки, сила, способности, нам бы пригодились, - вздохнула она.
  - Так я не отказываю вам в помощи, Кара, - удивился я. - Операционная на орбитальной станции есть. Мой номер экстренного телефона тоже. Да и на силу мою, лично ты рассчитывать можешь. Просто я не хочу вступать в ваш маленький клуб по интересам. Ставить подвиги на поток - не по мне. Ты же знаешь.
  - Знаю, - вздохнула она.
  - Ты пойми, предотвращение или ликвидация последствий стихийных бедствий, борьба с ними - это я с превеликой готовностью. Но борьба с плохишами... Это не по мне. Иначе очень быстро настанет день, когда я начну бороться с ними радикально. И тогда в плохиши запишите меня уже вы сами. А я не хочу этого! - наверное в сотый раз попытался объяснить ей свою позицию.
  - Я знаю, милый, - вздохнула она. - Просто твоя сила... Она просто невероятна! Ты можешь спасти или разрушить целые населенные миры! Но при этом работаешь простым врачом... Не укладывается у меня это в голове до конца.
  - Может ты и права, любимая, - опустил глаза я. - Но видимо я слишком труслив для таких масштабов. Спасти миллионы - я не могу себе этого представить. Но вот побороться со смертью за одного конкретного мужчину, ребенка, конкретную женщину - на это моей фантазии хватает. Так что прости меня, но я буду делать то, что делаю.
  - Ладно, Брюс, не сердись. Я уважаю твой выбор, - накрыла она мою руку своей. - Давай в горы слетаем? На лыжах покатаемся?
  - Давай, - улыбнулся я. Почему бы и нет? Сон ведь нам обоим не нужен, а новые впечатления, повторюсь, почему бы и нет?
  * * *
  А это действительно было весело. Когда прыгаешь на снежный склон с вершины Эльбруса, то трасса получается ооочень длинная.
  - Кара Зор Эл! - начал я, когда мы в очередной раз взлетели на пик.
  - А что так официально? - удивилась она. Вместо ответа, я упал на одно колено и взял ее за руку.
  - Выходи за меня замуж! - закончил я свою фразу.
  - Я... я... - разволновалась вдруг непонятно с чего Кара. Я же продолжал на нее смотреть с надеждой и ожиданием. - Я... выйду за тебя, Брюс, - прошептала она наконец.
  Я подхватил ее на руки и поцеловал, а горы под нами постепенно становились все меньше и меньше.
  * * *
  Церемонию бракосочетания решили провести на Темискире. Из гостей были: Супермен, Диана, Заттана, Максима, Барбара, да и все собственно. Бэтмен не пришел (передал поздравления СМС-кой). Талии не с руки было в Лиге Справедливости появляться, да и не была она нам с Карой особенно близким человеком. Дик, Демиан... на Темискир лететь постремались.
  Ванесса с Джонни... Я с самого "происшествия" им на глаза не показывался, да и не знаю теперь, покажусь ли - страшно. А больше, не Лютора же мне звать? Пусть сидит себе спокойно и будет благодарен монетке, которая решкой выпала, когда я решал убивать его за подставу с ракетой или не мараться. По уму бы надо, но с другой стороны Лютер моего предупреждения не нарушал: лично против меня его план направлен не был, с клонированием не баловался. Так что вроде бы и не за что. Вот и кидал я монетку. Выпала решка - живи, падла. Пока что.
  Церемонию провела Ипполита, к алтарю невесту вел Супермен. Каре свадебное платье ужасно шло, а несколько смущенная улыбка делала ее и вовсе божественной. Стройные ряды амазонок, арка цветов, яркое солнце на пронзительно голубом небе, теплое, бескрайнее море...
  И я. Белый свадебный костюм со шляпой, конечно, слегка сглаживал впечатление от моей неотразимой внешности, но серое лицо с глубоко посаженными черными глазками, впечатление создавало жутковатое. Классика жанра: Красавица и Чудовище.
  Грустно немного, после того, как большую часть жизни провел в качестве материализованной женской мечты об идеальном красавце-мужчине, стоять у алтаря чудовищем, на которое без дрожи не взглянешь.
  С другой стороны, самое главное, что невеста довольна. Ей на меня смотреть, так что... я счастлив, и точка на этом.
  * * *
  Жить решили все там же, в Тайге. Людей там не много, места красивые, да и дом своими руками отстроенный куда как уютнее типовых коробок, что могли предоставить нам города.
  - Вот мы и женаты, Красавица моя, - улыбнулся я, опуская с рук Кару на пол избы.
  - Ты так называешь, словно это слово что-то означает кроме того, что значит само слово, - улыбнулась она.
  - Хм... Иногда я забываю, что Земная культура для тебя не родная, - почесал я в затылке, сняв шляпу.
  - То есть я права?
  - Да. Красавица - это персонаж одной сказки из фольклера нескольких народов Земли.
  - И как же эта сказка называется?
  - В фольклере России, она называется "Аленький цветочек".
  - А у другого народа? - прищурилась она, чувствуя недосказанность.
  - В европейской культуре она называется "Красавица и Чудовище", - отвел глаза в сторону я.
  - А ты мне ее расскажешь? - обняла меня теперь уже жена.
  - Лучше прочитаю. Из меня рассказчик плохой, - признался я, целуя ее в губы.
  - Я не против, - согласилась она.
  - Тогда подожди меня пару секунд, - чмокнул я ее в носик и умчался в ускорении.
  - ...два, - услышал я по возвращении с книгами
  - Все-все, я здесь уже! - рассмеялся я, доставая припасенный тортик (специально просил у Альфреда накануне и прятал в обитом свинцом холодильнике, опущенном в колодец, чтобы не нашла раньше времени).
  - О?! Что это? - удивилась она.
  - Это? - сделал я значительно-благоговейное лицо. - Это одно из величайших чудес Земли! Тортик авторства Альфреда Пениворфа!
  - Альфреда? Кто это?
  - Дворецкий Бэтмена, - пожал плечами я. - Вот такой мужик, - показал я ей отогнутый в верх большой палец.
  - У Бэтмена есть дворецкий? - неподдельно удивилась она.
  - Есть, - осторожно сказал я. - А ты разве не знаешь, как его зовут в обычной жизни? За пределами Лиги? Без костюма?
  - Как-то не очень интересовалась, - пожала плечами Кара. - А как его зовут?
  - Прости, любимая, но я не скажу. Узнаешь сама - другое дело, но раскрывать чужие тайны не в моих правилах, даже тебе. Прости... И так лишнего сказал.
  - Ладно-ладно, мальчики, храните свои секретики, сколько хотите, - отмахнулась она. - Давай лучше тортик попробуем!
  * * *
  глава 32
  
  Мой день начинался совершенно обыкновенно. С завтрака в одиночестве. Кара вот уже неделю не вылезала с Темискира. Я так и не понял, что она там делала, но раз сказала, что должна там быть, значит должна. Право на свои секреты у нее есть, и не мне его оспаривать.
  Вот уже полгода, как мы женаты. Полгода счастливой семейной жизни.
  По итогам которых мы определились, что секреты у нас могут быть. И ничего смертельного из-за этого не случится. И что лезть в эти секреты не стоит, поскольку нервы дороже. Но шли мы к этому долго. И трудно. Очень трудно, познав на этом пути такие моменты как обида, скандал, ссора... Но также и примирение, извинения, прощение... Трудный путь. Все же после свадьбы и до свадьбы отношения совершенно разные, даже если и жить вместе до. Вроде бы фактически ничего не меняется, но психологически меняется совершенно все! Просто все абсолютно. Семейные пары меня поймут, те же, кто семьей еще не обзавелся все равно не поверят.
  Так что сегодняшнее утро началось с завтрака в одиночестве, в нашем с Карой таежном доме. За окном еще лежал снег, но дело уже вовсю шло к весне. В печке весело потрескивали дрова, на ноутбуке проигрывалась новостная программа.
  Закончив завтрак, я ополоснул посуду и убрал ее. Затем пошел на двор, раскидать нападавший снег, прямо как был, в одних семейниках (а что такого? На много километров вокруг ни одной живой души, а холод мне дискомфорта не доставляет). Затем натаскал воды в душевую цистерну из колодца. Прыгнул с вышки, притащенной и установленной в прошлом месяце в озеро, откопанное тут еще летом, и полчасика поплавал в свое удовольствие, словно маленький ледокол, вспахивая сковавшую его корку.
  Потом нагрел дыханием цистерну и нормально принял душ. Собрался, оделся и хотел уже лететь на работу, как был буквально сражен известием, пришедшим с экрана ноутбука: Супермен при смерти!
  "Да как так-то?!! Он что, вообще сдурел что ли?!!" - возник у меня в голове вопрос, сразу после просмотра сюжета, о том, как замаскированный Металло выпустил в грудь супергерою криптонитовую пулю. Он, что не сканирует на рефлексе того, с кем общается? Он что не успел увидеть пулю и понять, что она не того цвета? Да он что, кретин что ли?
  И вот тут пришла следующая мысль, а что же я-то сижу?!
  Я рванул в ускорении к месту происшествия, и схватил тело своего оригинала, не выходя из него. Секунда, и мы уже в клинике Нандо Парбат, в моей операционной.
  Начал собираться персонал, ассистенты, а я все стоял над мечущимся и потеющим Кларком, решая, как же доставать это треклятую пулю. Рана-то заросла!
  Ни один мой хирургический инструмент к этой задаче был непригоден. Оставалось только варварство, но вся моя суть цивилизованного врача ему сопротивлялась. А вот опыт и рефлексы полевого хирурга твердили, что именно так и надо.
  Я вздохнул, решаясь и схватил Кларка за руки, чтобы он не дергался. Затем ударил ледяным зрением прямо в район пули, промораживая все ткани вокруг нее и над ней. Супермен забился, задергался в моей хватке.
  - Терпи, Кларк!!! - зарычал я на него и как только он чуть успокоился, вырвал рукой получившуюся ледышку из его груди, прямо с кусками ребер, откинул ее и снова схватил руку. Кларк заорал, выгнулся дугой и обмяк.
  Я подхватил тело и через окно вылетел на орбиту. К Солнцу. Как можно ближе, к источнику силы и жизни этого дурного криптонца с чугунной головой.
  Я остановился в космической пустоте и с немалым облегчением наблюдал, как затягивается безобразная дыра в груди пациента, констатировать смерть которого второй раз мне совершенно не улыбалось.
  Когда дыра окончательно затянулась, я отнес все еще не пришедшего в сознание криптонца на станцию Лиги. Там было непривычно пусто. Я пожал плечами и полетел обратно в клинику: убрать за собой операционную. Кровь криптонцев раскидывать где попало - прямой путь познакомиться с его новыми клонами.
  Закончив уборку, я позвонил Брюсу. Тот трубку не взял. Это наводило на неприятные мысли. Еще точнее настораживало.
  Я помчался в особняк Уэйнов.
  Альфред тоже был встревожен, а это уже о многом говорит. Выяснилось, что Брюс три часа назад убежал на могилы родителей, которые, по словам какого-то человека, пришедшего к ним, были разорены.
  Я совершенно неподобающим образом подхватил Альфреда и помчался на указанное им кладбище.
  Там мы стали свидетелями настоящего фильма ужасов: из свежей могилы выкапывался человек. Грязный как черт, растрепанный и злой как дьявол. Настолько, что даже рычал.
  В таком состоянии я Брюса видел впервые. Мне даже стало жутко, когда я случайно увидел его глаза. Словно в Геенну огненную заглянул. Ох не завидую я тому, кто его до такого состояния довел: убить не убьет, но смерть этому безумцу недостижимым раем покажется!
  Я доставил Альфреда с Брюсом в пещеру. Бэтс только спросил, что с Суперменом. Услышав мой рассказ, он молча кивнул и пошел обзванивать Лигу.
  В моей помощи он не нуждался.
  * * *
  Глядя на то, как работает этот человек, я восхищался. Гений. Одним этим словом все сказано.
  Прошло не более получаса, после того, как сам он вылез из могилы, а уже все члены Лиги (а очень быстро выяснилось, что атакованы были все) были спасены. Еще через десять, уже проходило общее собрание на орбитальной станции.
  Еще через двадцать группа уже вылетала на захват цели. А через сорок вовсю кипела битва, за которой я наблюдал из зала управления орбитальной станции.
  Супермен звал с собой, но я отказался. В общей свалке, я мог не рассчитать силы и убить кого-то. Или не случайно. Не уверен, что мне бы простили это.
  Красиво они работали. Аж засмотришься.
  Вот только зачем они выпустили ракету? Точнее зачем позволили ей вылететь? И какого непонятного животного Супермен не успел ее перехватить на пути к Солнцу?
  Видимо последствия моего экстремального лечения сказывались. Или он просто безнадежен... При взгляде на его действия, возникала и такая мысль в том числе.
  Но вот когда полетела солнечная молния к Земле, я вдруг понял, что что-то идет не так. Совсем не так.
  А уж когда проломился щит Зеленого Фонаря, мои нервы не выдержали.
  И снова время остановило свой бег. Я снова сидел на кресле и не решался встать.
  В прошлый раз речь шла о моей внешности.
  В этот раз речь шла о моей жизни. Метеорит, конечно, большой, но Солнце больше. И силы их насколько я думаю, взаимоисключающие.
  А на другой половинке весов семь миллиардов жизней. Тот самый случай о котором я говорил с женой. Бороться со стихией, не с плохишами. И, если не встать сейчас с этого кресла, то я, получается, пиздобол?
  Глубокий вздох, и я встал с кресла.
  Ускорение на стук сердца Кары.
  - Брюс? - удивилась она, обернувшись на звук моего появления.
  - Прости, - сказал я и поцеловал ее. Нежно-нежно, но совсем недолго, поскольку осталось всего четыре с половиной минуты до того момента, как солнечная стрела сметет все живое с планеты.
  Я окончил поцелуй, нежно провел по ее щеке рукой и ушел в ускорение. Теперь уже к Фонарю, что из последних сил держал щит на пути яростной энергии.
  У Фонаря есть кольцо. При помощи этого кольца он может создать щит, что останавливает поток безжалостной плазмы. А что есть у меня?
  Всего навсего сверхкрепкое тело, способное выдержать почти что угодно. А еще есть странная, антинаучная способность, позволяющая поднимать одной рукой самолет, не позволяя ему распасться на части под собственным весом. Или толкать планетоид, не продавливая его поверхность. Или не рвать одежду, ускоряясь. Или подхватывать падающего с небоскреба человека, не убивая его перегрузками.
  Я много думал об этой своей способности. И даже экспериментировал. Настал черед проверить мои выводы в деле. Реальном деле, опасном и важном.
  В худшем случае, подарю несколько мгновений передышки Фонарю, если уж у меня ничего не выйдет. Надеюсь он потратит их с толком.
  Я в ускорении подлетел к щиту Фонаря и положил на него руки. А потом "взял" ими плазму. Всю многосоткилометровую солнечную стрелу, что летит к земле. "Взял" и почувствовал, что "держу" ее. Действительно держу. Голыми руками держать плазму - это удивительное и непередоваемое ощущение.
  Я принял положение цигун и начал дыхательное упражнение. Чем дышал в космосе? Понятия не имею. Но уходя в медитацию глубже и глубже, я заставил сгусток вращаться и сиять, как никогда в жизни.
  И отпустил ускорение.
  Невероятная тяжесть навалилась, словно я без суперсил попытался удержать на плечах гору.
  Прошла секунда. Вторая.
  Я буквально слышал треск собственного хребта, но естественно это мне просто мерещилось. Не мог он трещать, ведь нагрузка шла совсем не на него. Нагрузка шла на тот самый сгусток, что сейчас правильным шаром вращался и сиял, словно солнце на два пальца ниже пупка (откуда у клона пупок? Да Создатель его знает! Но факт, что он у меня есть).
  Прошла еще секунда, и щит Фонаря рассыпался. Но тяжести почти не прибавилось.
  Я держал эту стрелу. Поднажал, и даже начал теснить ее, заталкивая обратно в Солнце. Но хватило меня лишь на треть длины.
  - Ты удержишь? - спросил повисший рядом Фонарь. А у меня все силы уходят на то, чтобы только не отпустить эту тяжесть. Я не то, что говорить, моргнуть не могу от напряжения.
  - Арррррр! - в бешенстве прорычал я, колыхнув полами медицинского халата, который я с самого утра, так и не удосужился переодеть.
  - Ладно-ладно, - выставил в защитном жесте руки Фонарь, - Ты продержись еще немного, там ребята сейчас установку доналадят, и можно будет отпустить. Слышишь? Всего десять минут! Только продержись! Ну, может пятнадцать... Брюс? Тебя ведь Брюс зовут? Ты тот доктор, которого Бэтс приглашает, когда у кого-то из нас дела совсем плохи? - нервно тараторил он, не замолкая. Кажется его зовут Хел Джордан, или что-то вроде того. Зачем он это все говорит?
  - Не знал, что ты и так можешь... Даже Супс так не смог бы. Да ты просто Мегасупермен! Или нет, Супермегамен! Ты только держи, Брюс! Ты только держи, совсем немного осталось. Сейчас ребята закончат. Бэтс уже машинку настраивает... - он тарахтел и тарахтел, захлебываясь словами, спеша и боясь замолчать. Зачем он это делает? Мне становилось все труднее держать эту чудовищную тяжесть, но отпустить нельзя. Я уже представляю силу, удар которой обрушится на Землю, если не удержу. Если отпущу хоть на мгновение. Даже Супс, как его называет этот Фонарь, не сможет пережить такого удара. И Кара не переживет.
  Кара...
  - Ррраааааааа!!! - сам собой вырвался рык-хрип-крик из моего горла, и я в безумной ярости навалился на стрелу и вдвинул ее в Солнце еще на треть от первоначальной ее длины. Но дальше продвинуть не смог, даже этой вспышки не хватило для этого. Шар в животе уже сиял так, что его можно было сравнить с закрывающим половину неба от меня Солнцем, ставшим таким огромным, потому что я к нему настолько близко подобрался.
  - Ну ты мужик! Это было сильно! Но ты все равно пока что не отпускай, еще немного, совсем чуть-чуть подержи! Они уже почти закончили. Осталось совсем немного, сейчас Супс прикручивает дополнительный реактор к орбитальной станции, чтобы мощности точно хватило, с запасом. Ведь ты уже дал нам вдвое больше времени, чем у нас было. Но ты не отпускай, все равно не отпускай!.. - продолжал тараторить Фонарь. Зачем он это делает?
  Но должен признать, что его болтовня немного отвлекает от титанической тяжести и нестерпимого жара, идущего изнутри, от горящего шара в животе.
  Я продолжал держать, в пол-уха слушая нервный треп Фонаря.
  - ... Все, парень, они проверили установку, все работает. Дополнительные реакторы прикручены и действуют, мы теперь хоть час сможем пробыть нематериальными. Представь, вся Земля нематериальна! Словно призрак.
  - Беги! - прорычал я.
  - Что, прости?
  - Беги, дурак! - из остатков самообладания и самоконтроля заорал я.
  - А, все, бегу, бегу! - заторопился он и правда развернулся улетать.
  - Скажи Каре, что я люблю ее!!! - проорал я, уже теряя контроль над силой, что позволяла мне "держать" плазму. В следующее мгновение я не смог уйти в ускорение и весь сгусток, вся солнечная стрела ударилась в мое тело.
  Мир поглотил свет...
  * * *
  глава 33
  
  В себя я приходил долго. Трудно и больно.
  Когда, наконец, открыл глаза, то ничего не увидел. Потом догадался, что надо сначала выползти из почвы, ведь судя по ощущениям, я по самые колени вбит в землю. Головой вниз.
  Кое-как откопавшись, я обнаружил, что сижу в центре довольно приличной воронки. Под красным небом. С красным солнцем на нем. Полет не сработал. Пришлось выбираться из воронки так, по старинке, используя мускульную силу, приложенную к костным рычагам. А если проще, то на карачках, так как воронка была глубокой, а края у нее достаточно отвесными.
  Вот только труд мой оказался вознагражден не тем, чем я рассчитывал. Вокруг расстилалась пустыня, с обгорелыми остовами камней. В которых кое-где угадывались элементы зданий. Ну, или мне просто так показалось.
  Красное солнце, непонятное небесное тело рядом с ним, выжженая пустыня вокруг...
  Не сработало... Именно такой вывод напрашивался из этих двух утверждений.
  Получается, что я не только не спас Землю от удара Солнечной стрелой, я еще и само Солнце каким-то образом дестабилизировал настолько, что оно превратилось вот в это...
  Я стоял на песке и смотрел на небо, а у самого тряслась нижняя челюсть, а из глаз по щекам катились слезы.
  Семь миллиардов людей. Семь миллиардов жизней... Дети, женщины, мужчины... В один момент, из-за слабости и глупой самонадеятельности одного кретина с комплексом героя...
  Ноги подогнулись, и я рухнул на колени. Из горла сам собой вырвался безумный, протяжный крик отчаянья и боли.
  Не помню, сколько я так выл на красное солнце, но в конце концов силы меня оставили и я отключился.
  * * *
  Примечание к части
  
  "Coming july 2016"
  глава 34
  
  Пришел в себя я на краю все той же воронки. На душе было погано. Напротив, самочувствие было вполне сносным. Солнце скрылось за горизонтом и будто бы легче дышать стало.
  Что может желать человек, только что осознавший, что собственноручно уничтожил человечество? Наверное покончить с собой. И, должен признаться, что меня подобные мысли посещали достаточно настойчиво.
  Но я не человек. Я клон. И несмотря ни на что, я хочу жить. А чтобы жить, надо встать. Встать и пойти. Куда? Да хоть к ближайшему камню. А от него к следующему камню. И дальше к следующему.
  Есть хотелось, но не смертельно. Примерно так же, как и всегда, пока мои суперсилы еще работали. Тогда я мог есть хоть камни, хоть ртуть, хоть плутоний оружейный, все одно, все это без следа растворялось в луженом криптонском желудке. А мог не есть вовсе, и энергии, что шла от источника, либо еще раньше от солнца, вполне хватало, чтобы организм функционировал без излишнего дискомфорта. Сейчас камни я на вкус пробовать не рисковал, решив просто терпеть, пока не представится возможность питаться нормально, либо пока голод не станет поистине нестерпимым.
  Так я шел всю ночь, от камня к камню, стараясь не отклоняться от выбранного направления. Зачем? Просто, чтобы не ходить кругами. Направление же выбрал произвольно.
  Утром взошло солнце, и словно свинцовое одеяло опустилось на плечи. Идти дальше стало нестерпимо, и я остановился, укрывшись в тени очередного камня. Был я в очередной раз совершенно голый, поскольку то, что может вынести мое тело, для одежды оказалось невыносимым, а способность, что защищала ее в обычных условиях, в тот раз дала сбой.
  А чем прикрыть наготу, я пока не представлял, поскольку вокруг был исключительно песок и камни.
  Идти нестерпимо, думать нестерпимо, есть нечего, полезного дела нет. Но занять чем-то время необходимо. Чтобы не думать.
  И я принял позу "лотоса", распрямил спину, и приступил к медитации. Вдох, медленный выдох. Медленный вдох, медленный выдох, неторопливо погружали разум в некое состояние транса, разгоняющего лишние мысли.
  Думать было настолько мучительно, что в состоянии транса я просидел весь световой день, хотя раньше меня и на час струдом хватало, постоянно что-то отвлекало, либо сбивало с настроя.
  С заходом солнца дышать стало полегче. Но проснулся голод. Он стал сильнее, чем накануне.
  Терпеть или не терпеть? Решал я, глядя на медленно ползущую мимо ног ящерицу. Еще или хватит? Продолжал я решать, дожевывая хвост давешней ящерицы.
  Еще, решился я, заметив невдалеке голову похожего представителя фауны.
  Выходит погибло не все живое, думал я, дожевывая вторую ящерку.
  А стало быть, мог кто-то и уцелеть. Найти? И как искать? Слух, зрение, обоняние - все эти чувства ничуть не острее, чем у среднего человека без сверхспособностей. Ночью. Днем же я и вовсе себя слепо-глухим инвалидом ощущаю. Красное солнце давит и на эти способности.
  Стало быть, могу наткнуться на кого-то я исключительно случайно. А для начала надо научиться жить в этих условиях.
  А для этого надо встать.
  И я вновь двинулся в путь, свой бессмысленный и бесцельный.
  * * *
  Прошла неделя. Момент своего пробуждения я решил считать понедельником.
  Я также двигался в выбранном направлении по ночам, питаясь тем, что удастся поймать, днем пересиживая солнце где-нибудь в тени в медитативном трансе.
  Хоть и страшно было думать, а вопросы потихоньку копились. И главный из них: "Сколько времени я пробыл без сознания?".
  Поскольку то, что я видел вокруг, никак не могло появиться за день, два... Даже за год не могло: новые, неизвестные мне виды животных, наносы песка, пощербленый изъеденный корозией камень...
  Все это наводило на мысли о немаленьком отрезке времени, таком как двести-триста лет. Или даже больше.
  Но это точно была Земля. Слишком однозначно говорили об этом зведы. По ночам их было достаточно хорошо видно, чтобы не ошибиться. Созвездия были те же. За исключением небесных тел нашей системы. Они были смещены и перемешаны до полной неузнаваемости. Но это была совершенно точно Земля. Без всяких сомнений.
  В четверг второй недели пустыня кончилась. Стали появляться растения, даже заросли. Но все они были совершенно мне неизвестны. Создавалось полное впечатление, что это не мутировавшие виды земных растений, а новые, непонятно как занесенные сюда.
  То же касалось и животных.
  А среди них встречались достаточно крупные. И все они человека не боялись.
  Чем я и пользовался. Бэтмен хороший учитель. Навыки боя, владения своим телом, навыки выживания в экстремальных ситуациях, он в меня вложил качественно. А тренированный человек, обученный использовать подручные средства, способен одолеть и животное размером с медведя, без большого риска для себя.
  Разводить огонь я умел не только при помощи способностей, об этом Брюс также позаботился. Так что вскоре мой рацион приятно стало разнообразить жареное мясо.
  Через месяц, я стал замечать, что дневное солнце уже не так сильно меня донимает. А в медитациях я наконец ощутил свою энергию. И самое в этом странное, что тот самый "реактор" никуда не делся. Наоборот, он даже стал несколько ярче, чем раньше.
  Не мог же я до него дотянуться из-за огромного давления излучения красного солнца. Получается, что у меня внутри постоянно две разнонаправленных энергии боролись между собой. Энергия красного солнца давила мои способности, но энергия "реактора" ее постоянно вытесняла из организма. Отсюда и чувство тяжести под лучами светила.
  Отсюда и чувство голода, ведь "реактор" использовал съедаемую мной пищу для увеличения выработки энергии.
  И баланс постепенно смещался в пользу "реактора"
  Так, глядишь, через годик, я смогу потихоньку летать ночами. А через пару лет немножко ускоряться...
  Но все это было не важно. Я ведь все также шел без цели в случайно выбранном направлении.
  Пусть теперь у меня повысились физические кондиции, за счет смещения баланса энергий, я обзавелся одеждой из грубо выделанных шкур, оружием из древесины и камня, но мой путь продолжал оставаться бесцельным, а взгляд пустым. Я словно машина выполнял заданную один раз программу действий, стараясь все время делать что-то, лишь бы не думать. Лишь бы не дать той черной туче вины, отчаянья и безнадежности, вновь захлестнуть разум.
  * * *
  глава 35
  
