Зильберман Михаил Израйлевич: другие произведения.

Гиксосы и их потомки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.27*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Многие учёные не отрицают, что в период господства гиксосов в Египте хабири (хаабиру, апиру), "возможно, предки какой-то ветви древнееврейского народа, сыграли в стране (Древнем Египте) очень заметную роль", связывая это мнение с возвышением библейского Иосифа до ранга первого вельможи государства.

   Истоки
   История, мифология и религия
   предков древних евреев.
  
  
   Гиксосы и их потомки
   Книга III
   Содержание.
  1. Хурриты, "черноголовые" и проблема гиксосов.
  2. "Пятая колонна" гиксосов в Египте эпохи Среднего царства.
  3. География Малой Азии в терминах египтян
  4. Народ "аму, амеу" и этимология термина "гиксосы".
  5. Гиксосское наследие Египта.
  6. Гиксосы второй волны.
  7. Пророчество Неферти.
  8. "Сириец Ирсу" и Осарсиф.
  9. Оценка дат некоторых событий.
  10. Ареал расселения "амеу" в Постгиксосский период.
  11. Ха-ибри на землях Ханаана и Сирии в Предамарнский период.
  12. Административная система в Азии Амарнского периода.
  13. Телль-Амарнский период в истории евреев.
  14. Филистимляне.
  15. Образование союза Израильских племён.
  16. Евреи и арамеи.
   Список литературы.
  Приложение.
  
  
   Согласно плещут вёсла нашей барки.
   По Нилу вниз плыву с вязанкой тростника.
   В Мемфис хочу поспеть и помолиться Птаху.
  1. Хурриты, "черноголовые" и проблема гиксосов.
  Заметный след в истории древнего Ближнего Востока оставили племена хурритов (субир, шум.; субарейцы, акк.; наименование "хурри(ты)"- самоназвание и означает "восточные" (от хурритского "хурри"- "утро, восток")), по языку принадлежащих к кавказско-иберийской группе кавказской языковой семьи (64.с11).
  Миграция хурритов (с территории распространения майкопской культуры) в Переднюю Азию происходила несколькими волнами. Характерно, что хурриты нигде не уничтожали и не вытесняли местное население, но повсеместно мирно сосуществовали: после их нашествия нигде не выявлено заметных принципиальных изменений в материальной культуре (2.с185). Английский археолог Леонард Вулли так охарактеризовал хурритов: "Легко смешиваясь с другими народами, они были непревзойденными посредниками в передаче культурных идей".
  Установлено, что культура хурритов, вследствие их регулярного многовекового общения с шумерами, аккадцами и ассирийцами с начала III тыс. до н.э. (64. с11), являла собой ответвление месопотамской традиции. В частности, хурриты позаимствовали у "черноголовых" таких богов как Ану, Эа (Энки), Нергал, Иштар, Адду, Нингаль (Никкаль), Ишхара, Дамкина (жена Энки и мать Мардука). В тоже время в шумерском и аккадском языках исследователями обнаружены многочисленные заимствования из хурритского языка. Примечательно, что хурриты не просто перевели знаменитый эпос о Гильгамеше, но переработали и дополнили его. Хурритская версия излагает более пространно центральный эпизод поэ- мы: апогей подвигов Гильгамеша и Энкиду - одоление чудовища Хумбабы, хранителя кедровой рощи. Выявлено, что хурриты приняли аккадскую систему пи- сьменности в такой форме, которая заставляет допустить существование у них серьезной школы (Характерно, что хурриты, ассимилировавшись в Угарите, писали по хурритски как месопотамской клинописью, так и угаритским алфавитом).
  Как и "черноголовые", хурриты обычно жили большесемейными общинами (гончаров, оружейников, торговцев и т.п.). У них был тоже хорошо развит культ почитания предков: один из месяцев (аттанашве) посвящался предкам - в этот месяц у хурритов совершались жертвоприношения отцовским богам. Отсюда напрашивается предположение, что у них, как и у "черноголовых", существовал институт личных (и родовых) богов (обнаруженные небольшие статуэтки связываются с культом предков). Всё это сближало хурритов с "черноголовыми", беже- нцами из Месопотамии, облегчало их вынужденное сосуществование среди иных этнических групп и, возможно, приводило к ассимиляции.
  Появление хурритов в Северной Палестине и Сирии (4.с185) относят к середине III тыс. до н.э., что, в частности, подтверждается исследованием группы погребений (ок.2300 г. до н.э.) Рас-Шамры (Угарита). Эта группа по особому типу гривн (torques) названа "носителями гривн" и связывается с индоевропейцами, (довод подкреплён наличием характерных курганов, дольменов и пр. (104.с 166)).
  Около 1400 г. до н. э., в договоре, заключенном хеттским царем и правителем хурритского царства Митанни в Северной Месопотамии, упоминаются имена четырех божеств - Митры, Варуны, Индры и близнецов Насатья, которые встречаются в "Ригведе".
  Считается (107.с34), такие артефакты, как бронзовый пояс с приспособлени-ями для кинжала из Телль-Эль-Фара близ Наблуса, или ряд находок из Рас-Ша- мры, явно соотносятся с аналогами, обнаруженными на Кавказе
  В ХVIII в. до н.э. множество хурритов населяло город Алалах в ханаанейско-аморейской Сирии, районы Катны (63.с356) и Угарита, а также восточную часть Анатолии. Почитание хурритских богов Тешшуба и Хебат засвидетельствовано в городе Халебе (центр Северной Сирии).
  В Угарите, в частности, поклонялись таким божествам хурритов, как "отец богов" Куммарве (Кумарби), Тешшуб и Шавушка (106.с38). В качестве бога грозы и бури, Тешшуб идентифицировался с ханаанейско-аккадским Баал-Хаддад- ом. Так, в одном из мифов ("Песнь об Улликуми") боги Тешшуб (подобно Баал-Цафону) и Шавушка (как Анат), стоя на горе Цафон, взирали на неодолимого Ул- ликуми, ужасного каменного человека, по воле Кумарби готового их погубить. Боги были бессильны перед Улликуми. И лишь мудрый Эа (Энки), лишив его силы, спасает царя богов Тешшуба от неминуемой гибели.
  Вполне идентичен Угаритскому Рашапе и хурритский бог огня Иршапа, заимствованный в силу того, что он почитался как бог войны и покровитель оружия. Хебат (Хева(т))- госпожа небес, одна из главных богинь хурритов, супруга главы хурритского пантеона богов четвёртого поколения Тешшуба,- в Угарите отождествлялась с богиней росы Пидрай, дочерью Балу. Их (Тешшуба и Хебат) священными животными считались бык и корова (подобно Сину и Никкаль), дитя которых - телёнок (как у Баал-Хаддада и Анат или у Энлиля и Нинлиль).
  Позднее синкретическое божество "Тешшуб-Баал-Хаддад" было заимствова- но хеттами: "Могучий бог бури, мой повелитель",- писал о нём царь Мурсилис. Существует мнение (99.с11,99), что библейская Ева (хотя бы в части имени) тождественна богине "Hebe" ("Хебе, Хева, Хаве, возможно, Хеба(т)"), супруге хет- тского бога бури. У хеттов "Hebe" слыла богиней, скачущей обнажённой на льве (её скульптурное изображение верхом на льве обнаружено в Хаттусасе). К концу существования Хеттского царства Хеба(т) отождествлялась с богиней Солнца города Аринна ("Аринна"). У древних греков "Hebe" стала Гебой, богиней юности. В хурритских текстах "Hebe" описана как Иштар.
  Заметим, что в результате длительных контактов хеттов с хурритами (с первой половины II тыс. до н.э) хеттская культура испытала сильнейшее воздействие хурритской. От хурритского влияния (64.с148) свободны лишь самые древние об- разцы хеттской литературы и мифологии (несийский период).
  Одной из важнейших богинь хурритского пантеона была сестра (жена) Тешшуба Шавушка (имя, однокоренное с "shauri", хур.- "оружие")- богиня любви, плодородия и распри, дева-воительница; её священное животное - лев. Тушратта, в частности, называл её "владычица небес". Со временем Шавушка, имеющая па- раллели с Хебат, также была отождествлена с Иштар Ниневийской, представлялась под именем Иштар-Шавушка и изображалась в распахнутой на бёдрах одежде. Как следствие диаспоры "черноголовых", культ аккадской богини Иштар ("повелительница войн") широко распространился у хурритов (и хеттов) с начала II тыс. до н.э., (49-1.с595). В текстах конца ХV в. до н.э. богиня-воительница Иштар-Шавушка уже упоминается, как "восседающая на лошади" (64.с146). Подобно Анат-Астарте, Шавушка (Савуска) иногда выступает и в мужской ипостаси.
  В городе Нузи (дохурритское название - Гасур) и его окрестностях (хурритс- кое царство Аррапхэ, образовавшееся в ХVIII-ХVII вв. до н.э.) супругой Тешшуба считалась некая хурритская богиня с наименованием "Нин(о), Нин(у)", тоже идентифицировавшаяся с Иштар Ниневийской (и Иштар-Шавушкой - богиней-воительницей).
  Как известно (Кн.I), богиня Нинти ("Госпожа, дающая жизнь"), созданная для излечения Энки (миф "Энки и Нинхурсаг"),- это ветхозаветная "Ева" ("Та, что даёт жизнь"). Если воспользоваться интерпретацией шумерского словосочетания "Нинти" в значении "Владычица стрел", то можно предположить, что наименование "Нин(у)" заимствовано ("Нин-Ти", потерявшее часть "Ти") хурритами у шумеров (а у первых - хеттами). И тогда богиня "Нин(у)"- это и "Ева", "Hebe" ("Хева") и, возможно, Хеба(т), как супруга Тешшуба, давшая жизнь богам; и, в то же время, богиня-воительница ("Владычица стрел") Иштар-Шавушка. Примечательно, что в Телль-Амарнский период один из правителей Иерусалима носил (99.) имя "Абду-Hebe" ("Раб, слуга Хебы"). Известны также и личные женские теофорные имена: Келу-Хеба, Тату-Хева, Шувар-Хеба и т.п.. По-видимому, "Hebe" (Ева, (Х)ева, Хаве)- аккадское название шумерской богини Нинти.
  В свою очередь вошла в список Угаритских божеств, например, весьма воинственная хурритская богиня Дадмишу. Вместе с лошадью хурриты привнесли в Угарит (и Египет как гиксосы) культ бога-целителя лошадей Харану, "чрезвычайно почитаемого в Мари и вообще на Евфрате" (106.с287). Харану был способен также и насылать болезни. Примечательно, что в легенде о Карату герой проклинает своего сына именем бога Харану. В текстах египетских проклятий из Лу- ксора (XIX в. до н.э.) перечислены главы поселений Палестины (Хар) и Южной Сирии (Нижний Рутену), среди теофорных наименований которых упомянуто и имя Харану. Выявлено ханаанское селение с названием "Бейт-Харан" (107.с146).
  Известный хурритский бог Гилель не только внедрился (50.с232) в ханаанейско-аморейский пантеон: Гилель - сын божества утренней зари Шахар(у), (в Псалме (138.9) Шахар(у)- крылатое божество; у ханаанеев он - сын богини Неба); но и был заимствован племенами "черноголовых": в ветхозаветной мифологии он отождествлён (99.с79) с Люцифером, сыном Зари (связывался Люцифер и с утренней звездой - Венерой). У древних евреев, как это было традиционно принято у хурритов, и кони, и колесницы посвящались богу Солнца (57.с50).
  Заметим, что и в настоящее время среди евреев такие имена, как "Гилель" и "Гиль" достаточно популярны ("гиль", ивр.- "радость").
  Библейское сказание, повествующее о том, что хурритский бог Гилель, подо- бно аккадскому Астару, хотел подчинить себе святую гору Цафон (занять прес- тол ханаанского бога Баал-Цафона), но в конечном итоге противостояния был по- беждён и повержен (Баал-Хаддадом),- вероятно, отражает демографическую ситуацию, сложившуюся в Угаритском номе накануне прихода туда племён "черноголовых". К концу III тыс. до н.э. численность общины хурритов в Угаритском номе была так велика, что культ их бога Гилеля (по-видимому, как и Балу того времени, ответственного за растительное плодородие, урожай; - в некоторых текстах Гилель назван "Владыкой серпа" (106.с288)), значительно потеснил в представлениях ханаанеев Угарита традиционное почитание архаичного бога-рапаита Балу (Баал-Цафона). С приходом на земли Угарита "черноголовых", - и, в частности, племени "Лот", и вхождением в религиозный быт жителей города их бога плодородия - Астара (Мельк-Астар), бог Гилель отождествился с ним (сходство еврейского и угаритского сказаний о притязаниях на место Балу); а значимость культа ханаанского бога Балу настолько упала, что, как говорится об этом в мифе "Балу и Муту", Балу "умер". И лишь возникновение культа нового синкретического бога "Баал-Хаддад" (см.Кн.II) возродило Балу; а его почитание среди хана- неев обрёло новую силу (однако, для "черноголовых" Ханаана аккадское наименование громовержца - "Адду", как следует из документов Телль-Амарнского архива, не изменилось).
  Демографические процессы, протекавшие на Ближнем Востоке с конца III и в первой половине II тыс. до н.э., в основном, инициированы миграцией племён амореев в Месопотамию и их последующей политикой, обусловившей вытеснение оттуда значительной части автохтонного шумеро-аккадского населения (см. Кн.I). Массы (вооружённые отряды) этих "черноголовых" беженцев, хабиру (са-газ), путём переговоров (в том числе и о покупке земли), а также силой оружия пытавшиеся обосноваться и закрепиться на новых землях, по-видимому, и были тем основным фактором, который определял политическую ситуацию в Передней Азии того времени.
  Период с 2000 по 1750 гг. до н.э. в Ханаане (104.с170) обычно связывается с распространением в стране "новой, продвинувшейся сюда с северо-востока значительной семитоязычной группы... земледельцев и строителей городов... возродивших городскую культуру и придавших ей высокое и быстрое развитие". Этими "высококультурными" семитоязычными переселенцами могли быть в ту эпоху исключительно "черноголовые", покинувшие города и нивы Нижней Месопотамии. Беженцы-хабиру повсеместно стремились воссоздать традиционно привы- чные для них городские условия жизни. К. Кеньон (104.с171) подтверждает это предположение: эта "новая, семитоязычная группа" (у неё- ханаанеи) активизировала столь же резкое окончание переходного периода к развитому среднему бронзовому веку (ок. 2000 г. до н.э.), каким было и его начало, вызванное вторжением в Ханаан амореев. А. Мазар подчёркивает, что средний бронзовый век Ханаана ознаменован общими революционными изменениями во всех аспектах материальной культуры (очевидно, за счёт образцов, привнесённых носителями передовой культуры империи Третьей династии Ура): в системе поселений, градостроительстве, архитектуре, керамике, металлургии, погребальной практике. В частности, как принципы планировки, так и детали дворцов ханаанейских властителей свидетельствуют "о решающем воздействии архитектурных принципов Месопотамии" (104.с177). В погребальной практике (Мегиддо, Угарит) явно просматриваются месопотамские образцы: устраивались фамильные склепы, отмечены захоронения внутри посёлков под полами домов, погребения сопровождались богатым инвентарём. В различных местах Сирии и Палестины (Библ, Сихем, Телль-Таннек, Атшан, Рас-Шамра; середина-конец бронзового века) обнаружены цилиндрические печати с месопотамскими мотивами и сюжетами аккадских легенд (107.с24,81). В частности, в хранилище восстановленного ок. 2000 г. до н.э. храма Баалат-Гебал в Библе найдены печати с изображением стоящего на быке бога Хаддада в длинной одежде с молнией в руке, а также обнажённой богини Иштар (что свидетельствует (см. ниже, а также Кн.I) о пребывании в Библе того времени колен Израилевых "Иссахар" и "Ашер" из племени "Лот").
  Д. Грей (107.с25), как бы подытоживает всё выше изложенное своим выводом: "Таким образом, начиная с конца III тыс. до н.э. в Ханаане отмечается чёткое влияние месопотамской культуры".
  Соотносятся (70-3.с63) с распространением этой "новой, продвинувшейся с северо-востока" семитоязычной группы племён, и вторжения (в начале II тыс. до н.э.) в некоторые ханаанские города (эти факты в последствии увязывались еврейской традицией (как завоевание Ханаана после Исхода) с деяниями Лабайи и Навина в Амарнский период). Так, славный Иерихон ок.2000 г. до н.э. подвергся разрушению, но вскоре (70-2.с681) был вновь отстроен, обнесён мощной городской стеной и характерным для гиксосского периода земляным валом, (бруствером) и воротами с двумя сторожевыми помещениями по обеим сторонам входа. В Шхеме (Сихем) ок.2000 г. до н. э. были возведены мощные оборонительные сооружения гиксосского типа (55.с26; 70-2.с277). Раскопки древнего Дана (Телль-Дан в долине Хула, близ истоков реки Иордан) показали, что в ХVIII в. до н.э. в городе был построен самый большой из известных в Израиле мощный крепостной вал с гласисом, характерным для строительного периода гиксосов (70.). Раскопки крепости в Бейт-Шеане, захваченном племенным союзом гиксосов в ХVIII в. до н.э. (63.с380), позволили обнаружить там большие, круглые глиняные гробы (Месопотамская традиция), (14.с283). В Эбле, разрушенной в конце ХХIII в. до н.э., отмечена та же тенденция: город возрождается вновь в начале ХХ в. до н.э. (4.с240). В Эбле и Кархемише (55.с23) обнаружены яркие образцы укреплений гиксосского типа (вероятно, изобретённые "черноголовыми").
  Примечательно, что в Алалахе ХVIII века до н.э. (по материалам архива (4.с 241)) зафиксировано проявление чисто месопотамского явления - рост ростовщичества. Этот факт свидетельствует о наличии в Алалахе, помимо автохтонного населения и хурритов, многочисленной общины "черноголовых".
  Широкое распространение аккадского языка и письменности в рассматрива- емый период (104.с181) привело к появлению аккадоязычных писцов в городах Сирии и Палестины. В Хацоре найдены четыре аккадские надписи: глиняная табличка с юридическим документом, жреческий текст для предсказаний, фрагмент месопотамского учебного текста (список мер и весов) и ханаанейское имя. В Гезере клинописная табличка содержала список имён, а в Хевроне - жертвоприношений. Эти скудные документы свидетельствуют об использовании в данный период в Ханаане аккадского языка как официального (104.).
  Считается, что расселение этих "новых, семитоязычных групп" в регионе (на всей территории Ханаана) "способствовало (с начала II тыс. до н.э.) установлению известной стабильности... и созданию обширной культурной общности... от Угарита... и до пустынь Южной Палестины... вплоть до последней четверти II тыс. до н.э." (т.е. включая эпоху гиксосов и Амарнский период,- вплоть до поры образования союза Израильских племён). Во всех странах Передней Азии после 1750 г. до н.э. отмечено (53.с215) присутствие значительных военных отрядов ха- абиру (эпоха второй волны "черноголовых" беженцев), усилившее в местах расселения последних позиции их предшественников - "черноголовых" беженцев пе- рвой волны, покинувших страну Сеннаар в конце III тыс. до н.э.
  Синхронность поры кардинальных изменений во многих аспектах материальной культуры Ханаана с эпохой захвата его городов и временем присутствия на его землях "новых, семитоязычных групп"- племён хабири "первой волны", а также характер (и преемственность) строительства оборонительных сооружений и захоронений, может указывать на принадлежность шумеро-аккадских племён "черноголовых" к племенному союзу гиксосов.
  Возможно, некоторые цилиндрические печати, обнаруженные в хранилище храма Библа, относились к гиксосской эпохе. По поводу изображений на них Дж. Грей пишет (107.с188): "На смешение египетского и месопотамского влияний ук- азывают головные уборы и прически, изображённые на печатях вместе с традици- онной коброй. Но тщательность воспроизведения причёсок может указывать на то, что мастер использовал именно месопотамский прототип".
  Коневодство, занесённое хурритами на Ближний Восток, произвело переворот в военном деле. Использование коня в упряжи боевых колесниц в III тыс. до н.э. засвидетельствовано археологическими материалами лишь для территории Древней Индии ариев (49.).
  В одном египетском тексте (80.с250) прямо говорится, что лошадь попала в Египет из страны, где живут боги Астарта и Рашапа. Наиболее раннее египетское изображение колесницы, относится ко второй половине XVII в. до н.э. (рисунок на фаянсовом кубке второй пол. XVII в. до н.э.; коллекция Итонского колледжа).
  В документах эпохи Среднего Царства (80.с274), как египетских, так и хана- анейских, нет и намёка на использование колесниц или коней (шумеры применяли колесницы, запряжённые ослами). Ещё в ХV111 в. до н.э. на Ближнем Востоке верховая езда на коне считалась экзотикой, делом, сопряжённым с риском для жизни. Так, в письме к своему сыну царь Зимрилим из Мари настоятельно не советует юноше ездить верхом на лошади (62.с332). Ближневосточное название лошади "sus" (корень слова - "ss"),- ("сус"), ивр. и хан., а также древнеегипетское "ssm.t",- восходят к хурритскому "essi" ("есси, ешши"). Подчеркнём, что все египетские названия, связанные с лошадью, с боевой колесницей (writ) и её частями, с упряжью, заимствованы из хурритского словаря. Долгое время колесничими ("марианна"- "колесничий",- чисто хуррито-урартский термин (4.с189); слово, возможно, происходит от санскритского "мария", что означает "мужчина, воин") были исключительно хурриты. Известен хурритский (Миттанийский) трактат о коневодстве, переведённый на хеттский язык (с индоиранскими числительными и терминами, связанными с тренингом лошадей).
  Тактика колесничего боя, практикуемая хурритами, была подобна индоиранским методам ведения сражения с применением боевых колесниц, запряжённых конями. Как следует из надписи царя хурритов Идри-Ми (4.с42), такие боевые колесницы применялись им в Алалахе уже в ХVIII в. до н.э..
  Считается, что на гиксосской колеснице, запряженной двумя защищенными доспехами лошадьми, обычно стояли два воина. Один из них, возничий,- правил конями и держал в руке небольшой щит, оберегая себя и стоявшего рядом лучника от вражеских стрел и дротиков. Лучник же был облачён в шлем и чешуйчатые (пластинчатые) доспехи из бронзы. Его шею надёжно прикрывал прочный широкий ошейник. Лучник и возница имели мечи на случай ближнего боя.
  Однако, судя по известному эпизоду сражения Рамсеса II с хеттами: "И было их (врагов) по трое на колесницу", а с ним (Рамсесом II) не осталось даже "ни ма- рианна (возничего), ни щитоносца",- экипаж хеттской колесницы состоял из трёх человек (54.с488). В сказании о Карату, осадившем (Постгиксосский период) Уд- ум (Эдом) Великий, столицу царства хурритов, отец девы-хурритянки, царь, желая откупиться, предлагает: "Возьми серебро и золото, золота сколько хочешь; возьми трёх лошадей и колесницу". Карату же нужна жена, и он отвергает предложение: "Зачем мне... колесница с тремя ярмами, хорошо пригнанными". Следовательно, и в хурритскую колесницу (возможно, царскую) запрягались три лошади.
  Считается, что военная сила азиатов-гиксосов основывалась именно на испо- льзовании лошади в военном деле, что и позволило гиксосам, применившим боевую двухколесную колесницу, этот "танк" древности (54.с169), в конечном итоге завоевать Египет: "Азиаты в Аварисе... царствовали, не ведая бога Ра" (Из надписи царицы Хатшепсут (94.с263)).
  Наименование "гиксосы" в современном научном значении, введённое Мане- фоном в его "Египетской истории", относится (13.с299) "к народу или группе народов, активно участвовавших в непрерывном ряде миграций, завоеваний.., которые происходили в первой половине второго тыс. до н.э. в Нижнем Египте, Палестине и Сирии,"- писал А.Оппенхейм (в это определение как нельзя лучше впи- сываются "черноголовые" Месопотамии).
  Высказано предположение (Helck W.; (95.с49)), что само гиксосское завоевание Египта было частью хурритской экспансии. Существует и мнение, что народ "гиксосы" образовался (70-2.с125) в результате ассимиляции хурритских и семитских этнических элементов.
  А. Альт, ранее стоявший на точке зрения чисто арийско-хурритского происхождения гиксосов, в 1954 г. посвятил вопросу возможной миграции хурритов из ряда районов Передней Азии (но не Угарита) большую и интересную работу "Die Herkunft der Hyksosin neuer Sicht", "Berichte uber die Verhandlungen der sachsischen Akademie der Wissenschaften zu Leipzig", Phil.-hist. Klasse, т.101, в.6,1954. Проанализировав тексты Мари и Алалаха, датируемые периодом XVIII - нач. XVII вв. до н.э., учёный замечает, что если бы в это время произошло какое-либо передвижение хурритских племен в указанных районах, то это явление должно было бы так или иначе отразиться в документах или переписке. Однако ни малейшего свиде- тельства массового передвижения племен из этих районов не обнаружено.
  Б. Тураев (94.с262) задаётся вопросом: "Какое племя могло выставить 240 тыс. солдат для (охраны одной только) крепости (Аварис)?.. Речь может идти только или о крупном народе, или о союзе племён... Несомненно, среди гиксосов было много семитов, и они даже играли значительную роль".
  Ю. Перепёлкин (История Древнего Востока. М.1988.т.1,2 с415): "Основу довольно пёстрого гиксосского объединения составляли семитские племена, близкие арабам и ханаанеям".
  Африкан (94.с261): "ХV династия (в Египте была) пастухов (гиксосов). Они (фараоны этой династии) были финикийцы (ханаанеи), иноземные цари, взявшие Мемфис и основавшие город (крепость Аварис) в Сефроитском номе, опираясь на который владели египтянами".
  А. Васильев (Древний Восток и античный мир. М.1998. с13-16): "Возможно, что основу гиксосской общности составляли кочевники-шасу, обитавшие на юге Палестины и которых Ветхий Завет называет амалекитянами".
  "Сложный конгломерат племён" (63.), "разнородные орды пришельцев" (54.), "племенной союз обитателей Южной Сирии и Северной Аравии" (2.); или западные семиты-амореи и ханаанеи, к которым примкнули отдельные несемитские группы (54.); или семитские племена и хурриты (63.); или выходцы из Сирии и кочевники-шасу (48.),- вот набор мнений историков по поводу состава и этнической принадлежности гиксосов на сегодняшний день. Были сделаны различные попытки связать гиксосов с амореями, касситами, хеттами, с хурритским царством Митанни (гиксосы были связаны (94.с165) с Митанни), армянами и т.д. В настоящее время большинство специалистов едины лишь во мнении о том, что гиксосы представляли собой большой и разнородный в этническом плане (детально не конкретизируя) союз азиатских племён (54.с556).
  О состоянии проблемы гиксосов прекрасно высказалась В.Новомирова (81.) в своей книге "Гиксосы": "Науке неизвестно ни когда это случилось, ни кто такие гиксосы, как неизвестна причина, побудившая это кочевое племя пренебречь ин- стинктом самосохранения... напасть на могущественный Египет и... без труда овладеть им". "Сколько специалистов - столько и мнений",- с горечью восклицает она,- Древняя история - это область догадок". "Какие бы версии о гиксосах не со- здавались... в основе их, так или иначе, присутствует схема, предложенная Манефоном", хотя и "египтологи единогласно признают ошибочность многих приведённых Манефоном данных" (В частности, "Царские" списки Манефона "далеко не всегда подтверждаются памятниками" (94.с26). У древнеегипетского историографа "смешаны воедино цари ХV11, XV111 и, частично, Х1Х династий Египта" (48.с40). Соглашение, регламентирующее условия сдачи египтянам осаждённого ключевого города-крепости, было заключёно не с гиксосами Авариса (Яхмос1), а через сто лет у Меггидо (Тутмос III) с сирийско-ханаанейской коалицией (потомками гиксосов)). Можно предположить у далеко небеспристрастного Манефона и наличие погрешностей в изложении истории захвата Египта гиксосами или о "сирийце Ирсу".
  Многие учёные не отрицают, что в период господства гиксосов в Египте хабири (хаабиру, апиру), "возможно, предки какой-то ветви древнееврейского народа, сыграли в стране (Египте) очень заметную роль" (1.с250), связывая это мнение с возвышением библейского Иосифа до ранга первого вельможи страны. Египетское имя Иосифа - "Цафнат-Паанеах"- "Бог говорит - пусть он живёт (здравствует)". В легендах (99.с397) народ нарёк имя Иосифу - "Abrech", напоминающее ак- кадское слово "abaraku",- высокий титул, означающий "благословенный Богом".
  Эрнест Райт (Библейская археология. Филад.1960), исследовав ряд текстов и изображений, позволяющих лучше понять то положение, которое Иосиф мог занимать в Египте, считает, что он совмещал две должности: "правителя" или руководителя правительства, и "начальника зернохранилищ", призванного обеспечить создание запасов зерна, которым, в конечном итоге, и определялось богатство и стабильность страны.
  О функциях чиновника подобного ранга подробно сообщает следующая Фиванская надпись (ХV в. до н.э.): "Ему будут докладывать о каждом просителе, обращающемся к владыке, после того, как он изложит свою просьбу письменно. Это он будет отправлять всех доверенных дворца, посланных к местных князьям и градоправителям... Это он будет назначать исполняющих должности сановников Верхнего и Нижнего Египта... Они будут докладывать ему обо всем случившемся у них каждые четыре месяца... Это он будет устанавливать общее количество войска, которое будет двигаться следом за владыкой при путешествии на север и на юг. Это он будет устанавливать недоимки, имеющиеся в Фивах и резиденции (Пер. Ю.Я. Перепелкина)".
  Существует христианское предание (48.с217), сохранённое Синцеллом, по которому Иосиф (или кто-либо из рода "Иосиф-эл") управлял страной при вла- дычестве фараона-гиксоса Апопи, будучи облечён званием наместника Египта. Некто Бар-Хебреу (еврей, учёный из Сирии (1226-1286гг.); Ed.Bruns,p14; Еd. Bedjan, p13) свидетельствует: "правил в Египте четвёртый царь из династии Пастухов, имя которому было Апапус (Апопи). И правил он 14 лет. И это был царь, ви- девший сны и сделавший Иосифа правителем, согласно написанному халдеями. Кажется, что царей этих звали Пастухами от (их кровного) братства с Иосифом".
  Как выяснилось, мифический вещий сон фараона о том, как семь тощих кор- ов съели семь тучных (будет голод), имел под собой историческую подоплеку.
  О годах голода сообщают многие египетские памятники. Так, фараон Джосер (ок. 2700 г. до н.э.) пишет своему наместнику по поводу семилетнего голода: "Я весьма обеспокоен за тех, кто в моем дворце. Сердце мое в великом беспокойстве по поводу бедствия, так как в мое время Нил в продолжение семи лет не разливался. Оскудели полевые злаки, не хватает травы, не хватает пищи. Каждый грабит своего ближнего. Люди еле ходят. Дети плачут" (Цит. по ANET, 31 сл.)
  В ходе исследования гробниц открыто захоронение губернатора города Эль-Кабе, некоего "Баба" (имя аккадское), члена царской гиксосской династии (99.с 400). На стенах этой гробницы была обнаружена следующая надпись от лица губернатора: "Я собрал пшеницу, будучи другом бога урожая. И когда наступил голод, продолжавшийся многие годы, я раздавал пшеницу жителям города во все годы голода" (Г.Бругш. Египет под фараонами. Спб,1880). Профессор Бругш, открывший надпись, в результате проведенных изысканий пришёл к выводу о прямой связи известий, содержащихся в тексте надписи сановника Бабы и событий, описанных в истории Иосифа.
  Супругу Иосифа звали (вероятно, как следствие ассимиляции) "Асен-Нейт" (Асенефа),- "Принадлежащая (богине) Нейт" ("Устрашающая", богиня-воитель- ница; центр поклонения в городе Саисе, Дельта Нила). Примечательно, что наи- менование "Асенефа" содержит слово "асен", включающееся в имена фараонов XII династии (Усерт-асен), на время правления которых приходится Первая (мир- ная) волна гиксосов. Это может указывать на период пребывания в Египте семьи Иосифа. В частности, египтолог Чарльз Элинг высказал предположение о том, что прибытие Иосифа в Египет следует отнести к более раннему времени (между 2000-1700 гг. до н. э.), нежели гиксосское завоевание (Вторая волна гиксосов). По "длинной" хронологии определения Библейских дат Сыны Израиля вошли в Египет в 2014 г. до н.э. (Э. Райт).
  Иосиф Флавий, ссылаясь на Манефона, отождествляет гиксосов (царей-пас- тухов) с семействами библейских патриархов: "...так называемые пастухи, они же наши предки"(44.с130); или "великое множество наших предков пришло в Египет и покорило местное население... некоторое время спустя они покинули страну" (44.с143). Из памяти народной не изгладилось, что "И жил Израиль в земле Егип- етской, в земле Гешем (в египетских текстах земля Гешем не фигурирует), и вла- дели они ею" (Быт.47.27); а находилось это "владение... в лучшей части земли (в Дельте Нила), в земле Раамсес (т.е. Аварис и прилежащие территории, ныне Вади-Тумилат)" (Быт.47.11). "Сыны же Израиля... укрепились (там) весьма и весьма... И наполнилась ими страна... И стал он там народом великим" (Исх.1.7). "И сказал (фараон) народу своему: вот народ сынов Израилевых многочисленнее и сильнее нас" (Явный намёк на некое поражение египтян от предков древних евреев).
  Помимо сказаний Ветхого Завета об Исходе, существовали рассказы поздне- го времени, возникшие в Египте (Манефон, Лисимах и др. авторы), сближавшие евреев с гиксосами, "прокажёнными", и еретиками,- поклонниками бога Атона (учения Эхнатона). В версии Манефона о господстве гиксосов и их "исходе", как было подмечено уже жителями древней Александрии (45.с19), много черт сход- ства с библейским повествованием о пребывании евреев в Египте. При Птолеме- ях в Египте проживало очень много евреев (в Александрии из пяти районов города - три были еврейскими), часто остро конфликтующих с местными греками, и потому, как полагает ряд историков, Исход евреев из Египта был отождествлён с изгнанием из страны ненавистных поработителей-гиксосов и прокаженных.
  Безусловно, эпоха гиксосов нашла отражение в Танахе (Ветхом Завете). В па- мяти народной деяния той богатой превратностями поры пребывания предков ев- реев в Египте по прошествии веков несколько затуманились, переплелись, наложились на события времён Исхода Моисея и на пору "сирийца Ирсу"; но, тем не менее, поддаются опознанию и прочтению, хотя и до сих пор отождествление "колен" Израилевых с каким-либо из племён гиксосов, захвативших Египет, считается проблематичным.
  
