Зимнохо Анна Ивановна: другие произведения.

Воронец в снегу. Чудовище из легенд. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Люцем - страна счастливых людей, чьи улыбки освещают её земли словно солнце. А всеми любимую принцессу Актею растили подобно прекрасному цветку в теплице. И естественно, как и всякой принцессе, родившейся в таком королевстве, ей полагалось бы выйти замуж за какого-нибудь героического юношу и жить с ним долго и счастливо. Но не в этот раз. Волею судьбы Актеи придётся выйти замуж за Равена, принца из тёмной и мрачной страны Хейань.

  
Пролог
  
   Когда я была ещё маленькой, моя няня рассказывала мне, что далеко на севере есть страна чёрных людей, их души темны так же как и их волосы, а вместо сердец бьётся камень, который не знает, что такое любовь и радость. Это королевство злых колдунов, которые когда-то прогневили светлых богов, и те отобрали у них солнце, сделав те земли краем вечных снегов. А называется эта страна Хэйань, что на человеческий язык переводится как мрак или темнота.
   Увы, два года назад бог смерти Мортус забрал мою няню к себе. А потом я узнала, что это страшное государство чернокнижников из сказок моего детства существует на самом деле и, в общем-то, рядом, граничит с нашим светлым королевством Люцемом.
   А теперь вот я как раз направляюсь в этот самый Хэйань. Не то чтоб мне так уж и хотелось этого. Вернее, совсем не хотелось. Но ведь в моих руках находится счастье всех жителей Люцема. Если я выйду замуж за принца Равена из этой чёрной страны, то это положит конец войне между нашими государствами, которая длится уже почти столетие.
   - Не беспокойтесь, принцесса Актея, милостивая длань светлой богини солнца Солис не ставит вас, - ободряюще улыбнулась мне Вита, моя молочная сестра. Несмотря на то, что у неё, как и у меня, были золотистые волосы и голубые глаза, мы были совершенно непохожи. Она была намного крупнее меня и кожа у неё была темнее. Зато в чертах лица присутствовала строгость. Я бы даже сказала бы, что в её облике было некоторое достоинство, которого очень часто, по словам других, не хватало мне.
   Но сейчас Вита заметно нервничала. И это было вполне понятно. Она вошла в ту немногочисленную свиту, что мне разрешили взять с собой. Вита, как и я, прощалась с нашим любимым королевством. От этих мыслей у меня уже в который раз на глаза навернулись слёзы, но я лишь улыбнулась. Ведь говорят, что новый путь надо встречать со счастливым лицом, тогда и дорога будет удачной.
   А потом карета, в которой мы ехали, остановилась. Вот и всё. Мы наконец-то добрались до границы, которая разделяла Люцем и Хэйань. Дождавшись, когда дверца откроется я вышла наружу, с трудом сдерживаясь, чтобы с наслаждением не потянуться, всё-таки долгая дорога в постоянно трясущейся на ухабах карете меня очень утомила.
   Но взглянув в сторону процессии из Хэйаня, которая должна была меня встречать, я замерла на месте. Я, конечно, слышала об этом, но, как оказалось, совсем другое увидеть это воочию. Всё вокруг меня освещали ласковые лучи солнца, зеленели трава и деревья, я даже видела двух весело порхающих бабочек. Но всего в несколько шагах словно проходила невидимая стена, небо за которой закрывали тяжёлые сизые тучи, а землю укрывал белый снег. И сейчас мне предстояло отправиться туда, в это королевство, почти не знающее милость солнца.
   Я поёжилась, а потом, всё-таки не выдержав, оглянулась, позади меня, раскинув свои зелёные поля, лежало королевство Люцем. Увижу ли я его когда-нибудь ещё?
  
  
***
  
  
  
   Я слушала слова, которые говорили все эти люди, но не вникала в их смысл. Все мои силы уходили на то, чтобы не разрыдаться на глазах у всех. Мне хотелось залезть обратно в карету и крикнуть кучеру, чтобы он поскорее разворачивался и увёз меня отсюда. Но вот несколько шагов навстречу людям в белых меховых одеждах, и мои ноги уже по щиколотку утопают в снегу. И холод. Такого холода я не испытывала, даже когда однажды в ветреный день тайком пробралась на вершину обзорной башни. Моя кожа тут же покрылась пупырышками, и я успела подумать, что сейчас мне вряд ли поможет и мой любимый жакет из плотной ткани. Правда, меня почти сразу укутали в такие же тёплые и пушистые одеяния, какие хэйаньцы носили сами.
   На самом деле церемония ещё не закончилась. Но от меня больше ничего не требовалось, просто молча стоять уже на этой стороне. Такова была древняя традиция, говорили, что она уходит своими корнями в те времена, когда Хэйань ещё не вступил на дорогу зла. И теперь дальше до самого дворца меня должны были сопровождать люди принца Равена.
   Сказать, что мне не было страшно, значит соврать, а люцемцы этого делать не должны, в конце концов, правду от богини Солис не спрячешь. Хэйаньцы даже внешне не походили на людей, к которым я привыкла. Черты их лиц были намного резче, а тёмные глаза, казалось, пронизывали насквозь. И учитывая всё, что я о них, знала, я даже думать боялась о том, что будет дальше.
   Правда, прямо сейчас меня больше занимали покрасневшие от холода руки и мёрзнущие уши, а ног я уже вообще почти не чувствовала. Теперь я понимала почему хэйаньцы такие мрачные. Если у них всё время такая погода, это неудивительно. Больше всего я хотела спрятать ладони в рукавах, но этого делать было нельзя. И самое неприятное было в том, что я знала, что стоит мне только сделать шаг, и я опять окажусь под ласковыми лучами солнца. Но в конце концов мне всё равно пришлось повернуться спиной к Люцему и направиться к карете, которую для меня приготовили хэйаньцы.
   И я-то наивно полагала, что меня больше ничем не удивишь!
   - Что это? - невольно вырвалось у меня. У этой хэйаньской кареты совсем не было колёс. И как на ней ехать-то можно?
   - Это сани, принцесса Актея, - ответил мне молодой мужчина, который, по-видимому, был тут самый главный. Конечно, настоящих хэйаньцев я только сегодня увидела, но если бы меня попросили показать самого типичного жителя этой страны я бы, несомненно, указала на него. У него были темные глаза и длинные чёрные волосы, стянутые в тугой хвост. Они очень сильно контрастировали с его белыми одеждами. Я ещё удивилась, как ему не холодно с непокрытой головой, так как чувствовала, что мои уши уже готовы были отвалиться. - Можете называть меня Неро.
   В ответ я кивнула. Но это объяснение "сани" мне ничего не сказало, я всё равно не понимала, как они могут ехать без колёс. И я хотела бы подробнее расспросить об этом, но у всех этих людей были такие мрачные лица, что я не решилась.
  
   На удивления сани легко двинулись вперёд. А я-то думала, что лошадям будет тяжело их тащить. Наверное, это была какая-то чёрная магия или ещё что-нибудь. Было у меня и ещё одно опасение. Эта хэйаньская карета была с открытым верхом, и я всерьёз боялась, что к концу поездки превращусь в фруктовый лёд, который у нас подавали по большим праздникам. К счастью, неразговорчивая и строгая на вид служанка, которая назвалась Джу, надела на меня меховую шапку и сапожки и дала муфту - ещё одна странная вещь хэйаньцев, но рукам в ней было тепло.
   Но теперь мне только и оставалось, что глазеть по сторонам, хотя смотреть, в общем-то, было не на что: кругом один только снег - и размышлять, каким будет мой будущий супруг. Я предполагала, что Равен скорее всего будет похож на этого Неро и таким же угрюмым, как все здесь. Но в душе я не хотела верить в это, наверное, пока я его не увижу, я всё равно буду надеяться, что он окажется весёлым златовласым юношей, как в тех балладах, что пели менестрели. В конце концов, даже среди хэйаньцев должны быть исключения.
   Но это всё, что могла сейчас сделать, надеяться. Сейчас мне и поговорить было не с кем. В этих санях я ехала одна, даже Виты со мной не было - хэйаньцы настали на этом.
   Ещё раз окинув скучающим взглядом однообразный пейзаж, я заметила впереди всадников. Гадая, кто это мог быть я с нетерпением стала ждать, когда они приблизятся. Хоть какое-то развлечение! Можно, например, пока попытаться отгадать, кто они такие. Всё что угодно сойдёт, лишь бы не предаваться пустым и грустным мыслям.
   Очень скоро я поняла, что их было, наверное, человек двадцать. А аура их предводителя была настолько мрачной, что казалось, подавляла даже Неро. В дополнение ко всему он и одет был во всё чёрное.
   - Принц Юншэн! - по голосу Неро даже я догадалась, что он очень сильно удивлён встретить этого человека здесь.
   Но Юншэн... Это ведь было вторым именем принца Равена. Я с нескрываемым интересом взглянула на него. И он тут же ответил мне тяжёлым взглядом. Образ светлого юноши, воспетого в балладах, был безжалостно разбит вдребезги, передо мной стоял настоящий сын Хэйаня, чудовище из легенд.
  
  
Замок Фелиции. Пир зверей
  
   С прибытием принца Равена вроде бы ничего не изменилось, по крайней мере, для меня. Очень скоро наша процессия опять двинулась вперёд, а я всё также продолжала сидеть в этих самых санях, одна. Хотя, насколько я могла судить, это было странно, что Равен здесь появился. Я должна была встретиться с ним лишь в столице Хэйаня Вэйдатине. Впрочем, это же хэйаньцы, у нас часто говорили, что их поступки не поддаются логическому объяснению.
   Но на самом деле жаловаться мне было не на что. Теперь мне вовсе не приходилось скучать, рассматривая однообразие снежной равнины. Правда, принц Равен ограничился только тем, что поприветствовал меня, а потом совсем перестал обращать внимание, словно я пустое место, что было немного обидно. Впрочем, этот факт не так уж сильно меня заботил. Теперь мне постоянно было нужно одёргивать себя, потому что мой взгляд то и дело устремлялся к хэйаньскому принцу. А у нас считается невежливым настолько открыто проявлять интерес к человеку - этим можно и смутить его. Хотя принц Равен вроде и не замечал моих взглядов. И из-за этого мне было ещё труднее сдержать своё любопытство. Ведь уже очень скоро этот мужчина станет моим мужем, и мне придётся провести с ним всю оставшуюся жизнь.
   На самом деле, несмотря на то, что я привыкла к людям совсем с другим чертами лица, я не могла отрицать того, что принц Равен был красив, на свой хэйаньский резковатый манер: чуть раскосые глаза, чётко очерченные скулы и прямой нос. И у него, как и у Неро, тоже были длинные чёрные волосы, забранные в хвост. Но сказать, что он похож на других хэйаньцев, я не могла, было в нём что-то, что выделяло его среди других. Возможно, мне так казалось из-за его манеры держаться, которая заставляла других подчиняться ему беспрекословно. Наверное, исходя из того, что он всё-таки уроженец этой тёмной страны, можно было сказать, что мне повезло, даже несмотря на то, что он, по-видимому, то ли сознательно меня игнорировал, то ли не знал самых элементарных правил приличия.
   В то же время было кое-что в нём, что меня немного пугало, хотя я и твердила себе, что это глупо. Просто я не могла отделаться от мысли, что именно таким я и представляла себе злого хэйаньского колдуна Корвиса из наших легенд. Говорили, что он родился несколько веков назад и всегда одевался во всё чёрное. Тогда он ещё был просто генералом Хэйаня. Но однажды он увидел прекрасную принцессу из Люцема и похитил её. Уж не знаю, зачем он это сделал, в легенде об этом не говорилось. Но узнав о преступлении генерала из Хэйаня, жители Люцема очень опечалились и стали молить богиню Солис о помощи. Та вняла им и прокляла Корвиса. Но в итоге принцессу это не спасло, а хэйаньский генерал прекратил стареть и превратился в злого колдуна. Он до сих пор жив и продолжает похищать принцесс.
   Естественно, это была только легенда. Да и не может же Равен быть на самом деле колдуном Корвисом! Но это было ещё одной причиной, почему я время от времени бросала взгляды на него.
  
   Где-то через час мы подъехали к какому-то замку. После этих саней от хэйаньцев я уже ожидала увидеть что угодно. Но замок оказался на удивление обычным: по крайней мере, высокие серые стены с квадратными зубцами, надвратные и дозорные башни выглядели точно такими же, как строили и у нас в Люцеме. Правда, в дополнение к этому на стенах я видела какие-то тёмные то ли пятна, то ли подтёки, словно кто-то что-то лил сверху. Мне было очень любопытно, откуда они взялись. Но сейчас рядом со мной не было никого, кого я могла спросить об этом.
   Даже въехав во двор, я не могла отделаться от мысли, что этот замок построен люцемцами. До сих пор архитектуру хэйаньцев мне видеть не приходилось, но однажды я слышала, что их дома очень отличаются от наших. Но пока не было ничего, что подтверждало это.
   Встретить нас вышел какой-то человек, почему-то на нём были хэйаньские доспехи, сделанные из чёрных пластин, а ещё, в отличие от других мужчин, что окружали меня, у него были длинные усы. Я сразу предположила, что он хозяин этого замка. Впрочем, мне он не представился. Да и говорил он на том самом непонятым хэйаньском языке, который мы называем тёмным. А на меня он если и взглянул, то так, как смотрят на пробежавшую по двору кошку. Да, это не Люцем, где рады каждому гостю. Из-за этого я сразу почувствовала себя здесь лишней, и ещё было очень неловко. В Хэйань со мной отправилось всего три человека, наверное, окажись кто-то из них рядом, мне было бы легче. Но, как я ни оглядывалась вокруг, не могла их найти.
   - Что случилось, принцесса Актея? - спросил меня Равен. За всё время это был в первый раз, когда он по-настоящему обратил на меня внимание.
   - О... - признаться в том, что мне просто немного обидно из-за пренебрежительного отношения ко мне, я не могла, а поэтому, мысленно попросив у богини Солис прощения, я произнесла: - Я просто думала, что хэйаньцы строят другие замки. И крыши у них вот такие, - и я показала жест, который для наглядности сделал Флавиан, когда рассказывал мне про их дома. Хотя на самом деле я не очень-то представляла, что он там имел в виду.
   - Так и есть, - подтвердил Равен, чем удивил меня и мне даже захотелось увидеть эти самые крыши. - Но этот замок построили люцемцы.
   - Зачем? - я действительно не понимала, зачем кому-то из наших делать подобное. Это же земля тьмы, тут только хэйаньцы и могут выживать.
   - Возможно, лишь затем, чтобы этот замок, в конце концов, попал в наши руки, - в голосе Равена слышалась откровенная насмешка. - Принцесса Актея, вам стоит отдохнуть с дороги. Через час подадут ужин в большом зале. Но если вам неприятно присутствие хэйаньцев, можете поесть и в своей комнате. Джу, отведи принцессу в её комнату.
   Я не успела ничего ответить ему, потому что после этих слов принц Равен развернулся и куда-то ушёл. Всё-таки хэйаньцы вежливыми манерами себя не обременяют, ни один нормальный люцемец так бы не поступил.
   В любом случае единственное, что мне сейчас оставалось, это подняться в комнату, что мне отвели. То, что она располагалась на верхнем этаже, говорило о том, хэйаньцы, несмотря на довольно-таки неучтивое отношение ко мне, всё-таки считаются с моим положением. А то я уже всерьёз начала опасаться, что меня отправят куда-нибудь к прислуге.
   Комната, предназначенная для меня, тоже была вполне в люцемском стиле: стены обшиты деревянными панелями, а на полу плитка с узором из листьев папоротника. Только на коврах были изображены не привычные мне травяные узоры, а какие-то люди в хэйаньских доспехах. Но, как и ожидалось, здесь было довольно холодно, даже несмотря на то, что ставни окна были плотно закрыты. Я грустно посмотрела на поленья, аккуратно сложенные возле камина. В таких вещах, как розжиг огня, я совершенно не разбиралась. Как-то однажды попробовала, и весь верхний зал почему-то заволокло дымом. Повторить тот же фокус здесь мне не хотелось. Но Джу, которая привела меня сюда, сразу же сослалась на какие-то дела и ушла, эти хэйаньцы вообще любят куда-то исчезать. А Виты и Фелиши, моей служанки, здесь не было.
   И всё же, несмотря на то, что я всё ещё была в той же одежде, что дали мне хэйаньцы, просто сидеть было холодно. И потом я по пальцам могла пересчитать, когда я оставалась одна. А делать в этой комнате совершенно было нечего, разве что предаваться пустым и грустным мыслям о Люцеме. Я ещё раз взглянула на дрова и решилась.
   - Принцесса Актея! - раздался испуганный голос Виты у меня за спиной, когда я попыталась засунуть в камин одно поленье. И вот так всегда, стоит мне только придумать что-нибудь интересное, как сзади обязательно кто-нибудь появляется и делает такое лицо, словно я совершаю ужасное преступление.
   - Принцесса Актея, оставьте это дело нам, - следом за Витой в комнату влетела Фелиша. На её веснушчатом лице со вздёрнутым носиком сияла улыбка, а сама она походила на маленькое солнце, возможно, такое впечатление складывалось из-за её ярких рыжих волос. Фелиша совсем недавно была назначена мне в служанки, и я была очень удивлена, что она решила последовать за мной в Хэйань.
   Я улыбнулась ей в ответ и оставила дрова в покое.
  
   Наблюдая за тем, как в камине постепенно разгорается огонёк, я вспомнила слова Равена.
   - Мне кажется, что этот замок построили люцемцы, когда здесь ещё не было снега, - произнесла я вслух, словно продолжая тот разговор. Хотя полностью понять, что именно подразумевал под своими словами хэйаньский принц, я не могла.
   Вита удивлённо на меня глянула, будто говоря, с чего я так решила. Но Фелиша согласно кивнула и сказала:
   - Да, ещё двадцать лет назад эти земли принадлежали нашему королевству, а потом их захватили хэйаньцы. А как известно, за ними всюду следует зима.
   Вот как. Я знала, что земли Хэйаня всегда покрыты снегом. А оказывается, что и захваченные ими территории постигает та же судьба. Этого мне никогда не говорили. Впрочем, я и не спрашивала. Но если подумать, о самой войне между Люцемом и Хэйанем я тоже почти ничего не знаю, да и никогда и не интересовалась этим по-настоящему. И тут я припомнила книгу, в которой описывался штурм замка, и которую у меня очень быстро обнаружили и отобрали. Но там была картинка, где несколько людей выливали что-то из огромного чана вниз на взбирающихся по лестнице людей. И... неужели те тёмные следы, что я видела на замковой стене это свидетельства последней битвы?
   - А что тут произошло двадцать лет назад? - спросила я.
   - Я ничего не знаю об этом, - покачала головой Вита.
   - Да и я тоже, мне тогда было всего четыре года, - ответила Фелиша и её улыбка погасла. - Но отсюда родом мои родители. И этот замок назывался Фелиция Соспита. Теперь хэйаньцы, наверное, переназвали его на свой манер. И насколько я помню, с тех пор как этот замок захватили, крупных сражений не было.
   - Значит, эти земли ещё совсем недавно принадлежали роду Парма? - Вита даже не спрашивала, скорее утверждала.
   Конечно, даже я знала, что Фелиция Соспита или Фелиция-Защитница была их прародительницей. И ещё, я взглянула на пол, на гербе рода Парма был изображён папоротник. Всё сходится.
   - Я почти не помню, как здесь всё было, - Фелиша, кажется предалась воспоминаниям. - Но тут точно не было никакого снега. Всё было зелёное, во дворе замка даже был небольшой садик. Но... как эти хэйаньцы вообще выживают, если у них ничего не растёт? Земля смерти какая-то.
   - Это всё чёрная магия, - убеждённо ответила я. По крайней мере, меня так учили, да и других объяснений я не находила.
   - Принцесса Актея, где вы будете ужинать? - раздался голос Джу, в котором проскакивали нотки недовольства. Мы так увлеклись разговором, что не заметили как она вошла.
   - Внизу, конечно, - ответила я. В конце концов, вечно скрываться по комнатам я всё равно не смогу. Хотя хотелось бы.
   Уже следуя за Джу, я всё же не удержалась и спросила:
   - А как называется этот замок?
   - Баохушэнь, - ответила Джу, а потом добавила немного помолчавши: - Думаю, это можно перевести на ваш язык, как святой защитник.
   Я решила, что Фелише это будет интересно узнать, но тут же все мои посторонние мысли улетучились, я оказалась в главном зале.
   Я слышала, что хэйанцы едят пищу сырой, потому что в их вечной мерзлоте деревья не растут, и огонь им разводить нечем, а иногда они свирепеют настолько, что поедают зверей ещё живыми, а уж про правила приличия и говорить нечего. У нас даже была поговорка: не веди за столом как хэйанец, а то богиню Солис разгневаешь. И теперь мне предстояло убедиться в этом воочию. Но слова про поедание животных живьём меня откровенно пугали. Я лишь однажды видела мёртвого голубя в саду, и то служанки сразу же заставили меня уйти из этого места, говоря, что я на такое смотреть не должна. Интересно, что бы они сказали, если бы тогда узнали, что я окажусь в таком месте.
   Поэтому вполне естественно, что в большой зал я входила с опаской. Там было уже полно людей и из моей хэйаньской свиты, и тех, кого я видела впервые, но при моём появлении разговоры как-то притихли, хотя можно было бы подумать, что я разобрала бы их тёмный язык.
   И первым делом я внимательно оглядела большой зал в поисках чего-нибудь, что указывало бы, что это действительно пиршество злобных хэйаньцев. Хотя уже был вечер, зал был неплохо освещён сальными свечами и масляными лампами, что были прилеплены к стенам и потолку, но всё равно ничего подозрительного мне обнаружить не удалось. И пусть вся еда оказалась непривычно порезана на мелкие кусочки, сырой она не выглядела. А так всё остальное было вполне по-люцемски. Даже, как я и привыкла, длинные столы были выставлены в два ряда, а на возвышении стоял отдельный, явно предназначенный для хозяев замка и важных гостей. Меня, похоже, отнесли к последним, потому, что за него и усадили. Я оказалась рядом с Равеном с одной стороны и Неро с другой. Ещё за этим столом сидел тот самый усатый "хозяин замка", чьего имени я так и не узнала, а ещё незнакомый мне хэйанец и женщина. Её я сначала приняла за люцемку из-за её светлых волос и черт лица свойственным больше нашим людям, но она свободно говорил на тёмном языке, и, вообще, было не похоже, что она чувствует себя здесь как-то стеснённо.
   А потом я поняла, что при первом осмотре все же пропустила одно демоническое приспособление хэйаньцев. С виду это были обычные деревянные палочки, но все вокруг почему-то использовали их, чтобы есть. И мне ничего не оставалось, как попробовать делать то же, что и они. Да, сами хэйаньцы ловко орудовали этими палочками, но у меня они то и дело норовили или разъехаться в разные стороны, или как-нибудь коварно соскользнуть, и в итоге еда просто падала вниз. Мало этого Равен вдруг прекратил свой разговор с усатым "хозяином замка" и теперь просто смотрел на меня. Из-за этого у меня вообще перестало получаться, даже то малое, что ещё удавалось. И почему он обращает на меня внимание только тогда, когда я чувствую себя очень неловко? Наконец я не выдержала, отложила эти демонические приспособления хэйаньцев и голодными глазами уставилась на еду, размышляя, а сильно ли все присутствующие тут рассердятся, если начну есть руками?
   Я видела, что Неро порывался мне что-то сказать, но он тут же был остановлен взглядом Равена. Принц Хэйаня явно чего-то ждал от меня.
   Но у меня в запасе был только один ход, просто ничего больше мне в голову не пришло. Я подняла глаза на Равена и спросила:
   - А можно мне ложку? - Хотя не была уверена, что они у них вообще имеются.
   - Конечно, - коротко ответил он и, кажется, опять потерял ко мне интерес, так как снова возобновил беседу с усатым "хозяином замка".
   Но я тихонько вздохнула с облегчением, Равен был последним человеком, чего внимания мне бы сейчас хотелось. Всё-таки не зря при первой встрече он напомнил мне колдуна Корвиса. Одного только его взгляда было достаточно, чтобы вывести меня из равновесия.
   Но теперь, когда мне наконец выдали ложку, я смогла нормально понаблюдать за окружающими. Хэйаньцы, как я и слышала, действительно не умели веселиться. Будь сейчас здесь люцемцы, велась бы оживлённая беседа, слышался бы смех и обязательно были бы приглашены музыканты или ещё кто для развлечения. Но атмосфера, которая царила здесь, была наполнена холодностью и строгостью. Хэйаньцы лишь тихо переговаривались между собой, причём с таким видом, словно обсуждали проблемы государственной важности. О музыкантах не могло быть и речи. Зато мне было слышно, как за окнами тихо завывает ветер. Сейчас я, как никогда, чувствовала, что в этом месте я чужая. Да, хэйаньцы оказались вовсе не такими страшными, как я их себе представляла, но я их совершенно не понимала.
  
