Зимовская Анна Игоревна: другие произведения.

Саша Лойе и черный маг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда ведьма Саша Лойе снимает порчу с дочери бизнесмена Токарева, она и не подозревает, что переходит дорогу известному телемагу Стану. Стан жаждет мести и открывает сезон охоты на ведьму. Теперь Саше придется вступить в смертельный поединок с могущественным черным магом и его армией. В живых останется только один.


   Зимовская Анна Игоревна
   "Саша Лойе и черный маг"
   городское фэнтези
   11, 6 а.л.
   Курск, пр. Энтузиастов, д.3, кв. 63
   телефон: 8-908-120-99-60
   E-mail: annazimoj@yandex.ru

Саша Лойе и черный маг.

Часть первая

Кто вы, Саша Лойе?

Истинно говорю вам: если вы будете иметь веру

с горчичное зерно и скажете горе сей:

"перейди оттуда сюда", и она перейдёт;

и ничего не будет невозможного для вас.

Матфей 17, 20

Глава первая

   К утру буря в пустыне Намиб утихла. Резкий восточный ветер разогнал чернильные тучи, низко висевшие над горизонтом. На землю хлынул нестерпимый жар экваториального солнца.
   Влажный тяжелый воздух дрожал над раскаленной землей. Месиво из песка и грязи в считанные минуты затянулось растрескавшейся коркой. Прошедший ливень сбил пыль с отвесных базальтовых скал. Они возвышались словно гигантские зеркальные колонны и сверкали яркими бликами на утреннем солнце. Розетки вельвичии, единственного дерева в Намибе, расплывались зелеными кляксами на буром песке. От стволов, напоминающих огромные блины, в разные стороны стелились длинные плети волокнистых листьев. Ветер вызывал на песке рябь, и казалось, что щупальца вельвичии шевелятся сами по себе.
   Змеи, гекконы, жуки-чернотелки выползали из всех щелей и спешили к быстро высыхающим лужам. Черный скорпион вылез из своего убежища под скалой и наткнулся на неожиданное препятствие. Вход в нору перегородила сжатая в кулак рука. Скорпион осторожно взобрался на руку, засеменил вдоль тела и спустился на землю, цепляясь за плотную ткань штанов.
   Человек лежал абсолютно неподвижно, уткнувшись лицом в песок, будто сломанный манекен: левая рука вывернута под неестественным углом, ноги широко разведены в стороны. Голова дернулась. С копны грязных спутанных волос посыпался песок. Подтянув ко лбу правую руку, человек глубоко вздохнул и тут же надрывно закашлялся. Рвотные судороги скрутили тело пополам, но изо рта вытекла лишь тонкая струйка желчи. Человек упал навзничь, закрыл глаза и надолго затих.
   Засохшая кровь покрывала лицо, превращая его в ужасную маску. Одежда была изорвана в клочья. Когда-то шафрановая хлопковая рубаха с длинными рукавами, черно-белая арафатка на шее, камуфляжные брюки посерели от пота и пыли. Высокие армейские ботинки вымазаны толстым слоем грязи. Ткань рубахи разошлась в нескольких местах, а из дыры в верхней части выглядывала ладная молочно-белая грудь. Среди пустыни лежала полумертвая женщина.
   Солнце приближалось к зениту, когда она пришла в себя. Левая сторона лица страшно опухла, один глаз совершенно заплыл и не открывался. В другом плыла пелена, да и резало его, будто туда насыпали песка. Хотя почему будто, туда действительно попал песок.
   Сломанная левая рука опухла и ужасно болела. Незнакомка оперлась на здоровую конечность и медленно села, привалившись спиной к каменной глыбе. Она перевела дыхание, положила правую руку на колени и разжала кулак.
   В ладони лежала крепкая палладиевая цепь с золотой подвеской в форме греческой амфоры. Размером побрякушка была не больше желудя. Кулон покрывала тонкая гравировка, образующая сложную гексаграмму с крупным бриллиантом в центре.
   - Гений злой, - хрипло прошептала женщина, - демон злой, дий пустыни, ветер сам по себе худой, губящий тело, сеющий хаос, причиняющий скверну, я сковываю тебя, обессиливаю тебя и хороню тебя в лампе сей. Будь покорным воле моей, не чини вреда ни телу моему, ни дому моему, ни земле моей, ни рабу моему, ни скоту моему. По зову моему явись в отрадном виде, а не в ужасном, наводящем страх. По слову моему действуй всей властью, которую ты обличен. Бремя службы спадет с тебя с последним вздохом моим. Клянусь небом, клянусь морем, клянусь землей, клянусь огнем. Воля моя закон, слово мое крепко.
   Женщина повесила кулон себе на шею и криво улыбнулась. Порывшись в карманах брюк, она достала плоскую серебряную фляжку и в несколько глотков осушила ее. Как могла отряхнула песок с лица, волос и шеи. Подняла фетровую шляпу с поломанными полями и сплющенной тульей, расправила ее и надела. Осторожно встала, баюкая сломанную руку, и огляделась по сторонам. Женщина сориентировалась и побрела в сторону гор, окольцовывающих пустыню с севера.
   Над землей висело тяжелое марево, пустыня обдавала гнетущим жаром. Песок обжигал ступни ног даже сквозь толстую подошву, в горле снова пересохло. В начале женщина шла медленно, заметно припадая на левую ногу, но вскоре она шаг выровнялся шаг и прибавила ходу.
   Наконец путница достигла своей цели. У подножия одинокой базальтовой скалы стоял старенький "козел". Сев в машину, женщина достала из рюкзака бутылку воды и жадно напилась. Ополоснула лицо, промыла глаза, потом принялась за сухари. Ела она с трудом, каждое движение отзывалось болью. Закончив с едой, женщина достала из кожаного баула моток пряжи.
   Черные и оранжево-красные шерстяные волокна сплетались в прочную основу, а к ней крепились десятки ниток- "дочурок", завязанных узлами разной формы. Кое-где к связке основных нитей прибавлялись отдельные островки, затем шла вереница узлов.
   Тихо нашептывая формулу, женщина намотала бечеву на сломанную руку от запястья до локтя. Как только нить обвила предплечье, по руке разлилось приятное онемение, и боль ушла.
   Женщина довольно кивнула, завела двигатель и направила машину вдоль скального массива, пока не выехала на шоссе. Вскоре незнакомка пересекла равнину и поехала в горы. От резкого перепада высоты заложило уши. Машина шла, не сбавляя скорости, хотя крутые повороты следовали каждые сто метров. На асфальте и на бетонных плитах, укреплявших склон на случай обвала, белели "заплаты". На них "козел" то и дело подбрасывало.
   Неожиданно автомобиль вылетел на узкую площадку над пропастью. Внизу лежала неведомая, страшная бездна. Солнце стояло все еще высоко, желто-серая бесконечность пустыни тонула в дрожащей дымке. Женщина увозила с собой одно из порождений этой земли -- дия воздуха. Она послала в сторону пропасти прощальный взгляд и притопила педаль газа. Самая древняя пустыня в мире осталась позади.

Глава вторая

   Около семи вечера женщина въехала в деревню. Единственную дорогу селения перегородило стадо коров. В предзакатный час жители поили у колодца скот. Мужчины доставали воду продолговатыми деревянными ведрами, наполняли колоды и поили быков и коров. За день вода скапливалась на дне огромной воронки, а набросанные сверху густые ветви не давали влаге высыхать.
   Когда животные освободили проезд, незнакомка направила внедорожник к центральной улице. Посреди главной площади на потемневших от времени, толстых сваях стоял навес из сухой травы. Вокруг располагались местные подворья - кимбы. Каждое состояло из нескольких круглых хижин с конической соломенной кровлей. Стены заменял частокол, оплетенный прутьями и обмазанный глиной. Здесь же стояли амбары для зерна и загоны для скота и домашней птицы, напоминающие перевернутые вверх дном корзины.
   Солнце свалилось за горизонт, и деревню накрыла кромешная темнота. С запада подул прохладный морской бриз, остужая раскаленную за день землю. Крестьяне развели во дворах костры, в хижинах зажгли керосинки. Мужчины, женщины и дети старались держаться ближе к огню. Они ели, беседовали, смеялись.
   Машина подъехала к стоявшей за домом собраний хижине. Хозяин кимбы, сухонький старичок, сдавал комнату редким постояльцам. Деревня лежала вдалеке от туристических маршрутов, и наведывались сюда разве что зоологи. В это время года ученые и вовсе не приезжали. Так что хозяин был дружелюбен и внимателен к единственной гостье, посетившей его в "мертвый сезон".
   Женщина припарковалась рядом с черным "Лэнд Крузером". В свете фар она увидела троих мужчин. У порога кимбы курили двое белых и местный проводник Карлуш. Незнакомцы могли быть кем угодно, но только не зоологами. Оба высокие, под метр девяносто, крепкие, стриженные под бобрик, с головы до ног одетые в защитную форму бежевого цвета, с зелеными и коричневыми пятнами.
   Мужчине справа на вид перевалило за сорок, он выглядел плотным и мускулистым, с длинными как у гориллы руками и иксовидными ногами. Лицо неприятное, сразу и не поймешь, что в нем больше отталкивает: маленькими черные глазки-буравчики или рытвины, избороздившие щеки и только кое-где прикрытые аккуратно подстриженной темной бородой.
   Второй выглядел моложе своего спутника. Сутулый и костлявый мужчина лет тридцати пяти со светлыми волосами, сквозь которые розовел череп, и почти невидимыми белесыми бровями и ресницами. Лицо чисто выбритое, с массивной челюстью, широким ртом и водянистыми лягушачьими глазами.
   Женщина вынула ключи, вылезла из машины и направилась к хижине. Ей навстречу засеменил африканец.
   - Добрый вечер, Карлуш, - она протянула руку для приветствия, делая вид, что в упор не видит пришельцев.
   - Привет, beleza, - поздоровался африканец и торопливо пожал ладонь. Руки у мужчины оказались потными и заметно тряслась.
   В юности Карлуш учился в СССР и неплохо говорил по-русски. Он уважал "советских товарищей" и американские деньги. Женщина была русской, и у нее водились баксы, поэтому Карлуш в ней души не чаял.
   Он привез ее в деревню на границе с Намибом, они вместе съездили на разведку местности. Карлуш удивился, когда узнал, что клиентка уезжает в пустыню одна на несколько дней. Но кто Карлуш такой, чтобы отказать богатой белой женщине в ее маленьких капризах. Проводник остался в деревне сторожить ее добро. Окончательно рассчитаться они условились в Лубанго. Обещанная сумма была в разы больше той, что Карлуш мог выручить от продажи ноутбука, телефона и другой мелочевки.
   Поэтому проводник выглядел виновато, когда встретил женщину в компании незваных гостей, поджидавших ее у кимбы. Тут к ним подошел бородатый и спросил по-русски:
   - Саша Лойе? - голос, сиплый и высокий, совсем ему не подходил. Такой неандерталец должен был говорить глубоким басом, а не фальцетом.
   - Да, это я, - подтвердила женщина. Врать не имело смысла, она была единственной белой в деревне. "Бить будете, или сначала поговорим?" - Саша приготовилась к любому сценарию.
   В тот же миг женщина почувствовала, как по шее ползет слизнем чужой настороженный взгляд. Она ничего не услышала, но поняла, что у нее за спиной кто-то стоит. Женщина спокойно, без резких движений обернулась и увидела в трех шагах от себя еще одного незнакомца в камуфляже.
   Примерно с нее ростом, то есть метр шестьдесят четыре, худощавый азиат стоял чуть расставив короткие ноги, руки были свободно вытянуты вдоль тела. В неясном свете горевшего во дворе костра Саша разглядела характерные якутские черты. Женщина два года прожила в тех краях и без труда могла отличить якута от корейца, или монгола, или китайца.
   На вид парню было не больше двадцати пяти. Низкий лоб и скошенный подбородок казались непропорционально маленькими по сравнению с круглыми щеками. Прямой нос с горбинкой и тонкогубый рот. В узких глазах якута мелькнули веселые искры. Он чуть заметно улыбнулся, показав крепкие желтые зубы, и прошептал: "Сагани Саша!"
   Неандерталец кашлянул, обращая на себя внимание женщины.
   - Меня зовут Иван Славович. Я отвезу тебя в Москву, - сообщил мужчина.
   - А у меня есть выбор? - спросила женщина.
   - Нет. Это не обсуждается. Твой чемодан отнесут в машину. Следуй за мной, - отчеканил мужчина.

Глава третья

   "Четыре предложения и не одного прилагательного. Не иначе дядя военный," - Саша стояла перед Славовичем и молча его рассматривала. Спокойный, хладнокровный, он казался безразличным, но не беззаботным. Спина прямая и напряженная, цепкий взгляд замечает каждую мелочь. Под мешковатой камуфляжной курткой оружие не выделялось, но оно у Славовича наверняка имелось.
   Лойе взвесила все "за" и "против". До появления группы сопровождения она планировала поужинать, искупаться, как следует выспаться и только утром отправиться в Лубанго. В столице ей пришлось бы ждать рейс до Москвы и воспользоваться услугами местных врачей. Представить страшно, как африканские хирурги ей кости сложат. И вот перед ней суровые наемники, посланные по ее душу. Они бесплатно отвезут ее на родину, еще и чемодан потаскают. Экономим время и деньги. Интересно, кому и зачем она понадобилась в Москве? Хотя, какая разница. Дают бери, а бьют беги.
   К тому же, Славович вряд ли знает слово "нет". Саша прикинула, во что ей обойдется препирательство. В случае отказа скорее всего ее возьмут за шкирку и запихнут в машину. Если не повезет, то даже в багажник. Однако за ней приехали простые исполнители, а позволить помыкать собой чьим-то прислужникам Саша не могла. Значит, надо поставить неандертальца на место.
   С другой стороны не стоит унижать командира при подчиненных, за такое можно и отхватить. Поэтому Саша решила не упрямиться и сесть в машину к Славовичу, но не по первому свистку. Сначала личная гигиена.
   - Вот что, команданте Славович. Могу я вас так называть? Я устала, хочу есть и у меня сломана рука. И прежде, чем я сделаю одолжение и поеду с вами, я вымоюсь и переоденусь, - говорила Лойе тихо, но не для эффекта, а потому что горло саднило немилосердно. Саша прошла мимо мужчины и скрылась в кимбе. Она ожидала, что ее в любую минуту остановят. Но Славович дал ей пройти.
   В хижине женщина сняла одежду, как смогла ополоснулась в тазу и одела белое полотняное платье. Уходя, она забрала из кимбы объемистый сверток с сувенирами для друзей. Внутри шкуры антилопы лежали отполированный лук, несколько длинных стрел с резными наконечниками и разноцветным оперением. Тут же находилась небольшая статуэтка задумчивого божка, обхватившего голову руками.
   Перед отъездом Саша бросила грязную одежду в костер. Пока догорали вещи, женщина вернула ключи от "козла" своему проводнику. Карлуш виновато смотрел на мыски стоптанных шлепанцев и громко вздыхал. Может думал, что она ему теперь не заплатит?
   Но женщина не держала на него зла. Да и что Карлуш мог сделать? Телефона она с собой не взяла, предупредить ее о засаде африканец никак не мог. Саша достала из кармана рюкзака пачку свернутых в цилиндр и обмотанных резинкой купюр, и бросила их Курлушу. Он ловко поймал деньги, заулыбался и затараторил на португальском. Лойе остановила его жестом, попрощалась и пошла к "Лэнд Крузеру".
   Машину вел господин Бледная поганка, он же Стас, Славович занял переднее сидение. Саша и якут сидели сзади. Полчаса болтанки по краснозему грунтовой дороги, два часа езды по шоссе, и они оказались в Лубанго. За весь путь женщина смогла выпытать у команданте Славовича только имя хозяина - некто Михаил Токарев. " Фамилия незнакомая. Но это ненадолго", - пообещала себе Саша.
   Попутчики впереди общаться не хотели, поэтому Лойе переключилась на якута. Приглядевшись к соседу повнимательнее, Саша поняла, что он не чистокровный якут, а сахаляр. Глаза у парня были светлые, голубые или серые, да и волосы скорее темно-русые, но никак не черные.
   Женщина заговорила с ним на якутском, чем сильно удивила. Русским людям язык саха не давался, чтобы научиться сносно говорить на нем требовались годы. В якутском языке есть звуки, которые европеец с трудом различает на слух, а уж произнести правильно и вовсе не может. Саша выучилась якутскому, потому что жила в доме местного шамана. Ей приходилось общаться с якутами, которые по-русски вообще не говорили. Поневоле выучишься чужому языку. В повседневных разговорах и в быту Лойе находила подсказки, как понимать те или другие фразы. С тех пор прошло семь долгих лет, но гортанные звуки слетали с языка бойко и четко.
   - Мое имя и прозвище тебе известно. А тебя как зовут? - спросила Саша осторожно.
   - Айдар Романов, - ответил парень.
   - А ты из каких мест будешь? - поинтересовалась Лойе.
   - Я родился и вырос в поселке Удачный, - сказал Айдар.
   - А я два года прожила в тех местах, - заметила Лойе.
   - Знаю, - улыбнулся парень. - Ты жила в доме шамана Гаврила Затеева лет девять назад. Я тогда еще в школу ходил. Но тебя помню отлично. Местные прозвали тебя "сагани Саша" - белая Саша. Единственная русская женщина, учившаяся у якутского шамана.
   - Нет, я подозревала, конечно, что мир тесен, - засмеялась женщина. - Но чтобы встретиться со знакомым якутским пареньком посреди ангольской пустыни?
   - Да, это прикольно, - подтвердил Айдар. - Ты помогала Затееву упокоить дух моей покойной тетки Риммы. Вы четыре дня подряд шаманили, пока не отправили ее беспокойную душу на тот свет.
   - Не та ли это Римма, что упала с веревочного моста в реку и утонула? Она еще была женой главы поселка Степана Кулымова, кажется? - спросила Лойе.
   - Да, - подтвердил Айдар.
   - А как там Степан Кулымов? Помню, он щедро расплатился с Гаврилом за удачный экзорцизм, - продолжила Саша.
   - На том же посту, - усмехнулся Айдар. - Он его занимает столько, сколько я на свете живу.
   - Это точно, его оттуда колом не выбьешь, - заметила женщина.
   - Степан взял молодую жену, - сообщил Айдар. - Может помнишь, Таню Яркову из продуктового?
   - Такая полноватая? У нее еще ребенка медведь задрал? - уточнила Лойе.
   - Ага, она, - подтвердил парень.
   - Хватит трепаться, - гаркнул на них Славович. - Айдар, перенеси встречу соотечественников на потом.
   - Я понял, - сказал Романов по-русски. Потом вновь обратился к женщине на якутском:
   - Приятно было пообщаться. Но Иван рвет и мечет. Он не понимает ни слова из нашего разговора, и его это бесит. А Ивана лучше не злить, поверь мне.
   - Это я уже поняла, - ответила женщина. - Но за предупреждение спасибо.

Глава четвертая

   Саша отвернулась к окну. Дорога не освещалась, и земля тонула во тьме. Свет дальних фар выхватывали из темноты куски убитого асфальта. Луны не было, на низком южном небе блестели жирные звезды. Они казалось такими близкими, что хотелось зачерпывать их руками и сыпать в карман.
   Саша провела в пустыне почти неделю, но на природу внимания не обращала. Теперь, покидая Намиб, Лойе сожалела, что так и не увидела здешней красоты.
   Она прибыла в Анголу на охоту за дием. Ловля дия -- захватывающий и смертельно опасный поединок, требующий от человека предельного напряжения сил. Теперь все закончилось, Саша победила. Надо бы радоваться, но удовлетворения женщина не чувствовала. Как всегда.
   Саша зарабатывала на жизнь колдовством. В университетах этому не учат. И современные колдуны такие же ремесленники, как и их древние коллеги. Стать успешным мастером оккультных наук можно, лишь совмещая теорию и практику. И потому Саша собирала книги прямо или косвенно относящиеся к колдовству - свитки с обрядами, гримуары, труды по демонологии и оккультизму, трактаты о ведовстве и о борьбе с колдунами.
   На одной полке встретились опусы разных стран и времен: "Молот ведьм" Крамера и Шпренгера , "Демономания" Жана Бодена, "Книга наказаний" Теодора Кентербирийского, "Хроники" Ангеррана Монтреле, "Трактат о еретиках и колдуньях" Пауля Грилланда и еще три десятка подобных трудов . К каждой книге Саша заказала подробный перевод. Собирать коллекцию раритетных книг оказалось захватывающим увлечением, хотя и ужасно дорогим.
   Практической пользы, вроде новых эффективных заклинаний, книги почти не приносили. Но для Саши это не имело значения. Она с интересом читала труды сумасшедших инквизиторов и монахов, всю жизнь искоренявших ересь, борющихся с дьяволом, но очень мало о нем знающих. В книгах она находила крупинки истины о ведьмах. Но в основном реальные факты утопали в параноидальном бреду.
   Кроме рецептов по уничтожению богомерзких тварей в книгах попадались яркие и подробные описания мифических существ -- агасферов, либитотов, гаркаинов и миндиваров. Саша знала, что упомянутые создания существуют в действительности.
   Три года назад на европейском аукционе она купила древний манускрипт. Труд назывался "Трактат о ловле диев, написанный волхвом Закарбаалом из Лептис-Минор". Манускрипт сам по себе являлся уникальным документом, потому что после падения Карфагена письменных памятников этой древней державы почти не осталось. Откуда всплыл экземпляр установить не удалось, но он оказался подлинным. В трактате говорилось об изначальных стихиях. Будучи покоренными человеком, они давали хозяину неограниченное могущество. Идея не новая, но заманчивая. К сожалению трактат содержал чисто справочную информацию. Закарбаал-волхв не давал никаких конкретных рекомендаций по ловле диев.
   На том бы история закончилась, но несколько месяцев назад Саша прикупила еще один раритет - "Гримуар" Гаспара Диаша де Новаиша. Поваренная книга мага-сатаниста опять же влетела в копеечку. Саша влезла в долги, чтобы ее приобрести. Но о покупке не жалела.
   Небольшой квадратный томик, переплетенный в темно-коричневую человеческую кожу, с латунными застежками и медной пентаграммой, содержал рецепты заклинаний и подробные описания магических ритуалов. Пожелтевшие от времени страницы плотной мелованной бумаги были плотно исписаны мелким каллиграфическим почерком Гаспара. Черный маг вел полевые записи на латыни. Саша, прекрасно владеющая этим языком, разобралась в записках без помощи переводчиков. В начале Гаспар рассказывал историю своей жизни.
   Гаспар Диаш был сыном Паулу Диаша де Новаиша, заложившего в 1576 году форт Сан-Паулу-ди-Луанда, который впоследствии стал столицей Анголы. Поселение было небольшое - сто семей колонистов и четыреста солдат. Но работорговля, которую быстро наладили португальцы и местные черные князьки, сделала колонистов людьми богатыми. Диегу Диаш родился в 1580 году. Он был третьим сыном в семье губернатора Анголы. Мальчик родился с врожденным дефектом. Его левая рука до локтя была парализована, атрофированные мышцы и суставы свернули кисть наподобие птичьего крыла.
   Люди того времени были крайне суеверны. А ребенок с врожденным увечьем привлекал внимание. Кто вполголоса, а кто и в открытую говорил, что это метка дьявола. Такие пересуды подрывали авторитет Паулу Диаша, чернили его домашних. И губернатор быстро пресек слухи о дьявольском происхождении Гаспара. Жену пекаря, часто и громко говорившую о дьявольском происхождении мальчика, публично выпороли на площади. С тех пор, если кто и называл Гаспара дьяволенком, то делал это в приватной обстановке.
   Мальчик рос замкнутым и тихим, однако родители замечали в нем недюжинный ум и прекрасную память. Отец понимал, что увечному мальчику трудно будет найти место в мире, где уважают силу и доблесть. И он сделал то единственное, что могло обеспечить сыну успех в жизни. Дал ему блестящее образование. Учителями Гаспара были профессора из лучших университетов Европы. Мальчик впитывал знания как губка.
   Закончив занятия дома, Гаспар в одиночестве гулял по улицам Луанды. Так он познакомился с местным палеро - черным колдуном и адептом культа Пало-майомбе. Майомберо пользовались славой патологически злых существ, склонных к черной магии, некромантии, мести и извращенным убийствам. Колдовство являлось для них простым и эффективным способом выживания во враждебном мире. За соответствующее вознаграждение палеро насылали порчу на кого угодно. Такой вот колдун стал ментором Гаспара.
   Мальчик вырос и сделался аптекарем. Под вывеской аптекарской лавки он развил бурную магическую деятельность. Пока в Европе жернова инквизиции вовсю молотили ведьм, в далекой Луанде черный маг Гаспар Диаш с упоением и в полной безопасности служил Сатане. При всей образованности Гаспар Диаш оставался человеком своего времени. Он твердо верил в существование Дьявола и его присных. А судя по тому, что в состав декоктов, регулярно потребляемых мессиром Гаспаром, входили аконит, белладонна и гашиш, Сатана являлся ему не раз. Медленно, но верно наркотики повредили психику черного мага. Начав с относительно безобидных шабашей, непременным атрибутом которых становились попойки и свальный грех, к концу жизни Гаспар вовсю практиковал человеческие жертвоприношения. Саша навела справки и узнала, что мессир Диаш загадочным образом исчез в 1641 году при захвате Луанды голландскими войсками.
   При всех своих недостатках сатанист, детоубийца и содомит Гаспар Диаш оказался талантливым колдуном, волхвом-экспериментатором, далеко раздвинувшим рамки ритуальной магии. Его гримуар содержал десятки простых в исполнении и эффективных заклинаний. Правда, почти все они были так или иначе направлены на разрушение, причинение боли и страданий. Но кто осудит мага-сатаниста за стремление к хаосу и убийствам? Такая тяга для него нормальна и естественна. Но попадались в гримуаре и нейтральные рецепты. Например, как изловить природного духа - дия.
   Дии -- изначальные силы. Они существовали на земле всегда. Задолго до того, как человек смог умело орудовать камнем, ходить прямо и думать разумно. У диев нет физического тела, они проявляют себя в стихиях. Есть дии воздуха, воды, земли и огня. Дии воздуха управляют грозами, молниями и ураганами. Дии воды поднимают на поверхность грунтовые воды, несут цунами и штормы. Дии земли шлют сели, землетрясения, разломы земной коры. Дии огня пробуждают вулканы, вызывают огонь и выжигают воздух. По сути дии разрушители, но из творимого ими хаоса рождается новый мир.
   В древние времена среди магов существовала особая каста -- ловцы диев. То были самые сильные и умелые колдуны. Получив в распоряжение дия, маг обретал могущество, сравнимое с божественным. При этом оперировать силой становилось гораздо легче. Не требовался ритуал, ингредиенты, формула и концентрация. Все что нужно -- отдать дию приказ. Он выполнит, что пожелаешь (разумеется в пределах своей компетенции). И желаний не три, а сколько хочешь.
   Вот только подчинить себе изначальную силу очень сложно. Физически человек - слабое и медленное существо, он не может убежать от духа, не может физически сражаться с ним. Его тело хрупко, а психика неустойчива и заражена страхами. Но это относится к обычным людям. Все рождаются такими, но не все такими остаются. Колдун выступает против духа, имея знания и волю. Этого достаточно, чтобы победить.
   Ловля дия -- это всегда победа или смерть. Вызвав дия на поединок, маг ставит свою волю, мастерство и удачу против во всех отношениях более сильного противника. Дий отвечает на вызов. Всегда.
   Есть четкая последовательность в том, как ловить диев. Первый бой -- с дием воздуха. Не поймав его, маг не накопит достаточно сил для ловли дия воды. Без первых двух не сможет одолеть дия земли. Сила диев возрастает по экспоненте. Дий воздуха может разрушить мегаполис, дий воды вместе со своим младшим собратом способен стереть с лица земли средних размеров государство. Подчинив дия земли, можно опустошить континент. А все четыре дия вызывают вселенский катаклизм и уничтожают жизнь на земле. Дии -- древний эквивалент ядерного оружия. Всех четырех никогда не использовали, по крайней мере в нынешний период человеческой истории.
   Сначала амбиции Саши не заходили дальше ловли дия воздуха. И теперь она испытывала двойственные чувства. Гордость и ощущение собственной значимости переполняли ее. У нее есть один ручной дий. Ровно на одного больше, чем у любого иного известного ей колдуна. Чувство превосходства над другими не дано искоренить даже лучшим из людей. Саша этого делать и не пыталась.
   "Самолюбие я потешила. Битва была страшная, дий меня чуть не убил. Надо бы остановиться, но ..." - думала Лойе. - "В жизни у человека должна быть цель. Дий воды -- это очень опасно, просто наверняка смертельно опасно, но сколько силы! И ведь половина ее у меня уже есть. Вот здесь на шее болтается". Она вряд ли осознавала, что ведет себя подобно наркоману. Думала, что может остановиться в любую минуту, развернуться и оставить диев в покое. Но Саше уже не дано было сойти со скользкой дорожки. Она не знала, что ловцы диев - это еще и диагноз. И либо она переловит их всех до комплектности, либо один из них ее убьет. Так заканчивали все ловцы.
   Прибыли в Лубанго. Оформление бумаг, паспортный контроль не заняли много времени. Пройдя таможню, они вышли из здания аэропорта. Небольшой двухмоторный самолет уже стоял на взлетной полосе с включенными сигнальными огнями и спущенным трапом. Винты вращались, и пыль за выхлопным соплом поднималась сплошным кирпично-красным облаком.
   Вылетели на рассвете. Самолет оторвался от земли. В иллюминаторе засверкала разметка взлетной полосы, проплыло приземистое здание аэропорта. Внизу можно было различить геометрию городских кварталов, аккуратные прямоугольники полей, окружающих Лубанго.
   Пробили низкий слой облаков. Самолет лег почти на горизонтальный курс, как бы вывинчиваясь из воронки, образовавшейся между горами. Пилот обманчиво легко маневрировал между отвесными скалами. Саша смотрела в иллюминатор. Сквозь серебристую кисею облаков проступали величественные очертания горной гряды Серра-да-Шела.
   Саша всегда засыпала в самолетах. Какое-то время ей удавалось бороться с дремотой, но потом на нее наваливался глубокий сон без сновидений. Обычно она просыпала посадку, и ее будили стюардессы.
   Сейчас напротив нее сидели три машины для убийства и вроде как надо быть начеку. Но она уже семьдесят два часа не спала по-человечески. Потеря сознания при ударе о камни не в счет. После долгих дней утомительной погони за дием сладкий сон в удобном кресле выглядел намного заманчивее сомнительных прелестей личной свободы. В Москве дел куча и непонятно, когда удастся отдохнуть. Она успеет обдумать свое бегство, когда проснется.
   Так что Саша отвернула сидение, чтобы не видеть своих провожатых. Похрустев сухарями и запив их минералкой, Саша откинула спинку кресла, опустила на глаза повязку и заснула.
   Иван Славович числился заместителем начальника службы безопасности компании "Аксилор". Но подчинялся он непосредственно руководителю компании Михаилу Токареву. Славович выполнял особые поручения босса, был, так сказать, его агентом 007 с лицензией на убийство. Этому способствовал немалый боевой опыт. Он воевал в Афганистане, Чечне и в полудюжине постсоветских республик. Во вторую чеченскую в ходе операции по уничтожению сепаратистов получил множественные осколочные ранения и был комиссован в звании подполковника. Превыше всего Славович ценил в людях дисциплину, ум и решительность.
   Три дня назад Токарев поручил ему срочно найти и привести некую Сашу Лойе. Иван удивился, но виду не подал. Все в компании знали, что к женщинам старый вояка относился свысока. Славович искренне разделял мнение, что курица не птица, а женщина не человек. От них не требовалось ничего, кроме симпатичной внешности и умения вовремя заткнуться. Поэтому Иван считал, что разыскивать какую-то девку, дело унизительно простое. Но поиски затянулись, пришлось лететь в Анголу.
   Славович обладал поразительным чутьем на людей. Интуиция ни раз спасала ему шкуру. Он всегда чуял, опасен человек или нет. Увидев Лойе, Иван почувствовал беспокойство. На первый взгляд девка выглядела безобидно. Неказистая, избитая и грязная доходяга. Но Славовичу было тревожно рядом с ней. Саша излучала угрозу. Вот только в чем была опасность, Славович понять не мог.
   В самолете Иван смотрел на спящую Сашу. Она отключилась сразу после взлета. Это был даже не сон, а какая-то кома. Лойе не двигалась, дышала редко и неглубоко. Славович даже пульс у нее проверил. Вдруг окочурится в дороге, а косяк будет на нем. Женщина никак не реагировала на прикосновения, но пульс прощупывался хорошо.
   В Москву прилетели без происшествий, самолет благополучно сел, двигатели заглушили, спустили трап. Пора было выдвигаться. Славович подошел к Саше и похлопал ее по руке.
   - Вставай, спящая красавица. Мы на родине, - пробурчал Иван.
   Здоровый глаз открылся. Женщина недоуменно уставилась на Славовича, будто не узнала его. Потом все же вспомнила, и на ее лице всплыла гримаса усталой снисходительности.
   - А, это вы команданте... Встаю. Только приму пару кремлевских таблеток, и в путь, - прохрипела Саша. Она покопалась в рюкзаке и, выудив пару пакетиков с зеленым порошком, быстро опрокинула их себе в рот. Поморщилась, как от горького лекарства, прополоскала рот водой. В ту же минуту по ее телу прокатилась сильная дрожь, Саша зажмурилась и тут же ловко выскочила из кресла. Женщина пошла по проходу легкой порхающей походкой, словно и не была страшно избита.
   Иван посмотрел ей вслед и покачал головой. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять причину внезапной бодрости. Лойе употребляла. "Наркоманка чертова. Но зачем эта девка понадобилась патрону?" - подумал Иван. Он с радостью сдаст замарашку на руки Токареву и забудет о ней.
   Они вчетвером миновали терминал и были уже на полпути к выходу из аэропорта. Айдар нес чемодан женщины. Рюкзак и сверток из шкуры антилопы Саша отдать отказалась и несла в здоровой руке. Вдруг Лойе остановилась и негромко сказала:
   - Мне бы по нужде отойти.
   - Почему в самолете не сходила? - раздраженно спросил Славович.
   - В самолете мне не хотелось, а теперь даже очень, - заявила Саша. Для пущей убедительности она переступала с ноги на ногу. Славович скрючил недовольную рожу:
   - Нас машина ждет. Можешь потерпеть?
   - Команданте, вы, может, забыли, а, может, и не знали никогда, но мужчины и женщины сконструированы по-разному, - проговорила Саша тоном терпеливого учителя, втолковывающего очевидные истины тугодуму-ученику. - Вы, команданте, безусловно, способны терпеть хоть целый день. А я через десять минут обмочусь. Так что давайте не испытывать на прочность мой мочевой пузырь.
   Славович никак не мог понять, смеется она над ним или говорит серьезно. Лойе раздражала его страшно. Он, конечно, хотел как можно скорее от нее избавиться. Но если эта чокнутая надует прямо в машине, это будет жесть. Пришлось отрядить с ней Айдара и Стаса.
   - Ладно, иди уж. Айдар, давай мне чемодан. Пойдешь со Стасом. Проводите даму до туалета и назад, - распорядился Славович. - Жду в машине.
   Мужчина легко подхватил чемодан и зашагал на выход. Саша и ее провожатые пошли в обратную сторону. Пока Айдар ждал с Сашей около туалета, Стас проверил помещение. Четыре кабинки - одна занята. Никаких окон, узкие воздуховоды. Из туалета нельзя было выйти кроме как через дверь. Парни стали у входа, а Саша зашла в женскую комнату.
   Через пару минут оттуда вышла толстая усатая грузинка лет пятидесяти. Короткая стрижка открывала заплывшую шею, широкая цветастая пелерина прикрывала необъятную грудь, белые бриджи в облипку трещали по швам на жирных ляжках. Толстуха оглядела дюжих парней с ног до головы, жеманно улыбнулась и подмигнула Стасу.
   Мужчину аж передернуло от отвращения. Он брезгливо отвернулся в сторону, лишь бы не видеть усатой кокетки. Женщина пожала плечами и тяжело затрусила прочь. Следом вышла молодая симпатичная блондинка.
   Парни переглянулись и кинулись в туалет. Там никого не было.

Глава пятая

   Саша прошла мимо людей Славовича, воспользовавшись заклинанием личины, или гламором. Парни в ее сторону и не глянули. Они сторожили маленькую избитую женщину, а увидели толстую озабоченную тетку.
   Любая ведьма средней руки в состоянии сплести подобное заклинание. Продолжительность и качество гламора зависят от силы колдуна. Саша могла удерживать личину сколь угодно долго. Обычно маскировка требовалась ей на два-три часа, ровно столько у нее уходило на поездку из центра города в свой медвежий угол.
   Вот уже шесть лет, со дня основания фирмы "Лойе и партнеры", Саша вела двойную жизнь. Офис в центральной части города, квартира в элитном доме на улице Косыгина, дорогие вещи и драгоценности стали витриной ее магазинчика чудес. Саша ничего серьезного в своей огромной квартире не готовила. Она там практически не жила. Саша приходила в офис, подписывала документы, давала указания работникам, консультировала клиентов, а потом исчезала. Проходило нимало времени прежде, чем она появлялась вновь. Где Саша была и что делала, никто не знал.
   Один из первых серьезных гонораров Саша потратила на покупку скромной однокомнатной квартиры в хрущевке на окраине столицы. Район был неблагополучный - сплошь алкоголики, наркоманы и хулиганье. Для темных ведьмовских делишек лучше места не найти.
   В неприметной халупе она обустроила свою колдовскую кухню. После капитального ремонта Саша перевезла сюда посуду, книги, травы, кристаллы и прочий волшебный скарб. Здесь она жила большую часть времени. На варку зелий, подготовку и проведение ритуалов уходил не один день. Постепенно квартира заполнилась редкими, опасными и очень дорогими книгами и артефактами.
   Каждый раз отправляясь в тайное логово, Саша прибегала к заклинанию личины. Она подозревала, что за ней время от времени следят люди, крышующие ее бизнес, или не в меру любопытные клиенты, или коллеги по профессии. Светить свою штаб-квартиру Саша не планировала.
   Поэтому она час-два каталась на метро в час пик, потом отходила куда-нибудь в сторонку и доставала из кармана вольт. Маленькая восковая фигурка полностью скрывалась в ладони. Саша концентрировалась, представляла себе желаемую внешность и читала формулу. В то же мгновение облик ее менялся.
   Заклинание личины - магия иллюзий, воздействующая лишь на восприятие людей. Окружающие видят другого человека, однако тело мага не меняется. Одно "но". Техника фиксирует истинный облик колдуна. Недостаток, конечно, но маги пользовались гламором задолго до научной революции, когда цифровых камер и в помине не было. К счастью, и такого примитивного заклинания хватало, чтобы сбить со следа нежеланных наблюдателей.
   В образе толстухи Саша вышла из здания аэропорта, взяла такси, добралась до жилых кварталов и вышла у кафе. В сотовом кончился заряд, пришлось воспользоваться таксофоном. Она набрала своего шофера и объяснила, где ее подобрать. Скоротав время за чашкой кофе по- ирландски, Саша дождалась старенький "Ликольн Контенинталь". Сняв личину в пустом коридорчике кафе, она пошла к машине.
   В "Линкольне" сидел Юра Муштаков, ее личный водитель, а также юрист, слесарь, IT-шник и разнорабочий в фирме "Лойе и партнеры". Юра был сногсшибательным красавчиком. Среднего роста, всего метр семьдесят пять, он отличался прекрасным сложением -- гибкий, стройный, длинноногий, с рельефными мышцами и подтянутыми ягодицами. Но красивее всего было его лицо. Высокий чистый лоб, густые выразительные брови того же каштанового оттенка, что и волосы, бархатные карие глаза, небольшой прямой нос, полные алые губы и точеный подбородок. Юра относился к тому типу мужчин, что и в сорок выглядят на двадцать с хвостиком.
   Женщины от пятнадцати до пятидесяти влюблялись в него с первого взгляда, причем совершенно напрасно. Юра балансировал на тонкой грани бисексуальности, но того и гляди сулил скатиться в махровую голубизну. Он любил спорт, машины, компьютеры, шелковое женское белье и брутальных мужчин. В обычной жизни одевался просто, даже небрежно, был сдержан и немногословен.
   Когда Саша нашла Юру, тому исполнилось двадцать два года. История их знакомства была трагичной и прекрасной, как пьесы Шекспира.
   Саша считала колдовство актом творения. Магия -- это утверждение воли и обретение власти над материей и энергией. Колдовство удовлетворяло ее лучше, чем секс, алкоголь или наркотики. А еще оно вызывало привыкание. Трудно иметь почти божественную власть и отказаться от нее. Накапливая практический опыт, осваивая магические техники, экспериментируя с формулами, Саша достигла в магии больших высот.
   Сейчас в ведьм мало кто не верит. В массовом сознании колдун не белее, чем ловкий мошенник. Люди, конечно, обращаются к деревенским бабкам, если припрет. Однако сердобольные старушки располагают весьма ограниченным арсеналом заклинаний. Они вышептывают мастит у кормящих матерей, испуг у детей, снимают запои, лечат рожу и волос.
   В древности же колдуны могли летать по воздуху, ходить по воде, двигать горы. Деяния мастеров прошлого не давали Саше покоя. Она хотела пересечь мост между богами и людьми и обрести божественное могущество.
   Тут Лойе и столкнулась с серьезным препятствием. Заниматься высокой магией -- дело накладное. Ингредиенты, гримуары, поездки в места силы - дорогое удовольствие. Пришлось выбирать. Либо остаться на уровне деревенских бабок и всю жизнь заниматься ведьмовской самодеятельностью, либо найти постоянный источник больших денег и практиковать высокую церемониальную магию.
   Саша рассудила, что настоящий капитал можно сколотить на смертельно больных людях. Неоперабельный рак, СПИД, опухоли мозга - великие уравнители. Если недуг разъедает плоть, то не важно беден человек, или богат. Он все равно умрет.
   Саша опровергала всем известную аксиому о том, что здоровье не купишь. Его можно было приобрести, обратившись в "Лойе и партнеры". Саша врачевала богатеев от неизлечимых болезней, когда никто кроме нее помочь уже не мог. Люди платили дикие деньги за спасение своей жизни, и отдавали еще больше за спасение любимых. Саша владела монополией на человечью жизнь и вытягивала из клиентов по максимуму. И за свои кровные люди получали не временное облегчение, и гарантированное выздоровление и долгие годы жизни.
   Саша была истинным гиртумиммом -- магом, создающим заклинания. Она составляла писанные заговоры, изготавливала талисманы и артефакты. Нередко Саша брала известный заговор, раскладывала его на составляющие, меняла ингредиенты, слова формулы, действия в ритуале и получала новое, продвинутое заклинание.
   Магия являлась смыслом ее существования. Ради колдовства Саша отказалась от нормальной человеческой жизни. Двенадцать лет ежедневных трудов, часто без еды, сна и отдыха, без пощады к себе и к тем, кто мешал ее оккультным опытам, и Саша стала виртуозом от магии.
   Заговоры Лойе были совершенны, просты по форме и наполнены великой силой. Ее заклинания походили на скрипки Страдивари, причудливые творения человеческого гения, сработанные тонко и технологично, в то время, как коллеги по цеху продолжали тесать балалайки дедовскими способами.
   Ритуал "Восхождения" был удачной компиляцией экстатических техник сибирских шаманов и высшей европейской церемониальной магии. Саша была знатоком по части того и другого. Она полгода экспериментировала, пока нашла способ вытаскивать людей из могилы. Первые опыты оказались неудачными, во время ритуала Саша отправила на тот свет несколько пациентов захудалого подмосковного хосписа. Совесть ее не мучила. Люди и так стояли одной ногой в могиле и знали, на что шли. Саша просто ускорила процесс. Она не сдавалась, упорно продолжала работу. Юра стал ее первой победой.
   Он был сыном весьма обеспеченной женщины - судьи российского конституционного суда. Отец Юры, добрейшей души человек и прекрасный семьянин, умер, когда мальчику было шесть лет. Молодая вдова успешно сочетала карьеру и воспитание ребенка, но на личной жизни поставила крест. Так что всю нерастраченную любовь направила на сына.
   Мать в Юре души не чаяла, да и то правда, что красивого и умного ребенка любить легко. Она не жалела денег ни на его обучение, ни на развлечения. Юра путешествовал по Европе, гонял на спортивной машине, учился в престижном вузе, дружил с такими же золотыми мальчиками как и он сам. Жизнь была прекрасна, а потом все пошло прахом.
   Юра увлекался парашютным спортом. К двадцати годам он совершил больше тысячи прыжков, победил в нескольких региональных состязаниях и стал кандидатом в мастера спорта. Юра готовился к соревнованию на кубок СНГ, успех на котором гарантировал звание мастера спорта.
   В тот сентябрьский день, отправляясь на аэродром Киржач, он внимательно слушал прогноз погоды. Синоптики обещали порывистый ветер три-четыре метра в секунду с порывами до шести-семи метров в секунду. По правилам максимальный ветер, в который разрешены прыжки с парашютом -- двенадцать узлов. Так что Юра переживал, что придется сидеть на земле. Однако погода вроде бы улучшилась и тренер принял решение начинать выброску.
   Когда парашютисты уже были в воздухе, ветер неожиданно усилится и изменил направление. У Юры сложились купола парашюта. В такой ситуации важно не паниковать и вспомнить всё, что говорили на инструктаже. Юра чётко делал именно то, чему его учили. Он отцепил основной купол парашюта. Однако один свободный конец ушёл, а второй зацепился за сшивку ранца. Парашютист повис на одном свободном конце с тремя наполненными соплами основного купола. Дальше Юра потерял контроль за высотой и временем, и ввел запасной парашют ниже ста метров. Купол наполнился лишь частично, и Юра неудачно приземлился.
   В результате страшная травма - перелом шейного отдела позвоночника и полная парализация, начиная с плеч. Мать Юры была буквально убита горем , и умерла от инфаркта. Потом в их большую московскую квартиру приехали тамбовские родственники - доглядывать за беспомощным инвалидом. А через три месяца Юра оказался в доме престарелых в палате с двумя восьмидесятилетними паралитиками.
   Ярость, боль, ужас -- он всем этим переболел за два года неподвижности. Юра очень хотел умереть, но даже самоубийство было ему не по силам. Лежа в палате с вонючими стариками, он научился отключаться от реальности. Юра закрывал глаза и вспоминал места, где бывал. Он рисовал себе картинки в мельчайших деталях, жил в воспоминаниях, и мир грез становился для него реальнее и желаннее, чем настоящая жизнь.
   А потом к Юре пришла странная женщина и предложила его вылечить. Лечение нетрадиционное, предупредила Лойе, есть риск для жизни. Но имеются шансы, и хорошие, что она Юру поднимет на ноги. Он выслушал ее и сказал:
   - Я согласен. Но с одним условием...
   - Какое условие? - спросила женщина.
   - Если у вас ничего не получится, - спокойно сказал Юра, - и я останусь таким же бревном, как сейчас, вы меня убьете.
   - Договорились, - ответила женщина с горькой усмешкой.
   Юра шел на эксперимент с единственной надеждой и желанием - умереть. Но... Он выжил и выздоровел.
   Юра встал с постели уже на третьи сутки после магического сеанса. Саша еще несколько раз навещала его в доме престарелых. Она смотрела на Юру своими странными глазами, в которых читалось удовлетворение. Будто она получила долгожданный подарок. В одну из таких встреч женщина дала Юре свой e-male и попросила написать ей в случае ухудшения здоровья. Они распрощались, и Саша исчезла из его жизни.
   Юра покинул дом престарелых и свершил великое изгнание тамбовских родственников, намертво вцепившихся в четырехкомнатную московскую квартиру. Восстановился в университете, нашел работу и попытался вновь прыгнуть с парашютом. Но здесь его ждал неприятный сюрприз.
   На пути к АН-2, на котором парашютисты должны были подняться в воздух, с Юрой случилась паническая атака. В течение нескольких секунд он перестал контролировать свое поведение и эмоции. У Юры участилось сердцебиение, покраснело лицо. Он буквально обливался потом и шагу не мог ступить в к самолету. Парень попятился, отошел от остальных спортсменов и его вырвало. Заставить себя подняться на борт самолета он так и не смог.
   Юра обратился к психотерапевту. Специалист поставил диагноз "аэрофобия". Такое серьезное психическое расстройство необходимо было лечить.
Юра четыре месяца ходил к психотерапевту, одновременно с этим принимая антидепрессанты и транквилизаторы. Но лечение ничего не дало.
   Тогда Юра обратился к Саше. Он часто вспоминал свою загадочную спасительницу, писал ей на электронную почту. Это были ничего не значащие послания, просто он хотел с ней пообщаться. Юра поздравлял ее с праздниками, рассказывал о своих успехах, спрашивал как дела. Но она ему не отвечала. Ни разу. Со временем он стал ужасно по ней скучать, словно она была ему очень близка.
   И тогда он решил ей соврать. Юра написал Саше, что болен. И вскоре получил ответ. Саша спрашивала в чем конкретно его проблема. Парень попросил встреться и объясниться на месте. Саша согласилась.
   Сердце у Юры едва не оборвалось, когда он увидел ее. Он почувствовал себя маленьким мальчиком, спешащим в раскрытые объятия матери. Юра вдруг понял, что не сможет больше с ней разлучиться. Он должен видеть ее, говорить с ней, чувствовать ее поддержку. И только тогда в его жизни будет все как надо.
   Юра честно рассказал женщине о своих чувствах. И Саша его не прогнала. Она сообщила, что открывает фирму и ей требуется работник. Юра согласился, не уточнив ни размер зарплаты, ни служебные обязанности. Главное, они теперь были вместе.

Глава шестая

   Саша села на переднее сидение. В машине на полную громкость играла ВИА "Manowar". Лойе нравилось под настроение послушать американский хэви-метал. Но сегодня она устала от суровых мужчин, брызжущих тестостероном. Саша убавила звук и принялась щелкать кнопками радио.
   - Привет, Саша. С возвращением, - поздоровался парень.
   - Привет, Юра, - сказала Саша. Она нашла радиостанцию со спокойной взрослой музыкой и откинулась на спинку сидения.
   - Куда едем? - Юра внимательно разглядывал Сашу, но от комментариев пока воздерживался.
   - Куда? В больницу, конечно, - ответила Саша. - Это к стати тебе. Африканский сувенир. Статуэтку отдашь Норе, остальное твое.
   Женщина протянула Юре свернутую шкуру антилопы. Юра развернул подарок и достал лук и стрелы. Глаза парня засветились от удовольствия, когда он провел ладонью по гладкому черному дереву лука и яркому оперению стрел.
   - Саша, спасибо большое. Это очень здорово, правда, - с улыбкой сказал Юра.
   - Я знала, что тебе понравится, - Саша протянула руку и погладила парня по щеке. Юра закрыл глаза и потерся о ее ладонь, словно маленький мальчик. Женщина поспешила убрать руку.- Ну, поехали же!
   Машина плавно тронулась с места. Саша неловко копалась в бардачке здоровой рукой, выискивая зарядку для телефона.
   - Выглядишь не ахти, - заметил Юра.
   - Да, есть немного, - поморщилась Саша.
   - Кто тебе так приложил? - осторожно спросил Юра. - Может, те уроды, что искали тебя в офисе три дня назад?
   Саша молча покачала головой, глядя на стоящий впереди синий "Ситроен". На заднем сидении расположилась молодая мамаша с пухленьким младенцем на руках. Ребенок капризничал, а женщине никак не удавалось его успокоить.
   - И еще они сломали Норе пальцы, - добавил Юра как бы между прочим.
   Саша обдумывала полученную информацию, пока включала сотовый. Вытягивать сведения из молчуна Юры, дело неблагодарное. Лучше позвонить Норе, и та выложит все сама. Саша набрала номер офиса и через два гудка услышала свою помощницу:
   - "Лойе и партнеры". Консультации и услуги. Секретарь Нора Галь. Здравствуйте, - низкий, грудной альт завораживал характерными африканскими модуляциями. Не зная, кто говорит, можно было представить шикарную дебелую негритянку. Но голос принадлежал миниатюрной брюнетке, очень похожей на Одри Хепберн.
   - Привет, Нора. Как твои пальцы? - спросила Саша без церемоний.
   - О, Саша, как я рада, что ты уже в Москве. Теперь все точно будет хорошо, -Саша услышала вздох облегчения, и, кажется, Нора улыбнулась. - Два пальца сломаны, прикинь! Мне наложили гипс, и теперь я просто чучело. Ну с каким стилем, с чем вообще может сочетаться загипсованная рука?!! - теперь Нора злилась. В неистовство ее приводило не то, что у нее сломаны пальцы, а то, что гипс портит внешность. Легкомыслие на грани идиотизма - одно из многих качеств Норы, к которым Саша давно привыкла.
   - Не сомневаюсь, ты что-нибудь придумаешь и вернешь свой стайл, - ответила Саша. - Рассказывай, как все было?
   - Ну значит так. Было это в среду утром, - начала Нора. - Я только комп включила, как входят три гориллы. Здоровые такие, бритые под единичку, одеты ужасно. Костюмы черные из какой-то дешевой ткани, пиджаки сидят мешком, брюки на коленках вытянуты, туфли из кожзама. Ну ты представляешь? - Саша не представляла, чем плохи туфли из кожзама. Но вопрос об этом мог увести ее помощницу далеко в строну, и Лойе решила, что задаст его как-нибудь в следующий раз. - Ну вот заходят они значит, и главный их, бородатый ... Ты его видела?
   - Да, со Славовичем я познакомилась, - уточнила Саша.
   - Квазимодо, правда? Мне бы с таким лицом на улицу стыдно было показаться, а он вот ходит и пальцы людям ломает. - Саше было очевидно, что поломанные пальцы -- это мелочь, по сравнению с тем, что мог сделать с человеком команданте , но опять-таки Норе лучше этого не знать. - Ну я спрашиваю, чем могу помочь? А этот Славович мне говорит, что ему срочно нужна Александра Игоревна Лойе, - Нора скопировала высокий голос команданте. - Я ему отвечаю, что госпожа Лойе сейчас в отпуске. Прием посетителей возобновится где-то недели через две. Тогда этот псих мне говорит, что я его не поняла. Ты нужна ему прямо сейчас. Ну я уроду говорю, что понятия не имею, где ты. Пусть оставит свой телефон. Ты ему перезвонишь, если сочтешь нужным. Он спокойно так мне отвечает, что если я прямо сейчас не скажу, где тебя искать, он мне кости переломает. Ну я то думала, что он меня на понт берет и еще меня взбесило, что он мне грубит, - вздохнула Нора. - Ну я ему и говорю: ничего я вам не скажу, валите из офиса, а то охрану вызову. И вообще, если вы думаете, что борода закрывает эти ужасные рубцы от прыщей у вас на лице, то крупно ошибаетесь. Это была моя ошибка.- Саша не поняла, почему после таких оскорблений Славович сломал ее помощнице только два пальца, не иначе был в хорошем настроении.
   - Тут подходит он ко мне и говорит, что я маленькая дура и нахалка, - продолжила Нора, - но он меня немного поучит. Хватает мою руку и выворачивает мизинец. Боль адская. Я ору, вырываюсь, плачу. Он даже не вспотел, опять меня о тебе спрашивает. Я его матом покрыла. Он мне еще палец сломал. И тут я думаю, ведь ты же с ними точно разберешься? Ты не злишься, что я сказала, где тебя искать?
   - Нет, я на тебя не обижаюсь, - Саша знала, что ее люди под танк лягут, если она попросит. Но таких жертв ей было не надо, и сломанные кости были перебором. - Ладно, Нора, с команданте я позже разберусь. Обещаю, он будет страдать. Так, вопрос второй. Мне нужна информация на человека, по имени Михаил Токарев?
   - Тот, который хозяин Славовича?
   - Должно быть он. А ты-то как узнала? - спросила Саша.
   - Ну, должна же я проверить, кто прислал за тобой эту гниду Славовича, - ответила Нора. - Так вот, Токарев это совсем другое дело. Ему сорок два года. Он из хорошей семьи, известный бизнесмен. Глава финансовой группы "Аксилор": нефть, газ, бензин, никель и куча чего еще. Миша, Миша, мне бы твои миллиарды...
   - И чтобы ты с ними делала? - поинтересовалась Саша.
   - Туфли бы купила... - мечтательно вздохнула Нора. - И шубы... И бриллианты... А он бы остался все таким же неприлично богатым.
   - Значит, владелец заводов, газет, пароходов...Жирная золотая рыбка сама нас нашла, - Саша подозревала, что Токарев человек не бедный, но нефть и газ... Это звучит почти сексуально.
   - И ничего он не жирный, - Саша узнала тон своей помощницы. - Токарев очень красивый мужик, у него дочь вроде. Но главное он вдовец!
   Последнее слово сказано с характерным придыханием, означающим экстатический восторг. Голубой мечтой Норы Галь было замужество. Она крепко верила, что только удачный брак может сделать женщину счастливой.
   Нора составила список идеальных мужчин, которых можно на себе женить. На вершине пьедестала расположился красивый богатый самец с двадцатью сантиметрами (недосягаемый идеал, встречающийся только в любовных романах), за ним следовал симпатичный самостоятельный парень, вдовец занимал почетное третье место. Следующие позиции занимали: разведенный, женатик, маменькин сынок, мужчина с ограниченными физическими возможностями, негр, алко-, нарко-, игроман и, наконец, импотент.
   Саша не собиралась обсуждать семейный статус Токарева. А чтобы Нора не вернулась к любимой теме и дальше, Саша дала ей простое и четкое задание:
   - Это прекрасно. А теперь, Нора, дозвонись до мистера Совершенства. Скажи, что я хочу с ним поговорить и перекинь на меня. Пока-пока.
   Нора могла дозвониться куда угодно и кому угодно, хоть в Белый дом президенту. Ну а Токарева она вызвонит на раз.
   Тем временем Юра привез Сашу в больницу. За американские деньги бесплатная русская медицина творит чудеса. Быстро и профессионально Саше выправили кости и наложили гипс. Предложили сегодня же отреставрировать сломанные зубы, но она отказалась, больно долго сидеть.
   Медсестра как раз обрабатывала антисептиком царапины и ссадины на ее лице, когда у Саши зазвонил телефон. На проводе обозначилась Нора:
   - Это Токарев. Соединить?
   - Да, давай его сюда, - ответила Саша.
   - Добрый день, Михаил Викторович, - Саша старалась говорить четко, что при ее травмах было нелегко. - Это Саша Лойе.
   - Саша Лойе... Очень хорошо, - у Токарева оказался приятный баритон. - Рад, что вам хватило наглости позвонить, и я не должен разыскивать вас по всей Москве. Что вы себе позволяете?! - заорал в трубку Токарев.- Я послал за вами самолет. Вас как порядочного человека привезли на родину. Все, что я хотел - встретиться, поговорить! А вы устраиваете в аэропорту шоу Дэвида Коперфильда. Исчезновение женщины из общественного туалета на глазах у изумленной публики. Мои люди с ног сбились искать вас по всему Шереметьево! - под конец тирады Токарев сорвался на визг.
   - Ну сравнивать меня с Коперфильдом, этим недешевым фокусником не совсем верно, - спокойно заметила Саша. - Я работаю скорее в стиле Вольфа Мессинга. Ну это так к слову. А вообще, я на вашем месте поставила бы вопрос о профессионализме вашей службы безопасности. Они же могут только беззащитным секретаршам пальцы ломать. А с такими простыми заданиями, как доставить вам нужного человека, не справляются. Я бы их прямо сейчас выставила без выходного пособия.
   - Знаете что?! - закричал Токарев, как ему только легких хватало, так орать. - Не учите меня обращаться с подчиненными! И при чем здесь секретарши? Что вы за бред несете?
   - Я сейчас в трезвом уме, - продолжала как ни в чем не бывало Саша. - И повторяю, Славович сломал моей секретарше пальцы. И это не способствует взаимопониманию между нами. И я не горю желанием с вами встречаться .
   - Тогда зачем вы вообще мне звоните?! - вновь вспылил Токарев.
   - Из чистого любопытства, знаете, - ответила Саша. - Меня еще никто так не доставал. Подобная бесцеремонность меня заинтриговала. Поэтому я с вами встречусь. Сегодня в семь . Ресторан "Царская охота".
   - Сегодня в семь меня ждут на благотворительном балу первой леди, а потом у меня встреча с президентом, - заметил не без самодовольства Токарев. - Думаете, я что-нибудь из этого подвину ради ваших прекрасных глаз?
   - Ах, я забыла, вы ведь очень занятой человек. Положение обязывает, - сказала Саша. - Но если вы такая акула капитализма, то можете себе позволить подвинуть кого-угодно. Особенно если вам это очень надо. А я думаю, что вам что-то очень от меня надо.
   - Вот что я вам скажу, - возмутился Токарев, - я наглее вас бабы в жизни не встречал. Слушаю я и думаю, почему до сих пор вас не послал?
   - Ну у вас сегодня будет такой шанс, если мы увидимся, - заверила его Саша.
   - Пожалуй, такую возможность грех упускать. Ладно. Благотворительный бал первой леди пропущу. А до встречи с президентом я с вами уже расправлюсь. В семь. В "Охоте", - и Токарев повесил трубку.
   Саша отложила телефон и дала медсестре доделать работу. До ужина вагон времени, можно съездить домой переодеться и отдохнуть. А потом отправляться на обещанную расправу.

