Юмова Зинаида: другие произведения.

Алиса в Академии (факультет животноводства)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.65*62  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Однажды серым осенним вечером учительница биологии Алиса Исаева обнаружила у своих дверей импозантного мужчину, который утверждал, что она зачислена в Национальную Академию Магических наук. В результате Алиса попадает не на тот факультет и вынуждена теперь изучать магическое животноводство. Сможет ли Алиса продержаться год? Ведь странные магические эксперименты, интриги и студенческие войны могут испортить нервы любому. А еще не дает покоя тайна Зверя. (Книга закончена)


Алиса в Академии (факультет животноводства).

Всем попаданкам и будущим попаданкам посвящается...

Пролог.

  
   - Алиса Олеговна, будьте так добры, объяснить нам, как получилось, что у вас снова сорван урок? - директриса скорбно поджала узкие губы и обвела присутствующих на педсовете торжествующим взглядом.
   Ну что тут можно сказать. Восьмой "А", это горе нашей школы. Опять что-то не поделили на физкультуре, и разборка перекинулась на следующие уроки. Как назло, следующим уроком оказалась биология. У меня вообще было ощущение, что заучка, эта тощая грымза, специально ставит мои уроки после физкультуры. Понятно, что унять их после этого чертовски трудно. Но не буду же я объяснять директрисе, что ее верная подруга меня тупо подставляет. Я промолчала.
   Уловив мое замешательство, директриса хищно подобралась и театрально заломила руки:
   - Алиса Олеговна! Как можно планировать уроки, что дисциплина в классе постоянно выходит из-под контроля? И это не в первый раз! Ведь о чем это говорит? - она орлиным взором обвела коллег. - Это говорит о педагогической не-ком-пе-тент-но-сти! Вы работаете у нас практически полгода, а уровень, как у дилетанта.
   Я вздохнула. Причем тут некомпетентность. Ну, не люблю я биологию. И химию. Не люблю! Но так хотели мои родители. Они у меня были педагоги, до выхода на пенсию. Отец - учитель химии в школе. Мама там же вела биологию. Родители встретились и полюбили друг друга еще на первом курсе. Я выросла под рассказы о веселой студенческой жизни на биофаке. Поэтому вопрос, куда поступать, даже не обсуждался. Я как-то привыкла не спорить, так проще. Сказать, что у меня проблемы с биологией или химией, не могу. Хорошо знаю эти предметы, но не более. Мне как-то ближе история или литература, но, видимо, не судьба. И вот я терпеливо догрызла гранит науки в областном университете, получила диплом и с раздражением пошла в ту школу, где проходила педпрактику, надеясь тихо проработать до старости. Ага. Тихо. До старости. Еще пара таких педсоветов и старости можно не дождаться. Я грустно улыбнулась.
   - Алиса Олеговна! Я смотрю, вам очень смешно? Я полагаю, не в вашем положении веселиться! Не знаю, как вы собираетесь проходить аттестацию с таким уровнем подготовки и отношением к коллективу. Подумайте на досуге.
  
   Я брела по школьному коридору. В ушах продолжал звенеть визг директрисы. Мимо прошли ученики. До меня донесся обрывок разговора:
   - Мишка, глянь, Мензурка пошла. Аццки злая.
   - Блин, ну как мне теперь ей неуд пересдавать?
   - А ты там ей поулыбайся, стопудово растает.
   -Ты чё, троллишь меня, бес. Она же старая... - разговор стих.
   Я даже остановилась от неожиданности. Мне всего двадцать три, ну ладно, почти двадцать четыре, какая же я старая! Из ступора вывел звонок. Вздохнув, я потащилась дальше.
   Ну вот, как говорится, мечтам свойственно сбываться. Мечтала тихо доработать до старости. Период спокойной работы закончился, видимо потому что я теперь старая.
   Да уж. Просто супер.
  
  
   Осень торопливо роняла последнее золото на мокрый асфальт. Перепрыгивая через ржавые лужи, прохожие спешили по делам, зябко кутаясь в пальто. Мимо проезжали счастливые владельцы авто. Им, по крайней мере, было тепло там, в салонах автомобилей.
   Брррр... холодно. Еще и зонтик дома забыла.
   Мне добираться домой почти час. Две пересадки на маршрутках. Да еще пока дождешься свою, намерзнешься. А потом пока туда влезешь. Домой я обычно приезжала выжатая, как лимон. Конечно, можно было снять квартиру где-то рядом со школой. Но там район был не дешевый, а моей зарплаты как раз хватало только на самое необходимое. Вот сапоги бы не мешало новые купить, но, может, к весне подкоплю денег и тогда. Хотя если директриса пообещала, что аттестацию я не пройду, то и к весне новых сапог мне не видать.
   Я шмыгнула носом. Что-то меня знобит. Хоть бы не грипп. Черт, до зарплаты еще две недели ждать, а я уже в долгах. Если заболею, то накрылся мой распланированный бюджет медным тазом.
   Что ж так невезет-то?
  
   Домой я добралась в сумерках. Чертова маршрутка была опять забита, я попросту не влезла. Что-то я промерзла, трясет меня. И нос заложен. Ну, ничего, сейчас чайку горяченького сделаю и буду как новенькая.
   Я зажгла спичку. Последняя. Аккуратно, стараясь не потревожить маленький огонек, я все-таки разожгла и поставила чайник. Видимо после черной полосы началась белая.
   Улыбаясь и мурлыкая песенку про Лёлика-солнце, я достала коробку с чаем.
   Коробка была пустая...
   Да уж, с выводами я явно поторопилась. Блин, ну что за непруха. Теперь у меня два варианта - или одеваться и тащиться под дождем в магазин, либо попить пустой кипяточек.
   Мои раздумья прервал звонок. Странно, в такое время я никого не жду.
   На цыпочках я подкралась к двери и заглянула в глазок. На лестничной площадке стоял представительный мужчина. На маньяка не похож. Ай, ладно, рискну:
   - Кто там?
   - Исаева Алиса Олеговна?
   Я открыла дверь.
   - Здравствуйте, Алиса Олеговна. У меня для вас сообщение, - мужчина криво улыбнулся.
   Застыв в недоумении, я молча смотрела на странного гостя.
   Явно дорогой костюм, массивный золотой перстень на ухоженных руках, - все в нем кричало о достатке и избранности.
   Расценив мое молчание по-своему, мужчина продолжил:
   - Вы приняты в Академию. Занятия начнутся завтра. Сегодня вам еще предстоит пройти проверку для определения на факультет. У вас десять минут на сборы. Поторопитесь.
   Я впала в ступор.
   Не говоря ни слова, захлопнула перед носом странного человека дверь. Теперь вариант похода в магазин за чаем отменяется в связи с наличием под дверью сумасшедшего. Значит, попью просто кипяточек. Ну что ж, зато дилемма разрешилась.
   Я вошла в кухню - опа! мужчина сидел за столом:
   - У вас осталось девять минут, Алиса Олеговна. Настоятельно советую поторопиться. Я не намерен ждать.
   - Как? - я вытаращилась на гостя. - Как вы попали на кухню, если я заперла дверь?
   - Телепортировался. - Спокойно ответил мужчина. - Да, извините, я не представился - Аарон Белст, ваш временный куратор.
   - Какой куратор? - обалдела я.
   - Временный. У вас восемь минут.
   - И чё? - я никак не могла въехать в ситуацию. - От меня-то вам что надо?
   - Алиса Олеговна, - раздраженно вздохнул Белст, - я вам уже говорил. Но повторю. Вы. Приняты. В Академию. И у вас семь минут.
   - Стойте. Ничего не пойму, - я потерла уши. - Вы что-то путаете. Или меня с кем-то путаете. Я полгода назад закончила университет. Биофак. С отличием.
   - Не путаю, - фыркнул Белст. - Вы - Исаева Алиса Олеговна?
   - Да.
   - Ну вот. Вы приняты в Академию. Осталось шесть минут.
   - Упс. Но я не хочу в Академию. Мне хватило моего универа.
   - Это не обсуждается. - Твердо ответил гость. - У вас пять минут и я бы советовал поторопиться.
   - Блин, какая еще Академия? - меня эта ситуация стала изрядно напрягать.
   - Национальная Академия Магических наук. И у вас пять минут. Точнее четыре с половиной.
   - Вот это меня шпилит, видимо температура поднялась. Или я сошла с ума, - пробормотала я.
   - Поторопитесь. Портал закроется.
   Я на автопилоте метнулась в комнату, схватила сумку и принялась лихорадочно впихивать туда вещи.
   - Ваше время истекло. - В проходе стоял Белст. - Уходим.
   - Дайте мне еще немножко времени! Ну, пожалуйста!
   - Невозможно.
   - Ну, вы же сами виноваты, - отвлекали меня разговорами, и я не успеваю собраться.
   - Меня это не касается. Давайте сюда руку. Ну, же! Руку!
  
   Мгновение - и яркая вспышка. Ощущение словно в липком киселе.
   Я открыла глаза, пытаясь отдышаться.
  
  
  

Глава 1.

  
   Мы оказались в просторном кабинете, отделанном темным деревом. Причем Белст расселся в кресле, а я стояла в центре комнаты.
   - Вы чуть не опоздали! - дверь распахнулась, и в комнату ворвался коренастый человечек с рыжими волосиками и длиннющим крючковатым носом.
   - Тем не менее, мы здесь, - усмехнулся Белст. - Давайте начнем. У меня много работы.
   - Да, пожалуй, - кивнул рыжий. В его руках возник хрустальный шар. Он недовольно пробуравил меня черными глазами-ягодками. - Меня зовут господин Краббис. Студентка Исаева, мы сейчас установим направление магии, к которому у вас предрасположенность, и это определит вашу спецификацию и факультет. Протяните руку.
   - Ай! - от неожиданности я ахнула: Краббис уколол мне палец и выдавил каплю крови на хрустальную сферу.
   Мгновение ничего не происходило. Затем сфера глухо завибрировала и, окрасившись в желтый цвет, потухла.
   - Все, студентка. Можете быть свободны. - Краббис кивнул Белсту и направился к выходу.
   - Стойте! - я догнала коротышку и схватила его за руку. - Вы не сказали, куда меня определила сфера!
   Краббис окинул меня недоуменным взглядом и, стряхнув мою руку, молча вышел. Я замерла с открытым ртом.
   - Результаты вы узнаете вечером. Скорее всего, вас возьмут на факультет боевой магии, у вас неплохие шансы. Ступайте вниз, вам еще нужно успеть поселиться. - Белст раскрыл огромную книгу, всем своим видом давая понять, что разговор окончен.
   Я еще немного постояла в кабинете. Видя, что на меня не намерены обращать внимания, поплелась искать, где тут нужно поселяться.
  
  
   Узкий и длинный, как средневековый лабиринт, коридор все петлял, и конца ему не было. Редкие факелы под высоким каменным сводом не могли разогнать царивший здесь сумрак. К тому же вовсю гуляли сквозняки. Я поёжилась. Белст выдернул меня из дома, в чем была, и теперь сырость пробирала до костей. Еще и насморк видимо начинается.
   Так, как говорила моя мама, если не знаешь, с чего начать - нужно проанализировать ситуацию. Во-первых, я, как дура, повелась на этого Белста и сама не пойму, зачем согласилась на авантюру с Академией. Во-вторых, (если это не глюк), то магия существует (ура!) и меня здесь могут научить магичить. Или шаманить. Кроме того, похоже, никто мне ничего разъяснять и показывать не собирается. Поэтому, прежде всего, нужно найти кого-то, кто мог бы меня просветить. А то я как слепой котенок. Потом придется составить дальнейший план действий. А еще поселиться и узнать на какой факультет меня зачислили...
  
   Коридор резко вильнул, и я оказалась в огромном холле, где деловито сновали студенты. Я огляделась. Все было как во сне - нереальные дымчато-голубоватые стены из непонятной струящейся субстанции, похожей на опал. Изредка по поверхности шла рябь, и мерцали сполохи. Пол был из стекла. Абсолютно прозрачный. Внизу под нами простиралась толща воды, где туда-сюда сновали странного вида исполинские рыбы. Одна рыба, полосатая и сплюснутая, словно камбала, но с огромными рачьими усами, подплыла ближе и вылупилась на меня желтыми глазами. Я охнула. Рыба, резко вильнув хвостом, устремилась вглубь. Ого! Мне показалось, или она подмигнула?
   Пока я глазела на странный холл, вокруг начал собираться народ. Студенты были разными. Радовало, что все оказались людьми. Вроде бы. Меня рассматривали самым бесцеремонным образом:
   - И откуда здесь такие берутся? - от небольшой группки отделился высокий парень, и окинул меня презрительным взглядом. Его дружки заржали.
   Я, конечно, все понимаю, Белст притащил меня сюда, в чем была - в сером унылом платье, в котором пришла со школы, и ярко-розовых комнатных тапочках. Согласна, что выгляжу я странновато. Но это же не повод с порога хамить. Пока я собиралась с ответом, парень, зло прищурив пронзительно-синие глаза, процедил:
   - Ты, - он ткнул в меня пальцем. - Я к тебе обращаюсь...
   Ну, это уже перебор, он меня разозлил:
   - Тебя не учили, что тыкать пальцами в незнакомых людей невежливо?
   Парень видимо не ожидал. Тряхнув черными, как тьма, волосами, он замер на полуслове.
   - Дорогая, не обращай внимания. Видишь, Ошумар на тебя запал... - мне лукаво подмигнула миловидная шатенка. Парень зло зыркнул на нее, но вдруг широкая улыбка появилась на его красивом породистом лице, и он промолчал. Народ притих.
   - Меня зовут Кливия, - она протянула мне изящную кисть. Я машинально пожала:
   - Алиса.
   - Ты новенькая?
   Я кивнула:
   - Да, только что сюда попала.
   - А где ты будешь учиться?
   - Точно еще не знаю. Вероятно, на боевой магии.
   Вокруг удивленно зашушукались. Ха! Не ожидали видимо от новичка таких результатов. Знай наших!
   - Так ты еще не поселилась? - улыбнулась Кливия.
   - Нет. Я собственно и хотела выяснить, куда надо идти.
   - Пошли, я покажу, - она снова приветливо улыбнулась. Славная девушка. Я улыбнулась в ответ и пошла с Кливией по коридору.
   - Не расстраивайся. Знаешь, Алиса, здесь все такие противные, - доверчиво хмыкнула Кливия. - Я, когда только сюда попала, тоже не могла ничего выяснить.
   - Да я не расстраиваюсь. Неприятно.
   - А откуда ты уже знаешь, на какой факультет тебя определили?
   - Это не совсем точно. Но Белст сказал, что, может быть, боевая магия. Вечером скажут.
   - Да. А ты на каком факультете хотела бы учиться?
   - Боевая магия вроде звучит неплохо. А какие факультеты здесь есть? Я ж не знаю про Академию совсем ничего.
   - Вот ты даешь, - хихикнула Кливия. - Я вот, скорее всего, буду учиться на факультете Алхимии и экспериментальной энергетики.
   - Ого. Это типа химия и физика?
   - Я не знаю, что такое химия и физика. Но это один из самых престижных факультетов. Круче него только факультет Боевой магии. Если ты туда попадешь - тебе здорово повезло. Там только элита.
   - А еще что есть?
   - Здесь факультетов много. Но не все одинаково престижные. Из нормальных - факультет Рунного начертания и нумерологии, факультет Некромантии и информационного спиритизма, факультет Магической механики и технологии трансформаций, факультет Прикладного целительства, есть еще факультет Фундаментальной менталистики и вуду-ведения, но там трудно учиться... Ну вот. Мы почти пришли. - Кливия вдруг остановилась. - Тебе надо в этот коридор, дойдешь до конца, там будет дверь. Входи без стука. Комендант Ларс глуховатый и все равно тебя не услышит... - она хихикнула. - Поселишься и быстро возвращайся - после ужина церемония представления новичков. А я должна бежать - увидимся позже. - Кливия помахала мне рукой и торопливо ушла.
   - Спасибо, - запоздало крикнула я вдогонку.
   Эхо моего голоса разнеслось по пустому коридору.
   Радуясь, что мне помогли так быстро найти нужный коридор - сама бы я тут точно до вечера бродила - я устремилась вперед. Немного нервировало, что коридор все никак не кончался. Если ежедневно придется ходить сюдой на занятия, то долго поспать не получится. Странно, что я не встретила других студентов. Хотя, может, все давно поселились и сейчас тусуются в холле. Я ускорила шаг.
   Наконец, безразмерный коридор закончился, и я увидела искомую дверь. Судя по обшарпанному виду, администрация Академии не очень балует студентов комфортом. Страшно подумать, какие тут комнаты. Надеюсь, что хоть пол будет не стеклянный и без дурацких рыб. Ну не люблю я всех этих зверушек, что ж поделаешь. Я зябко передернула плечами и решительно распахнула дверь.
   Даже после полумрака коридоров здесь было как-то слишком уж темновато.
   - Здравствуйте. Я студентка Алиса Исаева. Я новенькая. Пришла на поселение.
   В ответ послышалось покашливание.
   - Господин Ларс...
   Вдруг дверь захлопнулась, больно ударив меня по спине.
   - Чёрт! - от неожиданности я упала на четвереньки. Оглядевшись по сторонам, я с трудом смогла рассмотреть, что нахожусь в комнате, заваленной рухлядью. В углу раздался шорох. Здесь кто-то был. Волосы стали у меня дыбом. Ледяным липким киселем накрыл страх. Тоненько подвывая от ужаса, я ринулась к двери. Заперто. Всхлипывая, я обессиленно прижалась спиной и приготовилась дорого продать свою жизнь.
   Прошло бог знает сколько времени. Ничего не происходило. Я начала слегка успокаиваться.
   Надо как-то отсюда выбираться.
   Внезапно за дверью послышались голоса. Прислушавшись, я уловила знакомые:
   - Кливия, ты точно уверена, что эта дура еще тут сидит? - вроде голос Ошумара.
   - Уверена-уверена, Ошумарчик. Коридор тут один. Мы же ее не встретили. Значит сидит...
   Точно, это же голос Кливии... у меня запершило в горле.
   - Может сдохла? - пропищал незнакомый женский голос. - От страха?
   В ответ раздался хохот. Студенты вовсю веселились, а я сидела в темной запертой комнате, и что-то жуткое шуршало в углу.
   - Народ, время! Уходим, скоро церемония начнется.
   - А она?
   - Пусть сидит. Если не сдохла. От страха!
   Вновь послышался смех. Вскоре топот стих...
   Убежали.
   Мамадарагая, в какой дурдом я попала! Хочу назад в школу! Уж лучше выслушивать придирки директрисы, чем это! - Я застонала.
   - И долго ты тут сидеть будешь? - от неожиданности я подпрыгнула. Из темноты на меня смотрели красные блестящие глаза.
   - Здрасьте... - охнула я.
   - Ты кто?
   - Алиса. Студентка. Новенькая... - заикаясь, торопливо забормотала я. Боже-боже. Хоть бы оно меня не съело.
   - Не съем.
   Я опешила:
   - Извините, вы мои мысли читаете?
   - Я не виноват, что ты слишком громко думаешь, - раздалось из темноты. - Алиса... дурацкое имя.
   Я вздохнула. Да уж... имя вполне бы ничего. Но почему-то писатели любят называть своих героинь именно так. Казалось бы, вполне можно гордиться. Ну, вот почему они не любят называть Алисами прекрасных принцесс или жестоких воительниц, так нет же - все Алисы явно сдвинутые. Вот уж спасибо. Поэтому, получив такое имечко, я отдувалась за всех - еще в школе намертво приклеилась дурацкая буратиновая кличка - Лиса-Алиса. Иногда одноклассники вдогонку кричали - "Алиса, отдай миелофон!". А однажды я обнаружила на парте белого кролика с бантиком. К бантику была прикреплена записка: "Сегодня после уроков встречаемся в Зазеркалье. Целую. Чеширский Кот". Кролик был белый, пушистый и мелко-мелко дрожал. Кто-то притащил из школьного вивария. В чем был смысл так называемой шутки - до сих пор не пойму. Кролика было жалко. Я забрала его домой, и он какое-то время жил у нас... ухаживать за животными я не люблю... а маме было некогда. По-моему, он дожил у нас до дачного сезона, а потом его увезли в деревню. О дальнейшей судьбе Кролика из Зазеркалья я ничего не знаю...
   - Кхе-кхе. - Мои мысли прервал некто из темноты. - Не мешаю?
   - Ой, простите, задумалась... а вы кто?
   - Шанго.
   - Приятно познакомиться...
   - Что такое миелофон?
   - Ну... как бы объяснить... прибор такой... для чтения мыслей.
   - Кхе, так ты на факультете магмеханики или на менталистике?
   - Нет.. не знаю.. еще распределения не было...
   - Так сейчас идет распределение.
   - Я знаю, - всхлипнула я.
   - А почему ты тогда здесь сидишь? - удивился голос.
   - Очень смешно, - я снова всхлипнула. - Дверь заперта.
   - Ну, так открой, - нравоучительно произнес Шанго.
   - Как? - я зарыдала.
   - Не реви. Там сбоку есть рычаг. Нажми на него до упора - дверь откроется.
   - Спасибо, - я метнулась в угол.
   - Стой! Выйдешь из комнаты, пройди по коридору ровно восемь шагов. В стене будет выпуклая панель. Жми на нее и попадешь сразу в зал, где распределение. Удачи!
   - Спасибо, Шанго!
  
   Не помню, как я добежала, как, тихо матерясь, искала панель, как переместилась в праздничный зал. Помню только, что когда я, вся в пыли и грязных разводах на лице появилась в зале - распределение было давно закончено. Народ, оживленно переговариваясь, разбредался по своим делам, а я одиноко стояла посреди нарядно украшенного зала в грязной паутине и розовых тапочках.
   Пропустила! Я все пропустила!
   Я не знаю, на каком я факультете (а может меня не распределили вообще). Я не знаю, где мне жить. Я потеряла где-то свою сумку с вещами. И вообще - что делать и куда идти?
   Внезапно я увидела Белста и устремилась к нему:
   - Господин Белст! Подождите!
   - Исаева? - Белст удивленно присвистнул и брезгливо посмотрел на меня. - Чем обязан?
   - Извините... господин Белст.. я случайно пропустила распределение.. так получилось... я заблудилась... и я теперь не знаю, на каком я факультете... - быстро забормотала я.
   - У вас на Земле принято приходить на торжественные церемонии в таком виде? - скривился Белст, рассматривая меня, как домохозяйка таракана в супе.
   Я молчала. Что тут скажешь - он прав.
   Белст вздохнул и ответил:
   - Исаева, вы пропустили церемонию распределения на факультеты. Поэтому вас не распределили никуда. - Белст развернулся, чтобы уйти.
   Я похолодела. Если меня не взяли никуда, значит, учиться я тут точно не буду. Гадство! И что теперь делать? Оставаться здесь нет смысла.
   - Господин Белст! - я догнала куратора почти у входа в какую-то комнату.
   - Ну что еще? - волна раздражения от него, казалось, стала размером с цунами.
   - Господин Белст. Верните меня тогда обратно домой! - выпалила я на одном дыхании.
   - С какой стати?
   - Потому что вы - мой куратор. Временный.
   - Уже нет, - усмехнулся Белст. - После распределения на факультеты у студентов появляются постоянные кураторы.
   - Но меня не распределили! Значит, вы - мой куратор! - я перла напролом, мне тут терять больше нечего.
   - А вы нахальны, девушка, - вдруг усмехнулся Белст. - Идемте.
   Я кинулась вслед за куратором. Мы быстро попетляли между коридорами и очутились перед массивной дубовой дверью с вычурным орнаментом. Белст дернул за медное кольцо, и дверь, как ни странно, отъехала в сторону, как в лифте.
   Подхватив упавшую от удивления челюсть, я вошла вслед за ним.
   Кабинет поражал - везде, куда не кинь взглядом, громоздились жуткого вида металлические механизмы, медные шестеренки жужжали и крутились в разные стороны и с разной скоростью. В покрученных стеклянных трубках угрожающе булькали разноцветные растворы, какие-то клапаны с шумом двигались туда-сюда в огромных приборах, поднимая при этом клубы зеленоватого вонючего пара. От всей этой какафонии звуков, мешанины цветов и хаотичных движений моментально зарябило в глазах. Поэтому я не сразу разглядела человека.
   - Краббис! - мой куратор хлопнул в ладоши, привлекая внимание.
   Краббис (афигеть, это был именно он!) - недовольно оторвался от кучки погнутых конструкций:
   - Чего?
   - Исаева не прошла распределение.
   - Это которую ты притащил с Земли? Ее не было на церемонии. - Рыжий коротышка недовольно нахмурился. - Белст, говори, что у тебя? Мне некогда.
   - Нужно ее распределить.
   - Ее не было на церемонии, - багровея, процедил Краббис, - что тебе не понятно?
   - Все равно. - Твердо отчеканил Белст. - Распределить Исаеву надо.
   Краббис зарычал и замахнулся на нас какой-то жуткого вида металлической трубкой, похожей на шланг от пылесоса, но ядовито-лилового цвета:
   - Я тут не благотворительный фонд, чтобы ерундой заниматься!
   Я обомлела. Но трубка осталась у него в руках.
   Ааа.. плевать, мне терять нечего:
   - Уважаемый господин Краббис, в силу объективных причин, я не попала на церемонию распределения. Насколько мне известно, церемония носит формальный характер. Не могли бы вы, уважаемый господин Краббис, помочь нам прояснить ситуацию. В противном случае - меня необходимо срочно отправить обратно домой.. на Землю... - одним духом выпалила я. Спасибо директрисе и ее вечным придиркам - отвечать, как надо, я теперь научилась!
   Краббис еще больше выпучил глаза. Казалось, он сейчас задохнется.
   Внезапно одна из трубок с громким хлопком лопнула. Темно-синяя жидкость стремительно потекла на пол. Краббис, схватив ведро с водой, метнулся туда. По резкому характерному запаху я определила серную кислоту.
   - Стойте!
   От неожиданности Краббис застыл.
   - Нельзя воду лить на кислоту - будет взрыв! - я решительно ринулась на помощь. Сработала профессиональная подготовка. - Щелочь есть? Сода? Гидроксид аммония?
   - А? - Краббис очумело пялился на меня. Синее пятно все больше расплывалось по полу.
   - Ну, хоть оксид бария есть? - блин, что же делать, - Чем шкуры выделываете? Ну, хоть мыло чем варите?
   Краббис, наконец, сообразил и кинулся к стеллажу. Порывшись там, протянул мне довольно увесистый бочонок с чем-то белым, по виду напоминавшим жирную соду. Осторожно я ладошкой направила воздух над бочонком к себе - есть! Резко-аммиачный запах. То, что и надо.
   Аккуратно присыпав пятно порошком, я удовлетворенно чихнула:
   - Еще пару минут. Пусть реакция пройдет. Потом можно водой отмыть.
   - Спасибо... - со слезящимися глазами пробормотал Краббис.
   - Откуда вы знаете технологию трансформаций и магическую механику? - раздался удивленный голос Белста. Он прижимал к носу белый платочек. Надо же! Какие мы нежные.
   - Я закончила биофак. Изучала химию и биологию в университете. У себя дома. - Мне стало весело. - Я же вам говорила.
   - Ну да, - кивнул, о чем-то задумавшись, Белст.
   - А почему вы не применили магию? - меня распирало любопытство.
   - Здесь поглотитель, - вяло отмахнулся Краббис.
   - Так что вы решили? - я попыталась напомнить о своих проблемах. - Меня распределят на факультет или отправят домой?
   Краббис тяжко вздохнул, кинул на меня цепкий оценивающий взгляд и покорно полез под стол. Из-под стола он вытащил большую книгу, похожую на гроссбух, и провел по ней руками. Книга раскрылась где-то посередине. Краббис внимательно просмотрел записи:
   - Студентка Исаева, - монотонно начал он. - По уровню вашего магического дара и способностей, вы прошли спецификацию по боевой магии. Есть определенная доля вероятности по корреляции ваших способностей к алхимии, некромантии или магии вуду. Однако, к сожалению, распределение на все эти факультеты уже завершилось, и свободных мест там больше нет. Еще раз сожалею. - Краббис захлопнул книгу и сокрушенно вздохнул.
   - И что? - я почувствовала, как комок застрял в горле.
   - Вы можете попробовать на следующий год. Уставом Академии это не запрещено - тихо заметил Краббис.
   - А сейчас? - я не могла поверить.
   Все промолчали.
   - Ладно. Значит, отправляйте меня домой. Сейчас же! - я сжала кулаки.
   Краббис и Белст переглянулись.
   - Понимаете, Алиса, тут такое дело... - Белст отвел глаза.
   - Что?
   - Мы не можем отправить вас сейчас домой. Телепорт закрылся. Следующий раз откроется через год.
   - Как?! - я чуть не задохнулась от возмущения. - И что теперь?!
   Молчание.
   Я недоверчиво переводила взгляд с одного на другого. Такого просто не может быть! Это ж надо было переться черт знает куда, только затем, чтобы выяснилось, что в Академию меня не взяли, и домой попасть я не могу.
   Вдруг Краббис посветлел лицом и хлопнул себя по лбу:
   - Совсем забыл! - он начал торопливо листать гроссбух. - Есть! Есть еще одно место!
   - Куда? - от радости я не могла дышать.
   - Поздравляю, студентка Исаева! Вы приняты на факультет животноводства. Магического животноводства!
   Ахнув, я уронила челюсть - я в шоке! Бросить все, и припереться в магическую Академию, чтобы стать магической дояркой! Очаровательная перспективка...

Глава 2.

   - До сих пор не могу поверить! Из всех имеющихся факультетов этой гнусной Академии меня угораздило влипнуть именно на зоотехнический! - по-моему эти слова я произнесла вслух. Ну да черт с ним.
   - Животноводческий, - флегматично поправил меня Краббис, сосредоточенно ковыряя какую-то ржавую покореженную гайку.
   - Но я никогда не хотела заниматься сельским хозяйством!
   - Почему сельским? - удивился Белст.
   - Животноводство - сельскохозяйственная отрасль, - мрачно буркнула я. - В деревнях и селах строят коровники, свинарники и откармливают там всех подряд... включая доярок... Часто доярки получаются более откормленными, чем остальные животные.
   - Не все животные содержатся в сельской местности, - сдержанно сообщил Краббис. - Вот, к примеру, рылоногие йорики могут обитать только в городских стоках.
   - Ой-йо... Надо быстро отсюда сваливать!
   - Это не возможно, - бесстрастно отметил Краббис. - Национальная Академия Магических наук - межмировое учебное заведение. И находится вне остальных миров. Попасть сюда из других миров можно лишь через специальные порталы. Они сейчас все закрыты. Нужно ждать почти год. Тут у нас свое автономное магическое пространство. Поэтому кроме самой Академии жить тебе будет негде. А ведь еще и еду где-то брать надо. И факультет магического животноводства - для тебя единственный выход протянуть до следующего года. А там ты или сможешь вернуться домой. Или поступишь на другой факультет.
   - Ага, и целый год я буду пасти коров, пока остальные учат заклинания.
   - Ну, ты же учила в своем мире биологию, - поддержал Краббиса Белст.
   - Ну и что, что учила?
   - Тебе будет не сложно учиться ухаживать за животными здесь.
   - Мамадарагая! Вот это я попала!
  
  
   В результате, под напором обстоятельств и давления объединенных сил в виде господина Краббиса и моего временного куратора, я малодушно сдалась. Впрочем, я всегда быстро сдавалась, - и когда родители отправили меня учиться на биофак, и когда мама выбирала по своему учительскому вкусу мне платья, да что говорить - даже фильмы я смотрела те, что хотели мои подружки, а не я. Как-то так было проще. Хотя, если посмотреть с другой стороны, - выхода у меня все равно сейчас не было.
   Тяжко вздохнув, я поплелась поселяться.
   К счастью, дорогу указал мне Белст. Видимо, хоть какой-то бонус за сегодняшний день.
  
   Погруженная в свои малорадостные мысли я не заметила, как попала в небольшой атриум. На беломраморных скамейках восседала давнишняя компания. Они громко смеялись и возбужденно пересказывали какие-то новости, а я мучительно размышляла, как не попасть им на глаза.
   - Какие люди! - крепкий мускулистый блондин язвительно загоготал. Тощая белобрысая девица моментально подхватила. Кливия отвела взгляд, сделав вид, что меня не заметила.
   Я молча шла дальше.
   - Подожди, детка, - ко мне подскочил невысокий черноглазый парень с кучей бус и цепочек на шее.
   Я остановилась.
   - Что ты делаешь сегодня вечером? - не унимался любитель бижутерии, дурашливо упав на колени и схватив меня обильно унизанной браслетами рукой.
   - Отойди от нее, Ромус, девушка изучает боевую магию, не рискуй, - патетически воскликнула белобрысая.
   Толпа грохнула от смеха. Я стряхнула руку и двинулась дальше. Вслед мне неслось улюльканье и смех.
   - Вот дура, - услышала я в спину голос Ошумара.
   Уроды! Теперь я у них козел отпущения. И они пока не знают, на каком я факультете учусь. Вот это я дважды попала!
  
   В самом мрачном расположении духа я вошла в кабинет коменданта.
   За обтянутой чем-то, напоминающим жеваный целлофан, столешницей восседал монументального вида человек. Его длинные волосатые руки бугрились мышцами из небрежно закатанных рукавов белоснежной рубашки. Столешница парила в воздухе, а человек изо всех сил пытался руками опустить ее на ножки.
   - Извините, - тихо пробормотала я.
   - А? - от неожиданности человек перестал удерживать столешницу, и она взмыла вверх, с хрустом влепившись в потолок. Человек проводил ее полет удрученным взглядом.
   - Чего тебе? - недовольно спросил он, продолжая внимательно глядеть вверх, и промакивая пот со лба белоснежным платком.
   - Ээээ.. я....
   - Поселяться?
   - Да! Ага! - я радостно закивала.
   - Мест нету, - равнодушно произнес гигант, не отрывая взгляд от потолка со столешницей.
   - Как нет?
   - Все студенты расселились согласно распределению по факультетам.
   - А я не успела!
   - Какой факультет? - скривился гигант.
   - Животноводства, - выдавила я.
   Гигант недоуменно перевел взгляд на меня и на мгновение даже замер. Потом, видимо осознав смысл мною сказанного, расхохотался. Откинув голову, он смеялся так искренне и так заразительно, что я сама невольно стала похихикивать.
   - Животноводства... ой не могу, рассмешила, - утирая слезы на глазах, все никак не мог остановиться он.
   Я скромно молчала, улыбаясь.
   - Так какой факультет, шутница? - белозубо улыбаясь, переспросил он.
   - Я же говорю, - животноводства.
   - Ты серьезно? - от удивления он даже замер.
   - Ага, - покаянно пробормотала я.
   - Как это тебя угораздило? - он рассматривал меня с маниакальным интересом энтомолога к особо редкостной букашке.
   Меня вдруг охватила злость:
   - Какое тебе дело? - я разозлилась, - Я сюда пришла поселяться, а не рассказы рассказывать! Куда мне идти?
   - Мест нету, - обиделся гигант.
   - Этого не может быть! Места должны быть по количеству студентов! Если я студент - то ты меня должен поселить!
   - Будут места, приходи, поселим, - равнодушно согласился он, снова уставившись на столешницу на потолке.
   - Ну ладно, не будешь селить, я иду к ректору, - выпалила я.
   - Иди, - флегматично ответил гигант.
   - Тебе влетит, - попыталась выкинуть последний аргумент я.
   - Нет, не влетит, - покачал головой он.
   - А мне теперь, где жить? - попыталась надавить на жалость я.
   - Это твои проблемы.
   - Что, даже завалящего сараюшки или чердака нету? - выкинула я белый флаг.
   - Нету, - ответил гигант пытаясь закинуть аркан за край столешницы.
   - До свидания, - растерянно пролепетала я.
   Ответа я не услышала.
  
  
   Вечер уступал свои права ночи, а я даже не знала, где сегодня буду спать. Желудок возмущенно урчал, требуя ужина. Я вспомнила, что последний раз ела утром - выпила чашку некрепкого кофе без сахара и съела бутерброд с сыром. От мыслей о сыре мне чуть не стало дурно. Я бы сейчас проглотила слона! В довершение ко всему мои розовые тапочки, не выдержав таких переходов, начали как-то подозрительно сваливаться с ног. Тело люто чесалось, но я могла лишь мечтать о теплой воде и мыле - моя сумка бесследно пропала.
   От безнадеги я опустилась прямо на холодный каменный пол и горько расплакалась.
   - Чего мокроту разводишь? - голос был тоненький и какой-то шепелястый. Я удивленно подняла голову - на меня крыжовниками глаз таращился самый обычный серый кот. От удивления я даже икнула:
   - Ты кто?
   - Кот, - кот уселся рядом и принялся вылизывать лапку.
   - Ты разговариваешь? - обалдела я.
   - Ну и что тебя так удивляет? Ты вон тоже разговариваешь, но я по этому поводу не устраиваю истерики, - обиделся кот и яростно застучал хвостом по каменному полу.
   Я потеряла дар речи.
   - Так и будем молчать? - фыркнул кот.
   - Аа... - промычала я.
   - Ты еще хоть какие-то слова знаешь? Или все что знала, мне уже рассказала? - кот снова принялся вылизывать лапку.
   - Нууу... да, - выдавила я.
   - Так уже лучше, - одобрил кот. - Я давно заметил, что пару минут общения с котом повышают человеческий интеллект. Как тебя зовут?
   - Алиса.
   - Дурацкое имя, - фыркнул кот.
   - Какое уж есть, - обиделась я.
   - Ты тут долго будешь сидеть?
   - Не знаааю... - слезы вновь побежали у меня по щекам.
   - Стоп, стоп, стоп! - рыкнул кот. - Давай без этого. Почему ты не знаешь? Кто ты такая? Где ты живешь?
   - Я Алиса Исаева. Студентка. Сегодня сюда попала. Мне жить негде. Я есть очень хочу. И я сильно замерзла и устала. И сумка с вещами потерялась, - все обиды сегодняшнего дня хлынули из меня словесным потоком.
   - Мрр. Ты на глазах эволюционируешь, - насмешливо блеснул зеленью глаз кот. - То слова все забыла, зато теперь не остановить.
   - Что мне делать, котик?
   - А я почем знаю? - удивился кот. - Наколдуй себе все.
   - Я не умею.
   - А на каком факультете ты учишься?
   - Магического животноводства, - покраснела я.
   - Ну, так бы сразу и сказала! Это же все меняет! - обрадовался кот. - Пошли, найдем, где тебя пристроить.
  
  
   - Ух-тыыы... - я восхищенно замерла, не веря собственным глазам. - Вот это даааа....
   - Нравится? - скромно мурлыкнул кот.
   - Очень! - выдохнула я.
   Как же можно не восхищаться?! - просторные шикарнейшие двухкомнатные апартаменты, беломраморная ванная с восхитительным бассейном, хрустальные светильники под сводами. Мои ноги утопали в мягкой бархатистости светло-бежевого ковра по самые щиколотки. Мягкие, в тон ковру, кресла и необъятная кровать размерами с футбольное поле, заваленная всякими подушечками, думочками и валиками. А в первой комнате был даже камин! Самый настоящий. Дров, правда, не было. Но это дело наживное. И зеркала... В каждой комнате было огромное зеркало до пола.
   Сбросив вконец развалившиеся тапки и подхватив котика на руки, я с радостным визгом закружилась по комнате.
   - Стой! Остановись! - истерически расфыркался кот. - Поставь меня на место! Ты меня укачала!
   - Ой, извини, - я продолжала счастливо улыбаться.
   - Да ладно, чего уж там, - снисходительно мяукнул кот. - Я все понимаю, женское счастье зависит от степени комфорта. Ты есть хочешь?
   - Угу, очень.
   - Тогда подожди, я мигом, - кот метнулся куда-то за дверь.
   Я еще раз обошла неожиданные владения. В шкафу я обнаружила стопку пушистых полотенец. Недолго думая, сгребла одно и отправилась в ванную. Только я ступила на беломраморную плитку пола, как в стенах зажглись маленькие огоньки - магическая подсветка. В воздухе вкусно запахло апельсином и корицей, полилась негромкая спокойная музыка. Я осторожно вошла в воду. Как приятно...
   Только я погрузилась в воду, как ко мне неторопливо подлетела небольшая полочка, щедро уставленная разнообразными баночками и бутылочками. От любопытства я перенюхала и перепробовала их все - здесь были и шампуни, и маски для лица и прочих частей тела.
   Кра-со-та!
   А жизнь-то налаживается!
  
   Когда я вышла из ванной, чистая и довольная, кот уже ждал меня в комнате. Он притащил большую колбасу и смотрел на меня с видом победителя.
   - Оооо! Еда! Спасибо, котик, - похвалила я.
   - Хлеба не нашел, - вздохнул тот, - и ножа у тебя нету.
   - Да фиг с ним, будем ломать...
   - Вкуффно, - с набитым ртом похвалил кот.
   - Угу, - подтвердила я, вовсю уплетая ароматные кусочки. - Слушай, а как тебя зовут? Извини, как-то раньше не спросила.
   Кот оставил недоеденный кусок колбасы и сконфуженно посмотрел на меня:
   - Никак.
   - Как это никак? - удивилась я.
   - Ну, вот так, - проворчал кот. - Нет у меня имени.
   - Так не бывает.
   - Как видишь, бывает. В этой жизни бывает все, и отсутствие имени - не самое ужасное, что может с тобой произойти, - философски заметил кот, откусывая очередной кусок.
   - Но так же неудобно!
   - Мне удобно, - ухмыльнулся кот.
   - Ну ладно, даже если тебе удобно, то как другие к тебе обращаются?
   - Никак. Я ни с кем не общаюсь, если ты имеешь в виду студентов и прочих двуногих.
   - Значит надо срочно придумать тебе имя, - задумчиво пробормотала я.
   - Мне? - от неожиданности кот чуть не подавился колбасой. Скривившись, отложил надкусанный кусок и, тревожно поглядывая на меня, забегал по комнате.
   - Не мельтеши, ты мне думать мешаешь - попросила я.
   Кот тяжко вздохнул и присел. Посидев пару секунд, он не выдержал и еще быстрее забегал по комнате:
   - Придумала? - почему-то шепотом спросил он меня.
   - Угу.
   - Говори! - выдохнул кот. Глядя на его волнение, я улыбнулась:
   - Я называю тебя - Вжик! По-моему это имя тебе очень подходит. Тебе нравится?
   - Вжииик, - зажмурившись, промурчал кот, - ммммррр... неплохо...
   Он мечтательно помурлыкал и неожиданно громко выпалил:
   - Спасибо тебе, Алиса!
   - За что? - удивилась я.
   - За имя, - серьезно ответил Вжик. - Без имени как-то было не так, вроде ты неполноценная личность.
   - Носи на здоровье, - засмеялась я.
  
  
   Утром, мечтательно улыбаясь, я собиралась на свое первое занятие по животноводству. Завтрак я благополучно пропустила, так как мы с Вжиком все никак не могли прикончить эту бесконечную колбасу.
   Расчесывая перед зеркалом волосы, я с удивлением обнаружила, что они стали густыми и блестящими - видимо магические шампуни на них благотворно подействовали. С утра меня ожидал еще один сюрприз - Вжик отыскал и притащил мою сумку.
   Открыв ее, я с изумлением обнаружила, что вчера впопыхах натолкала туда чего попало. К примеру, взяла зачем-то одну туфлю, ядовито-розовое пушистое боа с новогоднего праздника, усыпанную блестками маску со школьного маскарада, кучу алого кружевного белья, подаренного подругой на день рождение и старые резиновые сапоги для рыбалки. Рассматривая содержимое, я сама себе удивлялась - как это все мне может пригодиться на факультете животноводства? Представила картину: вот я, в резиновых сапогах, кружевном белье, обмотанная розовым боа и в маске с блестками, заявляюсь на занятия, а препод поручает вычистить навоз из-под коровы. И я вся такая блестящая и эротичная, беру вила и лезу в хлев. Отсмеявшись, я порадовалась, что при всей этой дурацкой спешке прихватила таки свои старые любимые джинсы и водолазку.
  
  
   Уточнив у Вжика куда надо идти, храбро отправилась на занятия. Сказать по правде, я ужасно волновалась. Вспомнив, как ко мне вчера отнеслись Кливия и Ошумар, я ожидала такого же приема от одногруппников.
   Первое занятие было в Лаборатории селекции и технологии выведения пород магических животных. Прочитав название, я поежилась. Помню в универе, еще в прошлой жизни, мы немного такое вот изучали. Наш препод на лекции рассказывал, как великий ученый Иванов скрещивал человека и обезьяну. Причем, потомство удавалось получить от человеческих женщин и самцов обезьяны, а вот от человеческих мужчин и самок обезьян потомства не было. Жуть какая. Меня аж передернуло. Надеюсь, здесь магическая селекция более адекватна.
   Что-то мне опять захотелось срочно слинять отсюда.
   Однако, вспомнив, что у меня есть Вжик и шикарные апартаменты, я обреченно шагнула в лабораторию.
   В комнате находилось несколько человек. С любопытством я осмотрела присутствующих. В основном народ был простой - пятеро парней, по виду типичных ботаников, и две девчонки, похожие на серых мышек. Что ж, значит, буду вливаться в коллектив.
   - Привет, - широко улыбаясь, заявила я с порога. - Меня зовут Алиса. Я буду с вами учиться.
   Ответом мне было смущенное молчание.
   Упс. Вот это я в очередной раз попала!
   - Так и будем молчать? Или всё же познакомимся? - я решила не церемониться. - Нам предстоит учиться вместе целый год. Так что удобнее знать друг друга по имени.
   - Почему год? - удивился нескладный сутулый парень. Его темные вихри торчали во все стороны.
   - А, может, сперва представишься? - зловеще улыбнулась я.
   - Иштар, - покраснел парень.
   - Так вот, Иштар, не знаю, кто как, а я собираюсь через год переходить на боевую магию.
   Народ в лаборатории притих.
   Меня что-то начала напрягать вся эта удрученно-ботаническая обстановка:
   - Как тебя зовут? - обратилась я к невысокой скуластой девушке в очках с толстыми стеклами.
   - Милена, - пискнула она.
   - А тебя как? - я подошла к следующей девушке, толстой, словно арбуз.
   - Офелия, - застенчиво тряхнув тройным подбородком, густо пробасила та.
   - Отлично. А тебя как зовут? - я перевела взгляд на парня, который находился ближе всех от меня.
   - Эо. - сжав зубы, процедил тот.
   Не пойму, чего тут психовать. Имя как имя. Вон меня так вообще Алисой зовут, но я ж терплю...
   Остальные парни тоже по очереди назвали свои имена. Да уж, даже с восьмым "А" общаться было проще.
   Мои мысли прервал приход преподавателя. Магическую селекцию у нас читал невысокий седой человек. Профессор Рапс. Особого впечатления он на меня не произвел.
   Он монотонно пробубнил текст нудной лекции - что-то о важности селекции в магическом мире. При этом мои сокурсники сосредоточенно записывали. После звонка, Рапс молча кивнул и вышел. Народ принялся собираться на следующую пару.
   Что ж, тут все гармонично - серые студенты, серые преподаватели, серый предмет.
   Я вздохнула и поплелась следом за остальными.
  
   Вторая пара была сводная с остальными факультетами - "История магии и магтеория". А это значит, что встреча с Ошумаром и компанией неизбежна.
   Я, конечно, знала, что мысли материализуются. Но не ожидала, что настолько.
   Когда я появилась в огромной аудитории, именно мои вчерашние "друзья" сидели у самого прохода. И, конечно же, заметив меня рядом с "животноводами", они принялись радостно ржать и отвешивать шуточки о боевом маге среди животноводов. Студенты других факультетов, услышав гогот и выкрики, с любопытством начали подтягиваться поближе. От окончательного позора меня спас приход преподавателя.
   Я была настолько шокирована этим происшествием, что почти ничего не запомнила - ни имени препода, ни смысла его выступления. Я просидела всю лекцию, низко склонившись над тетрадью, чтобы никто не видел мое пылающее от стыда лицо. На глаза наворачивались предательские слезы. Только прозвучал звонок, я пулей выскочила из аудитории.
   Какое счастье, что третьей парой у нас был спецпредмет - практическое занятие по кормлению крупных магических животных...

Глава 3

  
   То, что этот спецпредмет в корне отличается от остальных предметов в Академии, я поняла, даже не переступив порога криптидосекции. Вывеска на массивных воротах гласила, что посторонним вход категорически запрещен, а нарушители будут караться вплоть до отчисления с Академии. Видимо устного предупреждения администрации показалось недостаточно, и они решили окончательно добить психику любознательных студентов - вход охраняло огромное сизо-лиловое существо с зубатым птичьим клювом и змеиным хвостом, увенчанным внушительным жалом. Оно громко щелкало клювом и злобно сопело.
   Я остановилась, раздумывая, бежать отсюда или таки попытаться ценой собственной жизни попасть на пару.
   - Ты что, испугалась? - из боковой подсобки показался курносый парень в синем комбинезоне и головном уборе, напоминающем шлем мотоциклиста 60-х годов прошлого века. - Это же обычный цююй. Он не опасен. Хлопни в ладоши - увидишь.
   Я послушно хлопнула в ладоши.
   Существо, которое парень назвал цююй, внезапно подпрыгнуло в воздух, мелькнул зазмеившийся хвост, и вдруг я увидела, что у него абсолютно безволосое кроличье тело. Цююй проворно упал на землю кверху лапками и притворился мертвым. О том, что он притворился, стало понятно по тому, как он периодически поглядывал на меня из-под опущенных ресниц.
   - Что это с ним? - афигела я.
   - Мимикрирует, - вытирая руки куском ветоши, ответил парень. - Меня зовут Резот.
   Да уж, либо магическая биология полностью отличается от земной, либо этот Резот ее активно прогуливал.
   - Алиса, - представилась я, решив не озвучивать свои мысли. - А ты здесь учишься?
   - Нет, я работаю лаборантом. Но не по кормлению КМЖ, а на кафедре магической герпетологии.
   - Змеями занимаешь?
   - Не совсем. Вивернами и болотными драконами.
   - Ну, ничего себе! Значит, здесь есть драконы? Разве на факультете животноводства изучают драконов? Я думала, мы только коров доить будем...
   - Стоп, стоп, стоп! Не тарахти, - засмеялся Резот. - Драконов и других высших животных изучают в магистратуре. А вы будете доить коров.
   У меня было тыща вопросов, но прозвенел звонок, и пришлось быстро бежать на пару.
   - Алиса, а кто такие коровы? - крикнул мне вслед Резот....
   Вот врунище! Убью, гада!
  
   Криптидосекция представляла собой вытянутое дощатое помещение, разделенное на два неравномерных отсека. В одном находились грубо сколоченные скамейки и столы, а вот что было в другом, сказать пока затрудняюсь, но, судя по доносившимся оттуда звукам, - там были животные, которых мы должны научиться кормить. Пол обильно устилала солома. Запах же стоял, словно в клетке с домашним хомячком, у которого не убирались целый месяц. Я брезгливо поморщилась.
   Видимо мои одногруппники проще относились к подобным запахам, или уже привыкли, потому что абсолютно спокойно принялись занимать места. Скрепя сердце, я со вздохом последовала за остальными.
   - Здравствуйте, студенты, - прозвучал приятный баритон. В нашу псевдоаудиторию вошел огромный лысый человек. Он был смугл, черноглаз, а темно-синий, как у Резота, комбинезон подчеркивал мощные бицепсы. Что-то смутно знакомое промелькнуло у меня перед глазами, когда я ошеломленно разглядывала его.
   Между тем, гигант, не обращая внимания на любопытные взгляды, продолжил:
   - Меня зовут профессор Фахр. Я буду вести у вас практические занятия по кормлению крупных магических животных. Во время семестра мы научимся определять их пищевые предпочтения, составлять рационы, а также дозировать корма. Как вы уже поняли, мы будем работать с группой магических животных, которая относится к категории "крупные". Это тривиальная классификация, которая широко распространена в магических мирах и сохраняется до сих пор. Если же следовать современной систематической номенклатуре, то группы животных, которые являются крупными по размерам, но относятся к категориям флогистированных, то есть самовоспламеняющихся животных, а также герпетоподобные криптоды, вы будете изучать в Магистратуре. Ну, это если кто доживет, - усмехнулся Фахр.
   Студенты притихли. А Фахр между тем невозмутимо рассказывал:
   - Перед тем, как перейти к анализу различий между этими двумя классификациями, давайте определимся с животными, за которыми вы будете ухаживать на протяжении первого семестра. Согласно авторской инновационной методике доктора Ципперпопера, непосредственное участие студентов в процессе ухода за животными, способствует ускоренному восприятию пройденного материала. Поэтому, сейчас все дружно проходим в соседний криптидосектарий, и выбираем любое животное, - он приглашающе махнул рукой.
   Все ошеломленно застыли.
   Фахр широко улыбнулся:
   - Поверьте, студенты, будет лучше, если вы сами выберете себе питомца, нежели это для вас сделаю я...
   После таких слов все резво вскочили и понеслись в соседнюю комнату. Я побежала тоже.
   Мамадарагая! Когда я до этого жаловалась, что я попала, то это еще была ерунда. Увидев будущих "питомцев" я поняла, что вот в этот раз я таки попала конкретно.
   Помещение оказалось большим и темным. Было душно. Запах хомячка выедал глаза. Кругом, где только можно, громоздились огромные клетки с животными. Я стала рассматривать обитателей. Через минуту волосы зашевелились у меня на голове, а сердце пропустило удар. Такой кошмар не смог бы выдумать, даже объевшийся кастанедовских грибов пьяный Гойя. Полосатый зверь с четырьмя головами леопарда и лошадиным хвостом, жуткий полуящер с козлиными рогами и вывернутыми, как у кузнечика задними ногами, чешуйчатая собака с головой обезьяны и ушами как у осла, пушистая кошка с белой головой и шестью лапами-клешнями. Это далеко не полный перечень увиденных животных. Мне стало дурно.
   А когда крайний зверь, похожий на рогатого льва, повернул ко мне синюю морду и утробно завыл, я хотела выскочить отсюда и бежать хоть куда-нибудь, чтоб только подальше, но Фахр, видимо предвидя подобные инсинуации, предусмотрительно встал у выхода, скрестив руки на груди:
   - Студентка, у вас возникли вопросы?
   - Эммм.. - ну что тут скажешь, - Нет, профессор, я только хотела уточнить, можно выбирать любого зверя?
   - Любого, - понятливо усмехнулся Фахр.
   Вот гад!
   Мысленно сосчитав до десяти, я взяла себя в руки и храбро отправилась к клеткам. Я мужественно прошла мимо первой линии клеток, повернула ко второй линии, дальше был небольшой тупичок. Я решила переждать там и посмотреть, что будет с остальными одногруппниками, которые уже выбрали себе животных. В душе шевелилось смутное сомнение, что для некоторых питомцев предпочтительный рацион состоит исключительно из студентов. Но только я поудобнее пристроилась возле стеночки, как затылком почувствовала чужой взгляд. По спине пробежал ледяной холод. Руки покрылись гусиной кожей. Глубоко вдохнув и выдохнув, я попыталась привести себя в чувство и осторожно обернулась.
   Из темноты третьей, последней линии клеток, на меня пристально смотрели блестящие глаза. И такая нечеловеческая тоска и мука была в них, что я невольно задрожала. На негнущихся ногах я медленно пошла к клетке. Тварь, представшая передо мной, была омерзительно-жуткой. Огромная, покрытая свалявшейся шерстью. Длинные руки с девятью пальцами. Низкий массивный лоб нависал над скулами. Нос был так мал, что его почти не было видно. Зато иссиня-черные губы свисали, обнажая огромные желтые клыки. Существо посмотрело на меня, и я пропала.
   Кажется, я целую вечность стояла и смотрела ему в глаза. Из ступора меня вывел окрик преподавателя:
   - Студенты! Подойдите ко мне!
   С трудом оторвав от существа взгляд, я прошептала:
   - Я вернусь, я тебя выбрала.
   Он посмотрел и тяжко вздохнул. Мне показалось, что у него есть разум.
   Тем временем студенты столпились вокруг Фахра.
   - Сейчас вы каждый по очереди покажете мне выбранных животных, и мы закрепим за вами личных питомцев.
   Народ начал поодиночке показывать на облюбованные клетки, а я все не могла прийти в себя. Из задумчивости меня вывел окрик:
   - Студентка! Я к вам в третий раз обращаюсь!
   - Ааа? Да... - пробормотала я, краснея.
   - Выбрали себе питомца?
   - Да.
   - Показывайте.
   Я быстро развернулась и почти побежала к моему существу:
   - Вот. Он, - я указала на клетку.
   - Вот как, - ошеломленно пробормотал Фахр. - Студентка, вы уверены?
   - Да!
   - Подумайте, это малоизученный, практически неизвестный вид. Он может быть опасен.
   - А если он так опасен, то зачем вы его первокурсникам предлагаете? - разозлилась я.
   - Нуууу, - замялся Фахр, - он у нас уже более ста лет и всегда ведет себя спокойно. Обычно в этот угол студенты никогда не доходят. Подумайте хорошо над моими словами. Я могу дать вам еще время выбрать другого, более безопасного питомца. Кстати, у нас есть даже гиппокампус - студенткам нравится за ним ухаживать.
   - Нет, - твердо произнесла я. - Я сделала свой выбор. Я выбираю его...
  
  
   После занятий я сразу же подошла к Офелии:
   - Выручи, Офелия.
   - А что надо? - настороженно пророкотала она.
   - Дай, пожалуйста, лекции по магтеории и по селекции.
   - Зачем? - недоверчиво нахмурилась Офелия.
   - Списать.
   - А сама чего не писала?
   - Да, понимаешь, потеряла тетрадку, - начала выкручиваться я.
   - Ну, ладно, - кивнула она. - Только у меня эти тетради в комнате. Пошли.
   Я отправилась с Офелией. По правде говоря, мне просто нужен был любой предлог, чтобы поближе познакомится с одногруппниками, а заодно хотелось посмотреть, где и как они живут. После двух неполных дней в Академии у меня начали зарождаться смутные сомнения по поводу моих апартаментов.
  
  
   Четырехэтажное студенческое общежитие было выстроено буквой "V". В одном крыле жили мальчики, другое занимали девочки. Животноводы обитали в небольшой изолированной пристройке, по нескольку человек в комнате. Офелия делила комнату с Миленой. Две кровати, две прикроватные тумбочки, небольшой шкаф, стол и пару стульев - обстановка была самая простая. Удобства располагались в конце коридора.
   Да уж... не густо...
   Вообще, я заметила, что в Академии царит довольно-таки странная обстановка. Такое впечатление, что среди факультетов существует определенная кастовость, и все этого жестко придерживаются. Но ладно бы еще студенты, но преподаватели? Куда смотрит администрация? И, кстати, почему меня до сих пор не поселили в общежитие? Кому принадлежат апартаменты, которые я тайно занимаю? Целая куча вопросов, а спросить некого. Может, Вжик сможет что-то прояснить.
   - Держи, - Офелия протянула мне рыжую коленкоровую тетрадь.
   - Спасибо, я перепишу и утром сразу отдам, - я заметила, что Офелия расстроена. - Что-то случилось?
   - С чего ты так решила?
   - Мне показалось, ты чем-то расстроена.
   - А ты разве нет?
   - А мне с чего расстраиваться?
   - Ты не в курсе? - удивилась Офелия.
   - Нееет. - сказала я. - Расскажи.
   - Сегодня будет шикарная вечеринка. Для студентов.
   - О! Круто! Во сколько?
   - Какая разница? Мы туда не приглашены.
   - Как это? - снова удивилась я. - Если это студенческая вечеринка, то логично, что все студенты могут туда пойти. Или я чего-то не знаю?
   - Как бы тебе сказать, - вздохнула Офелия. - Наш факультет, он... ммм.... он не совсем престижный... точнее очень не престижный... так что мы никогда не ходим. И нас все равно туда не приглашают. Но даже если бы у кого-то из нас хватило ума туда заявился - это была бы сенсация. Эти... ну, ты поняла... которые с элитарных факультетов... боевики там, некроманты всякие... они никогда не допустят этого. Так что проще не ходить.
   - Вот уроды! - В сердцах воскликнула я. - Что за глупая дискриминация?!
   - Ну как есть, - скривилась Офелия.
   - Слушай, - не поверила я, - а откуда ты это все знаешь? Ты - моя однокурсница, и учишься здесь также второй день. Я тут абсолютно не ориентируюсь, а ты за два дня все про всех знаешь?
   - Почему это второй день? - обиделась Офелия. - Это на первом курсе я учусь второй день. А до этого я три месяца была здесь на подготовительных курсах.
   - А я почему не была?
   - Не знаю, - прогудела Офелия.
   Хм.. тут тоже есть над чем задуматься.
   - Так значит, из нашего факультета никто не пойдет? - уточнила я.
   - Ага.
   - И мы останемся без вечеринки?
   - Ага.
   - А что ты будешь делать в это время? - меня вдруг озарила мысль.
   - Не знаю, - протянула Офелия, - как обычно. Может, книжку почитаю, а может, будем с Миленой мечтать.
   Я взяла себе на заметку.
   - Слушай, Офелия, - вкрадчиво и издалека начала я. - А ты можешь передать остальным нашим, чтобы собрались здесь к вечеру?
   - Зачем? - недовольно прогудела Офелия.
   - Сюрприз, - усмехнулась я.
   - А почему это я должна им передавать? - фыркнула Офелия. - Тебе надо, вот и передавай.
   - Ну, Офелия, ну миленькая, - заныла я. - Ты уже здесь своя, целых три месяца. Все знаешь. А я новенькая, авторитета не имею... Меня, как тебя, не послушаются.
   - Думаешь? - в глазках-щелочках Офелии заблестел интерес.
   - Да, да, да! - воскликнула я, боясь, что она передумает. - Давай, до встречи тут вечером, в шесть. - Я помахала ей и выскочила во двор.
  
   Фууух, ох и тяжело рушить устоявшиеся традиции. Дурацкая элитарность! Кастовость у них, понимаешь! Они, блин, элита, а остальные рылом не вышли! Ну что за порядки! Всю дорогу домой я мысленно возмущалась. И в результате до того накрутила себя, что в комнату ворвалась, злая, как кафрский буйвол перед водопоем.
  
   Вжик преспокойно дрых, развалившись на кресле.
   - Вжик! - затараторила я. - Что это за комната? Чья она? Ты знал, что животноводов здесь все презирают? Почему меня не поселяют, как всех? Почему животноводы живут отдельно? Почему я не была, как все, три месяца на подготовительных курсах? И еще мне срочно очень-очень нужна твоя помощь!
   - Давай что-то одно, - зевнул котяра. - Или вопросы или помощь.
   - Помощь! - твердо ответила я.
   - Что надо делать? - лениво потянулся Вжик.
   - Ты понимаешь, сегодня вечеринка, все будут веселиться, а мы, как дураки, будем дома сидеть. Потому что мы "отверженные"!
   - А я тут при чем? - удивился кот. - Как я могу повлиять на мнение большинства?
   - Не надо влиять, - усмехнулась я. - Большинство вскоре поменяет свое мнение, стопроцентно... Вжик, у меня идея! Поможешь?
   - Говори свою идею, - обреченно вздохнул Вжик...
  
  
   Еще издали я увидела небольшую группку студентов у дверей пристройки. Народ, недовольно толпился, изредка вяло переговариваясь. Здесь были все, даже Резот присоединился, и с интересом поглядывал на меня.
   "Молодец, Офелия", - мысленно похвалила я одногруппницу.
   - Привет! - я весело поздоровалась.
   Ответом мне был нестройный хор голосов. Один только Эо промолчал. Ну, и ладно. Не все сразу.
   - Уважаемые одногруппники! - я сделала театральную паузу. - Я приглашаю вас на бард-вечеринку.
   - А как это, - удивилась Милена.
   - Сама все увидишь, - приглашающее махнула рукой я.
   Народ потоптался и неохотно поплелся за мной.
   Мы вышли на территорию чуть слева от криптидосекции. Здесь росли деревья, чем-то похожие на наши осинки, только побольше. Пройдя по неприметной тропинке, мы очутились на довольно уютной полянке. Вжик утверждал, что тут самое лучшее место в этих зарослях. Раньше здесь были площадки для каких-то селекционных опытов по магическому кормопроизводству. Почему сейчас здесь все пришло в первозданный вид, Вжик не знал. Но для нас это было просто отлично.
   - Прошу на вечеринку!
   Я первая уселась у сложенных для костра веток (бедный Вжик так ворчал, когда помогал собирать сухостой).
   Оп-ля! - я зажгла огонь. - Смелее! Сегодня у нас будет вечер знакомств. Мы будем вместе учиться, - и нужно узнать друг друга. Предлагаю устроить супер-вечеринку прямо сейчас.
   Парни начали присаживаться, Офелия и Милена остались стоять. А вот Эо развернулся и ушел обратно. Немного кольнула обида, но я понимала, что процесс перевоспитания - дело не одного дня.
   - А теперь фокус-покус! - я вытащила колбасу (спасибо, Вжик!). Резот широко улыбнулся и достал небольшой нож. Он резал колбасу, а я накалывала кусочки на прутики и раздавала всем. Мы жарили ее на костре. Вскоре, мясной аромат и приятное потрескивание огня в сгущающихся сумерках сделали свое дело - народ постепенно оживился, пошли шутки. Милена и Офелия устроились рядом со всеми, и их радостный смех разносился по поляне. Я рассказала пару известных в моем мире анекдотов. Затем эстафету подхватил Резот. Он так уморительно изображал свою неудачу на экзамене, из-за которой провалил сессию, и пришлось идти в лаборанты, что все просто ухахатывались.
   - Жаль, нет гитары, - вздохнула я.
   - Как это нет, - Эо подсел к нам, хитро улыбаясь.
   - Эо! Ты вернулся! - я настолько обрадовалась, что даже не знала, что сказать.
   - Ну да. Нужно же было сказать заранее, не пришлось бы возвращаться, - Эо протянул бутылку вина.
   Я вообще-то не большой сторонник пьянок. Но сейчас, на природе, мы бок о бок сидели у костра, вдыхали восхитительный аромат дымка и жареной колбасы, и, под бренчание на гитаре, передавали по очереди друг другу бутылку. Отблески пламени на лицах делали всех ближе и родней.
   Да и что такое одна бутылка некрепкого вина на десятерых студентов?!
   Ну что сказать, конечно, это была не настоящая бард-вечеринка в классическом понимании, да и петь почти никто не умел, но осмелев, мы с воодушевлением исполнили сперва какие-то веселые куплеты, а затем пели все подряд: тот, кто знал слова, начинал, а остальные дружно повторяли последнюю строчку.
   То, что вечеринка удалась, я поняла, когда Офелия, Иштар и еще один парень с труднопроизносимым именем Готфрид, обнявшись, исполнили боевой танец гиппокампусов. Это так понравилось, что все подскочили и попытались повторить. Не уверена, что попытка удалась, но, тем не менее, мы задорно подпрыгивали и топтались вокруг костра, весело гыкая, что, видимо, символизировало боевой клич гипокампусов.
   Теплый ветерок ласково гладил волосы, было так уютно и по-особому спокойно, что не хотелось уходить.
   - Смотрите, - вдруг воскликнула Милена и указала вверх рукой. На небе мерцала странная золотистая звезда, очень крупная. - Смотрите, это же Азус. Говорят, он появляется, когда грядут большие перемены.
   Мы как завороженные смотрели на эту удивительную звезду и думали каждый о своем. О переменах. О жизни. Я знала, что перемены уже начались и только в наших силах изменить этот мир к лучшему. Не знаю, получится ли изменить весь мир, да и нужно ли его менять, но отношение других студентов к нашему факультету должно теперь измениться. И я приложу к этому все усилия.
   Затушив костер, мы дружно возвращались назад. Милена и Офелия, обнявшись, вполголоса затянули какую-то грустную мелодичную песню.
   Проходя мимо криптидосекции, я спиной ощутила взгляд. Обернувшись, успела увидеть блеснувшие в окне глаза. Меня обдало волной жгучей печали, миг, и опять - только темнота.
   Ничего, твою тайну я тоже разгадаю...