  
Замок Фелиции. Предупреждение Флавиана
  
   В Люцеме считается, что спать в одежде, значит гневить бога сна Сомнума. Но едва я только хотела снять свою нижнюю рубаху, как Джу тут же заявила, что так я замёрзну, и что в Хэйане никто так не делает. И это, конечно, не понравилось Вите. Немного послушав их препирательства, я всё-таки решила поступить так, как это принято в Люцеме. В конце концов, Джу я только сегодня узнала, а Вита заботилась обо мне с самого моего рождения, хотя и была старше меня всего на семь лет.
   - Как хотите, принцесса Актея, - завила мне Джу, поджав губы. Было видно, что она очень недовольна. Но я решила не обращать на это внимание, потому что в противном случае расстроилась бы Вита. Угодить двум сразу я не могла.
   Но вскоре я очень пожалела о том, что не послушалась Джу. Было холодно, даже несмотря на то, что, пытаясь согреться, я свернулась калачиком и полностью залезла под одеяло. В конце концов я не выдержала и, отодвинув тяжёлый балдахин, слезла с кровати. По комнате гулял холод, естественно, не тот, что на улице, но всё равно достаточно неприятный. Поэтому я побыстрее натянула нижнюю рубаху, а потом и предусмотрительно оставленный Джу какой-то длинный халат с красивыми вышитыми цветами.
   После этого стало значительно теплее. Но всё равно я ещё долго не могла заснуть. Меня страшило то, что меня ждёт. Лишь три месяца назад я узнала, какое будущее мне уготовили боги. А до этого я жила себе вполне спокойно, заранее зная, что в счастливом и благословлённом богами Люцеме, принцессе просто не могут выбрать в мужья недостойного человека. Конечно, назвать принца Равена злодеем я не могла... Но он был такой же холодный и неприветливый, как само это ледяное королевство. И мне теперь придётся провести рядом с ним и другими хэйаньцами всю оставшуюся жизнь. Такая перспектива удручала. И почему из всех принцесс я оказалась самой невезучей?
   Конечно, этот вопрос я задавала себе уже бессчетное количество раз. Но раньше всегда рядом была Вита. К тому же в Люцеме со мной даже ночью оставался кто-нибудь из служанок, и когда мне было неуютно или снился кошмар, я просто могла разбудить кого-нибудь из них. Но здесь Хэйань, у которого совсем другие традиции. И впервые ночью рядом со мной никого не было. Это было ново и немного пугало. Одиночество, которое, я ощутила во время ужина, вновь вернулось ко мне. И, прислушиваясь ко всё усиливающемуся ветру, мне хотелось немедленно вскочить с кровати и отыскать Виту или хотя бы Фелишу. Но я не знала, где они, не могла же я бегать по всему замку в их поиске. Поэтому мне только и оставалось, что забраться под одеяло, надеясь, что эта ночь пройдёт как можно быстрее.
   Естественно, я не выспалась и наутро чувствовала себя совершенно разбитой. Наверное, сейчас я больше походила на хэйаньку, чем на люцемку из-за своего немного угрюмого настроения. Зато мне снова не пришлось позориться с этими палочками, потому что за утренней трапезой мне сразу выдали привычную ложку.
   После еды я намеревалась отправиться в свою комнату, но Равен, который с самого утра ограничился лишь коротким приветствием, а после, по своему обыкновению, делал вид, что меня и вовсе не существует, вдруг обратился ко мне:
   - Подождите, принцесса Актея, я хочу с вами поговорить.
   - Я слушаю, - ответила я, надеясь, что он не заметил, что всё это время я его разглядывала исподтишка. Да, Равен вовсе не был героем моих грёз, но что-то притягивало меня в нем. Но, наверное, это просто был лишь интерес из-за того, что он как-никак мой жених, и с этим человеком мне придётся провести всю оставшуюся жизнь.
   - Простите, что вмешиваюсь, принц Юншен, - к нам подошла та самая женщина, что так была похожа на люцемку. - Но, возможно, вам будет удобнее разговаривать в малом зале, - и добавила, словно извиняясь: - Просто мой муж уже распорядился, чтобы убрали столы отсюда. Но если хотите...
   - Не нужно, - ответил Равен. - Идёмте.
   Естественно, последнее слово было обращено ко мне. Но приказной тон, которым это было сказано, мне совершенно не понравился. Я не привыкла, чтобы со мной так обращались, но решила, что на этот раз лучше не высказывать своего недовольства. В конце концов, отправляясь в Хэйань, я мысленно была готова, что мне со многим придётся смириться. Только, кажется, на деле это будет намного труднее, чем я себе представляла.
   Малый зал находился этажом выше, и поэтому нам пришлось подниматься по крутой и узкой лестнице. Я шла позади Равена и буравила взглядом его спину, пытаясь унять свою злость. Но это не очень-то хорошо у меня получалось.
   - Вы решили своей ненавистью проесть в моей спине дыру? - поинтересовался Равен, оказавшись на самой верхней ступеньке. - Не думал, что лютемцы способны на такое чувство.
   - Может, это место на меня так влияет, - ответила я, глядя на него снизу вверх. От того, что он так просто прочитал мои чувства, я совсем потеряла контроль над собой и забыла о нормах приличия.
   - Вы о Хэйане? - в голосе Равена слышалась сталь.
   - Да, - ответила я. - Всем известно, что Хэйаньцы само воплощение тьмы!
   - Для нас как раз люцемцы олицетворения зла.
   Я уже пожалела, что вообще ввязалась в этот разговор. Равен в этот момент смотрел на меня так, что будь его руках оружие, он, несомненно, убил бы меня. Хэйаньцы звери. В этот момент я была совершенно уверена, в полной справедливости этих слов.
   Но уступать Равену я была не намерена. Я всеми силами старалась придумать достойный ответ, но как всегда в такие моменты ничего путного мне в голову не приходило.
   - Принц Юншен, вы должны простить принцессу Актею, она ещё многого не знает, - оказывается, что в малом зале уже был Флавиан, третий человек, который добровольно отправился со мной в Хэйань. Он был моим троюродным братом, но пять лет назад он решил полностью посвятить себя Солис и стал жрецом. А ещё он был упрямый как осёл, иначе бы его не отпустили бы со мной.
   - Оно и видно, - ответил Равен и окинул меня неприятным взглядом. Так на меня ещё никто никогда не смотрел. Наверное, это и было то, что называют презрением. - Да, я хотел вам сообщить, что погода ухудшилась, мы пока не сможем тронуться в путь.
   После этих слов он наконец позволил подняться мне по лестнице. Я с недоумением взглянула на него. Сказать о том, что нам придётся в этом замке ещё, а некоторое время, он мог и внизу. Но Равен не собирался ничего объяснять мне. Отвернувшись, он быстро ушёл.
   - Простите, принцесса Актея, - склонил голову жрец. Ну почему хэйаньцы не могут быть такими, как он? Да, сам Флавиан тоже был далёк от образа героического юноши, воспетого менестрелями. Его черты лица были какими-то неправильными, а медные волосы жёсткими, настолько, что тяжёлыми прядями свисали до плеч, да и глаза у него были слишком тёмными, почти чёрными, которые он часто щурил из-за плохого зрения. И в своём коричневом балахоне жреца он казался неуклюжим и тощим. А ещё он частенько подшучивал надо мной. И всё же было в его манере держаться что-то такое, из-за чего к нему быстро проникались доверием.
   - И что же это такого я не знаю? - спросила я.
   - Не стоит хэйаньцам говорить, что их страна воплощение зла. Далеко не все из них воспримут это спокойно.
   - Но я же сказала правду! - тут же возразила я. - Богиня Солис не...
   - Солис не одобряет лжи, - покачал головой Флавиан. - Но, принцесса Актея, она ничего не говорила о том, что всегда надо говорить правду.
   - Но я всё равно не понимаю, почему должна молчать, - надулась я.
   Вот так всегда. Впрочем, почему я всегда начинаю с ним спорить, если знаю, что в словесном поединке мне его не победить? И я уже собралась уйти в комнату, которую отвели мне.
   - О! Госпожа Лилин! Я рад, что вы сюда поднялись. Не составите ли вы нам компанию? - внезапно выкрикнул Флавиан, кажется так просто улизнуть от него мне сегодня не удастся. А он, опять повернувшись ко мне, сказал: - Принцесса Актея, позвольте вам представить дочь хозяина замка. Думаю, что вам будет проще называть её просто Лили.
   Я взглянула на женщину, к которой он обратился, эта оказалась та самая, которая предложила отправиться мне и Равену в малый зал. И откуда Флавиан успел узнать её имя? Впрочем, он всегда такой.
   Мне всё ещё хотелось скрыться в комнате, но с другой стороны меня одолело любопытство. Было очень интересно, что женщина, которая так похожа на люцемку, делает среди хэйаньцев. Она же неуверенно взглянула в мою сторону, но потом несмело кивнула.
  
  
***
  
  
  
   Малый зал, впрочем, как и всё в этом замке, удивительном образом сочетал в себе и хэйаньское, и люцемское, и больше всего он походил на то, что у нас называют "солнечной комнатой", место, где обычно собиралась вся семья. Стены здесь были занавешены ткаными коврами, и на каждом из них был изображена часть жизни хэйаньцев. И поэтому их было очень интересно рассматривать, это не повторяющиеся цветочные узоры, принятые в Люцеме. Чаще всего это были какие-то мужчины с неприятным выражением лица, и одеты они были в хэйаньский доспех. Но здесь было и несколько ковров, где были изображены женщины в ярких платьях и со странными инструментами в руках напоминающие наши лютни. Судя по чертам лиц, они точно были хэйаньками. И это было странно, я думала, что они носят только тёмные и угрюмые цвета. Впрочем, у свиты Неро были белые меховые одежды, так что тут я могла ошибаться. Сами кресла, на которых устроились я, Флавиан и Лили немного отличались от привычных мне. У них не было высоких спинок, как в Люцеме, из-за чего кресла хэйаньцев казались какими-то квадратными, и отличались простыми прямыми линиями, хотя были украшены резьбой.
   Но в камине весело играл огонь, что сразу же подняло мне настроение, и я уже забыла про своё раздражение, вызванное сначала Равеном, а потом и Флавианом. Хотя мне тут же стала интересно, откуда хэйаньцы берут столько древесины. Её нужно было много, даже чтобы отапливать этот замок. Но у них же круглый год стоит жуткий холод! Даже я знаю, что в таких условиях деревья расти не могут. Тут, наверное, и чёрная хэйаньская магия не поможет.
   - Я должна просить у вас прощения, - Лили мягко мне улыбнулась.
   - О, не стоит, - только и смогла выговорить я, потому что была сильно удивлена. Я помнила, что хэйаньцы не умеют улыбаться.
   - Но вы наверняка думаете, что хэйаньцы такие-рассякие невежливые, - усмехнулся Флавиан.
   Ну вот, и зачем он так. Покраснев, я отвернулась и, хотя понимала, что это очень невежливо по отношению к Лили, промямлила:
   - Да не то чтобы...
   - Есть много вещей, которые вы должны узнать, принцесса Актея. Но в Люцеме я не мог об этом рассказать, а здесь до сих пор не было возможности. Наверное, сперва я должен пояснить отношение хэйаньцев к вам.
   - И что тут можно пояснить? - спросила я, ведь единственной причиной их поведения могло быть лишь то, что с правилами приличия они просто незнакомы.
   - К сожалению, вам, принцесса, постоянно придётся сталкиваться с тем, что хэйаньцы в лучшем случае буду вас игнорировать. Они убеждены, что люцемцы приносят несчастья, а уж если назвать им своё имя, то и вовсе можно попасть под проклятье.
   - Но это же неправда! - воскликнула я. - Люцемцы благословлены самой Солис, они не могут нести в себе проклятье!
   - К сожалению, даже мне постоянно приходится с этим сталкиваться, хотя официально я считаюсь хэйанькой, - покачала головой Лили.
   - Значит, вы из Люцема? - всё-таки я не ошиблась, посчитав, что она из наших.
   - Да, я родилась не в Хэйане, - ответила она. - Мои родители погибли, когда я была ребёнком. Но господин Гуанли подобрал и воспитал как свою дочь. Вы его видели, это он встречал вас, когда вы въезжали в замок. Его люцемское имя Антоний, - а потом чуть смутившись Лили добавила. - Он хороший человек.
   Значит, "усатого хозяина замка" зовут Антоний. Но это довольно странно. Меня он упорно игнорирует из-за каких-то там суеверий, а ребёнка люцемев всё же когда-то подобрал и вырастил. К тому же меня всегда учили, что хэйаньцем незнакомо сострадание. Так что усатого Гуанли побудило тогда так поступить?
   - Но, - продолжила госпожа Лили, с неприкрытым сочувствием взглянув на меня, - я живу среди хэйаньцев с детства и даже считаю себя одной из них. И, несмотря на это, иногда я ощущаю себя чужой. Всё же у меня остались такие же чувства, как у люцемцев, и некоторые из них донести до хэйаньцев я не могу. Они не умеют любить.
   Это мне и так твердили с самого детства. Но я не знала, что ответить на слова Лили. А Флавиан, к моему раздражению, молча рассматривал один из ковров, что висел как раз напротив него. На нём три женщины играли на своих недолютнях. И чего ему на них смотреть? Он же посвятил свою жизнь Солис, о ней и должен думать.
   - Но музыканты всё же у вас есть, - вдруг заговорил Флавиан.
   - Да... марши, гимны, похоронные песни исполняют даже в Хэйане, но только там и тогда, где этого требуют давние традиции. Правда, - тут Лили обвела взглядом комнату, - не в таком месте, а крупных городах, в столице, например.
   - Вы, наверное, нечасто там бываете, - заметил Флавиан. Со стороны могло показаться, что он спрашивает чисто из вежливости. Но я-то знала его уже четыре года и видела, что ему важно было услышать ответ.
   - Да, - кивнула она. - В последний раз почти год назад, на церемонии принятия второго имени третьего принца Циншаня. Всё остальное время мне приходится проводить здесь.
   Дальше Флавиан начал расспрашивать Лили о последних событиях, которые происходили в замке. Сначала я их слушала с интересом, но потом поняла, что и половины вещей не понимаю, о чём они говорят, а всё время уточнять, что они там имели в виду, было неудобно и я, сославшись на усталость, ушла.
  
   Сейчас со мной не было ни Фелишы, ни Виты, ни даже Джу. Такой шанс выпадал редко. И вместо того, чтобы отправиться в отведённую мне комнату, я решила немного побродить по замку. Конечно, это можно было сделать и под надзором моих служанок. Но одной же это было увлекательней и интересней! Поэтому я спустилась этажом ниже и осторожно заглянула в большой зал, а то вдруг там Равен. Видеть его мне совсем не хотелось. Но там было всего несколько слуг, которые старательно делали вид, что меня не замечают. При других обстоятельствах меня бы покоробило из-за того, что они считают, что я несу какое-то там проклятье, но сейчас мне это было на руку. В конце концов, будь я сейчас в Люцеме и увидь кто, что я гуляю совершенно одна, тотчас же послали бы за Витой или Фелишой, или другой моей служанкой. А так я совершенно свободно прошла через пустой зал, обеденные столы к этому времени уже разобрали и унесли.
   Ещё вчера я заметила, что здесь была вторая лестница, и мне было интересно узнать, куда она ведёт. И тут я поняла, что ковёр, на котором был изображён усатый воин, чем-то напоминающий мне хозяина замка Антония, на самом деле скрывает за собой какой-то коридор. Понять это можно было, только если подойти к лестнице совсем близко. И я решила, что мне непременно нужно исследовать его.
   В коридоре было довольно темно, так как единственное оконце, что было расположено очень высоко, почти у потолка, было затянуто промасленной тканью, поэтому поначалу я шла очень осторожно. Но после того, как я преодолела один из поворотов, я увидела, что впереди сквозь приоткрытую дверь падает тусклый свет.
   Я ускорила шаг и вскоре оказалась в небольшом помещении, главным украшением которого были окно с витражом, изображающим солнце. Похоже, что раньше это было святилище Солис. Хотя и хэйаньцы, видимо, тоже использовали его как какое-то религиозное помещение, потому что в центре святилища стоял низкий столик с курильницей в виде цветка с четырьмя лепестками, в которой дымили благовония. Но больше я ничего не успела рассмотреть, так как заметила, что в тёмном углу на коленях стоит человек. Прежде чем он обернулся, мне показалось, что это был Неро, я поспешила скрыться, испугавшись, что он меня увидит. Но, спрятавшись за первой попавшейся дверью, я поняла, что это было довольно глупо, вот так убегать, ничего плохого я не делала.
   Но раз уж так получилось, то стоило сначала понять куда я попала. У нас в Люцеме каждая комната в замке имела своё предназначение, но для чего служила у хэйаньцев именно эта, в которой я сейчас оказалась, я не могла сказать. Здесь стояла небольшая железная жаровня на четырёх выгнутых ножках и несколько низких лавок вдоль стен, и, конечно же, как и во всём замке стены были увешены коврами. Но самое главное здесь в нише с двумя сидениями было окно. Я тут же подошла к нему и распахнула ставни, чтобы впустить в помещение немного света. Я провела в этом замке меньше суток, но эта полутьма, которая почти постоянно царила здесь, начинала меня угнетать. И я не понимала, как люди годами могут жить в таких условиях. Но, возможно, мне всё же не стоило раскрывать ставни, в отличие от остальных окон это не было затянуто промасленной тканью или ещё чем иным только лишь зарешечено, и мне в лицо тут же дунул колючий ветер со снегом. Я поёжилась от холода, но всё же ставни закрывать не стала, а осторожно выглянула наружу. Внизу располагался внутренний двор, по которому сновали хэйаньцы, почти все они были в чёрных доспехах, словно ожидая, что на замок вот-вот нападут. Нигде я не увидела ни одного слуги, только солдат. Но, в общем-то, двор представлял собой довольно неприглядное зрелище. Снег под ногами хэаньцев, едва успевая падать на землю, тут же превращался в какое-то серое месиво. И лишь на крышах хозяйственных построек он оставался белым.
   Я поёжилась от очередного холодного порыва ветра, заметив, что скамьи у окна уже изрядно припорошены снегом, и решила, что пора возвращаться в отведённую мне комнату, а то Вита и Фелиша уже скоро начнут искать меня.
   Дверь тихо скрипнула, и в комнату вошёл Равен. И почему из всех людей в замке найти меня должен был именно он?
   - Вы простудитесь, принцесса Актея, - сказал он.
   Я тут же поспешила захлопнуть ставни. Но из-за того, что слишком торопилась, да и мои руки успели окоченеть, пока я смотрела в окно, и я тут же прищемила два пальца.
   - Ко всему прочему, вы ещё и неуклюжая, - усмехнулся Равен. Ни один мужчина никогда не вёл со мной так неуважительно.
   Сквозь навернувшиеся слёзы я смотрела, как он быстро подошёл ко мне, недоумевая, что он собирается делать. Он остановился совсем рядом со мной и захлопнул ставни. Здесь в нише окна, где половину пространства занимали два сидения, было слишком тесно, так что я чувствовала как исходящий от Равена тепло и запах тех самых благовоний, что жгли в святилище, и, чтобы прикоснуться к нему, мне даже не надо было протягивать руку. Из-за закрытых ставен в комнате опять воцарился полумрак, и глубине душе я порадовалась, что он не может разглядеть моё лицо, потому что мне казалось, что из-за смущения у меня покраснели даже уши. Я тут же попробовала от него отодвинуться, но Равен быстрым движением руки перегородил мне путь. Я оказалась словно зажатой с двух сторон: Равеном, который и не собирался выпускать меня, и новыми для меня чувствами, которые он вызывал у меня.
   - И что вы здесь делаете? - спросил он.
   - Я... просто решила осмотреть замок, - ответила я, чувствуя сильное желание вновь отворить ставни, чтобы хоть так немного остудить голову.
   - Зачем? - казалось, что Равен вовсе и не замечал моего состояния. С его стороны это больше походило на допрос.
   - Просто так. Но, наверное, мне не стоило этого делать, - сказала я и, не выдержав давления Равена, села на сидение, и тут же почувствовала, как нанесённый ветром снег начал таять, согретый моим теплом.
   - Встаньте, ещё не хватало, чтобы вы действительно простудились, - и Равен, схватив меня за локоть, рывком поставил на ноги. То раздражение, которое я испытывала к нему утром, вновь вернулось.
   - Как будто это вас действительно заботит! - выпалила я.
   - Да, до тех пор пока вы мне нужны. А сейчас это так.
   - Не сказала бы, что это меня радует. Но... - осознав, что своим поведением я начинаю уподобляться хэйаньцем, я попыталась взять себя в руки и сменить тему разговора, - судя по вашей реакции, мне нельзя бродить по замку одной.
   - Можно, - ответил Равен.
   Но тогда почему он так вёл себя, когда увидел меня здесь? Впрочем, спросить его об этом я не успела, Равен продолжил:
   - Здесь вам нечего опасаться. Этот замок хорошо защищён. Идёмте, я провожу вас в вашу комнату.
   Равен наконец-то освободил мне проход. Всего минуту назад я всем сердцем желала, чтобы он это сделал, а сейчас почему-то испытывала лёгкое разочарование. И мои щёки продолжали пылать. Мне почему-то вспомнились песни менестрелей в которых говорилось о любви. Там ведь описывались чем-то похожие чувства? Но... Нет, не могла же я влюбиться, зная Равена всего день, тем более что утром я готова была его возненавидеть. Мне он просто интересен, не более. Но с другой стороны дедушка Флавиана Стефэнас влюбился в Реджену с первого взгляда. И даже несмотря на то, что считалось, что их брак был невозможен, но он всё же настоял на своём, хотя ему и пришлось отказаться от престола. Но я-то в отличие от Стефэнаса совсем не горела желанием выходить замуж за принца Хэйаня.
   - Осторожнее, - произнёс Равен, когда я, задумавшись, чуть не споткнулась об ступеньку. - Мне бы не хотелось, чтобы вы сломали себе шею, поднимаясь по лестнице.
   Действительно, он же сказал, что я ему зачем-то нужна. Но чем я могу быть ему полезной? Да, я знаю, что мой брак был одним из условий перемирия - это было требованием хэйаньцев. Но почему выбрали именно меня? В конце концов, даром "создавать солнечную погоду" как мой брат Каликс и сестры я обделена. Я даже маленькое облачко прогнать не могу, не говоря обо всех этих тучах, что здесь скрывают солнце. Или хэйаньцы об этом не знают? Но если это так, то что будет, когда они поймут, что им подсунули самую бездарную дочь королевского рода Альба? Хэйаньцы могу вновь объявить войну Люцему. А что будет со мной? Как поступит Равен? За весь наш короткий путь к комнате я несколько раз порывалась сказать ему правду. Лучше всё выяснить, когда ещё можно что-то изменить, по крайней мере, я надеялась на это. Но я так и не решилась.
   Доведя меня до двери, Равен собрался уже уйти.
   - Подождите, - остановила его я. Это был мой последний шанс сказать правду. Но вместо этого я выпалила, вспомнив предупреждение Флавиана: - Я хочу извиниться, за то, что говорила, что Хэйань ужасная страна.
   Я видела, как на мгновение на лице Равена отразилось удивление, но он быстро взял себя в руки.
   - Я принимаю ваши извинения, - ответил он.
   И больше не говоря ни слова, он развернулся и ушёл.
   Хэйаньцы не умеют любить. И когда я стану бесполезной для Равена, он просто меня выбросит. А ещё я совершенно не понимала, как мне лучше всего поступать в этой ситуации.
  