Глава седьмая

   В половину седьмого Саша приехала в "Царскую охоту". В ресторане она всегда обедала в охотничьем зале. Столик на двоих располагался в углу, рядом с изразцовой печкой. Со своего места Саша видела весь зал и лестницу, по которой заходили посетители.
   Саше нравились грубо оштукатуренные белые стены, темные деревянные балки под потолком, тяжелая искусственно состаренная мебель, маленькие окошки с деревенскими занавесками и цветочными горшками на подоконниках. Правда оленьи рога под потолком и шкуры животных на стенах ее раздражали, но кованная решетка и изразцовая печка уравновешивали общую претенциозность интерьера. На чаевых Саша не экономила и получала быстрое и вежливое обслуживание.
   Саша больше недели нормально не ела. Ловле дия предшествовал строгий пост, а после охоты во рту у нее побывали только сухарики и минералка. Желудок сейчас не принимал много пищи. Однако поесть все же стоило. Еда не только насыщала, но и поднимала настроение.
   Саша заказала молочного ягненка, грибную похлебку, блинчики с крабами и суп из земляники. Чтобы не мучиться ночью коликами, от каждого блюда следовало проглотить лишь по кусочку. Но даже с таким мизером пищи ей, наверняка, станет плохо к концу трапезы. Ну и ладно. Сегодня не простой день, дий воздуха в ее подчинении. Надо отпраздновать удачную охоту. И не забыть премировать своих приспешников, пострадавших морально и физически.
  
   В ожидании заказа Саша пила ирландский кофе. Она смаковала этот напиток в любую погоду. Ей нравилось потягивать через соломинку симбиоз кофе, виски и густых сливок, разлитый в прозрачный irish-бокал на ножке. За раз Саша выпивала до четырех порций, и виски таки давал о себе знать легкой эйфорией.
   Саша приговорила вторую чашку кофе, когда по лестнице в зал спустился тот, кого она ожидала. Он шел в сопровождении метрдотеля.
   Михаил Токарев двигался уверенной пружинящей походкой. Высоченный, под два метра, пропорционально сложенный, стройный, даже скорее худощавый.
   Черный льняной костюм сидел на нем так хорошо, как может сидеть лишь сшитая на заказ вещь. Белоснежные манжеты белой вечерней сорочки выглядывали из-под рукавов на положенные три сантиметра и застегивались на золотые запонки. Яркий желтовато-оранжевый галстук - "бабочка" и замшевые туфли с золотыми пряжками придавали безупречному костюму плейбойский шик.
   Токарев выглядел старше своих лет, на вид ему можно было дать сорок восемь-пятьдесят. Коротко стриженные каштановые волосы с глубокими залысинами росли треугольником аля Микки Маус. Саша вспомнила, что такая линия роста волос в Англии называется "вдовий мысок". В случае Токарева примета оказалась верной.
   У него было интересное лицо. Высокий лоб, темные широкие брови, глубоко посаженные чуть соловые серые глаза, резкие скулы, впалые щеки. Нос крупный, классической формы, с хищно вырезанными ноздрями. Широкий рот, верхняя губа тонкая, нижняя полная и яркая, острый выдающийся вперед подбородок. Кожа бледная, с желтым оттенком сошедшего загара, под глазами серые тени усталости и недосыпания. Около рта и между бровей прорезались глубокие складки, на лбу тоже пролегли морщины, что придавало лицу мужчины мрачное выражение.
   Подойдя к столу, Токарев жестом отослал метрдотеля и сел напротив женщины.
   - Кто вы, Саша Лойе? Не иначе женщина-загадка? - ехидно спросил мужчина. Саша невзлюбила Токарева с первого взгляда. Богатый, красивый, властный самец. Он привык к беспрекословному подчинению окружающих и всегда получал желаемое.
   С такими людьми трудно было работать. Они задавали много вопросов, давили на психику и не понимали слова "нет". Быть вежливой и радушной Саше не хотелось. Да Токарев хорошего обращения и не заслужил.
   - Добрый вечер, Михаил Викторович, - поздоровалась Саша и плавным движением откинула с головы капюшон шелкового фиолетового комбинезона. Токарев не смог сдержать удивленный вздох. Над столом повисло неловкое молчание.
   Михаил смотрел на женщину напротив, и чувствовал себя обманутым. Мысли в голове неслись с реактивной скоростью. Михаил вспомнил день, когда впервые услышал о Саше Лойе.
   Это было в Москве. Он прилетел из Мюнхена, там в клинике Гроссхаден лежала его дочь. Ирина находилась в коме, и жизнь ее врачи поддерживали искусственно.
   Михаил приехал к себе в апартаменты, выгнал прислугу, отключил звонок, телефон, компьютер и ушел в запой. День за днем он нажирался вдрызг, что при его росте и комплекции было делом непростым. Михаил пил до забытья, а когда просыпался, пил снова. Он потерял счет времени, но так было лучше.
   Делами компании последний месяц занимался его компаньон и ближайший друг Игорь Андросов. Они вместе учились в университете, вместе начинали бизнес. Михаил верил другу как себе. Но все же главой компании был Токарев, а значит ему нужно было когда-то появиться на работе.
   И вот на шестой день запоя Игорь вытащил друга из кровати и как есть, в растянутых трениках, и кинул в ледяную ванну. Михаил мгновенно очнулся и принялся материться. Такого обращения он никому бы не спустил, но Игорь был исключением. Андросов, не обращая внимания на проклятья в свой адрес, пошел распорядиться насчет завтрака.
   Через три часа и четыре чашки тройного эспрессо, от которого и мертвый бы поднялся, Михаил Токарев, свежевыбритый и безукоризненно одетый, появился в здании "Аксилора". Весь день он просматривал и подписывал документы, изучал финансовые отчеты, делал звонки. К восьми вечера он кое-как разгреб завалы, но еще оставалось "очень важное" совещание.
   Михаил сидел за столом в своем кабинете, а напротив в двух креслах расположились Игорь Андросов, финансовый директор компании, и Сергей Ефимович Вайсман, начальник юридической службы "Аксилора". Игорь монотонным голосом читывал отчет о финансовом состоянии компании, которую они покупали.
   Михаил смотрел сквозь зеркальные окна, как ранние сумерки опускаются на московские улицы. Небо из ярко голубого стало кобальтовым. Начали загораться окна средних этажей - на нижних они горели весь день. На уровне крыш света еще хватало, чтобы ориентироваться, но не для того, чтобы читать.
   Михаил щелкнул выключателем настольной лампы и увидел в стекле свое отражение. Худой сутулый человек угнездился в огромном кожаном кресле, руки лежали на антикварном полированном столе. Все в его кабинете говорило о богатстве и респектабельности хозяина.
   Стены, отделанные темными дубовыми панелями, на полу паркет со сложным рисунком из шести различных пород дерева, великолепная дорогая мебель в английском стиле. На полках стояли книги в кожаных переплетах с золотым теснением, тут же расположились драгоценные безделушки - золотые табакерки, терракотовые статуэтки и серебряные канделябры. Новейшая техника отлично вписывалась в роскошь дорогого исторического интерьера.
   Да, деньги, власть, влияние. Михаил годами этого добивался. И все ему было мало. Он неделями не видел жену и дочь, потому что бизнес был на первом месте. Нет, он любил своих девочек. Но он знал, что впереди еще много времени. Он успеет побыть с семьей. Сейчас надо работать. А вот, когда денег будет достаточно (достаточно для чего?), он будет счастливо стареть с любимой женой, и выдаст замуж дочь и нанянчиться с внуками.
   И теперь у него никого нет. Жена погибла во во время несчастного случая на охоте, дочь умирает от редкой неизлечимой болезни. Остались только деньги и власть.
   Михаил перевел взгляд на Игоря. Тот продолжал читать. Вот уж кто всегда счастлив и всем доволен. Андросова нельзя было назвать даже симпатичным. На узком бледном лице, с большим носом и скошенным подбородком, застыла гримаса пренебрежения. Игорь старался не демонстрировать своего худого чересчур волосатого тела, всегда ходил в застегнутых на все пуговицы рубашках или свитерах с высоким воротом. Он предпочитал итальянские костюмы, но даже дорогая одежда не могла скрыть кривые ноги и сутулую спину.
   Заурядная внешность не мешала ему пользоваться успехом у женщин. Андросов понимал, что некрасив. Но также знал, что за свои деньги может купить любую красотку. И та будет с хорошо скрываемым отвращением ласкать каждый сантиметр его убогого тела.
   Игорь был известен в бизнес-кругах как умный, изворотливый и жестокий делец. Он не скрывал, что больше всего на свете любит деньги. С родными он не общался, женщин использовал по прямому назначению.
   Даже когда его девушка Регина ушла к лучшему другу Михаилу Токареву и стала вскоре его женой, Андросов цинично заметил: "Баб у меня много, "Аксилор" один". На вопрос Михаила неужели Игорь на него не обижается, Андросов ответил, что сам пока не знает. Михаил тогда заметил, что в банковской платежке больше романтики, чем в сердце Игоря. Андросов только плечами пожал. Но потом они стали общаться как ни в чем не бывало. Значит друг все-таки не обиделся. Игорь поднял глаза на Токарева.
   - Ты вообще хоть что-нибудь слышал? Или я битый час читаю в луну? - раздраженно спросил Игорь.
   - Читаешь в луну, - признался Михаил.
   - Отлично. У нас тут миллиардный контракт, а тебе все до звезды, - заметил Андросов, презрительно морща нос.
   - Ты прав, мне сейчас все до звезды, - ответил Михаил ровным голосом.
   - Слушай, все в курсе твоей личной трагедии, - сказал Игорь, глядя другу в глаза. - Но ты отвечаешь за всех работников "Аксилора". Это тысячи людей. И у каждого семья.
   - Ну не у каждого. У тебя семьи нет и не было. У меня по ходу тоже скоро не будет. Так что не все так мрачно, - съязвил Михаил.
   - Ладно, вам парни, - вмешался Вайсман. - Игорь, оставь отчет Михаилу. Он его просмотрит, а завтра мы опять соберемся и все обсудим.
   - Мы должны были все обсудить месяц назад, - процедил Андросов.
   - Тем более. Один вечер ничего не решит, - парировал Вайсман.
   - Ладно, завтра так завтра, - согласился Игорь. - Всего хорошего.
   Он бросил флешку с отчетом Токареву на стол, поднял стакан с минералкой и забрал из-под него круглую салфетку, стилизованную под автомобильное колесо.
   Игорь коллекционировал салфетки с логотипами баров и ресторанов. У него было больше полутора тысяч экземпляров. Андросов особенно ценил салфетки с символикой уже не существующих заведений. У него в коллекции были салфетки из "Хромой лошади", "Дягилева", "911".
   Сотрудники компании знали об увлечении финансового директора и передавали ему экземпляры для коллекции. Вот и сегодня секретарша Риточка поставила стакан с минералкой на оригинальную салфетку, прихваченную в одном из дублинских баров. Андросов это заметил и оценил.
   Он опустил салфетку в карман пиджака, развернулся и ушел. Дверь за собой закрыл тихо и аккуратно. Михаил смотрел на Вайсмана, ожидая, когда и юрист уйдет. Но Сергей Ефимович никуда не торопился.
   - Как Ирина? - спросил Вайсман.
   - Хуже некуда, - честно ответил Михаил. - Врачи предложили отключить ее от аппаратов, чтоб не мучилась.
   - Я сожалею, - сказал Вайсман. - Я ведь тебя знаю всю твою жизнь. Твой отец был моим хорошим другом. И я знал Регину...
   - Хватит, Сергей Ефимович, - оборвал его Михаил.
   - Погоди, - продолжил Вайсман. - Выслушай меня, Миша. Я все это говорю не для того, чтобы нож в ране поворачивать. Дело вот в чем. Я всю жизнь был обязан твоему отцу. Когда я закончил истпед, связей и денег у меня не было. Лучшее, что светило, распределение в глухую деревню учителем истории. А Виктор Степанович был тогда парторгом горкома партии. И он взял меня на работу. С его легкой руки я сделал карьеру. Жизнь у меня сложилась. Я все хотел ему добром отплатить. Но как-то не получалось. А потом его не стало. И теперь у меня есть шанс долг вернуть. Не Виктору Степановичу, а тебе, его сыну. Я могу тебе помочь с Ириной.
   - Вы мне не можете помочь! И никто уже не может! Чудес не бывает! - сорвался Михаил.
   - Я тоже так думал полгода назад, - ответил Вайсман. - И я вот что тебе скажу. Я, Миша, ошибался. Моя мама была серьезно больна. Но она выздоровела. И ей помогли не врачи.
   - Прошу вас, Сергей Ефимович, не надо, - сказал Михаил. - Я все перепробовал. Бесполезно.
   - Миша, послушай мой совет. Позвони по этому телефону и назначь встречу. Тебе помогут, вот увидишь, - Вайсман протянул Михаилу визитку и вышел из кабинета. "Саша Лойе, консультант" - значилось на визитке. Внизу был указан телефон.
   Михаил Токарев превыше всего ценил информированность. Он никогда не встречался с человеком, партнером или конкурентом, не ознакомившись с его досье, включающим подробности частной жизни. Часто Токарев заставлял оппонентов сдаться лишь потому, что был лучше подготовлен к встрече с ними.
   Перед встречей с Сашей Лойе, он распорядился найти на нее всю возможную информацию. Из аналитического отдела принесли папку, в которой лежал сиротливый листок бумаги с данными. Вся биография загадочной Саши Лойе уместилась в трех абзацах. Михаил хорошо помнил эти строки.
   Александра Игоревна Лойе (в девичестве -- Хованская) родилась в 1977 году в Новокуйбышевске Самарской области. В тринадцать лет после смерти матери переехала в Ростов вместе с отцом. В семнадцать лет вышла замуж за Лойе Германа Александровича, через пять месяцев после регистрации брака родила дочь Анну. В двадцать один год закончила Ростовский пединститут, получив профессию -- учитель биологии. В том же году погибли ее муж и дочь. После смерти близких Лойе неоднократно лежала в психиатрической лечебнице из-за неудачных попыток суицида.
   О последующих годах жизни Александры Лойе ничего не известно. Она продала действующий бизнес мужа, все движимое и недвижимое имущество и исчезла. Лойе официально нигде не работала, не имела собственности, не была нигде прописана. Она просто не существовала.
   Всплыла Александра Лойе в Москве в 2004 году. Прописалась в квартире бывшей детдомовки Норы Галь. Через полгода дела у Лойе пошли в гору. Она зарегистрировала свою консалтинговую фирму "Лойе и партнеры". И начала много зарабатывать. Среди клиентов фирмы значились очень солидные люди, элита страны. Многих из них Михаил знал лично. Сейчас Александра владела пятикомнатной квартирой на улице Косыгина, приличным счетом в банке, офис ее фирмы располагался в престижном квартале. В сферу ее интересов входили благотворительность, аукционы редких книг, антиквариата и драгоценных камней. Жила она уединенно, никаких личных связей обнаружить не удалось.
   Идя на встречу, Михаил ожидал увидеть холеную деловую женщину, возможно, немного эксцентричную. Действительность била камнем по голове.
   Лойе выглядела чудовищно. Левая сторона лица оказалась сплошной фиолетово-черной гематомой, кожа безобразно вздулась, один глаз полностью заплыл, губы покрывали кровавые корки. Саша смотрела на него налитым кровью правым глазом и дружелюбно улыбалась, при этом во рту не хватало переднего резца. Она была страшна как черт. Женщина прекрасно понимала, какое производит впечатление, и похоже ее это мало беспокоило. Теперь Михаил понял, почему Лойе назначила встречу в таком нелепом месте. В любом другом приличном ресторане ее бы на порог не пустили.
  

Глава восьмая

  
   - Нет, я горгона Медуза!- Саша заметно шепелявила, с выбитым зубом говорить сложновато.
   - Простите, что вы сказали? - Михаил растерянно воззрился на женщину.
   "Господи, я убью этого старого еврея, - думал Михаил. - Это же надо, так на до мной глумиться. Подсунул мне какую-то вокзальную бомжиху. Она себя-то вылечить не в состоянии, а чтоб Ире помочь?! Ну я тоже идиот, на что надеялся? Что приду, скажу спасите мне дочь, и мне какая-то баба поможет? Ни один врач не помог, а она поможет?" Тем временем каркающий голос вернул Михаила к реальности:
   - Горгона Медуза, говорю. Один взгляд на мое прекрасное лицо, и вы превратились в истукан. Очнитесь же, каменный гость!
   Саша еще раз улыбнулась, сверкнув дыркой в зубах. Но Токарев уже взял себя в руки. На его лице вновь появилось выражение мрачной надменности.
   - А что у вас с лицом? Под поезд попали? - вежливо спросил мужчина. - Или с работой не справились, и клиент так выразил вам свое недовольство?
   Он ее презирал. Но чувство юмора у Токарева было, хотя и своеобразное.
   - А вам правда интересно, или из вежливости спрашиваете?- спросила Саша в тон.
   Михаилу не нравились люди, отвечающие вопросом на вопрос. Но в этой инвалидке, наверное, собрались все недостатки, какие он мог себе представить.
   - Я всегда искренне интересуюсь другими людьми, - заметил Токарев. - А ваше лицо прямо кровавая каша. Мне просто интересно, как женщина может получить столько увечий, и при этом притащиться на деловую встречу. Да еще так невменяемо шутить?
   Рядом с ними группа молодых людей внезапно взорвалась громким хохотом, заглушившим негромкий смех Саши.
   - Хо-хо. А мне так-то казалось, что на эту деловую встречу меня притащили. Послали за мной отмороженный эскорт, погрузили в самолет, насильно привезли в Москву. Будто я кому-то очень, очень нужна. Но я ошибалась. И сама притащилась на бизнес-ланч, забыв о дресс-коде и фейс-контроле, - возмутилась Саша.
   - Во-первых, для ланча уже поздновато, - Токарев стал загибать пальцы. - Во-вторых, во что вас не ряди, вы вряд ли станете краше. А в третьих, гляжу я на ваше лицо, и есть мне совсем не хочется. Потому что меня тошнит.
   - Ну если мой вид оскорбляет ваше чувство прекрасного, то можете самоустраниться. Я же тут покушаю нормальненько. А если у вас ко мне дело, то моя помятая рожа вас смущать не должна, - отрезала Саша.
   Михаил оглядел заполненное посетителями помещение. За соседним столом веселилась компания гламурной молодежи, от громких тостов и похабных шуток звенело в ушах.
   Михаил кивнул. Нужно быть последовательным. Саша, конечно, выглядит плохо, но держится бодрячком. Он ее действительно выписал за тридевять земель, так что надо узнать, может она ему помочь или нет.
   - Ладно, к делу. У меня...
   - Очень хорошо, - перебила его Саша. - Для начала визитку пожалуйста.
   - А в чем смысл? Зачем вам визитка? - раздраженно спросил Токарев.
   - Считайте это маленьким женским капризом, - бесцеремонно ответила Саша. - Еще раз визитку. Плиз.
   Михаил отдал ей визитку. Саша повертела в руках прямоугольный кусочек веленевой бумаги, спрятала его в карман и перевела взгляд на Токарева.
   - Как поживает господин Вайсман? - невинно поинтересовалась она.
   - У него все прекрасно,- ответил Михаил. - Просил передать вам поклон, и напомнить, что вы всегда желанный гость в его доме.
   - А как поживает его дражайшая маман? - продолжила допрос Лойе.
   - Фаина Марковна на удивление бодра для своих восьмидесяти лет, - заметил Михаил.- Одно время поговорили, что у нее болезнь Альцгеймера. Сергей Ефимович, как любящий сын, очень переживал за старушку -- мать. Но потом Фаина неожиданно поправилась. Болезнь Альцгеймера не лечится. А значит врачи ошиблись. В любом случае, сейчас Фаина Марковна даст фору многим и многим. Удивительно, правда?
   - Ну чудеса случаются чаще, чем вы думаете. И врачи действительно иногда ошибаются. Я рада, что у семьи Вайсман все хорошо. Но мы отвлеклись. Это первая консультация, - продолжила Саша. - Обычно ко мне на прием записываются. Это стоит десять тысяч. Но Вам надо срочно, поэтому внеплановая консультация обойдется в пятьдесят тысяч. Вы можете перевести деньги на счет нашей фирмы в банке по курсу на день оплаты. Договор об оказании услуг, счета-фактуры и прочие бумаги можете забрать завтра в нашем офисе.
   - Я не понял. Консультация стоит пятьдесят тысяч рублей? - возмутился Токарев.
   - Консультация стоит пятьдесят тысяч евро, - уточнила Саша.
   - Да это же грабеж! У вас совесть есть?- в сердцах рявкнул Токарев.
   - Совесть? И об этом у меня спрашивает владелец нефтеперерабатывающих заводов? - Саша покачала головой. - Когда вы обращаетесь за консультацией к юристу, дизайнеру или любому другому специалисту, ему положен гонорар. Я эксперт по разного рода чудесам...
   - И поэтому расценки у вас тоже на грани фантастики? - перебил ее Токарев.
   Саша фыркнула и пригубила кофе.
   - Итак, мы проводим консультацию, или это вам не по карману? - прошамкала Лойе.
   - Ладно, я заплачу, - согласился Михаил, от всей души желая презренной вымогательнице подавиться его деньгами.
   - Ну с формальностями покончили. Итак, что я могу сделать для вас? - произнесла Саша задушевным тоном.
   Токарев надолго замолчал. Потом пару раз глубоко вздохнул и как-то неуверенно начал.
   - Моя дочь...- слова давались ему с трудом, в горле стоял ком. Он просто не мог произнести вслух : "Моя дочь умирает". Как будто пока он этого не сказал, у Ирины еще остается какой-то шанс. "Ладно, соберись и выдай историю", - Михаил опять глубоко вздохнул, сжал кулаки и продолжил:
   - Мою дочь зовут Ирина. Ей одиннадцать лет. Она всегда... была здоровым, веселым, жизнерадостным ребенком. Умная , не по годам развитая девочка. Всегда прекрасно училась, занималась пением, танцами и все в таком духе. Даже после смерти матери, Ирине было тогда девять, она быстро оправилась. Вроде бы ни депрессий, ни психологических травм. Абсолютно здоровый и благополучный ребенок. Так было до прошлого года. А потом моя дочка заболела. Сначала это появилось в изменении личности. Ирина потеряла интерес к своим хобби и к учебе, стала замкнутой, перестала общаться с друзьями. У нее начались депрессии. Врачи назначили сеансы психотерапии и препараты. Не помогло. Потом ей стало хуже. Дочка сильно похудела, нарушилась координация движений. Она перестала мыться, одеваться, не могла без чужой помощи поесть. Ее положили в больницу. Там обследовали с ног до головы и поставили диагноз. Синдром Кройцфельдта -- Якоба, нетипичная форма. Самому молодому больному с этим синдромом -- семнадцать лет. А Ирине всего десять было на тот момент. И болезнь развивается нетипично быстро. Повреждение мозга нарушает все основные жизненные функции, ее организм умирает. При этом Ирина осознает свое ухудшающееся состояние. Точнее осознавала. Вторую неделю как она в коме. Врачи в Мюнхене говорят, что ничего нельзя сделать. Но наш общий знакомый Сергей Ефимович Вайсман рассказал мне о вас. Сказал, что вы можете помочь. Вы можете? - голос Токарева сорвался от напряжения.
   -Может и могу...- задумчиво протянула Саша. - Надо посмотреть кое-что.
   -Я принес дочкину фотографию, - сказал Михаил и полез в карман пиджака.
   - Нет, не надо, - остановила его Саша. - Дайте лучше вашу мужественную руку.
   Ее здоровая рука потянулась к нему, пола широкого рукава зацепилась за край стола и обнажила руку до локтя. Михаил так и ахнул. Всю внутренней сторону предплечья покрывали безобразные рубцы, да так плотно, что живого места не оставалось. Они наплывали друг на друга, образуя неровные полукружия, будто годовые кольца на деревянном распиле. У запястья шрамы были старые, белесые и мягкие, почти не отличимые от обычной кожи. Выше по руке рубцы свежели. Цвет их колебался от нежно-розового до багрового. Последний шрам появился совсем уж недавно, он вился по локтевому сгибу, синюшный, с наплывами соединительной ткани и сухими корочками струпьев.
   Михаил не сомневался, кто автор отвратительного узора. Лойе лежала в психиатрической больнице после неудачных попыток суицида. И вроде как там ее подлечили. Но, видно, не до конца. Он-то считал, что уже не сможет думать о ней хуже. И опять ошибся. Саша -- психопатка со склонностью к самоистязаниям. Михаил посмотрел женщине в лицо.
   В глазах Саши мелькнула растерянность и стыд, будто ее застали за чем-то глубоко интимным. Шрамы были ее сокровенным секретом. Она не показывала их посторонним. Саша первой отвела взгляд.
   Токарев понял, что ей неловко. Такое проявление эмоций оправдало Сашу в его глазах. "Ладно, каждый развлекается как хочет. Пусть лучше режет себя, чем других. Она в одночасье потеряла мужа и дочь. Вот и слетела с нарезки. Неизвестно, что со мной будет, если Ира умрет. Хотя почему неизвестно? Сопьюсь, к бабке не ходи," - Михаила отвлекли мысли о ее шрамах. Поэтому, когда Саша дотронулась до него, он непроизвольно вздрогнул.
   Женщина закрыла глаза и чуть откинулась назад. Саша что-то нашептывала, с разбитых губ слетали неразборчивые фразы. Токарев уловил ритмичность, будто читали стихи.
   Саша невыносимо устала. И держалась лишь на полунаркотических снадобьях собственного изготовления. Концентрировать внимание и напрягать волю сейчас, значило истощить последние силы. Надо узнать, в каком состоянии девочка, поэтому ведьма позвала своего духа-помощника.
   Пришлось попугать Токарева. Будь она в нормальном состоянии, чужой человек никогда бы не увидел такое сакральное действо. Но сейчас выбирать не приходилось. Женщина взяла Токарева за руку и затянула шаманскую песню.
   Внезапно в правое плечо Саши впились острые коготки. Ноздри наполнил запах мокрых птичьих перьев. Над ухом раздался глухой клекот. Сова прилетела к ней. Саша попросила духа показать, что с девочкой. Сова поведала правду. Это были мыслеформы, для которых нет даже приблизительного эквивалента на человеческом языке. Все равно, что пытаться объяснить инстинкт.
   Михаил заставил себя сидеть неподвижно. Лойе медленно провела рукой по его кисти, потирая кожу легкими круговыми движениями. Пальцы ее были шершавыми, сухими и очень горячими. В этих прикосновениях не было в общем ничего неприятного или интимного, но мужчине внезапно захотелось вырвать руку и вытереть о пиджак. Тем временем ее пальцы, как тонкие паучьи лапки, доползли до запястья, неожиданно крепко сжали его, надавив на точку пульса.
   А потом произошло нечто невероятное, отчего у Михаила волосы на всем теле зашевелились. На долю секунды он увидел в чертах ее лица совиную голову. На него смотрели желтые немигающие глаза, широкий плоский клюв беззвучно открывался. Голова резко повернулась влево-вправо на 180 градусов. Михаил ошалело моргнул, и ведение исчезло.
   Михаил слыл кондовым материалистом. Его раздражало повальное увлечение знакомых всякой хиромантией. Сам он веровал в разум и деньги. Вот боги, которым он поклонялся. Для Михаила вера в господа или в дьявола стояли на одной доске и были одинаково бессмысленными. Экстрасенсов, магов и гадалок он на дух не переносил, считал их мошенниками и проходимцами. Поэтому, обратившись к Саше, он чувствовал себя ужасно. Мужчина сделал как раз то, за что презирал других. Поверил в возможность персонального чуда. Лично для него и за его деньги.
   Но Саша мошенницей не была, он это чувствовал. Перед ним сидело существо, которое только притворялось человеком. Да в общем не сильно-то притворялось. Кто она? Демон, оборотень, ведьма?
   Михаил впервые за этот невыносимо долгий год, что болела его дочь, обрел слабую надежду. В переполненном зале ресторана он столкнулся с чем-то совсем уж потусторонним. И он знал, что оно поможет. Если сочтет нужным.
   Саша выяснила все, что хотела. Первое - времени почти не осталось. Второе -- вылечить девочку будет очень трудно. Саша отпустила сову и, открыв глаза, вернулась в мир людей. Народу вокруг ощутимо прибавилось, и в воздухе стоял низкий гул голосов.
   Саша рассеянно поворачивала в руках свой бокал. Неслышно подошел официант, молча поставил заказанные блюда на стол и удалился. Однако дразнящий аромат прекрасно приготовленного мяса женщина оставила без внимания. Саша вытащила из сумки потрепанный ноутбук и стала что-то в нем вычитывать.
   "Так-так. Что мы имеем? Девочка в могиле одной ногой, второй почему-то еще здесь. Сильная, значит. Сегодня у нас двадцать девятое апреля. Завтра Белтейн. Если колдовать, то только сейчас. Столько силы, что можно и покойника оживить. К тому же это у нас пятый, шестой и седьмой день полнолуния. Они для колдовства самые лучшие.
   Папаша в отчаянии. Обдеру его как липку, сопротивляться не будет. А деньги мне нужны. "Гримуар Соломона" куплю, камней на ритуалы. Налоги заплачу, отдам денежку Телегину, квартальные премии Юре и Норе. К Светлаге съезжу на заготовки и да еще отложу. Это плюсы.
   Минусы. Я не в лучшей форме, организм ослаблен. Тело может просто не выдержать, и я уже не вернусь. Но когда это меня останавливало? Если я помру, значит так тому и быть. Во всяком случае надо на девочку живьем посмотреть. Хотя кого я обманываю? Я уже и так все решила..."
   - Ладно, - проговорила наконец Саша, - двинули в Мюнхен прямо сейчас. Мне надо на вашу дочь посмотреть. На месте скажу, смогу Ирину поднять или нет. Моя метла сломалась. Но у вас же вроде есть самолет?
   - Самолет есть, - ответил Токарев. - Но у меня сейчас дела, я уже говорил. Встреча с президентом. И мне нужно быть завтра в офисе, важные переговоры. Давайте так. Я все закончу, и мы вылетим завтра, часа в четыре?
   -Ну вот что, Токарев, - сказала Лойе раздраженно, - у вашей дочери есть где-то тридцать шесть часов. С этой вот минуты. И все. Можете заниматься своими делами, обедать с кем-хотите, переговариваться. И ждать звонка из клиники. По мне так даже проще. Здесь у меня на столе очень хороший обед. В Мюнхене чертовски тяжелая работа, и болезненная в придачу. Мы летим сейчас, или не летим никогда. Ну?
   В жизни человека есть поворотные моменты. Минуты, переживаемые с такой ясностью и остротой, что людям кажется, будто их наотмашь ударили по лицу. Жизнь предлагает человеку выбор. От этого выбора зависит, будет он дальше жить или доживать, бежать или плестись, любить или вспоминать. Между двумя ударами сердца Михаил выбрал свою судьбу.
   - Вылет через три часа, - выдохнул он.
   Саша согласно кивнула и попросила у официанта счет.
  
  

Глава девятая

   Саша позвонила Норе. Секретарша ответила после восьмого гудка.
   - Приветик, Саша! - Нора тяжело дышала в трубу. - Что случилось?
   - Добрый вечер, Нора. А что ты пыхтишь как паровоз? - спросила Саша.
   - Ты меня оторвала от шеста. У меня индивидуальное занятие с чемпионом по полденсу Тимуром Грешиловым, - гордо сообщила девушка.
   - Нора, а чем можно занимается на уроке полдэнса со сломанными-то пальцами? - спросила Саша удивленно.
   - О, Тимур меня заверил, что сломанная рука стриптизу не помеха. В конце концов можно сделать упор на ноги. И он оказался прав. Он всегда прав, - ответила девушка. Сашу так и подмывало спросить, на каком месте в матримониальном рейтинге Норы Галь стоит Тимур Грешилов, если его сомнительные советы воспринимаются с таким восторгом? Но женщина сдержалась. - Тебе, Саша, тоже стоит заняться полдэнсом. Крепкие мышцы, красивая фигура и хорошее настроение гарантированы.
   - Я подумаю, - пообещала ведьма без энтузиазма. - Нора, ты мне нужна. Мы прямо сейчас летим в Мюнхен. Так что слезай с шеста, или с Тимура Грешилова, уж не знаю, как далеко зашли ваши занятия. И встречаемся в аэропорту через три часа.
   - Я тебя поняла. Нет проблем, буду на месте. Чмоки - чмоки, - сказала Нора. Саша подумала, что у нее все же "золотые" приспешники. Лойе могла в любое время дня и ночи напрячь своих сотрудников каким-угодно заданием, и они бросались выполнять его с радостью и без лишних вопросов.
   Потом Саша отправила Юру за своей помощницей, а также за набором N 7 (обряд вознесения) и, на всякий случай, набором N 4 (снятие порчи). Сумки со снаряжением были тяжелыми и в Мюнхене ей бы больше пригодился Юра, но пришлось взять Нору.
   Токарев тоже разговаривал по телефону. Его тихий низкий голос напоминал шум мотора в дорогом седане, казался успокаивающим и надежным.
   "Токарев, конечно, грубиян и сукин сын, но с ним весело," - Саша поймала себя на мысли, что ей хотелось бы и дальше подначивать такого вот сноба и выслушивать его язвительные ответы... "Стоп, что ты несешь? Не хватает того, чтобы ты запала на какого-то мужика. Это просто клиент, Саша. Кроме того ты сидишь перед ним в жутком виде. Тоже мне кокетка без зубов!"
   Токарев убрал телефон, допил коньяк и сообщил, что пора ехать. По дороге в аэропорт заехали к Токареву в офис. Он ушел в свой небоскреб, а Саша осталась в лимузине. От нечего делать она принялась изучать интерьер салона. Саша не раз ездила в дорогих автомобилях, но эта машина угнетала разум показной роскошью.
   Деревянные панели с ящичками, покрытые черным лаком, выдвижные столики, в холодильнике внушительная батарея мини бутылочек с всевозможными видами спиртного. Задние кожаные сидения раскладывались наподобие шезлонга, так что на них спать можно было, при этом голова покоилась на удобной мягкой подушечке из тончайшей кожи. Наверху перед пассажирами располагались три циферблата: часы, спидометр и термометр. С потолка струился мягкий молочно-белый свет. Саша завистливо поглядывала на эту комфортную роскошь и вспомнила, что шесть лет ездит на ведре с гвоздями.
   В машину Токарев вернулся переодетым в строгий темно-серый шерстяной костюм, голубую сорочку и черные кожаные туфли. Галстук не повязал, и то хорошо. В руках он держал кейс.
   В аэропорту их встретили Нора и Юра с баулами наперевес. Уверенной походкой девушка устремилась навстречу начальнице. На пол головы ниже Саши, Нора обладала по-девичьи тонкой и хрупкой фигурой. Аккуратно причесанная головка, тонкие черты лица, влажные карие глаза олененка, дорогая элегантная одежда и аксессуары в стиле Грэйс Келли -- Нора являла собой безупречный образец утонченной леди. Пока не раскрывала рта.
   Саша нашла Нору в одном из подмосковных интернатов для детей-инвалидов. Звали ее тогда Галина Новикова, ей было 17 лет. Она страдала тяжелой формой ДЦП, болезнь развилась как следствие тяжелых родов. Врачи поставили младенцу страшный диагноз и уговорили мать написать отказную. Так Галя осталась с миром один на один. Она могла стать еще одним овощем в интернате для инвалидов.
   Однако интеллект у девочки оказался много выше, чем у обычных здоровых детей. Она прекрасно успевала по школьной программе, выучила три иностранных языка, взахлеб читала. Блестящий ум застрял в искалеченном теле, но у Гали была вся жизнь, чтобы научиться терпению, и не жаловаться впустую на судьбу. К тому же ей повезло оказаться в одном из лучших детдомов для инвалидов.
   Директор интерната был человек идейный. Он не воровал, делал для детдома все, что мог. Выбивал деньги на медицинское оборудование, мебель, нормальную еду для детей. Привлекал достойных педагогов и волонтеров, помогающих детям не просто существовать внутри искореженных тел, но достойно жить. Воспитанники интерната получали хорошее образование, посещали бассейн, гуляли в ухоженном парке, полном цветов и деревьев, ездили на экскурсии в большой мир. Ясное дело, что дядю директора коллеги и чиновники недолюбливали. Но держали, чтобы возить туда начальство и показывать для отчетности образцовый интернат.
   Но даже на солнце есть пятна. Можно найти недостатки и слабости в безупречном человеке. Главное знать, где искать. Саша узнала, что директор интерната был "огнепоклонником" по вероисповеданию. Он родился в семье иранских эмигрантов, исповедовавших зороастризм. Религия эта древняя и мирная. Но в среде чиновников центральной России единственно правильной верой считается православие. Большинство прихожан -- бюрократов в библию вообще не заглядывали. Но они - люди православные, а значит все, кто не с ними, тот против них. При этом что сатанист, что зороастрист, что баптист, все одно - злонамеренные еретики.
   Поэтому директор интерната свое вероисповедание не афишировал. Он потихоньку молился пять раз в день, обратившись лицом к священному огню. И как мог противостоял злому духу Ариману, работая идейно и честно.
   Как-то погожим июльским днем Саша заглянула в кабинет того директора и сделала ему интересное предложение. Женщина хотела провести некие опыты на больном ребенке. Ничего плохого она маленькому калеке не сделает, наоборот вылечит. И тогда никто в Комитете образования не узнает, что директор интерната -- порочный сектант. Разговор вышел тяжелый, но по его окончанию мужчина проводил Сашу в комнату к Гале Новиковой и оставил их наедине.
   Галя как раз читала сцену из "Фауста", в которой вместо пуделя перед ученым появляется таинственный незнакомец в студенческой одежде. И вот не менее странная женщина сидела напротив и делала ей заманчивое предложение. Если все пойдет успешно, девочка полностью поправится. Галя уточнила, о какой поправке идет речь. Женщина ответила, что Галя станет как все нормальные люди. Сможет ходить, бегать, танцевать, да что угодно сможет.
   Галя заглянула в глаза незнакомке и увидела там застарелую боль, и тоску, и усталость. Во взгляде читалась мудрость, приобретенная с годами, словно Лойе успела повидать самые лучшие и самые ужасные вещи и теперь ничего от жизни не ждала. Но похоже женщина и в самом деле верила, что может ей помочь. Галя решилась. Да и что ей было терять? Для проведения ритуала Саша отвезла свою подопечную в дачный домик, недалеко от интерната. Там все и произошло. Потом Галя вернулась в интернат, и тут начались обещанные чудеса.
   После ритуала женщина регулярно навещала Галю, та менялась на глазах. Тело крепло, руки, ноги слушались хозяйку все лучше, речь стала внятной. Каждое слово уже не давалось с боем как раньше, девушка наконец могла свободно общаться с людьми. Потом она встала с инвалидного кресла, в которому была прикована всю жизнь. Начав с нескольких шагов по комнате, вскоре Галя своими ногами вышагивала по саду. Она ходила по бордюрам, спускалась и поднималась по лестницам, танцевала. Ей стало доступно все, о чем она мечтала. Через два месяца девушка совершенно выздоровела.
   Галя все время ждала встреч с Сашей, чтобы снова и снова сказать, как она благодарна. Саша отмахивалась, спрашивала о здоровье, осматривала ее, потом уходила.
   Однажды, в середине сентября они с Сашей сидели в саду на лавочке под громадным старым кленом. Крупные красные листья сыпались на газон при каждом порыве ветра, даже самом слабом. День выдался погожий и еще по-летнему теплый. В воздухе висела дымка, мягко приглушающая солнечный свет. На темной зелени тополей и каштанов уже появились желтые пятна.
   Гале передалась спокойная меланхолия ранней осени, сердце защемило от неясной тоски. Не лучшее настроение для судьбоносного разговора, но откладывать его девушка не хотела. Она глубоко вздохнула и заговорила о главном:
   -То, что вы сделали для меня, Саша... Мне с вами за всю жизнь не рассчитаться. Это так чудесно. Я каждое утро просыпаюсь и не могу поверить, что вот так просто встану с постели и пойду.
   -Думаю, когда-нибудь я с тебя должок получу, - усмехнулась Саша. - Пока мне от тебя ничего не надо. Да и дать-то ты мне ничего не можешь.
   -Могу, - с жаром ответила Галя. - Я вам пригожусь, вот увидите. Вы меня не просто вылечили, вы мне теперь как родная. Не прогоняйте меня от себя, Саша. Здесь мне уже оставаться нельзя, я ведь совершеннолетняя. Я хочу быть с вами. И не думайте, что я вас обременю. Я буду очень полезной.
   Саша смотрела на бледную девушку с горящими глазами и думала, что если и был момент, когда она могла уйти, не оглядываясь, то он уже упущен. Лойе не понимала, как такое произошло. Но она привязалась к Гале. Видимо, придется оставить ее при себе. Кто сказал,что у плохого человека не может быть хороших друзей.
   Так у Саши появилась подруга. Галя упаковала вещи и в тот же день переехала к женщине на съемную квартиру. Обшарпанная хрущевка у черта на куличках поразила девушку своим убожеством. Но Саше было все равно, где жить.
   Из мебели в комнате стояла только раскладушка и стол. В огромных картонных коробах лежали старые книги с непонятными значками, свитки пергамента, блокноты с таинственными записками, ножи, камни, мешочки с травами. В горшках на окне росли невзрачные сильно пахнущие травы. Именно травы, не цветы. Кухню забаррикадировали кастрюли, банки, бутылки, пузырьки и ступки, в которых что-то отстаивалось, протиралось, варилось. Саша предупредила, что одна половина этих кулинарных творений может серьезно подорвать здоровье, а вторая -- отправить на тот свет.
   Телевизор Саша не смотрела, радио не слушала, газет не читала, с людьми общалась по необходимости и с большой неохотой. Из одежды у нее имелись только синие джинсы, черная футболка и кроссовки. Осенью и зимой к этому комплекту добавлялись шерстяные носки, шапка и куртка. Косметикой Саша вообще не пользовалась, волосы стригла сама и не красила. Она стирала белье, мыла голову и лицо одним и теми же куском детского мыла.
   Так что порядочная седина в волосах, до времени появившиеся морщины и общая не ухоженность прибавляли ей лишних десять лет. Единственным достоинством ее внешности оставалось тело - атлетичная фигура с пропорционально большой грудью, узкой талией и стройными ногами.
   Прибыв на новое место жительства, Галя принялась наводить уют. Впервые за восемнадцать лет она сама выбирала мебель, посуду, одежду и косметику. С рождения Гале платили пенсию по инвалидности, но жила она в детдоме и в деньгах не нуждалась. Так что к совершеннолетию у нее на счете накопилась приличная сумма. И она щедро тратила деньги на себя и подругу.
   В большом городе Галя почувствовала себя как рыба в воде. Ей до всего было дело. Она днями бродила по столице, заглядывая в бутики, универмаги, кафе и развлекательные центры. Очень скоро девушка узнала все лучшие московские дисконт-центры, универсальные базы, магазины низких цен. Это улучшило качество жизни самой Гали и изменило до неузнаваемости дом и внешность Саши. Девушка умудрялась покупать все самое лучшее очень за дешево. Это была ее супер способность.
   А еще у Гали обнаружилось врожденное чувство стиля. Она любила красиво и броско одеваться, причем вещи подбирала с исключительным вкусом. Немного подучившись в интернете, Галя умело пользовалась косметикой. И вот из невзрачной застенчивой больной девочки она превратилась в стильную красивую уверенную в себе девушку.
   А потом она принялась за Сашу. Все изменения женщина принимала в штыки. Но Галя была неумолима. И Лойе сдалась. Девушка накупила ей кучу стильных вещей. Детское мыло осталось для стирки, старую одежду выкинули. Галя отвела подругу в салон красоты, где Саше постригли и покрасили волосы.
   Вскоре Галя решила, что "им негоже жить в этом гадючнике". И с присущей ей настойчивостью, сравнимой с волнами цунами, Галя выбила у государства полагающуюся однокомнатную квартиру. Жилье располагалось в приличном районе, в новом доме. Галя сама отремонтировала и обставила квартиру. Саша в это время где-то пропадала.
   В одно прекрасное утро Галя прочла, что имя человека определяет его сущность и судьбу. Чтобы улучшить карму, стать успешными и богатыми многие знаменитости в начале карьеры меняли имена. Галя решила последовать их примеру. Порывшись в интернете, Галя выбрала подходящий, по ее мнению, псевдоним.
   Узнав, что ее подруга хочет изменить имя и услышав собственно само имя, Саша заметила, что Нора Галь звучит слишком претенциозно даже для национального меньшинства, к коему Галя безусловно не относится. На что Галя ответила, что Саша Лойе тоже имя странноватое, не говоря уже о том, что без дополнительной подсказки так сразу и не поймешь мужчина этот Саша Лойе или женщина. Ответ попал не в бровь, а в глаз. И Саша решила не вставать на пути у горящего бронепоезда.
   А Галя тем временем прошлась по чиновничьим кабинетам, вынося мозг тем бедолагам, кто пытался встать между ней и ее новой кармой. И вот заурядная Галя Новикова ушла в небытие, а на ее месте воцарилась блистательная Нора Галь.
   Вместе с именем Нора изменила манеру поведения. Окружающим девушка казалась поверхностной, бестактной и эгоцентричной пустышкой. Но все это было видимостью. За крикливым и нелепым фасадом скрывалась крепкая и надежная кладка, выполненная на века. Саша понимала, что от рождения больная девочка, обретя красоту и здоровье, просто дурачилась. И Саша давала Норе наиграться в "прелесть-какую-дурочку". Женщина не обращала внимания на вызывающее поведение подруги.
   Взглянув на Сашу в аэропорту, Нора высказалась в том духе, что боевые шрамы ранят, но не уродуют. Хотя стоматологи дерут с людей дикие деньги, так что зубы-то надо беречь. Саша выслушала эту тираду молча - отвечать на реплики Норы значило поощрять ее красноречие. Обычно в общении с подругой Лойе показывала свое отношение к происходящему довольно выразительными минами: хмурила или поднимала брови, поджимала губы, в клинических случаях закатывала глаза и качала головой. Но сейчас ее лицо не могло выразить никаких эмоций, кроме разве что боли и усталости. Оставалось только молчать и слушать. Нора была в ударе и щебетала без умолку всю дорогу до Мюнхена.
   Лойе в пол уха слушала подругу, а сама рассматривала личный самолет Токарева. Из Луанды Сашу везли обычным чартерным рейсом на видавшем виды "Piper". От путешествия на такой старой посудине удовольствия не получишь. Долетала и ладно.
   Другое дело личный самолет Токарева. Глава "Аксилора" летал на птичке высокого класса. Белоснежный Cessna Citation X оказался воплощением роскоши. На фюзеляже золотыми буквами было выведено "Регина". В интерьере салона преобладали холодные серо-голубые тона. Кресла из натуральной кожи, панели на стенах и напольное покрытие сделаны из палисандра, каждое посадочное место оснащено стационарным компьютером.
   Этот показной шик спровоцировал у Саши очередной приступ зависти:
   "Токарев, Токарев, любишь ,значит, дорогие игрушки. Все у тебя крутое: и машина, и самолет. О шмотках и цацках и говорить нечего. Только вот дочь твоя умирает. Сколько же попросить за ее жизнь? Ну не меньше, чем стоит такой вот пафосный самолет. И ты мне заплатишь, красивенький сноб."
   Бодрый голос секретарши прервал размышления Лойе.
   -Знаешь, Саша, я купила комплект начинающего сноубордиста "Атом Меллениум" со скидкой двадцать пять процентов. Здорово, правда? - глаза Норы светились радостью. Жизнь была прекрасна.
   - Комплект начинающего сноубордиста? Мне уже страшно, - Саша поморщилась. - И где ты собираешься поломаться в первый раз?
   - Фу, как грубо, - Нора заерзала в кресле,- ничего я не поломаюсь, возьму сколько надо уроков у инструктора по сноуборду. Знаешь они там, все такие загорелые и мускулистые в стильных комбинезонах и на сноубордах...
   - В комбинезонах и на сноуборде то, что тебе надо, делать неудобно, - посоветовала Лойе. - Сходи лучше в "Эгоистку". Там тоже загорелые и мускулистые, но в стрингах и со стояком по первому требованию. По деньгам столько же выйдет как и с инструктором.
   - Я тебя умоляю, - Саша задела подругу в лучших чувствах.- Во-первых, я не настолько стара и безобразна, чтобы приплачивать за секс. Я стильная штучка, молодая и офигенная. А во-вторых, крейзи-меню со стриптизером из "Эгоистки" в разы дороже, чем уроки у инструктора по горным лыжам. Ты, мать, вообще от жизни отстала.
   В глазах Норы загорелся знакомый огонек. Саша уже видела картинки, пролетающие перед мысленным взором ее помощницы. Красивые негодяи являлись типичным выбором Норы. Из тысячи парней, тусующихся в клубе, Нора находила одного, Того Самого - самого красивого, самого сексуального и самого развратного подлеца. Роман закручивался быстро, Нора с ума сходила от очередного принца. Все в нем казалось идеальным: его внешность, его манеры, его сексуальный потенциал. Нора парила над землей какое-то время, а потом падала на камни.
   В лучшем случае он ее бросал ради другой. Но это не было худшим концом отношений. Один из любовников перед уходом прихватил ее кошелек и кое-что из украшений. Другой выложил в интернет их домашнее порно. Все это было для Норы больно, но вовсе не поучительно.
   В Мюнхен они прилетели глубокой ночью. Прошли таможню, сели в арендованный лимузин и покатили в Университетскую клинику. Даже ночью это место поражало воображение. "Гроссхадерн" оказался целым городом внутри города. Здание клиники - циклопическое сооружение, доминировало над всеми постройками района. Бесконечные, длинные кварталы напоминали мегаполис далекого будущего. Здания из металла и стекла взмывали вверх, их соединяли многочисленные крытые галереи. На первых этажах располагались рестораны, кафетерии, интернет-кафе, супермаркеты, парикмахерские, и библиотеки. Идеально чистые тротуары, вдоль которых плыли гладко выстриженные газоны с искусственной травой, сейчас опустели.
   Но жизнь внутри клиники не замирала даже ночью. На улицах работал клининг-персонал, а вдоль дорог медленно плелись уборочные машины, начищающие асфальт.
   Пока ехали до места, Нора, не спрашивая ни у кого одобрения, громко читала вслух со своего айфона информацию о клинике. Токарева это раздражало, поэтому Саша с преувеличенным вниманием слушала Нору, периодически кивая и комментируя услышанное.
   За десять минут Саша узнала,что "Клиника Гроссхадерн - настоящий пример медицинского прогресса в Германии. Здесь работают ведущие европейские профессора - специалисты с мировым именем, которые используют последние достижения современных медицинских технологий. Комплексный подход в лечении сложнейших заболеваний сочетает глубокую специализацию в своей области с кооперацией в рамках тесного междисциплинарного сотрудничества. Примером такого эффективного сотрудничества можно считать работу нейрохирургического отделения под руководством профессора Тонна и институт нейроиммунологии профессора Хольфельда."
   Только Саша попросила Нору накопать поподробнее про герра Тонна и герра Хольфельда, как Токарев взорвался. Еще в самолете он раскрыл папку с бумагами и углубился в чтение. Он продолжил изучать документы, пересев в лимузин. Мужчину явно раздражала трескотня Норы. Он несколько раз прочищал горло, кидал на девушку испепеляющие взгляды, ерзал на сидении. Видимо, реплика Саши стала последней каплей.
   - Да замолчите же вы наконец? Какой к черту герр Тонн? Вы что врачи, и едете на конференцию по нейрохирургии для обмена опытом?- зарычал Токарев.
   Нора быстренько изобразила на лице удивление. Саша спокойно смотрела на обоих.
   - Я так понимаю, что вам про эту клинику все известно? - холодно спросила Нора, она надменно подняла брови и поджала губы - ни дать не взять оскорбленная старая дева.
   - Да уж побольше того, что вы прочли в интернете, - ответил Токарев.
   - Я уверена, что будь у вас время, вы с удовольствием рассказали бы нам много интересного об этом месте, - предположила Нора. - Но вы ведь сейчас заняты. Работаете с документами, как я вижу. Зачем же мне вас отрывать от дел? Вот я и развлекаю Сашу как могу, а вас и не беспокою.
   - Не уверен, что Александру надо развлекать. А что до меня, то вы бы мне очень помогли, если бы немного помолчали. Сейчас ночь, я устал и мне нужна тишина. Это понятно? - проворчал Токарев.
   - Ну если вы устали, то не лучше ли поспать? - предложила Нора.
   - Если я захочу спать, я так и сделаю, - процедил по слогам Токарев, теряя остатки терпения. - В конце концов это моя машина.
   - А я думала, машину вы арендуете? - невинно поинтересовалась Нора, хлопая длинными ресницами.
   Токарев проигнорировал ее замечание. В салоне стало тихо, как он и просил. Ненадолго, конечно. Все-таки в машине ехала Нора Галь.
   - Саша, я ошиблась, - многозначительно заметила Нора, повернувшись к начальнице.
   - Чтобы то ни было, не бери в голову, - ответила Саша. Она прекрасно понимала, что Нора ждет от нее вопроса "А в чем ты ошиблась?", но сейчас ей не хотелось поддаваться на мелкие провокации. Опять повисло молчание, и осознав, что ожидаемого вопроса не последует, Нора заговорила вновь.
   - Так вот я ошиблась. Он совершенно тебе не подходит, - Нора продолжала говорить загадками. Саша поняла, что подруга от нее не отстанет. Решив сэкономить время, она задала Норе сразу все вопросы:
   - Кто мне не подходит? Почему не подходит? И когда ты это поняла?
   - Ну сама знаешь кто, - Нора подняла брови и многозначительно посмотрела в сторону Токарева, который в свою очередь внимательно за ними наблюдал. Так что заговорщицкий взгляд Норы он поймал.
   - Он оказался не слишком изысканным, не слишком тактичным, и по моему он просто скучный тип, - продолжила Нора. - Думаю, ты была бы с ним несчастна. Не говорю уже о том, что смотритесь вы вместе абсолютно негармонично. Разница в росте неприлично большая, ты дышишь ему в пупок. Вот видишь я могу признать свои ошибки, - Нора самодовольно улыбнулась. - Ну да ладно, не расстраивайся, найдем мы тебе достойного кандидата. Я в этом ни секунды не сомневаюсь.
   Теперь в машине стояла гробовая тишина. Саша посмотрела на Токарева. Лицо у него пошло пунцовыми пятнами, а на шее вена вздулась. Кажется сейчас клиента хватит удар.
   - О чем это вы трещите, сороки? - поинтересовался Токарев, в голосе слышалась если не ярость, то крепкая такая злость.
   - О, про меня правильнее сказать - каркаю, - попыталась Саша отшутиться.
   - Да хоть гавкаете. Говорите, сейчас же! - потребовал Токарев, его серые глаза от бешенства потемнели почти до черноты.
   - Это Нора о том, что вы не подходите мне в мужья. Ваше имя вычеркнуто из списка навсегда. Расслабьтесь, - сказала Саша с улыбкой.
   - Что вы такое несете? - мужчина почти орал. - Вы что совсем с ума посходили? Чокнутые бабы...
   - Миа кулпа, - сказала Саша, кивнула головой и приложила руку к сердцу.
   - В переводе с испанского это означает "моя вина", - пояснила Нора, обращаясь к Токареву.
   Идиотизм ситуации превысил за все мыслимые значения. Михаилу никогда еще не встречалась женщина, способная настолько легко и быстро довести его до белого каления. И это наблюдение относилось совсем не к Норе. Идиотка-секретарша была слепым орудием пытки, но именно Саша руководила процессом. Она постоянно раздражала, провоцировала, злила его.
   Окружающие с Михаилом считались, уважали, боялись, искали его расположения. Все и всегда. Лойе же ни во что его не ставила. Ей от него ничего не было нужно, ну кроме денег конечно. Женщина все время давала Михаилу понять, что делает ему одолжение, снисходит до него. Он знал Сашу меньше суток, но уже крепко ненавидел.
   И в то же время она его восхищала. Побитая, уставшая, Саша оставалась сильной, жесткой, волевой. В ней прятался стальной стержень, который никому не согнуть. И такие люди как Нора отлично это чувствовали. Поэтому ее секретарша смело устроила отвратительный спектакль, она как собака чуяла молчаливое одобрение хозяйки.
   Михаил гордился своим самообладанием, редко повышал голос и уж точно ни на кого не орал. Он знал, что ледяное спокойствие вместо брани нервировало и пугало людей сильнее. Сейчас он был как никогда близок к срыву. Хотелось рвать и метать, схватить Сашу за шкирку и трясти так, чтоб зубы стучали. Напряжение, копившееся месяцами, невыносимая душевная боль и ужас неотвратимой смерти любимой дочери добили его наконец. Михаил сделал три глубоких вдоха, достал из бара миниатюрную бутылочку "Джека Дэниэлса" и опрокинул содержимое в рот одним большим глотком. Виски обожгло глотку мягким огнем, медленно спустилось в желудок. Еще три вдоха, и Михаил взял себя в руки.
   - Для общественного спокойствия вас обоих нужно запереть в психушке, - сказал он. - Хотя в другое время и в другой ситуации я бы, наверное, посмотрел представление до конца и получил удовольствие. Но не сейчас. У меня, Александра, умирает дочь. Я везу вас "на нее посмотреть". Я плачу вам большие деньги. И как клиент я требую если не уважения, то хотя бы элементарной вежливости. Или вы и у постели умирающей устроите скоморошьи кривлянья?
   Какая-то взрывоопасная комбинация усталости и ярости, как гейзер вытолкнула из него простую человеческую правду, больше похожую на мольбу о пощаде. Михаил сам себе показался жалким и слабым, и теперь злился на себя. Одному богу известно, как на его слова отреагирует Саша. Он ждал очередной циничной шуточки, которую женщина подкинет своей секретарше, и они на пару поглумятся над ним.
   - Ну знаете... - начала Нора.
   - Хватит, - оборвала ее Саша. - Вы правы, Токарев. Мы заигрались. Прошу прощения.
   Он смотрел на нетронутую сторону ее лица, по нему можно было читать. Михаил увидел сожаление и трезвую оценку того, что он на грани отчаяния. И еще понимание. Будто Саша точно знала, что он чувствует. И она ведь действительно знала. Давным давно Александра потеряла родных. Михаил понял, что она ему поможет, если это будет в ее силах. Саша поможет ему, чтобы он не оказался в том же аду, где горела она.
   Михаил поспешил отвести взгляд, чтобы женщина ни в коем случае не поняла, что он ее прочитал. Ведь в ней было много гордости. Сатанинской гордости. И жалеть себя она никому не позволяла.
   Они отвернулись друг от друга, каждый смотрел в окно и думал о своем. У Михаила все время крутилась мысль, что Саша ему кого-то напоминает. Но кого, он пока не мог вспомнить.

Глава десятая

  
   В молчании подъехали к нужному корпусу. Шофер обошел машину и открыл дверь. Сашу такое подобострастие покоробило. Еще одно напоминание, кто здесь заказывает музыку. Все трое вышли из машины и направились к зданию. Нора несла чемоданчик, шофер тяжелые переметные сумки, Токарев и Саша шагали налегке. Поднявшись по широкой лестнице, вошли в здание.
   В вестибюле горел приглушенный свет. Их прихода ждали. Навстречу поспешили двое мужчин в белых халатах. Высокий тощий эскулап неопределенного возраста с типично арийской внешностью -- узкое лицо, длинный прямой нос, широкий рот, бледно-голубые глаза, белобрысый. Очки в золотой оправе, брюки из дорогой серой шерсти, прекрасная сиреневая сорочка с броским галстуком. Саша поставила бы сто баксов на то, что это европейский светила, может быть даже герр Тонн или герр Хольфельд. Второй врач выглядел куда скромнее. Около тридцати, ординарной внешности, но тоже хорошо одетый.
   Оба доктора вежливо поздоровались с Токаревым, и подозрительно покосились на избитую женщину. Даже не разбирая слов, Саша поняла, что Токарев с врачами более чем щедр. А как иначе объяснить, такое нарочитое радушие в пять утра. VIP-клиент имеет право на любой каприз. Даже явиться среди ночи и проверить, как там его умирающая дочь. Хороший ли за ней уход? Регулярно ли меняют памперсы на коматознике?
   Токарев общался в врачами на беглом немецком. Саша свободно говорила и читала на латыни, языке грамотных колдунов. Помимо латыни Саша немного знала древнегреческий, иврит и якутский. А вот европейскими языками не владела. На английском изъяснялась как пятидесятилетний рязанский турист.
   Но чего не хватало Саше, то умели ее помощники. Нора говорила на основных европейских языках. На ухо девушка шепнула Саше, что состояние девочки остается стабильно тяжелым. Никаких изменений. Врачи интересовались, кого Михаил привез с собой и для чего. Токарев представил Сашу как консультанта из Москвы.
   На лифте поднялись на восьмой этаж. Там для частных пациентов предлагались отдельные одноместные палаты, оборудованные телевизором, телефоном, ванной и много чем еще. Токарев остался с врачами в коридоре, Саша вошла в палату. Нора шагнула было за ней, но Саша остановила ее жестом.
   Стены палаты были выкрашены в теплые терракотовые тона, окна закрывали ярко-желтые жалюзи. Половину комнаты занимала больничная койка на колесах и многочисленные медицинские приборы. Напротив стоял небольшой оранжевый диванчик и журнальный стол. В углу помещались две большие картонные коробки, наполненные детскими игрушками, книгами и рисунками.
   Глядя на коробки, Саша поняла, что врачи сдались и ждали конца. Может быть они собрали вещи девочки, чтобы не нервировать лишний раз Токарева? В палате горел тусклый ночничок и мониторы медицинских приборов. Системы жизнеобеспечения тихонько гудели. Пахло лекарствами и чистящими средствами с ароматом лимона.
   Саша смотрела на девочку. Ирине было одиннадцать лет, но она и на семилетнюю не тянула. Обритая голова лежала на белоснежной подушке и казалась непропорционально большой по сравнению с тщедушным телом. Тонкие руки покоились поверх одеяла, к венам на локтевом сгибе и под ключицей пластырями были прилеплены катетеры. Лицо девочки казалось посмертной маской: кожа мертвенно желтая, серые тени под глазами, бескровные губы. Саша смотрела на умирающую. Но перед внутренним взором женщины мелькнула другая картинка.
  