  Прошло пять месяцев с дня, принятого мной за начало отсчета. Теперь я иду и днем. Красное солнце почти не доставляет дискомфорта, правда силы мои возвращаться не спешили. Так, немного сильнее Бэтмэна, но при моей мускулатуре, это и не удивительно. Но владел я своим телом теперь виртуозно. По сравнению с прошлым мной, то существо, что мной было в данный момент, отличалось как скальпель от бензопилы или рапира от палицы.
  Внешность также не осталась прежней. Под лучами красного солнца кожа словно бы "загорела", больше не было того страшного землистого цвета. Теперь кожа моя была почти похожа на человеческую, только немного более смуглая.
  Тело... Под действием этого постоянного противостояния внешней энергии с внутренней и того образа жизни, что я вел, тело также претерпело ряд изменений: мускулатура заметно уменьшилась в объеме, зато приобрела большую рельефность, рост несколько уменьшился, сантиметров на пять где-то, кости тоже стали немного менее массивными, суставы преобрели большую пластичность. Даже лицо почти вернулось к прежней форме, с поправкой на общие пропорции, конечно. Волосы на голове выгорели. На лице отросла борода и усы. Самое интересное, что под действием этого солнца я стал блондином!
  Единственное, что не изменилось - это глаза. Такие же черные и пустые, мертвые. Потому что я заставлял себя постоянно делать что-нибудь. Хоть что-то, но каждую минуту двадцать четыре часа в сутки, поскольку сон мне не требовался, да я откровенно говоря и боялся спать. Боялся спать даже больше чем думать. Потому что мог присниться сон. Просто чисто теоретически мог присниться сон, если я засну. И может присниться Кара... Нет! Не думать! Не думать! Лучше пробежаться по веткам до вон того здоровенного дерева. А потом поохотиться на вон того похожего на помесь медведя с носорогом здоровяка...
  Полгода назад я бы наверное обрадовался таким изменениям во внешности. Но сейчас. Сейчас мне было все равно.
  * * *
  А через год моего путешествия я набрел на следы цивилизации.
  И следы эти были очень древними. Не триста лет, а как бы не три тысячи.
  Остовы небоскребов, обломки мостов, остовы машин... Больно царапали мою душу узнаванием. Метрополис. И огромный знак Супермена на заботливо расчищенной площади.
  Я этот знак не помню. Точнее саму букву "S" гордо красовавшуюся на широкой груди Кал Эла я помню, но вот именно этот монумент нет. Странно. Ведь не мог же он появиться позже, чем я уничтожил биосферу земли.
  Забило тревогу ощущение чужего присутствия. Оно тоже развилось за последний год. Правда до этого, я чувствовал только зверей и птиц. А тут кто-то разумный. Совершенно четко разумный и совсем рядом. Смотрит на меня. Интересно, что же он видит?
  Со стороны, наверное, совершеннейшим дикарем выгляжу: весь в шкурах, в руке копье с каменным наконечником, за поясом костяные бумеранги и костяной же нож.
  - Выходи, - сказал я в пространство на английском. Почему? А какая разница, с чего начать разговор? Главное его начать, а дальше разберемся, на каком языке говорить.
  - Выхожу, - ответил черноволосый мужчина в черном, с аккуратными усами и бородкой на лице, с очень знакомыми чертами лица.
  - Ты, кажется... Вандал тебя зовут? - поднапряг память я. И лицо это я видел на мониторе в комнате управления на орбитальной станции Лиги в тот самый день. Кажется он и запустил ту самую ракету.
  - Да, - подтвердил он кивком. - Меня именно так зовут. Вандал Сэвидж к вашим услугам, - чуть поклонился он.
  - Как же ты выжить умудрился? - без особого интереса спросил я. Удивительно, я видел перед собой человека, что создал и запустил ТУ САМУЮ ракету, но злости не было. Ни злости, ни ярости. Все перегорело.
  - Я бессмертен, - сказал Сэвидж.
  - Я видимо тоже, - ответил ему я.
  - А как ваше имя? - поинтересовался он.
  - Брюс. Брюс Бизаро меня зовут, - подал я руку человеку в черном, запустившему ту самую ракету.
  - Приятно познакомиться, - пожал протянутую руку он.
  - Сколько? Сколько лет прошло после того, как... - перехватило у меня дыхание на словах "я всех убил". Я так и не смог их сказать. - Как все умерли? - закончил я фразу куда более нейтрально, чем собирался.
  - Тридцать тысяч, - ответил он. - Чуть больше тридцати тысяч.
  - Вот как... - проговорил я, получив наконец ответ на свой дурацкий, совершенно не важный вопрос. Какая собственно разница, как давно это было? Какая разница как давно мы вдвоем уничтожили человечество? Сэвидж создав и запустив эту ракету, а я не удержав струю плазмы, летевшую к Земле по оставленной ею ионному следу. Какая разница, вчера это было или тридцать тысяч лет назад.
  - Видимо, меня каким-то образом перебросило из того дня через время, - задумчиво произнес я. - Для меня тот день был всего год назад.
  - Вот как, - немного удивился Сэвидж. - Тогда прошу вас быть моим гостем, мистер Бизаро, - чуть поклонился он.
  - Просто Брюс, - поправил я его. - Нас тут всего двое. Возможно на всей планете. Так к чему эти сложности?
  - Ты прав Брюс, - вздохнул человек в черном. - И в первом прав, и во втором. Зови меня Вандал.
  - Хорошо, Вандал, пойдем, - кивнул я ему.
  * * *
  Мы никогда с ним не говорили о том дне. Это было молчаливое соглашение. Некое табу. О чем угодно, от литературы, музыки, кулинарии, до внутреннего строения жуков, популяция которых обосновалась в соседнем с домом Сэвиджа ущелье.
  Он показывал мне свои достижения, за прошедшие тысячи лет, рассказывал, что происходило на планете, как на ее безжизненной поверхности вновь появилась жизнь, действительно оказавшаяся занесенной извне.
  Оказалось, что за эти годы планету около десяти раз пытались колонизировать инопланетяне, но по различным причинам ни одна колония не прижилась.
  Для меня эта причина была совершенно прозрачна: жить на огромном кладбище, которым по сути является вся планета, слишком трудно. Даже, если не знаешь об этом. Так что, кто раньше, кто позже, а все они ушли. Но жизнь ими занесенная осталась и даже закрепилась.
  Все эти десять попыток прошли в первые тысячу лет после того дня. Затем на Земле поставили окончательный крест и больше попыток не было.
  Вдвоем было не то чтобы легче. Но почему-то желания разойтись по разным концам планеты не возникало.
  Наверное просто хотелось слышать человеческую речь. И самому говорить. Тоже странная потребность. Странная, но очень сильная.
  Я все также занимал каждую минуту своего времени круглые сутки, боясь остановиться и задуматься. Что угодно лишь бы не думать.
  Мы строили с Сэвиджем никому не нужные аппараты и машины, приборы и здания. С исступленной увлеченностью, забывая даже про еду. Когда Вандала все же срубал сон, я брал копье и шел охотиться на тех самых жуков из соседней долины. Просто, чтобы заняться чем-то, что поглотит все мое внимание. А во время охоты на жуков это удавалось. Потому что они были опасны, сильны, многочисленны и хорошо организованны. Но я отдавался этому занятию, как и любому другому со всей страстью и исступлением. И каждую ночь жуки умирали.
  Также я учился у Сэвиджа рукопашному бою и работе с различным холодным оружием, больше делая упор на ножи (у Вандала был многотысячелетний опыт в искусстве убийства ближнего своего).
  То, чему он учил, сильно отличалось от того, что показывал Бэтмен. У Брюса вся техника делала упор на нелетальность, на нейтрализацию противника, быструю и максимально некалечащую. Сэвидж напротив, умел именно убивать. Тоже максимально быстро и эффективно. Так что поучиться мне было чему. А в сочетании с моими познаниями в анатомии, физиологии и медицине получалось что-то поистине интересное. Главное, это отвлекало от мыслей, так что я учился старательно, рьяно и с удовольствием, полностью отдаваясь процессу.
  Так прошли три года. Я уже мог летать. Но совсем немного и только по безлунным ночам. Прогнозы первоначальные оказались слишком оптимистичны. Рост еще немного уменьшился, как и ширина плеч. Черты лица так же все ближе подходили к первоначальным. Тело стало более стройным и гибким. При этом слух, зрение и осязание с обонянием обострились.
  Слухового зрения у меня все еще не было, как и ледяного взгляда с огненным дыханием, но обычный слух и зрение были уже в несколько раз острее, чем у обычного человека.
  И вдруг... Сэвидж своей аппаратурой засек сигнал.
  - Брюс, - взволнованно воскликнул он, расшифровав пойманное сообщение. - Ты не поверишь!!! Это... Это Супермен!!! Его тоже перенесло из прошлого сюда!
  - Да? - без особого интереса поинтересовался я. - Пойдем встретим?
  - Конечно пойдем, - как-то необычно улыбнулся Сэвидж. Он вообще редко улыбался. Впрочем, как и я. - Тем более я знаю куда он направится.
  - Куда же?
  - К остаткам упавшей орбитальной станции Лиги!
  - А от нее вообще что-то осталось? - удивился я.
  - Конечно осталось. Ее же проектировал сам Бэтмен! Она вообще, всего семьдесят лет назад упала. У нее даже еще энергоресурс до конца не вышел, так что она посылает сигнал, который и пеленгуется Суперменом, - пояснил Сэвидж.
  - Что ж, - прикинул я, - Мне бы тоже, наверное, не безынтересно было бы на нее взглянуть. Тридцать тысяч лет назад она была довольно внушительна.
  - А ты разве бывал там? - удивился Сэвидж. Мы не слишком распространялись о прошлом друг друга. - Ты вроде бы говорил, что врач?
  - Я был нештатным врачем Лиги и учеником Бэтмена.
  - Про Бэтмена я уже и сам догадался, - усмехнулся Вандал. - У тебя слишком примечательные движения и специфичный выбор оружия, - кивнул он на мои бумеранги и тросомет, которые я изготовил уже у него в мастерской. Сознательно или бессознательно, я делал их такими, к каким привык. И получились классические бэтторанги. Что поделать, если эта форма действительно удобна?
  Я лишь пожал плечами на это.
  - Когда отправляемся?
  - Через пару дней, - сказал Сэвидж. - Ему до цели еще долго добираться. А у нас есть одно важное дельце, которое надо обязательно закончить перед отправкой.
  - Какое же?
  - Уборка! - проникновенно сказал он, чуть понизив голос.
  Я обвел взглядом его громадный дом и присвистнул.
  - Ты оптимист. Думаю закончим мы его не быстрее, чем за неделю.
  - Значит через неделю, - только и пожал плечами Вандал.
  * * *
  глава 36
  
  Да уж. Таким Супермена я еще не видел: бородатый, длинноволосый, в шкурах, с мечом... и без способностей.
  Я был практически его копией. Но только словно бы "негатив": тоже в шкурах, тоже длинноволосый, тоже бородатый. Но только я блондин с черными глазами, а он брюнет с голубыми. Да и "загар" мой в сравнении с его светлой кожей дополнял впечатление. Плюс из оружия у меня было копье (то самое, с каким я встретил Сэвиджа, за одним исключением: наконечник я поменял на металлический, длинный листообразный).
  - Ты?!! - вытаращился Супс на Сэвиджа.
  - Я, - не стал отнекиваться он.
  - Но как ты здесь оказался? И что произошло? - навис он над куда менее внушительным по телосложения Вандалом.
  - Я бессмертен, Кал Эл. Ты же знаешь, - пожал плечами он.
  - Но что произошло...
  - Ты ведь и сам все понял, Кал Эл. Это Земля. Будущее. Тридцать тысяч лет спустя, после твоего убийства Тойменом, - Супс сел прямо там, где стоял (хорошо, что стоял он рядом с креслом). А я что-то начал терять нить. Какое, нахман, убийство Тойменом? Когда я уничтожал человечество, единственным убийцей Супермена был и оставался Думсдей! Видимо, я чего-то не понимаю. Это заставило меня внимательнее прислушиваться к их разговору.
  - Как это произошло? - поднял наконец глаза на Сэвиджа, взявший себя в руки Супермен.
  - Пойдем, я тебе кое-что покажу, - уклонился от ответа Вандал. Точнее не уклонился, а лишь отложил его.
  Мы втроем сели в транспортный аппарат авторства Сэвиджа (машиной его назвать язык не поворачивается, так как он перемещался используя антиграв) и полетели в сторону останков Метрополиса. За всю дорогу мы не проронили ни слова.
  - Это Метрополис! - объявил Вандал, когда мы остановились у того самого монумента с символикой Супермена. - Я сам его откопал - археологоия одно из моих хобби, - мы не перебивали его, молча ожидая продолжения.
  - У тебя были роскошные похороны, Кал Эл! У меня даже был ДВД с ними. Раскошные... Даже лучше, чем первые! - мы продолжали молча слушать. - А после них начался хаос. Сотни суперпреступников всех мастей вышли на улицы и начали творить Бог знает что, по-своему празднуя это событие. Через четыре дня я уничтожил человечество...
  - Лига не позволила бы тебе!
  - Без тебя Лига стала слабее. Я убил их всех. С Зеленым Фонарем пришлось повозиться, но я убил и его. Прямо вот на этом месте... А, нет! На пятьдесят метров правее... - удар Супермена в челюсть Севиджа, прервал его на полуслове и сбил на землю. А я стоял рядом и пытался понять, как такое может быть. Я не помню вторых похорон Супермена. Я не помню гибель Лиги справедливости. Я не помню этого. Я помню только Солнечную стрелу летящую к земле и то, что я ее не удержал.
  - Как ты уничтожил человечество, Вандал? Как ты это сделал? - посмотрел ему в глаза я.
  - Когда Супермен умер и был похоронен, у меня наконец получилось освоить контроль над гравитацией. Я создал на его основе оружие и стал шантажировать им правительство. Чтобы убедить их в своей серьезности, я запустил оружие в качестве демонстрации его возможностей. Но все пошло не так. Вся Солнечная система пошла в разнос. В итоге получилось то, что вы видите. Человечество погибло, а я выжил, только потому, что не могу умереть. Моя жажда власти погубила все... Я остался один на долгие тысячелетия, пока три года назад не встретил тебя...
  - Какой контроль гравитации? - не понял я. - Была же ракета! Ты запустил специальную ракету в Солнце и по оставленному ей ионному следу пошла струя плазмы, сильнейший солнечный ветер...
  - Ракета? - поднял брови Вандал. - Ракета была за месяц до этого. Лига Справедливости в тот раз справилась. Не представляю как, но они остановили поток плазмы и держали его больше сорока минут. А в итоге он вообще каким-то образом был поглощен и рассеян. Им даже не пришлось запускать установку нематериальности, которую я подготовил... - из меня словно воздух выпустили. Я зашатался и привалился к стене, чтобы не упасть. Ноги отказывались держать меня, и я сполз по ней на землю.
  Супермен еще раз съездил Вандалу по лицу и успокоившись, сел рядом со мной.
  - Полегчало? - спросил я его, просто, чтобы спросить.
  - Нет, - вздохнул Супс.
  - Значит я его бить не буду, - повторил его вздох я.
  - Кал Эл, - протянул мне руку он. Я недоуменно взглянул на него.
  - Ты чего, Кларк, не узнал меня что ли?
  - Нет, - насторожился он.
  - Я Брюс. Брюс Бизаро. Муж твоей кузины, Кары, - сказал я. Он круглыми от удивления глазами уставился на меня.
  - Ты же... Ты же погиб в той солнечной вспышке, месяц назад?!!
  - Ты, между прочим, сам уже дважды "погибал", - заметил я.
  - Но как?...
  - Да я-то откуда знаю, - пожал плечами я. - Помню, что не удержал плазму. Потом свет. Очнулся я уже в выжженой пустыне в воронке от падения...
  - Вот как...
  - Именно так. Я четыре года думал, что уничтожил человечество и "сломал" Солнце... До сегодняшнего дня.
  - Нет, Брюс. В тот раз ты спас планету, а не уничтожил ее. Через секунду после того, как ты крикнул Фонарю уходить, плазма взорвалась. Но взрыв был странный. Слишком слабый. На записи было видно потом, что почти вся энергия, как бы "втянулась" в центр. Туда, где находился ты. Втянулась и была поглощена. Когда остатки плазмы рассеялись, то мы уже не нашли ничего. Ни тела, ни фрагментов... Кара очень сильно переживала...
  - То есть это не Лига тогда остановила плазму? - удивился Сэвидж. Супермен покачал головой.
  - Так кто же ты тогда, Брюс?
  - Его клон, - показал я большим пальцем на соседа.
  - Действительно, похожи, - хмыкнул он, смерив нас взглядом. - Только ты выше намного.
  - Последствия несчастного случая, - отмахнулся я.
  - И что теперь? - вдруг спросил Супермен.
  Действительно, что же теперь? Ну узнал, я что не убивал семь миллиардов. Толку-то? Они же все равно мертвы. Их все равно никого нет рядом. И я их убил или кто-то другой, какая разница? Даже убийцу жены убить не могу, потому что бессмертный он.
  Можно, конечно, заморочиться и отыскать способ, что нибудь вроде полной дезинтеграции или аннигиляции, но к чему это? Для него жизнь наказание хуже смерти.
  - Теперь я предлагаю вам свое гостеприимство, - встал с земли Вандал.
  * * *
  После возвращения Супермен с Сэвиджем долго беседовали, а я ушел на полянку рядом с домом. Стоило подумать. Впервые за прошедшие четыре года стоило разложить мысли по полочкам. Сейчас это уже не было страшно.
  Значит я тогда справился. Фактически, как самый обычный Герой, пожертвовал своей жизнью ради спасения мира. Мило.
  Особенно если учесть, что через месяц, тот же человек мир все равно уничтожил, воспользовавшись смертью другого Героя.
  Хоть ничего почти и не изменилось, но вина с души спала и стало легче. Словно бы до этого я дышал под водой. Такое впечатление, что все это время не красное солнце на меня давило свинцовым одеялом, а эта самая вина.
  Вспомнилось лицо Кары и стало немного грустно.
  Сам незаметив этого, я уснул. И мне приснился сон. То, чего я так долго боялся. Мне приснилась Кара. Она улыбалась мне и звала...
  * * *
  Проснулся я от суеты, что поднялась в доме Севиджа. Они с Кларком носились, словно оглашенные и таскали какие-то инструменты с приборами.
  Я встал и с удовольствием потянулся, вдохнул всей грудью и понял, что уже в десяти метрах над землей. А ведь было уже утро и солнце вовсю светило. Надо же.
  Я опустился на траву и сел медитировать. Интересно было взглянуть, что же так внезапно изменилось.
  Мой "реактор" ярко и радостно светился красно-желто-зеленым светом. Причем цвета причудливо перемешивались, и образовывали нечто целостное и красивое. Причем интенсивность свечения была даже больше, чем я помнил по "прошлой" жизни.
  Удивительно насколько мое морально-психологическое состояние влияло на силу. Неужели и у Супермена также? Или дело было во сне? Может он был необходим для окончательной перестройки организма, а я так долго оттягивал его и боролся...
  Да какая в сущности разница?
  Я пешком направился в дом, не торопясь показывать свои проснувшиеся возможности. Зачем заставлять Супса завидовать.
  А в доме меня ждала потрясающая новость: у Севиджа есть машина времени! И этот гад молчал?!!!
  Я даже захотел снести ему тут же голову своим копьем. Но меня останавливало то, что мы потеряем время, на то, чтобы его голова приросла на место.
  В общем работа закипела. Недели нам хватило, чтобы закончить и испытать машину. Но встала проблема источника энергии.
  Оказалось, что источник есть. Точнее был. И его сперли те самые жуки, на которых я охотился. У меня аж копье зачесалось к ним наведаться с дружественным визитом.
  И мы наведались. Было больно. Жукам.
  А стоило Супермену приблизиться к источнику энергии, как силы к нему вернулись. И не скажу, что жукам стало сильно больнее, но вернулись мы быстро. Поскольку и я перестал сдерживаться.
  * * *
  Еще три дня ушло на финальные тесты, настройку и доработку машины. Наконец все было готово.
  Севидж долго и подробно инструктировал Супермена, как его (Сэвиджа) остановить и где искать. Я тоже слушал, но в пол-уха. Мне ведь было достаточно, что я запомнил как стучит его сердце. Он от меня теперь и в черной дыре не спрячется. Правда говорить я об этом не стал. Зачем?
  Мы попрощались и прыгнули с Кларком в открывшийся "водоворот" энергии.
  * * *
  глава 37
  
  - Зачем нужен Супермен, когда есть Лобо! - тыкал в себя большим пальцем здоровенный серокожий качок ростом за два десять с рокерским беспорядком на голове и кожанке с оторванным правым рукавом.
  Осиротевшие члены Лиги напротив него хмуро понурили головы. В этот момент в голову Бэтмена полетела пущенная Дедшотом ракета.
  Раздался взрыв, в руку с оружием преступника врезался бэттаранг, и оружие взорвалось.
  Дым развеялся. Целый и невредимый Бэтмен выглянул из-за ближайшей машины. А в проулке появились два новых действующих лица.
  Двое одетых в шкуры, бородатых и длинноволосых мужиков. Брюнет и блондин. Брюнет с мечом за спиной, блондин же с копьем в руке. Причем блондин был на голову выше брюнета. А если учитывать, что тот и сам был метр девяносто ростом, то выглядели они весьма внушительно.
  - Супермен! - воскликнула Диана и подскочила к брюнету, обняла его и отступила на полшага. - Ты жив?! Ты правда жив? Но как?
  - Тоймен отправил меня в будущее, а не убил. Там мы с Вандалом Севиджем сражались против гигантских жуков... Ну, вобщем все запутано. - засмущался Супермен.
  В этот момент подошел Лобо и попытался обнять сразу и Супермена и Вандервумен, но наткнулся на блондина. Тот стоял прямо перед ним и смотрел в глаза. И глаза его были на одном уровне с глазами Лобо. Очень тяжелый взгляд блондина отбил всякое желание шутить. А копье, что непонятно когда успело сдвинуться, упирающееся острием здоровяку под подбородок, отбивало и желание вообще находиться рядом.
  - Спасибо, что помог, Лобо, но больше ты тут не нужен, - чуть-чуть разрядил обстановку Супермен. Лобо пафосно удалился, крича что-то про "настоящего мужика" со своего космобайка.
  - А кто это с тобой, Супермен? - заинтересованно повернулась к блондину Диана.
  - Это Брюс. Брюс Бизаро. Он оказывается тоже не погиб, а перенесся в будущее, - пояснил Супермен.
  - И как там в будущем? - хмуро поинтересовался Бэтмен.
  - Грустно, - ответил блондин. - Пустыни, джунгли, звери, огромные тараканы. Из собеседников один только псих, уничтоживший человечество.
  - То что он псих, еще не значит, что он плохая компания, - процитировал Севиджа Супермен. Блондин улыбнулся.
  - Уничтожил человечество?! - в ужасе отшатнулась Диана.
  - Зато он хорошо готовит, - пожал плечами блондин.
  - Но человечество!!
  - У всех есть маленькие недостатки, - снова пожал плечами тот. - Ладно, мне пора, - сказал он и ушел в ускорение.
  * * *
  Я летел ориентируясь на знакомый стук сердца. Сердца Вандала Севиджа. Супермен, конечно, хорош, но я на него уже разок понадеялся. Нет уж! Если хочешь сделать что-то, сделай это сам.
  - Привет, Вандал, - улыбнулся я пришпиленному к стене моим копьем Севиджу.
  - Ты.. Кто?! - сквозь боль прохрипел он. Рана была не смертельная, так что говорить он еще мог.
  - Не важно, - отмахнулся я от вопроса, как от назойливой мухи. - Я тебе привет пришел передать.
  - От кого?
  - От тебя! - расплылся я в пакостной улыбке. - Ты мне сам говорил, будешь в прошлом, передавай привет этому жаждущему власти придурку!
  - В прошлом?...
  - Ладно, чувак, нам пора, пока Супермен не прилетел! - выдернул я копье и взвалил на плече Севиджа.
  - Но он же мертв! Его Тоймен убил!
  - Это ты зря так думаешь. Он как таракан, ядерную войну переживет! - сказал я и в ускорении прыгнул сразу на свою планету.
  Еще три месяца назад, если вычеркнуть четыре года проведенных в будущем, Бэтс мне передал обещенный кислородо-вырабатывающий комплекс, и этот комплекс уже вовсю трудился на определенном ему месте одного из пяти материков рукотворной планеты.
  - А, Что? Где? Где мы? - воскликнул, пытаясь встать на ноги Севидж. Рана уже почти затянулась.
  - Это моя планета! - широким жестом обвел я окружающее пространство. - Добро пожаловать в гости! - улыбнулся я и крутанул копье. Просто так. Просто приятно было чувствовать легкость своих движений.
  - Планета? - заинтересовался он. - Что значит твоя?
  - Планета созданная лично мной, - пояснил я. - Представь, целая планета, где есть только ты один. Ну, еще я иногда с женой залетаю.
  - Но почему ты так со мной поступаешь?! - спросил он.
  - Потому, что через пару месяцев ты уничтожил человечество, - убрав с лица улыбку. - Твое изобретение дестабилизировало гравитационное равновесие Солнечной системы и произошла катастрофа. Человечество вымерло, Солнце стало красным, на Земле не осталось ничего живого. Кроме тебя, естественно. Вот я и подумал, что если тебе так нравится одиночество, то куда проще тебе его дать, до того, как ты сам себе его обеспечишь, - закончил я.
  - То есть ты действительно из будущего?!! - изумился он.
  - Нет. Я из настоящего. Просто случайно в будущее угодил. Откуда ты меня и отправил при помощи машины времени, чтобы я тебя остановил.
  - Я?...
  - Ладно, мне пора, - решил заканчивать я. - Вон тот комплекс не трогай - он вырабатывает кислород. Ты конечно бессмертный, но бесконечная смерть от удушья - это наверное очень неприятно. Вот тебе ноутбук, - протянул я ему захваченный по пути из магазина электроники устройство. - Розетка есть у генератора комплекса. Вечером загляну, принесу еды. Жду твоих идей по терраформированию и обустройству планеты! - сказал я и улетел в ускорении.
  Я держал путь в свой таежный дом. Я уже слышал, что сердце моей жены бьется там. Немножко странно, но вполне узнаваемо.
  Я опустился на лужайку перед домом. Снег еще до конца не сошел, но трава уже показалась, пока еще жухлая прошлогодняя.
  Я подошел и открыл дверь. Замков мы не ставили - не от кого. В комнате на диване, поджав к себе колено и глядя в монитор ноутбука, сидела Кара и щелкала рядом беспроводной мышкой.
  Она вскинула взгляд на звук шагов и открывающейся двери.
  - Здравствуй, любимая, - сказал ей я и поставил копье к стене. - Я так соскучился!
  - Брюс? - с сомнением и надеждой спросила она. Понимаю ее: человек, стоящий сейчас в дверях мало напоминал прежнего Бизаро. Разве что ростом. Да еще голос. Голос мой не изменился. Он звучал совершенно также, как и тогда, когда я только сбежал из колбы в лаборатории Лютера.
  - Да, Кара. Я вернулся! - подтвердил я.
  - Брюс!!! - с визгом бросилась она мне на шею. - Я верила, я знала, я надеялась! Я знала, что ты вернешься, я так хотела, чтобы ты вернулся... - покрывала она мое лицо поцелуями. Наконец просто прижалась ко мне и заплакала.
  Я стоял и молча одной рукой обнимал ее, другой же гладил по волосам.
  - Я вернулся, Кара, я вернулся... - шептал я ей на ухо. - Теперь все хорошо. - а у самого по щеке тянулась мокрая дорожка.
  * * *
  Кара хлопотала вокруг меня, суетилась, буквально летала над землей от переполнявшей ее радости. Кормила меня обедом, поила чаем. Даже слетала к Альфреду и принесла тортик (после того разговора в первый день нашей семейной жизни, она приложила массу усилий, но все же выяснила имя Бэтмена. Не от меня. Я не спрашивал как, но ушло у нее на это полтора месяца. Тортики Альфреда заставляют совершать ради них настоящие подвиги).
  Чуть позже думаю Сэвидж мог наблюдать некие не предусмотренные природой колебания луны с теперь уже своей планеты.
  Лишь под самый вечер, после того, как я забросил Вандалу обещенные продукты, мы с Карой лежали в нашей кровати в домике посреди Тайги и просто обнимались. Я рассказывал о своих злоключениях, она о моих похоронах. Оказывается "похоронили" меня на Темискире, с почетом, как одного из воинов амазонок. Надо же, я и не знал, что на том острове меня так любят.
  - То есть ты теперь и красного солнца не боишься? - спросила она.
  - Получается так, - пожал я плечами.
  - Ты теперь, как выразился Хэл, Супермегамен? Да? - хихикнула она мне в подмышку.
  - Я все тот же Брюс Бизаро, бракованный клон Кал Эла. Не надо мне дурацких прозвищ, - обиженно тюкнул я ее по кончику очаровательного носа.
  - И в Лигу все равно не пойдешь?
  - Нет, не пойду. У меня уже есть работа.
  - Но ты ведь уже дважды спасал Землю. Даже трижды, если считать Севиджа. Кстати, зачем ты его на нашу планету перенес?
  - Он бессмертный. И если его просто посадить в тюрьму, то рано или поздно он все равно сбежит.
  - Но если следовать этой логике, то он сбежит и с твоей планеты.
  - Очень может быть. Я не собираюсь недооценивать его интеллект.
  - Тогда зачем?
  - Он будет помогать мне с терраформированием. Вандал не плохой мужик, на самом-то деле. Со своими тараканами в голове конечно, но если его энергию направить в полезное русло...
  - Что ж, время покажет. Но если он на Земле появится, то я его в окрытый космос выкину! Как Дарксайда.
  - Не знал, что ты такая жестокая, - усмехнулся я.
  - Из-за него ты чуть не погиб!
  - Но и вернуться помог мне именно он, - заметил я.
  - Поэтому я его прощаю. На этот раз.
  - У ты мой Хмурый Мститель, - прижал к себе и поцеловал я жену.
  - Да ну тебя, - притворно надулась она, но от поцелуя уворачиваться не стала. - Колючка!
  - Ладно, завтра побреюсь, - усмехнулся я.
  Вдруг она напряглась и, приподнявшись на локте, посмотрела мне в глаза.
  - Брюс...
  - Да? - приготовился слушать я.
  - Я беременна, Брюс, - тихо сказала она.
  * * *
  глава 38
  
