Зинина Татьяна: другие произведения.

Эффект "Фёдора"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тяжела ли жизнь предоставленного самому себе ребёнка очень богатых родителей? Может ли из него вырасти хороший человек?! Неизвестно. А как быть отцу, который внезапно понял, что его любимый сыночек попросту сам себя уничтожает? А если мальчику при этом уже 25 лет?
    Артём - самый обычный прожигатель жизни. Всё что он умеет - это тратить деньги на развлечения и с завидной регулярностью попадать в полицию за драки. И вот однажды его отец решает, пусть и с опозданием, всерьёз заняться воспитанием столь проблемного сыночка. В один момент Тёму лишают всех денег до последнего рубля, и обещают вернуть только после так называемых "исправительных работ". И теперь тот, кто никогда не работал и не имеет никакого понятия, что такое физический труд, вынужден батрачить на самой низкой должности в собственном отеле, причём совершенно бесплатно. А чтобы в конец не опозориться, Арт вынужден прибегнуть к самому обычному маскараду, представ перед новыми коллегами как Фёдор. В то же время невзрачной девочке Алине выпадает уникальный шанс получить работу своей мечты в том же самом отеле. И благодаря стечению обстоятельств этим двоим предстоит работать вместе. Да только... Але даже в голову не может прийти, что её хмурый Федя и наглый мажор Артём - одно лицо.

    Здесь первые 15 глав... из 26.
    Полная версия этого романа есть ЗДЕСЬ



"Эффект "Фёдора"

   Пролог.
  
   Тихо...
   Так тихо, что слышно как в саду перелетает с ветки на ветку одинокая ночная птица, или под лёгким дуновением ветерка шуршат листья на дереве под окном. Мерно тикая, бежит секундная стрелка на больших антикварных часах в гостиной, а по ламинату на кухне снова крадётся воришка-кот. И в этой блаженной тишине глубокой ночи резкий звонок телефона кажется не просто громким, а буквально заставляет подскакивать на месте и, ругаясь себе под нос, раздражённо прощаться с таким приятным спокойным сном.
   Семён Дмитриевич, даже не глядя на номер, мог безошибочно определить, что звонят из отделения полиции, но всё же протянул руку к вопящему аппарату и взглянул на экран.
   - Кто там? - сонным голосом поинтересовалась его супруга. Хотя, как и муж прекрасно знала самый вероятный ответ на это вопрос.
   - Угадай, - мрачно отозвался он. А потом выключил звук и добавил, снова откинувшись на подушку. - С одно попытки.
   Вероника Игоревна промолчала, решив, что любые слова сейчас всё равно будут лишними. Но когда экран на телефоне её супруга заморгал шестой раз, всё-таки не выдержала.
   - А вдруг у него что-то серьёзное? - взволнованным тоном выдала она. - Может, стоит ответить?
   - Нет, - грубо бросил хозяин мигающего аппарата, а потом поднялся с кровати, и, закинув мобильник в ящик тумбочки, принялся нервно вышагивать по комнате. - Ты даже не представляешь, как меня это достало! Он взрослый парень, а мы всё равно носимся с ним как с малым дитём. Посмотри Вера... Ты только посмотри, кого мы вырастили! Он уже давно плотно сел нам на шею, расположившись при этом с максимальным комфортом. А ведь ему, по сути, плевать на всех, и на нас с тобой в том числе! Но теперь моё терпение лопнуло. Всё!
   - Что ты хочешь этим сказать? - опасливо поинтересовалась его супруга. И пусть она была полностью согласна со всеми высказываниями Семёна, но во всей этой ситуации винила прежде всего себя. Ведь кто может быть виноват в том, что ребёнок вырос... мягко говоря, нехорошим человеком, если ни его мать?! Оттого ей было ещё больнее принять всю безнадёжность ситуации.
   - Есть у меня одна идея, и сейчас самое время приступить к её реализации, - ответил он, уже более спокойным тоном. - Завтра мы уедем, как и планировали. Только к повестке важных вопросов добавится ещё один... Касающийся расширения не только бизнеса, но и семьи. А решением проблемы с нашим неугомонным сыночком займётся Виталик. И если всё получится, как я хочу, то к концу этого сезона одна моя "головная боль" сделает-таки свой вклад в семейное дело и, тем самым, избавит нас от другой "головной боли".
   - Что ты задумал?! - недоверчиво выпалила Вероника Игоревна. Она впервые видела своего супруга настолько решительным и мрачным, а это по определению не могло предвещать ничего хорошего.
   - Прости, родная, но об этом я расскажу тебе завтра, когда мы будем в Милане. А сейчас спи.
   - А ты?! - обеспокоенным тоном поинтересовалась супруга. - Поедешь за ним?
   - Нет, - ответил Семён Дмитриевич, укладываясь обратно в кровать. - Не хочу. Не в этот раз. Пусть посидит... Может, до него наконец дойдёт, что это всё не шутки. Понимаешь, Вер, он привык ко вседозволенности и полной безнаказанности. И в этом его главная проблема. Но ничего... теперь-то мы нашему птенчику крылышки-то и подрежем. Не видать ему больше высокого полёта. Коль он не может по достоинству оценить то, что имеет, пусть учится. Другого выхода я, увы, не вижу.
   Демонстративно отвернувшись к окну, за которым всё так же стояла тихая июльская ночь, он дал понять, что больше эту тему обсуждать не намерен, и Веронике оставалось только смириться. И пусть она переживала за сына, что снова вляпался в очередную историю, в которой не обошлось без вмешательства граждан полицейских, но сейчас была как никогда согласна с мужем. Их мальчик заигрался, а ведь ему давно пора взрослеть, и если сейчас ещё была хоть какая-то вероятность, что он одумается, то вскоре положение угрожало стать безнадёжным. И сейчас, глядя в тёмный потолок, она твёрдо решила, что готова пойти на всё, чтобы окончательно не потерять своего ребёнка, пусть даже при этом ей придётся сделать ему больно. А в том, что придуманный её супругом план окажется болезненным для их чада, она не сомневалась. И теперь могла только надеяться, что всё это его не сломает...
  
  
   Глава 1.
   "Что за дети нынче, право -
   Никакой на них управы.
   Мы свое здоровье тратим,
   Но на это наплевать им"
   ("Что за дети, нынче..." 
   Энтин Юрий
   Из м/ф "По следам бременских
   музыкантов")
  
   Необычайно яркое утреннее солнце назойливо светило прямо в глаза. А после бессонной ночи, проведённой не в самом приятном месте и уж точно не в лучшей компании, его радостное свечение изрядно раздражало, опуская настроение ещё на пару уровней ниже. К тому же уже в этот ранний час было катастрофически душно, а кондиционер в автомобиле никто включить не удосужился. И, в добавок ко всему, впереди назойливо маячила нерадостная перспектива очередного неприятного разговора с отцом... который, судя по его хмурому настроению, обещает быть ещё и грубым.
   Прикрыв глаза, Артём попытался успокоить собственное раздражение и придать мыслям хоть какое-то подобие порядка, что в данном случае было просто необходимо. Да только, как назло, но именно сейчас они решили пожить собственной жизнью и при каждой попытке сосредоточиться упрямо возвращались к событиям вчерашнего вечера. И стоило на миг забыться, как перед глазами уставшего парня снова, как наяву появлялась широкая барная стойка клуба, танцующие на ней стриптизёрши, и среди них она... Оксана. И кто бы знал, как он был шокирован, увидев её там... разукрашенную, полураздетую и явно накаченную какой-то наркотой.
   Да... Не думал Тёма, что его первая школьная любовь - умница, красавица из хорошей интеллигентной семьи, когда-нибудь вот так подастся в стриптиз. Он почему-то считал, что она закончила аспирантуру престижного вуза, давно замужем и воспитывает деток. А тут такой поворот!
   Его размышления прервал звук захлопнувшейся дверцы авто и громкий голос отца, отдающий водителю указание, ехать в отель. Затем всё стихло, и кто бы знал, как Артёму хотелось, чтобы эта тишина продлилась как можно дольше. И дело здесь было точно не в гудящей голове.
   - Шестой раз... - проговорил Семён Дмитриевич, глядя куда-то перед собой. - Слышишь сын, уже шестой раз за последние два месяца я забираю тебя из отделения. Тебе не кажется, что это перебор?!
   Его голос звучал очень ровно и содержал такое количество леденящего металла, что казалось, вот-вот зазвенит.
   - Молчишь?! - продолжил родитель, так и не дождавшись ответа. - А вот я сегодня долго сомневался, стоит ли вообще тебя оттуда вытаскивать. А что?! Отсидел бы свои положенные пятнадцать суток. Хотя, если учитывать то, за что ты в этот раз туда загремел, дело могло дойти и до суда. И тебя бы закрыли по полной программе, а все газеты города пестрили бы заголовками, что Семён Жарков вырастил уголовника!
   - Не говори так, - перебил его Тёма. - Я не сделал ничего предосудительного...
   - Да?! Хочешь сказать, что ты уже шестой раз пал жертвой полицейского произвола?! Шестой раз?! И что ты и пальцем не тронул того типа, у которого сломана челюсть, и что твой фингал и разбитая губа сами собой появились?!
   - Папа хватит, - снова оборвал его парень. - Он получил за дело.
   - За какое?! Слишком пристально пялился на стриптизёршу?! Пытался пригласить её к себе за столик?!
   - Это была Оксанка Липова. Помнишь... Я с ней за одной партой сидел.
   - Мне плевать, Артём, кто эта девушка. Она была на работе. Она так зарабатывает деньги, и для неё это в порядке вещей. А вот ты... - Семён Дмитриевич глубоко вздохнул и покачал головой. - Шестой раз...
   - Поэтому ты не брал трубку, когда я звонил?! - удивлённо выдал обладатель фингала под глазом. И увидев по лицу отца, что его догадка верна, уже не смог сдерживать напускное спокойствие. - Хочешь сказать, что из-за своего упрямства ты заставил меня просидеть всю ночь в камере с двум грязными алкоголиками и проституткой за стенкой?! Это была ужаснейшая ночь в моей жизни, и всё только из-за того, что ты решил меня проучить?!
   - Всё же надо было оставить тебя там подольше, - грубым тоном ответил его отец. - Или вообще, отречься от такого сына, и катись на все четыре стороны! Но нет... твоя мать упорно утверждает, что это мы с ней виноваты в том, что ты такой. Что это мы тебя таким вырастили. А значит именно нам теперь исправлять свои ошибки.
   - Как это "исправлять"? - удивлённо выпалил Артём. - Что вы там ещё придумали?!
   - Ничего особенного, сынок, - отозвался мужчина с ироничной улыбочкой. - Просто теперь каждый свой проступок ты будешь отрабатывать.
   - Как отрабатывать?! Как в детстве что ли?! В квартире убирать?! Так у вас же там теперь целый штат горничных, - усмехнулся Тёма. - Или предлагаешь мне на работу устроиться?! Только учти, с моими талантами и образом жизни, который я менять не намерен, вряд ли меня там будут долго терпеть.
   - Знаю, и у меня есть идея получше, - высказал он с усмешкой и, заметив на лице сына странное скептичное выражение, продолжил. - Ты будешь работать в "Лагуне".
   - Круто, - усмехнулся парень. - Назначишь меня помощником управляющего?! Кстати, я могу заниматься организацией вечеринок...
   - Нет, конечно! - оборвал его отец. - Ты, дорогой мой сынок, будешь там самым обычным разнорабочим. Будешь выполнять различные поручения тех, к кому тебя приставит Виталик. Если придётся, станешь помогать по кухне, или высаживать растения на клумбах, или чистить бассейны, мыть номера и залы приёмов, подметать на парковке... В общем, заниматься всем тем, что придёт в голову твоему начальству. На время работы я заморожу все твои карточки, и разблокирую только тогда, когда выйдет срок так называемых "исправительных работ". Вот так, Артём. Теперь я твой личный судья, и первый мой приговор ты слышал. Приступаешь завтра, и для начала срок твоего наказания - неделя. А дальше будет видно.
   - Это шутка?! - выпалил Тёма, но заметив, что его отец как никогда серьёзен, тут же напрягся. - Да ладно тебе пап, ты же не заставишь меня мыть полы, да ещё и в отеле... Меня же там засмеют. А если это дойдёт до кого-то из знакомых?
   - Мне плевать на твоих друзей и их мнение. Но... очень не хотелось бы, чтобы эта история попала в газеты. Так что, придумай что-нибудь со своей внешностью. Ну... рабочую форму тебе и так выдадут, а остальное уже твои проблемы. Мне всё равно, можешь хоть бороду накладную носить.
   - Папа, я не верю...
   - Зря, - перебил его отец. - Завтра в семь утра начинается твой рабочий день. За опоздание или некачественное выполнение своих обязанностей, Виталик будет накидывать тебе дополнительные дни.
   - Вы с ума сошли! Тоже мне, воспитатели! Раньше надо было думать! - повысил голос Артём, потому что уже понял, что шутить отец не намерен. - Мне нужны деньги... на те же карманные расходы.
   - А зачем?! Живёшь ты в отеле (хотя мать предлагала на время "каторги" отобрать у тебя ключи от пентхауса).
   - Нет, вы мне его подарили и он мой, - грубо отрезал младший Жарков.
   - Именно поэтому он остаётся в твоём распоряжении. Кормить тебя будут в столовой, как и всех рабочих, уборку своего номера ты тоже будешь проводить сам.
   Тёма отвернулся к окну, с ужасом понимая, что в этот раз его действительно решили наказать. Ведь лишение денежного обеспечения было для него подобно ограничению подачи кислорода. В свои двадцать пять он до сих пор жил исключительно за счёт родителей. А всё потому, что примерно лет так в двадцать с грохотом вылетел из института и заявил всем, что теперь он будет заниматься развитием своего призвания, и объявил себя свободным художником. Он рисовал, причём его картины даже пару раз участвовали в выставках. Занимался фотографией, хотя до профессионала ему было очень далеко. Но... ничего из этого не приносило ему никакого дохода. Любую другую работу он считал плебейским занятием, недостойным своего внимания. И все попытки Семёна Дмитриевича повлиять на него, воспринимал как ущемление своей индивидуальности и пренебрежение талантами. И его ни капли не волновало мнение остальных.
   В моменты творческого кризиса, которые посещали Артёма постоянно, он занимался нещадным просаживанием отцовских денег в клубах, разного рода поездках, на вечеринках. Бывало, проигрывал крупные суммы в карты, или покупал дорогие подарки своим дружкам и подружкам. В его жизни не было никаких забот... одни лишь удовольствия. И всех это устраивало. До сегодняшнего дня.
   - Пап, может, мы как-нибудь договоримся? - попытался исправить положение парень.
   - Нет, - спокойно ответил его отец. А потом глубоко вздохнул и продолжил, глядя ему в глаза. - Пойми, мне больно смотреть, как мой младший сын так жестоко прожигает собственную жизнь. Да я тебя трезвым вижу, только когда из милиции забираю, и то не всегда. Всё, вопрос закрыт! Но если по окончании исправительной недели у Виталика не будет никаких нареканий в твой адрес, я распоряжусь о разблокировке твоих карт. А пока можешь убрать их подальше. При первой же попытке снять деньги, любой банкомат лишит тебя заветного пластика. А их довольно долго восстанавливать. В общем, сынок. Поздравляю, ты, наконец, довёл меня до состояния, в котором я уже готов на всё, чтобы исправить ситуацию.
   Тем временем автомобиль остановился у дверей главного корпуса отеля "Лазурная Лагуна", где и жил парень, и пора было заканчивать этот разговор.
   - Пап, я, правда, обещаю, что больше такого не повторится. Давай всё забудем. Это ведь недоразумение, - выжал Артём, с ужасом понимая, что в этот раз подобное вряд ли подействует.
   - Обещаешь?! - уточнил господин Жарков, поворачиваясь к сыну. - Отлично. Вот закончится твоё наказание, и мы посмотрим, как ты умеешь держать свои обещания. А теперь иди. У меня самолёт через час, а тебе пора пройти инструктаж и ознакомиться с новыми обязанностями. И ещё... - его взгляд стал суровым, а голос как никогда холодным. Так он с Тёмой ещё никогда не разговаривал. - Опозоришь меня - и отправишься искать себе другого спонсора. Мне надоело быть для тебя кошельком. Пусть ты и мой сын, но знаешь... иногда мне очень стыдно это осознавать. Всё, Тёма. Это твой последний шанс. И другого я не дам.
   Он демонстративно отвернулся к окну, показывая тем самым, что разговор окончен, и парню ничего не оставалось, как покинуть машину. Стоило ему захлопнуть дверцу, и чёрный БМВ тут же укатил к выезду с территории отеля, а Артём окончательно понял, что в этот раз доигрался.
  
   ***
  
   В это самое время в другом конце города, в маленькой квартирке на восьмом этаже панельного дома утреннюю тишину комнаты разбил звук телефонного звонка.
   Упорно не желая прощаться со сном, Алина не открывая глаз, протянула руку к тумбочке и нащупала вопящий аппарат. Так же машинально нажала на кнопку ответа и поднесла телефон уху.
   - Да, - прохрипела она, всё ещё находясь во власти Морфея. Но услышав на другом конце незнакомый мужской голос, резко подскочила на месте.
   - Алина Андреевна, доброе утро, - послышалось из динамика. И тот официальный тон, каким это было сказано, мигом отбил у девушки всё желание спать.
   - Доброе утро, - она всеми силами старалась придать голосу бодрость.
   - Меня зовут Виталий Семёнович, я управляющий отеля "Лазурная Лагуна". Ваше резюме передала мне Марина Викторова, и при этом тонко намекнула, что вы буквально мечтаете работать у нас. Это так?
   - Да, да, да! - протараторила девушка.
   - В таком случае, жду вас на собеседование. Скажем... через час.
   - Я обязательно буду вовремя, - восторженным тоном выдала Алька.
   - Уверены, что успеете? В городе сейчас жуткие пробки, - поинтересовался управляющий, и в его тоне явно проскользнула неприкрытая усмешка. Судя по всему, его изрядно забавляла столь яркая реакция на простой звонок.
   - Конечно.
   - Значит, до встречи, - сказал он и положил трубку.
   Следующие несколько минут в комнате девушки стояла абсолютная тишина. Ведь вместо того чтобы спешно приводить себя в порядок, Аля продолжала сидеть на кровати и ошарашено смотреть перед собой. Она ни как не могла поверить, что это всё произошло на самом деле. И даже пару раз проверила наличие входящего вызова в своём телефоне. И только наткнувшись потерянным взглядом на часы, резко подпрыгнула и со скоростью молнии понеслась в душ. Правда всё это или нет, она решит позже. А пока нужно спешить, ведь лучше прийти и узнать, что всё это было чьим-то розыгрышем, чем не прийти, когда тебя ждёт сам управляющий лучшим отелем побережья.
   Уже позже, осматривая своё отражение в большом зеркале прихожей, Алина вдруг пришла к выводу, что даже если это всё действительно правда, её всё равно вряд ли возьмут на работу. Ведь в её представлении менеджер по организации досуга в подобном отеле должен был выглядеть совсем не так. Она считала, что эта должность требует от того, кто её занимает внешней яркости и красоты, а себя девушка таковой не считала.
   Она была довольно высокой, с симпатичной подтянутой фигуркой, но на фоне своих институтских подруг, которые едва дотягивали до метра шестидесяти, самой себе казалась худой дылдой. Она не носила каблуков, не любила обтягивающие вещи. Весь её гардероб был забит широкими штанами самых разных форм и фасонов и свободными блузами-балахонами. Максимальная вольность, которую она могла себе позволить - это оголённые плечи и шея. Потому что именно их Аля считала действительно красивыми.
   Черты её лица были далеки от идеальных. Нос ей казался крупноватым, губы, наоборот, не достаточно пухлыми, подбородок слишком острым, родинки на щеке - чрезмерно выраженными. Да только всё вместе это выглядело очень гармонично и даже симпатично, а когда в её ярких глазах столь необычного лазурно-серого цвета загорался огонёк интереса, от неё было невозможно отвести взгляд.
   Но... Алька всё равно предпочитала считать себя серой мышью, упорно не желая что-то менять. И единственным своим достоинством считала длинные тёмно-русые волосы, которых ни разу не касалась никакая краска. Они шёлковым водопадом спускались до самой талии, но... Алина даже их предпочитала прятать в гульку или косу.
   Однажды её подруга Лизка предположила, что она попросту боится собственной внешности. Боится быть на виду, и поэтому предпочитает прятаться за своим "серым панцирем". На что Аля лишь фыркнула и отмахнулась. Хоть в глубине души и понимала, что это предположение очень близко к истине.
   И вот сейчас, стоя перед зеркалом, девушка наверно впервые в жизни пожалела, что выглядит так серо. Ей бы сейчас совсем не помешала хоть капля яркости, но увы... Максимум, что она могла сделать, это сильней накрасить глаза и в коем то веке распустить волосы. На остальное времени уже совсем не оставалось.
   Можно сказать, что сегодня девушке повезло - нужная маршрутка приехала довольно быстро, пробок почти не было, и даже пригородный автобус мчался на всех парах. Несмотря на всё это Алина ощутимо нервничала. Всё ж о таком предложении, что выпало ей сегодня, она и мечтать боялась. Ведь отель "Лазурная Лагуна" был не только лучшим на побережье, но и входил в десятку самых шикарных гостиничных комплексов страны. Он размещался за чертой города и занимал очень обширную территорию. Здесь располагались несколько корпусов, четыре бассейна, огромный концертный зал, шесть ресторанов, одиннадцать баров, два открытых теннисных корта, спортивный комплекс, и много другое. Можно сказать, что Аля пошла учиться в институт туризма только ради того, чтобы получить возможность работать здесь. Это было мечтой... А когда два дня назад ей позвонила Маринка, с которой они познакомились на курсах вождения, и сообщила, что в связи с переездом ищет кого-нибудь на своё место в "Лагуне", Алина не поверила собственным ушам. Но резюме всё-таки отправила. И вот сейчас ей предстояло встретиться с самим управляющим этой громадины. Хотя... отчего-то Аля была почти на сто процентов уверена, что её не возьмут.
   Административный корпус гостиничного комплекса встретил её странной тишиной. Отчего-то раньше ей казалось, что здесь всегда кипит жизнь, все постоянно суетятся, что-то организуют, но на деле оказалось всё совсем наоборот. Сонный охранник на входе в ответ на её вежливое приветствие равнодушно кивнул и направил на шестой этаж, где и располагался кабинет управляющего. А девочки на ресепшине и вовсе не обратили на тихую посетительницу никакого внимания.
   В итоге Алина прибыла на место даже на несколько минут раньше намеченного срока, но миловидная блондинка-секретарша с приклеенной приторной улыбкой сообщила, что у господина Жаркова возникли неожиданные дела, но он очень просил его дождаться. Естественно Але не оставалось ничего другого, как расположиться на кожаном диване и продолжать упиваться своим пессимизмом.
   Когда Марина сказала, что решение о приёме будет принимать лично управляющий, Аля посчитала своим долгом узнать о нём как можно больше. Благо личностью он был довольно известной, впрочем, как и его отель, и на просторах интернета нашлось много нужной информации.
   Теперь Алина хотя бы примерно знала, с кем придётся разговаривать. Да только нервничала от этого ещё больше. Ведь Виталий Семёнович Жарков оказался довольно симпатичным не женатым молодым мужчиной, тридцати двух лет, с кучей амбиций и такой милой улыбкой, что не передать. Хотя Маринка настоятельно рекомендовала даже не пытаться мечтать о нём, как о потенциальном любимом мужчине. Она сказала, что большего бабника свет ещё не видывал. А потом улыбнулась и добавила, что если кто и мог бы переплюнуть её шефа по этой части, так это только его младший брат.
   - Алина Андреевна?! - мелодичный мужской голос отвлёк девушку от погружения в дебри собственных мыслей, и, подняв взгляд на голос, она встретилась глазами с подтянутым высоким блондином в строгом сером костюме. - Прошу меня извинить за столь продолжительное ожидание. Пройдёмте в мой кабинет.
   С этими словами он развернулся и уверено зашагал по тёмному мраморному полу в направлении большой двухстворчатой двери в конце коридора. И девушка послушно последовала за ним. Да только стоило им оказаться внутри, как способность адекватно мыслить покинула её окончательно, сменившись непонятным стеснением и паникой.
   - Итак, - нарушил тишину голос блондина. - Как вы поняли, я Виталий Семёнович, управляющий этим отелем. И так уж здесь повелось, что всех менеджеров я предпочитаю отбирать сам, и почти всегда использую для этого рекомендации своих же сотрудников. Вас мне расписывали как талантливого организатора, обожающего разного рода креатив. Прошу меня извинить если покажусь грубым, но глядя на вас никогда не скажешь, что это действительно так. Но, я как никто другой знаю, насколько внешность может быть обманчива, поэтому дам вам шанс показать себя. Итак, - он сделал небольшую паузу, как бы выделяя всю важность своих дальнейших слов: - Завтра утром вы предоставите мне подробный план развлекательных мероприятий нашего отеля на август. Он должен быть интересным, креативным, и обязан вписываться в бюджет один миллион рублей. Если мне понравится - я приму вас на должность менеджера по организации досуга, даже не смотря на полное отсутствие опыта. Если же нет... мы благополучно забудем о существовании друг друга. Вы согласны?
  
   Господин Жарков очень ценил своё время и не терпел долгих разговоров не о чём. Всё что нужно об этой девушке он успел узнать из её резюме, а наличие таланта сможет отлично показать лёгенькое задание. Виталий высказался коротко и по существу, и ему явно импонировал тот факт, что брюнетка напротив ловила каждое его слово, сосредоточенно вслушиваясь в смысл. Смущение из её глаз постепенно гасло, и вскоре совсем вытиснилось неподдельным интересом к его предложению.
   - Конечно, - уверенным голосом отозвалась Алина, уже мысленно прикидывая, что можно придумать. Она прекрасно понимала, что именно от неё хотят, потому что не так давно именно это было темой её дипломного проекта, который девушка, кстати, защитила на высший бал. И теперь ей оставалось всего лишь включить фантазию. - Я могу идти?!
   - Да, - проговорил управляющий, со странной улыбкой наблюдающий за тем, как зажглись её глаза от выдвинутого им предложения. Теперь они стали похожи на штормовое море в лучах рассветного солнца, что даже немного озадачило Виталия Семёновича. - Жду вас завтра к девяти.
   Когда Аля, попрощавшись с господином Жарковым уже подходила к двери кабинета, та неожиданно распахнулась... да так стремительно будто её открыли ногой. А вошедший парень едва не снёс Алину со своего пути. Ей чудом удалось избежать столкновения , но он всё же задел её плечо. И если бы не высокая тумбочка, девушка обязательно бы расстелилась на полу, а вот этот нахал даже не обернулся. И ладно бы подобное произошло в какой-нибудь забегаловке или на улице. Но ведь они находились в кабинете управляющего...
   - Ну что, ты рад быть моим персональным надсмотрщиком?! - с нескрываемой злобой выдал вошедший. - Я даже не удивлюсь, если выяснится, что всё это твоя идея!
   - Во-первых, не надсмотрщиком, а нянькой. Но это мы обсудим позже, а пока будь добр, извинись перед девушкой, - грубым тоном выдал хозяин кабинета. - Ты едва не сбил её с ног.
   Парень обернулся и, окинув Алину оценивающим взглядом, растянул на губах злобную усмешку. Но даже это не могло испортить то впечатление, что произвела на неё его внешность. Как это было не под силу фингалу под его левым глазом и рассечённой губе. Девушка даже дышать перестала и словно завороженная рассматривала своего обидчика.
   Ростом он был на голову выше самой Алины, а его фигуру она бы иначе как идеальной не назвала. Тёмные волосы лежали так, будто он только что вышел от стилиста, а ярко зелёные глаза смотрели как-то слишком насмешливо. Она видела этого парня раньше... мельком в клубах и кафе. Но там он казался ей недоступной звездой, до которой такой как она никогда не дотянуться. А теперь эта звезда была здесь... всего в нескольких шагах от неё. И даже побитое лицо и откровенно потрепанный вид его ни капельки не портили.
   Тем временем Артём с полным равнодушием наблюдал за тем, с каким восхищением рассматривает его эта серая мышь. Что скрывать - он давно привык к подобному вниманию к своей персоне со стороны противоположного пола, и теперь лишь посмеивался над своими воздыхательницами. А ещё он считал своим священным долгом испортить произведённое впечатление, чтобы никто из них даже не думал строить планы на его счёт. Он не терпел, когда кто-то выбирал его. Тёма предпочитал делать этот выбор сам, а любые отказы воспринимал не иначе, как личный вызов. И, к слову, ещё ни разу не проигрывал.
   - Ох, любезная сударыня, прошу меня простить, - проговорил он с наигранной слащавостью. - Вы столь невзрачны, что я вас попросту не заметил.
   И закончил свою речь шутливым поклоном.
   Ошарашенная Алина даже не сразу поняла, что её так витиевато оскорбили. Она смотрела в глаза парню и не могла отвести взгляд. Он притягивал её, подобно огоньку, горящему в абсолютно тёмной комнате. Ей хотелось подойти ближе... прикоснуться к нему, оградить от всего плохого в этом мире. Да только Артёму это было точно не нужно.
   Видя, что она всё ещё смотрит на него, а с её лица не сходит туповатое выражение, Арт вздохнул и повернулся к брату.
   - Виталь, скажи, ты решил набрать живых пугал, чтобы они отгоняли птиц в саду?! Почему она смотрит на меня, как на божество? Прошу, попроси её отвернуться, - выдал он.
   Только теперь, когда зрительный контакт был разорван, а до девушки, наконец, дошло, какой на самом деле этот идеал красоты, она громко фыркнула, мгновенно собрала разбежавшиеся мысли в кучу, и тоже обратилась к Виталику.
   - Не стоит заставлять его извиняться. Нет смысла в извинениях, если они высказаны как оскорбление. А вот я, пожалуй, извинюсь, - проговорила Алина ледяным тоном. Всё ж, несмотря на её довольно скромный вид, эта девушка никому не позволяла себя оскорблять. Она повернулась к Артёму и продолжила, да только теперь в её голосе сквозило презрение. - Простите, сударь, что за столь интересной внешностью не сразу разглядела вашу змеиную натуру. Надеюсь, когда-нибудь, вы заиграетесь настолько, что в итоге укусите себя за хвост и падёте жертвой собственного яда, - она легоньки кивнула ошарашенному подобной наглостью Артёму и, не дожидаясь ответа, поспешила попрощаться с хозяином кабинета и удалиться. Кто его знает, этого красавчика... Может ему ещё никто так не отвечал?!
  
   Когда за Алиной захлопнулась дверь, Артём усмехнулся и, пройдя по кабинету, развалился в кресле.
   - А молодец эта твоя мышь. Мне казалось, она вообще слова знакомые забыла, а тут такая хорошая реакция, - высказал он с улыбкой. - Не каждая может так быстро взять себя в руки. Кто такая?!
   - Наш будущий менеджер по организации досуга, - ровным тоном ответил его брат. - Теперь я её точно на работу возьму. Тест на стрессоустойчивость она прошла успешно.
   - Ладно, я не за тем пришёл. У меня предложение, - начал Тёма, в одно мгновение становясь серьёзным. - Отец сегодня улетел в Милан, вернётся через месяц. Давай ты просто разблокируешь мои карты, а ему скажем, что я успешно и смиренно исполнил его наказание.
   - Нет, - спокойно ответил Виталик. - И торговаться со мной нет никакого смысла.
   - Ваше наказание - полный бред!
   - Бред это или нет, станет понятно позже. И знаешь... - его тон снова стал холодным и укоризненным: - Мне больно наблюдать, как мой младший брат так глупо прожигает собственную жизнь. Пойми, Тём, если так пойдёт и дальше, то отцу придётся забирать тебя не из милиции, а из какого-нибудь наркопритона или из больницы, после сильного передоза. Поверь, и я и папа желаем тебе только добра...
   - И поэтому лишили абсолютно всех средств?! - выкрикнул Артём. - Да у меня нет ни копейки денег! Час назад я не смог заплатить за обед в ресторане, и благо это наш ресторан. Мне ещё никогда не было так стыдно! В мотоцикле пустой бак, а у меня нет денег даже на автобус.
   - Прекрасно, - этот выпад изрядно повеселил Виталика. - Хотя нет... Смешно! Ты - физически здоровый, неглупый парень двадцати пяти лет до жути возмущён тем фактом, что папочка лишил тебя карманных денег! Да всем давно понятно, что ты только прикрываешься своим творческим кризисом. На самом же деле ты нифига не умеешь и не можешь! У тебя нет ничего своего! Да что говорить, ты даже постоянную девушку завести не в состоянии. И не потому что не хочешь, а потому что ни одна нормальная на такого как ты не клюнет. Ты ничтожество, Артём! Но у нас с отцом ещё осталась надежда на твоё чудесное исправление. Докажи мне, что ты взрослый человек, способный нести ответственность за свои поступки, докажи, что даже в той ситуации, в которую мы тебя загнали, не опустишь руки! Сделай это я и верну тебя все твои деньги, клубные карты и ключи от твоей квартиры.
   - Что?! Вы ещё и квартиру у меня отобрали?! - воскликнул парень, резко поднимаясь с места. - А где я по-вашему должен жить?!
   - Ну... у тебя ведь много друзей, - с нескрываемым сарказмом выдал старший Жарков. - Попросись к кому-нибудь из них. Может кто-то даже сжалится и возьмёт тебя на своё обеспечение. Для тебя при этом ничего не поменяется... ты просто сменишь спонсора. Ах да, можешь так же найти себе богатую любовницу... станешь её "содержанкой". С такой очаровательной физиономией женщины бальзаковского возраста будут за тебя драться.
   - Отец сказал, что оставит мне мой пентхаус, - проговорил Тёма после минутной паузы. Ему хотелось сказать ещё очень много чего, ответить грубостью на грубость брата, но... по неизвестным никому причинам слова Виталика умудрились задеть его за живое, и Тёма справедливо решил сначала обдумать информацию, а потом уже махать кулаками. Возможно, это было первое его трезвое решение в этой жизни, но так уж получилось.
   - Конечно, - кивнул управляющий отелем. - И ты даже можешь сдавать его и получать за это деньги. Тебе как раз хватит на съёмную квартирку на окраине, и эконом вариант ежедневного рациона. Валяй, дело твоё.
   Виталик встал и медленно прошёл по кабинету, в направлении огромной стеклянной стены. Несмотря на всё напускное спокойствие и равнодушие, его изрядно напрягал этот разговор. Он любил брата, и с самого детства старался оберегать его от всех напастей этого мира. И даже когда они с отцом вплотную занялись отелем, работал в первую очередь для Тёмы. Да что говорить, все в их семье баловали младшего. Он всегда получал желаемое, не имел никакого понятия о том, что такое "наказание". Он учил английский в Лондоне, французский - в Париже, а каждые каникулы устраивал себе новый тур по странам мира. Он наслаждался жизнью, в то время как его отец и брат вкалывали на благо семьи. И что теперь?! Артёмка вырос, да только никто уже не знает, как сделать из него человека.
   - Тём... брат, поверь, мы все желаем тебе только добра, - проговорил Виталик.
   - Добра?! Как же... хотите, чтобы я умер от голода на городской помойке?! - раздражённо выпалил парень.
   - Тебе всего лишь нужно выполнить условия отца, и ты снова получишь обратно свои карточки и ключи. Пока, тебя наказали неделей исправительных работ, но за каждый твой косяк... за каждый проступок я буду накидывать дни. И так продлится до тех пор, пока ты не пройдёшь этот своеобразный квест. Всё... а теперь иди, переваривай информацию. Я зайду вечером к тебе, принесу еду. И мы обговорим мелочи...
   - Какие нафиг мелочи?! Да меня в этом отеле знает каждая собака! И ты предлагаешь мне заделаться под разнорабочего?! Об этом мгновенно узнает весь город! Да это позор на всю жизнь! Меня больше ни на одну закрытую вечеринку не пустят! - снова прорычал Артём.
   - А может и к лучшему, что не пустят, - протянул его старший брат. - Ладно, мы тебя переоденем, и назовём по-другому. Это я беру на себя. И вообще, радуйся, у тебя появится уникальная возможность посмотреть на свою жизнь со стороны низших для тебя существ. Поверь, братишка, эта неделя станет для тебя знаковой.
  
   ***
   Глухая тишина, царившая этим вечером в огромном пентхаусе на седьмом этаже синего корпуса отеля "Лазурная Лагуна", изрядно давила на психику. А сгущающиеся за окном сумерки тонко намекали на неизбежное приближение завтрашнего дня, вместе со всем набором его неприятных сюрпризов.
   Артём сидел на краю широкой кровати и нервно прокручивал в руке свой телефон. На экране уже несколько минут светилось имя абонента, но Арт всё никак не мог решиться нажать на вызов. Хотя... сделать это всё равно пришлось, ведь это было последним шансом избежать назначенной отцом каторги.
   - Тёмыч, хай! - ответил весёлый голос из трубки. - Как тебе ночь в ментовке?! Понравилось?!
   - Отвратительно, - бесцветным тоном ответил Артём. - Но всё самое худшее ожидало меня позже... Отец очень зол.
   - Ещё бы! Так, ты снова в опале?! Желаешь забыться?! Прикатывай, и я составлю тебе компанию, - радостно предложил мужской голос.
   - Серёг... мне нужно где-то перекантоваться пару недель, может месяц, - выдавил из себя Арт. Он вообще ненавидел кого-то о чём-то просить, и раньше ему почти не приходилось этого делать. И даже тот факт, что Сергея он знал большую часть своей жизни, ничего не менял.
   Они познакомились в начальной школе, в те счастливые времена, когда семья Жарковых ещё могла считаться самой обычной ячейкой общества среднего класса. С тех пор многое изменилось, но Артём всё ещё продолжал общаться со своим давним приятелем, хотя близкими друзьями этих двоих назвать было нельзя - слишком разнились у них жизненные позиции. Будучи сыном обычного терапевта и медсестры, Серёжа не хотел жить, как его родители, и упорно тянулся к большим деньгам, не особо разбираясь при этом в средствах. А Тёму, наоборот, волновали одни лишь развлечения, на которые он нещадно просаживал огромные суммы. Лимит его карточек никогда не был ограничен, и этот золотой мальчик даже представить не мог, что наступит день, и он окажется без рубля в кармане.
   - Прости, друг, но не получится, - всё так же весело ответил Серёжа. - В моей квартире всего две комнаты, а на днях приезжает двоюродный брат. Так что... извиняй.
   - Ладно, - отозвался Тёма. - Я и не ожидал, что ты поможешь. Адиос Амиго.
   Как только вызов завершился, сидящий на кровати парень злобно бросил аппарат на подушку и снова уставился в окно, где продолжали стремительно сгущаться сумерки. Когда же тишину комнаты разбили громкие шаги, щёлкнул выключатель, и в освещённом пространстве показался ухмыляющийся Виталик, Тёма даже поворачиваться не стал.
   - Так я и думал, - иронично изрёк старший Жарков. - Ты здесь, один... голодный. Где же все твои дружки?! Почему они тебя не поддерживают?!
   Артём не ответил, совершенно не желая говорить на эту тему. Да только его брата было уже не остановить.
   - Вот только твоё молчание только подтверждает мою догадку, - он подошёл ближе, и остановился напротив парня. - Ведь при всей беззаботности и яркости твоей жизни, в ней совершенно не нашлось места настоящей дружбе.
   - Давай мы не будем сейчас это обсуждать, - грубо оборвал его Тёма. - Ты пришёл посвятить меня в детали моей новой должности. Так я слушаю.
   - Значит... смирился и готов работать? - недоверчиво уточнил Виталий.
   - У меня нет другого выхода, - ровным тоном ответил младший Жарков. - Идти мне больше некуда, а денег нет. Отец с матерью в Милане, что лишает меня возможности вымолить у них прощение. И при всём при этом, жутко хочется есть, а благодаря чьему-то особому распоряжению, мне отказано в обслуживании во всех ресторанах и кафе комплекса. И о каком выборе может идти речь?!
   - Правильно мыслишь, младший, - усмехнулся Виталик. - Ну... если решение принято, предлагаю перейти к обсуждению сопутствующих вопросов. Ты готов меня слушать? - поинтересовался он и, дождавшись лёгкого кивка, продолжил: - Итак, твой рабочий день начинается в семь утра и заканчивается в семь вечера. Выходных у тебя нет, зарплаты тоже. По легенде, ты дальний родственник нашей соседки по даче, которому негде жить. А я, как добрый руководитель, принял тебя на работу и вместо вознаграждения милостиво предоставил лишенцу еду и кров. И все счастливы.
   - Круто, - буркнул Тёма, который даже примерно не представлял что такое физический труд, ещё и по двенадцать часов в день.
   - С завтрашнего дня ты будешь работать в бригаде озеленителей. Они как раз занимаются полным обновлением растительности в малом парке. Думаю, тебе пойдёт на пользу покопаться в земле.
   - Это верх идиотизма! - выдал будущий садовод-огородник.
   - Нет, братишка. Это именно то, что ждёт тебя в ближайшем будущем. И ещё, я знаю, что эти ребята любят выпить во время перерывов. Именно поэтому, в конце каждого рабочего дня ты будешь проходить тест на алкоголь. И если он покажет, что ты выпивал, я накину к твоему сроку ещё один день. И так будет каждый раз. Курить во время работы тебе так же запрещено. Штрафы аналогичные. Если начальник бригады будет недоволен твоей работой, то день не будет засчитан и тебе придётся отрабатывать его снова. Вот так.
   - Мне нужны деньги хотя бы на еду, - озлобленно проговорил хмурый Артём.
   - Тебя, как и всех остальных работников будут кормить в столовой для персонала.
   - Виталь, будь же ты человеком! Мне нужно на что-то заправлять мотоцикл, да и вообще. Даже у детей есть карманные деньги.
   - Я буду выделять тебе по пятьсот рублей в день. Этого будет больше, чем достаточно, - отмахнулся управляющий. - А теперь, самое смешное - твоя новая форма, - он указал в сторону большого синего пакета, который оставил на кресле у входа. - И лучше примерь сейчас, пока есть возможность поменять её на более подходящую, если вдруг я не угадал с размером.
   Артём одарил его полным раздражения взглядом, и медленно поднявшись, нарочито лениво поплёлся в указанном направлении. Велико же было его удивление, когда вместе с чёрной футболкой и зелёным рабочим комбинезоном на лямках, обнаружился мужской парик с рыжими вьющимися волосами и странное подобие больших дедушкиных очков с мутными стёклами. Их дужки дополнялись белой резинкой, что делало этот странный раритет ещё страшнее.
   - Надевай! - победно выпалил Виталик.
   - Ты сдурел?! - воскликнул Тёма. - Я не буду это носить!
   - Будешь. Ещё как, будешь. С радостью и широченной улыбкой. Или ты хочешь, чтобы завтра в бригаду озеленителей, под начало Саныча вступил Артём Жарков, собственной персоной?! Пойми дурень, в твоих интересах выглядеть так, чтобы никому и в голову не пришло, что этот рыжий лузер в очках - ты.
   Тёма сдавленно рыкнул, сгрёб содержимое пакета в охапку и отправился в ванную.
   А когда, спустя несколько долгих минут вновь престал перед братом, тот был настолько шокирован, что даже рассмеялся не сразу. Ведь стоявший в дверном проёме парень, был кем угодно, но только не Артёмом. Это рыжее чудо в очках, полностью скрывающих глаза, выглядело так странно, что даже привычный оскал на губах младшего братца выглядел сейчас, как туповатая улыбка.
   - Ты великолепен! - выдал, наконец, Виталик. - Я даже ржать не буду... потому что над убогими не смеются, - и всё-таки не смог подавить странный удивлённый смешок. - Надо же... как, оказывается, легко сделать из человека страшилище. Ты хоть что-нибудь видишь через эти окуляры?! Когда я их покупал, мне сказали, что замутнение, это лишь визуальный эффект.
   - Да, представь себе, вижу, - буркнул тот. Он и сам прибывал в лёгком шоке от собственного отражения. Зато увидев, окончательно уверился, что никто его не узнает.
   - А вот это тебе от меня лично... так сказать, за обещанные пятьсот рублей в день, - проговорил старший Жарков и, подойдя к брату, прилепил на его щёку большую волосатую родинку. - Вот! Теперь ты просто супер-фрик, - и только сейчас, оценив общую картину, заливисто расхохотался. - Пусть тебя зовут Фёдором! Да, Фёдором Ивановичем Петровым! - прошипел он сквозь смех. - А этот наш социальный эксперимент я назову "Эффект Фёдора" и если вдруг он принесёт плоды, даже диссертацию по психологии напишу.
   - Я бы с удовольствием присоединился к твоему веселью, если бы не был его объектом, - сказал Тёма, стягивая очки вместе с париком.
   - Кстати, с завтрашнего утра жить ты будешь в номере 1098. Он расположен этажом ниже, как раз у пожарной лестницы. По ней и будешь подниматься в свой пентхаус. Я вот думаю, может у тебя для верности ещё и ключ от основной двери отобрать?
   Тёма одарил брата долгим злым взглядом, от которого даже у знающего его всю жизнь Виталика возникло желание как можно быстрее оказаться подальше отсюда.
   - Слушай, что-то мне подсказывает, что вы с отцом давно приготовили мне эту подлянку, - с нескрываемым раздражением предположил будущий озеленитель. - Слишком всё продумано.
   - Думаю, ты прав на счёт отца. Возможно, он оставил это на крайний случай... и теперь этот момент наступил, - Виталий поднялся и направился к выходу. - Доигрался ты, Тёмка. И я очень прошу, не воспринимай всё это как наказание. Ведь для тебя это в первую очередь возможность посмотреть на жизнь с другой стороны. И уже через эти знания, взглянуть на свою. И я очень надеюсь, что тебе это удастся.
  
   Глава 2.

"Не сошел с ума, и вполне осознанно
Я вдыхаю этот яд вместе с воздухом.
Туман не уходит с возрастом.
Я ищу, я кричу охрипшим голосом"

(Нервы - "Вороны")

  
  
   - Аля, ты уверена, что правильно подготовила проект?! - выкрикнула с кухни Ангелина Михайловна.
   - Да, мам, уверена, - бросила в ответ девушка, спешно застёгивая босоножки в прихожей. - Не волнуйся.
   - Да как тут не волноваться?! - воскликнула женщина, выглядывая из-за угла. - Всё ж такая должность шикарная, да ещё и в "Лагуне"! Там же столько богатеев крутится. Может, подцепишь себе какого-нибудь миллионера.
   - Мам, отстань, - ответила Алина, одаривая женщину усталым взглядом. - Не нужно мне такое богатство.
   - Нет, милая, ты не права. Послушай мать. Я в своё время тоже мечтала о большой и светлой любви, и что в итоге?! Теперь я замужем за бесперспективным работягой, существующим на одну мизерную зарплату, живу в маленькой квартире в старом панельном доме. Нет, Аля, я не хочу для тебя такой судьбы и не приму никого, чьё состояние будет меньше сотни миллионов. И если я для тебя хоть что-то значу, ты меня послушаешь!
   Алине уже порядком надоели бзики её родительницы относительно богатого мужа. Сама девушка, наоборот, была ярой противницей отношений, основанных на наличии бабла у одной стороны и его недостатке у другой. Она называла их "товарно-денежными" и относила к разряду продавец-покупатель. И несмотря на чуть ли ни ежедневные старания Ангелины Михайловны внушить дочери свою точку зрения, Аля упорно не желала жертвовать своим личным счастьем ради денег. Хотя спорить с родительницей было бесполезно, поэтому на все её доводы девушка просто кивала, оставаясь при своём мнении.
   - Конечно, мам, - отозвалась Алина и, демонстративно глядя на часы, чмокнула её в щёку и выбежала за дверь.
   Как ни странно, подходя сегодня к двери кабинета Виталия Семёновича, она почти не нервничала. Отчего-то, вопреки своему вчерашнему пессимистичному настрою, сейчас она была уверена, что её примут на заветную должность, даже несмотря на невзрачный внешний вид. Ведь, она ни капли не сомневалась в том, что справится с обязанностями менеджера по досугу. Можно сказать, что именно это и было её призванием.
   Естественно, её взяли. Господин управляющий лишь мельком взглянул на предоставленный ему проект, пообещав ознакомиться с ним позднее, и тут же отправил Алину в отдел кадров для дальнейшего оформления. Так она стала почти полноценным сотрудником. Почти... потому что, предусмотрительный Виталик решил перестраховаться и организовал девушке месяц испытательного срока.
   Весь этот день Аля занималась лишь тем, что знакомилась правилами отеля, коллективом и всем кругом своих будущих обязанностей. Вообще в штате Лагуны было семь менеджеров по досугу. Кто-то занимался организацией отдыха на воде, кто-то устраивал мероприятия для детей, двое отвечали за проведением ночных развлечений в местных барах и кафе. А главной из них являлась высокая кареглазая блондинка тридцати лет по имени Наташа. Именно она вводила свою новую подчинённую в курс её новой должности. А заниматься Алине предстояло организацией различных концертов, форумов, съездов и всего в этом духе. И для начала, ей предстояло подготовить и провести Арт - фестиваль, который должен был состояться через две недели и по случаю которого специально реконструировали малый парк комплекса.
   Но до места проведения будущего мероприятия девушки добрались только к вечеру, и лишь теперь Аля смогла воочию увидеть весь грядущий фронт работы. Видимо, весь шквал её эмоций тут же отразился на её лице, что вызвало довольную усмешку у Натальи.
   - Вы действительно думаете, что... мы успеем? - спросила Алина, в ужасе оглядывая развалины парка. Она вообще не представляла, что в таком отеле, как Лагуна, могут найтись столь запущенные и даже заброшенные места.
   - Не пугайся, - рассмеялась блондинка. - Эта часть территории отошла нам совсем недавно и раньше принадлежала старой базе отдыха. В реконструкции задействовано достаточное количество рабочих, а план работ составлен очень чётко. Только теперь ответственность за всё это ляжет на твои плечи. И если справишься, твой испытательный срок закончится досрочно, что существенно увеличит размер премиальных.
   - Я справлюсь, - уверено ответила Аля, хотя в душе сильно сомневалась в успехе. Всё ж масштабы этой реконструкции виделись ей слишком большими, а все эти толпы задействованных работников внушали настоящий страх.
   Оно и понятно, ведь Алина хоть и являлась счастливым обладателем красного диплома и искренне считала, что выбрала профессию по призванию, но закончила учёбу всего месяц назад. И это было её первое официальное место работы... а тут сразу такая ответственность! Да на месте своего руководства, она бы никогда не позволила столь неопытному экземпляру занимать такую ответственную должность!
   Но, вместе с тем, девушка отчётливо понимала, что для неё это шанс. Причём такой, который может больше никогда в жизни не выпасть. И именно поэтому решила для себя, что справится. Даже если ей придётся собственноручно всё здесь переделать.
   - Мне нравится твоя решительность, - сказала её начальница. - Да только мы прекрасно понимаем, что тебе понадобится помощь. И это вполне нормально для первого проекта. Но пока ты уверена, что справишься сама, у тебя есть полная свобода действий... Естественно в рамках разумного.
   Что же будет, если Алина решит обратиться за этой самой помощью, Наташа не сказала. Да только её новая сотрудница и так поняла, что это существенно ухудшит её положение. А значит, действовать придётся самой.
   Далее Наталья представила её старшему садовнику, начальнику бригады строителей и двоим ландшафтным дизайнерам. Имён всех этих Аля не запомнила - они как будто специально вылетали из головы сразу же после того, как долетали до слуха. Да и вообще, сейчас главным для неё было вникнуть в общую суть вопроса и наметить хоть какой-то план действий.
   Когда осмотр был закончен, и девушки, наконец, направились к выходу из Малого парка, был уже глубокий вечер. Нет, темнота ещё и не думала опускаться на мир, ведь летняя ночь наступала довольно поздно, но жара спала, а лицо приятно обдувал свежий морской бриз. Но стоило Алине на секунду расслабиться и подумать, что первый рабочий день подошёл к концу, как на соседней аллее показался управляющий отелем собственной персоной.
   Заметив девушек, Виталий спешно сменил траекторию своего следования, и решительно направился к ним.
   - Ну что, Алина Андреевна, готовы приступить к работе? - поинтересовался он с ироничной улыбочкой, что только в очередной раз укрепило желание девушки добиться успеха. Причём сделать это как можно фееричней.
   - Конечно, Виталий Семёнович, - отозвалась она.
   - В таком случае, пойдёмте со мной, - ровным тоном проговорил управляющий. - Я как раз собирался кое-что уточнить у Алексея - бригадира озеленителей, а вам будет крайне полезно появиться среди этих ребят в моём обществе.
   - Если вы так считаете... - отозвалась Аля, и двинулась следом за своим шефом. Наталья же только странно ухмыльнулась и отправилась в сторону главного корпуса, даже не глядя в сторону своего шефа и новой подчинённой.
   Они медленным прогулочным шагом брели по заброшенной аллее. И если на лице Виталия ясно читалась какая-то озорная усмешка, то его спутница казалась явно чем-то озадаченной. Ей было совершенно непонятно, зачем шефу понадобилось тянуть её за собой. Наверно этот вопрос бегущей строкой отразился у неё на лбу, потому что господин Жарков всё ж решил снизойти до объяснений. Да только делал это крайне странно.
   - Как я понял, Алина, это первое ваше место работы и ранее вам не приходилось заниматься ничем подобным, - начал он.
   - Официально - нет, но каждое лето я подрабатывала в небольшой гостинице у подруги моей мамы. Там я отвечала как раз таки за организацию развлечений для гостей, - поспешила заметить девушка.
   - Это замечательно, но... я думаю, вы понимаете, что здесь немного другой масштаб, - проговорил Виталий Семёнович. - Там вы справлялись сами, а в нашем отеле вам придётся подключать помощников. То есть, вашей задачей будет не просто организовать то или иное мероприятие, а ещё и правильно настроить и проконтролировать работу всего вспомогательного персонала. И, учитывая ваш довольно юный возраст и отсутствие опыта, этот самый персонал может попросту не принять вас как руководителя и, как следствие, отказаться вам подчиняться. Следовательно, вам нужно доказать им свой авторитет, но не на словах... на деле. Вы согласны со мной?
   - Да, - проговорила Аля, всё больше напрягаясь. Ведь пока её ослепляла эйфория от полученной должности, она даже не задумывалась, как именно собирается работать. А ведь господин Жарков прав, она для всех этих работяг не больше чем малолетняя выскочка. И как же теперь быть?
   - Вижу, вопрос с этой стороны вы пока не рассматривали, а зря. Но, я вас позвал с собой именно затем, чтобы решить данную проблему. Эффект продлится дня три, или максимум неделю. И за это время вы должны заработать себе авторитет. Как вы будете это делать, мне всё равно. Но если у вас не получится, значит, и работать здесь вы не сможете. А теперь, спокойно беритесь за мой локоть, натягивайте на лицо улыбку и тщательно изображайте, что вы моя давняя и горячо любимая знакомая.
   - За.. зачем? - удивлённо выдала девушка, но тут же наткнулась на его строгий взгляд и поспешила выполнить указания. Они как раз вышли на открытую площадку перед фонтаном, где сегодня и была сосредоточена основная масса рабочих. - Вы думаете, что если они увидят меня с вами, то сразу же примут?! Простите, но боюсь всё это возымеет обратный эффект. Никто не любит протеже своего начальства.
   - Да, вы правы. Но несколько дней они вас всё же потерпят из уважения ко мне, и за это время вы должны раскрыться как руководитель. В противном случае вас задавят... и сплетнями в том числе, - всё это он говорил с такой довольной улыбочкой, что со стороны выглядело не иначе как флирт. - Но без моего участия было бы ещё хуже.
   - Скажите, Виталий Семёнович, почему вы мне помогаете? - выдала Аля, глядя ему в глаза. В её голове вертелись сотни вариантов, но она всё равно не угадала.
   - Вы заслужили моё уважение, крайне профессионально осадив моего брата. А это, поверьте, под силу не каждому... тем более девушке. Поэтому, я и решил дать вам шанс. Надеюсь, вы оправдаете оказанное доверие.
   Тем временем они благополучно добрались до сидящего на лавочке бригадира Алексея, с которым Алину пару часов назад уже познакомила Наталья. И если при первой встрече этот крепкий мужчина с проседью показался ей суровым дядькой, то теперь она видела перед собой чем-то до жути довольного милого мужичка.
   - Ну что, Саныч, как там твой новый подопечный?! Не выпендривался?! - с нескрываемым ехидством поинтересовался у него шеф.
   - Нет, Виталь, не выпендривался, - отозвался бригадир с такой же коварной улыбочкой. - Пришёл ближе к обеду, обошёл территорию, посидел в тенёчке... потом стрельнул у меня сигарету, как-то морщась её выкурил и, сославшись на головную боль, покинул наше общество.
   - Вот засранец! - выдал вдруг Виталий Семёнович. - Я же говорил ему, чтоб не смел от работы отлынивать.
   - Не злись. Ты же сам рассказывал, что у него проблемы в семье, что парнишке жить негде. Да и видно по нему, что он какой-то... не от мир сего. Что ни спрошу - он ничего не умеет. Я думал - шутит, или издевается. Но когда вручил ему лопату... - он сдавлено хохотнул, - в общем, мы с ребятами впервые видели подобное. Твой рыжий реально не знает, что с ней делать. Боюсь даже представить, в каком парнике этот овощ растили! За те два часа, что он тут провёл, мужики себе чуть животы от смеха ни надорвали.
   - Слушай, Саныч... - серьёзно начал было шеф, но тут не сдержался и растянул губы в широкой улыбке. - Ладно. Если не умеет - научите. Мне важно, чтобы он был по максимуму загружен, а если опоздает, заболеет или решит каким-то иным способом отвертеться от работы - сразу звони мне. В любое время.
   - А ты чего это за него так взяться решил? - спросил вдруг Алексей Александрович.
   - Да... одна старая подруга матери попросила сынишку пристроить. В подробности я не вдавался. Он к нам откуда-то из средней полосы приехал, и здесь у него никого нет... ни друзей, ни знакомых. Но послаблений ему давать не стоит. Пусть работает наравне с остальными.
   - И не жалко тебе парня?! Да по нему видно, что физически мальчик никогда не трудился, - сочувственно проговорил бригадир.
   - Нет, не жалко, - отозвался управляющий с какой-то злой усмешкой. - Поверь, Саныч, это всё для его блага и в его интересах.
   - Ну, коль так... - он смиренно развёл руками. - Сделаем, как ты просишь.
   Всё время этого разговора Алька продолжала стоять рядом с шефом, всё так же держа руку на его локте. И то и дело, ловила на себе странные косые взгляды работников. В каких-то виднелся интерес, в других - неприкрытое презрение и осуждение. И в этот момент поняла, что такая помощь шефа принесёт ей куда больше проблем, чем пользы. И уж было решила сообщить о своём выводе Виталию Семёновичу, но в последний момент передумала.
   Он не казался девушке глупым... Скорее даже наоборот. А значит, прекрасно понимал, чем обернётся для новой сотрудницы простое появление с ним под ручку. А из этого следует только один вывод - господин Жарков поступил так специально. Да только истинные его цели были ей неизвестны. Но одно Аля знала точно, никаких тёплых романтических чувств этот человек к ней не испытывает.
   Когда они покинули малый парк, он с полным равнодушием вручил Алине подробный план реконструкции и подготовки к арт-фестивалю, где всё было расписано чуть ли ни по часам. А после отпустил новую сотрудницу домой, оставляя её прибывать в недоумении.
   Теперь, когда Алина получила полное представление о своей будущей работе, она уже не знала, радоваться ей или плакать. И всё бы ничего, но её искренне пугала вся степень ответственности, которая ляжет на её хрупкие плечи буквально завтра... Но и сдаваться не собиралась. Ведь вряд ли ещё хоть когда-то ей выпадет шанс получить такую должность. А значит, всё что от неё требуется - не упустить этот, и показать себя как прекрасного, талантливого и креативного специалиста. И она это сделает.
   ***
  
   Ярко-алый солнечный диск медленно опускался за горизонт, окрашивая морскую гладь во все оттенки красного. День медленно уходил в прошлое, уступая место своей таинственной сестрёнке - ночи. И в этот сумеречный час собственный огромный пентхаус показался Артёму как никогда пустынным и чужим.
   Обычно он проводил здесь много времени, приводил друзей, девушек, устраивал вечеринки. Да он всегда любил шумные компании и предпочитал находиться в центре всеобщего внимания. Вокруг красавчика Тёмы всегда крутилась уйма народа, и некоторых из них он действительно считал своими друзьями... Но, как оказалось, зря.
   Теперь, очутившись в такой странной ситуации, он вдруг понял, что ни один из его так называемых дружков не станет ему помогать... ни один не поддержит. Их дружба держалась исключительно на его деньгах, которыми этот мажорчик сорил направо и налево. И теперь, оставшись без своего... точнее, папиного богатства, Тёма потерял для них всякий интерес.
   Осознание этого простого, но до жути неприятного факта опускало настроение парня ещё ниже, и вот уже несколько часов он с выражением полного равнодушия попивал прямо из бутылки припасённый коллекционный коньяк, и медленно курил одну за одной.
   - Да уж, - послышался голос брата от входной двери. - Я знал, что ты прогуливаешь работу, но что делаешь это так "весело"... стало для меня сюрпризом.
   Он пересёк комнату и, достав из мини-бара пузатый бокал, присел на диван рядом с Артёмом.
   - Плесни и мне немного, - проговорил Виталик, протягивая ему стеклянный сосуд. - А то больно видеть, как ты напиваешься в одиночестве.
   - У меня есть для этого стоящий повод, - ничего не выражающим тоном отозвался парень и тут же наполнил протянутый бокал. - Прости, ни фруктов ни сырного ассорти предложить не могу.
   - Ты что-нибудь ел сегодня? - мрачно уточнил старший Жарков, рассматривая вблизи осунувшееся лицо Тёмы.
   - У меня нет денег на еду, - так же ровно отозвался он.
   - А на бухло значит есть?! - воскликнул его брат. Да, он знал, что так просто младший не смирится и обязательно выкинет какую-нибудь глупость, и даже не одну. Но чтоб так? - Ты сдурел?! Денег у него нет! К твоему сведению в столовой для работников кормят бесплатно! А то, что ты тут разыгрываешь, просто глупая детская принципиальность!
   - Плевать, - пьяно буркнул Артём и подкурил очередную сигарету. - Я не стану питаться в этой грязной забегаловке. И уж точно не сяду за один стол с твоими работягами.
   - Сядешь! - прошипел Виталик, которого слава брата повергли в настоящий шок. Нет, он знал, что его младший - испорченный самодур, но даже не представлял, насколько. - К твоему сведению, все эти работяги куда лучше твоих дорогих друзей. Кстати... Что-то я не заметил, чтобы кто-то из них кинулся тебя выручать. Прошло всего два дня, как ты без денег, и они уже тебя забыли.
   - Заткнись! И без тебя тошно, - буркнул Тёма, делая очередной глоток прямо из горлышка.
   - Это тебе от коньяка и сигарет тошно! - воскликнул Виталик, выхватывая из его рук бутылку.
   - Что?! Мало у меня отобрал?! - выкрикнул вдруг пьяный Артём. - Решил последней радости лишить?!
   - Именно, - бросил старший, направляясь к мини-бару и вытаскивая оттуда все алкогольные напитки.
   - Слышишь?! Поставь на место! Это моя коллекция! - завопил Арт, пытаясь подняться с дивана. Жаль, но собственные ноги его уже не слушались.
   - Пока она побудет у меня, - холодно отозвался Виталий, запихивая бутылки с дорогущим элитным алкоголем в простой тёмный пакет. - Можешь считать, что спасаю её от тебя самого.
   - Может, сразу меня пристрелишь?! - продолжал истерить пьяный Артём. - Друзья кинули, бабла нет, собственный отец ставит на мне какие-то социальные и психологические эксперименты, а брат отбирает последнее и заставляет существовать наравне с каким-то "быдло". Виталь, я не хочу так жить!
   - А придётся, - мрачно отозвался тот. - В общем так, за сегодняшний прогул я добавляю к сроку твоего наказания ещё одну неделю. И если будешь устраивать истерики, лишу карманных денег. Что, жалко себя стало?! Так вот, братец, поверь, у тебя нет причин себя жалеть. Твоя никчёмная жизнь, которую ты, кстати, ни капли не ценишь, проходит впустую! Мимо! А то, что за свои двадцать пять лет ты так и не нашёл ни одного настоящего друга уже говорит о многом. Подумай, может быть, дело в тебе?!
   Выплюнув последнюю фразу, Виталик развернулся и, звеня бутылками, отправился к выходу, но вдруг остановился, и снова посмотрел на брата.
   - Сейчас тебе принесут ужин, но это в последний раз. А завтра, ровно в семь утра ты должен быть на служебной кухне. Первую половину дня проведёшь там. Будешь помогать поварам, официантам, посудомойкам, грузчикам. И заодно посмотришь на всё это изнутри. Поверь, еда там ничуть не хуже чем в наших ресторанах.
   Он ушёл, громко хлопнув дверью, и Артём снова остался один в звенящей тишине своего пентхауса.
   Недокуренная сигарета медленно тлела в его пальцах, а сгоревший пепел опадал прямо на белый ковёр. Но парня это всё мало волновало. Он смотрел куда-то перед собой совершенно пустым взглядом, мысленно ругая весь свет. И только где-то на самом краю затуманенного алкоголем сознания, таилось слабое понимание, что Виталик во многом прав. Да и что бы там ни было, но старший брат всегда являлся для Артёма авторитетом. И Тёма даже искренне пытался стать таким как он... Но, слишком они оказались разными, и то что с лёгкостью получалось у Виталия, для его младшего родственника оказывалось неинтересной и невыполнимой задачей. Для него была слишком скучна экономика, которая так увлекала брата, да и весь этот бизнес, со всеми его премудростями совершенно не впечатлял. Ему хотелось большего... Да только он сам не знал чего именно.
   Тёма заблудился в самом себе и в один прекрасный момент просто решил пользоваться всем, что даёт ему жизнь и не париться по всяким там пустякам. Благодаря успешному семейному бизнесу отца и брата деньги у парня всегда водились. Да что говорить, с самого детства ему ни в чём не отказывали... Баловали. Естественно, он к этому быстро привык. Оттого нынешняя ситуация казалась ему настоящей катастрофой.
   Когда принесли ужин Артём даже не заметил. Он вообще мало обращал внимания на обслуживающий персонал этого отеля. Все эти горничные, повара, официанты казались ему какими-то куклами. Этаким приложением к комфорту. Он никогда не пытался разглядеть в них людей. И вот теперь ему предстояло стать одним из них...
   Сегодня утром, когда впервые миру явился молодой рыжий парень в очках со звучным именем Фёдор, вся эта затея ещё казалась Артёму игрой. Он до последнего надеялся, что Виталя просто поржёт над ним... и успокоится. А в итоге его реально заставили копать землю... чего он уж точно никогда раньше не делал. И все эти измазанные в траве работяги откровенно потешались над ним. А их бригадир ржал громче всех.
   Потом был обед... который Тёма решил заказать себе в номер, но... его отказались обслуживать. Сославшись на прямой приказ управляющего. Но парень не отчаялся, хотя кушать уже хотелось очень сильно. Он со странной усмешкой взял в руки свой мобильный и принялся методично обзванивать всех, кого считал своими друзьями. Он не просил его приютить или помочь разобраться с проблемами. Он всего лишь говорил, что попал в глупую ситуацию и ему нечем заплатить за обед... Да только после седьмого такого звонка дорогущий аппарат Тёмы красиво встретился с противоположной стеной. А сам парень устало упал на широкую кровать, отказываясь верить собственным выводам. Да только они были слишком очевидны, ведь ни один из тех, кому он звонил, не посчитал нужным отменять свои дела и ехать к нему на выручку. Кто-то был занят, кто-то ссылался на отсутствие денег... Но разве это важно?! Ведь все они попросту бросили его одного разбираться со своей неприятной ситуацией!
   Реальность происходящего медленно накрывала сознание Артёма, и когда какофония невесёлых мыслей в голове стала просто невыносимой, он отправился искать утешение в коньяке. За чем его и застал Виталик. А уж его слова стали достойным апогеем всего этого идиотского дня. Осталось только дождаться аплодисментов и опустить занавес...
   Теперь, оказавшись в яме, вырытой собственными родственниками ради каких-то странных целей, у парня не осталось другого выхода, как попросту начать играть в затеянную ими игру. И пока он не разберётся в её премудростях, придётся придерживаться их правил, но... он обязательно найдёт выход. Ведь не мог же отец предусмотреть всего, а значит, есть во всём этом хоть какая-то лазейка и Тёма её обязательно найдёт.
   А друзья?! Наверно, не стоит жалеть о потере того, чего на самом деле никогда не было. Хотя, если бы ни огромная доза принятого коньяка, вряд ли бы ему удалось рассуждать об этом так... философски.
   ***
  