   Морг. На каменном полу стоят два гроба. Взрослый -- коричневого полированного дерева с белой обивкой из искусственного шелка. В гробу лежит покойник в костюме- тройке стального цвета, белой рубашке и галстуке в серо-синюю полоску. При жизни это был крупный красивый мужчина с приятным лицом, густыми светло-русыми волосами и прекрасной, прямо таки по-женски гладкой кожей. Бальзамировщики потрудились на славу. На лице почти не видны синяки и ссадины, полученные во время аварии. Он не выглядит мертвым, скорее спящим.
   Рядом стоит маленький детский гробик -- белый с серебряным позументом. В нем лежит маленькая красивая девочка, на ней белое кружевное платье с рукавами-фонариками и пышной юбочкой, перехваченной красным поясом. Волосы того же светло-русого цвета, что и у мужчины, рассыпаны по плечам, на макушке повязан белый бантик. Лицо девочки тоже хорошо загримировано, оно спокойное и почти живое. Мужчины и девочка удивительно похожи. Это отец и дочь.
   Рядом с гробами сидит на стуле женщина. Она ловит свое отражение в стекле входной двери. Плечи по-старушечьи ссутулились, руки стиснуты в кулаки и лежат на коленях, ноги упираются носками туфель в пол, колени приподняты, а икры напряжены. Поза совершенно неестественная и наверняка неудобная.
   У женщины худое хрупкое тело, затянутое в черное трикотажное платье. Немытые волосы висят сосульками по спине и плечам. Лицо ее некрасиво. Кожа землистого оттенка, опухшие от слез веки, одутловатые щеки. Глаза тусклые и мертвые, лишенные всякого выражения. Это даже и не глаза, а стеклянные бусины, пришитые к лицу.
   Она смотрит на мужа и дочку. Ее губы чуть шевелятся и с них слетает одни и те же слова: "Простите, простите. Виновата, виновата. Простите, простите..."
   Саша вздрогнула. Ее сердце на миг остановилось. А потом прошлое отломилось от настоящего, как отламывается льдина от почерневшего весеннего ледяного наста и подхваченная течением уплывает вниз по реке. Лишь одна мысль снова и снова отдавалась в мозгу женщины:
   "Все, что произошло со мной в прошлом, не в счет. Девочка еще жива. Здесь и сейчас я могу помочь. Да, смерть уже пришла, и завтра будет поздно. Я никогда не бралась за людей, так близко стоящих к краю. Они могли потянуть меня за собой. Но эта девочка... Такая маленькая, но столько перенесла, так страдала. Дьявол, она ведь очень храбрая, продолжает сражаться. Каждая минута жизни -- это борьба, и боль, и мука. За такую упрямицу стоит побороться. Даже со смертью. Она будет жить. Долго и счастливо. Я подлатаю ее астральное тело, и тем вылечу физическое. Все для этого у меня есть: ритуал, ингредиенты, формула, воля. А на выходе спасенная человеческая жизнь".
   Но даже самой себе Саша не могла признаться, что эта девочка очень похожа на ее давно умершую дочь, которую она спасти не могла.
   В палату вошел Михаил. Он посмотрел сначала на дочь, потом на Сашу. Женщина стояла в полутемной палате, здоровой рукой обхватив перила кровати так сильно, что костяшки побелели. Сейчас Саша не походила на проходимку, которая обвела вокруг пальца его охрану, с невиданной наглостью диктовала ему условия и потешалась над собственными увечьями. Лойе казалась маленькой, взъерошенной и усталой. Михаил и представить не мог, о чем она сейчас думает. Но Саша напоминала ему человека, которому разбередили старую рану, и он стойко переживает пытку, дышит сквозь муки, зная, что смерть побеждает боль.
   Саша не глядя на него сказала:
   - Я вам помогу. Если вас устроит цена.
   - Сколько? - спросил Токарев.
   Саша обозначила стоимость своих услуг равнозначную цене личного самолета. Токарев поперхнулся.
   - Да вы в своем уме? Я за такие деньги куплю всю эту больницу, - ее наглость просто убивала.
   - Вы можете купить хоть десять таких больниц. И ни в одной вам не помогут, - отпарировала Саша. - Я не обязана объяснять, но вам скажу. Если я возьмусь работать с вашей дочерью -- это будет смертельно опасно. Она может утянуть меня за собой в могилу. Я осознанно иду на риск, это часть работы. Но цена включает этот риск, а потому я не торгуюсь. Решайте сейчас, - в ее голосе звенело раздражение и неприкрытая злость. - Так да или нет?
   Михаил смотрел на сумасшедшую ведьму. Он сомневался в ней, в себе. Но у него и так ничего не осталось. Его дочь умрет у него на глазах. И он всю оставшуюся жизнь будет сомневаться, а все ли сделал для ее спасения. Нет, он не даст уйти ведьме, которая воскрешает людей. Пусть шанс один на миллион, пусть Михаил в это слабо верит, но надо попробовать.
   - Да, я согласен, - выдохнул Токарев.
   - Ну и славно, - сказала Саша. - Деньги я беру после работы, никакого аванса. Условия оплаты обговорите с моей помощницей, когда я буду работать. Кроме денег, нам нужны номера в приличном отеле на какое-то время, билеты на самолет до Москвы, когда все закончится. Ну это опять же к Норе, - Саша поморщилась, будто уточнять детали было для нее утомительно и противно.
   - Теперь о работе,- продолжила Саша. - Вы меня наняли, чтобы я вылечила вашу дочь. Теперь это моя забота. Что мне нужно от вас? Я запрусь в палате с Ириной на день -- два. Что я здесь буду делать, никого не касается. Это таинство жизни и смерти. Ни вы, ни персонал клиники входить не должны. Это важно. И вы берете на себя эту ответственность. Если мне помешают, все сорвется. Вы уже сделали очень много. Нашли меня, договорились. Теперь просто сидите тихо и ждите. Для вас, я знаю, это самое сложное. Но это важно. Ваша дочь на приборах, но вы должны мне довериться. Да или нет? - Лойе опять на него давила, но по-другому она просто не умела.
   - Да, - Михаил не хотел лишний раз пререкаться.
   - Очень хорошо, - Саша протянула маленькую руку. Он накрыл ее своей большой и теплой ладонью, тихонько сжал и отпустил.
   - Я спасу вашу дочь, даю слово. Даже если сама не вернусь, ее вытащу, - говорила Лойе спокойно, как будто речь шла о загородной прогулке, а не о возможной гибели.
   - Я вам верю, - ответил Токарев,- как уже давно никому не верил. Вы, конечно, редкая стерва. Но что-то в вас есть. Доброта или честь, не знаю точно.
   - Мне не надо быть доброй, Токарев, - отпарировала женщина. - Я просто профессионал в своем деле. Если берусь за работу, то делаю все, что могу. И еще держу слово. Всегда. Так что готовьте деньги. Вам пора. Время уходит.
   Токарев подошел к дочери и долго смотрел нее. Потом очень осторожно, чтобы не потревожить провода капельницы, взял крохотную тощую ручку, наклонился и поцеловал тыльную сторону ладони. Мужчина вышел из палаты, не оборачиваясь. В дверях появилась Нора и шофер с сумками. Водитель поставил вещи подле дивана и удалился. Нора спросила не надо ли чего. Лойе уверила помощницу, что у нее все в порядке, и отпустила.

Глава одиннадцатая

   Наконец Саша осталась одна. Можно было сосредоточиться на работе. Предстояло умереть, погулять по долине смертной тени, отыскать раненую душу и вылечить. Ну и воскреснуть в конце концов.
   Первым делом ведьма запечатала окна и дверь. Для этого Лойе положила на порог и подоконники медные амулеты и мешочки со зверобоем. При выходе в нижний предел ей меньше всего хотелось иметь дело со злобными лярвами, которыми наверняка кишело это место.
   Потом женщина достала из кейса мел, ржавый железнодорожный костыль, молоток, веревку и рулетку. Нарисовать правильную пентаграмму диаметром больше полутора метров и так не лекго, а с загипсованной рукой это просто сизифов труд. Саша построила правильный пятиугольник, заготовку для пентаграммы, по старинному методу художника Альбрехта Дюрера. С помощью молотка вбила костыль в пол посередине палаты, привязала к нему веревку с мелом и нарисовала окружность. Провела линию диаметра, отмерила центр круга. Пользуясь рулеткой, поделила окружность на пять равных секторов. Получился правильный пятиугольник. Лойе соединила его углы диагоналями. Убрала инструменты, достала гримуар с заклинаниями. Внимательно, без спешки Саша покрывала пентаграмму знаками и надписями, вдыхая в пентакль силу. Ошибка в начертаниях могла стоить магу жизни.
   Женщина промучилась два часа, пока не получила сносный, работающий пентакль. Потом расставила по лучам звезды медные курильницы, зажгла благовония - ладан с примесями гашиша, спорыньи и дурмана.
   Внутри пентаграммы поместила толи - медное зеркало размером с суповую тарелку. Вещь была старой и восхитительно варварской. Рамку из матового темно-красного металла украшали двенадцать грубо вырезанных изображений зверей -- оленей, медведей, сов, и гротескные фигурки духов-помощников. Зеркало требовало постоянного ухода. Без полировки оно тускнело и теряло отражающие свойства. Чтобы вернуть зеркальной поверхности первоначальный блеск, женщина быстрыми движениями натерла ее мягкой хлопчатобумажной тканью.
   Закипел чайник. Саша достала металлический китайский термос, на красном корпусе которого цвели потускневшие с годами синие и золотые хризантемы. Ведьма взяла бумажный пакет с размолотыми в порох растениями, отмерила две горсти сбора, засыпала его в термос и залила кипятком.
   Это была адская смесь -- аконит, беладонна, дурман, наперстянка и еще девять смертельно ядовитых растений и грибов. Чтобы пить такой настой и не сыграть в ящик, Саше пришлось приучать к нему организм в течение двух лет, употребляя смесь в гомеопатических дозах. Сбор погружал организм в подобие комы, помогая душе отделиться от тела.
   Покинуть материальную оболочку можно разными способами. Например, медитировать, или молиться, или вакханской пляской вогнать себя в экстаз. Но это долго, трудно, а иногда и малоэффективно. С настоем погрузиться в транс проще и быстрее. Все равно что доехать на лифте на сотый этаж небоскреба, можно подняться вверх и по лестнице, но кому охота так надрываться?
   Каждый раз перед ритуалом Сашу терзал страх, легонько словно перышком щекочущий внутренности и позвоночник. Сердце то пускалось в бешеный галоп, то пропускало удары. По телу прокатывалась нервная дрожь, кожа покрывалась липким потом. Хотелось все бросить, развернуться и уйти.
   Вполне нормальная человеческая реакция - бояться и бежать от смерти. Впереди ждала бездна, знакомая и приветливая. Она ласково принимала каждого и уже не опускала назад. А Саша снова и снова выскальзывала из цепких объятий. Никогда это не было легко, и каждый раз хотелось остаться на той стороне.
   Женщина закрыла глаза, сосредоточилась на дыхании. Глубокий вдох, медленный выдох, десять секунд до следующего вдоха. Она выжимала из своего разума страх как воду их губки, запирая его в подсознании. Саша очищала себя от гнева, ужаса и чувства вины. На душе становилось спокойно и пусто. Так и следует встречать смерть.
   Ведьма осторожно потягивала настой. Крепкий, насыщенный и вкусом, и запахом, напиток был ужасно резок. Каждый глоток обжигал горло и давался с трудом.
   Женщина подошла к Ирине. Закрепила на груди девочки маленькую свинцовую пентаграмму, точную копию той, что нарисовала на полу. Потом Лойе разделась, аккуратно повесила одежду на диванчик. Достала со дна сумки шаманский наряд.
   Оргой, кожаная рубаха с навешенными на ней железными кружками и фигурками, вместе с бубном и зеркалом являлся непременным атрибутом шаманского ритуала. Экстатический транс не наступал, пока колдун оставался в обычной одежде. Наряд преображал шамана, превращая его в сверхчеловеческое существо. Давал ему новое "легкое" тело, с помощью которого можно было преодолеть мирское пространство и путешествовать в мире духов.
   Кафтан сам по себе был обиталищем духов. Живущие в нем сущности подавали признаки жизни. Наряд вздрагивал, шевелился и звенел металлическими нашивками, которые совершенно не ржавели от времени.
   Градусник в палате показывал двадцать четыре градуса, но Саша мерзла. Она надела кафтан прямо на голое тело. Заскорузлая оленья кожа, насквозь пропитанная потом прежних хозяев оргоя, ощутимо пованивала и неприятно терла кожу. Под рубашку Саша надела подгузники для взрослых. Она покидала свое тело на несколько дней. Но организм, даже погруженный в беспамятство, продолжал работать, в том числе испражняться. Чтобы не очнуться в луже собственных испражнений приходилось одевать памперсы.
   Саша допила настой, тщательно сполоснула кружку и термос, сложила их в сумку. Затем зажгла свечи по краям пентакля и выключила в палате свет. Зажав бубен левой рукой, Лойе медленно пошла вокруг пентакля против часовой стрелки. При каждом движении металлические кольца и фигурки, пришитые к оргою, приглушенно позвякивали. Ведьма прибавила шагу и стала невысоко подпрыгивать, при каждом приземлении ударяя в бубен.
   Вскоре металлический звон нашивок слился с гудением бубна и проник в ее тело. Удары сердца, дыхание, ток крови подчинились шаманской песне. Саша ощутила легкость в теле и сильное головокружение. Когда ноги перестали ее слушаться, женщина опустилась в центр пентакля.
   Лежа на полу и глядя в медное зеркало, Лойе расфокусировала зрение и прислушалась. Молчание вдруг прервалось взрывом звериных криков. Рычание, вой, визг наполнили палату до такой степени, что задрожали стены. Этот шум раздавался как ритмический рык, постепенно переходя в глухое и отдаленное ворчание, чтобы затем возобновиться с новой силой.
   Ведьма сосредоточенно вглядывалась в толи, пока не увидела в зеркале у себя за спиной размытые силуэты животных. Женщина различила огромного бурого медведя, белую волчицу и лохматого полярного песца. Звери беспокойно метались по пятачку пола и чуть не наступали на пентакль. Саша перевела взгляд на свое лицо и увидела, что черты расплываются, и в темно-красной поверхности отражается сова. Стрига отдала женщине "легкую" оболочку. Можно было лететь.
   Душа выскользнула из тела, как шелковый платок, который за кончик вытаскивают из кармана. И Саша оказалась в нижнем пределе. Восприятие в этом срезе бытия изменилось. Предметы воспринимались слегка размытыми, с сильным золотым свечением по краям, будто в глаза били яркие лучи закатного солнца. Лойе парила под потолком, и воспринимала все сразу. Будто угол зрения расширился до 360 градусов. Она увидела свое тело, скорчившееся на пентакле, Ирину на кровати, а к окнам и двери льнули астральные обитатели.
   Мужчины, женщины, дети... После смерти они теряли человеческий облик и превращались в расплывчатые, словно накрытые вуалью силуэты. Тени беспрестанно меняли форму, будто под порывами лишь ими ощутимого ветра.
   Вдруг раздался страшный прерывистый вопль, пронзительный, как скрежет стали. И вновь все погрузилось в безмолвие. Затем новый крик вспорол тишину. То внизу, то вверху, то по сторонам от Саши слышался таинственный шум. Лярвы хрустели, щелкали и трещали, испускали нервные пугающие зевки, истерические икания, жалобный вой, резкий визг и пронзительный свист. Накладываясь один на другой, звуки создавали отвратительную, сводящую с ума какофонию.
   Лярвами становились нехорошо умершие люди. Они погибли в муках, часто насильственной смертью. Духи смогли покинуть нижний предел и стали здесь пленниками. Не имея возможности перейти на ту сторону, лярвы ненавидели людей и нападали на них. Но даже молчаливые, не агрессивные они излучали такую тоску и безнадегу, что хотелось бежать от них без оглядки.
   Саша с облегчением покинула лимб и полетела дальше. Едва выйдя из нижнего предела, она оказалась перед блестящим потоком, несущимся с неимоверной быстротой и разливающимся на множество струй и изгибов. Она словно оказался посреди Ниагарского водопада. Только вместо воды ее облекал астральный свет. Вечная сила, пронизывающая нематериальную вселенную, и не дающая ей распасться. Поток обрушил на Лойе всю свою мощь, увлекал ее в водовороты и тянул на дно.
   В потоке плавилась и сгорала, как астероид, летящий в земной атмосфере, тонкая оболочка, которую человек приобретал в течение жизни. Стиралась человеческая личность: воля, разум, память. Оставалось лишь неплавкое ядро, собственно душа, отягощенная добром и злом. Но это был уже не человек. Так что Саша точно знала, что рая и ада не существует. Нет воздаяния за грехи и добродетели. Есть только души, кружащие во тьме.
   В отличие от обычных людей, шаманы способны пересекать поток, сохраняя свою личность. Их дух может безопасно оставлять тело и путешествовать на большие расстояния. Риск заблудиться в запредельных зонах всегда велик. Но располагающие духами-хранителями шаманы является единственными людьми, которые могут отправиться в мистические области, и потом находят путь назад.
   Они переправляются через поток, и обретают в потустороннем мире почти божественную силу. Потому что в верхнем пределе все творится волей и словом. Люди, живущие в телах, выглядят эдакими галактиками, скоплениями огней. Каждая здоровая клетка организма как солнце, каждая больная как черная дыра.
   Саша облаченная в тело совы, и потому для потока недоступная, пресекла его и попала на ту сторону. Большой пентакль, в котором лежало ее тело, прошивал все слои мироздания и горел ярким пятном. Ведьма нашла и маленькую пентаграмму, оставленную на теле Ирины. Пентакль слабо чадил в центре темной спиралеобразной галактики. Лойе устремилась к ней. Черные дыры пронизывали тело, света было меньше, чем тьмы. Саше предстояло пройти через миллиарды больных клеток и вновь зажечь в них жизнь. Это займет тысячи лет. Но в верхнем пределе вечность равняется секунде. Саша принялась за работу.
  

Глава двенадцатая

   Очнувшись, Саша попыталась открыть глаза. Но веки слиплись, и разомкнуть их не удалось. Пошарив рукой по сторонам, женщина нашла фляжку с травяным настоем, оставленным ею накануне рядом с пентаклем. Лойе обильно смочила ресницы прохладной пахучей жидкостью, остальное выпила. Через некоторое время гной размяк, и женщина рискнула приоткрыть глаза. Пятна света, темные силуэты и волнистые линии мало-помалу преобразовались в больничную палату. Саша увидела над головой шахматку подвесного потолка -- кремовые плитки перемежались квадратами галогенных светильников.
   Лойе попыталась было сесть, но сочла за лучшее прервать попытку на середине. Очень осторожно она улеглась снова, закрыла глаз и схватилась за голову, иначе та, пожалуй, раскололась бы надвое.
   Женщине хотелось снова погрузиться в небытие, как вдруг накатили воспоминания. Встреча с Токаревым в "Охоте", Ирина на больничной койке, ритуал восхождения. В ходе обряда Саша узнала, что болезнь девочки стала следствием наведенной порчи. И способ порчи был необычным. Ирине навязали килы.
   Килы -- это самостоятельный магический модуль, созданный с целью убить конкретного человека. По виду это черная шерстяная нитка с завязанными на ней тринадцатью узлами. После сплетения килов колдун сам их в руки не берет. Маг оставляет нитку там, где жертва наступит на нее или еще как-то соприкоснется. Килы сами цепляются к одежде человека, а затем проникают в его тело. Тогда заговор начинает свое действие. Через некоторое время жертва умирает от мучительной болезни.
   Разрушить килы почти невозможно. В средние века считалось, что при перенесении порчи существует определенный порядок. Зло идет по нарастающей, и ставки должны повышаться. Если колдун снимает порчу с лошади, он должен наслать порчу на более дорогую лошадь, лучше первой. Если маг излечивает женщину, он вынужден наслать болезнь на мужчину, спасает старика -- обрекает юношу.
   В любом случае порча поразит самого колдуна, если он не найдет человека или живое существо, на которое можно было бы перевести уже наведенную порчу. Идеальным заместителем в большинстве случаев все же считается животное.
   Саша с трудом встала и огляделась. Ирина выглядела лучше, чем накануне. Со щек сошел восковой налет, кровь играла под кожей, губы порозовели. Но килы все еще сидели внутри ребенка, и ведьма должна была закончить лечение. Женщина поплелась к двери.
   Напротив палаты на удобном диванчике прикорнула Нора. Рядом на стуле сидел Айдар. Больше в вестибюле никого не было, даже медсестры на посту. Увидев Лойе, парень легонько потрепал Нору за плечо. Девушка открыла глаза вскочила и подбежала к подруге.
   - Господи, Саш, ты ужасно выглядишь. Как себя чувствуешь? - спросила девушка.
   - Так же как и выгляжу, - честно ответила Саша. - Сколько меня не было?
   - Трое суток. Сейчас второе мая, - сообщила Нора.
   - Что здесь делает Айдар? - поинтересовалась Саша.
   - То же, что и я. Палату охраняет, - ответила Нора.
   - От кого? - удивилась Саша.
   - От вездесущих немецких медиков, - сказала Нора. - Ты бы видела, что здесь творилось, когда ты закрылась в палате с Ириной.
   - И что было? - спросила Саша.
   - Ну, Токарев повторил подвиг Матросова, - сказала Нора. - Прикрыл своим длинным телом вход в палату. Он, конечно, красавчик. Врачи и администраторы из клиники устроили скандал, а он был само спокойствие и достоинство. Врачи сняли с себя всякую ответственность за состояние Ирины. Заставили Токарева подписать задним числом согласие на отключение приборов. Он все подписал. Тогда немцы отступили. Но на всякий случай Токарев оставил здесь Айдара.
   - Токарев улетел в Москву? - уточнила Саша.
   - Нет, что ты, - ответила Нора. - Сидел тут безвылазно двое суток. Ушел только вчера ночью. Сейчас, наверное, в отеле отсыпается. Тебя тоже надо отдохнуть. Давай помогу.
   - Потом, - сказала Саша. - Я еще не закончила здесь. Мне нужна твоя помощь.
   - Что делать-то? - быстро спросила Нора.
   - Так. Дай подумать, - произнесла Саша, потирая переносицу. - Принеси три бутылки минеральной воды от разных производителей. И мне нужно травоядное животное средних размеров. Например, козел или баран. Ни в коем случае не хищник. Не собака и не кошка.
   - Да где я тебе найду козла? Мы же в мегаполисе! - воскликнула Нора. - Можно конечно сходить в зоомагазин. Но там продают хомячков, шиншилл, птичек разных. Может тебе подойдет большая такая морская свинка?
   - Я сказала, что мне нужен козел, - отрезала Саша. - Значит приведи козла. И никаких свинок. Все. Даю тебе час.
   Лойе заковыляла в палату. В ожидании жертвенного агнца женщина стащила с себя оргой, приняла душ. Стерла с пола пентакль и сложила в сумку зеркало, бубен и прочий шаманский скарб. Не прошло и полгода, как дверь постучали.
   На пороге стояла Нора с поводком в здоровой руке. У ног девушки суетилась и похрюкивала маленькая свинка. Животное имело песочный с черными и коричневыми полосами окрас, крупную голову, маленький круп и небольшие ножки. Поросенок весил килограмм двадцать пять, и размером был со стаффордширского терьера.
   - Я же просила не свинью, а козла, - раздраженно бросила ведьма.
   - Саша, не нуди, - Нора закатила глаза. - Я, конечно, могу достать, что угодно. Но и у моих способностей есть предел. Сейчас шесть утра. И я в незнакомом городе меньше чем за два часа нашла тебе отличного минипига.
   - Мини кого? - переспросила Саша.
   - Минипига, - ответила Нора. - Его зовут Фрезер. Ему полтора года. Он кастрированный. Продавец сказал, что это миролюбивый и спокойный поросеночек. И все время еду клянчит. Ути-пути, душка Фрезер, - Нора достала из сумочки пачку "Чикопая" и дала свинье печенье. Боров сожрал его в мгновенье ока. Нора наклонилась и потрепала свинью за ухом. Поросенок довольно хрюкнул и ткнулся рылом в сетчатый чулок девушки.
   - Меня сейчас стошнит, - объявила Лойе, с раздражением поглядывая то на девушку, то на свинью.
   - Ты совсем не любишь домашних животных, - заметила Нора с осуждением.
   - Зачем мне домашние животные, если у меня есть ты и Юра, - парировала Саша.
   - Все! Я вижу, ты в ужасном настроении. Я ухожу. И можешь не говорить мне "спасибо", - обиделась девушка.
   - Да, ладно тебе, Нора! Ты, конечно, молодец. Чтобы я без тебя делала, - сказала Лойе примирительно.
   - Всегда пожалуйста. Я же понимаю, ты устала и все такое, - ответила девушка и крепко обняла Сашу.
   Нора привязала поросенка за ножку дивана и вышла. Боров осмотрелся и принюхался. Недовольно захрюкал и начал есть обои. Потом рылом оторвал на швах линолеум, повалил стол и открыл дверцу холодильника. Вдоволь наигравшись, поросенок нагадил в углу палаты и завалился на пол.
   Не обращая внимания на такое откровенное свинство, ведьма методично готовилась к снятию порчи. Женщина поставила на полу перед кроватью девочки эмалированную миску. Вокруг посуды разложила соль, золу и уголь. Рядом поставила три бутылки с минералкой и четыре зажженных свечи. Поверх миски положила крест накрест два железных ножа. Откупоривая бутылки, Саша лила воду в миску. Потом бросала туда по очереди соль, золу и уголь, приговаривая :
   - Соль солена, зола горька, уголь черен. Наговорите мою воду, чтоб отъесть килы от Ирины слезливой и прижить их в скотину молчаливую. Ты, соль, услади, ты, зола, огорчи, ты, уголь, очерни. Моя соль крепка, моя зола горька, мой уголь черен. Кто выпьет мою воду, отпадут все недуги; кто съест мою соль, от того откачнуться все болезни; кто отведает мою золу, от того отбегут лихие немочи; кто сотрет зубами уголь, от того отлетят все боли.
   Ведьма трижды набирала в рот воды и спрыскивала Ирину. Потом нажала девочке на скулы, чтобы приоткрылись губы. Зачерпнула воду и вылила жидкость в глотку больной.
   Вдруг из носа девочки потекла черная жижа. Слизь залила рот и подбородок, закапала на подушку. Из правой ноздри показалась черная узловатая нитка. Медленно, словно нехотя, волокно выходило из носа девочки. Саша насчитала на нитке тринадцать узлов.
   Женщина достала из коробки "Чокопай" и разделила его надвое. Сняла с миски нож и аккуратно поддела им нитку. Поместила волокно в печенье, накрыв одну половинку другой. Ведьма предложила угощение поросенку. Боров набросился на сладкое с задорным хрюканьем.
   Саша намочила полотенце и отерла с лица девочки остатки черной жижи. Потом распечатала окна, собрала магические принадлежности и сложила их в сумки.
   Внезапно боров противно заверещал в своем углу. Ведьма обернулась. Поросенок бился, дергался, прыгал и визжал, будто в него вселился бес. Перед смертью у свиньи пошла горлом кровь, а из глаз и ушей полился зеленоватый вонючий гной. Поросенок сдох в страшных мучениях, но не одеревенел, а остался мягким и так завонял, что невозможно было находиться с ним рядом. Лойе накрыла мертвую скотину простыней, взяла сумки и вышла из палаты.
  

Глава тринадцатая

   В коридоре женщина отдала сумки Норе и отослала девушку за такси. Оставшись с Айдаром наедине, Саша сказала:
   - Позвони Токареву. Скажи, что с Ирой все в порядке.
   - Уже позвонил, - ответил Айдар. - Он едет в больницу.
   - Ну ждать я его не стану, - сообщила женщина. - Устала очень. Тут есть для тебя работенка, Айдар.
   - В чем дело?- насторожился парень.
   - Ты в шаманских делах кое-что смыслишь, - объяснила Лойе. - Так что сделаешь все правильно. Потому тебе это и поручаю.
   - Слушаю тебя, сагани Саша, - произнес Айдар.
   - В палате лежит мертвая свинья, - сказала женщина. - Как можно скорее избавься от трупа. Руками до мертвой плоти не дотрагивайся. Чем-нибудь поддень и в мешок. Труп надо сжечь дотла. Оставшиеся кости и пепел выброси в проточную воду, реку или ручей. Как закончишь, сутки постись. Нельзя ничего ни есть, ни пить. Ну что справишься?
   - Все сделаю, сагани Саша, - ответил Айдар.
   - Вот и славно. Ну счастливо тебе, Айдар, - попрощалась женщина. - Рада была тебя повидать.
   Они пожали друг другу руки, и Лойе отбыла в отель. Номер в старейшем пятизвездочном отеле Мюнхена ждал ее с ночи прилета. Саша вселилась туда в девять утра. Здание гостиницы располагался в самом сердце Мюнхена. С площади Мариенплатц слышался колокольный звон, зовущий прихожан на утреннюю службу.
   Номер оказался просторным - прихожая, гостиная, спальня и ванна. Комнаты оформлены в классическом стиле. Основные цвета - белый и золотой. Изящная мебель из натурального дерева благородных пород, куча современной техники, в ванной душ, джакузи, сушилка и даже биде.
   В командировках Саша никогда не жила в такой роскоши. Но не потому что не могла себе позволить. Просто в ее понимании, гостиничный номер - это место, где можно помыться и поспать. Большего ей не требовалось. Но за счет клиента можно и сибаритствовать.
   Проторчав в ванной два часа, Лойе заказала в ресторане отеля целую тележку кулинарных шедевров с труднопроизносимыми названиями, а также несколько бутылок дорогого вина. Заказ в номер доставил симпатичный молодой араб, вежливый и улыбчивый. Саша была щедра на чаевые.
   Оставшись один на один с едой и выпивкой, которых хватило бы на пятерых, женщина рухнула на кровать. Включила плазму, нашла свой любимый "Энимал Плэнет" и отдалась грехам чревоугодия, пьянства и праздности.
   Следующие четыре дня Саша отдыхала. Она осмотрела местные достопримечательности, прошлась с Норой по магазинам и починила сломанные зубы у местного дантиста. Вышло даже дешевле, чем в Москве.
   После ритуала прошла почти неделя. Ирина быстро поправлялась. Токарев перечислил часть суммы на счет "Лойе и партнеры". Остальные деньги его люди принесли в московский офис в двух спортивных сумках. С этой суммы налоги, естественно, не платились. Юра пересчитывал наличность два часа. Потом позвонил Саше и сообщил, что все в порядке. Так что с Токаревым они были в расчете.
   Сейчас у Саши было столько денег, что при желании она могла купить себе личный самолет. Ну самолет ей был в общем не нужен. Но всегда приятно иметь возможности, но не иметь желания, чем наоборот. Впрочем Лойе знала, что даже такие громадные деньги можно растратить очень быстро. Очередная охота на дийя (а в том, что она состоится ведьма не сомневалась) обойдется недешево. К тому же всегда есть шанс найти какой-нибудь дорогостоящий колдовской артефакт. Но, в принципе, если не сорить деньгами, то ей можно не работать где-то пару лет.
   Саша позвонила Токареву. Он был все еще в Мюнхене. Женщина назначила ему встречу в кофейне напротив Новой ратуши.
   Лойе шла по весеннему городу. Погода с утра была лучше некуда. Тепло, сыро и ветрено. По небу неслись грязно серые облака. Они то и дело закрывали солнце. Тогда моросил мелкий противный дождь. Потом солнечные лучи разрывали тучи, и на город лился слепой дождь. Внезапно на фоне туч появилась широкая и яркая радуга. Саше нравилась переменчивая веселая погода, когда есть намек на неистовство природы.
   Поднялась она рано и отправилась в элитный spa-центр. Охота за дием и нынешняя халтурка плохо сказались на внешности, а Лойе привыкла выглядеть свежо и молодо. Она отдала себя в руки профессионалов, и утро проскочило незаметно. Маникюр, педикюр, стрижка, укладка, макияж съели четыре часа времени и больше тысячи евро. Зато взглянув в зеркало, Саша наконец-то себя узнала. На встречу с Токаревым женщина опоздала.
   Она в спешке шагала по площади Мариенплац. Напротив ратуши располагалось множество кафе. Столик можно было выбрать в помещении или на улице. Отсюда открывался прекрасный вид на здание Новой ратуши.
   Саша обернулась и замерла от удивления. Над ней в подавляющем величии своих восьмидесяти метров нависала башня ратуши. Отсюда можно было во всех подробностях рассмотреть фасад здания. Его украшали удивительные скульптуры баварских герцогов, королей и курфюрстов, мифологические персонажи, множество водостоков в виде сказочным существ. Часы пробили полдень. Открылись дверцы часов, оттуда выплыл хоровод вращающихся фигурок. Они одновременно двигались на двух ярусах. На верхнем сражались друг с другом маленькие рыцари, а внизу - кружились в танце фигурки бочаров.
   Саша отвернулась от ратуши и пересекла площадь. В одном из уличных кафе она увидела Токарева. Мужчина сидел за столиком в непринужденной позе. Свободно расправленные плечи, длинные ноги вытянуты и скрещены в лодыжках, в руках чашка кофе. Токарев как всегда оделся с небрежной элегантностью. Темно-коричневые брюки, кожаные мокасины того же цвета, кремовая сорочка и замшевая куртка цвета какао. Мужчина заметно посвежел, на щеках горел легкий румянец, мешки под глазами разгладились, да и морщин поубавилось. Лицо спокойно, на губах играет легкая улыбка. Токарев излучал довольство и негу. Так господь Бог взирал на плоды своих трудов в седьмой день.
   Лойе любила смотреть на счастливых людей. Они напоминали ей свечи на ветру. Тонкий неверный огонек, никого не греющий, но видимый издалека. У одного свеча гасла от малейшего сквозняка, а в ком-то свет горел несмотря на жестокие бури. Огонь Саши давно умер. И только она была тому виной. Но Саша берегла свет в других. От этого ее личная тьма становилась менее непроглядной.
   Токарев скользнул по женщине взглядом, посмотрел на часы, сделал глоток из большой белой чашки. Мужчина ее не узнал. Саша подошла к Токареву, поставила на стул сумку и сказала:
   - У вас красивая улыбка, мистер Токарев.
   - Саша? Вы? - Токарев обомлел и во все глаза уставился на незнакомку.
  

Глава четырнадцатая

   Перед ним стояла моложавая, прекрасно одетая женщина. Стильная, ухоженная и болезненно худая. На хрупкой фигуре болтался свободный серый пиджак с широкими рукавами, белая хлопковая рубашка заправлена была в черные брюки-галифе. Ворот расстегнулся, открывая чересчур тощее тело с выпирающими ключицами, жилистой шеей и костлявой грудью. Стройные ноги упакованы в длинные, до колена, кожаные сапоги.
   Рыжевато-русые волосы были уложены в модную прическу. Совсем короткие на затылке, спереди они спускались чуть ниже скул, вместе с длинной челкой заключая лицо в квадратную рамку.
   У Саши была европейская внешность. Худое лицо состояло сплошь из острых углов. Высокие плоские скулы, плотно обтянутые кожей, впалые щеки, треугольный подбородок. Курносый остренький носик, на котором даже сквозь грим проглядывали россыпи веснушек. Умело нарисованные брови и рот казались идеальными. С правой стороны рта пролегла морщина, будто она привыкла улыбаться на одну сторону.
   На первый взгляд, Саша казалась просто симпатичной. Но если присмотреться, возникало странное впечатление. Сквозь мелкие ординарные черты проступали сила и темперамент. Такое лицо невозможно было забыть.
   Женщина сняла солнечные очки. И Михаил увидел самые необычные глаза на свете. Большие, глубоко посаженные, ядовито-зеленые. Цвет был однородный по все радужке, без ободков и крапинок. Кислотная зелень плескалась в лужицах глаз и буквально прожигала собеседника. Глаза цвета шартреза.
   Токарев почему-то вспомнил о жене. Регина обожала зеленый травяной ликер. Это был единственный алкогольный напиток, который жена пила. В редкие вечера, когда Михаил позволял себе роскошь вернуться домой раньше десяти, они ужинали все вместе. Потом укладывали дочь и поднимались в спальню. Регина наливала себе рюмку изумрудной жидкости и подолгу ее цедила.
   Ликер возбуждал жену, и она буквально набрасывалась на Михаила. Он вспомнил сладкий вкус шартреза на губах. Дыхание Регины, горячее и терпкое, сплошь травы и зелень. Регина была лучшей его любовницей. Может потому что была опытной и страстной. А может потому, что она оставалась единственной женщиной, которую он любил. Секс у них был отличный. Всегда.
   Михаил работал как проклятый. Он строил свою империю. Власть и ответственность давили на него с каждым годом все больше. Занятый десятками текущих дел и окруженный людьми, ловящими на лету каждое его слово, Михаил тешил себя мыслью, что вечером он придет домой, обнимет дочь и займется сексом с женой. И он был абсолютно счастлив.
   У Регины было все, что можно купить за деньги. А кроме того любящий муж и обожаемая дочь. Жена часто повторяла, что приплыви к ней золотая рыбка и спроси: "Чего тебе надобно, Регина?", она ничего бы и не просила. Так может мелочь какую. Например, чтобы вместо карих, глаза у нее стали изумрудными, в цвет любимого ликера.
   И сейчас Михаил смотрел в именно в такие. Будто кто-то разлил шартрез, и зеленая влага собралась в две яркие кляксы. Глаза настолько пронзительные , что смотреть в них было больно. Мысли спотыкались, а сердце подпрыгивало в груди.
   Михаил заметил, что правый глаз Саши косил немного в сторону. А стоило ей задуматься, как левый тоже начинал куда-то уплывать. Зато правый вставал на место, приводя Михаила в полное замешательство.
   "Линзы, ну конечно же цветные линзы. Абсолютно ненатуральный цвет, - установив истину, Токарев сразу успокоился. - Но зачем взрослой женщине такая блажь?"
   Будто прочитав его мысли, Саша сказала:
   - Это мой натуральный цвет.
   - Нет. Это линзы. Таких глаз у людей не бывает, - уверенно произнес Токарев.
   - Говорю же, все свое, - уверяла Саша. - Раньше, когда о линзах никто и слыхом не слыхивал, люди от моих глаз шарахались. А сейчас все почему-то думают, что линзы.
   Лойе пожала плечами и улыбнулась, демонстрируя полный набор белоснежных зубов. Между непропорционально большими верхними резцами открывалась расщелина. Остальные зубы были мелкие и ровные.
   Женщина заказала кофе по-ирландски и четыре куска торта -- кокосовый, шоколадный, с черникой и клубничный. Порции оказались громадными, так что она в одиночку съела гору сладкого. Токарев смотрел на нее с удивлением и юмором. Все женщины в его окружении страшно боялись потолстеть. Они неделями питались только кофе и сигаретами. А Саша кушала помногу и с очевидным аппетитом.
   Токарев рассказывал ей о дочери. Ира невероятно быстро поправлялась. Она самостоятельно дышала, ела и пила, поэтому врачи отключили ее от аппаратуры. Вчера Ира встала и прошлась по палате без посторонней помощи. Медики ничего не понимали. Чудесное исцеление не поддавалось никаким объяснениям. Известнейший в Европе специалист по болезням мозга мямлил что-то о неправильно поставленном диагнозе и с подозрением косился на пациентку и ее отца. Саша внимательно слушала мужчину, кивала, иногда улыбалась.
   - Врачи говорят, если выздоровление пойдет такими темпами, то через пару недель Иру выпишут. Хотите ее навестить? - спросил Токарев.
   - Нет, думаю не стоит, - ответила женщина, продолжая жевать.
   - Она спрашивает о вас, - сказал Михаил.
   - Как это спрашивает? Она меня не видела никогда, - Саша так удивилась, что даже есть перестала. Она нахмурила брови и положила на тарелку недоеденный кусок торта.
   - В том то и дело. Дочка уверяет меня, что ее вылечила очень красивая женщина с золотыми волосами. Ну, конечно, как все дети Ира преувеличивает. Но если не брать в расчет детскую фантазию, то узнать вас в описании можно, - ответил Токарев.
   - Да уж куда мне до золотоволосой красавицы. Ну, даже если так, то все же не стоит нам с ней встречаться. С вами у нас тоже последняя встреча, - заверила мужчину Саша. - Так что перейдем к делу. Я вернула вам дочь. Она жива и почти здорова. А скоро о болезни и воспоминаний не останется. Вы со мной полностью расплатились. Так что здесь тоже вопросов нет.
   Лойе тщательно вытерла руки салфеткой и потянулась за сумкой. Выудила здоровой рукой два бумажных прямоугольника и протянула их Токареву.
   - Это мои визитки, - продолжила женщина. - Вы уже знаете, я принимаю только по ним. Так что можете их припрятать на черный день. Ну, если вам понадобится опять кого-то из могилы вытащить. А можете отдать визитку другому человеку. Как это сделал Вайсман. Вы этим окажите человеку большую услугу. Он станет вашим должником, и все такое.
   Михаил открыл бумажник и спрятал визитки. Саша пригубила кофе и продолжила инструкции:
   -Теперь слушайте внимательно. У вас есть враг, которому мало вашей смерти, ему нужны ваши страдания. Пытка выбрана с умом. Как я понимаю, Ирина - это ваш единственный любимый человек. И вот она медленно, мучительно, неотвратимо угасает. А вы заживо горите в аду, потому что сделать ничего не можете. И ваша дочь была бы уже мертва, если бы мы с вами не встретились.
   - Вы правы, - согласился Токарев.
   - Вид порчи, какой ее изурочили, очень редкий. На такое способен только опытный профессионал, - продолжила Саша.
   - А вы сами могли бы такое сделать? - спросил Токарев
   - Могла и делала. Если выходишь на такой уровень, то на мелочевку размениваться больше не будешь, - честно призналась Саша.
   - Вы убиваете людей? - в голосе Токарева слышалось нескрываемое презрение.
   - Нет, сейчас мне это не нужно, - спокойно ответила женщина, делая особое ударение на слове "сейчас".
   - А что изменилось? - продолжил допытываться Токарев.
   - Я знаю около тридцати способов свести человека в могилу. И только один -- вытащить его оттуда. И это я, - раздраженно заметила Саша. - Без ложной скромности могу сказать, что я в своем деле лучшая. Что до большинства, то они могут только уничтожать. Это всегда проще, чем исправлять причиненный вред. Не мне вам говорить, что там, где велика конкуренция, цены летят вниз. Я же монополист. Торгую человеческими жизнями и здоровьем. И вы на собственной шкуре убедились, что беру я дорого. Но мне платят. Всегда.
   - Любите деньги? - спросил Токарев.
   - Не то, что люблю, - задумчиво протянула Саша. - Деньги для меня не самоцель. Просто они мне нужны, чтобы вести приемлемый образ жизни.
   - Ну если вам так нужны деньги, то вы не от чего не откажитесь, - предположил Токарев. - Главное, чтобы заплатили, сколько надо. И если цена вас устроит, вы и ребенка убьете. Это ведь для вас не проблема?
   - Ну вы, Токарев, на грубость нарываетесь, - сказала Саша. - Но у меня сегодня настроение хорошее. И к черту я вас не пошлю. И даже отвечу на ваш хамский вопрос. Нет, я не убиваю детей. И мне не нравятся ублюдки, которые мучают и убивают малышей. Очень не нравятся. То, что сделали с вашей дочерью, ужасно. И думаю, вы хотите отомстить. Найти урода и наказать, как он того заслуживает. Я права? - поинтересовалась Саша.
   - Да. Теперь, когда я знаю, в чем дело, я так и поступлю, - ответил Токарев.
   - Прекрасно. Вот список профессионалов, которым по силам навести такую порчу, - Саша положила на стол четвертушку бумаги, исписанную корявыми каракулями.
   - Продаете мне своих знакомых просто так? И тридцать сребреников не потребуете? - ехидно спросил Токарев.
   - Сдаю без сожаления, - Саша презрительно скривила губы.- Они мои конкуренты и пакостят мне при каждом удобном случае. Потому и денег не прошу. Но вот вам мой совет, - выражение лица у Саши стало самое мрачное. Токарев слушал внимательно и запоминал:
   - Настоящие колдуны - это маленькое и закрытое сообщество. Все друг у друга на виду. Если вы начнете грубо шерстить, то ничего не добьетесь. Скорее всего внезапно заболеете, да и помрете. Так что сначала найдите реальные доказательства, того что это нужный вам колдун. А потом идите к подлецу и убейте его. Если сможете. Но если упустите его, то вам же хуже. Мы все - мстительные премерзкие существа. Он будет вас преследовать до смерти. Его или вашей, неважно.
   - Я это учту, - мрачно произнес Токарев.
   - Ладно, - Саша промокнула губы салфеткой, достала из сумки помаду и эмалевое зеркальце. - Мне пора. Надеюсь, больше мы в вами не встретимся.
   - Это еще почему? - удивился Токарев.
   - Ко мне обращаются люди, попавшие в большую беду, - Саша подкрасила губы светло-розовой помадой и вновь посмотрела на Токарева. - И болезнь это не самый худший из вариантов, поверьте мне. По счастливым поводам ко мне не обращаются. Я же не распорядитель свадеб, в конце концов. Так что, если я о вас никогда не услышу, значит с вами и с Ириной все в порядке. Мне бы этого очень хотелось, - на этот раз голосе у нее появилось тепло, а в глазах улыбка.
   -Саша... - Токарев протянулся к ней и накрыл ее руку своей ладонью. - Спасибо за все.
   - Не надо, - поморщилась Саша. - Это моя работа. Вы мне заплатили деньги. Много. Пусть между нами не стоит ничего кроме выполненного контракта. Благодарность значит для меня гораздо больше, чем вы думаете. И я не хочу вашей признательности.
   - Я вам заплатил и ничего не должен. Я знаю. Но все равно говорю спасибо. Выслушайте меня, - он не дал ей возразить. - Вы мне вернули дочь. И никто бы не смог этого. Обобрали меня до нитки, но я зла на вас не держу. Моя дочь поправляется. Она улыбается, щебечет, как будет отмечать свой день рождения и куда мы поедем на новый год. А это стоит любых денег. И сейчас я думаю, что вы могли попросить и больше. И я бы дал. Вы продаете чудеса, и цены в общем-то приемлемые. Если вам что-то понадобится, что-угодно... Найдите меня. Я помогу.
   - "Потому что для меня невозможного мало", - усмехнулась Саша. - Вряд ли мне от вас будет прок, но я запомню. А сейчас я точно ухожу, - Саша встала.
   - Я вечером в Москву улетаю, могу подвести. Как вы? - спросил Токарев.
   - Нет, спасибо,- ответила Саша. - У меня рейс через три часа. Пора отвыкать от частных самолетов. Не могу себе позволить жить не по средствам.
   - Значит, до свидания, - улыбнулся мужчина.
   - Значит, прощайте. Удачи вам, Михаил Токарев. Все у вас теперь будет хорошо.
   И тут на ее лице, как молния, сверкнула улыбка. Ослепительная и искренняя. Саша часто улыбалась. Но то были профессиональные улыбки, бессмысленные и безразличные. Они не освещали ее усталых и грустных глаз. Но сейчас Михаил пусть мельком увидел в ее глазах настоящие чувства. Вспышка исчезла слишком быстро, поразив мужчину до глубины души. Через несколько секунд он сообразил, что пристально глядит ей в глаза, затаив дыхание. Лойе отвернулась первой.
   Женщина взяла сумочку и, предоставив ему расплачиваться по счету, упорхнула из кафе. Она шла по площади легкой уверенной походкой, голова поднята высоко, подбородок вперед. Маленькая тонкая фигурка рассекала людской поток с королевской грацией. Лойе двигалась будто львица среди стада антилоп. И прохожие уступали ей дорогу, словно чувствовали ее силу.
   Саша так ни разу не оглянулась, будто навсегда вычеркнула его из жизни. Забыла о нем, как только потеряла из виду. О себе Михаил такого сказать не мог. Он вдруг понял, кого она ему напомнила.
   Регину, его погибшую жену. Единственную женщину, достойную его любви. В Регине была та же сила и властность. А еще горькая мудрость, и едкая ирония, и нагловатая самоуверенность. Господи, помоги ему! Как он по этому соскучился! И нашел теперь в маленькой проходимке.
   Саша шла прочь от мужчины, который ей нравился. Да, черт побери, Токарев ей нравился. Умный, красивый, надежный. Женщина чувствовала в нем твердость, самообладание и выдержку. Качества, которыми так дорожила в самой себе. И еще у него замечательная дочь. Девочка ей тоже очень нравилась. И Саше жутко не нравилось, что все это ей нравится.
   Почти полтора десятка лет ее эмоциональная температура держалась на уровне абсолютного нуля. Лойе ничего не чувствовала. Любовь, страх, надежда-- все умерло. Она похоронила желания , мечты, потребности. Это было удобно. Она стала сильной и неуязвимой. Существовали люди, которых Саша уважала. Но их жизнь или смерть оставили бы ее равнодушной.
   А потом она встретила "деток" - Юру и Нору. И в ее сердце разбился лед. Детки ее веселили, удивляли, обескураживали, порой бесили. Рядом с их молодостью и бьющей через край энергией, Саше становилось тепло и уютно, как кошке у камелька. Она привязалась к этим клоунам. Признавать за собой такой грех отказывалась. Но что было, то было.
   И вот на ее голову свалился Токарев с дочерью. Лойе боялась увлечься, потому что подозревала, что просто привязанностью дело не ограничится. Она может и полюбить. А это обернется катастрофой. Один раз она уже потеряла любимых. И умерла. Пусть не телом, но душой. Второй раз ей такого не вынести.
   Так что Лойе улепетывала подальше от мужчины, который ей нравился. И уверяла себя, что больше они не увидятся. И, конечно, она ошибалась. Судьба щедро одарила ведьму магическими талантами, но дара предвидения среди них не имелось.

Часть вторая

Что стало с добрым самаритянином?

Ты к людям нынешним не очень сердцем льни,
Подальше от людей быть лучше в наши дни.
Глаза своей души открой на самых близких, -
Увидишь с ужасом: тебе враги они.

Омар Хайям

Глава пятнадцатая

   Саша с марта не появлялась в "Лойе и партнеры". Работы накопилось невпроворот. Женщина собиралась в офис, как только вернется в Москву. Но человек предполагает, а жизнь располагает.
   Лойе чувствовала себя отвратительно. Тупая ноющая боль грызла руку. Жесточайшие приступы мигрени мучили женщину чуть не каждый день. Сил не было вставать по утрам, а от одного вида еды тошнило. По всему выходило, что ведьма приняла на себя часть снятой порчи. Такое с ней и раньше случалось. Саша полтора месяца промаялась в лубках. Наконец, врач снял гипс. Кости срослись правильно, но мышцы работали плохо. Саша нуждалась в скорой магической помощи. Настало время кровавой бани.
   Упоминания о ритуале Balneum sanguineus , или "кровавом омовении" Саша нашла в магических трактатах времен Римской империи. Уже тогда ритуал считался жутко древним и варварским. Balneum sanguineus практиковали лишь законченные душегубы и психопаты. Однако кровавая баня творила чудеса. С помощью ритуала черные маги обретали вечную молодость и красоту. Кожа становилась белой и прозрачной, волосы делались густыми и блестящими, а седина пропадала. Морщины разглаживались, исчезали шрамы и ожоги.
   Однако чудесные метаморфозы были временным явлением. Свежесть и привлекательность сходили на нет через полгода. Так что мыться в кровавой бане следовало регулярно.
   Древние колдуны использовали только человеческую кровь. На сеанс уходило десять-пятнадцать рабов. Шло время, а ритуал некто не менял. И графиня Батори купалась в крови девственниц точь в точь, как это делали римские матроны.
   Саша заинтересовалась экзотическим ритуалом. Но технически осуществить его было трудно. В двадцать первом веке тайно умертвить дюжину людей - дело хлопотное. В одиночку такое провернуть просто нереально. Надо жертвы искать, резать им глотки, избавляться от тел... И так каждые полгода. Красота, конечно, требует жертв, но не в таких количествах! Да и с полицией проблем не хотелось.
   Саша решила поменять ингредиенты. Вместо людей можно убивать животных. Никакой разницы между коровьей и человеческой кровью нет. Красная субстанция несет витальную силу, а у коров ее столько же, сколько у людей. Эксперимент удался. И ведьма стала купаться в крови регулярно.
   Дважды в год она ездила в село Паники. Договориться с местными о доставке и убое двух телок труда не составило. Для деревенских барыг сделка была невероятно выгодной. Загадочная городская фифа платила вдвое больше рыночной стоимости мяса. И ей нужна была только кровь, не говядина. Мужики сливали у животных кровь, грузили туши в машину и возвращались с мясом и вырученными за него деньгами.
   Саша договорилась с зондер-командой на двадцать первое июня. Партнеры согласились на незапланированную встречу с плохо скрываемой радостью.
   Лойе ехала по автостраде в двадцати километрах от Тулы, когда раздался громкий хлопок. Машину повело в сторону. Ведьма выругалась и затормозила. Оказалось, что спустило колесо. Женщина вытащила запаску, домкрат, инструменты. И в ступоре уставилась на поврежденное колесо.
   Теоретически Лойе знала, как поставить запаску. Но в реальности не то что колеса не меняла, даже не знала как открывается капот. С техникой Саша не дружила. Она с легкостью составляла заговор на смерть. Но не могла залить в резервуар омывающую жидкость для стекла.
   В пору бедности машины у нее не было. Разбогатев, Саша купила новенький Dodge Ram с однорядной кабиной и длинным кузовом . Не поскупилась и на полный сервис. Мастера на техосмотре выявляли неисправности и сразу их устраняли. За три года машина ни разу не сломалась. А сейчас несчастная женщина стояла в чистом поле и должна была сама поменять запаску.
   - Что, тетя, колесо спустило, например? - раздался сзади бодрый голос с полным букетом дефектов дикции.
   Саша обернулась и увидела перед собой типичного хиппаря. Парень выглядел отталкивающе. Среднего роста, с пивным животом, клочковатой рыжей бороденкой, реденькими сальными патлами и красной веснушчатой кожей. Ему было лет двадцать семь. Он поглядывал на Сашу оценивающим мужским взглядом и самодовольно улыбнулся.
   - Значит это... Могу, в общем-то, помочь, -предложил мужчина двусмысленно.- Пенсионерам скидка, например.
   Глядя на подобие человека, Саша замечала его грязные джинсы, волосы и мысли. Он хотел урвать от нее хоть что-нибудь. Немного денег. Может, еды и выпивки, на худой конец проехать как можно дальше. Он не прочь был с ней переспать. Саша подумала, что и впрямь воспользуется кое-какими его услугами. Правда, не в такой форме, как он это себе представлял. Саша его подвезет и заплатит ему. Только не за секс, а за кровь. Пару стаканов теплой человеческой крови для ее здоровья.
   - Колесо заменить, сможешь? - спросила Саша.
   -Говно -- вопрос, в общем-то, - ответил парень. Сашу покоробила его грубость, но она сдержалась. Указала на инструменты и отошла в сторонку. Парень неожиданно быстро поставил запаску, сложил инструменты и колесо в кузов пикапа.
   - Как тебя зовут? - спросила Саша.
   - Значит это, Ярик, - прошепелявил парень. - А тебя как, например?
   - Александра Игоревна. Куда путь держишь? - спросила Саша.
   - В Ейск, например, - ответил автостопщик.
   - А что в Ейске? - поинтересовалась Саша.
   - Да ты что, мать. Там, в общем-то, трэш, угар и содомия. И лучшая ганжа, например, - Ярик заговорщицки подмигнул. - Зависну у одного модного ди-джея, например. Мы вместе в универе учились. Мы, в общем-то, бухнем, в общем-то, все будет круто, например, больше адовой травы, угара и всяких разных водок.
   - Садись. Подброшу до Черни, - предложила Саша.
   - Пойдет, в общем-то. Спасибо, тетя, - согласился Ярик. Парень закинул рюкзак на заднюю полку и уселся на пассажирское сидение. Не пристегнулся. Ярик долго возился с регулировками кресла, грубо рвал на себя рычажки, не удосужившись спросить подсказки. Потом выудил из кармана плоскую бутылку "Стрелецкой степи" и выпил половину одним затяжным глотком. Остальное примостил на тумбе между креслами. От пассажира ощутимо несло потными носками и перегаром. У Саши глаза слезились от вони, пропитавшего кабину насквозь.
   Ярик оказался патологическим трепачом. Он просто не мог сидеть в тишине. За полчаса Саша узнала полную историю его жизни, включая интимные подробности. И возненавидела попутчика всем сердцем.
   Саша прервала пассажира на очередном скабрезном эпизоде и попросила парня передать ее рюкзак. Одним глазом следя за дорогой, женщина нашла нужный ей пакетик. Переложила его в карман куртки и продолжила путь.
   Вскоре они остановились у небольшой посадки. Сходив по нужде, Саша вернулась в машину. Села в салон и, повернувшись к Ярику всем корпусом, что есть силы дунула на раскрытую ладонь. Парня окутало облако коричневатой пыли. Он сделал непроизвольный вдох и упал замертво.
   Лойе задержала дыхание и быстро выбралась из машины. Дверь оставила открытой. Когда пыль осела, Саша достала из кузова бутылку минералки. Набрала в рот воды и тщательно опрыскала салон. Полила и бездыханное тело.
   Нет, ведьма его не убила. Нейротоксин, содержащийся в порошке, погружал жертву в глубокий обморок на несколько дней. Ярик просто заткнулся. И надолго. Ей хватит времени на процедуры. А потом она положит в ему карман немного денег и выкинет красавчика где-нибудь на обочине.
  

