Зиберт Пауль Иоганн: другие произведения.

Прода

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.34*23  Ваша оценка:


Глава 17

   Второго июня мной было подписано два указа. Первый о роспуске государственной думы и второй о введении всеобщего начального образования. С думой в общем то всё понятно и обсуждению не подлежит. А вот о всеобщем начальном образовании я думаю рассказать необходимо. Я когда ознакомился с проектом программы обучения не понял почему она не устраивает всех. Там всего то и было обучение чтению, письму и счету. Ах да ещё был закон божий. Но мне думается закон божий это не такая высокая цена за сокращение неграмотности. Ещё одним препятствием для введения начального образования была банальная нехватка денег. В государственном совете мне прямо заявили, что не поддерживают введение всеобщего начального образования. И принимать на себя ответственность за это отказываются. Пришлось брать ответственность за это на себя. Если честно система государственного управления мне не нравилась все больше. Российская империя в данный момент времени суперсверхбюрократия. Чиновничество на мой взгляд стало жить своей собственной особой, отдельной и практически не связанной с интересами страны жизнью, а часто интересы бюрократии прямо противоречили им. Исправить это в короткий срок не возможно. И проводить реформу госуправления я не буду просто из - за банального дефицита времени, коней как известно на переправе не меняют. Следовательно будем пользоваться самодержавной властью. Короче рулить будем исключительно в ручном режиме. Когда я на заседании государственного совета заявил, что ждать созревание вопроса не могу и принимаю решение о введении всеобщего начального образования со следующего тысяча девятьсот восьмого года. Госсовет выпал в осадок от неожиданности. А затем первым среагировал Победоносцев.
   - Ваше величество это нарушение установлений и традиций.
   - В чем конкретно нарушение? Если вы найдете в своде законов империи норму прямо запрещающую мне без вашего одобрения принимать решения и издавать указы, то я готов подчинится. Но вы такой нормы не сможете представить так, как её просто нет, это нарушает принцип самодержавия.
   Победоносцев замолчал. И заседание завершилось.
   Вы можете саркастически заметить и как он всех знает? Всех и все знать невозможно. Знаю теперь это на собственном опыте. Я к сожалению большинство чиновников не знаю, но мне удалось решить эту проблему чтобы не выглядеть полным идиотом. Первое я установил следующий порядок проведения заседаний, никто кроме заявленных лиц присутствовать не имел право, не при каких обстоятельствах. Это я объяснил соображениями конфиденциальности. И ещё я на всех с кем, так или иначе пересекался, заводил дело с фотографией и характеристикой. На какие только ухищрения мне пришлось пойти, чтобы собрать картотеку. Перед каждым большим заседанием я уединялся в "черный" кабинет и штудировал дела. А самое главное запоминал как выглядит тот или иной человек. По первому времени было жутко тяжело, но потихоньку я запомнил большинство сановников, военных и чиновников которые мне были неизвестны. Постепенно эта затея по запоминанию переросла в картотеку на всех более или менее значимых лиц империи. В эту картотеку я не допускал никого, охранялась она двойными караулами и особым образом. Про этот архив узнали и поскольку я постоянно туда заносил бумаги, у всех сложилось мнение, что император собирает сведения о высшем свете империи. Так собственно это и было. Но только после того как я освоился. Постепенно дела росли и в них стало накапливаться много всяких нехороших вещей о значительных и влиятельных лицах. Этот архив прозвали черный кабинет. Кто автор сего обозначения выяснить мне не удалось. Вот так я решил эту проблему и обзавелся личным архивом.
