Зимина Светлана: другие произведения.

Идеальный убийца.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.81*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (или сказка на ночь о том, кто такой Мария-Александр Росомаха) общий файл (полностью первая и вторая части)

  
  автор: Зимина Светлана
  
  Идеальный убийца
  
  пролог
  (или сказка на ночь о том, кто такой Мария-Александр Росомаха)
  
  Его родители решили, что если родится девочка, то они назовут её Мария, в честь девы-хранительницы, которая воспета в легендах как защитница мира; а если мальчик, то Александр, в честь воина-защитника и завоевателя что многие века назад на этих землях создал Империю. Эти имена и их историю рассказал менестрель на главной площади города во время весенних праздников, и обоим молодоженам они запали в память. Поэтому когда пришла пора разрешиться от бремени жена согласилась на предложенный выбор мужа.
  Но повитуха лишь покачала головой, увидев новорожденного, и посоветовала назвать сразу обоими именами в надежде, что сразу два защитника помогут малышу выжить. Все маги и целители, на которых хватило денег у молодой пары, лишь качали головами и твердили, что у них все впереди и будут другие, более здоровые младенцы.
  Мария-Александр тихо угасал в своей колыбели, а у молодые родители совсем отчаялись, лишившись последней надежды. В доме царила почти мертвая тишина, и все валилось из рук.
  
  Был очень хороший вечер. В такие вечера в воздухе разливается нечто почти волшебное. А в двери дома, который словно выпадал из этого волшебства своим отчаянием, кто-то постучал.
  Когда мужчина открыл дверь, то в страхе отшатнулся, узрев на пороге своего дома темную мрачную фигуру в балахоне и с темнотой под тканью капюшона из которой смотрели неподвижные змеиные глаза.
  -Некромант... - пересохшими в единый миг губами прошептал человек.
  -Очень хорошо, - кивнул тот. - Надеюсь, мне не придется объяснять, что или точнее кто конкретно интересует меня?
  Женщина метнулась молнией к колыбели и выхватила младенца:
  -Ты не получишь его!!!
  Глаза матери горели решительным огнем, она была готова сражаться за своего умирающего ребенка до самого конца. Да и мужчина опомнился от свого ужаса и решительно заступил дорогу чернокнижнику:
  -Убирайся из этого дома, порождение зла. Наше дитя умрет так, как ему предначертали боги, а не от рук поганого темного, получив Вечное Проклятие из рук некроманта! Убирайся вон!
  -Ох уж эти смертные, - вздохнул пришелец. - Глупые, но смелые.
  Из-под плаща выпросталась рука, затянутая в перчатку, и время остановилось.
  Когда оно пошло своим ходом, в домике уже не было незваного гостя, а мать сжимала руками пустоту.
  Дикий пронзительный крик убитой горем матери разорвал волшебство вечера.
  
  Чтобы создать идеальное орудие для убийства и одновременно живое существо нужна: толика крови бессмертного, потому что кому нужен убийца, который рано или поздно состарится и перестанет быть идеальным? Затем необходима человеческая мысль и её гибкость, потому что никто иной не мыслит так, как люди и не способен приспособиться к условиям, в которых иные не выживают. И напоследок, животная сила и ярость, и нечеловеческая скорость - ну с этим все понятно. Это была основа той формулы, которую вывел некромант, после долгого анализа полученного заказа. Нет, коненчо заказчик желал быстрый результат, и его не интересовало дальнейшее существование орудия после выполнения задания. И Марек создал такое существо. Милосердно позаботившись о том, чтобы его создание рассыпалось прахом после исполнения буквы договора. Но сама идея... некромант не ожидал, что она так увлечет его, и в итоге он годы потратит на поиск и анализ, что бы достичь нужного результата. Некромант подошел к идее творчески и был весьма доволен результатами своей работы, когда пришло время подведения итогов перед началом практической составляющей эксперимента.
  Ему нужно было создать ПОЧТИ неуязвимое существо... почти, так как толика уязвимости сделает убийцу эффективнее из-за опасения за свою жизнь. Это опасение поможет ему в совершенствовании своего искусства на протяжении всего времени его существования. И это было логично, так как неуязвимость - понятие весьма хрупкое и в итоге чаще всего разбивается о реальность, разлетаясь осколками горечи и чужой смерти.
  В отличие от того несчастного, которого Марек создал для заказчика, новый убийца будет самостоятельной личностью, некроманту не нужна была еще одна безвольная игрушка. Таковые не могут считаться идеальными.
  А значит, у создания должны быть недюжий ум, изворотливость и... независимость.
  И конечно - воспитание. Одна из самых сложных и непредсказуемых составляющих формулы создания подобного существа.
  Как и у многих уважающих себя некромантов, у Марека имелся запас драконьей крови. Только никто не знал, что кровь дракона, которую получил некромант была необычной, потому что, как в последствии оказалось, дракон не был драконом на самом деле. И именно поэтому он так смеялся, сцеживая пару капель вопрошающему некроманту. С Мареком поделились божественной кровью. А кто как не боги самые бессмертные существа. И ради своего эксперимента, захватившего змееглазого с головой, он готов был пожертвовать драгоценностью, которую хранил на протяжении последних четырехсот лет.
  Он десять лет потратил только на то, чтобы отловить всех нужных ему магических существ для соединения их особых способностей в единый элексир, на создание которого он ушло еще пять лет.
  Но получившееся не удовлетворило взыскательный вкус создателя, и некромант обратил пристальное внимание на мир простых не магических зверей. И уже почти остановил свой выбор на кошачьих, как ему повстречался особый свирепый зверек - росомаха. Жители земель, где водился этот зверь, полагали его за демона, но ничего демонического или даже магического некромант так и не обнаружил, зато нашел идеально подходящее животное. И добыв детеныша росомахи, оправился за последним компонентом своего эксперимента - человеческой основой.
  Болезненный младенец, которому оставалось жить всего несколько суток, попался ему под руку весьма удачно, тем более что после тщательного изучения, некромант понял - дитя идеально подходит. Создавалось ощущение, что сама судьба указывает ему на нужного ребенка, а ведь изначально он даже не собирался посещать этот город. Непогода на море занесла их корабль в порт.
  Марек прекрасно осознавал, что весь его эксперимент в итоге мог стать провальным, но он был некромантом до мозга костей и не мог даже мысли допустить, что бы не закончить это увлекательное занятие. Результат - это единственный показатель, проделанной работы.
  Мало того, Марек прекрасно осознавал еще один факт - он был гением.
  
  Некромант Марек отличался от своих собратьев. Он не любил свою родину, предпочитая более солнечные земли и возвышенности подземельям и мраку Темного Леса, столь обожаемым его сородичами. А еще он прекрасно понимал, что в одиночку без защиты, ни один некромант не сможет спокойно заниматься своими изысканиями. И как следствие, его башня напоминала скорее крепость, выстроенную среди высоких скал земель, на которые пока еще никто не претендовал.
  И эту крепость охраняли хорошо обученные воины, под командованием своего капитана Люция Дара.
  Все они прекрасно знали, кому служат, и каждый из них так или иначе отрабатывал то золото, что платил им Марек, а сам капитан считал, что обязан некроманту жизнью и должен исправно выплачивать этот долг. Такая точка зрения и верность Мареку лишь была на руку, и он не противился, хотя и не давил. Люди охотнее и яростнее сражаются за кого-то, если делают это добровольно.
  Именно капитана Люция нашел на кухне слуга, посланный Мареком с уведомлением, что его ждет сам господин. Некроманта жители крепости не видели уже пару недель, с того момента как он вернулся. Только ходили слухи, что господин вернулся странно сосредоточенный и со свертком в руках. Но никто не мог сказать, что было в том свертке.
  Капитан спокойно доел свой ужин и направился вслед за нетерпеливым слугой. Это тоже была традиция, так как воин прекрасно знал дорогу до апартаментов господин и мог бы дойти и сам. Однако слуга привел его не в комнаты, где обычно принимал своих посетителей некромант, а к его кабинету и слегка поклонившись, исчез, оставив капитана наедине с тяжелой дверью, из-за которой доносились странные звуки.
  - Что стоишь столбом? - раздался раздраженный голос некроманта. - Заходи уже.
  И капитан, пожав плечами, решительно открыл дверь. На этом решительность его закончилась, так как никогда прежде он и представить себе не мог картины, которую увидел.
  Некромант ждал его, сидя в кресле, усталый, без своего привычного балахона, с удовлетворенной улыбкой на губах, которая совсем не сочеталась с раздражительными нотками, которые услышал человек до этого. Но самое удивительное было в том, что на его коленях лежал голый младенец и активно пытался схватить длинную прядь светлых волос, которая находилась в пределах досягаемости его маленьких кулачков.
  - Знакомься, - Марек, чуть ли не мурлыкал от удовольствия, погладив ребенка по голове. - Это Мария-Александр Росомаха. И у меня к тебе будет очень ответственное задание по поводу его воспитания.
  Воин взял себя в руки и поклонился. Теперь он понимал, почему ему пришлось потрудиться последние три года, разыскивая разных людей, чьи профессии иногда оставляли желать лучшего, а иногда просто удивляло, для чего эти люди могли понадобиться некроманту.
  Ему протянули младенца, и воин немного неуклюже, но очень уверенно принял ребенка.
  - Он, наверное, голоден,- заметил некромант. - Найдите чем его можно покормить.
  - Да, господин, - поклонился Люций, с трудом оторвав взгляд от звериных глаз на маленьком личике и улыбающегося рта, в котором виднелись острые белоснежные зубы.
  
  Следующие годы крепость жила насыщенной жизнью, в неё прибывало столько гостей, сколько её жители не видели за всю свою жизнь. Наемные убийцы, воры, шулеры, благородные рыцари, паломники и паладины, ученые, некроманты, орк из далеких-далеких степей, даже парочка эльфов... Иногда некромант собирался и уезжал вместе со своим юным воспитанником. Они отсутствовали некоторое время. А потом возвращались, и в крепости появлялся какой-нибудь новый гость.
  Когда Росомахе исполнилось восемнадцать, он уехал из крепости один, а когда вернулся через несколько месяцев, оказалось, что гостей больше не будет.
  И на лице Марека поселилась довольная улыбка. Но эксперимент еще не был закончен.
  
  Росомаха стоял перед некромантом, который молча изучал его внимательным взглядом. В свои тридцать пять лет его творение выглядело на восемнадцать. Росомаха обладал экзотической красотой, позволяющей ему перевоплощаться в самых невероятных существ, создавая актерскую игру такого уровня, что за него удавился бы любой лицедей. Только об актерском таланте убийцы мало кто знал, кроме его бывших учителей и некроманта. Грациозность и открытая располагающая к себе улыбка обманули многих. Его тайну за все эти годы узнали лишь две жертвы, но... мальчик удачно вывернулся, признал про себя Марек.
  Ко всему прочему некромант мог поздравить себя с успехами на педагогическом поприще. Росомаха относился к нему не как к отцу, а как к уважаемому наставнику. Он прекрасно знал все о своем происхождении. Никто от него не скрывал правды. Он почти любил некроманта, но все же ни тот, ни другой не переступили этой хрупкой границы, остановившись на глубоком уважении.
  - Рас, - Марек закончил свое изучение и слабо улыбнулся, что у него демонстрировало высшую степень довольства. - Я решил, что пора позволить тебе уйти.
  - Уйти, - голос Росомахи был мягким и мурлыкающим, как у кошки, которой чешут за ухом.
  - Да, - некромант откинулся на спинку кресла. - Со всех сумм, что ты заработал за эти годы, я вычел затраты на твое обучение и воспитание. Остаток вложен в несколько перспективных и надежных дел, от прибыли с которых тебе полагаются проценты. Так что у тебя есть капитал, задел на будущее и.. профессия.
  Его создание медленно кивнул:
  - Понятно. Если можно, я хотел бы уйти через два дня.
  - Как пожелаешь.
  Так Мария-Александр Росомаха начал собственную жизнь. Раз в пять лет, в крепость некроманта находила свой путь весточка, в которой всегда было два слова 'Я жив'. Так убийца благодарил некроманта. Марек знал, что его эксперимент успешно продолжает свое существование, и был доволен...
  
  Часть первая. Прелюдия
  
  
  Глава 1. Встреча на дороге.
  
  Он потянулся с гибкой кошачьей грацией и, наконец, открыл глаза. Мария-Александр изволил проснуться. Темно-зеленые глаза с золотистым ободком вокруг радужки отнюдь не выглядели сонными, в то время как общее выражение лица, с резко очерченными скулами в обрамлении спутанной каштаново-золотой массы волос, говорило об обратном.
  Лежать в постели было невероятно приятно, но Росомаха скатился вниз, прямо на пушистый ковер, встал на четвереньки и выгнулся, словно кошка, потягиваясь. Только после этого легко вскочил на ноги. И отправился умываться. Утренняя заря только-только занималась в небе, и ему следовало поторопиться, так как все чувства просыпались и подавали недвусмысленные сигналы, что именно сегодня придется прекращать затянувшийся отпуск.
  Купальня приветствовала его тихим журчанием воды, и он с удовольствием нырнул в приятную прохладу воды. Похоже, что именно сегодня он уйдет из города.
  Что ж, это только означало, что нужно основательно подготовиться: сначала купание, потом завтрак, тщательный подбор одежды и прогулка по городу.
  Незамысловатый план действий, однако Росомаха аж заурчал от удовольствия.
  Когда он, наконец, распахнул двери своего жилища, чтобы выйти наружу, солнце уже поднялось в небе.
  Юноша скользил по улицам города, прощаясь с его красотой и тишиной, свойственной только опустевшим древним городам.
  Этот город находился в глубокой чаще Дикого Леса, который давно заявил свои права на брошенные жителями улицы и дома.
  Название города давно затерялось во времени. Его когда-то построили представители двух народов, ненавидящих друг друга так люто, как это могли делать только два абсолютно противоположных по своему устройству существа, каждый из которых претендовал на право Перворожденного.
  Что заставило орков и эльфов вместе выстроить этот город и жить в нем, Росомаха не знал, хотя прожил в нем последние пятьдесят лет и считал своим домом. Он многое изучил в городе, но только не нашел информацию о самом основании города. Так же он не нашел, почему они ушли из него. И не вернулись.
  А город стоял. Он был крепок, так как его основу закладывали орки, а бок о бок с ними трудились эльфийские архитекторы.
  Его грубая, но одновременно изящная красота бросалась в глаза своей странностью и простотой. Завораживала своей дикостью, которую только усилил лес, ворвавшийся и воцарившийся на тихих улицах.
  И единственными его жителями стали обитатели Дикого Леса и пришедший сюда пятьдесят лет усталый израненный Заказом убийца. Теперь же, Росомаха поднял глаза, вглядываясь в светлое небо, пришло время выполнить еще один Заказ, который он откладывал все это время. Сложный, но безумно интересный Заказ.
  
  
  Отряд двигался медленно из-за двух клеток, в которых перевозили преступников. В этот раз охотники за головами изловили крупную добычу. И случайный свидетель мог бы удивиться тому, что в одной из клеток был заключен всего один пленник. Правда, приглядевшись, удивление сменилось бы пониманием, так как этот единственный был опутан магическими цепями, как гусеница коконом паутины. И неудивительно. Полукровки всегда отличались особыми способностями и силами. Тем более такие, как этот. От своих родителей он получил запоминающуюся внешность. Удивительную, даже под тем слоем грязи и ссадин, которые покрывали его кожу.
  Огненно красные волосы спутанной массой опускались ему на плечи, а черные, пронзительные глаза, полыхали неудержимой яростью на, словно выточенном из бледного мрамора, лице.
  Красота, которая явно имеет эльфийские корни в первом поколении, а вот цвет волос, которого никогда не бывает у лесных созданий, хищные скулы, чуть выпирающая челюсть, которая прячет острые зубы с выпирающими клыками - это явно от орков.
  Полукровка такого типа - почти невозможное явление на фоне отгремевшей Дикой Воны, потому что их убивали еще в утробе матери. Этому, похоже, повезло... а может и нет, учитывая взгляды пленников второй клетки. Потому что в ней перевозили шесть орков, пойманных недалеко от деревни, на которую за сутки до этого было совершено нападение.
  Жителям повезло, так как именно в этот день у них на ночлег остановился отряд охотников за головами. Так что орков в тот день ожидал неожиданный отпор. А когда на следующее утро в деревню прибыл отряд паладинов Доэра, которые, услышав новости, тут же объединили силы с охотниками, как раз и удалось задержать этих шестерых живьем.
  Сейчас всех пленников объединенный отряд сопровождал в Чило, город правосудия в этих землях.
  - Эй, огневолосый, - один из орков внезапно поднялся на ноги и прижался к прутьям решетки, вглядываясь в пленника соседней клетки. - Почему они везут нас по кружному пути. Разве через лес не короче?
  Что удивительно акцент у орка почти отсутствовал, когда он заговорил. А до этого пленные предпочитали вообще рта не раскрывать, ничем не показывая, что понимают своих врагов.
  Черные глаза внимательно оглядели орка с ног до головы, сверкая из под спутанных прядей и.. внезапно он ответил:
  - Это Дикий Лес, орк. Бессмертному созданию, как ты, следовало бы знать, что Дикий Лес не терпит вторжения. Из него еще никто не возвращался.
  Голос у него оказался слишком низким и бархатным для эльфийского, а рычащие обертоны и вовсе явно унаследованы от орочьей крови. Но эльфийская мелодичность превращала все это в нечто завораживающее.
  - Урик, - вскинулся один из товарищей орка. - Это же эльфийский выродок! Не разговаривай с ним. С такими как он один разговор - сталь в сердце.
  Тот покосился на соратника и внезапно оскалился:
  - С кем хочу, с тем и разговариваю, Араг! Этот полуэльф, так же и полуорк! В нем наша кровь, и, похоже, что умирать нам вместе.
  Хриплый смех из соседней клетки был ему ответом:
  - О Боги Эмира! Надо же услышать что-то подобное от орка! Если еще появится какой-нибудь эльф и повторит твои слова, точно решу, что мир перевернулся!
  Урик хмыкнул:
  - В этом мире полно чудес, огневолосый. Например, чудо, что ты выжил и дожил до своих лет...
  - Да уж, - губы пленника искривились в злой усмешке.
  - Заткнитесь, вы!... - один из охотников со всего размаху ударил по прутьям решетки той клетки, где находился полукровка, своей дубиной, которую все это время тащил на плечах.
  Пленники невольно поморщились от гулкого звука. Огненоволосый же прищурился и внезапно спросил, понизив голос на пару тонов:
  - Боишься?
  Тот отшатнулся.
  - Ну-ну, - все та же ласкающее, почти интимно, прошептал пленник. - Беги, докладывай своему доморощенному колдунишке, что заклятие рассеялось. Оно и держалось-то всего пару минут. Правда, вам именно в этот момент удалось меня оглушить...
  Охотник резко пришпорил коня, срываясь с места.
  - Интересно, - потянул Урик, задумчиво разглядывая его. - И что это значит?
  Тот усмехнулся, сверкнув клыками:
  - Бард я.
  - Кто?! - поперхнулся орк. - Как вы вообще выжил среди эльфов?!
  Ответный взгляд был таким тяжелым и темным, что даже бесстрашный орк поежился.
  - Не. Твоего. Ума. Дело, - процедил бард.
  - Эй, - рядом с Уриком поднялся еще один орк. - Если ты бард, почему не споешь и не освободишься? Барды же владеют магией песни.
  - Ты совсем идиот? - осведомились в ответ. - Где ты видел, чтобы паладин Доэра песне поддавался? - он мотнул головой на стройный ряд в сияющих доспехах.
  - А раньше? - ничуть не смутившись, поинтересовался тот.
  Темные глаза опять вспыхнули яростным пламенем и тут же погасли:
  - А раньше я в отключке был, - язвительно прошипел в ответ явно раздраженный полукровка. - Я в себя пришел, когда уже ваша 'теплая' компания присоединилась.
  - Приятно сознавать, что ты столь разумно оцениваешь ситуацию, Ран.
  Пленники повернули голову, взглянув на подъехавшего к клеткам человека.
  - Еще бы я её не оценивал, старый извращенец, - внезапно взбесился бард. И под всем слоем грязи внезапно стало видно насколько он молод, - ты чего наплел паладинам?! Я - поклоняющийся Рою! Ублюдок, что по недоразумению явился миру?! Или ты поведал ему правду о своих истинных намерениях?!
  - И что это за намерения, по твоему мнению? - Урик проявил очередную порцию любопытства.
  Вопрос орка словно послужил катализатором, который полностью сорвал печати на самообладании полукровки:
  - А ты взгляни в его похотливые бегающие глазки, - яростно прошипел бард, извиваясь в своих путах. - Смотри внимательно, орк! Потому что в этих глазах судьба слишком многих полукровок и вашего народа и эльфов! Одно что слюну не пускают!
  Орки недоверчиво окинули взглядами сухую фигуру колдуна, узкое лицо со змеиными губами и дряблой кожей. Тяжелый сомневающийся взгляд Урика встретился с глазами человека, и сильные руки сжали прутья решетки, так словно надеялись её сломать.
  - Но... ты же...мальчишка...
  - И что?! - хохот полукровки был полон злобы. - Думаешь, извращенное сознание людей не придумало, как это делать, если раб того же пола, что и хозяин?!
  - Что ты плетешь?! - колдун скривил губы. - И это пытается сказать мне ублюдок орка и эльфийки, воспитанный при храме Лейлы?!
  Пленник внезапно успокоился и его голос снова приобрел мелодичность. И только легкие искры догорающего гнева все еще окрашивали края интонации огненной каемкой:
  - Именно там я и узнал о многих интересных вещах, практикуемых среди людей. И именно там меня научили видеть намерения таких как ты. Мой наставник догадывался, что с моей внешностью, мне не раз придется сталкиваться с тем маслянистым блеском, что ты прячешь на дне своей души.
  - То, что он говорит, правда? - гулкий голос вмешался в странный разговор. Паладин Доэра возвышался над колдуном, как гора над мелким холмом. - Скажи, колдун. Правду ли сказал твой пленник?
  - Что?! - тот волчком развернулся к паладину. Но тот смотрел сквозь прорези забрала, и невозможно было понять, что там прячется в темноте шлема. Но невозмутимо звучал его голос:
  - Потому что если это правда, то ты совершаешь преступление. Полукровка он или нет, но по меркам эльфов и орков - еще дитя, совершеннолетие которого наступает лишь в восемьдесят лет, а его возраст Доэр показывает мне около тридцати лет. И я обязан взять это дитя под свою защиту...
  - Дитя?! - в глазах колдуна блеснуло настоящее безумие. - Дитя?! Ран Разбойник и дитя?!
  - О, - глухое забрало повернулось в сторону клетки. - Я слышал это имя. Но оно принадлежит барду. Очень хорошему барду...
  Кривая улыбка была ему ответом. И в это момент прозвучал голос внезапно успокоившегося колдуна:
  - Как бы то ни было, паладин Доэра, но это МОЙ пленник. А ВАШ собственный кодекс, не допускает даже мысли о том, что бы покушаться на чужого пленного. Мы охотники за головами и голова конкретно этого преступника заказана. Мы выполняем Заказ. И не вам решать судьбу этого создания. Так что занимайтесь своими орками!
  Над дорогой повисла тишина, вся колонная стояла в ожидании решения спора. А потом паладин молча развернул коня, отправляясь в начало колонны. Колдун был в своем праве.
  - Проклятые смертные! - прорычали из клетки орка.
  Бард лишь сверкнул темными глазами.
  - Что встали?! - колдун обернулся к своим людям. - До Чило еще несколько дней пути! А мы тут стоим посреди дороги, как столбы!
  - О, - вы собираетесь в Чило? Позволите ли к вам присоединиться? - мурлыкающий мягкий голос выбрал ту самую секундную задержку, между приказом колдуна и ответом его подчиненных, сразу обращая на себя внимание
  Он стоял на обочине, легкий и стройный, в слегка потрепанной, но добротной одежде, с небольшой котомкой за левым плечом. Каштановые волосы волной ложились на плечи, и вот странность, не несли на себе ни единой пылинки. Зато над левой бровью в челке запуталась яркая зеленая травинка. Темно-зеленые глаза чуть жмурились от полуденного солнечного света.
  С минуту все почти недоуменно смотрели на него, словно не понимая, откуда он мог взяться. Никакого оружия, кроме длинного кинжала на поясе. Стоптанные сапоги. На вид лет двадцать. Совсем еще молокосос, у которого даже не пробиваются усы.
  - Ты кто, малыш? - бархатный голос барда из клетки прозвучал так, словно он на самом деле сидел на месте Паладина Доэра, возглавляющего колонну, а не закованный в цепи, ехал в клетки как преступник.
  - Мое имя - Мария-Александр, - легко склонил голову в неглубоком поклоне юноша. - Я путешествую.
  - Мария-Александр? - протянул огневолосый. - Красиво, но длинно...
  Легкая полуулыбка скользнула по губам путешественника:
  - Иногда меня зовут Рас.
  - Рас, - удовлетворенно кивнул тот. - Прости, что не могу подобающе приветствовать тебя. Мое имя Ран Аларик Кали. Можно просто Ран.
  Юноша кивнул, принимая представление.
  - Довольно! - это, наконец, пришел в себя колдун. - Юный господин, видимо отстал от своих?
  Тот развел руками:
  - Я немного заплутал, - слегка смущенно сознался он. - Пришлось идти пешком. А потом задремал тут в траве. Проснулся, услышав голоса. Надеюсь, вы позволите мне присоединиться к вам, а в Чило я найду своих.
  - Мое имя Иридий, - колдун прищурился. - Мы перевозим преступников в Чило. Если вас это не смущает.
  Назвавшийся Расом пожал плечами:
  - Это лучше, чем идти в одиночку. У меня почти не осталось припасов, а из оружия только кинжал...
  - Тогда вам несказанно повезло, хотя и считается, что в землях вокруг Чило не осталось разбойников, это не совсем так, - колдун взмахнул рукой. - Да и Дикий Лес под боком. Вам выделят коня.
  - Благодарю, - поклонился тот и с интересом покосился на клетки. - Так это преступники?
  - Полукровка - убийца и разбойник, - пожал плечами Иридий, - а орки - это военнопленные. Их жизни принадлежат Доэру и его последователям.
  На внимательный взгляд темно-зеленых глаз, бард ответил усмешкой.
  - Энгель! - колдун обернулся к одному из сопровождающих. - Дайте достойному юноше свободную лошадь.
  - Да, господин, - склонил голову охотник.
  - Хорошо, - колдун взглянул на клетку, где сидел бард. - Этому воды и еды не давать, пока я не разрешу. Это немного умерит его пыл.
  
  - Эй.
  Ран звякнул цепями, садясь. Удивительно, но два дня голодовки почему-то сделали его путы легче, хотя они должны были просто давить своей тяжестью на ослабевшее тело.
  На небе светили звезды, а в соседней клетке похрапывали орки. Для барда ночь казалась слишком волшебной, чтобы он мог уснуть, даже в своем положении. Он повернул голову на позвавший его голос и встретился с зеленью глаз, по-кошачьи светящихся в темноте.
  - Рас. Кто ты такой?
  Юноша улыбнулся, не разжимая губ. И.. не ответил. Лишь протянул сквозь прутья клетки руку, в которой оказалась зажата фляга. У барда расширились глаза. С того момента, как они встретились тогда на дороге, Мария-Александр больше не заговаривал с пленниками, полностью сосредоточившись на общении с более достойной публикой. Клетки он игнорировал, словно их не существовало в его восприятии. Он оказался дружелюбным и харизматичным, очаровав фактически всех в колонне сопровождения. Даже суровые паладины Доэра неудержимо улыбались в его присутствии, расслабляясь.
  - Зачем? - тихо поинтересовался Ран, не принимая фляги.
  - Ты же хочешь пить, - просто пожал тот плечами. - А Иридий не даст тебе воды, пока ты не начнешь его умолять об этом.
  - Ты разглядел его сущность? - усмехнулся бард, аккуратно принимая флягу.
  - Я не только красивый, - сообщил юноша. - Но еще и умный, - он сел рядом с клеткой, прислонившись спиной к прутьям.
  Ран сделал несколько маленьких глотков. Вода показалась ему невероятно вкусной и прохладной. Она живительным ручьем омыла пересохшее горло.
  - Спасибо.
  - Не за что, - едва заметное передергивание плечами.
  Бард задумчиво рассматривал флягу в своих руках, оковы на которых позволяли все же протянуть ладонь сквозь прутья, чуть-чуть касаясь мягких волос юноши. Не больше.
  - Кто ты, Рас? - повторил он. - Почему не боишься? Я ведь могу свернуть тебе сейчас шею.
  - Я просто путник, - тот даже не обернулся, - И свернуть мне шею на самом деле не так уж и легко, бард. Тем более в таких оковах, как у тебя.
  - Куда ты идешь?
  - В Чило.
  - Зачем?
  - Там меня ждут, - легкая заминка перед ответом.
  - А потом? - Ран убрал руку и с легким недоумением уставился на кончики своих пальцев, которые покалывало.
  - Встреча покажет.
  Темные глаза снова взглянули на затылок путника:
  - Возьми меня с собой.
  Юноша повернул голову, с интересом взглянул на него:
  - Зачем?
  - Я очень хочу спеть о тебе.
  - Спеть? - а вот сейчас впервые в его голосе прозвучало неподдельное изумление.
  - Да, малыш, - усмехнулся Ран, протягивая ему флягу обратно. - Я чувствую легенду в твоих легких шагах.
  - Ты действительно поэт, - тихо ответил тот, принимая флягу обратно.
  - Я - бард, - огненноволосый полукровка продемонстрировал небольшие клыки в странной улыбке.
  Мария-Александр отпил из собственной флаги и крепко завернул крышку, поднимаясь на ноги. Прежде, чем исчезнуть в темноте ночи, юноша обернулся, и в свете луны его глаза сверкнули совсем не по-человечески, скорее как у зверя, вышедшего на охоту:
  - Что-то подсказывает мне, бард, что, возможно, твое желание исполнимо. Но это зависит не от тебя или меня, а совсем от другого человека.
  Ран долго смотрел на мрак, который сомкнулся за спиной странного юноши, пока его мысли не прервал голос Урика:
  - Ты это серьезно про легенду в его шагах?
  - Абсолютно, - полукровка, ничуть не удивленный тем, что орк не спит, повернул голову. На него внимательно смотрело шесть пар глаз. - Я думал, вы спите.
  - Не в эту волшебную ночь, - кажется, этого орка звали Кирт.
  Ран промолчал.
  
  
  Глава 2. Цена свободы
  
  Иридий никогда не был выдающимся магом, но сам он с такой оценкой не был согласен. С раннего детства он знал, что особенный, что не такой как все. Он был выше остальных. И когда обнаружились его способности к магии, только утвердился в этом мнении. Поэтому свою страсть к юношам, которую проявил уже после своего совершеннолетия, посчитал тоже каким-то особенным отличием. Тот факт, что он обнаружил интересный эффект, когда впервые принудил к сексу какого-то из крестьянских мальчишек. Иридий получил силу. И чем упорнее сопротивлялся его действиям жертва, тем больше силы получал колдун.
  И вот теперь, кажется, в его руки попала такая добыча, которая сделает его действительно сильнейшим. Потому что бард-разбойник, в чьих жилах текла кровь двух перворожденных рас, наконец, в его руках. Сколько силы пульсировало в его яростных глазах. Ломать и пить эту силу будет действительно наслаждением из наслаждений.
  Дело чуть было не испортили паладины Доэра, но их дороги разбегутся в Чило, и Иридий сможет воплотить свой план в действие. Правда, он прищурил глаза, этот юноша Мария-Александр... Колдун улыбнулся, нужно сделать так, что бы мальчик остался с ними. Видимо сами боги хотят, что бы он получил как можно больше могущества, а украденная жизнь барда помноженная на этого мальчика - это будет просто невероятный прилив сил. Иридий не сомневался в этом.
  Колдун не видел, как в этот момент юноша обернулся и взгляд в этот момент, брошенный на колдуна, отнюдь не был взглядом мальчишки, полным дружелюбия ко всем и всему.
  - Что-то случилось? - один из паладинов Доэра, поравнялся с конем гостя.
  - Пока нет, - спокойно отозвался тот.
  - Пока? - в гулком голосе слышался явный вопрос.
  - Паладин, - Мария-Александр внимательно взглянул на него, словно мог что-то разглядеть за забралом. Казалось паладины, даже спали в своих шлемах. Во всяком случае, никто из их спутников так и не смог увидеть их лиц. - Когда я присоединился к ваше группе, в самом начале я услышал довольно любопытный диалог.
  - Вот как, - тон паладина был нейтрален.
  - Ваш Кодекс и Слово Доэра Справедливого... Вы действительно не можете ничего сделать с этой странной ситуацией. Вы САМИ.. но в вашем Кодексе есть пункты, которые дают лазейку.
  Паладин вздохнул:
  - Ваша цена, Мария-Александр Росомаха?
  Юноша слабо улыбнулся, правда эта улыбка не коснулась глаз, которые внезапно стали очень жесткими и цепкими:
  - Мне сразу показалось, что мы могли встречаться раньше. - и сделав небольшую паузу, произнес. - Орки.
  - А Бард?
  Зеленые глаза мигнули и стали почти по детски хитрыми:
  - Разве у ВАС есть к нему какие-то претензии и обвинения? Иридий их так и не сообщил, и я вправе подозревать его в клевете, учитывая его странные, весьма неприятные интересы.
  - Орки - налетчики.
  Росомаха не ответил, только по-кошачьи немигающее взглянул на собеседника. Он уже назвал свою цену.
  Паладин помолчал, а потом тихо произнес:
  - Именем Доэра, Бога Солнца и Справедливости, я беру кровь и последствия этой сделки на себя.
  - Да будет так, - завершил формулу ритуала убийца. На его совести оставался лишь грех самого убийства.
  