  
Замок Фелиции. Два принца
  
   Я слушала весёлую болтовню Фелишы, но мне было тревожно. Впервые с того дня, когда я узнала, что мне придётся выйти замуж за принца Хэйаня, в моём сердце поселился такой страх. До этого я всё продолжала надеяться, что всё как-нибудь само собой образуется, что Хэйань окажется вовсе не таким уж и страшным, и что люди здесь не так уж будут отличаться от привычных мне люцемцев. Даже когда я встретила Равена, я верила, что богиня Солис защитит меня, как защищает всех хороших людей. Но сейчас уверенность в этом улетучилась.
   Вдруг вспомнилось и то, что когда я была ребёнком, мои наставницы не рассказывали мне страшных легенд, как няня, но часто повторяли, что, если я буду баловаться, то колдун Корвис придётся и заберёт меня, чтобы запереть среди льда и снега. И я в детстве почему-то очень боялась этого и действительно старалась быть послушной.
   - Вита, я ведь была хорошей принцессой в Люцеме? - спросила я.
   Та не ожидала подобного вопроса и удивленно взглянула на меня, но потом ласково произнесла:
   - Конечно.
   Но тогда почему? Почему меня всё равно отправили в Хэйань? Если я была хорошей принцессой, почему богиня Солис меня не защитила? Или всё же я была недостаточно хорошей по сравнению с моими сёстрами? Из всех принцесс почему-то именно мне была уготована судьба жить среди мрачных хэйаньцев.
   - Улыбнитесь, принцесса Актея, - сказала мне Фелиша. - Богиня Солис благоволит тому, кто с открытым сердцем встречает трудности и помогает тем, кто даже в этом находит радость.
   - Действительно, что это я, - произнесла я и попыталась натянуть на себя фальшивую улыбку и скрыть проступающие слёзы.
   Это мало помогло, и я решила, что дальше так продолжаться не может. Я должна сказать принцу Равену правду и будь что будет. Может, узнав обо всем, он вообще отправит меня домой. Да, так было бы лучше всего. Но сначала...
   - Мне надо поговорить с Флавианом, - сказала я.
   Вита и Фелиша сразу вызвались проводить меня. Мы не очень-то знали, где его искать в такой поздний час, а Джу, как всегда, куда-то исчезла, поэтому мы решили расспросить первого попавшегося человека. Это оказался слуга, здесь их, вообще-то, было совсем немного, в отличие от солдат. И распознавать среди других обитателей замка их было просто. Слуги носили серые балахоны с разрезами на боках, из-за чего они были похожи на младших жрецов. И волосы у них были скручены на макушке в кулёк. Мне было немного странно видеть мужчин такими, потому что эту причёску у нас делали женщины-вдовы.
   - Подожди, - остановила куда-то спешащего слугу Вита. - Ты знаешь, где господин Флавиан?
   Но тот лишь покачал головой и пробормотал что-то на своём тёмном языке. И я видела, как была напряжена Вита, как она нахмурилась, понимая, что от этого слуги ей ничего не удастся добиться. До меня впервые дошло, что хэйаньцы игнорировали не только меня, но и Фелишу с Витой. А я-то тут разнылась, думая, что только одной мне плохо. Мне стало совестливо перед ними.
   - Спросим ещё у кого-нибудь, - сказала Вита, ободряюще улыбнувшись мне.
   Я кивнула как можно более уверенней, но понимала, что все, кого мы встретим, будут вести себя так же.
   Действительно, будет лучше, если Равен отошлёт меня назад в Люцем. Я не выдержу, если пробуду ещё немного в этой стране.
   - Что-то ищите? - из соседней комнаты вышел Неро. А я и забыла, что он был одним из немногих, кто не шарахался от меня, точно я заражённая.
   Но ответить я не успела, передо мной встала Вита, почему-то вдруг проигнорировав все правила этикета. И выглядела она очень воинственно.
   - Да, господина Флавиана, - сказала она.
   - Я провожу вас, - ответил Неро.
   - Нам будет достаточно, если вы просто скажите, где он, - немного высокомерно заявила она.
   До этого момента Неро выглядел равнодушным, но теперь он взглянул на Виту довольно враждебно. И почему она всегда ввязывается в споры с хэйаньцами? Прежде чем Неро успел что-либо сказать, я произнесла, обратившись к нему:
   - Будьте так добры, без вашей помощи мы не обойдёмся.
   - Но принцесса, вы не должны... - начала Вита.
   - Неро, проводите нас, - перебила я её.
   Я знала, что Вита будет злиться на меня. В конце концов, даже я считала её больше, чем просто моей служанкой. И я знала, что когда мы останемся одни, она ещё долго будет бубнеть о том, что я должна вести как-нибудь более подобающе, я ведь принцесса Люцема, а не хэйанька.
   Неро же бросил на Виту какой-то неоднозначный взгляд, который я понять не смогла, зато увидела, что он почему-то сильно возмутил мою служанку, но на этот раз она решила промолчать.
   - Как прикажите, принцесса Актея, - произнёс Неро.
   Это было очень странно слышать, потому, что уж кому, а хэйаньцем отдавать приказы я как-то не осмеливалась. Я была уверена, что их они бы просто проигнорировали.
   Комната, в которую отвёл нас Неро, была небольшой, всего пару кресел и три лавки вдоль стен. Окна не было, и единственным источником света здесь были сальные свечи, а тепла - трёхногая жаровня.
   Флавиан действительно был там, но, к сожалению, в обществе Равена. Я не представляла, о чём эти двое могут говорить. До этого момента мне казалось, что хэйаньский принц старается лишний раз не заговаривать с люцемцемцами, пусть в открытую и не игнорирует, как многие.
   Но, как бы то ни было, я ничего не могла рассказать Флавиану при Равене. И что теперь мне делать? Подождать другого более благоприятного момента? Или попросить Равена выйти? Но что-то я очень сомневалась, что он просто так возьмёт и послушает меня.
   - Принцесса Актея, присаживайтесь, - Флавиан тут же вскочил со своего кресла и предложил его мне, а сам устроился на лавке, что стояла у стены. Равен, естественно, даже и не пошевелился.
   - Флавиан, я хотела поговорить с тобой, но с глазу на глаз, - сказала я и добавила, покосившись на хэйньского принца: - Я не могу говорить об этом при всех.
   - Вам есть что скрывать от меня? - тут же поинтересовался Равен.
   Эти слова заставили меня внутренне содрогнуться. На мгновение мне даже показалось, что он знает, о чём я хочу посоветоваться с Флавианом. Но я постаралась как можно спокойнее ответить:
   - Нет, - в конце концов, это же не совсем неправда, я собиралась всё ему рассказать, просто не сейчас. - Но это личный вопрос.
   - Вот как, - ответил Равен и бросил многозначительный взгляд на Неро и моих служанок; те сразу же безропотно вышли из комнаты, даже Вита. И я после этого понадеялась, что и он сейчас уйдёт.
   - И что же вы хотели рассказать Флавиану? - спросил Равен, мгновенно напомнив мне о том, что он хэйанец, у которого чувства такта никогда и не было.
   Вот так бесцеремонно спрашивать меня об этом? Наверное, даже если бы я просто прямо сказала, чтобы он вышел вон, Равен не послушался бы и скорее всего разозлился. Я беспомощно взглянула на Флавиана, надеясь найти помощь с его стороны.
   - Мне тоже это интересно узнать, принцесса Актея, - произнёс тот.
   Вот этого я совершенно не ожидала. Я ошарашено уставилась на Флавиана, ожидая, что он ещё что-то скажет, и я пойму, что просто неправильно поняла его слова. Но он молчал, подтверждая этим, что говорить со мной он будет лишь при Равене. Придя сюда, я надеялась получить помощь и совет, а в итоге оказалась в совершенно безвыходном положении. Я сжала подлокотники кресла и опустила голову, совершенно не понимая, почему Флавиан так поступает со мной. Он же должен был догадаться, что я не хочу, чтобы это слышал Равен.
   - Принцесса Актея, я жду, - нарушил тишину хэйаньский принц.
   Выбора у меня не было. Но, может, это и к лучшему решить всё прямо сейчас.
   - Принц Равен, вы сказали, что я вам чем-то полезна. Но это невозможно, - твёрдо произнесла я, взглянув ему прямо в глаза. Было трудно не сдаться и снова виновато не опустить голову.
   - Почему? - спросил Равен.
   Он вроде бы ничего не делал, просто сидел напротив меня, но одно его присутствие сильно давило на меня. Было очень страшно, а ещё немного стыдно произносить следующие слова:
   - Потому что я бесполезна. Я полностью лишена дара королевского рода Альба, - сказала я, собрав всю свою смелость. И, чтобы не было видно, как дрожат мои руки в этот момент, я ещё сильнее сжала подлокотники. - Вам от меня совершенно не будет никакого толку.
   Я замолчала и, в повисшей тишине с часто бьющимся сердцем, я ждала его решения.
   - Ясно, - ответил Равен.
   Я удивлённо моргнула. И всё? Он больше ничего не сделает или скажет? Вопреки моим ожиданиям, он не то что разозлился, а сидел с таким видом, словно ему действительно всё равно.
   - Принцесса Актея, - произнёс Флавиан, о котором за эти несколько жалких мгновений я успела забыть, - думаю, что принц Юншен в курсе этого. Да и всей силы рода Альба не хватит для того, чтобы снять проклятье с Хэйаня.
   - Но тогда зачем я вам? - спросила я. Если хэйаньцем нужен не дар Альба, тогда что?
   - Не забивайте себе этим голову, принцесса Актея, - ответил Равен.
   Мне постоянно твердили эту фразу, даже в Люцеме, пусть иногда слова были другими, но смысл всегда был примерно тот же.
   - Но я хочу знать, - неуверенно произнесла я и опять взглянула на Флавиана, хотя и не надеялась, что он просто так возьмёт и всё расскажет. В этот момент мне показалось, что он чего-то ждал.
   - Идите в вашу комнату, принцесса Актея, - Равен был непоколебим. - Вам следует отдохнуть, завтра мы вновь отправимся в путь.
   - Принцесса Актея, - голос Флавиана звучал мягко, но его улыбка мне совершенно не понравилась, она не предвещала ничего хорошего, - я вижу, что второй принц Юншен не очень пришёлся вам по душе. Но... вы всегда можете выйти замуж за третьего принца Циншаня. На отношения между Хэйанем и Люцемом это никак не повлияет, даже наоборот.
   - Это невозможно, - возразил Равен.
   - Да неужели? - Флавиан чуть подался вперёд, всё также продолжая улыбаться. - Тысячу лет в Хэйане ритуал оставался неизменным. Несомненно, третьему принцу дали второе имя Корвис. И найдётся немало тех...
   Договорить он не успел, так как в комнату ворвался Неро с обнаженным мечом в руках. Я испуганно вскочила на ноги и тут же замерла на месте. Представить себе, что один человек может убить другого я не могла. Но выражение лица Неро говорило о том, что он это сделает не колеблясь. Это было страшно.
   - Цзинхэй, успокойся, - сказал Равен, а потом он обратился ко мне: - Принцесса Актея, сядьте. Он не вам угрожает.
   - Я слушаюсь лишь приказов принца Вэйшэна, - сказал Неро. На моей памяти это вообще было в первый раз, когда Равену кто-то возразил.
   - Я не собираюсь нарушать договор с братом и надеюсь, что ты не будешь провоцировать меня на это, - ответил ему Равен, а потом взглянул на Флавиана и произнёс с лёгким сарказмом: - Вэйчжо, ну попытайся убедить Цзинхэя не убивать тебя.
   Я так и осталась стоять, переводя испуганный взгляд с одного мужчины на другого. И я совершенно не понимала, почему Флавиан так себя ведёт.
   Но, как бы то ни было, на этот раз Неро послушался Равена и убрал меч в ножны.
   - Принцесса Актея, сейчас вам лучше отправиться в вашу комнату, - в голосе Флавиана слышалось напряжение.
   - Но я хочу узнать, что здесь происходит, - я попыталась всё ещё настоять на своём, хотя мне было страшно, что Неро опять вытащит свой меч.
   - Джу, проводи её, - всё внимание Равена было поглощено Флавианом, на меня он даже не посмотрел, когда говорил эти слова.
   Откуда выскочила хэйаньская служанка, я не поняла; даже возникло ощущение, что она просто стояла у меня за спиной.
   - Принцесса Актея, - настойчиво произнесла Джу.
   Я хотела было заупрямиться, но трое мужчин, совершенно не обращая на меня внимания, заговорили на тёмном языке. Я знала, что Флавиан удивительно многое знает об этой стране, но я и не догадывалась, что он ещё и может говорить на хэйаньском.
   Я немного постояла, прислушиваясь к незнакомым словам, а потом решила уйти. Всё равно ничего не понятно.
   Фелиши и Виты нигде не было, наверное, они уже поднялись в комнату, хотя было странно, что ни меня не дождались.
   - Джу, - произнесла я.
   - Да, принцесса Актея.
   - Я хочу выучить тём... хэйаньский язык, - сказала я. Уж тогда-то они не смогут меня так нагло игнорировать.
   - Хорошо, - ответила Джу. - Вы можете начать обучение в любое удобное для вас время.
   - Не сегодня, - поспешила добавить я. Сейчас мои мысли скакали, словно бешеные зайцы. Я пыталась припомнить всё, что говорил Флавиан и Равен.
  
   Фелиша и Вита ждали меня уже в комнате. Обе они были обеспокоены и обрадовались, увидев меня.
   - Этот Неро приказал слугам нас увести. Мы ничего не могли сделать. Кто он вообще такой, чтобы отдавать приказы? - тут же подступилась ко мне Вита. - Но эти хэйаньцы ничего с вами не сделали?
   Я стояла спиной к Джу и всё равно смогла ощутить её недовольство.
   - Нет, конечно, - я попыталась произнести это как можно мягче. Но вряд ли у меня это хорошо получилось. Я всё ещё была под впечатлением от случившегося в той маленькой комнатке. Равен и Неро были хэйаньцами, от них можно было ожидать чего угодно. Но Флавиан! Я вдруг поняла, что совершенно его не знаю. Зачем он вообще приехал в Хэйань? И о чём он говорил с Равеном и Неро?
   - Простите, принцесса Актея, - Вита опустила голову. - Мне не стоило оставлять вас с этими хэйаньцами.
   - Ничего страшного, - улыбалась я ей. - Ты ведь действительно ничего не могла сделать.
   Весь остаток вечера Вита старалась отвлечь меня разговорами. И я ей была за это благодарна. По крайней мере, это позволило мне на некоторое время отогнать от себя тревожные мысли. Но когда я осталась одна, Джу снова настояла, чтобы я в этом следовала хэйаньскому обычаю, ко мне вновь вернулось беспокойство.
   Из слов Флавиана я поняла, что я, скорее всего, нужна хэйаньцам для какого-то ритуала, а ещё он упомянул Корвиса, третьего принца. Мне тут же припомнилась легенда, связанная с этим именем. Но ведь третий принц не мог быть тем колдуном! И всё равно при мысли, что он носит такое имя, мне становилось очень неуютно, даже намного больше, чем когда я думала, что это Равен похож на Корвиса из легенды.
   И этот хэйаньский ритуал. Несомненно, он был связан с тёмной магией. Ещё раньше я хотела расспросить Виту, что она думает об этом, но при Джу это сделать я не решалась, они и так постоянно как-то недобро косились друг на друга. И Вита не упустила бы случая как-нибудь резко высказаться в адрес хэйаньцев.
   - Принцесса Актея, - в комнату тихонько вошла Фелиша, - я принесла немного дров. Джу беспокоилась, что вы замёрзнете. Вы ведь не возражаете, если я немного посижу здесь и послежу за огнём в камине?
   - Нет, конечно, - ответила я. - А где Вита?
   - Она опять повздорила с Джу.
   Что ж, можно было и самой догадаться. Я залезла на кровать и, укрывшись одеялом, решила расспросить Фелишу, раз уж Виты здесь нет.
   - Ты ведь ничего не знаешь о каком-нибудь хэйньском ритуале, в котором должна участвовать принцесса?
   Фелиша, было взявшаяся за полено, выпустила его.
   - Откуда вам это известно? - спросила она.
   - Мне Флавиан сказал.
   Она не ответила. Фелиша, приложив руку ко рту, некоторое время смотрела задумчиво в огонь. Сейчас она напомнила мне мою няню, которая, прежде чем рассказать мне очередную страшную историю, делала точно такой вид. Обычно, когда в такие моменты я дёргала её за юбку и требовала, чтобы она продолжила, няня грустно улыбалась мне, гладила по голове и говорила, что расскажет в другой раз.
   Поэтому я молча ждала, когда Фелиша заговорит.
   - В Люцеме нам запрещали даже упоминать об этом при вас, - наконец произнесла Фелиша. - И Вита рассердиться, если узнает. Хэйаньцы, наверное, тоже будут не в восторге.
   Неужели это настолько страшное, что мне даже боятся говорить об этом?
   - Рассказывай! - вырвалось у меня.
   - Не бойтесь, принцесса, - солнечно улыбнулась мне Фелиша. - Я вообще не понимаю, почему от вас это скрывают.
   - В таком случае я хочу знать всё, - твёрдо произнесла я. - Это как-то связано с тёмной хэйньской магией?
   Фелиша мотнула головой.
   - Уж скорее с магией Люцема, - тихо сказала она.
   - Но как это возможно?
   Поверить в такое я просто не могла. Магия Люцема наполнена светом, тут скрывать нечего. Так почему мне запрещено об этом знать?
   - Хорошо, я расскажу. Но мне придётся начать издалека, - наконец сдалась Фелиша. - Когда-то свет и тьма являли собой единое целое. Тогда ещё земли хэйаньцев были плодоносны, а их народ ни в чём не нуждался, но сами они были жестоки и воинственны и проливали кровь, где только могли. Тысячу лет назад их войска дошли до Люцема. Уже тогда наш народ был добродетелен, но ему приходилось тяжело трудиться и испытывать всяческие страдания. И наша страна должна была полностью исчезнуть под натиском хэйаньцев. Но жрец Хелиантус, который был братом короля, не вынес слёз народа Люцема. Не смог он и смириться с той жестокости, которую несли хэйаньцы. Он сумел разделить свет и тьму на две половинки. В итоге люцемцы были благословлены Солис, а Хэйань пленила вечная зима.
   Об этом я не слышала. Няня рассказывала мне совсем другую историю, почему эта страна была прокляты вечной мерзлотой, а все остальные просто говорили, что это потому, что Хэйань поражён злом. Но...
   - Я не понимаю, какое это имеет отношение ко мне, - заметила я.
   - Просто... - начала Фелиша и замолчала, обернувшись на звук открывающейся двери.
   В комнату стремительно вошёл Равен.
   - Просто Хелиантус умудрился проклясть не только Хэйань, но и весь род Альба заодно, - сказал он. - А у твоей служанки слишком длинный язык. Я прикажу его укоротить, если она и дальше будет нести люцемскую ересь.
   И он бросил на Фелишу такой взгляд, что она побледнела, а её руки мелко задрожали.
   Я тут же вскочила с кровати и попыталась заслонить её от Равена.
   - Что вы здесь делаете в такое время? - спросила я. Мне всегда говорили, что в ночной час мужчина не должен посещать спальню женщины, если только они не супруги. Я не очень-то понимала, почему это так, но таковы были правила. И даже перед отъездом мне матушка в напутствие сказала, что это я должна всегда помнить. Мы не так часто встречались, да и беседовали редко, поэтому я знала, что это был очень важный разговор.
   Равен перевёл взгляд с Фелишы на меня.
   - Хм, а мне-то казалось, что в Люцеме принято спать без одежды.
   Услышав это, Фелиша почему-то тут же вскочила на ноги и схватила меня за руку, словно теперь уже испугалась за меня. Конечно, под взглядом Равена было как-то неуютно, но я не очень-то понимала её поведение.
   - Да, это так, но здесь холодно, - ответила я. - И всё-таки, это нехорошо, что вы пришли сюда в такое время, - добавила я, строго взглянув на него.
   Естественно, на Равена это никак не подействовало.
   - А что, если я решил остаться здесь на ночь?
   Но мне совсем не хотелось, чтобы он был здесь, уже просто потому, что в его присутствии я совершенно не могла расслабиться. И, похоже, что Фелиша была со мной согласна, так как она сильнее сжала мою руку.
   - Это будет как-то неправильно, - ответила я, нахмурившись. - В Люцеме...
   - Мы не в Люцеме, - перебил меня Равен, а потом обратился к Фелише: - Выйди.
   Кажется, она хотела что-то возразить, но не осмелилась. И всё же, несмотря на то, что до двери было всего каких-то несчастных четыре шага, она успела три раза обернуться в мою сторону со страхом и сожалением в глазах.
   - Ну и как принцесса Люцема проводит свои ночи? - поинтересовался Равен, когда дверь за Фелишей закрылась.
   - Сплю, конечно, - ответила я.
   - Ну тогда ложитесь.
   Я пожала плечами, в конце концов, почему бы и нет? Я вновь забралась под одеяло, а Равен присел на краюшек кровати.
   - Мм... но вам, наверное, будет неудобно, - тихо проговорила я, понимая, что пока он здесь, я точно не смогу уснуть. - Только слуги довольствуются общей постелью, у господ должно быть своё ложе. Кажется, у вас в Хэйане так же.
   - Да, - ответил Равен, а потом спросил: - Ничего не хотите мне сказать?
   - Я? Нет, - мне захотелось полностью спрятаться под одеялом, но я подумала, что это будет невежливо.
   Равен некоторое время изучающее смотрел на меня. От этого мне было неловко, поэтому я просто разглядывала вышитый синими нитками узор у него на рукаве, так было легче вынести напряжение, разлившееся по комнате. Мне хотелось, чтобы он ушёл отсюда, но я не знала, как это лучше всего сообщить ему. Наконец Равен произнёс:
   - Вы хоть знаете, откуда берутся дети?
   - Конечно! - меня очень удивил его вопрос, я даже присела на кровати, это было известно всем. Но я решила ответить, в надежде, что тогда он от меня отстанет. - Когда супруги хотят иметь ребёнка они вместе идут в спальню. Женщина берёт горшок с землёй, а мужчина семя, которое туда закапывает. Потом они вместе молятся Солис, чтобы она их благословила. И, если семя прорастает, через девять месяцев распускается цветок и появляется ребёнок. Но... - тут до меня кое-что дошло, - в Хэйане ведь нет солнца, поэтому ничего не растёт, и благословение Солис получить нельзя. Так как вы делаете детей?
   Всё это время Равен смотрел на меня так, словно слышал нечто странное, но последние слова заставили его усмехнуться:
   - Вы, правда, хотите это знать?
   - Хочу, конечно, - ответила я, хотя и не думала, что он снизойдёт до объяснений.
   Неожиданно Равен прижал меня к кровати, вжимая в подушки и лишая возможности двигаться. Я лишь успела открыть рот, чтобы возмутиться, когда он, наклонившись ко мне, прошептал на ухо:
   - У нас в Хэйане всё намного проще.
   От звука его голоса у меня по телу побежали мурашки. Равен и не собирался меня отпускать; я чувствовала его дыхание на своей шее, так что, казалось, ещё чуть-чуть и его губы коснуться кожи. Я замерла, не в силах сопротивляться охватившим меня чувствам. Лишь слышала, как моё сердце часто-часто бьётся.
   - Но я покажу это вам в следующий раз, - продолжил он, отстраняясь.
   - Подождите, - сказала я, хватая его за рукав. Волнение, всего минуту назад сковавшее меня, сейчас заставило забыть весь страх и неловкость перед Равеном. - Почему нельзя просто рассказать?
   - Актея, - ответил он, накрывая мою руку своей и заставив меня отпустить его рукав, - ложитесь спать.
   После этих слов Равен вышел.
   - И как я, по-вашему, усну после этого? - прошептала я ему вслед, почему-то одновременно и желая, чтобы он сейчас вернулся, и боясь этого.
   И я всё ещё чувствовала тепло его руки. Как она может быть такой горячей у хэйаньца живущего среди льдов? И как меня могли взволновать слова человека, который не умеет любить? Я до сих пор не могла погасить те чувства, которые он у меня вызвал, и я совершенно не знала, что с этим делать. Подобного мне испытывать ещё не приходилось. Интересно, это и есть любовь? Или нет? Спросить мне было не у кого. Как оказалось, даже Вита мне не всегда всё рассказывала.
   - Но, интересно, как хэйаньцы делают детей...
  