   Несмотря на приличную дозу принятого накануне алкоголя, ровно в семь утра Тёма уже стоял у служебного входа столовой для сотрудников. И сейчас она казалась ему как минимум страшными вратами в другой мир, из которого нет возврата. До его слуха периодически долетали льющиеся оттуда странные командные крики и громкий звон посуды. И он уже пару раз порывался развернуться и уйти, но что-то его всё-таки удержало. Он сам убеждал себя, что стоит здесь исключительно от полной безысходности и чувства голода, да только переступить порог всё никак не решался.
   - Эй, парень, чего уставился?! - выпалила обогнувшая его высокая черноволосая женщина лет сорока на вид. - Ты что, новенький?! Небось воплей Надькиных испугался, - выдала она с усмешкой, и не дожидаясь ответа, схватила его за запястье и потащила к двери.
   Упираться не было смысла, как и вырывать свою конечность из её рук. Хотя Тёме очень хотелось это сделать. Да только пока он размышлял, как бы потактичней ответить на такую фривольность, они уже оказались посреди большой комнаты с кучей шкафчиков, где сейчас находилось ещё несколько человек.
   - Галка, ты кого это нам притащила?! - выдал молодой парень в длинном чёрном фартуке и белой рубашке. - Хотя, подожди... Ты ведь Фёдор?! - обратился он к парню, на что тот лишь удивлённо кивнул. - Нам вчера шеф сказал, что ты придёшь. Я - Лёха. Повар. И сегодня ты в полном моём распоряжении. Возьми в шкафу фартук, колпак и приходи в кухню.
   С этими словами он скрылся за дверью, оставляя Тёму непонимающе моргать. Но... долго так прохлаждаться ему не дали. Всё та же Галка вручила нужные вещи и снова потянула за собой, приговаривая при этом, что впервые видит столь молчаливого и скромного парня.
   Тот же лишь странно улыбался, усмехаясь про себя. Ведь кем-кем, а уж скромным его ещё никто никогда не называл. То что он сейчас испытывал больше походило на шок. Он чувствовал себя попаданцем в другой, неведомый мир, где люди вроде и говорили на его языке, да только он их почти не понимал.
   Облачившись в серый костюм, состоящий из свободных брюк и такой же рубашки, и натянув поверх длинный синий фартук, он всё же вышел из раздевалки и оказался... в царстве хаоса.
   Да уж... совсем не так представлял себе парень это место. В его мрачных фантазиях кухня столовой выглядела грязной, с обшарпанными стенами и полом, с огромными вёдрами вместо кастрюль и витающим повсюду запахом чего-то тухлого. А работать там должны были непременно старухи с бородавками на руках, облачённые в грязные рабочие халаты. И в итоге оказалось, что место куда он попал, выглядело совсем иначе.
   Однажды, несколько лет назад Артём случайно забрёл в кухню одного из ресторанов их гостиничного комплекса, и был поражён царящими там чистоте и порядку. Так вот та кухня, где он находился сейчас, выглядела ещё чище. Всё здесь было организовано по высшему разряду и выглядело впечатляюще. И безупречно белые стены и пол, и сверкающие чистотой столы, и белоснежные костюмы персонала. Наверно он бы долго так простоял, если бы его вовремя не окликнул Лёха. Да и то, до ошарашенного парня далеко не сразу дошло, что тот Фёдор, которого так упорно зовут, на самом деле он.
   - Вот, - проговорил повар, подводя Тёму к огромной кастрюле доверху наполненной молодой картошкой, - это твоё задание на ближайшие два часа. Я пока буду занят, так что если закончишь раньше, можешь немного отдохнуть.
   - А... что с этим делать? - спокойно поинтересовался рыжий парень, непонимающе глядя на мелкие клубни.
   - Федя, ты что, ещё не проснулся?! - рассмеялся тот. - Конечно, чистить. Вон на столе нож и перчатки. И давай в темпе.
   Его кто-то окрикнул и Лёха поспешил удалиться, оставляя Тёму в полнейшем ступоре. Взяв себя в руки и решив рассматривать всё это как какое-то приключение, он присел на указанное место, взял в руки нож и даже попытался поковырять им в картофелине. Хотел найти откуда начинать её чистить... как апельсин или киви, да только этот молодой овощ никак не поддавался. Да и выглядел, мягко говоря, ободрано. Его тонкая кожура отделялась небольшими чешуйками, которые Тёма и додумался поддевать лезвием. Так он настолько сосредоточился на этом странном занятии, и далеко не сразу заметит, что за ним пристально наблюдают. А кода всё же почувствовал на себе чужой взгляд, был немало удивлён открывшейся картиной.
   - Нет, ну скажи мне, откуда ты такой взялся?! - прошипела Галка, едва сдерживая смех. - Дурень ты Федька. Кто ж так её чистит?! Это ж надо?!
   В этот момент мутные очки Артёма впервые принесли практическую пользу, потому что если бы не они, Галина бы узрела его полный злости и жуткого раздражения взгляд. И вряд ли бы рискнула приближаться или продолжать свои насмешки. А так она видела перед собой напряжённого паренька в очёчках с толстыми стёклами, растерянного и, как ей казалось, смущённого. Это-то и вызвало в ней странное желание помочь.
   - Эх ты, неумеха, - продолжала она, подвигая к нему ещё одну табуретку и усаживаясь рядом. - Смотри и учись, пока я жива. Ты как вообще нож держишь?! Такое чувство, что делаешь это впервые. Ну да ладно, смотри, нужно вот так...
   По словам Галки, чистка картошки, как и приготовление пищи вообще, было целой философией. Она ловко орудовала ножом, соскребая с молодого клубня тонкую кожуру, и при и этом постоянно что-то говорила. Рассказывала о кухне, её обитателях, о шеф-поваре Надежде Ивановне... И в то же время строго следила, чтобы парень работал правильно. Тёма так увлёкся своим занятием и непрерывной болтовнёй женщины, что немало удивился, забрав из кастрюли последний клубень. Наверно всё его удивление отразилось на лице, потому что Галка лишь снова хихикнула и, отобрав у него нож, потащила к раковине.
   - А ты боялся! - усмехнулась она, споласкивая ножи и отправляя их в сушку, потом стянула перчатки и только теперь посмотрела на руки парня. - Батюшки, Федя! Ты чего ж перчатки то не надел?!
   - А зачем? - спросил он, глядя на свои руки, на которых появились тёмные пятна. И пока он непонимающе взирал на их странную расцветку, Галя схватила его ладони и засунула под струю воды. Тот даже опешил от такой странной наглости.
   - Глупенький, они ж теперь долго не отмоются! - причитала она, намыливая его руки. - А мягкие-то какие. И не единой мозоли. Федька, да откуда ты взялся с такими ручками?! Как у девушки.
   Тёме пришлось прикусить себе язык, чтобы не ответить что-то грубое, но это странное говорливое чудо, пытаясь закатать ему рукава, уже добралась до запястья его левой руки, где обнаружила то, что её порядком смутило. Галя замерла, ошарашено уставившись на браслет парня, и резко замолчала. Проследив за её взглядом, Тёма мысленно выругался, да так красочно, что сам удивился. И, наверно, впервые в жизни его гнев был обращён на самого себя... и свою вопиющую непредусмотрительность. Ведь у простого парня-работяги по определению не может иметься такого украшения. И пусть большую часть браслетика составлял чёрный каучук, да только золота в нём было не намного меньше. На массивном изогнутом пласте из этого драгоценного металла витиеватыми буквами было выбито прозвище парня: "Art", и линия из пяти бриллиантов. И пусть камушки Галя бы и не признала настоящими, но золото она определила безошибочно, как и примерную цену такой побрякушки. От этого её глаза округлились ещё сильнее.
   - Мощно... - только и выдала она, скидывая оцепенение. Но в её взгляде явно промелькнуло неодобрение, которое она отчаянно пыталась скрыть. - Ох, Федя... Где ж ты взял такую цацку?! - не смогла она сдержать любопытства. Но пока Тёма лихорадочно пытался придумать ответ, Галя сделала выводы сама. - Украл, небось... - прошептала она себе под нос.
   -Что?! - выдал удивлённо Артём и тут же поспешил вырвать руку. - Это подарок!
   Он выдал ответ как-то автоматически, совершенно не задумываясь, что ему вряд ли поверят. Да и тот тон, которым это было сказано, наталкивал совсем на другие выводы. Пришлось срочно брать себя в руки.
   - Это кто ж тебе такие подарки делает?! - прошипела женщина, то и дело косясь на браслет.
   - Родители, - ответил Тёма. - На двадцатилетие. У них тогда хватало на это денег. Это сейчас... В общем, теперь их нет. А я вынужден осваивать новые для себя виды заработка.
   - О как, - отозвалась женщина, не зная, стоит ли верить этому странному парню, или нет. Но было в его голосе что-то такое, что заставило её кивнуть и закрыть эту тему. Да только спустя несколько молчаливых минут она всё же не выдержала и добавила: - Лучше не надевай его, когда идёшь работать. Ты не подумай, мне всё равно, но... не стоит вводить в заблуждение других. Мы люди хоть и простые, но ценник на золотые украшения знаем. И уж точно, не каждый поверит, что эту вещицу тебе подарили родители. Это смешно! Владельцы таких украшений не могут быть простыми рабочими. Я даже не уверена что наш шеф имеет что-то подобное...
   - Ясно, - сухим тоном отозвался Артём и уже хотел развернуться и уйти в раздевалку, подальше от этой не в меру наблюдательной особы, но она опять схватила его за руку.
   - Не обижайся, Федь, - её тон снова стал добрым и немного насмешливым. - Пойдём со мной. У нас ещё есть время на короткий завтрак. Заодно с ребятами познакомишься.
   Она протащила его через всю кухню, и втянула за собой на улицу, где на крылечке у служебного входа стоял стол и две лавочки, на которых дружно поглощали кофе три девушки - официантки и уже знакомый ему повар Лёха.
   - Уже закончил?! - выдал тот, не ожидая увидеть здесь своего подопечного. По крайней мере, не так скоро.
   - Слушай, это же ты вчера с лопатой никак совладать не мог! - воскликнула одна из официанток, и тут же рассмеялась, видя, как опешил этот рыжий парень. - У меня и видео есть! Мне Стёпа скинул!
   Она тут же полезла в карман за телефоном, а остальные поспешили подсесть ближе. И только Тёма остался на том же месте, будто его подошвы прилипли к земле.
   Конечно, вчера, когда ему без каких-либо объяснений вручили эту дурацкую лопату, он скрипя зубами попытался сообразить, как ей пользоваться. Так уж получилось, что ему никогда не приходилось сталкиваться с подобным трудом. В детстве, когда вся его семья ютилась в двухкомнатной квартире, и жить приходилось на одну зарплату отца-преподавателя, у них просто не было земли, на которой можно было бы что-то выращивать. А когда у родителя появился свой бизнес, а у семейства - особняк, заниматься землёй стали нанятые садовники. А от Тёмы требовали только нормальных оценок в его элитной школе, да побольше счастливых улыбочек.
   Он рос как дорогущий редчайший цветок, всеми любимый и оберегаемый. И пока отец с братом занимались отелем, а мать моталась по миру в поисках новых идей и впечатлений для его раскрутки, Артём медленно взрослел под присмотром няни. Он уже тогда, в свои одиннадцать понял, что шуршащие купюры решают всё, и прав тот, у кого их больше. Так, от своих наказаний и проступков он откупался карманными деньгами, на них же ловил друзей и девушек. Ими же платил "низшим", чтобы делали за него всю грязную работу, вроде таскания учебников и парт, бегания в магазин, уборки в классе и так далее. В универе всё продолжилось в том же духе и далее по накатанной. Так уж получилось, что Тёма привык всегда платить, чтобы кто-то сделал за него то, что он не умел или не хотел делать сам. Именно поэтому теперь ему было безумно сложно сносить своё наказание, ведь расплачиваться оказалось нечем, а сам он не знал и азов.
   Вот и вчера, когда ему вручили лопату, он долго пытался вспомнить, что знает об этом чудном предмете, но так и не смог. Тогда-то и решил пробовать. Ему поручили небольшой клочок земли у старой ели... и Тёма приступил. И только когда вокруг со смехом собрались почти все рабочие, сообразил, что смеются они именно над ним.
   Это потом бригадир соизволил объяснить, что, во-первых, когда копают лопатой, нужно наступать на неё ногой, а не просто вгонять в землю руками, а во вторых, от него требовалось вскопать землю в клумбе вокруг ели, а не сделать подкоп. А яма, кстати, получилась около метра.
   И вот теперь он клоун номер один во всём отеле, а может и звезда Ютуба. А ребята за столом искренне хохочут, просматривая видео на телефоне официантки, снабжённое, кстати говоря, далеко не безобидными комментариями оператора.
   - Да, Федя, - проговорила Галка, поворачиваясь к парню. - А ты, оказывается, не только с картошкой не дружишь, но и сельхозинвентарём.
   Они снова рассмеялись, а Тёме пришлось всё же грызнуть собственный язык и больно ущипнуть себя за руку, чтобы не вылить на этих людишек всю ту грязь, что вертелась в голове. Но кто бы знал, чего ему стоило сдержаться! Ведь никто и никогда не смел смеяться над ним. А те кто смел, дорого за это платили... Парни - разбитыми лицами, а девушки - репутацией.
   - Ладно тебе, не переживай так, - сказала Галина, поднимаясь со своего места и подталкивая парня к столу. - Садись давай. Я сейчас кофе принесу.
   И с этими словами мигом скрылась в помещении.
   - Не парься Федь, все иногда косячат, - с улыбкой выдал Лёха. - Надо уметь принимать подобное с юмором. Вот, к примеру, сейчас ты нас повеселил и весь день мы будем работать на позитиве, а значит, и еда получится гораздо более вкусной, и рабочие будут довольны. Расслабься, а то ты сейчас рванёшь.
   - Есть сигарета?! - выдавил из себя парень, переводя взгляд с повара на официанток. Одна из них кивнула и протянула ему раскрытую пачку. Тёма покрутил её в руке, извлёк одну и стал шарить по карманам в поисках зажигалки.
   - Здесь запрещено курить, - сказала девушка с улыбкой, - давай сейчас попьём кофе и я покажу тебе местную секретную курилку.
   Тёма согласился, хотя ждать совсем не хотелось. Организм требовал своей дозы никотина здесь и сейчас. Но... пришлось смириться.
   В этот момент вернулась Галка, опуская на стол большой поднос уставленный чашками с ароматным кофе и блюдом с причудливыми пирожными. Ребята принялись поглощать угощение с каким-то диким упоением. И лишь Артём не притронулся ни к тому, ни к другому. Да только есть ему хотелось просто до жути, да и аромат тёмного напитка буквально сводил с ума. И сейчас в нём шла дикая борьба между голодом и брезгливостью. И с каждой секундой вторая сдавала свои позиции. Всё ж за последние двое суток ел он всего один раз, да и то... странного вида салатик, который ему принесли вчера вечером по просьбе брата. А пирожное выглядело таким аппетитным, что спустя ещё несколько минут парень не выдержал.
   Когда он с осторожностью откусил кусочек воздушного бисквита с каким-то белым кремом, чуть не прослезился от наслаждения. Артём мог бы поклясться своим мотоциклом, что никогда в жизни не ел ничего более вкусного. Второй раз он вгрызся в мягкий бок пирожного с такой жадностью, что Галя едва подавила смешок.
   - Кушай, Федь, кушай. Эти штучки ты больше нигде не попробуешь. Их наша Нина Ивановна специально для нас готовит... как для своей семьи. Её родственники далеко, так она на нас отыгрывается. Но повар она превосходный.
   Артём мог только кивать, соглашаясь со всеми комплиментами в адрес этой волшебницы. А когда попробовал приготовленной Галей кофе, приписал к великим поварам ещё и её. Да знал бы он раньше, что тут кормят такими вкусностями, давно бы ел только здесь. За любые деньги.
   За столом велась непринуждённая беседа, к которой Тёма даже не прислушивался. Сейчас он мог только наслаждаться вкусом шедевров кулинарии, и всё остальное оставалось для него совсем не важным.
   - Так как, Федь?! - донеслось до него через толщу собственных приятных мыслей.
   - Что?! - переспросил он, поворачиваясь к Лёше, который, судя по выражению лица, интересовался чем-то важным.
   - Да я спрашиваю, ты на самом деле не знаешь, как пользоваться лопатой или это всё постановка?! - он кивнул в сторону лежащего на столе телефона, на котором снова был запущен пресловутый ролик.
   - Не знаю... Точнее. Теперь уже знаю, а до этого как-то не сталкивался, - безразличным тоном ответил Артём, стягивая с блюда уже третье пирожное.
   - Как так?! - удивился повар. - Работаешь здесь в бригаде озеленителей и не знаешь, как пользоваться садовым инвентарём?!
   - Так уж вышло, - скупо уронил Федор, не желая вдаваться в подробности. Его вообще дико бесило полное отсутствие у этих людей какой-либо тактичности.
   - Ладно. Не желаешь - не говори. Твоё дело. Но хочешь бесплатный совет?! - продолжил Лёша, тоном матёрого философа, умудрённого тысячелетиями жизненного опыта: - Если чего-то не знаешь или сомневаешься - спроси. Поверь, лучше показаться дураком перед одним и потерпеть одну минуту, чем как ты становиться звездой интернета и первым посмешищем отеля.
   Тёма поднял на него задумчивый взгляд и сначала хотел выдать что-то типа: "не твоё дело" или вообще послать в грубой форме, но неожиданно пришёл к выводу, что в словах Лёхи есть доля истины. Хотя... он не привык просить. Он никого никогда не просил о помощи. Если ему было что-то нужно - он за это платил. А вот теперь денег у него не было... а значит придётся научиться заталкивать поглубже и собственную гордость.
  
   Глава 3.
  

"Я люблю свою Родину, вроде но...

Я пахал на работе безвылазно!

Удивительно, поразительно,

Как легко свою жизнь превратить в ..."

(Анимация - "Родина")

   "Тайная курилка" о местонахождении которой знали все курящие работники отеля, представляла собой небольшой закуток парка, обросший по кругу густыми кустарниками. Когда-то, в незапамятные времена пионеров, когда на месте "Лагуны" располагался их летний лагерь, в центре этой конструкции стоял памятник Ленину. Потом его убрали, а сам круглый пятачок из плотных кустов оставили, как часть новой парковой композиции. А когда господин Жарков старший решил запретить своим работникам курение на всей территории отеля, кто-то из них и вспомнил про пустой пяточёк в кустах. Двое строителей притащили сюда пару старых лавочек из Малого парка, кто-то из садовой бригады соорудил декоративную калитку из тех же вечно зелёных кустов, а в оформление клумбы с внешней стороны добавили хаотично разбросанный дикий камень. Так появилось это тайное убежище, о котором нельзя было ни в коем случае распространяться, ведь каждый знал: если "большой шеф" узнает - дело может закончиться увольнением.
   Когда Тёму привёл сюда Лёха, тот даже присвистнул. Всё ж фантазии сотрудникам "Лагуны" было не занимать! Так спрятаться от гнева руководства! А ведь и правда, если бы ни повар, Артём бы в жизни не догадался, что в центре этого массива из кустарников есть пустое место. Всё ж не зря русский народ так славился своей удивительной изобретательностью и находчивостью. Да только для активации этой общенациональной черты, этот самый народ нужно было непременно довести до состоянии близкого к отчаянию.
   Лёша довольно быстро покурил и ушёл, сославшись на ожидающий его участия будущий ужин. Оставшись один в этой благословенной тишине, Артём с наслаждением затянулся первой за сегодня сигаретой, а на его губах расцвела странная усмешка. Ведь даже в юности, когда все его курящие сверстники прятались по кустам и подворотням, он даже и не думал скрываться! Да и от кого?! Родители и брат были заняты отелем, а няня... Её молчание стоило не так уж и дорого. А ещё, даже тогда, Тёме не приходилось стрелять сигареты. Он вообще никогда ни у кого ничего не просил. И вот теперь, дожив до двадцати пяти лет, наступил момент возмездия.
   Подумать только, ведь сейчас он курит в кустах, как какой-то школьник и у него нет денег даже для того, чтобы купить себе сигарет! Сделав очередную затяжку, он взглянул на надпись у фильтра и снова усмехнулся - его новый знакомый повар курил довольно дорогие сигареты, что просто не могло не радовать. Хотя долго его угощать никто не станет. А значит нужно идти к Виталику за деньгами.
   После их вчерашнего разговора, перспектива встречи с братом совсем не радовала. Но и деньги нужно было где-то брать. Стянув с лица ставшие уже привычными очки, он откинулся на спинку лавочки и посмотрел на небо. Сегодня оно казалось парню особенно тихим и безмятежным, и он бы обязательно провёл наедине с ним весь оставшийся день, но обед закончился, а его уже ждали в бригаде озеленителей.
   Кстати об обеде. В рабочей столовой, на кухне которой Тёма провёл всю первую половину дня, было принято кушать всем вместе за полчаса до начала перерыва у остальных сотрудников. И когда за большим общим столом собрались все местные обитатели от грузчиков до шеф-повара, он с удивлением понял, насколько у них сплоченный и дружный коллектив. А их руководитель Надежда Ивановна на самом деле - мать этого удивительного разномастного семейства.
   Еда оказалась бесподобной! Такой вкусной, что Артём непроизвольно закатывал глаза от наслаждения. И даже тот факт, что с ним за одним столом сидели простые работники их отеля, ни капли его не волновал. Для него вообще этот день казался каким-то сном... этаким фантазийным экшеном, в котором существовала совсем другая реальность. Где всё было удивительно настоящим. Где люди были собой, а не играли чьи-то чужие роли, где всё говорили в лицо, где царили искренние улыбки, а еда была едой, а не странным безумно дорогим "нечто" с жутким названием. Всё это удивляло парня... А те выводы, к которым он непроизвольно приходил, поражали своей простотой и правильностью. Да только после них улыбка мгновенно гасла, а мысли возвращались к тому, что это всего лишь его наказание. Чужой мир, в котором ему не место.
   ***
  
   Зажав под мышкой папку с чертежами, Алина уверенным шагом направлялась в сторону Малого парка и выглядела при этом такой напряжённой, что и не передать. И на это были свои причины, ведь изучив весь план работ, который ей милостиво предоставил управляющий, она с ужасом обнаружила, что в нём очень подробно расписывалась реконструкция парка, и не было ни слова о предстоящем фестивале. Естественно девушка решила, что это ошибка и тут же рванула к Наташе, но та лишь пожала плечами и сказала, что нужную информацию просто забыли вложить. Да только когда необходимые данные оказались у Али, она чуть не завыла от досады.
   А дело было в том, что на участие в фестивале подали заявки сорок пять человек, и двадцать из них указали, что для своих работ им необходимы площадки-подиумы. Каждый из них просил свой размер и расцветку. Так же нужно было оформить подходы к экспонатам и их ночную подсветку. А в бюджете на это уже почти не осталось средств.
   Сделав необходимые расчёты, Аля снова обратилась к Наташе, но та сказала, что не в её компетенции решать такие вопросы, и перенаправила её Виталию Семёновичу. Тот в свою очередь внимательно изучил представленную документацию, делая какие-то пометки у себя в блокноте, но когда снова посмотрел на Алину, выглядел предельно серьёзным.
   - Вы уверены, что это окончательный вариант и в нём учтено всё? - спросил он, сосредоточено глядя ей в глаза.
   - Да, я проверила несколько раз. Здесь учтены все необходимые затраты согласно плана фестиваля, - уверенным тоном проговорила Алина. - Я так же включила сюда расходы на проведение церемонии открытия и рекламу на местном радио.
   - Ну, коль вы так считаете... - с милой усмешкой отозвался Виталий и, поставив свою подпись, тут же вызвал секретаря и попросил срочно передать всё в бухгалтерию.
   Да только когда они снова остались вдвоём, он откинулся на спинку своего массивного кожаного кресла и одарил довольную девушку насмешливым взглядом.
   - Знаете, Алина Андреевна, а ведь в этом вашем фолианте есть как минимум одна ошибка, которую я предпочёл не заметить. Потому что считаю, что каждый имеет право ошибаться. Ведь исправляя свои ошибки, мы лучше всего запоминаем урок, каким бы он ни был.
   - Что вы имеете в виду? - поспешила уточнить девушка, мгновенно напрягаясь.
   - Я скажу, но документ уже подписан, и корректироваться больше не будет, - на его губах снова расцвела лукавая улыбка. - Выкручиваться вам придётся самой.
   - Так в чём же ошибка?! - нервы Али напрягались всё сильнее, а этот изверг как специально, медлил с ответом.
   - Не волнуйтесь, если бы она была слишком существенной, я бы не отправил документ дальше. А так, уверен, вам удастся найти выход.
   - И всё же...
   - Вы абсолютно правильно указали материалы для площадок, но совершенно не учли, что устанавливать их, монтировать и красить тоже кто-то должен, а все наши ребята заняты парком. К тому же, насколько я осведомлён, каждая из площадок должна иметь свой рисунок, а у нас в штате нет художников.
   - Но... что же теперь делать?! - тихо протянула Аля, опуская глаза.
   - Как думаете, что я вам отвечу? - спокойно поинтересовался он, наблюдая за её растерянностью.
   - Что это мои проблемы...
   - Именно, - отозвался Виталий. - И сейчас самое время начать их решать, ведь до открытия фестиваля осталось одиннадцать дней, а первые участники явятся уже через неделю.
   На этом их разговор был закончен. И вот теперь, просидев над своим планом несколько часов и отправив необходимые заявки, Алина направилась, наконец, в Малый парк, выпрашивать себе помощников. Ведь самой ей уж точно со всем этим не справиться.
  
   В бригаде строителей её даже слушать не стали. В ответ на просьбу выделить для помощи хотя бы нескольких человек, их бригадир истерически разорался, и на повышенных тонах объяснял ей, что работы тьма, а рабочих катастрофически не хватает. В итоге они всё ж пришли к согласию, он извинился за свой срыв, и ещё полчаса жаловался, что руководство требует от него невозможного, причём в самые кратчайшие сроки.
   После такой эмоциональной и содержательной беседы к озеленителям Аля шла уже без былой уверенности. И если изначально намеревалась во что бы то ни стало стребовать себе минимум десять человек, то уже бы с радостью согласилась и на пятерых.
   - Здравствуйте, Алексей Александрович, есть минутка? - начала она, подходя к сидящему на лавочке мужчине. Он внимательно изучал какие-то схематические рисунки, которые при ближайшем рассмотрении оказались чертежами ландшафтных дизайнеров, согласно которым должна была работать его бригада.
   Услышав вежливое и какое-то смущённое обращение девушки, он нехотя оторвался от своего занятия и посмотрел в её сторону.
   - Алиночка, добрый день, - при виде вчерашней знакомой он расплылся в добродушной улыбке. - Мне как раз нужно было обсудить с тобой пару вопросов по схемам. И зови меня Санычем. Нечего нам с тобой тут официоз разводить. Давай на "ты".
   - Конечно... если так будет удобнее, - отозвалась она немного смутившись, но тут же вспомнила за чем пришла и, собрав в кучу все свои расшалившиеся нервы, продолжила: - Я тоже по делу. В общем... мне нужно несколько помощников для установки площадок под арт-объекты для фестиваля. И очень желательно, чтобы среди них был художник... или, как минимум, пара хороших моляров.
   - Прости, но ты просишь о невозможном, - ответил Саныч с усмешкой. - Художников, как и моляров у нас никогда не водилось, да и не место им среди озеленителей. Максимум чем могу помочь - это выделить тебе двоих лоботрясов. Тех, от кого тут пользы меньше чем проблем. Да только если нужно чтобы они работали, тебе всегда придётся находиться рядом. А то с ними так - не успеешь отвернуться, а их и след простыл.
   - Неужели никак нельзя выделить мне пятерых нормальных ребят?! - возмутилась Алина, да только в её возмущении явно прослеживалось отчаяние, и бригадир это прекрасно видел.
   - Увы, но нет, - сказал он с доброй улыбкой. - А этих, хоть сейчас забирай. Вон они в тенёчке под сосной прохлаждаются.
   Проследив за взглядом Саныча, она на самом деле увидела двоих рослых парней в форменных комбинезонах, вальяжно развалившихся на травке у дерева. По виду - самые обыкновенные мужланы, которые будут работать, только если стоять за их спинами с кнутом и периодически щёлкать им по воздуху. Так сказать, для стимулирования рабочего духа. И она уже собиралась отказаться от такого предложения, но в этот момент её собеседник свистнул и махнул этим двоим рукой. Они тут же приняли рабочий вид, и поспешили к своему начальнику.
   - Всё, олухи. Я отдал вас в рабство это очаровательной даме, - выдал он, указывая на Алину. - С этого момента вы подчиняетесь ей, и если она будет вами недовольна, и я об этом узнаю, работа в моей бригаде будет для вас закончена. Это понятно?!
   Они синхронно кивнули, рассматривая девушку с каким-то хищным блеском в глазах. Глядя на это, Алина судорожно сглотнула. Она вообще всегда побаивалась подобных личностей. По её мнению, они категорически не понимали слов. И с ними нужно было говорить на их языке - языке грубости и физической силы.
   Наверное, Саныч всё же заметил отголоски паники в её глазах, потому что как-то странно усмехнулся и подозвал к себе молодого паренька, работающего на соседней клумбе. Затем снова обратился к девушке.
   - Так уж и быть, Алиночка, дам тебе ещё одного. Вот знакомься, это Миша, - они синхронно повернулись к подошедшему парню, который никак не мог понять, что тут происходит.
   На фоне своих рослых коллег он выглядел довольно щуплым, хотя на самом деле таковым не являлся. Он был на голову выше самой Алины, довольно плотного телосложения, и в его простом лице имелось что-то располагающее к себе. Возможно, причиной тому являлся сосредоточенный глубокий взгляд или в открытая улыбка. Но при его появлении девушка сразу вздохнула с облегчением. Было в этом Мише что-то такое, вселяющее уверенность в успехе любого дела, за которое он вдруг решит взяться.
   - Но знай, я его очень ценю, и отдаю тебе только до фестиваля. С ним у вас точно всё получится, - и тут его взгляд зацепился за рыжую шевелюру Фёдора, который вручную, по травиночке, уже третий час вырывал сорняки в клумбе с розами. Это зрелище вызвало на лице Саныча непроизвольную шальную улыбку. Всё ж он ещё никогда не видел более безнадёжного озеленителя. Если бы не личная просьба Виталия, он бы выгнал этого странного парня ещё после инцидента с лопатой. - И Федю забирайте с собой, - выдал он, наконец. - Тут он только мешает. Этот человек и растения - несовместимы. А так, может хоть какая-то польза от него будет.
   Вот так Алина обзавелась своей командой, и спустя полчаса собрала их в новой деревянной беседке на окраине парка. Теперь у неё появилась возможность внимательней рассмотреть тех, с кем предстояло совершить настоящее чудо. Они расселись по лавочкам, а девушка так и осталась стоять в проходе, переводя внимательный взгляд с одного на другого.
   - Значит - Михаил, Николай, Фёдор и... Арнольд, - на последнем имени, которое принадлежало высокому русоволосому крепышу - одному из разгильдяев, Алина невольно улыбнулась.
   - Мой папа - фанат Шварцнегера, - проговорил он с какой-то виноватой улыбкой. - Теперь вот живу и мучаюсь. И, Алин, не думайте, что мы с Колей такие уж безнадёжные олухи. Просто нам совершенно не нравится копаться в земле.
   - Ох, как заговорил! - усмехнулся его товарищ. - Ну, прям аристократишка в чистом виде!
   - Заткнись, придурок! - прошипел Арнольд, снова становясь самим собой.
   - Сам идиот, - отрезал тот и, не дожидаясь нового выпада напарника, повернулся к Алине. - Так чем мы теперь будем заниматься?!
   Он смотрел на неё, как на пустое место. И даже хуже... Его взгляд гулял по её фигуре, лицу, волосам, будто перед ним был товар, и он сосредоточено раздумывал, стоит ли тратить на него деньги.
   - Что же вы молчите, госпожа начальник? - протянул он, глядя теперь прямо в её глаза, и Алина вздрогнула, очень чётко почувствовав его явное презрение. Пришлось ей мгновенно брать себя в руки и начинать доказывать этим людям, кто тут теперь главный, ведь иначе они её просто "сожрут с потрохами".
   - Нам с вами предстоит за неделю собрать и разукрасить двадцать разных площадок для экспонатов Арт-фестиваля, - проговорила она, как можно более серьёзным тоном.
   - Ох, и всего-то! - усмехнулся Коля, да только глаза оставались такими же холодными. - Да это ж раз плюнуть! Ща я пальцами щёлкну, и всё само соберётся! - и тут улыбка ушла с его лица и, поднявшись со своего места, он приблизился к Алине. - Слышь, девочка, это нереально! Я уже как-то собирал подобные. Чтобы установить одну у нас с ребятами ушёл день, а ты хочешь сделать двадцать за неделю.
   - Я понимаю, что будет сложно, но... вместе мы обязательно справимся, - говорила Аля, да только уверенности в её голосе сильно поубавилось.
   - Что?! "Мы"? Хочешь сказать, что будешь жариться под палящим солнцем вместе с нами?! Что-то не верится, что эти ручки когда-то держали что-то тяжелее сковородки, - злобно усмехнулся Николай.
   - Да что ты знаешь?! - выдала девушка, упрямо встречая его взгляд. - Сказала: будем работать вместе, значит будем. Остальное тебя волновать не должно! Будешь делать, что от тебя требуется!
   - Ох, как мы заговорили! - рассмеялся тот, подходя ещё ближе. Алина инстинктивно сделала шаг назад и опёрлась спиной в деревянную балку. Коля упёр руку в стенку рядом с её лицом и наклонился к лицу. - Думаешь... если спишь с шефом, значит всё можно? - слащавым голоском поинтересовался он. Потом улыбнулся, да так хищно, что Аля мигом оцепенела, совершенно забывая, что они не одни, и что этот человек ей ничего не сделает... по крайней мере не здесь и не сейчас. - Так вот, кукла... Это не так. И запомни - в его спальне можешь вести себя как угодно, а с нами тебе всё равно придётся считаться. Ещё не хватало, чтобы мне указывала - что делать - чья-то подстилка.
   Его слова удивительным образом вернули девушку в норму, и, вскинув руку, она резко чиркнула ногтями по его физиономии. Он подобного явно не ожидал, поэтому тут же схватился за кровоточащую щёку и отступил.
   - Сучка! - выкрикнул он, снова поворачиваясь к своей обидчице.
   - Называй, как хочешь! Мне всё равно, - бросила Алина, глядя на него каким-то бешеным взглядом. И пусть внешне она выглядела спокойной и уверенной, да только в её глазах бушевала ярость, которой от этой тихой девушки никто не ожидал. - А приближаться ко мне не смей! И ещё, я здесь начальник, а ты подчинённый. Если что-то не нравится - увольняйся! Это касается всех. Понятно?!
   Ребята промолчали, глядя на неё с нескрываемым удивлением. Арнольд виновато опустил глаза, Миша чуть сильнее сжал губы, Николай же, в конце концов, всё-таки отвернулся, разрывая контакт глаз. И только в спрятанных за мутными линзами глазах Фёдора стоял смех. Уже второй раз при нём эта тихая и скромная убогая мышь, удивительным образом превращалась в дикую кошку. И если в первый раз она обошлась только словами, то в сейчас вдруг решила выпустить ещё и когти. Причём в прямом смысле этого слова.
   Кстати, следы на щеке её обидчика остались внушительные - четыре красные дорожки шли от уха к подбородку, а проступившие капельки крови оказались размазаны по коже. В общем, выглядело это довольно колоритно. Кстати девушку её собственный поступок впечатлил не меньше чем остальных. Она вообще никогда раньше не занималась подобным рукоприкладством, предпочитая решать конфликты мирно. Но в этот раз, действовала на чистых инстинктах. День и без того был паршивым, нервы оказались предельно натянуты, а выходка Николая просто оказалась пресловутой последней каплей.
   Вообще, она искренне боялась таких парней, как он. Наверно поэтому и стала отбиваться. Алина прекрасно понимала, что сделала глупость, но и за своё поведение извиняться не стала. Всё ж этот метод воздействия хоть и не гуманный, но впечатление на ребят произвёл. Больше никто не смотрел на неё, как на пустое место, а значит, появилась вероятность, что и слушать они её теперь будут.
   - Значит так, всё необходимое для сборки площадок привезут вечером, а пока мы с вами займёмся расчисткой мест для их установки. Арнольд и Николай принесут необходимый инвентарь. Даю вам десять минут, если не вернётесь в указанный срок, можете сразу идти в бухгалтерию за расчётом, - голос Алины звучал ровно и сурово. Раньше в таком тоне она разговаривала только в том случае, если её сильно вывести из себя. Случалось это всего пару раз... когда нужно было разогнать орущих под окнами алкашей, или успокоить разгорающуюся драку. Вот только мягкой по натуре Але, после подобных выходок всегда было стыдно. Всё ж в её понимании, никто из людей не заслуживал столь грубого отношения. Но всего одного взгляда в сторону Коли хватило, чтобы затолкать поглубже проснувшуюся совесть и призвать на помощь все свои наглость и хамство.
   Когда два разгильдяя молча удалились, девушка проводила их строгим взглядом и разложила на столике беседки план размещения площадок.
   - Ты извини, что мы не вмешались, - услышала она за своей спиной мелодичный голос Миши. - Просто ты не дала нам такого шанса. Да и... Мне вот кажется, что после такого ты в их глазах сильно выросла.
   - Напоминает закон джунглей, - хмыкнула Аля, поворачиваясь к парню. - Либо ты - либо тебя.
   Артём снова усмехнулся, стараясь сдерживать улыбку. Он и не представлял, что его каторга может превратиться в столь забавный цирк. Когда перед ним развернулось шоу из разряда "Отвали придурок", Тёма едва сдержался, чтобы не зааплодировать Алине. Красиво отбилась... Хотя, при любых других обстоятельствах подобное поведение жертвы только разозлило бы нападавшего. Возможно, не будь здесь свидетелей, Коля бы и не стал сдерживаться, и эта выскочка получила бы по полной программе. А это наталкивало на определённые мысли...
   - А ты не думала, что он решит приберечь свой ответный выпад до лучших времён. К примеру, подкараулит тебя вечером у дома? - проговорил Артём безразличным тоном. - Ведь ты его фактически прилюдно унизила.
   - Федя прав, - добавил Миша, да только в отличии от напарника, его тон был более обеспокоенным. - Обычную пощёчину он бы может и стерпел, ведь следов бы не осталось. А вот царапины... Поверь, уже к вечеру все будут в курсе, кто ему их организовал.
   - Так что мне теперь, шугаться каждого угла?! - крайне эмоционально выпалила девушка. Ведь в словах этих ребят была логика, а её линия поведения уже перестала казаться единственно верной.
   - Ну... нет, - отозвался Миша, но уверенности в его голосе не было. - Коля, конечно, импульсивный тип, но специально подстерегать тебя не станет. Хотя, при случае припомнит всё.
   - Вот уж удружил Саныч с помощничками, - буркнула Аля себе под нос и, свернув схему, направилась на место для первой площадки. Парни двинулись следом. И если Михаил выглядел несколько озадаченным, то на лице шагающего за ним Фёдора явно проскальзывала довольная улыбка.
   Ему вообще начинала нравиться эта его каторга. А что?! Кормят прекрасно, с разговорами почти не лезут, ещё и бесплатные представления дают, чтоб ненароком не заскучал. Он был уверен, что начатая сегодня разборка между хрупкой начальницей и её непокорным хамоватым подчинённым ещё не раз порадует их всех ярким экшеном.
   По правде говоря, Алина умудрилась произвести на него впечатление. Всё ж не каждая девушка может заткнуть такого бугая, как Коля, и уж точно далеко не каждой под силу осадить самого Артёма. Причём сделать это так, что и придраться не к чему.
  
   ***
  
   Следующие два дня прошли для Алины в жутком напряжении. Всё летело кувырком и наваливалось всем скопом. Не успевала она разобраться с одним, как тут же появлялось что-то другое. Проблемы возникали почти на каждом шагу. То поставщики что-то напутали с заказом, то где-то потерялись накладные, то начальник строительной бригады заявил, что ему необходимо увеличить бюджет ещё на двести тысяч, а иначе они точно не успеют закончить к началу фестиваля. А в качестве главной занозы выступали её, так называемые, помощники. Ведь со своими постоянными капризами и ленью за это время они собрали только три площадки. Делая при этом вид, что совершили невозможное.
   Прокручивая в голове происходящее, Алина всё больше сомневалась, что ей вообще удастся организовать этот фестиваль. И подобные выводы её ни капли не радовали. В итоге, разруливая ситуацию за ситуацией, она пришла к выводу, что если не усилит собственный контроль за всем, то испытательный срок ей не пережить. И начать она решила с самого слабого звена всей цепочки её ответственности - с четвёрки своих помощников.
   Аля фактически переместила собственное рабочее место в беседку малого парка, и только так смогла постоянно контролировать сборку площадок. Теперь дело пошло куда продуктивнее, но возникла новая проблема - эти самые площадки нужно было ещё и как-то разрисовывать. Причём делать это в соответствии с запросами каждого из участников. Тогда она приняла решение оставить на сборке только троих, а одному вручить краски, кисти и валики. И когда обратилась с этим к парням, неожиданную инициативу решил проявить Фёдор. Он со странной ухмылкой признался, что довольно неплохо рисует, да только на деле оказалось, что рисует этот тип просто потрясающе. Но, несмотря на это Алина прекрасно понимала, что справиться со всем ему одному точно не удастся. И ей снова пришлось переносить свой мобильный кабинет ещё ближе к площадкам. Начав при этом фактически совмещать несовместимое - она всё так же продолжала решать все организационные вопросы предстоящего фестиваля, а в перерывах орудовала кисточкой и баллончиком под чутким руководством Феди.
   Глядя на этого странного парня, Аля лишь удивлялась, как за столь отталкивающей внешностью может скрываться настолько требовательный и уверенный в себе человек?! И пусть во всём, что касалось физического труда, он был практически бесполезен, зато рисовал как настоящий профессионал. Да и собеседником оказался интересным. Хотя поначалу любые реплики из него нужно было практически вытягивать.
   Кстати именно он подсказал Алине прекрасный способ простимулировать ребят на ускорение сборки площадок.
   - Они все работают за деньги, - со странной злобной иронией сказал он как-то вечером. - Бьюсь об заклад, если ты пообещаешь им приличную премию - скорость их работы увеличится в несколько раз.
   - Бюджет фестиваля сильно ограничен, - отозвалась она. - Виталий Семёнович сказал, что пересматривать его не станет.
   - Тогда найди деньги в другом месте, - выдал он, растягивая губы в какой-то равнодушной улыбке. - Поверь, без этого работать быстрее они не станут, и вашим участникам придётся обойтись без площадок. А это, кстати, чревато срывом всего мероприятия.
   - Ох... - выдала Аля после минутного молчания, и в её голосе явно проскальзывали нотки еле сдерживаемого отчаяния. - И где ж мне теперь искать деньги?
   - А если получше пошарить по карманам? - предложил Федя. - Тебе то и нужно всего тысяч пятнадцать... не больше. Пообещаешь им по пятёрику, если закончат всё качественно и в срок. Этого им с головой хватит.
   Аля присела на неокрашенную часть площадки и опустила голову. Она прекрасно понимала, что это её единственный выход, и если они не закончат во время, её попросту уволят. Но и таких денег у девушки не было.
   - Ты так говоришь, будто это сущие копейки, - сказала она, поднимая на него растерянный взгляд. - Но для меня это огромная сумма. Я ведь раньше нигде не работала... и не зарабатывала, но если мы не успеем - то и здесь надолго не задержусь. Ладно, - бросила, снова поднимаясь на ноги и принимаясь за работу, - постараюсь найти нужную сумму. Время ведь пока есть. Но почему ты говорил только о пятнадцати тысячах? Себя посчитать забыл?
   - Нет, - ответил рыжеволосый парень. - Я здесь не за зарплату тружусь и мне все их премии по барабану. Для меня эта работа - временное явление, и тебе вообще несказанно повезло, что мне настолько нравится рисовать.
   - Так ты делаешь это только из собственной прихоти?! - на лице Алины отразилось жуткое удивление. Всё ж тот парень в форменной одежде озеленителей, который сейчас ползал по готовой площадке, тщательно вырисовывая большое облако, никак не походил на беззаботного повесу. А вообще, кто их поймёт этих свободных художников?! Может он считает, что деньги - зло?! Но в одном этот Фёдор был прав - с ним Алине действительно очень повезло.
   - Это не важно, - с нескрываемым раздражением в голосе ответил ей Федя. Он вообще почти всегда говорил со всеми именно в таком тоне. Будто любое обращение к его драгоценной персоне вызывало в нём одно лишь раздражение. Только это никак не вязалось с внешним видом этого лохматого очкарика. Ведь глядя на этого парня можно было ожидать от него скромности, замкнутости, неуверенности или чего-то в таком духе. Но Федя одной своей ухмылкой умудрялся враз опровергать все эти предположения. Хотя пару раз Алине всё ж удалось услышать от него нормальный тон. И такие моменты её несказанно радовали, потому что без прикрытия надменности Феденька даже начинал казаться нормальным человеком.
   В общем, за эти первые дни своей работы в новой должности Алина вымоталась так, что ей стала просто жизненно необходима эмоциональная разрядка. И тут очень кстати подвернулось предложение неожиданно объявившейся подруги Лизки. Та позвонила, когда девушка уже тряслась в пригородном автобусе по дороге домой и предложила составить ей компанию этим вечером. Она где-то достала два приглашения на бесплатный вход в "Шторм" где сегодня по её словам должна была состояться какая-то улётная вечеринка. И в этот момент Аля вдруг осознала - это именно то, что ей сейчас нужно.
  
   Глава 4.

"Малиновые сны в капельках слезы,

Она покинет клуб в объятиях звезды,

В объятиях луны отдаст ему себя.

Он для неё герой - она одна из его ста".

(Samoel & Acen - "Малиновые сны")

  
   Тёма лежал, раскинув руки на своей огромной кровати, и бесцельно изучал узоры лепнины на потолке. Мыслей в его голове не было... Да и о каких мыслях можно говорить, после целого дня проведённого на жаре. Его сил едва хватило, чтобы взять в столовой ужин и доковылять до пентхауса. А потом Арт просто рухнул на свою не застеленную постель прямо в грязной форменной одежде. Наверно, он бы с радостью уснул, как делал все последние дни, но в этот раз его желанию не суждено было сбыться.
   - Да-а-а, - услышал он насмешливый голос брата.
   Судя по шагам, тот как раз сейчас прохаживался по большой гостиной и в скором времени должен был добраться до спальни. Но Артёма мало интересовало его присутствие. Ему вообще сейчас было на всё плевать.
   - Видела бы это мама... - продолжал издеваться Виталик, глядя на распростёртое на кровати тело брата. - Да бомжи живут в куда большей чистоте, чем ты!
   - Отвали! - пробубнил Тёма, закрывая глаза. - Ты сам запретил горничным убирать в моём номере.
   - А у тебя разве нет ручек?! Или так сложно вытряхнуть пепельницу или донести огрызок до мусорного ведра?! Я уж молчу про то, что можно собрать грязные разбросанные шмотки и отнести их в прачечную. Ведь ты даже примерно не знаешь, что вещи можно стирать и руками!
   - Можно подумать, что ты знаешь, - огрызнулся Тёма.
   - Представь себе, знаю, - парировал Виталик. - Меня, в отличие от некоторых, так рьяно ни кто не опекал, и во время учёбы в универе всякое приходилось делать. Я ведь жил в обычной общаге, и никто не снимал мне квартиру с домработницей в придачу.
   - Завидуешь? - ехидным голоском выдал Артём.
   - Сочувствую, - отозвался старший. - Можно сказать, что за всеми этими привилегиями, ты за свои годы так и не узнал настоящей жизни. Её у тебя попросту не было.
   Тёма приподнялся на локте и упрямо посмотрел на брата.
   - А что, по-твоему, настоящая жизнь? Это?! - прорычал парень. - Целыми днями батрачить за копейки, как делают наши рабочие?! А потом просто валиться с ног от усталости?! Когда нет сил не на что кроме сна?! Когда даже не думаешь о чём-то кроме нескольких минут отдыха?!
   - Успокойся, - усмехнулся Виталий, присаживаясь в кресло напротив. - Вижу, физический труд произвёл на тебя должное впечатление. Но, этого мало. Кстати, есть интересное предложение... - он достал из кармана купюру в пять тысяч и повертел её в руках. - Сейчас я уйду и вернусь через час. Если к этому времени в твоих апартаментах воцарится чистота - ты получишь эту бумажку и, как следствие, возможность отдохнуть, как тебе нравится.
   - На пятёрик?! - злобно рассмеялся Тёма, ведь такая сумма была ему на один зуб.
   - Для многих в нашей стране это половина месячного заработка. А тебе всего лишь нужно привести в порядок собственное жилище, - ровным тоном ответил его брат. - В общем, время пошло. Если тебе нужны деньги - ты знаешь, что делать. И ещё... Ни о каких помощниках речи быть не может. Узнаю, что ты кого-то вызывал - и договор сразу же аннулируется, - с этими словами он удалился, снова оставляя Артёма в тишине пустого номера.
   Следующие десять минут в мыслях Тёмы велась жестокая борьба между гордостью и желанием хотя бы на вечер вырваться из этого безденежного плена. И словно помогая определиться, в памяти отчётливо вспыхнул вкус хорошего коньяка и его любимых сигарет, которые сейчас оказались ему не по карману... Танец разгорячённых женских тел, их грациозные движения и общая атмосфера пьянящей вседозволенности. В этот момент ему до зубного скрежета захотелось снова ощутить всё это, и хотя бы ненадолго вернуться в свою настоящую жизнь.
   Когда Виталий снова вернулся в апартаменты своего младшего родственника, то поначалу даже не поверил своим глазам, ведь в номере оказалось на удивление чисто. И если первой его мыслью было то, что его находчивый братец всё же уговорил какую-нибудь горничную вычистить тут всё за него, но потом взгляд гостя зацепился за разводы на ламинатном полу гостиной, потом уловил остатки пыли на полках и криво застеленную постель. А увидев за приоткрытой дверцей шкафа грубо закинутые туда вещи, причём и чистые и грязные, окончательно убедился, что эту корявую уборку Тёма делал сам.
   - Плохо, - выдал свой вердикт Виталик, но выглядел в этот момент таким довольным, что опешивший Артём не поверил собственным ушам. - Это только видимость порядка.
   - О генеральной уборке никто не договаривался, - отозвался младший. - Так что, братик, гони купюру.
   - Ладно, - согласился тот, и тут же опустил деньги на тумбочку. - Но в следующий раз я учту свой промах.
   - Следующего раза не будет, - самодовольно ухмыльнулся Тёма.
   - Верится с трудом, - не скрывая иронии, ответил Виталик. - Могу поспорить, что уже сегодня от этой суммы не останется ни единой копейки.
   С этими словами он покинул номер, а Артём довольный отправился в душ - отмываться от всей этой "дебильной уборки". А спустя полчаса все так тщательно запиханные в шкаф вещи снова разлетелись по комнате, ведь чтобы найти хоть что-то чистое Тёме пришлось перевернуть весь свой местный гардероб.
   ***
  
   Артём сидел, развалившись на мягком диване в своей личной комнате вип-зоны любимого клуба, и медленно потягивал из пузатого бокала свой драгоценный бренди. Его тонкие изящные пальцы сжимали не подкуренную сигарету, а равнодушный взгляд лениво блуждал где-то внизу... среди танцующей молодёжи. Музыка окутывала двигающиеся в её звучании тела, подчиняя их все единому общему ритму. Она будто лишала всех этих людей воли, заставляя выплёскивать в танце все эмоции и чувства. Именно так создавалась особая аура этого места - его непередаваемый магнетизм.
   Тёма был здесь довольно частым гостем, и это сие место в вип-зоне для него всегда оставалось свободно. Среди работников клуба поговаривали, что Жарков выиграл его у хозяина заведения в каком-то споре и с тех пор эту особую ложу никто посторонний не занимал.
   Когда-то раньше, наверно ещё до совершеннолетия, Артём любил танцевать. Ему нравилось накачиваться алкоголем и, полностью отключая голову, отдавать себя ритмам клубной толпы. А потом как-то надоело, и с тех пор он предпочитал просто наблюдать.
   - О чём задумался? - послышалось из-за его спины, и развернувшись парень наткнулся на улыбающиеся глаза своего давнего знакомого. И, учитывая последние события - единственного человека, которого ещё можно было считать другом.
   - Ты удивишься, но не о чём, - отозвался Артём, всё же подкуривая сигарету.
   Мужчина хмыкнул и, присев напротив, внимательнее посмотрел на своего собеседника.
   - Слышал у тебя проблемы... - начал Алес.
   - И откуда такая информация? - усмехнулся Тёма, а в глазах снова промелькнула озлобленная грусть.
   - Ну... тебя долго не было. Теперь же ты сидишь здесь один, вместо того, чтобы как обычно находиться в центре внимания. Выглядишь так, будто лишился самого ценного в жизни и теперь пытаешься понять, в чём же так ошибся.
   Тёма иронично хмыкнул, глядя как на холёном лице напротив разгорается издевательская улыбочка, а в карих глазах просыпаются смешинки.
   - Издеваешься, гад?! - выдал, наконец, Артём. - Да я никогда не поверю, что Виталик тебе ничего не сказал!
   - Просто, на вопрос, где потерялся самый любимый клиент моего клуба, он пожал плечами, и сообщил, что ты допрыгался. А Горышев хвастает, что ты просил у него деньги, - улыбка Алеса вмиг стала холодной. - Ты, Арт - сейчас сплетня номер один. Эти гиены, коих ты считал друзьями, уже вычеркнули тебя из числа "своих". Без папиных денег ты им попросту не нужен.
   Тёма мгновенно поднялся с места, порываясь немедленно пойти и "начистить морду" этой сволочи - Горышеву. Но перед выходом резко остановился, с силой впечатав кулак в стену. А ведь он реально считал Олега близким другом. Хотя, по сути, тот всегда был лишь тенью за спиной сияющего в общей любви Артёма. Этаким серым кардиналом... который жил и веселился исключительно на его деньги. А ведь Горышев был единственным, кому Арт сказал про то, что все его карты заблокированы, хоть и не уточнял причин... Видимо, их этот паразит додумал сам, и тут же поспешил озвучить всем знакомым.
   Но как же всё-таки паршиво разочаровываться в близких людях!
   - А я даже рад, что всё произошло именно так, - услышал он голос Алеса за спиной и, обернувшись, медленно направился обратно. - Ты, дорогой мой, совершенно не умеешь разбираться в людях. Чем они и пользуются.
   Артём снова посмотрел на Ахиллеса и, с хмурым видом отсалютовав ему бокалом, осушил его до дна. Так уж сложилось, что безгранично доверять он мог только двоим... Брату и этому полу-греку. Алес был ровесником Виталика, и его лучшим другом с самой школы. И, так как являлся единственным ребёнком в семье, быстро приписал обоих Жарковых - старшего и младшего - в число своих любимых родственников. Тёму он считал непутёвым младшим братишкой, но, в отличии от Виталика, даже не пытался опекать или воспитывать. Наоборот, он считал, что каждый в этой жизни должен набить свои шишки и лишь следил, чтобы шишки "мелкого" не оказались слишком болезненными.
   - По глазам вижу, тебя прям распирает от желания, сказать мне что-то ещё, - бесцветным тоном выдал Артём, снова наполняя бокал далеко не самым дорогим бренди в этом заведении.
   - Ты прав. Но, боюсь, что если всё-таки скажу, твоё настроение испортится ещё сильнее, - проговорил Алес, вытягивая из лежащей на столе пачки сигарету.
   Тёма напрягся. Ему было непривычно видеть Ахиллеса курящим, ведь он точно знал, что тот бросил несколько лет назад, и курил теперь крайне редко. А это могло означать лишь то, что на душе у него сейчас совсем не весело.
   - А ты всё-таки попробуй. Я же обещаю, что постараюсь воспринять твои слова как можно спокойнее.
   - Ладно... - он затянулся и, глядя прямо в глаза парня, продолжил. - Знаешь, почему сейчас всё получилось именно так?! Почему твои друзья оказались фальшивыми, пустыми?! Потому что ты сам пуст, Тём. Ты - это смазливая внешность, папино бабло и развлечения. Всё. Точка. У тебя нет мечты, нет целей, нет ничего ценного... Просто посмотри - тебя лишили денег и всё... Жизнь кончена. Нет больше Арта. Никому он теперь не нужен.
   - Если я такой хреновый... - процедил Артём, сильнее сжимая бокал, - почему же ты продолжаешь со мной общаться?! Почему не отвернёшься, как остальные?!
   - Потому что я знаю тебя очень много лет, и помню, что когда-то ты был весёлым любознательным мальчиком, который очень любил рисовать. Настолько ярким, что все заряжались от твоей энергии! А когда ты брался за кисти... - он на минуту замолчал, медленно втягивая в лёгкие дым ментоловых сигарет. - Тогда я даже представить не мог, что наступит день, и этот мальчик погаснет. Что найдётся хоть что-то способное его потушить... Но, тем не менее, это произошло. В тебе не осталось ничего от того мальчишки. Хочешь честно, Тём?! Ты вырос никчёмной сволочью.
   Хрустальный бокал со диким звоном опустился на поверхность стола, и рассыпался на части. Несколько крупных осколков врезались в ладонь парня, но он не обратил на это внимание. Зажмурившись, он всеми силами старался удержать самого себя от того, чтобы кулаками доказать Алесу, что он не прав. И лишь остатками здравого смысла понимал, что если сейчас сорвётся, обязательно пожалеет о таком поступке.
   Именно поэтому, сделав несколько глубоких вдохов, он поднялся с дивана и стремительно покинул комнату, громко хлопнув при этом дверью. Ахиллес же устало прикрыл глаза и, вытянув из пачки ещё одну сигарету, набрал на телефоне номер начальника охраны клуба. Он знал, что сейчас Арт на взводе, и обязательно найдёт на ком выместить весь свой негатив. Поэтому и попросил стражей местного порядка присмотреть за парнем. Он ожидал, что этот разговор будет трудным, но... кто-то должен был сказать всё это Артёму. Причём вот так, уверенно, спокойно, и что самое важное - в лицо. Алес знал, что его слова больно ранили парня, но они попали в цель. И теперь было только два варианта развития событий: либо Тёма одумается и начнёт что-то менять, либо... пустится во все тяжкие, и уже никто и ни что его не спасёт. Сложно помочь тому, кто считает, что ему не нужна помощь.
   ***
   Алина сидела на высоком стуле за стойкой и медленно потягивала вино, а вокруг тем временем шло веселье. Разгорячённая толпа выплясывала под зажигательные ритмы, на высоких тумбах по периметру зала танцевали девочки из "гоу-гоу", а наверху на широком балкончике заводили толпу двое диджеев.
   - Давай Алька, за нас! - прокричала ей сидящая рядом блондинка, и тут же потянулась к ней, салютуя коктейлем. Алина приподняла свой бокал, осторожно сталкивая его со стаканом подруги, и улыбнулась. - Молодец, что выбралась!
   - Спасибо тебе, что позвала, - ответила девушка, наклоняясь к ней ближе. Всё ж из-за громкой музыки разговаривать здесь было практически невозможно.
   - Допивай и пошли танцевать, - прокричала Лизка.
   - Что-то пока не хочется, - отозвалась Аля, но её подруга предпочла сделать вид, что не расслышала ответ.
   Хотя, по правде говоря, Алину уже давно тянуло выйти на танцпол, но... её искренне смущал собственный внешний вид. А всё дело в том, что предусмотрительная Елизавета, зная весь её гардероб и не желая светиться в "Шторме" с какой-то серой мышью, буквально заставила Алю надеть одно из своих платьев. И пусть оно было просто восхитительным и подчёркивало все достоинства фигуры, но вот его длина явно оставляла желать лучшего. Макияж ей тоже делала Лизка, и получился он непривычно ярким. В дополнении всего упёртая блондинка буквально заставила её распустить волосы и только после этого, наконец, отстала.
   Теперь обе подруги выглядели очень похоже, за тем лишь исключением, что одна была блондинкой, а другая брюнеткой. А в остальном... обе достаточно высокие, худенькие, яркие, да к тому же с копной длинных чуть закрученных волос до самой талии. Но если Лизка и воспринималась в таком образе вполне обычно, ведь клубы давно стали её вторым домом, то Аля чувствовала себя совсем некомфортно. Но почему-то именно сегодня ей хотелось блистать... хотелось чувствовать себя красивой и интересной. Хотя раньше всё это казалось ей не важным. Наверно, во всём была виновата пресловутая стычка с Жарковым младшим и... его злые слова.
   - Всё! - блондинка опустила на стойку свой опустевший стакан, и тут же потянула подругу танцевать. И её совершенно не волновало, хочет Аля или нет. В конце концов, они же шли сюда именно за этим.
   Если первые несколько минут, Алина лишь вяло топталась на месте, то и дело, отдёргивая платье, которое так и норовило задраться, то потом настолько погрузилась в атмосферу всеобщего веселья, что попросту перестала обращать внимание абсолютно на всё. Она то и дело ловила на себе заинтересованные взгляды, но решила делать вид, что они её ни капли не волнуют.
   Сейчас внешний мир со всеми его проблемами и обязанностями, тихо отошёл на второй план, а мысли заполнила музыка. Она поглощала, обволакивала, и заставляла жить в соответствии со своими ритмами. Она окрыляла, унося податливое тело куда-то в нереальные дали. Время перестало существовать, протекая теперь где-то мимо. И всё вокруг казалось сном... Ярким и прекрасным. Пока не начало превращаться в кошмар.
   - Привет, красавицы! - на плечи девушек легли руки какого-то незнакомого Але парня, и она уже хотела вывернуться из этих объятий, когда заметила, что её подруга даже не думает паниковать, и совсем наоборот - придвинулась ближе к этому коротко стриженному блондину и, улыбнувшись, чмокнула его в щёку.
   - И тебе добрый вечер, - отозвалась она.
   - Лизонька, представь меня своей очаровательной подружке, а то меня очень огорчает тот факт, что я до сих пор не знаю имени этого прекрасного создания.
   - Это Алина, - отозвалась блондинка, но заметила, каким плотоядным взглядом рассматривает он её подругу, и тут же добавила: - Она хорошая девочка, так что, дружок, закатай губу обратно.
   - Да я даже и не думал о чём-то подобном, - картинно оскорбился парень и, наклонившись к Але, и почти касаясь губами её волос, добавил: - Я - Олег. И с этого момента верный раб вашей красоты.
   Алина улыбнулась, поворачиваясь к новому знакомому, но когда увидела его глаза... тут же оторопела. Он явно был не трезв, но это ещё полбеды. Его взгляд пугал девушку, в нём явно проскальзывал какой-то животный интерес. Сейчас этот человек показался ей хищником, увидевшим свою жертву. И, что самое страшное, ему нравился её искренний испуг.
   Олег не собирался отпускать такую интересную добычу, и тут же пригласил девушек за свой столик. И пока Алина судорожно придумывала повод для отказа, Лиза уже ответила согласием и потащила её за собой. Теперь Альке оставалось лишь надеяться, что её страхи не больше чем происки разбушевавшейся фантазии. Да только стоило им дойти до места, где за двумя сдвинутыми столиками разместилось ещё шесть человек, как Лизка тут же отправилась со всеми здороваться, оставляя подругу в компании блондина. Тот не стал упускать столь удобный случай и, опустив руку на талию девушки, тут же притянул её ближе. От этого его собственнического жеста Алю передёрнуло и она поспешила выпутаться из объятий. Алина была рада, что он не стал её удерживать... Знала бы она, что своим поведением только сильнее распаляет его интерес. Ведь слабостью этого парня всегда были вот такие девочки-недотроги - ему безумно нравилось, как они трепетали перед ним, как неумело пытались соблазнять, как дрожали от его прикосновений. Он чувствовал, что эта темноволосая подружка Лизки его откровенно опасается и тихо наслаждался этим.
   Обе девушки заняли места на диване, после чего оказавшийся рядом Олег вызвался представить Але всех собравшихся. Хоть здесь и было куда тише, чем за стойкой или на танцполе, но половину имён она не расслышала, а вторую- не запомнила.
   Ребята оказались довольно весёлыми, хоть и с каким-то своим юмором, который девушка тут же окрестила "пижонским". Все сидящие здесь были дорого одеты и вели себя так же... пафосно, надменно и смотрели на них с Лизкой как будто сверху. И если парни хотя бы пытались делать вид, что они обычные люди, то две их подруги, наоборот, всем своим видом показывали, насколько их не радует пополнение в компании.
   - Вина, виски или может, шампанского? Что желает моя королева? - слащавым голоском промурлыкал Олег над её ухом. Алька дёрнулась, и только хотела попросить Лизу выйти с ней "припудрить носик", но в этот момент заметила, как её подруга довольно воркует с парнем в светлом пиджаке, и решила не мешать.
   - Я пила белое полусухое, - отозвалась девушка, не глядя ему в глаза. Она искренне надеялась, что пока он будет ходить за вином, ей удастся найти способ избежать его внимания. Но... Олег никуда не пошёл. Вместо этого он подозвал дежурившего у их столика официанта, и через минуту перед ней уже стоял бокал, а блондин ловко наполнял его виноградным напитком.
   - Что ж... - проговорил он, склоняя голову к девушке, а его рука при этом как бы невзначай упёрлась в диван за её спиной. - Предлагаю выпить за знакомство.
   - Конечно, давайте, - отозвалась Алина, решив вести себя с ним как можно более сухо.
   - Почему же так официально? - он растянул на губах красивую улыбку, и попытался изобразить обиду. - Не стоит меня бояться, поверь, я не кусаюсь.
   От этих его слов Аля мигом смутилась, что только сильнее развеселило Олега
   - Вам показалось, - буркнула она, поворачиваясь к парню и упрямо глядя в его глаза, которые сейчас выглядели ещё пьянее.
   - Да?! - картинно удивился он. - В таком случае, предлагаю выпить на брудершафт и покончить с официозом.
   Первым желанием Алины было схватить Лизу и под любым предлогом покинуть такую странную компанию, но именно в этот момент она заметила, что та куда-то уходит вместе парнем, с которым до этого беседовала. Её тут же накрыла странная обида, ведь знала же, что Лизка запросто может вот так оставить её в незнакомой компании. Для блондинки это было вполне нормально.
   - Хорошо, - согласилась Аля исключительно из чувства противоречия. Сейчас ей управляли эмоции, а совсем не здравый смысл - он бы уж точно не позволил хозяйке совершить подобную глупость.
   Олег придвинулся ещё ближе, и осторожно приобняв девушку за талию, протянул ей бокал. Они переплели руки, как того требовал сей странный ритуал, и сделали несколько глотков. А после он потянулся к её губам и замер в паре сантиметров, ожидая ответных действий от Алины. Она медлила, глядя в пьяные глаза парня, хотя алкоголем от него почти не несло. Хоть этот Олег и был довольно симпатичным, но девушка никак не могла заставить себя коснуться его губ. Тогда он странно усмехнулся и опустил свой стакан на стол, и снова повернулся к девушке.
   - Так даже интересней, - проговорил он, возвращаясь к её лицу, а в следующий момент, его рука стиснула её затылок, больно зацепив волосы, второй же он приподнял её под бедра и усадил на колени к себе лицом.
   Всё произошло так быстро, что Алина даже понять ничего не успела. А потом почувствовала горячие губы парня на своих губах. Она тут же попыталась отстраниться, но рука на затылке не позволяла это сделать. Тогда девушка попробовала вырваться и оттолкнуть его, но Олег умелым движением поймал обе её руки и завёл за спину.
   - Так не пойдёт, - с притворным сожалением проговорил парень, так и не дождавшись пока девушка соизволит разомкнуть губы. - На брудершафт пили вместе, а ты меня так и не поцеловала.
   - Отпусти, - выдала она сдавленным голосом. - Сейчас же!
   - Ох, какие мы принципиальные, - он усмехнулся и покачал головой. - А что ты на это скажешь?!
   Алина почувствовала, что голову больше никто не держит, а рука Олега переместилась на её ногу, и медленно, как бы лениво поползла вверх, пробираясь под и без того задранную юбку. Сам же парень при этом продолжал внимательно наблюдать за стремительной сменой эмоций на лице напротив, а его улыбка в это момент была настолько довольной, что при виде её Аля мгновенно вернулась в реальность. Ведь на несколько секунд она буквально опешила от такой поистине безумной наглости этого человека. Такая странная ласка хоть и была приятной, но... явно не в его исполнении.
   Уровень раздражения девушки давно перешёл всякие границы, а в таком состоянии Алина была способна на всё. Резко вырвав одну руку из захвата, она с размаху полоснула ногтями по лицу Олега и, пока он прибывал в замешательстве, рванула к выходу из клуба.
   Но блондин как будто ничего этого не видел. Почувствовав резкую боль, он машинально коснулся щеки, и теперь ошарашенным взглядом рассматривал капельки крови на своих пальцах. Осознание того, что его поцарапала какая-то шлюшка, мгновенно вернуло его в реальность. Он поднялся и направился к выходу, и теперь его главным желанием было во что бы то ни стало заставить эту пигалицу пожалеть о своём поступке. К тому же, она двинулась через танцпол, а Олег воспользовался служебным коридором, который вёл от их ложи прямо к гардеробу. Именно поэтому его неожиданное появление перед её глазами и стало для девушки настоящим шоком, коим он и поспешил воспользоваться.
  
   ***
  
   Хлопнув дверью, Тёма быстро сбежал по тёмной лестнице и ворвался на танцпол. Громкая резкая музыка мгновенно ударила по распалённым нервам, натягивая их ещё больше, и Тёма решил, что если сейчас не зальёт весь этот душевный пожар большой дозой алкоголя, то попросту взорвётся. Пробравшись к стойке, он вытащил из кармана все оставшиеся деньги, коих оказалось всего полторы тысячи.
   - Мне нужен коньяка, - сказал он бармену, а когда тот поинтересовался, какого именно, Тёма со злостью вывалил на стойку все остатки собственной наличности, и, посмотрев в глаза парню, добавил: - На какой хватит.
   Тот лишь понимающе хмыкнул и, забрав тысячу, тут же поставил перед ним заветную бутылку. Увидев, что у него ещё остались деньги, Тёма удивлённо уставился на бармена, как бы спрашивая, почему тот не забрал все.
   - Поверь друг, это хороший коньяк, пусть и не самый дорогой, - отозвался парень, правильно распознав вопрос клиента. - Вижу же, что напиться хочешь. А от этого на утро будет не так паршиво, как от других.
   Тёма улыбнулся, да так злобно, что умудрился смутить даже повидавшего многое бармена. Обычно эти ребята с ним не разговаривали, и уж тем более не давали советов. Да и он не воспринимал работников клуба, как тех, с кем можно поговорить. А тут вдруг такие перемены!
   Ведомый непонятным чувством, Артём присел на высокий стул у стойки, и подвинул оставшиеся деньги обратно к бармену.
   - Налей тогда ещё сто грамм для пробы, - сказал он, рассматривая этого молодого ничем не примечательного парня. И не было в нём ни лоска, ни харизмы, ни аристократичности... Просто обычный пацан, со своими тараканами в голове. Но в нём, таком на первый взгляд обычном, светилось то, что и заставило Тёму задержаться. В его глазах была искренность. Он говорил, то что думал, и его ни капли не волновало, как на это отреагируют окружающие.
   - Выпьешь со мной? - спросил Артём, прокручивая в руке бокал. - А то что-то в последнее время я всё чаще пью один, а это, поверь, совсем не весело.
   - Выпью, но только у меня свой напиток, - ответил бармен, выставляя высокий стакан и наполняя его яблочным соком. - Очень печально, когда приходится напиваться в одиночестве. Но... так делают только те, кому действительно хреново.
   - Ох, как ты прав! - рассмеялся Арт. - Полная задница.
   - Рассказывай, - выдал парень, потягивая сок. - Поверь, мне плевать на то, что ты скажешь, у меня тут каждый второй душу изливает. А вот у тебя есть уникальная возможность выговориться. Причём абсолютно бесплатно.
   - Спасибо, я как-нибудь обойдусь, - съязвил его клиент, делая несколько глотков янтарного напитка. Потом снова посмотрел на бармена: - Как тебя зовут?
   - Игорь, - отозвался тот, упирая локти в поверхность стойки.
   - А я - Артём.
   - Я знаю, - усмехнулся парень. - Ты в этом клубе личность известная. Да только... мне вот очень интересно, почему мрачный король пьёт в одиночестве, в то время как его верная свита вовсю развлекается?
   - По-моему... - протянул Тёма, а на его лице появилась искажённая раздражением улыбка, - это тебя не касается. И вообще, Игорь... забудь, что я тут наговорил.
   С этими словами он залил в себя остатки коньяка из бокала и, схватив бутылку, направился к выходу. Вот только пойти решил через танцпол...
   Так уж повелось, что в жизни Артёма Жаркова была одна странная закономерность: из клуба он никогда не уезжал один. Либо в компании с какой-нибудь девушкой, либо его увозили господа полицейские. И сегодня эта традиция тоже не была нарушена.
   Проходя мимо танцующих, он уже привычно окидывал взглядом толпу, высматривая возможную подругу на ночь, но сегодня таковая нашла его сама, попросту повиснув у него на шее.
   - Тёмочка, увези меня отсюда, - проговорила она ему на ухо.
   Он немного отстранился, рассматривая девушку. Та оказалась стройной коротко стриженной брюнеткой с большими светлыми глазами. Они явно уже были знакомы... возможно даже ей уже приходилось проводить ночь в его постели, но вот вспомнить её имя Артём так и не смог.
   - Конечно, Лапуля, - отозвался он, притягивая её к себе ближе. - Но уходим прямо сейчас.
   - Я только сумочку захвачу! - улыбнулась она, всем своим видом демонстрируя радость от такой перспективы завершения вечера.
   Она упорхнула, а в голову Тёмы вдруг закралась странная мысль: что же больше нравится всем этим девочкам - он сам или его пентхаус? А может мотоцикл? Или деньги его отца?
   Странно, ведь раньше подобных вопросов у него не возникало, и он уж было хотел поинтересоваться ответом у вернувшейся брюнетки, но вовремя вспомнил, что даже имени её не знает. Так нужны ли ему её ответы?!
   - Я так скучала... - верещала эта безымянная, когда они покинули душный зал и уже почти достигли выхода. И Тёма уже собирался ответить дежурное: "я тоже", но тут его привлёк до боли знакомый голос, доносящийся из коридора, ведущего к ВИП зоне.
   - Походу это судьба, - пробубнил он себе под нос и, отцепив от себя брюнетку, попросил её подождать его на улице.
   Когда та всё же вышла, заставив его пообещать, что он не задержится дольше десяти минут, Артём шагнул в полумрак коридора. Как он и предполагал, его глумливый дружок сейчас был здесь. И Тёму совершенно не удивило, что оба дежуривших здесь охранника сейчас старательно делали вид, будто высматривают кого-то совершенно в другой стороне, упорно при этом не замечая, как Горышев грубо зажимает у стены какую-то длинноволосую брюнетку. И судя по тому, что она всеми силами старается оттолкнуть чрезмерно напористого парня, её только порадует вмешательство в их противостояние третьей стороны.
   - Что же ты, Олежик... девушку так отчаянно держишь? - выдал Артём насмешливым тоном, в котором легко угадывались нотки явной угрозы. - Неужели всё настолько печально, что ты решил опуститься до принуждения.
   Олег замер, но свою жертву выпускать явно не спешил.
   - Арт! Какая встреча! - отозвался он, поворачиваясь к парню. - Не уж то папенька вернул тебе все привилегии?!
   - Мои привилегии касаются только меня, - сказал Тёма, скалясь в предвкушающей улыбке - всё ж у него с самого разговора с Алесом руки чесались разбить лицо Горышева, а тут даже и предлог стоящий попался. - А теперь, будь добр, отпусти это прелестное создание... А то мне совсем не хочется быть свидетелем изнасилования.
   - Арт, не глупи, - парировал тот, кого ещё несколько дней назад Тёма считал другом. - Леди со мной добровольно, а это всё не больше чем игра.
   - Пусти меня! - выкрикнула девушка, и воспользовавшись тем, что её обидчик отвлёкся, снова попыталась вырваться. Но Олег продолжал с силой сживать её руки. Тогда она решила попытаться воззвать к помощи его оппонента. - Помогите, пожалуйста... Я, правда, не такая - мне нужно домой.
   Тёма смотрел на извивающуюся в крепкой хватке девушке, и лихорадочно пытался вспомнить, откуда он знает этот голос. Всё ж он не зря обладал почти абсолютным музыкальным слухом. А этот надрывный вопль напуганной девушки, которая упорно старается выглядеть сильной, он явно уже где-то слышал.
   И тут она изловчилась и с силой наступила тонким каблуком на ногу Олегу. Тот как-то сдавлено выругался, лишь на миг ослабив хватку. Брюнетка тут же поспешила высвободить руки, и даже умудрилась сделать один шаг прочь, как её снова поймали. Но теперь она стояла лицом к Арту, в чьих глазах читалось жуткое удивление.
   - Алина?! - выдал он, ошарашено разглядывая девушку. И тут было чему удивляться, ведь в этой длинноногой красавице сложно было узнать ту мышь, с которой он столкнулся в кабинете брата, или ту замороченную на карьере девчонку, что была его непосредственным начальником, и которую ему так нравилось выводить из себя. Но Артём не просто так считался талантливым художником и отлично помнил какими яркими бывают эти глаза, когда ими владеют сильные эмоции. - Прости, но какого... ты здесь забыла?!
   - Артём... - разочаровано протянула она, уже понимая, что этот тип явно будет последним человеком, от которого следует ждать помощи. А если ещё припомнить, чем закончилась их предыдущая встреча, то становилось совсем печально.
   Она тут же перестала вырываться, решив, что от двоих её всё равно сбежать не удастся. Всё ж она не верила, что здесь, в этом клубе, ей грозит реальное изнасилование. Не хотела верить...
   - Так, Горышев, а теперь быстро убрал свои лапы и отступил на два шага назад, - сказал Тёма, в котором желание начистить этому типу лицо странным образом усилилось в разы.
   - С чего бы это?! - высказал Олег, растягивая на губах ироничную улыбку. - Или ты хочешь сказать, что имеешь виды на эту ципу?
   - Можешь считать, что она моя подруга, - серьёзным тоном ответил Артём, медленно подходя ближе. И было в его движениях что-то такое, от чего парню напротив стало жутко.
   - Тём... Ты что, собираешься со мной драться? Из-за неё?!
   - Что ты, конечно нет, - картинно рассмеялся Артём, наблюдая, как блондин всё же убрал руки от девушки, и она тут же поспешила к выходу. - Я просто буду тебя бить.
   Эта фраза заставила Алину резко остановиться у самой двери, и обернувшись она увидела, как Жарков, напряжённый как тигр во время охоты, двумя короткими ударами отправляет Олега на пол, а из носа того бежит тонкая струйка крови. Это-то и заставило её тут же выбежать из коридора. В этот момент она боялась Артёма куда сильнее, своего обидчика, поэтому и поспешила скрыться.
  