   Пятого июня я выехал и Петербурга. Со мной выехали Спиридович со товарищи, Маниковский, Варзар, атаманцы, специальный полицейский отряд дворцовой полиции и отдельный железнодорожный батальон в составе четырех поездов. Также со мной ехала группа делопроизводителей из моего секретариата. Хорошо так путешествовать, но за такие путешествия в случае неудачи платят кровью и головой. Я когда собирался в качестве охраны хотел взять только атаманцев, но Спиридович потребовал взять ещё специальный полицейский отряд дворцовой полиции. Александр Иванович твердо уверен в одном, предосторожностей много не бывает. В этот отряд отбор был очень жесткий. Принимали только тех, кто очень хорошо стрелял, владел холодным оружием, был хорошим рукопашником. Я к ним особенно приложил руку и они результат стали выдавать уже после второй недели тренировок. А после двух месяцев работы они освоили четыре задачи на удовлетворительно. Перечислю их - штурм и зачистка здания, помещения; пресечение массовых беспорядков; захват вооруженного преступника; нейтрализация бандформирования. Я конечно не спецназовец, но как они тренировались и проводили операции я видел не раз. Кроме того была Чечня и были наши омоновцы и собровцы. Да и самому пришлось участвовать. Многих я хорошо знал, очень хорошо знал. Естественно за бутылочкой да под закусочку, как и что мне подробно описывалось и объяснялось. Частенько они привирали о своих подвигах, но не сильно. Всё это моталось на ус. Когда они были более или менее подготовлены, я их показал Столыпину и Трусевичу. При этом естественно присутствовал Спиридович. Увиденное его весьма впечатлило. Так как у него под рукой подобного подразделения не было, то он всячески его перетягивал под себя. Но я ему всячески противодействовал в этом. Одним словом давать их ему не давал, но он их активно использовал. Поэтому они едут с нами.
   В этой связи хочу остановится на их экипировке. Со щитами, средствами защиты и со спецсредствами проблем практически никаких не возникло за исключением касок или шлемов стальных защитных. Не производились они в Российской империи. Генералы даже об этом не задумывались, причем совсем. О том, что шлемы необходимы для защиты солдат, высшему офицерству даже в голову не приходило. Когда я первый раз заикнулся об этом на меня посмотрели как на дурака. А некоторые заявили, что для русских солдат кланяться пулям невместно, да и солдат ежели убьют бабы ещё нарожают. Как я тогда сдержался не знаю. Эти перцы с такими установками мне всю кадровую армию за два месяца положат. Нет такой хоккей нам не нужен. С другой стороны вроде бы на этом пустяковом вопросе выявились те кто может и должен служить, а также те от кого надо избавляться всеми средствами. Я отложил это на потом для армии, а вот для полиции и ОКВС решил ввести не откладывая в долгий ящик. Естественно первыми получили новую экипировку особый отряд дворцовой полиции. С этими касками вышла прямо сказать морока. Дело в том, что стальные каски имелись в армии и полиции только второго рейха. Пришлось обращаться к немцам. Закупили партию простых солдатских касок на предмет изучения. Офицерские каски я закупать не стал, в этом я решил ввести единообразие. Ижорцы осмотрели каску и через месяц наладили среднесерийное производство. Если она и была похуже немецкой то не сильно. Сложнее вышло с оружием. Если устройство ПМ я прекрасно знал, то пистолет-пулемет Судаева мне был известен только по картинкам. Оружейники очень заинтересовались эскизными набросками и довольно быстро воспроизвели пистолет под револьверный патрон, то есть под ТТшный. И знаете у них пистолет получился больше внешне похожий на ТТ чем на ПМ. С ППС пришлось сестрорецким оружейникам повозиться. Там главная проблема была в экстракторе-отбойнике. Но им эту проблему удалось довольно быстро решить. И перед поездкой мне удалось пострелять из ППС местного разлива. Товарищи Судаев и Макаров простите меня за плагиат не для себя, а исключительно для пользы государственной. Первую партию ППС изготовили для моих полицейских. Я поблагодарил и наградил оружейников, но поставил им задачу сделать конструкцию более технологичной и дешевой. Уж очень много на мой взгляд станочных операций при производстве и пистолета, и пистолета-пулемета. Пистолет понравился и полицейским, и военным. Его приняли на вооружение. Пистолет-пулемет, его назвали ПП-07, был принят на вооружение только МВД. Военные от него отказались по причине слабости боеприпаса. Я их отговаривать и уговаривать не стал. Надоели уже. Там же я познакомился с Дегтяревым. Проходил мимо и вдруг заметил унтера со знакомым лицом. При этом я был полностью уверен, что вижу его вживую в первый раз. Я остановился и вернулся к лихому унтеру.
   - Унтер-офицер ко мне.
   Унтер рысью рванул ко мне. И вытянувшись по стойке смирно доложил
   - Унтер-офицер Дегтярев по вашему приказанию прибыл ваше величество.
