Зинина Татьяна: другие произведения.

Против течения судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    А время несётся вперёд... сменяя года и эпохи, и жизнь невольно становиться другой под его течением. Но иногда всё меняется так круто и непонятно, что становиться страшно! Вот и Кира мирно плыла по течению, пока не решилась воплотить в жизнь свою давнюю мечту, и провести отпуск в Лондоне. Жаль, но у Судьбы на этот счёт были совсем другие планы, и, благодаря странному стечению обстоятельств, вместо современного мегаполиса, обычная русская девушка оказалась в столице Великобритании середины девятнадцатого века. И, отойдя от первого шока, даже честно попыталась приспособиться к новой жизни, но... упёртый нрав и независимый взгляд на всё и вся, не оставили ей никакой возможности на спокойное существование. Ведь, какой смысл от правил, если их не нарушать?! Да и нужны ли вообще, эти устаревшие правила?! Устои?! Изжившие себя традиции?! И всё было бы просто замечательно, весело и задорно, да только в игру вступили чувства, а с ними, как известно шутки плохи, и от себя, к сожалению, не убежишь... (Это самое первое моё произведение, и оно довольно сильно отличается от всего остального. Этакая проба пера... поэтому прошу всерьёз его не принимать) (28.11.2012 обновлён). И будет редактироваться ещё не раз... а возможно и досконально переделываться)


Рано или поздно наступает минута, когда впереди только прошлое, а будущее позади.
Лешек Кумор

   Пролог...
  
   Течёт река судьбы сквозь дни и годы -
   Назад её никак не повернуть.
   Из прошлого её шальные воды
   Нельзя уж в настоящее вернуть...
   Она бежит сквозь время и пространство.
   И мчит вперёд, сметая на пути,
   Всё то, что мы считали постоянством...
   Всё то, что очень трудно отпустить.
  
   Нет у реки той ровного теченья,
   И переменчив нрав лазурных вод.
   Несутся вихри вечного движенья,
   Заманивая в свой водоворот.
   В потоке её истина кружится,
   И красота теряет внешний лоск,
   И прошлое на берегах пылиться,
   И тает настоящее, как воск.
  
   Она спешит вперёд, но знает каждый,
   У рек таких бывают иногда
   Подземные течения, и важно,
   Что вспять бежит их тёмная вода.
   И если сей поток в себя затянет -
   То от него уже не убежать!
   В другие времена легко заманит,
   И путь назад, увы, не отыскать...
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 1. Наш путь...

Кошка мечтала о крыльях: ей хотелось попробовать летучих мышей.
(Эмиль Кроткий)

  
   Эх, весна! Повсюду свежая зелень, яркие краски, лёгкие шмотки и радостные улыбки! Всегда любила это прекрасное время года! Мне почему-то казалось, что вместе с природой, из зимней спячки возвращаются и люди... Под действием первого тепла, в их чёрствых душах начинает таять зимний лёд, и они снова становятся самими собой. Хотя... Для некоторых это время бывает связано с обострениями психических заболеваний, так что, возможно мою любовь к весне разделят не все...
   А, помимо всего прочего, середина мая в этом году выдалась необычайно жаркой... Честно говоря, погода в наших краях всегда была дамой непредсказуемой, и всего за одни сутки могла меняться до пятнадцати раз! Но, несмотря на все её капризы, сегодня было по настоящему тепло. Солнышко сияло, птички пели, а в душе творился настоящий праздник, ведь с завтрашнего дня официально начинался мой долгожданный отпуск, который я, в свою очередь, собиралась провести гуляя по Лондону.
   Может, для кого-то прогулки по столице Великобритании и являются обычным делом, но уж точно не для меня. Еще ни разу за свою жизнь мне не приходилось уезжать дальше пределов родного края. Я даже страны-то толком не видела. Да что тут говорить, практически нигде не была!
   Сначала причиной была учёба в школе и отсутствие собственных финансов, потом учёба в институте и опять же, отсутствие собственных финансов, а вот теперь как бы есть работа, и с деньгами всё в порядке, но тут неожиданно нарисовалась другая проблема, состоящая в хроническом недостатке свободного времени....
   И вот теперь, собрав в кучу всю свою не дюжую волю и накопленные финансы, всё таки решилась воплотить давнюю мечту в жизнь! Да, да, именно мечту, так как обладая заработком среднестатистического специалиста в среднестатистической организации, особо по заграницам не покатаешься. Поэтому к данной поездке я готовилась чуть ли не год. Копила, узнавала маршруты, искала подходящую компанию. И, наверное, самым сложным в этом списке дел оказался именно последний пункт...И, в итоге, из всех близких и не очень близких подруг нашлась только одна имеющая и возможность и желание эту самую компанию мне составить... И звали её Лена.
   Ну, если постараться раскрыть сущность этой особы в двух, (а если быть точной, в шести) словах, я бы сказала что она симпатичная дурочка, считающая себя шикарной стервой. И, к сожалению, в последнее время данное явление получило широкое распространение среди молодых девушек моего поколения. Но всё же, моя дорогая Леночка даже среди них была большим оригиналом. Если и есть в мире люди непредсказуемые, то она была точно одной из них.
   И вот теперь дата отъезда была назначена, билеты куплены, тур заказан, осталось только дождаться завтрашнего дня и отправиться вперёд, к своей мечте!
   Кстати, я не представилась... меня зовут Кира Вебер. Даже если фамилия моя твердит вам об обратном, я на сто процентов русская. Как уже говорила, родилась я в одном простом приморском городке и никуда за пределы родного края не выезжала. Училась и работаю тоже здесь. А в Лондон меня с мистической силой тянуло с самого детства, и привлекало в нём всё кроме его мерзкой погоды. И ещё было просто безумное желание получить практику в своём разговорном английском.
   Говоря без лишней лести - этот язык я знала достаточно терпимо, не хватало лишь практики. А самая прекрасная практика где? Правильно, среди тех, кто на этом языке говорит. И лучшего варианта, чем Лондон я не придумала.
   Сегодняшним вечером мы с моей будущей попутчицей договорились встреться в кафе на набережной. Там почти всегда было тихо, спокойно и сама обстановка располагала к разговору. А в нынешнем душевном состоянии я просто мечтала выплеснуть на кого-нибудь ту гору позитива, которую держала в себе.
   - Привет, готова к завтрашнему путешествию? - весело спросила я, ещё только приближаясь к столику, за которым меня ждала, почему-то очень грозная Елена.
   -Ага.... Да только мы никуда видимо не едем, ну, по крайней мере, я. Ты как хочешь. Мне нужно сдать билет... - она проговорила всю это тираду, рушащую моё хорошее настроение прямо на ходу, с совершенно спокойным видом, хотя глаза её твердили, что ещё пару слов и вся её злость выплеснется наружу...
  -- Значит так, - проговорила я, присаживаясь на соседний стул, - Давай закажем кофе, и ты спокойно расскажешь, почему тебе нужно сдать билет... - Меня совершенно не радовала перспектива отправиться на покорение Туманного Альбиона в одиночестве.
   - Это всё этот козёл... это жалкое подобие человека... этот...этот... - я чувствовала что лучше мне не знать о ком идёт речь, потому что цензурных слов для описания его личности Лене явно было не достаточно. Здесь, как бы так по мягче выразиться, тяжёлый случай.
   К слову о Елене, среди мужчин, которые встречались ей по жизни, были, по её словам, одни "козлы". В чём причина данного положения вещей я не знала. И она тоже. Иногда мне казалось, что всё дело именно в ней самой. Трудно быть хорошим человеком рядом с такой... девушкой как она. Даже я - образец праведности - рядом с ней испытывала огромное желание испортить кому-нибудь жизнь, или поиграть на чьих-нибудь нервах.
   И ещё, одной важной чертой характера моей подруги считалась влюбчивость. Влюбляется она сильно, пылко, страстно, всепоглощающе.... но, очень часто. Что, по-моему, не очень то и хорошо, но доказать ей это было нереально. Я уже давно умыла руки в попытках перевоспитать свою дорогую подругу. Это невозможно. Так что теперь, просто наслаждалась её так называемой своеобразностью.
   Ещё до того момента как нам принесли кофе, сквозь тираду воплей, слёз и непонятных слов, которыми Леночка пыталась передать, что же сделал этот очередной "козёл", я поняла следующее. Его зовут Максим, он из Питера, приехал сюда в командировку. Последние три дня Лена провела с ним. А вчера, какие-то "надёжные" люди передали ей, что его кто-то где-то видел с какой-то... не буду говорить кем. И началось... Крики, вопли, скандалы, пробитые колёса на его машине, нецензурные надписи лаком для ногтей на багажнике и всё в таком духе. А не едем мы завтра в Лондон потому, что у этого злополучного Максима завтра туда же командировка, на том же самолёте Москва - Лондон на двадцать пятьдесят, что и у нас. И что самое смешное - наши места рядом. Милое совпадение, не правда ли?!
   -И ты хочешь сказать, что я должна сидеть с ним на соседних креслах?! Да я с этим... не то, что в один самолёт не сяду, я с ним на одной планете находиться не хочу! Всё! Я никуда не лечу!
   Ответить сразу что-то внятное на её железобетонные доводы я не смогла. Здесь нужен особый подход... Который, очень кстати, был нами героически найден вместе с бутылкой коньяка.
   И только после того как последняя капля из сего драгоценного спасительного сосуда упала в бокал моей подруги, она всё таки улыбнулась и произнесла:
   -Да пошёл он! Я не стану из-за какого то придурка терять деньги за билет и портить отпуск моей любимой подружечке Кирочке.... Да дорогая. Я ж тебя люблю! Я всех "порву", кто тебя обидит. Ты ж моя девочка! Так во сколько нам завтра на автобус?
   Приступы любви ко мне у Леночки случались каждый раз, когда она употребляла что-нибудь алкогольное в моей компании. Так что я давно привыкла к её вспышкам обожания всего и вся... но вида не подавала.
  -- В 10 утра мы должны выехать из города, потому что в начале третьего у нас самолёт на Москву. И давай-ка, наверное, отправляться по домам. Надо ещё вещи собрать. Ты со мной согласна? - спросила Лену.
   Кстати говоря по сравнению моё состояние можно было смело назвать трезвым... ну или почти трезвым. Может причина в том, что она пыталась залить свою обиду алкоголем и пила двойными дозами?! Поэтому я отчасти чувствовала себя виноватой за её состояние. И, проводив подругу до такси, мысленно посочувствовала её завтрашней головной боли и отправилась домой.
   Но перед тем, как пойти к себе, отчего-то решила пройтись по набережной... Всегда любила гулять тут по вечерам, тем более, что путь к моему жилищу проходил именно здесь.
   Сегодня был первый по летнему тёплый вечер, хотя на календаре всего 16 мая. С моря дул тёплый свежий ветерок. Данное явление меня всегда поражало: как может ветер быть одновременно и тёплым и свежим?! Одновременно и согревать и охлаждать?! Наверно за это я и полюбила весну. Всё вокруг цвело, и моя душа как будто возрождалась... Хотелось взлететь и парить над этими горами, над этой бухтой, над всеми кораблями её наполняющими, над всеми людьми, живущими в этом городе. Я просто пела в душе! И ещё больше радости мне добавляло то, что завтра исполнится моя мечта, и я всё-таки увижу Лондон!
   ***
  
   Утро выдалось насыщенным. После подъёма в 6 утра и ускоренного сбора вещей, за чашкой кофе я вдруг подумала, что Лена точно ещё спит. Интуиция меня не подвела, и, набрав хорошо знакомый номер, я услышала сонный голос в трубке. Моя подруга упорно пыталась изобразить бодрость голоса, но после выпитой вчера большой дозы коньяка, сделать это было практически невозможно.
   - Я уже почти готова, - мямлила она сонным языком. - Вот сейчас оденусь и буду тебя ждать.
   - Тогда буду у тебя через пятнадцать минут.
   - Как?! А что уже пора? Нет. Подожди! Я сейчас!
   После данной фразы собеседниками мне были только короткие гудки в динамике мобильного.
   Быстро попрощавшись с родителями и сестрой, я взяла вещи и выбежала на улицу. Не люблю я этих долгих прощаний и напутственных слов. Лучше просто крикнуть "Пока" и убежать -- ведь так проще всем. И, погрузив свой чемодан в такси, отправилась возвращать к жизни Елену.
   Картина, которую я увидела, едва открыв дверь её квартиры, изрядно меня позабавила. Сидя на диване в джинсах, халате и одном кроссовке, растрепанная Ленка пыталась одновременно накрасить ресницы и запихнуть огромную кучу одежды в маленький чемодан, и причесаться. При этом по выражению её лица было понятно, что вчерашний алкоголь всё ещё действует. Немного понаблюдав за данным безобразием, я всё же решила помочь. Вот всегда в такие моменты сожалею, что у меня в руках нет видеокамеры... А то было бы с чего потом посмеяться.
   Наша дорога до аэропорта оставила кучу впечатлений у всех пассажиров автобуса. На каждый вопрос любого из тех, кому посчастливилось ехать с нами в одном транспортном средстве, Лена отвечала злобно и нецензурно. Грубила водителю и от всей души высказывала своё мнение по поводу местных пробок, не выбирая при этом выражений. И только добравшись до места, мы, наконец, смогли выпить кофе и спокойно отдохнуть перед перелётом.
   Наслаждаясь ароматным напитком, я восстанавливала в памяти всё то, что положила в чемодан, стараясь вспомнить, что же всё-таки забыла. Такое чувство присуще многим, кто собирает вещи впопыхах. И вот, в этот самый момент, кто-то неожиданно, как бы по-свойски, положил мне руку на плечо.
   Обернувшись и осознав, кто этот нарушитель личного пространства, я замерла. И судя по всему, впала в состояние ступора, в котором почему-то язык не слушается шокированного мозга и отказывается говорить даже заученные фразы. Так что в тот момент я могла изъясняться только междометиями типа "Э", "Ну", "А" и всё в таком духе.... Ужасное состояние.
   А причина этого шока стояла за моей спиной и мило улыбалась. Казалось, что он действительно рад был меня встретить. Ещё бы.... Это был последний человек, которого я ожидала здесь увидеть, и это был последний человек, которого я хотела видеть вообще! Тот, с кем я уже полгода не разговаривала, тот, кого я столь сильно ненавидела, сколь сильно когда-то любила... Это был мой бывший, давно забытый молодой человек - Даниил.
   "Да... уж" - подумала я, рассматривая незваного гостя из прошлой жизни. А он совсем не изменился. Его короткие светлые волосы всё так же непослушно топорщатся во все стороны, но выглядило это невероятно гармонично, шмотки мы тоже приобретаем себе исключительно в брэндовых магазинах, а на надменном красивом лице всё тоже вечно циничное выражение вселенской власти. Вот только в глазах я разглядела растерянность, да и улыбка сегодня казалось не такой нахальной, а я бы даже сказала - робкой? Странно... раньше подобные чувства были ему совсем не свойственны.
   Перед глазами вихрем пронеслись все события прошедших лет. Казалось за эти несколько минут моего молчания, я заново пережила и радость любви и боль предательства, вспомнила всё до мельчайших деталей. Но... всё это уже в прошлом, и ворошить его мне бы совсем не хотелось. А в прочем, я совсем не держу зла на Даньку, ведь теперь, исключительно благодаря его отсутствию в моей жизни у меня есть любимые подруги, классная работа, прекрасный автомобиль и... я еду в Лондон!!!! Улыбнувшись своим выводам о превратностях судьбы, всё же решила, что пора начать говорить.
   - Привет, вот уж не думала, что встречу тебя здесь... Мир тесен,- сказала я, глядя на Данила самым надменным взглядом, который только могла состроить.
   - Вот уж и я не ожидал вас тут увидеть. Я здесь одного партнёра по бизнесу жду, его самолёт прибудет через час. Вот подумал, что нужно бы приехать пораньше, но на своём Кайене как-то слишком быстро донесся, - ответил парень, совершенно невинно улыбаясь.
   Ах да, ещё одной явной чертой характера Данила было хвастовство. В такие моменты он у меня всегда вызывал приступы дикого хохота. Правда раньше мы были другими людьми... Сейчас рассмеяться ему в лицо было бы крайне не вежливо и некорректно с моей стороны.
   Что же касается Лены, их взаимоотношения с Данилом были всегда достаточно неоднородными и своеобразными. То они ругались, поливая друг друга грязью, и не скупясь на эпичные выражения, то, наоборот, вели себя как любящие брат и сестра. В нашей нынешней беседе она выбрала первую позицию общения и не преминула заявить ему с гордостью, что мы с ней (она и я) едем в отпуск в Лондон.
   Ответом на это, со стороны Данила было деланное безразличие и заявление, что они с его дорогой Мариночкой в июле едут на Ибицу.
   - А в целом как у тебя дела? Только давай без этих твоих ужимок, - сказала ему я, когда тирада притворной вежливости и хвастовства мне порядком надоела.
   - Всё хорошо. Собираюсь дом покупать. Вот сейчас кредит беру. А дом хочу в "Ардо". Помнишь, мы с тобой туда ездили?
   Для меня это был очередной удар ниже пояса. Конечно, как можно такое забыть?! Данька всегда знал, удары по каким местам памяти являются самыми болезненными.
   - Конечно, помню, славное место, и природа шикарная. Правда давно там не была, - ответила я, всем своим видом демонстрируя, что мне абсолютно всё ровно, хотя после нашего расставания не раз приезжала туда, садилась где-нибудь под деревом на обрыве и смотрела на горы и озеро. Там моё состояние души достигало равновесия, и можно было спокойно думать, размышлять и планировать свои дальнейшие шаги.
   - Вот там мы с женой и будем жить... - похоже, этой фразой он решил окончательно меня добить. И, видимо разглядев в моих глазах лёгкую ошарашеность, довольно улыбнулся и продолжил. - Ну, ладненько девчонки, я побегу. Дела, понимаете ли. Бизнес, - после чего гордо удалился, и выглядел при этом чрезвычайно собой довольным.
   Теперь в состоянии раненой души мы находились с Леной вдвоём. Она по своим причинам, а я по своим. Да... Не скажу, что этот симпатичный хвастун до сих пор вызывал у меня какие-то нежные чувства, совсем нет. Просто мы с ним провели вместе не один год, а это, знаете ли, сильно сказывается на отношениях вообще. Нас связывало слишком многое, а теперь все эти связи были окончательно порваны. Очередная глава судьбы дописана, и начав новую, я поняла, что надеяться в этой жизни могу только на себя. А личная жизнь..? Чтож... Всегда нужно чем-то жертвовать ради высоких целей!
   Сейчас я была свободной... Свободной, как ветер. Вольной делать всё что хочу и ни к кому не прислушиваться... Полагаться только на себя и учитывать только своё мнение... Самой выбирать направление своей жизни и совершать любые безумства. Кстати говоря, компания для этого у меня была самая подобающая.
   Перелёт до Москвы и дальнейшее ожидание рейса до Лондона изначально проходили совершенно спокойно. Мы молчали. Каждая была занята своими мыслями и мечтами. Я думала, что нужно будет сделать в первый наш день после приезда. Куда сходить, какие достопримечательности посетить, что купить. Где-то слышала, что там как раз сейчас распродажи в магазинах. Правда накопленных мной финансов едва ли хватит хотя бы на пару платьев.
   Но тут мои молчаливые размышления были прерваны неожиданным появлением одного странного молодого человека, который, судя по его непонятным жестам, упорно нас куда-то звал. Повернувшись к Лене, и заметив, как медленно каменеет её лицо, губы сжимаются в линию, а глаза наливаются жгучей злостью, я поняла, что видимо это и есть тот самый злополучный Максим, чьё дурное поведение чуть не сорвало нам отпуск. И тут началось самое интересное.
   Елена и Макс кричали друг на друга, ругались, потом мирились, целовались, потом опять кричали, и это безобразие продолжалось до тех пор, пока охрана аэропорта не попросила их замолчать, пригрозив арестом.
   Видимо, решив для себя, что если они не перестанут орать на весь зал, то улететь сегодня в Лондон им не удастся - они, наконец, замолчали. И только сейчас я определила, какая это удивительная пара. Два быка на корриде... Глаза бешеные, но на лице деланное спокойствие. И каждый думает, как бы по больнее зацепить противника, как только представится возможность продолжить ругань. Смотрелись они прекрасно. Я в очередной раз понадеялась что Леночка, наконец, встретила достойного соперника.
   Этим отношениям, по-видимому, суждено перерасти во что-то большее. Ни разу ещё я не встречала настолько подходящих друг другу людей. Глядя на эту картину, даже не смогла сдержать улыбку. Но всё же обстановку надо было как то успокоить.
   Очень кстати оказался, появившийся неизвестно откуда знакомый Максима.
   - Добрый день, дамы. Как вы смотрите на то, чтобы переместиться в кафе и отведать немного вкуснейшего мороженного с фруктами? Прошу вас, не отказывайте мне, тем более что я уже сделал заказ, - вежливо и с доброжелательной улыбкой проговорил молодой человек. Его лицо показалось мне до боли знакомым, но вспомнить где мы с ним могли встречаться я так и не смогла.
   Это обращение сделало своё дело. Обстановка была разряжена и мы спокойно, если это слово вообще можно применить к нашим двум боевым попугаям, направились в кафе.
   Молодой человек, Джон, как он сам представился, оказался очень галантным кавалером, и хорошим дипломатом. Лена с Максимом сами не поняли, как помирились и уже мило ворковали, держась за руки. Я засмотрелась на эту идиллию отношений и слова Джона меня даже сначала слегка напугали.
   - Кира, я правильно запомнил? - он дождался моего кивка и продолжил, - У вас в Лондоне какие-то дела или вы едите отдыхать?
   - Отдыхать. Мне давно хотелось побывать там, посмотреть достопримечательности, покататься на их двухэтажных красных автобусах. Я уже люблю этот город, хотя ни разу там не была.
   - Ах, понимаю вас . Я и сам люблю Лондон. А знаете, что мне нравиться там больше всего, это прогулки по Темзе. Стати, у одного моего близкого друга есть яхта. Разрешите пригласить вас, естественно вместе с Еленой, на прогулку. Ведь все самые интересные здания Лондона строились в близости реки. Я покажу вам город с его лучшей стороны. И, помимо всего прочего, мы с вами прокатимся до Гринвича. Думаю, что Вам будет интересно побывать в том месте, откуда отсчитывается время...
   - Конечно, я согласна на такую замечательную экскурсию. Более того, я очень рада и благодарна вам за приглашение. А вы часто бываете в Лондоне? - спросила я. Мне этот человек казался очень интересным. На вид ему было лет тридцать. Одет как все, не чем не примечателен. Мимо таких, обычно проходят, не обращая никакого внимания. Но что-то в его чертах было чуждо России. Что-то было не так. И ещё, может это паранойя, но он меня пугал. Где то глубоко в подсознании я понимала, что общение с ним не сулит ничего хорошего, но быстро списала это на больную фантазию.
   - И родился в Лондоне, и вырос там. Учился на факультете международных отношений с углубленным изучением русского языка. Я всегда считал Россию великой и очень интересной страной. И вот теперь работаю в одной компании, занимающейся совместными проектами с российскими фирмами, - он говорил всё это, как бы специально не обращая внимание на то, как при этом вытягивается от удивления моё лицо. Я была в шоке. Как может англичанин столь чисто, свободно и уверено говорить на нашем суперсложном языке? Уму непостижимо. Мне стало стыдно даже пытаться заговорить с ним на английском. И, по-моему, он понял моё смущение и поэтому сказал:
   - Я знаю, что очень хорошо говорю на русском, на это ушли годы учёбы. А вы хорошо говорите по-английски?
   - Скорее нет, чем да... - ответила я и ответила правду. Я знала много слов на этом языке. Но вот сложить их в правильное предложение в правильной временной форме не могла хронически. Из-за этого, понять меня было тяжело даже русским, знающий такой же английский, что и я, обучающихся по тем же учебникам. - Простите за невежество, но я иногда путаю времена. Английский даётся мне с трудом. Я и в Лондон то еду, чтобы язык подучить. Необходимый словарный запас у меня имеется, осталось научиться правильно изъясняться.
   Я попыталась улыбнуться своей самой очаровательной улыбкой, чтобы хоть как то скрыть смущение. Вежливый англичанин улыбнулся в ответ. От дальнейших расспросов меня спасло то, что, наконец, объявили посадку на наш рейс.
  