   - Почему же не защищаешься? - спокойным тоном поинтересовался Тёма, присаживаясь на корточки рядом с лежащим на полу Горышевым. - Неужто страшно?! А?!
   - Когда дерёшься - ты псих. Это все знают, - процедил сквозь зубы Олег. - С тобой как с хищником - проще претвориться мёртвым.
   - Правильно, Олежик. Хотя тебе безумно идёт изображать падаль... Эта роль прекрасно отражает твою внутреннюю суть, - добавил Тёма. - И если не желаешь встретиться с моим настоящим гневом, тебе придётся выполнить два условия: во-первых, забыть что мы когда-то были друзьями, а во-вторых... - он поднялся на ноги и окинул поверженного блондина презрительным взглядом: - Никогда и не при каких обстоятельствах не прикасаться к Алине.
   Арт развернулся, и неспешной походкой направился к двери, где его и догнала последняя фраза бывшего друга:
   - Вот как на тебя влияет лишение материального обеспечения - без денег ты попросту звереешь, - выпалил этот суицидник. За что тут же и поплатился. И золотое правило, что лежачих не бьют - в этот раз его не спасло.
   Тёма подлетел к нему, и резким рывком поставил на ноги. А в следующую секунду уложил обратно точным ударом в челюсть. А потом добавил, до смешного спокойным тоном:
   - Будешь обо мне сплетничать - сломаю руку, - и с этими словами, покинул коридор, а затем и клуб.
  
   Глава 5.

"Притворись, что не слышишь,

Отведи глаза и не смотри,

Только серые мыши

Так просты с наружи и внутри.

Зализать свои раны

И закрыться в четырёх стенах,

От себя, от обмана,

От всего, что вызывает страх"

(Город 312 - "Пружина")

  
   Небо за окном окрасили первые блики рассвета, а Алина всё лежала, глядя в потолок и пытаясь понять, как её угораздило так вляпаться. Эти мысли не давали ей покоя всю ночь, но вот из-за горизонта показалось солнце, а решения её проблемы так и не нашлось.
   Ведь, исходя из того, что поведала ей Лизка, которую пришлось отвлечь от каких-то "мегаважных" дел, тот Олег, с которым она сегодня познакомилась, был довольно весомой персоной в городе. Точнее не он, а его родитель. Оттого этот парен и вёл себя так, будто ему всё нипочём. И тот факт, что Алина расцарапала ему лицо, так просто ей с рук не сойдёт. Ведь это удар по его драгоценному самолюбию, а он подобного никому не прощает.
   Услышав же о роли в этой истории Жаркова, Лизка была несказанно удивлена. Ведь раньше за Артом подобного благородства не наблюдалось. И хоть она и подозревала, что у этого золотого мальчика были свои мотивы, но всё же настоятельно рекомендовала Алине заручиться его поддержкой в данном вопросе. Ведь этот Артём был чуть ли ни единственным среди всех её знакомых, кто мог "заткнуть" Олега.
   В общем, из всего сказанного подругой Алина поняла одно - она влипла в историю, причём попав между молотом и наковальней. Ведь если верить выводам осведомлённой Лизки, она стала камнем преткновения для двух бывших друзей. А подобное хорошо ещё ни разу не заканчивалось.
   Вот теперь, раз за разом прокручивая в голове все события прошедшего вечера, Аля лихорадочно пыталась понять, что же ей теперь делать. Ведь они с Артёмом не то чтобы не друзья... да они даже толком и знакомы не были. А когда он фактически за неё заступился, она попросту сбежала, не сказав ни слова. И как теперь она должна получить его поддержку?! Хотя, какую поддержку?! Здесь могло помочь только полноценное покровительство...
   Нет, можно было бы, конечно, обратиться к Виталию Семёновичу, и попросить его повлиять на брата. Но... почему-то этот вариант она заранее считала проигрышным, поэтому даже рассматривать не стала. Да только других идей пока не нашлось. И, так промаявшись всю ночь, она пришла к выводу, что выход обязательно найдётся, нужно просто немножко подождать. А вот работа ждать точно не будет...
   Несмотря на фактически бессонную ночь, спать Алине почти не хотелось. Да и дел на день оказалось запланировано столько, что подумать о собственном состоянии было просто некогда. Сегодня она с головой ушла в организационные вопросы предстоящего фестиваля, а к своим ребятам забежала только раз, в самом начале дня. Да и то только для того, чтобы озвучить сообщение о премии. Эта информация подействовала на Арнольда с Николаем как тайное заклинание, и они тут же принялись за работу, с каким-то фанатичным рвением. Мишу из своей "команды" они попросили удалиться, сославшись на то, что вдвоём они работают куда слаженней. И тот отправился разукрашивать готовые площадки вместе с Федей.
   Да... Вот уж кто выглядел сегодня самым довольным, если не сказать, счастливым. Даже замороченная на своём Алина, заметила столь разительные перемены в этом обычно угрюмом цинике. О чём тут же сообщила ему самому.
   - Вот видите, Алина Андреевна, - ответил он ей, растягивая губы в довольной улыбке, - даже у меня бывает хорошее настроение.
   Она лишь покачала головой, отмечая про себя, насколько кардинально позитивный настрой меняет человека. Ведь сегодня странный Федя даже показался ей симпатичным, чего раньше она о нём точно сказать не могла.
   Слышь, друг, а правда, чего это ты такой довольный? - поинтересовался у него Миша, когда они остались вдвоём. - Ещё вчера ты упивался собственным негативом, а сейчас выглядишь, как чеширский кот.
   - Всё просто, - отозвался Фёдор, намечая контур общего рисунка на очередной площадке. - Коньяк в купе с хорошим сексом творят чудеса.
   В ответ на такое заявление, Миша лишь окинул этого лохматого рыжего очкарика насмешливым взглядом, и отправился подготавливать краски. В его голове никак не вязалось, как такое "чудо" как Федя, может настолько самодовольно хвастаться тем, чего на самом деле не было. Или было?!
   Почему-то именно в этот момент в неглупую голову Михаила закралась шальная мысль о странной противоречивости этого человека. Хотя единственное, что Миша уже сейчас мог сказать наверняка - Федя далеко не так прост, как кажется.
   А настроение Артёма на самом деле оказалось прекрасным. И дело было даже не в том, что эту ночь он провёл не один. Из-за своего образа жизни он уже давно стал относиться к сексу так же, как к хорошему массажу или быстрой езде на мотоцикле по пустынным трассам - подобное его просто расслабляло. Все эти одноразовые девушки, чьи имена он даже не пытался запоминать, были для него обыденностью, которая давно приелась. А вот своим довольным видом он был обязан именно Алине. Ведь сама того не подозревая, она вернула Тёме интерес к этому миру. С момента их первой встречи она умудрилась произвести на него впечатление, и её дальнейшие поступки только больше распаляли его любопытство. А после того как вчера она предстала перед ним в столь неожиданном амплуа и фактически дала ему повод разукрасить физиономию Горышева, в Артёме проснулся какой-то непонятный азарт.
   Сейчас она воспринималась им так же, как новый вид каких-нибудь хитрых птиц для опытного зоолога - этакой "девушкой со странностями". Он никак не мог понять, как в одном человеке уживается столько противоречий. Как скромность может соседствовать с самоуверенностью, наивность с невероятным умением давать жёсткий отпор, а явная внешняя невзрачность превращаться в столь яркую красоту. Признаться, вчера в клубе он узнал её только по глазам... В них была та же напускная уверенность, плохо скрывающая панический страх, что он видел во время её стычки с Колей. Тёма был жутко удивлён встретить Алину в "Шторме", который считался довольно дорогим местом, и ещё меньше ожидал увидеть её рядом с Олегом. Хотя, как он успел заметить, она явно была с Горышевым не по своей воле, и даже пыталась вырваться...
   - Слышь, художник, хватит уже изображать довольную статую. Или ты решил тоже поучаствовать в этом фестивале, представив в качестве экспоната этот "Памятник позитиву"? - обратился к нему раздражённый Миша. Явно было, что его совсем не радует перспектива провести день с этим шизиком. Почему-то такая странная весёлость Фёдора раздражала парня куда сильнее его обычно угрюмого вида.
   Тёма одарил его насмешливым взглядом, который так и остался скрыт за мутными линзами, и снова вернулся к нанесению контура будущего рисунка. Хотя мысли его до сих пор пребывали где-то между Алиной вчерашней и Алиной сегодняшней. И он уже пообещал себе, что обязательно раскроет эту девушку... Но в этот раз ему было мало заполучить её тело. Для него было важно разгадать её суть, разобрать по полочкам тараканов в её голове, и эта идея добавила в его обыденную жизнь некую долю разнообразия и азарта. Ведь теперь и ненавистный образ Феденьки обещал принести пользу не только отелю, но и ему самому.
   Весь день парень прибывал в каком-то предвкушении чего-то важного, какого-то знакового события, и за всеми этими думами так увлёкся работой, что успел разрисовать три площадки, и сейчас делал набросок на четвёртой. На него будто снизошло странное вдохновение, и теперь он просто не мог остановиться, потому что держать всё это в себе не было ни сил, ни желания.
   Миша ушёл в шесть, то есть как только закончился его рабочий день, а вот два его товарища до сих пор продолжали с каким-то фанатичным видом собирать площадки. А день между тем уже клонился к закату.
   Заметив подходящую к ним Алину, Федя уселся на край конструкции и отсалютовал ей кистью.
   - Я в шоке, - тихо сказала она, остановившись рядом с Фёдором, но глядя при этом в сторону его коллег. - Представь только, шесть площадок за день! Это же чудо!
   - Это называется - правильная мотивация, - отозвался рыжий. - Ты же пообещала им премию, а сейчас мы видим вполне закономерный результат.
   - Спасибо тебе! - она повернулась к парню и посмотрела на него с таким теплом, что слова ответной реплики попросту застряли у него в горле. Наверно с самого раннего детства никто не одаривал его настолько искренним благодарным взглядом. Но что поразило Тёму ещё больше, так это глаза девушки, а точнее их цвет. На фоне мягких тонов закатного неба они казались нереальными, волшебными... И художник в Артёме просто не мог отказаться от подобного шедевра.
   - Было бы за что... - хмыкнул парень, а в его голове уже родилась нужная комбинация действий. - Я всего лишь подал идею, а платить всё равно тебе.
   - Да уж... - улыбка девушки мгновенно померкла. Всё ж пятнадцать тысяч для такой как она - огромная сумма. И их придётся отдать...
   - А вообще, Алина Андреевна, у меня есть предложение, и я уверен, что оно тебя заинтересует, - произнёс он, чуть склоняя голову набок.
   - И какое же?! - со странным недоверием поинтересовалась она, наблюдая, как Арнольд с Николаем принимаются за сборку уже седьмой на сегодня площадки. Да уж... сразу видно, что деньги они хотят получить как можно быстрее, а у Алины пока не было такой суммы. Сейчас все её мысли отражались на лице, и Артём без труда догадался, о чём она думает.
   - Слушай, - выдал он, снова обращая внимание девушки на себя, - если поможешь мне убрать краски, я угощу тебя шикарным ужином, а потом озвучу своё предложение.
   - Шикарным ужином?! - брови Алины удивлённо взлетели вверх. Всё же она никак не ожидала получить столь... прямое приглашение от такого, как Федя. Ведь уже одно наличие настолько странных очков на лице должно было породить в этом человеке кучу комплексов. А Фёдору, напротив, было абсолютно плевать на мнение о нём окружающих. Девушке даже иногда казалось, что он считает себя просто шикарным парнем. Этаким "пупом земли", которому весь мир должен, как минимум, поклоняться.
   - Ну да, - ответил он с самодовольной улыбкой, которая отчего-то показалась Але знакомой. - В местной столовой отличные повара, и они готовят просто шикарно! Уж поверь, мне есть с чем сравнивать. За свою жизнь я побывал в стольких ресторанах, что даже представить страшно.
   - А то! - усмехнулась девушка, оценив всё сказанное как шутку. Стоило один раз взглянуть на Федю, с его мешковатой одеждой, растрепанными волосами, и толстыми мутными линзами на очках, чтобы понять, что "ресторан" для него, это всего лишь слово, и парень просто желает показаться крутым мачо. - Столовая, говоришь... А она разве ещё работает?
   - Для клиентов - нет. Но я считаюсь у них своим, потому как ботрачу там по утрам, перед работой здесь. Это тоже часть моей каторги, - он невесело усмехнулся. - В общем, меня там в любое время ждут, так что пошли. Почему-то мне кажется, что ты голодная.
   И не дожидаясь ответа от явно ошарашенной девушки, он вручил ей коробку с красками, сказал ждать его в подсобке. И недоумевающей Алине не оставалось ничего другого, как просто сделать, как он хочет.
   Бредя по опустевшим аллеям недостроенного парка, она вдруг подумала, что ещё ни разу за те дни, что они работают вместе, не слышала, чтобы их странный Федя кого-то о чём-то просил. Он только и делал, что раздавал указания или высказывал свою точку зрения. А если ему что-то от кого-то было нужно, он всегда предлагал ответную услугу. И так получалось, что это не просьба, а сделка. Создавалось ощущение, что просить - ниже его достоинства.
   Федя догнал её у самого корпуса, где они хранили инвентарь, и когда их вещи были сгружены в подсобку, бесцеремонно схватил за запястье и потащил с собой. Как маленького ребёнка. Прибывая в лёгком шоке от его поведения, она даже не знала, что на это сказать. Но пока подбирала нужные слова, они уже дошли до чёрного входа в столовую, рядом с которым располагался столик с лавочками. Сейчас здесь сидела только одна женщина лет сорока на вид, и при появлении ребят как-то аж просветлела.
   - Федя, мать твою! - выдала она, поднимаясь с места. - Где ты шляешься?! Я уже полчаса как должна дома быть. А вместо этого мне приходится ждать, когда же ты соизволишь явиться на ужин! А у меня, между прочим, личное распоряжение Виталия Семёновича: кормить тебя три раза в день! - она с шумом выдохнула, потом пристально посмотрела на девушку, и тут же поспешила скрыться в помещении. Рыжий же, глядя на это только довольно улыбался.
   Он усадил Алину за стол, а сам отправился за женщиной. Почему-то именно в этот момент он очень явно почувствовал свою вину перед ней, ведь Галка всегда была к нему очень добра, и Тёма проникся к ней странным чувством симпатии и признательности.
   Когда же спустя несколько минут они снова появились на ступеньках, женщина уже не злилась, а Федя упорно старался сделать вид, что раскаивается. Это зрелище заставило Алину улыбнуться.
   Сгрузив на стол тарелки с рагу и два стакана с соком, Галя принесла несколько пирожных, и только потом снова привлекла внимание Феди.
   - В следующий раз, я оставлю твою еду под дверью, - пробурчала она, одаривая парня строгим взглядом.
   - Как скажешь, - отозвался тот, улыбаясь. - Ну не злись ты... Я, правда, заработался. Да и Алинку накормить хотел. Посмотри, какая она бледная! Галь... Давай так, в качестве извинения я завтра же презентую тебе бутылку коллекционного вина.
   - И откуда же у тебя, сопляк, такая роскошь?! - она одарила парня ироничным взглядом и, махнув рукой, развернулась ко входу в столовую. - Не надо мне ничего... Просто, помоете за собой посуду и закроете тут всё. Ключ оставишь на ресепшене в главном корпусе. Всё, детки. Весёлого вам вечера.
   С этими словами она удалилась, а Алина, наконец, решилась попробовать еду в своей тарелке. И была поражена её невероятным вкусом. Казалось бы, простое рагу, а от наслаждения даже глаза закрываются.
   - А я говорил, что еда тут отменная, - проговорил Федя, наблюдая за девушкой.
   - Угу, - только и могла, ответить она. И молчание воцарилось ровно до того момента, пока ни был доеден последний кусочек.
   - Вот теперь можно и поговорить, - выдал рыжий, отодвигая от себя тарелку и поворачиваясь к девушке. Она кивнула и откинулась на спинку лавочки, всем своим видом выражая удовлетворённость и готовность выслушать всё что угодно.
   - Давай, - она повернулась к парню, вглядываясь в мутные линзы его очков, за которыми невозможно было рассмотреть глаза.
   - Я могу выплатить работягам премию вместо тебя, - выдал он, внимательно наблюдая за реакцией девушки, которая отчего-то резко подавилась соком.
   - Ты?! - прохрипела она, откашлявшись. И явно хотела что-то ещё добавить, но Тёма решил не давать её фантазии придумать свои варианты его предложения и высказал всю мысль до конца:
   - Да я, - спокойно ответил он. - Правда, за это мне нужна от тебя ответная услуга. Не подумай ничего плохого... Всё строго в рамках приличий.
   - И что же я могу для тебя сделать? - голос девушки всё ещё оставался хриплым, но теперь виной этому было её жуткое замешательство. - За пятнадцать-то тысяч...
   - У тебя очень красивые глаза, - ровно и совершенно без эмоционально проговорил Федя. - Никогда не видел радужку такого интересного оттенка. И поэтому хочу тебя нарисовать. Деньги - оплата за твои услуги, как натурщицы.
   Наверно, даже если бы сейчас ясное небо рассекла вспышка молнии, а на землю обрушился дождь из метеоритов, Аля бы совсем не удивилась, потому что предложение Фёдора её буквально ошарашило.
   - Я? Натурщица? - она уставилась на него, как на душевнобольного. - Ты в своём уме?! Федя, ты может, очки свои давно не протирал, или зрение ещё сильнее село?! Посмотри на меня внимательней... Я - невзрачная и ничем не примечательная серая мышь, и прекрасно это осознаю.
   - Да с чего ты это взяла?! - так же эмоционально возмутился рыжий, отмечая про себя, что глаза девушки под действием эмоций становятся только ярче.
   - С того, - отмахнулась она уже спокойнее. - Я в силах оценить собственную внешность. И прекрасно знаю, как меня воспринимают другие, - она огорчённо вздохнула, но всё-таки решила добавить: - К тому же, не так давно мне прямо указали на мою невзрачность...
   - Кто?! - искренне возмутился Фёдор, вспоминая, как шикарно эта девушка выглядела вчера в "Шторме". Просто конфетка, причём очень и очень аппетитная.
   - Тот, кто явно разбирается в женской привлекательности, - Алина опустила глаза.
   - Поверь, он слепой идиот! А я художник, и уж в чём-чём, а в женской красоте точно разбираюсь. Так, всё-таки, кто он? - почему-то раздражённый парень решил, что это либо обиженный Горышев, либо Коля, у которого с Алей с самого начала не сложились отношения.
   - Артём... младший брат Виталия Семёновича, - проговорила девушка, грустно улыбаясь, а сидящий рядом парень весь как-то застыл. - И уж ему точно не зачем мне льстить.
   - Аля, - голос Феди резко сел. По правде говоря, та их стычка в кабинете Виталика попросту вылетела у него из головы. И сейчас, наверно впервые в жизни, Тёме было стыдно за свои слова. В тот момент он был зол и несказанно раздражён, а девушка просто попала под горячую руку.
   - Да ладно, Федь, - Алина как-то натянуто ему улыбнулась, ведь упомянув Артёма, сразу же вспомнила и то, что теперь просто обязана выпросить его защиту от Олега. Да только сама считала эту затею фантастической и ни капли не реальной. Оттого её настроение упало ещё сильнее. - Если реально хочешь меня нарисовать - пожалуйста, рисуй. Было бы глупо в моей ситуации отказываться от столь лёгкой возможности заработать деньги. Кстати... откуда у тебя такая сумма?!
   - Не важно, - отмахнулся парень, всё ещё злясь на самого себя за неосторожно брошенную насмешку. Почему-то сейчас ему было крайней степени неприятно видеть Алю грустной. Хотя тогда он её и за девушку-то не считал, а ведь прошло меньше недели... - Деньги у меня будут, не сомневайся. И если уж ты согласна, то работу начнём завтра вечером. Скажем... в восемь.
   - Хорошо, Федь, договорились, - она снова улыбнулась, но в этот раз уже гораздо теплее. - Давай, уберём тут, и я пойду. Устала жутко, к тому же прошлая ночь выдалась бессонной.
   - Что... тому виной объятия пылкого кавалера? - насмешливо выдал рыжий, но отчего-то эта фраза куда больше уколола его самого. Неуёмная фантазия тут же нарисовала Алину (причём именно в том виде, в котором она предстала перед ним вчера), извивающуюся в жарких объятиях Горышева... От этого видения ему отчего-то безумно захотелось организовать повторную встречу головы бывшего друга со своим кулаком.
   Услышав такую странную фразу от озадаченного Фёдора, Алина восприняла её не иначе как шутку, и тут же растянула губы в улыбке. Ведь подобный расклад казался девушке чем-то таким, что с ней произойти не могло в принципе.
   - Ага, конечно, - бросила она с иронией. - Тому виной банальная бессонница, обоснованная хроническим невезением.
   - Из-за работы что ли? - спросил Федя, странно довольный тем, что оказался не прав.
   - К сожалению, не только из-за этого... - она вздохнула и вдруг подловила себя на мысли, что почти готова выложить этому очкарику все свои проблемы, и тут же ужаснулась такому непонятному доверию к малознакомому парню.
   - У тебя что-то случилось? - Фёдор хотел, чтобы его вопрос прозвучал как можно безразличнее, но Алина всё равно уловила странный интерес и даже что-то вроде беспокойства. Да только в лице рыжего отражался такой явный пофигизм, что девушка тут же решила - ей просто показалось.
   - Забей, Федь, - бросила она, собирая посуду со стола и направляясь в сторону входа в столовую. - Всё у меня хорошо.
   Естественно, он ей не поверил. Просто у человека с такими печальными глазами, по определению не всё в жизни гладко. И по неизвестной ему причине, Тёму изрядно волновали причины такого упадка сил у его начальницы. Что-то раньше он подобного интереса к чужим проблемам никогда не проявлял. Что же изменилось теперь?
   Пока обладатель очков пытался разобраться с новыми выкрутасами тараканов в своей голове, Аля благополучно закрыла дверь, вручила ему ключ и поспешно удалилась. И Тёме не оставалось ничего другого, как просто вернуться в свой пентхаус, где его уже ждал жутко довольный Виталик с оранжевой купюрой в руке и новым заданием по её получению...
   Алина же, добравшись домой сразу рухнула на свою кровать и благополучно отключилась, и даже тот факт, что ещё далеко не ночь, её ни капли не смущал.
   Снилась ей какая-то мутнейшая жуть, в которой то и дело промелькивал образ темноволосого парня с пьяными зелёными глазами. Он смотрел на неё, и девушка никак не могла отвести взгляд. Её будто затягивало в эти изумрудные омуты, лишая чувства воли. Сопротивляться им было просто невозможно, и в конце концов, Алина просто сдалась и сама сделала шаг навстречу... И в этот момент тишину комнаты разбила громкая мелодия мобильника.
   Упорно не желая расставаться с таким прекрасным ведением, Аля нащупала на тумбочке свой телефон и поднесла его к уху.
   - Что? - спросила она у трубки, больше всего желая послать всех куда подальше.
   - Ростовская, ты что спишь?! - выдал динамик голосом Лизки.
   - Да, а ты мне очень мешаешь, - ответила девушка.
   - Так, соня, быстро поднимайся, приводи себя в приличный вид и дуй в "Шторм", - приказным тоном проговорила подруга.
   - Не хочу.
   - А проблем с Олегом хочешь?! Он уже, кстати, интересовался, как тебя можно найти! - ехидным тоном прошипела Лиза. - И твоё единственное возможное спасение сейчас в гордом одиночестве сидит в своей ложе ВИП-зоны и тихо потягивает вискарик. И если ты поторопишься, то я попробую организовать тебе встречу с ним.
   Услышав предложение блондинки, Аля резко распахнула глаза и села на кровати.
   - И что я ему скажу?! - воскликнула она.
   - Для начала "спасибо" за то, что вчера отлепил тебя от Горышева, а там сама разберёшься. Пойми, нам просто жизненно важно, чтобы он стал на твою сторону.
   - Ты издеваешься?! Да он ещё в первую нашу встречу прекрасно дал понять, что я из себя представляю! Он не станет мне помогать! - в Алине медленно закипало раздражение от собственного бессилия.
   - В таком случае, тебе лучше самой прийти к Олегу и пасть ниц у его ног. Может, в этом случае он просто забудет про четыре царапины на своей щеке и тот факт, что из-за тебя Арт пару раз уронил его на пол.
   - Чего?! - Алина не поверила собственным ушам.
   - Того! - бросила Лиза. - Об этом сегодня весь клуб судачит. Так что быстро принимай самый шикарный свой вид, и дуй сюда. Хотя... я не уверена кто из этих двоих большая сволочь, но начать всё равно лучше с Артёма.
   - Ладно, - проговорила Алина, скрипя зубами. Ей абсолютно не нравились оба варианта, но третьего, увы, не было. Ведь найти Алю не сложно, а что сделает Олег, когда окажется с ней один на один... ей даже представлять не хотелось.
   Спустя час она уже стояла перед входом в клуб, где её должна была встретить Лизка. Со стороны она выглядела довольно эффектно, в тонком чёрном корсете, таких же тёмных джинсах и на высокой шпильке. Длинные волосы были стянуты в тугой пучок на затылке, а глаза сильно подведены чёрным. Лицо девушки не выражало никаких эмоций, а во взгляде было столько уверенной надменности, что и не передать. Что ни говори, а маска стервы была в этой ситуации самой подходящей. К тому же, она великолепно скрывала растерянность и страх. Ведь Алине действительно было страшно...
   - Пойдём, - проговорили над ухом и, обернувшись, Аля увидела совершенно незнакомую девушку, которая куда-то её тянула за руку. - Меня Лизка попросила тебя провести. Я Катя, работаю тут официанткой.
   - Ясно, - только и смогла выдать Алина, послушно шагая следом.
   Они довольно быстро миновали охранников, прошли через небольшой холл и скрылись в уже знакомом коридоре ВИП-зоны. Когда девушки остановились перед одной из дверей второго этажа, Катя вручила растерянной знакомой бутылку виски и два бокала.
   - Жарков там. Один. Это его заказ, так что если что-то пойдёт не так, просто скажи, что сама напросилась отнести ему бутылку. Обо мне ни слова. Понятно?!
   Аля ошарашено кивнула, искренне желая убежать прямо сейчас. И как только Катя оставила её одну, тут же сделала несколько шагов по направлению выхода. Но именно в этот момент в коридоре появился высокий симпатичный блондин, в котором она легко узнала вчерашнего Олега.
   - Надо же! Какая встреча! - проговорил парень, растягивая губы в циничной улыбке. - Пришла извиняться, Алиночка? - он медленно подходил к ошарашенной девушке, а она, наоборот, отходила назад, пока не упёрлась в дверь, за которой сейчас находился Жарков.
   - Прости, - выдала она, глядя на следы от своих ногтей на левой щеке блондина. - Я не хотела, чтобы так получилось.
   - Мне плевать, что ты там хотела или не хотела, - бросил Горышев. - Теперь уже тебе точно придётся выпрашивать у меня прощение... более приятным способом. А вот коготки я тебе обрежу... сам!
   Он был уже угрожающе близко, когда Алина всё-таки решилась и, быстро проскользнув в комнату, тут же захлопнула за собой дверь, и даже защёлкнула её на замок. И лишь услышав, как кулак Олега впечатался в стену коридора, вздохнула с облегчением и упёрлась лбом в створку из чёрного дерева.
   - И как это понимать?! - услышала она из-за спины, но оборачиваться отчего-то боялась. Ещё неизвестно, как Жарков отреагирует, что к нему пришла именно она. Всё ж отношения их с первого дня конкретно не заладились.
   Но тут снова всё решилось само собой. Потому что Олег, жутко взбешённый тем, что его жертва снова ускользнула, решил-таки пойти до конца.
   - Выходи, детка, мы с тобой ещё не закончили! - с этими словами он несколько раз дёрнул дверь, но та, естественно, не поддалась. - Открывай! Живо! Ты же понимаешь, что злить меня глупо.
   Он сильно ударил ногой по своей преграде, отчего Аля испугано отскочила назад, наткнувшись при этом на кого-то мягкого и тёплого. Потом её осторожно развернули к себе лицом и, коснувшись подбородка, приподняли опущенное лицо.
   - Алина, - протянул Тёма, наблюдая, как девушка всеми силами старается не показать своего испуга. Это видение умиляло и завораживало, рождая в его душе странное желание защитить. Но секундное замешательство прошло, и легонько скользнув пальцами по её щеке, Артём продолжил: - И кто же тебя так напугал?
   Аля замерла на месте, не в силах ни говорить, ни даже двигаться. Она и не представляла, что её может свести с ума лишь одно какое-то прикосновение, дополненное таким заинтересованным шальным взглядом глубоких зелёных глаз. Все мысли разом вылетели из головы, а сердце забилось быстро-быстро. Тело будто оцепенело, желая только одного - оказаться ещё ближе к парню напротив, и не понимая, что творит, она подалась вперёд и уткнулась лбом в его шею. Да только от этого состояние девушки ещё больше усугубилось. Ведь теперь, помимо всего прочего, она ощутила тепло такого близкого тела, а запах его безумно приятной туалетной воды окончательно вывел её из равновесия.
   Да только Тёма расценил всё это по своему, и пусть знал Алину всего несколько дней, но уже прекрасно понимал, что она не из тех, кто станет вешаться на парня при первой же возможности. Именно поэтому он решил, что девушка попросту напугана, а повторившийся громкий стук в двери только подтвердил его догадку.
   - Аля, - он осторожно отстранил её от себя и, забрав у неё бутылку, откупорил пробку и протянул обратно. - Выпей, тебе это нужно.
   О да, ей было необходимо сделать хоть что-то чтобы сбить это наваждение, и она как следует приложилась к горлышку, делая несколько глотков. Приятное тепло тут же растеклось по организму, а во рту остался мягкий чуть горьковатый привкус виски. Глаза Алины мгновенно раскрылись, ведь до этого она подобными напитками не баловалась, всё больше предпочитая вино. Но ей определённо понравилось то, что она только что попробовала.
   Заметив, как преобразилось лицо его знакомой, Тёма лишь понимающе хмыкнул, и тут же направился к двери, в которую всё так же продолжали ломиться. Он спокойно открыл замок и вышел в коридор, где и обнаружил расточающего гром и молнии Горышева.
   - О, Олежек, - выдал Артём, машинально разминая кисти рук. Нет, он конечно подозревал, что бывший друг его не послушает, и им придётся объясняться повторно, но не думал, что это произойдёт так скоро. - Значит, это ты так девочку напугал.
   Видя, как стремительно напрягается надменный взгляд Артёма, блондин резко выпрямился.
   - Арт, давай ты по старой дружбе отдашь эту курицу мне. Тебе она всё равно ни к чему, а у меня с ней есть одно незаконченное дельце, - выдал Горышев, стараясь говорить как можно спокойнее. Всё ж у него ещё после вчерашней их перепалки до сих пор всё болело. - Она меня поцарапала, видел?!
   Заметив на лице Олега четыре красных дорожки от ногтей, Тёма неожиданно улыбнулся, мысленно похвалив девушку. Но в голову тут же пришла мысль, что же сделал этот идиот, чтобы довести её до такого состояния?!
   - Думаю, - протянул брюнет, - ей было, за что так тебя отметить. Но сейчас не это важно, а то, что буквально вчера я запретил тебе к ней приближаться. А ты, как я вижу, благополучно проигнорировал мою такую пустяковую просьбу.
   По мере приближения Артёма, его оппонент медленно отступал к лестнице, уже догадавшись, что драки не избежать. Хотя, какой драки?! Драться с Жарковым было бы чистым безумием, ведь в такие моменты тот становился настоящим зверем. Он будто не чувствовал боли, и со стороны казался настоящим безумцем. Хотя сам Тёма всеми силами старался сдерживаться и не позволять гневу затуманить голову. Только его противники все как один утверждали, что с ним лучше не связываться.
   Да, в своё время, драки были чуть ли ни любимым развлечением этого золотого мальчика. Это началось ещё со школы, где он периодически ввязывался в разного рода разборки. И когда няня в очередной раз обнаружила на теле подопечного следы побоев, к делу подключился его отец. Он по глазам сына видел, что тому бессмысленно запрещать влезать в драки. Даже если не будет бить он, то будут бить его. Слишком уж дерзким был этот мальчишка. Тогда-то Семён Дмитриевич и решил пойти другим путём, и нанял Тёме личного тренера. Тот оказался бывшим спецназовцем, владеющим несколькими видами единоборств. Он-то и научил Жаркова младшего всему. Поначалу Артём бесился такой выходке отца, но у его сенсея был свой подход к обучению. И мальчик очень быстро понял, что перечить этому типу себе дороже. С того и началась их странная дружба, которая и сделала Тёму тем человеком, с которым теперь не решались драться даже некоторые профессионалы.
   Горышев хоть и был парнем крепким, но в случае с Тёмой предпочитал рухнуть с первого же удара, потому что в противном случае без больницы бы не обошлось. Но сейчас для него вопрос стоял очень остро, ведь он был просто обязан наказать ту, что так неосторожно подпортила его физиономию. Именно поэтому впервые за многие годы их знакомства он решился дать Арту отпор. Или хотя бы попытаться...
   Олег остановился и постарался принять правильную стойку. В ответ на что Тёма только шире улыбнулся и одарил его насмешливым взглядом.
   - Да неужели! - с иронией проговорил он, заметив на лице блондина решительное выражение. - Значит, не отступишься?
   - Нет, - гордо ответил Горышев. - Эта твоя шлюха мне должна. А я такие долги никогда не прощаю.
   - Что ж... - на лице Артёма появилось решительное выражение. - Тогда заранее извини за все свои переломы, - и двинулся к блондину.
  
   Глава 6.
  

"Тёмный мрачный коридор.

Я на цыпочках, как вор,

Пробираюсь, чуть дыша,

Чтобы не спугнуть,

Тех, кто спит уже давно,

Тех, кому не всё равно,

В чью я комнату тайком

Желаю заглянуть..."

(Король и Шут - "Кукла Колдуна")

  
   Ахиллес быстро шёл в направлении ВИП-зоны своего клуба, где, по словам одной из его официанток, двое парней как раз сейчас собирались устроить драку. Следом за ним семенили несколько охранников, на тот случай, если драчунов придётся разнимать, применяя грубую силу. Алес уже догадался, кто именно мог устроить подобное... Ведь эти два "бойцовых попугая" уже сталкивались буквально вчера. А сегодня, видимо, решили продолжить незаконченную беседу.
   Когда управляющий с верными секьюрити уже подходили к предполагаемому месту бойни, Ахиллес отметил странную тишину. По его мнению, такие столкновения должны были проходить куда громче. А это наталкивало на мысль, что они всё-таки опоздали, и драка закончилась сама собой. Вот только... не верил он, что подобное могло завершиться мирным пожатием соперниками рук.
   Когда последняя ступенька осталась позади, перед спешащими на помощь открылась умилённая картина: на полу под стеночкой лежал притихший Горышев, и упорно зажимал разбитый нос платком, уже изрядно пропитанным кровью. Он опасливо поглядывал на стоявшего рядом Жаркова младшего, боясь лишний раз дёрнуться.
   - О, Алес, привет! - радостно выдал Артём, протягивая руку напряжённому управляющему.
   - Тём, - отозвался тот, отвечая на рукопожатие, и косясь в сторону Олега, - могу я узнать, что здесь происходит?
   - Да ничего особенного, - проговорил темноволосый парень, в чьих глазах сейчас плясали весёлые искорки. - Я провожу воспитательную беседу, а Олежек... - он перевёл взгляд на поверженного соперника, опасливо посматривающего в их сторону. - А Олежек старательно изображает падаль.
   Горышев на эту его фразу никак не отреагировал, уже зная, что стоит ему вякнуть, и этот псих посчитает своим долгом снова его заткнуть... кулаком по лицу. Алес только понимающе хмыкнул и, дав охранникам знак помочь пострадавшему, потянул Артёма к его комнате. Тот даже не пытался упираться, и лишь на прощание кинул Олегу полный победной иронии взгляд.
   Заметив это, хозяин клуба лишь закатил глаза, и вошёл вслед за Тёмой в его местные апартаменты.
   - И опять ты всё решаешь кулаками, - выдал он с укором.
   - Это же Горышев, - отмахнулся Артём. - Он по-другому не понимает. Хотя... теперь он и так не желает прислушиваться к моим словам.
   - Это из-за его длинного языка?
   - Только отчасти. Он напугал одну хорошую девочку, - сказал Тёма, наблюдая с каким странным выражением лица его друг смотрит на Алину.
   В его глазах сквозил немой укор, смешанный со странным удивлением. Алина же в непонятном оцепенении взирала на незнакомого черноволосого мужчину, и единственным её желанием было немедленно спрятаться под столом. И пусть внешне, в потёртых джинсах и белом пиджаке он казался вполне обычным и безобидным, но его будто бы окружала аура силы и уверенности, а в чёрных глазах читалось явное неодобрение.
   - Как я понимаю... - начал Ахиллес, глядя прямо на Алю, хотя обращался сейчас к её защитнику, - это и есть "хорошая девочка".
   - Знакомься, это Алина - новый менеджер в доблестной армии трудяг моего дорогого братца. Ценный кадр, между прочим.
   - Да?! - нечто непонятное промелькнуло в глазах Алеса, а Але даже показалось, что в них появился странный интерес к её персоне. Казалось, слова Артёма заставили этого человека взглянуть на неё совсем под другим углом. - Очень приятно. Виталик упоминал, что вы замечательный сотрудник и что в вашем лице он заполучил настоящее сокровище.
   Теперь настала очередь Артёма делать круглые глаза и удивлённо смотреть на хозяина клуба. Ведь даже принимая во внимание то, что он мало проводил времени с братом и возможно, о многих его бзиках имел туманное представление, но одно Тёма знал точно - с друзьями о своей работе Виталик говорить не любил, и уж тем более не стал бы хвастаться новой сотрудницей. И значит, здесь явно что-то было не чисто. Хотя, Алес мог сказать это только для того чтобы произвести впечатление на девушку... Да только эта мысль почему-то взбесила парня куда сильнее предыдущей.
   - Алина, этого красноречивого нахала зовут Ахиллес. Он хозяин "Шторма", - проговорил Артём, усаживаясь на диван рядом с девушкой. Его рука тут же легко легла на её плечи, отчего девушка невольно вздрогнула.
   Да только в этот момент сидящий напротив мужчина пугал её куда больше мелких вольностей Артёма, которые, кстати говоря, были ей даже приятны.
   - Вы, дорогая моя, можете звать меня Алес. И я буду всегда рад видеть вас в своём клубе, - он немного склонил голову, выражая своё почтение новой знакомой, и тут же перевёл взгляд на сидящего рядом с ней парня. - Я надеюсь на твоё благоразумие, Тём. И... - он взглянул на бутылку виски и добавил: - за счёт заведения. Пусть будет маленькой моральной компенсацией за причинённые неудобства.
   А после он снова кивнул Алине и покинул комнату. Да только легче девушке не стало. Ведь теперь она осталась с Артёмом один на один, и ей нужно было как-то оправдать своё появление здесь... Да и вообще.
   Даже несмотря на то, что за балкончиком вовсю шло веселье, а музыка не умолкала ни на секунду, Але вдруг показалась, что вкруг них витает странная давящая тишина. И сидящий рядом парень даже не собирается её нарушать. Он смотрел на дверь из тёмного дерева и о чём-то напряжённо размышлял. Его пальцы медленно поглаживали обнажённую кожу на плече девушки, и всё казалось бы в порядке вещей, если не учитывать тот факт что эти люди были практически не знакомы.
   Именно эта мысль и вернула Алину в реальность и, осторожно убрав с себя руку парня, она отодвинулась чуть дальше, и всё же решила заговорить.
   - Я пришла сюда, чтобы сказать тебе спасибо, за то что вчера помог, - сказала она, собравшись с мыслями.
   Услышав её голос, Тёма тут же повернулся к Але, внимательно глядя в её глаза. И снова наткнулся на то же странное выражение, что не так давно привлекло его внимание к этой девушке: страх прикрытый напускной уверенностью в себе. Это-то и напомнило ему, с кем именно он сейчас сидит на одном диванчике.
   - Почему ты меня боишься? - спросил он в лоб. Вообще такая черта, как тактичность была чужда этому человеку. Он не любил ходить вокруг да около, а предпочитал прямой вопрос пустым догадкам и предположениям. Это крайне бесило многих его знакомых, что только веселило самого Тёму.
   - С чего ты взял?! - отозвалась Алина, не отводя взгляда. Ещё при прошлой встрече она была поражена в самое сердце этими наглыми зелёными глазками, и сейчас только убедилась, что они для неё как два магнита.
   - Вижу, - сказал парень и тут же повернулся к стоявшей на столе бутылке, и принялся разливать её содержимое в два пузатых бокала. Это позволило Алине хотя бы попытаться взять себя в руки. А то в его компании она явно начинала терять рассудок. - Мы с тобой не с того начали наше знакомство. Ты уж извини, но тогда, в кабинете брата я был очень зол, а ты просто попала под моё плохое настроение. Предлагаю познакомиться заново. Я - Артём, можно Арт, - и одарил немного шокированную девушку такой улыбкой, от которой у Али даже дар речи пропал. И всё что она сейчас могла это кивнуть и принять бокал.
   А Тёме будто бы нравилось это её немного пришибленное состояние. Сказать по правде, оно ему даже льстило. А то с каким потерянным выражением она смотрела в его глаза, и вовсе вызывало у парня странную теплоту.
   - Пей, Алина. Поверь, через три таких бокала все твои страхи уйдут на второй план, и ты думать забудешь о каком-то там Горышеве, - добавил парень, снова наполняя пузатый сосуд девушки. - Расскажи-ка лучше, что на самом деле привело тебя ко мне? Мне кажется, что ради простой благодарности можно было бы так не напрягаться.
   Этот вопрос стал для Али долгожданным мысленным подзатыльником, который и вернул её в нормальное состояние. Ведь, действительно, она шла сюда вовсе не для того чтобы распивать виски в компании этого очаровательного хама.
   - Я правда, хотела поблагодарить тебя за то, что остановил Олега... И сегодня помог, - она снова замялась, но тут же гордо вскинула голову и продолжила уже более уверенным тоном: - А если совсем честно... Вчера я сделала глупость, очень грубо отшив этого Горышева, а знающие его люди утверждают, что он подобного просто так не забудет. И одна подруга подсказала единственный выход из этой ситуации - заручиться твой поддержкой.
   - Так... - протянул Артём, наблюдая, как снова напряглись руки его знакомой. - Думаю, ты догадываешься, что просто так я помогать не стану.
   - И что же ты хочешь взамен?! - уже задавая этот вопрос, Алина знала, что ей нечего предложить этому избалованному красавчику. Но выбора всё равно не было.
   - Ну... - он загадочно прищурился и, приподняв свой бокал, одарил девушку равнодушным взглядом, в котором не было никаких эмоций. Будто бы его совсем не волновало то, что он собирался предложить. - Знаешь, очень скучно отдыхать в клубе в одиночестве. Поэтому предлагаю следующее: ты составляешь мне компанию до самого утра, а я решаю твои проблемы с Горышевым. Ну как, согласна?
   - А у меня нет выбора, - усмехнулась она и, звякнув своим бокалом о бокал Артёма, добавила: - Только гуляем за твой счёт, потому что у меня на подобные напитки всё равно денег не хватит.
   Тёма с трудом подавил победную улыбочку и вызвал официанта. Он справедливо решил, что одной бутылки им явно не хватит, к тому же нужно было подумать и о фруктах и ещё какой-нибудь еде. А то так они быстро сойдут с дистанции, а у парня были очень дальновидные планы на этот вечер.
  
   К тому времени, когда закончилась первая бутылка, Алина уже и забыла, что совсем недавно этот весёлый брюнет с нереально красивыми глазами вызывал у неё какой-то жуткий трепет. Ведь на деле он оказался очень душевным парнем. После четвёртого бокала у них обоих странным образом развязались языки: Аля вдруг вспомнила целую кучу институтских баек и, весело смеясь, рассказывала их своему новому другу. Он же мало того, что внимательно её слушал, так ещё сам поведал ей несколько весёлых историй из своей разгульной жизни. Они пили и хохотали, перекидывались виноградинками, стараясь попасть в рот друг другу, Алька даже стащила из лежащей на столе пачки сигарету и попыталась её подкурить. Получилось смешно, и в конце концов, Тёма отобрал у неё игрушку и подкурил сам.
   - Не умеешь - не берись, - бросил он с самодовольной улыбкой, затягиваясь терпким дымом.
   - А может я хочу научиться, - парировала Алина, осторожно вытягивая дымящуюся сигарету из пальцев Арта, и пытаясь повторить его движения. Да только с самой первой затяжки умудрилась хапнуть слишком много дыма и тут же закашлялась.
   - Дай сюда, неуч! - усмехнулся Тёма. Дождался пока его спутница придёт в себя, и продолжил: - Ладно, уговорила. Сейчас буду учить тебя курить.
   Одурманенные алкоголем глазки Алины заблестели, и она потянулась к пачке, но была тут же остановлена.
   - Нет, так ты снова всё испортишь. Лучше давай я сам, - и он осторожно поднёс дымящуюся сигарету к лицу сидящей рядом девушки. Она тут же покорно обхватила фильтр губами, непроизвольно коснувшись ими и пальцев парня, и попыталась затянуться. В этот раз получилось лучше, хотя во рту всё равно стояла неприятная горечь, которую девушка тут же попыталась запить виски.
   И хорошо что она так вовремя отвлеклась, потому что после подобной попытки её обучения курению, у Тёмы было такое выражение лица, которое бы несомненно смутило девушку. Отчего-то эти глупые уроки умудрились почти мгновенно завести его, что стало сюрпризом в первую очередь для самого Тёмы. Но сама Алина в этот момент выглядела сущим ребёнком, наконец, дорвавшимся до запретного, и совсем не обратила внимание на то, что её собутыльник неожиданно притих.
   - Ну что, у меня получилось?! - поинтересовалась она с какой-то детской непосредственностью, глядя на Арта. Тот же мигом натянул на лицо улыбку, и потянулся за второй бутылкой виски.
   - Почти, но я знаю, что ты отличная ученица, и если захочешь, то всему научишься, - проговорил он серьёзным тоном.
   Тут внизу заиграло что-то безумно заводное и, резко поднявшись с дивана, Аля рванула к балкону. А за ним сейчас творилось что-то невероятное. Народу в клубе хоть и было не так уж и много, но танцпол всё равно оказался забит, и там царила такая притягательная атмосфера всеобщего веселья, что не передать. Вообще Алина недолюбливала клубы именно из-за электронной музыки, ей не нравилось обилие басов и всяких там "тыц-тыц". Она считала, что таким песенкам не хватает души, которая обязательно присутствует в мелодиях инструментальных. Но сегодня в "Шторме" была ретро-вечеринка, и звучали здесь исключительно заводные старые песенки в современной диджейской обработке. Пляшущая толпа весело подпевала знакомым с детства мотивам, и отрывалась на полную. Глядя на всё это, девушке просто безумно захотелось вниз.
   - Тём, - протянула она, оборачиваясь к парню, - пошли танцевать?
   - Нет, - отрезал он серьёзным голосом.
   - Ну, пожалуйста, Тёмочка, - она медленно подошла ближе, и грациозно усевшись к нему на колени, положила голову на плечо и заговорила, слегка касаясь губами уха: - Я не могу пойти туда одна, да и вообще... Это же так весело!
   Глупая наивная искренность, с которой пьяная Аля проделывала все эти кульбиты, слишком странно действовала на парня. Каждое её прикосновение обжигало, а прямой открытый взгляд попросту лишал возможности здраво мыслить. Он уже и забыл, когда девушка производила на него такое сильное впечатление. И только постоянное напоминание самому себе, что перед ним не кто-нибудь, а Алина... (хороша девочка Алина!) удерживали его от того, чтобы попросту завалить её на этот самый диван.
   - Ладно, - прорычал он, ловя её руки и глядя прямо в глаза. - Но только всего пару песен.
   - Спасибо! - радостно выдала она, и тут же легонько чмокнула парня в щёчку. Это-то и стало для него пресловутой последней каплей.
   Он поймал чуть затуманенный взгляд девушки, развернул её к себе, и только неимоверным усилием воли буквально заставил себя остановиться в паре сантиметров от её губ.
   - Не искушай меня, Алина, - проговорил он, пробегая пальцами по её спине, и останавливаясь на шее. - Я лёгкими играми ограничиваться не привык.
   Она замерла и снова заглянула в его глаза, и что бы он там сейчас ни говорил, но желания просто так её отпустить в этих зелёных озёрах точно не было. Зато там плескалось нечто такое, что мгновенно уничтожило у девушки все остатки здравого смысла. Ведь так... с таким почти хищным интересом на неё ещё ни кто никогда не смотрел.
   - А мне плевать, - прошептала она в ответ, и сама прижалась к его губам. А Тёме и не нужно было другого приглашения, тем более, если девушка фактически согласилась на всё.
   Этот поцелуй окончательно лишил Алину чувства реальности. Тёплые мягкие губы Артёма казались ей чем-то волшебным, невероятным. С каждой секундой в ней всё сильнее разгоралась странная непонятная жажда - дикое желание быть ещё ближе, а по телу начал разливаться невероятный тягучий жар.
   Сам же парень буквально пьянел от её близости и желания в глазах, но именно в этот момент ему вдруг захотелось сделать всё красиво. Ведь это же всё-таки Алина, а она хорошая девочка. Да только... Он снова отмахнулся от соблазнительной идеи закрыть дверь и стянуть с неё одежду. Мысленно пообещав себе обязательно сделать это, но только не здесь. А Тёма всегда держал данные самому себе обещания.
   - Ты, кажется, хотела танцевать, - сказал он, чуть отстраняясь. - И я даже согласился, хотя могу и передумать.
   Она пару секунд смотрела на него ничего не понимающим взглядом, всеми силами стараясь разогнать сладкий пьянящий туман в своей голове. И лишь заметив на его губах чуть насмешливую улыбку, вспомнила, что и правда собиралась вниз.
   - Пойдём, - выдала она внезапно севшим голосом, и тут же потянула его за собой.
   Тёма не сопротивлялся, и, оказавшись на танцполе, даже поймал себя на мысли, что ему нравится вся эта авантюра с танцами. Он ни на секунду не отпускал своего извивающегося пьяного ангелочка, в чьих глазах плескался дурманящий азарт и... невероятная весёлость. А когда она смотрела на него, Артёма будто током било, но он искренне пытался танцевать. Кстати не делал этого уже очень давно - банально не хотелось. Он и сам поразился, насколько приятно оказывается вот так просто отбросить все свои предрассудки и отдаться зажигательной музыке, к тому же если рядом выплясывает столь живой и яркий цветок.
   Да, да, именно живой. Почему-то он не мог причислить Алю к числу "кукол обыкновенных", в чьих объятиях проводил большинство ночей. Было в ней что-то такое... настоящее. Хотя, возможно, всё дело в том, что он её знает... как человека, как коллегу, как хорошую девочку.
   Это воспоминание снова привело его в чувства, и он тут же потянул разгорячённую тяжело дышащую девушку к бару. Он надеялся, что новая доза ледяного виски поможет им обоим немного остыть, но банально просчитался.
   - Здесь так жарко, - выкрикнула Алина, откидываясь спиной на стойку рядом с Артёмом и легко потягивая холодный напиток из широкого стакана.
   - О да, - отозвался Тёма, думая вовсе не о температуре воздуха, а о том насколько разгорячено его тело близостью такой вот простой хорошей девочки... Пьяной хорошей девочки. - Наверно холодный душ смог бы помочь, - высказал он вслух, хотя вовсе не собирался этого делать. Скорее это было обращение к самому себе, но Аля расценила его по-своему.
   - Душ... - протянула она мечтательно, и тут же схватила Артёма за руку и потянула за собой. - Ваше желание - закон! - рассмеялась она в ответ на его непонимающий взгляд. Это только сильнее заинтриговало и без того разыгравшуюся фантазию парня. Наверно, именно поэтому он и позволил этой бестии тащить его за собой.
   Когда они покинули клуб, летняя ночь встретила их жуткой духотой, которая бывает только перед сильными ливнями. Крайне активная и даже какая-то взъерошенная девушка, на секунду остановилась, осмотрелась и тут же потянула Тёму куда-то влево, по направлению ко дворам многоэтажек. Тот не сопротивлялся, и даже спрашивать ничего не стал, к тому же на лице Алины была такая шальная улыбка, которая обещала много-много интересного.
   Пьяное подсознание щедро подсовывало разнообразные картинки их совместного с Алей времяпровождение в душе. Сначала перед его мысленным взором была комфортная душевая кабинка с запотевшими стёклами и мягкими струями воды, стекающей по двум разгорячённым телам. Потом его фантазия нарисовала пустой душ спорткомплекса, где Тёма иногда любил долбить по груше... Вот там действительно было где развернуться страстно желающим друг друга парню и девушке. Но тут перед глазами встала новая картинка: ночь... тишина... горящая подсветка большого бассейна во дворе дома его родителей делает воду насыщенно голубой... он и обнажённая Алина, медленно плывущая в его объятия. Она цепляется за его плечи, обнимает его ногами и томным голосом говорит:
   - Ваше желание исполнено!
   И тут Тёма почувствовал, будто его действительно резко засунули под холодный душ. Оказывается, он настолько погрузился в свои фантазии, что совершенно перестал обращать внимание на то, куда его ведут. И как оказалось, очень зря.
   Он резко тряхнул головой и попытался хоть как-то спасти лицо от льющихся струй - бесполезно. Казалось, эта пресловутая вода повсюду. Она с одинаковой силой лилась и сверху, и снизу и даже с боков, а её шум почти заглушал даже озорной смех Али.
   И тут до него дошло - эта сумасшедшая просто затащила его в фонтан. Обычный напольный фонтан в скверике недалеко от клуба. А он, настолько погрузился в свои мысли, что позволил ей это сделать. Он - Артём Жарков, позволил какой-то тёлке затащить себя под струи фонтана! Да как такое вообще возможно?!
   Тёма пулей выскочил из зоны распространения противных струй, смахнул с лица капли воды и только собирался высказать этой идиотке всё, что думает о таком купании, но стоило ему обернуться, все нецензурные слова в буквальном смысле застряли в горле. Сам же Артём в немом удивлении замер, глядя как вымокшая до нитки, но счастливая девушка, широко раскинув руки кружится под струями в самом центре площадки фонтана, и весело смеётся над своим маленьким безумным поступком. И было сейчас в её образе что-то такое... по-детски яркое, счастливое, беззаботное, что злиться на это создание не нашлось никаких сил.
   - Алина, - позвал он, желая вытянуть её на сушу. Но девушка продолжала стоять под струями, ловя их в раскрытые ладони. - Алины, выходи! - крикнул он, да только она в ответ лишь отрицательно помотала головой и протянула к нему руки.
   Сам не понимая, зачем это делает, Тёма решительно двинулся к центру бьющей из-под мраморной плитки конструкции и, перекинув через плечо хохочущую Алю, быстро вынес из этого мокрого кошмара. А когда поставил на ноги, она снова весело улыбнулась, и лёгким движением смахнула капли с его щеки, и как-то с присущей только детям невинной весёлостью заглянула в его хмурые глаза и потянулась к губам.
   В этот момент он окончательно попрощался с мыслью, что перед ним "хорошая девочка", а ведь это напоминание удерживало его в рамках почти весь вечер. Но теперь он неожиданно пришёл к выводу, что ему плевать на все свои предостережения и оговорки. Он хочет эту девушку, а Тёма привык всегда получать желаемое.
   Он больше не сдерживался, целуя её именно так, как ему нравилось, а она, кажется, только этого и ждала, с жаром отвечая на его поцелуи. Сколько это длилось - не могли сказать ни он, ни она. Но когда одних поцелуев и жадных объятий стало катастрофически мало, Артём решил что тянуть дальше просто опасно:
   - Поехали ко мне, - шепнул он, пробегая поцелуями по её шее к уху и обратно, касаясь обнажённых плеч, и властно прижимая девушку к себе. Но вопреки его расчёту эта фраза стала для Алины своеобразным гонгом. Она совершенно неожиданно вспомнила, что её обнимает ни кто-то, а Артём Жарков, что он хам и младший брат её работодателя, что он бабник, каких мало, и она в его списке далеко не первая и уж точно не последняя... Так что же она сейчас творит?!
   Аля замерла, неожиданно упёрла ладони в грудь парня и попыталась отстраниться. Да только Тёма никак не ожидал такой реакции, и отпускать её не собирался.
   - Что случилось? - поинтересовался он мягким заботливым тоном, приподнимая при этом её лицо и заглядывая в глаза. - Или тебе так не понравилось моё предложение?
   - Прости, но мы с тобой даже толком не знакомы, - проговорила она, старательно отводя взгляд.
   - Но минуту назад это тебе совсем не мешало, - усмехнулся парень, осторожно водя пальцами по её плечам.
   - Знаю, но... ехать к тебе не хочу, - она с надеждой посмотрела в его глаза, искренне желая, чтобы он смог её понять, и Тёма понял... Понял, что Алина всё-таки отличается от его обычных подруг на ночь, а он едва не спугнул её своим предложением; понял, что с ней нельзя действовать так открыто и, самое главное - твёрдо решил, что сегодняшнюю ночь проведёт именно с ней.
   - Ладно, как скажешь, - ответил он, добродушно улыбаясь и легко целуя в губы. - Но и здесь оставаться не стоит. Мы мокрые, а на улице уже заметно похолодало. Да только в "Шторме" в таком виде нам тоже делать нечего.
   - Мне, если честно, давно домой пора. Завтра вставать рано.
   - Так суббота же?! - удивился Тёма. Он думал, что выходные отменили только для него.
   - Ты же знаешь про предстоящий Арт-фестиваль? - спросила она и, дождавшись лёгкого кивка продолжила: - Так вот пока он не пройдёт, выходных дней у меня не будет.
   - Это Виталик такое придумал? - раздражённо выдал Артём.
   - Нет, это моё решение, - бросила Аля, и отвернулась от парня. - В клуб всё-таки придётся вернуться... Там осталась моя сумка, а в ней ключи и телефон.
   - Тогда пошли, - Тёма сжал её ладонь и потянул в сторону "Шторма". - Заберём вещи, и я тебя отвезу.
   - Не стоит, - отмахнулась девушка, к которой после купания в холодной воде начал медленно возвращаться здравый смысл. - Мне тут идти-то всего десять минут.
   - В таком случае, пойдём пешком.
   Она не стала отказываться, тем более, ей было приятно общество этого парня. Але очень нравились его прикосновения, тепло его рук, звучание голоса... А от поцелуев попросту сносило крышу. Она не могла вспомнить, чтобы хоть кто-то производил на неё такое сильное впечатление, как этот зеленоглазый брюнет. И что самое странное, в его объятиях она ощущала какой-то невероятный безмятежный уют. Будто знала его всю жизнь.
   Когда они добрались до клуба, Аля не стала заходить внутрь, оставшись ждать Артёма у входа рядом с охранниками. Тёма же буквально бегом добрался до своей ВИП-ложи, забрал пиджак и Алинину сумку. А подумав пару секунд, решил так же прихватить с собой ещё и их недопитую бутылку виски. Ведь если его трезвеющая подруга опять начала закрываться в свой панцирь - нужно этот панцирь снова ослабить. А старый добрый "Джек Дениалс" в этом отлично поможет.
   - Замёрзла?! - мягко поинтересовался Тёма, выходя из клуба и осторожно набрасывая на плечи девушки свой пиджак.
   - Да, есть немного, - отозвалась она, оборачиваясь. И та добрая немного наивная улыбка, что расцвела в этот момент на её лице, почти заставила Артёма почувствовать себя коварным ничтожеством. Но уже спустя какую-то долю секунды он отмахнулся от этих мыслей и, опустив руку на талию девушки, повёл её вперёд... где массивными великанами над городом возвышались ближайшие высотки.
   Они шли в тишине. Алина искренне наслаждалась такой милой ненавязчивой близостью столь интересного ей парня и слушала звуки ночного летнего города. Тёма же чувствовал под своими пальцам, скрываемую его пиджаком, тонкую девичью талию, и никак не мог отделаться от мысли, что поступает не правильно. Но тут Аля в очередной раз вздрогнула, и поёжилась.
   - Всё-таки купаться ночью в фонтане было глупой идеей, - проговорила она, теснее прижимаясь к тёплому мужскому телу.
   - Что-то я не заметил, чтобы тебе не нравилось это сумасшедшее выплясывание под струями, - усмехнулся Тёма.
   - В тот момент я не думала, что после этого будет так холодно. Теперь главное не заболеть... Мне сейчас никак нельзя на больничный, - в её голосе проскользнуло явное беспокойство. А на губах её спутника появилась довольная улыбка.
   - На вот... Это тебя согреет получше моего пиджака, - сказал он, протягивая ей бутылку.
   Она посмотрела на него долгим взглядом, полным сомнения, но виски всё-таки взяла и, вытащив пробку, сделала несколько глотков. По телу тут же разлилось знакомое приятное тепло, а в мысли стал возвращаться привычный туман.
   - Никогда не пила виски прямо из бутылки, - проговорила она с весёлой усмешкой. - Это так... непривычно.
   - Ты права, - протянул Тёма. - Есть в этом что-то такое... распущенное. Это выглядит как насмешка над правилами.
   Али хихикнула и сделала ещё пару глотков - этот напиток ей определённо нравился.
   - Знаешь, мне когда-то приходилось пить шампанское из бутылки... через трубочку. Мы с одногрупницами сидели в кинотеатре, где был запрещён алкоголь, и медленно цедили шемп с помощью длинной соломинки, собранной из пяти обычных. Это было так... забавно, - она улыбнулась и протянула бутылку Тёме. Он тоже сделал несколько глотков, а потом вдруг остановился и стал напротив Алины, сильнее притягивая её к себе.
   - Поцелуешь? - выдала она, с вызовом глядя в его глаза, горящие весёлым азартом. Сама же девушка только этого и ждала, но где-то на задворках сознания билась странная мысль, что ей будет мало простого поцелуя.
   - Обязательно, - отозвался Тёма, и опустился к её шее. Девушку буквально сковало сладким оцепенением, от которого подкашивались ноги, а руки сами вцепились в плечи парня.
   - Артём... - выдохнула она, сдаваясь на милость своих ощущений, и сама потянулась к его губам.
   Когда спустя несколько минут он мягко отстранился и, как ни в чём не бывало, повёл её дальше, в Алине поднялась такая волна недовольного возмущения, что девушка испугалась сама себя. Ведь её попросту дразнили... Как маленькую девочку, показывая заветную игрушку, даже давая ненадолго подержать, а потом забирали и говорили, что нет никакой куклы. Что она сама от неё отказалась.
   Пришлось спешно заливать обиду новой порцией виски и пытаться взять себя в руки. Но как только ей это наконец удалось, Тёма снова остановился и запустив руки под пиджак, провёл пальцами по её спине и плечам, и потянулся губами к шее... В этот раз его поцелуи добрались до ключицы а затем медленно спустились до самого тонкого корсета, заставляя девушку плавиться в его объятиях. И опять всё закончилась так же неожиданно, как началось, и они медленно пошли дальше.
   Эта изощрённая пытка продолжалась до самого её дома, причём путь занял почти два часа вместо обычных десяти минут. В бутылке осталось меньше половины, а состояние Алины приблизилось к критическому. И, наверно, она бы всё-таки нашла в себе силы отлипнуть от Тёмы и скрыться в подъезде, но... сегодня был явно не её день.
   В тот момент, когда она уже собиралась прощаться, тёмное небо разрезала вспышка молнии, и начался ливень. Это произошло настолько резко, что девушка даже обдумать ничего не успела. Она просто схватила своего кавалера за руку и потащила в дом. Тёма не сопротивлялся, мысленно благодаря погоду за такой уместный финт. И решил добить свою жертву, новым натиском.
   - Теперь уж я просто обязан проводить тебя до двери, - проговорил он ей на ухо, от чего по телу Алины пробежала новая волна мурашек.
   Она кивнула, и потянула его к лифту. Это было её роковой ошибкой, потому что оставаться с этим парнем в замкнутом пространстве оказалось слишком заманчиво. Её разгорячённая фантазия то и дело подкидывала девушке всё новые и новые картинки их близости, и Аля просто не успевала от них отмахиваться. Наверно все переполняющие её эмоции отразились на лице, потому что Тёма прекрасно понял, чего именно она сейчас желает.
   Когда он лёгким движением нажал кнопку "стоп", Алина даже дышать перестала. Нет, она ожидала чего-то подобного, и даже хотела этого, но сейчас вдруг растерялась, глядя каким голодным взглядом смотрит на неё Артём.
   Он осторожно притянул девушку к себе и внимательно посмотрел в глаза. Его руки медленно расстёгивали крючки на её корсете, а на губах застыла шальная улыбка.
   - Тём, - проговорила она хриплым голосом.
   - Да, - отозвался он, не прерывая своего увлекательного занятия, но когда ему оставалось всего пару крючков, Аля поспешила накрыть его руку своей, останавливая.
   - Я не хочу в лифте, - практически простонала она, чувствуя, как свободная рука парня поглаживает оголённый живот, стремительно подбираясь к ремню её джинсов. - Пойдём ко мне.
   Аля сама не поняла, как у неё вырвалась последняя фраза. Но именно в этот момент осознала, что просто безумно хочет продолжения этих дурманящих игр. Сейчас её ни капли не волновало, что дома спят родители, что Артём совсем не тот, кому следовало так слепо отдаваться и что, скорее всего, уже завтра она горько пожалеет о своём порыве.
   - С радостью, - прошептал парень, притягивая её к себе и позволяя лифту ехать дальше.
   У самой двери в квартиру она немного замялась, но одного взгляда в сторону Тёмы, лениво опершегося плечом о стену, хватило, чтобы отбросить все сомнения куда подальше.
   - Только прошу тебя, тише... - проговорила она шёпотом. - Родители спят, и сам понимаешь, если они проснуться - не поздоровится нам обоим.
   - Родители? - вот что-что, а этого Тёма как-то не учёл. Нет, он, конечно, подозревал, что "хорошая девочка Алина" вряд ли живёт одна, но совсем не думал, что у неё хватит наглости притащить его туда, где за стенкой спят её грозные предки. И, конечно, правильней было бы сейчас отказаться от своей затеи и уйти, или всё-таки уговорить девушку поехать к нему. Но в этот раз все сомнения отмела сама Алина - она просто взяла его за руку и повела за собой.
   Они тихо шли по тёмному коридору, всеми силами стараясь не издавать ни звука. И если Аля просто наслаждалась неожиданно проснувшимся азартом, то Тёма чувствовал себя как минимум профессиональным вором-домушником. Но, как ни странно, вся эта ситуация не только веселила своей нелепостью, но и дико возбуждала.
   Артём сильнее сжал её руку, а на его лице расцвела довольная хищная улыбка. Всё это было не правильно... глупо... бессовестно, но вместе с тем так захватывающе, а сознание то и дело подсовывало всё новые и новые фантазии с участием шагающей впереди брюнетки. И тут Тёма неожиданно запнулся за что-то явно тяжёлое и едва не упал. Благо в последний момент успел ухватиться за какую-то тумбочку, с которой тут же раздался грохот падающей вазы. Каким-то чудом он умудрился подхватить её и поставить на место, да только шуму это всё равно наделало просто уйму.
   - Алинка?! - послышался сонный женский голос. - Что-то случилось?!
   Тёма замер на месте, не представляя, что сейчас будет, если эта женщина (судя по всему - мать его подруги), выйдет в коридор.
   - Не, мамуль, всё хорошо, - спокойно отозвалась Аля, хотя саму дико трясло. - Я снова споткнулась о папины гантели. Не волнуйся.
   - Опять он их бросил посреди коридора! - прорычала женщина и, судя по звукам, встала с кровати.
   В тот же момент Алина потянула Тёму за собой и буквально втолкнула в крайнюю дверь. Он не сопротивлялся, его вообще вся эта ситуация безумно веселила. Наверно будь он немного трезвее - начал бы паниковать. А так, всё получилось очень даже забавно.
   Аля прикрыла дверь и снова вышла в коридор, где заспанная Ангелина Михайловна как раз включила свет.
   - А ты это в чём?! - выдала женщина, удивлённо разглядывая дочь.
   Алина в ужасе уставилась на своё отражение в зеркальной створке шкафа и мысленно выругалась. Оказывается, она уже успела забыть, что на ней пиджак Артёма. И благо он ещё в лифте зачем-то застегнул на нём все пуговицы, потому что вид почти стянутого корсета Ангелину Михайловну явно бы не порадовал.
   - Эм... - протянула девушка, пытаясь сделать вид, что всё в порядке. - Меня друг провожал, а на улице похолодало. Вот он и одолжил мне свой пиджачок. Как думаешь, мне идёт? - попыталась пошутить Аля, кокетливо пожимая плечами.
   Но она упустила главное - её мама прекрасно разбиралась в шмотках, и даже в тусклом освещении коридора могла определить брэндовую вещь. Не зря же уже десять лет работала управляющей в магазине одежды... Кстати, самом дорогом в городе.
   - Не знаю, насколько тебе подходит этот пиджак, - сказала дама в ночной рубашке, - но его хозяина я определённо хочу видеть рядом с тобой.
   В голове Алины вспыхнула мысль, что мама каким-то образом узнала о её госте и теперь требует, чтобы он показался, но её опровергла сама Ангелина Михайловна. Она довольно улыбнулась и, подмигнув дочери, добавила:
   - Эта вещичка стоит как две зарплаты твоего дражайшего папочки. Уж поверь моему опыту - но деньги у этого твоего друга водятся, - потом усмехнулась и потопала в сторону кухни. - Не упусти мальчика. Я хочу такого зятя.
   - Мама! - возмущённо воскликнула Аля, надеясь, что Тёма всего этого не слышал. Но тут же закрыла рот ладонью - не хватало ещё и папу своим воплем разбудить.
   - Да не волнуйся ты, - иронично проговорила женщина. Потом покосилась в сторону своей спальни и добавила: - Он сожрал две таблетки снотворного. Теперь его и танковым залпом не разбудишь. Я, пожалуй, тоже одну выпью... не спится чего-то.
   С этими словами она скрылась из коридора, и Алина, наконец, вздохнула с облегчением. А в стремительно трезвеющем мозгу молнией пронеслась первая здравая мысль за вечер: нужно как можно быстрее вывести Тёму из квартиры. И кивнув сама себе, она направилась в свою комнату.
  