Глава 4

  
   Солнечный зайчик весело заплясал по стенам аудитории. Утро обещало быть приятным.
   Мои одногруппники встретились, как старые друзья - исчезла былая отчужденность. Все обменивались вчерашними впечатлениями, смеялись. Эо хлопнул по спине Иштара и они долго ржали над какой-то своей шуткой, как кони. Милена и Офелия сели рядом со мной.
   Первой парой у нас сегодня был новый спецпредмет - "Рост и развитие шипохвостых хомячков". На этот раз в роли преподавателя выступала тощая дама неопределенного возраста, похожая на засушенную гусеницу из-за многочисленных сероватых шифоновых шалей и блеклых струящихся шарфиков. Она зябко куталась в это развевающееся тряпье, словно в кокон.
   - Студенты, - прошелестела преподавательница, - меня зовут Оливия Жоз...
   - По кличке Моль, - прошептал Эо. Мы подавили смешок.
   - Студенты, - продолжала Моль, - сегодня вы вступаете в новую эру своего студенческого бытия. Сегодня вы прикоснетесь к знаниям, которые изменят ваше мировоззрение...
   - Тайная Доктрина о шипохвостых хомячках возвысит вас над миром, - трагическим полушепотом подхватил Эо.
   Милена с Офелией прыснули со смеху.
   Моль, недовольно поджав губы, пристально глянула на них и продолжила:
   - Шипохвостые хомячки - это большая группа высокоорганизованных магических существ, которые...
   - ...которые ужаснее драконов, стремительнее виверн и бессмертнее фениксов, - тихо закончил Эо. Народ в аудитории грохнул от смеха.
   Моль возмущенно застыла, вращая выпученными водянистыми глазами:
   - Это безобразие! - взвизгнула она. - Чтобы студенты животноводческого факультета на моей лекции вели себя таким образом! Прекратить безобразие!
   Все притихли.
   Успокоившись, Моль продолжила:
   - За редким исключением, шипохвостые хомячки распространены в магических мирах Верхней Спирали. Однако есть один удивительный, просто уникальный, подвид, который встречается даже в нижних мирах. Питаются они там исключительно...
   - ... душами студентов... - выпучив глаза, патетически прошептал Эо. По аудитории снова прокатились смешки.
   - Хватит! - красная от ярости Моль трясущимися руками одевала и снимала очки. - Что вы себе позволяете?! Я сейчас все доложу руководству!
   Она выскочила из аудитории, хлопнув дверью.
   - Ну, все, - сделав круглые глаза, хихикнул Эо, - сейчас нам будет большой втык.
   - Ну, зачем ты ее так, Эо, - слабо возмутилась Офелия. - Нам ей еще зачет сдавать придется.
   - Ах, я уже трепещу, - фыркнул Эо.
   - Не надо было ее дразнить, - поддержала подругу Милена.
   - Вы не понимаете, - скривился Эо. - Дело не в ней. Я вчера вечером настоящий драйв почувствовал. Настоящую жизнь... Надоело постоянно быть тихоней. Надоело жить с опущенной головой. Это мой личный бунт, если хотите! Слушайте, а вот давайте сегодня прогуляем пары? У меня есть отличная идея.
   - Пары прогуливать не стоит, - категорично возразила Офелия. - Иначе сессию не сдадим. Тем более, если б кто-то один прогулял, может, его и не заметили бы, а если все начнут прогуливать - будут неприятности.
   - Ну что ты такая нудная, - поддержал приятеля Иштар. - Айда на нашу полянку, у Готфрида есть пиво, он поделится. Правда ж, Готфрид, ты нежадный мальчик?
   - Пиво есть, - подтвердил тот, - если бы еще рыбки солененькой достать, было бы совсем здорово.
   - Нет, никто сейчас никуда не пойдет, - покачала головой Офелия, - следующая пара опять магтеория, лучше не рисковать. А вот после пар все с удовольствием сходим.
   - Сходим! - подхватили остальные.
   - Мы одна команда!
   - Трепещи, Академия, животноводы идут! - хихикнула Милена, и все весело засмеялись.
   Я сидела молча, и не лезла в разговор. А в душе так радовалась за этих ребят. Но еще больше радовалась за себя, что получилось объединить и раскачать всех, поднять боевой дух факультета. Я смогла. Это так приятно.
  
  
   На магтеорию мы вломились дружной хохочущей толпой. Я вытащила сумку. Черт, вчера пришла поздно. Сегодня утром, если бы не Вжик, точно проспала бы. Мне-то бежать дальше всех. Впопыхах я накидала в сумку все подряд, не глядя. Чтобы разыскать нужную, пришлось из сумки вытаскивать все. Искомая тетрадь, конечно же, была в самом низу. Тихо ругаясь, я принялась заталкивать все назад. Внезапно возле меня на скамью с победным возгласом опустился Ромус.
   Я обернулась - Ромус держал в руках рыжую коленкоровую тетрадь, которую я вчера одолжила у Офелии.
   - Так! Что тут у нас? "Дневник Офелии Лаззо". Вот это да! - заржал Ромус и отскочил в сторону.
   Я похолодела. Видимо Офелия вчера мне ненароком вместо тетради по магселекции дала свой личный дневник. А я торопилась на бард-вечеринку и не посмотрела.
   - Отдай, - я попыталась выхватить тетрадь, но он ловко отпрыгнул.
   - Слушайте! "Мне так грустно. Первый день в Академии был ужасно скучным, как все остальные дни..." - громко зачитал Ромус.
   По аудитории пошла волна смешков. Ромус запрыгнул на трибуну преподавателя и громко заунывно читал:
   - "В нашей группе все пришибленные. Даже поговорить не с кем. Сегодня появилась новенькая. Зовут Алиса. Наглая выскочка. И нос дерет" - это ты наглая выскочка, - белозубо скалясь, указал на меня пальцем Ромус. - Нельзя такой быть, видишь, даже твои пришибленные друзья-животноводы возмущаются.
   - Отдай, гад! - я подскочила к Ромусу, но меня оттеснили парни с факультета боевиков, и не подпускали к трибуне.
   - Читай дальше! - воскликнула белобрысая девица.
   Все заржали.
   - Воля народа для меня закон, - театрально прижал руки к груди Ромус и, поклонившись, под аплодисменты, продолжил, - Читаю дальше, но здесь какая-то бредятина, я буду читать самые интересные отрывки. Слушайте: "Мне грустно. Ошумар снова на меня не посмотрел. Ну почему я такая толстая?".
   Студенты грохнули. Я стояла ни живая, ни мертвая. Оглянувшись, я увидела Офелию. Она с ужасом смотрела на Ромуса.
   - Поздравляю тебя, дорогой Ошумарчик, - засмеялась белобрысая девица, - Кажется, у тебя есть тайная вздыхательница. А как же я? Я ревную!
   - Фу, свинья жирная, - зло сплюнул Ошумар. - Меня тошнит от нее.
   Он развернулся и, хлопнув дверью, вышел из аудитории.
   Офелия стояла красная, как рак, и с ненавистью смотрела на меня.
   - Читай еще! - закричали вокруг.
   - Здесь больше нет, - развел руками Ромус и протянул тетрадь мне, - Алиса, радость моя, спасибо тебе за это чудесное представление. Если появится что-то еще, приноси, почитаем.
   Последние его слова потонули в диком хохоте.
   - Гад, - я задыхалась от гнева, - какой же ты гад, Ромус.
   - Нельзя быть такой наглой выскочкой, - укоризненно погрозил мне пальцем Ромус. - Веди себя хорошо, детка, а то Офелия на тебя бяку в дневнике напишет. Правда, Офелия?
   Офелия, пыхтя и сжав кулаки, ринулась на Ромуса. Какой-то парень с факультета некромантов подставил ей подножку, и она с грохотом упала на пол.
   - Пол проломишь, Офелия, - выкрикнула белобрысая.
   - Так она не только пол, но и всю Академию разнесет! - подхватила какая-то незнакомая девица.
   - Это она еще плохо разогналась, - загоготали от окна.
   - Бей его, Офелия! - кричали студенты.
   Офелия, разрыдавшись, выбежала из аудитории. В дверях она столкнулась с возвращавшимся мрачным Ошумаром. С разбегу, Офелия наступила ему на ногу. Ошумар, взвыв, запрыгал на одной ноге.
   - Офелия любит одноногих!
   - Она решила покалечить Ошумара, чтобы сравнять свое уродство с его увечьем!
   - Решила, что калека точно обратит на нее внимание!
   - Еще скажи - полюбит!
   - Скорее пожалеет!
   - Надо было сперва глаза ему выколоть! Чтобы не видел жир!
   - Он нащупает!
   - Ха-ха-ха!
   - Гы-гы-гы!
   Студенты веселились вовсю. Ошумар, Ромус и белобрысая девица сыпали шуточки направо и налево. Офелия ушла. Я огляделась - мои одногруппники осуждающе смотрели на меня.
   Но разве ж я виновата, что Офелия случайно дала мне не ту тетрадь, и Ромус выхватил именно ее.
   Но кому ты что докажешь?
   Пара по магтеории опять прошла как в тумане.
   После пары, студенты, посмеиваясь и бросая на меня насмешливые кривые взгляды, потянулись к выходу.
   - Ну, ты и мразь, Алиса, - медленно протянул Эо, с презрением глядя мне в глаза.
   - Это было настоящее скотство, - сплюнул Иштар.
   - Как ты могла! - чуть не плача, выпалила Милена.
   - Я же не видела, что это была за тетрадь! - разозлилась я. - А сами? Стояли, молча, сжавшись по углам! И ни один, ни один, не вступился! А еще говорили, что одна команда!
   - Не тебе нас судить, - с ненавистью процедил Эо.
   И все, молча, вышли из аудитории.
   Я осталась одна...
  
  
   Уже не помню, как доплелась домой. Что говорил мне Вжик, что я ему отвечала. Ничего не помню. Все как в тумане. Помню только, как долго сидела на полу, тупо уставившись в одну точку. Я была так опустошена, что даже плакать не могла.
   О том, что давно наступила ночь, я поняла по сгустившейся темноте в комнате. Словно механическая кукла, я разделась и легла спать.
   Спала ли я? Не могу сказать. Кажется, лежала в темноте с закрытыми глазами и ничего не думала. За окном громко, с надрывом, ухала сова. Мое сердце гулко бухало ей в такт.
   Едва забрезжило утро, я поднялась, оделась и пошла на занятия.
   Краем глаза отметила, что Вжик озабоченно смотрит на меня.
  
   Первой парой у нас была лекция по селекции и технологии выведения пород магических животных.
   В аудитории находились все наши.
   - Привет, - сказала я, садясь на свое место - за стол возле Милены.
   Мне никто не ответил.
   Милена собрала тетрадки и пересела к Эо. Офелия отвела взгляд. Ее глаза были красными и сильно припухли. Она сидела за последним столом, одна.
   Вошел профессор Рапс и начал монотонно диктовать лекцию. Я автоматически что-то записывала за ним. В голове и в душе зияла абсолютная пустота.
   После лекции Эо громко сказал:
   - Ребята, а давайте после пар сходим на нашу полянку?
   - А кто будет? - спросил Иштар, косо поглядывая на меня.
   - Только все наши, - подчеркнуто ответил Эо. - Все наши парни. Милена, Офелия, вы же идете?
   Меня никто не удосужился пригласить. Словно меня не было.
   Я молча собрала тетрадки и поплелась на лекцию по магтеории.
  
   Краем сознания я понимала, что сейчас снова будет столкновение с Ошумаром и компанией, но страха больше не было. Словно все эмоции испарились вместе с моими надеждами на новую хорошую жизнь.
   - Ой, вы только посмотрите, кто к нам пришел! - патетически заблеял Ромус. - Алисочка, солнце! Что ты нам сегодня принесла почитать?
   Все заржали.
   Я молча опустилась на скамью и достала свою тетрадь.
   Ромус подскочил и практически выхватил ее у меня из рук.
   - Фу, Алиса, магтеория. Это банально. - Ромус горестно заломил руки. - Как ты могла?! Мы так ждали! Всю ночь не спали...
   - Почитай, Ромусик, пока магтеорию, - лучезарно ответила я, - это полезно. Легче будет экзамен потом сдавать. А когда появится продолжение, я тебе сообщу.
   Ромус опешил. В звенящей тишине раздались неуверенные смешки.
   - Я буду ждать, Алисочка, - злорадно пообещал он, недобро глядя на меня своими черными глазами.
   - Договорились, Ромусик, - ласково промурлыкала я.
   На нас смотрели с интересом, но никто не вмешивался. Прозвенел звонок и вошел преподаватель.
  
   Третьей парой был спецпредмет по кормлению. Я вошла в криптидосекцию. Знакомый запах дохлого хомячка уже не раздражал так сильно. Я рассчитывала, что нам позволят пообщаться с питомцами, но тут нас ожидал облом - Фахр велел вытащить тетрадки и всю пару диктовал, как определять кормовые предпочтения животных и в каких пропорциях все нужно смешивать.
  
   Вечер я провела, сидя в своей комнате.
   - Ты как? - озабоченно спросил Вжик.
   - Нормально, - ровно ответила я.
   - У тебя все в порядке? - переспросил Вжик.
   - Да.
   - Алиса, я знаю, что вчера случилось. - нахмурился Вжик. - Не хочешь поговорить?
   - Зачем?
   - Тебе нужна поддержка.
   - Нет.
   - Ты бы хоть поплакала, - протянул Вжик, с тревогой заглядывая мне в глаза.
   - Не поможет, - покачала головой я.
   - Хочешь, я отвечу на все твои вопросы?
   - Нет.
   - Алиса. А ты в курсе, что твои все собрались сейчас на полянке?
   - В курсе.
   - И что ты собираешься делать? - попытался разговорить меня Вжик.
   - Не мешай, - отмахнулась я. Вжик надулся и ушел на кресло.
   Устроившись на кровати, я достала новую тетрадку в ярко-розовой обложке и ласково погладила ее рукой. У меня появилась мысль...
  
  
   Сегодня первой парой была магтеория.
   Тихо мурлыкая песенку о двух веселых гусях, я вошла в аудиторию в самом боевом настроении. Усевшись за стол, я достала свои принадлежности. Сверху я положила тетрадь в ярко-розовой обложке.
   Ромус остановился и озадаченно посмотрел на меня:
   - Алисочка! Неужели? - пропел он. - Это то, о чем я думаю?
   - Именно то, Ромусик, - в тон ему поддакнула я. - Я же вчера обещала. Читай.
   Ромус взял в руки тетрадь. В аудитории все притихли.
   - "Личный дневник Алисы Исаевой". - громко прочитал он. Все вокруг зашушукались.
   - Алисочка, солнце, - медленно протянул он, - ты в этом уверена?
   - Ах, Ромусик, - покачала головой я. - Я не просто уверена, я настаиваю. Ты же вчера так просил. Разве могу я тебе отказать? Ты читай, читай...
   Ромус открыл тетрадь и громко начал читать:
   - "День первый в Академии прошел скучно. Скучные предметы, скучные студенты. Хорошо, хоть рассмотрели мою просьбу о переводе с факультета боевой магии на животноводческий. Теперь я довольна. Все идет по плану. День второй..." - Ромус запнулся и глянул на меня.
   - Читай, Ромусик, - лучезарно улыбалась я. - Или ты боишься?
   - "Сегодня встретила небольшую группку студентов. Напоминают мне мажоров из моего мира..." Кто такие мажоры? - нахмурился Ромус.
   - Не отвлекайся, - ухмыльнулась я. - Читай.
   - "Ошумар так закомплексован, что все время старается быть в центре внимания. Однако лидировать у него получается слабо, - хмыкнув, дочитал Ромус. - Кливия глупа и, как все изначально недалекие люди, считает себя очень остроумной и хитрой. Ромус пресмыкается перед остальными, пытаясь..." Ты за это ответишь!
   Ромус подскочил ко мне, сжав кулаки.
   - Что, Ромусик? - я округлила глаза. - Что же ты не читаешь? Я не интересно пишу? Разве Офелия пишет лучше? Я же так старалась, а ты не оценил...
   - Ты... - зашипел Ромус.
   - Что, Ромусичка? - скривилась я. - Драться будем? Ты мальчик хрупкий, я понимаю, но ты перепутал, я - девочка. Или ты дерешься только с девочками?
   По аудитории пошли смешки. Ромус покраснел.
   - Алиса, ты попала, - злобно пообещал мне Ошумар.
   - Нет, Ошумарчик, - широко улыбнулась я. - Это ты попал, но пока еще этого не знаешь.
   Кливия смотрела на меня сузившимися глазами. Я ей мило улыбнулась и послала воздушный поцелуй.
   - Ты понимаешь, что это война? - процедила белобрысая девица.
   - Ага, - зевнула я. - Я, Алиса Исаева, студентка животноводческого факультета объявляю вам всем войну!
   Приход преподавателя, как обычно, был очень вовремя.
  
  
   - Ты сошла с ума! - шипел Вжик, нарезая круги по комнате.
   - Почему? - лениво потянулась я.
   Сегодня был выходной день. Я планировала поваляться подольше, но, видимо, Вжик имел другое мнение на этот счет, и моих планов явно не разделял - чуть рассвело, как он меня разбудил. Бедняжку распирало от любопытства.
   - По Академии ходят слухи, что ты объявила боевикам войну! - выпалил Вжик.
   - Какой ужас, - зевнула я.
   - Алиса, - Вжик от волнения шлепнулся на пол и яростно забарабанил хвостом по полу. - Ты не понимаешь, во что ты ввязалась.
   - Понимаю, - я подошла к зеркалу и принялась расчесывать густую копну волос.
   - Не понимаешь! - упрямо рыкнул Вжик.
   - Хм... ты думаешь? - я заколола волосы высоко. Немного не то. Я распустила волосы и принялась плести косу.
   - Это самоубийство! - Вжик разошелся не на шутку.
   - Вжик, - я развернулась к котику и твердо посмотрела в блестящие от волнения крыжовники глаз. - Не волнуйся. Я не сошла с ума и все осознаю.
   - Но, Алиса, ты противопоставила себя боевикам, некромантам, вудуистам и алхимикам. Это самые сильные студенты Академии. Они тебя сотрут в порошок.
   - Не только им, животноводам тоже.
   - А им за что? - завопил Вжик.
   - За трусость и глупость.
   - Алиса, - кот шумно вздохнул. - Давай успокоимся и будем рассуждать здраво. Ты попала в Академию и тебя невзлюбили некоторые студенты. Ты, вместо того, чтобы найти с ними общий язык, принялась ссориться.
   - Не ссориться, Вжик, - поправила я, - а отстаивать свою точку зрения и свое право на самоуважение.
   - Ну, допустим, - вздохнул Вжик, - но со студентами твоего факультета почему ты рассорилась?
   - Это разве я с ними ссорилась?
   - Ну не я же!
   - Вжииик, ты же сам в курсе, что произошло: совершенно случайно Офелия дала мне не ту тетрадь, Ромус ее прочитал всем вслух. А мои, так называемые, одногруппники, вместо того, чтобы вступиться за Офелию, да и за меня тоже, трусливо жались по углам. А когда те ушли, они быстренько обвинили во всем меня. И выражения они при этом не выбирали. А теперь даже не разговаривают со мной. Да ты и сам все знаешь! - я швырнула расческу на стол и начала застилать кровать.
   - Ты злишься на них за то, что у тебя не получилось сделать из них команду и поднять престиж факультета, - заметил Вжик.
   - Да! Ты прав! - я застыла. - Понимаешь, я всегда, всю жизнь в том мире жила так, как от меня требовали другие - мои родители, подруги, коллеги. Моя жизнь была как бы и не совсем моя. Когда я попала сюда, я поняла, что никому до меня нет дела, и я могу жить так, как захочу. И я хочу быть собой, а не играть навязанную мне роль!
   - А зачем тебе эта война? Разве нельзя быть собой без войны?
   - Можно, Вжик, - я попыталась улыбнуться, - но, к сожалению, они не дали мне шанса. Когда меня определили к животноводам, я была обречена на постоянные унижения и второсортность. А я с этим не согласна. И поэтому я начала бороться. Как могла. Сперва я думала, что мои сокурсники будут со мной, но не рассчитала, что им жить в касте отверженных вполне привычно.
   - А тебе не кажется, что в том мире ты жила по чужим сценариям, а теперь пытаешься навязать свой сценарий остальным животноводам?
   - Не знаю, Вжик. Я уже ничего не знаю. Во всяком случае, я попыталась. Они с удовольствием пили вино и кричали, что мы друзья и одна команда, а когда дело дошло до скандала, то сразу не стало ни "одной команды", ни "друзей". А во всем оказалась виновата Алиса. Поэтому они мне больше не нужны. Я буду сама.
   - И что ты будешь делать? - тревожно прищурился Вжик.
   - Воевать, - я чмокнула котяру в носик и улыбнулась. - И я не одна! У меня есть ты. А это уже команда!
   Ответом мне был горестный вздох Вжика.
  
  
   После завтрака я, прихватив большую грушу, отправилась в библиотеку. Громадное помещение внушало уважение. По стенам находились огромные ячейки с картотеками. Я остановилась в нерешительности. Нужно было определиться, с чего начать.
   Итак, что я имею?
   Во-первых, это - магический мир, магическая Академия. С магией я абсолютно не знакома, на подготовительных курсах почему-то не была. Значит, многое пропустила. Вывод: нужно наверстывать эти пробелы.
   Во-вторых: существуют мои враги - боевики и их подельники с других престижных факультетов. Как утверждает Вжик, они - сильные студенты и быстро сотрут меня в порошок. Значит нужно научиться избегать их нападения и подумать, как самой красиво испортить им жизнь. Вывод: надо выработать стратегию войны.
   В-третьих: есть еще мои одногруппники. Они себя проявили не правильно. Отсюда тоже вывод - нечего больше пытаться их изменить. Они себе сами выбрали то, что им подходит. Значит, я продолжаю менять отношение окружающих к животноводческому факультету, но неотрывно от себя. А они пусть как хотят - если кто-то созреет к переменам, я поддержу. Мне тоже нужна своя команда.
   В-четвертых: кто такой мой питомец? Вывод: необходимо перелопатить всю доступную литературу по этому вопросу, а также собрать слухи и сведения от преподавателей Академии.
   В-пятых, нужно выжить этот год, а дальше будет видно - или я перейду на факультет боевой магии, или вернусь домой.
  
   Мои размышления прервал сухой, сморщенный старичок в темно-лиловой мантии. Он недовольно и укоризненно посмотрел на меня:
   - Студентка, ты не заблудилась?
   - Здравствуйте, уважаемый! - я улыбалась как фотомодель с рекламы зубной пасты. - Мне нужны книги и учебники. Но, так как я новенькая и на подготовительных курсах не училась, то затрудняюсь правильно определить, с чего начать.
   - На каком факультете ты учишься? - старичок чуть оттаял, но продолжал смотреть насторожено.
   - На животноводческом, - еще более лучезарно улыбнулась я.
   - Стой здесь, - сухо пробормотал старичок и исчез.
   Через некоторое время он вынырнул откуда-то из бокового коридорчика и вынес мне стопку книг.
   - Вот, начни с этого.
   - Но это еще не все, - я заискивающе посмотрела ему в глаза.
   - Ты хоть бы это осилила, - нахмурился тот. - Правилами библиотеки установлен максимальный срок нахождения книг на руках у абонента - три недели.
   - Я успею, - просительно посмотрела на него я. - Мне много надо наверстать.
   - Ну ладно, говори, что еще надо?
   - Что-то по общей магии для новичков, - затараторила я, - и обязательно учебник по магическим растениям, книги по стратегиям магических войн, историю дипломатии в магических мирах, учебник о мироустройстве...
   - Стоп, стоп, стоп! - поднял руку библиотекарь. - Давай, по-порядку. Зачем тебе книга по магическим растениям?
   - Понимаете, - замялась я, - у меня необыкновенный питомец. Уникальный. Нужно определить его пищевой рацион. Вполне вероятно, мне понадобится искать или даже выращивать какие-то растения.
   - Понятно, - буркнул он. - А зачем стратегии магических войн и дипломатия на факультете животноводства?
   - Для общего развития, - абсолютно честно ответила я.
   - Что-то ты темнишь, - покачал головой библиотекарь. - Но ладно, подожди.
   Он снова исчез. На этот раз его не было дольше.
   - Вот.
   Стопка книг превышала предыдущую раза в три. Ой, мамачкииии...
   - Спасибо, - улыбнулась я.
   Как же мне все это дотащить?
   - Возьми вот, - библиотекарь протянул мне черный матовый шарик, размером с теннисный мячик.
   - Спасибо, а что это?
   - Это саатр. Потри его и приложи к каждой книге.
   Я попробовала. Все книги втянулись внутрь. При этом вес шарика не изменился.
   - Ой, прелесть какая! - восхитилась я. - А как достать их оттуда?
   - Постучи им по твердой поверхности. Лучше, по крышке стола. Только легонько стучи.
   - Спасибо большое! А сколько книг сюда может войти?
   - Много, - флегматично ответил библиотекарь. - И, кроме книг, он ничего не переносит. Если у тебя больше нет заказов, мне нужно работать.
   - Спасибо еще раз. До свидания.
   - Не забудь, что книги ты должна вернуть через три недели.
  
  
   Из библиотеки я отправилась в криптидосекцию...
   Вход, как обычно охранял сизо-лиловый цююй. Увидев меня, он громко защелкал клювом и начал шумно сопеть. Я хлопнула в ладоши, и цююй мигом растянулся на земле, подрагивая сосископодобными лапками.
   - Покойся с миром, бедняжка цююй. Аминь, - засмеялась я и подергала ручку двери. Изнутри послышался шум животных.
   На звук моего голоса из подсобки выглянул Резот.
   - Привет, - улыбнулась я.
   - Привет, - хмуро кивнул он в ответ.
   - Открой дверь, пожалуйста, я к своему питомцу на минуточку хочу заглянуть.
   - Фахр мне голову оторвет, - нахмурился он.
   - Почему это оторвет? - удивилась я. - Он же сам предложил нам выбрать питомцев, чтобы ухаживать за ними. Разве уход за животными разрешается только в рабочие дни?
   - Есть техника безопасности... - скривился Резот.
   - Я знаю, - перебила я. - Ну, Резотик, пожалуйста. Я же на минуточку. Я только посмотрю как он там и сразу назад.
   - А что мне за это будет? - прищурился Резот.
   - А что ты хочешь?
   - Я еще не решил, - хмыкнул Резот. - Ладно, я тебе открою дверь, ты быстро посмотри на своего зверя, а я когда надумаю, что хочу - тогда скажу. Идет?
   - Идет, - вздохнула я. - Надеюсь, ты не придумаешь, чтобы я прыгала со скалы в пропасть?
   Резот захохотал и отпер дверь:
   - Я оставлю ее открытой, мало ли что.
   - Хорошо. Я быстро.
   Я вошла внутрь. Стараясь не шуметь, миновала обе линии клеток и подошла к последней, что у стены. Мой питомец прильнул к оконной решетке и пристально что-то высматривал.
   - Привет, - я постаралась произнести это самым доброжелательным тоном.
   Он вздрогнул и, мгновенно развернувшись, отпрянул от окна.
   - Меня зовут Алиса, - я продолжала демонстрировать миролюбие. - Я - А-ли-са.
   Зверь смотрел на меня своим бездонным взглядом.
   - Я ненадолго, - хриплым от волнения голосом просипела я. - Мне показалось, что тебе одному скучно и вот... решила навестить тебя в выходной.
   Зверь пристально, не мигая, смотрел на меня.
   - Я взяла грушу, - я вытащила из кармана плод. - Вот. Это тебе. Ты любишь груши? Я просунула ее сквозь решетку. Зверь подался ко мне, от испуга я уронила грушу на пол клетки:
   - Извини, я уронила, - тихо пробормотала я. - Волнуюсь.
   Зверь застыл у прутьев клетки. Его губы вытянулись, обнажив огромные желтые клыки.
   - Ладно, я вижу, ты не в духе, - я отскочила подальше. - Я пойду. Пока.
   Я развернулась к двери и вдруг услышала:
   - А-ли-са...
   Не веря своему слуху, я молниеносно обернулась. Зверь держал грушу в лапах и смотрел на меня своим пронзительным взглядом.
   - Это ты? - я даже заикаться стала от волнения, - неужели это ты сказал?
   Зверь посмотрел на меня еще раз, и отвернулся.
   Я долго стояла у клетки. Я звала моего зверя. Но он больше не обернулся. Зато в криптидосекцию заглянул Резот и пришлось уходить.
   Всю дорогу домой я размышляла - он ли назвал меня по имени. Мне же не могло показаться. Выходит, этот зверь может говорить. А судя по его взгляду, он разумен. Но почему он сидит в клетке так долго? Что высматривает у окна? Почему у него такая боль в глазах? Сколько вопросов, и ни одного ответа.
   Кто же ты, таинственный зверь?
  
   Я медленно шла через внутренний парк Академии. Мой карман оттягивал саатр с книгами, дома ждал Вжик с кучей вопросов, весь вечер был только наш, - в общем, красота. Вдруг за старыми липами я услышала красивую музыку. Не удержавшись от любопытства, я пошла на звуки. Посыпанная желтоватым песком дорожка вывела меня к правому крылу Академии. Липы расступились, и я оказалась прямо перед огромной застекленной верандой. Из полуоткрытых окон лилась мелодия, похожая на наш блюз, слышался смех. Осторожно, из-за кустов цветущего жасмина, я заглянула в окно - студенты со всех факультетов гуляли на вечеринке. Это была даже не совсем вечеринка, скорее бал, девушки были в длинных платьях с открытыми плечами и вычурными прическами, от обилия переливающихся драгоценностей (или бижутерии - я точно не разглядела) слепило глаза, парни - в элегантных темных костюмах, похожих на наши земные фраки, но чуть упрощенной формы, что придавало им особый шарм. Пары медленно и томно танцевали, в воздухе искрилась страсть, а я заворожено подглядывала из-за кустов на этот чужой праздник. Почему-то тоскливо сжалось сердце. Хорошее настроение куда-то испарилось.
   Вздохнув, я пошла домой. Внезапно вдалеке я услышала шум - смеялись люди. На всякий случай я отскочила в сторону и притаилась за кустами. Мимо меня прошли мои одногруппники. Милена с Иштаром громко спорили и смеялись. Эо был с гитарой. Видимо, на нашу полянку собрались. На душе стало совсем гадко.
   Я дождалась, когда они пройдут, и пошла по дорожке к себе.
   Комната встретила темнотой. Вжик видимо тоже куда-то ушел по своим делам.
   Я зажгла свет, достала саатр и постучала им по столу. Книги начали вытекать на стол. Открыв первую попавшуюся, я стала читать. Через какое-то время я поняла, что ничего не вижу - строчки расплывались, а в голове звенела абсолютная пустота.
   Ну вот, у всех праздник, а я одна...
  
  
   Однако упорное просиживание над книгами все-таки сделало свое дело, и через некоторое время я начала нормально воспринимать текст. Еще, будучи в земном университете, я научилась довольно бегло просматривать огромные массивы информации почти по диагонали, вычленяя и запоминая необходимое.
   Книги по магической дипломатии и истории магии особой ясности не внесли, а стратегия магических войн вообще была написана довольно слабо. По сравнению с нашими земными информационными войнами, это был уровень детского сада - уж слишком они тут все полагались на свою магию. У меня пока еще (я надеюсь!) возможности использовать магические заклинания не было, поэтому приходилось уповать больше на знания и технологии моего мира.
   Библиотекарь выдал неплохую подборку книг по магическим растениям. Я с интересом углубилась в описания разных видов.
   - Алиса... - от неожиданности я чуть не подскочила. Вжик смотрел на меня, помахивая хвостом.
   - Привет, Вжик.
   - Ты давно дома?
   - Не помню точно, - я подтянула к себе очередную книгу. - Вроде давно. Успела вот пролистать несколько книг.
   - Тебя не пригласили ни на одну вечеринку, - Вжик больше обвинял, чем утверждал.
   - Знаю.
   - Тебе нужно помириться с ними. - Вжик заглянул мне в глаза.
   - Нет, - я отмахнулась. - Слушай, Вжик, ты представляешь, когда я была в криптидосекции, мой питомец назвал меня по имени.
   - Ты уверена? - Вжик тревожно забил хвостом по полу.
   - Не очень, но больше было некому.
   - Может тебе показалось? Жара там... духота... вот и почудилось...
   - Не думаю, - неуверенно вздохнула я. - Вжик, здесь какая-то странность. Мне необходимо узнать все об этом звере.
   - Хм... - задумался Вжик. - Насколько мне известно, он тут уже очень давно. В Академии, я имею в виду. Никто о нем ничего точно не знает. Вроде бы не знает. Зверь не склонен к агрессии. Ведет себя тихо. Нашел его, кажется, сам доктор Ципперпопер. С тех пор он здесь.
   - А кто это?
   - Доктор Ципперпопер, точнее Великий и Всемилюбимый доктор Ципперпопер - основатель научного ципперпоперизма.
   - А где его можно найти?
   - Он почти никогда не выходит из своей подземной лаборатории.
   - А где его лаборатория?
   - Даже и не думай! Попасть к нему невозможно.
   - Если очень захотеть, то возможно все, - ухмыльнулась я.
   - Я не знаю, как попасть в его лабораторию, - демонстративно загрустил Вжик.
   - Кажется, я знаю, кто мне сможет помочь.
   - Кто?
   - Шанго!
   - Ты что, его знаешь? - от неожиданности Вжик хлопнулся на пол.
   - Конечно, знаю. А что?
   - А откуда ты его знаешь?
   - Ну... здесь такое дело, - я рассказала коту историю с подлостью Кливии и запертой дверью. - А потом Шанго подсказал мне, как открыть дверь и быстро попасть на распределение, - закончила я.
   - И он тебя не тронул, говоришь? - недоверчиво проворчал Вжик.
   - Неа, - покачала головой я. - А что, должен был?
   - Чудеса, - Вжик зажмурился. - Вот что я тебе скажу, Алиса, - держись от Шанго подальше.
   - Почему?
   - Целее будешь, - загадочно пробормотал Вжик.
   - А кто он такой?
   - Я уже все сказал, - раздраженно фыркнул Вжик и я поняла, что лучше его сейчас не трогать. Кто его знает, может быть, они что-то не поделили.
   Я поднялась и надела свою старую клетчатую рубашку с длинным рукавом - в каморке Шанго было пыльно и я, если честно, немного опасалась всяких пауков.
   - Ты куда? - вскинулся Вжик.
   - Я сейчас приду, - спорить с котиком мне не хотелось. - Я быстро.
   - Ну ладно, только не делай глупостей, - Вжик подозрительно посмотрел на меня.
   - Конечно нет, моя котячая мамочка, - засмеялась я, а Вжик фыркнул и отвернулся.
  
   Я вышла из комнаты и, пропетляв по коридорам, вышла к холлу с полом из стекла и рыбами. Сейчас холл был пуст, и, вместо рыб, многочисленные мерцающие медузы красиво парили в темной толще воды. Я полюбовалась на них и повернула в тот коридор, по которому меня в прошлый раз вела Кливия. Дойдя до нужного места и немного помедлив, я толкнула знакомую обшарпанную дверь:
   - Шанго!
   В ответ была тишина.
   Немного покричав, я поняла, что никого здесь нет. Разочарованно вздохнув, вернулась назад. Пройдя по большому коридору, у поворота к своему крылу, я внезапно ощутила резкий хлопок. В спине, под лопатками, расплавленным свинцом растеклась боль. Вскрикнув, я рухнула. Темнота поглотила мое сознание...
  
  
   Не знаю, сколько я так пролежала на холодном каменном полу. Очнулась от мучительной боли, распирающей меня изнутри. Застонав, со второй попытки я разлепила глаза - в коридоре, кроме меня, больше никого не было. Я хотела закричать, но из горла вырвался лишь тихий сиплый звук. Это усилие отняло у меня много сил. Немного полежав, чтобы унять сердцебиение, я попыталась приподняться на трясущихся руках. Когда почти получилось, одна из рук вдруг дрогнула, и я снопом рухнула на пол.
   Еще полежав и чуть отдышавшись, я снова попыталась встать.
   В результате неимоверных усилий, я, в конце концов, смогла привстать на четвереньки. Теперь следовало как-то добраться до своей комнаты.
   Я поползла.
      Не помню, сколько я ползла - казалось, коридор бесконечен и этот путь никогда не закончится. Я несколько раз падала и, кажется, порой теряла сознание.
   Увидев дверь моей комнаты, я заплакала от облегчения. Из последних сил толкнув дверь, я перевалилась через порог и спекшимися губами попыталась позвать Вжика. Из горла раздался лишь слабый каркающий звук.
   Я повторила попытку - тщетно.
   Тогда я ногой задела стул. Тот с грохотом упал, больно ударив меня по ноге.
   Перепуганный Вжик мигом вылетел из спальни.
   Увидев меня, он вдруг злобно зашипел и отскочил в сторону. Шерсть при этом у него на загривке встала дыбом, желтые глаза вспыхнули.
   - Вжик, - беззвучно шептала я, и слезы катились у меня по щекам.
   Через некоторое время Вжик успокоился и, припав к полу, осторожно приблизился ко мне, держась на расстоянии. Он настороженно принюхивался и угрожающе рычал. Хвост его при этом яростно барабанил по полу.
   - Вжик, - из пересохшей щели моего рта раздалось подобие шипения.
   - Алиса? - недоверчиво охнул Вжик.
   - Дааа... - простонала я.
   - Что с тобой? - Вжик продолжал держаться на расстоянии.
   - Не знаю.
   - Ты точно Алиса?
   - Да.
   - Докажи.
   - Эту... комнату... нашел... ты...
   - Правильно, - согласился Вжик. - Что произошло, Алиса?
   - Не помню, - прохрипела я.
   - Ты вышла из комнаты вечером, - напомнил Вжик.
   - Ага, - хрипло выдавила я, - там... в коридоре... что-то... ударило... меня в спину... Больно. Я упала. Очнулась. Доползла... сюда.
   - Лежи. Я сейчас, - кот выскочил, а я, кажется, снова потеряла сознание.
   Очнулась от того, что вода попала мне на лицо: Вжик притащил пиалу и осторожно лил на меня воду.
   - Дай, - попросила я.
   Поддерживая лапками пиалу, Вжик с горем пополам помог мне напиться. И хоть больше воды было пролито на меня, но живительная влага придала сил.
   - Ты как? - тревожно спросил кот.
   - Не важно, - попыталась растянуть потрескавшиеся губы в подобие улыбки. Видимо, вышло не очень, потому что Вжик прижал уши и тяжко вздохнул.
   - Что же с тобой делать? - кот чуть не плакал от беспомощности.
   - Полежу чуточку.
   - Я не дотащу тебя до кровати, - огромные котячьи глаза наполнились слезами.
   - Не надо... я тут... полежу, - этот диалог вытянул из меня слишком много сил.
   Видимо я уснула. Сквозь вязкое марево сна я почувствовала, как Вжик пытается подложить мне под голову подушку. Не помню, чем все закончилось - я провалилась в спасительную тьму.
  
   ... я очутилась в каком-то странном лабиринте. Стены его были сплошь в зеркалах. Я шла сквозь желтоватый клубящийся туман, а вокруг меня отражались десятки Алис. "Алиса в Зазеркалье. Много-много Алис в Зазеркалье", - подумала я. Я подняла руку, Алисы в зеркалах тоже подняли руки. Я тряхнула волосами - Алисы тряхнули волосами. Я сделала шаг - все Алисы сделали шаг. Я подошла к ближайшему зеркалу и поправила челку. Алиса в зеркале вдруг засмеялась и подмигнула мне. Я растерянно оглянулась - каждая Алиса в каждом зеркале жила своей жизнью. "Что здесь происходит?" - подумала я.
   - Ты потеряла себя, разве не видишь? - вздохнула ближайшая ко мне Алиса.
   - Теперь ты уже не совсем Алиса, - грустно подтвердила Алиса из зеркала справа.
   - Ты проиграла в этой войне, - покачала головой Алиса с зеркала слева. - В самом ее начале.
   - Что же мне делать? - спросила я.
   - Тебе придется многое потерять, прежде чем вновь обретешь себя, - укоризненно посмотрела Алиса из зеркала рядом.
   - А разве нельзя обрести не теряя? - удивилась я.
   - Так не бывает! - закричали мне все Алисы.
   - Но я должна победить! - разозлилась я, - Помогите мне... нам!
   - Следуй за котом! - погрозила мне пальцем Алиса справа.
   Я не успела даже удивиться, как проснулась.
   "Какой странный сон", - подумала я.
  
  
   - Тебе не лучше? - спросил Вжик.
   Я лежала на полу, заботливый котик подсунул мне под голову подушку и укрыл пледом, а сам тревожно смотрел на меня.
   - Нет, - прошептала я.
   - Пить хочешь?
   - Нет.
   - Что же с тобой делать? - Вжик не на шутку перепугался. - Ты знаешь, что ты проспала двое суток? Я бегал за помощью к целителям, но они меня не поняли.
   - Почему?
   - Потому что люди не понимают речь животных, - скривил мордочку Вжик.
   - А я? - я так удивилась, что даже забыла о своем состоянии.
   - А ты понимаешь. По крайней мере, меня, - фыркнул Вжик.
   - С ума сойти! - я закашлялась.
   - Вот именно, - проворчал Вжик, - с тобой можно не только с ума сойти! Это ж надо было так глупо вляпаться во что-то и чуть не умереть! Ты хоть соображаешь, что это опасно?
   - Угу, - прохрипела я.
   Меня начало трясти. Я зашлась в глубоком кашле, который перерос в жуткие хрипы. Я задыхалась. Легкие разрывались от нехватки кислорода. Меня выворачивало наизнанку. Глаза, казалось, сейчас вылезут из орбит. Руки и ноги ходили ходуном.
   Это продолжалось целую вечность.
   Когда меня отпустило, я была мокрая от липкого пота. Я так ослабла, что даже смотреть было больно. Вжик, горестно причитая, растерянно метался вокруг меня и не знал что делать.
   Я собрала всю волю в кулак, приоткрыла глаза и слабо застонала.
   Вжик подскочил ко мне, шлепнулся на пол, и вдруг тоненько завыл.
   Он так горько плакал, что у меня слезы тоже брызнули с глаз.
   - Вжик, - наконец выдохнула я.
   - Алисаааа... - всхлипнул Вжик, - Алисочка, только не умирай.
   - Не буду, - не очень уверенно пообещала я.
   - Я сейчас, - кот метнулся куда-то и приволок небольшое зеркало. С трудом установил его напротив меня:
   - Смотри.
   Я глянула и ахнула от ужаса - на полу лежало нечто, больше похожее на зомби из второсортных американских фильмов и очень слабо напоминающее меня. Абсолютно седые слипшиеся от пота волосы (а ведь я же была русая!), черные круги вокруг ввалившихся глаз, желтовато-серая пергаментная кожа, спекшаяся щель рта. Но больше всего меня напугали мои глаза. Они стали черными, словно тьма. А ведь я сероглазая. Была...
   В немом шоке я смотрела на свое отражение и не могла прийти в себя.
   - Ты приползла сюда уже седой, но глаза стали у тебя такими только что, - пролепетал Вжик, - Что делать-то?
   - Не знаю.
   Вжик заметался по комнате. Он так резво нарезал круги, что у меня зарябило в глазах, и я на миг отключилась.
   Пришла в себя от того, что меня кто-то звал по имени:
   - Алиса, - тоненько причитал Вжик. - Алиса, очнись.
   - Аааа... - прохрипела я.
   - Только не уходи во тьму, - умолял кот, - я придумал, как тебя спасти. Я знаю, кто тебе поможет!
   - А? - только и смогла выдавить я.
   - Ты сейчас должна попробовать встать, - уверенно сказал Вжик, - я тебя не дотащу, а идти нужно далеко. Попробуй встать.
   Я попробовала. Сил не было.
   - Еще пробуй, - Вжик носился вокруг меня, подбадривая.
   Я попробовала снова. Безрезультатно.
   - Алиса, - Вжик не отставал, - еще пробуй. Ты должна.
   - Не могу, - слезы лились по щекам, сил не было, а Вжик безжалостно издевался надо мной.
   - Вставай! - Вжик прыгнул на меня и царапнул. - Алиса! Соберись! Давай! Ты сможешь!
   Я попыталась.
   Мы долго сражались с моим бессилием - я пыталась встать, Вжик подбадривал меня, ругал, и даже пару раз поцарапал. В конце концов, общими усилиями, я смогла встать на четвереньки.
   И мы пошли. Точнее, я ползла, спотыкаясь, падая, рыдая, а Вжик все это время поддерживал меня, как мог, в меру своих котячьих сил.
   Бесконечный коридор, казалось, никогда не кончится. Я все ползла и ползла.
   Когда я больше не смогла, Вжик вдруг радостно завопил и убежал вперед.
   Я упала и долго лежала так, безучастно глядя перед собой. Мне было все равно.
   Вдруг надо мной нависла черная тень. Ускользающим сознанием я услышала голос Вжика:
   - Доктор Ципперпопер, это она...
  
  
  

Глава 5

  
   Очнулась я в какой-то непонятной комнате. Слабо пахло жженой известью и почему-то ландышами. Или фиалками. Поморщившись от того, что отлежала руку, я огляделась. Неяркий фонарик мягко освещал сводчатый потолок, довольно низко нависающий над моим ложем. Я лежала на узкой койке. Попытавшись встать, обнаружила, что мои ноги и левая рука привязаны к ее основанию широкими кожаными ремнями.
   "Где я? Зачем меня связали?", - мысли закружились в голове.
   Как ни странно, чувствовала себя я довольно бодренько - исчезли и боль, и тошнота. Лишь небольшое головокружение напоминало о том, что все это не приснилось.
   - Алиса, - я вздрогнула. Ко мне подкрался Вжик и торопливо зашептал: - Алиса, я так рад, что ты вернулась. Ты не представляешь, как я испугался за тебя. Теперь все будет хорошо. Ты, главное, не волнуйся. Когда он придет - делай все, что он скажет. И не вздумай с ним спорить. Он этого не любит.
   - Кто он?
   - Доктор Ципперпопер, - выдохнул Вжик.
   - Ты же говорил, что не знаешь, как к нему попасть, - обиделась я.
   - Пришлось вот вспомнить, - Вжик покаянно наклонил голову.
   - Откуда ты его знаешь?
   - Не важно. Слушай меня. У нас мало времени. - Вжик зашептал еще тише. - Так вот - ты меня не знаешь. И имени у меня нету. Я прибился к тебе, ты пожалела обычного кота. И все.
   - Как это не знаю? - шепотом возмутилась я. - Ты мой друг. Ты меня спас...
   - Нет, Алиса, спас тебя доктор Циперпопер. Но он не так прост. Будь осторожна. И еще - ты была для меня хорошим другом...
   - Что значит "была"? - от изумления я потеряла дар речи.
   - Мне придется остаться здесь. Доктор не выпустит меня.
   - Почему?
   - Потому что я - результат его эксперимента. Под номером 148.
   - Какого эксперимента?
   - Тебе лучше этого не знать. И вот еще - Вжик нагнулся ко мне и быстро-быстро зашептал: - с этим твоим зверем, ну... питомцем... будь осторожна. Я думаю, что он тоже, как и я - одушевленный. Потому ты понимаешь его. Как и меня. Прощай, Алиса, - Вжик лизнул меня в щеку и опрометью выскочил из комнаты.
   Я лежала, как громом пораженная и ничего не могла сделать.
   Через некоторое время послышались шаги - в комнату вошел человек в темном. Безусловно, это и был доктор Ципперпопер. Безукоризненно красивое лицо, волевой подбородок и ястребиный профиль вкупе с фигурой атлета - это был герой девичьих грез. Но холодный цепкий взгляд испортил первое впечатление. Доктор подошел и проверил мой пульс.
   - Очнулась? - голос его оказался неожиданно приятным.
   - Да.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Хорошо. Это вы меня спасли? Спасибо.
   - Пожалуйста, - не стал отнекиваться доктор Ципперпопер. - Где ты его поймала? И почему?
   - Кого? - я решила, что он спрашивает о Вжике и насторожилась.
   - Проклятие Мариэллы.
   - В каком смысле?
   - Тебя поразило магическое заклятие под названием "Проклятие Мариэллы", - терпеливо начал объяснять он. - Обычно жертва проклятия обречена. Тебе повезло, что одушевленный привел тебя сюда.
   - Я должна была умереть? - совсем испугалась я.
   - Нет, с чего ты решила? - удивился доктор.
   - Ну, вы же сказали, что жертва обречена.
   - Суть этого проклятия в том, что оно действует как основа, коконом опутывающая защитные резервы организма. Человек, получивший такое проклятие становится уязвимым и беззащитным перед любым магическим заклинанием или даже обычной болезнью. А само по себе проклятие нейтрально.
   - Но ведь я же чуть не умерла от боли, - возмутилась я.
   - Ты перед этим чем-то болела? Простуда? Инфекция?
   - Да, я промокла в моем мире и у меня начиналась простуда. Но когда я попала сюда, я была здорова.
   - Возможно, - кивнул он, - болезнь сидела глубоко внутри тебя и ждала ослабления сопротивляемости организма, чтобы выскочить наружу. Из какого ты мира?
   - С Земли.
   - В вашем мире почти нет магии, - кивнул доктор Ципперпопер, - если мне не изменяет память, когда-то магами ставился эксперимент, и проклятие Мариэллы было внедрено во все миры, в том числе и на Землю. В результате, проклятие трансформировалось в какую-то болезнь, с которой в вашем мире так и не научились бороться.
   - Это началось в Африке? - догадалась я.
   - Возможно, - скривился он, - я не следил за этой историей. Дальнейшее развитие инвазий магических проявлений в немагических мирах не входит в круг моих интересов.
   - Что мне теперь делать? - от ужаса я начала задыхаться.
   - Просто живи, сколько сможешь, - вздохнул человек и снова пощупал мой пульс. - Кто-то целенаправленно навел на тебя проклятие и оно, в конце концов, нашло тебя. Теперь ты должна избегать любых магических проявлений.
   - Как так?
   - Считай, тебя выключили из магии.
   - Ну, уж нет, - я сжала кулаки.
   - Выпей вот, - доктор Ципперпопер протянул мне стакан с какой-то густой бордовой жидкостью.
   - Что это? Кровь? - я подозрительно принюхалась.
   - Я похож на вампира? - хмыкнул доктор. - Это экстракт росянки, мое изобретение. Он позволит надолго купировать очаги проклятия.
   Я послушно выпила огненно-жгучую жидкость. Доктор очередной раз посчитал мой пульс.
   - Полежи еще немного и можешь уходить.
   - А зачем вы привязали меня?
   - У тебя был жар. Ты металась. А твое тело после первичного купирования воздействия проклятия необходимо было держать в покое. Заклинания стазиса я побоялся накладывать на тебя по известной причине.
   Он вышел.
   Через некоторое время я крепко уснула.
  
   Проснулась я на лавочке под липой в старой части парка, недалеко от криптидосекции. Неужели сам доктор Ципперпопер меня сюда принес? Что-то мало верится. Тогда кто? Недоуменно оглядевшись, я заторопилась домой.
   Интересно, сколько я проболела?
  
   Мои шикарные апартаменты встретили тишиной. Неприкаянно послонявшись по пустым комнатам, я, наконец, набралась храбрости и подошла к зеркалу - на меня смотрело мое собственное отражение, только волосы были белые-белые. Волосы - это ерунда, зато глаза вернули свой родной серый цвет, как раньше. Кожа уже не была такой пергаментно-желтой, хотя лицо все еще выглядело бледным.
   Нужно вытащить Вжика. Эта мысль штопором вонзилась в голову, но ничего умного я не придумала. Итак, я ввязалась в войну с боевиками и в результате получила проклятие, которое практически вычеркнуло меня из магического мира. Кто-то стратегически красиво разыграл свою карту. Ну что же, пусть я сейчас и проиграла. Магичить я не могу, репутация упала ниже плинтуса, да еще и вдобавок потеряла Вжика. От этих мыслей ярость ударила мне в голову. Я глянула в зеркало - глаза у меня стали чернее тьмы.
   Ошарашенная я рухнула на пол - неужели снова все началось? Но прошло какое-то время, а я все сидела на полу и чувствовала себя вполне нормально. Если, конечно, не считать мучительного чувства вины из-за Вжика. Потихоньку я успокоилась и решила принять ванну. Поднявшись с пола, я снова взглянула на свое отражение - глаза вновь приняли обычный серый цвет.
   Хм... как странно - выходит, когда я злюсь, мои глаза чернеют? Отныне придется постоянно держать себя в руках.
   Со вздохом, я отыскала в шкафу полотенце и отправилась в ванную.
   А еще мне очень хотелось узнать, кто именно направил на меня проклятие. Я отплатить тем же не смогу, так хоть отомщу по-своему. На большее у меня все равно не хватит сил...
  
   Чтобы узнать, какая у меня завтра первая пара, я решилась пойти к Офелии. Она меня ненавидела, но меня сейчас ненавидели все, а ее я хоть немножечко, но узнала - так что из всех зол я выбрала меньшее.
   Офелия сидела дома одна. Я порадовалась, что Милены нету.
   - Привет, - тихо сказала я.
   Офелия уставилась на меня во все глаза:
   - Привет, - наконец выдавила она.
   - Извини, что пришла, - начала я, - я знаю, что ты меня ненавидишь, но кроме тебя спросить больше не у кого. Какие завтра пары?
   - Первая пара селекция, вторая - магтеория, третья - практикум по кормлению.
   - Спасибо, - я развернулась, чтобы уйти.
   - Алиса, - вдруг услышала я тихое.
   - Да? - я обернулась - Офелия нерешительно топталась в дверях.
   - Ты это... - покраснев, она замялась, - я много думала... и теперь я не считаю, что ты виновата. Я сама, дура, не проверила что даю. У меня все тетради похожи.
   - Я рада, что ты не злишься на меня, - я искренне обрадовалась. - И поверь, мне очень жаль, что все так получилось.
   - Когда ты пропала, кто-то распустил слух, что ты стала любовницей ректора.
   - Вот как? - от неожиданности и абсурда я обомлела. - А этот ректор вообще-то существует?
   - Угу, - вздохнула Офелия, - в Академии только о тебе и говорили все эти дни.
   - А сколько дней меня не было? - обомлев, спросила я.
   - Три дня, - удивилась Офелия. - А ты что, потерялась во времени?
   - Можно сказать и так, - соврала я. - Я от этих происшествий совсем не могла спать, поэтому выпила снотворное, но перепутала дозировку и проспала так долго. Только никому не говори.
   - Ладно.
   - Я хочу спросить еще одно, Офелия...
   - Что?
   - Хочешь, я помогу тебе завоевать внимание Ошумара? - пошла ва-банк я. - Извини, что затрагиваю эту тему, но я же все равно в душе чувствую себя виноватой. Я могу тебе помочь.
   - Это невозможно, - глаза Офелии налились слезами, - он презирает меня.
   - А хочешь, через некоторое время он будет мечтать о твоем взгляде, а ты будешь презирать его?
   - Он никогда не полюбит толстуху, - горько пророкотала Офелия.
   - Ты права. Толстых мало кто любит. Разве что за богатый внутренний мир. Но это не наш вариант. А вот худенькую Офелию он очень даже полюбит, - уверенно возразила я.
   - Как?
   - Легко, - качнула головой я. - Решайся и все получится. Но нужно чтобы ты во всем слушалась меня.
   - Я согласна, - несмело прошептала Офелия.
   - Отлично, - я была на седьмом небе от радости, - значит, завтра в шесть утра встречаемся здесь, возле твоего общежития. Надевай удобные брюки и обувь - будем бегать.
  
   От Офелии я возвращалась, чуть не танцуя, - начало положено, теперь все зависит лишь от меня. А уж за мной не заржавеет...
  
  
   Я не оставляла попыток найти Вжика: методично и целенаправленно обследовала все коридоры и коридорчики Академии, но ход в подземную лабораторию доктора Ципперпопера так и не нашла. Пару раз меня чуть не обнаружили, когда я проникла в кабинеты преподавателей.
   Глупые слухи обо мне как-то сами собой поутихли - видимо полное отсутствие логики в них не могло остаться незамеченным. Я искала, кто же их распускает и зачем, но пока безрезультатно.
   Занятия в Академии шли своим чередом. Мое трехдневное отсутствие я объяснила работой в библиотеке по исследованию рациона моего питомца. За прогулы на меня наложили академический штраф, и я должна была уже через неделю отработать в лаборатории Оливии Жоз шесть вечеров по два часа.
  
   Ряд вопросов не давал мне покоя, но как бы я не билась, решить их не могла. Все меня не радовало: шикарные апартаменты без Вжика давили своей пустотой, изучение магии пугало неотвратимостью магического проклятия, даже мой таинственный питомец казался далеким и чуждым. Друзей у меня здесь не было, родственников тоже, любви, как таковой, не предвиделось, - я буквально задыхалась от одиночества.
   Какой-то восточный мудрец сказал, что одиночеством сполна могут наслаждаться лишь высокодуховные и полноценные личности. Видимо, я относилась к диаметрально противоположной категории, так как совершенно не знала, куда себя девать. Немного потомившись, я, подобно Робинзону Крузо, решила загрузить себя работой настолько, чтобы вечерами падать от изнеможения и мгновенно засыпать. Только так я смогу немножко отрешиться от реальности и прийти в себя.
  
   По утрам и вечерам мы с Офелией бегали аллеями старого парка. Когда она немного укрепила сердечно-сосудистую систему кардионагрузками, я усилила программу силовыми упражнениями и постепенным закаливанием. Кроме того, я решила изменить и ее рацион. Но если пробежки Офелия восприняла как неизбежное, но необходимое зло, то моя попытка снизить калорийность ее питания встретила гневный протест. Поэтому я начала с того, что стала понемножку уменьшать ей порции, почти незаметно, но ведь с чего-то надо было начинать. Кроме того, в моей сумке нашелся старый полиэтиленовый пакет, - есть у меня привычка держать всякие носки-колготки и прочее барахлишко по пакетам. Так что уже следующую пробежку Офелия совмещала с обертыванием области живота и бедер. Мы обрезали ее старые шерстяные колготки почти до колен - получились довольно уродские шортики. Их нужно было замачивать в крепком солевом растворе (мёда у нас не было, и где его взять, я пока не придумала), затем Офелия надевала их на обычные трусы, сверху обматывалась пакетом, надевала спортивные брюки и так вот бегала. Можно было бы делать вытяжки из лекарственных растений, что полезнее соли, но, во-первых, в прошлой жизни я не сильно интересовалась лечебными свойствами трав и цветов и боялась что-то напутать, во-вторых, банально было лень со всем этим возиться. Да и для Офелии нужны были самые радикальные меры - поэтому солевая "липосакция" пришлась как нельзя кстати. Кроме того, перед каждой пробежкой я стала приматывать ей на щиколотки и на запястья небольшие мешочки с песком - пора было переходить на утяжеление. Одновременно Офелия ежедневно по полчаса ходила, держа на голове толстую книгу по магтеории - нужно было срочно исправлять ее осанку и подтянуть живот. По моим прикидкам, за счет всех этих действий в первый месяц она должна была скинуть до пяти килограмм. Резкое снижение веса я не планировала, чтобы избежать отвисания кожи и не нарушить обмен веществ.
  
   Кроме занятий с Офелией, после пар, я усиленно читала и конспектировала книги. Я сделалась завсегдатаем библиотеки и заслужила одобрение со стороны библиотекаря.
  
   Одновременно я потихоньку приручала к себе цююня - мне не нравилось пугать бедное животное всякий раз, когда нужно было попасть в криптидосектарий. Он оказался "неплохим парнем", к тому же ужасно любопытным - как-то я ради прикола сложила кусочек бумажки бантиком и привязала к веревочке - у нас на земле так играют с котятами. Нужно было видеть цююня, когда он кидался за подпрыгивающим бантиком и с энтузиазмом пытался его поймать! Мы с Резотом хохотали, как сумасшедшие. Еще я принесла ему несколько блестящих стеклянных шариков, размером с кулак, которые вытащила из массивной напольной вазы у себя в апартаментах (по-правде говоря, она меня жутко раздражала). Цююнь оказался падок на все блестящее, как сорока, и, отдав шарики, я навеки завоевала его сердце. С тех пор он беспрекословно пропускал меня внутрь в любое время, лишь иногда требуя, чтобы его почесали за ушком. Я позже выяснила, что в древние времена цююней использовали для охраны сокровищ - их устрашающий вид и агрессивное с виду поведение отпугивали любопытных. Поэтому у цююней на уровне "генетической памяти" была необычайная тяга ко всему блестящему и переливающемуся.
  
   С моим питомцем по началу дела не двигались - он больше ни разу не называл меня по имени. Более того, казалось, он абсолютно потерял ко мне интерес. Но я была настойчива. Сперва я приносила ему то грушу, то яблоко, то другие фрукты - все, что было в столовой. Иногда он равнодушно принимал мои подношения, но чаще оставался безучастным. Тогда я начала при нем читать книги. Этим я преследовала сразу две цели - во-первых, приучала зверя к своему голосу, во-вторых, одновременно и сама осваивала новый материал. Когда я впервые пришла к нему с книгой и, устроившись на перевернутом ящике, принялась читать лекции по истории магических исследований, он застыл. Держу пари, что его морде читалось неподдельное удивление. Возможно, я не правильно истолковала мимику зверя, но, тем не менее, изменение эмоций было явно. Так и повелось, я приходила в криптидосекцию, угощала зверя фруктами, садилась на ящик, доставала книгу и читала. Мой зверь меланхолично жевал и внимательно слушал.
   Однажды я принесла с собой потрепанную книгу с описанием результатов экспериментов и теоретических изысканий доктора Ципперпопера - я не оставляла надежды найти к нему подход, чтобы вызволить моего дорогого Вжика. А для этого нужно было понять, кто же этот человек.
   И вот я принялась, как обычно, читать текст. Когда я дошла к главе под названием "Эксперимент 52-б", Зверь подскочил к прутьям клетки и, прильнув к ним, жадно ловил каждое мое слово.
   Я была настолько удивлена, что уставилась на него, открыв рот. Зверь нетерпеливо задергал решетку и глухо заворчал. Весь его вид выражал возмущение моей заминкой. Тогда я принялась читать дальше, зверь успокоился, шумно выдохнул и стал пристально слушать.
   Необычайное поведение моего питомца заставило меня более внимательно отнестись к описанию этого эксперимента. Суть его заключалась в том, что доктор Ципперпопер в своей подземной лаборатории установил огромный куб из магического минерала под названием "орришот". Что это такое, я не знала. Туда он поместил четырех шипохвостых хомячков. Насколько я поняла, именно эти животные обладали необходимыми для магических исследований свойствами и к тому же очень быстро размножались, что, по всей видимости, соответствовало роли в земной науке лабораторных крыс и мышей. В кубе магически поддерживались комфортные для проживания условия - температура, влажность, количество любимого корма и так далее. Кроме того, доктор Ципперпопер наложил заклинание от проникновения чужеродных инфекций.
   Ежедневно доктор наблюдал за поведением и размножением шипохвостых хомячков. Он обнаружил, что когда численность хомячков достигла ста шестидесяти, у них появился "король", его гарем, элита, королевские "лакеи", "бойцы" и обычные "граждане". Со временем, когда их количество возросло почти вдвое, они вдруг прекратили размножаться - самцы хомячков стали слабыми и изнеженными, а самки наоборот - резко агрессивными. Доктор Ципперпопер сделал вывод, что третье поколение шипохвостых хомячков потеряло наследственную поведенческую "память" и самцы социально выродились. Поэтому самкам сперва пришлось научиться самим защищать свое потомство, а затем они вообще потеряли к таким изнеженным самцам интерес.
   Когда четвертое поколение хомячков подросло, то они уже представляли собой совершенно другие существа - вялые, ожиревшие, они не могли двигаться, только ели, спали и гадили под себя. Между собой они не общались, никаких интересов у них больше не было.
   Через какое-то время в кубе все умерли.
   Последний хомячок умер на пятьдесят вторые сутки от начала эксперимента. Поэтому он получил название "Эксперимент 52-б".
   Внизу главы, после описания эксперимента, была приписка: что буква "б" в названии эксперимента указана потому, что доктор Ципперпопер проводил его дважды. Во второй раз, когда вывелось четвертое (последнее) поколение "вялых" хомячков, доктор Ципперпопер провел дополнительный цикл исследований. Он брал обычных шипохвостых хомячков и особей из четвертого поколения эксперимента и воздействовал на них всякими магическими заклинаниями в попытке вернуть к первоначальному "активному" состоянию. На обычных хомячков заклинания действовали предсказуемо, а вот результат воздействия на экспериментальных хомячков оказался совершенно неожиданным - после использования некро-заклятий хомячки начали стремительно увеличиваться в размерах. При этом их поведение изменилось на крайне агрессивное, вплоть до проявлений каннибализма: они набрасывались друг на друга, с наслаждением пожирая себе подобных.
   Тогда доктор Ципперпопер изолировал их друг от друга. Но однажды выросшие мутанты на очередное заклинание доктора Ципперпопера ответили контрзаклинанием - у них стремительно начал развиваться магический потенциал.
   Доктор Ципперпопер успел выставить мощный щит от заклятий, а вот его молодой ассистент не успел. Дальнейшая судьба ассистента не известна, говорилось в приписке. Еще там упоминалось, что в ходе данного инцидента часть магических мутантов сбежали. Далее шли рассуждения оппонентов доктора Ципперпопера о достоинствах и недостатках этого эксперимента.
   Я читала и вдруг услышала горестный вздох моего зверя - в его глазах стояла боль. Наконец, он еще раз тяжко вздохнул и понуро отошел в самый дальний угол клетки. Больше на меня он внимания не обращал, сколько я его не звала.
   Я решила, что раз у моего зверя столь ранимая душа, что ему жалко шипохвостых хомячков, больше я не буду читать ему такие книги...
  
   Вот так я и жила - утром пробежка с Офелией, затем - пары, после пар - общение с моим питомцем и чтение книг, вечером - снова пробежка с Офелией, длительное дефилирование с книгой на голове, затем я возвращалась к себе, снова читала книги и падала спать.
   День проходил за днем, а боевики меня больше не трогали. Казалось, им надоела игра в "войнушку" или, может быть, появился новый объект для насмешек - не знаю. Я тихо радовалась, что меня оставили в покое, и не сильно интересовалась причиной. Как оказалось - зря.
   Все началось с того, что однажды я обнаружила у себя в тетрадке записку. В ней красивым почерком с завитушками было написано: "Готовься, Алиса. В жизни за все нужно платить". Я прочитала и удивилась, что за детский сад? Мы такие записочки писали и подкидывали друг другу, когда я училась в третьем классе. А здесь взрослые люди пытаются попугать меня детскими угрозами. Кроме моих заклятых "друзей" больше ведь некому. Однако, бдительность я усилила. Но время шло, ничего не происходило, и я успокоилась.

Глава 6

  
   Однажды в столовой ко мне подсела девушка с третьего курса факультета некромантии:
   - Привет, Алиса, ты знаешь, что у нас есть студенческие вечеринки. Все туда ходят, кроме животноводов.
   - Нас особо не приглашают, - хмыкнула я, намазывая тост джемом.
   - Я в курсе, - вздохнула девушка - Это не справедливо.
   - Здесь это в порядке вещей, - буркнула я, отпивая чай.
   - Завтра у нас снова вечеринка. Организацией занимаюсь я, - улыбнулась она.
   - Поздравляю, - я отсалютовала я вилкой и наколола кусочек омлета.
   - Подожди, Алиса, - вскинулась она, - не обязательно мне хамить. Я первый раз организовываю вечеринку и считаю, что было бы правильно пригласить всех студентов.
   - Ну, и считай дальше, - одобрительно кивнула я, отправив очередной кусочек омлета в рот.
   - Тебя я тоже приглашаю.
   - Ага, - скептически пожала плечами я. - Спасибо большое. Если у тебя все, то я спокойно доем и пойду, у меня маловато времени.
   - Так ты придешь?
   - Нет.
   - Почему?
   - Какая тебе разница? - девица начала раздражать своей назойливостью. - Просто не иду, и все.
   - Алиса, - девушка была расстроена, - я потратила вчера полдня, пока всем доказала, что на вечеринки должны ходить все студенты, а ты вот так...
   - Доказала?
   - Да.
   - Значит, считай, что ты победила их всех, - заключила я, отхлебнув чаю. - Прими мои поздравления.
   - Так ты идешь?
   - Нет.
   - Почему?
   - Как тебя зовут?
   - Неофита.
   - Так вот, Неофита, я безмерно благодарна тебе за заботу и приглашение, если смогу - то пойду, если не смогу - не пойду. И давай на этом поставим точку. - я, скомкав салфетку, встала из-за стола.
   - Хорошо, - кивнула Неофита. - Постарайся прийти.
  
  
   Я шла по аллее к моему питомцу и размышляла о словах Неофиты.
   То, что идти ни в коем случае нельзя, было ясно без слов. Но что-то внутри меня восставало против логики и умоляло сходить - вспомнился бал, который я видела накануне моего проклятия, и тоскно ёкнуло в груди.
   Мой зверь отреагировал равнодушно - сколько я не старась привлечь его внимание, он уныло сидел в углу и пялился в окно, игнорируя мои призывы.
   - Почему ты не хочешь меня слушать? Я чем-то тебя обидела?
   Он даже не пошевелился.
   - Я знаю, что ты меня понимаешь, - продолжала я. - Мне Вжик говорил, что ты тоже одушевленный.
   Реакции не последовало.
   - Вжик. Ты знаешь Вжика? - не отступала я.
   Он продолжал смотреть куда-то вдаль.
   - Хотя ты можешь знать его под номером сто сорок восемь.
   Зверь вздрогнул, поднял голову и уставился на меня.
   - Он обычный серый кот. И мой друг, - уловив проблеск его интереса, я шла до конца. - Он отвел меня к доктору Ципперпоперу. И остался у него.
   Зверь подошел к решетке и посмотрел мне в глаза.
   - Перед расставанием Вжик сказал, что он одушевленный, - я тяжко вздохнула, - и что ты - тоже. Я понимаю речь Вжика. И твою. Остальные - нет. Я слышала, как ты звал меня по имени. Мне не послышалось. Это был именно ты. Почему ты больше не разговариваешь со мной? Вдруг я смогу тебе как-то помочь?
   - Мне нельзя помочь, - глухо сказал зверь.
   Я была так поражена, что от неожиданности застыла, как столб. Зверь тоже молчал, глядя на меня исподлобья. Наконец, я пришла в себя:
   - Кто ты?
   - Не знаю, - покачал головой зверь. - Никто.
   - Как не знаешь? - удивилась я. - Мне сказали, что ты живешь здесь около ста лет. Это не правда?
   - Правда.
   - А почему ты не знаешь, кто ты? - не могла поверить я.
   - Уходи, - с какой-то злостью пророкотал зверь и ушел в угол.
   Я немного постояла, зовя моего питомца, но он явно не желал больше общаться.
   - Ладно, я ухожу. Но скоро вернусь, - пообещала я. - Спокойной ночи.
  