   Глава 2. London, hello!

Учительница плакала, проверяя сочинение "Как я провёл лето".

Теперь она знала, что делать, но годы уже ушли...

(Автор неизвестен)

  
   Перелёт прошёл успешно, без трясок и экстремальных ситуаций. Примерно за четыре часа мы преодолели расстояние в две с половиной тысячи километров и приземлились в аэропорту Хитроу.
   Я первый раз попала в столь красивый город. Сейчас здесь было около полуночи, но более прекрасного зрелища мне не приходилось видеть никогда. Рассматривая окрестности из окна такси, я всё больше и больше влюблялась в Лондон, ведь он был на самом деле завораживающе красив.
   Регистрация в отеле прошла быстро, во многом благодаря так называемому мультиязычному персоналу. Даже не пришлось напрягаться и вспоминать нужные слова - они прекрасно говорили на русском.
   Мы с Леной поселились в двухместном номере на втором этаже гостиницы. И наслаждаясь гостеприимством, я мысленно согласилась с популярным мнением, что заграничные трехзвездочные отели лучше наших пятизвездочных. Это факт.
   Наш номер эконом класса показался российским люксом. Я чувствовала, что попала в сказку. Но всё же, два перелёта сильно сказались на теперешнем состоянии общей усталости, и мы были вынуждены смириться с требованиями измученных организмов и удовлетворить их мольбы о здоровом сне. Хотя очень хотелось немедленно бежать осматривать достопримечательности.
   Утренний Лондон поприветствовал нас проливным дождём. И моё вчерашнее приподнятое настроение резко куда-то улетучилось. Хотелось посмотреть всё и сразу в этом городе, но в такую погоду как говориться "Хороший хозяин собаку из дома не выгнал бы". И, тем не менее, вооружившись зонтами и подробной картой города на русском языке, мы отправились покорять столицу Великобритании.
   Полагаясь на родной авось, было решено идти куда-нибудь, лишь бы идти. Прогуливаясь по городу, мы заходили во все музеи, которые попадались на глаза, прокатились на красном двухэтажном автобусе, и каким-то образом оказались возле реки. Темза встретила нас достаточно грубо. Её тёмная вода и агрессивное течение подействовали на меня как-то устрашающе, заставляя вернуться к действительности. Всё-таки погода не располагала к прогулкам.
   Продолжая наше бессмысленное шествие, мы забрели в один милый маленький ресторанчик, расположенный на втором этаже какого-то старинного дома-музея. Здесь царила атмосфера Англии середины 19 века. Девушки-официантки щеголяли в длинных пышных платьях с огромным декольте и белых передниках. Бармен выглядел как старомодный английский джентльмен, повсюду висели картины с изображениями Лондона того времени, и я с огромным упоением принялась их изучать. Меня всегда притягивала история. Особенно история Англии и Франции. Эти две державы на протяжении всего своего существования соперничали. Но всё же, из двух зол я больше симпатизировала нынешней Великобритании.
   Мы с Ленкой старались вести себя как истинные леди. Странно звучит "российская леди". Да и у нас не особо получалось. Но зато, здесь у меня, наконец, представилась возможность попрактиковаться в английском, не особо волнуясь, что меня засмеют.
   За соседним столиком сидела молодая пара. Ребята, по-видимому, не были англичанами, потому что говорили они на непонятном мне языке, протяжном и певучем, чем-то напоминающим французский. Я решила спросить у них, о том, как добраться до нашего отеля. А вдруг они знают, да даже если не знают, то мы хотя бы познакомимся. Ну, или, в крайнем случае, я получу хоть какую-то практику в языке.
   Они оказались французскими студентами, приехавшими в Лондон на выходные и, так же как и мы, предпочитали просто гулять по городу, изучая его как простые горожане. Кстати говоря, они были как раз из тех людей, которые свято верили, что Россия - это страна, сплошь покрытая снегом, а все русские пьют водку, выгуливают белых медведей и зарабатывают себе на жизнь торговлей матрёшками. Одним словом о моей родной стране они не знали ничего. А мы с Леной были для них чем-то вроде диковинки. Тем не менее, общий язык мы нашли быстро.
   Приятно встретить в другой стране таких же, как ты. Я имею ввиду, столь же ужасно говорящих по-английски. Хотя мы друг друга понимали прекрасно. Или мне так казалось?
   Милинда и Джозеф оказались милой парой, а путешествие в Лондон было для них чем-то вроде романтического приключения. Правда, на их фоне мы с Леной смотрелись как пара девушек нетрадиционной ориентации.
   День выдался насыщенным, но, в то время как тело ломило от усталости, душа упорно просила праздника. И в связи с этим, было решено встретиться вечером в кафе недалеко от нашего отеля и отметить знакомство и первый день в Лондоне. Изначально мы просто собирались выпить по бокалу вина, поужинать и разойтись. Но всё кончилось немного хуже.
   Оказалось, это самое заведение облюбовала ещё одна компания постояльцев нашей гостиницы. И, как по волшебству, в этой компании было трое русских. А что делают русские, когда встречаются в кафе за границей? Правильно. Пьют!
   Когда наши французские друзья на чистом русском научились кричать фразы типа: "За здоровье", "За Лондон", "За друзей", а мы выучили пару тройку французских тостов, здравый смысл напомнил мне, что пора идти спать. Но отправились мы, почему-то в совершенно противоположном направлении - пошли совершать рейд по клубам Лондона!
   Остальное я помню уже смутно. Знаю только, что было много света, много музыки и много людей. Помню, что мы танцевали, и ещё, я хорошо запомнила, что когда мы шли домой, было уже светло...
  
   Проснулась я с дикой головной болью от звонка Ленкиного телефона. Солнце светило в глаза. Я удивилась. Солнце, в Лондоне? И даже тумана нет? Вау! Но встать с кровати показалось мне подвигом, на который я пока была не способна.
   Ленин телефон продолжал упрямо звонить, но её самой на кровати не было. С трудом приподнявшись, я осмотрела комнату...
   Жуть. Вещи валялись везде, где только можно. Всюду был полнейший бардак. Ленкин чемодан оказался раскрыт и всё его содержимое разбросано по номеру. Было такое чувство, что прошлой ночью в этой комнате прошло три землетрясения, один смерч и парочка революций.
   Ладно. Шутки шутками, а моей соседки по номеру тут явно нет. Что же вчера было? Ужас! Как же болит голова...
   С трудом доковыляв до ванной, я решила, что мне сейчас просто необходим тёплый душ и бутылка холодной минералки. И ещё парочка таблеток от головы. Но, к сожалению, в моём арсенале таковых не оказалось. А жаль...
   Время шло, а я потихоньку приходила в себя, рассматривая улицу, на которую выходило окно. Именно в этот момент кто-то вошёл в номер, с грохотом хлопнув дверью.
   - Лена! За что ты так?! Голова раскалывается, а ты ещё дверьми хлопаешь? - ответом мне была насмешливая улыбка. - И, вообще, почему пили мы вчера вместе, а умираю сегодня я?
   Она расхохоталась.
   А ведь раньше всегда я смеялась над ней, когда она была в подобном состоянии, но сегодня для неё, видимо, настал день долгожданного возмездия.
   - Собирайся, погодка шикарная! Джон пригласил нас покататься на катере его друга, и обещал показать нам город с той стороны, с которой мы его ещё не видели, - сказала мне всё ещё улыбающаяся Лена.
   - Я не могу!
   -Можешь!
   -Не могу. Мне плохо!
   -Можешь. Я думаю, свежий воздух, и прогулка по реке подействуют на твоё состояние благотворно. Ах да, на, это тебе, - и протянула мне какие-то таблетки. - Это аспирин. Я, конечно, не обещаю мгновенного и полного выздоровления, но легче определённо станет.
   - А могу я хотя бы позавтракать? - злобно спросила я.
   - Сейчас закажу завтрак в номер.
   С недовольным видом я отправилась приводить себя в порядок. Закончив сборы, подошла к большому зеркалу в комнате и оценивающе осмотрела на своё отражения. Ну, в общем, для девушки, которая ещё час назад боялась даже мельком на себя смотреть, я выглядела достаточно хорошо. Свои непослушные каштановые волосы я выпрямила, а макияж, как оказалось, способен сделать с лицом девушки чудеса. Не зная, на сколько затянется наша прогулка, я бросила в сумку всё, что могло мне пригодиться, благо её размер это позволял. И, наскоро расправившись с завтраком, выпила кофе и сообщила Лене, что можно выдвигаться.
  
   Мы шли по улицам Лондона и, я не узнавала этот город. Удивительно, как же всё-таки хорошая погода меняет местность. Сегодня солнце освещало каждую улочку, каждый закоулок этого прекрасного места. Красота. Я бы не сказала, что было жарко, но всё же, весеннее солнце согревало не только тело, но и душу. Было так хорошо как никогда.
   Пройдя через парк, мы сели в такси. Лена назвала какой-то адрес, которому я значения не придала. И тут меня осенило:
   - А где ты встретила Джона, и вообще, куда ты ходила с утра пораньше и почему по всей комнате валялись твои вещи? - спросила я у подруги. Видимо ко мне только что вернулась способность думать.
   - И не надо на меня так угрожающе смотреть, - ответила она. - Просто утром к нам в отель пришёл Макс и пригласил меня на завтрак. Вещи разбросаны, потому что я долго не могла выбрать, что надеть. Будить тебя показалось мне верхом жестокости и, по этому, я пошла сама. Внизу в кафе меня ждали Макс и Джон. Они-то и пригласили нас с тобой на прогулку на яхте. Джон говорил, что рассказывал тебе об этих планах, и ты согласилась.
   - Да, мы говорили с ним об этом в Москве, пока ждали наш рейс.
   - Ну вот. А сейчас мы договорились с ними встретиться в яхт-клубе, где пришвартована яхта. Оттуда и отправимся. Правда с нами будут ещё около пяти человек их партнеров по бизнесу, но Джон сказал, что их присутствие нашей прогулке никак не помешает.
   Удовлетворённая её ответом я продолжила рассматривать Лондон в окно такси. Самым непривычным было то, что мы ехали по встречной полосе. Нет, только для России эта полоса была бы встречной, а здесь это было вполне нормально. Просто мне, как водителю со стажем было трудно привыкнуть к данному положению полос на дороге.
   Тем временем мы проехали вдоль реки и остановились возле шикарного здания сплошь состоящего из голубых стёкол. И когда такси тормазнуло, я поняла, что это и есть тот самый яхт-клуб. К тому же, возле входа в здание нас уже ожидал Макс в сопровождении всё того же Джона.
   -Доброе утро, - сказал он, улыбаясь, - Мы уже наслышаны о ваших вчерашних подвигах. Боюсь только чтобы, после вашего отъезда, не пришлось полностью перестраивать город. Вы только за один вечер умудрились засветиться на первой полосе одной местной жёлтой газеты и за малым не разнести пару клубов. Мои аплодисменты! - и он принялся нам демонстративно аплодировать. Я залилась краской. Ах, если бы мне удалось вспомнить, что было вчера?! Но нет, мозг закрыл эту часть памяти, и видимо навсегда.
   - Простите, возможно, я ударилась головой, ведь почти ничего не помню из событий вчерашнего вечера, - попыталась выгородить себя я, но по насмешливым взглядам окружающих поняла, что они мне совсем не верят.
   Джон покопался в пакетике, который держал в руке, извлёк оттуда газету и вручил мне. И всего одного взгляда на неё мне хватило, чтобы понять, что вчерашнее веселье явно не прошло даром.
   Какой кошмар! На первой полосе красовалась кучка пьяной молодёжи, танцующая кан-кан перед каким-то зданием. И я, и Лена были в их числе. А ниже фотографии значилась подпись: "Как развлекаются известные люди Лондона?!" Кто, из всех с кем нам вчера довелось гулять, был знаменитым на весь город человеком, я так и не поняла. Чувства были противоречивыми, с одной стороны меня раздирал жуткий стыд, а с другой - распирало от гордости. Первый день в городе, а уже на первой полосе газеты. Кошмар! Мама была бы мной крайне недовольна. Но как говориться: "Берегите родину, отдыхайте за границей!"
   Макс смеялся от души. Лена, глядя на него, злобно улыбалась. И накалённое положение, как и в прошлый раз, спас Джон, пригласив нас пройти к кораблю и, наконец, начать знакомиться с достопримечательностями города.
   Яхта оказалась белоснежным чудом. До этого нечто подобное мне доводилось видеть только на картинках. Она была великолепным воплощением красоты и комфорта! И... богатства. Такую игрушку вряд ли мог бы себе позволить простой рабочий или даже менеджер. Хорошие же у Джона друзья!
   - Доброе утро, леди, прошу, проходите внутрь, мы отчалим через десять минут, - сказал нам молодой парень лет двадцати пяти. По-видимому, он был капитаном этого судна, или, по крайней мере, управлял им. Кстати, почему-то мне никогда бы и в голову не пришло, что капитаном такой шикарной яхты окажется качёк в спортивном костюме. Что было и странно и смешно, одновременно.
   Мы прошли вниз и очутились в просторной комнате, которая по всему периметру была обставлена диванами. Слева от нас расположилась барная стойка, а позади неё полки с большим количеством разнообразных напитков.
   Что-то меня смущало в этом предложении покататься на яхте. И это чувство появилось сразу после того как мы взошли по трапу. Мозг уже практически полностью оправился от вчерашнего гуляния, но думать пока отказывался. Пришлось прислушиваться только к подсознанию. А оно явно не одобряло сегодняшнюю прогулку...
   -Лен, а ты хорошо знаешь Максима, а то что-то я побаиваюсь. Мы всё-таки в чужой стране, с малознакомыми людьми, да ещё и показали себя вчера как полные дуры... - спросила я у подруги, которая уже вальяжно развалилась на диване, и, с совершенно невозмутимым, лицом попивала Мохито.
   - Да успокойся ты! Макса я знаю примерно неделю, но за это время поняла о нём многое. Да и его узнала как человека. А с его другом знакома столько же сколько и ты. То есть видела всего один раз до сегодняшнего дня. Но помимо нас на борту ещё как минимум шесть человек, так что, не волнуйся, - невозмутимо ответила подруга.
   - Конечно, не волнуйся! Представь, мальчики везут отдыхать деловых партнёров, катают их на яхте, а для желающих здесь имеются ещё две русские девушки, которые с трудом контролируют себя под действием алкоголя. Меня, честно говоря, трусить начинает!
   - Это тебя просто вчерашние коктейли отпускать начали, - рассмеялась она. Вот только мне было не до шуток.
   Зашёл какой-то мальчик, спросил, не хотим ли мы чего-нибудь, и сказал, что Джон просил передать, что они освободятся примерно через час. Когда мы дружно отказались, паренёк предложил нам выйти на палубу и посмотреть окрестности, что лично я восприняла с радостью.
   Со стороны реки город был чрезвычайно красив. Дома, деревья, соборы... Это просто чудо!
   Мальчик, по имени Клод, рассказывал нам историю города и всех тех зданий, мимо которых проходило наше судно. Говорил он как истинный ГИД, и, естественно изъяснялся на английском, и я была несказанно рада тому, что можно хоть с кем-то поговорить на этом языке, а то вокруг почему-то одни русские. В этот момент я задумалась, что мои соотечественники, как тараканы (прошу прощения за сравнение), есть везде, даже там где их не должно быть по определению.
   Тем временем, мы всё плыли и плыли... Два часа экскурсии пролетели как один момент, и я опомнилась, только тогда когда город остался позади. С того места где мы сейчас были, виднелись только верхушки небоскрёбов Лондона, а вокруг был только лес. И тут яхта остановилась.
   Мы стояли на палубе в тени вековых деревьев и продолжали беседу.
   - Клод, скажи мне, пожалуйста, откуда ты всё это знаешь, и как часто тебе приходиться проводить экскурсии на этом катере? - спросила я мальчика.
   - Я родился в этом городе, - ответил он. - Моя мама - экономка мистера Джона, и он как-то предложил мне подработать экскурсоводом на яхте его друга, пока у меня в школе были каникулы. Вот уже третий год так. А что? Мне нравиться рассказывать людям то, что я так хорошо знаю. Я люблю историю, а особенно историю этого города.
   - Приятно слышать... А расскажи мне тогда, где мы сейчас и почему остановились? - спросила я Клода.
   - Мы в пригороде. Мистер Джон любит это место. Здесь как он говорит, начинается время...
   - Ух ты! Это уже интересно, значит мы, где-то недалеко от Гринвича?
   - Именно так.
  
   Видимо, к этому времени, заседание деловых партнёров подошло к концу, и на палубу стали выбираться джентльмены самого разного вида. Джон представил меня некоторым из них как свою хорошую знакомую, и, перекинувшись с ними парой фраз, мы остались одни. Молодой человек предложил присесть на бортик на корме, который был оборудован мягким сидением, но без спинки. Этакая лавочка на поручне. Пока я усаживалась подобнее, он решил сходить за напитками. Вот только отправился он не вниз, к маленькому бару, где мы с Леной коротали время, пока молодые люди беседовали, а куда-то наверх, к штурвалу.
   Это меня насторожило. Кто его знает, этого англичанина, может, что подлить в стакан хочет.... Какую-нибудь гадость, от которой можно вконец потерять голову. В душу закралось какое-то очень нехорошее предчувствие.
   Решив, что это больше походит на манию преследования, я отвернулась к воде, свесив ножки с борта. Природа здесь была по-настоящему дивной. Тишина этой глуши, после шумного мегаполиса, казалось, просто завораживала. И в этот самый момент, моторы яхты заработали, и она резко дёрнулась и рванула вперёд.
   Моё падение при таком толчке было неизбежно. Я даже ни за что схватиться не успела... и подобно камню плюхнулась в реку.
   Вода оказалась просто леденяще холодной и противной. Видимо только в ситуации полной паники мозг начинает работать на полную мощность, потому что я почти сразу приняла решение плыть по направлению ко дну, чтобы не попасть под винты. Но самым страшным было даже не это. Ведь мне не приходилось делать ни каких движений, чтобы плыть вниз. Меня тянуло туда какой-то совершенно неведомой силой.
   Быстро осознав, что происходящее совсем не правильно и противоречит всем законам физики, я попыталась вырваться и выплыть на поверхность. Но... Увы... Это было уже невозможно. Меня всё глубже и глубже затягивала пучина злосчастной реки. И последним что помню, был приступ бешеной паники. А потом темнота...
  