   Глава 7.

"Секс расслабляет, но не даёт покоя.

Раньше я был хороший, теперь скажи - какой я?!

И насколько аморален

В этом мире безупречном, чистом и правильном?!

Ноль эмоций на лице, как из-под ареста,
Я, молча, выхожу из ее подъезда.
Все честно, мы друг другу не обязаны.
Но, я чувствую себя разбитым и грязным
".

(Нервы - "Вороны")

  
  
   Аля прикрыла дверь и тут же на всякий случай повернула замок. Вообще у её родительницы не было привычки заходить по ночам в спальню дочери, но перестраховаться всё же стоило. В коридоре снова послышались шаги мамы, а спустя минуту всё стихло. Всё это время девушка стояла неподвижно, боясь лишний раз пошевелиться и привлечь внимание к своей комнате и только сейчас смогла немного расслабиться.
   Она резко обернулась, ища глазами своего гостя, и так и замерла. Тёма стоял у большого открытого окна, медленно курил и смотрел на город. В тусклом свете комнаты, освещённой только луной и окнами соседних домов, Артём выглядел сказочным ангелом, да только казался ей очень грустным и каким-то разбитым.
   Аля мигом забыла, и что хотела выговорить ему за курение в её комнате, и что собиралась выпроводить его из квартиры. Сейчас у неё было только одно желание - прижаться к его напряжённой спине и избавить от этой грусти. Почему-то ей было почти физически больно видеть его таким.
   - Тём, - прошептала Алина, подходя ближе, да только дотронуться до него так и не решилась.
   Он прекрасно слышал, как она вошла, как и её разговор с матерью. Странно, но раньше его ни капли не волновало, что девушки так легко клюют на имеющиеся у него деньги. Он знал, что все его пассии делились на два лагеря: одни хотели бабла, другие секса. Хотя существовали и такие, которым нужно было и то и другое. Наверно, именно таких было абсолютное большинство. Его подобный расклад вполне устраивал, наверно он и имена своих девушек перестал запоминать, только чтобы лишний раз доказать себе, что все эти связи ничего не значат.
   Да только Алина пришла к нему сегодня не за сексом или деньгами - ей нужна была от него защита. И как бы глупо это не звучало, но ему это понравилось. К тому же она вела себя так непривычно скромно, так мило вздрагивала и прятала глаза. Он даже проникся к ней какой-то теплотой... И что в итоге?! Оказывается ей тоже нужны от него только деньги, просто, в отличии от всех своих предшественниц, она решила проявить фантазию и добраться до его кошелька в обход.
   - Мама в восторге от твоего пиджака, - сказала девушка, так и не дождавшись от него никакой реакции. Потом вдруг улыбнулась и, забрав у Тёмы сигарету, затянулась сама. - У неё мания. Она спит и видит, как бы выдать меня замуж за денежный мешок. Знал бы ты, как меня достали эти её вечные намёки. И ей плевать, на то, что мне нужно совсем другое.
   - И что же? - поинтересовался Артём, заворожено наблюдая, как отобранная у него сигарета чувственно касается её губ. Не выдержав, он выбросил окурок в окно, развернул девушку к себе и принялся расстёгивать пуговицы пресловутого пиджака.
   - Для меня важно самоутвердиться, найти своё призвание, построить карьеру и доказать ей и самой себе, что я могу многое, - она с шальной улыбкой наблюдала, как в глазах парня разгорается знакомый огонь, от чего ей вдруг стало не по себе. - Я хочу независимости.
   - А я хочу тебя, - проговорил он, скидывая пиджак на пол и одним движением усаживая Алю на подоконник. Она было хотела возмутиться подобной наглости, но Тёма не дал ей такой возможности. Его жадный поцелуй мигом смёл из её головы все лишние мысли, оставляя лишь одно дикое желание быть ещё ближе.
   Последние крючёчки корсета оказались грубо вырваны, и он бесформенной тряпочкой отправился вслед за пиджаком. Туда же последовала и футболка Артёма, а потом и вся остальная их одежда. И у Алины даже мысли не возникло, о том чтобы остановиться. Да всего её здравого смысла сейчас хватало только на то, чтобы стараться не издавать лишних звуков, а они буквально рвались наружу. И даже вопль первой боли получился простым мычанием. Пришлось зажмуриться и непроизвольно укусить Тёму за плечо, но она всё-таки смогла заставить себя сдержаться.
   Артём почти не почувствовал совершенно неожиданную преграду, но то, как в одно мгновение напряглось тело девушки, сказало ему о многом. Да только, у него в голове не укладывалось, как такое возможно?! Как симпатичная, даже красивая девушка в двадцать два года может быть девственницей?! Да и вообще, невинные девушки так себя не ведут! Не приводят домой среди ночи малознакомого парня и не занимаются с ним жгучим сексом буквально под носом у спящих родителей!
   Он остановился, и чуть отстранившись, посмотрел в глаза Алине... и даже в этом полумраке смог разглядеть блеск стоящих в них слёз.
   - Аля, - позвал он тихо. - И что это было?!
   В его голосе слышалось непонятное недовольство, что только лишний раз убедило Алину, что лучше ему не знать. Да только он уже всё понял - по взгляду видно. А ведь она очень старалась это скрыть.
   - Тебе показалось, - прошептала она, пряча лицо на его шее. - Да и вообще... это совсем не важно. Прости, что укусила... я не специально.
   Тёма хмыкнул, поражаясь странности тараканов в голове этой девушки. Положим, с теми, кто бережёт свою сомнительную девственность как зеницу ока он уже сталкивался, как и с теми, кто пытался эту девственность подороже продать. Но вот с такой... согласной лишиться этой девичьей ценности вот так... на подоконнике, встречался впервые.
   Ладно. Хочет сделать вид, что ничего существенного не произошло - пусть делает. Поговорить об этом можно и позже. А сейчас у них немного другие дела.
   Он приподнял её за бёдра и, не прекращая контакта, перенёс на кровать. Нет, подоконник в этой комнате зачётный и очень удобный, но... не для первого раза. Хотя, кто знает, что творится в очаровательной головке его руководительницы. Боже, а ведь правда! Он спит со своей начальницей! Как банально.
   Но какие бы его не одолевали мысли, в своих дальнейших действиях он был максимально нежен и предельно осторожен... первые пару минут. А дальше сдерживать собственную страсть не осталось никаких сил. К тому же его партнёрша явно наслаждалась процессом, в кратчайшие сроки позабыв и о боли и о безвременно утерянной невинности.
   Уже позже, медленно выдыхая сигаретный дым в открытое окно, Тёма искренне улыбнулся всей этой ситуации, что не скрылось от подошедшей со спины Алины.
   - Поделись радостью, - сказала она, глядя на него с едва скрываемой обидой. В ответ на что он только хмыкнул, поймав её за руку, притянул ближе.
   - Пусти погреться, - весело проговорил он, отбирая у девушки край пледа, в который она усердно пыталась закутаться. Сопротивляться его наглости было бесполезно, и ей пришлось снова прижаться к его горячему обнажённому телу. Что вызвало новую волну мурашек, оставляющих после себя какую-то тягучую негу. Сердце снова ускорило темп, а тело отозвалось мелкой дрожью. Пришлось срочно чем-то занять руки, дабы хоть как-то скрыть это состояние. И пальцы сами потянулись к лежащей на подоконнике пачке. Но когда она попыталась подкурить вытащенную оттуда сигарету, Тёма с коварной улыбочкой, не дал ей этого сделать.
   - Тебе не кажется, что для той, кто сегодня фактически научился курить, ты слишком частишь с сигаретами?! - выдал он шёпотом, кладя голову на её плечо.
   - Просто хотела соблюсти ритуал... Многие утверждают, что курить после секса особенно приятно. Вот ты же куришь, и я хочу, - отозвалась она, поворачиваясь.
   - Я курил и до, если ты помнишь. И вообще, Алиночка, могла бы и сказать, какой бесценный подарок решила преподнести мне этой ночью.
   - Не думаю, что это что-то бы изменило, - она подвела его руку, с зажатой между пальцами сигаретой к своим губам, и легонько затянулась.
   Тёма с шумом выдохнул.
   - Не могу смотреть, как ты куришь, - сказал он, спустя пару мгновений. - Ты делаешь это слишком эротично. Боюсь, если начнёшь курить на улицах, то сможешь спровоцировать на измену даже самых верных мужей.
   Алина усмехнулась и снова потянулась к его сигарете, при этом томно прикрывая глаза.
   - Издеваешься?! Да?! - выдал Артём, отбирая у неё свою руку, и тут же поспешил затушить сигарету. Аля довольно улыбнулась, что только подтвердило его выводы. - А если я так издеваться начну?!
   Он взял с подоконника недопитую бутылку виски и, немного пригубив, протянул девушке. Она не отказалась, и даже была рада запить терпкий вкус дыма. Затем последовал очередной долгий чувственный поцелуй со вкусом сигарет и виски, который снова лишил Алину любой возможности здраво мыслить. И всё на что оказалось способно её расслабленное сознание, это признать, что ей безумно нравиться всё происходящее, каким бы сумасшествием это ни казалось.
   Когда же на небе появились первые проблески рассвета, а Тёма, наконец, заснул, прижав её к себе будто какого-то плюшевого кролика, Аля попыталась хоть как-то проанализировать произошедшее. Да только сонный мозг упорно не желал вдаваться в размышления и выдавал только один вывод: эту ночь она точно никогда не забудет, как и этого парня. Она не сомневалась, что переспав с ним, совершила большую ошибку, но... оно того стоило.
   ***
  
   Очередное утро очередного рабочего дня, уже привычно встретило его противной трелью будильника на телефоне. Да только на этом всё привычное заканчивалось, потому что, открыв глаза, Тёма понял, что не знает, где находится.
   Изрядно раздражающая мелодия доносилась откуда-то снизу, а если точнее - из кармана валяющихся на полу джинсов. Он попытался встать, и только сейчас заметил, что спал он не один, а, судя по тонкой загорелой ручке с мягкими пальчиками, что мирно покоилась на его животе - рядом лежала девушка.
   Голова дико болела, и казалась погружённой в какой-то туман. И проанализировав своё состояние, Тёма пришёл к выводу, что проспал не больше часа, что было крайне мало. Но будильник вопил не просто так, а впереди его ждала всё та же придуманная Виталиком "каторга".
   Осторожно встав с кровати, он выключил играющую на телефоне мелодию, и поспешил одеться. Затем окинул взглядом комнату, по-видимому - женскую спальню, отметил удобный подоконник, со стоящей на нём пустой бутылкой, а в голове промелькнули странные проблески воспоминаний. Чьё-то тёплое тело... какой-то плед, сигареты и вкус виски на мягких губах. И тут его отвлекло какое-то движение со стороны кровати - девушка перевернулась и, не просыпаясь, сбросила на пол тонкое махровое одеяло. Тёма замер, переводя взгляд с обнажённой стройной брюнетки, в которой он с удивлением узнал Алину, на несколько красных пятен не безупречно белой простыне. Все воспоминания тут же сложились в одну общую картину вчерашнего вечера, из которой следовал только один вывод - нужно сваливать отсюда, пока не проснулись грозные родители, иначе последствия могут быть крайне плачевными.
   Но взгляд как загипнотизированный снова и снова возвращался к спящей девушке... Ласкал изгибы тела, гладил россыпь длинных волос, касался чуть приоткрытых губ. И Тёма едва сдержался, чтобы ни подойти к ней, но вовремя вспомнил, что нужно уходить.
   Квартиру он покинул без каких-либо происшествий, и даже пресловутые гантели, через которые споткнулся ночью в этот раз обошёл стороной. Но только оказавшись в лифте смог вздохнуть спокойно. И самое время улыбнуться очередной успешной авантюре и воспоминаниям о прошедшей ночи, но мысли в голове крутились совсем не радостные. Было как-то тошно... и что самое странное - тошно от самого себя.
   Да, он привык менять девушек как перчатки, используя их как нечто одноразовое. Он не запоминал их имён, почти сразу забывал, как они выглядели и, удовлетворив свои потребности в сексе, всегда выпроваживал очередную пассию, либо уходил сам. А в этот раз почему-то остался... Ладно. Это можно списать на сильную усталость и обилие алкоголя в крови, но почему тогда сейчас так не хочется уходить?!
   Дверь подъезда громко хлопнула, возвращая его в реальность раннего летнего утра, и он быстрым шагом двинулся в сторону клуба, где на подземной парковке его дожидался верный железный конь. Да только мысли всё равно продолжали вертеться вокруг вчерашнего вечера... Ведь если так разобраться, он попросту напоил, развёл и трахнул девочку, которая пришла к нему с просьбой о помощи. Она просила заступиться за неё перед Горышевым, который, по сути, хотел сделать с ней ровно то же самое. Только ему Алина отказала, а вот Тёме - не смогла.
   А венцом всей этой истории стали капли крови на простынях... Как красные розы на белом снегу. Как следы ран, от которых медленно и мучительно умирала его совесть. Хотя, Аля ведь сама его спровоцировала, сама организовала купание в фонтане и сама притащила к себе домой. У неё была тысяча возможностей избежать такого финала, но она сделала свой выбор. Кстати, теперь есть вероятность, что она будет требовать от него отношений. Этакой расплаты за свой поступок. Может она и пошла на всё это только чтобы прибрать его к рукам, вместе с отцовскими капиталами?! Она же сама говорила, что хочет строить карьеру, а вкупе со словами её матери о цене пиджака, складывалась удивительная картинка. Ведь разве может что-то помочь в построении карьеры в "Лагуне" лучше, чем звание официальной девушки сына его владельца?!
   Тёма невесело усмехнулся своим мыслям, ведь исходя из этих соображений, именно он оказывался жертвой чужого коварства. А недавнее открытие истиной сущности его друзей только подтвердило такой вывод, оставляя совесть если и не чистой, то, по крайней мере, пока живой.
  
   ***
   - Дочь, а ты на работу не опоздаешь?!
   Голос мамы доносился до Алины как будто из-за толстой бетонной стены, а смысл слов вообще казался недосягаем для сонного мозга. Но девушка всё-таки разлепила ресницы, на которых, к счастью, не оказалось косметики... Это она отметила как бы между прочим, всё ещё пытаясь призвать к порядку ускользающие мысли. Те же, как назло, метались от одного к другому, не позволяя сосредоточиться на чём-то одном.
   - Что?! - этот вопрос дался девушке с огромным трудом, а попытка приподняться, мгновенно отразилась резкой вспышкой в затуманенной голове. Аля тут же поспешила вернуть её на подушку - так боль почти не чувствовалась.
   - Я спрашиваю, что у тебя на подоконнике делает пепельница с бычками и пустая бутылка виски?! - тон Ангелины Михайловны из насмешливого стал откровенно угрожающим. Аля искренне пыталась понять, о чём говорит её мама, да только безуспешно. Какая пепельница?! Какой виски?! Да быть этого не может!
   - Алина! - грозно выпалила её мать, мгновенно превращаясь в злобную фурию. - Отвечай немедленно! И почему твои вещи разбросаны по всей комнате?! Даже пиджак бросила на пол! Он же кучу денег стоит!
   И тут Алю осенило... но лучше б она и дальше оставалась в неведении.
   - Боже мой... Что же я наделала, - прошептала она, переворачиваясь и упираясь лицом в подушку, и даже не удивилась, почувствовав как от той пахнет Артёмом.
   Осознание всей степени совершённой вчера глупости заставило забыть о головной боли, а вырвавшийся помимо воли обречённый стон, напугал даже видавшую многое Ангелину Михайловну.
   - Дочь?! - выдала она удивлённо.
   - Мам, дай пожалуйста прийти в себя, - ответила Алина, но тут же спохватилась, резко подскочила на кровати. - Сколько время?!
   - Почти десять. Я поэтому и пришла тебя будить. Ты вроде вчера говорила, что сегодня работаешь.
   - Вот именно! - воскликнула девушка и, поднявшись на ноги, быстро потянулась за халатом.
   - Почему ты спала голой?! - самообладание родительницы уже почти иссякло, а сама она смотрела на Алю со странной смесью злости и презрения.
   - Мне было жарко, - бросила девушка, покидая комнату и на ходу кутаясь в халат.
   - А на остальные вопросы ты ответить не хочешь? - крикнула её мать.
   Пришлось разворачиваться. И сейчас, терпя жуткую головную боль, нервничая из-за опоздания и пытаясь понять, как же её угораздило переспать с Жарковым, Алина еле сдержалась, чтобы не выдать матери правду, причём в самом жёстком виде. Язык так и чесался сказать: "Да, мама, я напилась до полной потери адекватности, потянула малознакомого, но дико привлекательного парня купаться в фонтане, потом притащила его в нашу квартиру и отдалась ему на подоконнике". Интересно, ей понравится такая правда?
   - Прости, я жутко опаздываю. Но обещаю, что вечером мы обо всём поговорим, - сказала Алина после минутной паузы, в течении которой тщетно пыталась успокоить собственные нервы. А в её лице читалась такая обречённость, что Ангелина Михайловна только и смогла кивнуть и позволить дочери скрыться в ванной. Да только Аля прекрасно знала, что вечером её всё равно ждёт жуткий допрос с пристрастием.
   Это ещё повезло, что мать крови на её бёдрах не заметила. Ведь если с простынёй ещё можно как-то отовраться, то тут уже было бы сложнее. Благо хоть Тёма презервативы нигде не оставил. Или оставил?!
   Алина снова издала обречённый стон и упёрлась лбом в выложенную голубым кафелем стену. Ну как же... как её угораздило докатиться до подобного?!
   В итоге, она просто приказала себе не думать об этом. Сейчас главным было добраться до отеля и погрузиться в работу. А всю эту ситуацию она обязательно обдумает, но только позже... Когда голова снова начнёт нормально соображать.
   Собралась она минут за пятнадцать, и вскоре уже шагала по тенистым аллеям малого парка, туда, где трудились четверо её подчинённых.
   - Привет, - бросила Аля, подходя к месту, где Миша с Федей разукрашивали очередную площадку. Краем глаза она отметила, что Арнольд с Колей за утро уже успели собрать одну конструкцию, и как раз сейчас приступали к следующей. И убедившись, что всё идёт как надо, позволила себе на несколько минут присесть в теньке под деревом и прикрыть глаза.
   - Что-то случилось? - поинтересовался Миша, подходя ближе и устраиваясь рядом. - Ты выглядишь какой-то подавленной?
   - Дура я, вот что случилось! - выдала она эмоционально, и тут же отвернулась. - Прости, Миш... нервы. Жуткое выдалось утро.
   - Я могу чем-то помочь? - заботливо спросил он, отмечая нездоровую бледность своей начальницы. Да и глаза её выглядели сегодня слишком устало, а растерянный мутный взгляд тонко намекал, что спала Алина крайне мало.
   Она нервно потёрла переносицу и опустила голову на колени.
   - Можешь... если вдруг, по счастливой случайности умеешь поворачивать время вспять.
   - Я, конечно, парень талантливый, но на такое, увы, не способен, - весело ответил Михаил, что вызвало на лице Али первую улыбку за всё сегодняшнее утро. И на какой-то короткий миг ей даже показалось, что всё случившееся ночью - просто сон. Местами странный, а в чём-то захватывающий и интересный. И, скорее всего - фантастический, потому что Артём Жарков по определению не мог сосуществовать с ней в одной реальности, и уж тем более - в одной постели. Она даже почти начала в это верить... но вдруг услышала знакомый голос с нотками явного раздражения. Его голос.
  
   С того самого момента, как за ним закрылась железная дверь подъезда, Тёма не переставая думал об Алине и о том, что произошло между ними прошлой ночью. Его никак не оставлял вопрос мотивов её поступка. И если ощущения и интуиция называли всё это обычным стечением обстоятельств, то обиженное на весь мир сознание тонко намекало, что здесь явно попахивает холодным расчётом. И всё бы ничего, да только перед глазами то и дело всплывал образ обнажённой спящей девушки, до которой так и хотелось дотронуться. А вслед за ним неизменно всплывала и картина капель крови на белой простыне.
   Работать у него сегодня совсем не получалось: на кухне всё валилось из рук, а после того, как он перевернул кастрюлю тестом, его и вовсе вежливо попросили "скрыться с глаз" и "валить на все четыре стороны". С рисованием дела обстояли немного лучше, и ему даже удавалось отвлекаться от своих дум, правда, ровно до тех пор пока главный объект его мыслей не явился лично. А когда какой-то слишком воодушевлённый Миша, бросив всё, понёсся к Алиночке, в руках глядящего ему вслед Тёмы неожиданно с хрустом сломалась тонкая кисточка. Хотя в мыслях парня, на её месте явно была чья-то шея.
   Он тихо выругался и постарался снова взять себя в руки, да только вид того, как напарник умилённо воркует с его ночной подругой, окончательно вывел Тёмочку из равновесия. И злобно бросив остатки кисти в траву, он с грацией хищника на охоте двинулся к ребятам.
   - И что же, боюсь спросить, такой талантливый тип делает в должности простого озеленителя в этом благословенном месте? - язвительно бросил он в ответ на фразу весёлого Михаила. И, благо окуляры его очков прекрасно скрывали глаза, потому что сейчас в них стояло такое жуткое раздражение, что и не передать.
   Голос художника показался Мише каким-то чужим, а злобный и даже угрожающий тон попросту шокировал парня. А Алину и вовсе заставил подпрыгнуть на месте. Она с каким-то паническим ужасом принялась озираться по сторонам, но так никого и не увидев, ошарашено уставилась на рыжего.
   - Федя... - произнесла она, только сейчас сообразив, что говорил именно он, а вовсе не тот, о ком она сразу подумала. А на её лице отразилось такое явное облегчение, что ввело в ступор обоих ребят. Ведь она была почти уверена, что эту фразу выдал Артём, ведь именно таким тоном он беседовал накануне с Горышевым. - Как хорошо, что это ты! А мне показалось, что я слышу другого человека.
   - И это тебя настолько испугало? - поинтересовался он, мгновенно возвращая голосу спокойное звучание.
   Она рыжего его усталым взглядом и снова вернула голову на колени.
   - Не бери в голову. Это всё проделки тараканов в моей голове, а они сегодня явно не в духе, - сказала Аля, а в сознании промелькнула мысль, что ей категорически не хочется попадаться на глаза Жаркову младшему. Почему-то она боялась этой встречи, даже не представляя, как вести себя с одновременно таким близким и чужим человеком. Что он вообще о ней подумал?! О пьяной девственнице притащившей его домой к своим родителям?! Хотя, вряд ли он вообще станет думать о ней - очередной дурочке в череде его постельных побед.
   Аля невольно издала обречённый стон и снова строго приказала себе не думать об этом! А когда не в меру заботливый Миша попытался приобнять её и снова поинтересовался самочувствием, попросту поднялась на ноги и сухо отправила парней работать. Сама же медленно поковыляла в сторону своего рабочего кабинета, где её ждала куча не разобранных накладных и целое море несделанных отчётов.
  
   ***
   Ближе к восьми часам вечера, когда действие пяти кружек кофе начало сходить на "нет", Алина оторвалась от очередной накладной и устало потёрла глаза. За сегодняшний день она едва ли успела разгрести половину того завала дел, который накопился за эту первую жуткую рабочую неделю.
   Силы закончились ещё час назад, хотя она продолжала работать уже на чистом энтузиазме. Но делала это не столько из острой необходимости, сколько из-за того, что такая загруженность мозга хоть на время позволяла забыть о своих невесёлых мыслях. И вот теперь, когда цифры в глазах расплылись уже окончательно, Аля всё-таки решила остановиться.
   - Вижу, вы решили посвятить работе всё своё время, не прерываясь ни на секунду, - проговорил вошедший в кабинет Виталий Семёнович. - Выглядите усталой.
   - Вам кажется, - отозвалась она, поднимая на него глаза. - Но, можете быть спокойны, я как раз собиралась уходить.
   - Не смею вас задерживать... только, Алин, скажите, могу я задать вам личный вопрос? - поинтересовался он, усаживаясь в кресло за соседним столом, принадлежащим её начальнице - Наталье.
   - Задавайте, - отмахнулась она, устало потирая виски. Голова. Конечно, уже прошла, но вот туман в мыслях, казалось, только усилился. Ей хотелось есть, пить, упасть на диван и полежать в тишине... да чего угодно, лишь бы не думать о своём наиглупейшем поступке.
   - Алес сказал, что вчера ты была в его клубе с мим братом и ушли вы оттуда вместе. Это правда? - прозвучало в тишине кабинета.
   И как только до Алины дошёл весь смысл вопроса, она резко выпрямилась и буквально остолбенела. Этот вопрос попросту шокировал и без того измученный мозг, но Аля даже примерно не знала, что теперь ответить. Ведь, не исключено, что Жарков старший может по-своему понять её ответ, да и выводы сделать тоже свои. Может даже уволить её за столь безалаберное поведение. Тем более, что помимо всего прочего теперь из-за неё у Тёмы проблемы с Горышевым. За этими мыслями она даже не заметила, что её шеф вдруг решил перейти на "ты".
   - Не молчи. Я и так знаю, что вы ушли вместе. Знаю, что переспали... - он усмехнулся. - По-другому просто не могло быть.
   - С чего вы взяли?! - возмущённо выдала она.
   - Ну... - улыбка на лице Виталика стала ещё шире. - Понимаешь, в отношении посещения Артёмом мест, подобных "Шторму", всегда действует одно странное правило. Он покидает их либо с девушкой, с которой впоследствии непременно спит, либо с господами полицейскими, увозящими его в отделение за очередную драку. А вчера он ушёл с тобой.
   - Это ещё не значит, что между нами что-то было, - сухо ответила Алина, стараясь сохранить на лице маску полнейшей невозмутимости. Хотя внутри бушевали настоящие ураганы мыслей. Ведь исходя из того что сказал Виталий, она не просто дура, а очередная глупая кукла, которую так ловко и умело развели на секс. Вот и всё...
   - В общем, это не столь важно и является вашим личным делом, - добавил управляющий. - Я начал этот разговор не для того чтобы как-то тебя зацепить или обидеть. Нет. Совсем наоборот, - он сделал небольшую паузу и продолжил мягким деловым тоном: - Понимаешь, Алина, я знаю Тёму, как облупленного, и именно поэтому хочу дать тебе один маленький совет - не связывайся с ним. Это обязательно закончится плохо... для тебя. Ему плевать на девушек. Они все для него одинаковые заводные куклы. И если ты уже позволила себе один раз ошибиться - лучше просто забудь. Мне нравится, с какой хваткой и рвением ты подошла к своей работе, и я бы не хотел потерять тебя, как перспективного сотрудника. Поэтому и пришёл, - он вздохнул. - Пойми, мне по сути всё равно с кем ты предпочитаешь проводить свободное время, но ты хорошая девочка, и мне будет жаль, если он тебя сломает.
   - С чего вы взяли, что он вообще вспомнит обо мне. Вчера он был пьян, и сегодня, скорее всего, уже и думать забыл о какой-то там... мне. "Невзрачном живом пугале", как он сам меня когда-то назвал, - в её фразе сквозила такая грусть и какое-то равнодушие, что Виталик уже почти пожалел, что вообще решил прийти к ней с этим разговором. Да только именно в этот момент дверь кабинета распахнулась, и на пороге застыл напряжённый Фёдор.
   Он быстро оценил обстановку, отметил ухмыляющуюся физиономию брата, усталое и какое-то расстроенное лицо Алины, и решительно шагнул внутрь.
   - Что же вы, Виталий Семёнович, так грузите нашу Алину Андреевну работой, что она даже в выходные вынуждена засиживаться допоздна.
   - Федь, я сама решила поработать. Виталий Семёнович не причём, - отозвалась девушка бесцветным голосом. - Ты что-то хотел? Всё в порядке с площадками?
   - Да, - сказал он, косясь в сторону управляющего. - А к вам я пришёл, чтобы напомнить про премию и про наш с вами договор. Буду ждать вас у столовой, где мы вчера ужинали.
   С этими словами он кивнул девушке, проигнорировал удивлённый взгляд брата, и поспешил удалиться, пока никто из них не успел прийти в себя.
   - Ты... подружилась с Федей?! - выпалил Виталик, даже не пытаясь скрыть своего явного изумления. - С этим... странным очкастым грубияном?!
   - Он шикарный художник и интересный человек, - тихо ответила Аля, складывая необработанные документы в верхний ящик стола. - И пусть внешность у него довольно своеобразная, зато в нём чувствуется внутренняя сила - этакий прочный стержень. Он честный, прямой и умный парень. И знаете... - проговорила она, встречаясь с озадаченным взглядом управляющего. - Он в тысячу раз лучше вашего Артёма. И ещё... меня не нужно предупреждать. Я и сама понимаю, что вчера совершила огромную ошибку, связавшись с вашим братом. Не стоило мне об этом напоминать. А сейчас, простите, но я спешу.
   - Конечно, - бросил он, всё ещё прибывая в лёгком шоке от слов девушки. - Идите, а я ещё немного задержусь.
   И только когда Виталик остался в кабинете один, а шаги Алины перестали доноситься из коридора, он встал... разлохматил пальцами свои идеально уложенные волосы и дико расхохотался. Ведь даже сам не верил, что из его поистине безумной идеи может что-то получиться. Но теперь уж он мог с уверенность сказать - эту партию он разыграет до конца. И она обещает быть очень интересной.
  
   ***
   Аля нашла Фёдора на том же месте, где буквально вчера он угощал её ужином. Он лениво ковырял вилкой в тарелке с едой и, судя по напряжённому лицу, мысленно находился явно не здесь. И думы его были настолько глубокими, что появление Алины он даже не заметил. А она, усевшись напротив, принялась с улыбкой рассматривать своего подчинённого.
   Она смотрела на него и никак не могла понять, почему так несправедлива жизнь. Почему сволочи типа Горышева или младшего Жаркова рождаются на свет столь привлекательными, а хороших ребят на вроде того же Феди, природа внешним лоском так жестоко обделяет. Хотя... если попытаться сравнить сидящего напротив парня с тем же Артёмом, то можно заметить, что не так уж они и отличаются. Вот улыбки, к примеру, у них очень даже похожи. И изгиб шеи, и пальцы на руках одинаково длинные и изящные. Рост тоже совпадает, а вот о фигуре она ничего сказать не могла. Ведь если Артёма она накануне могла лицезреть во всей красе, то Федю видела исключительно в мешковатой робе и футболках с длинными рукавами. А что же касается глаз...
   - Федь, а сними, пожалуйста, очки, - выдала она, любопытным тоном.
   - Нет, - довольно грубо отозвался мгновенно пришедший в себя парень.
   - Ну что тебе стоит? Ты говорил, что собираешься рисовать меня, исключительно из-за редкого цвета глаз. Вот мне и интересно взглянуть на твои, - продолжала уговаривать девушка.
   - Я сказал - нет, - бросил он, поворачиваясь к девушке. - И это не обсуждается. Лучше ешь и пошли, - он кивнул в сторону второй тарелки с пловом, и придвинул её Але. - Подозреваю, что ты сегодня вообще ничего не ела.
   - Угу, - ответила она, с аппетитом глядя на горячее блюдо и, схватив вилку, тут же приступила к его поглощению. - Не ела... как-то не хотелось. Зато кофе я сегодня выпила, наверно, целое ведро.
   - Опять бессонница? - с какой-то кривой усмешкой поинтересовался он.
   Аля грустно улыбнулась, и снова уставилась в свою тарелку. Всего одного воспоминания о событиях прошлого вечера и ночи хватило, чтобы полностью отбить аппетит.
   - Всё куда хуже, - проговорила она, всё же запихивая в рот кусочек мяса с рисом. - В этот раз моя бессонница сопровождалась большой дозой крепкого алкоголя. А организм к подобному не привык и теперь никак не может прийти в себя, - в голосе сквозила какая-то натянутость и явное сожаление, что не ускользнуло от её собеседника.
   - Ну, это всё поправимо, нужно только выспаться, - сказал он, откидываясь на спинку лавочки. - Но надеюсь, домой ты сегодня не спешишь? Я планировал рисовать, пока не станет темно.
   - Вот и прекрасно, - бросила она. - Если честно, я бы с большой радостью сегодня вообще заночевала на работе... Вот прямо на этой лавочке.
   - Даже так?! - удивлённо изрёк он. - И в чём же причина такого явного нежелания возвращаться домой?!
   - Ох, Федь... даже не спрашивай. Я и так вляпалась настолько, что даже не знаю, как теперь оправдываться. Дома меня ждут допрос с пристрастием и много нелестных слов. А у меня нет даже мало-мальски подходящей отмазки... хотя и правду тоже говорить не стоит, - она отвернулась и нервно потёрла глаза, где уже собирались наворачиваться слёзы. Ведь Аля на самом деле не имела ни малейшего представления, как ей поступить. Ей было дико стыдно перед мамой, которой она никогда прежде не врала; стыдно перед самой собой, за такое развязанное поведение. А от каждого воспоминания о прошлой ночи по телу пробегала дрожь. - В общем, я не имею ни малейшего понятия, что делать, и пока не придумаю, дома мне лучше не показываться.
   - Знаешь, у меня всегда хорошо получалось находить прекрасные оправдания даже своим самым серьёзным ошибкам. А таких, поверь, было очень много. Так что, если тебе нужна помощь талантливого "сказочника", моя фантазия в полном твоём распоряжении, - Федя улыбнулся, но наткнувшись на недоверчивый взгляд Алины, понят, что она ему не верит. - Зря ты так на меня смотришь. Я ведь, правда, могу помочь. Можно сказать, у меня талант красиво "вешать лапшу на уши".
   - Ну ладно, давай попробуем, - сказала Аля, отодвигая в сторону свою тарелку. - Представь ситуацию: позднее утро... мать заходит в комнату к своей примерной дочурке-тихоне, которая всегда была чуть ли ни идеальной послушной девочкой, училась на одни пятёрки, вечерами читала книжки и дружила только с хорошими ребятами. Вот заходит она и видит, что её дочурка, благополучно забив на перспективную работу, спит голая в своей измятой кровати, вокруг разбросаны её шмотки, а на подоконнике открытого окна стоит пустая бутылка из-под дорогого виски и полная пепельница окурков. Естественно, она в полном недоумении будит свою девочку, а та мало того, что до сих пор под алкоголем, так ещё и на вопросы отвечать отказывается. Представил? Во теперь скажи, как девочке оправдаться перед мамой?
   Если судить по застывшему лицу - рассказ Федю явно впечатлил, а Алина тут же пожалела, что решила высказаться. Ведь, несмотря на все свои таланты помочь он вряд ли сможет, а вот Аля в его глазах теперь точно упадёт на самое дно.
   - Дай мне время,- только и сказал он и, забрав со стола тарелки, понёс их в кухню. Но уже через минуту вернулся с небольшим чемоданчиком и, взяв раздосадованную Алину за руку, потянул за собой.
   Она покорно шла за ним, а думы её всё равно крутились вокруг собственных проблем в лице мамы и Артёма. И даже когда они добрались до старой скалистой части пляжа отеля, а Фёдор усадил её на большой камень прямо у кромки воды - не вынырнула из плена своих мыслей.
   Спокойное тихое море мерно шелестело прямо у ног, лёгкий ветер медленно шевелил распущенные волосы Али, которые Федя самовольно освободил от резинки, и на её душе постепенно становилось спокойнее.
   Людей вокруг не было, и только где-то вдалеке виднелись несколько кораблей и небольших катеров. Алое солнце тихонько ползло по небосводу, накрывая округу своей красной вуалью, а Тёма рисовал... Линия за линией, мазок за мазком он отражал на листе то, что открывалось его глазам. И в этот момент он видел в отрешённой задумчивой Алине, не просто девушку, а какую-то мифическую богиню. Её серо-сине-фиолетовые глаза, которые он про себя назвал "грозовыми" отрешённо взирали на морскую гладь, в длинных тёмно-каштановых волосах лениво играл ветер, а на губах застыла задумчивая полуулыбка.
   Так, рассматривая девушку, он постепенно переносил её образ на бумагу, даже не задумываясь о том, что и как делает. Впервые в своей жизни он рисовал почти не подключая мысли... доверяя передачу образа одним лишь эмоциям и ощущениям. И в этот момент ему казалось, что он видит мир насквозь... видит его суть и изнанку, и рисует не просто девушку, а передаёт её истинную сущность, её мысли и переживания, её внутренний мир. Она открывалась ему... и сегодня здесь, и вчера ночью в собственной спальне. Она не делала ничего наполовину, не могла и не умела притворяться. Она была настоящей.
   Поражённый собственным открытием Тёма остановился, и едва не испортил картину неосторожным мазком. Но Аля оказалась слишком погружена в собственные мысли, чтобы заметить столь неожиданную перемену в поведении своего художника. Он постарался вернуться к работе, да только больше не смог даже прикоснуться к рисунку. Казалось, тонкая нить, которая давала ему доступ в глубины собственного вдохновения резко оборвалась, и больше не желала восстанавливаться. И решив, что момент всё равно уже упущен, он собрал краски, осторожно уложил картину на камни, и подошёл к Алине.
   - Всё думаешь о своей проблеме? - спросил он, присаживаясь на большой камень рядом с девушкой.
   - Нет... скорее просто наслаждаюсь спокойствием, - отозвалась она с лёгкой улыбкой. - Знаешь, мне уже очень давно не удавалось вот так просто посидеть в тишине у моря. И спасибо тебе, что притащил меня сюда - сама бы я вряд ли добралась до пляжа в ближайшие несколько месяцев.
   - Тебе не кажется, что ты слишком заморачиваешься с этим фестивалем? - выдал он мягким голосом.
   - От этого зависит моя дальнейшая карьера, - сказала Аля. - Если справлюсь, меня оставят работать в отеле, если нет - уволят. Всё просто, Федь. Этот фестиваль для меня своеобразное испытание, и если я его не пройду, то сама себя уважать перестану.
   - Карьеристка? - усмехнулся он.
   - Нет... Всего лишь невзрачная девочка, желающая хоть как-то самоутвердиться. Тем более, мне нравится то, чем я занимаюсь. А это уже значит очень много.
   - Зря ты так думаешь о своей внешности, - спокойно проговорил Федя, спустя несколько минут молчания. - Вот скажи, тебе когда-нибудь приходилось видеть неотшлифованный алмаз? Он мутный и его сложно назвать красивым. Но стоит произвести обработку и огранку, и он превращается в прекраснейший сверкающий бриллиант. Так вот, Аля, ты и есть алмаз, красоту которого видно далеко не сразу. Да только мне почему-то кажется, что для тебя собственная огранка совсем не важна, хоть и непонятно почему.
   Она легонько улыбнулась и снова отвернулась к морю, так ничего на это и не ответив, а Федя и не стал настаивать, тоже погрузившись в очарование закатного мира. А в его голове промелькнула неожиданная мысль, что ему крайне приятно общество этой темноволосой девушки, а простое просиживание на берегу в её компании наполняется каким-то ярким смыслом. Сие открытие весьма озадачило и без того загруженного парня, но он решил, что это всего лишь отголоски их совместной ночи, и поспешил выбросить из головы такие глупые мысли. К тому же, ещё нужно было придумать достойную отговорку для Алины, ведь в её проблемах с матерью всё-таки виноват в первую очередь именно он.
   А ещё он вдруг явно осознал, что с нетерпением ждёт повторения их близости. Да только всего одного взгляда в сторону уставшей и грустной девушки хватило, чтобы понять - осуществить это желание будет не просто. Но... разве для Артёма Жаркова есть что-то невозможное?!
  
   Глава 8.
  

"Отражаясь в твоих глазах, будто в зеркалах,

До сих пор не поняв, друг ты мне или враг,

Но долететь с тобой до звёзд и упасть вместе,

Мне не страшно совсем, если честно".

(D.L.S. feat Slim (Centr) - "Если честно")

   Домой Алина возвращалась уже после наступления темноты, когда все прочие сотрудники давно покинули "Лагуну". Конечно, можно было переночевать и там, ведь в отеле имелось целое крыло с номерами для обслуживающего персонала, но Аля решила, что лучше ей всё-таки явиться с повинной под строгие очи родителей.
   Трясясь в полупустом автобусе, она всматривалась в огоньки бухты и думала. Правда, теперь мысли её плавно перетекли из разряда поиска чудесного выхода из неприятной ситуации, в более обыденное русло. Да только с пугающим постоянством всё равно возвращались к брюнету, каждое воспоминание о котором одновременно и согревало ласковым теплом и обдавало жутким холодом.
   Аля даже в мыслях боялась признаться, насколько сильно её зацепил Артём, и каждый раз, думая о нём, исправно отвешивала себе воображаемый подзатыльник. А когда и это перестало помогать, докатилась до того, что стала кусать себя за запястье. После такого издевательства мысли о парне обиженно уходили... но, спустя пару минут опять возвращались с новой силой. Алина не уставала повторять самой себе, что он бабник, что для него их ночь была просто очередным приключением, о котором он, скорее всего, уже забыл. Но и это ни капельки не помогало.
   А ещё когда она шла к остановке ей позвонила Лизка и потребовала отчитаться, как прошёл разговор с Жарковым. Но стоило Алине заикнуться, что клуб она покинула вместе с Артёмом, как подруга усмехнулась и, грубо перебив её, задала один единственный вопрос: понравилась ли Але кровать в его пентхаусе? А когда девушка попыталась возмутиться, Лизка сказала ей ровно то же самое, о чём сегодня говорил Виталий.
   - Сей уникальный тип, уходя из клуба, обязательно уводит с собой какую-нибудь пассию и это всегда заканчивается сексом, - говорила Лизка. - Исключение составляют только те дни, когда Арт ввязывается в очередную драку и уезжает на ментовском "бобике". Это уже закономерность, или правило. И, что самое смешное, Жарков даже имён своих девушек не запоминает, считая их "одноразовыми куклами", но они всё равно продолжают ложиться под него чуть ли ни по щелчку пальцев.
   - И откуда ты всё это знаешь? - возмущено выдала Аля.
   - Об этом известно всем его знакомым, - равнодушно ответила подруга. - Так что если ты скажешь, что между вами ничего не было, я не поверю. Хотя... - она замялась. - Ты уж прости, не думала, что ты окажешься в его вкусе, поэтому и не стала предупреждать заранее. А оно вот как получилось.
   - Он пообещал помочь мне в ситуации с Горышевым, - поспешила добавить Алина.
   - Надеюсь, хоть об этом он не забудет, - отозвалась Елизавета. - И ещё... чего бы там между вами ни произошло, настоятельно советую тебе забыть об этом парне. И сразу выбрось из головы мысли о "чуде великой любви". Арт на подобное по определению не способен.
   И кто бы знал, как Аля хотела последовать совету подруги, да только упрямая память, как назло, постоянно прокручивала в голове события прошлой ночи, а в мыслях то и дело всплывала открытая улыбка и горящие коварными искорками зелёные глаза.
  
   Вопреки всем опасениям, разговор с мамой, прошёл очёнь просто, и она с радостью приняла то объяснение ночных событий, что выложила ей дочь. А спасибо за это нужно сказать никому иному, как находчивому Фёдору, которого Аля теперь практически полюбила.
   Теперь официальная версия событий прошлой ночи звучала так: Ближе к утру Але позвонила зарёванная подруга Лиза (с которой Ангелина Михайловна, к счастью, знакома не была, но много о ней слышала) и, рыдая в трубку, сообщила, что ей изменил горячо любимый парень. Аля, не могла бросить девочку в такой ситуации, поэтому и позвала к себе. Лизонька предусмотрительно прихватила бутылку виски, и так... плача и заливая слёзы алкоголем, девочки быстро вылакали почти пол литра. Потом Лиза ушла, а Але стало дико жарко (по вине того же виски), поэтому спать она улеглась без одежды. Окурки в пепельнице было решено тоже списать на Лизку, и вот так получился довольно правдоподобный рассказ.
   Уже позже, лёжа в своей кровати и всматриваясь в белый потолок с гуляющими по нему тенями, Алина поймала себя на мысли, что ей чего-то не хватает... и вроде бы всё как всегда: те же подушки, тот же мягкий плед, то же распахнутое настежь окно, но всё равно как-то не так. Слишком, пусто, слишком одиноко... слишком холодно. И холод этот был глубоко в душе, будто кому-то, о ком девушка предпочитала не думать, удалось всего за одну ночь поселить в её сердце стужу, развеять которую может только он сам.
   Но теперь, в качестве противовеса Артёму, в мыслях Алины появился ещё один человек. Умный, находчивый, интересный, с загадочной ироничной улыбкой и рыжим бардаком на голове. Он уже дважды помог ей, причём без его помощи она бы точно попала в неприятную ситуацию. И если в первый раз его косвенное вмешательство спасло от неминуемого краха её строящуюся карьеру, то во второй - фактически не дало пасть в глазах родителей.
   Поддавшись странному порыву, Алина схватила с тумбочки телефон и набрала смс: "Всё прошло замечательно, и мама даже прониклась моей жертвой ради помощи подруге. Ты, Феденька, мой спаситель! С меня ответная услуга в любое время... Спасибо тебе огромное! Алина"
   И отправила. А спустя десять минут получила ответ, который заставил её улыбнуться и практически растопил тонкую ледяную корку на сердце:
   "Пожалуйста, Девочка-Алмаз. Мне было приятно помочь тебе, так что если понадоблюсь - обращайся. А про ответную услугу - я запомню, но, надеюсь, что мне никогда не придётся воспользоваться данным тобой обещанием. Сладких снов".
   В эту ночь засыпала она с довольной улыбкой и спокойными мыслями, как будто в простом сообщении ей пришли не просто слова, а несколько тёплых искорок из души "огненного" Фёдора.
   ***
  
   Неожиданная СМСка, пришедшая на старый аппарат, который выдал Тёме Виталик, дабы тот не светил перед "коллегами" своим драгоценным "надкусанным яблоком", искренне удивила парня. Арт привычно сидел в одиночестве в свое ВИП-ложе "Шторма" и наблюдал за танцующей толпой. Он сам не понял, зачем прихватил с собой рабочий телефон, но когда увидел сообщение от Алины, тысячу раз похвалил себя за предусмотрительность.
   Она благодарила его... точнее не его, а Фёдора. Это одновременно и умиляло, и бесило парня. Да только он сам не мог найти объяснение таких противоречивых эмоций. Сегодня, наблюдая за Алей, он вдруг ясно понял - она дико сожалеет об их связи, причём настолько, что её буквально передёргивает от его голоса. Но в то же самое время, эта непонятная девушка явно доверяет Феде и, судя по сообщению, относится к нему с большой симпатией.
   И может, стоило плюнуть на всё и забыться с очередной "куклой", но... Тёма хотел Алину. Именно её и никого кроме. Он желал повторения, но уже на его территории, где им бы не было смысла прятаться в темноте и контролировать каждый звук. Хотя прекрасно понимал, что воплотить это желание в жизнь будет теперь не так легко. Вот только от этого азартному по натуре парню становилось ещё интересней.
   Он набрал Але ответное сообщение и поймал себя на мысли, что вот уже несколько минут тупо улыбается собственному телефону. Эта чрезмерная эмоциональность по отношению к какой-то девочке, искренне не нравилась Артёму, но он был уверен - стоит переспать с ней второй раз и весь интерес как рукой снимет. Такое и раньше случалось, но итог всегда оставался неизменным: одна или максимум две ночи полностью охлаждали его чувства к девушке, как бы она ни нравилась ему до. И пока единственным исключением была только Оксана. Правда, сей казус случился с ним ещё в старшей школе, хотя тогда та связь казалась Артёму истиной великой любовью. Их отношения были пропитаны до приторного слащавой романтикой первой любви и длились почти полгода. Тёма даже всерьёз подумывал жениться на этой девочке, на что его отец ответил решительным отказом. И казалось, ничего в этом мире не сможет убить такую любовь, но она всё равно умерла. Банально, тихо и очень обыденно. Оксана уехала учиться в Москву, а Тёму отправили в Сочинский институт туризма, определив ему судьбу экономиста в курортной сфере. На этом их отношения закончились. И он не видел свою первую возлюбленную много лет... и уж точно не ожидал встретить её извивающейся в ажурном нижнем белье на стойке одного стриптиз клуба. Но, что бы там ни было, Оксана ему дорога, и он обязательно выяснит, как она докатилась до такой жизни. Вот встретится с ней и всё у неё спросит - это всего лишь дело времени и желания, и легко может подождать. К тому же, есть нечто другое, что следует сделать в самое ближайшее время - окончательно выкинуть из головы Алину. И для этого просто необходимо организовать ещё одну совместную ночь. А значит, уже завтра эта брюнетка с "грозовыми" глазами будет в его кровати.
   Допив свой сок, Тёма встал и решительно двинулся к выходу, а сотрудники и некоторые заядлые посетители клуба получили новую сплетню, ведь впервые на их памяти Арт покинул сие заведение один.
  
   ***
   Воскресный рабочий день прошёл для Алины удивительно спокойно и продуктивно. Ей удалось ещё до обеда закончить всю свою бумажную работу, и отправиться помогать своим ребятам. Да только там все справлялись и так, а для полного завершения эпопеи с площадками оставалось собрать и разукрасить ещё шесть из двадцати. Воодушевлённая такими успехами, Аля решила, что доделать это можно и завтра и торжественно отпустила всех домой, провозгласив свободный вечер. Парни приняли эту идею на ура, и уже спустя пару минут свернули всю деятельность и скрылись в неизвестном направлении. Сама же Алина вернулась в кабинет и занялась составлением подробного плана работ на следующую неделю. В итоге территорию комплекса она покинула только около трёх часов дня, собираясь остаток выходного провести в компании книги или интернета. Вот только, у судьбы были на неё совсем другие планы...
  
   Аля спокойно сидела на лавочке автобусной остановки и скучающим взглядом рассматривала проезжающие мимо автомобили, когда услышала резкий свист тормозов. Взгляд тут же нашёл его источник, коим оказался чёрный блестящий мотоцикл, замерший как вкопанный посреди дороги. И было в восседающем на нём парне нечто-то такое, яркое, загадочное и смутно знакомое, отчего девушка не смогла просто так отвести взгляд. Да только, к её удивлению, он вдруг развернул своего железного коня и медленно подъехал прямо к лавочке.
   - Привет, - проговорил мотоциклист, стягивая шлем. И когда Алина увидела зелёные глаза, обладатель которых уже второй день не оставлял её мыслей, резко дёрнулась, а по телу мгновенно пронеслась горячая волна то ли смущения, то ли волнении. - А я как раз думал, где же тебя поймать... такую неуловимую. И тут такой сюрприз. Поехали, прокатимся.
   Тёма на самом деле не ожидал, что встретит Алину так просто и настолько скоро. Он думал, что она давно дома, и как раз ехал к ней, под вполне удачным предлогом -забрать забытый пиджак. И был несказанно рад тому, что вовремя заметил её на остановке, ведь теперь можно было выставить встречу, как простую случайность. Отчего-то ему очень не хотелось, чтобы эта девушка знала, насколько сильно цепляет его.
   Алина в ступоре смотрела на парня и не могла вспомнить, как говорить. Он вообще при каждой их встрече действовал на неё каким-то непостижимым образом. В его компании она мгновенно теряла дар речи, адекватность и здравый смысл. И сейчас всеми силами старалась хоть как-то взять себя в руки.
   - Привет, Тём, - отозвалась она, отводя взгляд к дороге и буквально молясь, чтобы быстрее приехал её автобус. - Прости, но я спешу.
   - И куда же? - поинтересовался он с усмешкой.
   - Домой, - Аля старалась, чтобы её голос звучал как можно ровнее и равнодушнее, хоть и получалось не очень. Руки предательски тряслись, и она поспешила переплести их перед грудью.
   - Тогда нам по пути, - невозмутимо ответил Арт. - К тому же, на въезде в город большая пробка, а на мотоцикле мы минуем её гораздо быстрее. Так что... поехали.
   - Спасибо, но нет. Я как-нибудь сама.
   - Алина... не ерепенься, - протянул он с насмешливой улыбкой.
   И тут её еле сдерживаемые эмоции всё же вышли из-под контроля. Она снова повернулась к парню и, изобразив безумное удивление, всё рискнула посмотреть в его глаза.
   - А мне говорили, что ты не запоминаешь имена тех, с кем спишь, - несдержанно выдала она с грустной усмешкой.
   Стоявшие на остановке люди тут же покосились на девушку, что мгновенно заставило её покраснеть, а Артёма весело усмехнуться. И как назло именно в этот момент прибыл нужный автобус. Да только теперь Алине меньше всего хотелось ехать на нём. Ведь все те кумушки, что слышали её довольно громкую реплику, теперь уж точно не смогут отказать себе в удовольствии перемыть ей кости вдоль и поперёк, да так, чтобы она обязательно это услышала. В итоге такой долгожданный общественный транспорт всё же уехал без неё и теперь на опустевшей остановке они остались только вдвоём.
   - А вот твоё запомнил, - ответил Тёма, с довольным видом глядя вслед отъезжающему ПАЗику. - Понимаешь, сложно забыть ту... кто искупал меня ночью в фонтане. Так что, едем?
   - Я подожду другой автобус.
   - Конечно, дело твоё, только следующий будет не раньше чем через час, а учитывая вечерние пробки, и того позже. К тому же я всё равно собирался к тебе за одной забытой вещью. Но если ты всё же решишь остаться здесь, то скорее всего мне придётся дождаться твоего прихода, распивая чай с твоей мамой. А, как я понял, она меня полюбила уже за один только пиджак. И кстати, он дизайнерский, и стоит куда дороже, чем она думает.
   - Я привезу тебе его сама... завтра, - проговорила Аля, отворачиваясь.
   - А я хочу сегодня, и вообще... - он поднялся с мотоцикла и присел на корточки рядом с девушкой. - Не помню, чтобы чем-то тебя обидел. Позавчера всё было классно, а сегодня - такой холодный приём. И вывод только один - ты жалеешь, что связалась со мной.
   - А вот тут ты не прав, - сказала она, чуть склоняя голову набок. - Не жалею. О прошлом вообще глупо жалеть. Тогда я была пьяна, ты тоже. И несмотря ни на что вечер получился... запоминающимся.
   - Почему тогда не хочешь ехать со мной сейчас? - этот голос обволакивал мысли, завораживая своим мягким звучанием. Его руки осторожно легли на её коленки, и медленно спустились к икрам. Тонкая ткань брюк не смогла скрыть или хотя бы приглушить чувственность этих прикосновений, и девушка едва заметно вздрогнула.
   - Удивлена, что ты помнишь моё имя, - её голос прозвучал чуть хрипло, а от внимательного взгляда зелёных глаз на лице снова вспыхнул румянец.
   - Помню... и поверь, не только имя. Но дело не в этом. Позавчера ты уже позволила и мне и себе несколько ярких безумств, и нам обоим это понравилось. И я не имею ввиду только секс. Мы просто шикарно провели вместе вечер. Поэтому, совершенно логично полагать, что мне хочется если и не повторения, то уж продолжения точно. И коль тебя так смущает фактор присутствия алкоголя - его не будет. Только ты... и я.
   - Тём, - выдала Аля, чуть ли ни воя от раздирающих её сомнений. Сейчас, когда он снова находился так близко, она едва сдерживалась, чтобы ни коснуться его. Он снова сводил её с ума, а его предложение о совместном вечере казалось настолько заманчивым, что она уже почти готова была согласиться. Оттого и выложила ему все свои сомнения: - Я не хочу быть трёхсотой из тысячи. Не хочу чувствовать себя очередной "куклой".
   - В том то и дело, Алиночка, что ты не "кукла". С тобой даже разговаривать получается. С тобой можно дурачиться и вести себя совершенно свободно. А ещё, - его губы растянулись в загадочной улыбке, - ты чертовски эротично куришь.
   Она тоже улыбнулась, но при этом смущённо опустила глаза. Тогда Тёма встал и, протянув ей ладонь, добавил:
   - Я не предлагаю тебе отношений, а всего лишь честно говорю, что хочу провести с тобой этот вечер. Нам было хорошо вместе - это факт. И я уверен, что сегодня будет ещё лучше. Отбрось условности и делай то, что тебе хочется. И так, Алина... ты поедешь со мной?
   Она подняла на него взгляд, и вдруг совершенно явно осознала, что на самом деле выбор стоит между тихим одиноким вечером с книжкой и вечером с безумно притягательным парнем, от которого у неё "сносит крышу". На губах девушки расцвела самодовольная усмешка, в голове промелькнула мысль, что она ещё тысячу раз отругает себя за такое решение. А в следующее мгновение, её пальчики легли в руку Тёмы.
   - Ты сейчас фактически доверилась мне, - проговорил он, легонько касаясь её щеки.
   - Я доверилась тебе намного раньше... Пару дней назад на собственном подоконнике. И уж поверь - пока ты это доверие оправдывал.
   ***
  
   Если Алину в первую очередь волновал вопрос морали... а точнее аморальности этих странных отношений, то Тёму куда больше беспокоила их материальная сторона. В его кармане лежала последняя тысяча, и он даже примерно не представлял, как можно провести вечер с девушкой, имея такое "огромное" количество денег. Кафе, клубы, рестораны отпали сразу, развлечения типа прогулок в парке Артём считал глупостью, а сразу потащить Альку к себе в пентхаус он отчего-то не решался. Ведь прекрасно понимал, что сейчас она не готова ответить согласием на его откровенное предложение о поспешном переводе общения в горизонтальную плоскость. Да и вообще, почему-то именно с ней Тёма хотел попробовать что-то новое, необычное для себя... Он буквально жаждал совершить какую-нибудь очередную глупость, наподобие купания в фонтане. Да только в голову как назло не приходило ни одной подходящей идеи.
   За этими раздумьями они довольно быстро миновали пробку на въезде и, покружив по центру, выехали к большому пляжу. Воскресным вечером здесь было даже слишком людно. Обширная парковка оказалась забита настолько, что не осталось места даже для такой мелкогабаритной техники как мотоцикл. Пришлось остановиться прямо посреди узкой дорожки, да только Тёме совсем не хотелось бросать здесь своего верного железного друга.
   Аля стянула шлем и растеряно оглядела скопище машин, а когда посмотрела в сторону пляжа, на котором яблоку было негде упасть, смутилась ещё больше. Стоявший рядом Арт, легонько коснулся её подбородка и, приподняв лицо, заглянул в глаза.
   - Ты не хочешь туда идти, - озвучил он свой вывод. Странно, но даже несмотря на столь непродолжительное знакомство, ему мастерски удавалось читать все эмоции у неё по лицу. Вместо ответа девушка легонько помотала головой, и тут же отвела взгляд. - Хорошо. Тогда давай поедем туда, куда предложишь ты, - добавил Тёма.
   Его пальцы сместились на её плечо, отчего Алина снова вздрогнула, что, естественно, не укрылось от Арта. Вообще ещё с того момента, как она села позади него на байк, он странным образом умудрился почувствовать исходящее от неё жуткое напряжение. Забравшись на сидение, она несмело обняла его за пояс, и то сделала это скорее для того, чтобы не показаться несмелой или стеснительной. Да только когда чёрный зверь под ними взревел и понёсся по дороге, резво обгоняя попутные автомобили, хватка Али стала действительно сильной. Она мигом забыла и о смущении и о прочих предрассудках, всеми силами стараясь удержаться и не упасть.
   И Алине действительно было страшно. Её преследовала дикая навязчивая мысль, что на такой скорости они обязательно размажутся если не по асфальту, то уж точно по ближайшим скалам. Но вместе с тем, ей вдруг понравилось это ощущение полёта на огромной скорости. Она чувствовала, что водитель идеально спокоен и уверен в своих действиях и эта уверенность медленно передавалась и ей. Поэтому, когда они добрались, наконец, до пляжа, чёрный мотоцикл уже перестал казаться девушке страшным монстром. Теперь в её глазах он стал покорным зверем, возможно тигром или пантерой, над которым его хозяин имел абсолютную власть.
   Да только вся её смелость и уверенность в себе рассыпалась в пух и прах, стоило Артёму коснуться её подбородка и заглянуть в глаза. Наверно, ожидай она подобного, реакция оказалась бы другой. Но так уж получилось, что именно в этот момент Аля упорно пыталась найти причину, чтобы отказаться от прогулки на этот пляж. И не то чтобы она плохо переносила большие скопления людей - вовсе нет. Просто в это время воскресенья там могло оказаться слишком много знакомых, а Алине очень не хотелось, чтобы её видели с Артёмом. И пусть ей было по большей части плевать на мнения большинства, да только не имелось никакого желания выслушивать фразочки типа:ы не понимаешь, с кем связалась!" или "Да ты у него на одну ночь!". Она и так прекрасно всё это знала, но... всё равно позволила себе такое приключение. Ведь рядом с Тёмой даже дышалось как-то по особенному, а от простых касаний буквально захватывало дух.
   Что ж, теперь Аля начала понимать тех "кукол", которые беспрекословно и даже с радостью, следовали за ним лишь по щелчку пальцев. Было в этом зеленоглазом парне нечто-то такое, яркое, притягательное, что подобно огню неустанно манило к себе глупых девочек-мотыльков. И он сжигал их... раз за разом опаляя своим пламенем, а после попросту забывал и имена и внешность.
   - Знаешь... а ведь я до сегодняшнего дня ни разу не садилась на мотоцикл, - выговорила, наконец, Аля, не глядя на стоящего слишком близко парня.
   - Ну и как ощущения?! - поинтересовался он с ироничной улыбочкой. - Ты бы хоть предупредила, я бы может, так не гнал.
   - Нет... мне понравилось, - отозвалась девушка, легонько улыбаясь. - Странно получается, ведь я с тобой постоянно открываю что-то новое. Делаю то, чего раньше не делала.
   Он хмыкнул, а Алину снова обожгла зелень в его озорном взгляде.
   - Поверь, в фонтане до тебя меня никто не купал. Да и заниматься сексом, шифруясь от чужих родителей, за тонкой стенкой в панельном доме тоже как-то раньше не приходилось. Так что и ты мне много нового открываешь. Кстати... если уж так пошло - теперь твоя очередь меня удивлять, - Тёма чуть наклонил голову, наблюдая за тем, как краска смущения на лице Алины медленно сменяется задумчивостью. Наверно, поэтому, когда в её головке родилась идея, он уже знал об этом по её вспыхнувшему взгляду.
   - Ладно, - сказала она, натягивая шлем. - Не уверена, что тебе понравится, но коль ты дал мне возможность выбирать - поехали. Покажу одно интересное место.
   - И... куда же мы направляемся?! - весело поинтересовался он.
   - На канатку.
   ***
  
   Спустя час мотоцикл Тёмы остановился на парковке перед входом в парк развлечений, где как раз и брала своё начало упомянутая канатная дорога. И пусть у него почти не осталось денег, но, благо, здесь они и не были ему нужны. Вообще, когда Аля упомянула знаменитую "канатку", у него будто камень души свалился. Ведь ко всему прочему его отец был соучредителем организации, выстроившей и этот парк, и сам фуникулёр. И всего одного звонка управляющему хватило бы, чтобы Тёма получил бесплатный абонемент, но всё получилось ещё проще.
   - Здрасте, дядь Жень! - выдала Алина, отсалютовав охраннику на воротах, и тут же поспешила подойти ближе.
   - Привет, Алька, - отозвался высокий темноволосый мужчина лет сорока на вид. - Покататься приехала или к Виоле?
   - Нет, я с другом, - она обернулась в сторону сосредоточенного Тёмы, и добавила: - Нам бы до верха добраться.
   - Не вопрос! - усмехнулся тот, кого она называла дядей Женей. - На подъёмнике сегодня Сашка. Я сейчас ему позвоню, и вас пропустят без очереди.
   - Спасибо, - поблагодарила Алина и тут же поспешила уточнить: - А сколько сейчас стоит подняться?
   - Вам - бесплатно, - добродушно проговорил мужчина. И когда довольная девушка уже проскользнула мимо, таща за руку немного опешившего парня, бросил им вслед: - Отцу привет передавай!
   - Обязательно! - крикнула радостная Аля, увлекая Артёма к началу подъёмника.
   Тот же пока с трудом понимал, что сейчас произошло, и как можно вот так просто не платить ни за что!
   - И часто ты тут бываешь? - поинтересовался он у девушки.
   - С тех пор, как сюда устроились всем семейством наши бывшие соседи - примерно раз в месяц, - призналась Алина, а в её глазах появился загадочный хитрый блеск. - Они раньше жили с нами на одной площадке, а год назад купили дом и переехали. Я дядю Женю всю свою жизнь знаю, они с папой моим хорошие друзья. А его дочь - Виолета, мне как старшая сестра. Она кстати тоже тут работает, только наверху в пиццерии.
   - И что там нам тоже не нужно будет платить? - спросил он с усмешкой.
   - К сожалению, моя халява заканчивается подъёмником, - пожала она плечами. - Так что, если хочешь есть, то еду нам придётся покупать.
   - Ясно, - бросил он, оглядывая начало фуникулёра и приходя к выводу, что ему явно нравится такой странный непредсказуемый отдых.
   Сам подъём Тёму не впечатлил. Хотя когда несколько лет назад он был здесь впервые, то эмоции от канатной дороги было безумно много. Ведь вид с неё открывался просто потрясающий. Но сейчас его куда больше интересовала сидящая рядом девушка, в чьих глазах снова появился блеск уже знакомого ему азарта.
   Оказавшись наверху, они заказали в ближайшем кафе большую пиццу на вынос, купили сок и отправились дальше. И если в первые пять минут Тёма думал, что его подруга попросту ищет, где бы присесть, то когда они миновали ворота парка и оказались на дороге, растерялся окончательно.
   - Ты меня в лес ведёшь?! - спросил он с усмешкой.
   - Ага, - улыбнулась Аля, разворачиваясь к парню и продолжая шествие спиной вперёд. Сейчас она казалась такой весёлой, такой настоящей, что Тёма, глядя на неё, просто не мог не улыбаться. - Знаешь такое выражение: "Поехали в лес - город покажу"? Вот это про нашу ситуацию.
   Арт хмыкнул и, легонько щёлкнув довольную девицу по носу, крепче сжал её руку и продолжил путь. А спустя несколько минут, они сошли с асфальта на просёлочную дорогу и вскоре вышли к высоким железным воротам, за которыми виднелся небольшой дом. Здание было обнесено сетчатым забором с колючей проволокой и казалось совершенно пустым и каким-то заброшенным.
   - Ты уверена, что нам туда? - тихо поинтересовался Артём, оглядывая высокие металлические створки с двумя камерами по углам.
   - Да, - весело сказала Аля, потом резко свернула с дороги куда-то в лес и, обойдя ворота по широкой дуге, двинулась вдоль забора.
   Тёма шёл следом, сам не понимая, почему так легко воспринимает все странные выходки этой девушки. Вряд ли бы он так же покорно молчал, если б его вздумал затащить в лес кто-то другой. А вот Алина напротив каждым своим новым сюрпризом только сильнее распаляла его интерес. И даже больше... Артёма подначивала её веселость и непосредственность, а хитрые огоньки в глазах вызывали желание прижать её к какому-нибудь дереву и... в общем, не отпускать, пока не кончатся силы.
   Но то, что последовало дальше, стало для терпения Артёма последней каплей. Он чуть не споткнулся на ровном месте, когда увидел, как его спутница осторожно разматывает проволоку, скрепляющую два разрезанных куска металлической сетки, и уверенно пролезает в получившуюся дырку.
   - Ты в курсе, что это уголовно наказуемо?! - спросил парень, глядя на неё с абсолютно серьёзным видом.
   - Пошли, - бросила она через плечо, и быстро зашагала к зданию.
   Тёма же строго решил остаться. Он ведь обещал отцу, что больше не попадёт в полицию. А если его здесь поймают, то этого не избежать. Но как теперь бросить на произвол судьбы эту "ходячую катастрофу"?!
   Выругавшись, он осмотрелся и, не заметив ни единой живой души, всё-таки двинулся за Алиной. Арт решил, что заберёт её и сразу же вернётся обратно, да только пока раздумывал, умудрился упустить девушку из вида.
   Вокруг было тихо... слишком тихо, что показалось парню явно плохим знаком. Дом оказался заперт и, кажется, пуст, клумбы у забора давно и серьёзно заросли высокой травой, а выложенные плиткой дорожки покрывал большой слой грязи. И никаких следов от шин или человеческих ног... только едва заметные Алинины.
   - Забирайся сюда! - услышал он голос своей спутницы и, взглянув наверх, обнаружил её смотрящей на него с крыши. - Давай же! Подъём с другой стороны.
   И ему не осталось ничего иного, как в очередной раз податься на её провокацию. Да только когда железная лестница осталась позади все мысли разом упорхнули из его головы, ведь впереди открывался поистине нереальный вид. Всё...и город, и бухта, и канатка были как на ладони, а огромное голубое небо казалось совсем близко. И здесь не было заграждений, поручней или страховки, лишь ровная крыша за которой начиналась высокая отвесная скала.
   Хотелось раскинуть руки и закричать! Хотелось воспарить над этим миром и полететь вдаль! Эмоции зашкаливали, а художник в Артёме восхищённо обещал себе обязательно вернуться сюда с красками и мольбертом. Он был поражён видом и теми чувствами, что испытывал стоя вот так на краю крыши рядом с хрупкой девушкой, которая смотрела на него с довольной улыбкой.
   - Классно?! - спросила она, усаживаясь на небольшую дощечку и доставая из сумки пиццу и сок. - А ты идти не хотел.
   - Дух захватывает, - проговорил Тёма, усаживаясь рядом. - Как ты нашла это место? И чей это дом?
   - Не знаю чей, - она безразлично пожала плечами, протягивая Тёме кусочек пиццы. - Меня сюда как-то давно подружка привела. Она астрономией увлекается, а отсюда очень удобно наблюдать за небесными светилами. Меня она с собой брала, чтобы телескоп удобней было тащить. Да и вообще, ночью здесь довольно жутко.
   - А ты не боишься, что неожиданно нагрянут хозяева?
   - Не-а, - бросила Аля с улыбочкой. - Третий год тут бываю, и ещё ни разу никого не видела. А ты, я вижу, тоже любишь, чтоб повыше.
   - Да... есть такое, - ответил он с улыбкой. - Я и живу-то на последнем этаже.
   - В пентхаусе?! - бросила она иронично. - Наслышана.
   - Кстати с моего балкона открывается шикарный вид на море, - с самодовольным видом заметил Тёма. - Тебе понравится.
   Аля хмыкнула и, отвернувшись к панораме, решила не отвечать. Да и что ему на это сказать?! "Нет, я не хочу к тебе?" или "Между нами ничего не может быть?". Даже со всей своей гордостью она прекрасно понимала, что стоит Артёму захотеть, и она снова будет в его власти.
   Но, не смотря на все свои усилия, она всё же не сдержалась.
   - Ты так уверен, что я обязательно окажусь в твоём пентхаусе? - бросила она, с явным раздражением. - Щёлкнешь пальцами, и любая у твоих ног или сразу в твоей кровати?!
   - Аль, - он протянул руку и сжал её ладонь, - не бесись. И не надо строить из себя "принцессу на горошине". И да, я уверен, что ты в скором времени станешь моей гостьей. И нет смысла упираться. Зачем, если мы всё равно хотим одного и того же?
   - Нет, ты не прав, - продолжала стоять на своём Алина. - Тогда мы были пьяны... Я, по крайней мере, точно. Вот и творила всякие глупости. Но больше напиваться не собираюсь.
   - А дело-то далеко не в алкоголе. Давай покажу, - усмехнулся он, подтягивая девушку к себе. Та не сопротивлялась и, неожиданно для самой себя, поддавшись на провокацию, быстро переместилась ближе. Алина всеми силами старалась казаться равнодушной, но стоило ей встретиться взглядом со смеющимися зелёными глазами, как вся уверенность тут же испарилась.
   Он положил руку на её спину, пробежался пальцами вдоль позвоночника, и, добравшись до шеи, лёгким прикосновением, повернул девушку к себе. Она вздрогнула и двинулась навстречу. Её губы ожидали поцелуя, тело буквально требовало ласки, а в глазах стояло такое тягучее желание, что Тёма не смог сдержать улыбку.
   - А я вед даже ничего ещё не сделал, а ты уже податлива и покорна, - прошептал он, останавливаясь в сантиметре от её губ. - Смирись. Нет смысла бороться с этим... Алина. Тебя тянет ко мне, как привязанную.
   - А если я не хочу с этим мириться? - прошептала она в ответ, прикрывая глаза и отворачиваясь. - Если мне противна сама мысль об этой тяге?! Я не хочу так. И буду очень рада, когда ты оставишь меня в покое.
   - Тебе же хорошо со мной, - продолжал гнуть свою линию Тёма, даже не думая отстраняться. Он стянул с волос девушки резинку и лёгкими движениями принялся расплетать толстую тёмную косу.
   Она искренне пыталась найти в себе силы, чтобы отодвинуться от столь приятного общества Тёмы, сдерживалась, чтобы не коснуться его, но уже понимала, что парень прав, и в её случае валить всё на выпитый виски попросту бессмысленно. Ей нужен Артём. И не важно трезвая она или пьяная в дупель. Ведь от одного его присутствия она мгновенно теряет адекватность, гордость и силу воли. Но что будет, если она сдастся окончательно?
   Аля уже почти открыла рот, чтобы спросить об этом самого Тёму, но тут её слух уловил звуки, чуждые этому месту. Артём тоже мгновенно напрягся, расслышав совсем рядом урчание работающего двигателя и несколько голосов. А когда до них долетел скрип открывающихся ворот, всё стало понятно без слов.
  