   - Где служите унтер-офицер Дегтярев.
   - При Сестрорецком заводе.
   - Вы стало быть оружейник?
   - Так точно ваше величество.
   - Ваше величество разрешите доложить - вступил в нашу с Дегтяревым беседу Маниковский - унтер-офицер Дегтярев очень хороший оружейник.
   - Значит говорите хороший? А скажите унтер-офицер Дегтярев сможете сделать ручной пулемёт, чтобы был надежнее и лучше иностранных? Ну и дешевле конечно.
   Дегтярев задумался буквально на минуту и ответил.
   - Смогу ваше величество.
   - Ну что ж если сможете кроме награды получите офицерский чин и возможность получить инженерное образование. Если не сможете, то вам ничего не будет. Генерал Маниковский обеспечьте работу унтер-офицера Дегтяреву.
   - Слушаюсь ваше величество.
   Интересно, что у Дегтярева получится ДП или все же что то другое? Маниковский получил задание на строительство отдельного завода по производству пистолетов и пистолетов - пулемётов. Стоить его Маниковский предложил в Вятской губернии. Я со своей стороны предложил там организовать производство гражданских пистолетов калибром в две с половиной линии для самоокупаемости завода. Также там построят патронный завод для обеспечения всего этого хозяйства.
   Первая остановка у нас была в Званке, станции Петербургско - Вологодской железной дороги. От Званки до Волхова было совсем близко. Я когда наводил справки о Волхове и Тихвине получил неожиданный и приятный сюрприз. Оказалось уже построена Петербургско - Вологодская железная дорога и проходит она через Волхов и Тихвин. Я в первый момент едва до потолка не подпрыгнул от избытка чувств. Вы меня наверное поймете, у многих из вас наверняка было так неудача, проблема и вдруг вместо перечисленного все разрешается само собой. Вот это то и было то самое. Получалось от основной линии до будущих заводов и мест добычи бокситов нужно будет проложить максимум сто - сто пятьдесят верст железнодорожных веток. В Волхове меня встречали кроме Лодыгина и Графтио, новгородский губернатор, городской голова и прочая общественность. Обязательная программа это молебен и фуршет. Если с фуршетом у меня и так, и сяк то с молебнами у меня проблема. Срубает меня кимор на молебнах. Один раз чуть не упал. Что тут сделаешь, ну не религиозен я. Не прошибают меня таинства церкви. Особенно из первой моей жизни. Поэтому обязательная программа по минимуму. Ну и краткий прием просителей. Основное внимание стройкам. После выполнения обязательной программы всё внимание Лодыгину и Графтио.
   Я уже говорил вам, что когда началась стройка и стали набирать народ на работу поехали работяги практически со всего северо-запада и центра страны. В данный конкретный момент времени в Волхове, Тихвине и в их окрестностях работали почти шестьдесят тысяч человек. Волхов напоминал разворошенный улей. Все куда-то спешили. Туда, сюда перемещались повозки с различными грузами. Естественно для обеспечения порядка местной полиции оказалось недостаточно. И здесь был временно расквартирован первый батальон первой бригады ОКВС. Чтобы избежать беспорядков и элементарного недоедания рабочими, по моему личному указанию было организовано централизованное горячее питание на основных объектах строительства. Эту миссию я возложил на внутреннюю стражу. С ворчанием и крайним неудовольствием это моё указание было выполнено. Денег на организацию данного мероприятия ушло не так уж и много. Дело в том, что министерство двора и уделов обладало довольно большими запасами зерна, круп и овощей. То есть это всё было практически бесплатным. И основной расходной статьей была транспортировка всего этого к месту строительства. Командир батальона подполковник Вильчицкий Петр Михайлович, несмотря на недовольство моим приказом, организовал все очень рационально и с толком. Естественно этот тертый калач для себя и своих подчинённых организовал максимально возможное, комфортное проживание. Для этого он припахал работяг, работавших на строительстве. Будучи по предыдущей службе жандармом, он не стал прямо заставлять рабочие артели работать на себя. Он просто объявил, что кто не отработает на строительстве организации питания жрать будет с собственного кармана и кошта. Естественно никто рот разевать не стал и жилой городок, продовольственные склады с заграждениями, пункты питания рабочих были построены буквально за полторы недели. Я за толк и разворотливость высказал Вильчицкому свою благодарность. Генерал Иванов Николай Иудович командир корпуса прибывший сюда инспекцией просто светился от удовольствия. Я и его поблагодарил за службу. Доставкой продовольствия и контролем за ним занимались чиновники удельного ведомства. Охраняли доставку конвойное управление ОКВС. Это моё нововведение сильно подняло мой личный авторитет в глазах инженеров и строителей. Не принято здесь в целом заботится о рабочих. А многие "значительные люди" прямо их считают рабочей, расходной скотиной. Конечно пиар важная вещь, но главное не это. Мне надо было, чтобы работяги работали с полной отдачей, а много наработает голодный доходяга? Именно поэтому я завернул всю эту канитель. Около десяти тысяч землекопов заканчивали отводной канал и насыпали начало временной плотины. Первым отчитывался Графтио Генрих Осипович. Он сильно волновался и поэтому чуть -чуть заикался.