  * * *
  - Брюс, я беременна, - эти слова Кары, я не забуду до самой своей смерти, если она меня-таки когда-нибудь догонит. Это чувство светлой радости, счастья, гордости, перемешанное с беспокойством за любимую, легким мандражем и пониманием, что жизнь уже никогда не будет прежней. Что все изменилось.
  Оказывается срок был уже чуть больше двух месяцев. Не просто так Кара улетела к амазонкам перед самым началом всей этой заварушки с переносом во времени. Именно в тот день она об этом своем положении и узнала.
  Два месяца. А я-то думал, что она просто чуть-чуть поправилась на Альфредовых тортиках. Хотя надо было сразу вспомнить, что она криптонка, а толстых криптонцев в природе не существует.
  Хорошо что криптонцам и токсикоз оказался не свойственным. И на соленое Кару не тянуло. Ее тянуло на солнце. Она часами могла висеть над облаками в воздухе, наслаждаясь светом желтой звезды. Причем делать она это предпочитала совершенно обнажённой. А когда, при этом я, прижавшись к ее спине, нежно обнимал ее за чуть увеличившийся животик, она буквально излучала счастье, и в голове моей возникали сомнения: это она нежится в лучах солнца, или же солнце нежится в лучах радости и спокойствия моей любимой?
  Дни летели за днями, мир окружающий нас не касался. Кара, поддавшись моим уговорам, ушла из Лиги. Мне самому пришлось сократить до минимума работу в клинике.
  При этом мы вместе с ней активно занимались освоением планеты, которой Кара таки придумала название: Криптея. На мой вкус слегка вычурно, но спорить с беременной женщиной... я не самоубийца. В отличие от Максимы.
  Это надо было додуматься! Прийти к нам, когда мы решили прогуляться пешком, возвращаясь от Кента, с "семейного" обеда.
  И ладно бы просто прийти поздравить, так она с неприличной просьбой пришла. Да еще высказала ее в форме требования: "Брюс! Сделай мне ребенка!"
  Видимо зануда-мозгоеб Кларк ее успел достать до полной потери инстинкта самосохранения.
  Удержать от рукоприкладства мне жену удалось, но вот про тепловое зрение я, честно говоря забыл. Так что улепетывала Королева Альмарака в неслабо поджаренном виде. Слава Богу лечиться она потом не ко мне пришла, а вернулась на родную планету, иначе за ее жизнь я не дал бы и пятидесятицентовой монетки: Кара не Кларк, корочка моральных запретов и заморочек на ее природной женской агрессивности и инстинкте защиты своей семьи и потомства очень тоненькая.
  Так и тянулись дни. Вандал на Криптее поначалу скучал, но когда по обмолвке Бэтмена я узнал о существовании такой примечательной девушки, как Ядовитый Плющ, скучать Сэвидж перестал сразу.
  Почему? Да потому что камера в Аркхеме, занимаемая вышеназванной личностью, внезапно осиротела. А на Криптее появился новый житель.
  Зачем мне понадобилась Ядовитый Плющ? Затем, что я всю голову уже сломал, пытаясь придумать, как озеленить мою милую планетку, а тут такой специалист в психушке прохлаждается - непорядок! От каждого по способностям, каждому по е... Сверхзадаче.
  И надо признать, что я не пожалел: на выбранном в качестве начального континенте, медленно, но верно начинало расползаться маленькое зеленое пятнышко.
  В таком ритме прошло около пяти месяцев. Пока тишину ночной таежной поляны, где я с удовольствием крутил ката со своим любимым копьем из неизвестного науке дерева и современной металлургии металла, не пронзила трель телефонного звонка. Звонил тот самый телефон. Контакт "Уэйн Б.".
  - Ты должен это увидеть! - успел услышать я до коротких гудков.
  Бэтс не стал бы звонить из-за ерунды. Я полетел прямо так как был: с голым торсом и штанах от традиционной формы для занятий кунг фу, подпоясанной честно заслуженным синим поясом (а что, Китай рядом, мы с Карой посещали занятия у одного интересного дедка-мастера. Я осваивал копье, а Кара из-за своего интересного положения Цигун и немного Тайдзи цуань. Успехи наши были пока более чем скромные, но удовольствия это приносило массу) и конечно с копьем (что бы я свою прелесть без присмотра оставил, да ни за что!).
  - Что увидеть? - спросил я Бэтмена, стоящего немного в стороне от остальных членов Лиги, стоящих на развалинах какого-то здания.
  - Его, - кивнул мне Бэтс на подростка в белом комбинезоне, демонстрирующего Супермену красный символ на этом комбинезоне.
  - Я клон Супермена! Твой клон! - гордо и слегка агрессивно выпрямившись, громко произнес подросток. Кларк тупил. Это было ужасно. Пацан ведь сейчас комплекс неполноценности заработает! Надо срочно спасать положение.
  - Я тоже, - быстро подойдя, сказал я.
  - Но ты выше, блондин, глаза другие... - растерялся подросток.
  - Часть ДНК Лютера, несчастный случай, красное солнце, - пожал плечами я. - У тебя номер какой?
  - 13 вроде бы... Но вообще "проект Kr", - все также растерянно признался он.
  - О как? Приятно познакомиться, я b-0, - протянул я подростку руку. Он на автомате пожал ее.
  - А ты тоже в Лиге? - с любопытством спросил он. Наконец-то моя открытость и теплая улыбка сломали корку защитной агрессивности, и начали проглядывать настоящие чувства.
  - Нет, Kr, я не член Лиги. Я врач. Мне это гораздо больше по душе, - почесал я затылок.
  - А почему с копьем?
  - Так я прямо с тренировки прибежал с новым родственником познакомиться, - чуть смущенно ответил я.
  - Тренировки? - удивился он.
  - Имею же я право на хобби.
  - Хобби... Но ведь мы же оружие?! Как так может быть: врач, хобби...
  - Во-первых мы живые разумные с собственной волей и желаниями, и совершенно пофигу что думали о нас те, кто создал! - наставительно погрозил я ему пальцем. - Так что мы сами решаем, чем заниматься и как жить.
  - Живые... Сами... И я тоже? Сам?
  - Конечно! - всплеснул руками я. - А на этого деревянного не смотри, - я кивнул на продолжающего стоять столбом Кларка. - Он сейчас тупит как распоследний тормоз. Просто b-5 ему основательно шею намылил, вот он и боится, что ты его тоже бить будешь, - "по секрету" сказал я подростку.
  - Бить? Его? - смерил он взглядом тупящего прародителя. И от этого взгляда Кларк действительно вздрогнул.
  - Ладно, Kr. Полетели я тебя с женой познакомлю, чего на развалинах торчать...
  - Стой! Погоди! А что будет с геноморфами? - вдруг что-то вспомнил и забеспокоился он.
  - С кем? - удивился я.
  - Искуственно созданные живые существа наделенные сверхспособностями, - пояснил мне, подошедший Робин.
  - О! Роб, и ты здесь? - радостно пожал я руку ученику Бэтса. Мы иногда сталкивались с ним на тренировках.
  - Естественно! Веселье, и без меня? Не бывать этому! - ухмыльнулся мелкий.
  - Так что с этими "геноморфами"? Много их?
  - Около тысячи. Может больше. Я не считал как-то, - пожал плечами ученик Бэтмена номер четыре (Демиана я не считаю, тот больше ученик Рас аль Гула). - Они негуманоидной формы. Ограниченно разумны. С адаптацией в обществе будут проблемы, - поделился наблюдениями и выводами Робин.
  - Хм... Kr, а они очень требовательны к условиям окружающей среды?
  - Они генно модифицированные существа, - пожал плечами клон номер 13. - Должны быть высоко-адаптивны.
  - Тогда все намного проще! - обрадовался я. - Отнесем их на мою планету и все дела!
  - У тебя планета есть?!! - не сдержался подросток.
  - Ну да, - почесал я в затылке. - С невестой как-то поссорился. Вот на эмоциях и сделал, типа "ну и живи на своей Земле!". Ну, знаешь, это как дверью хлопнуть, забирая чемодан и оставляя хату бывшей подружке, - поделился я с Робином своими мыслями.
  - Если что, для моего чемодана там место найдется? - хихикнул ученик Бэтмена.
  - Найдется, - отмахнулся я. - Планета большая. Так что? Приступим? - спросил я.
  - А как же Лига? - не понял клон номер 13.
  - А Лигу наши клоновские дела не касаются! - хлопнул я по плечу парня. - На, подержи, - вручил я ему свое копье. Он принял и охнул от внезапной тяжести, чуть не до земли оттянувшей его руки. Но он поднапрягся и поднял вертикально мое оружие.
  С этим копьем отдельная история связана. Начать с того, что дерева, из которого я его сделал, больше в мире не существует. Я еще в будущем уточнял, у Севиджа: это растение появилось на Земле в результате мутации внеземной флоры под действием жестких постапокалиптических условий и красного солнца, преобретя уникальные свойства крепкости, прочности, упругости и твердости, расплатившись за них очень немалым весом и запредельной для живых организмов плотностью. Я его месяц камнями обтачивал - и камни быстрее стачивались, чем древесина. Но у меня времени было много, да и занять я себя пытался постоянно, так что не бросил и получил замечательный инструмент.
  Наконечник-клинок тоже был уникален: металлы в будущем Земли из-за катаклизма связанного с гравитацией также немного изменились. Плюс сам Севидж не сидел тридцать тысяч лет без дела: сплав и способ обработки был личной его разработкой. Хорошая штука вышла: жуков рубила с их хитином, на раз-два, и не тупилась.
  Но все это только присказка, сказка в другом.
  Тренировки у Бэтмена я ведь по возвращении не бросил. И на одной из них он поделился со мной забавной мыслью: у древних воинов существовали медитации со своим оружием, где они "напитывали его собственной энергетикой". Этот психологический прием помогал им впоследствии лучше его чувствовать и испытывать бОльшую уверенность при использовании. А я, услышав этот рассказ, решил попытаться применить этот прием буквально, ведь шар света у меня в руках реально был на первой медитации после астероида!
  И у меня получилось!
  Сколько у меня было радости в тот момент, знают только Бэтс, присутствовавший в процессе и Кара, с которой я этой радостью делился дома.
  Копье впитывало отдаваемую ему энергию "реактора" как губка. Физически результат проявился в том, что оно стало тяжелее. Очень сильно тяжелее (камень трескался и крошился под его весом, когда я на него это свое оружие ставил). Прочнее, острее, крепче...
  Как-то Кара из любопытства потыкала его острие пальцем и порезалась. Больше она к нему на выстрел не подходит и запрещает хранить его дома. И я ее понимаю - ребенка ждет, волнуется, как бы с ним потом чего не случилось.
  Собственно это копье оставалось уникальным еще по одной причине: я испугался. Получив столь потрясающий результат, я испугался, что если повторю его раз, другой, третий, то оружия, способного ранить криптонцев, станет слишком много. И какое-то из них может случайно попасть не в те руки.
  Так, что есть одно мое копье, и достаточно.
  Я улыбнулся клону номер 13 и снова хлопнул его по плечу.
  - Так! Всем, кто не клон и не геноморф, покинуть зону! - прокричал я. - Иначе сами будете до Земли добираться! - предупреждение было услышано, и спустя минуту лишнего народа не осталось.
  Я ускорился и, просканировав предварительно, отделил кусок земли, в котором уместились все пятьдесят два подземных этажа, затем подхватил его целиком своей способностью и в том же ускорении унес на Криптею.
  Там огненным дыханием выжег под этот кусок котлован, остудил его взглядом и поместил глыбу на новое место ее расположения.
  - Где мы? - воскликнул слегка шокированный клон номер 13, когда я из ускорения вышел.
  - Моя планета! Называется Криптея! - с гордостью пояснил я. - Вандал! - позвал я "правителя" этой планеты.
  Севидж подошел достаточно быстро. Видимо был неподалеку.
  - Знакомься, Kr, - сказал я. - Это Вандал Севидж, Король Криптеи, - подросток кивнул Севиджу.
  - А этот молодой человек - клон Супермена. Кодовое имя Kr. Земного имени пока не имеет.
  - Приятно познакомиться, - вежливо поклонился Севидж.
  - В общем, Вандал, принимай на Криптее новых жильцов: геноморфы. Имеют негуманоидную внешность, разумны, обладают рядом полезных способностей. Знакомьтесь, начинайте сотрудничать, - поставил я ему задачу. - А мы полетели, надо еще с Карой парня познакомить, родственник все-таки, - Севидж молча кивнул. В следующее мгновение мы уже стояли перед нашим с Карой домом.
  * * *
  глава 39
  
  *
  - Привет, Любимая, - подошел я к, вышедшей нас встречать, Каре и нежно поцеловал в щеку.
  - У нас гости? - удивилась она. И было чему: в этот наш домик я не приводил никого, кроме того раза, когда помогал Демиану. Даже Бэтмен, если и знал о том, где он, то виду не подавал.
  - Тут особый случай, - ответил я ей. - Это, можно сказать, мой младший брат. Его зовут проект Kr. Он клон Супермена, как и я. Он буквально только что обрел свободу. Ему просто некуда идти...
  - Вот как? - удивилась она, отстраняясь от меня и подходя к подростку. - Приятно познакомиться, меня зовут Кара Зор-Эл, я кузина Кал Эла, твоего биологического "отца" и жена Брюса, - представилась она.
  - О... очень приятно, - не смело улыбнулся он. - Я проект Kr...
  - Знаешь, это наверное не очень удобно не иметь имени? - предположила Кара.
  - И очень неприятно! - добавил я, вспомнив свой личный опыт. Подросток кивнул.
  - Так как я не Землянка, то Земного имени я тебе дать не смогу. Ты не будешь против Криптонского? - парень удивился, но против не был.
  - Ты клон Кала из рода Элов. А учитывая, что все криптонцы в какой-то степени клоны, - я удивленно вскинул брови, таких подробностей я не знал. - Сын Джор Эла и Лары был первым естественно зачатым и естественно рожденным ребенком Криптона за многие тысячи лет. Так что ты вполне можешь претендовать на принадлежность к роду Эл. А имя я могу предложить тебе Кон. Кон Эл. Примешь ли ты от меня это имя? - спросила Кара. Парень кивнул. И на его губах появилась робкая улыбка.
  - Кон, пойдем в дом? Перекусим с дороги? - спросил я и направился в дом.
  - Стоп! - остановила она меня жестом. - Заходи, Кон. А тебя, Брюс, я с этой жуткой штуковиной в дом не пущу!
  - Хай, - само собой вместе со вздохом вырвалось японское "да" или скорее "согласен", "хорошо". Мы недавно с женой подналегли на земные языки, вот и вылезают теперь временами словечки и фразочки. - Ладно, я не надолго, - сказал я и ушел с копьем в ускорение.
  Итак, где я мог хранить оружие способное ранить криптонцев? Учитывая, что вариант "под своей подушкой" уже не подошел?
  Именно! Под подушкой у Бэтмена.
  Мое копье хранится в бэт-пещере. У человека, который сам им воспользоваться не может, но и никому другому точно не даст.
  Самого Бэтса на месте не было, но был Альфред. Он открыл тайник, я поместил в него копье, и он закрыл его обратно. Я попрощался и улетел. (Не забыв выклянчить тортик).
  - Я дома! - крикнул я с порога, оповещая всех о своем прибытии.
  - Мы на кухне, милый! - долетел до меня голос жены.
  Я прикрыл за собой дверь и пошел на голос.
  - Это то о чем я думаю?! - сделала умильные глазки, заметив коробку у меня в руках, Кара.
  - А о чем именно ты думаешь? - сделал я вид, что не понял о чем она.
  - О том, что ты самый лучший, самый заботливый, самый любящий муж на свете! И просто не можешь не поделиться сокровищем со своей маленькой, слабой беременной женой? Правда? - похлопала она ресницами и обезоруживающе улыбнулась.
  Я вздохнул и пожал плечами, ставя коробку на стол.
  - Естественно не могу. И ты этим пользуешься! Нагло и беззастенчиво! - погрозил я ей пальцем. - Но я все равно тебя люблю, Солнце мое! - легонько поцеловал я ее.
  - Желтое солнце или красное? - уточнила она.
  - А есть разница? - удивился я.
  - Блин, вечно забываю, что ты у нас уникум, - наигранно опечалилась она. - Такая подколка впустую прошла.
  - Кон, угощайся, - обратился я к гостю, выставляя на стол из холодильника домашнюю пиццу (начатую, но кто ж знал, что у нас будут гости), батон колбасы, хлеб из хлебницы. Налил в чайник воды, затем легким "дыханием" подогрел пиццу и скипятил чайник. - Подозреваю, что в Кадмусе нормальной пищи не было?
  - Нет. У нас была питательная масса и протеиново-витаминные коктейли, - ответил Кон Эл.
  - А как ты обучался? Просто я заметил, что у тебя довольно правильная речь, и бытовые мелочи затруднений у тебя не вызывают, - поинтересовался я, нарезая колбасу и хлеб. Затем достал и поставил на стол тарелки, выложил вилки и столовые ножи. Затем разделил ножом пиццу и разложил нам куски на тарелки.
  - Меня обучали J-гномы. Телепатически вкладывали знания прямо в мозг. Очень эффективно, - рассказал Кон Эл, приступая к своей порции еды.
  - Прости за бестактность, - начал я тему, что наверняка будет ему неприятна, но избежать этого не получится. - Но я заметил, что твои способности криптонца... Не полны, что ли. Или сильно ослаблены...
  - Я не могу летать, - признался Кон. - Теплового зрения и рентгеновского тоже у меня нет, - не стал уклоняться от ответа подросток. Интересный характер: прямой и честный, бесстрашный, но излишне агрессивный и обидчивый. Много трудностей у него в жизни будет.
  - Ты не против небольшого обследования? Мне бы хотелось понять, что именно они накрутили, когда создавали тебя. Возможно мне удастся помочь тебе, если и не развить недостающие способности, то разобраться в себе, - предложил я.
  - Я не против, мистер Бизаро, - пожал плечами он.
  - Не надо так официально, Кон, - поднял я в защитном жесте руки. - Мы ведь родственники.
  - Тогда может быть, Дядя Брюс? - предложил он.
  - Ну, если подумать, то мы в большей степени братья, - заметил я. - Но если тебе так удобнее, то я не против.
  - Да, - решил он. - Мне так будет проще. Ты ведь старше, опытнее и, помоему даже генами отличаешься от меня довольно сильно. Так что считать братом мне будет тебя трудно.
  - Ты видишь мое ДНК? - удивился я.
  - Ну, на самом деле нет. Я предположил по внешности, - чуть засмущался он.
  - Значит все несколько хуже, чем я думал. Дело в том, что криптонцы ДНК могут видеть. Наше зрение позволяет это делать, - вздохнул я. - На самом деле, я мог провести "обследование" уже давно, без всякого оборудования дополнительного. Просто я посчитал это невежливым.
  - Вот значит как, - нахмурился Кон и опустил взгляд. - Тогда проведи его сейчас. Пожалуйста, - я кивнул и ускорился. Просто, чтобы не нервировать его слишком пристальным взглядом.
  Я сканировал его тело всеми своими сверхчувствами и сравнивал результаты с информацией и знаниями, хранящимися в моей памяти.
  Кон Эл. Проект Kr. С ним зашли дальше чем со мной. У него не полпроцента человеческой ДНК, как в моем случае. У него ее ровно половина. И эта ДНК была мне очень хорошо знакома. ДНК Лютера.
  Но были кое-какие детали... Точнее следы неких разовых воздействий... Которые подавляли человеческую часть цепочки. Очень интересно.
  Я вышел из ускорения.
  - Я закончил, Кон.
  - Уже?! - удивился он.
  - Криптонское ускорение, - пожал плечами я.
  - И... как?... - с надеждой и одновременно опаской, спросил он.
  - Для начала ты должен знать, что ты не клон Супермена.
  - То есть как? - не смог удержать эмоций за своей маской Кон Эл.
  - Только на половину. Вторая половина в тебе человеческая. Строго говоря ты не клон, а геноморф.
  - И кому принадлежит человеческая часть? - с подозрением уставился на меня он. - Ты знаешь это?
  - Знаю. Мне эта ДНК хорошо знакома. Ведь человек этот долгое время был моим пациентом. Да и в моем появлении поучаствовал тоже.
  - И кто он?
  - Лекс Лютор, - со вздохом сказал я.
  - Это точно?
  - Точнее быть не может. В твоем случае это покажет простейший земной тест на отцовство, - вздохнул я еще раз.
  - Но ведь Кадмус - правительственная организация!
  - Видимо ты знаешь о Кадмусе не все, - пожал я плечами.
  - И что теперь?
  - Все просто: ты можешь спокойно довольствоваться своими нынешними способностями, они ведь совсем не маленькие!
  - А есть еще варианты?
  - Я заметил следы геннокоррекционного воздействия на твой организм. Судя по всему, существует способ полного подавления человеческой части твоего генома. И создавшим тебя людям он известен.
  - Судя по твоей интонации есть и третий вариант?
  - Мутация. То, собственно из-за чего я выше Супермена и отличаюсь от него способностями, хотя изначально во мне было почти девяносто девять с половиной процентов его ДНК. Сейчас оно даже похожим не является.
  - И какой путь предлагаешь ты?
  - Любой из них. А может быть вообще некий четвертый свой собственный. У меня готовых простых ответов нет, Кон, - развел я руками. - Решать и жить тебе. Но в любом случае я готов оказать тебе помощь, что бы ты не решил. Но думаю, что спешить с выбором не стоит.
  - Возможно ты и прав, - зевнул Кон Эл. - Хотя такое отношение для меня непривычно. Все всегда пытались командовать мной, приказывать, контролировать...
  - Мне такой подход не нравится, - улыбнулся я. - Мой принцип: свобода воли. Каждый вправе набивать собственные шишки и набираться собственного опыта. Но и отвечать за свой выбор каждый должен сам, не перекладывая ответственность на других.
  - Вот значит как... - задумался он.
  - Ложись-ка ты спать парень, - решил я. - Большие серьезные взрослые из Лиги закончили обсуждать будущее вашей команды, и завтра я отнесу тебя к остальным. Вам нашли новый дом.
  - Мы больше не увидимся?
  - С чего вдруг? - удивился я. - Попросим завтра у Бэтмена для тебя мобильник, и ты запишешь в него мой номер. А я твой. Да и заглядывать мы будем к вам в гости. Собственно как и тебе сюда вход не закрыт.
  - Вот как?
  - Или ты хочешь жить с нами здесь? Если хочешь, то я не против. Только мы с женой в Лиге не состоим и мир не спасаем. А ты вроде бы хотел этим заниматься?
  - Блин, почему все так сложно! - сжал кулак Кон Эл.
  - Жить своей волей всегда сложно, - пожал я плечами.
  - Вот же ведь... Ладно, дядя Брюс, - поднял он на меня свои глаза. - Я наверное правда пойду спать.
  - Давно пора, - улыбнулся я. - Денек у тебя сегодня, выдался насыщенный.
  * * *
  глава 40
  