  
   Совершив пробежку по парку с Офелией, я отправилась домой. Послонявшись по комнатам, решила принять ванну. Однако расслабиться все равно не смогла. Во мне бурлил адреналин, и эмоции зашкаливали. Не знаю, видимо, решение идти на вечеринку, было принято именно под влиянием эмоций, по-другому я это объяснить не могу.
   Я убедила себя в том, что раз я объявила всем им войну, прятаться, словно улитка в своей раковине, глупо и вообще это - трусость. Если они что-то планируют плохое, то все равно, рано или поздно, они это сделают. Поэтому лучше пойти на вечеринку и посмотреть, что будет. А, может, они решили оставить меня в покое, - робко забилась глупая мыслишка. В любом случае сидеть все время в комнате надоело. А ведь мне жить здесь еще почти год.
   И я решилась.
   Осознание этого привело меня еще в большее смятение. Я, словно Вжик, металась по комнате, нарезая круги.
   Итак, я иду на вечеринку. Я вспомнила красиво одетых студенток в изысканных нарядах с обилием драгоценностей и резко прекратила беготню. Настроение испортилось.
   Я подошла к своему шкафу и уныло осмотрела доступные мне вещи. Настроение ушло на минус.
   А когда я вытащила свои старые туфли, стало еще хуже. И я разревелась.
   Наревевшись вволю, я задумалась. Одежды у меня нет, на пары я обычно надеваю свои джинсы с водолазкой или одной из футболок. Еще у меня есть унылый серый костюм, в котором я ходила на работу, и темно-синее шерстяное платье. Также я прихватила куртку, спортивный костюм, пару маек, резиновые сапоги, колготки, белье и небольшую кучку хлама в виде нелепого боа и прочей ерунды. Из обуви есть обычные туфли на невысоком каблуке и кроссовки. В общем, выбор не большой. Точнее выбора у меня вообще нет.
   Обидно. Получить возможность попасть на вечеринку и не пойти из-за того, что нечего надеть.
   Расстроенная, я обвела глазами комнату.
   И тут меня осенило...
  
   Ночной парк окутал приятной прохладой и благоуханием ночных маттиол. Из полуоткрытых окон здания струилась приятная музыка, и, смешиваясь с моим настроением, превращалась в волшебное предощущение чего-то необычного.
   Народу на вечеринку собралось немало. В центре зала танцевали парочки, многие тихо беседовали, разбившись на группки, или пили легкие вина.
   Я вступила в ярко освещенный зал. Кто-то ахнул. Разговоры постепенно стихли, и воцарилась тишина. Все изумленно уставились на меня.
   На мне было полностью закрытое облегающее платье в пол, подчеркивающее фигуру. Но вся фишка заключалась в том, что оно было из белоснежного полупрозрачного кружевного гипюра. Под платье я надела алое атласное белье, подаренное подругой на день рождения. Белые волосы оставила распущенными по плечам, сколов лишь несколько прядей. Мои туфли ослепительно искрились, переливаясь под огнями люстр. Губы я накрасила алой помадой и немного подвела глаза - на фоне моей бледной кожи макияж смотрелся довольно готично.
   Народ вовсю рассматривал меня. Девушки зло поджимали губы, парни - с восхищенным интересом. Никто из них даже не мог бы предположить, что всю ночь я просидела за пошивом этого платья из тюля, который я сняла с окна моей комнаты. Туфли я тщательно обклеила блестками, отодранными с карнавальной маски. Вышло очень даже хорошо.
   - Потанцуем? - ко мне подошел незнакомый парень и улыбнулся.
   - Не сейчас, - рассеянно ответила я.
   Я искала глазами Неофиту.
   - Шикарно выглядишь, - на мою талию внезапно опустилась рука Ромуса.
   - Отпусти, - скривилась я.
   - Ты зачем сюда приперлась? - он начал злиться.
   - Не твое дело, - огрызнулась я. - Я не спрашиваю, зачем приперся ты.
   - А ты дерзкая, Алисочка, - он криво ухмыльнулся, окинув меня выразительным взглядом.
   - Какая уж есть.
   - Пришло время поговорить. Пошли-ка, прогуляемся, - он крепко ухватил меня за локоть и потянул к выходу.
   - Отпусти, - я снова попыталась вырваться. Он держал меня крепко. Я тоже разозлилась и изо всех сил наступила каблуком ему на ногу. Он взвыл от боли, и выпустил меня. Я отскочила в сторону:
   - Приятного вечера, Ромусик. Не скучай, - я сделала ему ручкой и отправилась искать Неофиту.
  
   Тут зазвучала новая мелодия и пары закружились в центре зала. Наконец-то, я увидела Неофиту, которая танцевала со смуглолицым парнем. Я решила дождаться окончания танца возле небольшой цветочной арки - нам нужно было поговорить.
   - Алиса, - я услышала сдавленный шепот.
   Я удивленно огляделась, но никого не обнаружила.
   - Сюда смотри, - донеслось из алькова.
   Я заглянула вглубь алькова, но в полумраке после ослепительного освещения зала, не смогла сразу разглядеть ничего.
   - Алиса, это я.
   - Кто? - тоже почему-то шепотом спросила я.
   - Шанго. Нам нужно поговорить. Но не тут.
   - Давай сегодня в полночь в твоей каморке, - прошептала я. - Я приду.
   - Приходи. Я буду ждать.
   Я очень обрадовалась появлению Шанго. Забрежала смутная надежда найти вход в лабораторию доктора Ципперпопера и вытащить оттуда Вжика. Не знаю, что ему от меня нужно, но для Вжика я сделаю все.
  
   Из задумчивости меня вывели голоса:
   - Девочки, мне кажется, или где-то тут запахло навозом? - захохотала белобрысая.
   - Только не говорите, что животноводов стали пускать в приличное общество, - поддакнула невзрачная девица в лиловом платье.
   - Вырядилась как потаскуха, - прошипела Кливия, презрительно глядя на мой наряд.
   - Иметь отличную фигуру удобно - не нужно прятать жировые складки под кучей жутких тряпок и старомодных воланчиков,- я выразительно посмотрела на ее наряд: Кливия была в бархатном темно-зеленом платье с завышенной талией, украшенном кучей воланчиков и оборочек. Фасон был выбран не очень удачно - платье ее полнило. - Но не грусти, Кливия, интенсивная диета, и через годик ты тоже так сможешь.
   - Я такое никогда не одену,- зло фыркнула Кливия.
   - Ты права, - кивнула я, - чтобы это носить, нужно иметь идеальный цвет лица без изъянов.
   Вокруг послышались смешки.
   - Ах, ты дрянь, - процедила Кливия, злобно сузив глаза, - тебе мало проклятий?
   - Так это твоя работа? - от нахлынувшей ярости у меня зашумело в ушах.
   - Я этого не говорила, - хохотнула она. - Все это твои тупые домыслы.
   Ответить, к сожалению, я не успела.
   - Ой, смотрите, нас посетила знаменитый животновод Исаева, - громко заржал подошедший Ошумар. - Пришла посмотреть, как элита отдыхает?
   - Под "элитой" ты кого имел в виду? - округлила глаза я. - Неужто отважных боевиков?
   - Но не животноводов же, - скривился Ошумар.
   - А в чем твоя элитарность, Ошумар? - изумилась я. - Постоянно доказывать свою состоятельность, храбро нападая на людей стаей, как шакалы? В нашем мире это называют "комплекс неполноценности" и таких "элитарных" особей принудительно лечат.
   - Скоро лечение понадобится тебе, Алиса, - оскалилась Кливия.
   - Я уже трепещу, - театрально заломила руки я, тряхнув волосами.
   - Девочки, не ссорьтесь, - к нам подошла Неофита, и все умолкли. - Я рада, что ты пришла, Алиса.
   - Спасибо, Неофита, - кивнула я. - А уж как я рада, ты даже не представляешь. Здесь довольно забавно, я неплохо повеселилась.
   - Ты что, уходишь? - удивилась она, - все только начинается.
   - Ты просила прийти - я пришла, - приветливо улыбнулась я. - Но у меня есть и другие дела.
   Я помахала ей и вышла из зала в парк.
  
   На аллейке меня поджидал Ромус.
   - Алисочка, уже уходишь? - ухмыльнулся он. - Не понравилась вечеринка? Или танцевать не умеешь?
   - Танцевать? А с кем тут танцевать? - удивилась я. - Неужто с тобой? Нет уж, увольте.
   Я боялась, что от злости мои глаза снова почернеют и, полуприкрыв глаза ресницами, опустила голову. Не знаю, что подумал Ромус, но, хмыкнув удовлетворенно, он ухватил меня за подбородок, и попытался приподнять голову, чтобы заглянуть мне в глаза. Я, не поднимая ресниц, резко отпрянула. Вероятно, он счел, что я смущаюсь, и обнаглел еще больше:
   - О нет, я не могу отпустить тебя без танца. Потанцуем, - он грубо схватил меня за руку.
   Я попыталась вырваться, но тщетно. Ромус грубо закружил меня, больно сдавив талию. Его бесчисленные бусики и амулетики на цепочках подпрыгивали при каждом шаге, царапая мне кожу. Я еще раз попыталась вырваться. Ромус сжал меня еще крепче, приблизившись к моему уху, и хрипло зашептал, почти касаясь губами:
   - Пойдем, Алисочка, я тебе покажу коллекцию своих книг. Почитаем.
   - Отпусти.
   - Не ломайся, детка. У меня хорошие книги. Тебе понравится.
   - Иди к черту, Ромус, - разозлилась я.
   Неожиданно Ромус укусил меня за ухо. От неожиданности я отпрянула, но он крепко меня держал. Тогда я применила запрещенный прием - со всей дури ударила его коленом в пах. Ромус взвыл и согнулся. Воспользовавшись моментом, я его оттолкнула и побежала.
  
   Слыша за спиной топот, я бежала со всех ног, поддерживая подол платья, и боялась растерять туфли. Страх подгонял меня. Не помню, как влетела внутрь криптидосекции и захлопнула дверь. Немного отдышавшись, прислушалась - мой преследователь или затаился, или ушел, испугавшись цююя. В любом случае нужно было подождать, и я пошла к клетке своего питомца.
   Он сидел, о чем-то задумавшись.
   - Привет, - сказала я, даже не ожидая ответа.
   Он кивнул, пристально рассматривая меня.
   - Что? - удивилась я.
   - А ты красивая, - грустно сказал он.
   - Спасибо, - покраснела я. - Как дела?
   Он вздохнул и тоскливо посмотрел на меня.
   - Ты опять не в духе?
   - Почему?
   - Не хочешь поговорить?
   - Давай, - согласился он.
   - Я хотела спросить, - запнулась я. - Только ты не обидишься?
   - Это смотря что за вопрос, - оскалил клыки он. - Спрашивай.
   - Ты со мной стал разговаривать, - осторожно начала я. - Почему?
   - Что почему? - удивился он. - Почему с тобой или почему стал разговаривать?
   - И то, и то.
   - Ты меня понимаешь. И ты просила.
   - А раньше, почему ты молчал?
   - Я не думал, что ты меня понимаешь. И еще... - он запнулся. - Когда ты начала читать мне книги, я стал что-то вспоминать.
   - Что?
   - Не могу точно сказать, - он вздохнул. - Какие-то неясные образы... отрывки образов. Не могу вспомнить. Что-то крутится... но не могу...
   - Погоди, - решительно сказала я. - Ты сейчас постарайся сосредоточиться и вспомни - после каких именно книг у тебя начались всплывать все эти образы?
   Он надолго задумался. Я терпеливо ожидала.
   - Первый раз - после книг по истории магии и по селекции. А потом, более ярко - после описания "Эксперимента 52-б".
   - А что это за образы? - я с надеждой смотрела на него, - ну, или что за отрывки?
   - Люди... много людей... комната... куб... их было три, - он взволнованно задышал, - не два, а три - это я точно знаю.
   - Кого было три?
   - Три куба... в эксперименте... Алиса, я не могу ничего сказать, но я как-то связан с этим... или мне так кажется.
   - Ты знаешь доктора Ципперпопера?
   - Не помню... может, знаю.... может, не знаю...
   - А Вжика? Точнее одушевленного под номером сто сорок восемь?
   Он задумался:
   - Что-то крутится... не могу вспомнить... наверное, не знаю...
   - Слушай, - осенило меня, - Давай я завтра сбегаю в библиотеку и возьму все, что найду об этом эксперименте и о докторе Ципперпопере... точнее о его исследованиях. Я буду тебе читать, может, ты что-то вспомнишь?
   Он явно обрадовался:
   - Это было бы хорошо.
   - Тогда до завтра, - я протянула руку сквозь прутья клетки.
   - До завтра, - помедлив, он осторожно коснулся моих пальцев лапой...
  
  
   Я торопилась. Заскочив в свою комнату и сменив воздушное платье на старую рубаху и джинсы, я бросилась к каморке Шанго.
   Попетляв по коридорам, вышла к знакомой обшарпанной двери. Открыв ее, я тихо позвала в темноту:
   - Шанго!
   - Заходи, Алиса, - донеслось оттуда. Я вошла, прикрыв дверь.
   - Привет, - я покрутила головой, выискивая его. В дальнем углу блеснули красные глаза. - Я пришла, как и обещала. Что ты хотел?
   - Мне нужна помощь.
   - Что за помощь?
   - Я не могу сказать, пока ты не согласишься помочь.
   - Ну, ты даешь, - разозлилась я, - я сейчас соглашусь, а потом окажется, что мне надо кого-то убить или спрыгнуть с крыши Академии. Говори, что от меня нужно, а там посмотрим, смогу я это выполнить или нет.
   - Нет. Сначала ты должна согласиться и дать клятву.
   - Ну, знаешь, - я психанула. - Это не разговор. Раз так, я пошла.
   Я толкнула дверь, но та не поддалась. Я жала на рычаг в углу, но его словно заклинило.
   - Ты не выйдешь отсюда, пока не поможешь мне, - донеслось из угла.
   - Ты считаешь, что силой и шантажом ты сможешь меня заставить помогать тебе?
   - У меня нет выхода, - вздохнул Шанго.
   - Ну, что за детский сад, Шанго, - фыркнула я. - Ты попросил меня на вечеринке прийти поговорить, я вместо того, чтобы спать, перлась в такую даль и в результате ты меня запер.
   - Сначала дай клятву.
   - У меня нет вариантов?
   - Нет.
   - А что мне за это будет? - чуть не рычала от ярости я. - Ну, запер ты меня обманом. Молодец. Так я могу лечь на пол, и пусть весь этот мир катится к чертям и ты вместе с ним! Ты не думал, что мне здесь настолько плохо, что я с удовольствием лягу и сдохну. И никто тебе не поможет!
   - Не злись, Алиса, - примирительно протянул Шанго. - Мне очень нужна помощь. Говори, что ты хочешь взамен, и я сделаю это.
   - Ладно, раз так, и ты согласился, - я хмыкнула. - Ты ведь согласился, Шанго?
   - Да.
   - Клянись.
   - Клянусь выполнить твое пожелание.
   - Хорошо. Итак, мое желание - освободить Вжика.
   - Кто такой Вжик?
   - Ты можешь знать его под номером сто сорок восемь. Он сейчас находится в лаборатории доктора Ципперпопера
   - Одушевленный, - Шанго застонал. - Это невозможно!
   - Ты дал клятву, - напомнила я.
   - Я не смогу освободить твоего одушевленного. У этого гнусного докторишки стоят ловушки для одушевленных и нечисти. Мне туда соваться нельзя.
   - Ничего даже слышать не хочу. Ты дал клятву, - позлорадствовала я.
   - Давай так, Алиса, я расскажу тебе как туда проникнуть и что надо сделать, а ты сама вытащишь его оттуда.
   Я задумалась. Соваться в логово этого таинственного доктора было до жути страшно, но Вжик... я должна сделать все, чтобы вытащить его оттуда. Представив, как доктор Ципперпопер мучит его своими экспериментами, я чуть не заплакала.
   - Договорились, Шанго, - кивнула я. - Ты научишь меня, как спасти Вжика, а я помогу тебе. Говори, что нужно делать?
   - Нет. Сначала поклянись.
   - Уууууу, зануда... - простонала я, - ладно, клянусь! Доволен?
   - Да. Теперь я доволен, - обрадовался Шанго.
   - Так что делать? - напомнила я. - Или мы тут всю ночь беседовать будем? А мне, между прочим, утром на пары.
   - Слушай, - и Шанго начал свой рассказ:
   - Знаешь ли ты, Алиса, как рождаются и умирают боги?
   Я не знала. Более того, считала, что боги - это выдумки древних людей. И вроде бы боги бессмертны.
   - Нет, Алиса. Это не выдумки, - хмыкнул Шанго. - Иначе, неужели все эти человеческие цивилизации настолько глупы, что верили бы в сказки? Вспомни свой мир. Сколько цивилизаций было, одни уходили, другие приходили. И у всех были свои боги. Каждая новая цивилизация верила в своих богов, а старые боги исчезали. То есть боги - не бессмертны. И зависят от верующих в них людей. Чем больше людей верит, тем сильнее бог.
   Я слушала Шанго и подумала о Древней Греции. Высочайшая античная культура, а великие мыслители, умнейшие философы и ученые искренне верили в Зевса и всяких кентавров.
   - И что?
   - Не перебивай, Алиса. Так вот, когда в бога перестают верить, он умирает. Но не сразу. Постепенно. Боги питаются верой и молитвами людей. Нет веры - и бог умирает. Поняла?
   - Я-то поняла, - я не знала, что и думать. - А от меня что требуется? И при чем тут ты?
   - Я умираю, Алиса, - грустно прошелестел Шанго.
   - Ты бог? - ошеломленно выдохнула я.
   - Был когда-то. Я - низший бог из пантеона йорубов. В каждом пантеоне свои законы и интриги - там идет жесткая борьба за верующих.
   - Я поняла, чем больше верующих - тем сильнее бог и выше его положение в пантеоне, - догадалась я.
   - Да, приблизительно так, - согласился Шанго. - Я был молод и самонадеян. У меня было достаточно почитателей, и я думал, что так будет всегда. Но другие боги подловили меня на одном из глупых проступков, посеяли в сердцах моих последователей сомнение и недоверие. И постепенно все отринули от меня и перестали верить. Без веры я начал терять силы, и другие боги легко низвергли меня с Хрустальной Грани. Я должен был погибнуть, раствориться в мироздании. Но мне повезло - когда я, обессиленный и умирающий, готовился развоплотиться, один из моих бывших верующих собирал сына в магическую Академию. Я тайно прицепился к студенту и так попал сюда. Здесь я обнаружил небольшой источник чистой энергии, похожей на силу веры, и смог все это время просуществовать. Но источник начал иссякать и, если я не найду другой или в меня не поверят, я пропаду. Помоги мне.
   - Ты хочешь, чтобы я в Академии организовала секту имени тебя? - опешила я.
   - Нет. Не секту. И не в Академии. Тут учится магии. А маги - это в основном атеисты, они не верят в богов, магические знания мешают.
   - А как тогда? - недоумевала я.
   - Скоро у тебя закончится первый семестр и начнется практика. Тогда ты и поможешь мне.
   - Шанго! Мне говорили, что Академия находится в межмировом пространстве и порталы в другие миры откроются через год. Уже чуть меньше. Или я что-то не так говорю?
   - Все так, - ответил Шанго. - Но это касается миров Верхней Спирали. А миры Нижней Спирали открываются чаще. И в двух таких мирах у вас будет практика. Там живут полудикие невежественные обитатели, похожие на людей. Ты должна будешь пронести веру в бога Шанго в сердца этих обитателей. Тогда я окрепну и смогу вернуться на Хрустальную Грань.
   - Стоп, стоп, стоп! Конец первого семестра еще не скоро. Я не могу так долго ждать - Вжика надо спасать уже сейчас.
   - Я помогу тебе. Я дал клятву.
   - А ты не боишься, что ты мне поможешь, а я тебя обману?
   - Нет.
   - Почему?
   - Ты тоже дала клятву.
   - Ну, и что? Вот возьму и нарушу.
   - Тогда ты умрешь, - вздохнул Шанго, - клятва магическая.
   Я мысленно застонала. Вот это я попала!
   Мы договорились с Шанго обсудить план спасения Вжика завтра, в это же время, и я заторопилась домой - нужно было хоть пару часов поспать, скоро рассвет и нужно на пары.
  
  
  

Глава 7

  
   Утром я проснулась с трудом - пора было на пробежку с Офелией.
   Вялая и разбитая, я поджидала ее на центральной аллейке, высматривая от студенческого общежития. Офелия появилась с противоположной стороны - оказывается, увидев первые заметные результаты борьбы за красоту, она необычайно вдохновилась и решила удвоить старания - с самого утра самостоятельно бегала по парку. Я, как могла, убеждала ее не делать так - вес нужно сбрасывать очень постепенно, и чем медленнее, тем лучше, иначе он потом вернется "с запасом". Не знаю, получилось ли у меня: судя по недоверчивому лицу Офелии, она будет исподтишка тренироваться сама. Я вздохнула, ну что ж, я попыталась.
   Мы, молча, приступили к разминке. Через некоторое время я решила, что пора поговорить:
   - Офелия, а почему ты не была вчера на вечеринке? - выполняя махи руками, спросила я. - Тебя Неофита разве не приглашала?
   - Приглашала, - ответила она, старательно нагибаясь к правой ноге.
   - И? - я подняла руки вверх и задержала.
   - Эо сказал, что у нас своя вечеринка, - нехотя ответила Офелия, разгибаясь в исходное положение.
   - Ясно, - хмыкнула я, поставив ноги на ширину плеч и медленно, с прямой спиной, приседая на восемьдесят градусов. - Решили не идти на сближение с остальными?
   - Эо сказал, что они не заслужили нашего общения, - Офелия тоже перешла к приседаниям.
   - А ты что думаешь? - я принялась подпрыгивать на левой ноге.
   - Он дурак, - фыркнула Офелия и сбилась со счета. - Черт, придется заново считать. Ну да ладно. Так вот, Алиса, я считаю, что он полностью не прав. Но я ни слова ему не скажу, пока не сброшу вес. Хочу на вечеринку пойти в шикарной форме.
   - А остальные? - от изумления я приостановилась. - Им-то вес не надо сбрасывать. Пусть бы сходили, пока приглашают.
   - Мне плевать на остальных, - хмыкнула Офелия. - Тем более если не пришли все, это нормально. Если же все придут, а только я - нет, это заметно. Опять начнутся подколки. Пусть уж лучше считают, что животноводы загордились, или что там им еще хочется думать. А Эо пусть считает, что он лидер и все его слушаются.
   Я не знала, что тут можно сказать и, молча, запрыгала на правой ноге.
   Офелия тоже перешла к прыжкам.
   Некоторое время мы доделывали разминку и приступили к пробежке. Я бежала по боковой дорожке, размышляя над словами Офелии. В конце аллеи она, запыхавшись, догнала меня:
   - Алиса, а ты ходила?
   - Да, - я рванула вперед.
   - Подожди, - крикнула мне в спину Офелия, - Я не успеваю.
   Пришлось замедлиться.
   - Алиса, расскажи, как там все было, - попросила она, задыхаясь.
   - Не сбивай дыхание, - огрызнулась я и выбежала на центральную дорожку.
   - Ну, Алиса, - заныла Офелия.
   - Что тебя интересует?
   - Как они отнеслись? Ошумар был?
   - Плохо. Был. - Мне не хотелось вспоминать вчерашнее. Я снова ускорилась.
   - Что он говорил? - она, натужно пыхтела, но не отставала.
   - Как обычно. Все - пыль и тлен, лишь он единственный - солнце.
   - Он такой красивый, как бог, - грустно протянула Офелия. - Поэтому для него все остальные кажутся тленом.
   - Это не оправдание для хамства.
   - Он ужасно одинокий, поэтому несчастный, - вскинулась Офелия. - У него ранимая душа, но его никто не понимает, вот он и относится ко всем скептически.
   - Ничего себе диагноз: одинокий и несчастный, да еще и с ранимой душой, - мне стало смешно, - а как же та белобрысая? Она разве не его подружка?
   - Лорелла? Дрянь облезлая она, а не подружка. Увивается за ним, вот и все.
   - А он типа против? - хмыкнула я.
   - Он, может, и против, но ведь она не дает ему прийти в себя - все время караулит и вешается на шею.
   - Эти боевики такие все забавные, - я решила заканчивать с этим разговором. - Ромус вон весь в брелочках и цепочках, белобрысая Лорелла вешается на шею несчастному Ошумарчику, а он не может от нее избавиться, Кливия скоро лопнет от непонятной злости.
   - С чего ты взяла, что они боевики? - удивилась Офелия.
   - А кто они? Ты сама это говорила.
   - Я говорила только про Ошумара. Он да, боевик. А вот Кливия - алхимик, Лорелла - рунолог-начертатель, а Ромус - вудуист, потому и ходит с амулетами. Все вудуисты так ходят. Кстати, ты бы с ним поосторожнее, из этой компашки он - самый опасный.
   - Почему?
   - Не знаю, магия вуду сильнее некромантии и бовой магии.
   - А разве вуду - это не некромантия?
   - Нет, конечно, - засмеялась Офелия. - Ты прям как маленькая - не разбираешься ни в чем совершенно.
   Я не хотела продолжать спор. Мы еще немного побегали и, разошлись по домам. Нужно было успеть принять душ, собраться, позавтракать и не опоздать на пары.
  
  
   Я еле-еле отсидела на парах и сразу помчалась в библиотеку. Старик библиотекарь очень мне обрадовался:
   - Здравствуй, Алиса. Что будешь брать сегодня?
   - Добрый день. Мне нужно все, что есть о магических исследованиях доктора Ципперпопера. А также все материалы об "Эксперименте 52-б".
   - Но ты уже брала его описание, - удивился он.
   - Эмммм... - замялась я. - Меня очень заинтересовал этот эксперимент. Я учусь на факультете животноводства. Для меня это актуально... на будущее...
   - Подожди, - кивнул он и вышел.
   Я принялась ждать. Уже давно я не ожидала что-то с таким нетерпением, ну, может, в детстве Деда Мороза в Новогоднюю ночь.
   Наконец-то он вернулся, загруженный старыми книгами.
   - Еле отыскал. Обычно их почти никто не берет. Студенты не интересуются, а магистранты, как правило, учатся на других специальностях. При мне единственный раз эти книги брал лишь молодой парень. Он был магистрантом на твоем факультете.
   - А куда он делся? - я затаила дыхание.
   - Не знаю, - покачал головой старик. - Просто вдруг перестал приходить.
   - А давно это было? - спросила я.
   - Очень давно, - я еще молод был, - старик отдал мне книги и я, втянув их в саатр, отправилась к моему зверю...
  
  
   Неподалеку от криптидосекции меня ожидал Ромус:
   - Ах ты ж маленькая дрянь, - зло зашипел он, - я научу тебя быть послушной и не брыкаться.
   - Ой, как страшно, - засмеялась я, а у самой душа ушла в пятки, но не хотелось, чтобы он это заметил.
   - Иди сюда! - Ромус наступал.
   - Не хочу! - я пятилась в сторону криптидосекции, незаметно поглядывая по сторонам. Как назло никого вблизи не было. Даже Резот куда-то подевался.
   - Сейчас захочешь! - Ромус кинулся ко мне, его цепочки и амулетики подпрыгнули и блеснули на свету.
   А дальше произошло неожиданное: цююнь, который охранял вход, увидев блеск металла и камней, трубно загоготал и кинулся на Ромуса. Я-то понимала, что он хотел лишь отнять блестяшки для своей коллекции, но Ромус о его безобидности не знал, и заорал от ужаса. Цююй резко остановился - натянутая от его ошейника веревка мешала дотянуться до ожерелий. Ромус упал и, повизгивая, начал отползать подальше. Вид он при этом имел смешной и нелепый. Я злорадно захохотала и, подойдя к цююню, почесала за ушком. Цююнь положил голову мне на плечо и, закатив глаза, засопел от удовольствия. Увидев такое, Ромус попытался встать, но цююнь прыгнул на него, и снова, лишь длина веревки отделила его от Ромуса.
   - Ромусик, солнышко, - насмехалась я, - вали-ка ты отсюда. А то я сейчас спущу это бедное голодное животное, и оно высосет твои мозги.
   - Стерва, - процедил сквозь зубы Ромус.
   Я еще злораднее захохотала.
   Ромус, пятясь и злобно зыркая на меня, начал отходит:
   - Ты об этом пожалеешь! - крикнул он напоследок и побежал так, что только пятки замелькали.
   И тут я поняла, как нужно побеждать в этой войне!
  
   Погладив и успокоив перепуганного цююня, у которого сердечко билось, как у зайчика, я мысленно пообещала еще притащить блестяшек, и вошла в криптидосекцию.
   Мой зверь меня ждал:
   - Ты задержалась, Алиса, - укоризненно проворчал он.
   - Извини, долго пробыла в библиотеке, а потом на меня напали у входа сюда.
   - Кто? - заволновался он.
   Я кратко пересказала подробности инцидента.
   - Выпусти меня отсюда, и я убью его! - в ярости прорычал он.
   - Нет! Никого не надо убивать! - испугалась я. - Да и выпустить тебя я не могу - все клетки заперты на магические замки, я сама не открою.
   - Когда-нибудь, я отсюда выйду, - горько проговорил он.
   - Конечно, выйдешь! И я помогу тебе. Вот, я кучу книг принесла, - я обрадовалась возможности перевести разговор с опасной темы и постучала саатром по дверке клетки.
   - Читай! - попросил зверь.
   - Сейчас, - сказала я, устраиваясь на перевернутом ящике и открывая первую книгу. Внезапно хорошая мысль пришла мне в голову: Слушай, а ты сам не хочешь попробовать читать?
   - Я разве умею?
   - Это мы сейчас выясним, - ответила я и просунула открытую книгу в клетку.
   Зверь уставился на текст и надолго замер. Вдруг стон вырвался у него из груди.
   - Что? Что случилось? - перепугалась я.
   - Алиса! Я могу читать! - зверь не находил себе места от радости. - Я умею!
   - Успокойся. Читай мне вслух.
   Зверь медленно, сперва по слогам, затем более уверенно и быстро, начал читать. Я сидела в ступоре - неужели магические звери в этом мире умеют читать? Невероятно. Такого просто не может быть. Судя по всему, мой питомец - не зверь. Тогда кто же он?
   Пока я размышляла, Зверь читал. Но через миг я услышала тяжкий вздох.
   - Что случилось? - спросила я.
   - У меня проблема, - убитым голосом сказал зверь. - Я не могу переворачивать страницы...
  
  
   Я торопливо шла по коридору - ровно через пять минут отработка у Оливии Жоз, которую Эо когда-то наградил почетной кличкой Моль. Два часа предстояло потратить на шипохвостых хомячков и я планировала провести это время с максимальной пользой.
   Преподавательница была явно не в духе - кутаясь в бледно-серые шали, она недовольно поджала губы на мое заявление об отработке:
   - Работа с шипохвостыми хомячками требует особого отношения и определенных навыков, а они мне присылают нерадивых студентов.
   - Госпожа Жоз, мне очень жаль, что я отнимаю у вас время, но работа с шипохвостыми хомячками меня очень интересует, - заискивающе улыбнулась я.
   - Кто бы сомневался, - фыркнула она.
   Жоз провела меня в небольшую комнатку, смежную с основной лабораторией. Здесь было душновато. Приятно пахло прелой листвой и грибами. В комнатке находились несколько стеллажей с какими-то коробками, два стола и пара стульев. На подоконнике в горшках, совсем как у нас на Земле, росли невзрачные желтоватые цветочки.
   Жоз привстала на цыпочки и с трудом сняла одну из больших коробок. Осторожно взгромоздив ее на стол, открыла крышку. Я с любопытством заглянула внутрь - там шумно копошились какие-то уродливые насекомые, похожие на наших мокриц, но покрупнее и поуродливее. Еще в земном универе я спокойно выполняла практические задания по физиологии животных - мы препарировали жаб и мышей. Я не впадала в панику от крови или вида кишок, но насекомые с детства внушали мне необъяснимый ужас. Я боялась не только пауков, тараканов и наездников, но даже обычные муравьи или гусеницы не внушали мне доверия, и я на всякий случай обходила их десятой дорогой. А тут мне показывают мокриц. Наверняка, они магические.
   Брррр, гадость какая!
   - Студентка, возьмите пинцет и наденьте защитные перчатки. Вы должны будете очень осторожно извлечь двадцать нгуэнгов и поместить их вот в этот резервуар. Лучше пересаживать их по одному экземпляру. Так надежнее. Будьте предельно осторожны - они выделяют секрецию с токсическими свойствами, и в больших количествах возможна аллергическая реакция. Если же на кожу попадет немного токсина, - вы почувствуете локальный зуд. Пораженный участок кожи посинеет.
   - А зачем они нужны? - меня разбирало любопытство.
   - Их добавляют в рацион шипохвостых хомячков в период полового созревания для укрепления волосяного покрова. - Снизошла Жоз. - Вы должны отбирать нгуэнгов только с бордовой окраской. Это самцы. Самок оставляйте - они сейчас бесполезны.
   - Госпожа Жоз, а самцы нгуэнгов могут убить человека своим ядом?
   - Вы невнимательны, студентка, - скривилась Жоз, - но я повторю, они выделяют токсины, вызывающие локальный зуд и посинение кожи. Но это все проходит через несколько дней.
   - А если их много взять?
   - Ну что вы, они достаточно редки, поэтому практически не реально собрать такое количество.
   - А токсины нгуэнгов быстро разлагаются?
   - Да нет же, они несколько дней могут сохраняться в ёмкостях из темного стекла.
   - А чем питаются нгуэнги?
   - Растениями. Вижу, вы похвально проявляете интерес к кормовой базе шипохвостых хомячков. Сейчас студенты относятся безответственно к изучению подобных вопросов. Это неправильно. Рост и развитие шипохвостых хомячков - очень важная отрасль в магическом животноводстве.
   - Да, я знаю, - поддакнула я. - Я читала об "Эксперименте 52-б", который доктор Ципперпопер проводил на них.
   - Неужели? - в глазах Жоз полыхнул маниакальный интерес. - А с какой целью, позволю поинтересоваться, вы, студентка первого курса, читаете столь серьезную литературу?
   И тут настал мой звездный час:
   - Сложно однозначно ответить на этот вопрос, - солидно ответила я, - я считаю, что если эту группу животных выделили в отдельный предмет, значит, они имеют первостепенную важность для магического мира. И мне захотелось максимально ознакомиться с материалами о шипохвостых хомячках. Кроме того, на вступительной лекции вы столь увлекательно рассказывали об их значении, что мне стало интересно.
   Бледные скулы Оливии Жоз порозовели от удовольствия:
   - Бесспорно, вы правы, студентка! - она принялась комкать один из шифоновых шарфиков в сухоньких пальцах. - Это похвально! Похвально! А как вас зовут?
   - Алиса Исаева, - я ликовала в душе: подход к преподавательнице был найден.
   - Так вот, Алиса... вы же позволите называть вас по имени? - забеспокоилась она.
   - Конечно, конечно, - как китайский болванчик, закивала я.
   - Я познакомлю вас с информацией об этой, безусловно, очень важной и необходимой для магического мира, группой животных.
   - Спасибо! - я улыбнулась и затараторила. - Госпожа Жоз, а что можно еще почитать об экспериментах доктора Ципперпопера с шипохвостыми хомячками? Или он проводил и другие исследования? Он сам все это делает? У него нет помощников? Это же невероятно трудно - самому вести наблюдения за сотнями хомячков, можно же упустить что-то важное.
   - Да, Алиса, - Моль расцвела от удовольствия. - У меня есть обширная информация о работах доктора Ципперпопера. Завтра я вам принесу почитать. Думаю, вы могли бы взять эту тему для своего реферата.
   - Это было бы просто замечательно, - похолодев в душе, заверила я.
   - А что касается помощников, то да, одно время у Доктора Ципперпопера их было достаточно. Я, кстати, тоже принадлежала к их числу, - с гордостью посмотрела на меня Моль.
   - Вот как? - изумилась я.
   - Да, Алиса, доктор Ципперпопер считал, что я подаю большие надежды, - Жоз вздохнула, - мы с ним работали над несколькими проектами. Жаль, что сейчас спектр его интересов кардинально изменился и моя помощь больше не нужна.
   - А его помощник? - я затаила дыхание. - Магистрант из животноводческого факультета? Он разве не продолжает заниматься этой тематикой?
   - Ну что вы, - Моль погрустнела, - после той катастрофы в "Эксперименте 52-б", он исчез.
   - Умер? - я затаила дыхание.
   - Нет, конечно, он жив, - покачала головой Моль, - просто с тех пор его больше никто не видел.
   - Тогда откуда такая уверенность, что он живой? - не поверила я.
   - Отчеты на Ученые советы Академии он присылает регулярно.
   - А, может, это не он? Может, вместо него кто-то пишет и присылает? - я все еще на что-то надеялась.
   - Ну, вы фантазерка, Алиса, - засмеялась Оливия Жоз, - автор отчетов именно он, во-первых, его стиль ни с кем другим не спутаешь, во-вторых, он занимается столь сложным направлением, что других подобных специалистов в Академии, да и во всем магическом мире, больше нет.
   Я уходила от Моли озадаченной.
   Однако незаметно прихватить парочку нгуэнгов для Кливии я не забыла...
  
  
  

Глава 8. 

   Я заторопилась, сегодняшний вечер был расписан поминутно: сперва - ежевечерняя пробежка с Офелией по парку, затем - зайти к моему Зверю, и сразу после этого я хотела обсудить с Шанго план спасения Вжика. Но судьбе, по большому счету, глубоко чихать на все планы какого-то там маленького человечка с какой-то там незначительной планетки Земля, Вселенная существует лишь по одной ей понятным вселенским принципам...
   Было жарко. Кроны старых лип источали сладковатый аромат с примесью острой пряности. Я никак не могла надышаться этой живительной свежестью, а внутри разрасталась тревога. Озорной ветерок разыгрался, словно котенок, самозабвенно разбрасывая по дорожках бледные венчики опавших цветков. В голове билась мысль, как же там бедняга Вжик? На душе стало совсем паршиво.
   Офелия уже поджидала. Я предложила после разминки немного увеличить дистанцию для пробежки. Но она снова хотела сразу перейти к силовым упражнениям, и чтоб побольше. Как я не пыталась уговорить ее не торопиться, она была непреклонна. Вконец рассорившись, мы молча пробежались по парку, молча выполнили упражнения заминки и также молча разошлись. В препоганейшем настроении я отправилась в криптидосекцию, а она, как я подозреваю, - делать свои силовые упражнения.
   По пути я хотела заглянуть в холл Академии - все объявления на большой доске крепились на красивые металлические блямбочки, выполнявшие тут функцию наших магнитиков. Самое замечательное было то, что они имели довольно большие размеры и блестели вставками из разноцветных камушков. Думаю, цююнь будет в восторге. Главное - открутить пару штучек незаметно.
   В холле я обнаружила Кливию, задумчиво рассматривающую что-то на доске. В моем кармане как раз была коробочка с нгуэнгами, я решила, что это судьба и настроение слегка улучшилось.
   Тихо-тихо, на цыпочках я подкралась к Кливии и осторожно извлекла коробочку. Открыв, быстро вытряхнула на нее нгуэнгов и торопливо сунула коробку в карман:
   - И что такого интересного ты читаешь? - изобразив стервозно-ядовитый тон, поинтересовалась я.
   - Не твое дело, - огрызнулась Кливия, оборачиваясь.
   - А что это ты без телохранителей? - продолжала я. Один нгуэнг полез ей на щеку, второй стал опускаться от шеи книзу. Я с интересом наблюдала за ними.
   - Не твое дело, - презрительно повторила Кливия.
   - Ну, ладно, не мое, так не мое, - покладисто согласилась я и отправилась в криптидосекцию - откручивать блестяшки на глазах Кливии было бы глупо.
   Через мгновение за спиной раздался нечеловеческий вопль. Настроение резко перешло в плюс. У нас на земле говорят: сделал гадость - на сердце радость. Хоть и не хорошо, но никакой вины я не испытывала.
  
   На криптидосекцию я зайти не смогла - у входа стоял Фахр и за что-то распекал Резота. Я чуть потопталась за углом, но Резот, увидев меня, сделал большие глаза и отрицательно покачал головой - пришлось уйти. Жаль, мой Зверь прождал меня весь день и тут такой облом.
  
   Заскочив к себе, я переоделась в старую рубаху и джинсы и отправилась к Шанго. На душе было предвкушение чего-то непонятного. Каждой клеточкой я ощущала, как вот-вот должно что-то произойти. Находясь в таком вот приподнятом настроении, я не заметила Ромуса:
   - Алисочка! - воскликнул он, хватая меня за руку - А куда это мы так торопимся?
   - Отпусти, урод, - я зло выругалась, Шанго ждет, Вжик ждет, а я тут трачу время на этого придурка.
   - Зря ты мне хамишь. Я такой тон не люблю. Считай, детка, ты доигралась, - он зло ощерился, отпуская мою руку, и вдруг, нежно проведя пальцем по моей щеке, одел мне на шею ожерелье, а сам быстро отскочил в сторону. - Прощай, Исаева!
   Мою шею вдруг обожгло, огонь перекинулся на голову, и я отключилась...
   Очнулась я довольно быстро. Так мне показалось. Немного шумело в голове, как после бокала крепкого вина, а так все было нормально. Ромуса нигде не было. Я ощупала себя и с содроганием сорвала мерзкое ожерелье. Оно было странное: липко-осклизлое на ощупь и состояло из привязанных косточек какого-то мелкого животного с намотанными на них клочками волосьев и засаленными лоскутьями. С отвращением я отбросила эту гадость подальше.
   Шутник уродский!
   Хотя не могла я от обычной шутки упасть в обморок. Возможно, это из-за общего переутомления на фоне постоянных стрессов.
   Пообещав разобраться со своим состоянием после освобождения Вжика, я отправилась к Шанго.
   Он меня ждал:
   - Опаздываешь, Алиса, - Шанго был сильно не в духе.
   - Извини, я задержалась не по своей вине, - мне стало неловко.
   - Ладно, - смилостивился он, - слушай сюда: я выбрал для тебя лучший путь к лаборатории доктора Ципперпопера. Но у него при входе стоят две магические ловушки. Когда туда попадает одушевленный или нечисть, ловушка срабатывает и уничтожает их.
   - Я не нечисть и не одушевленный, то зачем мне переживать? - насмешливо улыбнулась я.
   - Типично женская логика, - желчно ответил Шанго. - А как ты планируешь протащить через нее Вжика? Он-то одушевленный.
   - Я не подумала, - испугалась я, - Шанго, миленький, а что теперь делать? - от волнения меня начало тошнить.
   - Ты должна не только пройти через ловушки, но и обезвредить их. Как это сделать, я не знаю.
   - А других вариантов нету? - я совсем упала духом.
   - Есть, - после секундного колебания ответил Шанго. - Я не совсем уверен, но можно попробовать другой путь...
  
  
   Вокруг было темно, как в самом кошмарном из самых кошмарных снов. Сотни шорохов и скрипов пугали меня до чертиков. Крепко сжав зубы, я упрямо двигалась дальше, стараясь не забыть ничего из инструкции Шанго.
   Темный коридор внезапно вильнул, и я осторожно вступила в неизвестность. Шанго говорил, что за поворотом будет третья дверь. Но там было только две двери. Две запертые намертво двери. Я в недоумении остановилась. Шанго не мог меня обмануть. Он связан магической клятвой. Нужно искать. Я обошла коридор еще несколько раз, но искомой двери не было.
   Я чертыхнулась.
   Что-то здесь не то. Страх все больше сжимал сердце и морозил кожу. Мысли хаотично метались - я никак не могла сосредоточиться.
   Алиса! Так нельзя.
   Там же Вжик! Он ждет меня. Я должна!
   Я крепко-крепко зажмурилась и медленно сосчитала до пятидесяти пяти.
   Страх понемногу начал отпускать.
   Итак, дверь. Я ощупала стены, провела пальцами по всем выпуклостям и неровностям кладки. Две двери.
   Черт!
   А что если попробовать так? Будем считать, что двери - это вершины углов равнобедренного треугольника. Широко расставив руки, я аккуратно измерила расстояние между дверями и постаралась определить центр. От центра я пошла вперед, отмеряя высоту.
   Вот.
   Моя рука уперлась в противоположную стену. Здесь где-то должна быть третья дверь.
   Я ощупала кладку. Двери не было.
   Злые слезы брызнули у меня из глаз, и я обессилено прислонилась к стене.
   Что же делать?!
   Вдруг по коже пробежал легкий холодок. Собрав всю силу воли, я заставила себя застыть и внимательно прислушаться к ощущениям. Холодок шел откуда-то слева. Очень медленно, на ощупь, я стала смещаться влево, постоянно замирая и прислушиваясь к малейшим изменениям сквозняка.
   Наконец-то моя тактика увенчалась успехом: я ощутила более сильное движение воздуха. Сквозило из-за стены.
   Третья дверь!
   А обрадовано вздохнула. Есть!
   Тщательно, буквально по сантиметру, ощупав стену, через какое-то время я обнаружила небольшое каменное уплотнение, величиной с грецкий орех. Стараясь не торопиться, я нажала на эту шишку. Раздался тихий скрип, и стена отъехала в сторону.
   Я быстро вошла внутрь.
   Здесь было не так темно, как в коридоре, и я уже смогла видеть. Узкий коридорчик вывел к скошенной арке. Я осмотрелась. Впереди находилась небольшая пустая комната с дверью. Я направилась туда. Открыв дверь, я оказалась в другой комнате. Здесь чувствовался очень сильный запах фиалок. Тусклое освещение скудно сеялось откуда-то сверху.
   Я снова огляделась.
   Внутри комнаты было все угольно-черным: стены, пол, потолок. Остро пахло фиалками. В центре мраморно белели три гигантских резервуара, по форме напоминающих бочки. Я подошла в ближайшему, ухватилась за край, подпрыгнула и заглянула внутрь. Он был наполнен жидкостью, внешне похожей на кровь, но с едким запахом фиалок, и там еще что-то плавало. Я не разобрала. Слишком плохо было видно. Мелькнула догадка - а вдруг это куски трупов? От этой мысли меня чуть не стошнило прямо здесь же.
   Фу!
   Срочно захотелось убраться подальше, лишь мысль о Вжике удерживала.
   Вдруг послышались голоса. И они быстро приближались. Сердце пропустило удар. Я снова огляделась. Спрятаться было негде. И тогда не думая, на автомате, я подпрыгнула, подтянулась на руках и осторожно опустилась в бочку с кровью, стараясь не расплескать жидкость на пол.
   Глупый поступок. Но другого выхода все равно не было.
   И я успела!
   Когда они вошли, то меня не увидели. Я изо всех сил держалась на плаву в этой странной вязкой крови с приторным запахом фиалок, и ужасно боялась утонуть.
   Я задыхалась.
   Одежда потяжелела от крови, и сильно тянула вниз. Я почувствовала, что начинаю тонуть. Умереть не боялась. Но стало страшно, что они услышат, и я не спасу Вжика. Машинально я ухватилась за что-то скользко-холодное, и так смогла хоть немного удержаться. А потом я разглядела, что держусь за чью-то руку. Я чуть не заорала от ужаса. Но неимоверным усилием воли как-то сдержалась.
   Было страшно. Но я лишь беззвучно плакала.
   - Поторопись, Закда, - голос говорившего был знакомо-приятным, и я узнала доктора Ципперпопера.
   - Все уже готово, доктор, - этот голос был мерзким, каркающим и совершенно незнакомым. - Сто сорок восьмой будет готов через час, и тогда можно начинать.
   - Я буду в кабинете, позовешь меня на вторую фазу, - послышались удаляющиеся шаги - доктор Ципперпопер ушел.
   Второй походил немного по комнате, что-то злобно ворча себе под нос - разобрать я не смогла. Мои мысли панически бились в голове, и я снова стала задыхаться.
   Он сказал, что все уже готово! Меня словно током бахнуло - сто сорок восьмой - это же мой Вжик! Боже, боже, я аж занемела от ужаса и чуть не захлебнулась в этой бочке. Выходит, они хотят его убить.
   Огненно-горькая жидкость попала мне в рот, и я немного наглоталась. Внутри теперь все жгло и горело огнем, я держалась только на упрямстве.
   Какая-то странная кровь.
   Может, это какой-то магический формалин с запахом фиалок и огненным вкусом делает ее такой, - я не знала. Думать об этом совершенно не хотелось.
   Тем временем тот, второй, тоже ушел, а я стала думать, как мне выбраться. Оставалось меньше часа, а силы все таяли. Пришлось снять с себя все прямо в бочке. Иначе я бы не вылезла. Я очень боялась, что они обнаружат мою одежду и кроссовки. Сперва я решила забрать ее с собой, но вещи были настолько тяжелыми от крови, что моментально утонули. Чтобы достать, надо было нырять на дно. А я уже и так выбилась из сил.
   С большим трудом, потихоньку я как-то выбралась.
   При этом я расплескала кровь. Совсем немного. В принципе, пол был черный и там не видно... почти. А вот на белой стенке бочки - красная кровь была очень заметна. Я решила найти что-нибудь и вытереть все следы. В углу я обнаружила сверток. Готова поклясться, что раньше его не было. Может, это тот, второй, принес. Я подошла и подняла его. Это оказался средневековый плащ. Красивый. На нем еще была эмблема, похожая на китайский иероглиф. Этим плащом я торопливо оттерла стенку бочки от крови, как смогла. Потом я вытерла свои следы на полу и ноги, чтобы не наследить в коридорах.
   Я торопилась.
   Затем я завернулась в этот плащ, хоть он и был грязный и мокрый от крови. Но я была еще более грязная. Хорошо, что по настоянию Шанго волосы я заплела в косу и закрутила высоко на голове, и поэтому они почти не намокли в крови. Иначе был бы кровавый водопад по всему коридору.
   Я вышла из комнаты.
   Было страшно, что меня обнаружат, и тогда будет конец.
   Я почти бежала по коридору, но, к счастью, никто не встретился.
   В конце коридор упирался в комнату. Я вошла и увидела огромный лабораторный стол с желобками. На столе лежал Вжик. Его глаза были закрыты, шерстка местами облезла, но он хрипло дышал. Его поникшие лапки были привязаны широкими ремнями к железным кольцам в столе, а голову стягивал обруч. Под столом стояла большая пиала, куда медленно скапывала кровь из пробитых лапок Вжика.
   Как разъяренная хищница я кинулась к моему котику и с рычанием принялась отдирать ремни. Они не поддавались. На соседнем столе я заметила какой-то инструмент, похожий на земную отвертку, но острый. С радостным облегчением я алчно схватила ее и принялась отрезать ремни от стола.
   Казалось, это длилось целую вечность.
   Наконец-то, мои усилия увенчались успехом - ремни были ободраны, и мой Вжик освобожден от пут. Отодрав полоски от подкладки плаща, я как смогла, перевязала его лапки.
   Вот и все. Я нежно прижала котика к себе - его сердечко слабо билось.
   Жив, котяра!
   Слезы восторга и благодарности брызнули у меня из глаз. И такое счастье окутало меня, что я не расслышала за спиной шаги.
   - Кто ты? - звук каркающего голоса заставил меня резко обернуться. Передо мной находился уродливый горбатый карлик. На его бескровном, словно алебастр, лице злобно горели белесые колючие глазки. Он ошеломленно уставился на меня. Недолго думая, на одних инстинктах, я изо всей силы стукнула его ручкой "отвертки" по голове. Колючие глазки закатились, и карлик мешком шмякнулся на пол.
   Очень осторожно я положила котика на соседний стол, затем с трудом подняла карлика - тяжелый оказался, гадина, - и водрузила его на тот стол, где раньше был привязан бедняжка Вжик. Обрывками ремней я, как смогла, крепко привязала уродца к столу. Затем аккуратно взяла котика на руки и заторопилась назад.
   Как ни странно обратная дорога показалась мне относительно не сложной. Я быстро пробежала до последней двери. Благодаря инструкциям Шанго, я удачно смогла обойти обе магические ловушки для одушевленных. Выскочив в последний коридор я, не переведя дух, со всех ног бросилась в каморку Шанго.
   Влетев туда, я почувствовала, как устала. Осторожно положив Вжика на пол, я обессилено рухнула рядом. Меня бил озноб и подташнивало.
   - Ты справилась, - Шанго появился неожиданно и заставил меня подскочить.
   - Да, - хрипло выдавила я. - Пить хочу.
   - Возле шкафа есть фляга с водой. Попей, - ответил он.
   На дрожащих ногах я подошла к шкафу и алчно припала к фляге. Утолив жажду, я вспомнила о бедняжке Вжике. Стало мучительно стыдно. Но во фляге еще оставалась вода, и я попробовала напоить котика. С третьей попытки он проглотил немного воды и задышал ровнее.
   - Он придет в себя? - этот вопрос не давал мне покоя.
   - Да, - блеснул красными глазами Шанго. - Ему нужно совсем немного времени для восстановления.
   - Доктор Ципперпопер с ним ничего ужасного не сделал?
   - Не успел.
   - Откуда ты знаешь? - недоверчиво спросила я.
   - Вижу, - вздохнул Шанго. - Теперь приходи в себя, Алиса, забирай кота и уходи в свою комнату. Совсем скоро рассвет.
   - Ты прав, - согласилась я. Ужасно хотелось спать, меня трясло от усталости, но пришлось поторопиться.
   Прижав Вжика к себе, я тихо выскользнула из каморки.
   Уже у себя в комнате я осознала, какой опасности подвергалась. Удобно уложив Вжика на кресле, я кулем свалилась на пол и моментально уснула...

Глава 9.

  
   Проснулась поздно. Сразу стало понятно, что на пары я сегодня не попала - день был в самом разгаре. Однако это меня не расстроило. Все тело ныло после ночного забега. Зевнув и сладко потянувшись, я поискала глазами Вжика. Убедившись, что его состояние не изменилось, я принялась обдумывать, что делать дальше.
   Вжик выглядел плохо - тусклая свалявшаяся шерстка, обвисшие усы - в этот момент я возненавидела доктора Ципперпопера даже несмотря на то, что он спас меня от "Проклятия Мариэллы". Зачем было мучить Вжика? Жил себе кот, никого не трогал. Вся его вина заключалась в том, что он "одушевленный". Я мимоходом сделала пометку выяснить этот вопрос у Моли.
   Итак, Шанго сдержал обещание. Теперь я должна выполнить свое. Но время еще есть. Значит, отодвигаем его проблему до начала практики в Нижних Мирах.
   Дальше, Вжика я вытащила. Он плох, но зато живой. Говорят, у кошек девять жизней. Я не знаю, какую по счету жизнь проживает сейчас Вжик, но будем надеяться, что не последнюю. Сегодняшний день необходимо посвятить реабилитации котика.
   Теперь я. Перед ночной вылазкой я получила какой-то сюрпризец в виде мерзкого ожерелья от Ромуса. Нужно выяснить, не отразилось ли это на мне. Еще одно "Проклятие Мариэллы" я не переживу. Да и доктор Ципперпопер вряд ли теперь мне поможет. Скорее наоборот. Кроме того, я просидела достаточно долго в бочке с какой-то дрянью. Кровь это или не кровь - нужно разобраться и понять, не подхватила ли я оттуда какую-нибудь гадость.
   Все остальные проблемы, а именно - мой Зверь, выяснение у Моли об "одушевленных", война с боевиками, Ромус и так далее можно оставить на потом.
   Сперва начну с себя любимой.
   Взглянув на спящего Вжика, я проскользнула в ванную. Вдоволь нанежившись в теплой ароматной воде, я принялась рассматривать себя в зеркало. Густая копна белых волос заменила мою прежнюю жиденькую русоватую шевелюрку. Что ж, иногда удары судьбы идут на пользу внешности. Глаза у меня морозно-серые, вроде на месте, кожа чистая, слегка бледновата, но это из-за постоянных стрессов. Фигура подтянутая. Я и в прошлой жизни не жаловалась на телосложение, а здесь, совместные с Офелией пробежки и силовые упражнения пошли мне только на пользу. Полюбовавшись подтянутым животиком, я обернулась спиной. На спине все еще темнел синяк, в том месте, куда ударило "Проклятие Мариэллы". Ну что ж, надеюсь, со временем и это пройдет.
   Что же все-таки наколдовал для меня Ромус?
   Покрутившись перед зеркалом, я вытерлась и отправилась одеваться.
   И тут меня ожидал облом!
   Мои единственные старые джинсы, в которых я ходила на занятия и вообще таскала кругом, утонули в бочке с той странной кровью. Кроссовки тоже. Рубашка - тоже. Ну ладно, у меня еще есть старый спортивный костюм, куртка и две майки, но с чем я их теперь буду носить? Оставался еще серый унылый учительский костюмчик, темно-синее шерстяное платье, резиновые сапоги и мое "бальное" платье из тюля и обклеенные блестками туфли. А также кучка всякого хлама типа розового боа и ободранной карнавальной маски.
   Мамадарагая!
   Ну что ж так не везет-то?!
   Можно, конечно, отодрать блестки от туфель обратно, но что-то подсказывало мне, что назад я их уже больше не прилеплю, а после такого "препарирования" мои туфли будут иметь воистину плачевный вид.
   Немного потомившись над этим вопросом, я со вздохом надела блестящие туфли и скромное темно-синее платье. Вид был хоть и не столь дикий, как в первый день моего пребывания в Академии, когда я щеголяла в сером строгом костюме и розовых плюшевых тапочках, но, тем не менее, я чувствовала себя не в своей тарелке.
   Посмотрев в зеркало, я поморщилась. Побродив глазами по комнате, я вытащила серебристый шнурок с кистями, который стягивал шторы, оторвала кисти, а шнурок закрутила на шее в виде бусиков. Ну что ж, не супер, но сойдет.
   Хм, если так и дальше пойдет, то скоро я допотрошу шторы и начну распускать ковры. С гардеробчиком нужно что-то делать. И срочно.
   Кроме того, в чем я теперь буду бегать по парку с Офелией? Не в резиновых сапогах же?
   Осмотрев свой вид напоследок, я осталась почти довольна. Вжик продолжал спать, и я решила сходить пообедать и, если повезет, попасть на последнюю пару к Фахру. Заодно и моего Зверя проведаю, а то совсем его забросила.
  
   Липы мягко шелестели, пахло травой, и было так жарко, что хотелось срочно сорвать одежду и искать ближайший водоем. Мое шерстяное платье было явно не по сезону, но выбирать не приходилось. Тяжко вздохнув, я медленно побрела в сторону столовки.
   - Алиса! - меня догнала возмущенная Офелия. - Ты почему пропустила утреннюю пробежку? Я ждала-ждала... А ты!
   - Извини, - мне нечего было ей сказать, не могла же я признаться о ночном проникновении в лабораторию доктора Ципперпопера.
   - Извини? - Офелия едва не рычала от злости. - И это все, что ты мне можешь сказать?
   - Я извинилась, - мне было ужасно душно, а Офелия перегородила дорогу в столовку и я дожаривалась на солнцепеке, словно свиное ребрышко на гриле.
   - Да что мне твои извинения! Ты пропустила тренировку!
   - И что я теперь могу сделать? - я очень медленно вдохнула воздух и чуть задержала, чтобы не вскипеть в ответ. Осторожно выдохнув, я попыталась примирительным тоном разрулить ситуацию: - Да, Офелия, я пропустила тренировку. За это я извинилась. Это все, что я могу сказать. А ты уже сама решай - принимать извинения и тренироваться со мной дальше или продолжить истерику и мы сейчас разойдемся в разные стороны. Больше других вариантов я не вижу.
   - Ну, ты... - опешила Офелия.
   - Да, Офелия, я, - уступать я не собиралась. - Что дальше?
   - Ничего, - понурила голову Офелия.
   - Отлично, - кивнула я. - Так что ты решаешь? Продолжаем тренироваться или вежливо благодарим друг друга за полезно проведенное время и мирно расходимся?
   - Тренироваться, - она не смотрела мне в глаза.
   - Хорошо. Спасибо, - я продолжила. - Я пропустила тренировку, потому что у меня порвались кроссовки, и было нечего обуть. Если я сегодня смогу решить эту проблему - то завтра утром на пробежку я выйду. Если не решу - придется тебе пока побегать самой, а я уж постараюсь что-нибудь придумать.
   - Ну, ты там решай побыстрее, - пробормотала Офелия. - Завтра я тебя подожду минут пять, если ты не придешь, я побегу сама.
   - Договорились, - я махнула рукой и Офелия отошла.
   Хорошо, что удалось не поссориться. Хотя на душе остался муторно-противный осадок. Я знала, что у Офелии несколько пар спортивной обуви, но она мне не предложила. Я бы и не взяла - не ношу чужие вещи, но тем не менее.
   Вздохнув, я заторопилась в столовую.
  
   Прохлада помещения и соблазнительные запахи еды отвлекли мое внимание, и я тут же попала в объятия Ромуса.
   - Алиса, - нежно проворковал он и вдруг властно поцеловал меня.
   От неожиданности я опешила и утратила способность соображать. Тем временем Ромус продолжал меня целовать все более и более настойчиво и страстно. У меня даже закружилась голова. Но тут, за спиной кто-то хмыкнул. Это меня отрезвило, и я изо всех сил его оттолкнула.
   - Придурок!
   - Алиса? - Ромус был очень удивлен, почти шокирован.
   Хм. Неужели его никогда раньше не отталкивали?
   - Держись от меня подальше, дурак! - прорычала я, демонстративно вытирая губы рукавом, и, как торпеда, влетела в столовую.
   Там было людно: постоянно находились преподаватели и студенты старших курсов, поэтому я смогла более-менее спокойно пообедать. Ромус уселся недалеко и сверлил меня пристальным взглядом.
   Его выходка совершенно выбила меня из колеи, и я даже не помню, что ела.
   Не знаю, кто из студентов видел нас, но почему-то я была уверена, что сегодня снова стану посмешищем для всей Академии. От этого мое настроение, и так не сильно радужное после разборки с Офелией, еще больше скатилось вниз.
   После еды я постаралась как можно быстрее выскользнуть из столовой, но Ромус вычислил мой маневр и уже поджидал у выхода:
   - Стой! - он был зол.
   Я попыталась пропереть напролом, но силы были неравными. Пришлось остановиться:
   - Чего тебе? - я готова была его убить.
   - Алиса... - зашептал Ромус, обвивая мою талию руками и жадно припадая к моим губам.
   - Студенты, что здесь происходит? - на нас грозно смотрела Оливия Жоз. - Я спрашиваю, что это такое?!
   - Исаева набросилась на меня и начала целовать, - не моргнув глазом, соврал Ромус.
   Я даже задохнулась от такой наглой лжи.
   Вокруг загоготали студенты. Народу собралось достаточно, как раз заканчивался обед и все выходившие из столовки скопились у выхода и с жадным любопытством наблюдали происходящее.
   - Исаева! - выпучив глаза, взвизгнула Моль.
   Вокруг уже откровенно ржали. Я поняла, что это конец, но сдаваться не собиралась.
   - Да? - я решила дорого продать свою репутацию.
   - Как это понимать? - Моль покраснела и зло щурилась.
   - Элементарно, - на меня вдруг напала разудалая лихость человека, которому больше уже нечего терять. - Понимаете, госпожа Жоз, у Ромуса есть большая проблема - в столь взрослом возрасте он все еще не умеет целоваться. Это так обидно и унизительно, вот я и решила его научить. Как товарищ товарища. Протянуть руку помощи, как говорится. Но он все время так боялся, поэтому пришлось применить эту хитрость.
   Народ вокруг лег от хохота. Ромус стоял красный, хватая ртом воздух. Я продолжила:
   - Согласна, место подобрано неподходящее, но впредь я так поступать больше не буду. Ромус, прости, придется тебе снова ходить нецелованным.
   Вокруг захохотали:
   - Ромус! Как же так?
   - Так ты выходит девственник, а, Ромус?!
   Выкрики приобретали все более и более скабрезный оттенок. Ромус уже не знал, куда деваться. Он стоял злой и красный. Я мило улыбнулась и послала ему воздушный поцелуй:
   - До встречи, зайчик! - и, отвернувшись от этого гада, улыбнулась Оливии Жоз. - Извините, госпожа Жоз, а можно задать вам один вопрос? Это касается шипохвостых хомячков...
   - Да, я слушаю вас, Алиса, - милостиво кивнула Моль и направилась к выходу. Я пошла следом:
   - Скажите, пожалуйста, а вам известны случаи, когда шипохвостые хомячки становились "одушевленными"?
   - Что? - выпучила глаза Моль и так резко остановилась, что я чуть не налетела на нее. - Откуда вы откопали подобный бред, студентка?
   - Значит, так не бывает, - вздохнула я. Надежда хоть что-то выяснить таяла прямо на глазах.
  
   На практикуме по кормлению Фахр диктовал методы определения перевариваемости разных кормов и всевозможные хитрости с кормовыми добавками для разных групп животных. Все старательно скребли ручками, конспектируя в тетрадки. Краем глаза я отмечала украдкой брошенные на меня любопытные взгляды - не сомневаюсь, что весть о моих поцелуях с Ромусом уже достигла даже факультета животноводства. Из всего следует, что народ нашел новое развлечение и новую жертву для травли, поэтому мне следует быть настороже. Все еще только начинается.
   К сожалению, попасть к моему Зверю я и в этот раз не смогла. Фахр словно нарошно не спускал с нас глаз и после звонка быстренько выпроводил прочь из криптидосекции. Бедный мой Зверь. Уже вторые сутки тщетно меня ждет.
   Я сожалела, но что-то сделать было не в моих силах.
  
   До отработки у Оливии Жоз оставалось еще достаточно времени и я решила проверить, как там Вжик. Заодно сменю шерстяное платье на унылый костюмчик. Оно уже намокло от пота.
   Кошмар! Если я срочно что-нибудь не придумаю с одеждой, я сварюсь заживо!
   Мои безрадостные мысли прервала группка парней на центральной аллее. Они столпились посередине дорожки и совершенно не собирались меня пропускать. Какой-то высоченный парень, похожий на кузнечика-переростка, радостно загоготал:
   - Смотрите, кто идет! Алиса, научи и меня целоваться! Умоляю!
   Вокруг жадно ловили каждое слово. Краем глаза я заметила в толпе перекошенную физиономию Ромуса.
   - Курс? Факультет? Возраст? - деловито осведомилась я.
   - Четвертый. Магмеханика. Двадцать четыре года, - нахально ответил тот.
   - Да уж, если ты за четыре года пребывания в общаге Академии так и не научился целоваться, то тебе уже ничего не поможет, - вздохнула я. - иди, учи лучше уроки.
   Народ грохнул. Парень покраснел и только отмахивался от насмешливых хлопков по спине. Я демонстративно пожала плечами:
   - И куда катится этот мир? Взрослые парни бегают за первокурсницами, пытаясь научиться целоваться. Мне страшно за демографию Магмиров Верхней и Нижней Спирали! Если так и дальше пойдет, то скоро Вселенную захватят шипохвостые хомячки! По причине вымирания человечества!
   Все смеялись. Я поняла, что эту битву я выиграла.
   Хотя расслабляться еще было рановато...
  
  
   Добравшись в свои апартаменты, я с облегчением сорвала шерстяное платье. Вжик все также спал в кресле. Неужели доктор Ципперпопер так измучил беднягу, что он уже сутки не может прийти в себя? Осторожно я погладила котика. Свалявшаяся шерстка стала неприятной на ощупь. Вжик никак не отреагировал на мое прикосновение.
   - Вжииик... Вжик! Проснись же, - я легонько потормошила его. Кот продолжал спать. Тяжко вздохнув, я отправилась принимать душ и переодеваться в унылый учительский костюмчик - пора было идти на отработку к Оливии Жоз.
   Меня терзали смутные сомнения, что после того инцидента в столовой с поцелуями она останется лояльной ко мне. Терять столь ценный кладезь информации совсем не хотелось. Нужно выработать стратегию общения.
   На выходе из корпуса меня уже поджидал Ромус. Обычно смуглое лицо сейчас покрылось легкой бледностью, которая придавала ему желтоватый вид. Блуждающий малоосмысленный взгляд и непричесанная шевелюра навели меня на мысль, что с ним что-то не так. Я застыла, не зная, что делать - повернуть обратно или проскользнуть мимо. Единственное, что было ясно - от него надо держаться подальше.
   Не успела я додумать эту мысль, как Ромус перекрыл мне дорогу, цепко ухватив за руку:
   - Алиса, - обреченно выдохнул он, заглядывая мне в глаза. При этом он крепко прижал меня к себе. Я с паникой на него посмотрела. Странно - секунду назад передо мной стоял настоящий маньяк, сейчас же это был обычный Ромус. Он взглянул на меня, как мне показалось, с нежностью, и улыбнулся:
   - Привет, - прошептал он.
   - Привет, - не зная как реагировать, на автомате пробормотала я.
   - Куда так летишь? - заворковал он, сдувая мой локон с шеи.
   - Эммм.. - я чуть не потеряла нить рассуждений, - на отработку к Оливии Жоз. Отпусти! Я опаздываю!
   - Я тебя проведу, - покладисто согласился он, ласково проведя указательным пальцем по моей щеке.
   Я удивленно пожала плечами, но выбирать не приходилось, и я заторопилась на улицу. Ромус молча шел рядом, как-то странно глядя на меня.
   Меня изрядно нервировал этот взгляд. Я не знала, как реагировать. Поэтому лабораторию Оливии Жоз я встретила с огромным облегчением.
   - Мне сюда, - вежливо заявила я. - Спасибо, что провел. Пока!
   - Ты долго здесь будешь? - он побледнел.
   - Около двух часов. А что?
   - Я подожду.
   - Зачем?
   - Проведу тебя.
   - Зачем? - я начала злиться. - Дорогу я вообще-то помню. Сама дойду.
   - Алиса, - умоляюще начал Ромус. При этом лицо его исказилось от волнения. - Пожалуйста. Я подожду тебя.
   - Ну, жди, мне не жалко, - я не знала, что нужно отвечать, но его лицо осветилось от радости. Воспользовавшись моментом, я быстро проскользнула в дверь.
   Фух!
   Что это было? Еще вчера этот придурок ненавидел меня и постоянно пытался задеть. Привыкнув быть постоянным объектом его насмешек и нападок, я была сильно озадачена резкой сменой его поведения. То, что он не играет, я убедилась, взглянув в его глаза. Согласна, это не аргумент, но интуитивно я ощущала его жгучее желание быть рядом со мной. Это осложняло установившееся равновесие в отношениях с боевиками. Раньше было все понятно: они - враги и у нас война. Сейчас же я не знала, как быть. Одно было ясно - нужно держаться от Ромуса подальше и обходить его десятой дорогой.
   Приняв решение, я вошла в смежное помещение-препараторскую. Моль сидела за столом, низко склонившись над какой-то книгой, и что-то бормотала под нос.
   - Здравствуйте, - лучезарно улыбнулась я.
   - Здравствуйте, - чуть не подпрыгнув, машинально ответила она. Разглядев меня, Моль скривилась. - Аааа, это вы, Исаева?
   - Я пришла на отработку.
   - Рада за вас, - скривилась Моль.
   Мое настроение упало - то, чего я добилась раньше, все было утеряно из-за глупой выходки проклятого Ромуса. И теперь пес его знает, удастся ли восстановить ее доверие.
   - Мне отбирать нгуэнгов? - робко спросила я.
   - С чего это? - поджала губы Моль. - Такого задания я не давала!
   - А что делать?
   - Будете мыть клетки от конечных продуктов метаболизма шипохвостых хомячков! - злорадно ответила она.
   Я тяжко вздохнула - убирать какашки за этими скунсами - удовольствие еще то. Но пришлось молча делать грязную работу. Доверие нужно возвращать, иначе я никогда не разгадаю тайну моего Зверя...
  