  
   Этой ночью я спала очень беспокойно, мне снился Равен в образе колдуна Корвиса. Я всё пыталась убежать от него, но он каждый раз ловил меня, и я понимала, что ледяного плена мне не избежать. А потом появлялся жрец Хелиантус, лица которого я никак не могла разглядеть, после чего я просыпалась, но лишь затем, чтобы опять погрузиться в дрёму.
   А утром меня разбудила перепуганная Вита.
   - Принц Равен ведь ничего странного не делал? - просила она. Похоже, что Фелиша рассказала, что он был тут ночью.
   - Нет, - ответила я. Хотя, по моему мнению, Равен постоянно делает что-то странное. - Мы просто разговаривали.
   В конце концов, это правда. Больше Вита ни о чем меня спросить не успела, так как вошла Джу и сказала, что мне вообще-то уже пора отправляться на утреннюю трапезу, а я ещё даже не одета.
   Вскоре после этого я покинула замок Фелиции Соспиты. Погода наконец-то позволила нам отправиться дальше. Я была рада, что вырвалась из этого мрачного места, где даже днём царит темнота. И ещё мне было немного жаль Лилин, которая должна была остаться там.
  
  
Город Байгон. В пути
  
   Небо было затянуто серыми тучами, грозившими новым снегопадом. Даже я это понимала. А хэйаньцы всё время с беспокойством поглядывали вверх. Они торопились. Да и мне хотелось как можно скорее добраться до места назначения, даже если это опять будет такой же мрачный замок, как тот, из которого мы уехали несколько часов назад.
   Когда-то, ещё в светлом Люцеме, когда я все дни проводила в замке, и мне не разрешалось его покидать, я мечтала отправиться в путешествие. В книгах, что я читала, это всегда выглядело таким заманчивым и увлекательным. Правда, и там в дорогу обычно отправлялись всякие рыцари, а дамам оставалось лишь томно вздыхать у окна и ожидать их возвращения. Но когда мне действительно выдался шанс отправиться в самое большое путешествие в моей жизни, всё оказалось не так, как я мечтала. Ещё когда я ехала в закрытой карете по Люцему, мне не позволяли выглядывать из окна, разве что чуть-чуть, и я мало что смогла увидеть. Хотя там действительно было на что посмотреть: яркие луга, блестевшие от утренней росы, и возделанные поля, где мне даже пару раз удалось увидеть работающих крестьян. Будь моя воля, я бы обязательно остановила карету и вышла бы, чтобы всё рассмотреть повнимательней. Но никто не стал бы ждать, пока я удовлетворю своё любопытство. А здесь в Хэйане, пусть мы и ехали быстро, любоваться на окрестности я могла сколько угодно. Вот только мне очень быстро наскучил однообразный пейзаж. Лишь однажды моё внимание привлёк лес, чьи деревья были почти погребены под тяжёлым снегом. Я даже слышала глухой стук и еле слышные окрики людей, что доносились оттуда. Возможно, те дрова, что обогревали замок Фелиции, были именно оттуда. Хотя в таком случае, что хэйаньцы будут делать, когда вырубят все деревья? Ведь насколько я знала, в этой мерзлоте не могло ничего расти. Правда, в последнее время узнала столько нового, и оно зачастую сильно противоречило тому, что мне было известно ранее, что в пору же было начать сомневаться. А вдруг хэйаньцы умеют выращивать какие-то особенные деревья?
   Флавиан, что на этот раз ехал рядом со мной, видимо, заметил моё недоумение и спросил:
   - Что такое?
   - Нет, ничего, - ответила я. Почему-то сразу припомнилось то, что произошло вчера и странное поведение Флавиана и вечерний визит Равена. Последнее особенно волновало и беспокоило. Поэтому сегодня на принца Хэйаня я старалась даже не смотреть. И поэтому вопреки обыкновению я не могла начать непринуждённый разговор со жрецом.
   - И всё же? - он внимательно посмотрел на меня. Действительно, что-то скрыть от Флавиана было очень трудно. Он всегда догадывался, если я задумывала какую-то проказу, даже если я ещё ничего не начинала делать.
   - Я... думала о том, что вчера мне рассказала Фелиша, - я замолчала, вспомнив, как рассердился Равен, когда узнал об этом.
   - И что же это? - спросил Флавиан. Было видно, что так просто он от меня не отстанет.
   Ну и ладно, решила я, в конце концов, даже интересно, что на это скажет жрец. А Равен... Я прикусила губу. Ну и пусть он идёт к Мортусу! В конце концов, мог бы мне всё и сам рассказать, мне бы не пришлось других расспрашивать.
   - Это про Хэйань. Почему он был проклят... но от своей няни я слышала когда-то совсем другую историю. А потом пришёл принц Равен и вообще заявил, что всё это люцемская ересь. И чему мне верить?
   К моему облегчению улыбка у Флавиана была самой обычной, а не такой, как вчера, когда Неро угрожал ему мечом.
   - Просто то, что рассказывают в Люцеме не то что ложь, просто и не совсем правда.
   - Это как? - такой расплывчатый ответ Флавиана меня совсем не устраивал. - Богиня Солис ведь запрещает лгать! И что тогда рассказывают в Хэйане?
   - О Корвисе, Актее , Хелиантусе и Фелиции, естественно, - ответил Флавиан. - На самом деле неизвестно в чьих историях больше правды в хэйаньских или люцемских.
   - Вэйчжо, - я и не заметила, что Равен на своём вороном коне оказался рядом, - хватит!
   И вот почему он всегда вмешивается в самый интересный момент? Но Фелиция? Какая Фелиция? Меня одолело любопытство, и даже присутствие Равена, и его недовольный взгляд, направленный на меня, ничего не смогли сделать.
   - Но мне бы хотелось послушать и хэйаньскую легенду! - ответила я.
   - Позже, - ответил Равен.
   - И когда это "позже" наступит? - тут же насупилась я. Конечно, я понимала, что такая настойчивость невежлива с моей стороны. Но я за эти пару дней уже устала от того, что мне постоянно что-то не договаривают. А может, в Хэйане действительно действует какая-то тёмная магия, которая начала влиять на меня? По крайней мере, раньше я не позволяла себе отступаться от правил этикета в присутствии стольких людей. А тут это уже случалось не единожды.
   Равен проигнорировал мои слова и это разозлило меня.
   - Вы всегда так! - выпалила я. - Вчера вы вот тоже не сказали, как в Хэйане делают детей...
   Флавиан вдруг отвернулся и хмыкнул.
   - Это не то, что стоит говорить при посторонних, - вполголоса заметил жрец.
   Впрочем, Равен остался совершенно невозмутим, даже если я и сказала что-то неподобающее он и виду не подал.
   - Принцесса Актея, - произнёс он, - несомненно, когда-нибудь я расскажу вам всё.
   - Когда? - тихо спросила я. Слова Флавиана заставили меня смутиться, но моё упрямство полностью не погасили.
   - Когда я буду совершенно уверен, что вы от меня не сбежите, - ответил Равен.
   Так поступать у меня и в мыслях не было. Да и куда я могла сбежать по этому снегу? Сегодня утром, идя к саням по утоптанной дорожке, я видела какой глубокий снег лежит вокруг. К тому же он был ещё и холодным. Даже сейчас, сидя в тёплых хэйаньских одеждах, я не сказала бы, что мне жарко. Но, тем не менее, я сказала:
   - А что я сбегу прежде, чем вы мне всё расскажите?
   Флавиан вдруг рассмеялся. А Равен ответил с усмешкой:
   - Я постараюсь этого не допустить.
   - Думаю, что помимо вопросов о старых легендах и... разговоров, которые лучше вести наедине, - заметил жрец, всё ещё улыбаясь, - у вас, принцесса Актея, есть и другие вопросы касающиеся Хэйаня.
   - Есть, - тут же ответила я, надеясь, что наконец-то мне хоть что-то расскажут. - Вот... я видела как в лесу рубили дрова... наверное. Но ведь деревья когда-то закончатся! И что тогда будут делать хэйаньцы? Снова захватывать новые территории? Но ведь земли не бесконечны! А еду откуда вы берёте? Ведь в снегу, насколько я знаю, ничего не растёт. Или вы используете тем... хм, магию?
   - Сколько вопросов, - произнёс Равен. Я была удивлена, несмотря на то, что свои вопросы я адресовала именно ему, я думала, что ответит мне Флавиан, а принц Хэйаня как всегда отмолчится. - Естественно, что если бы мы бездумно захватывали все земли, до которых сможем дотянуться, то ничего хорошего у нас не получилось бы. В конце концов, тёмной магией, чтобы там в Люцеме ни думали, мы не пользуемся, да и истинный хэйанец никогда бы не опустился до того, чтобы заниматься земледелием. Мы воины, а не какие-то там крестьяне. Но все страны, которые граничат с Хэйанем и не хотят, чтобы их земли покрылись вечным льдом, платят нам дань, достаточную, чтобы прокормить нас всех.
   - Все, кроме Люцема, - решила уточнить я.
   - Люцем тоже платит, - взглянул на меня Равен. - Просто он откупился не едой, а вами.
   Эти слова отбили у меня всё желание расспрашивать дальше. Так, значит, я просто дань Люцема Хэйаню? Осознавать такое было как-то неуютно. И верить в такое мне совсем не хотелось. Я быстро взглянула на Флавиана, в надежде, что он сейчас опровергнет слова Равена.
   - Это правда, принцесса Актея, - без тени улыбки ответил тот.
   - Но почему я? - не удержалась я от вопроса.
   - Это было предрешено с самого вашего рождения. Потому война между Хэйанем и Люцемом остановилась, - ответил Флавиан. - Думаю, что хватит на сегодня вопросов.
   - Вот значит как...
   От осознания этого мне вдруг стало очень обидно. И я, пытаясь остановить непрошеные слёзы, просто отвернулась, заодно решив, что Флавиан прав, на сегодня мне новых знаний вполне достаточно. И зачем всё-таки хэйаньцам я? Их зиму я остановить не могу... И тут мне вспомнились рассказы моей няни о Корвисе похищающем принцесс. Ведь третьего принца Хэйаня зовут так же! И Флавиан говорил, что-то вроде того, что если бы я вышла замуж за него, то это было бы более правильно. Я нахмурилась. А что если короли Люцема всегда платили своими дочерьми? Хотя поверить в такое я просто не могла. Богиня Солис никогда бы не позволила этого и покарала бы любого, задумай он такое. Но ведь в отношении меня допустила же... Но зачем тогда Хэйаню принцессы Люцема? Я бы могла спросить об этом Флавиана и Равена, но была совершенно уверена, что на этот раз они не ответят.
   Размышляя об этом, я и не заметила, как задремала. Возможно, тому виной было то, что прошлой ночью я плохо спала.
   А разбудил меня голос Равена, звучащий у самого уха:
   - Принцесса Актея, мы почти приехали.
   Я разлепила глаза, с лёгким недоумением глядя на него, не понимая, когда это он успел оказаться на месте Флавиана. Неужели я настолько крепко спала? То, что Равен сейчас находился так близко от меня, очень смущало. И ещё почему-то немного пугало. Хотя полностью понять свои чувства сейчас я не могла. А поэтому я хотя бы внешне попыталась сделать вид, что его присутствие меня не волнует, и с поддельным интересом стала оглядываться по сторонам.
   У себя дома я всегда могла определить время по солнцу, но здесь оно всегда было скрыто тучами. Поэтому я даже не знала, который сейчас час. Но видимо порядочно, потому что я проголодалась.
   Впрочем, я пропустила не только то, когда Равен успел пересесть ко мне в сани, но и то, когда меня успели закутать дополнительно в тёплые шкуры с белым густым мехом.
   - Если взглянете вперёд, то увидите стену и ворота городка Байгон, - добавил Равен.
   Я с осторожностью покосилась на него. И чего он сегодня такой внимательный? Он ответил лёгкой насмешкой, конечно, понять, что творится у него в голове, я не могла. А потому просто перевела взгляд вперёд. Что ж, мы действительно подъезжали к городку со странным хэйаньским названием. Стена с прямоугольными зубцами сама по себе не та уж и отличалась от тех, что мне довелось видеть в Люцеме, но над воротами высилось сооружение увенчанное изогнутой крышей.
   - Так вот какие крыши Хэйаня! - воскликнула я, тем самым нарушив в очередной раз правила приличия, и с трудом удержалась, чтобы не привстать, чтобы получше разглядеть это сооружение над воротами.
   - Да, городская стена была нами перестроена, но в самом Байгоне осталось очень много построек в люцеамском стиле, - пояснил Равен. - О! Кажется, нас кто-то решил встретить за пределами города.
   Действительно, мы ещё не успели доехать до городских ворот, как навстречу к нам выехало несколько всадников. Они были одеты почти так же, как и люди Равена, но носили ещё и синие плащи.
   - Это люди Циншаня, -- и хотя я не могла понять, чем была причина смены поведения Равена, меня всё же радовало, что он теперь хоть что-то мне объяснял. - Похоже, что он и сестрица Яньлинь решили не ждать, пока мы прибудем в столицу.
   - И что это значит? - решила уточнить я. Раз уж сегодня Равен был в хорошем настроении и отвечал на мои вопросы я решила воспользоваться этим по полной.
   - Только лишь то, что в скором времени вам придётся встретиться с моим братом Корвисом.
   Вот этого мне не хватало! Имя Корвис меня пугало. И я, поёжившись, невольно придвинулась к Равену. Моё движение не ускользнуло от него.
   - Не беспокойтесь, - усмехнулся хэйаньский принц. - Мой брат вовсе не чудовище из ваших сказок.
   Но я почти не обратила на его слова внимания, а напряжённо начала вглядываться в новоприбывших всадников, что уже почти поравнялись с нами. Нет ли среди них этого самого Корвиса? Впрочем, даже если среди них и был, я его вряд ли бы его узнала. Большинство хэйаньцем мне всё ещё казались слишком похожими друг на друга.
   Один из них, самый старший, с полностью седыми волосами, единственное, что его отличало от других, подъехал к саням и поприветствовал Равена, по-хэйаньски. Меня он, видимо, решил проигнорировать. И теперь даже зная причину такого отношения ко мне, всё равно было как-то обидно. Я не была уверена, что вообще когда-нибудь привыкну к этому. Равен что-то ответил седому хэйаньцу, и я ещё раз убедилась, что мне нужно как можно быстрее выучить их тёмный язык. А то сейчас я совершенно не понимала, что происходит.
   Хотя я тут же забыла об этом, мы наконец-то въехали в ворота города, и я принялась с любопытством вертеть головой. Я, конечно, понимала, что принцессе не подобает себя так вести, но ничего не могла поделать со своим любопытством.
   Как и говорил Равен, в отличие от городской стены, большинство домов были для меня вполне привычными. Хотя почти все окна были наглухо закрыта ставнями с необычным геометрическим узором, по крайней мере, в Люцеме я таких не видела. А впереди виднелась странная башенка. Такое сооружение я встречала впервые. Она устремлялась вверх прямой стрелой, а её хэйаньские крыши на разных ярусах смотрелись словно оборочки на платье. Почему-то она казалась легче и изящнее, чем те башни, которые строили люцемцы. Я взглянула Равена, но тот о чем-то разговаривал с тем самым седым мужчиной. И, похоже, что сейчас ему до меня и моего любопытства никакого дела не было.
   В конце концов мы подъехали к вратам какого-то дома. Наверное, там и ждал меня Корвис, встреча с кем меня всё ещё пугала. И рассчитывать на чью-то помощь мне было не на кого. Равен совсем забыл о моём существовании, а Флавиан с Фелишей и Витой куда-то исчезли.
  
  
Город Байгон. Явление Корвиса
  
   В этом месте было гораздо больше хэйаньского, чем в замке Фелиции. Снег был полностью выметен, так что моему взору открылся двор, умащенный темной плиткой, посреди которого возвышался колодец, закрытый деревянной крышкой. Мне показалось, что на ней что-то было написано красным, но подойти ближе я не решилась, меня окружали хэйаньцы, и это не были люди Равена.
   Я попыталась отыскать взглядом хоть одного знакомого мне человека. Но никого. Куда же они успели подеваться? Хэйаньцы по своему обыкновению игнорировали меня, и я не знала, что мне делать, и уже растерялась, когда заметила Джу, что шла в мою сторону. Пожалуй, ещё никогда я так не была рада видеть её.
   - Идёмте за мной, - сказала она.
   Двор, в котором я находилась, образовывали несколько зданий объединённых галереей. Я с интересом рассматривала слегка загнутые крыши, они были немного не таким, как на бой башне, что я видела ранее, но всё равно необычными.
  Джу уверенно направилась к одному из зданий и вскоре я оказалась в просторной комнате. Я сразу стала с интересом оглядываться по сторонам, забыв даже о своих тревогах, о том, что я должна была вскоре встретиться с таинственным Корвисом, и о том, что мои спутники пропали. На мгновение это место показалось мне необычным, наполненным таинственностью. Не знаю отчего у меня сложилось такое впечатление, здесь вполне обычные стол со стульями и кровать, правда, выполненные в хэйаньском стиле с множеством мелких резных деталей. Камина я здесь не обнаружила, только лишь жаровню и поэтому сразу подсела поближе к ней, в комнате было холодно. Что и говорить, мысль, что мне всю свою жизнь придётся провести в таких условиях, удручала меня.
   - А где Фелиша и Вита? - спросила я, мне не терпелось поделиться с ними впечатлениями.
   - Они присоединятся к вам позже, - уклончиво ответила Джу, а потом добавила: - Вы, вероятно, голодны, я принесу вам что-нибудь.
   Я согласна кивнула, так как действительно хотела есть. Но стоило только Джу выйти за дверь, как ко мне вернулась тревога. Вита и Фелиша так внезапно исчезли, а ведь они никогда не оставляли меня надолго. Остаться в этой чужой и непонятной стране одной... Нет! Об это было даже страшно думать!
   Я уже было поднялась, чтобы отправиться на поиски своих спутниц, когда вернулась Джу с корзинкой еды.
   - Вам не стоит выходить, - сказала она, неодобрительно глядя на меня.
   Мне это не понравилась, но я всё же уселась обратно за стол. Няня всегда говорила, прежде чем браться за какое-то дело, надо основательно подкрепиться. Естественно, еда была в хэйаньском стиле, то есть разрезанная на мелкие кусочки. Если бы здесь не было Джу, я бы, наверное, принялась есть так, как привыкла, просто руками. В конце концов, нормальные люди используют ложку только супа и каш, а вилка вообще была орудием Мортуса. Про то, какой бог придумал хэйаньские палочки, я не знала, но он явно был тёмным, потому что есть ими было невозможно. И я обречённо взялась за ложку.
   Джу дождалась пока я поем, а потом забрала пустую посуду и ушла. Я наконец-то осталась одна. И поэтому, выждав некоторое время, я попыталась выйти наружу. Но едва я открыла дверь, то увидела, что снаружи стоит охранник-хэйанец. Заметив меня, он неодобрительно нахмурился и что-то пролепетал на своём языке. Я не поняла ни слова, но стало ясно, что выпускать меня он не собирается.
   Неужели теперь я пленница? И связано ли это с появлением принца Корвиса? Похоже, что все мои страхи и подозрения насчёт его начали сбываться.
  