  Ран Аларик Кали напряженно вглядывался в темноту.
  - Тоже чувствуешь это, малыш? - тихий голос Урика от клеток. - Там бродит смерть, которая пришла суда несколько дней назад, а теперь собирает свою жатву.
  Бард медленно кивнул. Он тоже чувствовал это. Смертные, с их коротким сроком жизни уже не замечали, когда рядом с ними бродят посланники Голодноглазой, но такие как он, в чьих жилах кровь долгоживущих, если не бессмертных, очень ясно ощущали её присутствие. Полукровка в свои тридцать с небольшим был очень молод, фактически младенцем по меркам свох сородичей и с той и с другой стороны и одновременно, он жил мерками смертных. И каждый его прожитый год можно было считать за десять лет. К тому же он был бардом. Очень редкий тип певцов на эмире. Таких как он по пальцем можно было пересчитать.
  - Не волнуйся, орк, - бархатный шепот обволакивал, словно говорящий находился в каком-то трансе. - Сегодня она пришла не за нами. Но на изменит и твой и мой путь. Ты шагнул во Тьму, едва родившись. Твои первые слова были 'Она -красива'. Тебе назвали цену и ты согласился заплатить её, но сможешь ли ты пойти до конца? Согласишся ли стать лишь тенью на тропе легенды?
  Мелодия, а не слова.. Он плел паутину Песни, и его товарищи по плену едва улавливали смысл звуков, что срывались с губ барда.
  А потом пришла тишина. Ночная и насыщенная запахом человеческой крови. Скрипнули сочленья доспехов. Это, наконец, пошевелилс один из стражей - паладинов, который вызвался сегодня ночью охранять клетки. До этого момента он был абсолютно неподвижен, словно сама жизнь покинула тело. Превратив его в статую.
  - Ты воистину бард, Ран Аларик Кали, по прозвищу Разбойник, - глухо прозвучало из-за забрала.
  - По-твоему я врал все это время? - оскалился тот.
  Но паладин не успел ответить. Вмешался один из орков:
   - Что происходит, человек?
  И опять ответа они не успели услышать. Из ночной мглы выскользнули его товарищи, похожие на бесшумных призраков, не смотря на тяжелые доспехи. А следом за ними шагнула тень...
  - Рас, - выдыхает бард, вцепляясь в прутья решеток.
  Зеленые глаза скользят по нему и упираются в рыцарей. Старший протягивает юноше связку ключей.
  - твоя плата, Росомаха.
  Легкий кивок, принимающий и подтверждающий, и в ответ... окровавленный кинжал ложиться на раскрытую обнаженную ладонь, так как нельзя принимать Грех на защищенную тканью или металлом кожу. Только её настоящее тепло. Только её беззащитность.
  - Часть вашего греха, паладин.
  - Да будет Доэр нам судьей, - паладин сжимает ладонь на рукояти и поворачивается в сторону клеток с пленниками.
  - Отныне ваши жизни принадлежат ему.
  - Что это за спектакль, человек? - сплюнул в траву Урик.
  Никто не потрудился ему ответить. Паладины просто развернулись и скрылись в темноте ночи, а через некоторое время раздалось ржание лошадей. Паладины Доэра отбывали подальше от этого места.
  Орки и бард в недоумении уставились на одинокую фигуру Марии-Александра Росомахи.
  Тот с минуту стоял, прислушиваясь. А потом просто поднял лицо. Подставляя его лунным лучам. И в этот момент не было в чертах его лица ничего нечеловеческого. Спустя какое-то время. Когда в лесу раздался неуверенный стрекот какого-то насекомого, он повернул лицо к оставшимся и мягко улыбнулся:
  - Ну что? Хотите выбраться из клеток и размяться на траве?
  - Если ты объяснишь. Что происходит, а то начинает казаться, что нам лучше остаться здесь. Вроде как безопаснее, - подал голос бард. - Пахнет кровью.
  Юноша пожал плечами:
  - Паладины Доэра наняли меня устранить Иридия и его людей. А орки - цена.
  - Устранить Иридия? - удивленный орк - это необычное зрелище.
  - Я - убийца, - с легкой, какой-то извиняющей улыбкой пояснил Мария-Александр. И с гордостью добавил. - Лучший. Идеальный.
  - Наемный убийца?! - неверяще прошептал огенноволосый бард. - Но ты...
  - Совсем не похож? - и снова эта легкая полуулыбка. - Но в этом то и суть, не находишь, Ран?
  - Вот тебе и мальчик, - хрипло рассмеялся один из орков. Второй же вцепился в прутья клетки так, что казалось ему все же удастся их сломать:
  - Ты хочешь сказать, что мы обязаны жизнь убийце?!
  В зеленых глазах сверкнула золотистая линия - обводка радужки:
  - Я ничего у тебя не прошу, орк. А если ты хочешь суда за налет на мирное население над собой больше, чем быть опозоренным подарком жизни от убийцы, то ты еще можешь нагнать паладинов. Потому что Иридий и его люди уже никуда вас не повезут.
  Он подошел к клетке орков и молча открыл замок. Так же молча он снял замки с цепей и спрыгнул обратно на траву. Не оглядываясь на орков, направился к клетке барда
  Ран широко раскрытыми глазами наблюдал, как юноша голыми руками распутывает магические нити, которые окутывали барда, вместе с простыми цепями. Пальцы убийцы порхали как бабочки.
  - Ты еще и маг? - потрясенно выдохнул он.
  И на лице Раса появляется лукавая улыбка:
  - Нет, конечно. Просто я - идеальный убийца.
  И странно, в его голосе не слышно ни горечи, ни волнения. Только лукавство. И даже какая-то нотка гордости. Когда он помог выбраться, шатающемся от слабости барду, орки уже стояли на темной траве, внимательно всматриваясь в убийцу. Вид у них был предельно сосредоточенный.
  - Мы обязаны тебе жизнью, - его звали Марон, и он редко разговаривал, однако в этот раз похоже, выступал от лица всех.
  - Верно, - кивнул Росомаха. - Я мог бы затребовать золото, или что-то, что могут только паладины Доэра. А я всего лишь затребовал вас.
  - Зачем? - тихо поинтересовался Марон.
  Убийца посмотрел на него непроницаемым взглядом:
  - Скажем так... это сентиментальность сыграла свою роль. Маленькая прихоть.
  - Мы обязаны тебе жизнью, - орк смотрел пристально. - И должны вернуть этот долг.
  - Это тоже верно, - отзывается юноша, усаживая барда на траву так, что бы тот мог откинуться на повозку, на которой стояла его клетка. - Есть вариант, разойтись прямо сейчас, но однажды, я приду к каждому из вас, за возвратом долга.
  - Понятно, - Марон переглянулся с каждым из своих соратников. И приняв какое-то решение снова повернулся к убийце. - А последовать за тобой мы можем? Хотя бы временно?
  - Зачем? - искренне удивление. - Надеетесь быстрее вернуть долг?.
  - И это тоже, но главное... - Марон внезапно показал на Рана. - Он идет с тобой, а лично мне хотелось бы поближе с ним познакомиться. Никогда еще раньше этого не случалось - полукровка эльфа и орка. Мы хотим понять кое-что...
  Мария-Александр смотрел очень задумчиво. И, наконец, тихо заметил:
  - Там, в дебрях Дикого Леса замер город. Он уже стал частью леса, но я бродил по его улицам и удивлялся. Орк, я не видел города прекраснее. И он все еще жив этот город. Который полностью опровергает твои слова о том. Что не случалось еще рождение поукровок орка и эльфа...
  - Ты нашел Элиэракез?! - выдохнул Марон.
  - Это его имя? - Росомаха кивнул сам себе. - Ему подходит. Да, я нашел его. Этот стало на некоторое время моим убежищем после последнего Заказа. Именно из-за него, я взял плату с паладинов вашими жизнями. Эльфы и орки могут жить и творить вместе. Я видел это. Так вы все хотите понять, возможно ли повторение того. Что было в далеком прошлом?
  Орки молчали, а потом заговорил Арак, тот, что считался вождем этого маленького отряда.
  - Я нахожу идею путешествовать с тобой, не самой лучшей. И во мне все противиться существованию подобного создания, кА кон. - мелкий кивок в сторону барда. - Однако, я должен признать, что пока мы были пленниками, я невольно многое узнал. И хочу понять еще ... давно уже ни у эльфов, ни у орком не рождалось бардов, а тот кого мы считаем настоящим выродком, внезапно оказывается владетелем подобного дара. Мы должны разобраться, прежде чем посмеем вернуться в родную степь...
  - Похоже веселая у меня намечается компания, - усмехается убийца. - но вы забываете о самом барде, может Ран собирается совсем в другую сторону?
  - Ты отказываешь мне? - тихо поинтересовался, до сих пор молчавший Ран.
  - Нет, - качает головой Росомаха. Но теперь ты знаешь обо мне больше, чем знал прошлой ночью, - юноша смотрит внимательно и серьезно. - Вчера я еще не был наемным убийцей.
  - Я тоже убивал, малыш. - усмехается Ран. Медленно поднимаясь на ноги и выпрямляясь во весь рост. - ради куска хлеба и пары сапог.
  - Я убиваю за плату, а не ради выживания.
  Бард смотрел на его мягкую улыбку, отражающуюся сейчас в зеленых глазах.
  - Я понимаю разницу, - наконец, кивает он. - Но легенда все еще в твоей поступи. А я - бард. Ты же тот, о ком я могу спеть. И хочу спеть.
  Мария-Александр уже не улыбался. Он разглядывал Рана с каким-то странным любопытством. И наконец, тихо вздохнул:
  -Хорошо. Сейчас мы отдыхаем. Я бы посоветовал развести костер прямо здесь. В компании с Иридием и остальными будет довольно неуютно. Я прав?
  - Их не похоронили?
  В ответ убийца пожимает плечами:
  - Я - убийца, а не могильщик. Единственное, что я могу сделать - это с вашей помощью притащить их сумки. Вам понадобиться одежда.
  - И куда мы потом? - интересуется бард.
  - В Чило, - пожимает плечами юноша. - Я же говорил, что там меня ждут.
  
  
  Глава 3. Заказ.
  - Опять, - Росомаха со вздохом отодвинул тарелку с недоеденным завтраком. Снаружи доносились звуки явственно разгорающейся ссоры. И голоса одной из сторон определенно принадлежали его спутникам.
  Юноша распахнул окно и выглянул вниз, во двор гостиницы, где они остановились, по приезду в Чило вчера вечером. С одной стороны действительно стояли орки, которые готовы вот-вот взяться за оружие, а их противниками выступало несколько богато одетых молодых людей, с самоуверенными лицами. Которых совсем не смущали одежды охотников за головами. В которые были облачены орки, ни сама принадлежность стороны противников к одной из самых воинствующих рас Эмира.
  Раса наиболее сильно заинтересовал Ран, который стоял прямо посередине между противниками. Убийца сложил руки на подоконники и устроил на них острый подбородок, приготовившись с интересом наблюдать. А следить за бардом оказалось сплошным удовольствием. Огненные волосы расчесаны и собраны в хвост на затылке, что бы не мешались и горели на солнце, словно костер. Из-за новой прически лицо немного заострилось, выделяя довольно большие глаза, которые впрочем бард часто щурит.
  Прямой нос, четкий такой. Рот жесткий, парень не очень улыбчивый. А жаль, ему бы пошла улыбка. Брови сошлись почти в одну линию, демонстрируя крайнюю степень раздражения своего хозяина.
  Скуластый и худой, хотя фигурка у него скорее сухая, но мускулистая... худой больше от недоедания, чем по структуре.. если откормить, то вполне приличное создание можно получить. А еще очень быстро загорающий на солнце. Пока сидел в клетке, Ран обзавелся замечательным смуглым загаром. Сейчас он одет в простую рубашку с плеча одного из охотников, темного цвета, с расслабленной шнуровкой у воротника и добротные, удобные штаны, заправленные в полусапожки, с мягкой подошвой, позволяющей двигаться бесшумно.
  Судя по всему, ему либо сделали комплимент, либо оскорбили. Впрочем. В его случае - это были равнозначные понятия, так как приводили к равнозначному результату. Обычно все это заканчивалось дракой. Бард оказался восхитительно вспыльчивым и эмоциональным созданием.
  А события во дворе гостиницы развивались.
  - Может, вы и бессмертные, орки! - юноша, облаченный в золотистые тона шелка и бархата, сделал шаг вперед. - Но вам не место в Чило - городе правосудия! ВЫ убийцы! Исчадия Зла, и я обязан вырвать этого человека из ваших поганых лап!
  Мария-Александр поперхнулся. Вот уж чего он не ожидал, так это подобного представления. Ну надо же, а Чило сильно изменилось за последние полвека. Вон уже пылкие юноши спасают бардов от орков. Нет. Конечно, орки в последнее время слишком часто нападают на деревни. Что находятся на границе с их степью, а Чило один из ближайших крупных городов к границе, но что бы вот такими заявлениями кидаться.
  - Да, кто тебе сказал, что мы его держим?! - рыкнул Урик.
  Юноша вспыхнул:
  - Ты издеваешься, орк?! Всем известна ваша ненависть к эльфам!
  - И что?! Они нас тоже не любят, - хмыкнул Марон, который явно уже развлекался в сложившейся ситуации.
  - Ты хочешь сказать, что я слеп? - человек указал на барда, который кажется молчал, только из-за того, что от возмущения и шока. Ему не хватало слов. Это у барда-то. - в нем явственно видна кровь Перворожденных!
  - Ну, ты тупоголовый... - зарычал нетерпеливый Наргал, побратим Урика, но тут из оцепенения вышел сам предмет спора - Ран.
  - Слушай, сопляк! - огненноволосый всем телом развернулся к людям, оскаливая клыки, никак не присущие эльфийской расе. - Ты, что о себе возомнил?! Я похож на беспомощного котенка или нежную девицу, что нуждается в защите?!
  В его голосе явно слышались кровожадные интонации. Росомаха с сожалением понял, что пора прерывать столь занимательное представление, и перегнулся через подоконник.
  - Молодой гоподин! Мой вам совет. Оставьте этих болванов в покое. Поверьте, этот рассерженный кот совсем не нуждается ни в чьей защите, скорее это от него надо защищать. Причем именно орков. Он их бедолаг в конец загонял.
  Все находящиеся во дворе. Дружно вскинули головы. Лицо барда мгновенно разгладилось, и он улыбнулся:
  - Малыш, ты, наконец, проснулся?
  - Давно уже, - пожал тот плечами. - Но ваши вопли помешали моему завтраку.
  - Прости. - в голосе Рана явное раскаяние.
  Удивительное он создание. И все время называет убийцу этим странным словом 'малыш', так его не называли даже в детстве, в крепости Марека. А бард тем временем продолжил:
  - Если хочешь, то в качестве извинения мы покормим тебя с ложечки. Все по очереди.
  - Я отказываюсь, - тут же подал голос Урик. - Он откусит нам пальцы.
  - Вы.. - юноша в золотом ошарашено переводил взгляд с одних на других. - Вместе...?
  - Дошло таки, - Арак оскалился в подобии улыбки, что на его тяжеловатом лицо, со слегка выпирающей нижней челюстью, выглядело ... несколько угрожающе. Орки выделялись несомненно, но не были чудовищами. В степях и пустыне их называли зверолюди, так как их внешность скорее напоминала людей. С чертами животных. Причем животных разных, все зависело от того, к каком клану принадлежал орк и тотема клана. Тотем выбирался не просто так, клановцы, словно действительно были его воплощением. Так, например, арак и его соратники явно относились к какому-то из кланов Волка или кого-то из собачьих. Несомненно. Подвижные, напоминающие волчьи уши, чуть удлиненный. Выдвинутые вперед лица. Тяжелые надбровные дуги, и сплоченность всех шестерых, словно небольшой стаи. Клыки, которые выглядывали в оскале Арака так же наводили на мысль о волках.
  - Если ты избавишь нас от этого прожорливого отродья, мы только спасибо скажем, человек.
  Бард пружинисто развернулся в его сторону:
  - Отродья?.. - движения юноши приобрели опасную грацию.
  Росомаха прищурился, внимательно вглядываясь в ошарашенного человека и в внезапно легко вскочил на подоконник. Вторым стремительным движением. Он бросил свое тело вперед. Кувырок и он приземлился прямо перед людьми. Плавно выпрямился и спокойно вгляделся в глаза юноши:
  - Ваше имя случайно не Аларик Иль Фейри?
  Тот от неожиданности отшатнулся сначала, а потом медленно кивнул, взяв себя в руки:
  - Д-да... Я - Аларик Иль Фейри, младший сын Эсфира Иль Фейри Великого Лорда Чили.
  Ран хмыкнул:
  - Надо же почти тезка. Да еще таких кровей. Польщен, что меня пытался спасти сын правителя этого города.
  Юноша побледнел, но не успел ничего ответить барду, так как Росомаха требовательно взглянул ему в глаза:
  - Я Мария-Александр Росомаха. И Именно меня вы должны были встретить сегодня и препроводить к вашему почтенному отцу, а не спасать полуэльфов от орков.
  - Э-э.. - парень явно почувствовал себя не в своей тарелке. Упрек был справедлив. Тем более, как выяснилось полуэльф и вовсе не нуждался в спасении. К тому же он шел встретить старого друга отца, а этот молодой человек, фактически выглядевший его ровесником, совсем не подходил под то представление, которое составил себе Аларик о друге отца.
  А Мария-Александр продолжил:
  - Между прочим, как будущий жрец Доэра, вы должны понимать, что для того, чтобы судить и действовать, вы должны вначеле разобраться в ситуации, - и тут его губы сложились в проказливую улыбку. - Однако, я вас не осуждаю. Ран был очень симпатичным и выглядел таким беззащитным, не правда ли?
  Юноша мучительно покраснел, не зная куда деть глаза в замешательстве. Спустя мгновение тишины, двор огласил дружный хохот орков.
  - Так вот в чем дело, пацан, - Урик радостно хлопнул себя по бедру. - Так бы сразу и сказал, что запал на мальчишку. Мы бы просто потом прикопали в уголке твое тело и дело с концом.
  Ран обвел всех очень тяжелым темным взглядом и зло сплюнул на землю.
  - Извращенцы!
  - Кто бы говорил, - вмешался обычно молчаливый Тарк и глазами указал на гибкую фигуру Росомахи.
  - Что?! - казалось еще чуть-чуть и бард схватиться за что-то тяжелое.
  Убийца лишь головой покачал и снова повернулся к человеку:
  - Вы проводите меня к своему достопочтенному отцу?
  Аларик стал почти багровым от смущения, но все же смог взять себя в руки и поклониться:
  - Если вы последуете за мной.
  - Тогда подождите меня пару минут, - кивнул Росомаха. - Я накину плащ. Погода сегодня обещает смениться ближе к вечеру.
  
  Он вернулся поздно, очень поздно, когда луна уже собиралась уступить свое место рассвету. В его глазах плясали огоньки безумия И служанка, которая открыла ему дверь, в ужасе отшатнулась от его хищной улыбки.
  Ран дремал, облокотившись на Урика. Орки почти не нуждались во сне, поэтому тихо переговаривались, что бы не мешать дремать барду, когда гибкая тень скользнула в комнату, которую они снимали.
  И вот странно, они не смогли заметить его, пока Росомаха, не коснулся огненных прядей волос барда.
  - О Тьма Изначальная, - выдохнул Тарк, после мгновения ошеломленного молчания. - мы тебя не заметили!
  - меня трудно заметить, когда я не хочу, - кивнул Мария-Александр. И наклонился к полукровке:
  - Бард. - его голос был похож на шепот ветра. - Ты все еще желаешь следовать за мной?
  Темные глаза медленно открылись и в наступившей тишине голос Певца спросил:
  - Легенда начала свой отчет времени?
  - Он начался в тот момент. Когда я решил выйти из Элиэракеза, закончив свой длительный отпуск, - покачал головой убийца. - А сейчас я всего лишь получил Заказ.
  Несколько мгновений Ран смотрел в эти зеленые глаза, а потом обратил внимание на то. Что его голова все еще прислонена к плечу орка.
  - И что это такое? - мгновенно напрягся, в тугую струну бард, шипя словно разъяренный кот.
  Урик недоуменно пожал плечами:
  - Ты задремал и решил, что мое плечо - самая подходящая для тебя подушка. А кто я такой, что бы спорить с малолетним бардом? Всего лишь бедный орк.
  - бедный орк?! - оскалился полукровка.
  Рас покачал головой и сел на свободный стул. Арак пододвинул ему кувшин с вином. Убийца благодарно кивнул, вспоминая свою встречу с Эсфиром Иль Фейри. Глубокий старик с молодыми глазами. Именно по этим глазам Рас в первую очередь и узнал его. Он молча стоял в дверях, пристально разглядывая старого друга, а тот так же молча смотрел на убийцу.
  Молодой Иль Фейри неуклюже топтался рядом, не зная куда себя деть.
  - Иди, сынок, - голос Эсфиря тоже был молодым, как и глаза. - Я должен о многом поговорить с моитм гостем.
  Когда за мальчиком закрылась дверь, Росомаха скользнул на подушки напротив старика и заметил:
  - ты изменился.
  - ты тоже, - качнул седой головой тот. - Хотя и не внешне.
  - Я все тот же Росомаха. Идеальный убийца.
  - Нет, - тихое возражение. - И там знаешь это. Хотя насчет твой профессии не могу сказать. Ты надолго пропал после последнего Заказа. Хотя и не на совсем. Я знаю. Что ты продолжал выполнять мелкие заказы, чтобы не потерять форму. Иногда выглядывая из той норы, куда забился, что бы зализать раны. Тот Заказ сильно повлиял н теб.
  - Ты не сказал. Что это будет дракон. Эсфирь. - спокойно ответил убийца.
  - Это был сумасшедший дракон, Росомаха. Это был дракон. Который заплатил мне. Что бы я нашел ему убийцу.
  Зеленые глаза посветлели, а зрачки чуть расширились:
  - Тогда ты мне этого не сказал.
  - Что бы это изменило, старый друг?
  Лишь спустя долгую минуту Росомаха кивнул:
  - Ты прав. Тогда это ничего не изменило бы. Но я должен был знать, что это дракон. Эсфирь. Я чуть не погиб из-за того, что недооценил его. И я... - он запнулся на мгновение. - Я впервые плакал. Он был.. прекрасен.
  - И оскверненным, - тихо добавил Великий Лорд.
  - Зачем ты позвал меня снова, Эсфирь? Я ведь думал что больше не увижу тебя. Здесь в этом городе столько знакомых и постаревших лиц.
  - Почти все они уже мертвы, либо умирают от старости, - отмахнулся тот. И внезапно стал предельно серьезен. - Тогда ты ушел раньше, чем я успел кое-что сказать. И тогда.. в тот день ты бы не согласился...
  - А сейчас я соглашусь? - вскинул брови Росомаха.
  - Да. - Великий Лорд разгладил складки своего одеяния. Его молодые глаза смотрели цепко. - Дракон, которого ты убил, выполнив мой Заказ, оставил еще один - свой собственный Заказ для тебя...
  
  - Эй!
  Он поднял глаза на зов. Орки и Ран смотрели на него в ожидании
  - Что вам? - улыбка вышла слегка кривоватой.
  - Куда мы отправляемся? - поинтересовался Урик.
  Росомаха улыбнулся.
  - Для начала мы отправляемся в Александир. Там у меня пара должков осталась. Там же я намереваюсь получить все, что мне необходимо для выполнения моего Заказа. А потом сразу в горы Скорби.
  - Зачем? - ошарашено поинтересовался Тарк.
  - Там - моя жертва, - убийца пригубил вина из кружки, которую ему наполнил Арак.
  - В горах Скорби - драконы, - тихо заметил Марон. - Драконы Пустыни и Осени. И.. Повелитель Драконов...
  - Все правильно, - кивнул Мария-Александр и его глаза сверкнули в полумраке хищным блеском. - Абсолютно верно.
  И в гробовой тишине допил свое вино
  
  
  Глава 4. Александир
  
  - Эй, Ран, - Росомаха остановился перед бардом, который грел руки у огня, задумчиво разглядывая что-то в языках пламени.
  - Да? - темные глаза поднялись и в них явственно были видны пляшущие огненные искры, словно сбежавшие из костра.
  Убийца стоял и как-то смущенно переминался с ноги на ногу.
  - Я тут подумал, - наконец, вздохнул он и протянул вперед руку с довольно большим предметом. - Тебе может пригодиться, раз ты идешь вслед за легендой, которую слышишь в моих шагах.
  Полукровка медленно поднялся на ноги и почти благоговейно принял из рук убийцы самую настоящую гитару. Бард почти нежно провел рукой по грифу, коснулся струн, кончиками пальцев погладил солнечно-золотой корпус.
  - Ты... Но откуда?
  - Еще у Эсфиря взял. Он был большой знаток музыки, когда мы с ним познакомились, но сам так и не научился играть. Однако инструмент ценил и весьма. Это одно из его главных сокровищ, когда услышал твое имя, просто снял гитару и сказал передать тебе, - зеленые глаза смотрели с искренним интересом. - Ты такой известный?
  Ран задумчиво провел по корпусу гитары еще раз:
  - Как тебе сказать, Рас. В какой-то мере так и есть, но я - бард, а это не самый популярный вид поющих. Нас относят к темной силе или к магам даже... наша песня обладает магическими свойствами, поэтому не все готовы признать подобного мне по-настоящему талантливым. Говорят даже, что на самом деле нет у нас дара песни, а есть лишь заменяющая их магия.
  - Вот как, - кивает Росомаха. - Знаешь, это на самом деле звучит довольно... странно. Эсфирь так не считает, и я склонен довериться его мнению и вкусу, чем какому-то мнению кого-то там... Иначе бы он не подарил тебе гитару своего отца.
  Полукровка ошеломленно вскинул голову:
  - Ты хочешь сказать, что этот инструмент принадлежал когда-то Бриану Иль Фейри?! Тому самому, кто смог спеть так, что его заслушалась сама Смерть?
  - Ну, - лукаво улыбнулся Мария-Александр. - Знаешь, весьма преувеличены эти слухи, хотя меня действительно называли одно время Смертью. А играл Бриан так, что я до сих пор неровно дышу ко всем его потомкам, иначе бы не простил Эсфирю некоторых поступков, которые обычно не прощаю остальным, когда дело касается Заказов.
  И убийца отошел в сторону, не собираясь дожидаться, когда бард придет в себя и поймет, что именно услышал.
  Через некоторое время вернулись орки, которые занимались обустройством временной стоянки. Из Чило они выехали тем же утром, когда Росомаха вернулся из дома великого Лорда и весь день двигались вперед. Они изрядно отвернули с прямой дороги, но это было в порядке вещей, так как они двигались в Александир.
  - Где ты раздобыл гитару? - Урик с веселым удивлением разглядывал инструмент в руках барда.
  Удивительно, но этот орк был невероятно дружелюбен, в то время как остальные явно старались себя пересилить застарелые предрассудки путешествуя в компании с бардом. Урик же казалось вовсе не испытывал с этим проблем.
  - Рас подарил, - отозвался бард и ласково провел рукой по корпусу гитары. - Малыш, ты то серьезно?
  Рядом ругнулся Арак:
  - Отродье! Ты можешь нормально вопросы свои задавать?!
  Росомаха тихо хмыкнул, снова приближаясь, и садясь у самого костра:
  - Я понял его, Арак, - он повернул голову к огневолосому барду. - Да, я серьезно. Я принял Заказ на повелителя Драконов.
  - Но...
  - Всегда бывает кто-то первый.
  - Почему именно ты надеешься стать этим первым? - пристальный взгляд почти непроницаемой черноты глаз. Только все равно чувствуется, как плещется неуемное, фактически безграничное любопытство.
  Рас тихо вздыхает, и смотрит на пламя костра:
  - Ран, в моей профессии надежда - та еще сука, с ней лучше дела не иметь.
  - Ты собираешься вызвать его на поединок? - Кирц по меркам орков был еще молод. Слишком молод для того набега, в котором он оказался и был пленен.
  Убийца поперхнулся:
  - Кирц! Я - убийца! Не герой. Мое дело глотки резать ночью, яд подсыпать. В общем, сначала втереться в доверие, а затем убить, если уж необходим такой контакт со своей жертвой.
  Орк помрачнел.
  - Вы до сих пор не можете понять, да? - Росомаха поднялся на ноги. - В этом вы мало, чем отличаетесь от остальных. Зря я не показал вам поляну, где остались тела колдуна и его охотников, когда я взял Заказ у паладинов.
  - Скольких ты убил? - тихо, но резко спросил Арак.
  Мария-Александр замер, подняв лицо к вечернему небу. И прозвучал слегка неуверенный ответ:
  - Около двухсот Заказов...
  Орк поперхнулся:
  - ДВЕСТИ?! Не слишком ли много для твоего возраста?!
  Юноша словно не слышал его:
  - Я был в городах эльфов, бродил среди мрачных гномов. Скользил по грязным закоулкам и бархатным комнатам людских городов...И везде мне находилась работа. Эльфы убивают, люди убивают, гномы убивают... У меня давно нет иллюзий по поводу живущих. Смертных ли бессмертных ли... Заказы мне не авали наверное только орки, - он опустил голову и чуть насмешливо взглянул на своих спутников. - И то, потому что предпочитают убивать своими руками, а не чужими... - снова привычная полуулыбка. - мне нравилось убивать.
  - А сейчас не нравиться? - почти шепот барда тишину не нарушает, скорее дополняет.
  Росомаха смотрел на него, и глаза его видели кого-то другого.
  - Это случилось, когда я убил дракона...
  Кто-то из орков все же не удержался от потрясенного выдоха.
  Убийца встряхивается и уже насмешка скользит в нотках его голоса:
  - Повториться? Я - идеальный убийца. Меня нанимают только в сложных случаях.
  - Эсфирь Иль Фейри нанял тебя убить Повелителя Драконов? - Ран придерживает гитарные струны. Что бы даже дуновение ветерка не помешала ответу Росомахи.
  - О нет, - с какой-то страной горечью качает головой убийца. - Нет. Он был всего лишь посредником.
  - Люди. - с внезапным отвращением бросает Арак, словно само слово - это какое-то ругательство.
  А бард откладывает гитару и протягивает руку к Росомахе:
  - Малыш, иди сюда. В лесу слишком холодно бродить одному.
  Мария-Александр смотрит на него с каким-то странным выражением на лице:
  - Знаешь. Я никак не могу понять тебя. Ответ вот он - на поверхности лежит, хватаешь его. Ан нет, это был мираж.
  -Я - бард, - мягко отзывается Ран. - Даже я сам не могу сказать, что сделаю в следующее мгновение. Я просто иду по следам, запаху, дуновению песни... Она везде, но я чувствую только её кусочки. И в тебе я явственно вижу целую часть - куплет этой песни. Правда, я еще пока не знаю, какой именно. Но до сих пор я с таким не сталкивался, что бы такой большой кусочек Песни... Нет. - внезапно глаза его вспыхнули. - не в тебе! Ты сам эта мелодия. Хотя я не понимаю, как это возможно. Но ты сам понимаешь, малыш, я просто не мог пройти мимо такого.
  Тишина после его тирады была почти давящей.
  - Бард, убийца и шесть орков, - наконец, усмехнулся Росомаха. - Примечательная компания. Особенно для тех, кто собрался в Александир. Город, где ненавидят орков.
  Ран пожал плечами:
  - Удивительные вещи встречаются в этой жизни и в этом мире. Можешь мне поверить. Одна из таких вещей-событий - мое рождение.
  Спустя мгновение раздался радостный, облегченный хохот орков.
  Убийца же опять одарил всех своей кошачьей полуулыбкой. А если вдуматься, то он никогда не смеялся. Во всяком случае. спутники не могли припомнить за ним такого.
  - Рас, - снова попросил Ран. - Останься с нами. Не уходи снова в лес.
  - Хорошо, - неожиданно согласился тот. - Но тогда я буду спать. Я слишком давно е спал нормально.
  Орки недоуменно уставились на него. Они в се уже заметили странную привычку Росомахи: на стоянках уходить лесную чащу. Вопросов не задавали. Орки считали, что у каждого сои причуды.
  - Все эти твои прогулки. - озадаченно заметил Урик. - Ты все это время бодрствовал?
  - Да. - просто кивнул юноша.
  - Ты не человек, - и это не было вопросом. Скорее утверждение.
  В зеленых глазах блеснуло непонятное чувство. А потом он молча сделал шаг вперед и опустился на плащ барда.
  Над стоянкой cгустилась странная тишина, словно отрезало даже звуки леса. И Ран взял в руки гитару. Ни одного слова не запомнилось тогда его слушателям, даже убийце, словно и он поддался какой-то магии. Или слова песни проходили сквозь тело и растворялись в ночной мгле, уходя все дальше. В мир. Оставляя за собой только отрывки чьей-то мечты, мимолетные образы и тихую пустоту в голове. Хорошую пустоту.
  Росомаха проспал всю ночь крепким сном, положив голову на бедро полукровки, а тот старался не шевелиться, потому что нал, что сон Раса очень чуток, не смотря на видимую беспробудность.
  А через два дня они вышли к стенам Александира.
  Когда-то этот город был столицей огромной Империи. Но это было очень давно. Почти тысячелетие назад. С тех пор уже давным-давно все дороги захвачены лесом и превращены в непроходимые чащи, деревни разрослись в города. А потом исчезли с лица Эмира. Так было. Теперь этот город сам по себе был королевством. Древние улицы которого еще помнили шаги тех кто строил первые дома, кто правил людской Империей, которая пала под ятаганами орков. Гордое полузабытое величие древней архитектуры. Умирающее последние сотни лет. Город аристократов, хитросплетений и интриг, безумных дуэлей, непомерной гордости и прекрасных, все еще прекрасных женщин.
  Когда-то про этот город слагали легенды, теперь о нем шептались и распространяли слухи. Но Александир был выше и тех и других.
  - едва мы подъедем к городским воротам, - объяснял Мария-Александр на последнем привале, - Как нас нашпигуют стрелами и заклинаниями. Орков здесь не любят, впитав ненависть с молоком матери. Это как традиция, передающаяся по наследству. Как память предков, которые никак не могут пережить позора. Это город памяти и непомерной гордыни.
   Смертные, - презрительно хмыкает Арак.
  А бард смотрит на убийцу и хмуриться:
  - Мне не нравиться блеск твоих глаз, малыш. Твое предложение настолько неприятно для нас?
  - Вообще-то, - вздыхает Росомаха. - я хочу поставить вас всех перед фактом. Я был в этом городе два года назад. И мне бы не хотелось лишиться такой прекрасной легенды, как та, что я создал в Александире. Она может еще пригодиться. И если вы откажетесь от сотрудничества, то вам придется остаться здесь и ждать, пока я не вернусь.
  - О чем это ты, малыш? - в глазах Урика сомнение, что он хочет это услышать.
  