  
   Вы когда-нибудь убирали за хомячком? Особенно, если перед этим ему долго-долго не меняли опилки? Если нет - вы воистину счастливый человек! Если же да - то вы меня поймете! А теперь представьте себе, что такой хомячок не один, их сотни! И убирать за ними предстоит именно вам.
   Да уж, "удачно" я попала в эту Академию Магии! Пока другие студенты изучают заклинания и магические символы, я, как дура, выгребаю какашки за хомячками...
   - За шипохвостыми хомячками... - в мою голову ворвался голос.
   - Шанго! - воскликнула я и обрадовалась.
   - Студентка Исаева, вы что-то сказали? - ко мне заглянула Моль и вопросительно подняла бровь.
   - Нет-нет, - замотала головой я.
   - Но я слышала, - не унималась Моль.
   - Это я обрадовалась, что вычистила эту клетку, - соврала я.
   - Студентка, неужели вы и вправду полагаете, что эта клетка достаточно вычищена? - фыркнула Моль.
   - Нет-нет, - я сейчас переделаю, - мне ничего не оставалось, как вернуться к предыдущей клетке. Моль удовлетворенно ухмыльнулась и уползла в свой кабинет. Я, ругая себя за несдержанность, а Шанго - за внезапное проникновение в мою голову, принялась перемывать клетку.
   - Алисаааа, - Шанго не унимался, снова влезая в мою голову.
   - Чего тебе? - мысленно обозлилась я.
   - Не злись, - примирительно прошелестел в моей голове Шанго.
   - Ну да, не злись, - я чуть не плакала от злости, - из-за тебя мне все заново перемывать теперь.
   - А хочешь, я помогу? - вкрадчиво промурлыкал он.
   - Как? Вымоешь вместо меня все клетки? - мысленно огрызнулась я.
   - Клетки сама мой, раз пошла на такой факультет учиться, - хихикнул Шанго.
   - А в чем поможешь? Будешь развлекать меня разговорами?
   - А в чем тебе надо помочь? - тоном еврейского дедушки проворчал он.
   - Ну ладно. Сам напросился, - я злорадно ухмыльнулась. - Сперва дай клятву!
   - Нет, - пошел на попятную он. - Сперва говори, что тебе надо?
   - Так не пойдет! - не сдавалась я. - Сперва ты говори, что тебе надо! Затем давай клятву, что выполнишь мои хотелки, а потом уже посмотрим!
   - Нельзя быть такой мелочной, - нравоучительно вякнул Шанго и исчез из моей головы.
   - Ну вот, как дело дошло до дела - этот гнусный божок слинял, - горестно подумала я и со злостью принялась усиленно оттирать грязь с клетки.
   - И ничего не слинял, - обиделся в моей голове Шанго.
   - А где же ты был?
   - Отлучался по делам, - недовольно проворчал он. - Ладно. Даю магическую клятву помочь тебе в твоих хотелках. Не больше двух! - быстро добавил он, видимо уловив азартный блеск в моих глазах.
   - А что за это ты хочешь от меня? - я решила не продешевить.
   - Мне нужен Фиал У, - после секундного колебания прозвучал его голос в моей голове.
   - Что это? И где я тебе его возьму? - удивилась я.
   - Неважно, что это, а находится Фиал У в кабинете Краббиса. Ты его знаешь. Он распределял тебя, - напомнил мне Шанго. - Тебе нужно проникнуть в его кабинет. Незаметно. И принести мне Фиал. Ничего сложного.
   - Хм... И где здесь подвох? - я нисколько не поверила старому пройдохе. - Если принести его столь легко, то почему ты сам не достанешь его?
   - Нуууу.. - замялся Шанго, - здесь есть некоторые лимитирующие моменты....
   - Вот как? И что за моменты? Типа бочка с непонятной кровью, о которой ты мне забыл сообщить? Или другие сюрпризы?
   - Не злись, - примирительно прошелестел Шанго. - О бочке я не знал... в смысле, не знал, что она уже полная.
   - А что там была за кровь такая странная? С запахом фиалок? - поинтересовалась я.
   - Не знаю, - как-то на удивление быстро ответил мне Шанго. - если узнаю, я тебе все расскажу. Так что - принесешь мне Фиал?
   - Зачем? - не унималась я.
   - Да понимаешь, - загрустил Шанго, - у меня иссяк источник энергии, а Фиал - это накопитель, и мне нужно продержаться до открытия портала в Миры Нижней Спирали. Ты мне вообще-то клятву давала помочь, - напомнил он. - Поэтому я пошел тебе навстречу, предложив за эту незначительную услугу выполнить целых два твоих желания. А ведь мог бы и не предлагать... ты и так обязана мне помочь продержаться до перехода в Нижний Мир.
   - Ты как ростовщик, - проворчала я и вздохнула. - Ладно, будь, по-твоему. Помогу с Фиалом, а ты за это поможешь мне.
   - Слушаю тебя, - раздался мысленный голос Шанго.
   - Итак, первое - мне нужно поставить Вжика на ноги. Он все никак не приходит в себя. Я уже волноваться начала...
   - И правильно начала, - вздохнул Шанго. - Его душа с стазисе, поэтому он сейчас как растение.
   - Черт! - выругалась я. - Ты знал?! Отвечай, ты знал?
   - Знал, - подтвердил Шанго.
   - А мне сказать забыл? - я еле сдерживалась от ярости.
   - А ты не спрашивала, - огрызнулся Шанго. - Я думал, ты сама знаешь, что надо делать.
   - А что надо делать?
   - Придешь домой, расскажу, - пообещал Шанго. - Давай лучше другую просьбу.
   Я задумалась. На этот момент у меня было столько проблем и нерешенных вопросов, что я не знала, с чего и начать. Но среди всего на данный момент наиглавнейшим было обновление моего гардеробчика. С сомнением оглядев уже порядком изгвазданный учительский костюмчик и блестящие стразами туфли, у которых часть стразов отвалилась, не выдержав моего активного образа жизни, я решилась.
   - Вторая просьба такая - мне нужна новая одежда! Полный комплект - повседневная, праздничная, для романтических свиданий, спортивная и так далее. Кроме того нужны туфли, босоножки, кроссовки... А еще сумочки, ремни, красивая бижутерия, купальники, белье...
   - Стоп! - Шанго решительно перебил меня. - Я могу подсказать, где все взять. Есть два варианта - послезавтра у тебя стипендия. Ты можешь заказать вещи в магическом магазине, и тебе все пришлют прямо домой. А есть другой способ, но он нелегкий...
   - Первый сразу отпадает, - заявила я. - Во-первых, пока стипендия, пока выберу, пока пришлют - пройдет целая неделя.
   - Месяц, - невозмутимо уточнил Шанго.
   - Вот! Целый месяц. А у меня туфли почти развалились, костюм и платье нужно срочно стирать. Пока они еще высохнут. А завтра мне не в чем идти на пары. И на пробежку с Офелией, - грустно закончила я.
   - Тогда придется второй вариант выбирать, - вздохнул Шанго. - Давай, заканчивай тереть эту клетку, и пойдем за твоей одеждой.
   - Сперва Вжик, - напомнила я.
   - Ну, хорошо, заканчивай с вонючими хомячками, затем поднимем твоего одушевленного кота, и пойдем искать тебе наряды.
   Я одобрительно улыбнулась и принялась с повышенным энтузиазмом тереть клетку...
  
   Усталая, но довольная, я выходила из кабинета Моли. Она все еще крысилась на меня за тот случай, но, увидев тщательно вычищенные клетки, результатом удовлетворилась. Я надеялась со временем окончательно помириться.
   А сейчас я летела вслед за мыслями домой, к Вжику! Сегодня он должен очнуться! Представив ехидную мордочку котяры и его прищуренные глаза-крыжовники, я безудержно разулыбалась - как же я соскучилась за ним!
   И тут на моем пути возник Ромус.
   Черт! Я и забыла о нем. Точнее я не думала, что он на полном серьезе будет меня ждать два часа у входа. С ума сойти! Так не бывает...
   Взглянув на его счастливое лицо, я испугалась. Только влюбленного дурака мне и не хватало вдобавок ко всем остальным проблемам.
   - Алиса, - выдохнул он мое имя и не покривлю душой, когда скажу, что мне было приятно это слышать. Когда мужчина ТАК смотрит на тебя, то чувствуешь себя королевой.
   Тем временем Ромус не терял времени даром, ловко подхватив меня под руку. Второй рукой он приобнял меня за плечи. Увидев, как он наклоняется поцеловать меня, я с возмущением отпрянула.
   Только этого не хватало!
   И почти на глазах у Моли! Вдруг ей заблагорассудится выглянуть в этот момент в окно. Нет. Нужно с этим как-то бороться.
   - Ромус! - воскликнула я.
   - Что, детка? - улыбнулся он.
   - Отпусти!
   - Нет, - заявил он и притянул меня к себе еще крепче.
   - Ромус, пожалуйста, отпусти, - тоном опытного психолога попыталась воздействовать на его разум я, - там Оливия Жоз. Если она снова это увидит, то отрабатывать я буду намного дольше и тяжелее. Ты этого добиваешься?
   - Нет, - он моментально отстранился и пошел рядом, держа мою кисть в своей и нежно водя пальцем по моей ладони.
   Я мысленно застонала и ускорила шаг. Ромус шел рядом.
  
   Тенистая аллея за многие века, вероятно, видела всякое. Но вряд ли ей когда-либо доводилось наблюдать столь странную картину - по дорожке парка шли двое - парень и девушка. Парень - в дорогой элегантной двойке, весь увешан бусами и амулетами, с обожанием смотрел на нее. Девушка - в сером невзрачном костюмчике, порядком изгвазданном и неопрятном, который до крайности нелепо смотрелся с блестящими туфлями со стоптанными каблуками. Она нервно поглядывала на парня и страстно мечтала от него отвязаться.
   Спросите, так бывает?
   У нас в Академии и не такое бывает. Эта мысль заставила меня хмыкнуть, и Ромус встрепенулся и крепче сжал мою кисть.
   - Все, Ромус, я пришла, - попыталась отстраниться я.
   - Разве ты не хочешь пригласить меня к себе? - наклонился к моему ушку он.
   - Нет, Ромус, - я не знала, как избавиться от него. - У меня много дел и мне некогда.
   Я попыталась отдернуть руку, но Ромус не отпускал. Его губы принялись покрывать мою шею легкими поцелуями, опускаясь все ниже, а руки между тем по-хозяйски обвили мою талию.
   - Отпусти, - сделала еще одну попытку я.
   - Мммм... - не отвлекаясь, промурлыкал он и начал зубами расстегивать пуговки на воротнике моего платья.
   Черт! Я попыталась оттолкнуть его, но он зажал меня так, что я не могла и пошевелиться.
   Ой, мамачкииии!
   Я с надеждой обвела глазами парк, но аллея была пустынна. И тут меня осенило:
   - Шанго! Шанго! - мысленно заорала я.
   - Чего орешь? - послышалось в моей голове. - Заходи в свою комнату.
   - Не могу, - чуть не плача взмолилась я. - Меня Ромус не отпускает. Помоги! Быстрее!
   Тем временем Ромус расстегнул пуговицы уже почти до пояса и теперь пытался проникнуть под бюстгальтер, не давая возможности мне вырваться.
   Я паниковала.
   И тут окно наверху открылось, и прямо на голову Ромуса спикировал горшок с какой-то гортензией. Послышался треск и Ромус снопом рухнул на дорожку.
   Торопливо перепрыгивая через черепки и машинально застегивая пуговицы, я позорно сбежала...
  
  
   Вжик все также не подавал явных признаков жизни. Лишь вялое дыхание указывало, что он еще не умер.
   - Что делать? - спросила я у Шанго.
   - Слушайся меня, - проворчал тот, - убирай ковер.
   Я торопливо скатала огромный ковер и выжидающе уставилась на Шанго.
   - У тебя есть чем писать?
   - Есть ручки и есть карандаши, - в Академии нам выдали ручки, чем-то похожие на обычные шариковые, которыми мы пользуемся на Земле. Но их отличало то, что паста там никогда не заканчивалась.
   - Нет. Это не пойдет. - Шанго вздохнул. - А краска есть? Или мел?
   - Мела нету, - я задумалась, - в ванной есть маски для лица. Одна из них - зеленого цвета и довольно вязкой консистенции.
   - Бери хоть маску. - Шанго продолжил. - Сейчас я подсвечу линии, а ты постарайся четко по ним провести линии краской. Ты не должна делать пропусков, иначе ничего не получится.
   - Хорошо, - я метнулась в ванную и притащила большую банку. На полу уже засветились красноватые линии.
   - Поторопись, я долго не смогу подсвечивать. У меня сил почти не осталось.
   Я кинулась туда, и принялась, макая палец в маску, быстро наносить зеленый цвет по светящимся линиям. Через пару минут передо мной была полноценная сложная пентаграмма.
   - Бери Вжика и положи его в центре, - скомандовал Шанго.
   Я выполнила. Котяра все также спал.
   - А теперь что? - спросила я.
   - Теперь нужно ждать. Когда энергетическое поле пентаграммы войдет во взаимодействие с энергией биополя одушевленного, произойдет сброс стазиса. Это долго. Мы пока сходим за твоими нарядами.
   - А быстрее разве нельзя? - я была разочарована. Я уже настроилась, что Вжик придет в себя, а тут снова ждать.
   - Можно быстрее, - согласился Шанго. - Но для этого нужны некоторые заклинания. А ты все это не умеешь. Так что собирайся и пошли.
   Я со вздохом подчинилась.
  
  
  

Глава 10.

  
   Поблуждав по коридорам, Шанго вывел меня в помещение, своим сводчатым потолком напоминавшее скорее древнюю пещеру, нежели комнату. Каменные грубо обтесанные стены и неровный гранитный пол лишь усиливали впечатление. Хорошо хоть тут сквозняков не было - только заболеть мне и не хватало!
   В комнате везде, куда только доставал взгляд, громоздились сундуки, шкафы и коробки.
   Я неуверенно оглянулась.
   - Вот. Пришли. Выбирай, - Шанго удовлетворенно крякнул, как человек, добросовестно выполнивший свою работу.
   - Что выбирать? - не поняла я. - Я думала, мы сейчас одежду для меня искать будем?
   - Ну, вот... Я же говорю - выбирай.
   Я недоверчиво хмыкнула и, скрепя сердце, подошла к ближайшему сундуку. Крышка на проржавленных петлях с первого раза не поддалась. Изрядно повозившись, я навалилась всем весом и с большим трудом ее откинула. Моему взгляду представилось содержимое сундука, набитого всевозможной рухлядью. Оттуда поднялся столб пыли. Я чихнула.
   - Что это?
   - Одежда, - ответил Шанго. - Выбирай себе все, что надо и уходим отсюда.
   - Стой! - я не могла прийти в себя от такого поворота событий. - Ты обещал мне новый гардероб! Я тебе говорила, что мне нужна куча всевозможных нарядов и обуви! А это что? Какой-то хлам столетней давности!
   - Алиса, - примирительно начал Шанго. - Это складское помещение. Здесь хранятся все вещи, которые были забыты, утеряны или брошены студентами и преподавателями Академии. Если вещь попадает сюда и в течение года не объявляется ее владелец, то она остается здесь навсегда. Эти вещи копились тут столетиями. Но есть и вполне новые и современные. Ты можешь выбирать все, что угодно. Их владельцы претензий уже не предъявят. Но если ты не хочешь это носить, давай дождемся стипендии и закажешь себе наряды в магическом магазине.
   - Какой же ты хитрый, - вздохнула я. - И тут выкрутился. Знаешь, что я не могу ждать даже один день и загнал меня в тупик.
   - Не злись, Алиса, - хмыкнул Шанго. - Здесь есть воистину уникальные вещи. Ты, главное, хорошо ищи. Время еще имеется. Пару часов так точно.
   Вздохнув, я принялась к изучению содержимого сундуков и шкафов. Сперва я глухо ворчала, чихая от пыли и паутины, и поминутно чертыхалась, рылась в тюках всевозможных тряпок. Вот уж никогда не понимала "прелести" секонд-хенда! Однако уже через некоторое время я настолько увлеклась поисками, что забыла обо всем на свете.
   Чего тут только не было!
   Я обнаружила несколько вполне интересных платьев занятного фасончика, а если оторвать внизу оборки, то получатся очень оригинальные наряды. Платья я отложила. Затем я наткнулась на изящные вельветовые брючки шоколадно-коричневого цвета. Примерив и извернувшись практически буквой "зю", я с восторгом залюбовалась на себя - жаль, зеркала тут не было. Брючки сидели как влитые. Их - тоже отложить! Затем пошла вообще умопомрачительная красота - воздушные бальные платья из таких прекрасных тканей, которые я на Земле и не встречала. Отложив штук десять и судорожно разглядывая одиннадцатое, я поняла, что нужно бы остановиться. Но это было выше моих сил. Не знаю, что - или длительное пребывание в Академии со скудным гардеробчиком, да что говорить - вся моя прежняя жизнь, когда приходилось экономить каждую копейку и выбирать вещи рационально, или же волшебное для русского человека слово "халява", но я гребла все эти тряпки с маниакальностью курицы и упорством бульдозера! Платья! Обувь! Плащи! А когда я случайно наткнулась на сундук с украшениями, то моя голова была утеряна навсегда!
   - Алиса! - окрик Шанго пробился сквозь хаотично скачущие мысли о перешивке плащика из шерстяной ткани темно-бордового цвета. Он изумительно будет оттенять мои белые волосы и морозно-серые глаза. А если к нему подобрать правильный шарфик. То...
   - Алиса!
   Я очнулась.
   - А?
   - Время! - Шанго злился. - Заканчивай. Нужно уходить.
   - Но Шанго! Я же только начала... И еще не осмотрела крайние четыре шкафа. - я расстроилась. - А давай через часик?
   - Алиса! - Шанго закипел от злости. - Нет! Сейчас! Собирай свой хлам, и уходим отсюда.
   - Блиииин.... Ну что ж за непруха-то? - я грустно обвела глазами неосмотренное пространство. - А мы сюда можем потом еще раз вернуться?
   - Потом посмотрим, - ответил Шанго, - собирайся, давай.
   - Ага, - рассеянно протянула я, устремляясь к очередному шкафу. Может, успею хоть по верхам его осмотреть.
   Шанго, видя, что я потерялась, выкинул последний козырь:
   - Алиса, а что если Вжик пришел уже в себя? Ему нужна твоя помощь, но для тебя видимо тряпки важнее?
   Волшебное слово "Вжик" произвело на меня отрезвляющее действие, и я мигом очнулась. Быстро побросав отобранные вещи в огромный тюк, я закинула его на плечи и, под руководством Шанго, отправилась к себе, кряхтя под весом барахла.
   Да, тяжела бурлацкая доля...
   Зато теперь я королева!
  
  
   Вжик все также лежал по центру пентаграммы, не подавая признаков жизни.
   - Он не вышел из стазиса! - я огорченно охнула и хотела кинуться к нему, но окрик Шанго заставил меня остановиться:
   - Стой! Не нарушай энергетические потоки!
   - Но почему он не очнулся?
   - Эмммм... ой! - Шанго заюлил и сокрушенно выдал. - Я забыл. Прости старого дурака...
   - Что ты забыл? - екнуло мое сердце. - Он умер?
   - Нет. Не паникуй, Алиса, - ответил Шанго. - Я забыл, что нужно было капнуть пару капель крови на линии пентаграммы для активации.
   - Чьей крови?
   - Не важно, главное, чтобы была кровь.
   - Мою кровь можно?
   - Да.
   - А куда капать?
   - На линии. В любом месте. - Добавил Шанго. - Главное, чтобы процесс начался.
   Я машинально осмотрелась. Схватив ножницы, полоснула себя по руке, и кровь полилась на линии. Пентаграмма слабо замерцала.
   - Да зачем ты руку всю порезала, глупая! - рассердился Шанго. - Быстро беги в ванную и перемотай чем-нибудь.
   Я кинулась искать полотенце. Пока я бегала и перевязывалась, все было кончено. Пентаграмма больше не светилась. Ранее зеленоватые линии теперь напоминали пепел сожженной бумаги. Вжик продолжал лежать, не подавая признаков жизни.
   Меня начало трясти от ужаса. Я не переживу, если он умер!
   Слезы брызнули у меня из глаз, и я обессиленно осела на пол. Содрогаясь от рыданий, я вдруг почувствовала, как что-то мокрое ткнулось мне в руку:
   - Алиса... - ярко-зеленые крыжовники глаз ласково смотрели на меня. Мир остановился.
   - Вжиииик! - от радости я чуть не умерла. Схватив котяру в охапку, я зарылась лицом в его свалявшуюся шерстку и радостно плакала. И в этот момент не было во Вселенной более счастливого человека, чем я, Алиса Исаева.
  
  
   - Не плачь, Алиса, - подозрительно дрожащим голосом прошептал Вжик и крепче прижался ко мне.
   - Я так рада, что ты очнулся! Ты не представляешь, как я испугалась за тебя! - слова потоком вырывались из меня вперемешку со слезами.
   - Я знал, что ты меня не бросишь...
   - Я успела за час до того, как тебя должны были пустить на эксперимент. А ты знаешь...
   - Кхе, кхе... - перебил меня ехидный голос Шанго. - Если вы налюбовались, то, может быть, пора бы перейти к нашему соглашению?
   - Ой, извини, Шанго, - сконфуженно покраснела я. - Совсем забыла...
   Вжик зашипел и вырвался у меня из рук. Спина его выгнулась дугой, усы встопорщились, глаза горели желтым злым огнем, как у боевого тигра:
   - Шшшшшшанго! - злобно шипел Вжик, раздирая когтями пол. Его хвост яростно лупил по полу, а глаза метали молнии.
   - Остынь, одушевленный! - проревел Шанго. - Не твое дело!
   - Не смей ее втягивать! - зарычал Вжик.
   - Ты еще будешь мне указывать? - злобно захохотал Шанго. - Не много ли ты на себя берешь, тварь?!
   - Не смей ее втягивать или я тебя уничтожу, падший!
   - У нас Договор!
   - Срал я на ваш договор! Ты ее не тронешь!
   - Мальчики, не ссорьтесь, - заявила я, с умилением наблюдая эту сценку. - Мне, конечно, очень приятно, что вы решили все выяснить, но давайте я сама буду думать, что, как и с кем я должна делать? Договорились?
   - Правильно, Алиса! Решай сама, что для тебя важнее - Договор, скрепленный магической клятвой или истерика какого-то одушевленного, - поддел кота Шанго.
   - Не смей, Алиса! Ему нельзя верить! - завопил Вжик, - он же падший!
   - Тихо! - рявкнула я. От неожиданности они затихли и злобно уставились на меня. - Послушайте меня оба! Вжик! Шанго помог мне найти и вытащить тебя. За это я обещала помочь ему. Шанго! Вжик - мой друг и я за него готова умереть. Он просто волнуется за меня. Он спас меня от заклятия и чуть не погиб у доктора Ципперпопера. Из-за меня, между прочим. Поэтому давайте постараемся не портить друг другу жизнь. Мы сейчас в одной команде.
   - Никогда боги не станут на сторону Мрака!
   - Лучше сдохнуть, чем помогать падшему!
   - Мальчикиииии... - ну, может, хватит уже? - мне изрядно надоела эта ругань. - Вжик, я сейчас должна сходить к Краббису в кабинет и найти там Фиал У для Шанго. Я ему обещала. Между прочим, он за это тебя из стазиса вывел.
   Вжик недовольно фыркнул и принялся яростно вылизывать лапку.
   - Шанго! - продолжила я. - Не для того я спасала Вжика, чтобы ты его оскорблял. Он - мой друг. И этим все сказано.
   Из угла блеснули красные глаза. Шанго попыхтел и затих.
   - Вот и отлично, - обрадовалась я. - Если нет больше вопросов, давайте займемся каждый своими делами. Шанго, расскажи мне, как пробраться в кабинет магмеханики и где там искать твой Фиал? Надеюсь, ты ничего не упустишь, как в прошлый раз? Еще одно купание в бочке с фиалковой кровью я не выдержу.
   - Ты купалась в той бочке? - воскликнул Вжик. - Отвечай!
   - Если ты имеешь в виду большие белые бочки из мрамора, наполненные странной кровью, которая воняет фиалками, то да, я там купалась.
   - Зачееем? - схватился лапами за голову Вжик.
   - Пришлось прятаться от доктора Ципперпопера и его карлика, - хмыкнула я. - кстати, а что это за кровь такая?
   - У нас мало времени, - перебил меня Шанго. - Пора за Фиалом.
   - Ладно, - со вздохом согласилась я. - Но потом, Вжик, ты мне все расскажешь!
   Вжик сокрушенно вздохнул и продолжил вылизывать лапку, демонстративно игнорируя Шанго.
  
  
   К кабинету Краббиса я добралась довольно быстро. Поковырявшись шпилькой в замке, открыла дверь и вошла.
   Помнится, в прошлый раз здесь стоял грохот железок и разные малоприятные запахи. Теперь же тишина была оглушительной. Пахло почему-то лимонадом "Колокольчик". Может быть, они этим лимонадом отмывают грязь? Один мой знакомый чистил накипь в чайнике "Спрайтом", а загрязнения в унитазе - "Кока-Колой". Может быть, в магическом междумирье лимонад "Колокольчик" - самое сильное средство? Я хихикнула от этих мыслей и принялась осматривать полки. Шанго говорил, что на крайней левой полке должен стоять металлический цилиндр. В нем Краббис хранил Фиал. Шанго долго объяснял мне, как вытащить его из цилиндра. При открытии нужно было избежать какой-то хитрой ловушки в замке. Я нашла цилиндр и уставилась на него.
   Черт! Я забыла, как нужно открывать, чтобы ловушка не сработала.
   Ой-ё.... Это все от радости, что Вжик вернулся. И еще из-за новых нарядов у меня сейчас каша в голове. Не думала, что я окажусь столь падкой на красивые вещи. Я сокрушенно помотала головой, стараясь выбросить лишние мысли. Итак, цилиндр. Хм... Я потянула его к себе. А он-то и не тяжелый. В принципе. А зачем его открывать именно здесь? Я вполне спокойно донесу его в комнату, а там уже пусть Шанго сам мучается и открывает.
   Обрадовавшись такому элегантному решению вопроса, я подхватила цилиндр с Фиалом и заторопилась назад. Не забыв, конечно же, тщательно запереть за собой дверь.
  
   - Глупая! Чем ты только думаешь! У тебя мозги есть?! - они кричали на меня оба. Шанго и Вжик оказались единодушны и вместо того, чтобы порадоваться, что я вернулась цела и невредима, да еще с добычей, орали в два голоса.
   - В чем проблема, мальчики? - удивилась я. - Как-то странно вы выражаете восторг по поводу моего возвращения. Или мне показалось?
   - Она еще и язвит! Лучше бы думала хоть немного! - закатил глаза Вжик. - Скажи хоть ты ей, падший.
   - Одушевленный прав, - из угла блеснул красными глазами Шанго. - Ты головой не думаешь, Алиса.
   - Я, конечно очень рада, что вы спелись, ребята, - хмыкнула я. - Но давайте отбросим визг и постараемся объяснить, с чего вы так странно выражаете мне свою благодарность за Фиал?
   - Ты провалила задание! - завопил Шанго.
   - Почему это? - удивилась я.
   - Ты должна была принести только Фиал, - поддержал божка Вжик.
   - Я и принесла, - захлопала ресницами я. - Он там внутри. Так, по крайней мере, утверждал Шанго. Или наврал?
   - Это правда. Фиал внутри, - хмуро проворчал Шанго.
   - Так с какого перепугу такие вопли тогда? - не поняла я.
   - Ты принесла цилиндр сюда, - вздохнул Вжик.
   - И что? - опять не поняла я. - Цилиндр радиоактивный? Так я недолго несла. Думаю, не сильно нахваталась радиации. Или в чем проблема?
   - О боги! Женщина! - закатил глаза Вжик.
   - Шанго! Переведи, - я повернулась лицом к углу, - я котячьего мышления в данный момент недопонимаю. Что он имеет в виду?
   - Если бы ты достала Фиал из цилиндра, а цилиндр остался бы на месте, все обошлось бы. Но теперь, после исчезновения цилиндра с Фиалом, в Академии такой крик поднимется, что места мало будет. Нас найдут и тогда всем конец. Тебя это, кстати, тоже касается. Ты занимаешь эти апартаменты незаконно, - горестно проговорил Шанго. - Этот цилиндр стоял у Краббиса не одно десятилетие. И все были спокойны. А теперь он пропал, и его станут искать.
   - Ну, и что с этого? - никак не могла взять в толк я.
   - Считай, что нас поймали, - поддакнул Вжик.
   - Во-первых, нас не поймали, - хмыкнула я. - Во-вторых, им еще надо будет доказать, что это именно мы. А в-третьих, цилиндра у нас нет.
   - Как нет? - заорали Вжик и Шанго.
   - А вот так, - засмеялась я. - Шанго, как достать Фиал, напомни?
   Я, следуя инструкциям Шанго, аккуратно открыла цилиндр и извлекла Фиал. Он напоминал небольшую бутылочку из толстого мутного стекла. Внутри бутылочки мерцала искорка.
   - Держи свой Фиал, Шанго, - я раздумывала, как передать бесплотному божку материальный предмет.
   - Его нужно поместить куда-то в укромное место. Я смогу приходить и заряжаться энергией. В моей каморке опасно. Некоторые студенты знают о ее существовании. Там могут найти.
   - А здесь? - я обвела взглядом свои огромные апартаменты. - Да! Здесь они точно не найдут!
   Я установила Фиал в углу между шкафом и креслом, прикрыв диванной подушкой.
   - Так тебе удобно будет. Шанго?
   - Но мне придется ежедневно приходить сюда, - неуверенно пробормотал он.
   - Вот и будешь приходить, - улыбнулась я.
   - Ты забыла о цилиндре, - хмуро рыкнул Вжик. Ему все это сильно не нравилось.
   - А вот и не забыла! Вуаля! - я вырвала листок из тетради и левой рукой размашисто написала:
   "Лорелла! Если ты еще раз так поступишь, берегись! Мы отомстим!"
   И ниже подпись - "Шипохвостые хомячки"
   Бумажку я положила в пустой цилиндр, а цилиндр отнесла в холл со стеклянным полом. Ночью холл всегда был пуст. Поставив цилиндр под доской объявлений, я полюбовалась на мерцающих медуз и вернулась к себе.
   Скоро рассвет и нужно еще хоть немного поспать...
  
  
   - Ты же совсем не отдохнула, - ворчал Вжик с кресла, зевая и потягиваясь во все четыре лапы.
   - Вот и отдохни за меня, - я покрутилась перед зеркалом, решая, подбирать косу в узел или оставить как есть. Настроение было преотличное, даром, что спала всего пару часов. Сейчас моя жизнь была самая прекрасная в мире - в кресле ворчал мой любимый котяра, а в углу валялся огромный узел с обновками. Что девушке еще надо для полного счастья? Ну, не считая любви, конечно же. Подумав о любви, я чуток приуныла - придется обходить Ромуса стороной, ибо чревато. Ну, ничего, мне бы отбыть сегодняшние пары и отработку у Моли, а так сегодня я планировала всю вторую половину дня посвятить перестирыванию новоявленного барахла. Я-то, конечно же, отбирала вещи новые, неношеные, но кто ж его знает, с какой тряпкой по соседству провалялись они все эти десятилетия?
   Десятилетия... я хмыкнула. Да уж. У нас бы в школе такой "бабушкин гардеробчик" обсмеяли. Но здесь царят другие понятия, и я надеялась, что смогу переделать вещички под себя. Так что работа мне сегодня предстоит тяжелая, но интересная. Это не в бочке со странной кровью купаться. Кстати, о бочке:
   - Вжик. Вжииик. Вжик! - я обернулась - котяра крепко спал (или же делал вид, что спит). Ну, ладно, я к этому вопросу еще вернусь.
   Крутнувшись последний раз перед зеркалом, я осталась собой довольна. Натянула спортивный костюм и, покопавшись в узле с барахлом, вытащила обувь из мягчайшей кожи цвета гречишного меда. Обувь напоминала наши мокасины, только была более удобная. Не кроссовки, конечно же, но для пробежек будет в самый раз.
   Я повертела обувь так и сяк, разглядывая. Она была абсолютно новая. И кому захотелось выбрасывать эдакое чудо? Однако на всякий случай, я метнулась в ванную и достала с полки бутылочку одеколона. Тщательно протерев мокасины для дезинфекции (а то мало ли чего, а вдруг там грибок какой-нибудь, оно мне надо разве?), я обулась и выскользнула из комнаты.
   Погода была чудесная, под стать моему настроению. Я шла сквозь шелест лип и широко улыбалась. Офелия уже поджидала на дорожке:
   - Привет! - удивилась она. - Где взяла обувь?
   - Да так, места надо знать, - отмахнулась я. - Побежали?
   - Ну, скажиии, - не отставала она.
   - А тебе зачем? - я удивилась. - Если не ошибаюсь, у тебя барахла завались.
   - Так я же худею, - продолжала приставать Офелия. - И мне скоро нужны будут вещи на несколько размеров меньше. Вот я и хочу знать, где такое достать можно.
   - Хм... но нога у тебя останется та же. И обувь тебе не нужна, - не сдавалась я. - А одежду ушить можно.
   - Стану я еще такой ерундой заниматься, - надулась Офелия. - Не хочешь говорить и не надо!
   Я промолчала и торопливо рванула по аллейке. Да уж, если даже Офелия обратила внимание на мою обновку, то все остальные точно не пропустят это. Нужно срочно придумать достоверную версию. Но, как назло, в голову ничего не лезло.
   Побегав по парку, я отправилась к себе переодеваться. Свернув на боковую дорожку, я неожиданно наткнулась на Резота. Он был в модном костюме и снежно-белой рубашке. Привыкнув видеть его постоянно в спецовке, я была сильно удивлена его внешним видом. Да еще в столь ранее время.
   - Привет, Резот, - улыбнулась я ему.
   - Привет, - рассеянно кивнул он и вдруг резко остановился, хмуро вглядываясь на меня. - Алиса!
   - Что? - опешила я.
   - Ты помнишь, что за тобой должок? - прищурившись и что-то обдумывая, медленно протянул он.
   - Ну, помню, - насторожилась я. - А что?
   - Так вот, - он словно принял нелегкое решение. - Я хочу, чтобы ты пошла со мной на вечеринку. Завтра. И весь вечер была моей девушкой.
   Я ожидала чего угодно, но только не этого. Никакой влюбленности я за ним не замечала. Так, обычные полуприятельские отношения, не больше. А тут это странное заявление.
   - С чего вдруг? - я решила выяснить. - Не с кем пойти? Не верю.
   - А, может, я влюбился в тебя, - хмыкнул Резот.
   - Ага, Большая и Внезапная Любофффь, - поддела я, - говори, что случилось.
   - Ничего не случилось, - отвел глаза он.
   - Резот, - я подошла ближе и заглянула ему в глаза. - Я же вижу, что-то случилось. Ты с утра при параде ходишь по парку с потерянным видом и приглашаешь первую попавшуюся девушку на вечеринку. Что произошло? Тебя бросила девушка, и ты решил отомстить?
   Резот залился краской и уставился на меня округлившимися глазами:
   - Откуда ты знаешь?
   - Нетрудно догадаться, - успокоила его я. - Кто она?
   - Какая разница, - опустил голову Резот.
   - Разница есть, и при том очень большая, - я оседлала своего любимого учительского конька. - Понимаешь, я должна знать, что она из себя представляет, чтобы помочь тебе.
   - Зачем?
   - Ну, сам подумай! - я фыркнула. - Если она, к примеру, брюнетка, то твое появление с блондинкой будет выглядеть более-менее логично. Но если она тоже блондинка? Тогда твое появление с другой блондинкой она воспримет как попытку найти ей такой же заменитель. Типа бедняжка Резотик так без меня страдает, так страдает, что нашел себе мою копию. Она, конечно же, не я, но хоть так. Ты же ей дашь все козыри в руки!
   - Ну, ты даешь, - ошеломленно пробормотал Резот. - Я как-то не думал над этим. Она блондинка.
   - Нет, Резот, - не отступала я. - ты меня не понял! Мне нужно знать, кто это. Чтобы завтра не получилось, что мы оделись одинаково, в одном стиле или же у нас обеих распущенные волосы и так далее. Я должна знать ее повадки, интересы и привычки, чтобы стать противоположностью. Только тогда она станет ревновать. Ты же этого хочешь?
   Резот крепко задумался и, потоптавшись, решился:
   - Лорелла.
   - Лорелла? - опешила я. - Но она же встречается с Ошумаром, если не ошибаюсь.
   - Ошибаешься, - зло прорычал Резот, - это он не дает ей проходу, а она так ранима. В последнее время она влюбилась в меня. Но вчера вечером снова вернулась к нему. Урод! Я убью его!
   - Успокойся, - попыталась повлиять на него я. - Убить боевого мага животноводу будет сложновато. Да и при чем здесь он? Если Лорелла захочет быть именно с тобой, то никакой Ошумар ничего сделать не сможет. Давай не будем сейчас строить догадки, времени почти нету, а еще нужно успеть на завтрак. Я тебе должна, и я долг отдам - завтра вечером я буду твоей девушкой на вечеринке. И пусть Лорелла захлебнется ревностью!
   Резот обрадовался, и мы разошлись по своим делам.
   Приглашение на вечеринку пришлось как нельзя кстати. Во-первых, нужно выгулять новое платье, во-вторых, хотелось выяснить настроения боевиков - что-то в последнее время они стали равнодушны. Я не верила в добрососедские отношения с врагами. И, в-третьих, я в глубине души надеялась, что более старший по возрасту Резот отпугнет первокурсника Ромуса, и я одним махом решу и эту проблему.
  
  
   На первую пару я неслась сломя голову. Проболтав с Резотом, я опоздала на завтрак и, залетев к себе, успела только поменять спортивную куртку на длинную синюю майку. Для такой жары самое то. Брюки и мокасины я не переодевала - все вещи нужно стирать, так что выбора у меня не было.
   Я надеялась, что история магии и магтеория, как обычно, пройдет тихо и незаметно. Немного напрягала необходимость встречаться с боевиками и конкретно с Ромусом. Но, может, удастся избежать нежелательного общения.
   Вбежав в аудиторию, я обнаружила, что все места давно заняты. Свободно было лишь на последнем ряду. Рухнув за стол, я попыталась отдышаться и принялась искать в сумке конспект. Прозвенел звонок и преподаватель начал занудную лекцию, а я все не могла найти. Не поднимая головы, я почувствовала, что рядом кто-то сел. Тяжелая рука опустилась мне на талию. Я вздрогнула и подняла глаза - рядом, широко ухмыляясь, сидел Ромус. Черт! Только этого мне не хватало.
   - Сгинь отсюда! - злобно прошипела я.
   - Не рычи, зайка, - наклонившись почти к самому моему уху, нежно прошептал он.
   - Здесь занято!
   - Пересядут, - равнодушно отмахнулся Ромус, - теперь возле тебя буду сидеть я.
   Он погладил меня за коленку. Я покраснела и попыталась оттолкнуть. Он сжал крепче. Я вновь сделала попытку освободиться, он хмыкнул и сжал сильнее. Борьба происходила под столом, поэтому никто не видел, но если так будет продолжаться дальше - страшно подумать, чем все обернется. Я начала отодвигаться. Заметив мой маневр, Ромус снова удовлетворенно хмыкнул, и, сграбастав словно котенка, одним рывком вернул на место. При этом его бедро прижалось к моему. Мое положение было неудобным - я сидела слева от Ромуса, он-то писал правой рукой (или делал вид, что пишет), а левой мог вытворять, что ему вздумается. Я тоже писала правой, и свободной левой не доставала, чтобы его оттолкнуть, приходилось поминутно бросать ручку и опускать правую руку под стол, чтобы отбиться. Я переживала, что все заметят. Но пока никто не обратил внимание. Между тем Ромус наглел все больше и больше. Его рука совершала нежные поглаживающие движения, продвигаясь выше от коленки. Постепенно забралась под майку, и проникла под резинку спортивок. Он начал поглаживать меня сквозь белье. Я запаниковала. А когда его пальцы проникли через трусики дальше, я поняла, что это конец. Не сдержавшись, я оттолкнула его обеими руками - Ромус от неожиданности свалился на пол, а я пулей вылетела с аудитории, бросив на поле боя свою сумку и тетрадь с конспектами.
  
   Мои щеки пылали от стыда. Злые слезы выступили на глазах.
   - Исаева? Что случилось? Почему вы не на занятиях?
   Я подняла голову. Передо мной стоял Аарон Белст, мой бывший временный куратор.
   - Алиса? - повторил он.
   Но что я могла ему сказать? Я лишь помотала головой, пусть понимает это как хочет, и попыталась обойти. Но Белст не позволил:
   - Алиса, послезавтра на перемене между второй и третьей парой тебя вызывает ректор. Не опаздывай, - он кивнул и свернул в боковой коридор.
   А я осталась стоять, открыв рот.
   Ректор! Легендарная и загадочная фигура! Я здесь уже почти месяц, а его еще не видела. У меня накопилось слишком много вопросов, и он даст мне ответ! Начиная с того, как и почему я здесь оказалась, и заканчивая бардаком с поселением в общежитие и моим странным распределением на животноводство.
   Уж нам с ним есть о чем поговорить!
  
  
  

Глава 11.

   Задумчиво-потерянная, я открыла двери и вошла к себе в надежде чуточку передохнуть в тишине. Но надеждам осуществиться было не суждено. Воистину эпическая картина, открывшаяся мне с порога, заставила забыть и гадкое происшествие с Ромусом, и предстоящую вечеринку и даже послезавтрашний вызов к ректору.
   Посреди комнаты по-верещагински изображали апофеоз войны мои "новые" вещи вперемешку с остатками художественно разбросанных старых, а также книгами и прочим хламом. Довершал инсталляцию висящий на гардине дико орущий, всклокоченный Вжик, напяливший зачем-то корсет с развевающимся алым шифоновым шлейфом и намертво запутавшийся в его шнуровке. А последний штрих, или как говорят - контрольный выстрел, заключался в вопящем и хаотично летающем по комнате темно-бордовом плаще, к которому я так и не успела подобрать правильный шарфик.
   Застыв с раскрытым ртом, я минут пять отрешенно созерцала странную вакханалию. Когда темно-бордовый плащ, совершив очередной очень сложный пируэт, спикировал на Вжика, но не вписался и съехал вниз по гардине, а кот в свою очередь, злобно и рассерженно шипя, совершил стремительный прыжок на плащ, но, запутавшись в шифоновых юбках, кулем рухнул вслед, - вероятно, это как раз и оказалось последней каплей, которая окончательно добила мою бедную, измученную постоянными стрессами психику.
   У меня началась банальная истерика. Я повалилась на колени и расхохоталась.
   Очнулась от того, что кто-то дотронулся до плеча:
   - На вот, попей, - сконфуженный Вжик протянул чашку с водой. Он уже выпутался из шнуровки корсета, но вид все еще имел довольно взъерошенный.
   Я принялась пить, но, взглянув на него, вновь зашлась в неудержимом приступе смеха.
   - И нечего ржать, - огрызнулся Шанго, безуспешно пытаясь выпутаться из плаща.
   - Вжииик, а тебе идет красный, - еще пуще захохотала я, - хочешь, подарю вместе с корсетом?
   - Очень смешно, - буркнул Вжик и начал с деланно-равнодушным видом вылизывать лапку.
   - А тебе, Шанго, я плащ отдать не могу, - взгрустнула я. - Он мне и самой нравится. Но, если ты очень хочешь, то мы можем носить его по очереди.
   - Алиса! - Укоризненно блеснул красными глазами Шанго, - ты же разумная девушка. И должна понимать, что это все проделки одушевленного...
   - Лжешь, падший! - завопил Вжик, яростно царапая пол. - Не слушай его, Алиса! Ты меня знаешь уже давно, а этот не понятно откуда и зачем к нам прибился!
   - Жертва неудавшегося эксперимента!
   - Тихо! - рыкнула я, и все затихли. Вот и хорошо, мальчики уже поддаются дрессировке. - Что за войну вы здесь устроили? Мне мало своих проблем, так давайте еще добавим? Ректор в Академии и вызывает меня послезавтра к себе. А я даже не знаю, чьи это комнаты. В общем, так - у вас двадцать минут на уборку, пока я приму ванную. Затем общий сбор в этой комнате и вы мне все расскажите.
   Не обращая внимания на раздавшееся ворчание, я подхватила полотенце и рванула в ванную. Мне расслабиться сейчас не повредит. Довольно улыбаясь, я выбрала пену с ароматом лаванды, она меня всегда успокаивала, и погрузилась в блаженный релакс.
   Из расслабленно-медитативного состояния меня вывели вопли и грохот в комнате. Широко зевнув, я добавила еще теплой воды и погрузилась в нирвану. За двадцать минут они вряд ли разберутся. Значит, время понежиться еще есть.
   Когда я, вымытая и отдохнувшая, вошла в комнату, там было пусто. Мальчики малодушно сбежали. Ну, ладно, я не тороплюсь, все равно рано или поздно оба вернетесь, и я уж обещаю вам подробный допрос с пристрастием.
   Расчесывая волосы, я обвела глазами комнату - вещи разложены по местам. Но как разложены! Так вести себя с вещами умеют только мужчины - мои футболки сложены одна на одну и затем вместе свернуты в несколько раз и впихнуты в шкаф. Шифоновые платья с многочисленными оборками закручены в узлы - вероятно для компактности, и повешены все на одну на вешалку. Зато бюстгальтеры с носками разложены строго по цветам на разных полках. Никогда не думала, что бюстгальтеры нужно носить под цвет носков. Раньше была мода подбирать сумочку и туфли в один цвет. Или шарфик и помаду. Но бюстгальтеры и носки? Ну да ладно, мужчинам виднее.
   Хихикнув, я принялась выгребать вещи обратно из шкафа - их предстояло еще перестирать, затем перешить и подогнать по фигуре. А уж потом можно и в шкаф.
   Каждая девушка знает, сколь утомительно перестирывать вручную вещи из капризных тканей. А если этих вещей много, то процесс кажется бесконечным. Но, тем не менее, приятно осознавать себя богатой девушкой, у которой такие красивые наряды. Я благодушно улыбалась, развешивая свое шикарное имущество на веревке, протянутой через всю комнату.
   Ну, вот и все, в такую жару часа за два-три высохнут, а мне уже пора собираться на отработку. Если повезет, загляну в криптидосекцию - я сто лет не навещала своего Зверя. Надев все те же спортивные брюки, майку и мокасины, я прихватила увесистый кулон из хрусталя для цююня и отправилась к Моли.
  
  
   - А сейчас вы должны научиться определять длину уха животного. Чтобы это выполнить правильно, необходимо измерить расстояние от нижнего края ушной раковины до вершины уха без учета концевых волос, - преподаватель нового предмета "Классификация магических животных" профессор Марамот любовно погладил муляж огромного сосископодобного уха и заглянул в коробку с другими запчастями.
   Я послушно записала, изо всех сил пытаясь бороться с неудержимым желанием уснуть. Вжик был прав - ночью нужно спать, а не перешивать платье. Но что было делать, если сегодня вечеринка и я должна там быть во всеоружии. Платье я переделать успела, а вот поспать - нет, и сейчас нужно продержаться еще больше часа, а сил моих больше нету.
   Тем временем Резот, исполнявший на занятии роль ассистента, раздал нам черепа. Мне достался огромный желтоватый с загнутыми кверху жуткими клыками. Я внутренне содрогнулась. Резот проказливо подмигнул мне и принялся раздавать какие-то инструменты, отдаленно напоминавшие земной штангенциркуль.
   - Гад, - прошипела я, лишь только он подошел. - Что за уродский череп ты мне подсунул? Не мог что-то поприличнее подобрать?
   - С чего это? - изобразил удивление он. Смеющиеся глаза его выдавали.
   - Все-таки я твоя девушка, - скривилась я, - пусть только на одну вечеринку. Но мог бы уважить.
   - Еще чего, - хохотнул Резот и быстро отскочил дальше.
   Ладно, я не злопамятная, но запомню...
  
   Тем временем профессор Марамот, наконец-то, выудил из коробки очередной муляж и с победным возгласом высоко поднял его над головой:
   - Студенты! Обратите внимание на интереснейшую деталь, - он радостно покрутил муляж. - Если ноздри открываются на переднем конце черепа, носовой проход расположен параллельно его продольной оси, и при этом глазницы отделены от височной впадины широким костным мостиком, значит, у этого животного хоть пальцы и будут заканчиваться копытами, но хвост будет без плавника!
   Фу, мерзость какая. Остальные студенты тоже не особо разделяли умиление преподавателя. Милена побледнела и старалась дышать глубоко и медленно. Офелия полуприкрыла глаза. Да уж, что они будут делать, когда препарировать кишки придется? Я послушно записывала.
   - А теперь возьмите в руки полученные черепа, - лучезарно улыбаясь, сообщил нам профессор Марамот, и по аудитории прокатился стон: народ впал в ступор. Между тем препод продолжал. - Обратите особое внимание на зубы! Что вы видите?
   Все послушно принялись разглядывать зубы на черепах, стараясь не дышать и по возможности поменьше дотрагиваться.
   Преодолевая брезгливость, я, тем не менее, старательно повертела свой экспонат и тяжко вздохнула, ну что тут скажешь - зубы как зубы, просто огромные и жуткие, а так ничего особенного.
   Профессор обвел полным надежды взглядом аудиторию, но не найдя в сердцах студентов отклика, продолжил:
   - Таким образом, если верхние клыки имеют трехгранную форму в сечении и загнуты кверху, а верхние резцы долотообразные. При этом задние коренные зубы складчатые и их размеры примерно одинаковые...
   Закончить ему не дал глухой стук - Милена упала в обморок. Офелия бросилась ее поднимать.
   Профессор минуту с недоумением разглядывал Милену, затем, потеряв к ней интерес, возобновил рассказ:
   - Замечательно, итак, определив расстояние от наиболее выступающей вперед точки верхних резцов до наиболее выдающейся назад части черепа, вы узнаете наибольшую длину черепа, что даст вам возможность быстро классифицировать вид данного животного! А теперь задание: вы должны по черепам определить вид животного и кратко записать основные "ключевые" признаки. При этом следует особо обратить внимание на связь особенностей внешнего облика с образом жизни, - каким образом животное приспособилось к водному, воздушному, болотному, роющему образу жизни и так далее. Кто не успеет выполнить это задание сейчас, должен будет доделать его самостоятельно дома и дать результат на следующее занятие. Следующее занятие будет через два дня, так что время еще есть.
   Обрадовавшись этому факту, я взяла в руки череп и нагло закемарила. Еще на бесконечных школьных педсоветах в прошлой земной жизни, я научилась дремать с открытыми глазами. Теперь эта способность даже очень мне пригодилась.
   - Студентка! - из полусна меня вывел голос преподавателя. - Вы уже полчаса внимательно рассматриваете этот череп. Возникли какие-то сомнения?
   - Да, профессор, - не моргнув глазом, ответила я. - Здесь есть несколько признаков, которые противоречат друг другу. Либо же моих знаний пока не достаточно. С вашего разрешения я возьму этот удивительный экспонат домой, чтобы детально проработать задание.
   - Но согласно правилам Академии черепа и кости нельзя выносить из аудитории, - возразил препод.
   - Я знаю, - взгрустнула я. - Но это задание столь интересное, что я теперь не смогу спать спокойно, пока не решу его. Пожалуйста, разрешите. Это же для науки, - быстро добавила я.
   Профессор задумался. Я ждала его решение, затаив дыхание. Внезапно он посветлел лицом и с доброй улыбкой кивнул:
   - Конечно, студентка, берите. Сейчас мало кто из студентов ищет свое призвание в научных изысканиях. Быть может, это станет для вас близким... Кто я такой, чтобы мешать предназначению...
   - Спасибо, профессор, - быстро перебила его мыслепоток я, боясь, как бы он не переубедил сам себя. - Я должна решить эту задачу сама.
   Прозвучавший звонок спас меня от дальнейшей дискуссии. С победной улыбкой я с трудом затолкала жуткий череп в сумку и, показав выглядывающему из препараторской Резоту кулак, отправилась на следующую пару.
  
   Следующей парой опять была проклятая магтеория. А это значит, что будут новые проблемы с Ромусом.
   В аудиторию я вошла под всепонимающе-гаденькие взгляды студентов. Не глядя ни на кого, я равнодушно прошла к своему месту в среднем ряду, уселась и выложила рядом с собой на столе клыкастый череп. Достав конспект, я углубилась в чтение, любовно поглаживая костный каркас моего трофея. Студенты зашептались, и сесть рядом не решился никто. Даже Ромус. Краем глаза я заметила, как он нерешительно потоптался невдалеке, затем, под смешки сотоварищей, уселся в другом ряду.
   Что и требовалось доказать!
   Спасибо, Резот, я вычеркну обещание "отблагодарить" тебя за западлянку. Ты даже сам не понял, какую услугу случайно мне оказал...
  
   Третьей парой (ну наконец-то! ура-ура!) был практикум по кормлению. А это значит, что я увижу своего Зверя. Эта мысль смутила - вчера я опять не попала в криптидосекцию, так как было заперто, а Резот где-то околачивался. Боюсь, что мой питомец на меня за эти дни крепко обиделся. Хотя, немного подумав, я поняла, что дело совсем не в этом. Что-то терзало меня изнутри, нужно будет разобраться.
   Вздохнув, я улиткой поплелась через парк.
   Цююнь встретил радостным уханьем - мой вчерашний подарок - хрустальный кулон, пришелся ему по душе. Я машинально погладила милого мальчика по голове, краем глаза отметив ошарашенные взгляды, и вошла внутрь. Знакомый запах хомячка крепко шибанул в нос. Студенты уже сидели. Я молча прошла на свое законное место, не удостоив остальных даже взглядом, села и достала конспект.
   Мои одногруппники тем временем с деловым и таинственным видом о чем-то возбужденно перешептывались, но меня просветить не спешил никто. А я и не любопытствовала. В аудитории стоял монотонный гул и не выспавшуюся меня этот звук начал усыплять. Я боролась изо всех сил, понимая, что еще чуть и окончательно отключусь. Внезапно, отблескивая лысым черепом, в помещение стремительно ворвался Фахр. Он был чем-то крепко озабочен:
   - Студенты! - его голос заставил всех умолкнуть. - В силу обстоятельств сегодня вы занимаетесь со своими питомцами. Лаборант вас подстрахует, но основную работу вы должны уметь выполнять самостоятельно. А именно - рассчитать суточный рацион с учетом энергетического баланса вашего питомца и его индивидуальных вкусовых пристрастий, приготовить и задать ему корм. А затем записать этологические особенности поедания корма и динамику активности. Приступайте!
   Фахр также стремительно вышел, и все радостно зашумели. Еще бы! Полная свобода на целую пару. Каждый воспринял это по-своему. Офелия, дернув за собой Милену, отправилась в пристройку, где нарезали корма. Эо с Иштаром принялись резаться в карты, Готфрид задремал, остальные парни занялись, кто чем. Я сунула конспект обратно в сумку и поплелась к моему питомцу.
   Дойдя до третьего круга клеток, я его увидела. За это время он еще больше сгорбился и погрустнел. Сидя на полу клетки, отстраненно смотрел в одну точку.
   - Привет, - севшим от внезапного волнения голосом поздоровалась я.
   Он не взглянул на меня и не ответил. Я ожидала такую реакцию, но, тем не менее, что-то сжалось внутри. Набравшись храбрости, я продолжила:
   - Как дела?
   Зверь не удостоил меня взглядом. А я не отступала.
   - Сердишься?
   Опять полное равнодушие.
   - Не хочешь спросить, как у меня дела?
   Молчание.
   - Не хочешь общаться? Ладно. Я понимаю. Ты обижен... У меня все хорошо... почти хорошо... Я ночью проникла в лабораторию доктора Ципперпопера. Там еще был Закда... Ты его знаешь? Такой уродливый горбатый карлик... Ну ладно, не хочешь со мной говорить, не надо... - я ужасно расстроилась и обернулась уйти.
   Пусть дуется сколько угодно! У всех есть чувства, нежная душа и обиды. Всех нужно понять. Вот только никто не думает, что я тоже не железная. И тоже имею душу и чувства. А еще я смертельно хочу спать. И гори оно все синим пламенем - и Зверь, и бал, и войны, - мне плевать. Я ухожу спать!
   Я решительно направилась к выходу.
   Внезапно за моей спиной прозвучало:
   - Алиса! Постой! - Зверь снизошел меня заметить. Хотя, скорее всего, ему было любопытно о докторе Ципперпопере.
   Ну, уж нет, хватит! Мне надоело. Так и не обернувшись, я вышла из криптидосекции, хлопнув дверью.
   Запах хомячка сменился ароматом старых лип. Я даже зажмурилась от удовольствия.
   Придя к себе и не раздеваясь, в чем была, я рухнула в кровать и мгновенно отрубилась.
  
   Мне снилось что-то из детства... из моей земной жизни. Было так хорошо. Внезапно в мой сон ворвался какой-то посторонний шум. Но мне было так покойно, что просыпаться совершенно не хотелось. Я перевернулась на другую сторону и сладко уснула.
   Однако противный шум все не унимался. Вдобавок что-то тяжелое навалилось на меня. От ужаса я чуть не задохнулась и, могучим усилием, собрав всю волю в кулак, очнулась из царства Морфея.
   По мне нагло топтался Вжик, сердито фыркая:
   - Вставай! Вставай! Вставай!
   - Брысь! - рассердилась я. - Чего издеваешься?
   - Алиса, - едко ответил кот, - мне, конечно дела нету, но через час вечеринка, а ты еще не готова. Резот у окна уже час тебя караулит и все время свистит. Надоел ужасно! Падший метнул в него цветочный горшок, но твой дружок успел увернуться. Скоро так у нас все цветочные горшки закончатся... Не очень вежливо разорять эти гостеприимные апартаменты, хозяину это может не понравиться.
   Хозяину? У этих комнат есть хозяин? А, впрочем, это потом, все потом... Вечеринка! Аааааааа!
   Меня подкинуло с кровати, и я мухой заметалась по комнате.
   Кошмар! Всего час!
   А у меня - волосы не вымыты, не уложены, платье не выбрано, я не накрашена и вообще! Кто на вечеринку собирается за час?
  
  
   Резот, измотанный долгим ожиданием, сидел на лавке, безучастно глядя на верхушки деревьев. Он уже не ожидал Алису. Просто идти было некуда - в общаге оставались только неудачники, типа животноводов, и пара ботанов с целительского факультета. Пополнять их ряды совсем не хотелось. В криптидосекцию идти было лень и далековато. На вечеринку соваться было глупо - Лорелла снова будет с Ошумаром. От этой мысли сжалось сердце. Он решил посидеть еще немного, а потом спать.
   Старые липы поскрипывали ветками в такт озорному ветерку, какая-то пичужка в кроне жалобно жаловалась на несправедливость этого мира. Резот был с нею вполне согласен.
   Внезапно в его умиротворенное состояние вторглись:
   - Резот! Ну, что ты сидишь? Вечеринка уже давно началась. Пошли быстрее!
   Резот взглянул на беловолосую девушку с морозно-серыми глазами и заулыбался. Мир снова засиял, жизнь продолжалась...
  
  
   Резот подскочил с лавочки, и лицо его осветилось радостью:
   - Алиса! - он покачал головой, - ничего не буду говорить, но я рад, что ты таки решилась.
   - Почему это я решилась? - удивилась я. - Я собиралась на вечеринку.
   - Полдня? - опешил он.
   - Угу, - загрустила я. - Времени было всего полдня. Ужас какой. Но я очень торопилась. Ты же не устал ждать?
   Резот расхохотался, а потом, поцеловав мне руку, бережно увлек на центральную аллею.
   - Алиса. Ты невозможная! Но я действительно рад, что ты согласилась со мной пойти.
   - Согласилась? - хмыкнула я. - Вообще-то ты велел отдать должок.
   - Не будем о грустном, - хохотнул Резот. - Помоги мне, а я буду помогать тебе.
   Тем временем мы подошли к освещенной террасе. Веселая музыка лилась из полуоткрытых окон. Сотни огней и веселый смех манили туда. Я не могла удержаться, внутри все подпрыгивало в предчувствии чего-то необыкновенного...
  
  
  

Глава 12.

  
   У меня дрожали коленки, и гулко билось сердце. Резот тоже находился в полуобморочном состоянии - я поняла это по его бледному лицу. Но отступать было уже поздно.
   Под руку с Резотом мы вступили в залитый светом хрустальных светильников зал. То, что я не прогадала с выбором наряда, доказал восхищенный вздох парней и злобное шипение девушек. Резот, заметив такую реакцию, гордо приосанился и, самодовольно улыбаясь, принялся вовсю флиртовать со мной. С видом собственника он полуобнимал меня за талию и весело рассказывал какую-то историю. Мне же оставалось лишь изображать восторг и в нужных местах кокетливо улыбаться, не забывая изредка прижиматься к нему так, чтобы все это видели.
   Такое распределение ролей было мне на руку - я успевала мониторить ситуацию вокруг. Мимоходом отметила, что Кливия отсутвует. На парах по магтеории я, кстати, тоже ее не заметила. Видимо лечится от следов нгуэнгов, - мысленно хихикнула я. Компания остальных боевиков нарисовалась неподалеку, но пока нас еще не заметили.
   Тут музыканты заиграли что-то на манер котильона, и Резот сделал движение, чтобы пригласить меня на танец. Я, игриво улыбаясь, шепнула ему, что еще не время. Он понятливо полуприкрыл ресницы и вдруг проказливо подмигнул - развлечения начинались. Я хихикнула и легонько сжала его пальцы.
   Мы неспешно курсировали по залу под огнем множества жгучих взглядов, на нашу пару смотрели с интересом, с завистью, с восхищением, с восторгом, с желанием, со злобой, с ненавистью, но никто не смотрел равнодушно: мы всех крепко зацепили, мы были в центре внимания!
   Тем временем с Резот подвел меня к столику с напитками и подал бокал с каким-то легким напитком, напоминающим наше шампанское, но почему-то абсентного цвета. Я немного отпила - неожиданно напиток оказался кисловатым на вкус и очень нежным.
   Непринужденно болтая о всякой всячине, под градом любопытных взглядов мы постепенно приближались к боевикам.
   Неожиданно удачно вышло так, что Лорелла с подругами хотели подойти к столику с напитками, а парни-боевики оставались на месте. Поравнявшись с нами, мои соперницы ошеломленно застыли, во все глаза рассматривая мое платье.
   Легкое и воздушное, словно облако, и по неземному красивое кружевное платье на изящном облегченном корсете было столь насыщенного амарантового цвета с чуть мерцающим отливом, который лишь углубляли и подчеркивали бледно-кремовые атласные цветы сложной ручной работы и такой же в тон жемчуг, что на его фоне алое платье Лореллы казалось простеньким и неуместным. Наряды остальных девушек тоже полностью потерялись.
   Да! Тут я сделала безукоризненный выбор - в любом месте нет более притягивающего взгляды цвета, чем глубокий амарантовый. Все остальные цвета теряются и бледнеют на его фоне. Зная, что Лорелла тоже блондинка, но, в отличие от меня, бывшей когда-то шатенкой, она была самой настоящей белобрысой блондинкой с очень светлой кожей, и носить амарантовый цвет определенно не могла, это было бы нелепо. Он бы придавал ей болезненно-воспаленный оттенок на лицо. А так как она любит быть в центре внимания, то ее выбор определенно будет в пользу красного, это не оставляло сомнений, решила я. И оказалась права. Оставалось лишь найти цветовой конртаргумент. И я его нашла. Вовремя вспомнила уроки рисования. Есть, правда, еще один цвет, который затмевает даже амарант, - это ярко-ярко-желтый, так называемый "лазерный лимон". Но, во-первых, носить его красиво могла только брюнетка или яркая шатенка, типа Кливии. Но судьба решила подкинуть мне шанс, и Кливии на балу не было. Остальные присутствующие здесь шатенки и брюнетки одеть желтое на подобное мероприятие не решились бы никогда.
   Прическу я сделала очень простую и вместе с тем тоже коварную - чтобы привлечь внимание к линии плеч и длинной шее, я собрала волосы на макушке в большой сложный узел под названием "пучок балерины" и украсила узенькой жемчужной диадемкой. Такая прическа придает лицу очень трогательный и уязвимый вид, а всему образу хрупкость и воздушность - мужчинам сразу хочется защищать и оберегать такую девушку, а соперницы исходят желчью, видя подобное вероломство. В ушки я одела лишь малюсенькие жемчужные пусеты, чтобы не отвлекать внимание от лица, но вместе с тем сделать акцент на глаза.
   При этом темный костюм Резота замечательно оттенял мой образ - эдакая экзотическая орхидея на фоне ночного неба.
   Тем временем Лорелла, просканировав сначала меня, затем ситуацию, решила отыграться. Широко улыбаясь, она подошла ближе и, полностью игнорируя меня, обратилась к Резоту:
   - Привет, красавчик! Скучаешь?
   - Привет, Лорелла, - обомлев, ответил тот.
   Я внутренне замерла. Сейчас от поведения Резота зависело все - или он опозорит меня на всю Академию, если поведется на игру Лореллы, или же наоборот, но тем самым станет ее смертельным врагом. Интуиция мне подсказывала, что влюбленный Резот заморачиваться нравственным выбором не будет. Я уже мысленно прокручивала, что буду делать в ситуации, когда меня, всю такую самую яркую и прекрасную на глазах у всех на этом гребанном балу бросит парень ради первой же попавшейся белобрысой, которая ему слегка улыбнулась, как судьба решила подарить мне второй шанс. Не знаю, не заметила, кто из компании боевиков увидел нас с Резотом, как вдруг все парни устремились к нам. Краем глаза лишь отметила перекошенное от ярости лицо Ромуса и заинтересованный синий взгляд Ошумара. Остальным видимо было просто интересно.
   Не успела я ахнуть, как взбешенный Ромус налетел на Резота и, ни слова не говоря, со всей дури заехал по лицу. Тот в долгу не остался и в ответ лягнул Ромуса. Дальнейшая потасовка запомнилась расплывчато. Но почему-то во время этой доблестной драки мне на ум пришла старая детская песенка:
   У бегемота нету талии! - Бум! Хрясь! - У бегемота нету талии! - Резот упал. - У бегемота нету талии! - Резот повалил Ромуса. - Он не умеет танцевать! - Ромус заехал в ухо Резоту. - А мы ему по морде чайником! - хук правой, или как там оно называется, Резоту, - А мы ему по морде чайником! - Резот заехал с ноги Ромусу, - А мы ему по морде чайником! - Бум! Хрясь! - И научим танцевать!
   В общем, примерно как-то так.
   В результате я так и не поняла, кто кого победил: набежали со всех сторон студенты и развели соперников в разные стороны. Окровавленный Ромус, обернувшись и, глядя на меня, прохрипел:
   - Алиса! Ты - моя! Слышишь! Только - моя! - договорить ему не дали, и силой куда-то утащили, как он ни вырывался. Ошумар, уходя, что-то резко сказал Лорелле. Та побледнела и моментально скуксилась. Резот остался, и я принялась вытирать его рассеченную бровь платком. Лорелла фыркнула и, развернувшись, ринулась за Ошумаром.
   Вокруг выспрашивали, что случилось, из-за чего возникла потасовка. Я, молча, вытирала лицо Резота от крови, он тоже отмалчивался. На нас поглядывали с еще большим интересом. Как раз оркестр снова заиграл очередную мелодию, народ постепенно разбредался, оживленно обсуждая происшествие. В общем, на поле боя остались только мы.
   - Уходим? - предложил Резот.
   Я кивнула. Но, уходя, сцапала со стола большую грушу.
  