  2. "Пятая колонна" гиксосов в Египте эпохи Среднего царства.
  Племёна семитов (протоаккадцы, а позднее и амореи), мигрировавшие в VI-IV тыс. до н.э. с Аравийского полуострова и районов Красного моря в Ханаан и далее в Месопотамию, попутно оседали в Нильской долине и в районе Дельты.
  Достоверно установлено, что древние египтяне, как народность, язык которой относился к семито-хамитской группе афразийских языков,- сформировались в этнос в процессе смешения различных племён Северо-Восточной Африки, среди которых числились и "некоторые племена, жившие впоследствии в Передней Азии" (54.), т.е. семиты (94.).
  Первую волну семитов, прокатившуюся по древним землям Египта и Хана- ана и в конечном итоге достигшую Нижней Месопотамии, многие исследователи (2.;95.;97) связывают с миграцией аккадских племён с Аравийского полуострова через перешеек Красного моря. Название этого перешейка "Та-Нетер", ("Место, земля (- "Та") богов", егип.) породило гипотезу о том, что этим путём пришли в Египет и Великие боги (98.с40). Прибыли божества, по преданию, из страны Та-Ур ("Древняя земля", но возможно, "Земля света"). Предположение о том, что древнейшие египетские боги пришли из библейских, архаичных земель "Шем", подтверждается и тем фактом (98.), что наименования этих богов - семитического (аккадского либо протодравидийского (тождество между словами "Шем" и "Шумер" доказано, как полагает профессор Крамер)) происхождения. Так, имя "Птах" (за редким исключением, древнеегипетские имена и слова передаются на современных языках в чисто условной огласовке, с ударением на предпоследнем слоге) буквально не переводится (не имеет никакого смысла (98.с40)), однако, в языках семитической группы оно означает: "Тот, кто делал вещи, вырезая и открывая" (как натуфийский Хусар, идентифицируемый с Птахом; возможно, у этих божеств - единый прототип). Имя "Ра" также буквально не переводится; поэтому, по ассоциации образа бога Ра с ярким небесным телом, светилом (солнцем), было принято, что термин "Ра" означает "яркий" (возможно, однокоренные и близкие по смыслу слова "Ра" и "Ур" ("свет, свечение, светило") происходят от общего натуфийского "предка"). Почти достоверно известно, что одно из прозвищ великого Ра - "Тем", в семитических языках имело сопутствующее значение "полный, чистый" (характеристики солнечного свечения). Заметим, что и бог Тот, упоминаемый во времена I династии, считался выходцем из "чужих" земель.
  В архаичные времена ханаанеи заселяли северо-восточную окраину Египта (48.с198). Берега озера Мензала, многие города Дельты Нила, окрестности библейских Раамсес и Пи-Том (Пифом), как полагает Г. Бругш, были вообще первоначально заселены семитоязычным населением. Уже в период халколита (IV-III тыс. до н.э.) в Дельте Нила процветала культура Буто-Маади совершенно идентичная культуре Беер-Шевы того же периода.
  На раннее (задолго до гиксосского нашествия) присутствие семитоязычного населения в Египте, на их оседлую, полноценную жизнь в долине Нила, указывают и найденные в гробницах Древнего царства (2686-2181 гг. до н.э.) памятники и папирусные свитки (48.с190). В районе озера Мензала большое количество городов, селений и каналов некогда (ещё при V1 династии), несомненно, назывались семитическими именами. На восточной стороне озера, в пределах Сетроисского нома, лежал город-крепось Мигдал, хан. (Самут, егип.). На Канопийском рукаве восточной части Дельты находился город Карбан ("Курбан"- "жертва"), впервые упоминаемый в Большом папирусе Харриса (не исключено, что этот город построили гиксосы). Вблизи города Мендеса (или в самом городе) была "крепость Ацаба" ("Оцеб, Ацаб, Етсеб "- "идол", хан., ивр.; (Ис.48.5; Иер.22.28)). В одном из текстов эпохи Мернептаха упомянут город Пи-Байлос ("Балос"- "тутовое дерево", ивр.), вблизи которого некие воды назывались "Шакана" ("Шакан"- "поселяться, жить, поселение"). В западной части Атрибсского нома, внутри Дельты, находился город "Каhани", название которого фонетически близко ханаанейскому термину "коhен" (жрец), (48.с199). В районе Дельты даже отмечен город с наименованием "Баал-Цафон". Город "Асирот" (перед пустыней Фаран) упоминается при описании Исхода в Книге Чисел (13.1; 33.17), (возможно эти два города построены гиксосами).
  О Танисе, предположительно существовавшем уже в эпоху V1 династии (ка- ртуш фараона Пепи (II), (48.с125); раскопки Монтэ), в египетских надписях упоминается как о городе с иноземным населением - "народами передней земли востока". Результаты раскопок Таниса показали (63.с230), что древние оборонительные стены этого города были возведены по правилам строительной техники, при- нятым в Ханаане. В рукописях упоминаются также и семитические названия озёр и протоков, лежащих вблизи Таниса (Цара): Нахал, Ша(а)на(у) и т.п..
  Знаменитый Танис (Це-Ан, егип., Цоан, "построенный семью годами позже Хеврона", (Чис.13.23))- главный город четырнадцатого, Танисского, нома (наименование (обозначение) города часто фигурировало в текстах и как название нома). Это название ("Танис") впервые зафиксировано в папирусе "Путешествие Унамона" (относится XI в. до н. э. и его событиям). Город носил и другое имя: "Цар(у)" ("цар", ивр., но возможно, акк.,- "узкий; враг (угнетатель); осаждать"). Заметим, что приход в поселение Цоан (Цар) какого-либо аккадоязычного рода из племени "Авраам" ("народа передней земли востока") через "семь лет" после их обоснования в Хевроне (покупка, застройка и переименование Авраамом земель поселения Кириат-Арбе в Хеврон), весьма вероятен: "На поле Цоан" жили Иосиф и его народ (Пс.77.12, 43).
  Примечательно, что в эпоху гиксосов в Танисе (Цоане) было принято не египетское, но гиксосское летоисчисление, что может указывать на состав населения города той поры.
  К востоку от Танисского нома, на песчаных берегах Пелузийского рукава, ле- жал восьмой, Илиопольский, ном, обозначенный в древнеегипетских текстах, как "оконечность востока (Египта)", с главным городом Пи-Том (ветхозаветный Пифом). Видимо (98.с42), подневольные египетские евреи строили ветхозаветный город Пи-Том ("Пи-Тем"- Город (бога) Тема - т.е. Ра) во славу бога Ра.
  Расположение Пи-Тома на местности часто описывается в текстах, как его нахождение "при входе (с) востока", из пустыни. Близ города Пи-Том протекал канал с семитическим названием "Хар(о)ма" ("прорыв; прокоп"). Город стоял у озера в центре местности "Сукка, Суккот" ("Сукка, ивр.,- "шалаш, палатка или, собирательно,- лагерь"), название которой, по мнению Г.Бругша (48.с129), тождественно наименованию "Сукхоф (Сокхот)", упоминаемому в Книге Исхода.
  Начиная с 1966 г., исследованиями города Раамсес (городище Телль эд-Дабба в Дельте Нила (ок.100 км к северо-востоку от Каира)) занимался австрийский археолог Манфред Биетак. Рядом с первоначальным городским поселением учёный обнаружил одну небольшую усадьбу (10х12 м) эпохи XII-XIV династий, планировка которой соответствовала планировке жилых палестинских домов II тыс. до н.э. (20% найденной в усадьбе керамики - аналогии палестинской, эпохи Средней Бронзы). Находившийся неподалеку могильник содержал погребения выходцев из Ханаана - почти в половине мужских погребений найдено оружие распространенных в Ханаане типов (бронзовые наконечники копий, боевые топоры, кинжалы). Примерно в 80 м от "усадьбы" обнаружена гробница, принадлежавшая какому-то высокопоставленному чиновнику азиатского происхождения. В гробнице сохранились обломки крупной, в полтора человеческих роста, известняковой статуи, изображавшей желтокожего азиата с типичной для жителей Ханаана (согласно представлений египтян того времени), грибовидной прической. Статуя, на обломке плеча которой стоял знак - "чужеземец", явно была разбита преднамеренно (Bietak1996,S.21), т.е. непосредственно после изгнания гиксосов.
  Царский город "Раамсес" ("Пи-Рамсес - Город Раамсеса" или "Пер-Рамсес - Дом Раамсеса"), получивший это свое имя при Рамсесе II, был основан гораздо раньше, в эпоху Среднего царства. Первоначальное наименование города - "Ровати" ("Врата Двух Дорог"),- в древности мимо него проходил Пелузийский рукав Нила, что давало ему выход к Средиземному морю; а также через город шла и знаменитая "Дорога Гора", ведущая в Ханаан.
  Отрыта стела (так называемая "Стела Четырехсот лет эры Сетха"), сооруженная при Рамсесе II в память о 400-летней годовщине не столько переименования Ровати в "Аварис" в связи с перенесением туда столицы (резиденции гиксосских фараонов) из Мемфиса, сколько учреждения ими культа бога Сетха, родового бога номархов Рамессидов, в качестве главного государственного божества.
  Восторженное описание резиденции Раамсеса сохранилось в папирусах Анастаси II и Анастаси IV. В обоих папирусах говорится, что западная часть Пи-Рам- сеса представляет собой - "поместье Амона", а южная - "поместье Сетха" (Анас- таси II,1,4; Анастаси IV,6,4); восточная же часть города была отдана богине Астарте-Анат.
  Если возведение стелы относить к 1320-1300 гг. до н.э., то перенос резиденции и акт переименования города реализованы в 1720-1700 гг. до н.э., вероятно, фараонами Апопи I либо Апопи II.
  По сообщению Манефона, Аварис построен первым гиксосским царем Салитисом (первым фараоном XV династии, правление которого относят на 1680-1642 гг. до н.э. либо на 1630-1615 гг. до н.э. (по Franke)). Однако, согласно Папирусу Салье I (из числа "школьных", датируется первым годом правления Мернептаха) именно "царь Апопи (тронное имя "Ра-аа-аб-тауи",- по Манефону четвёртый царь гиксосов, т.е. тогда это - Апопи II, четвёртый фараон XIV династии)... построил (в Аварисе) ему (богу Сетху) храм". Следовательно, он и перенёс столицу, поскольку строительство храма (дома бога) - первоочередная необходимость для правителя.
  Раскопки Австрийского Института (М. Биетак) на территории Телль эд-Даба, опровергли гипотезу Монтэ, декларирующую, что Танис - это Пи-Раамсес (или Пер-Раамсес - "Дом Рамсеса"), заложенный Рамсесом II на месте Авариса, столицы гиксосов.
  Ветхий Завет (Быт.47.11) повествует о событиях тех "давно минувших лет": "И поселил Иосиф отца своего и братьев своих, и дал им владение в земле Египетской, в лучшей части земли, в земле Раамсес". Таким образом, в Ровати и его окрестностях расселялось много разных родов хаабиру, прибывающих из Ханаана по основной магистрали - "Дороге Гора". Следы пребывания сиро-палестин- цев в Ровати прослеживаются (М. Биетак,- "усадьба Иосифа"), начиная с XII династии. Перенос фараоном-гиксосом своей резиденции (как показывают прецеде- нты, предпринятый им в целях личной безопасности) в захудалый, провинциальный городок Ровати, его выбор,- может указывать на принадлежность этого царя (Апопи I или Салитиса) к одному из племён "черноголовых".
  В конце ХХ века, в пустыне к западу от Нила (Вади эль-Хол), у древней дороги, пролегавшей между Фивами и Абидосом, найдены древнейшие семитские надписи, выполненные алфавитным письмом. Это граффити, высеченные на скалах, предварительно датируют 1900-1800 гг. до н.э. Предполагается, что их оставили выходцы из Сиро-Палестинского региона, перебравшиеся в Египет в эпоху Среднего царства (судя по типу письма, финикийцы).
  Отметим, что в XV1 и XV вв. до н.э. (а, возможно, и ранее) на территории ме- жду Нилом и Красным морем (прибл. 30 параллель) обитали и бедуины (семиты-кочевники), (48.с308).
  Самое раннее упоминание "шасу",- ещё одной группы племён семитов-коче- вников, исходит из материалов погребального комплекса последнего фараона V династии Унаса: на блоке со сценой поражения азиата (в бою с египтянами) част- ично сохранилась надпись "sw" (Weippert,Op.cit.,p269). Вторым возможным упо- минанием шасу являются "sw-sw" текстов проклятий (Е-57.Giveon R.Les bedouins Shosou des documents Egyptians, Leiden,Brill.1971).
  Не забыты шасу и в эпоху Нового царства (Giveon,op.cit.,D.3). Ещё сын Яхмоса I фараон Аменхотеп I воевал (94.) с "амеу-кехак", возможно, с одним из племён шасу. В анналах Мемфисской стелы Аменхотепа II (28.с45), в списке пле- нных (седьмой и девятый года правления фараона; кампании в Сирии и Северной Палестине), наряду с ханаанеями, хурритами, аперу (хаабиру) и нухашейцами на- званы и 15200 шасу. На рельефах фараона Сети I, где представлено классическое изображение шасу, последние упомянуты как население района между Силе и "Pз Kncn" (ibid.,D.11), обычно идентифицируемого с Газой (Кацату), и гор Хурру (в Эдоме). Кочевники-шасу из Эдома (48.с158) ещё при Сети1 (1304-1290 гг. до н.э.) считали своей собственностью часть Дельты от окрестностей Цоана (Таниса) на восток, и всю землю вплоть до "горного города Канаана" (лежащего в Вади-Араб, на юг от Мёртвого моря). Царь Сети I взял приступом крепость Канаан, выдворил шасу из Египта и принудил их перекочевать в пустыню Негев. Жили шасу и в Мадиаме (Питчу, егип.).
  Г.Бругш полагает (48.с441), что все семитские кочевые племена, живущие в Аравии, в Эдоме и на юге Палестины, известны были в Египте под общим (египетским) названием - "шас(у)" ("сас(у), сос(у), шаз(у)").
  В настоящее время для наименования "шасу" предложены две этимологии (А. Васильев. Шасу Новоегипетских источников и ранняя история Израиля): египетская - от глагола "шас"- "скитаться; и семитская - от "шаса"- "грабить" или "шосэ" - "грабитель".
  Племена шасу - не амалекитяне, как иногда считается (Немировский,1996,11; Васильев,1998,13-16). Амалек, родоначальник амалекитян, - внук Исава, потомок Авраама, "черноголовых", объявившихся в Египте при XII династии, а присутствие семитов-шасу в приграничных районах Египта отмечено уже, по меньшей ме- ре, при V династии (Возможно, шасу в Постгиксосский период рассеяния ассимилировались с какими-либо племенами хаабиру).
  Иногда в египетских храмовых списках номов Танисский ном назывался "Та-Мацор" ("Укреплённая (корень слова "мцр") земля" или "Место укрепления"). От этого ("мцр") наименования, полагает Генрих Бругш (48.с186), и произошло ветхозаветное обозначение Египта - "Мицраим" ("Укрепления").
  Существует предположение о семитическом (аккадском) происхождении этого названия (воспринятого в Египте). "В аккадском языке "mişru" означает "гра- ница", "страна, граничная территория"; "maşşartu" - "охрана границы", "сторожевой пост". Это слово также связывают с корнем "מצר" ("мцр")- "охранять", ср. "מלצר (мельцар)" - "страж", или "maşşaru - manşaru - muşşuru" - "защищать гра- ницу" (М.Носоновский. "Мицраим: семитское название Египта", Бостон). И тогда перевод "Мицраим" можно интерпретировать и как "Сторожевые (пропускные) посты" (укрепления) при входе на земли Танисского нома Египта (а его прототип "Та-Мацор" - "Место (Та) укреплённого (контрольнопропускного) поста").
  В легендах об Аврааме Египет (в эпоху первой волны гиксосов, когда хаибири униженно просили египтян пустить их "пожить" в Дельте Нила), судя по стихам Псалма (87.4): "Напомню о Раав (רהב), (Египте, как указано на параллельной странице официального перевода Танаха) и Бабель (Вавилонии), знающим меня", - обозначался "черноголовыми" как "Раав, Раhав", но не как "Мицраим" (вероятно, так в ту пору обозначался только Танисский ном, а не вся страна).
  Помимо Левиафана, Великого Дракона и Бегемота в древнееврейской миф- логии фигурирует ещё одно чудовище,- змей "Раhав". "Ещё прежде Творения (99. с62) морской (бог, демон) царь "Раhав" восстал против (воли) Господа", повелевшего ему: "Открой рот... и проглоти (первозданные) земные воды!". Ослушник, заявивший: (отстань и) "оставь меня в покое", был сурово наказан Богом (побит и утоплен). Одно из названий Раhава - "Небесный царь Египта"; он "поддерживал египтян" в их конфликте с сынами Израиля, умоляя Бога не губить армию фараона в Красном море: "Пожалей египтян",- взывал он. Слова на иврите, фонетически близкие наименованию "Раhав" ("רהב (раhав)" - "чванливый, надменный"; "ראוה (раава)" - "презрение"), характеризуют древнееврейское, добиблейское, отношение к этому враждебному Богу существу (а равно, и к Египту).
  В одном древнеиндийском мифе повествуется о том, что с тех пор, как бог Вишну отсёк демону Раhу бессмертную голову, последняя остаётся на небе и, пи- тая ненависть к Солнцу, из-за разоблачений которого Раhу и лишился тела, вечно его преследует и время от времени хватает своей пастью, хотя и проглотить его без тела не в состоянии (затмение). Хвост Раhу порой появляется на небе в виде кометы (100.).
  Образы Раhу, нападающего на Солнце, и Раhава, связанного с заглатыванием вод и противодействующего Всевышнему, в совокупности дополняют друг друга и (как единый образ) близки мифопоэтической роли египетского змея Апопа, регулярно заглатывающего в борьбе со Всевышним египтян, солнечным богом Ра, воды небесного Нила, по которому плывёт его барка. Можно предположить, что Раhу (Раhав) и Апоп имели единый натуфийский прообраз. Прототипом ветхозаветного Раhава (а равно и его имени), вероятно, послужил древнеиндийский дракон Раhу, этиологический миф о котором был усвоен "черноголовыми" в глубокой древности при контактах с протодравидийским населением Месопотами.
  B Книге Иудифь (1.5,12-16) рассказано следующее: "В те дни царь Навуходоносор предпринял войну против царя Арфаксада (Артаксеркса) на великой равнине, которая в пределах Рагава... Навуходоносор... овладел городами его (Арфа- ксада), дошел до Екбатан... А Арфаксада схватил на горах Рагава и... в тот же день погубил его... Потом пошел назад со своими (войсками) в Ниневию".
  Очевидно, что страна "Рагав, Раhав", о которой говорится в тексте,- дравиди- йский Элам ("дошел до Екбатаны"), издревле враждебный Шумеру и Аккаду, "проглотивший" (взявший в плен) последнего царя "черноголовых" (династии Третьей империи Ура), разрушивший Ур. По-видимому, за тысячелетия забылось многое из того зла, которое причинил отцам Авраама Элам ("Раhав"), но память о его враждебности к евреям, о сугубо негативной окраске наименования "Элам" сохранилась: в одном из пророчеств (Ис.22.6) говорится, что эламиты будут участвовать в штурме Иерусалима; этим именем ("Раhав") названа в Танахе иерихо- нская блудница, предавшая свой народ ("презренная"), и им же был заклеймён "чванливый" Египет. Господь Бог воздаст эламитам по делам их: Элам будет под- вергаться нашествию со всех концов земли, а сами эламиты рассеяны среди многих народов (Иер.49.36).
  Общепринятое название страны - "Египет", перешло к грекам от финикийцев (94.с65), называвших город Мемфис - "Хикупта" ("Хат-Ка-Пта", егип.- "Храм (дом) души Ка (бога) Пта(ха)"). Отметим и такие популярные древнеегипетские наименования страны как "Чёрная земля" ("Та-Кимет") и "Та-мер(а) - "Земля наводнений".
  Среднее царство Египта, воссозданное на развалинах Древнего в самом кон- це III тыс. до н.э. фиванскими правителями Х1 династии, было значительно упрочено восемью фараонами следующей Х11 династии, двухсотлетнее правление ко- торых явилось временем бурного расцвета и быстрого упадка государственности (2.с258). Приведём перечень фараонов Х11 династии:
  1. Аменемхет I (2000-1970 гг. до н.э.)
  2. Сенусерт I (1970-1955 гг. до н.э.)
  3. Аменемхет II (1955-1896 гг. до н.э.)
  4. Сенусерт II (1896-1884 гг. до н.э.)
  5. Сенусерт III (1884-1849 гг. до н.э.)
  6. Аменемхет III (1849-1801 гг. до н.э.)
  7. Аменемхет IV (1801-1792 гг. до н.э.)
  8. Царица Нефрусебек (1792-1785 гг. до н.э.)
  Как по богатству внутри страны, так и по внешнему могуществу Египет периода Х11 династии (94.с223) был в блестящем состоянии, пик которого пришёлся на время правления фараона Сенусерта III.
  Многочисленные победоносные походы Сенусерта III в Нубию и Эфиопию (Куш) должны были обеспечить стране приток золота и чёрнокожих рабов. В Рутену (Северный Ханаан) фараон совершил лишь один поход (2.с268), судя по хвалебной надписи,- грандиозный, хотя об итогах компании источник говорит достаточно неясно (54.с130).
  Во времена Первого переходного периода, и даже при сильных царях Х11 ди- настии, местным, номовым, правителям удавалось успешно отстаивать независи- мость своих позиций в государстве. Насколько велика была эта самостоятельность номархов указывает то, что они иногда вели летоисчисление по годам собственного правления. Номарх возглавлял культ местного верховного божества (в качестве главного жреца), а в своей титулатуре называл себя, подобно фараону, сыном этого божества. Номархи обладали собственными воинскими силами (армией), часто весьма значительными, и нередко враждовали: на фреске периода правления Сенусерта III запечатлён такой междоусобный (вооружённый) конф- ликт между номами (54.с132).
  В эпоху Х11 династии отряды азиатов-воинов (63.с231) поступали (нанимались) на службу к номархам Нижнего Египта, образуя основу их военной силы. Один из папирусов Среднего царства упоминает некоего Беби (или Баба,- "черноголового") "командира азиатов"- военачальника, командовавшего контингентом наемников, прибывших из Ханаана (вероятно,- один из типичных отрядов хаабиру, сделавших войну своим ремеслом). Обнаружен скарабей конца Среднего царства, согласно надписи на котором его владелец, военачальник-египтянин Усерхет, командовал отрядом из 120 азиатов (Н.Stock). Вожди таких отрядов получали от номархов в управление даже целые области.
  Власть правителей номов сделалась наследственной, а фараон лишь формально назначал нового номарха, переставшего быть простым исполнителем воли центральной администрации, как это было при могущественных царях Древнего царства. В условиях, когда фараону Среднего царства приходилось делить власть в стране с номархами, неудивительно, что в течение всей эпохи правления царей Х11 династии, в Египте не угасала подспудная борьба за царский трон, сопровождающаяся дворцовыми интригами, заговорами и убийствами.
  Царствование Аменемхета III ярко выделяется на фоне правления других фараонов Х11 династии. При Аменемхете III Египет вообще не участвовал в войнах в течение полувека. Этому фараону, единственному в династии, удалось централизовать руководство страной и лишить номархов возможности оказывать неповиновение царской власти. В истории Египта Аменемхет III запомнился как построенными им многочисленными сооружениями (например, замечательный храм всех богов "Лабиринт"), так и крупномасштабными ирригационными мероприятиями (например, на одном из озёр была построена плотина). Характерно, что в своей деятельности фараон опирался не на старую, номовую знать, а на простых служивых людей. О настроениях представителей служилой знати можно составить представление со слов начальника казны при Аменемхете III: "Даёт он (фараон) пищу тем, кто в сопровождении его, питает он следующего по пути его; пи- ща - это царь, избыток - это уста его".
  Известно, что в начальный период истории Среднего царства пленников-ази- атов в Египте было совсем немного. В одном деловом документе времён Х11 ди-настии говорится: "Я передал ей рабов из племени Аму (азиатов-семитов) четыре головы" (63.с224). В Бруклинском музее хранится папирус периода Среднего ца- рства, в котором перечисляется несколько рабов с семитскими именами (Шифра, Пуа, Менахем). В папирусе конца Среднего царства приведён список, включающий 77 рабов, происхождение которых указано. Среди этих рабов названо 48 азиатских имен (W.С. Науеs. A papyrus of the late Middle Kingdom in the Brooklyn Museum, 1955.).
  Очевидно, что первоначальное проникновение, просачивание, в Дельту Ни- ла чужеземцев-апиру, беженцев из Месопотамии, просителей о крове и приюте, было мирным и осуществлялось на основе традиции и порядков, принятых египетской администрацией при выдаче разрешений на вход азиатов в страну.
  "И сказали они (хаибири) фараону: пожить в этой земле пришли мы... Поз- воль... поселиться в земле Гошен (Гешем)" (Быт.47.4).
  Тот факт (48.с159), что египтяне всегда пропускали в свою страну азиатов-се- митов и позволяли им временно или постоянно жить в ней (не столько из милосердия, сколько нуждаясь в рабочей силе и продуктах скотоводства), не подлежит сомнению. Так, при фараоне Хоремхебе (ок.1320 г. до н.э.) в Египет впустили некое семитское племя азиатов (94.с317), когда "в их стране был голод", и они "не знали, как прожить". При фараоне Мернептахе (ок.1240 г. до н.э.) аравийским кочевникам-шасу позволили войти в Египет (48.).
  На знаменитой картине гробницы Хнумхотепа в Бени-Гассан изображено семитское племя (род или семья из 37 человек), которое во время правления Сенусерта II со всем своим имуществом перебирается в один из районов Египта (48 с158). "В шестой год (правления фараона) Усертасена II (Сенусерта II) дан был ответ по поводу амеу (азиатов)", прибывших на пограничный контрольно-пропу- скной пункт ("Та-Мацор"). На картине изображены египетские чиновник и писец. Позади чиновника помещён глава чужеземцев "князь ("хека хасут") земли (азиатов по имени) Абиша". Семиты с почтением приближаются к чиновнику и подводят ему в подарок козла и козу (из той породы, которая и теперь водится в скалистых горах Синайского полуострова). Позади главы племени расположена группа бородатых мужчин (с аккуратной красивой ("сирийской") причёской и короткими, подстриженными (не острыми) бородками). Пришельцы вооружены копьями, лукам (луки сложные,- констатировал Олбрайт,- составные, или клееные; такие луки из рога, дерева и жил были изобретены в Месопотамии при Саргоне Древнем (по иным сведениям - хурритами)) и ханаанскими "топорами", известными под названием "утиный клюв" (патологоанатомы установили, что от удара такого топора погиб Секеннера III, первым восставший против владычества гиксосов).
  На раскрашенных плоских рельефах египтян "выходцы из Передней Азии" (2.с146) обычно показаны как люди "высокие, со смуглой желтоватой кожей, выпуклым носом и обильной растительностью на лице, с неизменными характерными бородками" (явно не хурриты-индоевропейцы).
  На картине Бени-Гассана как некоторые мужчины, так и все женщины одеты в шерстяные "туники" из цветной ткани, которые закреплялись на левом плече (правое оставалось обнажённым). У нескольких мужчин одежда из белой ткани или только пёстротканные юбки с бахромой. "Туники" мужчин доходили до колен, а у женщин - почти до лодыжек. Мужчины изображены в сандалиях, а женщины - в низкой кожаной обуви из цельного куска (бедуинская обувь). На голове каждой из женщин ленточка (головная повязка), закрепляющая распущенные волосы.
  На цветной фреске в гробнице одного из Фиванских вельмож (современника Тутанхамона) изображены князья из Верхнего Рутену, приносящие фараону дары (48.с334). Они краснокожи (со смуглой красноватой кожей), одеты в богатое, разноцветное платье, их чёрные волосы тщательно убраны в локоны (потомки гиксосов).
  На картине Бени-Гассана мигранты с детьми, при них и ослы, навьюченные пожитками, среди которых меха для плавильных горнов (104.с163). Один из пришельцев в ожидании играет на струнном инструменте (лире, возможно).
  Переселенцы, как отмечено в надписи, прибыли из Шуту, Центральное Заиорданье, везут с собой stibium (чёрный пигмент) и просятся в один из номов Среднего Египта (к северу от Эль-Амарны). Вероятно, эти азиаты, тщательно готовясь к переговорам и осмотру на контрольно-пропускном пункте, дабы не раздражать египтян своим видом, оделись в нарядные (праздничные) одежды бедуинов Синайского полуострова, знакомые египтянам, и, выяснив пристрастие, купили коз в подарок египетскому чиновнику.
  Итак, изображённое племя - не скотоводы (если судить по породе поднесённых коз, да и просятся они не в район Дельты), но войны, металлурги и музыканты,- сочетание, очевидно (104.с163), не случайное, но связанное с определённой традицией, которую В.Олбрайт соотносит с отразившим её текстом Книги Бытия (4.19-21): "И взял себе Лемех две жены; имя одной: Ада, и имя второй: Цилла. Ада родила Иавала: он был отец живущих в шатрах со стадами. Имя брату его Иувал: он был отец всех играющих на гуслях (лире) и свирели. Цилла также родила Тувалкаина, который был ковачом всех орудий из меди и железа".
  Племена хаабири эпохи "первой волны" (2023-2003 гг. до н.э.) мигрировали из Месопотамии на северо-запад и расселились в районах Дамаска, Катны, Угарита, Алалаха, Кархемиша, Халеба и Эблы (вероятно, к этой поре и восходит традиция наименования племён древних евреев "палестинскими сирийцами", до- шедшая до Геродота (2.104)). Оттуда, с севера, а также следуя из Месопотамии древними торговыми путями через Сирийско-Месопотамскую степь, "черноголовые" заселяли Ханаан и двигались по направлению к Египту. В частности, (как предполагается, см. Кн.I), племена "Лот" и "Авраам" уже находились в Заиорданье и районе Мёртвого моря в начале ХХ до н.э. (ок.2000 г. до н.э. вокруг Иерихона были возведены укрепления гиксосского типа).
  Согласно апокрифической арамейской версии Книги Бытия, найденной сре- ди свитков Мёртвого моря (70-4.с960), Лот сопровождал Авраама в Египет, где приобрёл положение и богатство. Вероятно, некоторые роды племён "Авраам" и "Лот" прибыли в Египет с "первой волной" гиксосов (ко времени захвата власти азиатами-гиксосами, "Авраам" уже находился в Египте (44.)). Заметим, что первенец Иосифа (род) "Манассия" (см. Кн. I) входил в племя "Авраам".
  В ветхозаветной легенде об Иосифе повествуется, что заключённые в тюрьму царские сановники (виночерпий и хлебодар), в компании которых он сидел, подозревались в отравлении предыдущего фараона. При расследовании хлебодар был признан виновным и казнён, а виночерпия выпустили на свободу и восстановили в прежней должности (Быт.40.1-4).
  В результате дворцовых интриг, как считается, погибли основатель XII дина- стии Аменемхет I (в 1970 г. до н.э. (97.с39)), перенёсший столицу из Фив в Ит-Та- уи, и Аменемхет II. На Аменемхета I было совершено ночное нападение в его со- бственной опочивальне, быть может, стоившее ему жизни. Фараон Аменемхет II, по Манефону, был убит придворными евнухами. Таким образом, библейская история об Иосифе может указывать на прибытие рода "Иосиф-эл" (либо иного колена) в Египет при одном из убиенных фараонов.
  Примечательно, что в развалинах храма в Джерти (совр. Тод), построенного первым фараоном ХI династии Ментухотепом I (2098-2032 гг. до н.э.) и реставрированного в ХХ в. до н.э. было найдено (А.Кобринский. "Решение коренных вопросов современной библеистики") четыре медных ящика, где среди различных предметов находились амулеты и печати типично Месопотамского происхождения. Исследования показали, что эти вещи появились в Египте в царствование фа- раона Аменемхета II.
  Обнаружены статуэтки с текстами проклятий, отнесённых Позенером (107.с 30) к 1800 г. до н.э., в которых, среди теофорных имён, обнаружено одно, содержащее наименование аккадского бога - "Хаддад", что указывает на проклятия в адрес " черноголового", чем-то сильно досадившему соседу-египтянину.
  В Ветхом Завете сохранилось воспоминание и об одном кровнородственном древним евреям племени - "кенитах" ("кейни, кайниты, кенеяне"). В царствование Саула были известны "кенитский Негев" и "города кенитов" к югу от Иудеи (1Цар.27. 10; 30.29), позднее вошедшие в её пределы. Жили кениты и в Изреельской долине (во время войны Барака-Деборы с коалицией ханаанеев под командованием Сисары, последнего убивает, движимая чувством национальной солидарности, жена Хебера, главы одного из местных кенитских родов). Судя по тону сообщений Танаха, кениты были уважаемым племенем (Иофор Кенеянин - тесть Моисея (Суд.1.16)). По-видимому, кени(ты), упомянутые в форме "к-н-и" на египетском обелиске времён ХII династии, обнаруженном на Синае (70-4.с224), были одним из первых племён хаабиру, пришедших в Египет ("כן", ("кен") акк., ивр.,- "истинный, правильный"). В этот же период кочевало на Синае и в южной части Ханаана племя мадианитян (перепродавших Иосифа в Египет), кровнородственное кенитам (Чис.10.29; Суд.4.11): "Ховав, сын Рагуила,- мадианитянин", а "Хебер Кенеянин отделился (тогда) от Кенеян, сынов Ховава". Имя второго сына Мадиана (отпрыска Авраама) в египетских текстах обозначено, как "Eperu, Apuriu" (99.с271).
  На длительное пребывание "черноголовых" на Синае указывает и то, что его гора Умм Шомер ("Мать Шумера" (мать города Ура - столицы империи Третьей династии Ура)) названа (90.с236) по имени жены Сина, владыки Ура,- Нингаль (Никкаль, акк.). Именем богини назван и большой оазис на центральном плато Синая - город Накхаль (другое название города - "Эль-Паран" ("паран", ивр.- "дан в придачу")).
  Как показали новейшие данные археологии, многие могилы гиксосов очень напоминают захоронения, обнаруживаемые в южной части Палестины.
  По сообщениям египетских источников, не только район Дельты, но и Хонт-Та-Шер (Гелиопольской ном), так наз. "Красная земля" ("Та-Шер"),- неорошаемая земля (пустыня) к востоку от Дельты Нила, между Мемфисом и Суэцким каналом, была заселена народом аперу (хаабиру), (48.с20). Ещё во времена Сети I и Рамсеса II племена аперу обитали в "Красной земле".
  Судя по тому (Быт.46.31-34), как настоятельно Иосиф советует своим братьям в разговоре с фараоном акцентировать, что они - пастухи, и что у них большие стада: "мелкий и крупный скот свой, и всё, что у них, привели они... чтобы поселили в земле Гешем (в "земле Раамсес" Дельты Нила)"; пришельцам без стад (та- ким, как на картине Бени-Гассана) египетская администрация отводила для поселения иные места, например, "Красную землю".
  Египтяне (согласно надписям) связывали хаабиру с умением разводить лошадей и верховой ездой (48.), навыки в которых, очевидно, были позаимствованы ими у угаритских хурритов. В одном из текстов эпохи Тутмоса III хаабиру упоминаются как конные войны на службе фараона (следовательно, не все гиксосы покинули Египет,- т.е. воинствующая дискриминация гиксосов (по Манефону), не всегда проявлялась). В тексте времени Рамсеса III говорится о 2083 хаабиру, посланцах в Гелиополисе, в следующих выражениях: "Всадники (конные войны),- сыны князей (вождей родов) и благородных марианна (колесничих) из аперу,- люди зависимые (служивые), которые живут на этом месте" (в "Красной земле"), (48.с434). При правлении Рамсеса 1V вновь упомянуты 800 хаабиру, живущих не западном берегу Красного моря (в местность Аини, вблизи нынешнего Суэца), как народ пришлый и чуждый Египту.
  В надписях периода Тутмоса III (ок.1490 г. до н. э.) неоднократно говорится об облагаемом данью городе в стране Куш (побережье Нила; ок. 22,5 градусов северной широты) под интригующим названием "Ибрим" (48.с266).
  Будучи на подъёме, Египет остро нуждался в рабочей силе, и (2.с265) "с сере- дины эпохи Х11 династии (после 1900 г. до н.э.) приток чужеземцев в страну значительно возрос". Египетские документы, упоминая чужеземцев, говорят исключительно об азиатах-семитах (аму).
  При Аменемхете III, заметно активизировавшем хозяйственную деятельность в стране, резко возросло число так называемых "царских людей" (тружеников, за- нятых на общественных работах в царском и государственном хозяйстве), (81. с155). "Царские люди" (по социальному статусу не рабы) не владели землёй и не являлись "вольнонаёмными" работниками. Они несли обязательную царскую тру- довую повинность и всецело зависели от администрации фараона. Среди видов царских служб основное место занимали тяжелые строительные, землекопные, в том числе и ирригационные работы; изнуряющий труд в копях и каменоломнях. Царской повинностью являлись также работа гребцов, обслуживающих многочи- сленный гребной флот фараона, и полив вручную государственных садов и огородов.
  Подобно египтянам - "царским людям", иноземцы также регистрировались в центральном ведомстве по учёту и распределению рабочей силы, и использовались для работ не только в государственном и царском, но также в храмовых и личных хозяйствах. К полевым работам чужеземцы (не рабы), как правило, не привлекались
  Существует мнение (81.с49), что волна азиатов, обозначенных как гиксосы первой волны, количественно проявилась в Египте уже во времена правления фараона Сенусерта III. Возможно, число "царских" работников пополнялось именно за счёт притока в страну таких иноземцев - мигрантов-"черноголовых" первой волны, поскольку социальное явление "царские люди", практически, совпадает во времени с появлением первых гиксосов в Египте.
  Согласно мифологии Танаха, в диаспоре, среди сынов Евера-Авраама, нашёлся человек (Иосиф), проявивший себя в Египте как прекрасный организатор, умный и дальновидный хозяйственник, ставший другом и незаменимым помощником, вещим советником фараона-устроителя Аменемхета III. Возможно, этот Иосиф был инициатором и непосредственным руководителем большинства работ фараона. Известен древний (длиной 322 км) канал (91.с241) под названием "Бахр Юсуф" ("Канал Иосифа"), расположенный в 129 км к югу от Каира.
  Можно предположить, что причисление к институту "царские люди" азиатов из Месопотамии, также учредил этот "черноголовый" вельможа (Иосиф), заинтересованный в привлечении своих соплеменников-хаабиру к трудовой занятости на государственных и царских работах; ибо это делало целесообразным пропуск хабиру в Египет, обеспечивало им стабильное существование и давало пришельцам определённый статус в египетском обществе.
  Фараон воздал этому гениальному человеку при жизни и после смерти по заслугам: царь наделил его (Иосифа) неограниченными полномочиями (вручил цар- скую печать и золотую цепь со своей шеи) и окружил поистине царскими почестями; а после смерти (по сирийской легенде, (44.с97,прим.32))- поместил мумию этого азиата (небывалый случай) в царскую усыпальницу-пирамиду. Еврейская традиция подтверждает легенду: "И набальзамировали его, и положили в ковчег (в мраморный саркофаг по легенде) в Египте" (Быт.50.26). Согласно египетским источникам, сто десять лет жизни Иосифа (Быт.50.22) обычно считались норма- льной продолжительностью счастливой, благополучной жизни египтянина.
  Археологами в Файюме у Хавара были обнаружены две царские пирамиды (81.с159), принадлежащие Аменемхету III,- случай уникальный, ибо каждый фараон строил себе для погребения только одну усыпальницу (поскольку Аменемхет III выстроил себе пирамиду и в Дахшуре, следовательно, какую-то из пирамид Хавара фараон построил не для себя). Одна из пирамид Хавара (со стороной основания - 100 м и высотой - ок. 58 м) имела вход не с западной стороны, как обычно принято по похоронным канонам египтян, а с южной. В погребальной камере пирамиды, затопленной грунтовыми водами, обнаружено два рядом стоящих саркофага (пирамида разграблена в древности), что также не присуще египетской похоронной практике, но согласуется с обычаями древних евреев: умершая жена должна лежать рядом со своим мужем (например, как в Махпела).
  Заметим, в частности, интересную параллель: Файюмский оазис, в котором предположительно погребён Иосиф, был превращен при правителях XII династии в главное зернохранилище страны.
  Отметим также и то, что вблизи города Мендес (древний Джедет), под руинами храма эпохи Рамсеса II, была обнаружена большая платформа из необожженного кирпича, датируемая эпохой заката Древнего Царства (XXIII-XX в. до н.э.). Сорокаметровая в ширину платформа была частью какого-то очень крупного сооружения, неоднократно перестраивавшегося на рубеже III и II тысячелетий. Перед сооружением обнаружено захоронение 36 мужчин и женщин, умерших насильственной смертью между 2150 и 1950 гг. до н.э. Такая практика необычна для Древнего Египта, констатировал Дональд Редфорд, один из крупнейших современных египтологов (как и сооружение огромной платформы из необожженного кирпича, типичное при возведении храмов в Древней Месопотамии).
  Итак, ко времени начала эпохи гиксосов второй волны (захвативших власть в стране) в Нижнем Египте существовала довольно значительная "пятая колонна": ханаанеи, хаабиру, кочевники-бедуины и шасу.
  
  3. География Малой Азии в терминах египтян.
  В своих победных надписях цари Древнего Египта торжественно сообщали о проведённых ими военных компаниях, - надписи делались на стелах, монументах и стенах храмов с целью символического поднесения божеству результатов похода. Триумфаторы добросовестно перечисляли покорённые ими земли и народы, захваченное имущество и пленных, с конкретным указанием этнической принадлежности последних (тексты фараонов Тутмоса III, Аменхотепа II, Сети I, Рамсеса II и др.).
  Для описания географии Ближнего Востока египтяне, естественно, пользовались собственной терминологией.
  Итак (48.), от земли Суккот Танисского нома Египта на северо-восток простиралась прибрежная страна Цахи (Цаха), часть которой в последствии была занята филистимлянами. В "земле Цахи" находились: крепость Канаан (Большой папирус Харриса), город-крепость Шаррукен (надпись из гробницы сановника Пенухеба) и город Гацату (Газа). Севернее Цахи лежала "задняя страна" "Хар" (Ахару, ассир.), в которую входила и часть Финикии. Далее к северу находилась земля Верхний Рутену (часть Финикии, горы Кармель и Ливан).
  В Нижний Рутену, египтяне ориентировались по направлению течения Нила, вероятно, входили Нухаше, Угарит и Сирия, включая Дамаск. Из надписи Тутанхамона на стеле в Карнакском храме вытекает, что страна Нухаше, в которой ро- сли кедры, находилась на севере Ливана. В перечне же данников Тутмоса III из земли Рутену упомянут царь Сирии (Карнакский текст). Г. Бругш утверждает (48. с203), что путём тщательного сличения различных текстов доказана географическая тождественность обозначений: Сирия и Рутену (видимо, Нижний Рутену).
  Судя по одной из египетских надписи (48.с195), гласящей, что жилища народа (земли) Хар, "простирались, начиная от крепости Цар (Танис) даже до Аупа (местность на севере Палестины), египтяне часто обозначали термином "Хар" все ханаанейские земли от Египта до Рутену.
  Одно из первых упоминаний египтянами наименований территорий Ханаана относится ко времени правления фараонов ХII династии. Главный герой "Рассказа Синухе(та)" (8.с38-50), опасаясь за свою жизнь, бежал из Египта в Ханаан после смерти царя Аменемхета I (тронное имя "Схетеп-иб-ра" (8.), которое у Бругша (48.с140)- "Сехотеп-аб-ра"), но вернулся обратно при Сенусерте I (тронное имя царя и в "Рассказе", и в работе (48.) совпадает).
  Двигаясь на северо-восток, Синухе(т) добрался до границы Египта - до "Стены Правителя, возведённой, чтобы отразить кочевников... кочующих по пескам". Затем, через 6-8 часов ночной ходьбы "достиг я Петен. Остановился я на острове, на "Великом Чёрном озере"... Увидел я кочевников" (Если это - местность "Сукка", то Петен - Пи-Тем). Далее, минуя Библ, Синухе(т) прибыл в Кедем, а затем и в Верхний Рутену, где на долгие годы поселился среди кочевников. В своём покаянном письме Сенусерту I Синухе(т) советует пригласить на аудиенцию к фараону правителей-ханаанеев из Кедем, Хенткешу, Фениху (Финикии) и Верхнего Рутену.
  В землях Верхнего и Нижнего Рутену, в эпоху правления фараонов XII династии, помимо ханаанеев, проживало много хаабиру, хурритов, амореев и хеттов. Большинство египетских текстов, говоря о гиксосах, обозначает их как выходцев из Рутену-Сирии (по Бругшу).
  Египтологами обнаружены тексты проклятий (на сосудах, разбиваемых при совершении обряда проклинания врага) эпохи гиксосов (с 2000 по 1600 год до н. э.), в которых упоминаются имена ряда вождей и местных правителей из страны Хар и Рутену (107.с28). Выявлено, что эти теофорные имена, в части наименований и атрибутов богов, соответствовали аморейским именам оккупантов Месопотамии того же периода (т.е. уже ассимилированных); а по форме - именам еврейских патриархов. Следовательно, наименования многих вождей и правителей из страны Хар и Рутену эпохи гиксосов являлись именами "черноголовых", выходцев из Месопотамии.
  Амурру, царство хаабиру ("черноголовых"), возникло (2.с245) в Рутену в самом начале Х1V в. до н.э. (в Предамарнский период).
  К востоку от Дамаска лежала "земля между двумя реками"- Нахарин (Нахриана), (Верхняя Месопотамия), далее были земли Ассур и Сингар (Сеннаар, Вавилония).
  