   Глава 3. Разум и действительность.

Человек может поверить в невозможное, но никогда не поверит в неправдоподобное.
(Оскар Уайльд)

  
   Очнулась я от ощущения холода. Оно пронизывало всё тело, каждую косточку, каждую клеточку. А ещё безумно болела голова...
   Открыв глаза, я поняла, что я лежу точно не в свое кровати. И даже не в гостинице. Видимо меня угораздило уснуть на природе, где-то в лесу. Но почему я вся мокрая? И от чего так холодно?!
   - Вы живы?
   Поднять голову было выше моих сил. Я не знала, кто со мной говорит, и почему на английском?
   - Как вы себя чувствуете? - как гром в моей больной голове прозвучал мелодичный женский голос.
   - Спасибо, плохо, - с трудом ответила я ей по-русски.
   - Простите, я вас не понимаю. Вы говорите по-английски?
   Что ж, придётся напрячь все свои целые извилины и вспомнить язык, на котором она говорила. Понять её я могла, но составить фразы в моём нынешнем состоянии было крайне сложно.
   - Да... говорю... - ответила я ей, как могла.
   - Отлично! Вы можете подняться? - спросила девушка.
   Я попыталась. Но максимум на что хватило моих сил, это приподняться на локтях и посмотреть в ту сторону, откуда слышался голос. Передо мной сидела молодая девушка, приятной внешности, брюнетка с пронзительно-синими глазами. Но вот что-то в ней было не так. Волосы её оказались заплетены в длинную косу, обёрнутую вокруг головы, а одета она была в чёрные бриджи, такую же чёрную рубашку, и некое подобие пиджака, длинной чуть выше колен. Но больше всего меня поразили ботфорты. Высокие кожаные сапоги - это же неудобно. Да и не по погоде как то...
   - Хорошо, а теперь, давайте я помогу вам сесть, - сказала девушка и подошла ко мне.
   Сесть при помощи оказалось не так сложно.
   - Не могу понять, как я тут оказалась... - сказала я, удивлённо глядя на девушку.
   - Я проезжала мимо, когда услышала, плеск воды. Это меня и смутило, потому что в этой части леса люди бывают крайне редко. Я подъехала к реке и увидела человеческое тело. Видимо течением его вынесло на этот берег. Я вытащила вас из воды и не придумала ни чего лучше, чем просто подождать, так как за помощью здесь бежать не куда. А примерно через полчаса вы сами открыли глаза.
   - Получается, что вы спасли мне жизнь?! Большое спасибо... - растеряно проговорила я. - Правда отблагодарить вас мне больше не чем.
   В воздухе повисла тишина. И я была больше чем уверена, что и я и моя спасительница в этот момент думали именно о том, как же меня угораздило очутиться в воде. Её любопытство не выдержало первым:
   - А почему вы оказались в реке, да ещё и в этой странной одежде? Могу предположить, что вы, скорее всего, упали с лодки?
   И тут в мыслях перед моими глазами пронеслось сегодняшнее утро: беспорядок в комнате, такси, яхта, мальчик-экскурсовод, Джон... и падение. Мурашки пробежали по телу. Откуда-то подуло ужасным холодом. И пришло осознание того, что джентльмен Джон хотел меня убить! Ведь это он предложил мне присесть на сидение на самом краю, это он оставил меня одну, это он отправился не в бар, а к штурвалу, и это он, подгадав момент, когда я повернусь и потеряю бдительность, завёл моторы...
   Я была на волосок от смерти... Я чудом выжила... Во многом благодаря собственной сообразительности и этой девушке. От осознания этой страшной правды из глаз тут же непроизвольно покатились слёзы...
   Какое же счастье, что я жива! Что я дышу, что я могу чувствовать запах этого леса. Радовало даже то, что я чувствую холод. Ведь я жива!
   Девушка подошла ближе, присела рядом, и обняла меня, как сестра. Она явно понимала, что мне сейчас просто необходима поддержка, и что сама бы я в воду не полезла. Так мы просидели минут сорок, а может и больше. Я не хотела ничего говорить. Вообще. Моя спасительница тоже предпочитала молчать. И только, когда я всё-таки успокоилась, разговор возобновился.
   - Вы мне очень помогли, спасли мне жизнь. Я могу для вас что-нибудь сделать? Может, могу вам чем-то помочь? Правда, я сейчас не в том состоянии. Но всё же... - обратилась я к моему ангелу хранителю во плоти.
   - Я помогла вам, потому что любой на моём месте поступил бы так же! Тем более вижу, что душевно вам гораздо хуже, чем физически. Кстати, меня зовут Марджери, - проговорила девушка и протянула мне руку.
   - Я Кира, и мне очень приятно с вами познакомиться! - улыбнулась я ей.
   - Так как же вы, Кира, всё-таки оказались в воде? - спросила Марджери.
   Почему-то я чувствовала в этой любопытной девочке уверенность, честность, силу духа, и как не странно, доверие. Одним словом, в той кого я знала ни больше часа, я почувствовала друга. Скорее всего это следовало отнести к последствиям перенесенного шока... Ну да ладно. Расскажу.
   - Мы плавали на яхте по реке, а когда остановились, я присела на край кормы. В этот момент кто-то привёл моторы в движение, (думаю, что это был Джон, потому что именно он предложил мне посидеть на краюшке, и именно он отправился за напитками не к бару, а наверх, к штурвалу). Яхта неожиданно рванула вперёд, и я упала в воду, - мой рассказ был сбивчивым и не очень логичным. А если учитывать, что изъясняться приходилось на чужом языке, то совсем удивительно, как Марджери умудрялась меня понимать. - Плаваю я прекрасно, ведь всю жизнь прожила на берегу моря. Но в этот раз, как бы я не гребла, меня всё ровно затягивало вниз. А потом... Потом я потеряла сознание и очнулась уже здесь. Теперь не знаю что делать. Получается, что Джон хотел убить меня?! Но зачем? Он меня знает всего-то несколько дней! Ничего не понимаю...
   Видимо выглядела я растерянной, потому что девушка смотрела на меня с сочувствием.
   - Как я понимаю, в Англии вы проездом, а где здесь живёте? И, кстати, мы довольно далеко от города. Верхом не меньше двух часов, а в карете - все четыре.
   - А на такси наверно минут сорок? - спросила я, улыбаясь.
   - На какой ещё "такси"?
   -У вас нет службы такси? Никогда не поверю!
   - А что это? - спросила девушка, сильно смущаясь.
   Я посмеялась про себя, но всё же ответила с серьёзным видом.
   - Такси, это автомобили, которые можно вызвать, чтобы тебя отвезли туда, куда тебе надо.
   - А что такое автомобили? - спросила девушка.
   Наверно она издевается надо мной. Ну ладно.
   - Автомобиль это железное сооружение с мотором и колёсами. Прости, ты что шутишь?! - проговорила я.
   - Нет, я действительно не знаю. У нас нет никаких такси, и автомобилей. А для передвижения существуют лошади, кареты, повозки и, на перспективу, поезда, - сказала она с гордостью в голосе.
   - Тогда либо ты шутишь, либо я ничего не понимаю. Как может быть что Лондон, крупнейший мегаполис мира, так близко, а у вас нет автомобилей. Это нереально!
   - Да, Лондон большой город, но я там тоже ни разу не видела того о чём ты говоришь, - сказала она.
   - Как?! Как ты могла этого не видеть? Их же там много. И автобусы. Красные, двухэтажные. Ты их тоже не видела? - в ответ на что девушка только растеряно замотала головой. Она видимо принимает меня за сумасшедшую. Но я ей докажу!
   Я бросилась к своей сумке, благо она была со мной при падении. И благо у меня хватило мозгов, отправляясь в путешествие по реке, положить телефон вместе с паспортом и фотоаппаратом в водонепроницаемую коробочку, купленную как-то пару лет назад на пляже в моём родном городе.
   У меня, конечно, была доля сомнений в качестве моей чудо коробочки, но , к счастью, она не подвела, и все вещи в ней оказались сухими. Достав фотоаппарат, я нашла фото красного автобуса и поспешила показать удивлённой Марджери. Любопытная девушка как-то странно посмотрела на меня, потом на штуковину у меня в руках, и только после этого перевела взгляд на цветное фото.
   - Объясни мне, пожалуйста, что это? - спросила она с опаской.
   В этот раз сдержать смех оказалось выше моих сил. Я рассмеялась от души. Но тут же сообразив, что тем самым могу обидеть свою спасительницу, мгновенно успокоиться.
   - Прости. Просто в наше время все знают, что такое фотоаппарат.
   - И я знаю. Но это точно не он, - она указала пальцем на мой цифровик, и выглядела в этот момент настолько уверенной в своей неоспоримой правоте, что я даже удивилась. - Фотоаппарат большой, на ножках. И фотографии на нём не такие яркие. И они отпечатаны на бумаге. А что у тебя в руках, я не знаю, - сказала Марджери.
   - Это цифровой фотоаппарат. Вот смотри, - и я направила камеру на девушку, дабы показать ей как работает это чудо техники, и тут же с гордостью продемонстрировала ей снимок. Видимо это было для неё полнейшим шоком. Она смотрела на собственную фотографию широко раскрытыми глазами и не понимала, как же эта штука работает. А я опять усмехнулась про себя.
   - Хочешь, я тебе покажу все фотографии, что тут есть? - Марджери кивнула и снова присела на траву рядом со мной.
   Примерно на шестом изображении, когда мы рассматривали фото, на котором я была запечатлена на фоне Вестминстерского аббатства, Марджери с криком вскочила.
   - Этого не может быть! Что это за тобой такое?! - прокричала она.
   - Вестминстерское аббатство, - ответила я.
   - Нет. За твоей спиной? Красное, жёлтое, чёрное? Что это? Там ничего этого нет. И дорога там не такая как у тебя нарисовано. И люди все как-то странно одеты. Что это?!
   - Это как раз таки автомобили, - спокойно ответила я. - Марджери, мы живём в двадцать первом веке, как ты можешь не знать, как выглядят автомобили?!
   - В каком веке? Что ты говоришь?! Сегодня 18 мая 1840 года. Какой 21 век? Очнись?! - прокричала она.
   И тут осела я.
   Так, будем рассуждать логически. То, что говорит мне Марджери - полный бред. Это факт. Но тут глушь, которой в окрестностях Лондона быть не может, одета Марджери, в принципе, как раз в стиле девятнадцатого века, и она тут на лошади. Но это ещё ничего не доказывает!
   - Стоп. У меня есть паспорт. Могу показать тебе дату моего рождения, и доказать, что родилась точно не в девятнадцатом веке, - и я быстро достала из своей чудо коробочки загранпаспорт и вручила его Марджери.
   - Что это? - спросила она, недоверчиво разглядывая документ.
   - Мой паспорт. Посмотри на фото и дату рождения. Видишь? Тысяча девятьсот восемьдесят девятый год, - я удивлённо наблюдала, как Марджери, решив, что я, видимо, говорю правду стала медленно отходить назад. Теперь она смотрела на меня с нескрываемым страхом. А потом и вовсе развернулась и помчалась куда-то в сторону дороги.
   - Марджери, что с тобой? Ты меня боишься? Считаешь сумасшедшей? Прошу тебя не уходи, -кричала я ей в след. Но она убежала.
   От осознания того, что я осталась одна, неизвестно в каком году, а точнее веке, в неизвестном мне месте, стало как-то не по себе. В глубине души я до последнего надеялась, что Марджери шутит. Да что там! Я была в этом практически уверена! Ведь такого просто не может быть. Это нереально!
   Но, тем не менее, окружающая реальность совсем не радовала. Ведь я в лесу, в мокрой одежде, и цивилизацией вокруг даже и не пахнет. А делать что-то надо! Ведь глупо вот так сидеть и причитать на превратности судьбы.
   И в этот самый момент мне в голову вдруг пришла первая здравая мысль за весь сегодняшний день, что довольно актуально в моём положении было бы согреться. А для этого - развести костёр и снять мокрую одежду. Благо в этих лесах оказалось довольно много дров, а в недрах моей мокрой сумки совершенно случайно обнаружилась зажигалка. И после долгих мучений, она, наконец, зажглась, позволив мне развести огонь.
   Спустя полчаса, я уже сидела у костра, а вещи мои благополучно досушивались на ближайших деревьях. И заворожено разглядывая игру языков пламени, мне вдруг показалось, что всё не так уж и плохо... И жизнь ведь продолжается! Как вдруг послышался стук копыт.
   Я не знала кто это, не знала, чем может кончиться эта встреча, и в глубине души надеялась, что это Марджери вернулась. А если нет? Спрятаться не получиться, да я и не успею и огонь потушить и вещи все посрывать, хотя? Можно попробовать. Благо костёр почти догорел.
   Я быстро плеснула в огонь воды из реки, собрала вещи и побежала к ближайшим раскидистым густым кустам, которые заметила, пока собирала дрова. Но, далеко убегать не стала, всё же мне было необходимо знать кто этот всадник. Потому что, если верить словам Марджери, в этих местах не так уж много людей. А вдруг это вернулась моя спасительница?
   Тем временем топот копыт становился всё громче, и через пару минут я услышала лошадиное ржание, и громкую женскую ругань.
   - Вот ужас! Ушла. Но куда?! Куда она пойдёт?! Дура! - возмущался кто-то голоском моей единственной знакомой в этой глуши.
   - Да тут я! - проговорила, выходя из кустов, и, судя по выражению лица Марджери, она была действительно рада меня видеть.
   - Я боялась, что тебя не найду. Прости что ушла. Я испугалась. Понимаешь, просто мы действительно живём в девятнадцатом веке, - затараторила девушка, опуская глаза. - И если я ещё могу поверить, что ты из, так называемого, будущего, то вот другие вряд ли. Они могут посчитать тебя сумасшедшей, а некоторые могут и вовсе убить от испуга, - она подошла ближе и дружеским жестом взяла меня за руку. - Я не могу бросить тебя здесь. Тем более, если тебя встретит мой брат, то он точно примет за шпиона и лишит головы на месте.
   Мне как-то сразу стало тошно.
   Ужас! Кошмар! Куда меня занесло?!
   Тем временем Марджери продолжала:
   - И ещё, мне очень нравиться принцип: "Если ты спас кому то жизнь - ты должен оберегать этого человека как брата". Я стараюсь жить по такому принципу. И теперь должна оберегать от опасности тебя. Так что, приглашаю ко мне домой. Поехали. Там тепло и сухо. И еда есть.
   Да... Упоминание о еде было ключевым фактором, который заставил меня согласиться на её предложение. Да и выбора у меня особо не было. И, к тому же, это отличный способ убедиться в правдивости её слов относительно нынешнего века.
   - Хорошо. Поехали. Но мне бы не хотелось тебя стеснять. Я вернусь в отель, как только найду способ.
   - А где в Лондоне находиться твой отель? На какой улице? - спросила Марджери.
   - Название улицы я не помню, но он где-то рядом с Гайд-Парком.
   - Тогда, видимо, ты ко мне надолго, - улыбнулась Марджери, - рядом с Гайд-парком нет гостиниц, там только особняки! Я в этом уверена!
   Улыбка быстро сошла с моего лица.
   Видимо моя спасительница не шутит. Ну, что ж, будем как то выбираться из этого положения. Я обязательно найду выход. Я должна!
   - Поехали домой, - проговорила девушка, наблюдая за стремительной сменой эмоций на моём лице. - Садись на лошадь.
  
   Глава 4. А всё ещё не так плохо или Начало новой жизни.

Ничего так не воодушевляет, как осознание

собственного безнадёжного положения.

(Автор неизвестен)

   Дорога до жилища Марджери, как она сама его называла, показалась мне кошмаром. Мне, конечно, приходилось и раньше ездить верхом, но тогда я ехала одна, а не вдвоём. А седло предназначено только для одного пассажира.
   Было ужасно неудобно. Да и дорога заняла не меньше часа.
   - Знаешь, - сказала Марджери, - надо придумать какую-нибудь легенду. Что говорить моим домашним о том, откуда ты взялась, и почему так одета. Что-нибудь наиболее правдоподобное.
   - Ты ещё мой акцент не забудь... - напомнила я.
   - Ну, по поводу акцента я уже всё придумала, - ответила девушка, - мы скажем, что ты дальняя родственница мадам Бланш, маминой старой знакомой, и мы с тобой встречались, когда были ещё детьми. Скажем, что ты из северной Ирландии, а у ирландцев, кстати говоря, такой же акцент как у тебя. Добавим, что ты в совершенстве знаешь русский язык. А далее история будет такая: ты ехала в Лондон на поиски работы гувернанткой, так как ввиду обстоятельств, о которых ты не хочешь говорить, твоя семья потеряла все свои деньги. Во время поездки на вас напали грабители. Один из них тебя толкнул, и ты ударилась головой и потеряла сознание. А подобрала тебя труппа бродячего цирка, оттуда и одежда. А потом ты встретила меня. А я, как старая знакомая, предложила тебя быть моей компаньонкой и учить меня и моих братьев русскому языку. Ну как тебе история? - спросила она, довольно улыбнувшись. - Все будут тебя жалеть и сочувствовать. Кроме, конечно, Тони. Он не поверит ни единому слову и будет рад лично выгнать тебя из моего дома. Только ты не бойся. Мы что-нибудь придумаем.
   - Да уж, перспектива не из приятных. Хотя, в целом история вполне правдоподобная. А остальное додумаем потом, - ответила я. - Ты говорила, что твой брат-изверг не так уж часто бывает в вашем доме. Может тогда мне лучше вообще не попадаться ему на глаза?
   - Это было бы лучшим вариантом, - смеясь, ответила Марджери.
   Мы подъехали к высоким деревьям, за которыми слышался собачий лай. И тут мне открылось поистине великолепное зрелище.
   Этот особняк был прекрасен! К главному входу вела широкая аллея, а по обеим сторонам от неё раскинулся прекрасный сад. Дом был высотой в четыре этажа, самой прекрасной архитектуры. Да в нем наверно не менее ста комнат!
   Тем временем мы обогнули основную постройку и подъехали к огромной конюшне. Вопреки моим предположениям, здесь оказалось очень чисто, а в стойлах находилось не меньше двадцати лошадей, самых разных пород и окрасок. Это было чудом...
   - Нравится? - спросила с улыбкой Марджери, глядя на то, с каким восхищённым взглядом рассматриваю этих прекрасных животных.
   - Я очень люблю лошадей. А эти просто великолепны! - ответила я.
   - Пойдём в дом. Сейчас тебе необходим отдых и еда. А уж в конюшню мы всегда успеем, - и она повела меня за собой.
   Мы вошли в просторный холл, и я ощутила себя золушкой на балу. Всё внутри оказалось настолько красиво и дорого сделано, что я просто ахнула. Это был настоящий дворец! Ничего подобного мне раньше не приходилось видеть. Всюду золото, мрамор, высокие колонны... Но больше всего меня поразили полукруглые пологие лестницы, ведущие, видимо, на второй этаж. Их поручни представляли собой множество переплетённых между собой позолоченных веточек и цветков, и это было просто поразительно. Сами же ступеньки покрывала красная ковровая дорожка... Чудо да и только!
   - Да это настоящий дворец.... - сказала я Марджери, улыбаясь, - А ты, случайно, не принцесса?
   - Слава Богу, нет, - ответила она с улыбкой. - Но ты почти попала в цель. Я дочь Маркиза Дарленского. А мой брат, унаследовал титул отца, и сейчас маркиз он...
   - Какой кошмар, - я не хотела произносить это вслух, но слава сами сорвались с губ, хоть и прозвучали как нельзя кстати.
   - Согласна, - рассмеялась Марджери, - это сущий ужас!
   В этот момент к нам вышла женщина лет пятидесяти на вид, самой добродушной внешности, что только можно представить. От чего-то она сразу показалась мне олицетворением мудрости и заботы... Хотя, обычно для подобных выводов мне нужно было хотя бы поговорить с человеком. А тут сразу сходу такое лестное решение... Наверно я на самом деле сильно приложилась головой, или воды нахлебалась?
   Как оказалось, это была няня Марджери и её братьев, а по совместительству, их экономка - миссис Мэри, как она сама мне представилась. Марджери тут же поведала ей душещипательную историю нашей встречи, чему эта добродушная женщина сразу же поверила. Она так сильно прониклась ко мне сочувствием, что мне даже стало стыдно за наше враньё. Но надо было действовать именно так, и ни как иначе, ведь в противном случае мне могло грозить много чего не приятного.
   Она проводила меня в отведённую комнату, которая была через стенку от комнаты Марджери в левом крыле здания, на третьем этаже. Кстати говоря, на этом настояла сама Марджери, сообщив миссис Мэри, что я ей теперь как сестра.
   - Как ты можешь так легко врать той, которая тебя вырастила? - спросила я Мардж, когда мы остались одни.
   - Это для её же блага, и, кстати, я на сто процентов уверена, что она в точности перескажет нашу с тобой историю всем слугам и обязательно напишет о твоём появлении в доме господину маркизу. Так что выбора нет. Приходиться врать...
   Уже позже, погрузившись в горячую ванну, которую, кстати говоря, поставили прямо в моей комнате, и обдумав всё как следует я поняла, что Марджери всё сделала правильно, а мне очень повезло, что меня спасла именно она.
   Где то через час, когда я сидела перед зеркалом в халате, пытаясь распутать волосы, в комнату зашла моя спасительница, а за ней несколько девушек, одетых как служанки, с различными блюдами в руках.
   - Как вы смотрите на то, чтобы поужинать здесь? - загадочно произнесла Марджери, обращаясь ко мне.
   - Крайне положительно, особенно если учесть, что не корректно спускаться в халате на кухню, а моя одежда вся мокрая, - ответила я тем же тоном.
   - Вот и отлично! - она довольно улыбнулась мне, и тут же обратилась к служанкам: - Спасибо, можете идти, дальше мы сами справимся.
   - Марджери...
   - Называй меня, пожалуйста, Мардж. Меня так все тут называют. Просто имя слишком длинное чтобы его каждый раз произносить, - поправила меня девушка.
   - Хорошо, Мардж... Я просто хотела сказать тебе ещё раз спасибо за всё! Если бы не ты, меня возможно и в живых бы сейчас не было.
   - Брось ты! Сейчас уже всё хорошо.
   - Да, но это не мой мир, не моё время. Мне даже ваш язык не родной. Я должна буду вернуться домой. Но вот как? Пока не знаю....
   - Мы обязательно найдём способ. Я верю в это! - обнадёжила Мардж.
   Мы на удивление быстро справились с ужином. Еда была потрясающе вкусной. Я даже не придала значения тому, что именно ела. Потому что дикое чувство голода перекрывало все другие инстинкты.
   - Расскажи мне, пожалуйста, об обитателях этого дома - попросила я, когда дикий голод был утолён.
   - Ну что сказать.... Этот дом построил мой дед, потом его унаследовал мой отец и сейчас это фамильное гнездо принадлежит моему брату. Правда он здесь не живёт... Для него этот дом слишком далеко от Лондона. Поэтому он предпочитает свой городской особняк, а сюда приезжает только по важным делам, которые без него не решаются, - Марджери вяло попивала чай, то и дело вылавливая из него непослушные чаинки. - В его отсутствие домом управляет миссис Мэри, с которой ты уже познакомилась, а все остальные дела по усадьбе ведёт Мистер Пенни. Так что мне заниматься совершенно не чем. Ещё здесь живут два моих брата, Джонатан, его лучше называть Джонни, и Марк. Джонни сейчас девять, а Марку через месяц исполнится семнадцать. Ребята почти всё время отсутствуют, так как Тони определил их учиться в частную школу, где-то недалеко от города, видимо, чтобы держать их поближе к себе. А я здесь, как в изгнании. Одна. Ни друзей, ни родственников. Одни слуги и лошади. И то, если выбирать, с кем общаться, то я выбрала бы лошадей, - засмеялась Мардж, - Так что, как видишь, я только рада, что в этом доме теперь есть ты!
   У меня было такое чувство, что я знаю её очень давно. Всего за один день она стала для меня очень близким человеком. Может так бывает всегда так, когда тебе кто-то спасает жизнь. Но я не была в этом уверена.
   Да уж, день сегодня выдался насыщенным... Наверно самым насыщенным за всю мою жизнь!
  