Глава шестнадцатая

   К вечеру Саша приехала на заброшенный хутор, располагавшийся в десяти километрах от села Паники. Место было пустынное. Поселяне сюда не забредали. Это ведьму устраивало.
   Небольшой деревянный дом с тремя заколоченными окнами на главном фасаде выглядел уныло. Посреди маленького двора, окруженного ветхим забором, виден был колодец. В двух углах стояли полуразвалившиеся амбары, курятник и хлев. Около крыльца в земле выкопан был погреб для припасов. Перед домом из-за низкого палисадника поднимались две рябины, утопающие в зарослях дикого малинника.
   В прошлом году, когда Саша впервые сюда приехала, на хуторе не было ни воды, ни электричества. Женщина наняла людей, и колодец вычистили. Рабочие поставили электрический насос и поменяли проводку. Напряжение подавалось от бензинового генератора, стоящего прямо в кузове ее пикапа. Лойе приезжала, подсоединяла генератор к насосу и к домашнему щитку. Теперь в доме горели лампочки, а по шлангу текла вода.
   В большой комнате Саша поставила длинную, в человеческий рост, глубокую оцинкованную ванну. Под ней ведьма начертила триквир, вписанный в окружность. По краям триквира стояли черные свечи. Еще до приезда зондер-команды Саша протянула через окно шланг. На конце шланга крепилась душевая насадка. Потом приташила в дом Ярика.
   Лойе вышла на крыльцо и огляделась. Небо заволокло низкими, серо-черными тучами. Подул резкий, холодный ветер. К дому подъехал крытый фургон, ровесник коллективизации и продразверстки. Из кабины вылезли отец и сын Калугины. Они были точными копиями друг друга. Невысокие и жилистые, с обветренными лицами, короткими русыми волосами и пронзительными голубыми глазами. Отцу перевалило за пятьдесят, сыну не было и тридцати.
   Саша направилась им навстречу, поздоровалась. Мужики предложили не тянуть, и успеть все до дождя. Лойе согласилась. Деревенские работали на редкость проворно и слаженно. Они живо зарезали двух телок, поставили под глотки плоские тазы, в которые хлынула кровь. Потом мужики перелили кровь в ведра и отнесли их на крыльцо. Саша принимала емкости, относила в дом и выливала в ванну. Спустив всю кровь, Калугины погрузили туши в фургон, получили деньги и укатили под раскаты грома.
   После забоя скотины кровь сворачивается и засыхает на глазах. Искупавшись ней, необходимо быстро и тщательно вымыться холодной водой. Иначе на теле останутся трудно смываемые вонючие хлопья.
   После ритуала у ведьмы оставалось часов пять на уборку. Потом ее одолевал колдовской сон, сопротивляться которому было невозможно. За три дня беспробудного сна тело полностью преображалось. Саша просыпалась молодой, здоровой и сильной. В ее венах бурлила энергия, а мышцы приобретали гибкость гимнасток.
   Нынешний ритуал слегка отличался от прежних. К крови животных ведьма решила добавить чуток человеческой. Ярик валялся рядом с ванной. Лойе закатала ему футболку повыше локтя и приладила резиновый жгут из автомобильной аптечки.
   Женщина разделась, занесла руку Ярика над краем ванны и полоснула ножом по локтевому сгибу. Порез получился глубокий, кровь хлынула в ванну, смешиваясь с коровьей. Саша смотрела на алую струйку и думала, не напрасно ли она затеяла эксперимент? Может и не будет особых эффектов?
   Кровь потекла медленнее. Лойе затянула жгут на плече мужчины и выпихнула тело за границу триквира. Быстро села в ванну, сконцентрировалась и прочла формулу. Потом с головой окунулась в чуть теплую вязкую жидкость, оставив на поверхности шрамированную правую руку. Ведьма нырнула в кровь положенные три раза, встала и потянулась за шлангом. И тут почувствовала неладное.
   В ноздри проник запах мокрой древесины, такой плотный и раздражающий, что она задохнулась. Но вскоре Саша почувствовала не только дерево. Ее обволакивали десятки других запахов. Аромат дождя и мокрой земли, благоухание цветов и трав, металлический запах цинковой ванны и густой медный душок крови на теле - все они в мгновение заполнили комнату. Повернув голову, женщина уловила зловоние кожи и волос валявшегося на полу Ярика, смрад его не стиранного белья и гениталий становился нестерпимым.
   Ведьма прижала ладонь ко рту, чтобы как-то умерить этот шквал запахов. Но от вони свернувшейся крови на ладони закружилась голова. Саша с отвращением отдернула руку.
   И тут почувствовала, что кожа тоже стала сверхчувствительной. Воздух колол тело как грубая шерсть, а свернувшаяся кровь терла ее словно наждачная бумага. Каждый вздох обжигал губы, кожа век резала глаза.
   Глотку обволакивал привкус крови, будто во рту лежала медная монета. Внезапно солоноватый вкус крови распался на множество других. Горькое, сладкое, кислое, соленое. Горло сжимали легкие спазмы, как бывает, когда летишь вперед на качелях.
   Голову наполнили тысячи звуков. Треск досок под ногами, бренчание стекол в окнах, плеск крови о края ванны. Бесчисленные звуки штурмовали ее больной мозг. Они исходили из ее собственного тела и заползали извне. Капли дождя, ударявшие в барабанные перепонки вторили громоподобному биению сердца. Завывания ветра напоминали бурление крови, ошеломляюще быстро пульсирующей в артериях и сонно текущей по венам. Шелест травы резонировал с урчанием в желудке.
   Зрение невероятно обострилось. Растрескавшаяся побелка стен оказалась нагромождением мазков кисти. Взгляд словно блуждал по гигантской географической карте, где были вытравлены русла рек, и горы, и долины. Ткань валявшегося на полу полотенца оказалась хитроумным сплетением нитей.
   В комнате тускло мерцала лампочка, но с каждой секундой сияние становилось все беспощаднее. Саша зажмурилась. Но свет проникал сквозь веки, выжигая глазные яблоки. Под его сокрушающей силой ведьма упала на четвереньки и поползла наугад.
   Она перекатилась на спину и заорала. Но ощущения только обострялись, каждым новым криком вознося ее на новый уровень боли. Время остановилось. Казалось, этой пытке никогда не будет конца. "Боже, как больно! Почему я еще жива? Пожалуйста, дай мне умереть!" - женщина почти неосознанно сформулировала эту последнюю отчаянную мысль. И тут на нее сошло озарение. "Во тьму", - стучало у нее в висках. Из последних сил она рванулась во двор. Нащупала крышку погреба, рванула ее на себя и скатилась в подпол, захлопнув за собой люк.
   Здесь рецепторы дали ей передышку. Ведьму окутала восхитительная тьма и тишина. Саша почувствовала, как бешено бьется сердце. Постепенно его ритм замедлился. Потом сердце и вовсе остановилось. Саша провалилась в сон, или умерла. Ей было все равно.
   Саша пришла в себя. Переход от сна к реальности был резким. Она лежала в кромешной тьме. Было холодно. Кожа сильно чесалось. Ноздри наполнял спертый запах сырой земли. Лойе поняла, что с головы до ног завернута в мягкую шелковистую ткань. Женщина шевелилась и почувствовала резкую боль, будто ее дернули за волосы.
   "Черт! Где это я? Неужели в могиле? - лихорадочно соображала ведьма. - Нет, только не это. Меня похоронили заживо?! Так успокойся, истеричка."
   Саша вытянула руки вперед и не встретила никакого препятствия. Она пошарила вокруг себя. Руки свободно вытянулись вперед и вверх, по бокам она ничего кроме земли не нащупала. Женщина поняла, что явно не в гробу лежит. Ведьма вздохнула с облегчением, потом кое-как встала и внимательно огляделась.
   Где-то наверху, между досками просачивался желтый солнечный свет, в его лучах танцевали мириады пылинок. Саша поняла, что стоит в подполе. На ощупь она нашла приставную лестницу и поднялась по ней. Откинула дощатый люк и выбралась из погреба во двор. Яркий свет ударил по глазам, и Лойе прикрыла их ладонью. Когда зрачки сузились, женщина оглядела себя.
   Все тело покрывала кровавая корка, но никаких видимых повреждений не наблюдалось. Руки и ноги были густо вымазаны черноземом. Ну это ерунда по сравнению с перспективой погребения заживо. Тут Саша вздрогнула.
   У нее по плечам, груди и дальше вниз до лодыжек рассыпались темно-золотые волосы. По контрасту с грязным телом они выглядели великолепно. Откуда на ней парик? Саша взялась обеими руками за пышные кудри и что есть силы потянула вниз. Скальп прошила резкая боль. Так это ее волосы! Лойе собрала гриву в горсть и поднесла поближе к лицу. Блестящие, пушистые и невероятно мягкие, как у младенца, локоны выглядели великолепно.
   Таких длинных волос женщина никогда не отращивала, даже в школе. Когда была жива ее мама Людмила, у Саши были косы. Но после смерти матери девочка коротко постриглась и с тех пор о волосах не беспокоилась.
   Она попробовала заплести косу. Но справиться с полутора метрами нечесаных волос оказалось непосильной задачей. Кое как завязав гриву в подобие узла, Саша увидела у себя на лобке и под мышками золотые джунгли, достойные фильмов Тинто Браса. А еще у нее появилось брюшко. То есть ее абсолютно плоский живот с кубиками пресса исчез под приличным слоем жирка. На бедрах тоже прибавилось плоти. Саша глубоко вздохнула и задушила вновь накатившую панику в зародыше.
   По кровавому следу ведьма прошлепала к дому. Открыла дверь и чуть не задохнулась. В ноздри ударила жуткая вонь. Женщина зажала нос и шагнула в комнату. На улице стояла жара, и кровь в ванне привлекла тучи мух. Они с громким жужжанием кружили по всей комнате. Мерзкие насекомые садились на Сашу, она только и успевала их отгонять.
   Женщина подошла к цинковой ванне. Триквир, огарки свечей и аккуратную стопку одежды покрывали потеки засохшей крови. Рядом с триквиром валялась куча тряпья. Саша разворошила ее ногой.
   Об пол тихо стукнулась человеческая голова. Сухая, будто пергаментная, коричневая кожа плотно обтягивала череп с пучками рыжих волос и бороды. Тело также усохло и потемнело, будто из него выкачали все жидкости. Оно оказалось неожиданно легким.
   "Это все, что осталось от Ярика? Похоже на жертвоприношение. Убивать его я точно не собиралась. Но факты налицо. Был человек, и нет человека... Но сейчас думать об этом не стоит. Времени нет. Поразмышляю про это на досуге. Вот грязи-то! За неделю не разгрести." Саша вздохнула и принялась за уборку.
   Семью часами позднее Лойе сидела в пикапе на обочине дороги. В пятидесяти метрах виднелся мост через реку Паники. Из макияжного зеркала в противосолнечном козырьке на ведьму смотрела свежая нимфетка с румянцем на круглых щечках. Ее новое лицо, купленное ценой человеческой жизни. Лойе поправилась килограммов на десять и помолодела на пятнадцать лет. И это ее совсем не радовало.
   Тщеславие Саши пустило корни на почве магии. И юное лицо ей было даром не нужно. Ведьме льстило, что коллеги по цеху завидуют ей и боятся переходить дорогу. Женщина привыкла к уважению, если не к исключительной почтительности, со стороны своих клиентов.
   С первой встречи она навязывала людям простые отношения, в основе которых лежал страх перед смертью. Они тонули, а Саша была их спасательным кругом. Так что совсем не рядовые граждане, а богатые и влиятельные, заглядывали ей в рот и ловили каждое слово. Она вершила судьбы, бесстрастно выносила окончательный приговор. Клиенты смотрели на нее чувством благоговейного трепета, безграничного уважения и суеверного страха. Для этого как нельзя лучше подходила внешность моложавой ухоженной женщины за тридцать. Такая наружность говорила об опыте и знаниях, вызывала неосознанное желание довериться. И уж конечно ее не рассматривали как сексуальную партнершу. Кто будет флиртовать с ангелом смерти?
   "Черт возьми! В кого я превратилась! В молоденькую соплячку с задорными сиськами и толстым задом. Ну и как теперь вести бизнес? Да мне даже водки в супермаркете не продадут! Ну надо же было этому придурку окочурится! Жертвоприношение в ночь солнцеворота! Ну ты тоже хороша, голубушка. К чему было эти опыты устраивать? Вот и ходи теперь вся такая молодая и интересная. Экпериментаторша чертова!" - ругая себя на чем свет стоит, Саша шагала к мосту. В руках она держала шестидесяти литровый мусорный пакет с останками Ярика и четырьмя кирпичами.
   На середине моста Саша остановилась, огляделась, перегнулась через перила и бросила ношу в темную реку. Мешок быстро исчез под водой. На поверхности сонной реки появились концентрические круги, булькнули пузыри.
   Смерть Ярика, так же как и его жизнь, оказалась бессмысленной и глупой. Саша презирала таких людей. Ярик был глупцом, бездельником и алкашом, пошлым, жадным и никчемным. Но заслуживает ли смерти человек лишь за то, что он бестолковое ничтожество? Саша так не считала.
   Убийство -- это почти всегда плохо. А случайное убийство во время ритуала -- это еще и ужасно непрофессионально. Саше ощущала неловкость и стыд. И еще внутреннее беспокойство и смутную тревогу. Неужели это муки совести?
   Она, конечно, забудет об этом досадном инциденте. Но выводы сделать надо. Во-первых, никаких экспериментов с живыми людьми в качестве ингредиентов. Во-вторых, нужно выяснить, где она допустила ошибку, и почему все пошло не так. В третьих, следует отказаться от кровавой бани на то время, пока не сойдут эффекты аномальной молодости. В четвертых, выяснить нет ли у Ярика родных, и тайно послать им компенсацию.
   Саша дождалась, когда волнение на поверхности реки прекратилось, и бодрым шагом вернулась к машине. Завела мотор и поехала в Москву.

Глава семнадцатая

   Саша старалась не думать о том, как ее знакомые отреагируют на новую внешность. Но на душе все равно скребли кошки. Перво наперво она заскочила на работу.
   Офис "Лойе и партнеры" располагался на втором этаже шестиэтажного административного здания на Тверской. В вестибюле Сашу остановил охранник. Он ее, конечно, не узнал. На женщине были старые растянутые спортивные штаны, стиранная-перестиранная майка и кроссовки. Две толстые золотые косы спускались до колен. В руках она несла рюкзак. Седовласый отставной капитан Валентин Сергеевич, мимо которого она проходила чуть не каждый день в течение пяти последних лет, грозно ее окликнул:
   - Девочка, ты куда? Стой!
   Саша остановилась, недовольно фыркнула и подошла к рецепции. Валентин Сергеевич просканировал юную посетительницу с ног до головы и решил, что девчушка безобидна. Но порядок надо соблюдать.
   - Регистрироваться надо, а потом идти, - напомнил охранник уже не так резко. Он раскрыл журнал посещений и взял в руки шариковую ручку.
   - Ты по какому делу? Паспорт у тебя есть? - участливо спросил охранник.
   - Валентин Сергеевич, голубчик, совсем заработался. Людей не узнаешь. Это же я, Александра Игоревна, из "Лойе и партнеры", - сказала Саша.
   - Александра Игоревна? - охранник даже подался вперед. Потом покачал головой и полез в стол за очками. - Ну, вроде вы. Но вроде и не вы...
   - Да, я это. Я, - уверила охранника Саша.
   - Ну, правду сказать давненько вас не видел. С зимы что ли? - выпытывал старый опер. Сергеевич бы еще спросил, какая елка в вестибюле стояла на новый год. Или в каком ящике стола он хранит чекушку водки? К которой периодически прикладывается, думая, что его никто не видит. Но ведь она сама себя не узнавала, так что же на людей злиться.
   - С марта, - уточнила Саша. - Вот пластическую операцию сделала. Как тебе?
   - Ну вы, блин, даете. Прям как Бабкина, чем старше, тем моложе. Хотя по мне, так лучше натуральная красота, - заулыбался Сергей Валентинович.
   Саша пропустила мимо ушей двусмысленный и даже где-то обидный комплимент. Ведь у охранников работа вредная. Со временем они перестают мыслить в принципе. Тем более не думают, что говорят.
   Саша поднялась по лестнице на второй этаж и оказалась у дверей "Лойе и партнеры". Сто двадцать квадратных метров офиса в исторической части города обходились недешево. Но приходилось раскошелиться.
   Во-первых, такой офис говорил о солидности фирмы. В "Лойе и партнеры" обращались только очень богатые люди, а большинство из них снобы. И приходя на консультацию, они должны видеть за что платят. А во-вторых, поблизости располагались кафе, магазины и европейские отделения банков. И до метро идти пять минут пешком.
   Саша открыла дверь и вошла в офис. С ее последнего визита мало что изменилось. Фисташкового цвета стены, кремовый потолок с лепниной и светлый керамогранит на полу освещали люминесцентные лампы, дающие мягкие размытые тени. Угловая стойка секретаря, шкаф для одежды и вешалки из канадского клена прекрасно гармонировали с кремовым кожаным диваном и журнальным столом матового стекла. На столе ярким пятном выделялся букет голубых ирисов.
   Лойе нашла своих приспешников в столовой. Молодые люди сидели за небольшим обеденным столом, уставленным коробками из Макдональдса и бутылками "Кока-колы".
   - Привет, детки - как ни в чем не бывало поздоровалась женщина.
   Юра и Нора обернулись в ее сторону, да так и застыли с открытыми ртами. Потом очухались и повскакивали с мест.
   - Привет, Саша, - сказал Юра, широко улыбаясь. - Наконец-то ты здесь. Ты не представляешь, как я устал от нашей секретарши.
   - Замолкни, юноша, - Нора двинула его кулаком в плечо. - Саша, ты выглядишь сильно посвежевшей.
   - Да, есть немного, - призналась Саша. Она подошла к столу и взяла себе порцию картошки.
   - Дай мне телефон твоего пластического хирурга! Иначе все будут думать, что я твоя старшая сестра! - затараторила Нора.
   - А вот это вряд ли, - сказала Лойе с набитым ртом.
   - Ты должна мне рассказать, что это за чудо-процедура такая. Ты прямо девочка. Кожа какая! А волосы! Боже, это твои теперь волосы? Какая красота! Очень стильно! Молодец! Я все еще в шоке, - Нора перешла в режим щебетания, и уследить за смыслом Саша не могла. - Юра, ты это видишь? Что ты молчишь? Это же поразительно!
   - А что тут скажешь? - ответил Юра спокойно. - Саша как Саша. Я на днях видел шестерку с правым рулем. Вот где дичь! Я до сих пор под впечатлением.
   - Ты просто пень бесчувственный! - воскликнула Нора. -Все, я уже сейчас начинаю копить деньги на такую же операцию. Лет в тридцать я обязательно ее сделаю.
   - Ну, знаешь, Нора. Думаю, узнав о тонкостях процедуры, ты вряд ли ее закажешь, - ответила Саша со вздохом.
   - Это очень больно, да? Ну нечего, я потерплю. Красота требует жертв, - заявила Нора.
   - И еще каких! - воскликнула Саша, наливая в стакан газировку.
   - Саша, а ведь тебе нужен новый гардероб. Ты здорово потолстела! Поди ни в одни штаны не влезаешь, - заметила девушка.
   - Нора, ты как всегда сама тактичность, - ответила женщина с кислой миной. Потом посмотрела на жаренную картошку у себя в руках и со вздохом отправила в рот очередной кусок.
   - Да не обращай на нее внимания, Саша. Мне, например, как и многим другим мужчинам, очень нравятся милые пампушечки, - с улыбкой сказал парень. Он тоже сел за стол и принялся за недоеденный биг-мак.
   - Юра, я тебя умоляю. Не надо нам петь о том, кто тебе нравится. Мы все знаем, что это совсем не толстушки. И не девушки вообще, если быть предельно откровенными, - ехидно заметила Нора.
   - Только не обижайся, - процедил сквозь зубы парень, - но Нора - ты дура. И ладно ты здесь свой язык распускаешь. Мы к тебе уже привыкли. Но ты несешь бред при чужих людях. И они тебе за это пальцы ломают.
   - Я просто называю вещи своими именами. И вообще я с тобой больше не разговариваю, - Нора повернулась к подруге. - Саша, ты меньше чем за месяц на два размера поправилась. Скажи спасибо, что я не спрашиваю, когда мы ждем маленького, - заявила Нора.
   - Потому что этого не может быть никогда, - ответила Лойе.
   - Я давно тебя знаю, Саша, - заговорила Нора патетично, - чтобы понять одну простую вещь. Ты может все, что угодно. Абсолютно все. Иногда я задаю себе вопрос. Ты вообще человек или посланник космоса...
   - Нора, что ты несешь?!- процедила женщина, закатывая глаза.
   - Саша, не обращай внимания, - успокоил ее Юра. - Нора вчера весь день смотрела передачу Дружко о внеземном разуме. И теперь эта чокнутая во всех видит пришельцев.
   - Ни во всех, - перебила его Нора. - Вот ты типичный землянин. Ни ума, ни фантазии.
   - Ну, хватит, земляне, - остановила Саша перепалку. - В одном Нора права. Мне нужны новые вещи, и как можно скорее.
   - Отлично, это будет глобальный шопинг! - восторженно пискнула Нора.
   - Я больше двадцати пакетов за раз не унесу, - предупредил Юра.
   - Еще как унесешь, - пригрозила Нора. - У нас тут генеральный директор в обносках стоит! Мы не пощадим здоровья, и сделаем Сашу королевой! Нет, не королевой. Императрицей!
   - Все, скорее в магазин, - Юра собрал со стола пустые коробки. - Пусть забивает голову продавцам, а нас оставит в покое.
   На том разговор о чудесном преображении Саши закончился, и они отправились по магазин за новым имиджем.
   В следующие пять часов Саша спустила на одежду сумму, равную годовой зарплате руководителя среднего звена. Пережить глобальный шопинг под руководством Норы Галь оказалось непросто. Девушка руководила процессом со свойственной ей целеустремленностью и бесцеремонностью.
   Они прошерстили дюжину магазинов и бутиков в ЦУМе, Пассаже и на Тверской. В каждой торговой точке Нора заставила Сашу перемерить по десять-пятнадцать комплектов одежды. Но одобряла в лучшем случае две-три вещи. Купив одежду, пошли выбирать обувь. Здесь терпение Саши лопнуло. К тому времени она примеряла уже шестую пару туфель Джузеппе Занотти.
   - Все! Мне эти туфли не нужны! - проворчала Саша. - У меня дома стоит три пары таких!
   - Каких таких? - возмутилась Нора. - Мы тебе купили две пары туфель от Сковгаард и батильоны от Лубутена.
   - Правильно. Всего их будет три, - сказала Саша и надела старые кроссовки. Элегантные босоножки на двенадцати сантиметровой шпильке она отдала обратно продавщице.
   - Это стыдно! - не сдавалась Нора. - С твоими-то деньгами и не иметь обувь от Джузеппе Занотти. Хотя, конечно, можно пойти на Никольскую и выбрать что-нибудь в "Маноло".
   - Я из ЦУМа никуда не пойду, - спокойно сказала Саша, подхватила рюкзак и двинулась к выходу. - Потому что я сейчас отправляюсь есть в кафе на четвертом этаже. Юра, ты со мной?
   - А как же, - Юра подхватил пакеты и пошел за Сашей. Нора поплелась следом.
   В кафе она заказали огромный корабль с "суши-ассорти" и коктейли. Юра и Нора заказали мохито с ромом, Саша предпочла кофе по-ирландски . После второго мохито Нору понесло:
   - Нет,Саша, ты мне объясни одну вещь.
   - Какую? - поинтересовалась женщина, отправляя в рот кусочек имбиря.
   - Почему ты жмешь деньги на туфли? - Нора отхлебнула чуть не половину бокала, выловила ногтем листок мяты и стряхнула его на салфетку.
   - Нора, я сто раз тебе говорила, - протянула Саша давно заученную фразу. - Ходить по улице и носить на ногах сто тысяч рублей -- это снобизм.
   - Ах, это снобизм! - взорвалась Нора. - А покупать алмазы в двенадцать карат - это не снобизм? Или залезть в долги и сторговать за полтора миллиона евро какую-то сгнившую тетрадку -- это не снобизм? И только несчастные туфли от великого Джузеппе -- это снобизм. Мне кажется, Саша, ты неверно толкуешь это понятие. Вот я сейчас погуглю и открою тебе глаза, - Нора полезла за своим айфоном.
   - Нора, я тебя умоляю, только не надо читать мне статьи из википедии! - взмолилась Саша. - Положи свою тыкалку обратно и давай просто поговорим.
   - Хорошо, - Нора допила коктейль и заказала новый. - Зачем покупать бриллианты, я еще понимаю. Но почему старые дурацкие книги вместо прекрасных новых туфель?
   - Для меня все очевидно, - отозвался Юра. Стоило парню перекинуть стаканчик-другой, и печать молчания слетала с его уст. Пьяный Юра демонстрировал глубокие познания в истории философии и обширный словарный запас, включающий такие сумрачные понятия как "дискурс" и "трансцендентальный".
   - Что тебе может быть очевидно? - отмахнулась от него Нора. - Ты не читаешь антикварные книги и не носишь дизайнерскую обувь. Так что ты можешь знать об этих предметах?
   - Да, Нора, сразу видно,что ты не зря потратила деньги на три высших образования, - Юра откинулся на спинку стула и потягивал через соломинку коктейль. - Твои аналогии блестящи, а логика безупречна. Если я не читаю старинные раритеты и не ношу женские туфли, то я никак не могу знать, почему Саша предпочитает первое, и отвергает второе. Ну это то же, что заявить, что я не могу говорить о вреде наркотиков, пока сам на них не подсел.
   - Дурацкий пример, - запротестовала Нора, язык у девушки слегка заплетался. - И запомни, мой красивый друг -- недоросль, что первое образование по специальности психолог, я получила бесплатно. Да-да, такое еще возможно в этой стране. А на бух учете и аудите и на художественно-графическом я училась, потому что Саше нужны были бухгалтер и дизайнер. Я приношу пользу "Лойе и партнеры" и горжусь этим. А что делаешь ты? Машину водишь и воду приносишь в кулер? Так это может делать любой красивый паренек. К тому же с ним еще можно и п... - тут Нора громко рыгнула и прикрыла рот ладошкой.
   - Вот уж не знал, что секс на работе - это твоя фантазия, - съехидничал Юра. - Так вот что я скажу тебе, моя гламурная тупица. Я закончил лучший ВУЗ в этой стране. Я хороший юрист и тоже приношу пользу Саше. Я не только составляю контракты и веду клиентов. Кто недавно восстановил твой комп? - Юра зло прищурился. - Все к чертям слетело, потому что ты подцепила вирус на своих дурацких одноклассниках. И к кому ты обратилась, неблагодарная? Ко мне. Да, я еще и катаю тебя. Но с этим покончено. Где это видано, чтобы секретаршу возили на работу на личном автомобиле директора?
   - Помолчи, Саша мне это разрешила, - оправдывалась Нора. - Вот ты и возишь. И вообще ты ей был не нужен. А потом привязался к нам. Притворился таким бедным несчастным. Саше надо гнать тебя ссаными тряпками, а она жалеет тебя, голубую сироту.
   Юра побагровел от злости. Он ненавидел, когда посторонние обсуждали его ориентацию. К тому же Нора всегда сгущала краски и называла его только геем. Что не соответствовало действительности. Юре нравилось заниматься сексом с девушками. Просто заниматься сексом с мужчинами, ему нравилось немного больше. Или намного? Саша решила вмешаться в дискуссию, пока ее участники не перешли на мат.
   - Все, детки, заткнитесь, - бросила Саша резко. - Я слушать не могу, как вы друг друга поливаете. Это отвратительно, - Саша отложила в сторону палочки и отпила глоток кофе. - У меня выдалась трудная весна, и лето началось не лучше. Я пошла с вами по магазинам, что бы развеяться. А вместо приятной прогулки в теплой компании попала на разборки даунят. Я разочарована, детки. И вот вам два варианта. Либо вы находите общий язык и нормально общаетесь. Тогда мы продолжаем обед как цивилизованные люди и добрые друзья. Либо мы ограничиваем контакты только работой. И я с вами больше никогда никуда не пойду. Ну?
   Ритуал вознесения имел некоторые побочные действия. Одним из них оказалась патологическая привязанность к спасителю. Люди, которых ведьма вытягивала с того света, испытывали необъяснимую тягу к Саше. Это было болезненное и всепоглощающее чувство, нечто среднее между любовью к матери, родине и богу. Единственный способ избежать зависимости заключался в том, чтобы после ритуала никогда не встречаться с теми, кого она вылечила. Если же общение продолжалось, то люди неизбежно заболевали этой странной любовью.
   Юра и Нора были первыми пациентами, которые удачно перенесли ритуал. С ними Саша была неосторожна. Точнее она не знала, чему их подвергает. После исцеления ведьма общалась с ними слишком долго. И привязала их к себе. Потом Саша поняла в чем дело, но исправить причерченный вред оказалось невозможно. Пришлось оставить деток себе. Юра и Нора любили ее патологической любовью, старались ей во всем угодить. Они ее обожали. Их верность и преданность не гасили ни время, ни расстояние, ни половые партнеры на стороне. Фактически Юра и Нора не могли найти себе вторую половину, потому что они уже нашли любовь всей своей жизни. Это была Саша. Самым страшным наказанием для обоих было потерять ее доброе расположение. Она пригрозила оставить их без дозы своего внимания и знала, что это сработает. Детки испугались.
   - Извини, Саша, - виновато промямлила Нора. - Что-то я сегодня нервная. ПМС, наверное. Все, держу себя в руках.
   - Я тоже, - отозвался Юра.
   - Вот и славно, - улыбнулась Саша. - Еще по коктейлю?
   Тут в кафе зашли две сногсшибательные красавицы -- блондинка и брюнетка. Посетители глаз не могли отвести от этих идеалов гендерного совершенства. Обе высокие, очень худые, с безжалостно длинными ногами и профессионально накрашенными лицами, девушки зажигали огонь желания в удивленно распахнутых глазах мужчин и пламя ненависти в прищуренных зенках женщин. На руках блондинки сидела крошечная чихуахуа, а из сумки брюнетки выглядывал той-терьер. Официант подскочил к девушкам и провел их к лучшему столике в зале.
   - Принесите бутылку "Hennessy V.S.", - сказала Нора официантке. Девушка просияла и побежала выполнять заказ.
   - Мы пускаемся во все тяжкие? - Саша удивленно вскинула брови. - С чего бы?
   - Видишь ту непроходимую блондинку, что сейчас вошла, - Нора наклонилась к Саше и прошептала: - Это Марина Ведерникова, фотомодель, актриса, светская львица. И любовница Токарева.
   - Все это очень интересно. Но зачем из-за нее напиваться?- как можно равнодушнее произнесла Саша. После сказанного Норой женщина не могла не уставиться на вновь прибывшую.
   Марина оказалась платиновой блондинкой с прекрасной загорелой кожей, какой у натуральной платиновой блондинки быть просто не могло. Умеренный силикон в губах и груди, а также хирургически скорректированный нос, максимально приближали ее к современному идеалу женской красоты.
   Глядя на Ведерникову, Саша остро осознавала, что она как минимум на десять лет старше, на десять сантиметров ниже и на десять килограмм тяжелее этой эльфийской принцессы. Что же, Токарев может себе позволить все самое лучшее. И Марину Ведерникову в том числе. Мысль о коньяке уже не казалась неуместной.
   - Я думала, ты расстроишься, - искренне удивилась Нора. - Ведь это из-за нее Токарев на тебя не клюнул.
   - Я что-то пропустил? - поинтересовался Юра.
   - Эта шлюшка Ведерникова увела у Саши мужика, - ответила Нора доверительно.
   Лойе поперхнулась кофе. Ее подруга несла чудовищную околесицу, даже по меркам Норы Галь. Мало того, что никто никого у Саши не уводил. Но ведьма ни одной живой душе не обмолвилась, что Токарев ей нравится. Саша вела себя так, будто он был для нее всего лишь еще одним клиентом.
   Лойе не упоминала о нем ни разу с тех пор как вернулась из Мюнхена. Но она вспоминала о Токареве. Как назло его имя частенько мелькало на страницах газет, в новостях и светской хронике. Дня не проходило, чтобы ведьма не увидела его худое лицо в телевизоре, или в газете, или в интернете. Лойе заставила себя не читать о нем, но с фотографий на нее смотрели его чуть соловые серые глаза. И эти забавные волосы как у Микки-Мауса. И чуть длинноватый хищный нос.
   Пока Лойе откашливалась, Нора продолжила свою душещипательную историю:
   - Токарев нашей Саше подходил идеально. Не старый, с деньгами и вдовец. Саша все это, конечно, понимала. Поэтому на встречу оделась как надо. Фиолетовый шелковый комбинезон от Ральфа Лорена и босоножки от Скогваард. Не заметить женщину в таком комплекте может только слепо-, глухо-, немой идиот. Или мужчина, который спит с Мариной Ведерниковой. Вот.
   - Ну здесь я с тобой согласен, - загадочно произнес Юра. Официантка принесла бутылку. Они выпили по первой и Юра продолжил:
   - Если этот Токарев спит с Ведерниковой, то у Саши не было шансов изначально.
   - Это еще почему? - спросила Лойе удивленно.
   - Да потому что, он предпочитает секс без обязательств. И для этого идеально подойдет Ведерникова, - ответил Юра.
   - А почему Саша не подойдет для секса без обязательств? - спросила Нора. Ведьма и сама собиралась задать этот вопрос, но Нора ее опередила. Что называется, с языка сняла.
   - Потому что у Саши есть мозги, - в голосе Юры появилась пьяная патетика. - Фактически Саша умнее всех женщин, кого я знаю, и умнее большинства мужчин. И мы все знаем, что ты, Саша, не станешь спать с индивидом, которому не нужен твой богатый внутренний мир. А еще ты сексуальная, самодостаточная и трансцендентная. И я вообще не знаю ни одного мужчины, который хоть как-то дотягивал до твоего уровня.
   - Коньяк оплачу я, - вставила Саша, прибавляя тем самым к списку своих положительных качеств помимо сексуальности, ума и трансцендентности, также и щедрость.
   - А Ведерникова -- дешевая шлюшка. И мозгов у нее кот наплакал. И со вкусом большие проблемы, судя по этому жуткому леопардовому принту на платье и этой отвратительной собачонке. Хотя если есть возможность поиметь такое тело, только дурак откажется, - резюмировал Юра.
   - По-моему, эта Ведерникова на тебя пялится, - сообщила Нора. Юра согласно кивнул, будто в этом не было ничего удивительного.
   Парень сидел непричесанный, с трехдневной щетиной, в голубых джинсах и кедах, в белой футболке с надписью "ANGER" и негативом Стива Джобса. И все равно он был невозможно красив. Саша и Нора привыкли к нему настолько, что не замечали ангелоподобной внешности парня. Но у всех остальных такого иммунитета не было. И Марина Ведерникова, фотомодель, актриса и светская львица, действительно искоса посматривала на Юру.
   - Ненавижу эту Ведерникову, - вздохнула Нора. - Ну почему мужики предпочитают сисястых блондинок с длинными ногами? Это же какая-то генетическая дискриминация!
   - Расшифруй, - попросила Саша. Коньяк она заедала имбирем и остатками роллов.
   - Все просто, - пустилась Нора в рассуждения. - Вот я - маленькая худая брюнетка. Гидроперит и силикон помогут мне стать сисястой блондинкой. Но где, скажите, мне взять длинные ноги? У меня их не было и не будет. А мои коротенькие кривые тростинки на фиг ни кому не нужны. И вот лучшие носители генов уходят к длинноногим! А мы коротышки остаемся за бортом эволюции.
   - У меня идея, - предложил Юра после второй стопки коньяка. - Давайте отомстим за всех коротышек в общем, и за вас обеих в частности.
   - Как? - подалась вперед Нора.
   - Я наставлю рога Токареву. Эта Ведерникова даст мне сегодня по-любому, как и подобает дешевой шлюхе, - просиял Юра.
   Саша понимала, что отговаривать парня - напрасный труд. Юра испытывал непреодолимое желание доказать себе и Норе, а в ее лице и всем суровым критикам его ориентации, что он не гей. Для этого как нельзя лучше подходила Марина Ведерникова. Юра переспит с женщиной, которую хотят миллионы, а имеют единицы. И значит он настоящий гетеросексуалист и гусар.
   - А чем докажешь? - скептически произнесла Нора.
   - Могу снять на видео, - предложил Юра.
   - Фу, какая гадость, - отрезала Саша. - Я на это смотреть не хочу.
   - Тогда какие вы хотите доказательства, моя королева? - Юра взял Сашу за руку и нежно погладил тыльную сторону ладони. Потом наклонился и поцеловал кончики пальцев. Саша нахмурилась и вырвала руку.
   - А принеси ее оранжевые трусы. У нее такая короткая юбка, что все посетители в кафе уже успели их увидеть, - Саша отложила вилку и полезла за кошельком.
   - Трусы так трусы, - согласился Юра. - Значит вот что мы делаем. Ты, Нора, даешь мне пощечину и удаляешься отсюда с оскорбленным видом. Саша уходит с тобой. А я снимаю эту Ведерникову и завтра приношу доказательства.
   - Уже, - кивнула Нора. - Ах, ты, похотливый козел! - заорала она на весь зал. - Живая невеста рядом, а ты перемигиваешься с этой блондинистой стервой?!
   Нора залепила Юре звонкую пощечину. Да такую сильную, что у парня голова откинулась назад и ударилась с глухим стуком о стену. Нора подхватила пакеты и понеслась к выходу.
   Саша достала из кошелька две пятитысячные купюры и бросила на стол. Закинула за спину рюкзак, взяла со стола недопитую бутылку коньяка и вразвалочку пошла к дверям.
   На следующее утро Юра пришел на работу позже обычного. Саша и Нора допивали по второй чашке капучино, когда в офис вплыл Юра. Он молча подошел к девушкам и одним ловким движением стянул с себя футболку.
   Саша и Нора ахнули одновременно. Прекрасный мускулистый торс Юры покрывали многочисленные засосы, а по бокам вились кровавые следы от ногтей. Парень достал из кармана джинсов две пары стрингов -- оранжевые и черные, бросил их на стол и отправился варить кофе.
   - Узнаю ужасные оранжевые трусы Ведерниковой, - сказала Саша ему в след. - Но черные? Это трусы той брюнетки? Она что, была третьей?
   Юра кивнул, не оборачиваясь.
   - Юра -- ты бог съема, - констатировала Саша. Подцепила трусы карандашом и выкинула их в мусорную корзину.
   Прошли две недели. В офисе стояло затишье. Саша вместе с Норой занимались текущими делами. Заплатили квартальные налоги, продлили аренду, сделали перерасчет окладов и премий. Саша поручила Юре заменить их старенький "Линкольн Контенинталь" на что-нибудь дорогое и пафосное. Посовещавшись с Норой, решили купить в приемную аквариум во всю стену с морскими рыбами. Саша иногда жила жизнью простого обывателя. Не все же чудеса являть.
   Был погожий июльский вечер. Нора и Юра собрались на джазовый фестиваль, и Саша отпустила деток с работы пораньше. Сама же засиделась в офисе допоздна, проверяя состояния наборов.
   Ведьма открывала каждый чемоданчик и тщательно осматривала ингредиенты. Кристаллы, зеркала и амулеты требовали постоянного ухода. Саша чистила и полировала поверхности, проверяла активность амулетов. Травы, настои и мази со временем портились. Их нужно было обновлять.
   Лойе составила список зелий и порошков, которые требовали замены, и устало потянулась. Весь день стояла невыносимая жара, и Саше надоело дышать мертвым кондиционированным воздухом. Она предвкушала приятную прогулку по вечернему городу.
   Женщина закрывала дверь офиса, когда порвалась палладиевая цепочка с кулоном. Капсула с дием угодила ей за пазуху. Саша достала кулон и запихнула его в пятый карман джинсов. Она смотрела на крепкую тридцатиграммовую цепь толщиной с мизинец и думала, что нательные кресты рвутся не к добру. Потом проверила амулет высочайшей защиты. Тот спокойно висел на длинной золотой цепи, спрятавшись в ложбинке между чашечками лифчика.
   "Линкольн контенинталь" в очередной раз сломался, а новый "Cadillac CTS" задержался на таможне. Так что Саша поехала домой на метро. Пока добралась до станции "Воробьевы горы", совсем стемнело. Через темный парк женщина направилась к дому.
   Проходя мимо стоянки машин, Саша увидела, как приоткрылась дверь " Газели" и оттуда выпрыгнул мужчина. Не успела Саша дойти до угла, как в нее выстрелили. Дротик сверкнул в свете фонарей и с липким звуком вонзился женщине между лопаток. Доза была большой, и наркотик сработал мгновенно.
   Саша резко повернулась. В тот же миг голова у нее закружилась, а перед глазами поплыли яркие круги. Женщина попыталась выпрямиться, но колени ее подогнулись. Сумка с ноутбуком выпала из рук и полетела на землю. Прежде чем упасть на асфальт, Саша каким-то чудом успела достать сотовый и набрать "112". Но в эту секунду ее мышцы под действием снотворного окончательно превратились в студень.
   -Вот черт...- прошипела Саша , и мир вокруг нее погрузился во тьму.
   Крепкий парень выскочил из фургона и присоединился к стрелку. Они набросились на женщину словно пара терьеров на подстреленную лису. Мужчины подхватили ее за плечи и ноги, закинули в "Газель" и закрыли дверь. Похитители проворно подобрали с асфальта сумку и телефон, сели в салон и завели мотор. Машина сорвалась с места и быстро покатила прочь.
   Следом за "Газелью" со стоянки выехала серебристая "Шевроле Лачетти". За рулем сидел Айдар. Не теряя из вида фургон, он достал телефон и набрал Славовича.
  

Глава восемнадцатая

   Саша медленно приходила в себя. В ушах у нее звенело, во рту пересохло, по мышцам разливалась смертельная слабость. Сквозняк гулял по голым ногам и коже под разорванной футболкой. Женщину привязали к стулу, на голову накинули мешок. Лойе дернула руками за спиной, но веревки плотно охватывали запястья. Да, связали ее на совесть.
   Женщина закашлялась внутри пыльной мешковины. Сквозь плотные волокна мешка Саша ничего разглядеть не смогла. Ведьма почувствовала движение перед собой и поняла, что в комнате она не одна. К ней кто-то подошел. Сашу окутал плотный смрад перегара, сигарет и немытого тела. Чья-то рука ухватила ее за грудь, сильно сжала и стала выкручивать сосок.
   - Какие буфера, ты глянь. Надо ее чпокнуть, пока жлоба ждать бум, - голос был низкий и хриплый.
   - Успеется. Пойдем курнем и глянем что отработали, - сказал скрипучий голос.
   - Да что. Я и так помню, - ответил хрипатый. - Ноутбук, телефон, в сумке косарь зелени. И цацки. Котлы не хилые, золотая цепочка и типа серебряная. Нормально все отработали. Еще жлоб добавит, бум месяц жить.
   - Да, живем, - довольно отозвался второй. Саша почувствовала, что ее опять лапают. На этот раз боли не было. Мужчина дотронулся до ключицы, провел шершавыми пальцами вниз, но груди не коснулся. - Деваха хороша. Жалко убивать, - она услышала вздох. - Ладно, перекур. И пустим ее по кругу. Только спутали мы ее, что твою колбасу... Надо ноги развязать.
   К вероятным избиениям Саша прибавила очевидное изнасилование. Это ее дико взбесило. "Да как они смеют! Твари! Дайте только выбраться, поубиваю всех к чертям собачьим!"
   Лойе что есть силы дергала руками и ногами, мотала во все стороны головой и громко мычала сквозь кляп. Насильникам праведный гнев женщины пришелся не по вкусу. Получив две зубодробительные оплеухи и жестокий удар в живот, Саша затихла.
   Послышались шаги. Дверь захлопнулась, щелкнул замок. Наступила звенящая тишина.
   В одиночестве Саша взяла себя в руки и подумала о том, что же произошло. Ее поймали, спутали как овцу и приволокли на бойню. При чем похитители знали, что она ведьма. И приняли меры предосторожности.
   Как обезвредить ворожею? Если удалось схватить супостатку, нужно сделать следующее. Связать по рукам и ногам, спутать большие пальцы и мизинцы, заклеить глаза и рот. Сорвать с ведьмы все амулеты, накинуть ей на шею заговоренную ладанку со смесью из руты, пиона, зверобоя, корня сатириона, гвоздями с гроба самоубийцы и речным песком.
   Все это с ведьмой проделали, так что колдовать она не могла. Ладанка давила на грудь, будто каменный жернов, и мешала сосредоточиться. Саша не могла вспомнить ни одного заклинания. Даже духов-помощников вызвать не могла. Слова шаманской песни путались и ускользали из памяти. Лойе была крепко-накрепко привязана к своему телу. Ведьма не могла выскользнуть в нижний предел и спрятаться там, пока ее физическую оболочку насилуют и пытают. Она поняла, что выпьет боль до последней капли.
   Саша привыкла к риску. Она играла в смертельно опасные игры с сильными противниками. Вызывала на магический поединок колдунов, приручала духов-помощников, вызывала демонов из преисподней, ловила дийя. Ведьма шла на битву спокойно и с достоинством, понимая, что проигрыш равняется смерти. Саша была по натуре бойцом. Она могла умереть, но не сдаться.
   Сейчас на душе у нее было неспокойно. Ее душили ярость и ненависть. "Черт возьми, до чего я дожила! Кто мои убийцы?! Шпана позорная, вот кто! Грязное отребье! Позорище. Сашу Лойе, Великую и Ужасную, изнасиловали и убили тупые гопники! И дурни к тому же редкостные. Палладий от серебра отличить не могут. Мои гаджеты стоят столько, что жить можно далеко не один месяц. Одни часы Картье можно сбыть минимум тысяч за сто. Но эти уроды еще полбеды. Жлоб, жлоб, жлоб... Вот кто меня заказал. Ему что-то от меня надо. И лучше бы он пришел раньше, чем эти уроды меня изнасилуют."
   В замке повернулся ключ, скрипнула дверь. Саша затаила дыхание. Тяжело застучали ботинки. Кто-то подошел к ней сзади и стащил мешок.
   Саша зажмурилась, потом часто заморгала, чтобы привыкнуть к свету. Она находилась в просторной комнате с высоким потолком. Строители залили стены толстым слоем серой шпаклевки и не стали выравнивать, бетон так и застыл волнами. На цементном полу собрались лужи, натекшие с сырого потолка. Наверху тускло моргала оголенная лампочка. Саша сидела на стуле посередине комнаты, рядом на колченогом столе лежала небольшая спортивная сумка.
   Человек обошел Сашу и стал напротив. Он наклонился вплотную и злобно прошипел:
   - Ну что, сука. Вот и встретились.
   Саша смотрела на невысокого тщедушного мужчину лет тридцати. У него было узкое лицо с мелкими крысиными чертами, бледная нездоровая кожа, лоснящаяся на носу и подбородке. Крашенные волосы кардинально черного цвета резко контрастировали с шатенистыми бровями и эспаньолкой.
   Незнакомец был одет в черные готские шмотки: длинный плащ, кожаные штаны, рубашка искусственного шелка, высокие ботинки на шнуровке. На шее мужчины болтались три активных амулета -- серебряный триквир, железный кельтский крест и свинцовый глаз Шивы. Тонкие крючковатые пальцы украшали массивные кольца с камнями силы - кварцем, аметистом и змеевиком.
   Саша внимательно рассмотрела внушительное магическое снаряжение. Можно подумать, что мужчина приготовился к бою с высшим демоном никак не ниже ранга Тетраграмматона. Но все амулеты предназначались для защиты от одной единственной ведьмы. Саши Лойе. Похоже, незнакомец ее боялся. Это плохо. У людей есть привычка расправляться с теми, кого они бояться. Особенно если враг связан и беспомощен.
   - Значит не узнаешь меня, да?! - заорал мужчина, и слюни брызнули ему на подбородок. - Ты похерила все мои планы! Годы тяжкой работы спустила в унитаз. И ты меня даже не узнаешь?! Я Стан. Константин Стан!
   Тонкие пальцы собрались в кулак, и мужчина с размаху ударил Сашу по лицу. Острые камни перстней вспороли кожу на скуле. Голова Саши откинулась назад. Сквозь туман боли и оглушения женщина почувствовала, что кровь сочится по лицу и капает на ключицу.
   "Больно-то как! - подумала Саша .- Да, блин, хоть Бонд, Джэймс Бонд. Тоже мне знаменитость -- Константин Стан! Хотя если напрячь мозги, то имя вроде знакомое..." Но точно вспомнить Саша не могла, сколько бы ее не били.
   Константин Стан был самым знаменитым телемагом в стране. Сам себя он называл магистром черной магии. Недавно Константин с размахом отметил свой тридцатилетний юбилей. Его имя беспрестанно мелькало в интернет проектах, таблоидах и телешоу.
   Стан крутил романы с известными красавицами, постоянно с кем-то скандалил и тогда грозился наслать на оппонентов проклятие. И действительно его врагов преследовали всяческие несчастья. Было это результатом порчи или простым совпадением, никто точно не знал. Но слава шла впереди него.
   Стан был человеком харизматичным и ярким. Аудитория разделилась на два лагеря. Тех, кто Стана обожал и верил в его экстрасенсорные способности, и тех, кто его ненавидел и считал выпендрежником и шарлатаном. Правда была как всегда посередине.
   Стан действительно обладал экстрасенсорными способностями, а еще Константин был агрессивным и опасным психопатом. Большинство психиатров отнесли бы его к психически неуравновешенным личностям. Основанием для такого диагноза могли стать ярко выраженные признаки мании величия. Они часто встречаются не только у пациентов психиатрических клиник. Но если речь идет о богатых знаменитостях, то это называют более изящно -- излишнее самомнение.
   Стану никогда не ставили диагноз "сумасшествие". Обычно его неуравновешенность глубоко пряталась под внешней оболочкой ума и вежливой обходительности. Но опытный психиатр обнаружил бы у Константина симптомы паранойи и неконтролируемой агрессии.
   Его болезнь проявлялась в стремлении придать своей персоне ничем не обоснованную важность и в постоянно испытываемой жалости к самому себе. Уверенности в том, что он всегда прав, а все, несогласные с ним -- не правы. Во вспышках бешеной ненависти к тем, кто посмеет усомниться в его исключительности и богоизбранности.
   Часто жертвами ненависти Стана становились лишь за то, что неудачно над ним пошутили. Но в случае с Сашей Лойе были куда более серьезные причины для вражды.
   Константин родился и вырос в городе Бельцы в типичной пролетарской семье. Его отец был сантехником в ЖЭКе и запойным алкоголиком, а мать - забитой деревенской женщиной. Единственным близким человеком была старшая сестра Аллочка, ее Костик нежно любил. Чтобы как-то прокормить детей мать вкалывала на трех работах. Отец беспробудно пил и нес из дома все, что можно. Когда Стану было семь, отец неожиданно умер. Мужчина сильно напился и насмерть замерз на улице, не дойдя десяти метров до подъезда.
   Следующие два года стали самыми счастливыми в жизни Станов. Им хватало денег на еду и одежду. В доме было тихо и мирно. А потом мать снова вышла замуж.
   Сначала отчим детям понравился. Он работал газосварщиком и неплохо зарабатывал. Покупал детям игрушки, а жене духи. Но через полгода кончился срок кодировки, и отчим сорвался. Напиваясь, он превращался в безжалостную скотину. Мужчина жестоко бил жену и приемных детей. Женщина тупо терпела побои. Дошло до того, что муж выбил ей передние зубы и разорвал вилкой щеку, навсегда обезобразив женщину.
   Когда Аллочке исполнилось шестнадцать, отчим обратил на нее внимание. Закрыв двенадцатилетнего Костика в кладовке и избив до полусмерти жену, он изнасиловал падчерицу. Такие вечерние развлечения вошли в привычку.
   В семнадцать Аллочка убежала из дома. Она пообещала брату, что непременно за ним вернется и заберет. Вот только устроится на новом месте. Так Костик остался совсем один.
   Ни мать, ни отчим разыскивать Аллочку не стали. О ней забыли все, кроме брата. Костик ужасно тосковал по сестре и по ночам молился о том, чтобы у Аллочки все получилось. Днем Костик шел в ненавистную школу. Учился он плохо, друзей у него не было, девчонки на хилого, плохо одетого мальчика внимания не обращали. После школы Костик до темноты слонялся по городу в надежде, что когда верентся, отчим будет уже спать.
   Как-то вечером мальчик забрел на городское кладбище. Тринадцатилетний Костик бродил среди каменных надгробий и деревянных крестов, подбирая печенье и конфеты, оставленные родственниками умерших. Около свежей могилы, усыпанной живыми цветами, стояла женщина в белом свадебном платье. Заходящее солнце играло в медно-рыжих волосах девушки, волной спускающихся по сутулой спине. Невеста повернулась к Костику. Мальчик с ужасом увидел, что у женщины снесена половина черепа. Кровь вперемежку с мозгами залила все лицо, оставив нетронутым рот. Среди алых разводов двумя яркими голубыми пятнами горели безумные глаза.
   Бледные губы женщины беззвучно шевелились. Но Костик слышал слова, царапающие его мозг изнутри. "Он убил меня! Он убил меня!" Костик развернулся и помчался прочь. Он летел всю дорогу до дома, то и дело оглядываясь. Мальчик боялся, что покойница догонит его. Но отвратительная женщина, похоже, осталась на кладбище.
   Только прибежав домой, Костик обнаружил, что описался. Он зашел в ванну, снял мокрые штаны и посмотрел на себя в зеркало. Оттуда на него смотрела кладбищенская невеста. Костика парализовал животный ужас, он рванулся к двери. Но женщина материализовалась прямо перед его носом и загораживала выход. Бежать было некуда.
   В голове мальчика царапнуло: "Не бойся. Помоги мне. Помоги." Костик немного успокоился. Тут только он увидел, что сквозь женщину видна дверь ванной. Невеста плыла полупрозрачным силуэтом в двадцати сантиметрах над полом. Мальчику ничего не оставалось, как внять просьбе фантома. Он выслушал призрака и пообещал помочь. Мертвая женщина исчезла, оставив Костика в наедине с его вновь обретенными способностями. Мальчик выполнил просьбу невесты. Послал ее родным открытку, в которой назвал имя истинного убийцы.
   В том же году Стан попал в детский оздоровительный лагерь на Черном море. Там он познакомился со своим ментором. Начальник педагогического отряда Михаил Юльевич Воробьев был личностью примечательной. В лагерном коллективе его по-свойски называли Юльевич.
   Педагог с двадцатилетним стажем, доцент кафедры педагогики Кишиневского Государственного Педагогического Института им. И. Крянгэ, он снискал себе славу прекрасной души человека и доброго друга детей. Каждый год доцент собирал отряд вожатых и выезжал на все лето в пионерский лагерь. Там из обычных студентов Михаил Юльевич ковал отъявленных педагогов. Кроме того, Воробьев был практикующим черным магом чернокнижником. И в этой сфере он тоже добился успеха.
   Михаил Юльевич имел к ребятам особый подход. Детвора его обожала. И он тоже любил детей, особенно нежных отроков. Правда, некоторые его педагогические приемы могли показаться широкой общественности спорными. Ночью он бродил по детским спальням в компании двух-трех единомышленников и проверял, крепко ли спят его питомцы. Юльевич рыскал между детским кроваткам и отыскивал мальчика посимпатичнее. Потом подкрадывался на цыпочках койке милого мальчика, задирал майку малыша и смачно вылизывал нежную солоноватую ребячью кожу. Дети, как правило, спали крепко, лишь изредка ворочались, а дяде было приятно.
   Во время одной из ночных вылазок Юльевич и познакомился с Костей. Педагог нежно поглаживал бедра мальчика, когда Стан открыл глаза и впился в мужчину полным ненависти взглядом. Воробьева словно ударили сапогом в грудь. Он тут же отдернул руку и отшатнулся от мальчишки. Костик продолжал сверлить непрошеного гостя свирепым, совсем не детским, взором. Мужчина первым отвел взгляд и буквально выкатился из комнаты.
   С той ночи он стал присматриваться к странному мальчику. Костик был нелюдимым и злобным тринадцатилетним подростком. Он сидел себе где-нибудь в сторонке и пристально смотрел на сверстников. Те, как и пристало детям, общались, играли и смеялись. Но стоило им попасть в поле зрения мрачного Костика, как игра явно разлаживалась. Игрушки ломались, дети ссорились, иногда кто-то из малышей получал травму. Михаил Юльевич понял, что Стан обладает сильным экстрасенсорным даром. И решил стать его ментором.
   Как-то педагог пригласил мальчика к себе в комнату. Он угостил мрачного гостя чаем с конфетами, разговорил и даже рассмешил. Визиты стали регулярными. Косте нравилось, что взрослый уважаемый человек общается с ним на равных. Мальчик понимал, что мужчина от него что-то хочет. И с грустью полагал, что это секс.
   Когда же Михаил Юльевич раскрыл свои планы относительно ученичества, Костик несказанно обрадовался. Ему очень хотелось рассказать хоть кому-то о случае на кладбище. И вот перед ним оказался человек, который его поймет. Так началось их многолетнее сотрудничество.
   Воробьев взял мальчика к себе в ученики, а через некоторое время благополучно растлил. Мужчина помогал Костику развить парапсихические способности и управлять ими. Подросток же с неохотой платил за уроки своим молодым телом. К семнадцати годам ученик превзошёл учителя, и Стану надоело такое черно-голубое партнерство.
   Костик послал письма без подписи родителям малышей, которые стали объектами нездорового интереса Воробьева. Из десяти анонимок сработали только три. Возмущенные граждане написали заявление в прокуратуру. Кроме того информация просочилась в СМИ, и уголовное дело получило общественный резонанс. Следователи рыли со всем старанием. Количество жертв педофила росло с каждым днем.
   В результате доцент кафедры педагогики и два его аспиранта предстали перед судом. Воробьев получил семь лет колонии, его сообщники по четыре. Костик с большим удовольствием разрушил карьеру и жизнь учителя. К тому же, как только Воробьев оказался в СИЗО, юноша забрал из тайника магическое имущество колдуна. В следующие десять лет Стан не раз грабил и убивал своих коллег по цеху. Костик самостоятельно освоил лишь малую часть украденных заклинаний, но этого хватило, чтобы стать мощным колдуном.
   Через пару месяцев после суда над ментором за Станом приехала Аллочка. Костик не представлял, где его старшая сестра и чем занимается. Но чувствовал, что с ней все в порядке, и что они обязательно увидятся. И вот по прошествии четырех лет разряженная в пух и прах Аллочка появилась в их скромной хрущевке. К тому времени Костик свел в могилу ненавистного отчима, а мать превратил в бессловесную рабыню. Аллочка обняла брата, окутав его облаком дорогих духов. Они уселись на старый продавленный диван, и Костик услышал историю сестры.
   Аллочка, сбежав из дома, попала в Москву и начала новую жизнь. У девушки не было ни связей, ни образования. Но она была красива. Высокая, стройная и длинноногая, с черными глазами, темными волосами и смуглой кожей, Аллочка нравилась мужчинам. Она устроилась танцовщицей в стрип-бар. Там девушка быстро подцепила богатого папика, готового содержать молодую любовницу. Аллочка прожила с ним год, потом сменила на более перспективного. Так она стала профессиональной содержанкой.
   На деньги любовников Аллочка купила квартиру в Москве, сделала себе российское гражданство и открыла пару бутиков. Теперь она приехала за братом. Костик, не раздумывая, поехал с сестрой. Аллочка сняла брату комнату и оплачивала его обучение в университете на факультете филологии .
   Потом у Аллочки начались проблемы с очередным любовником. Известный чеченский бизнесмен оказался грубым, жадным и патологически ревнивым. Он следил Аллочкой, бил ее. Грозился изуродовать девушке лицо, если соберется уйти к другому, чтобы она больше никому не досталась. К тому же у бизнесмена начались финансовые трудности, и спонсора нужно было срочно менять. Аллочка была в отчаянии.
   И Константин решил помочь сестре. Чтобы навести на человека порчу, нужно иметь фрагменты его плоти. Подойдут волосы, ногти, слюна. Стан решил, что и сперма сгодится. После очередного визита жирного хряка Стан зашел в комнату Аллочки и взял с пола использованный кондом.
   Стана переполняла ненависть к обидчику сестры. Во время ритуала злоба расцвела в его душе прекрасным цветком. Он как обычно почувствовал невероятное воодушевление, почти экстаз.
   Через три дня любовника сестры зарезали в пьяной драке. Стан обо всем рассказал сестре. Девушка бросилась брату на шею и горячо поблагодарила, а потом намекнула, что таком способом можно неплохо заработать. Так Аллочка обрела свободу, а Константин свое предназначение в жизни.
   Черный маг светился как мог. Регулярно появлялся в реалити и ток-шоу и даже кулинарных программах. Со временем Стан стал известным колдуном. И хотя у него был природный талант, он не забывал про антураж. Считал, что нужно не столько быть черным магом, сколько слыть им. И он добился своего. К Константину обращались за магической помощью. В основном, он специализировался на порче и проклятиях. Парень работал в эзотерических салонах и неплохо зарабатывал. Но ему всегда всего было мало.
   В Москве работали несколько колдунов экстра класса. Они не нуждались в рекламе. Их не показывали по телевизору, информацию о них нельзя было найти в гугле. Маги обслуживали элиту страны и зарабатывали баснословные деньги.
   Стан мечтал стать одним из них. Но пробиться наверх ему не удавалось. Он просто с ума сходил от злости и всем сердцем ненавидел удачливых коллег. Одной из них и была Саша Лойе. Сейчас Стан мог сделать с ненавистной конкуренткой все, что угодно. Но больше всего ему хотелось убить ведьму. Это его возбуждало, и еще сильнее разжигало злобу.
   - Я полтора года торчал на этих дебильных телешоу, - продолжил Стан.- Участвовал в идиотских испытаниях в "Шоу экстрасенсов". Кто сидит в черной комнате? Что случилось в нехорошей квартире? Почему эта малолетняя сопля сиганула с крыши? Да кому это интересно? Только кучке шизонутых придурков. Но я ходил и улыбался. Чтобы в один прекрасный день выйти на уровень элиты. Получать настоящие деньги, а не те гроши, что мне платят обычные нищеброды. Вы же, несколько никому неизвестных старперов, оккупировали весь рынок! Нужно дать дорогу молодым! Никому новому не пробиться! Но я подвину твою мерзкую жопу!
   Свой монолог Стан сопровождал беспорядочными ударами по голове, рукам и животу Саши. Будь он здоровяком, давно бы вышиб из нее дух. А так было просто больно.
   - И вот я поймал крупную рыбу,- орал Стан прямо ей в лицо. - Нужно было навести порчу на эту малявку. И я навел. Все у меня получилось. И она почти загнулась. И что же? Появилась ты. И все пошло прахом. Девка здорова. Клиент зол как черт и требует назад бабки. А еще ты пообещала меня выследить и уничтожить. За что спрашивается?! Кто тебе эта девка, чтобы за нее писаться? Ах, ну да, ты же за капусту мать родную продашь! Токарев бабла пообещал и профессиональная этика похер?! Не на того напала, тварь! Но есть в мире справедливость. Я тебя выследил, а не ты меня. Естественный, сука, отбор, побеждает сильнейший. Ты сегодня сдохнешь, а я заберу твои книги и займу твое место.
   Саша от удивления даже о боли забыла: "Так вот оно что! Этот вонючий клоп изурочил Ирину. В жизни бы не подумала на него. И, конечно, в списке у Токарева его нет. И никто его не вычислит, если он меня прикончит. Но что он несет, выследить и уничтожить его? Я же его первый раз вижу".
   - На чем я остановился? Ты сдохнешь! Это факт, - прошипел Стан уже спокойнее. - Но вот как умереть, решать тебе. Вариант номер раз. Ты говоришь, где прячешь свое барахло -- книги, амулеты, зелья. Я получаю твои шняжки и отдаю тебя ребятам. Они тебя отымеют и перережут глотку. И все. Легкая смерть, - ухмыльнулся колдун.
   "Конец моему маникюру, - подумала Саша.- Все-таки изнасилуют. Ну почему, если у кого-то есть член, то его обязательно нужно пускать в ход. Вот я сколько людей на тот свет отправила! И ни над кем не надругалась! Этот упырь пришел меня терзать и увечить. Как убедить его этого не делать? Плакать, умолять, предложить денег? Наверное, не прокатит."
   Лойе знала, что сегодня ответит за десятки уничтоженных ею людей. Она убивала по разным причинам. Ради денег, из мести. Иногда просто случайно, как это было с Яриком. Все жертвы оставались за железным занавесом ее памяти. Она не хотела их вспоминать и не вспоминала. И если ей суждено погибнуть сегодня, значит так тому и быть. Но мученическая смерть под пытками? Заслужила ли она такое? Наверное, да.
   Саша крепко задумалась. Стан пихнул по ноге, возвращая в реальность.
   - Вариант номер два. Ты играешь в молчанку, и я тебя пытаю. Я тебя разрежу на куски, и мне это будет приятно. Ты все равно скажешь мне все, что мне нужно. Выбирай, мразь.
   " А что тебе, упырь, помешает пытать меня, когда ты книги получишь? На слово тебе я, пожалуй, не поверю. Нужно как-то выиграть время. Поговорить с ним. Чем-то заинтересовать. Он жаден и честолюбив. Думай, Саша. Что нужно этому червяку? Сила и власть. Дий. А лучше четыре. Власть наравне с божьей. Во всяком случае конец света можно устроить не хуже, чем это делал старик-отец. Пожалуй стоит рискнуть."
   -Ну что решила, ведьма? - спросил Стан нетерпеливо.
   Лойе кивнула.
   -Отдашь гримуары?
   Снова кивок.
   -Я сейчас выну кляп. Даже не пытайся колдовать, я тебя изуродую. Просто скажи, где прячешь манатки.
   Стан наклонился к ней, чтобы вынуть изо рта тряпку. Сашу обдало запахом пота, дорогого одеколона и конопли.
   - Константин Стан. Я тебя сразу узнала, ты ведь тот самый известный маг и просто интересная личность! Такой молодой, и такой талант! Неожиданная встреча, конечно, но я рада личному знакомству, - во рту страшно пересохло и язык у Саши то и дело прилипал к небу.
   - Короче, говори, где барахло прячешь? - перебил ее Стан.
   - Послушай, Костя,- затараторила Саша, пока ей опять рот не заткнули. - Неужели ты не видишь, что нас кто-то лбами сталкивает? Кому-то выгодно, чтобы мы поубивали друг друга. Клянусь тебе всем что мне дорого, я не знала, что это ты килы навязал. Да, порчу сняла. Но это моя работа. Я не собиралась тебя искать и мстить!
   - Поздно. Не могу же я теперь отпустить курочку, несущую золотые яйца. К тому же, ты меня наверняка найдешь и убьешь... - возразил Стан.
   - В том-то и дело, что можешь, - задушевно проговорила Саша. - Ну похитили меня, ну пару раз дали по лицу. Это ведь ерунда. Я на тебя зла не держу. Забудем. Развяжи меня и давай начнем сначала. Посидим где-нибудь, познакомимся поближе. Я могу тебя взять в ученики. Знаешь я уже давно подыскиваю себе талантливого молодого колдуна, кого-то вроде тебя. Ты же знаешь, что гримуары сами по себе ничто. Настоящие знания может дать только ментор. И у нас получится. Верь мне.
   Все от первого до последнего слова было ложью. Саша врала так вдохновенно , что в эту минуту сама верила в этот вздор. Так правдоподобно сочинять можно только под страхом жестокой расправы. Саша ненавидела этого мелкого негодяя, и хотела задушить его собственными руками. Так и будет, только бы ей отсюда выбраться.
   - Все это интересно, -задумчиво произнес Стан. - Но я, наверное, откажусь. Я все спланировал. Тебя поймали и обезвредили. Ты здесь... Я здесь ... Коней на переправе не меняют. Так что давай ты сегодня сдохнешь, ладно?
   "Господи, жить-то как хочется!!!" - подумала Саша.
   Сейчас мысль о смерти была ей ненавистна. Но так было не всегда. Когда погибли муж и дочь, жить Саше совсем не хотелось. Она дважды пыталась покончить с собой. Неудачно. Тогда Саша пустилась во все тяжкие, занявшись опасными магическими опытами. Жизнью она не дорожила, и именно поэтому все оккультные эксперименты удавались. И раз ей так не хочется умирать, значит именно сегодня она и даст дуба.
   Внезапно Стан замер и к чему-то прислушался. Потом мужчина встрепенулся, бросил на Сашу испепеляющий взгляд и зло прошептал:
   - Ах, ты сука...Хвост за собой привела.
   Саша попыталась закричать, но Стан запихнул ей в рот грязную тряпку. Саша раскачалась на стуле, чтобы упасть и хоть этим привлечь внимание тех, кто за ней пришел. Стан прошептал очередное проклятие в ее адрес, а потом с размаху саданул ведьму тяжелым сапогом в висок. Саша отключилась.
  