   - Ваше величество через две, самое большее три недели мы отведем и осушим от воды площадку и начнем собственно строительство. Пока можно строить не оглядываясь на оборудование, но если мы будем строить таким темпом, то нужно будет срочно закупать турбины и электрооборудование. Иначе строительство остановится.
   - Почему Генрих Осипович?
   - Ваше величество дело в том, что основания и водоводы строятся под конкретные турбины и генераторы. И если не закупить их строительство может остановиться. Мне крайне этого бы не хотелось.
   - Мне тоже этого бы не хотелось. А когда должны быть у нас турбины и прочие механизмы?
   - В следующем году мы должны определиться с оборудованием и продолжать строить станцию уже конкретно под него.
   - Ну, Генрих Осипович вы меня прямо напугали. Не беспокойтесь, весной следующего года у вас будут точные параметры того, что вам предстоит устанавливать. Александр Николаевич, что скажете насчет турбин и всего остального?
   - Ваше величество я сейчас определяюсь с турбинами и генераторами - ответил Лодыгин - в наличии три варианта. Два в северной Америке и один в Германии. Я лично склоняюсь в сторону Америки. Дело в том ваше величество у американцев уже готово шесть турбин и генераторов. А две турбины и два генератора изготовлены наполовину. Там компания, которая собиралась строить гидроэлектростанцию, обанкротилась и это оборудование сейчас никем не востребовано. Я справлялся у них о цене и скидках. Цены у них весьма приемлемые и они готовы предоставить скидки на оборудование при определенных условиях. В другой компании все нужно начинать с ноля. В Германии тоже самое. Тем более мы планируем станцию на восемь турбин и генераторов, я считаю это самый лучший вариант. И это экономия времени.
   - Александр Николаевич полностью полагаюсь на вас в этом вопросе, действительно время дорого. Если для пользы дела будет необходимо привлечь американцев для установки их оборудования и настройке его, привлекайте их к этому. По станции я вижу все в порядке, что у нас заводом?
   - Ваше величество нужное нам оборудование для завода нужно приобрести в североамериканских штатах. Я уже отправил заявку и они гарантировали мне что оборудование будет осенью 1909 года готово и доставлено.
   - Хорошо. Вижу у вас здесь все в порядке. Генрих Осипович примите мою благодарность за хорошую работу. Продолжайте в том же духе. Я думаю в Тихвине вы не нужны поэтому можете быть свободны. А вы Александр Николаевич проследуйте со мной в Тихвин.
   - Слушаюсь ваше величество.