   Не знаю сколько я просидела в этой комнате. Мне никто ничего не объяснял, и поэтому постепенно моя тревога перерастала в страх. Я даже попыталась отыскать лазейку, чтобы сбежать, но безуспешно. Окна, мало того что были затянуты какой-то странной бумагой, так ещё и закрыты резной деревянной решёткой. Выбраться отсюда, не привлекая внимания, было невозможно.
   И, когда вновь заявилась Джу, я мерила комнату шагами в безуспешной попытке что-нибудь придумать.
   - Что происходит? - тут же накинулась я на неё с вопросами. - Где Фелиша и Вита? Где Флавиан? И почему меня отсюда не выпускают?
   - Вам позже всё объяснят, - ответила Джу, покосившись в сторону двери, за которой скрывался охранник. - А сейчас вас хотят видеть принцесса Яньлинь и принц Циншань.
   - Хорошо, - недовольно ответила я, но всё же пошла вслед за Джу.
   Мы направились к самому высокому и, как я поняла, главному зданию здесь. В другое время я тут же принялась бы озираться по сторонам. Но сейчас меня одолевало нехорошее предчувствие. Циншань - это же тот самый Корвис! Казалось, что сказки моей няни внезапно ожили и будь моя воля, я тут же убежала бы обратно. Страшно. Мне было бы легче, если бы меня сейчас сопровождал Флавиан или на худой конец Равен.
   Как бы то ни было, вскоре я оказалась в большой зале, где на возвышении у дальней стены на креслах с высокими спинками восседали два человека, по-видимому, принцесса и принц: красивая девушка в парчовом синем платье, её чёрные волосы были убраны в сложную причёску, и юноша примерно моего возраста, совершенно обычный, и, если не считать его дорогого одеяния, он ничем не отличался от других хэйаньцев. Он никак не мог бы Корвисом, который меня пугал. Как всегда, действительность оказалась вовсе не такой, которой я её себе представляла. Помимо этих двоих, в комнате было еще пять человек, из которых знакомым был лишь седой хэйанец, что встретил нас на подъезде к городу Байгону.
   Джу, оказавшись здесь, сразу же отвесила поклон и что-то сказала по-хэйаньски. А я замерла в нерешительности. Местному этикету меня никто не учил. Может, стоит поздороваться с ними по-люцемски? Я едва не сделала это, но меня остановил высокомерный и презрительный тон принцессы.
   - Так это и есть та самая Актея, - сказала она вместо того, чтобы нормально поприветствовать меня. Впрочем, такое поведение для хэйаньцев было нормальным. - Мне она не кажется очень умной. Но... - она смерила меня взглядом, - что тебе известно об Хэйане?
   - Не очень много, - ответила я. В конце концов, это же правда! А общение с Равеном научило меня осторожно высказывать то, что я знаю. - У вас всегда лежит снег, и никогда не бывает зимы.
   - А про люцемское проклятье? - продолжала допытываться принцесса.
   - Да, когда... - впрочем, лучше мне не вдаваться в подробности. - Когда великий жрец Хелиантус проклял Хэйань, тот лишился милости Солис и погрузился в вечную зиму.
   Услышав это, принцесса усмехнулась и сказала:
   - Не только Хэйань был проклят, но и Люцем.
   Её слова очень удивили меня. Как это могло быть? Люцем, как и сам королевский род Альба, был благословлён самой Солис, народ жил в достатке и... Впрочем, стоит ли это объяснять хэйаньцем? Они всё равно не поймут. Хотя Равен тоже упоминал о каком-то проклятье.
   Не дождавшись моей реакции, принцесса нахмурилась и продолжила задавать свои странные вопросы:
   - То, что Юншэн оказался в свите, сопровождающей тебя до Вейдатина, было ошибкой, но теперь это будет исправлено. Хотя... меня так же дошли слухи, что второй принц прошлой ночью посетил твою спальню. Это правда? И... какова была причина столь позднего визита? - было видно, что ей неудобно об этом спрашивать. Но тогда зачем она это делает?
   - Это не то, о чём стоит говорить при посторонних, - сказала я. На самом деле я не очень понимала, правильно ли я поступила, так ответив, но я вспомнила слова Флавиана, который говорил, что лучше не распространяться о моей беседе с Равеном той ночью. Но и врать мне не хотелось. Я очень сожалела, что Флавиана здесь нет, он всегда мог помочь мне дельным советом.
   Услышав мои слова, Яньлинь вскочила с кресла.
   - Ты... - но договорить она не успела, в зал вошёл Равен. И сейчас я была рада его видеть. Наконец-то хоть одно знакомое лицо, кроме Джу! Правда, по своему обыкновению, он, не обращая на меня внимания, сразу обратился к принцессе Яньлинь, разумеется, по-хэйаньски. Я тут же пожалела, что не понимаю ни слова, запоздало вспомнив, что уже просила Джу научить меня этому языку, но пока мне так и не представилось для этого возможности.
   И сейчас, единственное, что я могла - это с недоумением слушать как о чём-то спорят Равен и Яньлинь и украдкой сравнивать двух принцев. Неужели они действительно братья? Мне они казались такими разными, как небо и земля.
   Всё это время Циншань тихонько сидел, вжавшись в кресло, и иногда с беспокойством поглядывал на сестру. Пожалуй, он своим поведением разрушал не только мои представления о том, каким должен быть ужасный колдун Корвис, но и хэйанец вообще.
   Было бы лучше, если бы вместо Равена он стал моим мужем?
   В это мгновение Юншэн замолчал и неожиданно взглянул на меня, отчего я покраснела. Можно было подумать, что он застал меня за недостойным делом!
   - Принцесса Актея, чтобы ни случилось не беспокойтесь о своих спутниках, Неро о них позаботится, - и не успела я ничего ответить, как он развернулся и вышел.
   Да уж, в одном я была совершенно уверена, принц Корвис никогда не заставит моё сердце биться так быстро как Равен.
   Тем временем Яньлинь, победоносно улыбнувшись, соизволила опять заметить меня:
   - Актея, думаю, сейчас тебе лучше составить компанию моему брату Циншаню.
   Корвис, услышав её слова, с неприязнью взглянул на меня.
   - К сожалению, путешествие меня сильно утомило. И поэтому сейчас я бы предпочла отправиться в свою комнату и отдохнуть, - ответила я. Это было не совсем правдой, и, несомненно, Солис покарает меня за мою ложь. Но оставаться с Корвисом я не хотела так же, как и он.
   Было видно, что Яньлинь разозлили мои слова, но сейчас меня это мало волновало.
  
   Весь остаток дня я провела, запертой в комнате, маясь от безделья и в полном одиночестве, лишь однажды появилась какая-то незнакомая мне служанка, которая принесла мне ужин. Она не понимала по-люцемски или делала вид, так что я не смогла у неё ничего узнать.
   А затем наступила самая долгая ночь в моей жизни и, пожалуй, самая страшная. Когда я оставалась одна в спальне в замке Фелиции всё было не так, тогда я знала, что рядом где-то были Вита и Фелиша. А сейчас за моей дверью был лишь страж-хэйанец.
   Я ворочалась в постели не в состоянии заснуть из-за того, что в мою голову постоянно лезли мысли о Корвисе и Равене, и самое главное, я страшилась своего будущего. Происходящее мне совершенно не нравилось. И что означали последние слова Равена? Почему Неро должен заботиться о Фелише и Вите? И что вообще на самом деле хочет от меня эта принцесса Яньлинь?
   Единственной радостью здесь было то, что кровать, на которой я лежала, подогревалась, уж не знаю, как хэйаньцы это делали, но зато я не мёрзла.
  
   А на следующее утро я опять начала собираться в дорогу. Но на этот раз рядом не было ни одного знакомого, даже Джу куда-то запропастилась.
   Видя, как я растерянно озираюсь по сторонам, Яньлинь заметила:
   - Юншэн ещё вчера уехал.
   - А Флавиан и Фелиша с Витой?
   Принцесса ничего не ответила, сделала вид, словно не услышала мой вопрос.
   Похоже, они отправились вместе с Равеном. И... оставили меня здесь одну? Мне стало страшно. Яньлинь мне совсем не нравилась, а Корвис... он бросил на меня недовольный взгляд, словно я одним своим присутствием ему мешаю. Пусть он и не оказался ужасным монстром, каким я себе его представляла, но всё же я была рада, что не он будет моим мужем.
   - Теперь с Циншанем тебе придётся проводить больше времени. Пока официально твоим женихом остаётся Юншэн, но... всё может измениться.
   Услышав эти слова, я оцепенела, и на мгновение мне показалось, что надо мной нависла тень Корвиса из легенд.
  
  
Храм Солис. Подсолнухи
  
   На этот раз я оказалась в окружении совершенно незнакомых мне людей. Это угнетало. Я ни с кем не могла и словом перемолвиться. Люди принцессы казались мне ещё более угрюмыми, чем Равена. Мне сейчас очень не хватало улыбчивых люцемцев, порой казавшихся мне слишком назойливыми. Раньше я сбегала от своих служанок, чтобы побыть одной. Сейчас... сейчас я бы согласилась на кого угодно, кто бы мог перемолвиться со мной словом по-люцемски.
   Оказавшись в Хэйане, мне постоянно приходилось попадать в ситуации, в которых я ещё не бывала. К тому же события начали разворачиваться столь стремительно, что я чувствовала себя безвольным листиком попавшим в бурный поток. И ситуация становилась всё хуже и хуже. К тому же ещё неизвестно, что там с Фелишей, Витой и Флавианом. Вот зачем, скажите, надо было нас разделять?
   Впрочем, а как ещё могло быть в стране, которую покинула милость богини Солис? На что я надеялась?
   Несмотря на то, что я была одета очень тепло, я чувствовала, что начинаю замерзать. И, возможно, мне показалось, но снег начал падать сильнее. Я видела как хмурились окружающие меня хэйаньцы, и это не из-за их природной угрюмости. Погода всё ухудшалась. Тучи над голой становились всё темнее и тяжелее, словно собирались раздавить нас.
   - Такое чувство, что небо скоро на нас упадёт, - тихо произнесла я.
   - Глупости, - вдруг отозвался ехавший рядом Корвис.
   А он, оказывается, умеет говорить по-люцемски. За весь тот путь, что мы успели проделать, он впервые обратился ко мне.
   - Но тогда почему оно такое хмурое, словно гневается на нас? - возразила я. Мне хотелось хоть с кем-то поговорить, даже если это будет Корвис.
   - Гневается? Может оно и так, - сказал он, удивлённо глядя на меня. - Но старшая сестра говорила, что ты ничего не знаешь о проклятии Хэйаня и Люцема.
   - Не знаю, - подтвердила я и вдруг добавила: - Расскажи, а?
   - Нельзя, - ответил он. И больше Корвис со мной не заговаривал.
   Я тут же мысленно отругала себя за любопытство.
   Но погода действительно становилась всё хуже. В какой-то момент рядом со мной оказалась Яньлинь. Она, как и её брат, путешествовала верхом.
   - Нам придётся переждать непогоду, - сказала она. - Надеюсь, что ты, принцесса, будешь вести себя хорошо. А пока тебе составит компанию мой брат.
   Я видела, что Корвис нахмурился, похоже, предложение сестры ему было не по душе, тем не менее он покорно пересел в мои сани. Яньлинь покинула нас. И мы остались одни. Вернее, нас продолжали окружать солдаты, которые естественно услышали бы наш разговор, если бы он состоялся. Но... это были всего лишь солдаты, к которым я относилась как к обычным слугам и потому, в отличие от Яньлинь, они меня не смущали.
   К сожалению, сам Корвис разговаривать со мной не желал. Он сидел отвернувшись от меня, разглядывая снежную долину. Как будто там было что-то интересное!
   - Значит мы скоро прибудет в новый город? - сказала я, решив попытаться всё-таки завязать с ним разговор.
   - Нет, - хмуро ответила Корвис.
   - А куда тогда? - не сдавалась я.
   - Сама скоро увидишь, - буркнул он. Весь его вид говорил, что он не хочет со мной разговаривать.
   Я тут же вспомнила, что хэйаньцы считают, что люцемцы приносят несчастья. Похоже, что Корвис в этом не отличался от своих сородичей. И от мысли, что кто-то считает, что одно моё присутствие приносит беды, мне стало не по себе.
   Но просто так сидеть мне было скучно, и я решила чем-нибудь себя занять. Я внимательно взглянула на Корвиса. Он ведь брат Равена, у них должны быть общие черты? Но они были очень разные, даже в своём поведении.
   И в этот момент Корвис наконец-то обернулся и взглянул на меня.
   - Что во мне такого интересного?
   - Просто... - я смутилась и опустила взгляд. - Мне скучно.
   - И? Почему я? Можешь выбрать объектом своего наблюдения любого из солдат, - раздражённо сказал он.
   Я не очень понимала, почему он так злится. Хотя и в Люцеме считалось, что вот так в открытую разглядывать людей, как только что делала я, было неприлично. Может, и у хэйаньцев было так же.
   - Просто я не привыкла быть одна, - попыталась оправдаться я. - В Люцеме со мной всегда кто-то был. И...
   - Это Хэйань. Привыкай, - перебил он меня.
   Я обиженно отвернулась. И что я пыталась что-то объяснить какому-то там тёмному хэйаньцу? Разве он может понять? Подумать только ещё минуту назад я была рада любой компании. А сейчас... А сейчас я отчаянно хотела домой, в светлый Люцем. И почему, почему только именно мне выпала доля отправится в этот край? Я уже почти ненавидела этот снег и холод...
   И в это мгновение я увидела то, что поразило меня. Это был заброшенный храм Солис. Неужели богиня решила послать мне свой знак?
  
   Храм был очень старым. Сейчас в Люцеме так не строили. Толстые серые стены скорее напоминали крепость и, если бы крыши не венчали символы солнца, я бы скорее подумала, что это пристанище бога войны. Как ни странно, этот храм очень походил Хэйаню, словно всегда был частью его.
   Корвис старался не обращать на меня внимания, а Яньлинь была занята тем, что отдавала указания, так что некоторое время я была предоставлена сама себе. И поэтому под бдительным взором солдат я начала осматривать внутренний двор храма. В Люцеме обычно там, в самом центре, располагалась клумба с подсолнухами, но здесь, конечно, такого быть не могло, даже о том, что она когда-то здесь существовала, было трудно догадаться. Здесь очень давно никто не жил, наверное, лишь хэйаньцы иногда останавливались, чтобы переждать непогоду.
   Двери в сам храм были распахнуты настежь, и туда беспрепятственно залетал снег. Что там творилось внутри, я не смогла разглядеть. Слишком темно. Хотя, наверное, когда-то там пылали тысячи свечей.
   - Актея, ты устала с дороги, - обратилась вдруг ко мне Яньлинь. Она не спрашивала, а говорила так, будто лучше меня знала, как я себя чувствую. - Тебя сейчас отведут в комнату отдохнуть. Надеюсь, ты будешь вести себя благоразумно.
   И почему она всё время повторяет, чтобы я вела себя хорошо? Можно было подумать, что в этой ситуации я могла что-то такое сделать. Если бы я могла, то меня давно здесь не было бы!
   Я кивнула. Мне ужасно хотелось заглянуть в храм, но пришлось подчиниться. Комната, куда меня отвели, оказалась маленькой кельей, убранством которой были лишь тяжёлый стол и ветхий стул, на который и смотреть было страшно, не то что садиться, а в углу стояла каменная кровать застеленная шкурами и одеялами. Единственным украшением здесь был рельефный орнамент из цветов, что шёл вдоль стены. Единственное напоминание, что когда-то и этот край был наполнен солнцем.
   Я поёжилась, в комнате было очень холодно, и единственная тускло мерцающая свеча не могла меня согреть. Поэтому, не долго думая, я забралась на кровать и завернулась в одеяло. Так я и не заметила, как уснула.
  
   Я бежала через поле подсолнухов, потому что там меня ждал он, человек в одежде жреца солнца... Флавиан? Кто же ещё... И я знала, что как только я добегу до него, то всё будет хорошо. Но, чем ближе я была к жрецу, тем расплывчатее становился его образ, и я уже не была уверена, что это Флавиан... кто-то незнакомый...
   А потом начал падать снег. Он заполнил всё собой вокруг. Не было больше ни жреца, ни подсолнухов. Я осталась одна. Казалось, что ещё немного и белый снег стерёт даже моё существование.
  
   Я проснулась. Моё сердце сильно билось от испуга, и я всё никак не могла успокоиться. Несколько секунд я просто лежала, глядя в потолок, и тут раздался тихий скрип. В комнате кто-то был!
   Ещё полностью не придя в себя после сна, я вскочила с кровати и тут увидела Корвиса. Он сидел на стуле, который казалось вот-вот развалиться под ним, и молча с безразличным видом смотрел на меня.
   - Что ты здесь делаешь? - растерянно спросила я, понимая, что выгляжу сейчас донельзя глупо.
   - Меня отправила сюда старшая сестра, ей не даёт покоя, что ты провела ночь с Юншэном. Думает, из-за этого снег и пошёл.
   - А? - только и смогла выговорить я, совершенно не понимая, о чём он говорит. И какое отношение может иметь к снегу то, что ко мне вечером зашёл в комнату Равен? Конечно, это не очень хорошо, и он не должен был этого делать, но... Или они считают, что это вызвало гнев их богов?
   Корвис окинул меня взглядом и вдруг улыбнулся:
   - Я никогда не думал, что нынешняя Актея будет такой дурочкой.
   На удивление его улыбка получилась мягкой и совсем несвойственной хэйаньцам. Но сейчас меня волновало другое.
   - То есть я "нынешняя", а "прежняя" это Актея из легенды? - спросила я.
   - Актея и Корвис вечный союз и проклятие между Хэйанем и Люцемом.
   - Хорошо, - ответила я, хотя ничего не поняла из того, что он сказал. А потом уселась на кровать и завернулась в одеяло. Так было теплее и ещё я отчего-то чувствовала себя более защищённой. - Но что за проклятье? Почему мне никто ничего не говорит.
   - Рано или поздно ты всё поймёшь, - медленно ответил Корвис, словно размышляя говорить мне или нет. - Только те Актеи, которые слишком рано понимали, отказывались принимать свою судьбу...
   Он хотел ещё что-то сказать, когда дверь в келью отворилась и в комнату вошёл солдат, неся в руках корзину с едой. Корвис тот час же поднялся и бросил:
   - Я ухожу.
   Я недовольно глянула на солдата. Ещё бы чуть-чуть и, возможно, я бы узнала что-то важное. Впрочем, когда через минуту из корзины стали появляться тарелки с едой, я была простить ему всё, так как была очень голодна.
   Но слова Корвиса не выходили у меня из головы. Значит неспроста в Люцеме от меня многое скрывали. Но что это могло быть?
   Уже к тому времени, как я закончила есть, я была уверена, что мне нужно бежать. Имя Корвиса меня и раньше пугало. А сейчас я была просто уверена, что ничего хорошего этот союз мне не принесёт.
   Вот только как выбраться из кельи, где снаружи меня сторожили люди Яньлинь я не представляла. Единственное окно, которое было здесь, находилось слишком высоко, и к тому же оно было маленькое и плотно закрыто ставнями. Я беспомощно обвела взглядом стены и тут замерла. Этот орнамент из цветов... Когда-то Флавиан застал меня за чтением книги, которую мне брать не разрешали. Вопреки моим ожиданиям, он не стал ругаться и говорить, что я веду себя неподобающе. А когда я заметила, что мне просто было интересно узнать про богиню Солис, он многое мне рассказал, в том числе и про то, что в старых храмах из некоторых келий иногда делали тайные выходы прямо в главный храм Солис. Я тогда так и не поняла зачем это было жрецам. Но сейчас это могло мне пригодиться. Мне нужно было только отыскать среди цветов подсолнух и тогда я смогу попасть в главный храм.
   Я улыбнулась. Всё равно мне хотелось посмотреть на него изнутри.
  