   ***
  
   Утро тоже оказалось крайне оригинальным. Ведь из страны снов меня грубо вырвал радостный вопль Марджери, с грохотом ворвавшейся в мою комнату.
   - Кери, вставай!!!! Как ты можешь спать, когда у меня такие отличные новости!
   Я приподнялась на локтях и заспанными глазами посмотрела на подругу. Просыпаться совершенно не хотелось, к тому же в моей комнате, а точнее в апартаментах, была такая огромная и удобная кровать, что я была готова валяться в ней днями напролёт.
   - Доброе утро, Мардж, а почему ты называешь меня Кери? - я с подозрением посмотрела на девушку, которая вальяжно присела на край моей кровати, а потом и вовсе залезла туда с ногами. - Да и миссис Мэри ты меня вчера представила именно так...
   - Всё просто, у ирландцев нет имени Кира. У них есть имя Каролина, а сокращенно - Кери, - ответила девушка, - Поэтому ты - Кери. А, по-моему, неплохо звучит, да и тебе подходит.
   - Ну да, согласна, - сказала я, - так что там у тебя за отличные новости?
   Глаза Марджери вмиг загорелись таким азартом, что мне стало не по себе.
   - Сегодня утром привезли письмо от Тони к миссис Мэри. (Мне он не пишет.) Так вот, в письме он сообщает, что вчера вечером был вынужден отправиться вместе с послом во Францию, и что вернётся, скорее всего, не раньше августа, - девушка говорила всё это с напускным безразличием, но уже через пару секунд перестала сдерживаться и вовсю заулыбалась. - Он, конечно, пообещал, что постарается приехать как можно быстрее... Но.... Я надеюсь, что он там задержится. А это означает, что тебе ничего не грозит, и у нас есть полная свобода ни ближайшие два месяца!!! - громко закончила Марджери, радостно покачиваясь на пышной перине.
   Казалось, счастью девушки не было предела, и моё настроение вмиг поднялось до несказанных высот. Я уже достаточно была наслышана об её брате, и последнее что мне сейчас хотелось, это встретиться с ним лично.
   - Я тоже очень рада, это действительно отличная новость! - ответила я Мардж.
   Значит, у меня есть, по крайней мере, два месяца на то, чтобы найти способ вернуться домой. А что будет после, я даже не представляю...
  
   Всю следующую неделю мы с Марджери провели разъезжая по окрестностям. Она показывала мне местность, сопровождая наши поездки рассказами о соседях и их владениях. Оказалось, что их особняк располагался в пригороде Лондона не так далеко от Гринвича.
   Передвигались мы, в основном, верхом. Как же всё-таки хорошо, что я с самого детства питала слабость к лошадям, а в школьные годы, каждую неделю выбиралась с подругами в горы на конные прогулки. Так что в седле я держалась довольно уверено. Марджери позволила мне выбрать себе кобылу в их огромной конюшне. Но, получилось так, что она выбрала меня сама, просто ткнув носом в плечо, когда я проходила мимо. Звали это чудо Кирина. Она была высокой, чёрной с белой звёздочкой на лбу и такими же носочками на передних ногах. Я полюбила её с первого взгляда. А Мардж, в тот момент рассмеялась и сказала, что мы с моей кобылой очень друг другу подходим: обе высокие, обе брюнетки, и имена у нас почти одинаковые: Кери и Кири...
   Вот всегда уважала людей, способных подколоть меня так, чтобы это было смешно, но при этом не особо обидно. К счастью чувство юмора у Мардж оказалось прекрасным. Может именно поэтому мы так быстро нашли с общий язык?!
   В гости к соседям мы не наведывались. Марджери объяснила это тем, что они все скучные напыщенные жлобы, с которыми ей противно общаться.
   Оригинальное заявление!
   Я подумала, что эти самые жлобы, когда-то, видимо, были друзьями моей спасительницы, а сейчас всё по-другому. Но что должно было произойти, чтобы Марджери отвернулась от всех, включая собственного старшего брата? Или, наоборот, все отвернулись от неё? Но я не стала спрашивать, считая, что если она захочет рассказать, то расскажет сама.
   Я постепенно привыкала к новой жизни, хотя всё здесь было для меня дико. О прелестях электричества здесь и не слышали, а "телефон" и "интернет" были просто страшными непонятными словами. В тёмное время суток для освещения использовали свечи, а на моё желание принимать ванну каждый вечер миссис Мэри вообще отреагировала сильнейшим удивлением. Пришлось долго внушать ей, что это просто необходимо для здоровья. Но она смирилась только после того, как я сказала, что таким образом кожа дольше сохраняет молодость. Так что теперь каждый вечер в спальне меня ожидала большая ванна с горячей водой, слегка приправленная ромашковым настоем. Может, конечно, с моей стороны это было наглостью, но Мардж быстро подхватила эту идею, и даже распорядилась начать строительство полноценной бани на заднем дворе. Странно, конечно, получается - русская баня в сердце Англии. Ну да ладно...
   По дому я скучала просто безумно. Каждый раз, ложась спасть, вспоминала родителей, друзей, которых возможно, больше никогда не увижу... Грустные мысли, непрошеными гостями лезли в голову, а выбросить их оттуда было почти невозможно. Но, я строго настрого запретила себе расслабляться. Я сильная! Я справлюсь! К тому же мне несказанно повезло, что меня спасла именно Мардж. Сейчас она была для меня центром мира. Единственным родным человеком на всей земле...
   Кстати, неделя плотного общения с Марджери, хорошо сказалась на моём уровне разговорной английской речи. Теперь меня даже стали понимать с первого раза, а то поначалу приходилось очень долго думать, где же я ошиблась, а потом произносить фразу снова. Мардж безумно забавляло то, как я коверкаю слова. А когда над твоим произношением постоянно смеются, невольно научишься правильно говорить. К тому же, подруга нагрузила меня книгами, и каждое утро, после завтрака занималась со мной письмом. Я, конечно, собиралась во время отпуска подтянуть свой английский, но чтоб так..? Одним словом - учитель у меня оказался самый лучший. Своеобразный фанатик с больным чувством юмора. Иногда руки так и чесались кинуть в неё что-нибудь тяжёлое. Или, хотя бы, высказать, всё, что я думаю. Но, к сожалению, изначально моего словарного запаса для таких красочных высказываний категорически не хватало. А когда, через неделю, я, наконец, смогла нормально изъясняться, моё раздражение уже изрядно поутихло. Но самое смешное было в том, что по легенде я должна была обучать Марджери русскому, а получилось, что наоборот, она учит меня английскому. Одним словом, скучать здесь мне не приходилось.
   Как-то во время очередной верховой прогулки мы приехали к тому месту, где мы с Мардж встретились в первый раз.
   - Марджери, я правильно поняла, что это-то самое место, где мы с тобой познакомились? - уточнила я.
   - Да. Оно самое, - ответила девушка, слезая с лошади. Но, отчего то, на её лице отразилась грусть. - Понимаешь, оно много для меня значит...
   Она прошла к раскидистому дереву, гордо стоящему почти у самой воды, и присела на торчащий корень.
   - Расскажешь? - мне было до жути любопытно, с чем связан этот кусочек берега скрытый за раскидистыми кустарниками в жизни Мардж. Проявлять свой интерес в открытую, было, как минимум, не корректно. Но я решила, что спросить стоит...
   Она посмотрела на меня глазами полными боли, и жестом пригласила присесть рядом.
   - Красиво здесь, не правда ли? - проговорила девушка, и мне стало понятно, что рассказывать она ничего не собирается. Я кивнула головой, стыдясь своего излишнего любопытства. Но тут Мардж вдруг заговорила... В её голосе сквозила грусть:
   - Понимаешь, когда то в детстве, мы с родителями часто приезжали сюда, устраивали пикники, купались в реке. Мы делали это почти каждую неделю, пока было тепло. Это было наше место... Что-то вроде уголка семейного уединения, где папа забывал, что он маркиз, и становился просто папой. Мама забывала про все свои балы и приёмы, и становилась просто мамой. А мы с Тони просто наслаждались обществом наших родителей, - она вздохнула. - Позже мы стали брать с собой Марка и Джонни. Жаль, но эта семейная идиллия продолжалась не долго. Когда моему младшему брату было два года, мама забеременела ещё раз, но ребёнок родился мёртвым. От того она впала в сильнейшую меланхолию. Мне казалось, что она ненавидела весь мир, и нас в том числе. И тогда папа, решил, что ей необходима смена обстановки. С этого моменты начались их разъезды по миру. Маме стал ненавистен наш дом, Лондон и Англия. Можно сказать, что с тех пор родителей у меня не было. Даже когда папа был в городе и занимался делами, мама находилась где угодно, только не с нами. Так мы и росли сами по себе. Можно сказать, что нас воспитала миссис Мери. Она заменила нам и мать и отца. Но больше всех из нас повезло Тони. Папа, видя в старшем сыне своего преемника, старался научить его всему, что сам знал. Энтони получил прекрасное образование, он вместе с родителями исколесил полмира. А когда ему исполнилось двадцать, папа оставил его управлять делами, сам же полностью посвятил себя маме и путешествиям. А потом... - Марджери снова глубоко вздохнула. - Когда мне было восемнадцать, родители решили отправиться в Америку. Но... туда они так и не добрались. Во время плавания случился сильный шторм, и их корабль потерпел крушение. Он утонул и все пассажиры вместе с ним... - она замолчала. Я видела, как одинокая слеза скатилась по её щеке.
   - Мне жаль... - только и смогла сказать я, и уже в следующую секунду Марджери разрыдалась.
   Я чувствовала всю её боль. Всю ту невыносимую пустоту, что осталась в душе после потери родных...
   Бедная девочка...Как же ей, оказывается, тяжело.
   Я обняла её, и она обессилено уронила голову мне на плечо. Сейчас она была для меня гораздо больше, чем подруга... Больше чем сестра. Я хотела помочь ей, но... не в моих силах вернуть её родителей. Всё что я могла - это помочь ей жить дальше!
   Через некоторое время она, наконец, успокоилась, и, вытерев платком остатки слёз, повернулась ко мне.
   - С тех пор, и я и Тони часто приезжали сюда, чтобы просто посидеть, повспоминать, побыть наедине со своими мыслями. Сначала старались приезжать вместе. Он всегда меня поддерживал, а потом всё изменилось... Теперь он сюда не приезжает вообще, видимо не хочет встречаться со мной. Да и я рада его не видеть!
   - Мардж, а почему ты не общаешься с братом? - осторожно спросила я.
   Ответом мне была тишина. Ну и правильно. Я и так сегодня узнала гораздо больше о её жизни, чем следовало бы. Думаю, что когда она поймёт, что мне можно доверять, то сама расскажет остальное. Оказывается, не так уж весела и беззаботна жизнь богатой дочери маркиза...
   - Ладно, забудь. Может, прокатимся вверх по течению? - предложила я, дабы хоть как-то разрядить обстановку. Но вопрос об их отношениях с Энтони плотно засел у меня в голове. Они были дружны, а теперь просто избегают встреч... Значит, имела место крупная ссора, и, судя потому, что говорить Марджери об этом не хочет, здесь явно что-то не чисто...
   - Давай! - ответила девушка, и, поднявшись, направилась к лошадям.
   Мы ехали шагом. Пытаясь хоть как-то развеселить подругу, я рассказывала ей забавные истории из своей жизни. Поведала о своей младшей сестре, о брате, о своей семье, вспомнила несколько особенно ярких историй о похождениях Лены. Рассказала о своей работе, при этом правда мне пришлось долго объяснять, что такое компьютер и интернет... Так что, под конец лекции я уже пожалела, что вообще произнесла эти слова.
   Всё это вернуло настроение Марджери на прежний уровень, чему я была несказанно рада. Она даже предложила завтра отправиться в Лондон. Потому что, как она выразилась: "Нам с ней совершенно нечего надеть".
   - Тони всё оплатит. Деньги нашей семьи - это и мои деньги тоже. Так что я имею право купить нам с тобой пару нарядов, - ехидно улыбнувшись, сказала она.
   - Я думаю, твой брат этому точно не обрадуется, - предположила я.
   - А мне всё ровно! - усмехнулась Мардж.
   В том, что нам необходима новая одежда, я была согласна с Марджери. Её гардероб обновлялся, по-моему, лет пять назад. А все те платья, которые она отдала мне в безвременное пользование, смотрелись на моей фигуре просто отвратительно. Дело в том, что я была выше Мардж почти на голову. Да, к тому же, все её наряды висели на мне как на вешалке. Так что пришлось согласиться на покупку новых. Правда платить мне было не чем, но я пообещала Марджери, что обязательно верну ей деньги, когда заработаю.
   Я не собиралась сидеть на шее у моей подруги, а точнее у её брата, с которым предпочла бы вообще никогда не встречаться. И, поэтому, приходилось лихорадочно думать, как бы заработать денег. В ту эпоху, в которую меня занесло, приличные девушки не работали, их содержали родители или супруг. Но у меня в этом прекрасном веке не было ни того ни другого. А работать в забегаловках официанткой, или становиться представительницей древнейшей профессии как-то совсем не хотелось. А значит, нужно было придумать что-то более подходящее. Вот только что?
   Утром следующего дня мы выдвинулись в карете по направлению к Лондону. Как сказала Марджери, искажая голос до неузнаваемости и, видимо копируя фразу какой-то своей знакомой: "Ехать до Лондона верхом молодым леди не комильфо"! После чего рассмеялась.
   - И мы с тобой, как истинные леди, должны трястись в этом корыте на колёсах три часа, вместо того чтобы добраться до города в два раза быстрее. Этикет... Ненавижу все эти правила! - выпалила раздражённая Мардж. - Кто их только придумал!?
   - В этом я с тобой согласна. Меня тоже всегда бесили правила и условности, которым должны следовать все... - согласилась я. - Хотя, не было бы правил, нам бы было нечего нарушать, а нарушать правила иногда так интересно!
   Мы дружно рассмеялись. Весь остаток пути прошёл как никогда весело.
   Тем временем наш нерасторопный транспорт въехал в город, и я не узнала Лондон. Это место могло быть чем угодно, но только не тем мегаполисом, в который я прилетела полторы недели назад. Мощёные улицы, лошади, дома, деревья - всё было другим. И только старинные соборы, и здания, те, что сохранились и в моём веке, напоминали о том, что мы действительно в столице Великобритании.
   Карета остановилась около неприметного двухэтажного домика. Он был небольших размеров, но очень ухоженным. Перед входом раскинулся небольшой садик. Вокруг было так тихо и спокойно, от чего создавалось впечатление, что это место необитаемо. И тут дверь распахнулась, и к нам вышла радушная хозяйка.
   - Мисс Мардж, добрый день, как я рада Вас видеть! - воскликнула женщина. - Давненько вы у нас не были! Вы так изменились, такая красавица стала, просто не узнать. Да вы не одна! Прошу, проходите в дом, располагайтесь!
   - Добрый день миссис Коул, я тоже очень рада вас видеть! Разрешите представить вам мою подругу и компаньонку, мисс Каролину Вебер, - проговорила Мардж.
   - Я очень рада с вами познакомится, миссис Коул, Марджери много про вас рассказывала, - ответила я, и протянула женщине руку для рукопожатия. Можете называть меня просто Кери.
   - Молодцы что заехали ко мне, а то сегодня совсем не было клиентов, а без них так скучно. Не могу я сидеть без работы, - проговорила хозяйка дома.
   Для себя я сделала вывод, что миссис Коул очень милая и радушная хозяйка, не отягощенная межклассовыми стереотипами. Она одинаково просто общалась и со мной и с Мардж. Для неё мы были в первую очередь гости, и только потом - клиенты. Миссис Коул была пышнотелой блондинкой, с длинной косой, обёрнутой вокруг головы, и очень добрыми карими глазами. Казалось, что из неё так и плещется позитив и доброжелательность. Сидя с большой чашкой чая за круглым столом в её уютной гостиной, мы настолько погрузились в атмосферу этого дома, что забыли зачем вообще приехали.
   - Миссис Коул, мы хотели бы заказать у вас несколько нарядов для меня и моей подруги, - сказала Мардж. - Не могли бы вы показать нам свои эскизы, чтобы мы могли что-нибудь выбрать.
   - Конечно, дорогая, вот только ты не увидишь там больших изменений...- ответила портниха. - Дело в том, что я уже давно не могу придумать ничего нового, а шить всё время одно и то же, мне порядком надоело. Теряю интерес к работе... Вот думаю, может это старость?
   - Не говорите глупостей... Кстати, если хотите, мы покажем Вам рисунки Кери, у неё хобби рисовать женские платья... Может вместе вы что-нибудь придумаете, - сдала меня подруга вместе со всеми моими тайными увлечениями.
   Ну что теперь делать, придётся показывать. А с Мардж я позже обязательно поговорю. И всё-всё ей выскажу!
   - Я покажу, если вам это чем-то поможет, - скромно ответила я. - Но там нет ничего особенного...
   - Она врёт. Там прекрасные модели. А сама шить она не умеет, поэтому только рисует, - продолжила издеваться Марджери. Вот негодяйка. Я устрою ей, когда мы выйдем отсюда.
   Мне пришлось достать альбом, который мне пару дней назад подарила Марджери. Дело в том, что по вечерам, когда делать было абсолютно не чего, а спать совсем не хотелось, я занималась любимым делом... Мне всегда нравилось рисовать людей. Вернее сказать не людей, а их одежду, а в особенности свадебные платья. Ну, то, что могло быть исключительно свадебным платьем в моём времени, для девушек девятнадцатого века являлось обычным повседневными или бальными нарядами.
   К моему глубочайшему удивлению, на миссис Коул мои каракули произвели просо колоссальное впечатление. Она медленно и с огромным интересом просматривала каждую модель. Жаль только, что все они были нарисованы в карандаше, ведь в цвете всё это смотрелось бы гораздо лучше. И когда портниха дошла до двенадцатой модели, Мардж заявила, что она хочет это и следующее платье для себя. И ещё костюм для верховой езды, который здесь был под номером шесть.
   - Кери, у меня в городе ещё есть дела, может, я пока съезжу, а вы с миссис Коул решите, что шить тебе? - обратилась ко мне подруга, и, дождавшись моего согласия, продолжила: - Миссис Коул, мои мерки у вас есть, так что я вернусь через час, и мы обговорим оплату.
   И Мардж удалилась.
   Портниха смотрела на меня как баран на новые ворота. И я не удержалась:
   - Миссис Коул, почему вы на меня так смотрите? Я, конечно, знаю, что все эти рисунки - полный бред воспалённой фантазии, но, ведь и не настаиваю, чтобы вы это шили....
   - Что вы говорите?! - воскликнула портниха. - Это же шедевры! Я давно не видела ничего подобного! Это определённо новое слово в моде нашего города! Вы только посмотрите, какой силуэт, какие рюши, это же именно то чего весь Лондон давно ждал. Я хочу предложить вам сотрудничество.
   - В каком смысле? - испугалась я.
   - Вы будите рисовать эскизы, а я шить по ним платья. И за каждое проданное платье по вашему эскизу я буду платить вам двадцать процентов от его стоимости.
   - Вы наверно шутите... - не веря своим ушам, отозвалась я. - Ведь это же просто рисунки, да к тому же не цветные.
   - Тогда рисуйте цветные. У вас есть огромный талант, и мне очень повезло, что я рассмотрела его раньше остальных. Поверьте моему опыту, скоро, мы с вами станем богатыми леди! - засмеялась миссис Коул. - Кстати, какое из них вы выбрали для себя?
   Я показала, и после того как она сняла с меня все необходимые ей мерки, решила сделать одно маленькое уточнение:
   - У меня будет к вам ещё две просьбы. Прошу вас, в костюме для верховой езды, сделать бриджи с заниженной талией, - попросила я.
   - Как это понять? Я впервые такое слышу, - отозвалась женщина.
   - Имеется ввиду, что все линии останутся на месте, а линия талии спереди будет смещена сантиметров на десять. Если у вас есть на чём нарисовать, я вам покажу.
   Потом мне пришлось долго объяснять, для чего мне это нужно, рассказывать, почему я не люблю корсеты и какое чудесное придумала нижнее бельё. Мы с ней так разговорились, и даже заспорились, что появление на пороге комнаты Марджери, оказалось для нас обеих полной неожиданностью.
   - Что ж вы так кричите? - поинтересовалась моя подруга, - вас же на улице слышно.
   - Мы просто обсуждали новое нижнее бельё и... одним словом у нас разное мнение на этот счёт, - ответила я.
   - Ну, тогда понятно. Миссис Коул, я бы ещё хотела заказать у вас шляпки для верховой езды, и зонтики к платьям. И мне и Кери. И скажите, пожалуйста, когда я смогу забрать свой заказ и сколько мне это будет стоить?
   - Мисс Марджери, заказ будет готов через неделю, а счёт на оплату я пришлю его высочеству, вашему брату.
   - Нет, в это раз я буду платить сама. И точка. Так сколько? - отрезала Марджери, доставая кошелёк.
   - Оплата производиться после выполнения заказа, да и к тому же, вы мне очень помогаете с моделями, поэтому я обещаю для вас щедрую скидку... - улыбнулась портниха.
   - Спасибо, миссис Коул, вы так добры. Но, к сожалению, нам уже пора ехать, а то мы не успеем вернуться до темноты. Сами знаете, что на дорогах ночью небезопасно, - проговорила моя подруга.
   - Да конечно, деточки, езжайте, я сделаю всё в лучшем виде. Жду вас через неделю, - и она встала, чтобы проводить нас до кареты.
   Когда Марджери уже сидела в нашем модном средстве передвижения, миссис Коул остановила меня:
   - Кери, если когда-то тебе будет нужен приют и работа, я всегда буду рада помочь. Ты вернула мне веру в светлое будущее. Я думаю, мы будем с тобой хорошими компаньонами! - Она заговорщически мне подмигнула. - Удачи тебе!
   Мы попрощались как старые подруги, и я села в карету. Марджери смотрела на меня как на диковинную зверушку, и, спустя пять минут таких взглядов, моё терпение лопнуло.
   -Что? - воскликнула я. - Скажи, что во мне сегодня такого особенного, что все меня рассматривают. Может у меня джем на лбу или макароны на ушах?
   -Да, ничего такого, просто ты не перестаёшь меня удивлять. А она тебя сразу полюбила, эта миссис Коул, может ты и Тони сразишь наповал своими талантами, и он позволит тебе остаться со мной?
   - Я знаю твоего брата, исключительно по твоим рассказам, и, тем не менее, уверена, что на чудо надеяться не стоит. Я безумно благодарна тебе за то, что у меня есть крыша над головой, и, кстати, вышеупомянутая миссис Коул, сказала, что если я буду рисовать для неё эскизы, то она мне будет платить двадцать процентов от стоимости каждой, заказанной по ним модели. Так что, может я ещё и заработаю, - проговорила я.
   - Это же прекрасно! Видишь, ты здесь всего неделю, а уже нашла источник постоянного дохода, - засмеялась Марджери. - Я знаю миссис Коул с детства, она очень честный человек. И уж если она сказала, что будет платить, значит, она будет платить. И никогда тебя не обманет. Посуди сама, у неё творческий кризис, а тут ты, как подарок небес. Да последнее, что она сделает в этой жизни, это обманет тебя! Уж я-то знаю.
   - Хотелось бы в это верить, - глубоко вздохнув, ответила я, до сих пор не веря подобной удаче.
  