Глава девятнадцатая

   Вечер у Михаила не задался, а начиналось все отлично. Ему позвонил Славович и отрапортовал, что Сашу скрутили двое пассажиров и повезли на "Газели" куда-то на окраину. Люди Славовича за ними следят, сейчас и сам он отбудет на место. Там они дождутся заказчика. Славович позвонит, когда все прояснится.
   В бодром настроении Михаил встретил свою нынешнюю любовницу. Марина стала его лучшим приобретением за последние два года. Красивая, добрая и ласковая модель с полным отсутствием интеллекта. Она так бестактно выманивала у него деньги и так неестественно симулировала оргазм, что временами Михаилу становилось неловко за нее. Но у Марины было роскошное тело, длинные ноги и красивое лицо. И как отлично она работала ртом!
   Сегодня Марина была особенно хороша. Девушка оделась в ультракороткое алое платье, забрала белокурые волосы в высокий хвост на затылке и обулась в золотые босоножки на шпильках. Марина была высокой, около метра восьмидесяти, а на каблуках ее ноги казались просто бесконечными. Михаил смотрел на любовницу с восхищением и гордостью.
   Марина весь вечер клянчила у него новую машину. В конце концов он согласился купить ей "Каен", чтобы девушка не чувствовала себя ущербно в кругу подруг.
   Счастливая Марина села к нему на колени, поцеловала Михаила и виновато улыбнулась. Оказалось, что у девушки начались месячные, и "Каен" она будет отрабатывать по сокращенной программе. Это был первый облом вечера.
   В спальне на полпути к оргазму Михаила застал звонок Славовича. Тот сообщил, что заказчиком оказался Стан. Этой фамилии в списке Лойе не было. Стан казался дешевым шарлатаном и мошенником, строящим из себя могущественного мага. Но по-видимому, ситуация была прямо обратная. Колдун навел порчу на его дочь. Теперь Михаил знал, с кого спрашивать за Ирины дочери. Оставался еще заказчик, но с этим он разберется позже.
   Но на этом хорошие новости кончились. Стан сбежал, убив их человека. Двое придурков, похитивших Сашу, были простыми исполнителями и ничего не знали. Лоей лежала избитая и без сознания. На Михаила будто вылили ушат холодной воды, и упало не только его настроение.
   Славович отрапортовал, что побои, на его взгляд, не сильные, и скорее всего девка вот-вот очнется. Так что имеет ли смысл везти Лойе в больницу? Михаил ответил, чтобы ее везли сейчас же к нему.
   Во время разговора Марина ненавязчиво ласкала его член. Но услышав, что к Михаилу сейчас привезут какую-то бабу, девушка бросила его ублажать и устроила отвратительную сцену ревности. Токарев попытался утихомирить любовницу. Напомнил, что машину он еще не купил и не в интересах Марины его злить. На такое рациональное замечание девушка ответила, что не позволит обращаться с собой как со шлюхой. Михаил возразил, что проститутка она и есть, только очень дорогая. Марина рассвирепела, схватила одежду и умчалась навсегда из его спальни, из его дома и из его жизни. Ну это она так считала.
   Михаил остался один на один с невеселыми мыслями и неудовлетворенным желанием. Плохая компания для любого человека. Мужчина оделся и спустился в гостиную.
   Через час в комнату вошел Славович с женщиной на руках. Лойе была до сих пор без сознания, на скуле пластырь, на теле синяки. Славович положил ее на диван и еще раз пересказал события вечера. Затем Михаил его отпустил.
   Сел в кресло и посмотрел на свою гостью. Женщина лежала на диване, и мужчина видел неповрежденную правую щеку. Похитители оказались по всей видимости правшами, поэтому синяки и ссадины были на лице слева.
   Впервые Саша предстала перед ним в образе безобразной карги, потом он общался с бизнес леди, сейчас его соблазняла сексуальная нимфетка. Каким-то чудом ей удалось скинуть десяток лет. Лицо было не моложавым, а молодым, даже юным.
   У Лойе были круглые румяные щечки. Михаил помнил ее болезненно худой. Но сейчас она стала очень аппетитной. Плавные линии плеч, мягкие руки и сочные бедра. Майка на талии приподнялась, и мужчина увидел жирок на животе и боках. Она казалась воплощением здоровья и юности.
  
   Саша была, конечно, не красавица. Но в ее внешности угадывалась порода. Декадентская рафинированность, более притягательная, чем классическая красота. Но оценить ее мог только настоящий эстет-фетишист.
   Тонкие запястья и щиколотки, маленькие стопы и кисти рук, длинная точеная шея, узкая спина, стройные прекрасно вылепленные голени. Маленький тонкий носик, солнечные волосы. Нежная розовая кожа, такая тонкая, что на щеках расцветали веточки капилляров.
   И при этом в глаза бросались явные дефекты. Крупные верхние зубы - лопатки с широкой щелью между ними, так что верхняя губа оставалась все время приоткрытой. Острые сильно оттопыренные уши с недоразвитыми мочками. Странные не человеческие руки. Средний палец одной длины с указательным и безымянным, а расстояние между безымянным и средним пальцами неестественно большое.
   Михаил понимал, что Саша гораздо старше, чем выглядит. Она наглая ведьма, ехидная, циничная и коварная. Но тянуло его к этой женщине безумно. Не отдавая себе отчета, Михаил наклонился и поцеловал Сашу в висок.
   Мужчину окутал тонкий, еле слышный аромат. Он глубоко вздохнул, ноздри защекотал запах дыма. Он убрал волосы у нее с лица, открыв маленькое ухо. Он легко прикусил кончик, пососал его, поцеловал кожу за ухом. Медленно спустился к шее. Ее кожа пахла сорванной травой - сладко и остро, а еще чувствовались едва уловимые запахи пота и крови, ничуть не портившие удовольствия. Ни духов, ни мыла. Он терся носом об ее шею, смаковал аромат ее кожи.
  
   Внезапно Саша напряглась. Ее рука скользнула у него между ног. Женщина взяла в кулачок его мошонку, погладила и слегка сжала. Это было здорово. Михаил ее хотел, а Саша дала понять, что тоже его хочет. Мысли галопом летели в голове мужчины: "Надо, наверное, дотерпеть до спальни... Хотя можно и здесь по-быстрому, потом в спальню..."
   - Слезь с меня к чертям, а то я те яйца раздавлю! - процедила Саша сквозь зубы и сжала кулак сильнее.
   -Все, я понял, - сказал Михаил и скатился с нее.
   Он пошел к бару и налил в два бокала коньяк, вытащил из коробки сигару, подготовил ее, закурил. Михаил с облегчением почувствовал, что эрекция ослабла. Он злился на себя и на весь свет: "Господи, что на меня нашло? Вел себя как скотина. Приставать к избитой до потери сознания женщине. Это все Марина виновата. Шиш, ей, а не "Каен". И вообще, пошла она подальше, истеричка. Но с Сашей я попал. Если она меня и простит за такое, то уж точно ничего не забудет. "
   Пока Токарев шумно возился в баре женщина нащупала капсулу с дийем в кармане джинсов и облегченно вздохнула. "Спаслась! Ура!!! Неужели, за мной пришли люди Токарева? И где же Стан? Но это потом... Если у меня не галлюцинации, то только что Токарев меня целовал. Быть того не может. Все таки крепко мне по голове приложили."
   Женщина села. В голове сразу зашумело, к горлу подкатила тошнота. Саша закрыла глаза и привалилась к спинке дивана. Щеку разрывала боль, тело гудело от побоев. Лойе заставила себя дышать медленно и глубоко. Потом открыла глаза. На полу стояла ее сумка, обуви видно не было. Женщина достала из сумки пакетики с обезболивающими порошками и проглотила горькую смесь, запив тонизирующим настоем из серебряной фляжки. Боль почти сразу отступила.
   Лойе огляделась. Женщина находилась в гостиной размером с музейный зал. Рядом с диваном горел настоящий камин, облицованный серым мрамором. Языки пламени энергично лизали поленья, закрытые кованным экраном редкой красоты. Черные силуэты четко обозначились на огненном холсте. Тонкие виноградные лозы обвивали ветки падуба, среди них прятались птицы и бабочки. В центре решетки располагался вензель, в очертаниях которого проступали буквы "М" и "Т".
   Над каминной полкой висела большая картина. Прекрасная обнаженная женщина восседала на лошади, укрытой алой попоной . Всадница склонила голову, плечи поникли, она прикрыла грудь длинными каштановыми волосами. Саша узнала "Леди Годиву" кисти Джона Кольера.
   Она знала все картины этого художника. Когда-то муж подарил ей альбом с репродукциями Кольера. Причиной подарка стала картина "Лилит". Герман считал, что женщина на ней удивительно похожа на его жену, и видел в этом нечто мистическое.
   Лойе особого сходства между собой и Лилит не находила. Хотя цвет волос и фигура были идентичны. Саша часто листала альбом, и в памяти сохранились многие образы. Лилит, Цирцея, Клитемнестра, Пифия. И ее любимая леди Годива. Интресно, у Токарева копия или подлинник?
   Рядом с камином стояла пара глубоких кожаных кресел итальянской работы, позади каждого - торшер из цветного богемского хрусталя. Саша сидела на одном из двух одинаковых диванов с резными спинками и роскошной кожаной обивкой шоколадного цвета. Чуть дальше располагался громадный буфет эбенового дерева с внушительной батареей бутылок и графинов. По всей гостиной стояли столики, этажерки, подставки в стиле ампир, на которых экспонировался всевозможный антиквариат: статуэтки, сосуды, вазы, серебро, фарфор. Стены были увешаны картинами художников разных стран и эпох.
   Токарев подошел к Саше, не глядя подал ей бокал. Потом мужчина сел в кожаное кресло и уставился на языки пламени. Лоей против воли залюбовалась Токаревым. В самый глухой полночный час он был свеж, выбрит и причесан. Даже в тренировочном костюме и мокасинах на босу ногу мужчина все равно выглядел сексуально. Вещи и обувь были очень дорогими.
   "Ходить по дому и носить на себе несколько сотен баксов -- это снобизм, - подумала Саша с раздражением. - А я опять выгляжу как черт знает что!"
   Футболка порвалась в нескольких местах, на белом хлопке расплылись багровые пятна. Джинсы и голые ноги покрывали грязные разводы, волосы спутались. На лице не было косметики, но имелись кровь, синяки и ссадины. Еще больше Сашу злило то, что ей это не все равно.
   "Я же не девочка в конце концов, чтобы млеть перед этим самцом. Хотя губы у него нежные! Зря я с ним так. Когда у меня был секс последний раз? Ох, давно! Надо было ему дать..."
   Токарев наконец посмотрел на нее. Брови мужчины совершили привычный кульбит. Сначала поползли вверх, потом сошлись на переносице.
   - Саша, рад видеть тебя. Вижу, ты жива-здорова, но снова ходила на встречу бойцовского клуба, - заметил Токарев.
   Саша задумалась, с каких пор они на "ты"? Впрочем, это очень по-мужски. Позволишь мужчине себя поцеловать, и он перестанет тебя уважать.
   - Ну все не так уж плохо, зубы по крайней мере целы, - улыбнулась Саша криво. - Я еще легко отделалась. В планах у моих похитителей были еще пытки с изнасилованием. Или пытки изнасилованием, черт их знает?
   Левый глаз у Токарева задергался. " Нервничает что ли?- подумала Лойе. - Ну-ну. Чем дальше, тем интереснее. Кажется, вечер будет щедрым на сюрпризы. Что же, смотрим и улыбаемся."
   - Кажется, мои люди подоспели вовремя? Все ограничилось только побоями? - Токарев говорил так, как будто это его действительно волновало.
   - Вопрос не в том, успели ли ваши бойцы спасти меня от изнасилования. А в том, что они вообще там делали? Вы следите за мной? Зачем? - спросила Саша .
   - Это долгий разговор, - неохотно процедил Токарев.
   - А я никуда не спешу. Пока коньячку выпью, - Саша отсалютовала бокалом. - Вы тем временем все мне расскажите. К стати, коньяк великолепен. А вот с домом нужно что-то делать.
   - А что же с ним не так? - искренне удивился мужчина.
   - Токарев, вы живете в мавзолее, - Саша сделала небрежный жест рукой. - Куда это годится. Старые вещи вредны для здоровья. Это мое мнение как профессионала. Весь этот антикварный хлам надо сдать в музей. Ну может кроме Кольера... Если решите все тут переделать, могу посоветовать компетентного дизайнера.
   - Я подумаю, - сказал Токарев. Он искренне удивился, что Саша знает работы его любимого художника. И предлагает оставить картины Кольера, а Явленского, Рубенса и Гольбейна отправить в музей. - Сейчас меня занимают другие вещи.
   - Какие, например?
   - Гляжу на вас и думаю, что сделки с дьяволом - вовсе не миф. Ему и впрямь можно продать душу. За вечную молодость, скажем. Вам, Саша, и восемнадцати не дашь. Как вы это делаете? - спросил Токарев.
   - О, это результат неудачного эксперимента, - вздохнула Саша, - со временем пройдет. К тому же продать душу за свежую мордашку, значит здорово продешевить. А насчет мессира Леонарда могу успокоить. Я почти уверена, что его не существует.
   - Мессир Леонард? - Токарев посмотрел на нее в недоумении.
   - Одно из прозвищ дьявола. Вы же знаете, у него много имен, - произнесла Саша замогильным голосом, потом улыбнулась и закатила глаза. - Я так давно колдую, что мы бы с ним неминуемо встретились. А если дьявол мне до сих пор не явился, то либо мессира Леонарда не существует, либо ему просто нечего мне предложить.
   - Ну ему может и нечего тебе предложить, но я могу дать тебе многое, - хрипло произнес Токарев. Что мужчина подразумевал под "многим", Саше знать не хотелось. И вообще надо раз и навсегда покончить с этой двусмысленной ситуацией.
   - Ну, я получила даже больше, чем надо. Жизнь мне спасли, угостили дивным коньяком. Судя по прелюдии, секс был бы просто фееричным, - Саша ядовито улыбалась. - Но раз вы так щедры, могу я попросить у вас еще об одном одолжении?
   - Ради бога, не всякий день ко мне приносят таких дорогих гостей , - в Токареве тоже проснулось ехидство.
   - Михаил Викторович, угостите меня ужином, - попросила Саша. Токарев растерялся от такой неожиданной просьбы:
   - Ужин? Ну разумеется. Что вы хотите?
   - Да ничего особенного. Так... Кокосовый тортик, инжирный джем, немного малины, - заказывая ужин, Саша смотрела Токареву в глаза.
   Мужчина прекрасно владел собой. И глазом не моргнул, выслушивая заказ на любимые блюда Ирины. Токарев позвонил по телефону, велел принести ужин.
   Не то что Саша хотела его позлить. Просто ей действительно хотелось всех этих вкусностей. Еще одним из последствий ритуала вознесения было то, что она цепляла привычки и вкусы тех, кого вылечивала.
   Ничего такого уж криминального, вроде склонности к насилию, или смены ориентации, или неконтролируемого гнева. Скорее мелкие страстишки.
   От Юры она заразилась страстью к американским тачкам, у Норы позаимствовала вкус к дорогой одежде. Вылечив Фаину Вайсман, Саша каждый день в течение месяца ела гефилте фиш. Сейчас ей ужасно хотелось кокосового торта и малины.
   Кофе по-ирландски, мятные тянучки, клубника с перцем... У кого именно она это взяла, Саша уже и не помнила. Привычки наполняли пустую раковину ее личности, да так там и застревали.
   Еду принесли так быстро,что Саша не успела напрячься из-за молчания, снова повисшего в комнате. Токарев собирался с мыслями, придумывал, видно, как ей половчее соврать. Ну-ну.
   Дверь открылась и в залу вошла молоденькая симпатичная блондинка серебряным подносом. Костюм горничной говорил о высоком уровне дома. Лиловое платье до колен, белоснежный передничек, крошечная накладка на волосы, кожаные балетки подобраны со вкусом. Не говоря ни слова, девушка подошла к столику у дивана, быстро и ловко сервировала стол.
   Накрахмаленные салфетки, тонкий почти прозрачный белый фарфор, очень простой, но в тоже время изысканный, серебряные приборы с все теми же вензелями, что и на каминной решетке.
   Расставив еду, девушка повернулась к Токареву и посмотрела на хозяина дома. Мужчина движением руки отослал горничную, и девушка исчезла за дверью. "Прямо герцог Бэкингем",- от его высокомерия Сашу передернуло.
   Гостья принялась за еду, Токарев пил крепкий черный чай. Отправив в рот очередной кусок торта, Саша подняла глаза и обомлела. Токарев как раз пригубил чай, и Саша увидела донышко чашки. Не поверив глазам, она стряхнула остатки торта в общее блюдо и перевернула посуду. На дне тарелки стояло клеймо производителя -- черная свастика. Саша перевела взгляд на мужчину:
   - Токарев, скажите, ваш дед воевал?
   - Воевал, конечно, - ответил Токарев, явно не понимая куда клонит гостья.
   - И где он служил? В легионах СС? В полицаях ходил? - возмущенно спросила Саша
   - Что вы несете? Мой дед красноармеец. Геройски погиб под Сталинградом! - гневно отрапортовал Токарев.
   - Да что вы? - недоверчиво сказала Саша.- А почему тогда внук красноармейца ест с фашистского фарфора? И как только кусок в горло лезет! Может с этой тарелки Гитлер ел!
   - Господи, Саша! - возмутился Михаил. - Это отличный коллекционный фарфор. Мне его когда-то за долги отдали. Я считаю эту сделку очень удачной. А что посуда из Третьего рейха, то мне без разницы. Только вам в голову могли прийти дикие мысли про Гитлера!
   - Ну уж нет, - Саша стукнула тарелкой о столешницу. - Это грязный фетишизм и моральная нечистоплотность. Я больше ни куска не съем из этой инфернальной посуды. И вообще хватит юлить. Я жду ваших объяснений.
   Саша пристально посмотрела на мужчину. Под гипнотическим взглядом ядовитых зеленых глазищ у Михаила вылетели из головы все заготовки. Он первый отвернулся. Глядя на огонь, Михаил задумчиво произнес:
   - Ладно, с чего бы начать?
   - Начните с того, кто те коновалы, что меня похитили, - предложила Саша.
   - Да никто. Простые исполнители. Стан на тебя указал, и они тебя взяли, - ответил Михаил.
   - Нет, эти уроды меня избили и ограбили, - веско сказала Саша. -Так что мне они нужны.
   - Хочешь отомстить? - спросил Михаил.
   - А то! - женщину даже передернуло.
   - Ну, здесь ты немного опоздала, - констатировал мужчина.
   - В каком смысле? - нахмурилась Саша.
   - В том смысле, что с ними уже Иван разобрался, - ответил Михаил.
   - И что же Славович с ними сделал? - с интересом спросила женщина.
   - Ну, у Ивана бедная фантазия, - ответил Михаил с усмешкой. - Он всегда действует по проверенной схеме. Переломал им руки-ноги и выбросил где-то за МКадом. Тебя такое наказание устраивает?
   - Был бы февраль, устроило бы, - задумчиво протянула Саша.
   - Ну ты и садистка! - заметил Михаил.
   - Да, я злющая, кровожадная и мстительная, - честно ответила Саша. - Но чтобы увидеть эти неприятные стороны моего характера, меня надо как следует разозлить. Ладно, с подручными разобрались. Поговорим о Стане.
   - Ты хочешь знать, как получилось, что мои люди оказались там? - спросил мужчина.
   - Токарев, вы удивительно проницательный человек, - заметила Саша. - Это же главный вопрос вечера.
   - За тобой следили, - ответил Михаил.
   - Спасибо, капитан Очевидность, - Саша начала кипятиться. - Почему за мной следили?
   - Следили, потому что предполагали, что на тебя могут напасть, - сказал Михаил.
   - А почему вы решили, что на меня могут напасть? - Саша гневно сощурилась. - И прошу вас, Токарев, сэкономьте наше время, расскажите сразу всю историю. Не заставляйте меня вытягивать из вас каждое слово.
   - Хорошо, - Токарев прикусил губу, затем продолжил. - Ты дала мне список. И мои люди проработали всех фигурантов. Но это как искать иголку в стоге сена. Опять же, список мог быть неполным, как это и получилось. Было принято единственно верное решение ловить на живца. Мои люди аккуратно пустили слух, что это ты вылечила мою дочь. То есть испортила чью-то работу. И что ты пообещала найти подонка, который это с Ириной сделал. Осталось лишь ждать, кто придет с тобой разбираться. Несколько дней назад около тебя начали крутиться подозрительные личности. А сегодня мышеловка захлопнулась. Тебя взяли. Бойцы Славовича все держали под контролем. И когда появился заказчик, они вмешались. Это оказался Стан ...
   - И где он сейчас? - спросила Саша ровным голосом.
   - Сбежал, - выдавил из себя Михаил.
   В комнате стало очень тихо, слышно было как в камине трещат поленья. Михаил оглянулся на свою гостью.
   Саша сидела неподвижно, уставившись на "Леди Годиву", хотя вряд ли что-то видела. На лице женщины застыло напряженное выражение, она бессознательно сжимала и разжимала кулаки. Конечно, Саша на него злилась. Но Михаил не мог поступить иначе. Он обязан найти обидчика дочери и сделает это. Надо, наверное, извиниться перед Сашей. И подарить ей что-нибудь дорогое. Женщины это любят.

Глава двадцатая

   Странное чувство нахлынуло на Сашу, словно она парила в воздухе без всякой надежды почувствовать под ногами твердую землю, оставшуюся далеко внизу. Весьма неприятное ощущение, и никак не избавиться от этой невесомости.
   "Токарев меня предал. Я ему дочь вылечила, а он меня предал! Рассыпался в благодарностях, говорил, что по гроб жизни мне обязан, а сам меня предал!"
   Умом Саша понимала, что не стоит так расстраиваться. Просто ей не нравилось разочаровываться в людях. О человечестве вообще Саша была невысокого мнения. Но те немногие, кому она доверяла и любила, оставались для нее святы.
   И Токарев почему-то попал в круг доверия. Саша одела на мужчину хрупкий венец благородства. Теперь корона слетела с его красивой головы и вдребезги разбилась о каменные плиты реальности. Сашу душила обида за то, что она видела в Токареве прекрасного принца, а он оказался всего лишь человеком. Но ругать нужно только себя. Во всех бедах виновата только она. Она одна.
   - Токарев, вы сволочь. Вы использовали меня. Подставили. То, что меня спасли -- чистая случайность. По вашей милости я должна была сдохнуть, - Саша говорила тихим голосом, лишенным всякого выражения.
   - Мне жаль. Я не должен был втягивать тебя. Но я не думал, что дойдет до вот этого, - Токарев указал рукой на ее разбитое лицо. - Поверь, зла я тебе не желаю...
   - Ой, бросьте! Плевать вам на мои увечья, и не сожалеете вы нисколько, - перебила его Саша. - Но меня это совсем не удивляет. Скорее даже этого стоило ожидать. В поступили как любой нормальный человек. Ты меня выручи, а я тебя выучу! Но я на вас не в претензии. И знаете почему? На вашем месте я поступила бы точно также.
   - В каком смысле также? - сдавленно спросил мужчина, старательно пряча глаза.
   - Я переступила бы через любого ради своей дочери, - жестко сказала женщина. - Подумаешь, подставили наглую ведьму, которая ободрала вас как липку. Ну, похитили меня, ну избили! Я ведь в конце концов жива. Зарастет все как на собаке!
   - Я понимаю, ты расстроена... - попытался ее успокоить Токарев.
   - Да ни черта вы не понимаете! - закричала на него Саша. - Интриги тут плетете?! Макиавелли по сравнению с вами деревенский сплетник. Вы меня под монастырь подвели! Теперь Стан меня люто ненавидит. Этот вампиреныш считает меня виновницей своих неудач. Потому что очень удобно сваливать вину за провалы на других. Покоя мне отныне не видать. Стан будет на меня охотиться, пока кто-то из нас не умрет. Это война. И в это дерьмо меня втянули вы, надутая индюшатина! Зря я сказала про порчу, нужно было делать дело и валить. А я решила поиграть в добрую самаритянку! Ни дать ни взять, дурочка с переулочка!
   - Хватит гундеть! - разозлился Токарев, вскакивая с кресла и нависая над женщиной. - Я не буду пред тобой весь вечер извиняться. Ты жива! Поужинала! И довольно об этом.
   - Урод самолюбивый! - взорвалась ведьма.- Затыкайте рот своим халдеям! Я ведь не сказала, что спущу вам обиду. Я вам устрою...
   Внезапно скрипнула дверь, и они обернулись. В дверях стояла Ирина. Лойе так удивилась девочке, что ее злобу словно ветром сдуло.
   У Ирины были тонкие черты лица, в которых угадывалось сходство с отцом. Короткие темные волосы слегка вились, открывая тонкую гибкую шейку. Девочка была еще очень худа, с длинными руками и ногами. Саше она почему-то напомнила жеребенка. На Ирине болталась розовая пижама с феечкой Блум.
   Девочка уверенной походкой пересекла комнату и подошла к отцу. Токарев обнял девочку и поцеловал в макушку. Мужчина смотрел на дочь, и глазах его отражалась любовь, теплота и родительская гордость. А женщина смотрела на них обоих - отца и дочь. Она вспомнила свою семью, и как всегда боль захлестнула ее с головой.
   С годами образ мужа выветрился у Саши из памяти. Когда Герман был жив, она к нему не приглядывалась. И теперь жалела об этом. Очертания мускулистого тела, отблеск пота на загорелой коже, длинное узкое лицо. Надо было запомнить каждую мелочь. Родинки, шрамы, морщинки.
   День за днем, год за годом Герман уходил все дальше. А потом он превратился в незнакомца на фотографии. Саша смотрела на его лицо на бумаге, но из памяти ничего не могла выудить. Воспоминаний не осталось. Она не помнила ни голоса его, ни запаха, ни того, как он двигался или смеялся. Как ни странно, Саше от этого было не легче, а больнее. Она считала, что придает его второй раз. Однажды, когда он из-за нее умер. И теперь, когда он ею забыт.
   Но с дочерью такого не случилось. То была открытая, незаживающая рана. Ее можно не трогать, и тогда она вроде бы не саднит, но стоит о ней вспомнить и боль возвращается. Воспоминания накатывали на женщину внезапно, как приступ хронической болезни. Лойе могла лежать в горячей ванной, закрыть глаза, и вдруг дочь оказывалась с ней. Саша прижималась к мягким волосам на затылке ребенка, вдыхала ее аромат и блаженствовала. Удовольствие, порожденное материнским инстинктом, древнее самого человека, пронизывало женщину насквозь. Матка напрягалась, грудь ныла. Ее дитя...
   - Ира, что ты не спишь? Ночь на дворе, а тебе завтра рано вставать, - голос мужчины вернул Сашу в реальность.
   - Пап, я вообще спала. Но мне опять приснилась та, о ком мы не говорим. И вот я здесь, - девочка обернулась к Саше. - Привет! Меня зовут Ира. А вас?
   - Саша, - ответила женщина глухо. Лойе трудно было говорить, горло свело спазмом. Хотелось плакать. Ее дочь умерла маленькой девочкой. В квартире на Косыгина хранилась коробка с игрушками и вещами Анны. Двенадцать лет назад Саша раздала все вещи мужа и дочери. Но с этой коробкой женщина не рассталась.
   Лойе помнила все вещи до единой. Зеленое платье в белый горошек, красные кожаные босоножки на маленьких каблучках, белые носочки с оборками, синий плюшевый волк по имени Бантик, однорукий рыжий клоун в разноцветном комбинезоне... Смотреть на них было и больно, и приятно. Женщине казалось, что вещи до сих пор хранят запах дочери.
   - Просто Саша? А отчество? - уточнила девочка вежливо.
   - Саша без отчества, и можно на ты, - улыбнулась женщина. Ира улыбнулась в ответ. Она отошла от Токарева и плюхнулась на диван рядом с Сашей. От девочки пахло шампунем с ванильной отдушкой, фруктовой парфюмерной водой и чистой детской плотью.
   - Очень приятно, - затараторила девочка. - Я так рада с вами, ну то есть с тобой, познакомиться. Я же знаю, что это ты меня вылечила.
   - Откуда ты знаешь? - Лойе удивленно вскинула брови.
   - Ну я папе уже говорила, - доверчиво сказала Ира. - Я помню тебя в палате в Гроссхадене. Правда тогда ты была очень худая и волосы короткие. Но тебе так даже больше идет, правда! Ты очень красивая..
   - Спасибо, ты тоже красавица, - заверила Саша девочку.
   - Ну сейчас я не очень выгляжу, - Ира грустно уставилась на свои острые коленки. - Я знаю, что ужасно худая. Я слышала, бабуля про меня сказала, что я жертва Бухенвальда. Я тогда не знала, что это. Ну я погуглила и нашла. И в общем, бабуля не сильно приврала.
   - Ира, бабушка такое говорила? Почему я об этом слышу только сейчас? - Токарев казался возмущенным.
   - Пап, я же на нее не обижаюсь. Ты же ее знаешь, бабуля всегда всех достает, - девочка брезгливо сморщила носик.
   - Ира, где твое воспитание? - на лице Токарева появилось самое строгое выражение. - Бабушка не "достает", а проявляет бестактность. И вообще я с ней переговорю.
   - Пап, не надо! Она на меня обидится! Скажет, что я ябеда, - Саша поняла, что вспыльчивость -- семейная черта Токаревых.
   - Ира, лучше чтобы тебя в собственном доме унижали? - Токарев задал риторический вопрос одиннадцатилетней дочери и, не услышав ответа, пошел за коньяком. Ира надулась и перебирала оборки на пижаме.
   Саша наклонилась к девочке и тихонько прошептала:
   - Не обращай на него внимания. Эти отцы -- одиночки просто чума. Уж не знаю, что может быть хуже.
   - Ну, матери-одиночки, наверное, - пробурчала девочка. - Но ты-то откуда знаешь, что папа мне мозги выносит? - Ирина с удивлением уставилась на женщину.
   - У меня был точно такой отец, - махнула Лойе рукой в сторону Токарева. Мужчина налил в баре очередную порцию выпивки.
   - У тебя тоже мама умерла? - доверчиво спросила Ирина.
   - Да. Мне тогда было тринадцать... - Саша взяла со стола кусок торта и принялась задумчиво жевать, несмотря на то, что двадцать минут назад поклялась не есть с фашистского фарфора. - Будешь? - спросила она у девочки.
   - Конечно. О, кокосовый, мой любимый, - Ирина налила себе чаю и положила на тарелку два огромных куска. - А мне -- девять было... С тех пор как мама умерла, папа вечно всем не доволен. Нудит и нудит как старый дед, - прошептала Ира с набитым ртом.
   - Да, мне порой от своего на стенку лезть хотелось. На десять минут опоздаю от подруги, так он меня неделю на улицу не пускал. Дисциплину все разводил, - женщина криво улыбнулась и принялась за малину. - Он тебя будет воспитывать до совершеннолетия и дальше. Но есть способ избавиться от его назойливой опеки, - также тихо ответила Саша.
   - И что за способ? - Ира явно заинтересовалась.
   - Надо выйти замуж. Тогда воспитывать тебя будет не отец, а муж, - сказала Лойе.
   - А в чем разница? Только шило на мыло менять, - фыркнула Ирина.
   - Не скажи. Надо найти такого мужа, чтобы это ты его воспитывала и дрессировала, - убежденно произнесла Саша.
   - И где таких искать? - спросила Ира с улыбкой.
   - Думаю, с таким папой тебе никого искать не придется. Женихи к тебе сами в очередь выстроятся, - заверила ее женщина.
   Токарев подошел к ним и уселся на кресло. То ли он успел вылакать весь коньяк по дороге от бара до камина, то ли стеснялся пить при дочери. Но в его бокале жидкости было лишь на пару глотков.
   - Ну, ладно тебе, Саша. Что очередь, никогда не поверю, - продолжила Ира громко. - Я все-таки не подарок. Говорю же, ужасно я худая. Но сейчас уже получше, чем было. А вообще мне все говорят, что я на маму похожа. А мама была очень красивой. Вот смотри.
   Девочка достала из-за пазухи медальон со звездой Давида на крышке. Щелкнул замочек, и створки раскрылись. Внутри оказались две миниатюры. На одном портрете был изображен Токарев, на другом -- красивая брюнетка, с резкими чувственными чертами и пронзительным черными глазами.
   - Ты действительно похожа на маму, - сказала Лойе, и непроизвольно потянулась к разбитой скуле. Прикосновение вызвало резкую боль, и женщина поморщилась.
   - Тебя не слабо отделали. Больно? - спросила девочка участливо.
   - Не очень, - соврала Саша.
   - И кто кого? - спросила Ира.
   - Нас прервали на самом интересном месте. Так что пока ничья, - усмехнулась Саша.
   - Ну в другой раз врежь ему хорошенько, - посоветовала Ирина.
   - Не вопрос. Врежу, - согласилась Саша.
   - Ирина, тебе пора спать, - вмешался Токарев и строго посмотрел на дочь.
   - Ладно-ладно, - пробурчала девочка. - Саша, хочу тебя кое о чем попросить. Только пообещай, что сделаешь.
   - Смотря что, - напряглась женщина.
   - Ну это мелочь в общем. Так что ты пообещай сначала, - настаивала девочка.
   - Ирина! Это невежливо, - Токарев попытался урезонить дочь.
   - Папа! - не унималась девочка.
   - Ладно, Ира, - сказала Лойе. - Обещаю что-то там. Говори уже.
   - Отлично, - улыбнулась Ирина, явно довольная собой. - У меня четырнадцатого августа день рождения. И ты обещала на него прийти. Вот.
   - Хорошо. Обещала, значит приду, - пожала плечами Саша.
   - Ура! Приглашение тебе пришлют, - сказала Ирина тоном светской львицы. - Насчет подарка не парься, ну мелочь какую-нибудь принеси. Все равно самый крутой подарок будет от папы.
   - Договорились, - согласилась Саша. - Жду приглашения, а теперь иди спать. Нам с твоим отцом еще надо кое о чем потолковать.
   - Ну, все. Пока, Саша. Приятно было познакомиться. Спокойной ночи, пап, - девочка встала, поцеловала отца и вышла из гостиной.
   Ведьма повернулась к Токареву и пристально на него посмотрела. Запал погас, и ругаться расхотелось. После знакомства с Ириной, у Саши рука не поднялась его морально уничтожить.
   Токарев, конечно, тот еще негодяй, но дочь он любит. А Лойе всегда нравились заботливые отцы. Вечер оказался чересчур насыщенным, даже для нее. Саша мечтала смыть с тела грязь и кровь и рухнуть в чистую постель. Осталось кое-что прояснить, и можно домой отправляться.
   - Значит так, - начала женщина. - Пока Стан меня бил - убивал, он разоткровенничался. Сказал, что его кто-то нанял, чтобы уничтожить Ирину. Серьезный клиент с положением и деньгами. Это и есть ваш враг. И выйти на него можно только через Стана. Мне все равно этого упыря искать...
   - Не дури, Саша, - перебил ее Токарев. Он с силой поставил бокал на стол, так что коньяк выплеснулся на бесценную антикварную полировку. - Просто уезжай. Пережди где-нибудь. Мы знаем, что это Стан. Мы его найдем и раздавим. И ты опять заживешь спокойно.
   - Ладно, ищите Стана по своим каналам, а я по своим. Кто первый найдет, тот и шкурку сдерет, - резюмировала ведьма, будто не слышала последних слов мужчины.
   - Если ты его найдешь, ты же мне позвонишь? Я дам тебе людей в помощь. Одной разбираться с ним опасно, ты ведь это уже поняла?- спросил Токарев.
   - Конечно, Михаил Викторович, я вам не позвоню, - спокойно ответила женщина. - Вы же мне не сообщите, если найдете Стана. И напрасно вы думаете, что я с ним одна не управлюсь. Я его найду и четвертую. Но сначала узнаю имя вашего анонимного недоброжелателя. А потом продам вам за хорошие деньги, - усмехнулась Саша недобро.
   - Хватит ребячиться, Лойе. Тебя сегодня чуть не убили, тебе мало? Пойдешь к нему одна, он тебя точно закопает! - вспылил Токарев.
   - Как мило с вашей стороны обо мне так беспокоиться. Особенно после того, как по ваше милости меня били, пытали и практически на тот свет отправили. Но я не в ответе за вашу бунтующую совесть, - Саша подхватила сумку и направилась к двери.
   - Куда ты? Ты же босая, - Токарев догнал ее в три шага и схватил за руку.
   - Такси вызову. По морозу босиком не попрусь, - Саша вырвала руку и наградила мужчину испепеляющим взглядом.
   - Тебя отвезут домой. Я распоряжусь, - предложил Токарев.
   - Ладно, - согласилась женщина.- Только не надо меня провожать. Устала я уже на ро... на лицо ваше глядеть, - тяжко вздохнула Саша и вышла в коридор.
  

Глава двадцать первая

   После разговора с Токаревым Саша поехала в больницу. Стан жестоко ее избил. Но синяки и ссадины сами пройдут, а вот распоротая щека вряд ли. Хирург осмотрел рану. Кожа была разорвана неглубоко, и врач предложил не шить, а заклеить разрез медицинским клеем. Взяв мазь для обработки раны, Лойе уехала на Косыгина.
   На утро женщина еле встала. Тело болело так, будто по нему танк проехал. Саша приняла душ, завернулась в махровый халат и сменила повязку на щеке, выпила кофе с печеньем.
   Вчера был вечер сюрпризов. Похищение, покушение на убийство, чудесное спасение и под занавес откровения Токарева. Саша порядком утомилась. В какой-то момент она просто перестала воспринимать происходящее. Сегодня нужно было во всем разобраться.
   Токарев ее подставил. Мерзкий предатель. Она сказала ему, что ей все равно. На самом деле Саша переживала. Такой подлости она не ожидала.
   Токарев вроде как ей симпатизировал. Мужчина дал понять, что они, если не друзья, то хорошие знакомые, что можно на него рассчитывать. И он ее чуть не угробил! В том, что ее избили такая же вина Токарева, как и Стана. А после всего еще целоваться к ней полез!
   Единственное светлое пятно за вчерашний вечер. Удивительно, что она смогла остановиться. Плоть глупа и ненасытна. Саша гордилась своей выдержкой, она могла терпеть боль, голод, бессонницу. Удовольствие сдержать оказалось намного труднее. Был соблазн дойти с ним до конца. Позволь она ему продолжать, вот это был бы позор. Он ее выдал Стану, а потом еще и поимел.
   Саша понимала, что надо бы наказать богатенького паразита. Но ей не хотелось. Мужичок ей нравился. Она напридумывала о Токареве черт знает что, и тут он совершенно не при чем. Саша убедила себя в его непогрешимости, а вчера розовые мечты разбились в прах. Вот и собирай теперь осколки собственным иллюзий. Все. Токарева в корзину, и не забыть корзину очистить.
   Теперь Костик Стан. Амбициозный, умный, талантливый, а еще завистливый, безжалостный и коварный вампиреныш. Стан хотел занять ее место, стать высокооплачиваемым продавцом чудес.
   Но теперь никем он не станет, потому что он уже мертв. Подлец еще дышал, двигался, но он уже стал трупом. Жалкий психопат. Люди совершают промахи, иногда ошибки стоят человеку жизни. Стан совершил роковую ошибку. Ему не стоило трогать Сашу Лойе.
   Все колдуны склочники. Мелочные, завистливые и мстительные, они то и дело наступали на любимые больные мозоли конкурентам. Но дальше мерзких перепалок и угроз дело не заходило. Маги крыли друг друга матюгами, обещая скорую и жестокую расправу, отпускали оскорбительные замечания о бездарности соперника. Однако некоторые колдуны переходили от слов к действиям. Тогда умирали люди.
   Лойе редко встречалась с себе подобными. Общество колдунов было ей в тягость. Коллеги по цеху считали ее зазнайкой и наглой одиночкой, но затевать ссору не спешили. Может быть потому, что знали, как Саша отправила на тот свет двоих самых агрессивных своих критиков. Третьим из списка никто становиться не спешил.
   Так было до вчерашнего вечера. Стан отлично все организовал, ему посчастливилось схватить и обезвредить ведьму. Так надо было сразу и убить. Но вампиреныш решил совместить приятное с полезным. Украсть ее гримуары, а потом жестоко поиздеваться над ведьмой. Не срослось...
   И теперь у них кровная вражда до гробовой доски. И это будет не ее гроб. Она найдет Стана, и сделает с ним ровно то, что он планировал в отношении нее. Заберет у колдунишки поваренные книги и убьет негодяя. Это по справедливости.
   Пора обратиться к всевидящему оку. Саша поставила воду под пельмешки и набрала номер генерал-майора ФСБ Телегина. После пятого гудка мужчина взял трубку:
   - Слушаю?
   - Здравствуй, Владимир Витальевич. Это Саша Лойе беспокоит. Говорить можешь? - женщина постаралась говорить радушно.
   - Приветствую, Сашенька, - услышала она вкрадчивый голос. - Рад слышать тебя. Как сама?
   - Да... Не два не полтора, - ответила Лойе без энтузиазма.
   - Ну что ты так, Сашенька, - посочувствовал Телегин. - Депрессию надо лечить хорошим коньяком. Кстати, давно мы не виделись. Надо бы встретиться, пообщаться.
   - Конечно, Владимир Витальевич, - женщина поморщилась.
   - В четверг, э-э-э, часиков в шесть? - предложил мужчина.
   - Я бы с радостью, но не получится, - ответила она с напускной грустью.
   - Не получится почему? - поинтересовался генерал ФСБ.
   - Видишь ли, Владимир Витальевич, у меня проблема, - призналась Саша.
   - Что у тебя проблема, я понял, - недовольно заворчал Телегин. - Ты мне ни разу не позвонила, чтобы просто поболтать. И это грубо, очень грубо, Сашенька.
   - Я не нарочно. Исправлюсь. Но... - оправдывалась женщина.
   - В чем твоя проблема? - перебил ее генерал.
   - Мне надо найти человека, - ответила Лойе.
   - Имя? - потребовал Телегин.
   - Константин Стан, - выдохнула она.
   - Тот самый Стан-телемаг? Который в каждом телешоу светится? - генерал искренне удивился.
   - Ну думаю, что людей с таким именем не много, - заметила женщина.
   - Значит тебе нужно найти черного мага из телевизора? Иди в Останкино, он оттуда не вылезает, - посоветовал Телегин.
   - Если бы все было так просто, я бы тебя не беспокоила. Боюсь, его теперь непросто отыскать, - сказала Лойе.
   - И какое ты к этому имеешь отношение, Сашенька? - спросил генерал.
   - Боюсь, что прямое. Мне нужно знать, где он. Это все, -- ответила Саша.
   - То есть тебе нужна только информация. Не человек, - уточнил мужчина.
   - Так и есть. Где он сейчас. И один или с компанией, - сказала она.
   - Допустим, я тебе дам информацию. Что дальше? Как ты ей воспользуешься? - поинтересовался Телегин.
   - Я пойду к Стану и решу свои проблемы. И я буду очень тебе благодарна за помощь. Поможешь мне? - спросила Саша.
   - Добро, найду я тебе Стана. Жди звонка. А как решишь свои проблемы, с тебя обед, - сказал Телегин.
   - Конечно. До свидания, Владимир Витальевич, - попрощалась Лойе.
   - До свидания, Сашенька, - и генерал бросил трубку.
   Саша положила телефон и облегченно выдохнула. Генерал-майор Телегин был интриган, коррупционер и милое чудовище. Общаться с ним было также просто и приятно как танцевать на минном поле.
   Они познакомились шесть лет назад. Тогда Телегин был подполковником ФСБ. Внешность Владимира Витальевича Телегина отличалась своей ординарностью. Такие лица хронически не запоминаются. Плоский лоб, узкий длинный нос, тонкие губы, близко посаженные мутные серые глаза, редкие пегие волосы. Мужчина был среднего роста, жилистый, с большими крестьянскими руками.
   Генерал предпочитал классические английские костюмы, но на встречу с Сашей оделся неофициально - в синий блейзер, голубой свитер и бежевые брюки. Телегин сидел в ее кабинете и вещал о том, что каждому бизнесу нужна защита. Он ничего не говорил прямо, но его намеки были прозрачны. Хочешь жить и дышать -- плати. Саша смотрела в крокодильи глаза и видела корыстного, безжалостного и подлого негодяя. За ним стояла система, которая размалывала несогласных в труху. И как не жалко было отдавать свои кровные, Саша согласилась.
   Поторговались. Телегин молча писал карандашом в блокноте шестизначное число, Саша зачищала ластиком бумагу и выводила свою сумму. Они переписывались до тех пор, пока не сошлись на приемлемом для обоих варианте. Уходя, Телегин пожал женщине руку. Ладонь у него оказалась влажная и холодная. Чувство такта вторило инстинкту самосохранения, поэтому Саша руку об одежду не вытерла.
   Так началось их несколько однобокое, но стабильное сотрудничество. Генерал был надежным партнером. Саша платила, ее не трогали. Бывало, Телегин выбивал гонорар у нечистоплотных клиентов. Еще он разбирался с теми, кто тоже предлагал охрану.
   Но были в их отношениях и подводные течения. Телегин за Сашей ненавязчиво ухаживал. Генерал звонил ей, назначал встречу в каком-нибудь модном ресторане. Отказать ему Саша, понятно, не могла. Телегин пил элитные коньяки и поглощал дико дорогие блюда, счета оплачивала Саша. За обедом мужчина вел с ней задушевные беседы, рассказывал бородатые анекдоты, интересовался ее личной жизнью, выспрашивал, не устала ли она от одиночества.
   Саша могла поклясться, что он знал о ней все, начиная от марки белья и заканчивая суммами гонораров. Она догадывалась, что люди Телегина приходили в квартиру на Косыгина, прослушивали телефоны и читали переписку. Лойе делала вид, что ничего не знает. С генералом Телегиным ссориться опасно.
   Мужчина не напирал, как бы давая ей время к нему привыкнуть. Но Саша знала, что долго это не продлится. Когда-нибудь он сделает ей предложение, от которого она не сможет отказаться. Или сможет? Женщине претило спать с человеком, который ее обирает. Пусть генерал Телегин - сутенер в погонах, но она - то не проститутка.
   Телегин позвонил через два дня. Генерал был не в настроении, говорил резко и раздраженно. Телегин сообщил, что Стана найти не удалось. Известно лишь, что объект очистил все свои кредитки и два дня назад прибыл в Бельцы. Мобильник Стана нашли в мусорном баке рядом с автобусной остановкой.
   Саша поблагодарила генерала за попытку помочь и сказала, что как-нибудь сама решит свои проблемы. Об ужине Телегин не напомнил. На том и распрощались. Женщину удивило, что Владимир Всемогущий не отыскал простого черного мага. Если Стан недосягаем для всей ФСБшной рати, его найдет демон.
  

Глава двадцать вторая

   Саша просила помощи у злых духов только в исключительных случаях. Попасть в их поле зрения значит сильно сократить продолжительность жизни. Демоны крайне опасные, вероломные и злонамеренные создания. Они обладают невероятной силой, всеведением и несгибаемой волей. Человеку трудно соперничать с бессмертными. Многие могущественные колдуны попали в ловушки, расставленной демонами, и потеряли свои бессмертные души.
   К счастью, человеческий мир надежно огражден от преисподней. И хотя демоны стремятся в мир людей с маниакальной настойчивостью, попасть сюда им крайне сложно. Демон может прорваться в мир людей лишь тогда, когда его призвали.
   Вариантов вызова не счесть. Свой рецепт Саша отыскала в гримуаре покойной бабушки. Уже двенадцать лет Сашу мучил один вопрос. Откуда в поваренной книге деревенской ведьмы, пусть и очень сильной, взялись заклинания высшей церемониальной магии?
   В гримуаре Любви Хованской хранились бесценные колдовские знания. Рецепты кровавой бани, вызова трех особ, волчьего зелья, амулета высочайшей защиты и еще тьма того, чего там быть не могло. Именно бабушкин гримуар поднял Сашу на высокий уровень колдовского мастерства. Попади эта реликвия в руки к Стану, тот бы сошел с ума от радости.
  
   В гримуаре сообщалось, что нечистые духи являются ведьме в образе мужчин, к колдуну приходят женщины. На зов колдуна демоны откликаются охотно. Козней своему благодетелю не чинят, но отыгрываются потом на других людях.
   За вызов с того света колдун получает плату. Обычно это всякого рода запретные знания. Духи правдиво, хотя и несколько туманно, отвечают на вопросы мага. Они открывают будущее, помогают в поисках людей и кладов, дают рецепты сильных заклинаний. Совокупляются с вызвавшей их ведьмой, если она того пожелает. Поговаривают, что в этом деле демоны большие искусники.
   Выполнив желания колдуна, злые духи обретают свободу и отправляются губить человеческие души. Призвать их дважды нельзя. У колдуна остается пепел инклюзов. Это верный зарок, что вызванные демоны, никогда не навредят своему благодетелю. Рассыпь колдун пепел над проточной водой, читая при этом особое заклинание, и злой дух отправится обратно в преисподнюю.
  
   Ритуал прост в исполнении, не требует концентрации воли, дает большие возможности вызывающему. Всем хорош, кроме одного. Для его проведения требуются очень редкие ингредиенты.
   Чтобы вызвать демонов необходимы три инклюза - паук, скорпион и комар, застывшие в кусках янтаря. С появлением духов инклюзы рассыпаются в прах, а заключенные в них членистоногие исчезают. Для следующего вызова нужны новые инклюзы. Один камень стоит сорок тысяч евро, так что ритуал влетает в копеечку.
   Саша проводила ритуал уже дважды. Сейчас у ведьмы оставался только один комплект инклюзов. Чтобы найти Стана, ей придется раскошелиться. И впустить в мир еще трех демонов.
   Ритуалу предшествовал трехдневный пост и медитация. На четвертый день Саша отбыла на свою штаб-квартиру. Для демонской трапезы - лектистернеса - требовались особые угощения. Святой хлеб и вино. Ведьме пришлось идти на литургию.
   В церковь Саша наведывалась по необходимости. Для ритуалов ей требовались освященные ингредиенты, например, венчальные свечи, облатки, святая вода. Она шла в храм и брала, что хотела, без ложного стыда и сожалений. Но взамен всегда оставляла более чем щедрую плату.
   В церквях она нередко встречала низших представителей своей касты. Ведьмы творили ворожбу в стенах соборов, ничуть не опасаясь божьего гнева.
   Лойе презирала этих немощных и злобных созданий, которые рождались с колдовским даром и пренебрегали им. Они покорно следовали своей унылой судьбе, расписанной от рождения до смерти. Перенимали жалкие обрывки знаний, которые и применить-то как следует не могли.
   Саша стала творцом собственной жизни. Она гордилась тем, что уходила все дальше и дальше по мосту, связующему богов и людей. Она была сильной, гордой и невыносимо одинокой в своем могуществе. Ей не с кем было поделиться радостью побед и горечью неудач. И все же Саша думала, что такая доля лучше, чем прозябание в невежестве.
   Большинство людей считали Лойе злой, холодной и расчетливой ведьмой. Ее принципиальность также была хорошо известна. Саша никогда не затевала ссору первой, но и никогда не оставляла своих обидчиков без наказания. Лойе никогда не бралась за заведомо невыполнимую работу, и всегда говорила прямо, может она помочь клиенту или нет. Саша никогда не торговалась. Она точно оценивала стоимость своих услуг, учитывая платежеспособность клиента и сложность работы. Она никогда не причиняла вреда детям и никогда не опускалась до осквернения святых мест ворожбой.
  
   Современные храмы лепят на каждом углу, будто банковские филиалы. В древности же места для церквей выбирали весьма тщательно. Любой храм, построенный до двадцатого века, стоял на месте силы. Молитвы верующих многократно умножали энергетику храма. Сила так и клубилась в стенах старых соборов.
  
   Лет пять назад рядом с ее штаб-квартирой появилась церковь. Муниципалитет отдал под строительство храма бесхозный кусок земли, на котором стояло кирпичная коробка времен московской Олимпиады. В советское время здесь был овощной магазин, в перестройку располагался видеосалон и дискотека, позже открылся офис "МММ". С конца девяностых здание пустовало.
   Строение следовало снести, а на его месте возвести храм. Но вопрос упирался в деньги. Церковь устраивалась на пожертвования простых людей и редкие подачки бизнесменов - депутатов. Возводить с нуля оказалось дорого, а экономить приходилось каждую копейку.
   И вот в чью-то светлую голову пришла гениальная мысль, что здание бывшего магазина можно переделать под храм. Чтобы соблюсти храмостроительные каноны, строение подвергли серьезной перепланировке. Вход, расположенный с восточной стороны, заложили, а на западной стене пробили дверь. Теперь ось здания была сориентирована по линии восток-запад. Притвор смотрел на запад, алтарь был обращен к востоку.
   Осталось лишь навести крышу, облицевать стены и вставить окна. В результате получился типичный новодел из красного силикатного кирпича с зеленой жестяной крышей и белыми пластиковыми стекло пакетами.
   Епархиальный архиерей назначил главой прихода молодого батюшку, которому на тот момент исполнилось двадцать восемь лет. Отец Олег Веточкин оказался энергичным и харизматичным пастырем. Батюшка отличался добрым и веселым нравом, был внимателен к людям и сразу располагал к себе. Каждый прихожанин мог подойти к настоятелю со своими духовными вопросами и услышать совет и доброе слово. Отец Олег мог и пожурить человека, но делал это так душевно и интеллигентно, что провинившийся уже не чувствовал стыда, но и всей душой хотел исправить ошибку. Также настоятель оказался умелым организатором. Как только в храме начались регулярные богослужения, в приходе появилась община православных. Была создана воскресная школа и центр духовного пения. На территории храма построили детскую площадку, разбили сквер с красивыми цветочными клумбами и садом камней.
  