  4. Народ "аму, амеу" и этимология термина "гиксосы".
   "Несомненно, древнейшее население Египта было уже смешанным. Как ант- ропологические исследования гробниц, так и рисунки самих египтян древнейшей эпохи дали возможность Фл. Петри распознать не менее шести различных расовых типов. Краниолитические изыскания Оттеркинга над египетскими черепами также убеждают в том, что египетская раса сложилась из различных этнических элементов, что в её тип входят элементы бушменские, негроидные, ливийские, хамито-семитские, но что всё это переработалось и дало один народ, в котором господствующим является хамито-семитский элемент, обнаруживающий на всём протяжении истории два морфологических типа: более тонкий и более грубый. Цельный египетский народ сложился уже в глубочайшей древности, за пределами истории и доступной вычислению хронологии... Но можно предположить и вообще, что хамитское население Африки явилось сюда с Востока (из Азии)" (94. с64-65). Некоторые исследователи, и в частности Эд. Мейер (71.), полагали, что египтяне, вместе с ливийцами и нубийцами, составляли особую ветвь северо-аф- риканской группы народов.
  Множество раскрашенных рельефов представляют египтян династического периода (2.с146) людьми среднего роста, широкоплечими, стройными, с чёрными прямыми волосами (часто это парики). В соответствии с традицией, изображения египтян-мужчин всегда окрашены в кирпичный цвет, а женщин - в желтоватый.
   Древние египтяне были великим народом-войном и созидателем, к национальному характеру которых относились такие черты, как консерватизм во всём: в государственной и религиозной системах, в обычаях и обрядах, в укладе внешней и внутренней жизни. Эти "энергичные люди" обладали упорством, "трезвым, практическим, а то и прозаическим складом ума". Они "были богато одарены художественным вкусом, который воплотился в их поэзии и настенных работах",- писал Н. Дженкинс.
  Не были лишены египтяне и определённых недостатков. Отрицательные черты характера обобщённого образа древнего египтянина беспощадно перечислены знаменитым египтологом Г. Бругшем (48.с82). "Выдающиеся недостатки, составляющие как бы наследственную принадлежность племени (египтян): зависть, не- нависть, коварство... жадность к достатку и жестокость,- вот перечень племенных пороков, которые ясно представляет нам история Египта в продолжении многих столетий в многочисленных примерах". "Тщеславие и надменная гордость - ярко выраженные черты характера древних египтян". И поэтому много судившиеся, египтяне более всего ценили правосудие.
  Многие из перечисленных черт были присущи и другим народам Древнего Ближнего Востока. Так, весьма показательны слова из утренней древнееврейской молитвы: "Господи... спаси меня от доносительства и лжесвидетельства". Современный Израиль занимает первое место по числу адвокатов на душу населения.
  Приведённая характеристика обобщённого образа древнего египтянина хоро- шо объясняет то забвение, замалчивание, мрак, которые покрывают неприятные для национальной памяти древних египтян факты и события прошлого: Первый и Второй тёмные периоды истории, эпоха гиксосов, религиозные реформы. Имена и надписи ненавистных гиксосских царей, Эхнатона и Нефертити, некоторых других фараонов, всюду на воздвигнутых ими монументах и памятниках уничтожены (стёрты, сбиты и вычищены) полностью или частично с целью изгладить всякое воспоминание об этих людях и событиях, связанных с ними (либо уничто- жены сами памятники).
  Древним египтянам было присуще в высшей степени чувство национальной исключительности. Они выработали (48.;94.) градацию (ранжирование) племён и народов, основанную на их различии по цвету кожи и географическому положению. Главных племён насчитывалось четыре: сами египтяне ("ромтет"- (просто) "люди" (первого сорта))- красные и безбородые; негры ("нехсу")- люди чёрные и безбородые; семиты ("аму")- смуглые и бородатые; ливийцы ("техену")- белые, бородатые и с локонами. Иногда сюда присоединялись и хетты - жёлтые, безбородые, с косами на затылке.
  Об иных (не ромтет), в том числе и соседних, народах египтяне отзывались с большим презрением. Излюбленными были выражения: "ненавидимый богом Ра", "жалкий", "презренный" и т.п. ("презренный Нахарин" (из надписи Тутмоса III); "подлая страна Куш"; "презренные Рутену"; в "Рассказе Синухе(та)" Сирия названа "собакой"; шасу в горах Эдома "сидели (в страхе), как лисицы в норах").
  Воинственные египтяне с древнейших времён грабили, убивали и обращали в рабство азиатов. Фараон Пиопи1 (V1 династия), в частности, увековечил память о своей победе над азиатами, жителями пустынь (шасу), в следующих строках: египетское войско "разорило землю пустынников... вырубило фиговые деревья и ви- ноградники... сожгло все поселения, людей умертвило целые тысячи" (98.с10). Другой, Гераклеопольский, фараон написал: "Я разграбил их (азиатов) поселения, я захватил их стада". Семиты-кочевники, по возможности, воздавали им тем же, время от времени вторгаясь в Египет.
  Египтяне ненавидели и презирали азиатов - людей третьего сорта, безбожников с их точки зрения ("не ведающих бога Ра"). Прекрасно иллюстрирует подобное традиционное отношение египтян к аму "Поучение Гераклеопольского царя своему сыну Мерикара" (ХХ11 в. до н.э. (16.с 118)): "Подл азиат, плохо место, в котором он живёт,- бедно оно водой, трудно проходимо из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте, ноги его бродят из нужды... Азиат для Египта больше, чем отвращение... Нападает он на одинокое селение". "Он сражается (с египтянами) со времён Гора (т.е. издревле), но не побеждает, и сам он не бывает побеждён. Не объявляет он (азиат-кочевник шасу или бедуин) дня битвы; подобно грабителю страшатся они вооружённых отрядов". Фараон Аменемхет I ок.1990 года до н.э. в своём поучении (63.с219) сообщал: "а азиатов я заставлял ходить за собой, как собак" (возможно, здесь речь идёт о хабиру-просителях, пропущенных на жительство в Египет).
  Ещё во времена Среднего царства (источники от начала II тыс. до н.э.) и, по-видимому, много ранее, всех азиатов, оседло проживающих в районе дельты Нила и около озера Мензала (48.с73); кочевников-шасу (48.с192) и бедуинов; семитов пустыни Негев (эпоха Тутмоса III (48.с273)) и района озера Кинерет, а так же семитов, проживающих вблизи Дамаска и в гористой местности по берегам Оронта,- египтяне называли обобщающим термином "аму", считая их кровно- родственными племенами (48.с285). В жреческой Фиванской поэме в честь Тут- моса III (Гранитная стела, музей Булака, эксп. Љ3) есть такие строки: "Я (бог Ам- он) пришёл, и ты поразил живущих в Азии. Ты пленил (аму) пастухов (обоих) Ру- тену". Перед битвой при Кадеше (1296 г. до н.э.) Рамсес II, в своей молитве богу Амону, именует вражеское войско (куда помимо хеттов и хурритов входило множество племён Рутену) пастухами (48.). Фараон Шешёнк I (945-924 гг. до н.э.), первым ограбивший Храм, называет побеждённые им народы: евреев Иудеи и идумеев Эдома (и те, и другие - потомки "черноголовых") "народом "аму" отдалённой земли" (48.с494).
  Как известно (48.с73-74), египетское слово "аме" ("амеу" ("аму")- множ. число от "аме") означало пастуха (пастухов) мелкого рогатого скота и употреблялось в приложении к азиатам в несколько презрительном смысле (как позорная клич- ка). Азиаты-скотоводы (и в частности, ха-ибири) были хорошо осведомлены о та- ком отношении к ним египтян (Быт.46.34): "мерзость для египтян всякий пастух овец (т.е. аме)". Даже за одним столом с азиатом (которые в традиционном представлении египтян - все пастухи,- "амеу") египтянину противно было находиться (Быт.43.32): "ибо египтяне не могут есть с евреями; потому что это мерзость для египтян". Ещё в ХХ11 в. до н.э., задолго до появления "гиксосов первой волны", азиат для египтянина был "больше, чем отвращение" (Из Поучений Мерикара). Египтяне полагали, что "амеу", по воле Амона-Ра, слепы к сиянию истинной божественности; им (низшей расе) не дано познать ни велений Господа, ни Его величия: "Что для сердца твоего (Амон-Ра) азиаты? Амон да посрамит не ведающих бога" ((94.с359) "Кадешская" поэма о Рамсесе II египетского поэта Пентаура), а общение с "аму"- оскверняет. Очевидно, что у египтян слова "аму" ("амеу") и "азиаты" являлись синонимами.
  Хурриты (уважаемые египтянами "марианна", с которыми при XVIII динас- тии даже заключались династические браки), а так же "фенеху (ханаанеи)" в число "мерзких амеу" не включались. Это следует из гимна Тутмосу III (94.с279): "Сняты головы азиатов ("амеу, аму" - хаабиру), от них никого не осталось, повергнуты дети князей их... (Амон) дал... поразить князей фенеху (ханаанеев)... на высотах их... Митанни (хурриты) трепещет от ужаса".
  Согласно различным источникам, египтяне выделяли ханаанеев (этнос, кровнородственный древним египтянам, не семитам) среди прочих азиатов, отдавали им предпочтение, и смотрели на них, как на людей достойных.
  Так, на службу в египетскую администрацию принимались из чужеземцев предпочтительно местные (рождённые в Египте) ханаанеи (48.с198). Даже рабы и рабыни из страны Хар высоко ценились знатными египтянами и покупались за высокую цену для частной жизни или для прислуживания в храмах.
  В Угарите (район храмов Дагона и Баал-Цафона) обнаружена сидящая фигура одной из жён фараона Сенусерта II ("Кхумет-нофр-Нех", где "Кхумет" - "кра- сивейшая", др.егип.), а в Кветне (к северо-востоку от Хомса) - сфинкс другой его жены - принцессы Ита. Как полагает профессор Шеффер (107.с26),- эти обе царицы были местными ханаанейскими принцессами. При XVIII династии также зафиксированы подобные браки.
  В надписи, найденной в каменоломнях Масары (94.с268), и повествующей о том, как фараон Яхмос I деятельно занимался восстановлением пришедших в запустение храмов после изгнания гиксосов, причём, "при работах он пользовался быками, приведёнными из страны Фенеху (ANET, 234)" (очевидно, отбитыми им у гиксосов-финикийцев, поскольку Яхмосу I, после захвата им крепости Шаррукен отправившемуся в Нубию, азиаты дани ещё не платили),- термина "амеу" нет и в помине.
  Итак, "аму, амеу" - это семиты-кочевники (бедуины, шасу и амореи), а также все племена хаабиру (в том числе и евреи).
  Поскольку до настоящего времени какое-либо конкретное племя или народ не идентифицирован с термином "гиксосы", как с обозначением определённого этноса, можно полагать, что слово "гиксосы"- не этноним, а прозвище, народная египетская этимология, данное союзу азиатских племён, захватившему и порабо- тившему Египет; либо оно (это прозвище) связано с одной из наиболее многочис- ленных этнических групп союза. Принятое древнеегипетское наименование (прозвище) союза (либо одной из его групп) дошло до нас в виде греческой модифицированной фонетической формы - "hyk sos" ("гиксос").
  Существует мнение (70-2.с125), что форма "hyksos" представляет собой иска- жённое древнеегипетское "hekau khosute, heka khаsut" (в условной русской тран- скрипции "хеку хасут" (2.с270)), которое означает "властители пустынных нагорий или властители чужеземных стран ("чужеземный властитель" т.е. не этнический египтянин)", где "хек(у), гек(а)" или "хик, гик"- "властитель, князь, царь"; хотя и корни слов "sos" и "khosute" совершенно различны.
  Термин "хеку хасут" - принятое в Древнем Египте наименование ханаанских или сирийских вождей, которое применялось задолго до эпохи владычества гиксосов. Так, о "хеку хасут" сообщается в "Рассказе о Синухе"; предводитель племени азиатов на картине из гробницы в Бени-Хассан обозначен как "хеку хасут". Этот же термин встречается на скарабеях и других памятниках конца Среднего царства. В эпоху "Малых гиксосов", в частности, наименования фараонов иногда писались (на скарабеях) без картуша и содержали обозначение "heka khasut", например, "Heka khasut Anat-Her". Надпись о царе Хиане, (в заголовке) содержащая "HqA-xAswt", найдена на цилиндрических печатях (типично месопотамском пре- дмете быта). В Туринском царском списке также упоминаются шесть правителей с титулами "хека хасут".
  Согласно Флавию-Манефону, "гиксосы"- это "цари-пастухи" или "цари пастухов"; и тогда слова "sos" и "khosute" даже по смыслу не совпадают. О том, что "цари пастухов" это - "hека амеу" (но не "heka sos"), однозначно сообщает папирус Салиер I, описывающий события, синхронные времени Фиванского царя Секен-не-Ра, первым выступившего против гиксосского владычества: "Случилось так, что земля Кимет (Египет) принадлежала врагам... Враги же сидели в городе (людей) аму (амеу) и (их) царём (hеку) был Апопи (ок.1600-1567 гг. до н.э.) в городе Ауарис". Заметим, что вассальный египетский правитель Секен-не-Ра в одном из документов также обозначен как "hек(у), гак".
  Таким образом, (не по Манефону) царь гиксосов Апопи - "hик(у) амеу" ("царь пастухов" (мелкого рогатого скота)),- наименование в достаточной степени презрительное. Манефон же ввёл в обиход несколько иное название: "hик сос"- "царь сос". Лингвист с мировым именем Эмиль Бенвенист (81.с102) в своём "Словаре индоевропейских социальных терминов" показал, что слово "sus" (которое в греческом языке читается, как "sos") означает "свинья" (домашняя). И тогда, "с лёгкой руки" Манефона, писавшего по-гречески, закрепилось и сохранилось на века (в трудах Иосифа Флавия - потомка гиксосов, не ведавшего, что творит), наименование "hик сос", которое означает "царь свиней" - тяжкое, предельно сильное оскорбление в устах египтянина (брезгливо относящегося к свинье - нечистому животному, и всему, что с ней связано; см. Кн. IV).
  Манефон, с детских лет знавший прозвище ("амеу") азиатов-семитов, при написании своей "Эгиптики" в исторически верное наименование царей азиатских племён- "hеку амеу" ("цари пастухов (мелкого рогатого скота)") либо "хеку хасут" ("чужеземные властители"), привнёс (явно на националистической почве) традиционную египетскую ненависть к азиатам (да ещё и к захватчикам его страны), субъективно усилив (и заменив) презрительное древнеегипетское "амеу" греческим ярлыком (площадной бранью, ругательством) "sos" (заменил в термине обозначения азиатов-семитов "мелкий рогатый скот" на "свиньи").
  С другой стороны, как уже упоминалось, древнеегипетское название лошади не "sus", семит., но "ssm.t"; и если Манефон, вводя новое обозначение гиксосов, всё-таки воспользовался семито-хурритским термином (желая отразить и усилить эту сторону памяти о прошлом), то "hик sus" может означать и "царь лошадей", что тоже не лишено исторического содержания (подобно "hик амеу"), а древнего историографа тогда можно считать беспристрастным и объективным.
  Приведём некоторые биографические сведения об историках, столь неразры- вно связанных с вопросом о гиксосах.
  Египтянин Манефон (Мои-н-Тот (283-246 гг. до н.э.)), уроженец города Себен-нитоса в Нижнем Египте,- широко образованный жрец-историограф Гелиополиса, имел доступ к первоисточникам и обладал египетской традицией.
  Иосиф Флавий (Йосеф бен Матитьягу hакоhен (ок. 37-100 г. н.э.)) - официа- льный римский историк, пользовавшийся покровительством царствующего дома Флавиев. Первоначально священнослужитель (коhен) Иерусалимского Храма, а затем и главнокомандующий повстанческими отрядами в Галилее во время Иудейской войны. Был взят в плен римлянами, но позднее освобожден от рабства как вольноотпущенник императора Веспасиана. До конца своих дней Иосиф оставался верен иудаизму. Его книги, написанные по-гречески, были рассчитаны на неевреев, которых Флавий стремился ознакомить с историей и религией своего древнего народа.
  
  5. Гиксосское наследие Египта.
  "Сильное влияние одной нации (этноса) на другую почти всегда оставляет след в языке",- писал большой эрудит Эрнест Ренан (92.с175).
  Языком межплеменного общения гиксосов (хурритов, ханаанеев и хаабиру Рутену (Сирии), а также остальных азиатов) в захваченном Египте, вероятно, по устоявшейся угаритской традиции, был угаритский диалект ханаанейского языка, ибо преимущественно этот семитический язык, как язык победителей, и был воспринят в покорённой стране, чему существует достаточно свидетельств.
  В текстах, составленных жрецами или учёными Египта, постоянно встречаются аккадские и ханаанейские слова, такие как: раам (вернул, возвратил), сар (князь, правитель), баб (ворота, дверь), рош (голова), шалом (мир; приветствие), барух (благословение), бейт (дом), беэр (колодец). При Тутмосе III и Аменхотепе II египетское воинское звание "господин войска" звучало как "адон войска" (48. с276). Фараон Хоремхеб (Горус по Манефону), прежде, чем занять трон, носил придворное звание "Адон всей земли в продолжение многих лет". Наименования "адон" и "аб" ("отец"), которыми библейский Иосиф сам называет себя (Быт.45.9) перед своими братьями, вошли в египетскую речь, как названия должностей: адон пехоты, адон казнохранилища, адон мастерских фараона и т.п. В "Папирусе Анастази I" (эпоха Рамсеса II) встречаются многочисленные семитизмы (94.с341), на- пример, такие, как "махор" ("витязь"). В надписи в заупокойном храме, выстроенном для себя фараоном Мернептахом в Фивах (48.с331), слово "пощады" (по смыслу) передано семитическим "шалом" ("мира"). Письма и памятные надписи эпохи Рамессидов переполнены семитическими словами и выражениями. Во времена Х1Х и ХХ династий: "мода на семитизмы дошла до смешного: вместо египетских слов в речь беспрерывно вставлялись слова семитские и даже египетским словам старались придать семитскую форму" (48.с190). Отличительной чертой литературы периода ХVIII-ХХ династий также было пристрастие к использованию семитических слов (94.), которыми пересыпаны оды в честь царей и многочисленные фиктивные письма, служившие писцам образцами модного стиля. Такие слова особенно часто и охотно употреблялись египтянами в качестве военных терминов.
  Следует отметить, что этнографическая связь египетского языка с семитическими (94.с65) существовала с доисторических времён. Зафиксировано родство языков в корнях, суффиксах, грамматических формах, в законе трёхбуквенности и второстепенного значения гласных.
  Египтяне охотно перенимали ханаанейские, аккадские и хурритские имена гиксосов ("Сборник египетских имён Либлейна"), такие, как Баал-Махор, Пет-Ба- ал, Машшу, Песахелес, Немурод, Капур и др. Документально засвидетельствовано, что даже Фиванские жрецы бога Амона давали своим детям гиксосские имена. Вассалы, правители номов (номархи), низкопоклонствуя, подражали сюзерену, фараону. Так, Фиванский номарх, современник царя Апопи Океннира, носил имя Секкенира III. Имя царя гиксосов "Апопи" сделалось обыденным в Египте. Танах свидетельствует, что египтяне не гнушались вступать и в смешенные браки с гиксосами-хаабиру (например, Асеннейт, жена Иосифа, а также мать (Агарь) и вторая жена (Патума) Измаила - египтянки).
  В свою очередь, за годы пребывания в Египте, чужеземцы восприняли многие нравы и обычаи египтян, их язык, письменность и литературу. В старинных египетских традициях был организован и двор гиксосских царей. Гиксосы и выглядели, как настоящие египтяне (одеты, побриты и в париках): когда похоронная процессия с телом Иакова прибыла в Ханаан, "жители той земли, ханаанеи... сказали: велик плач этот у египтян".
  Даже традиционная практика захоронения у "черноголовых" (наиболее консервативный ритуал, связанный с отправлением культа предков) в результате длительной ассимиляции претерпела значительные изменения: Иосиф "повелел... бальзамировать его (Иакова)" по египетским обычаям (сорок дней), "ибо столько дней употребляется на бальзамирование" (сам Иосиф также был бальзамирован, а его мумия положена в деревянный гроб). "И оплакали его египтяне (и гиксосы) семьдесят дней", как принято в Египте.
  Участники похоронной процессии с телом Иакова (из Египта по пути к пещере Махпела в Ханаане (Быт.50.10-13)): "дошли они до Горен Аатада при Иордане и плакали там... и он (Иосиф) свершал траур (не по-египетски) по отце своём семь дней (на Горен Аатад)".
  Здесь "горен" ("גרן")- "гумно, ток", а "атад"- "заманиха, верблюжья колючка"; т.е. "Горен Аатад"- гумно "Верблюжья колючка".
  При погребении Иакова, по преданию от раби Абаггу ("Абба-Агга"- имя аккадо-шумерское), присутствовали сыновья Исава и Измаила, а также потомки Хетуры, т.е. собрались представители большинства племён "черноголовых" региона. "Плачь великий" Иосифа и его спутников, похоронная церемония, происходил по древнему месопотамскому обычаю - на току (гумне) одной из деревень, расположенной на территории империи гиксосов. Примечательно (99.с426), что похо- ронные обряды (и свадьбы) у крестьян Сирии ("Сирия"- как историко-географи- ческая область) и в наше время всё ещё проводятся на току (древние сирийцы - потомки "черноголовых").
  Примечательно, что на личных цилиндрических печатях, не характерных для Египта (где обычно применялись печати-скарабеи с надписями на овале внизу), найденных в Палестине (94.с162), иногда встречаются рядом с аккадской клинописью и египетские иероглифы.
  Существует мнение, что гиксосы ознакомили египтян с изготовлением железа. Ю.Заблоцкая упоминает о том, что хурриты в XVIII в. до н. э. знали железо, технологию изготовления которого они могли позаимствовать у хатти, которые изготавливали железо ещё в III тыс. до н.э. Как показали лингвистические исследования, проделанные В.В. Ивановым, хетты переняли технологию выплавки железа и само название металла у хатти. В "каппадокийских табличках" не раз упоминается драгоценный металл "амутум" - железо. Подобное название проникло в хурритский, аккадский и др. языки.
  Считается (14.;81.), что "пастухи овец и коз (hик(у) амеу)" занесли в Египет новый ткацкий станок и новые ирригационные методы (плотины практиковались на великих реках Месопотамии). Древнеегипетские мастера переняли и некоторые строительные приёмы, присущие Месопотамии (62.с413). Обнаружена зависимость египетской системы мер и весов (приспособленной к десятеричной системе исчисления) от шумерской,- двенадцатеричной (94.).
  Применение египтянами ханаанских серповидных мечей, образцы которых найдены в древнейших гробницах Библа (14.с 263; 80.с237.), подтверждено только со времён Тутмоса III. Ношение кольчуги пришло в Египет из Рутену (видимо, от хурритов).
  Использование некоторых домашних животных египтянами (48.) было инициировано гиксосами: помимо лошади (хурриты), египтяне ознакомились с верблюдом ("кораблём пустыни" кочевников-шасу) и особой породой быков - "(ха)- абир" (месопотамской, судя по фонетике названия). "Пастухи" занесли в Египет (80.с99) также гранатовые и оливковые деревья и яблони (оседлые жители Хана- ана).
  Самые расхожие египетские украшения на колесницах: пальметки, противоборствующие звери, спиральные завитки - азиатского, гиксосского, происхождения. Наглазники же упряжи, сбруи, традиционно украшало изображение бога Сета (Сетха)- главного бога гиксосов. Некоторые тёмные аспекты истории древнеегипетских украшений связаны с серьгами. По не выясненным пока причинам до эпохи Нового Царства египтяне не носили серег. На этот факт обратил внимание Г.Картер в публикации о памятниках гробницы Тутанхамона. Египтолог выдвинул предположение о том, что серьги "завезли" в Египет гиксосы.
  Среди новых форм и образов изобразительного искусства, обретённых египтянами в эпоху владычества гиксосов в Египте, наиболее характерен крылатый сфинкс (мотив, присущий искусству Месопотамии - образ Шедду).
  Ко времени гиксосов (по типу и характеру работы) относится (48.с204) хра- нящаяся в музее Булака гранитная группа без надписи: две фигуры поддержива- ют маленький стол с приношениями рыб и цветов. Характер приношений может указывать на принадлежность жертвователя к гиксосам-хабиру: рыба - традицио- ное приношение богу вод Эа (Энки); а цветы - приношение Ра-Горахте (либо Иш- тар, как родовой богине).
  Историческое литературоведение отмечает (8.с549), что вся египетская "проза", вплоть до первых веков I тыс. до н.э., - это либо чистые стихи, либо ритмизованная проза, подобные образцам, принятым в художественной литературе "черноголовых" Шумера и Аккада.
  В конце эпохи правления ХII династии, в качестве антитезы традиционно общепринятой в среде египтян догме о бессмертном загробном существовании,- второй и главной, лучшей части жизни египтянина, появилась так называемая "Песнь арфиста" ("Песнь из дома усопшего царя Антефа, начертанная перед певцом с арфой"), в которой отношение древних египтян к смерти отмечено не свойственной им печатью двойственности (31.с161): с одной стороны, восторг,- лику- ющее принятие смерти и загробной жизни; с другой,- неподдельный ужас и страх простого человека перед её приходом. Прежде боялись лишь результатов загробного суда: "О Ра!.., спаси меня от этого бога, который тащит грешников на верёвке к месту убиения, чтобы растерзать души" ("Книга Мёртвых", Гл.107). Но с приходом в страну "черноголовых" беженцев, гиксосов первой волны, в сознание египтян было привнесено шумеро-аккадское восприятие жизни и смерти: "Ничто не дорого, кроме сладостной жизни ("Поучения Шуруппака")"; а преисподняя, "Страна без возврата" для "черноголового", это - "дом, откуда вошедший никогда не выходит", где тень умершего влачит вечное безрадостное существование.
  Все пятнадцать текстов "Песни арфиста" связаны между собой общим напра- влением мысли, одним, определённым, мироощущением (8.с27): всё на земле бренно, решительно всё на земле обречено на исчезновение; но пока ты не умер,- живи и радуйся жизни (идеология эпоса о Гильгамеше).
  Из эпоса о Гильгамеше: "А человек - сочтены его годы; чтоб он не делал - всё ветер!" (8.с176); "Судьба людская проходит - ничто не остаётся в мире"; или "Ты же, Гильгамеш... днём и ночью да будешь весел... светлы да будут твои одежды, волосы чисты... Праздник справляй ежедневно" (8. с206).
  Приведём для сравнения и отрывок из "Песни из дома усопшего царя Антефа, начертанной перед певцом с арфой":
   Одни поколения уходят, а другие - приходят.
   Одни строили дома - не сохранилось даже места, где они стояли,
   Словно никогда их и не было.
   Никто ещё не приходил оттуда, чтобы рассказать, что там.
   А потому утешь своё сердце, следуй его желаниям,
   Пока ты существуешь.
   Надуши свою голову миррой, умасти себя благовониями,
   Облачись в лучшие ткани.
   Совершай свои дела на земле... себе на благо.
   Пока не придёт к тебе день оплакивания,
   А потому празднуй (каждый) прекрасный день
   И не изнуряй себя (трудом).
   Видишь, никто не взял с собой своего достояния;
   Видишь, никто из ушедших не вернулся обратно.
  Данный отрывок типологически (в оценке главных человеческих ценностей) близок не только "Сказанию о Гильгамеше", но и, соответственно, афористике "Экклезиаста", например: "Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей" (Еккл.9.8,9).
  Аккадские фрагменты эпоса о Гильгамеше найдены в городе Мегиддо (ХV-X1V вв. до н.э.); обнаружены также и фрагменты переводов этого сказания на хурритский и хеттский языки (ХV-X1V вв. до н.э.). В Тель-Амарнском архиве хранился (54.с551) текст повести о Саргоне Древнем, озаглавленный "Царь битв", а также и миф об Адапе (99.с114).
  Существует мнение (54.с169), что именно гиксосы (и тогда это - финикийцы либо угаритцы), значительно упростив египетское письмо, создали на базе иероглифов алфавит - демотическое письмо (писали справа налево).
  С появлением работ Гоммеля (94.с173) поставлен и дебатируется вопрос вли- яния Месопотамии на Египетскую культуру. Найдены аналогии в искусстве, быте и религии (94.с65). При раскопках в Нильской долине (62.с70), в культурных слоях, отнесённых к эпохе Нагада II (соответствует Позднеурукскому периоду, 3250-3000 гг. до н.э.), были открыты шумерские предметы роскоши, сосуды с ручками, пестики, а также цилиндрические печати. На сланцевой плитке (пластинке) фара- она Менеса (Мена, Мину; ок. 3000 г. до н.э.) присутствуют типичные шумерские мотивы, восходящие к эпохе Урука,- фантастические животные с длинными, переплетёнными шеями; поле битвы с коршунами (94.) и др.. На рукоятке кинжала, вырезанной из слоновой кости (обнаружена в Джебель-эль-Араке, неподалёку от Абидоса, и отнесена к периоду 3000-2800 гг. до н.э.), изображены традиционные для шумеров картины: бог Думузи с двумя львами; дикие козы в кустах; лев, набрасывающийся на овцу (сюжет одной из шумерских басен); пастухи, погоняющие стадо.
  Поскольку факт воздействия культуры шумеров на египтян достоверно (или правдоподобно) не объяснён (не только не доказано, но даже и не упоминается ни в одной работе о вхождении "черноголовых" в племенной союз гиксосов), выдвинута гипотеза о том, что часть шумеров, достигших вначале берегов Персидского залива и обосновавшихся в районе дельты рек Тигра и Евфрата (город Эредуг), затем мигрировала к берегам Красного моря, закрепилась там и влилась в египетский этнос (62.с53), (отсюда и датировка - отнесение ряда артефактов к додинастическому и архаичному периодам истории Египта).
  В эпоху Нового царства (ХIII-ХХ династии) в Египте широко представлены божества западных семитов (96.с115-117). Большинство заимствованных у азиа- тов-победителей богов, естественно, (50.с98) имели военное значение (боги войны). Уровень восприятия этих богов египтянами хорошо иллюстрируется эмоци- ями Рамсеса II на поле битвы с хеттами. Покинутый своими войнами, оставшийся один в окружении бесчисленных врагов, царь воззвал к великому Амону-Ра и, воодушевленный Всевышним, обрёл спокойствие и уверенность в своих силах (94.с359): "Я (сделался) подобен Монту (Менту), стреляя правой рукой и хватая левой. Я (сделался) подобен (могучему) Баалу (Баал-Хаддаду) в его годину (в эпоху гиксосов) перед нами (египтянами)".
  Как известно, образ древнеегипетского бога войны Монту с воцарением Х11 династии померк,- слился с Амоном в синтетическом образе "Амон-Ра-Монту". В дальнейшем культ Амона-Ра почти полностью вытеснил культ Монту (49-2.с176), (фараону Х1Х династии Рамсесу II не позволительно, грешно утверждать, что он уподобился богу Амону-Ра). Следовательно, в образе "Менту" можно усматривать не только древнего бога битвы, но и богиню-львицу Мент(у)-Сехмет.
  Сехмет (др.егип. "shmt, sahma" (Сехмет, Сахма, Сахми); демот.- Сехме)- "могучая", егип.; богиня, входившая в Мемфисскую Триаду (город Мемфис - центр культа Сехмет). Она - богиня войны (военных походов и сражений) и палящего солнца; её вид наводит ужас на противника, а пламя её дыхания уничтожает всё. Почиталась во всём Египте. Изображалась Сехмет в виде женщины с головой львицы (богиня-львица) и солнечным диском (над головой). Богиня Сехмет идентифицировалась и с Хатхор, богиней Неба (71.с284), и с тремя-четырьмя богинями-львицами, и, в частности, с Мент(у), (Монт(у)); о которой известно (49-2.;71) только это (факт отождествления), и с Астартой-Иштар.
  Последняя (Астарта-Иштар), будучи отождествлена с Сехмет, вошла в Мемфисскую Триаду богов. В Мемфисе, где гиксосские цари первоначально расположили свою резиденцию, было возведено (очевидно, первыми царями гиксосов) и святилище Иштар-Астарты (50.). Имя Астарты даже сделалось частью теофорных имён многих египтянок (80.с74).
  В 1902 году египтолог Шпигельберг разобрал фрагменты одного из папиру- сов коллекций "Amherst" (50.с106), в котором повествовалось о принятии Астар- ты (Иштар) в египетский пантеон богов (Мемфисский миф): "Вот Астарта сидит на берегу моря; (и) говорит оно (Море) её: "Откуда пришла ты, дщерь Птаха (иде- нтифицировался с Хусаром), богиня могучая, бурная? Разве твоя обувь не износилась? Разве одеяние, что на тебе, не обветшало во время хождений туда и сюда по небу и земле?"... Астарта выслушала Море и поднялась, чтобы идти к Эннеаде... Великие (боги египетские) увидели её и стали перед нею. Малые (боги) увидели её - легли на животы (вероятно, в мифе отражено чувство страха, испытанное египтянами перед воинством гиксосов на начальном этапе их вторжения). Дали ей трон. Она села. Принесли ей дары моря (она же и великая Асират морская). Посланник Птаха (в Мемфисской космогонии демиурга и главы богов) явился, чтобы сказать (передать ей) эти слова... (далее текст отсутствует)".
  Гиксосская богиня Иштар-Астарта-Анат во многом тождественна древнеегипетской Сехмет. Известно, что ранее, в Ханаане, Астарта (Анат), аналогично Сех- мет, также идентифицировалась с богиней Хатхор (на барельефах и в бронзе Астарта изображалась с атрибутами Хатхор и имела совершенно египетский облик (50.с108; 94.с 382)). Анат и Сехмет, приходя в восторг от пролития крови, одинаково свирепы и воинственны. В период Древнего Царства Сехмет называли матерью царей. Иштар-Астарта- также покровительница царей и царской власти. Сех- хмет, обладавшая божественной созидательной энергией, была известна и как бо- гиня-целительница (покровительница лекарей). Отождествление её с Иштар-Ас- тартой сделало и последнюю врачевательницей: царь хурритов Митанни Тушрата посылает (с возвратом) Аменхотепу III статую богини Иштар Ниневийской для исцеления от болезни (из письма Тушраты (94.с290) следует, что личная богиня его рода (эта статуэтка), уже побывала в Египте). Священное животное и Сехмет, и Иштар, как богини войны,- львица: "О (Иштар), моя владычица, львица боя, ты, которая бросается могучим прыжком на вражеские страны" (Из надписи Утухен- галя, энси Урука, победителя кутиев (62.с152)).
  В более поздних текстах, воспевающих героическую борьбу Гора с Сетом и его воинством, говорится, что Астарта (Иштар) принимает участие в битвах богов египтян уже как союзница Гора и Ра (текст из храма города Эдфу): "И Хор сказал: "Поспеши, о Ра! Отыщем врагов, что внизу, на земле!" И тогда Ра, святой, пошёл; и Астарта была с ним (в его "Небесной ладье"). И искали они... (Сетха)".
  В Египте эпохи Нового Царства богини Астарта-Анат и Иштар ("владычица побед на небе и на земле" (Гимн царю Шульги)) воспринимались уже как одна, единая, богиня - Астарта ("Анаташтарт" - известно со второй половине II тыс. до н.э.),- богиня войны (договор Ассархаддона с Баалом): "Астарта да сокрушит в страшной сече ваш лук".
  На египетских надгробных плитах иногда встречается (50.с98) изображение богини-воительницы Анат со щитом и копьём в одной руке, и с боевой секирой - в другой. Приведём отрывок из текста (стела из Бейт-Шаана; XIII в. до н.э.) пос- вящения богине Анат: "Анат(ит), Повелительнице Небес и Госпоже всех богов", которая "охраняет жизнь, силу и здоровье Ка (одной из душ) Неси Нехта (египетского чиновника)". Анат изображена в длинной одежде, она носит двойную еги- петскую корону, анк и скипетр (107.с218). В Танисе, в частности, открыт храм Анат (106.с276).
  Как богиня войны, Астарта-Иштар сближается с Анат: "слава вам боги, вышедшие из Гермополя... запечатайте рты, закройте уста, как запечатаны уста меча Анат и Астарты, великих богинь, зачинающих и не рождающих, запечатанных Гором и основанных на Сете" (Папирус Харриса, составленный при Раамсесе 1V), (50.).
  Много позже этот египетско-гиксосский сюжет нашёл отражение в Ветхом Завете: "заключил (запечатал) Господь всякое чрево (лоно) в доме Авимелеха за Сарру" (Быт.20.1-18). Народное творчество развило эту тему (99.с239): "Бог не только обесплодил герарских женщин (филистимлянок), но и заключил всякие чресла... (и) измученные (запором) люди жаловались друг другу: "Ещё одна такая ночь, и мы умрём!".
  Весьма показателен и следующий египетский текст (80.с250): "И тогда ободрённый... царевич с помощью Решефа и Астарты (Астарта-Иштар (Ниневийская)-Шавушка - богиня-воительница, "восседающая на лошади" (64.с146); известны её египетские изображения в виде нагой всадницы, стреляющей из лука), богов той страны, откуда прибыли (в Египет) лошади, принялся за дело" (за обучение уп- равлению упряжью лошадей колесницы).
  Известно (50.с105), что великий воитель фараон Рамсес II особенно чтил Астарту-Иштар. Царь отвёл богине восточный квартал своей новой столицы (Аварис) и дал одному из своих сыновей её имя. На берегу Средиземного моря, вблизи озера Сирбонис (50.с48), Рамсес воздвиг храм богине Астарте-Анат (87 на 110 м). Ещё Ренаном обнаружен барельеф (50.с109) с изображением фараона, на которого с любовью смотрит прижавшаяся к его плечу богиня Астарта.
  В птолемеевские времена, в священном городе бога Гора Эдфу (Бехутет, западный берег Нила; 25 град. сев. шир.), на месте прежнего здания эпохи Тутмоса III, был воссоздан заново храм Гора. В храмовой надписи от лица самого бога го- ворится: "Они заложили мой дом как работу древности и моё святилище как работу предшественников" (Chassinat E. Le temple d`Edfou.I-XIV.Le Caire, IV, 9, 6.). Согласно надписи, общий план здания храма был сделан по предписаниям свяще- нной книги Имхотепа: "Книга основания храмов богам первой Девятки". Строительные тексты, обнаруженные в храме, убедительно свидетельствуют, что новый дом бога являлся повторением прахрама (Н.А.Померанцева Эстетические ос- новы искусства Древнего Египта. М.Искусство, 1985.с55.).
  Несомненно, что восстановлено было и найденное в этом птолемеевском хра- ме Хора изображение синтетической богини Хатхор-Сехмет-Менту-Астарты-Иш- тар-Шавушки, входящей в Мемфисскую триаду. Божество изображено (71.илл. IХ) в облике Сехмет-Менту, египетской богини-львицы с солнечным диском над головой, которая, в качестве аккадо-хурритской Иштар-Шавушки ("владычицы коней и колесниц") с кнутом и вожжами в руках, стоя на колеснице, запряжённой в упряжку из четырёх коней, поражает врагов и мчится по их трупам (50.с 105). Богиню (как богиню Неба Хатхор-Сехмет-Иштар-Астарту) сопровождает "небесная" символика: четыре коня, четыре линии вожжей, четыре поперечные перекладины в колеснице, восемь спиц в колесе,- набор из четырёх компонентов, что в сумме составляет (плюс сам "набор", как слагаемое) пять,- хтоническое число, указывающее на то, что в таком виде, такой ипостаси, она,- богиня Неба, несёт смерть (как богиня войны).
  Итак, отождествление образов богинь Сехмет-Менту и Астарты-Иштар произошло при "обоюдном заимствовании" ипостасей, что расширило функции нового синтетического божества (как бы оно не называлось поклонявшимися ему азиатами или египтянами).
   В Саисском номе Дельты, где обосновались гиксосы, и куда их цари перенесли свою резиденцию, издревле почитался бог и хозяин этой земли (исконной зе- мли Рамессидов) - воитель Сетх и находилось (в районе Ровати-Авариса) его святилище (54.с167). Поэтому и (Папирус Салье I) "царь Апопи (Ра-аа-аб-тауи) избрал своим богом Сета в качестве господина (этой земли) и не кланялся никакому (другому) богу египетскому. И он (Апопи) построил ему (Сету) храм превосходной работы и долговечный... рядом с дворцом царя... Апопи установил празднества и дни для приношений Сету во всякое время... И он поднимался каждый день, чтобы ежедневно приносить жертву... скотом Сету; и сановники его величества несли гирлянды цветов, подобно тому, как это делается в храме Ра-Горахте" (27., 48.); т.е. Апопи Ра-аа-аб-тауи, подобно номархам Среднего Царства, возложил на себя функции верховного жреца главного бога гиксосов (ранее же главным жрецом бога Сетха был номарх из дома Рамессидов).
  В египетской мифологии бог Сетх (др.егип.- "swthi, suthi" ("Сутэхи"- "Светлейший"); ср.егип.- Сутх; позд.егип-. "Seth" (Сэтх); демот.- Сет(х); лат.- "Seth")- брат Осириса, Исиды и Нефтиды, олицетворявший стихийные силы природы. Его священное животное - осёл (традиционно Сетх изображался в виде человека с го- ловой осла).
  Сетх - могучий бог-воитель; бог грозы, его оружие - огненное копьё, которым он поражает огромного змея Апопа, живущего в глубине первозданного океана и олицетворяющего мрак и хаос, небытиё и зло, извечного врага демиурга, лучезар- ного бога Ра, и мирового порядка. Около полудня, когда солнечная ладья Ра-Гор- ахте достигает вершины горы небосвода, огромный змей нападает на Ра и одним глотком заглатывает (выпивает) часть небесного потока (небесного Нила). Но мо- гучий и бестрепетный Сетх, стоя на носу небесной ладьи, "направляет против не- го своё огненное копьё ((71. Рис.15)- прямо в пасть змея) и заставляет Апопа вернуть всё, что тот проглотил" (Книга Мёртвых. Гл.108), и посрамлённый, змей Ап- оп скрывается на дне океана.
  Ещё во время Рамсеса II бог Сетх был любим и почитаем в Египте: "Слава тебе, Сет! - сын (богини) Нут, крепкий в священной ладье (Ра)... даруй мне счастливое существование, дабы я служил тебе". Царственная семья Рамессидов (фараоны - Сети I, Сети II, Сетенехт), потомственных номархов Саисского нома, гордилась своим происхождением от Сетха, как "непосредственного" отца каждого из них.
  Царь объединённого Египта считался "господином обоих венцов Гора и Сета", и носил, как символ единения страны, одновременно обе короны (двойной ве- нец) - Юга и Севера. Ранее, до объединения Египта, Южные цари ("сутени") носили высокую белую корону ("хетгет"), их символы - лотос и гриф. Северные же цари ("биоти") носили своеобразный красный венец - ("дешрет"), их символы - папирус и кобра. В войне за объединение Древнего Египта в единое царство победил Юг, т. е. Сетх одержал победу над Гором и объединил страну.
  Боги Сетх (Сутехи) и Гор (Горахте), владыки венцов и жезлов, считались покровителями царской власти. Так, в титулатуре фараонов II династии сочетание имён Сета и Гора означало (49-2.с429) "царь (объединённой страны)". Последний фараон II династии, после нового "объединения обеих земель" принял имя "Ха- сехемуи" ("Сияющий двумя жезлами") и называл себя и Гором, и Сетом (пятый царь этой династии называл себя только Сетом), (94,с172).
  Бог Сетх эпохи гиксосов - "самый азиатский из всех египетских богов", отмечал египтолог Пьер Монте (80.с237). Он носил шлем "сирийского война" (т.е. "че- рноголового" из Рутену) с солнечным диском (египетский мотив) между рогами (шлем с рогами - головной убор Балу), оплетёнными лентами (символика Иштар-Астарты-Анат), которые у самой земли завязывались треугольным бантом (символика богини Неба, указывающая на её связь с Сетом (Астарта-Анат - жена Сетха-Баал-Хаддада)). Гиксосский Сетх носил азиатское одеяние и походил на Баал-Цафона-Хаддада, "как родной брат". В частности, стела с изображением (107.с 217) "правительственного писца и хранителя дома серебра" Мами была посвящена "Сетху из Цафона".
  Синкретический бог Баал-Хаддад, в образе которого слились угаритский Баал-Цафон, аккадский Аддад и хурритский Тешшуб ещё до эпохи владычества ги- ксосов в Египте (и которого только жители Угарита и его окрестностей (ханаанеи, "черноголовые" и хурриты) могли занести в Египет),- громовержец, бог-воитель, победитель змея,- очень походил на древнеегипетского Сетха, и, по единодушному мнению историков (49.), был отождествлён с ним ко времени правления четвёртого фараона гиксосов Апопи Ра-аа-аб-тауи (ещё Группе (50.с105) до- казывал тождественность (для Амарнского периода) угаритского Баал-Цафона и египетского Сетха).
  В Угарите (Рас-Шамра) обнаружен местный рельеф с изображением божества (очевидно, что не Илу, а Баал-Хаддада). Стиль причёски и увенчанный рогами головной убор, а также покрой верхней одежды бородатого бога явно месопотамского происхождения; но поклоняющиеся ему люди (правители) носят египетские головные повязки с изображением кобры (107.с188).
  Из египетских источников (49.) известен миф, в котором Сетх (Баал-Цафон) снимает печать, наложенную Гором на лоно богинь Анат и Астарты, после чего Ра отдает обеих богинь Сетху в жёны (Анат - жена Балу). В мифе повествуется о священном соитии Сетха (Балу) и Анат (как в текстах из Угарита). Известен также миф (египетский источник) о борьбе Сетха и бога моря Йаму за власть над миром (также Угаритский сюжет из цикла о Балу), в которой посредницей выступает Астарта (великая Асират морская Угаритских текстов), а победу, естественно, одерживает Сетх (Баал-Цафон-Хаддад).
  Ещё во времена войн Рамсеса II с хеттами слово "Сет" было также и именем нарицательным в представлениях египтян Нового Царства и хеттов, и означало просто "бог" (как "ваал" или "эл") или, точнее, главный бог. В знаменитом договоре Рамсеса II с хеттами (ок.1270 г. до н.э.), помимо "Сета", как владыки неба, упоминаются: и "Сет" земли хеттов, и "Сеты" различных городов (Сет города Джапуранда, Сет города Пайраки и т.п.). В центре серебряной дощечки с текстом договора (на лицевой стороне) изображён Сет, обнимающий великого царя страны хеттов, облачённого в жреческие одежды, и выгравированы слова: "Печать Сета, царя небесного (синкретический Сетх-Баал-Хаддад-Тешшуб - главный бог хеттов), печать договора, заключённого (царём) Хаттусилисом - государем" (94. с326-327). Такая же сцена объятий изображена и на трёх печатях Муваталлиса. В надписи, восхваляющей Сетенехта, первого фараона ХХ династии, подавившего мятеж и устранившего беспорядки в стране, говорится: " Он (царь) был подобен Сетху, когда тот бушует" (из Папируса Харриса).
  С начала XII в. до н.э., по-видимому, в политических интересах определённых групп аристократии, борющихся за власть (вероятно, со времён смерти фара- она Рамсеса III, павшего жертвой заговора своих приближенных), бог Сетх,- не только в прошлом главное божество презренных азиатов-гиксосов, но и бог дома Рамессидов, постепенно превращается в источник греха и всяческого зла.
  До середины периода Нового царства личные имена "Сети" встречаются ещё достаточно часто. Однако в конце этой эпохи возникли жреческие тексты об истории борьбы между Сетом и Гором (71.с183), и, наверное, поэтому с ХII в. до н. э. использование имени бога Сета в теофорных именах более не обнаружено (80. с74). Очевидно, что данный цикл мифопоэтических текстов и соответствующих мистерий, появившийся через века после изгнания гиксосов, но тем не менее си- льно порочащий царственный дом Раммесидов, запущен Фиванским жречеством как идеологическое оружие. Дискредитация родового бога Раммесидов подрывала правовые и нравственные устои правления фараонов ХХ династии (у аморального, грешного, не вызывающего уважение отца и дети такие же).
  Не исключено (побуждения очевидны), что в своё время номархи-Раммесиды роднились с царями-гиксосами Авариса (о чём в Фивах не забыли) и посещали великолепный храм Сетха, выстроенный фараоном Апопи по традиции на месте их старого родового святилища (возможно, отсюда и большая приверженность Раамсеса II к гиксосским богам)).
  В обстановке наметившегося (а далее и усилившегося) политического и экономического размежевания Нижнего и Верхнего Египта вскоре после реформ Аменхотепа IV Эхнатона, Фиванское жречество периодически брало в свои руки всю полноту власти. Попытки Раамсеса IX как-то урезать права верховного жреца Амона не увенчались успехом (тогда-то, видимо, и появились наиболее красочные эпизоды борьбы Сетха и Гора). В конце концов, при последнем фараоне династии Раммесидов - Раамсесе XI, верховному жрецу Амона Херихору (Хери-Гору) удаётся сконцентрировать в своих руках все высшие должности государства (в том числе и командование войсками), и после смерти Раамсеса XI он захватывает власть на Юге страны, а в Дельте возникает собственная династия (со столицей в Пер-Рамсесе (2.с291)).
  Ортодоксальное древнеегипетское (особенно Фиванское) жречество, путём религиозной пропаганды, постаралось (имя Сетха также, как и имена гиксосских фараонов, выскабливалось из текстов), чтобы представления простого египтянина о "Светлейшем", великом боге, избранном на благо гиксосов "hеку амеу" Апопи, изменились таким образом (с некоторых пор имя "Сетх" избегали даже произносить и писать), чтобы Сетх, бог-предатель, мыслился только, как змей Апоп, демон, глава тёмных сил подземного мира (Дуата), способный принимать любой образ ("Книга о свержении Апопа, врага Ра, врага Осириса"), извечный противник Ра-Горахте. Поэтому в "Ладье Вечности", солнечной ладье Ра, Сетх был заменён Гором Бехдетским.
  И образ бога Сетха со временем приобрел сугубо негативную окраску, сделался объектом насмешек, соединившим в себе все три ненавистных, презираемых имени: Сетх, Апопи и Цафон. В этом образе наименование "Апопи" - уже не имя царя, человека, но змея - "Апоп", и мифологически, и исторически неразрывно связанное с богом Сетхом. Цафон также уже не угаритский Баал-Цафон, а опять-таки змей, но древнегреческий - Тифон (94.), (созвучие почти полное),- огнедышащий пятидесятиголовый дракон неимоверных размеров, демон (как считали пифагорейцы), враг Зевса, Всевышнего; однако сумевшего однажды даже одержать победу над ним (возможная параллель к гиксосскому этапу истории Египта).
  С VIII в. до н.э., образ бога Сетха ("Светлейшего") воплощал в себе лишь тё- мное, злое, демоническое начало; его, трусливо прятавшегося, постоянно убивали то бог Гор, то его мать Исида. Сетх был навсегда вычеркнут из состава Энеады (девятки) главных богов Египта и заменён Гором.
  О том, что цикл мифов о борьбе Гора и Сета возник не сразу после изгнания гиксосов, свидетельствуют эти же мифы (83.с83): убитый Сетом бог Осирис, перед тем, как спуститься в Загробный мир, дабы убедиться в готовности своего сы- на Гора к бою с могучим Сетом, задает юноше вопрос: "Какое животное больше всего помогает войнам во время битвы?" И Гор отвечает: "Больше всего пользы в сражении от коня". Гор не только мстил за отца, но и отстаивал своё право на трон земного владыки (как и цари Фиванской XVIII династии в борьбе с гиксосами). Но убить Сетха бог Гор так и не смог. Всякий раз богу гиксосов удавалось в последний момент спастись (подобно самим гиксосам). Даже когда Гор, схватив Сета за длинные ослиные уши, замахивался мечом, чтобы снести злодею голову, Сетх то превращался в змея и уползал под камень, то, обернувшись гиппопотамом или крокодилом, нырял в воду и прятался на дне реки.
  Война (на равных) двух богов (т.е. египтян и гиксосов) продолжалась (83.с 85) только восемьдесят лет (до прихода к власти великого завоевателя Тутмоса III в 1490 г. до н.э. (год изгнания гиксосов (ок.1570) минус 80), совершившего в том же году свой первый блистательный победный поход в Ханаан, Сирию и Нахарин).
  На цилиндрической печати (с аккадской клинописной надписью), найденной в Сидоне, представлены бог Сетх (в виде человека с головой осла и египетским посохом власти в руках) и ещё одно общеханаанейское божество (помимо Астарты) - бог войны и покровитель оружия Рашапа (Решпу, Решеф), изображённый по -египетски как бог-воитель,- с копьём, щитом и секирой в руках; босой, в египетской одежде и в короне Нижнего Египта (50.с102, пр.50). В пантеон египетских богов Рашапа вошёл как: "господин долгих времён, царь вечности; господин силы в среде сонма богов" (48.с191). Рашапа отождествлялся с египетским богом войны Монту (106.с287).
  Упомянем ещё раз и хурритского бога-целителя лошадей Харану, также вошедшего в пантеон египетских богов.
  