   Глава 9.
  

"Я уже вижу край! Я уже теряю почву!
Если это только цветочки, надо линять срочно!
Не то вечером, не то ночью, сейчас не помню точно,
Отправляю смс с одной точкой
"

(Нигатив (Триада) - "История одной болезни")

   - Не вставай, - бросил он ошарашенной Алине, а сам осторожно подобрался ближе к краю крыши. Да... слух его не подвёл, а вот везение в этот раз явно подкачало. И сейчас Тёма оказался свидетелем того, как на территорию медленно въезжают два внедорожника. В этот момент, дабы не спалиться, парню пришлось спрятаться и вернуться к Але.
   - Что там? - спросила она шёпотом.
   Артём одарил её раздражённым взглядом, и тут же отвернулся. Вот надо ж было так вляпаться?! Ведь он собирался просто забрать Алину и тут же уйти, как будто чувствовал, что добром всё это не закончится. И вот вам обещанные проблемы! К тому же, далеко не факт, что если эти люди вызовут ментов, Виталик соизволит сделать хоть что-то, чтобы вытащить непутёвого брата из отделения.
   А всё из-за неё... из-за Алины! Ну почему он сразу не выбросил её из головы?!
   Слух продолжал ловить голоса: мужские, женские, детские. Они переговаривались, обсуждая, где лучше распалить костёр, стоит ли проветрить дом, и отказывались отпускать младшее поколение одних в лес.
   - Тём, - прошептала Аля, подсаживаясь к парню. - Не парься ты так. Вряд ли кому-то приспичит лезть на крышу. Они сюда явно не за тем приехали. Поверь...
   - Ты хоть понимаешь, что эти люди имеют полное право вызвать полицию, и будут правы?! - ответил он, очень эмоциональным шёпотом. - Нам ещё и порчу забора припишут, и попытку грабежа! Тебя-то, может, и отпустят, а мне дорогие родственники с радостью организуют срок.
   - Да мы же не сделали ничего плохого! - попыталась успокоить его девушка.
   Тёма глубоко вздохнул, стараясь вернуть мыслям ясность.
   - Если дело дойдёт до ментов, у меня будут огромные проблемы, - в его глазах больше не было ни смеха, ни теплоты. Теперь Аля видела перед собой именно того Артёма, каким он предстал перед ней во время их первой встречи в кабинете Виталия Семёновича - холодного, расчётливого хама с сильно зашкаливающей самооценкой. Он смотрел на Алину, как на единственную причину всех своих бед, и она невольно поёжилась, только сейчас понимая, что действительно виновата перед ним. Ведь если бы не её желание выпендриться, она бы не притащила его сюда, и они бы не попали в такую глупую ситуацию.
   Со всеми этими думами и переживаниями, Аля умудрилась пропустить закат, и очнулась только когда почувствовала, что стало заметно холодней. Солнце уже село, а на темнеющем небе начали появляться первые звёзды. Тёма с ней не разговаривал, хмуро наблюдая за движениями светила, а голоса внизу теперь стали более громкими и развязанными. Нос уловил запах костра и жареного мяса, а в желудке предательски заурчало.
   Артём был хмур и напряжён. Аля уж было хотела взять его за руку, но отчего-то передумала. От него исходили почти физически ощутимые волны злости и раздражения, а когда он всё же повернулся к Алине, холод его взгляда только подтвердил её догадки.
   Девушка вздрогнула и поспешила опустить глаза, но Тёма продолжал смотреть прямо на неё, с леденящим презрением оценивая ту, что сидела рядом. Он никак не мог понять, что в ней такого особенного?! Почему он как последний идиот уже дважды позволил ей втянуть себя в авантюру?! Вроде кукла, как кукла... И даже не самая красивая. Ну, глаза интересного цвета, ну волосы ничего так. Но в остальном же - самая обычная девушка. Да ещё и одета, как пацан.
   Переспали и ладно. Давно нужно было выбросить её из мыслей, но он же вбил себе в голову, что хочет ещё. Ещё и решил пойти окольными путями... даже что-то типа свидания организовал. Зачем?! Чтобы вот так сейчас прятаться на крыше чужого дома и каждую секунду ожидать, что его обнаружат хозяева?! Идиот!
   - Тём, - позвала девушка шёпотом. Она хотела извиниться, и хоть как-то смягчить его злость, но увы подобное было ей не под силу.
   - Молчи, - отозвался парень, буквально прожигая её полным презрения взглядом. - Говорить будем, когда выберемся отсюда, а пока, если хочешь чтобы всё закончилось хорошо, постарайся сделать вид, что тебя нет.
   - Я только хотела...
   - Тихо, Алина.
   И Аля замолчала, отвернувшись. На глазах сами собой навернулись слёзы. Пришлось зажмуриться, чтобы не дать им волю. Она не узнавала парня сидящего рядом парня, и никак не могла понять, почему вдруг решила, что тогда в клубе с ней был настоящий Артём Жарков?! Что он милый и заботливый, а ещё очень нежный и понимающий... Что не обидит её. А на самом деле всё это оказалось иллюзией. Умелой игрой, целью которой был секс.
   Они сидели в тишине, всё больше прислушиваясь к разговорам хозяев дома. Те сначала активно беседовали, методично при этом напиваясь, спустя пару часов начались песни под гитару, а ближе к полуночи, женщины с детьми отправились спать, а мужики перешли к задушевным беседам. Говорили они тихо, и до Али долетали только некоторые фразы, общий смысл которых был не понятен. Она уже настолько устала сидеть в одной позе, что, в конце концов, улеглась прямо на покрывающем крышу шершавом рубероиде, подложив под голову свою сумку.
   - Холодно? - поинтересовался вдруг Тёма, поворачиваясь к Алине. Это было первое, что он сказал за последние несколько часов.
   - Терпимо, - отозвалась она, растирая покрытые мурашками руки. - Крыша тёплая. За день нагрелась.
   Арт невесело усмехнулся, и подсев ближе, улёгся рядом с девушкой. Потом поднялся, стянул куртку и, накрыв ею Алю, вернулся на место.
   - Ты замёрзнешь, - только и сказала она, хотя поначалу хотела с гордостью отказаться от такой подачки. Да только стоило телу почувствовать тепло, а обонянию уловить запах знакомой туалетной воды парня, как Алину будто подменили. Она невольно расслабилась и прикрыла глаза.
   - А ты подползай ближе, и будем греться вместе, - ровным ничего не выражающим тоном отозвался Тёма. И был почти уверен, что она откажется, но... прогадал.
   После нескольких секунд раздумья, Алина всё же решила, что не честно заставлять парня мёрзнуть, и придвинулась к нему вплотную, прикрыв курткой их обоих. Арт на это лишь улыбнулся и легко притянул тёплое тело к себе. Голова девушки легла на его плечо, и все её невесёлые мысли мгновенно улетучились.
   Теперь, несмотря на все свои горькие думы и неутешительные выводы, Алина прибывала в состоянии лёгкой эйфории. Ей безумно нравилось вот так лежать рядом с Жарковым и рассматривать россыпи бриллиантов звёзд на тёмном ночном небе. В этот момент весь остальной мир временно прекратил для неё своё существование, сжавшись до одной единственной крыши, где её обнимал Тёма. Она наслаждалась его близостью, его теплом, слушала дыхание и мечтала только об одном - чтобы этот миг длился вечно.
   Мысли же Артёма были в чём-то созвучны с думами девушки. Ему нравилось ощущать её тепло, чувствовать, как она млеет от каждого его прикосновения. Как её податливое тело робко тает в его руках. Но, в отличии от Алины, фантазии парня уходили гораздо дальше. Ему было мало просто вот так лежать под открытым ночным небом. Он хотел большего... гораздо большего. Даже подумывал воплотить свои желания в жизнь, и единственным, что его останавливало, были люди внизу.
   Хотя не только это сдерживало порывы парня. Всё ж за последние несколько часов упорного самобичевания и раскладывания по полочкам собственных поступков, он пришёл к выводу, что причина большинства его бед - именно Алина. Что из-за его нездорового интереса к этой девушке он ведёт себя как какой-то лопух. Уже дважды она втягивала его в глупые ситуации, а он позволял ей это делать. И проанализировав собственное поведение, пришёл к выводу, что лучше держаться от неё подальше. Так будет лучше для всех.
   Разговоры внизу постепенно стихли, свет вокруг дома потух, и ребята решили, что самое время уходить. Тихо, подобно двум партизанам на задании, они спустились вниз, буквально проползли под распахнутыми окнами, и молчаливыми тенями добрались до дырки в заборе. И только когда оказались по ту сторону сетчатой металлической преграды, вздохнули с облегчением.
   Часы показывали полтретьего ночи, подъёмник в это время уже не работал, поэтому добираться до мотоцикла им пришлось пешком. Когда выяснилось, что им предстоит пройти два километра по дороге, окружённой лесом, к Тёме мгновенно вернулось раздражение, и цветасто выругавшись, он схватил Алину за руку и потащил вниз. Она было хотела попросить его двигаться чуть медленней, но уловив злость парня, предпочла промолчать.
   Идти было легко и совсем не страшно. И пусть в зарослях у обочины то и дело слышались странные шорохи, но Алина почти не боялась. Ведь её руку крепко сжимали мужские пальцы, и ей казалось, что молчаливое бешенство, в котором сейчас прибывал её спутник, способно уничтожить любого, кто посмеет преградить ему путь. Она хотела нарушить эту гнетущую тишину, хотела извиниться, но никак не могла решиться начать. Она боялась, что стоит ей хотя бы пискнуть, и тот барьер, что сдерживал злость Артёма, попросту не выдержит, потому и молчала.
   До мотоцикла они дошли на удивление быстро и тут же тронулись в путь. Тёма гнал, пытаясь хоть как-то проветрить мозг и избавиться от того напряжения, в котором прибывал последние несколько часов. Да только сегодня был явно не его день, и с каждым километром раздражение только усиливалось, постепенно превращаясь в холодную ярость. Его бесила странная тяга к этой "хорошей девочке", а тот факт, что рядом с ней он становился таким добреньким и податливым, попросту убивал. Арту не нужна была эта идиотская зависимость, эта сильнейшая тяга. Ему хотелось уничтожить, разорвать эту связь собственными руками. И он не придумал ничего лучше, чем попросту постараться прекратить всякое общение с Алиной вне "Лагуны".
   Когда мотоцикл остановился у её подъезда, Аля медленно слезла, и замерла напротив необычайно серьёзного Тёмы. Она молча протянула ему свой шлем и уже хотела уйти, но в последний момент всё же решила, что должна высказаться.
   - Прости, что всё так получилось, - проговорила она, не поднимая взгляда. - Я не хотела...
   - Молчи, - резко осадил её Артём. Эта вина в её глазах стала последней каплей, и он больше не смог сдерживать свою злость. Он соскочил с мотоцикла и, взяв её лицо в ладони, буквально заставил смотреть в его глаза. - Плевать мне на твои извинения. Они - пыль! Мелочь! Не хочу слышать, что ты раскаиваешься. Ты же даже не представляешь, чем для меня могла закончиться твоя авантюра.
   Она ошарашено вглядывалось в напряжённое лицо парня и боялась пошевелиться. Нет, Аля осознавала, что из-за её глупости они могли пострадать, но никак не думала, что это вызовет у него такую бурную реакцию.
   - Прости, - сдавленно прошептала она, прикрывая глаза.
   Он горько усмехнулся, и со злостью впился в губы. Аля замерла, не зная как реагировать на подобное, а дикий контраст ощущений только усугублял ситуацию. Поцелуй приносил боль и буквально заставлял подчиниться, но, несмотря на это, Алина продолжала тянуться к Тёме, цепляться за него, ощущать такое притягательное тепло. И даже эту откровенную грубость принимала, как должное. Как заслуженное наказание.
   Постепенно злость Арта сошла на "нет", и его губы перестали мучить разгневавшую его девушку. Он сам не заметил, как начал нежно поглаживать её шею, а поцелуй из грубого стал тягуче чувственным и страстным. Но когда Тёма понял, что именно произошло, тут же поспешил отстраниться.
   Нет, ему срочно нужно было что-то делать с безумной тягой к этой брюнетке, ведь иначе он попросту рисковал потерять голову, а заодно и себя. Для него казалось диким и противоестественным, что ей удалось так просто погасить его раздражение, что от одного взгляда в её глаза он мгновенно терял весь свой напускной цинизм и становился мягким и уступчивым. Его безумно пугала та власть, что имела над ним Алина, и с этим срочно нужно было что-то делать.
   - Прости, детка, - бросил он, окидывая Алину равнодушным взглядом. - Но на этом наша интрижка завершена. Я больше тебя не хочу.
   - Тём... - только и смогла прошептать Аля, непроизвольно касаясь своих измученных губ. Она не могла понять, что он хочет этим сказать, не могла поверить в искренность этого голоса. Ведь мгновение назад всё было совсем иначе! Он её целовал, и она чувствовала, как непонятная злость сменяется возбуждением и нежностью. И что же теперь?
   Арт развернулся и быстро натянув шлем, завёл мотоцикл.
   - А... твой пиджак? - с надеждой проговорила девушка, надеясь, что это сможет задержать его рядом хоть на пару минут, а у неё появится возможность понять, что вообще происходит.
   - Оставь себе, - бросил он насмешливым тоном. - Как напоминание о потерянной невинности.
  
   Тишину ночного двора разбил звук взревевшего мотора мотоцикла, и спустя несколько секунд чёрный зверь вместе со своим хозяином скрылся из вида. Где-то протяжно заорали коты, откуда-то послышались обрывки незнакомой попсовой песни, еле слышно закрылась дверь ближайшего подъезда... И только одна Алина неподвижно застыла посреди двора, в ужасе понимая, что сейчас произошло.
   Ей стало тошно от внезапно образовавшегося в горле кома из подступивших рыданий, всё тело дико напряглось, всеми силами стараясь сдержать рвущиеся наружу эмоции. Руки заметно подрагивали, а ноги попросту отказывались держать. Не в силах терпеть эту дикую муку, от которой буквально выворачивало изнутри, Аля опустилась на ближайшую лавочку и обхватила себя руками. Из горла сам собой вырвался глухой стон разрывающейся души и растоптанной гордости. Он и стал началом глухой истерики, что медленно накрывала шокированную девушку. А когда по щекам потекли ручейки из слёз, вдруг неожиданно стало легче.
   Теперь, когда Жарков сказал своё последнее слово, Алине стало понятно всё. Хотя... разве у неё был повод на что-то надеяться?! Наверно после совместной ночи она и старалась избегать Артёма, только потому что боялась получить доказательства собственной ошибки. И вот теперь, они были у неё на руках. Он сам раскрыл ей глаза... Сам сказал, что больше её не хочет, и хватило его интереса всего на две встречи. Возможно, он планировал закончить сегодняшний вечер с ней в более интимной обстановке, а его планы так грубо спутали неожиданно нагрянувшие хозяева дома на вершине?! Наверно он действительно хотел ещё раз переспать с Алиной и только потом отшить, а взбесился именно из-за того, что всё пошло не по его сценарию. Да, из-за её глупости у него могли возникнуть проблемы с органами правопорядка, вот Тёма и решил, что ему не нужна такая девушка, путь и кратковременная.
   Да... Аля всё это понимала, и во многом винила именно себя, ведь она сама пришла к нему в клубе, и сама притащила его в квартиру своих родителей. Вот только любые попытки понять и оправдать поведение Артёма разбились вдребезги о его прощальные слова. Очередная "Кукла" просто надоела золотому мальчику. Она начала доставлять неприятности, и он поспешил от неё избавиться, оставив свой драгоценный пиджак, как напоминание о том, какая она наивная дура.
   - Ненавижу, - прошептала она, со злостью смахивая слёзы с лица. А потом быстро схватила сумку и поспешила домой. Взрыв эмоций подошёл к концу, оставив после себя лишь глухую пустоту и горечь обиды, но Аля не могла позволить себе расклеиться окончательно. Ведь на краю заполненного эмоциями сознания всё ещё мелькала мысль о необходимости организации арт-фестиваля в "Лагуне", и вместе с ней маячила наиважнейшая цель - удержаться на полученной должности. И Алина решила, что не позволит никому, и Артёму в том числе, помешать ей идти по своему пути. И плевать на всё! На ошибки, проступки, глупости... она не сдастся, каких бы душевных мук ей это ни стоило!
   ***
   А в понедельник в "Лазурную Лагуну" наконец начали прибывать участники фестиваля, и работы у Алины прибавилось в разы. Теперь помимо всех обязанностей по контролю над перестройкой парка, на неё свалилась необходимость встречать и размещать дорогих гостей, разъяснять им правила участия, и организовывать подготовку программы торжественного открытия.
   Девушка металась по территории комплекса, не имея даже минутки для отдыха. У неё фактически не осталось времени ни на еду, ни на посторонние мысли. Всюду требовалось её участие, и стоило ей появиться в одной части отеля, как тут же нужно было бежать в другую. Но Аля была только рада такой бурной деятельности, ведь из-за такой загруженности, для грустных дум просто не осталось места. И сосредоточившись на работе, она проявила мастерский талант в организации. Видя такой дикий энтузиазм с её стороны, сотрудники "Лагуны" только и могли, что удивляться и перешёптываться, но Алине было не до них. Она с лёгкостью "разруливала" проблемные ситуации, коротко и по существу вела переговоры с поставщиками и участниками, выстроила и отдала на утверждение весь план торжественного открытия и условия проведения конкурса, а ещё умудрилась договориться о прогоне рекламного ролика на местном радио, которые запустили в эфир уже во второй половине дня.
   Правда, за всей этой беготнёй, она совершенно забыла про своих ребят, которые как раз сегодня должны были закончить сборку площадок, и сдать ей готовую работу. Эта мысль пришла к ней в голову уже после шести вечера, и взбудораженная девушка тут же понеслась в малый парк.
   Подиумы действительно оказались готовы, да только её бравых сборщиков в лице Коли и Арнольда видно не было. А вот Миша с Фёдором всё ещё находились здесь - медленно и с чувством заканчивали разукрашивать очередную площадку. Её темой было море... И всё бы ничего, да только необычно хмурому и сосредоточенному Феде отчего-то приспичило изобразить шторм, и как раз сейчас он тщательнейшим образом прорисовывал гребень высокой волны с раскатом грязно-белой пены.
   Аля невольно засмотрелась на рисунок, в очередной раз отмечая уровень таланта столь странного художника, и не сразу заметила, что к ней присоединился Михаил.
   - Выглядишь уставшей, - бросил он, мягко улыбнувшись девушке. - Много работы?
   - Очень, - отозвалась Алина, вздыхая. - Настоящий аврал, а ведь до фестиваля ещё несколько дней. Я даже боюсь представить, что же будет дальше.
   - Уверен, ты справишься, - проговорил парень, лёгким движением убирая с её головы маленький листик. - Ты ведь у нас молодец.
   - Без вас я бы ничего не смогла, - сказала она, немного смутившись от близости Миши, и даже хотела отойти, но почему-то подумала, что может его этим нечаянно обидеть. - Сколько сегодня сделали?
   - Бывшие лоботрясы собрали все оставшиеся подиумы, торжественно закончив свою часть миссии, а вот мы с Федей сегодня целый день с одной провозились. Ему, видишь ли приспичило изобразить бушующий океан. Я пытался его вразумить, что никто такой порыв всё равно не оценит, но он грубит и огрызается. А нам ещё пять штук разрисовывать. Так мы нифигашечки не успеем.
   - Попробую вразумить его, - сказала Алина, и двинулась в сторону сосредоточенного рыжего.
  
   Тёма был напряжён и взвинчен. Вопреки его ожиданиям, вчерашнее раздражение никуда не ушло, а после того как он довольно грубо распрощался с Алиной, напротив, стало ещё сильнее. Теперь помимо злости на девушку, на отца с братом, добавилась злость на самого себя и на собственную слабость по отношению к какой-то невзрачной брюнетке. Это всё несказанно бесило и без того хмурого парня, и в этот раз даже пресловутый коньяк оказался бессилен что-либо изменить в его настроении.
   Остаток прошлой ночи прошёл в бессмысленном разглядывании теней на потолке, в компании бутылки "Хеннеси". Сон упрямо не шёл, а когда парню всё-таки удавалось проваливаться в забытье, перед ним снова и снова всплывало расстроенное лицо Алины и глядящие на него с полнейшим непониманием грустные глаза. После этого он мгновенно просыпался, и всё начиналось заново. А потом наступило утро, но ничего не изменилось, и даже работа не смогла вытеснить из его головы эти странные мысли.
   Ему безумно хотелось сделать хоть что-то, чтобы не думать об этом, хоть как-то отвлечься, поэтому и за кисти он сегодня взялся с каким-то особым энтузиазмом. Простое, казалось бы, море, получилось у него грозным и устрашающе штормовым. Он скрупулезно прорисовывал каждую деталь и даже изобразил вдалеке терпящий крушение небольшой парусник. Тёма так увлёкся и настолько погрузился в мир бушующей природы, что стал совершенно недосягаем для внешнего мира. От любых попыток вывести его на разговор отбрыкивался грубо и нецензурно, а на происходящее за собственной спиной не обращал совершенно никакого внимания... Пока не явилась Алина. И вот в этот момент его временному спокойствию пришёл конец.
   Арт не увидел... скорее почувствовал её присутствие. Просто в одно мгновение мир вокруг странным образом изменился. Звуки стали громче, запахи сильнее, солнце - ярче. Тело мгновенно напряглось и, обернувшись, он увидел Алю. Она выглядела какой-то замученной, но при этом мило беседовала с Михаилом, и даже улыбалась ему. Она смотрела на него с добротой и даже с какой-то нежностью, в то время как ему - Тёме - всё чаще доставались взгляды полные недоверия. Он попытался снова вернуться к рисунку, внушая себе, что Алина - это пройденный этап и она ему совершенно не интересна. Да только прекрасно понимал, что это неправда.
   Арта одолевали свершено противоречивые мысли. Одна его часть упрямо тянулась к Але, игнорируя на своём пути любые преграды, и была уверена, что поступает правильно. В то время как другая, рациональная, - отвешивала ей подзатыльники и крутила пальцем у виска. Эта внутренняя борьба убивала, доводя нервы до состояния белого каления, и нужно было срочно что-то с этим делать, ведь в противном случае всё могло закончиться плачевно.
   Он держался из последних сил, сжав клаки и упрямо уставившись в одну точку, и уже почти смирился с тем, что срыва не избежать, как вдруг всё резко изменилось. Съедающее душу раздражение стихло, дыхание выровнялось, а мысли снова пришли в норму. А причиной всему стала изящная женская ручка, что секунду назад осторожно легла на его плечо.
   - Привет, Федь, - проговорила Алина, останавливаясь у него за спиной и разглядывая рисунок. Она странным образом почувствовала его дикое напряжение, и сама не поняла, почему так легко и уверено решилась бесцеремонно нарушить его личное пространство таким, казалось бы, простым дружеским прикосновением. Да только когда её пальцы, ложась на плечо, случайно коснулись открытой кожи на шее, Федя едва заметно вздрогнул, а Алю и вовсе будто бы током прошибло. Она уже собиралась отдёрнуть руку, когда её неожиданно накрыли холодные пальцы Фёдора.
   - Привет, Алин... - отозвался он хрипло, но поворачиваться пока не спешил. Ему вдруг отчаянно понравился этот момент странной эмоциональной близости и простое целомудренное касание рук. В одно мгновение он ощутил непонятное спокойствие и уют, и в этот момент рациональная часть его души с треском проиграла битву. - Можешь считать меня сумасшедшим, но ты непонятным образом только что низвергла в пучину небытия моё бешенство, - Тёма сказал это с виноватой открытой улыбкой, но пальцы убирать не спешил. - Постой так ещё пару минут, чтобы я окончательно успокоился... если, конечно, у тебя нет других, более важных дел.
   Дела были. А точнее их был целый вагон, но здесь, рядом с Фёдором, всё сумасшествие этого дня неожиданно отступило куда-то на задний план, а в хаотично мечущиеся мысли пришли спокойствие и гармония.
   - Знаешь, - сказала она с усмешкой, кладя руку на второе плечо. - Наверно тут место какое-то особенное... Может природная аномалия? Ведь мне тоже в одно мгновение стало как-то... хорошо, что ли. Надо его запомнить.
   - Согласен, - отозвался рыжий, прикрывая глаза. - По крайней мере, если это сумасшествие, то проблемы не только у меня.
   - Ты кстати чего это такой нервный? Миша говорит, что рычишь на него целый день, - поинтересовалась Алина, к которой вдруг вернулось игривое настроение. Она сама не поняла, как начала легонько массировать плечи парня, осторожно перебирая пальцами.
   - Есть причины, - неопределённо отозвался тот. - Зато вот... шторм нарисовал.
   - Ага, я заметила. Кстати шикарно получилось. Ты такими темпами скоро Айвазовского переплюнешь, - проговорила Аля с доброй усмешкой. - Даже боюсь представить, что должно твориться в душе художника, чтобы изобразить такую дикую бурю.
   - Нечто подобное ей, - тихо ответил Федя. - Такова особенность любого творчества. Неважно, будь то музыкант, художник или танцор, все мы вкладываем душу в то, что делаем. А если в ней неспокойно, или мрачно, то это обязательно отразиться на работах.
   Аля кивнула, хотя сидящий к ней спиной парень этого не увидел. Он продолжал наслаждаться столь неожиданным и приятным массажем, и категорически отказывался возвращаться в реальность.
   - Кстати, - сказала вдруг Алина и, резко отняв руки от плеч парня, встала перед ним. - А ты не хотел бы принять участие в фестивале?!
   - Я, по-моему, и так это делаю, - пробурчал Федя, недовольный столь резким разрывом контакта. Он смотрел на чрезмерно активную Алину через свои мутные линзы, и никак не мог понять причины такого бешенного оживления с её стороны.
   - Нет, не так, а как полноценный участник. Придумаешь экспонат, выставишь его в парке до пятницы и всё! Может даже победишь, а триста штук на дороге не валяются...
   - Какие триста штук?! - мгновенно оживился рыжий, краем глаза заметив подходящего к ним Мишу.
   - Такие, - бросила Аля. - Этот фестиваль подразумевает конкурс работ, а приз за первое место равен трестам тысячам рублей.
   - Подожди, Аль, - Фёдор тряхнул головой, и внимательно уставился на девушку. - Но я ведь просто художник, я рисую, а представленная работа должна быть Арт-объектом. Или я чего-то не догоняю?
   - Триста косарей?! - воскликнул подошедший Миша. - И ты ещё сомневаешься?!
   - Тема - "Мир современной молодёжи", - добавила Аля деловым тоном. - Здесь корпус рядом "Зелёный", где в основном селяться постояльцы студенческого возраста. И парк обновляют в их стиле. А после конкурса все Арт-объекты останутся здесь, и добавят ему некую изюминку. Можно сказать, что весь этот фестиваль устраивается только для того, чтобы за один приличный гонорар привлечь к работе целую толпу художников и дизайнеров, и заставить их выложиться по полной. Вот. Победителя определят путём элементарного зрительского голосования, а значит, есть реальный шанс победить и получить эти деньги.
   - Я не уверен... - попробовал отвертеться озадаченный Федя, но тут в разговор снова влез его напарник.
   - А вот я уверен! - громогласно выдал он. - Федя, я ведь инженер-проектировщик, пусть и недоученный. Я могу взять на себя всю техническую часть проекта, а ты займёшься художественной. Давай попробуем! Бабло пополам.
   - До открытия три дня, а у нас даже идеи нет, - отмахнулся рыжий.
   - Найдём! Ты только представь, что будет, если мы победим?! Это же по сто пятьдесят косарей на нос! Я Алёнке смогу учёбу оплатить!
   - А Алёнка это кто? - как бы между прочим поинтересовалась Аля.
   - Сестра младшая, - выдал Миша. - Я, можно сказать из-за неё институт бросил. Родители не потянут её высшее образование, а она хочет юристом стать. И я уверен у неё всё получится... - тут он осёкся. - Только сейчас не о том речь. Федь, давай попробуем.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - продолжал упираться тот. - Да и когда этим заниматься?! Мы и так вкалываем с утра до ночи...
   И тут у Алины заиграл мобильный, и она, извинившись, отошла подальше от ребят, внимательно слушая звонившего. Миша проследил за тем, как, беседуя с трубкой, она удалялась от них всё больше, и когда уверился, что они остались вдвоём, снова обратился к напарнику.
   - Ну что тебе, в конце концов, стоит?! - бросил он, наблюдая, как рыжий спокойно принялся выводить очередную волну на своём рисунке. - Я всё сделаю сам, от тебя потребуется только кое-что нарисовать.
   - Я сказал - нет, - этот ответ прозвучал куда грубее, чем все предыдущие. - И закончим на этом.
   Миша напрягся, а его напарник продолжил с невозмутимым видом наносить мазки на гладкую деревянную поверхность, и казалось, был предельно сосредоточен на своём занятии. Тогда-то Михаил и решил, что пора идти ва-банк, ведь для него этот фестиваль был реальным шансом вылезти из той грязи, в которой он увяз из-за желания помочь сестре. А без помощи этого чудного, пусть и, несомненно, талантливого типа, ему не справиться. Он ещё раз обернулся и, убедившись, что их никто не слышит, упёр взгляд в рыжий затылок.
   - Артём, - позвал он, а рука художника дрогнула, смазав так тщательно выводимый гребень. - Я ведь знаю, что в мире нет никакого Петрова Фёдора. Хотя, может и есть, но уж точно не "Лагуне".
   Медленно, дабы не выдать собственного оцепенения, постепенно переходящего в бешенство, Федя развернулся к парню.
   - Перегрелся?! - бросил рыжий, буравя его сосредоточенным взглядом, которого к счастью не было видно из-за очков. - Или курнул чего?!
   - Мы встречались весной, - не сдавался Миша. - В драке на набережной. Ты тогда мне бровь рассёк своим браслетом. Три шва и ночь в камере я хорошо запомнил, как и ту цацку, что была на твоей руке, - он вздохнул. - А пару дней назад мне тётка рассказала, что видела на рыжем очкарике очень занимательную вещицу... каучуковый браслетик с интересной гравировкой на золотой пластине. Галина у меня вообще хорошо в ювелирке разбирается, несмотря на то, что работает в столовой.
   В руке Арта хрустнула кисточка, и он вскользь подумал, что если так пойдёт и дальше, ему попросту будет нечем расписывать площадки.
   - Хочешь повторить?! - ядовито выдал он, поворачиваясь к Мише.
   - Нет, и поверь, я бы никогда не стал этого говорить, но... мне на самом деле нужны деньги от выигрыша. Я не прошу многого, просто, помоги с конкурсом, и я забуду все свои выводы и догадки относительно твоей персоны, - в тоне парня явно слышалась мольба, а ещё отчаяние и страх. Ведь он прекрасно знал, что Тёме ничего не стоит организовать его увольнение, причём в самые кратчайшие сроки. И всё равно решил рискнуть. Но когда рыжий притворщик уже был готов, высказать ему в красках, что обо всём этом думает, неожиданно вернулась Алина.
   - Ну, так что вы решили? - спросила она, усаживаясь на камень рядом с Фёдором. И снова, поддавшись какому-то странному порыву, положила руку на его плечо. Она будто бы не замечала повисшего напряжения. - Решайся! У тебя же талант, а это прекрасный шанс, начать использовать его для зарабатывания денег.
   Он с сомнением посмотрел на сидящую рядом девушку, перевёл взгляд на напряжённого, как гитарная струна, Мишу, и обречённо вздохнул.
   - Ладно, - сказал, возвращаясь к Алине. - Только у меня два условия. Во-первых, моего имени среди участников быть не должно, пусть везде фигурирует только Миша. А во-вторых, ты будешь отпускать меня на два часа раньше, иначе не успеем.
   - Да легко, - воодушевлённо воскликнула девушка. И мгновенно поднявшись, добавила: - Пойду, внесу Михаила в списки. А вообще, - она снова взглянула на мрачного Федю, - я почти уверена, что вы победите. Иначе и быть не может! Вы же у меня настоящее сокровище! - и довольная двинулась в сторону административного корпуса, оставляя двоих парней таращиться ей вслед.
   - А для тебя лично у меня будет ещё одно условие, помимо того, что с этого момента ты никогда не знал и не встречался с человеком по имени Артём Жарков, - протянул лже-Фёдор.
   Миша сдавленно кивнул и нервным жестом скинул со лба капельки пота. Он прекрасно понимал, что затеял игру не с тем противником, и что вероятность выигрыша ничтожно мала, но всё равно продолжал надеяться на победу.
   - Перестань клеиться к Алине. С этого момента между вами работа и ничего больше, - его голос звучал спокойно, но в нём всё-таки проскальзывали угрожающие нотки.
   Михаил опешил и от удивления непроизвольно округлил глаза. Он ожидал от этого человека всё что угодно, вплоть до нотариальной расписки или обещания заточить его в пожизненное рабство, но уж точно не такое. Он даже позволил себе усмехнуться, но тут же поспешил принять серьёзный вид.
   - Идёт. Хоть я и так отношусь к Але, как к руководителю и просто хорошему человеку. У меня никогда не было на неё никаких видов, - проговорил Миша. - Можно сказать, что она не в моём вкусе, так что в этом условии нет никакого смысла, но если тебе так будет спокойнее...
   - Будет, так что прими его и запомни, - невозмутимо парировал Артём. - И на этом разговор закончен. Теперь нам нужно придумать каким будет наш экспонат и времени на это практически нет. Завтра следует начать работу.
   - Я придумаю, - самоуверенно бросил парень, воодушевлённый невиданной удачей.
   - У меня тоже есть пара идей, но их все нужно досконально осмыслить. Так что предлагаю завтра обсудить всё за завтраком, а пока... лучше не трогай меня. Целее будешь.
   - Это ты из-за Али такой? - в конец осмелев, поинтересовался Миша, вглядываясь в лицо Феди, наполовину скрытое за большими очками.
   - Ещё один подобный вопрос и я рассеку тебе вторую бровь, но уже без помощи браслета, - раздражённо бросил рыжий. В ответ на что Михаил лишь кивнул, и поспешил отвернуться и уйти под тень ближайшего дерева. Но на лице его расцвела такая победная улыбка, которую было просто невозможно скрыть, ведь помимо всего прочего сегодня он, кажется, нашёл слабое место того, у кого их не имелось по определению. И им оказалась невзрачная девушка - Алина.
  
   Глава 10.
  

"Пальцы складывают буквы:

Ты - просто кукла, ты - только кукла!

Твой месседж этим утром

самый первый, самый ранний:

Берегись своих желаний!"

(Дискотека Авария - "Кукла")

   Домой Аля вернулась в приподнятом настроении и, несмотря на откровенно сложный во всех смыслах день, не чувствовала никакой усталости. девушку несказанно радовал тот факт, что её ребята примут участие в конкурсе фестиваля, и она считала своим долгом, хоть как-то им помочь. Теперь Алина почти всё время думала о том, каким должен быть экспонат, чтобы иметь все шансы на выигрыш. В её голове всё время крутились какие-то варианты, но что самое важное, этим мыслям прекрасно удавалось вытеснять из её головы воспоминания о Тёме. Аля отбрасывала их как могла, но когда войдя в свою комнату наткнулась взглядом на его белый пиджак, с трудом нашла в себе силы, чтобы не порвать его на мелкие ленточки.
   Артём сказал, что оставляет его на память... Так вот, не нужно ей такое напоминание! Ей ничего от него не нужно! И схватив столь ненавистную вещь, она тут же ринулась прочь из квартиры.
   Чтобы всё было по правилам, девушка решила отдать его в химчистку, что располагалась на первом этаже её дома. А ещё там имелась служба доставки, которая за умеренную плату была готова отвезти чистую одежду по указанному адресу. Вот так Алина и организовала возврат господину Жаркову его драгоценного пиджака. Ей даже не жалко было выложить за это почти половину оставшихся денег, ведь так всё равно лучше, чем возиться с его одежонкой самой.
   Когда дело было сделано, а девушка-администратор заверила её, что завтра же утром заказ доставят в "Лагуну", настроение Алины вновь вернулось к своему приподнятому состоянию. Сегодня она пообещала себе, что выкинет Артёма из головы и забудет всё, что между ними было, как страшный сон. Он наглядно продемонстрировал ей, что для него она такая же "кукла", как и остальные. И пусть в этот раз он чудесным образом сумел запомнить её имя, да только сути это не меняло. Он привык относиться к девушкам, как к игрушкам. Мол, поиграл и выкинул. А тот факт, что вопреки привычному раскладу Артёма, они встречались дважды, говорил только о том, что "куколка Алина" по неясным причинам показалась ему немного более интересной, чем остальные... Всего на кукую-то долю процента. А когда он понял, что игрушка не стоит затраченных на неё сил и времени, то чуть не захлебнулся в собственном раздражении, и тут же решил вычеркнуть столь непрезентабельную особу из своей лощёной коньячно-беззаботной жизни.
   Аля фыркнула, и снова попыталась переключить мысли на что-нибудь другое, и так уж получилось, что лучшим противовесом воспоминаниям о Тёме, снова стали думы, в которых фигурировали работа, предстоящий фестиваль и, как следствие, Фёдор. Вот уж точно загадочный тип, но Алине отчего-то нравилось находиться рядом с ним, нравилась его чуть ироничная улыбочка и хмурая уверенность в себе. А что ещё более странно, её как магнитом тянуло прикоснуться к нему, и каждое такое касание отзывалось мягким теплом где-то в районе сердца. Наверно, окажись на его месте кто-то другой, Аля бы решила, что это ни что иное как влюблённость, но ведь это был Федя. Рыжий очкарик в форменном комбинезоне, висящем на нём, как на вешалке. Его внешность казалась девушке смешной и даже абсурдной, но её всё равно неотрывно притягивало к нему.
   Дома всё было как всегда. После ужина отец отправился на любимый диван, для встречи со старым другом телевизором, а мама, сцапав ноутбук, и вооружившись кофе и сигаретами, расположилась в старом кресле на балконе. На Алю, как и на её душевные терзания никто внимания не обращал, да и она уже давно привыкла, что в их семье все сами по себе. И всех устраивал такой порядок вещей. Иногда девушка даже сравнивала их семейную квартиру с общежитием, где все жильцы были друг для друга простыми соседями и не больше. Она жалела, что у неё нет брата или сестры... Возможно, окажись их семейство чуть больше, дома было бы не так... тоскливо и обыденно. Нет, ей нравилась такая политика полного невмешательства родителей в её личную жизнь, но ведь они и друг к другу относились так же. Маме было плевать на папу, а папе - абсолютно параллельно, что твориться в жизни мамы.
   Когда-то, после очередного прихода к ним гостей, изрядно пьяная Ангелина Михайловна, вдруг решила, что её тогда ещё шестнадцатилетняя дочь, уже достаточно взрослая для разговоров по душам. Вот тогда-то она и выложила, плача на Алинином плече, что замуж вышла по глупости. Ей было двадцать девять, все подруги давно обзавелись семьями, и ей тоже хотелось. И тут подвернулся Андрей... Тогда он казался ей настоящим подарком судьбы -симпатичный, с красивой подтянутой фигурой, на новой белой шестёрке, тогда как машина была для многих роскошью. Его родители возглавляли крупный строительный кооператив, и виделись для Ангелины настоящими богачами. Вот она и схватилась за Андрея, которому тогда только стукнуло двадцать два, и решила во что бы то ни стало выйти за него замуж. Парень упирался и искренне пытался закончить эти абсурдные отношения, они постоянно ругались, а потом всё решила неожиданная беременность. Так на свет появилась Алина и молодая семья Ростовских, которая так и не стала настоящей.
   Из-за Ангелины Андрей рассорился с родителями и увёл своё семейство жить в комуналку, и только через семь лет бабушка и дедушка маленькой Али смягчились и отдали сыну свою трёшку, а сами переехали в новый дом в дачном посёлке. С тех пор в их семье, по крайней мере, закончились скандалы. Теперь родители девушки предпочитали держать нейтралитет, попросту не замечая друг друга. Их общение ограничивалось кухней и денежными вопросами, и для Алины было совершенно непонятно, почему они до сих пор не развелись.
   От размышлений её отвлекла мелодия телефона, которая за сегодняшний день успела стать ненавистной. У Али уже уши болели от разговоров, но не ответить она не могла, ведь в связи с предстоящим фестивалем, каждый звонок был очень важен.
   Да только не успела она сказать дежурное "Алё", как тут же пожалела, что не проигнорировала звонок.
   - Привет, красотка! - выдал динамик ироничным голоском. - На случай если ты меня не узнала, представлюсь - Олег. Так уж получилось, что у нас с тобой осталось одно неоконченное дело... интимного характера. И его нужно довести до конца.
   Аля оцепенела, не в силах сказать ни единого слова. Если честно, она уже и думать забыла о Горышеве. Ей казалось, что после того, как Жарков кулаками объяснил тому не лезть к Алине, Олег должен был как минимум впечатлиться. И что же в итоге?!
   - Жду тебя сегодня в десять в "Шторме", - сказал он, так и не дождавшись от Алины никакой реакции. - Если придёшь и будешь послушной девочкой, я забуду былые обиды, и всё пройдёт красиво и по обоюдному согласию. А вот если нет, - он выдержал театральную паузу за время которой напуганная фантазия Алины успела выдать несколько ужасающих сцен, что только усугубило и без того нервное состояние девушки. - Я сам тебя найду, и уж поверь мне, ты успеешь много раз пожалеть о своём решении. Ты всё поняла?!
   - Да... - тихо выдохнула она, а когда в трубке вновь повисла тишина, означающая конец разговора, телефон выпал из её дрожащих пальцев.
   Аля обессилено села на кровать, не в силах поверить, что всё это реально и происходит именно с ней. Она до сих пор прекрасно помнила горящие холодной решимостью серые глаза Олега, в тот момент, когда он прижимал её к стене в полутёмном коридоре вип-зоны клуба. В его взгляде сквозило много чего, и злость, и похоть, и обещание наказания за царапины, но главное, в нём было то, что пугало Алину куда больше всего остального - жутких холод вседозволенности.
   Она боялась Горышева. Боялась того, что он может с ней сделать. Ведь теперь, благодаря вмешательству Артёма, его злость стала ещё сильней, а желание наказать Алину приобрело характер навязчивой идеи. Ведь любой нормальный человек давно бы остановился, и выбросил отшившую его девушку из головы. Да только, судя по всему, Олег Горышев не категорически не умел проигрывать. Но... что же теперь делать Алине?!
   Она встала, медленно прошла по комнате и остановилась у раскрытого окна. К этому времени небо над городом начало медленно тускнеть, подчиняясь воле заходящего солнца, и комната девушки постепенно погружалась во мрак.
   Аля вскинула голову, дав себе чёткое указание не расклеиваться, и набрала номер Лизки. Она хотела убедиться в правильности своих догадок или получить их опровержение. Ей было важно знать, так ли страшен Горышев, как рисует её фантазия. Она хотела... мечтала услышать, что он шутник и балагур и никогда не сделает ей ничего плохого, но... не услышала.
   После того, как Алина обрисовала подруге ситуацию, та надолго замолчала, а когда заговорила, в её голосе явно слышался страх.
   - Ох Алька... ну почему ты такая невезучая?! - воскликнула она эмоционально. - Почему при таком обилии симпатичных парней тебя угораздило влезть именно между Артом и Олегом. Ты сейчас для них как поле боя... Эти два индюка попросту не могут в открытую нападать друг на друга, вот и используют тебя, как предлог. И поверь, если я правильно вижу ситуацию, а я в этом почти уверена, то ничем хорошим твоя встреча с Горышевым не закончится. Убить он тебя, конечно, не убьёт, но впечатлений оставит массу. И вряд ли они будут приятными.
   - Что делать?! - выдала она отчаянным тоном. Закат за окном уже почти погас, а сквозь распахнутые створки стал просачиваться прохладный вечерний воздух. Именно в этот момент её вдруг вспомнились тёплые руки Артёма, обнимающие её под мягким пледом, когда они точно так же стояли у этого окна. А ведь он обещал помочь ей в вопросе с Олегом. И помог, только добром это не кончилось...
   - Лиз, - проговорила, наконец, Аля. - Ты можешь найти номер Артёма?
   - Могу, - отозвалась Лизка, уже догадываясь, что задумала подруга. - Но ты уверена, что он сожжет помочь?! Боюсь, теперь любое действие с его стороны только сильнее распалит Олега.
   - А у меня нет другого выхода, - выдохнула Алина. - Кроме него мне просить больше некого.
   ***
  
   Следуя своему уже привычному вечернему ритуалу, Виталик уверено открыл дверь в обитель младшего брата, и с любопытством осмотрелся. К его удивлению сегодня пентхаус Тёмы прибывал если не в чистоте, то уж точно в относительном порядке. Мусора не было, нигде не валялись пустые бутылки и даже пепельница на журнальном столике у камина насчитывала только один окурок.
   Озираясь по сторонам и ожидая найти хоть какой-то признак привычного хаоса, он медленно добрёл до единственной комнаты, где сейчас горел яркий свет, а войдя внутрь удивился ещё сильнее. Бардака не было... вместо этого его встретил чистый ковёр, идеальный порядок на подвесных полках, и заправленная постель, на которой восседал сосредоточенный Артём. Он задумчиво выводил что-то простым карандашом в толстом альбоме с рисунками.
   Краем глаза Виталик заметил чуть приоткрытый шкаф, на полках которого были тщательно сложены чистые вещи, и это стало последней каплей в чаше его удивления.
   - Ты часом, головой не ударялся?! Или может коньяк какой-то чудный попался, после которого дико тянет заняться уборкой?! - выдал старший Жарков, останавливаясь напротив кровати.
   Тёма оторвался от наброска, проследил за взглядом брата, и усмехнулся, наблюдая как тот, распахивает вторую сворку большого шкафа, где висели выглаженные брюки и рубашки.
   - У меня просто закончились чистые вещи, - отозвался он неопределённо. - Пришлось отнести в прачечную почти весь свой гардероб. Там его и выстирали и выгладили, а вот на полки я всё складывал сам.
   - А остальное?! - Виталик демонстративно огляделся по сторонам. - Здесь чисто или это простой обман зрения?!
   - Чисто, - улыбнулся Тёма. - Знаешь, как оказалось, во время уборки в мою голову начинают приходить шикарные идеи для творчества. И кстати, - он отложил альбом и посмотрел на брата. - Твоя Алина уломала меня... то есть Феденьку, принять участие в фестивале.
   - И ты согласился?! - выпалил блондин, опираясь спиной на дверной косяк.
   - Представь себе, да. Только... надеюсь, ты не будешь вмешиваться? Я не уверен, что мы победим, но... если это всё-таки случится, мне бы хотелось, чтобы эта победа была настоящей, - голос Артёма звучал настолько спокойно и уверено, что ещё больше шокировало его брата. Раньше такого не было... никогда. И ещё, только сейчас Виталик с удивлением понял, что именно кажется ему самым неправильным во всей новизне окружающего пространства - Тёма трезв. А стоящая рядом с кроватью раскрытая пачка вишнёвого сока и стакан только подтверждали эту поистине дикую догадку.
   - И кстати, мне нужно пятнадцать тысяч, - добавил Артём, обращаясь к брату. - Я их Алине должен... А она собирается вручить их своим работягам в качестве премии за то, что собрали вовремя все площадки под экспонаты.
   - Ладно, - отозвался всё ещё шокированный Виталик, доставая из бумажника требуемую сумму. Потом подумал, и добавил к трём купюрам ещё одну, так сказать, от себя лично. - А за что ты должен Алине?! Занимал?!
   - Нет. Она была моей натурщицей... вот и всё. Спасибо за бабло, - он снова схватился за альбом, добавляя к готовому эскизу пару новых чёрточек.
   - Я не узнаю тебя, - всё-таки сказал Виталик. - Что случилось?! Ты не пьёшь, спокойно рисуешь в чистой квартире, и отдаёшь, прямо скажем, не самой красивой девушке пятнадцать штук просто за то, что она несколько часов просидела неподвижно. Ещё и в конкурсе решил участвовать...
   - А разве ни этого вы с отцом так упорно добивались? - поинтересовался Тёма равнодушным голосом. Он снова упёр взгляд в свой рисунок, сосредоточенно прорисовывая в нём какие-то детали. - И вообще, до завтрашнего утра мне нужно досконально продумать идею своего экспоната, а твоё присутствие сбивает с мысли. Ты же приходил проверить, не спился ли я? Как видишь, жив, здоров и занят делом. Так что можешь идти.
   - Ты меня пугаешь, - честно ответил старший Жарков. - Но я, и правда, пожалуй пойду. Мне нужно переварить увиденное, - и не прощаясь покинул номер оставляя брата одного.
   Как только за Виталиком закрылась дверь, Тёма победно улыбнулся и быстрым движением сгрёб с тумбочки оставленную братом двадцатку. Вообще, он сам не ожидал, что такой, поистине, странный план так легко принесёт плоды. Но Виталий оказался настолько шокированным, что запросто расстался с четырьмя крупными купюрами, и только потом поинтересовался, зачем они нужны. Видимо, затевая всю эту авантюру с его переодеванием в Фёдора, старший Жарков сильно сомневался, что из этого всё же что-то выйдет. Оттого, увиденное сегодня и стало для него настоящим шоком.
   Да только... если взглянуть на ситуацию со стороны, выходило, что успехи действительно есть. Ведь за прошедшую со дня начала каторги неделю, мир Артёма переворачивался уже столько раз, что он сам успел сбиться со счёта. После того, как прошла первая волна протеста и отторжения, он стал воспринимать всё это, как какое-то приключение. Своеобразное реалити-шоу с собой в главной роли. Тёма открывал новый мир, низших по его мнению людей, и с удивлением понимал, что он куда интересней, того в котором так долго вертелся он сам.
   Сейчас Арт решил подыграть Виталику, и пусть не надолго, но стать таким, каким тот хочет его видеть. А сегодняшнее поведение брата только подтвердило правильность выбранной стратегии. Ведь, чем раньше он вернёт утраченное доверие, тем быстрее получит обратно доступ к деньгам. В конце концов, ему давно не пятнадцать лет, и он может ненадолго забить на собственные принципы и тем самым создать для своих воспитателей иллюзию победы. Они хотели сломать его?! Не получилось. Артём не собирался ломаться или прогибаться под обстоятельства, как бы им этого не хотелось. Ведь даже будучи под ликом рыжего очкарика он всегда оставался собой.
   Тёма собирался позволить брату с отцом выиграть эту партию исключительно ради того, чтобы усыпить их бдительность, и тем самым получить куда больше. Сейчас на кону стояла его свобода и гордость. И как только к нему вернутся все былые привилегии, он сделает всё, чтобы больше никогда не оказаться в подобной ситуации, и уж точно никому не позволит учить его как правильно жить.
   А ещё ему совершенно неожиданно понравилась идея с участием в конкурсе. И если поначалу он и считал её откровенно бредовой, то поразмыслив над возможными вариантами экспонатов, вдруг решил, что это может оказаться интересным. Пока занимался уборкой, успел обдумать несколько основных идей, и сам не заметил, как привёл номер к идеальной чистоте.
   Арт буквально загорелся этим конкурсом, только, в отличии от того же Миши, сумма выигрыша интересовала его чуть ли ни в последнюю очередь. Ему куда важнее было доказать отцу и брату, что он может зарабатывать деньги свои талантом. Именно это желание и подстёгивало Тёму, заставляя его мысли вертеться вокруг предполагаемого экспоната.
   Да только, каждый раз, когда он пытался перенести свою идею на лист, на бумаге чудесным образом появлялся очередной портрет Алины... К слову, у Артёма уже была целая коллекция её изображений. Это неимоверно бесило и, каждый раз, создав карандашный набросок её образа, он порывался разорвать его на мелкие кусочки, но... так и не смог заставить себя это сделать. Эта девушка стала его наваждением, она сидела в его голове так плотно, что для других мыслей попросту не оставалось места. От этого Тёма бесился и искренне пытался найти способ избавиться от такого наваждения. И попытавшись в очередной раз подойти к решению этой задачи трезво, снова пришёл к выводу, что ему просто необходимо снова затащить Алю в постель. И чем быстрее это произойдёт, тем раньше он потеряет к ней интерес и изгонит из своей головы. Вот только не далее как вчера он сам свёл к минимуму вероятность такого финала, ведь после того что он наговорил ей на прощанье, она вряд ли легко согласиться на визит в его спальню. Да только другого решению проблемы Арт, увы, не видел.
   Приняв единственное правильное в этой ситуации решение, он снова попытался переключиться на мысли о конкурсе, и уже почти составил в голове окончательный вариант своего экспоната, как его снова отвлекли и на это раз - телефонный звонок.
   Разбитый экран аппарата, не так давно пострадавшего от неожиданной встречи со стеной, высветил незнакомый номер, и Тёма вдруг решил, что не хочет сейчас ни с кем разговаривать, и благополучно выключил звук. Да только неизвестный абонент явно решил во что бы то ни стало достать Жаркова, и после четвёртого такого звонка, Арт всё же соизволил взять трубку.
   - Да, - бросил он раздражённым тоном, прижав трубку к уху плечом. Он всё ещё продолжал прочерчивать линии наброска будущего экспоната, когда услышал в трубке знакомый голос.
   - Привет, - сдавленно проговорила девушка. - Прости, что беспокою...
   - Алина?! - ошарашено выдал Тёма, но он тут же взял себя в руки и продолжил своим привычным насмешливым тоном: - Предполагаю, что случилось нечто совсем уж невероятное, если ты вдруг решила найти и набрать мой номер.
   ***
   Услышав его голос, Аля замолчала. В этот момент ей очень хотелось сбросить вызов и отключить телефон, но... этим она бы сделала только хуже. Пришлось зажмуриться, упереться лбом в холодное стекло закрытого окна, и найти в себе силы сказать то, зачем звонила.
   - Артём... - начала девушка, беря за горло собственную гордость. - У меня проблемы с Горышевым. Ты обещал помочь.
   - Я уже и так сделал всё, что было в моих силах, - сказал холодный голос в трубке. - Чего ты ещё от меня хочешь?!
   Аля почувствовала, как на глазах начинают наворачиваться слёзы, а голос отказывается подчиняться. Нет, она, конечно, ожила чего-то подобного, но всё же до последнего надеялась, что Жарков не такая равнодушная сволочь. И, как оказалось, зря.
   - Прости за беспокойство, - сказала Алина, стараясь, чтобы её голос не дрожал, и тут же поспешила разъединить звонок. Она безвольно опустила руку с телефоном и снова зажмурилась, не позволяя слезам вырваться наружу.
   "Что ж... наверно это судьба" - подумала Аля, уже прикидывая, как хотя бы попытаться избежать той участи, что уготовил ей Олег. Хотя, что-то упорно подсказывало ей - в его случае уже ничего не поможет. Да и помощи просить больше не у кого. Сказать отцу?! Он, несомненно, вступится за дочь, чем обязательно заработает себе проблемы - в этом девушка не сомневалась. Старшего брата у неё не было, а подключать к этой истории Виталия Семёновича отчего-то казалось постыдным.
   Она в последний раз посмотрела за окно и обречённо набрала номер такси. Пока ждала машину, успела переодеться в чёрные широкие брюки и тонкую майку. Краситься не стала, волосы заплела в привычную косу, а на ноги натянула кроссовки. Вот так... и пусть Горышев видит её именно такой... серой невзрачной крыской, коей она и являлась на самом деле. Аля смирилась со своей участью, и шла на предполагаемую "плаху" с гордо поднятой головой. Да только когда уже выходила из подъезда, её телефон неожиданно заиграл, высветив на экране номер Жаркова младшего.
   - Я говорил с Горышевым, - выдал он без предисловий. - Ему плевать на мои слова и любые другие угрозы. Он с маниакальным рвением желает тебя наказать, и уж поверь мне, умеет это делать.
   - И что теперь? - она запнулась и замерла перед дверью такси.
   - Есть один способ... я бы назвал его "тяжёлой артиллерией", - загадочным тоном протянул Тёма. - Гарантия положительного результата - девяносто процентов. Если согласна, жду в течении часа у себя. "Лагуна", синий корпус, седьмой этаж, номер 1100.
   - И чем мне придётся заплатить за твою помощь? - настороженно проговорила Алина.
   - Пока не решил, но... уж поверь, больно я тебе не сделаю.
  
   ***
   Он был уверен, что она придёт... Но всё же боялся спугнуть такую неожиданную удачу, именно поэтому всё так же продолжал восседать на собственной кровати, добавляя всё новые и новые детали в уже готовый эскиз.
   После звонка Алины Тёма всё-таки набрал Олега, но тот был как никогда непробиваем и уверен в собственной неуязвимости. И даже обещание размазать его смазливую физиономию по асфальту не возымело никакого результата. Создавалось впечатление, что Горышев не верил, что Тёма воплотит свои угрозы в жизнь, оттого и решил подразнить своего бывшего друга. Он не погнушался в красках расписать, что именно желает сделать с Алиной, отчего Арт едва удержал себя, чтобы ни сорваться и ни отправиться убивать его прямо сейчас. И в тот же момент решил, что в лепёшку расшибётся, но Алину этому ненормальному не отдаст.
   Прошло всего двадцать минут с момента их последнего разговора, но и они показались Тёме бесконечно долгими. Мысли то и дело уходили в неизвестные дали, в которых неизменно фигурировала длинноволосая брюнетка с грозовыми глазами, что только усиливало нетерпение. Его убивала эта тяга... эти фантазии, это сдавливающее лёгкие желание быть как можно ближе. Он не знал, что произойдёт, когда Аля окажется здесь, но в одном был уверен точно - не отпустит её от себя, пока не насытится ею настолько, чтобы стало тошно. Арт был уверен, что, как говорил Шекспир: "...Избыток вкуса убивает вкус", вот и решил, что пресытившись Алиной, тут же забудет о её существовании, а заодно избавится от своей зависимости.
   Он решил, что нужно вести себя с ней так же, как с любой другой "куклой", и тогда всё разрешиться само собой. Но додумать эту мысль ему помешал стук в дверь. От глухого звука, разбившего тишину пентхауса, Тёма вздрогнул, но тут же поспешил взять себя в руки. Он сам ужаснулся тому, что испытывает непонятное волнение, предвкушая встречу с девушкой. Нет, не с девушкой... с Алиной.
   Вот только, когда Тёма открыл дверь, на его лице было такое скучающее выражение и настолько равнодушный взгляд, что Аля невольно поёжилась. И пусть из двух зол: Жаркова и Горышева, второй пугал её куда больше, но сейчас, глядя на такого чужого Артёма, ей искренне захотелось развернуться и уйти. И она даже сделала шаг назад, когда её вдруг схватили за руку и затащили внутрь.
   Пока Алина с любопытством осматривала огромную комнату-студию с чередой больших - во всю стену - окон, Тёма закрыл дополнительный замок на двери, а ключ спрятал на полке. С некоторых пор в его номере помимо обычного магнитного затвора появился дополнительный обычный, призванный защитить его дом от вмешательства посторонних. Он использовал только когда желал остаться один, и не хотел никого видеть. А сейчас ему показалось жизненно важным, чтобы им с Алиной никто не смел мешать.
   - Ну как тебе? - поинтересовался Арт, заметив с каким тщательно скрываемым восхищением девушка рассматривает его жилище. Она медленно переводила взгляд с дизайнерской мебели на огромную искривлённую стену, разрисованную всякой белебердой. Заострила внимание на тяжёлых тёмно-шоколадных шторах, которые были способны даже в самый солнечный день погрузить это светлое помещение в полный мрак, скользнула по беговой дорожке в углу, переместилась на разноцветные ковры с высоким мягким ворсом, и невольно заметила распахнутую дверь, за которой виднелся край кровати. В этот самый момент наваждение спало, и она нашла в себе силы обернуться и прямо посмотреть в глаза хозяину пентхауса.
   - Просторно, - сказала она, стараясь сделать вид, что её, как и Тёму, не особо волнует происходящее. - Но я здесь не за этим. Ты обещал помочь.
   - И помогу, - усмехнулся Арт, пересекая комнату. Он добрался до большого зеркального холодильника, извлёк оттуда бутылку шампанского и новый пакет вишневого сока. Откупорив первую, наполнил высокий бокал и протянул игристый напиток Але. Себе же хотел налить сок, но нечаянно смахнул полный стакан со стойки, и едва успел его поймать. И пусть сам хрусталь не пострадал, но вот на белой футболке парня появилось большое красное пятно.
   Он раздражённо буркнул что-то себе под нос, и тут же стянул пострадавший предмет одежды, бросив ту на стоящий рядом стул. После чего отсалютовал девушке стаканом с бордовой жидкостью, и двинулся в сторону дивана. Аля как завороженная наблюдала за его передвижениями по квартире, не в силах отвести взгляд от красивого подтянутого торса. Пытаясь унять дрожь в руках, она сжала бокал и сделала несколько глотков. Чуть кисловатый игристый напиток тут же растёкся по организму, даря приятное тепло и лёгкое головокружение.
   - Итак, - нарушил тишину спокойный голос Артёма. - Мне может выйти боком то, каким образом я собираюсь обезопасить тебя от Горышева. Точнее, это случится со стопроцентной вероятностью, и мне придётся ещё долго разгребать последствия своего поступка, поэтому... я хочу знать, что ты готова дать взамен.
   - У меня нет ничего, что могло бы тебя заинтересовать, - сказала девушка, снова прячась за бокалом.
   Она остановилась на ковре, прямо напротив развалившегося на диване парня, и сейчас упорно старалась скрыть собственное волнение. Отчего-то её пугал Тёма. Ведь сейчас она видела перед собой не того, с кем не так давно напивалась в "Шторме" и купалась ночью в фонтане, и не того, с кем делила собственную постель. Сейчас перед ней был холодный расчётливый циник, не признающий бескорыстия и точно знающий, что за всё в этой жизни надо платить.
   - Ну... - протянул он, рассматривая её, таким взглядом, каким, по мнению Алины, в древности рассматривал потенциальный покупатель рабов на невольничьем рынке. - Меня могли бы заинтересовать две вещи... новый мотоцикл или красивое женское тело. И так как денег на покупку первого у тебя всё равно нет, я могу великодушно удовлетвориться вторым.
   - Ты имеешь в виду... секс? - дрогнувшим голосом уточнила она. И пусть ещё после звонка Артёма догадалась, что может ему потребоваться взамен его услуги, но всё ж надеялась отвертеться от такой расплаты.
   - Не просто секс, - отвлечённо отозвался Арт, разглядывая отблески вишневого сока на гранях своего стакана. - Мне нужно полное твоё безоговорочное повиновение, без права сказать "нет". Срок - до утра. И я уже говорил, что больно тебе не сделаю... В отличии от Горышева. Поверь, с ним бы тебе пришлось не сладко, - на его губах расцвела насмешливая улыбочка, и только теперь он перевёл взгляд на замершую на месте Алину.
   Девушка старалась выглядеть равнодушной, хотя хотелось закричать от возмущения и тут же убежать подальше от этого места и этого человека. Сейчас она безумно желала подойти ближе и отвесить этому... - даже слов нет, как его можно назвать - громкую хлёсткую пощёчину. Кто бы знал, как она ненавидела его сейчас, как хотела забыть всё, что между ними было. Но именно в этот момент словно вспышки в голове пронеслись кадры их совместной ночи. Аля очень чётко вспомнила, что чувствовала, когда Тёма целовал её, когда его руки изучали её тело. Ей вспомнилось всё, и его шёпот, и его дыхание, его тепло. Тогда, она видела в его глазах искренность, верила ему. Так может, стоит попробовать довериться Тёме ещё раз. Ведь другого выхода всё равно нет, ведь Горышева Алина боялась куда больше.
   - Ну так что, та согласна? - ровным тоном поинтересовался Жарков.
   Она хотела ответить жёстко, глядя уверенным взглядом в его глаза, хотела показать, что даже это унизительное предложение не в силах сломить её гордость, но на деле получилось совсем по-другому. И встретившись глазами с Артёмом, она тут же поспешила опустить взгляд, и севшим голосом выдала:
   - Да.
   На губах брюнета расцвета самодовольная улыбочка, а в глазах разгорелась искорка победы. И пусть он допускал мысль, что Аля его пошлёт - просто развернётся и пойдет искать другой выход из сложившейся ситуации. В глубине души он даже хотел, чтобы она отказалась, проявила железную волю, показала свой несгибаемый стержень. Но... она согласилась, и тем самым наглядно показала ему, что ничем не отличается от тех же "кукол" или "жриц любви". Ведь, по сути, она фактически продала ему себя... пусть и не за деньги. Хотя... так ли важна цена? Ведь ключевым является сам факт сделки.
   И вот так, доказав самому себе, что сильнее Алины, что может при желании поставить её на колени, что она этой ночью на сто процентов в его власти... Тёма потерял к ней всякий интерес. Нет, в чисто физическом плане она до сих пор его привлекала, но тяги и порождаемой ей зависимости больше не было. Но уговор есть уговор. И пора было бы уже закончить все сопутствующие ему формальности.
   Тёма вытянул из кармана брюк телефон, набрал нужного ему абонента и, включив громкую связь, стал ожидать ответа. Трубку сняли через несколько гудков, и из динамика послышался спокойный мужской голос.
   - Слушаю тебя, Артём. Давненько ты не набирал мой номер.
   Аля прислушалась, отмечая лёгкую насмешку, скользящую в словах говорящего. Тёма тоже улыбнулся и ответил.
   - Да всё никак руки не доходили... Вы уж простите, такой я у вас непутёвый крестник.
   - Что уж говорить... Мы все неидеальны, - спокойно отозвался голос. - Скажи лучше, что заставило тебя позвонить мне именно сейчас. Ты уж прости, но мне как-то совсем не верится, что ты неожиданно соскучился.
   - Вы правы, - сказал Артём, вмиг посерьёзневшим голосом. - Я хотел обратиться к вам с просьбой. В ней нет ничего серьёзного, но она для меня важна. Это касается Олега.
   - Наслышан о вашей последней ссоре, - сухо ответил мужчина. - Сломанный нос, несколько гематом... И всё из-за девушки. Неужели она стоит испорченных отношений с другом.
   - У наших разногласий были и другие, более серьёзные причины, а упомянутая вами девушка, лишь стала катализатором неминуемой ссоры. Да только сейчас именно она страдает больше всех. Я дважды объяснял Олегу, что её трогать нельзя, но он упорно не желает меня слышать.
   - А может, стоит сначала сказать, а потом бить? - ровным тоном предложил незримый собеседник Арта. - Поверь, так информация усваивается куда лучше.
   - Простите, Виктор Тимофеевич, но я уже испробовал все возможные способы убеждения, но сегодня ваш сын снова позвонил Алине, на этот раз он решил опуститься до угроз, - чуть более эмоционально проговорил Артём. - При всём уважении к вам, мне бы не хотелось в очередной раз доводить дело до драки, ведь если это всё-таки произойдёт, я не могу обещать, что обойдётся без больницы. Он отказывается слушать слова, а я слишком взбешён его поведением, и в самый ответственный момент, могу просто не сдержать себя в руках.
   Повисла пауза. Аля внимательно смотрела на Артёма, а тот в свою очередь равнодушно взирал на свой телефон, чей экран пересекала большая трещина. Удивительно, как сенсорный экран продолжал исправно работать даже с таким повреждением?!
   - Чего ты хочешь от меня? - спросил его собеседник усталым голосом. - Вы давно не дети и должны уметь сами решать свои дела.
   - Хорошо, Виктор Тимофеевич, так и поступим, - раздражённо бросил Артём. - Вот прямо сейчас возьму Алину, и мы поедем на рандеву к Олежику. Не далее как полчаса назад он в красках расписал мне, что именно собирается сделать с Алиной. А так как я пообещал ей защиту, то придётся наглядно показать вашему отпрыску, как, а главное, почему, нельзя грубо обращаться с такими хрупкими и слабыми созданиями, как девушки.
   Он выдохнул, бросил хмурый взгляд на застывшую перед ним брюнетку, видя в ней причину чуть ли ни всех своих проблем, и снова вернулся к разговору.
   - Да только это неизбежно закончится больничной палатой для него, и отделением полиции - для меня. А мои дражайшие родственники уж точно постараются, чтобы я задержался там как можно дольше. Поэтому, во избежание такого окончания сей, не самой невинной истории, прошу вас, поговорить с сыном.
   - Ладно, - отозвался вдруг голос в трубке. - Я тебя понял и не собираюсь допускать такого развития событий. Только скажи мне, дорогой крестник, кто для тебя эта Алина? - иронично поинтересовался он. - Согласись, я ведь должен как-то позиционировать её в своём разговоре с сыном.
   Лицо Арта осветила грустная усмешка, а в глазах мелькнуло разочарование. Именно этого вопроса он боялся больше всего, ведь последствия ответа могут быть непредсказуемы. Сам Тёма видел как минимум десять разных вариантов развития событий, и все они в равной степени ему не нравились. Он знал, что именно должен сказать, как знал это и его собеседник. Но пока эти слова не озвучены, спусковой механизм бомбы замедленного действия ещё не был запущен. И ещё можно было всё переиграть. Это, как минимум могло бы дать время, чтобы придумать другой, более безопасный ответ, но, увы, говорить нужно было сейчас.
   Артём на секунду зажмурился, собрался с мыслями и сделал то, что сам он сравнивал с первым шагом к собственной гильотине, ведь когда эта информация дойдёт до отца, а она обязательно дойдёт, тот уж точно не пропустит её мимо ушей. И Тёма ещё не раз пожалеет, что ввязался во всё это. Ведь сейчас он фактически, пусть и через Горышева старшего, вручал своему родителю шикарный козырь в их семейном противостоянии.
   - Алина - моя девушка, - ровным тоном ответил парень, но в смотрящих на Алю глазах было столько холодной ненависти, что та невольно сделала шаг назад. Этот взгляд пугал её куда больше всего остального. В нём виделось столько всего... что встреча с Олегом показалась ей самым безопасным мероприятием на всей планете. Артём был зол. Настолько, что эта злость буквально валила через край, и девушка уже сейчас понимала, что как только разговор будет закончен, вся лавина его раздражения обрушится прямиком на неё.
   - Да неужели! - насмешливо выдала трубка. - Я рад! Нет, честно рад. А как обрадуется Семён.
   - Думаю, нет смысла просить вас оставить это между нами, - сухо поинтересовался Тёма, снова упирая взор в лежащий на стеклянном столике телефон. - Мы совсем недавно вместе, и я бы не хотел...
   - Твой отец будет несказанно рад узнать, что его непутёвый отпрыск, наконец, перестал ставить рекорды по количеству девушек в своей постели и нашёл одну единственную, - перебил его Виктор Тимофеевич, и судя по высокопарным ноткам в голосе, он явно издевался, и ни капли не верил в слова крестника.
   Арт закатил глаза.
   - Так что мне сказать Алине? Ей ещё стоит опасаться Олега? - нетерпеливо уточнил он.
   - Можешь начинать успокаивать свою девочку. Мой сын больше её не потревожит. А сейчас, прости, но мне нужно возвращаться к гостям. Ты наверно, не в курсе, но сегодня был подписан важный контракт, благодаря которому на просторах "Лагуны" скоро вырастит крытый аквапарк. Семён и Марина очень рады, что всё разрешилось так скоро, и они успеют вернуться как раз к открытию вашего Арт-фестиваля.
   - Поздравляю, - бросил Тёма абсолютно равнодушным тоном. Его вообще всегда утомляли разговоры о бизнесе и всяких там контрактах. А в свете последних событий даже весть о скором возвращении родителей ни капли не обрадовала, скорее даже наоборот.
   Он ещё что-то говорил, но уже без громкой связи, только Алина уже не слушала. Ведь Артём выполнил свою часть плана, и теперь настал её черёд платить по счетам. Она не знала, что же ждёт её дальше. И пусть Артём уже доказал, что его истинное лицо далеко от того образа, который она узнала в ночь, когда первый раз пришла к нему за помощью. Теперь, изучив его лучше, она и вовсе окончательно запуталась. В нём было столько противоречий, столько тёмных углов, что разгадать этого человека не представлялось возможным. Он вызывал у неё настолько разные чувства, настолько бурные эмоции, что и не передать. Это был одновременно и тепло и холод, и злость и нежность. А ещё он явно её подавлял - рядом с ним она становилась смирной и послушной, но при этом Алю нестерпимо начинало тянуть на авантюры. Она словно девочка школьница несознательно старалась делать всякие глупости, желая таким образом произвести впечатление, а потом сама себя ругала за такое безрассудство.
   И тут Алина почувствовала, что на неё смотрят, и резко вскинув голову, встретила пылающий раздражением взгляд холодных зелёных глаз.
   - Ну и чего ты ждёшь? - насмешливо бросил Тёма, удобней усаживаясь на диване. Телефон он демонстративно выключил и отбросил на соседнее кресло. - Раздевайся.
  