  - Ни за что!!!! - Ран почти рычал. Черные глаза полыхают возмущением. И орки одобрительно кивают, соглашаясь с ним. Так как все-таки не смотря на эльфийскую кровь, на вторую половину бард был орком.
  Росомаха пожимает плечами.
  - Тогда вы все остаетесь здесь.
  - И пропускаем все интересное, - хмыкает Урик, единственный из орков, отнесшийся к условиям убийцы спокойно. - Бард, ты сам говорил, что убивал за кусок хлеба и пару сапог, почему же ради своей легенд и песни ты отступаешься, перед таким простым условием?
  - Потому что!... - лицо огневолосого полукровки покраснело то ли от смущения, то ли от ярости.
  - Да брось ломаться, отродье, - лениво подал голос Арак. - В женском платье ты будешь смотреться намного лучше, чем сейчас. Для смертного, - уточнил он.
   - Убью! - черные глаза сверкали неподдельной жаждой крови.
  Мария-Александр вздохнул:
  - Ран, пойми, я не могу заявиться в город в сопровождении семи мужчин. Леди Мария ЭТОГО себе не позволит никогда, особенно учитывая пятно на её безупречной биографии. Пусть даже все эти мужчины её братья. Нам еще повело, что моя легенда, которую я в свое время состряпал для этого Заказа допускает наличие у Марии кучи братьев и стервы-сестры от первого брака папочки.
  Бард скрипнул зубами.
  - Ты будешь мне долен желание.
  Убийца пристально посмотрел на него и медленно-медленно кивнул, соглашаясь. Ран удовлетворенно хмыкнул и покосился на Арака:
  - А 'отродье' и 'смертного' я не забуду. Орк.
  
  Косметическая магия - великая вещь. Одна из сильнейших по убеждению Марии-Александра Росомахи. Правда с ним мало, кто согласился бы из магов, но что маги понимают в жизни как таковой. Косметическая магия - спасение для модниц и соломинка для утопающего. Это не иллюзия как таковая. Так. Поправка, легкая коррекция. Ничего глобального. Её и за магию не держат, ни один защитный амулет её не воспринимает, так как магический фон слишком низок и угрозы ровным счетом никакой. Но именно косметическая магия позволит войти оркам в Александир. - в этом убийца не сомневался ни на миг.
  Благодаря косметической магии остроконечные уши орков приобрели округлость. Свойственную людям, черты сгладились до человеческих, клыки укоротились. А большего и не надо.
  - Ты заранее все продумал, - обвинил Росомаху Ран. Глядя как тот извлекает из походных котомок одежду.
  - Конечно, - лукавый блеск глаз обезоруживал. - Сестричка.
  Взгляд барда стал надменным и предельно высокомерным. Убийца одобрительно кивнул. То что нужно.
  И они занялись переодеваниями.
  - У тебя шрамов больше, чем у меня, - заметил Рас, когда полукровка скинул свою одежду. Стройное. Но сильное тело действительно покрывала сетка старых шрамов, нанесенных всевозможными предметами и оружием. Часто встречались отметины от плетей.
  Ран Аларик пожал плечами. Словно это и не его тело вовсе:
  - Жизнь ублюдка не легка, поверь мне. Особенно если ты ублюдок - орка и эльфийки. А уж если ты еще и бард... Ты лучше помоги понять, как эта дребедень одевается. Я ж обычно все это снимаю с женщины, а не на себя напяливаю.
  - Смотри и запоминай, - убийца разложил вещи на траве, выскальзывая из собственных.
  - О. - Ран нахмурился. - При том, что лицо у тебя двадцатилетнего, Телов се еж выглядит старше... особенно ТАМ...
  Росомаха хлопнул ресницами:
  - Ох, ран. Смотри не влюбись! Убийцы - это не тот объект. В который стоит влюбляться! Особенно бардам.
  Огненноволосый пожал плечами:
  - У бардов, знаешь ли странная логика и мораль. А уж для меня, в ком нет ни капли человеческой крови и соответственно мне нет причин подчиняться законам смертных. И твое предупреждение скорее может привести к противоположному результату.
  -Хватит, - Росомаха поднял руки, показывая раскрытые ладони. - сдаюсь Не зря мне учитель говорил, что не стоит ввязываться с бардами и психами. Бесполезное занятие спорить с ними, или вовсе медленное и мучительное самоубийство.
  - Умный был у тебя учитель, - кивнул Ран и взялся за белье. - Итак, куда это?
  
  
  Когда над городом взошло солнце, у его ворот появилось восемь всадников. Все богато одеты и высокомерны, хотя ни то ни другое не удивляло. Начальник стражи глубоким поклоном приветствовал семейство Деург Сашили и выделили им проводника к одной из лучших. И как следствие самой дорогой гостинице Александира.
  Лишь юная леди Мария поблагодарила его приятной улыбкой; её сестра Леди Рана лишь надменно кивнула головой, увенчанной сложной огненной прической. А их братья и вовсе не обратили на стражу никакого внимания, словно все было, как и должно быть.
  Но так в принципе оно и было.
  В гостинице их встретил хозяин со всей челядью. Это высокая честь, когда в твоей гостинице собираются разместиться почетные гости. Аристократы из-за пределов Александира. Да еще и без слуг, которых оставили дома, как демонстрацию своей самостоятельности. Хорошее это дело - самостоятельность, особливо когда денег не меряно.
  - Рас, - тихо. Почти сквозь зубы интересуется бард. - Откуда столько золота?
  Леди Мария обиженно хлопает ресницами:
  - Ну как же, любезная сестра. А сокровища ваших уважаемых предков?
  - Элиэракез?! - сверкают темные глаза.
  - Ты меня еще в разграблении могил твоих великих и уважаемых предков обвини, - сладко улыбается леди Мария.
  
  А служанки только головами качают. Кто поосведомленнее тихонько, так что бы ни гости, ни строгий хозяин не услышали, подружкам рассказывали, дескать старшая девица, что с волосами как огонь - чистокровная аристократка, как и её шесть братьев-великанов, от первого брака их отца. На этой самой Ране, матушка и скончалась, выполнив своей долг перд мужем: и наследников родив, и запасные варианты, и дочку для укрепления рода. Только после её смерти, вдовец срок, указанный приличиями, выдержал, да и женился во второй раз, да еще с большим скандалом, взяв в жены дочь именного милостью Великого Лорда дворянина, даровав тому возможность свой титул по наследству передавать.
  Вот от этого брака и родилась Леди Мария - свет отцовских очей. И чуть ли не с самого её рождения не уживаются две сестры. Тесно им в одном пространстве. А братьям вражда эта только в развлечение.
  Только не будут две аристократки промеж собой драться. Не дворянское это дело. Я зыком друг друга жалят, а гнев поражения на слуг выплескивают.. Особо на нерадивых.
  Ой и тяжелые деньки предстоят гостинице 'Небесный лебедь' и одновременно прибыльные очень. Вон как сам хозяин ужом вьется и как рассыпались горошинами по улицам пацанье. Что деньги сообщениями да быстрыми ногами зарабатывают, Уже к вечеру весь город будет знать, кто в Александир пожаловал.
  А братья-то, братья, все как на подбор, сразу видно господ благородных. Красавцами не назовешь, но есть в каждом из них что-то аристократическое и зверино притягательное. То ли в чертах лиц, что на хищные морды разных животных смахивают, то ли в фигурах крепких, поджарых; то ли в движениях гибких, властных... Так млеешь от надменно-жарких взглядов. А кто как не аристократы щедры на поцелуи и подарки. И служанки скромно опускают лица, кокетливо кося задорными шальными глазами.
  Так семейство Деург Сашили явилось Александру.
  - Надеюсь, мы тут не надолго, - буркнул Ран.
  - Пара-тройка дней, - тихо бросил Росомаха. - Обещаю.
  
  Глава 5. Принцесса Александира.
  
  - Меня здесь знают и помнят очень хорошо, - объяснял Мария-Александр . - Этот город настолько замер в своей неподвижности, что запоминает малейшее колыхание. Способное потревожить его покой, а приезд Леди Марии Деург Сашили и события его сопровождающие забыть и вовсе невозможно.
  - Какое скучное место, - тянет Урик, зевнув.
  - Ну не скажите, любезный брат. - взмахивает веером юная леди. - Я очень рассчитываю, что главная достопримечательность этого города оправдает мои ожидания.
  - В каком смысле? - настороженно интересуется бард.
  - В смысле, что заявится сюда сегодня же, наплевав на приличия и традиции. Никто не посмеет тревожить нас до утра следующего дня, кроме...
  - Прошу прощения, - в двери робко сунулся слуга. В руках он держал серебряный поднос с кусочком бумаги. - К Леди Марии посетитель.
  Тут слуга пошатнулся от толчка сзади, и чуть было не зарылся носом в пушистый ковер. Но все же смог удержать равновесие. А за его спиной показалась стройная фигура.
  - Вон отсюда, холоп. Я сам себя представлю. - глубокий насмешливый голос.
  Испуганный слуга испарился, словно его и не было. А нежданный гость плотно прикрыл за собой дверь. Сделал несколько шагов вперед и оказался возле Леди Марии.
  Никто шевельнуться не успел, как он стремительно обхватил 'леди' за талию, выдергивая из кресла, в котором она с удобством устроилась, притянул к себе и поцеловал.
  - Что вы себе позволяете?! - Леди Рана от негодования чуть не сорвалась с мелодичного звона на рычащие тона.
  Орки отряхнулись, словно от чар и подобрались.
  - Шустрый, - пробормотал кто-то.
  А Росомаха никоем образом не высказывал никакого смущения или возмущения по поводу происходящего, скорее даже наоборот. Наконец, поцелуй прервался. Но незнакомец так и не выпустил свою добычу из объятий6
  - Мария, я когда услышал, что ты снова в этой скучной дыре, я ушам своим не поверил. Рванул суда и что я вижу? Это действительно ты. Да еще в сопровождении... - он обернулся. - Ты нас не представишь?
  - Для начала, - улыбнулся Росомаха. - Отпусти меня, а то ты окончательно испортишь мою репутацию в глазах моих спутников, а там и так остались лишь малые крохи. Ну или Ран нарежет тебя в мелких фарш, это в лучшем случае...
  - А в худшем? - гость с любопытством и восторгом разглядывал Леди Рану.
  - Спою, - отрезал своим истинным голосом бард.
  - О боги! - гость стремительно упал на колени перед ним и поймал руку юноши. - вы просто великолепны! ослепительны!
   С этими словами он прижался губами к пальцам Рана.
  В наступившей тишине, Росомаха, наконец представил гостя:
  - Позвольте вам представить Александра Акинаи Лавани, младшего Герцога Александира.
  Орки и ошарашенный бард молча рассматривали герцога. Тот оказался очень
  молод, лет двадцать пять на вид, стройный и высокий. Он почти на голову оказался выше Росомахи. А с бардом фактически одного роста. Темные волосы собраны в простой хвост и заколоты серебряной заколкой. Синие глаза сияли наивной ленью и барственностью, только вот наметанный глаз улавливал где-то на дне этих безмятежных озер затаившиеся ледяные ручьи.
  Но главной достопримечательностью герцога являлись его... ноги. Это были одни из самых красивых человеческих ног, какие только можно встретить в своей жизни.
   - По мнению общества, - безмятежно продолжал убийца. - мот, наглец, легкомысленное и очаровательное создание. К величайшему сожалению местных дам и всеобщему скандалу - мужеложец. - привычная кошачья полуулыбка. - Ко всему прочему именно он нанял меня два года назад. И единственный, кто смог разоблачить мой маскарад.
  - Мужеложец? - тихо повторил ран.
  - Именно, о прекрасный, - улыбка герцога была способна растопить лед. Но только не барда.
  Он ответил мягкой, почти соблазнительной улыбкой:
  - Я был бы весьма разочарован, если бы оказалось, что такая удивительная леди, предпочитает собственный пол.
  Синие глаза вспыхнули, стирая все наносное и оставляя лишь острый ледяной взгляд, способный убивать. Пальца барда сжали с неожиданной силой.
  - Милорд, - вкрадчивый и очень довольный голос убийцы. - Позвольте вам представить моих спутников. Тот тип, чью руку вы пытаетесь сейчас сломать - Ран Аларик Кали - бард. А остальные мои спутники относятся к благородной расе орков.
  Тишина рухнула на комнату тяжелой гранитной плитой и... разлетелась осколками под искренним хохотом герцо.. гини.
  - Орки и бард?! В Александире?! - Она вытирала выступившие слезы, отпустив, наконец, полукровку.
  Тот потряс рукой. С легким недоумением и почти благоговением смотря на покрасневшие пальцы. Хватка у этой леди, притворяющейся мужчиной была просто железной.
   - Дядю просто удар хватит! Как ты до такого додумался?!
  Леди Мария кокетливо взмахнула веером:
  - Они отказались ждать меня за воротами города.
  Гибким движением герцогиня поднялась на ноги и серьезно взглянула на присутствующих:
  - Я понимаю, как глупо звучит и смотрится попытка обмануть барда. Если бы я знала о вашем присутствии, постаралась бы избежать встречи с вами, но уже поздно, поэтому у меня одна единственная просьба - не раскрывайте моей тайны. Я - герцог Александр.
  - Мы учтем, - склонил голову Ран.
  Орки медленно кивнули, подтверждая слова полукровки.
  Росомаха внимательно оглядел компанию, он, впрочем, как и герцогиня, заметил насколько тонко ушли от обещания не раскрытия инкогито все семеро. Однако ... это ничего не меняло.
  - прошу прощения, господа, - почти официозно раскланялся убийца. - Но нам с Лордом Александром нужно поговорить наедине. Вы позволите?
  Арак хмыкнул и широким шагом проследовал мимо всех к двери, ведущей в гостиную, где ждал указаний целый штат слуг.
  Урик же коснулся локтя барда, чувствуя, насколько сильно полукровке хочется остаться, но тот лишь резко кивнул и последовал за Араком. Дверь за ними плавно закрылась..
  - Еды, - мрачно оглядел слуг Арак. - И побольше. Так что бы хватило на шесть голодных орков и еще одну половинку, - мельком глянул он на барда.
  - Тебе никто не говорил, что ты наглец? - прошептал Урик.
  - Говорили и много раз, - отрубил Арак.
  
  
  Убийца тяжело смотрел на герцогиню.
  - Ты рискуешь. - заметила она, усаживаясь в кресло. - раньше в тебе такого не было.
  - Все течет и меняется, - пожал плечами Росомаха. - распорядиться на счет вина?
  - Нет. - решительно качает головой. - Сначала дело.
  - Хорошо. - он сел напротив. - Итак, в прошлый раз был заказ на три смерти, но я выполнил дело лишь наполовину. Два года спустя я получаю от тебя послание, что пора закончить дело. Что случилось?
  Она вздохнула:
  - Это внутриполитические дрязги, тебя они мало касаются. - от видимой легкомысленности не осталось и следа. - слабоумный брат ничем не угрожает, но вот мой дядя... я восстанавливаю контракт а него.
  Мария-Александр вздохнул:
   - Тебя погубит любовь к твоему городу, Санди. Ты фанатична... ради Александира ты забыла свой истинный пол, так как женщина не может стать правительницей, ради города ты готова убивать-убивать и убивать...
  - Мы уже разговаривали на эту тему, Мария, - длинные почти худые пальцы, с ухоженными ногтями вцепляются в подлокотники кресла. - я просто хочу вернуть в этот город жизнь и величие, но ля этого нужно сделать кое-что... и притвориться безалаберным герцогом, способным лишь на скандалы и гулянки - это не самая высокая цена.
  Убийца захлопнул веер:
  - Если я убью твоего консервативного дядю - это мало, что изменит. Мы оба об этом знаем. На герцогский престол взойдет твой не менее консервативный кузен, который как ты сама говорила, еще хуже. По-моему, именно по этой причине ты решил закрыть тот Заказ, и положила столько усилий, что бы вычислить меня, не побоявшись разоблачить себя.
  Синие глаза сверкнули:
  - За два года кое-что изменилось.
  - К примеру?
  - Есть ли тебе до этого дело? - резкий ответ.
  Убийца глубоко вздохнул и внезапно оказался рядом со своей нанимательницей. Острые когти, заменившие холеные ноготки леди мари касаются герцогского горла:
  - Ваша светлость. Кое-что меня действительно волнует. К примеру, моя тайна. Я долго живу на свете. Забыла это? Когда-то меня нанимал твой дядя. Но в отличие от тебя он мало, что знал обо мне. А он, между прочим, тоже жаждал возвеличить город.
  - Ты.. выполнял Заказ?! - ужас в глазах и понимание.. точнее догадка перерастающая в уверенность.
  - Да. Лорд Александр, - убийца почти подчеркнул официальное именование женщины. Глядя ей в глаза. - Я тот, кто отравил твоего отца, что бы твой дядя смог взойти на трон без помех.
  - Т-ты!.. - дергается под ним герцогиня и обмякает, напоровшись на когти. Её тихий шепот едва слышно шелестит по комнате, растворяясь в воздухе. - ты понимаешь, что только что разрушил нашу дружбу?..
  - Дружбу? - Росомаха протягивает свободную руку и ласково-снисходительно ерошит волосы на голове герцогини. - А разве друзьям платят за убийство родственников. А. Санди? Когда друг спрашивает 'зачем', он имеет право услышать ответ. А вот для наемников другого ответа кроме как 'не твое дело' не бывает. И оплата звонкой монетой.
  Синие глаза тускнеют, выцветая прямо на глазах. И Мария-Александр опускает руки. Шурша юбками, он спокойно возвращается на свое место. Садиться, расправляя складки платья, и поднимает глаза. Невыразительные, бесстрастные:
  - Мы расставили все точки, Ваша Светлость?
  В ответ лишь тишина и плотно сжатые губы.
  - Что ж, - вздыхает убийца. - пара вопросов. Когда? Как именно он должен умереть? Какова плата и задаток?
  Деловой тон наемника и только.
  Черноволосая голова опускается, не выдерживая этого взгляда, и спустя мгновение дрогнули плечи:
  - Т-ты...
  - Вы плачете герцог? Но почему? - в голосе Росомахи звучит искреннее любопытство. - Ваша Светлость?
  Младший герцог понимает голову и не выдерживает искреннего недоумения зеленых глаз.
  Александра рыдала глухо, спрятав лицо в ладонях; а убийца растерянно трет переносицу. Наконец. он неуверенно позвал:
  - Санди?
  - Я, - глухо выдавливает из себя герцогиня. - привыкла, что меня окружают лишь инструменты. Которые я могу использовать на свое усмотрение. Великий кукловод, дергающий за ниточки и играющий роль куклы, что бы войти в доверии к другим таким же куклам...
  - Что-то изменилось? Ведь, дело не во мне, - Росомаха хмурится. Все идет не так. Такую реакцию он даже представить себе не мог.
  - ты действительно убил моего отца? Или это всего лишь средство нас обоих расставить по тем местам, на которых мы должны играть свои роли? Убийца. Ты сам напомнил мне про свой возраст. Ты куда больший кукловод, чем я.
  Только вот ты не учел, что меня сильно заденет твоя отповедь. Ведь ты помнишь меня такой. Какой я была два года назад.
  - Все верно, - кивает Мария-Александр. - В чем же моя ошибка?
  - Я... немного изменилась, - герцогиня подняла лицо и вытерла глаза. - это так странно... просто после твоего отъезда... Я влюбилась, мари. И величие города отошло на второй план. Это так... банально, что напоминает романы, которыми увлекалась моя мать. И мой отец был бы недоволен мной. Ведь я с детства воспитывалась как мужчина. И тут такое... ты понимаешь?
  - Нет, - тихо ответил Росомаха.
  - Я тоже.
  Они молча смотрели друг на друга. Наконец, идеальный убийца буквально выдавил из себя:
  - Я действительно убил твоего отца.
  Она криво улыбается:
  - Спасибо.
  Внезапно Росомаха беззвучно рассмеялся. Искренне. Впервые за много лет.
  - Знаешь, - отсеявшись заметил он. - И странная же у нас вышла встреча.
  - Несомненно, - улыбается она. - почему ты хотел лишить меня всех иллюзий дружбы с тобой, Мария?- что бы я сам им не поддался, - хмыкнул тот. - Я взял Заказ на очень сложное дел. И перед ним хотел быть честным хотя бы с тобой. Ты заслужила каплю честности с моей стороны...
  - Ты идешь умирать? - серьезный вопрос.
  - Нет. - он задумчиво качает головой. - Просто.. похоже я боюсь. А еще у меня сильно притупилось наслаждение от охоты, нападения и вкуса крови.. И я растерялся... я...
  Герцогиня поднялась на ноги и подошла к убийце.
  - Как странно, Мария. Мне хочется обнять тебя и утешить.. а еще...
  - Еще?
  - Извиниться.
  Она опускается на колени:
  - Прости меня, мой друг. Я никогда не буду не честна с тобой и пытаться использовать тебя вслепую. Семейные проблемы надо решать в семье...прости.
  Росомаха сидел. Уставившись в сини глаза. Печальные, насмешливые, циничные. Надменные... Он мог влюбиться в эту удивительную сильную женщину. Привыкшую быть мужчиной, но оставшуюся женщиной. Их связали более крепкие узы, чем любовь. Дружба оказалась сложнее и крепче, чем все остальное. И рушилось пространство. И в ушах грохотала песня барда Рана. И он опять е запомнил слов.
  
  Глава 6. Бал герцога Лавани
  
  Грин Акинаи Лавани удерживал бесстрастную, ничего не выражающую улыбку, дабы не сорваться на гримасу, недостойную наследника Великого Герцога. Хорошо этому налу Александру. Не захотел танцевать с леди, просто элегантно сообщил ей, что предпочитает танцевать с мужчиной. И привычный скандал и все предпочитают не заставлять младшего герцога делать то, чего он делать не хочет. А вот Грину предстоит не легкое испытание.
  Леди Рана Деург Сашили была несомненно прекрасна, но большей стервы, наследник Александира не встречал.
  Однако светское общество и его отец за эти сутки с редким единодушием решили, что из них двоих получается идеальная пара.
  Грин серьезно начал задумываться о том, что он вообще делает на этом балу бездушных масок.
  - О чем задумались, Ваша Светлость? - голос леди Раны выдернул его из тяжелых раздумий. Плохо, он так погрузился в размышления, что видимо потерял контроль над эмоциями и леди смогла прочесть часть из них. А ведь они оба кружили в парном танце.
  Наследник Герцога моментально пришел в себя и склонился в поклоне:
  - Простите меня, леди. Я...
  - Только не надо мне врать, - тихий и яростный шепот, блеск черных глаз, заставил сбиться с такта. Но леди ловко замаскировала его неловкость. И заметила:
  - Должна сказать, что я тоже не рвалась в этот танец, хотя и по несколько иной причине, чем ваша. Вас я заметила сразу. Вы просто светились среди всех этих бездушных масок лицемерия. Хотя и ваша маска тоже хороша, ни один человек не разглядит...
  - С чего вы взяли, что это маска? - напряженно выдавил из себя Грин. Мысли уже больше лихорадочно не скакали, выстраиваясь в холодные стройные ряды плана. НИКТО не должен знать о нем правду.
  - Я обладаю даром барда, - четное и откровенное признание леди сражает наповал, как если бы войска несут поражение, не успев даже выстроиться для атаки.
  - Что?!..- горло пересыхает.
  - Лорд Грин, может мы сделаем вид, что нашли друг друга и нам есть о чем поговорить? И удалимся с танцев? Иначе я все же не сдержусь и попробую вести сам.
  Грин уловил оговорку моментально:
  - Сам? - а глаза нехорошо прищуриваются.
  - Именно, - темные глаза полыхнули пламенем.
  
  
  - Что происходит? - Грин запнулся и уточнил. - Что бард делает, переодетый в женское платье, выдавая себя за дочь одного из уважаемых родов, на балу Великого герцога Лавани?
  Ран оборачивается и почти оценивающе рассматривает стоящего перед собой аристократа. Потом медленно кивает собственным мыслям:
  - Похоже, вы являетесь частью легенды.
  И опять герцог улавливает правильную интонацию:
  - Вы? О чем вообще идет речь?
  -Вы и ваш кузен, - Ран облокотился на перила балкона. - а про легенду я и сам мало, что могу сказать, я просто бард, который идет по её следам, то бы запечатлеть в Песне.
  Герцог резко выдыхает. Он не встречался с бардами, но он видел глаза, стоящего перед ним. И эти глаза... В итоге, он задал совсем иной вопрос, чем тот, что просился на язык.
  - И то еще знает, что я ношу маску?
  - Никто, - качает огненноволосой головой бард. - Я даже Марии не сказал, - он прикрыл глаза.
  Грин с облегчением выдохнул:
  - Слава богам! Но зачем ты открылся мне?!
  Хитрая улыбка Рана, и чуть заметный блеск глаз:
  - Все просто, герцог. Я вижу кое-что, что не видят другие, хотя и имеют глаза. А в этом городе слишком много слепцов. И в данный момент, вам просто необходимо пойти в зал и оторвать своего кузена от Марии.
  - Не понимаю, - качает головой тот. И синие-синие глаза смотрят цепко, словно выискивают подвох. - Если вы ревнуете, то должны знать, что Алесандра интересуют только мужчины. К тому же кузен на дух меня не переносит...
  Он замолчал на полуслове, когда видел плавное покачивание головой своего необычного собеседника:
  - Неверно. Все неверно. Я же говорю город глупцов. Я бард - а барды не знают чувства ревности, только жажду обладания, но мы всегда делимся тем, чем обладаем. Поэтому ни он бард за всю историю Эмира так и не оказался связан узами любви. Мы слишком влюблены в Песню мира. Такого наше проклятие. Но Мария - это еще не понятный мне куплет. Этот малыш почти пугает меня, но это не страшно. Только я вижу, что его связь с вашим кузеном крепка, о это не любовь, и не страсть. Потому все эти ноты направлены в вашу сторону.
  - Кажется, я тут где-то видел стул, - пробормотал герцог, правильно расшифровав речь барда. - Хотите сказать, Александр влюблен в меня?!
  Спокойная улыбка в ответ и насмешливо блестят черные глаза:
  - Как может быть влюблена женщина, которая слишком долго не знала любви.
  - ЧТО?! - Гин почувствовал, как под ногами дрогнула земля. Этого не могло быть. Просто не могло быть... - Но... но. Вы уверены? - он чувствовал себя глупо, задавая этот вопрос.
  - В чем именно? - улыбается тот и между приоткрытых губ мелькают кончики клыков. - в том, что Мария - парень, Александр - женщина, которая к тому же влюблена в вас? Абсолютно.
  - Леди... то есть лорд Рану, чего вы добиваетесь, сообщая все это мне?
  - Ран, - мягко отзывается тот. - Меня зовут Ран. И я не лорд. И я слишком четко вижу то, что горит на дне ваших синих глаз. И понимаю, что отголосок того же огня тлеет в Леди, притворяющейся мужчиной. И я не хочу, что бы Расу стало больно, когда это пламя сожрет её.
   Кто такой Рас? - почти обреченно поинтересовался Грин, уже не надеясь понять. Он только чувствовал, как кружится голова.
  - Насыщенный вечер? - сочувственно поинтересовался бард. - мне кажется для вас он еще не закончился. Лорд Грин... - и нет даже намека на улыбку.
  - Сестра, - в дверях балкона появляется Лорд Урик. - Ты не злоупотребляешь обществом герцога? Ты та неожиданно его выкрала у общества.
  - О, мы мило побеседовали с герцогом, - голос барда снова приобрел плавные мелодичные интонации леди. - но я действительно непозволительно долго занимала внимание герцога.. Прошу прощения.
  - Ничего страшного, леди, - вымученно улыбнулся Грин, который вглядываясь в лорда Урика, внезапно понял, кого на самом деле видит перед собой. - Это была весьма познавательная беседа.
  - Благодарю вас, Ваша Светлость, - Леди поклонилась, сверкая улыбкой понимания. И удалилась вместе со своим 'братом'.
  Грин обхватил голову руками и застонал. Сейчас ему хотелось только одного, куда-нибудь исчезнуть и родиться в какой-нибудь другой семье и другом городе. Ни то ни другое не было выполнимо, поэтому он просто взял себя в руки, решительно тряхнулся и с трудом вернув маску, сорванную бардом, направился в залу. Отец наверняка уже недоумевает по поводу его отсутствия и раздраженно хмурится. А ведь сегодня важный вечер. И столько ее надо успеть седлать, особенно в свете новых приобретенных знаний.
  
  
  - Любезный кузен, - Грин надменно смотрел на Александра. - не могли бы вы уделить мне толику вашего внимания?
  - С чего бы это? - лениво отозвался младший герцог. - Я нахожусь в довольно приятной компании, и у меня нет желания её бросать ради вашего неприятного общества.
  Окружающие его леди заулыбались, прикрываясь веерами.
  Грин окинул всех холодным взглядом, и улыбки моментально исчезли. Никто не желал ссоры с наследником. Лишь Леди Марии все с той же отстраненной и загадочной полуулыбкой кошки.
  - Это серьезно. И необходимо прежде всего вам, кузен. Потом вы сможете вернуться к своей приятной компании.
  - О мои прекрасные леди, - раскланялся Александр. - вы меня простите, постараюсь вернуться побыстрее, что бы не дать вам заскучать.
  И он последовал за Грином, который уже развернулся, пробираясь сквозь толпу придворных.
  - Ну? - нетерпеливо хмыкнул младший герцог, когда они оказались наедине.
  - Надеюсь, вы помните, что великий Герцог после ала пригласил нас обоих к себе дабы сообщить свое решение по поводу участившихся набегов орков?
  - Еще бы я этого не помнил, - фыркает Александр. - весь вечер только об этом и пытаюсь забыть. Поему вы сказали, что это важно?
  - Это и так важно, - отрезал Грин и тяжело взглянул на кузена. - У меня просьба к вам: постарайтесь сдерживаться, что бы не сказал Великий Герцог. В последнее время вы критикуете каждое его решение.
  - Потому что все они одно безумнее другого, - расслабленная поза не обманула Грина.
  - Я не припоминаю, что бы вы были столь сильно заинтересованы в политике.
  - Зато вы погрязли в ей с головой, - вспышка гнева. Чистого, настоящего. - кузен, вы портите мне вечер!
  Грин вздохнул:
  - Так вы отказываете мне в просьбе?
  Младший герцог уже взял себя в руки и насмешливо взглянул на него:
  - Конечно. Хотя...
  - Я вас слушаю.
  - Я буду молчаливой паинькой, - хитро прищурились синие глаза. - Если ты сейчас на колеях повторишь свою просьбу.
  Хлесткая пощечина обожгла щеку младшего герцога, так сильно, что мотнулась голова. Такие же синие газа, как его собственные глаза горели яростью и ..еще чем-то непонятным.
  Грин резко развернулся и быстрым шагом удалился прочь.
  Александра ошарашено смотрела ему вслед прижимая руку к горящей щеке.
  
  Грин шел и проклинал себя. Впервые он не сдержался. Странный разговор с бардом выбил его из колеи, и ему не стоило сразу подходить к Александру...Александре? Нужно было прийти в себя. Но...Эти синие насмешливые глаза...
  -Все в порядке, герцог? - он внезапно обнаружил, что стоит посреди коридора неподвижно, сжав руки в кулаки до судороги, а рядом в лицо вглядывается тревожно старый слуга, которого он помнил с детства.
  - Да, - выдохнул Грин. - со мной все в порядке, Сигурд. Не беспокойся.
  
  Александра недоуменно качала головой, прикладывая к щеке лед. Росомаха с интересом смотрел на неё:
  - Лорд Грин никогда не производил впечатления человека вспыльчивого. Видимо что-то произошло, что вывело его из равновесия. И ты стала последней каплей.
  - Может быть, - проворчала герцогиня. - но меня больше удивило выражение его глаз, словно он хотел меня убить.
  - Между прочим, - лениво вставил один из орков. - До этого герцог общался наедине с нашим бардом. Может это мальчик ему что-то сказал? Он мо.
  - Да уж, - кивнул Арак. - Отродье кого хочешь, выведет из себя, а уж в роли леди Рану он превзошел самого себя.
  Убийца покачал головой.
  - Что-то тут не так. Санди, а ты не в курсе, что там задумал твой дядя?
  - Я не до конца знаю, - пожала та плечами. - Но Великий Герцог отличается почти иррациональной ненавистью к оркам. Понимаете еще до моего рождения, во время одного из набегов на приграничье, он отсутствовал в городе. А его жена как раз рожала Грина. Когда дядя вернулся его встретило холодное тело жены и живой младенец. Говорят, что младенца тоже поначалу восприняли мертвым, так как он с момента рождения ни разу не пискнул и только глазами хлопал.
   С тех пор дядюшка люто ненавидит орков. Что-то у него заклинило с тех пор в этом отношении, и Грина он воспитал в такой же ненависти. Вот и все что я знаю. Но как понимаете одной из целей жизни моего дяди стало уничтожение орков, как вида. Мой отец не одобрял такой фанатичности. Он считал, что Александиру нужно иное. А орков оставить на потом, - она грустно улыбнулась. - Он поэтому скрыл, что второй его ребенок - девочка, воспитывая меня как мальчика. Ему нужно было две сыновей, против одного сына старшего брата... А дядя и сейчас строит какое-то безумные планы. Он с каждым годом все более сходит с ума.
  Росомаха медленно кивает. Он знал, что Великий Герцог чувствовал опасность, исходящую от младшего брата. Именно поэтому его наняли убить младшего герцога в то время. Правда, детей попросили оставить в живых.
  - А где все-таки отродье? - внезапно поинтересовался Арак в наступившей тишине.
  - Действительно, - вскинулся Мария-Александр. - Его нельзя оставлять одного.
  - Почему? - заинтересовалась Александра.
  - Он - бард, - почти хором ответили орки и убийца.
  - Очень вспыльчивый и любопытный, - добавил Росомаха.
  - Тогда советую вам его поискать, - вздохнула герцогиня, откладывая лед в строну. _ А мне пора на встречу с 'любимым' дядей.
  