   Мы вышли на аллейку парка, свежий ветерок обвеял прохладой разгоряченное лицо. Я блаженно вздохнула - состояние напряженности постепенно отпускало.
   - Проголодалась? - хмыкнул Резот. Видок у него был еще тот: рассеченная бровь вспухла, губы разбиты, да еще и синяк под глазом довершал живописную инсталляцию под названием "Резот после драки".
   - Красиво? - скривился Резот, заметив, что я разглядываю его лицо.
   - Завтра на парах ты будешь в центре внимания, - вздохнула я.
   - Ничего, прорвемся, - отмахнулся он. - До завтра, может, и заживет. Зато сегодня мы с тобой были в центре внимания. Ты видела, как все на нас смотрели?
   Я кивнула. Резот купался в лучах славы, как воробей в луже, радуясь, словно первоклассница новым сандаликам.
   - Они все на нас смотрели! - захлебывался он восторгом.
   - Резот, - перебила я. - Извини, я не смогла помочь тебе с Лореллой.
   - Да ну ее, - отмахнулся Резот. - Крыска белобрысая. Не пойму, что я находил в ней раньше. Пусть дальше бегает за Ошумаром.
   Я изумленно застыла. Между тем Резот продолжал:
   - Слушай, а давай встречаться? Мы с тобой - самая лучшая в Академиии пара!
   Я опешила. Только этого мне не хватало! Резко остановившись, я решительно выпалила:
   - Резот! Такого договора у нас не было!
   - Значит, будет, - подмигнул мне Резот. - Согласна?
   - Нет!
   - Почему? - обиделся Резот. - Я тебе не нравлюсь?
   - Резот, - замялась я. - ты отличный парень и мечта любой девчонки. Но, понимаешь... я уже люблю другого... Давно люблю. Вот. Извини... Так вышло...
   Резот остановился и обиженно засопел. Я молча ожидала его решения. Я понимала, что он сейчас находится под эмоциями от вечеринки, и к тому же драка добавила адреналина в кровь. Поэтому я молча дала время ему на раздумья. Терять хорошее расположение Резота мне не хотелось.
   Я уже озябла под ночным ветерком, а Резот все не отвечал. Наконец, он тяжко вздохнул и деланно бодро ответил:
   - Да ладно, проехали, - он отвел глаза и старался не смотреть в мою сторону. - Не везет мне с девушками...
   Я вновь промолчала. Сейчас, главное, нельзя кидаться утешать его, иначе надавит на жалость, и отступать уже будет некуда. Есть такой мужской приемчик. Безотказно действует на таких сентиментальных дур, как я.
   Резот еще потоптался, но, не увидев с моей стороны никакой реакции, еще раз тяжко вздохнул и поплелся вперед. Я осталась стоять, раздумывая, куда двигать дальше.
   Заметив, что я не иду следом, Резот вернулся:
   - Ты чего? - хмуро буркнул он.
   - А ты чего? - в тон ему ответила я.
   - Чего не идешь?
   - Куда? - удивилась я.
   - Давай зайдем на криптидосекцию на минутку? - предложил он. - У Фахра есть отличная мазь. Здорово помогает от ушибов. Завтра синяков не будет. А потом я проведу тебя к дому.
   - Пошли, - согласилась я. - Заодно проведаю питомца.
   - Что-то зачастила ты к нему, - неодобрительно проворчал Резот.
   - Так интересно же, - ответила я. - Понимаешь, я жила в мире, где абсолютно нет магии и таких интересных животных. Не помню, говорила я тебе или нет, что на Земле закончила факультет биологии-химии? Мне, как специалисту, очень любопытно изучать эти виды.
   Резот рассеянно кивнул и потащил меня к криптидосекции. Я еле поспевала за ним, боясь запутаться в платье.
   Наконец, мы добрались. Резот отпер мне дверь, а сам улизнул в подсобку.
   Я погладила цююня и, погрозив ему пальчиком, когда он потянулся к моей диадемке, проскользнула внутрь. Запах хомячка был на месте. Боясь провоняться и испортить платье, я торопливо неслась между клетками. Разбуженные животные недовольно провожали меня тяжелыми взглядами. Какая-то чешуйчатая собака с головой обезьяны и ушами как у осла попыталась меня цапнуть, но я вовремя успела отдернуть руку и, показав ей язык, заторопилась дальше.
   Дойдя до клетки Зверя, я нерешительно остановилась. Зверь стоял и смотрел в окно.
   - Привет, - сказала я. - Я на секунду. Вот. Принесла тебе грушу. Ты же любишь, я знаю.
   Зверь обернулся и как-то странно посмотрел на меня. Тяжелый взгляд его внезапно изменился. Он так пристально смотрел с каким-то пугающим непонятным выражением, что я не выдержала:
   - Ну, ладно, уже поздно, - пробормотала я и, просунув руку сквозь прутья решетки, положила грушу. - Я пойду. Спокойной ночи.
   Я развернулась и заторопилась обратно. Вслед долетели слова:
   - Да... я люблю...
  
   Выскочив из криптидосекции, я огляделась - Резот еще не появился. Подождав немного, я вконец замерзла и рассердилась. Ну, нельзя же так! Решительно, я открыла дверь в подсобку и заглянула - Резот сидел до пояса голый, синяки и ссадины он намазал зеленоватой мазью. Сначала я хотела окликнуть его, но, увидев, что он усиленно напивается, не стала. Кто его знает, какой он в нетрезвом виде.
   Ну, что ж, придется топать домой в одиночестве.
   Я вздохнула и, подхватив пышные юбки, заторопилась домой.
   В свои апартаменты я добралась без приключений. Честно говоря, всю дорогу боялась наткнуться на Ромуса. Но, видимо, он делал то же самое, что и Резот.
   Мужчины любят сперва подраться, а потом напиваться и жалеть себя, - хмыкнула я и порадовалась, что все позади.
  
   На моей кровати, зарывшись в подушки, нагло дрых Вжик. Я остановилась в дверях, не решаясь потревожить сон моего любимчика.
   - Ты прекрасно выглядишь, Алиса, - в углу блеснули красные глаза.
   - Спасибо, Шанго, - я счастливо рассмеялась и закружилась по комнате.
   - Хорошо провела время?
   - Очень, - призналась я. - ты знаешь, за этот вечер столько всего произошло...
   - Это только начало, Алиса, - прошелестел Шанго, - судьба любит сначала отбирать, затем баловать, затем снова отбирать. И так до бесконечности.
   - Да уж, видимо со мной она любит поиграться. Кстати, если ты все равно не спишь, может, поговорим?
   - Я никогда не сплю, - тяжко вздохнул Шанго. - В этой ипостаси никогда.
   - А есть еще другая ипостась? - удивилась я.
   - Да, конечно. Я могу материализоваться.
   - Круто! - обалдела я. - Тогда материализуйся, пожалуйста. А то я тебя никогда не видела, только глаза.
   - Я не могу, - замялся Шанго.
   - Но ты же только что говорил, что можешь!
   - Могу.
   - Ну, так материализуйся!
   - Не могу!
   - Как так? - вконец запуталась я.
   - А вот так, - ответил Шанго. - Моя божественная природа дает возможность материализоваться. Но сейчас у меня нету сил, и я не могу этого сделать. Даже на поддержание бесплотной формы у меня уходит уйма энергии. Вот когда ты поможешь мне, я обязательно материализуюсь...
   - Тихо, вы там! - рыкнул разбуженный Вжик. - Ходят тут всю ночь, спать не дают.
   - Но ты же кот, - рассмеялась я. - А кошки - ночные животные. Так что не возмущайся.
   - А он не кот, - влез Шанго. - Он одушевленный.
   - Кстати, а кто такие одушевленные? - ухватилась за возможность поговорить я.
   Шанго и Вжик замялись.
   - Мальчики, - надавила я. - Я жду ответа. Мы столько уже вместе, а вы скрываете от меня все. Не хорошо так с друзьями поступать!
   Мальчики дружно вздохнули и переглянулись.
   - Понимаешь, Алиса... - начал Шанго. - В Магических мирах Верхней и Нижней Спирали есть разные формы жизни. Так вот, некоторые формы обладают набором способностей, который позволяет сохранять память и все свойства даже после разрушения физической оболочки. В Академии уже не одно столетие проводятся магические эксперименты по подселению этих форм, утративших свою физическую оболочку, в новое тело. Вот так примерно произошло с твоим одушевленным.
   - Меня внедрили в тело этого кота. Кот был самый обычный. Я слился с его сущностью, но сохранил все свои свойства. - добавил Вжик.
   - Какие свойства? - опешила я.
   - Магические, - нехотя буркнул Вжик.
   - Ну, ничего себе! - мое изумление было непередаваемым. - И ты молчал?! А что ты можешь?
   - Ничего не могу, - понурил голову Вжик.
   - Как так? - разговор зашел в тупик.
   - В теле кота он ничего не может, - пояснил мне Шанго. - Хотя он может, в отличие от обычного кота, разговаривать с тобой.
   - Стойте! - у меня даже голова закружилась от таких новостей. - Так Вжик - не кот?
   - Я - кот, - обиделся Вжик.
   - Он - одушевленный, - ответил Шанго. - В теле кота. Внешне - он кот. Внутри - одушевленный.
   - Стоп! - я запуталась. - А кем ты был, Вжик, до того, как стал котом?
   В комнате повисло молчание. Вжик обиженно смотрел на Шанго, старательно отводя глаза от меня. Шанго сконфуженно молчал. Атмосфера накалялась.
   Наконец, я первая не выдержала и прервала молчание:
   - Вжииик!
   - Что? - понурившись, проворчал он.
   - Так кем ты был? Ну, ответь, пожалуйстаааа... - заныла я. - Я тебя в любом виде любить буду. И никому не скажу. Не надо меня бояться.
   Вжик тяжко вздохнул и весь как-то сгорбился. Немного помолчав, он, наконец-то ответил:
   - Демоном...
  
  

Глава 13.

  
   - Ума сойти! Мой кот - демон! - я ошеломленно замолчала, не в силах поверить. Нет, я, конечно же, подозревала, что Вжик - не вполне обычный кот, знала, что он - одушевленный, но не представляла, что настолько! И то, что он окажется демоном совершенно выбило меня из колеи.
   Вжик, заметив мою реакцию, совсем раскис и, злобно зыркнув на Шанго, спрыгнул на пол и направился к выходу из комнаты.
   - Но это же круто! - наконец-то пришла в себя я. - Мой Вжик - демон!
   - Ты, правда, не расстроилась? - осторожно спросил котяра, тут же возвращаясь и внимательно заглядывая мне в глаза.
   - А с чего мне расстраиваться? - не поняла я. - Вряд ли кто-то еще может похвастаться наличием у себя демонического кота.
   - Алиса, - осторожно начал Шанго, - ты просто не понимаешь всей опасности общения с низшими демонами.
   Вжик злобно зашипел и, бросившись в тот угол, где находился Шанго, попытался лапой задеть его. Шанго переместился сквозь Вжика и обидно захохотал. Вжик разъяренно рыкнул и принялся скрести когтями пол.
   - Вы еще подеритесь тут, - устало заметила я. События этих суток начали сказываться. - В общем так: я очень рада, что Вжик - не простой кот, а демон. И я очень рада, что у меня есть такой друг, как Шанго. Бог Шанго, - поправилась я. - Не у каждой девушки такие друзья - бог и демон. Мне повезло. Не знаю, повезло ли вам со мной, но я постараюсь быть хорошей подругой. И мне неприятно, когда вы постоянно цапаетесь. Подумайте об этом, пожалуйста. А теперь давайте спать, я ужасно вымоталась.
   Пока мальчики переваривали информацию, я переоделась и ушла в ванную.
   Приняв душ, я вернулась и обнаружила мирно спящего в моей кровати Вжика. Из угла блеснули красные глаза. Шанго. Зевнув и потянувшись, я плюхнулась в постель, отодвинув развалившееся животное, на что оно, не просыпаясь, обиженно засопело и попыталось отвоевать лучший кусок территории. Немного повозившись, мы, наконец-то, устроились, и тут я провалилась в сон.
  
  
   Наутро, после пробежки с Офелией, я вернулась к себе, и принялась размышлять над извечным вопросом: что же сегодня эдакое одеть, чтобы ух? С одной стороны вчерашний успех необходимо закрепить. С другой - не стоило сейчас провоцировать боевиков, особенно их женскую половину. Да еще и этот визит к ректору предстоит. Я еще немного подумала и выбрала простенькое белое платьишко из шелка, длиной чуть выше колена. Волосы низко собрала в два хвостика. Получилось мило и достаточно скромненько.
  
   Первой парой была магтеория и я занервничала.
   Как оказалось, совсем не зря...
  
   Едва я вошла в аудиторию, как раздались аплодисменты. Признаюсь честно, я опешила, но быстро взяла себя в руки. Логично, что после вчерашнего я попала в центр внимания. Сейчас делать вид, что меня это не касается, было бы глупо. Поэтому я, мило улыбнувшись, сделала полуреверанс и отправилась на свое место. Меня провожали заинтересованные взгляды. И мне тут же захотелось что-то отчебучить. Решение пришло спонтанно - улыбаясь, я вытащила из сумки клыкастенький череп монстрика и, высоко подняв его на руке, словно череп бедного Йорика, патетически произнесла:
   - Быть или не быть? - вот в чем вопрос! - и, удобно устроив черепушку около себя на столе, с чувством выполненного долга плюхнулась на свое место.
   Мгновение спустя я поняла, что что-то не так: тишина в аудитории стояла оглушительная. Народ выпал в осадок.
   А я что? Я - ничего... Ну, не подумала я, что выходцы из магических миров Верхней Спирали не читали бессмертных произведений Шекспира!
   Мимоходом я отметила, что решение одеться скромно было правильным. После вчерашней вечеринки женская половина студентов решила отыграться, и сегодня все девушки заявились наряженные, как на праздник. На их фоне мое скромное белое платьице опять было в центре внимания.
   Кливия и Лорелла посмотрели на меня и начали перешептываться, изредка бросая недобрые косые взгляды. Девочки что-то замышляют, нужно быть осторожнее.
   Ромус сел недалеко от меня и принялся сверлить горящим взглядом. Это тоже изрядно нервировало. Да еще предстоящий визит к ректору спокойствия отнюдь не добавлял. В общем, настроение у меня было как перед казнью.
  
   Вторая пара была у Моли. Чем ближе подходило время вызова к ректору, тем сильнее я волновалась. Наконец-то, дождавшись, когда последние слова о шипохвостых хомячках будут записаны в тетрадку и Моль, окутанная жиденьким облачком шифоновых бледно-серых шарфиков, упорхнет к себе, я торопливо выскочила и понеслась к ректору.
   По дороге мысленно прокручивала вопросы, которые озвучу.
   Во-первых, мое странное и незаконное попадание сюда. Во-вторых, путаница с распределением. Еще обязательно поговорить о странностях моего поселения и об отношении преподавателей. В общем, вопросов было много. Главное, правильно их задать.
   Я очень надеялась, что ректор окажется адекватным. Более того, начитавшись в свое время романов, я втайне представляла себе, что он окажется Мужчиной моей Мечты, влюбится в меня, мигом решит все мои проблемы, и мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день.
   Так, витая в облаках фантазий, я вбежала в приемную ректора и замерла. За столом сидела секретарша - то есть полная противоположность общепринятого шаблона. Тощая воблообразная, она была похожа на прошлогодний гербарий. Огромные очки с толстыми стеклами завершали композицию, украшая длинный острый нос старой девы. Да уж. Неожиданно. Обычно говорят, что выбор секретарши характеризует вкус начальника. Но, возможно, наш ректор ценит ее за профессионализм и деловые качества. Зато хорошо, что она мне не конкурентка.
   Воодушевленная, я подошла поближе:
   - Здравствуйте. Я - студентка факультета животноводства, Алиса Исаева. Мне назначено на это время к ректору.
   - Минуточку, - проскрипела она и, подслеповато щурясь, заглянула в толстый гроссбух, практически уткнувшись в него носом. - Проходите.
   Секретарша нажала на какой-то рычаг и дверь открылась. С замершим сердцем я вошла.
  
   Сказать, что я удивилась - это не сказать ничего.
   Я была в шоке!
   Ректор оказался... точнее - оказалась высокой женщиной неопределенного возраста. Ей могло быть как двадцать лет, так и пятьдесят. И она была очень красивая. Породистое лицо с фарфоровой кожей. Удачно подобранный макияж подчеркивал выразительные глаза и капризные губы. Небольшой изящный носик, на щеке аккуратная родинка. Платиновые волосы профессионально уложены в элегантную прическу. Одета она была очень дорого, но шикарно. Ее безупречный костюм буквально кричал о себестоимости в размерах годового бюджета Академии. Что интересно, при таком высоком росте на ней были туфли на шпильках. Она стояла у необъятного письменного стола и бегло просматривала документы.
   - Вы опоздали, Исаева, - не глядя на меня, отчеканила ректорша.
   - Мне передали зайти между второй и третьей парой, - удивилась я.
   - Вторая пара закончилась десять минут назад, - перебила меня ректорша, не дав возможности добавить ни слова.
   - Но...
   - Никаких но! - на меня изволили поднять глаза. - Что вы себе позволяете? Непонятно как и откуда тут появилась! Подготовительные курсы прогуляла!
   - Как? - опешила я, - но...
   - Молчать! - взвизгнула ректорша. - Три месяца прогулов! Базовый материал пропущен! Абсолютно ноль в магии! Полный ноль! Но вам и этого показалось мало, Исаева! Распределение прогуляла! Милейшему коменданту Ларсу нахамила! А поселяться в общежитие отказалась! Ибо жить с остальными студентами невместно! Сорвала пары госпоже Жоз! Организовала травлю студентов с других факультетов! И как апогей -распустила сплетни по всей Академии, что вы - любовница ректора! А вы не подумали, Исаева, для начала полюбопытствовать, кто именно занимает этот пост? Не думаю, что у вас есть хоть какой-то шанс стать моей любовницей!
   Я изумленно захлопала глазами.
   - Хотя, с вашими данными, Исаева, - ректорша брезгливо поджала губы, и, немного успокоившись, уже тише продолжила, - вряд ли вам светит стать хоть бы чьей-нибудь любовницей. Но, впрочем, вызвала я вас не для этого. На днях у профессора Краббиса был похищен ценный магический артефакт. Свидетели утверждают, что это ваших рук дело.
   На меня уставились злые холодные глаза.
   Я молчала. Ситуация напомнила мне школьные педсоветы, но по своему абсурду превосходила все ранее мною виденное. Просто мистика какая-то.
   - Отвечать! - снова взвизгнула ректорша.
   Ее визг вывел меня из ступора.
   - Это не я, - спокойно ответила я.
   - А свидетели утверждают, что это вы! - обвиняюще ткнула пальцем в меня ректорша.
   - Свидетели или ошибаются, или врут, - не сдавалась я.
   - У меня сведения из достоверных источников! - завелась ректорша.
   - Я не брала никакой артефакт, - стояла на своем я.
   - Не признаетесь? - сузила глаза ректорша.
   - Нет, - покачала головой я. - Брать на себя чужие проступки я не собираюсь.
   - Исаева, - растягивая слова, медленно протянула ректорша, - ваша позиция вас до добра не доведет. Вы можете упорствовать сколько угодно. Но правда все равно выплывет наружу. Мы привлечем профессионалов для расследования этой кражи. И тогда наказание для вас будет очень тяжелым. Идите! И подумайте над моими словами!
   Я молча развернулась и вышла из кабинета, прошла мимо секретарши и выскочила в коридор. Оказавшись в коридоре, я выдохнула.
   Ну и дела! В моей черепушке с назойливостью дятла бился один вопрос - кто же настучал ректорше?
  
  
   Я брела по парку с ощущением иррациональности происходящего.
   Театр абсурда, а не Магическая Академия!
   Общение с ректоршей выбило меня из колеи. Возмущало даже не то, что она орала, как потерпевшая. Может, у нее климакс и перепады настроения. Или муж бросил. Хотя, с таким характером, мужчины должны обходить ее за километр. Меня просто выбешивало, как ловко было перекручено все, что касалось меня. Выходит, это я нахамила Ларсу? Точнее "милейшему" коменданту Ларсу! И отказалась поселяться в общежитие! А причина тоже существенная - "невместно с остальными студентами". То есть лучше сидеть в коридоре на каменном полу, чем жить там, где все студенты? Вот интересно, это он ей так сказал? Вопрос - зачем? А если не он, то кто? Откуда она все это знает? Ну, ладно, положим о моем прибытии сюда на три месяца позже и пропущенных подготовительных занятиях узнать не трудно, и даже то, что меня не было на распределении она в принципе могла сама заметить, но то, что я нахамила Ларсу? Нееет, кроме нас с ним больше там никого там не было, выходит это он ей стукнул. Вот гад! Вопрос только - зачем? А Моль? Занятие ей сорвал Эо, она же все сама видела! Зачем было наговаривать на меня? Нееет, с этим нужно разбираться.
   Чем больше я об этом думала, тем больше кипела от возмущения! Я этого так не оставлю! Притащили меня сюда, бог знает зачем, а теперь дружно издеваются! Уроды! Я что им - подопытный кролик?
   Мне нужно успокоиться. А лучше - напиться! Да уж, с таким отношением можно с ума сойти! Решено: спрошу Моль, зачем на меня наговорила ректорше. Надо разузнать все у моих мальчиков. Может быть, они что-то знают? Еще нужно поговорить с Белстом: он должен пойти к ней и объяснить, как и почему я так поздно сюда попала. Кстати! Надо спросить, на каком основании он меня сюда так поздно притащил! Да! А сейчас я никуда больше не иду - ни на отработку, ни в криптидосекцию. Достало все! И вообще - у меня стресс. Сегодня весь вечер буду отдыхать, расслабляться и ничего не делать. Пусть этот мир катится к черту! Все равно я самая плохая и во всем виноватая, так какой смысл что-то делать и бороться?
   С такими мыслями я решительно повернула на боковую дорожку и направилась к себе. Видимо с моей кармой что-то и в самом деле было не так, так как судьбе и этого оказалось мало, и она решила добавить еще - мимо пролетающая птичка нагадила прямо на мое белоснежное платье. В другой раз я бы посчитала, что это "к деньгам", но сейчас мои нервы были на пределе, и я разревелась. Нарыдавшись, я стала искать что-нибудь - вытереть пятно. Как назло старые липы были высокими, и достать даже один листочек я не могла. Травку на газонах как раз перед этим состригли. Ну что же так не везет-то?!
   Я покрутила головой в поисках хоть чего-нибудь. Пятно нехорошо пахло. В отдаленности росли кусты с большими листьями, и я устремилась к ним. Добежав, оторвала листочек и принялась оттирать пятно, стараясь не запачкать руки.
   Пока я воевала с неприятностями, на дорожке послышались голоса - я испуганно присела. Не хватало еще, чтобы меня в таком виде тут обнаружили. Голоса были знакомые, и я машинально прислушалась - это были Кливия и Лорелла. И они обсуждали меня!
   - Исаева - дрянь! - донесся голос Кливии. - Я знаю точно - это она бросила на меня тех мерзких букашек.
   - Это от них у тебя были пятна?
   - Целитель говорит, что от них. Уверена, это Исаева все подстроила. Мстит мне за распределение, гадина.
   - Классно ты тогда придумала, - хихикнула Лорелла.
   - А Ларс как рычал! - рассмеялась Кливия. - Все нормально получилось - он так разозлился, что ее место сразу отдал Лиатрисе. И не пришлось доплачивать за комфорт.
   - А ты заметила, что когда эта дрянь запала на моего Ошумарчика, так сразу перекрасилась в блондинку? Меня копирует. А на вечеринку так вообще с Резотом пришла. Подбирает, все, что я бросила. Падальщица!
   - Ты что, с этим придурком встречалась? - фыркнула Кливия.
   - Да нет, не встречалась, - отмахнулась Лорелла, - пару раз было и все. Для разнообразия. А он запал и теперь страдает.
   - Говорят, что не сильно он на той вечеринке страдал, - поддела Кливия. - Все с Исаевой зажимался.
   - Это она к нему лезет!
   - Ага, и к Ромусу лезет?
   - А с Ромусом вообще не понятно. Такой нормальный раньше был. А сейчас крыша совсем от Исаевой съехала. Может, она на него приворот сделала?
   - Это он на нее делал.
   - Да ладно?
   - Я тебе говорю! Он еще у меня ингредиенты выпросил. А я что - я дала. Мне для Исаевой не жалко.
   - Что-то не заметно, чтобы она на него запала, - протянула Лорелла.
   - Где-то напутал, вот и не вышло.
   - А ты ее платье видела?
   - Откуда? - недовольно фыркнула Кливия. - Как бы я вечеринку в таких пятнах пришла! Дрянь Исаева, я ее живьем похороню за это!
   Голоса отдалились.
  
   Ошеломленная, я вылезла из-за кустов. Вот это да! Значит, Ромус делал приворот. Это когда он ожерелье накинул мне на шею. Вот только не подействовало почему-то. Странно. Доктор Ципперпопер говорил, что "Проклятие Мариэллы", наоборот, должно привести к тому, что на меня любое магическое заклятие прицепилось бы, как репей на собаку. Как же так?
   Я брела домой, вся в раздумьях и мыслях. Выходит, с комендантом - это тоже их подстава была? Я очумело покрутила головой. И, как назло, около своего крыльца увидела Ромуса. Он понуро стоял и высматривал мои окна.
   Ну что ж так не везет-то?
   И вот как я пройду мимо него?
   Недолго думая, я разогналась и стремительно побежала к двери. Ромус хотел меня перехватить, его пальцы зацепили рукав платья, послышался треск рвущейся ткани. Внезапно он отшатнулся, я вырвалась и залетела внутрь. Когда дверь захлопнулась, я обессиленно прислонилась к косяку.
   Уф! Пронесло!
  
   - Алиса, - удивился Вжик, - ну как вот ты всегда умудряешься попадать в разные неприятности?
   - А что? - я вытаращила на него глаза.
   - Ты себя в зеркале давно видела?
   Я подошла к зеркалу. На меня смотрело всклокоченное растрепанное существо с черными глазами в грязном платье с оторванным рукавом. Да уж. Красавица.
   - Я в ванную! - крикнула я, хватая полотенце.
   Погрузившись в жасминовую нирвану, я задумалась: Ромус увидел мои черные глаза, видимо, поэтому он отшатнулся. Что теперь будет? А ни-че-го! Ничего не будет. Не станет же он рассказывать, что делал на меня приворот. Или что преследует меня с определенными целями. Думаю, будет молчать. А вот преследовать меня теперь побоится. Хотя, может он не заметил, а отшатнулся по инерции, когда я бежала? Ну, ладно, завтра посмотрим на его реакцию.
   Что же делать с Кливией и Лореллой? Лорелла - глупа и мстительна, с нею легче. А вот Кливия. Зачем она мне целенаправленно портит жизнь? Сначала заперла перед распределением. Затем нагадила с поселением в общежитие. Видимо, отношение Ошумара и остальных - тоже ее рук дело. И ректорша с ее слов могла на меня наехать. Отсюда вопрос: что я ей сделала и зачем она меня выживает из Академии? С этим нужно разобраться.
   Завернувшись в мягкий махровый халат, я вошла в комнату. Вжик смотрел в окно, сидя на подоконнике. Его шерстка снова была мягонькой и пушистой.
   - Что ты там высматриваешь?
   - Да вот, поклонник твой, черненький такой, в бусиках, - хихикнул Вжик. - Страдает, бедняга.
   Я подошла к окну и выглянула из-за шторы: Ромус стоял у двери и понуро ждал. Выходит, или не увидел мои глаза, или ему это не важно. На мгновение стало жаль его. Но я отогнала эмоции. Он сам виноват, зачем было травить меня, привороты делать, приставать. Не умеет себя с девушками вести - пусть страдает. Но на душе было тяжко.
   - Вжик, а где Шанго?
   - Не знаю. Я не нанимался падшего сторожить, - буркнул кот.
   - Не злись, я же просто просила. А давай поговорим?
   - А мы что делаем? - язвительно уточнил Вжик.
   - Вжик. А что это за странная кровь была в бочке? И почему запах такой неправильный?
   - Почему это неправильный?
   - Кровь должна пахнуть кровью, а не фиалками.
   - Это обычная кровь должна. А эту доктор Ципперпопер готовил для магических экспериментов.
   - А что с ней не так? Кроме запаха, конечно же. Я в ней плавала. Что теперь со мной будет?
   - Я не особо разбираюсь в магических экспериментах, - отмахнулся Вжик.
   - Ну, Вжииик, - не сдавалась я.
   - Ладно, - вздохнул котяра. - Расскажу. В бочке кровь от протодраконов и болотных грахимаров. Запах фиалок дают последние. Кровь протодраконов имеет качества накопителя энергии, а кровь грахимаров усиливает ее свойства. Я не буду рассказывать о токе тонких энергий по каналам, сам в этом ничерта не понимаю. Скажу только, что в результате получается особая жидкость с огромным магическим потенциалом - она пробуждает и усиливает какие-то там свойства в человеке или другом существе. Общий объем ее влияния может определять степень "неотвратимости". Если это достигло "критической массы", то малейшее иное магическое вмешательство может полностью изменить человека.
   - Стоп-стоп-стоп! - у меня голова пошла кругом. - Так что ж это значит - я была под "Проклятием Мариэллы", затем доктор Ципперпопер его слегка временно "усыпил". Затем я получила приворотное ожерелье от Ромуса, которое должно было меня влюбить в него. А потом я попала в бочку с этой кровью. Выходит, у меня пробудились и усилились какие-то свойства?
   - Ну что-то типа того, - осторожно поддакнул Вжик. - А ты за собой ничего не замечаешь?
   - После "Проклятия Мариэллы" у меня побелели волосы и в моменты гнева глаза становятся полностью черными. И все. Больше ничего не наблюдаю. Понимать одушевленных я могла еще до всего этого.
   - Да, это твое врожденное качество, - подтвердил Вжик. - А вот смесь из проклятия и приворота, усиленная кровью протодраконов и болотных грахимаров может дать самый неожиданный эффект.
   - Я смогу летать и плеваться огнем? - с надеждой спросила я.
   - Не думаю, - покачал головой Вжик. - Знаю только, что доктор Ципперпопер использует эту кровь очень осторожно, по капле. Я сам видел. А ты проторчала в той бочке, падший знает сколько.
   - Я еще и наглоталась ее, - мрачно подтвердила я.
   - Страшно подумать, что из тебя теперь получится, - вздохнул Вжик.
   В расстроенных чувствах я отправилась спать. Уже укладываясь в кровать, внезапно вспомнила о клыкастом черепе:
   - Вжик! Вжииик, - позвала я.
   Кот недовольно открыл один глаз и огрызнулся:
   - Ну, что тебе все неймется, Алиса? Давай спать!
   - Еще один вопросик, - попросила я. - Малюууусенький.
   - Давай, - нехотя буркнул Вжик. - Все равно ж не отстанешь.
   Я обрадованно метнулась к сумке и вытащила черепушку.
   - Вжик. Ты знаешь, какому животному принадлежит этот череп? Мне завтра на классификацию магживотных нужно описание сделать.
   Вжик взглянул на черепушку и его шерсть стала дыбом:
   - Откуда эта дрянь у тебя?
   - Резот раздал мне экспонат для определения, - удивилась я.
   - Дурак твой Резот! - разозлился Вжик. - И недоучка! А ты - глупая, раз таскаешь неизвестные артефакты с собой в сумке! Как только преподаватель позволил!
   - А он не разрешал сперва, но я уговорила. Для научных исследований, - хихикнула я.
   - И кто у вас ведет классификацию? - удивился Вжик.
   - Профессор Марамот, - ответила я.
   - Аааа, - кивнул Вжик, - тогда все ясно. Твой профессор - фанатик и болван. Но как ученый он гениален. Для него научный результат важнее, чем здравый смысл.
   - Я на магтеории положила черепушку на столе возле себя - так никто около меня сесть не решился.
   - Еще бы! - рявкнул Вжик. - Не все же такие бестолковые, как ты. Они ощущают угрозу. А ты - нет. Это плохо.
   - Что за угроза? - испугалась я и на всякий случай отдернула руку от черепа.
   - Это - череп демонического жуткозуба Бездны, - озабоченно проворчал кот. - Я видел, как он разрывает сухожилия и за секунду перегрызает кости даже трясинному скрытню. Зрелище, поверь, жуткое. Даже для демона.
   - Круто! - восхитилась я, записывая в тетрадку. - А какой образ жизни он ведет?
   - Он живет в основном в глубинных болотах Бездны. Но может долгое время быть на суше. Очень опасная тварь. - Ответил кот. - Этот череп фонит темной энергией. Вот потому те, кто ее ощущает, и не садились около тебя. Меня беспокоит, что ты ничего не почувствовала.
   Я виновато понурилась. Ну, не почувствовала. Так что теперь?
   - Эх, Алиса, - вздохнул Вжик, - давай, спать лучше ложись.
   Я послушно отправилась в постель.
   Круто! Демонический жуткозуб Бездны! Вот бы увидеть! Черт, мне начинает нравиться магическое животноводство...
  
  
   Утром я с неожиданно отличным настроением отправилась на пробежку. Офелия уже разминалась. С момента начала тренировок прошел месяц. Пора было подвести первые итоги.
   Под моим чутким руководством Офелия взвесилась и мы взяли ее замеры. Итоги впечатляли. Она похудела сразу на девять килограмм (а я планировала хоть на пять!) и неплохо подтянулась. Тело теперь было не такое дряблое, кожа на руках и боках не обвисала. Тыквообразное лицо похудело, и вместо тройного подбородка и заплывших глаз-щелочек было вполне миленькое личико.
   - Что ж, - обрадовала я Офелию, - если так и дальше будешь тренироваться, то через полгода станешь красоткой!
   - Как полгода? - опешила она. - Почему так долго? Посмотри, я за месяц скинула девять килограмм, за следующий скину еще больше!
   - Офелия, - вздохнула я. - в первый месяц у тебя ушла вода и "легкий" жир. Теперь ты будешь продолжать убирать остальной жир и наращивать мышцы. Поэтому во второй месяц результат будет или вообще не заметным, или даже масса увеличится. И только через два-три месяца опять начнется снижение веса.
   - Как так? - расстроилась Офелия. - Не хочу так долго ждать!
   - Не расстраивайся, - попробовала успокоить ее я. - Это все закономерно. Ты наращиваешь мышцы, подтянешь кожу. Зато, когда скинешь остальной лишний жир, у тебя не будет дрябло обвисать кожа. Сама подумай - какой смысл худеть, мучиться диетами, чтобы потом щеголять растянутой кожей и отвисшей грудью?
   Офелия задумалась и тяжко вздохнула.
   - У тебя все идет по плану. Быстрых результатов не бывает, - похвалила ее я и попыталась мотивировать. - Ты и так молодец. За месяц скинула столько, сколько другие скидывают годами. Еще немного усилий - и Ошумар будет твой.
   Офелия зарделась и расцвела.
   - Ну что, побежали? - улыбнулась я и пустилась по дорожке.
   - Алиса, - Офелия догнала и закидала вопросами. - А ты и вправду была на вечеринке позавчера?
   - Была.
   - Говорят, ты теперь с Резотом?
   - Нет.
   - Но ты была с Резотом! - настаивала Офелия. - Все видели.
   - Он попросил меня пойти. - Вздохнула я. - Хотел заставить ревновать Лореллу. Чтобы она бросила Ошумара.
   - Правильно! - обрадовалась Офелия. - И как? Получилось?
   - Сначала получилось, Лорелла начала кокетничать с Резотом. Ошумар увидел и они поссорились.
   - Здорово! - обрадовалась Офелия.
   - Но потом Ромус подрался с Резотом, и я ушла домой.
   - Так ты не была там долго? - удивилась Офелия.
   - Нет, во-первых, расстроилась из-за драки. А, во-вторых, хотела выспаться. Мне нужно было на следующий день к ректорше на ковер.
   - К какой ректорше?
   - К ректорше Академии, - удивилась я. - Она меня вызвала.
   - Но у нас ректор вообще-то, - хмыкнула Офелия. - Он уже немолод, конечно, но вряд ли так быстро умер. Он живчик знаешь какой! И бабник ужасный.
   Я пораженно промолчала.
   Дальше мы просто бегали по парку положенное время.
  
   На магтеорию я не пошла. И не из-за Ромуса - череп жуткозуба был у меня с собой, и я за него не переживала. Причина была в другом. А именно - в самом жуткозубе. Мне было так любопытно, что я нагло прогуляла пару, вместо этого отправившись в библиотеку.
   Библиотекарь, увидев меня, расцвел:
   - Вы давно не заходили, студентка.
   - Много работы было, - понурила голову я. Смотреть в глаза этому милейшему человеку было стыдновато.
   - И книги не сдали, - не унимался тот.
   - Ой, а что уже три недели прошло? - покраснела я.
   - И даже больше, студентка, - покачал головой добрый дедушка. - За неисправную сдачу книг по правилам Академии вы должны отработать в библиотеке. Приходите завтра после шести.
   - Но я после шести отрабатываю у госпожи Жоз.
   - О, да вы, как я погляжу, нерадивая студентка, - хмыкнул библиотекарь. - До какого времени у вас отработка?
   - Два часа, - запнулась я. - До восьми.
   - Вот и отлично, - кивнул он, - приходите в половине девятого. Брать книги какие сейчас будете?
   - Уже никакие, - нахмурилась я. - С этими отработками теперь читать некогда будет.
   - Зато вы научитесь правильно планировать свое время, - улыбнулся душка-старичок.
   Я сжала зубы и вышла.
   Супер! Пару прогуляла и ничего не выяснила.
  
  
   Решила заглянуть в криптидосекцию. У двери, развалившись и подрагивая сосископодобной лапкой, дрых цююй. Я хихикнула. На шум из подсобки выглянул Резот, но, увидев, что это я, сник и попытался быстро спрятаться обратно. Но мне было плевать на его душевные терзания:
   - Привет, Резотик, - сверкая, словно свеженачищенная калоша, воскликнула я.
   - Привет, - буркнул он и принялся изображать чрезвычайную занятость - что-то там переставлял, менял местами, переворачивал.
   Понаблюдав за его манипуляциями, я не выдержала:
   - Резоооот... - протянула я.
   - Я занят, - сварливо проворчал он и начал выкладывать чьи-то кости из зеленой коробки с облупившимися буквами.
   - Ух-тыыы! - выдохнула я. - Резот! Это чьи кости?
   - Не знаю, - отмахнулся он.
   - А если не знаешь, то зачем вынимаешь их? - удивилась я, вспомнив нравоучения Вжика.
   - Суп варить буду, - проворчал Резот. - У лаборанта зарплата маленькая, его даже девушки не любят за это.
   Я прыснула со смеху. Резот, глядя исподлобья, вздохнул, почесал затылок и принялся с глубоко несчастным видом сгружать кости обратно.
   Я вытащила череп жуткозуба из сумки:
   - Резот? Скажи, а чей это череп ты мне позавчера раздал?
   - Не скажу, - отмахнулся он.
   - Ну, Резооот, - протянула я. - Мне нужно описание Марамоту сдать, а я не знаю, у кого спросить.
   - Спроси у того, кого так страстно любишь, - прошипел Резот и, демонстративно меня не замечая, вышел в другую комнату.
   Да уж. Вот злопамятный. Я вздохнула. Вот так и делай людям добро.
  
  
   Классификацию магических животных я еле дождалась. Никогда бы раньше не подумала, что меня может увлечь замшелая черепушка. Наконец-то профессор Марамот вошел в класс, лелея на руках увесистый сверток.
   Увидев сверток, Милена побледнела и, на всякий случай, приготовилась упасть в обморок.
   "Вот так и формируются условные рефлексы", - подумала я.
   Тем временем профессор выложил сверток на стол и принялся разворачивать. То, с какой осторожностью он это делал, навело на мысль, что с этим свертком далеко не все в порядке. Остальные студенты, видимо, тоже пришли к этому выводу - народ в аудитории резко замер. Все напряженно-внимательно наблюдали за движениями рук преподавателя. Наконец-то последний покров был снят, и на стол шлепнулось нечто сизо-мясистое, с виду напоминающее жеванное слоновое ухо со щупальцами.
   - Студенты! Обратите внимание! - счастливо проворковал Марамот. - Это - лилопёрый сосокунь. Точнее его личинка. Уникальный вид, обитающий исключительно в трясинной жиже. Во время практики у вас будет прекрасная возможность познакомиться с ним в естественной среде обитания, а также увидеть, как личинка лилопёрого сосокуня паразитирует на более крупных организмах, таких как альбиносовая слепоглазка или даже хлыстохвостый удавник. Согласитесь, это же удивительно!
   Тем временем преславутая личинка, противно двигая всеми щупальцами, начала потихоньку подбираться к руке профессора с явным намерением попаразитировать. В последний момент Марамот успел отдернуть руку и сосокунь шлепнулся на стол.
   По аудитории раздался мучительный стон. Я оглянулась - студенты были явно не согласны с удивительным фактом паразитирования личинки лилопёрого сосокуня. Милена сжалась и, крепко зажмурив глаза, пыталась отдышаться.
   Побледневший Эо задал вопрос:
   - Скажите, профессор, а можно во время практики не знакомиться с ним?
   - Что вы, что вы, молодой человек, - замахал руками Марамот. - Это исключено! Во время практики у каждого из вас будет задание наловить по восемь личинок лилопёрого сосокуня.
   Народ дружно выпал в осадок.
   Пока студенты пытались переварить информацию и решить, что сделать в первую очередь - написать завещание или сразу повеситься, профессор аккуратно завернул непонравившуюся всем личинку обратно и положил ее куда-то под стол.
   - А теперь давайте проверим, как вы выполнили задание.
   Он по очереди поднимал каждого и выслушивал всевозможные версии. К слову сказать, правильно не угадал никто. Профессор недовольно хмурился. Наконец, очередь дошла и до меня.
   - Студентка Исаева, что вы скажете о своем экземпляре?
   Я встала и, достав череп, четко произнесла:
   - Анализ признаков, полученных при измерении параметров этого черепа, показал, что перед нами демонический жуткозуб Бездны. Уникальное животное, средой обитания которого являются глубинные болота Бездны. Однако, в своей эволюции, этот вид продвинулся настолько далеко, что может спокойно существовать даже на суше.
   - Браво! Браво, студентка, - засиял профессор Марамот. - вы правильно провели определение. За это я даю вам следующее задание - зарисовать демонического жуткозуба Бездны и описать способы его охоты.
   Я побледнела.
  
  
  

Глава 14.

  
   Время неумолимо убегало, а дел было невпроворот. Вечером еще предстояли отработки у Моли и в библиотеке. Черт! К Зверю я опять не попаду.
   Вздохнув, я поправила ремень сумки и отправилась к Оливии Жоз. Успев нырнуть на боковую аллейку, удачно разминулась с караулившим меня Ромусом. Определенно сегодня везет - он не заметил. В приподнятом настроении я зарулила в кабинет Моли.
   Госпожа Оливия Жоз сидела за столом и что-то старательно записывала в поблекшую от времени тетрадь. Она представляла собой унылое зрелище - невыразительно-анемичное лицо, бескровная щель губ, землистый цвет лица, блекло-водянистые глаза, тусклые мышиные волосы и все это безобразие зябко куталось в мутно-пастозные шарфики из сероватого вялого шифона. Одним словом - Моль.
   Возможно, я предвзято стала к ней относиться после слов ректорши. Возможно, меня достали ее задания по чистке клеток шипохвостых хомячков, - госпожу Жоз я стала сильно недолюбливать. И с каждым разом она меня все больше и больше раздражала.
   - Здравствуйте, - сухо поздоровалась я. - Я на отработку. Прикажете мыть клетки?
   - Здравствуйте, Алиса, - подозрительно мило кивнула Моль. - Нет-нет, сегодня у вас будет другое задание. Вам предстоит просмотреть всю имеющуюся картотеку кафедры и сделать выборку по информации, которая касается использования шипохвостых хомячков в экспериментах с магическими мутациями. Эти исследования носят код 3-М. Приступайте.
   - Ладно, - пробормотала изрядно удивленная я и, бросив сумку, нырнула между облупившихся стеллажей.
   Стеллажей было не так уж и много. А вот картотека казалась бесконечной. Начав перебирать пожелтевшие карточки, я надеялась найти что-нибудь, касающееся "Эксперимента 52-б". Однако сколько я ни рылась в жухлой бумаге, - никаких следов и упоминаний не нашла. Два часа пролетели за один миг. Отдав Моли скудные находки, я отправилась в библиотеку.
  
   В библиотеке задание было тоже мало творческое - меня поставили подклеивать развалившиеся книги. Чихая и задыхаясь от вонючего клея, я мрачно приводила все в порядок. Одна, очень старая книга буквально рассыпалась у меня в руках. Страницы вывалились, и пришлось лазить по полу, собирая их в кучу. А затем я потратила несколько часов, пытаясь сложить всё по порядку. Многие листки были не пронумерованы, поэтому пришлось вчитываться в текст, чтобы сложить их по смыслу. Сперва я механически выполняла эту работу, машинально перекладывая листки и смазывая кисточкой с клеем. Однако когда пришлось читать, я внезапно так увлеклась, что очнулась, лишь когда старик-библиотекарь пришел утром на работу.
   - Студентка? - удивился он. - Вы здесь ночевали?
   - Не знаю, - пробормотала я. - А который сейчас час?
   - Восемь, - вздохнул тот. - Ваше старание, студентка, безусловно, похвально. Но совсем не обязательно было так усердствовать. Впрочем, теперь мало кто из студентов может похвалиться подобным отношением к книгам. Я засчитываю вам всю отработку. Более того, можете приходить сюда в любое время. Доступ к книгам для вас будет более лояльным.
   - Спасибо, - опешила я. - А можно я воспользуюсь вашим разрешением и спрошу?
   - Слушаю вас, студентка, - улыбнулся библиотекарь.
   - Мне нужна информация об "Эксперименте 52-б" и все, что есть о мутациях шипохвостых хомячков под кодом 3-М.
   - Поразительно, - дернул себя за бородку библиотекарь. - Эти вопросы теперь больше никого не интересуют.
   - А раньше?
   - Ими занимался ассистент доктора Ципперпопера. Я подберу вам, что есть. Подождите еще немного.
   Он ушел, а я осталась ждать. Моя интуиция подсказывала, что эти исследования как-то связаны помимо того, что ими занимались доктор Ципперпопер и его помощник. Здесь что-то еще.
   Библиотекарь притащил мне несколько потрепанных книг и два свитка.
   - Вот. Здесь все, что нашлось, - сконфуженно пробормотал он. - Раньше, помнится, по этому вопросу было достаточно информации. И куда только все подевалось? Ничего не понимаю.
   Я поблагодарила и, прихватив в саатр книги, отправилась к себе, широко зевая. Спать! Сейчас - только спать. И пусть все провалится в Бездну!
  
  
   Жизнь в Академии все закручивалась и закручивалась - постепенно добавлялись новые предметы, усложнялись домашние задания. А у меня все усугублялось отработкой у Моли. Кроме того, я понимала, что сильно отстаю от остальных студентов - пропустив три месяца подготовительных занятий, я часто "плавала" даже в азах магии. На горизонте замаячили первые контрольные. Я паниковала - с такими знаниями меня сразу отчислят, и придется переходить в разряд кухонных рабочих, ведь для того, чтобы стать лаборантом, как Резот, у меня не хватит элементарных знаний.
   Клубок проблем все рос, постоянные вопросы не давали покоя, к тому все усугублялось болезненной влюбленностью Ромуса, который не давал мне проходу и охлаждением отношений с моим питомцем - Зверь меня начисто игнорировал, не разговаривая и даже не принимая из моих рук корм. Мои враги притихли и затаились, эта, казалось бы, такая желанная передышка тревожила меня все больше и больше.
   Единственной отрадой, как ни странно, стали утренние пробежки с Офелией. Легкая девичья болтовня, маленькие радости от незначительных успехов, радужные мечты о том, как здорово будет, когда все получится с похудением, - все это нас очень сблизило.
   Признаюсь честно, в Академии теперь стало интересно.
   Да, много тайн и секретов, часть из них пугающе-опасные, но, черт возьми - это была настоящая жизнь! Скажу откровенно, я уже реже скучала о своей прошлой жизни, более того, я с тоской в сердце ожидала окончания года. Я боялась принимать решение - и возвращение домой, и переход на боевую магию уже не привлекали меня. Мне начали нравиться некоторые предметы по животноводству. С удовольствием я изучала новые виды, новые типы взаимоотношений между магическими животными и новые возможности управлять ими.
   Но все изменилось, когда у нас появился новый предмет - "Основы магических исследований и методика экспериментов".
  
   Можно ли невзлюбить новый предмет по одному только названию? У меня получилось. Сама формулировка "Основы магических исследований и методика экспериментов" уже конкретно напрягала.
   Никогда не любила столь тупые предметы! Еще во времена моей земной бытности занятия, посвященные изучению всяких методик и теорий, вызывали унылую скуку. И теперь от новой дисциплины я не ожидала ничего хорошего. Переполненный учебный график уже раздулся до размеров небольшой галактики, а новые предметы все добавлялись и добавлялись.
   Я поправила перед зеркалом волосы - отражение выглядело усталым. Скорей бы выходные. Последнее время жутко хотелось спать.
   На пробежку с Офелией я доплелась хмурая и недовольная.
   - Привет, - лучезарно встретила та меня, подпрыгивая от нетерпения то на одной ножке, то на другой.
   - Сама привет, - смуро буркнула я и вяло принялась за разминку.
   - Алиса, ну чего ты такая бука? - хихикнула Офелия.
   - А чего радоваться-то? - зевнула я. - Утро, спать охота, а еще весь день впереди.
   - Ну, это же прекрасно, - мечтательно вздохнула Офелия. - Впереди целый день! Можно столько всего успеть!
   - Угу, - апатично проворчала я, - а можно откинуть копыта от переутомления.
   - Алиса, - не сдавалась Офелия. - У нас же сегодня "Основы магических исследований"!
   - Да уж, для полной картины ада только этого предмета и не хватало, - фыркнула я и принялась нехотя приседать.
   - Алиса? - опешила Офелия.
   Ее вид был настолько изумленный, что я заподозрила неладное.
   - Что не так? - скривилась я.
   - Только не говори, что ты не в курсе, кто у нас будет вести магисследования...
   - Да что тут думать, и так все понятно - некая особа, похожая на Моль. И предмет будет такой же! По уровню, как изучение шипохвостых хомячков, если не хуже.
   - Алиса! - округлила глаза Офелия. - Ты совсем отстала от жизни! У нас вести его будет сам Иссиор Шерион.
   - А что с ним не так? - попыталась собрать сонные мысли в кучку я.
   - Почему не так?
   - Ну, будет вести сам как-там-его очередной шипохвостохомячковый тупой предмет. Не вижу поводов для истерик.
   - Сама увидишь, - засмеялась Офелия и побежала вглубь аллейки.
   Я постояла еще немного, соображая, что может быть такого замечательного в новом предмете. Так как мозг еще не совсем проснулся, я, зевая, потрусила следом за Офелией.
   А день только начинался...
  
   Добравшись домой, я решила пропустить завтрак - сил топать в столовую не было. Хмуро глядя в зеркало, кое-как пригладила волосы щеткой и закрутила их в тугой узел. Подхватив первую попавшуюся одежду, натянула на себя и задумалась над важным вопросом - успею ли еще минут пятнадцать покемарить или нет.
   - Алиса, прекращай спать на ходу, - сделал замечание Вжик и сладко вытянулся на кресле.
   - Хорошо тебе, - буркнула я. - Продрых всю ночь, сейчас опять спать уляжешься, а мне идти на пары. Да еще новый предмет какой-то. Магические исследования, которые ведет бесподобно-изумительно-замечательный препод, если верить восторгам Офелии.
   - Алиса, научись доверять людям и одень на всякий случай что-нибудь покрасивее, - нравоучительно вякнул этот наглый противный котяра и, перевернувшись на другой бок, уснул.
   Я скривилась и, запихнув тетради в сумку, обреченно побрела на пары.
  
   То, что Офелия была права, я поняла, едва увидев нового преподавателя. Профессор Иссиор Шерион был потрясающе бесподобно-изумительно-замечательным! Элегантный темный костюм не мог скрыть бугрящихся мышц, но при этом сидел просто великолепно. Белая рубашка оттеняла очень загорелое породистое лицо. На фоне темной кожи глаза были столь прозрачно-зелеными, словно мокрое бутылочное стекло или как застоявшаяся вода в аквариуме, если смотреть сквозь нее на свет, что, казалось, внутри пылает жидкое призрачное пламя.
   Профессор вошел и по аудитории пронесся коллективный восхищенный вздох. Я осторожно скосила глаза - все студентки явились одетые, как на лучший бал тысячелетия: сверкали и переливались драгоценности, вычурные прически соперничали с не менее пестрыми нарядами. Зато я, как дура, приперлась в мятых брюках и растянутой темной футболке! Надо было слушать Вжика.
   Мое настроение, и так не сильно радужное в этот день, скатилось куда-то под плинтус.
   Шерион оглядел аудиторию, его брови слегка нахмурились. Когда же взгляд дошел до меня, легкая ироничная усмешка скользнула по губам. Он вышел на середину аудитории и заявил:
   - Студенты, меня зовут профессор Шерион. Я буду вести у вас новый предмет - "Основы магических исследований и методика экспериментов". Контролировать посещаемость занятий не буду, по большому счету мне плевать, ходите вы на лекции или нет. Но сразу предупреждаю - предмет сложный, сдать зачет получится не у всех. Так что выбор - за вами.
   Я мысленно застонала - тут и так больше половины всего не знаю, а если угроза не сдать относится ко всем, кто был на подготовительных курсах и учил магию в школе, то я однозначно первая претендентка на вылет. Будет смешно - я окажусь первой вылетевшей с факультета животноводства. Я хмыкнула.
   - Студентка, в чем причина веселья? - прищурился Шерион, - не поделитесь?
   - Смешно стать первой вылетевшей с факультета животноводства, - не задумываясь, брякнула я.
   - Действительно, - кивнул он. - Раньше только на двух факультетах не изучали эту дисциплину - факультет животноводства и вуду-ведения. Однако в этом году было принято решение о необходимости уметь правильно ставить магические эксперименты всем будущим специалистам.
   - Угу. Чтобы не получилось, как в "Эксперименте 52-б", - вырвалось у меня.
   - Вы знакомы с трудами доктора Ципперпопера? - удивился Шерион.
   - Поверхностно, - ответила я.
   Остальные студентки сверлили меня злобными взглядами.
   - Тогда вы можете сказать, в скольких повторностях доктор проводил этот эксперимент?
   - Ага. Он установил три орришотовых куба. Туда помещал шипохвостых хомячков.
   - Стоп, стоп, стоп, - снисходительно улыбнулся профессор. - Все верно, только не три куба, студентка, а два.
   - Нет! Кубов было три! - настаивала я.
   - Вы что-то путаете, - покачал головой Шерион. - Перечитайте описание эксперимента еще раз.
   - Мне не надо перечитывать, - упрямо возразила я. - Кубов было три! Иначе куда делся ассистент доктора?!
   - Таак, - протянул профессор, и все притихли.
   Мое сердце ёкнуло - ну кто меня дернул за язык. Это все от недосыпа, но дела не меняет. Я по-ходу крупно влипла.
   - Студентка, как вас зовут?
   - Алиса Исаева, - вздохнула я.
   - Алиса, я попрошу вас после этой пары задержаться. У меня есть несколько вопросов.
   Я молча кивнула. Кливия с Лореллой прожигали меня полными злобы взглядами. Офелия подмигнула. Я показала ей язык и отвернулась. Профессор сделал вид, что не заметил.
   Скажу по правде, Шерион вел свой предмет просто отлично. Самую скучную теорию он разбавлял столь захватывающими примерами, что народ в аудитории сидел с горящими глазами и, затаив дыхание, внимал его словам. Даже студентки перестали бросать томные взгляды и просто с интересом слушали. Однако я с замиранием сердца ждала конца пары.
   Звонок прозвенел громко и неотвратимо. Студенты, вполголоса делясь впечатлениями от лекции, начали расходиться. Офелия, проходя мимо, легонько пихнула меня в бок и заговорщицки улыбнулась. На душе стало теплее.
   Кливия и Лорелла задержались. Они с деловым видом копошились возле сумок, изображая, что собирают барахло, а сами тем временем ловили каждое мое движение или взгляд.
   Профессор подошел ко мне и посмотрел в глаза:
   - Алиса, давайте поговорим...
   Сзади что-то грохнуло - видимо Кливия или Лорелла, подслушивая, уронили свое барахло.
   - Студентки, лекция давно закончена, я вас больше не задерживаю, - сузил глаза Шерион, и Кливию с Лореллой словно ветром сдуло.
   Я молча ждала продолжения.
   - Алиса, откуда у вас такие сведения? - приподнял бровь профессор.
   - Где-то прочитала, - пробормотала я.
   - Неправда, - спокойно возразил профессор. - Во всех книгах приводится официальная версия этого эксперимента.
   Я молчала.
   - Повторю вопрос - как и где вы узнали об обстоятельствах эксперимента? - прозрачная зелень его глаз стала совсем желтой от бушевавшего там пламени.
   - Не помню, - упрямо стояла на своем я.
   - Ладно. - Как-то слишком легко согласился профессор. - А что вы можете еще рассказать об условиях этого эксперимента?
   Я коротко пересказала официальную версию. Шерион слушал меня, слегка нахмурив брови, но не перебивал. Однако стоило мне дойти до исчезновения ассистента, как глаза профессора потемнели нефритом.
   - Студентка, вы говорите неправду, - спокойно констатировал Шерион. Однако желваки на его лице говорили обратное.
   - Почему? - изобразила возмущенное удивление я.
   - Потому, - передразнил меня профессор. - На лекции вы рассказывали, что в эксперименте было три куба. Еще и спорили со мной. А сейчас вы приводите версию, где было два куба. Нестыковочка.
   Упс. Прокололась. Пока мои мысли лихорадочно пытались найти отмазку, профессор продолжил:
   - И второй вопрос - откуда у студентки первого года обучения такой интерес к столь сложному и скучному эксперименту? Только давайте сразу договоримся - врать о внезапно вспыхнувшей любви к науке не надо. - Шерион пристально смотрел на меня. -Итак, я вас слушаю.
   - Все просто, - я попыталась изобразить застенчивость. - Мне нравится доктор Ципперпопер, потому я и читаю все подряд о его исследованиях.
   - Как доктор Ципперпопер может вам нравиться? - сильно удивился Шерион.
   - Очень просто, - продолжала выкручиваться я. - Он высокий, красивый и вполне логично, что ним можно легко увлечься.
   - Хм, - задумчиво протянул Шерион. - Тогда у меня третий вопрос - где и когда, студентка Исаева, вы видели доктора Ципперпопера?
   Я мысленно застонала - вот теперь я попала!
   Ну, кто меня за язык тянул?
   Видя, что я не собираюсь отвечать, профессор Шерион нахмурился:
   - Вижу, студентка Исаева, у вас слишком много тайн.
   - Извините, профессор, - я посмотрела прямо в пылающие глаза, - сейчас начнется вторая пара, и мне не хотелось бы опаздывать.
   - Я вас больше не задерживаю, - сухо ответил Шерион и, развернувшись, вышел из аудитории.
  
   Еле-еле отсидев пары, я понеслась в криптидосекцию. Машинально погладив цююя по сизо-лиловой голове, я вбежала внутрь.
   - Привет, - выпалила я, едва отдышавшись.
   Зверь сидел на полу, флегматично жуя яблоко. На мое приветствие он не отреагировал. Но я видела, что он наблюдает за мной.
   - Слушай, я сейчас такое тебе расскажу, - продолжала я.
   Ноль реакции.
   - Сегодня у нас была пара по новому предмету. - Я коротко пересказала ситуацию с Шерионом. - И вот так он меня вычислил! И я теперь не знаю, что делать.
   Внезапно соседний полуящер с козлиными рогами и вывернутыми, как у кузнечика задними ногами трубно запищал. Остальные животные тоже заволновались. Зверь поднял голову и настороженно к чему-то прислушался. Я замерла, не понимая, что происходит.
   - Студентка Исаева, вы умеете разговаривать с животными? - набатом прозвучал голос Шериона.
  
   - С чего вы взяли? - округлила глаза я.
   - Я все слышал, не отпирайтесь, - заявил он.
   - И что такого вы слышали?
   - Вы рассказывали о нашем разговоре этому животному.
   - Это не животное! - выпалила я. - Это мой питомец и друг! Я всегда ему обо всем рассказываю. Кроме него, мне некому больше пожаловаться. Не уверена, понимает ли он меня, но, по крайней мере, он всегда готов выслушать.
   Шерион скрипнул зубами, но крыть было нечем. Тихо выругавшись, он пристально рассматривал Зверя:
   - Алиса, ты взрослая девочка и понимаешь, насколько это все смешно и нелепо выглядит.
   - Почему это? - прикинулась полной блондинкой я, - у меня в детстве был плюшевый розовый мишка, и я ему всегда все рассказывала. Он единственный меня понимал и поддерживал. Сейчас я нашла нового друга.
   - Не стоит делать из меня дурака, - процедил препод. Его взгляд полыхнул нефритом. Скрипнув зубами, он резко развернулся и вышел из криптидосекции.
  
   Я облегченно выдохнула и, закрыв глаза, в изнеможении прислонилась к клетке. Руки ощутимо подрагивали, в голове зияла абсолютная пустота. Хотелось упасть и уснуть.
   - Алиса, - послышался хриплый голос.
   Открыв глаза, я увидела Зверя. Он с тревогой смотрел на меня.
   - Как ты? - мягко спросил он.
   - Да так, - жалобно прошептала я. От пережитого волнения меня слегка подташнивало. Во рту все пересохло, и язык прилип к небу. - Терпимо.
   - В углу, за ящиками есть краник с водой, - подсказал он.
   - Спасибо, - я пошла искать краник.
   Вода была теплой и слегка отдавала ржавчиной. Но я пила и пила с таким удовольствием, словно это лучший напиток в жизни. Пила и пила, и все никак не могла оторваться. Проглотив, наверное, целый океан, я, наконец, оторвалась от крана и вернулась к Зверю. Он меня ждал.
   - Сегодня я несколько раз чуть не спалилась, - пожаловалась я.
   - Не переживай, ты отлично выкрутилась, - похвалил он меня.
   Мои щеки вспыхнули от удовольствия:
   - Думаешь, он поверил?
   - Нет, - спокойно ответил Зверь. - Теперь он станет следить за тобой.
   - Что мне теперь делать? - меня опять начало потряхивать.
   - Ничего. Просто продолжай жить, как жила до этого. Только будь осторожна. И не приходи сюда больше.
   - Но как же так? - на мои глаза навернулись слезы. - Как я смогу жить дальше, если знаю, что ты здесь один и помочь тебе некому!
   - Не грусти, Алиса, - вздохнул Зверь. - Я живу так много лет... да что лет - десятилетий... и ничего... я привык...
   - Нет, я так не могу, - упрямо покачала головой я. - И плевать на всех преподов этой гнусной Академии! Пусть выгоняют! Но портал откроется еще не скоро, и у нас есть время, чтобы что-то предпринять.
   - Алиса, ты - маленькая храбрая девочка, - мягко улыбнулся Зверь. Его взгляд потеплел. - Но ты даже не представляешь, куда ввязываешься. Я все эти дни сидел и думал. Много думал. Вспоминал. Смутные образы... обрывки... голоса... события... И кое-что начало складываться в четкую картинку. Могу сказать точно - это не обычная Академия, не такая, как остальные учебные заведения. Ты же обратила внимание, что сюда студентов набирают совсем мало. Их обучают основам магии. Часть выпускают в Миры Верхней Спирали. Но самые талантливые остаются здесь, в Академии. Тебя не удивляют порядки в этом заведении?
   - Ну... как сказать, - озадаченно пробормотала я, - многое удивляет. Но я списывала все на бардак и тупое руководство.
   - Алиса, - хмыкнул зверь, - ты полагаешь, что так трудно руководить магическим учебным заведением? Что во всех мирах Верхней Спирали не нашлось ни одного способного руководителя?
   - А что тогда? - меня распирало любопытство.
   - Я кое-что вспомнил. Так вот - самые талантливые студенты работают в подземных лабораториях над магическими экспериментами. Они больше никогда не выходят наверх. Пожизненное заточение, если хочешь. И далеко не все эти эксперименты безопасны. Я - тому прямое подтверждение.
   Я потрясенно молчала.
   - Если посмотреть на Академию, то лишь небольшая, самая незначительная часть ее отводится под учебную. Все остальное - это гигантская сеть подземных научных исследовательских лабораторий. Здесь, под землей, целый город. Но попасть туда непосвященному практически невозможно.
   Я пыталась переварить информацию. Между тем, зверь продолжал:
   - Но самое ужасное не это. Между разными лабораториями существует жесткая научная конкуренция. И методы применяются не всегда гуманные. Поэтому здесь никому нельзя доверять. Люди попадают сюда, учатся, а затем пропадают. Навсегда. И кто за всем этим стоит - не ясно.
   - А ты вспомнил, кто ты? - спросила я.
   - Кое-что смутно припоминаю, - задумчиво проговорил Зверь. - То, что я когда-то был человеком, очевидно. Я иногда отчетливо вижу некоторые фрагменты детства. Мать. Она пахнет хлебом и цветами. А я, маленький мальчик, играю на берегу моря. Большие руки отца. Он подбрасывает меня и ловит. Я смеюсь. Мне весело... Я уже старше. Мне подарили первую книгу. Я учусь читать. Меня хвалят. Я счастлив... Могут ли быть такие воспоминания у обычного животного?
   - Нет, - прошептала я, изо всех сил удерживая предательские слезы.
   - И ты меня понимаешь. Мы можем разговаривать.
   - Я понимаю только одушевленных, - прошептала я. - тебя, Вжика, Шанго. Вот с цююем я пыталась миллион раз поговорить, но он меня не понимает. В смысле мою речь не понимает. Реагирует только на движения и интонацию голоса. И все.
   - Возможно я тоже - одушевленный, - задумчиво протянул Зверь, - может быть, мою душу тоже пересадили в это тело, как и в случае в твоим котом, под номером сто сорок восемь. Вопрос только - зачем?
   - Постой, а ты точно помнишь, что принимал участие в "Эксперименте 52-б"?
   - Не могу сказать, - покачал головой Зверь, - три орришотовых куба - это последние мои воспоминания. После этого я вообще ничего не помню. А затем - бесконечно долгое существование в этой клетке. И все.
   - Выходит, что ты или был в кубе, то есть мог быть объектом эксперимента. Или же проводил эксперимент вместе с доктором Ципперпопером. Третьего не дано.
   - Ты права, - задумался зверь. - Я много уже думал об этом. Ничего не приходит в голову.
   - И вот что еще непонятно - если ты был экспериментатором, то как ты стал таким?
   - Здесь вариантов много, - кивнул Зверь, - возможно, какое-то заклинание срикошетило на человека, и под его воздействием началась магическая мутация. Возможно, тело человека было разрушено, и, чтобы спасти душу, провели пересадку в это тело. Но затем душа животного начала доминировать, и сущность человека угасла.
   - Но ты же кое-что вспомнил!
   - После того, как ты начала читать книги, - кивнул Зверь. - Видимо, сработал психологический крючок, и воспоминания вырвались.
   - Но ты меня назвал по имени, еще до того, как я прочитала книгу! - напомнила я.
   - Этого я и сам не могу понять, - вздохнул Зверь. - Может быть, звук твоего голоса пробудил мое сознание. Может быть, тут что-то другое. Не знаю.
   - А может такое быть, что ты уже готов был "проснуться". А я явилась лишь катализатором?
   - Все возможно, - задумался Зверь. - В любом случае это ничего не меняет. Я заперт в этом теле, и сознание животного постепенно побеждает меня. Ты, наверное, обижаешься, что я часто не отвечаю на твои слова? Я вижу это, но как бы со стороны. В такие моменты мое человеческое сознание подчиняется разуму животного. Оно не позволяет мне отвечать.
   Я облегченно вздохнула. Так вот почему Зверь со мной неделями не общался! А я-то нафантазировала, что он обиделся.
   - Нужно что-то предпринять, чтобы вернуть тебя обратно, в человеческий облик! - решительно заявила я.
   - Это моя мечта, - тоскливо произнес Зверь, - только как это сделать?
   - Будем искать, - неуверенно сказала я. - Если удалось сделать из человека зверя, то обратный процесс тоже должен получиться.
   - Если бы, - вздохнул Зверь. - Мне еще не дает покоя один момент.
   - Какой?
   - Почему я оказался здесь? И почему столько времени просидел в этой клетке.
   - Ну, да, - задумалась я. - ты просидел здесь больше ста лет, как говорит Фахр. И ни у кого это не вызвало удивления. Более того, если верить словам Фахра, то ты - неизвестный вид. И никому даже в голову не пришло тебя изучить! Может ли такое быть в магическом научном учреждении?
   - Не знаю, - неуверенно произнес Зверь. - И что из этого?
   - А то, - воодушевленно продолжила я. - Отсюда следует элементарный вывод - тебя здесь спрятали!
   - Как спрятали? - опешил Зверь.
   - Ну, сам подумай, - меня понесло. - Если ты - результат провала эксперимента, от которого пострадали люди, то этот результат нужно хорошо спрятать. И тут есть только два варианта - или убить, или спрятать там, где заведомо не станут искать. А где можно спрятать животное? Только рядом с другими животными. Никому не придет в голову тебя здесь искать.
   - Что-то в этом есть, - пробормотал Зверь.
   - Мне любопытно, почему им было выгоднее тебя прятать с риском, что ты можешь все вспомнить и выдать, чем просто убить?
   - Не знаю, - покачал головой Зверь.
   - Мне кажется, что причина тут только одна, - победно улыбнулась я. - Ты знаешь что-то такое, из-за чего тебя необходимо держать в живых. Какую-то очень важную информацию!
   - Может быть, может быть, - задумался Зверь.
   - И теперь ты должен постараться все вспомнить. А я тем временем поищу, каким образом ты тут оказался.
   - Это невыполнимо, Алиса, - скривился Зверь.
   - Это элементарно, - хихикнула я. - Все факты приема-выбывания животных, а также их рационы и так далее записываются в лабораторные журналы. Возьму у Резота и посмотрю. Делов-то!
  
  
   Я выскочила из криптидосекции. В подсобке Резота было заперто. Ничего, позже зайду. Уж очень хотелось все выяснить.
   А сейчас я вернусь домой, приму душ и упаду спать до завтра. Отработка у Моли почти закончена. Остался еще один разочек. Но Моль перенесла на следующую неделю. Что-то пишет и пишет. Хотя мне же лучше - зато немного отдохну.
  