  6. Гиксосы второй волны.
  Археологическими материалами особенно хорошо засвидетельствовано царс- твование Хиана (Киана). Картуш с именем этого фараона гиксосов выгравирован на небольшом каменном льве (94.с264), обнаруженном в Багдаде. Предполагается, что этот лев был поставлен Хианом на северной границе своего царства, в состав которого входила вся Сирия. Скарабеи Киана найдены в Гезере. На Крите, в Кносском дворце, знаменитый археолог Эванс нашёл алебастровую пластинку с картушем: "Бог благой Свесер-ни-Ра (тронное имя), сын (бога) Ра-Киан" (гиксосские правители приняли полную титулатуру египетских фараонов), а также кувшин с именем Киана на ободе (48.). На многочисленных печатях Киана (обнаружены и в Месопотамии, и в Богазкёе) сохранились его титулы: "правитель инозе- мных стран (HqA-xAswt)", "благой правитель", "благой бог (как фараон)". При Киане были установлены тесные торговые и культурные связи с Месопотамией.
   В Британском музее хранится медное тесло со следующей надписью на лез- вии: "Благородный бог Оаусерра (один из Апопи), любимый (богом) Собеком, господином Симену" (город в Верхнем царстве). Имя "Апопи" прочтено и на плечах сфинксов, найденных в Сане. Тип лица сфинксов с его изображением - семитский (48.с205). Обнаружены изображения лиц гиксосов и "ханаанейского" типа (48.с199)- широкие скулы и вздёрнутая верхняя губа.
  Среди дошедших до нас (в Туринском списке, на печатях-цилиндрах и скарабеях, в "Эгиптике" Манефона, других памятниках) имен царей-гиксосов встречаются семитские, египетские и несемитские наименования (63.с230).
  Среди этих имён к общеханаанским можно отнести такие, как Апахнан (Аба-Хнан - "отец Ханаана", Yamu ("Yaam" - "море"), Хамуди (в значении "важный, суровый"), Semen-en-ra ("шемен" - "масло, бальзам"); в сохранившейся первой части наименования гиксосского царя "Meni..." имя "Meni" может являться наименованием ханаанейского божества судьбы Мени (Мениа). Явно Угаритского происхождения имена "Анат-Хер" ("Анат довольна"), Анати ("моя Анат"), Aper-Anat, Weser-Anat.
  Возможно, аккадскими наименованиями являются: Khian (Киан, Хиан; см. Кн.I), другая известная форма имени этого фараона "Khiyaran, Khajran" интерпретируются как "рожден в ajar (айяру)", в одном из месяцев Ниппурского календаря; Бебнем (Баба-нем); Салит(ис), где - ("шалат, салат"- "владеть, править, господст- вовать", ивр.), возможно, он же - царь Шалек (Шарек), упоминаемый в генеалогических таблицах мемфисских жрецов; Yakob-her (корень "yаqb-hr",- "Йакоб (бог Син) доволен" (1662-1653 гг. до н.э. по Redford)), Yakob-(a)am (корень "ykbm", найдены печати с этим именем); Shemsu (Шемеш); Сатапи (Шет-аби - "(благой) Шет (Шеду) - отец мой"; это имя может быть интерпретировано и как "Сет-аби" - "Сет - отец мой); Шутхи ("Шет-ахи" - "Шет - мой брат"). Быть может, и наименование "Хамуш"- шумеро-аккадского происхождения: фонетически близкое ему имя сына Саргона Древнего - "Римуш", а теофорное имя одного из жителей Ура - "Син-муш-тешер" - "Син-направляющий правильным путём".
  Выше перечисленные теофорные имена царей, высвечивая их верования, отражают этнический состав не только правителей гиксосов, но и их племён.
  В Каирском музее хранится саркофаг сановника царя Апопи с арабским (шасу) именем - "Абд" ("слуга, раб"). Однако Манефон, в частности, не утверждал, что гиксосы - "арабы" того времени, но упоминал: "некоторые полагают, что это были арабы" (если предполагается этнос Аравии, сформировавшийся как следствие ассимиляции с "черноголовыми" и хурритами после изгнания гиксосов (см. ниже), то о гиксосском прошлом этого этноса легенды арабов свидетельствуют).
  К общесемитским (поскольку уточнить не представляется возможным) относятся такие имена, как Хадаш ("новый"), Бенон ("сынок"), Абу-Аш ("отец огня"), Хидам (возможно, "Кодем" - "прежде, раньше"), Апами ("Аба-ами" - "отец моего (своего) народа").
  На возможное хурритское происхождение имени царя Шеши (Шуши, Суси) - наименования, связанного с названием лошади (ss), указывал, в частности, Воль- фганг Хельк. Хурритским, следовательно, является и царское имя Сусбек.
  К несемитским наименованиям царей-гиксосов (которыми могли быть только хурриты) можно отнести такие имена, как Дарси, Сабуди, Шумби (последнее имя может оказаться и семитским).
  Примечательно, что характерная для Древнего Востока быстрая ассимиляция вождей завоевателей-гиксосов привела к путанице в вопросах определения про- исхождения Х1V и ХV1 династий (54.с169).
  Ветхий Завет (Исх.12.38) повествует о той поре: "множество разноплемённых людей вышло из Египта", но в свое время эти же племена должны были и войти туда.
  Суммируя всё выше изложенное, а также учитывая точки зрения различных исследователей о составе союза гиксосов, позволительно представить ещё одну картину на тему "гиксосы - кто они?": племена союза - выходцы из Рутену (Сирии), Палестины и Северной Аравии; по этническому составу - хурриты (что несомненно), ханаанеи (что также не вызывает сомнения), шасу и бедуины (что по- чти достоверно) и амореи (что для того времени маловероятно).
  Манефон сообщает о том, что гиксосы, выдворенные из Египта, основали город Иерусалим (Шалем) и поселились в нём (44.с23,276). Плутарх же в своём рассуждении "Об Исиде", отмечая популярность этой мифологической версии, уточняет как это произошло: главный бог гиксосов Сетх (Тифон), побеждённый египетским Гором (победа египтян и изгнание гиксосов), обратился в бегство, длившееся семь дней (45.с19); он бежал верхом на осле, своём священном животном, а когда оказался в безопасности, родил сыновей - Шалема (ханаанеянина, судя по его имени) и Иуду (хаибири). Следовательно, в представлениях этносов Древнего мира ханаанеев и евреев (хаабиру) из рода "Иуда" связывало как кровное родство (вследствие ассимиляции), так и общее гиксосское прошлое.
  Среди учёных, и в частности, представителей русской школы истории не отвергается точка зрения о том, что (1., 49.) хаабиру, в том числе и евреи, при гиксосах "возможно... сыграли в стране (Египте) очень заметную роль". Однако ни в одном из исследований нет и намёка на важнейшую, кардинальную, роль, которую в составе союза гиксосов сыграли в Египте племёна "черноголовых" и их по- томков, выходцев из Месопотамии (хотя лишь для констатации факта их участия уже отмеченных, известных науке, признаков предостаточно).
  Существует довольно много косвенных свидетельств ("улик"), указывающих на племена "черноголовых", хаабиру, как на численно доминирующую компонен- ту состава союза гиксосов.
  Иосиф Флавий (44.с53, прим.125), пересказывая содержание книги "Сефер Хаяшар", повествуется о том, что во время нахождения Авраама в Египте фараоном был некто Рикайон, прибывший в Египет из Месопотамии и хитростью зах- вативший престол (т.е. без войны, как и говорится у Манефона).
  Известно древнее предание (48.с202), сохранившееся у многих арабских авторов, рассказывающее о неком Шаддаде (вероятно, предке-эпониме) из племени адитов ((ш)адидов), покорившем Египет (видимо, первоначально подразумевался бог Шаддад, Эл Шаддай, Энлиль,- верховный бог "черноголовых", победивший богов Египта). Шаддад и его потомки, основавшие царскую династию Амалекитов, по преданию оставались более двухсот лет в Нижнем Египте и жили в Аварисе (библейское "Амалек" фонетически близко общесемитскому "(х)амелех" - "это - "царь"; слово ""(х)амелаха", ивр., означает "воцарение, возведение на престол"). Арабский историк Масуди (умер ок. 956 года) рассказывал: "Царь амалекитян Эл-Белид, сын Доума, прибыл из Сирии (Рутену), вторгся в Египет, победил его" (и воцарился).
  Казалось бы, поскольку Амалек, родоначальник амалекитян,- библейский внук Исава (Эдома), брата Иакова; то и амалекитяне - хаабиру, "черноголовые", из племени "Йакуб-эл". Однако, если первоначальное самоназвание племени амалекитян - "(ш)ад(д)ид, шаддад" отождествляется с именем "Шаддай" (и тогда ве- ликий Энлиль (Бел) является их родоплеменным богом), то амалекитяне ("(ш)ад- д)иды") представляют собой ещё одно племя хаабиру- "Шаддид" ("Эл-Шаддай"). Заметим, в частности, что в 1Цар.(15.20) приводится наименование одного из царей амалекитян - "Ага(г)", которое в прочтении "Агга", является шумерским (Ки- шским) именем. На большую вероятность второго предположения может указывать глубокая неприязнь к амалекитянам, пронизывающая Танах (при добром, уважительном отношении к эдомитянам).
  На "второй стеле Камоса", фараона-борца за независимость Египта (предшес- твенника царя Яхмоса I), говорится о его современнике, фараоне гиксосов Апопи: "Властитель (из) Рутену, мерзкий руками... Да сгинет сердце твоё, мерзкий азиат!". В автобиографической надписи военачальника Яхмоса, сына Эбана сообщается о планах Яхмоса I после победы над гиксосами: "После того, как его святей- шество поразил сирийцев земли Азии, поехал он вверх по Нилу в Хонт-нофер, чтобы разбросать горных жителей Нубии".
  Согласно приведённым текстам, последний из династии царей Апопи - азиат из Рутену (Сирии); как "hеку амеу", он - семит из Рутену (Сирии), т.е. не ханаанеянин (фенеху), не шасу-южанин и не хуррит (хурру), а, значит, хаабиру, потомок изгоев-беженцев из Месопотамии.
   Обнаружены памятники, отражающие эпоху гиксосов, в которых конкретно указано название некоего многочисленного племени захватчиков (либо это ещё одно обобщающее наименование их союза). Так, в надписи Яхмеса (Пеннехебет), флотоводца фараона Яхмоса I (94.с267) говорится: "После того, как его величество истребил ментиу (менту), он отправился... в Нубию". Сопоставление этого текста с предыдущими показывает, что гиксосы-"ментиу (менту)" это - "сирийцы зе- мли Азии", царь которых происходил из племени "черноголовых", пришедших в Египет из Рутену (Сирии).
  В надписи из уже упоминавшегося птолемевского храма Гора в городе Эдфу (копия подлинника времён Тутмоса III) перечислены различные племена и народы, среди которых иноземцы-гиксосы также идентифицированы как народ "менту, менти или мен", жители страны Ашер или Рутену (48.с203).
  Итак, согласно египетским документам, гиксосы, они же - народ "менту, мен- тиу",- "сирийцы земли Азии", жители страны "Ашер или Рутену". И тогда, это - либо хаабиру, хурриты и ханаанеи-угаритцы вместе взятые, либо какой-то один из перечисленных народов, наиболее многочисленный или наиболее досадивший египтянам. Поскольку царь гиксосов Апопи, "истреблённый" Яхмосом I вместе со всем своим народом "менту, менти", до прихода в Египет обитавшим в Рутену (Сирии),- хаабиру, "черноголовый" из Рутену (Сирии), то и его "народ мент(у)"- тоже, следовательно, "люди хаабиру", некое многочисленное племя выходцев из Месопотамии, обосновавшихся в Рутену (стране Ашер).
  Г. Бругш утверждал, что "в разные времена и на разных языках следующие имена тождественны: Сирия и Рутену (это следует и из выше приведённых египетских документов), Ашер и Менти". Следовательно, и термин "Ашер" позволительно рассматривать не только как наименование земли, но и как ещё одно наз- вание народа "Менти". (Сам Бругш, не настаивая, усматривал (в силу фонетической близости) в имени "Ашер"- "Ашшур" (Ассирию)).
  Таким образом, народ "менти, ментиу" (он же и народ "Ашер")- "черноголовые", племя которых занимало территорию того же названия ("Ашер") в Рутену.
  В соответствии с представлениями Древнего Мира, если название ("Мент(и)-Ашер") племени (народа) совпадало с именем некого божества, то оно (это боже- ство) являлось прародителем, личным и родоплеменным богом, этого народа.
  И тогда, с одной стороны (египетской), как следует из изображения божества с головой львицы, мчащейся на колеснице (храм Гора в Эдфу, где также найден и текст с этим наименованием народа), оно (это божество) в Египте эпохи гиксосов являло собой (см.выше) синкретический образ богини Мент-Сехмет-Астарты-Иштар (Мент-Иштар).
  С другой стороны (месопотамской), в Кн.I показано, что Ашер (Ашир, Асир), мужская ипостась богини Иштар,- личное (родоплеменное) божество колена Из- раилева "Ашер" из племени "Лот" (роды "Асир" и "Иссахар", "Моав" и "Аммон" входили в племя "Лот" ("Харран")). Согласно сообщениям Танаха и ряда исследователей истории Древнего Израиля (48.с203; 55.карта 5), колено "Ашер, Асир" действительно занимало землю Ашер в Верхнем Рутену.
  Следовательно, допустимо полагать, что народ "Мент(и)-Ашер"- это народ богини Мент-Иштар, личной богини племени "Лот" ("Харран") в эпоху владычества гиксосов, что указывает на участие этого племени в составе союза гиксосов под именем народа "менти, ментиу".
  Одно из Библейских преданий рассказывает, что "Лот" посетил Египет и там сильно обогатился. В "Благословении Иакова" (Быт.49.20) звучат отголоски египетской участи рода "Ашер": "слишком тучен хлеб его, и он (даст, позволит) ца- рские яства". "Ашер"- "как дни твои, богатство твоё (изобильно)". Пребывание колена "Ашер" (богатый, счастливый; ивр.) в Египте увековечено и в родословной рода, где среди потомков Ашера встречаются такие имена как (1Пар.7.30-40) Харнефер ("Краса Гора", егип.); Сетур (Сет(х)-(у)ре), (Чис.13.14); Шуэл ("Шу"- египетский бог воздуха); Шуа (внучка Асира).
  Концентрация внимания египетских хроник на народе "Мент(и)-Ашер" (на племени "Харран" ("Лот")), по-видимому, обусловлена тем обстоятельством, что из этого народа вышли первые, наиболее запомнившиеся, цари гиксосов. Построил ли бы один из трёх первых фараонов-гиксосов в Мемфисе, его резиденции, святилище Иштар-Астарты, если бы она не была его личной богиней? - маловероятно. Достоверно установлено (48.с203), что некое число фараонов-гиксосов, принадлежащих к народу "менти, ментиу" ("Ашер"), царствовало долгое время в восточной части Дельты Нила.
  Напрашивается предположение о том, что цари гиксосов, носящие имя Апопи, происходили из родов "Ашер" и "Иссахар", соседствующих на земле Верхний Рутену (земле Ашер). Возможно, египтяне их (эти колена) даже не различали.
  Символ, связываемый древней еврейской традицией с коленом "Иссахар",- "осёл" - т.е. бог Сетх, с точки зрения египтян-гиксосов. Если предположить, что этот символ - отголосок египетской судьбы рода "Иссахар" в эпоху гиксосов, то не исключено, что царь (Апопи II), учредивший в Аварисе культ бога Сетха, про- исходил именно из этого рода.
  В благословении Иакова (Быт.49.14,15) жребий колена "Иссахар" ("יששכר", где "שכר"- "плата, вознаграждение", а "יש"- "есть; достигнуть") в значительно более поздней (по отношению ко времени гиксосов) интерпретации учёных-леви- тов трактуется по смыслу слов, входящих в это наименование: "Иссахар - осёл, лежащий среди заград... стал работать в уплату дани".
  В одном из текстов об Апопи говорится, что "его отец (бог) Сетх (осёл), властитель Авариса, подмял под себя все чужеземные страны". И тогда название "Иссахар" ("есть, достигнута плата") может являться отголоском памяти об этом деянии царя Апопи (обложении данью вассалов империи гиксосов).
  Древнееврейская традиция: "осёл"- животное царей (и позднее пророков),- несомненно, свидетельствует о гиксосском периоде в истории потомков Евера-Авраама.
  Сообщение же о том, что для Апопи, фараона гиксосов из ассимилированных выходцев из Месопотамии, но не египтянина, "его отец - Сетх" (Сетх-Баал-Цаф- он-Хаддад гиксосов), однозначно указывает на Хаддада, как на его личного бога (у ханаанеев институт личных богов не зафиксирован), как на прародителя, а не на как непосредственного отца его (Апопи) - фараона Египта (зачатого Сетхом по древнеегипетской традиции).
  Заметим, что в Древнем Ханаане (эпохи создания "Сказания о Карату") подо- бная традиция (присущая, видимо, протоханаанеям (кровнородственным египтянам) со времён неолита,- не заимствованная) также бытовала:
   Довольно тебе плакать, Карату,
   Довольно лить слёзы, любезный слуга Илу!
   Принеси в жертву быка отцу твоему Илу,
   Ты, правитель, подобный Отцу всех людей.
   Царь Карату не только сын, подобный своему отцу Илу (Элу), но, в первую очередь, жрец - слуга его (у египтян этого штриха нет). Рапаиты же, жрецы богини Неба, - её слуги, мужья и дети (инициация Акхата). Если фараон- "живой" бог, то царь-жрец рапаит - всего лишь полубог. Признаков "родственных отношений" протоханаанеев с другими богами Ханаана (помимо Илу и Анат) не выявлено. У "черноголовых", в эпоху империи III династии Ура, цари, вдохновлённые примером Нарам-Сина, также обожествлялись (помимо связи с личным божеством).
  Итак, можно полагать, что для израильского колена "Иссахар", "осла крепкого", бог Адду (Сетх-Хаддад эпохи гиксосов),- илу (личный бог), а Иштар, как неоднократно упоминалось,- иштари (личная богиня).
  Такие имена гиксосских фараонов, как Yakob-her или Yakob-(a)am, неоспоримо свидетельствуют о пребывании в составе союза гиксосов, помимо племени "Харран" ("Лот"), ещё одного племени "черноголовых"- "Йакуб-эл" (состоящего из родов "Левий", "Симеон", "Иуда" и "Эдом").
  
  7. Пророчество Неферти.
  Расцвет Египта Среднего царства завершился по окончании пятидесятилетнего правления фараона Аменемхета III, после чего на престоле промелькнули Аменемхет1V, его сестра Нефрусебек и ХII династия в 1785 гг. до н.э. прекратила своё существование. Наступил Второй "тёмный период" в истории страны.
  Канва событий, бесценные исторические сведения об этом переходном пери- оде в Египте эпохи со времён ХIII династии и до изгнания захватчиков-гиксосов из страны, содержатся в папирусе из Эрмитажа Љ1116В ("Пророчество Неферти (Неферху)"), в Лейденском папирусе Љ 344 ("Речение Ипусера") и на писцовой дощечке Британского музея - "Беседа жреца Анху со своим сердцем". Историческая достоверность сообщений этих памятников была доказана в 1917 году академиком В.Струве.
  Пророчествуя "о том, что произойдёт" (по литературной традиции пророчест- во перенесено в глубокую древность, во времена фараона Снофру), жрец Нефер- ти направляет своё историческое видение в глубь прошедших времён и живопи- сует следующую череду событий:
  -- Междоусобицы при ХIII династии. Анархия. "Страна больна", "страна в несчастии". "Всё хорошее улетит".
  -- Сильная засуха, голод. "В стране будут мятежи" и бунты. "Страна будет разграблена".
  -- Военное вторжение ливийцев и азиатов.
  "Люди чужой страны будут пить из реки Египта". "Страна погибнет без оста- тка, без того, чтобы осталась запись о её судьбе [как ей и предопределено]".
  -- Всё возвращается "на круги своя". Прорицатель предсказывает освобожде- ние и умиротворение страны. "Явится царь с юга (из Фив)... Азиаты падут от меча его, ливийцы - перед его пламенем, бунтовщики - перед его силой".
  Жрец-прорицатель предсказывает: в междоусобной борьбе за власть "один будет убивать другого. Я показываю тебе сына в виде врага, брата в виде противника. Человек будет убивать своего отца... Будут устанавливаться законы, которые будут постоянно нарушаться... Будет страна мала (утрачено влияние в вассальных странах), а её правители многочисленны (централизованная государственная власть рухнет и страна распадётся на независимые номы); она будет опустошена (разграблены государственные зернохранилища и казна страны), хотя её доходы велики" (бедное государство при богатых и могущественных номархах).
  Фараон Рамсес III ("Большой папирус Харриса") сообщает: "Та-Кем (Египет) находился в руках князей (номархов) чужих городов (не Фив), сосед убивал соседа" (т.е. власть над страной переходила от номарха к номарху, непрерывно конфликтующих между собой). В конечном итоге Египет разделился между двумя группировками - XIII и Х1V враждующими династиями.
  Согласно Манефону, в общей сложности, царей XIII династии Фиванского происхождения (1775-1710 гг. до н.э.) насчитывалось 60; Туринский же папирус говорит, что царей было около 150, и большинство из них властвовало от года до трёх лет. Имена многих из этих царей и у Манефона, и в таблицах Абидоса обойдены молчанием, как недостойные упоминания (48.с178).
  Центром, столицей противоборствующей Х1V династии, был город Ксоис (Ксаис) в Нижнем Египте. Эта коалиция, по сообщению Манефона, состояла из 76 всевозможных правителей (следовательно, помимо номархов, в неё входили и независимые вожди сильных, многочисленных, боевых дружин).
  Борьба за верховную власть между ХIII и Х1V династиями происходила с переменным успехом: в списке фараонов значились представители обеих династий (54.с166), причём, не все из них относились к царским родам. Некоторые фа- раоны Второго, "тёмного", переходного периода даже не считали нужным изменять свои имена, звучащие отнюдь не по царски (явно не номархи).
  Недееспособность властных и административных государственных структур той поры отражена, в частности, в "Речении Ипусера": "Нет больше должностей на своём месте (чиновничий аппарат развалился)... Люди подобны испуганному стаду без пастуха". В одном из других источников говорится о том же: "Азиаты-кочевники (бедуины и шасу)... Просят они воду, как обычно, чтобы напоить свой скот... Азиаты (без ведома властей) спустятся в Египет из-за отсутствия укреплений (контрольно-пропускные пункты, препятствующие амеу самовольно входить страну, не функционируют), и чужеземец будет находиться рядом" (на тех землях, которые они выберут себе сами).
  Постоянные междоусобицы и анархия, обнищание страны вследствие произвола в присвоении и распределении сельскохозяйственной продукции, вызывали недовольство, озлобление и стихийный протест у живущих впроголодь египтян.
  Отметим (83.с20), что массовая свободная торговля появилась в Египте срав- нительно поздно - ок. ХV1 в. до н.э. (как результат влияния гиксосов). До этого времени практиковалось строгое государственное, централизованное, распределе- ние продуктов и товаров, малейший сбой которого сразу же приводил к их недостатку.
  Взрыву народного гнева, мятежу терпеливых и законопослушных египтян, предшествовала необычайно сильная засуха в регионе, усугубившая экономичес- кую разруху государства. Пророк Неферти сообщает об этом в следующих словах: "Река (Нил) станет сушей... Через воду будут переправляться пешком.. Всё добро исчезнет. Будет повергнута страна в несчастье из-за (недостатка) пищи".
  Эта засуха поразила не только Египет. В этот период приходилось "не сладко" и в Ханаане. "И был голод в той земле. И сошёл Авраам в Египет, пожить там... И пришёл Авраам в Египет (беспрепятственно), (Быт. 12.8-14). "Но... и вся земля Египетская начала терпеть голод" (Быт.41. 55). В вещем сне фараона "о коровах" говорится, что "истощит землю голод... ибо он будет очень тяжёл" и продлится семь лет.
  Мятеж, бунт, вероятно, возник на почве затянувшегося голода: "(И) будут ну- ждаться в хлебе" ("Пророчество Неферти"). Жрец Анху размышляет: "Я думаю о том, что случилось... Нет года (приходящего), похожего на год ушедший. Один год тяжелее другого (жизнь из года в год всё беспросветнее и труднее). Мятежна страна" ("Беседа жреца").
  Поскольку требования взбунтовавшегося народа (хлеба и традиционного порядка) удовлетворены не были, на начальном этапе мятеж перерос в вооружённое неповиновение отдельных, разрозненных групп голодных египтян и рабов (занимавшихся грабежом). Неферти пророчествует: "Схватят боевое оружие... Будут делать стрелы (наконечники) из меди.. и будет страна жить в мятеже не один год". С глубокой горечью жрец Анху констатирует: "Постоянно нарушаются указания богов. Пренебрегают их предписаниями". Ипусер с ужасом упоминает о возникновении "неверия в богов". По его словам, "горячие головы говорят: "Если бы я знал, где бог, я бы принёс ему жертву".
   Во всех трёх, перечисленных в начале данного раздела, исторических доку- ментах об этой поре, такое (мятежное, "горячечное") состояние страны, когда нарушен вековой, установленный богами порядок, именуется "болезнью": "Страна переживает болезнь... Все люди сплошь в бедствии" ("Беседа жреца"). В стране царят насилие и жестокость ("Пророчество Неферти): "(Находясь) в крови, будут насмехаться над страданием... Не будут оплакивать умерших".
  Народное восстание охватило всю страну. В Египте нет силы, способной остановить и погасить мятеж: "Царь захвачен бедняками (и убит)... лежит на носилках. Столица пала мгновенно. Намереваются некоторые люди, неведающие управы (номархи), (вообще) лишить страну (централизованной) царской власти" ("Речение Ипусера"). Страна "не сопротивляется" мятежу. "Смотрите, страна связана шайками.. Смотрите, тот, кто не имел своего имущества, является владельцем бо- гатств (вожди дружин-шаек), и сановник его восхваляет... а (законный) владелец имущества является неимущим" ("Речение Ипусера"). Грабёж и разбой (право сильного) ненаказуемы.
  Судя по тому, что ещё до мятежа военная коалиция Нижнего Египта (Север, район Дельты), противостоящая Фиванской династии, состояла из 76 независи- мых территориальных единиц (всего номов в Египте - 42; из них в районе Дельты 20 номов), территория дельты Нила была разделена на мелкие княжества. Правителями независимых земель, являлись не только номархи, но и вожди больших воинских дружин, среди которых, очевидно, числились и азиаты (гиксосы первой волны). За годы мятежа число подобных независимых вождей (из простых египтян или азиатов, ставших разбойниками) ещё более возросло, а их дружины постоянно пополнялись. Вполне можно полагать, что, как правило, между номархами и вождями согласие "не царило", и каждый, в условиях отсутствия централизованной государственной власти и экономического упадка, руководствовался ис- ключительно личными интересами.
  Описывая сложившуюся ситуацию: безвластие, произвол, вооружённый мятеж бедноты, бедственное положение страны,- Ипусер сетует о том, что информация о политической и военной слабости государства сделалась достоянием его врагов: кушитов, ливийцев и азиатов: "Смотрите, огонь (мятежа) стал высок. Его пожарище доходит до врагов страны". И, как следует из "Большого папируса Харриса" ливийские племена максиев (48.с186) не заставили себя долго ждать и захватили в Дельте Нила всю местность на запад от Канопийского рукава: "от города Мемфиса до места, называемого (город) Карбан (Курбан)"; (видимо, их туда оттеснили гиксосы, так как Канопийское русло - удобная естественная граница).
  Разобщённые дружины десятков мелких правителей Дельты, естественно, уступали племенам ливийцев-захватчиков в боеспособности и постоянно терпели поражение. Победители-ливийцы не только отнимали имущество у жителей захваченных ими территорий, но и изгоняли (освобождая для себя жизненное пространство) семьи египтян и азиатов (хабиру и ханаанеев) с обжитых ими земель.
  Поскольку в условиях политического хаоса и междоусобицы в стране, правителям Дельты не приходилось рассчитывать на военную поддержку Южных номов, ряд вождей-азиатов (хаабиру, месопотамских беженцев первой волны), по согласованию с некоторыми номархами (с которыми они объединились для отпора ливийцам), как вытекает из сообщения Манефона и иных источников, по-ви- димому, обратились с просьбой о помощи к своим кровным родственникам в Рутену и Сирии, "черноголовым" беженцам второй волны. Вероятно, гиксосы (второй волны), незамедлительно отозвавшиеся, вначале даже играли роль освободителей Египта от угрозы нашествия племён ливийцев и, возможно, были встречены в Дельте с радостью и удовлетворением. Поэтому-то гиксосам и удалось войти в Египет и "овладеть им легко и без боя": "народ низкого происхождения при- шел неожиданно (в частности, для фиванцев) с востока (или "из восточных стран люди происхождения бесславного")... захватил нашу страну без всякого сопротивления и войны с нашей стороны" (Манефон).
  Историограф, безусловно, знал о бегстве "черноголовых" от амореев из страны "Ией-анак (анунак), егип." (Страна богов-анунаков - Шумер и Аккад),- какая уж тут слава у побеждённых и изгнанных с земель предков, народа нечистого, проклятого его же богами!
  Тот факт, что между египтянами и гиксосами существовала предварительная договорённость о военной помощи, причём, присутствие гиксосов на земле Египта, по-видимому, было оговорено определёнными сроками,- следует и из "Беседы жреца Анху": "Что творится в стране: те, которые были светлые (номархи)- повержены. Скорбь настала сегодня. Утро, а чужеземцы не уходят! Вся страна в великом смятении!". О Амон-Ра! О Птах! О Милосердные боги! Что вы нам уготовили? Уже и ливийцы остановлены и отогнаны за Канопийское русло. Дело сделано, и вознаграждение выплачено сполна; но гиксосы, не только не ушли вчера, как клятвенно обещали, а даже лишили власти номархов Дельты: "Дающий распоряжения (номарх) является тем, кому дают распоряжение".
  Как показано в Кн.I, после жестокого подавления царём аморейской Вавилонии Самсуилуной восстания в городах Нижней Месопотамии (Ур, Урук, Ларса), разгромленные боевые отряды повстанцев-хабиру бежали из Вавилонии и наводнили Малую Азию (в 1739 г. до н.э.). Многочисленные беженцы нуждались в новых территориях, на которых они смогли бы спокойно жить и вести традиционно привычный, оседлый, образ жизни земледельцев и скотоводов; а богатая водой, плодородная Дельта Нила (земля Гошен) прекрасно подходила для этой цели.
  И "придут азиаты в силе своей",- пророчествует жрец Неферти.
  Первоначально хабиру и хурриты прибыли в Дельту по "Дороге Гора" на колесницах и верхом, как воители, без своих семей. Книга Бытия (45.17-21) повествует о том, что братья Иосифа, предки-эпонимы родов Израилевых, вначале пришли в Египет без семей, а затем привезли своих чад и домочадцев на колесницах.
  Воспользовались хабиру и Угаритскими кораблями с ханаанеями-матросами. (Известно в частности, что город Угарит, этот эпицентр гиксосского "взрыва", снарядил и послал флотилию кораблей против "народов моря"). Считается установленным (81.с19), что гиксосы вошли в Египет не только с востока, через Синайский полуостров, но и с моря, при этом выиграв у египтян морское сражение (более вероятно по ситуации - у ливийцев).
  Радость встречи вновь прибывших (гиксосов второй волны) с родственниками, уже давно жившими в Египте, описана в Ветхом Завете (Быт.45.14): "И целовал (Иосиф) всех братьев своих, и плакал, обнимая их".
  Армия гиксосов расположилась военным станом в Дельте на обширном "поле (у) Цоана", откуда и совершались завоевательные походы не только в соседние (вниз по течению Нила) земли, но и в земли Верхнего Египта (48.с174). На "поле Цоан", как отмечает Манефон, гиксосские ратники отрабатывали и приёмы воинского искусства.
  "Они сделали одного из них, по имени Салитис, царем. Он находился в Ме- мфисе и заставил Верхний и Нижний Египет платить ему дань" (Манефон).
  По мнению Т. Севе-Седерберга, первоначально в Дельте появились два азиатских правителя, названных в царском Туринском списке (составленном в период Нового царства)- Анати (хуррит или ханааней) и Бебнем (Бабаним,- имя аккадское). Оба эти владыки правили еще до основных гиксосских династий, но оба, безусловно, уже гиксосского круга. Севе-Седерберг полагает, что все гиксосское владычество вообще сводилось к постепенной и мирной "смене политических лидеров".
  Существует суждение (81.с184), что гиксосы "не без помощи каких-то групп египтян, провозгласили себя египетскими фараонами". По-видимому, после победы над ливийцами объединённых сил египтян Дельты и гиксосов, последние сохранили военный союз с Северной коалицией, борющейся за верховную власть (трон объединённого Египта), куда гиксосы входили вначале на паритетных нача-лах. Имея огромное преимущество в "боевой технике" (колесницы и конница), эта коалиция легко выиграла одно-два сражения с южанами, после чего гиксосы заявили о своём лидерстве в союзе, с которым остальные члены коалиции были вынуждены согласиться и провозгласить одного из вождей гиксосов царём (гак, гик) страны.
  Судя по содержанию Лейденского папируса, гиксосы намеренно инициировали массовый уход этнических египтян из Дельты: "Пустыня ("Азия") распрост- ранилась по всей стране (в Дельте). Номы опустели. Нигде нет больше египтян... Иноземное племя (гиксосов) пришло из-за границы в Египет" (опять же нет и речи о военном вторжении).
  Так как "не было хлеба по всей земле, поэтому голод весьма усилился, и изнурены были от голода земля Египетская и земля Ханаанская (Быт 47.13)". Вероятно, в Нижнем Рутену, Угарите и Сирии засухи не было и гиксосы, зная о голоде в Египте, привезли с собой приличные запасы продовольствия: "Египтяне пришли к Иосифу и говорят: дай нам хлеба, зачем нам умирать... (а) серебро вышло у нас" (Быт.47.14-22).
  Таким образом, гиксосы могли скупать землю у египтян Дельты, страдавших от голода: "Купи нас и земли наши за хлеб... И продали египтяне каждый своё поле... И досталась земля фараону (гиксосов)".
  Люди, продававшие свои земельные участки, покидали территорию нома; и это явление, как гласит текст папируса, носило массовый характер. В счёт уплаты долгов ("Пророчество Неферти"): "Они (гиксосы) отнимут упряжки с пахоты... (и этим) ожесточат сердца тех, кто будет на жатве", (и ранее хорошо относился к пришельцам-гиксосам). Многие египтяне предпочитали долговое рабство на своём наследственном участке земли полной и окончательной его утрате: "мы (лучше) с землями нашими будем рабами... а ты дай нам семян, чтобы... не умереть, и чтобы не опустела земля (предков)". Но "черноголовые" считали более целесообразным очистить от аборигенов своё новое жизненное пространство (так поступали многие народы древности).
  Опасаясь местных богов, гиксосы не трогали только храмовые земли, "ибо жрецам... положен был участок". Тот факт, что земли жрецов (храмовые земли) находились в их собственном владении, подтверждает и Геродот (История, II,70).
  Известно, что до вторжения гиксосов правители номов (областей) считались собственниками своих земель. После изгнания гиксосов земли страны уже централизованы. Очевидно, эта централизация произошла при гиксосах. Многие историки связывают с этим фактом библейский рассказ о реформах Иосифа (Быт 47.20-26).
  Обычную царскую десятину, налог, принятый и в Месопотамии, гиксосы заменили пятой частью: "И поставил Иосиф в закон земле Египетской, даже до сего дня: пятую часть давать фараону, исключая только землю жрецов" (Быт.47.26).
  Перенеся свою столицу в Ровати-Авар(ис), город, лежащий в восточной части Дельты, на протоке или канале (на "водах Па-цет-ку (Це-ку)"), в прошлом незначительный административный центр времён Среднего царства, гиксосы отст- роили и укрепили его. Город получил своё египетское наименование - "Хауар- (ис)" ("Нога (Уар)" - "Город ноги") от Манефона, не осведомлённого в том, что название "Хавар" идентично наименованию канала в окрестностях Ниппура- "Хо- вар". В народной этимологии Египта существовало много географических названий, инициированных (48.с188) легендой из цикла преданий об Осирисе, о его священных останках (частях тела, разбросанных Сетхом по всей стране). Так, главный город третьего нома Ниент-хани имел прозвище "Ха-уар-амент" - "Правая нога". Мало вероятно, чтобы фараон Апопи (II), "черноголовый", связывал введённое им наименование столицы, в которой он же и выстроил главный храм верховного бога азиатов Сетха (Сетха-Хаддада - своего личного бога), с ногой чуждого гиксосам Осириса, врага Сетха.
  Проанализировав библейский текст ("Египет и Библия"), французский египтолог Пьер Монте приходит к выводу, что и легендарный Иосиф жил в столице гиксосов Аварисе (в земле Гошен). Важно подчеркнуть, что ветхозаветный Иосиф являет собой собирательный, обобщённый образ, отражающий пребывание в Египте племён древних евреев в течение нескольких столетий, на стадиях первой и второй волн гиксосов.
  Из Авариса гиксосские правители, подобно египетским фараонам, распрост- ранили свою власть на всю Нильскую долину вплоть до Элефантины на юге. О завоеваниях (насильственном присоединении к империи) Ханаана и Сирии (в географическом смысле) гиксосами ничего не известно. Вероятно, эти земли автоматически вошли в их державу, как территория, занимаемая ими (ханаанеями, хурритами и хаабиру) до вторжения.
  В политическом отношении Египет этого времени представлял собой ряд небольших владений местных египетских правителей, признававших свою зависимость от гиксосских царей, которым они платили дань. Как следует из "Табличек Карнарвона", система подчинения, установленная гиксосами, вполне устраивала номовую знать, которая оберегала свою автономию в местных делах и опасалась жестокой политической централизации, характерной для Египта Древнего и конца Среднего царств. Так, когда царь Камос (фараон Фиванской ХVII династии) призывает вельмож-номархов присоединиться к нему в борьбе против иноземного ига, те отказываются, заявляя, что им присутствие гиксосов в стране не мешает: "Нам спокойно с нашей частью Египта. Крепка Элефантина (вплоть до страны Куш). Средняя часть Египта с нами (у нас). Возделываются для нас их лучшие зе- мли. Быки наши пасутся в зарослях Дельты. Полба доставляется нашим свиньям. Он (Апопи) владеет землёй азиатов. Мы владеем Египтом. Вот, когда придёт тот, кто станет действовать против нас (во вред нам), вот тогда мы и [выступим] против него" (Табл.Љ1 (27.с29)).
  Об организации административного управления государства гиксосов, прак- тически, ничего не известно. Этой стороны вопроса отчасти касается Т.Севе-Сед- ерберг, который полагает, что первые гиксосы использовали персонал египетской администрации, египетских должностных лиц. В дальнейшем же гиксосы перешли, видимо, к собственной администрации. Во всяком случае, скарабеи гиксосского вельможи Хара, казначея царя и начальника казначеев, встречаются в различных местах по всему Египту (Г.Шток).
  Империя гиксосов в Азии простиралась от Египта (Цахи, Хар, Верхняя и Ни- жняя Рутену, Сирия) и до "страны рек Нахараин" (до Евфрата). Территория, подвластная гиксосам в Азии, чётко очертана в Книге Иисуса Навина (1.2-4) как земля, которую Господь дарует во владение сынам Израиля: "От пустыни (на Синае) и Ливана... до... реки Евфрат, всю землю хеттеев (владения хеттов в Х1V в. до н.э.) до Великого (Средиземного) моря к заходу солнца,- будут пределы ваши". Позднее Тутмос III отвоевал для Египта (вернул) именно эти территории.
  В Ветхозаветном повествовании о похоронах Иакова, также предполагается, что в то время Палестина входила в империю гиксосов: "И дошли они (без пограничных конфликтов, мирно и спокойно в траурной процессии от самого Египта) до (поселения)... при (реке) Иордане". В Книге Бытия рассказано и о том, как па- триарх Авраам купил землю у хеттов в районе Хеврона. В истории нет сведений, подтверждающих захват хеттами этих земель Ханаана. Такая сделка купли-прода- жи могла состояться только в границах одного, единого, государства,- т.е. в эпоху гиксосского владычества в Ханаане, когда многие хетты также являлись подданными империи и свободно перемещались в её пределах.
  Танах повествует, что "хатта" (видимо, хатти) жили в Палестине давно (до прихода племени "Авраам", т.е. до ХХ в. до н.э.) и повсеместно. При многократном перечислении народов, населяющих Ханаан, Священное Писание постоянно упоминает их в числе автохтонных племён (хетты (хатта) Танаха носили ханаанейские имена), хотя и их, и амореев считает "незаконными" в Ханаане (Иез.16. 3). Существует предание о том, что Нарам-Син, царь Шумера и Аккада, сражался с коалицией из семнадцати царей, среди которых упоминается и царь Хатти по имени Памба. Как известно, до прихода хеттов в восточную часть Малой Азии в начале II тыс. до н.э., Восточную Анатолию населяли племена хатти, протохетты, предшественники этнически не родственных им индоевропейцев-хеттов. Хатти, как и протоханаанеи, входили в ареал куро-араксской культуры и, вероятно, были близки этнически. В соответствии с тщательно выполненными египетскими памятниками, существовало, по крайней мере, два типа хеттов, один из которых яв- лял собой ярко выраженные "арменоидные" черты. Профессор Оливер Р. Герни, широко известный хеттолог и ассириолог ("Хетты",1980), предполагает, что "ар- меноидный" тип представлял основную массу (автохтонного) населения хеттов (протоханаанеи этнически - "арменойды", см. Кн.II). Название этноса: "хатти, хетты",- аккадское, "חטא" ("хатта"), ивр.,- "грешник" (возможно, из-за распрост- ранённого среди них скотоложства, которое в Пятикнижии трижды осуждается, как великое преступление).
  На территории Ханаана XVIII в. до н.э. найдено много скарабеев с личными именами, среди которых (помимо семитских) наиболее четкую группу представляют хурритские имена (Кеньон), что указывает на регулярное пребывание хурритов на землях Ханаана той эпохи.
  Гиксосская Азия платила дань Аварису. В тексте "Второй стелы Камоса" сообщается (27.с33): "Дань всякая, прекрасная из Рутену,- захватил я её всю. Я не оставил и малости для Авариса". Камос перехватил караван, состоящий из трёхсот нагруженных кораблей.
  Владычество гиксосов в Азии способствовало её значительному экономичес- кому расцвету (следствие щадящей экономической политики Авариса). Так, перечень имущества, захваченного Тутмосом III в Мегиддо, а также артефакты гиксосского периода оттуда, свидетельствуют о существовании высокоразвитой ку- льтуры (сосуды из золота и серебра; стулья, изготовленные из ценных пород дерева; резные изделия из слоновой кости, оправленные в золото; изысканная статуя одного из ханаанских вождей). В древнем Лахише (23 км к западу от Хеврона), помимо укреплений гиксосского типа, в склепах захоронений найдены оружие, украшения, амулеты, бронзовое лезвие кинжала ХV11 в. до н.э. с четырьмя древнеханаанскими буквами (70-4.с701). На это же указывают и находки того же периода из Угарита. В городах и селениях того времени появляются богатые дву- хэтажные дома, подобные возводимым гиксосами в Египте. В Палестине ХV11 в. до н.э. выявлено резко возросшее число находок, египетских по происхождению.
  Рассматривая храмовую архитектуру периода 1800-1550 гг. до н.э. А. Мазар подчёркивает (104.с177) "религиозное единообразие, установившееся в Леванте в это время" (очевидно, связанное с повсеместным поклонением Сетху-Баал-Цаф- он-Хаддаду), и отмечает "поразительную близость планов и конструкций храмов Сирии (Эбла этого периода, Угарит, Телль эль-Хайат, Телль Китан) и вплоть до Египта (Аварис).
  В ту пору все племена, входящие в союз гиксосов или проживающие на территории империи, сосуществовали в состоянии перемирия. Так, Исаак заключает союз с царём Герата Авимелехом. Как повествует Книга Бытия (12.26-31), племена хаибири, обитавшие в Ханаане в эту эпоху, жили мирно, спокойно и счастливо; занимались земледелием и обладали многочисленными стадами. Дома родовых вождей и знати обслуживала "бесчисленная" челядь.
  По мнению современных исследователей (70-3.с64) "гиксосская" эпоха истории древних евреев нашла отражение в библейских сказаниях о патриархах.
  Текст Книги Исхода ((12.40), как он изложен в Септуагинте): "Времени же, в которое сыны Израилевы и отцы их обитали в Египте и в земле Ханаанской, бы- ло четыреста тридцать лет,"- свидетельствует, что некоторые племена "черноголовых" (в частности, какие-то колена Израилевы) вообще не были в Египте, но, закрепившись на землях Сирии, Ханаана и Заиорданья, осели там.
  Обширная территория империи покрывается сетью крепостей нового типа - городами, обнесёнными стеной, глинобитным земляным валом с башнями, рвом и пандусом у ворот для лучников. Так например, город Мегиддо в гиксосский пе- риод был значительно укреплён (70-5.с183). В Лахише открыты мощные укрепления гиксосского типа (70-4.с701). Обширная платформа из утрамбованной земли и остатки конюшен, обнаруженные к северу от озера Кинерет в крепости Хацор (XVII до н.э.), свидетельствуют о том, что там стоял сильный гарнизон гиксосов с колесницами и лошадьми. Были также расширены и укреплены города Бейт-Шаан (ХVIII в. до н. э.), Яффо, Бейт-Еглаим (предшественник Газы (55.)), Двир (юг Иудеи) и другие. Даже мелкие населённые пункты обводились крепостными стенами и валами (54.с168).
  Возникает вопрос: кого же и почему так опасались гиксосы? И Манефон, казалось бы, поясняет: "В особенности он (царь гиксосов Салитис) позаботился о безопасности восточных земель (империи), предвидя возможность вторжения ассирийцев в его царство". Об отступлении же разгромленных гиксосов из Авариса в Азию историограф сообщает следующее: они собирались идти в Сирию, но не были уверены в успехе своего предприятия, ибо "испытывали страх перед могуществом ассирийцев; а они (ассирийцы) тогда господствовали над Азией".
  По современным данным (согласно Эвансу), гиксосы были изгнаны из Егип- та в 1567 году до н.э.; а, как известно (2.с203), впервые "царём страны Ассирии" наименовал себя Ашшурубаллит I (1365-1330 гг. до н.э.). Таким образом, повествуя о событиях времён могущества Ассирийской державы, уместно говорить не об изгнанных Яхмесом I племенах союза гиксосов, но об отождествляемых с ними Манефоном "нечистых" Осарсифа и его союзниках - потомках гиксосов из Ие- русалима; см. ниже).
  Очевидно, что "черноголовые", хабиру, неоднократно разгромленные и бежа- вшие от амореев, не забывали о трагической утрате родины и страшились мощи Вавилонского царства. Иной силы, способной соперничать с гиксосами в тот исторический период, не выявлено (в 1595 г. до н.э. касситы сокрушили царство амореев).
  Манефон в своей "Истории" описывает ужасающие злодеяния, содеянные ги- ксосами в Египте, явившие Древнему миру образцы невиданной и бессмысленной жестокости, бесчеловечности, породившие в душах египтян великое, неугасимое пламя ненависти ко всему, что связано с гиксосами, с их пребыванием в стране. Подобное утверждение египетского жреца-историографа было воспринято весьма серьёзно, сомнения в достоверности этого сообщения почти не высказывались.
  Однако подмечено, что "закрепившаяся за гиксосами характеристика извергов и изуверов целиком и полностью опирается на "авторитетные" показания Манефона и не подтверждается ни какими иными свидетельствами" (81.с35).
  Весьма эрудированный египтолог Г.Бругш комментирует эту, введённую Ма- нефоном и давно устоявшуюся, точку зрения (48.с212): "При тщательном рассмотрении документов (гиксосского периода)... невольно возникает мысль, основанная на весьма основательных данных, что ненависть к гиксосам (со стороны) египтян далеко не была так сильна, как рисует её предание Манефона". Бругш задаётся вопросом: "Если чужеземные цари уничтожали и оскверняли храмы (по Манефону), и разрушали всё, что было возведено (и выстроено) предыдущими фараонами, то почему же эти свидетельства древности сохранились, хоть и в развалинах, до нашего времени?... Цоан (Танис), центр восточной окраины, в котором находились многочисленные остатки храмов и статуй времён V I, XII и XIII династий, не только не потерпел от гиксосов, но они ещё и умножили монументальные богатства города, добавив к храмам и памятникам своих предшественников свои монументы, хотя и возведённые в особом, семитском, стиле и с семитскими особенностями исполнения" (в Аварисе и Цоане гиксосы не только воздвигали храмы, но и другие сооружения, например, крылатые сфинксы).
  Гиксосский период истории Египта (27.;29.) характеризуется продолжением развития науки, искусства и литературы. Так, тридцать третьим годом правления царя Апопи Аусерра датируется знаменитый математический "Папирус Ринд", папирус-задачник. В гиксосское время был записан и сборник народных сказок - "Папирус Весткар". Вскоре после изгнания гиксосов был закончен большой медицинский "Папирус Эберса".
  В свою очередь заметим, что, судя по содержанию текста "Таблички Карнарвона", египтяне были вполне довольны своей жизнью под "игом" презренных аз- иатов из Рутену, и "огонь ненависти" не полыхал в их сердцах, но, вероятно, тлел слабым жаром (примем также во внимание обилие семитизмов в египетском языке, смешанные браки, заимствование "ненавистных" личных имён; а также желание гиксосов не отличаться от египтян: вешний облик, погребальная практика, дворцовые обычаи (даже цари Библа при гиксосах называли себя египетским титулом "хатийя")).
  Вполне можно полагать, что ненависть к гиксосам инициирована Фиванским царским домом Камоса-Яхмоса, восставшим против власти гиксосов ("мерзкого азиата" Апопи), ибо уничтожение гиксосских памятников начинается при царях XVIII династии.
  И "придёт царь-южанин... Он примет белую корону и возложит красную корону. Он соединит двойную корону (объединит Египет)... Радуйтесь люди его времени! Замыслившие мятеж бросят свои речи из страха перед ним. Азиаты падут от ужаса передним... Правда придёт на своё место, а неправда будет устранена" ("Пророчество Неферти"). И пусть всё будет, как в старые, добрые времена; как боги предопределили: "Да просят они (азиаты) воду, как обычно, чтобы напоить скот", а не властвуют.
  Освободительную войну против иноземцев начал Фиванский царь Секененра (Секеннера III), который и погиб в бою с гиксосами, о чём свидетельствует его мумия, найденная со следами травм, нанесённых ханаанским боевым топором (2.с 271). Дело отца продолжил Камос (Камес), последний царь XVII династии. Однако, как следует из содержания текста "Второй стелы Камоса", ему не удалось взять Аварис и изгнать гиксосов из Египта (в силу обстоятельств его войска были срочно переброшены на юг). Захватил Аварис брат Камеса,- основатель ХVIII ди- настии, Яхмес I (Аамес, Аамосес), (1584-1559 гг.до н.э.). В преследовании выдворенных из Египта гиксосов Яхмес ограничился взятием, после многолетней оса- ды, мощной крепости Шаррукен (название аккадское) в стране Цахи (2.;54.; 94.).
  Историограф Манефон пишет об исходе гиксосов следующее: "Против пас- тухов (амеу) восстал царь Фив и цари других египетских земель, и вели с ними жестокую многолетнюю войну". Фараон во главе войска из 480 (сумма цифр чис- ла - 12, т.е. 480 - число сакральное и не обязательно достоверное) тысяч человек осадил Аварис, но не взял город и, "отчаявшись в исходе осады", "заключил с гиксосами договор, по которому все они должны были оставить Египет и в полной безопасности для себя удалиться... со своими семьями и имуществом".
  Гиксосы "ушли из Египта в Сирию через пустыню... и в Иудее выстроили Иерусалим" (И.Флавий). Примечательно упоминание (Iud.1.8 (95.с89)) о захвате и разрушении Иерусалима (набег) родом "Иуда" задолго до завоевания города царём Давидом.
  Хотя и в современной истории бытует мнение, что в ветхозаветном описании Исхода Моисея из Египта содержится достаточно громкий отголосок изгнания (по Манефону) гиксосов (Исх.3.21;12.32-36): договор с фараоном, об имуществе ("и когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками"), уход с семьями; однако, иные исторические документы указывают на то, что Танах описывает исключите- льно ситуацию, сложившуюся при Исходе Моисея.
  О том, как в действительности развивались события при Яхмесе I (помимо информации от Манефона), рассказывает запись одного из участников боевых действий, флотоводца по имени Яхмос, уже бывшего "офицером при царе Секененра", начертанная в виде автобиографии в его гробнице в Эль-Кабе (Нехебте). Офицер Яхмос сопровождал фараона Яхмеса I на корабле "Телец", а во время осады Авариса следовал в пехоте за царём, стоявшим на колеснице (египтяне переняли военную технику гиксосов). Офицера за храбрость перевели на корабль "Сияющий в Мемфисе", и ему пришлось сражаться на каналах и озёрах, окружающих Аварис. В тексте говорится, что египетский военный флот подступил по каналам непосредственно к стенам города; осада длилась долго, но Аварис был взят, и гиксосы бежали (не заключая никаких предварительных соглашений с еги- птянами) в Сирию (и Рутену); а войска фараона преследовали их. Шесть лет пришлось затратить египтянам на осаду важнейшего опорного пункта гиксосов - города Шаррукен. И "после того, как его величество (Яхмес I) истребил (народ) ментиу (в Шаррукене),- сообщает его офицер,- он отправился... в Нубию", прекратив дальнейшее преследование гиксосов в Азии.
  Судя по Карнакской надписи Яхмеса I, в его войнах с гиксосами египтянам помогал Крит - и флотом, и наемниками (Шахермейр предполагает даже наличие греко-ахейских дружин на службе у фараона). Мобилизацией чужестранцев для борьбы с гиксосами занималась мать Яхмеса I, царица Аххотеп.
  