   Глава 5. Странные знакомства.
   Давай попробуем и сбросим маски...
   Не навсегда, конечно, ну на час...
   Не бойся ты хотя бы раз огласки-
   Никто без масок не увидит нас...
   Давай попробуем -- ведь это интересно!
   хоть час прожить, не прибегая к лжи...
   Мне, например, довольно в маске тесно...
   А как тебе? Не жмет она, скажи?
   (Маргарита Виталина)
  
   И пусть конные прогулки и рисование эскизов были моими самыми любимыми занятиями, но и это быстро наскучило. Я перечитала все книги Марджери. Кстати говоря, в её коллекции присутствовали исключительно любовные романы. Судя по всему, моя подруга в глубине души ждала принца на белом коне и грезила о вечной любви... Хотя упорно твердила что её это не интересует.
   Благо, Миссис Мери показала мне библиотеку в кабинете маркиза. Вот это было действительно нечто! Там оказалось, наверно, больше миллиона книг самых разных жанров и авторов. Примерно неделю мы с Марджери засиживали среди бесчисленных полок, находя всё новые и новые шедевры. Как ни странно, раньше она, почему-то боялась брать отсюда книги, а сейчас и сама взяла и мне позволила. Я даже нашла несколько изданий на русском - радости моей не было придела! Увидеть родные буквы в чужом краю, это конечно не то, что встретить друга, но тоже приятно.
   Тем не менее, с каждой неделей становилось всё скучнее и скучнее. Особенно остро это ощущалось по средам. А всё потому что в этот день, Марджери со всеми так называемыми леди той местности, совершали один важный ритуал. У моей подруги он одновременно вызывал и симпатию, и отвращение. Видимо именно поэтому она до сих пор продолжала принимать участие в этом фарсе.
   Распорядок их среды выглядел так. Утром местные леди собирались в гостиной у миссис Стивенс - престарелой мадмуазель - пили чай и вели светские беседы. Именно эта часть всего действа вызывала у Марджери самые негативные эмоции, поэтому она предпочитала приезжать сразу ко второй, каждый раз ссылаясь на то, что проспала.
   Далее, вся эта компашка перемещалась по направлению к монастырю, где они целый день помогали бедным.
   В обязанности Мардж входило проведение занятий с детьми из приюта. Она учила их всему, что знала сама, всему, что находила в книгах брата. Здесь она могла быть доброй и ласковой, рассказывать детям умные вещи и небылицы. Она гуляла с ними по окрестностям и учила распознавать травы. В общем, оттуда она возвращалась очень счастливой.
   Как-то я спросила её, как она вообще очутилась в этом "кружке по благотворительности", на что она ответила, что дело в том, что Тони чаще всего приезжает к ним по средам. В этот день у него обычно нет никаких дел, и он решает навестить родной дом. Вот именно для того, чтобы с ним лишний раз не встречаться, она и пошла в этот "Кружок по благотворительности". По сути, ей было всё ровно, чем заниматься, лишь бы брата не видеть. Поначалу плевалась от собравшейся там компании, но это было ровно до того момента, пока не увидела детей. Их любопытные глаза и чистые открытые улыбки пленили мою подругу навеки.
   - Сейчас, мне даже нравиться то, чем я там занимаюсь. Как ты говоришь, "я получаю от этого моральное удовлетворение!" - с улыбкой говорила она.
   Странный человек Марджери, но безумно интересный.
  
   Так прошёл месяц. Мне порядком надоело заниматься каждый день одним и тем же. Нет, я до сих пор исправно рисовала эскизы, но даже при этом оставалась очень много свободного времени. И мне было просто жизненно необходимо хоть как-то разнообразить досуг.
   И вот как-то раз, глядя в окно, я увидела, как на заднем дворе мажордом Люк тренируется в фехтовании...
   Эврика!
   Это было именно тем, чего мне так не хватало!
   Но в ответ на моё предложение, научиться фехтованию, Мардж лишь снисходительно улыбнулась молча покрутила у виска пальцем - от меня, видимо, плохого понабралась.
   -Ну, если не хочешь, я сама попрошу Люка. Пусть он меня научит.
   Девушка рассмеялась, ни секунды не сомневаясь в том, каким будет ответ мажордома, но со мной пошла.
   - Я ни за что не пропущу это зрелище, - злобно подшучивала она, пока я переодевалась, в свой новый костюм для верховой езды. Кстати, по сравнению со всей одеждой Марджери, он был просто невероятно удобным, и состоял из тонких зауженных брюк, рубашки и удлинённого жилета. Мардж, почему-то назвала мою одежду верхом разврата, но я предпочла не обращать внимания на её высказывание.
   Мы спустились вниз, к Люку. Увидев свою госпожу вместе со мной, он поспешил оправдаться, на что Мардж ответила, что каждое утро наблюдает его тренировки, уже на протяжении нескольких лет, и бояться ему абсолютно не чего. По крайней мере, с её стороны.
   Как оказалось, Люк был старым воякой, и когда-то его считали лучшим фехтовальщиком Лондона. Так что более опытного учителя мне просто не сыскать!
   - Мистер Люк, я очень прошу вас научить меня фехтованию, - скромно попросила я.
   Да только, в ответ он почему-то заливисто расхохотался. Вот мне очень интересно, чего же такого смешного в этой простой фразе!?
   - Я не шучу... а, правда, хочу научиться! Хотя бы азам... Ну не смейтесь вы! - умоляла я, стараясь прорваться сквозь его гогот.
   - Но, это же смешно! Девушка и шпага вещи не совместимые! - ответил Люк, глядя на меня как на полоумную.
   - Кто это так решил!? - возмутилась я.
   - Да всегда так было! Шпагой и клинком должен владеть только джентльмен. Он же и обязан защищать свою даму.
   - А если у меня нет джентльмена? Вот представьте, еду я одна по лесу, и на меня нападает разбойник! Правда, как истинная леди, я должна уговорить его не убивать и не насиловать меня. Да?! Вы так думаете? А если он меня убьет? - для пущей достоверности пришлось изобразить на лице выражение жуткого ужаса. Не уверена, правда, что получилось достоверно, но суть не в этом. - А вот если бы у меня была шпага, то я могла бы себя защитить! - триумфально закончила я свою пламенную речь. Просто, они оба меня порядком взбесили своим смехом. - Давайте хотя бы попробуем? Может у нас что-нибудь и получиться... Учите меня как парня, по всей строгости ваших методов. И если я скажу вам, что мне этого не вынести, то, обещаю, что перестану докучать своими просьбами! Ну пожалуйста...
   После этой тирады и Мардж и Люк, смотрели на меня, широко открыв глаза. Осознав, наконец, что так просто я не отстану, а может быть, вняв немому приказу Мардж, старый войн, всё-таки, согласился меня обучать. Наверно надеялся, что я сдамся. Не тут-то было! Ведь у меня в характере было заложено, что чем сильнее на меня нажимают, тем мощнее ответное сопротивление. К тому же, я изнывала от скуки, а тут такое развлечение!
   И, честно говоря, получалось у меня достаточно хорошо. Не сразу, конечно, но я была очень прилежной ученицей и уделяла тренировкам по несколько часов каждый день. Люк даже меня хвалил... Иногда. А точнее крайне редко.
   В те дни, когда мой новый учитель был занят, я тренировалась сама, недалеко от дома, на поляне среди дубов. Мардж всегда ходила со мной. Ей нравилось за этим наблюдать. Она садилась под дерево и читала, или плела кружево, или рисовала, или просто наслаждалась зрелищем.
   И вот однажды, в один из таких дней, когда Люк отсутствовал, мы с Марджери пришли на поляну. Она присела под дуб, так чтобы солнце не светило ей в глаза, а я осталась на открытом месте и приступила к занятиям.
   Примерно через полчаса тренировок, со стороны послышались чьи-то шаги... И обернувшись, я увидела, стильно, для тех времён, одетого молодого человека. И направлялся он именно к нам.
   Честно говоря, в тот момент я испугалась. Ведь это мог быть только Тони. Тот с кем ни я, ни Марджери встречаться никак не хотели. А это означало лишь одно - полнейший крах всего привычного жизненного уклада!
   Я смотрела на него широко раскрытыми глазами, и никак не могла решить, какой тактики поведения стоит придерживаться. А он... оказался довольно симпатичным. Высокий, примерно на голову выше меня, светлые волосы развивались на ветру, слегка худоват и, честно говоря, телосложением больше походил на подростка. Но в лице было столько надменности, что я бы даже не рискнула предположить, сколько ему лет.
   Тем временем парень подошёл ближе, окинул оценивающим взглядом тёмно карих глаз, и произнёс, то, после чего я разом потеряла и страх и стыд...
   - А ты ничего для деревенской шлюшки... Может, пойдём в укромное место, и я покажу тебе, что значит спать с господином? - проговорил парень томным голоском. Да только он совершенно не обратил внимания, что перед ним не просто не пойми как одетая девушка, а девушка с холодным оружием.
   Быстрым движением, так чтобы он не успел выхватить шпагу, я поднесла кончик лезвия к его горлу. Кстати говоря, это движение получалось у меня лучше всего - долгие тренировки и всё такое. Да и вообще, кто успел - тот и победитель.
   - Сударь, сожалею, но вы ошиблись, по поводу "деревенской шлюшки"! - выпалила я. - И извольте извиниться! Или защищайтесь.
   - Я перед тобой не намерен извиняться! Позволь мне достать шпагу, и я завоюю тебя в честном бою, - парировал он, очаровательно улыбаясь. Получается, что тот факт, что у его шеи сейчас самое настоящее лезвие, которое в любой момент может лишить его жизни, абсолютно не волновал этого парня. Скажу даже больше, он был совершенно спокоен, и даже наглости не поубавилось.
   - А разве для вас бой на шпагах с девушкой является честным?! Ну, тогда извольте сударь...
   Я отошла от своей жертвы на пару шагов, тем самым позволяя ему обнажить свой клинок. И мы начали...
   Это было классно. Драйв, адреналин, после двух недель непрерывных тренировок, первый настоящий бой. Я знала, что мой противник меня не убьет, у него на мой счёт были совсем другие планы. И так же была уверена, что и я его не убью, так как это, скорее всего брат Марджери. Значит наша битва это просто очередная игра, да только игрушки в ней, далеко не детские.
   Уровень подготовки у нас с моим противником оказался примерно одинаковым. Или мне так казалось... Поэтому примерно через пару минут, мы разошлись подальше друг от друга, чтобы передохнуть. Хотя каждый держал противника в поле зрения, чтобы быть готовым ответить на любой выпад.
   Он ударил первым, я парировала удар. После чего наши шпаги скрестились, игра стала напряжённой, и в этот момент Марджери засмеялась. Оказывается, она всё время наблюдала эту шикарную картину.
   - Мардж! - воскликнул мой соперник. - Лучше иди в дом, а то я не уверен, что смогу долго удерживать здесь эту ненормальную
   - Знакомьтесь! Марк, это Кира, моя компаньонка и подруга. Кира, это Марк, мой младший брат, - представила нас смеющаяся Мардж.
   В воздухе повисло гробовое молчание, на фоне которого, почти истеричный смех Марджери, отдавался эхом в голове.
   - Извините, мне так неловко... - прервал молчание покрасневший Марк.
   - Извинения приняты. Может, вы опустите свою шпагу? - спросила я.
   - Да, конечно, простите, - и он быстро спрятал своё оружие в ножны. После чего я сделала шуточный реверанс, а он, по-моему, машинально, ответил поклоном. Вот после этого мы рассмеялись все вместе.
   Обстановка была разряжена, и после долгих объятий брата и сестры, мы отправились к дому.
   - Марк, а где Джонни? Он тоже приехал? - спросила девушка.
   - Нет, он пока остался в Лондоне, вместе с Энтони. Они приедут в среду, - ответил парень, а Мардж побледнела.
   - Значит... Тони вернулся! И он приедет в среду. А сегодня вторник... - выпалила она.
   - Ага, а завтра среда, значит, они приедут завтра. Но, судя по твоему выражению лица, этот факт тебя совсем не радует, - констатировал факт Марк, всё ещё улыбаясь и не понимая, что так огорчило его сестру.
   - Значит, завтра мне нужно будет уехать... - тихо проговорила я.
   - Нет! Я тебя никуда не отпущу! Только с тобой в этом доме моя жизнь приобрела краски. Прошу, не сдавайся, - речь Марджери теперь больше напоминала истерический крик.
   - Мы что-нибудь придумаем, - проговорил Марк, до которого только сейчас дошло, что Тони моего присутствия в доме точно не одобрит. - Не волнуйся, сестрёнка, всё будет хорошо.
   - Я тоже не хочу уезжать, Мардж, но если хозяин дома попросит, я буду вынуждена это сделать, - было жаль, что этот их деспотичный братик вернулся так быстро. Я не хотела покидать особняк, и дело совсем не в том, что мне не куда было идти. Просто, сама того не заметив, слишком привязалась к Марджери. Теперь я понимала всю степень её одиночества и не хотела опять оставлять её одну.
   - Я предлагаю сейчас всем успокоиться и всё обдумать, а вечером мы соберёмся и решим, что делать дальше, - голосом опытного политика, предложил Марк.
   На том и порешили.
   Марк оказался, весёлым парнем. И как я вообще могла перепутать этого мальчишку со взрослым мужчиной. Но, как говориться, у страха глаза велики. Мы с ним как-то сразу подружились. И он с радостью присоединился к нашему тайному обществу по борьбе с деспотией Энтони. И нашим внеочередным общим собранием было решено, что завтра, прямо с утра, Марджери остаётся дома в ожидании братьев, а я на весь день уезжаю на верховую прогулку. Мардж скажет его высочеству маркизу, что я отправилась в монастырь по её поручению. Тем самым мы отсрочим нашу памятную встречу ещё на неделю и будем делать так, пока либо он меня не выгонит, либо не смириться. А других вариантов не было...
  