   Глава 11.
  

"Прошу тебя, только себе не лги,

Ты - пол меня, я - пол тебя,

но мы не целое.

И не друзья, и не враги.

Я - твой недостаток. Ты - моя Вселенная!

(Баста и Тати - "Моя вселенная")

  
   Аля смотрела на него с полнейшим непониманием. Её мозг никак не желал воспринимать всерьёз последнее брошенное Артёмом слово. Ведь он просто не мог иметь ввиду то, что сказал... Она не верила в это. Не хотела верить.
   - И чего ты стоишь? - спросил он, шаря равнодушным взглядом по её фигуре. - Давай, Алиночка. Договор был озвучен, и ты приняла мои условия. Горышев тебя больше не тронет, а значит, свою часть сделки я выполнил. Теперь дело за тобой. Тянуть нет смысла - до рассвета ещё шесть с половиной часов. И я намерен потратить их на тебя.
   - Тём... - голос её сорвался на шёпот. - Что так сразу?
   - Ты обещала подчиняться мне беспрекословно, и вот уже пять минут я занимаюсь тем, что уговариваю тебя раздеться. Всего лишь... И не нужно строить из себя недотрогу - мы оба знаем, что это не так. Давай, Алина. Я жду.
   Аля смотрела на него и с ужасом осознавала, что он говорит серьёзно. Да что там - лёд в его глазах оказался куда красноречивее любых слов, а сама его поза ясно твердила о полной готовности смотреть представление.
   Она поспешила отвести взгляд, и медленно и как-то неуверенно развязала пояс на своём сером вязаном кардигане.
   - Отлично, детка, - услышала она ровный насмешливый голос. - Теперь давай майку.
   Она подчинилась и, не говоря ни слова, стянула с себя чёрный топ, под которым обнаружился синий кружевной лифчик. Тёма кивнул, разглядывая тело своей должницы. Так уж получилось, что в их прошлый раз он не имел возможности как следует рассмотреть Алину, ввиду почти полной темноты в комнате. Тогда ему приходилось довольствоваться лишь прикосновениями, и сейчас он с наслаждением заполнял этот пробел.
   Фигура Али оказалась полностью в его вкусе. Он скользнул взглядом по тонкой шее, острым плечам, высокой полной груди, что ритмично вздымалась от её участившегося дыхания, задержался на плоском подтянутом животе и с удивлением уставился на татуировку слева почти у самой линии трусиков. Маленький дельфин на гребне волны так заворожил удивлённого Тёму, что он на несколько мгновений выпал из реальности. Художник в нём с упоением рассматривал изображение, проводя параллели с образом Алины, и вдруг пришёл к выводу, что здесь очень много общего. Дельфины издревле наделялись такими чертами как доброта, участие, чуткость к людям, чего было в избытке в характере этой девушки. Но всё же... для него стало большим сюрпризом, что у "хорошей девочки" есть татушка, причём на довольно интересном месте. Всё ж, что ни говори, а в тихом омуте иногда оказывается куда больше интересного, чем можно ожидать.
   Пока Арт размышлял о странностях этого мира и Алины в частности, она скрипя зубами и ежесекундно умоляя себя не нервничать, стянула кеды и брюки и теперь стояла перед диваном в одном белье. Причём её синий бюстгальтер никак не гармонировал с чёрными трусиками в белый горошек, зато на лице было такое гордое и непоколебимое выражение, что Тёма невольно улыбнулся, а его вездесущее раздражение нехотя начало отступать.
   Да... вид девушки буквально пропитался противоречиями, а толстая коса за спиной странным образом добавляла ему какой-то наивной простоты. Это-то и заставило парня в срочном порядке убрать из картины все несоответствия, и поднявшись со своего места, он мягкой походкой хищника двинулся к Алине.
   Она замерла, и нервно прикусила губу. Ей было невыносима сама мысль, что она сейчас вынуждена раздеться перед мужчиной... по указанию. Она впервые вот так открыто демонстрировала кому-то своё тело, и ей было безумно стыдно и противно всё происходящее. Да что говорить, она сама себе была сейчас ненавистна, ведь её никто не заставлял приходить сегодня к Жаркову, и никто не держал у виска пистолет, когда она соглашалась на такую вот расплату за помощь. Но почему-то от этого всё равно не легче.
   Ей хотелось выть, кричать, заехать Артёму кулаком по лицу, но вместо этого она смирно стола перед ним, и сдерживая непрошенные слёзы, ожидала дальнейших указаний.
   Тёма медленно обошёл её со спины, всё ещё не решаясь дотронуться до гладкой кожи, и провёл рукой по сплетённым в косу волосам. Затем его пальцы принялись методично освобождать густую шевелюру из плена столь незатейливой причёски, расправляя их по обнажённым плечам девушки.
   Когда он нечаянно коснулся её спины, Аля ощутимо вздрогнула всем телом, что не скрылось от Артёма. Она стояла, сильно зажмурив глаза, и надеялась, что это поможет сдержать рвущиеся на волю слёзы. Но всего одно лёгкое прикосновение свело на "нет" все её старания.
   Не было ни всхлипов, ни причитаний, ни истерики... и, наверно, Тёма бы ещё долго не замечал происходящее с девушкой, если бы одна из слезинок случайно не упала не его руку. Ему даже показалось, будто он слышит лёгкий звон, издаваемый этой маленькой капелькой, и только потом понял, что именно произошло.
   Он ошарашено смотрел, как слезинка мелено катится по его запястью, прочерчивая тонкую мокрую линию, и сам чуть не взорвался от внезапно нахлынувших эмоций. Одним плавным движением он развернул к себе Алину и буквально заставил поднять к нему лицо. А что толку, глаза ведь всё равно были крепко зажмурены, а из-под мокрых ресниц постепенно появлялись новые капли.
   - Аля, посмотри на меня, - сказал он резко, но тут же взял себя в руки и повторил уже более мягким тоном: - Пожалуйста, посмотри на меня, - и провёл большим пальцем по её щеке, стирая очередную слезинку.
   - Прости, - прошептала она, пытаясь отвернуться, но Тёма не позволил, и ей пришлось смириться, да только глаза она так и не раскрыла. - Дай мне пару минут, и я приду в норму. Это... нервное. Бывает...
   Он буркнул что-то явно нецензурное себе под нос и, обхватив её за талию, повёл к дивану.
   - Давай так, - проговорил Тёма, усаживая её на мягкие подушки, - приходи в себя, я не стану тебя трогать. Но если через десять минут ничего не изменится, будем решать проблему моим способом.
   Аля кивнула и, подтянув колени к груди, спрятала на них лицо. Она слышала удаляющиеся шаги Артёма, буквально кожей чувствовала, что осталась одна, но всё равно никак не могла остановить льющийся из глаз водопад. Наверно именно это называется нервным срывом, когда внутри долго копится жуткое напряжение и в один прекрасный момент психика не выдерживает и происходит взрыв. Она даже попыталась по привычке укусить себя за запястье, но и это не дало никакого результата, и к её удивлению, после ухода Тёмы стало ещё хуже. Будто он был единственным, что ещё хоть как-то позволяло держаться. Теперь же, Алина чувствовала, как внутри всё раздирает от пустоты и внутреннего холода, как гаснут последние крупицы тепла её души.
   - На, выпей, - услышала она, сквозь гром собственных мыслей в голове и, приподняв лицо, непонимающе уставилась на протянутый стакан с какой-то прозрачной жидкостью.
   - Что это? - поинтересовалась, пытаясь стереть с лица мокрые потёки. На Тёму же она смотреть по-прежнему боялась.
   - Пей, - уверенным тоном отозвался он, и тут же вложил холодный стеклянный сосуд в её руку. Но видя, что девушка медлит, сам подвинул её ко рту.
   Пить действительно хотелось, от сдавленных слёз во рту всё пересохло, и Аля жадно припала к стакану. Она глотала жидкость не чувствуя ни вкуса ни запаха, и только после третьего большого глотка поняла, что это далеко не вода. Она попыталась отвернуться, но руки Тёмы не дали ей это сделать. Горло обжигало, а от горечи Аля невольно закашлялась. Но Арт не отставал. Как только приступ кашля закончился, он снова поднёс стакан к её губам и буквально влил в неё остатки противной жидкости.
   - Что это?! - воскликнула она, зажмурившись от жуткой горечи во рту. - Гадость неимоверная!
   - Ром, - ответил Арт, отбирая стакан и снова наполняя его, теперь уже шампанским. - На, запей, если так не нравится.
   Аля безропотно приняла сосуд с игристым напитком и тут же поспешила влить его в раздираемое ромом горло. Стало немного легче, а мысли начали медленно заполнять знакомый алкогольный туман. Девушка уже догадалась, что "ядерная" смесь рома с шампанским к добру не приведёт, но уже поздно было жалеть о сделанном.
   И всё бы хорошо, но стоило ей поднять взгляд на Тёму, как снова к горлу подкатил ком затихшей истерики. Она больше не могла выносить ледяную злую зелень его глаз, не могла видеть полнейшее равнодушие в его лице, от этого на душе снова становилось безумно больно. Принятый алкоголь хоть и остановил поток слёз, но взамен этого ещё и стёр все барьеры, которые до этого ещё хоть как-то сдерживали эмоции в рамках.
   Аля поспешила отвернуться и, снова вернув голову на свои колени, сжалась в комок. В одно мгновение она вспомнила, что сидит в одном нижнем белье, наедине с Артёмом. Что всё происходящее это лишь способ оплаты долга, и что до самого рассвета она в полном распоряжении этого парня.
   Слёзы снова навернулись на глазах, и в этот раз не помогли не плотно сомкнутые веки, ни закушенная губа. Когда первый всхлип всё-таки сорвался с её губ, она поняла, что держаться больше не может.
   - Алина! - рыкнул Артём, и мягко, но настойчиво развернул её к себе лицом. - Бл*! Да что происходит?! Если это представление, то не старайся. Меня эта мокрая фигня никогда не трогала.
   - Я... не... могу... - прошептала она сквозь слёзы. - Не могу...
   - Чего ты не можешь?! - он не сильно встряхнул её за плечи. Но по всему было видно, что сам едва держит себя в руках. - Скажи хоть в чём причина этого водопада.
   Она попыталась что-то ответить, но слова никак не желали срываться с языка. Тогда Арт снова выругался и, вручив ей открытую бутылку с ромом, заставил выпить. Алина не отказывалась, и послушно пригубила прозрачную жидкость.
   Жар с новой силой обрушился на измученный организм, обжигая горло, и прорываясь дальше. Стало легче, слёзы начали постепенно высыхать, а вот мысли наполнились странной решительностью. Спустя несколько минут, в течении которых Артём терпеливо сидел рядом, она всё-таки подняла голову и с уверенностью посмотрела в его глаза.
   - Ну и что это было? - поинтересовался Тёма, рассматривая заплаканное лицо девушки. Сейчас, взъерошенная и припухшая, но с таким уверенным выражением лица она невольно вызвала у него странное умиление. Он даже улыбнулся, мысленно сравнивая её с партизанкой, провалившей задание. И, наверно, всё бы закончилось хорошо, если бы Аля вдруг не заговорила.
   - Ты обещал, что не сделаешь мне больно, а сам сделал! - выдала она с нескрываемым упрёком в голосе.
   - Как?! - усмехнулся Тёма. - Я же до тебя даже не дотронулся.
   - Но мне больно... - продолжала гнуть свою линию Аля. А потом демонстративно коснулась рукой левой части грудной клетки, и добавила: - Здесь.
   - Ещё скажи, что я тебе сердце разбил! - бросил Артём со злой усмешкой.
   - Нет... не разбил. Мне просто больно... Мне просто обидно... - она громко вздохнула, снова роняя голову на колени, только теперь уже лицом к Артёму. - Я скучала... А ты такая сволочь. А я... думала о тебе. А ты такой негодяй.
   - Ты... что такое говоришь?! - Арт подорвался с места и, приблизившись вплотную к девушке друг понял, какую глобальную ошибку совершил, вручая ей ром. Аля была пьяна... и пусть внешне это оказалось не так заметно, но вот остекленевший взгляд и заплетающийся язык выдали её с потрохами.
   - Тё-ма... - протянула она, проводя пальцем по его щеке. - Тёмочка. Артёмка. Арт... - Аля грустно улыбнулась, и отрицательно покачала головой. Потом опустила руку ниже, и ткнула в его грудь, чуть левее центра. - У тебя здесь кусок айсберга. Он не может чувствовать... он холодный и злой. И ты тоже... холодный и злой. Я не хочу быть твоей куклой. Я не хочу любить лёд. Я хочу тепло-о-о-о-о...
   Арт поспешил отшатнуться от неё и в ужасе схватился за голову. Вручая Але стакан с ромом он даже не представлял каких тараканов в её голове может разбудить этот напиток. Каждая её фраза заставляла его глаза распахиваться всё шире, каждый её загнанный взгляд был подобен удару под дых.
   - Ты... - она вздохнула. - Я для тебя пустое место... А мне всё равно хочется твоих объятий... поцелуев. Ну разве я не дура?! - она нервно хихикнула, а потом резко вскинула голову, и поднявшись на ноги попыталась изобразить гордый взгляд. - Ты хотел моё тело?! Бери! Оно твоё по праву.... Но только до утра. А потом я с радостью вышвырну тебя отсюда... - и снова приложила ладонь к груди.
   - Всё, хватит! Пошли со мной! - он схватил её за руку и быстро потащил в сторону спальни. Алина не сопротивлялась. Скорее даже наоборот. На её губах играла странная победная улыбочка, а в глазах был один лишь туман.
   Девушка, казалось, совсем не заметила, что её протащили мимо кровати и усадили на пол душевой кабинки. Она очнулась от своего странного состояния полусна, только когда на её голову обрушились колкие струи ледяной воды..
   Аля взвизгнула, и тут же попыталась дотянуться до выключателя, но Тёма не позволил. Он сильнее надавил на её плечо, не давая подняться, и продолжил направлять струю душа на пьяную девушку. Она попыталась его оттолкнуть, да только силы в этой борьбе изначально были не равны. И так ясно, что в паре: "трезвый парень - пьяная девушка" вторая явно проигрывает.
   - Прекрати! - выкрикнула она, наконец, перестав бороться и закрывая ладонями лицо. - Хватит!
   - Нет уж, - буркнул он, не желая отступать. - Пока не вернёшься в адекват, я не отстану.
   - Всё! Я в норме, - бросила Аля отворачиваясь к стеклянной стенке кабинки. - Трезва, как стёклышко.
   Тёма остановил поток воды, и присев напротив Алины на корточках, повернул её лицо к себе. Да, того жуткого полусумасшедшего выражения и глуповатой улыбки уже не было, зато в светящихся обидой и гневом глазах он отчётливо разглядел нечто похожее на ненависть.
   Встретившись с его внимательным взглядом, она тут же поспешила отвернуться и упёрлась щекой в стекло. От холода тело била мелкая дрожь, и заметив это, Жарков снова включил душ, но на этот раз вода была тёплой и мягко ласкала озябшее тело.
   - Приводи себя в порядок, - бросил он перед тем, как оставить её одну. - Как закончишь - ложись спать. И не беспокойся, я тебя больше не потревожу. Мне совсем не улыбается наблюдать подобные истерики. Всё. Полотенца на полке, кровать в комнате, - и ушёл, задвинув за собой стеклянные створки.
   Сначала Аля пыталась отогреться не вставая со своего места на полу кабинки, но быстро пришла к выводу что это, во-первых глупо, во-вторых, бессмысленно. И стянув с себя остатки одежды, встала в полный рост. Шум воды успокаивал, а мягкий фруктовый аромат обнаруженного геля для душа странным образом придавал решительности. И когда, чистая и согревшаяся Алина снова вошла в спальню, в её голове уже отчётливо сформировался план дальнейших действий.
   Где-то в самой глубине, каким-то дальним уголком сознания она понимала, что если бы не присутствие рома в крови - никогда бы не решилась на подобное. Но сейчас она была уверена, что поступает правильно.
  
   Артём стоял, облокотившись на перила балкона, и смотрел на бескрайние просторы тёмного моря. В его руке медленно тлела только что подкуренная сигарета, а в лице отражалось полнейшее смятение. Он снова и снова прокручивал в голове слова, брошенные Алей под действием алкоголя и расшатанных нервов.
   Она сказала, что скучала по нему, что ждала его... А он? Тупо выторговал у неё одну ночь. Она хотела ласки, тепла... А он приказал раздеться. Она снова пришла к нему за помощью - и он опять потребовал плату.
   - Бред! - буркнул Тёма себе под нос. Ну не мог он поверить в её искренность. Он вообще редко кому-то верил, и пьяная девушка явно не являлась исключением, да только было в её словах что-то такое, отчего он внутренне содрогнулся. Ведь она тянулась к нему... после всего, что он её наговорил, после всего что сделал, Аля всё равно вздрагивала от его прикосновений, льнула к рукам и непроизвольно расслаблялась, в его объятиях. А эти наблюдения уже наталкивали на определённые выводы, которые в равной степени и радовали и раздражали. Ведь он не может дать ей отношений, они ему попросту не нужны. А значит, следует заканчивать терзать и себя и её и прекращать любое общение. Помимо работы.
   Он скорее почувствовал её приближение, чем услышал. Она передвигалась очень тихо, и лёгкие шаги босых ног по полу были почти неразличимы. Тёма не стал поворачиваться, позволяя ей завершить то, для чего она так упорно подкрадывалась. Пусть хоть нож в спину воткнёт, ему наплевать. Но Аля поступила иначе... Она просто вытянула из его пальцев горящую сигарету и, остановившись рядом, молча затянулась.
   - Можешь считать, что отомстил мне за фонтан, - сказала она тихо. - Это было... неожиданно.
   - Поверь, я не специально, - отозвался Тёма, заворожено уставившись на то, как её губы на мгновение сжимают сигарету, выпуская небольшую струйку дыма. - Холодный душ всегда был самым действенным способом привести в чувства.
   - Да уж, - протянула Аля, снова затягиваясь. Её голос звучал натянуто, а сама она казалась Тёме какой-то слишком напряжённой. - Прости за истерику. Накопилось. А вы с Горышевым попросту стали последней каплей. Зато теперь я в норме.
   Она затушила бычок в пепельнице, и направилась к открытым стеклянным дверям. Артём провожал её внимательным взглядом, ожидая, что сейчас она просто уйдёт спать, как он ей и сказал. Но Аля поступила по-другому.
   Дойдя до пяточка, падающего из прохода света, она развернулась к смотрящему на неё парню и, встретившись с ним взглядами, дёрнула пояс на тёмно-синем длинном халате. Тот медленно распахнулся, а затем и вовсе соскользнул с плеч девушки... обнажённой девушки.
   Тёма замер. Он хотел отвернуться, хотел сказать, чтобы она не глупила и не провоцировала его, но не мог издать ни звука. Взгляд будто бы приклеился к Алине. Из головы разом ушли все мысли оставляя вместо себя одно дикое непередаваемое желание приблизиться... коснуться... поверить, что это реальность. Хотя да... всё-таки реальность, ведь у девушки из его фантазий не было татуировки. А у этой есть.
   Аля старалась держать на лице гордое выражение, но руки то и дело подрагивали. Оказалось не так-то просто вот так предстать перед кем-то - фактически предложить себя. Но ведь она всего лишь возвращает долг, а остальное пусть остаётся на совести Артёма.
   Пауза затягивалась...
   - Не нравится? - ехидным голосом поинтересовалась Алина, а саму буквально рвало на части от обиды и смущения.
   Эта фраза будто вернула Арта в реальность. Он быстро приблизился к девушке, и подобрав с пола халат, кстати, свой собственный, поспешил завернуть в него Алину. Она смотрела на его действия и никак не могла понять, что вообще происходит. Сначала он просит её раздеться перед ним, а когда получает, что хотел, сам же одевает?!
   Пока Аля выходила из ступора, Тёма завёл её внутрь и плотно закрыл дверь.
   - Ты вся дрожишь, - высказал он с упрёком, подталкивая девушку к кухне. Сам он старался лишний раз её не касаться. Мысли его были отнюдь не безобидными, но после всего, что произошло... после договора, после слёз, после холодного душа и феерического появления на балконе, он уже не был уверен, что ещё одна ночь с Алей ему поможет. Скорее она ещё больше всё усложнит. Да только вопреки всем доводам разума, единственное, что он сейчас хотел, это развернуть девушку к себе, сбросить с неё халат и забыть обо всём на свете.
   Усадив её на небольшой диванчик, Тёма попробовал отвлечься, наливая Алине горячий чай. Он хотел согреть озябшую девушку. Долго так согревал бы, но из допустимых вариантов оставался только один - предложить горячий напиток.
   Аля молчала, внимательно наблюдая за его метаниями по кухне, всё больше погружаясь в собственную меланхолию. Несмотря ни на что, его отказ от её недвусмысленного предложения больно зацепил девушку. И ей бы радоваться, что Артём поступил как джентльмен, что не воспользовался её слабостью. Да только Алю съедала совсем другая мысль.
   - Вот, - Тёма протянул ей чашку с дымящимся напитком. - Это согреет.
   - Скажи... - осторожно спросила она, делая глоток и возвращая чай на стол, - я настолько невзрачна? Слишком проста для тебя?
   - С чего ты взяла? - нервно отозвался хозяин пентхауса.
   - Ты сам сказал, что больше не хочешь меня. А тогда, в прошлый раз мы оба были пьяны, и тебе, видимо, было плевать, как я выгляжу. Затем ты рассмотрел меня получше, и сказал, - она запнулась, снова взяла в руку чашку, и обняла её ладонями, - что я тебе надоела.
   - Ты красивая, - бросил парень, и уже дёрнулся, чтобы подойти, но всё же смог удержать себя на месте.
   - Почему тогда... ты отказываешься забирать мой долг? Ты ведь хотел тело - так вот оно, всё твоё. В чём причина? Противно?! К другому привык?! К куклам с искусственной грудью, и лицами Барби?!
   В её голосе звучал вызов. Настоящий, прикрывающий странную обиду, и Тёма оказался больше не в силах держать себя в рамках. В одно мгновение он преодолел разделяющее их расстояние, забрал из её рук кружку с чаем, и потянув на себя, заставил встать. Теперь их лица разделяли каких-то несколько сантиметров, после преодоления которых, пути назад не останется ни у кого.
   - Если не желаешь продолжение, не провоцируй меня, - сказал Арт, не отрывая прямого взгляда от её глаз. - Я пока ещё могу остановиться, и даже могу, скрипя зубами, отпустить тебя домой без каких-либо долгов. Только лучше уходи сейчас, потому что через минуту будет уже поздно.
   Вопреки воплям здравого смысла, который требовал от неё срочно бежать из этого огромного номера, Аля не могла сдвинуться с места. Её тянуло к Артёму, а его глаза завораживали, не позволяя даже попытаться вернуться в реальность. Напряжение нарастало, желание сделать шаг навстречу Тёме просто зашкаливало, но она всё ещё сомневалась. И тут очень кстати в памяти всплыл тот ледяной презрительный взгляд, которым он удостоил её, когда озвучивал что желает получить в качестве оплаты за свою помощь. Вспомнились и его едкие слова в кабинете брата, и полный раздражения голос, когда он говорил, что она ему надоела. Эти мысли пролетели в голове одной короткой вспышкой, которой оказалось достаточно, чтобы найти в себе силы отвернуться и пройти мимо... к выходу.
   Тишину полутёмного пентхауса разбили едва уловимые шаги босых ног по ламинату. Один... второй...
   Её резко развернули, накинутый халат мигом сполз на пол, а в следующее мгновение Алина оказалась прижатой к гладкой поверхности зеркального двухстворчатого холодильника.
   - Ты слишком долго думала, - голос Арта показался девушке хриплым и каким-то надрывным. Его взгляд испепелял, а касания рук к обнажённой коже, изгоняли из головы все остатки здравых мыслей. Но Тёма не спешил... он будто давал ей шанс, последний и единственный, оттолкнуть его, вмазать пощёчину, обозвать последней сволочью и уйти. Да только Алина была уже в его власти... без всяких там договорных обязательств и долгов. Вся для него... абсолютно добровольно. И не выдержав затянувшейся паузы, она сама потянулась к его губам.
   Странно. Раньше Аля казалась себе скромной девушкой, и развлечения такого рода считала пошлыми и неприемлемыми. А теперь именно она стоит без одежды посреди незнакомого пентхауса, и теряет голову от парня, которому нужна только на одну ночь. И что самое главное - ей плевать на последствия. Сейчас она с ним, а он с ней. Будто так и должно быть... Будто всё это правильно.
   Но в этот раз всё оказалось совсем не так, как в прошлый. Тогда, в её комнате, их секс был лениво-томным, сдержанным и каким-то тихим, во всех смыслах этого слова. А теперь же... Тёма срывал её стоны, заставляя податливое тело покорно выгибаться и лететь вместе с ним. Он сам терял голову, чего раньше почти не случалось. Он не желал себя контролировать, всецело отдаваясь происходящему. И это определённо нравилось... им обоим. Ведь сейчас всё было действительно искренне и по-настоящему ярко. Без притворства и стеснения, без оглядки на то, что их могут услышать. Они действительно были единым целым.
  
   ***
  
   Вокруг стояла тихая летняя ночь... где-то вдалеке за окнами светили огоньками огромные корабли и небольшие катера, небо было усыпано россыпью мерцающих звёзд, а на спокойной глади моря отражалась широкая лунная дорожка.
   Арт снова стоял на балконе собственного пентхауса и медленно курил, потягивая вишнёвый сок. Да только мысли его витали сейчас далеко от окружающих пейзажей. Хотя, правильней было бы сказать, что они стремительно перескакивали с одной темы на другую. Тёма пытался заставить себя думать о предстоящем фестивале и своём проекте, но с завидным постоянством возвращался к Алине.
   Она была для него нонсенсом, хотя бы потому, что даже после всего, что произошло этой ночью, после полного морального и физического сексуального удовлетворения, Тёма всё равно не мог выбросить её из головы. И вроде не шикарная красавица - попадались и краше, и не мега интеллектуалка, хотя очень даже интересный собеседник. Но было в ней нечто такое, цепляющее... лёгкое, настоящее. И это что-то притягивало Арта к ней, заставляя стремиться оказаться максимально близко. А в тот момент, когда расстояние между ними сокращалось до ноля, всё будто становилось на свои места.
   Расчётливому по натуре Артёму это казалось странной и совершенно невероятной глупостью. Он долго искал сравнение подобному состоянию и пришёл лишь к одному аналогу - наркотическая или алкогольная зависимость. И это открытие его совсем не радовало. Он-то думал, что после того как он воплотит в жизнь все свои фантазии, где Аля была в главной роли, ему станет легче. Ведь так бывало всегда. Игрушка оставалась интересной пока не рассмотришь её со всех сторон и не испробуешь на деле заложенные в ней функции. А потом всё... Но в этот раз кукла оказалась неправильной, и даже после всего, что между ними было, отказывалась покидать его мысли.
   - Дай мне тоже, - услышал он тихий женский голос рядом с собой и, повернув голову, увидел Алину. Она стояла рядом, всё в том же пресловутом халате, всё с тем же гордым выражением лица, только в её глазах проскальзывал едва заметный огонёк смущения и... сомнения.
   Девушка потянулась к лежащей на перилах пачке, но Тёма перехватил её руку и поднёс к своей щеке. Странный жест, но ему хотелось так сделать. А ещё снова скинуть с девушки собственный халат и повторить всё то, что уже было между ними несколько часов назад.
   - Не надо, - отозвался Артём, обвивая талию девушки и притягивая к себе. - Такими темпами курение может в привычку войти. А тебе слишком идёт сигарета, чтобы демонстрировать это посторонним людям.
   - Тём, - она опустила ладони на его плечи и отвела взгляд. Ей хотелось многое ему сказать, о многом спросить, но Аля вовремя вспомнила, что это... всё это всего лишь своеобразная оплата долга за оказанную услугу. И не стоит ей рассчитывать, что произошедшее стало для Артёма чем-то особенным или важным. Сколько у него было таких как она?! Даже представить страшно.
   - Я тебя слушаю, - отозвался он, целуя её в висок. - И лучше не молчи. Ты что-то хотела сказать?
   - Нет, - поспешила отозваться девушка. - Глупости. А курю я, кстати, только с тобой. И если учитывать этот важный факт, то вряд ли мне грозит подсесть на никотин. Поэтому, можешь не волноваться.
   - Почему проснулась? - спросил он, переводя тему в более безопасное русло.
   - Мне стало холодно, - отозвалась Аля, теснее прижимаясь к тёплому телу парня. - У тебя странное одеяло... Оно совсем не греет.
   - Значит, - он самодовольно улыбнулся, - пока я был рядом, одеяло грело, а стоило мне уйти - чудесным образом перестало?
   - Можно сказать и так, - ответила Алина, с лёгкой улыбкой. - А здесь красиво, - протянула она, глядя на лунную дорожку.
   - Мне нравится этот вид, он меня умиротворяет. И если хочешь правду, - он состроил хитренькую ухмылочку, - с этого балкона открывается самый лучший обзор бухты. Когда-то, в то время, когда этот корпус только строили, я случайно забрёл сюда... И просидел несколько часов. А на следующий день рождения отец широким жестом презентовал мне этот номер в личное безвременное пользование. Вот так.
   - Значит, ты здесь всё время живёшь? - спросила Аля, поворачиваясь к парню.
   - Сейчас - да. Но у меня ещё квартира в городе есть, только некоторые родственники позарились отбирать от неё ключи за малейшие проступки. Вот и приходится скитаться по гостиницам, - разочарованно вздохнул он и тут же улыбнулся, увидев, как округлились глаза девушки.
   - Подумать только! - не сдержавшись, воскликнула она. - Он живёт в лучшем люксе "Лагуны" и ещё смеет привередничать. Артём, а ты не офигел ли?!
   - В том-то и дело, что нет, - сказал Тёма, притягивая к себе возмущенную особу. - Таков мой мир, Алина, - и пока она непонимающе смотрела в его необычно серьёзные глаза, коснулся губами её шеи... затем поднялся к скуле и таким образом добравшись до губ, лишил своего оппонента способности связно мыслить, тем самым закрыв тему.
   - Ну почему я совершенно не могу тебе в чём-либо отказать?!- взмолилась девушка, утыкаясь лбом в его шею. - Это же несправедливо!
   - Что совсем ни в чём?! - с нескрываемым азартом поинтересовался Тёма и, увидев в глазах девушки непонятную обречённость, расплылся в широкой довольной улыбке. - Так это же замечательно!
   В этот момент он был похож на маленького мальчика, которому подарили машинку его мечты. Все мысли о проекте и пресловутой зависимости мигом вылетели из его головы, оставляя место только для темноволосой девушки, которая сводила с ума одним своим присутствием.
   - Я просто мечтаю о массаже, - сказал он, утягивая её обратно в номер. - А у тебя такие нежные руки...
   Але только и оставалось, что картинно закатить глаза и последовать за этим большим избалованным ребёнком, чья непосредственность и обаяние цепляли куда сильнее даже чем его яркая внешность. Ведь в отличии от Тёмы, который считал что это просто глупая временная зависимость или помешательство, Алина понимала, что всё далеко не так просто. И пусть она боялась влюбиться в такого как Артём, но... уже начала догадываться, что в её случае бояться слишком поздно.
  
   ***
  
   И снова утро... и снова звук будильника, из-за которого безумно хочется швырнуть об стену телефон. Да только вряд ли это что-то изменит, ведь вставать ведь всё равно придётся, а трубка ещё с прошлой своей встречи со стеной выглядит крайне печально. Но кто бы знал, как в этот момент Тёме не хотелось вылезать из-под одеяла... и уходить от тёплой спящей Алины. Но и не появиться в столовой он не мог, ведь об этом сразу же доложат Виталику.
   Прорычав что-то себе под нос, Арт сел в кровати и попытался не дать глазам снова самовольно закрыться. За окном было светло, а огромный круг солнца медленно поднимался из-за горных вершин. И тут взгляд парня переместился от огромного окна к кровати, где тихо и безмятежно спала Аля. Одеяло укрывало её только по пояс, открывая обзору её плечи и грудь. Лицо девушки казалось безмятежным и расслабленным, ресницы слегка подрагивали, а на щеках лёгким румянцем отсвечивало восходящее солнце. Волосы в беспорядке разметались по подушке, делая весь её образ каким-то домашним и до одури нежным. И в этот момент в сонной голове Артёма пронеслось столько мыслей, что он сам с трудом смог в них разобраться. А самой громкой из них было простоя слово: "моя!".
   Титаническими усилиями воли он заставил себе встать и одеться, но уйти оказалось невыносимо сложно. Он хотел коснуться девушки, но боялся разбудить. И постояв немного напротив, грустно улыбнулся и направился к выходу из номера.
   Вот только в этот раз не стал переодеваться в свою рабочую одежду, оставляя Феденьку в покое. Поэтому, когда ровно в семь он явился к чёрному входу столовой, все сидящие за большим столом сотрудники мгновенно заткнулись. Кто-то закашлялся, подавившись кофе, у одной из официанток из рук выпал телефон, и все как один уставились на Артёма.
   Тот же стоял и ехидно улыбался, наблюдая за такой интересной реакцией на своё появление. Ведь всех этих людей он знал, и со всеми ими общался, работал или вот так же пил по утрам кофе на свежем воздухе, правда, делал всё это в образе рыжего Фёдора. Кто-то воспринимал его как равного, но большинство смотрели с высока, и вот теперь такая реакция... больше похожая на ступор.
   - Артём Семёнович, доброе утро, - проговорил пришедший в себя Лёша, который считался здесь правой рукой шеф повара. - Чем можем вам помочь?
   - Можите, - проговорил Тёма, наблюдая, как стремительно пустеют длинные лавочки, а работники столовой быстренько скрываются внутри. Все вдруг резко вспомнили, что уже как несколько минут идёт рабочий день, и похватав чашки, поспешили скрыться с глаз младшего хозяйского сыночка. Рисковать должностью никто не желал. Когда же за столом остался один напряжённый Алексей, старательно отводящий глаза, Тёма добавил: - Лёш, где Галя? Мне помощь её нужна.
   - Кому это я понадобилась с утра пораньше?! - послышалось из-за спины, и обернувшись, Арт увидел Галку, которая судя по сумке и отсутствию форменной одежды, только что пришла.
   - Опаздываете, Галина... - протянул Тёма, с довольной физиономией, а увидев, как стремительно бледнеет загорелее лицо женщины, не смог сдержать улыбочку.
   Артём знал, что сотрудники отеля его недолюбливают и немного побаиваются, но даже не представлял, что всё настолько печально.
   - Артём Семёнович... я... - начала оправдываться женщина, и тут её взгляд метнулся к блеснувшему на солнце браслету.
   Галя мгновенно позабыла, что хотела сказать, а вот Арт напротив, добился именно того эффекта, что планировал. Заметив, что его побрякушку узнали, он бесцеремонно уселся за стол, и ненавязчиво попросил прибывающего в прострации Алексея оставить их одних. Тот казалось только этого и ждал, да только когда уходил посмотрел на Галю с таким сочувствием, будто оставлял её не с молодым парнем, а как минимум с огнедышащим драконом.
   - Ничего себе... - выдала женщина, когда за поваром закрылась дверь. - Нет, я много в жизни повидала, но такое... Что вообще за маскарад?!
   Пока она выплёскивала весь поток собственного замешательства, Тёма довольно улыбался и даже посмеивался. Просто в этот момент Галя выглядела такой ошарашенной, что сдержаться оказалось невозможно. Но главного он добился - она всё поняла без лишних объяснений.
   - Если тебе так интересно, я обязательно расскажу, но только не сегодня, - сказал Арт, а в его зелёных глазах разгорелись озорные искорки. - Галь, мне, правда, помощь твоя нужна. Что попросить взамен решай сама... Только денег у меня нет, а обратиться больше не к кому.
   - Говори уже, пока я от шока не отошла и на всё согласна, - выдала женщина с нескрываемым раздражением. - Уму не постижимо...
   - Прости, что перебиваю твои причитания, но мне нужен завтрак на вынос, а ещё чтобы ты прикрыла моё отсутствие на ближайшие пару часов. Это важно, - добавил он серьёзным голосом.
   Галя выслушала его тираду, демонстративно возвела глаза к небу и, махнув рукой, направилась к двери. А спустя несколько минут вернулась с белым контейнером, в котором Тёма обнаружил горячие бутерброды с сыром и несколько пирожных.
   - Для девушки? - спросила она довольного Артёма. Тот кивнул и забрал еду. - Видимо она особенная раз уж ты явился ко мне с просьбой. Ещё и маскарад свой раскрыл...
   - Кстати, - Тёма поднял на неё внимательный взгляд, - прошу тебя о сохранении моей маленькой тайны. Понятно, что я буду тебе должен...
   - Ясно теперь откуда у тебя эти заскоки с долгами и обязательной ответной услугой, - перебила она парня. - Я буду молчать и ничего мне за это не надо. И за завтрак и за прикрытие.
   - Но как же?
   - Это, дорогой мальчик, называется бескорыстие. Мне жаль если для тебя это настолько дико. Но я ничего от тебя не приму, кроме разве что, объяснений. Но это позже, а сейчас иди.
   С этими словами она развернулась и быстро скрылась за стенами кухни, а Тёма медленно побрёл к своему корпусу, на ходу размышляя о поступке женщины. Он не понимал её отказа от его долга, и даже от ответной услуги. Да кто бы вообще, находясь в здравом уме отказался иметь его - Артёма - в своих личных должниках. И пусть всё это казалось Жаркову странным и нелогичным, но он почему-то верил Галке, ведь она всегда помогала ему и ещё ни разу ничего не попросила за своё участие. Но, теперь она знает его маленький секрет... и неизвестно, как теперь измениться её отношение.
   За этими мыслями Тёма сам не заметил, как добрался до собственного пентхауса. Внутри было тихо и как-то сонно... и ничего не напоминало о прошедшей ночи, ставшей для него большим откровением. Он и сам не знал, что так бывает... что, получая желаемое, можно желать этого ещё сильнее. Что девушка может настолько подходить... и физически и душевно. Может так самозабвенно доверяться, отдавая всю себя без остатка. Нет, Тёма продолжал считать Алю одной из отряда "кукол", но только теперь пришёл к выводу, что эта создана специально для него. Она загоралась мгновенно, как по щелчку, она с интересом принимала все его предложения, искренне желая познать новую для себя сторону жизни. Арту же безумно нравилась роль учителя, но ещё больше его привлекала сама ученица.
   И сейчас он хотел получить её искреннюю и такую ласковую улыбку. Именно для этого добыл самый вкусный завтрак из всех, и даже сам сварил кофе. Еду Тёма переложил на найденные на кухне тонкие фарфоровые блюдца, составил всё на большой серебристый поднос и отправился будить свою спящую красавицу.
   Он старался идти тихо, чтобы самому нечаянно не испортить собственный сюрприз. Так же бесшумно открыл дверь собственной спальни, сделал пару шагов и... застыл на месте.
   - И как это понимать? - спросил он самого себя, да только вопросы оказались здесь лишними - Али в номере не было.
   Кровать оказалась аккуратно застелена, халат оставлен на кресле, а вещи девушки исчезли. Впрочем, как и она сама. И только на тумбочке обнаружился свёрнутый в четверо листок бумаги, на котором значилось короткое: "Артёму". Тот машинально сунул его в карман и, ещё раз обведя взглядом номер, убедился, что его "кукла" ушла.
   - Да что же за ......! - выругался Тёма, борясь с желанием швырнуть поднос о стену, но тут же пришёл к выводу, что убирать последствия всё равно придётся ему. Это отрезвило и, как ни странно, успокоило. И развернувшись, он отправился на балкон. То что Аля сбежала, а она именно это и сделала, ещё не повод громить номер и уничтожать столь аппетитный завтрак. С такими мыслями он и отправился на балкон.
   Несмотря на все не самые приятные мысли, Арт с большим удовольствием умял свои любимые пирожные, запил всё это ароматным кофе, и только потом вспомнил про записку.
   - Артёму, - прочитал он вслух. Видимо девушка посчитала, что в отсутствие хозяина в номер могут заявиться горничные, поэтому не только свернула своё послание, но и указала адресата. Эта маленькая хитрость вызвала на лице парня насмешливую улыбку, и он поспешил развернуть письмецо:
   "Моя часть договора выполнена. Надеюсь, больше мне никогда не придётся просить тебя о помощи, и хочу верить, что мы больше с тобой не пересечёмся, хотя на последнее вряд ли стоит рассчитывать. Прошу тебя забыть всё, что было между нами. Я больше тебя не хочу, - гласила записка. А ниже значилась подпись: - Алина"
   Пока Тёма переваривал прочитанное, в большой гостиной появилась горничная, принесшая нечто, висящее на вешалке и запакованное в чехол. Она оставила этот сюрприз на диване и тут же удалилась, даже не заметив присутствие хозяина номера. Тогда Тёма поднялся с места и решил посмотреть, что же там такое. Велико же было его удивление, когда под чехлом из химчистки он обнаружил собственный пиджак. Именно тот, что оставил у Алины.
   Осознав всю глупость ситуации, Арт сначала мгновенно помрачнел, но вдруг резко расхохотался. Да только радости в его смехе не было совсем. Ведь Алина ответила ему его же поступком, жестоко бросив в лицо его же слова.
   И вот теперь Жарков был действительно зол и раздражён, ведь так с ним ещё никогда не поступали. И вроде бы самое время окончательно выкинуть её из головы, но своими действиями Аля, наоборот, только сильнее распалила его интерес, и теперь Тёме хотелось во что бы то ни стало доказать этой "кукле", что право придумывать устанавливать правила в их игре принадлежит ему. И она будет проводить с ним столько ночей, сколько он захочет!
   Хмурое лицо Арта исказила ироничная улыбка, а в глазах появился холодный блеск. Аля хотела поставить его на место?! Зря, очень зря. Ведь теперь ей придётся узнать, что бывает с теми, кто идёт против Артёма Жаркова... с теми, кто осмеливается бить по его самолюбию. И в этот раз уж точно последнее слово будет за ним.
  
   Глава 12.
  

"Прочь из моей головы!

Оборвав провода, спутав карты,

Фигуры сметая с доски,

Разбивая шлагбаумы на полном ходу,

Оставляя разрушенными города.

Из моей головы, где сферой становится плоскость,

Где то горит фейерверк, то тлеет свечка из воска,

Где музыка Баха смешалась с полотнами Босха,

И не дружат между собой полушария мозга"

(Сплин - "Прочь из моей головы")

   Так как по воле обстоятельств Алина явилась на работу на два часа раньше обычного, то к десяти часам большая часть бумажных вопросов была решена, и у вечно занятого менеджера Ростовской появился целый час свободного времени. Организм девушки ненавязчиво напомнил, что со вчерашнего вечера ничего не ел, а ночь у него была довольно активной, и потребовал завтрак. Тогда-то Аля и решила отправиться в столовую. Ведь она думала, что это чуть ли ни единственное место во всём отеле, где она уж точно не встретит Артёма.
   После одной единственной мысли о нём она тут же осеклась, отмахиваясь от всплывшего перед глазами образа, как от назойливой мухи. Но память мало того что не желала подчиняться, так ещё и услужливо прокручивала самые яркие эпизоды прошедшей ночи. Алина же только и делала, что краснела, вспоминая, что вытворял Артём. Как она горела в его объятиях, как покорно подчинялась его напору, отдав право руководить более сильному и опытному. Её нравилось всё происходящее, а близость Жаркова буквально окрыляла. И наверно стоило вспомнить о собственной гордости, но Але оказалось как-то не до неё. Ведь, несмотря на все обстоятельства и обиды ей было хорошо с Артёмом... настолько, что она вообще не желала, чтобы эта ночь заканчивалась. Но рассвет пришёл не зависимо от её желания, и вся сказка ночи развеялась в его лучах.
   Алю, как и Арта разбудил звук его будильника, да только девушке оказалось стыдно смотреть в глаза Артёму. И вообще, ей ещё ни разу в жизни не доводилось просыпаться в постели с мужчиной. Вот она и решила пока глаза не открывать. Алина слышала, как одевался Тёма, и даже украдкой следила за его передвижениями. В глубине души она надеялась, что он поцелует её или хотя бы коснётся, но... он просто ушёл.
   Когда за ним захлопнулась дверь, ей вдруг ясно открылась суровая реальность. Ведь фактически получилось всё именно так, как и хотел Жарков. Он получил свою ночь, а с наступлением утра оставил очередную "куклу" одну, чтобы она сама тихо и мирно покинула его номер. Вот так, и нет больше никакой нежности и притягательной страсти. Он получил, что хотел, а Аля снова осталась наедине со своими разбитыми иллюзиями. А ведь ночью ей казалось, что она для него что-то значит... Что она для Артёма больше чем простая игрушка на ночь. Но, утро расставило всё по своим местам, разбив ночные иллюзии в пух и прах.
   Сначала девушка хотела просто тихо покинуть номер, но в последний момент решила всё же оставить Тёмочке небольшое послание на вырванном из блокнота листе. И пусть это выглядело, как жалкий писк раздавленной мыши, но она не смогла просто спокойно уйти. Аля хотела, чтобы он хоть на секунду почувствовал себя на её месте, пусть и была уверена, что Жарков вряд ли вообще способен чувствовать.
  
   Войдя в столовую, девушка увидела за дальним угловым столиком своих ребят - Фёдора и Михаила. Они что-то тихо обсуждали, склонившись над раскрытым альбомом. Аля подошла ближе, но парням явно было не до неё, что и позволило девушке рассмотреть карандашные наброски каких-то непонятных сооружений. Разглядывая рисунок за рисунком, она склонилась чуть ниже, а её рука как-то сама собой опустились на плечо напряжённому Фёдору. Тот, так же машинально накрыл её своей, легонько поглаживая, и замолчал, на несколько секунд прикрыв глаза. В этот момент ему стало так спокойно, будто он сам принял пачку антидепрессантов. Аля же вообще мгновенно выпала из реальности, ощущая, будто с её плеч спадает груз в несколько тонн. И только удивленный Миша смотрел на эту странную парочку и открыто усмехался. Его искренне веселила и вместе с тем умиляла открывшаяся картина. Но... мгновения замешательства прошли, и очнувшийся от странного помутнения рассудок, быстро напомнил этим двоим, что не нормально так выпадать из реальности. Руки они отдёрнули одновременно, а Аля даже сделала шаг назад.
   - Э-э... привет, - выпалила она, переводя чуть смущённый взгляд с весёлого Михаила на застывшего Фёдора. - Вы не против моей компании?
   - Нет, конечно, - отозвался Миша, отодвигая для неё стул рядом с собой. - Присаживайся. Мы как раз обсуждали возможные варианты нашего будущего экспоната. Посмотри, - он указал на лежащие на столе карандашные наброски, и выжидающе уставился на Алину.
   Она заняла место за столом и осторожно взяла в руки рисунки. Так, перебирая один за другим Аля медленно рассматривала эскизы, но все они виделись ей какими-то слишком банальными... слишком простыми. Ей казалось, что их экспонат должен быть особенным. Цеплять и заставлять задуматься. А в представленных набросках ничего подобного не было. Именно это она и озвучила ребятам. Те отреагировали неоднозначно, и если Миша тихо скрипел зубами, то Федя, напротив, наклонился ближе и, ехидненько так скривившись, произнёс:
   - Ну, предложи сама что-нибудь, коль ты такая умная.
   От его тона девушка вздрогнула, но тут же поспешила взять себя в руки. Она уже не первый раз замечала, что голос Фёдора иногда звучит точно так же, как голос Артёма, и почему-то это её пугало. Но именно в этот раз воспоминание о Жаркове и его образе жизни натолкнуло девушку на интересную мысль.
   - И предложу, - парировала Алина, иронично улыбнувшись. - Дай мне листок и карандаш.
   Следующие полчаса она тщетно пыталась перенести свою идею на бумагу, да только получалось у неё с трудом. Тогда Федя не выдержал и, отобрав у напряжённой Али орудия художественного труда, вызвался сам изобразить её идею. Да только по мере того, как девушка раскрывала свою мысль, сам художник всё больше мрачнел. А когда эскиз был готов, ни с того ни с сего просто встал и вышел.
   Миша проводил его любопытным взглядом и снова уставился в рисунок, в который до этого не заглядывал. Долго так всматривался, пристально, а потом просто не смог сдержать смешок. В отличии от Алины он прекрасно понимал, что именно так вывело Федю, да только объяснить ей не имел права.
   А на картинке была изображена яма... глубокая, грязная, а на самом её дне, среди кучи пустых бутылок, стаканов, глянцевых журналов, пачек сигарет, разбросанных частей женского нижнего белья, стоял темноволосый парень и с грустью в глазах смотрел наверх... на мир, который потерял. Аля предлагала ребятам действительно вырыть небольшую яму, выложить по стенкам диким камнем, чтобы создать имитацию скалы, а внутрь вложить очень реалистичный рисунок. Девушка хотела накрыть всю эту конструкцию толстым стеклом и сделать небольшую ступеньку вниз. Таким образом, для ступивших на прозрачную поверхность создавался бы эффект падения, и каждый видел бы, что ждёт его на дне. Этим Алина хотела показать, что разгульное бесцельное прожигание жизни неизбежно приведёт к такому вот финалу - одиночеству на дне ямы.
   Мише эта мысль понравилась. И даже больше, он уже успел рассмотреть несколько выставленных экспонатов, и в сравнении с ними идея Али явно выигрывала. Правда, если судить по реакции Фёдора, он вряд ли согласиться участвовать в её реализации.
   ***
  
   Весь день Алина провела, занимаясь бумажной работой. В парк не ходила, да и зачем? Арнольд с Колей свою часть работы выполнили ещё вчера и были отправлены отгуливать заслуженный выходной, а Миша пообещал ей, что сегодня они с Фёдором закончат с покраской площадок. Кстати строители тоже не подвели, и практически завершили всю свою глобальную реконструкцию. И теперь Але оставалось только встречать участников и готовить непосредственное открытие фестиваля. Ну и разобраться с огромной стопкой важных бумажек, от которых у девушки уже начал пухнуть мозг.
   Когда её официальный рабочий день подошёл к концу, а все соседи по кабинету поспешили покинуть душное помещение, Аля только обречённо вздохнула и снова погрузилась в мир заявок и накладных. И наверно просидела так до самого заката, если бы не одно "но". А это самое "но" бесцеремонно заявилось в кабинет, нагло сгребло разбросанные на столе бумажки в одну кучу, и, схватив девушку за руку, поволокло за собой. От такой наглости Алина даже не сразу нашла что сказать, ведь даже для странного Фёдора такое поведение было перебором.
   - Хватит работать, - сказал он, уводя её из кабинета. - Ужин стынет, а Галя не любит, когда её заставляют задерживаться на работе.
   - Ах, ну если дело в ужине... - иронично протянула девушка, но за Федей всё-таки пошла. Только сейчас, оказавшись на свежем воздухе, она осознала, что жутко устала и вряд ли сможет сегодня ещё работать.
   Больше рыжий ничего не сказал, а по его лицу, точнее по открытой части этого самого лица, было почти невозможно распознать какие-либо эмоции. Да только Аля чувствовала, что Фёдор почему-то недоволен и даже раздражён. От него буквально исходили волны нервного напряжения.
   - Федь, у тебя всё в порядке? - поинтересовалась она, когда они добрались до заднего двора столовой, где, как и в прошлый раз, разместились за длинным деревянным столом. - Ты сегодня какой-то не такой.
   - Да нормально со мной всё, - отмахнулся парень, и тут же достал из кармана три красновато-оранжевые купюры и положил их перед Алиной. - Вот, обещанные пятнадцать тысяч.
   Девушка ошарашено уставилась на деньги, прекрасно понимая, что ничем не заслужила такую сумму. Она уже хотела отказаться, но вовремя вспомнила, что вряд ли сможет в ближайшее время найти столько же в другом месте. Да и не было этого "другого места"... только если у Жаркова просить, а до такого она точно больше не опустится. Хватит! И так уже допросилась.
   - Я хочу отказаться, но не могу... - проговорила Аля, стараясь не смотреть на Фёдора. - Ведь я почти ничего не сделала. Давай ты мне их просто займёшь, а я рассчитаюсь с тобой сразу, как только появится возможность.
   - Нет, - уверенным тоном отозвался парень. - Мы договорились. Ты позируешь - я за это плачу. И если ты считаешь эту сделку не равноценной, я не откажусь сделать ещё пару рисунков с твоим участием.
   - Согласна, - поспешила ответить девушка. - Ты только предупреди заранее.
   Договорить она не успела, так как появилась Галина с большим подносом. Аля уже привычно поприветствовала женщину, даже не замечая, с каким интересом та сегодня на неё смотрит. А в это время в голове Галки сложилась интересная картина событий, составляющими которой были Федя... он же Тёма, и вот эта девочка Алина. Кстати наглый Феденька так и не рассказал ей о мотивах своего маскарада. Заставляя любопытную женщину додумывать всё самой. Да только мысли её ушли совсем в другом направлении. Ей почему-то казалось, что главная причина этого цирка с переодеванием именно в Алине. И решив убедиться в правильности своих догадок, она налила себе большую чашку зелёного чая и поспешила присоединиться к ребятам.
   - Я тоже с вами посижу, - проговорила она, переводя хитрый взгляд с хмурого парня на девушку и обратно. - Хотите, последними сплетнями вас по развлекаю.
   - Давайте, - согласилась Аля, хотя мысли её витали сейчас где-то между отчётом по расходам на организацию фестиваля и пентхаусом на седьмом этаже. И ей было абсолютно всё равно, какие метаморфозы происходят в жизни других, но когда Галя начала свой рассказ, всё внимание девушки мгновенно переключилось на неё.
   Галка весело усмехнулась, хлебнула чай и выговорила, наблюдая за реакцией девушки:
   - Представляете, сегодня к нам сюда ни свет ни заря заявился младший сын хозяина, - голос женщины звучал крайне эмоционально. Сообразив, кого имеет ввиду Галина, Аля ошарашено округлила глаза, а Фёдор вообще закашлялся. Правда это не могло остановить замыслившую шалость женщину, и она продолжила, будто бы не замечая, реакции своих слушателей. - Наши как его увидели, мгновенно все за работу принялись, а ведь обычно по часу тут чаи гоняют. Лёша - заместитель шеф повара - вообще в ступор впал, а оказалось, нашему золотому мальчику просто понадобился завтрак. Видать впечатлили его пирожные Нины Ивановны... Да ещё и с собой забрал. Походу удивить решил очередную подружку, - она вздохнула, довольная произведённым эффектом, а он был сильным. Фёдор злобно сжимал край лавочки, опустив напряжённые плечи, а Алина, наоборот, ошарашено смотрела прямо на Галину.
   - Артём был здесь?! - выпалила девушка, даже не думая, что её вопрос могут как-то не правильно понять. - Утром?!
   - Ну да, утром... около семи, - ответила женщина. - А что?
   - Ничего, - отмахнулась Аля, опуская глаза.
   Значит, не бросил... а просто ушёл за завтраком. А вот она как раз таки сбежала. Интересно, что он подумал, когда не нашёл Алю в номере? Вздохнул с облегчением, что не пришлось придумывать, как от неё избавиться?
   - Простите, но мне пора, - сказала девушка, резко поднимаясь из-за стола. - Я вспомнила, что меня сегодня очень ждут дома.
   - Да ты ж почти ничего не съела, - возмутилась Галка. Она прекрасно понимала, что аппетит у Алины пропал как раз после её рассказа, а значит, подозрения оказались верны.
   - Что-то не хочется... желудок разболелся, - отозвалась брюнетка. - Спасибо и... до свидания.
   Фёдор проводил удаляющуюся фигуру напряжённым взглядом, а когда она скрылась из вида, повернулся к Галке и скинул очки. И было в его обозлённых глазах нечто такое, отчего женщина вся мигом сжалась.
   - Ну и какого хрена ты это сделала?! - обманчиво спокойным тоном поинтересовался он. Его взгляд не сулил ей ничего хорошего, и тогда Галя решила, что лучший способ обезопасить себя от его гнева - сразу перейти в наступление.
   - Скажи, весь этот маскарад из-за Алины?! - быстро проговорила она. - Типа решил проверить, сможет ли она полюбить тебя такого бедного и безобразного?! Боишься, что на бабло папино поведётся, вот и решил спектакль разыграть?!
   Тёма вылупился на неё как на полоумную, а его брови удивлённо поползли вверх.
   - Ты романов перечитала?! Или реально считаешь меня таким придурком?! - воскликнул он. - Думаешь, я бы стал ради какой-то сомнительной перспективы каждый день наряжаться рыжим чмом и батрачить по двенадцать часов?! Галя я не такой идиот. А маскарад это идея Виталика. Они с отцом таким образом рассчитывают жизни меня научить. Отобрали всё, кроме пентхауса, и отправили сюда на каторжные работы!
   Закончив тираду Тёма опустил голову, и в этот момент заметил лежащий напротив телефон Алины. Видимо она так спешила убежать от столь неприятной ей темы, что напрочь позабыла о своём аппарате. Недолго думая Арт сунул его в карман, мгновенно сообразив как использовать такой хороший козырь в своих целях. Именно сейчас он решил для себя, что эту ночь тоже проведёт в компании Али... и в этот раз она от него не сбежит.
   Пока Галина переваривала полученную информацию, из здания столовой вышел Лёша, и с весёлой улыбкой уставился на раздражённого Фёдора.
   - О, друг, неужели ты стянул с себя это убожество?! - выпалил он, усаживаясь напротив. - Впервые тебя без очков вижу... А ты оказывается на человека похож.
   Тёма одарил его злобным взглядом, и нехотя натянул обратно свои большие окуляры. Не хватало ему ещё этого кренделя в свои проблемы посвящать. Достаточно и того, что о его маскараде знают как минимум двое лишних.
   Тем временем Лёша, сам того не зная, продолжал со странным упорством рыть себе яму.
   - Слышь, Галка, весь день хотел спросить, что от тебя хотел утром этот мажорный индюк? - выдал повар, поворачиваясь к женщине. - Он меня когда по имени назвал, я чуть с лавочки ни грохнулся. Так и подмывало поинтересоваться, с чего это Господин Барин стал интересоваться именами своих крепостных, - причитал Лёша. - Терпеть его не могу, этого Артёма. От него пафосом на десятки метров вокруг несёт. А ещё говорят, что он чуть ли ни первый бабник города... Да я больше чем уверен, что без папиных денег он был бы никем. Нулём без палочки! Он же сам по себе просто гнилой овощ.
   - Может не стоит так говорить о том, кого ты не знаешь, - вставила покрасневшая Галя, всеми силами пытаясь избежать катастрофы. А судя по сжатым кулакам Фёдора, личный апокалипсис для Алексея обещал случиться в самое ближайшее время.
   - Я знаю его, - скривившись, ответил повар. - Знаю настолько, чтобы с уверенностью утверждать, что он моральный урод.
   - И чем же, позволь узнать, Жарков не угодил лично тебе? - звенящим от гнева голосом поинтересовался Фёдор. Но Лёша, казалось, не обратил на его тон никакого внимания. Он лишь грустно улыбнулся и поднял на рыжего вмиг потускневший взгляд.
   - Есть причины, - попытался отмахнуться он, но заметив, что такого "развёрнутого" ответа его слушателям явно не достаточно, обречённо вздохнул и всё-таки решил объяснить: - У меня девушка была... любимая, я даже подумывал жениться, ипотеку взять, построить домик в пригороде. А как-то в клубе на неё обратил своё царственное внимание вышеупомянутый индюк, - парень грустно усмехнулся и отвёл взгляд. - Дальше продолжать не стоит. И так понятно, что после этого мы разошлись.
   - Так может дело не в Артёме, а в девушке? - спросила вдруг Галя.
   - Не знаю, - грубо бросил повар. - Но даже если и так... Знали бы вы, как мне сегодня хотелось размазать по стене смазливую Жарковскую физиономию. Сука! Руки чешутся морду ему разукрасить!
   Фёдор резко поднялся и, схватив Алексея за локоть, потащил за собой.
   - Пошли обиженный, - только и сказал он. - Будем исполнять твою мечту.
   - Федя! - вскрикнула Галя, и даже хотела броситься на помощь разговорчивому повару, но одна короткая фраза: "Не лезь!", сказанная холодным приказным тоном, заставила её остановиться. Она смотрела на две удаляющиеся фигуры, и боялась даже подумать, чем всё это может закончиться. Хотя в одном она была уверена точно - драки не избежать.
  
   - Ты с ума спятил?! - воскликнул Лёша, пытаясь вырвать руку из захвата. - Меня ж после этого точно уволят.
   - Не уволят, - уверенно ответил рыжий. - В этом можешь не сомневаться.
   Почему-то слова Фёдора возымели нужный эффект, и когда парни добрались до синего корпуса, Лёша разгорелся таким азартом, что первый вбежал в лифт.
   - Ты кстати рассчитывай, что твой "мажорный индюк" будет защищаться, и просто так избить себя не позволит, так что настоятельно рекомендую, сначала выложить все претензии, а потом лезть с кулаками, - холодным тоном проговорил Федя, пока они добирались до номера. А перед нужной дверью, достал из кармана магнитную карту, прислонил к замку и спокойно вошёл внутрь. Распалённый гость последовал за ним. И лишь услышав, как за его спиной щёлкнул замок, наконец, осознал, какую откровенную глупость собирается сделать. Да только пути назад для него уже не было.
   - А откуда ключ?! - ошарашено воскликнул Лёша, а потом повернулся к развалившемуся на диване Фёдору и застыл, наблюдая, как рыжий осторожно снимает очки, стягивает лохматый парик и нервным жестом взъерошивает тёмную шевелюру.
   В этот момент Алексей очень пожалел, что вовремя не откусил собственный язык, потому что злая зелень в глазах Артёма обещала ему близкое возмездие за каждое сказанное им слово.
   - Ну вот, друг... - процедил Тёма сквозь зубы. - Хочешь что-то добавить или сразу перейдём к мордобою? Мне теперь тоже есть, за что двинуть тебе по физиономии. Но для начала... Поверь, я никого никогда не принуждал ложиться в мою постель. И если твоя подруга так просто пожертвовала отношениями ради ночи со мной, значит это точно не та девушка, с которой стоит связывать жизнь.
   - Не тебе судить! - прорычал повар. - И вообще, что это за прикол?! Тебя заслали следить за всеми нами под прикрытием образа рыжего чудика?!
   - Не неси бред! - раздражённо отмахнулся Жарков, поднимаясь на ноги. - И если на самом деле считаешь меня такой сволочью - бей. Давай, начинай уже исполнять свои угрозы.
   Лёше особого приглашения не требовалось и он уверенно двинулся к дивану, но уже занеся руку для удара, вдруг остановился. Тёма не защищался, не отходил, а просто стоял на мете и внимательно смотрел в глаза своему противнику. И было в его взгляде что-то такое... абсолютная уверенность в своей правоте, которая и заставила нападающего мгновенно остыть.
   - Ну что же ты, друг... Бей. Я жду, - серьёзным тоном проговорил Артём, а его губы искривила грустная ироничная ухмылка. - Ты помогал мне, когда я оказался на вашей кухне, ты отнёсся ко мне хорошо, не смотря на внешность, поэтому я сейчас даже сопротивляться не стану, - спокойно говорил Жарков. - Считаешь меня виноватым - так давай, двинь уже! Только мне почему-то кажется, что ты меня ещё благодарить должен за то что истинное отношение твоей подруги выяснилось до того момента, как вас связало свидетельство о браке. Ведь на моём месте мог оказаться кто угодно.
   И Лёша двинул, но совсем не так, как собирался сделать изначально. Этот удар был скорее символичным, чем боевым, и пришёлся в район солнечного сплетения. Тёма слегка согнулся и тут же прикрыл лицо, ожидая продолжения. Но его не последовало.
   - Всё?! - удивился хозяин номера, разглядывая отошедшего к двери парня. Тот стоял, опустив голову, и вместо ответа лишь утвердительно кивнул.
   Повисла тишина, и никто из ребят не стремился её нарушить. Арт внимательно изучал своего недавнего противника и почему то представил, что бы сделал, если бы любимая девушка провела ночь с кем-то вроде него самого. А перед глазами неожиданно всплыл образ прижатой к стене Алины, млеющей под ласками Горышева. От этого видения Тёме стало дурно, и возникло непреодолимое желание одним движением свернуть Олегу шею. Он сам ужаснулся своего порыва, ведь даже не представлял, что способен на подобную кровожадность. Да ещё и из-за девушки... Или дело именно в Алине?! Наверно он бы ещё много чего себе надумал, если бы его погружение в себя не нарушил голос Лёши.
   - Ты прав... Ты во многом прав, - замявшись, проговорил незадачливый мститель. - Моя Аня... В общем она сделала свой выбор, и теперь я даже рад, что он оказался не в мою пользу. Жаль, что я понял это только сейчас.
   - А за что тогда ударил? - поинтересовался Тёма, потирая место своего ранения.
   - Ты всё-таки спал с моей девушкой. По-твоему этого недостаточно?! - усмехнулся Алексей. - И вообще, может, объяснишь, зачем наряжаешься Федей?
   - Объясню, - спокойно сказал Арт, подходя к парню, и когда оказался совсем близко, с довольным видом отвесил тому звонкий подзатыльник. - А это за все те эпитеты, что сегодня обрушились на мою невинную голову. Особенно за "мажорного индюка". А теперь пошли на балкон, покурим, а заодно и поговорим.
   Как ни странно, но после того, как Алексей узнал о причинах появления в Лагуне Фёдора, он долго смеялся, а хмурое выражение лица Арта только добавляло масла в огонь его весёлой истерики.
   - Допрыгался! - выдавал повар, сквозь смех. - Это же замечательно! Ох, справедливость всё-таки существует!
   - Не злорадствуй, - хмуро отозвался Тёма, потягивая вишнёвый сок. А вот его гость с явным наслаждением дегустировал коллекционное вино. - Я и так каждый день выслушиваю причитания Виталика - вот уж кто искренне наслаждается ситуацией. Знает, гад, что я в полной материальной зависимости от его капризов, и играет на этом.
   - Да ладно тебе, - усмехнулся Лёша. Кстати после двух бокалов всё его плохое настроение исчезло в неизвестном направлении, и теперь он с большим удовольствием потешался над "тяжёлой долей" Артёма, развалившись в мягком шезлонге. - Ты кстати чего сам не пьёшь?! Перешёл на здоровый образ жизни?
   Тёма со странным выражением лица уставился на жидкость в своём стакане и, взболтав её, сделал глоток.
   - Вкусная штука, кстати, - отозвался он. - Раньше я воспринимал сок исключительно как одну из составляющих коктейлей, а его оказывается и так пить можно.
   Ответом на эту тираду стал полный недоумения взгляд Алексея.
   - Да ладно, не надо на меня так смотреть, - возмутился Жарков. - На самом деле всё до банального просто. Мой собственный брат искренне считает, что я не могу жить без спиртного. Вот я и решил доказать ему, а заодно и себе, что это далеко не так. К тому же, в последнее время мне очень нравится шокировать Виталика. Он когда вчера вечером меня с соком увидел, мгновенно забыл зачем вообще приходил.
   - То есть, ты пытаешься показать ему, что его метод воздействия имеет свои результаты? - с абсолютно серьёзным видом поинтересовался Лёша.
   - Именно, - прозвучал уверенный ответ. - И чем раньше он удостоверится, что я встал на путь исправления, тем быстрее мне вернут мою настоящую жизнь.
   Алексей посмотрел на довольного Артёма поверх вновь наполненного бокала, и вернул его на стол, так и не пригубив.
   - Скажи, - начал он, тщательно подбирая слова для следующего вопроса. - Тебе действительно настолько противно всё это? Все те люди, с которыми ты успел познакомиться за время работы в отеле?! Я, Галка... Нина Ивановна, которая души в тебе не чает, после того как ты научил её электронной почтой пользоваться? Эта девочка, что уже не первый день приходит с тобой ужинать? Это всё тоже лишь для того чтобы усыпить бдительность брата?!
   - Нет, - решительно ответил Тёма, отворачиваясь в сторону моря. Его приподнятое настроение в один момент опустилось куда-то пониже первого этажа. - Но давай не будем об этом. У меня нет никакого желания копаться в собственном отношении ко всему этому цирку. Виталик хотел показать мне другую жизнь. Ту, что, по его мнению, является настоящей. Я её увидел и сделал соответствующие выводы. Но озвучивать их не желаю.
   Лёша хотел что-то сказать, но в этот момент их обоих отвлекла мелодия, доносившаяся из кармана форменного комбинезона Тёмы. Оказалось, звонил телефон Алины, о котором парень успел уже забыть.
   - Слушаю, - ответил он, с уверенностью принимая вызов. А когда уловил в динамике взволнованный голосок самой хозяйки аппарата, довольно улыбнулся. Она что-то говорила, про потерянный телефон, про вознаграждение за возврат, очень просила не удалять контакты и ещё много чего. Так что пришлось Тёме её всё-таки перебить: - Алина, это Фёдор. Ты забыла трубку на столе. И не стоило так переживать из-за подобной мелочи.
   Он замолчал, с улыбкой выслушивая радостные возгласы девушки. Она несказанно обрадовалась, что телефон оказался именно у Феди, и что ей больше не стоит волноваться. А вся причина паники оказалась в том, что все важные номера поставщиков, установщиков сцены, осветителей, диджеев и участников предстоящего фестиваля Аля записывала в записную книжку в своём аппарате и пока не успела продублировать их в блокнот. Именно поэтому потеря телефона стала бы для неё настоящей катастрофой.
   - Завтра утром принесу его в твой кабинет, - проговорил тот, кого Алина считала рыжим очкариком. - И не стоит так переживать. Но если ты хочешь, я могу привезти его сегодня.
   Естественно она отказалась, и ещё раз поблагодарив парня, оборвала звонок.
   Тёма хищно усмехнулся, а когда его взгляд остановился на сидящем напротив парне, его улыбка стала ещё шире.
   - Слушай, Лёх, - начал он загадочным тоном. - У меня к тебе просьба... но мне реально нечем за неё платить, так что могу предложить только какую-либо ответную услугу. Всё, что в моих силах...
   - Что надо? - с любопытством поинтересовался тот. - И кстати, если ты не в курсе, а ты походу не в курсе... Но есть такое слово "безвозмездно". То есть, не за плату или долг, а просто так. И если ты кого-то называешь другом, это не пустой звук. И у друзей принято помогать друг другу, так что ни о какой плате не может быть и речи. А вот теперь говори, что ты хотел?
   Сия тирада произвела на Артёма просто колоссальное впечатление. В его голове никак не укладывалось, что люди могут делать что-то для других, не думая о своей выгоде. Для него подобное было дикостью, но судя по прямому взгляду и открытой улыбке, Лёша имел в виду именно это и был вполне серьёзен. И пусть Тёма не верил ни в какое бескорыстие, но просьбу свою всё равно озвучил.
  