  8. "Сириец Ирсу" и Осарсиф.
  Политическая картина, близкая ситуации, создавшейся во Втором "тёмном", связанном с эпохой гиксосов, переходном периоде истории Египта, сложилась в стране и на рубеже смены Х1Х и ХХ правящих династий. Об этих бурных событиях глухо упоминается в повествовательной части огромного, сорокапятиметрового, папируса Харриса, рассказ в котором ведётся от лица Рамсеса III (2.с290). После смерти последнего фараона Х1Х династии Мернептаха (около 1231 г. до н.э.), разгорелась вооружённая борьба за власть между многочисленными потомками Рамсеса II. Царством вначале овладел некто Аменмессу, но был свергнут и заменён родственником Мернептаха по жене - Сибта; после него в течении пяти лет правил Сети II, но умер, и началась анархия (94.с332), затянувшаяся на долгие годы. И вот, говорится в папирусе, брошенный богами на произвол судьбы Египет и его люди оказались во власти "великих" и "властителей городов" (номархов): "Земля Египетская была покинута [богами]... не было повелителя (централизованной власти) много лет ...один убивал другого,- как великие, так и малые... [наступили] пустые (голодные) годы... Один соединялся с другим для грабежа имущества". Ослаблением государства вновь неприминули воспользоваться племена ливийцев (максии (машваша), техену, лаву (лабу)), извечные враги египтян. Им удалось вновь захватить земли в Нижнем Египте (63.с268).
  Внутренние неурядицы в стране прекратились только тогда, когда царём стал энергичный Сетенехт Мерира Миамун II , основатель ХХ династии, сын Сети II и отец великого фараона Рамсеса III. Твёрдой рукой Сетенехт восстановил законную централизованную государственную власть, навёл и укрепил порядок, восстановил территориальную целостность страны. В Большом папирусе Харриса об этом сообщается, что Сетенехт "убил злоумышленников и выправил землю до краёв её, которая раньше была вся полна мятежей". Фараон "привел в порядок всю страну... Он поразил восставших, которые были в стране Египетской. Он очистил великий трон Египта (от "мерзкого" азиата Ирсу)... Он ввёл храмы во владение божественными приношениями, дабы жертвовать их богам, согласно обычным договорам с ними". Рамсес III унаследовал от отца уже спокойную, замирённую державу.
  Одним из наиболее ярких событий той эпохи явилось так называемое "вос- стание Ирсу",- "смута нечистых" (80.). В обстановке непрерывных военных конф- ликтов между "великими" и "властителями городов", усугубляющих и без того тяжёлое экономическое положение широких слоев египетского общества (нарушилось централизованное распределение продуктов питания, а торговля ещё не расцвела), государственную власть в стране узурпировал некто Ирсу, выходец из земли Хар (включавшей Рутену), не обязательно ханааней, как многие полагают: "Наступили другие времена. Ирсу, некий сириец (по-видимому, ассимилирован- ный хаабиру из потомков царей гиксосов), захватил власть. Он заставил всю страну платить себе дань. Он объединил вокруг себя своих людей и разграбил владения египтян... С богами поступали как с людьми (месть потомков гиксосов)... И не приносились более правильные жертвы в храмах".
  На какие силы опирался "сириец Ирсу", кто были его сторонники, каков был масштаб его деяний, сказать трудно,- замечает История (2.), ибо папирус об этом умалчивает.
  Можно полагать, что большинство из потомков гиксосов, оставшихся в Египте в эпоху Яхмеса I (например, племена воинов-конников и колесничих хаабиру, о которых упоминалось выше), жаждая реванша, присоединились в условиях безвластия к сирийцу (рутенцу по происхождению) Ирсу (который "объединил... своих людей"). Был ли Ирсу рождён в Египте или прибыл в страну с армией "ги- ксосов" (согласно Манефону) из Иерусалима,- остаётся вопросом. Вождь неогиксосов Ирсу обосновался в Аварисе, вновь ставшем резиденцией захватчиков, укрепил и отстроил город, возродил культ Сетха, издавал законы. Из Авариса нео- гиксосы, совершая походы, как и их предки, "заставили всю страну платить себе дань" в течение тринадцати лет.
  Обратимся к преданию, повествующему о возникновении и деяниях коалиции "нечистых", овладевших верховной властью в Египте (напомним, что для египтян все "мерзкие" азиаты - "нечистые").
  В эпоху правления великого монарха Аменхотепа III (1413-1377 гг. до н.э.), особенной любовью фараона и особо высоким статусом при дворе пользовался весьма богатый талантами сановник Аменхотеп, сын Хаписа, происходящий из жреческого рода (48.;94.). Он славился как "мудрец своего времени", которого на- зывали "причастным божественного естества, вследствие мудрости и прозорливости". Мудрец и прорицатель Аменхотеп, по прозвищу "Хи", впоследствии был обожествлён. Статуя этого вельможи (1375 г. до н.э. ему исполнилось восемьдесят лет), хранится в Булакском музее. Хвалебные надписи, покрывающие статую, рассказывают, в частности, об особых отношениях царедворца и фараона. Аменхотеп, сын Хаписа, говорит о себе: "Постоянной заботой моей были мысли моего господина. Я проникал (в то), что мне скрывали уста его и понимал (многие) его мысли".
  В своей "Истории" Манефон пишет о Хи, называя его "Аменофис, сын Паписа". Его тёзку и господина, фараона Аменхотепа III, Манефон, естественно, также именует "Аменофис" и полагает его отцом "пятилетнего... Сетоса, называвшегося (по деду) Рамсесом", о котором так же повествуется в связи с "нечистыми".
  О причинах возникновения коалиции нечистых Манефон пишет следующее (44.с144). Однажды царь Аменофис "пожелал стать созерцателем богов. Он сообщил об этом желании своему тёзке, Аменофису, сыну Паписа (Хи), который, как считалось, причастен божественного совершенства благодаря своей мудрости и дару предвидеть будущее. Этот человек (прорицатель Хи) сказал ему, что тот сможет созерцать богов, если полностью очистит страну от прокаженных и других нечистых. Обрадованный царь велел изгнать из Египта всех, кто имел скверну на теле (число которых составило 80 тыс. человек), и приказал заключить их в каменоломни к востоку от Нила, чтобы те работали там наравне с прочими египетскими заключенными. Среди них... было даже несколько учёных жрецов, заражённых проказой".
  Далее, "Аменофис, этот мудрец и прорицатель" предсказал, что "какие-то лю- ди возьмут нечистых в союзники и будут править Египтом тринадцать лет"; после чего прорицатель покончил с собой" (Аменхотеп, сын Хаписа (Хи), пережил фараона Аменхотепа III).
  Видимо, тысячи заключённых каменоломен, разогнав охрану и обретя свободу, присоединились к армии неогиксосов, следующей из Иерусалима в Египет.
   О мятеже "нечистых" Манефон рассказывает так: в Аварисе, пожалованном фараоном "нечистым" из чувства сострадания, они "избрали своим предводителем некоего Осарсифа, жреца из Гелиополиса", с которым мстительный египтянин Манефон идентифицировал Моисея, по-видимому, заимствовав у последнего некоторые черты его исторического образа.
  Вторит Манефону в этом вопросе и Страбон ("География" XVI,II,с36), вероятно, воспользовавшийся "Историями Помпея" Посидония: "Моисей, один из египетских жрецов, владел частью так называемого Нижнего Египта".
  Готовясь к мятежу и захвату власти в государстве, Осарсиф укрепил город и вызвал подкрепление (200 тысяч воинов) из Иерусалима, направив посольство к "изгнанным... пастухам... родина предков которых - Аварис". "Гиксосы, пришедшие из Иерусалима, совместно с "нечистыми", обращались с покорённым населением бесчеловечно, их владычество казалось самым ужасным из всех зол". Они сжигали города и деревни, грабили храмы, оскверняли статуи богов, издевались над жрецами. (Данное описание вполне адекватно тексту папируса Харриса о зверствах "сирийца Ирсу", захватившего трон Египта). За время своего правления Осарсиф издал многие постановления, которые (по определению Манефона) были враждебны египетским обычаям.
  По поводу реакции фараона на захват Осарсифом власти в стране, Манефон говорит следующее: узнав об этом Аменофис "впал в отчаяние, припомнив предс- казание Аменофиса, сына Пааписа" и "своего пятилетнего сына Сетоса, называв- шегося Рамсесом, по имени (его) отца - Рамсеса... он отправил... к другу, а сам бе- жал в Эфиопию". Через тринадцать лет "после этого Аменофис пришёл из Эфиопии с огромным войском, и сын его Рамсес также во главе своего войска. Вместе они напали на пастухов (амеу) и прокаженных, наголову разбили их и, многих из них умертвив на месте, остальных преследовали до сирийских пределов".
  И тогда, в связи с изложением Манефоном истории изгнания гиксосов или их потомков, возникает вопрос: когда же, осадив Аварис, но не взяв город; "отчаявшись в исходе осады", египтяне "заключили с гиксосами договор, по которому все они должны были оставить Египет и в полной безопасности для себя удалиться... со своими семьями и имуществом" (причём, Манефон осведомлён о том, что неогиксосы - потомки гиксосов)?
  С целью идентификации персонажей описываемых Манефоном событий, сопоставим сведения, сообщённые египетским историографом, с современными ис- торическими данными, полученными из других источников.
  Как известно, отцом Аменхотепа III был Тутмос VI, а его сыном - Аменхотеп VI Эхнатон, знаменитый религиозный реформатор (XVIII династия). Разрушение храмов, "осквернение статуй богов", запрет поклонения иным (помимо Атона) богам, преследования жрецов и издание постановлений, "враждебных египетским обычаям", вполне может быть отнесено на счёт Эхнатона.
  Итак, согласно Манефону, в тот смутный период, в хронологическом порядке царствовали:
  Рамесс (Рамсес) - его сын Аменофис - его сын Сетос (он носит то же тронное имя, что и его дед - фараон Рамсес).
  Как известно (2.;48.;54.), имена фараонов типа "Рамсес" и "Сети" соседствовали лишь во времена Х1Х и начала ХХ правящих династий (на которые и приходился данный "тёмный" переходный период):
   Рамсес I (он же Парамес), царствовал два года;
   его сын
   Сети I (он же Минепта I), (1304-1290 гг. до н.э.)
   его сын
   Рамсес II (он же Сетенепера Мериамон Миамун I);
   его сыновья:
  Мернептах (он же Минепта II) Сети II (он же Минепта III)
  (ок.1240-1231 гг. до н.э.) (ок.1230-1225 гг. до н.э.)
   тринадцатый сын; его сын
   Сетенехт (он же Мерира Миамун II);
   его сын
   Рамсес III (1198(1204)-1166(1173))
  Из приведённой генеалогии явствует, что только сын царя Сети II фараон Сетенехт носил тронное имя "Миамун", как и его дед, Рамсес II (Сетенепера). И тогда царь Аменофис (по Манефону)- однозначно фараон Сети II, а его сын Сетос, изгнавший Осарсифа,- Сетенехт Мерира Миамун II, известный в истории, как фараон, подавивший мятеж "сирийца Ирсу" и вернувший себе трон (фараоны Ра- мсес II и Сети II образу Сетоса не отвечают).
  Следовательно, жрец Осарсиф и сириец Ирсу - один и тот же исторический персонаж (их деяния идентичны, а эпохи синхронны). Заметим, что имя "Ирсу", этимологически близкое (корень слова) к наименованию "Осарсиф", вероятно, связано с местом происхождения данного персонажа - "Сур" (Сирия).
  Если уход (из Египта в Эфиопию) царя Аменофиса, устрашённого мятежниками, указывает на смерть Сети II, то изгнание из страны сирийца Ирсу (Осарсифа) произошло (через 13 лет после бегства Аменофиса) в ок.1212 году до н.э.
  Подавляющее большинство учёных, следуя Манефону, относит Исход Моисея к "Тёмному" периоду времён Мернептаха-Сетенехта (с ок.1231 по ок.1212 год до н.э.), хотя и, согласно сообщениям тех же Манефона и Херемона (александриец, философ-стоик, живший в I в. н.э.), пророк Моисей уже при фараоне Аменофисе (Аменхотепе III или Эхнатоне) был Гелиопольским жрецом (а тогда, ко вре- мени правления фараона Сетенехта Мерира Миамуна II, Моисей, даже прожив 120 лет, должен был давно умереть).
  Согласно еврейской традиции (77.с17), Исход Моисея состоялся в 1312 г. до н.э. (эпоха правления фараона Хоремхеба, брата унаследовавшего ему Рамсеса I); при этом пророку было 80 лет. Легко видеть, что сумма цифр числа 1312 состав- ляет семь,- особо сакральное число для представителей месопотамской культуры. Следовательно, эта дата несколько скорректирована из соображений святости (через три месяца после Исхода евреям была дарована Тора).
  Знаменитый египтолог Лепсий полагал, что от времени Исхода до правления царя Давида (ок.1000-965 гг. до н.э.) прошло 318 лет (его расчёт - "Chron." Einleit. p.377 (48.с416)); откуда, год Исхода Моисея по Лепсию - ок.1318 год до н.э.
  Ещё две тысячи лет тому назад Иосиф Флавий усматривал злой умысел в изложении Манефоном истории дважды захватчиков Египта гиксосов: он "сознательно причислил нас (Исход евреев, хаибири) ко множеству египетских прокаженных и больных" (44.с143).
  Заметим, что в пору Исхода в Египте свирепствовала эпидемия бубонной чумы (см. Кн.VI), поэтому, вероятно, некоторые спутники Моисея были больны.
  Очевидно, что в рассматриваемом повествовании Манефона перепутались, совместившись, несколько разновременных событий: эпоха гиксосов, изгнанных Яхмесом I; события времён правления Аменхотепа III; пора преобразований Эхнатона; Исход Моисея и период, связанный с "нечистыми",- неогиксосами Ирсу-Осарсифа, изгнанными Сетенехтом.
  В таком случае, Исход Моисея - историческое событие, отмеченное в неких египетских хрониках, сохранившихся до поры Манефона (III до н.э.), а сам Моисей - известный Египту исторический персонаж (мало вероятно, чтобы при написании своей "Истории" Манефон руководствовался Танахом).
  
  9. Оценка дат некоторых событий.
  Как хорошо известно, задача датировки исторических событий и артефактов исключительно сложна и требует перекрестных проверок дат различными методами.
  Историограф Манефон определяет эпоху пребывания гиксосов в Египте со времени, когда "из восточных стран люди происхождения бесславного" (гиксосы второй волны) захватили Египет "легко и без сражения", и до изгнания неогиксосов, "нечистых", сирийца Ирсу-Осарсифа фараоном Сетенехтом (в ок.1212 году до н.э.), и оценивает её в 511 лет.
  И тогда год появления в Египте гиксосов "второй волны" по Манефону - ок. 1723 г. до н.э. (511+1212).
  "Отношение к библейским историческим преданиям и в наши дни колеблет- ся от безоговорочного признания их достоверности до полного отрицания всяк- ой их ценности для истории,- писал русский востоковед Игорь Дьяконов (2.с 249),- каждое из них может быть привлечено историком в той мере, в какой его возможно проконтролировать, хотя бы частично независимыми источниками".
  В Ветхом Завете рассыпано много указаний на время пребывания евреев в Египте. Согласно Книге Бытия (15.13) евреи находились в Египте 400 лет, одна- ко, Книга Исхода (12.40) даёт другую цифру - 430 лет.
  Приняв для вычисления среднее значение - (415 лет), получим оценку даты прихода гиксосов-хаибири (второй волны) на земли Дельты Нила - ок. 1727 год до н.э. (1312 до н.э. (год Исхода Моисея согласно традиции) + 415 г. до н.э.).
  Возможно, срок пребывания евреев в Египте в 430 лет отсчитывался ха-иби-ри от времени погрома, учинённого царём амореев Самсуилуной (сыном великого Хаммурапи) в 1742-1739 годах до н.э.: 1312 г. до н.э. + 430 лет составит именно 1742 (г. до н.э.).
  Если рассматривать годы, проведённые Иосифом в тюрьме (13лет), как алле- горию мрачных и безысходных лет скитания "черноголовых" беженцев "второй волны" в поисках постоянного пристанища на чужой земле после жестокого подавления восстания в городах Нижней Месопотамии в ок.1739 г. до н.э., то их приход в Дельту Нила, в землю Гошен, произошёл в 1726 год до н.э. (1739-13).
  Помышляя обосноваться в Дельте Нила, ха-ибири, по-видимому, весьма и ве- сьма сомневались в успехе своего замысла,- Египет был могущественной державой Древности. Поэтому, как повествует Ветхий Завет, они запросили оракулы, гадая различными способами о будущем, и получили хорошие предзнаменования от Бога отцов: "не бойся идти в Египет... (ибо) Я пойду с тобою" (46.3,4). Все исторические события, описанные в начале Главы 14 Книги Бытия, происходили "во дни Амрафела (Хаммурапи), царя Сеннаарского (Быт.14.1,2) и "царя Еламского" (Быт.14.9). Событий Главы 15 Книги Бытия непосредственно следуют за ними (Быт.15.1): "После сих происшествий было слово Господа к Аврааму в видении": "потомки твои будут пришельцами в земле не своей" (гиксосы в Египте), однако, оттуда "они выйдут с большим имуществом... В четвёртом роде возвратятся они" (Быт.15.13-16).
  Возврат из Египта в "четвёртом роде"- это, вероятно, через 160 лет пребывания в стране (срок жизни поколения, странствующего с Моисеем в пустыне, - сорок лет). Характерно, что и с точки зрения современной истории, гиксосы "второй" волны находились в Египте также ок.160 лет и были выдворены (по Эвансу) в 1567 году до н.э. Следовательно, и по Эвансу, и по Книге Бытия (15.13-16), приход гиксосов в Египет состоялся в 1727 году до н.э. (160 +1567).
  Итак, среднестатистическое значение даты "вторжения" гиксосов второй вол- ны в Египет группируется около числа 1726 г. до н.э. (пять статистически независимых (но научно не обоснованных) значений).
  Примечательно, что надпись на каменном памятнике (48.), стоявшем перед одним из египетских храмов (Булакский музей), говорит о четырёхсотом годе ги- ксосского царя Сет-Нуби (Золотой Сетх). По-видимому, Сет-Нуби происходил из рода, представляющего гиксосов первой волны. В ознаменование 400-летней годовщины пребывания своего рода в Египте он, будучи царём, и воздвиг этот памятник (судя по имени, Сетх-Нуби мог происходить из колена "Иссахар").
  Поскольку Сет-Нуби не был последним царём гиксосов, то легко видеть, что его предки прибыли в Египет при фараоне Аменемхете I (2000-1970 гг. до н.э.).
  Известно, что своё летоисчисление древние евреи вначале вели от потопа (Быт.9.28;10.11); затем от даты Исхода из Египта (по числу поколений); и далее по годам правления монархов. Календарный отсчёт времени по числу поколений, в частности, вёл Шамши-Аддад I, определяя годы "от конца (царства) Аккада до моего царствования" (30.с 19).
  У предков древних евреев каждое новое поколение, от Арпахшада, сына Шема, до Нахора, рожалось примерно через 30 лет. "Время жизни" одного поколения при составлении Священного писания часто оценивалось в 30 лет (у евреев созревание мужчины заканчивалось в 30 лет (Числ.4.2,3)). По-видимому, в какой-то исторический период годы жизни одного поколения оценивалась древними ев- реями и годами странствий в пустыне: "Никто из людей сих, из сего злого рода (поколения), не увидит доброй земли (Ханаана)", (Втор.1.35); "Сыны ваши будут кочевать в пустыне 40 лет... доколе не погибнут" (Чис.14. 32,33).
  Геродот полагал (2.142), что за столетие проходит три поколения. Египтяне через каждые 30 лет правления здравствующего фараона (по прошествии интервала времени, равного жизни одного поколения) устраивали большие государственные торжества. Как уже отмечалось, в Древнем Китае число тридцать означало "поколение".
  Так, Ветхий Завет повествует о том, что от времени Исхода Моисея до вступления Азарии в должность первого первосвященника (1Пар.6.1-10) в Храме царя Соломона, сменилось 12 поколений священников (первое поколение - Аарон и его сыновья (Ис.29.1), второе - Финес, третье - Авишуй, четвёртое - Буккий, пятое - Озия, шестое - Зерахия, седьмое - Мераиоф, восьмое - Амария, девятое - Ахитов, десятое - Садок, одиннадцатое - Ахимаас и двенадцатое - Азария). Строительство Первого Храма, как говорится в (4Цар.6.1), началось Соломоном на четвёртый год его правления (ок. 961 г. до н.э.) и велось царём в течение семи - восьми лет.
  И тогда, если полагать "время жизни" одного поколения в 30 лет, то Исход Моисея из Египта произошёл точно в соответствии с древней еврейской традицией - в ок.1313 году (ок.953 г. до н.э. + (12 поколений х 30 лет)).
  В Ветхом Завете (4Цар.6.1) есть ещё одно указание на дату Исхода Моисея: он произошёл "в 480 году по исшествии сынов Израилевых из земли Египетской, в четвёртый год царствования Соломона", когда тот приступил к строительству Храма.
  Буквальный подход к этим сведениям относит Исход Моисея на 1441 год до н.э., т.е. к эпохе Аменхотепа II (1450-1424 гг. до н.э.), что мало вероятно. Была выдвинута остроумная гипотеза (70-3.с947) о том, что эти 480 лет определены как сумма лет жизни некоторого числа поколений, для которых "время жизни" одного поколения составляет 40 лет. И тогда длительность в 480 лет соответствует двенадцати поколениям.
  Автор гипотезы, вероятно, основываясь на неких демографических данных, оценил временной интервал ("время жизни") одного поколения древних евреев в 25 лет, что относит дату Исхода Моисея на 1261 год до н.э. (12х25 + 961), приходящийся на эпоху Рамсеса II, чуть ли не официально признанного угнетателя и поработителя еврейского народа, строившего для него города в Египте.
  Однако более типичной и принятой в Древнем мире оценкой временного интервала жизни одного поколения людей является 30 лет. И тогда Исход Моисея осуществился в 1321 году до н.э. (12х30 + 961). Разница с традиционно принятой датой Исхода в 8 лет, равная сроку строительства Первого Храма, а, в равной степени, и то, что 12 поколений священников (480 лет) завершилось в год окончания строительства Храма (Азария смог вступить в должность первого первосвященника), указывают на то, что 12 поколений прошло от времени Исхода Моисея не до начала, а до окончания строительства Храма (т.е. приходится на 12-13 год правления царя Соломона). И тогда дата Исхода точно соответствует традиционной - 1312 г. до н.э. (965-13+360).
  Ветхий Завет повествует о том, что Моисею и его людям было отказано в свободном проходе через территорию Едома на Землю обетованную. И Моисей, не рискнув применить военную силу, решил обогнуть границы Едома, который в то время был мощным военным государством.
  Благодаря археологическим открытиям известно, что в XIV в. до н.э. царства Едом ещё не существовало. В качестве хорошо организованного и могучего государства это царство вступило на арену истории только в XIII в. до н.э. Следовательно, ха-ибири Моисея могли появиться на границе Едома именно в этом столетии, но не ранее (с учётом сорокалетнего пребывания в пустыне, это могло про- изойти в ок. 1272 г. до н.э. (1312 - 40)).
  С целью привязки исторических событий к определённым временным интервалам при изложении настоящей работы, введём некоторые определения:
  период времени от даты изгнания гиксосов (1567 г. до н.э.) до первого похо-да Тутмоса III в Азию (1501 г. до н.э.) обозначим как "Постгиксосский период";
  период времени от даты начала первого похода Тутмоса III в Азию (1501 г. до н.э.) до первых лет правления Аменхотепа III (ок.1410 г. до н.э.) обозначим как "Предамарнский период";
  период времени, охватываемый документами Телль-Амарнского архива, как принято в историографии, носит название "Амарнский период".
  Изложение Древней истории евреев в "Книге Книг", казалось бы, неожиданно прервавшись (с точки зрения современной науки) на смерти гиксоса Иосифа, далее продолжается с описания событий, уже связанных с Моисеем, и произоше- дших через 250-300 лет после изгнания гиксосов. Надо полагать, что содержание данной лакуны в цепи событий, приходящихся в основном на Предамарнский и Амарнский периоды, безусловно, в том или ином виде сохранялось в устной традиции и каким-то образом также отражёно в "Священном писании".
  