  Она шла по коридору и непроизвольно касалась щеки. Проклятье Грину. Каждая встреча выводила её из себя. И почему из всех, кто её окружал, её капризное сердце выбрало этого надменного ублюдка? Который не знает её истинного лица и ни во что её не ставит?
  Александра глубоко вздохнула, успокаиваясь, в конце концов, она впервые увидел на его лице такие яркие эмоции и ей это понравилось. Чувствующий гневный Грин был.. красивым. действительно красивым. Это стоило пощечины. Действительно стоило.
  Александра вернула на лицо привычное для лорда Александра выражение легкомыслия, циничности и насмешки над всеми. Младшего герцога ждала встреча с родственниками и он вошел как обычно не стуча и не предупреждая. И замер на месте...
  Великий Герцог Домиан Акинаи Лавани медленно падал на ковер, а его сын Грин широко раскрытыми глазами наблюдал за этим.
  В тишине комнаты кузены смотрели на тело отца и дяди, которое замело в неподвижности. Александра опомнилась первой. И в несколько шагов пересекла комнату, предварительно прикрыв за собой дверь. Уверенными быстрыми движениями, она проверила дыхание и серцебиение Великого Герцога и убедилась, что её безумный дядя все мертв.
   - Он умер еще до того, как успел коснуться пола, - подняла она глаза на кузена и почти растеряно добавила. - Похоже, его отравили.
  Грин стоял неестественно прямо, вцепившись в край стола так, что побелели костяшки пальцев. Синие глаза, казалось, выцвели до призрачной голубизны.
  - Грин?!
  Наследник вздрогнул и осипшим голосом выдавил:
  - Будь добр, сообщи советникам, желательно советнику Левой Руки Дайсу. И... я бы на твоем месте проверил как там Элий..
  Александра вскочила, словно, обожглась от подобной мысли. Грин был прав. Кто бы не отравил Великого Герцога, он мог решить, что старший сын его младшего брата - пусть и сумасшедший так же может оказаться в будущем помехой.
  Уже выбегая из комнаты, ей показалось, что Грин издал странный звук больше похожий на всхлип.
  За Дайсу, она отправила первого попавшегося на пути слугу. Судя по реакции поведение младшего герцога произвело а него неизгладимое впечатление. Так что поручение должны были выполнить в кратчайшие сроки.
  Она же бросилась к апартаментам старшего брата, которые находились тут же во дворце, так как после несчастного случая два года назад, дядя решил, что бедолаге Элию лучшего места не найти.
  Но Александра не добежала. Её торопливый шаг, почти бег, разбился, словно волна о скалы, когда на её пути встал Ран. Тот стоял, облокотившись о стену, и темный взгляд был непроницаем.
  Герцогиня замела, завороженная черными водоворотами в глазах этого странного человека. Только вот... человека ли? Именно сейчас она заметила, что бард освободился от женского платья, одевшись в брюки и свободную алую рубашку, распахнутую на груди. Огненно-рыжие волосы больнее не удерживались сложной женской прической, разметавшись по плечам.
  - Куда ты спешишь, леди-рыцарь? - никакой мелодии, к которой она уже усела привыкнуть, только властность в голосе барда, которой невозможно не подчинится. - Твое место там, откуда ты ушла. С тем, кто выбрал путь Легенды.
  -Легенды? - пересохшими губами повторяет женщина.
  - Разве ты не знала? - голо меняет тональность до звона. - На Эмире вновь настало время легенд. Но некоторые легенды могут умереть, едва родившись... Ты часть одной из таких историй. Точнее ты её сердце.
  - О чем ты говоришь? - голос звучит хрипло, но она уже догадывается, потому что кусочки мозаики складываются в картину, хотя еще не хватает так много таких от вот элементов, что бы увидеть детали. Важные детали.
  - Кто отравил твоего дядю и зачем? Найдешь ответы - найдешь и легенду.
  - Вы говорите загадками, господин Ран.
  Он улыбается безмятежно и светло:
  - А я и есть загадка. Леди Александра.
  И она, наконец, понимает, что все это время так беспокоило её в его облике. Он же - полуорк!
  - Не ай ему вырвать собственное сердце, - тихо шепчет-приказывает бард. - Не дай, принцесса! Разве не в этом твое предназначение?!
  - Что ты?!..
  Из темноты коридора выныривает хищная фигура:
  - Вот ты где, отродье.
  И стоящее перед ней создание внезапно изменяется, становясь строптивым и надменным, как десяток императоров, юношей:
  - И когда ты выучишь мое имя, орк?!
  - А смысл? - Арак скрестил руки на мощной груди и окинул критическим взглядом всю фигуру полукровки. - И где твое платье?
  - Хочешь сам в нем походить? - окрысился Ран, и внезапно перевел пылающий взгляд на Александру, все еще стоящую у стены:
  - Что встала, смертная?! Иди. Куда сердце ведет или куда шла, если сердцем не чувствуешь правильную беду.
  Синие глаза герцогини широко раскрылись, и она бросилась бежать... обратно. Туда, где в комнате наедине с телом своего отца остался Грин. А вслед ей криво улыбался бард.
  
  
  - С Элием все в порядке? - Грин поднимает глаза.
  Александра стояла в дверях и потрясенно смотрела на него. За последние меньше, чем полчаса, её кузен превратился в безжизненную статую, у которой живым остался только голос. И ничего более. А в руках статуя держит узкий стилет, которого раньше не было.
  - Да, - она шагает в комнату и закрывает за собой дверь. Плотно, что бы ни звука не вылетело.
  Великий Герцог все так же лежит на ковре и неверяще смотрит остановившимися глазами в потолок. Герцогиня встала на колени и закрыла веки Домиану.
  - С моим братом все в порядке, повторила она. И подняла взгляд на герцога. - Ты ведь не собирался его убивать...
  Спустя целое мгновение тишины, синие глаза смотрят все так же выцвевши. А потом он заговорил:
  - Каково это, Санди?
  Она вздрагивает как от удара. Он никогда так её не называл.
  - Твой отец воспитал тебя мужчиной и умер от руки старшего брата, испугавшегося за свой трон, и в свою очередь погиб от моей руки - руки собственного сына.
  - Что он пытался сделать, Грин? - она даже не удивлена, что он знает её тайну.
  - Я давно знал, что мой отец - опасный человек, но так же в отличии от остальных, понявших это недавно, знал всегда, что он - сумасшедший. Я не знаю, где он нашел Сердце Дракона, но он точно собирался использовать его...
  - Что?.. - неверяще шепчет принцесса, поднимаясь на ноги. - Что ты такое говоришь, Грин?!
  - Он собирался возвеличить Александир, сделав его городом бессмертных, равных эльфам, оркам, драконам. Более того, мой отец собирался превзойти эти расы. И в первую очередь уничтожить орков... А начать он хотел с нас троих. С Элием что-то пошло не так, на его счастье он успел сойти с ума, став бесполезным для Великого Герцога и его планов...
  - О Боги...
  Синие глаза наконец ожили и в них плескалась ярость пополам с болью, грозящие уничтожить разум своего хозяина:
  - Но это ничего не меняет, Санди. Моя прекрасная и опасная принцесса. Я убил своего отца. Убил трусливо. Ядом.
  У Александры сжалось сердце. Александир - великий город масок. Вечный маскарад самых причудливых форм воображения. Разве возможно вернуть городу былое величие, если кроме масок здесь уже больше ничего е осталось?
  Она медленно подохла к кузену, которого никогда по настоящему не знала, но которого разглядело её сердце:
  - Я тоже убийца, Грин. Я убила многих, кого не считала достойными людьми. Я свела с ума своего брата, сделав из него пускающего слюни идиота. Я изменяла и предавала. Я плел заговор против Герцога, твоего отца. И если бы ы подождал всего чуть-чуть, он умер бы от моей руки.
  Новый герцог Александира протянул руки и.. обнял свою принцессу. А потом уткнулся лицом в расшитый драгоценностями жилет
  - Я оказался первым. Прости, принцесса... и.. понимаешь... он частично успел...
  - Что? - так приятно стоять и чувствовать его тепло на своем плече, и как его волосы щекочут тебе щеку. И сквозь эти ощущения пробивается его такой родной голос:
  - Я собирался отдать пару распоряжений Дайсу и.. вырезать себе сердце.
  - Зачем? - и кажется, что спину сверлят темные водовороты глаз барда Рана.
  - Драконье Сердце. - ответ почти не удивляет её. - отец растил его во мне. Он знал это заклинание давно, хотя дал клятву никогда его не использовать. Но смерть моей матери свела его с ума. Он не понимал, как я могу жить, если она умерла. И решил, что это знак богов, что он должен нарушить клятву. У меня нет сердца, принцесса. С момента моего рождения, у меня в груди колотится магический камень.
  - И ты собирался достать его, - она утверждала, а не спрашивала. - Идиот.
  Александра схватила его за плечи и встряхнула со всей силы:
  - Кретин! Мы все пешки в чьей-то игре! Ты разве не понял?! Никакой смертный, будь он трижды Великий Герцог е сможет провести ритуал - заклинание! Твоего отца не было ни грамма магических способностей! А заклинание такого уровня?!... Ему кто-то помог! Кто-то подтолкнул его к этой мысли!
  И две пары одинаково синих глаз ошарашено смотрят друг на друга.
  - Знаешь, принцесса, - абсолютно спокойно и уверенно заметил, наконец, Грин. - Мне кажется, что необходимо пообщаться с нашими необычными гостями. Как-то они слишком вовремя появились. Даже если они ничего не знают, пара загадок от барда, может быть нужным ключом.
  - Проклятье! - выругалась Александра. - Сколько времени мы потеряли!
  - Много, - кивает герцог и неожиданно притягивает её к себе. Стилет падает на мягкий ковер без единого звука.
  В этот момент дверь тихо открылась, впуская пожилого мужчину, который замер от представшей его глазам картины - целующихся наследников над безжизненным телом Великого Герцога.
  
  Глава 7. Драконье Сердце
  
  - Я могу получить объяснения? - Росомаха внимательно смотрел на барда, который с непроницаемым видом складывал женский наряд в сумку и неодобрительно покачивал головой, косясь на убийцу.
  - В этом просто нет больше нужды, - пожимает плечами Ран. - Разве ты этого не чувствуешь?
  Мария-Александр потер переносицу, его зеленые глаза посветлели до желтизны, и стало очень заметно, что зрачки у него по-кошачьи овальные.
  - Ты это чувствуешь или знаешь, Ран?
  - И то и другое, - фыркнул тот. - Малыш, тебе не идет быть девушкой!
  Убийца внезапно усмехнулся:
  - Знаешь, это самый веский аргумент, который я слышал, что бы отказаться от этой маскировки.
  Бард замер, потом выпрямился и неожиданно серьезно посмотрел на Росомаху:
  - Еще не пожалел, что вытащил меня из той клетки?
  Убийца начал вытягивать из своей прически заколки и шпильки, высвобождая каштановые пряди волос:
  - Ран. Если бы я пожалел об этом, ты бы умер в то же мгновение. Потому что иного способа избавиться от тебя я так и не нашел.
  - Кто ты? - огненоволосый смотрит все так же серьезно и пристально., аж дрожь берет.
  - Ты не в первый раз задаешь этот вопрос, - мягкая улыбка. - я тоже спрашивал тебя, кто ты...
  - Я - бард, - он скрестил руки на груди и чуть склонил голову. - Полукровка эльфийки и орка. Разбойник, бродяга и много всякого с этим связанного. Целая мешанина эмоций и реакции. - бард тихонько вздохнул и сел прямо на пол. - Песни и слова рвутся из меня часто помимо моей воли. Я часто не знаю, что творю. Ты знаешь, что я первым своим криком спас себя от смерти, которую уготовала мне мать. Я был младенцем и контролировал её, что бы выжить, инстинктивно, словно был зверем. Это свело е с ума в итоге.
  Росомаха медленно подошел ближе и, шурша юбками, опустился на пол рядом.:
  - Кажется, я начинаю кое-что понимать...
  - Да? - насмешливо смотрит полукровка. - Малыш, а вои родители пытались тебя убить?
  Убийца качает головой:
  - У меня нет родителей как таковых. Я создание некроманта. Эксперимент, который все еще продолжается, но может закончиться, если я не смогу убить Повелителя Драконов. Я - идеальный убийца. Единственный в своем роде. У меня не может быть детей, потому что убийца не может иметь семью и сильные привязанности, которые могут повредить работе. - он улыбается почти светло. - во мне есть капля крови орков, эльфов, кровь дракона, животная и человеческая суть... очень много всего...
  Бард недоверчиво смотрит на него:
  - Ты так шутишь? Никто не способен на такое! Ни один маг или некромант! Можно создать голема, двойника, раба, но не...
  - Разумное и свободное существо. - закончил за него Росомаха - Даже бард не может поверить в подобное, да? А ведь ты первый кому я рассказал правду о себе за последние пятьдесят лет. До тебя я доверился только одному... - он запнулся на мгновение. - Существу... она так и не поверила мне в итоге. А потом погибла, так как слишком много думала о том, что я её обманываю, не доверяя до конца.
  Ран смотрел на него странно. Казалось, зрачки его глаз пульсируют. Он внеапно поднял руку и обнял убийцу за плечи притягивая к себе:
  - Я верю тебе, малыш. Верю. Я вижу правду, ты же знаешь. Ты моя Песня и Легенда, и я от тебя так просто не отстану. Даже если ты в итоге убьешь меня, я все равно останусь рядом, ты же знаешь, магия эльфов позволяет творить подобное.
  - Только призрака взбалмошного барда мне в спутники и не хватало, - фыркнул Росомаха, но не отстранился. - И хватит уже звать меня малышом. Я старше тебя. Мне уже давно перевалило за восемьдесят!
  - Совсем еще малыш, - убежденно ответил Ран, стискивая объятия. - А теперь б все же советовал тебе переодеться. Скоро нс позовут для очень интересной беседы.
  - Это какой? - Мария-Александр отстранился, выворачиваясь из крепких объятий барда и прищурясь, уставился на своего необычного собеседника.
  - Что ты знаешь о Драконьем Сердце?
  Зеленые глаза широко распахнулись. Похоже, убийца уже встречался с этим названием.
  
  
  Драконье Сердце - это живой драгоценный камень. Как говорят - его можно вырастить в теле живого существа. Главное что бы оно было разумным и с сильной волей. Оно растет медленно, постепенно заменяя настоящее сердце своего хозяина, наделяя его какими-то особыми свойствами. А потом его нужно вырезать из груди носителя и в ваших руках окажется орудие огромной мощи, которое способно повелевать и подчинять своей воле самых опасных созданий Эмира - драконами. Любыми. Золотыми, красными, синими, зелеными, морскими, пустынными, добрыми, злыми...
  Владелец Драконьего Сердца имеет в руках фактически инструмент, управляющий миром. Но для начала его еще нужно удержать. Его вырывают из живой трепещущей плоти вместе с душой носителя, иначе это будет всего лишь еще один магический камень - ничего более.
  А подчинить свободную бессмертную душу...
  За всю историю Эмира было всего три Драконьих Сердца. Одно не успело созреть до конца, его носитель догадался обо всем, так как и сам готовил это заклятие. Он убил себя до того, как его враги успели опомниться.
  Второе Драконье Сердце создали эльфы, и говорят оно до сих пор покоится на дне одного из морей Эмира, и его охраняют Морские драконы, дабы никто не смог его разыскать и воспользоваться его мощью.
  Третье... третье, на самом деле было первым, и создали его с согласия носителя. Его вырастил в себе юноша по просьбе своей прекрасной леди. В тот день, когда она вырвала сердце из его груди вместе с его душой - разразилась война, которой Эмир не знал ни до, ни после. Война Огня, когда весь Эмир горел в пламени драконов, подчиняющихся воле Повелительницы. Война, которую закончил сын Повелительницы Драконов от того самого юноши. Он убил свою мать, но подчинить Драконье Сердце с душой своего отца так и не смог. Говорят, что камень до сих пор хранится у нынешнего Повелителя Драконов в горах Скорби, куда его род заперли разгневанные боги. Но правду знают только драконы и Повелитель.
  А само заклятие Драконьего Сердца было похоронено в таких глубинах, что мир фактически позабыл о нем. Казалось бы навсегда.
  Однако теперь живой кровавый камень снова бьется в груди человека. И его носитель внимательно смотрит густой синевой глаз на восемь бессмертных созданий, расположившихся в его кабинете.
  - Весь вопрос в том, - задумчиво заметил Урик. - КТО подсказал вашему отцу, как воспользоваться заклинанием и провел ритуал?
  Грин тяжело вздохнул:
  - Вообще-то вопросов больше, чем ответов. Но один из них меня начал волновать особенно сильно, с прошлого вчера. Кто-нибудь из вас, господа, в курсе, что будет если НЕ извлекать камень из носителя?
  И тут голос подал Кирц. Самый спокойный и молодой из орков:
  - Вообще-то до сих пор не известно, что же из себя на самом деле представляет Драконье Сердце. И почему драконы подчиняются ему, не смотря ни на что. Лишаясь собственной воли. После войны Огня многие из них покинули Эмир и драконов осталось очень мало. Одно из предположений робко говорит, что Драконье Сердце должно превратиться в настоящее сердце.
  - Откуда такие сведения? - удивлено оборачивается Арак.
  Молодой орк чуть смутился:
  - Я вообще-то люблю читать хроники... А наш народ принимал весьма активное участие в Войне Огня. В книге 'Хроники Огненной войны' посвящено несколько глав происхождению Драконьего Сердца. До сих пор доподлинно не известно, откуда Повелительница Драконов раздобыла то заклинание.
  - Очень интересно, - тянет Александра. Она так и не изменила своему мужскому виду. Пока они с Грином решили придержать её тайну. - А там случайно не написано, что все-таки может в итоге ожидать Грина?
  Кирц хмыкнул и прямо взглянул ей в глаза:
  - Мнения разделяются от мирной жизни до самой своей кончины, которая скорее всего наступит не скоро, до.. превращения в короля драконов.
  - У драконов нет короля! - вскидывается Грин.
  - Но почему? - глаза орка сверкают. - Даже мы - перворожденные очень мало знаем о драконах. Они пришли на Эмир из другого мира - это все, что доподлинно известно. Но ведь существует Повелитель Драконов, способный управлять этими созданиями. Могущественными, фактически неуязвимыми...почему же у них не может быть своего вождя?!
  - Они слишком другие, - качает головой Росомаха. - Драконов нельзя судить по общей мерке. Это все равно, что заставить орков жить по законам эльфов.
  - Тебе-то откуда знать?! - вскидывается Кирц.
  Убийца улыбается мягко, почти грустно:
  - орк. А ты видел хотя бы одного дракона?
  - Нет, - смутился тот.
  - А я одного убил. Поверь, я знаю что говорю.
  - Знаете, Мария-Александр, - бросил лорд Грин. Я только сейчас понял насколько вам не шло быть девушкой. Вот лорд Ран был действительно великолепен.
  Бард вспыхнул до коней волос и язвительно отозвался:
  - Тебя бы засунуть в женское платье!
  Темная бровь нового Великого Герцога взлетела, а выражение лица явно не допускало даже мыслей о подобных вариантах сены его гардероба.
  - Грин, - внезапно озаботилась Александра. - А что имел в виду твой отец, говоря, что с моим братом что-то не получилось? Он, что пытался вырастить ВТОРОЕ Сердце?
  - Нет, - за Грина ответил бард. - У твоего брата нет ничего подобного, поверь мне. Я проверял.
  Все удивленно уставились на полукровку, который криво улыбнулся, и пожал плечами:
  - Не смотрите на меня так. Я ведь и сам не всегда понимаю. Просто на меня иногда что-то находит. Скажи им, малыш, - повернулся он к Росомахе.
  Тот задумчиво кивну, но как-то рассеяно, его мысли явно ушли куда-то в сторону, так как зеленые глаза словно смотрели внутрь себя, а не на окружающих. Попутно теребя кольцо на пальце.
  - Точнее не 'иногда', а постоянно, - проворчал Арак.
  Но Ран уже не обращал ни на кого внимания, он весь обернулся к убийце:
  - Малыш? - его голос стал вкрадчивым. - Что тебя беспокоит?
  Зеленые глаза напоминали сейчас глаза какого-то зверя, пойманного в ловушку.
  - Я... я должен подумать, - наконец покачал он головой. - Понимаешь, это сложно. Очень. Извини.
  Он резко поднялся на ноги и вышел из комнаты.
  - Я его таким никогда не видела, - встревожено и немного удивленно замечает Александра.
  Остальные лишь недоуменно пожимают плечами в ответ, и только бард хмурится и взгляд темных глаз очень неспокоен.
  
  Герцог внезапно поднялся на ноги:
  - Господа, - он пристально смотрел на орков.
  Все шестеро развернулись к человеку. Вопрос о поведении убийцы не стоял на первом плане, а вот интонации голоса Герцога Грина...
  - Скажите мне, - синие глаза прищурились. - Для вашего народа имеет ли какое-то значение человек, в чьей груди бьется Сердце Дракона?
  В наступившей тишине явственно прозвучал смешок Рана:
  - Правильный вопрос, герцог. Я ж говорил, то ты весь светишься! - он насмешливо покосился на Марона.
  - Почему это? - поднял на него глаза обычно очень молчаливый орк.
  Бард хмыкнул:
  - А почему нет? Разве воин древнейшего из кланов орков Блуждающего Тигра не имеет никакого веса в степи? Насколько я помню, даже самого захудалого и забитого члена вашего клана выслушают со всем уважением и рассмотрят его дело со всей серьезностью. Тебе же сейчас предлагают заняться примирением города Александира и орков...
  Тяжелый взгляд орка переместился с барда на герцога. И тот медленно кивает, подтверждая слова полукровки:
  - Это будет честью для меня, орк.
  - Это адский труд, человек.
  - Отлично, - Ран развернулся к двери. - а с Драконьем Сердцем, я предложил бы не торопиться особо. Много решается само собой.
  - Довериться чутью барда? - слабо улыбается Грин.
  - Наверное, - серьезно кивает тот. - А сейчас извините, я должен поговорить с Расом.
  Едва дверь за ним закрылась, шесть пар глаза обратилась на людей.
  
  Мария-Александр Росомаха был странной личностью и загадочной. Иногда казалось, что он словно ребенок, непосредственный, а в следующий момент он передает из рук в руки окровавленный кинжал грехов в обмен на звонкую монету. Он мурлычет, а в следующее мгновение вцепляется клыками в горло. За то короткое время, что орки с бардом провели с ним, они мало, что поняли об мальчишке, который называет себя идеальным убийцей и живет уже около восьмидесяти лет...
  Ран нашел убийцу быстро. Тот стоял у окна, в пустом коридоре. И рассматривал темное небо.
  - Как думаешь, - тихо спросил бард, останавливаясь рядом. - Смогут ли договориться орки и человек с Драконьем Сердцем в груди?
  - Мне жаль его, - отозвался убийца.
  - Почему?
  - Ты не понимаешь, что значит иметь частицу дракона в себе. Мои жилы обжигает моя собственная кровь. А в его груди горит целое сердце. Он начинает меняться, хотя и не знает об этом... В обще-то он уже не человек, как и я...
  - О чем ты говоришь? - насторожился Ран.
  Зеленые глаза взглянули на барда с печальной усмешкой:
  - Он уже забыл о том, что несколько часов назад убил собственного отца.
  - Разве забыл? - голос барда опять мягкий, обволакивающий.
  Росомаха вздыхает:
  - ран, у лорда Грина теперь несколько иное отношение к жизни и смерти. Убийство - это величайшая, тяжелейшая ноша. Он УЖЕ мыслит как дракон. Его отец стал опасен в своем безумии для всего рода, к которому Грин относит весь город. А значит, его нужно обезвредить.
  - Похоже на логику зверя, - задумчиво отзывается полукровка.
  - Похоже, - кивает его собеседник. - Ноне совсем так. Мне сложно подбирать слова. Это скорее твоя стихия. Давай ты просто мне поверишь, без вопросов? Просто моя кровь вся вскипает. Когда я оказываюсь рядом с герцогом. Она словно норовит покинуть мои жилы. Два года назад именно это задержало мою руку и дало возможность Александре вовремя спеть со своими изменениями в Заказе.
  - Значит, слова Кирца о превращении в дракона могут быть правдой? - темные глаза прищуриваются, скрывая выражение, которое в них появилось.
  - Не знаю, - убийца обхватил голову руками и сжал. - Откуда мне знать?! Ран! Я не хочу понимать и узнавать! Я не хочу быть Легендой! Ни твоей, ни чьей-либо еще! Не хочу принимать во всем этом участия! Меня нанимают, и я убиваю! Я - идеальный убийца, которым меня создали! Но я не - Легенда!
  Бард вздохнул с облегчением:
   - Ну, наконец-то. А я думал, почему ты молчишь.
  - Потому что не воспринимал все это всерьез, - огрызнулся Росомаха. - раньше я просто избегал общество Грина, думая, что возможно это какая-то магия, мне неизвестная. Но с тех пор, как в моей жизни появился ты и твои орки...
  - Они не мои, - вскинулся Ран, но убийца его не слышал.
  - Все нелогичные, непонятные, необъяснимые вещи, в твоем присутствии втягиваются в какой-то единый водоворот, и меня затягивает следом...
  Он отвернулся от барда, опуская руки. Полукровка молча смотрел на него, и глаза его странно мерцали в полумраке, словно отражая лунные лучи, ложащиеся на пол коридора. Наконец от убийцы прозвучало глухое признание:
  - Я боюсь. Я никогда ничего не боялся. Опасался, да. А теперь я боюсь до дрожи в коленках и пальцах. И я не хочу убивать. А ведь раньше это желание грело мое сердце... он передернул плечами. - Извини, Ран, можно мне побыть одному?
  Огненноволосый юноша медленно кивну. Ему тоже было о чем подумать. И мягко удалился, а Росомаха пристально смотрел на луну в небе желтоватыми звериными глазами...
  Глава 8. Снова в путь.
  
  Всадник мчался сквозь ночь. Он так торопился, что казалось порой, что копыта его скакуна не касаются дороги.
  Где-то позади остался город, который принес столько смятения в его жизнь и мысли. Там вершилась Легенда. Впервые за сотни лет Александир собирался подписать мирный договор с орками.
  Только вот всадника это мало волновало. Он погонял своего коня, шипя разъяренной кошкой. Всадник злился на самого себя, но он физически больше не мог находиться в том городе, рядом с его Великим Герцогом. Рядом с человеком, чье присутствие выворачивало убийцу наизнанку почти физически, словно он находился рядом со своим ожившим отражением, чье существование приводило его в ужас. Мария-Александр Росомаха подозревал, что ужас заключался в том, что он мог быть таким же...
  Это был иррациональный страх. И он бросил все и всех, что бы погонять коня в ночной мгле, заставляя его унести себя как можно дальше... зова драконьего сердца, которое стало намного сильнее за эти два года.
  Конь споткнулся, но убийца за мгновение до падения успел соскочить, мягко приземляясь на ноги. А потом устало опустился в траву, вытянувшись во весь рост. Неподалеку фыркал конь. С ним было все в порядке. А Росомаха без отрыва смотрел на полную луну, и странные темные слезы катились по его щекам.
  Он поднял руки и ладонями коснулся лица. Потом долго недоуменно рассматривал потемневшую влажную кожу. Медленно сел и тщательно обтер руки травой. Рядом фыркнул его конь.
  Убийца вздохнул:
  - Знаешь, мне кажется этот бард абсолютно прав. Я совсем еще ребенок. Просто взял и сбежал... точнее попытался сбежать. Думаешь, он меня простит?
  Мягкие губы коня прошлись по его щеке, и теплое дыхание обдало лицо Росомахи.
  - А ведь я пообещал, что возьму его с собой или убью, если не смогу этого сделать...
  Он помолчал, а скакун поняв, что наездник не собирается ничего ему дать, опустил голову и начал есть траву.
  - Я обманываю себя, - тихо прошептал Мария-Александр. - Я испугался не Грина и его Сердца. Я ведь не боялся этого два года назад. Я испугался того, что привязался к этому барду и его оркам... и того, что несут в себе его слова и взгляды. - он запнулся и рассмеялся. - Иллюзия свободы, вот что было все это время. Я за все годы и десятилетия ни разу даже мысли не допустил, что могу быть кем-то кроме убийцы...Коняшка, какой же я кретин. Может меня действительно стоит показывать на потеху зрителям, возя по дорогам в клетке? Или Мареку поставить нас на поток? Идеальные рабы - служат даже после вашей смерти, и никогда не подумают даже сбежать, потому что думают, что уже свободны... Интересно хотел ли Марек, что бы я дошел до таких вот мыслей или нет? Он всегда был немного странным...
  Убийца распрямился и поднялся на ноги. Нужно было расседлать коня и развести костер. Нужно было еще дождаться Рана с орками.
  
  Ран Аларик Кали сумрачно смотрел на герцога и его удивительную принцессу. Потом перевел взгляд на Марона и Кирц, которые оставались.
  - И не надейтесь, - наконец раскрыл он рот. - Мы снова встретимся. К нашем общему сожалению.
  - Для меня это будет... - старший орк на какое-то мгновение запнулся, но все же закончил. - Даже приятно.
  Бард выгнул бровь дугой и только хмыкнул в ответ.
  - Удачи, - Александра выступила вперед и коснулась плеча барда рукой.Темные глаза вспыхнули:
  - И тебе, принцесса.
  Он вскочил в седло.
  - И куда? - арак сдерживал своего нервничающего скакуна. - Он мог удрать в любом направлении.
  Ран пожал плечами:
  - Тогда мы просто встретим его в горах Скорби.
  - Ты упрям, как настоящий орк, - усмехнулся Урик.
  Полукровка ничего не ответил. Их кони рванули с места.
  - Я все же не понимаю, почему Мария уехал, - покачала головой Александра.
  Грин промолчал. Почему-то он был рад побегу убийцы. В его присутствии сердце всегда словно полыхало, причиняя острую боль.
  
  Они нагнали его к полудню. Росомаха даже не обернулся на звонкий перестук подкованных александирских коней. Его скакун шел неспешным шагом, а всадник казалось дремал в седле.
  Орки во главе с бардами поравнялись с ним и Ран укоризненно произнес:
  - Малыш, ты удрал.
  Тот повернул голову и взглянул на него зелеными глазами. Молча.
  Бард вздохнул:
  - А ты подрос за эту ночь.
  - Просто плохо спал, - пожал плечами Росомаха.
  - Так поспи сейчас, - великодушно предложил полукровка. Все равно нам трое суток по этой дороге трястись до ближайшего города. Я тебя поддержу.
  - Он его даже не спросит, почему он уехал? - очень тихо спросил Тарк у Урика.
  Старший орк покачал головой:
  - И мы этого не сделаем. Он же не стал от нас бегать. Фактически он даже дождался.
  Ран в этот момент фактически перетащил Росомаху в свое седло и накинул поводья его скакуна на луку своего седла.
  Убийца с бледным осунувшимся лицом прислонился к груди барда и, казалось, сразу заснул.
  Огненоволосый юноша тихо замурлыкал песенку. А на губах его спутника появилась странная улыбка, которую никто не увидел.
  Росомаха проспал двое суток. Днем он дремал в седле у Рана, а тот напевал свои песни, а ночью бард укладывал его рядом свой на свой плащ. И за эти двое суток никто не произнес ни слова, кроме песен барда.
  А на третьи сутки, Росомаха наконец проснулся. Они ехали все еще той же неспешной рысью, когда убийца вдруг вздохнул и оторвал голову от груди барда. Тот тут же прекратил свое мурлыкание:
  - Проснулся, соня?
  - За следующим поворотом отряд, Вооруженный, - вместо ответа сообщил Мария-Александр и зевнул. - Будут грабить, но возможно брать в плен и продавать в рабство.
  - Как невежливо с их стороны, - покачал головой полукровка. - Это совсем не благородно.
  Арак за его спиной фыркнул:
  - А ты сам-то часто поступал благородно, когда разбойничал?
  Юноша серьезно задумался, а потом сообщил:
  - Иногда было. Когда был сытый, с монетами в кармане и настроение было хорошее. Но это редкие были случаи.
  Орк выразительно хмыкнул. А на губах Росомахи появилась знакомая лукавая полуулыбка. Он легко перескочил в седло своего коня и выпрямился. Потом повернлся и подмигнул своим спутника:
  - Пошалим?
  На орках все еще было наложены заклятия косметической магии, и выглядели они просто воинами.
  - Пошалим? - недоуменно повторил Урик, глядя, как убийца извлекает из своей седельной сумки богатый плащ и накидывает его себе на плечи. Вид у него стал сразу щегольский. А они-то думали он ушел из Александира забрав только самое необходимое.
  Они подъехали к повороту.
  
  
  Настроение у Гардиса было препаршивое. Вчера м удалось захватить пару карет, движущихся из Чило в Бельгир. Вот в одной из их удач и оказалось вино для храма Совирага. И он не смог удержать своих ребят, которые не видели спиртного с того дня, как ни вышли на дорогу. Тем более такого хорошего. Как еще умудрились уберечь пленников со второй кареты. За парня еще неплохие деньги можно выручить. На таких вот аристократов сейчас большой спрос появился, а старуху проще прирезать. Да руки вчера не дошли. Сам не удержался и вина для себя приберег. Хорошее винцо в Храм Совирага возят. Очень хорошее.
  Однако именно из-за вина они чуть и не прохлопали этот отряд Взять с них видимо особо не чего, а вот они сами.. Четыре воина и два смазливых пацана. Проклятье Роя, ну почему заметили их так поздно? Теперь, что бы схватить живыми и невредимыми, придется хватать та. А у него только три десятка людей на ногах держится. Вчера было больше четырех десятков. Шестерых вчера вырубил рыцарь, что карету сопровождал, а остальные упились так, что понятья не в состоянии.
  Ну да ладно, этих всего шестеро, да еще поди устали с дороги.
  - По какому праву вы перекрываете дорогу, по которой мы изволим следовать? - звонкий юношеский голос вывел разбойника из задумчивости, он аж вздрогнул. Пока раздумывал, жертвы успели появиться прямо перед ним, явственно напрашиваясь, Рой их задери.
  Гардиас взглянул на мальчишку, и едва челюсть подобрал. Такого красавчика, прежде чем на торги отдать, он сам не прочь поиметь. Уж до чего до пацанов никогда охоты не было, но этот... А за его спиной высокомерно выпрямился ТАКОЙ рыжий, что дух захватывало. Вот уж действительно богатая и удачная добыча сегодня пришла к им в руки.
  Атамана так увлекли его фантазии о богатстве, и что он сделает с первым мальчишкой, что он даже забыл, о том, что добычу для начала захватить надо.
  Его помощник, видя, что с предводителем что-то странное творится, сам решил ответить:
  - Тут, ваша светлость, досмотр.. Бельгир, что через пару часов покажется -торговый город. В последнее время чего только не везут... Вот и устроили дозор...
  Аристократ нахмурился:
  - но у нас досматривать нечего, разве что... - он развел руки в стороны.
  И по бокам от Гардиаса упало по разбойнику. У каждого в правом глазу вызывающе торчали рукоятки стилетов.
  - Что за?!
  Но уже срываются с места четверо молчаливых воинов, с рыком хватая секиры, притороченные у седел. И рык этот прекрасно был известен дезертиру Границы Гардиасу. И оружие он встречал не раз. Орки!
  Первый же удар Арака снес ему полчерепа, и разбойник уже не видел, как взялся за меч рыжий, и как 'Сиятельство' ловко укладывает его соратников из небольшого арбалета.
  Кое-кто из разбойников додумался с началом битвы броситься бежать. Они-то и выжили.
  