  
Храм Солис. Жрец
  
   Я шла по тёмному коридору. Тусклый огонёк свечи, которую я прихватила с собой, не очень-то мне помогал. Правда, и любоваться тут особо было не на что. Меня с двух сторон окружали стены из серого, грубо обработанного камня, хотя, как ни странно, они внушали уверенность и надёжность. Всё-таки это было что-то люцемское, совершенно нетронутое хэйаньцами. Наверное, ни один из этих тёмных людей сюда и не ступал, потому что коридор был весь покрыт паутиной. Я сомневалась, что в Хэйане водились пауки. Скорее всего, этот тайный проход был заброшен уже тогда, когда Люцем потерял эти земли. А значит, за много-много лет я была первым человеком, который ступал здесь. Это немного волновало и пугало.
   К счастью, хотя этот коридор иногда поворачивал, он нигде не разветвлялся. И очень скоро я оказалась перед дверью. Рычаг, чтобы открыть её, долго искать не пришлось. Я тут же дёрнула за него и услышала, как где-то заскрипел механизм. А потом дверь медленно и почти без шума отъехала в сторону. Мне оставалось только порадоваться, что, несмотря на то, что этим тайным ходом давно не пользовались, всё сработало как надо.
   Я наконец-то оказалась в храме Солис. Он, как и ожидалось, был погружён во тьму. Хотя для меня это было странно. Я привыкла к тому, что в храмах постоянно горел огонь, неустанно поддерживаемый жрецами. А от этого места создавалось такое ощущение, словно его действительно покинули боги.
   Помещение, в котором я оказалась, было совсем маленьким. Когда-то от главного зала храма её отделала дверь, но теперь единственным напоминанием об этом были ржавые петли в проёме.
   Я осторожно выглянула в главный зал, про себя шепча молитву Солис. Это место было таким заброшенным, что я бы не удивилась, появись тут какой-нибудь призрак. К тому же меня не покидало ощущение, что здесь кто-то есть и за мной наблюдают. Но, несмотря на свой страх, возвращаться я не собиралась. Раз я попала сюда, то надо хорошенько осмотреться.
   Тусклый огонёк выхватил остатки фрески на стене. Я попыталась понять, что там было изображено, но тщетно. Каждый храм украшался своими картинами. Это могло быть что-то из деяний великих жрецов или Солис. Вздохнув, я направилась к алтарю. По обычаю я должна была принести с собой цветы, но в Хэйане я не могла этого сделать. Может, просто молитвы будет достаточно, решила я, и тут остановилась.
   Дверь в храм была приоткрыта, и сюда свободно залетал снег, на котором я отчётливо увидела следы, совсем свежие. Значит, хэйаньцы сюда заходили. Но только что им тут понадобилось? Они молились совсем другим, своим тёмным богам. Делать им в храме Солнца было нечего.
   Так и не придя ни к какому выводу, я всё же направилась к статуе у алтаря, и тут меня ждал очередной сюрприз. Это была вовсе не богиня Солис, как я ожидала, а жрец. Я подняла свечу повыше, чтобы лучше его рассмотреть. Тех, кто был достоин чести занять место Солнца, было немного, и я знала всех поимённо. Но всё же почему-то сейчас признать этого жреца я не могла. Возможно, здесь его изображение отличалось от канонического. Но об этом больше знал Флавиан. Пожалев о том, что его сейчас нет со мной, я продолжала увлечённо разглядывать статую, совершенно забыв о том, что собиралась произнести молитву Солис. Мастер, создавший жреца, был очень искусным, в слабом мерцающем свете мне казалось, что он вот-вот оживёт. У него был довольно грозный и внушительный вид, и он немного хмурился, устремив взгляд куда-то вперёд, возможно, в недосягаемый сейчас Люцем. В руках жрец сжимал сердце, а в ногах лежал венок из подсолнухов, в которое вплеталось неизвестное мне растение.
   - Что ты тут делаешь? - раздался вдруг знакомый голос у меня за спиной.
  Я обернулась и увидела Корвиса. Вот и всё, моему маленькому приключению пришёл конец.
   - Я... я просто решила прогуляться, - ответила я и не преминула спросить: - А почему ты здесь? Ты ведь хэйанец.
   - И что? - насмешливо спросил он. В этот момент я была готова поверить, что он брат Равена. - Я теперь не могу зайти в храм Солис?
   - Можешь, наверное... Только я не понимаю зачем.
   - Увидел свет свечи в храме и решил проверить, - нетерпеливо пояснил он. - Но как тебе удалось выбраться из комнаты?
   - Это секрет, известный лишь люцемцам, - важно ответила я. Всё-таки не только им от меня всё скрывать!
   - Вот как, думаю, что это был тайный проход, - и не дожидаясь моего ответа, он отвернулся от меня и посмотрел на статую жреца. - Хелиан... ты, наверное, немного о нём знаешь.
   - А? Какой Хелиан? - я непонимающе уставилась на Корвиса, а потом до меня дошло. - Ты, наверное, имеешь в виду жреца Хелиантуса? Но он никогда не изображается с сердцем в руках. Только Донатус. Хотя это тоже не он.
   - И тем не менее это Хелиан. В прошлый раз нам не удалось толком поговорить. Но здесь это сделать даже будет лучше. Люди старшей сестры не услышат.
   И с этими словами Корвис потушил мою свечу. На мгновение мне стало страшно, но любопытство взяло вверх.
   - О чём поговорить?
   - Я хочу рассказать хэйаньскую легенду об Актее и Корвисе, - просто ответил он.
   - О! - тут же я вся напряглась, но не могла не спросить: - Почему? Равен и твоя сестра ведь не хотят, чтобы я узнала об этом...
   - Скажем так, у меня есть свои мотивы для этого, - ответил Корвис. - Так ты хочешь услышать?
   - Конечно, - с жаром ответила я. В конце концов, какая разница, почему он это делает. Главное, что я наконец-то узнаю эту легенду.
   - Это случилось тысячу лет назад. Тогда в Люцем в свой срок приходила зима. А Хэйань был цветущим, полным садов. Но в то время наши страны находились на грани объявления войны. Достаточно было малейшей искры, чтобы разногласия между ними переросли в пожар. В наших летописях говориться, что король Люцема Луциан Альба несколько раз готов был начать войну, но каждый раз его останавливал брат Хелиан, - тут Корвис замолчал на мгновение. - Да тот самый, который потом проклял Хэйань.
   Хелиан... я знала только то, что он когда-то остановил великое зло, и не позволил тьме захватить Люцем. С тех пор он считается святым защитником нашей страны.
   - И что же произошло дальше? - нетерпеливо спросила я.
   - Однажды один из младших сыновей тогдашнего императора Вайдина отправился в Люцем. Этот визит должен был укрепить мир между двумя странами. Звали этого сына императора Сяолун или, по-вашему, Корвис. Но всё пошло не так. Сяолун и Актея, случайно встретившись, полюбили друг друга. Настолько сильно, что не думая о последствиях, отправились вместе в Хэйань. Но Актея была невестой Луциана, такого он стерпеть не мог и сразу же объявил войну Хэйаню. И на этот раз Хелиан не стал его останавливать. Но очень скоро Люцем начал проигрывать войну. Тогда Альба заставил Хелиана, чтобы спасти свою страну и отомстить ненавистным хэйаньцам, сотворить страшное заклинание. Ценой его была жизнь жреца.
   Корвис снова замолчал. И я едва не ткнула его в бок, меня остановило только то, что такое поведение было неприемлемым для люцианки. Хотя я и догадывалась о том, что случилось дальше, но всё же мне хотелось услышать его историю до конца.
   - Это был самый разгар лета, но все земли, принадлежащие Хэйаню покрыл снег, который не растаял ни через год, ни через сотню лет, - наконец он продолжил. - Мало этого, все хэйаньцы утратили свои чувства, они больше не испытывали ни любви, ни счастья, а холод с каждым днём становился всё сильнее. Только общими усилиями магам Хэйаня во главе с Ди Сяньхэ удалось ослабить заклинание Хелиана. Но не остановить его, - Корвис устало вздохнул. - Вот и всё. На этом хэйаньская легенда заканчивается.
   Я некоторое время обдумывала сказанное, а потом спросила:
   - А что случилось с Актеей? Я не думаю, что она вернулась в Люцем. Но... но неужели ей пришлось остаться с человеком, который был неспособен больше ни на какие чувства?
   - Да. И она всё также продолжала его любить.
   - Это ужасно! - воскликнула я, забыв о том, что будет нехорошо, если нас здесь обнаружит кто-то из людей принцессы Яньлинь.
   - Тебя ждёт такая же участь. Если ты, конечно, не найдёшь способ сбежать из Хэйаня.
   - О чём это ты? Необязательно, что со мной случится такое, - возразила я, хотя на самом деле понимала, что моя судьба такая же незавидная, как у первой Актеи. - Во-первых, я не собираюсь в тебя влюбляться. А во-вторых... во-вторых...
   Я запнулась, так как ничего достойного придумать дальше не могла. И тут услышала смешок Корвиса. В темноте я не могла разглядеть его лица, а потому мне показалось, что он смеётся надо мной.
   - Это неважно. Ты полюбишь Корвиса и повторишь судьбу Актеи из легенд.
   - Почему? - недоверчиво спросила я.
   - Даже спустя сотни лет проклятие Хелиана не ослабло. И единственный способ хоть как-то приостановить - это ритуал Ди Сяньхэ. И для этого нам нужны кто-то, кто взял бы часть судьбы Сяолуна и Актеи на себя.
   - Нет. Не может быть, - покачала я головой. - Я не могу поверить в это.
   - Твоё право. Но если ты не сбежишь из Хэйаня, то станешь одной из бесчисленных Актей. Твоя жизнь даже будет наполнена чужими чувствами.
   Я уже пожалела, что Корвис потушил свечу. Его слова, звучащие как будто из тьмы, пугали. Возможно, если бы я могла разглядеть лицо Корвиса, то мне было бы легче принять то, что он сказал. И ещё кое-что меня смущало.
   - Почему ты мне это говоришь? - спросила я. - Ты хэйанец! Разве твоя страна не пострадает, если я сбегу?
   - Я не хочу становиться Корвисам. Даже ради Хэйаня, - после этих слов он направился к выходу, но у самых дверей остановился и обернулся. - Чтобы ты не решила, прямо сейчас тебе лучше вернуться в свою комнату тем путём, которым ты пришла сюда. Вокруг храма полно охраны. И будет лучше, если старшая сестра не узнает, что ты покидала комнату.
   Корвис ушёл. А я так и осталась стоять у статуи Хелиантуса, пытаясь собраться с мыслями. Мне было очень трудно поверить в то, что рассказал Корвис. Но теперь хотя бы было понятно, зачем я понадобилась хэйаньцам. Равен не врал, когда говорил, что неважно, какой магической силой обладаю я. В конце концов, им даже не я нужна, а Актея из легенд. Но неужели отец и мать отправили меня сюда, зная, какая судьба мне уготована? Нет, этого не могло быть. Наверняка хэйаньцы ввели их в заблуждение. Иначе... иначе, чем тогда Люцемцы лучше этого тёмного народа? Они ведь не могли врать мне?
   Я тяжело опустилась на пол у статуи Хелиана.
   А они мне никогда и не врали. Просто не говорили всей правды.
   Мне уже давно надо было вернуться в комнату. Но я всё продолжала прокручивать в голове события своей жизни, сама не понимая, что пытаясь отыскать в своих воспоминаниях. Отец, мать, мои братья и сёстры ведь должны были прекрасно знать легенду о Корвисе и Актее. Но ни словом не обмолвились об этом, даже когда отправляли меня сюда. Впрочем, я с ними не так часто и встречалась. Но Флавиан... и Вита? Неужели и они всё знали и ничего не говорили мне. Похоже, что единственным человеком, который хоть как-то пытался раскрыть мне глаза это была моя няня. В конце концов, её сказки о колдуне Корвисе, похищающем принцесс Люцема, были не совсем выдумкой. Только действительность оказалась для меня страшнее. А ещё Фелиша, которая совсем недавно появилась моей жизни. Она ведь тоже пыталась рассказать мне о Корвисе и Актее, но помешал Равен.
   Услышав чьи-то шаги в храме, я даже не повернула головы. Сейчас мне было всё равно, даже если меня обнаружит один из людей принцессы Яньлинь. Какая разница? Очень скоро я перестану быть собой, и превращусь в какую-то там Актею, что жила тысячелетия назад.
   - Вы простудитесь, если будете сидеть здесь, - раздался голос рядом со мной и я тут же вскочила на ноги.
   Равен! Я не понимала, как он сюда попал, но всё-таки была рада его видеть. Даже несмотря на все слова, сказанные Корвисом.
  
  
Храм Солис. Равен
  
   Я не понимала, как Равен мог оказаться в Храме Солис. Не через главный же вход... Его бы тогда сразу заметили. Разве что он воспользовался, как и я, тайным путём.
   - Идёмте, - в его голосе было что-то не терпящее возражений.
   Но я не сдвинулась с места. Сначала рассказ Корвиса, а затем Равен, появившийся здесь непонятно как. Я была слишком ошеломлена.
   - Вы ведь хотите встретиться с Флавианом? И со своими служанками? - добавив он нетерпеливо.
   - Витой и Фелишой? Да. Они здесь? - В отличие от Корвиса и Равена они были частью привычного мира, где не было никаких страшных легенд связанных с Актеей. По крайней мере, мне хотелось так думать. И я совсем не хотела верить тому, что Флавиан и Вита знали, какая уготована мне судьба, и молчали. Хотя понимала, что, скорее всего, это так.
   - Да, они недалеко от храма, - ответил Равен.
   Но я всё ещё продолжала медлить. Мне показалось, что что-то здесь было не так, даже в самом поведение Равена. Хотя внятно объяснить этого я бы не смогла. В конце концов Равен не выдержал и, схватив меня за руку, куда-то потащил. Я испуганно вскрикнула и тут же почувствовала, как он зажал мне рот.
   - Тише, - сказал он. - Если нас услышат люди Яньлинь, нам будет трудно отсюда выбраться.
   Я кивнула, давая знать, что всё поняла. Но едва он убрал руку, я сразу же спросила:
   - Но... вы ведь тоже хотите, чтобы я стала Актеей из легенд?
   - Да? - я не видела его лица, но готова была поспорить, что он усмехается. - Меня ведь не Корвис зовут, а Равен.
   - Вы больше на него похожи, чем ваш брат, - призналась я.
   И почувствовала, как он сильнее сжал мою руку.
   - Принцесса Актея, вы так говорите, словно знали его, - глухо произнёс он.
   - Нет, - поспешно возразила я. - Откуда...
   И осеклась. А что если проклятие Актеи уже начало действовать на меня? Действительно, откуда я могу знать, каким был Корвис из Легенд? Может, я уже понемногу перестаю быть сама собой?
   - Это всё ваше воображение, - заявил Равен, словно почувствовав моё смятение.
   Его слова не успокоили меня. Я вспомнила, что, когда впервые встретила его, то уже тогда сравнила с Корвисом. Неужели изменения во мне начались сразу, как только я пересекла границу Хэйаня? Но, по-видимому, расспрашивать об этом Равена было бесполезно. Сейчас единственный, кто мог мне помочь, это был Флавиан. Пусть он и врал мне, что для жреца Солис было совершенно недопустимо, но во всяких проклятиях он разбирался.
   В темноте я совершенно потеряла чувство направления и теперь даже не догадывалась, куда Равен меня ведёт. К тому же идти в полном молчании, когда вокруг раздавалось лишь эхо наших шагов, было неприятно, а ещё страшно, несмотря на то, что Равен был рядом. Здесь было слишком темно, мне постоянно казалось, что сейчас на нас выскочит чудовище.
   - И как вам удаётся не натыкаться на стены? Ничего ведь не видно! - не выдержав, я спросила первое, что пришло мне на ум.
   - Как-то, - хмуро ответил мне Равен.
   - А где мы?
   - Это потайной ход.
   - Как тот, что вёл в храм из кельи, где меня поселили? Но я не слышал звука механизма, открывающего двери. И... откуда вы про него знаете?
   - Мне подсказал Флавиан.
   Я была рада, что Равен отвечает на мои вопросы, пусть и так коротко. Разговор отвлекал меня и было не так страшно.
   - А почему он сам не пришёл?
   - У него есть дела поважнее.
   - Какие это? - Я не могла представить, чем Флавиан может таким важным заниматься в Хэйане. - Почему у меня такое ощущение, что вы мне что-то не договариваете?
   - Вы правы. Кое-что я вам не сказал. И пока говорить не собираюсь.
   Его ответ обескуражил меня. От меня постоянно пытались что-то скрыть. И вот теперь Равен так просто признался в этом. Я не нашлась, что ответить ему. А поэтому мы молча шли вперёд, вернее он вел меня, крепко сжимая мою руку. Как будто бы я могла сбежать! Будь в моих руках свеча или факел, я может быть, и задумалась бы об этом. Но здесь было слишком темно, я вообще не понимала, как Равен здесь ориентируется. Тут в пору было бы вспомнить о тёмной хэйаньской магии, благодаря которой он мог видеть в темноте. Но чем больше я узнавала эту страну, тем отчётливее понимала, что не всё, что я слышала о Хэйане в Люцеме правда.
   Вздохнуть с облегчением я смогла лишь, когда мы выбрались наружу. Да, здесь тоже было темно, звёзды и луну скрывали тучи, но, по крайней мере, на меня больше не давили незримые стены, а воздухе не витала многовековая пыль.
   - Где это мы? - решилась задать я вопрос.
   - Естественно, за пределами стен Храма Солис, - ответил мне Равен. - Подождите принцесса Актея, сейчас я зажгу факел.
   Вскоре пространство вокруг меня озарилось тёплым светом. Я даже с благодарностью посмотрела на яркий огонь. Никогда бы не подумала бы, что буду радоваться таким простым вещам. Я с любопытством огляделась. Яркие отблески заиграли на окружающих меня ветвях, что склонились низко к земле под тяжестью снега.
   - Мы в лесу? - спросила я. Когда-то я любила прогуливаться по саду, что был разбит, возле замка, где я жила, но в настоящем лесу я ещё никогда не была.
   - Да. Хотя от него уже мало что осталось. Осторожнее, принцесса Актея, идите по моим следам, здесь очень глубокий снег.
   Мгновением позже я поняла, почему он так сказал. До этого в Хэйане мне приходилось ходить лишь по утоптанным дорожкам. И я представление не имела, что значит идти по глубокому снегу. Даже несмотря на то, что я шла по следам Равена, я совсем запыхалась, прежде чем добралась до саней.
   Переведя дух, я радостно осмотрелась, в поисках Флавиана или хотя бы Фелиши с Витой. Но их нигде не было.
   - Э... а где все? - спросила я, недоуменно взглянув на Равена.
   Неужели меня опять обманули?
   - Мне нужно было увести вас из храма, - коротко объяснил он.
   - Но...
   Он всё-таки соврал мне. И я уже пожалела, что согласилась пойти с ним. Чем он был лучше принцессы Яньлинь? И, похоже, самым искренним со мной был, как ни странно, Корвис. Он никогда не скрывал своего отношения ко мне. И даже рассказал то, что все остальные, даже те, которым я доверяла, пытались всеми силами скрыть от меня.
   - Если потребовалось, то я увёл бы тебя оттуда силой. Но я рад, что вы сами согласились пойти со мной, - внезапно он замолчал на мгновение, а потом спросил: - Думаете вернуться к Корвису?
   По-правде говоря, такая мысль у меня уже возникала. Но... я оглянулась назад. Там, в глубоком снегу, остались мои и его следы. А за деревьями, покрытыми серебристым снегом, прятался тёмный храм Солис. Возвращаться туда мне совершенно не хотелось.
   - Если я отправлюсь с вами, то я смогу увидеть Флавиана, и Виту с Фелишей?
   - Разумеется.
   Я взглянула на него. Пожалуй, я ещё никогда настолько открыто и прямо не смотрела на него.
   - Я ещё раз поверю вам.
   Только не обманывай меня снова.
   - Вы их увидите, принцесса Актея, - пообещал Равен.
  
  
Побег. В деревне Цаньлань
  
   Я снова была в пути. Правда, до этого меня обычно сопровождала толпа народу, а на этот раз только один Равен. Даже никаких слуг не было, и хэйаньский принц сам правил санями. Это было необычным для меня. Впрочем, в последнее время такое постоянно случалось.
   Сани, в которых я ехала, выглядели проще, чем те, в которых я путешествовала раньше. И они были более закрытыми. Ещё до того, как мы отравились в путь, Равен дал мне просторный плащ и сказал мне накинуть капюшон на голову. И, как оказалось, так действительно было теплее. Точно такой же плащ он одел и сам.
   И всё же мне было немного страшно. Я не знала, что теперь меня ждёт. Тогда я доверилась словам Равена, сбежав из-под надзора Яньлинь. Но теперь, когда я всё дальше удалялась от храма Солис, меня начали одолевать сомнения. К тому же масла в огонь подлило молчание Равена. Я знала, что он, скорее всего, просто обеспокоен из-за возможной погони. И как раз из-за этого мы сейчас так спешили. Но это мало меня успокаивало. Скорее наоборот.
   Мы ехали довольно продолжительное время, уже начало светать, когда наконец Равен обернулся ко мне и сказал:
   - Ближе к вечеру мы приедем в деревню Цаньлань. Тем, кто там живёт, не стоит знать, что ты из Люцема, поэтому не снимай капюшона и молчи, даже если тебя о чём-то спросят. Хэйаньского ты не знаешь, а потому сразу выдашь себя. Я сам всё решу.
   - А почему я должна скрывать, что из Люцема?
   - Мы ведь не хотим, чтобы нас нагнала моя сестра? - усмехнулся Равен, обернувшись ко мне.
   Я ничего не ответила. И поэтому дальше мы ехали молча. Я почти не смотрела по сторонам. Всем моим вниманием завладел Равен. Я могла видеть лишь его спину. Но это было неважно. Сейчас мне не нужно было скрываться и смущённо отводить взгляд в сторону. К тому же, протянув руку, я могла коснуться его. Конечно, я бы никогда этого не сделала. И всё-таки это придавало уверенности.
   На протяжении всей поездки все мои мысли упорно возвращались к Равену и Корвису. Становиться какой-то там Актеей из прошлого мне совершенно не хотелось. А если бы я осталась с Корвисом, это бы точно произошло. Яньлинь приложила бы для этого все усилия. В то же время я не знала, что задумал Равен. Но, по крайней мере, с ним я могла надеяться, что моя судьба измениться.
  
  
***
  
  
  
   Деревня, в которую мы въехали, не была похожа ни на что виденное мной ранее. Улица шла прямо, а по обеим сторонам дороги высились двухэтажные дома, где на первом располагались какие-то лавочки. Мне бы хотелось рассмотреть их поподробнее, но в это время почти все они были закрыты.
   Вообще, деревня Цаньлань, отличалась от того, то мне представлялась. Может, и в самом Люцеме я мало что видела, но я прекрасно понимала, что у нас в деревнях живут крестьяне, которые возделывают землю, выращивают урожай. Я совсем забыла, что в Хэйане такое невозможно. И поэтому я даже представить не могла, чем занимаются все эти люди, живущие в Цаньлане.
   Я как раз хотела спросить об этом, совершенно позабыв, что он запретил мне здесь разговорить, когда Равен свернул в какие-то ворота. Я так поняла, что это был какой-то постоялый двор.
   Равен помог мне спуститься с саней, а потом что-то сказал, слуге, который проворно подбежал к нам. Конечно, я не поняла ни слова.
   Слуга куда-то повёл коня. А Равен, дав мне знать, чтобы я ждала здесь, отправился в главное здание.
   Я осторожно осмотрелась.
   Внутренний двор мне сразу напомнил дом в Байгоне, хотя, конечно, были некоторые различия. Но в любом случае здесь было на что посмотреть. Хэйаньские строения с длинными галереями казались мне чудными. Во дворе, очищенном от снега, почти никого не было, лишь иногда его пересекали куда-то спешащие люди. Наверное, это были слуги. Постояльцев я почти не видела, лишь один раз мужчина с важным видом прошёлся по двору и вышел за ворота. На меня он внимания не обратил.
   Неожиданно меня дёрнул за край плаща какой-то мальчишка и что-то залепетал на своём тёмном языке. Он не мог признать во мне люцемку, моё лицо скрывал капюшон, обшитый густым мехом. Но мальчишка продолжал что-то говорить, дергая за плащ, а я не могла ничего понять. Я могла лишь стоять, низко опустив голову, и молиться Солис, чтобы Равен быстрее пришёл. Мне было страшно. Ещё мгновение назад я сомневалась, но теперь была совершенно уверена, что возвращаться к Корвису я не хочу.
   И наконец, услышав голос Равена, я сразу радостно бросилась к нему. Сейчас мне было всё равно, даже если он меня отругает. Но он, крепко сжав мою руку, что-то сказал мне на хэйанском, а потом обратился к мальчишке:
   - Цун во яньцянь гунькай!
   И тот, разочарованно развернувшись, убежал.
   Я с благодарностью взглянула на Равена. На мгновение мне даже показалось, что никакого проклятия не существует, что никто не лишал хэйанцев светлых чувств. Но Равен отпустил мою руку и сделал знак, чтобы я шла за ним.
   Комната, в которую он меня привёл, была небольшой с минимум мебели. Всего-то кровать, стол и пару стульев.
   Я изнывала от любопытства, мне хотелось о многом расспросить. Но заговорить я боялась.
   - Эту ночь мы проведём здесь, - сказал Равен. Я с облегчением выдохнула. Он наконец-то заговорил по-люцемски. И я поняла, что теперь могу больше не скрываться. А Равен тем временем продолжил: - Возможно, утром мы встретим Флавиана. Если нет, то он нагонит нас в пути.
   Я не смогла сдержать улыбки. Но тут поняла, что эту ночь должна провести с Равеном наедине. Я знала, что это неправильно. Тем более, сейчас с нами не были даже слуг. Но... ничего поделать в этой ситуации я не могла. И поэтому решила, что это неважно, и лишь надеялась, что богиня Солис меня простит.
   Правда, едва поняв, что мы одни, я смутилась. И, чтобы скрыть его, я спросила:
   - И почему мы делим одну комнату?
   - Потому что вы не знаете хэйаньский, - ответил Равен. - Что если сюда явится слуга и что-то спросил у вас? Что вы ему ответите?
   - Да, наверное, вы правы.
   Я постаралась ответить как можно более спокойно. Но его ответ отчего-то меня разочаровал. Хотя не знаю, что именно мне хотелось услышать.
   Мы скромно поужинали. И вскоре я почувствовала, усталость. Хотя весь день вообще ничего не делала, просто сидела в санях. Наверное, всё дело было в бессонной ночи. Но взобравшись на кровать, я удивилась. От неё шло тепло. Наверное, хэйаньцы умудрялись её как-то подогревать. И хотя такое я уже однажды видела в Байгоне, всё равно это было странно.
   Я хотела расспросить об этом у Равена, но отказалась от этой идеи. Он выглядел чем-то недовольным.
   - Не снимайте верхнюю одежду, - вдруг заметил он. - Скоро очень сильно похолодает.
   - Хэйань ужасен, - буркнула я, заворачиваясь в одеяло, хотя и знала, что такое говорить сейчас ему не стоило. Но спать, полностью одевшись, было непривычно, и казалось, что так заснуть я вообще не смогу.
   - То же самое я могу сказать о Люцеме, - бросил в ответ Равен.
   Возможно, мне стоило извиниться, в конце концов, я же знала, как он не любит, когда я плохо отзываюсь о Хэйане. Но вместо этого спросила:
   - А завтра снег не пойдёт?
   - Нет, завтра его не будет, - ответил он. И вдруг поднялся и направился в мою сторону.
   - Вы собираетесь спать здесь? - спросила я, когда он присел на кровать.
   - На стуле, знаете ли, неудобно, - ответил он.
   Я смущённо отвернулась. В романах в таких случаях рыцарь клал между собой и дамой меч. Но Равен вряд ли понял бы это. Да и мне самой это казалось странным. В конце концов, во сне о меч и поранится можно.
   Я так ничего и не сказала.
   Казалось, что Равен уже давно заснул, а я всё ворочалась с боку на бок. Такое его близкое присутствие волновало. К тому же в голову лезли разные мысли: я перебирала в памяти все мои встречи с Равеном. Это было не так уж и давно, когда я его впервые увидела. Но с тех пор так много произошло, мой мир словно перевернулся с ног на голову. То, что было для меня незыблемой правдой, оказалось ложью. И теперь я не знала, что принимать за истину.
   - Что такое? - вдруг спросил Равен. - Спи уже. Завтра утром нам снова в путь.
   - Но я не могу, - заявила я.
   Равен повернулся ко мне и, подперев голову рукой, спросил:
   - И почему это?
   Он сейчас был так близко. Почему-то, когда он лежал ко мне спиной, мне было намного спокойнее, но сейчас сердце забилось намного быстрее и мои мысли спутались. Поэтому я выпалила первое, что пришло мне в голову.
   - Когда-то в замке Фелиции вы обещали рассказать, как делают детей...
   Я осеклась, когда Равен странно на меня взглянул.
   - Принцесса Актея... - а потом шумно выдохнул и сказал явно не то, что собирался: - Ваша наивность иногда меня убивает.
   Я обиженно от него отвернулась.
   - Я вовсе не наивна. Я много знаю. Просто... в Хэйане всё другое.
   - Некоторые вещи одинаковы и в Хэйане, и в Люцеме.
   - И какие это? - спросила я, повернув к нему голову.
   И тут почувствовала, как его губы мягко коснулись моего виска.
   Я замерла, не в силах справиться со своим волнением.
   - Спите уже. Иначе сильно пожалеете о своих словах, - в его голосе чувствовалась непреклонность.
   Поэтому я снова отвернулась от него, тихо пробормотав:
   - Можно подумать, что теперь я смогу уснуть.
   Даже если он и услышал меня, то ничего не ответил. Зато все мои мысли теперь были только лишь о Равене.
  