  10. Ареал расселения племён гиксосов в Постгиксосский период.
  После взятия города-крепости Шаррукен, последнего оплота гиксосов вблизи границ Египта, фараон Яхмес I, прекратив преследование, уплыл с армией вверх по Нилу на юг, в Нубию, дабы усмирить непокорные племена царства кушитов (2.с277). Преемник Яхмеса Аменхотеп (Аменофис) I продолжил борьбу с упорно сопротивляющимися жителями Северной Эфиопии.
  Начало широких завоевательных походов фараонов XVIII династии связано с именем царя Тутмоса I ("Джехутимесу"- греческая форма в условном египтологическом чтении). Как и его правящие предшественники, Тутмос I (1525-1512 гг. до н.э.) вновь отправляется в Эфиопию, чтобы "покарать мятежников в чужеземных странах и отразить вторжение из области пустыни". И лишь добившись успеха в южной экспедиции, египетские войска устремляются на север, в Переднюю Азию.
  Таким образом, в течение почти полувека египтяне силой оружия не навязывали своей воли изгнанным из страны племенам союза гиксосов, предоставив их (и их потомков) собственной судьбе.
  На то, как расселились в Ханаане бывшие гиксосы, косвенно указывает перечень пленных, захваченных Аменхотепом II в результате его походов в Нижний Рутену на седьмом и девятом годах царствования. В Египет было уведено: 3600 хабиру, 15200 шасу и 36300 хурритов. Телль-Амарнские таблички и другие документы того же периода из Танааха и Шхема, а также современные им административные тексты из Угарита (Рас-Шамры) демонстрируют широкую этнографи- ческую пестроту племён Ханаана, вожди которых носили не только ханаанейские (аморейские), но аккадские (хаабиру) и хурритские (Рукманья, Таддуа), а также смешанные, семито-хурритские (Абди-Хиппа (Абд-Хеба)), правитель Иерусалима), имена.
  Неоднозначно сложилась участь различных племён гиксосов-хурритов. Значительная часть этих племён первоначально не вернулась в Нижний Рутену и Сирию, а расселилась в по всему Ханаану. По данным архива из Телль-Амарны известны (Hess S.R. Amarna Personal Names.1993. Eisenbrauns Winona Lake, Indiana): Шуваардата, правитель (царь) Кеилы; Биридия, правитель Мегиддо; Сурата и Сатаатна, цари (или правители) Акко; Йаасдата, царь Танааха; Биридаасва, царь Йеноама или Ашторет; Интарута, царь Ахшафа; Пухеба, правитель (царь) Гвала. Жили хурриты и в Южной Палестине (Ibid.p.120), и в Эдоме ("Поэма о Карату" (ок. Х1V в. до н.э.)), и на горе Сеир ("сии сыновья Сеира-хурреянина, живущие в земле той", Быт.36.20). Характерно, что в Амарнский период правящий слой общества в Ханаане назывался хурритским термином "марианна".
  В "Поэме о Карату" рассказано о том, что ханааней, царь города Дитану (пре- дположительно, Сидона) возжелал взять в жёны деву-хурритянку (69.с98), первородную дочь царя Эдома Великого, хуррита Пе-Бели (имя аккадское - "Уста моего Бела"), о котором в Книге Бытия (36.32) упоминается, как о первом царе Эдома ("Царствовал в Эдоме Бел"). Однако Пе-Бели всячески стремится предотвратить этот брак, по-видимому, ориентируясь на заимствованный гиксосами в Египте древний обычай престолонаследия первородной дочерью фараона (тот же обычай просматривается и в повествовании о дочери царя Карату "Восьмой").
  На землях Эдома племена хурритов долгое время мирно сосуществовали с "черноголовыми", были независимы и имели своих старейшин (Быт.36.29). Хурриты традиционно ассимилировались с "черноголовыми" (общность культуры и традиций). Так, все сыновья Исава и Махалафы-Васемы, дочери Измаила, также жившие в Эдоме, взяли себе в жёны хорреянок и сеирянок (99.с303).
  Однако позднее, как сообщает (Втор.2.12), хотя и "на Сеире жили прежде хурреи, но сыны Исавовы прогнали их".
  Юридические таблички из Танааха и Шхема (107.с49), составленные приме- рно через столетие после Амарнского периода, указывают на уход хурритов из Ханаана: на почти сто семитских имён в данных табличках, приходится лишь несколько хурритских.
  Основная масса хурритских племён, по-видимому, всё же вернулась в Нижний Рутену и Сирию, в Угаритский ном: установлено (2.с185), что к середине II тыс. до н.э. население Угарита становится двуязычным, - доминируют ханаанейский и хурритский языки. На эту же эпоху, как выявлено при раскопках, приходится (на ХV-X1V вв. до н.э.) и пора расцвета Угарита (Гиксос Абраам вышел из Египта "очень богат скотом, и серебром, и золотом". В Угарите была найдена глиняная табличка с упоминанием "Абрама Египтянина" (C. Virolleaud, Textes en Cuneiformes Alphabeteques Des Archives Sud, Sud-Oest et du Petit Palais - "Le Palais Royal D'Ugarit," vol.II,ed. Claude F.A.Schaeffer, Paris,1965,no.95, p.117)).
  Профессор М. Нотт (107.с480), анализируя административные тексты из Рас-Шамры (Амарнского периода), выявил, что хурритские имена доминируют в военной, дипломатической и официальной переписке правителя Угаритского нома; в то время, как семитские имена преобладают в дворцовых хозяйственных документах.
  Не исключено, что значительная часть хурритов-гиксосов влилась в новое государственное образование, созданное хурритскими племенам в Северной Месо- потамии,- царство Миттани (предположительно, в конце ХVII в. до н.э.) и спосо- бствовала его быстрому росту и политическому усилению. В истории (54.с384) отсутствуют сведения о том, как возникло это государство ("Миттани" от "мата", хур.- "страна"; сравн.: ингушское - "меттиг" - "место"). Достоверно известно лишь то, что в ХVIII в. до н.э. царство Миттани (Ханигальбат) ещё не существовало, но уже ко второй половине ХV1 в. до н.э. оно было одной из ведущих мировых держав. Основную часть населения Миттани составляли хурриты, но в государственном делопроизводстве, помимо хурритского, использовался и аккадский язык. В период расцвета могущества Миттани (на рубеже XV в. до н.э.) при царе Шаушшатаре (хуррито-шумерское имя), держава контролировала области от Се- верной Сирии до Ашшура и Аррапхе. Шаушшатару подчинялся и автономный Алалах (2.с187). В конце Амарнского периода зафиксировано возрастание митаннийского влияния в Ханаане: обнаружено огромное число цилиндрических печатей с рисунками митаннийского происхождения (107.с49), принадлежащих, как считается, крупным чиновникам и государственным служащим.
   Митаннийские цари постоянно поддерживали связь с силами непрекращающегося сопротивления фараонам в их собственном сиро-палестинском тылу, с вождями хаабиру. Однажды египетским воинам удалось даже схватить агентов митаннийского царя, несших на шейных шнурках глиняные таблички с клинописным текстом обращения к таким вождям (правителям).
  В середине XIV в. до н.э. египетские войска вытеснили миттанийцев из Сирии и с Евфрата, а хетты, во главе с царём Суппилулиумом I, разгромили ослабленное междоусобицей государство и лишили Миттани политической независимости.
  "Черноголовые", хаабиру, жили на всей территории азиатской части бывшей империи гиксосов. Так, кениты, часто соседствуя (Ветхий Завет) с племенем амалекитян, занимали отдельные территории от Синая и Негева до Финикии. Судя по сведениям из Танаха ("Амалек (внук Исава) на пути, когда вы шли из Египта (Исход Моисея)... побил (больных и отставших)", Втор.25. 17),- племя хаабиру "Амалек" ("Шаддид" или "Эл-Шаддай") обитало на Синайском полуострове, в землях, прилегающих к Эдому (конец X1V вв. до н.э.) и на горе Сеир (1Пар.4.43); а также "от Хавилы до окрестностей Сура, что пред Египтом" (1Цар.15.7); и в районе "источника Мишпат, который есть Кадес" (Быт.14.7). Жили амалекитяне и в Палестине ("на горе Амаликовой в земле Ефремовой" (Суд.12.15)).
  Примерно в XIV-XIII вв. до н.э. племена эдомитян (племя "Йакуб-эл"), моавитян и аммонитян (племя "Лот") создали сильные государства с мощными пог- раничными укреплениями.
   Как явствует из Ветхого Завета, двенадцать колен, образовавших Израильс- кий союз, расположились на большей части земель Ханаана. Так, согласно Книге Иисуса Навина (1.12-15), в его время (в Амарнский период) роды "Реувен", "Гад" и "Манассия" уже расселились в Заиоранье. Значительными центрами оседания "черноголовых", хабиру, стали также восточные и южные районы Ливанских гор (Рутену) и Сирия, окрестности Угарита, Алалаха и Халеба (Халпа), (2.;54.), где они вновь оказались в качестве "пришельцев на чужой земле".
  В местах своего поселения хабиру, по древней Месопотамской традиции, образовывали собственные самоуправляющиеся общины (2.с245) и жили обособленно, имея своих старейшин. Согласно материалов архива из Угарита (Х1V в. до н.э.), такие общины, без ведома царя нома, иногда могли вести и внешние сношения. Общины хабиру (имея статус полноправных граждан Угарита) также платили коллективный налог (серебром или натурой) и отправляли государственные повинности: воинскую, гребцовую (на судах) и трудовую на счёт казны. Угаритское общество того времени состояло из царских служащих, свободных граждан, рабов царских служащих и (купленных) частных рабов. И во все эти категории входили "черноголовые" (2.с247).
  Для племен гиксосов, расселившихся на землях Ханаана после изгнания из Египта, значение ханаанейского языка, как языка межплеменного общения, вероятно, сохранилось. Ассимиляция же племён "черноголовых" ханаанейским окружением способствовала постепенному забвению родного, аккадского, языка. Так, известная надпись моавитянина Меши (стела царя Меши) сделана на ханаанейском языке, очень близком к североизраильскому диалекту иврита (Шифман).
  Отдельные отряды хабиру поступали на военную службу к местным царям в землях, по возможности удалённых от влияния египетской администрации (2.с 246). "Люди хабиру", которых сближала с хеттами глубокая неприязнь к общему врагу - Египту, проживая на землях хеттского царства и служа ему, всегда пользовались его покровительством.
   В ареала расселения гиксосов-хабиру и их потомков входило, вероятно, и некое царство "Самаль (Шемель)" (прибл. 1200 г. до н.э.). Это царство располагалось на правом берегу Евфрата и состояло из отдельных княжеств. В его надписях содержалось много ханаанейских форм, а главным богом был Хаддад.
  Известно также и маленькое североассирийское царство "Тшбак" ("Иашбук"), (его название совпадает с именем одного из сыновей Кетубы - "Ишбак"), которое упоминается в VIII в. до н.э. в ассирийских текстах (99.с269-271). По соседству с царством "Тшбак" располагалось и царство "Шуах" (имя другого сына Кетубы).
  Наименование "Медан" (также имя одного из шести сыновей-эпонимов Кету- бы и Авраама: Зимран, Иокшан, Медан, Мадиан, Ишбак и Шуах), фонетически близко имени бога иеменитов - "Мадан". Этот североарабский род (племя) обитал у залива Аккаба на Синайском полуострове.
  Мадианитяне кочевали в Заиорданье вдоль границ Аравийской пустыни и на окраинах Моава и Эдома до пустынь Синайского полуострова. Мадианитяне сос- тавляли конфедерацию родов (племён), о чём свидетельствует наличие у них нес- кольких царей (Чис.31.8; Суд.8.5). В эпоху Судей мадианитяне воевали с родом "Манассия" (Суд.8). В борьбе с "сынами Израиля" мадианитяне выступали в сою- зе с моавитянами (Чис.22.4-7).
  Примечательно, что тесть Моисея Иофор Кенеянин - священник (жрец) Мадиамский, что указывает на единство вероисповедания кенитов и мадианитян в тот период (а, судя по "Книге Руфь", и всех прочих "черноголовых").
  Позднее сыновья Мадиана переселились в Южную Аравию. Так, "Ефа"- роды, разводящие верблюдов, обитали восточнее залива Аккаба. Наименования "Авида" и "Елдага", четвёртый и пятый сыновья Мадиана, встречаются как имена собственные в савейских и минейских надписях. Поселение "Авида, Абида", возможно, упоминается как "Ибади" в надписях Саргона II.
  Сына Иокшана Шеву (Быт.10.26-28) арабы называют "Каефет" и считают его прародителем всех южных арабских племён, в том числе и савеев (Шева, Сева). Сыновья Деданы, второго сына Иокшана,- североарабские племена, живущие в пустыне Феме (Теме) и в Бузе. Имена сыновей Деданы "Летушим" и "Леумим" появляются как имена собственные в набатейских надписях.
  Сын Авраама Измаил умер, когда ему было 137 лет (сумма цифр числа равна одиннадцати, но не двенадцати, что указывает на негативное отношение автора описания к образу Измаила). Патриарх оставил после себя двенадцать сыновей (двенадцать родов исмаилитов). Их имена: Наваиоф, Кедар, Адбеел, Мивсам, Мишма, Дума, Масса, Хадад, Тема, Иетур, Нафиш и Кедма. Пустыня Фаран, в которой жил Измаил, находится на Северном Синае, но почти все его потомки обрели пристанище в Сирийской пустыне и на Аравийском полуострове.
  Территория, занимаемая родом "Наваиоф", находится к востоку от Мёртвого моря (99.с236,237).
  Род "Кедар" разместился восточнее территории, на которой обосновался род "Наваиоф", в Сирийской пустыне (В документах Ашшурбанипала (VII в. до н.э.) встречается название рода (племени)- "Кедар" и имя его царя - "Аммулафи").
  "Дума", возможно,- оазис и крепость в Сирийской пустыне, завоёванные Сен-нахерибом. Наименование "Кедма" означает: "Люди с Востока".
  Роды "Иетур", "Нафиш" и агаряне (Эратосфен помещает агарян к востоку от Петри) воевали с заиорданскими израильскими родами "Реувен", "Гад" и "Манассия" (1Пар.5.19).
  Роды "Мивсам" и "Мишма" названы в (1Пар.4.25) "сынами Симеона", что мо- жет указывать на ассимиляцию измаилитов этих родов.
  Территория рода "Иетур" граничила с Едомом. В 104 г. до н.э. Аристобул III Хасмоней аннексировал часть земель этого рода, а иетурян обратил в иудаизм ("Отцы Церкви Святой руки").
  Аравийские роды (племена) "Адбеел", "Масса" и "Тема" известны по документам ассирийского царя Тиглатпаласара III (VIII в. до н.э.), как (соответственно) "Идибаилу", "Маса" и "Тема". Примечательно, что на род "Идибаилу" Тиглатпаласар возложил охрану египетской границы, а после завоевания Ассирией филистимлян, отдал этому роду 25 их городов в Палестине.
  "Тема"- оазис в Северной Аравии (совр. Тайма).
  Замечено (99.с279), что и некоторые из восьми сыновей Нахора и Милки миг- рировали из Сирийской пустыни в Северную Аравию.
  Племена гиксосов-шасу также расселились по всей территории Ханаана. Документально подтверждено (А.Васильев. Шасу новоегипетских источников и ран- няя история Израиля) их пребывание в Эдоме и на Сеире, в Иудее ("страна Яхве") и Газе, в районах Северной Палестины и Южной Сирии (долина Бекаа, истоки Оронта).
  Множество мелких или мельчайших царств (или княжеств) Палестины, Финикии, Сирии, Северной Месопотамии и Малой Азии оказались в зависимости от нескольких великих держав, считавшихся более или менее равноправными: Египта, Митанни, касситской Вавилонии и (несколько позднее) Хеттского царства в Малой Азии. Степень этой зависимости была различной: от полного и униженного повиновения Египту, до союзнических, хотя и не равноправных, отношений с хеттами (27.с24).
  
  11. Ха-ибри на землях Ханаана и Сирии в Предамарнский период.
  После изгнания гиксосов из Нильской долины, Египту пришлось вести упор- ную борьбу с азиатской частью их бывшей империи, в которой единая, центра- лизованная, власть, очевидно, отсутствовала, но память о плодотворном военном союзе племён гиксосов ещё долго сохранялась и неоднократно реализовывалась.
  Судя по надписям из захоронений современников фараона-завоевателя Тутмоса I, его походы против презренных амеу Рутену носили характер мщения гиксосам и их потомкам: царь был одержим желанием "омыть своё сердце" в их крови и отплатить за причинённое Египту унижение (48.с234). Войска Тутмоса I, захватывая большие военные трофеи и уводя многочисленных пленных, прошли через весь Ханаан и Сирию и достигли Митанни (Нахрайны) на Евфрате.
  Однако успешно начатые походы были неожиданно прерваны со смертью фа- раона. Как известно (94.), у Тутмоса I были дети: первородная дочь Хатшепсут - от первой, главной, жены Яхмес; и Тутмос II - от второй жены. Ещё при жизни преемника Тутмоса I, болезненного и недолговечного Тутмоса II, мужа Хатшепсут (у которой от него было две дочери), Тутмосом II был назначен в соправители его юный сын от младшей жены Исиды - Тутмос III (соправление с наследником престола практиковалось фараонами со времён ХII династии). Со смертью Тутмоса II, реальная власть в стране оказалась в руках его вдовы - Хатшепсут, которую вскоре провозгласили и фараоном (Хатшепсут Мааткара Хенеметамон). В течение двадцати лет царствования Хатшепсут военные компании не проводились (известны лишь два похода - в Сирию и Нубию). В этот период в Ханаане и Сирии египтянам продолжали подчиняться лишь несколько незначительных тер- риторий (южнее города Ирджи).
  Около 1502 г. до н.э., после смерти ненавистной мачехи, по приказу Тутмоса III многие изображения царицы были уничтожены, а ее имя исключено из официальных храмовых списков фараонов Египта. Соправитель Хатшепсут, Тутмос III, ранее даже не упоминавшийся официально, стал, наконец, фараоном на двадцать втором году своего формального царствования (женившись на дочери Хатшепсут, Тутмос III узаконил свои права). В следующем же году царь Тутмос III Великий, идя по стопам Тутмоса I, предпринимает свой первый поход в Азию против "гика амеу".
  Тутмос Великий (1502-1448 гг. до н.э.), "(48.с314) всю жизнь свою и всю силу своей власти посвятивший на подчинение и уничтожение народов Рутену" (по- томков гиксосов), совершил семнадцать походов в Азию. Об этих походах сооб- щают его надписи и выдержки из летописей, которые сохранились на стенах Кар- накского храма в Фивах.
  Первый поход Тутмоса III, описанный особенно ярко, был инициирован тем, что азиаты "от Ирджи (города к югу от Яффо) вплоть до северных окраин земли Нахарин (Митанни) впали в мятежное состояние" (около двадцати лет не платили дани). Однако на этот раз войскам фараона пришлось столкнуться уже не с разрозненным сопротивлением мелких дружин отдельных князей "амеу", а с большой коалицией, возглавленной царём города Кадеш-на-Оронте (северная Сирия). "Он собрал вокруг себя властителей всех стран, бывших покорными Египту (при Тутмосе I) и всех от Нахарина до... сирийцев, их коней, их воинов, их людей... в (крепости) Мегиддо". Приведём часть перечня местностей (всего 119 наименований) Ханаана, Сирии и Митанни, правители которых были захвачены в плен в Мегиддо: Дамаск, Хацор, Киннерет, Кармель, Танаах, Акко, Яффо, Лод, Афека, Мигдаль, Мамре, Реховот, Бейт-Шеан, Барак. К этому союзу примкнули и хетты (48.с272). Весь Ближний Восток противостоял нашествию египтян. И тем не менее, войска коалиции потерпели под стенами Мегиддо сокрушительное поражение и укрылись в крепости, входившей ранее в империю гиксосов. "Все властители всех северных стран заперты в этом городе, поэтому взятие Мегиддо подобно взятию тысячи городов",- вдохновлял своих воинов фараон. И только через семь месяцев осады измученный голодом Мегиддо сдался на милость победителя. Кня- зья пали ниц перед фараоном, умоляя сохранить им жизнь. Тутмос III великоду- шно помиловал побеждённых, но отправил их по домам верхом на ослах с позором.
  Взяв Мегиддо, Тутмос III "потом я пошёл на север, грабя города и уничтожая вражеские страны" (98.с10). В Южном Ливане фараон выстроил крепость под названием: "Минхеперра (Тутмос III), изгнавший гика амеу" (т.е. по собственному же признанию фараона, он воевал с гиксосами). Видимо, после первого похода частью официального титула Тутмоса III стало наименование: "Изгнавший гиксосов" ("Гика-ха-сут"). Примечательно, что и по Манефону, фараон, изгнавший гик- сосов из Египта,- Мисфрагмуфосис, т.е. Минхеперра (Тутмосис III), (94.с 278).
   Тутмос III сломив сопротивление потомков гиксосов, захватил, практически, всю Палестину и Сирию до районов Междуречья: "Сняты головы азиатов ("амеу, аму" - хаабиру), от них никого не осталось, повергнуты дети князей их... (Амон) дал... поразить князей фениху (ханаанеев)... на высотах их (Кармель и Ливан)... Митанни (хурриты) трепещет от ужаса" (Из гимна Тутмосу III (94.с 279)). Почти все раскопанные города гиксосов носят на себе следы разграбления и пожарищ (54.с168).
  "Неоспоримый факт,- констатирует Г. Бругш (48.с203),- что... в Ханаане составился великий союз народов единого происхождения, которых памятники называют общим именем": (народ) Рутену (народ Рутену - это, по Бругшу, "народ менту, ментиу", т.е. хаабиру из колен "Ашер", "Иссахар" и прочих родов "единого происхождения").
  Из перечня местностей явствует, что армиям Тутмоса III противостояли (помимо хеттов) все вновь объединившиеся потомки Союза гиксосских племён (ханаанеи, хурриты, хаабиру и шасу).
  Регулярный грабёж завоёванных земель становится важной доходной стать- ёй народного хозяйства Египта. Обширные списки добычи Тутмоса III, высечен-ные на стенах египетских храмов, говорили не только о полном ограблении городов и сёл, но и о тысячах, десятках тысяч угнанных в египетское рабство людей. Считается (2.с243), что людские потери сиро-палестинских городов-государств от египетских нашествий составили к концу ХV в. до н.э. огромный процент населения.
  После смерти Тутмоса III Великого на 54 году царствования, азиаты снова взбунтовалась, но его сын Аменхотеп II усмирил их, дойдя до Евфрата. Первый поход фараона Аменхотепа II в Хар, Рутену, Сирию и Нахараин был победоносным. Египетские войска опустошили Эдом, захватили Угарит, где фараон "уничтожил всех своих противников", и вторглись в Митанни: "вожди Митанни явились к нему с данью на спине". Множество городов было ограблено дочиста. По- мимо 101218 пленных, Аменхотеп II захватил несколько сот лошадей и колесниц. Семь царей азиатов были уведены в Фивы (один, для острастки, даже в страну Куш), принесены в жертву богу Амону и повешены, как и их предварительно отрубленные правые руки (признак того, что все они прошли обряд обрезания, т.е. это были хаабиру и, возможно, ханаанеи).
  Заметим, что в Древнем Египте, как и во всём Древнем Мире, практиковались человеческие жертвоприношения. В частности, в пору сильнейшего, нестерпимого зноя египтяне сжигали живых людей в честь бога Сетха.
  По истечении двух лет, на девятом году своего царствования (54.с184), Аме- нхотеп II совершил свой второй поход в Азию. Результаты этого похода оказались гораздо скромнее - фараон привёл в Египет лишь немногим более двух тысяч пленных (по-видимому, потомки гиксосов вновь консолидировались).
  В третий раз, когда Аменхотеп II вернулся в Азию (видимо, в 1439-1437 гг. до н.э.), главное и, очевидно, единственное, сражение между египтянами и азиат-ами разыгралось в местности, под названием - "y-r'-s-t" (день-два пути от египетской границы; по всей вероятности, в Эдоме, см. ниже). Мизерный объём военной добычи и тот факт, что по окончании боя египетские войска вернулись в Египет, а не продолжили продвигаться вглубь Азии, породил мнение о том, что в этой экспедиции фараон Аменхотеп II потерпел весьма ощутимое поражение. Сведения о его третьем походе изложены в надписи фараона весьма скудно. Известно также и то (48.), что в последующий период своего царствования Аменхотеп II более не совершал походов в Азию; кроме того, нет и упоминаний о регулярной дани от азиатов.
  Вывод о том, что Аменхотеп II потерял все азиатские владения, завоёванные Тутмосом III, может следовать и из того факта, что его преемник (но не сын) Тутмос IV (1424-1413 гг. до н.э.), человек, взошедший на престол благодаря "помощи бога Хормаху" (всеобщее недовольство по поводу отсутствия привычных богатых поступлений из Азии), и совершивший затем несколько походов в Азию, называл себя "победителем Сирии (Рутену)".
  Столь знаменательная победа племён Ханаана и Сирии (Рутену) над египтянами, по-видимому, была воспета в Угаритской эпической "Поэме о Карату", которую первым перевёл и прокомментировал Шарль Виролло (C.Virolleaud. La Legende de Keret, roi des Sidonies.Paris, 1936). В поэме рассказывается об угрозе городу-государству Сидону, возникшей в результате вторжения в пустыню Негев трёхмиллионной армии Фарры (вот, оказывается, в чём причина военных успехов египтян - постоянное многократное превосходство в живой силе!).
  Было сделано предположение, что Фарра - это Террах, отец Авраама. Ошибо- чность такого предположения очевидна: Фарра (Парро) ханаанейской поэмы,- он же и древнееврейский Паро ("פרעה")- фараон. Этот термин: "Пер-ао" ("Фер-ао"), где "пер", егип.,- "дом", означает "Великий (высокий) дом", - один из титулов еги- петского царя.
  В поэме повествуется, что царь Карату, ведомый самим богом Илу, должен отправиться навстречу неприятелю и присоединиться к силам, противостоящим армии фараона: "Собери народ и поведи его. Пусть велико будет воинство... И пусть все идут в поход... Подобно саранче, заполни степь; подобно кузнечикам - край пустыни... Иди день и другой... когда день наступит седьмой, ты достигнешь Эдом многочисленный (населённый "черноголовыми" и хурритами), Едом сильный (своими царствами), ты встретишь шапазитов (жителей города Шапаш, у ко- торого собирались ополченцы)". И "люди Азии шли тысячами и мириадами, как поток". В эпосе упомянуты также и города Ашдод и Кадеш (63.с371), т.е. подня- лись все земли, на которых жили потомки гиксосов. В поэме также рассказано о разгроме и отступлении огромной армии фараона.
  В одном из текстов об азиатских походах (первом либо третьем) Аменхотепа II, говорится о том, что битва произошла под городом Шапаш: "Его величество был в городе Шапаш в Эдоме (лично участвовал в сражении). Его величество дал (показал) здесь пример доблести... Он был (в бою) как гневноглазый лев".
  Сообщается в поэме и о вооружении египетских воинов - "медных саблях и бронзовых кинжалах", которые описаны в специальных египетских терминах. В захоронении одного из вельмож Аменхотепа II ("Breasted Rekords".vol.2,sek.802) фараон изображён раздающим дары военачальникам - мечи и кинжалы, описан- ные в надписи в тех же выражениях и терминах, что и в поэме.
  Таким образом, сокрушительное поражение азиатов под Мегиддо в 1467 г. до н.э. не привело к распаду традиционного антиегипетского союза потомков гиксосов.
  Особый интерес представляет упоминание в тексте "Поэмы о Карату" двух Израильских колен: "Асир (Ашер) " и "Завулон" (63.с374). Поэма ощутимо передаёт как состояние всеобщей напряжённости, так и переживания воинов рода "Асир", постоянно упоминаемых в рефрене, которые, как и все, спешат присоединиться к основным силам: "Асир, два и два, ушли; Асир, три и три ушли; дома закрыли, вместе зашагали".
  Следовательно, если, как считается (63.), "Поэма о Карату" отражает реальные исторические события, то можно констатировать, что колена хаабиру "Асир (Ашер)" и "Завулон", по крайней мере, уже к 1440 году до н.э. проживали оседло в Ханаане (помимо "Йакуб-эл", "Иосиф-эл" и "Леби-эл", значащихся в надписи Тутмоса III от ок.1480 г. до н.э., а также "Ефрем" (Иисус Навин) и "Бениамин", упоминавшихся в письмах Амарнского архива (в частности, в сообщении о поражении царя Пеллы).
  Однако успешные карательные экспедиции Тутмоса IV сломили сопротивление переднеазиатских князей, не сумевших, в силу отсутствия централизованной власти, организовать регулярный и достойный отпор египтянам.
  Правление Аменхотепа III (1413-1377 гг. до н.э.), сына Тутмоса1V, характеризуется выдающимися успехами в деле порабощения народов Африки. За годы своего царствования он совершал походы в золотоносные Эфиопию, Нубию и Судан, где "победил шесть народов" (48.); Азию же фараон миловал. В этот период государство Египет находилось на вершине своего могущества, а его двор поражал своим сказочным великолепием (2.с281; 54.с208).
  Однако в Азии, как жалуется фараону Аменхотепу III в одном из своих ранних посланий Риб-Адди (по-видимому, назначенный правителем Библа ещё Тутмосом1V),- "С тех пор, как твой отец вернулся из Сидона, земли (территории) оказались во власти хаабиру" (63.с248).
  В первой половине Х1V в. до н.э. Египет являлся признанным гегемоном на Ближнем Востоке, однако, к концу правления сына Аменхотепа III - Аменхотепа1V Эхнатона (1375-1358 гг. до н.э.) значительно усилилось царство хеттов, которое при Суппилулиуме I, современнике фараона Эхнатона, превратилось в гро- зного соперника Египта. Аменхотеп1V, занятый внутриегипетскими проблемами, не проводил активной внешней политики. Растянувшаяся на долгие годы внутренняя борьба в Египте не могла не отразиться на отношениях с его переднеазиатскими владениями. Покорные ранее, местные правители один за другим отпадают от Египта и не признают его власти.
  Вооружённое давление хеттов с севера, сепаратистские устремления местных правителей, постоянные военные действия отрядов хабиру и полная пассивность египетских войск,- всё это привело к тому, что уже к концу царствования Аменхотепа1V Эхнатона страна утратила своё влияние в этом регионе. Слабые преемники Эхнатона, последние фараоны XVIII династии, были ещё не в состоянии упрочить внешнеполитические позиции Египта. Поэтому Сети I и Рамсес II были вынуждены начинать завоевание Палестины, Финикии и Сирии заново.
  
  12. Административная система в Азии Амарнского периода.
  Знаменитый Телль эль-Амарнский архив дипломатической переписки Егип- та и его оппонентов за период ок. с 1390 по 1360 гг. до н.э. был найден при раскопках развалин города Ахет-Атон, столицы Эхнатона (восточный берег Нила; 312 км к югу от Каира.).
  В 1887 году крестьянка из деревни Телль эль-Амарна случайно нашла около 300 глиняных табличек с клинописным текстом на аккадском языке (по подчерку различают вавилонский, палестинский и египетский стили). В 1891-1892 гг. Фли- ндерс Петри приступил к разведывательным раскопкам Эль-Амарны (примерно, в двух км от берега Нила). В 1907 году за раскопки холмов близ деревни (семь се- зонов) принялось Германское восточное общество (Людвиг Борхарт). В настоя- щее время таблички с текстами писем Телль эль-Амарнского архива (более 400) хранятся в различных музеях мира, а также в частных коллекциях. Сводные, ком- ментированные издания всех писем архива с их общей последовательной нумерацией, с латинской транслитерацией текста и переводом на немецкий и англий- ский языки осуществили Ю. Кнудтзон и С. Мерсер (27.с40).
  Основная масса писем, хранившихся в Амарнском архиве, поступила от признававших верховную власть Египта правителей Азии. В частности, среди этих посланий было 64 письма из Библа и 8 из Тира. Характерно, что в письмах из Ам- арнской переписки жители Ханаана называю себя по-аккадски: "Кинаху, Кинану" (97.12), а если используют понятие "царь", то употребляют (94.с292) аккадское "шарру" (шар, сар; ивр.), а не ханаанейское "мелех" (что указывает на многочисленность и влияние "черноголовых" в Ханаане и Сирии; вероятно, в Амарнский период аккадский ещё был разговорным языком хаабиру).
  Сирийско-палестинские правители, придавленные могуществом Египта в период приблизительно с 1420 по 1365 год до н.э., несмотря на всю силу своей ненависти, не смели открыто выступать против его гегемонии и отделяться от Египта даже тогда, когда хетты начали вести активную антиегипетскую политику.
  Приведём справку о той системе управления, которая существовала в азиатских владениях Египта в годы царствований Аменхотепа III и Аменхотепа1V и обусловливала линию поведения Сирийско-палестинских вассалов Египта.
  Владения Египта в Азии в этот период (азиатский наместник Египта носил титул: "начальник северных стран") подразделялись на три больших района (ус-овно - "провинции"): Амурру, Упе и Ханаан, которые управлялись египетскими наместниками, называемыми в письмах по аккадски - "рабицу".
  В провинцию Амурру входил ряд районов Финикии, Верхний и Нижний Рутену. Резиденцией "рабицу" провинции был город Симира (в соответствии с египетской терминологией, название "Амурру" ("Аму уру") может означать "Поселе- ние Аму (азиатов - хабиру)"; термин "Амурру" имел хождение ещё при царе Израиля Омри, в начале 1Х в. до н.э.).
  Основная часть провинции Упе располагалась в Заиорданье. Её центр разме- щался в городе Кумиду. В Ханаане (в Цахи и Хар) "рабицу" пребывал в Газе (по другим источникам столицей провинции при Тутмосе III был избран город Бейт-Эглаим (Телль-Эль-Айюль), расположенный рядом с Газой).
  Каждый "рабицу" отвечал только за свою провинцию, за свои города-государ- ства, и не мог предпринимать какие-либо действия за пределами своего района без соответствующих указаний из Египта (символом власти "рабицу" служил особый золотой перстень). Его основной обязанностью был регулярный сбор дани, её сохранение и доставка в Египет.
  В ключевых азиатских крепостях, таких как Мегиддо, Иерусалим или Лах- иш, так же, как и в резиденциях рабицу, стояли сильные военные гарнизоны египтян. Рабицу провинции командовал объединённым египетским военным гарнизоном, образуемым из отрядов, расквартированных в разных городах. Местные правители (и их дружины) были обязаны беспрекословно подчиняться рабицу.
  Как свидетельствуют письма из Амарнского архива, особо доверенные лица фараона (некоторые из них носили официальный титул "глаза царя Верхнего Ег- ипта, уши царя Нижнего Египта в мерзкой стране Рутену (Амурру)" (27.с73)), постоянно следили за рабицу и за тем, что происходило в провинциях Азии. В бо- льшинстве случаев такие посланцы прибывали с особо секретными заданиями. Было немало и добровольных информаторов фараона из местных правителей. Подавляющее большинство писем Телль эль-Амарнского архива - это, по существу, тайные доносы.
  В этот период ханаанские города-государства управлялись назначенными в них администрацией фараона правителями, иногда это были верные Египту побеждённые князья. Символом вступления на престол города-государства служило помазание на царство (фараон Тутмос III Великий часто это делал сам). Наследника умершему правителю также выбирал и назначал фараон. Обычно дети-нас- ледники азиатского князя, как заложники, воспитывались при египетском дворе.
  Правителям (князьям) была предоставлена свобода во внутреннем управле- нии своим городом-государством и в сношениях между собой. Правители были обязаны исправно платить дань и не вступать в контакты с другими "великими державами" (94.с292). Из Амарнской переписки известно, что Сиро-палестинские князья, искавшие любые предлоги для противостояния Египту (особенно хаабиру), однажды обратились за поддержкой таких намерений к вавилонскому царю Куригальзу (64.с287,309); но тот отклонил их предложение возглавить антиегипетский союз.
  