  Пока Кон спал, я полетел к Бэтмену. Предстоял трудный разговор. Брюс меня уже ждал.
  - Здравствуй, Брюс, - поприветствовал он меня, не вставая со своего кресла перед компьютером в пещере. Он был без шлема и плаща.
  Если он расщедрился на приветствие, значит разговор будет совсем не легким.
  - И ты, здравствуй, Брюс, - ответил я на приветствие.
  - Значит пацан теперь под твоим присмотром?
  - Нет, - вздохнул я, подтаскивая камень поближе и садясь на него. - Из меня плохой наставник для Героя.
  - А он Герой?
  - Да. Упертый, упрямый, горячий. Если не дашь ему Дело, то он мгновенно вляпается во что-то сам.
  - Ты слышал наше обсуждение? - не столько спрашивал, сколько утверждал он. Я кивнул. - Что думаешь?
  - Хорошая идея. Вы все уже не мальчики, смену готовить надо. И к самостоятельности приучать тоже, - пожал плечами я.
  - Криптонцы не стареют.
  - Телом, Брюс. Только телом, - вздохнул я. Бэтс ничего не стал на это отвечать. Да и не требовалось ответа.
  - Kr. Что ты узнал о нем?
  - ДНК Кал Эла напополам с Лексом Лютором. Ровнехонько пятьдесят на пятьдесят.
  - Твои выводы?
  - Внушаемость. Мозг криптонца иммунен к гипно-воздействиям и закладкам, - снова повисла тишина в пещере.
  - Дай ему месяц, - остро посмотрел мне в глаза Бэтмен. Не понять о ком он было сложно. Вот только почему Бэтс просит за него? Какой ему смысл просить за Лекса?
  - Зачем? - все же задал я бесполезный вопрос.
  - Дай клону шанс его узнать, - к моему удивлению, Брюс всеже ответил. Видимо количество учеников таки перешло в качество, и Бэтс теперь не считает, что все ответы очевидны для окружающих.
  - Хорошо, - вздохнул я.
  - А как ты относишься к клону сам?
  - Приму в семью. Без семьи трудно...
  - Тебе это не мешало.
  - Я вообще необычный, ты сам это знаешь. Но и мне было трудно. И... - я замолчал. Брюс поднял бровь в ожидании.
  - Вы с Альфредом стали мне семьей.
  - Из меня хреновый отец, - не весело усмехнулся Бэтмен.
  - Демиан? Проблемы? - предположил я. Он только вздохнул.
  - Женись на его матери. Для вас с ней мало что изменится, а для мальчика это важно, - Бэтс скептически изогнул бровь. Я пожал плечами. Решать за него? Да ни за что!
  * * *
  По возвращении домой меня ждал серьезный взгляд Кары. Видимо разговора не избежать.
  Мы прошли на кухню. Я открыл холодильник: в нем сиротливо лежала только половина батона колбасы. Я порылся еще и сумел отыскать в двери еще масло и пяток яиц. На поздний ужин сойдет, решил я и достал сковородку.
  - Брюс, - прервала молчание Кара. - Что думаешь обо всем этом?
  - Не знаю, милая, - вздохнул я, разбивая яйца на разогретую дыханием сковородку, где уже шкварчали в масле куски нарезанной колбасы. - Я надеялся, что клонов Кал Эла больше не будет, но номер проекта - тринадцать. И ты прекрасно понимаешь, что это значит, учитывая, чьи гены использовались в Коне, - Кара нахмурилась.
  - Последний из известных был пятым?
  - Да, - кивнул я, ставя сковордку на стол.
  - По номеру проекта, но не по счету! Ведь так? - внимательно посмотрела она на мои ссутулившиеся плечи. - Ведь так, Брюс? Ведь не было третьего, четвертого...
  - Были, Кара. Были, - поднял голову я и посмотрел ей в глаза. - И первый со вторым были.
  - Но как же так... Куда же они все делись? - заволновалась моя жена, уже начиная догадываться.
  - Пятый умер в бою с Кларком. А четырех остальных убил я. Собственными руками, - Кара прижала руку ко рту, гася рвущийся наружу вскрик.
  - А Кон? Вы убьете и его?! - испуганно спросила она.
  - Нет, - покачал головой я. - Тогда был бой. Лютер устроил мне ловушку. Они напали на меня одновременно, и там был только один вопрос, кто кого? Я оказался сильнее. Точнее не сильнее, а опытнее, силы у нас были у всех одинаковые. А пятый вообще не понимал ничего. У него была память оригинала, вся полностью. Он считал себя настоящим Суперменом, а Кал Эла самозванцем. Да и психика у него к тому времени уже пошатнулась от убийств. И все равно Кларк пытался до последнего сохранить ему жизнь, но там уж просто так сложилось. Думаю Кларк до сих пор винит себя в этом.
  - А Кон? - спросила Кара.
  - Он другой, Кара. Он осознает себя. Он личность...
  - И что будешь делать?
  - Попытаюсь помочь ему. Не знаю. Он ведь и правда воспринимается, как младший братишка... Он же не виноват, что его создали...
  - Ты тоже не виноват, что тебя создали...
  - Я... Попытаюсь дать ему то, чего у меня не было...
  - Что же?
  - Семью. Может он тогда будет хоть немного счастливее? Не таким убийственно серьезным? Это же неправильно, считать себя живым оружием?
  - Это только от него самого зависит, - обняла меня сзади за шею Кара. - Ведь ты прав, он живой и он - личность... - я прижался щекой к руке жены. А в соседней комнате закрыл глаза Кон, продолжая размеренно дышать, имитируя крепкий сон.
  * * *
  Утром я улетел с Кон Элом к Горе Справедливости, месту, что определил Бэтмен под тайную базу для вновь образованной группы юных супергероев.
  - О! Привет, Супербой! - поприветствовал подбежавший пацан примерно его возраста с огненно рыжими волосами. - Кто это с тобой? - не думал, что одежда меня так сильно меняет. Сегодня я был в туфлях, брюках, пиджаке и рубашке светло кремовых тонов. На лице красовались темные очки, а волосы прятались под шляпой.
  - Привет, - поздоровался поднятием руки Кон. - Это мой дядя Брюс, - не стал он вдаваться в подробности. Рыжий пацан смерил меня взглядом, для чего ему под конец пришлось сильно задрать голову.
  - Оу! Не знал, что у Супермена есть братья, - заметил он.
  - Он это не афиширует, - подошел к нам мелкий черноволосый пацан в темных очках. - Привет Брюс, - протянул он мне руку.
  - Привет, Роб, - пожал я протянутую руку. - Сбежал таки от Бэтса?
  - В пещере и без меня тесно, - ухмыльнулся он. - Ты нас потренируешь?
  - Вам же Черную Канарейку назначили, - пожал плечами я. - Тебе ее мало?
  - Эм... Не то, чтобы мало... Просто... Ладно, не бери в голову, - отмахнулся он.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровался высокий парень с прикрытыми воротником куртки жабрами на шее. Видимо протеже Аквамена. - Мистер Бизаро, Супербой.
  - Меня зовут Кон Эл, - заметил Кон. - Я получил это имя и был принят в семью.
  - Поздравляю! - обрадовался рыжий. - Супермен усыновил тебя?! Это здорово.
  - Нет, - нахмурился Кон. - Имя мне дала Кара Зор Эл. Она же приняла в семью.
  - Оу, - запнулся рыжий, не зная что сказать.
  - Дядя Брюс - ее муж, - добавил Кон.
  В этот момент нас позвали в основной зал, где было уже довольно людно.
  Бэтмен объявил команде решение Лиги и объяснил стоящие перед командой задачи. А еще оказалось, что команда не из четырех человек, а из пяти. Д'жон привел свою "племянницу". Но мои глаза и слуховое зрение говорили четко, что родство у них гораздо более дальнее. Примерно как у собаки и кошки. Совершенно разные виды, но биологическое строение схожее, что определенно говорило, что они по крайней мере с одной планеты.
  Но это дело Д'жона и М'ган: племянница, значит племянница. Не мне лезть в их семейные тайны и отношения.
  Собственно после этого момента взрослым делать тут было уже нечего. Я задержался только, чтобы взять для Кон Эла мобильник у Бэтмена и вписать в него свой номер.
  - Я буду забегать к вам, если ты не против, конечно, - сказал я Кон Элу.
  - Я слышал ваш разговор вчера, - вдруг поднял на меня свой серьезный взгляд из-под нахмуренных бровей Кон Эл. Тяжелый характер. Трудно ему в жизни придется, вздохнул я. - Это правда? Про пятого? И остальных?
  - Правда, - пожал плечами я.
  - Ты правда убил их...
  - Да. Я убил их.
  - Потому что они клоны?
  - Нет. Потому что они напали на меня. Тех, кто нападает на меня или мою семью, я убиваю.
  - А Супермен? Он тоже...
  - Нет. Супермен нет. С ним все гораздо сложнее. Он мучается из-за каждого, кого не спас, будь то друзья, враги или совершенно случайные люди. Поэтому он в Лиге, а я нет.
  - А насчет... семьи? - с надеждой и страхом обжечься спросил он.
  - И насчет семьи, - кивнул я. - Моей семьей был Бэтмен, не Супермен. Так что не очень на него надейся. Я бы хотел избавить тебя от той боли и одиночества, что испытал сам. И был бы рад, если бы ты стал частью нашей с Карой семьи...
  - У вас ведь и так скоро прибавление... - смущенно отвел взгляд он.
  - Чем больше семья, тем веселее, - улыбнулся я.
  - Хорошо, дядя Брюс, - улыбнулся и Кон Эл.
  - Вот и славно, - хлопнул я его по плечу. - Звони, если что. Ну и просто так тоже...
  Я поднял руку в прощальном жесте и исчез в ускорении. Меня ждали тренировка с Карой у мастера Хо и компьютеры Кадмуса на Криптее.
  * * *
  
  
  глава 41
  
  Кадмус. Какое забавное заведение, думал я просиживая за его компьютерами, просматривая наработки и копаясь в базах. Бесчеловечные опыты на людях, похищения, испытание результатов в локальных войнах по всему миру...
  Прямо, конечно об этом не говорилось, но по контексту и сухим строчкам научных докладов, это читалось достаточно легко.
  Нашел я и то, что искал: упоминания о неких "пластырях" подавляющих ДНК человека у проекта Kr-оружия.
  Даже техническая документация по этим интересным изделиям. Как и отчеты о проведенных полевых испытаниях.
  Два танковых батальона с поддержкой пехоты и пяти вертолетов в Казнии... уничтожены образцом. Видеоматериалы, фотоотчеты прилагаются. Биологический возраст образца восемь лет. Фактический - восемь недель. Место проведения испытаний зачищено бомбардировкой.
  Память образца затерта J-гномами.
  Итоги испытания: образец получил все способности криптонца. Рассчетная длительность эффекта подтверждена. Ментальные закладки и стоп-команды продолжают действовать и под эффектом. Примечание: у образца значительно повышается агрессивность.
  Вот и все: восемь лет - триста одиннадцать подтвержденных смертей за душой. Добрый мальчик Проект Kr.
  Захотелось позвонить Бэтмену и взять слово про Лютера обратно. Но вспомнил, что я в другой звездной системе. У Брюса конечно техника на грани фантастики, но не настолько. Правда вспомнил я об этом, только увидев надпись об отсутствии сети на дисплее телефона.
  Я тяжело вздохнул и откинулся на спинку кресла. Подкрался J-гномик и залез мне на коленку. Я почесал его пальцем под подбородком. У него засветились рожки, но телепатический импульс очередной раз не пробился сквозь мою черепную коробку. Д'жон говорил, что эта особенность появилась после криптонитового астероида. Кости впитали такое количество излучения, что теперь глушат любое тонкое воздействие. Ему вообще рядом со мной тяжело стало использовать свои способности. Заттана в то время пыталась исправить мою внешность при помощи магии или хотябы наложить иллюзию, но магия на мне также не удерживалась. Нанести повреждение могла, но любые долговременные эффекты сползали, словно краска политая ацетоном с нержавейки. И красное солнце ситуацию не изменило, скорее только усугубило.
  Еще раз вздохнув, я пересадил J-гномика на стол и пошел к Вандалу. Следовало узнать, что им с Плющем на данный момент необходимо для продолжения терраформирования.
  * * *
  Примерно через неделю позвонил Бэтмен. Сказал, что у Кон Эла была не самая приятная встреча с Суперменом. Больше пояснений не требовалось. Кларк со всей своей занудной правильностью иногда умудряется пьяным слоном потоптаться на душевной организации, приводя психику в экстремальные состояния (от всепоглощающего бешенства до всепоглощающей депрессии с различными вариациями того и другого, иногда совмещая обе крайности).
  Я вымыл руки после операции, переоделся из операционного халата в цивильную одежду и потопал в сторону телепорта станции Лиги. Стоило навестить "племянника".
  - Дядя Д'жон! - воскликнула девчонка с длинными красными волосами, повисая на шее марсианина. Кон Эл с хмуро сведенными на переносице бровями отвернулся от них, уходя, но тут услышал объявление системы безопасности.
  - Ноль. Доктор Бизарро, - после чего появился я.
  - Дядя Брюс? - одновременно удивленно и радостно воскликнул он оборачиваясь ко мне.
  - Привет, Кон, - улыбнулся я.
  - Что ты тут делаешь?
  - Пришел тебя проведать, - не стал скрывать я. - Как успехи?
  - Средненько, - слегка опустил плечи он. - Как-то слишком часто для клона Супермена мной пол вытирают.
  - Не переживай, с опытом это пройдет, хотя...
  - Что хотя? - прищурился он.
  - Ты бы знал как часто самим Суперменом полы вытирают! - рассмеялся я.
  - Правда? - удивленно глянул Кон на меня.
  - Конечно, - подтвердил я. - Посмотри запись любого его боя. Он Человек из Стали не потому, что никогда не падает, а потому, что всегда поднимается, запомни это.
  - Я запомню, - серьезно кивнул Кон.
  - Канарейка? - удивленно спросил я, увидев знакомую спину в короткой куртке. - Я же запретил тебе физические нагрузки на этой неделе?
  - Брюс? - как-то сраз сникла она, и глазки ее забегали. - А я это... не нагружаюсь. Просто зашла дать пару уроков молодежи... Теоретических! Правда ведь? - она быстро оглянулась на окружающих, ища поддержки. Подростки, пряча улыбки, кивали, а Д'жон неодобрительно качал головой.
  - Какие уроки! - возмутился я. - Всего час как из перевязочной, а уже супербоями полы вытирать пытаешься?! Смотри, пропишу тебе курс слабительного с лечебными клизмами... Ну-ка марш домой! И чтобы до конца недели я тебя в униформе не видел! - девушка побледнела, покраснела, но предпочла удалиться - с врачем спорить себе дороже.
  Совсем офонарела! Два ребра с трещинами, а она тут "молодежь учит". Молодежь способную одним ударом ее пополам переломать! Я понимаю, что этим ударом по ней еще попасть надо, но сам факт.
  - Но, Брюс, - от самого выхода решила все же вякнуть она, - Ведь учить же все равно надо кому-то!
  - Брысь, я сказал! - шикнул я на нее.
  - Она права, Брюс, - встрял Робин. - Мы должны учиться!
  - Ладно, сам проведу занятие, - вздохнул я скидывая пиджак и накрывая им Робина. Как раз целиком уместился.
  - Оу! - воскликнул голос из-под пиджака. - Советую смотреть внимательно! Брюс личный ученик Бэтмэна!
  - Все! Внимание на меня, - чуть повысил я голос, вставая в центре площадки. Детишки встали в одну шеренгу, готовясь внимать - вот ведь мелкий мастер пиара
  - Как побеждать сильных противников, используя минимум сил и максимум техники, вам Канарейка уже наверняка показала. Так? - слаженные кивки были мне ответом. - А сейчас, я дам вам случай, достаточно редкий и от того в какой-то степени уникальный, использовать свои специальные возможности в полную силу, не опасаясь последствий. Поверьте мне - это весело!
  - То есть как на полную? - удивился рыжий. - А разве мы не всегда это делаем?
  - Нет, не всегда. Обычно вы всегда стараетесь сдержаться и рассчитать ровно необходимое усилие. Сейчас можете полностью отбросить эти дурацкие мысли. Супербой! Ты первый. Ударь меня. Со всей своей силы. Заодно оценю уровень твоих способностей, - закончил я вводную часть. Кон чуть помялся, но вышел.
  Он примерился и на пробу ударил. Я, используя ускорение, подставил под удар ладонь. Кулак в нее врезался с немалой силой, надо признать, но я даже не пошевелился. Кон ударил снова, уже с левой. С совершенно тем же результатом. Он отскочил и посмотрел на меня. Я ободряюще кивнул. На лицо Кон Эла сама собой выползла предвкушающая улыбка.
  Дальше он наконец начал делать именно то, что я от него и хотел: отключил тормоза и без перерыва бил в ускорении совершенно не сдерживаясь, руками, ногами, даже головой, прямо сбоку, сверху, с разворота и с подкрутом... В общем выкладывался полностью.
  Результат правда оставался прежним: я спокойно принимал его удары на мягкие блоки и раскрытые ладони, чтобы он сам себя не поранил.
  Прошло пять минут, и он в изнеможении отпрыгнул, разрывая дистанцию и жестом прося передышки.
  - Следующий Кидфлеш, - повернулся я к рыжему. Тот поправил очки и улыбнулся. В следующий момент мне пришлось перейти в ускорение, чтобы уследить за его атаками.
  Его хватило на три минуты.
  - Следующий Аквалед, - высокий белоголовый парень с жабрами кивнул и пошел ко мне. - Аквалед, используй и магию тоже. Выдай свой предельный максимум, - он кивнул и достал рукояти из-за спины.
  С ним было сложнее, чем с остальными, магия слишком многогранна, чтобы расслабиться, но возможность размяться я предоставил и ему.
  - Теперь Мисс Марсианка, - кивнул я девушке. - Используй все, что можешь. Расслабься и сбрось груз контроля, что постоянно приходится держать, - она кивнула и попыталась поднять меня телекинезом. Я легко скомпенсировал воздействие способностью полета. - Не напрягайся М'ган. Наоборот расслабься и бей что есть мочи, чем хочешь и как хочешь, - остановил ее я, видя, что она уже выходит на предельный для себя уровень телекинетического воздействия. - Я не просил отключать мозги. Я просил расслабиться и перестать сдерживаться, - добавил я. Тут же в меня прилетел камень, который я мягко остановил и отбросил в безопасное место. За ним поднялся еще один. И еще. Через несколько мгновений я был уже просто в центре торнадо атакующих меня предметов. Как-то я даже не ожидал настолько больших сил в столь хрупкой стеснительной девочке. Но применяя ускорение, я все равно успевал аккуратно перехватывать и отбрасывать все снаряды. - Я сказал : используй все! Это значит все! Свое тело и телепатию в том числе! Они ведь не менее сильное твое оружие! - стоило мне это прокричать, как марсианка исчезла из видимого диапазона, а виски стало слегка сдавливать. Тут же кроме атак различных предметов, на меня пошли атаки различными конечностями самого разнообразного свойства, от гибких щупалец, до когтистых лап и огромных кулаков.
  Через десять минут и она выдохлась.
  - Теперь я! - осклабился Робин.
  - Нет, - остановил я его жестом. - Все вместе. Так же в полную силу, но используя главное ваше оружие - разум. Кооперируйтесь, координируйте действия телепатически, помогайте друг другу, комбинируйте атаки. Используйте обманки и ловушки. Вперед! - дал команду я. Дети весело и азартно переглянулись и пошли в атаку.
  Совместно они продержались в непрерывной атаке, подменяя и страхуя друг друга, целых сорок минут.
  - Класс, - разлегшись на полу произнес в пространство Кидфлеш.
  - Дааа... - протянула М'ган, лежащая рядом. - Это было круто! - остальные лежали молча, только тяжело дыша.
  - Ладно, ребята, - сказал я им, надевая обратно пиджак и поправляя волосы. - Мне пора в клинику: сегодня еще две операции назначено.
  - А вы еще придете? - с надеждой спросил Аквалед, приподнимаясь над полом.
  - Если хотите, как-нибудь еще поиграем, - пожал я плечами.
  - Хотим!!! - в один голос ответили все пятеро с пола.
  - Тогда точно приду, - улыбнулся я и исчез во вспышке телепорта.
  * * *
  - А твой дядя был прав, Супербой, - сказал Кидфлеш, когда вспышка погасла. - Это было действительно весело!
  - Да... - протянул Аквалед. - Но насколько же он силен!
  - И это врач Лиги! Просто врач! - воскликнула М'ган.
  - Он личный ученик Бэтмена и к... брат Супермена. Естественно он крут! - отозвался Робин. - Насколько я знаю, он дважды спасал Землю от гибели, там где вся Лига была бессильна... Или трижды.
  - Но почему тогда врач? С такой силой... - спросил Кидфлеш.
  - Он... Не знаю, - признался Робин. Кон Эл промолчал. Потому что в данных обстоятельствах говорить, что его "дядя" хладнокровный убийца, было бы наверное не к месту...
  Как раз тут на связь вышел Бэтмен. Появилась работа.
  * * *
  глава 42
  
  - А после твоего дяди, этот андроид таким уж сильным не показался, - весело заметила М'ган, выходящая из телепорта.
  - Да уж, без его утренней тренировки, мы бы так быстро не справились, - ответил ей Аквалед. Супербой промолчал, хмурясь.
  - Повезло, - с не свойственной ему обычно серьезностью сказал Робин. - На самом деле мы сегодня облажались по полной. Груз проворонили, Айво упустили. Чудо, что Айво решил добить Супербоя. Если бы он сосредоточился на отступлении, то мы не смогли бы его догнать.
  - Ты прав, - погрустнел Кидфлеш. - Работать в команде нам еще учиться и учиться.
  - Ой! - воскликнула М'ган, заметив меня, спокойно играющего на телефоне в змейку, сидя на кресле в уголке зала.
  - Всем привет! - поднял я руку (как раз на этом месте у меня случился game over).
  - Здравствуйте.
  - Привет, Брюс!
  - Добрый вечер.
  - Здравствуйте, - прозвучали приветствия от всей команды. Супербой поздоровался кивком.
  - Я к Кон Элу, - признался я вставая. Супербой снова молча кивнул и пошел за мной. На улице я подхватил парня за пояс одной рукой и ускорился.
  Остановились мы только на полянке рядом с домом в Тайге.
  - Что-то случилось? - еще сильнее нахмурился Кон Эл.
  - Не то, чтобы случилось, - начал я. - Просто кое-что раскопал в архивах Кадмуса.
  - Про меня? - напрягся подросток.
  - Да. Техническую документацию по проекту, - вздохнул я. - Мне показалось, что ты должен с ней ознакомиться. Только ты сам. Больше никто. Оригиналы я уничтожил, данные затер. На этом планшете единственная копия, - вручил я ему гаджет.
  - Там что-то... ужасное?
  - Не то, чтобы уж совсем ужасное, но приятного мало, - признался я. - Читать или не читать, решай сам. Тоже самое с планшетом - решай сам, оставить, уничтожить, показать кому-то. Это твое прошлое, твой выбор, - парень серьезно задумался.
  - Все же я хочу знать, - решился он. - Посидишь со мной? А то, что-то страшновато открывать в одиночестве.
  - Как скажешь, Кон, - согласился я и сел на траву, скрестив ноги.
  Парень включил планшет и открыл первый из файлов.
  Читал он внимательно, постоянно хмуря брови. Первый файл был достаточно безобиден: описание проекта, дата начала, технические условия, лабораторный журнал, имена участников проекта...
  Дальше шли файлы поинтереснее: списки данных и навыков закаченных J-гномами. Описание и спецификация программы телепатического обучения. Имена тех, с кого снималась матрица памяти. Фамилии, даты, цифры
  Список ментальных закладок и стоп-команд с полным описанием и методикой внедрения.
  Следом за ними шла папочка с отчетами и материалами по полевым испытаниям оружия Kr. С фото и видео материалами, отчетами и итогами. Тот случай в Казнии единственным не был.
  Кон Эл остановившимся взглядом смотрел на экран планшета, где крутился очередной ролик видеоматериалов с полевых испытаний. Руки его дрожали.
  Я не мешал ему. Не прерывал до самого конца. Пусть лучше он узнает все сам и сейчас. Чем впоследствии кто-то ему это все выложит, приправив различными акцентами и пояснениями.
  Жестоко, но лучше так. Он не человек. И создавали его совсем не котят с деревьев снимать и старушек через дорогу переводить. "Живое Оружие" так он себя как-то при мне назвал. Так вот пусть знает, что означают эти два слова.
  - Дядя Брюс... - наконец смог выдавить из себя он. - Я...
  - Не переживай, Кон. Те, кто тебя создавал больше не имеют над тобой власти.
  - Но это...
  - Ужасно? Не спорю. Но это прошлое и этого не изменишь. Будущее же ты пишешь сам.
  - Я не помню всего этого... Моя память...
  - Да?
  - Я хочу вспомнить! Я хочу помнить то, что сделал!! - остро посмотрел он мне в глаза.
  - А ты сильнее, чем я думал, - сказал я ему. - Когда?
  - Сейчас.
  - Хорошо, летим, - кивнул ему я и подхватил за пояс. В следующее мгновение мы были уже в Аргусе на Криптее.
  Я вызвал рогатого геноморфа в белом медицинском халате, который остался тут за главного, после переноса лаборатории на планету.
  - Подготовьте все для полного восстановления памяти Кона. Восстановление памяти, снятие ментальных закладок, разблокировку ВСЕХ вложенных навыков, матриц и знаний в соответствии с обучающей программой "оружие Kr", - поставил я ему задачу.
  - Обучающая программа завершена лишь на семьдесят пять процентов, мистер Бизаро, - возразил геноморф. Я повернулся к Кону, глазами спрашивая его мнение. Он утвердительно кивнул.
  - Заканчивайте программу, - развернулся я к геноморфу.
  - Есть дополнительные модули, в окончательную программу не включенные, но подготовленные. Использовать их? - уточнил он.
  - Дай спецификацию по ним Кон Элу. Он сам решит, - сказал я и выдвинул подростка вперед.
  - Хорошо, - кивнул геноморф.
  - Да, Кон, - обратился я к "племяннику". - Ты наверное не совсем разобрался, что было записано в первом файле, слишком много терминов и специфических описаний. Но там есть важный для тебя пункт.
  - Какой?
  - Ты не можешь расти естественным порядком. То есть, сколько бы не прошло времени, физически ты будешь оставаться шестнадцатилетним.
  - Навсегда? - снова нахмурился он.
  - Не совсем. Просто проект на момент твоего освобождения закончен не был. До его завершения оставалось четыре недели процедур. Тогда бы ты достиг биологически двадцатилетнего возраста и стал копией Супермена. Внешне естественно. Способностей это не касается.
  - Но ведь комплекс уцелел?
  - Именно, - подтвердил я его мысли. - Мы можем начать завершение проекта хоть сейчас...
  - Но?
  - Но я предложил бы тебе другой вариант.
  - Какой же?
  - То, чего не было у меня - детство.
  - То есть? - не понял меня Кон Эл.
  - Мы можем выполнять каждый год по одной неделе процедур, поднимая твой биологический возраст на один год соответственно. Тогда процесс взросления пройдет постепенно и более "естественно". И главное, ты сможешь "расти" вместе со своими друзьями...
  - Этот вариант мне нравится, - впервые за прошедшее время, с нашего ухода из штабквартиры команды, на лице Кон Эла брови разошлись на положенные им места, и появилась пусть слабая, но улыбка.
  - Тогда сегодня проведем разблокировку памяти, а процедуры проведем через полгода.
  - Согласен.
  - Приступайте, - обратился я к геноморфу. Тот кивнул и повел Кон Эла на минус пятьдесят второй этаж.
  * * *
  Вся процедура с дозагрузкой матриц и полной разблокировкой памяти, заняла пять часов. По их прошествии Кон Эл поднялся на поверхность с нахмуренными бровями и взглядом мертвеца.
  Это его состояние мне совсем не нравилось. Способов выведения из него существует много, но я решил воспользоваться самым простым, не барышня чай.
  Я залепил ему пощечину.
  - Эй! Ты чего? - вскинулся он, вставая с пола (моя пощечина - это отнюдь не слабый удар).
  - Жалеть себя вздумал?! Соберись! - я ускорился и, подхватив его, полетел на соседний континент, еще не затронутый терраформингом. Там я резко затормозил и отбросил его.
  - Вставай, тряпка! - крикнул я ему, по-криптонски громко. Он вскочил, сжимая кулаки. - Ну! Давай! - крикнул я и еще раз ударил. Только теперь не пощечиной. Я ударил кулаком в скулу. Так, чтобы разозлить, но не сбить с ног.
  Он зарычал и ударил меня. Я его. Он меня...
  Он отлетал и катался по неровной металлической поверхности планеты. Он вскакивал и бил, отлетал уже я. Естественно я поддавался, ведь задача была не тренировать, а дать выпустить пар. И это у него получалось.
  Он разошелся до такой степени, что молотил меня уже без перерыва, и должен заметить, что разблокировка навыков пошла ему на пользу. Он уже не молотил по-деревенски наотмашь. Нет его удары обрели четкость и правильность. Он использовал хитрые связки и бил по слабым местам и болевым точкам, чувствовалось, что матрица ему досталась отнюдь не спортсмена, а убийцы-бойца с боевым опытом. Контролировать ему теперь придется учиться долго.
  Наконец запал кончился. Мы лежали рядом и тяжело дышали.
  - Спасибо, - тихо сказал он мне.
  - Полегче стало?
  - Да, - признался он, - Немного.
  - Значит, отдышивайся и полетели на Гору Справедливости. Планшет возьми с собой. Он и все данные на нем твои. Решать, что с ними делать, тебе. Но совет дам...
  - Какой?
  - Выучи все стоп-команды назубок. И научись имитировать их выполнение. Рано или поздно, тот кто их в тебя заложил, решит ими воспользоваться. Получишь неплохой козырь.
  - Хм... Стоящий совет, - согласился он.
  - А с остальным... Покажи тому, кому будешь полностью доверять. Тому, чье мнение для тебя важно. Но покажи сам. Когда будешь готов. До этого и после этого, не показывай никому... Это только тебя касается и больше никого.
  - Я... Подумаю, - хмуро ответил он.
  * * *
  Я проводил Кон Эла до укрытия команды и полетел к жене. Надеюсь, что парень справится с тем, что я на него вывалил. Если не справится, то будет плохо. Я уже слишком привязался к нему, но если он сломается или сорвется, останавливать его будет не Супермен, и даже не Бэтмен. Останавливать Супербоя они заставят меня. В некоторых моментах они потрясающе жестокие сволочи со своим чистоплюйством и нежеланием пачкать руки.
  Но все, что мне оставалось, это ждать и надеяться, что не ошибся. Жутковатое чувство.
  Но меня ждала Кара. Та, что всегда могла меня поддержать и отвлечь от лишних мыслей.
  Уже скоро. Уже совсем скоро появится на свет наше с ней маленькое чудо. И у меня появится на одну причину больше для жизни. И для битвы, если придется. А почему-то мне кажется, что биться еще придется. Почему-то всегда, когда в жизни все становится слишком хорошо, происходит что-то, и за счастье приходится сражаться. Так было уже дважды. Так почему мир должен менять свои правила?
  Примечание к части
  