   ***
  
   Воткнув в уши наушники и включив погромче музыку, Алина расслаблено погрузилась в горячую воду. Полная ванна со взбитой ароматной пеной мгновенно расслабила тело, даря девушке возможность наконец расслабиться и спокойно подумать.
   День для неё выдался сложным и эмоционально напряжённым, а о прошлой ночи она и вовсе старалась не вспоминать. Да только её мысли с маниакальным рвением снова и снова возвращались к пентхаусу на седьмом этаже синего корпуса Лагуны и, как следствие, к его хозяину.
   Она никак не могла понять, как относится к Артёму. С одной стороны он был избалованным мажором, считающим, что весь этот мир должен подчиняться его прихотям. Он не видел ничего зазорного в том, что вчера фактически вынудил её провести с ним ночь. Она пришла к нему за помощью, и он помог, но потребовал за это очень своеобразную плату. И самое время ему бы пасть в её глазах, но ведь в итоге Тёма понял свою ошибку. Он же отпустил её... оставил в комнате, а сам удалился. И даже когда она сама явилась к нему - дал возможность уйти. Только Аля осталась, и то, что произошло между ними, стало для неё большим открытием.
   Секс... Теперь она начала понимать, почему он так интересен многим. Девушка хоть и имела представление обо всём его многообразии, но... одно дело теория, и совсем другое - практика. А Артём...
   От одного воспоминания о том, каким он был прошлой ночью, Алю бросило в жар, а по телу прошла волна мелких мурашек. Она даже не пыталась врать самой себе и утверждать, что ей плевать на Жаркова. Да после всего, что между ними было у неё не осталось ни единого шанса остаться к нему равнодушной. Он будоражил её мысли, приводил чувства в неконтролируемый хаос, и просто не оставлял возможности себя забыть.
   И ввиду всего этого, тот неоспоримый факт, что она для него всего лишь очередная "кукла", напрочь убивал все зачатки хорошего настроения. Хотя во всей этой ситуации кое-что всё-таки не давало ей покоя. А причиной её смятения снова стал разговор с Лизой.
   Сразу после работы она понеслась к подруге. Благо Лизка жила на соседней улице и в это время всегда находилась дома. Всё-таки её преимущественно ночной образ жизни накладывал некоторый отпечаток на привычки девушки. Она и работу себе нашла подходящую - администратором в одном из клубов. Но при этом всё равно успевала посещать все наиболее интересные развлекательные мероприятия побережья и неизменно оставаться в центре событий.
   Аля знала, что обнаружить подругу дома можно только ранним вечером, когда та занята подготовкой к очередному выходу в свет, поэтому и решилась наведаться именно в это время. Но не успела даже порог переступить, как представшая перед ней Лизка сама втащила её в квартиру, усадила в кресло и в нетерпении потребовала: "Рассказывай!" И Алина рассказала. Конечно без подробностей и с некоторыми корректировками, но в целом ситуация Лизе оказалась ясна. Да только по окончании повествования блондинка смотрела на Алю уж слишком недоверчиво и даже как-то обижено.
   - Вот не пойму, - выдала она, наконец. - Либо ты мне врёшь, либо мы с тобой говорим о разных Артёмах. Ведь насколько я знаю (а я в себе не сомневаюсь), раньше Жарков подобных финтов не выбрасывал. Нет, среди ночи он своих одноразовых подруг никогда насильно из номера не выставлял, но и не спал с ними, в самом прямом смысле этого слова. Сергей говорил, что для Тёмы родная кровать - это святое, а для развлечений у него достаточно других комнат.
   - Какой ещё Сергей? - удивилась Алина, задумчиво покосившись на подругу.
   - Ну, помнишь... я с ним в "Шторме" была, когда тебя Горышев зацепил. Мы с ним... - девушка замялась, видимо пытаясь подобрать правильные слова. - В общем, секс у нас с ним. Без всяких обязательств. Но только не надо говорить мне, что я дура и всё это аморально. Я и так всё это знаю, но... - она обречённо вздохнула и отвернулась к окну. - Хорошо мне с ним, Алька. А у него девушка есть, причём уже давно. Какая-то мега леди с "бабцовыми" предками. Серёжа хоть её и не любит, но собственное материальное благополучие для него важнее любых чувств. Вот так. А мне приходится довольствоваться редкими встречами и короткими моментами счастья в его объятиях, - тут Лизка дёрнула головой, будто скидывая с себя пелену грусти, и взглянув на подругу, снова натянула на лицо хитрую улыбку. - В общем, Сергей близко знаком с Артом, и иногда балует меня рассказами о их весёлом прошлом. Оттуда я и знаю, что у Жаркова немало интересных пунктиков в голове. И самое удивительно, что несмотря на толпы своих "кукол", твой Тёма очень ревностно охраняет своё личное пространство, коим считает собственную спальню, и свой сон. А вот ты утверждаешь, что уже дважды умудрилась не просто переспать с этим типом, но и проснуться с ним в одной кровати. И если всё сказанное тобой правда, то у меня есть только один вывод.
   - И какой же? - поинтересовалась Алина, прибывающая в лёгком шоке от рассказа подруги.
   - А такой, - ответила Лизка. - Зацепила ты Тёмочку. Не знаю, правда, чем, но это определённо так. И он тебя, кстати, тоже. Так что я почти уверена, что ваша история ещё не закончена.
   Аля фыркнула и отвернулась.
   - Я больше не намерена поддаваться на его провокации. Пошёл он на фиг со своими услугами и долгами! - выпалила она эмоционально.
   - А ведь вчера ты могла отказаться, - сказала блондинка насмешливым голоском. - Могла развернуться и уйти, или послать его лесом. А лучше, предложить альтернативный вариант оплаты его помощи... что-нибудь не такое личное. Может пообещать ему новый мотоциклетный шлем, или кормить его в течении месяца завтраком, обедом и ужином. Не знаю... много вариантов. Но ты согласилась на его предложение. И я подозреваю, что ожидала чего-то подобного уже тогда, когда только просила меня разыскать его номер. И даже хотела этого.
   - Перестань! - воскликнула Аля, резко поднимаясь с дивана. Её несказанно возмутили слова подруги. Да как она вообще могла такое подумать?!
   Дальнейший их разговор как-то не сложился, и Алина поспешила уйти.
   И вот сейчас, нежась в собственной ванне и прокручивая в голове события прошлой ночи, она, пусть и скрипя сердцем, но всё-таки признала, что Лиза своим предположением попала в точку. Но вот что делать дальше девушка не знала. Ясно было только одно - для всех будет лучше, если они с Артёмом больше не пересекутся, а значит, придётся приложить все усилия, чтобы даже нечаянно не попасться ему на глаза.
   Да только стоило девушке покинуть ванную и разморённой развалиться на собственной кровати, как в её комнату вошла чем-то жутко довольная Ангелина Михайловна, и с хитренькой улыбкой сообщила, что к ней пришли.
   - Алечка, он изъявил желание подождать, пока ты закончишь, и согласился выпить со мной чашечку кофе, - щебетала она, вытягивая из спальни ничего не понимающую девушку. - Такой милый мальчик, я просто млею! А как одет... Ух! Да по моим самым скромным предположениям его шмотки стоят чуть дороже всей мебели в нашей квартире, а может и того больше. И он пришёл к моей Алине!
   Её громкий шёпот и горящие диким азартом глаза окончательно ввели девушку в ступор. Наверно именно поэтому, она и позволила матери так бесцеремонно затолкать себя на кухню. И только когда за спиной закрылась дверь, Аля решительно выпрямилась и во все глаза уставилась на гостя. И если слова родительницы всего лишь ввели девушку в состояние лёгкого ступора, то увиденное сейчас шокировало окончательно.
   Она замерла на месте, не в силах отвести глаз от улыбающегося парня, который так бесцеремонно развалился на мягком уголке кухни. Он вяло потягивал горячий кофе, и внимательно рассматривал представшую перед ним девушку. Сейчас, в коротком лёгком халатике и с закрученным на голове тюрбаном из большого полотенца, она казалась ему ещё более интересной, и этот домашний вид его искренне забавлял.
   - Что... - попыталась спросить Алина, но голос предательски сел. Пришлось снова набрать в грудь воздуха и всё же озвучить вопрос до конца: - Что ты здесь делаешь?!
   - Тебя жду, - невозмутимо ответил гость и, отсалютовав ей чашкой, довольно улыбнулся. - Твоя мама заботливо угостила меня кофе.
   - Это я как-то и сама заметила, - сдавлено проговорила Аля. Под прямым уверенным взглядом Артёма она всё больше нервничала, ожидая от его визита всего что угодно, но только не банального желания зайти на чашку кофе. - И всё-таки, ответь. Что привело тебя ко мне домой?
   Тёма обиженно вздохнул, но в сочетании с довольной улыбкой выглядело это более чем комично. Весь его вид говорил о том, что его - бедняжечку - пытаются незаслуженно обвинить чуть ли ни во всех смертных грехах, а он чист и непорочен.
   - Ладно, - усмехнулся Арт. - Но ты так забавно хмуришься, что я начинаю получать удовольствие, заставляя тебя перебирать варианты. Я здесь по делу, а точнее по просьбе Виталика. В Лагуне какое-то ЧП, по моему что-то с площадками в Малом парке, и он попросил меня срочно доставить тебя в отель.
   - А почему не позвонил?! - недоверчиво выпалила девушка.
   - А он звонил, только твой телефон почему-то всё время недоступен, - всё тем же игривым тоном ответил ей Тёма. - И уже хотел отправлять за тобой машину, но неожиданно встретил меня.
   - И?! - потребовала продолжения девушка, всё больше проникаясь речью своего гостя. Было в его словах и интонациях нечто такое, отчего Аля начала ему верить. Ведь телефон её действительно был забыт на работе и выключен - это факт. Да и до площадок этим вечером она так и не дошла, хоть и собиралась. А теперь получается, что там произошло нечто совсем не хорошее, и её действительно срочно вызывают. Вот только девушке было абсолютно непонятно, приём здесь Артём?
   - Что "и"? - усмехнулся он. - Не понимаешь, почему приехал именно я? А тут всё просто. Сейчас вечер, и на въезде, да и вообще по городу, жуткие пробки. На авто добираться пришлось бы не один час. А для моего транспорта это совсем не помеха. Поэтому твой шеф и решил напрячь меня таким вот заданием. А теперь, Алиночка... - протянул он, чем мгновенно напомнил ей все пикантные подробности прошлой ночи. Она вздрогнула и поспешила отвести взгляд, но Тёма предпочёл сделать вид, что ничего не заметил, хотя так и подмывало ляпнуть что-нибудь этакое, отчего Алю точно бы затрясло от смущения. Но так уж и быть, если она желает сделать вид, что ничего между ними не было, он ей подыграет. Но только сейчас. - Даю тебе пятнадцать минут на сборы. И ещё, возможно, закончишь ты поздно, так что ночевать тебе придётся в отеле, поэтому советую прихватить с собой все необходимые вещи, - Арт демонстративно взглянул на часы и, кинув в её сторону мгновенно заледеневший взгляд, добавил холодным серьезным голосом, от которого девушку снова передёрнуло: - Время пошло.
  
   Глава 13.

"Что будет с нами - мне наплевать,

Иди сюда, родная, и мы будем летать!

Слышишь - сердце стучит под рёбрами?

Нас отпустит, когда станет холодно"

(Slim - "Холодно")

   Чёрный мотоцикл быстро нёсся по шоссе, уверено виляя между автомобилей. Арт был прав, говоря, что для его транспорта городские пробки не являются помехой, и Алина мысленно поблагодарила Виталия Семёновича за его идею прислать за ней именно Артёма.
   Усевшись за его спиной, девушка сначала даже стеснялась тесно прижиматься к парню. Но всего одной его ироничной улыбочки, сопровождаемой насмешливым взглядом, оказалось достаточно, чтобы напомнить ей, что не далее как прошлой ночью, она вела себе гораздо смелее, а их объятия были куда интимнее.
   Але нравилось вот так нестись по ветру, слушая шум мотора... нравилось чувствовать своё несомненное превосходство по сравнению с зависшими в плену пробки пассажирами машин. Но больше всего ей нравилось прикасаться к широкой спине Артёма, ощущая под пальцами его твёрдый живот. Даже не пытаясь обманывать себя, Аля искренне наслаждалась этой их близостью. Прекрасно при этом понимая, насколько бессмысленно ждать, что их отношения когда-нибудь выйдут за рамки постельных.
   Тем временем, они миновали выезд и города, но, вопреки ожиданиям Алины, свернули куда-то в сторону подъёма в горы, хотя "Лагуна" располагалась совсем в другом месте.
   - Куда мы?! - громко спросила она, стараясь перебить шум двигателя.
   - Дело есть, - невозмутимо отозвался Тёма. - Решим, и сразу же поедем дальше. Это не долго.
   Отвечать Аля не стала, решив, что если ему надо куда-то заехать - пусть заезжает. Не в её положении диктовать условия. Она вообще должна благодарить небеса, что Артём согласился отвезти её в "Лагуну", ведь самой бы ей в любом случае пришлось добираться куда дольше.
   Чёрный рычащий транспорт с большой скоростью мчался по извилистой дороге, больше напоминающей ленту серпантина. С каждым километром шпильки поворотов становились всё круче, а подъёмы всё выше, что только сильнее будоражило бьющийся в крови девушки азарт. Странно, но до встречи с Артом, она даже не подозревала, что способна на подобные безумства. Раньше она предпочитала всегда всё контролировать, продумывать каждый свой шаг, чтобы свести к минимуму саму возможность промаха. Но после того, как в её жизни появился этот зеленоглазый брюнет, она стала совершать одну ошибку за другой, просто напросто утратив контроль над собственными поступками. Она легко шла на его провокации и получала от этого какое-то странное удовольствие. Ей нравилась и противоречивость и откровенная бесшабашность этого человека. Ведь Тёма плевать хотел на придуманные кем-то правила, и рядом с ним она чувствовала себя как никогда свободной.
   Каждая встреча с Жарковым была для девушки сродни прыжку с парашютом. Эмоции её зашкаливали, адреналин в крови кипел, а в душе появлялось блаженное чувство свободного полёта. И всё бы ничего, да только Аля прекрасно знала, что однажды, её парашют просто не раскроется. Это обязательно случится, и что тогда останется от неё - было понятно без слов. Но только как ни старалась она выкинуть из головы Тёму, он никуда не собирался оттуда уходить. К тому же реальный Артём, своим присутствием ещё больше усложнял эту и без того непосильную задачу.
   На самой вершине, мотоцикл свернул с дороги и остановился у одной из широких бетонных плит, служащих здесь ограждением. Арт заглушил двигатель и слез на землю. Аля тут же последовала его примеру, и сразу поспешила заглянуть за бортик. И то, что она там увидела, поразило девушку до глубины души.
   Внизу, прямо под ними, будто на ладони, раскинулся город. С этой высоты он показался девушке нереальным и каким-то игрушечным. Высотки выглядели как простые длинные столбики, а дома частного сектора казались разноцветными бусинками. Длиннющий мол смотрелся отсюда тонкой линией, пересекающей половину бухты, а море в лучах заходящего солнца и вовсе поражало своей красотой.
   - Круто, - выдохнула девушка, не в силах отвести взгляд от раскрывшейся перед ней картины. - Это ведь "Семь ветров"? Да?
   - Именно, - спокойно ответил Тёма. Ему понравилась её реакция на столь популярное и известное место. Он справедливо ожидал от неё громких воплей, скандала или чего-то в этом духе, и привёз её сюда только для того чтобы лишить возможности убежать до того, как они всё друг другу скажут. Но Аля оказалась настолько впечатлена видом, что глядя на неё, Арт мгновенно позабыл обо всех своих планах.
   Он приблизился к восторженной девушке и, обняв двумя руками за талию, прижался к её спине. Его подбородок лёг на её плечо, но Аля, казалось, не придала никакого значения всему этому. Она машинально накрыла ладони парня своими и, переплетя пальцы, продолжила с восхищением осматривать панораму.
   - Никогда здесь не была, но всегда очень хотела, - выдала Алина, чуть охрипшим голосом. А когда тёплые губы Артёма коснулись её шеи, мгновенно вздрогнула и даже попыталась выпутаться из его захвата. Жаль, безуспешно. - Тём... - только и смогла сказать она. Мысли разрывало от чувства противоречия. И если рациональная её половина упрямо твердила о том, что всё это неправильно, ведь они оба прекрасно знают, что ему он неё нужен только секс. То другая - просто наслаждалась моментом, тонко намекая, что и сама была бы очень даже не против.
   - Почему ты ушла утром? - спросил он, легонько касаясь губами кожи за её ухом.
   - В нашем соглашении говорилась, что я останусь с тобой на всю ночь. С наступлением рассвета моя часть сделки была выполнена, - тихо ответила Аля, не поворачиваясь к парню. - Ты оставил меня одну, и я не стала дожидаться, когда вернёшься и сам попросишь меня уйти.
   - А мне казалось... - начал Тёма, медленно просовывая руки под её майку, - что ночью мы аннулировали это соглашение. Я тебя отпустил. Но ты всё же решила остаться. Сама, Аль. По собственному желанию. И не говори мне, что это всё было только ради возврата какого-то там долга, - он усмехнулся. - Тебе классно со мной, так же как и мне с тобой. Это факт и он неоспорим. И я хочу, чтобы и сегодняшнюю ночь ты тоже провела в моём пентхаусе.
   Аля вскинула голову и медленно развернулась в руках парня, оказавшись теперь с ним лицом к лицу. В его ярких глазах светилась непоколебимая уверенность в себе и своих словах, а на губах играла лёгкая шальная улыбка.
   - Тём, это ведь не в твоих правилах, - сказала вдруг Алина. - Ты ведь не оставляешь своих подруг на ночь... да и предпочитаешь менять их так часто, что не успеваешь даже запоминать имена. Зачем тебе всё это? Зачем тебе я?
   - Мне хорошо с тобой, - честно ответил он, глядя в её глаза. Сейчас в них светилась такая наивная растерянность, от которой его улыбка стала ещё шире. Наверно именно так ребёнок из бедной семьи смотрел бы на подаренную ему дорогую игрушку... Попросту не веря, что это правда. - И я прекрасно вижу, как ты на меня реагируешь, так что не стоит сейчас врать ни мне, ни уж тем более себе, - добавил он.
   - Но ведь это не правильно! - запнулась девушка. - Всё что мы делаем - ненормально.
   - Что ненормального в том, что нам обоим нравится проводить вместе ночи?! - насмешливо выдал Тёма. - Алиночка, все эти придуманные кем-то правила - полный бред. Мне не нужны оковы, я не стремлюсь к серьёзным отношениям. Зачем?! Скажи, что тебе мешает просто делать то, что ты хочешь? Забудь о своих предрассудках, и просто ответь, ты хочешь поехать ко мне?
   Аля смотрела на Артёма и не могла отвести взгляд от его глаз. Пальцы непроизвольно коснулись его лица, скользнули по щеке и дотронулись до губ. Тёма не двигался, позволяя девушке делать то, что она хочет. Ему нравились её неуверенные ласки, нравилось видеть на её лице лёгкое смущение от его слов. И даже эти её висящие и похожие на мужские шмотки почти не раздражали. Алина была его персональным чудом. Она цепляла его настолько, что у него даже возникла мысль, бросить эти уговоры и попросту запереть её в своём номере и никуда оттуда не выпускать. Но несмотря на это он желал, чтобы Алина сама признала, что хочет его. Для Арта было важно знать, что он цепляет её не меньше, чем она его.
   Но видя, что Аля до сих пор колеблется, он всё же нашёл один проверенный способ склонить чашу её сомнений в свою сторону. И, осторожно убрав руки девушки от своего лица, бесцеремонно притянул её ещё ближе и поцеловал.
   Для искушённого в подобных вопросах Артёма поцелуй всегда означал лишь простое приглашение к более тесному контакту. И по тому, как ему отвечали, он легко определял, насколько интересным станет продолжение общения. Да только в этот раз всё оказалось совсем не так. Неожиданно для себя самого Арту вдруг захотелось нежности... что было совершенно на него не похоже.
   Этот обычный на первый взгляд поцелуй стал открытием для обоих. В нём не было жара страсти или обещания сладкого продолжения. От него не возникало желания как можно быстрее избавиться от лишней одежды. Да только целуя сейчас свою Алину, Тёма просто выпал из реальности. Он совершенно забыл кто он, где находится, в каком мире живёт, выбросил из головы все свои мысли и проблемы. Сейчас для него существовала только девушка, медленно тающая в его руках, и её мягкие губы, целующие его с такой искренней нежностью, о существовании которой он раньше не подозревал. Он чувствовал, как бешено стучит её сердце, как подрагивают руки, лежащие на его плечах, и буквально млел от осознания того факта, что это всё происходит с ней из-за него.
   Когда же он всё-таки вспомнил о существовании реального мира и слегка отстранился от девушки, она не сразу поняла, что происходит. Коленки предательски подогнулись, и если бы ни крепкие объятия Артёма, Аля бы точно расстелилась где-то у его ног.
   Ей с трудом удалось сфокусировать зрение. А когда она снова взглянула на своего зеленоглазого искусителя, то наткнулась на до жути довольный взгляд и какую-то по-детски счастливую улыбку.
   - Как я понимаю, это был положительный ответ, - выдал Тёма, поправляя её задравшуюся майку.
   - Я не могу так, - попыталась отвертеться Аля, хоть и понимала, что больше всего сейчас мечтает о том, чтобы мгновенно оказаться с Тёмой в его огромном номере. - Это всё не правильно! А если меня увидят в твоей компании, то об этом мгновенно станет известно всему отелю!
   - Если это единственное, что тебя останавливает, то можешь не волноваться. У меня в бардачке есть очки и кепка. С ними тебя точно никто не узнает, - весело добавил Артём, а чтобы окончательно избавить девушку от остатков сомнений, снова поцеловал.
   Аля ещё от прошлого их поцелуя отойти не успела, поэтому новый стал для неё сродни контрольному выстрелу в голову. Её рациональная часть заткнулась окончательно, а в голове девушки проскользнула мысль, что если он всегда будет её так целовать, то она добровольно и с удовольствием отдаст ему себя в пожизненное рабство.
   В этот раз дрожь в руках оказалась такой сильной, что девушке пришлось вцепиться ими в футболку Арта. Ноги снова подогнулись, но Тёма не дал ей ни единого шанса упасть. Ему безумно нравилось, какой эффект производят на Алину его поцелуи, да и сам он получал от них не меньшее удовольствие. Наверно, впервые в жизни ему было так приятно просто целовать девушку, что, кстати, стало для него настоящим открытием. Раньше он как-то не особо заморачивался с такой мелочью, как простой поцелуй, а теперь, воодушевившись произведённым эффектом, хотел повторять подобное как можно чаще, но только с Алиной. Почему-то Тёма был уверен, что ни одна другая не станет так откровенно млеть от столь невинной ласки.
   Больше он не стал ничего у неё спрашивать, да и не зачем было. Ведь прекрасно видел, что сейчас она не в состоянии нормально соображать. Он просто посадил её на мотоцикл и повёз в "Лагуну".
   И был совершенно прав, потому что она больше не могла адекватно мыслить. В настоящий момент весь мир Алины ограничивался одним Артёмом. Непонятно почему, но он действовал на неё покруче самого крепкого алкоголя, превращая в совершенно другого человека. Доверчиво прижавшись к его спине, она даже думать забыла о том, что её вроде как срочно ждут в отеле и там какое-то ЧП. И только когда они остановились на парковке рядом с синим корпусом, ошарашено вспомнила об истинной цели их поездки. Да только вместе с этой мыслью пришла и другая: а правда ли её вызывали?!
   - Скажи, Тём, - проговорила она, глядя на своего спутника с явным недоверием. - Мне что-то вдруг подумалось, что на самом деле никто меня не разыскивал?! И нет ничего срочного, что требовало бы моего личного присутствия?!
   Он самодовольно улыбнулся и отрицательно мотнул головой.
   - Так ты меня обманул?! - обижено выпалила Аля. - Разыграл весь этот спектакль, чтобы затащить к себе в номер?!
   - Я, конечно, мог бы выложить тебе всё прямо на вашей кухне, да только, боюсь в этом случае, весь наш разговор обязательно бы долетел до ушей твоей матери. А она вряд ли бы обрадовалась, узнав, куда, и главное, зачем, я хочу увезти её дочь, - спокойно ответил Артём, надевая на девушку чёрную кепку с длинным козырьком. И пока она не успела придумать достойный ответ на такую его прямолинейность и наглость, быстро повёл ко входу в здание.
   Оказавшись в просторном холле и разглядев за стойкой знакомых администраторов, Аля быстро выхватила из рук Арта солнечные очки и тут же поспешила прикрыть ими глаза. Для пущей уверенности, она ещё решила опустить пониже лицо, и немного сгорбиться, чем заслужила весёлый смешок Артёма.
   Сидящие за ресепшеном девушки тут же отвлеклись на звук, и обе застыли, глядя в сторону странной парочки. Работая здесь не первый год, они давно привыкли к причудам младшего брата их шефа. Тот иногда такое отчебучивал, что у всего отеля на несколько недель хватало тем для сплетен. Но сегодня он переплюнул даже самого себя. И сейчас два умудрённых опытом администратора ошарашено наблюдали, как он с нежностью обнимает у лифта какого-то худого паренька в кепке. А когда Артём с хищной улыбкой, наклонился и поцеловал своего спутника, те чуть со стульев не попадали, и ещё несколько минут сидели с застывшими лицами не в силах произнести ни слова. Ведь это ж надо... такой красавчик, и вдруг гей!
   Да только Артём даже не догадывался, к каким выводам пришли доблестные сотрудницы отеля. Сейчас его интересовала только Алина, и ему было глубоко пофиг во что она одета. Он мысленно раздел её ещё час назад, когда они вели беседу на кухне. И сейчас просто сгорал от желания сделать то же самое в реале. Поэтому и начал целовать её ещё у лифта. А когда они, наконец, оказались в номере, с радостью дал сам себе полную свободу действий. Аля даже и не пыталась сопротивляться или тормозить столь порывистые действия парня. С того момента, когда за ними закрылась дверь, она больше не смогла думать ни о чём, кроме жадно целующего её Артёма. Казалось, что эти двое готовы наброситься друг на друга прямо на полу в коридоре. Одежда слетала с них настолько резко, что вряд ли её теперь можно будет ещё хоть куда-то надеть. Они с трудом добрались до ближайшего дивана, и если бы ни брошенная там пачка презервативов, то вряд ли стали бы проделывать такой путь и с радостью ограничились бы тумбочкой в коридоре.
   Это был порыв... дикий и яркий. И вроде, они то и расстались только этим утром, а уже успели настолько друг по другу изголодаться. Алина не могла понять, что же с ней твориться. Это было похоже на приступ сумасшествия, когда абсолютно не можешь себя контролировать. Когда буквально распирает от желания вцепиться в Тёму и ни за что не отпускать от себя дальше, чем на пару сантиметров. Когда чувствуешь, что если рядом не будет этих губ, то попросту погибнешь... захлебнёшься собственным дыханием. Когда сердце стучит так, что, кажется, вот-вот погнёт пару рёбер и покалечит лёгкие. И реальный мир, наконец, растворяется, уступая место безумным зашкаливающим чувствам и диким ощущениям. Жар такого близкого тела окутывает, пленит и обещает опалить ещё сильнее. А в мыслях бьётся только одно слово: "Мой".
   Когда же эта дикая буря, наконец, стихла, Тёма открыл глаза, и, развалившись на диване, попытался отдышаться. Его ещё слегка трясло от всего произошедшего, а на лице было такое удовлетворённое выражение, будто он только что получил в пользование целый гараж новых мотоциклов. Одной рукой он продолжал обнимать тяжело дышащую Алину и, как только вернул себе способность нормально соображать, снова поспешил притянуть её к себе.
   - Вот это ураган, - выдал Тёма, с улыбкой рассматривая растрёпанную и обессиленную девушку. - Прости... я правда хотел, чтобы хотя бы сегодня всё было красиво и по правилам. Думал начать с романтического ужина. Но признайся, моя фальшивая недотрога, ведь захлестнуло не только меня. Ты ведь хотела всего этого едва ли ни сильнее.
   - Отстань, - отмахнулась Аля, не зная, что на это ответить. Да и вообще, её безумно смутил этот его провокационный вопрос, и девушка начала медленно заливаться краской. Именно поэтому поспешила выпутаться из объятий и подняться с дивана.
   - Милая, - усмехнулся Арт, вставая следом за ней. - Ты меня поражаешь. Может ты и не заметила, но сейчас ты стоишь передо мной вся такая обнажённая и соблазнительная, а несколько минут назад мы вместе вообще творили полнейшее непотребство. И при всём этом тебя продолжают смущать какие-то слова?! Ты так забавно краснеешь.
   Аля резко развернулась, ведомая одним лишь желанием, врезать Жаркову по его смазливой физиономии, но наткнувшись на весёлый взгляд, замерла. Занесённая для удара рука ослабла, и вместо пощёчины Тёма получил лёгкое касание пальцами гладко выбритой щеки. От этой такой простой невинной ласки он вздрогнул, а в зелёных глазах появилось нечто похожее на нежность. И что бы он ни говорил, как бы ни потешался над странностями Алины, но именно сейчас окончательно сдался и всё-таки признал, что она нравится ему, причём совсем не так, как все остальные. Нет, у неё, безусловно, прекрасная фигура, и лицо, и волосы, и вообще... но всё это меркло, стоило ему заглянуть в её глаза. В эти моменты Тёма очень ярко ощущал, как ломаются его внутренние бастионы, а в душе поселяется такое приятное тепло. И ему безумно нравилось это ощущение, да только он даже примерно не знал, что теперь со всем этим делать.
   - Пойдём, - шепнул он, наклоняясь к уху девушки, и повёл в направлении своей спальни. - Сейчас будет душ, а потом обещанный ужин. Ведь я же не могу оставить свою гостью голодной. Тем более что впереди нс ждёт долгая ночь, и у меня на неё большие планы.
   Аля вновь вспыхнула, а Арт улыбнулся, и, перебросив не ожидающую такой подставы девушку через плечо, весело потопал в сторону ванной комнаты.
   - Пусти! - смеясь, выкрикнула девушка, за что получила лёгкий шлепок по мягкому месту.
   - Неа, - насмешливо ответил Тёма. - Теперь ты моя добыча, так что смирись.
   - Что?! - попыталась взмутиться девушка, но как раз в этот момент её поставили на ноги в душевой кабинке и, прижав к стене, жадно поцеловали. Можно не говорить, что спустя пару секунд Аля напрочь забыла, почему разозлилась.
   ***
  
   Когда на телефон Виталия поступил звонок из отеля, он как раз собирался приступить к ужину в одном из ресторанов в центре города. Обычно он задерживался на работе до позднего вечера, и вот впервые за долгое время решил изменить этой привычке и выбраться в люди. К тому же сегодня для этого у него был стоящий повод.
   Он взглянул на экран мобильника, и тут же поспешил скинуть вызов и отключить звук. В конце концов, имеет он право в коем-то веке нормально провести вечер, не отвлекаясь на дела "Лагуны"?! Зря он что ли набирает только первоклассных специалистов? Так пусть решают всё сами - сегодня их шеф официально недоступен.
   - Может, что-то случилось? - поинтересовалась его спутница, которая прекрасно знала высветившийся номер.
   - Даже если это и так, я не стану отвлекаться, - ответил Виталик, с улыбкой глядя на сидящую напротив девушку. - Всё ж мне было не так просто выпросить у тебя этот вечер. Кстати, Наташ, расскажи мне, пожалуйста, чем я тебе так не нравлюсь, что пришлось так исхитриться, чтобы вытащить тебя на ужин?!
   - Ты мой шеф, разве этого не достаточно? - проговорила блондинка, пряча улыбку за бокалом красного вина.
   - Нет, - с серьёзным видом отозвался Виталик. - Мы знакомы не один год, и за это время ты испробовала на мне столько различных способов деликатного отказа, что я сам со счёта сбился. Кстати, прими мои аплодисменты твоей изобретательности.
   - Благодарю, - снова улыбнулась девушка.
   - Но это не значит, что моё терпение безгранично, - продолжил Жарков старший.
   - И поэтому ты решил заманить меня сюда под предлогом обсуждения крайне важного и срочного вопроса отеля?! А тебе не кажется, что это прямое злоупотребление преимуществами своей должности?!
   - Это всё мелочи, - отмахнулся он, глядя прямо в глаза своей спутницы. - Ты нравишься мне, и прекрасно знаешь это. Я же уверен, что нравлюсь тебе не меньше. Именно поэтому мне совершенно не понятны причины, по которым ты так явно избегаешь моего общества.
   - Виталь, я повторю - ты мой шеф. А мне очень дорога та должность, которую я занимаю в твоём отеле. Сейчас в этой работе вся моя жизнь. И как бы ты ни был мне симпатичен... и даже больше... но я не могу рисковать своей карьерой.
   - Даже так? - с нескрываемой грустной иронией бросил Виталик. - Значит... ты считаешь, если между нами будет что-то большее, это обязательно отразится на твоей работе?! То есть, ты заведомо уверена, что у нас ничего не выйдет.
   - Нет, - она вздохнула. - Я просто не могу позволить себе такой риск. Пожалуйста, пойми меня правильно.
   - Я тебя понял, Наташ, - ровным тоном бросил управляющий "Лагуны", и, возможно добавил бы что-то ещё. Но тут его взгляд упал на горящий экран лежащего на столе телефона, где высветилось только что полученное сообщение. И быстро пробежав его глазами, он резко встал на ноги, и буквально прорычал: - Вот засранец!
   - Что случилось? - вздрогнула Наталья. Ей уже давно не приходилось видеть начальника таким взбешённым. Она тоже поднялась и, шагнув к Виталику, взяла его за руку. - Что-то не так в отеле?!
   Почувствовав мягкие тёплые пальчики на своей ладони, он шумно выдохнул и прикрыл глаза.
   - Прости, но мне срочно нужно вернуться в "Лагуну", - он смог снова взять себя в руки и теперь говорил уже гораздо спокойнее. Сейчас он был рад, что заказал столик, расположенный в отдельной ВИП кабинке, и ему не пришлось думать, как воспримут его выпад другие гости ресторана. К тому же ему не хотелось, чтобы им с Наташей кто-то мешал. - Но с начала...
   А в следующий момент он сделал именно то, что так давно хотел, но не мог себе позволить. И пока его самый неприступный менеджер временно потеряла бдительность, быстро и легко поцеловал её в губы, задержавшись всего на пару секунд. Наталья замерла, ошарашено глядя на своего шефа, да только руку его так и не отпустила.
   - Спасибо, - прошептал Виталик, поглаживая её по длинным распущенным волосам. Теперь он окончательно убедился, что у него есть шанс, и не собирался его упускать. Возможно, если бы ни срочное дело, ему уже сегодня удалось бы сильно продвинуться в деле покорения крепости по имени Наталья. Но... увы. - Поверь, я не дам тебе ни малейшего повода для сожаления, и что бы между нами ни произошло, обещаю, на работу это никак не повлияет.
   - Так что всё-таки случилось? - хриплым голосом спросила девушка, искренне желая уйти от затронутой им темы. Виталик фыркнул и, положив на стол несколько крупных купюр, повёл девушку к выходу. И только когда они оказались в его машине, всё же ответил:
   - Девочки с ресепшена синего корпуса прислали сообщение. Они утверждают, что Артём притащил в номер какого-то парня... и самозабвенно целовался с ним у лифта. Наташ, не знаю как ты, но я в шоке. И если это действительно так, то, я собственноручно превращу своего непутёвого брата в сестру, путём отрывания некоторых органов, - прорычал он, едва сдерживая гнев.
   - Артём - гей?! - выпалила девушка, ошарашено глядя на Виталика. - Да нет... Не может быть. Он же бабник, и я никогда не поверю, что он даже теоретически мог бы так резко сменить ориентацию.
   - Тем не менее, я не могу всё так оставить, и не успокоюсь, пока не узнаю всё точно.
   На этом разговор закончился. Виталик довёз Наталью до дома, и уже наклонился за прощальным поцелуем, но его мягко обломали. Девушка остановила сей порыв, приложив пальцы к его губам, и отрицательно покачав головой.
   - Езжай уже... решай свои проблемы, - сказала она с улыбкой.
   - Не сдаёшься, значит, - усмехнулся её шеф. - Ты же понимаешь, что я не отстану?
   - Думаю, и ты понимаешь, что чем дольше я буду сопротивляться, тем сильнее распалится твой интерес. И учтите, Виталий Семёнович, мне не нужна эта интрижка. Она может оказаться для меня губительной, поэтому я буду сопротивляться рьяно и изо всех сил. Но это потом, а сейчас... - она убрала руку от его лица и сама потянулась за поцелуем, и в этот раз он получился далеко не таким целомудренным. Виталик, казалось, только этого ждал, поэтому ответил со всем своим энтузиазмом. В итоге из машины Наташа вышла далеко не сразу, и выглядела немного взъерошенной и какой-то потерянной. Судя по всему, она и сама не ожидала, что ей настолько понравится целоваться с собственным шефом.
   А Жарков, напротив, казался таким довольным, что почти забыл об ожидающих его разборках с братом. Но стоило ему всего раз взглянуть на свой телефон, как хорошее настроение мгновенно испарилось.
   Всю дорогу до "Лагуны" Виталик искренне пытался понять, как мог его Артём докатиться до подобного, и на ум ему приходил только один вывод - во всём виноваты они с отцом. Видимо тот стресс, который они организовали для младшего, заставил его разочароваться не только в друзьях, но и в девушках. Вот и потянуло парня на эксперименты. А может ему пообещали за это много денег?! От подобных мыслей большого шефа несколько раз передёргивало, ведь даже, несмотря на заявление его сотрудниц, которые никогда не стали бы шутить подобным, он упорно не желал верить в такой поворот событий.
   Да только стоило ему войти в знакомый до боли пентхаус, как всё напускное спокойствие мгновенно испарилось. Виталик ошарашено рассматривал разбросанные в коридоре вещи, и с ужасом понимал, что валяющиеся на полу джинсы, как и лежащие рядом с ними чёрные брюки со множество карманов и огромной бляхой на ремне, определённо являются мужскими. На этом его терпение кончилось.
   - Артём! - выкрикнул он, влетая в огромную комнату студию. И уже порывался войти в спальню, но как только представил, какую картину может там застать, мгновенно замер на месте. Ведь одно дело знать, что твой брат - гей, и совсем другое - видеть всё это воочию. - Иди сюда, гадёныш! Быстро!
   Послышалось шуршание шагов по ковру, и на зов тут же явился удивленный Тёма. Он только что вышел из душа, оставив Алю блаженствовать под тёплыми струями в одиночестве, и даже одеться толком не успел, когда номер сотряс громогласный голос брата. Пришлось ему натягивать на себя первые попавшиеся шорты и выходить. Да только застывший посреди комнаты Виталик выглядел таким озверевшим, что Арт справедливо решил пока к нему не приближаться.
   - Чего орёшь?! - выпалил парень, прикрывая дверь в комнату. Почему-то ему совсем не хотелось, чтобы Аля услышала их перепалку. - Я к твоему сведению, прекрасно слышу. Благо от безденежья пока глухими не становятся. Только тощими... и больными.
   - Где твой... друг? - запнулся Жарков старший, у которого язык не поворачивался произнести слово "любовник".
   - Какой друг?! - непонимающе уточнил Тёма.
   - Тот, с которым ты так страстно лобзался у лифта, и чьи вещи разбросаны по номеру.
   - В душе, - без задней мысли ответил Арт, всё ещё не понимая, что происходит.
   После этой фразы Виталик побледнел сильнее и, издав какой-то странный рык, двинулся на брата.
   - Да как ты мог, сучёныш?! - вопил он, подходя. Тёма едва успел увернуться и, обогнув диван, спрятаться за его спинкой. - А ну стоять!
   - Слушай, Виталь, я конечно всё понимаю, но может ты объяснишь, за что собираешься меня бить?! - выпалил хозяин номера. - Может, объяснишь, чтобы я хотя бы знал, за что получаю. Ведь иначе могу и в обратку врезать.
   - Ты ещё смеешь мне угрожать?! Ты?! Да у меня теперь язык не повернётся назвать тебя братом! - орал старший. - Ты опозорил семью! Или это такой своеобразный ответ на наш ультиматум?! Ты бы хоть о матери подумал, она же такого не переживёт!
   - Да о чём ты?! - перебил его Арт. Ему вся эта ситуация с каждой фазой нравилась всё меньше и меньше.
   И тут распахнулась дверь спальни и перед двумя братьями предстала высокая босая девушка с мокрыми тёмными волосами, замотанная в полотенце. На её лице и теле ещё виднелись капельки воды, а в необычайно ярких серо-синих глазах было такое решительное выражение, при виде которого Виталик мгновенно замолчал.
   - Виталий Семёнович, не трогайте Артёма, - уверенным тоном выдала она. - Не знаю, что там у вас произошло, но вы же взрослые люди и можете решить свои разногласия без помощи кулаков. А если подождёте пять минут, я оставлю вас одних, и вы сможете продолжить столь эмоциональную беседу без нечаянных свидетелей.
   - Алина?! - выдохнул Жарков старший, во все глаза рассматривая защитницу брата. Затем перевёл взгляд на Артёма, и вдруг ни с того ни с сего рассмеялся.
   Его дикий хохот озадачил Тёму ещё сильнее, чем безосновательные обвинения. Теперь стало совершенно не ясно, чего стоит ожидать от этого психа. Сначала орёт, как ненормальный, потом смеётся до истерики.
   Арт пересёк комнату и, встав рядом с Алей, взял её за руку. Это получилось как-то непроизвольно, да и в такой странной ситуации им обоим было не до мелочей. К тому же, даже такой лёгкий контакт действовал на обоих успокаивающе.
   Когда Виталику надело заливаться хохотом, он постарался взять себя в руки и повернулся к замершей парочке.
   - Нет, ну это ж надо?! Я просто в шоке! - говорил он сам себе, а потом резко остановился, и выдал: - Вы что встречаетесь?!
   Аля с Тёмой быстро переглянулись и одновременно, не сговариваясь, ответили: "нет".
   - А смотритесь очень даже колоритно. Ну да ладно, - он уселся на диван, и снова усмехнулся. - Между прочим, из-за вас двоих я сегодня чуть инфаркт не заработал. Представляете, голубки, сижу я, ужинаю, и тут мне сообщают, что мой младший брат был замечен целующимся с каким-то парнем. Причём говорят об этом те люди, которые в жизни бы врать не стали.
   - Вот ты идиот! - сказал Тёма, с улыбкой. - Именно поэтому примчался?! А позвонить не пробовал?!
   - И что бы я спросил?! Тёма ты спишь с мужиками?! - парировал Виталик. - И вообще, что вы там за цирк устроили?! Я конечно в курсе, что Алина у нас предпочитает одеваться довольно своеобразно, но как-то раньше её никто за мальчика не принимал.
   - Она не хотела, чтобы её узнали, - ответил Артём. - Но это всё не важно. Как ты мог поверить в такую чушь?! Ты - мой родной брат?! Да ещё и прибить хотел ни в чём не разобравшись.
   - Ну, извини, - он театрально развёл руками. - Нервы. А что касается вас, Алина Андреевна - после сегодняшнего инцидента обязательным условием вашего окончательного утверждения в должности будет полная смена гардероба. Хочу, чтобы вы, наконец, выглядели, как девушка, а не как непонятно кто, - он вздохнул. - А теперь, мелкий, тащи коньяк. Будем успокаивать мою нервную систему.
   - Прости, но ты собственноручно унёс отсюда всю мою коллекцию, - бросил Тёма в ответ. - Алкоголя здесь больше нет.
   - Да кому ты рассказываешь?! - лицо Виталика исказила широкая усмешка. - У тебя же в каждой комнате здесь по такой коллекции. Или ты думал, я не знаю?! Неси, давай, а вас, Алина Андреевна, я бы настоятельно попросил одеться.
   - Я могу уйти, - тихо проговорила она, обращаясь к Тёме, но вместо ответа он только крепче сжал её руку и повёл обратно в спальню.
   - Никуда я тебя не пущу, - сообщил он, как только за ними закрылась дверь. - Сейчас успокоим нашего паникёра и вернёмся к первоначальному плану проведения вечера. А вот одеться тебе действительно не мешает... - он хитро улыбнулся. - Нет, я конечно, не против такого твоего внешнего вида, да только не при Виталике.
   Выпроводить заботливого братца удалось только через час. После коньяка он потребовал еды, и сам же заказал её в номер. Арт отказался от предложения брата о том, чтобы накормить ещё и их с Алиной, иронично заметив, что уже привык сам добывать себе пищу.
  
   Вообще изначально Тёма планировал сделать всё совсем не так. Его настолько зацепил утренний побег Алины, что теперь ему искренне хотелось доказать ей, насколько она была не права. Именно поэтому в то время пока он сам занимался доставкой девушки к себе в номер, вызвавшийся помочь Лёша, забил его холодильник таким количеством вкусностей, что хватило бы на неделю. Но когда, после ухода брата, Арт предложил Але устроить романтический ужин, она слегка смутилась, но всё-таки сообщила, что её бы вполне устроил и обычный.
   - Не подумай плохого, Тём, - проговорила она, заметив его недоверчивый взгляд. - Я просто очень голодная. Весь день почти ничего не ела. Но если ты хочешь романтики... у меня есть одно предложение.
   - И какое же?! - с нескрываемой заинтересованностью уточнил парень, подталкивая её в сторону кухни.
   - С твоего балкона открывается шикарный вид на звёздное небо, - сказала она, улыбнувшись.
   Артём расценил это, как вполне явный намёк, и его неугомонная фантазия тут же подсказала новый план действий. Который, кстати, нравился ему, куда больше предыдущего.
   Ели ребята в тишине, то и дело бросая друг на друга задумчивые взгляды. Тёма размышлял о том, что за те пять лет, в течении которых он живёт в этом пентхаусе, ему впервые стало здесь по-настоящему уютно. И вроде бы, ничего не изменилось... всё те же разрисованные стены, огромные окна, та же мебель, но теперь у всего этого будто бы появилась какая-то родная теплота, которая бывает только у настоящего дома. И как бы он ни старался опровергнуть свою единственную догадку о причинах таких изменений, у него не получилось. Ведь только с появлением здесь Алины пустота этого огромного номера перестала быть такой тягостной.
   Тёма то и дело посматривал на свою подругу. Со всеми присущими ему расчётливостью и хладнокровием он искренне пытался понять, что же так цепляет его в ней. И пусть Аля действительно была очень симпатичной девушкой, но всё же до звания красавицы ей было явно далеко. Хотя, при умелом подходе из неё и можно было бы вылепить настоящую красотку.
   Нет, он не отрицал, что внешне Алина ему очень даже нравится, но дело было явно не только в этом. Но лезть в дебри всех причин своей симпатии он не стал, всё ещё надеясь, что скоро она себя изживёт, как случалось и раньше. Ведь должна же эта девушка ему рано или поздно надоесть?!
   А вот Алина совсем не хотела сейчас думать о своём отношении к Тёме и ко всей этой ситуации. Она, напротив, прилагала все силы, чтобы уйти от подобных мыслей. Ведь даже не вдаваясь в подробности и не копаясь в сути, было понятно, что она снова совершала ошибку. Аля вообще всё связанное с Жарковым считала ошибкой. Но при этом она всё-таки признавала, насколько ей с ним хорошо. И что бы там ни твердил её пресловутый здравый смысл, он оказался грубо заткнут и послан куда подальше. Наверно именно о таком говорят "в омут с головой", да только Алине слишком нравился этот самый омут, и она категорически не желала возвращаться в реальность.
   - Я до сих пор не понимаю, как Виталик мог поверить в такую чушь?! - вдруг выдал Тёма, отвлекаясь от еды. - Подумать только, мой старший брат на полном серьёзе решил, что я затащил в свою кровать парня! Бр! - от одной этой мысли его заметно передёрнуло. - Жесть! Даже представить жутко!
   - Не думала, что в этом мире есть ещё хоть что-то способное произвести на тебя такое впечатление, - усмехнулась Алина, искренне потешаясь над его переживаниями. - А со стороны кажешься таким... искушённым.
   - Аля! - гневно выпалил он. - Ты это серьёзно?! Считаешь, разврат и пошлость во всех их проявлениях и есть моё жизненное кредо?!
   Ей безумно нравилось его такое искреннее возмущение. Сейчас, в уютной обстановке кухни он стал казаться ей обычным обиженным ребёнком, которого несправедливо обвинили в каком-то жутком преступлении. Тёму же буквально распирало от негодования и злости на "слепых куриц" с первого этажа, которые так оперативно нажаловались на него брату. А тот взял да и поверил.
   - Я просто наслышана о... твоей неразборчивости. Вот и предположила... - начала было Аля, но заметив как при этом застыли глядящие на неё зелёные глаза, резко замолчала.
   - Значит, и ты тоже считаешь, что я на такое способен?! - он смотрел на неё с вызовом и холодной решительностью. И было в его взгляде что-то такое, от чего у Алины резко пропал аппетит.
   Она и не думала, что эта тема окажется для него настолько болезненной и сможет так просто сбить его железобетонную самоуверенность. Ей вообще вся сложившаяся ситуация казалась обычным забавным недоразумением. Но, судя по всему, самого Арта она зацепила до глубины души.
   - Я этого не говорила, - сказала Аля, отставляя свою тарелку и внимательно глядя на хмурого парня. - А с другой стороны, что я вообще о тебе знаю?! Ты уж прости, Тём, но всё наше общение - одно сплошное противоречие. Тебя то и дело кидает из крайности в крайность, и я уже успела смириться с мыслью, что не в силах разобраться в твоей натуре, - видя, как в нём разгорается раздражение, она сама начала злиться. - Что вообще можно ждать от человека, который сначала ищет встречи, потом заявляет, что не хочет меня, а после и вовсе, практически вынуждает провести с ним целую ночь?!
   - А ты?! Сама-то на себя посмотри?! - со злой иронией высказал он. - Сначала притащила меня к себе домой, потом чуть ни организовала рандеву с ментами, а после этого опять явилась ко мне просить помощи! - он резко поднялся с места и распахнул створку одного из навесных шкафов. Раньше здесь хранилась его коллекция элитного коньяка, но теперь полка была абсолютно пуста. Это ещё больше разозлило Тёму и, с грохотом захлопнув дверцу, он снова повернулся к притихшей Алине. - А ещё, дорогая, вчера ночью, после твоей внеплановой истерики я вообще зарёкся с тобой связываться. Ты была вольна уйти, но сама предложила мне себя, а я от таких подарочков отказываться не привык.
   - Я всегда возвращаю свои долги, - Алину ощутимо трясло, но она упорно старалась, чтобы голос звучал ровно и уверено. Уже второй раз ей пришлось столкнуться с гневом Жаркова младшего, и в такие моменты он её искренне пугал.
   - Хочешь сказать, что осталась со мной только потому что чувствовала себя обязанной?! - прорычал Тёма. - Никогда в это не поверю!
   - Считаешь себя таким офигенным мачо, которому просто невозможно отказать?! - Аля тоже повысила голос. Её несказанно бесило то, с каким ледяным возмущением смотрит на неё этот тип. - Да если бы не проблемы с Горышевым, я бы ни за какие ценности этого мира с тобой не связалась!
   - Что... слишком хорош для такой как ты?! - злобно выплюнул он.
   - Нет, - Алина медленно поднялась и замерла, глядя в пышущие гневом зелёные глаза. - Слишком испорчен.
   Она развернулась и направилась к выходу из комнаты, но успела сделать всего несколько шагов, когда её догнал вопрос парня.
   - Ну и куда ты собралась?! - поинтересовался он с нескрываемым ехидством в голосе.
   - Домой, - бросила она, останавливаясь. А потом не сдержалась и снова посмотрела на Артёма. Она всеми силами старалась принять равнодушный вид, но в глазах всё равно стояла какая-то дикая печаль. - Ты прав, я сама затащила тебя в свою постель... а потом так же сама влезла в твою. Ведь при других обстоятельствах, ты бы ты никогда не стал спать с таким невзрачным пугалом, как я. Прощай Тём... И спасибо тебе за всё.
   Её слова произвели на Арта эффект хорошей звонкой пощёчины, и когда она снова развернулась чтобы уйти, он в два шага преодолел разделяющее их расстояние, и поймал её за руку.
   - Стой! - рявкнул он, разворачивая Алину к себе. Арт сверлил её горящим пронзительным взглядом и даже не пытался сдерживать свой гнев. - Так не пойдёт! Считаешь меня сволочью?! Отлично! Я и есть самая настоящая сволочь, от которой даже собственные родственники рады бы избавиться! Испорченный, распущенный... или, как ты говоришь, - искушённый, - он мрачно улыбнулся. - Как полный идиот решил порадовать тебя завтраком, а ты взяла да и сбежала. И надо бы мне понять намёк и выбросить тебя из головы, но нет. Я выдумываю предлог, вытаскиваю тебя из квартиры, привожу к себе, и что же узнаю?! Оказывается ты со мной исключительно из-за чувства долга... Блеск! Так низко меня ещё ни разу не опускали!
   Он схватил со стола пачку сигарет и, пройдя мимо Алины, скрылся на балконе. Аля ошарашено следила за его уходом, а потом громко фыркнула, и пошла за вещами. Но только, пока собирала по номеру свои шмотки, невольно вспомнила, как и, главное, при каких обстоятельствах они оказались разбросаны. В этот момент она вдруг остановилась, подняла с пола Тёмину футболку и, покачав головой, повернулась в сторону распахнутых стеклянных балконных дверей.
   - Что мы творим?! - прошептала она, на миг прикрывая глаза.
   Сейчас, когда эмоции чуть поутихли, Аля очень явно осознала, что совсем не хочет уходить... Тем более вот так. Но разве может она остаться?! Ведь в имеющихся обстоятельствах это будет означать для неё полную и окончательную капитуляцию. И теперь перед девушкой стоял сложный выбор: гордо хлопнуть дверью и прекратить этот фарс, который даже корявыми отношениями назвать нельзя, или плюнуть на гордость, тем самым признавая, какую безграничную власть имеет над ней Артём.
   И что же теперь? Уйти победителем или признать себя побеждённой?! К сожалению, Аля не знала правильного ответа на этот вопрос.
  
   Глава 14.

"И сыпались разбитые стёкла,

И ветер уносил отголоски

Несказанных слов, несбыточных снов.

Душа моя в руках твоих тёплых

Становится податливей воска.

И замкнутый круг, и снова мы в нём"

(Валерий Меладзе и Валерия - "Не теряй меня")

  
   Мягкие волны игриво щекотали ноги, то накатывая, то снова прячась в пучине. Некрупные камни пляжной гальки впивались в голые ступни, будто протестуя против вмешательства чужака в свой водный мир. Вода была удивительно прозрачной, и какой-то приветливо мягкой. Рядом то и дело проплывали стайки маленьких пёстрых рыбок, а рядом с ними болталось несколько крупных медуз. И весь этот морской мир жил сам собой, и ему было глубоко плевать, что творится на душе медленно бредущей по берегу девушки.
   Наверно, окажись рядом Артём, его бы точно впечатлила эта картина: грустная Алина на фоне разгорающегося заката. Да только его не было, а ей самой всё это совсем не казалось важным. Сейчас её мысли крутились вокруг глупой и совершенно нелепой ссоры, что разгорелась на пустом месте. За то оба высказались, да только волновало их совсем не выяснение истины, а желание побольнее уколоть противника. Но вот... залпы стихли, орудия убраны, вражеские армии разошлись и... Аля вдруг осознала, что наговорила Тёме слишком много гадостей. А ещё - она ему соврала. Специально, чтобы выгородить себя и свою явную тягу к нему. И от понимания этого на душе становилось только хуже. Собственная совесть грызла девушку просто со зверским аппетитом и никак не желала униматься, а в душе появилось какое-то дикое щемящее чувство боли, от которой хотелось упасть и завыть.
   Закат продолжал разгораться, разукрашивая округу во все оттенки красного, а мысли Алины никак не желали приходить в норму. Она вышла на берег и присела прямо на тёплые камни, а затем и вовсе улеглась, прикрыв глаза. К её собственному удивлению так стало намного легче думать. Тихо шелестели накатывающие волны, потрескивали перекатываемые ими камешки гальки, вдалеке перекрикивались несколько чаек, и в мыслях девушки появилась удивительная умиротворённость. А вслед за ней пришло очень чёткое понимание того, что ей жизненно необходимо поговорить с Артёмом. Объяснить, что она много сказала сгоряча. А ещё... Аля поняла, что очень хочет остаться рядом с ним, да только вряд ли он теперь решит продолжать и странное общение, особенно после всего, что сегодня о себе услышал.
   Тем не менее, рука Алины привычно потянулась к карману штанов за лежащим там телефоном, но ничего подобного там не обнаружила. От неожиданного воспоминания, что ещё днём она умудрилась забыть свою драгоценную трубку на работе, на душе стало ещё пасмурней. В это время общественный транспорт уже не ходил, и теперь чтобы вызвать такси ей придётся, как минимум обращаться на ресепшн одного из корпусов.
   Обречённо вздохнув, Аля потянулась к своей сумке, в надежде достать оттуда свой старенький побитый жизнью МР3 плейер, да только тот упорно не желал находиться. Тогда девушка нервным жестом вывернула всё содержимое прямо на камни, но наглый плейер как сквозь землю провалился. И тут к не самому радужному настроению девушки добавился новый повод для расстройства. Ведь помимо всего прочего её угораздило где-то потерять ещё и кошелёк.
   И вот так, сидя в одиночестве на берегу моря, без телефона, музыки и денег, Аля обречённо вздохнула, помотала головой и вдруг расхохоталась. Да только веселья в её смехе не было совершенно... Сейчас он куда больше походил на истерический.
   "Вот уж точно - настоящая неудачница!" - думала она про себя. И была как никогда уверена в собственной правоте. Ну почему она не может жить как все нормальные люди?! Почему с некоторых пор каждый новый день для неё стал означать только новые неприятности?! А ведь раньше всё было совсем не так. И пусть её жизнь ограничивалась лишь домом, учёбой и редкими вылазками с подругами, но тогда в ней присутствовала хоть какая-то стабильность и тихое спокойствие. Теперь же Алине начало казаться, что в один момент она переехала со своего тихого мирного островка на дикую дрейфующую льдину. Причём в соседях у неё оказался не самый положительный персонаж в лице господина Жаркова младшего.
   Полежав немного на тёплых камнях, подставив лицо последним лучам заходящего солнца, девушка немного успокоилась и попыталась восстановить в памяти картину событий. Выходило, что единственным местом, где она могла оставить столь важные вещи, как плейер и телефон, оказался номер Артёма. А значит, теперь ей в любом случае придётся туда вернуться, независимо хочет она того, или нет.
  
   ***
  
   Тёма сидел за стойкой в полной тишине собственной кухни, и напряжённо рассматривал стоящую перед ним бутылку водки. В пальцах дотлевала шестая по счёту сигарета, о которой он благополучно забыл, погрузившись в свои мысли. Искренне хотелось что-нибудь сломать, разбить, разнести вдребезги, но он пока сдерживался. Раньше он всегда заливал подобное состояние алкоголем, и организм привык к именно такому способу снятия стресса. Но Артём не хотел сейчас пить, а из многообразия видов крепкого алкоголя водку уважал меньше всего. А если совсем честно - он её на дух не переносил. Наверно именно поэтому и поставил сейчас перед собой, в качестве альтернативы соку. Как бы говоря самому себе: или пей эту гадость, или не пей вообще. И всё бы хорошо, но без необходимой дозы крепкого алкоголя успокоиться у него никак не получалось.
   К сожалению, он не знал других вариантов снятия подобного стресса. Ни одного. Вот и сидел так, в компании непочатой бутылки, и думал. Уже несколько раз он тянулся к стеклянной подруге, но в последний момент отдёргивал руку. Ещё пару раз порывался пойти за коньяком, но вовремя себя останавливал. Перед глазами то и дело всплывал образ Алины, и память снова и снова воспроизводила, сказанные ей слова. Пусть Тёма и не верил, что она действительно была с ним исключительно из чувства благодарности, но всё равно никак не мог отделаться от мысли, что это действительно так. Наверно, будь она сейчас рядом, Арт бы обязательно нашёл способ заставить её признаться, и вряд ли бы она оказалась от этого в восторге. Сейчас в Тёме играла злость, граничащая с холодной жестокостью. Ему безумно хотелось, чтобы Але было так же хреново. Чтобы её так же съедала мрачная ярость, с которой невозможно бороться. Чтобы она так же думала о нём, и никак не могла выкинуть его из головы. Но больше всего Артём хотел, чтобы она просто вернулась...
   То что в его дверь кто-то стучит, он уловил далеко не сразу. Сначала занятый своими размышлениями, он просто проигнорировал такое нарушение тишины, и только спустя несколько минут осознал, что к нему действительно пожаловали гости. Тёме абсолютно не хотелось никого видеть, тем более, что это явно кто-то чужой. И отец, и Виталик никогда не утруждали себя подобным проявлением вежливости, тем более, что у каждого из них были свои ключи.
   Тем не менее, незваный посетитель оказался невероятно настойчив, что взбесило разозлённого парня ещё сильнее. Ему вдруг безумно захотелось разбить эту дурацкую бутылку водки об голову назойливого визитёра. Эта странная мысль вызвала на лице Арта неожиданную хищную улыбку, и, зажав в руке стеклянное горлышко, он двинулся к двери.
   Велико же было его удивление, когда перед распахнутой дверью обнаружилась Алина. Причём выглядела девушка какой-то слишком уж тихой.
   - Не всё сказала?! - с едкой иронией поинтересовался Арт, окидывая её надменный взглядом.
   - Я забыла у тебя свой кошелёк, - ровным тоном отозвалась она, старательно игнорируя его явное презрение. - Не мог бы ты мне его отдать?
   - Иди, забирай, - он демонстративно отступил от входа, пропуская её вперёд. Аля прошла мимо и уверенной походкой двинулась к его комнате. Она преодолела уже половину пути, когда её догнала следующая едкая фраза Артёма. - Ищи лучше, а то вдруг скажешь потом, что я присвоил твою собственность.
   По чистой инерции она сделала ещё несколько шагов, а потом всё же остановилась. Девушка прекрасно понимала, что нужно извиниться, но никак не могла найти подходящих слов. В итоге, когда она всё-таки обернулась, в огромной комнате-студии кроме неё уже никого не было. Это почему-то взбесило, и вместе с тем придало уверенности. И скинув свой рюкзак на ближайший диван, она решительно двинулась в сторону распахнутой балконной двери.
  