   Основой прихода стали энергичные рабочие люди, инициативные и деятельные. Молодые мамы, папы и их дети. Сердитые старухи оказались в меньшинстве. Люди с детьми быстро знакомились между собой. Сначала они оставались на совместное чаепитие после богослужения, потом стали передавать друг другу детские вещи, одежду, сидеть с детьми, навещать больных и стариков. Довольно скоро православная община обрела популярность, на службы стали приходит люди из других приходов.
   Саша легко перевоплотилась в скромную православную девушку. Волосы она забрала в строгий пучок на затылке и прикрыла черным шифоновым платком, надела темно-синюю шелковую юбку до щиколоток и белую свободную блузку с длинными рукавами, на плечо повесила вязанную сумку с перуанскими узорами. Чтобы не светить багровым шрамом, Саша смиренно опустила голову и, не крестясь, переступила порог храма.
   В церкви яблоку негде было упасть. В помещении стояла удушливая влажная духота. Тяжелое благоухание ладана не перебивало запаха двух сотен потных людей. Прихожане жались друг к другу, будто телята в загоне. Их было много, и они были едины в своей смиренной благости. Бог роднил их и делал счастливыми. Саша не сомневалась, что по ночам многим из них спится хорошо. У них чистая совесть, чистые помыслы и чистые души.
   Посреди толпы истово молящихся прихожан она чувствовала себя самозванкой и воровкой, а еще ей было одиноко и тоскливо. У нее перехватило дыхание, хотелось разрыдаться. Или заорать. Или взять дия да и стереть в пыль две сотни счастливых дураков. Просто потому, что она это может.
   Саша взяла себя в руки. Она не ходила в церковь еще и потому, что в стенах соборов оживали ее демоны и удержать их в узде было очень трудно. Нужно спешить, пока она что-нибудь не выкинула.
   Во время богослужения Саша стащила бутыль с освященным "Кагором", стоявшую на столе рядом со свечным ящиком. В конце литургии молящимся раздавали антидор -- маленькие части просфоры, из которой на проскомидии был вынут Святой Агнец. Саша запихнула в сумку три кусочка священного хлеба и поспешила с добычей на выход. По дороге Лойе опустила в банку для пожертвований пачку долларов. Суммы хватило бы на содержание приходского причта в течение трех месяцев.
   Саша торопливо раздала милостыню попрошайкам, дежурящим на церковной паперти и спустилась по ступеням в теплое, солнечное июльское утро. Она сняла шарф и распустила волосы. Теплый ветерок остудил разгоряченную кожу и развеял удушливый запах ладана.
   Лойе зашла на детскую площадку. Женщина села на лавочку и пристроила рядом сумку. Несмотря на ранний час здесь было полно народа. Милые карапузы копались в песочнице под неусыпным контролем родителей. Пухленькая малышка в коротеньком розовом платье, из-под которого выглядывал подгузник, пекла с мамой куличики. Шустрые двухлетки с задорными криками возили машинки по бортику песочницы. Детки постарше собрались в кружок и сыпали на игрушечную мельницу песок из пластмассовых ведер. Четверо мальчишек, старшему не больше восьми, с криками носились по всей площадке и играли в войнушку.
   Двенадцать лет назад у Саши была нормальная человеческая жизнь. То была другая жизнь и другой человек. Другая Саша Лойе.
   Дочь, муж, дом. Она была верной женой и любящей матерью. Неустанная и ничуть не обременительная забота о муже и дочери занимала все ее время. Каждую минуту своей жизни она что-то чистила, мыла и готовила. Дни рождения многочисленных родственников, прогулки на катере по Дону, пикники с друзьями и поездки на море. Жизнь летела вперед будто состав на американских горках. А потом кто-то главный вырубил ток, и аттракцион закрыли.
   Саша знала, что бог есть. Но она давно в него не верила. Человек взывает к богу через молитву, а бог отвечает человеку через события его жизни. Смерть близких, тяжелая болезнь, внезапное богатство, великая любовь - все это послания бога человеку. Разговор, надо сказать, выходит несколько односторонний.
   Саша так и не поняла, что бог хотел сказать, когда отобрал у нее любимых людей одного за другим. Бог убил ее мать, бабушку, а потом мужа и дочь. Она потеряла их всех, а потом и саму себя.
   В детстве Саша была счастливым ребенком. Она родилась в благополучной и дружной семье. Людмила Хованская была учительницей начальных классов, Игорь Хованский -- начальником цеха на нефтеперерабатывающем заводе. Мать была очень красивой женщиной. Высокая и стройная, с тонкими правильными чертами лица и белой кожей, темно-зелеными глазами и пышными рыжими кудрями. Отец -- кареглазый смуглый брюнет, рослый и плотный. Они были красивой парой и очень друг друга любили. Веселые, гостеприимные и щедрые, они наслаждались каждым днем жизни. И души не чаяли в своем единственном ребенке.
   Саша росла тихим застенчивым ребенком. Она без конца болела. Кажется, девочка не пропустила ни одного детского недуга: корь, ветрянка, краснуха, мононуклеоз, конъюнктивит и бесконечные ангины. Несколько раз ее жизнь висела на волоске, но каким-то чудом Саша осталась в живых.
   Родители дочку обожали и баловали сверх меры. Маленькая Санечка понятия не имела, как можно попросить и не получить желаемое. Если одежда, то самая лучшая, если конфеты, то килограммами. Если дочка хотела в двенадцать ночи пюре с котлеткой, родители вставали с постели и шли на кухню готовить.
   До тринадцати лет Саша не представляла, что такое домашняя работа и готовка. Всем хозяйством занималась мама, а девочка училась, читала или гуляла с подружками. Она была нежным оранжерейным цветком, не знающий смертельного холода реальной жизни.
   А потом Людмила Хованская покончила с собой. Никто так и не понял, почему благополучная красивая женщина убила себя. Смерть матери стала первым сильным ударом по психике девочки. Потрясение было настолько сильным, что разум ребенка отгородился от действительности. Впоследствии Саша не раз пыталась вспомнить день смерти матери и похороны, но натыкалась на глухую стену. Она в мельчайших деталях могла воспроизвести события предыдущих или последующих дней, но три самых страшных дня ее детства исчезли бесследно.
   Через два месяца после гибели мамы от инсульта умерла бабушка. Это девочку доконало. Саша забросила учебу, перестала есть, днями сидела в грязной квартире и перебирала фотографии, с которых на нее смотрели мама и бабушка, живые и счастливые. Во время особенно сильного приступа жалости к себе Саша проглотила все таблетки из домашней аптечки.
   Ее спасло только то, что в доме не держали лекарств сильнее но - шпы. Сложно отравиться насмерть анальгином и парацетамолом. В больнице Саше сделали промывание желудка. Тогда же она впервые попала на прием к психиатру. Врач предложил отцу отправить девочку на некоторое время в психиатрическую лечебницу. Игорь Хованский наотрез отказался.
   Саша была так поглощена своим горем, что об отце и не думала. И только спустя годы она поняла, что пережил отец. Жена -- самоубийца, дочь - психически неуравновешенный подросток также со склонностью к суициду. У кого угодно руки опустятся.
   Но Игорь Хованский не сдался. Отец уволился с работы, поменял огромный пятикомнатный дом в Новокуйбышевске на скромную двухкомнатную квартиру в Ростове. Они распродали все до нитки и начали жизнь заново.
   В Ростове отец устроился на табачный завод мастером. Он много работал и довольно скоро стал главным механиком предприятия. Отец звонил по пять-шесть раз в день, проверяя все ли с Сашей в порядке. Подобный навязчивый контроль раздражал девочку, но она понимала, что отец просто боится за нее. Когда Игорь убедился, что дочь вновь обрела душевное равновесие, он ослабил контроль.
   Саша всю жизнь прожила в Новокуйбышевске. Это был типичный промышленный город, построенный вокруг градообразующего предприятия. Плохая экология, серые невзрачные здания, болезненные горожане. Жилые кварталы вплотную подходили к нефтеперерабатывающему заводу. Над городом постоянно висел желтый смог, от которого на стеклах оседал маслянистый налет. Когда ветер дул со стороны завода, в воздухе чувствовался отвратительный запах тухлых яиц.
   Новокуйбышевск отличался от Ростова, как похоронная контора от цирка-шапито. Ростов оказался огромным шумным и ярким городом. Каждый день светило солнце и в воздухе носились тысячи незнакомых ароматов. Набережная Дона, красивые здания и широкие проспекты, утопающие в зелени. И ростовчане тоже были под стать своему городу. Энергичные, эмоциональные, открытые люди.
   Саше в Ростове понравилось. Она будто вернулась домой. Целыми днями девочка гуляла по городу, впитывая кожей его силу и энергию. Она сама не заметила, как вылечилась от депрессии. Саша вновь стала обычным ребенком. Она ходила в школу, общалась со сверстниками и занималась хозяйством.
   Поначалу было тяжело. Она ничего не знала и не умела, а подсказать ей было некому. Но нужда -- лучший учитель. Так что Саша сама научилась готовить, шить и стирать. Вскоре она стала прекрасной хозяйкой и кулинаркой.
   С годами Саша расцвела. Из хрупкой болезненной девочки она превратилась в симпатичную юную девушку. Стройная фигура, чистая кожа, необычные волосы и глаза. Мальчики обращали на нее внимание, но Саша оставляла их авансы без ответа.
   Она всегда четко знала, чего хочет. Проблемы выбора для нее не существовало. Девочка брала только то, что ей было действительно нужно. Будь то еда, одежда или люди. Саша не стремилась со всеми дружить или всем нравиться. Не покупала много одежды и косметики. Оставалась равнодушна к ювелирным украшениям и новой технике. У нее были две подружки, одна пара джинсов и старенький кассетный плеер. Более чем достаточно для счастья. Когда Саша захотела мужчину, она его получила.
   Она встретила мужчину мечты в день своего шестнадцатилетия. Девочка спешила из школы домой, чтобы приготовить праздничный обед. Она тащила с рынка две тяжеленные сумки с продуктами. Саша остановилась, чтобы помассировать затекшие пальцы, когда увидела Его. Парень шел по улице, держа за руку какую-то девицу.
   Он был высокий и широкоплечий, с прекрасной осанкой и длинными стройными ногами. У Него было необычное запоминающееся лицо. Узкое и чуть вытянутое, с длинным тонким носом, широким ртом и выдающимся подбородком. Густые светло-русые волосы, ореховые глаза и загорелая золотисто-коричневая кожа. На парне были свободные голубые джинсы и черная трикотажная рубашка, подчеркивающая мускулы на груди и руках.
   Саша вперила в Него пристальный кислотный взгляд. Она хотела, очень хотела, чтобы Он ее заметил. Парень словно услышал ее мысли. Он поднял на нее глаза, и на секунду их взгляды скрестились. Парень поднял брови, будто спрашивая, почему эта девчонка на него глазеет. Потом равнодушно отвернулся и прошел мимо. Девица обняла его за талию и что-то прошептала ему на ухо. Саша знала эту шлюшку. Ее звали Алина, и она в соседнем подъезде.
   Саша стояла посреди улицы и смотрела вслед парочке. В это мгновение она не видела и не слышала ничего вокруг. Ее сердце стучало часто и гулко, отдаваясь канонадой в ушах, по позвоночнику прокатывались горячие волны, а внизу живота раскручивался сладкий водоворот. Саша влюбилась в Него с первого взгляда. Девочка абсолютно точно знала, что ей нужен именно Он. И она ни минуты не сомневалась, что получит Его.
   Саша узнала все об объекте своей страсти. Его звали Герман Лойе. Ему был двадцать один год. Он учился на предпоследнем курсе машиностроительного факультета Ростовского государственного университета. Красивый, умный, из богатой семьи, Герман был избалован женским вниманием. Девушки вились вокруг него словно осы над вишневым вареньем.
   Герман тесно общался с несколькими однокурсниками. У них была постоянная дружная компания, попасть в которую Саше труда не составило. Девочка познакомилась с приятелем Германа -- Костиком. Костик оказался симпатичным, добрым, внимательным парнем. Он был нежен, терпелив и заботлив. Его единственным недостатком было то, что он не был Германом. Саша выслушивала его романтический бред и терпела навязчивые ласки, лишь бы подобраться поближе к Герману. Вскоре Костик познакомил ее с Ним. Но дальше шапочного знакомства дело не шло.
   Саша из кожи вон лезла, чтобы понравиться Герману. Девочка рассудила, что должна выглядеть ярко и модно. Она стала носить ультракороткие мини юбки, яркие лосины и туфли на платформе. Купила себе лифчик на размер больше и подложила в него вату. Саша делала высокие начесы и выливала на волосы литры лака, подводила глаза жирным черным карандашом, а губы помадой цвета фуксии. Все напрасно. Герман смотрел на кого-угодно, кроме нее. Саша была Ему не нужна ни на час, ни на день. А Он нужен был ей на всю жизнь.
  
   Герман понимал, что девочка по нему сохнет. Но считал за лучшее не поощрять ее. Саша смотрела на него глазами дикой кошки, и это его нервировало. Она была немного не от мира сего. Герман чувствовал в ней какое-то легкое безумие, которое пряталось до времени в самом темном уголке души и ждало своего часа. Саша казалась симпатичной и веселой девочкой. Но бывало, она превращалась в язвительную и злобную стервочку и начинала травить влюбленного в нее Костика. А еще Костик всем раззвонил, что его девушка - девственница.
   Герман был здоровым молодым самцом, и в отношениях с женщинами секс ставил на первое место. Он предпочитал доступных и раскрепощенных девушек. Герман на собственном опыте убедился, что от девственниц больше мороки, чем удовольствия. По этому критерию Саша ему опять таки не подходила. Поэтому он всячески демонстрировал ей свое равнодушие.
  
   Как-то Саша стояла на балконе и с тоской провожала взглядом Германа. Он шел в соседний подъезд, к своей девушке Алине. Саша знала, чем они сейчас займутся, и ненавидела соперницу всем сердцем. На глаза навернулись слезы, горло сдавил спазм. Саша зарыдала от бессильной злобы, гнева и тоски.
   Как всегда в тяжелые минуты жизни Саша достала фотографии мамы и бабушки. Она разговаривала с ними, рассказывая обо всех своих несчастьях. И тут в нее будто молния ударила. Она вспомнила давний разговор с матерью.
   Ей тогда было лет двенадцать. Папа уехал на рыбалку, мама лепила пельмени на кухне, а Саша вертелась рядом. Девочка рассматривала в ручное зеркальце свою бледную веснушчатую физиономию:
   - Господи, мама до чего же они отвратительные! - воскликнула девочка.
   - Кто? - спросила Людмила, раскатывая тесто скалкой.
   - Кто-кто? Веснушки, конечно, - ответила дочка.
   - Санечка, ты не права, - улыбнулась Людмила. - У тебя очень милые веснушки. Я люблю их все до одной.
   - Ну так это ты! - не унималась Саша. - А вот в школе меня мальчишки дразнят!
   - Ты им просто нравишься! - заверила Людмила дочку. - Они тебя дразнят, чтобы ты на них внимание обратила.
   - Мам, ну не надо эту чушь говорить, - сказала девочка обиженно. - Мне же не семь лет. Я знаю, что некрасивая. За всю мою жизнь со мной дружил только один мальчик. Толстый Боря.
   - Между прочим толстый Боря круглый отличник и у него папа главный энергетик на заводе, - резонно заметила мать. - Вот увидишь, Боря еще выдурится лет через десять. И будет ничего себе женишок. Так что не обижай его. К тому же ты ему действительно нравишься.
   - Но он мне не нравится! - возразила Саша. - Мне нравятся другие мальчики!
   - Какие же? - спросила Людмила как можно серьезнее.
   - Ну не знаю, - протянула дочка. - Такие, которые нравятся всем девчонкам в классе. Худые, и чтобы стометровку бегали махом, и чтобы на велике круто ездили. Но я им не нравлюсь. И не понравлюсь. Потому что я некрасивая. И за что мне такое наказание!
   Людмила отложила тесто, протерла руки полотенцем. Она притянула к себе дочь и крепко обняла. Девочка доверчиво прижалась к матери и задышала ей в шею.
   - Санечка, ты у меня не красавица, но симпатичная, - сказала Людмила, целуя дочь в макушку. - А еще ты добрая, умная и веселая. И однажды ты встретишь мальчика, который полюбит тебя такой, какая ты есть.
   Саша запрокинула голову и увидела, что мама внимательно на нее смотрит. Лоб Людмилы прорезали морщины, а уголки губ опустились. Мама словно постарела. Девочка увидела в красивых темно-зеленых глазах свое чуть искаженное отражение.
   Чтобы Людмила не говорила дочери и как бы не утешала, в глубине души женщина сожалела, что дочь пошла не в нее. Девочка не взяла ни грана материнской красоты. Саша казалась бледной тенью матери. Волосы не рыжие, не блондинистые, черты лица мелкие и невыразительные, тело тощее и нескладное. И еще эти странные глаза неприятного кислотного оттенка. При такой внешности любящего мужа можно до пенсии искать. И Людмила решила помочь своей некрасивой дочери.
   - Санечка, я тебе сейчас кое-что скажу. Но это секретная тайна и тайный секрет, - сказала мама. - Папе и бабушке ты об этом не говори. Договорились?
   - Я -- могила, - глаза девочки загорелись любопытством.
   - Ну так вот, - Людмила вздохнула и быстро затараторила, будто боялась передумать. - Если тебе когда нибудь понравится мальчик, а ты ему нет, то ты может сделать одну штуку, чтобы ему понравиться. Слушай и запоминай. Замеси песочное тесто. Ты сейчас не умеешь, но со временем, думаю, научишься. Так вот замеси тесто, отщепи кусочек как на одно печеньице. Возьми нож и проколи безымянный палец на левой руке. Капни кровью на кусок теста и повтори три раза имя того, кто тебе нужен. Слепи печенье и испеки. Готовое печенье разломи на две половины. Одну отдай тому, кто тебе нравится и проследи, чтобы съел. А вторую половину заверни в платок и спрячь подальше, чтобы никто не нашел. Пока кусочек у тебя, мужчина будет тебя любить. А как надоест, то сожги печенье. Тогда он тебя разлюбит.
   Людмила замолчала, переводя дыхание. Саша смотрела на мать во все глаза. Женщина погладила дочь по голове и продолжила:
  
   - Все получится, только если ты действительно любишь человека. Без сильных чувств и настоящего желания с твоей стороны, ничего не получится. И еще. Как не крути, это грех. И может так получиться, что за грех тебе придется ответить. Как тебя накажет Бог, это только ему решать. Так что подумай, стоит ли.
  
   Шестнадцатилетняя девочка, измученная безответной любовью, о цене не думала. Она хотела Германа, как никогда ничего в жизни не хотела. И другого способа получить желаемое не видела. Пусть она заплатит за своей грех, но уж нагрешит-то сполна.
   В тот же вечер Саша оказалась на вечеринке. Она подошла к Герману с чашкой чая и печеньем. Парень саркастично вскинул брови, будто к нему прибежала дрессированная собачка и принесла ему тапочки. Но угощение выглядело аппетитно, а он был голоден. Герман съел все до крошки.
   Саша смотрела, как он кладет в рот печенье. Был момент, когда она хотела выбить печенье у него из рук. Но девочка сдержалась. Это был момент ее грехопадения. Саша сознавала, что поступает дурно. Она навязывает свою волю человеку, который ее знать не хочет. Это было насилие и подлость. Ведь если любишь, то вроде как хочешь человеку добра? А то, что она сейчас делала было пусть маленьким, но чистопробным злом. Саше стало стыдно и страшно.
   Девочка представила, что кто-то главный, кто записывает в книгу жизни все ее мысли и поступки, отложил в сторону ручку с синими чернилами. Он достал из пенала красный фломастер и огромными жирными буквами вывел: "Виновна в колдовстве. Ответит сполна."
   Саша более не минуты не могла оставаться рядом с человеком, которого приворожила. Она ушла в другую комнату и ни разу не взглянула на Германа .
   Вскоре Саша осталась единственным трезвым человеком на вечеринке. К ней весь вечер приставал Костик, но она довольно грубо его отшивала. Пьяный парень изливал на нее тонны любви и нежности, в конце концов Саше захотелось его избить до полусмерти. Она грубо толкнула надоедливого ухажера, встала и ушла в ванную. Там она умылась холодной водой и посмотрела в зеркало. На нее смотрела жалкая размалеванная шлюшка с бледным уставшим лицом. Саша решила, что пора завязывать с пьяными вечеринками. И с Германом. Все. С нее хватит.
   В дверь постучали. Саша подумала, что это опять Костик и резко рванула на себя дверь. На пороге стоял Герман. Парень, пошатываясь, ввалился в ванную и закрыл дверь на шпингалет. Девочка отступила к умывальнику.
   Герман смотрел на нее мутными красными глазами, от него несло перегаром и сигаретами. Он был весь расхристанный, волосы взлохмачены, одежда помята. Не говоря ни слова, Герман схватил Сашу и грубо поцеловал. Руки мужчины бесцеремонно шарили по ее телу.
   Саша не могла ни пошевелиться, ни закричать. Она была раздавлена пьяным насилием. Это не было похоже ни на одну из ее многочисленных фантазий. Перед ней стоял не любимый мужчина, а похотливый скот.
   Герман задрал юбку чуть не до пояса и попытался стащить с нее лосины. Это привело девочку в чувство. Саша отвела руку назад и со всей силы ударила насильника в живот. Она вложила в удар всю свою злобу, разочарование и стыд. Саша попала точно в солнечное сплетение. Парень отлетел к двери и согнулся пополам, его тут же вырвало. Девочка наступила ему на лодыжку, открыла дверь и вышла из ванной.
   На следующий день Саша вместе с отцом уехала в Новокуйбышевск. Дважды в год они ездили к родственникам отца, а заодно навещали могилы мамы и бабушки. Нынешняя поездка была для Саши как нельзя кстати. Она не хотела видеть никого из знакомых, тем более Германа.
   Саша приказала себе забыть ужасный вечер. Она все еще любила Германа, но у нее была гордость и самолюбие. Она не будет больше бегать за ним как собачка. И не станет спать с пьяной скотиной. Ей нужна его любовь. На меньшее она себя не разменяет.
   Через три дня Саша вернулась в Ростов. Отец ушел на работу, а девочка решила пойти на набережную и спалить к чертовой матери половинку дурацкого печенья. Она как раз закрывала дверь, когда на лестнице появился Герман.
   Парень был свежевыбрит, причесан, безукоризненно одет. В руках он держал букет белых роз и большого плюшевого медвежонка.
   Саша наградила его убийственным взглядом из-исподлобья. Она инстинктивно сжала кулак с ключами и отошла от двери.
   - Привет, - тихо поздоровался парень. Обычно он разговаривал с ней свысока, как бы нехотя. Сейчас в его голосе появилась просительная интонация, а сам он выглядел почти что жалко. Но ее не проведешь.
   - На пиво нет, - процедила Саша.
   - Уходишь куда-то? - спросил Герман.
   - Как видишь, - девочка шагнула к лестнице.
   - Можно тебя на пару слов, - сказал Герман. - Я тебя не задержу. Пожалуйста.
   - Даже не знаю, - Саша поморщилась.
   - Я правда не на долго. Может зайдем к тебе? - предложил парень.
   - Разбежался, - девочка гневно прищурилась.
   - Я тебя пальцем не трону. Не бойся, - тихо сказал Герман.
   - А я и не боюсь, - Саша не кривила душой. Она неплохо разбиралась в людях и чувствовала, когда ей лгали. Сейчас Герман не врал. Он был ей неопасен. Они зашли в квартиру.
   - Это тебе, - Герман протянул ей цветы и медведя.
   - За что? - спросила Саша. Понятно, что он просит прощения. Но она хотела услышать покаянную речь. Хотя цветы и медведь весомее слов.
   - Хочу извиниться, - сказал парень. - Я вел себя как скотина. Не знаю, что на меня нашло. Я напился ужасно. Но это конечно не оправдание. Прости меня, если можешь.
   - Ладно уж, прощаю, - Саша взяла игрушку и цветы. Она скинула кроссовки и пошла ставить цветы в воду. Саша с трудом скрывала улыбку. Это был первый букет, который подарил ей не отец. Герман пришел к ней в гости, принес цветы и плюшевого мишку! Душа ее пела.
   Герман прошел за ней на кухню.
   - Чаю хочешь? - спросила Саша.
   - Давай, - согласился Герман.
   Саша поставила цветы в вазу, усадила медведя на стул и принялась хозяйничать. Она поставила воду и возилась с заварочным чайником, когда Герман подошел к ней сзади и нежно обнял. Он откинул ее волосы в сторону, обнажив шею, и едва-едва коснулся губами кожи за ухом. Это было безумно приятно.
   - Господи, как давно я мечтал об этом, - выдохнул парень ей в шею. У Саши по телу побежали мурашки и ноги, кажется, перестали ее держать. Девочка уронила заварочный чайник, и он со звоном покатился в раковину.
   Герман лгал. Он хотел ее только три последних дня. Да и если разобраться, вообще не понятно, почему он ее так хотел.
   В тот ужасный вечер, когда он чуть не изнасиловал беззащитную девочку, много чего произошло. Алина изменила ему с Костиком. Спустя тридцать минут Костик сам рассказал другу об этом, тысячекратно извиняясь, и разрешил дать ему в морду. Герман не стал бить придурка. Он вышел на балкон и закурил.
   На него вдруг накатила ужасная усталость. Он устал от бесконечных пьянок -- гулянок, после которых наутро болит голова. Он устал от доступных девок, потому что они доступны не только ему. Он устал от вероломных приятелей, у которых не хватает ума наставить ему рога да и молчать об этом. Ему вдруг захотелось чего-то чистого. Или кого-то. Тут он увидел, что в ванную проскользнула Саша. Герман пошел за ней и набросился на нее. У Саши оказалась на удивление тяжелая рука, его будто тараном долбанули. Но Герман не обиделся. Девочка сумела постоять за них обоих. Она не дала себя изнасиловать и не позволила ему превратиться в законченного мерзавца. Он был ей за это благодарен.
   За эти дни Герман понял, что ему нужна ее любовь. Она спасет его от него самого. К Саше грязь не прилипала. Под одеждой и макияжем шлюхи она оставалась скромной и чистой. Он сможет ее полюбить, он станет ее учителем, защитником и другом. Если она ему это позволит.
   Саша стояла и млела в его объятиях. Герман был бесконечно нежен и осторожен с нею. Она чувствовала себя желанной и любимой. Приворот сработал, сработал на все сто процентов. Саша тогда подумала, во сколько ей обойдется краденная любовь, и когда придется платить по счетам?
   Она заплатила сполна пять лет спустя. Муж и дочь погибли в автокатастрофе. А Саша осталась жить. Пусть не прямо, но косвенно она стала виновницей их смерти. Их гибель была ее наказанием. Чувство вины сожгло ее душу дотла. И продолжало жечь до сих пор. Ничего нельзя вернуть и ничего нельзя исправить. Она стала злой ведьмой Лойе. И демоны - самая подходящая для нее компания.
   Саша еще немного погрелась в лучах июльского солнца, прислушиваясь к гомону детских голосов, и неспешно побрела в колдовское логово.
  

Глава двадцать третья

   Однокомнатную хрущевку она превратила в квартиру-студию. Рабочие снесли стену между кухней и единственной комнатой. Получилось светлое просторное помещение с тремя окнами. В сущности это была одна большая кухня, в углу которой притулились синий диван и кресло из "Икеи". Саша заказала итальянский гарнитур с бесчисленными ящиками хитрых конструкций, большую плиту на шесть конфорок и два огромных холодильника. Лойе купила электромясорубку, миксер с металлической чашей, кухонный комбайн, блендер и аэрогриль.
   На полках стояли поваренные колдовские книги, свитки пергамента, блокноты с полевыми записками. На окнах примостились горшки с травами. В выдвижных ящиках лежали ножи, камни, мешочки с травами, булавки и кристаллы. На столах и на плите стояли всевозможные кастрюли, в шкафчиках теснились стеклянные, пластмассовые и жестяные банки, лабораторные мензурки и колбы, пузырьки из темного стекла и фарфоровые ступки.
   Ведьма вычистила комнату, застелила постель чистым бельем, сняла с окон занавески и оделась в белое. В половину одиннадцатого Саша развела на металлической жаровне огонь, накрыла стол чистой белой скатертью и поставила около стола три раскладных стула. Напротив каждого стула зажгла по свече, поставила по стакану с кагором и положила на тарелки кусочки антидора. Саша открыла окна, придвинула кресло вплотную к дивану и легла навзничь.
  
   Ведьма приняла открытую позу, левая рука на сердце, правая вытянута вдоль тела. Лярвы нападают на спящего в таком положении человека. Темные твари садятся на грудь жертвы и высасывают жизненные силы.
   Ни один колдун не заснет на спине. Даже теряя сознание, он закроет уязвимые места. Например, упадет на бок, или ткнется лицом в землю. Но есть случаи, когда нужно добровольно снять защиту. Как в ритуале вызова. Маг приглашает демонов, лежа на спине, без защитных кругов и амулетов. Он доверяет свой рассудок, здоровье и жизнь гостям из преисподней.
   Саша закрыла глаза, сосредоточилась, настроила дыхание и нараспев произнесла формулу. Некоторое время женщина лежала и прислушивалась к монотонному уличному гаму. Постепенно шум распался на отдельные звуки. Возбужденные пьяные голоса, истеричный женский смех, гул автомобилей на автостраде, мелодия караоке из соседнего кафе. Внезапно налетел сильный порывистый ветер. Жестяная крыша надрывно заскрипела, в трубах раздался тоскливый визг, оконные стекла задребезжали.
   Ведьма открыла глаза. В жаровне ярко вспыхнул огонь, пламя свечей затрепетало, отбрасывая тревожные тени на стены. Саша могнула и в следующее мгновение увидела гостей с того света.
   Мужчины, появившиеся в комнате, были мягко говоря на любителя. Старшему перевалило за семьдесят. Морщинистое лицо несло печать безумия. Круглые навыкате глаза, бескровные губы, широкий лоб переходил в залысины, седые волосы торчали во все стороны. Тощее тело облепили черный узкий пиджак и брюки-дудочки в стиле шестидесятых, на ногах - лакированные туфли.
   Второй не намного моложе. Крепкий мексиканец в коричневой жилетке на шнуровке, кожаных штанах и ковбойских сапогах. Руки от запястий до мощных бицепсов покрывали синие тюремные татуировки. Длинное лошадиное лицо, изъеденное оспой, поражало своей свирепостью. Маленькие черные глазки, нос картошкой, усы в стиле Тараса Бульбы и длинные немытые волосы усугубляли неприятное впечатление.
   Третий демон на фоне своих приятелей казался просто симпатягой. Одежда в стиле викторианского денди выгодно подчеркивала сухопарую фигуру. Сюртук, брюки, жилет, шейный платок, перчатки и цилиндр были выдержаны в разных оттенках серого, черные высокие сапоги начищены до блеска. Длинные до плеч русые волосы завиты и напомажены. Глаза мужчины закрывало пенсне с синими стеклами, покоящееся на длинном узком носу. Тонкие усики очерчивали большой алый рот, а эспаньолка привлекала внимание к острому треугольному подбородку.
   Ведьма знала, что демоны могут принять любой облик. Но злые духи считали делом чести выглядеть пугающими и эксцентричными. И совсем не похожими на людей. Саша глядела на адских клоунов и недоумевала. Какой колдунье настолько нужен секс, чтобы пускать в постель таких фриков?
  
   Мужчины уселись за стол, неторопливо выпили вино, съели хлеб. Затем на ладони мексиканца появились экзотические игральные кости. Это были золотые восьмигранники, а вместо чисел на них сияли алмазные руны. Когда кости летели на стол, по всей комнате рассыпались бриллиантовые блики, как от дискобола.
   Демоны играли молча и лишь изредка переглядывались. Слышно было, как потрескивают свечи, а кости с металлическим лязгом бьются друг о друга и падают на стол. Наконец определился не то выигравший, не то проигравший.
   Им оказался английский денди. Он повернулся к Саше и бесконечно долго следил за тем, как подымается и опускается ее грудь. Потом мужчина встал из-за стола и, неслышно ступая, пошел к ведьме. Вот одним прыжком джентльмен оказался у дивана.
   От его близости ведьма чувствовала невыносимую чудовищную тяжесть, будто на нее опрокинули грузовик песка. В груди разлилась тупая боль, так что дышать стало трудно. Демон так низко наклонился ,что Сашу овеяло его дыхание. Под чисто мужской смесью дорогого коньяка, табака и мятных тянучек, явственно ощущался запах сырого мяса и крови. Женщину замутило, желудок скрутило спазмом. Лойе заставила себя глубоко дышать и лежать спокойно. Демон довольно улыбнулся, демонстрируя мелкие белые зубы, и сел в кресло.
   - Карниван, демон Властей, - представился Саше викторианский джентльмен. При звуке тихого, вкрадчивого голоса Саша почувствовала, как душа уходит в пятки.
   " Ух ты! Демон Тетраграмматона откликнулся на мой зов, - удивилась Саша. - Что нужно высшему демону здесь, на земле? Вот почему мне поплохело рядом с ним. Такая мощь кого-угодно утрамбует в щебень. Соберись! Уже начало двенадцатого, и ритуал нужно продолжать. А то в полночь демоны свалят без предупреждения."
   - Саша Лойе, дочь Людмилы, дочери Любови, - ведьма перечислила линию родства до третьего колена. Она была представительницей древней линии ведьм. Женщины рожали только девочек, и дочери наследовали колдовской дар. На Саше линия прерывалась, поскольку ее дочь Анна умерла.
   - Внучка Любочки Хованской? - Карниван вскинул брови и широко ей улыбнулся. - Как же помню. Ты была чудным младенцем. Я держал тебя на этих вот руках, - демон расстегнул клапаны на запястьях и стянул лайковые перчатки. У мужчины оказались узкие изящные ладони с длинными гибкими пальцами. - Я уже тогда знал, что ты вырастишь такой же взрачной как и моя инфернальщица Любушка. Но ты определенно краше. Любушка была чудной девочкой. Я ей был сердечным другом, очень-очень близким, - глаза у Карнивана сделались масляные-масляные.
   Вопрос, который мучил Сашу последние двенадцать лет, кажется, прояснился. Мощнейшие заклинания бабуля получила от демона-любовника. Лойе знать не желала, зачем бабуля сблизилась с этим могущественным существом. Как с таким общаться, если в его присутствии дышать свободно нельзя? Но это не ее дело.
   - Мне нужны ответы на вопросы, - обратилась к демону Саша.
   - Задавай их, дитя, - сказал Карниван.
   - Открой мне место, где прячется Константин Стан? - задала ведьма главный вопрос вечера.
   - Гнилой ручей под Бриченью, - ответил демон.
   - Это Бричаны в Молдавии? - уточнила Саша.
   - Это Бричень в Молдовлахии, - ответил демон. Саша привыкла к тому, что злые духи отвечали на вопросы расплывчато. А если хотели, могли ходить вокруг да около часами. В принципе Карниван говорил внятно и без сотни наводящих вопросов. И на том спасибо.
   - Стан меня ожидает? - спросила женщина.
   - Очень ждет, готовится тебя принять как родную, - на лице Карнивана появилась озабоченность. - Одна к нему не ходи. Возьми с собой побольше мяса, чтобы отвлечь его неведомых зверушек.
   - А что из себя представляют эти его неведомые зверушки? - поинтересовалась Саша.
   - Дикие псы, что хотят на свободу. Они лают в своих погребах и ждут, когда кто-нибудь придет и отворит их темницы. С такими ты еще не встречалась. Скучно не будет, - улыбнулся Карниван.
   - Кто желал умертвить Ирину? Назови мне имя заказчика Стана, - продолжила Саша.
   Карниван полез в карман сюртука и достал оттуда маленькую плоскую золотую коробочку, напоминающую портсигар. Мужчина нажал на скрытую пружину, и коробочка открылась с тихим щелчком. Карниван достал оттуда круглый кусочек картона и тонкий золотой карандаш. Демон наклонил голову набок, закрыл глаза, словно о чем-то вспоминая, прикусил кончик карандаша и пожевал его. Через некоторое время Карниван открыл глаза и быстро что-то написал на кусочке картона. Спрятал карандаш в коробочку, захлопнул ее и ловко спрятал обратно в карман. Потом нагнулся к Саше и положил бумагу на подушку.
   Как бы случайно Карниван скользнул пальцами по ее лицу. Щеку обжег ледяной холод, будто на нее капнули жидким азотом. Ведьма непроизвольно отодвинулась. Пальцы демона застыли в сантиметре от ее лица.
   - Что это за бумага? - спросила Саша.
   - Там имя, за которое ты выторгуешь у Токарева много-много денег, - ответил Карниван и провел пальцами по ее губам. Лойе вновь почувствовала боль ожога, но на этот раз не отстранилась. Карниван медленно огладил губы, подбородок и скулу женщины. Затем поднес пальцы к своему носу и глубоко вдохнул.
   - Моя прекрасная леди желает воспользоваться другими услугами. Не стесняйся, все включено. И мне будет чрезвычайно приятно продолжить близкое знакомство с вашей линией ведьм. Сделать это традицией, буде вы того пожелаете, - в глазах демона плескалась похоть, от низкого хриплого голоса неслись по позвоночнику электрические разряды. А ведь он только смотрел и говорил.
   Секс с демоном уже не казался Саше чем-то неправильным: "Я свободная женщина. У меня молодое красивым тело и почему бы не дать этому демону э-э-э... Ну просто не дать. Стоп, это же не мои мысли!"
   - Хватит. Ты тут по моему приглашению. И веди себя прилично. Мне нужны только ответы. Сексуальные услуги не требуются. Но за предложение спасибо,- Саша злилась на себя за то, что позволила демону влезть в ее мысли.
   - Не кори себя, дорогуша. Это не ты такая слабенькая, это я такой сильный. Не мог удержаться. В первый раз всем немного страшно, но почти все соглашаются. А после одного раза со мной, тебя за уши не оттянешь, - демон игриво улыбнулся и скосил глаза на ту часть тела, от которой по его словам, женщины не в силах оторваться. Карниван сидел на стуле, положив правую ногу на колено левой. На нем были свободные брюки, и штанину оттягивало нечто размером с палку московской колбасы. Саша нервно сглотнула.
   - И все же я пас. Сеанс окончен, вы свободны, - выдохнула ведьма.
   - Я рад нашему знакомству. Сегодня времени у нас было немого, но в следующий раз мы чудно проведем время. Будет меньше слов, но больше дела, - Карниван широко улыбнулся, и женщина увидела частокол треугольных, острых как у акулы, зубов. Язык демона превратился в змеиное жало и высунулся изо рта на добрую ладонь. Саша терпеть не могла угроз в свой адрес. Ни от кого.
   - У тебя нет власти надо мной. Пыль инклюзов я сохраню. Если будешь плохо себя вести, я тебя вместе с твоими дружками отправлю на историческую родину. И ты уже перед ними будешь оправдываться, почему вы здесь не задержались, - Лойе кивнула на двоих мужчин за столом.
   Глаза демона блеснули гневом, но на губах заиграла милая улыбка, открывая вполне человеческие зубы. Если он и разберется с ней, то не сейчас и не здесь. И то хлеб.
   - Ну раз так, то я полетел, - Карниван встал.- Надо бы потолковать с одним шустрым экзорцистом.
   Саша уловила в словах демона злобную интонацию. Будто речь шла не о встрече, а о казни через четвертование. Женщина заранее пожалела экзорциста, к которому наведается разгневанный Карниван.
   - Чуть не забыл. У меня для тебя подарочек, так сказать бонус, - откуда не возьмись у демона на ладони появился кнут. Карниван протянул его Саше. - Идешь к женщине? Не забудь плетку. - Карниван так и затрясся от смеха, будто сказал что-то очень смешное.
   - Сам пошутил, сам посмеялся, - Лойе в задумчивости выпятила губы. - Что это?
   - Это, деточка, бич Верье. Вещь в вашем мире уникальная, потому что ими орудуют только демоны в преисподней.
   - А чем адские кнуты отличаются от человеческих? - поинтересовалась ведьма.
   - Коэффициентом полезного действия, - терпеливо разъяснил Карниван. - Бич Верье всякую живность, будь то человек или слон, превращает в труху. Чтобы самой от него не пострадать, нужна стандартная привязка кровью. А до привязки крекер не трогай - околеешь. Жаль терять такую ворожею, хоть худа ты как щепа. Скажу тебе как на духу, не встречал ни одной толковой ведьмы меньше пяти пудов весу, а лучше шести, - глаза Карнивана опять замаслились.
   Саша осторожно взяла кнут за рукоять и осмотрела. Это оказался прекрасный образец булвипа. Его сделал настоящий мастер. Тело кнута было сплетено из длинных темно-коричневых полос сыромятной кожи и постепенно утончалось к концу, на котором крепился ярко-красный узкий ремень -- фол. К фолу присоединялся крекер, состоящий из жестких белых волос. Рукоятку тоже аккуратно оплели все теми же кожаными
полосами.
   Бич был компактным, хвост - не более полутора метров и рукоять сантиметров тридцать. Такой кнут идеально подходил для самозащиты, потому что более длинной плетью трудно работать. Она медленнее движется. Если противник стоит слишком близко, длинная плеть теряет силу удара. В умелых руках бич мог стать серьезным оружием. Саша неплохо владела кнутом, и подарок ей понравился.
   - Спасибо, Карниван, - поблагодарила женщина. - Про людей я поняла. А на демонов бич также действует?
   - Как бич действует на демонов и действует ли вообще, проверять не советую, - резко бросил Карниван. - Кто интересуется демонами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать персоной, их интересующей. Глупость мы не прощаем. Так и знай. Балуйся тут пока. В свое время большие злые демоны за тобой придут.
   - Не пугай меня. Что демонам от меня нужно? - спросила Саша.
   - Ну мало ли, - демон пожал плечам. - Ты полна сюрпризов. И сама о том еще не знаешь. Но дядюшка Карниван с тобой. Я позабочусь о тебе и здесь, и в преисподней.
   Ведьма открыла рот, чтобы сказать, что она в преисподней ничего не забыла, но тут зазвонил будильник. Лойе испуганно дернулась, потом шумно выдохнула.
   Демоны, не сговариваясь, обернулись к окну и в то же мгновение исчезли.
   Саша встала с постели и пошла варить овсянку. Она проголодалась, а на сытый желудок куда проще разбирать полученную от демона информацию. А еще нужно было привязать собственной кровью смертельно опасный артефакт.
   Саше собралась за Станом. И ехать надо не одной. Попивая кофе на кухне, Лойе обдумала возможные варианты. В хорошем плане всегда есть место нужной тебе случайности. Главное, правильно просчитать действия противника. Саша умело манипулировала людьми, и всегда добивалась желаемого. На этот раз Лойе поставила на мужской шовинизм и самоуверенность. В шесть утра ведьма покинула свое логово и отправилась ловить на живца.

Часть третья

Ворожеи не оставляй в живых

У меня отмщение и воздаяние,

когда поколеблется нога их;

ибо близок день погибели их,

скоро наступит уготованное для них.

Второзаконие 32:35

Глава двадцать четвертая

   В тот же день бизнес-ведьма Александра Лойе появилась в своем офисе. Она вошла в приемную и увидела Нору. Девушка стояла на складном табурете спиной к двери. Она энергично срезала секатором сухие листья высокой раскидистой пальмы. Поверх бежевого хлопкового платья -- сафари Нора одела цветастый фартук и нарукавники. Коричневые босоножки на двенадцати сантиметровой шпильке стояли рядом с табуретом. Тут же на газете лежали маленькие грабли, лейка и пульверизатор.
   - Я садовником родился. Не на шутку рассердился. Все цветы мне надоели, кроме этой жуткой пальмы, - Саша подошла к секретарше.
   - Саша, приветик! - Нора посмотрела на босса и ахнула. - О боже, да тебе полщеки разворотило!
   Рука ведьмы непроизвольно дернулась к шраму. Чтобы рана не мокла, Саша сняла марлевую повязку и смазала края фукарцином. Но рубец и так заживал на удивление быстро. Рана затянулась сухой коричневой коркой, краснота и припухлость спали. Кожа вокруг сильно зудела, так что Лойе то и дело поглаживала щеку.
   - Листья надо освежить, - женщина взяла из рук Норы ножницы, передала ей пульверизатор и отошла от пальмы. Секретарша принялась энергично опрыскивать широкие глянцевые листья. В воздухе повисло облачко брызг.
   Наконец Нора остановилась. Она слезла с табурета и осмотрела пальму со всех сторон. Довольная результатом, она собрала садовый инвентарь и отнесла его в подсобку. Вернувшись в приемную, она надела туфли и подошла к Лойе в плотную.
   - Саша, может хватит уже? Зачем так над собой издеваться? - выпалила девушка с плохо скрываемым раздражением.
   - Нора, тебя послушать, так это я сама себя порезала! - возмутилась Саша.
   - Я этого не говорила, - Нора сбавила тон. - Но ты все время ходишь с разбитым фасадом. Это плохо. Я за тебя волнуюсь. Тебе не кажется, что что-то в твоей жизни не так? Обычные люди за всю жизнь столько травм не получают, сколько ты за последний квартал?
   - Нора, ты прекрасно знаешь, что в моей жизни нет, черт побери, ничего обычного, - Саша отвернулась к окну. Она постучала пальцами по стеклу, а потом добавила: - И быть не может.
   - Но раньше тебя хотя бы не били! - не сдавалась девушка.
   Лойе повернулась к Норе. Ведьма скрестила руки на груди и внимательно посмотрела на подругу тяжелым кислотным взглядом:
   - Меня били. И не раз. Очень больно, - ответила Саша, чеканя каждое слово. - Но это было до встречи с тобой. Так уж получилось, что последние шесть лет у меня был относительно спокойный период. Без драк и мордобоя. Но сейчас, похоже, новый виток. Или что-то вроде того.
   - Я же волнуюсь! - Нора опустила глаза первой.
   - Я знаю. И ценю. Но давай ты будешь волноваться молча, - предложила Лойе.
   - Я постараюсь, - согласилась девушка. - А ты постарайся не нарываться.
   - Нора, поверь, мне ужасно не нравится ходить, как ты говоришь, с разбитым фасадом. И я прилагаю все усилия, чтобы больше меня никто по лицу не бил, - заверила ее женщина. - А где Юра?
   - Поехал за твоей новой тачкой, -ответила Нора.- Будет минут через сорок.
   - Очень хорошо, - сказала Саша. - Значит так. Я буду на работе весь день. Неси бумаги на подпись. Как прибудет Юра, пусть зайдет. Еще закажи билет на самолет до города Бричаны. Это в Молдавии. И принеси мне чашку кофе, пожалуйста.
   - Уже, - Нора понеслась готовить кофе, а Лойе пошла в свой кабинет.
   Саша терпеть не могла всякий дорогой хлам в жилом и рабочем пространстве. В темных загроможденных антиквариатом комнатах Саша буквально задыхалась. Ее квартира и личный кабинет напоминали жилище аскета. Естественные тона, стекло, свободные пространства -- вот что ей нравилось.
   Дизайном квартиры и офиса занималась Нора. Она сделала все так, чтобы Саше было комфортно и дома, и на работе. Нора декорировала офис по советам мастеров фен-шуй. Специалисты подсказали, где лучше расположить кабинет руководителя, где поставить стол и стул. Нора верила, что вещи , расставленные в гармонии в друг с другом, направят энергию в нужное русло, то есть привлекут богатых клиентов.
   Нора уверяла, что кабинет руководителя "Лойе и партнеры" представлял собой прогрессивный итальянский дизайн, сочетающий в себе все лучшее от минимализма, лофта и хай-тека.
   В помещении было просторно и светло. Через огромное, во всю стену окно с матовым стеклом в комнату лился мягкий теплый свет. Основными цветами в интерьере были кремовый, бежевый и коричневый. Одну из стен маляры оштукатурили под речной песчаник, остальные были оклеены искусственно состаренной рисовой бумагой теплого сливочного оттенка. На стене за креслом руководителя висел подлинник Густава Климта.
   В кабинете было минимальное количество мебели - только необходимые вещи. Большой письменный стол, удобное кресло руководителя, два мягких кресла и небольшой диван. Рядом с ним располагался низкий стеклянный столик, на котором стоял бансай.
   Нора и Юра купили композицию на день рождения Саши. Праздник совпал с открытием фирмы "Лойе и партнеры". Саше подарок понравился, и она с удовольствием поставила его в своем кабинете. Со временем бансай стал чем-то вроде счастливого талисмана, символом их дружбы.
   В скромной глиняной плошке росли три деревца - юкка, нолина и самшит. Их стволы, различающиеся между собой по длине и толщине, образовывали общую крону. В высоту растения были не больше сорока сантиметров. Самшит наполнял кабинет резким запахом, который многократно усиливался, стоило потереть листья или сбрызнуть их водой.
   Деревца требовали тщательного ухода, поэтому заботу о растениях поручили дипломированному бонсаисту. Дважды в неделю он наведывался в офис и колдовал над миниатюрными деревьями. Работа была чрезвычайно кропотлива и занимала довольно много времени.
   Лойе просматривала график платежей на следующий месяц, когда раздался стук в дверь и на пороге показался Муштаков.
   - Привет, Юра, - сказала женщина, не отрываясь от банковской выписки.
   - Доброе утро, Саша, - парень позвенел ключами от новенького "Cadillac CTS", чтобы привлечь ее внимание. - Я пригнал твою новую машину. Желаешь прокатиться прямо сейчас?
   - Нет, точно не сейчас. Может вечером, - ответила Лойе и отложила бумаги. - Помнишь, я поручила тебе разузнать все о семье одного молодого человека?
   - Помню-помню, - отозвался Юра. - Я все сделал. Сейчас принесу бумаги и все тебе расскажу.
   - Давай, - кивнула Саша.
   Юра вышел, а через минуту в кабинете появилась Нора.
   - Саша, по поводу билетов, - начала девушка. - Тут не все просто.
   - Что не так? - спросила Саша.
   - Дело в том, что рейсов Москва-Бричаны нет, - сообщила Нора. - Ближайший функционирующий аэропорт - это Бельцы-Лядовены. Раз в две недели туда летают чартерные рейсы.
   - И когда отправляется следующий самолет? - поинтересовалась Саша.
   - Ближайший рейс через шесть дней, - ответила Нора.
   - Меня это устраивает, - сказала Лойе. - Заказывай билеты. И принеси мне что-нибудь пожевать.
   - А чего тебе хочется? - уточнила Нора.
   - Да что угодно, - Саша махнула рукой. - Ты же знаешь, я всегда голодная.
   Через десять минут вернулся Юра. В одно руке у него была тарелка с горячими сырными бутербродами, а в другой -- чашка кофе. Под мышкой он зажал папку с бумагами. Парень поставил еду Саше на стол, а сам сел в кресло напротив. Юра протянул ей бумаги.
   - Не охота читать, - Саша поудобнее устроилась в кресле и отпила глоток кофе. - Расскажи все своими словами.
   - Хорошо, - Юра собрался с мыслями. - Значит так. Ты просила собрать информацию о родных некого Яньшина Ярослава Геннадьевича восемьдесят пятого года рождения. И вот что мы имеем. Яньшин прописан в подмосковном Реутове. В двухкомнатной квартире проживают семь человек -- отец, мать и бабка Ярослава, а также его старший брат с женой и маленьким ребенком. Все работают, не пьют. Отец и мать вкалывают на местном хлебозаводе, брат -- таксист. Это в общих чертах.
   Юра поднял глаза на Сашу. Она внимательно слушала. Лойе сложила пальцы домиком и задумчиво водила указательными пальцами по губам. Ее правый глаз уплыл в сторону, а левый смотрел прямо. Значит женщина о чем-то серьезно задумалась:
   "У непутевого Ярика остались родители. Люди никогда не узнают правды о том, что случилось с их сыном. Я убила его. Случайно, конечно. Но это не оправдание. Каяться перед ними я не собираюсь. А вот выплатить штраф могу. Семь человек в двушке. Это прямо коммунальный ад. Утром очередь в туалет, вечером -- в душ. Лишняя комната им бы не помешала. А лучше еще одна двушка. Или трешка. Квартира за погибшего сына. То что нужно".
   - А Яньшины стоят на очереди на расширение жилья? - спросила Саша.
   Юра пробежал глазам по документам и согласно кивнул.
   - Очень хорошо, - заговорила Лойе. - Вот что, Юра. Мне нужно, чтобы ты провернул махинацию.
   - И? - парень чуть кивнул головой.
   - Нужно купить новую трехкомнатную квартиру в Реутове и представить все так, будто эта квартира досталась Яньшиным от государства. Сможешь? - спросила Лойе.
   - Не стану спрашивать, зачем тебе это нужно. И честно говоря, я с таким не сталкивался, - Юра удивленно вскинул брови и на лбу у него прорезались морщины. - У меня встречное предложение.
   - Излагай, - Саша наконец взялась за бутерброд.
   - Я так понимаю, главное, чтобы Яньшины получили квартиру. Так? - спросил Юра.
   - Угу, - подтвердила Лойе.
   - Давай я кое-кого подключу и попробую пробить им квартиру в реальной социальной очереди, - предложил Муштаков. - Взятка будет приличная и за услуги посредника придется заплатить. Но в любом случае это выйдет дешевле и проще, чем покупать квартиру и как-то ее впаривать Яньшиным.
   - Хорошо, Юра, - согласилась Лойе. - Действуй как считаешь нужным. Денег не жалей. Мне важен только результат. Как все срастется, мне сообщишь.
   - Конечно, Саша, - сказал парень. - Начну прямо сейчас.
   - Ну , особой спешки нет, - женщина отставила тарелку на край стола, вытерла руки салфеткой и вновь взялась за выписки. - Мы сегодня обмываем новую машину. Купи еду и выпивку, а с четырех будем кутить.
   - Уже, - Юра подхватил пустую посуду и вышел из кабинета.
   Почти неделю ведьма в компании Юры и Норы болталась по аукционам и картинным галереям, гуляла в парке на Косыгина, ходила в spa-центры. Они целыми днями играли в блэк-джек в приемной, и Саша проиграла триста тысяч. Еще столько же она спустила на коллекционные вина, которые распивала с прислужниками тут же в конторе. Элитную выпивку они закусывали гамбургерами и шаурмой из ближайшего ларька. После пяти дней работы в офисе ведьма с радостью поехала убивать Стана.
   Перед отлетом личный стилист заплел её гриву во французские косы. Саша надела майку-алкоголичку, кожаную куртку и узкие черные джинсы с кнутом вместо пояса, черную фетровую шляпу и ковбойские сапоги. Прихватив с собой рюкзак с набором номер один (боевая магия), ведьма отправилась в Домодедово.
   Лойе поужинала в кафе при аэропорте, почитала журнал в зале ожидания. В десять вечера объявили регистрацию. На пункте предварительного досмотра к ней подошли два сотрудника службы авиационной безопасности. Мужчины вежливо предложили пройти с ними в отдельный кабинет для проведения личного досмотра. Женщина согласно кивнула. Втроем они покинули терминал и вошли в служебные помещения аэропорта. Один из служащих открыл перед ней дверь и любезно пропустил ее вперед. В комнате женщина увидела Токарева и Славовича.

Глава двадцать пятая

   Дверь за Сашей закрылась, сотрудники аэропорта остались в коридоре. В помещении без окон пахло застарелым потом, табачным дымом и хлорным отбеливателем. Кроме стола и двух стульев другой мебели в комнате не было.
   Токарев сидел за обшарпанным столом, вытянув длинные ноги в сторону. На нем были обтягивающие голубые джинсы, темно-синий клубный пиджак и тонкий кашемировый свитер цвета лаванды. В вырезе под шеей выбивались темные волосы. Васильковые замшевые туфли на тонкой подошве и такого же оттенка платок в нагрудном кармане завершали элегантный ансамбль. Токарев загорел и поправился. Лицо мужчины лучилось довольством, как у кота, поймавшего жирную мышь.
   Славович держался чуть позади босса и стоял в типичной позе телохранителя. Ноги широко расставлены, одной рукой держится за запястье другой. Он был в черном костюме, черной футболке и черных туфлях. В отличие от цветущего Токарева, команданте выглядел хуже не куда.
   Как и положено человеку, которого вот уже месяц мучают кошмары. Саша была злопамятна, не бросала слов на ветер. Она пообещала Норе, что ее обидчик будет страдать. И сдержала обещание.
   Нельзя навлечь на человека болезнь, не имея на руках его биологических тканей. Но Лойе нашла таки способ испортить Славовичу жизнь. Ведьма наслала на него проклятие дьявольских видений. Это, конечно, не опоясывающий лишай и не генитальный герпес, но тоже мучительно.
   Теперь каждую ночь Славович просыпался в холодном поту. Он задыхался, не мог пошевелиться и даже позвать на помощь. Мужчина не помнил, что именно ему снилось. Но мучился страшно. На рассвете панические приступы проходили, словно по волшебству. Славович принимал снотворное, напивался до бесчувствия, но под утро ужас накатывал на него с новой силой. За четыре недели мужчина весь извелся, сильно похудел и превратился в нервного психопата.
   Саша смотрела на своих противников и внутренне ликовала. Ее план удался. Она получила пушечное мясо для поездки к Стану. Все таки приятно лишний раз убедиться в собственной гениальности. Но спокойствие, только спокойствие. Что там чувствует человек, которого поймали за руку? Негодует, конечно. Женщина изобразила на лице досаду и плохо скрываемое раздражение.
   - Кого я вижу! - воскликнула Саша. - Токарев, вы слышали истории о неразменном пятаке? Только подумаю, что избавилась от вас навсегда, так нет. Вы снова появляетесь в моей жизни. И значит мне опять надают по шапке.
   - Добрый вечер, Саша. Ты так и не позвонила. И хватит обезьянничать. Будешь упражняться в остроумии перед своей полоумной секретаршей, - сказал Токарев. - Обыщи ее, Иван.
   Женщина удивленно вскинула брови и попятилась к двери. Славович подошел к ней вплотную и вырвал из рук рюкзак. Потом развернул ее за плечи и подтолкнул к стене.
   - Руки на стену, ноги расставить, - процедил мужчина.
   Лойе повернулась к Славовичу, ослепительно улыбнулась и прошептала ему в шею:
   - Будь нежным, Ваня. У нас ведь это в первый раз.
   Славович не обратил внимания на подначки, снова развернул женщину к стене. Его рука задела фетровую шляпу и та упала на пол. По спине женщины рассыпалась волна мелких косичек цвета старого золота. Яркие и блестящие, они доставали до ягодиц. Славович не удержался и провел ладонью по живому золоту волос. Тело женщины напряглось.
   - Ноги шире, - хрипло приказал Славович и пинком расставил ее ноги, пока Саша не потеряла равновесия и не привалилась к стене. Славович быстро и бесстрастно обыскал ее. Охлопал руки, ноги, поясницу. Ловким движение он достал ее кнут. Держа бич Верье за рукоятку, команданте протянул его Токареву.
   - Не прикасайтесь к бичу, - предупредила ведьма нервно. - Я не шучу. Это очень опасная вещь. Ваша смерть мне не к чему. Просто положите кнут на пол. Пожалуйста.
   Токарев кивнул телохранителю. Славович осторожно положил бич, порылся в рюкзаке и бросил его на пол. Потом повернулся и встал позади хозяина.
   - Садись, Саша. - сказал Токарев. - Зная тебя, могу предположить, что разговор будет долгий. А у меня шея затекает на тебя снизу вверх смотреть.
   - Да, ладно вам заливать. Просто вам воспитание не позволяет сидеть, когда дама стоит, - женщина присела на жесткий стул с прямой спинкой.
   Михаил ее замечание не прокомментировал. Он с удовольствием рассматривал Сашу. В безжалостном свете галогенных ламп любая внешность искажается в худшую сторону. Но Лойе выглядела юной и свежей.
   Французские косы открывали лицо. Золотые бороздки завивались спиралями, образуя на голове экзотический рисунок. Покатый лоб мягко закруглялся кверху. Золотисто-розовая кожа светилась здоровьем. На щеках играл румянец, какой бывает у ребенка, раскрасневшегося после горячей ванны. У Саши были светлые, почти белесые брови и бледные губы. Грубый красный рубец разрезал левую щеку от скулы до уха.
   Большие, влажные глазищи, обрамленные щеткой длинных золотистых ресниц, ярко горели внутренним светом. Михаил в который раз поразился их необыкновенному цвету. Выражения их мужчина понять не мог, но что она чувствует догадывался. Наверняка, дуется на него.
   Михаил понял, что соскучился. А еще он злился на эту упрямую бабенку. Очевидно, что Саша нашла Стана и летела по его душу. Но поставить Михаила в известность не удосужилась.
   Токареву не хотелось быть с ней жестоким. Но женщина должна понять, кто здесь хозяин. Михаил заставит ее подчиняться и уважать его. Это полезно для их будущих отношений. Вести светскую беседу было не к чему, и Михаил сразу перешел к делу.
   - Зачем ты летишь в Бельцы? - спросил мужчина без обиняков.
   - У меня там старая больная тетушка, - сказала Саша самым доверительным тоном, - того и гляди приставится. Вот и лечу к одру умирающей старушки, чтоб не вычеркнула меня из завещания. А то там наследство немалое. Дом в пять комнат, автомобиль марки "Москвич", коллекция оловянным солдатиков.
   - Саша, я терпеть не могу эту твою манеру,- Токарев презрительно сморщил нос. - Ты меня вообще ужасно раздражаешь. Жадная, самодовольная, упрямая. Но глупости и дешевого позерства в тебе нет. Такое дурацкое поведение можно ожидать от твоей чокнутой Норы. Но ты же умная взрослая женщина. Не заставляй меня выбивать из тебя информацию.
   - О, я трепещу, - Лойе продолжила дешево позировать. - А вы сами будете из меня ее выбивать, или за вас это будет делать команданте? Знаете ли, не каждый может бить женщину. Как у вас с этим? Проблем нет?
   - Я не бью женщин, - Токарев сделал ударение на последнем слове. - Но сейчас ты для меня источник информации. А значит то, что ты женщина не в счет. Поучит тебя, конечно, Иван. К тому же он с тобой еще за фокус в аэропорту не рассчитался.
   Славович подошел и навис над ней, как гильотина над французской аристократкой. В глазах у мужчины плескалось насилие. Лойе понимала, что он с удовольствием ее изобьет.
   - Осторожнее, команданте, - спокойно произнесла Саша, глядя на него снизу вверх. - Тронешь меня хоть пальцем, и ночные кошмары окончательно выпилят твои мозги. Обещаю.
   - Откуда ты знаешь? - рявкнул мужчина. На его лице проступило удивление напополам со страхом.
   - Оттуда, что не надо бить беззащитных девочек и пальцы им ломать. Тогда и спать будешь спокойно. А ты был плохим, очень плохим мальчиком. И я навела на тебя кошмары, - прошипела Саша, сверкая глазами.
   - Брешешь, ничего ты не наводила, - заорал Славович. Лицо мужчины пошло багровыми пятнами, на шее вздулись жилы, красные глаза вылезли из орбит.
   - Ну-ну, команданте. Своими сомнениями ты задеваешь мое самолюбие. А душегубы и садисты -- люди тщеславные. Кому как не тебе это знать, - Саша засмеялась и подмигнула ему.
   - Сними проклятие, бл...я ведьма! Сними сейчас же, не то я тебе почки отобью! - Славович отвесил Саше оплеуху. Голова женщины откинулась назад, зубы порвали щеку и рот залило кровью. Саша сплюнула на пол. Теперь она глядела только на Токарева. Он что так и будет смотреть, как этот психопат над ней издевается?
   - Иван! Довольно, отойди от нее, - Токарев вышел из-за стола, встал между ней и Славовичем. Охранник отодвинулся. Токарев сел на корточки, взял ее за подбородок и осмотрел губы. Потом достал из кармана платок и аккуратно промокнул кровь. Нет, мучить он ее не будет, и другим над ней издеваться не позволит. Ее рыцарь...
   - Саша, признайся. Ты едешь за Станом? - спросил Токарев, добрым и ласковым голосом. Он ее уговаривал как ребенка.- Скажи мне, не упирайся. Хочешь до него добраться? Хочешь его уничтожить? В этом наши цели совпадают. Саша, давай без эмоций. Подумай. Рискованно ехать туда одной. Ты нас к нему приведешь, мы обеспечим тебе защиту. И ты увидишь его смерть.
   Они долго смотрели друг другу в глаза. Как всегда, когда ведьма о чем-то задумывалась, ее правый глаз уплыл в сторону. Михаил видел как на ее лице одни эмоции сменяются другими. Недоверие, злость, обида, разочарование, заинтересованность. Михаил будто слышал, как у нее в голове ворочаются мысли. Наконец, Саша глубоко вздохнула и произнесла:
   - Мне не только смерть его нужна.
   - А что еще? Пытки? - Токарев уставился на нее удивленно.
   - Это уж на ваше усмотрение, - Лойе поднесла руку к лицу, потрогала губы, сморщилась от боли. - Мне нужны его личные вещи. Все!
   - Да бери ради Бога, - засмеялся Токарев. - Стеклянный шар и карты таро мне не нужны.
   - Ладно. Едем за Станом, все равно вы от меня не отвяжитесь, - сказала Лойе раздраженно.
   - Михаил Викторович, прежде чем ехать, пусть меня расколдует или как там это называется, - отозвался из своего угла Славович.
   - Ты правда на него кошмары навела? - спросил Токарев.
   - Навела, и теперь вижу, что правильно сделала, - огрызнулась Саша.
   - Зачем ты так? Он же тебя от Стана спас. Не будь такой неблагодарной, - сказал Токарев.
   - Я помню, что он меня спас. И потому кошмары помучают его еще с месяц, потом пройдут. А если бы мне захотелось, команданте оказался бы в психушке. Но все еще возможно, - пригрозила женщина. Славович двинулся к ней, изрядно матерясь.
   - Так мир, - Токарев выставил руку в сторону телохранителя. Славович остановился. - Ты можешь вылечить Ивана прямо сейчас? - спросил Токарев.
   - Нет. Не могу. Бить меня можно сколько угодно, легче ему не станет, - ответила ведьма.
   - Иван, ты слышал, - обратился Токарев к телохранителю. - Кошмары скоро закончатся. Я ей верю, в этом по крайней мере. Вопрос закрыт. Ты больше Сашу не тронешь. Она мне нужна. И я не хочу, чтобы с ней что-нибудь случилось. Ты меня понимаешь? - Токарев говорил тихо, но резко. То был голос человека, чьи приказы выполняются неукоснительно.
   - Я понял. Пальцем не трону эту дрянь. Пока она вам нужна, - Славович выразился предельно ясно. Саша жива-здорова, пока босс в ней заинтересован. Потом из нее сделают отбивную.
   Токарев вернулся на стул, с довольным видом сложил на груди руки и откинулся на спинку стула.
   - Ну так где нам искать Стана , милая моя Саша?- улыбнулся Токарев.
   - Токарев, прекратите фамильярничать, - оборвала его Саша. - Я не ваша и не милая. Если я беру вас с собой, это не значит, что мы теперь друзья навек. Ладно. Для начала отдайте рюкзак и кнут. Мне с ними спокойнее.
   - Дорогой мой Будулай! А мне вот мне не спокойно, когда они у тебя, - Токарев пожал плечами.
   - Хорошо. Не надо отдать их мне прямо сейчас. Просто хочу знать, что мои вещи где-то поблизости, - предложила ведьма.
   - Иван, присмотри за ее вещами, - приказал Токарев телохранителю. Славович хмыкнул и осторожно положил кнут в рюкзак. Поднял с пола фетровую шляпу и бросил ей в женщину. Саша шляпу поймала и надела.
   - Куда мы путь держим? - снова спросил Токарев.
   - В Бричаны, - ответила Саша.
   - В Бричаны? - удивился мужчина. - А зачем ты брала билеты до Бельцов?
   - О, черт! - Лойе фыркнула и надула губы. - Нет регулярных рейсов Москва - Бричаны! И вообще никаких рейсов нет. Ближайший аэропорт -- Бельцы. Туда я и летела.
   - Очень интересно. Стан в Бричанах? - поинтересовался Токарев.
   - Нет, Стан не там, - ответила Саша.
   - А где же он? - Токарев начал терять терпение.
   - Вот прямо сейчас я открою вам свой самый большой секрет! - женщина покачала головой. - А вы запрете меня в этой комнатушке, и разберетесь с ним без меня? Не получится. Летим в Бричаны. А там наймите крепкий внедорожник, потому как поедем в поля.
   - Это глупо, - настаивал Токарев на своем. - Я же пообещал, что возьму тебя с собой. Саша, это не пикник. Нам нужно разработать план, наметить маршрут. У вас нет ни навигатора, ни карты. Как вы собираетесь добраться до Стана?
   - По памяти, - сказала Саша спокойно. - Токарев, не паникуйте. У меня все в голове. Я помню, куда ехать и где повернуть.
   - По-моему, также говорил Моисей, - пробурчал недовольно мужчина.
   - Ну Моисей не Сусанин. Пусть и не сразу, но довел таки по адресу, - Саша криво усмехнулась.
   - Боюсь, у меня нет столько времени, - парировал Токарев.
   - Как нет его и у меня, - отрезала Саша. - Хватит болтать, пора в путь.
   - Одну минуту. Иван, позови Геллу, - приказал Токарев.
   Славович открыл дверь и вышел в коридор. Через минуту он вернулся с молодой женщиной. Саша удивленно посмотрела на вновь прибывшую. Высокая, под метр восемьдесят, поджарая, с длинными ногами, плоская и спереди, и сзади. У женщины были тусклые платиновые волосы, заплетенные в жиденькую косичку, узкое невыразительное лицо, маленькие, бледно голубые глазки, холодные и внимательные. Синие джинсы плохо сидели на фигуре, оливковая ветровка застегнута до горла, черные ботинки на тяжелой подошве глухо топали по кафельному полу.
   - Знакомьтесь, Саша -- это Гелла. Гелла- это Саша,- Токарев представил девушек друг другу.
   - Это Гелла. И что? - Лойе раздраженно нахмурилась.
   - Гелла за тобой присмотрит, - загадочно улыбнулся Токарев.
   - Токарев, вы бредите. Я взрослый человек. За мной не надо присматривать, - женщина закатила глаза и почесала в затылке.
   Славович схватил Сашу за руку, и не успела она пискнуть, как на ее правом запястье лязгнули наручники. Другой браслет защелкнулся на левой руке Галлы.
   Лойе онемела от удивления. Женщина тупо уставилась на свою руку. Цепочка наручников была длиной сантиметров тридцать. Так что место для маневра оставалось, но все равно это были кандалы. Саша шевельнула рукой, и наручники издали отвратительный металлический лязг. Она задергала рукой в разные стороны, будто от ее пассов наручники могли сами собой расстегнуться.
   Гелле маневры соплячки не понравились. Женщина медленно намотала цепь на ладонь. А потом резко дернула Сашу к себе, чуть не вывернув той руку из сустава. Ведьма вскрикнула от боли и упала на колени. Гелла взяла соплячку за шиворот и рывком поставила на ноги. Еще раз тряхнула так, что у напарницы зубы клацнули, а потом отпустила.
   Все происходило в полной тишине. Слышны были только судорожные вздохи и крики Саши да звон наручников.
   - Что за цирк Принти-прам? - наконец выдавила Лойе, обращаясь к Токареву.
   - Я же сказал, Гелла за тобой присмотрит, - сказал Токарев, теперь правда без улыбки. - У тебя, Саша, нездоровая страсть к внезапным исчезновениям. Нам сейчас это не к чему. Вот мы и подстраховались. Иван вообще хотел подыскать тебе в компанию озабоченного извращенца, и посмотреть как тебя будут терзать. Я против пыток над военнопленными. И даже больше. Я пощадил твою девичью скромность и распорядился, чтобы тебе в сопровождающие дали женщину. Думаю, ты должна быть мне благодарна.
   - Благодарна? Да я вас ненавижу! - заверещала ведьма. - Вы меня уже достали. Из-за вас меня все время бьют, и похищают, а теперь еще пристегнули меня к этой... - Саша вовремя сдержала реплику, все таки непонятно, сколько ей с белобрысой дылдой с сцепке бегать. - Век бы вас не видать, негодяй!
   - Ну что же, не хочешь сказать спасибо, не надо. Все отправляемся, - деловито бросил Токарев.