   Задумавшись, я чуть не налетела на Ромуса. Он, видимо, давно поджидал.
   - Алиса, - прохрипел он.
   Я остолбенела. Его вид меня потряс. Некогда франтоватый холеный мальчик сейчас превратился в заросшее нечёсаное исхудавшее существо с блуждающим мутным взглядом. Одежда была грязная. Да и душ он не принимал очень давно. Странно, почему он перестал ходить на пары?
   - Алиса... - повторил он, протягивая ко мне дрожащие руки. - Не уходи, я больше без тебя не могу.
   - Отстань! - Меня передернуло от отвращения, и я отпрянула - Руки убери!
   - Алиса, пожалуйста, - прошептал он. Слезы бежали по его щекам. - Я люблю тебя. Как же я люблю тебя, Алиса!
   - А я тебя ненавижу! - с омерзением выдохнула я.
   Ромус упал на колени и с мольбой смотрел на меня сквозь слезы:
   - Алиса...
   Я развернулась и побежала прочь. Спасибо утренним тренировкам, бегаю теперь намного быстрее. Наконец, я влетела домой, захлопнула дверь и счастливо вздохнула.
   Вжик отсутствовал. Шанго тоже вроде не наблюдалось. Превосходно! Я предоставлена сама себе. Приняв душ, с наслаждением завалилась спать.
  
   Проснулась от того, что с меня стянули одеяло и начали орать под ухо. С трудом разлепив глаза, обнаружила Вжика, который с воплями носился по кровати. За окном было темно.
   - Что случилось? - произнесла я.
   - Это тебя надо спросить, что случилось! - заорал Вжик и принялся нарезать круги.
   - Не ори, - потерла виски я. - Голова от тебя болит. Что опять такое? Расскажи спокойно.
   - Твой вздыхатель, с бусиками который, - блеснул из угла красными глазами Шанго.
   - И что? - не поняла я.
   - Он умирает, - завопил Вжик.
   - Мне жаль, - помотала головой я. - Чем я могу помочь?
   - Ничем, - опешил Вжик и даже затормозил на ходу.
   - Тогда какого демона меня нужно было будить посреди ночи? - рявкнула я.
   - Не горячись, Алиса, - произнес Шанго. - Во-первых, его нашли на аллейке у входа в твое крыло здания, можно сказать практически под твоей дверью. Сейчас он у целителей, но они ничего не могут сделать. Кто-то пустил слухи, что это ты его прокляла.
   - Я не проклинала!
   - Оно-то так, Алиса, - кивнул Вжик. - Но все дело в том, что есть огромное количество очевидцев, которые утверждают, что он внезапно начал бегать за тобой, преследовать. Неожиданно вспыхнувшее со страшной силой вожделение к обычной девочке. Ты его постоянно отталкивала, он потерял интерес к жизни и начал резко угасать.
   - И что ты предлагаешь? - разозлилась я. - Надо было поощрять его приставания? Тогда может всех поощрять? Или как?
   - Понимаешь, Алиса, - осторожно начал Шанго. - Тут что-то не то. С тобой не так что-то. И с ним. Вот смотри - обычные студенты учатся в Академии. Мальчик и девочка. На разных факультетах. То есть почти не пересекаются, не считая некоторых лекций. Более того, у них глупая детская вражда. Затем мальчик пытается приворожить девочку. Он что-то напутал. Или, может, другая какая-то причина. Но результат получился обратным - мальчик сам безумно влюбился в девочку и начал добиваться взаимности. Когда ему удавалось поймать девочку, все было в порядке. Как только некоторое время они не пересекались - мальчик начал быстро угасать и, в конце концов, дошел до такого состояния, что уже умирает. И даже лучшие магические целители Академии не в состоянии ему помочь. О чем это говорит?
   - Триллер какой-то. Аццкий хорор, - ошеломленно пробормотала я.
   - Вот, - продолжил Шанго. - Ты помнишь, как пыталась понять, чем закончилось твое плаванье в той бочке с кровью?
   - С кровью протодраконов и болотных грахимаров, - подсказал Вжик.
   - Да, - подхватил Шанго. - А перед этим было "проклятье Мариэллы", которое доктор Ципперпопер так и не снял, а только смог временно купировать, и еще вуду-приворот Ромуса.
   - И что? - я обомлела.
   - А то, - вздохнул Шанго. - Все эти магические факторы - проклятие, приворот и кровь наслоились, и в результате вышло, что вышло.
   - А что вышло? - непослушными губами прошептала я.
   - Я когда-то уже встречал подобное явление, не совсем такое, но суть та же, - осторожно начал Шанго. - В пантеоне йорубов ее называли Снежная Гидра. Демонически прекрасная женщина с черными глазами и белыми волосами. Ее прикосновение сводило с ума - тот, к кому она прикасалась, не мог больше без нее жить. Ему ежедневно требовались ее объятия. Если же какое-то время он не мог прикоснуться к Снежной Гидре - человек умирал в страшных мучениях.
   - А я-то здесь при чем? - пробормотала я. Хотя внутренний голос уже дал ответ. Но я еще надеялась, что это все бред.
   - А у тебя признаки совпадают, - проворчал Вжик.
   - Бред какой-то! - я разозлилась, - не правда! Ты все врешь!
   Слезы текли по моему лицу. Я не хочу быть такой! Не хочу! Я разрыдалась.
   - Алиса, - об мою щеку потерся носик кота. - Не плачь. Может, мы ошибаемся.
   - Вы ошибаетесь, - рыдая, ухватилась я за эту мысль. - Я не такая! Не такая!
   - Алиса, - твердо сказал Шанго. - Для того чтобы понять, необходимо все это проверить.
   - Как? - с ужасом выдохнула я.
   - Отправляйся в палаты целителей и дотронься до Ромуса. Если ему станет легче - версия подтвердилась. Если же нет - значит, мы ошибаемся.
   - Но я дотрагивалась до Резота и с ним все в порядке! - воскликнула я с облегчением. - Мы на вечеринку ходили под ручку. Он меня за талию обнимал. И все нормально!
   - А с Ромусом ты целовалась, - обвиняющее проворчал Вжик. - Мы в окно все видели.
   - Значит, тебе нужно пробраться в палату Ромуса и поцеловать его, - поддакнул Шонго.
   - Не буду, - сцепила зубы я.
   - Тогда он умрет, - вздохнул Шанго. - Если ты сможешь жить с таким грузом на душе - ложись спать.
   - Эй, - взорвалась я. - Какого демона вы на меня вешаете все?! Не я накладывала на себя "Проклятие Мариэллы"! Не я заставляла Ромуса привораживать меня! И в бочку я полезла не по своей воле!
   - Никто не обвиняет тебя, Алиса, - попытался успокоить меня Шанго. - То, что ты - главная жертва - это понятно даже демону. Но сейчас стоит двойной вопрос - выяснить твое влияние на людей и попробовать спасти человека от смерти. Решай сама. Заставлять тебя, у нас нет морального права.
   - Вот именно! - буркнула я и зарылась в подушки. - Я ложусь спать и лучше вам меня больше не будить. Не советую.
   - Спокойной ночи, Алиса, - пожелал Вжик, и я раздраженно натянула одеяло на голову.
   Все! Спать и только спать. - Я перевернулась на бок. Мысли лезли одна за другой, теснились там и не давали спать: А если он действительно умрет? Как я смогу с этим жить? - Я перевернулась на другой бок. - И как же ему сейчас больно. И виновата во всем этом только я. Или не я? - я улеглась на спину. - Но чтобы узнать, нужно проверить. - Я перевернулась на живот. - Блин. Выбора нету. Придется идти и целовать этого гада. - Я тяжко вздохнула и начала стягивать одеяло с себя.
   На меня ожидающе смотрели две пары глаз - алые и зеленые.
   - Я выиграл, - довольно мяукнул котяра. - Три минуты!
   Вот гады!
  
  
  

Глава 15.

  
   Шанго и Вжик проводили меня по петляющим коридорам. Мне почему-то казалось, что это мой конвой. Добравшись до палаты целителей, я осторожно приоткрыла дверь и скользнула в комнату.
   Сильно пахло травами и чем-то горьковато-терпким. На узкой кровати лежал Ромус. В свете ночников его черты заострились, лицо казалось бледно-восковым. Он хрипло дышал. Дыхание было неровным и поверхностным.
   Я подошла к лежащему, и позвала:
   - Ромус. Ромус, это я, - Алиса.
   Веки его чуть дрогнули.
   - Ромус, как ты? - я пыталась понять в каком он состоянии. Реакцию я уловила по сбившемуся дыханию.
   Ему было очень паршиво. Я взглянула на Ромуса, и, решившись, быстро нагнулась и поцеловала его.
   Когда я выпрямилась, то захотелось выругаться - Вжик и Шанго, эти гады, развели меня. Как последнюю блондинку! Нет никакой реакции! Значит, я не убиваю поцелуями! Зато теперь я убью двух гадов, которые разбудили меня посреди ночи и навешали лапши на уши! Убивать буду с особой жестокостью! - Я с удовольствием представила, как буду медленно резать их тупым ржавым ножом по кускам, и щедро присыпать каждый кусок крупной солью! Гады!
   Разозлившись, я развернулась уходить, когда за спиной послышался тихий голос Ромуса:
   - Алиса, - шептал он.
   Я оглянулась - его щеки порозовели, губы расплылись в дурацкой счастливой улыбке.
   Я вздохнула:
   - Ромус, привет. Как ты себя чувствуешь?
   - Хорошо, - глядя влюбленными тихими глазами, расплылся в улыбке тот. - Ты ко мне пришла...
   - Пришла... - ответила я.
   В этот момент я испытывала два противоречивых чувства - с одной стороны - огромное облегчение, что он очнулся и больше не умирает, с другой - ужас от того, что предположение Вжика и Шанго оправдалось. Я застонала.
   - Алиса? - встревожился Ромус. - Тебе плохо? Я сейчас, - он начал вставать с кровати.
   - Лежи уже, - буркнула я.
   Ромус подчинился и улегся обратно, глядя на меня абсолютно счастливым лучистым взглядом.
   - Ромус... - позвала я.
   - Да?
   - Сейчас ложись и спи. Все будет хорошо. Выздоравливай. Завтра мы с тобой поговорим. Обещаю.
   - А я не болен! - улыбнулся он. - Я себя прекрасно чувствую. Давно мне уже не было так легко и хорошо. Это потому, что ты ко мне пришла, Алиса.
   Я мысленно застонала. Ромус даже не подозревал, насколько он был близок к истине.
   Пожелав спокойной ночи, я вышла в коридор, прикрыв дверь. Меня ждали:
   - Ну, что? - в один голос спросили Вжик и Шанго.
   - Да, - понурила голову я. - Вы были правы, мальчики. Я, как проклятая Снежная Гидра, убиваю прикосновением губ. Так что можете радоваться.
   Я уныло доплелась домой, не слушая больше дуэт бого-демона. Мне было уже абсолютно все равно. Хотелось только одного - упасть и уснуть. Моя широкая уютная кровать показалась мне островком рая.
   Вжик и Шанго еще что-то говорили. Но я уже не слышала, покорно скользнув в объятия Морфея...
  
  
   - Ну что ты крысишься, Алиса? - Вжик попытался цапнуть меня за ногу, чтобы привлечь внимание.
   Я отдернула ногу и продолжала расчесывать волосы у зеркала.
   - Алиса, пойми, в каждой самой паршивой ситуации бывают свои плюсы, - поддакнул Шанго.
   Я еще яростнее заработала щеткой.
   - Алиса, не куксись, - нравоучительно вякнул Вжик. - Ну, подумаешь, придется Ромуса ежедневно целовать, делов-то! Зато целоваться ты скоро будешь лучше всех!
   Я скрипнула зубами, и расческа полетела в кота. Вжик не успел увернуться и схлопотал. Обиженно фыркнув, он надулся и отвернулся в окно.
   - Алиса, нельзя же так, - мягко заметил Шанго.
   Я злобно зыркнула в угол.
   - Нет смысла портить настроение себе и окружающим, - продолжил он. - Ты еще радуйся, что дело обошлось таким образом. Не исключено, что могло быть и хуже.
   - Угу, куда уж хуже, - вздохнула я и погладила Вжика. Бедняжка действительно схлопотал ни за что, просто попав под горячую руку. Вжик обиженно фыркнул и снова хотел цапнуть меня. Я подхватила котяру и прижала к себе.
   - Отпусти, - завозмущался Вжик. - Ты же знаешь, что я боюсь высоты!
   - Демоны боятся высоты? - удивилась я.
   - Нет, - возмутился Вжик, - это кот боится высоты. Отпусти, а то его сейчас стошнит.
   Я рассмеялась и отпустила кошастика. Вжик сконфуженно принялся вылизывать лапку.
   - Шанго, почему могло быть хуже?
   - А ты сама подумай, - ответил он. - Если бы между "проклятием Мариэллы" и купанием в бочке ты попала не под любовный приворот, а, к примеру, под заклинание по изменению внешности или к жажде убийства. Вариантов множество.
   - Да уж, - задумалась я.
   - Тем более что твой случай сильно отличается от Снежной Гидры - та привязывала и убивала даже прикосновением, а ты - только поцелуями. И еще кое-чем видимо.
   - А почему так? - удивилась я.
   - Спроси что полегче, - вздохнул Шанго. - Я не силен в науках. Одно скажу - ты теперь должна быть более чем осторожна.
   - Зато теперь ты можешь подойти к любому понравившемуся мальчику, поцеловать - и он навеки твой, - хихикнул Вжик.
   - Ничего не вижу смешного, - огрызнулась я. - Нельзя порабощать других людей, чувства должны быть взаимны.
   - Зато, какие возможности! - подхватил Шанго. - Это же мощнейшее оружие - подчинять людей.
   - Кстати, - вспомнила я. - Когда мы с Резотом ходили на вечеринку, он в конце вечера начал предъявлять претензии, чтобы со мной встречаться. Я отказала и он до сих пор в депрессии.
   - Значит, твое прикосновение тоже действует на людей, только оно не мгновенное и более слабое. Выходит, тебе нужно долго держать кого-то за руку, чтобы подействовало. Но все равно эффект будет непродолжительным.
   Я вздохнула:
   - Теперь я буду как прокаженная - ходить в перчатках, в закрывающей тело плотной одежде. И желательно в наморднике, - грустно пошутила я.
   - Алиса, не переживай, - заглянул мне в глаза Вжик. - Из любой ситуации всегда есть выход.
   - Да, Алиса, я что-то такое припоминаю, - поддакнул Шанго, - Была какая-то история - Снежная Гидра влюбилась в человеческого мужчину. Но не захотела привязывать его к себе таким образом. Она обратилась к нашему Верховному Богу с просьбой снять с нее это свойство. Помню, было трехдневное заседание Консилиума Хрустальной Грани. И таки они нашли выход. Она освободилась и стала жить с тем человеком.
   - Какой выход? - встрепенулась я.
   - Алиса, я тогда был молод и не интересовался внутренними делами пантеона, - вздохнул Шанго.
   - Но ты же можешь узнать? - с замиранием сердца спросила я.
   - Могу, - согласился Шанго. - Только мне необходимо вернуть свою божественную сущность и снова взойти на Хрустальную Грань.
   - Я постараюсь помочь тебе. Все, что смогу, - решительно заявила я. - Это теперь и в моих интересах.
  
  
   На пары я явилась в брючках и застегнутой на все пуговицы рубахе с длинными рукавами. Волосы скрутила в узел - кто его знает, может, и прикосновение моих волос теперь действует как смертельная привязка? На руки натянула кружевные перчатки. Лучше перестраховаться.
   Сев отдельно от остальных, я принялась искать в сумке тетрадку.
   - Вы только посмотрите, - услышала я противный голос Лореллы. - Свела человека в могилу, а сама явилась сюда, как ни в чем не бывало!
   Я обмерла и не представляла даже, что ответить. Мысли хаотично заметались, словно испуганные зайчики. А между тем народ с любопытством подтягивался к моему месту.
   - Некоторые могут самоутверждаться только за счет других, - поддакнула Кливия. - Тебя совесть-то не мучает, Исаева?
   - Может, ей приятно, что бедный Ромус умирает, - фыркнула какая-то тощая девица.
   В толпе праздался злой ропот. Мое сердце рухнуло вниз - ничего хорошего я не ожидала.
   - Алиса, привет, солнышко, - неожиданно возле меня плюхнулся счастливо улыбающийся Ромус.
   Все изумленно ахнули. Жизнерадостный Ромус выглядел превосходно в новом костюме и светло-лиловой рубашке.
   - Привет, Ромусик, - обозначила улыбку я, - у тебя есть запасная ручка? Я свою где-то обронила.
   - Да, зайка, - для тебя есть все, - Ромус полез в сумку.
   - Девочки, вы что-то еще хотели спросить? - процедила я сквозь зубы. - Ромусик, тут твои подружки хором утверждают, что я очень-очень плохая и тебя обижаю. Объясни им, что так поступать не вежливо.
   Ромус приобнял меня и сузил глаза:
   - Пойдите в сад, курицы! Если я хоть слово в сторону Алисы услышу - мало вам не покажется. Вы меня знаете!
   Куриц как ветром сдуло.
   - Все, Алиса, - разулыбался Ромус. - Никто к тебе больше не подойдет.
   - Спасибо, - озадаченно пробормотала я.
   - Не правильно благодаришь, детка. - Ромус властно потянулся к моим губам.
   - Так! - рыкнула я, - быстро отвянул!
   Ромус удивленно отстранился:
   - Я думал, что тебе нравится, - пробормотал он. - Ты вчера сама приходила меня целовать.
   Я мысленно чертыхнулась. Нужно было что-то с этим делать:
   - Ромус, - старательно подбирая слова, начала я. - Слушай меня внимательно. У тебя есть два варианта - или общаться со мной, но на моих условиях. Или идти в сад следом за курицами. Выбирай сам.
   - А какие твои условия? - поник Ромус.
   - Я стану с тобой общаться. Но целоваться мы будем только тогда, когда ты этого заслужишь.
   - Как так? - понурился Ромус. - Я думал, что тебе нравлюсь.
   - И что же ты сделал для того, чтобы мне понравиться? - хмыкнула я. - Преследовал меня, приставал, обижал? Ты считаешь, что именно такое поведение покоряет сердца девушек?
   - Прости, - вздохнул Ромус. - я был неправ... вел себя, как урод... не знаю, что на меня нашло... чувствую только, что жить без тебя уже не смогу.
   Я тяжко вздохнула. И что мне теперь с этим делать?
   - Ромус, - я заглянула в его полные печали глаза. - Давай попробуем для начала побыть просто друзьями? Узнать друг друга? Подружиться?
   - Я все сделаю, как ты хочешь, Алиса, - сдавленно прошептал он. - Только не бросай меня, пожалуйста. Я без тебя умру.
   - Все зависит только от твоего поведения, - я с грустью погладила его по щеке. - Будешь хорошим мальчиком - будешь со мной. Станешь вести себя, как раньше - рассоримся навсегда.
   - Алиса, - глядя влюбленными глазами, счастливо выдохнул он.
   Прозвенел звонок и преподаватель вошел в аудиторию. Все принялись записывать лекцию. Меня ощутимо трясло. Нет. Не таких отношений я всегда хотела с парнями. Нужно что-то с этим делать и срочно. Иначе быть беде.
  
  
   Следующей парой у меня была классификация магживотных у Марамота. После того памятного случая, профессор начал относиться ко мне очень хорошо. Я внутренне готовилась поговорить с ним по душам и попробовать выяснить что-нибудь, что поможет разгадать тайну Зверя. Откладывать этот вопрос было никак нельзя.
   Покидав тетрадки в сумку, я направилась в аудиторию, где преподавал Марамот. Меня догнал Ромус. Он выглядел озадаченным:
   - Алиса... - промямлил он, заикаясь.
   - Ммм?
   - Ты уходишь? - растерянно протянул он.
   - Ну да, у меня сейчас пара у Марамота по классификации магживотных. А что?
   - А можно я с тобой пойду? - заискивающе заглянул мне в глаза Ромус.
   - Зачем? - опешила я.
   - Посижу с тобой рядом. Я не буду мешать, - торопливо проговорил он.
   - А у тебя разве нету пары?
   - Есть. Трактовка предсказаний во время одержимости, - отмахнулся Ромус.
   Я выпала в осадок:
   - Ромус...
   - Что, зайка?
   - А какие еще у вас предметы? И не называй меня зайкой.
   - Хорошо, зайка, не буду больше. Извини. Предметов много. Все разные: на пример, ритуалистика злых духов, танцы в магическом круге, очистительные жертвоприношения, колдовство и контактная магия, начертание символов ве-ве, классификация духов лоа... ой, да много их, - скривился Ромус.
   - Вот это жесть! - вытаращила глаза я. - Вы и куклы тоже делаете?
   - Сейчас пользуемся шаблонами. Кукол и гри-гри начнем делать со второго семестра. А что? В куклы хочешь поиграться? - задорно хихикнул он.
   - Да любопытно мне просто, - рассмеялась я.
   - Вы только посмотрите - влюбленные не налюбуются, - послышался подчеркнуто добренький голос Ошумара.
   Я мысленно застонала. Сейчас начнется.
   К нам вразвалку подходил Ошумар с верными дружками. Невдалеке нарисовалась Кливия. Стало ясно, чья наводка. Вот попала!
   - Ромус, вместо домашнего животного ты решил завести сразу животноводшу? - хмыкнул он. - Тоже правильно, убирать за ней не надо, кормить не надо, выгуливать не надо. А запах такой же.
   Его дружки с готовностью заржали. Кливия вторила им противным визгливым голосом. Лорелла появилась, но стояла с каменным лицом.
   - Заткнись, урод. - Ромус кинулся на Ошумара и принялся наносить ему удары. Не ожидавший такого Ошумар упал. Ромус прыгнул на него, продолжая лупить.
   Остальные парни толпой бросились на Ромуса и принялись избивать. Увидев, что Ромус больше не реагирует, скрутили его за руки. Избитый Ромус был без сознания. Из носа у него текла кровь.
   Все случилось за считанные секунды - я даже не успела испугаться.
   Ошумар, вытирая из разбитой скулы кровь, подошел к уже бывшему другу и изо всех сил врезал ногой в живот. Не приходящий в сознание Ромус тихо застонал.
   - Вода есть? - злобно проорал Ошумар.
   Толстый рыжий парень бросился куда-то и через мгновение притащил бутылку с водой. Ошумар вылил воду на голову Ромусу.
   - Очнулся? - спросил он.
   Ромус прохрипел что-то нечленораздельное.
   - Слушай сюда, урод, - прорычал Ошумар ему в лицо. - Чтоб я тебя больше рядом с этой мразью не видел! Ты меня понял? Понял?
   Ромус не отвечал. Ошумар изо всей силы ударил его по лицу. Голова Ромуса дернулась. Из разбитых губ густо потекла кровь.
   - Не слышу, - шипел Ошумар. - Отвечай!
   - Иди ты... - прохрипел Ромус.
   Глаза Ошумара налились кровью:
   - Да ты сейчас лизать мои башмаки будешь! Ребята, берите этого урода и в подвал его! Поговорим, когда мозги на место встанут.
   Я была в полуобморочном состоянии. Увидев, как они потащили избитого Ромуса, я вдруг пришла в страшную ярость.
   - Эй, ты, - крикнула я Ошумару. - Скотина! Сам только и можешь, что вшестером на одного нападать. Боевик чертов!
   - Чего-ооо? - медленно разворачиваясь, выдохнул изумленный Ошумар. - Мразь, ты тоже хочешь?
   У меня кровь застучала в ушах от ярости. Урод! Я его сейчас загрызу!
   Ошумар внезапно отпрянул. Он побледнел. Его губы дрожали. Его дружки, глядя на меня перепуганными глазами, бросили Ромуса и разбежались в разные стороны. Ошумар, пятясь к двери, что-то ошеломленно бормотал себе под нос.
   Через мгновение мы остались в коридоре одни.
   Я кинулась к лежащему на полу Ромусу.
   Он был без сознания. Я позвала его. Но он меня не слышал. Тогда я потрясла его. Реакции не последовало.
   Вот демоны! Придется целовать...
  
  
   - Ромус. Ну, очнись же, Ромус, - я уже отчаялась, а он все не приходил в себя. Может, он умер? Испугавшись этой мысли, я расстегнула рубаху на груди и послушала, бьется ли сердце. Внезапно сильные руки крепко обхватили меня и прижали к груди.
   - Алиса, - прошептал этот гад.
   - Отпусти, - попыталась вырваться я. - Пожалуйста.
   С тяжким вздохом Ромус нехотя выпустил меня из объятий и лукаво посмотрел одним глазом. Второй опух и не открывался. Лицо представляло сплошной кровавый синяк. Губы были разбиты.
   - Больно? - спросила я.
   - Терпимо, - попытался улыбнуться Ромус, но рассеченная губа лопнула и он застонал.
   - Постарайся подняться, я тебя попробую к целителям отвести, - попросила я.
   - Не пойду я ни к каким целителям, - уперся он.
   - А вдруг они тебе ребра сломали? - не сдавалась я, - нужно посмотреть.
   - А давай я тебе покажу? - запрыгали чертики в не подбитом глазу Ромуса.
   - А если я добавлю? - фыркнула я. - Тебе мало Ошумара?
   - Ну, Алискаааа, - заныл Ромус. - Я не пойду. Они сейчас как пристанут. Драка в Академии - это нарушение устава. Сообщат моим родителям. Моя драгоценнейшая мачеха сразу переполох на все миры Верхней и Нижней Спирали устроит. Оно тебе надо? Давай как-нибудь сами обойдемся.
   Я не знала, что ответить.
   - Мне нужно где-то перебыть, дня два, - продолжал Ромус. - К себе я не могу - попадусь Ошумару. Он наверняка меня в комнате караулит. В боковом коридоре левого крыла есть подсобка, помоги добраться туда. Я спокойно отлежусь, а потом разберусь с бывшими друзьями.
   - Что за подсобка?
   - Да демон его знает - просто пустая комнатка, - вздохнул Ромус и скривился от боли.
   Ну, не могла я его оставить в таком состоянии!
   - Тогда уж лучше ко мне, - скрепя сердце пробормотала я.
   - Нет, к тебе не пойду, - отмахнулся он. - Твои соседки по комнате такой визг устроят. А нам лишняя огласка ни к чему.
   - Я живу одна, - призналась я, - ты отлежишься сколько нужно в нормальных условиях.
   - Ну, это же меняет все дело, - обрадовался он.
   - Только у меня будет просьба, - я замялась. - Точнее две...
   - Какие? - вскинулся Ромус.
   - Ты никому никогда не расскажешь, где я живу. И вообще ничего обо мне.
   - Хорошо, - хмыкнул Ромус. - Заинтриговала, загадочная ты моя. Давай вторую просьбу.
   - А вторая, - я набрала воздуха и выпалила, - ты не станешь приставать ко мне.
   - А это уже труднее, - попытался улыбнуться Ромус, - не уверен.
   Надувшись, я недобро зыркнула на него.
   - Понял-понял, буду самым примерным из самых примерных животноводов, - хмыкнул он и скривился от боли.
   - Угу, - проворчала я. - Очень смешно. Давай попробуем тебя поднять.
   Общими усилиями мы смогли поднять Ромуса и потащились ко мне. Невзирая на его состояние, по дороге он пару раз попытался меня облапать. Лишь когда я не выдержала и рыкнула, что брошу его посреди коридора, он проникся и извинился, и между нами установилось некое подобие хрупкого перемирия.
  
   Когда мы ввалились в мои апартаменты у Вжика глаза стали размерами с блюдца. Два огромных блюдца цвета крыжовника. Он был так изумилен, что на ходу хлопнулся на попу и застыл, как изваяние.
   Скульптурная композиция "Вжик в шоке" украшала комнату не долго. Посидев пару секунд, Вжик подскочил и принялся носиться по комнате, что-то недовольно ворча себе под нос.
   - Не ругайся, - огрызнулась я, старательно усаживая Ромуса в кресло.
   - Я не ругаюсь, - опешил Ромус, пытаясь отдышаться. Длинный переход дался ему нелегко.
   - Я не тебе, - бросила я, сверля Вжика недобрым взглядом.
   - А кому? - захлопал глазом Ромус.
   - Ему, - указала я на кота.
   - Ааааа... - протянул Ромус и посмотрел на меня с удивлением.
   Вжик прекратил метаться и соизволил пообщаться.
   - Алиса, - зашипел кот. - Ты зачем его сюда притащила?
   - А что, по-твоему, я должна была бросить его в коридоре? - огрызнулась я.
   - Могла бы и бросить, - фыркнул Вжик. - Раньше тебя такие вещи совсем не смущали.
   - Раньше он не защищал меня, - нахмурилась я.
   - Алиса, - позвал Ромус, - я всегда тебя буду защищать. Только не пугай меня так больше.
   - В каком смысле? - не поняла я.
   - Ты сама с собой разговариваешь...
   - Я же тебе сказала - с ним! - я снова кивнула на Вжика, который с деланно равнодушным видом принялся вылизывать лапку.
   - Алиса... - осторожно начал Ромус. - У тебя все в порядке?
   - А что? - совсем испугалась я и кинулась к зеркалу: вроде все со мной нормально - обычная Алиса. Только немного взъерошенная.
   - Алиса, - снова завелся Ромус. - Это - кот. Коты не разговаривают. Я понимаю, что ты сегодня испугалась и все такое, но постарайся взять себя в руки.
   - Хорошо, - согласилась я. И показала удивленному Вжику язык.
   Ромус вздохнул и покачал головой. Вжик проворчал что-то видимо нелицеприятное и демонстративно отвернулся к окну. В комнате воцарилась тишина.
   И это еще Шанго не явился.
  
   Я со вздохом принялась искать салфетки и полотняные полотенца для перевязки. Зеленки или йода у меня не было, но сойдет и одеколон.
   Прихватив все из ванной, я заторопилась в комнату.
   Ромус сидел бледный и внимательно таращился в угол.
   - Алиса, - осторожно сказал он. - Сейчас тихо возвращайся назад.
   - Зачем? - не поняла я.
   - Быстро я сказал! - выпалил Ромус и неожиданно прыгнул в угол. - Беги, Алиса, я задержу это!
   Я недоуменно рассматривала лежащего Ромуса.
   - И зачем было прыгать? - не могла понять я. - Тебе мало от Ошумара досталась? Решил доломать ребра?
   - Он от меня тебя защищает, - блеснул красными глазами Шанго. - Очень достойный молодой человек, между прочим. Сейчас такую привязанность редко встретишь.
   - Алиса знает, как привязать к себе, - поддел Вжик и я швырнула в него полотенцем. Вжик увернулся, и полотенце шмякнулось на пол.
   - Заткнитесь оба, - я была не в настроении шутить.
   - Алиса, - простонал Ромус. - Ты опять?
   - Спасай своего раненого защитника, - заржал Вжик.
   К нему присоединился ехидный хохот божка.
   О боги и демоны! Ну что мне с ними теперь делать?!
  
   С Ромусом я провозилась битый час. При этом я чувствовала себя героиней за то, что молча, не отвечая на едкие комментарии бого-демонического дуэта, приводила Ромуса в порядок. Наконец, перевязанный и умытый, Ромус был уложен на мою кровать.
   Я почувствовала, как чертовски устала. За окном вечерело.
   День какой-то сегодня длинный.
   Я оглянулась - Ромус задремал. Я решила сбегать к Резоту и попробовать выяснить, есть ли записи о поступлении моего Зверя в криптидосекцию.
   Накинув куртку, я тихо выскользнула из комнаты, проигнорировав возмущенный хор мальчиков.
  
  
  

Глава 16.

  
   По парку я неслась со скоростью ракеты. Влетев в подсобку, все никак не могла отдышаться:
   - Привет, - выпалила я.
   - Привет, - сухо ответил Резот. - Чем обязан?
   - Мне нужно посмотреть записи по приемке животных в лабораторных журналах.
   - А еще что тебе нужно? - скривился Резот.
   - Ну, Резооотик, - попыталась подлизаться я.
   - Я. Тебе. Не. Резотик! - процедил он. - Резотик остался в прошлом.
   - Резот, ты чего? - пробормотала я.
   - Выйди из препараторской. Посторонним сюда вход воспрещен.
   - Вот как, - хмыкнула я. - И давно я посторонняя?
   - Выйди вон, я сказал, - рявкнул Резот.
   - Погоди, Резот, - я не собиралась уступать. - Давай поговорим нормально. Что случилось и почему ты со мной так разговариваешь?
   - Ты прекрасно знаешь, что случилось, - вызверился Резот, - нечего из меня посмешище на всю Академию делать! Я тебе не сопливый первокурсник, чтобы об меня ноги вытирать!
   Я опешила.
   - Какое посмешище и когда я из тебя делала? - еле сдерживаясь от обиды и ярости, процедила я, - давай, рассказывай.
   - Это я тебе должен рассказывать? - ядовито захохотал Резот. - С ума сойти! Тебе мало того, что треплешь мое имя, так я еще и отчитываться должен? А не много ли ты берешь на себя, девочка? Быстро вышла вон, или я тебя сейчас за шкирку вышвырну!
   Усилием воли я заставила себя сдержаться.
   - Ты можешь меня вышвырнуть за шкирку, можешь орать сколько угодно, - взяв себя в руки, подчеркнуто спокойно произнесла я. - Но я считала, считаю и буду считать тебя своим другом. Ты сейчас можешь думать, что угодно. Я единственное прошу - Резот, объясни, что случилось? Пожалуйста.
   Резот молчал, с ненавистью глядя на меня.
   - Резот, говори, - настаивала я. - Я имею право знать, почему ты со мной в таком тоне разговариваешь.
   - А в каком тоне с тобой разговаривать? - заскрежетал зубами Резот. - если я попросил тебя сходить со мной на вечеринку и помочь вернуть Лореллу, то это не значит, что нужно рассказывать всем в Академии, какое я ничтожество, что не могу удержать девушку.
   Я опешила.
   - Резот, а ты сам слышал, что я ходила и это рассказывала?
   - Нет, - сквозь зубы процедил он.
   - Тогда откуда у тебя такие сведения?
   - Люди сказали.
   - И что за люди?
   Резот молчал.
   - Нет, Резот, давай выясним - кто тебе это рассказал?
   Резот продолжал молчать.
   - Резот, - настаивала я. - Ты только что выдвинул мне страшное обвинение. Ты незаслуженно обвинил меня в предательстве. Причем напал на меня и даже не даешь возможности оправдаться. То есть, ты сам заведомо вынес мне приговор. И не даешь мне возможность доказать правду. Ты считаешь это справедливым? Если ты просто искал повода прекратить со мной общение - то у тебя получилось. Но можно было просто сказать - Алиса, я не хочу с тобой больше общаться. А не устраивать концерт. И за шкирку меня выкидывать не надо, я сама уйду. Прощай.
   Я развернулась и вышла из подсобки. Теплый вечерний ветер мягко обволакивал мое лицо, не в силах остудить пылающие щеки. Я понуро брела домой, сдерживая слезы. Даже к Зверю не хотелось заходить в таком состоянии.
   - Алиса! Подожди! - меня догнал Резот.
   Я остановилась и молча смотрела на него. По щекам бежали слезы.
   - Я подумал... хорошо... я скажу... - он замялся. - Мне Кливия сказала.
   Почему-то я совсем не удивилась.
   - А ты не подумал, Резотик, о том, что мы с Кливией - заклятые враги и она последняя, с кем я стану общаться? И что она лучшая подружка Лореллы и Ошумара? А у меня с ними война. И что Кливия сегодня навела Ошумара с дружками на нас с Ромусом и они его избили до такого состояния, что он лежит без сознания? А теперь попытайся все это свести в кучу и делай вывод - стану ли я делиться своими эмоциями и переживаниями с Кливией? Думай, Резот.
   Я развернулась и побрела дальше.
   Резот догнал меня и ухватил за руку. Его пальцы скользнули по рукаву куртки. Похолодев, я отдернула руку. Не хватало, чтобы он дотронулся до меня. Не знаю, что подумал Резот, но мне уже было все равно. Эта идиотская война принесла мне слишком много горя. И каждый раз я встречала очередную гадость все спокойнее и спокойнее. Возможно, мое сердце рано или поздно превратится в камень.
   - Алиса, извини, - медленно произнес Резот. - Я не подумал. Слухи по Академии ходят, Кливия мне рассказала, и я решил, что ты со мной так поступила. Я так разозлился на тебя и на себя. Я не подумал. Прости.
   Я молчала.
   Он протянул мне руку:
   - Прощаешь, Алиса? Мир?
   Я посмотрела на его руку, но свою подавать побоялась.
   - Ладно, Резот. Прощаю. Все могут совершить глупость, не разобравшись. Давай впредь не допускать таких ситуаций. Если ты в чем-то сомневаешься - спроси. Договорились?
   - Договорились, - облегченно вздохнул Резот. - Но кто распустил все эти сплетни?
   - Лорелла с Кливией и распустили, - хмыкнула я.
   - А они откуда знают? - удивился резот. - Я им не говорил, ты - не говорила. Откуда тогда?
   - Резот, ты как ребенок, - покачала головой я. - Этот твой поступок был настолько предсказуем, что догадаться было легко. Эти курицы - ассы в интригах. Они вычислили твою тактику и повернули ее в свою сторону. Все просто - они отсекают нас друг от друга - поодиночке с нами справиться будет легко.
   - Я придушу эту Кливию! - яростно процедил сквозь зубы Резот.
   - А вот этого делать не надо, - улыбнулась я. - Этим ты только покажешь, что она тебя уязвила. Она именно этого и добивается.
   - И что мне делать?
   - Сейчас - ничего. Теперь нужно время чтобы сделать свой ход. Кстати. Теперь ты пустишь меня посмотреть журналы?
   - Да, - с готовностью кивнул Резот. - Пошли.
   - А записи в регистрационные журналы делаются всегда? Или бывает, что животных не учитывают? - попыталась выяснить я.
   - Обычно всегда, - ответил Резот. - При мне всегда все учитывается.
   - А раньше?
   - Не знаю, нужно смотреть.
   Мы вошли в подсобку.
   - Тебе за какой период надо? - спросил Резот.
   - Точно сказать не могу, - замялась я. - Приблизительно период лет сто назад. Плюс-минус двадцать лет.
   - Ого, это все хранится в архиве, нужно искать.
   - Ты можешь посмотреть для меня?
   - Я могу тебя провести в архив, - похвастался Резот.
  
   Мы с Резотом перерыли весь архив. Он, чувствуя свою вину, очень старался мне помочь. По правде говоря, если бы не он, я бы ни за что не смогла сориентироваться среди всех этих сотен ящиков с бумагами. Зато Резот чувствовал себя как дома, легко находя журналы регистрации за нужный период. Мы перелистали сотни пожелтевших страниц. По закону подлости, искомая запись обнаружилась лишь в последнем ящике.
   На старой пожухлой изгвазданной страничке была всего одна запись. Зато какая!
   "Дата поступления - затерто. Вид животных - Гибрид от экс. 52-б, 3 ор.куб. Присвоен номер - 303. Количество - один. Название лаборатории, предъявившей животное - затерто. ФИО предъявителя - Закда Нолц. Результаты экспертного осмотра - животное находится в лежачем положении, физиологическое состояние неудовлетворительное, целостность кожного покрова нарушена, слизистые оболочки синюшные, наличие множества ран и кровоподтеков, пальпация лимфоузлов недоступна в связи с общим состоянием организма. Фамилия сотрудника, принявшего животное - Оливия Жоз, ассистент.
   Я выдохнула. Итак, моего Зверя сюда притащил Закда Нолц, уродливый карлик доктора Ципперпопера. А приняла тихушница серая Моль.
   Ну что ж, дело начинает сдвигаться с мертвой точки...
  
  
   Обратная дорога показалась мигом. Я торопилась, опасаясь, что Ромус проснулся. Интуиция не обманула.
   Влетев в комнату, я замерла - Ромус сидел на кровати в довольно странной позе и мерно раскачивался. Глухо, на одной низкой ноте, он речитативом бормотал непонятные слова, вытянув руки со скрюченными и перекрещенными пальцами, на которые были намотаны длинные лохмотья моей любимой зеленой блузки.
   Напротив, у стенки, яростно царапая когтями пол, захлебывался бешенством взъерошенный Вжик.
   Шанго куда-то исчез.
   - Вжик! Ромус! Хватит! - я остановилась, не зная, что делать.
   Но мальчики так увлеклись, что совершенно не обращали на меня никакого внимания.
   - Прекратите! - но меня продолжали игнорить.
   И тогда я разозлилась.
   Видимо сказались приключения этого бесконечного тяжелого дня, но я вышла из себя. Сгребла за шкирку и закинула вырывающегося и орущего дурниной кота в ванную и заперла дверь. Затем схватила со стола кувшин с водой и вылила на Ромуса. Его глаза сразу приобрели осмысленное выражение, и он заткнулся.
   Вот так гораздо лучше! Всегда верила в благотворное влияние холодной воды на организм человека!
   Мокрый Ромус сидел на залитой кровати и ошеломленно таращился на меня.
   - Зачем?! - возмутился он.
   - Что тут случилось? - задала я закономерный вопрос.
   - Алиса, - обиженно помотал головой он, и брызги разлетелись в разные стороны. - Ты что наделала! Ну, кто тебя просил!
   - Ты о чем? - я бросила в него полотенце, - вытрись, а то простудишься.
   - Алиса, ты только не пугайся, ладно?
   - Ладно, - согласилась я. - Но при условии, что ты сперва вытрешься.
   - У меня для тебя две плохих новости - Ромус выдохнул и более внятно продолжил, - твой кот одержимый. И в твоей комнате обитает злая сущность. Низший дух. Очень злой. Я пытался провести очищающий ритуал, но ты мне помешала.
   - Отлично, - кивнула я. - Спасибо, что предупредил. Но я просила вытереться.
   - Алиса! - заорал Ромус и отшвырнул полотенце. - У тебя в комнате злые духи! А ты о ерунде думаешь!
   - Ты уже говорил, - согласилась я, нагибаясь за полотенцем. - Я не буду с тобой обсуждать злых духов в моей комнате, пока ты не вытрешься. Ты обещал.
   Ромус поймал полотенце на лету и закатил глаза:
   - Алиса! Ты не понимаешь! Это опасно!
   - Вот и умничка, - я забрала мокрое полотенце у Ромуса и отправилась в ванную, чтобы просушить. Не успела я дойти до двери, как Ромус метнулся ко мне и загородил дорогу:
   - Не смей туда входить!
   - Пусти.
   - Нет!
   - Ромус, - вздохнула я. - Давай сядем и поговорим?
   - Давай, - осторожно ответил он. - Только отойди от двери.
   Дело принимало нехороший оборот...
  
  
   Как правильно переубедить мужчину, железно уверенного в своей правоте? Этот вопрос волнует женщин не одно тысячелетие. Волновал он и меня. Многие дамы умеют вразумлять и уламывать интуитивно, другие обладают врожденной мудростью, третьи опираются на опыт. Я не относилась ни к первой, ни ко второй, ни, тем более, к третьей категории.
   Как же правильно поступить?
   Я посмотрела на Ромуса и задумалась. Он сидел, отрезая мне подступ к двери ванной. Весь мокрый, взъерошенный, а его неподбитый глаз горел мрачной решимостью защищать меня до последней капли крови.
   Однозначно он будет жить, и выздоравливать у меня пару дней, хотя, судя по его изувеченному состоянию, здесь нужна неделя, как минимум. Выходит, что все это время Вжику и Шанго сюда ходу не будет. Это не правильно. Во-первых, они здесь живут, во-вторых, Шанго нужна энергетическая подпитка, а переносить Фиал У из комнаты куда-либо еще чревато последствиями. Да и я без них уже не смогу. Привыкла.
   Значит, придется все рассказать Ромусу. Но если он меня предаст и расскажет кому-то? Моей спокойной жизни придет конец. И не только моей - могут пострадать и Вжик, и Шанго. Но, с другой стороны, он привязан ко мне жизнью. Значит, не будет вредить. Во всяком случае, сейчас. А потом будет видно.
   Я тщательно все взвесила и приняла нелегкое решение рассказать Ромусу все.
   Он терпеливо ждал.
   - Ромус, - осторожно начала я, - ты прав: мой кот не совсем кот... и да, здесь есть еще один дух. Я знаю... давно знаю.
   - Ты что, совсем не боишься? - вытаращил глаза Ромус. - Пойми, Алиса, это не шутки. Злые духи опасны. Они охотятся за душами людей. Ты сильно рискуешь.
   Я промолчала.
   - А как ты узнала? - не унимался он.
   - Дело в том... понимаешь... - я замялась, - как бы тебе сказать...
   - Алиса, говори, как есть, я пойму, - заглянул мне в глаза Ромус и успокаивающе пожал руку.
   - Я... ну как бы тебе сказать... в общем, я могу разговаривать с одушевленными, - покраснела я.
   Ромус вздрогнул и застыл, что-то обдумывая:
   - Алиса, - нахмурился он. - Ты сейчас шутишь, да?
   - Почему это шучу? - обиделась я. - Я разговариваю с ними. А они - со мной.
   - Ты понимаешь, насколько все это серьезно? - помотал головой он, - мне нужно подумать над этим. С ума сойти! А ты точно уверена? Может, тебе показалось?
   - Ромус, - поморщилась я. - Вжик - одушевленный кот. Он - мой друг. И Шанго - тоже.
   - Шанго - это не привязанный к физической сущности низший дух? - уточнил Ромус.
   - Угу, - кивнула я.
   - И это он в углу был?
   - Он, - не стала отпираться я.
   - А почему ты мне раньше не сказала? - нахмурился он.
   - Зачем? - удивилась я, - ты бы мне не поверил. И, кроме того, я же не думала, что ты их почувствуешь.
   - Алиса, я изучаю магию вуду, - усмехнулся Ромус. - То есть чувствовать духов - это моя специализация. Кроме того, у меня врожденные способности их ощущать. Я - пятое поколение колдунов вуду в нашей семье. А большинство на моем факультете их не чувствуют. К концу учебы они смогут через ритуалы взаимодействовать с некоторыми низшими лоа, но этого мало. Странно, что ты с таким талантом не попала на наш факультет.
   - Краббис говорил, что у меня предрасположенность к вуду и некромантии, - вспомнила я.
   - Алиса, - покачал головой Ромус, - зачем ты пошла на животноводство?
   - Понимаешь, - вздохнула я. - Меня сразу определили на факультет боевой магии, но так как я пропустила распределение, то место осталось только на животноводческий. Пришлось пойти.
   - Это когда Кливия тебя заперла? - догадался Ромус.
   Я кивнула.
   - Значит, ты тогда не врала, - пробормотал он и задумался. Повисло молчание.
   Я повертела в руках мокрое полотенце и решилась:
   - Ромус, если я выпущу Вжика, ты не причинишь ему зла?
   - Что? - очнулся от мыслей Ромус. - Вжика? Это одержимый кот? Нет, не причиню. Если он тебя не тронет - пусть живет.
   - Спасибо, - хмыкнула я и отправилась открывать дверь в ванную.
Осталось только убедить Вжика не трогать Ромуса.
   Вжик крепко обиделся. Едва я открыла дверь, как он, не обращая на меня внимания, вылетел из ванной и забился под кресло.
   Я развесила мокрые полотенца, и пошла мириться с котом:
   - Вжиииик, - стоя на коленках, я заглянула под кресло. Из темноты предупреждающе блеснули злые глаза.
   - Ну, не злись, - продолжала я. - Так было надо. Я боялась, что он тебе навредит.
   - Уходи, - глухо зарычал Вжик.
   - Ну, Вжииик, - ныла я.
   Котяра молчал. Я отстояла колени, а он все не желал со мной общаться. Вздохнув, я поднялась с колен.
   - Алиса, а меня он услышит? - спросил Ромус.
   - Думаю, да, - неуверенно ответила я.
   - Отлично, - сказал он и заглянул под кресло. - Привет, Вжик! Извини, что чуть не развоплотил тебя. Я не знал, что ты ее друг. Я думал, этот кот одержимый. И не злись на нее, она тебя защищала.
   Ромус встал и, подволакивая ногу, поплелся к кровати.
   Вжик еще немного посидел, затем вылез из-под кресла и, бросая на меня недовольные взгляды, начал независимо вылизываться. Хвост его при этом постукивал об пол.
   - Вжииик, - сделала еще попытку я, - извини.
   - Неужели одержимый обиделся? - хихикнул появившийся Шанго. - Любопытно. Что я пропустил?
   - Сгинь, падший! - прошипел Вжик и предупреждающе выгнулся, царапнув когтями пол.
   - Мальчики, может, хватит? - попыталась вразумить народ я.
   Мальчики не прониклись и продолжили перепалку. Я застонала.
   - Алиса? - Ромус смотрел на меня с тревогой. - Что-то случилось? Твой кот? Помочь?
   - Нет, - кивнула я ему и зябко передернула плечами, - это вернулся Шанго и они с Вжиком ругаются.
   Ромус заинтересованно посмотрел в угол. Вытянув вперед руки, он забормотал что-то. Глаза его при этом закатились и обнажили белки. Это выглядело некрасиво и жутковато. Я не на шутку перепугалась, что он собирается причинить вред Шанго.
   - Ромус, стой, - кинулась я к нему и схватила за руки. По телу Ромуса прошла дрожь и из носа хлынула кровь.
   - Алисаа.... ну, зачем? - простонал он, зажимая нос.
   - Ой, прости, - перепугалась я, - ты хоть живой?
   - Пока да, - вздохнул он, вытираясь.
   Я метнулась к шкафу за чистым полотенцем. "Скоро у меня все полотенца уйдут на Ромуса", - мимоходом подумала я.
   - Алиса, - Ромус прижал полотенце к носу и запрокинул голову. - Запомни, никогда нельзя мешать колдуну вуду во время взаимодействия с лоа.
   - Я испугалась, что ты собираешься развоплотить Шанго, - потупилась я.
   - Алиса, - вздохнул он. - Я же тебе пообещал, что не стану трогать его.
   - Ты обещал не трогать Вжика. А про Шанго разговора не было, - напомнила я.
   - Хорошо, - медленно и терпеливо, словно ребенку, ответил Ромус. - Я обещаю не трогать твоих друзей. Успокоилась?
   - Ага, - кивнула я. - Спасибо. Осталось теперь убедить своих друзей не трогать тебя.
   Ромус рассмеялся.
  
   Я посмотрела на кровать - левая ее половина была мокрой. Ромус проследил за моим взглядом:
   - В чем дело?
   - Кровать мокрая, - пожаловалась я.
   - Так высуши, - снизил плечами он.
   - Как? У меня нет фена или обогревателя.
   - Зайка, зачем тебе магия? - рассмеялся Ромус.
   - Какая магия? - удивилась я. - И не называй меня зайкой, я же просила.
   - Ой, извини. Забыл. Обычная. Бытовая, - зевнул Ромус и, прошептав что-то под нос, сделал несколько странных пассов руками. От кровати повалил пар, и через миг она была сухая.
   Я вытаращила глаза:
   - С ума сойти!
   - Что? - не понял Ромус.
   - Как ты это сделал? - я не могла поверить глазам.
   - Я же говорю - бытовая магия. Только не говори, что не владеешь, - прищурился Ромус и внимательно посмотрел на меня. - Детка, ты откуда здесь такая взялась?
   - С Земли, - ответила я.
   - Если не ошибаюсь, это единственный мир, где нет магии. И он не относится к мирам Верхней и Нижней Спирали. Как ты сюда попала? И главное зачем? - он снова зевнул.
   - Сама не знаю, - пожала плечами я, - ложись лучше спать.
   - А ты? - прищурился Ромус.
   - Я лягу на кресле.
   - А, может, лучше со мной? -широко улыбаясь подмигнул Ромус.
   - А, может, лучше в глаз? - вернула улыбку я.
   Консенсус был достигнут и каждый занял свое место. Один только Вжик недовольно ворчал что-то под нос, устраиваясь на коврике.
  
  
   На пробежку с Офелией я собралась в мгновение ока, справедливо опасаясь разбудить народ. В то, что мои мальчики будут вести себя паиньками я не верила. Но, глядя, как они сладко дрыхнут, понадеялась, что к моему возвращению они еще не проснутся и не поубивают друг друга.
   Утреннее солнце больше не согревало. Я зябко поежилась и подняла воротник куртки. Перепрыгивая через лужицы на дорожке, я добежала до ожидавшей меня Офелии.
   - Привет, - еще издалека замахала руками она. - Алиса, а это правда, что ты теперь с Ромусом?
   - Привет, - озадаченно затормозила я. - Почему это я с Ромусом?
   - Все говорят, - неопределенно пожала плечами она. - А как же Резотик?
   - Офелия, - вздохнула я. - Нет никакого Ромуса и никакого Резотика.
   - Ага, - хмыкнула она и побежала.
   Мне показалось, или она мне не поверила? Я вздохнула и отправилась ее догонять.
  
   Ну, как всем втолмачить, что я ни с кем не встречаюсь? Не сомневаюсь, это происки Кливии. Очередные сплетни. И когда уже это все закончится?
  
   Я вернулась домой, нагруженная едой, которую я прихватила из столовой. Перед глазами предстала удивительная картина: Ромус сидит на кровати, поджав ноги. Напротив него устроился Вжик, из-за плеча которого поблескивает красными глазами Шанго.
   Но самое удивительное было то, чем они занимались!
   На кровати лежал лист бумаги с нарисованными большими буквами и стрелка из моей заколки. Ромус задавал вопрос, а Вжик или Шанго толкали стрелку и Ромус читал ответ.
   - Беседуете? - хихикнула я. - Быстро спелись, однако.
   - Ну да, тебя нету, некому переводить для него, - фыркнул Вжик.
   - Привет, - белозубо улыбнулся Ромус, - ты где была?
   - Бегала по парку, - ответила я, сгружая еду на стол. - Завтрак прибыл. Прошу к столу.
   Ромус и Вжик потянулись к еде. Шанго воздержался, вздохнув.
   - Слушай, Алиса, - Ромус подтянул к себе пирожок с мясом. - Ты в курсе, что в физической оболочке твоего кота находится сущность демона?
   - Угу, - кивнула я, открывая шкаф. Передо мной вновь встал нелегкий выбор, что одеть на пары. Особенно в свете того, что сегодня предстоят основы маг.исследований у Шериона.
   - И с этим надо что-то делать, - продолжил Ромус, вытягивая шею и пытаясь заглянуть в шкаф, - надень белое платье. Мне оно нравится.
   Тем временем Вжик сцапал пирожок Ромуса и начал быстро-быстро уминать. Заметив, Ромус хмыкнул и посмотрел на тарелку - но там оставались только с капустой. Сокрушенно вздохнув, он взял один и принялся завтракать, искоса поглядывая на кота.
   Умяв свой пирожок, Вжик принюхался к тарелке, но, не уловив мясной дух, потянулся к руке Ромуса:
   - Кыш, демон, - отмахнулся Ромус. - У меня с капустой.
   - Алиса, он обзывается, - наябедничал кот и торопливо принялся за ватрушку с творогом.
   - Эти демоны все алчные, - подал реплику из угла Шанго. - А твой жених неглуп. Он обещал мне помочь.
   - Эй! - от неожиданности я выронила платье из рук. - А теперь рассказывайте, что вы задумали, пока меня не было?
   Вжик и Ромус переглянулись и продолжили молча завтракать. Шанго притворился, что его вообще здесь нету.
   Вот так, значит? Ладно, я это запомню.
  
   Я ушла на пары, обдумывая план мести...
  
  
   Спокойно обдумать ситуацию я надеялась на магтеории. Ромус сидел дома под надежной охраной Вжика и Шанго. Никто приставать не будет. Можно расслабиться и подумать.
   Я вошла в аудиторию. Офелия о чем-то увлеченно болтала с Миленой. Увидев меня, расплылась в задорной улыбке и кивнула. Милена нахмурилась и отвернулась.
   Я хмыкнула. Прошло больше месяца с того случая, а мои одногруппники все еще крысятся на меня. Причем самое смешное, что пострадавшая сторона, Офелия, давно все поняла и вполне по-дружески общается. Зато остальные продолжают свой глупый молчаливый протест. А я не желаю никому ничего объяснять и доказывать. И мириться первая не буду.
   Я вздохнула. Да уж, ломка стереотипов - дело тяжкое.
   - Ой, кто пришел! - послышался противный голос Лореллы. - А Ромусика куда дела?
   - Ты же вроде за Ошумарчиком увиваешься? - уточнила я. - Зачем тебе еще и Ромусик? Не лопнешь?
   - Исаева любит коллекционировать неудачников, - процедила Кливия.
   - А разве Ромусик не из вашей дружной компашки? - хмыкнула я. - У вас там что, одни неудачники собрались?
   - Не из нашей, - фыркнула Кливия.
   - Да, быстро вы людей списываете, - пожала плечами я. - Настоящая дружба настоящих самодостаточных личностей! Не боишься, Кливия, что ты следующая на вылет?
   Кливия покраснела и швырнула сумку на стол:
   - Иди, копайся в навозе, выскочка!
   - Фу, Кливия, - сморщила я носик. - Ну, что за выражения? Фу-фу-фу! Правильно говорить "конечные продукты метаболизма" или хотя бы "экскременты". Где твое воспитание? Теперь понятно, почему с тобой никто из парней встречаться не хочет.
   - Потому что я не занимаюсь любовными приворотами, - сузила глаза Кливия. - В отличие от некоторых.
   - Нет-нет, конечно, - кивнула я, - ты всего лишь снабжаешь ингредиентами других. Правда, немножко испорченными. Не так ли, Кливия?
   - Ты не докажешь, Исаева, - скривила губы она.
   - Я не буду никому ничего доказывать, - пожала плечами я. - В отличие от некоторых, я не бегаю озвучивать свои тупые домыслы ректорше. Ты ей на всех стучишь. Кливия? Или только на меня?
   Ответить она не успела - прозвенел звонок и вошел преподаватель. Краем глаза отметила задумчивое выражение на лице Ошумара и перекошенную физиономию Лореллы.
  
   После пары меня остановил мрачный Ошумар. Он был один, без дружков.
   - Пропусти, - потребовала я, а внутри все похолодело.
   - Где Ромус? - процедил он.
   Я молчала.
   - Говори, - он встряхнул меня.
   Я решила молчать до последнего. А что я могла сделать? Я была с ним один-на-один в пустом коридоре. После того, что они сделали с Ромусом, особых иллюзий на свой счет я уже не питала.
   - Говори, - начал заводиться он.
   Я продолжала молчать.
   - С ним хоть все в порядке? - после минутного колебания выдавил Ошумар, - он вчера не вернулся.
   Я пожала плечами.
   - Исаева, - пристально глядя мне в глаза процедил он. - Я все знаю. Ты ему помогаешь. Это все из-за тебя. Но с тобой - позже. Слушай сюда - передай ему, что он может возвращаться. Поняла? Никто его не тронет.
   Он развернулся и ушел. Я осталась стоять одна в пустом коридоре. Хм... И что это было?
  
  
   На классификацию магживотных я опоздала. Профессор Марамот недовольно взглянул и, поморщившись, кивнул, чтобы садилась. Он держал в руках какую-то лоснящуюся темно-коричневую хрень, похожую на таракана, но размером с чайное блюдце. Этот ужас шевелил ножками и противно попискивал.
   Поёжившись, я осторожно, по максимально удаленной дуге, прошла на свое место, искоса поглядывая на правую руку Марамота, бесстрашно держащую таракана.
   - И обратите внимание, что ротовые органы у него грызущие, - с энтузиазмом продолжал он. - Видите, какие здесь мощные челюсти? Они буквально усеяны тремя рядами хитиновых зубцов.
   Мы видели. И радости это не доставляло.
   - Кроме того, его язык снабжен парными присосками с ядовитыми железами, - довольный Марамот повернул к нам таракана и попытался разжать его челюсти толстой деревянной указкой. Таракан начал вырываться и задвигал ножками сильнее, но Марамот продолжал настойчиво тыкать указкой. Тогда таракан одним мощным движением перекусил указку и снова запищал.
   По аудитории пронесся вздох. Марамот недоуменно уставился на то, что осталось от указки, но затем снова счастливо заулыбался и воодушевленно продолжил:
   - Голова же защищена треугольной щитообразной пластиной с костяными наростами, поэтому по систематической классификации он называется "Ощетиненный зубатоголовый скрытень". Но в мирах Нижней Спирали его называют просто "Скрытень". Я попрошу не путать с Илистым скрытнем. А сейчас всем задание - составить таблицу различий между этими двумя видами и зарисовать ротовой аппарат.
   Марамот поместил скрытня в стеклянную емкость и вытащил две таблицы с рисунками челюстей и зубцов. Все принялись покорно зарисовывать.
   Я в принципе рисовать люблю, но, старательно выводя загогулины, изображающие сизо-ядовитые присоски, особого вдохновения не испытывала.
   - Обратите особое внимание на глаза, - журчал голос Марамота, - нижние веки у этого вида атрофированы. Это позволяет легко вращать глазными яблоками и осматривать обширные пространства.
   Да уж, красавчегг.
   - На его голени расположены удлиненные шипы. Они служат для дополнительной фиксации. Вонзив шипы в плоть жертвы, Скрытень легко разгрызает ее челюстями.
   Мамочки!
   - Но главное преимущество Скрытня, - продолжал лучезарно радоваться Марамот, -это очень длинный сигмовидный яйцеклад, который позволяет незаметно откладывать яйца в тело раненой жертвы.
   - Фу, - не сдержалась Милена. - Кошмар какой-то. Профессор, а зачем мы его изучаем в курсе магического животноводства? От него никакого толку - одни неприятности.
   - Вы не правы, студентка, - округлил глаза Марамот. - Это очень интересный, полезный и необходимый для нас вид.
   - И в чем же его польза? - хмыкнул Эо.
   - Польза несомненна, - Марамот задумчиво покрутил в руках огрызки от указки и, не найдя им применения, выбросил в корзину для мусора. - Это единственный вид, который не поддается магической мутации. Поэтому он так важен для изучения.
   Я навострила уши.
   - Простите, профессор, - я подняла руку. - Можно спросить?
   - Да, спрашивайте, Алиса, - одобрительно улыбнулся мне Марамот. После сдачи реферата о демоническом жуткозубе он меня выделял.
   - Что такое магические мутации? От чего они происходят? Что при этом случается с мутирующим организмом? Как с этим бороться? Можно ли вернуть мутировавший организм в исходное состояние? - посыпались из меня вопросы.
   - Стоп, стоп, стоп! - замахал руками Марамот. - Столько вопросов сразу. Похвально ваше любопытство, студентка. Но это - тема нашего следующего курса, который мы будем изучать во втором семестре. Сдадите зачет, пройдете практику и на следующий раз все узнаете.
   - Ну, пожалуйста, профессор, - заискивающе улыбнулась я. - Скажите только - магические мутации обратимы или нет?
   - Хм... - задумался он. - Это вопрос неоднозначный. Могу сказать одно - если в процессе мутации душа существа не пострадала, то обратить мутацию возможно. В противном случае в этом нет смысла.
   - А какими методами обращают мутации? - затаила дыхание я.
   - Не все сразу, Алиса, - покачал головой профессор. - Давайте сейчас закончим задание, а информацию о магических мутациях и все остальное вы узнаете в следующем семестре.
   Я вздохнула. Мне же сейчас надо!
   Но настаивать я побоялась, чтобы не вызвать лишних вопросов. Зато я теперь знаю, что вернуть моего Зверя в человеческий облик можно!
   Остаток пары мы провели, сосредоточено зарисовывая грызущий ротовой аппарат Скрытня. Сам он все это время возился в банке и, попискивая, противно шевелил лапками.
   Нужно ли говорить, что тараканоподобный скрытень никому из нас не понравился?
  
  
  

Глава 17.

  
   На магисследования я шла, как на казнь. По правде говоря, я сильно опасалась подозрений профессора Шериона.
   Офелия догнала меня:
   - Ты чего такая грустная?
   - Голова болит, - буркнула я, в надежде, что она отвяжется.
   - Может, сходи к целителям? - предложила она.
   - Угу, - пробормотала я.
   - Алиса, - не отвязывалась она.- а когда мы измерения проводить будем? Мне кажется, я уже похудела.
   - Могу сказать и без измерений, - я остановилась и окинула ее взглядом, - ты здорово выглядишь. В принципе, теперь можно больше вес не сбрасывать. Хватит, если ты просто удержишь его на этом уровне.
   Офелия счастливо засмеялась.
   - Я рада, что у тебя получилось, - искренне сказала я. - У тебя огромная сила духа и настойчивость. Ты смогла - это самое главное!
   - Спасибо, - прошептала Офелия и зарделась от удовольствия.
   - Теперь осталось самое главное - и Ошумар будет твой.
   - Что? - удивилась она. - Я думала, что я в почти форме.
   - Теперь нужно изменить твой образ, - улыбнулась я. - Через пару дней будет бал. Пойдешь и поразишь его!
   - Уже? - заволновалась Офелия. - Но я еще не готова... нужно еще худеть. Нет, я не могу.
   - Все ты готова, - решительно сказала я. - Сегодня настраивайся морально, отдыхай, а с завтрашнего дня вплотную займемся твоим образом.
   Офелия завизжала и кинулась мне на шею. Мимо как раз проходили мои одногруппники и все как один недоуменно вытаращились на эту сценку. Милена нерешительно потопталась, глядя на меня и намереваясь что-то сказать. Я подчеркнуто равнодушно отвернулась, и она ушла, так ничего не сказав.
  
  
   На двери аудитории, где проходили занятия по магическим экспериментам, висела записка от Шериона, что занятие переносится. Прочитав, я подпрыгнула, трижды повернулась вокруг себя на одной ножке и с воплем "Йюууухххууууу!" ринулась в криптидосекцию.
   Бывает же такое везение!
   Офелия пыталась меня догнать, но я оторвалась уже на середине аллейки и, попетляв на всякий случай по парку, влетела внутрь криптидосекции. Дружище цююй сонно проводил меня удивленным взглядом и продолжил спать.
   Я добежала до клетки моего Зверя.
   Он сидел на полу и таращился куда-то прямо перед собой. Увидев меня, Зверь внезапно зарычал, обнажив огромные клыки. Но я знала, что это его животная сущность пытается подавить человеческую, и не обиделась.
   - Привет, - улыбнулась я. - А у меня куча новостей. И почти все хорошие.
   Зверь глухо ворчал, пристально глядя исподлобья маленькими, глубоко посаженными глазками.
   - Ты представляешь, я таки нашла запись в журнале регистраций о тебе! Знаешь, кто тебя сюда поместил и кто принял? Угадай с трех раз!
   Внезапно Зверь злобно зарычал и яростно кинулся на меня. Прутья клетки жалобно дрогнули и прогнулись под его весом. Я взвизгнула от неожиданности и отскочила.
   - Ты что? - недоумевала я. Слезы выступили у меня на глазах. С ним творилось что-то неладное. Я его таким еще не видела.
   Как бы то ни было, я должна взять себя в руки. Он не виноват. Это все магическая мутация или что там еще. Я вздохнула и попыталась, глядя прямо в горящие злобой глаза, спокойным дружелюбным тоном говорить успокоительные вещи:
   - Тише, дорогой, тише. Все в порядке. Не знаю, что произошло, но я переживаю за тебя. Давай поговорим? Прошу тебя, успокойся и мы поговорим...
   Но зверь продолжал с бешенством биться о прутья клетки.
   В принципе я большая трусиха. Я боюсь высоты, тараканов и будущую свекровь. Если есть возможность, я всегда обойду темную улицу и никогда не рискну прыгнуть с парашютом. Но бывают моменты, когда терять нечего. И я решилась. Вздохнув и выдохнув дважды, чтобы успокоиться, я сжала дрожащие руки в кулаки и выпалила:
   - Слушай меня! Тебя притащил сюда уродский карлик доктора Ципперпопера! Ты слышишь меня?
   - А вот теперь давайте подробнее, - раздался за спиной голос Шериона...
  