  Предупреждаю сразу: начинаю курочить канон в угоду себе, совершенно беззастенчиво и нагло. Ввожу ОМП и ОЖП.
  Ортодоксов, знатоков вселенной и гиков прошу свои "не верю" и "да ну нафиг" убрать поглубже. Тут начинается махровый авторский произвол.
  Я предупредил!
  Приятного чтения!
  глава 43
  
  Утром в клинику приехал Брюс Уэйн. Столь высокого гостя я вышел встретить на пороге.
  Еще интереснее, что именно в это утро в клинике находилась и Талия аль Гул.
  Вот я и мучился вопросом, к кому из нас столь неожиданный гость? И если ко мне, то почему просто не позвонил?
  Тем временем мистер Уэйн подошел ко мне и подал руку для пожатия.
  - Брюс, - поздоровался он со мной.
  - Брюс, - с улыбкой пожал я его руку, отвечая на приветствие. - Чем обязан визиту? - решил не ходить кругами я.
  - Помощь твоя нужна, - заинтриговал еще больше он.
  - В чем же? - удивился я. Уэйн просящий помощи - что-то из разряда дождя идущего снизу вверх или солнца встающего на западе.
  - Пойдем в кабинет Талии, - подтолкнул меня ко входу в здание он, игнорируя мой вопрос. Зная его характер, я не стал задавать вопросов повторно. Он все равно не ответит, а я буду чувствовать себя глупо.
  Так же молча мы добрались до нужной двери. Брюс вежливо постучал и, дождавшись ответа, вошел в кабинет. Я следом за ним.
  - Привет, Брюс. Чем обязана? - встала из-за стола с документами женщина. Уэйн подошел и с поклоном поцеловал ей руку.
  - Я по личному вопросу, Талия, - выпрямившись, улыбнулся он.
  - Я вся внимание, - выжидательно посмотрела на него она, бросив короткий взгляд в мою сторону.
  Уэйн, так и не отпустивший руку женщины, опустился на одно колено. Глаза хозяйки кабинета округлились.
  - Талия аль Гул, согласна ли ты стать моей женой? - сказал он ей, а я поспешил нащупать рукой стул и опуститься на него. Что-то в этом мире явно поменялось, пока я моргнул. Может это уже и вовсе другой мир?
  У Талии открылся рот. Открылся и беззвучно закрылся. Потом снова открылся и опять закрылся. Наконец она прокашлялась и вернула голос.
  - Брюс, ты серьезно? - спросила она.
  - Абсолютно, - сказал он ей и надел на безымянный палец небольшое элегантное колечко с бриллиантиком.
  - Ты здоров? У тебя все в порядке с памятью? - забеспокоилась она и даже положила ему на лоб ладонь, пробуя температуру. - Токсин Пугала?
  - Нет, Талия, - встрял в разговор я. - Он здоров, пульс слегка повышен, но не более того, мозговая активность в норме. ДНК и шрамы его. Посторонних предметов в теле не обнаружено, микрофонов и камер в одежде нет. Управляющих контуров и аномальных полей не вижу. Пара бэтторангов и телефон имеются, но не более.
  - То есть ты действительно по своей воле, в здравом уме, не находясь под чьим-то контролем или действием токсинов делаешь мне предложение? - осторожно спросила она. Брюс кивнул. В следующее мгновение ему пришлось встать с колена, потому что Талия аль Гул, глава могущественной тайной организации с довольно мрачной репутацией, дочь одного из самых одиозных злодеев Земли, прозванного Головой Демона, со счастливым визгом бросилась ему на шею, одновременно обвивая ногами талию. Затем она страстно, но быстро расцеловала его в обе щеки и в губы.
  Но миг потери контроля прошел быстро. Талия соскочила с мужчины на пол, оправила одежду и прокашлялась.
  - Брюс Уэйн, я Талия аль Гул Наследница Демона, согласна стать твоей женой. Прошу засвидетельствовать, - посмотрела она на меня.
  - Хорошо, - кивнул я. - Я Брюс Бизаро, свидетельствую, что он и правда сделал тебе предложение Руки и Сердца. И ты его приняла. Готов повторить это в храме или в суде.
  - Вот и славно! - улыбнулась она. - С таким свидетелем ты теперь не отвертишься. Но почему сейчас? Я четырнадцать лет этого от тебя добиться не могла, и вот теперь, когда уже смирилась и потеряла надежду, ты приходишь сам?
  - Повзрослел, - лаконично ответил Брюс.
  - Ладно, я вас оставлю, - сказал я и скрылся за дверью. Мне нужно было срочно уложить в голове новое мироустройство. И ущипнуть себя - может это сон, и я сейчас лежу в своей кровати? Или каким-то супертоксином отравлен совсем не Брюс, а я?
  * * *
  Следующим утром мне позвонил Бэтмен и сообщил дату свадьбы. Еще попросил не распространяться по этому поводу. Тех кого надо, он сам пригласит и им сообщит. И еще, что мероприятие будет исключительно светским, то есть это не будет свадьбой Бэтмена и Главы Нанда Парбат. Это будет свадьба бизнесмена Брюса Уэйна и бизнеследи Талии аль Гул. И костюмированная толпа героев там будет совершенно не к месту.
  Вообще даже внутри Лиги очень немногие знали настоящую личность Бэтмена. Так что о его изменившемся семейном положении им тоже знать ни к чему.
  Но нас с Карой он пригласил, правда попросил как следует поработать над моим лицом тональным кремом, поскольку "загар" мой все равно не слишком похож на человеческий. Оттенок другой.
  Кара была рада приглашению чуть не до безумия: все же удивительно, как девушки любят покрасоваться, а я с самого случая с астероидом никуда ее не выводил в общество. Видимо пришло время исправлять это упущение. Хотя восьмой месяц...
  Но даже это обстоятельство остановить ее было не в силах. И закрутилось: магазины, салоны, парикмахерские... Я поступил проще: заказал костюм тому самому портному, которого мне порекомендовал Бэтс. И вся проблема, но жена...
  Короче, я сам не успел заметить, как отмеренные две недели до торжества пролетели, словно их никогда и не было. Только и успевал в эти дни, что неотложные операции проводить, да мастера Хо посещать, все остальное время съедали метания с Карой и ее подготовка к выходу в свет (не отпущу же я ее одну в таком состоянии, вдруг рядом с ней какой самолет падать начнет, или мост зашатается, она ведь все равно спасать ринется, а так я сам со всем разберусь и разных неприятностей вполне избежать удастся).
  Шоу делать из собственной свадьбы Брюс не стал: один фотограф, минимум гостей, небольшая церковь в глухом уголке. Из журналистов только Кенты: Кларк и Лоис.
  Я до последнего момента не верил, что это действительно случится, что все понастоящему, что Брюс-таки скажет "да", что не нападет какой-нибудь преступный безумец, что не начнется вторжение инопланетных монстров или еще какая бяка случится, позволяя Уэйну остаться холостяком. Но! Но это действительно случилось. Эти двое на самом деле обменялись кольцами и сказали свои клятвы перед алтарем.
  И даже после этого никто праздник не испортил.
  Отмечали в особняке Уэйнов, в главном зале. Он как раз смог вместить весь выводок летучих мышей: Барбара Гордон, Дик Грейсон, Демиан Уэйн, Тим Дрейк, Дик Грейсон Младший, нас с Карой, Кларка с Лоис, некоего Люциуса Фокса, миллиардера из Старлинга Оливера Квина, Д'жона в человеческой его форме, Джима Гордона и конечно же Альфреда, который всем праздниством собственно и занимался. Со стороны невесты присутствовала только ее младшая сестра Ниса аль Гул.
  С Диком Младшим, кстати, была весьма таинственная история: после возвращения из будущего, на первой же тренировке моей у Бэтмена я встретил этого веселого пацана, прыгающего по спортивным гимнастическим снарядам в костюме Робина. Откуда он взялся, ни сам Дик Младший, ни Бэтмен, пояснять не стали. Но я заинтересовался, повесил свою "прослушку" на обоих. И спустя месяц из обмолвок, недомолвок, недоговорок и многозначительных пауз мне удалось составить примерный ответ: Брюс после "смерти" Супермена не сидел на месте. Он ни на мгновение не поверил, что какой-то Тоймен смог уничтожить пережившего Думсдея криптонца. И в процессе поисков Неугомонный Гениальный Мыш пробил путь ни много ни мало в другое измерение. Собственно оттуда и появилась молодая версия Найтвинга. Большего узнать к сожалению не удалось. При любом касании темы прошлого Дика оба мрачно замолкали, убивая любую беседу напрочь. А учитывая, что Бэтс и так-то не больно-то разговорчив...
  С Диком Старшим у Дика Младшего отношения вышли близкими и дружескими, словно у всамделешных братьев. Что не слишком удивительно, учитывая, что оба они сироты, пережившие потерю родителей, и других родственников, кроме друг друга, не имели.
  И именно Дик Младший щеголял нынче в Костюме Робина в компании Кон Эла и остальных.
  Засиживаться долго не стали и заполночь разошлись, оставив "молодых" (ребяткам уже под сорок) наслаждаться обществом друг друга в первую брачную ночь. Правда, стать ей классической не грозило, так как тринадцатилетний сын, оставшийся с ними, этому слегка мешал. Но с другой стороны, насколько я вообще понял ситуацию, ради воссоединения, Бэтмен все это и затеял. Отныне они стали семьей. Со своими секретами и спецификой конечно, но вполне себе полноценной.
  * * *
  глава 44
  
  Кара... Вот уже пять месяцев, как ей требуется сон. Видимо это из-за ребенка, которого она носит под сердцем. Начиналось с двадцати минут в сутки, сейчас же продолжительность его достигает пяти-шести часов. И до недавнего времени, я даже завидовал ей в этом. Я ведь помню две свои ночи, когда я погружался в это блаженное состояние. Сон - это приятно. Очень приятно. Мне даже не с чем сравнить насколько.
  До недавнего времени я ей завидовал. Но вот уже два месяца ей снятся кошмары. И все это время она терпела молча. Только сейчас наконец призналась и рассказала, что в них.
  А оказалось, что ничего хорошего. В своих кошмарах она убивает и сражается. И было бы все не так страшно, если бы люди, имена которых она назвала мне, вспоминая свои сны подетально, не пропадали без вести в реальном мире.
  И это уже мне очень сильно не понравилось. Я бы сказал смертельно.
  Из меня не слишком хороший сыщик. Даже, я бы сказал, что совершенно никакой. Но!
  Но я знаю хорошего. Отвлекать Бэтмена от только-только начавших налаживаться семейных отношений, я не посчитал себя в праве. Зато более молодую его версию, откликающуюся на позывной Найтвинг,я припрячь к делу совершенно не постеснялся.
  Проанализировав все детали, что удалось вытянуть из, в тихой панике жмущейся ко мне Кары, и данные в базе Лиги, Дик выдал имя: профессор Эмиль Гамильтон.
  Именно у этого ученого лечилась Кара больше года назад, когда мы еще не встречались. В тот раз она получила такие травмы, что впала в кому. На мой резонный вопрос, почему повезли к нему, а не ко мне, получил ответ, что произошло это сразу после истории с Джокером. Буквально в тот же день. И я был занят дачей показаний и бумажной волокитой в полиции, а ждать было нельзя.
  Если в деле появился какой-то "профессор", то ничего хорошего я от дела уже не ждал, и дело начинало меня беспокоить. Я позвонил Кларку и попросил его посидеть денек с Карой на его ферме. На всякий случай, пока меня рядом нет. Беременность жены делала меня параноиком, шарахающимся от собственной тени.
  Вместе с Найтвингом мы полетели к этому Гамильтону для серьезного разговора.
  Приличное учреждение, замечательная лаборатория, передовое оборудование. С генетическим уклоном. Спрятанное от лишних глаз на подземном этаже. Для посетителей на виду только стандартное лабораторное и хирургическое, пусть и очень неплохие, но ни в какое сравнение со скрытым в глубине здания не идущее.
  Пока Найтвинг вежливо беседовал с Гамильтоном, я стоял рядом, делал заинтересованное лицо и сканировал здание слуховым зрением. В целом все прилично. Ну есть оборудование для генетических исследований, и что? Ни пленников-подопытных, ни эмбрионов в физрастворе, ничего, что можно было бы предъявить.
  - Профессор, - отстранил я наконец Дика, - Состояние здоровья моей жены, и ожидание рождения ребенка делают меня очень нервным и дерганным. А эти кошмары буквально убивают, - смотрел я на него очень тяжелым взглядом, вкладывая в него всю гамму отрицательных эмоций, что рождали во мне последние события. - Я очень хочу разобраться в происходящем. Очень. Вы понимаете, что я разберусь рано или поздно. Ведь вы понимаете меня, профессор?
  - Вполне, - кивнул он. Самообладанию этого человека можно только позавидовать. С другой стороны, он может и не знать, кто я такой. Ведь видимся мы впервые. Но все равно, высоченный амбал с неестественного цвета кожей и колючим взглядом, представившийся мужем племянницы Супермена, угрожающе нависающий над головой, должен бы заставить нервничать. Однако никаких признаков беспокойства на лице Гамильтона заметно не было. - Если я что-то узнаю, как мне с вами связаться?
  - Через Супермена. У вас же есть с ним связь? - продолжил я внимательно наблюдать за его реакциями.
  - Есть, - снова кивнул он. - Я свяжусь, если что-то узнаю. Как мне ему вас назвать?
  - Просто муж Кары. Он поймет. До свиданья, профессор Гамильтон, - чуть кивнул ему я и двинулся на выход. Найтвинг двинулся за мной.
  Лететь решили на самолете Дика к пещере Бэтмена: там достаточно мощный компьютер и обширная база. Как раз достаточная, чтобы копнуть поглубже этого Эмиля. Слишком уж он был спокойный и совершенно не удивился сообщению о снах Кары, словно был готов к подобным вопросам, или заранее знал обо всем.
  - Слушаю, - раздался в телефоне Гамильтона слишком знакомый голос. Улетев с Найтвингом, я не перестал подслушивать за профессором и всем, что вокруг него творится.
  - Это взаимно, - сказал в трубку Гамильтон.
  - Понятно, - отозвался голос из трубки. Дальше пошли короткие гудки. Самое ужасное, что я был настолько удивлен, что не засек место положения второго говорившего. А теперь уже было поздно.
  Полет продолжился. Делиться с Найтвингом полученной информацией я не стал. Не чем было пока делиться. А через двадцать минут я и вовсе забыл обо всем на свете. Одной из причин, по которой я не успел засечь говорившего, было то, что я одновременно с прослушкой Гамильтона, не выпускал из внимания происходящего с Карой. Я слишком был на взводе, чтобы оставить ее без своего "присмотра" хоть на секунду.
  И вот то, что я там услышал, заставило волосы на моей голове шевелиться от ужаса: вскрик боли Кларка.
  В то же мгновение я уже выпрыгивал из самолета и мчался под максимальным ускорением на ферму.
  А там...
  А там Кларк с пятном крови, расплывающимся по рубашке в районе живота, своим телом закрывает Кару, держащуюся за живот и со страхом смотрящую на подступающий десяток командос со странным оружием и робота непонятной мне конструкции.
  Причем на Кларка уже смотрели все десять стволов, а дула уже светились готовыми сорваться новыми лучами выстрелов.
  Я ускорился еще больше и подхватил обоих криптонцев, унося их в клинику Нандо Парбат, в свою операционную. Правда прихватить один из непонятных стволов я не забыл. Надо же знать, чем именно ранили моего "братца".
  Больше на тех бойцов я внимания не тратил. Успею еще развлечься местью, когда спасу Кларка и Кару.
  Их жизни важнее мести.
  Рана оказалась серьезной. Серьезна она была тем, что никак не хотела регенерировать. Плюс кровотечение не прекращалось.
  Инструментов для операции на криптонцах я так и не завел, хотя как такие сделать, я уже знал, но не видел смысла. Шанс спасти был один. И был он однажды мной уже опробован: заморозить взглядом рану и в космос, поближе к Солнцу.
  Быстрый взлет и набор высоты, остановиться и выдрать ледышку с поврежденными тканями из тела. А после этого только ждать и надеяться.
  Солнце. Источник силы криптонца, самой его жизни. Спасло оно и в этот раз. Прямо на моих глазах страшная рана затянулась, а мертвенная бледность покинула кожу, сменяясь нормальным живым румянцем.
  - Цел?
  - Да, - просипел Кларк. - Надо немедленно схватить их Брюс! Если такое оружие получит распространение, то это станет катастрофой!
  - Вот лети и сам с ними разбирайся, - ответил я ему. - Чего делать не стоит уже знаешь, так что должен справиться. А я к жене, - отпустил я тело Кларка и в ускорении рванул к Каре.
  Слава Богу, она была жива, не ранена и с ребенком было все в порядке. Чего не скажешь о самой Каре. В ее глазах плескался ужас, а руки не желали покидать живота.
  Я нежно обнял ее и шептал всякие успокоительные глупости, хотя сам был взведен не меньше нее. Вот только наряду со страхом во мне клокотала злость.
  * * *
  Кларк не упустил нападавших. И второй раунд прошел с разгромным счетом в его пользу 10:0. Кент очередной раз показал, что когда он становится серьезен, то действует эффективно. Больше он под выстрелы не подставлялся, вовсю применял ускорение и шансов противникам не оставлял. Не помогли им удрать и вертолеты, которые их доставили и соответственно должны были забрать.
  Допрос напавших командос не принес никаких результатов: обычные наемники. Заплатили, дали оружие, указали цель и все. Они даже не знали, кого именно атакуют, думали обычных людей, девушку и ее телохранителя. То, что этот телохранитель окажется Суперменом, им и в страшном сне привидеться не могло. Они пели соловьями на все десять голосов, но вот чего-то полезного из их песен вычленить не удавалось. Заказчик связался с ними по телефону, указал место с техникой, оборудованием, снаряжением и оружием. Там же лежал и кейс с деньгами - задаток. Время, место и цель им назвали также по телефону. И целью была Кара. Ее убийство.
  Номер телефона пробили и даже нашли его, но это не дало совершенно ничего: краденый без отпечатков. То же самое было и с номером, по которому звонил Гамильтон. Тоже краденый, тоже без отпечатков. Подозрительно, но предъявить профессору по-прежнему нечего.
  Гамильтон никому больше не звонил. Накопать на него что либо Найтвинг не смог. Зацепки кончались...
  Вся Лига Справедливости стояла буквально на ушах. Даже Бэтмену пришлось оторваться от "медового месяца" и впрячься в работу. Но результаты были более чем скромными: оружие перебрали по винтику, но ни маркировки, ни каких либо специфических деталей, по которым можно было бы выйти на производителя, найти не смогли.
  Правда через робота, точнее его модель удалось выйти на одного старого генерала в отставке, но чего-то важного он не смог сказать, просто не знал. Что не помешало ему погибнуть буквально через час после нашего ухода.
  Кара, видевшая во сне его убийство, была в совершеннейшей панике и больше не отпускала меня от себя ни на шаг. Даже попросила достать копье, и,о ужас, пустила с ним в дом.
  В таком состоянии я видел ее впервые. И это мне не нравилось, заставляя руку самопроизвольно сжиматься на древке копья.
  * * *
  глава 45
  
  Кара сидела у меня на коленях и боялась заснуть. Я одной рукой обнимал ее, другой удерживал копье.
  Мы были все там же: на ферме Кента. Почему? Потому что я узнал голос собеседника Гамильтона. И его фраза "это взаимно" имела для меня страшный смысл. Если предположить, что я прав, то эта фраза говорит о том, что Каре не спрятаться, куда бы я ее не унес.
  Почему тогда не на Криптее? Все потому же. Если Супермен сумел туда добраться, а Бэтмен найти, то это возможно. А если это возможно, то безопасным местом ее уже не назовешь. От того противника, что я предполагаю безопасных мест кроме моих объятий просто нет.
  Почему тогда не дома? Нечего делать в нашем доме той куче героев, что сейчас была на ферме: Диана, Фонарь, Д'жон, Флеш, Орлица, Заттара и конечно же сам Супермен.
  Бэтмен с Найтвингом продолжали расследование. Зеленая Стрела дежурил на станции. Юная Лига была на задании в Беалии, Красный Торнадо ждал их в штабе. Аквамен находился в Атлантиде, решая какие-то свои королевские дела.
  Так много и такие сильные, но я все равно сжимал копье в руке. Я не был уверен, что они остановят того, кто придет, но не гнать же. Не верила и Кара.
  Тут я внезапно вынужден был войти в ускорение, чтобы уследить за еле заметной тенью, что стремительно перемещалась от героя к герою, нанося точные, выверенные удары. Не смертельные. Опасные, но не смертельные. Тут тень добралась до Кларка. Тот успел обернуться и получил выстрел зеленоватым лучом в бедро, что мгновенно выбило его из ускорения. Тень остановилась и вышла из ускорения. Что-то упало на грудь Кларка. Кара вздрогнула, услышав крик боли. Я вышел из ускорения: мы остались одни с женой на этой ферме. Вся наша охрана валялась без сознания. Единственный, кто смог хотя бы крикнуть был Супермен. И сейчас он кулем валялся перед домом, на груди у него светился кусок зеленого криптонита, а в ноге была дырка, в точности такая же, как и в прошлый раз в животе.
  Ужасающая эффективность. На остальных телах тоже имелись повреждения разной степени тяжести, но смертельных вроде бы не было. Пока не было.
  Я встал с дивана и вместе с Карой вышел из дома. Оставаться там не было больше смысла. Наоборот, моему копью там было бы чуть менее удобно.
  Нас ждали.
  Точнее ждала. Та, чей голос я слышал в телефоне Гамильтона.
  - А ты смел, "муж Кары", - усмехнулась девушка, как две капли воды похожая на мою жену. Только волосы были короче. И выглядела она немного старше.
  - Он истечет кровью, - кивнул я ей на Супермена.
  - Меня это должно заботить? - улыбнулась она. Дуло того самого оружия, что ранит криптонцев, смотрело мне в грудь. Само оно покоилось в правой руке девушки.
  - Наверное нет, - признал я ее правоту. - Но это ограничивает наш разговор по времени.
  - Меня это должно волновать? - и снова улыбка.
  - Кто ты, я уже понял. Как тебя зовут? - задал я вопрос, в последний момент исправив его "с какой у тебя номер" на то, что спросил.
  - Друзья зовут меня Тея, - сказала она все с той же улыбкой. Но оружие в ее руке не дрожало и продолжало смотреть точно мне в сердце.
  - А могу тебя звать так я?
  - Для начала представься сам, - чуть склонила она голову.
  - Брюс Бизаро. Проект b-0. Клон Супермена, - представился я. Но почему-то мне показалось, что она все это и так знает.
  - Галатея. Проект "Галатея". Клон Супергерл, - зеркально ответила мне она. Я повернул голову и заморозил взглядом рану Кларка. Разговор затягивался - криптонец мог умереть не дождавшись его конца.
  - Ты так печешься о своем оригинале. Почему?
  - Я врач. Позволить ему умереть, когда мог бы помочь... Не могу.
  - То есть именно Супермен тебя мало волнует?
  - Однажды я его уже хоронил, - пожал я плечами. - Ты пришла убить мою жену?
  - Да, - улыбнулась она.
  - То, что она беременна тебя не остановит? - спросил я. Но вопроса в этой фразе было мало, а утверждения много.
  - Нет, - так и не убрала улыбку она.
  - Зачем тебе это?
  - Ненавижу, когда за мной подглядывают, - сказала она.
  - Но ты и сама подглядываешь, - заметил я.
  - Это напряжно. Слишком напряжно, чтобы оставить ее в живых.
  - Я как-то могу изменить это мнение? - спросил я. - Ведь она носит МОЕГО ребенка. И она МОЯ жена.
  - Я помню тебя. Ты во снах мучил меня не меньше нее, - чуть скривилась она.
  - Мучил? - удивился я. - Чем же?
  - Ваши жаркие ночи на квадратной луне - та еще пытка, для половозрелой девушки, - пояснила она.
  - Так найди мужчину себе, - пожал плечами я.
  - ТАКОГО мужчину на Земле не найти, - ответила она, и ее глаза на мгновение полыхнули, оставив у меня на груди две прожженых дыры в рубашке.
  - За комплимент спасибо, - улыбнулся я. - Но чего ты хочешь?
  - Жить, - ответила она. - Без нее!
  - Живи, - пожал плечами я. Тут луч сорвался со ствола оружия, что держала она в руках, и ударил в меня. Я поднял бровь в ожидании объяснений. Этого оружия я не боялся, еще накануне проверив на себе его действие. Оно оставляло на моей коже серые пятна, что со временем сходили.
  - Просто проверила свои выводы, - пожала плечами она и озорно улыбнулась, опуская оружие.
  Вот только я не угадал ее намеренье. Она не просто опускала ствол, признавая его неэффективность, она непринужденно нацелила его на Супермена и выстрелила, быстрее чем я понял, что надо отреагировать. Лучь прошил грудь Кента. Нет не один луч, а два. Два луча пробили его насквозь.
  Я слишком расслабился, ожидая атаки только на себя или Кару. Совсем забыл про то, что она может атаковать и кого-то друго-го. Вот она и показала, что расслабляться не стоит.
  В следующее мгновение Галатея улетела в ускорении. А я встал перед выбором: спасать Кларка или преследовать ее. Я колебался не долго. Я все же врач, а не герой.
  Я подхватил Кару одной рукой. Другой подхватил Кларка и взмыл в космос, довольствуясь слежением за ней по стуку сердца. Дальнейшие действия были уже отработаны. Заморозка, удаление поврежденного участка и мучительное ожидание, справится его организм или на этот раз нет.
  А в следующее мгновение случилось то, чего я не ожидал: я потерял Галатею. Я перестал слышать ее сердце. Оно не остановилось, оно просто исчезло с моего "радара". Секунда и точно так же исчезло сердцебиение Гамильтона, Лютера... и Джокера.
  * * *
  Супермен пришел в себя, и я тут же бросился к остальным пострадавшим героям Лиги. А травмы у них были хоть и не смертельными, но от того не менее серьезными: переломы, сотрясения, повреждения внутренних органов... Да уж, криптонец, который не сдерживается и не колеблется... На Земле для него противников нет. Для НЕЕ нет. Пожалуй кроме меня. Но я не воин! Я не хочу с кем-то воевать! Тем более с ней. С той, что так похожа на мою Кару. Той, что как и я, рождена из пробирки.
  Я оперировал пострадавших сразу на станции Лиги Справедливости, куда уже вернулся Бэтмен с Найтвингом. Операции заняли больше четырех часов. Практически весь основной состав Лиги оказался недееспособен минимум на половину месяца, но скорее уж на весь месяц.
  Даже Кларк еле держался на ногах, после ран и кровопотери, даже солнечные ванны не помогли ему окончательно восстановиться. Почти как в случае с Думсдеем. Так что и ему был прописан постельный режим на неопределенное время.
  - Лаборатория Гамильтона уничтожена. Все ниточки оборваны. Сам он исчез, - устало сказал Бэтмен, садясь в кресло рядом с нами в каюткомпании на станции Лиги. Найтвинг промолчал, занимая еще одно кресло.
  - Джокер исчез, - поделился я еще одной неприятной новостью с ними.
  - Как? - спокойно уточнил Брюс.
  - Я перестал слышать стук его сердца. Он не умер. Он как-то скрыл его от меня. Не представляю как.
  - А Лютер?
  - И Лютер. И Гамильтон. И Галатея... - воцарилось молчание. Все понимали, что это означает. Брюс помрачнел. В моем же сердце впервые поселился страх.
  * * *
  глава 46
  