Глава двадцать шестая

   Поднявшись на борт белоснежного Citation X, Лойе увидела пятерых мужчин в хаки. Среди них были Стас и Айдар. Романов тепло поздоровался с Сашей на якутском, извинился, что не может долго разговаривать. Ведьма и сама не хотела подставлять парня, поэтому послушно пошла за Геллой в противоположный конец салона.
   На время полета Лойе отцепили от надсмотрщицы и пристегнули к металлическому поручню на стене. Никто из мужчин на это внимания не обратил, будто малолетка в наручниках была для них обычным делом.
   Токарев переоделся в гардеробной, расположенной тут же в самолете. Теперь на нем был камуфляжный костюм и желтые походные ботинки. Он сел напротив ведьмы.
   Как только взлетели, к боссу подошел стюард и принялся сервировать столик. Токарев ограничился чаем с блинами, Саше принесли кофе по-ирландски и кокосовый торт. Искушение было непреодолимым, и она принялась за еду. Мужчина прихлебывал чай и смотрел как Лойе жует сладости:
   - Вкусный тортик?
   - Ничего, есть можно, - буркнула женщина.
   - А как кофеек? - спросил Токарев.
   - Третий сорт - не брак, - процедила Саша.
   - Все еще дуешься? - не унимался надоедливый собеседник.
   - Слушайте, Токарев, не выводите меня из терпения, - женщина раздраженно бросила вилку на пустую тарелку. - Эти ваши БДСМ -- игрища мне не нравятся. Точнее сказать, я недовольна отведенной мне ролью.
   - Вот как? А какие роли ты предпочитаешь? - Токарев широко улыбнулся.
   - Наручники, ограничение свободы, принуждение -- это приемлемо только, если я по другую сторону поводка. А вот это, - Саша тряхнула цепью, - меня до крайности унижает и раздражает.
   - Я бы сказал "прости меня", да только я нисколько не сожалею, - ухмыльнулся Токарев. - Может потому, что мне самому, ты в роли пленницы очень даже нравишься.
   - Токарев, не играй с огнем, - сказала Саша самым ледяным тоном. - Я тебя из-за дочки терплю. А ты путаешь жалость с заинтересованностью. Напрасно.
   Женщина включила mp3 -- плеер, отвернулась к иллюминатору и прикрыла глаза. Через некоторое время она и в самом деле заснула.
   Второго августа в пять утра они прибыли в Бричаны. В самолете, рассчитанном на семь пассажиров, летело девять человек. Токарев запретил курить в его личном самолете. Поэтому, как только спустили трап, мужчины высыпали из салона и тут же задымили. Лойе последовала за Геллой на выход. Та тоже курила какую-то дешевую дрянь, чем выводила Сашу из себя. Ведьма отодвинулась на длину цепи и осмотрелась.
   Потрескавшиеся бетонные плиты посадочного поля, несколько одноэтажных обшарпанных зданий с выбитыми стеклами и старенький самоходный трап тонули в предрассветных сумерках. Постройки и летные полосы казалось убогими и заброшенными, и тем не менее гордо назывались Бричанским городским аэровокзалом.
   Поле располагалось посреди широкой зеленой долины, окруженной с трех сторон крутыми пригорками. Небо на востоке занялось розовыми и лимонными переливами, а на западе еще горели самые яркие звезды. Низкие перистые облака цвета персидской сирени уходили на север бесконечной грядой. Весело загомонили ранние птицы. В кристально чистом воздухе еще чувствовалась ночная прохлада и сырость. Саша поежилась и застегнула кожаную куртку.
   На летное поле выехали черный "Гелентваген" и две "Нивы", белая и зеленая. Машины летели на максимальной скорости, пыль поднималась за ними столбом. Внедорожники остановились, не доезжая нескольких метров от самолета. Тошнотворный визг тормозов прокатился эхом по холмам.
   Из "Гелентвагена" вышел коренастый плотный мужчина. На его смуглом лице красовались пышные седые усы, при этом голова была совершенно лысой. Мужчина был одет в просторные бежевые штаны и футболку с короткими рукавами. Похоже, утренний холод его ничуть не беспокоил.
   Славович пошел ему навстречу. Они пожали друг другу руки и подошли к Токареву. Мужчины посовещались. При этом Славович яростно махал руками, что-то доказывая собеседникам. Токарев слушал и согласно кивал. Команданте подозвал Геллу. Саша поплелась следом.
   - Машины и проводники на месте, - услышала ведьма. Славович повернулся к ней и заявил:
   - Дальше мы не поедем, пока ты не выложишь, все что знаешь.
   - С какой это радости? - возразила Саша. - Я уже сказала, едем в поля.
   - Так не пойдет, - заявил Славович. - Мне нужен конкретный населенный пункт. Я не мальчик, чтобы идти в белый свет. Может ты в сговоре со Станом, и все это подстава?
   - Точно, команданте. Ты меня вычислил, - Лойе вытаращила глаза в притворном ужасе. - Этот урод избил меня до полусмерти и лицо мне изуродовал. И все для того, чтобы заманить тебя в ловушку и погубить.
   - Язык бы тебе оторвать, чтоб брехала поменьше, - пригрозил Славович.
   - Ой, боюсь, боюсь, - запричитала женщина. - Только как я расскажу, где Стан, если лишусь вербального способа общения?
   - Будешь общаться не вербально. Знаками объясняться, - Славович плюнул, целя в ее сапоги, но промахнулся.
   - Иван, хватит, - вмешался Токарев. - Она же тебя нарочно из себя выводит... Саша, игры кончились. Говори, где Стан. И поедем уже за ним.
   - Ладно, - согласилась ведьма. - Место называется Гнилой ручей. Больше мне ничего не известно.
   - Я знаю такую деревню, - заявил усатый. Мужчина говорил с сильным молдавским акцентом. - Места глухие, по навигатору не найдешь. Но я там бывал. Часов пять на машине. Если прямо сейчас отправимся, к полудню доберемся.
   - Отлично, Георгий, - сказал Славович. - Грузим вещи и по коням.
   Славович и его коммандос вытащили из багажного отделения в хвосте самолета тяжелые спортивные сумки и погрузили их в машины. Токарев подошел к женщинам и сказал:
   - Гелла, садись в "Гелентваген". Поедете вместе со мной.
   - Нет, - запротестовала Саша. - Меня в машинах укачивает. Особенно на задних сидениях и особенно в иномарках.
   - Что ты брешешь, - встрял в разговор Славович. - Ты в Луанде прекрасно ехала на заднем сиденье и всю дорогу трещала с Айдаром.
   - Ну, так то с Айдаром, - сказала женщина. - А с Токаревым под боком я не сдержусь и заблюю весь салон.
   - Саша, не беси меня, - медленно и зловеще произнес Токарев . - Садись в машину. Быстро.
   - Черта с два, - упиралась Лойе. - Я поеду вон на том изделии отечественного автопрома, - женщины указала пальцем на зеленую "Ниву". - И если вы меня хоть пальцем тронете, я вам, негодяй, глаза выцарапаю.
   Михаил смотрел на Сашу, пылающую праведным гневом, и ему почему-то стало ужасно весело. Ее глаза горели, ноздри раздувались, из глаз чуть не сыпались искры. Мужчине захотелось схватить ее и зацеловать. Но он сдержался. В общем, она имела право злиться на него. И лучше дать ей выпустить пар.
   - Поступай, как знаешь, - примирительно заявил мужчина. - Здесь только одна приличная машина. Я хотел, чтобы женщины ехали в относительном комфорте. Но так и быть. Езжай на "Ниве". И пусть твоя маленькая попка посчитает каждую колдобину на чудесных молдавских грунтовках.
   - Очень приятно. Пойдем, Гелла, - Саша повернулась и зашагала к машине, в которой уже сидели Айдар и Стас.
   Они ехали уже часа четыре. Поначалу проезжали мимо больших сел с крепкими кирпичными домами. Возле каждого забора паслись коровы или лошади, бегали чумазые дети, по огородам сновали загорелые поселянки. На обочинах дорог стояли ведра с большими розовыми помидорами и румяными абрикосами, банки с медом, висели связки красного лука. Рядом с продуктами сидели колоритные молдавские старушки. Потом местность стала заметно дичать. Деревни попадались реже, и были все какие-то убогие.
   Лойе сидела на заднем сидении "Нивы" между Геллой и Айдаром. Ведьма слушала плеер и думала о том, как освободиться от надсмотрщицы и добраться до своих вещей. Она вела людей Токарева в смертельную ловушку. Именно поэтому, Саша не обиделась, и когда Славович ее избил, и когда Гелла ее трепала. В конце концов эти люди могут сегодня погибнуть по ее прихоти.
   Но были два человека, смерти которым она не желала. Токарев и Айдар. Но Романов, несмотря на молодость, тертый калач. Он может за себя постоять и кое-что смыслит в магии. В нужный момент Саша шепнет ему пару слов и тем даст ему шанс на спасение. В конце концов он профессиональный военный, и няньки ему не нужны.
   А зачем Токарев поперся со всем отрядом, Лойе не понимала. Это не сафари и не пейнтбол. Но, вздумай она отговаривать мужчину, Токарев ее вряд ли бы послушал. Но вести на бойню этого прелестного бычка с красивыми серыми глазами ведьма не собиралась. Ирина и так потеряла мать, и лишать ее отца, Саша не имела никакого морального права.
   Так что ее задача усложнилась. Нужно пройти мимо какой-то нечисти, которую выставил молдавский вампиреныш, да еще и Токарева уберечь. Лойе отказалась ехать с ним в машине, потому что он все еще ее волновал. Сидеть с ним бок о бок и вдыхать запах его одеколона, слышать его голос и видеть его породистое лицо... Это отвлекает. Ей нужно сосредоточится, убрать лишние мысли и эмоции. Сегодня она убьет пару-тройку неведомых зверушек и уничтожит одного черного мага. Чтобы победить, нужно быть спокойной и злой. А не таять от взгляда и прикосновения одного отдельно взятого мужчины.
   Последние полчаса ехали по грунтовке. Гравий стучал по днищу машины даже при небольшой скорости. Ехать на "Ниве" оказалось не так уж неудобно. Трясло изрядно, но Саше было не привыкать. К тому же в машине оказался исправный кондиционер и аудиосистема. Радио начало фонить, как отъехали от Бричан, а сейчас из эфира пропала последняя станция.
   Галла толкнула Сашу в плечо, та отвернулась от окна и подняла брови в молчаливом вопросе. Потом сняла наушники.
   - Радио не работает, а дисков здесь никаких. Дай твой плеер, вместе послушаем, - предложил Стас. Саша пожала плечами, отсоединила наушники и отдала плеер. Мужчина вставил его в разъем и включил. Из колонок полилось:
   В далекой бухте Нимбукту
   Есть дом у Сары Барабу...
  
   Сидящие в машине, не сговариваясь, уставились на Сашу. Она пожала плечами и с непередаваемым апломбом заявила:
   - А что вы думали услышать? "Григориан" ? Эндрю Дональдса? Мерлина Менсона?
   - Ну ты молодец, - расхохотался Айдар. - Я с детства "Секрет" люблю. Помню, мамка из Якутска приезжала и привозила трехлитровую банку мороженного. Нас было шесть детей и каждому хотелось того пломбиру. И вот по телеку "Утренняя почта", поют про Сару Барабу, а мы уплетаем столовыми ложками мороженное. Это мое самое яркое детское воспоминание.
   - Да уж. Я тоже под эту песню кое-чем лакомилась. И это не пломбир, - Саша пристально посмотрела на Айдара и печально улыбнулась.
   - А "Домой" тут есть? - спросил он.
   - Есть. Через две песни,- ответила Саша. - Послушаю на обратном пути, если вернусь, конечно.
   Они проехали мимо старого деревенского погоста. Покосившиеся деревянные кресты, сломанные оградки и узкие дорожки заросли бурьяном высотой в человеческий рост. Еще один поворот, и взгляду открылась спрятанная деревенька. На ржавом указателе значилось название населенного пункта -- "Балта Путредэ". Припарковались на разбитой брусчатке и заглушили моторы. Из впереди стоящих "Гелика" и "Нивы" высыпали бойцы Славовича.
   Стас отстегнул ремень безопасности и открыл дверь. Все последовали за ним. Из кондиционированного салона Саша окунулась в полуденный зной.
   Июль только миновал, но казалось, что необычно жаркое лето тянется уже вечность. Нескончаемый зной высосал зелень из деревьев и травы. Иссохшая земля покрылась плотной коркой, по поверхности которой вихрилась сухая как порох пыль.
   Низенькие беленые хаты недружелюбно наблюдали за пришельцами маленькими подслеповатыми оконцами. Над деревней стояла поразительная тишина. Слышен был только стрекот кузнечиков и птичьи трели где-то в поле. Но ничего больше. О людях вообще ничто не напоминало.
   Ведьма сразу ощутила ауру сильной ворожбы. В воздухе витал чуть слышный аромат колдовства, нечто с привкусом паленых птичьих перьев, полыни и аммиака. Лойе знала, что никто другой этих запахов не учует. Но люди подсознательно реагировали на опасность, и испытывали невнятное беспокойство.
   Саша закрыла глаза и попробовала определить направление, откуда шли волны магии. Ведьма непроизвольно повернулась в нужную сторону и сделала пару шагов, пока цепь не натянулась на запястье. Гелла недовольно заворчала. Лойе открыла глаза и увидела приближающегося к ним Славовича. Команданте как-то нервно озирался, сигарета у него в руке заметно дрожала:
   - Ну и где твой Стан?
   - Стан в Гнилом ручье, - спокойно ответила Лойе, глядя в глаза агрессивному мужику.
   - Если ты заметила, мы стоит посреди того самого Гнилого ручья, - Славович глубоко затянулся и выпустил дым ей в лицо. - А Стана я не вижу. И вообще никого не вижу. И я жопой чую, что здесь что-то неладное творится.
   Саша задержала дыхание, чтобы не закашляться. Когда дым рассеялся, она ответила:
   - Ты не поверишь, команданте. Но я с тобой полностью согласна. Здесь действительно творится нечто странное...
   - Ты мне зубы не заговаривай, - оборвал ее Славович. - Ты знаешь, где он или нет? И откуда у тебя вообще информация, что Стан здесь?
   - Информация из проверенных источников, - сказала Саша. Хотя можно ли считать демона надежным информатором? Стоя посреди пустой деревни, ведьма в этом сомневалась. Карниван выразился весьма расплывчато. Саша знала только про "Гнилой ручей в Молдовлахии". Не густо. Но здесь кто-то колдовал. Да так мощно, что даже простые смертные что-то чуяли. В подобные совпадения Лойе не верила.
   - В конце концов мы еще не искали. Давайте спросим у местных, - предложила Саша.
   - А то я сам не догадался. Только вот заковырка, местных-то нет, - нервный Славович вел себя как престарелый пенсионер, был желчен и надоедлив.
   - Команданте, вы опять не выспались. Мне что учить вас как дитя малое? - не выдержала Саша. - Давайте все вокруг обыщем. Деревенька-то небольшая.
   - Это я и без сопливых знаю. Но ты помни, я с тебя глаз не спущу, - мужчина погрозил ей кривым пальцем, развернулся и пошел отдавать приказы.
   Коммандос Славовича разделились на пары и пошли обыскивать дома. Перед началом рейда каждый мужчина вооружился пистолетом и запасными обоймами. Оружие было в тех самых спортивных сумках.
   Гелла поставила пистолет на предохранитель и засунула за пояс джинсов. Под правой штаниной на щиколотке у нее оказались ножны, куда она и сунула компактный боевой нож. Саша окликнула Славовича:
   - Эй, команданте! Верни мой рюкзак. Или дай какую -- нито пищаль. Я же рискую наравне со всеми в команде. Вот только я маленькая и беззащитная. Нападет на меня злобное чудовище, а мне и защититься нечем.
   - Обойдешься, дрянота, - Славович сложил пальцы, плюнул на них и поднес к самому носу ведьмы жирный кукиш. Все бойцы, кроме Айдара, загоготали вместе со Славовичем. Токарев отвернулся и сделал вид, что закашлялся.
   - А что ты, команданте, так развеселился? Будто на прогулку собрался, а мы ведь идем убивать,- ехидно спросила Саша. - И вполне может статься, что не все вернуться домой.
   - Брось каркать, женщина. Ты правда думаешь, что мы не справимся с этим мозгляком? - Славович даже покраснел от возмущения.
   - Ну однажды вы его уже упустили. Ваш человек погиб. И это при том, что Стана вы застали врасплох. А теперь он нас ждет, и он готов, - парировала Лойе.
   - Он может нас ждать и готовиться до усрачки. В тот день, когда один худой сопляк сможет уделать девять бойцов из военной...- Славович запнулся, и тут же поправился, - из моего подразделения, я уйду на пенсию. Буду копаться в огороде и грибы собирать, как и положено слабосильному инвалиду.
   - Ну что тут скажешь? Этот день настал. Не успеет пропеть петух, как ты трижды вспомнишь о своих словах. И пожалеешь, - жестко бросила ведьма и отвернулась к одному из домов. Туда она и направилась. Гелла тяжело ступала рядом.
   Жилой дом ослепительно ярко сиял, хотя белила, покрывавшие стены, начали постепенно облупляться и сереть. Крепкий деревянный забор, выкрашенный грязно-зеленой краской, тоже основательно потрескавшейся от жары и холодов, преграждал путь незваным гостям. Однако дверь во двор оказалась распахнута и противно скрипела, колеблемая слабыми потоками воздуха.
   Женщины подошли к забору. Обычно, не успеешь постучаться, как во дворе начинает брехать собака. Но лая они не услышали. Постучав для проформы в косяк двери и окликая хозяев, вошли во двор.
   Слева от двери притулились друг к другу несколько сарайчиков, собранный из рифленых металлических листов. Низенькая времянка напротив основного дома закрыта на висячий замок. Дом был пуст, а воздух в нем оказался спертым, будто комнаты давно не проветривали.
   Выйдя на задний двор, женщины увидели загон для коз. Мертвые животные валялись на земле, вокруг жужжали вездесущие мухи. От коз мало что осталось, будто на них напала целая стая волков. Мясо вместе с кожей было обглодано со всех мягких частей. Но кости, головы и ноги коз хищники не тронули.
   - Что здесь стряслось? - хрипло прошептала Гелла. Саша вздрогнула от неожиданности, будто рядом с ней разорвалась хлопушка. Гелла заговорила впервые за все время их вынужденного знакомства.
   - Сказка "Волк и семеро козлят", - ведьма облокотилась об изгородь и внимательно осмотрела загон. - Вот только следы на земле от копыт и человеческих ног. При чем босых.
   - Ты что следопыт? - Гелла недоверчиво посмотрела на свою подопечную.
   - Ну, я во многом разбираюсь. И в следах в том числе, - Лойе отошла от забора.
   - А где волчьи следы? - Гелла проявила прямо таки чудеса сообразительности.
   - Давай поищем, - предложила Саша. Гелла согласно кивнула.
   Ведьма закрыла глаза и вновь поискала следы магии. Здесь запах становился сильнее, был почти осязаем. Лойе следовала по нему как по шлейфу от сильно надушенного мужчины. Саша выбрала верное направление и, открыв глаза, зашагала к калитке на заднем дворе.
   За домом начинался обширный деревенский огород. Соток тридцать, не меньше. Но зелень на грядках выглядела пожухшей, будто ее не поливали несколько дней. При такой жаре без дополнительного полива земля вся высохла и растрескалась, а растения погибли.
   Женщины прошли до конца распаханной земли и оказались у глубокого оврага. На другой стороне углубления стояла высокая сгоревшая осина. У Саши по спине пополз холодок. Они подошли к эпицентру магической вспышки.
   - Нам туда, - ведьма кивнула в направлении дерева.
   Они осторожно спустились в овраг. Пару раз Саша поскальзывалась и хваталась за напарницу. Наконец Гелле это надоело. Она взяла Сашу под локоть, и не отпускала до тех пор, пока они не поднялись на другую строну.
   Лойе вскарабкалась по по крутому склону, цепляясь за стебли травы. Пот крупными каплями катился у нее по лицу. Тело под кожаной курткой совсем запарилось, майка насквозь пропиталась потом. Дыхание из-за подъема и жары окончательно сбилось, и Саша присела передохнуть около осины.
   Вблизи дерево казалось просто огромным. Толстый гладкий ствол устремлялся ввысь на высоту девятиэтажного дома. Сначала Саша подумала, что дерево сгорело. Но теперь она видела, что это не совсем так. Кора и листья почернели как от огня, однако не обуглились, их структура осталась прежней. Круглые грязно-коричневые листья мелко дрожали от малейшего дуновения ветра.
   С глубокой древности язычники почитали осину как благое дерево, исполненное избытка жизни. Листья ее всегда дрожат, колеблются, как бы разговаривая друг с другом. Дерево считалось спасительным против всякой нечистой силы. Осиной прогоняли враждебных духов, знахари делали из коры настои против лихорадки и других болезней.
   Лишь с приходим христианства народ признал осину проклятым деревом за то, что на нем, по приданию, удавился Иуда. Но осиновый кол остался единственным верным оружием против упырей и вурдалаков.
   На самом деле осина имеет нейтральный энергетический заряд, поэтому она незаменима во многих отраслях магии. С ее помощью можно как насылать заклятия, так и снимать их. Все зависит от колдуна.
   С западной стороны ствола Саша обнаружила то, что осталось от черного алтаря. Руны и пентаграмма были тщательно уничтожены, так что понять, какое конкретно колдовство творили, ведьма не смогла. Из осинового ствола торчал комок из красной меди пополам с яблочно - зеленым хризопразом. Рядом валялись обугленные кости какого-то животного, по всей видимости собаки.
   Следовательно здесь применили старший церемониальный аркан "камень -- металл -- дерево". Мощь колдовства была такой, что медь и хризопраз намертво вплавились в осиновую кору. Саша о чем-то таком читала, но нужное заклинание на ум не шло. В любом случае, чтобы сотворить нечто подобное, нужно иметь немалые знания, опыт и мощь. Неужели, у Стана хватило силы на такое древнее и энергозатратное колдовство? Может не такой он и сопливый колдушика.
   Вернувшись в деревню, женщины направились к машинам. Там собрался почти весь отряд. Около "Гелентвагена" стоял Токарев в компании Славовича и Георгия. Они ели бутерброды и запивали их минералкой.
   - Где вас носит? - сердито рявкнул Славович. - Нашли что-нибудь?
   - В загоне мертвые козы. Больше ничего интересного, - ответила Саша. Она поймала удивленный взгляд Геллы, но рассказывать про сгоревшее дерево не стала. - А у вас что?
   - Да тоже самое. В каждом дворе задрали всю скотину. Коровы, овцы, гуси. Всех. И собак, что на цепи сидели, - Славович бросил есть, тщательно вытер бороду от крошек и потянулся за сигаретами. - И никого из людей. Ни живых, ни мертвых. В домах постели разобраны, свет включенный кое-где оставили. По любому здесь что-то случилось. И мне это не нравится. Стана то здесь точно нет. Я думаю, надо отсюда валить. И побыстрее.
   Славович уставился на босса, будто искал на лице его одобрение. Токарев стоял и рассеянно жевал бутерброд. В ту же минуту грянул выстрел, другой, третий. Кто-то закричал. Мужчины побросали наземь еду и выхватили пистолеты.
   В конце улицы открылась калитка и оттуда вывалились двое бойцов. Они быстро трусили к машинам и волокли за собой какой-то грязный куль. Когда мужчины подошли в плотную, оказалось, что у них на руках висит сухая старушонка. Люди из отряда Славовича окружили бабку и своих товарищей. Команданте вышел вперед.
   - Почему стреляли, Женек? Где нашли бабку? - спросил командир, обращаясь к шатену лет тридцати пяти.
   - Наткнулись на нее в погребе. Напала на меня, - отрапортовал Евгений и выставил вперед руку. На ладони чуть ниже большого пальца выделялись кровавые следы трех зубов. - Ну мы ее вытащили из погреба и сюда привели.
   - Молодец, Женек, - Славович похлопал бойца по плечу. - Иди обработай рану. Мы со старой каргой потолкуем.
   Бабка сидела на земле и без остановки что-то лопотала. Через каждое слово старуха повторяла "бестия турбат" и "плеаса". Одета она была в длинную рваную юбку, нечто вроде кофты с длинными рукавами, а поверх нее короткий клетчатый жилет, на ногах мягкие войлочные сапоги "прощай молодость". Одежда выглядела неопрятной, будто бабку долго валяли по земле.
   Лицо тоже чистотой не отличалось. Щеки запали, синие губы потрескались, из крупного ноздреватого носа росли волосы. Бронзовую кожу на лице избороздили глубокие морщины, а старческие пятна делали ее похожей на сухую древесную кору. Из под черного платка на голове выбились пряди слипшихся седых волос. В темных глазах, прикрытых тонкими словно пергамент веками затаился ужас. От старухи за метр несло бомжатиной, так что люди непроизвольно отодвинулись подальше.
   - Гоша, ты понимаешь, что она бубнит? - обратился Славович к молдаванину.
   - Да, Иван, - усатый подошел поближе. - У нее, правда, акцент румынский, но разобрать могу.
   - Тогда, переводить будешь, - распорядился Славович. - Спроси как ее зовут и здесь ли живет?
   Георгий обратился к бабке на молдавском. Та, услышав родную речь, подползла к нему на коленях и стала что-то быстро говорить. Георгий внимательно слушал и тут же переводил.
   - Ее зовут Евула, - начал мужчина. - Она из местных. Говорит, что здесь очень опасно. Вокруг бродят "бестиа турбат" - бешеные звери. И она просит нас скорее уехать и взять ее собой.
   - Спроси, куда подевались все деревенские? - задал Славович главный вопрос дня.
   - Говорит, что селяне и есть "бестиа турбат", - Георгий почесал затылок. Бабка продолжала свой рассказ. - Говорит, дней десять назад приехал сюда "соркерер нэгру" - черный колдун. Поселился в доме местного пасечника. Этот черный колдун к нему и раньше приезжал. Шастал все по деревне и по округе, высматривал чего-то. Потом Евула ушла в гости к сестре в соседнее село, километров двадцать отсюда. Мы его проезжали. Третьего дня бабка вернулась, а в деревне пусто. Искала она по всем домам и округе, да так никого и не нашла. Ночью в деревню ворвались "бестиа турбат". Всю скотину порвали. А как заря занялась, звери убежали. И так уже третью ночь появляются. А в дом к бабке зайти не могут. У нее там знаки стоят.
   - А сколько в деревне людей? - спросила Лойе.
   Евула взглянула на Сашу и мигом вскочила. Старуха достала из-под кофты железный крест размером с ладонь. Читая молитвы, она принялась осенять себя и ведьму крестными знамениями.
   - Говорит, что ты тоже "соркерер нэгру", - Георгий вскинул кустистую бровь и поглядел на Сашу внимательнее.
   - Скажи ей, что меня бояться не надо. И кресты мне до свечки, - ответила ведьма с кривой ухмылкой. - Я пришла того колдуна уничтожить. Может она сказать, где его искать? И все таки сколько местных сгинуло?
   Бабка выслушала Георгия и недоверчиво сощурила левый глаз. Потом что-то ответила.
   - Евула, говорит, что черный колдун вместе с "бестиа турбат" укрылся в местной дубраве Путред Крик. В деревне жило без малого сорок человек. К стати, на румынском Путред Крик и значит "Гнилой ручей", - сообщил Георгий.
   - Ура, команданте,- Саша повернулась к Славовичу. - Запрягай коней. Поехали посмотрим на "бестиа турбат" и на черного колдуна.
   - Кому ты веришь? - презрительно бросил Славович. - У бабки гуси улетели еще в девятьсот семнадцатом. Она несет околесицу, а ты ей поддакиваешь.
   - Может бабка Евула и напугана до смерти, - парировала Саша, - но она совсем не сумасшедшая. И ты слышал, что есть еще один Гнилой ручей. Я уверена, Стан там.
   - Ты была уверена, что Стан здесь, - фыркнул Славович. - Теперь говоришь, что он там. А по мне ты вообще ничего не знаешь.
   - Нет, Иван. Она ошиблась с местом, но не с названием, - заговорил Токарев. - Мы поедем в тот другой Гнилой ручей. И там все выясним. Георгий, спроси у бабульки дорогу.
   - Говорит, отсюда до урочища часа три пешком. Там мост еще есть. Найти не трудно. Вроде как посреди чистого поля на пригорке лесок стоит. Это и есть Гнилой ручей, - перевел Георгий бабкины слова. Стас притащил из машины планшетник и нашел по спутнику местонахождение машин. В шести километрах к северу действительно находился участок леса площадью не более квадратного километра. От деревни к урочищу вела вполне приличная грунтовка. Дорогу преграждала река Хотля, через которую можно было перебраться по мосту.
   - Михаил Викторович, может пошлем туда одну машину. Пусть парни выяснят и доложат. Что нам всем туда переться, - предложил Славович.
   - Иван, это близко. Поедем все вместе, - уперся Токарев.
   - А что с бабкой делать? - спросил Георгий. Дельных предложений не поступило. Евула была грязной и вонючей. Так что ехать с ней в одной машине никому не хотелось.
   - Скажи ей, чтобы шла потихоньку в соседнюю деревню, - деловито распорядилась Саша. - Объясни, что "бестиа турбат" ее больше не побеспокоят. Я с ними разберусь.
   При этих словах Саша пристально поглядела старухе в глаза. Услышав от Георгия перевод, Евула кивнула. Бабка сняла с шеи крест и повесил его женщине на шею, перекрестила ее и поцеловала ведьме руку. Лойе легонько сжала темную морщинистую ладонь и отпустила. Развернулась и пошла к машине. Гелла шагала следом. Минут через десять моторы взревели, и они покатили к урочищу.

Глава двадцать седьмая

   Внедорожник вздымал клубы пыли, пока они тряслись по изрытой шинами дороге, ведущей к мосту. Саша пыталась сложить фрагменты головоломки. Карниван предупредил, что у Стана есть сторожевые псы. Черный колдун это по-любому Костик. Он отлично спрятался здесь. В такой глуши обычные люди его бы ни за что не нашли. Но Стан знал, что Лойе совсем не проста. Что она его найдет. И он принял меры, чтобы встретить ее во всеоружии.
   "Дня три назад деревня подверглась какому-то колдовскому нападению. А потом появились бешеные звери. Если верить бабке, то твари приходят только в темноте... Думай, Саша, думай... Старшие арканы, металл-камень-дерево, высший раздел магии земли... Я об этом где-то читала".
   Машину тряхнуло на очередной кочке. Сашу подбросило вверх, и она со всей силы ударилась головой о крышу салона. Внезапно в голове у нее что-то щелкнуло, и все встало на свои места.
   Стан наложил заклятие ирриньи, дьявольского пса. Саша встретила рецепт заклятья в гримуаре Гаспара Диаша. Но тогда ведьма была так поглощена предполагаемой охотой на дийя, что другие ритуалы просто бегло пролистала. Тем не менее кое-что она помнила.
   Заклятие ирриньи входило в "Проклятую дюжину" запрещенных к использованию заклятий. Предполагалось, что использование рецептов из "Проклятой дюжины" может погубить людей как вид. Даже чернокнижники опасались ими пользоваться.
   Поэтому на вселенском соборе колдунов в двенадцатом столетии наиболее опасные магические рецепты внесли в черный список. Обозвали его "Проклятой дюжиной" и строго запретили налагать заклятий на людей. Если колдуна ловили на подобных экспериментах, то за ним посылали отряд ликвидаторов.
   С тех пор минули столетия, и гильдия магов безнадежно деградировала. Во времена охоты на ведьм сожгли основных носителей магических генов и уничтожили бесценные книги и артефакты. У большинства нынешних колдунов просто не хватило бы мощи, чтобы практиковать что-либо из "Проклятой дюжины".
   Заклятие ирриньи превращало обычных людей в кровожадных тварей, не имеющих себе равных в жестокости и неистовстве. Дьявольские псы не чувствовали боли, и нападали даже с обрубленными конечностями и распоротыми внутренностями. Они просто не замечали собственных ранений. Ирриньи боялись лишь солнечного света и открытого огня.
   К счастью, чисто физически они оставались людьми и убить их было относительно легко. Нужно было поразить жизненно важные органы, лучше всего стрелять в голову или сердце. Чтобы контролировать подобных изуверов, маг должен был прикладывать неимоверные ментальные усилия. Часто колдуны теряли власть над своими созданиями. И тогда ареал обитания ирриний превращался в один большой кровавый колизей. Стая дьявольских псов могла опустошить местность на многие десятки километров. Теоретически заклятие можно было снять, вернув людей в нормальное состояние. Но в действительности никто с обезумевшими берсеркерами возиться не хотел. Их просто уничтожали.
   "Я иду на охоту за этими сатанинскими отродьями в количестве чуть менее сорока голов. При том, что мои спутники ни о чем не догадываются. Наверное, подвести людей Токарева под такой монастырь, это подлость.
   С другой стороны в Гнилой ручей едут не наивные пионеры, а вооруженные до зубов спецназовцы. У них в багажниках лежат сумки, доверху набитые оружием и боеприпасами. Я мельком видела пистолеты, автоматы и даже парочку гранат.
   К тому же при всей свирепости и сверхсиле ирриньи смертны. Я могу навскидку назвать три-пять видов бессмертных созданий, которых не берут ни мечи, ни пули, ни огонь. Вот таких завалить действительно проблема. А здесь один точный выстрел, и дьявольский пес мертв. Так что шансы отряда пережить сегодняшний день где-то пятьдесят на пятьдесят. Не так уж плохо в этом жестоком мире."
   Пока Саша размышляла и взвешивала, доехали до переправы через Хотлю. "Нива" вслед за остальными автомобилями съехала на обочину. Стебли дремучего бурьяна шелестели по металлу, хлестали по шинам. Мужчины вышли из машин и столпились у моста. Славович о чем-то спорил с Токаревым, то и дело показывая в сторону реки. Что так привлекло внимание мужчин, Саша из салона рассмотреть не могла. Пришлось идти на солнцепек.
   Подойдя поближе, Саша увидела причину внезапной остановки. Перебраться на ту сторону Хотли не представлялось возможным, потому что кто-то разрушил мост. Он был выстроен на совесть, по круглым сосновым бревнам могла запросто проехать легковушка. Мост соединял крутые берега Хотли на высоте примерно семи метров.
   Речные обрывы густо заросли высокой осокой, облезлым тростником и желтыми пучками болотной рогозы. Обмелевшая за время засухи речушка сонно журчала внизу. Кто-то обрушил промежуточные и боковые опоры моста по правой стороне, и бревна свалились вниз. Из мутного зеленого потока торчали толстые необтесанные сваи, а гладкие бревна настила наполовину ушли под воду. Тут же в реке валялись тяжелые булыжники ледорезов, а рядом плавали тонкие жерди перил. Опорные бревна слева остались стоять вместе с насадками, соединяющей сваи и ограждением. Получилось что-то вроде шведской стенки, только в горизонтальной плоскости.
   За рекой лежал залитый светом пейзаж, лишенный следов присутствия человека, если не считать узкой тропинки, ведущей к пятну леса на холме. Вокруг расстилалась плоская заросшая хрупкой травой местность. Среди выгоревших до кипельной белизны метелок ковыля желтыми пятнами выделялись зверобой и пастушья сумка, белели цветы ромашки, серебрились кусты полыни. На поле лился ослепительно яркий свет, будто послеполуденное солнце стремилось выжечь все до мертвого пепла.
   Саша обернулась и прислушалась к разговору босса и команданте.
   - Мы оставим машины на этом берегу, переправимся через реку и дойдем до урочища. Отсюда до Гнилого ручья рукой подать, - распоряжался Токарев.
   - Михаил Викторович, зачем нам всем туда идти? - Славович выглядел ужасно. То ли от жары, то ли от злости он покрылся красными пятнами. На лице обозначились все оспины и неровности. - Я отряжу четырех ребят, сам пойду пятым. А вы будете ждать здесь. Если мы обнаружим Стана, то приволочем сюда подлеца.
   - Нет, Иван. Я тоже иду, - упирался Токарев.
   Саша не раз замечала одну интересную мужскую черту. Как только мужчина надевает камуфляж, тут же начинает вести себя как Рэмбо. При этом чаще всего попадает в неприятности и терпит унизительное поражение, стирающее его разбухшее самомнение в пыль. Токарев явно чувствовал себя неуязвимым и радостно шагал навстречу врагам. Вот только в предстоящей битве его могли сожрать живьем. Саша решила встать на сторону старого вояки и удержать Токарева от бесславного похода.
   - Я согласна с команданте, - вмешалась в разговор Лойе. - Зачем идти туда всей оравой. Хватит и пятерки профессионалов. Вот только прошу взять меня с собой. Я реально могу помочь, если Стан выкинет что-нибудь сверхъестественное.
   - Ну уж нет, - запротестовал Славович. - С тобой, жучка, я в жизни на дело не пойду. Ты же обязательно что-то отчебучишь. А вам, Михаил Викторович, я настоятельно рекомендую остаться.
   - Значит так, - Токарев был мрачнее тучи. - Последний раз мне давали рекомендации еще в школе. И это был мой отец. Он рекомендовал мне, в какой институт пойти учиться. И с тех пор мне никто ничего не рекомендует. Я иду в урочище. И закончим на этом нашу дискуссию.
   "Да, бычок упертый попался, - думала Саша. - Если и был шанс оставить его на этом берегу Хотли, то мы с команданте его благополучно профукали. Теперь Токарев прется туда из принципа. Что же придется следить за упрямцем одним глазом. Благо такую каланчу не заметить трудно".
   - А вот кому лучше остаться здесь, так это вам, девушки, - продолжил Токарев, глядя на Сашу и Геллу. - Сами понимаете, в таком виде вы по жердочкам не проскочите. - Он указал на наручники. - К тому же я не хочу подвергать вас риску. Сидите в машине и ждите.
   Токарев смотрел ей в глаза и нагло ухмылялся. Сашу мужской шовинизм не напрягал до тех пор, пока не касался лично ее. Когда такое случалось, она быстро и с удовольствием ставила на место любого сексиста. Сейчас Лойе понимала, что мужчина ее попросту дразнит и на провокацию не поддалась.
   - Токарев, я беру свои слова обратно. Идти надо всем вместе, - сказала ведьма с улыбкой.
   - А если я скажу "нет"? - поинтересовался мужчина.
   Саша не сводила с него глаз. Она подняла руку и медленно погладила шрам на щеке. Неровная рубцовая ткань неприятно выделялось над гладкой поверхностью кожи. Лойе вдруг ужасно разозлилась. Она вспомнила как посторонние люди реагировали на ее раскроенную щеку. Кто отводил взгляд, кто пялился на шрам. Но у всех читалось выражение гадливости и нездорового любопытства. И этот шрам -- подарок Токарева. Он втравил ее в неприятности. А она негодяя жалеет и защищает. Пусть пойдет и сдохнет, если ему так хочется. А она просто вызовет дия и сотрет урочище с лица земли. Правда, тогда она не узнает, откуда у Стана заклятия из "Проклятой дюжины".
   - Ну вас всех к черту! - крикнула Саша. Развернулась и пошла было к машине. Токарев схватил ее за плечо и привлек к себе. Чтобы смотреть ему в лицо, женщине пришлось задрать голову.
   - Это была шутка. Не смешная, я знаю, - прошептал Токарев. Их лица были очень близко друг к другу. Саша уловила терпкий запах его дыхания и аромат его кожи, нагретой солнцем. - Конечно ты пойдешь с нами. Я же обещал. Думаю, нужно вас расковать. И можешь взять свой рюкзак.
   - Я сейчас заплачу от счастья, - Лойе все еще злилась. - Меня освободят от кандалов и отдадут экспроприированное имущество. А жизнь-то налаживается.
   Саша пересекла останки моста четвертой. Первыми пошли Айдар, Стас и Женек. Саша медленно и осторожно продвигалась по шатающимся бревнам. Дерево противно скрипело при каждом ее движении. Вниз она старалась не смотреть. Как только она ступила на щебенку, укрепляющую склон, облегченно вздохнула.
   В пяти метрах от переправы стоял большой плоский валун. Женщина села на него и залезла в свой рюкзак. Бойцы Славовича обвешались оружием еще на том берегу. Пришла пора и ей подготовиться. На свой колдовской манер.
   Ведьма достала холщовый мешок с солью и положила его в карман куртки. Выудила из рюкзака свою неизменную серебряную фляжку и пригубила. На сей раз Саша употребляла lupinus philtrum -- волчье зелье. Правильно сваренный напиток обладал поистине уникальными свойствами. Человек под действием волчьего зелья становился сильнее и выносливее, скорость реакции возрастала в разы. Картинка мира слегка замедлялась, человека охватывала невероятная эйфория. Побочным действием напитка являлось полное отсутствие страха и некоторая переоценка своих физических способностей. Колдун, выпивший волчье зелье, вполне мог остановить легковушку, но не "Белаз". А помериться силами хотелось именно с "Белазом". Забирало зелье не сразу, поэтому Саша выпила его заранее.
   Ведьма решила не брать с собой рюкзак, поэтому рассовала по карманам куртки еще пять-шесть полезных порошков и амулетов. Потом взяла бич Верье, аккуратно свернула ремень плети и зажала его в ладони. Подумав, приладила его за пояс джинсов. Тут к ней подошел Айдар.
   - Не хочу тебя отвлекать, сагани Саша, - парень говорил как всегда на якутском. - Но позволь мне кое что у тебя спросить.
   - Ты меня не отвлекаешь, Айдар, - просто ответила Саша. - Спрашивай.
   - Прежде чем мы пойдем в этот лес, - начал Айдар, - должен ли я знать нечто особенное? Вроде того, что ты мне сказала тогда в больнице.
   - Да, Айдар. Ты правильно спрашиваешь, - ответила Саша. - Слушай меня и запоминай. Там на нас могут напасть существа, которые только кажутся людьми. Но они таковыми больше не являются. Если они нападут, то стреляй им прямо в голову или в сердце. Другие твои товарищи мне вряд ли поверят, но ты их предупреди. Может тебя и послушают.
   - Хорошо, сагани Саша. Я запомню твои слова, - Айдар подошел к ней вплотную и взял ее руку в свои. Саша почувствовала у себя на ладони нечто тяжелое, она посмотрела вниз и увидела небольшой нож в кожаном чехле. Женщина оценила подарок. Вот только отплатить за добрый жест ей было нечем. Саша решила дать совет.
   - Спасибо. Айдар, запомни еще кое-что. Всякое может случиться... - Саша взглянула на солнечный диск, еще довольно высоко висящий на небосклоне. - Когда солнце пойдет на закат, ты вместе с Токаревым должен сидеть в машине и на максимальной скорости гнать отсюда прочь. Ты меня понял?
   - Да, сагани Саша, - ответил Айдар со всей серьезностью. - Да хранит тебя Арт Тойон Ага, Господь Отец Вождь Мира и Улутуяр Улу Тойон, Всемогущий Господин Бесконечности.
   - Да благоволят тебе боги верхнего и нижнего биса, Айдар, - Саша незаметно засунула нож в карман куртки. И тут волчье зелье дало о себе знать.
   Михаил переправился одним из последних. Он шел налегке, вооруженный лишь пистолетом и двумя запасными обоймами. Он видел, как Саша копалась в рюкзаке, потом разговаривала с якутом. Вдруг Саша прислонилась к камню. Даже не прислонилась, а привалилась, уронив голову на руки и потеряв шляпу. Косы рассыпались у нее по плечам.
   Женщина сделала глубокий прерывистый вдох и посмотрела на Михаила. Ее зрачки расширились, почти закрывая прозрачные зеленые радужки глаз, белки окрасились мутной желтизной. Саша скривилась будто от боли и прикрыла глаза ладошкой. Подобрала шляпу и надвинула ее на лицо. Потом легко вскосила с валуна. В ее движениях появилась какая-то странная резкость и быстрота. Тут к Михаилу подошел Славович.
   - Так, Михаил Викторович, все в сборе. На той стороне мы оставили гражданских -- Геллу и водителя. Остальные готовы, - отрапортовал мужчина.
   - Отлично, Иван, - отозвался Михаил, с трудом отводя глаза от Саши.
   - Мы пойдем быстрым шагом. Торопиться не будем, на такой жаре надо экономить силы. Но и медлить нельзя. Сейчас пятнадцать десять. К четырем доберемся до места. Ребята все тренированные. Слабое звено только Лойе. Если отстанет по дороге, дожидаться ее не станем, - Славович кивнул на женщину.
   Женщина стояла прямо, уперев руки в бока. Из ее горла вырвались какие-то булькающие звуки. До Михаила не сразу дошло, что это смех. Саша одним скользящим движением очутилась возле Славовича и глубоко втянула воздух.
   - Нет, Ваня, слабое звено не я, - раздался скрипучий, хриплый баритон. Женщина говорила будто одержимая, чужим, странным голосом. У Михаила волосы дыбом встали. - Я сейчас ничего не боюсь. А от тебя так и несет паникой. Запомни, звери в первую очередь нападают на тех, кто дышит страхом.
   Славович отшатнулся от женщины, а Лойе вновь зашлась жутким хлюпающим смехом.
   - Михаил Викторович, эта короста опять обдолбилась, - покачал головой Славович. - Ну я так и думал, что на том-то все и закончится. Чтоб ты сдохла в грязной канаве, стерва!
   - И тебе желаю того же, команданте, а по четвергам -- вдвое, - прохрипела Саша.
   - При чем здесь четверг? - удивился Славович, потом круто развернулся и зашагал прочь. Михаил понял, что до Ивана смысл шутки не дошел. Сам же он частенько смотрел с дочкой "Винни-Пуха", и коронную фразу Иа узнал с лету. Последнее слово, как всегда, осталось за Лойе.
   Они выдвинулись к урочищу. Саша сразу вышла вперед и задала высокий темп. Она шла легкой летящей походкой, едва касаясь земли. Казалось, что быстрая ходьба на грани бега, ничуть ее не напрягает. Мужчины едва за ней поспевали, задыхаясь от жары и тяжелой амуниции. Но притормозить женщину, значило признать свою слабость. Поэтому бойцы тяжело пыхтели, но трусили вперед.
   До Гнилого ручья добрались за тридцать минут. Старый дубовый лес стоял на высоком холме прямо посреди чистого поля. На границе степи и дубравы росли бересклет, лещина и боярышник. Дальше сплошной стеной стояли гигантские дубы с примесью ясеня, граба и тополя. По контрасту с залитым солнечными лучами полем, лес казался темным и мрачным. От дубравы веяло сыростью и холодом. И хотя солнце палило нещадно, идти под сень леса никто не спешил. Мужчины молча толпились на тропинке и переглядывались, ожидая команды.
   Тишину нарушил зловещий свист бича. Бойцы ошарашенно уставились на женщину. Саша орудовала плетью с ловкостью голливудского ковбоя. Она замахнулась кнутом, совершила над головой несколько вращательных движений и хлестнула ближайший камень. Конец короткого кнута и фол развили огромную скорость и превратились в размазанное пятно. Крекер звучно щелкнул. Сила удара была такой, что камень отлетел метров на пять-шесть.
   Лойе хищно и как-то даже сладострастно улыбнулась. В черной коже и обтягивающий черных джинсах, с кнутом в руке она была похожа на хозяйку садомазохистского борделя, исполняющую роль жестокой госпожи. Кое-кто из коммандос серьезно завелся.
   Саше нравилась работа кнутом. Это была ее тайная страсть и природный талант. Чувство бича спало в ее крови до той поры, пока она впервые не взяла в руки плеть. Женщину пронизывал острый и сладкий восторг, когда она ощущала в руке знакомую тяжесть рукояти. Представляла, что кнут - продолжение ее руки. Слышала резкий и высокий визг крекера. Видела недоумение, а потом боль и страх на лице человека, которого она хлестала.
   Ни разу Лойе не секла беспомощных жертв. Она сходилась только с вооруженным противниками, мужчинами, намного сильнее ее самой. Засечь до полусмерти здоровенного агрессивного мужика... Вот, что ее возбуждало и доставляло подлинное наслаждение. Это было чувственное удовольствие насилия и власти, но с оттенком соперничества и легким привкусом возможного поражения.
   Саша не любила демонстрировать свое мастерство посторонним. Она запросто могла выбить нож из руки нападавшего одним движением кисти или затушить пламя свечи, не выбив свечу из подсвечника. Но волчье зелье сделало ее агрессивной и нетерпеливой, хотелось крови и смерти. Так что Саша сипло крикнула:
   - Что стали? Ворожеи не оставляй в живых!
   И пошла по дорожке в лес.
  