  13. Амарнский период в истории евреев.
   В событиях, происходивших на всех азиатских территориях Египта в Амарн- ский период, "черноголовые", хабиру, принимали самое активное участие. Ещё в египетских документах, относящихся к эпохе Тутмоса III, рассказывается о том, что воинские отряды хабиру, где только возможно, нападали на египетские владения в Ханаане. Судя по материалам Амарнского архива, хабиру постоянно выступали против тех правителей городов Сирии и Палестины, которые сохраняли верность Египту (конфликтов на националистической почве (например, хабиру против ханаанеев или хурритов) по данным архива не выявлено).
  Непосредственно после возвращения в Египет фараона Тутмоса IV, как следует из письма правителя Библа Риб-Адди (63.с248), хаабиру принялись за захват территорий в Финикии и Рутену ("земли оказались во власти хабиру").
  В самом начале Х1V в. до н.э. "черноголовых" Рутену возглавил помощник рабицу в Симире (Цумир) князь Абди-Аширта, который, заручившись (письмо Љ 69) поддержкой ряда крупных городов провинции Амурру, (например, союзом с островным Арвадом), фактически вышел из-под властной опеки египетского наместника.
  Придя к власти, Абди-Аширта довольно скоро приступил к захвату городов средиземноморского побережья, используя противоречия между ними. Однако, осторожный и дальновидный политик, он постоянно клялся фараону Аменхотепу III в своей верности, уверяя, что сохраняет страну Амурру для своего царя (письмо Љ60). В частности, захват города Симира Абди-Аширта объяснил фараону тем, что он якобы освободил резиденцию рабицу от митаннийцев (хурритов), занявших её (письмо Љ62). При этом Абди-Аширта регулярно отправлял дань.
  Государство, созданное Абди-Аширтой в горах между Финикией и Сирией, включало и плодородную долину, и один из наиболее удобных проходов из Вну- тренней Сирии на побережье (95.с66). Основное население его страны составляли хаабиру (2.с245).
  Ведя двойную игру, Абди-Аширта позволял себе, расширяя княжество, и открытый призыв к бунту против египетской администрации: "Соберитесь и нападём на Библ... выгоним правителей городов-государств (преданных Египту) из их областей и тогда все области присоединятся к хабиру... А если фараон выйдет против нас, то тогда все (эти) области (объединившись) будут ему враждебны! И что же тогда он сможет сделать?". Согласно письму (Љ74) Риб-Адди, правителя Библа, Абди-Аширта призвал жителей города Аммии: "Убейте своего правителя, и тогда будете, как и мы, и будете иметь покой (от ига Египта)". Призыв вождя "черноголовых" был услышан, и жители Аммии убили своего проегипетски настроенного господина (письмо Љ75).
  Известно, что в настойчивой попытке противодействия Абди-Аширте, один из наиболее верных Египту правителей, князь Риб-Адди, потерпел неудачу: из всех его владений у Риб-Адди остались лишь сам Библ и город Батруна (Бируна). Но и Батруну Риб-Адди не смог удержать: Абди-Аширта настроил жителей города против Риб-Адди, и они присоединились к хабиру (письмо Љ89). Отчаявшийся вассал неоднократно взывал о помощи к фараону (письма ЉЉ 71,74, 75 и др.); и, наконец, тот соизволил приказать правителям Берита, Сидона и Тира помочь Риб-Адди. Однако, правители городов Берита и Сидона, фактически, отказались подчиниться приказу Египта (письмо Љ92). Верноподданный Абимилки, правитель Тира, уведомил фараона о "предательстве" князя Сидона: "Зимрида, правитель Сидона, пишет день за днём преступному Азиру, сыну Абди-Аширты, в отношении всего, что он услыхал из Египта" (письмо Љ147). В конце концов, правителю Библа ничего не оставалось, как прибегнуть к родственным связям и обратиться за содействием и помощью к правителю Тира, женатому на его сестре. Однако выступление Абимилки против Абди-Аширты стоило правителю Тира не только трона, но и жизни: тирийцы, вдохновлённые примером Абди-Аширты, восстали и убили своего правителя и всю его семью (письмо Љ89).
  Таким образом, почти вся Финикия оказалась либо под властью Абди-Ашир- ты, либо в союзе с ним.
   Дабы обеспечить свой тыл, Абди-Аширта вступил в союз с царями хурритской Митанни и касситской Вавилонии (письмо Љ76). Риб-Адди, в частности, информировал фараона о враждебных действиях царя Митанни против Симиры и Библа (письмо Љ85), о захвате им египетских территорий. Возможно, именно это обстоятельство и инициировало военную экспедицию (либо в конце правления Аменхотепа III, либо уже при Эхнатоне) в Азию. В результате компании египтяне потеснили митаннийцев, отняли и у Абди-Аширты Симиру и прилежащие к ней города, а территория Амурру была, вероятно, сведена к тем административным размерам, какие она имела ещё до начала завоеваний Абди-Аширты (95.с68).
  Сын Абди-Аширты Азиру, после смерти отца унаследовавший должность по- мощника рабицу провинции Амурру, продолжал проводить его гибкую политику. С юных лет он и его братья боролись против владычества Египта: "Азиру с бра- тьями находится в Дамаске. Пошли лучников, чтобы захватить его... (ибо) сыновья Абди-Аширты захватили лошадей и колесницы царя. Они говорят враждебные слова против царя, и я об этих словах написал царю",- вопиёт фараону Риб-Адди (письма ЉЉ107,108). Азиру, как известно (письмо Љ139), убил и специального посланника фараона - "глаза царя... уши царя... в мерзкой стране Рутену".
  Время шло, и Миттанийское господство в Сирии было сломлено хеттами. Бо- льшинство местных правителей вынуждено было подчиниться Суппилулиуму I, распространившему свою власть до Ливана. Признал власть хеттов и царь Уга- рита. Однако фараон Эхнатон, непосредственно занятый своей религиозной реформой, обращал мало внимания на события в Азии.
  Танах и надписи, оставленные врагами хеттов, рисуют их умелыми войнами, усовершенствовавшими искусство управления колесницами, введением двух типов боевых колесниц. По свидетельствам самих хеттов, если неприятель сдавался, они довольствовались выкупом, захватом возможно большего числа пленных (в том числе и среди мирных жителей) и скота, но никогда не грабили городов и не убивали их жителей (98.с10). Хеттские цари заставляли побеждённых выдавать им пленных хеттов, которых затем возвращали в их родные жилища.
  Характерно (54.с472), что слово "пленный" в хеттских документах обозначалось шумерским термином "нам-ра" (если полагать этот термин шумеро-аккадс- ким словом, тогда в нём "нам", шум.- "судьба", а "ра", сем.- "беда; зло").
  Хаабиру, долгое время жившие среди хеттов, чувствовали себя сравнительно вольготно под их правлением (27.с51). Это подтверждается и тем фактом, что в конце перечня "тысячи богов" хеттского пантеона, призванных гарантировать соблюдение мирного договора Рамсеса II с хеттами, поименованы и боги "черноголовых" (49-2.с591), основных союзников хеттов в борьбе с Египтом. Хетты ада- птировали многих шумеро-аккадских богов: например, Ярри - хеттский бог, насылающий эпидемии, это, очевидно, - Эрра, а бог войны Нер(и)к(а) - явно аккадский Нергал; заимствовали хетты и Иштар (например, "Иштар города Самухи").
  Ветхий Завет констатирует регулярные браки между хаабиру, хатти и хеттами: хеттеянками были наложница (либо новая жена) Авраама Хеттура, две жены Исава и, возможно, мать Соломона - бывшая жена Урии-хеттеянина, жёны Соломона. У хеттов, в частности, как и у древних евреев, соблюдался закон о левиратном браке.
  Замечено, что "очистительный ритуал ("Козёл отпущения"), встречающийся в хеттской обрядовой литературе и несущий хурритский отпечаток, имеет чрезвычайно близкую параллель в Книге Левит... Этот мотив "Козла отпущения" в ритуалах из Киццуватны подтверждается большим числом разнообразных примеров" (Kummel H. M.1967. Ersatzrituale gur den hethitischen Konig.-SboT,3). Примечательно, что у хеттов некий весенний Новогодний праздник носил название "Пурулли" ("пур" - "жребий").
  Астрономический, исторический и словарный тексты, дошедшие из Богазкейского архива, свидетельствуют о зависимости их от соответствующих Месопотамских текстов (54.с501). Как следствие влияния на хеттов Месопотамской культуры племён хаабиру и хурритов, литература среднехеттского периода (ок. 1500-1400 гг. до н.э.) варьирует мотивы шумеро-аккадской поэзии и поэтому перекликается с библейскими текстами (64.с151). Так, в "Молитве Кантуцилиса", обращённой к его личному богу, оживают мотивы шумерской "Повести о невинном страдальце" и звучат мысли, отчасти родственные философии Иова и Экклезиаста:
   К смерти привязана жизнь. К жизни привязана смерть.
   Вечно никто не живёт. Годы у нас сочтены.
   Из-за болезни моей дом мой стал домом тоски.
   Из-за печали моей им тяготится душа -
   Кровлю худую пробьют слёзы, как капли дождя.
  Нельзя не услышать в "Молитве Кантуцилиса" и отзвуков египетских "Песни арфиста" и "Беседы разочарованного со своей душой" (64.).
  В Богазкейском архиве были обнаружены фрагменты эпоса о Гисгиммасе - пересказ мотивов и сюжетов эпоса о знаменитом герое Шумера и Аккада Гильгамеше. Существует фрагмент хеттского перевода повести о Саргоне Древнем, озаглавленный "Царь битвы". Есть у хеттов и миф о борьбе их верховного бога (при Мурсилисе II главным богом столицы царства, города Хаттусы, был бог грозы и бури Тешшуб - Баал-Хаддад-Тешшуб) со змеем (31.с57) - драконом Иллуянкой (бог Грозы при первом столкновении со змеем, подобно Балу, терпит поражение; ему, также как и Балу, помогает одолеть противника любящая его богиня; встречаются в этом хеттском мифе и мотивы угаритского повествования о Балу и Муту (оцепенение в природе после исчезновения бога Грозы, и её возрождение с его появлением)).
  Хетты знали египетское иероглифическое письмо, однако, для написания документов и литературных текстов они пользовались аккадской клинописью. Как отмечал О.Герни, "хеттские тексты щедро начинены чисто аккадскими или шумерскими словами".
  Взаимоотношения лидера хаабиру Азиру с хеттами отчётливо высвечиваются некоторыми документами из архива хеттских царей в Богазкёе (архив обнаружен в Каппадокии на реке Галлис в 1906 году Винклером, многие его тексты синх- ронны документам из Амарны).
  Правителю Азиру, неизменно находившемуся между "молотом" хеттов и "на- ковальней" египтян, постоянно требовался острый политический "нюх", безошибочная прозорливость в оценке последствий любых шагов и событий. Один из те- кстов Богазкёйского архива подтверждает, что Азиру приходилось весьма нелегко: "Во времена Суппилулиума... Азиру, царь Амурри, отпал (переметнулся) к Ег- ипту, но потом пал к ногам Суппилулиумы. Он (Суппилулиума I) простил его и заключил с ним договор; границы Амурри, как и при его отце, он определил и по- ручил ему" (94.с314). Более Азиру не менял политической ориентации. Об этом говорится в письме царя Мурсилиса II (сына и второго преемника Суппилулиумы) к последующему правителю Амурру, вероятно, только взошедшему на трон: "Азиру, твой дед (будучи правителем)... когда мой отец вёл войны с врагами, также воевал с врагами его (царя хеттов). Он никогда не раздражал моего отца, и мой отец охранял Азиру и его землю... Он (Суппилулиума I) наложил на него (на Азиру) 300 сиклей золотом, как дар и дань. Он всегда платил ежегодно и никогда не уклонялся... А когда цари Нухаши и Кенза (видимо, тоже хаабиру) снова восстали против меня, твой дед Азиру и твой отец... не примкнули к ним" (94.с320).
   Перед Азиру, ставшим князем Амурру, возникла задача восстановления былого могущества своего царства, возврата земель, завоёванных отцом. И Азиру инициирует антиегипетские восстания в городах Иркате, Аммии и Ардате, в результате которых их жители убивают своих проегипетски настроенных правителей и городскую верхушку, и присоединяются к Азиру (письмо Љ140).
  В союзе с Арвадом Азиру разворачивает наступление на резиденцию рабицу провинции, город Симиру: флот Арвада осадил Симиру с моря, а армия Азиру - с суши (письмо Љ105). Желая помочь рабицу в осаждённом городе, престарелый правитель Библа, верный слуга Египта Риб-Адди послал часть своего флота к Симире, но его корабли были перехвачены арвадскими судами. Неудачной оказалась и вторая попытка Риб-Адди помочь осаждённым в Симире: его флот был встречен кораблями Тира, Берита и Сидона (письмо Љ114), правители которых присоединились к Азиру (письма ЉЉ 103,106,114). Как известно (письма ЉЉ 106,132), в ходе упорных боёв, когда сильный египетский гарнизон резиденции провинции противостоял отрядам хабиру, Симира была взята, а рабицу погиб.
  Примечательно, что поскольку город был сильно разрушен, фараон Аменхотеп IV Эхнатон всего лишь потребовал от Азиру проведения восстановительных работ (письмо Љ160). По-видимому, в этот период Азиру, как и его отец, регулярно платил дань Египту.
  Под натиском войск Азиру город-государство Библ вновь потерял свои северные владения: поселения Батруна, Шигата, Амбия и сельские территории. Имущество библян, находившееся вне стен города, перешло в руки хабиру, что вызвало всеобщее недовольство его жителей политикой правителя города (письмо Љ138) и породило сильную оппозицию даже среди членов семьи самого Риб-Адди (письмо Љ136). Правитель Библа предупреждает фараона: "Если не найдётся человека, чтобы освободить меня из рук врага, и мы, правители (преданные Египту), будем изгнаны с земель, тогда все земли объединятся с разбойниками ("са-газ")... И если царь прикажет им (правителям) выступать, все земли будут ему враждебны (на стороне хабиру)". Риб-Адди осознавал намерение жителей Библа объединиться с хабиру в их борьбе против египетского владычества (которое в Библе он и представлял), (письмо Љ74). В конечном итоге, младший брат правителя Риб-Адди совершил дворцовый переворот, Риб-Адди был свергнут и бежал в Берит (письмо Љ137), а затем в Сидон, откуда он пытался уехать в Египет, но вскоре погиб (письмо Љ162).
  Один из правителей городов-государств доносил Аменхотепу IV Эхнатону (письмо Љ 179): "И смотри, мой брат, который в Тубихи, мятежник (Азиру); он принялся захватывать города царя, моего господина, моего бога, моего Солнца. Он сделал землю Амурри враждебной, и люди, которые (правят) в городах царя, моего бога, моего Солнца, принадлежат полностью (к) людям "са-газ" (хабиру) и, в особенности, равнина" (этот правитель-хабиру знал о религиозных реформах Эхнатона).
   Азиру продолжал упрочнять и множить союз противников Египта. "Зимрида из Сидона и Азиру, враги царя, и люди (города) Арвада поклялись, и они повторили соглашение друг с другом, и они объединили свои корабли, свои колесницы, свою пехоту, для того, чтобы захватить Тир" (письмо Љ149). Правитель Арвада был верным союзником дома Абди-Аширты: когда последний умер, город сохранил имущество покойного и передал его сыновьям (письмо Љ 105).
  Азиру заключил союз и с "господином Кадеша" (письмо Љ151) Итакамой. "Зачем,- урезонивает фараон Азиру,- ты соединился с человеком Кадеша... зачем вступаешь ты в союз с человеком, с которым царь во вражде?" (94.с314).
  Правитель Кадеша-на-Оронте Итакама (вероятно, хабиру) уже при Аменхоте- пе III состоял в сговоре с хеттами и теснил вассалов фараона (например, правителя Катны Аккизи (имя аккадское)). Итакама владел областью между горами Ливана и Антиливана. Все окрестные вассалы, жалуясь, писали фараону письма тождественного содержания: "Пусть царь напишет Итакаме (приструнит). Пусть по- заботится царь и пришлёт войска, чтобы мы вернули города царя" (94.с310).
  Азиатская часть империи фараонов (до воцарения Сети I) постепенно разваливалась, с благословления хеттов, под ударами "черноголовых"- Азиру, Итакамы и правителя Дамаска, "окружившего себя отрядами хабиру" (2.с246).
  При Азиру, принявшем титул царя, Амурру сделалось крупнейшим государством Рутену и Сирии. Под его непосредственной властью оказалась вся северная часть Финикии вплоть до Библа (кроме Арвада), а также долина Аккар (в результате действий хаабиру Сидон также потерял некоторые свои владения (письмо Љ 144)). Важнейшие пути, связывающие побережье с Внутренней Сирией, находились под контролем Азиру.
  Акцентируем, что, согласно географии ветхозаветного размещения колен Из- раилевых на землях Ханаана, южная граница Амурру лежала на территории рода "Асир", а согласно Книге Судей (1.31), жители Акко и нескольких более мелких поселении этого района платили дань роду "Асир". Теофорные же имена царей Амурру: отца - Абди-Аширта ("Абди-Ашир-ти"- возможный перевод: "Пожизненный слуга (раб) моего бога Асира") и сына - Азиру ("Асир(у)") вполне могут указывать на имя их личного и родового бога -"Асир" и, соответственно, на их принадлежность к колену "Асир, Ашер".
  Обеспокоенная действиями Азиру, египетская администрация потребовала его прибытия в Египет (письмо Љ162). Азиру, опасаясь не только за свою власть, но и за жизнь, всячески уклонялся от этой поездки, ссылаясь на опасность войны с хеттами и другими соседями (письмо Љ165). Настойчивое, ультимативное стремление администрации фараона добиться приезда царя Азиру или его сына в Ахет-Атон, вызвало интриги при дворе царя "черноголовых". Именно усилия сына Азиру (страх за свою жизнь и желание поскорее занять престол) привели в конечном итоге к поездке Азиру в Египет. Враги наследника распространили слух, что тот за золото продал своего отца (письмо Љ169). Сколько времени продолжалось пребывание Азиру в Египте - неизвестно. Однако при египетском дворе у Азиру был сильный покровитель - вельможа Дуду,- "начальник северных стран" (94.с314). Азиру, по-видимому, при поддержке Дуду, удалось доказательно заверить фараона Аменхотепа IV Эхнатона в своей преданности, и он был отпущен.
  С годами царство Амурру, созданное "черноголовыми" Рутену и Сирии, становится обычным небольшим государством, послушным вассалом Хеттской державы. Оно просуществовало, сохраняя выход к Средиземному морю, до конца Троянской войны и было уничтожено "народами моря", обосновавшимся на долгое время на территории страны Амурру, в результате чего "которой как и не бывало" (94.с333). Уже на пятом году правления Рамсеса III царь Амурру, по сообщению египетского источника (95.с81), "стал пеплом" и имя его исчезло, а название "Амурру" стало прилагаться к обширным районам Сирии или вообще территориям к западу от Месопотамии (Singer,1991, 74; Klengel,1992,184)..
  После того как "народы моря" разгромили державу хеттов (последний царь хеттов - Суппилулиумас II (1215-ок.1200 г. до н.э.)) с союзными ей сирийскими (Нижний Рутену и Сирия) областями (Алалах, Амурру и др.), в Сирии вновь начали создаваться мелкие независимые государства. В некоторых из них сохранялись хеттские традиции. Так, Кархемиш имел наименование "Страна Хатти" (как её столица), на реке Оронт возникло государство с названием "Хаттина", некоторые цари носили традиционно хеттские имена. Примечательно (54.с500), что хет- тская глиптика не пережила падения Хаттусы. "Глиптическое искусство последу- ющих сирийских царств - это искусство цилиндрической печати, которое носит совершенно ясно выраженные месопотамские черты", что указывает на преобладание потомков "черноголовы" среди населения этих мелких государств.
  Менее удачно, чем у Азиру, сложилась судьба одного из вождей южных хаабиру - Лабайи (Лабайя, акк. (уменьшительное от Леби (Леви)), который в Ама- рнский период создавал своё государство в земле Хар, где "тень" хеттской угрозы никогда не "нависала" над Египтом и не благоприятствовала "черноголовым" в их борьбе за освобождение от египетского ига.
  Вначале род "Леви", объединившись с близкородственным коленом "Симеон", захватил город Сихем (Шхем), и Лабайя стал его правителем. Стремясь расширить свои владения, он захватил ещё несколько городов в Изреельской долине (27.с50).
  Об экспансионистской политике, проводимой правителем Леби (Лабайя), регулярно доносил Египту правитель Иерусалима Абд-Хеба, вероятно, ставленник Аменхотепа III, писавший о себе следующее: "Я не князь. Я - чиновник царя, я царский офицер, приносящий ему дань. Не мать и не отец, а крепкая рука царя посадила меня... Некогда я снаряжал корабли на море (и воевал в Нахараине)".
  Наверное, первоначально доносы Абд-Хебы (Арад-Хебы), которого его соседи сильно недолюбливали, не воспринимались всерьёз: "Клянусь жизнью царя, я всегда буду говорить рабицу царя: "Зачем ты любишь хабири и ненавидишь тузе- мных князей?" Вот поэтому-то и клевещут они (ханаанеи) на меня (видимо, Абд-Хеба - "черноголовый") перед царём... Да печётся царь о своей земле: отпали все царские области. Милкиил (южный сириец) губит всю царскую провинцию... Я говорю: погибает царская земля, но меня не слушают! Потеряны и все вассалы, нет их больше на стороне царя... Царь не владеет страной: хабири опустошают всю провинцию царя. Если бы войска прибыли в этом году, страна (земля Хар в провинции Ханаан) удержалась бы за царём, но их нет, и земля потеряна" (94.с 316).
  Абд-Хеба доносил фараону (письмо Љ288): "Хабиру захватывают города царя"; "они теперь стремятся взять Урушаллиму" (письмо Љ289).
  Добивались независимости и земли Эдома, населённые хабиру и хурритами: "область Сеира до Ганат-Кармила потеряна (для Египта)", (из письма Абд-Хебы).
  Правитель Лабайя, упрочивая своё положение, вступает в сговор с князьями важнейших ханаанских городов - Гезера, Лахиша и Аскалона (письмо Љ287): "Да ведает царь: все земли гибнут; против меня вражда; области Гезера и Аскалона и город Лахиш дали им (хабири) пищу, елей и всё необходимое... Это - дело Милкиила (Илимилку) и сыновей Лабайи, которые предают царскую землю хабири".
  Состоял Леби в дружественных отношениях и с царём Хацора (Ацор, Хазор), могущественным ханаанейским монархом (27.;55.).
  Однако в провинции Ханаан рабицу обладал большими возможностями, нежели его коллега в Амурру. Поэтому всё имущество и земли Леби были по доносам конфискованы египетской администрацией. Последующий же захват Гезера переполнил чашу её терпения: Леби грозит смертная казнь. И тогда Лабайя пишет фараону верноподданническое письмо: "Я воспринял слова, написанные мне царём. Кто я такой, что царь из-за меня теряет свою землю? Я верный раб царя, я не преступал и не грешил, не утаивал дани и не оказывал неповиновения моему рабицу. На меня клевещут... Моё (единственное) преступление - это то, что я вошёл в Гезер и сказал: царь отнял у меня всё, что у меня было, а где то, что принадлежит Милкиилу? А ведь я знаю, что сделал против меня Милкиил (предыдущий владыка Гезера и прежний союзник Лабайи)... Если бы царь написал мне: "Вонзи бронзовый кинжал в сердце и умри", (разве) я бы не исполнил воли царя?" (письмо Љ254).
  Когда Леби захватил несколько городов в Изреельской долине, правитель Мегиддо Беридийя сообщил фараону: "Пусть царь, мой господин, знает, что с того времени, как лучники возвратились (в Египет), Лабайя создал враждебность против меня. И мы не можем косить траву, и мы не можем выйти за ворота (города) из-за Лабайи. Но, воистину, пусть царь спасёт свой город, чтобы Лабайя не мог захватить его... поскольку Лабайя не имеет другой цели, кроме как желания разрушить Мегиддо" (письмо Љ244). Для оказания противодействия отрядам хабиру Лабайи, несколько проегипетски настроенных городов-государств Ханаана объединились; в результате Леби не только не смог взять Мегиддо, но и сам попал в плен к Беридийе. Последний передал неблагонадёжного Леби и его людей Зурате, правителю Акко, чтобы тот отправил пленных морем в Египет. Однако сам Леби был выкуплен из плена и освобождён, но его многочисленные соратники - сородичи из рода "Леви", попали в египетское рабство, где и пробыли до конца своих дней.
  Этот эпизод (война хаабири с коалицией ханаанейских городов), по-види-мому, нашёл отражение к Книге Иисуса Навина (10.5-28), где ему противостоят правители Иерусалима, Хеврона, Йармута, Лахаша, Еглона и Мегиддо (Македда), и который Навин, в отличие от Леби, захватывает.
  В одном из сражений в долине Йизреэля Леби, целеустремлённый и настойчивый вождь, создавший царство, простиравшееся до Средиземноморского побережья (55.), погибает. Некто Шувардата (хуррит) сообщил фараону: "Умер Лабайя, отнимавший наши города".
  Однако со смертью Лабайи междоусобная борьба правителей городов-госу- дарств в стране Хар Амарнского периода не утихает: по доносу того же Шувардаты, правитель Иерусалима, преданный Египту "черноголовый" Абд-Хеба, увлечённый примером Леби, тоже стремится к переделу границ своего княжества ("но Абд-Хеба - второй Лабайя,- он отнимает наши города").
  Одним из вождей хаибири, успешно осуществлявшим в этот период захват сопредельных территорий, был и князь (правитель или глава рода) Йаhушуа бен Нун (колено "Ефрем"). О пребывании Иисуса Навина в земле Хар, провинции Ханаан, в X1V в. до н.э. известно из Амарнского архива (1.с233). Как уже упоминалось, в результате войн "разбойника" Иисуса Навина за передел границ многие ханаанеи были вынуждены бежать из Палестины в Ливию (Прокопий. "О войне с вандалами" (2,10)) .
  В настоящее время бытует точка зрения (2.;54.;55.;63. и т.д.), якобы подтвер- ждённая историческими преданиями Книги Иисуса Навина и богатыми археологическими данными о том, что во второй половине ХIII в. до н.э. большая груп- па еврейских скотоводческих родов из племени амореев появилась в Заиорданье и оттуда вторглась в Ханаан. В частности, Дж. Эрнест Райт (Biblical Archaeology, Philadelphia, 1960), без тени сомнения заявляет: "Из материалов раскопок явствует, что в тринадцатом столетии до рождества Христова по югу Палестины прокатилась волна жестоких разрушений. Историк с полным на то основанием может предположить, что эти разрушения стали следствием вторжения израильтян".
  Археологическими раскопками действительно обнаружено разрушение многих городов Ханаана в конце ХIII в. до н.э.: Хацора (55.с63); Бейт-Эля (70-1.с 208; профессор Олбрайт,1934 год); Арада (69.с172); Лахиша (70-4.с701); Двира (юг Иудейских гор (70-2.с292); и других, которое, предположительно, и связывается с завоеванием Ханаана Йаhушуа бен Нуном (Иисусом Навином).
  Однако, например, в археологических пластах разрушенного Лахиша, отнесённых к концу ХIII в. до н.э., обнаружена керамика из Микен и Кипра (2.с321), а также ваза с изображением египетского сборщика налогов, надпись на которой египтологи датировали временем правления фараона Мернептаха. В надписи на стеле Мернептаха из Атрибиса, в частности, "акайваша" упомянуты как весьма многочисленное племя. Эти артефакты вполне могут указывать на разрушение Лахиша "народами моря".
  Как показали раскопки в Сукасе, Цумире и Иркате, эти города подверглись сильным разрушениям от вторжения "народов моря" (Barnett, 1975, 375; Klengel, 1992, 183-184; 95.с82). В конце XIII в. до н.э. ими были разрушены Бейт-Шеан, Мегиддо, Телль-Сера. Одной из групп "народов моря" был разрушен, как и многие другие города прибрежной полосы юга, Сидон (Помпей Трог относит это событие к ок. 1195 г. до н.э.). Некоторые города были восстановлены (включая Лахиш) при египетском руководстве и участии лишь в начале ХII в до н.э. (104. с218).
  A. Касвальдер в статье "Археология и происхождение Израиля" (Kaswalder A. L"archeologia e le origini di Israele. "Rivista Biblica", XLI (1993), р.171-188.) называет проблему происхождения Израиля и его появления в Палестине "все более темной загадкой". Учёный, ввиду дискуссионного характера раскопок в городах Лахиш, Бейт-Эль и Хацор, вообще говорит, что археология не дает ни одного по- дтверждения разрушения палестинских городов около 1200 г.
  И тогда возникает вопрос: почему бы не приписать разрушение многих городов Ханаана во второй половине XIII в. до н.э. (эпоха Судей) "народам моря", а не племенам "вторгнувшихся" ха-ибири, к XIII в. до н.э. уже сотни лет находящимся в Ханаане?
  Попутно заметим, что и гибель ряда городов эпохи Средней Бронзы (XVI-XV вв. до н.э.) связана, вероятнее всего, опять же не с вторжением израильтян на земли Ханаана, а с восточными походами египетских царей XVIII династии.
  "Существуют различные оценки,- пишет А.Мазар (204.с229),- литературного повествования о израильском завоевании в Книге Иисуса Навина. Некоторые счи- тают, что оно отражает реальную военную компанию, возглавленную Иисусом Навином (И.Кауфман, И.Ядин и др.), другие рассматривают его как чисто литературное творение, причём, созданное в более поздний период. Тем не менее, даже эта последняя точка зрения не исключает возможности отражения в рассказах отдельных исторических событий".
  В отличие от представителей "американской школы", бывшей до конца 60-х годов, без сомнения, лидером библейской археологии, так называемая "немецкая школа" историков Израиля и её главные представители А. Альт и М. Нот, беря за отправную точку своих научных построений Суд. 1.1-36, выдвинули теорию мир- ного заселения израильтянами Ханаана ("die Landnahme"). Однако эта теория не была принята в широких научных кругах, так как не нашла археологических подтверждений, а также и потому, что Альт не дал достаточно убедительного объяснения этого "мирного проникновения" кочевников-израильтян. Гипотеза "мирного проникновения" не только не объясняет, почему многие палестинские города были в эпоху поздней бронзы до основания разрушены, но и не позволяет увидеть процесс эволюции ханаанейского общества от поздней бронзы к новым реалиям раннего железа. Однако, отдельные взгляды этих оппозиционеров теории "военного захвата" были приняты. Так, вслед за Альтом и Нотом большинство современных археологов, историков и социологов Ветхого Завета отдают предпочтение в достоверности I главе книги Судей перед книгой Иисуса Навина, считая последнюю неприемлемой с исторической точки зрения. В 60-70-е гг. ХХ века французский историк Израиля Р.Вё, базируясь на теории немецкой школы, писал о постепенном проникновении иммигрантов из Египта, о смешанном характере заселения Палестины, носившем иногда мирный, иногда военный характер.
  Раскопки, проводившиеся в 80-90-е годы, не дали результатов, которые могли бы выявить предпочтение какой-либо одной из предлагаемых теорий. В частности, 1981 году А. Мазар представил результаты раскопок Гило, поселения на Иудейском нагорье. Он датировал поселение эпохой раннего железа. Относительно идентификации обитателей Гило и проблемы происхождения Израиля, Мазар отвергает возможность того, что Гило могло быть основано кочевниками, ставшими оседлыми: "Археология может дать положительное свидетельство о периоде заселения новых мест, до того безлюдных, но не может предъявить свидетельств заселения кочевниками уже обитаемых мест; указывает на разрушение некоторых важных ханаанейских городов в результате вооруженных конфликтов между израильтянами и ханаанеями, но не может доказать тотального завоевания". Таким образом, Мазар отвергает теорию "военного захвата" и предлагает видеть в поселениях эпохи раннего железа доказательство всего лишь "заселения".
  Современный библейский археолог израильтянин И.Финкельштейн также отвергает теорию "военного захвата". В его тезисах, как считается, дается наиболее исчерпывающее на сегодня обоснование позиции противников теории "военного захвата" (Finkelstein I. The Archaeology of the Israelite Settlement. Jerusalem, 1988).
  Согласно проведённым до сего времени исследованиям (104.с228), в одних случаях археологические свидетельства противоречат библейским повествованиям о деяниях Иисуса Навина (например, о разгроме Арада (Чис.21.3;33.40); победе израильтян над амореями в Заиорданье (Чис.21.21-32); над ханаанеями у Гая (Иис.Н.7.2,8), Хеврона, Иармуфа (Иис.Н.10.5)); в других - подтверждают их (взятие Лахиша, Хацора, Бейт-Эля), хотя и с археологическими коррекциями, не позволяющими говорить о едином сокрушительном "вторжении".
  Издавна существует мнение, что историческая география Книги Иисуса Навина - результат синтеза нескольких традиций. Лингвистический анализ текста Книги также показывает, что она составлена с использованием исторических документов, относящихся к разным эпохам.
  Сравнение ветхозаветных описания "вторжения" из Заиорданья Йаhушуа На- вина (евреи, вышедшие с Моисеем из Египта, кочевали в Заиорданье (Втор.29.7, 8)) и изображения появления в Ханаане племён "Авраам" и "Лот" достаточно убе- дительно показывает, что речь идёт об одном и том же событии в истории древних евреев. Видимо, составитель Книги Иисуса Навина, желая наиболее красочно описать историю прихода евреев в Ханаан и их расселение, авторизовано воспроизвёл не только особо яркие, впечатляющие события, произошедшие в стране Хар Амарнского периода (дополняя повествование о Навине фактами из жизни Леби), но и объединил с ними некоторые героические эпизоды из древних преданий о праотце Аврааме, связанные с появлением в Ханаане "новых семитоязычных групп" (по К.Кеньон)- "черноголовых" беженцев первой волны, и захвате ими ханаанских городов (см. выше).
  Так, придя в Ханаан, Авраам "прошёл по земле сей... к горе на восток от Бейт-Эля ... и поставил шатёр свой так... что Бейт-Эль был на запад, а Гай на восток" (Быт.12.8,9). И Йаhушуа Навин, перейдя реку Иордан, также оказывается в районе городов Бейт-Эль и Гай (Иис.Н.7.2).
  Как показали раскопки (Э.Райт), Гай, ханаанейский город с мощными стенами и красивым храмом, процветавший в 3200-2400 гг. до н.э., был полностью разрушен в конце III тыс. до н.э. (если "новыми семитоязычными группами", то логично приписывание его разрушения Навину) и впоследствии очень долго оставался, практически, необитаемым. По этой причине археолог Д.Ливингстон предложил новую локализацию древнего Гая, отождествив его, с другим городищем - холмом Кирбет Нисья. Раскопки, проведенные там в 1970-1980 гг. выявили наличие следов поселения эпохи Средней и Поздней Бронзы и ахеменидского времени (D.Livingston, The Location of Biblical Bethel and Ai reconsidered, The Westminster Theological Journal, 33, 1970, p. 20-44.).
  Далее, в следующем стихе (Быт.12.8-10) Писания повествуется, что поскольку "был голод в той земле" (район Бейт-Эль - Гай), то Авраам "сошёл... в Египет ("Раав" в терминологии "черноголовых" того времени), пожить там".
  Очевидно, что автор Книги Иисуса Навина, коhен, используя в своём изложении предания о праотце Аврааме, не смел отступать от их священной канвы. Поэтому он, несмотря на сомнения (за давностью лет) в достоверности своего понимания термина "Раав" (или не желая связывать это слово с Египтом, ибо "Раhав"- "чванливый, надменный", см. выше), счёл, однако, необходимым (был вынужден) применить его и приложить, естественно, к чему-то не совсем прис- тойному и праведному - к иерихонской блуднице ("Раав... блудница" (Иис.Н.2. 13; 6.22,24)). Аллегория же здесь (типа: Иерусалим (Иерихон)- блудница) не просматривается.
  В Книге Бытия (15.) описана некая война с коалицией из пяти ханаанейских царей. В этой же главе Авраам вступает в контакт с Мелкиседеком, царём (Иеру)- Салимским. В Книге Иисуса Навина (10.) последний также воюет с ханаанейской коалицией, которую возглавляет Иерусалимский царь Адониседек (по смыслу - тоже имя, что и Мелкиседек).
  Наиболее прославило Иисуса Навина, современника (и, возможно, союзника) Лабайи взятие Иерихона. Заметим, что упоминание о нападении хаабиру на Иерихон содержится в одном из документов Амарнского архива (Э.Райт).
  Образчики позднейшей керамики, найденные британской экспедицией под руководством профессора Джона Гарстанга (John Garstang,1930-1936) в ходе раскопок Иерихона, позволили ему придти к выводу, что город был разрушен не позднее 1385 г. до н.э. К западу от городища Гарстанг обнаружил обширный некрополь. Египетские скарабеи (около 160 экземпляров, большинство из них гиксосского периода), входившие в погребальный инвентарь, позволили ему датировать самые поздние погребения временем правления Аменхотепа III (1417-1379). Кэтлин Кеньон, изучавшая городище в 1952-1958 гг., пересмотрела некоторые выводы Гарстанга. Она установила, в частности, что одна из раскопанных им стен крепости рухнула еще в конце III тысячелетия до н.э., и что некоторые из тех слоев разрушения, которые Гарстанг относил к началу XIV в. следует датировать первой четвертью - серединой XVI в. до н.э. (время изгнания гиксосов из Египта). В XIV в., после долгого периода запустения, Иерихон возродился, его стены были восстановлены, но через несколько десятилетий он был разрушен вновь, на этот раз, похоже, окончательно (верхние, наиболее поздние слои городища полностью размыты, поэтому ничего определенного о последней стадии существования города сказать нельзя). К.Кеньон датирует этот последний период обживания в пре- делах 1375-1300 гг. до н.э. И Гарстанг, и Кеньон обнаружили в Иерихоне метровый слой пепла, разрушенные стены, множество наполненных зерном сосудов в жилых домах - свидетельство того, что пожар и разрушения случились вскоре по- сле жатвы, т.е. штурм города происходил весной.
  В 1997 году методом радиоуглеродного анализа был определён возраст зёрен из археологического пласта Иерихона перед его падением (55.с62; 61.с234) и также отнесён к Амарнскому периоду.
   По сообщению Ветхого Завета, первое в истории хаибири сражение с Хацор- ом, произошедшее в эпоху Судей, выиграл Иисус Навин. С мнением (например, (55.с63)) о том, что сам Навин не мог принимать участие в битве с кем-либо из царей Хацора (род "Ефрем" участвовал в сражении с коалицией царя Иавина), можно согласиться, ибо в эпоху Судей его, по-видимому, уже не было среди живых, да и ха-ибири (например, Лабайя) в Амарнский период находились в дружественных отношениях с ханаанейским Хацором. Наиболее вероятно то, что автор Книги Иисуса Навина счёл необходимым отразить в своём повествовании замечательную победу древних евреев над Хацором царя Иавина, подготовку которой провели Барак и Дебора.
   "Особенно любопытным представляется то обстоятельство,- пишет Д.Э.Райт ("Библейская Археология"),- что в книге Иисуса Навина ничего не сказано о завоевании центральной Палестины, которая сыграла столь важную роль в истории Израиля. Сам Иисус Навин принимает участие в церемониях, проводившихся в Сихеме, древней столице этой области, куда сходились все колена Израилевы (Иис.Н. 8:30-35; 24). Объяснение этого обстоятельства, по мнению многих ученых, состоит в том, что Сихем в ту пору контролировался евреями, которые либо никогда не бывали в Египте и потому не принимали участия в Исходе, либо вышли из Египта раньше. Они могли мигрировать оттуда вместе с гиксосами и поселиться на этих землях в период изгнания гиксосов из Египта, то есть, около 1550 года до н.э.. Возникшие впоследствии отличия Иудеи и Израиля, возможно, объясняются именно этим обстоятельством. Из писем, найденных в Тель-эль-Амарне, известно, что за сто лет (по мнению Райта) до Иисуса Навина областью Сихема (в Амарнский период) владели племена, не выказывавшие особого почтения фараону и его соседям (т.е. хаабиру). В письме фараону правитель Лабайя (Lab'ayu) приводит древнюю ханаанейскую пословицу: "даже муравьи кусают того, кто их давит". Принято считать, что в XXXIV главе книги Бытия находит отражение традиция взаимоотношений древних евреев с обитателями Сихема, которая могла не измениться и после Пребывания (в Египте) и Исхода (Примечательно, что Д.Э. Райт не ассоциирует Лабайю с Леби, воевавшего в центральной Палестине, а хаабиру - с племенами древних евреев)".
  Итак, можно констатировать, что в Амарнский период племена "черноловых" проживали на всех территориях Палестины, Финикии, Ливана и Антиливана, Сирии, Заиорданья, в Аммоне, Моаве и Эдоме, а также в Сирийско-Месопотамской степи и на Аравийском полуострове. В Ханаане эти племена вели беспрерывные войны между собой и с ханаанеями (и, возможно, хурритами) за передел границ своих княжеств (царств).
  В Амарнский период и позднее, как и во времена пребывания союза гиксосских племён в Египте, ханаанеи, хурриты и хабиру считали своим главным богом синкретического Сетха-Хаддад-Тешшуба и поклонялись ему. Так, на Сидонской цилиндрической печати (50.с102,103) с аккадской клинописью (цилиндр эпохи Амарны) изображён молящийся царь, стоящий между богами Сетом (в виде осла) и Рашапой (в виде египетского война). В письме правителя Тира, ханаанея Абимелька, фараону Эхнатону говорится (94.с311): "Мой господин-солнце, восходящее ежедневно над странами по повелению бога солнца (Атона), его отца... который даёт греметь на небе своему гласу, как Аддад, так что вся земля трепещет перед его грохотом". В Амарнских документах (94.с373) из Ханаана совершенно отсутствовало упоминание о Ваале даже в виде составной части теофорных имён. Однако обильно встречаются в них имена, включающие "Адду" или "Адди", например: Риб-Адди (правитель Библа), Шумадду (правитель Акко), Адди (правитель Яффо) и (Ад)ду-Тешшуб (сын Азиру).
  В древности полагали, что для того, чтобы захватить чью-нибудь землю, необходимо заручиться согласием богов этой земли, их благосклонностью к завоевателю (4Цар.18.,19). Так, ассириец Тиглат-ПаласарI (ХII в. до н.э.), совершавший походы на "земли Ливана, что на берегу Великого моря", говорит о богах Аддаде и Нинурте, как о владыках той земли: "По повелению Ану (здесь Ану - как один из главных богов ассирийцев) и Аддада... я пошёл в горы Ливана... направляем приказами Ашшура и Нинурты". Царь Ассирии оправдывается перед богами за вторжение в Ливан: "Я (только) срубил кедры для домов (храмов) Ану и Аддада" (98.с18).
  Отметим также установление устойчивой аналогии между ханаанейским Му- ту и Нергалом "черноголовых" (50.с107). В Амарнский период культ Нергала зафиксирован и на Кипре. Более поздние надписи, найденные в Афинах, свидетельствуют (50.с107; 94.с373) о достаточно широком распространении культа Нергала среди финикийцев (территория царства Амурру).
  "Масса подробностей" (92.с237) из Книги Судей "доказывает с очевидностью", что Моисеево законодательство, а равно и ветхозаветный (доиудаистичес- кий) монотеизм, в эпоху Судей ещё не были знакомы большинству колен Израилевых.
  
  14. Филистимляне.
  Достоверно установлено (2.с254), что в конце II тыс. до н.э. волны "народов (Эгейского) моря" (египетская терминология) "огнём и мечом" сметая всё на своём пути, прокатились по земле Ханаана от царства хеттов и до Египта: "Ни одна страна не устояла перед их войсками... начиная от Хатти, Коди, Кархемиша, Алалаха, Арада. Они разбили стан внутри страны Амурру (Амур), люди которой пленены и которой как и не бывало",- говорится в египетских надписях (2.с227; 94.с333). "Отборные войны их шли по суше, другие по морю" (из египетской надписи времён правления Рамсеса III (94.с333)). "Народы моря" сражались пешими, на колесницах (с большими колёсами в четыре спицы) и на кораблях (с одной центральной мачтой и парусом). Против Египта захватчики выступали в союзе с ливийцами, извечными врагами фараонов.
  Замечено, (Л.Гиндин, В.Цымбурский), что в Троянском цикле Гомера, и в частности, в "Одиссее" ряд сюжетов хорошо сопоставим с содержанием текстов сообщений фараона Мернептаха о деяниях "народов моря". Так, в "Одиссее" (Песнь XIV,ст.199-280) хорошо прослеживается тема высадки ахейских войск в Дельте Нила, которые отправились с Крита непосредственно после разрушения Трои ("ниспровергнув Приамов великий Град"), а также описание сокрушительного разгрома ахейцев армией фараона. В заключение "лживого" рассказа Одиссея Гомер сообщает, что царь ахейцев отправился из Египта в Финикию.
  Сходное сообщение приведено и Геродотом (II.118-119). Согласно историографу, Парис, похитивший Елену и греческие сокровища, попадает в Египет, откуда фараон выпускает в Трою только его одного. Но греки, прибывшие под стены Илиона, не поверили заверениям троянцев об этом. Когда же Троя пала, Менелай, удостоверившись в правдивости их слов, отделился от других ахейцев и немедленно отправился со своими кораблями за женой и сокровищами в Египет. У берегов Крита часть флота Менелая потерпела крушение ("Одиссея".III,290).
  Хотя фараон и вернул всё приплывшему в Мемфис Менелаю, война между ахейцами и египтянами всё же разгорелась. Царь Менелай, разбитый и преследу- емый войсками фараона, бежал и укрылся в Ливии (союз с племенами ливийцев).
  Ряд учёных (например, Р.Гордезиани.1978.с194 и сл.) так же связывает эту легенду с надписями Мернептаха, рассказывающими о первом вторжении в Египет "народов моря".
  В предании Страбона (Strab.XIV) о лидийском царе Моксе и его сподвижниках-ахейцах во главе с Амфилохом и прорицателем Калхантом рассказано, что они сразу после окончания Троянской войны завоевали Южную Анатолию (в том числе Памфилию и Киликию), а затем вторглись в Сирию и Финикию. Согласно Ксанфу Лидийскому (Athen.VIII.346E), Мокс, придя в город Аскалон, расправился с богиней Астартой (Анат). По некоторым сведениям Мокс был сыном критянина.
  Поскольку с "народами моря" Египет впервые столкнулся на восьмом году правления фараона Мернептаха, - ок. 1243 года до н.э. в принятой системе датировки, то и Троянская война, по окончании которой орды "народов моря" (акайваша, турша, шардона, шакалуша и лукка; причём, первых было не меньше, чем всех остальных) напали на Египет, а затем появились на землях Ханаана, завершилась в тот же период.
  Оценить время падения Трои позволяет одно из сообщений Второй книги (II. 145) "Истории" Геродота. Историограф, рассуждая о давности некоторых событий, пишет, в частности, что от Геракла до "нашего времени" протекло около 900 лет, а от Пана "прошло до сегодняшнего дня (по-видимому,- времени написания Второй книги) ещё меньше лет, чем от Троянской войны, - только 800 лет" (т.е. от Троянской войны до "сегодняшнего дня" прошло немногим более восьмиста лет, но явно менее, чем 850 лет).
  Дата рождения Геродота определена как ок. 484 г. до н.э. (из сочинения Пам- филы, жившей при Нероне). Самое позднее событие, описанное Геродотом в его многотомной "Истории", датируется 430 г. до н.э. И тогда окончание Троянской войны по Геродоту ок. 1250 г. до н.э. (435+815).
  Заметим, что (14.с471) при раскопках Трои выявлено двенадцать культурных слоёв, причём, Троя, описанная в "Илиаде", лежала предположительно в седьмом слое. К.Блеген, объявивший Трою VIIа жертвой ахейцев Агамемнона, время её сожжения датировал 1260-1240 гг. до н.э. (Blegen.1963, p174; 1967,p32). В начале 60-х годов ХХ века такой непререкаемый авторитет в микенской керамике, как А.Фурумарк, усмотрел в сосудах слоя Троя VIIа черты, характерные для периода IIIс; а это означало, что Троя VIIа погибла ок. 1230 г. до н.э. Однако, согласно Блегену, Троя VIIа не обнаруживает в своих слоях керамики из Греции по стилю более поздней, чем IIIв. В то же время многие учёные (Schachermeyr.1982,p91; Wood.1985,p230; Easton.1986,p190) признают "Приамову Трою" в могучей Трое VI, павшей в начале XIII в. до н.э.
  Естественно, что сокрушительное поражение "акайваша" (ахейцев) и примкнувших к ним племён, вызвавшее широкий резонанс во всём Средиземноморье (после яркой победы над Приамом), не могло не сказаться на их дальнейшей политической судьбе: "акайваша" "после этого навсегда исчезают с горизонта властителей Египта... Со времени Мернептаха торговые связи с ахейским регионом полностью прекращаются" (Л.Гиндин, В.Цымбурский. Гомер и история Восточного Средиземноморья).
  Весьма показательна реакция Хеттской державы на разгром Египтом ахейс- кой коалиции (гипотеза; в литературе по ниже изложенному вопросу бытует иное мнение). Из "Письма о Тавакалавасе", в котором сквозит явное смирение царя хеттов перед царём ахейцев, следует, что ещё в первые десятилетия XIII в. до н.э. властители Хаттусаса безоговорочно признавали царей Аххиявы равными себе и другим великим царям Востока (братьями).
  Отметим, что Аххиява предположительно отождествляется как с Микенской Грецией, так и упоминается в связи с районами, расположенными на западе и юго-западе Малой Азии (2.с226). Археологические данные как будто бы указывают на то, что в XIV-начале XIII в. до н. э. Греция, по крайней мере, материковая, была объединена под властью микенских царей. Возможно (О.Герни. "Хетты") Аххиява была островным царством на Крите: "Скорее всего, это было царство младшего "Миноса" на Крите (в поэме Гомера Минос, сын Зевса, был ахейцем, предком героя Идоменея").
  Однако, в годы правления царя хеттов Тудхалияса IV (1265-1235 гг. до н.э.) отношение к Аххияве, царству ахейцев, резко меняется: налицо (Л.Гиндин, В.Цы- мбурский) "пренебрежительное отбрасывание Аххиявы со счетов в делах всего Восточного Средиземноморья". Это вытекает из договора Тудхалияса IV со своим вассалом Шаушкамувасом, правителем Амурру (KUB XXIII,1; Sommer.1932. p320). В колонке IV, 1 и сл. текста договора Тудхалияса IV накладывает на вассала обязательства следовать его политике в отношении прочих великих держав. При этом Тудхалияса IV перечисляет царей государств, которые, по его мнению, ему равны. В этом перечне, вслед за царями Египта, Вавилонии и Ассирии, были вставлены (написаны) слова "и царь страны Аххиява", которые тут же были удалены (вытерты), но не до конца, что позволило их однозначно восстановить. Далее по тексту, при перечислении значимых, сильных стран и их правителей, Аххиява более не упоминается.
  В частности, Шахермейр (1986.р286) по этому поводу замечает, что здесь не может быть и речи об ошибке писца: за таким исправлением должны стоять какие-то серьёзные политические перемены. Не исключено, что это исправление может указывать на то, что данный договор составлялся вскоре после того, как слух о разгроме ахейцев Мернептахом, подорвавшем былую военную мощь и авторитет Аххиявы, достиг царства хеттов.
  И тогда вторжение первой волны "народов моря" в Египет произошло в годы правления Тудхалияса IV (1265-1235 гг. до н.э.).
  Египетские источники называют целый ряд "народов моря", но достоверно отождествить всех их невозможно (2.с227). В числе их были ахейцы (условно читается "акайваша"), ликийцы с юго-запада Малой Азии ("лукка"), сикулы ("шикулаи"), пеласти ("пуласти", "пуласати", "pw-r-s-tj"), этруски ("турша", "тирсены"), шардана и др. Как известно, согласно греческой историко-мифологической традиции в Троянской войне участвовали племена ахейцев, тирсенов (этрусков), сардов, сикулов, ликийцев и др.
  Обратим внимание на племя "лукка", в союзе с ахейцами совершившее нападение на Египет Мернептаха. Гомер упоминает ликийцев, как крупнейшую военную силу, союзнуюТрое. Поэт повествует, что один из предводителей ликийцев - Главк, неожиданно признаёт в противнике, ахейском герое Диомеде, друга своей семьи и прямо на поле битвы (под Троей) возобновляет с ним старинный союз ("Илиада".II,VI.215 и сл.). Следовательно, не исключено, что именно Главк и Ди- омед со своими отрядами участвовали в войне с Мернептахом (в надписях Рамсе- са III ликийцы не упоминаются).
  Племена "народов моря", среди которых, было немало "акайваша" и "пуласти" (обобщающий термин "пелистим, пелиштим, фелистим", ивр., дал название народу - "филистимляне", и земле - "Палестина"), после своего поражения от фараонов Мернептаха и Рамсеса III, бежали из Египта и поселились в прибрежной полосе Ханаана. Филистимляне захватили и разрушили города Газу (характерно, что свою, филистимскую, Газу завоеватели называли "Миноа", возможно, в память о критском царе Миносе; (43.с50, пр. 93).), Аскалон (Ксанф Лидийский утверждал (99.с271), что город Аскалон был основан Аскалом, предком спартанцев), Ашдод, Экрон и Гат.
  Существует мнение, что название "пуласти" восходит к наименованию части Эпирского побережья - "Palaiste, Palaistine" (Caes.Bel.civ.3,6; Lucan,v460). В этом же виде оно встречается и как общее название для Эпира. Его сопоставляют и с наименованием верхнего течения Стримона во фрако-иллирийском пограничье - "Palaistinos" (Kretschmer.1943, p152). Предполагается, что "пуласти"- выходцы из Эпира. Следует подчеркнуть, что у Гомера ("Илиада".II.840 и сл.; XVII.288 и сл.) наименование "пеласги" связано с появлением в качестве защитников Трои опол- чения города Ларисы, лежащего на юге Троады.
  Судя по изображению на рельефе (восьмой год правления Рамсеса III), про- исходила миграция "народов моря" (племён пуласти, джакара (Тураев включает это племя в состав филистимлян (94.с333)), шакалша, данона и уашаша): вместе с войнами-мужчинами двигались на тяжёлых повозках их семьи и домашний скарб (по-видимому, из страны Амурру). Фараон Рамсес III встретил сухопутное войско "народов моря" на границе Египта и разбил его наголову. Флот захватчиков также потерпел поражение.
  Известно, что на двенадцатом году царствования фараону Рамсесу III пришлось воевать с племенем "чекера" (возможно, оно же "джакара"), которое затем поселилось в городе Доре (95.с83), севернее "пуласти" ("чекера" занимались пиратством). Был у филистимлян и город (55.с124, Карта7) с названием "Хашавайху, Хакайваш(у)", что указывает также и на вхождение племени ахейцев ("ака- йваша") в состав народа филистимлян (помимо "чекера" и "пуласти").
  Напрашивается вывод, что ахейцы ("акайваша"- наименование, встречающе- еся только в надписях Мернептаха), в сражениях с армией фараона Мернептаха выступавшие ядром воинства "народов моря", и являются племенем "Кафторим" (критян) Ветхого Завета, первым из "народов моря" обосновавшимся в Ханаане (ок. 1243 года до н.э.).
  Племя с названием "пуласти, пуласати" известно со времён пятого года пра- вления фараона Рамсеса III. Тогда же (ок.1200 г. до н.э.) оно, видимо, и влилось в число поселенцев-филистимлян (а затем ещё раз,- при переселении "народов моря" с семьями,- на восьмом году правления Рамсеса III).
  Ветхий Завет (Втор.2.23) о появлении народа филистимлян (пелиштим) в Палестине сообщает следующее: "И Аввеев, живших в селениях до самой Газы, Кафторимы, исшедшие из остатков Кафтора, истребили и поселились на месте их". "От Мицраима (Египта) произошли... Пелиштим и Кафторим" (Быт.10.14). В Иез. (25.16) однозначно говорится: "Я простру руку Мою на Филистимлян, и истреблю Критян (כרתים)". Очевидно что, в Танахе речь идёт о двух различных пле- менах "народов моря", захвативших плодородное побережье страны Хар и со- здавших союз самоуправляющихся городов.
  Б.Тураев полагает, что у египтян, как и у древних евреев, "Каптар" это - Крит (94.с333); однако А.Мазар (104.с219) настаивает, что иконографические особенности изображений отдельных воинов позволяют связывать их с Кипром.
  Как известно, после разрушительных извержений на Санторине, положивших начало финальному этапу крито-микенской культуры, очень многие критяне из "остатков Кафтора" перебрались на Кипр.
  На монументальном фризе Рамсеса III "пелесет" представлены, как высокие, стройные войны в килтах (подобны юбкам шотландских горцев) с кистями и рез- ного фасона рубчатых, "пернатых", шапках-шлемах, с кинжалами, длинными мечами, копьями и дротиками, большими круглыми щитами (55.с77; 104.с219).
  "Народы моря" принесли с собой в Ханаан позднемикенскую материальную культуру (2.с254). Многочисленные образцы позднемикенской керамики (хорошо обожженная глина, специфические формы и роспись, особенно, спирали и птицы), обнаруженной в раннефилистимских слоях городов Ашдода (слой XIII), Екрона (слой VII), Телль Эйтуна, Акко, Бейт-Шеана и др., легко узнаваемы и адекватны керамике, широко представленной на Кипре. Начало изготовления такого типа керамики связывается с финальным этапом микенской культуры (фазой III C).
  Нейтронный анализ показал, что керамика, найденная в Ашдоде и Экроне, была изготовлена на месте. Специфика филистимской керамики Ханаана расценивается как шаг вперёд в дальнейшем развитии позднемикенской керамики (63.с 557). Типичная филистимская двуцветная керамика развилась из местной разновидности сосудов типа Микены IIIC1В, которые характерны для первой фазы фи- листимского заселения. Новый стиль появился около середины XII в. до н.э. и сохранился с некоторыми незначительными изменениями до конца XI в. до н.э.. Хотя основное влияние было микенским, ханаанские традиции также прослеживаются в этой керамике, особенно в использовании двух цветов: красного и черного, что было неизвестно микенским мастерам; кроме того, в некоторых особенностях формы и декора усматривается и египетское влияние.
  Микенские традиции сохранялись на новой родине и при изготовлении глиняных статуэток. Один тип таких изделий, названный "Ашдодским" по месту об- наружения, является схематическим изображением сидящей на стуле богини. По стилю "Ашдодская" статуэтка сходна с микенскими, также представляющими сидящих богинь (как уже упоминалось, в Средиземноморье в эпоху неолита Великая богиня-мать считалась главой пантеона богов). Ко второму типу относятся статуэтки, изображающие скорбящую женщину с руками, воздетыми к голове. Такие фигурки обычно прикреплялись к ободкам глиняных кратеров, использовавшихся как погребальная утварь. Оба типа глиняных статуэток свидетельствуют о стремлении филистимлян сохранить своё микенское религиозное наследие (божества и погребальная практика).
  Во время раскопок в Ашдоде обнаружены также и две филистимские печати, содержащие краткие надписи (конические и пирамидальные с изображениями человека и животных). Они выполнены линейным письмом, напоминающим доселе не расшифрованное кипро-минойское письмо позднего бронзового века с Кипра. Хотя известно всего лишь несколько письменных знаков, они доказывают наличие изначально филистимской системы письма, вероятно, Эгейского происхождения.
  Надписи на сосуде (ХII в. до н.э.) из Южной Филистии и печати, найденной близ Экрона (с надписью "Принадлежащее Абе"), выполнены алфавитным шри- фтом этого периода и свидетельствуют о том, что ханаанейская алфавитная сист-ема использовалась в Филистии (104.с240) наряду с нерасшифрованной до сего времени линейной филистимской, известной по печатям из Ашдода ("линейное письмо В" расшифровано М. Вентрисом).
  В отличие от своих новых соседей - ханаанеев и евреев, филистимляне знали технологию изготовления железа, которую они могли заимствовать у хеттов. Так, железные серп и плуг были найдены в Телль-Бейт-Мирсим, в слое, относящемся к филистимской эпохе (плуг и серп могли быть спрятаны - закопаны). В филисти- мских гробницах в Телль-Эль-Фаре обнаружены железные браслеты, кольца и кинжал (63.с392). В ту пору железо считалось драгоценным металлом и шло на изготовление украшений, а доспехи и оружие из железа (которое тогда ценилось дороже золота) имелись, например, у египетских фараонов, у хеттских правителей.
  "Широкое внедрение железа в греческое ремесленное производство произо- шло в период 1025-900 гг. до н.э. Из найденных двадцати с лишним мечей, датируемых этим периодом, бронзовый только один. Из более чем тридцати наконечников копий, бронзовых - лишь восемь. Из десяти кинжалов - только два бронзовых". Известно, что в гомеровские времена у ахейцев железного оружия не было (сам Гомер называл железо "многотрудным металлом").
  Существует библейское предание, из которого следует, что филистимляне имели своеобразную монополию на изготовление украшений, орудий и оружия из железа. Железная руда встречается в нескольких местах в Заиорданье, но наско-лько эти месторождения разрабатывались в железном веке, на сегодняшний день неизвестно.
  Ашдод - наиболее яркий пример сложения филистимского города, его дальнейшей судьбы. Он возник на руинах ханаанейского города позднего бронзового века и первоначально не был укреплен, хотя уже тогда - в XIII в. до н.э., отличался густотой застройки и правильной планировкой. Площадь города составляла 8 га. Именно изначальный филистимский слой (XIII) дал наибольшее число находок керамики упомянутого микенского типа, а также остатки местного ее производства, сочетавшегося с производством исконной ханаанейской керамики. В слоях XII-XI (XII-XI вв. до н.э.) город значительно разросся и был укреплен, причем основанием для мощной оборонительной стены послужили остатки фортификаций позднего бронзового века. К концу XI в. до н.э. площадь города достигла 40 га.
  Екрон на начальной фазе филистимского города (первая половина XII в. до н. э.) занимал около 20 га, и здесь эта фаза (слой VII) характерна отсутствием укреплений и достаточной насыщенностью керамикой позднемикенского типа. Позднее в слоях VI-IV (середина XII-начало X в. до н.э.) появились фортификации, об- щественные здания, мастерские и бихромная керамика
  В Аскалоне филистимский слой сохранился очень слабо. Отдельные города и открытые поселки пришельцев известны и в других районах Палестины,- как в прибрежной долине, так и на Центральном нагорье и в долинах рек. Подавляющее их большинство было основано на месте ханаанейских городов или египетских крепостей.
  Коалиция филистимских городов-государств регулярно проводила Совет пра- вителей (царей). Совместное военное командование коалиции руководило объединёнными вооружёнными силами филистимлян,- хорошо вооружёнными и обученными профессионалами.
  Обладая заметным превосходством в организации и вооружении, филистимляне установили свою гегемонию почти над всей Палестиной. В ок.1050 г. до н.э., у Эбенезера (невдалеке от города Афека), в сражении с регулярными войсками филистимлян, ополчение Союза Израильских племён потерпело сокрушительное поражение.
  Если в этот период Едом, Моав и Аммон уже были монархиями, а ханаанейские города (Хацор, Гезер, Мегиддо, Таанах и др.) сохраняли структуру городов-государств, в каждом из которых существовал свой царь, то племена (и колена) древних евреев, кроме отдельных временных военных вождей, не имели ни какой общей политической власти и управлялись старейшинами (2.с254) и, в какой-то степени, пророками (Дебора, Самуил). Начатки еврейской государственности в Ханаане стали слагаться лишь при последних вождях эпохи Судей.
  Несомненно влияние, оказанное филистимлянами на израильский народ, его материальную и духовную культуру (92.с175). Так, в эпоху царя Давида в иврит вошло много филистимских слов, "латинских или греческих по форме, обознача- ющих, преимущественно, принадлежности войны и чужеземные изделия и встречающихся в древнейших текстах"; таких, как "peribolos" (круг городских укреплений, городской округ); "mekera", соответствующее слову "machaera" - "сабля"; "pellex", означающее "куртизанка".
  Судя по Карнакскому изображению, на котором представлено усмирение фараоном Рамсесом II непокорного дофилистимского города Аскалон, этнический тип его жителей - чисто ханаанейский (48.с387).
  После колонизации захваченных земель филистимлянам какое-то время удавалось сохранять ряд особенностей своей национальной материальной культуры, например, в керамике. Как обычно это и происходило на Древнем Востоке, пришельцы-филистимляне достаточно быстро усвоили обычаи и традиции автохтонного населения (видимо, своих женщин у войнов "пелесет" было недостаточно). Раскопки, проведённые в Ашдоде, показали, как много ханаанейских элементов вошло в исходно древнегреческий материальный образ жизни филистимлян. Со временем родной язык филистимлян, который представлял собой пеласгийский диалект, приближающийся как к эллинскому, так и к латинскому наречиям (92. с175), был вытеснен местным ханаанейским диалектом аввеев.
  Сохранилось довольно много филистимских имен бибилейской эпохи и все они, практически, семитские. Так, в Библии упомянуты: Ахиш сын Маоха, Абимелех, Ахуззат, Голиаф, Саф, Рафах и Ишби-Беноб. В ассирийских анналах значатся (734-697 гг. до н.э.) имена: из Аскалона - цари Цидка и Шаррулудари, Митинти и его сын Рукуфти; из Газы - Ганун и царь Цилли-Бел; из Ашдода - Аби-милки, Азури, Ахимти и Йаману; из Экрона - Ика-самсу и царь Пади; из Азота - Ахимелек (98.с19).
  Известно, что филистимляне поклонялись Дагону, ставшему их главным богом, примерно, за сто лет жизни в ханаанейском "море", а также Баалу и Астарте. В Экроне филистимляне почитали бога Балу (Баала) как князя Баал-Зебуба.
  Примечательно, что обряд обрезания не был воспринят филистимлянами у ханаанеев ещё и в эпоху царя Давида.
  Согласно Танаху, храм бога Дагона находился в Ашдоде (его и разрушил би- блейский Самсон).
  При раскопках в Телль-Касиле был обнаружен единственный на сегодняшний день филистимский культовый центр. В трех последовательных слоях (ХII-Х) были обнаружены три храма.
  Самый ранний слой (XII) представлял собой небольшое квадратное кирпичное строение (внешние размеры 6,4х6,6 м), состоявшее из одного зала с подиумом, вход в который располагался с восточной стороны. Напротив двери было устроено возвышение, где стояла статуя божества, а вдоль стен шли скамьи для приношений. В примыкавшем к храму дворе отмечено скопление золы и костей жертвенных животных.
  В слое XI остатки этого храма были перекрыты каменной, несколько больших размеров, постройкой с входом в северо-восточном углу, также со скамьями у стен и с выделенной в противоположном от входа углу комнатой. С запада к храму примыкало небольшое дополнительное святилище. Такие внутренние святилища не характерны для ханаанейских храмов, но известны в Эгейе и на Кипре.
  В следующий период (слой X) храм подвергся коренной перестройке: к нему было пристроено еще одно, входное, помещение с дверью с северной стороны. Уже из него, с востока, был проход в основной зал, перекрытия которого опирались на две деревянные колонны с каменными базами, вдоль стен располагались скамьи, в западной части была сооружена платформа, а за ней - сокровищница. Примыкавший к храму двор был огражден каменной стеной. Внутри него находился квадратный алтарь. Продолжало функционировать и созданное еще в пред- шествующий период небольшое святилище за западной стеной храма, к нему был теперь пристроен отдельный двор.
  Замечено, что не неоднозначность планировки храмов даже при сохранение единого священного участка (теменоса) на протяжении нескольких периодов развития города, не характерна для ханаанейского храмового строительства.
  Множество ритуальных сосудов было найдено в этих храмах. Некоторые из них продолжали ханаанские художественные традиции, другие представляли со- бой оригинальные произведения искусства, третьи указывали на связи с Кипром.
  Погребальные памятники филистимлян в Ацоре, Телль-эль-Фаре, Телль-Эй- туне и иных "Народов моря" в Телль-Зероре, Бейт-Шаане и др. свидетельствуют о большом многообразии соответствующих обрядов и сооружений даже в пределах единого некрополя. Так, на большом кладбище Ацора найдены обычные могилы, прямоугольные цисты и погребения в объемных кувшинах с отбитым горлом, совмещенных попарно и образующих гроб. Есть и признаки кремации.
  Самостоятельность и некоторая культурная специфика филистимских городов сохранились ещё и в первой половине I тыс. до н.э.
  По истечении нескольких веков филистимляне, став жителями Ближнего Во- стока, исчезли как этнос, растворившись среди численно преобладавшего автохтонного населения древнего Ханаана (безусловно не арабов).
  Возникает вопрос: правомерно ли называть (например, (53.)) этнос, сложившийся в результате процесса ассимиляции древнегреческих племён "народов моря", захвативших земли Цахи и Хар (лучшие земли Палестины) и навсегда поселившихся там (филистимлян), и автохтонного населения этих земель (ханаанеев),- народом "палестинские арабы"?
  Прошли тысячелетия, и этот вновь сформировавшийся этнос (филистимляне, ассимилировавшиеся с ханаанеями) безвозвратно поглотился еврейской и (или) арабской средой и окончательно утратил свой язык и свою культуру.
  Многие современные палестинцы считают, что они являются потомками не сравнительно недавних переселенцев из Аравии, а происходят от филистимлян, либо от древних ханаанеев, исконных обитателей Святой Земли. Среди радика- льно настроенных палестинских мусульман эти теории не пользуются особой популярностью - такое родство с "язычниками" их не устраивает. Что касается исторических филистимлян, то надежных свидетельств их родства с современными палестинцами пока не найдено (Э. Райт. Библейская археология).
  