  - Ты не любишь драться? - интересуется Тарк, вытирая лезвие секиры. Меду разбойниками прохаживался Арак и методично добивал раненных.
  - Нет, конечно, - отозвался Росомаха. - Я - убийца. Забыл? Контактный бой- сшибка не для меня. Но по необходимости можно... к тому же за открытый бой денег не платят.
  - и все же ты убивал, - спокойно заметил Ран, который проверял все ли в порядке с его гитарой.
  Росомаха пожал плечами:
  - Так зарплату я с них и стрясу. Учитывая, как от них разит винными парами, лагерь где-то неподалеку.
  - Так мы еще долго будем добираться до гор Скорби, - проворчал Урик, подходя к ним.
  - Так Заказ у меня, а не у вас, - усмехнулся Мария-Александр. - Кроме того, деньги всегда нужны. Да и вам после такой махаловки стоит передохнуть. Шутка ли человек двадцать уложили, и еще с десяток разбежалось.
  Рядом почти счастливо улыбался Ран. Росомаха бросил на него подозрительный взгляд, но ничего не сказал.
  Как и говорил убийца, лагерь они нашли довольно быстро, а там их ожидал сюрприз, который обнаружил Наргал. Орк долго, страдальчески разглядывал сюрприз, а потом все же подозвал остальных.
  - Ну что случилось? - проворчал Арак.
  - Здесь пленники.
  - Так развяжи и пусть катятся на все четыре стороны, мы сегодня добрые.
  - Мы с одним из их знакомы, - орк выглядел так, словно съел что-то кислое. - Этот тот самый пацан, что на нашего барда в Чило запал. Еще на нас как на отродья Тьмы бросался.
  Ран услышав, подошел ближе, взглянул и категорично отрезал:
  - Пусть мучается, извращенец.
  Алакик Иль Фейри смотрел на них с немым изумлением. Услышав приговор барда, решил, что пора вмешаться в решения своей судьбы:
  - Эээ. Господин бард... я приношу свои глубочайшие извинения, если оскорбил вас тогда. Но я действительно несколько не правильно понял ситуацию и поспешил с выводами. Вы вправе отказать мне в помощи, но я умоляю вас, помогите этой старой леди, - он кивнул в сторону второй пленницы.
  В этот момент подошел Росомаха, который с интересом выслушал речь сына своего старого друга, укоризненно взглянул на орков и барда, после чего молча освободил пленников от пут и ушел.
  Урик склонился над старухой, забыв. Что во время оя скинули таки с себя магию, показав разбойникам свои настоящие сущности.
  Женщина открыла глаза и.. улыбнулась. Орк вздрогнул всем телом, и внезапно низко поклонился:
  - Мои приветствия жрице Совирага.
  - Спасибо, милый, - отозвалась она удивительно молодым голосом.
  
  Великий храм Совирага - самое почитаемое место на всем Эмире. Он единственный. Говорят его построил сам Верховный Бог. Из-за храма - город Бельгир, центром которого он являлся, стал одним из самых знаменитых городов. Мало того, это было единственное место, куда мог прийти ююбой, и где были запрещены вражда и ненависть.
   Храм, где каждый мог получить исцеление. Даже если никто другой уже не был способен спасти.
  Именно туда Аларик вез мать Ниир, которая выезжала в Чило к человеку, не способному из-за тяжелой болезни добраться до Бельгира сам.
  - Мне обязательно нужно вернуться, - качала головой жрица. - Меня ждут в храме. Как жаль, что разбойники разграбили все подарки для храма. Кроме вина там было много вещей обездоленным детям, живущим при храме.
  - Мы будем сопровождать вас до храма. - решительно заявил Урик.
  Росомаха просто пожал плечами:
  - Нам все равно в Бельгар заглянуть надо.
  - Еще какие-то долги? - подозрительно осведомился Ран.
  - Нет, - убийца покачал головой. - Просто несколько нужных покупок. В спешке Александира, особенно моем побеге, я кое-что забыл.
  - Эй, - из-за кустов появился Тарк. - Кажется, я нашел сокровищницу разбойников. Они неплохо поживились на этой дороге. Как подношение храму сгодится?
  Жрица улыбнулась:
  - Вы очень щедры.
  - Мы же не отдаем своего и последнего, - мыкнул орк. - Так. Наргал и этот будущий паладин Доэра... пошли, поможете.
  Наргал удивился:
  - А остальные?
  - ТЫ будешь их заставлять? - осведомился его товарищ.
  Орк оглянулся и покачал головой. Аларик покорно последовал за ним.
  Через несколько часов две кареты двигались по дороге в Бельгир. В одной с удобствами расположилась жрица, а во второй находилось всевозможное награбленное добро разбойников. Первой правил Аларик, а вторую Тарк не доверил никому.
  
  
  Часть вторая: Повелитель Драконов
  
  Глава 9. Менестрели и барды
  
  Стража на воротах Бельгира была привычна ко многому. В конце концов, их город - это место, где эльф и орк вежливо раскланиваются друг с другом, в худшем случае - просто игнорируют друг друга. Поэтому их не слишком удивил маленький отряд орков, сопровождающих жрицу Совирага.
  Пожилой воин - старший в этой смене, сам вышел навстречу гостям. Его битвы уже давно отгремели, но он достаточно долго служил на границе со степями орков, поэтому он всегда выходил навстречу подобным гостям сам.
  Когда кареты остановились перед воротами, в ожидании таможни, воин очень вежливо обратился ко всаднику, который возглавлял отряд, с просьбой назваться.
  - Мы сопровождаем мать Ниир к храму Совирага. С нами человек Аларик Иль Фейри, странник по -имени Мария-Александр и певец Ран. Я - Урик, со мной орки: Арак, Тарк и Наргал.
  Стражник отметил про себя, что орк назвал лишь имена своих сородиче и себя, без наименования семьи и клана к которым они относятся, но промолчал. А вот то, что двух своих спутников орк не стал идентифицировать по пренадлежности к расе, настораживало. Он поднял глаза на того, которого представили певцом и его глаза расширились от удивления. Слишком долго он воевал с орками, что бы не увидеть характерных черт. Полукровка! Но... Эльфийские глаза и скулы и... это просто невозможно! Просто потому что этого не может быть!
  Воин все-таки смог взять себя в руки, припоминая невероятные слухи о барде, по прозвищу Разбойник, и звали его именно Ран. А у огненноволосого певца стремительно каменеет лицо и глаза становятся такими говоряще-невыразительными, что становиться очень страшно.
  Стражник поклонился:
  - Певец видимо прибыл на встречу менестрелей?
  Темные глаза моментально вспыхнули любопытством:
  - Что?
  Начальник смены позволил себе легкую улыбку:
  - В Бельгире уже сутки, как собираются менестрели со всего Эмира. Раз в пять лет проводиться нечто подобное. Со всех сторон света, из разных стран и от разных рас прибывают певцы и музыканты, что бы продемонстрировать свое искусство.. - он бросил взгляд на молчаливых скучающих орков. - Сегодня утром как раз прибыли представители из степей Заргар.
  - Из какого клана? - тут же вск5инудлся орк, которого представили как Арак, и воин мысленно поставил себе заметку, что вот он настоящий предводитель отряда орков. Урик скорее всего выступает как парламентер и дипломат в их маленьком отряде.
  - Одинокий Волк, Пикирующий Орел и Блуждающий Тигр, - перечислил стражник. - И Охотящиеся Львы.
  Орки одобрительно кивали.
  - Эй, отродье, - Арак повернулся к певцу. - Пойдешь?
  - Надо, - кивает тот задумчиво, даже не реагируя на оскорбление, словно, оно уже как привычная традиция. - Можно встретить что-то стоящее. А может даже смогу увидеть Раэля Ночной Голос. Я его давно не видел. Мы можем задержаться? - внезапно обратился он к еще одному спутнику, до сих пор находящемуся как бы в стороне от разговора.
  И только тут стражник словно прозрел. Он смотрел на странника, и его душу холодило, как в те времена, когда он ступал по степям Заргара, чувствуя, что в любой момент, словно, из ниоткуда может появиться смертоносный отряд орков.
  - Можем, - кивает тот задумчиво. - Мне все равно нужно тут кое-что сделать. И кое с кем встретиться.
  Воин смотрит на него, и понимает, что из всех, кто сейчас перед ним - этот, выглядящий как мальчишка, странник - самый опасный. И кажется он начинал смутно припоминать кое какие слухи, касаемо того имени, что ему назвали. Но ведь это было очень-очень давно. Он тогда только-только начал мечтать поступить на воинскую службу и ему не было еще и двенадцати... Это просто невозможно.. еще более невозможно, чем полукровка эльфийки и орка.
  - Эй, человек, - голос орка, сидевшего на козлах первой из карет прервал его мысли и отрезвил немного. - В трех часах езды от города два десятка трупов возле дороги валяются, да еще если в лес углубиться - временный лагерь можно обнаружить. Там много всего интересного найти можно.. Вы б там прибрались хоть что ли...
  
  
  Урик и Тарк уехали с матерью Ниир и Алариком Иль Фейри в храм Совирага. Наргал с Араком пошли побродить по городу и поискать сородичей-менестрелей. Росомаха тоже исчез, предупредив, что к вечеру вернется.
  Ран остался в одиночестве в той гостинице, которую они с таким трудом нашли и смогли снять два номера на весь их отряд. Поняв, что сидеть вот так в тишине комнаты нет никаких сил, полукровка спустился вниз в трактирную зону, и заказал себе мяса и кувшин вина. Его задумчивый взгляд блуждал где-то за пределами трактира как такого и не замечал полных надежды взглядов посетителей, которые почти жадно разглядывали гитару, спокойно лежащую у него на коленях.
  Наверное, впервые с первой встречи с Росомахой, он имел возможность немного подумать обо всем об этом. Те двое суток, что убийца спал буквально у него на руках, он не мог думать. Мелодии плясали в душе и сознании, почти заполняя все тело, выплескиваясь в мир снов малыша.. Малыша.. он усмехнулся про себя. Этому малышу восемьдесят лет. И все равно воспринимать его иначе было... сложно. До последних дней. Что-то изменилось. Бард прижал рукой струны гитары и сжал губы. Что-то происходит, и не только с убийцей, но и с ним самим. За эти дни, его дар Певца и тот, что спал в его душе до встречи с этой зеленоглазой загадкой, ни на минуту, даже ни на мгновение не прекращали действовать. Он балансировал на грани реального мира и мира Легенд. И впервые не мог контролировать это состояние. А ведь наставник предупреждал, как это опасно, особенно для него самого.
  Что ж происходит? Он и до этого всегда говорил, что думал, и не заботился ни о чьих чувствах... Темные глаза внезапно распахнулись в изумлении и осознании. Забота! Он заботился о Марии-Александре. Это не имело отношения ни к Легенде ни к Песне. Проклятие! Ему был важен сам Рас! Этот запертый в себе, лукавый полу-ребенок. Опасный и хищный убийца. Идеальный убийца. Бард взглянул на свои руки. Несомненно его хотелось защитить и оберегать. Какие необычные чувства. Полукровка покачал головой и недоверчиво взглянул на гитару, лежащую на коленях. И вдруг вспомнил, что ему подарил её Рас.
  - Допелся. - уныло заметил он инструменту. - Если бы я был извращенцем каким-нибудь, то подумал бы, что влюбился... но тогда не относился бы к нему, как к малышу.. он... брат? Друг?
  - Простите, что прерываю ваши несомненно глубокие размышления, - внезапно прервал его чей-то голос.
  Бард почти недовольно поднял голову. Перед ним стоял щеголеватый тип лет двадцати пяти - тридцати. Тщательно расчесанные волосы золотистым водопадом опускались на расшитый воротник рубахи. И из-за спины выглядывал гриф гитары. Ран скривился. Менестрель классический.
  - Мое имя - Ивица Серенада.
  - Никогда не слышал, - пожал плечами бард.
  Щеки Серенады вспыхнули и он едва сдержался. Но продолжил уже более напряженным голосом:
  - Мы зашли с друзьями немного отдохнуть и увидели вас. Инструмент в ваших руках позволил нам предположить, что вы претендуете на звание менестреля.
  А вот это уже было явно завуалированное оскорбление.
  - Не претендую, - отрезал Ран. - Это все?
  От неожиданности Серенада растерялся, а в таверне наступила почти мертвая тишина.
  - Тогда зачем ты держишь в руках благородный инструмент? - на помощь товарищу поспешил один из его друзей. Судя по всему тоже менестрель, нов отличии от Серенады, он выглядел даже как-то простовато в своих темных одеждах. Лишь яркий алый плащ ярким пятном окутывал его на удивление атлетическую фигуру. Абсолютно седые волосы спускались ему на плечи, а морщинистое лицо, казалось, привыкло дарить улыбку всем.
  - Потому что умею играть, - спокойно отозвался полукровка.
  - Значит ты не менестрель? - разочарованно протянул Серенада.
  - Нет, - скривился тот, как будто ему в рот попало что-то кислое. - Вам больше от меня ничего не надо? А то мне хотелось бы приступить к еде и вернуться к тем размышлениям, от которых вы меня так нелюбезно оторвали.
  Пожилой менестрель в алом плаще внезапно к удивлению всех, а особенно своих спутников склонился в низком поясном поклоне:
  - Может Ран Аларик Кали оказать честь бедному менестрелю и спеть всего одну песню?
  Юноша с интересом взглянул на него:
  - Ты знаешь меня?
  Менестрель медленно выпрямился и кивнул:
  - Я слышал о тебе. Огненно-рыжие волосы, скверный характер, прекрасное лицо.. я мечтал о встрече с Раном Разбойником, чей голос по слухам настолько прекрасен, что завораживает самых свирепых и очаровывает даже тех, кто не обладает слухом.
  - Что?! - ахнул кто-то за его спиной. - Бард?!..
  Ран улыбнулся:
  - Теперь я вспомнил тебя. Ты - Алый Плащ. Я слышал твои песни.
  Тот снова поклонился. Правда, уже не так низко:
  - Надеюсь, слух они не резали.
  - Учитывая, кто их пел, - задумчиво проговорил бард... - я понял тогда, что хотел бы услышать их в твоем исполнении.
  - Обмен? - хитро улыбнулся седовласый.
  - Договорились, - ни на мгновение не задумываясь ответил полукровка, протягивая руку.
  Пока они скрепляли соглашение, шустрые посетители, понявшие, что могут получить бесплатное представление, расчистили середину зала.
  - Ты хочешь услышать что-то конкретное? - поинтересовался Алый Плащ.
  - Давай для начала то, что у тебя вертится на языке, - явно погруженный в какие-то свои мысли, ответил бард. Менестрель внимательно вгляделся в него и кивнул, соглашаясь. Похоже, они своей просьбой оторвали юношу от сочинения какой-то песни, не иначе. Поэтому он так раздраженно отреагировал на Серенаду.
  Бард протянул ему свою гитару. Чуткие пальцы менестреля пробежались по струнам, и Алый плащ с восторгом поднял взгляд на Рана:
  - Какой прекрасный инструмент! Кто его создатель?
  Бард покачал головой:
  - На нем нет клейма мастера. Это подарок от... друга...
  Если менестрель и заметил заминку, то не подал вида. Наступила тишина, а потом струны отозвались на первое прикосновение пальцев, а может быть души...
  
  
  Росомаха смотрел на хозяина лавки. Тот под его взглядом съежился так, что казалось еще чуть-чуть и совсем растворится в воздухе.
  Если бы убийцу сейчас увидели его спутники, они бы несколько раз подумали, прежде чем снова назвать его малышом или поверить лукавой полуулыбке, которую он так часто демонстрировал.
  Она и сейчас замерла на своем прежнем месте, но совершенно равнодушные звериные глаза делали её жуткой.
  - Значит Гильдия запретила, - хрипло повторил он ответ хозяина на свой запрос.
  - Я ничего не могу, господин, - умоляюще сложил руки продавец. - Вы не появлялись десять лет! А за это время многое изменилось! В Гильдии смена власти и новые порядки. Вы уйдете, а мне еще жить и работать.
  - Успокойся, - поморщился убийца. - Я убиваю только за деньги. За тебя мне никто не платил. Однако снаряжение мне необходимо, а, значит, я хочу услышать подробный рассказа о том, что тут произошло за последние десять лет.
  - Что вы хотите узнать? - торговец понял, что убивать его не будут, и позволил себе выпрямиться.
  - Кто нынешний глава Гильдии и что ты имеешь в виду про новые порядки. Начинай с начала, а я по ходу сорентируюсь.
  Их разговор продолжался больше трех часов, и Росомахе совсем не понравилось то, что он услышал. Это следовало, как следует обдумать. Поэтому он покинул лавку с намерением вернуться в гостиницу.
  Тщательно анализируя полученную от перепуганного торговца информацию, убийца избегал многолюдных улиц, так как с этим съездом менестрелей, можно было застрять где-нибудь в толпе. А толпу Росомаха не любил.
  И едва успел уклониться от смертельного удара, когда скользнул в очередной переулок. Нырнув в тень, он сосредоточился и встретился взглядом со своим убийцей.
  - Оборотень! - выдох прямо в оскаленную пасть полузверя.
  Сказка, которой якобы не существует. Оборотни с Запретных Земель... но эта сказка явно собиралась перегрызть ему горло.
  - Тебя это смущает? - насмешливая мимика этого полу-лица полу-морды была человеческой.
  - Мне за тебя не платили.
  - Зато мне заплатили за тебя, - и почти неуловимый прыжок вперед.
  Росомаха увернулся с грацией тени.
  - Ты знаешь кто я?
  - Сказка об идеальном убийце, - настороженные желтые звериные глаза следят за его движениями.
  - Значит, здесь сейчас сражаются две сказки, - усмехается убийца и ответный желтый звериный огонь рвется из его глаз. - Тебе надо было нанести более точный первый удар. Потому что теперь ты - мертвая сказка.
  Оборотень спел ощутить сдвиг воздуха и даже успел двинуться, а в следующее мгновение его глаза широко раскрылись и тело начало медленно опускаться на грязную землю улицы.
  - Т-ты... один из нас?.. - свистящий шепот.
  - Я - Росомаха, - ответный шепот прямо в гаснущий взгляд. - Идеальный убийца.
  Мария-Александр вырвал стилет из его загривка и отступил на шаг. У его ног изменялся в человеческую форму труп оборотня. И идеальный убийца скрипнул зубами. К нему послали убийцу-менестреля! Идеальная ловушка. Боги не прощают убийсвтва певцов. Судя же по золотистому браслету, этот весьма успешно ублажал слух богов.
  Требовалось срочно увидеться с Раном. Бард наверняка может помочь.
  Теперь Росомаха бежал. Люди успевали заметить лишь стремительную тень, если вообще что-то видели.
  
  
  Ран открыл глаза, и в помещении воцарилась зачарованная тишина. Алый Плащ плакал, не замечая этого. Но бард уже не видел ни посетителей. Ни менестрелей, ни своего соперника по Песне. Какая-то дисгармония в тенях залы привлекла его внимание, и через мгновение он поднялся на ноги, отставляя гитару. Люди расступались перед ним, словно зачарованные. А еще через мгновение, он остановился перед густой тенью у дверей и встревожено взглянул в зеленые глаза.
  Росомаха поднял руки, и прохладные кончики пальцев коснулись висков барда. Ран содрогнулся от ярких видений, ворвавшихся в его мозг.
  Руки убийцы соскользнули, ноне успели опуститься, огненноволосый бард перехватил их и внезапно поцеловал каждую ладонь, а затем потянулся вперед и его губы коснулись лба Росомахи.
  И во все еще зачарованную тишину вплелся голос полукровки:
  - Тот кто пытался убить Песню, недостоин благословление богов и их мести за него. Менестрель не должен убивать, алкая крови. Твоя душа может быть спокойна.
  Мало кто из присутствующих что-то понял, но не менестрели. Алый Плащ сделал шаг вперед. Слезы уже высохли на его щеках, а глаза полыхали гневом:
   - Прости меня, бард, но...
  Ран ровный голосом предупредил его вопрос:
  - Он убил менестреля, защищая свою жизнь. Менестрель. Ни боги, ни люди, ни кто-либо другой не заберет у меня его жизнь. Он... - бард внезапно устал объяснять. - Тот, кто подарил мне гитару.
  Проницательный взгляд пожилого барда метнулся на Росомаху:
  - Менестрель действительно пытался убить вас? За что?
  Убийца высвободился из рук полукровки:
  - За деньги, уважаемый менестрель, - его полуулыбка была кривоватой. - За деньги.
  Алый Плащ нахмурился:
  - Это серьезное заявление. Вы можете не опасаться суда менестрелей. Только что под свою защиту вас взял бард. Но с вас затребуют свидетельство.
  - Невозможно, - отрезал Росомаха. - Завтра я должен уехать из города.
  Менестрель растерянно взглянул на Рана. Но тот даже не шелохнулся. Он задумчиво смотрел на Росомаху.
  Но в этот момент в себя пришли остальные спутники Алого Плаща. Серенада возмущено подступился к убийце:
  - Ты утверждаешь, что на тебя напал менестрель?! Это ложь! Менестрели не убивают!
  - Убивают, - оскалился Рас. - Особенно когда входят в Гильдию Убийц и получают деньги и Заказ от главы Гильдии.
  - Т-ты!.. - задохнулся тот.
  Его пожилой товарищ внезапно вздрогнул и внимательно вгляделся в усталого юношу перед собой.
  - Сегодня действительно очень необычный день, - пробормотал он себе под нос. И прикоснулся к плечу Серенады, заставляя его замолчать. - Как твое имя, мальчик?
  - Мария-Александр, - полуулыбка скользнула в его глазах. - Ты вспомнил меня.
  - Да, - склонил голову Алый Плащ. - В прошлый раз я видел тебя мельком в тенях. Я всего лишь менестрель. И тогда смог уловить аромат Песни только когда меня ткнули носом в неё. И снова я чуть было не прошел мимо.
  - О чем ты говоришь? - в голосе Серенады слышится явственный ужас и бард с внезапным одобрением смотрит на этого щеголя, а из менестреля может получиться неплохой певец.
  Алый Плащ не ответил своему спутнику, он медленно поклонился Рану:
  - Меня гложет зависть, бард. Разбойник. К твоему дару, к твоему чутью и, - он кивнул на Росомаху. - К твоей Песне. И еще я очень благодарен тебе... Сегодня я получил больше, чем смел рассчитывать, отправляясь на этот Сбор. Я уже не пойду на него, утром я уеду из города, потому что получил все, что хотел - вдохновение и касание настоящей Песни Эмира.
  - Но!.. - Серенада чуть не плакал. - Он же убил!..
  - нет, - покачал головой пожилой менестрель. - Ты еще молод и не знаешь, что Песням дозволено многое из того, что нам кажется преступлением.
  - Я тоже завидую тебе, Алый Плащ, - внезапно тихо ответил Ран. - Ты способен сам решать свою судьбу не опираясь на дар и видения, не подчиняясь Зову Песни и Легенды... И.. спасибо...
  И уже бард склонился перед менестрелем в легком поклоне.
  - Я буду ждать этой песни, Разбойник, - выдавил из себя, потрясенный менестрель и быстрым шагом вышел из таверны. Остальные неуверенно последовали за ним, притихшие и недоумевающие.
  Посетители таверны с испугом смотрели на оставшихся двоих. Разговор и спор были довольно тихими, но даже мимики и движений хватило понять, что случилось что-то из ряда вон выходящее.
  - Рас, - голос барда звучал почти ласково. - ты в курсе, что ранен?
  Зеленые глаза наполнились искренним недоумением:
  - Где?!
  Бард усмехнулся и коснулся его рубашки. С правого бока, она полностью пропиталась уже засыхающей кровью, повиснув ошметками.
  Убийца недовольно поморщился. Вот уж действительно незадача.
  - Ничего страшно, - он поднял глаза на Рана. - Все уже зажило. Я же уникальное создание.
  Он лукаво улыбнулся, и внезапно стал серьезен:
  - И как только вернутся орки - сматываемся из этого города.
  Полукровка кивнул и подхватил гитару:
  - Пошли наверх. Тут слишком много ушей.
  Хозяин таверны провожал их почти благоговейным взглядом. События этого дня, развернувшиеся в его таверне, надолго сделают его заведение, одним из самых популярных.
  
  Глава 10. Еще одно начало
  
  Он скользнул комнату одной из многочисленных теней. Его удар стилетом был настолько быстр, что лезвие даже не успело сверкнуть в лучах луны.
  Но там, где сталь должна была встретить плоть, оказались вспороты лишь простыни. Убийца метнулся в сторону в ту же секунду и едва успел уйти с линии стремительной ответной атаки.
  - Ты припозднился, - мурлыкнул голос в темноте. - Разве это хорошо - опаздывать на свидания? Особенно со смертью?
  - Ты не мог знать! - яростный выдох.
  - Как так? - удивился мурлыкающий. - На меня объявлена охота. А значить я всегда вас жду.
  Прыжок, почти размазавшийся в воздухе, словно, не человеческое, а змеиное тело взвилось вверх. Но его противник, скорее веер, чем живое существо, и когда убийца приземлился на противоположном конце комнаты, он понял, что для него все кончено. Тело мягко опустилось на пол, не способное удержать себя на ногах. Казалось, онемела каждая мысшица.
  - Думаешь. Почему я не убрался из горда после первого же покушения в течении часа? И оставил столько следов? - мягкий укор. Никакой насмешки. Словно на уроке каком-то. Даже смешно, только смеяться не можешь. Да ответа и не ожидают на этом занятии. - Ты уже четвертый за эти сутки. Торговцы боятся идти против Гильдии. Здорово вас тут всех Глава прижала к ногтю. Как еще не воете. - тихий вздох. Почти разочарованный, словно тоска по старым добрым денькам. про которые любят вспоминать некоторые ветераны. А ведь и верно, взвыть только и остается. Больше никак... А темнота продолжала, уже изрядно повеселевшим голосом. - Вот и приходиться творческую жилку реализовывать. Вас голубчиков раздевать, а то Заказ больно сложный дали... без снаряжения вообще никак.
  Может голосовые связки и онемели, но разъяренное шипение все же получилось просто заглядение. Этот тип был не только самоуверен. Он еще и собирался ограбить его! Это уже не в какие ворота не лезет! На кого же его натравили-то?!
  А несостоявшаяся жертва тем временем уважительно присвистнула:
  - А ты парень хорошо экипирован. Пожалуй. После тебя можно уже не ждать никого. Неплохо для твоего возраста... Интересно, кто у тебя был учитель. Уже не Сару Тень ли? Уж больно подготовка на его стиль смахивает. - и тихое сожаление. - Одаренный был мальчик. Загубила его Гильдия...
  И тут уже кажется, что немеет сам мозг, потому что.. потому что ночному гостю кажется, что он догадался на кого совершил покушение. Но этого не может быть! Потому что это всего лишь сказка! Легенда в мире ночных убийц.. потому что Идеального Убийцы не существует! Ведь нет?! А тело окончательно перестает ощущаться и тьма начинает заволакивать разум, неужели теперь его черед? Неужели он и.. умирает?
  - Не волнуйся, - почти ласковый шепот. - Ты не умираешь. Это парализующий яд. Личные изыски моего организма. Кассандра вас совсем не жалеет, посылая против меня. Похоже, она слегка повредилась разумом., никак не может понять, что мне ваша Гильдия и её место в ней и даром не даже и за деньги тоже. - в темноте чувствуется усмешка. - И сама кассандра мне тоже не особо нужна, если честно. Может поэтому и бесится? Ожжет рассердиться, а, ученик Сару? По-настоящему? Или это просто женская зависть, что я выгляжу красивее, чем она?
  И сквозь туман сознания окончательное понимание. Не сказка. Ни легенда. Ничего подобного. Просто он действительно существует. И все эти рассказы об Идеальном Убийце по имени Росомаха и тоска в глазах учителя, когда он отрицал его существование в настоящем... все это есть, и все это правда.
  - Не бойся, коллега, - мягкий голос уж не шепот, а нормальный голос. - Ты не умрешь - просто поспишь. Передавай привет моему старому ученику и...удачи в будущих ночных охотах.
  Видимо Росомаха не знает, что учитель вот уже как год покоиться на дне какой-то полузабытой реки. Главе не понравились его высказывания и вечное состояние оппозиции по отношению к ней... Это последняя мысль и тьма милосердная окутывает его разум окончательно.
  
  Орки и Ран с легким недоумением разглядывают кучу всевозможного добра над которым в задумчивости замер Росомаха.
  - Это? - усмехается убийца, обратив, наконец, внимание на обращенные к нему взгляды. - Это то, что мне не понадобиться. Я все собрал в итоге. А это уже хлам, если честно.
  - Откуда все это? - любопытствует Тарк.
  - Взял, - пожал плечами Росомаха. - Хозяева этих вещей были почти любезны.
  - Сколько трупов у нас под кроватями и как быстро нам нужно уносить ноги? - голос Арака был почти меланхоличным.
  - Никаких трупов, - укоризненно покачал головой убийца. - мне за них никто не платил. А вот про уносить ноги.. как можно быстрее я думаю.
  - А то есть хозяева вещей скоро придут в себя? - Урик усмехнулся. - И захотят их обратно?
  - Нет, - очень серьезно отозвался зеленоглазый убийца. - Они посчитали что это был взаимовыгодны обмен, вот тот кто их послал... Другое дело.
  Рядом вдохнул бард:
  - То-то мне показалось, что я слышал кучу подозрительных шорохов в твоей комнате.
  А вот теперь у Росомахи были зверино-желтые глаза. Он почти задумчиво смотрел на барда и только качнул головой в итоге осмотра:
  - Удивительное ты создание. Ран. А ведь все четверо были первоклассными профессионалами. Ну у тебя и чутье.
  - Ладно, - махнул рукой Арак. - Мы уезжаем из этого города или нет?
  - Уезжаем. - твердо ответил убийца. - Как только позавтракаем.
  
  Мария-Александр Росомаха мурлыкал себе под нос песенку. Уже второй час подряд.
  Орки косились на него, недоумевая, чем же так доволен убийца. Ран же поглядывал... понимающе? Его чутье барда улавливало, как меняется тональность Песни. Похоже, что Мария-Александр рассчитался со всеми основными долгами и взялся за работу.
  Росомаха не замечал их взглядов, он жмурился на солнце и довольное мурлыкание грело что-то внутри, в районе живота. Заказ наконец оформился четкой целью. И очень многое вчерашней ночью встало на свои места в его сознании. Он совсем не зря задержался в Александире.
  Дракон, которого он убил, проклял его Заказом. А Заказы нужно выполнять, так же как какие-нибудь пророчества ниспосланные богами.
  Путь начатый давным-давно, на самом деле взял начало только что.
  И убийца не смог удержаться. Он выплескивал из себя это возбуждение в песенке, которую слышал давным-давно. В детстве. Еще в крепости некроманта. Её любил напевать один из его учителей. Незамысловатый мотив про то, как компания молодых ребят захотела прогуляться в веселые кварталы. Но что-то напутали с цветом фонарей и постоянно попадали не совсем туда, куда собирались. По пути поиска нужного борделя кое-кто обрел свое внезапное счастье. И можно сказать, что для всех все закончилось удачно, кроме главного героя. Он так и не нашел СВОЙ бордель, а утром унылый отправился домой, где его и встретило счастье в виде соседки.
  В итоге хохотали все и орки и бард. А под конец и вовсе подпевали припеву хором. Ран улыбался так. Словно эта песенка принадлежала ему.
  И внезапно Росомаха замолчал:
  - Впереди кто-то.
  - Зрение у тебя - проворчал Арак.
  - Ага, - довольно кивнул убийца и затянул следующий куплет.
  Орки переглянулись и подхватили. Только теперь не было прежней расслабленности. Каждый был готов ко всему.
  Кого-то он нагнали часа через два. Это оказался пожилой странник, размеренно шагающий по обочине дороги. Он остановился. Заслышав веселый припев под перестук копыт лошадей, которых орки выкупили у храма Совирага. На обветренных губах блуждала рассеянная улыбка.
  - Куда путь держишь, странник? - вежливо поинтересовался Урик, когда они поравнялись.
  - вперед, - махнул рукой тот.
  Орк хмыкнул, видя в серых глазах некоторый испуг при виде свирепых орков.
  - А что там впереди?
  - Долгий и интересный путь, - вежливый ответ.
   Что ж, - Урик кивнул. - Тогда удачи тебе, странник.
  Они тронули коней, оставляя его позади. И в ту же секунду Росомаха рванулся с седла стремительной птицей. Орки разворачивали своих скакунов, которые шарахнулись от глухого звериного рычания за своими спинами.
  А тонкие и с виду такие красивые руки убийцы крошат щепки арбалетную стрелу, пойманную у самой спины барда.
  Странник смотрит почти заворожено, но рука с зажатым небольшим арбалетом в ней, ощутимо подрагивает. Глухое ворчание рвется из горла Мария-Александра:
  - Ты посмел!..
  - Я... - бывший странник резко развернулся и с дороги бросился под защиту леса.
  Глаза Росомахи вспыхнули яркими желтыми огнями и он не раздумывая бросился следом, похожий на охотничую гончую, перед которой мелькает хвост оленя. Молча и страшно.
  Арак спешился и ткнул сапогом осколки стрелы, валяющиеся на дороге.
  - Знаешь, - он поднял на Рана глаза. - Я бы не рискнул причинить тебе вред теперь. Особенно если буду знать, что твоя Песня услышит об этом. Человек, по-моему мнению. Уже мертв, только еще не осознал этого.
  - Ошибка, - словно привидение, за его спиной появляется Росомаха. Словно это не он мгновение назад исчез в лесу вслед за напавшим. - Я не убиваю бесплатно. - раз, и я не берсерк какой-нибудь, что бы убивать в ярости - это явно нарушит мое первое правило.
  Бард вздохнул:
  - Ты быстро обернулся. Зачем за ни погнался?
  - Что бы убедиться, что он уже не вернется. И потом, хотел себе такой же арбалет. Удобная штука.
  - Интересно. Почему он хотел убить Рана? - удивленно нахмурился Урик.
  - Потому что он прилюдно взял меня под свою защиту, - почти снисходительно пояснил убийца. - А я её принял. Некоторые могут думать, что достаточно убить барда. И мне от этого не станет сильно весело. Кассандра всегда любила такие вот психологические ходы.
  - Опять твоя Гильдия, - поморщился Ран.
  - Она не моя, - фыркает Мария-Александр.
  Бард внимательно вглядывается в него:
  - Ты волновался обо мне?
  - Да, - кивает убийца и прыгает в седло. - Ну что мы едем? У нас впереди долгий путь, кажется. И в конце нас ждут драконы.
  Наргал хлопнул певца по плечу, ехидно скалясь:
  - Это - несомненно любовь.
  Полукровка умеет скалиться в ответ не хуже. Орк в притворном ужасе отшатывается. А рядом ворчит Арак:
  - Детский выводок какой-то.
  Они направились прочь от места происшествия, а в нескольких метрах от дороги, неудавшийся убийца с долгим всхлипом выдирает из пришпиленного запястья тонкий стилет и сползает вниз по стволу. Проклятая Роем баба! На кого она его натравила? Но он взял Заказ и просто ОБЯЗАН убить этого странного полукровку. Он никогда не боялся суда богов, и убить барда не составляло для него никакой моральной или религиозной проблемы. Менестрели уже умирали. Так почему бы и нет... Однако этот бешенный телохранитель. Проклятье Крови Роя на всех! Еще никто не мог сказать, что он нарушил Заказ.
  Чувство опасности заставило убийцу вздрогнуть и поднять голову. А захлестнувший ужас - распластаться по земле, вжимаясь в траву, словно пытаясь слиться с ней.
  Бесшумно, словно, облако. Едва-едва не касаясь верхушек деревьев, скользила черная тень чещуйчатого тела. Дракон исчез.
  - Плохое предзнаменование, - пробормотал бывший странник, и нащупал кинжал греха за пазухой. Никогда еще он не нарушал Заказа. Но... все бывает в первый раз...
  