   Тёма стоял, уперевшись локтями о поручни и смотрел куда-то вдаль. Обзор с такой высоты открывался просто шикарный, но почему-то именно сейчас это волновало Арта меньше всего. В правой руке он до сих пор сжимал бутылку, и искренне боролся с желанием швырнуть её об стену. Почему-то сейчас ему казалось, что если он это сделает, то ему непременно станет легче.
   Сосредоточившись на собственном гневе, он совсем не заметил, что кто-то решил нарушить его уединение. Именно поэтому, когда рука Али осторожно легла на его плечо, он вдруг дёрнулся и, резко обернувшись, одним уверенным движением повалил её на пол.
   Только в самый последний момент, когда до Артёма резко дошло, что он вообще творит, он успел подхватить падающую девушку. В итоге, она замерла всего в нескольких сантиметрах от пола, а держащий её парень, и вовсе использовал в качестве опоры собственное колено и дно бутылки с водкой.
   Какое-то время они молчали. Тёма никак не мог подобрать нужные слова, чтобы объяснить свой неожиданный выпад, а Алина в это время старательно пыталась вернуть себе внезапно потерянный дар речи.
   - Знала бы я, что тебя настолько обидели мои слова, не за что бы ни вернулась. И хрен бы с ним... с телефоном, - проговорила, наконец, Алина, нащупывая поверхность пола и опускаясь на него своё мягкое место. Тёма помог ей усесться и сам опустился рядом. - С ума сойти... Ты всегда такой агрессивный?! - продолжала бубнить откровенно шокированная девушка. - И видела же, как ты с Горышевым "беседовал"... И Лизка говорила, что ты псих...
   - Я не псих, - машинально отозвался Тёма. - Это вышло случайно. Я никогда не бил и не буду бить женщин. Ты просто подошла слишком тихо, и тело отреагировало раньше, чем сработал мозг.
   - Ну, извини! - с сарказмом бросила она, оглядывая хмурого парня, а потом взгляд её невольно упал на сжимаемую его пальцами бутылку. - Что, опять напиваешься?!
   Он проследил за её взглядом и невесело усмехнулся.
   - Нет. Я не пью такую гадость, - отмахнулся Тёма. - Кстати, перед твоим приходом я как раз собирался размазать её по стене. А она вон как выручила.
   Аля вздохнула и, потянувшись, забрала у него несчастную бутылку. И только потом рискнула посмотреть в глаза. Сейчас они показались ей какими-то потухшими и совершенно безжизненными. Это оказалось выше её сил.
   - Прости мне мои слова, Тём, - выговорила она, отводя взгляд. - Я сказала их сгоряча. А ты прав.... Ты во всём прав. Ведь если бы я не хотела, никто и никогда не смог бы заставить меня прийти к тебе. Я сама во всём виновата. А ты... - снова обречённый вздох. - Ты слишком яркий, слишком красивый, слишком... Всё слишком. Ты огонь, на который я лечу, наплевав на собственные крылья. В общем, извини. И... я пожалуй всё-таки пойду поищу телефон. И бутылку заберу... чтобы ненароком в меня не прилетела.
   Она встала и, пока некоторые приходили в себя после такой неожиданной тирады, спокойно прошла внутрь. Теперь она сказала всё, что хотела. И, пусть в глубине души Аля ждала, что он её всё-таки остановит или, хотя бы, ответит, но Тёма предпочёл промолчать.
   Кошелёк в компании с плейером нашёлся почти сразу, - они приспокойненько лежали на полу возле уже известного дивана. И теперь у девушки больше не осталось предлогов, чтобы задержаться здесь подольше. А уходить так не хотелось.
   - Алин, - позвал вдруг появившийся на пороге балкона Артём. Она обернулась, ожидая, что он скажет дальше, но тот продолжал молчать.
   - Ты что-то хотел? - не выдержав, поинтересовалась девушка, закидывая кошелёк в сумку, а вновь обретённый плейер в задний карман брюк.
   - Зачем тебе моя водка? - наконец, выдал Тёма с совершенно серьёзным лицом. На что Аля лишь пожала плечами, продолжая при этом впихивать бутылку в рюкзак.
   - Пока не знаю, - сказала она, натягивая на лицо улыбку. - Дома меня не ждут... Наверно, поеду к Лизке. Там и разопьём... а потом будем рыдать на плече друг у дружки, уповать на весь мужской род и вспоминать былые годы.
   - Ты серьёзно? - удивился Тёма.
   - Нет, - тихо отозвалась Алина. - Но бить я её уж точно не стану. Кстати, скажи, зачем ты хотел это сделать?
   - Думал, это хоть немного усмирит мой гнев, - он подошёл ближе и уселся на диван. - Так уж получилось, что я знаю только два способа снятия нервного напряжения - это секс и алкоголь. По известным тебе причинам напиться я сейчас не могу, а с первым ты меня сама обломала.
   - Есть миллиард других возможностей успокоиться, - проговорила Аля, упираясь спиной на массивную колонну. - Я же как-то жила без секса и алкоголя... а нервы у меня тоже далеко не железные.
   - И как же справлялась ты? - поинтересовался Тёма на полном серьёзе. - И вообще, может, возьмёшь на себя моё просвещение о способах релаксации? А?
   - То есть?
   - Останься со мной, - прямо сказал Арт, поднимая на неё грустный взгляд. - Я не хочу, чтобы ты уходила.
   - Почему?! - выпалила она, даже не задумываясь, что такой вопрос может поставить его в тупик. И вообще, это его заявление одновременно и обрадовало и насторожило девушку. Хотя, есть ли повод удивляться?! Ведь Тёма всегда предпочитал говорить прямо. Запросто выдавать информацию прямо в лоб собеседнику, и пока тот приходил в себя от такой наглой бестактности и прямоты, принимал решение за двоих.
   - Хочу, - ровным тоном ответил парень. - Если ты сейчас уйдёшь, я либо напьюсь, либо попросту разнесу номер. А с тобой у меня почему-то получается успокаиваться.
   - Значит, несмотря на все мои слова, ты всё равно хочешь, чтобы я провела эту ночь с тобой?! Чисто ради секса?! Чтобы таким способом успокоить нервы?!
   - Я всего лишь хочу, чтобы ты осталась... - проговорил Арт, устало прикрывая глаза. - Если ты против - ничего не будет. Мы просто проведём вместе время... как друзья.
   - Даже так?! - Аля была удивлена таким поворотом событий.
   - Так, - покорным тоном, согласился необычно притихший хозяин пентхауса.
   - Хорошо, - она сняла с плеча свой рюкзак. - Пусть будет так. Не знаю, что там мы придумаем потом, а пока нужно вплотную заняться возвращением твоей психики в нормальное состояние. А то... - она улыбнулась и посмотрела прямо в его внимательные глаза. - Прости, но в гневе ты действительно страшен.
   - Знаю, - он выглядел подавленным. - Я не хотел тебя пугать.
   - Ладно уже, - отмахнулась девушка к которой странным образом вернулось игривое настроение. - Скажи мне, есть ли в этом огромной филиале королевского дворца нормальная ванна?
   Тёма одарил её недоверчивым взглядом, но всё-таки кивнул, и жестом предложил следовать за ним. Они прошли через длинный коридор с целым рядом одинаковых дверей, и, в конце концов, оказались в большой комнате, стены которой оказались отделаны мраморной мозаикой, изображающей морских обитателей. Пол был выложен чёрной глянцевой плиткой, а потолок казался полностью зеркальным. В центре располагалась гигантских размеров джакузи, в которой легко можно было бы засунуть одновременно не меньше десяти человек. К ней вели несколько ступенек, а по периметру комнаты имелись такие же выступы, только в виде кресел.
   - И это ты называешь нормальной ванной?! - громко выпалила девушка, ошарашено оглядывая помещение. А когда наткнулась взглядом на встроенную в стену стереосистему - подавилась собственным возгласом. - Ох-ре-неть! - только и смогла сказать она, застыв на месте и искренне пытаясь взять себя в руки.
   На лице Артёма появилась довольная улыбка, а руки сами собой потянулись к ошарашенной девушке. Вот только она тут же поспешила высвободиться из его объятий и решительно двинулась к кранам.
   - Ладно. Коль нет ничего другого - будем довольствоваться тем, что имеем, - проговорила Аля себе под нос.
   - Так ты хочешь принять ванну?! - поинтересовался Тёма.
   - Нет, друг... - она усмехнулась, называя его так. - Это ты хочешь принять ванну. Причём под классическую музыку и без какого либо эротического контекста.
   - Зачем?
   - Будем лечить твои нервы известными мне способами, - с этими словами она крутанула вентили, и отправилась на поиски необходимых атрибутов.
   Пока Алина с диким любопытством обшаривала заставленные всякой всячиной полки, Тёма сидел на крайней ступеньке и с сомнением поглядывал на поднимающийся над водой пар. С одной стороны, он был практически счастлив от того, что Аля сейчас рядом с ним, но с другой - его терзали смутные предчувствия какой-то очередной подставы. Может, конечно, это всего лишь глупые совпадения, но с тех пор как он связался с этой девушкой, его буквально по пятам преследуют новые впечатления. И, к сожалению, не всегда они оказываются приятными. И сейчас, глядя на то, как она с умным видом перебирает различные бутыльки, он вдруг осознал одну странную вещь: Алина и есть его ключ к настоящей жизни. Удивительно, но сам того не подозревая, Виталик умудрился найти тот единственный вариант, который мог бы сработать. Ведь являясь явным антиподом самому Артёму, она умудрилась разбудить его интерес. Играючи приводя его в свой обычный мир, она и не подозревала, что тем самым открывает Тёме глаза. Ведь она даже примерно не догадывалась, насколько всё это ему чуждо. И вся неправильность ситуации заключалась именно в том, что для открытой Алины всё это было настоящей жизнью, а для Артёма - просто незнакомой игрой.
   - Всё, друг, - она снова сделала акцент на его новом статусе, и широко улыбнулась. - Раздевайся и залезай в ванну.
   - Так она же горячая! - выпалил парень. - Или ты хочешь меня сварить?!
   - Не кипяток и ладно, - усмехнулась девушка. - Давай уже. А то остынет.
   - Ну.... Ладно, - на его лице появилась загадочная предвкушающая улыбка. И тут вдруг он заметил, что в отличии от него, Алина раздеваться не спешит. - А ты?!
   Она непонимающе округлила глаза, и только потом догадалась, что именно он имеет в виду.
   - Нет, нет. Ты будешь расслабляться здесь один, а я просто прослежу за процессом, - ответила она с невозмутимым лицом.
   - То есть?! Каким ещё процессом?! - в полном неглиже он остановился перед девушкой, и в его глазах отразилось такое явное непонимание, граничащее с упрёком, что Аля невольно улыбнулась.
   - Тёмочка, солнышко, не надо меня смущать, - проговорила она, отводя взгляд. - И вообще, лезь уже в воду. Ты ведь хотел успокоиться, а я тебе сейчас такое спокойствие организую, что и не снилось.
   - Что-то мне не нравится твоя идея, - бросил он, с опаской оглядывая довольную Алину. А потом развернулся и медленно шагнул в воду. - Горячо!
   - Опускайся постепенно, - бормотала девушка за его спиной. - Привыкни к температуре. Ты кстати классику любишь?
   - Какую ещё классику?! - спросил он, осторожно погружаясь ниже.
   - Ну там, Баха, Бетховена, Шопена?
   - Нет. У меня другие предпочтения, - Тёма почти полностью скрылся за бортиком ванны и вытянул ноги. - Мне больше по душе рок или техно.
   - Это агрессивная музыка, а нам нужно тебя успокоить. Следовательно, сейчас мы будем слушать классику, - Аля подсоединила эмпетришник к стереосистеме и, накидав в плейлист нужные композиции, вернулась к своему месту на верхней ступеньке.
   - Это слишком скучно, - тоном капризного ребёнка протянул парень.
   - Ты не прав, Тём, - невозмутимо ответила Алина. - Просто такую музыку нужно не просто слушать - её необходимо чувствовать. Вот сейчас закрой глаза, - он послушно прикрыл веки, решив хотя бы попытаться сделать то, что от него хотят.
   Послышались звуки скрипки. Они обволакивали сознание, и выстраивали перед мысленным взором задумавшейся Алины странные картинки. Ей виделась игра цветов заката в отражении морской глади и мягкие волны, накатывающие на скалистый берег.
   И если в первые несколько минут она ещё могла контролировать ситуацию, то вскоре посчитала, что необходимости в этом нет, и позволила себе расслабиться. Её захватило звучание любимой мелодии, заставляя отключиться от реальности. Одна классическая композиция сменялась другой, унося Алину куда-то в запредельные дали. Девушка так погрузилась в музыку, что потеряла бдительность, напрочь позабыв, где и с кем находится. Она по привычке прикрыла глаза, считая, что так гораздо проще правильней воспринимать мелодию. Именно поэтому, когда её обхватили чьи-то наглые мокрые руки, уже не смогла избежать попадания в воду.
   - А-а-а! - по комнате пронёсся её возмущённый крик, а в следующую секунду тело неприятно обожгла неожиданно горячая вода. Аля отчаянно пыталась вырваться, но Тёма явно не собирался её отпускать. И если поначалу она действительно хотела побыстрее освободиться и вылезти, то вскоре верх снова взял проснувшийся азарт, и теперь Алина уже не защищалась, а перешла в полноценное наступление. Она цеплялась за Артёма ногами, хватала его за плечи, искренне желая хотя бы на пару секунд загнать этого несносного типа под воду. Арт быстро уловил столь неожиданную смену её настроения, и принялся улепётывать от неё во всей этой необъятной посудине. Его настолько захватила эта глупая игра в догонялки, что всё остальное вмиг стало совершенно неважным. Его абсолютно не интересовало, что она разбрызгали из ванной почти половину имеющейся там воды, что пол комнаты покрыт толстым слоем пены, что дверь распахнута настежь... Важным был лишь хищный взгляд охотницы, страстно желающей его наказать за неожиданное купание, и её руки, которые так и жаждали опустить его под воду.
   Сейчас Тёма выглядел, как разыгравшийся ребёнок. Его глаза горели детским восторгом, а в лице отражалась полнейшая беззаботность. И в тот момент, когда Аля всё-таки добралась до него, плотно обхватив руками и ногами, Арт вдруг пошатнулся и потерял равновесие. Они вдвоём рухнули в ванну, разбрызгав огромное количество жидкости, и теперь, лёжа на самом дне, поняли, что воды-то там почти не осталось. Это обстоятельство стало последней каплей, и игриво переглянувшись, ребята одновременно разразились громким искренним хохотом.
   Звуки скрипки стихли, смех постепенно умолк, а на довольных лицах мокрых парня и девушки остались совершенно счастливые улыбки.
   - Не знаю, это ли ты подразумевала под "расслабиться", но могу тебя поздравить - эффект достигнут и я больше не злюсь, - весело проговорил Тёма, глядя на свою вымокшую до нитки подругу. - Только не уверен, что решусь добровольно повторять подобное. Кстати убирать последствия этой водной баталии нам тоже предстоит вдвоём.
   - Ну и пусть, - отозвалась Аля. - Давно я так не веселилась! Но ты прав, на подобное я вряд ли ещё когда-то решусь.
   Тёма тепло посмотрел на неё и, склонившись к лицу, аккуратно взял его в ладони и поцеловал. Аля ответила, ведомая совершенно новыми для себя эмоциями. Её снова захвалит водоворот диких неистовых чувств, главным из которых была сильнейшая жажда обладания. Дыхание обоих снова участилось, а взгляд затуманило совершенно недвусмысленным желанием. Артём безуспешно пытался стянуть с Али мокрую одежду, которая никак не желала расставаться со своей хозяйкой. И если на штаны с майкой его терпения ещё хватило, то нижнему белью уже не повезло. Лифчик был виноват, что его крючки не желали расстёгиваться, поэтому оказались вырваны вместе с кусками ткани. Трусикам же просто не повезло встретиться на его пути к цели. И кто дёрнул Алину надеть сегодня новое кружевное бельё?! Ведь подозревала же, что оно может не пережить встречи с Жарковым.
   Но сейчас ей было плевать на всё, кроме Тёмы... его мягких требовательных губ и жарких рук. Мир уже привычно ушёл куда-то на дальний план, а тело само двинулось навстречу единственному желанному мужчине.
   По комнате снова разлились громкие звуки скрипки, сливающиеся в эмоциональную довольно агрессивную мелодию - на смену "Весны" из "Времён года" Вивальди, пришло "Лето". Казалось, музыка заполнила собой всё пространство, отделяя этих двоих от внешнего мира, но они были настолько поглощены друг другом, что не замечали больше ничего вокруг. Когда же пришёл черёд "Осени", они наконец соизволили отлипнуть друг от друга и устало развалившись на дне этой огромной ванны, больше похожей на бассейн.
   Тяжело дыша, Тёма прикрыл веки, и с радостью бы отключился, если бы его оставили в покое.
   - Эй! Не спать! - весело выкрикнула Алина. - А если и спать, то уж точно не здесь.
   - Ты изверг! - пробурчал Арт, не открывая глаз. - Измучила меня, а теперь отдохнуть не даёшь. Мне, между прочим, ещё после горячей воды спать хочется. Сил нет.
   - Вставай и пошли. Так уж и быть, уложу тебя в кроватку... малыш, - с коварной улыбкой проговорила Аля, вытягивая его за руку. - И не выпендривайся. Я же знаю, что когда надо ты можешь всё.
   - Прямо таки всё?! - усмехнулся он, но всё же соизволил разлепить веки и выползти из ванны вслед за Алей.
   Он немного пошатывался, но выглядел при этом таким довольным, что у девушки невольно вырвался смешок.
   - Чего?! - Арт попытался изобразить обиду.
   - Ты похож на Чеширского кота, которому к тому же скормили тонну валерианки, - она весело чмокнула Тёму в нос и набросила на его плечи висящий на крючке халат. Сама же завернулась в большое полотенце и двинулась к выходу. Артём медленно поплёлся за ней, но через пару шагов вдруг решил, что ему срочно нужна опора. Всё же долгое валяние в очень горячей воде отнимает уйму сил... а "догонялки" с последующим жгучим сексом вытянули из него последнее.
   Обхватив Алину за плечи, он попробовал повиснуть на ней, но девушка вовремя вывернулась. Тогда Тёма попытался придать глазам самое печальное выражение, и снова положил голову на её плечо.
   - Ну, понеси меня на ручках, - протянул он жалобным тоном. - Я совсем без сил...
   - Тёма! - рассмеялась Аля, глядя на этого бедолагу. - Я маленькая и хрупкая, а ты - большой и тяжёлый. Если я и возьму тебя на ручки, то далеко мы всё равно не уйдём.
   Они как раз миновали длинный коридор и вышли в большую гостиную-студию. И вот здесь их снова ждал сюрприз.
   Аля мгновенно застыла на месте, и Тёма не сразу понял причины её остановки. Наверно, шёл бы он быстрее, они обязательно бы рухнули здесь вдвоём. А так он всего лишь в очередной раз пошатнулся и попытался рассмотреть, что же так подействовало на его подругу.
   - О! - выдал он, останавливая взгляд на сидящем на диване Виталике. - Опять ты. Снова услышал про меня какую-то нелепую сплетню и пришёл разбираться?!
   - Не ёрничай, мелкий, - отозвался его брат, переводя взгляд на покрасневшую Алю. - А вам, Алина Андреевна, я смотрю, нравится разгуливать в полотенце. Уже второй раз за сегодня вы предстаёте передо мной в таком виде.
   - Отстань от Али, - уже более серьёзным тоном, осадил его Артём. - Это мой пентхаус, и если она захочет, может хоть голышом тут разгуливать... Хорошая, кстати, идея, - заметил он сам себе. - А у тебя, видимо, пора отобрать магнитную карту от номера. А то, мне кажется, что ты начал злоупотреблять гостеприимством.
   - Ага, попробуй, и вообще без денег останешься, - ровным тоном ответил ему старший Жарков.
   - Типа они сейчас у меня есть, - иронично хмыкнул Тёма. Уровень его настроения сильно зашкаливал за отметку "превосходно" и бабло было последним, о чём он хотел в этот момент думать. Арт притянул к себе всё ещё неподвижную Алину, и довольно улыбнулся удивлённому брату. - Да и зачем мне все эти бумажки, когда рядом есть прекрасная нимфа?! Я на неё, кстати, ещё ни рубля не потратил. И мне почему-то кажется, что она единственная из всех, кто спит со мной не из-за денег или каких-то сомнительных привилегий, а просто потому что ей так хочется.
   Аля дёрнулась и попыталась вырваться, дабы посмотреть в глаза этому бесцеремонному типу, но Тёма не пустил, продолжая прижимать её к себе.
   - Хочешь сказать, - вкрадчивым тоном начал Виталик, - что готов вот так легко отказаться от своего любимого образа жизни и завести себе постоянную подругу?!
   - Ну, нет, - рассмеялся младший. - По крайней мере, пока я не уверен, что мне нужны такие перемены.
   Девушка в его руках дёрнулась сильнее, искренне желая освободиться и сбежать подальше от этого прямолинейного грубияна. И пусть она и без его заявлений прекрасно знала, что он личность крайне непостоянная и бессовестная, но всё равно оказалась не готова вот так услышать об этом от него самого.
   - Тём, пусти меня, - не в силах скрыть обиду тихо проговорила она.
   - Неа, - невозмутимо ответил он. - Ведь если я тебя сейчас отпущу, то ты снова попытаешься сбежать, а мне этого совсем не хочется. Я же отпустил тебя сегодня один раз и больше таких ошибок не повторю, - затем он снова перевёл взгляд на Виталика, внимательно наблюдающего за их перепалкой. - Так чего ты всё-таки хотел?!
   - Да ничего особенного, - выдал он с усмешкой. - Можно сказать, проходил мимо, услышал доносящиеся из номера звуки Вивальди и решил проверить, не заболел ли мой братец. Почему-то мне всегда казалось, что ты и классика абсолютно несовместимы.
   - Харе заливать! - бросил Тёма с хищной улыбкой. - У этих стен такая звукоизоляция, что можно смело взрывать петарды, и никто об этом не узнает.
   - Ладно, - на лице Виталия появилась дольная улыбка. - Вообще-то я хотел сообщить тебе, что планы наших дражайших родителей изменились, и они возвращаются уже в эту пятницу.
   - Я в курсе, - ровным тоном отозвался Арт.
   - И откуда же ты узнал?
   - У меня свои информаторы.
   - Ох, как мы заговорили, - старший Жарков поднялся с дивана, и снова окинул парочку удивлённым взглядом. - А вообще я хотел предупредить, чтобы до пятницы ты постарался не косячить. Если будешь хорошим мальчиком, папочка обязательно впечатлится и вернёт тебе все утраченные привилегии. И тогда мне будет очень интересно посмотреть, удержит ли тебя твоя нимфа.
   С этими словами он покинул номер.
   Из всего их разговора Аля поняла лишь то, что по неизвестным ей причинам сейчас Тёма лишён материального обеспечения. Что-то подобное говорил и Горышев в одну из их коротких совместных встреч. А ещё, Виталий Семёнович, тонко намекнул, что Артём с ней исключительно потому что на неё не нужно тратиться. Этакий - эконом вариант девушки, на то время, пока проблемы с баблом. Да и Тёма это подтвердил...
   Быстро сделав свои выводы, она мгновенно поникла и опустила голову. Всё ж, одно дело наплевать на все правила морали и без каких-либо обязательств просто спать с понравившемся парнем. И совсем другое, знать, что он с тобой потому что пока ему так удобно.
   - Отпусти меня, пожалуйста, - выдала она сдавленным голосом. - Я хочу уйти.
   - Почему? - спросил Тёма, разворачивая Алю к себе лицом, и пытаясь поймать её взгляд. - Что, без денег я тебе не нужен?!
   В его вопросе прозвучал такой леденящий холод, граничащий с упрёком, что девушка не смогла сдержать своего возмущения.
   - Да плевать мне на деньги! Я уже говорила тебе об этом! Есть они... нет их... Меня вообще мало волнует на что и как ты живёшь! - выпалила она не в силах скрыть своих истинных эмоций.
   - И в чём же тогда дело?! - на его лице отразилось искреннее непонимание.
   - В тебе, Тём, - бросила она, снова пытаясь вырваться. - Пусти! С меня довольно всего этого фарса! Ведь твой брат прав, и вряд ли бы я сейчас находилась здесь, если бы у тебя не было проблем с деньгами. А так получается, как говорят ребята в моём дворе: "В голодный год и третий сорт - не брак". На длинноногих красоток денег нет, а тут очень кстати податливая дурнушка подвернулась?!
   - Что?! - его руки мгновенно расцепились выпуская взволнованную девушку. Она тут же бросилась обратно в ванную за своими вещами. И пока Арт молча переваривал её слова, успела собрать свои мокрые шмотки и вернуться в большую гостиную.
   - Из-за тебя у меня не осталось сухих вещей. Одна майка порвана, от блузки отлетели несколько пуговиц, и мне почему-то кажется, что в этих хоромах уж точно не найдётся иголки с ниткой, - раздражённо протараторила она. - Вынуждена просить тебя дать мне что-нибудь из своего. Обещаю, верну в самое ближайшее время.
   - Как пиджак?! - поинтересовался Арт с угрюмой ухмылкой. Потом окинул её внимательным взглядом и, развернувшись, двинулся в сторону своей комнаты. - Пошли со мной... Алиночка. Будем решать твои проблемы.
   Она послушно двинулась следом, искренне полагая, что сейчас он выдаст ей какие-нибудь шорты с футболкой, и они спокойно распрощаются, но у Арта были совсем другие планы.
   - Иди сюда, - позвал он, подходя к своему огромному шкафу-купе. Но когда она оказалась рядом, вместо того чтобы достать что-нибудь с полки, Тёма закрыл высокие зеркальные створки и, отойдя за спину ничего не понимающей девушки, стянул с неё полотенце.
   Аля опешила, и попыталась обернуться к парню, но он крепко сжал её плечи, заставляя стоять неподвижно.
   - Что ты делаешь?! - испуганно выпалила Алина. Ведь она прекрасно знала, что от него можно ожидать всего чего угодно. А вдруг он решил за дерзость, выставить её голой из номера?!
   - Смотри, Аля, - приказным тоном, выдал Артём. - Смотри на себя, только будь, пожалуйста, внимательна. И скажи мне, кого ты видишь... только честно.
   Она испуганно повернула лицо к зеркалу и застыла на месте. Сейчас в свете огней приглушённой подсветки спальни из гладкой поверхности на неё смотрела совершенно обнажённая высокая девушка с испуганными наивными глазами цвета тёмного неба. Её кожа казалась невероятно гладкой, а формы такими гармоничными, что Аля не сразу узнала в этой незнакомке себя.
   Заметив перемену в её настроении, Тёма убрал руки с плеч и, осторожно провёл пальцами по её плоскому подтянутому животу... затем коснулся бедра, провёл линию от тонкой талии до красиво очерченной груди, и убрал распущенные мокрые волосы на одно плечо.
   - Скажи мне, кого ты видишь, - попросил он, встречаясь взглядом с её отражением. - А потом я скажу тебе, что вижу я.
   Алина замялась, отворачиваясь от зеркала, но Арт легким касанием повернул её голову в исходное положение.
   - Это не я, - только и смогла выговорить девушка. - Я ведь совсем не такая.
   - Нет, Алиночка, - прошептал он над её ухом. - Ты именно такая. Нимфа... Очень и очень красивая. И я с тобой только потому, что хочу этого независимо ни от чего. Ты нравишься мне, - он улыбнулся и повернул её к себе лицом. - Нравишься даже в своих мешковатых шмотках и неизменных кедах. А если совсем честно, - он поймал её наивный недоверчивый взгляд, и ласково улыбнулся. - Я уже устал пытаться выкинуть тебя из своей головы. При всём желании у меня не получается этого сделать.
   - А ты бы хотел? - спросила она, не веря собственным ушам.
   Арт не ответил, всё так же пристально глядя на девушку. Да и что он мог сказать?! Что перепробовал все известные способы, но она основательно поселилась в его мыслях, и никак не желает оттуда уходить?! Вот только Алина прекрасно поняла его без слов.
   Она мягко убрала его руки и сделала шаг назад.
   - Значит, не можешь выкинуть меня из головы, - тихо проговорила она, обращаясь скорее к себе, чем к Тёме. - И от этого бесишься.
   Он снова промолчал, наблюдая, как стремительно меняется выражение на её лице. Теперь от наивной девочки не осталось и следа. Черты стали более чёткими и напряжёнными, взгляд из неуверенного превратился в решительный.
   - Надо было сообщить мне об этом раньше, - ровным тоном высказала Аля, распахивая его шкаф и хватая первые попавшиеся шорты с футболкой. - Я бы тогда постаралась не мозолить тебе глаза своим присутствием, - и тут она замолчала, явно что-то вспоминая, а потом резко обернулась. - А хотя, подожди. Но ведь это ты меня преследовал! И сегодня фактически обманом вытянул из дома.
   - Да, - спокойно согласился Тёма, подходя ближе. Поймав её взгляд, он спокойно забрал из рук застывшей девушки свои вещи, и небрежно бросил обратно в шкаф. - И не собираюсь тебя никуда отпускать.
   - Это ещё почему?
   - Потому что мне так хочется, - изрёк он, прямо глядя ей в глаза. - Потому что с того самого момента, как ты сегодня ушла, меня разрывал на части от двух абсолютно полярных желаний. С одной стороны я был безумно зол на тебя, за все слова, сказанные в мой адрес. Но даже несмотря на это, мне отчаянно хотелось, чтобы ты вернулась. В мыслях сами собой строились новые изощрённые планы по твоему заманиванию в моё логово. Я хочу, чтобы ты была со мной.
   - Ещё на одну ночь? - тихо спросила Аля.
   - Боюсь, что этого мне снова будет мало, - честно ответил Тёма, убирая волосы девушки обратно с плеча на спину. - Останься... - он зажмурился, и скрипя собственной гордостью, всё-таки выдал: - Пожалуйста.
   - Почему? - сдавленным шёпотом проговорила Алина. - Я впервые слышу чтобы ты просил.
   - Мне нечего тебе предложить взамен. Не могу придумать ни одного подходящего варианта, - сказал Арт, отводя глаза. - Но сегодня я столкнулся с таким явлением, как бескорыстие. Это дико для меня... правда. А ещё, мне кажется, что ты сама не хочешь уходить, ведь тебе так же хорошо со мной, как и мне с тобой.
   - Ты прав, Тём... не хочу, - она слегка склонила голову набок, и грустно улыбнулась. - Мне с тобой лучше, чем просто хорошо. Но всё это... все эти ночи... это не правильно. Я уже говорила, что не желаю быть сотой из тысячи... лучше сразу всё закончить. Но сегодня... - она коснулась дрожащими пальцами его щеки, заставляя посмотреть на неё. И как только их взгляды встретились, тихо добавила: - Сегодня я останусь с тобой. Просто так... потому что и мне действительно так хочется.
   Он улыбнулся, и легонько, почти невесомо, коснулся губами её губ. Затем потянулся к шкафу и выудил с одной из многочисленных полок серую футболку.
   - Вот, - он протянул её девушке, но когда она уже собиралась её взять, вдруг дёрнул обратно. - Нет... Аль, вытяни руки.
   Алина опешила, не понимая, чего ещё придумал этот неугомонный тип. Она посмотрела на него с недоверием, но всё равно выполнила просьбу. Тогда чрезвычайно довольный собой Артём, медленно продел её кисти в широкие рукава, затем так же осторожно подтянул к голове, чуть растянул ворот и надел футболку на ничего не понимающую девушку.
   - Это моя любимая майка, - протянул он, расправляя ткань на теле застывшей перед ним Алины. - Она мягкая и очень уютная. Не смотри, что местами потрёпана, за то чистая и приятная. Я её в Милане покупал... не помню сколько лет назад.
   На лице Алины застыло такое ошарашенное выражение, что Тёма не смог сдержать смешок.
   - Да ну что ты на меня так смотришь?! - улыбнувшись, выдал он. - Мне, кстати, никогда раньше не приходилось одевать девушек. Всё больше наоборот... И не знаю, как ты, но я уже успел смириться с тем, что рядом с тобой творю весьма странные вещи.
   - Спасибо, конечно... Я просто не ожидала, - Аля повернулась к зеркалу, с интересом рассматривая свой новый наряд.
   То что было на ней надето отдалённо напоминало безразмерный балахон, разрез горловины оказался настолько растянутым, что открывал одно её плечо, а внизу это импровизированное платье едва прикрывало бёдра. Ткань действительно оказалась удивительно мягкой и невероятно приятной. Она будто ласкала кожу, и на самом деле дарила какое-то приятное родное тепло.
   - Прости уж, но женских трусиков у себя не держу... Твои, к сожалению, восстановлению не подлежат, а от моих, думаю, ты откажешься сама, - говоря всё это Тёма так задорно улыбался, что напомнил Але обыкновенного нашкодившего ребёнка. Сейчас он выглядел таким живым, таким настоящим, от чего у девушки родилась невольная волна нежности к этому человеку.
   - Не беспокойся из-за этого, - отозвалась она, борясь с диким желанием прикоснуться к его лицу. - Я же собиралась ночевать в "Лагуне", так что у меня есть нижнее бельё. Правда, эротичным его не назовёшь.
   - Снова нечто розовое и с мишками? - усмехнулся Тёма, но в его словах не было и тени упрёка.
   Аля смутилась и покраснела. Вообще, до встречи с Жарковым её вполне устраивали обычные удобные вещи, и то что на трусиках нарисованы забавные мишки, только умиляло девушку. А вот теперь приходится за это расплачиваться.
   - Да ладно тебе, Алиночка, - рука Артёма легла на её талию. - Давай одевайся и пошли спать. А то я ещё после ванны еле на ногах стою.
   - Просто спать? - недоверчиво уточнила девушка. Как-то подобный расклад совсем не укладывался в её голове.
   - Именно, - сказал он, отходя к кровати. - Поверь, сегодня ты меня слишком вымотала. И физически и морально.
   Аля проводила его задумчивым взглядом и только потом приступила к поискам своего рюкзака. Сейчас она окончательно перестала понимать этого человека. Ей никак не удавалось соединить то каким его описывала Лизка, с тем, каким он раскрывался перед ней. Будто бы речь шла о двух совершенно разных людях. Но думать об этом сейчас у Алины не было ни сил ни желания. Поэтому она просто затолкала этот вопрос куда-то в дальний отдел памяти, решив, что подумать обо всём этом можно позже. К тому же, она сама, как и Тёма буквально валилась с ног.
   Когда девушка осторожно прилегла на край его огромной кровати, Артём бесцеремонно притянул её ближе к себе и обнял, подобно тому, как дети обнимают больших плюшевых медведей.
   - Спокойной ночи, Алиночка, - сказал он в тишине тёмной комнаты и легонько поцеловал её в щёку.
   - Сладких снов, Тём, - отозвалась она, млея от его такой нежной близости.
   На несколько долгих минут в комнате повисла спокойная сонная тишина. И когда Аля уже находилась на границе сна, до неё долетели совершенно неожиданные слова Артёма:
   - Пообещай мне, что не сбежишь утром, - спокойно попросил он, уткнувшись в её волосы.
   Аля улыбнулась в темноту, накрыла лежащую на её животе тёплую руку своей и тихо ответила.
   - Обещаю.
  
   Глава 15.

"Буду с тобой в радости

И в минуты слабости.

Буду без тебя грустить

И в любви и в ярости.

Как же тебя отпустить?

Если что не так - прости.

Буду с тобой, кем захочешь,

Только не уходи".

(Бьянка, Макс Лоренс, Серёга - "Лебединая")

  
   Часы на телефоне показывали начало третьего ночи, когда Тёма неожиданно открыл глаза. В огромном номере было тихо и спокойно... но парня всё равно почему-то слегка трясло. Алина спала рядом, доверчиво прижавшись к его телу, и этот факт тут же вернул Арту былое умиротворение, но в душе всё-таки остался жуткий осадок от приснившегося кошмара.
   Кошмара?! Да Тёме в жизни не снились страшные сны. Даже после диких драк, после ночей, проведённых в камере отделения полиции, после той аварии, когда он превратил отцовский новый Порше в фарш, лишь чудом сам уцелев. И вот сейчас, когда всё вроде бы почти прекрасно, появился этот непонятный жуткий сон.
   А снилась Тёме яма... глубокая и узкая. Сверху всё время капала какая-то грязная вода, и падали мелкие камушки и земля. Яма была такой огромной, что вылезти из неё без посторонней помощи оказалось попросту невозможно. И в этой ловушке он сидел один. Мокрый, голодный, совершенно разбитый. Вокруг него бегали жирные крысы, лежали пустые пачки от сигарет, разбитые бутылки от дорогого алкоголя, использованные презервативы... Его окутывал мрак этой грязной бездны, а где-то снаружи, в высоком голубом небе, светило яркое солнце. Но Тёма знал, что больше никогда не сможет посмотреть на него с поверхности. Потому что сам он не выберется и никто ему, увы, не поможет.
   Тряхнув головой, он попытался прогнать последствия столь странного сновидения, и снова прикрыл глаза. Да только даже несмотря на то, что рядом лежала Алина, уснуть он больше не смог. Ведь эта яма... этот ужас, ощутимый им во сне, оказался именно тем, что нужно было изобразить для конкурса предстоящего Арт-фестиваля. И Тёма вдруг понял - он не сможет избавиться от этого видения, пока не перенесёт его на бумагу. Тогда он тихо поднялся с кровати, достал из шкафа свой чемоданчик с красками, выудил из кладовой огромный лист ватмана и отправился вниз, по пожарной лестнице. Туда, где по легенде должен был жить Фёдор.
   ***
  
   Алина проснулась от чувства странной нехватки чего-то важного. Небо за огромным панорамным окном уже изрядно посветлело, но до полноценного рассвета оставалось ещё довольно много времени. В комнате оказалось тихо и как-то слишком пусто. Тёмы рядом не было.
   Этот показалось девушке странным, ведь до завтрака было ещё слишком далеко. Она попыталась снова уснуть, да только мысль о том, куда в такую рань мог деться неугомонный Жарков, никак не давала ей покоя. В конце концов, она всё же не выдержала и отправилась бродить по номеру.
   Пентхаус действительно оказался просто огромным. Помимо комнаты Артёма и гостиной-студии, сочетающей в себе и столовую, и зал, и кухню, и картинную галерею с одной единственной работой (зато во всю стену), Аля обнаружила ещё шесть спален, оформленных в разных стилях, оборудованный спортзал, бильярдную с чёрными кожаными диванами и кальянами, и мини-кинотеатр. Да только хозяина всего этого нигде не было.
   Сама Алина чувствовала себя слишком чужой среди всей этой броской роскоши, и с радостью бы ушла, но сделать этого не давало данное обещание. Спать не хотелось, да и возвращаться в кровать Арта без её хозяина показалось девушке не правильным. Поэтому, снова натянув пресловутый длинный халат, с которым было связано столько пикантных воспоминаний, она сделала себе большую чашку кофе и отправилась на балкон.
   Отсюда открывался чудесный вид на утреннюю бухту, но само солнце должно было показаться с другой стороны здания. В этот момент Але вдруг вспомнилось, что в одной из обнаруженных ей спален имелась дверь, выходящая как раз куда надо. А значит, там скорее всего находиться и балкон, с которого сейчас должен был открываться просто потрясающий вид.
   Алина оказалась права в своих предположениях, а ещё, будто бы в качестве приза за догадливость, у стены обнаружился очень удобный плетёный диванчик и стеклянный столик. И так, расположившись со всеми удобствами и обняв ладонями тёплую чашку, девушка как расслабленно погрузилась в раскрывающуюся перед глазами красоту. Она с упоением и каким-то возвышенным восторгом наблюдала, как светящийся золотой шар поднимается над покрытыми зеленью горами, как его свет сначала окрашивает небо в жёлтый, затем в розовато-оранжевый... почти доходит до красного. И только когда светило показывается полностью - вся округа в один миг погружается в его мягкое сияние, и наконец, прогоняет прочь всех демонов ночи.
   - Правда, завораживает?
   Услышав рядом с собой голос Жаркова, Алина испуганно вздрогнула, и чуть было ни выронила кружку. Та со звоном опустилась на поверхность столика и там и осталась. Девушка же, не обращая на это внимание, резко обернулась и тут же наткнулась взглядом на самого Артёма. Он стоял у перил, и в свете утреннего солнца выглядел таким красивым, от чего показался девушке видением или миражом. Она с нескрываемым восхищением уставилась на парня, не в силах выдать ни звука. Тёма же лишь слабо улыбнулся и присел рядом.
   Обнаружив, что её глюк очень даже материален, Алина поспешила отвести взгляд в сторону восходящего небесного светила. Да только теперь как ни старалась, так и не смогла сосредоточиться на открывающихся пейзажах.
   - Почему ты встала? - вдруг спросил Тёма, нагло попивая её кофе. Потом потянулся за сигаретой и откинулся на спинку диванчика.
   - Не знаю, - честно ответила девушка. - Наверно почувствовала, что тебя нет, вот и проснулась и больше не смогла уснуть. А где ты был?
   Он опустил взгляд на свои руки, на которых слишком явно выделялись следы краски. Подобные пятна оказались и на его шортах и футболке, так что врать не было никакого смысла. Поэтому Тёма вздохнул и ответил правду.
   - Рисовал, - тихо признался он.
   В этот момент Алина забрала у него свою чашку, и только попыталась сделать глоток, но, услышав ответ парня, резко закашлялась.
   - Что?! - хрипло спросила она сквозь кашель. - Ты рисуешь?!
   - Вот я же говорил, что ты знаешь обо мне только плохое, - отозвался он с задорной усмешкой. - Да, Алиночка, рисую, и вполне себе неплохо. Ты же в курсе, что меня называют Артом. Так вот, это не просто производная от имени.
   - Я видела гравировку на браслете... - вдруг выдала она каким-то сдавленным голосом. Ей сразу бросилась в глаза эта его побрякушка с надписью "Art" и пятью камушками. К тому же, он почти никогда с ней не расставался, по крайней мере Алина его ещё ни разу не видела без этой штуковины.
   - Думаю, знаешь перевод, - он забрал обратно чашку с уже изрядно остывшим напитком. - Меня так ещё в школе называть стали, и как-то прилипло. А браслет мне Виталик на двадцатилетие презентовал. Уж не знаю, где и как он был изготовлен, но могу сказать точно, второго такого в мире нет.
   - Ты так в том уверен?
   - Там внутри титановые пластины, они усиливают бляшку по углам, ведь само по себе золото, очень мягкий металл. А мой братец знал, что я угроблю его подарок в первой же драке. Поэтому и сделал ставку на прочность. Так что золота здесь не так много, как может показаться. И это скорее талисман, чем показатель достатка.
   - Интересно, - Алина улыбнулась и протянула руку в запястью парня, но уже почти коснувшись, вдруг остановилась и подняла на него вопросительный взгляд. - Можно?
   - Конечно, - ответил Тёма с доброй улыбой, а потом умелым жестом быстро расстегнул замок, и протянул браслет девушке. И пока она с интересом вертела его в руках, не смог отвести глаз от её лица.
   - Знаешь, Аль... - проговорил он вдруг. - Я ведь серьёзно не хочу, чтобы ты уходила.
   - Увы, но к девяти часам я должна быть на своём рабочем месте, - она с таким интересом рассматривала свою игрушку, проводила пальцем по брюликам, трогала довольно острые углы золотой пластины, что ответила даже не задумываясь.
   - Я говорю, не про сегодняшний день, - вдруг выдал Артём. - Понятно, что работа не ждёт, но я имел в виду не это. Для меня важно, чтобы вечером ты снова вернулась сюда.
   Вот теперь, Аля мгновенно позабыла и про разгорающийся рассвет, и про браслет и про фестиваль. Она непонимающе уставилась на сидящего рядом парня, ожидая объяснений такому его заявлению.
   - Мне надоело, что стоит тебе уйти, и меня начинают одолевать мысли о том, под каким же предлогом тебя вернуть. Это бесит, - он опустил голову на руки, ища подходящие слова, но спустя пару секунд снова посмотрел на девушку. - Хотел предложить тебе стать моей постоянной любовницей. Типа секс и ничего больше... и, поверь, я бы смог добиться твоего положительного ответа, но вдруг понял, что мне и этого будет мало.
   - Так что же ты от меня хочешь? - сдавленным голосом спросила девушка.
   Тёма замялся... За всё время их знакомства Аля ещё ни разу не видела, чтобы он выглядел таким растерянным, сомневающимся и... нерешительным. Это было абсолютно не похоже на обычное состояние Жаркова, что каким-то странным образом напугало девушку.
   - Если честно, Тём, я даже не уверена, хочу ли слышать то, что ты собираешься сказать, - быстро протараторила она.
   Арт шумно выдохнул и уставился на побледневшую девушку, но заметив, что она смотрит на него с явным опасением и полнейшим недоверием, стукнул кулаком по стене.
   - Чёрт, Аля! Такое чувство, что я для тебя, как минимум сексуальный маньяк, - воскликнул Арт, отходя к перилам. Там он на несколько долгих секунд прикрыл глаза, прикладывая все усилия, чтобы успокоиться. Затем обернулся, окинул девушку всё ещё напряжённым взглядом и усмехнулся.
   - Пошли, - бросил он, беря её за руку и утягивая за собой обратно в номер. - Если не хочешь меня слушать, я не стану ничего говорить. Может позже... но уж точно не сейчас, - и повёл в направлении своей комнаты. И уже там все разговоры ушли куда-то на второй план.
   И всё-таки ему удалось её заинтриговать. Даже несмотря на то, что каждый поцелуй Артёма заставлял Алю забыть обо всём на свете, а прикосновения кружили голову, она чувствовала его странное напряжение. Он будто бы стал относиться к ней по-другому. Не хуже, не лучше, а просто как-то иначе. Словно помимо простого притяжения теперь между ними появилась ещё одна ниточка, куда прочнее всех предыдущих. А ещё эти его слова... Ему мало секса?! Чего же он от неё хочет?!
   - Аль, - прошептал Тёма, стягивая с неё собственную футболку. - Ты какая-то странная, - он уложил девушку на кровать и, нависнув сверху, поймал её кисти и зафиксировал над головой. - Будто ждёшь от меня какого-то подвоха.
   - Я просто никак не могу тебя понять, - ответила она, прикрывая глаза.
   - Я и сам себя часто не понимаю, - сказал он, целуя её в губы. - И уже давно перестал пытаться это сделать. Но с твоим появлением в моей жизни, пришлось снова начать.
   - Так что же... ты хотел.... мне сказать... на... балконе? - отрывисто проговорила она, когда он оставил в покое её рот и спустился к шее.
   - Для начала... хочу, чтобы ты провела со мной ещё и следующую ночь, - прошептал он ей на ухо. - Ведь ты же согласна?
   Его язык легко коснулся мочки уха, а рука начала умелую игру с её грудью.
   - Да... - всё что могла сказать Алина в этот момент, и никакие правила морали сейчас не смогли бы заставить её ответить отрицательно.
   Довольный собой Артём лишь победно улыбнулся и продолжил своё сладкое издевательство над бедной девушкой, окончательно лишая её возможности связно мыслить. Сейчас он с лёгкостью выиграл очередную битву, где на кону стояла ещё одна их совместная ночь. И теперь осталось определиться, что же он на самом деле хочет и стоит ли вообще продолжать эту "войну" с самим собой. Ведь если он всё же решиться сделать то, что задумал, ему придётся изменить не только свой образ жизни но и кое в чём наступить себе же на горло. И весь вопрос лишь в том, а стоит ли вообще идти на такие жертвы?!
  
   Когда прозвонил будильник на телефоне Артёма, ребята уже давно не спали. Аля расслабленно перебирала мягкие волосы Арта. Сам же парень лежал поперёк кровати, расположив голову на её бедре. Он снова и снова обводил пальцем татуировку дельфина на животе девушки, и упрямо игнорировал вой собственного мобильника.
   - Скажи... - вдруг начал он. - Откуда у хорошей девочки... отличницы, которая не гуляет с плохими мальчиками, вообще могла взяться татушка, да ещё и в таком месте? Её ведь едва заметно за трусиками.
   - Наверно всё дело в том, что не такая уж я и хорошая, - уклончиво ответила Аля.
   - И всё-таки, - настойчиво повторил парень. Ещё с того момента, как он впервые увидел этот рисунок на теле Алины, его буквально распирало от любопытства.
   - Да всё просто, Тём. По глупости я её сделала, - она грустно улыбнулась. - Думаю, ты знаешь, что и хорошие девочки периодически ведут себя как полные дуры. Вот и я так себя повела. На третьем курсе накануне экзамена по одному из сложнейших предметов, мы с Лизкой отправились готовиться к третьей нашей подружке - Насте. В итоге так разнервничались, что решили снять напряжение алкоголем. Ну кто ж виноват, что кроме спирта в квартире ничего не нашлось?! Вот его-то мы и пили... разводили с минералкой и заливали этот шипучий коктейль в себя. Как думаешь, быстро ли нас убрало?! - она усмехнулась и покачала головой. - Это было что-то жуткое. А когда моё опьянение достигло своего апогея, домой явилась старшая сестра Насти - Маргарита. А она у неё в тату салоне работает. И как-то так получилось, что кто-то из нас ляпнул, что изображение дельфина приносит удачу. А она нам перед экзаменом ой как бы пригодилась. Вот мы и пристали к Марго с тем, чтобы она наколола нам по дельфину. Та, конечно отказалась, но после третьей рюмки нашего взрывного пойла, поменяла своё решение. Вот с тех пор у нас троих есть такие вот наколки.
   - Что, у всех одинаковые? - удивился Арт.
   - Нет. Разные, и в разных местах... Больше всех Насте повезло, она у неё на щиколотке. У Лизки на шее, ближе к затылку, поэтому она почти всегда с распущенными волосами ходит, а у меня вот... на животе.
   - И как?! Принесли вам дельфины удачу?
   - Ты удивишься, но да. Когда мы помятые и бледные явились утром на экзамен, оказалось, что препода срочно вызвали на какую-то конференцию, и всем кто исправно посещал его лекции, он выставил автоматом текущую оценку. Так нам даже сдавать ничего не пришлось. Я получила свою желанную пятёрку, а моих девочек очень обрадовали их четвёрки.
   - Мне нравится твой дельфин, Аль, - вдруг сказал Тёма, подтягиваясь выше и целуя её живот рядом с татушкой. - Он тебе подходит. А вообще нам давно пора вставать, завтракать и отправляться по своим делам. Тебе - на свою работу, а мне - на мою каторгу.
   - Что ещё за каторга? - поинтересовалась она, садясь на кровати. Отчего Арт был вынужден снова переместить свою голову на её ноги, теперь уже ближе к коленям.
   - Наказание от отца за моё неподобающее его отпрыску поведение. Не спрашивай, это очередная наша семейная глупость. Я косячу - он карает, и так постоянно. Правда в этот раз его фантазия практически загнала меня в угол, - неожиданно он замолчал, внезапно сообразив, что чуть не выложил Але всю правду про Фёдора. Интересно, а как бы она отреагировала, узнав, что её драгоценный Феденька сейчас лежит с ней в одной постели?!
   - Расскажешь? - спросила Алина, которую изрядно заинтриговали оброненные им фразы. - Может, я чем-то смогу помочь?
   - Нет, - коротко ответил Арт, тоже усаживаясь на кровати и глядя на девушку с мягкой улыбкой. - Хотя... ты и так помогаешь. Тем, что не бросаешь меня одного. С тобой мне гораздо легче всё это переносить. И кстати, ты помнишь, что обещала остаться ещё на одну ночь?
   - Когда это я успела?! - попыталась возмутиться девушка, но по самодовольной ухмылке Артёма, поняла, что соврать не получилось. Конечно, она прекрасно помнила и своё обещание, и то при каких обстоятельствах оно было дано. От этого на лице девушки тут же расцвёл румянец смущения.
   - Вечером я отвезу тебя домой, чтобы ты взяла необходимую одежду, и мы вместе вернёмся сюда, - говоря всё это, Тёма выглядел таким довольным, будто ему удалось взять первый приз на конкурсе хитрецов.
   - Я вот единственного никак понять не могу, - Аля поднялась с кровати и остановилась напротив парня. - Для чего тебе это?! Зачем тебе я?!
   - Мне хорошо с тобой, - ответил он серьёзным тоном. - По-моему, это и так очевидно.
   - Тём, - выдохнула она, делая шаг ближе. Потом наклонилась к сидящему на кровати парню, и коснулась ладонью его щеки. - Хочешь честно? Меня искренне пугают твои игры. Я пытаюсь, но у меня никак не получается тебя понять, - вдруг он притянул её ближе и усадил к себе на колени, продолжая внимательно смотреть на девушку. - Мне тоже хорошо с тобой... даже слишком - глупо это отрицать. Но каждый день, каждую минуту я с ужасом ожидаю момента, когда ты решишь, что наигрался. Да и вообще! - она попыталась высвободиться из объятий, но руки парня оказались сильнее. - С тобой всё время, как на пороховой бочке. То ты милый и ласковый, потом вдруг грозный и раздражённый, а иногда настолько равнодушный, что хочется завыть. Желаешь ещё одну ночь?! Хорошо. Но скажи мне, что дальше?!
   - Я не знаю, - тихо ответил он, прижимаясь к её шее. - Но мне важно чтобы ты оставалась со мной.
   - Тогда у меня есть предложение... а точнее условие.
   Расслышав в её тоне деловые нотки, Арт мгновенно напрягся и выпустил её из объятий. Аля тут же встала и, отойдя к огромному окну, застыла на месте.
   - Внимательно слушаю, - прозвучал в тишине ровный голос Артёма.
   Тогда девушка набрала в лёгкие побольше воздуха и выпалила.
   - Я уже говорила, что не хочу быть сотой из тысячи, и ты это запомнил. И коль хочешь, чтобы я была с тобой - то я буду. Но в тот момент, когда у тебя появится другая девушка, мы с тобой прекратим любое общение.
   - О как! - усмехнулся Тёма. - Но тогда и ты тоже должна быть только со мной, - сказал он, а потом поднялся и подойдя к ней, упрямо посмотрел в глаза. - Только моей, Алина.
   - У меня и так нет никого кроме тебя... да и не было никогда, - на её лице появилась робкая улыбка.
   - Ну и прекрасно, - и тут у Арта вырвался сдавленный смешок. - Вот что-то мне всё это напоминает. Но я лучше промолчу. Пусть будет так...
   - Интересно, - вдруг выдала Аля. - Надолго ли тебя хватит?
   - Мне и самому это чертовски интересно. Но сейчас не стоит об этом думать. Будем жить этим днём и этим моментом. Ведь жизнь слишком непредсказуема, чтобы строить такие предположения. А моя - в особенности.
   ***
  
   Ещё один безумный рабочий день подходил к концу, но сегодня Алине всё было в радость. И споры с бригадирами, и обсуждение музыкального репертуара фестиваля, и контроль за установкой сцены, и капризы участников... Она будто пархала над всеми своими проблемами, решая их по щелчку пальцев. Её глаза горели, а с лица никак не сходила счастливая улыбка. И во всём этом был виноват один единственный человек.
   О да, Аля буквально светилась от переполняющих её эмоций. Они били через край, заражая всех окружающих этим своим радостным свечением. Да только она и не подозревала, что после вчерашнего инцидента, когда их с Тёмой приняли за парочку геев, расслабленный коньяком Виталик самолично поведал своим бдительным сотрудницам, с кем именно его младший брат зажимался у лифта. Вот так маскарад Алины обернулся против неё, и теперь все в отеле знали, где и, главное, с кем она повела ночь. И глядя на то, как горят её глаза, только хитренько посмеивались за спиной.
   Но она была настолько ослеплена своими эмоциями, что упорно не замечала ни смешков, ни косых взглядов. И никак не могла дождаться вечера... чтобы снова оказаться в таких тёплых и уютных объятиях Артёма.
   Так как работа над площадками была успешно закончена, а озеленители прекрасно справлялись своими силами, Аля решила оставить ребят при себе до самого конца готовящегося мероприятия. Арнольда с Николаем она отправила помогать сборщикам сцены, а Мише с Федей поручила быть на подхвате у участников фестиваля, которые занимались установкой и дополнением своих работ в парке.
   Ещё утром к ней в кабинет наведался Фёдор, и вернул потерянный накануне телефон, взяв за это обещание составить ему компанию за обедом. Наверно если б ни его странное желание её накормить, Аля бы благополучно забыла и об обеде и об ужине. Но упрямый рыжий очкарик нашёл прекрасный способ заманить её в столовую, и проследил, чтобы девушку никто не отвлекал от еды. Наблюдающий за всем этим Миша только и мог по-тихому усмехаться и закатывать глаза, за что и получил от Али лёгкий подзатыльник, а от Артёма молчаливое обещание скорой кровавой расправы.
   В общем, день прошёл просто восхитительно. Всё вокруг виделось ей таким прекрасным, что Але начало казаться будто она попросту парит над облаками окрылённая своим счастьем. Наверно именно поэтому падение с такой высоты и стало столь неожиданным и болезненным.
   После того, как все текущие дела были закончены, девушке вдруг пришло в голову напоследок наведаться в Малый парк и в очередной раз проверить его готовность к предстоящему фестивалю. К этому времени все рабочие благополучно отправились по домам, и вокруг оказалось на удивление безлюдно. Сейчас, когда все работы были завершены, это место преобразилось до неузнаваемости. Теперь в центре появился изящный фонтан с фигурками держащихся за руки парня и девушки, а от него лучами отходило пять извилистых дорожек. Лужайки покрылись ровным ковром из подстриженного газона, в клумбах выросли причудливые композиции из камней, кустарников и цветов. На величественных деревьях были развешаны большие светящиеся шары, а у каждой из площадок виднелись лампочки подстветки.
   Удовлетворённая увиденным, Аля уже собиралась возвращаться назад, когда услышала, доносящиеся из беседки громкие мужские голоса. Их обладатели явно переругивались и с каждой новой фразой напряжение между ними только нарастало.
   И нет бы просто спокойно уйти и сообщить о дебоширах охране, но Алина вдруг решила, что в состоянии справиться сама, и уверенно направилась к деревянному строению. По мере приближения до неё стали доноситься отдельные слова, в которых явно фигурировало её имя. Это насторожило, но не остановило девушку. Но когда она всё-таки поднялась по ступенькам и вошла под своды уже знакомой беседки, то тут же пожалела о своём решении.
   Не успела она появиться, как двое оппонентов мгновенно замолчали, уставившись на гостью. И если один выглядел каким-то растерянным, то второго такая неожиданная встреча определённо обрадовала.
   - Алина Андреевна, собственной персоной! - воскликнул Николай, театрально всплеснув руками. А потом метнулся к девушке, резко схватил её за руку и, усадив на лавочку, грозовой тучей навис сверху. - Я и не надеялся, на такую скорую аудиенцию. А вы сами к нам явились.
   - Что вы здесь делаете?! - выпалила Аля, очнувшись от столь странного приёма. Она попыталась принять невозмутимый вид, но не смогла. Под таким пристальным и злобным взглядом, она попросту потерялась.
   - Да вот, Алина Андреевна, сходили мы с Арнольдом в бухгалтерию... Хотели узнать по поводу нашей премии, а нам там любезно сообщили, что таких распоряжений им не поступало. И что мы сами себе это придумали, - на его лице появилась злобная ухмылка, от одного вида которой Але захотелось провалиться сквозь землю. - Вот мы и спорили, выловить вас сразу и наказать за такой некрасивый обман, или сначала спросить, что же на самом деле случилось с обещанной премией. Но ваше появление всё решило за нас.
   - Да будет вам премия! Хоть сейчас! - воскликнула Аля, пытаясь отсесть подальше от этого пугающего человека. Но тот, быстро вернул её на место и отрицательно покачал головой.
   - Сейчас, так сейчас, - сказал он равнодушным тоном. - Давай деньги.
   Алина тут же полезла в сумочку, извлекла оттуда две пятитысячные купюры и протянула Коле. Тот вырвал их, но оставлять её в покое явно не собирался.
   - А за моральный ущерб?! - ехидно выпалил он, усаживая обратно, поднявшуюся было девушку. - Ты ведь понимаешь, детка, что заставила нас порядком понервничать. А даже такие необразованные профаны как мы, прекрасно знают, что нервные клетки, увы, не восстанавливаются. Так что давай, киска, гони ещё столько же.
   - Да ты с ума сошёл! - Аля попыталась убрать его руку, но он только сильнее вцепился в её плечо. - Пусти меня!
   - Только после того, как расплатишься, - злобно процедил он сквозь зубы.
   - У меня больше нет! - поняв, что силовыми методами здесь не справиться, она перестала вырываться и попыталась успокоиться. - Я и эту премию вам заплатила из своего кармана. Ведь иначе вы бы до сих пор ещё первую площадку собирали.
   - Правильно, детка. Видишь, твой план удался. Всё сделано в лучшем виде, а главное, в срок, - вкрадчивым тоном проговорил удерживающий её тип. - Теперь выдашь нам ещё по пятёрику, и мы разойдёмся мирно. Практически как лучшие друзья.
   - Нет у меня денег, - обречённо протянула Аля, глядя прямо в его глаза. - И даже если бы и были, я не стала бы платить за ваши капризы.
   - Это не капризы, детка, - обе медвежьи лапы Николая легли на её плечи и прижали их к стене. - И не надо мне заливать о том, что ты такая вся бедная и несчастная! Если сама не в состоянии платить за свои ошибки, возьми денег у кого-нибудь из своих хахалей.
   - Ты о чём?! - она возмущённо дёрнулась, но вырваться не смогла. Плечи болели от сильного нажима крепких рук, но Аля не могла позволить себе сдаться. Она уж было собралась высказать этим двоим, что им больше не удастся вытянуть из неё ни рубля, но когда услышала следующую фразу Коли, сова застряли у неё в горле.
   - Как о чём?! - рассмеялся он. - Детка, да вся "Лагуна" в курсе, что ты спишь с обоими Жарковыми - и с нашим управляющим, и с его братом. А они ребята богатенькие, и вряд ли смогут тебе отказать. В конце концов, должны же они оплачивать твои услуги.
   - Что ты такое говоришь?! - его слова настолько шокировали девушку, что она мигом обмякла, не понимая, как он вообще мог о ней такое подумать. И ладно бы разговор коснулся только Артёма, но зачем понадобилось приплетать сюда Виталия Семёновича?!
   - Только не надо строить из себя оскорблённую невинность. С управляющим ты ещё в первый день под ручку появилась... - он гаденько ухмыльнулся, явно вспоминая увиденную когда-то картину. - Ворковали, как голубки. А про твои страстные отношения с его младшим братом в этом отеле не слышал только глухой, - ехидно выдал Коля, опускаясь к её ошарашенному лицу и глядя прямо в глаза. - И я ни за что не поверю, что эти богатенькие ребята оставили свою подстилку без денег.
   И тут рядом что-то грохнуло, а до сидящих в углу донёсся звенящий едва сдерживаемой злостью голос:
   - Слышь, чудик, а ну руки убрал!
   Николай, тут же обернулся, удивлённый подобным тоном, а когда разглядел нового участника в их компании, мигом подобрался, но руки так и не отпустил.
   - Ты кто такой?! - бросил он напряжённому парню. - Иди куда шёл - целее будешь.
   - Что?! - выпалил Тёма, едва сдерживая бьющую ключом ярость. - Кто я такой?! Да ты часом головой не ударялся?! А если вдруг не признал, так иди сюда, и я представлюсь на известном нам обоим языке.
   - Слушай, парень. Шёл бы ты отсюда, - подал голос молчавший до этого Арнольд. - Достанется же... А мы просто разговариваем.
   - Заткнись! - прошипел Арт, тыкая пальцем в его сторону. - Сиди себе и молчи в тряпочку, - потом снова повернулся к Коле и окинул его холодным взглядом. - А у тебя есть последний шанс остаться целым и невредимым. Отойди от Алины. Если есть претензии к ней, можешь смело высказать их мне.
   - Опаньки! - воскликнул тот. - Да неужели у нашей девочки есть ещё один хахаль. Небось тоже с деньгами?! Может ты, дружочек, заплатишь нам вместо неё.
   - Я всё вам уже заплатила! - рявкнула Аля, снова пытаясь сбросить с себя чужие руки. - И больше ничего не должна.
   Артём на удивление быстро сообразил, чего именно хотят от неё эти два разгильдяя, к тому же ещё подходя к беседке, услышал часть их разговора. Да только ему ни капли не нравились собственные выводы.
   Он уже собирался силой отлепить Колю от Алины и размазать его физиономию по полу, но тут вмешалась сама девушка. Она-то прекрасно знала, на что способен её Жарков в гневе. И меньше всего сейчас ей хотелось, чтобы эти двое разнесли беседку почти накануне открытия фестиваля.
   - Тём... не стоит, - сказала она громко. - Не лезь в драку. Они мне ничего не сделают.
   - А кто говорит, что мы будем драться?! - на его лице появилась холодная решительная ухмылка. - Я просто буду его бить.
   А дальше всё произошло настолько быстро, что Аля едва успела осознать случившееся. Арт резко метнулся к её обидчику, и спустя какое-то мгновение уже прижимал ошарашенного Колю к полу, придавив коленом его шею.
   - Вот теперь поговорим, - прозвучал в тишине звенящий яростью голос Жаркова. - Ты же любишь разговаривать с людьми, когда они находятся в неудобном положении. Чего докопался до Алины?!
   - Она мне денег должна, - прохрипел в ответ распростёртый на полу бугай.
   - Теперь не должна. Или ты хочешь поспорить?!
   - Тебя это не касается! - попытался огрызнуться Коля.
   На лице Арта появилась хищная предвкушающая улыбочка, а мгновение спустя его кулак встретился со скулой столь несговорчивого оппонента. Тот взвыл и попытался освободиться, но снова был прижат к полу, точным ударом в челюсть.
   - Меня касается всё, что происходит с моей девушкой, - ровным тоном проговорил Артём. - И кстати, если тебе станет легче, спешу сообщить, что Аля спала и спит только с одним Жарковым... со мной.
   Когда до лежащего на полу Коли внезапно дошло, на кого ему посчастливилось нарваться, на его лице застыло такое ошарашенное выражение, что Але едва удалось сдержать смешок. Да только Николаю было совсем не весело, ведь после произошедшего, он мог уверенно прощаться с работой в "Лагуне". Так уж получилось, что он много слышал о парне по прозвищу Арт, являющимся по совместительству младшим братом их управляющего, но вот лично они сегодня пересеклись впервые.
   - Подозреваю, что я теперь уволен? - с нескрываемым злорадством произнёс поверженный.
   Но вопреки его ожиданиям, Тёма поднял голову и вопросительно посмотрел на Алину. Ему было очень интересно, какую позицию в данной ситуации примет она, ведь это уже не первая их с Николаем стычка.
   Аля правильно поняла его взгляд, и отрицательно покачала головой. В ответ на что, он вопросительно изогнул бровь, требуя тем самым пояснить своё решение.
   - Не надо, Тём, - сказала она тогда. - Я не хочу, чтобы из-за меня кого-то увольняли, причём, посреди сезона. Пусть работает.
   Арт одарил девушку долгим пристальным взглядом, затем легонько кивнул и снова посмотрел на развалившегося на полу противника.
   - Будет так, как сказала Алина, - ровным тоном сообщил он. - Но если ещё хоть раз ты посмеешь её обидеть или хотя бы попытаться это сделать, мы встретимся снова, и тогда я точно не ограничусь парой ударов. Усёк?!
   Он поднялся на ноги, возвращая поверженному противнику утраченную свободу действий. Коля тут же сел, уперев в Жаркова полный холодной ненависти взгляд. Тёма же шагнул к Алине и, поставив её перед собой, внимательно оглядел с ног до головы. Затем взял свою необычно молчаливую подругу за руку и повёл к выходу, бросив перед уходом ещё один ледяной взгляд в сторону Николая. И было в нём столько молчаливой угрозы, что Коля предпочёл отвернуться первым.
   Но стоило парочке скрыться из виду, его как будто прорвало. Ругаясь и посылая в адрес Артёма тонны нелестных эпитетов, он перебрался на лавочку и осторожно дотронулся до повреждённой скулы. Тут же поморщился от пронзительной боли и со злости стукнул кулаком по деревянной поверхности.
   - Может уже успокоишься? - осторожно поинтересовался Арнольд.
   - Что?! Ты предлагаешь мне успокоиться?! - воскликнул тот, глядя на друга. - Ни за что! Я этого так не оставлю! Этот самоуверенный лощёный мальчик ещё узнает вкус моего кулака!
   - Коль, не связывайся с ним, - попытался вразумить его Арни. - Ведь проиграешь же... не зависимо от того, кто кого побьёт. В итоге ты только работу потеряешь.
   - И плевать! - не унимался он. - Это дело принципа! Он унизил меня, а я уничтожу его! И фифу эту прицепом! Пусть знает своё место, подстилка Жарковская. Видишь ли, потянуло тёлку на бабло и шёлковые простыни... Надо поставить её на место!
   - Это всё статьёй попахивает, - продолжал гнуть свою линию Арнольд. - Уймись, брат. Иначе добром это не кончится.
   - Я не стану прятать голову в песок! Это не по-пацански! Жарков начал эту войну, а я её закончу. А потом свалю к тётке в Казахстан, и пусть попробуют меня найти. Уроды.
   Его товарищ только покачал головой, прекрасно понимая, что пока друг на взводе, бесполезно пытаться его переубедить. Нужно подождать пока успокоиться и уже потом, постараться вправить ему мозги. А то после двух ударов в голову, они, видимо, приняли неправильное положение. И лучше бы им всем попросту забыть о случившемся сегодня, ведь иначе последствия обещают стать колоссальными.
   ***
   Артём быстро вышагивал по новеньким аллеям Малого парка, всё ещё пытаясь хоть как-то сдержать свой гнев и не сорваться. Он крепко сжимал ладонь идущей за ним Алины, а она никак не могла решиться начать говорить. Да и что сказать человеку, который больше похож на бомбу с заводным механизмом. Ведь всё равно рванёт... Сейчас или позже, но он обязательно выскажется - эту его черту Аля уже успела запомнить. Его эмоциям нужен выход, и они их обязательно найдут.
   Всё так же молча они прошли ещё несколько дорожек, свернули под аркой и оказались перед причудливым ансамблем из раскидистых кустов. И Алина уже надеялась, что они остановятся, но Тёма потащил её дальше.
   Велико же было удивление девушки, когда в самом центре этих декоративных зарослей обнаружилась маленькая замаскированная калитка, а за ней пустой выложенный плиткой пятачок с несколькими лавочками и урнами.
   - Ничего себе! - выпалила она, осматриваясь вокруг. - Что это за место?!
   - Сотрудники отеля называют его "Тайной курилкой", - ровным тоном ответил Арт, выпуская её руку и доставая из кармана пачку сигарет.
   Аля молча наблюдала, как он делает ещё несколько нервных шагов, втягивает в себя едкий дым и, наконец, оборачивается к ней. И было во взгляде Артёма что-то такое нехорошее... некое обещание неизбежной расправы, от которой девушка непроизвольно попятилась назад.
   - Ну, скажи мне... - начал он, - вот как ты - хорошая правильная девочка, умудряешься находить неприятности буквально на пустом месте? И меня за собой втягиваешь не пойми во что?!
   - Я не просила тебя вмешиваться, - холодно ответила она, ошарашенная его обвинением. - Справилась бы и сама.
   - Ты?! Сама?! Не смеши меня! - громко парировал Тёма. - Да он бы тебя не выпустил, пока не получил то что хочет. Пойми, Алиночка, он в два раза больше и сильнее чем ты. И ему ничего не стоит сжать твою очаровательную шейку и прижать к стене, так чтоб ножки болтались. И поверь мне, находясь в таком положении ты бы согласилась на все его условия.
   - Он бы так не поступил! - возмутилась Аля. - Ты не понимаешь, они просто... - она замялась, пытаясь найти оправдание действиям своего подчинённого. - Это я виновата. Надо было сразу отдать им эту пресловутую премию. Тогда бы всё закончилось мирно.
   - Конечно, мирно! Они бы в любом случае потребовали ещё, - он вздохнул и посмотрел на неё, как на непутёвого ребёнка. - Пойми... Они узнали про то что ты со мной... ну, спишь, вот и пришли к простому выводу, что через тебя смогут протянуть лапу к моим деньгам. Им оставалось только придумать предлог, а всё остальное решила бы грубая сила.
   - Тём, ты не прав, - сказала она уже тише. - Я не верю, что всё именно так. Да и кто мог про нас знать?!
   - Весь отель! - воскликнул он. - На каждом шагу только и слышно про то, что вчера кто-то там увидел меня с каким-то парнем у лифта, а в итоге оказалось, что этим парнем была ты. Об этом теперь каждая собака знает... Спасибо Виталику.
   - Это он рассказал?! - удивлённо воскликнула девушка. - Но зачем?!
   - Он не считает, что сделал что-то не так. Для него главным было очистить моё честное гетеросексуальное имя от гейского налёта. Вот он и сказал правду, а она мигом разлетелась по всем просторам "Лагуны".
   Аля промолчала, отвернувшись от Жаркова. Да, ей было неприятно узнавать всё это, но самым болезненным оказалось слышать такое от Артёма. Он же тоже решил, что сказано и так слишком много, поэтому спокойно докурил, и только потом сел рядом с Алиной на лавочку и совершенно неожиданно прижал её к себе. Да только говорить всё равно никто из них не спешил. Так и сидели в тишине.
   Вскоре гордость Алины в очередной раз дала трещину, и она всё же склонила голову на плечо сидящего рядом парня. От него исходило такое родное тепло, что девушка практически мгновенно успокоилась, позабыв обо всём на свете. И уже хотела сказать ему, что всё это мелочь! Пыль! И не стоит заострять на таком пустяке внимание, и уж тем более, ссориться. Но ей помешал звук приближающихся голосов.
   Аля мгновенно напряглась, почему-то подумав, что это именно Коля с Арнольдом. Что они решили не оставаться в проигрыши и выследили её и Артёма, с одной целью - покарать. Тёма же уткнулся ей в макушку и думал о чём-то своём, совершенно не замечая приближения посторонних. Он давно привык, что сюда постоянно кто-то приходит, и люди здесь стараются попросту не обращать друг на друга внимание. И когда на площадке появились двое грузчиков и официантка из столовой, он просто поприветствовал их кивком и тут же вернулся к своим размышлениям. Ведь ему действительно было над чем подумать.
   Тёма не стоил никаких иллюзий относительно бугая-Коли и его безобидности. Ведь прекрасно знал о том, насколько он злопамятен и непроходимо горд. Так уж получилось, что за прошедшие неполные полторы недели своей каторги, Арт довольно много общался со всеми членами их своеобразной команды, а с Арнольдом и его рослым товарищем они ещё и в курилке пересекались. В сущности, оказалось, что и тот и другой вполне себе нормальные ребята, не хуже других. Только один - глуповатый добряк, а второй, напротив, вспыльчив хитрец, жаждущий обвести весь мир вокруг пальца. Они не раз делились с ним историями из своей весёлой юности, когда оба учились в одном из местных ПТУ. И как-то вскользь упомянули, что из-за Колиной принципиальности и жажды восстановить свою справедливость, их обоих как-то чуть ни посадили. А ведь они всего-то и сделали, что "разукрасили" типа, который посмел начать отношения с той девушкой, на которую этот недоделанный герой-любовник имел свои виды.
   Тогда Тёма воспринимал все эти байки, как нечто отвлечённое, и вот теперь пришло время начать принимать их всерьёз. Ведь по всему получалось, что в самое ближайшее время ему следует ожидать удар в спину. А в том, что это обязательно случится - Арт ни капли не сомневался.
   До его слуха долетело, как снова скрипнула калитка, и он невольно перевёл взгляд в сторону звука. Оказалось, что пришедшие минуту назад ребята уже собрались уходить, и, наверно, им бы это удалось, если бы Тёма вдруг ни вспомнил, что сегодня ещё собирался побеседовать с поваром Лёхой.
   - Марин, - позвал он девушку. В их отряде из трёх человек официантка шла первой, и уже почти вышла за периметр кустов, но при звуке своего имени вздрогнула и остановилась. - Ты сейчас в столовую?!
   Она опешила, потом как-то вся побледнела и медленно повернулась. Шедшие следом грузчики тоже замерли, даже не пытаясь скрыть собственного напряжения, и с опаской и сочувствием поглядывали в сторону подруги. Тёму эта странная шайка насторожила. Все они вели себя как-то не так. Та же Марина была известна на всю "Лагуну" как весёлая болтушка, а два её спутника постоянно её подкалывали, а потом дружно над всем этим ржали. Над их перепалками потешались все завсегдатаи этой курилки. И что же случилось теперь?!
   - Да, Артём Семёнович, - произнесла она внезапно севшим голосом. - Я чем-то могу вам помочь? Что-то принести?
   И тут до Тёмы дошло. Ведь он привык, что появляется здесь исключительно в образе Фёдора, который уже успел стать своим почти для всех сотрудников отеля. А сейчас в нём видели не ироничного рыжего буку, а сына хозяина и брата управляющего, который, между прочим, строго-настрого запретил курить на территории "Лагуны". Естественно для всех было шоком увидеть его здесь - в святая святых всех местных курильщиков, в самом секретном месте комплекса. И по лицам стоящих перед ним ребят было прекрасно видно, что они уже морально готовятся получить выговор с лишением премии, или вовсе попрощаться с работой.
   - Стоп! - выдал вдруг Арт. - Не надо тут строить из себя бледных мумий. К вашему сведению, мне точно так же запрещено курить на территории, и здесь мы с вами на равных правах. Мне эту курилку показали по большому секрету, и уж точно я не собираюсь сообщать о ней Виталику. Хотя, уверен, он и так о ней знает. Этот жук странным образом умудряется быть в курсе всего, что происходит в отеле. Так что отомрите.
   - Простите, Артём Семёнович, - снова высказалась Марина, причём теперь она стала куда больше походить на саму себя. Даже румянец к щекам возвращаться начал. - Мы просто прекрасно знаем, как наш управляющий относится к нарушению запрета на курение. У нас уже троих за это уволили.
   - Я не хотел вас пугать. И вообще, не обращайте на нас внимание. Можете считать, что меня не видели, - он вздохнул, переводя взгляд на застывших грузчиков. Тем до сих пор не удалось вернуть себе нормальное состояние.
   - А что вы хотели от меня?! - поинтересовалась вдруг говорливая официантка.
   - Ничего особенного. Забудь, - отмахнулся Тёма, прекрасно понимая, что если попросит её передать пару слов Лёхе, как собирался, то подставит не только себя, но и повара.
   Марина кивнула и, подхватив под локти своих всё ещё примороженных спутников, скрылась за калиткой, снова оставляя хозяйского сынка и его молчаливую подругу одних.
   Аля проводила их задумчивым взглядом, да только мысли её были далеко от этой троицы. Она всё так же думала о том, что произошло в беседке. И пусть ситуация получилась неправильной и обещающей неприятные последствия, но было в ней кое-что не дающее девушке покоя. Оно грызло её изнутри, порождая сомнения и чувство неопределённости. А противовесом этому букету мелькала призрачная надежда... Надежда на то, что слова Артёма - правда.
   - Тём, а можно я кое-что у тебя спрошу? - протараторила она, не в силах дольше терзаться своими мыслями. Смотреть ему в глаза она опасалась, поэтому говорила всё это уткнувшись в его плечо. - Просто если я этого не сделаю, меня разорвёт на части от любопытства.
   - Даже так?! - усмехнулся Арт. Но заметив, что Аля напряжена, несмотря на свой весёлый тон, тут же добавил: - Конечно, спрашивай.
   Она не стала терять времени на стеснение и поиск нужных подходящих слов. Отбросила идею говорить намёками... и просто выпалила в лоб:
   - В беседке ты сказал Коле, что я твоя девушка только чтобы он от меня отстал? - спросила она и тут же залилась краской смущения и затараторила ещё быстрей. - Ты не подумай, я не напрашиваюсь и уж тем более ни к чему тебя не принуждаю. Ты свободный человек. У нас договор и я останусь с тобой, как и обещала, до тех пор, пока ты будешь соблюдать его условия. И вообще, забей. Я не знаю, зачем спросила. Да, глупый вопрос задала! Дура! Бывает...
   - Аль, - перебил Тёма эту странную оправдательную тираду. Он попытался приподнять её лицо, но девушка вцепилась в него слишком крепко и никак не желала отцепляться. Ей было стыдно за свой вопрос, за свою глупую надежду. Но Арт оказался настойчив и, поставив Алину перед собой, взял в ладони её лицо и продолжил, глядя прямо в глаза. - Странное ты создание, - сказал он с улыбкой. - Вот ответь мне сама... Ты привела меня ночью в квартиру своих родителей, потом затащила на крышу чужого частного дома, ставя в крайне неприятное положение. Затянула в джакузи и заставила слушать классику. Провела в моей любимой кровати, в которую я до этого никого не пускал две ночи подряд, и пообещала, что будешь со мной пока я этого хочу, но при условии, что у меня не будет других подруг. Ах, да. Совсем забыл. Ещё мне периодически приходится вытаскивать тебя из неприятностей. Так кто я для тебя?!
   Аля молчала, боясь поверить его словам и самой высказать то, что всё ещё могло оказаться неправдой. И видя, что от неё бессмысленно ждать ответа, он шумно выдохнул и закатил глаза.
   - Ты моя. Моя девушка. И скажу даже больше - послезавтра я намерен познакомить тебя с отцом.
   Он добродушно улыбнулся, и Аля растаяла, окончательно поверив в правдивость его слов. Да и зачем Тёме врать? Она же и так согласилась быть с ним, без всяких официальных отношений. Но если он вдруг решил выставить всё так, она ни в коем случае не станет ему мешать. В конце концов, кто ей запрещает наслаждаться статусом девушки Артёма Жаркова?! Хотя Аля почему то была твёрдо уверена, что это всё ненадолго.
   Сам же Арт думал совсем иначе. Он действительно решил попробовать завязать официальные отношения с Алиной. Ведь, по сути, она полностью его устраивала почти во всём. А её способность находить неприятности буквально на пустом месте добавляла его жизни некоей остроты и пикантности. Да и, в конце концов - почему нет?! И отец с матерью успокоятся. И Виталик отстанет, и бабло отобранное быстрее вернут, да и лезть в его жизнь поменьше станут. Куда ни глянь - кругом одни плюсы. Да только улыбка Али и её сияющие нежностью счастливые глаза затмевали все доводы его разума. Тёма просто растворялся в ней, уже окончательно сдав свои оборонительные позиции.
   Вот так, несмотря на общие сомнения, они всё же ступили на шаткий лёд этих поистине странных отношений, хотя в глубине души оба не верили, что смогут по нему пройти. Слишком непохожие, с разными понятиями о морали, свести, честности и чести, они ошибались в главном. Аля не верила, что Тёма способен на верность, а Артём всё равно считал её своей "куклой". Пусть не такой как остальные, более живой, интересной, в чём-то непредсказуемой, но всё-таки "куклой". Он не мог поверить, что она с ним просто так. Нет... Арт был уверен, что для такой карьеристки, куда большую ценность имеет его статус сына хозяина отеля её мечты, нежели сам парень.
   Но... тем не менее, теперь они были парой, а госпожа Судьба уже довольно скалилась, открывая для них путь... Путь, на котором они получат ответы на все свои вопросы.
  
  
   Здесь первые пятнадцать глав. Полный текст романа (26 глав и эпилог) доступны в ИМ "Призрачные Миры" http://feisovet.ru/магазин/Эффект-Федора-Татьяна-Зинина

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" А.Демченко "Небесный бродяга" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"