  15. Образование союза Израильских племён.
  Первые двадцать лет своего правления фараон Рамсес II вынужден был пос- вятить ведению непрерывных войн в Нижнем Рутену и Сирии, главным образом, с хеттами (94.с 322).
  На пятом году его царствования состоялся самый важный поход Рамсеса II - против хеттского царя Муваталлиса (первый сын Мурсилиса II, был убит; годы правления - ок. (1306-1282 гг. до н.э.)); и в 1286 году до н.э. произошло знаменитое сражение под Кадешем-на-Оронте. Как пишет Б.Тураев, "у Кадеша столкнулись силы всего культурного мира того времени". В этой битве воинское счастье было на стороне Рамсеса II и ему с большим трудом удалось избежать не только полного поражения, но и личной гибели.
  После битвы у Кадеша восстало большинство подвластных Египту территорий Палестины, Финикии, Ливана и Сирии, и Рамсесу II пришлось неоднократно совершать походы в Азию и брать один город за другим, начиная с Аскалона (54.;94.).
  Мирный договор между фараоном Рамсесом II и царём хеттов Хаттусилисом III (второй сын Мурсилиса II (1282-1260 гг. до н.э.)) был подписан на 21 году царствования фараона (т.е. ок.1270 г. до н.э.). Договор содержал положения о вечном мире, дружбе и братстве, о сотрудничестве, о взаимном отказе от агрессии, о вза- имопомощи в случае военного нападения третьей стороны и внутренних беспорядков, о выдаче друг другу беглецов (27.с79). В соблюдении этого договора египтяне, хетты и их основные союзники хаабиру поклялись всеми своими богами. Хотя в договоре нигде не говорится об установлении границ между Египтом и царством хеттов, большая часть Финикии и Сирии осталась под властью хеттов; Палестина же целиком находилась в сфере влияния Египта (27.с85). Мир между Египтом и хеттами был упрочен основательно и надолго и скреплён династическим браком. При фараоне Мернептахе, ставшем в преклонном возрасте преемником Рамсеса II, дружественные отношения продолжали поддерживаться и укрепляться (когда у хеттов был голод, Египет снабжал их хлебом).
  Первый по Танаху, однозначно антиханаанейский союз племён хаабиру (эпо- ха Судей), был обусловлен не стремлением к переделу границ и захвату чужих земель, что наблюдалось в Амарнский период, но необходимостью защититься и обрести независимость от ига ханаанейского царя Иавина, правителя могущественного города-государства Хацор (Асор).
  Город находился в Телль-Эль-Кеда, в десяти милях к северу от Кинерета, на проходящей через Палестину дороге, ведущей из Египта в Сирию, Переднюю Азию и Месопотамию. Монархи Хацора владели значительной частью Северного Ханаана, были, в основном, независимы от Египта и не платили ему дани ещё в Амарнский период (письма из Амарнского архива).
  После битвы у Кадеша Хацор, совершенно избавившись от опасений египетского влияния на его внешнюю политику, по-видимому, развил особо бурную де- ятельность по захвату сопредельных территорий, в том числе и населённых хаабиру. По всей вероятности, цари Хацора не только обложили непомерной данью поселения "черноголовых", расположенные на подвластных им землях, но и периодически (по египетскому образцу) совершали грабительские экспедиции, уводя людей хабиру в рабство. И Ветхий Завет повествует об этом: "Он (Иавин) жес- токо угнетал сынов Израилевых двадцать лет" (Суд.4.3); "были пусты дороги... не стало обитателей в селениях у Израиля" (Суд.5.6,7). Особенно страдали колена "Неффалим" и "Завулон". Род "Иссахар", "несущий принудительные работы", судя по его библейской топографии, также был закабалён тем же царством Хацор (Быт.49.14,15).
  По призыву пророчицы Деборы и военачальника Барака для борьбы с ханаанеями объединилось шесть родов хаибири: "Неффалим", "Завулон" и "Манассия" (племя "Авраам"); "Ефрем" и "Бениамин" (племя "Нинурта (Нергал)"); и род "Иссахар" из племени "Лот". Четыре колена по тем или иным причинам не принимали участия в этом союзе: "Реувен" и "Гад" (Заиорданье); "Асир" (они, вероятно, как и кениты, находились в дружественных отношениях с Хацором) и "Дан" (постоянно конфликтующий со всеми своими соседями). Три колена: "Иуда", "Леби" и "Симеон" вообще не упомянуты Деборой.
   "Даже во времена царя Давида Страна Израиля никогда не представляла собой единого централизованного государства,- писал М.Даймонт (Евреи, Бог и История).- Это было непрочное объединение двух царств - Израиля на севере и Иудеи на юге. Царь Иудеи не мог править в Израиле без согласия израильтян. Это согласие было дано Давиду перед его помазанием на царство. Не так было с Соломоном. Чтобы обеспечить признание Израилем Соломона царем после своей смерти, Давид дважды возил его в Израиль для помазания в его присутствии (I Xрон. 29.22-23). Лишь тогда израильтяне признали его и своим царем".
  Очевидно, что память о первоначальном составе союза Израильских племён проявилась и при разделе земель империи царя Давида после её распада, и в наименованиях её частей (по составу колен)- царства "Израиль" и "Иудея". "Что об- щего между нами (племенами Северного Израиля) и Давидом (иудеями)?" (1Цар. 12.16).
  Согласно выводам современных исследователей (49-1.с358;92.с130), из текстологического анализа различных мест Ветхого Завета выявляется противопоставление двух связанных между собой групп "колен Израилевых": с одной сторо- ны роды "Леви", "Иуда" и "Симеон" (племя "Йакуб-эл"); с другой - "Манассия" (племя "Авраам"), "Ефрем" и "Бениамин" (племя "Нинурта (Нергал)"); как и названий - "Иуда" и "Израиль".
  Очевидно, что первоначально наименование "иудей" не акцентировало религиозную принадлежность (не левиты, каста жрецов),- в ту эпоху все еврейские колена в той или иной степени поклонялись единому Богу,- но носило окраску родоплеменной, а затем и государственной (в противопоставление Израилю) принадлежности.
  Не исключено, что отголосок древнего конфликта между какими-то родами племён "Йакуб-эл" и "Авраам" на землях Ханаана нашёл отражение в описании (Быт.32) ночного противостояния Иакова некому божеству, связанному с водой (после чего Иаков, потерпевший ущерб, был переименован). Борьба происходила либо в водах потока Йабок, либо на его берегу. Возможный перевод названия потока - "Йа-бо-(к)" (Йаhу в нём) может указывать как на место действия (воды потока), так и на одну из противоборствующих сторон - Йаhу, Йакуб. О втором действующем лице можно судить по названию, которое "нарёк Иаков месту тому" - "Пенуэл". В Книге Еноха (11.43,44) повествуется об одном их падших ангелов, имя которого - "Пенемуэл". "Этот ("ангел") показал сынам человеческим горькое и сладкое; и показал им все тайны их мудрости. Он научил людей письму чернилами и употреблению бумаги, и через это многие согрешили от века до века и до сего дня". Всё это, а также действо в воде, однозначно определяет второй персонаж единоборства как бога вод Энки (бога мудрости, научившего людей и богов не только письму), личного и родового бога племени "Авраам".
  Если позволительно, не меняя корня слова, огласовать название "Пенемуэл" как "Панемеэл" ("Пане(פן)-ме-эл, Пане-МЕ-Эл", где "пан", ивр.- "образ, вид"), то интерпретация его перевода может выглядеть как "Бог образов МЕ; Образ божественных МЕ; Вид бога МЕ", т.е.наименование "Пенемуэл" - один из синонимов великого Энки (Абба), владыки судьбы (сутей, сущностей МЕ).
  В войне с Хацором племенам Союза хаибири противостояла мощная коалиция из нескольких ханаанейских царств Галилеи и Изреельской долины, имеющая на вооружении "900 железных колесниц" и "многолюдное войско".
  Сражение, произошедшее под городом Танаах, на Южном краю равнины Из-реэль, у вод Мегиддо (долина реки Кишон (Кин)), оставило неизгладимый след в памяти еврейского народа. Когда утром ополчение хаибири обрушилось на хана- анеев, раскисшая после сильной ночной грозы почва не позволила последним использовать в полной мере свои тяжёлые колесницы, дававшим им неоспоримое преимущество в силе. Судя по описанию, в разгар боя вновь пошёл сильный ливень (сражение происходило в начале зимы), река вздулась, вышла из берегов, затопила долину "и поток Кишон увлёк их (ханаанейские колесницы)... тогда ломались копыта конские от побега". Паника охватила ханаанейское войско, люди в ужасе бросали лошадей и колесницы и спасались бегством от разгула разбушевавшейся водной стихии.
  В результате совместных действий природы и ополчения хаибири ханаанейская коалиция потерпела полное поражение, а её полководец Сисара бежал и был убит. Эта выдающаяся победа в сражении (исход которого для хаабиру оказался бы негативным, будь ханаанеи хоть чуточку менее самонадеянными), в котором Бог действительно был на стороне предков ветхозаветных евреев (по крайней мере, бог земных вод Энки (Абба), личный и родовой бог трёх колен племени "Авраам", участвовавших в бою), по всей вероятности, и пробудила у евреев то негативное, презрительное отношение к ханаанеям, которым так насыщен Ветхий Завет.
  Оценить дату победы в долине Изреэль позволяет сообщение Ветхого Завета о том, что после этого события страна Ханаанская жила "в благодатном мире" со- рок лет до времени "ига" филистимлян.
  Очевидно, что здесь использована единица измерения времени, равная одному поколению (40 лет). Однако, как изложено выше, эту единицу времени ("поколение") следует полагать равной 30 лет (в частности, каждое новое поколение от Арпахшада, сына Шема, до Нахора рожалось примерно через 30 лет).
  Племена филистимлян, предположительно осели на землях Цахи и Хар после восьмого года царствования Мернептаха (1242-1241 гг. до н.э.). Обосновавшись, филистимляне приступили к захвату лучших земель Палестины и, как известно, установили свою гегемонию почти над всей её территорией (2.с254),- что позволяет отнести начало их "ига" к 1241-1240 гг. до н.э.. И тогда битва в долине Изреэль могла произойти в (1271-1270) гг. до н.э., дата которой должна согласовываться с тем условием, что такое крупномасштабное сражение могло состояться только после заключения мира между Египтом и хеттами (ок. 1270 г. до н.э.), ибо и те, и другие не поддерживали ни одной из воюющих сторон.
  Помимо выше приведённого сообщения, Танах также повествует и о том, что по истечение двадцати лет порабощения евреев царём Иавином, как предполагается, после битвы у Кадеша в 1286 г. до н.э., древние евреи объединились и дали бой угнетателям. И тогда битва в долине Изреэль могла бы произойти в ок.1266 г. до н.э..
  Однако если оценивать эти 20 лет, как время, равное половине поколения (т. е. принять для расчёта 15 лет), то сражение союза Израильских племён с коалицией царя Иавина произошло в 1271 году до н.э. Таким образом, в выбранной схеме датировки событий оба сообщения Ветхого Завета (с учётом сделанного предположения о причинах начала "ига") довольно хорошо коррелируются (практически, сходятся).
  Итак, можно полагать, что образование союза Израильских племён произошло в эпоху правления фараона Рамсеса II, вскоре после заключения им мира с хеттами.
  Полученная оценка даты битвы под Танаахом объясняет забвение пророчицей Деборой колен "Иуда", "Леби" и "Симеон": они, согласно библейской традиции, до 1272 (1312-40) года до н.э. должны были ещё находиться в пустыне.
  Показательно, что последние сообщения о племенах "черноголовых" Ханаана и Сирии, как о хабиру, связаны с архивом из Телль-эль-Амарны (2.с246) и мирным договором Рамсеса II с хеттами, и более нигде не встречаются. Хронологи- чески следующее сообщение о племенах хабиру (хаабиру, хаибиру, хаибири) Ханаана - стела Мернептаха, где они упоминаются (впервые) уже как союз Израильских племён.
  Знаменитая стела Мернептаха ("Стела Израиля") воздвигнута в "храме мертвых" города Фивы на пятом году правления фараона (найдена в 1896 г. Флиндерсом Петри). Во второй строке надписи, вырубленной в чёрном граните, сказано: "Ханаан разорён... Аскалон взят, Газер захвачен. Иеноам стал, как будто его и не было. Израиль опустошён, нет больше у него людей, его посевы уничтожены; Си- рия сделана вдовой" (70-5.;2.;55.;94). Причём, при слове "Израиль" стоит детер- минатив "народ", а не "территория, страна". Речь, следовательно, идет об этнической группе, а не о местности или государственном объединении (Hasel, M.G. Israel in the Merneptah Stela. Bulletin of the American Schools of Oriental Research 296, 1994, p. 45-61; Bimson, J.J. Merenptah's Israel and recent Theories of Israelite Origins. Journal for the Study of the Old Testament 49, 1991, p3-29).
  Следующее (после стелы) не библейское упоминание наименования "Израиль" зафиксировано в 853 г. до н.э. в одном из текстов ассирийского царя Шалманезера III (Pritc- hard 1962, р278-279).
  Таким образом, стела Мернептаха ("Стела Израиля") являет собой неоспоримое свидетельство образования союза Израильских племён много ранее 1245 года до н.э..
  Б. Тураев, в частности, полагает (94.с332), "что часть хабири осела, вероятно, на Ефремовых горах, как племя "Израиль". "Вполне вероятно,- считает К.Кеньон (104.с184),- что... израильтяне были потомками хабири... пришедших из Сирии".
  Очевидно, что блестящая победа, одержанная хаибири в долине Изреэль (Ис-раель), ("ישראל", здесь "ישר"- "равнял, выравнивал", и тогда "долина Изреэльская"- "долина, выровненная Богом"), не только упрочила союз шести родов хаибири, привела в него и другие кровнородственные колена, но и определила название этого союза (Изреэльский союз; люди (народ) Изреэля), которое увековечило столь знаменательное событие. Возможно, прототипом акта этого увековечивания послужило воспоминание об эпохе Саргона Древнего (Шаррукена), когда факт образования первого союза аккадских племён был запечатлён в названии столицы царства Аккад - "Агаде" - "Союз".
   Примечательно, что акт переименования Иакова в Израиля еврейская тради- ция тоже связывает с событиями победоносной борьбы у речных вод ("И увидев (Бог), что не одолевает его (Иакова)" (Быт.32.23)) и с благосклонностью Бога.
  Отметим (49-1.с488), что имя "Израиль" (возможный перевод: Эл борется; Эл правит; Воин эла (91.с46)) известно в форме "Is-ra-il" из ханаанейских текстов ар- хива Эблы (середина III тыс. до н.э.); а также в виде "Js-r-il" - из текстов до ХV в. до н.э., обнаруженных в Угарите.
  Враждебность ханаанейско-аморейского окружения и междоусобицы племён "черноголовых", расселившихся по всему Ближнему Востоку, сделали сохранение и укрепление союза Израильских колен (хаабиру Палестины) насущной необходимостью. Так, в более позднем военном конфликте с мадианитянами (Суд.8), еф- ремляне даже заявили протест Гедеону (из рода "Манассия"), что их не позвали участвовать в этом сражении.
  Главным достижением бениаминита царя Саула за время царствования (1020-1000 гг. до н.э.) считается (104.с242) "объединение ряда израильских группировок от Галаада до Иудеи, создание первого политического единства... перед лицом постоянной военной угрозы" со стороны филистимлян и ханаанеев; а точнее,- поддержание и упрочнение уже созданного Изреэльского союза близкородственных племён, позднее возглавленного и расширенного выдающимся полководцем и политиком, иудеем царём Давидом, восстановившим азиатскую часть империи гиксосов.
  С образованием Израильского племенного союза наименование "израильтянин" стало обозначать не только принадлежность человека к одному из племён хаибири (хаабиру) Ханаана, но и к их военному союзу, объединению, а позднее, и к государству (2.с17,250,253).
  После исхода из земли Сеннаар, как следствие широкого рассеяния племен "черноголовых" (особенно в Постгиксосский период) и их ассимиляции, для бо- льшинства потомков "черноголовых" самоназвание "хаибири, хабиру" утратило своё первоначальное значение этнической принадлежности, было забыто. Самоназвание того или иного рода (племени) стало связываться с наименованием территории расселения или именем предка-эпонима,- например, эдомитяне или сеиряне. Для евреев термин "ха-ибри, хаибири, хабири" сохранил окраску этнической принадлежности только благодаря Танаху, (в обиходе были распространены другие слова: "иудей", "израильтянин"), однако, и он приобрёл иное (хотя и близкое по смыслу) значение и звучание: "חבר" ("хабер, хавер; хаберим")- "товарищ, товарищи". Примечательно, что большая часть упоминаний "евреев" в Ветхом Завете относится именно к патриархальному периоду и ко времени пребывания в Египте.
  Число родов союза - двенадцать, принятое в Танахе, носит, как и во многих архаичных традициях, сакрально-мифологический характер. Союзы из двенадцати (шести) племён известны у народов Греции, Италии, Малой Азии и называются - "амфиктионий" (70-4.с420). Такие союзы обычно складывались вокруг общего культового центра (например, Иерусалимского храма или скинии) и обладали устойчивой числовой структурой.
  Колена Израилевы, до эпохи образования единого, централизованного государства, являлись автономными образованиями, организованными согласно тра- диционного патриархально-племенного уклада. Во главе рода стоял наси (князь, вождь), (70-4.с421). При необходимости созывались межродовые (межплеменные) собрания вождей и старейшин (Иис.Н.22.30;24.1; 1Цар.8.4).
  Объединение разрозненных Израильских племён, связанных лишь общими преданиями и необходимостью противостоять общим недругам, в единый народ, предпринял царь Давид, одна из величайших личностей истории народа хаибири. Давид превратил неустойчивый военный союз родов в могущественную державу древности (фараон Шешонк I (Шушаким), ливиец, даже отдал в жёны царю Соломону свою дочь,- беспрецедентный случай в истории Азии и Египта).
  Заметим, что наименование "Давид", ивр., или "Дауд", араб., известное по документам Эблаитского архива в виде "Даудум", первоначально обозначало не личное имя, а воинское звание - главу военного отряда (Густав Гече. Библейские истории).
  
  16. Евреи и арамеи.
  Издавна бытует суждение, разделяемое и рядом еврейских историков о том, что ветхозаветные евреи по своему происхождению - арамейское племя (1.с177; 3.с49). Из Ура Халдейского, "из заселённых долин Месопотамии пришли арамейские поселенцы" в Палестину, в землю Ханаана (17.;18). Такая точка зрения, казалось бы, подкреплена свидетельствами Ветхого Завета: "Арамейцем-скитальцем был отец мой и... пошёл в Египет" (Втор.26.5); Вафуил и сын его Лаван, кочующие ("скитающиеся") в районе Харрана,- арамеяне (Быт.28.5; 31.20,24); следовательно, дочери Лавана, праматери Рахиль и Лия, жёны Иакова, тоже арамеянки.
  Впервые одно из арамейских племён ("ахламу") упоминается в Х1V в. до н.э. (95.с87). Помимо Аравийских оазисов, кочевали арамеи и в Сирийской степи, из которой они вышли в Северную Месопотамию и Сирию во второй половине ХIII в. до н.э., уже представляя собой значительную силу.
  Крушение Хеттской державы дало возможность арамейским племенам вторгнуться в те районы Сирии, которые ранее находились под хеттским контролем. Арамеи занимали плодородные долины рек и оазисы, и уже к XI в. до н. э. население Сирии стало преимущественно арамейским (Аветисян,1984, 37-39; Albright, 1975, 532; Rachet, 1983, 80).
  Первое упоминание о "стране Арам" значится в анналах ассирийского царя Ашшурбелкала (1073-1056 гг. до н.э.).
  Разразившийся в начале ХI в. до н.э. в Ассирии и Вавилонии голод (30.с106) привёл племена арамеев в движение. Арамейское нашествие захлестнуло большую часть территорий этих стран. Ассирийцу Тиглатпаласару I (1116-1076 гг. до н.э.) удалось спрятаться и отсидеться в одной из своих восточных горных крепостей, а царь Вавилонии Мардукнадинаххе (1100-1083 гг. до н.э.) просто "исчез".
  Экспансия арамеев на запад, в Ханаан, была приостановлена царём Давидом (1000-965 гг. до н.э.) в битве с Хаддадэзером, царём Арам-Цовы (70-1.с187), и его союзниками, которые после поражения были превращены в вассалов Израиля. Давид присоединил к своей державе и главное арамейское царство Арам-Дамесек (Дамаск).
  Южноарамейские кочевые племена ("халдеи") впервые упоминаются в 878 г. до н.э. также в ассирийских анналах (23.с152). Шесть халдейских племён: Бит-Адини, Бит-Амукани, Бит-Дакуни, Бит-Шаали, Бит-Шилани и Бит-Якин жили в стране Калду (13.с127), расположенной в районе болот и озёр в нижнем течении рек Тигра и Евфрата, между побережьем Персидского залива и самыми южными городами Междуречья. В IХ в. до н.э. халдеи, укрепившись в южной части Вавилонии, постепенно продвинулись на север. В 626 г. до н.э. халдей Набупаласар захватил Вавилонский престол.
  Итак, вполне очевидно, что на арене истории арамейские племена появились гораздо позднее, нежели ха-ибири в Ханаане (согласно документов,- как минимум, в начале ХV в. до н.э.).
  Наименование "Арамми" Танаха - не этноним, но означает "кочевник" (2.с 200, прим.), что вполне усматривается и из определения: "арамеец - (есть) скиталец", т.е. термины "арамеец" и "кочевник" - синонимы. Термин "Арам" придавался как эпитет областям, в которых правили династии из кочевников.
  В средние века население, обозначаемое в настоящее время наукой как арамейское, называло себя сирийцами или халдеями, а слово "арамеи" применялось к языческим (не мусульманским), кочевым племенам.
  Таким образом, все "арамеяне" Ветхого Завета не этнические арамеи, а лю- ди, ведущие кочевой образ жизни. Пророк Исайя (23.13), свидетельствуя: "Вот зе- мля Халдеев. Этого народа прежде не было; (бог) Асур (Ашшур) положил ему на- чало из обитателей пустынь",- не усматривал их родства с древними евреям.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Список литературы
  в дополнение к работам, прямо указанным в тексте.
  Библия Ветхого и Нового Завета. Канон. М.1990.
  1. Мифологический словарь. Гл. ред. Е.М.Мелетинский. М.1991.
  2. История Древнего мира. ч1. Под ред. И.М.Дьяконова. М.1989.
  3. Никольский Н.М. Избранные произведения по истории религии. М.1974.
  4. История Древнего Востока.ч1.Месопотамия. Под ред. И.М.Дьяконова. М.
   1993.
  5. Бибби Жд. В поисках Дильмуна. М.1984.
  6. Крамер С.Н. История начинается в Шумере. М.1965.
  7. Азимов Айзек. В Начале. М.1989.
  8. Поэзия и проза Древнего Востока. Общ. ред. И. Брагинского. М. 1973.
  9. Крамер Самюэль. Шумеры. М.2002.
  10. История эстетической мысли. Сб. т1. Древний мир. Средние века.
  11. Ллойд Сетон. Археология Месопотамии. М.1984.
  12. Фрезер Д.Д. Фольклёр в Ветхом Завете. М.1989.
  13. Оппенхейм А.Л. Древняя Месопотамия. М.1990.
  14. Церен Э. Библейские холмы. М.1966.
  15. Изакс Я. Наш народ. Бруклин.1976.
  16. Хрестоматия по истории Древнего мира. ч1. Ред. М.А.Коростовцева.
   М.1980.
  17. Рот С. История евреев с древнейших времён по шестидневную войну.
   Ж-л "Век", 3.с41. Рига.1989.
  18. Кандель Ф. Кто мы..Ж-л "Век", 3-4.с33. Рига. 1989.
  19. Мифы народов мира. т1. Под ред. С.А.Токорева. М.1987.
  20. Штайн Лотар. В чёрных шатрах бедуинов. М.1981.
  21. История лингвистических учений. Древний мир. М.1989.
  22. Источниковедение. История Древнего Востока. Под ред. В.И. Кузищева.
   М.1984.
  23. История Древнего Востока. Под ред. В.И. Кузищева. М.1988.
  24. Замаровський Войтех. Спочатку був Шумер. Киев. 1983.
  25. Эсхил. Орестея. Агамемнон. М.1961.
  26. Кленгель-Брант Эвелин. Вавилонская башня. М.1991.
  27. Межгосударственные отношения и дипломатия на Древнем
   Востоке. Отв. ред. И.А.Стучевский. М.1987.
  28. История Древнего Востока. Материалы по историографии. Под ред. В.И. Кузищева. М.1991.
  29. Критика иудейской религии. Отв. ред. М.М.Персиц. М.1962.
  30. Клочков И.С. Духовная культура Вавилонии. М.1983.
  31. Вейнберг И.П. Человек в культуре Древнего Ближнего Востока. М.1986.
  32. Афанасьева В.К. Одна шумерская песня о Гильгамеше и её
   иллюстрации в глиптике. ВДИ. 1. 1961.
  33. Kramer S.N. From the Tablets of Ur. Indianapolis, Colorado. 1965, p290.
  34. Я открою тебе сокровенное слово. Литература Вавилонии и Ассирии. М.
   1981.
  35. Тейлор Э.Б. Первобытная культура. М.1989.
  36. Фрезер Д.Д. Золотая ветвь. М.1983.
  37. Дьяконов И.М. Общественный и государственный строй Древнего Дву-
   речья. М.1959, с206.
  38. Лирическая поэзия Древнего Востока. М.1984, с37-38.
  39. Беленький М.С. О мифологии и философии Библии. М.1990.
  40. Кауфман И. и др. Еврейская история и религия. Израиль. 1990.
  41. Очерки истории еврейского народа. ч1. Под ред. Ш.Эттингера. Израиль. 1990.
  42. Еврейские праздники и даты. Пурим. Под ред. рава Й.Мазора. Израиль.
   1992.
  43. Флавий Иосиф. Иудейские древности. М.1994.
  44. Библиотека Флавиана. Вып.3. М.1994. Иосиф Флавий. Против Апиона.
  45. Библиотека Флавиана. Вып.3.М.1994. С.Лурье. Антисемитизм в Древнем мире.
  46. Шомрей Эмуна. Молитвенник. Израиль. 1990.
  47. Грейвс Р. Мифы Древней Греции. М.1992.
  48. Бругш Г. Всё о Египте. М.2000.
  49. Мифы народов мира. Энциклопедия. М.1998.
  50. Финикийская мифология. Под ред. Ю.С. Довженко. С-П.1999.
  51. От начала начал. Антология. Под ред. В.К. Афанасьевой. С-П.1997.
  52. Ларичев В.Е. Мудрость змеи. Новосибирск. 1989.
  53. Дьяконов И.М. Люди города Ура. М.1990.
  54. История Древнего мира. Древний Восток. Минск.1999.
  55. Грант Майкл. История Древнего Израиля. М.1998.
  56. James E.O. The Free of Life. Leiden.1966.
  57. Голан Ариэль. Миф и символ. Иер.-М.1994.
  58. Falkenstein A.,Festschrift J. Friedrich. Heidelberg. 1959.
  59. Falkenstein A.Sumerische und akkadische Humnen und Gebete. Zurich.1953.
  60. Раввин Менахем Акоэн. Еврейские праздники. Тель-А.1975.
  61. Энциклопедия иудаизма. Меир Натив. Иер.-Тель.1983.
  62. Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. М.2000.
  63. Авдиев В.И. История Древнего Востока. Л.1953.
  64. Синило Г.В. Древние литературы Ближнего Востока и мир
   Танаха.Минск.1998.
  65. Мень А. История религии. М.1994.
  66. Ранович А.Б. Очерки истории древнееврейской религии. М.1937.
  67. Gadd G.J. The Fall of Nineveh. London.1923.
  68. Kramer S.N. Sumerian mythology. Ph.1994.
  69. Немировский А.И. Мифы и легенды Древнего Востока. М.1994.
  70. Краткая еврейская энциклопедия. Иерусалим. 1976/1992.
  71. Бадж Уоллис. Легенды о египетских богах. М.1997.
  72. Хенкок Г. Ковчег Завета. М.1999.
  73. Бацалёв В., Варакин А. Тайны археологии. М.1999.
  74. Лихачёв Д.С. Поэтика древнерусской литературы. Л.1971.
  75. Мишна. Трактат Мегила. Иерусалим. 1994.
  76. Герасимов М.М. Палеонтологическая стоянка Мальта. С.Э. 1958, 3.
  77. Султанович Зеев. Живая связь. Еврейская история, традиции и культура.
   Тель-А.1997.
  78. Любимов Лев. Искусство Древнего мира. М.1980.
  79. Пальмов М. Идолопоклонство древних евреев. С-П. 1897.
  80. Монтэ Пьер. Египет Рамсесов. Смоленск.2000.
  81.Новомирова В. Гиксосы. Киев. 1998.
  82. Элиаде Мирче. Священные тексты народов мира. М.1998.
  83. Рак И. Легенды и мифы Древнего Египта. С-П. 1998.
  84. Матье М.Э. Древнеегипетские мифы. М-Л.1956.
  85. Фрейд Зигмунд. Сб. "Я и Оно". Человек по имени Моисей и монотеист-
   ическая религия. М.1999.
  86. Великовский Эммануил. Эдип и Эхнатон. Ростов. 1996.
  87. Войцеховский А.И. Тайны Атлантиды. М. 2000.
  88. Конелис В.Ю. Сошедшие с небес и сотворившие людей. М.2001.
  89. Кьера Э. Они писали на глине. 1994.
  90. Элфорд Алан. Боги нового тысячелетия. М.1999.
  91. Гарднер Лоренс. Цари Грааля и потомки Адама и Евы. М.2001.
  92. Ренан Эрнест. История израильского народа. М.2001.
  93. Валлон. Рабство в Древней Греции и Риме. М-Л. 1949.
  94. Тураев Б.А. История Древнего Востока. Минск. 2002.
  95. Циркин Ю.Б. От Ханаана до Карфагена. М.2001.
  96. Коростовцев М.А. Религия Древнего Египта. М. 1976.
  97. Харден Дональд. Финикийцы. М. 2002.
  98. Ситчин Захария. Война богов и людей. М.2000.
  99. Грейвс Роберт. Иудейские мифы. М.2002.
  100. Тёмкин Э.Н. Мифы Древней Индии. М.1985.
  101. Уайт Елена. Патриархи и пророки. И-во "Источник жизни". 1994.
  102. Зильберман Михаил. Гнев Энлиля. Израйль. 1999.
  103. Зильберман Михаэль. Отцы Авраама. Тель-Авив. 1996.
  104. Мерперт Николай. Очерки археологии библейских стран. М.2000.
  105. Зубов А.Б. История редигий. Кн.1. М.1997.
  106. Циркин Ю.Б. Мифы Угарита и Финикии. М.2003.
  107. Грей Джон. Ханаанцы. М.2003.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  .
  
  
  
  
Оценка: 6.27*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Тринкет.Сказочная повесть" О.Куно "Горький ветер свободы" Ю.Архарова "Лиса для Алисы.Красная нить судьбы" П.Керлис "Вторая встречная" К.Полянская "Лунная школа" О.Пашнина "Его звездная подруга" Л.Алфеева "Аккад ДЭМ и я.Адептка Хаоса" М.Боталова "В оковах льда" Т.Форш "Как найти Феникса" С.Лысак "Кортес.Огнем и броней" А.Салиева "Прокляты и забыты" Е.Никольская "Белоснежка для его светлости" А.Демченко "Воздушный стрелок.Гранд" Н.Жильцова "Наследница мага смерти" М.Атаманов "Защита Периметра.Восьмой сектор" А.Ланг "Мир в Кубе.Пробуждение" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Сестра" А.Дерендяев "Сокровища Манталы.Таинственный браслет" В.Кучеренко "Головоломка" А.Одинцова "Начальник для чародейки"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"