  Мария-Александ почувствовал как загудела в жилах кровь, и как огонь начинает разгораться в жилах. Словно рядом сидит новый Великой Герцог Александира... только еще сильнее, еще яростнее. Он непроизвольно закусил нижнюю губу. Сдерживая рвущийся болезненный хрип.
  - Малыш. - встревоженные глаза барда. - У тебя кровь на губах!
  - Уже все в порядке, - хриплый шепот и падает без сознания на подставленные вовремя руки орков.
  
  
  Великий Герцог Александира пожал протянутую руку старейшему орков клана Блуждающего Тигра и внезапно побледнел. Дико вскрикнув он схватился за сердце. Орки и люди повскакивали с мест.
  Глухой ужасающий рев ворвался в окна дворца, снося витражный красивые стекла, которые осколками осыпались на пол и на гостей. Дворец вздрогнул от могучего удара, а затем рухнула стена...
  Огромная когтистая лапа появилась в проломе и очень аккуратно обхватила оцепеневшее тело герцога Грина.
  Его кузен Александр молча бросился вперед, но опоздал всего на мгновение. Герцог исчез из виду. А еще через секунду над городом взмыл серо-голубой дракон и растворился в облаках.
  Младший герцог Александр стоял среди обломков, бледный как смерть. Синие глаза горели сухим огнем. Затем он медленно повернулся и взгляну на присутствующих. Казалось, в этот миг даже раненные перестали стонать, таким страшным был взгляд человека.
  - Орк, - голос младшего герцога звучал как треск сухого хвороста в жарком пламени огня. - Я могу надеяться, что договор, который вы заключили с Герцогом будет соблюдаться?
  Старый орк надменно выпрямился:
  - Мы никогда не нарушаем данного слова, человек.
  - Это я и хотел услышать, - медленно кивает тот. - Дайсу.
  - Да, Ваша Светлость? - советник склоняется в поклоне, словно не заметив своего рассеченного лба и текущей по лицу крови.
   Я назначаю тебя регентом в наше с Грином отсутствие. Позаботься о городе, договоре и... моем брате.
  Он стремительным шагом пересек залу. Не дожидаясь ответа.
  - Куда ты собрался? - Кирц выпрямляется рядом с сородичами.
  - В горы Скорби, - звонкий яростный ответ. - Только там я смогу получить ответы на все свои вопросы.
  И тут случилось то, что на памяти Александира не случалось никогда. Такая потрясенная тишина толкнула в спину женщину столь долго притворяющейся мужчиной, что она невольно обернулась и замерла, разглядывая орков, склонившихся в почтительных поклонах уважения перед ней.
  Двое из прежнего разбившегося отряда переглянулись и выступили вперед:
  - Мы с тобой. Судьба не позволяет нам сбиться с пути.
  Хмурая улыбка:
  - Я выезжаю через три часа. Нужно кое-что собрать с собой.
  
  
  Мария-Александр Росомаха смотрел широко раскрытыми глазами в глубину звездного неба, и в его зрачках плавали желтые искры.
  Он вспоминал дикий рев дракона из своего сна, полыхание огня, текущую горячую кровь. Дурман и крики, крики, крики... Собственные крики в бесконечности, где грохотал голос обезумевшего дракона.
  Похоже, у него есть небольшая проблема. Или большая? В горах Скорби. Которые наводнены драконами, его кровь может захотеть покинуть его жилы. Забавное, наверное, будет зрелище. Он тихо рассмеялся, представив себе эту картинку.
  - Рас? Малыш? - над ним склонилось красивое лицо окруженное огнем. Он моргнул и зачарованно потянулся. Погружая пальца в это теплое мягкое пламя, шелковистое на ощупь.
  - Рас? - темные глаза темнее смой ночи.
  - Ты похож на что-то, что я не понимаю. Но очень-очень красивое и загадочное. На сон. На сказку. - Прошептал убийца неожиданно для себя. - Не уход. Ладно? Мне будет трудно без тебя. Так пусто...
  - Не уйду. - бард не шевелился, позволяя Росомахе гладить свои волосы.
  Наконец, убийца, словно очнувшись, опустил руки.
  - Со мной все в порядке, Ран. Спасибо. Завтра утром мы можем двигаться дальше.
  - Хорошо. - кивает полукровка. - А сейчас спи. Я посторожу.
  
  Глава 11. В Пустыню
  
  Грин сидел, прислонившись спиной к гранитной стене. Глаза его были закрыты, но Великий Герцог не спал.
  Серо-голубой дракон, положив длинную морду на вытянутые передние лапы внимательно разглядывал хрупкого человека.
  Герцог не шевелился.
  - Давно он пришел в себя? - человеческий голос нарушил тишину огромной пещеры.
  Дракон повернул голову. Радужные водовороты его глаз чуть померкли. И гулкий голос прогрохотал:
  - Он его и не терял.
  - Неужели?! - темная фигура стремительно преодолела расстояние от входа с распахнутыми тяжелыми дверями до пленника. - Неужели все же Драконье Сердце?!..
  Золотоволосая голова склоняется нетерпеливо вперед к герцогу. Глаза Грина внезапно раскрылись, и на Повелителя Драконов взглянула мерцающая радуга. Точнее на Повелительницу Драконов.
  
  - Как думаешь, мы успеем их нагнать? - Александра впивается зубами в кусок оленины. Словно это её личный враг.
  Марон взглянул на неё сквозь пламя костра. Принцессу пришлось чуть ли не силой заставлять делать привалы:
  - Не волнуйся. Они надолго должны были задержаться в Бельгире. У нас есть немного времени, принцесса. Есть.
  Это звучало как заклинание. Она молча кивнула, а орк вновь вернулся к полировке секиры. В который раз думая, что ни они, ни эльфы в свое время недооценили одержимость людей. А уж опаснее женщины, перед которой стоит цель, да еще подстегиваемая яростью и отчаянием... О как они недооценили смертных... может именно поэтому Эмир становиться все более человечным? И вскоре оркам и эльфам придется уйти из этого мира так же, как когда-то они сюда пришли?
  
  - Будем заезжать в Адэр? - Урик покосился на Росомаху.
  Тот покачал головой:
  - У нас нет в этом необходимости. Мы хорошо запаслись в Бельгире.Так что это будет лишь потерей времени и излишним риском. Я сомневаюсь, что Кассандра просто так оставила попытки... Ну и плюс мы срежем путь.
  - Ты начал торопиться? - бард остро взглянул на убийцу.
  Тот кивнул, соглашаясь:
  - Что-то случилось. Я нутром чую. И это что-то напрямую связано с Заказом.
  - То есть мы двинемся не торговыми путями? - голос Наргала.
  Росомаха усмехается:
  - Именно. Адэр задержит ас. А торговцы не те попутчики, что нам нужны. Я думаю в Пустыне мы найдем более интересных проводников...
  Орк широко усмехнулся:
  - Веселая похоже будет поездка.
  - Не то слово, - подмигивает Мария-Александр. - И только не говорите мне, что вам это не нравиться.
  Арак качает головой:
  - Ты уже бывал в Пустыне, убийца?
  Тот потер переносицу в задумчивости:
  - Это было довольно давно, орк. Но кое-что я все же помню.
  - И когда сворачиваем? - подал голос Тарк.
  - А давайте прямо сейчас, - внезапно оживился Росомаха. - Чего ждать-то!
  И решительно развернул коня.
  Его спутники переглянулись и... последовали за ним под сень деревьев.
  - Жаль, что Марон с Кирцем остались. Им бы приглянулась эта идея, - заметил Тарк Урику.
  Тот согласно кивнул.
  Для начала предстояло пересечь лес. Пусть и изрядно редеющий к концу второго дня и переходящий в мелкий кустарник, который каким-то чудом прижился на воистину каменистой почве. А еще дальше начинались пески. И сама Пустыня, в глубине которой возвышались горы Скорби - Драконьи горы. И на пути к ним еще предстояло пересечь владения пустынников - воинов и кочевников.
  Ран задумчиво некоторое время рассматривал спину Росомахи, а потом внезапно поровнял своего скакуна с конем убийцы. Зеленые глаза взглянули на него с немым вопросом. В последнее время им как-то все меньше и меньше требовалось слов, что бы понимать друг друга.
  - Не сочти меня извращенцем, - проворчал бард и протянул руки, обхватывая тонкую талию руками.
  Мария-Александр не сопротивлялся ни единого мгновения, позволив перетащить себя из седла в седло. Только вскинул брови в некотором удивлении.
  - Просто мне показалось, что ты боишься, - тихо шепнул бард убийце. - Можешь ничего не говорить, но я чувствую, что тебе страшно. Вдвоем намного легче. Мы как бы разделяем страх на двоих.
  Росомаха медленно, очень медленно кивнул, соглашаясь, неожиданно и для Рана и для себя. А потом и вовсе расслабляясь рядом с полукровкой. Орки благоразумно решили воздержаться от комментариев. Особенно после пристального взгляда в их сторону бешенных черных глаз.
  - Я боюсь умирать, - внезапно произнес Росомаха, глядя исключительно перед собой.
  - Все этого боятся.
  - Раньше я не боялся, - возразил убийца.
  Бард задумался, а потом чуть наклонился вперед, так что бы его губы были близко к уху Росомахи:
  - Можно сказать банальность?
  - О.. это что-то новенькое для тебя, - как-то натянуто удивился тот. - Рассказывай, что ты там надумал.
  - Мне кажется, что в твоей жизни, наконец, появился кто-то, ради кого ты готов возвращаться. К кому ты ХОЧЕШЬ вернуться. А значит не готов умереть, ради Заказа.
  - На себя намекаешь? - только почему нет насмешки в его голосе?
  - Почему бы и нет, - тихий ответ. - Ты очень сильный, Рас. Это все потому что ты свободен. Или так думаешь.
  Росомаха невольно передернул плечами припоминая какие мысли заставили его сбежать из дворца в Александире, а потом и вовсе из города.
  - Судьба решила попробовать тащить тебя на веревке, вот тебя и пугает подобная перспектива... И страх и сопротивление - все идет отсюда...
  - Барды все такие умные? - с интересом хмыкнул убийца.
  - Не знаю, - пожал плечами Ран, забыв, что Росомаха сейчас не видит его, хотя чувствует фактически каждое движение всадника. - Я пока других кроме себя ни разу не встречал, если честно.
  - Может дать судьбе в глаз? - вырвалось у Марии-Александра.
  - Это в твоем духе, - хмыкнул бард. - Вполне.
  Они некоторое время ехали молча, уворачиваясь от веток деревьев. А затем Росомаха тихо рассмеялся:
  - Знаешь, а я перестал бояться.
  - Хн. - отозвался полукровка. - А я не хочу особо тебя отпускать, малыш.
  - Не сочтите меня извращенцем, да? - насмешка, но какая-то... родная?
  
  
  Грин рычал на женщину стоящую перед ним, прекрасную как сон. Золотые волосы каскадом ниспадают её на спину, и крупными витками ложатся на высокую грудь. С чистого лица, принадлежащей юной деве смотрят прозрачно -фиалковые глаза, такие чистые, что наводят на мысль о нечеловеческой примеси крови. Идеальная фигура, затянутая в черный корсет и высокие кожаные сапоги, с заправленными в них черными же брюками лишь подчеркивают её совершенство. Однако, кажется. Что пленник не видит ничего. Его руки с растопыренными и скрюченными словно когти пальцами выставлены вперед и готовы растерзать любого, кто посмеет приблизиться.
  Повелительница Драконов задумчиво рассматривает мужчину:
  - Интересный эффект.
  Дракон за её спиной шевельнулся и что-то ласково-шипящее вырывается из его пасти
  Радужные глаза герцога недоверчиво смотрят на волшебное создание и внезапно человек отвечает:
  - Не лги! Не успокаивай! Ей нужно только мое сердце! Лишь оно имеет какую-то ценность!
  - Верно, - одобрительно кивает женщина, и алые губы кривятся в странной улыбке, словно, она уже не помнит, как правильно улыбаться. - И если ты будешь паинькой...
  - Я умру, - заканчивает за неё Грин. Его голос резок, словно остро отточенное лезвие меча. - Я может и человек, но не идиот, леди. К тому же я стал Великим Герцогом не просто за красивые глаза.
  Повелительница Драконов улыбается уже не так криво, у неё получается все лучше, она каким-то ласкательным движением теребит серьгу в левом ухе:
  - Ты предназначался в жертву с самого своего рождения. Ты знаешь. Кто это сделал?
  - Мой отец, - очень спокойно звучит ответ. По его новым радужным глазам трудно понять, что они выражают. - Он рассказал мне, прежде чем я отравил его.
  Фиалковые глаза распахиваются широко-широко. Она действительно потрясена.
  - Это ТЫ сделал?!
  - Я не так беспомощен, как вы полагаете, леди, - а вот это уже настоящий оскал.
  Она мягко улыбается одними губами, и эта её улыбка уже само совершенство:
  - А если я просто прикажу сейчас дракону вырвать твое сердце у тебя из груди?
  Герцог внезапно расхохотался, запрокидывая голову так, что затылком касается гранита за спиной.
  - Тогда ты совершишь свою самую грубейшую ошибку! - отсмеявшись, у него вырывается почти шипение.
  - Это какую? - она уже не улыбается. Глаза Повелительницы Драконов прищурены и взгляд острее стилета убийцы.
  - Повелитель! - голос дракона грохочет за спиной женщины. - Сердце проснулось!
  - Что это значит?! - она раздраженно разворачивается.
  - Драконье Сердце должно быть вырвано из груди ДО своего пробуждения. - это насмешка от герцога. - Где вы учились, леди? Ни одно из предыдущих Сердец до сих пор не успевало пробудиться. Его можно использовать только мертвым. Спящим. Если хотите. Живое, проснувшееся оно просто так не дастся.
  Он снова смеется. Хотя уже не так радостно.
  - Этого человека будет трудно уничтожить, - гулкий грохот-голос дракона подтверждает слова человека. - Сердце теперь будет его защищать. Он... КАК ДРАКОН...
  - Повелитель Драконов? - золотоволосая меряет пленника напряженным взглядом. Оценивающим, словно противника на поле боя.
  - нет. - дракон приподнимается на лапах. Его хвост шуршит по каменному полу пещеры. - Он как дракон.. только в человеческом теле.
  Фиалковые глаза рассматривают Грина уже совсем с другим интересом:
  - А это еще занимательнее, чем легенды о человеке с драконьей кровью в жилах. Так, - эта её улыбка хищная, неприятная. И Грин настороженно наблюдает за этой странной красавицей. - Лорд Грин, вы у нас теперь - зверь. Слышали? И как ваши ощущения?
  - Великолепно, - саркастически цедит сквозь зубы пленник.
  - Дракон значит, - её голос задумчив и вдруг звучит хлесткий приказ. - На колени, тварь!
  Радуга в глазах герцога сияет почти нестерпимым светом и спокойный холодный голос:
  - Обойдетесь, леди. Я человек, а не ваши ручные зверушки. И.. иди ты к Мраку Роя.
  Повелительница Драконов с минуту смотрит на него разгневанным взглядом:
  - Что ж, - змеиное шипение - это все, что осталось от прежней мелодии её голоса. - Ты побудешь некоторое время в цепях, моим гостем. А этот, - она кивает в сторону дракона, - Будет твоей нянькой и тюремщиком. Я найду способ заполучить силу Сердца.
  
  
  Росомаха глубоко вдохнул теплый воздух. Окружающий их последние сутки.. они уже фактически вступили во владения Пустыни.
  - Отвык я от простора.
  Ран кивает. Орки радовались как дети. Даже Арак явно повеселел.
  - Чем-то похоже на родную степь.
  - Степь похожа на Пустыню? - удивленно повернулся в его сторону бард.
  Арак потрясенно взглянул на него:
  - Отродье! Ты что никогда не бывал на земле своих предков?!
  - Я похож на психа? - сухо осведомился полукровка.
  Рядом хохотнул Урик:
  - Что, Арак, съел? Ты первый бы попытался его убить, как только увидел бы поблизости.
  - Действительно, - задумчиво пробормотал орк, словно вспомнил только что что-то важное и не очень приятное.
  - поехали, - Росомаха приподнялся в седле. - Еще надоест любоваться этим пейзажем, а дальше и того хуже - сплошной песок.
  И отряд двинулся вперед.
  
  
  Кирц поднялся на ноги:
  - Здесь они свернули с дороги в лес.
  - Зачем? - Александра нахмурилась.
  - Похоже, они решили срезать путь, - Марон взглянул в сторону леса. - Они двинулись в Пустыню по прямой. Будет трудновато их нагнать таким образом.
  - Мы сильно отстаем? - герцогиня тоже смотрит на лес.
  - Дня на два. - это уже ответил Кирц
  - Тогда нужно постараться сократить этот разрыв, - Александра резко повернула коня в сторону деревьев.. по следам Росомахи и барда.
  
  
  -Знаете, - Росомаха поднял взгляд на своих спутников, отрываясь от костра на мгновение. - У меня такое ощущение, что за нами кто-то следует. След в след.
  - Погоня? Убийцы из Бельгира? - насторожился Урик.
  - Нет, - качает головой Мария-Александр. - Нет.. ощущения другие.. они не несут в себе опасности..только какую-то неясную тревогу...
  Ран садиться рядом и извлекает из чехла гитару. Молча.
  - Думаю, если они нас нагонят, тогда и будем разбираться, - замечает меланхолично Арак.
  - Но у меня от этих ощущений прям зуд какой-то, - почти по-детски жалуется убийца, подтягивая колени к подбородку и обхватывая их руками. Бард задумчиво смотрит на эти руки и тихо касается струн кончиками пальцев. Инструмент отозвался дрожью и полукровка запел в ночь и в огонь маленького костерка.
  Песня разворачивалась. Потягивалась и разливалась, проникая в воздух, позволяя дышать собой. Росомаха прикрыл глаза, а затем расслабленно опустил руки и .. вытянулся на плаще, который до этого постелил рядом с собой, став похожим на юркую кошку, вытягивающуюся под лаской.
  Ран улыбался и пел. Пел Песню для убийцы с душой ребенка и повадками зверя. Пел так, словно, хотел растворить эту песню в воздухе всего Эмира, что бы она всегда была рядом.
  Даже когда пальцы замерли на струнах, а голос замолчал, песня еще щекотала ласковым пухом, словно живая.
  Мария-Александр открыл глаза и довольно заявил:
  - Это ты специально!
  - Да, - согласился бард. - Иначе бы ты начал убивать. Плохое начало для нового знакомства.
  Убийца почти мурлыкнул. По-другому звук, который он издал, было сложно назвать.
  Орки. Уже привыкшие на лету разгадывать загадки таких вот странных полу-диалогов, похватались за оружие, вскакивая на ноги.
  А из-за низкого кустарника, который рос на этой каменистой почве, появилось несколько низкорослых темных фигур.
  Они остановились у самой границы света, падающего от костра. И склонились в низких поклонах перед... Раном.
  - Великий Маг Песни посетил Пустыню, - заговорил один из них. Голос был довольно молодой. - Мы просим воспользоваться Певца принять наше приглашение посетить шатры нашего клана. Эта просьба высказана мною - Алэром Тариком сыном великого Хана.
  - Я не один, - взгляд барда был безмятежным. - Я пел для него, - и он кивает в сторону Росомахи. Убийца лениво машет рукой гостям из Пустыни, не меняя положения.
  - Для нас будет честью принять спутников Певца, - пустынник делает пару шагов вперед так, что бы стало видно его лицо в неверном свете костра и только тут сам имеет возможность увидеть, кого приглашает к шатрам своего отца.
  - Люди Зверя! - потрясенно выдыхает юноша. А он действительно оказался очень молод.
  - Слышишь, отродье, - довольно усмехается Арак. - Даже в Пустыне про нас слышали.
  Ран покосился на него и раздраженно рыкнул, показывая небольшие клыки. Орк оскалился в ответ, демонстрируя свои. Они были явно больше и выглядели впечатляюще.
  
  Глава 12. Кусочки Легенды.
  
  Иметь в проводниках - хозяев вдвойне выгодно. Первое - никогда не заблудишься. Второе - меньше вероятности попасть под стрелы других пустынников, которые всегда не очень-то жаловали чужаков.
  Великая бескрайняя Пустыня, где веками властвует род ханов Тариков, чья кровавая история имеет такую же длину, как и сам род. Но у пустынников по-другому не бывает. Они рождаются в битве и в ней же умирают.
  Нет выше почитания в Пустыне - чем почитание совершенства. И хороших певцов там принимают как посланцев богов. И все же не каждый менестрель рискнет показаться в Пустыне, потому что он может считать, что его песня совершенна, а Пустыня решит иначе. И тогда нет ужаснее судьбы, чем у певца, сочтенного фальшивкой.
  И не было высшей награды тому, кто приведет к шатрам своего клана, чем награда привести певца, благословленного богами.
  И удивительно повезло Алэру Тарику - младшему из семи сыновей Хана Тарика. Ибо как бы не гневался на своевольного и неразумного отпрыска хан, боги явно показали, что благоволят к нему. Алэр Тарик восхищенно смотрел на огненноволосого певца, чья песня заставила трепетать даже песок в Пустыне. Он смотрел на Людей Зверя, что сопровождали Певца. И на красивого озорного наложника.
  Ран Аларик Кали - так имя Певца. Яркое как пламя и такое же суровое. Певец и воин. Это видно из того, как он держится и двигается.
  - Эй, сын хана..
  Алэр недоуменно поворачивает голову и вопросительно-удивленно смотрит на юного наложника Певца. В их шатрах не было принято, что бы мальчики для услады обращались к воинам. Но не было принято и позволять им двигаться вот так вот с открытыми лицами... Может у Людей Зверя другие законы? Ведь и Певец относиться к их народу.
  - Я не помню, как у вас правильно обращаться, - пояснил тем временем зеленоглазый юноша. - Я только хотел узнать, не посоревнуется ли кто-нибудь со мной?
  - Посоревнуется?! - поразился сын хана.
  - Ну да, - у него была безмятежная улыбка. - Вы лучшие наездники, которых можно найти, а я давно не соревновался в скорости...
  Алэр склонил голову, раздумывая и рассматривая красивые скулы юного лица и сияющий блеск глаз наложника. Его имя так и не было произнесено за все часы знакомства. Но это не удивляло.
  - Я сам, - внезапно решился пустынник.
  Воины за его спиной возмущенно зашептались. Плевать на них... Такой Певец. Как огненноволосый - это смывает ВСЕ грехи.
  И они рванули вперед, пригнувшись к гривам своих скакунов, понукая их и подбадривая криками... Быстрее, быстрее и еще быстрее... Кони неслись к самой черте горизонта. Ветер свистел в ушах, а сердце колотилось, словно пыталось вырваться из груди. Он смог вдохнуть, лишь преодолев невидимую черту... Черту, на которой заканчиваются любые соревнования, которую можно ощутить, но не увидеть. И звонкий счастливый смех почти оглушил сына хана.
  Остальные потрясенно подъезжали ближе и молчали... Алэр оторвал лицо от гривы своего коня и выпрямился. Взглянув на своего противника.. На победителя скачки.
  Тот смеялся, привстав в стременах и раскинув руки, словно пытался обнять всю Пустыню. Ветер развивал его золотисто-коричневые волосы. А их уже окружили потрясенные воины. И Певец со своими Людьми Зверя.
  - Певец! - резко, не раздумывая, повернулся Алэр к Рану Аларику Кали. - Подари мне своего наложника!
  И отшатнулся от стремительно разгорающегося пламени в черных почти бешенных глазах. Страшных глазах:
  - Как ты его назвал?!
  Люди Зверя явственно нахмурились, и гнев тяжелым покрывалом опустился на отряд гостей и хозяев.
  И вдруг между ними вклинилась легкая фигура верхом на коне. Зеленые глаза насмешливо скользят по воину и Алэр дрогнул. Таким спокойным и... старым? был этот взгляд. Так смотрят лишь опытные воины, которые давно знают. Что жизнь в битве дороже чести, которой кичится молодежь.
   Только теперь он заметил, что гибкость последнего из спутников Певца скорее опасная, чем завлекающая, что его губы улыбаются, а глаза нет...
  - Успокойся, Ран, - тихий и властный голос. - Для меня это не оскорбление, если ты еще не понял. За кого меня только не принимали. Ты сам видел каким я могу быть... Вспомни Александир.
  - Мне просто, - Певец поморщился, отводя взгляд от пустынника. - Неприятно. Словно... - он непонятно выругался и, казалось, вздохнул с облегчением. - Ты - Песня, Рас. А лишь твой Певец.
  Юноша качает головой:
  - Темнишь, бард. Но ты прав - это мой Заказ и мне не нужны лишние препятствия при его выполнении. Я согласился взять вас с собой.
  Алэр чувствовал, как жаркий стыд охватывает всего его. Прав был отец, тысячу раз был прав. Молод он еще, не разглядеть истинного предводителя отряда, принять его за безобидного мальчишку и так опозориться перед гостями Пустыни...
  - Я - Мария-Александр Росомаха, - зеленоглазый смотрит учтиво. - Прости, воин, что не представился сразу. Но сначала я предпочел, что бы вы пребывали в заблуждении относительно моей личности. Но теперь я бы желал встретиться лично с Ханом, вашим отцом. Кое-что хотелось бы обсудить с ним...
  
  
  Тонкие пальца Повелительницы Драконов ласкали хрусталь бокала, стоящий на краю стола, на противоположно стороне которого, в небольшом кресле, сидел мужчина. Светлые, словно серый пепел, волосы рассыпались по его плечам, а на лице, по которому трудно определить возраст, так как у некромантов сложно понять, сколько им минуло лет или веков, жили змеиные холодные глаза.
  Некромант был облачен в шелковую черную рубашку, распахнутую на груди. Бледные кисти рук в ворохе черных же кружев покоились на подлокотниках кресла. Стройные ноги затянуты с кожу брюк, по шву которых змеилась шнуровка.
  И трудно было бы понять стороннему наблюдателю, что некромант буквально прикован к своему креслу, не в состоянии пошевелить ничем, кроме головы.
  - Прости, что лишила тебя твоего любимого балахона, - наконец, улыбнулась женщина. - зато теперь, ты радуешь мой взор намного больше. Кто бы мог подумать, что ты прячешь такое великолепное тело под этими необъятными тряпками.
  Губы пленника чуть искривились, словно он выражал свое далеко нелицеприятное мнение о той одежде, в которую его облачили, но некромант промолчал. Надежное заклинание запечатывало его рот.
  Повелительница Драконов вздохнула:
  - Ты уже два года гостишь у меня, некромант. - Она оставила бокал в покое. - твоя изворотливость и молчаливость должна вызывать восхищение, но у меня лишь увеличивается размеры раздражения и нетерпения.
  Змеиные глаза насмешливо сверкнули.
  - Многие маги, колдунишки и некроманты, ч думаю, имеют в своих склянках драконью кровь. Но это кровь Дракона-Зверя. Её трудно добыть, но вполне возможно. Я , например, на таких поставках зарабатываю неплохие деньги, - она поднялась на ноги, медленно обходя стол. - Однако, существует особый вид драконьей крови - кровь Дракона-Духа., которая считается сказкой. Именно из неё возможно создать элексир вечной молодости и бессмертия. Я знаю, чтотебе это удалось. Меня не интересует как... меня интересует лишь, где остаток? - она остановилась прямо напротив него. Пристально вглядываясь в его лицо. - Я задаю тебе этот вопрос на протяжении двух лет. И ты молчишь. Однако теперь, я близка к цели. У меня есть новое Драконье Сердце... Старый камень уже почти полностью израсходовал свою силу, способный только удерживать в подчинении этих зверей, ноне позволяя с их помощью завладеть всем Эмиром.
  При этих словах глаза некроманта вспыхнули странным чувством. Ужас вперемежку с восхищением.
  - Да-да, - тонкая улыбка скользнула по губам Повелительницы Драконов. - Ты все правильно понял и услышал. Но самое забавное ты еще не знаешь, что это Проснувшееся Драконье Сердце.
  Глаза некроманта потускнели, словно он снова спрятал все свои эмоции. Взяв их под полный контроль. Женщина разочарованно вздохнула.
  - Я вижу, ты догадался. Я нашла твои книги. Ты действительно гений в магии жизни и смерти. И только опираясь на твои разрозненные записки и изыскания, можно попытаться управлять Эмиром.
  Повелительница Драконов опустилась перед пленником на колени и ласково погладила его кожу вокруг глаз.
  - У меня есть Драконье Сердце, что бьется в живой груди и глаза дракона, что смотрят с живого лица, теперь мне осталось найти драконью кровь...
  Пальцы скользнули по виску и жестко ухватили некроманта за подбородок. Золотоволосая женщина прошипела прямо в лицо пленника:
  - И ты мне скажешь, куда её спрятал! - большие пальцы пробежали по сомкнутым губам мужчины. - Но для начала, мы с тобой снова развлечемся...
  И её губы коснулись щеки неподвижного некроманта.
  Черный шелк рубашки заскользил по бледной коже, а узкий стилет, который Повелительница Драконов извлекла из-за голенища своего сапога, чертил замысловатые узоры, которые моментально окрашивались красным.
  - Ты не вернешься больше в свою темница, - прошептала женщина, разрезая кожу брюк. - Я прикую тебя цепями напротив носителя Драконьего Сердца. Ты будешь выглядеть совершенством на фоне гранитной стены...
  Змеиные глаза с отвращением смотрели куда-то мимо неё, словно не азмечая, что женщина делает с его телом.
  