  
Побег. Встреча с Роло
  
   Проснувшись утром, первым делом я хотела кликнуть какую-нибудь служанку, чтобы та принесла мне воды для умывания. Но едва я открыла рот, как вспомнила, что сейчас нахожусь в бегах. И рядом со мной нет никого кроме хэйаньского принца. Я осмотрелась. Но, похоже, Равен, проснувшись раньше меня, куда-то ушёл.
   Зато почти сразу же я обнаружила на специальной подставке тазик с водой, от которой всё ещё шёл пар. Я была благодарна Равену, за предусмотрительность. И ещё я была немного удивлена. Такого от него я не ожидала. Мне-то казалось, что он меня терпит лишь потому, что я ему зачем-то нужна.
   Я не успела заскучать, когда в комнату вошёл хэйаньский принц с тарелками еды в руках. Я не смогла сдержать улыбки. И, глядя на него, я не могла понять, почему при первой встрече он произвёл на меня такое неблагоприятное впечатление. Впрочем, сейчас мне совершенно не хотелось верить во всё, что было связано с легендой об Актее. Мне даже подумалось, что было бы неплохо, чтобы это бегство продолжалось как можно дольше. Я немного боялась, что когда всё вернётся на круги своя, Равен вновь станет холоден ко мне.
   - Сейчас мы позавтракаем, а потом надо будет снова отправляться в путь.
   - А Флавиан? - забеспокоилась я. - Вы ведь говорили, что я смогу с ним встретиться здесь.
   - Мы не может долго оставаться на одном месте, - ответил Равен. - Яньлинь уже выслала за нами погоню. Флавиан сможет нагнать нас в дороге.
   Всё моё прекрасное настроение как ветром сдуло. И в сердце невольно начало закрадываться подозрение, что Равен меня обманывает. Но я постаралась отбросить эти мысли прочь. Ведь всё-таки я решила ему верить. Но это было очень трудно. И я не смогла удержаться от того, чтобы не глянуть на Равена с подозрением. В ответ он мне сунул тарелку с едой.
   - Ешьте.
   Похоже, что ничего объяснять он мне не собирался.
   Вскоре мы снова отправились в путь, и деревня Цаньлань осталась позади.
  
  
***
  
  
  
   Мы уже проехали порядочное расстояние, когда, обернувшись назад, я увидела всадника, нагоняющего нас. Первой моей мыслью было: это Флавиан! Но потом подумала, что это может быть и погоня. Принцесса Яньлинь уже давно должна была обнаружить моё отсутствие. И, конечно же, она так просто это не оставит.
   - Равен! - в моём голосе прозвучала тревога намного явственнее, чем мне хотелось бы.
   - Не волнуйся, - ответил он. - В погоню за нами одного человека не послали бы.
   - Значит, это Флавиан?
   - Вряд ли.
   Его слова удивили меня. Почему он думает, что это не может быть Флавиан? Как будто Равен и не ждёт, что тот может нас нагнать. Вся снедаемая подозрениями и надеждой, что принц Хэйаня ошибается, я неотрывно смотрела на приближающегося всадника. И вскоре поняла, что это был Неро.
   Он подъехал к нам, удостоил меня слабым кивком приветствия и затем что-то сказал Равену. Естественно я не поняла ни слова. Но так как Равен остался спокоен, то, наверное, это были неплохие новости.
   Дальше в путь мы отправились вместе.
   К этому времени моё настроение совсем упало. И молча и понуро сидела в санях, даже не глядя по сторонам, всё более одолеваемая сомнениями, что Равен соврал мне. В конце концов, он хэйанец. А ведь даже люцемцы, что чтят богиню Солис, лгали мне.
   - Равен... - наконец не выдержала я.
   - Беспокоитесь о Флавиане? - спросил он.
   - Нет... то есть, да, - пробормотала я.
   Я видела, что Неро усмехнулся.
   - Я не собираюсь убеждать вас, что Флавиан действительно появиться, - холодно сказал Равен.
   - Ну и не надо, - надулась я. Как будто бы я просила меня успокоить! Хотя хотелось бы...
   Откинувшись назад, я прикрыла глаза. В Люцеме я почти не покидала свой замок, а теперь постоянно находилась в пути. Я поняла, что дорога меня несколько вымотала.
   - Мы скоро остановимся на постоялом дворе... - неожиданно произнёс Равен.
   - Не беспокойтесь, я буду молчать и не выдам, что я люцемка, - ответила я, даже не открыв глаз.
   - Не сомневаюсь, - Равен на мгновение замолчал. - Я просто хотел сказать, что там вы сможете отдохнуть.
   Я распахнула глаза. Неужели он всё-таки беспокоиться обо мне? Но Равен в этот момент уже опять смотрел на дорогу.
  
  
***
  
  
  
   Мы ехали уже довольно долго, когда впереди показались всадники. В отличие от Неро, который нагнал нас, они ехали навстречу нам. Я взглянула на Равена, но тот остался спокоен. Поэтому я решила, что эти всадники опасности не представляют. Вполне могло быть, что это обычные путешественники. Я даже немного была рада их появлению. Однообразие пейзажей меня уже давно утомило, я и начала откровенно скучать.
   Очень скоро я поняла, что всадники были в таких же неприметных плащах, какие были на мне, Равенне и Неро. Вполне могло статься, что эти путешественники были людьми хэйаньского принца.
   И неожиданно узнав одного из всадников, я ахнула. Это был Флавиан! А хэйанец, который ехал с ним, был мне незнаком.
   Я едва дождалась, когда Флавиан подъедет ко мне достаточно близко, чтобы поприветствовать его. Я давно так не радовалась. И одной из причин моего счастья было то, что Равен меня всё-таки не обманул.
   - Это Роло, - представил Флавиан мне хэйаньца, что приехал с ним.
   Я кивнула. Хотя на самом деле почти не обратила на него внимание. А Флавиан тем временем бросил пару слов Равену на хэйаньском.
   О чем это ты? - спросила я жреца. Мне не очень-то понравилось, что у них опять какие-то секреты от меня. А иначе зачем им переходить на незнакомый мне язык?
   - Ничего особенного, - ответил Флавиан, - просто сказал, что наш план удался.
   - Какой это план?
   - О твоём похищении, конечно, - ответил Равен.
   Его слова меня немного удивили. Я ведь сама согласилась с ними поехать. Хотя если поразмыслить над этим, то они действительно похитили меня у Корвиса и Яньлинь.
   - А Вита с Фелишей? - спросила я Флавиана. - Я скоро их увижу?
   - Конечно, - ответил тот. - Несколько дней нам придётся путешествовать так. Но когда станет безопасно, ты можешь их увидеть.
   - Вы опасаетесь погони принцессы Яньлинь?
   - Да, они не должны догадаться, куда мы направляемся, - ответил Флавиан.
   - А разве не в столицу Хэйаня? - удивилась я.
   - Нет, - покачал головой Равен. - Там нам сейчас делать нечего.
   - Почему?
   - Потому что... - Равен на мгновение замолчал и, обернувшись ко мне, сказал: - Ты ведь не хочешь стать Актеей из легенд?
   - Нет! - это была одна из тех немногих вещей, в которых я была совершенно точно уверенна.
   - Вот поэтому мы сначала должны решить вопрос с проклятием, - ответил Флавиан.
  
  
Побег. Противостояние двоих
  
   Мы были в пути уже несколько дней. И за это время к нам больше никто не присоединился. Погони Яньлинь тоже не было видно. Флавиан сказал, что для того, чтобы обмануть принцессу, Равен большинство своих людей отправил в столицу Вейдатин. И, похоже, что его уловка сработала.
   Сами же мы направлялись в городок Чанкай. Мне это название ни о чём не говорило, но зато все остальные утверждали, что именно там, вернее, в местном храме Ди Сяньхэ, может найтись зацепка, которая поможет снять проклятие Хелиана. Я не очень-то понимала, что они хотели отыскать там, лишь надеялась, что это правда.
   И все эти дни я всё ещё продолжала скрывать от посторонних, что я из люцемка. Стоило только нам оказаться на каком-нибудь постоялом дворе, как я тут же прятала своё лицо и волосы под большим капюшоном и старалась вести себя как можно тише и незаметнее. Единственным отличием от первого дня моего побега от Корвиса было то, что теперь я ночевала одна.
   Постоялый двор в Утуань ничем не отличался от всех прочих. Даже комнатка, в которой мне предстояло провести ночь, была такой же, как и все остальные. В последнее время мне даже начало казаться, что мы вовсе не продвигаемся вперёд, а ходим по заколдованному кругу, постоянно возвращаясь на одно и то же место. В каком-то смысле мои дни начали тянуться однообразно.
   Вот и сейчас, скромно поужинав, я собиралась потушить свечу, горящую на столе и лечь спать, когда дверь тихо отворилась. Я испуганно бросилась к плащу, что небрежно оставила на стуле, подумав, что это слуга по какой-то причине зашёл в комнату. И он конечно же признает во мне люцемку, если увидит мои светлые волосы.
   - Успокойтесь. Это всего лишь я, - послышался голос Равена.
   Я облегчённо выдохнула.
   - Что-то случилось? - И хотя в моём голосе прозвучало беспокойство, на самом деле я даже была немного рада его появлению. С тех пор как к нам присоединились Флавиан, Неро и Роло, я ни разу не оставалась с ним наедине.
   - Нет, ничего, - покачал головой Равен. Он уже взялся за спинку стула, словно собирался отодвинуть его, но тут отступил на шаг. - Пожалуй, мне не стоило сюда приходить.
   Его поведение было очень странным. Равен изменился в последнее время. Но таким я его ещё не видела. Словно он пожалел, что пришёл сюда, а то и вовсе не решался сказать мне что-то.
   На мгновение повисла неловкая тишина.
   - Равен... - сорвалась я с места, увидев, что он хочет уйти. Мне вдруг отчаянно захотелось, чтобы он остался: - Я хочу спросить вас...
   Он всё-таки обернулся ко мне.
   - О чём?
   - Вы... ваше поведение... - на самом деле, чтобы спросить это, мне нужно было набраться храбрости. И в другое время я бы никогда не решилась на это. Но сейчас... - Вы изменились.
   Равен вдруг улыбнулся. А потом всё-таки придвинул к себе стул и уселся на него.
   - Принцесса Актея, вы тоже присаживайтесь, - он кивнул на стул, стоящий рядом. - Хотя на самом деле рассказывать тут особо не о чем.
   - Но всё же я хочу знать, - ответила я.
   Моё сердце бешено колотилось. Казалось, что сейчас Равен поведает мне что-то очень важное. Хотя умом я понимала, что это, скорее всего, не столь значимое, как мне хочется. И всё же я была готова слушать его, даже если бы он начал рассказывать мне полную чушь. Мне достаточно было того, что он оставался рядом.
   Но Равен молчал. Он даже не смотрел на меня. Всё его внимание приковала свеча, горящая на столе, словно он пытался собраться с мыслями. И что-то подсказывало мне, что если сейчас нарушить тишину, Равен может просто уйти, так ничего и не сказав. Поэтому я просто тихо сидела, глядя на его профиль, освещённый пламенем, и ждала.
   - Знаете, - вдруг произнёс Равен, - помимо проклятия Хелиана, существует ещё и проклятие Актеи. И, кажется, я попал под него.
   - Это как? - спросила я. Такого ответа я уж точно никак не ожидала.
   - Пока ты не станешь Актеей из легенд, я буду чувствовать, как и хейаньцы из прошлого, до проклятия Хелиана. Это... довольно странно для меня.
   - Но... - Равен взглянул на меня, и я осеклась.
   Его глаза так ярко блестели в свете свечи. Вдруг он протянул руку и пальцем провёл по моей щеке.
   - Актея, наши чувства лишь иллюзии, вызванные противостоянием этих двоих. Не стоит надумывать себе лишнего.
   После этих слов Равен поднялся и ушёл, оставив меня в смятении.
  
  
Храм Ди Сянхэ. Разбитый витраж
  
   По мере того как мы продвигались вперёд, внешний вид домов в городках и деревнях, в которые мы заезжали, стал меняться. Широкие у основания и сужающиеся к верху, они не были похожи ни на люцемские, ни на те хэйаньские, что мне до сих пор приходилось видеть. Эти здания немного напоминали мне сторожевые башни. Хотя, если положить руку на сердце, сходство было довольно отдалённое. И самым удивительным для меня в этих домах была их плоская крыша.
   Конечно же, я не выдержала и спросила об этом.
   - Хэйань страна завоевателей, - ответил мне Флавиан, который сегодня как раз сидел рядом со мной в санях. - И такие дома строил один из народов, который они когда-то захватили. Хотя теперь их можно считать настоящими хэйаньцами, в конце концов, и на них пало проклятие. Но некоторые свои традиции они сохранили.
   - Вот как, - ответила я, покосившись на Равена. Он, как всегда, ехал впереди на лошади, так что любоваться мне приходилось лишь на его спину. В последнее время он стал меня избегать. Наверное, ему не нравилось, что он попал под проклятие Актеи. И из-за того, что считал свои чувства ненастоящими, старался как можно реже общаться со мной. Возможно, мне стоило взять с него пример и тоже попытаться держаться от него на расстоянии. Но я не могла. Мне было трудно поверить в то, что если нам удастся снять проклятие Хелиана, то моя любовь к нему исчезнет без следа. Я ведь всё равно не стану той прежней Актеей, которая когда-то только-только перешагнула границу Хэйаня, и которая мечтала о белокуром герое из баллад.
   - Вон там, смотри! - вывел меня из задумчивости Флавиан. - Мы уже можем видеть Чанкай.
   Я взглянула туда, куда он указывал. И моё внимание сразу привлёк то ли храм, то ли дворец, который возвышался над городом. По сути, он состоял из нескольких домов, не отличающихся от тех, что я уже видела в этой местности: с плоской крышей и сужающиеся к верху. Но всё же было в них нечто особенное. Кирпично-красное здание посередине окружало несколько других окрашенных белой краской. Они выделялись, даже несмотря на лежащий вокруг снег, и словно сияли. Казалось, что обычные люди построить что-то настолько внушительное просто не могли.
   - Что это? - спросила я.
   - О! Это и есть храм Ди Сяньхэ, - ответил Флавиан. - К нему можно подняться только по длинной лестнице. И даже для императоров Хэйаня это единственный способ попасть туда.
   Я ещё раз взглянула на храм Ди Сяньхэ. Неудивительно, что он сразу показался мне таким величественным. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы я поверила, что именно там мы сможем найти освобождение от проклятия Хелиана. И тогда меня не постигнет участь всех предыдущих Актей. И Равену не надо будет избегать меня, боясь, что наши чувства ненастоящие. И тут, на мгновение, мне стало страшно. А что если он прав? И моя любовь действительно фальшива? И что будет со мной, когда мы снимем проклятие? Если во мне больше не будут нуждаться, не отправят ли меня обратно в Люцем? На мгновение я даже растерялась. Я хотела домой, вернуться к привычным мне вещам. Но с другой стороны и Хэйань перестал быть для меня таким чуждым. А ещё здесь был Равен.
   Впрочем, сегодня в храм мы не собирались, и до того момента, когда мы сможем снять проклятие, было ещё далеко. Миновав городские ворота, мы направились к постоялому двору. До этого мы уже бывали в похожих местах, так что в Чанкае я ничего для себя нового не увидела. Всё те же выбеленные домики с плоскими крышами, но тем не менее на снегу они ярко выделялись из-за разноцветных орнаментов, которые чаще всего рисовали сверху на стенах.
   Постоялый двор, в который мы отправились, ничем не отличался от них. От улицы он был огорожен толстой внушительной стеной, из-за чего он мне напомнил маленькую крепость. Он не отличался роскошью, я бы даже сказала, что он был беднее тех, в которых мы останавливались раньше. Он был довольно оживленным. Моё внимание сразу привлекли две женские фигуры. Девушки были закутаны в плащи так, что их лица было трудно разглядеть. Но я узнала их сразу. И едва сдержалась, чтобы не броситься к ним на встречу с радостным возгласом. Это были Вита и Фелиша!
   Похоже, что они ждали нас, потому что, ничуть не удивившись, сразу направились к нам. С ними была и Джу. Она что-то сказала Равену и дала знак, чтобы мы следовали за ней.
   Путь до комнаты, куда она нас привела, был совсем короток. Но мне он показался невероятно длинным. Ведь мне так о многом хотелось расспросить Фелишу и Виту! Но я не могла. Вокруг было слишком много хэйаньцев. Я едва дождалась, когда за мной закроется дверь. И этот момент ко мне бросилась Вита.
   - Принцесса Актея! Простите меня! - быстро заговорила она. Похоже, ей уже было откуда-то известно, что я теперь знаю о проклятии Хелиана. - Я должна была сказать вам правду. Но... так этого и не сделала. Простите...
   На самом деле сейчас меня раздирали противоречивые чувства. Отчасти я злилась на Виту из-за того, что она скрывала от меня правду. Но с другой стороны всё это время мне было одиноко без неё. К тому же немного смущало, что сейчас при нашем разговоре присутствуют так много людей.
   - Ладно, поговорим об этом позже, - наконец сказала я.
   Вита виновато опустила голову. Наверное, она решила, что я не собираюсь её прощать, или что в наказание решила помучить ещё дольше её неведением. Я почувствовала укол совести. Но момент был упущен. Заговорил Равен:
   - Принцессе Актее, надо отдохнуть. Джу, покажи ей её комнату.
   Я так и не решилась ничего сказать Вите. К тому же Равен был прав. Чувствовала я себя уставшей. И поэтому безропотно последовала за Джу.
  
  
***
  
  
  
   Ближе к вечеру мы вновь собрались все вместе в комнате, которую занимал Флавиан, чтобы обсудить план дальнейших действий. Мы все уселись за стол, кроме Виты, Фелиши и Джу, которые расположились рядом.
   На самом деле мне бы хотелось, чтобы этот разговор отложили до утра. Мне так и не удалось толком отдохнуть из-за того, что все мои мысли крутились вокруг Виты. Ведь я так и не поговорила с ней. Казалось даже, что она избегала меня. А теперь она стояла рядом с виноватым видом.
   - Завтра отправимся в храм Ди Сянхэ, - начал Флавиан, прервав мои размышления о Вите. - Но до этого нам стоит кое-что прояснить. То что пока я рассказал только принцу Равену.
   Его слова меня ничуть не удивили. Я уже начала догадываться, что он не просто так настаивал на том, чтобы отправиться вместе со мной в Хэйань. Вот только причину я так и не смогла узнать.
   - Мой дед Стефэнас, когда-то отказался от престола, чтобы быть с женщиной, которую любил. Она была хэйанькой. И поэтому он полжизни потратил на то, чтобы снять проклятия Хелиана. Я всегда был близок с дедом. И боюсь, что ещё в детстве заразился его стремлением. Поэтому я здесь, - Флавиан взглянув на меня, на мгновение замолчал, но потом продолжил: - Я знаю, за все эти столетия уже неоднократно пытались снять проклятие. Как хэйаньцы, так и люцемцы. И все их попытки заканчивались провалом. И всё же...
   - Если мы этого не сделает, то рано или поздно Люцем и Хэйань погребёт под снегом, - вдруг высказался Роло.
   Меня очень удивили его слова. Я ещё понимала, почему они могли относиться к Хэйаню. Но Люцем? Или может я просто неправильно его поняла? За всё время знакомства с Роло, он так и остался для меня загадкой. Он был куда более тихим и незаметным, чем его брат Неро. И он очень редко говорил. А если и высказывался, то зачастую это были непонятные для меня вещи. Обычно он был настолько незаметным, что я просто забывала о его присутствии. Роло был очень странным хэйаньцем.
   - А если нам удастся снять проклятие, то Люцем скорее всего... - Флавиан вдруг горько усмехнулся. - Впрочем, это не важно. Итог всё равно один.
   - Мы отвлеклись от темы, - сухо напомнил Равен.
   - В общем, я проверил все сохранившиеся документы, которые касались той эпохи, когда жили Актея, Хелиан и Корвис. Но выяснить удалось мне не так уж и многое. Кстати в той легенде, где утверждается, что Корвис похитил Актею, похоже говориться правда. Сохранилось несколько свидетельств.
   - Это довольно странно, - сказал Роло. - Особенно учитывая то, что впоследствии Актея выступила против Люцема. А храм, который она построила в Вейдатине, уже многие столетия противостоит проклятию Хелиана, и не даёт вступить ему в полную силу. Хотя в архивах Хэйаня мне попадались некоторые косвенные доказательства похищению.
   - Ну, это не самое странное, - откинулся на спинку стула Флавиан. - Судя по письмам сестры Актеи Фелиции, Корвис и Хелиан были друзьями.
   И тут я поняла, что окончательно запуталась. Все легенды, которые я знала о Корвисе и Актее перемешались в моей голове. А тут ещё и новая информация... Всё это никак не хотело складываться в цельную картинку. Как будто витраж разбили на тысячу осколков, а потом попросили меня собрать его.
   - И как это поможет нам снять проклятие? - обречённо спросила я, хотя и понимала, что, скорее всего, в их глазах я буду выглядеть глупой, раз не понимаю таких очевидных вещей.
   - Пока никак, - ответил, улыбнувшись, Флавиан. - Мой дед, а потом и я, потратили годы, чтобы отыскать хоть какую-то информацию. Но, по-видимому, слухи были правы и брат Хелиана, король Луциан, сжёг все бумаги, которые были связаны с проклятием.
   Флавиан замолчал и взглянул на Равена.
   - Вы тоже искали информацию о проклятии? - догадалась я.
   - Боюсь, что и мои усилия не увенчались успехом, - ответил Равен. - Хотя в Вэйдатине тщательно хранились и документировались все сведенья, касающиеся проклятия. Но даже в храме Актеи не нашлось никаких зацепок.
   - И почему вы тогда уверены, что в храме Ди Сянхэ можно что-то найти?
   - Это лишь моё предположение, - неожиданно вместо Равена мне ответил Роло. - Но возможно именно в храме кроется зацепка. Но отыскать её может не хэйанец, а люцемец.
   - В любом случае попытаться стоит, - добавил Флавиан.
  