   - Что? - ахнула я.
   Шерион выступил из неосвещенного участка. Его прозрачные, как зеленое бутылочное стекло, глаза, словно рентгеном, проникали в самую душу. По капризному излому губ зазмеилась ухмылка.
   - Студентка Исаева, теперь вам отпираться некуда. Рассказывайте!
   - Что рассказывать? - пробормотала я.
   - Все, - прищурился Шерион. - Откуда у вас сведения об экспериментах доктора Ципперпопера? Где вы с ним встречались? Когда? Откуда у вас информация о карлике? С какой целью вы искали записи в журнале регистрации? Кто вам позволил? Кто дал доступ в архив?
   Я опешила. Ни на один из вопросов я ответить не могла. Рассказать правду - значит навлечь на моего Зверя неприятности.
   А Шерион ждал ответа. Я не знала, что говорить и что делать. Когда мышь загоняют в угол, она или нападает, или падает в обморок. Нападать на профессора было бы самоубийство, падать в обморок - глупо. Мне оставалось поступить так, как обычно мы поступаем в детстве. Округлив глаза и с ужасом глядя на Шериона, я заплакала.
   Слезы лились по щекам, а он не знал, что делать. Судя по нервному румянцу на его скулах - стратегию я выбрала правильно.
   - Студентка! - занервничал он, - немедленно прекратите!
   Я еще сильнее заплакала.
   - Алиса, - гораздо мягче попытался воздействовать на мой разум Шерион, - успокойтесь, ничего ужасного не случилось. Сейчас вы мне все расскажите и можете быть свободны.
   Он протянул мне платок. Я машинально взяла красивую ткань и принялась мять в руках. Слезы бежали по моим щекам, я некрасиво хлюпала носом, а мозг тем временем лихорадочно и безуспешно пытался найти выход.
   За спиной шумно вздохнул Зверь. Я оглянулась - полные тоски и сострадания глаза, взирали на меня сквозь решетку. Не утирая слез, я подмигнула. Зверь опешил, но быстро взял себя в руки.
   Шерион насмешливо ожидал:
   - А теперь, студентка, если вы успокоились, пройдемте в мой кабинет. Нам есть о чем поговорить. Вдали от вашего "друга", - он выразительно посмотрел на Зверя. Тот раздраженно фыркнул.
   Понурив голову, я покорно поплелась следом за преподавателем, всем своим видом изображая страдание незаслуженно обвиненного человека. И хотя мой удрученный вид не особо произвел впечатление на Шериона, мои уши пылали от стыда, а сердце учащенно билось, как у пойманного на горячем воришки.
   Мы шли через парк. Молча. Зябкий ветерок пытался пробраться под одежду. Под ногами потрескивали опавшие бледные венчики ночных цветов. Пахло травой и пылью. Внезапно какая-то пичужка пронзительно пискнула промеж деревьев. От резкого звука я вздрогнула. Шерион шел, широко ступая. Я не поспевала. Приходилось на каждые два его шага делать небольшую пробежку.
   Пока мы дошли до его кабинета, я вконец выдохлась.
   Повозившись с ключами, он отпер дверь и пропустил меня внутрь. Вспыхнул свет и я поежилась - кабинет был весь завален старыми книгами, свитками, картами и напоминал скорее свалку макулатуры или берлогу старьевщика, чем рабочее место преподавателя. Обстановка захламленного кабинета настолько не вязалась с элегантной утонченностью облика самого Шериона, что у меня случился разрыв шаблона и я некоторое время недоуменно хлопала глазами.
   Насладившись произведенным эффектом, Шерион удовлетворенно хмыкнул и широким жестом указал на колченогую табуретку.
   Сам он устроился в кресле за столом и внимательно посмотрел на меня:
   - Рассказывайте, - его тон не предвещал ничего хорошего.
   Я посмотрела на него и страдальчески вздохнула.
   - Я не знаю, что вы от меня хотите, - непослушными губами прошептала я.
   - Правду, - спокойно ответил он.
   - У меня в этой Академии все враги. Единственный друг - мой питомец. Ему я все рассказываю, - я посмотрела на преподавателя глазами олененка Бэмби. - Это все.
   - Я прекрасно слышал, как вы упоминали о карлике. Откуда у вас эта информация?
   - Нафантазировала, - вызывающе глянула прямо в его зеленые омуты глаз я.
   - А в архив как вы попали? - желваки заиграли на его скулах.
   - Случайно, - пожала плечами я. - Всегда интересовалась устройством архивов. Не смогла пройти мимо.
   - А вы понимаете, студентка, - процедил он, - что проникновение в архив без разрешения куратора является нарушением Устава Академии? Вы осознаете, чем вам это грозит?
   - И чем же? - вскинула голову я. - Домой меня отправите? Так портал еще не скоро откроется. И, к тому же, я сама не раз просила выпустить меня отсюда!
   - Зачем же было поступать в Академию, где больше тридцати человек на место, чтобы потом просить вернуть вас назад? - хмыкнул он.
   - Как больше тридцати на место? - не поверила я. - Я не поступала в Академию.
   - В каком смысле не поступала? - нахмурился он.
   - В таком смысле. Меня практически насильно сюда притащили, - наябедничала я. - я вообще не хотела никуда ехать. Дали десять минут на сборы и все!
   - Это вы сейчас опять нафантазировали? - хмыкнул он. - Давайте ближе к делу.
   - Это правда! - я обиделась. - У себя дома, на Земле, я закончила университет. И мне вполне было комфортно жить и работать дома. И я не просила меня сюда тащить, постоянно унижать и обижать! Я хочу домой! Если вы считаете, что я нарушила ваш демонов Устав и это повод меня вернуть, то я нарушу его еще тысячу раз! Лишь бы попасть домой!
   Я возмущалась и сама себе верила. Я чувствовала себя великой актрисой Сарой Бернар перед ошеломленной притихшей от моего величия публикой. Я играла, и моя роль была восхитительно-правдоподобной. Сам старик Станиславский с криками "Верю!" разрыдался бы от умиления. Я вызывающе вздернула подбородок и с полными муки глазами посмотрела на Шериона.
   Шерион секунду рассматривал меня, а потом вдруг зааплодировал:
   - Браво! - усмехнулся он. - Очень трогательно. А теперь все-таки объясните, зачем вы искали в архиве информацию о питомце?
   Демонов препод!
   - Хотела нарушить Устав Академии, чтобы меня отчислили и вернули домой, - четко отбарабанила я.
   Шерион рассмеялся. Он смеялся так заразительно, что я и сама начала улыбаться.
   - Правду, - вдруг рявкнул он, и я чуть не подпрыгнула, - отвечай!
   - Кричать не педагогично, - осуждающе покачала головой я. - И не профессионально. Это говорит о бессилии преподавателя.
   - Играешь, Алиса? - медленно процедил он. - Значит, правду говорить ты не хочешь, хамишь, изображаешь из себя маленькую глупую девочку.
   Я кивнула. Понимаю, что нарывалась, но выхода не было.
   - Я могу идти? - невинно поинтересовалась я.
   - Да, - ледяным тоном ответил Шерион и отвернулся.
  
  
   Я выскочила из кабинета. Руки дрожали, а лоб покрылся испариной. По спине стекали ручьи пота, хоть было достаточно холодно. Задыхаясь от пережитого волнения, я торопливо побрела домой.
   Черт! Что ему от меня надо? С этим нужно что-то делать. Еще один такой допрос я не переживу. Когда же все это закончится? Как же я устала от всего этого!
  
   Я вошла к себе. Чугунные ноги плохо слушались, моя сгорбленная спина и шаркающая походка отпугивали, наверное, всех пичужек в округе. Не хотелось волновать моих мальчиков. Перед дверью своих апартаментов я попыталась взять себя в руки и трижды глубоко вздохнула и выдохнула.
   Ромус сидел на кровати и играл с Вжиком в какое-то подобие лото.
   - Алиска, - расплылся в улыбке он. - Привет, красотка, как день прошел?
   - Не отвечай ему, - проворчал Вжик. - Он проигрывает и пытается оттянуть время.
   От этих таких родных мальчиков и от их дружелюбных голосов я не выдержала и разревелась. Теперь уже по-настоящему.
   Они бросились ко мне:
   - Алиса, - Ромус подхватил меня на руки и прижал к себе. - Что случилось?
   Я долго рыдала и все не могла успокоиться. Ромус неловко погладил меня по волосам и еще крепче прижал к себе. Вжик тревожно носился вокруг меня и фыркал.
   - Алиса, - Шанго, как обычно, появился внезапно, - давай ты сейчас пойдешь в ванную, умоешься, выпьешь воды и все нам расскажешь?
   Я кивнула, икнула и попыталась вырваться из объятий Ромуса.
   - Пусти. Я в ванную, - всхлипывала я.
   Ромус осторожно разжал руки, и я поплелась в ванную.
   Когда я вышла, умытая и немного успокоившаяся, меня ожидала чашка горячего чая и три пары встревоженно-любопытных глаз.
   - Рассказывай, - велел Шанго.
   Я в двух словах обрисовала ситуацию с Шерионом.
   - И в конце я ему нахамила, а он выставил меня из кабинета, - закончила я.
   - Так значит твой питомец тоже одушевленный, - задумчиво протянул Ромус.
   - Не переживай, Алиса, мы с тобой, - Вжик прыгнул мне на колени и скрутился калачиком. Я машинально погладила шелковистую шерстку, и он замурлыкал.
   - Ты зря не открыла правду Шериону, - вдруг сказал Шанго. - Ему можно доверять.
   - Откуда ты знаешь? - ахнула я.
   - Что он говорит? - поинтересовался Ромус.
   - Я как-то подслушал разговор, - начал Шанго. - Давно еще. У Шериона кто-то пропал. Здесь. В Академии. И он его все это время ищет. Сходи к нему завтра и расскажи все. Он тебе сможет помочь.
   - Нет, я не могу доверить жизнь моих друзей незнакомому человеку, - покачала головой я.
   - Что он говорит? - нетерпеливо повторил Ромус.
   - Чтобы я все рассказала Шериону. Якобы у него в Академии пропал кто-то. И что он мне поможет.
   - А в чем он тебе поможет? - запальчиво вскинулся Ромус. - Ты, как я понял, решила, что твой Зверь - это магически мутировавший человек. И ты хочешь его вернуть?
   - Да, - кивнула я.
   - Тогда тебе нужен не Шерион! - воскликнул Ромус. - Тебе нужен я! Я помогу. Меня с детства брали на все обряды вуду. Можно попробовать трансформировать символы для круга лоа. Только мне нужен правильный гри-гри. Я еще никогда не делал гри-гри сам, но все равно когда-то же нужно попробовать.
   Я не знала, что и сказать. Невероятно!
   - Не слушай его, Алиса, - буркнул Вжик. - Твой ухажер в тебя так влюбился, что готов умереть, лишь бы угодить.
   - Ты о чем? - не поняла я.
   - Я о гри-гри, - начал объяснять Ромус.
   - Я не тебе, - махнула рукой я. - Расскажи, Вжик.
   - О чем? - тут же заинтересовался Ромус.
   - Твой ухажер умолчал, что во время обрядов с гри-гри в круге лоа, колдуны вуду часто погибают, - фыркнул Вжик, - ты готова пожертвовать одним ухажером ради другого?
   - Нет, - прошептала я.
   - Алиса, - дернул меня Ромус. - Что он говорит?
   - Что ты погибнешь в круге лоа, - я пристально посмотрела в глаза Ромусу. Он смутился, но быстро взял себя в руки.
   - Нет, Алиса, не погибну! Колдуны погибают, когда связь с духами лоа теряется и духи выходят из-под контроля. А со мной будешь ты. Ты можешь говорить с духами.
   - Но это опасно! - не уступала я. - Я никогда не позволю тебе так рисковать!
   - Я призову дух мой мамы, - понурил голову Ромус. - Она не навредит. И заодно ты спросишь, кто ее убил...
  
  
   - О, - только и смогла выговорить я. - Ромус, мне жаль. Я не знала. Конечно же, я сделаю все возможное, чтобы вы поговорили. Обещаю.
   - Ты сума сошла! - фыркнул Вжик. - Ты не знаешь, что с ней произошло. И кем она теперь стала. Ты не знаешь, как она на тебя отреагирует. И как ты можешь обещать то, чего не знаешь?
   - Тебе мало магических проклятий? - подал голос Шанго. - Решила еще добавить?
   Я вздохнула.
   - Они не одобрили? - смуро спросил Ромус. - Я и сам не хочу, чтобы ты рисковала. Но если есть возможность вернуть твоего питомца, то стоит, наверное, попробовать.
   - Спасибо, Ромус, - я кивнула. - Я ценю твою помощь. Но проблему моего Зверя я буду решать без тебя. Извини. Не хочу никого больше втягивать. Я долго думала над этим вопросом. И читала много чего. Недавно в библиотеке я наткнулась на старую книгу. Там есть упоминание о магических катализаторах обратимости. Кровь болотных грахимаров как раз служит таким катализатором. Поэтому я пойду в лабораторию доктора Ципперпопера и возьму немного крови из бочки. Думаю, с ее помощью можно будет обернуть мутацию.
   - Что? Нет! - хором завопило трио мальчиков.
   - Алиса! - заорал Вжик. - Ты не учитываешь, что это смесь из крови двух видов. Там еще и протодраконья кровь есть. И непонятно, как она будет действовать.
   - Вжик, можно попробовать провести эксперимент сначала на ком-то типа шипохвостого хомячка.
   - Нет, - возмутился Шанго. - Ты не знаешь, как она будет действовать. А может твой Зверь - это не пропавший человек, а мутировавший шипохвостый хомячок? Тебе что, еще один зверь нужен?
   Я пораженно замолчала.
   - Алиса, что они говорят, - подпрыгивал от нетерпения Ромус.
   - Ничего толкового, - отмахнулась я. - Ерунду несут всякую.
   Божок и демон возмущенно зафыркали. Вжик метнулся к креслу и вытащил из-под него лист бумаги с буквами. Ромус, понятливо хмыкнув, разложил его на полу. Вжик принялся носиться по бумаге, наступая лапой на буквы. Ромус читал по слогам. Не выдержав, я подошла и закрыла Ромусу глаза ладошками. Он недовольно смахнул мои руки и продолжил пристально читать.
   Это что-то новенькое! Еще не было такого, чтобы Ромус не обрадовался возможности прикоснуться ко мне. Видимо сильно перепугались мальчики.
   Ну что ж, пока все увлечены чтением, я потихонечку начала отступать к двери. Сбегаю быстренько в лабораторию - дорогу-то я вроде помню. Зачерпну немного крови и бегом назад.
   Внезапно почти перед самим моим носом дверь захлопнулась. На меня торжествующе блеснули красные глаза.
   - Ах так, - обиделась я. - под замком меня держать решили? А между тем бедный Зверь сидит сам в клетке, и никому до этого нету дела!
   - Алиса, - заурчал Вжик, - этот Зверь просидел в клетке сто лет. Ничего с ним не случится, если он посидит еще пару дней. Ложись лучше спать.
   - Алиса, - попросил Ромус, - может, лучше спать ложись?
   Нет, ну что же это такое! Мальчики подозрительно быстро спелись и даже мыслят теперь одинаково. И все против меня!
   Я окончательно обиделась и ушла спать. Мальчики еще долго шуршали бумагой, но мне было плевать.
  
  
   Утром я быстро собралась и натянула спортивный костюм. Все сладко дрыхли. Подойдя к двери, я подергала - дверь была заперта.
   - Шанго, Шанго... - тихо позвала я.
   Блеснули красные глаза в углу.
   - Дверь открой, - прошептала я. - На тренировку опоздаю.
   - Точно на тренировку? - подозрительно уточнил божок.
   - Ну, как обычно, - нахмурилась я. - Или я теперь не буду ходить даже на пары?
   Дверь щелкнула и распахнулась.
   - Алиса, - донеслось в спину. - Будь благоразумна и не делай того, о чем потом пожалеешь.
   Я передернула плечами и захлопнула дверь.
  
  
   Итак, я приближаюсь к цели. Информация потихоньку накапливается. Но все эти кусочки пазлов никак не хотят выстроиться в четкую картинку. Ромус предлагает помощь. Шерион, если верить словам Шанго, может помочь. Марамот говорил, что магические мутации обратимы, если душа не повреждена. У Зверя с душой все в порядке. Но, тем не менее, сущность животного часто подавляет его человеческую сторону. С другой стороны, а, может, он постепенно начал дичать и началось раздвоение личности? Тогда это в корне меняет дело. Тогда магическая мутация необратима, и помочь никак нельзя.
   А ведь решающим здесь есть природа тела - изначально мутировало тело человека или тело шипохвостого хомячка?
   Таким образом, что получается?
   Первый вариант - шипохвостый хомячок магически мутировал в Зверя. А душу человека, видимо, потом поместили в оболочку Зверя, как в свое время душу демона Вжика внедрили в тело кота. Значит, вернуть мутацию не получится, так как в результате мы получим шипохвостого хомячка с душой человека. Это нам не подходит.
   Второй вариант - тело человека мутировало в Зверя. Но при этом душа осталась человечья. Отсюда вопрос - откуда в теле мутировавшего человека взялась еще и душа животного? В этом случае при магическом обращении мутации он снова станет человеком, но душа может остаться как человеческой, так и животного. Это опасно.
   Третий вариант - еще не придумала, но может быть все, что угодно.
   "Да уж", - я схватилась за голову. Сама я в этом так просто не разберусь.
   Что же делать?
   Поверить Ромусу и согласиться на обряд вуду? Опасно. Он может погибнуть. Может не получиться. Может мутация пойти не в ту сторону. Контролировать этот процесс ни он, ни я не умеем.
   Мое вчерашнее озарение об использовании крови из бочки? Этот вариант нужно держать как запасной. А пока потихоньку изучать свойства крови.
   Поверить Шанго и поговорить с Шерионом? Опасно. Он - темная лошадка и не понятно, какую игру ведет. То, что его интерес в этом деле огромный - и демону понятно. Но не пострадаем ли мы все в результате?
   Что же делать?
  
  
   Я рассеянно отбегала тренировку с Офелией, невпопад отвечая на ее вопросы. В конце она даже обиделась вроде. Или мне показалось? Не важно.
   Я обдумывала ситуацию. И чем дальше я думала, тем четче складывался план действий. Как ни крути, а сама я, даже при поддержке Ромуса, Вжика и Шанго, ничего сделать не смогу.
   Выходит, нужно идти...
  
   Я повздыхала, потомилась, но, в конце концов, приняла решение.
   Постучав в дверь, и получив разрешение войти, я с порога выпалила:
   - Профессор, я отвечу на ваши вопросы, если вы ответите на мои - кого вы ищете? И что вам нужно от доктора Ципперпопера?
  
   - И вам доброе утро, студентка, - сузив глаза, кивнул Шерион. - И чем же вызвано столь раннее вторжение?
   Он стоял в дверном проеме в небрежно наброшенном шелковом халате. Мокрые волосы растрепались, придавая мальчишеский вид.
   Я покраснела. Демонов препод!
   - Извините, профессор, но дело срочное.
   - Это я понял, - хмыкнул он и отступил. - Проходите.
   Я вошла, чувствуя себя маленькой девочкой, которая только что разбила любимый мамин сервиз, и все вот-вот обнаружится.
   - Так что стряслось в такую рань? - повторил он, усаживаясь в кресле и, взмахом руки, предлагая присесть. - Кофе будете?
   Я отрицательно замотала головой, и попыталась пристроиться на краешке диванчика. Диванчик оказался слишком мягким, и я буквально в нем утонула. Хорошо, что я поленилась переодеться, и была в спортивном костюме, а не в короткой юбке.
   Профессор на все это отреагировал невозмутимым взглядом, и лишь по вспыхнувшей огненной зелени я поняла, что он наслаждается этой небольшой игрой.
   Маленькими глоточками Шерион лениво смаковал кофе, пристально наблюдая за мной. Ну что ж, я в такие игры научилась играть еще в земную бытность. Подчеркнуто покорно вздохнув, терпеливо повторила:
   - Кого вы ищете? И что вам нужно от доктора Ципперпопера?
   - Студентка, - допив, Шерион отставил изящную чашечку и потянулся за сигаретой. - Не возражаете?
   Я не возражала.
   - Сомневаюсь, что мои личные проблемы заставили вас бросить все, даже завтрак, и почтить это скромное жилище своим бесценным присутствием. С высоты прожитых лет мало верится в подобную отзывчивость, особенно среди студентов, - насмешливо протянул он. - Итак, что у вас случилось?
   Я стиснула зубы - вот демон упрямый. И как мне теперь выпутываться?
   - Профессор, давайте сперва вы ответите на мои вопросы?
   - Вот как? - он затянулся сигаретой и ответил, пуская ароматный дым. - А с чего вы вообще решили, что я намерен обсуждать с кем бы то ни было свои дела?
   - Согласна, - кивнула я, вальяжно откидываясь на спинку демонова кресла. - Но, все это время вы так настойчиво задавали мне вопросы, которые не относятся к преподаваемой вами дисциплине и касаются исключительно вашего личного интереса, что я, со своей стороны, вправе проявить некоторый встречный интерес. Не так ли?
   Шерион посмотрел на меня сквозь кольца дыма и в его глазах что-то промелькнуло.
   - Для обычной студентки первого года обучения у вас слишком много специфических знаний, - небрежно бросил он, исподволь рассматривая мое лицо.
   - Для обычного преподавателя одной из обычных дисциплин у вас слишком много специфических вопросов, - глядя на него в упор, в тон ответила я.
   - Откуда вы знаете доктора Ципперпопера? - внезапно резко спросил он.
   - Зачем вам нужна информация о нем? - парировала я.
   - Отвечайте! - он затушил сигарету и уставился на меня.
   - После вас, - улыбнулась я. - Откровение за откровение.
   - Дерзить преподавателям у некоторых студентов входит в привычку, - поморщился он. - Руководство Академии слишком мало времени уделяет вопросам поведения студентов.
   - Безусловно, - широко улыбаясь, словно китайский болванчик закивала я. - Ведь приоритетные направления воспитательной деятельности Академии - это вытягивать сюда студентов без объяснений и бросать, даже не удосужившись позаботиться об элементарных вещах, таких как поселение.
   - Я смотрел документы о вашем вступлении в Академию, - сказал Шерион. - Там все нормально. Отсюда вывод - либо вы врете, либо кто-то тщательно скрыл все следы, что маловероятно. Кому нужна посредственная студентка из немагического мира?
   Я ахнула. Долго сидела и лишь молча смотрела на него, не в силах переварить услышанное.
   - Вернемся к предыдущему вопросу, - понаслаждавшись произведенным эффектом, припечатал Шерион. - Расскажите, что вы знаете о докторе Ципперпопере?
   - Профессор, - устало вздохнула я. - Мы уже трижды возвращаемся к одному и тому же, и не продвинулись ни на шаг. Вы не желаете ничего рассказывать мне, в принципе это дело ваше. Но в таком случае поймите и меня - я не могу доверять первому встречному. Так мы ничего не добьемся.
   Я встала и направилась к двери:
   - Я опаздываю на пары. Если решитесь на диалог - дайте знать.
   Закрывая дверь, я внутренне ожидала, что он меня остановит и все расскажет.
   Но Шерион меня не остановил...
  
  
  

Глава 18.

  
   Первой парой была классификация магживотных. Это радовало. Признаюсь, хоть Марамот каждый раз пугал нас всякими ужастиками, но его самого студенты любили. Ко мне он относился более снисходительно, чем к остальным, и у него на парах я всегда обретала душевное равновесие.
   Сегодня Марамот был, как обычно, блестящ и велеречив. Он воодушевленно продемонстрировал маленького пушистого зверька с огромными печальными глазищами цвета весенних незабудок. Сплюснутую мордочку украшали смешные длинные ушки с кисточками, что придавало ему вид белочки. Но окрас шерстки был нежно-зеленоватый. Поэтому с белочкой эту прелесть перепутать было бы трудновато.
   Зверек был в ошейнике, от которого тянулся толстый металлический стержень, с помощью которого Марамот удерживал симпатяшку на расстоянии.
   - Обратите внимание на эту тварь, - рассказывал Марамот. - Она относится к виду Опустошителей. Непосредственно этот экземпляр носит название "Чудовищный Опустошитель". В мирах Нижней Спирали его называют "Кровавый Опустошитель". Чрезвычайно мерзкая тварь. Прошу его запомнить и...
   - Какой миленький, - восхищенно пропищала Милена и протянула руку погладить симпатяшку. Внезапно плюшевая шерстка дрогнула, и мгновение спустя приняла иной вид: обнажились кроваво-пурпурные ошметки плоти, которые бугрились сизыми венозными наростами. Белесые рыхлые глазницы с тремя зрачками показались вместо печальных незабудковых глаз. Кисточки на ушках раздулись в отвратительного вида присоски, из которых сочилась липкая слизь. Тварь щелкнула внушительными острыми зубами всего в миллиметре от руки Милены. Профессор сориентировался и отдернул тварь за металлический стержень. Опустошитель развернулся и, захлебываясь яростью, кинулся на Марамота, удерживаемый лишь длиной и крепостью стержня. Раз за разом тварь злобно бросалась на металлическую палку и в исступлении грызла ее, разбрасывая хлопья мутной пены. С неимоверными усилиями сдерживая существо, Марамот схватил огромный металлический колпак и накрыл. Под крышкой послышался скрежет - тварь остервенело, изо всей силы билась внутри и грызла металл.
   - Студентка, вы не ранены? - озабоченно спросил Марамот дрожащую Милену. Она покачала головой.
   - Покажите руку, - не унимался он.
   Милена протянула руку, на которой была лишь одна малюсенькая царапинка.
   Марамот побледнел:
   - Быстро к целителям! - он был вне себя от волнения. - Студенты, урок окончен. Продолжим в следующий раз. Быстрее выходите из аудитории! Мне надо отвести студентку.
   - Но со мной все в порядке, - пролепетала перепуганная Милена.
   - Тише, тише, - казалось, Марамот ее не слышит. Его лоб покрылся испариной, руки заметно дрожали.
   Все торопливо начали выходить из кабинета. Марамот, подтолкнув к выходу зазевавшегося Готфрида и быстро заперев дверь, потащил ошеломленную Милену к целителям.
   Мы начали расходиться. Все полголоса обсуждали происшествие и строили всевозможные предположения.
  
   Воспользовавшись моментом и свободным временем, я решила навестить моего Зверя.
   Быстро войдя в криптидосекцию, оглянулась - все было тихо и спокойно. Пробираясь к третьему кольцу клеток, я вдруг уловила чужеродный запах. На фоне смеси из ароматов дохлого хомячка и костно-растительного комбикорма он выделялся как пятно кетчупа на белоснежной рубашке. Этот аромат дорогих сигарет спутать с чем-то другим было уже не возможно. Усмехнувшись, я продефилировала к клетке моего Зверя.
   - Привет! - отсалютовала я ему. - Передай Шериону, что следить за студентками не вежливо. И куда только руководство Академии смотрит?
   Зверь понимающе фыркнул и ободрительно кивнул. Я развернулась и пошла обратно. В душе зрело торжество. Все-таки, он продолжает следить - значит, точка в нашем диалоге еще не поставлена...
  
  
   Я вышла из криптидосекции и вдруг поняла, как ужасно проголодалась. Размерами аппетита сейчас можно было бы поспорить даже с чудовищным опустошителем и Вжиком вместе взятыми. Недолго думая, я развернулась и отправилась прямиком в столовую. Обеденное время еще не началось, но я надеялась, что не выгонят.
   Запахи жаркого и блинчиков чуть не свели меня с ума, желудок сердито заурчал, и я уже больше ни о чем не смогла думать. Нагрузив поднос всякой еды для себя, Ромуса и Вжика, я плюхнулась за крайний столик. Зачерпнув первую ложку ароматной каши, я зажмурилась и с наслаждением принялась жевать. Это было моей стратегической ошибкой.
   - Вы чувствуете этот отвратительный запах? - послышался голос Кливии. - Навозом запахло. Неужели животноводы посмели прийти, когда люди обедают?
   Я, глядя в тарелку, молча жевала кашу.
   - Ой, это не животноводы. Это Исаева явилась, - фыркнула она. Лоррелла подхватила и засмеялась.
   Я продолжала жевать кашу.
   - Исаева, ты зачем столько еды набрала? - продолжала Кливия. - Ты же лопнешь скоро. Оставь хоть что-нибудь остальным студентам.
   Я отпила сок.
   - Чего сидишь, когда с тобой разговаривают? - начала заводиться Кливия. - Встань!
   Ее подружки рассмеялись.
   Я молча встала. Все изумленно вытаращили на меня глаза.
   - Правильно! - заржала Кливия. - Быстро учишься. А теперь выметайся отсюда!
   Я, молча, аккуратно собрала продукты в сумку. Народ безмолвно, с всевозрастающим удивлением, наблюдал. Даже Кливия опешила. Собрав все, я также молча взяла недопитый стакан с соком и вылила остатки на Кливию. Затем также, ни слова не говоря, направилась к выходу.
   Кливия стояла, как мокрая курица, липкий сок стекал по вычурной прическе, по лицу, по новому платью, придавая ей жалкий и нелепый вид. Неужели я когда-то посчитала ее миловидной?
   - Ты труп! - не своим голосом завизжала Кливия и ринулась ко мне. Прочитав по ее глазам явное намерение, как минимум, вырвать мне волосы или убить особо жестоким способом, я резко отскочила, поставив подножку. Она с размаху растянулась на полу. Я взяла у проходящего с подносом студента стакан с каким-то напитком и вылила на Кливию.
   - Остудись, - посоветовала я и вышла из столовой.
   Вслед мне неслись возмущенно-угрожающие вопли Кливии. Любопытно, что никто из подружек так и не пришел ей на помощь.
   Я шла по аллейке парка домой, нужно было покормить моих мальчиков, и размышляла над нравственной проблемой - правильно ли я сделала, что поиздевалась над Кливией? С одной стороны выходило - не правильно. Нельзя унижать достоинство другого человека, даже если он этого сильно заслуживает. Что-то из серии "подставь левую щеку...". К тому же она доставала меня только словесно. Но с другой стороны - моему терпению пришел, по всей видимости, конец, и я банально не выдержала. Кроме того, существовала реальная опасность, что она до меня прикоснется. Целовать еще и Кливию - я не перенесу. Поэтому, в конце концов, победила мысль, что я поступила правильно. Успокоив таким нехитрым образом свои нравственные сомнения, я весело заторопилась домой.
  
   Мальчики сидели по разным углам и злобно дулись друг на друга.
   - Привет, - улыбнулась я.
   - Алиса, твой ухажер переходит все границы разумного, а падший совсем сошел с ума... - начал ябедничать Вжик.
   - Алиса, они сговорились сами идти в лабораторию доктора Ципперпопера... - сообщил Шанго.
   - Алиса, твой дух запер дверь и не выпускал нас, а кот струсил прыгать в окно... - пожаловался Ромус.
   - Мальчики, может, сперва пообедаете? - невинным голосом предложила я, выгружая на стол всякие вкусности. Не знаю, то ли мое деловое предложение, то ли соблазнительные ароматы, толи отсутствие вчерашнего ужина и сегодняшнего завтрака так подействовали на них. Но через секунду все сидели у стола и старались наперегонки смести всю снедь.
   - Он первый начал, - выхватив самый большой кусок жареного мяса, с набитым ртом продолжал жаловаться Вжик. - Он совершенно неадекватен!
   - Алиса, - тщательно намазывая хлеб соусом и водружая сверху оставшуюся отбивную, покачал головой Ромус, - ты представляешь, твои питомцы думают только о себе. Махровый эгоизм!
   Он принялся рассказывать мне подробности ссоры, широко жестикулируя. Вжик провожал его движения завороженным взглядом. Внезапно он высоко подпрыгнул, сдернул мясо с хлеба, и, со зловещим урчанием, принялся торопливо пожирать добычу. Ромус изумленно уставился на Вжика. Затем покраснел от негодования и бросился отнимать. Вжик проскочил между ногами Ромуса и, продолжая поглощать на ходу мясо, залез под кровать. Ромус упал возле кровати на колени и попытался вытянуть Вжика за ногу.
   - Ой! - Отдернув расцарапанную руку, он скривился и жалобно попросил:
   - Алиса, а давай я его развоплощу? Совсем твой демон обнаглел. Он украл мое мясо.
   - Ромус, там еще есть кусочек, - я протянула кулек. Ромус обрадованно схватил еду и, удрученно покачав головой, продолжил:
   - Ты его разбаловала. Животные должны знать свое место.
   - Алиса, - возмущенно заорал Вжик. - Гони своего ухажера отсюда! Мы и без него хорошо жили! Ты все для него только! Мне ты мясо, небось, не припрятала!
   Он выскочил и принялся носиться по комнате.
   - Что он говорит? - поинтересовался Ромус.
   - Мальчики, сами разбирайтесь, ладно? - хмыкнула я, доставая из кулька последний кусочек мяса и отдавая его Вжику. - Я уже на пары скоро опоздаю. А еще переодеться надо.
   - Ну, скажи, - продолжал Ромус.
   Вжик молча поглощал свою порцию и только передернул ушами.
   - А зачем? У вас прекрасно получается общаться без переводчика. Или бумага закончилась? Так я подкину.
   - Я с демоном больше не общаюсь, - возмутился Ромус.
   - Я не буду с ним больше разговаривать! - вконец обиделся Вжик.
   - Вот и ладненько, - обрадовалась я. - Это хорошо, я буду теперь спокойна, что вы ничего не удумаете. Шанго, ты же присмотришь за ними?
   Из угла согласно блеснули красные глаза. Вжик и Ромус лишь сердито сопели.
   Я поправила перед зеркалом новое платье цвета холодной мяты, которое удивительно шло к моим глазам, и вдруг вспомнила:
   - Ромус...
   - Да, зайка?
   - Я кое-что забыла. - Я подошла к нему и поцеловала. Он страстно ответил мне. Наконец, я вырвалась из его объятий и отступила назад:
   - Все. Мне пора. Ведите себя хорошо.
   Закрывая дверь, я услышала возмущенное шипение котяры:
   - Совсем совесть потеряли!
  
   Я мечтательно улыбнулась. Сейчас будет пара у Шериона. Ну, что же, вперед!
  
  
   Шерион ярко и увлеченно рассказывал, девушки млели и бросали восхищенные взгляды на своего кумира, парни старательно записывали, и только я выбивалась из всеобщей благостно-пасторальной картинки, томясь под тяжестью нерешенных вопросов и проблем. Я предусмотрительно пристроилась у окна, и теперь вертела головой, рассматривая пейзаж. Мысли, словно блохи, прыгали туда-сюда и не давали возможности сосредоточиться... и все эти мысли были отнюдь нерадостными: Шерион на контакт не идет, видимо изначально я выбрала тактику для общения неправильно. И уже исправить ничего нельзя. Вот если бы я с самого начала не стала ломаться и все рассказала, возможно, он бы мне помог. Но это ведь тоже не стопроцентная гарантия. А если бы он использовал это против меня? Вон Кливии я тоже вначале поверила и чем это все закончилось? Нет. Корить себя за содеянное глупо. Как вышло, так вышло. Теперь вопрос, как все повернуть на пользу себе? Точнее, на пользу моему Зверю. Нужно бы сходить к нему, а то из-за Шериона мы тыщу лет не общались нормально. Я уже и соскучиться успела по нашим разговорам. Мне-то еще что, у меня есть Вжик и Шанго, вот теперь и Ромус появился. С Ромусом, кстати, тоже нужно что-то решать. Так быть не должно. По всей видимости, он решил у меня обосноваться. Это не правильно. Вчера хотели с Вжиком к доктору Ципперпоперу идти. Хорошо, что Шанго не пустил.
   Я содрогнулась, вспомнив свой поход к доктору Ципперпоперу и купание в бочке. Сидя за столом, я машинально, по детской привычке рисовала в тетрадке каляки-маляки, мыслями находясь далеко-далеко от лекции. Внезапно над головой раздалось:
   - Я смотрю, студентка Исаева, вам слушать о постановке экспериментов не интересно. Вы ведь и так все знаете. В таком случае расскажите нам, чем отличаются ускоренные полигонные испытания от нормальных натурных? С примерами, - он ухмыльнулся.
   Я смотрела, не понимая, что ему от меня надо.
   - Студентка, - поморщился Шерион, - когда с вами разговаривает преподаватель, положено вставать. Это велит делать Устав Академии и элементарная вежливость. Или вам и это не знакомо?
   По аудитории пронеслись злорадные смешки.
   Я молча встала и подняла глаза на Шериона.
   Он взял мою тетрадь и, скривившись, начал рассматривать мои каляки-маляки.
   - Мда, Исаева, - покачал головой он, - как художник вы тоже не очень. Я бы еще понял, если бы вас отвлекло от моей лекции написание шедевра. Но это! Меня удручает, что мой предмет игнорируют ради обычной белиберды.
   Вокруг рассмеялись.
   Я молчала.
   - Раз уж мы убедились, что и как слушатель, и как художник - вы абсолютно бездарны, то не смею вас больше задерживать, - он галантно поклонился и сделал приглашающий жест рукой к двери. - И даже более того, я нашел прекрасный выход, чтобы освободить нас от взаимной необходимости созерцать друг друга на лекциях. Полагаю, вы вполне сможете обойтись без изучения моей дисциплины. Прошу на выход!
   Мстит за утро, - подумала я.
   Мне не оставалось ничего другого, как на виду у всех, под аккомпанемент гаденьких смешков выйти из аудитории.
   В душе бушевала обида. Встретившись с торжествующим взглядом Кливии, я вздернула подбородок и придала своему лицу безмятежное выражение - не дождетесь!
   Я вышла из аудитории, заставив себя аккуратно прикрыть дверь.
   Куда податься? До конца пары еще около часа, обедать я не хочу, домой идти не хочу, возле криптидосекции околачиваться опасно - Фахр может увидеть. Размышляя, я брела по коридору и, как назло, нос к носу столкнулась с Молью.
   - Исаева, - поджала тонкие губы она, - вы не явились вчера на отработку!
   Вот демон! Совсем забыла.
   - На каком основании, я спрашиваю, вы пренебрегаете отработкой наказания? - она прищурила водянистые глазки. - Я сейчас же обо всем сообщу ректору!
   - Пожалуйста, - вежливо ответила я. - Как вам угодно.
   Зачем бороться и что-то доказывать? Шерион, единственный человек, который мог бы помочь, выгнал меня и опозорил перед всеми. Экзамен ему я теперь однозначно не сдам, Зверю сама не помогу, зачем мне цепляться за эту Академию? Жить в магическом мире, зная, что нельзя даже дотронуться до любимого человека! Нет, уж лучше вернуться домой, на Землю, там хоть весь этот букет приворотов-проклятий перестанет действовать.
   - Как так? - удивилась Моль.
   - А что мне говорить? - вздохнула я. - Вы правы, я пропустила отработку без уважительной причины. Значит, согласно Уставу Академии, абсолютно правильно будет пойти к ректору и добиться моего отчисления.
   - Именно так я и сделаю, - рассердилась Моль. - Меньше развратом со студентами будете заниматься на виду у всех.
   - Завидуете? - не удержалась я.
   Ну, все. Теперь мне точно пришел конец.
   Бледное лицо Моли побагровело, водянистые глаза выпучились, и она тяжело задышала от возмущения, широко открывая рот, словно рыба.
   - Любезная госпожа Жоз, - прозвучал за спиной знакомый вкрадчивый голос. - Не ругайте эту студентку. Она вчера пропустила отработку по моему поручению. А я забыл вас предупредить. Извините.
   Шерион виновато склонил голову. Моль зарделась.
   - Ну что вы, профессор Шерион, - томно проворковала она. - Я все понимаю. Исаевой достаточно было сообщить, что она выполняет ваши поручения.
   - Я, надеюсь, вы не в обиде и мы уладили это маленькое недоразумение? - обходительно разулыбался Шерион.
   - Конечно. Конечно, - забормотала вконец смущенная Моль.
   - В таком случае, отдайте мне, пожалуйста, последнюю отработку Исаевой. Мне нужно завершить начатое. Я буду вам очень признателен.
   - Конечно, - окончательно разомлела Моль.
   Шерион галантно поцеловал ее анемичную руку. Моль тихо таяла.
   Я стояла в ступоре, в буквальном смысле этого слова.
   Моль что-то еще трепетно и восторженно лепетала, когда Шерион, закончил расшаркиваться и указал мне рукой на свой кабинет:
   - Проходи.
   Я молча пошла за ним.
   Он сел в кресло. Я осталась стоять.
   - Садись, - он указал на стул.
   Я покачала головой и продолжала стоять, глядя на него в упор.
   - Ну, ладно, как хочешь, - поморщился он и, достав мою злополучную тетрадь по магисследованиях, принялся внимательно перелистывать страницы. Дойдя до нужной, он остановился и показал мне рисунок:
   - Что это? - его зеленые глаза заледенели. - Отвечай!
   Я вытаращилась в изумлении - на страничке я машинально накалякала иероглиф, точнее эмблему, которую видела на том плаще возле бочки с кровью.
   - Эммммм... - замялась я, - это иероглиф, видимо.
   - Где ты его видела? - подался вперед Шерион. Его пальцы уцепились в край стола и побелели от напряжения.
   Я решила дорого отдать информацию - мне нужна была его помощь, да и сегодняшнее происшествие на лекции оставило обиду.
   - Это - обычная белиберда, - внимательно рассматривая иероглиф, с видом эксперта ответила я. - Жуткая причем. Но что можно ожидать от столь бездарного художника, - я снисходительно пожала плечами.
   Он побледнел, и только полыхнувшее пламя в зеленых глазах подсказало мне, что дальше шутить опасно. Но мне было уже плевать.
   - Алиса, - медленно, с усилием, тщательно подбирая каждое слово, произнес он. - Ответь на вопрос. Пожалуйста. Это важно.
   - Не более важно, чем высмеять студентку перед всеми, используя свое служебное положение, - поморщилась я. - Вы только что отстранили меня от посещения магисследований и отказались созерцать меня на лекциях. Поэтому я не обязана тратить время на общение с вами. Вы больше не мой преподаватель.
   Я развернулась и пошла к выходу.
   - А тетрадку можете оставить себе - как образец бездарной живописи. Будете показывать студентам, как не следует поступать на ваших парах.
   Я ухватилась за ручку двери.
   - Стой! - Шерион в два прыжка подскочил ко мне и рывком развернул к себе. Я перепугалась, что он дотронется до меня и отпрянула, больно ударившись о косяк двери головой. Слезы брызнули из глаз и потекли по щекам. Я молча вытерла их тыльной стороной ладони и попыталась вывернуться. Но Шерион крепко держал за плечи.
   - Отвечай! - он потряс меня так, что мои зубы клацнули.
   - Профессор, сегодня утром мы все выяснили, - высоко вздернула подбородок я. И пускай слезы катились по щекам, но без боя сдаваться я не намерена. - Вы отказались отвечать на мои вопросы, а я отказываюсь отвечать на ваши! И прекратите меня запугивать!
   Он отшатнулся и выпустил меня.
   - Свободна, - глухо, с раздражением, выдавил он.
   Я вышла из кабинета.
   - Отработка сегодня перед ужином, - услышала я в спину. - И не опаздывай!
   Вот демон!
   Это что же мне до ужина томиться в ожидании следующего этапа борьбы. Не хочу! Надоело!
   Я резко развернулась и вошла назад в кабинет. Шерион сидел, угрюмо склонив голову на руки.
   Я подошла к столу.
   - Этот иероглиф я видела на старинном плаще, который карлик Закда принес в лабораторию доктора Ципперпопера.
   Шерион потрясенно уставился на меня.
   - Ты была в его лаборатории? - недоверчиво протянул он. - Но как?
   - Я дважды была там, - поморщилась я. - Пешком сходила.
   - Когда ты видела плащ? - хищно подобрался Шерион.
   - Около месяца назад.
   - Покажи мне дорогу в лабораторию, - требовательно уставился он на меня зелеными глазами.
   - Не могу, - покачала головой я.
   - Почему? - нахмурился он.
   - Я не знаю ваших намерений, - пожала плечами я. - Отсюда возвращаемся к нашему утреннему разговору. Вы отвечаете на мои вопросы - я отвечаю на ваши. Вы помогаете мне - я помогу вам.
   Шерион разозлился. По выражению его лица было видно, какая тяжелая внутренняя борьба у него происходит. Наконец, приняв решение, он пристально посмотрел мне в глаза. От этого взгляда у меня мороз пошел по коже, захотелось зажмуриться и немедленно влезть под стол.
   - Поклянитесь, что никто из людей об этом не узнает! - велел он.
   - Клянусь, что никто из людей об этом не узнает, - повторила я. - Тогда и вы клянитесь, что никому не расскажете и не причините ни мне, ни моим друзьям никакого вреда!
   - Клянусь, - хрипло сказал он.
   По комнате пронесся легкий вихрь сизоватого свечения и все исчезло.
   Ух ты, неужто это была магическая клятва?
   - Садись, - он устало махнул рукой на стул и вытащил из пристенного шкафчика бутылку с янтарным содержимым. - Божественная лоза - напиток богов. Будешь?
   Я отрицательно покачала головой.
   Он понятливо хмыкнул и залпом выпил. Отставив стакан, он долго и пристально вглядывался в меня, словно стараясь что-то для себя понять.
   - И откуда же ты такая взялась? - устало покачал он головой. - Студентка первого курса знает дорогу туда, куда никто никогда не проникал из непосвященных. - Что же тебя связывает с доктором?
   - После вас, - растянула губы в искусственной улыбке я.
   Он снова вздохнул и произнес:
   - Я ищу человека.
   - Я это знаю, - пожала плечами я.
   - Откуда, - он потрясенно уставился на меня.
   - Вы не ответили на мой вопрос, - напомнила я.
   - Демон с тобой, слушай, - он нахмурился, - когда-то, много лет назад в Академии исчез один студент. И с тех пор я его ищу. Нет ни следов, ни слухов. Вообще ничего.
   - И это я знаю, - кивнула я. - Что за студент?
   - Мой сын, - вздохнул Шерион, и его плечи ссутулились...
  
  
   Я мысленно присвистнула. Всего ожидала, но не такого. С ума сойти! Красавчик Шерион - семейный человек, к тому же обремененный пропавшим потомством! Представляю ошарашенные лица студенток от такой новости. Но нельзя - клятву давала.
   Ну, надо же! У него есть сын! Да он выглядит лет на тридцать от силы. Хм... В Академию сын поступил пусть даже если и в шестнадцать, то пропал он давно. Отсюда вопрос - сколько сейчас лет его сыну и сколько реально ему? Даже если теоретически предположить, что сына он прижил в глубоком детстве.
   Но вслух я сказала:
   - А с чего вы взяли, что к этому причастен доктор Ципперпопер?
   - Теперь более чем уверен, - нахмурился Шерион, - то, что ты видела там плащ - прямое доказательство.
   - Это вообще не доказательство, - пожала плечами я. - Плащ притащил карлик, это еще ничего не означает. Может, украл где-то. Кстати, нужно расспросить кое-кого, кто жил в той лаборатории, и не один день. Думаю, он видел всех обитателей. Может быть, и вашего сына, если он там точно был.
   - Кто это? - вскинулся Шерион.
   - Один мой друг, - уклончиво ответила я.
   - Давай-ка, рассказывай, - потребовал он.
   - После того, как вы поможете мне.
   - Алиса, - зарычал он, - я столько лет пытался выяснить хоть что-нибудь о нем! А теперь, почти у цели, ты начинаешь торговаться. Пойми, на кону судьба человека! Это мой сын!
   - Я понимаю, - согласилась я. - Но на кону судьбы двух человек - вашего сына и моего друга. Вы помогаете мне, я - помогаю вам. Все честно.
   - Ладно, - вздохнул он, внезапно успокоившись. - Говори, упрямая студентка, в чем тебе помочь?
   - Давайте начнем с того, что вы расскажете о магических мутациях, - попросила я.
   - Ты представляешь, о чем просишь? - схватился за голову Шерион. - Это огромнейший пласт магической науки, здесь месяца не хватит, чтоб рассказать основное, даже если я не буду, ни есть, ни спать. Давай поконкретнее, что именно тебе нужно?
   Я задумалась. Можно ли ему доверить все? Теперь я знаю его тайну, и он от меня зависит. Ну что же, выбора особого нет.
   - Мой питомец, - начала я.
   - С которым ты разговариваешь? - усмехнулся Шерион. - Заменитель плюшевого мишки из детства?
   - Угу, - буркнула я, сделав вид, что не заметила подколку.
   - И что?
   - Он одушевленный, - сказала я. - И стал таким из-за магической мутации во время "Эксперимента 52-б". Теперь ему нужно помочь вернуть свой облик.
   Шерион вытаращился на меня, словно увидел больное привидение.
   - В каком смысле? - осторожно спросил он.
   - Он должен снова стать человеком.
   - Сама придумала? - усмехнулся Шерион. - Как в детстве? Может, давай я тебе лучше нового плюшевого мишку подарю? Будете дружить. Хотя нет, вдруг ты потом захочешь из мишки тоже сделать человека...
   - Он сам мне сказал! - перебила я поток красноречия. - И нечего делать вид, что вы мне не поверили! Если бы не поверили, то зачем следили за мной?
   - Значит, ты таки разговаривала с ним, я был прав, - словно про себя протянул он, сузив глаза. - И давно это с тобой?
   - Что?
   - Способности к эмпатии.
   - У меня нет эмпатии, - покачала головой я.
   - Но ты же с ним общаешься?
   - Ну да, - кивнула я, - мы часто разговариваем.
   - Алиса, одушевленные не разговаривают.
   - Не знаю, со мной - всегда разговаривают.
   Он недоверчиво посмотрел на меня:
   - И со многими одушевленными ты разговаривала, чтобы сделать такой вывод? Если, конечно, не считать плюшевого мишки?
   - С тремя только, - отмахнулась я и продолжила. - Профессор, пожалуйста, помогите мне понять, что с ним случилось, и как в теле Зверя оказалась душа человека? И как его можно вернуть?
   - Рассказывай, все, что знаешь, - велел он и откинулся на спинку кресла. - Подробно.
   Я кратко пересказала все об "Эксперименте 52-б", что узнала от Зверя, и свои выводы. Шерион надолго задумался:
   - Алиса, есть и третий вариант - душу зверя поместили в тело человека, и началась мутация - превращение человека в животное. Возможны и четвертый, пятый и так далее варианты, в том числе и альтернативного развития событий. Если бы ты внимательнее слушала мои лекции, то знала бы, что пытаться найти решение без знания исходных условий - заведомо провальное дело.
   Я покраснела:
   - Что же делать?
   - Подожди паниковать, - Шерион подошел к книжному шкафу и достал из встроенного сейфа несколько книг. Водрузив их на стол, он принялся торопливо перелистывать страницы. Я устала стоять в ожидании и примостилась в то же самое ненавистное кресло, в котором сидела утром.
   Наконец-то, профессор нашел искомое, и, оторвавшись от текста, пристально посмотрел на меня. Увидев, как я утонула в кресле, он хмыкнул, а я почему-то смутилась - в отличие от утреннего визита, сейчас на мне было короткое платье.
   - Вот. Слушай, - Шерион поморщился. - Для того чтобы вернуть человеческий облик твоему питомцу, правильно было бы сначала проверить, что с ним произошло. И только затем искать способ возвращения. Но, как мы с тобой уже обсуждали, вариантов может быть очень-очень много. Поэтому мы можем использовать лишь один единственный способ. Ритуал боо-сааман. Вся беда в том, что для ритуала нужен шаман или человек, способный впадать в транс и слышать зов. Ритуал довольно опасный. И тут нужно подумать, кого можно привлечь на эту роль.
   - Не надо думать, я знаю, - обрадовалась я. - Студент из факультета вуду-ведения подойдет? Он потомственный колдун вуду, пятое поколение вроде. За его молчание ручаюсь.
   - Интересные у тебя друзья, Алиса, - уважительно посмотрел Шерион, но потом-таки не удержался, - надеюсь, хоть он плюшевыми мишками не увлекается?
   Смеясь, я замотала головой.
   - Отлично. В таком случае мне нужно время для подготовки обряда и начнем. Полдня, думаю, хватит. Лучше все сделать после полуночи. Но приведи сюда своего потомственного колдуна перед ужином. Нужно посмотреть на него. Надеюсь, он окажется не совсем бездарным. И подготовь морально своего питомца к ритуалу. А то вдруг передумает, - хмыкнул он.
   Я кивнула и, счастливая, выскочила из кабинета.
  
   Полдня пролетели как мгновение. Я металась от Ромуса к Зверю и обратно, подбадривала, радовалась, трусила, переживала, умирала от страха и радости. В общем, в положенное время, когда я притащила Ромуса к Шериону, мое сердце билось, как у пойманной в силки птички.
  
   Ромус был с виду спокоен, только бусинки пота на висках выдавали волнение. Синяки на лице начали потихоньку сходить и пожелтели. Припухлость исчезла, глаз стал открываться - в общем, Ромус все еще был похож на хулигана, но хоть на живого хулигана, а не как раньше.
   - Профессор Шерион, - я постучалась и, не услышав разрешения, открыла дверь и решительно вошла, потянув за собой упирающегося Ромуса.
   Шерион стоял на коленях посреди кабинета и внимательно чертил линии пентаграммы углем прямо на шелковом светло-бежевом ковре. Периодически он сверялся с рисунком и довольно мурлыкал какую-то бравурную мелодию.
   Мы с Ромусом тихонечко проскользнули и устроились в том самом злополучном кресле. Причем я успела занять все кресло, а Ромусу достался только подлокотник.
   Ну а что, это мое законно выстраданное кресло!
   Во все глаза зачарованно рассматривая линии, Ромус выпал из реальности. Только по бегающим вслед за движениями рук Шериона зрачками можно было догадаться, что Ромус пытается выучить пентаграмму.
   - Даже не думай, - проворчал Шерион, не оборачиваясь.
   - О чем? - удивилась я, на всякий случай, расправляя складки платья.
   - Я не тебе, - тщательно проводя полукруглую линию, ответил Шерион, - а потомственному колдуну. Чтобы повторить пентаграмму боо-сааман недостаточно запомнить одну только последовательность линий.
   - Почему? - пробормотал изрядно озадаченный Ромус.
   - Поверх рисунка я выстраиваю поперечные и дуговые энергетические линии, а в узлы вплетаю двойные ментальные печати.
   - Я вижу. Но в левом верхнем луче вовсе не ментальная печать, - ответил Ромус, вытягивая шею и пытаясь заглянуть за Шериона. - И она тройная.
   - Правильно. Во время ритуала дух может опрокинуть шамана и перевернуть пентаграмму. Ты же знаешь, что это означает?
   - Знаю, - внезапно севшим голосом просипел Ромус, вытирая обильный пот со лба.
   - Вот поэтому для боо я использую символ сфирота. - Пояснил Шерион.
   Я с благоговением внимательно вслушивалась, во всяком случае, первые минуты две, но потом у меня вскипел мозг, и я потеряла нить рассуждений.
   Жуть! Хуже чем алгебра!
   Никогда не воспринимала всякую тарабарщину. Шерион продолжил чертить, по ходу поясняя Ромусу понятные только им двоим нюансы понятными только им двоим словами. Мне было неловко за свою безграмотность, но просить ликбез сейчас было не время. Поэтому я молча, с умным видом восседала в кресле, в душе стыдясь за свое невежество.
   Наконец, последняя черта была нанесена, и довольный Шерион устало вздохнул, поднимаясь с колен.
   - Ну, что ж, дело сделано. Пентаграмма готова. Потомственный колдун в наличии. Кстати, имя у колдуна есть? - Шерион хмыкнул.
   - Ромус, - неловко вскочил с подлокотника Ромус, не зная, куда девать руки.
   - Ромус, значит, - задумчиво повторил Шерион, внимательно всматриваясь в него. - Что-то мне твое лицо смутно знакомо. Ты, случайно не имеешь отношения к Алтаане Куо?
   - Это моя мама, - хрипло пробормотал Ромус.
   - Вот как? - Нахмурился Шерион. - Извини, парень.
   Ромус кивнул, и его бусики звякнули в такт.
   - Ты зачем все амулеты надел? - нахмурился Шерион. - Снимай!
   - Но как же накопители и проводники? - попробовал возмутиться Ромус. - Я не смогу!
   - Поддерживать тебя буду я, - успокоил Шерион, - а Алиса поговорит с духом.
   - Мы будем вызывать конкретного духа лоа? - спросил Ромус, краснея.
   Я знала, что он думает о своей маме.
   - Да, - ответил Шерион, и Ромус сник. - Я перенастроил ритуал боо-сааман на сонант Зова при камлании.
   - Это все хорошо, - влезла в разговор я. - Но мне только одно не понятно: вот мы все здесь, пентаграмма - здесь, а Зверь - на криптидосекции. Не думаю, что Фахр позволит увести Зверя в жилые корпуса. Я когда-то у Марамота череп и то еле-еле выпросила - Устав не велит, итить его! А живого и огромного Зверя нам и подавно не отдадут! Или вы можете заставить Фахра, профессор?
   - Не думаю, что просвещать других преподавателей по поводу нашей затеи - хорошая идея, - с сомнением покачал головой Шерион. - Ты, как всегда, не внимательна, Алиса. Посмотри, где я нарисовал пентаграмму?
   - На ковре, - протянула я.
   - Ну, вот, - удовлетворенно хмыкнул Шерион. - Мы возьмем ковер с собой и пойдем на криптидосекцию. Там спокойно проведем ритуал.
   - А звери кричать не будут? - забеспокоился Ромус. - Там один такой жуткий с синей мордой у дверей стоит - он нас всех сожрет!
   - Животных я беру на себя, - улыбнулась я. Хоть в чем-то и от животноводов бывает польза.
   Остаток времени до ритуала мы потратили с толком: серьезный Шерион давал последние инструкции взволнованному и хмурому Ромусу, ну а я тем временем уютно дремала в кресле.
   Наконец, Шерион сказал:
   - Все, пора!
   Мы подскочили и помогли свернуть ковер.
   Тихо-тихо, стараясь не шуметь, мы вышли из академического корпуса в парк и зашагали по направлению криптидосекции.
   Меня ощутимо потряхивало. Ромус был внимательно-сосредоточен, а по лицу Шериона было не понятно. Ночная прохлада заставила зябко поежиться. Ромус накинул мне на плечи свою куртку.
   - Спасибо, - одними губами прошептала я.
   Ромус кивнул, и вновь воцарилась тишина. Только песок на дорожке шуршал под нашими шагами, и где-то вдалеке стрекотала одинокая цикада.
  
  
  

Глава 19.

  
   - Ложись в центр пентаграммы, - велел Шерион Зверю.
   Тот посмотрел на меня. Я кивнула, и Зверь осторожно опустился на ковер, стараясь не задеть линии.
   - Все знают, кому что делать? - в сотый раз переспросил Шерион, мы с Ромусом синхронно кивнули.
   - В таком случае - начали! - хлопнул в ладони Шерион и Ромус начал камлать.
   Расставив ноги чуть в стороны и согнув их в колени в полуприсяде, он слегка наклонился вперед. Медленно выпрямился. Снова наклонился. Выпрямился. Гортанно, на одной низкой ноте, он завел странную завораживающую мелодию. Вытянув голову и прижав руки с бубном к туловищу, отставив их слегка назад, сделал вперед шаг правой ногой. Затем чуть присел и посмотрел вниз, вверх, в стороны. Левой ногой. Резко выкинул руки вперед. Удар в бубен. Снова полуприсел. Удар в бубен. Взгляд вниз, вверх, в стороны. Шаг. Полуприсяд. Удар в бубен. Вниз. Вверх. В стороны. При этом бубен, словно жил своей жизнью, вторя пению. Следующий шаг. Полуприсяд. Удар в бубен. Вниз. Вверх. В стороны. Быстрее. Быстрее. Шаг. Полуприсяд. Удар в бубен. Вниз. Вверх. В стороны. Шаг. Полуприсяд. Удар в бубен. Вниз. Вверх. В стороны. Постепенно, все ускоряясь, Ромус впал в транс. Его глаза закатились, на губах выступила пена. Горловое пение становилось все ниже и ниже, переросло в сплошной низкочастотный хрип. Тело Ромуса содрогалось. Движения стали конвульсивными. Голос вибрировал на низких частотах. Везапно, Ромус сильно ударил в бубен и резко замер. Его белые глаза смотрели, казалось, куда-то внутрь себя. Из губ вырвались звуки, все больше и больше звуков и внезапно я начала разбирать, улавливать эту речь. Голос Духа. Он вопрошал, злился, угрожал.
   Пришел мой черед вступать. Я обратилась к духу. Я произносила непонятные мне слова-обращение к духу, которые Шерион написал на бумажке и заставил меня столько раз повторять, что я почти выучила странные звучания.
   Я говорила и говорила, а Ромуса трясло в конвульсиях. Дух не хотел уступать. Шерион стоял, закрыв глаза, пот градом бежал по его лицу. Видно было, каких колоссальных неимоверных усилий стоит ему удерживание душу Ромуса на этой стороне черты.
   Наконец, Дух ушел и увел за черту дух животного и сущность зверя.
   Наступила звенящая тишина.
   Ромус рухнул бес сознания. Из носа у него пошла кровь. Собрав остатки сил, я подползла к нему, и с трудом перевернула, чтобы не захлебнулся. Шерион в изнеможении сидел у стены с закрытыми глазами. Его губы были крепко сжаты, руки дрожали.
   Неужели получилось?
   Боясь поверить сама себе, я повернула голову и посмотрела туда, где был Зверь.
   В центре пентаграммы, которая теперь превратилась в рыжий пепел, лежал человек.
  
  
   От облегчения я расплакалась. Просто сидела на полу и по-бабски лила слезы. Страшное напряжение последних дней вдруг отступило. Стало даже легче дышать.
   Человек в пентаграмме слабо застонал и пошевелился. Меня словно подбросило -ринулась к нему. И где только силы взялись!
   Подскочила, перевернула, вглядываясь в лицо.
   И тут меня словно ледяной водой окатили - я его рассмотрела!
   Лицо, безукоризненное, красивое той хищной красотой, которая отличает настоящих мужчин из массы представителей мужского пола, волевой подбородок, ястребиный профиль. Пришло осознание - я это уже все видела.
   От потрясения моя бедная измученная психика не выдержала, и я уплыла в черноту. Больше ничего не помню...
  
  
   Очнулась я от звуков. Мерных, монотонных звуков. Где-то рядом пели. Голос был запредельно низкий, гортанный. Он вызывал у меня неприятные чувства. И такая меня взяла досада от этого голоса, что я открыла глаза и попыталась возмутиться. Яркий дневной свет на мгновение ослепил, я услышала:
   - Профессор, смотрите, она очнулась.
   Это же Ромус. Где я? Я попробовала еще раз открыть глаза и застонала - голова взорвалась невыносимой болью.
   - Тише, Алиса, тише, - мягкий баритон окутывал, успокаивал, и я доверчиво потянулась к нему.
   Понемногу я приходила в себя и смогла рассмотреть, где я.
   Мы находились в кабинете Шериона. Я лежала на диванчике, положив голову на колени Ромуса. Шерион восседал за столом. Высокий человек стоял спиной к нам, глядя в окно. Человек? Мой Зверь. Вернее, уже не Зверь, а он. Или не он?
   С ума сойти!
   - Что? Что произошло? - каким-то чужим, каркающе-хриплым голосом спросила я.
   - Все позади. Мы в моем кабинете, - облегченно вздохнул Шерион. - Ты как?
   - Тошнит, - призналась я. - И голова сильно кружится.
   - У тебя эмоциональное истощение, - констатировала Шерион. - После общения с духами всегда так бывает. Особенно в первый раз.
   Он достал бутыль, плеснул в стакан янтарной жидкости. На два пальца всего. И подошел ко мне, протягивая стакан:
   - На, выпей. Будет легче. Знаю, что не вариант, но целителей звать не стоит.
   Дрожащими руками я взяла стакан и, с помощью Ромуса приподняв голову, залпом выпила. Внутри все обожгло огнем, и я закашлялась.
   - Спасибо, - возвращая стакан, пробормотала я сквозь выступившие слезы, и перевела взгляд на него. На моего, теперь уже бывшего, питомца. На Зверя.
   Он стоял у окна и смотрел на меня.
   - Ну, здравствуй, Алиса, - мягко сказал он, и меня словно обдало жаром.
   - Здравствуй, - попыталась прошептать я, и слезы брызнули из глаз.
   - Ты что! - ко мне нагнулся Ромус и принялся вытирать своим платком. - Ну, не плачь. Все хорошо, Алиса. Все уже хорошо. Успокойся.
   - Это нормальная реакция, - подал голос Шерион. - Иногда нужно поплакать, так организм легче справляется с эмоциональным истощением.
   - Извини, - понурил голову он, на фоне окна его лицо было плохо видно. - Я не хотел.
   Я лишь смогла выдавить жалкую улыбку.
   - Может, воды? - спросил Ромус.
   Я покачала головой.
   - Пока Алиса приходит в себя, предлагаю вернуться к решению этой проблемы, - подал голос Шерион.
   Я вопросительно посмотрела на Ромуса.
   - Пока ты была без сознания, мы тут думаем, где его пристроить и как объяснить его появление в Академии, - шепнул он.
   Я кивнула и перевела взгляд к окну.
   - Я могу поселить тебя в соседней комнате. Там сейчас никто не живет, - нахмурился Шерион. - Но, надеюсь, что хозяин вернется. К тому времени мы с тобой определимся.
   Я поняла, что он имеет в виду комнату его сына.
   - Спасибо, - кивнул он и отошел от окна.
   - Ты точно не помнишь, кто ты? - спросил Шерион.
   - Нет, - с горечью покачал головой тот.
   - Я знаю, кто ты, - наконец, смогла произнести я, от слабости меня бросило в пот, но я взяла себя в руки и закончила. - Только не пойму, как такое возможно?
   - И кто же? - спросил Ромус.
   - Профессор Шерион, Ромус, знакомьтесь - доктор Ципперпопер, - выпалила я.
   В комнате повисло молчание...
  
  
   - Алиса, с тобой все в порядке? - осторожно поинтересовался Шерион. Тон его мне не понравился - он говорил со мной, как с ребенком. Да и Ромус успокаивающе похлопал по руке.
   Доктор Ципперпопер, а это был именно он, стоял посреди комнаты и растерянно смотрел на меня.
   - Со мной все в абсолютном порядке, - отчеканила я, добавив в голос металла. - Более того, я полностью отвечаю за свои слова. Повторю. Это - доктор Ципперпопер!
   - Не может быть, - пробормотал Шерион.
   - Может, - пожала плечами я. слезая с диванчика. Голова все еще кружилась, но уже хоть не тошнило.
   - Рассказывай, - велел Шерион, нахмурив брови.
   - Я дважды встречалась с доктором Ципперпопером, и хорошо знаю его внешность. Так вот, он, - я указала рукой на моего бывшего питомца, - один в один, как доктор.
   - Может, близнецы? - попытался вклиниться Ромус.
   - Нет, даже у близнецов есть кое-какие отличия, - отмахнулась я. - А здесь речь идет об абсолютной копии. Ну не мог Зверь, вернув человеческую сущность, сразу же скопировать внешность доктора. Да и за все эти годы его внешность могла сильно измениться. Откуда бы он угадал? Это - раз. Два - Моль как-то упоминала, что отчеты пропавшего ассистента на Ученые советы приходят регулярно. Однако при этом его самого никто не видел. Уже давно. Сразу от момента провала "Эксперимента 52-б". И, наконец, три - доктора Ципперпопера, я имею в виду - настоящего, - я снова указала на моего бывшего питомца, - не уничтожили физически, а зачем-то спрятали. Причем так, что никто и никогда не смог бы найти. Зато в любой момент его можно было вернуть обратно. Видимо, самозванцу необходима информация, или знания, которыми владеет только доктор. Поэтому я еще раз утверждаю, что это - доктор Ципперпопер, а в лаборатории сидит - самозванец. Предположительно - пропавший ассистент.
   - Браво, - зааплодировал Ромус.
   - Но зачем ассистенту поступать так со своим научным руководителем? - удивился Шерион.
   - Сложно сказать, - вздохнула я. - Его мыслей мы не знаем. Здесь может быть буквально все - от банальной зависти, до спланированной мести. А вот мотивация не понятна. Но с этим мы еще разберемся.
   - Как все странно, - покачал головой Шерион. - Все эти годы я люто ненавидел доктора Ципперпопера, искал его, чтобы поквитаться, а он, оказывается, все это время сидел в клетке в личине животного.
   - Я совсем ничего о себе не помню, - понурил голову доктор Ципперпопер.
   - Сегодня же я начну готовить эликсир. Он поможет восстановить память, - кивнул Шерион. - А теперь нужно подумать о том, как преподнести появление доктора Ципперпопера в Академии. Боюсь, это вызовет переполох.
   - И самозванец, что засел в лаборатории, сильно всполошится, - заметил Ромус.
   - Не просто всполошится, - нахмурился Шерион, - появление настоящего доктора - прямая угроза его существованию. Самозванец попытается убить его.
   - Скорее всего, опять спрячет, - кивнул доктор Ципперпопер. - Если он уже однажды сделал это, то убивать меня ему почему-то не выгодно.
   - Возможно, вы правы, - согласился Шерион. - Значит, нужно представлять вас под другим именем.
   - Но в Академии должны быть его сообщники. Они сразу донесут, - заметил Ромус.
   - Тоже верно, - забарабанил пальцами по столешнице Шерион. - Значит, пока не будем никому ничего говорить. А Ципперпопер посидит в комнате.
   - Да уж, настоящая свобода, - проворчал доктор Ципперпопер, - сменил клетку на комнату.
   - Это ненадолго, - успокоил Шерион. - Этот вопрос мы решим.
   - Есть еще одна проблема, - вмешалась я. - Исчезновение Зверя из криптидосекции не останется незамеченным. Фахр этого так не оставит. А подозрение сразу падет на меня. А я и так уже под всеми мыслимыми и немыслимыми подозрениями у ректорши.
   - У какой ректорши? - удивился Шерион. - У нас ректор.
   - Этот вопрос тоже меня напрягает - почему меня вызывала на ковер ректорша? - пожала плечами я. - Орала на меня, обвиняла во всех смертных грехах. Даже в том, что меня не поселили в общежитие, виновата оказалась тоже я.
   - Нет никакой ректорши, - повторил Шерион и задумался. - Кажется, я начинаю догадываться...
   - О чем? - в один голос воскликнули мы с Ромусом.
   - Кто была эта дама и что ей нужно.
   - И что?
   - Я перепроверю, затем расскажу, - хлопнул по столу ладонью Шерион. - Хватит с нас на сегодня проблем. Давайте расходиться. Все устали, и много работы.
   Доктор Ципперпопер заглянул мне в глаза. Я, покраснела и потупилась. Ромус что-то проворчал и резко вышел из кабинета.
   - Я так и не поблагодарил вас, - смущенно пробормотал доктор Ципперпопер. - Вы рисковали, вернули меня к человеческой жизни...
   - Да не за что, - отмахнулся Шерион. - Алису благодари, если бы не ее настойчивость, сидеть бы тебе в той клетке до смерти.
   - Алиса, - доктор Ципперпопер снова поднял на меня благодарные сияющие глаза, - я...
   - Не надо, - вконец смешалась я, - ты бы поступил на моем месте также.
   Он не ответил, отвернувшись...
  
  
   Я неслась по коридору. Я была зла. Вот почему всегда так - только все наладилось, только добился цели, можно сказать, воплотил мечту, как сразу со всех сторон начинают сыпаться неприятности?
   Меня беспокоил Ромус. После ритуала он как-то сразу отстранился. С одной стороны это было даже неплохо, но я-то знала, что его магическая зависимость не прошла. И он это знал. Точнее ощущал. И, тем не менее, избегал меня.
   И сейчас я неслась по коридору в надежде застать его в комнате и поговорить.
   - Алиска! - дорогу мне перегородила Офелия.
   - Привет, - машинально протянула я.
   - Ты опять пропустила пробежку, - укоризненно пророкотала она. - Сама наобещала помочь подготовиться к вечеринке, а теперь где-то ходишь!
   - О, демоны! - я схватилась за голову, - прости, опять забыла.
   - Не прощу, пока не поможешь, - надулась Офелия, - вечеринка уже завтра. Забыла разве?
   - Черт! - чуть не взвыла я. - Я сейчас спешу, давай чуть позже?
   - Нет. Пошли, - Офелия решительно потянула меня к себе. Мне оставалось лишь покорно плестись следом, отодвинув все свои дела.
  