   На следующее утро я встала рано. Собрала всё необходимое, запаслась едой и отправилась в путь. За те полтора месяца, проведённых мной здесь, я уже прекрасно ездила верхом, да и фехтовать научилась неплохо. Кстати говоря, шпагу, подаренную мне Люком, как своей лучшей и единственной ученице, я тоже взяла с собой. Куда отправиться, решила заранее, и поехала туда, откуда всё началось. На тот берег, где было осуществлено моё второе рождение.
   Добралась до места достаточно быстро, и, привязав Кирину к ближайшему дереву, присела под старый дуб.
   Вокруг было тихо, и только лёгкий шум реки и едва уловимый шелест листьев создавали лёгкую мелодию жизни этого леса. Иногда в ней слышалось соло какой-то птицы, изредка её дополняло шуршание ёжика по траве, но в целом... Эта тишина меня угнетала.
   В этот момент мне стало просто до безумия тоскливо. Отчего-то раньше я сама не понимала, насколько соскучилась по дому, по родителям, по старшему брату, и по сестрёнке. Как бы я хотела вернуться к ним. Ведь они, наверно, считают, что я утонула в реке.
   Но ведь моё тело так и не нашли. Конечно! Это же река. Течение и всё такое...
   Должен же быть способ вернуться! Я уверена в этом. Ведь, если я как-то попала сюда, то смогу попасть и обратно. Но только как?
   Я знала, что буду искать способ вернуться домой, и сделаю это любой ценой.
   С большим трудом отогнав из головы дурные мысли, принялась рисовать. Как же всё-таки хорошо иметь возможность зарабатывать деньги на своём хобби. Рисование помогает мне расслабиться, забыться и ещё и доход приносит. Миссис Коул каждую неделю присылала мне отчёт о том, сколько денег она положила мне на счёт в местном банке. И вообще, дела её, с моими эскизами, быстро пошли в гору. Сарафанное радио в Лондоне, как впрочем, и в любом другом городе, работало гораздо лучше рекламы. И показав, созданный мной каталог платьев, нескольким своим постоянным клиенткам, которые изредка заходили к портнихе из чистого уважения, она мало того что вернула себе всех своих старых заказчиков, так ещё и обзавелась новыми. Объёмы работы были такими, что в добавок к Люси - своей помощнице - ей пришлось нанять ещё двоих.
   Тем временем я достала лист бумаги карандаш и краски. Рисовать сразу красками без участия простого карандаша, у меня совсем не получалось, так что предпочитала примитивно потом раскрашивать свои работы. Получалось, честно говоря, почти хорошо...
   Сейчас мне хотелось создать что-то такое, что бы отражало моё внутреннее состояние. Что-то строгое, но вместе с тем открытое. Нечто подчёркивающее именно черты характера. На эту работу у меня ушло не меньше трёх часов. Но когда я рисовала, то словно выпадала из жизни. Как будто погружалась полностью в своё творение, отключаясь при этом от окружающей реальности. Это было своеобразное балансирование на грани иллюзии и яви, которое и позволяло получать истинное удовольствие от работы.
   Через некоторое время рисунок был закончен, картинка сохла, и голод меня всё-таки одолел. И, развернув свои запасы еды, я мигом их умяла...
   День был жарким. Лошадь мирно паслась неподалёку, вокруг было тихо. Всё было наполнено пением птиц и ароматами лета, и я решила искупаться. А вдруг повезёт, я нырну и выплыву уже в двадцать первом веке?!
   Эта мысль меня зацепила подобно острому рыболовному крючку. Я быстро стянула с себя одежду, аккуратно сложив её рядом с сумкой. Естественно купальника у меня не было, поэтому пришлось лезть в реку в неглиже.
   Вода была прохладной, приятной, и, вместе с тем, освежающей. Поначалу я просто плавала по периметру заводи, а потом загребла подальше, и стала нырять, стараясь достать до дна. Но тщетно. Выныривая, я всё так же видела свои вещи свою лошадь, а это несомненно означало, что и я всё ещё в девятнадцатом веке.
   Возможно, нужно было нырять глубже или ещё что-нибудь? Я решила задержаться на глубине как можно дольше, пока воздух не кончиться. А вдруг прокатит? Хватило меня максимум на минуту. И вынырнув из воды, и вновь осмотревшись по сторонам, я пришла в состояние настоящего шока.
   Нет, всё было так же: и вещи и лошадь и деревья вокруг, да только помимо всего этого на берегу, возле моих вещей обнаружился неизвестный молодой человек. Он смотрел на меня и нагло улыбался...
   - Ну и как водичка? - поинтересовался незнакомец. Голос у него был приятным, бархатистым и немного весёлым.
   Стоп. Я тут голая, а он возле моих вещей. Это уже не шутки...
   - Прекрасно! - отозвалась я, подплывая к берегу. Да только решила остановиться там, где вода покрывала меня почти по плечи, но течение не давало стоять, поэтому пришлось подплыть поближе, и пригнуться.
   - И почему это юная леди купается в реке, одна, да ещё, как я понимаю, а точнее вижу, без купального костюма? - насмешливо произнёс парень.
   Я лихорадочно просчитывала варианты. Как с ним разговаривать? В каком тоне? Я сейчас не в том положении чтобы диктовать правила, поэтому, решила, что лучшим вариантом будет строить из себя благочестивую леди, или, как говорят в моё время - "Косить под дурочку".
   - Простите, сер, я гуляла, да только на улице стало очень жарко, вот мне в голову и пришла идея немного поплавать. Я часто тут бываю, и была уверена, что сюда никто не придёт. Мало кто знает об этом месте. Как вы видите, оно скрыто от тропинки большими кустарниками, - войдя в роль, пыталась оправдаться я, но, как мне самой показалось, сильно переигрывала.
   - Понятно. А почему же вы одна, где ваша компаньонка или няня? - спросил парень, видимо всё же приняв меня за леди. А он не похож на разбойника.
   - Жаль, но она не смогла поехать со мной, у неё сегодня благотворительное собрание, - для большего антуража я состроила блаженное личико и периодически похлопывала ресницами.
   - А почему же вы тогда на нём не присутствуете? - поинтересовался он.
   Вот любопытный!
   - Меня не очень занимают подобные мероприятия, - ангельским голосочком ответила я. - Сударь прошу вас, не могли бы вы подать мне полотенце, а то здесь становиться холодно... Оно справа от вас.
   - Ах да, конечно, - ответил он, и положил полотно из плотной ткани на берегу у самой воды, а сам демонстративно отошёл подальше и отвернулся.
   Я быстро выбежала из реки и замоталась в махровую ткань, после чего схватила свои вещи и направилась к ближайшим кустам. Через некоторое время вернулась уже полностью одетая, но он продолжал стоять на том же месте ко мне спиной.
   - Большое спасибо, можете поворачиваться, - проговорила я. Вот оказывается, что значит выражение "настоящий джентльмен".
   Он повернулся, и я замерла. Прилагая все моральные силы, чтобы не в коем случае не выдать своих истинных эмоций, я вернулась на своё место, где ещё некоторое время назад лежал мой рисунок. И даже не сразу заметила, что его там нет. Сейчас мои мысли полностью были заняты этим мегавоспитанным типом.
   А он был красив. Я бы даже сказала, угрожающе красив. Бывает же такая красота, которой так восхищаешься, что начинаешь сама себя бояться. Вот сейчас передо мной стоял яркий образец именно такой внешности. Тёмные волосы, светло голубые глаза, правильные черты лица... Аполлон собственной персоной, только ещё с надменной насмешливой улыбкой, в которой был свой особый шарм.
   Но, когда-то давно, я научилась прятать свои эмоции от людей - жизнь заставила, и сейчас должна была применить всё своё мастерство на практике. Ведь этот человек не должен догадаться, какое впечатление он на меня произвёл.
   - Так, а что вы тут делаете, сударь? - подозрительным голосом произнесла я. Я смотрела на него как на любого другого парня. Просто смотрела, не приплетая к этому взгляду даже капельку восхищения или интереса. Услышав мой вопрос, он как-то даже растерялся, но быстро нашёл ответ.
   - Я направлялся в город, и решил подъехать к реке, чтобы напоить свою лошадь, когда услышал плеск воды. Естественно, мне стало любопытно, кто может забрести в такую даль от цивилизации. Вот я и пошёл на звук, увидел, что вы здесь совсем одна, и решил уточнить, не требуется ли вам моя помощь... Но вы не обращали на меня никакого внимания. Я уж было подумал, что вы что-то потеряли на дне...
   Вот всё в этой истории вроде бы было складно, но только лошади его я не видела.
   - Сударь, а где же ваш конь, которого вы так рвались напоить? - с подозрением спросила я, глядя в глаза парню.
   - Честно говоря, увидев вас, я совсем про него забыл, - ответил он, напустив на лицо гримасу смущения. Слишком уж фальшиво у него получилось. Но всё же выкрутился, негодник.
   - Хорошо. Представим, что я вам верю, - выпалила я.
   - А разве я должен перед вами отчитываться?! Это вы купаетесь в реке в костюме Евы, а я должен оправдываться?! - удивился мой собеседник. Мне даже показалось, что он раздражён.
   - Простите, сер, моё невежество и любопытство, просто есть множество других водопоев гораздо ближе к дороге, чем этот. Именно поэтому мне и показалось странным, что вы приехали именно сюда, - Ответила я тем же насмешливым тоном, которым он начинал этот разговор. Я не хотела ему грубить. Это как-то само собой получилось.
   - Леди, а вы язва! - выпалил он, чем поверг меня в полное бешенство.
   - Что?! А вы невоспитанный мужлан! Подглядываете за приличными девушками, пока они купаются в реке! - выкрикнула я. Он явно нарывается на грубость!
   - Я за вами не подглядывал!
   - Да?! Точно, простите, когда подглядывают - прячутся, стараются быть незаметными, а вы просто нагло смотрели!
   - Вы сами виноваты, что полезли купаться голой!
   - А вас, между прочим, никто смотреть не заставлял!
   Повисла тишина. А минут через несколько он заговорил.
   - И долго вы собираетесь тут сидеть?
   - Столько сколько посчитаю нужным! - ответила я, всё так же грубо.
   - Может быть, вас ждут дома? - слишком уж слащаво звучал этот вопрос.
   - А вам какая разница. Это ведь меня джут дома, а не вас.
   Опять минутное затишье.
   - Так всё-таки, когда вы собираетесь уезжать? - спросил он, уже спокойным голосом.
   - Через пару часов.
   - Это ещё почему!?
   - Повторяю, какая вам разница?! - проговорила я, стараясь держать голос спокойным, хотя внутри уже бушевал пожар раздражения.
   - Я тоже хочу искупаться, в конце концов, имею на это полное право! - сказал брюнет.
   - Конечно, имеете, но тут же очень много мест пригодных для купания. Это же река. Проезжайте дальше и купайтесь себе на здоровье! - ответила я.
   - Нет, мой конь устал и я тоже. И буду купаться здесь, и если вы леди, то будете вынуждены уехать, а не глазеть на обнаженного джентльмена!
   - И не подумаю! Если бы вы были джентльменом вы бы не только не стали смотреть за тем, как дама купается, а уехали бы по первой моей просьбе, так что я не собираюсь вести себя с вами как подобает леди!
   - Леди, ведь я могу быть и грубым, спрячьте лучше свои коготки и езжайте домой.
   - Я тоже могу быть грубой.
   - Что ж, посмотрим, - и этими словами он подошёл к воде и начал раздеваться. Это стало для меня последней каплей.
   Я быстро побежала к нему, в надежде помешать ему снять с себя одежду. Но... Увы, уже почти добравшись до цели, споткнулась об камень, и падая схватилась за рукав его рубашки. И мы вдвоём рухнули в воду!
   Наверно именно таким и должно было быть лучшее завершение, такой накалённой встречи. Прохлада реки потушила пожар взаимной злобы, и сидя по пояс в воде, мы дружно расхохотались. Глупая картина. Ничего не скажешь.
   Выбравшись из реки, и наплевав на приличия, я стянула с себя одежду и завернулась в полотенце. Мой новый знакомый сделал то же самое. Мокрую одежду мы повесили на солнце, в надежде, что там она быстрее высохнет.
   - Простите за мою глупость и грубость, - проговорила я, глядя в газа парню. - Во многом благодаря ей мы с вами сейчас в таком странном положении.
   -Охотно прощаю, да только давно я так не веселился. В такие моменты, как будто возвращаешься в детство и можешь просто быть самим собой, - ответил парень, улыбаясь.
   - А я только тут могу позволить себе быть собой. Мечтать, вспоминать, чувствовать... в обычной жизни на всём этом стоит табу, - задумчиво проговорила я. - Приходиться постоянно кого-то из себя изображать, чтобы порадовать окружающих. Чтобы они видели, что я, такая же как они.
   - Да, вы правы. Есть люди, перед которыми ты всегда должен быть именно таким, каким они хотят тебя видеть. Нести тяжкое бремя обязанностей и обязательств. И никто не должен знать, какой ты на самом деле, просто, если кто-то становиться обладателем таких знаний, ты становишься уязвимым, - с грустью в голосе проговорил парень.
   - Видимо, мы с вами родственники по несчастью, - улыбнулась я. - Тяжело, когда не кому не можешь рассказать о наболевшем. О том, что мучает, давит. У меня есть подруга, она замечательный человек, но даже ей я не хочу о многом рассказывать. Наверно, с одной стороны, потому что она может не понять, а с другой - не хочется нагружать кого-то своими проблемами. Хотя только она одна во всём этом мире знает меня настоящую...
   - А у меня, честно говоря, даже друга такого нет, которому я мог бы полностью доверять. Точнее есть, но он сейчас очень далеко...
   - Мне жаль... Но, могу предложить свои услуги! - выпалила я и сама не поняла что сказала! Это на меня точно не похоже. Я же скромная девушка, а этот человек как-то странно на меня влияет.
   Он рассмеялся.
   - Нас уже и так многое связывает, а мы даже не знакомы, - сказал он улыбаясь.
   И, правда, со стороны сейчас мы смотрелись как два оборванца: я обмотанная старым полотенцем, и он - в одних бриджах. Все же остальные вещи висели на ветках над нашими головами. В такой обстановке любая светская беседа просто обречена стать фарсом.
   - Стойте! Посудите сами, если бы мы были с вами знакомы, вы бы знали моё имя, фамилию, родственников, может, нашлись бы общие знакомые, и разве стали бы мы с вами вот так вот запросто здесь сидеть и разговаривать на всякие там философские темы...?
   Минуту он молчал.
   - Решительно нет. Вы бы тогда тоже знали обо мне многое, - ответил он. - И возможно, держали бы себя в руках.
   - Вот к этому я и веду...
   - Так что нам теперь вообще не знакомиться? И больше никогда не встречаться? - удивлённо проговорил он. - Я решительно против этого. Да и просто, мне нравиться с вами разговаривать! - запротестовал мой собеседник.
   - Тогда предлагаю одну маленькую глупость... - я выдержала интригующую паузу. - Вы придумываете имя себе, и я придумываю себе, ни каких фамилий, ни каких титулов, и ни каких разговоров, о чём то, что могло бы указать нам на то, кем мы являемся в так называемом, обществе. Обычно, знаешь о человеке многое, знаком с его семьёй, а в итоге оказывается, что ты этого человека совсем не знаешь. Потому что наша сущность вынуждена скрываться за нашими именами, обязанностью, гордостью. А у нас с вами будет наоборот. Я смогу быть собой с вами, вы сможете быть самим собой со мной. Но, ни я, ни вы не будете знать, кто же на самом деле ваш собеседник. Вот лично мне абсолютно всё ровно, кто вы по жизни: принц или конюх. Мне просто интересны вы!
   Он выслушал моё по-настоящему безумное предложение настороженно. Было видно, как он взвешивает все за и против, а потом вдруг заявил:
   - В таком случае, меня зовут Лео, мадам, - сказал он, улыбаясь и смотря мне прямо в глаза. Это был самый чистый и открытый взгляд, из всех, что я когда-либо видела.
   - Тогда, моё имя Соня, сокращённое от София, сударь, - ответила я тем же тоном.
   - Очень приятно, Соня!
   - Взаимно, Лео!
   И тут мы рассмеялись как дети, начавшие игру, в которую им запретили играть взрослые. Я была счастлива в этот момент. Как же всё-таки хорошо - иметь возможность быть собой! Хотя получается, что своё знакомство мы начали со взаимного вранья.
   - Вы, как я вижу, любите рисовать? - спросил мой новый знакомый.
   - Да... Это моё хобби. Люблю изображать на бумаге женские наряды. Придумывать что-то новое, интересное. А, честно говоря, я просто больше ничего рисовать то и не умею. Только платья на безликих человечках.
   Он опять расхохотался. Теперь мне стало не по себе.
   - Простите, - сказал он, немного успокоившись, - просто обычно всё с точностью да наоборот. Молодые леди расхваливают свои таланты, и никогда не признаются, что они чего-то не умеют. А вы мне сразу выпалили, что вы рисуете платья только потому, что больше ничего не умеете.
   - Так я же правду сказала. А зачем мне вам врать? Это пусть другие думают, что я безумно люблю рисовать платья. А остальное мне просто не интересно. Типа это моя изюминка.
   - Ну, тогда всё ясно, - ответил он. - А вот я ненавижу сигары. Но мне всё время приходиться врать, что моим врачом строго настрого запрещено курить их, а то по-другому, большинство моих знакомых не понимают, и обижаются, когда я отказываюсь. А ещё я терпеть не могу все эти посиделки за картами. Ненавижу играть, не умею и не люблю!
   Теперь рассмеялась я. Какая же тяжёлая жизнь, у этого капризного мальчика!
   - Сочувствую вашим проблемам, - сказала я с улыбкой. - Я тоже в карты играть не люблю. Всегда проигрываю, - мы рассмеялись вдвоём.
   - А у вас хорошая лошадь, - сказал мне Лео, - чистокровная.
   -Да? А я и не знала. Мы с ней как то сразу друг друга поняли, - ответила я. - Понимаете, я в седле то всего полтора месяца. До этого предпочитала другие средства передвижения.
   - Это какие?
   - Метлу, например, - я сама рассмеялась тому, что ляпнула, и только потом поняла, что шутку он не оценил. - Шучу. Просто раньше мне не так часто приходилось ездить верхом.
   - А почему сразу метлу?
   - Ну... не знаю, - пыталась объяснить я. - Наверно потому что многие мужчины считаю всех женщин ведьмами, а женщины, дабы поддержать легенду, так шутят. Мол, летают на метле.
   - Ну и шуточки у вас, мадам. Вот никогда не думал, что мне когда-нибудь придётся сидеть на этом берегу, с молодой девушкой замотанной в одно полотенце, и .... шутить. Смеяться. Просто беседовать.
   - Нет, вы только представьте себе, с девушками можно ещё и разговаривать!
   - А у вас злые шутки, маленькая язва!
   - Сами вы язва! - огрызнулась я.
   - Ну, хватит... Мне, наверное, пора ехать, - сказал Лео.
   - Понимаю, а я ещё посижу. Может, ещё что-нибудь нарисую. Очередное платье, например. В этом месте на меня, как говориться, нападает вдохновение.
   Лео собрал, развешанные вещи, и удалился за ширму из кустарников, дабы вновь принять вид, блуждающего джентльмена. К счастью вся одежда уже высохла, и я последовала его примеру.
   - Очень рад был с вами познакомиться, - сказал Лео.
   Я посмотрела на него с иронией. Эта фраза говорилась всем и всегда, при любом знакомстве. Рад ты или нет, всё равно придётся сказать, что рад. Ведь этого требует этикет. Видимо как-то распознав мои мысли, он поспешил добавить:
   -Нет, серьёзно рад! Кто б меня ещё безнаказанно в реке в одежде искупал, - улыбнулся Лео. - Но мне, правда, пора ехать.
   Он запрыгнул на своего коня, который по сравнению с моей кобылой казался настоящим гигантом.
   - Я надеюсь, что мы с вами ещё встретимся.... и не раз! - добавил он, и ускакал, махнув мне рукой. А я так и осталась сидеть на берегу под деревом, смутно понимая, что это было? Вся эта встреча. Знакомство. Дружба? Видимо переваривать мне события этого дня придётся ещё долго.
   А хотя, что в этом такого? Я познакомилась с очень интересным человеком. Воспитанным. Немного дерзким. Но зато интересным. Мне с ним было легко и весело общаться. Быть может, мы никогда больше не встретимся. Так пусть же этот день останется в моей памяти просто хорошей смешной историей.
   Тем временем пора было возвращаться домой. Господин "тиран" уже должен был покинуть усадьбу. Было очень интересно, что же он наговорил Мардж относительно моего присутствия в доме. А точнее - отсутствия.
  