  
  Хан Тарик внимательно смотрел на чужаков, которых привел его сын. Людей Зверя он знал, как искусных и опасных противников. Очень опасных. И бессмертных, хотя их и возможно убить.
  Огненноволосого полукровку проверят чуть позже. Алэр слишком восторженный мальчик, и мог вполне преувеличить реальность..однако воины которые его сопровождали вызывают доверие. Они не могли ошибиться в Песне.
  Оставался последний.. Росомаха. Тот, что желал о чем-то поговорить с самим ханом. Но время разговора пока не пришло. Было время гостеприимного пира. И все же смутное беспокойство грызло хана Пустыни откуда-то изнутри. И это имя...
  Хан не успел додумать мысль. Певец поставил свой рог с вином и поднял темные бесстрашные глаза:
  - Владыка, прости мое любопытство, но я хотел бы задать вопрос.
  Хан бесстрастно кивнул. Он догадывался, о чем будет вопрос Певца. Гости -чужаки в шатре хана редкость. Но если и бывали, все они интересовались одной и той же вещью в конце концов.
  - Что это такое?
  За спиной пустынника, на небольшом возвышении, больше похожем на какой-то алтарь, был выстелен красный пушистый ковер, на котором лежал узорчатый сосуд. Запечатанный голубой пробкой и узкий меч, на рукояти которого сверкал звездный камень. И все это великолепие окружено мерцающей дымкой магии
  - Это, - хан задумчиво погладил свои длинные усы. - Это плата.
  - Плата? - в голосе Певца настоящее нетерпение, словно он касается какой-то мелодии, но еще не может её распутать из клубка. Может он и правд анастоящий Маг Песни.
  - Тридцать лет назад нашу семью поразило странное безумие, - заговорил хан, и в шатре повисла мертвая тишина. Воины молча склонили головы, эти события еще не стерлись из памяти многих и многих. - Хан убил всю свою семью, сначала жен, затем всех своих детей. Что находились в тот момент поблизости.
  Он вырывал им сердца и проклинал собственную кровь. Никто не мог помешать ему, странная сила пришла к нему вместе с безумием. И только его старший брат, который не был законным ребенком и поэтому не унаследовал титул хана, не потерял острого разума. Он быстро разгадал, что это дело в магии чужаков, которых хан привечал в своем шатре слишком часто. А не проклятие богов, как начали думать многие. Он нанял чужака-наемника и дал ему задание: спасти и защитить наследника, единственное дитя оставшееся в живых после бойни, устроенной его отцом. И еще - убить безумца. По нашим законам, никто не осмелился бы поднять на потерявшего разум руку. Но чужак.. это другое дело. Он взялся за задание. И выполнил его, - хан помолчал. - Однако он ушел, не забрав свою плату, которую обговорил еще в самом начале. И эта плата ждет его. Все эти тридцать лет.
  - А если он никогда не появится? - поинтересовался в тишине Наргал. - И почему он вообще ушел, не взяв платы? Судя по рассказу он из Гильдии ночных убийц, а для них Заказ и плата - это почти свято. Нам лине знать, - орк покосился на задумчивого Росомаху.
  Хан прикрыл глаза:
  - Когда чужак уходил, он сказал брату моего отца....
  -... вы еще не готовы нести часть того греха, который я взял на себя. А истинный убийца, всегда по завершению договора, получая плату, отдает заказчику его часть греха убийства. - Мария-Александр отставил свою пиалу и поднялся на ноги мягким хищным движением.
  Хан широко распахнутыми глазами разглядывал юношу.
  - А теперь?... - шепот звучал громко, очень громко в мертвой тишине шатра.
  Росомаха улыбнулся ему своей кошачьей улыбкой.
  - Этот грех не твой, Тагири.. Договор строг. Я могу отдать кинжал греха только заказчику.
  - Это действительно ты, - пустынник вскочил на ноги, не обращая внимания на то, что из его рога вино льется прямо на дорогие одежды, в которые он облачен. - Ноя тогда был совсем мальчишкой!.. а ты...
  - А разве я говорил, что я человек?
  - Отец? - почти испуганный голос Алэра отрезвил хана.
  Он глубоко вдохнул:
  - Мой дядя... он погиб пять лет назад во время битвы на границе пустыни.
  - Ничего страшного, - Росомаха сделал несколько шагов, приближаясь к своей плате. - Это ведь его задумка, не правда ли? Твой дядя, Тагири, был очень необычным человеком...
  - Да, - тихо и твердо ответил на оба вопроса сразу хан, которого уже очень давно не называли его детским именем.
  Мария-Але5сандр извлек из-за пазухи кинжал с кроваво-красным лезвием, и коснулся им радужного сияния, окружающего предметы.. рука свободно прошла сквозь магическую преграду.
  Он подхватил меч и сосуд, роняя на их место кинжал греха. Росомаха что-то тихо прошептал, завершая формулу выполненного Заказа, и лезвие кинжала ответило ему багровой вспышкой.
  Убийца повернулся к присутствующим и светло улыбнулся:
  - Ну вот и все.
  Странную тишину Великих свершений нарушил ворчливый голос Арака:
  - В бутылке-то что?
  - Лучшее вино, - радостно отозвался тот. - Его секрет известен только шаманам пустыни, да и тоне всем. Знаешь, каких денег стоит?
  - Ты собираешься его продать?! - это уже ужасается Урик.
  Убийца обиделся:
  - Вот уж нет. Оно тридцать лет настаивалось специально для меня.
  - И не поделишься? - поднял на него темные, горящие внутренним огнем, глаза Ран.
  - Рой с вами, - вздохнул Росомаха. - Угощая всех!
  Среди пустынников послышался одобрительный гул.
  -Бутылочка-то немало вата ли будет? - страдальчески сморщился Тарк.
  - Это особая бутылка, - наконец, вмешался пришедший в себя хан., снова усаживаясь на свое законное место, величественно игнорируя темное пятно, пахнущее вином, на своей одежде.
  Убийца подмигнул ему:
  - Но это другая легенда, да, Тагири?
  - Теперь я - Тарик, - поправил его пустынник.
  - Не-а, - помотал головой Росомаха. - Как был Тагири, так им и остался. Я же вижу.
  
  Глава 13. Доверие.
  
  - Твой спутник действительно Маг Песни, - хан сидел, опираясь на подушке, а пустыня за стенами его шатра приходила в себя после песни барда у костров пустынников.
  Росомаха задумчиво кивнул:
  - Да, возможно единственный на весь Эмир.
  Он сидел напротив хана, задумчиво крутя руках какую-то безделушку.
  - Я все еще с трудом верю, что это ты, - тихо признался повелитель пустыни, пристально вглядываясь в лицо убийцы. - Я был достаточно взрослым, что бы запомнить втое лицо, но в итоге ты чуть было не прошел мимо неузнанный.
  Тот пожал плечами:
  - Я и тогда говорил тебе, что это будет не просто. - Хотя, кажется, что у меня запоминающееся лицо, однако для Идеального убийцы - это было бы проблематичным, не находишь? Это было бы проблемой, если бы каждый знал меня в лицо. Так что на самом деле, меня не так легко вспомнить. Даже имя постепенно стирается из памяти. Что бы помнить нужно слишком часто со мной пересекаться. Даже орки, с которыми я сейчас путешествую, после нашего расставания начнут постепенно забывать мое лицо и мое имя.
  - И.. Певец? - поинтересовался хан.
  Мария-Александр медленно покачал головой:
  - Нет... бард не забудет. Он слишком... другой. Да и мне бы не хотелось, чтобы он забывал на самом деле, - вздохнул убийца.
  - Значит это какая-то магия? Может все это был не ты?
  - Я, Тагири, я. Я ведь и тогда не лгал тебе.
  - Да, кивает хан. - Этим ты тогда и поразил меня. Я у тебя многому научился. Это позволило мне стать неплохим правителем. Способным выжить достаточно долго. И даже, кажется, неплохим отцом.
  - Я рад это слышать, мягкая задумчивая улыбка. - Однако я всегда буду помнить тебя как мальчишку с упрямым взглядом. Это было первый Заказ. Когда меня наняли не только убить, но и сохранить жизнь. Я бы удивлен.
  Пустынник подался вперед:
  - Мари-Санди... я бы хотел...
  Убийца резко покачал головой, его стремительно желтели:
  - Нет. Я знаю, что ты хочешь попросить, но нет. Я - убийца. У меня есть Заказ. Важный Заказ. И я никогда не смогу жить так как вы. Я не смогу учить твоих детей, как учил тебя весь тот месяц. Нет, Тагири. Я уже говорил тебе, что не смогу остаться, тогда тридцать лет назад. Ничего не изменилось с тех пор.
  - Изменилось, - хан сжал губы. - Я вырос и стал правителем. Я могу многое...
  - Но все это многое мне не нужно, - Росомаха вздыхает. - И тогда и сейчас дело не втом, кто ты, Тагири. А в том, кто я. И я прошу тебя вспомнить об этом и не совершать той же ошибки, что совершил твой отец. Я не игрушка, и не простой наемник.
  - Маг Песни назвал тебя своей Песней, - тихо выдохнул воин.
  - Мне трудно понять иногда, что и как видит Ран, - убийца потянулся. - Но то, что он видит, он понимает лучше меня. Я могу ему в этом довериться. Даже мой создатель и учитель не видел, что прячется на самом дне моей души, а бард видит. Удивительно до встречи с ним, я думал, что я - идеальный убийца не больше, но и не меньше. А он раскрыл мне еще, что оказывается я могу быть... другом и возможно даже.. братом. Ты смог бы дать все это мне, Тариги?
  Он поднялся на ноги, в полной тишине и хан молчал, понимая, что предложить более высокую цену, чем Певец не сможет. Убийца откинул полог шатра и выскользнул прочь, с прохладный воздух пустынной ночи.
  У ближайшего костра, на самой границе неверного света сидел бард.
  Росомаха подошел к нему:
  - Ждешь меня?
  - да.
  Убийца вздохнул и сел рядом:
  - Люди такие сложные существа.
  - мы не менее сложны, - по губам полукровки скользнула полуулыбка. - Ты знаешь, что орки только сейчас, наконец. Осознали твой истинный возраст? И что ты не человек? Так удобно было притворяться. Что ты все-таки смертный. Видеть ту маску, которую ты им предложил.
  Росомаха пожал плечами и улыбнулся:
  - Я не удивлен. Это было удобно и им и мне. - он лукаво усмехнулся. - Что бы они сказали, если бы узнали. Что некроманту, который меня создал вообще было далеко за четыреста.. даже я не уверен сколько ему все-таки лет.
  Ран удивленно уставился на него:
  - Это как так?! Я знаю, что маги продлевают себе жизнь, и понятно. Что это делают некроманты, но такой срок...
  Убийца потер переносицу:
  - Он как-то гвоорил мне, что унего имеется какой-это элексил из крови дракона.
  Бард встрепенулся и схватил убийцу за плечи:
  - Дракона-зверя или духа?!
  - Дракона - духа, - у Марии-Александра улыбаются одни лишь губы, а глаза почти пронзительно желтого цвета сейчас.
  Бард с всхлипом втягивает в себя воздух и что-то хочет ск5азать, кА по лагерю проноситься какая-то волна возбуждения и тревоги
  Полог шатра хана откидывается, и Правитель Пустыни выскальзывает наружу.
  Группа пустынников стремительно приближается откуда-то с границ лагеря, в центре этой группы видны три усталые фигуры чужаков.
  - Повелитель, - старший страж рухнул на колени перед своим господином и вождем. - Мы их взяли у самой границы лагеря. Они не скрывались.
  - Принесите факелов, - приказал Тарик.
  Пленные спокойно ждали. Спустя несколько минут принесли факелы и вокруг стало светло как днем.
  - В Пустыне сегодня многолюдно. - покачал головой хан, рассматривая усталые лица одного человека и двух Людей Зверя.
  - Марон! Кирц! - бард пробился сквозь ряды пустынников. - Что вы?!..
  Его взгляд натыкается на отчаянные синие-синие глаза:
  - Принцесса?!
  - Тагири, - росомаха встает рядом с ханом. - Это не враги. Видимо что-то случилось.
  Повелитель пустыни взмахом руки приказал отпустить пленников.
  Убийца подошел ближе и помог подняться Александре с колен. Женщина с благодарностью приняла его руку, а потом неожиданно уткнулась в его плечо лбом:
  - Ох, Мария, мы все-таки нагнали вас.
  - Что случилось, Санди? - мягко спросил Мария-Александр.
  - Дракона забрали моего Грина! - это был почти вой, полный отчаяния и ярости. Полный невыносимой боли. Трудно. Очень трудно терять, только обретя.
  - Что?!...
  - Во время подписания договора, - подал голос Марон. - На дворец напал дракон и схватил герцога. Никто не успел ничего сделать. Мы выехали из Александира в тот же день.
  - Кровь и Мрак роя, - выругался бард. - Драконье Сердце! А драконы повинуются Повелителю Драконов! Кажется, теперь мы знаем, кто руководил отцом Грина!
  Александра отстранилась от убийцы и пристально взглянула на полукровку:
  - Скажи мне, бард, может ли мой Грин все еще быть живым?
  Ран смотрел на неё некоторое время. А потом почти неохотно кивнул:
  - В том случае, если Драконье Сердце проснулось.
  - Что здесь происходит? - послышался голос Урика, он с остальными орками пробивался сквозь толпу. - Марон?! Кирц?!
  
  
  Усталые орки и Александра спали. Четверо орков расположились вокруг отведенного для них шатра, а Росомаха с Сураном снова сидели у костра.
  - Откуда ты так много знаешь о драконах, Ран?
  Бард покосился на убийцу и немного поколебавшись, рассказал:
  - Когда орк изнасиловал мою мать, она потеряла в тот день разум. Сумела сбежать, ноне нашла обратной дороги. Да ей было на тот момент все равно. Но она смогла добраться до границы эльфийского леса, где стоял храм , жрецы которого и обнаружили мою безумную мать.
  - Храм в эльфийском лесу? - вскинул бровь Росомаха.
  - Правильно, - кивает Ран, слабо улыбнувшись. - Там храмы ставят только последователи культа Лейлы, богини Ночи и Охоты.
  Жрецы храма решили, что поведение эльфийки очень необычно, и решили подождать и посмотреть, что произойдет. Через некоторое время их подозрения подтвердились. Она была беременна. Тогда приняли решение оставить её в храме до тех пор, пока она не разрешиться от бремени. А потом родился я... - Ран грустно усмехнулся, - И едва моя мать увидела меня, она попыталась задушить меня. Я закричал, и тогда-то проявился мой талант барда. Точнее моего голоса. После этого жрецы решили разделить нас. И сообщили родичам моей матери о ней.
  - Так эльфы не знали о твоем рождении? - тихо спросил убийца.
  - Знают. - кривая улыбка. - когда мне исполнилось десть, к моей матери вернулось сознание, эльфийские целители очень умны и способны. Семья моей матери была шокирована. Но они очень быстро приняли решение. Там было без вариантов. Делегация отправилась сразу в храм Лейлы. Но моих родичей по эльфийской линии ожидал небольшой сюрприз. Наставник вывел меня за ворота, как только получил требование от эльфов и предложил попробовать воплотить свои пожелания в действие, однако остался стоять за моей спиной.
  Барда сложно убить, малыш. В каком возрасте это не происходило. Можно конечно, даже богов убивают, но очень сложно. И эльфы узнали это на практике. - он помолчал. - Мой дед - странный эльф. Единственный пожалуй, кого я так и не смог понять во всей этой оголтелой ораве. В тот день он увел всех родственничков назад, оставив в храме одно старого, даже для эльфов старого, лучника. Я все время удивлялся, как он может держать оружие в руках. Однако наставник из него получился настоящее заглядение. Так вот, он был помешан на драконах. Мог рассказывать днями и ночами, не смотря на питаемое ко мне отвращение. Это единственное о чем мы с ним нормально могли поговорить. А я слушал. Так что я знаю о драконах столько же сколько и он сам...
  - Все детство в таком храме, - укоризненно качает головой Росомаха. - И столько воплей об извращенцах.
  Ран загадочно улыбается, благодарный убийце за такой странный такт на его рассказ:
  - Ты знал, что жрецы Лейлы способны открывать проходы в другие миры?
  - Нет, - глаза Марии-Александра распахнулись. Он действительно был очень удивлен.
  - Я видел пару раз окно в другой мир, Рас. Он - прекрасен.
  Убийца странно наклонил голову, вглядываясь в лицо барда, и внезапно шепнул:
  - Потому что он - чужой?
  Полукровка грустно усмехнулся:
  - И кто из нас слишком много знает о людях и нелюдях, а?
  Они оба неожиданно друг для друга рассмеялись. Словно это какая-то особая шутка, только между ними. Ран как то расслаблено уселся поудобнее, вроде ничего не изменилось в его позе, однако все же чувствовалось. Что ему явно легче стало разговаривать:
  - Знаешь. Почему я от всех шарахаюсь?
  - После воспитания в храме Лейлы? - насмешливо вскидывает брови Росомаха. - Мало того, что ты полукровка, который выжил не смотря на то, что не должен был; с даром барда, которого в эмире больше ни у кого на данный момент нет... так еще и воспитание.. Ран, скажи, а наставник в том храме случайно не принадлежал к касте Ночи, то есть те, кто служит Лейле своей страстью, даруя ласку и любовь?
  Все убийцы такие умные? - хитро щуриться бард. - Нет, он был элитой
  - Не, - хмыкнул Росомаха. - Только идеальные убийцы такие умные...
  - Малыш, - темные глаза становятся очень серьезными. - Ты доверишь мне свою спину?
  - После рассказа о твоем детстве? - ужаснулся Мария-Александр. - Нет, конечно! А в бою пожалуйста.
  Они снова тихо рассмеялись. Ран заметил, что убийца в последнее время научился смеяться. Раньше он только улыбался своей лукавой кошачьей полуулыбкой.
  
  Грин открыл глаза и поднял голову. Сердце жарко опаляло грудь, и из-за этого он и проснулся.
  Серо-голубой дракон повернул голову в его сторону:
  - Проснулся, маленький дракон?
  - Сколько раз говорить, - устало огрызнулся герцог. - Я тебе не детеныш. У меня лишь драконье сердце.
  И в который раз получил обнадеживающий ответ:
  - Видел бы ты себя в зеркале.
  - Сердце горит, - пожаловался Грин.
  Дракон чуть сдвинулся, открывая обзор человеку:
  - Посмотри туда.
  Мужчина молча разглядывал прикованную к багровой плите гранита, фигуру с пепельными волосами.
  - Кто это?
  - некромант, - в рычащих интонациях дракона слышаться ноты гадливого отвращения. - Он нашел эликсир бессмертия, основанный на крови дракона. Похоже такого же, как тот, чье сердце бьется в твоей груди, маленький дракон. Поэтому оно и реагирует. А вот если бы вас было здесь таких трое...
  - То? - подтолкнул замолчавшего на полуслове дракона, пленник.
  Радужные глаза вспыхнули яркими цветами:
  - Похоже, именно этого добивается Повелительница. Тогда, маленький дракон. Она получит в руки такую силу Драконов, что Война Огня покажется всему Эмиру легкой заварушкой. Потому что это будет сила дракона-духа. Величайших драконов нашего народа.
  Пепельная голова второго пленника поднялась, и пытливый змеиный взгляд нашел герцога. Тот поразился странным старым глазам змеи, горящим на молодом лице.
  - Вы как-то не похожи на некроманта, - заметил Великий Герцог.
  Тот вздохнул:
  - По твоему я должен ходить в балахоне и трясти седой бородой? Ты заблуждаешься, человек. Хотя частично. Балахон у меня отобрали и обрядили в эту вот нелепость, которая с трудом тянет на определение одежды. Ты еще не видел, что еще на меня УЖЕ одевали, - в голосе некроманта явно слышалось отвращение и презрительная неприязнь ко вкусу того, кто подбирает ему одежду. - А бороду уж извини, оставил дома.
  Дракон шевельнулся, и оба пленника вздрогнули, когда огромные когти впились в гранит, выбивая искры и щебень.
  - Некромант, - шипение, на грани слышимости. - Если бы не приказ Повелительницы... я бы раздавил тебя прямо сейчас.
  Змеиные глаза блеснули:
  - Прости, дракон, но мне непонятна твоя реакция. К сожалению я плохо вижу тебя, что бы попытаться понять... Глаза горят.
  - Глаза? - прошептал Грин, озаренный внезапной догадкой.
  - Да, - спокойный ответ. - Ты - сердце, я - глаза... девчонке нужна еще кровь, но её я спрятал достаточно надежно.
  - В человека, -- горько констатировал Герцог. - В идеального убийцу, по имени Мария-Александр. Знает ли ОН об этом? О том, что его жилы охватит огонь. Если он только приблизиться к горам Скорби и драконам?
  На губах некроманта мелькнула улыбка полная... гордость?
  - Я бы не назвал его человеком.
  - Замечательно. - яркие аплодисменты от входа в пещеру и насмешка. - Я знала, что ты здесь станешь разговорчивее, но не думала то так быстро и что второй мальчик так много знает... Даже имя. Спасибо вам обоим...
  Некромант ничуть не смутился, криво усмехнувшись женщине:
  - Я вообще разговорчив. Только вот твое идиотское заклинание молчания, которое ты имеешь свойство на меня накладывать...
  - Здесь ты можешь говорить сколько угодно, - тонко улыбнулась Повелительница Драконов. - Мой дорогой Марек.
  
  
  Глава 14. Догадки
  
  Всадники небольшого отряда, пригнувшись, фактически касаясь лицами развевающихся грив, во весь опор неслись через пустыню. Кордоны и заставы пустынников пропускали их так, словно, они были невидимками. Горы Скорби неуклонно становились все ближе и ближе.
  
  Серо-голубой дракон сложил крылья и аккуратно опустил свое огромное тело на привычное лежбище.
  Грин тихо выдохнул с облегчением, так как тело дракона загородило ему сцену, разворачивающуюся у гранитной стены, к которой был прикован некромант.
  - Скажи мне, Марек, - мурлыкает Повелительница Драконов. - Красота твоего тело - твоя собственная или украденная?
  Узкий стилет скользит лезвием по подтянутому животу, оставляя кровавые дорожки за собой, и медленно спускается ниже и ниже. Но обнаженное тело остается неподвижным, словно не ощущает боли.
  - Просто у тебя болезненная страсть ко мне, - насмешливо-презрительно звучит в ответ.
  - Это началось так давно, мой бывший учитель. - Она прижимается губами к кровавым разводам на его груди, а Грин у своей стены вздрагивает от удивления. Даже дракон приоткрыл глаза.
  - Неужели? - все та же брезгливая бесстрастность. - Я думал, для тебя милее власти нет ничего.
  Повелительница Драконов поднимает яркие фиалковые глаза, в которых горит настоящее безумие.
  - Пятьдесят лет назад я пришла к тебе в ученики.. Да я хотела власти и могущества, но однажды ты показался из своей лаборатории и я вдруг поняла, что кроме власти. Мне нужно обладать кем-то вроде тебя.. А желательно только тобой. Тем более твои глаза дракона... это желание лишь обострилось, когда ты выгнал мня, - она лизнула кровь на его плече.
  - Если бы я знал кто ты такая на самом деле, я бы убил тебя.
  Женщина счастливо рассмеялась, облизывая окровавленные губы:
  - Но ты не знал. Ты вообще довольно много не знал и не знаешь, мой прекрасный некромант. Например, знаешь ли ты, что драконы ненавидят тебя намного больше, чем меня? Нельзя добыть глаза и кровь дракона, не убив его.
  Змеиные глаза болезненно сощурились. Она улыбнулась и отодвинулась. Стилет дразняще звякнул, падая на камни, выпущенный из рук.
  - Мы продолжим нашу игру чуть позже, Марек.
  И только когда за ней закрылись тяжелые створки дверей, из горда обнаженного некроманты вырвался вой полный страшной тоски, а из закрытых глаза покатились слезы.
  Дракон дернулся, открывая Грину обзор, и они оба уставились на окровавленную фигуру методично бьющуюся затылком о гранит. И на странном шипящем языке сквозь вой прорывается поток слов.
  Кончик хвоста дракона мелко задрожал. Радужные глаза смотрят с жалким недоумением и растерянностью прямо на Грина. И с испугом, словно жалуясь:
  - Он говорит на Древнем наречии. Наречии драконов... он... - если у драконов может быть несчастный вид. То именно такой сейчас был у серо-голубого. - Он зовет по имени Великого дракона... и спрашивает его, зачем он остановил его...
  - Великий Дракон?
   - Так называли последнего дракона-духа, - это зазвучал глухой голос самого некроманта. - он умер почти пятьсот лет назад, защищая З.вой народ. Я пообещал ему, что он не станет последним... Так что... - некромант поднял очень ясные глаза на дракона. - Твоя ненависть ранит меня. Если даже драконы за столь короткий срок забыли правду...
  
  - Горы Скорби, - указал Росомаха. - Вы все еще хотите ехать со мной?
  Его спутники переглянулись и молча уставились на убийцу.
  - Хорошо, - Мария-Александр даже не смотрел на них.
  - Что тебя беспокоит, Рас? - тихо поинтересовался Ран. - мы будем мешать тебе?
  - Нет, что ты. Был бы я идеальным убийцей, если бы меня беспокоили такие мелочи, - он повернулся к ним лицом. И даже оркам стало неуютно под равнодушным звериным взглядом. - я прошу запомнить лишь одно.. Всех вас... предательство станет для любого из вас проклятием.
  - Мария! - вскидывается Александра. - Ты, что такое говоришь?!
  - Я знаю, что говорю, принцесса, - тихо ответил Росомаха. - И я знаю достаточно много о Повелителях Драконов. Посмотри на нас всех. Слишком уж слаженная у нас компания.
  Рядом нахмурился бард:
  - И сейчас ты решил, что пора внести в неё диссонанс?
  Улыбнулись лишь губы убийцы, глаза остались прежними равнодушно-звериными:
  - Именно сейчас и никак иначе, Ран. Ты, например. Знаешь, что если замучить до смерти барда пытками, можно получить такую энергию, которой хватит на столетие жизни? Жизни и молодым. Особенно еñли бард из бессмертной расы.
  Огненноволосый полукровка побледнел:
  - Что?!
  - Хватит, - резануло слух почти мертвое. - Я сказал, вы услышали. Разбираться придется после выполнения Заказа или по ходу, потому что предательство проявиться рано или поздно.
  - Позволь один вопрос, прежде чем мы закроем этот разговор окончательно? - подделась немного вперед герцогиня.
  Убийца медленно кивнул, и она тихо размеренным голосом поинтересовалась:
  - Ты уверен, что среди нас есть предатель?
  - Нет. - покачал головой Росомаха и тронул коня.
  
  Повелительница Драконов устало потерла виски. Её слуга, которому она так давно получила важное задание, наконец, дал о себе знать. И какие же интересные новости он сообщил... Кто бы мог подумать, она довольно улыбнулась, похоже, боги благоволят к ней. Третья составляющая дракона-духа идет прямо к ней в руки и делать ничего не нужно... И бард там же.. хотя его жизнь уже особо и не нужна, раз скоро можно будет получить абсолютную силу.
  Наемник - идеальный убийца, которого по слухам создал Марек. А ведь она не верила этим сказкам. Видимо зря. Все-таки пепельноволосый некромант настоящее сокровище. Повелительница Драконов поднялась на ноги. Идеальный он там убийца или нет, но ей нужна кровь, что течет по его жилам. Женщина с довольно улыбкой направлялась к драконьим пещерам.
  
  
  Танец. Танец в крови. Брызги веером взлетают из-под босых ступней и падают гулкими каплями обратно. И круги не разбегаются: кровь не вода - слишком тяжелая. Смех. Тяжелый, гулкий, отражающийся от стен, к которым жмутся несколько фигур, оставленных на сладкое. Кровь из их жил будет особенно прекрасно смотреться, вытекающей в уже созданное кровавое озеро.
  А он сам кружится полуобнаженный и безумный. Зверь в теле человека. И запах крови сводит его с ума, подсыхая у него на губах.
  Росомаха резко открыл глаза, медленно и бесшумно выполз из-под плаща и вышел из той небольшой пещерки, в которой они остановились на ночлег. Карц, чья очередь была дежурить, с легким недоумением посмотрел на убийцу. Но Росомаха покачал головой и замер, разглядывая ночное небо.
  Странно, очень странно так то. Ему обычно не сняться сны. А уж такие... Он помнил каждое свое убийство. И никогда не чувствовал такой эйфории и наслаждения от вкуса крови... Хотя... Но нет, и тогда этой крови не было достаточно для того, что бы танцевать в ней по самую щиколотку погружаясь в теплую жидкость. Тогда у него был большой Заказ. Десять человек, точнее существ, так как не все из них были людьми. К ним не так то просто было подобраться. Ему пришлось стать одной из жертв их игр, и когда появился шанс, которого он ждал, Росомаха убивал их с удовольствием. Но и тогда не терял голову, как во сне. Такое ощущение, что это не совсем его сон. Потому что тогда все равно осталось ощущение тяжелой и грязной работы. А ведь это был один из его первых Заказов. Почему он вдруг вспомнил о нем? Интересно.
  Мария-Александр поднял руку и взглянул на свои пальцы, которые убивали с такой легкостью. Луна светила ярко, окутывая его ладонь светящимся ореолом. Красивые длинные пальцы - их можно было принять за пальцы музыканта, если не знать правды. Если лишиться этих рук.. нет. Мало что изменится, он умеет убивать и без рук... в этом музыкантам с ним не сравнится.
  Он тихо вздохнул. В голове созревал план действий.
  - Росомаха, - тихо позвал орк.
  - Да? - он опустил взгляд и орк поежился, увидев, что глаза у него снова пожелтели.
  - Зачем ты заговорил о предателях?
  Какое-то мгновение убийца разглядывал его, словно раздумывая. А потом ответил:
  - Потому что Повелитель Драконов знает, что мы уже здесь.
  - Думаешь, Великий Герцог не мог...
  Мягкое покачивание головой остановило его на полуслове:
  - Не понимаешь, да? Повелитель Драконов не знал, в чьей груди бьется Драконье Сердце, иначе бы давным-давно похитил носителя...
  - О степь великая и безбрежная, - прошептал молодой орк, приподнимаясь на своем месте, - А если...
  - Нет, Кирц, не надейся на легкие пути решения. Все началось с нас.
  Он не выдержал и вскочил на ноги, почти нависая над хрупким убийцей:
  - Но ты сказал, что не уверен в том, что среди нас есть предатель?!
  - Не кричи, - тихо попросил Росомаха. - Именно так я и сказал, не уверен. Просто потому что я - знаю это.
  - Тогда для чего все эти странные игры? - голос барда не стал неожиданностью для Росомахи. На полукровку посмотрели почти с горечью:
  - Для того, что бы избежать комедийного представления с доказательствами и угрозами. Трудно доказывать то, что ты видишь ясно. А другим для этого требуются какие-то действия и слова.
  Огненноволосый бард вздохнул и Росомаха почти с удивлением увидел какую-то понимающую теплоту в его взгляде:
  - Повелитель Драконов охотился за моей головой?
  - Скорее всего. Ему уже более сотни лет. А прожив одну, хочется жить еще столько же или еще больше. Но теперь ставки увеличились.
  - Он знает обо мне, - пожал плечами убийца. О моем Заказе. И видимо о том, чья именно кровь течет по моим венам. Мой создатель говорил мне. Что если собрать три компонента дракона-духа, то можно заполучить часть его силы и могущества. Драконье Сердце у него уже есть. А кровь сама движется в его объятия.
  - Но тогда получается, - прошептал почти посеревший от отчаяния Кирц, - Что один из нас работает на Повелителя Драконов?!
  - Верно. - кивает убийца, глядя прямо в глаза только Рану. - И это орк.
  - Ты - чудовище.
  - Прости, - знакомая полуулыбка. - Таким меня создали.
  И в этот момент бард потянулся вперед и сжал его плечо. Что-то мелькнуло в зелено-желтых глазах. И отражение улыбки появилось где-то на самом дне глаз, мало заметное, но Ран увидел.
  
  Утром они снова двинулись в путь. Кирц старался держаться от Росомахи подальше, о чем-то напряженно раздумывая. И лишь спустя часа полтора после начала пути. Раздалось ворчание Арака:
  - Эй, убийца! Тебе не кажется, что мы слишком открыто движемся?
  Росомаха сверкнул зубастой улыбкой:
  - Ты заметил, да?
  Орк натянул поводья. Потрясенно вглядываясь в его лицо:
  - Ты... нарочно?!
  - Повелитель Драконов уже знает, что мы едем, и прятаться особого смысла не вижу. А если нет, тона смогут и не заметить.. У него сейчас дела понасущнее - Драконье Сердце в руках...
  Вздрагивает как от удара герцогиня. Недоуменно коситься Кирц, вспоминая ночной разговор. Но Арак все же допытывается:
  - И что нам теперь делать? Так и ехать, словно мишень, которая так и просит её атаковать?
  Убийца поднял голову к небу и вдруг странно усмехнулся:
  - Что делать, орк? На нашем месте предлагаю кричать: 'спасайся!'
  Они не успели даже поднять голов, когда их накрыла огромная тень.
  
  
  Глава 15. Предательство.
  
  Александра приходила в себя. Стиснув зубы, чтобы не заорать от боли, она открыла глаза, приложив к этому вроде бы несложному действия по-настоящему неимоверные усилия. Но и это не особо помогла, так как перед взглядом плавала странная серая пленка, которая явно не спешила исчезать. Руки ломило, и ими невозможно было пошевелить, как впрочем, и все тело... словно какое-то странное оцепенение. Колдовство. Герцогиня напрягла память и грустно улыбнулась, спасли Грина, называется. Увидеть бы его хотя бы.... А то...обидно...
  Послышался скрип, женщина подняла голову и заметила, что зрение явно улучшилось.
  Перед ней стояла молодая женщина, девушка, невероятной красоты, которую выдавали старые и безумные глаза. Худощавая, почти поджарая. Гладкая бархатная даже на вид кожа. Золотоволосая и затянутая в шелк и бархат, словно куколка. Отвратительная складка у уголка губ. Эта девица совершенно не умела улыбаться. Герцогиня поморщилась, она никогда не любила блондинок или блондинов. Во рту ощущался мерзкий привкус стали и крови.
  В голове начало что-то проясняться. Дракон над головами. Крик Марии... Радужные глаза и когти, сдавливающее ребра так, что темнеет в глазах.
  Блондинка с хлыстом чуть склоняет голову и замечает грудным мелодичным голоском:
  - А ты не сильно похож на убийцу.
  - Не обольщайся, куколка, - выдыхает герцогиня и только потом до неё доходит. Её приняли за Марию...
  Правильно. Все правильно. Он подставил её на свое место. Ведь тот крик. Он не был предупреждением для неё, он был указание дракону! Он кричал её имя в мужской форме. Сейчас это вспомнилось как-то кристально четко, словно память решила, что достаточно поиздевалась над ней! Но ЗАЧЕМ?!.
  Больно.. больно от осознания того, что тот, кто рассказывал и пенял ей использование друзей, так поступил с ней.
  - Смелый мальчик, - рукоять хлыста поднимает за подбородок её лицо и фиалковые глаза внимательно вглядываются. - И красавчик к тому же.
  Она еще раз поворачивает её лицо разглядывая, и идеальные брови сходятся в одну линию:
  - Кто ты такой?!
  Герцогиня усмехается, надеясь только на то, что Мария именно на это и рассчитывал. Он же не надеялся на то, что Повелитель Драконов, точнее Повелительница такая уж дура. И надменно представляется:
  - Александра Акинаи Лавани, младшая герцогиня Александира. Ты похитила моего кузена.
  Необычные фиалковые глаза вспыхнули такой всепоглощающей яростью, что герцогиня поневоле вздрогнула. А еще через мгновение тяжелая пощечина обожгла ей щеку.
  - Очень хорошо, - по-змеиному прошипел Повелительница Драконов, прямо в лицо женщине. - Ты так вовремя, моя дорогая! Твой кузен слишком упрям.. возможно твое присутствие сделает его более сговорчивым.
  - У нас не очень дружная семь, - кривовато усмехнулась Александра. - Еще не заметили?
  - Именно поэтому ты сейчас здесь? - приторно-сладко заулыбалась её собеседница.
  