  "Лига бесполезна!" - была первая мысль после ухода Бэтмена из каюткомпании.
  "Земля небезопасна!" - была вторая мысль. К этому времени как раз вышел Найтвинг.
  "Она пощадила их," - была третья мысль. Действительно. Даже Кларка она пощадила. Если бы те два выстрела пришлись не в сердце и легкое, а в голову, то Супермена я бы уже не спас. С другой стороны, не ушла бы уже она, поскольку я не стал бы его лечить, а сразу бы кинулся за ней. А возможно полетел бы не я, а только мое копье.
  Но она его пощадила. Все, что она хочет - жить. Вот! Вот он ключ! Она хочет жить. И она хочет освободиться от этой цепи, что связала ее с Карой. Просто видит она к этому только один способ. Что бы делал на ее месте я? Если бы такая же ментальная связь была у меня с Кларком? Меня передернуло от одной только мысли об этом.
  На Земле опасно. Лига бесполезна. Враги спрятались и недоступны. И это данность. От этого следует шагать.
  До этого я спешил, действовал необдуманно. Плыл по течению. Теперь так нельзя. Больше она лицом к лицу не выйдет. Удары будут только исподтишка, поскольку она поняла, что слабее меня.
  Значит надо покинуть Землю.
  С этими мыслями я закинул копье за спину и подхватил Кару на руки. В следующее мгновение я был уже на Криптее.
  И Вандала Севиджа на планете не было. Как и Ядовитого Плюща.
  Не отпуская Кары, я полетел к Кадмусу. Весь надземный комплекс был разрушен и расплавлен тепловым зрением криптонца.
  Я прислушался. Шесть этажей вглубь были разрушены полностью. Они были полностью сплавлены, но дальше комплекс уцелел. Видимо сыграло то, что Кадмус изначально строился в расчете на сокрытие от зрения Супермена. Все перекрытия и стены в нем были просвинцованы. Так что Галатея не видела, что уничтожает. Просто жгла, пока на месте Кадмуса не осталось кипящее озеро. А то, что сам комплекс уцелел, просто не видела.
  Вот оно! Идеальное укрытие! Я поставил Кару на землю и отойдя в сторону проплавил тоннель до входа на уцелевший этаж. Затем вместе с ней спустился вниз и заварил за собой вход.
  Геноморфы встретили меня радостной настороженностью. Их главный отчитался о произошедшем. С его слов атака была внезапной и скоротечной. Просто разом в одну секунду верхних этажей со всеми кто там находился не стало. Дальше сработала аварийная блокировка и металл не пролился дальше, оставшись наверху, где постепенно и затвердел. Потери геноморфов составили двадцать девять особей. Но вся основная популяция выжила, как и основные мощности комплекса.
  Я попросил у него комнату для Кары и четырех j-гномов на постоянку охраняющих ее покой.
  Сам же покинул комплекс.
  Я ускорился и вырезал из металла, составлявшего поверхность планеты огромную полость на соседнем континенте. Поместил туда кислородовырабатывающий комплекс, затем вырезал и перенес Кадмус, все что от него осталось туда же, а затем восстановил свод над этой полостью. После чего все под тем же ускорением ушел в космос на поиски содержащих свинец космических глыб. Найти их оказалось тяжело, но возможно: галактика большая. Найденным материалом я выстелил ВСЮ поверхность своей планеты. Совершенно всю.
  Тот зеленый пятачок, что остался от Ядовитого Плюща я без колебаний уничтожил. Если она предатель, то веры ее творениям нет. А завершил картину нуль-генератор повешенный в пещере вместо солнца.
  Нуль-генератор... Изобретение Вандала Сэвиджа из будущего, скопированное мной в нашем времени в тайне от всех. Супермен не удосужился тогда посмотреть чертежи и распросить Вандала, а я сделал это. И теперь пригодилось. Ведь этот самый генератор представлял собой солнце в миниатюре, с желтым спектром излучения.
  А после всего этого я полетел на место гибели Криптона. И в его округе набрал несколько не очень больших осколков этой планеты и, используя как инструмент свинцовый астероид, отогнал их на орбиту своей планеты, повесив их там спутниками на рассчитанных траекториях так, что излучения их перекрывая друг друга, образовали некий "щит" вокруг Криптеи, ставшей наконец иметь нечто общее с прародителем.
  Я с надеждой и страхом ждал ночи. Точнее того момента, когда Кара уснет. Ждал, чтобы узнать, смогут ли геноморфы перекрыть связь Кары с Галатеей.
  И эту ночь моя жена спала спокойно.
  * * *
  Только убедившись в ее безопасности, я отправился на Землю.
  "Лига бесполезна!" - звучало у меня в голове. Но компьютер Лиги может пригодиться. Тем более, что он настроен Суперменом под максимально быструю работу, возможную для компьютера, чтобы его "торможение" не слишком раздражало, работающий гораздо быстрее мозг криптонца. А обучение Бэтмена касалось и хакерства.
  Я поставил себе цель - найти Лютера. И начал ее выполнять, день за днем. Просматривая истории денежных переводов, транзакций, транспортных перевозок и других данных Лютеркорп и ее дочерних предприятий, выделяя на это по восемь часов, тех, что требовались Каре на сон.
  За неделю работы я до него не добрался, но напал на несколько ниточек: заныкался он действительно качественно. Если бы он не показался сам, еще неделя и я бы его нашел - я это уже чувствовал, словно гончая, взявшая след.
  Но он показался. Более того, засветился на весь мир, выступив переговорщиком между двумя враждующими азиатскими странами.
  Я увидел его по телевизору, в новостях. И в тех же новостях, прямо в прямом эфире на него было совершено покушение... неудачное.
  А ровно через четыре часа, когда подписи обоих лидеров уже стояли на мирном договоре, его лысый череп разнесла тяжелая пуля из противоснайперской винтовки. Точно так же в прямом эфире. Вторая пуля пробила сердце. Третья пробила кадык и основание позвоночника.
  Все произошло настолько быстро и неожиданно, что Аквалед и Красный Стрелок не успели отреагировать. Три пули были выпущены почти без перерыва. Почти очередью, что для такого оружия при нормальной силе стрелка было бы невозможным, все же двенадцать миллиметров - калибр серьезный.
  * * *
  - Рас аль Гул жив, - такое шокирующее для Бэтмена известие принес Аквалед со своего задания по проваленной охране Лекса Лютера.
  Я присутствовал на этом докладе и видел, как покачнулся от этой новости Бэтмен. Затем развернулся и молча ушел.
  - Что это с ним? - удивился Кон Эл, получивший недавно от М'ган М'орз Земное имя Коннер Кент.
  - Это личное, Кон, - положил руку ему на плечо я.
  - Коннер, - поморщился он. - Зови меня Коннер пожалуйста.
  - Хорошо, Коннер, - улыбнулся я. - Как твой первый день в школе?
  - Странновато, но мне понравилось, - признался он. - А ты? Где пропадал столько времени? Я слышал, что у вас с Карой что-то произошло. Подробностей никто не говорит, но половина Лиги лежит на больничных койках.
  - У нас с тобой пополнение в семье, Коннер, - мрачно сказал я.
  - У нас в семье? - не совсем понял он.
  - В семье клонов. В этот раз это клон Супергел. Ее зовут Галатея.
  - Вот как?
  - Она напала на нас. Пыталась убить Кару. Лига попыталась нас защитить и угодила на больничную койку. Супермен был при смерти...
  - Она так сильна? - ужаснулся Коннер.
  - Нет. Не сильнее самого Кал Эла. Просто очень хорошо тренирована.
  - Как это? - не понял он.
  - Галатея обученная и очень эффективная убийца. Она то, что хотели получить из тебя. Но с тобой планировали основной упор на открытые сражения с многочисленным и вооруженным тяжелой техникой противником. А у нее акцент на тихом устранении хорошо охраняемых целей. В прямом бою Супермену она бы проиграла. Но она знает об этом и в прямой бой ни за что не вступит.
  - И что теперь?
  - Теперь... Не знаю. Но думаю, что о ней мы еще услышим.
  - Как там Кара? Как ребенок? - решил перевести тему он.
  - Волнуется, - улыбнулся я. - Скоро срок уже, а тут такое...
  - Передавай ей привет, - велел он.
  - Хорошо, передам, - взъерошил я ему волосы. Тут мой специальный телефон пискнул смс-кой.
  "Что ты с ней сделал? Неделю уже этой гадской связи нет".
  Вот так сюрприз. У кого же она мой номер смогла найти? Его знали три человека: Бэтс, Кларк и Коннер.
  - Коннер, - обернулся я к подростку. - А ты свой телефон не терял, случайно?
  - Эм... Дядя Брюс, на миссии в Беалии я попал в плен. Возможно там... У меня... У нас у всех были большие проблемы с памятью, - признался он.
  - Вот как? - обрадовался я. Если она пишет с телефона Кон Эла, то Бэтмен сможет отследить ее положение.
  "Телепатия" - написал я короткий, но многозначительный ответ.
  "Спасибо за Лютера. Он меня всегда раздражал" - пришло через пару минут.
  "Это личное" - отписал ответ я.
  Больше сообщений не приходило. Я попрощался с ребятами и улетел в клинику. Следовало немного подразгрести дела, основательно мной запущеные.
  * * *
  глава 47
  
  Рас аль Гул жив. Отец Талии, ныне жены Бэтмена жив. Что это означает для Бэтса? И для его семьи.
  Любопытство не порок, а вуаеризм - извращение. Не знаю, чему я поддался, первому или второму, но слух мой словно бы сам собой настроился на Бэтмена, который как раз вышел из телепорта в своей пещере.
  На встречу ему вышла жена. Она приближалась с явным намерением обнять, вернувшегося домой мужа, но Бэтс остановил ее жестом. Талия замерла, не понимая, что случилось. Тут от снарядов подошел Демиан.
  - Рас аль Гул жив, - сказал Бэтмен. Все трое замерли.
  Брови Талии поползли вверх, а рука к лицу. На лице Демиана появилась счастливая улыбка.
  - Отец... Но как же... Я же видела его тело... - тихо произнесла Талия.
  - И тем не менее, - ответил Бэтмен и скрестил на груди руки.
  - Постой, ты думаешь, что я специально... Что я все это разыграла?!! Дезстроук, похищение... все? - вдруг стал жестким взгляд женщины, а брови сошлись на переносице.
  - Нет, - чуть подумав, признал Бэтс, опуская руки.
  - То есть ты не прогонишь нас? Не отправишь к отцу? - недоверчиво спросила Талия. Видимо в прошлом подобные прецеденты были.
  - Нет, - все так же ровно ответил Бэтс. - Я не отдам Расу своего сына. Больше не отдам.
  - А я? - спросила Талия тихо.
  - Ты вольна решать сама. Гнать я тебя не буду, как и удерживать. Но Рас - мой враг. И тебе придется выбрать: со мной или с ним, - тем же спокойным голосом ответил Бэтмен.
  - Я выбор сделала, - сказала она, - Придя к тебе. И став женой твоей. А ты? Ты свою клятву у алтаря помнишь?! - подошла на шаг к нему и взяла в правый кулак отворот его плаща женщина. Попыталась. Бэтс перехватил ее руку своей.
  - Помню, - ответил он и дернул ее на себя. Не ожидая подобного, Талия не удержалась и влетела в грудь Бэтмена. Он притянул ее голову свободной рукой и впился в губы. - Но предательства не прощу! - жестко, глядя прямо в глаза, сказал он ей, оторвавшись.
  - Эй! - вклинился в их разговор Демиан. - А я хочу увидется с дедом! - упер он руки в бока. Брюс и Талия повернулись в его сторону.
  - Увидишься, - сказал Бэтс.
  - Но? - уточнил Демиан, чуть пригнув голову.
  - Без всяких "но", - отрезал Бэтмен. - Ты будешь помогать мне в его поисках. Иди тренируйся. Слабак мне в помощниках не нужен!
  - Слабак?! - набычился Демиан.
  - В сравнении с Расом? - приподнял бровь Бэтмен.
  - Пф! - фыркнул мальчик, но к снарядам пошел, признавая, что в сравнении с дедом он действительно слабак.
  - Как он мог выжить? - задал вопрос Талии Бэтс, когда мальчик отошел достаточно далеко.
  - У меня только одно предположение - Ниса, - нахмурившись, ответила Талия.
  - Или Дефстроук, и это все было заранее спланировано, - добавил Бэтс.
  - Но тело...
  - Клон.
  - Лютер? - еще сильнее нахмурилась женщина. Бэтс не стал отвечать, полагая, что сказано достаточно. - Ведь он мертв?
  - Я в этом больше не уверен, - тоже нахмурился Брюс.
  А вот тут нахмурился уже я. Если сомневается Бэтс, то и у меня уверенность не может быть стопроцентной.
  Значит следует продолжать поиски, пока те ниточки, что были мной найдены, еще не успели оборваться. А теперь к жене. Она должна бы уже проснуться.
  * * *
  - Ты чего такой довольный? - поинтересовался я у Коннера, подошедшего ко мне со спины, когда я как обычно в последние дни, сидел за основным компьютером Горы Справедливости. На орбитальной станции Лиги на меня уже стали коситься, вот я и перебазировался на поверхность: база данных и доступ те же, только что компьютер чуть-чуть помедленнее.
  - Просто, настроение хорошее, - засмущался парень.
  - После Бель Реф? - изумился я и повернулся на стуле к нему, благо стул вращался.
  - Э... - почесал он в затылке, пряча взгляд.
  - Тааак, - протянул я. - Никак у вас с М'ган все наконец сложилось? - прищурившись, посмотрел я на него. Предательский румянец пополз по его щекам. - Молоток!
  - Откуда ты...
  - Не сложно было догадаться, - хмыкнул я и подал ему сжатый кулак. Он на автомате стукнул в него своим. - Пожалуй, вы одни только и не замечали, что уже давно пара. Рад за тебя, не упусти теперь свое счастье...
  - Дядя Брюс, - посерьезнел он. - Я думаю показать ей...
  - Планшет? - также посерьезнел я. Кон Эл кивнул. - Это только твое решение, Коннер. Но если у вас действительно все серьезно, то лучше вам секретов друг от друга не держать...
  - Я тоже так думаю, - кивнул он. Я глянул на время.
  - Ладно, мне бежать пора. Удачи с Мисс М! - махнул я рукой и ускорился.
  * * *
  Когда я прибыл в это убежище на следующий день, вокруг царила разруха и бардак. Толпились члены Лиги, а на лицах детей застыла злость.
  Коннер поведал, что их атаковали "родственники" Красного Торнадо. Прямо в убежище, и отбиться удалось буквально чудом. А потом явился сам Торнадо и предательски вырубил всю команду, после чего смылся вместе с поверженными "родственничками". И больше всего Коннера злило то, что он был бессилен, когда убивали М'ган.
  После убытия взрослых пришлось мне устроить релаксационный спарринг с командой. Ребятам действительно стоило выпустить пар. Такой ярости я на их лицах в прошлый раз не замечал. Сегодня же они буквально бесновались, даже обычно хладнокровный Аквалед впал в неистовство берсерка.
  В таком ритме их хватило всего минут на пятнадцать, против прежних сорока. Но вроде бы слегка отпустило. По крайней мере больше не хмурились постоянно. Только восемьдесят процентов времени - уже достижение.
  Закончив с этим, я пошел к компьютеру, продолжать изображать из себя киберищейку.
  И кое-что я нащупал. Одна сделка ЛютерКорп должна была пройти сегодня. Серая сделка с оружием. А прослушка телефонных звонков Тесс Мерсер - личной помощницы и телохранительницы Лекса, что нынче занимала пост генерального директора компании, дала мне намек, всего лишь намек, что там будет ЛИЧНАЯ встреча. С кем именно, не говорилось, но проверить стоило.
  * * *
  Он действительно оказался жив. И на встречу прибыл. Что ж, время предупреждений кончилось уже давно. Теперь время охоты.
  Я сделал то, что не подумал сделать в прошлый раз, я провел полное сканирование его тела и получил однозначный вывод - клон.
  Спустя секунду тяжелая двенадцатимиллиметровая пуля разнесла лысый череп. Вторая прошила сердце, третья пробила горло и позвоночник. В точности, как и в прошлый раз. Появляется своеобразная визитная карточка. Плевать, клон или оригинал - сезон охоты на Лютеров открыт.
  * * *
  С задания Коннер вернулся с еще одним питомцем. В этот раз это был белый волк, измененный какой-то химией. Красивая зверюга. И умная. Главное ребята наконец разобрались со своими внутрикомандными проблемами.
  Взрослая часть Лиги наконец-то вернулась в строй после той взбучки устроенной Галатеей.
  От нее, кстати, пришла смс-ка. "b-0 - 2, Лютер - 0", и веселый смайлик.
  Как выяснил Бэтс еще после первого раза, пользовалась она не мобильником Коннера. Взяла она из него только номер моего телефона. Сам же аппарат так и остался валяться в пустыне Беалии, где я его и подобрал.
  Сообщения же отправляля Галатея со случайных, то тут, то там украденных гражданских мобильных. Причем делала это постоянно перемещаясь на суперскорости: отправила сообщение - бросила мобильник, перелетела полстраны, сперла другой - отправила сообщение. Лови свою тень называется.
  Но ответа видимо дожидалась. Или возвращалась посмотреть, кто ее знает.
  Узнав, что это не телефон Коннера, я отбросил идею вычислить ее по этим смс-кам.
  Лучше я силы потрачу на охоту за Лютером и его клонами, которая перешла в новую фазу. Теперь я прочесывал недвижимость ЛютерКорп и ее подставных и дочерних предприятий. Нашел адресок - слетал посмотреть, что там, да как. Законность меня не волновала, так что взлом и проникновение, взлом и проникновение, и опять взлом и проникновение.
  Я не герой, меня не интересовали его делишки с наркотиками, оружием, другие махинации, я искал исключительно лаборатории генетиков. И когда находил, уничтожал. Быстро и эффективно. Огненным дыханием. Людей не трогал. Нет, не из жалости. Чисто прагматические соображения: людей, оставшихся без места работы надо куда-то пристроить к делу. Перевести на другой проект, в другую фирму и так далее, а проследив за ними, я находил этот новый объект.
  После десятой лаборатории их всем скопом наконец уволили. Ха! Я подбросил их данные журналистам!
  Тесс Мерсер на своем гендиректорском стуле ерзала словно на сковородке: компания начинала идти в разнос.
  * * *
  Утром по всей планете, кроме России естественно (Россия - страна с которой суперплохиши не связываются. Закрытое общество, где все металюди на государственной службе и при погонах, с первоклассными технологиями, передовым оружием, отсутствием моратория на смертную казнь и срока давности по преступлениям вызывало у них исключительно холодные мурашки вдоль спины. Этому миру повезло, что изоляционистские идеи в красной стране преобладали над идеей экспансии иначе Западу пришлось бы очень не сладко. А так Запад делал вид, что России не существует, Россия делает вид, что не существует Запада. Того же принципа придерживалась и Лига: своих злодеев в России утихомиривали самостоятельно, даже если они умудрялись покинуть ее территорию, импортных выдворяли из страны, в случае, если не успели набедокурить внутри страны, если успели, то смотри выше про мораторий и срок давности).
  Так вот, по всей планете полезли в крупных городах гигантские живые лианы, атакующие эти города. Лига мгновенно включилась в борьбу с этой напастью. А по телевидению появилось еще одно потерянное мной лицо: Джокер. Свеженький, помолодевший и без шрамов.
  Вроде бы и выступление в его стиле, и слова говорит похожие, но общее чувство некоего отсутствия огонька, царапало по восприятию коготками фальши. Будто он роль отыгрывает, а не от души развлекается, как раньше. Или просто подзабыл самого себя. Но главное, в его глазах светилось безумие и жажда крови, не только не угасшая, а ставшая только сильнее.
  Юная Лига двинулась на устранение командного центра этой Injustice, а я пошел за винтовкой - ошибки следует исправлять.
  * * *
  глава 48
  
  Джокер. Я, наверное, наивный мечтатель, что дал ему шанс на нормальную жизнь. Надо было оставить его труп остывать рядом с телом Харлин Квинзель. Возможно тогда он был бы счастливее.
  Возможно.
  Я смотрел на то, как подростки бьются с матерыми убийцами, поверх снайперского прицела и в душе что-то поднималось. Какое-то чувство противоречия и иррациональности происходящего. Такого ведь не должно быть!
  Когда то же самое делают взрослые, наделенные огромной силой, Герои, - это смотрится совершенно иначе.
  Здесь же...
  В разбитом окошке "оранжереи" мелькнула голова Джокера. Мелькнула и рассыпалась осколками черепа. Я не промахиваюсь под ускорением. Вот и все, можно уходить - ошибка исправлена.
  А в следующий момент Черный Адам начал топить Артемиду в болоте, наступив ногой ей на голову, а бедная девочка билась не в силах ничего сделать или противопоставить наделенному волшебной суперсилой амбалу.
  Не знаю. В моей голове, словно что-то щелкнуло. Я ведь собирался уже уходить, но...
  Мгновение застыло, а тело мое полетело вперед. Взмах руки, и голова Адама отделяется от тела. Еще взмах, и голова Вертиго делает то же самое. Еще взмах, и волшебник, которого я вижу впервые в жизни, разорван на две половины, правую и левую. Движение, и кулак входит в лоб, а выходит из затылка Ультрагуманайда. Еще одно - и Атомный Череп заброшен со скоростью, близкой к световой в сторону Солнца. Пятью отдельными частями.
  Передо мной застыла в остановившемся времени Ядовитый Плющ. Мой окровавленный кулак занесен, но ударить не могу. Не знаю почему, но бить женщин не могу. Бить не могу.
  Я выдрал ближайшую железяку из здания и закрутил ее спиралью вокруг ее тела.
  Затем, не выходя из ускорения, улетел на Криптею.
  Досадный, позорный срыв. Умом я понимаю, что команда Юной Лиги могла справиться самостоятельно. Приложили бы ребята еще немного усилий, скоординировали бы действия и превозмогли через боль, страх и травмы. Понимаю, но не принимаю того, что дети должны сражаться за свои и чужие жизни, рискуя их лишиться, с матерыми убийцами, что без колебаний нанесут смертельный удар.
  Срыв. Позорный срыв с моей стороны.
  Вымывшись в океане, я двинулся к Каре, потому что некуда мне было больше идти. Просто некуда.
  * * *
  Прошел день. И я снова полетел на Землю. Было одно незаконченное дело. А незаконченных дел оставлять не стоит.
  Раздался звонок Бэтмена.
  - Да, - ответил я на вызов.
  - Надо поговорить, - раздался его голос.
  - Где? - уточнил я.
  - В пещере, - сказал он и нажал отбой.
  Я вздохнул и полетел на тяжелый разговор к которому не готов.
  - Я здесь, Брюс, - сказал я спине Бэтмена. Он обернулся ко мне и посмотрел прорезями маски в глаза. Забывать я оказывается начал, насколько давящим он может быть. Давящим и огромным. Красное сонце так не давило на плечи, как его взгляд.
  - Черный Адам. Джокер. Атомный Череп. Ультрагуманаид. Граф Вертиго. Лютер, - называл он имена, словно камни наваливал на мою спину, веско, значительно, почти торжественно.
  Я молчал, но взгляда не отводил.
  Он тоже молчал.
  Он ждал от меня чего-то. Я ждал чего-то от него.
  - Ты убил их. Почему? - первым нарушил это молчание он.
  - Сорвался, - пожал плечами я.
  - Зачем прилетел сегодня?
  - Лютер. Не все его клоны еще убиты, - не стал изворачиваться я.
  - Ты считаешь верным то, что делаешь?
  - Не знаю, - не стал врать и что-то выдумывать, - Я делаю то, что делаю.
  - Остановись, - после некоторого молчания сказал он.
  - Остановлюсь. Когда убью Лютера.
  - Остановись сейчас. Иначе эта одержимость Лютером тебя поглотит. Ты никогда не будешь до конца уверен, что убил ВСЕХ его клонов, - сказал Бэтмен. И правда в этих словах была.
  - Хорошо, Бэтс, - вздохнул я - Я остановлюсь сейчас. Но стоит ему высунуться... - не стал договаривать. Брюс тоже промолчал. И молча же отвернулся.
  Я улетел от него не в мире с собой. В голове роились мысли, и одновременно с этим была пустота.
  Кара спала на Криптее, и спать ей еще около семи часов. Если не искать Лютера, то что делать? Клиника... Не чувствую уверенности, необходимой, чтобы спасать жизни.
  За один только день, точнее несколько часов, что шла атака растений-гигантов в мире погибло людей больше, чем я спас за прошедший год. Даже за два. Шесть уродов за пять часов убили людей больше, чем я спас за два года, оперируя каждый день!
  Это не укладывалось в голове. И это чудовищно.
  Я полетел к мастеру Хо, занятия всегда меня успокаивали.
  * * *
  - Брюс, - обратилась ко мне Кара. Я вернулся на Криптею через семь часов уже немного более спокойным, чем сразу после разговора с Бэтменом. Но все равно, до безмятежности водной глади было очень и очень далеко. - Что с тобой случилось? Ты сам не свой эти недели, после встречи с Галатеей.
  - Что поделать, выбила она меня из равновесия, - улыбнулся я, пытаясь слезть с темы, сведя все к шутке.
  - Настолько, что ты создал для меня эту тюрьму?
  - Тюрьму? - удивился я.
  - Металлический мешок, застеленный сверху свинцом, а на орбите криптонитовые спутники, перекрывающие каждый свободный метр. Разве это не тюрьма для криптонца?
  - Я делал крепость, - признался я. - Свинец, чтобы с орбиты нельзя было "просветить" поверхность и найти Кадмус. J-гномы и криптонит на орбите - чтобы блокировать вашу связь с Галатеей. И по-моему это работает! - попытался разъяснить я ей свой замысел.
  - Работает, - вздохнула она. - Но чувствую себя как в тюрьме. Ни интернета, ни телевидения, ни радио... Не знаю ничего, что в мире делается, общаюсь только с геноморфами...
  - А со мной?
  - А ты молчишь и хмуришься только... - надулась она.
  И в полном соответствии с этой характеристикой я замолчал и нахмурился, вспоминая разговор с Бэтсем и вчерашний срыв.
  - Вот, опять, - вздохнула она. - Так что произошло? Расскажи. Если не мне, то кому?
  - Я вчера убил пятерых на Земле, - признался я.
  - Как это убил?! - воскликнула она. - Кого? За что?!
  - Ты их знаешь наверное, - и я рассказал ей все: как искал Лютера, за что я его искал, как стрелял и куда попал. Как увидел сражение и чем оно кончилось. Только про разговор с Бэтменом говорить я не стал - это касалось только его и меня.
  Кара сидела рядом, хмурая, но не перебивала и слушала внимательно.
  - Ты запутался, Милый, - тихо сказала она, когда я закончил, и прижала к своей груди мою голову. - Ты запутался...
  - Да, - признал я ее правоту. - Но что делать? Что мне делать? Что нам делать?
  - Жить, Брюс. Просто жить, - погладила она меня по волосам. - Делай то, что умеешь лучше всего. А разборки с преступниками и спасение мира оставь тем, кто посвятил этому свою жизнь.
  - А что я умею лучше всего?
  - Наверное лечить, - улыбнулась она и снова погладила по волосам.
  - А Галатея? - поднял я на жену глаза.
  - С Галатеей я разберусь сама, - поджала губки Кара.
  - Она ведь сильнее тебя. Лучше тренирована и подготовлена.
  - Это как раз не важно.
  - Хорошо, - вздохнул я. - Поверю тебе на слово.
  - А тебе только это и остается, - улыбнулась Кара. - Я же знаю, что тронуть девушку ты не можешь.
  - Ты права, - вздохнул я. - Не могу, - развернулся и поцеловал я ее, свою единственную и самую-самую близкую. Свою Кару. Свою жену.
  * * *
  Весь день я был с ней, а когда сморил ее сон, полетел в клинику, делать то, что умею и не лезть в то, в чем не разбираюсь.
  Как раз привезли девочку с повреждением позвоночника и подростка со сложной черепно-мозговой травмой. Демиан не обманул: за время нашего сотрудничества, мне в отделение действительно везли пациентов со всей страны, и не только нашей страны. При этом везли исключительно сложные случаи. Не безнадежные, все же я не чудотворец, но те, где шанс в теории был, но врачи опустили руки перед сложностью и опасностью необходимого хирургического вмешательства. Первое время я проверял личности пациентов, используя возможности бэт-пещеры, выясняя их историю и обстоятельства. И получалось, что действительно важных шишек, богачей и преступников, либо их родственников, было не больше десятой части. Остальные попадали ко мне на стол из самых обычных больниц по благотворительным программам фонда Уэйна и фонда Наследие. За фондом Наследие стояла Лига Убийц во главе с Талией Уэйн, в девичестве аль Гул, за фондом Уэйна - соответственно Брюс Уэйн. То есть действительно почти ничего не изменилось в сравнении с работой в Центральном Госпитале Метрополиса. Единственно семинаров открытых я больше не проводил, и имени моего пациенты не знали, что было даже к лучшему.
  * * *
  глава 49
  