  
Храм Ди Сянхэ. Разумные утверждения
  
   Вчера, только приехав в город, я и представить не могла, что подниматься по лестнице к храму будет настолько утомительно. Правда, с самого начала, когда ещё мы шли по узким запутанным улочкам, для меня это было легко. Даже было интересно. Я то и дело невольно замедляла шаг, рассматривая окружающие меня дома.
   - Нам стоит поспешить, - в такие моменты мягкий голос Флавиана всегда возвращал меня к реальности. И я, краснея, старалась идти быстрее, говоря себе, что пришла сюда вовсе не любоваться окрестностями. Но вскоре мой взгляд приковывало что-то новое, до этого невиданное. И я снова забывала обо всём, пока меня не окликал Флавиан.
   Надо сказать, что, несмотря на раннее утро, многие из горожан уже не спали. Они торопливо проходили мимо, совершенно не обращая на нас внимания. И у всех вид был такой, что дело, по которому они так спешат, неимоверной важности. Иногда мне казалось, что сам город и его жители не соответствовали друг другу. Словно Чанкай был построен ещё до того, как на Хэйань пало проклятие, а сами жители впоследствии не стали ничего менять.
   Меня так и подмывало расспросить об этом Флавиана. Но я и так уже чувствовала, себя неловко из-за того, что постоянно отвлекалась на всякие пустяки, и поэтому не решалась.
   Как бы то ни было, путь по городу не был для меня утомительным. Но когда мы начали подниматься по лестнице, уже на середине пути я готова была сдаться. И это в то время, когда у моих спутников не было видно никаких признаков усталости. Я даже готова была списать всё на тёмную хэйаньскую магию. Но Вита и Фелиша тоже выглядели довольно бодро. Рядом с ними я казалась себя совершенно никчемной. И потому пыталась скрыть свою усталость. Но, видимо, безрезультатно.
   Первым моё состояние заметил Равен.
   - Принцесса Актея вам стоит отдохнуть, - сказал он, когда мы добрались до небольшой площадки.
   - Но... - попыталась возразить я.
   - Простите мою невнимательность, - тут же спохватился Флавиан. - Мне стоило догадаться, что для принцессы... такой путь будет утомителен!
   - Для принцессы Люцема ты хотел сказать, - пробурчала я. На самом деле его слова немного меня успокоили. Я не часто видела своих братьев и сестёр. Поэтому мне трудно было сравнивать себя с ними. И единственным примером для меня сейчас были Фелиша и Вита, а их выносливость оказалась куда выше моей. Но после слов Флавиана мне припомнилось, что, когда я жила Люцеме, мне всегда пеняли, чтобы я не носилась по замку как угорелая. Принцесса должна быть похожа на нежный цветок, а не на разбойницу из дикого леса. Вот только... как долго этот цветок может продержаться в холодных снегах Хэйаня? Или они считали неважным, что со мной случиться, если я всё равно должна буду быть принесена в жертву отражению злого колдуна Корвиса?
   - Взгляните, принцесса Актея!
   Я вздрогнула от голоса Равена, на мгновение почувствовав неловкость, словно он мог прочитать мои мысли. И хотя разумом я понимала, что это было невозможным, я смутилась.
   Но взглянув туда, куда указывал Равен, я забыла обо всём. Это было восхитительно. Почти так же, как когда-то тайком от слуг, я забиралась на самый верх башни, чтобы через окно полюбоваться окрестностями. Нет! Сейчас это было куда лучше. Меня не сковывали стены. А под моими ногами расстилался Чанкай. Казалось, что стоит сделать ещё шаг, и я воспарю над ним. Я никогда не думала, что в Хэйане может существовать такая красота. Красного цвета крыши вперемешку с белым, создавали странное впечатление, что я смотрю на размытое отражение храма Ди Сянхэ. Словно у меня под ногами был не город, а озеро, которое застыло во времени в тот момент, когда кто-то бросил в него камень.
   - Это... это просто прекрасно! - только и смогла выдохнуть я.
   А потом мы опять возобновили путь наверх, пока не добрались до главных ворот. Снаружи они были ничем не примечательны, разве что их огромный размер действительно производил впечатление. Выкрашены они были в тот же кирпично-красный цвет, что и стены главного храма.
   Не успели мы к ним подойти, как они начали медленно открываться, словно кто-то там уже ждал нас. А потом в проёме появился служитель в красном балахоне. Равен что-то ему сказал, тот кинул в ответ. И мы вошли внутрь.
   Мне всегда представлялось, что храм Ди Сянхэ должен был быть каким-то особенно мрачным местом. Таким, как и сами хэйаньцы. Но оказавшись внутри, я была поражена. Он был расписан настолько яркими красками, так что и цветы Люцема могли позавидовать. Даже ткани блистали своей разноцветной вышивкой. Всё вокруг меня было каким-то не хэйаньским, но в то же время и не люцемским. Словно я попала в другой мир.
   Иногда на стенах мне попадались изображения богов. Они были странными. Я привыкла, что они должны вызывать благоговение, но эти скорее внушали мне страх. Хотя, пожалуй, именно такими боги хэйаньцев и должны быть.
   Мы миновали несколько таких залов. И если бы только я могла задержаться в них подольше! Мне так хотелось более внимательно рассмотреть их, но служитель храма неумолимо вёл нас дальше, не позволяя нам останавливаться ни на мгновение. Наверное, ему уже давно были привычны эти виды, и они не казались им какими-то особенными и необычными. А я так и не решилась, попросить их идти помедленнее. Я не хотела показаться Равену и другим легкомысленной. В конце концов, мы пришли сюда не залами любоваться, а искать способ снять проклятие.
   В итоге служитель храма привёл нас к человеку, одетому более роскошные одеяния, его красный балахон уже был расшит золотыми нитями, а по низу шла белая кайма. Наверное, это был один из главных жрецов. Равен о чём-то недолго с ним побеседовал, а потом нас опять повели по бесчисленным залам. Пока мы наконец не оказались в библиотеке.
   Некоторое время я просто восхищённо разглядывала различные свитки на полках: одни из них были бумажными, другие написаны на деревянных дощечках. Но очень скоро я поняла, что моё присутствие тут совершенно бесполезно. Хэйаньские письмена, казались мне невнятными каракулями или же странными жуками. Это совсем не было похоже на человеческое письмо. Здесь не было ничего, чтобы я могла прочитать, а значит, я никак не могла помочь с поисками. Мне только и оставалось, что бродить по библиотеке.
   Хотя каким-то образом я постоянно оказывалась возле Равена. Возможно, мне просто нравилось смотреть как он, изучая документы, слегка хмуриться. Он был таким серьёзным, словно проклятие Актеи на него никак не действовало. Поэтому от безделья я принялась рассматривать росписи на стенах. Они были выполнены совсем в другом стиле нежели те, что я видела до этого залах храма. Они не блистали яркими красками, и казались совсем поблекшими. К тому же здесь довольно часто попадалось изображения цветов, что было необычно для хэйаньцев. Я даже увидела несколько похожих на подсолнухи. Возможно, эту библиотеку расписывали ещё до того, как пало проклятие на эту страну.
   В этот день нам ничего не удалось найти.
  
  
***
  
  
  
   Возвращались на постоялый двор мы тем же путём. Узкие улочки петляли и в сумерках напоминали лабиринт. Все были в мрачном настроении, которое передалось и мне. К тому же я чувствовала себя уставшей. Хотя по сути дела за весь день я ничего путного так и не сделала.
   Я шла, опустив голову, практически ничего не замечая вокруг. Лишь изредка я всё же осматривалась, унять моё любопытство не могла даже мрачная атмосфера царящая вокруг. Но ничего интересного мне не попадалось, пока на одной из двери я не заметила изображение цветка, очень похожий на тот, что я видела в храме. Мне стало любопытно, что он означает. Я даже остановилась, желая получше его рассмотреть.
   И тут с крыши что-то быстро метнулся ко мне. Равен схватил меня за руку и рванул на себя. Кажется, в этот момент, что-то блеснуло. Но я не успела рассмотреть. Равен закрыл меня собой.
   Мне понадобилось ещё несколько мгновений для того, чтобы понять, что на меня напали. Страшно. И надо бы бежать отсюда. Но ноги, словно налились свинцом и отказывались подчиняться мне. Моё собственное тело предало меня. Ещё мгновения и я бы просто рухнула на землю, но меня удержал Равен. Я вцепилась в него. Сейчас только он был для меня единственной защитой. Лишь бы только он меня не отпускал.
   Равен прижал ещё сильнее к себе меня. Наверное, это длилось всего мгновение. Но для меня время словно остановилось. Я чувствовала исходящее от него тепло. Отчасти это было для меня странно. Он же хэйанец, человек льда и снега. А с другой стороны мне хотелось прижаться к нему ещё сильнее. Хотелось, чтобы это продолжалось вечность. Но затем Равен ослабил объятия.
   - Теперь всё в порядке, - сказал он.
   Его голос вселял уверенность. Но всё равно отпускать его мне не хотелось. Я продолжала всё так же крепко его обнимать, хотя и понимала, что так удержать я его не смогу. Но он не отстранился. Просто погладил меня по голове. Никакие слова не могли передать ту нежность, которая была в этом его простом движении.
   - Всё в порядке. Он убежал, - это сказал уже Флавиан.
   Только в этот момент я осознала, что здесь кроме Равена есть и другие люди. Вспыхнув, я отступила на шаг от него. И уставилась на землю, боясь поднять глаза не только на Равена, но и на всех остальных. Меня так и подмывало желание просто взять и убежать куда подальше. Хотя это было глупо. Я и так пару минут назад нарушила все правила приличия. Но Равен... я никак не могла ожидать от него проявления такой нежности. Впрочем, я вздохнула, наверное, он всё равно будет утверждать, что это просто результат проклятия Актеи. Пересилив своё смущение, я осторожно взглянула на Равена. И нахмурилась. На его рукаве была кровь.
   - Вы ранены? - спросила я.
   - Пустяки, - отмахнулся Равен. Казалось, это его совершенно не беспокоило. Пока я пыталась преодолеть смущение, он с остальными был занят обсуждением нападения.
   - Плохо, - сказал Роло. - Они ещё попробуют повторить свою попытку.
   - Это были люди Корвиса? - спросила я.
   - Нет, - покачал головой Равен. - Скорее всего, это начали действовать противники союза Хэйаня и Люцема.
   - Зачем? - искренне удивилась я. - Как я поняла, если война продолжиться, то погибнет не только Люцем, но и Хэйань.
   - Некоторые считают, что когда падёт Люцем, проклятие Хелиана тоже исчезнет. И... я бы не сказал, что они так уж и ошибаются. Их утверждения вполне разумны.
  
  
Храм Ди Сянхэ. Воронец
  
   Я очень волновалась о Равене. Из-за меня его ранили. И пусть он утверждал, что это не серьёзно. Но он отказался от услуг лекаря. А мне на ум сразу стали приходить подслушанные мной рассказы служанок, в которых порой и самая пустяковая царапина приводила к смерти. Так что я не могла найти себе места. Даже моя "размолвка" с Витой отошла на второй план. В конце концов я не выдержала и решила пробраться в комнату Равена. Я понимала, что ни одна приличная принцесса так поступать не должна. Но я уже столько раз нарушала эти правила, так что ещё один мой своевольный поступок ничего не мог изменить. И пусть даже Равен будет насмехаться над моим глупым беспокойством, всё равно я должна была убедиться, что с ним всё в порядке. Поэтому, накинув плащ с капюшоном, чтобы скрыть мои светлые волосы, я осторожно выглянула из комнаты. Путь был чист. Даже вездесущих слуг постоялого двора нигде не было видно. Но стоило поторопиться, в любой момент мог кто-нибудь появиться и разрушить мои планы. Всё-таки мне не хотелось, чтобы кто-нибудь видел, как я вхожу к Равену. Поэтому я чуть ли не бегом преодолела путь, разделяющий наши комнаты.
   Но стоило только мне коснуться ручки двери, как меня всё же одолели сомнения. А что если он меня сразу же выгонит? Может, стоит вернуться? Я сделала шаг назад, уже готовая развернуться и убежать обратно в свою комнату. Но тут у меня за спиной скрипнула дверь. Отступать уже поздно. Я быстро вошла к Равену, пока кто-нибудь меня не заметил. И пожалела об этом. На меня с некоторым удивлением уставились две пары глаз.
   Равен и Роло, усевшись за небольшим столиком, видимо, что-то обсуждали, когда в комнату ворвалась я. Пожалуй, настолько удивлённых лиц я у них ещё не видела. И, возможно, больше не увижу. Хотя в тот момент по достоинству оценить это я не смогла. Не ожидая увидеть тут Роло, я растерялась и совсем смутилась. Слова, которые я заранее заготовила, чтобы объяснить своё вторжение, вылетели у меня из головы. Поэтому я просто молча смотрела на них.
   - Принцесса Актея, что привело вас сюда? - Равен первый справился со своим удивлением. - Уже поздно.
   - Я... - на мгновение я замялась. Но богиня Солис не одобряет лжи. - Просто я волновалась. Вас ранили из-за меня.
   - Со мной всё в порядке, - он рассмеялся. Немного было странно видеть всегда серьёзного Равена таким. - Я ведь уже говорил, что это ранение пустяковое.
   Я понимала, что теперь, когда я вроде бы разрешила свои сомнения, то должна уйти. Тем более что причин оставаться здесь у меня не было. Кажется, и Равен, и Роло ждали, что я так и сделаю. Но... этого сейчас мне совершенно не хотелось. И я не знаю, откуда у меня взялась смелость, чтобы остаться. Но я так и не сдвинулась с места.
   - Со мной действительно всё в порядке, - наконец произнёс Равен, поняв, что уходить я не собираюсь. - Можете со спокойной душой идти к себе.
   - Но... - если нет причин, чтобы я могла остаться здесь, то её можно придумать, - я хочу ещё кое о чём спросить. В храме Ди Сяньхэ я видела цветок, похожий на подсолнух. И сегодня в городе на дверях я заметила очень похожий рисунок. Мне просто интересно. Он что-нибудь значит?
   - Вы увидели этот цветок, потому что этот храм очень древний. Он был построен задолго до того как на Хэйань пало проклятие, - начал пояснять Роло. - Это цветок солнца. И встретить теперь его можно только в этом городе.
   - О! Так вы тут все собрались, - в комнату вошёл Флавиан. - Могли и меня пригласить...
   Кажется, за этот вечер я так много смущалась, что теперь появление в комнате Равена ещё одного человека не вызвало у меня никаких эмоций. Хотя Флавиан как люцемец лучше всех остальных должен был понимать, насколько недопустимым было моё поведение, как принцессы.
   - Эм... я просто решила расспросить про цветок похожий на подсолнух, - пояснила я.
   - А! Я тоже его заметил, - улыбнулся Флавиан, словно моё присутствие здесь было вполне приемлемым. Иногда я совершенно не понимала его. - И, кажется, это подсолнух и есть. Из-за Хелиана его изображения почти везде были уничтожены. Пожалуй, только здесь он и остался.
   - Да, - кивнул Роло. - Храм Ди Сяньхэ сильно влияет на этот город. Говорят даже, что здесь даже проклятие Хелиана слабее и чаще выглядывает солнце.
   Я несколько удивлённо взглянула на него. Все дни, которые я провела в Хэйане, были сумрачными. И Чанкай не был исключением. Хотя было бы неплохо хоть раз увидеть здесь голубое небо.
  
  
***
  
  
  
   На следующий день мы снова отправились в библиотеку храма. Но из-за вчерашнего покушения меня ни на минуту не оставляли одну. Впрочем, не так уж это было и страшно. Потому что теперь я могла проводить куда больше времени с Равеном. Хотя с поисками я всё ещё никак не могла помочь. Никаких записей на люцемском мне так и не удалось найти. Поэтому от нечего делать, как и в первый день, я просто разглядывала рисунки на стенах.
   Рядом с подсолнухами были ещё какие-то незнакомые мне цветы. Возможно, когда-то, ещё до того как всё здесь было занесено снегом, они росли в этой местности. Краска на этих цветах поблекла, приобрела какой-то серый оттенок, а местами даже облупилась, и мне оставалось только догадываться какого первоначально цвета они были. Но мне представлялся голубой, такой, каким сияют небеса в ясный день. Тогда венок из подсолнухов, опоясывающий всю стену, словно солнце...
   И тут мне припомнился храм Солис. А не могло ли тут быть что-то подобное? Цветы действительно были несколько рельефными. Но понять прячется ли здесь механизм, открывающий потайную дверь, было сложно. Может, это просто моё воображение и я выдаю желаемое за действительное? Я коснулась бледно-жёлтых лепестков и попыталась на них надавить. Ничего. Это была просто лепнина, созданная для украшения. Никаких скрытых механизмов в ней не было. Но я сдаваться не собиралась. Всё равно заняться мне было нечем.
   Я обошла почти всю библиотеку, нажимая то там, то сям на лепестки и пытаясь отыскать в цветах что-нибудь необычное. И всё безрезультатно. В конце концов я вернулась к тому месту с которого начала. Я оглянулась на Равена. Он всё также сидел неподалёку, внимательно изучая документы. Я вздохнула, кажется, моё присутствие здесь так и останется бесполезным. А так бы хотелось отыскать что-то стоящее! Я в последний раз провела рукой по подсолнухам уже ни на что не надеясь, как почувствовала, что часть лепнины поддаётся и проседает под пальцами. Я надавила сильнее.
   Большей глупости в своей жизни я никогда не совершала!
  
  
***
  
  
  
   Сработал какой-то механизм, и часть стены передо мной стала медленно отъезжать в сторону. Я хотела обернуться, чтобы сообщить о находке Ревену. И тут кто-то пихнул меня в спину. А руку обожгло. Я так и не успела понять, что происходит, когда меня втолкнули в достаточно раскрывшийся проём.
   Перед тем как дверь снова захлопнулась, я успела обернуться. Человеком, затащившим меня сюда, был Равен. Он продолжал крепко держать меня.
   - Тише Актея, - в его голосе слышалось напряжение. - Здесь могут быть ещё ловушки.
   - Но... - неуверенно возразила я. Хотя на самом деле и не собиралась вырываться. Несмотря на всю опасность ситуации, я даже была немного рада, что так получилось.
   - Зачем вы вообще это сделали?
   - Я просто не хотела быть бесполезной. И тут поняла, что здесь может быть как в храме Солис... - начала я сбивчиво объяснять.
   - Если бы всё было так просто, то мы бы давно уже сняли проклятие Хелиана.
   Я не видела Равена. Но была готова поспорить, что он усмехается. И в чём-то он был прав. Отыскать этот потайной механизм было не так сложно, странно, что его до сих пор не обнаружили.
   - Эм... нам долго так ещё стоять? - произнесла я просто для того, чтобы что-нибудь сказать, потому что молчать было как-то неловко, а придумать подходящую тему для разговора в сложившейся ситуации я не могла.
   - Не нравиться? - теперь в голосе Равена слышалась откровенная усмешка.
   - Просто тут темно, - попыталась я оправдаться. Мне припомнилось, как мы выбирались из храма Солис. Почему я постоянно попадаю в такие ситуации? Чтобы как-то отвлечься, я спросила. - Там рядом с подсолнухами был ещё какой-то цветок
   - Это воронец. Его ягоды ядовиты. Только птицы могут их клевать. - Хм... другое его название Актея.
   - Очень символично, - пробормотала я.
   Время шло, но никто и не рвался нас спасать. Может, они и пытались. Но... у них это не получалось. И если поначалу я даже немного была рада сложившейся ситуации, то теперь всё сильнее чувствовала себя неуютно и тревожно. Здесь было тихо и темно, но порой мне казалось, что холодный студёный ветер периодически пытается пробраться мне под кожу. Только присутствие Равена и то, что он продолжал крепко меня держать, не позволяло мне броситься к стене и начать барабанить по ней с дикими воплями.
   - Не волнуйся, - тихо произнёс Равен, когда я в очередной раз поёжилась от холода.
   Я хотела ответить, что всё в порядке, и тут услышал голос. Слов разобрать я не могла. Но он звал меня.
   - Кто здесь? - неуверенно спросила я.
   - Актея? - голос Равена прозвучал обеспокоено.
   - А... мне показалось, что я что-то услышала. Может, просто мыши.
   - В Хэйане нет мышей. Актея...
   Равен ещё что-то сказал, но почему-то на мгновение мне показалось, что его голос заглушал чей-то другой.
   - Актея... слушай меня... - Равен продолжал говорить.
   Но сосредоточиться на его голосе было трудно. Меня как будто затягивало в эту тьму. А холод обволакивал словно коконом. Ещё немного и я бы просто потеряла себя. И в это мгновение горячая рука скользнула по моей щеке, разгоняя морок.
   - Актея, - глухо прошептал Равен.
   Я хотела поблагодарить его за помощь. Но не успела. Равен поцеловал меня. Это было всего лишь лёгкое прикосновение к губам. Но я взволнованно замерла. Это было слишком неожиданно. Казалось, ещё чуть-чуть и переполнявшие меня чувства вырвутся наружу. И тогда... я даже боялась представить, чтобы тогда произошло. Поэтому я просто уткнулась в грудь Равена. Я была рада, что здесь так темно, и он не мог видеть, как я покраснела, и как я глупо счастливо улыбаюсь.
   Всего несколько счастливых моментов. Моментов, которые хоть на мгновение заставили меня забыть обо всём.
   Равен погладил меня по голове. Совсем как вчера, когда на меня напал убийца. Хотя сейчас мне казалось, что это было вечность назад.
   - Не бойся, - его голос прозвучал ещё глуше, чем раньше. Словно он удалялся от меня. Хотя это было не так. Равен был здесь, рядом. Он продолжал крепко обнимать меня. Я слышала, как сильно бьётся его сердце. Я чувствовала его тепло. - Чтобы ни произошло не бойся. Неро и Флавиан скоро спасут тебя.
   Я нахмурилась. Что-то в его словах мне не понравилось.
   - Равен... - только и успела произнести я.
   Он не разжимал объятий. И не делал шага назад. Казалось, что он просто исчез. Холод, который ему удалось разогнать на мгновение, снова окутал меня.
   - Равен! Равен! - крикнула я, делая несколько шагов вперёд. Я забыла о всех его предостережениях. Меня охватила паника. И было лишь одно желание - поскорее отыскать хэйаньского принца.
   Но эта комната была совершенно пустой.
   Я не знаю, сколько прошло так времени. В конце концов я устало опустилась на холодный пол. Равена я так и не нашла. И сил у меня больше не оставалось. Мало того, я совершенно запуталась, и теперь не могла сказать, в какой стороне находится дверь, через которую я попала сюда.
   Меня окружали тишина и безысходность. Равен сказал, что Флавиан и Неро обязательно меня спасут, но это было неправдой. Если бы они могли, то давно это сделали бы.
   Холод и тьма вновь стали сковывать меня. И на этот раз не кому было вытащить меня из этой ловушки. Я чувствовала, что проваливаюсь в какую-то бездонную пропасть, что теряю что-то важное для себя, то, что обязательно должна была сохранить. Но сил, чтобы сопротивляться этому у меня уже не было. И ухватиться, чтобы удержаться от падения, мне тоже было не за что...
   - Актея, идём со мной, - этот голос, неожиданно прозвучавший в темноте, был таким родным и знакомым. Я уже точно где-то его слышала.
   Этот голос остановил моё падение.
   - Идём же!
   Я улыбнулась. Меня звал Хелиан.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Рябиченко "#3 - Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) А.Климова "Заложники"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"