  
   В комнате царил бардак. Милена еще не вернулась от целителей, и Офелия жила одна. Склонностью к порядку она явно не страдала: вещи были вывалены из шкафа прямо на пол, кровать не застелена, на окне громоздилась гора тарелок с подсыхающими бутербродами. Флакончик духов упал под стол, пробка где-то затерялась и большая лужица удушливо благоухала.
   - Ты не хочешь проветрить комнату? - осторожно поинтересовалась я.
   - К демонам комнату! - отмахнулась она. - Давай придумывать мой образ.
   Я вздохнула и открыла окно. Свежий воздух ворвался в помещение, принося ощутимое облегчение для моего бедного носа.
   - Как хочешь, - не стала спорить я. - Давай начнем с духов. Что это за ерунда у тебя завоняла всю комнату?
   - Это не ерунда! - обиделась Офелия, - это были мои любимые духи! Что ты прицепилась? Мы сюда образ придумывать пришли или о чистоте рассуждать?
   - Любой образ начинается с запаха, - ответила я. - Можно быть одетой в обычную одежду, но духи должны быть дорогие и правильные. Или, как вариант, не должно быть вообще никаких духов.
   Офелия вытаращила глаза.
   - Сладкие духи, как у тебя, утяжеляют образ, - продолжала я. - И делают старше. Ты столько боролась с лишним весом, а теперь неправильным ароматом все перечеркнешь.
   - Никогда об этом не думала, - пробормотала она.
   - Оно и видно, - не удержалась от подколки я. - значит так, тебе нужен свежий или, в крайнем случае, легкий цветочный запах. Никаких роз и орхидей. Теперь дальше, твои волосы. Как ты собираешься идти на вечеринку?
   - Как обычно, - удивилась она, - распущу или накручу локоны и соберу сзади.
   - Нет! - категорически возразила я, - тебе нужно что-то такое, чтобы полностью изменить мнение Ошумара о тебе. Кроме того, не забывай о наличии Лореллы. Ты должна блистать, но при этом быть и похожей и не похожей на нее.
   - Как это? - слабым голосом пробормотала Офелия.
   - Все просто, - пожала плечами я. - сама смотри: в ней есть что-то, что заставило Ошумара выделить ее из толпы остальных. Нужно понять, что именно ему в ней нравится и использовать это для себя, но значительно улучшив.
   - Белые длинные волосы? - задумалась она.
   - Не знаю, - покачала головой я. - Мне вот кажется, что все дело не в ее белобрысости, а в манере двигаться. Хотя, может быть, ты тут права. Тебе идут белые волосы? Приложи что-то белое к голове и посмотри.
   Офелия повиновалась. Она схватила полотенце и принялась яростно наматывать на лоб. И хотя оно явно нуждалось в стирке, но общее впечатление воспроизвести удалось - быть блондинкой Офелии никак нельзя.
   - Ну, как? - она с надеждой взглянула на меня.
   - Это не совсем твое, - попыталась дипломатично ответить я.
   - Что делать? - тут же надулась она. Ее губы задрожали.
   - Не паникуй, - я успокоительно махнула рукой. - Если нельзя повторить образ Лореллы, сыграем на контрастах. Будешь или ярко-рыжей, или брюнеткой. Хотя нет, брюнеткой тебе тоже не пойдет. Давай попробуем рыжий?
   - У меня нет рыжего полотенца, - огорчилась она.
   - У тебя есть оранжевый карандаш, - хмыкнула я, - возьми листок бумаги, закрась полосочку, приложи к лицу и все станет ясно.
   Офелия радостно возликовала и ринулась закрашивать бумагу. Через пару мгновений мы убедились, что ее судьба - быть рыжей.
   - А не слишком ли это ярко? - испугалась Офелия, - может, лучше быть блондинкой?
   - Не глупи, - строго произнесла я. - Нам нужна хна или рыжая краска. Сейчас будем тебя красить.
   Офелия метнулась к знакомой алхимичке и уже через полчаса та состряпала местный аналог краски для волос. Я обрадовалась.
   Через некоторое время Офелия, тряхнув ярко-рыжими волосами, примеряла синее платье. Затем красное. Затем фиолетовое. В конце концов мы остановились на зеленом. Осталось чуточку изменить фасон и научить ее правильно краситься.
   Я заканчивала наносить тени на глаза, когда в голове взорвался вопль Шанго:
   - Алиса! Ромус пропал!
  
  
   - Так! Спокойно, - я сделала глубокий вдох. - Когда пропал? Ты в его комнату заглядывал?
   - Он там не появлялся.
   - А в столовой смотрел? В парке, может, гуляет? В аудиториях искал?
   - Да.
   - Я сейчас приду, - я нанесла последний штрих и полюбовалась результатом - Офелия преобразилась. Сейчас передо мной была не заплывшая жиром арбузоподобная неудачница с глазами-щелочками и реденькими пегими волосиками, а роскошная рыжеволосая девушка с глубоким выразительным взглядом и соблазнительными формами. Я осталась довольна:
   - Ну, вот и все. Завтра повторишь этот макияж, и можешь идти на вечеринку.
   - А ты? - она уставилась на меня.
   - Что я?
   - Ты разве не пойдешь?
   - Нет, - покачала я головой. - Мне там делать нечего. И дел полно.
   - Как нет? - она аж надулась от возмущения. - ты не можешь меня бросить в самый ответственный момент! Вдруг мне понадобится поддержка! Это не по-дружески!
   Она разразилась длинными упреками и обидами. Поневоле я вынуждена была согласиться.
   Всю дорогу, что я неслась к себе, меня не оставляло неприятное ощущение, что мной манипулируют. Но я успокоила себя тем, что она идет первый раз и ясное дело - боится. Тут же внутренний голос шепнул, что когда я шла туда первый раз одна, в состоянии войны с боевиками, никто не поддержал меня. Но я тут же задавила все сомнения - мне не помогли и было тяжело, значит, я должна ей помочь.
   Уговорив свою совесть, я вошла в комнату. Вжик сидел на подоконнике и что-то внимательно высматривал на улице.
   - Привет, - сказала я.
   - Привет, Алиса, - бросил он, не оборачиваясь.
   - Где Шанго?
   - Ищет твоего ухажера, - буркнул Вжик, постукивая хвостом по подоконнику. - Разобиженного ухажера.
   - Не знаешь, с чего он вдруг ушел?
   - Я же говорю - обиделся он.
   - На кого?
   - На тебя, ясное дело, - фыркнул кот и принялся скрупулёзно вылизывать лапку.
   - Вжик, - взмолилась я, - а ты-то чего на меня дуешься? Что я не так сделала?
   - Тебе виднее, как поступать правильно, ты же все знаешь, как нужно, - передернул ушами Вжик и принялся за вторую лапку.
   - Вжик! - топнула я ногой. - Говори, что случилось! Хоть ты не мотай мне нервы.
   - Ритуал, - прошипел кот.
   - Что ритуал? - вконец растерялась я.
   - Как для какого-то вонючего одушевленного из клетки, так ты быстренько провела ритуал. А как о друзьях подумать - так это уже не интересно, - Вжик соскочил с подоконника и залез под кровать.
   - Вжик? - я подошла к кровати и присела на корточки. Заглянув туда, я увидела только два светящихся в темноте крыжовника. Доставать его оттуда я побоялась. В таком состоянии запросто может цапнуть.
   - Не хочешь со мной разговаривать?
   - Нам не о чем больше разговаривать, - фыркнул он. - Я решил тоже уйти.
   - Но почему? - не поняла я. В глазах предательски защипало, и я хлюпнула носом. - Вжик... давай нормально поговорим? Мы уже столько с тобой прошли, что рассориться из-за ерунды просто не имеем права. Вжииик.... ну, вылезай...
   Под кроватью не было ни звука, я вздохнула и поднялась на ноги. Да уж, сегодня явно не мой день. Я подошла к зеркалу - на меня смотрела бледная девушка с темными кругами под глазами. Платье было изрядно помятым, волосы растрепались.
   Нет, так дело не пойдет! Всех спасаю, всем помогаю, всех утешаю, уговариваю, а о себе, любимой, совсем забыла. Я решительно тряхнула головой, при этом волосы взметнулись белым облаком, и, прихватив полотенце, отправилась в ванную. Пусть Ромус, Вжик, доктор Ципперпопер, Офелия и все остальные подождут, я должна привести себя в порядок!
   Ароматная ванна быстро вернула меня к жизни. Я примерила легкомысленное нежно-розовое атласное платьице с вышивкой по подолу и рукавам и осталась довольна - оно придало красок моему бледному лицу. Подумав немного, я слегка мазнула румянами по щекам, завязала волосы в два хвоста, и осталась довольна своим внешним видом.
   - Вжик, - я предприняла последнюю попытку, но котяра не отвечал. - Мне пора идти. Когда перестанешь дуться - поговорим. Если ты решил наплевать на нашу дружбу и уйти, я тебя остановить не смогу. Но мне будет больно. И тебе, кстати, тоже. Подумай об этом.
   Я вышла из комнаты. Сейчас поищу Ромуса и еще успею на последнюю пару к Марамоту.
  
  
   - Алиса! - раздался в голове голос Шанго. - Я его нашел.
   - Где он? - облегченно вздохнула я.
   - В комнате, смежной с кабинетом профессора Шериона. Ругается с каким-то человеком. Называет его доктором Ципперпопером.
   - Вот как? - хмыкнула я. - Ну ладно, мешать не буду. Пусть ругаются. Ты можешь побыть там и рассказать потом, чем все закончилась? А мне нужно на пару. Если начнут драться - вмешайся, пожалуйста.
   - Хорошо, - лаконично ответил Шанго и пропал.
  
  
   Марамот еще не пришел, и народ в аудитории занимался своими делами. Я села за стол и достала тетрадку. Одногруппники весело переговаривались, все также, не замечая меня. Хотя, в принципе, я давно уже привыкла.
   Вдруг дверь распахнулась, и в аудиторию вплыла Офелия. Рыжеволосая. В красивом лиловом платье. В рядах парней пронесся изумленный вздох. Сидящий за первым столом Эо вытаращил глаза и даже приоткрыл рот. Высоко подняв голову, Офелия, гордо продефилировала к своему месту, не удосужив никого даже взглядом.
   - Привет, - кивнула я.
   Офелия сделала вид, что не расслышала.
   - Офелия! Шикарно выглядишь, - восхищенно протянул Эо.
   - Да, - снизошла она. - Решила вот немного поменять образ.
   - А ты красивая, - расплылся в глуповатой улыбке Готфрид.
   - Сама знаю, - важно кивнула Офелия и отвернулась.
   Я чуть не рассмеялась, но сдержала себя. В эту минуту вошел Марамот с каким-то предметом в руке, накрытым темной тканью, и мне стало не до Офелии.
   - Здравствуйте, студенты! - заулыбался он. - Сегодня мы будем изучать очень интересный вид. Я бы даже сказал - необыкновенный удивительный вид.
   Все настороженно притихли. У меня кольнуло нехорошее предчувствие. Сидящий ближе всех к профессору Эо втянул голову в плечи и попытался отстраниться подальше.
   Тем временем Марамот, загадочно улыбаясь, поставил предмет на стол и обвел присутствующих сияющим взглядом. Народ безмолвствовал. Стояла такая оглушительная тишина, что слышно было, как поскрипывает за окном старая липа.
   - Внимание! - торжественно произнес Морамот и одним движением сдернул ткань.
   Мы увидели небольшой стеклянный резервуар. В нем находилось очень странное существо, похожее на огурец в пупырышках, только ярко-розового цвета. Огурец был размерами с Вжика, а его пупырчатая оболочка интенсивно пульсировала и желеобразно подрагивала.
   - Это Сизый Споровик, - радостно сообщил Марамот. - Обратите внимание на его оболочку. Она покрыта специфическими наростами...
   - Почему сизый? - не удержался Иштар. - Он же розовый.
   Марамот удивленно уставился на Иштара, словно впервые увидел его вихрастую голову. Иштар смутился, краска залила даже его уши.
   - Как это почему сизый? - пораженно повторил Марамот, но затем, словно внезапно вспомнив что-то, хлопнул себя по лбу. - Ах, да, вы же не знаете... сизый, сизый.. не розовый, а сизый... смотрите!
   Он схватил новую указку и ткнул в огурец. Тот начал быстро-быстро сокращаться, сперва он раздулся в ширину, одновременно уменьшаясь в длину, затем вдруг на нем провалились овальные дырочки. Много-много дырочек. Марамот подошел к полке и взял небольшую иглу. Вернувшись к аквариуму, он аккуратно проколол свой палец и капнул кровью. Эо шумно вздохнул. Кто-то сзади ойкнул. По-моему, это была Офелия. Хотя, может, и я.
   Капля крови попала на пульсирующий огурец, и тот сразу завибрировал. Постепенно темп вибраций участился и вдруг огурец поменял цвет, став вместо розового - сизым.
   Мы смотрели на все это с недоумением.
   - Ну и что с того? - хмыкнул Готфрид. Все молчаливо ожидали, что же будет дальше.
   Теперь уже сизый огурец прекратил вибрировать и, видимо, уснул. Однако мы не поверили в обманчивое спокойствие странного существа. Из предыдущих уроков профессора Марамота, мы давно уяснили, что не все, что кажется ужасным, ужасное на самом деле, и не все, кажущееся безобидным, - так уж и безобидно.
   И наши ожидания таки оправдались.
   Марамот, глядя на наши напряженные лица, удовлетворенно хмыкнул и, взяв с приоконной клетки небольшого шипохвостого хомячка за хвост, опустил его прямо на огурец и быстро накрыл аквариум крышкой.
   Честно говоря, я вполне ожидала что-нибудь наподобие того, что сейчас огурец нападет на бедную зверушку и сожрет ее. Или же наоборот - хомячок пообедает сизым огурцом, точнее Споровиком. Но в действительности все оказалось проще. Как только хомячок прикоснулся к огурцу, тот немножко повибрировал и выкинул небольшую тучку серо-желтоватой пыли. После этого его цвет снова стал розовым. Хомячок пару раз чихнул, поводил ушами и с деловым видом спокойно принялся обнюхивать стенки аквариума.
   - Ну, вот и все, - как-то грустно сказал Марамот и вздохнул.
   - Что все? - переспросил Эо. - Он его не сожрет?
   - Нет, студент, не сожрет, - Марамот промокнул потный лоб большим пестрым платком. - Все гораздо хуже. Для хомячка я имею в виду. Надеюсь, вы обратили внимание на желтоватое облачко, которое выкинул споровик?
   Все притихли.
   - Так вот, - продолжил Марамот, - это были споры. Они проникли через дыхательные пути внутрь хомячка. Через некоторое время они попадут в дыхательный нерв. Затем проберутся в головной мозг животного. Там, оболочки спор растворятся, и личинки споровика начнут жадно пожирать мозг хомячка. Ужасная участь. - Марамот отвернулся.
   Мы с ужасом смотрели на хомячка, бодро бегающего по аквариуму.
   - А сейчас доставайте тетради и запишем, что нужно делать при встрече с сизым Споровиком.
  
  
   Из аудитории я выходила в очумелом состоянии, Марамот так красочно описал, что случается, когда личинки споровика начинают выедать мозг, что ни о чем больше думать я не могла. Я остановилась в коридоре, прислонившись к стенке. События сегодняшней ночи, затем все эти ссоры и обиды, а в заключение - живописный рассказ о споровике, - все это выбило меня из колеи. Я задумалась. Если не знаешь, что делать, то нужно подумать, чего бы больше всего хотелось. И тут я поняла, что мне ужас как хочется пойти в его комнату и посмотреть на него.
   Только я собралась идти, как мимо прошла хихикающая Офелия в окружении остальных парней-животноводов. На меня она даже не посмотрела.
  
  
   Я стояла перед дверью его комнаты и не могла постучать. Какая-то почти детская робость нашла на меня. Даже если я постучу, и он откроет дверь, что я ему скажу? Я вздохнула и уже хотела уходить, когда внезапно дверь распахнулась, и я утонула в темноте его взгляда.
   - Здравствуй, Алиса, - улыбнулся доктор Ципперпопер.
   Я вдруг не смогла ничего сказать. Только стояла и смотрела на него. Он отступил внутрь:
   - Проходи.
   Я вошла...
  
  

Глава 20.

  
   Тяжелые плотнозашторенные портьеры на окнах наполняли комнату густым бархатистым полумраком. На небольшом круглом столике стояла пузатая бутыль с янтарной жидкостью. "Золотая лоза - нектар богов" - некстати вспомнила я слова Шериона.
   - Алиса... - вывел меня из задумчивости мягкий голос доктора Ципперпопера.
   - Извините, доктор... - начала я.
   - Мы же на "ты", - перебил он.
   - Но вы тогда не были доктором, - смутившись, промямлила я.
   - Это не важно, Алиса, - покачал головой он, - неужели обретение моей человеческой сущности разрушит нашу дружбу?
   Я зарделась.
   - Прошу тебя, давай останемся на "ты", - мягко, но настойчиво, проговорил он.
   - Хорошо, доктор, - я попыталась улыбнуться непослушными губами.
   - Для тебя - Элиас, - улыбнулся он, а мое сердце взлетело вверх, потом рухнуло куда-то к пяткам.
   - Элиас, - послушно повторила я, и сердце заколотилось еще сильнее. Что дальше нужно говорить, я не знала. Но, видимо, Элиасу хотелось выговориться:
   - Я так ждал тебя, Алиса, - он посмотрел на меня долгим взглядом и тихо вздохнул. - Я понимаю, что у тебя пары, ты занята... но я ждал... и ты пришла...
   Он еще раз вздохнул:
   - Алиса, послушай меня, - он схватил бокал и плеснул туда немного янтарной жидкости, - будешь?
   Я отрицательно покачала головой. Только напиться мне сейчас и не хватало. Доктор Ципперпопер, точнее теперь - Элиас, поднес было стакан к губам, но, в последний момент, передумал и отставил его обратно на столик.
   - Алиса, - порывисто продолжил он, - так вышло, что я когда-то был доктором магических наук, здесь... в Академии.... и, видимо, не последним человеком. Да ты же читала мои труды...
   Я кивнула.
   - Но сейчас... я ничего не помню, - он провел рукой по лицу, словно отгоняя обрывки воспоминаний. - Я - никто... и у меня ничего нет...
   Он подошел и заглянул мне в глаза:
   - Алиса... но ты - единственная, о ком я все это время думал... все эти дни... в клетке... - он внезапно властно взял меня за плечи, прижимая к себе и хрипло зашептал. - Алиса... я... - он начал наклонятся поцеловать меня. В груди радостно ёкнуло и сладко заныло, а в животе защекотались одуванчики. Я тихо таяла, но, вдруг, словно ведро ледяной воды вылилось на меня - пронзила мысль, что если он сейчас поцелует, то случится то же, что и с Ромусом. От ужаса меня почти подбросило, и я, вырвавшись, отпрянула прочь.
   - Прости, я не должен был... - Элиас смутился и умолк.
   - Нет, это совсем не то, что ты думаешь... - запинаясь, пыталась оправдаться я. - Элиас, пожалуйста, пойми меня, я не могу, понимаешь - не могу...
   Элиса отошел к окну и, раздвинув портьеры, смотрел вдаль:
   - Уходи, - глухо сказал он.
   Я выбежала из комнаты, глотая слезы...
   В моей комнате в одиночестве сидел Ромус. Да-да, он вернулся. Исподлобья взглянув на меня, он вдруг смягчился.
   - Ты плакала?
   Вот уж чего не люблю, это сочувственно-жалостливого тона, когда и так нервы на пределе. От звука его сердечного голоса слезы с новой силой брызнули у меня из глаз. Утираясь, я бросилась в ванную и лишь там, включив воду, дала волю чувствам.
   Я дура! Оооо! Какая же я дура! Нужно было все ему рассказать. А я струсила. И теперь он ненавидит меня. Все кончено. Жизни нет. Какой смысл теперь жить? И как жить с этим дальше? Лучше умереть.
      Все эти мысли копошились в голове, прыгали, не давая возможности сосредоточиться. Мне было себя очень жалко. И я рыдала и рыдала, пока слезы не кончились. Не знаю, сколько я так просидела, тупо уставившись на стенку. Из оцепенения меня вывел стук.
   - Алиса! - кричал Ромус. - Алиса! Открой!
   Мысленно зарычав, я со вздохом поднялась на ноги:
   - Чего ломишься?
   - У тебя все в порядке? - послышался его встревоженный голос.
   - Да, - мой голос был глухим, как в бочке.
   - Выходи.
   - Сейчас...
   Я вздохнула и принялась холодной водой смывать следы своего уныния. Никакого личного пространства. Даже пожалеть себя не могу в спокойной обстановке.
   В комнате все также в одиночестве метался Ромус.
   - Что-то случилось? - он подошел ко мне.
   - Ничего, - я отвела глаза.
   - Ясно, - не поверил он. - Ты с доктором Ципперпопером виделась?
   - Виделась, - слезы опять полились из глаз.
   - Тихо, тихо, - он прижал меня к себе и начал гладить по голове. - Все будет хорошо.
   Я лишь жалко всхлипывала.
   - Алиска, - Ромус еще сильнее прижал меня к себе. Было так приятно ощущать его успокаивающее тепло. - Алиска, а давай я тебе что-то покажу? Хочешь?
   - Ммммгу, - вырвался у меня из груди полувздох-полувсхлип.
   - Отлично, - Ромус ласково поправил мне волосы. - Будем считать, что ты не против. А теперь вернись в ванную и умойся. Я хочу тебе что-то показать. Что-то необыкновенное. Тебе понравится, обещаю.
   Я покорно вздохнула и пошла в ванную.
  
  
   - Нравится? - шепотом спросил Ромус.
   Мы находились на самом верху центральной башни Академии. Отсюда открывался потрясающий вид. Вся территория была как на ладони: огромный старый липовый парк, здания учебного комплекса, новое крыло общежития с пристройками, криптидосекция, заброшенные селекционные участки. В дальней части парка блеснуло озеро. А я даже и не знала. С высоты все выглядело маленьким, каким-то кукольным. Но самое поразительное было то, что воздух здесь ощутимо вибрировал. А если смотреть вверх, то видно было маленькие всполохи, похожие на нежно-малиновые снежинки.
   - Да. О боже, какая красота, - также шепотом ответила я.
   - Это все потому, что Академия накрыта магическим куполом, - ответил он, - поэтому сюда попасть можно только через порталы.
   - А что там, за куполом? - меня разбирало любопытство.
   - Никто не знает. Иди лучше сюда, - Ромус потянул меня за руку, и мы оказались на боковой площадке, - если лечь не спину и долго смотреть вверх, можно увидеть Азус.
   - А я видела однажды, - похвасталась я, лежа на спине - Мы всей группой устроили бард-вечеринку и жарили колбасу на костре. А ночью увидели Азус.
   - Никогда не думал, что животноводы ходят на вечеринки, - хмыкнул Ромус и тоже улегся на спину. - Ну, кроме тебя, разумеется.
   - Конечно, ходят, - ответила я.
   - Завтра опять вечеринка, - вспомнил он.
   - Мы идем с Офелией, - вздохнула я, вспомнив о данном обещании.
   - Она сильно изменилась, - протянул Ромус. - Но только внешне. А как была злобной дурой, так и осталась.
   - Ты ее тогда сильно обидел. С дневником.
   - А пострадала ты, - вздохнул он. - Давно хотел извиниться за это.
   - Тебе надо перед Офелий извиниться, - сказала я.
   - Еще чего! - возмутился Ромус. - Обойдется.
   - Ты к ней несправедлив, - упрекнула я. - Она неплохая, просто невезучая видимо.
   - Ага. Невезучая, - хохотнул Ромус. - У нее отец занимается перепродажей орришота, денег у них немеряно. Она потому и толстая такая, что жрать деликатесы привыкла в три горла.
   - Но она теперь сбросила вес, - похвасталась я.
   - Поверь, это ненадолго, - отмахнулся Ромус.
   - Это из-за любви, - задумчиво протянула я, - а значит, надолго...
   - Не смеши меня, - скривился Ромус. - Офелия и любовь - вещи не совместимые. Она любит только себя и пожрать и все.
   - Ты ее сильно не любишь, - констатировала я, - так нельзя. Она тебе ничего плохого не сделала.
   - Алиса, - опять хохотнул Ромус. - Ты наивная, как ребенок. Живешь в своем мире и кроме своего демонического кота и уроков ничем больше не интересуешься. А зря. Нужно хоть иногда обращать внимание на других людей. Узнаешь много нового и интересного.
   - Вот как? - я даже привстала и заглянула Ромусу в глаза. - А ты все знаешь?
   - Что-то знаю, что-то нет, - неопределенно проговорил Ромус, лениво рассматривая меня из-под полуопущенных ресниц. - А что тебя интересует?
   - Все! - решительно выпалила я.
   - Спрашивай, - медленно потянулся Ромус и как-бы невзначай задел меня рукой. В результате я оказалась крепко прижатой к нему сверху.
   - Война с твоей компашкой, - повозившись, я поудобнее устроилась на нем и положила голову на его плечо. Он погладил мои волосы и начал покрывать легкими, едва ощутимыми поцелуями шею. - Ромус, не отвлекайся.
   - Ммммм, - промурчал Ромус и переместился губами к моему ушку.
   - Ну, Ромус, - попыталась вернуть его к разговору я, - ты не ответил.
   - Угу, - ответил Ромус и завладел моими губами...
   - Ромус, не надо... - я попыталась отстраниться, но в результате оказалась под ним.
   - Угу, - опять согласился он и продолжил меня целовать все настойчивее и настойчивее. Сладкая волна накрыла меня с головой. Не знаю, сколько времени мы так целовались. Руки Ромуса переместились ниже и я мгновенно отрезвела:
   - Стой, - пытаясь отдышаться, начала вырываться я, - пусти!
   - Алиса, - простонал он.
   - Прекрати, слышишь! - я отпихивала его от себя, но силы были не равны. И я разревелась.
   - Ты что? - тут же остановился он, тревожно заглядывая мне в глаза. - Алисочка, прости. Я сделал тебе больно?
   - Нет, - пытаясь сдержать рвущиеся рыдания, ответила я.
   - Но ты плачешь, - он ласково смахнул слезинку с моей щеки.
   - Да, - всхлипнула я.
   - Почему? - он вздохнул и поправил мне выбившуюся прядь волос.
   - Потому что так не должно быть! - выпалила я, снова всхлипывая.
   - Как? - удивился он.
   - Нельзя так...
   - Очень аргументированно, - хмыкнул он.
   - Ромус, я серьезно говорю, - попыталась вразумить его я. - Ты хоть понимаешь, почему тебя так тянет ко мне?
   - Понимаю, - он вдруг стал совершенно серьезным и лег рядом со мной, глядя вверх на малиновые всполохи. - Мой приворот подействовал наоборот, и я приворожился, а не ты.
   - И ты так спокойно говоришь об этом? - ахнула я.
   - А что? - удивился он и снова перевернулся, почти нависая надо мной.
   - Ромус, - рассердилась я. - Все очень-очень плохо! Вот если взять тебя хотя бы. Ты теперь полностью потерял волю.
   - Кто потерял волю? - рассмеялся он, искренне и оттого пугающе.
   - Ты, - не сдавалась я. - Разве это нормально?
   - Алиса, - он пристально и немного грустно посмотрел на меня. - Ты совсем еще ребенок. Я не терял воли, я потерял часть себя и то, только по отношению к тебе. Во всем остальном я вполне нормальный.
   - Но ведь ты не можешь жить без меня! - выпалила я. - Вспомни, когда ты долго не видел меня и попал к целителям? Это же ужасно!
   - И что в этом ужасного? - искренне удивился он. - Я и раньше не мог жить без тебя. А сейчас это лишь магически усилилось. И я, кстати, рад этому. Очень рад.
   - Как рад?! Ты в своем уме?! - почти кричала я. - Ты соображаешь, что если я вдруг умру, то ты сразу умрешь тоже?
   - А зачем мне жить без тебя? - беспечно отмахнулся Ромус.
   - А если я уеду? Выйду замуж? - я разозлилась до такой степени, что стукнула его в плечо. Ромус поймал мой кулак, осторожно разжал пальца и начал по очереди покрывать поцелуями.
   - Не выйдешь, - хмыкнул он. - Ты же не сможешь жить счастливо, зная, что из-за тебя умирает человек. Мучительной ужасной смертью.
   - Ромууус, - я почти застонала от бессилия. - Ну, не дурачься. Я же серьезно!
   - И я серьезно, - он отпустил мою руку и сел рядом, глядя на меня сверху вниз. - Алиса. Не нужно думать, что за все отвечаешь только ты. Ты не можешь одна быть во всем виноватой и поминутно спасать мир. Нельзя быть всем нянькой, всех оберегать и совершать все эти твои любимые глупости. А жить когда? Когда ты последний раз дурачилась? Когда ты занималась какой-то веселой ерундой? Ты не дружишь с другими девчонками, потому что постоянно занята спасением мира. Остановись. Подумай о себе.
   - Ромус, - вздохнула я и села рядом. - При чем тут я и мои фобии? Мы говорим о том, что ты приворожился и полностью зависим от моих поцелуев. Это ужасно.
   - Почему ужасно? - возмутился он. - Ты отлично целуешься, поверь!
   - Ромус, - фыркнула я и рассмеялась. - Опять начал? Прекрати меня смешить!
   - А то что? - он склонил голову к плечу и лукаво посмотрел на меня.
   - Сейчас заплачу, - пригрозила я.
   - Не надо! - испуганно замахал руками он.
   Мы рассмеялись.
   - Ромус, - наконец успокоилась я. - Нужно найти магический отворот и прекратить все это.
   - Не нужно, - замотал головой он, - неужели ты думаешь, что не существует никакой возможности освободиться?
   - Тогда почему ты не сделаешь этого?
   - Не хочу, - он грустно посмотрел на меня. - У меня в этой жизни есть только ты. Я знаю, что ты не любишь меня. Ну и пусть. Ты рядом и мне уже легче. Из-за приворота ты вынуждена ежедневно целовать меня. А я живу от поцелуя до поцелуя. А потом все остальное время вспоминаю, как ты меня целовала...
      - Так нельзя, - опустила голову я. - А обо мне ты подумал?
   - Ты о докторе Ципперпопере? - фыркнул Ромус. - Он не любит тебя.
   - Откуда ты знаешь? - обиделась я.
   - Знаю, - мрачно изрек он.
   - Ты просто ревнуешь, - сузила глаза я.
   - Да, ревную, - огрызнулся Ромус. - Ты - самая лучшая в этом мире. Ты знаешь, как я тебя люблю. И не могу мириться, что ты бегаешь за человеком, который не стоит твоего мизинца.
   - Какой же ты злой! - разозлилась я, - а ты не думал, что из-за твоего дурацкого приворота я стала монстром? Что я боюсь начинать с кем-либо отношения, чтобы не вышло как с тобой? Я живу все последнее время в постоянном ужасе, что случайно могу к кому-то прикоснуться и получу еще одного Ромуса! Это невыносимо, так жить!
   - Прости, не хотел тебя злить, - вздохнул он. - Пойми, Алиска, даже если получится меня отворожить, то еще не понятно, как откат от удаления приворота отразится на тебе. Не станешь ли ты после этого привораживать людей уже одним только взглядом?
   - О, нет, - простонала я.
   - Поэтому, давай-ка примем все то, что с нами произошло, и попробуем получить от этого максимальное удовольствие.
   Я молчала.
   - Ты все равно вынуждена терпеть меня возле себя, ежедневно целоваться со мной, - продолжал он. - Почему бы тебе не попробовать получить от этого удовольствие?
   - Как?
   - Просто позволь мне тебя любить, - убеждал он. - Позволь доставить тебе наслаждение. Я не заставляю тебя принимать решение сейчас. Подумай. Ты ничего не теряешь. Я ничего не прошу. Давай просто попробуем. Один раз. А дальше будет видно...
   - Я подумаю, - я встала и протянула ему руку. - Пойдем домой, холодно стало.
   Он едва уловимым движением оказался на ногах и, взяв меня за руку, повел вниз.
   Уходя, я оглянулась - над башней светил Азус.
  
  
   Мы шли по коридору, держась за руки. Ромус рассказывал настолько забавные истории об эпическом состязании между Кливией и Лореллой за звание первой модницы Академии, что я просто обхохатывалась. Думаю, он намеренно смешил меня для поднятия настроения. Ромус как раз красочно описывал, как Кливия влезла в брюки на два размера меньше, а потом не смогла их снять, как мой смех внезапно оборвался на самой высокой ноте - перед дверью моих апартаментов сидел сильно взъерошенный Вжик. Глаза его злобно сверкали, а хвост яростно выбивал траурный марш.
   - Где вы ходите? - рявкнул он.
   - Что? Что случилось? - опешила я.
   Ромус с немалым удивлением тоже пялился на кота.
   - В комнате посторонний человек, - фыркнул Вжик. - Думаю, заходить туда - не лучшая идея.
   - Ой, - прошептала я внезапно помертвевшими губами. В голове пронесся вихрь мыслей - хозяин комнат вернулся, Фахр ищет Зверя, ректорша обнаружила Фиал У, боевики пришли драться с Ромусом, Моль приползла не знаю зачем, лже-доктор Ципперпопер и его карлик решили забрать Вжика. Больше вариантов не было.
   - Что он сказал? - нахмурился Ромус.
   - Говорит, в комнате чужой человек, - машинально ответила я.
   - Так, - сразу стал серьезным Ромус, - немедленно возвращайся к Шериону, а я войду и посмотрю. Если все будет нормально - пришлю за тобой кота.
   - Нет, - отрицательно помотала головой я. - Это мои комнаты и человек пришел ко мне. Значит, войду я.
   - Никуда ты не войдешь! - зашипели Ромус и Вжик одновременно. Я открыла рот, чтобы возразить, но внезапно дверь распахнулась, и на пороге возник... Шерион.
   - И сколько я могу ждать? - проворчал он. - Алиса, входи, есть разговор, а ты, Ромус, погуляй пока где-нибудь.
   - Но...я... - промямлил Ромус.
   - Домашнее задание сделай! - рыкнул Шерион. - В библиотеку сходи. Бегом! Я проверю!
   Он втащил меня за рукав в комнату и захлопнул перед носом ошеломленного Ромуса дверь. Вжик ужом скользнул у меня между ног и метнулся под кровать. По-моему, Шерион его не заметил.
   Я озадаченно уставилась на преподавателя, пытаясь понять, какая муха его укусила. Шерион неспешно прошелся туда-сюда по комнате и вдруг хмыкнул:
   - Роскошно живешь как для студентки первого курса. Особенно в свете твоих слов, что тебя, бедняжку, не поселили.
   - Не поселили, - обиделась я, - я сюда сама вселилась, жить-то где-то надо было.
   - Да уж, в находчивости тебе не откажешь, - покачал головой Шерион, и мне, почему-то, стало еще обиднее. - Ты хоть знаешь, чьи это комнаты?
   Я покачала головой.
   - А если хозяин вернется? - нахмурил брови Шерион. - Что делать будешь?
   Я пожала плечами.
   - Алиса, ты очень рискуешь, - он стал очень серьезным. - Такие комнаты явно не для простых преподавателей. Здесь жил кто-то, чье положение никак не меньше уровня ректора.
   - Может, ректор? - предположила я.
   - Поверь, я прекрасно знаю, где и в каких условиях живет ректор, - покачал головой Шерион. - И это не его жилье.
   Я молча смотрела на него. Хмурый Шерион на мгновение задумался, прошелся еще раз по апартаментам и вдруг выдал:
   - Ты немедленно переезжаешь ко мне!
   - Что? - я чуть не села на пол от удивления.
   - Опять играешь в глупую девочку? - сузил глаза Шерион. - Что будешь делать, когда вернется хозяин?
   - Вот когда вернется, тогда и буду решать, - буркнула я. - Спасибо за предложение, но я остаюсь здесь.
   - Ладно, так и быть, розового плюшевого мишку я тебе куплю, - кивнул головой Шерион.
   - Зачем? - вытаращила глаза я.
   - Чтобы не хныкала, - пожал плечами он.
   - Никуда я не пойду! - заявила я, топнув ногой.
   - Возражения не принимаются, - вскипел Шерион. - Собирай свои манатки. У тебя полчаса.
   Я демонстративно стояла и в упор рассматривала преподавателя.
   - Бегом, я сказал! - рявкнул Шерион, - или помочь? Так я сейчас организую.
   Я отвернулась.
   Из-под кровати вылез Вжик:
   - Он прав, Алиса, - хмуро бросил кот, - нужно отсюда сваливать. Уже давно.
   Я ужасно расстроилась. Если уж и Вжик против меня, то дело плохо.
   - А где Шанго? - спросила я предателя.
   - Его сегодня не будет, - неопределенно ответил кот.
   - Он станет нас искать, - попыталась уцепиться за последний аргумент я. - Нужно сперва его дождаться.
   - Найдет, куда он денется, - отмахнулся кот.
   - С котом разговариваешь? - пристально рассматривая Вжика, спросил Шерион. - Одушевленный?
   - Угу, - пришлось признаваться.
   - Это он был в лаборатории Ципперпопера? - догадался Шерион.
   - Да, - кивнула я.
   - Он меня понимает? - спросил Шерион.
   - Понимаю, - фыркнул Вжик, - между прочим, все коты людей понимают прекрасно, в отличие от людей. Вы даже друг друга не всегда понимаете. Скажи ему, что ты согласна и переезжаешь.
   - Какого демона ты решил все за меня? - вспылила я.
   Вжик невозмутимо принялся вылизывать лапку, искоса поблескивая крыжовниковым глазом. Удостоить меня ответом он не соизволил.
   - Время идет, - невозмутимо произнес Шерион. - Не успеешь собраться - пойдешь без вещей.
   Вот демоны! Прямо дежавю какое-то! Он случайно Белсту не брат?
   - А ты в курсе, что я живу не одна? - вскинула я голову.
   - Вот как? - изогнул бровь Шерион. - У тебя есть дети? Муж? Любимая свекровь?
   - Нет, профессор, - как можно более язвительно процедила я. - Зато у меня есть друзья. И они живут здесь. Если я перееду, им негде будет жить. Поэтому я остаюсь.
   - Много друзей? - уточнил Шерион.
   - Трое, - лучезарно улыбнулась я.
   - Я правильно расслышал - трое друзей, а не подруг? - брови Шериона поползли вверх, а глаза нехорошо прищурились.
   - Угу, все правильно, - продолжала источать патоку я. - Трое друзей мужского пола. Живут тут. Со мной.
   - Ай-яй-яй. Куда катится этот мир! - подчеркнуто печально покачал головой Шерион. - Девочка первого курса, вместо того, чтобы учить уроки! Устроила притон! Собирайся, Исаева, твои друзья, если они мужского пола, вполне смогут позаботиться о себе.
   - Не смогут, - помотала я головой.
   - Так, - стукнул кулаком по стене Шерион. Вжик подскочил от неожиданности и укоризненно посмотрел на меня. А я при чем? Я обиженно фыркнула и влезла с ногами в кресло.
   - Это еще что за бунт? - скрипнул зубами Шерион.
   Я вызывающе молчала.
   Ну и вправду, чего это я должна делать, как он прикажет? Я взрослый, самодостаточный человек и никто мне не указ. Мне надоело, что за меня всю жизнь все решают. Вот не хочу отсюда переезжать, значит, не буду!
   А Шерион тем временем бушевал. Он носился по комнате, как смерч, и пытался достучаться до моего сознания. Кот-предатель укоризненно поддакивал и периодически вставлял особо ехидные замечания. А я сидела среди этого армагедона и размышляла, какое платье завтра одеть на вечеринку, чтобы и не затмить Офелию, но вместе с тем, утереть нос Кливии и Лорелле. Внезапно в моей голове взорвался голос Шанго:
   - Алиса! Ты меня слышишь? Краббис только что получил разрешение ректора сделать обыск во всех жилых корпусах Академии. Он ищет Фиал У.
   Я ахнула и бросилась собирать вещи...
  
  
   - Я что-то недопонимаю. Неужели таки переезжаешь? - прищурился Шерион.
   - Давайте будем считать, что вы меня убедили, я, осознала, прониклась и так далее, - я лихорадочно засуетилась по комнате. - Вжик, метнись в библиотеку и срочно приведи Ромуса.
   Кот недовольно фыркнул, посмотрел на меня долгим укоризненным взглядом, но послушался и вышел.
   Я продолжала хаотично вываливать вещи со шкафов на пол. Уже несколько куч громоздились посреди комнаты, а барахло все никак не заканчивалось. Шерион насмешливо все это наблюдал, но не вмешивался и даже не комментировал. За это я была ему благодарна.
   Наконец, вещи были собраны, уложены в узлы и я с ожиданием посмотрела на Шериона.
   - Что? - насмешливо хмыкнул он, - ты считаешь, что весь этот хлам должен таскать я? И многим студенткам профессора носят вещи?
   Я пожала плечами и молча взвалила тяжелый тюк себе на плечи:
   - Я готова идти.
   - Брось тяжелое, надорвешься, - кинулся отнимать барахло у меня Шерион. - Нельзя воспринимать все так буквально.
   - Так мы идем? - еле сдерживаясь от бешенства, прошипела я.
   - Идем, идем, - хмыкнул Шерион, пытаясь не засмеяться, и мы пошли.
   Когда за спиной захлопнулась дверь моих шикарных апартаментов, я подавила вздох. Что ж, прощай моя, уже бывшая, квартирка, такая тихая и милая. Я опять бродяжка бездомная. Что ждет меня дальше? Время покажет...
  
  
   - Вот там ты будешь жить, - Шерион широким жестом махнул на неприметную боковую дверь. - Устраивайся.
   Я вздохнула и молча вошла. Комнатка была небольшая, но довольно уютная. Узкая кровать у стены, небольшой стол у окна. В принципе все было неплохо, единственное, что опечалило - размеры шкафа и отсутствие кресла для Вжика.
   Я вернулась в гостиную. Апартаменты Шериона представляли собой целую квартиру - общая гостиная, из которой шло три двери - одна, видимо, в его спальню, вторая - в мою комнату и третья - еще куда-то. Все было обставлено добротной дубовой мебелью и задрапировано в бежево-шоколадных тонах. Единственное что нервировало - придется делить с Шерионом ванную. Ну, да разберемся.
   - А где будут спать Ромус и Вжик? - спросила я хозяина.
   - Ромус - у себя в общежитии, - отмахнулся Шерион, - а кот поспит на коврике.
   - Нет, - я не могла бросить друзей неустроенными. - Ромус живет со мной и точка. А Вжик привык спать в кресле или со мной на кровати. Но здесь это не кровать, а лавка и мы вдвоем не поместимся.
   - О боги, - потер виски Шерион. - Сколько проблем от одной первокурсницы. Не выноси мне мозги, разберемся.
   - Хорошо, - я надеялась, что это не обычная мужская отмазка.
   В это время в гостиную вошли Ромус и Вжик.
   - Алиса, зачем ты согласилась? - с порога возмутился Ромус.
   Вжик обошел гостиную и недовольно чихнул. Ему не понравилось. Ну да, после предыдущих апартаментов, эта квартира ужасна.
   - Давай вернемся, - продолжал раздражаться Ромус. - Как ты себе представляешь, что девушка живет вместе с мужчиной?
   - А как эта девушка все время жила с однокурсником? - рассердился Шерион.
   - Это другое и вас не касается, - огрызнулся Ромус.
   - Что тут происходит? Я услышал крики, - в комнату заглянул доктор Ципперпопер.- Что случилось?
   - Ничего особенного, - зевнула я. - Мы переехали, и будем теперь жить у Шериона.
   - Профессора Шериона, - поправил Шерион.
   - С каких это пор ты его называешь просто Шерионом? - возмутился доктор Ципперпопер. - И что это за новости? Ты не будешь с ним жить! Это невозможно! Это выходит за рамки приличия!
   - Вы предлагаете выгнать ее на улицу? - сузил глаза Шерион.
   - Ну почему сразу на улицу? - нахмурился Ципперпопер. - Она может жить у меня.
   - А чем вы лучше меня? - ледяным тоном осведомился Шерион.
   - Мне так будет спокойнее, - проворчал Ципперпопер.
   - А вот мне как раз - наоборот, - Шерион стукнул кулаком по столу, и я поняла, что сейчас будет долгое и нудное разбирательство.
   - Вы мне не доверяете? - ощерился доктор Ципперпопер.
   - Также, как и вы мне, - повысил голос Шерион.
   - Алиса, а как же я? - растерянно промямлил Ромус.
   - Ты только посмотри, какой выбор, - фыркнул Вжик, - у тебя уже трое ухажеров! Как ты с ними разбираться теперь будешь?
   - Легко, - хмыкнула я и обратилась к присутствующим. - Вы тут продолжайте общаться, а я пошла.
   - Эй, ты куда? - услышала вслед возмущенные окрики, но не стала отвечать и захлопнула дверь. Пусть мужчины выпустят пар. Без меня.
  
   Я погуляла по парку, зашла в библиотеку. Пора было возвращаться. Этот невыносимо длинный день изрядно вымотал. Хотелось упасть и уснуть. А еще нужно подумать, какое платье одеть на вечеринку.
   Я толкнула дверь, приготовившись услышать вопли негодования. Но Шерион, Элиас и Ромус сидели в гостиной молча. Вжик с независимым видом пялился в окно.
   - Алиса, готовься, сейчас тебе достанется, - тихо предупредил он меня. - Шерион нашел Фиал У и жутко ругался.
   У меня внутри все дрогнуло и заледенело, но я решила дорого продать свою жизнь.
   - Алиса. Вернулась, - елейным голосом протянул Шерион. - Присаживайся. Тут кое-какие вопросы возникли.
   - Мне некогда, - отмахнувшись, я устремилась в свою комнату, - нужно учить уроки на завтра, а еще платье приготовить. Давайте потом.
   - Вернись! - прогрохотал Шерион. - Сядь!
   Пришлось возвращаться:
   - Профессор не в настроении? - не удержалась я. - Аллергия на кошачью шерсть началась?
   - У меня аллергия на ложь началась, - разозлился Шерион.
   Вот не надо было выводить его из себя. Демон меня за язык дернул.
   Я молчала, внимательно рассматривая драпировку на кресле.
   - Алиса, это что? - Шерион держал в руках Фиал У.
   - Это Фиал У, - невозмутимо ответила я. - Стыдно не знать таких простых вещей, профессор.
   - Алиса, ты хоть представляешь, что это такое и как ты влипла? - подал голос Элиас.
   - Мы все теперь влипли, - поддакнул Ромус.
   Убью мерзавца.
   - Не этично рыться в чужих вещах в отсутствие хозяйки, - укоризненно покачала я головой, - неужели все мое грязное белье переворошили?
   - Не ерничай, - рявкнул Шерион, - он сам вывалился из тюка. Отвечай, ты его украла?
   - Я.
   В комнате воцарилось молчание.
   Шерион рассматривал меня, словно домохозяйка попавшего в суп таракана:
   - Ты совсем с ума сошла?
   - Алиса, это очень неосмотрительно, - вздохнул доктор Ципперпопер и меня прорвало.
   - Неосмотрительно? - вспыхнула я. - И это мне говоришь ты, Элиас? А воровать питомца из криптидосекции и проводить ритуал - это осмотрительно? Или все, что касается тебя - это хорошо, а остальных - неосмотрительно?!
   - Ты о чем? - растерялся он.
   - Ни о чем! - прорычала я и вбежала в свою комнату, хлопнув дверью. Упав на кровать, я закрыла глаза. Как же я устала! Хочется больше никогда не вставать и ничего не делать. Хоть бы ненадолго оставили меня в покое. Но моим чаяниям не суждено было сбыться.
   - Алиса, - на пороге возник Шерион. За его спиной столпились остальные.
   - Что? - проворчала я, бросая взгляд на окно. Слишком узкое. Не пролезу. И не успею. Я вздохнула.
   - Зачем ты украла Фиал У?
   - Так нужно было, - тихо ответила я.
   - Ты знаешь, что сегодня начались официальные обыски всех корпусов Академии? Ищут Фиал.
   - Знаю, - буркнула я.
   - Поэтому ты согласилась на переезд? - догадался Шерион.
   Я промолчала.
   - Алиса, это было подло с твоей стороны. Не ожидал от тебя такого, - он развернулся и ушел, закрыв дверь.
   Я разревелась...
  
  
  

Глава 21.

  
   Я валялась на кровати, глотая злые слезы. Обвинение Шериона ударило меня, словно плетью. С одной стороны я понимала, что он абсолютно прав, но было так обидно. Поэтому я, вместо того, чтобы попытаться разрулить ситуацию, упивалась жалостью к самой себе. Слезы катились ниагарскими водопадами, нос распух и покраснел.
   Ну, почему жизнь так несправедлива? Сколько я всем помогала. Или, по крайней мере, пыталась помочь. А в результате? Лежу с распухшим носом на узкой койке в чужой квартире, хозяин которой обвинил меня в подлости. А ведь я уже решила, что мы друзья. Или вот Ромус? Предатель. Вот почему он не вступился? А Вжик? А Шанго? Это же из-за него все! Все меня бросили. Никто меня не любит. Элиас любил. Но после того случая он меня теперь ненавидит. От этих мыслей, я еще сильнее разревелась.
   Да. Вот так. Я рыдала и рыдала, зарывшись в одеяло. Хотелось взять и умереть. Я представила себя, как лежу в гробу, вся такая мертвая и прекрасная. В белом платье с распущенными волосами. А вокруг меня все плачут и сожалеют, что при жизни были так несправедливы к бедной Алисе. Хотя нет, в белом платье будет неправильно. Волосы у меня теперь белые, поэтому нужен контраст. Ладно, лежу в гробу в амарантовом платье. Тоже нет. Слишком ярко. Это же мои похороны. Все должно быть торжественно. Может, в синем?
   От этих мыслей меня отвлек какой-то звук. Я вздрогнула и осторожно вынырнула из одеяла.
   Возле моей кровати стоял Шерион и в упор смотрел на меня. Из-за его плеча осторожно выглядывал Ромус. В дверях застыл доктор Ципперпопер.
   Ну вот! Пришли.
   А зачем? Чтобы посмотреть на мой красный нос?
   Я всхлипнула.
   - Успокойся, Алиса, - хмуро сказал Шерион. - Я знаю, что Фиал ты украла не для себя. Тебе нужно было мне сразу все рассказать. Учись доверять людям.
   - Откуда? - опять всхлипнула я, натягивая одеяло так, чтобы мой распухший нос не было видно.
   Шерион поморщился:
   - Скажи спасибо своему коту. Он все рассказал.
   Я благодарно икнула.
   - Сейчас сходи, умойся, - со вздохом продолжил Шерион, - потом порешаем, что с этим дальше делать.
   Они вышли из моей комнаты, оставив меня одну.
   И вот что сейчас было?
  
   Я осторожно, почти на цыпочках, вышла из комнаты. Все сидели в гостиной и деликатно отводили взгляды от моей покрасневшей физиономии. Вжик двигал лапой по буквам на листе бумаги, Ромус старательно читал. Я быстренько метнулась в ванную. Ледяная вода - отличное средство от распухшего носа. Уже через несколько минут выглядела почти нормально. Только чуть покрасневшие глаза выдавали, что я плакала.
  
   - Садись, - Шерион протянул мне бокал, на дне которого плескалась золотистая жидкость. - Тебе сейчас не помешает.
   Я молча взяла и выпила залпом. Крепкий напиток обжег пищевод. Я закашлялась. Скоро, с такими делами, я тут вообще сопьюсь.
   Шерион усмехнулся и плеснул еще.
   - Нужно подумать, что делать с Фиалом, - продолжал он. - Краббис сначала будет осматривать общежития для студентов, затем жилье персонала и аудитории. Квартиры преподавателей оставит в последнюю очередь. Это если не найдется Фиал. А он не найдется.
   - Неужели он сможет осмотреть все? - удивился Ромус и сел рядом со мной. - У девчонок куча барахла, а Фиал маленький. Это же нужно каждое платье пересмотреть, каждую шкатулку.
   - Не обольщайся, - нахмурился Шерион. - У Краббиса есть стробоскопический субанализатор магических энергий. Его личная разработка. Ему достаточно войти в комнату и прибор покажет, есть ли там Фиал У.
   Я содрогнулась.
   - Так что очень скоро он будет у нас в квартире.
   - Насколько скоро? - уточнил доктор Ципперпопер.
   - Думаю, дня через два, - вздохнул Шерион. - если не раньше.
   - Что же делать? - ахнула я.
   -Это тебя нужно спросить, что делать, - огрызнулся Шерион, - ты же у нас мастер придумывать, как спасать мир.
   Я понурилась. В носу предательски защипало.
   - Только не надо плакать, - рыкнул Шерион. - У нас совершенно нет времени приводить в чувства истерических дамочек.
   От обиды я чуть не разревелась, но сдержалась. Глубоко вздохнув, попыталась думать о позитивном. Но противный Шерион быстро вернул меня в реальность.
   - Единственный выход, - заявил он, и я насторожилась, - вернуть Фиал в лабораторию Краббиса. Причем это надо сделать быстро.
   - Но Шанго...
   - Я знаю о Шанго, - перебил меня Шерион.
   - Он же погибнет, - я залпом опустошила свой стакан. - Я не могу этого допустить! Поэтому я забираю Фиал, Вжика и Шанго и попробую поискать, где пристроиться. Хотя бы на время.
   - Угу, - насмешливо хмыкнул Шерион, взмахом руки остановив возмущение Ромуса и доктора Ципперпопера. - И куда же ты пойдешь? Краббис осматривает все помещения Академии. Педантично. Уж я-то его знаю.
   Я вздохнула:
   - А если подкинуть Фиал в его квартиру? И Шанго сможет там появляться для подзарядки.
   - У Краббиса и в квартире, и в лаборатории стоят мощные поглотители магии. Поэтому Фиал и отдали ему на хранение. Это же очень опасный артефакт. Он фонит энергией. Если бы Шанго не впитывал ее, то через некоторое время магический фон твоей комнаты настолько бы уплотнился, что ее разорвало бы изнутри.
   Я представила эту картину и меня передернуло.
   - И что делать? - вклинился Элиас.
   - Есть единственный выход, - криво ухмыльнулся Шерион, рассматривая золотистый напиток на дне стакана. - Придется срочно спускаться в один из миров Нижней Спирали и помочь Шанго взойти на Хрустальную Грань.
   - Но как? - вытаращил глаза Ромус. - Мы туда сможем попасть лишь после сессии, на практику. Это как минимум еще полсеместра ждать, а у нас каждое мгновение на счету.
   - Ну, я же, пока еще, преподаю здесь, - отставил стакан Шерион. - Есть один способ. Я могу взять вас с Алисой в свою экспериментально-поисковую группу и отправить туда якобы для выполнения моего задания. Преподавателям иногда такое разрешается.
   - А как же я? - вскинулся доктор Ципперпопер. - Я тоже пойду!
   - И как я должен объяснять руководству, откуда и на каком основании в моей студенческой группе появился чужой взрослый человек? - вскинул брови Шерион, - да и ручной портал очень слабый и больше двух человек не перенесет. Кроме того, уже нужно выводить вас в люди.
   - Но как? - вздохнул Элиас.
   - Думаю, здесь лучше поступить максимально нагло, - хмыкнул Шерион. - самозванец, который сидит в подземной лаборатории, все равно скоро узнает о вашей трансформации. Если уже не узнал.
   Доктор Ципперпопер задумчиво кивнул.
   - И попытается предпринять что-то против вас, - продолжил Шерион, - вплоть до физического устранения.
   Я ойкнула. Ромус успокаивающе погладил меня по руке. Доктор Ципперпопер сверкнул в нашу сторону взглядом, но промолчал. Мне стало неожиданно радостно. Я отдернула руку и отодвинулась.
   - А еще, он может заявить, что самозванец - вы, - добавил Шерион, - поэтому я предлагаю сыграть на опережение!
   Все затаили дыхание.
   - Мы выводим доктора Ципперпопера к преподавателям и студентам и сообщаем, что это - сам доктор Ципперпопер, великий маг и основатель научного ципперпоперизма и так далее, и что он решил возобновить преподавательскую деятельность.
   - А это не вызовет сомнений среди остальных преподавателей? - уточнил доктор Ципперпопер.
   - Не думаю, - покачал головой Шерион. - Такие ситуации были уже не раз. Так что все нормально. Таким образом, вы легализируетесь, получите жилье, зарплату и сможете законно жить в Академии. А мы, тем временем, придумаем, как уничтожить самозванца.
   - Отличный план, - обрадовался Элиас и подмигнул мне.
   - Итак, - подвел итог Шерион.- Мы сегодня же ночью возвращаем Фиал на место. Через пару дней Алиса и Ромус отправляются в один из миров Нижней Спирали.
   - А Шанго? - не удержилась я.
   - Шанго постарается максимально подзарядиться от Фиала. Этой энергии ему на пару дней вполне хватит, - кивнул Шерион. - А потом он пройдет через портал с вами. Он бесплотен и его не надо регистрировать.
   - А я? - фыркнул Вжик и укоризненно посмотрел на меня.
   - Ты тоже хочешь пойти? - удивилась я. - Может, поживешь пока у Шериона?
   Шерион нахмурился.
   - Ой, извините. У профессора Шериона. - быстро поправилась я и покраснела.
   - Я иду с тобой! - категорично заявил Вжик и отвернулся.
   - Что он говорит? - спросил Ромус.
   - Сказал, что идет с нами, - вздохнула я и умоляюще посмотрела на Шериона.
   - Кота регистрировать не надо, - кивнул он. - В Уставе Академии об этом ничего не сказано. Вы с Ромусом вдвоем весите не так и много. Так что дополнительный кошачий вес настройку портала не собьет.
   - Вжик идет с нами! Ура! - воскликнул Ромус. Вжик благодарно мурлыкнул и прыгнул Ромусу на колени. Я проследила за ними и вдруг встретила взгляд Элиаса. Он пристально и мягко смотрел на меня. Я вспыхнула. Элиас сузил заблестевшие глаза и вдруг так улыбнулся, что у меня аж мурашки пошли по коже, а сердце забилось быстро-быстро. Теплая волна разлилась внутри.
   Шерион разлил всем божественную лозу и наваждение пропало.
   - А когда я должна вернуть Фиал? - заволновалась я.
   - Фиал верну я, - успокоил меня Шерион. - Как только твой Шанго подзарядится, я сразу займусь этим.
   На том и порешили.
  
  
   Как ни странно, но появление доктора Циперпопера в преподавательском составе Академии прошло почти спокойно. Если не считать повышенного интереса к его легендарной личности. Однако явно демонстрировать интерес к знаменитому основателю научного ципперпоперизма не решился никто. Так, были шепотки за спиной да любопытные быстрые взгляды.
   Доктор Ципперпопер вел теперь у нас историю магических учений. Наличие нового предмета вызвало тяжкие вздохи среди студентов и радостное оживление среди студенток.
  
  
   На первую лекцию доктора Ципперпопера все вырядились, как на праздник. Честно говоря, я тоже приоделась. Хотя и так глубоко внутри чувствовала, кому принадлежит его сердце. Как же прекрасно ощущать это чувство!
  
  
   Погода была чудесная. Старые липы тихо поскрипывали, кутаясь в легкий ветерок, а я торопливо шла к центральному корпусу, обгоняя других студентов, чтобы успеть занять место в первом ряду. Как вдруг увидела Фахра. Сердце предательски ёкнуло. Эта встреча не предвещала ничего хорошего.
   - Исаева, - не стал ходить вокруг да около Фахр. - Куда ты дела питомца?
   - Простите? - я изобразила недоумение.
   - Твой питомец пропал, - рявкнул Фахр. - Отвечай, где он?
   - Как пропал? - я округлила глаза. - Этого не может быть!
   Фахр попытался наехать на меня, но я упорно изображала недоумение и растерянность. Видя, что ничего не выходит, Фахр ушел, напоследок одарив меня недовольным подозрительным взглядом.
   Только после его ухода, я выдохнула. Сердце стучало, как отбойный молоток.
   Нужно придумать, что ему говорить дальше. Он меня просто так не оставит.
   Я оглянулась. Студенты давно все исчезли. Я заторопилась в аудиторию...
  
  
   На первую пару к Элиасу я опоздала. Сильно. Влетев в аудиторию, расстроилась - все первые места были заняты. Элиас что-то рассказывал, все жадно слушали. Он сделал вид, что не обратил внимания на мое опоздание. Я проскользнула на единственное свободное место - самое дальнее, у стены. Отсюда меня было плохо видно. Это немного расстроило. Да и досада, что он не обратил на меня внимания, настроение не улучшала.
   - Рассматривая закономерности магических учений... - лился его хорошо поставленный баритон, - мы, прежде всего, должны коснуться основной магической Концепции, родоначальником которой...
   И тут Офелия, тряхнув копной рыжих волос, вдруг подняла руку.
   - Да? - удивился Элиас и кивнул.
   - Доктор Ципперпопер, - грудным голосом проворковала она, вставая. При этом продемонстрировала глубокое декольте. Элиас улыбнулся, а у меня вдруг заныло сердце.
   - А можно записать к вам на индивидуальные занятия? - мурлыкающим голосом спросила она.
   - Да, безусловно, - кивнул Элиас и все студентки взволнованно зашумели. Я сжала похолодевшие руки в кулаки.
   - Но только давайте это сделаем после пары, - хмыкнул он и продолжил, - ... итак, автором базовой Доктрины ...
   Что он дальше рассказывал, я не слышала. Кровь стучала в голове, мешая сосредоточиться. Слепая ярость поднималась откуда-то изнутри. Усилием воли я заставила себя успокоиться. Получилось не очень, но хоть красная пелена упала с глаз. Стерва! Она заигрывает к Элиасу! К моему Элиасу! Я попыталась взять себя в руки. Внезапно раздавшийся звонок заставил меня прийти в себя. Студентки окружили Элиаса, наперебой чирикая. Но тут в дверь заглянул Белст и что-то сказал. Элиас извинился и быстро вышел из аудитории.
   Я подскочила к Офелии, но не успела ничего ей сказать.
   - Как ты могла! - набросилась она на меня. - Предательница! Подлая предательница! Ты обещала пойти со мной на мою первую вечеринку, и не пошла! Я презираю тебя! Сука!
   Она хищно скривилась и, резко развернувшись, унеслась прочь.
   Я осталась стоять в ступоре.
   Вот демоны! С этими событиями я совершенно забыла об этой гнусной вечеринке.
  
   Следующая пара была у Марамота. И хотя я всегда с удовольствием посещала его предмет, на этот раз все смазалось и прошло как-то мимо меня. Уже не помню, что он рассказывал, как я отсидела пару и как вышла из аудитории. Главное, что это, наконец, закончилось.
   Оставалась последняя пара. Магселекция у Рапса.
  
   Я шла по парку, еле волоча ноги. И вдруг услышала голоса. Точнее голос Элиаса. Ему вторил призывный женский смех. Что он говорил, я не расслышала, но этот смех. У меня кровь опять бросилась к голове, в глазах потемнело. Я, сцепив зубы, ринулась на звуки.
   Липы расступились, и я их увидела. Элиас и Офелия шли по аллейке. Во мне вскипел гнев. Я молча стояла у них на пути. Наконец, они вышли на главную дорожку и увидели меня.
   - Алиса? - удивился Элиас.
   - Элиас, дорогой, нам нужно поговорить, - улыбнулась я, хотя на душе было очень паршиво.
   - Хорошо, - кивнул он.
   - Как ты обращаешься к преподавателю, выскочка! - вскинулась Офелия. - Тебе мало опоздания на пару, так еще и хамишь?
   От ее напора я лишилась дара речи.
   - Извини, Офелия, - перебил ее тираду доктор Ципперпопер. - Описания косвенных Доктрин обсудим в другой раз. Ты, кстати, можешь посмотреть всю нужную информацию в библиотеке.
   Офелия опешила и покраснела. Метнув на меня полный злобы взгляд, она промурлыкала низким грудным голосом:
   - Как скажете, доктор Ципперпопер. Но только вы так интересно и понятно рассказываете...
   - В другой раз, - нахмурился Элиас. - Алиса, ты хотела поговорить...
   Офелия, испепелив меня жгучей ненавистью, вынуждена была уйти. Взмахнув напоследок ресницами, она удалилась виляя бедрами.
   Мы остались вдвоем.
   - Что-то случилось? - он озабоченно посмотрел на меня. - Ты потому опоздала?
   - Да, - промямлила я, пытаясь скрыть досаду. - Меня остановил Фахр. Он спрашивал, куда делся мой питомец. Я еле отвязалась от него. По-моему он не поверил. Элиас, мне страшно...
   - Не волнуйся, дорогая, я поговорю с ним - он обнял меня и прижал к груди. Было так уютно в его объятиях. Так хорошо. Я вдыхала родной запах и была самой счастливой в мире. Вдруг он осторожно отстранил меня. Я подняла глаза. Он с такой нежностью смотрел на меня, что от этого его взгляда я задрожала. Он наклонился, и я ощутила его дыхание. "Сейчас поцелует" - мелькнула мысль, и я рывком отстранилась:
   - Извини...
   - Алиса? - он опешил.
   - Прости, Элиас... Прости... - я не знала, как это сказать, мысли панически заметались. Я понимала, что сейчас должна объяснить ему все.
   - Я все понимаю, Алиса, - сухо кивнул Элиас и аккуратно расправил на мне воротничок. - Не волнуйся, я поговорю с Фахром.
   Он развернулся и быстро зашагал по аллейке.
   Я осталась стоять, глотая слезы.
  
  
   - Алиса, - раздался у меня в голове голос Шанго. - Ты должна ему все рассказать.
   - Он не поймет, - всхлипнула я.
   - Поймет, - не унимался Шанго.
   - Ну, как я ему объясню? - меня начал бесить его по-отечески настойчивый голос. - Как рассказать ему, что я такой монстр, от которого умирают люди?
   - Он все поймет, - не унимался божок, - Алиса, любовь - это такая штука, что если человек любит, он будет ждать любимую хоть всю жизнь...
   - Он любит меня, - вздохнула я.
   - Тогда тебе незачем волноваться, - продолжил Шанго. - расскажи ему все. А выход он придумает. Он же великий ученый.
   - Тогда придется рассказать ему о Ромусе, - возразила я. - Я не знаю, как он это воспримет.
   - А разве лучше, что ты шарахаешься от него постоянно? - хмыкнул божок. - И надолго у него так хватит терпения? Иди к нему и все расскажи.
   - Да, ты прав, - вздохнула я и решилась. - Спасибо, Шанго.
   - Иди, малышка, спасай свою любовь, - прошелестел в моей голове божок и пропал.
   Я заторопилась к Элиасу.
  
  
   Я бежала. К нему. К Элиосу. Теперь, когда я твердо решила все ему рассказать, меня уже было не остановить. Я должна спасти нашу любовь! Между любящими людьми не должно быть никаких тайн. Шанго прав... Тясячу раз прав! А я - малодушная дурочка. Я - трусиха. Из-за того, что я струсила, он решил, что я его избегаю. А ведь это не так. Не так! И я ему все объясню! Я мчалась по коридору, ничего не замечая и ни на что не обращая внимания. Я нетерпеливо отмахнулась от Ромуса, который повстречался на дороге. Я обошла Шериона, стараясь не попадаться на глаза. Пронеслась мимо нашей новой квартиры.
   И вот я стою перед его дверью.
   Собравшись, я постучала.
   Элиас открыл дверь и посмотрел на меня.
   - Элиас, - я вздохнула, - я хочу тебе кое-что рассказать.
   Он молча отступил, пропуская меня в комнату. Я вошла. Элиас все также не проронил ни слова.
   Ну, что же. Я его понимаю.
   И я рассказала ему все - о проклятии "Мариэллы", о купании в бочке с кровью, о неудавшемся привороте Ромуса, о последствиях, о встречах с лже-доктором Ципперпопером...я рассказала все.
   - И вот поэтому я боюсь целоваться, - закончила я. Уши предательски алели.
   - Понятно, - вздохнул Элиас. - Алиса...
   Внезапно в дверь настойчиво постучали. Элиас нахмурился и открыл. На пороге стоял взмыленный Ромус:
   - Алиса, - выпалил он, - там Шерион срочно зовет тебя - сейчас будет портал настраивать. Мы завтра должны уже перейти в нижний мир. Давай, быстрее. Я уже давно тебя ищу. Он сильно ругается.
   Я взглянула на Элиаса.
   - Иди. Алиса, - кивнул он. - Потом договорим.
   Я побежала.
  
   Настройка личного портала - дело нудное и противное. Кто это проходил, меня поймет. Шерион тихо ругался сквозь зубы, ковыряясь в магических рунах, Ромус ухитрялся дремать, одна я сидела, как на иголках.
   Наконец, все было закончено.
  
  
   Я выскочила из квартиры и понеслась к Элиасу. Постучав, я прислушалась - за дверью было тихо. Подождав еще немного, я поняла, что его дома нет.
   Хм, может, он пошел к Фахру? Он обещал поговорить.
   Ладно, тогда у меня есть немного времени. Я решила разобраться с Офелией. Она уже давно перешла все пределы. Нужно поговорить. Я ей столько помогала, а в результате она меня обозвала и обвинила во всем. Да еще и флиртует с моим Элиасом.
   Я устремилась в пристройку к животноводам.
   Добежав до ее двери, я постучала.
   Дверь распахнулась.
   Офелия стояла в дверном проеме, закутанная лишь в полотенце. Ее глаза блестели, губы припухли.
   - Чего тебе? - скривившись, буркнула она.
   - Дорогая, кто там? - из глубины комнаты донесся голос Элиаса...
  
  

КОНЕЦ

   0x01 graphic

Оценка: 6.65*62  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"