  Три дня прошло. В эти три дня я не заглядывал никуда, кроме Криптеи и клиники, отдавая всего себя лишь жене и работе, старательно выбрасывая из головы все лишние мысли. Не хотелось думать о моем позорном срыве. Не хотелось думать о Лютере. Не хотелось философских рассуждений о ценности или отсутствию ее человеческой жизни. Ничего из этого не было важно. Поскольку иначе я рисковал дорассуждаться до открытия нового сезона охоты.
  А лучше всего в этом помогали мне именно борьба за жизнь и здоровье конкретного пациента. Совершенно определенного и видимого, а вовсе не абстрактного человека.
  А к этому еще любовь и поддержка жены. Той, что знает все мои самые грязные и неприглядные секреты и стороны. Той, что не смотря на это принимает меня таким, какой я есть, не пытаясь менять или подгонять под какие-то шаблоны.
  Видимо это и было то, что надо для того, чтобы восстановить мой пошатнувшийся разум и дух, с волей к борьбе и к жизни.
  На четвертый день позвонил Бэтмен - требовалась моя срочная помощь. Помощь врача.
  Юная Лига. Марсианин устроил им тренировку, объединив разумы и задав некую интерактивную реальность, в которой ребята должны были, действуя совместно, ни много, ни мало - отразить нашествие пришельцев на Землю в условиях полного уничтожения Лиги Справедливости.
  Вводная, как вводная. Но вся беда в том, что ребята слишком увлеклись и поверили в реальность происходящего в своих головах настолько, что рисковали на самом деле погибнуть, умерев в виртуальной реальности.
  И трое уже впали в кому.
  Вывести их из транса я не мог, что естественно, ведь телепатических способностей у меня нет вовсе. Но вот заняться поддержанием жизни в условно "умерших" телах как врач был обязан.
  Чем я и занимался, все то время, что Д'жон пытался вытащить их разумы из ловушки.
  И смог он это сделать тогда, когда "в живых" остались только он сам и М'ган.
  - М'ган, она... Чрезвычайно сильный телепат, - признался он после всего случившегося.
  - Сильнее тебя? - уточнил Бэтмен.
  - Намного сильнее! - подтвердил он. И эти его слова породили во мне безумную мысль. Хотя, может и не столь безумную, как кажется на первый взгляд.
  Когда эмоции немного улеглись и Бэтмен с Д'жоном покинули Гору Справедливости, я подошел к Коннеру и М'ган с просьбой о помощи. Помощи Каре.
  Ребята все еще были очень подавлены всем произошедшим, но после некоторых колебаний помочь согласились.
  Я подхватил их и в ускорении умчался на Криптею.
  Кара согласилась на помощь телепатки не сразу. Она долго колебалась, но решающим аргументом стало заявление, что иначе она Кадмус не покинет.
  Сама процедура заняла около трех часов. По ее завершении М'ган выглядела уставшей, но того страха самой себя, что затаился в ее глазах после провальной "тренировки" больше не было. Только некая уверенность в своих силах.
  - Что-то получилось? - с надеждой спросил девочку я.
  - Ну, мы нашли ниточку, что тянулась от сознания Кары к... другой Каре, - ответила М'ган.
  - И?
  - И пережгли ее, - улыбнулась Кара. - Было не очень приятно, - поморщилась она, - Но оно того стоило.
  - Хорошо, - улыбнулся я.
  - Но была одна странность, - посерьезнела М'ган.
  - Какая?
  - Эта связь была уже подавлена с другой стороны. Не до конца, но очень качественно. И почерк сделавшего это мне кажется знакомым.
  - Да? Откуда же? - заинтересовался я. Конечно предположения у меня были, что после моей смс-ки она к телепатам за помощью обратится, но все равно было любопытно к кому именно.
  - Его зовут Саймон, - ответила марсианка. - Он стер нам память на миссии в Беалии. Интересно, откуда они знают друг друга?
  - "Другая Кара", как ты ее называешь, очень деятельная особа. И я подозреваю, что круг знакомых у нее весьма обширен, - пояснил я ей уклончиво, не акцентируясь на лишних деталях.
  - Понятно, - ответила Мисс Марси тоном который говорил, что ей ничего не понятно. Но оно и понятно...
  Не вдаваясь в дальнейшие объяснения, я подхватил всех троих и махнул на Землю. Сначала на Гору Справедливости, где сгрузил Коннера с М'ган, а после домой в Тайгу.
  Но буквально в тот же день позвонил Кон Эл и попросил встречи. Я перенес его к нам. Все равно он уже в гостях у нас был, да и членом семьи является.
  Ему требовался совет. Даже не так. Не совет. Ему необходимо было выговориться. Выговориться тому, кто не осудит, и кто поймет.
  Честно говоря, его признание слегка шокировало даже меня. Он поделился, что в этой провалившейся "тренировке", когда погибли все, кто был ему дорог, кого он знал, он не испытывал боли. Наоборот, был счастлив от того, что наконец смог почувствовать себя Суперменом, побыть им, пусть и не долго. Но вот теперь, когда все кончилось, ему было мучительно стыдно за себя и свои чувства. За действия нет, потому что он ничего плохого или предосудительного не сделал, но чувства, точнее их отсутствие...
  Что я ему мог сказать? Что посоветовать? Только быть с собой честным. Не пытаться заставлять себя чувствовать иначе, чем чувствуешь на самом деле. Быть собой, а не Суперменом.
  Я рассказал ему, как однажды сам надевал костюм с красной буквой на груди. В каких обстоятельствах это было и что испытывал при этом. А испытывал я в тот момент примерно то же самое, что и он: радость, гордость, удовлетворение...
  - Понимаешь, Коннер, - говорил я. - Подобные чувства вызывает сам по себе поступок. Когда ты поступаешь правильно, то в каких бы это не происходило обстоятельствах, трагических, ужасных, безнадежных... Ты чувствуешь удовлетворение и гордость за себя, за то, что переборол себя и сделал так. А равнодушие к смерти товарищей... Это просто боевой режим Коннер.
  - Боевой режим? - удивился он.
  - Состояние психики, когда ты сосредоточен на конкретной задаче. Все лишнее при этом глушится и становится незначительным, неважным, отодвигается на второй план. Это состояние легко спутать с равнодушием.
  - Спутать? - удивился он.
  - Да. Тебя ведь догнала боль, когда все закончилось? Стыд, сожаление, злость? - Коннер хмуро кивнул. - Если бы тебе было на самом деле наплевать, то ты бы стыда не испытывал. И не мучился сейчас сомнениями.
  - То есть ЭТО - нормально? - удивился он.
  - Не совсем, - поправил его я. - Такой боевой режим свойствен не всем. Многим приходится бороться с собой и сознательно подавлять все лишние чувства и эмоции, тратя на это силы и внимание. Нам с тобой легче, у нас это происходит само собой. Главное не обманывайся этой легкостью. Потому что, когда из этого режима выйдешь...
  - Я понял, дядя Брюс, - серьезно кивнул Коннер. - Спасибо, - слабо улыбнулся он.
  - Не за что, - ответил ему улыбкой я.
  Вот только говорить о том, что в подобном боевом режиме будешь с той же легкостью и равнодушной эффективностью отрывать руки-ноги-головы, я не стал. Не к месту такие откровения пока.
  * * *
  Все мои знания врача, подкрепленные знанием физиологии криптонцев, почерпнутым из наследия Супермена и инфокристаллов Бэтмена, говорили, что то самое, долгожданное и ответственное событие должно произойти со дня на день. Рождения нашего ребенка осталось ждать совсем не долго. И теперь я не собирался оставлять ее одну ни на минуту. А самое счастливое и комфортное для нас место был и остается дом, выстроенный нашими собственными руками с любовью.
  Правда задержаться в нем нам не пришлось. Через два дня Кара почувствовала что вот-вот начнется, и я перенес ее в клинику, в заранее подготовленную палату, где и приготовился принимать роды.
  Случилось это утром седьмого ноября. Я с улыбкой сидел рядом с кроватью и нежно гладил жену по волосам, когда в следующее мгновенье ее не стало. Просто в прямом смысле слова. Мгновение назад она здесь, лежит укрытая тонким одеялом, а мгновение вперед, ее просто нет, а одеяло опускается на опустевшую кровать.
  Это не было ускорением, поскольку я в тот момент вошел в него сам, а моя скорость и реакция выше чем у нее. Я бы заметил. Но нет, она исчезла. Без каких либо эффектов. Словно на предыдущем кадре пленки она была, а на следующем ее уже нет.
  Я напряг свое восприятие на максимум и на голове начали шевелиться волосы от ужаса: вокруг, насколько хватало моего "взгляда", не осталось ни одного взрослого. Самый край - подростки семнадцати лет.
  Но я? Почему я? Я же... Еще ребенок по абсолютному возрасту. С момента моего создания не прошло и семи лет. А Кара - она же не клон. Она настоящая криптонианка и ей около двадцати четырех земных лет.
  В то, что это явление естественное, я не поверил ни на субъективное мгновение, но и понять, что именно, а скорее, кто именно все это сотворил, я не видел никакой возможности.
  Но я видел другое: миллионы детей от грудничкового возраста до семнадцати лет без присмотра взрослых. И если подростки не были в какой-либо особенной опасности, то младшие могли не протянуть и минуты в этой ситуации.
  Не знаю, куда делась Кара, и кто виноват в этом. Но точно знаю другое: как бы ни была дорога мне ее жизнь, я не имею право тратить время и силы на ее поиски, пока такое число детских жизней в опасности
  глава 50
  
  Земля... Какая же она огромная!
  "Похоже, когда все это закончится, я буду спать. И спать долго", - мелькнула в голове мысль, когда я уже мчался, не выходя из ускорения, к ближайшему ребенку, что падал с высоты материнских рук на жесткий пол.
  И таких детей на Земле миллиарды. И всем необходимо помочь, поскольку я не прощу себе, если не помогу.
  И началась работа. Не столько трудная, сколько однотипная и монотонная.
  Я собирал детей по возрастам: грудничков и только что рожденных, а таких тоже было немало, я относил в родильные дома (если они конечно не находились уже там) и проделывал все положенные процедуры (квалификацию акушера и педиатора я в свое время, еще в Метропольском Центральном Госпитале получить успел), как то омовение, завязывание пуповины, помещение в специальные боксы и подключение к аппаратам жизнеобеспечения (если подобное было необходимо). Детей чуть старше я относил в просторные помещения с наличием коммуникаций, таких как вода, тепло, туалеты. Группировал их там и туда же к ним определял подростков постарше. Тех, кто мог бы позаботиться о малышах. Каждому из найденных детей я писал на одежде адрес места, где я его нашел. Адрес и время.
  И так раз за разом. Город за городом, самолет за самолетом, поезд за поездом, автомобиль за автомобилем: остановить, обыскать, собрать детей и отнести в безопасное место под присмотр старшаков.
  Особенно доставали оставшиеся без управления механизмы и аппараты, всякие там АЭС, ГЭС, хим. заводы, танкеры и прочая лабудень. С этим всем я не церемонился: глушил намертво, все, у чего автоматического управления не было. У ГЭС и АЭС как раз было. Они вообще в автомате всегда работают. А вот заводы... Кому-то придется как следует раскошелиться запуская заново производства и отстраивая заново блоки, которые я не знал как глушить (огненое дыхание и все дела - универсальный глушитель процессов и производств). Но четыре АЭС мне все же пришлось обезвредить. Это значит, что я их вырвал вместе с куском поверхности из земли и закинул на Солнце.
  Пожары тушил ледяным взглядом. Летящие на рифы танкеры ставил на берег. Самолеты принудительно сажал.
  Страна за страной, континент за континентом... Субъективно это было очень долго. Очень трудно и ответственно: найти всех. Спасти всех. Не пропустить никого. Не оставить без внимания ни одного здания, подвала, домишки, канализационного люка, дерева, ни одного клочка неба, ведь дети находились вообще в самых невообразимых местах, там, где ни за что и не подумаешь даже. Если бы не "слуховое зрение", я не справился бы.
  Первое объективное мгновение было самым сложным. Но я, ценой неимоверных усилий, справился с ним и вышел из ускорения. Чтобы тут же уйти в новое. В новую секунду. Ведь статистика говорит, что каждую секунду в мире кто-то рождается или умирает.
  Второе меня не интересовало, а вот первое...
  К исходу объективной минуты я уже наизусть знал все роддома планеты. Через десять, всех детей планеты.
  А через одиннадцать, я встретил Галатею, которая занималась тем же, чем и я. Не зря мне временами казалось, что кто-то до меня уже прошелся по некоторым городам и местностям. Удивительно, как мы умудрялись разминуться все эти минуты-вечности.
  - Ты?! - удивленно воскликнула она, уставясь на меня. На руках она держала младенца.
  - Я, - устало вздохнул я. - Спасибо за помощь.
  - Не за что, - отозвалась она.
  - Ты знаешь, что произошло? Где все взрослые? - задал я вопрос.
  - Знаю, - вздохнула она. - Клерион... Аватар, точнее воплощение Хаоса на Земле. Он при помощи еще четырех колдунов разделил миры на взрослый и детский. Не думала, что они решатся на это...
  - Вот значит как... А где он? - напрягся я.
  - Ты разве не встретил их? Ты же прочесал всю планету? - удивилась она.
  - Ты бы знала, сколько я всего странного, необычного, потрясающего и ужасающего воображение нашел на ней! Мне года не хватит описать все. Как он выглядит-то?
  - Пацан, лет тринадцати с прической-рогами, красными глазками и полосатым котом на руках, - пояснила она.
  - Знакомый персонаж, - задумался я, вспоминая. - На каком-то острове стоит на пентаграмме посреди перекрестка, окружен красным непроницаемым куполом. Я вокруг него субъективно минут двадцать топтался, пытаясь вытащить, да только не пускает меня купол...
  - Естественно, - не весело усмехнулась Галатея. - Он же маг. Тем более воплощение аспекта магии. Без противоположного аспекта его не остановить.
  - А если его сверху, метеоритом ударить? - задумался я.
  - Выдержит. Он же на пересечении силовых линий стоит, да и Хаос разрушением не остановишь, - покачала головой Галатея.
  - Вот как... - слегка погрустнел я. - Все равно я не могу бросить начатого дела... Ты с ним сможешь справиться?
  - Нет, - помотала головой она. - Я уязвима перед магией.
  - Что ж... Тогда я все равно попытаюсь,- затвердел лицом я, принимая решение. - Если он меня убьет, позаботься о детях, - глянул ей в глаза и побежал к Клериону.
  Зачем мне вся моя сила, если я не могу применить ее тогда, когда это действительно необходимо?
  Я слетал за копьем в бэт-пещеру и бросился к месту действия.
  Еще секунду реального времени я потратил на контрольное прочесывание планеты. Пристроил еще сотню новорожденных. Только после этого решился.
  Застывший магический барьер. Пентаграмма. Желтый камень в центре. Черноволосый пацан с красными глазами и полосатый рыжий кот.
  Я засучил рукава больничного халата и ударил копьем в барьер. Он едва заметно прогнулся, но выдержал.
  Я ударил снова, сильнее. С тем же результатом. Это сильно напомнило мне встречу с Дарксайдом. Я улыбнулся самому себе и пошла потеха.
  Минуту продержался барьер. Минуту реального времени.
  Всю эту минуту я под ускорением долбил всем, что только мог, не забывая выделять субъективное время на прочесывание планеты в поисках новорожденных и проверку состояния уже найденных.
  Барьер выдержал больше ста тысяч ударов копьем. Столько же кулаком. Ледяной взгляд. И поддался только огненному дыханию... Направленному в землю.
  На исходе минуты я чувствовал себя совершеннейшим кретином: барьер оказался полусферой укрывающей Клериона. ПОЛУсферой! Снизу барьера не было!
  Когда я это понял, то все получилось быстро. Огромной температуры пламя, максимум того, на что я способен, заполнило эту полусферу изнутри, превращая все, что в ней было в ничто.
  Я не услышал, а буквально почувствовал, как треснул и распался желтый кристалл. В следующее мгновение, прямо посреди моего ускорения, миры соединились. И прямо в это море плазмы попала еще одна пентаграмма. Из "взрослого" мира. Клерион сбежал, перейдя на какой-то иной план бытия, как только погиб его кот, а вот остальные четверо сбежать не смогли...
  Я перешел в следующее объективное мгновение и разнес всех детей, что собирал до этого по тем местам, где нашел.
  Естественно оставлял только на руках у взрослых, если такие в том месте находились. Если же там никого не было, то относил в больницы (совсем маленьких) или полицейские участки (всех остальных).
  * * *
  Кара появилась там, где я ее и оставил. В своей палате в клинике. И в этот же день прошли роды. Родился мальчик. Назвали мы его Крис.
  Двойное имя. Земное: Кристиан Бизаро. Криптонское: Крис Эл. Чудесный малыш. Наш малыш.
  Я позвонил Кларку и сообщил о нашем маленьком событии. Он прилетел и лично поздравил нас. Покачать малыша мы ему не дали - малыш был еще совсем маленький и Кара побоялась, что Кал Эл ему случайно повредит.
  Кларк еще раз поздравил нас и, извинившись полетел по своим геройским делам, коих накопилось выше крыши (чего только стоят сотни тысяч экстренно остановленных мной поездов. Там было не до аккуратности и остановил я их намертво, то же касается и самолетов с кораблями и машинами).
  Тем более ему теперь, как фактическому лидеру Лиги Справедливости, придется отчитываться о произошедшем перед прессой и правительствами стран мира. Ох, не завидую я ему, когда он перед русскими объясняться будет. Ведь инцидент затронул и их тоже. А они кому-либо прощать такое не привыкли. И теперь им нужны виновники. Настоящие. Козлами отпущения они не удовольствуются.
  В клинике мы не задержались и минутой дольше необходимого. Видимо, на планете с желтым солнцем роды у криптонцев проходят гораздо легче, чем у людей. И, возможно, чем у тех же криптонцев на родной планете.
  Так, что уже к вечеру мы втроем были дома. Вечером же спали тоже все трое. Малыш в детской кроватке, мы на большой кровати рядом, в обнимку.
  А на тумбочке рядом пиликнул смс-кой телефон. Я сонно взял аппарат и прочитал ее содержимое: "28:0. Поздравляю. Еще один, и партия". В конце был пририсован подмигивающий смайлик. Я хмыкнул и бросил аппарат на место.
  День выдался длинный. Подумаю обо всем завтра. А сейчас спааать!
  * * *
  глава 51
  
  То, чего мы с Карой опасались, не произошло: силы в Крисе сразу не пробудились. Из всего их многообразия присутствовала только "непробиваемость" организма и сила. Но и она не на уровне взрослого криптонца, так что за первую неделю кроватку пришлось менять всего раз. Точнее даже не менять, а модернизировать: менять дно с сосновой решетки, на глухой дубовый щит из доски сороковки и укрепить всю конструкцию стальными уголками и сантиметрового диаметра шпильками.
  В остальном же - нормальный ребенок. С некоторым исключением: пищеварительная система работала как у взрослого криптонца, то есть перерабатывала поступающую пищу безотходно.
  По-началу меня это сильно беспокоило, но просканировав его тело, я убедился, что все функционирует так как надо, и волноваться не о чем.
  Слава Богу другую особенность взрослого криптонца Крис пока еще не перенял: отсутствие сна. Так что возможность заниматься друг другом он нам оставил.
  Но работу в клинике пришлось сократить до самого минимума: один операционный день в неделю. Талия отнеслась к этому с пониманием.
  Бэтмен, кстати, с рождением сына поздравил. Правда по телефону, лично не мог: скандал только начинался и набирал обороты. Супермен один уже не справлялся, поэтому задействован был и Бэтс.
  В первый же операционный день, после рождения Криса, пришлось делать пересадку сердца девочке-правительнице одного из карликовых государств Европы. Пациентку эту подкинул мне Бэтмен, причем на обеспечение операции он кинул и юную команду супергероев в полном составе. Да и основной состав без дела не остался. Не знаю, чем уж так всем была важна жизнь этой девочки, но битва за ее сердце (совершенно буквально) разгорелась совершенно не шуточная. А я впервые увидел такой снегопад в Америке. Было красиво. Но в той же России, где мы с Карой уже больше года проживаем, сорок девять сантиметров снега выпавшего за раз, даже ЧП не считается, не то, что стихийным бедствие, способным парализовать транспорт всей страны.
  Орган доставили вовремя, операция прошла штатно. Что тут еще сказать?
  * * *
  Где-то через неделю позвонил сверхсерьезный Кон Эл и попросил доставить его в Кадмус. Срочно.
  Я, конечно, удивился, но просьбу эту его выполнил. Меры безопасности Коннер оценил и проникся. При этом был хмур и молчалив, пока не добрался до главного Геноморфа.
  Там уж он высказался, не стесняясь в выражениях. Смысл правда свелся к всего одной фразе: "Где ты прячешь еще одного клона Супермена?". Должен признать, что меня этот вопрос тоже заинтересовал чрезвычайно.
  И геноморф на этот вопрос юлить или не ответить нам двоим не посмел. Тем более, что я тут же, как услышал про клона, взялся за основательное сканирование всех этажей Кадмуса. Совершенно всех.
  Клона нам геноморф показал. Проект "мэтч" носил он гордое звание.
  Мы втроем стояли перед замороженной колбой с точной копией Кон Эла внутри.
  Второй раз в своей жизни я стоял перед подобной колбой. Но нынче, нажать или не нажать кнопку решал не я. Это было полностью решением Коннера.
  И парень кнопку нажать решился.
  Разморозка прошла штатно. Клон открыл глаза, со странной белой радужкой и черным белком (раздражающее сочетание, надо признать). Несколько секунд он смотрел на нас с Коннером. Затем взгляд его зацепился за символ на майке моего "племянника". И проект "Мэтч" с рычанием бросился на проект Kr.
  Вот только кулак черноглазого впечатался в мою ладонь, а не лицо Коннера. И застрял в ней, намертво зажатый моими пальцами.
  - Стой! Остановись! Мы не враги тебе! - начал переговоры Коннер. Провально. "Мэтч" только вырывался, рычал и полосовал все своим огненным взглядом.
  Пришлось заломить ему руку за спину и ладонью закрыть глаза. Перестать его это не заставило, но хотя бы помещению ущерб наноситься перестал.
  - Да успокойся ты!... - продолжал попытки достучаться до явно ущербного разума Коннер. Я не мешал.
  Где-то часа через пол, и до племянника моего дошло, что это бесполезно.
  - Что делать будем, дядя Брюс? - с надеждой уставился он на меня. - Заморозим?
  - Зачем же? - удивился я. - Планета у меня большая, улететь с нее он не улетит - барьер ты сам видел. Отпустим на поверхность и всего делов. Пусть живет.
  - Ладно, - вздохнул Коннер.
  - А откуда ты узнал о его существовании? - поинтересовался я, ведя продолжающего вырываться клона к выходу.
  - Лютер сказал, - признался Коннер. Я нахмурился.
  - Ты виделся с ним лично?
  - Да. В парке. Он сильно нервничал и постоянно оглядывался по сторонам. А девушка в машине все посматривала на показания какого-то приборчика. Кажется с ней в салоне еще кто-то был, но я не рассмотрел кто...
  - Он что-то еще говорил?
  - Да, - признал Коннер и достал что-то из кармана. - Дал вот это. Сказал, что эти щиты полностью подавляют человеческую часть моей ДНК, позволяя пользоваться всеми криптонскими силами.
  - Что ж, нечто подобное упоминалось в файлах по твоему проекту, так что вполне может сработать. Но про побочные эффекты ты помнишь, надеюсь?
  - Про повышенную агрессивность и снижение самоконтроля? - уточнил Коннер.
  - Именно, - кивнул я. - Но, подозреваю, еще и интеллект падает при их использовании.
  - Почему? - удивился он.
  - Мы прямо сейчас тащим на выход наглядный пример.
  - То есть?
  - Я просканировал организм проекта "Мэтч". Его геном не дополнялся человеческим. Создатели пытались полностью копировать криптонский. Но допустили несколько незначительных ошибок. Действительно незначительных, уж я-то в этом разбираюсь. В целом же, им удалось создать "идеального криптонца". Это уже не клон Кал Эла, это клон просто Эла, криптонца с генотипом дома Элов. Как им это удалось, ума не приложу, но факт сейчас у меня в руках.
  - Так почему же он... такой?
  - Да просто потому, что это в нашей криптонской природе: дикость, агрессивность, инстинкты, сила... Разум лишь тоненькая хлипкая пленочка поверх этого океана кипящей лавы. Думаешь, почему Криптон взорвался?
  - Почему? - заинтересовался Коннер. - Супермен со мной не общается, а остальные не уверен, что что-то знают.
  - Из-за гражданской войны. Кара рассказывала, что у них там случился неудачный военный переворот... Раскол общества, применение оружия... А оружие у них не чета земному. Вот и довоевались. Так что ты видишь не неудачу ученых, а пример и эталон.
  - Неужели мы и правда такие?
  - А ты себя в Беалии вспомни, - хмыкнул я. Коннер покраснел и потупился.
  - Но есть же еще и Супермен? - с надеждой вскинул взгляд он.
  - Молись, чтобы его "пленочка" никогда трещину не дала. Он - Великий Эл. Величайший из Элов. А значит все эти черты в нем выражены в превосходной степени.
  - А Кара?
  - Про жену мою лучше вообще помолчать.
  - Почему?
  - Женщины по природе своей раза в два агрессивнее мужчин. Как на земле, так и на Криптоне...
  - Ты сейчас передернулся, словно сам это видел, - хмыкнул Коннер. Я только молча пожал плечами. Не рассказывать же про Дарксайда... - Выходит, по твоим словам, только человеческая часть в нас удерживает "зверя"?
  - Это лишь мое мнение.
  - Даже если это часть от Лютера?
  - Как ни парадоксально, но да.
  - А Галатея?
  - У нее нет в генотипе кусков земного ДНК. Она полный клон Кары. Без примесей.
  - Тогда, почему она не такая, как этот? - спросил Коннер.
  - Думаю, что дело в той самой ментальной связи с самой Карой. По ней шло формирование личности и основное понятийное обучение новорожденного клона. У тебя человеческая часть сняла иммунность к ментальному обучению j-гномов, и за формирование личности ответственны в большей степени они. Мэтч-же этот иммунитет имеет. И его личность не сформировалась...
  - А как же тогда Мэган смогла пробиться в сознание Кары? Если у нас иммунитет.
  - Во-первых это было добровольно. Кара сама открыла разум. Во-вторых Мисс Марси - чрезвычайно сильная телепатка даже по меркам марсиан.
  - А ты? - посмотрел мне в глаза Коннер. - Что сформировало твою личность?
  - Не могу тебе ответить, Коннер. Поскольку не знаю сам. Я очнулся просто сразу. Открыл глаза и был уже таким. Иногда мне кажется, что раньше был кем-то другим. У меня слишком устойчивое мировоззрение, слишком устойчивые понятия об окружающем мире, иногда в беседе с самим собой прорываются фразеологизмы и ассоциации, которых мне знать неоткуда. Создается полное впечатление, что в тело b-0 засунули душу, лишившуюся личностных воспоминаний...
  - Чью? - затаив дыхание, спросил Коннер, пораженный такими откровениями. Собственно, сам не понимаю, с чего так разговорился.
  - Не знаю, - улыбнулся я. - Да мне и все равно на самом-то деле. Я жив, свободен, у меня любящая и любимая жена, сын. Друзья. Дело, которое мне нравится. Что еще желать?
  - А если в твоем происхождении кроется какая-то ужасная тайна? - распахнул глаза еще шире Коннер.
  - То мне на нее плевать. Жить надо настоящим и будущим, а не прошлым. И если когда-то эта "тайна" вылезет, то буду с ней разбираться по факту.
  - Ты бываешь ужасно скучным, дядя Брюс, - вздохнул Коннер.
  глава 52
  