   В Тихвине все было на начальном этапе, как и в Волхове. Здесь организовали такую же систему, как и в Волхове. И вот тут я впервые столкнулся нос к носу с революционерами. Когда мы прибыли в Тихвин мне доложили о волнениях. Вышло как на "Потемкине" один ухарь решил весьма существенно поправить свое материальное положение. Он в сотрудничестве ещё с несколькими значительными лицами состряпал следующую схему. Они принимали доставляемое продовольствие и тут же обменивали с изрядным дисконтом, на прямо скажем неликвид у местных купцов. Это прошло несколько раз. И может быть все прошло бы для них безнаказанно, если бы не банальное оборзение. В конце концов вместо пищи рабочим стали выдавать помои и результат не заставил себя ждать. Строители возмутились и выступили. Причем выступили они с мирным протестом. Эти деятели хамски заявили протестующим рабочим, что если их что-то не устраивает, то они могут убираться на все четыре стороны. У нас народ терпеливый, но и него есть предел терпения. И этот предел наступил. И этим очень грамотно воспользовались товарищи. В результате начались беспорядки. До стрельбы слава богу не дошло. Оперативно сработала полиция и батальон внутренней стражи. Большинство товарищей взяли под белы руки и переместили туда, где они органично смотрятся. Произошло это как раз перед поездкой. Поскольку о поездке знал довольно ограниченный круг лиц, то появление в Тихвине по горячим следам императора оказался для участников этого действа неожиданностью. Правда вряд ли она стала приятной для многих. Когда информация дошла до меня, я выпал в осадок. Так нагло воровать даже во время ЕБНской демократии не рисковали. А тут у главного босса. Просто слов нет, одни буквы. Если с товарищами всё будет согласно закона, то это ворье ответит у меня по полной. Нужно выправлять ситуацию. Хоть броневичок подгоняй для большего эффекта. Спиридович высказался категорически против этой затеи. Перед выступлением я приказал всех воров, которые так меня подставили заковать в кандалы и провести их так чтобы их видели максимальное количество людей. Это повлияло в положительную сторону, но ситуацию не переломило. Поэтому только броневичок однозначно. Было у меня какое-то чувство перед выступлением и я его послушал. Ибо оно меня практически никогда не подводило. Я под мундир одел импровизированный бронежилет. По моему эскизу сшили жилетку с тремя карманами под стальные пластины. Пластины изготовили из хромоникелевой стали. Толщина у них была одиннадцать миллиметров. По ним постреляли из револьверов и пистолетов сейчас наиболее распространённых и сталь показала хорошую стойкость на пробитие.
   И так надо идти, но чёрт как не хочется. Что-то будет печенкой чую. Соорудили небольшой постамент и я направился к нему. Когда поднялся на него я вдруг услышал справа от себя шум. Я повернулся и увидел как через оцепление прорвался курчавый брюнет. Ему явно помогли прорваться через оцепление. В одиночку он вряд ли смог бы прорваться и он бегом приближался к помосту. Я стоял и смотрел как он вскочил на помост и вскинул руку. В руке у него был револьвер. Между нами было максимум метров пять-шесть. Первая пуля просвистела у левого уха. Вторая пуля попала в левое плечо. Остальные пули принял на себя жилет. Если попадание в плечо я практически не успел почувствовать, то пули в жилет это было что-то. Ух как больно, ощущение как будто ударили кувалдой по ребрам. Какая сука трепалась о слабом останавливающем действии револьверной пули. Последняя пуля опрокинула меня на спину. Все на миг онемели. Видимо посчитав меня мертвым и свою миссию выполненной, брюнет обратился к работягам.
   - Товарищи тиран повержен. Кровавый злодей ответил за свои преступления.
   Меня буквально подбросило от злости и вскочив я бросился к этому поцу. Все произошло буквально в секунды. Я набрав скорость приблизился к нему. Он почувствовал приближение, но среагировать никак не успел. Я же получил прекрасную возможность провести удар правой ногой от всей души. Попал я ему прямо в мошонку. Его буквально подбросило и он щучкой слетел с помоста. Первую секунду он ловил воздух как рыба открывая и закрывая рот, а затем он заверещал как раненный заяц с той только разницей, что верещал он раза в два-три сильнее. Тут к нему подбежали три казака с явным намерением замесить его. Пришлось из последних сил прохрипеть.
   - Не сметь. Головой за него отвечаете. Если он не дай бог помрет, шкуру спущу.
   Спиридович уже отошёл от всеобщего ступора и его люди уже вылавливали пособников. Но самое неожиданное было другое. Народ на этот пендаль революционеру среагировал так, как реагируют болельщики на особо удачный страйк боксера или бойца вольного стиля. То есть они заорали от восторга. Как у толпы мгновенно меняется настроение. Я вышел к орущей толпе и поднял руку. Замолчали они как не странно моментально.
   - Значится так через час старшим артелей и выборным прибыть ко мне на беседу.
   И тут меня достал болевой выброс.
   - Ох - я скрючился - нет, давайте через три часа.
  

Оценка: 7.34*23  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"