   Шустрым галопом домчавшись до дома, я сразу поспешила к своей названой сестре.
   Мардж с двумя братьями сидели в гостиной, и что-то бурно обсуждали.
   - Добрый вечер, - поздоровалась я, войдя в комнату.
   - Кира! Ой, прости, Кери! Это катастрофа. Как мы и предполагали, этот изверг потребовал твоего немедленного выселения! Он был готов ворваться в твою комнату и выкинуть все вещи в окно. Тебя спас Марк, - выпалила возбуждённая Мардж.
   - Да! Я сказал, что ты прекрасно говоришь по-русски, а мой русский хромает, и мне просто необходимо его подучить. А ты отличный учитель, - влез в разговор сам Марк. - Узнав это Тони немного смягчился, но сказал, что ты можешь остаться только до конца лета, и только при условии, что мы будем заниматься каждый день! Я был вынужден согласиться на его условия....
   - Ну, теперь я точно уверена, что русский знать ты будешь лучше всех своих сокурсников, - рассмеялась я. - Значит, мне больше не нужно будет прятаться по средам?
   - Как тебе сказать..... - замялась Марджери.
   - Так что?! - спросила я.
   - Кери, тебе нужно переодеться к ужину, пошли я тебе помогу, - сказала как бы между прочим Мардж. - Кстати, познакомься, это мой младший брат Джонни. Я тебе про него рассказывала. Джонни, это Кери. О ней ты тоже уже наслышан.
   Мальчик был безумно похож на Мардж. Глядя на этих двоих, любому было бы ясно, что они брат и сестра. Но он смотрел на меня как-то настороженно, а потом выпалил по-русски:
   - Рад с вами познакомиться, мисс Кери. Сестра права, я много о вас наслышан. И Энтони тоже.
   Коль со мной говорили на русском, я и ответила ему по-русски, сопровождая свой ответ самой счастливой улыбкой, ведь уже полтора месяца у меня не было возможности слышать родную речь.
   - Я тоже очень рада с вами познакомиться, мистер Джонатан. Я надеюсь, что не стану для вас обузой в вашем доме. Поймите, что ваша сестра для меня очень много значит, она прекрасный человек. Мы с ней замечательно ладим. Я бы хотела так же дружить и с вами, если вы позволите!
   Судя по его ошарашенному лицу, он точно не ожидал, что я на самом деле так хорошо говорю на этом языке. Но мой ответ его больше чем удовлетворил. Теперь я поняла, почему Марк приехал ещё вчера. Видимо не вынес общества двух строгих джентльменов, в лице своего старшего и младшего братьев. По-моему самый младший из семейки Свонов идеализировал маркиза Дарленского и старался во всём на него походить. Отлично, теперь я хотя бы знаю к чему готовиться.
   Как только мы вышли из гостиной, Марджери буквально поволокла меня наверх. И только когда оказались в комнате, она заговорила.
   - Тебе ни в коем случае нельзя встречаться с Тони! - быстро протараторила она, опёршись спиной на дверь
   - Но почему?! Ведь вы же сказали, что он не против моего пребывания здесь? - удивилась я.
   - Вспомни, Тони думает, что ты ирландка со знанием русского языка. Это наша с тобой легенда. Он в своё время много путешествовал, в том числе и по Ирландии, и знаком с ирландцами. А ты такая же ирландка, как я индеец. Так что он сразу распознает обман. А что Тони не любит больше всего, это когда его выставляют дураком. Так что, видимо, придётся тебе ещё немного попрятаться.
   И с этими доводами я была вынуждена согласиться!
  
   Глава 6. Причины...
   Лишь на время, но снова и снова,
   До какой-то незримой черты
   Ты играешь кого-то другого,
   Утешаясь, что это не ты.
   И лицо свое, пряча живое,
   Успевая и в этом, и в том
   Так и ходишь под маской чужою
   Сам себя отложив на потом.
   (Автор неизвестен)
  
  
   На следующее утро я вошла в комнату Мардж, ещё до завтрака. Моя подруга сидела напротив окна и бессмысленным взглядом рассматривала проплывающие мимо облака. В руках она крутила конверт.
   - Привет, - тихо проговорила, присаживаясь рядом. - Глядя на тебя, я понимаю что фраза "Доброе утро" сегодня не актуальна. Что-то случилось?
   - Нет... совсем ничего. Просто я всегда расстраиваюсь, когда мне присылают очередное приглашение на очередной бал или приём в городе, - ответила Марджери, всем своим видом изображая безразличие.
   - Но почему? Ты не похожа на ярую ненавистницу балов.
   - А потому, что те, кто будет там присутствовать, предпочли бы со мной не встречаться. Эти люди не могут меня понять. Правда, большинство из них просто молча провожают меня взглядами, но находятся и те, кто громко, чтобы я обязательно слышала, сплетничают со своими собеседниками, перемывая косточки моей персоне... - с грустью сказала Марджери.
   - И из-за этого ты не посещаешь балы, и стараешься как можно реже бывать в городе? - удивлённо спросила я.
   - Можно сказать и так...
   - А твой брат? Он что не может за тебя заступиться?! - моему негодованию не было предела.
   Тишина наполнила комнату. В открытое окно доносились звуки летнего леса, и голоса работников с улицы.
   В этот момент я поняла, что данная тема закрыта. Получается что почти все темы, касающиеся отношений Тони и Марджери, были запретными.
   - Предлагаю пойти позавтракать, а потом попросить Люка с нами позаниматься, - попыталась я поднять Мардж настроение. - Пусть научит тебя, как правильно ломать челюсти и вырывать языки назойливым сплетницам!
   Я добилась своего! Мардж рассмеялась, и согласилась с моим предложением. И даже если мы ничему не научимся - то хоть весело время проведём!
   Весь день, конечно не считая обязательного перерыва на обед, мы проторчали на поляне за домом в компании Люка. Он пытался внушить нам азы рукопашного боя, а мы в свою очередь, в основном дурачились. Хотя чему-то даже умудрились научиться.
   Ближе к вечеру к нам присоединился и Марк, с которым мы продолжили тренировки на шпагах. Это может показаться странным, но мне очень нравились такие занятия на свежем воздухе. Особенно фехтование. Особенно с Марком, но, обязательно под присмотром Люка... чтобы моему сопернику не удавалось жульничать. Естественно, он был сильнее меня, и опыта у него было куда больше, но... чем сложнее была игра - тем сладостней ощущалась победа. Жаль только, что мне ещё ни разу не удалось одолеть Марка. Поначалу он даже пытался мне подаваться, но быстро понял, что его порывов никто не оценит. И с тех пор я постоянно заканчивала спарринг, лёжа на траве с остриём шпаги у горла.
   Люк рассказал, что он учил фехтованию всех мальчиков в этой семье. Ну, кроме Джонни. Тот вроде пока для этого слишком мал. Хотя я была с этим не согласна. Мне, почему-то казалось, что чем раньше начнёшь обучение, тем лучше. Но... профессионалам виднее. Кстати, помимо того, что Люк был отличным преподавателем, он так же оказался прекрасным человеком. За его внешней отрешенностью и надменностью скрывалась очень тонкая и загадочная натура. Он испытывал страсть ко всему новому и непознанному, много читал, всю свою молодость провёл в путешествиях по миру. Однажды он сознался мне, что взялся обучать девушку только из любопытства. Он был уверен, что это мой каприз и что на следующий же день я откажусь от занятий. Но... мне удалось не только удивить своего учителя, но и заслужить его доверие. И пускай он годился мне в дедушки, зато я с уверенностью могла назвать этого человека своим другом.
   Вечером, после ужина, мы с Мардж прогуливались по летнему цветущему саду, и я всё-таки решила спросить...
   - Марджери, а ты вообще хочешь на этот бал? Кстати когда он?
   - Честно говоря, я уже привыкла, что я никуда не хожу. Но, если честно, то конечно хочу... Но, не пойду. Тот, на который мне прислали приглашение, состоится 28 июля, в субботу. У меня нет ни желания, ни платья.... Только ты, в качестве компаньонки, - ответила Мардж с грустной улыбкой.
   - Наличие меня - это уже много, - усмехнулась я, и тут в голову пришла замечательная идея. Думаю, мы всё-таки попадём на этот бал... Вот только Марджери об этом знать пока не обязательно.
   - Мардж, я хочу завтра съездить в город, к миссис Коул, отвезти свои эскизы...
   - Давай съездим, у меня тоже в городе есть кое-какие дела, как раз на пару часов, пока вы там наговоритесь, - ответила она.
   - Вот и замечательно, - проговорила я улыбаясь, - Значит, поедем вместе!
  