  - Ты! - Марон схватил убийцу за горло. - ты подставил их! ЕЁ!
  Желтый звериные глаза совсем потеряли свою привычную зелень и сейчас равнодушно смотрели на орка, словно это не на его горле сжимались сильные пальцы. А потом прохладные ладони легли на запястье орка. Тот болезненно охнул, чувствуя, как руки безвольно падают вдоль тела. И уже невозможно пошевелить даже пальцем. Он не чувствовал своих рук начиная от локтя.
  - Ты не знал? - голос звучит равнодушно, но от этого еще более издевательски. - Я - Идеальный убийца. И у меня Заказ.
  - Она считала тебя своим другом! Они все все-таки верили тебе!
  - Тогда почему ты сбежал, орк? - легкий отголосок удивления. Скорее даже недоумения. - Ты же тоже их друг. Разве дружба не предполагает сражение до самого последнего вздоха за своих друзей?
  - Прав был Арак, - сплюнул орк. - Ой и прав! Не стоило нам связываться с тобой узами чести и долга. Ты всего лишь грязный наемник. Игрушка.
  Росомаха пожал плечами. По его виду нельзя было сказать, задели или нет его слова орка.
  - Ты слишком шумный, Марон. Раньше я этого не замечал.
  Тот неожиданно устало опустился на ближайший камень. С тоской взглянул на свои безвольные и бесполезные сейчас руки и тоскливо осведомился:
  - Зачем ты это сделал, убийца? Зачем?
  Он не ждал ответа, но ...
  - они мешали, орк. И теперь мне дана некоторая свобода действий.
  - Значит, я в твой план не вписывался?! - вскинулся Марон.
  - Ты оказался шустрее, чем я думал, - согласился Мария-Александр.
  - И теперь ты меня убьешь, - орк оскалился.
  - Марон, - укоризненно звучит ласковый тихий голос. - Ты опять забываешь. Я убиваю только за деньги или спася свою жизнь. И никак иначе. Извини, ни под один из этих двух случаев ты не подходишь. Хотя... - его взгляд стал предельно задумчивым. - Бывают иногда исключения, когда я отступаюсь от этого правила. Обычно я в таких случая очень зол на объект. И сейчас как раз такая ситуация.
  - За то, что я не попался в твою ловушку?
  - Да при чем тут ты, - рассеянно отмахнулся Росомаха. - Я говорю об Урике.
  - Что?! - орк от удивления растерял весь свой гнев и поднялся на ноги. - Что ты сказал?!
  Убийца взглянул на него оценивающе и тихо хмыкнул:
  - Ты правильно меня понял. Этот ублюдок служит Повелителю Драконов. Именно его нужно благодарить за некоторые незапланированные развлечения.
  Марон нервно облизну пересохшие губы, чуть не поранив язык о клыки:
  - С чего ты взял, убийца?
  - Ой, марон, ну примени все свои мозги, они ведь у тебя даже в большем количестве, чем у остальных! - Росомаха деловито извлекал из своей сумки одежду. - По всему выходило. Что это либо ты, либо он. ты всегда такой молчаливый и спокойный, единственный из всех, кто принадлежит к Клану Блуждающего Тигра, одному из самых могущественных кланов. И самых таинственных надо сказать. Ваши воины очень редко покидают степь. И вы наиболее скептично относящиеся к остальным расам. В последнюю войну, вам досталось сильнее всего. Но в то же время именно эти факты и заставили меня сомневаться, не смотря на твое довольно благожелательное отношение к Рану...
  Глаза Марона расширились:
  - Последний пункт - это основной для подозрения в работе на Повелителя Драконов?
  - Именно, - кивнул убийца. - Одно время подозревал Арака - его неприятие - самая идеальная маскировка, но... только если изначально включать меня в сценарий. А это было абсолютно невозможно. Мой создатель позаботился о том, что мое появление - абсолютная неожиданность для любого ясновидящего. Так что Арак даже при всех своих способностях не мог этого сделать.
  - Ты... знаешь правду об Араке? - очень тихо, уже не удивляясь, поинтересовался Марон.
  - Это было не трудно понять, - кивнул убийца, уже полностью раздевшись и задумчиво разглядывающий разложенные на камнях вещи. - Но я бы дослушал об Урике на твоем месте.
  Орк молча ждал. А Росомаха начал натягивать одежду:
  - Урик пошел по верному пути. Ран, при всей своей силе барда, подозрительности и прочих несомненных достоинств, все же очень молод. И доброжелательное, дружелюбное отношение не одного зверя смирили с дрессурой. Тем более, когда и так мечешься между двумя половинками крови. Он принял его не только подозрением, но и с затаенной, даже от самого себя надеждой.
  - Действительно, - прошептал почти самому себе Марон. - Урик присоединился к нам почти перед самым выходом, когда узнал маршрут движения. Теперь я припоминаю, что именно из-за него мы задержались в деревне. Решив пополнить свои запасы довольно привычным способом. А ведь изначально набег никак не планировался. Тут только одна всего неувязка, убийца... Орки не предают!
  Взгляд звериных глаз был почти... благожелательным:
  - А кто сказал, что он предал своего господина? Он верно служит Повелителю Драконов.
  - Но род и народ прежде всего!
  Убийца зятянул последний ремень на своем теле и выпрямился:
  - Орк, ни ты ни я не можем заглянуть в душу Урика или его сознание и понять, что же на самом деле там твориться. И о его поступках можем судить только по тому, что видели. Да и не время тут для философских диспутов. Успеешь его допросить о причинах до того, как я его убью - хорошо. Нет, значит - тебе не повезло и это наверно останется тайной. А так... пора уже..
  - куда? - растерялся орк.
  - Выполнять Заказ естественно, - спокойно пожал плечами Мария-Александр. Д аи ребят наверное заждались уже.
  - Они уже мертвы, - отрезвляюще-холодно процедил Марон.
  - Чушь, - фыркает убийца. - Повелителю Драконов нужен я. До Рана еще нужно, что бы руки дошли ос всеми этими делами и хлопотами. Барда мучить и пытать - это не просто так все. Тут творчество нужно и время. В замке Повелителя Драконов им сейчас бозопаснее всего находиться, чем нам с тобой...
  - Ты- чудовище, - подумав. Спокойно уже сообщил орк.
  - Мне это уже говорили, - хмыкнул тот. - Ты не знал?
  - Верни мне руки, - передернул могучими плечами орк. - Обещаю, больше бросаться на тебя не буду.
  - Ну-ну, - хмыкнул Росомаха, но все же подошел.
  
  Грин с ужасом смотрел на Александру, прикованную к столбу.
  - Знакомая? - поинтересовался Марек, когда слуги ушли.
  Герцог вздрогнул:
  - Это... моя кузина. Александра.. И я не понимаю, что она здесь делает.
  - Я всегда знала, что мужчины все-таки ущербные создания, - тихо простонала герцогиня. - То я тут делаю... Ты бы еще спросил, как я здесь оказалась.
  - И спрошу, - неожиданно рыкнул Грин. - Я думал Александир для тебя превыше всего! А ты просто так оставила его?!
  - Город - это город, - тихо ответила женщина. - А с некоторых пор, я поняла, что он мне не особо и нужен без тебя.
  Герцог растерянно молчал.
  - Ну что же ты, - хмыкает неожиданно Марек. - Красивая женщина признается тебе в любви, а ты молчишь. Это не в традициях рыцарства.
  Грин внимательно вглядывается в лицо Александры:
  - А ты не подумала, что мне намного тяжелее будет видеть тебя вот такой?
  Она криво усмехается:
  - Ну личико мне помяла эта блондинистая сучка, с отвратительными манерами, а в остальном... я все-таки убила слишком много народа, что бы думать, что кровь меня делает в твоих глазах чудовищем.
  - Твоя кровь ранит мне сердце, - тихо произнес Грин. - Неужели так трудно это понять, Санди?
  Марек тихо рассмеялся:
  - Вот за это и обожаю людей. Просто прелестные создания. Никто так не умеет признаваться в любви, как смертные.
  На него взглянули с легким раздражением.
  - Это кто? - с интересом осведомилась Александра.
  - Это некромант, - педантично ответил Грин. - Но ты не отвлекайся от темы разговора. Поверь, с этим весьма не безынтересным созданием ты еще наобщаешься. Меня же интересует, как ты сюда попала, кажется последний раз я тебя видел в зале заключения договора с орками...
  - Кажется, - соглашается она, не отрывая настороженного взгляда от некроманта. - Именно оттуда я и рванула вслед за тобой пару часов спустя.
  - Надеюсь не одна? - совсем уже сумрачно поинтересовался герцог.
  - Мне это не помогло, - рассеянно пожала она плечами. - Мне даже не помогло то, что магналии Марию с бардом. Сейчас все они в руках это сумасшедшей. Ну кроме убийцы, я думаю, раз уж она поначалу приняла меня за него. Но у него Заказ..его защищает эта его вера и еще что-то видимо... надо не забыть, если выживем дать ему в глаз за подставу... - она секунду помолчала. - Ну или еще куда побольнее...
  Некромант странно улыбнулся.
  Но она не успела спросить, почему у него такая необычная улыбка и почему так светятся гневом глаза Грина - в пещеру-залу вернулся дракон... И только клацнула челюсть, при виде нового пленника.
  - О, злобный похититель чужих возлюбленных, - тут же переключилась на него Александра, чувствуя подступающую истерику. - А у тебя морда намного симпатичнее, чем у твоей госпожи.
  
  - И что дальше? - Марон устало сел на камень. Ползком по отвесным скалам - это не совсем его стиль передвижения. Несколько раз он вполне серьезно жалел, что его не похитили драконы вместе с остальными.
  И вот они уже у самых ворот крепости Повелителей Драконов и, что самое удивительное, их до сих пор не заметили.
  - Ну, - вздохнул Росомаха, который на этих проклятых богами камнях сидел, как муха на стенке. -Судя по картам, здесь где-то был тайный вход. Его забросили еще во времена Воны Огня.
  Марон аж подскочил:
  - У тебя есть карты замка?!
  - Ну да, - усмехнулся тот. - Зачем же мы так долго просидели в Александире на самом деле? Убийства и закрытие долгов - это всего лишь предлог. Кстати, этот ход должен выходить прямо в подземелья. Может, на твоих сородичей натолкнемся. Вряд ли орков к Повелителю потащили.
  Марон в очередной раз смотрел на Росомаху, как на что-точ его он раньше никогда не видел.
  
  Ран смотрел на Урика чуть склонив по-птичьи голову. Огненные пряди падали ему на глаза, которые против ожидаемого бешенства, выражали лишь омерзение, как у жеманной барышни наступившей на что-то невыносимо мерзкое и склизкое.
  Бард молчал. Да и не мог он ничего сказать, так как заклятие, наложенное на него было значительно выше уровнем того, что на него накладывал незабвенный покойный Иридий. Намного выше... Чувствовалось, что наложивший не желал рисковать послушать Песню барда.
  Орк скалился, почти нависая над пленником:
  - Что пялишься, крысеныш?! Была бы моя воля - шею тебе свернул и дело с концом. Но госпожа уготовила тебе развлечение получше. Думаешь, мне приятно было сюсюкаться с тобой, с таким ублюдочный выкормышем как ты?! Да такие выродки не имеют право на существование! Не то, что на какой-то дар!
  Выражение лица барда оставалось прежним. Он внимательно слушал, хотя руки крепко стянуты за спиной и сам в довольно неудобной позе прикован к стальным прутьям на возвышении посреди комнаты.
  А Урик уже уселся напротив него на корточки, внимательно вглядываясь в лицо полукровки:
  - Вторую тварь еще не поймали, но это не на долго. Совсем не на долго. Он даже более важен и нужен, чем ты.. точнее его смерть..
  В этот момент в комнату вошел..вошла...Ран впервые показал другие эмоции. Удивление, потом... пренебрежение, которое он вылил взглядом на орка, полностью игнорируя женщину. Орк вздрогнул и вскочил на ноги.
  - Развлекаешь гостя? - бархатистый голос обволакивал, но бард морщился, словно его слух терзала какая-то фальшивая мелодия.
  - Моя госпожа, - подобострастно поклонился орк.
  На счастье барда, он не мог прокомментировать.
  - ну что ж, - Повелительница Драконов присела перед пленником. Как до этого исдел орк. - твои спутники весьма упрямые создания...
  Она отвела огненные пряди с лица барда ив стретилась с бешенными черными глазами.
  - Боги Тьмы! Кто бы мог подумать! - восхищенно пропала она. - Урик! Смешение ваших рас дает удивительно красивый продукт.
  Орк побледнел, но промолчал, лишь пробормотав:
  - Да, госпожа.
  Повелительница драконов погладила юношу по щеке. Того всего передернуло.
  - У нас будет весьма долгий и продуктивный разговор, мой мальчик.
  
  
  
  
  
  Глава 16. Барды
  
  Росомаха беззвучно мурлыкал какую-то песенку. Пальцы плясали сложный узор танца над плитой, закрывающей вход.
  А Марон припомнил, как убийца голыми руками снимал зачарованные путы с барда, которые теперь в уже кажущемся далеком прошлом, наложил Иридий. Орк окончательно осознал, что они так до сих пор и не научились воспринимать это существо, как опасного убийцу. Видимо это и было целю создателя Росомахи. Даже будучи убиваемой, жертв Ане может поверить, что именно вот это жизнерадостное, похожее на ребенка создание - смерть.
  За эти несколько часов, которые они искали тайный ход, орк понял больше, чем за все путешествие. Он не просто воином. И он был орком. Мало того. Все-таки клан блуждающего тигра наиболее устойчив к проявлениям магии любого характера, даже если сам убийца является магией. И Марон смог взять под контроль ощущения. Для этого понадобилось очень большое усилие. И его постоянно приходилось поддерживать, однако Марон решил. Что это стоит того, что бы под маской игривого котенка видеть хищника.
  А еще орк очень надеялся на то, что Росомаха действительно ко всем ним привязался.
  - Готово, - удовлетворенно кивнул Мария-Александр, и начал сдвигать плиту с места.
  У орка широко распахнулись глаза, когда огромная неподъемная плита дрогнула, поддаваясь . Марон непроизвольно дернулся помочь, но сверкнувшая зелень глаз буквально приморозила его к месту.
  - Не стоит, орк.. - убийца счел нужным пояснить, когда щель стала достаточной, что бы в ней спокойно мог пройти не только убийца, но и его спутник. - Твоя помощь - это излишки звуков. А нам это не нужно. Идем?
  Орк молча кивнул, глядя, как гибкое тело ныряет в темноту прохода. Убийца явно знал, что их может ждать впереди. Так что разумнее было бы, что бы он шел первым.
  Они двигались в абсолютной темноте по меркам простых смертных, только не для этих двоих.
  
  
  Арак сидел вплотную к решетке и.. тихо пел. Остальные с благоговением наблюдали. Никто из них до сих пор не знал, что их предводитель оказывается шаман.
  Он не плел заклинаний, не водил руками... Его голос гудел в воздухе подземелий. Перебирая вибрацию нот. Слова древнего языка, не принадлежащего этому миру, пронизывали пространство и растворялись в нем. И никто не мог помещать этому, так как стража давно уже статуэтками замерла после первых же слов.
  Арак пел и пел, а решетка перед ним изгибалась, словно в зачарованном танце, как будто и не из металла состоящая.
  Резкий выдох и прутья решетки замирают, снова став железом, однако уже совсем не похожи на те ровные ряды, что были раньше. Дыры оказались достаточно широкими, что бы орки, пусть с трудом, но могли выбраться из своей темницы по одиночке.
  Карц покачал головой:
  - И какого Мрака, в простой поход отправили такого шамана, как ты, Заклинатель?
  Тот насмешливо покосился на него:
  - Молод ты, малыш еще. Даже отродье догадывался, что все не так просто с этим походом. Но сейчас не до этого. Выберемся живыми, и ты узнаешь правду, а нет... так она тебе, и не понадобится. Нам стоит поторопиться, так как власть над железом у меня намного прочнее, чем над плотью и наша стража не долго пробудет в оцепенении.
  - Тогда стоит их убить сейчас? - спокойно поинтересовался Наргал.
  Арак задумчиво посмотрел на побратима предателя. И медленно кивнул:
  - Может и стоит.
  Но едва орк двинулся к первому из стражей, как путь ему перегородил юркая тень, а стража медленно начала оседать на пол.
  - Интересно, орк. Очень. - желто-зеленые глаза с холодным любопытством уставились на него.
  - Ты?! - взревел Наргал, чувствуя, что, наконец, может выплеснуть боль и ярость, копящиеся словно яд, после того, как увидел своего побратима, раболепно кланяющегося Повелительнице Драконов. - Ты предал нас! Отдал драконам!
  - Обезопасил будет более верно, - спокойно пожал плечами убийца. - Марон, помоги своим товарищам, а мне нужно как следует сосредоточится, что бы понять, где нам искать Урика и барда.
  - Марон? - Арак пристально посмотрел на появившегося Тигра, касаясь локтя Наргала. Тот кивнул, словно отвечая на какой-то вопрос шамана. И Арак расслабился, словно осторожно отпуская натянутую пружину.
  - Убийца?
  Тот насмешливо сверкнул клыками:
  - Что тебе, шаман-орк.
  - Я - Заклинатель, - спокойно поправил тот. - Мы называем таких как я Заклинателями, как бы не называли это остальные.
  - Уу. Я запомню, - серьезно кивнул Росомаха.
  - Скажи мне, убийца. Почему я чувствую твою боль, словно меня терзает тысячи острых игл?
  - Потому что над нашими головами слишком много драконов, заклинатель, - отзывается Рас. - Слишком...
  - Как ты это терпишь?
  - А ты любопытен, - кривая улыбка на юном лице. - Я убийца. И у меня Заказ. Это после его выполнения я могу вопить и корчиться от боли. А пока Заказ выполняется, я могу контролировать свою боль, приглушая её до приемлемого уровня. Тем более есть у меня некоторый иммунитет. Пусть и слабый, но все же...
  
  
  Ран бесстрастно смотрел на бледное лицо Повелительницы Драконов. Черные глаза были непроницаемы. Казалось, он абсолютно ничего не чувствует.
  - Где ты так научился контролировать свое тело? - почти разъяренное шипение женщины. - Я еще не встречала тех, кто способен противостоять мим чарам. Но ты... - она с какой-то даже растерянностью и постепенно разгорающейся яростью от неудачи, смотрела на распростертое обнаженное тело, покрытое отметинами кнута.
  Бард молчал. Заклинание было очень сильным. Он не мог даже кричать от боли. Но ему хотелось рассмеяться. Эта женщина никогда не встречалась со жрецами Лейлы. Они бы научили её правильно применять свои 'чары'... черная насмешка заставляла забыть боль, которая терзала все его тело. А это всего два или три часа. Проклятая дамочка.
  - Повелительница! - кто-то настойчиво звал Повелительницу Драконов, но войти не решался. - Госпожа моя! - он боялся. Сильно боялся, его страх ощущался даже через тяжелую дверь. - Орки сбежали! Стража мертва!
  - Ооо, - внезапно протянула женщина, пристально вглядываясь в лицо барда. - Кажется, я все-таки получу кровь дракона-духа. - Её губы расползлись в торжествующей улыбке.
  Когда за ней захлопнулась дверь. Ран сжал зубы, и начал колотиться затылком о каменный пол, чувствуя, как ярость и ненависть отступают перед привкусом крови на губах... только после этого он смог начать успокаиваться и контролировать свои эмоции. Он -бард в конце концов. И его Песня только что вошла в замок.
  Он закрыл глаза и постарался раскрыть свое сознание, как когда-то учил его наставник в Храме Лейлы. Но тогда ему всегда не доставало терпения и концентрации. Теперь от этого зависело слишком многое. То что его Голос связан заклятиями на самом деле не такая уж и большая проблема. Просто у него было недостаточно времени. Просто он действительно так еще непозволительно молод... И никогда не делал ничего подобного. Наставник слишком мало знал о бардах, хотя больше, чем кто-либо на Эмире. Но все равно не мог быть Учителем. Только наставником... только проводником.
  Его дух свободно скользнул куда-то вверх, прочь от тела. Фактически в открытое пространство. А там его подхватил ... ветер?.. И он не мог ему противопоставить ничего. Нельзя зацепиться, уклониться! Ветер нес его куда-то прочь, все дальше и дальше!
  Это решение оказалось ошибкой! И бард беззвучно закричал в дикой пляске ветра.
  ' Тссс..малыш, не бойся...' ласковый отклик. Сильные руки словно раздвигают порывы ветра, как будто те всего лишь занавески, и хватают его за плечи. Оказывается у него есть какое-то тело... Рывок. 'Не бойся'
  Чужой голос..такой красивый, что бард ошеломлен, забывая только что пережитый страх. Как можно жить с таким голосом?! Он пытается разглядеть своего спасителя... И видит...
  'Кто ты?'
  'Бард, малыш. Такой же как ты' чарующая улыбка. ' Ну не совсем как ты... я намного старше тебя буду и опытнее. К тому же в отличии от тебя служу необычным силам. А вот у тебя явно только-только намечается твой собственный путь, я прав?'
  'Д-да...'
  'Почему ты один, малыш? Такому как ты нельзя суда без наставника.'
  Ран вздохнул, окончательно приходя в себя:
  ' Потому что я голый и связанный валяюсь в замке одной сумасшедшей Повелительницы Драконов.. Мало того, что она собирается замучить меня до смерти. Она еще пытается поймать того, кто стал моей первой Песней'.
  Незнакомец цокнул языком:
  'Ай-яй-яй.... Как некрасиво звучит все это... очень не хорошо. Бардов нельзя связывать и мучить пытками. Обычно это слишком плохо заканчивается. Интересно было бы взглянуть на твой мир. Малыш.'
  'А где мы?' огненноволосый полукровка оглянулся по сторонам.
  'Между миров' пояснил незнакомец. 'Отсюда ты можешь попасть куда угодно, в любой мир. который может тебе приглянуться для твоего путешествия. Все барды рано или поздно находят сюда дорогу и отправляются в иное путешествие. Уходят не только духом, но и телом.'
  ' Но я... должен вернуться'.
  Вокруг лишь ветер, заворачивающийся в вихри и золотоглазый бард, который явно не был человеком, но Ран никак не мог понять к какой расе его вообще можно отнести?
  'Конечно ты должен вернуться' незнакомец кивает. ' Там же твоя ПЕРВАЯ Песня. Но выбраться отсюда без помощи для необученного...весьма непросто. Однако, я собираюсь быть твоим проводником и гидом.'
  'А какова цена?'
  Тихий смешок в ответ:
  'Ты недоверчив. Это правильно для барда, малыш. Цены нет. Уж больно меня заинтриговал твой мир. Давно я не был там, где заканчивается одна эпоха и начинается другая. Твой мир как раз пришел к моменту, когда отторгается все приносное и остается только то, что принадлежит самому миру.'
  Полукровка смотрит на беззвучный ветер...
  'Что я должен делать?'
  ' Молодец, малыш.' одобрение. 'Решительность - это хорошо. Прохладный ручеек безумия - это то, что на м надо.. а еще мне нужно твое настоящее имя... полное...'
  Бард смотрит в золотые нечеловеческие глаза и... медленно кивает:
  'Я - Сэран Аларикэль Калис'
  'Сэран' мелодичный звон в его голосе. 'Какое красивое имя...зря ты урезаешь его до одного слога..больше подходящего для собачьей клички. Можешь звать меня Ролани. Это единственное, что осталось от того длинного перечня, что изначально имелось в наличии у моего имени.'
  ' Я благодарю за доверие...'
  ' Это не доверие' улыбка 'Это можно сказать обязанность наставника при выборе ученика... а теперь спой со мной, Сэран Аларикэль Калис. Спой свою Песню'
  
  
  -Странно, - прошептал Росомаха. - Очень странно.
  Орков он отправил разыскивать Урика и Грина с принцессой, а сам искал Рана. Потому, что чувствовал, что там где бард, там же он найдет свой Заказ. Убийца шел по запаху, но в этой комнате запах растворился и словно потерялся... Однако он уловил другой, полуистлевший запах...буквально даже не запах. А его ноты..но такие болезненно знакомые. Очень странно и... безумно любопытно.
  Он тенью скользнул по коридору. Прочь из комнаты. Невидимый для стражи. Слившийся со стенами, он шел по следу, и чем дальше, тем все труднее было не обращать внимания на огонь, пожирающий его вены. Все труднее и труднее...
  Особенно вот у этих огромных резных дверей, где так удачно отсутствует стража. Безумное ощущение, что кровь почти кипит, но впереди Цель... и убийца проскальзывает в щель между створками.
  - Мария... - изумленный выдох.
  Но Росомаха не видит принцессы. Только герцога. Точнее его глаза... радужные драконьи глаза. Боль уже нестерпима, она почти перешагнула странную зыбкую грань, и уже почти невозможно пошевелиться... а потом Мария-Александр встретился взглядом со змеиными старыми глазами на юном лице.
  - Идиот, - сообщил Марек своему созданию и Росомаха впервые в жизни упал в спасительный обморок.
  Тихого сумасшедшего смеха Повелительницы Драконов он уже не слышал:
  - А ведь он еще не 'проснулся' - блондинка присела рядом с бессознательным телом и с нежностью потрепала каштановые волосы убийцы. - Иначе бы не испытывал таких мучений. Вы двое уже прошли этот этап, а он нет.
  Марек лишь скрипнул зубами в раздражении.
  - Красавчик, - с восхищением тянет она, переворачивая тело Росомахи на спину, чтобы увидеть его лицо.
  - Сука! - Александра рванулась из своих оков всем телом, но лишь бессильно провисла на цепях. Повелительница Драконов тихо рассмеялась.
  А в это момент звериные желто-зеленые глаза резко распахнулись, и руки оснащенные острыми когтями, вцепились в голо смеющейся женщины.
  Дикое рычание зверя сорвалось с губ Росомахи. Фиолетовые глаза недоуменно распахнулись, и она все же смогла вцепиться в запястья, душащих её рук.
  И... рев дракона взрывает пространство. Огромное тело поднимается, мощные лапы тянуться вперед. Один из самых первых приказов Повелителей Драконов... -защищать их не жалея жизни и сил. Но... время замирает. И мелодия наполняет замок.
  Желтые глаза сфокусированные только на лице своей жертвы, зеленеют до изумрудного цвета, и убийца недоуменно замирает, словно зачарованный, впрочем как и все остальные.
  Мелодия оплетает замок и горы. Драконы медленно опускались с небес на землю, боясь разбиться, если потеряют над собой контроль. Они слушали Песню.
  - Бард, - единственный кто смог что-то сказать в этот момент был Марек. - Где вы взяли настоящего барда?!
  
  Ран поднялся на ноги, стряхнул путы. Простые и магически. Словно это были какие-то бесполезные веревочки. Удивительно, но ему не требовалось даже открывать рот, что бы звучала музыка. Его мелодия, его Песня.
  Он наслаждался и.. сожалел. Такого учителя как Ролани, ему никогда не найти на Эмире. Однако он дал ему подсказку, а настоящий бард всегда учится самостоятельно.
  И все же..даже сейчас не доставало чего-то в это Песне.. последнего, очень важного компонента. Компонента по имени Мария-Александр Росомаха. Он где-то рядом. Совсем близко. Его Истинная Песня.
  Бард шагнул к двери.
  
  Марек сорвал цепи, теперь заклятия на них стали бесполезной невидимой пылью. Некромант безотрывно смотрел на свое создание, на своего Идеального убийцу.
  - Как?! Как тебе удалось?! - он почти кричал, пытаясь прорваться сквозь мелодию. - Только бард по-настоящему может уничтожить даже воспоминание о роде Повелителей Драконов! И об этом позоре и унижении драконов!
  Но Росомаха не слышал его. Его руки разжались и Повелительница Драконов упала на пол сломанной куклой. Её горло сильно кровоточило, и фиалковые глаза с почти животным ужасом смотрели на убийцу.
  Мария-Александр же смотрел только на дверь и руки его нервно сжимались в кулаки и разжимались вновь, показывая процарапанные до крови ладони.
  Створки дверей распахнулись почти бесшумно, словно были лече пушинок.
  - Нашел, - улыбнулись губы барда, а его глаза напоминали огонь, в который почти невозможно смотреть. Можно ослепнуть. Ран протянул руки. - Иди ко мне...
  Росомаха вздрогнул всем телом и... попятился. Пальцы барда дрогнули, а голос в плетении мелодии звучал чувственной музыкой.
  - Чего ты боишься? Ты моя Песня...
  Марек судорожно выдохнул, словно все это время задерживал воздух в себе самом.
  - Боги. Нет.
  - Почему? - огненные глаза взглянули на него. И прочитали всю его жизнь и его душу. - Ты его отец.
  Это было утверждение, а не вопрос.
  - Я создал его, - согласился некромант. - И поэтому я лучше многих знаю, что он сможет стать твоей Песней, бард. Как бы вы оба этого не хотели.
  - Почему? - он снова взглянул на Росомаху.
  Убийца отступил еще на пару шагов, испуганно скаля клыки и выставив руки вперед, скрючив пальцы с острыми когтями, словно ожидая нападения. Сейчас он походил на дикое животное, в нем не обнаруживалось ничего человеческого.
  Некромант тоже взглянул на него, его зм6иные глаза ничего не выражали:
  - Потому что моей целью было создание Идеального Убийцы - никаких слабостей, никаких привязанностей. Полное и абсолютное одиночество.
  - Ты экспериментировал с кровью дракона-духа! - вырвала сдавленный хрип из своего разодранного горла Повелительница Драконов.
  - да, - спокойно признался тот. - Почему я не мог этого сделать?
  - Все зло от магии. - тихо заметила Александра и её слова вплелись в притихшую мелодию барда.
  Ран протянул руку к Росомахе, только на этот раз ладонью вверх:
  - Рас... разве ты боишься меня? Ненавидишь? Ты вообще что-нибудь чувствуешь?
  Желтые глаза пульсировали в бешеном ритме, зрачки терялись в этой сияющей желтизне.
  - Ты ничего не можешь сделать, бард, - Марек сделал шаг вперед. - даже твоя магия не справиться с кровью Дракона.
  Тихий смешок в сознании барда:
  'Сэран, какие у вас глупые некроманты, хотя и мозговитые. Магия барда не в подчинении... она просто дает свободу выбора...'
  Полукровка испытал горячую признательность к Ролани, который не ушел, а просто затаился где-то...
  'Конечно' - фыркает голос. - 'Я не намерен терять только что приобретенного ученика. Так что действуй, Сэран.'
  ' Да, учитель' - бард поднимает голову, и высокий звук взмывает к потолку пещеры.
  Повелительница Драконов бросается в сторону двери, а желтые глаза внезапно приобретают осмысленность, они следят за женщиной, как хищник за добычей. Гибкое тело стремительно изгибается в прыжке.
  Фиалковые глаза, полные ужаса успевают увидеть убийцу в тот момент, когда Мария-Александр с нескрываемым удовольствием сломал ей шею одним движением.
  - Видишь, бард, - тихо произносит некромант. - Он всего лишь убийца. Идеальный убийца.
  Взревел дракон. Серо-голубое чешуйчатое тело внезапно оказывается у входа, и тяжелая лапа опускается на бездыханное тело блондинки. Радужные глаза оказываются на уровне лица убийцы и Росомаха выпрямляется.
  В его протянутых к дракону руках светится красным кинжал Греха.
  - Один из вас нанял меня. Но он не может принять часть греха, - глухо звучит голос, вплетаясь в Песню, но разрушая мелодию. Это было..болезненно. всегда больно, когда разрушается Совершенство. - Дракон. Ты примешь эту ношу вместе со своим народом.
  - На тебе кровь нашего рода, - рвется из пасти дракона и мелодия снова выравнивается.
  - На мне кровь твоего рода, - согласие. И опять мелодия режется, словно острым ножом на куски. - ВО МНЕ кровь твоего рода.
  Зелено-желтые глаза смотрят требовательно.
  И дракон протягивает окровавленную лапу:
  - Род драконов примет этот грех.
  - Да будет так, - ритуальная фраза завершает Сделку. Он опускает руки. Которые снова выглядят человеческими, а зелень возвращается в его глаза. Смешая желтизну окончательно.
  Бард и остальные смотрели и ждали. Обрывки мелодии трепетали в воздухе.
  Убийца взглянул на них опустевшим взглядом и открыл рот что-то сказать... как едва успел увернуться от вновь распахиваемых дверей. В проеме появились пятеро орков. Арак пронзительно взглянул на барда, минуя взглядом росомаху.
  - Не слишком торопишься, отродье? - его голос ворвался в остатки мелодии. - Песню просто так не берут.
  - А я и не брал, - ехидно отзывается тот. - Я давал ей выбор.
  - Вот как? - орк внимательно вгляделся в его глаза. - Неужели учителя нашел таки? Поздравляю....
  - Спасибо, - хмыкнул бард.
  0- ну надо же, - проворчал Марон, брезгливо разглядывая останки Повелительницы Драконов. - какая грязная работа, малыш.
  Убийца обижено фыркнул:
  - Это не я. Я её чисто убил.
  И ничего пустого или равнодушного не было сейчас в его взгляде. Лишь профессиональная обида и затаенное лукавство на дне глаз.
  Ран тихо рассмеялся:
  - Какой же я дурак...
  - Это у тебя с материнской стороны, - тут же отозвался Тарк. - Это эльфы предпочитают сначала сделать, а потом уже думать...
  Бард раскинул руки. Словно пытаясь обнять все пространство вокруг. И мелодия, точнее её остатки, разрушаемые убийцей и орками, словно пушистый котенок свернулась в его объятиях и... затихла.
  'Все правильно, Сэран' - довольно шепнул Ролани на грани его сознания. - ' Ты понял. Они ВСЕ ВСМЕСТЕ твоя Песня'.
  - Малыш, - Марон встревожено оглядел убийцу с ног до головы. - ты как?
  Убийцы удивленно взглянул на свои руки:
  - Странно. Моя кровь больше не пытается покинуть мое тело.
  - Ты 'проснулся'? - прогремел Дракон. - ты и эти двое, - коготь указал на Грина и некроманта. - Вы все твое - родичи.
  Помолчал и добавил:
  - Младшие.
  Принцесса рассмеялась:
  - Грин! Ты теперь невероятно могущественный! Александиру ПРИДЕТЬСЯ выйти из забвения!
  - Рад безумно, - ошарашено отозвался герцог, выпутываясь из своих цепей.
  - Женись на мне, а? - жалобно попросила женщина.
  - Ну уж нет, - покачал головой тот. - Зная, твою деятельную натуру... Я лучше сделаю тебя своей официальной любовницей.
  - Принцесса, - ухмыляется Марон. - лучше выходите за меня. Мой род тоже очень могущественен.
  Александра улыбнулась:
  - Я подумаю над вашим предложением, уважаемый лорд.
  Первым не выдержал и рассмеялся бард.
  
Оценка: 7.81*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"