Глава двадцать восьмая

   Перед ней лежала тропинка, вся в крутых поворотах, тесная и заброшенная. Узкая дорожка, петляя, забирала то влево, то вправо. Это сильно удлиняло путь -- по прямой было бы значительно короче. Путь был прорублен прямо посреди плотных зарослей лещины и бересклета.
   Стволы деревьев, видимо, и раньше плотно примыкали к тропинке, а теперь просто заполонили ее. Молодые побеги боярышника и тополей тянулись по обоим сторонам дороги, а иногда и пересекали ее. Кое-где побеги переросли во взрослые растения. Кроны старых дубов смыкались над головой сплошным сводом. Так что в лесу было сумрачно и прохладно, даже в яркий солнечный полдень . По коричневым и серым стволам деревьев вились темно-зеленые лозы плюща. Узкую ленту дороги покрыли мох и толстый слой перегноя, под которыми не видно было земли.
   Саша сдвинула шляпу на затылок, потому что солнечные лучи больше не слепили ее чувствительные глаза. В лесу было необычайно тихо. Ни птичьих песен, ни стрекота насекомых. Только ветер мягко шелестел кронами деревьев, да слышалась тяжелая поступь мужских ног.
   За очередным поворотом тропы Лойе увидела облако тумана. Синевато-серая плотная дымка клубилась в просвете между деревьями. Неясные тени кустов и деревьев тонули в непроглядной мгле.
   - Что за чертовщина? - прошептал сзади подошедший Славович. Саша видела, что команданте весь на нервах. Мужчина яростно щипал бороду одной рукой, в другой держал пистолет.
   - Всего лишь туман, - соврала ведьма. Она ясно чувствовала угрозу, таившуюся в этом густом сизом облаке. Но что толку паниковать, надо идти и делать свое дело.
   - Так, бойцы, - обратился Славович к отряду. - Впереди нулевая видимость и вообще хрень набекрень. Держаться вместе. Я и Гоша идем первыми. Женек и Стас -- замыкают. Якут прилипни к боссу и не спускай с него глаз. Головой за него ответишь. Ты, жучка, под ногами не мешайся.
   - И то правда. Теперь каждый за себя. Береги золотого бычка, команданте, - посоветовала Саша и нырнула в туман.
   Непроницаемая грязно-серая дымка не задержала ее ни на миг. Ведьма неутомимо стремилась все дальше вперед и лишь морщилась время от времени от промозглой и липкой сырости, что обволакивала ее со всех сторон. Ничего нельзя было разглядеть даже на расстоянии вытянутой руки. Силуэты деревьев появлялись из ниоткуда, а звуки искажались до неузнаваемости и тонули в ватном безмолвии. Саша опустила глаза и увидела, что стоит по колено в зарослях крапивы. Ее окружали мощные дубовые стволы. Она сошла с тропинки и потеряла дорогу.
   Ведьма нащупала под одеждой капсулу с дийем. Она закрыла глаза и попыталась соединить сознание со стихией ветра. С помощью дийя Саша хотела рассеять туман.
   Вдруг где-то справа из непроглядного тумана до нее донесся посторонний звук. Резкий, хотя и приглушенный. Как если бы кто-то наступил на сухую ветку, засыпанную мокрыми листьями. Лойе открыла глаза и в следующий миг увидела ирриний.
   Мутные тени в полной тишине возникали из тумана. Их было много, очень много. Двигались они быстро и бесшумно. Саша затаила дыхание, прижалась спиной к толстому стволу дерева и наблюдала, как дьявольские псы проносятся мимо.
   Потом из тумана послышались голоса, отчаянные и злые. Кто-то гаркнул "Мочи его!", и тут же начал стрелять. Туманную мглу осветили желтые вспышки выстрелов. Саша пригнулась, пытаясь понять откуда стреляют. Отрывистый пистолетный треск перемежался со сплошным грохотом автоматных очередей. Слышны были крики, визг и звуки ломающихся веток. В воздухе повис тяжелый запах пороха, который ни с чем не спутаешь.
   Ведьма освободила конец плети и отлепилась от ствола. Не успела она сделать и пары шагов, как кто-то схватил женщину сзади и рванул за шиворот. Кожа куртки противно заскрипела под чьими-то длинными когтями. Лойе развернулась и пнула, не глядя, изо всех сил. Отпрыгнув как можно дальше, ведьма увидела свою противницу.
   Женщина была высокой и крупной, гораздо тяжелее Саши. Спереди по ее нежно-голубому платью расплылось коричневое пятно. Из левой ноги, чуть выше колена торчал утопленный по рукоятку кухонный нож, намертво застрявший в ляжке. В багрово-красных глазах ирриньи плескалась звериная свирепость. Кусок кровавого мяса, зажатый у ирриньи в зубах, упал на землю, когда она раскрыла рот. Потом тварь испустила глухой булькающий стон и поперла вперед.
   Лойе коротко замахнулась и хлестанула ирринью по лицу. В тот миг, когда кнут коснулся плоти, женщина обратилась в облако серого пепла. Саша успела закрыть глаза, но непроизвольно сделала вдох. Тут же на глотке и легких осел пепел, и дышать стало нечем. Ведьма закашлялась, сплевывая густую вязкую слюну, из носу потекли сопли. Пришлось глотнуть из серебряной фляжки. В этот раз волчье зелье забрало мгновенно, и Сашу поперло. Женщина развернулась в направлении выстрелов и побежала.
   Где-то рядом ведьма услышала голос Токарева, когда еще один дьявольский пес бросился на нее из тумана. Саша задохнулась от зловония, исходящего от окровавленной плоти. Она подалась назад, развернулась и что есть духу пустилась бежать. В какой-то момент она выскочила на тропинку.
   Дымка слегка разошлась и Лойе увидела еще трех ирриний, раздирающих на куски чье-то тело. Дьявольские псы кусок за куском жадно пожирали человеческую плоть. Двое их них были подростками, лет по тринадцать-четырнадцать. На одном, длинном и худом мальчике почти не было одежды и на теле виднелись множественные пулевые ранения, похожие на раздавленные ягоды с брызнувшим соком. У другого подростка, невысокого крепыша, было оторвано ухо вместе с приличным куском скальпа.
   Третьей оказалась молодая девушка, не старше двадцати. Она выглядела почти нормально. Черные джинсы и футболка остались относительно чистыми, длинные черные волосы разметались по плечам. Но стоило девушке поднять голову, и Саша увидела характерные для дьявольских псов налитые кровью глаза. Из оскаленного рта лилась вязкая слюна, повисая на подбородке алыми нитями.
   Ведьма с отвращением сплюнула. Бешеные морды повернулись в ее сторону. Ирриньи бросили мертвеца и двинулись на женщину. Из трех глоток вырвалось глухое ворчание.
   Саша инстинктивно приняла левостороннюю стойку. Чтобы левой рукой делать блокирующие движения, и чтобы плеть находилась сзади и не была видна тварям. Ворчание стало слышнее и закончилось сухим, злобным, отрывистым рыком зверя, готового к прыжку. В следующую мгновение ирриньи напали.
   Саша хлестала быстро и чётко, самым кончиком плети, коротко замахиваясь. Она наносила удары вертикально, сверху-вниз, и горизонтально, справа-налево. Бич Верье был превосходным оружием. Все, что соприкасалось с кнутом, рассыпалось в пыль. Не прошло и минуты, как трое дьявольских псов обратились в прах. Саша отдышалась и побежала по тропинке искать Токарева.
   Отряд медленно продирался через заросли. Сизая мгла то рассеивалась, то вновь опускалась плотным занавесом. Откуда-то доносился странный звук, похожий на громкое чавканье. Славович подал знак - оружие к бою.
   Посреди тропинки копошилось нечто в грязной и разорванной полицейской форме. Существо с аппетитом уплетало дохлую белку. Деревенский участковый, а это скорее всего был именно он, уже заканчивал трапезу: изо рта торчал только пушистый беличий хвост. Вдруг он резко, по-собачьи принюхался и повернул голову в сторону незваных гостей.
   - Командир, да ты полный псих!- Георгий снял пистолет с предохранителя. - Не двигайся, урод!
   Из горла участкового вырвалось сухое раскатистое рычание. С невероятной быстротой он пополз в сторону Георгия. Тот выстрелил. Пуля попала в колено. Тварь взвизгнула и через долю секунды набросилась на Георгия. От неожиданности Молдаванин выронил пистолет. Дьявольский пес повис на мужчине, цепляясь за него руками и ногами. Крючковатые когти глубоко впились в спину. Зубы ирриньи с липким треском вонзились в щеку Георгия. Мужчина надрывно заорал и бросился на землю, пытаясь скинуть тварь. Они покатились по тропинке, поднимая ворох гнилых листьев.
   - Господи Иисусе! Мочи его! - закричал Славович и навел на дерущихся ствол. Он медлил, боясь попасть в Георгия. Тем временем ирринья подмял под себя истекающего кровью мужчину. Сожрав кусок щеки, дьявольский пес нацелился на шею. В этот момент Георгий выстрелил. Каким-то чудом ему удалось достать наган из кобуры участкового и пальнуть твари прямо в лоб. Выстрел отбросил ирринью в сторону.
   Славович подбежал к раненому и скинул мертвое тело :
   - Гоша, ты как? - команданте вытащил из кармана платок и подал товарищу.
   - Хренов оборотень в погонах! Урод мне щеку откусил, - отозвался Георгий. Он зажал платком рану, ткань сразу пропиталась кровью. Георгий нашарил свой пистолет. - Но жить буду.
   - Ты ему колено разнес вдребезги, - Славович осмотрел труп, - а он даже не остановился.
   - Может наркоман, я без понятия. Я такого раньше не видел, - ответил Георгий.
   - Наркотики не при чем. Это не люди, а бешеные собаки. И стрелять надо в голову и сердце, - сказал Айдар громко, так чтобы его все услышали.
   - А ты откуда знаешь? - Славович подозрительно прищурился.
   - Саша сказала, - ответил Айдар.
   - Сука! Что же она всех не предупредила? Так и знал, что это подстава. Найду -- убью, - Славович в бессильной ярости ударил кулаком по стволу дерева.
   - Сейчас это не главное, - подал голос Михаил. - Тут где-то сорок таких же отморозков шатается. Что делать будем?
   - Че это за хрень такая? - подал голос Стас, снимая с плеча автомат и передергивая затвор.
   Из тумана проступали мрачные тени. Ирриньи двигались бесшумно и, лишь приближаясь к жертвам на расстояние прыжка, испускали глухое вибрирующее рычание.
   Твари кидались на них со всех сторон. Бойцы стреляли в упор, но это изуверов не останавливало. Ирриньи не чувствовали боли и страха. Они наваливались на людей по трое, валили на землю и рвали.
   - Идем, - крикнул Айдар Токареву, на ходу застрелив двух ирриний.
   Вдруг на спину якуту бросился крепкий мужичок и впился зубами в ухо. Айдар попытался его скинуть, но тот будто прирос. Токарев рукояткой пистолета ударил ирринью по затылку, но это мало помогло. Потом наугад выстрелил. Пуля попала в шею, перебив позвоночник, и дьявольский пес повис на Романове мертвым грузом. Токарев помог парню скинуть тело. Внезапно на дорогу выскочили еще две твари.
   - Уходи, - приказал Айдар. Токарев как угорелый побежал по тропинке.
   Уже через пару метров Михаил совершенно потерял направление. Он брел в тумане наугад, выставив вперед пистолет, снятый с предохранителя. Вокруг грохотали выстрелы, метались тени.
   Внезапно он ощутил за спиной чье-то горячее дыхание. Повернувшись, он встретился взглядом с красноглазой тварью. В прошлом это была благообразная дородная старушка. Теперь лицо и седые волосы залила кровь, а в зубах застряла земля и куски длинных темных волос. Тварь прыгнула на него, целясь в горло. А потом Михаил услышал свист бича, и его тут же накрыло пыльным облаком. Вытерев глаза рукавом, он увидел, что перед ним стоит Саша.
   Взметнувшись, как от урагана ее косы закружились змеями вокруг грязного лица. Столб прелых листьев взвился в воздух, окутав ее вращающимся вихрем. Она смотрела на него, поигрывая свернутым в кольцо кнутом, рукояткой она похлопывала по ладони. Казалось в эту минуту, Лойе решала оставить ему жизнь или нет. Взгляд ее был пронзительным, словно она читала его мысли. Потом женщина улыбнулась, шагнула навстречу и прыгнула ему на руки.
   Михаил с легкостью подхватил ее под ягодицы. Женщина крепко обвила ногами его талию, а левой рукой схватила за шею. Она оказалась совсем не тяжелой. Его ладони ощупывали бархатистую ткань джинсов и упитанную задницу женщины.
   От Лойе пахло дымом и возбуждением. Михаил почти осязал как адреналин струится по ее жилам, зажигая глаза лихорадочным блеском и скручивая ее мышцы в опасные пружины, вот-вот готовые выстрелить. Притянув к себе его голову, Саша прошептала ему на ухо:
   - Я тебе в карман положила бумажку с именем заказчика. На досуге посмотришь. А теперь уводи своих людей. До Стана вам не добраться. Через полчаса тут будет маленький апокалипсис. Кто не спрятался, я не виновата!
   - А ты?
   - Не паникуй. Со мной все будет хорошо. Найду вампиреныша, вытрясу из него все и смоюсь.
   - Я тебя одну не пущу!
   - А я твоего разрешения не спрашиваю! Кстати, красивый ты мужик. Жалею, что не дала тебе тогда, - сказала женщина и впилась ему в губы грубым поцелуем.
   Зубами она поймала его язык и втянула себе в рот. Михаил перехватил ее покрепче и что есть силы обнял. У Саши даже кости затрещали. Но она только теснее к нему прижалась. Лойе укусила его за губу, а ногтями царапнула ему шею, раздирая кожу до крови.
   Михаил понимал, что время и место для поцелуя не самое удачное. Что их могут в любой момент убить. И если на них не нападут кровожадные селяне, то их могут по ошибке застрелить свои же. Но целоваться с Сашей здесь и сейчас было очень здорово. Именно опасность и близость смерти обостряли чувства до предела. Михаил знал, что если останется жив, то будет помнить этот поцелуй до конца своих дней.
   Саша оторвалась от его рта и легонько коснулась губами носа и щек. В ее глазах Михаил прочел нежность, грусть и сожаление. Также она смотрела на Иру и Нору. Похоже, несмотря на его свинское поведение, он ей все-таки нравился. Саша взглянула куда-то в сторону, глаза ее расширились, и она шепнула ему в ухо:
   - Сзади!
   Лойе разжала руки, оттолкнулась и спрыгнула на землю. Повернувшись, Михаил увидел одноногого старика, чрезвычайно быстро ползшего в их сторону. Он поднял пистолет, целя в туловище.
   Это был модернизированный "Макаров" с высокоимпульсными патронами, компактный и далеко не новый. Как и все оружие Славовича, пистолет находился в прекрасном состоянии. Михаил никогда не стрелял по людям, может быть поэтому спуск показался тугим, а отдача сильной? Пули ушли в сторону, снеся деду голову, и тот повалился в перегной. Кровь быстро капала и тут же впитывалась в мох.
   Михаил поискал глазами Сашу, но той уже и след простыл. Внезапно перед ним из тумана вырос Славович и заорал: "Съе...ся!" Михаил согласно кивнул, еще раз посмотрел по сторонам и побежал прочь из заколдованного леса.
  

Глава двадцать девятая

   Ведьма мчалась по тропинке вглубь леса. Волчье зелье пело в ее венах. Она была быстрой, ловкой, почти невесомой. Хотелось опуститься на четвереньки и нестись что есть мочи через чащу. И выть во все горло, высоко задрав голову и прикрыв глаза. Саша с трудом обуздала дикого зверя внутри себя. Злость и бесстрашие берсеркера -- это хорошо для рукопашной. Но интеллект Лойе ценила превыше всего.
   Деревья и туман разом расступились, и женщина выкатилась на небольшую лесную поляну. В сумраке лесной чащи цветы не росли, и землю устлали редкие травы, сгнившие листья и мхи. А на полянке растения так и бушевали. Желтая куриная слепота, белые цветки иван-чая и голубые колокольчики купались в щедром солнечном свете.
   Рядом с тропинкой женщина увидела небольшой источник. Водоем окаймляла низкая оградка из цельных бревен, а над самой водой склонились пышные ветви старой рябины. День стоял жаркий, очень хотелось пить.
   Лойе наклонила голову и зачерпнула воду в сложенные вместе пригоршни. Вода оказалась необычно темной и отдавала неприятным запахом. Саша поняла, что перед ней тот самый Гнилой ручей. Это был обычный серный источник, и из него вполне можно было напиться. Вода чуть горчила, но была холодная и не сказать, чтобы невкусная. Женщина напилась и как могла ополоснула лицо от пепла. Но прах так въелся в кожу, что сколько она не терла, руки все равно оставались грязными. Прохладные струйки побежали по спине и груди, разгоряченных под плотной кожей курткой. Лойе отошла от ручья и огляделась.
   Тропинка вела к вершине холма. Среди изумрудной травы Саша увидела низенькую избушку. Приземистый домик будто вырастал из земли посередине пологого подъема.
   Дом был сложен из неструганных дубовых бревен. Лойе заметила фасад в два окна с резными зелеными ставнями, пристроенные сени из светлого тополя, конек крыши украшала деревянная медвежья голова. Стены почернели от времени, но дом казался крепким и ухоженным. Краска на ставнях выглядела свежей и яркой, в открытых окнах белели занавески. В доме определенно жили, хотя бы иногда.
   Саша, посматривая по сторонам, зашагала к избушке. До двери оставалось метра четыре, когда ведьма наткнулась на невидимый барьер. Впереди было пустое пространство, но ведьма не могла сделать не шагу вперед. Попробовала пройти вправо, влево - та же преграда. Неведомая сила не давала приблизиться к дому. Лойе опустилась на колени, раздвинула стебли травы и увидела соляной след.
   "Классический охранительный круг, - размышляла ведьма. - Барьер, за который не может пробраться никакая нечисть. И я не могу пройти, потому что я нечисть и есть. Стан сработал круг на совесть. По-видимому, замкнул магический контур с помощью жертвы. Теперь и мне без жертвоприношения круг не сломать... Одно хорошо. Стан точно внутри, потому что замкнувший круг в кругу и остается. Вопрос в том, как добраться до того Хомы? Не звать же Вия".
   Внезапно за спиной у нее послышался треск. Саша повернулась и увидела, что на поляну выходит одинокий дьявольский пес. При жизни он был плюгавым мужичонкой, худым, кривоногим и плешивым. Сейчас на неприметном лице горели воспаленные глаза, а из оскаленного рта капали слюни и вырывался низкий рык. Ирринья не торопился.
   Когда мужичок подобрался поближе, Саша заметила, что он слегка прихрамывает, а правая рука вывернута и весит словно сломанная ветка. Видимо его сильно потрепало в какой-то стычке. В нем все также пылала жажда убийства, но физически дьявльский пес был уже очень плох. Саша искренне надеялась на это. Чем он слабее, тем лучше. Но даже ослабленный и полудохлый, ирринья оставался очень опасным противником.
   "Что же, дареному коню в зубы не смотрят, - решила Саша. - Мне нужна была жертва. И вот она стоит передо мной. Оставалось только подманить его к соляному кругу и перерезать горло".
   Ведьме нужна была жертвенная кровь. Поэтому она не могла просто рассеять существо с помощью бича Верье. Придется воспользоваться ножом, так кстати подаренным Айдаром. Лойе медленно, не выпуская мужика из поля зрения, спрятала за пояс кнут, залезла в карман куртки и вытащила расчехленный нож.
   Она смотрела в глаза дьявольскому существу, чтобы не упустить момент, когда он решится прыгнуть. В этих отвратительных кровавых глазах не осталось ничего от человека, каким мужчина был до наложения заклятья. Лойе видела только голод и злобу, а еще боязнь солнечных лучей. Но дьявольский пес уже нацелился на добычу, и яркий свет, хоть и доставлял ему неудобства, но не останавливал.
   Казалось, время обрело вязкость. Саша проталкивалась сквозь него как ленивый пловец, отходя шаг за шагом к охранительному кругу. Она почувствовала невидимую стену за спиной. Значит, здесь граница круга. Женщина встала, широко расставив ноги, левая чуть вперед, у правого бедра прижат нож.
   За какую-то долю секунды она увидела в глазах ирриньи решимость. В то же мгновение он оторвался от земли и бросился вперед. Саша вскинула левую руку, когда коричневое пятно метнулось к ней. Зубы вцепились в толстую кожу куртки так сильно, что рука онемела.
   Мужик оказался тяжелее, чем Саша предполагала. Женщина опустила руку под его весом. Когти твари раздирали ей джинсы и царапали бедро. Лойе со всего размаха саданула его коленом в грудь. Тварь откинулась назад, издавая жуткое рычание. Ведьма резко взмахнула ножом. Лезвие вошло в горло ирриньи, разрезав его от уха до уха. Кровь прыснула алой лентой и оросила лицо и грудь женщины. Увлекаемая инерцией, Саша повалилась на дьявольского пса. Тело мужчины обмякло. От его одежды шел жуткий смрад, который привел Лойе в чувство.
   Она отодвинулась от твари, достала из карманов кристалл черного мориона размером с грецкий орех и соль. Ведьма смочила морион в крови мертвеца, обваляла его в соли и, прочитав над камнем стандартную формулу дезактивации, бросила им в невидимую стену. Послышался тихий липкий звук, будто на пол шмякнулся моченый помидор. Саша протянула руку и не встретила преграды, круг распался.
   Лойе зашла в дом. Дверь оказалась незапертой и открылась с противным скрипом, так что глухой бы услышал. В сенях была дверь в комнатку и люк с приставной лестницей, через который можно было подняться на чердак. Ведьма с размаху саданула ногой по двери. Та раскрылась настежь, саданув по стене. Она шагнула на порог и огляделась.
   В комнатенке было грязно и убого. Колода засаленных карт и маленький гримуар лежали на обеденном столе, к которому притулились колченогие стулья. В простенке между открытыми окнами стоял ветхий буфет, а над ним тикали старые часы с кукушкой. На полках буфета теснились стеклянные банки, жестянки, деревянная ступка с пестиком, холщовые мешочки с травами. Валялись булавки, гвозди и ножи, кристаллы кварца и слюды, змеевик, черный оникс, пару кусочков агата, несколько лабораторных мензурок и колб и даже перегонный куб. Саша заметила фолианты весьма древнего вида, и раскрытую амбарную книгу в кожаном переплете. Сверху лежала золотая перьевая ручка. На стареньком засаленном половичке валялась изорванная газета, забрызганная пивом. Несмотря на открытые окна в воздухе висели запахи сырых стен, лука и перегара.
   Ведьма осторожно зашла в комнату. Вдруг она почувствовала легчайшее прикосновение, будто ей на лицо прилипла невесомая сентябрьская паутинка. Сашу пробрал безотчетный ужас. Дрожь прокатилась по всему телу, а ноги перестали слушаться. Лойе будто приросла к месту.
   Ее терзал невыносимый ужас, вызываемый ощущением, что за ее спиной кто-то стоит. Буравит пристальным взглядом. Это чувство парализовало волю. Не было сил повернуться и посмотреть в глаза наблюдателю. Саша сжала руку в кулак, пока не расцарапала ногтями кожу. Кровь тонкой струйкой потекла с ладони на пол. На смену страху пришла злость и холодная решимость.
   Саша медленно повернулась к двери и увидела Стана. Маг левитировал. Обычные люди представляют себе это действо так, как оно выглядит на спектаклях Дэвида Коперфильда. Человек висит в воздухе в несколько театральной, но грациозной позе. Спина прямая, плечи расправлены, руки широко разведены в стороны ладонями вверх, одна нога выпрямлена, другая слегка согнута в колене. Складывается ощущение, что фокусник просто висит на невидимых нитях, не испытывая ни каких неудобств.
   На самом деле все не так. Колдун, умеющий левитировать, делает это редко и недолго. Только если очень припрет. Потому что ощущения от левитации больше всего похожи на то, как если бы тело пробили колом. И маг, перехватываясь руками ползет вверх по жерди, пропихивая ее сквозь свое тело. На эту пытку и со стороны больно смотреть, а уж какого исполнителю?
   Стан висел под потолком, скрюченный и напряженный. По красному опухшему лицу стекали струйки пота. Волосы встали дыбом, то ли от боли, то ли от недельного запоя. Его бледное тщедушное тело покрывали пятна грязи. Одет он был как типичный деревенский алкоголик, а не как инфернальный гот. Синие семейки по колено, грязная футболка с логотипом "Шоу Экстрасенсов" над портретом Стана и резиновые колоши на босу ногу.
   Ведьма встретила его взгляд. В его глазах светилось чистое первобытное безумие. От Константина Стана, телемага и талантливого колдуна, ничего не осталось. Мужчина был одержим жаждой убийства не меньше, чем созданные им дьявольские псы. Словно паук, Стан сидел в центре сплетенной им паутины и ждал свою жертву. И это единственное, что поддерживало в нем жизнь.
   Колдун выпучил глаза в каком-то сверх усилии и в следующий миг прыгнул на Сашу. Женщина была все еще частично парализована невесть откуда взявшимся страхом. Поэтому не смогла сдвинуться с места. Стан повалил ее на пол и обоими руками вцепился ей в горло. Лойе ухватила противника за запястья и пыталась оторвать их от своей шеи. Колдун не обращал внимания на ее слабые попытки отбиться. Он удобнее устроился на ней и по-идиотски захихикал. А потом запел высоким, чистым голоском маленького мальчика:
   Ведьму злую мы поймали.
   Руки ноги ей связали.
   Рот заткнули кляпом тоже,
   Колдовать теперь не сможешь.
   Мы в лесу собрали дров.
   К ночи был костер готов.
   Крик сверлит ночную тишь.
   Ведьмы злая, ты горишь!
  
   Ничего омерзительнее ведьма в жизни не слышала. Распластанная под ним, Саша чувствовала, что жизнь уходит из ее тела. Она была оглушенной и беспомощной -- словно бы распавшейся на отдельные элементы. Лойе воспринимала окружающее как цепочку отдельных явлений. Шершавое прикосновение дощатого пола, тяжелое колено Стана на ее животе, запах рыбы от его рук, давление кнута за поясом под курткой.
   Теперь она нисколько не боялась, хотя была перепугана до полусмерти, когда он бросился на нее. В голове осталась только одна мысль. Или я убью упыря, или он меня.
   В напряженной физической борьбе всегда наступает поворотный момент, когда человек начинает расточительно использовать свои силы, игнорируя издержки до тех пор, пока борьба не закончится. Пройдя эту точку человек уже не боится ни боли, ни ранений. Жизнь становится очень простой. Доведи до конца то, что должен, или умри. И не имеет особого значения, что наступит раньше.
   Саша почувствовала под рукой железный крест бабки Евулы. Ведьма схватила его и со всей силы ударила Стана крестом в глаз. Колдун взвыл и покатился по полу, прижав руки к лицу. Стан ударился спиной о буфет. От удара содержимое полок зазвенело и полетело на пол, крошась и ломаясь.
   Лойе начала дышать с каким-то присвистом, первые глотки воздуха причиняли страшную боль. Упершись на руки и колени, она приподнялась и ухватилась за край стола. Комната то и дело тонула в красных волнах.
   Не дав врагу опомниться, Саша достала из-за пояса кнут. Неловко вскочив на ноги, женщина метнулась к Стану. Обмотав хвост плети вокруг ладони, она ударила Стана по коленной чашечке. Задыхаясь от боли, колдун бросил мимолетный взгляд на свою мучительницу. На измазанном пеплом и кровью лице расцвела улыбка. Уродливая и мерзкая в своей ярости, Саша внушала страх. Стан понял, что сейчас умрет.
   Лойе била его кнутовищем по голове, ключицам и локтям. Держа кнут за оба конца, Саша накинула бечевку на шею Стана сзади. Потом поставила ему подножку и одним броском, используя массу своего тела, повалила его на себя и придушила рукоятью. Скорчившись, он безуспешно ловил ртом воздух, смутно сознавая, что такая маленькая женщина не может обладать столь невероятной силой.
   - Сдохни, скотина, - прошипела ведьма, сильнее сдавливая его горло. С тихим мокрым треском у Стана переломился хребет. Тут же у мужчины непроизвольно опорожнился кишечник и мочевой пузырь. Джинсы Саши намокли от его мочи. Женщина отпихнула мертвое тело подальше, а сама притулилась к буфету.
   В пылу боя она совершенно забыла, что может просто развеять Стана в пыль одним прикосновением бича. Вместо этого она била и терзала врага, возвращая сторицей каждую оплеуху и зуботычину. Адреналин еще кипел, но организм, похоже, исчерпал все ресурсы. На женщину навалилась смертельная усталость. Она разом почувствовала все ушибы и ссадины, а тело тряслось как в лихорадке. Дрожь начиналась под ложечкой, и многократно усиливаясь, охватывала от макушки до пят. Голова мелко тряслась как у китайского болванчика, а зубы стучали словно кастаньеты. Сильные приступы дрожи сопровождались нестерпимым звоном в ушах. Хотелось плакать и смеяться.
   Неимоверным усилием воли Саша сложила слабые трясущиеся руки на груди и подтянула колени под подбородок. Она до боли напрягла мышцы всего тела, вновь возвращая контроль над плотью. Постепенно отвратительная дрожь ушла, оставив лишь слабость и опустошение.
   "Так соберись, - напомнила она себе. - Это еще не конец. Надо найти его поваренные книги и что там у него ценного. И нужно прибрать за этим маленьким засранцем. Вряд ли бойцы Славовича перебили всех ирриний. Пора пускать в ход дийя".
   Ведьма обыскала комнату. Под половиком оказался пентагон, начерченный на полу углем. Саша узнала классическую магическую ловушку, в которую тем не менее сама и попалась. Стоило ей ступить на пентагон и сработало заклятие оков ужаса. Вот откуда взялся беспричинный парализующий страх. Ведьма дезактивировала заклинание и продолжила поиски.
   Из-под высокой металлической кровати она вытащила крепкий дубовый сундук, обшитый широкими полосами листового железа. Сундук закрывался на большим висячий замок. Ключ висел тут же на дужке. Лойе вложила в замок ключ и сильно повернула. Язычок щелкнул, дужка отпала и замок упал на пол.
   Она откинула крышку, в нос ударил тяжелый спертый запах отсыревшего тряпья. Саша вынимала из сундука один за другим большие свитки, склеенные между собой в виде длинных лент и скатанные в трубку. Тут же лежали толстые пачки денег, рублей и евро. Были несколько старых рукописей, и одна небольшая полуистлевшая тетрадка. Она была исписана мелким письмом, без всякого заглавия. Когда ведьма пробежала глазами несколько строк, то сильно побледнела, а взгляд стал сосредоточенным и даже испуганным. Саша непроизвольно огляделась по сторонам, и ее внимание привлекло какое-то движение за окном.
   Дьявольские псы появлялись из-за деревьев. Вначале они двигались на четвереньках, потом поднимались на ноги. Спотыкаясь, они медленно брели к дому. Их было больше десятка.
   Лойе схватила в углу большой полиэтиленовый пакет. Вытрясла оттуда мусор, и сложила в мешок все свитки и деньги из сундука, сгребла камни, гримуары и амбарную книгу из буфета. Потом перепрыгнула через мертвого Стана и бросилась в сени.
   Осторожно забралась по приставной лестнице на чердак и втянула ее наверх. Захлопнула люк и закрыла на задвижку. У противоположной стены Саша увидела небольшую дверь. Женщина подошла и открыла ее. С трехметровой высоты ведьма осмотрела полянку.
   Солнце уходило на запад и уже наполовину спряталось за вершины деревьев. По траве ползли длинные изломанные тени. Ирриньи, более не сдерживаемые солнечным светом, высыпали на поляну. Их там собралось не меньше двадцати.
   В мертвой тишине дома Саша погрузилась в медитацию. Женщина стояла абсолютно неподвижно. Ее лицо превратилось в гротескную маску, потеряв живые человеческие черты. Кислотные глаза выцвели в грязно-зеленый и утратили всякое выражение, рот сжался в тонкую линию.
   Привычный мир с его звуками, словно всплесками жизни, отступил. И только дыхание ветра касалось ее сознания. Сжав в кулаке капсулу с дием так, что пальцы хрустнули, ведьма пробудила дух ветра. Лойе соединила свою волю с волей дия. Они стали одним целым.
   Воздух... вода...земля...огонь... и хаос. Она стояла и чутко прислушивалась к тихому потустороннему ветру, который ни одному смертному не остановить. Гордая и могущественная сила так и просилась наружу. Лойе почувствовала, как тяжко сидеть дию на цепи. Его мощь пьянила и наполняла Сашу восторгом и желанием крушить все на своем пути. Сегодня она даст дию выплеснуть ярость и утолить жажду разрушения.
   А потом Саша шагнула в раскрытую дверь и полетела. Мощный воздушный поток мягко подхватил ее и понес над поляной все выше и выше. Лойе парила над самыми макушками деревьев. Миновав урочище, она понеслась в направлении реки. Пересекла Хотлю и плавно опустилась на крутом обрывистом берегу, с которого отлично просматривался Гнилой ручей.
   Михаил сидел на плоском валуне рядом с разрушенным мостом. Он сжимал в руках пустой рюкзак. Все, что осталось от Саши. Мужчина перебирал события последних часов. И чувство радости от невероятного спасения сменилось горечью потери.
   Они с боем пробивались через лес. Отовсюду на них кидались "бестиа турбос". Может когда-то они и были мирными крестьянами, но теперь превратились в свирепых каннибалов. Люди Славовича были хорошими солдатами, опытными и тренированными бойцами. Но даже на войне, они имели дело с людьми. А люди бояться боли и увечий. Человека можно подстрелить, и он остановится. А что делать с существом, в которое выпустил целую обойму, а оно все прет и прет? Они думали, что готовы ко всему. Но кто в здравом уме мог быть готов к такому?
   В урочище выжили только четверо - Михаил, Славович, Георгий и Айдар. Остальные сгинули в Гнилом ручье. Выбежав из леса, они то и дело оглядывались, ожидали погони. Но "бестиа турбос" остались в урочище. Каждому из мужчин крепко досталось. У Славовича на плече остались следы глубоких укусов, Айдар получил пулю в плечо, Георгию разворотило щеку. У Михаила тоже места живого не было от синяков и ссадин. А если бы не Саша, ему вообще бы горло перегрызли.
   Мужчины как раз добрели до переправы, когда над урочищем разразилась чудовищная гроза. В считанные минуты над лесом сгустились мощные свинцово-серые тучи. Шквальный ветер рвал кроны деревьев и гнул стволы к земле.
   А потом из облаков над лесом стали бить молнии. Черное небо рассекали электрические разряды, подсвечивая тучи жутким желтоватым светом. Гром грохотал до того сильно, что, казалось, земля дрожит. Уже от первых ударов молний занялись деревья.
   Ветер доносил до Михаила едкий дым горящего леса. Первые панические крики обезумевших людей сменились пронзительными воплями, когда огонь нашел своих жертв. За полчаса пламя распространился по всему лесу. А потом на землю хлынул ливень с градом и шквальным ветром.
   Господи, Саша... Она осталась в проклятом лесу среди этих кровожадных тварей. И даже если предположить, что она от них отобьется, то сейчас надежды не было. Все, кто остался в урочище, сгорели заживо.
   Дождевые струи секли щеки. Но покалывание кожи не было неприятно. Иногда из его прищуренных глаз выкатывались слезы и оставляли на холодных щеках теплые дорожки. Когда дождь застит глаза, даже настоящий мужчина может плакать, не таясь. Все равно никто не заметит.
   Саша... Она была умной, симпатичной, отважной. И удивительной. Она спасла ему дочь. Этой женщины он ни за что бы не вышел на Стана. Михаил знал, что она погибла из-за него. Это он втравил ее в эту свару, где Саша нашла смерть. Чувство вины захлестнуло его. Токарев редко признавал за собой вину. Но если такое случалось, то терзал сам себя долго и жестоко.
   - Михаил Викторович, дождь поменел. Надо перебираться на тот берег, - над ним навис Славович.
   - Да, Иван, сейчас, - согласился Михаил. - У тебя сигареты есть?
   - Да, конечно, - Славович вытащил пачку и протянул боссу.
   Михаил полез в карман куртки за зажигалкой. Вместе с золотой Zippo он достал какую-то бумажку. Токарев сразу забыл о сигаретах.
   На ладони у него лежала круглая салфетка с логотипом модного московского клуба "Пандемониум". Четкий каллиграфический почерк с готическим засечками на буквах Михаил не узнал. Он помнил, что Саша писала неразборчиво, буквы у нее валились то вправо, то влево. И разобрать ее почерк было сложно. Но слова на салфетке Михаил прочел сразу и глазам не поверил.
   Он вспомнил, что Саша положила ему в карман записку с именем заказчика. На салфетке было написано "Игорь Андросов".
   - Что случилось? - спросил Славович с тревогой. - Вы будто мертвеца увидели.
   - Вроде того, - Михаил покачал головой. - Получил с того света письмо. Говорят, покойники не врут, - он посмотрел на своего личного палача и жестко произнес. - Едем отсюда. В Москве, Иван, для тебя есть очень интересная работа.
   Все еще спаянная с дием в одно целое, Саша призвала ярость ветра и обрушила всю его мощь на островок леса посреди полей. Она чувствовала каждое облако, каждый воздушный поток и каждую каплю дождя. Она была молнией, громом и ветром, что обрушились на дубраву.
   Видела стену огня, замкнувшую человекоподобных тварей в смертельное кольцо. Слышала сухое потрескивание пламени, охватившего сухие ветки. Наблюдала ужас и смертельную тоску в кровавых глазах ирриний. Дьявольские псы стояли перед огнем, парализованные первобытным страхом. А пламя подбиралось все ближе, и наконец перекинулось на одежду и плоть созданий. Боль вывела ирриний из транса, и горящие твари бросались на землю и катались, пытаясь сбить огонь. Их вой и визг утонул в треске падающий деревьев и гуле пламени. А ветер все нагнетал жар, не давая каплям дождя упасть на дубраву.
   Когда последний пес превратилась в обугленный труп, Саша послала на землю ливень и град. Первые капли влаги встречались с пламенем и обращались в пар. Но дождь оказался сильнее огня. Пламя нехотя умирало, оставляя повсюду шипящие антрацитовые уголья, исходящие серой дымкой. Не прошло и часа, а на месте вековых дубов зияло пепелище.
   Саша отделила себя от дия, и вернулась в человеческую оболочку. Она повесила капсулу на шею, подхватила полиэтиленовый мешок с магическим барахлом и зашагала прочь от Гнилого ручья.

Глава тридцатая

   У Ирины был день рождения. Михаил устроил в честь дочери настоящий великосветский прием. На лужайке перед домом разбили огромные белые шатры. Деревья, садовые дорожки и беседки оснастили сложной иллюминацией. Дом и сад украсили десятками тысяч белых роз, фрезий, гардений и тубероз, специально привезенных прямо с цветочного аукциона в Аалсмеере. От экзотичного сладкого аромата, плывшего над садом, у Михаила кружилась голова. Банкет на двести гостей, взрослых и детей, включал более ста тридцати блюд на все вкусы. Развлекали гостей больше десятка отечественных поп-звезд. А после банкета выступали Шерил Кроу и Селина Гомес.
   Ирина с радостью принимала поздравления. В нежно-голубом платье с пышной юбкой и отделанном кружевами лифе она была хороша словно сказочная принцесса. Его принцесса. Живая, здоровая и счастливая. Ирине больше не грозит никакая беда, потому что он расправился со своим лучшим другом.
   Три дня назад состоялись похороны Игоря Андросова. Церемония вышла донельзя пышной и помпезной, но так и положено хоронить бессменного компаньона и лучшего друга президента "Аксилора". Михаил организовал все на высочайшем уровне, ведь на похороны явились самые влиятельнейшие люди страны.
   Политики и бизнесмены, они вращались в одном кругу и знали друг о друге все до мелочей. Все эти председатели госкорпораций, президенты банков и сенаторы были крепко друг с другом повязаны. Крах одного мог повлечь за собой падение остальных. И на похороны они явились не столько, чтобы отдать последние почести покойному, сколько чтобы узнать, как это отразилось на Токареве и его бизнесе.
   Михаил держался мрачно и отстраненно. Он наравне с родными покойного принимал соболезнования. На общественной панихиде произнес блестящую речь, от которой не прослезился бы только конченный циник.
   Во время выступления на глаза Токареву действительно навернулись слезы. Но причины для них были вовсе не те, что предполагали собравшиеся. А люди видели только то, что Токарев вне себя от безвременной кончины друга. И может быть еще от того, что акции "Аксилора" круто обвалились на рынке. Причиной падения и стала гибель Андросова.
   Все только и делали, что обсуждали его смерть. Кончина Игоря Андросова была глупой и трагической случайностью. Находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения он не справился с управлением и трагически погиб в автокатастрофе. Так звучала версия полиции.
   Накануне они вместе с Токаревым и еще шестью членами совета директоров "Аксилора" пошли в ресторан, чтобы отпраздновать успешное поглощение компании-конкурента. Все были в прекрасном настроении, много пили и обильно ели.
   Из ресторана Андросов вышел самостоятельно, но качало его из стороны в сторону так, будто он вот-вот свалится и захрапит. Проигнорировав предложение швейцара вызвать ему такси, Андросов сел в свой черный "Астон Мартин" шестьдесят четвертого года и отбыл в последнее, как оказалось, путешествие. На скорости около двухсот километров в час автомобиль вылетел на обочину и врезался в бетонную стену. Андросов погиб на месте. А через пару минут в машине начался пожар, и бензобак взорвался. Специалистам - патологоанатомам пришлось опознавать покойного по зубам и фрагментам костей.
   Никому не пришло на ум задаться двумя очень простыми вопросами. Что покойный забыл в индустриальной части города, куда не заезжал, по-видимому, никогда в жизни? И что он делал между половиной одиннадцатого вечера, когда покинул ресторан, и пятью утра, когда убился об стену? В любом случае, никому не нужная истина была где-то рядом. Но в официальной версии ее не было вовсе. Правду знал только Токарев, а также Славович и его коммандос.
   Михаил вернулся из Молдавии, имея на руках имя заказчика, но не имея доказательств. Он не мог убить своего единственного друга лишь на основании какой-то бумажки. Хотя он верил Саше, но ему нужны были улики. Михаил поручил Славовичу доказать вину или невиновность своего заместителя. Но долго искать не пришлось.
   Все оказалось очень просто. Специалисты Славовича проверили переписку Стана на стационарном компьютере в эзотерическом салоне, где он работал последние пару лет. Там нашлось интересное письмо годовой давности, благо черный маг ни один e-male не удалял. Письмо было отослано с личного электронного ящика Андросова.
   Игорь предлагал Стану встретиться и обсудить некие интересующие его вопросы. За консультацию предлагалась двойная оплата против обычной ставки мага. Стан на встречу безоговорочно согласился.
   Через неделю после предполагаемой консультации, Андросов обналичил в банке двести тысяч евро. А через четыре месяца, то есть тогда, когда здоровье Ирины ухудшилось, снял еще двести тысяч. Никаких крупных покупок Андросов в этот период не совершал. Деньги просто испарились.
   Обычно такие суммы шли на взятки чиновникам средней руки. Но любую взятку больше миллиона рублей нужно было обсуждать с Токаревым лично. Более мелкие суммы шли по заверяемой им ведомости. И уж конечно, всю сумму работник компании получал из спецфонда "Аксилора". Так что Михаил отмел версию о взятке. И сделал два вывода. Первое, Стан и Андросов были знакомы. Второе, Андросов заплатил кому-то четыреста тысяч наличными.
   Михаил сопоставил эти факты со сведениями полученными от Саши. В тот вечер, когда ее вытащили от Стана, женщина сказала, что заказчик -- человек богатый и влиятельный. И, наконец, Лойе дала ему перед смертью имя нанимателя мага.
   Больше не имело смысла тянуть. Михаил вынес Андросову смертный приговор. Но прежде он хотел вытянуть из Игоря правду. Михаилу очень хотелось узнать, почему его лучший друг пытался убить Ирину?
   Токарев вызвал Славовича и дал тому карт-бланш в отношении Андросова. Иван должен был выбить из пациента правду, а потом инсценировать смерть. Между двумя актами смертельного действа Михаил и собирался поговорить с другом по душам.
   Ужин в ресторане подвернулся как нельзя к стати. Андросов на радостях от удачной сделки ужасно напился. Михаил как бы невзначай проронил фразу о том, что Игорь совсем разучился пить. Токарев предложил вызвать ему такси или подвести до дому, а "Астон Мартин" оставить на стоянке отеля. Игорь запротестовал и чтобы доказать, что он "умеет пить очень даже". Михаил спокойно смотрел, как его в вдребезги пьяный заместитель поплелся к машине.
   Через три часа люди Славовича провели Михаила на территорию заброшенного кирпичного завода в промзоне на Октябрьском поле. Они долго шли по длинным мрачным коридорам, спускаясь по бесконечным лестницам и сворачивая в темные проулки. Наконец, Михаила подвели к закрытой металлической двери.
   Оттуда как раз вышел Славович. На лице Ивана застыло выражение довольства и покоя. Михаил знал, что кошмары у Славовича прекратились. Но сейчас старый солдат радуется вовсе не этому.
   Иван имел одну маленькую слабость. Ему нравилось пытать людей, особенно ломать им кости голыми руками. Михаил однажды стал свидетелем того, как Иван работает со своей жертвой. Хруст ломающихся костей, крики истязаемого человека были и сами по себе неприятны. Но вот спокойный и даже ласковый голосок Славовича, непринужденно беседующего с беспомощным бедолагой, этого Михаил вынести не смог. И с тех пор Токарев на экзекуциях не присутствовал. Он высоко ценил профессионализм Славовича. Потому закрывал глаза на то, что Иван в общем-то больной садист и мизантроп.
   - Михаил Викторович, клиент готов, - отрапортовал Славович. - Я с ним поработал на славу, так что он во всем сознался. Он вам все расскажет, как вы и хотели. Мой человек вколол ему кое-что обезболивающее, чтобы клиент продержался до вашего прихода. А то от болевого шока можно и концы отдать.
   - Хорошо, Иван,- ответил Токарев, стараясь не показывать своего отвращения. В конце концов Иван сделал за него всю грязную работу.
   Михаил зашел в небольшое квадратное помещение, освещенное двумя мощными стационарными фонарями. В углу комнаты на куче строительного мусора валялось голое окровавленное тело.
   Подойдя поближе, мужчина увидел, что с Игоря в прямом смысле сняли шкуру. На спине, руках и ляжках не хватало целых пластов кожи, наружу торчали отвратительные багровые куски мяса. Андросов медленно повернул голову в его сторону и приоткрыл левый глаз.
   - Мишка... - мужчина судорожно вздохнул. - Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка...
   Токарев с раздражением подумал, что "кое-что обезболивающее" - это реально сильный наркотик. И, возможно, говорить уже не с кем. Но все же задал главный вопрос вечера:
   - Зачем?
   - А ты до сих пор не понимаешь? - голос Игоря звучал на удивление твердо и внятно. - Вычислить меня сумел, убить меня сумел, а понять не можешь? - мужчина истерично расхохотался.
   - Нет, понять не могу. Поэтому и пришел, - честно признался Токарев. - Зачем ты хотел убить мою дочь?
   - Неправильный вопрос, - сказал Андросов тихо.
   - А какой правильный? - Токарев подошел к Игорю вплотную.
   Тот с трудом перевернулся на бок, положив под голову локоть. На руке не хватало трех пальцев, вместо них торчали кровавые обрубки. Михаил пожалел, что пришел сюда. Знать, что человека замучили до смерти по твоему приказу одно. А видеть это воочию совсем другое.
   - Зачем я хотел убить тебя, - ответил Игорь.
   - Ну если ты и хотел, то у тебя ничего не получилось, - Михаил снял пиджак и накрыл им бывшего друга.
   - Верно, не получилось. Но план был хорош, - мечтательно произнес Игорь.
   - И что за план? - спросил Токарев.
   - Курить охота, - сообщил Игорь. Михаил достал две сигареты, прикурил и вставил одну Андросову в рот. Мужчина глубоко затянулся и тут же зашелся влажным хлюпающим кашлем. На губах выступила кровавая пена. Сигарета упала на пол. Михаил отдал Андросову свою.
   - Простой план, - на этот раз Игорь затянулся неглубоко. Он зажал сигарету в зубах и продолжил. - Сначала убить шлюху Регину, потом вашу ублюдочную дочурку, а потом выкинуть тебя из компании. И смотреть как ты медленно превращаешься в дерьмо. Вот такой план.
   - При чем здесь Регина? - спросил Михаил в недоумении.
   - А ты думаешь не при чем? Ошибаешься. Из-за нее все и началось, - Игорь говорил тихо и монотонно. Токарев не перебивал, слушая исповедь бывшего друга. - Мы с тобой так давно знакомы. С первого курса института. И ты всегда был звезда. Мажорский сынишка. Престижная школа, в институт по блату пихнули. Потом папаша твой бизнес помог раскрутить. Идешь, весь такой Мишка - золотой мальчик. На каждой руке по шлюхе висит и еще десять в фарватере. Я на это спокойно смотрел. Мне нужны были связи твоего отца, и я стал твоим другом. Да и кто тебя стал бы терпеть за просто так? А потом ты оказался нормальным коммерсантом. К тебе деньги так и липли. Сварганили мы с тобой "Аксилор". И я решил, что потерплю тебя еще немного. А потом я встретил Регину. Я ведь ее одну любил, - голос Игоря дрогнул. - Она была лучше всех. Красивая и умная. А как трахалась, помнишь?
   Михаил что есть силы сжал кулаки. У жены он был не первый и даже не пятый. Это его всегда бесило. Когда они начали встречаться, Регина остепенилась и спала лишь с ним одним. А если Михаил поднимал эту тему, то жена устраивала ему такой разнос, что он долго еще ходил и просил у нее прощения. И теперь услышать, что Андросов спал с его женой, было куда обиднее, чем узнать, что Игорь использовал и презирал его все эти годы.
   - Я думал чуток подождать, а потом жениться на ней, детей с ней родить, - продолжил мужчина. - А она оказалась как все. Шлюха, что норовит лоханку свою подороже продать. Увидела тебя на горизонте и дала мне пинок под жопу. И все. Я ее любил, а женился на ней ты, и ублюдка она тебе родила. Ты меня еще спросил тогда, не обижаюсь ли? А я тебе ничего не ответил, потому что еще не знал, как тебе вернее насолить. И я решил подождать. И правильно сделал.
   - С Региной несчастный случай произошел? - Михаил все еще не мог поверить, что Андросову убил его жену.
   - Да, что ты говоришь? Типа того, что сегодня произойдет со мной? - Игорь хмыкнул. - Подумай сам, дубина. На том стрельбище было тридцать человек. Так почему пуля отрикошетила и попала в черепушку одной твоей Регине? Да она ходила под проклятием. И это был лишь вопрос времени, когда именно она сдохнет.
   - Ее ты тоже Стану заказал? - Токарев сидел будто громом пораженный. Он задавал вопросы, слушал, но ничего не чувствовал. Михаил знал, что осознание и боль придут потом. Пока же на него напал эмоциональный паралич, но так было лучше.
   - Ну нет конечно, - Андросов выплюнул сигарету. - С ней поработал знатный профессионал. Сделал все как надо. Вот только, когда пришла очередь Ирины, дедок умер от обширного инфаркта. Пришлось искать другого специалиста. На это ушло много времени. И все как-то срывалось. А потом я нашел этого молдавского гастарбайтера. Брал он по-божески, и все шло по плану. А потом все полетело кувырком. Ирка выздоровила. Я со Стана деньги назад потребовал, а он сбежал, гаденыш. Вот я и не пойму, почему все сорвалось? И как ты меня вычислил?
   - Тебя вычислила Саша Лойе, - сказал Токарев.
   - Ах, эта сучка. Сняла проклятие, да еще и меня сдала. Если бы мог, убил бы гниду, - прорычал Андросов.
   - Ты и убил. Косвенно. Она погибла, когда мы пытались взять Стана, - прошептал Михаил, потирая шею со следами ногтей.
   - Что же, буду знать, кого мне в аду в первую очередь навесить. Передам от тебя привет сучкам, - усмехнулся Андросов. В следующий миг на его лице возникла гримаса отвращения. - А теперь уходи, Мишка. Зови своего палача. Устал я...
   Игорь отвернулся к стенке и не сказал больше ни слова. Михаил вышел и на ходу бросил Славовичу:
   - Заканчивай, Иван. Только быстро.
   Как он добрался домой, Михаил не помнил. Откровения Андросова убили наповал. Он все время прокручивал в памяти их последний разговор. И выходило так, что это Михаил виноват в смерти жены, и в болезни дочери. Его девочки пострадали за него и вместо него. И еще Саша...
   Он каждую ночь видел ее во сне. Лойе была одета так же как в день гибели, по черной кожаной куртке разметались сотни золотых косичек. Саша улыбалась ему, а потом ныряла в горящий лес. Михаил кричал ей, чтобы она остановилась. Хотел бежать за ней, но ноги будто приросли к земле. И он бился на месте и орал до тех пор, пока не просыпался в своей огромной кровати среди измятых влажных от пота простыней.
   И Михаил понял, что не просто тоскует по умершей женщине. Он горевал по любимой женщине. Он мог быть с ней счастлив. Он мог дать ей очень много. Ирине она нравилась. А его дочери мало кто нравился. Да и ему тоже. А Саша оказалась достойна его любви и доверия . Как и Регина. И Андросов убил обеих. Слава Богу и спасибо Саше, что у него осталась дочь.

Глава тридцать первая

   Михаил стоял у входа на танцпол и смотрел как дочка танцует. Она исполняла какие-то сложные па, которые, видимо, долго разучивала накануне. Девочка очень старалась, но вместо танца получались какое-то корчи паралитика. Все еще очень худая и хрупкая, она казалась младше своих сверстниц, но в ней так и кипела нерастраченная энергия. Ирина не сидела на месте ни минуты. Дочка танцевала, сновала между гостями, веселилась с другими детьми.
   Девочка то и дело поглядывала по сторонам. Михаил знал, что ждет она Сашу. Проснувшись, Ирина объявила ему, что "сегодня Саша обязательно придет. Она ведь всегда выполняет обещания".
   Михаил не стал переубеждать дочь. Ирина конечно расстроится, когда поймет, что желанная гостья так и не появится. Но не мог же он сказать, что Саша умерла. Пусть лучше Ирина считает женщину обманщицей.
   Михаил бессознательно потер сзади шею. Там все еще оставались отметины от ногтей Саши. Каждый раз прикасаясь к царапинам, он вновь вспоминал их первый и последний поцелуй.
   Танцующие резко сместились в сторону, и тут он увидел Лойе. Женщина, лениво пританцовывая, двигалась к Ирине. Девочка обернулась, увидела свою долгожданную гостью и пошла на встречу. И казалось, что никого больше нет на танцполе, только эти двое.
   Ира и Саша улыбались друг другу. Их движения стали плавными и текучими. Медленно, не в такт музыке, но чувствуя свой собственный ритм, они плыли друг к другу. Будто были связаны невидимыми нитями.
   Михаил понял, что земля уходит у него из-под ног. Он ухватился за край стола и смотрел на женщину во все глаза. Ему хотелось закричать от радости, бежать к ней и схватить ее в охапку. Но как в том кошмарном сне ноги его не слушались. Он мог лишь стоять и смотреть.
   Бог знает как, но Саша осталась жива. Каким-то волшебным образом она выбралась из горящего леса. Волшебство, с ней всегда только волшебство. И тут Михаила захлестнула жуткая злость.
   "Да как она смеет, так со мной поступить? Где ее носило почти две недели? Я тут убиваюсь, ночи не сплю, а эта мерзавка живет себе и здравствует. Ну все! Я ей отомщу. Как-нибудь очень изощренно. Чтобы впредь такие фокусы не устраивала..."
   Саша обняла девочку и чмокнула в щеку. Женщина что-то говорила Ирине на ухо, а та ловила каждое слово и улыбалась. Михаил вспомнил эту улыбку. Так Ирина улыбалась только матери. Лойе пошла в его сторону.
   Она была хороша. Длинное трикотажное платье цвета лососины доходило до пола, сумочка была ему в тон. Ворот наряда был настолько широким, что спадал с левого плеча, обнажая руку, ключицу и верхнюю часть груди. Мягкий трикотаж выгодно подчеркивал гордую осанку, очертания груди и бедер женщины. Длинные рукава закрывали руки до кончиков пальцев, маскируя шрамы. Толстая палладиевая цепь уходила под платье, а золотая монета уютно устроилась в ложбинке между грудей. Длинные распущенные волосы блестящим потоком струились по спине, отражая свет, точно золотое зеркало. При каждом шаге они будто волны двигались вокруг ее тела. Лойе напоминала девочку-старшеклассницу, уже созревшую, но еще не тронутую.
   Лойе остановилась в двух шагах от мужчины. Легкий ветерок донес до него знакомый запах ее тела -- дым и скошенная трава. Михаил подумал, что хоть он и зол на Сашу ужасно, но смотрит на нее и глупо улыбается. И еще похоже он счастлив. Мужчина заставил себя нахмуриться.
   - Пап, я же говорила, что Саша придет. А ты мне не верил, - затараторила Ирина.
   - Это правда? Он сомневался во мне? - Лойе качала головой, глядя на девочку. - Я же обещала тебе, Ира, что приду. Значит приду. Верь мне. Всегда.
   - Я верю, Саша. И я так тебе рада. Ты себе не представляешь как, - заверила Ира гостью.
   - И я тебе тоже рада. К стати, вот тебе, именинница, подарок, - женщина выудила из сумочки цепочку с монетой, точной копией той, что висела у нее на шее. Только в середине сиял аметист, а не изумруд.
   - О боже! Какая прелесть! - обрадовалась Ирина и бросилась Саше на шею.
   Михаил с досадой вспомнил, что утром он преподнес дочери платиновый гарнитур от "Булгари", модный и дорогой. Ирина примерила серьги, браслет и кольцо. Но особого восторга подарок у нее не вызвал. Отец так часто покупал ей дорогие вещи, что она воспринимала это как должное. Монетка Саши была в разы дешевле его подарка, но Ирина была счастлива. Поди пойми этих женщин.
   - На счастье, - сказала Лойе, одевая цепочку Ирине на шею. - Носи, не снимая. И тогда все время будешь здорова, и никогда с тобой ничего плохого не случится.
   Женщина поправила монетку, и та скользнула за кружевной воротник платья. Саша убрала со лба девочки выбившуюся прядку и заправила волосы под серебристую эластичную ленту.
   - Но что это? - Саша заговорщицки подмигнула девочке. - Кажется тот симпатичный паренек хочет с тобой поговорить.
   - Кто? - Ирина обернулась и приветливо помахала сыну министра финансов. - А, это же Артем!
   Ирина и Артем общались с детства, их матери были хорошими подругами. Артем был единственным из друзей, кто проведывал ее во время болезни. Он очень переживал за Иру, а теперь искренне радовался ее выздоровлению. Михаил поощрял эту дружбу. Артем был ровней его дочери почти во всем.
   - Ну, понимаешь...Я так хочу побыть с тобой... Правда. Но я с Артемом обещала потанцевать, и все такое, - Ирина была очень смущена, что приходится оставить гостью. - Я ведь типа хозяйка праздника.
   - Иди, именинница, веселись. Это же твой день рождения, - Лойе ободряюще потрепала девочку по плечу.- Мы пока поболтаем с твоим папой.
   - Только обещай, что мы еще увидимся, - Ирина вдруг стала очень серьезной. - Я очень хочу с тобой дружить. Правда.
   - Но мы уже дружим, Ира, - уверила ее женщина. - Ты всегда меня найдешь, как только я буду тебе нужна. Обещаю.
   - А ты всегда держишь слово, - Ирина снова заулыбалась. - Ну ладно я пошла.
   Девочка развернулась и побежала к Артему. Они взялись за руки и пошли к танцплощадке. Мужчина взглянул на Сашу.
   - Отличный праздник, Токарев, - улыбалась Лойе тепло, но в тоже время как-то грустно. Женщина скрестила руки на груди. Она не смотрела на него, и это раздражало. Так же как и то, что она всегда называла его по фамилии. Так же как то, что она общалась с ним будто ничего не произошло.
   - Где ты шлялась две недели? Ни письма, ни телеграммы! Что я должен был подумать? - набросился на нее Михаил.
   - Шерил Кроу замечательно поет. Я раньше только одну песню у нее знала. Ту, что из Джеймса Бонда, - спокойно сказала Саша.
   - Да я тебя похоронил! - не унимался Токарев. - Должен был догадаться, что такие как ты в огне не горят и в воде не тонут!
   - Туберозы -- прекрасный выбор для украшения сада вечером, - Лойе едва сдерживала улыбку. - Они особенно сильно пахнут ночью. Очень изысканный аромат.
   - Ты бессовестная эгоистка! - Михаил уже не мог остановиться. Он хотел вывести ее из равновесия, чтобы женщина поняла, как ему больно. - Ты мне так мстишь, да? Хочешь, чтобы я страдал? Так вот мне плевать! Жива ты или нет! Мне все равно, поняла?!
   - Прости, Токарев. Я была неправа. - Саша повернулась к нему и уставилась на его галстук-бабочку. - Хотела сделать тебе сюрприз. Но получилось глупо. И все таки, праздник отличный.
   - Есть что праздновать, - буркнул Михаил после долгой паузы. Своими неожиданными извинениями Лойе всегда сбивала его с толку. Ругаться уже не имело смысла. Пора было менять тему. - А что ты подарила Ире? У тебя точно такая же монета на ... шее.
   От Саши не укрылась заминка в его словах, также как и направление его взгляда. Токарев нагло рассматривал ее грудь. Женщина глубоко вздохнула, груди поднялись и слегка дрогнули. Токарев сглотнул.
   - Это называется амулет высочайшей защиты, - ответила Лойе.- Очень сильная вещь. Дарует здоровье и ограждает от любых несчастных случаев. Если, конечно, человек сам не ищет приключений.
   - Как это делаешь ты, например? - поддел ее Токарев.
   - Да, как я, - согласилась Саша.
   - То есть ты подарила моей дочери здоровье и удачу. Те единственные вещи, которые я не могу для нее купить? - уточнил мужчина.
   - Ну, что тут скажешь? - женщина пожала плечами. - Я могу назвать еще вещей пять - шесть, которые за деньги не приобретешь. И надо сказать, что здоровье ты ей все же купил. Но это мелкие придирки к твоим умозаключениям и потакание моему чувству собственной важности. Таки да, я подарила Ирине то, чего у нее нет. А зачем дарить человеку что-то другое?
   - Значит, я должен сказать тебе спасибо,- произнес Токарев тихо.
   - О, конечно, ты не должен говорить мне спасибо. Это же подарок Ирине, - заверила его Лойе. - Но может статься я и тебе что-нибудь подарю. Если ты меня пригласишь.
   - Приглашаю, - голос у Токарева стал хриплым от волнения. - На мой день рождения второго мая. И на танец прямо сейчас.
   Он протянул Саше руку, глядя на нее сверху вниз. Это был вызов: ей предстояло станцевать с ним, и значит принять его, со всем тем, что он хотел ей предложить. Или отступить.
   - Так нечестно, - сказала она недовольным голосом.
   - Что? - уточнил Токарев.
   - Я не танцевала уже лет двенадцать, -призналась Саша с неохотой.- У тебя, я думаю, такого перерыва не было.
   Он довольно улыбнулся.
   - Неужели, есть в мире что-то, чего ты не умеешь? Или точнее сказать, боишься? - в его взгляде опять промелькнуло надменное выражение, которое так ее бесило.
   - Провоцируешь? Берегитесь, даром тебе это не пройдет, - пригрозила Саша.
   Он покачал головой и поднял брови.
   - Нет, - Токарев взял ее руки в свои, и ей пришлось сделать шаг ему на встречу. - Я жду.
   Саша избегала смотреть ему в глаза. Ее взгляд скользнул по его высокой худощавой фигуре. Токарев был одет в прекрасный черный смокинг с атласными лацканами, белоснежную рубашку со штрипками и подпоясан красным кушаком. На ногах у него были отполированные до блеска черные ботинки.
   - Только один танец, Саша, - сказал Токарев хрипло. - Скажи "да", пожалуйста...
   И тогда она решилась на него взглянуть. Чтобы смотреть ему в глаза, Лойе запрокинула голову. Она видела, что внутри у него бушует ураган эмоций. Токарев был открыт перед ней как никогда. Саша понимала, что это для него редкость. Токарев, как и она сама,Он прекрасно умел скрывать свои чувтсва, пронимала, что это для него редкость. прекрасно умел скрывать свои эмоции. И то, что он раскрыл перед ней душу, дорогого стоило. Он был возбужден, он ее хотел, ему было стыдно за свою импульсивность, и он надеялся...
   Саша могла прямо сейчас увести мужчину в захламленную антиквариатом гостиную и продолжить с того места, где они остановились в вечер похищения. У них мог бы быть секс. Михаил, наверняка, отличный любовник.
   Токарев был ей благодарен за спасение дочери, а благодарность легко перерастает в привязанность. Привязанность можно превратить в зависимость. Саша могла залезть к нему в душу, в постель и в кошелек...
  
   Ее взгляд упал на правое предплечье. Под рукавом она прятала исполосованную шрамами руку, всю в безобразных рубцах. Каждый шрам как напоминание, что это она убила своего мужа и дочь. Она не имеет права на довольство и радость. По крайней мере, в этой жизни.
   "Я могу существовать, но не имею права жить", - это ее приговор. Она сама себя осудила на одиночество и поиск смерти. И где здесь место красивому любовнику да еще с дочкой в придачу? Она никогда не будет счастлива, но потанцевать-то она может!
   Михаил внимательно наблюдал за Сашей. Казалось, она вела тяжелую внутреннюю борьбу. Он понимал, как ей тяжело, но мог только ждать и надеяться. Наконец, глубоко вздохнув, Лойе кивнула.
   Токарев подозвал своего личного официанта и что-то шепнула парню на ухо. Тот побежал к ди-джею. Саша провела ладонью по атласному лацкану его смокинга и спросила:
   - Токарев, у тебя замечательная дочь, прекрасный дом, денег столько, что и внукам не потратить. Зачем тебе одинокая немолодая ведьма?
   - Согласен, ты та еще ведьма, - ответил Михаил, проигнорировав эпитеты "одинокая и немолодая". - У тебя отвратительный склочный характер, темное прошлое и опасная работа. Ты доводишь меня до белого каления. И ты расцарапала мне шею. Но я хочу быть с тобой. И буду.
   - У нас ничего не получится, - покачала головой Саша.
   - У нас с тобой еще ничего и не было, - настаивал Михаил. - Не надо рубить с плеча и говорить, что ничего не получится. Я готов попробовать. А ты?
   - Что мне сказать, Токарев, чтобы ты отстал раз и навсегда? - Саша прищурила глаза и улыбнулась.
   - Я отстану только тогда, когда увижу, что ты мне не пара. А пока я уверен в обратном, - ответил Михаил.
   - Ты настырный, - заметила женщина.
   - Одно из лучших моих качеств, - согласился Михаил.
   Заиграли первые аккорды танго Астора Пьяцоллы. От пронзительного звучания бандениона у Саши мурашки по коже поползли.
   - Это же Libertango! С ним не каждый профессионал справится. Токарев, под такую музыку не стоит танцевать, - Саша смотрела на него во все глаза.
   - Только под такую музыку и стоит танцевать, - загадочно улыбнулся Михаил. - К тому же ты женщина, которая заслуживает танго.
   - А говорил, что против пыток над военнопленными, - поддела его Лойе.
   - Это не пытка, - Токарев взял Сашу за руку и повел к танцплощадке. - Это прелюдия в ролевой игре БДСМ -- направленности.
   - А ты знаешь, как меня подманить! - Саша нехотя шла за ним.
   - И кстати, - продолжил Токарев. - Пять лет назад я брал уроки аргентинского танго у лучшего в Москве преподавателя. И я потратил деньги не зря. На этом танцполе в аргентинском танго мне равных нет. Так что, курочка моя, ты в надежных руках.
   Саша не успела возмутиться по поводу более чем оскорбительного эпитета, как Токарев сгреб ее в охапку и повел танцевать.
   Зимовская А.И. "Саша Лойе"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"