  "Метча" мы с Коном выкинули на поверхности Криптеи. В прямом смысле выкинули: я перехватил тельце поудобнее и с размаху отправил в полет по правильной баллистической траектории под сорок пять градусов к горизонту... Главное оказалось после этого быстро смыться, пока это разозленное тельце не вернулось по линии прицеливания за добавкой.
  - Что ж. Разобрались с одной проблемой, - сказал я, отряхивая руки от несуществующей пыли. - Время заняться следующей!
  - Какой-такой следующей? - удивился и насторожился Кон.
  - В той занимательной пещерке, где мы только что были, "спящий красавец" был не один.
  - То есть?
  - За стеной стоит еще одна колба с телом. Предлагаю вернуться и поглазеть. Ты "за"? - Кон согласно кивнул. Его любопытство моему ничуть не уступало.
  Мгновение ускорения, обломки, крошево, пыль от сломанной стены, и мы стоим перед тем самым "спящим" не сказать, чтобы совсем "красавцем" в "хрустальном гробу". Вот только, если перед первой колбой Коннер Кент двадцать минут назад стоял с хмурым лицом, то сейчас он стоял с ох... ошарашенным.
  - Судя по шарообразности твоих глаз, "красавца" ты знаешь, - высказал предположение я.
  - Рой... Это Рой Харпер - ученик Зеленой Стрелы...
  - О как? - задумался я. - Сможешь, не поднимая шума, встретиться с ним, в смысле Харпером, в смысле с незамороженным... А лучше устроить встречу нам?
  - Это будет не то что бы легко, - отозвался Кон. - В нашей команде он не состоит, хотя и работает иногда с нами. А от самого Стрелы он вовсе ушел, хлопнув дверью.
  - Все же попробуй. Я же полазаю по базе данных Кадмуса. Может быть что-то нарою.
  - Идет, - серьезно кивнул племянник.
  * * *
  После того разговора прошел почти месяц, прежде чем Коннеру удалось устроить мне встречу с этим Роем.
  Долго рассусоливать я не стал: представился, точнее подождал пока меня представит Кон, предложил не на долго "слетать в одно место", дождался согласия и перенес их с Коном прямо в ту самую пещерку Кадмуса, где до сих пор стояла колба с одноруким парнем.
  - А? Что?! Где я?! - отпрыгнул и начал озираться встревоженный и настороженный Красный Стрелок (как сам себя называл Рой Харпер по аналогии с учителем). И вдруг замер, уставясь на свою копию за стеклом.
  - Понимаешь, парень, - начал я, опуская ладони ему на плечи. - Ты, на самом деле, не Рой Харпер. Ты - проект "Тантал". Клон Роя Харпера, созданный Лексом Лютором.
  - Но зачем?! - прошептал он.
  - Чтобы шпионить за Лигой Справедливости. При обучении и переносе памяти оригинального Роя, j-гномы заложили в твое сознание такой же ряд команд, как и в сознание Коннера. Но, если проект "оружие Kr" изначально разрабатывался как оружие, то проект "Тантал" сразу имел цель подмены членов Лиги и внедрения в нее клонов...
  - Но вы уверены?... - все еще пытался отрицать происходящее Рой. - Может он - клон, а я нет?
  - К сожалению, уверены, - вздохнул я. - Вот все файлы по проекту, - протянул я ему включенный планшет. - Здесь все: лабораторные журналы, отчеты, видеофайлы, фото, перечень внедренных команд... Записи о том, где и когда произведена подмена...
  - Не может быть. Это невозможно... - потерянно шептал себе под нос проект "Тантал", листая файлы на врученном гаджете.
  - Не расстраивайся, Рой, - обратился к нему Коннер. - Жизнь на этом не кончена!
  - Но как же?... Ведь все, что я помню, вся моя жизнь... не моя! Не настоящая! Обман! Фальшивка! Фикция!
  - Ну и что? - пожал плечами Коннер. - Я тоже клон. Ты же не считаешь меня из-за этого ущербным? Или считаешь? - нехорошо нахмурился он.
  - Нет, конечно, - поспешил откреститься проект "Тантал". - Я не считаю тебя ущербным.
  - Но почему тогда считаешь таковым себя? Важно не то, кто ты, а какой ты. Для меня ты все равно Рой Харпер - друг, которому я могу доверить спину.
  - А как же внедренные команды?
  - У меня были такие же. Мы их убрали.
  - Как? - мгновенно вскинулся клон.
  - J-гномы ведь теперь на нашей с Брюсом стороне. Как внедрили, так же и сотрут. Или, если не доверяешь им, попроси Мэган. Уверен - она не откажет, - парень задумался.
  - А теперь самый важный вопрос. И важное решение, - вмешался я в их пафосно-приторный разговор.
  - Какой же? - повернулся ко мне клон Красного Стрелка.
  - Что будем делать с телом в колбе?
  - То есть, что делать? - удивленно поднял на меня глаза Коннер.
  - А что такого? - пожал плечами я. - Мы все тут клоны. С чего мне быть на стороне этого "Спящего Красавца"?
  - Но он же настоящий... - жалко отозвался проект "Тантал".
  - Для меня - он просто тело в колбе. Я с ним не знаком. Я знаком с тобой. Сейчас для меня Рой Харпер - ты. Хочешь ли ты оставить его жизнь себе?
  - Но как...
  - Просто - не станем его размораживать. Тайну твоего происхождения знаем только мы. J-гномы не проболтаются - мы сейчас вообше на другой планете, моей личной планете, куда не заглядывает без приглашения даже Супермен. А его, - кивнул я на колбу, - Ну, ты сам понимаешь. Не маленький.
  На минуту в пещере повисла гнетущая тишина.
  - Нет, - твердо сказал проект "Тантал", прерывая вязкое молчанье. - Я не хочу его жизнь! Его жизнь - это его жизнь. Я хочу свою! - и по мере того, как парень говорил, голос его креп и становился громче.
  - Тогда тебе стоит придумать себе свое имя. Вернуть ему его, себе взять свое, - улыбнулся я. - И давай уже размораживать наш экспонат!
  * * *
  Экспонат от разморозки оказался не в восторге. И это еще мягко сказано. Орал, матерился, угрожал, сверкал очами и хмурил брови. Спустя двадцать минут я уже серьезно подумывал засунуть это хамло обратно в морозилку. Клон этого Роя мне как-то понравился куда больше.
  Нет, я понимаю - человек лишился руки, потерял сколько-то месяцев своей жизни, но клон-то в чем виноват? Не сам же он себя из пробирки вырастил - такая же жертва, как и сам Харпер. Но...
  Отнес я всех троих на Землю, туда, где взял, и выкинул из головы - сами разберутся. Меня куда больше "щиты" лютеровские заинтересовали, при помощи которых человеческая половина ДНК у Кона глушилась. Пару штучек для исследований он мне оставил. Собственно исследованиями и занялся... В редкие свободные часы от семейных дел и работы в клинике. И часов этих было удручающе мало.
  * * *
  Через неделю или чуть меньше, мне позвонил Бэтмен и позвал на встречу. Сказал, что кое-что хочет показать - как всегда интригующ и немногословен.
  Местом встречи оказались какие-то странные пещеры в горах Мексики. Странные - потому, что мои сверхчувства в них буксовали. Не представляю, как такое может быть, но даже слуховое зрение не давало какой-либо четкой картинки. Да и обычно прозрачная для меня темнота, здесь была слишком густой и вязкой. Ее разгоняли только факелы в наших с Бэтсем руках.
  Блуждали мы по ним довольно долго, никак не меньше пары часов. Наконец вышли в какой-то зал-не зал, грот-не грот, но достаточно большое подземное пространство с ровным полом и следами обработки на стенах.
  Бэтс нынче был еще более молчалив, чем обычно - за весь наш путь, начиная со встречи у входа и до этого момента, он не проронил ни слова. Лишь приветственно кивнул и жестом позвал за собой во тьму.
  На входе в зал Бэтс остановился поменять почти догоревший факел, а я двинулся к центру, повинуясь его одобрительному кивку.
  Внезапно пол засветился узорами каких-то непонятных рисунков, знаков пентаграмм, центром которых оказался я. Причем рисунки были не только на полу, но и на потолке. Я не успел уйти в ускорение, как на плечи навалилась непонятная тяжесть. Колени задрожали и начали подгинаться. Откуда-то ко мне метнулись светящиеся розоватым светом толстые цепи и обвились вокруг меня, стягивая и лишая движений...
  Я рванулся, напрягся, преодолевая слабость и тяжесть, цепи затрещали... И тут что-то метнулось в мою сторону на сверхскорости, а в следующее мгновение я почувствовал боль и услышал треск собственных костей. Это "что-то" оказалось моим же собственным копьем, вновь сданным на хранение Бэтмену. И это копье пробило меня насквозь чуть правее сердца (все же в последний момент я умудрился дернуться на мгновение перейдя в ускорение, из которого в следующее, меня выбила пронзившая вместе с копьем боль.
  Удар был настолько силен, что ноги мои оторвало от пола и бросило спиной вперед в темную пелену портала, который слишком вовремя для случайности раскрылся за моей спиной.
  Мгновение дезориентации перемещения, портал схлопнулся с характерным для бум-трубы звуком, а вокруг оказался испепеляющий жар. Огненный ад короны красного солнца, к центру которого я, продолжая ускоряться, неотвратимо падал.
  Красное солнце. В прошлый раз я научился бороться с его излучением, раскочагаривая свой внутренний "реактор". Да и не то, чтобы бороться. Скорее просто приспособился, привык... Но это было на поверхности Земли! На гигантском расстоянии от светила, под защитой атмосферы и содержащейся в ней влаги. Сейчас же я падал прямо на его поверхность, словно бабочка булавкой проткнутый собственным копьем. И кожа уже пылала от нестерпимого жара.
  Последнее что я помню, прежде, чем отключился от боли - собственный крик, и вылетающие вместе с ним изо рта капли крови, тут же и испаряющиеся от нестерпимого жара, что становился с каждой секундой сильнее.
  * * *
  Во вспышке бум-трубы исчез проткнутый своим же копьем Готэмский хирург Брюс Бизаро. Символы и рисунки на полу медленно начали гаснуть.
  Из-за спины Бэтмена вышел Супермен и молча встал рядом с Темным Рыцарем. Затем вышел Киборг и замер также, как Супермен до этого.
  Следующим вышел и замер Доктор Фэйт. Рядом с ним встал Зеленый Фонарь.
  Одна из стен замерцала, пошла волной и исчезла. За ней оказались трое мужчин и подросток с торчащими на манер рогов волосами. Подросток неприятно смеялся и перебирал руками с надетыми на них странного вида перчатками. Перед ним висел голографический экран, на котором отображались разнообразные индикаторы, пиктограммы и фигурки людей.
  - Клэрион, твой смех отвратителен и действует мне на нервы, - сказал лысый мужчина в деловом костюме.
  - Странно, - отозвался подросток. - Я думал ты будешь прыгать от счастья, когда грохнешь свое творение, которое гонялось за тобой по всей планете и отстреливало все лысое на своем пути.
  - Отстань от Лютера, Клерион, - сказал человек с прозрачными голубыми глазами и бородой-бруталкой на лице. - Он просто не уверен в окончательности уничтожения Бизаро.
  - Ну, не воплощению Хаоса давать гарантии, Вандал, - рассмеялся снова подросток.
  - В любом случае, ближайшее время он нас не побеспокоит. Планы Бэтмена не проваливаются. А над этим он особенно усердно трудился, - произнес мужчина с густыми бакенбардами и седыми прядями, зачесанными назад на висках.
  - Вот только в оригинальном плане координатами выходной точки бум-трубы красное солнце не значилось, Рас. И это как раз беспокоит нашего молодого друга... - произнес мужчина с бородкой.
  - Ладно, довольно об этом, - отрезал лысый мужчина в костюме. - Лига у нас в руках. От b-0 избавились. Пора приступать к следующей фазе. Отправляй нас на станцию, Клерион.
  - Что ж, наш поезд отправляется, всем пристегнуть ремни! - прокричал подросток и снова захохотал. Затем начали срабатывать телепорты. Прошла минута и пещера окончательно опустела. Лишь брызги крови в центре погасшего пола напоминали о произошедшей здесь недавно трагедии.
  
  глава 53
  
  Теплые руки, нежность, словно струящаяся от них вместе с этим теплом... Добрые счастливые глаза... Улыбка, самая прекрасная на свете... Губы женщины движутся, называя какое-то имя... Мое имя... Вот только я его не слышу и не могу прочитать по движению губ. Хочу, но не получается. Длинные темные волосы щекочут мне нос и я смеюсь. Женщина откидывает их за спину. Я счастлив лежать на руках этой женщины. На руках матери...
  Я открыл глаза. Вокруг была гулкая темнота-тишина космоса. И я висел посреди этой темноты. Оглушительная тишина пыльной подушкой забивала уши.
  Холод космоса почти не чувствовался, по крайней мере дискомфорта не доставлял. Неудобство доставляло копье, что продолжало торчать из моей голой груди. На всем теле не было ни одной ниточки... И ни одного волоска.
  Неудобство и боль. Не очень сильную, но неутихающую.
  Я схватился обеими руками за древко и потянул. Боль мгновенно захлестнула, став снова острой и ослепляющей. Но я не остановился, продолжая по сантиметру вынимать из себя собственное оружие, с упорством двинутого мазохиста.
  И вот, наконец, показался листовидный наконечник, покрытый моей кровью, и пытка кончилась. Я справился.
  Расслабленно откинулся на спину и повис, отдыхая. На рану от копья даже смотреть не хотелось. Боль стала постепенно затихать, и это было хорошо. Плохо было то, что как и любой свободно висящий обект в космосе, тело мое начало закручиваться вокруг собственной оси - не самое приятное ощущения, когда звезды перед глазами начинают плыть. Точнее, я обратил на это внимание. Вращение, думаю, происходило уже очень давно. Все то время, что я висел в пустоте космоса без сознания.
  Но двигаться все равно желания не было никакого, даже, чтобы остановиться. Просто снова закрыл глаза и расслабился.
  Мама... Откуда эти образы? Я ведь клон. И рожден был в пробирке. Это просто не может быть воспоминанием, но почему тогда так тепло и одновременно больно на душе?
  * * *
  Сколько я так провисел, с закрытыми глазами и ни о чем не думая, трудно сказать. Злости не было, ни на Бэтса, ни на Супермена, чья рука запустила в полет мое копье, а это могла быть только его рука - больше просто некому: Коннер не смог бы разогнать его до той скорости, поскольку с ускорением вообще дружил плохо, Галатея... Не спорю, девочка она талантливая, но для нее оно все равно слишком тяжелое. Кара... Кара!?
  Я встрепенулся от мыслей о жене. Если "убили" меня, то что с ней? С ней и с ребенком.
  Открыл глаза, схватил копье, и попытался сориентироваться по звездам, где я и в какой стороне Земля.
  Задачка оказалась не простой: весь мозг себе сломал, совмещая и прикидывая в голове звездные карты (после своего возвращения с Земли будущего, я основательно подналег на астрономию и астронавигацию, причем как Земную, так и галактическую, используя базы данных Лиги и Корпуса Зеленых Фонарей - Хэл Джордан охотно делился с любопытным мной знаниями и практическим опытом).
  А когда, наконец понял, где именно нахожусь, рука сама собой сжалась на древке окровавленного копья.
  Судя по моим вычислениям, я с точностью до пары миллионов километров в центре красной звезды Криптона. Того, что от него осталось. Поскольку в обозримом пространстве не было ни Криптона, ни звезды. А это значит... Я с ужасом огляделся, выискивая, хоть, что-то, что опровергло бы мою догадку. Но не находил.
  В чем ужас? Я ведь точно помнил, что падал на поверхность красной звезды. Да и видел ее однажды, ради интереса посетив свою "историческую родину". Точнее родину Супермена.
  И это расположение звезд я помню. Оно было точно таким же, как и в тот раз, но красного солнца, огромного, в разы больше Земного, не было. Больше не было...
  Да ну, бред! Не мог же я уничтожить целую звезду, да еще с враждебным спектром излучения? Или мог?
  Но это в данный момент было не важно. Важно было, что я знал теперь в каком направлении Земля.
  И в ускорении рванул к ней.
  * * *
  Поляна в Тайге, где должен был стоять наш с Карой домик, была пуста. Точнее самой поляны не было вообще. А было только пепелище лесного пожара на пару тысяч гектар, засыпанное снегом, и кратер, как от взрыва, либо падения чего-то большого и быстрого. Будто горело тут несколько месяцев назад. Сколько же я провисел в космосе?
  Но это вопрос не срочный. Гораздо сильнее меня беспокоил вопрос: что с Карой!!? Что с моей женой!!? И если ее нет в Тайге, то она может быть лишь на Криптее. Хотя, каким образом она смогла бы пробиться через криптонитовый щит планеты? Но, думаю, при желании, Кара придумала бы способ.
  С такими мыслями, я примчался в звездную систему жёлтого солнца, в которой когда-то создал собственную планету, и замер в ужасе - планеты не было!
  Ни планеты, ни спутника, лишь астероидные пояса и космический мусор.
  Я метался по системе, пытаясь отыскать хоть что-то, что могло бы рассказать мне о том, что именно тут произошло, но не находил. Создавалось впечатление, что Криптеи здесь вообще никогда не было. Но это абсурд.
  Я в бешенстве швырнул свое копье прямо в звезду - проклятая железка! Без нее бы даже Бэтс с Супером упарились бы меня валить, даже при помощи магии.
  С коротким всплеском копье пробило солнечную поверхность и устремилось к центру небесного тела. Я удивленно провожал его взглядом, благо суперзрение в сочетании со "звуковым виденьем" позволяли это делать. Во что же эта гадость моими стараниями превратилась, что ей ни по чем стала даже солнечная плазма!!?
  Я уж было кинулся достать его назад, но затем подумал, что более надежное место врядли смогу придумать. Ведь, тот, кто способен будет его достать из центра звезды, и без копья сумеет доставить мне массу проблем.
  Однако злость не ушла, а лишь нарастала: что эти гады сделали с моей женой?!!! И они мне на этот вопрос ответят!!! На этот и много других. МНОГО других! Я вырву из них ответы, вместе с сердцами! И первый на очереди Бэтмен!
  * * *
  глава 54
  
  Хотя бы Готэм остался на месте, и это уже радует. Также, как и мрачноватый особняк Уэйнов в его пригороде.
  Вежливо стучаться в ворота и ждать, когда Альфред неторопливо откроет мне калитку? Нет! Я слишком для этого взбешён.
  Так что, быстрый "прозвон" пещеры слуховым зрением, на предмет наличия там одной конкретной личности, и прямой вход. То есть насквозь через скалу и потолок пещеры, прямо к знакомой фигуре в плаще. Схватить гада за горло и припереть к стенке, слегка приподняв над полом. И жуткое желание сжать кулак.
  - Где они!!!? - мало чем напоминающим человеческий, голосом прорычал я в лицо, закрытое маской.
  - Кто? - прохрипел в моей хватке человек в плаще, после того, как отбил об меня руки, ноги, сломал пару каких-то странных лезвий, ударил током, обрызгал кислотой и ожег лазером. Даже кусочком криптонита ткнуть не забыл. Правда, лишь когда до него дошло, что от этого мне ни тепло, ни холодно, только стальные пальцы на горле сжимаются все сильнее, а в глазах моих разгорается ярче и ярче пламя ярости.
  Странноватое поведение для Бэтмена, того, кто знает обо мне чуть ли не больше, чем я сам.
  - Ты знаешь, "кто". Где моя жена и сын, тварь!!!? Что вы с ними сделали!!!? - воткнул я палец ему в плечо. Также, как когда-то втыкал Лютеру в похожей ситуации. Но там я был спокоен. А здесь спокойствием даже не пахло.
  Внезапно со спины я почувствовал приближение кого-то на суперскорости. Уже догадываясь, кого, я не церемонясь и не отпуская горла Бэтмена, в ускорении ударил ребром ладони свободной руки приближающегося по горлу. Прямо в кадык. Этому удару меня учил не Брюс. Его мне показывал и ставил Вандал Сэвидж из будущего, возможно единственный друг, который у меня был, в свете последних событий.
  Мелочь - я забыл выдернуть палец из плеча Бэтмена. Что совершенно не помешало удару - плоть человеческая так хрупка и ничтожна, что рука даже не заметила помехи, а плечо плащеносца украсила рваная рана.
  Супермен (а кто еще это мог быть?) рухнул на пол и забился в конвульсиях, держась обеими руками за раздробленное почти до позвоночника горло - я бил без всякой жалости. Не насмерть - криптонская физиология, насколько я успел узнать после Думсдея и собственного печального опыта в Африке, может со временем восстановить и не такое, но боеспособен он ближайшие часы точно не будет.
  - Где они!!! - проорал я в лицо Бэтмена, теряя терпение.
  - Н... не знаю! - прохрипел корчащийся от боли Бэтмен. - Как их зовут?...
  - Не прикидывайся идиотом Брюс!!! - окончательно осатанел я. - Где Кара Бизаро с сыном? Кара Зор Эл, если так тебе понятнее! - рыкнул я и сломал ему пальцем ребро.
  - Кара? - расширились от ужаса глаза за очками маски.
  Стоп! Очками маски?
  Я немного ослабил хватку и внимательнее оглядел свою жертву. Это несомненно был Брюс, но костюм был другой. Не летучая мышь, но птица. На груди не знак Бэтмена, а что-то вроде буквы "О". И самое главное, шрамы на теле другие!
  Как его лечащий врач, не раз и не два оперировавший его, я знаю каждый рубец и белую полосочку на нем. Но тут их не было. Зато были другие, в тех местах, где быть им не полагалось.
  Я перевел взгляд на Супермена. Точнее того, кого я сперва принял за Супермэна. Костюм тоже отличался. Вместо неизменной буквы "S" красовалась "U". Прическа была другая. Но телосложение и лицо были точь в точь, как у Кларка. Я углубил свое внимание, и от неожиданности, даже выронил пленника: внутреннее устройство тел этих двоих было полностью зеркально тому, к чему я привык. То есть сердце не слева, а справа...
  Знал я, что Бэтс просто не мог не вложить в свой план второго плана. Не мог он быть сто процентов уверен, что красное солнце убьет меня. Пусть девяносто девять и девять, девять, девять, девять... Но не сто. А его планы всегда были на твердую сотню и даже с запасом.
  И, кажется, я начал понимать, в чем именно этот запас в моем случае.
  - Как тебя зовут? - уже без крика спросил я, лежащего у моих ног и судорожно, но спокойно и сосредоточенно обрабатывающего свою рану каким-то незнакомым мне составом из балончика, человека.
  - Оулмен, - сквозь сжатые зубы ответил он.
  - А его? - ткнул я пальцем на неСупермена.
  - Ультрамен.
  - Вот значит как... - процедил я и раздраженно пнул этог Ультрамена, вышвыривая его наружу, сквозь потолок пещеры, проделывая там второе отверстие.
  В этот момент на меня сверху прыгнула женщина, похожая на Диану, но иначе одетая.
  Церемониться с ней я не стал, слишком был раздражен и раздосадован, так что просто перехватил ее под ускорением и скрутил ее же собственным лассо.
  - А она кто? - уточнил я.
  - Супервумен, - ответил Оулмен, продолжая свое занятие.
  В этот момент снова явился кто-то на суперскорости. Кто-то, кто быстрее меня. Придумывать что-то хитрое не было настроения и желания. Так, что я просто сделал полшага вперед, тоже под ускорением. Этот кто-то не сообразил изменить движение и врезался в меня. Все равно, что мотоцикл в поезд. С тем же результатом: брызнула кровь, и к ногам моим упал переломанный человек в костюме с молнией на груди.
  - Джонни Квик, - уже без подсказки представил нового гостя Оулмен.
  * * *
Оценка: 6.04*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"