   ***
  
   На следующий день, около десяти утра, мы въехали в город. Правда для этого пришлось встать в несусветную рань, и выехать на рассвете. Не привыкла я так рано вставать... Но делать нечего. Приходиться мириться со здешними порядками.
   Честно говоря, мне даже нравилась моя жизнь в этом столетии. И всё это исключительно благодаря Мардж. Если бы не она, я даже не знаю, что бы со мной сейчас было. Поэтому, готова была на всё, чтобы у этой девушки всё в жизни стало просто замечательно!
   Естественно, я скучала по дому, но, видимо, мой мозг, ещё до поездки в Лондон, настроенный на отпуск, искренне наслаждался жизнью здесь. Ведь, по сути, вся моя бурная деятельность была направлена исключительно на борьбу со скукой. Не привыкла я целыми днями ничем не заниматься. А тут такое раздолье для безделья... Вот только чую такой отдых скоро выйдет мне боком. А роль злой ведьмы, в моей сказке исполнит достопочтенный мистер Тони Свон.
   От своих раздумий я очнулась, когда мы остановились у дома Миссис Коул.
   - Я заеду за тобой через два часа, но могу задержаться. Так что можете не спешить, и наслаждаться обществом друг друга, - съязвила Марджери, когда я выходила из кареты. К слову, мы с Миссис Коул как то сразу друг другу понравились. Мне было с ней интересно. Да и ей со мной тоже. Да и вообще, в этом столетии мне как-то подозрительно везло со знакомыми. Хоть их и было не так много, но все оказывались исключительно положительными личностями. Это даже немного пугало.
   После того, как предложенный чай был выпит, а фирменный хозяйский пирог съеден, мы перешли к делам.
   - Я привезла вам ещё несколько эскизов. Думаю, они вам понравятся, - сказала я, доставая из футляра свои рисунки, все, кроме двух, лежащих отдельно.
   Она приняла их чуть ли ни дрожащими руками, и тут же упёрла изучающий взгляд в изображённые на листках рисунки платьев.
   - Это очень интересные варианты! И как я раньше до всего этого не додумалась?! - восхитилась Миссис Коул, рассматривая мои новые работы. - Дела наши сейчас как никогда хороши. В разгар сезона, леди не пристало появляться на нескольких балах в одном и том же платье, следовательно, клиентов у нас хватает. Работаем с девочками день и ночь. Кстати говоря, и у тебя на счету накопилась уже довольно приличная сумма. Ведь клиентов у нас много в основном благодаря тебе, моя дорогая!
   - Ваших заслуг в этом гораздо больше моих. Но, Миссис Коул, скажите пожалуйста, хватит ли у меня на счету денег, чтобы заказать у вас два платья, к следующей субботе?
   - Денег то хватит, вот только я с тебя ни пенса не взяла б и так. Тебе нужны платья, значит, они у тебя будут, сколько хочешь! - очень эмоционально проговорила женщина, и как-то по-матерински на меня посмотрела.
   - Спасибо Миссис Коул, А я в свою очередь, обещаю вам сделать как можно больше новых эскизов. И согласна не платить за платья, если вы настаиваете, но мне также нужны будут две пары обуви к ним, и шляпки.
   - Как скажешь... - ответила довольная портниха. - А какие платья? Ты уже выбрала?
   - Да, - сказала я, доставая из футляра два свежих рисунка. Оба этих эскиза я рисовала вчера ночью. Видимо именно от этого сейчас очень хотелось спать. Ну, разве я виновата, что гениальные идеи приходят в мою непутёвую голову только по ночам?!
   - Они прекрасны, - воскликнула миссис Коул, рассматривая рисунки. Первое платье было зелёного цвета, с вырезом "лодочкой", слегка открывающим плечи, правда, выглядело это совсем не вульгарно, а, я бы даже сказала, строго. Юбка в меру пышная, по силуэту, от середины груди и до бёдер, оно было обтянуто чёрной кружевной тканью, но линия низа, этой конструкции не была прямой, и даже казалась изорванной, но с очень ровными углами. На левой груди крепилась большая чёрно-зелёная роза. В качестве головного убора использовалась маленькая шляпка чёрного цвета, больше напоминающая мужской цилиндр, только, уменьшенный в размерах примерно в пять раз. Он был украшен зелёным фатином, и маленькой чёрной розой. Смотрелась вся эта конструкция очень даже интересно.
   - Это платье я бы хотела для себя, - проговорила я, - Оно построже...
   - Это, по-твоему, строго?! Да на тебя каждый будет оборачиваться. Во-первых, подобных шляпок никто ещё не носил, а во-вторых, покрой, конечно, строгий, но розы и это кружево делают его развратным. Оригинально то, что оно при этом полностью целомудренно, - сказала Миссис Коул. - Мне, конечно, очень нравятся твои идеи, но это по-моему перебор. Покажи второй эскиз.
   - Вот, - протянула я ей рисунок, это была моя гордость, мой шедевр, которым я сама восхищалась. - Это платье для Марджери.
   Портниха долго рассматривала рисунок, а потом медленно подняла на меня шокированный взгляд.
   - Это просто невероятно! Оно прекрасно! Ничего подобного, простого и вместе с тем такого красивого, я в жизни не видела.
   Я улыбнулась - ведь такая реакция опытного матера была куда лучше всяких красивых слов.
   Платье было нежно-розового цвета. По задумке - шёлковое, без рукавов, лишних узоров, и сильно расклешалось к низу. Юбка была очень широкой, с небольшим шлейфом. Ткань складывалась в воланы и как бы излучала свет. Платье затягивалось большим массивным поясом, из той же розовой ткани, обтянутой чёрным кружевом. Он начинался от груди и заканчивался на середине бедра, а на спине становился чуть уже и был завязан в огромный бант. На руках представленной модели виднелись чёрные кружевные перчатки, длинной чуть выше локтя, а головным убором служила шляпка, аналогичная предыдущей, чёрного цвета, с большой чёрно розовой розой. И, для завершения образа, шляпка должна была быть немного сдвинута набок.
   - Я уверена, что Марджери будет в восторге, но не думаю, что она рискнёт в этом хоть куда-то пойти. На неё и так все пальцем показывают, а тут ещё и наряд, который невольно бросается в глаза, - сказала женщина. - И, кстати, по какому поводу платья?
   - Мардж пригласили на бал, а она отказывается туда идти, из-за каких-то сплетен и мнения парочки напыщенных стерв. А я хочу, чтобы она выходила в люди. Знакомилась с молодыми джентльменами. Она же абсолютно нигде не бывает! - сказала я.
   - У Мардж на это есть свои причины, и её можно понять. Но, я согласна с тобой. Её решительно нужно выводить в общество. А то она так старой девой и останется! - запротестовала Миссис Коул.
   - А вы знаете причину того, почему Мардж предпочитает не посещать балы и званые вечера. Ведь сплетни просто так не рождаются? - спросила я.
   - Все знают, и от этого только хуже. Я удивлена, что ты до сих пор не в курсе, - ответила портниха.
   - Когда наш разговор доходит до этой темы, Мардж предпочитает молчать.
   - Она не любит об этом говорить ни с кем.
   - Так что же случилось? - спросила я.
   - Давай я заварю чаю, и расскажу всё что знаю, если ты конечно хочешь? - предложила Миссис Коул.
   - С радостью соглашусь! - воскликнула я.
   Позже, когда мы сидели за круглым столом и пили чай, миссис Коул поведала мне следующее.
   - Это было три года назад. Марджери только исполнилось восемнадцать. Её брат, тогда уже Маркиз Дарленский, решил устроить личную жизнь любимой сестры и выдать её замуж. Предполагаемым женихом стал друг их погибшего отца, Граф Дронк. Скользкий тип и подхалим, но богатый и с большими связями в городе. Дела маркиза в то время шли не так уж хорошо. Видимо, он боялся за благополучие сестры, вот и решил выдать её замуж. Она же не хотела этого брака. Помню, когда я шила ей свадебное платье, она плакала на каждой примерке. Я не могла на это смотреть, и сердце буквально разрывалось от жалости к бедной девочке... Она выглядела такой глубоко несчастной, но брату перечить не могла, ведь он был для неё самым родным человеком. И вот настал день свадьбы. Гостей собралось человек двести. Но перед алтарём, когда священник спросил Мардж, желает ли она стать женой этого графа, она с минуту помолчала, а потом выкрикнула: "Не за что". После чего подошла к маркизу и сказала, что он ей не брат ели решил выдать за это "ничтожество". И что она не станет ломать свою жизнь даже ради него. Она надеялась, что маркиз простит ей этот позор. Но он не простил....
   - Какой кошмар! Я не знала, что Мардж собиралась за муж! - проговорила я, - Видимо, поэтому они с братом до сих пор не общаются. Но я не поняла, почему её недолюбливают в обществе?
   - Ну, это же элементарно! Она опозорила брата, гостей, своего жениха. Поступила так, как хотела она, а не так как требовало от неё общество. Они её не поняли. Родители её подруг запретили им общаться с Марджери. Очень долго нашу девочку старались никуда не приглашать. А когда начали - она поняла что это только из их элементарной вежливости. Ведь знала, что видеть её там ни кто не будет рад.
   - Бедная Мардж... А я могу сказать ей, что вы мне рассказали эту историю? Я хочу, чтобы она выговорилась, хочу убедить её, что всё это в прошлом. Чтобы она перестала прятаться от этих стервятников, - я почти кричала. Эмоции переполняли, но именно в тот момент, я решила, что верну Марджери в свет, чего бы мне это не стоило.
   - Конечно, скажи. Но дело ещё и в том, что после этой неудавшейся свадьбы по городу поползли разные слухи... Что она отменила свадьбу, потому что беременна от конюха, или, что она безумно влюблена в пастуха из соседней деревни. Доходило даже до такого абсурда, что она якобы спит с собственным старшим братом. Мардж этого не выдержала...
   - Я постараюсь всё исправить! Я очень хочу, чтобы она была счастлива! - решительно проговорила я.
   - Будем надеяться, что у тебя всё получиться.
   - Вы сумеете закончить платья к пятнице? - быстро спросила я, увидев в окно, подъезжающую карету Мардж.
   - Конечно. Приезжай за ними. Туфли я тоже подберу. Так что всё будет готово, - обнадёжила меня женщина.
   - Ну, тогда, до пятницы. А мне пора, - попрощалась я с портнихой.
   Дорога обратно пролетела быстро. Мы разговаривали обо всём подряд. Но я, так и не придумала, как перевести разговор с Мардж в сторону её свадьбы. Ясно, что это больная тема. Поэтому подход нужно было как следует обдумать. И я решила не спешить.
   Теперь дни полетели быстрее. Приходилось так распорядиться временем, чтобы и мальчиков русскому языку учить, и эскизы рисовать, и по дому помогать, когда надо было, и упражняться вместе с Мардж в рукопашной борьбе, и вместе с Марком в фехтовании. Так что, в связи с насыщенностью дней, времени на раздумья не оставалось совсем. Но мне нравился такой образ жизни.
   Во вторник вечером, я опомнилась, что завтра среда, и что мне просто необходимо под любым предлогом уехать из дома на целый день. Официальной версией стало то, что отправилась в Лондон за книгами для мальчиков. На самом же деле Мардж купила их ещё во время нашего прошлого визита, но достойная отговорка была готова.
   Утро этой среды началось для меня так же, как и неделю назад. Я запаслась едой на день, вооружилась бумагой и красками. Но в этот раз предусмотрительно взяла с собой купальный костюм. Правда купальники двадцать первого века были для данной местности верхом разврата, поэтому пришлось соорудить себе одежду для водных процедур из бриджей и длинной облегающей рубашки с коротким рукавом. Конечно не верх изобретательности, но данный вариант меня вполне устроил. Оседлав Кирину, я отправилась к реке, на то самое место, где на прошлой неделе познакомилась с Лео. Нет, я туда ехала совсем не из-за него. Мне вообще было всё ровно приедет он или нет. Ну, или я хотела думать что мне всё ровно... Вообще я ехала туда чтобы поразмышлять, создать новые эскизы для миссис Коул, искупаться в прохладной реке, и попытаться найти путь домой.... А так, в общем, ничего не делать целый день.
   Не спеша добравшись до места, я, как и в прошлый раз, устроилась в тени огромного дуба недалеко от воды. Шум реки успокаивал. Навевал на позитивные мысли, и идеи новых моделей как-то сами по себе приходили в голову. Мне нравилось рисовать платья, олицетворяющие состояние души. Я и сама одевалась всегда исключительно по этому принципу. И сегодня, мне хотелось нарисовать наряд счастливой девушки. Не кричащее, не развратное, не строгое. А нечто такое, что было бы просто... прекрасным.
   К слову говоря, через каждые пять минут я невольно поворачивалась к выходу на тропинку. Наверно, всё же надеясь увидеть Лео. И каждый раз сама отдёргивала себя, и мой здравый смысл твердил сердцу, что я дура, что с таким нетерпением жду человека, которого видела всего-то один раз. И что он всё ровно не придёт. В эти моменты глубоко вздыхала и вновь принималась рисовать. Правда через некоторое время, так увлеклась работой, что совсем забыла, что сюда вообще может кто-либо прийти.
   Я была поглощена вырисовыванием линий, и верной передачей оттенка, когда где-то совсем рядом со мной прозвучало, как гром среди ясного неба, фраза: "Добрый день!"
   От неожиданности я чуть не выронила свой рисунок. Медленно подняв глаза в сторону звука, увидела улыбающегося Лео.
   - Вы меня напугали! - возмутилась я.
   - Леди, если вы находитесь одна в таком пустынном месте, вы просто обязаны быть бдительны. А если бы это был не я, а какие-нибудь разбойники? Я даже представлять не хочу, чем бы всё могло закончиться... - сказал он.
   - Я думаю, мы бы смогли с ними договориться, - ухмыльнулась я.
   -Да уж конечно! Я что-то с трудом представляю, что они стали бы с вами разговаривать.
   - Давайте не будем больше об этом думать! А то получается что везде не безопасно. Знаете, там где я раньше жила есть одна интересная поговорка: "Жить опасно, можно умереть..." - выпалила я.
   Лео рассмеялся.
   - Да.... Оригинально, а главное, жизненно! - с ухмылкой проговорил он. - И где же интересно вы раньше жили?
   Я задумалась.... Казалось бы, самый обыденный и простой вопрос ввёл меня в полнейший ступор. Я просто не знала, что ему ответить. Правду? Нет! Решительно, нет! А что же тогда? Соврать...
   - В России. Но это было очень, очень давно.... - ответила я. Это конечно правда... Но, я же не собиралась ему говорить что это была Россия двадцать первого века. Проблема была в том, что понятия не имела, что происходит в моей родной стране в настоящее время, то есть в веке девятнадцатом. Почему то когда все изучали историю России, меня больше прельщала история Европы. Теперь вот надо как-то выкручиваться.
   -Значит вы русская. А я всё думал, что же у вас за акцент. Похож на ирландский, но не он. Оказывается вон оно что. Вы хорошо говорите на родном языке?
   - Естественно, - ответ прозвучал на русском. Я думала, что он меня не понял, но, к моему глубочайшему удивлению, он ответил мне тоже на чистейшем русском:
   - Интересно, как же вы оказались в здешних местах?
   - А вы хорошо знаете язык, - я решила не переходить пока на английский. Зачем же упускать шанс услышать родную речь. Меня поражал тот факт, что это язык, который многие считают одним из самых сложных, в этой стране знают многие.
   - Я долго его изучал. В своё время мой отец настоял на этом. Я даже как-то был с визитом в России. Так всё же, как вы оказались в Англии? - настаивал он.
   - Не так давно приехала сюда жить. Но в скором времени надеюсь вернуться домой, - я сказала ему чистую правду. Пусть и не всю.
   - Понятно. Вы опять рисуете? Опять платья. Вам не надоедает это занятие? - спросил Лео.
   - В последнее время у меня не часто получается рисовать. Я постоянно занята чем-то другим. Более важным. И кстати, рисую я не только для удовольствия. Это мой способ зарабатывать деньги, - с гордостью сообщила я Лео.
   - Это как же? Кто-то покупает изображения хорошо одетых, но безлицых женщин? - усмехнулся он.
   - Можно сказать и так. Просто то, что одето на этих безлицых женщинах, некоторые умелые люди, воплощают в жизнь и продают молодым дамам, а я, как один из непосредственных участников процесса создания шедевра, получаю за это свои комиссионные, - спокойным голосом ответила я.
   - Мои аплодисменты! Это вы хорошо придумали. Умелое сочетание приятного с полезным! - усмехнулся он. - Значит, вы сами зарабатываете себе на жизнь? Мне интересно это ваша прихоть или действительно нужда.
   - Вы хотите услышать правду?! Ну ладно. В принципе, даже если бы я не зарабатывала сама, с голоду бы не умерла, благодаря хорошим людям. Но моя совесть не позволяет сидеть на чьём-то иждивении. Противно чувствовать себя содержанкой! Поэтому, если бы у меня не получилась продавать свои эскизы, я нашла бы другой способ заработать деньги, можете в этом не сомневаться. Я привыкла к независимости в материальном плане. Привыкла обеспечивать себя сама.
   Судя по выражению лица Лео, он мне сначала не верил, а потом понял, что я говорю искренне. И был немного ошарашен. Видимо, подобное мышление у девушки было для него дико! Я бы даже сказала шокирующее. По мере того как я говорила, он менялся в лице. И когда закончила, смотрел на меня как на диковинную зверушку, широко раскрыв глаза.
   - И не надо на меня так смотреть! - возмутилась я.
   - Я просто не понимаю! Если ты врёшь, то врёшь ты мастерски. А если говоришь правду, то она не укладывается у меня в голове - сказал растерянный Лео.
   - Я вижу, мы уже перешли на "ты"?! - спросила я, а он ещё больше растерялся, - Я согласна. Так удобнее общаться. И кстати, врать я так и не научилась...
   - Я тебя не понимаю. И наверно никогда не пойму, - тихо проговорил Лео, - Странная ты.
   - Вот теперь я странная... Ничего я не странная. Просто немного не такая, как все. Поэтому здешний народ меня часто не понимает, - я улыбнулась. - Вот когда я попросила одного молодого человека научить меня драться, он очень долго смеялся. Но всё же в итоге согласился. Наверно думал, что я сама откажусь. Не на ту напал! Теперь вот не знает, как отказаться.
   Лео рассмеялся.
   - Ну что, Неправильная, пошли купаться? - каверзно спросил он.
   - И не надейся, что я откажусь! - мой ответ прозвучал очень даже задорно и самоуверенно. - Я даже себе купальный костюм соорудила, так что, пошли.
   Мне показалось, что Лео покраснел. Я даже подумала, что он начинает меня бояться.
   От этой мысли мне почему-то стало безумно смешно. И дабы не рассмеяться ему в лицо, я быстро схватила сумку с вещами и побежала переодеваться. А когда вернулась, он всё ещё стоял на том же месте, в той же позе, и смотрел на реку.
   - Ну что идём? - спросила я.
   Он медленно повернулся ко мне. По выражению его лица я поняла, что он не на шутку напряжён. Не знаю, чего он ожидал, но посмотрев на меня, вдруг рассмеялся.
   - Я уже начинаю тебя бояться! - смеясь, произнёс он. - Я то думал, что ты предстанешь передо мной в костюме Евы прикрытая лишь клиновыми листочками.... А этот костюмчик очень даже целомудренный. Если сравнивать его с тем, что я изначально представлял. Жаль, у меня такого нет.
   - Значит, купайся в одежде! - злобно ответила я.
   - Ну, хоть сапоги то разреши снять... - шутил Лео.
   Негодяй. Вгоняет меня в смущение.
   - Я пошла. Догоняй, - сказала я, и разбежавшись запрыгнула в реку. Вода была приятной. Тёплой, но вместе с тем освежающей. После дня проведённого на жаре, это было просто Раем.
   Я проплыла до середины реки и собралась плыть обратно, когда меня догнал Лео.
   - Хорошо плаваешь! - сказал он.
   - Я всю жизнь прожила на побережье Чёрного моря. Каждое лето проводила на пляжах. Так что плаваю я замечательно. Но только в морской воде. Речная для меня пока ещё не освоена.
   - Думаю, ты быстро освоишься. А я вот именно в этой заводи учился плавать. Так что речная вода - моя стихия.
   Мы подплыли к самому берегу. Я вышла на берег и присела у кромки воды. Лео остался в реке.
   - Знаешь, с момента нашей встречи я приезжал сюда ещё несколько раз, но тебя не было. Я уже не надеялся тебя встретить, и ты появилась, - как то загадочно и вкрадчиво произнёс Лео.
   - Я вынуждена прятаться каждую неделю в этот день... А идти мне больше не куда. Это единственное место, где мне спокойно... - тихо ответила я.
   - От кого ты прячешься? - заинтересовался Лео.
   - А можно я не буду отвечать? - как бы в шутку спросила я. Но как говориться в каждой шутке есть доля шутки, а остальное правда. Видимо Лео понял, что не хочу об этом говорить, но сдаваться не собирался.
   - Ты говорила, что твоя подруга каждую среду учувствует в каком-то благотворительном собрании, а ты в нём учувствовать не хочешь. И поэтому приходишь сюда. Или есть ещё причины? - заинтересовано спрашивал Лео.
   - Да. Эти скучные матроны нагоняют на меня тоску. А Ма... Марии, моей подруге, видимо нравиться эта компания, - я чуть не спалилась. Чуть не сказала Мардж. А она дама известная на всю округу. Впредь надо быть внимательней осторожнее! А то я что-то изрядно разоткровенничалась...
   - Значит, твою подругу зовут Мария, - загадочно спросил мой собеседник, а я почувствовала себя как на допросе. Надо срочно начать задавать вопросы ему, ведь лучшая защита - это нападение!
   - Да, Мария-Луиза. Большего не скажу. Вспомни у нас уговор, - выкрутилась я, - Значит, ты приезжал сюда специально, чтобы встретиться со мной, а меня не было?
   Вопрос попал в точку. Теперь он не знал, как выкрутиться.
   - Совсем нет. Не специально. Просто у меня были дела в этих краях, и я заезжал сюда лошадь напоить, - спокойно ответил он. Мне нравилась его выдержка. Так закрываться, как этот парень, не умел никто, а я уж точно.
   - А можно глупый вопрос? - поинтересовалась я. - Как тебе удаётся так хорошо скрывать собственные эмоции. Даже сильнейшее удивление на твоём лице через долю секунды превращается в полное безразличие. Ты не думай, я спрашиваю как дилетант мастера.
   Он заметно удивился. Потом хитро улыбнулся...
   - Вот почему каждый твой вопрос ставит меня в тупик?! - возразил он. - Это-то тебе зачем?
   - Наверно всё дело в жажде самосовершенствования.... - ответила я улыбаясь.
   Он рассмеялся.
   - Ну, вот скажи мне, как я должен на это ответить?
   - Ну не знаю, я обычно в таком случае представляю себе что-то такое что, способно меня отвлечь, - сказала я.
   - Значит так? А я-то считал себя первопроходцем в данном вопросе. Ну ладно... Я в такие моменты говорю себе, что я выше всего происходящего, я умнее, я ни за что не покажу этим людям, что у меня на душе. Говорю себе, что я обязан быть сильным.
   - Да тут манией величия попахивает! - усмехнулась я.
   - Ты спросила - я ответил. Кстати ответил правду. Не нравиться - не верь, - демонстративно обиделся он.
   - Прости, не хотела тебя обидеть. Приму к сведению ваш способ, может и у меня так получиться....
   - Не получиться. У меня ушли годы тренировок, - улыбнулся он.
   - А вот посмотрим. Я уверена, что научусь!
   - Только прошу тебя, не стоит тренироваться в моём обществе. Мне нравиться твоя открытость, а масок и в обычной жизни хватает... - попросил он.
   - Тогда ты тоже перестань прятаться за маской человека без эмоций. Я вижу, какой ты, когда не прячешься. Давай общаться как живые люди, а не как актёры в театре, - сказала я.
   - То есть, продолжим в том же духе... - ответил он.
   - Ага.
   Мы долго разговаривали обо всякой ерунде. О погоде, о местном климате. Лео был очень удивлен тем, что последние две недели были солнечными и тёплыми. Он устрашающе рассказал мне о местных ливнях, туманах и пронизывающем ветре. О разбойниках, которых много развелось в окрестностях Лондона. О самом Лондоне.
   - Расскажи мне про Россию, давно там не был, - попросил Лео, чем ввёл меня в полнейший ступор. Видимо заметив, как я изменилась в лице, он сказал:
   - Ну если не хочешь - не говори...
   - Просто я давно там не была. Всё могло измениться. Да и честно говоря, больно говорить о доме, когда не имеешь возможности туда вернуться. Я очень скучаю по родителям, по брату, по своим друзьям. Даже по работе скучаю...
   - А что мешает тебе вернуться домой? - сочувственно спросил он.
   - Я не могу тебе ответить. Ты мне всё ровно не поверишь, а если и поверишь, то помочь ни чем не сможешь. Так что я постараюсь найти решение сама. А у тебя есть братья? - попыталась перевести разговор я.
   - Да, есть. Но ты если не хочешь говорить о доме, то не говори. Я пойму. Я тоже не люблю о своей семье разговаривать. Ни с кем.
   - А могу я спросить почему? - удивилась я.
   - Просто мне не приятна данная тема. Всё, что я говорил когда-то про семью обернулось сплетнями против меня.
   - И тут сплетни. У вас не страна, а какое-то логово матёрых сплетников, - сказала я. - Как можно жить, постоянно прислушиваясь к тому, что о тебе говорят?! Так же и с ума сойти можно. Я считаю, что просто нужно жить так, как считаешь нужным, и вести себя так же. А сплетники, когда поймут что тебе всё ровно, найдут другую жертву для обсуждений. Как говориться: "Волков бояться - в лес не ходить"...
   - Ты что, тоже стала жертвой сплетен? - спросил Лео.
   -Не я, но один очень близкий мне человек. Она мне как сестра. И сейчас я пытаюсь сделать всё, чтобы она как можно быстрее забыла, обо всём что говорят и вернулась к нормальной жизни! Знаешь, если бы что-то в её адрес сказали при мне, то я бы с радостью украсила лица обидчиков парочкой новых синяков и царапин.
   Лео расхохотался. Что-то в последнее время мне всё чаще кажется, что я для него как клоун. Он постоянно смеётся, чуть ли ни с каждой моей фразы. Может, я не правильно говорю..... Или акцент смешной?!
   - Что я опять такого сказала? - моему возмущению не было предела.
   - Не надо никого бить! - ответил Лео. - Я просто представил тебя, избивающую какую-нибудь престарелую матрону, только за то, что у неё длинный язык, и ей больше нечем заняться.
   - Пусть обсуждает тогда, когда её никто не слышит. Но если кто-то оскорбит при мне Мари, я буду в бешенстве, а в бешенстве я страшна.
   - Надеюсь, что никогда не доведу тебя до подобного состояния, - опять рассмеялся Лео.
   - Ах ты, негодяй! Хватит меня высмеивать, я же могу и обидеться! - я развернулась прочь от него и направилась к дереву, под которым лежали мои вещи. Поспешно собрала всё в сумку, и пошла седлать кобылу. Я прикинула, что сейчас уже около четырёх часов после полудня, значит, изверг от которого я вынуждена прятаться, уже уехал. А рядом с Лео я больше находиться не могла. Он начинал меня бесить! Как-то неприятно быть постоянным насмешищем. Я уже собиралась взобраться на лошадь, как кто-то схватил меня за руку.
   Я спокойно повернулась к противнику. Лео смотрел на меня испуганным взглядом.
   - Стой, - сказал он. - Прости, если я сказал что-то лишнее, возможно, я перестарался. Просто мы с самого начала с тобой привыкли друг друга цеплять в беседе. А тут ты сама мне рассказываешь вещи, над которыми не пошутить нельзя. Для меня просто на самом деле дико многое, что ты говоришь. Понимаешь, неестественно и странно, что красивая девушка вынуждена работать, что она стоит горой за свою подругу, что учиться драться, и готова применить свои умения при первой же возможности. Ты не такая как все кого я знаю. Это всё для меня чуждо. Прошу, не держи на меня обиду. Я буду ждать тебя здесь через неделю. Пожалуйста, приезжай...
   Он отпустил меня, и ещё примерно минуту, я смотрела в его чистые голубые глаза, полные сожаления. Он был так красив в этот момент, что мне захотелось сделать для него всё на свете. Но... он меня обидел. Зацепил за живое. Я знала, что приеду сюда через неделю. У меня, четно говоря, и выбора то не было. Но что сказать ему сейчас, так и не решила...
   И уехала промолчав.
   Ехала я медленно. О многом хотелось подумать перед тем как вернуться в особняк. И тут вспомнила, что мне необходимо поговорить с Марджери, ведь бал в субботу, а она пока совсем не готова к тому, что я собираюсь её туда потащить. А в моём нынешнем состоянии души в голову приходило только одно решение данного вопроса - просто взять и сказать всё в лоб.
  
   Глава 7. Исповедь опальной принцессы...

Помни: в пяти случаях из шести свет в конце туннеля

это свет надвигающегося поезда.
Пол Диксон

  
   Я нашла Марджери в саду. Она сидела в тени старого дуба, бессмысленно перелистывая страницы какой-то газеты.
   - Добрый день.... - сказала я, присаживаясь рядом, - Что читаешь?
   - Ничего особенного, - ответила Мардж. - Тони привёз из города несколько свежих изданий, вот я и решила посмотреть, что же тут интересного пишут.
   - И что нашла?
   - Сплошные балы, рауты и сплетни.... - ответила Мардж.
   И вот, в этот момент я решила, что другой возможности у меня может и не представиться...
   - Марджери, я бы хотела задать тебе один вопрос... - вкрадчиво и осторожно произнесла я. Девушка насторожилась, видимо ожидая того, что вопрос ей не понравиться...
   - Задавай. Постараюсь на него ответить.
   - В общем, когда я в прошлый раз ездила к Миссис Коул, она рассказала мне, что ты когда-то собиралась замуж, и что свадьба твоя сорвалась в самый последний момент... - я выдержала небольшую паузу, чтобы понять, насколько глубоко данная тема задевает Марджери. - Миссис Коул сказала, что после того что случилось на свадьбе, ты перестала посещать балы. И мне кажется, что твоё общение со старшим братом прекратилось так же, после того, как свадьба сорвалась...
   Мардж сидела, молча опустив глаза в пол, и по всему её напряжённому виду я понимала, что ей неприятно обо всём этом говорить.
   Мне стало её очень жалко. Груз переживаний того времени так и остался в ней. Она даже поговорить об этом не могла ни с кем. Все вокруг её осуждали...
   - Ты права, - тихим голосом произнесла моя подруга. - Действительно, уже больше трёх лет я предпочитаю не посещать светские мероприятия. А всё из-за того, что один мой поступок был отвергнут обществом, после чего меня сразу же записали в изгои. Понимаешь, после смерти родителей, мы с Тони стали ещё ближе. Он всячески меня поддерживал. Я тоже как могла, старалась ему помогать, или хотя бы не мешать. Я понимала, что на него в один момент свалился непосильный груз: титул, папины предприятия, ответственность за благополучие наших братьев и за меня. А дела тогда шли не совсем хорошо. Я бы даже сказала, очень плохо. Энтони как мог, пытался вытянуть нашу семью из долгов. Но всё тщетно. И тогда он решил, что лучший способ спасти семью от разорения - это выдать меня замуж за богатого компаньона, да к тому же, графа. Энтони не взял в расчёт, что мне было восемнадцать лет, а моему жениху сорок три. Он так же не посчитал важным то, что этот извращенец желал, чтобы я рожала ему в год по младенцу! Тони не хотел слушать, когда я рассказывала, как этот боров заманивал меня в тёмные углы сада и пытался тискать. Он приставал ко мне... Нагло, грубо, как будто я какая-то девка из борделя! Он был мне противен. Я говорила обо всём этом Энтони, но он лишь безразлично пожимал плечами, считая, что я просто перед свадьбой нервничаю. На мой довод, что я не люблю своего жениха, Тони отвечал, что любовь удел нищих, а нам выбирать не приходиться. А потом и вовсе стал говорить, что любовь это сказки, и что ничего подобного не существует. Он внушал мне, что от моего брака зависит жизнь наших с ним братьев. Ведь мой женишок, пообещал ему заём на очень крупную сумму, если я стану его женой. Энтони всё время напоминал, что нам просто жизненно необходимы эти деньги, чтобы вернуть былую мощь отцовскому предприятия..... И я согласилась.
   Но, до самого дня свадьбы плакала каждый день, понимая, что мой самый родной и любимый человек, сознательно обрекает меня на ужасную жизнь, лишая всякой надежды на счастье....
   И вот настал день свадьбы. Наверное, никто и никогда не видел более несчастной невесты, чем была в тот момент я. Как сейчас помню эту огромную церковь, толпу незнакомых, хорошо одетых людей, красивую музыку, и... это чудовище, ждущее меня перед алтарём. Я шла к нему! Каждый шаг давался мне с огромным трудом. Мне казалось, что я иду не к алтарю, а обрыву, за которым меня ожидает только падение... скалы... и холодная вода. В тот момент я бы предпочла прыгнуть в пропасть, нежели обречь себя на долгие муки рядом с этим человеком. Но всё же, я шла. Каждый мой шаг вторил ритму играющей мелодии. Каждый мой шаг делал меня ближе к обрыву. И почти дойдя до алтаря, я увидела Энтони. Он был счастлив. Он был рад тому, что его сделка почти осуществилась, а то, что я буду страдать рядом с нелюбимым человеком, его не волновало! Он меня продал, и сейчас подсчитывал выигрыш. Я была на взводе... Как он мог так со мной поступить?!
   И тут я услышала слава священника: "Марджери Алиса Свон, берёшь ли ты в мужья этого мужчину? Будешь ли ты любить и беречь его, в богатстве и бедности, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит вас?" После этой фразы я взглянула на своего будущего супруга. Маленький, толстый свин, с глупым выражением лица. И я сказала себе, что никому не позволю ломать свою жизнь! И ответила священнику "Нет!"
   Я могла бы просто убежать, но... Вся злость, что так долго скапливалась во мне все эти месяцы ожидания ненавистной свадьбы, вырывалась наружу. Я обратилась к своему жениху, я сказала ему: "Простите сер, но связать жизнь с вами - выше моих сил". Потом подошла к Тони и выговорила ему всё! Сказала, что не позволю ему, кем бы он ни был, играть моей жизнью! Ставить на кон этой игры моё счастье, моё будущее! Сказала, что ненавижу его... И выпалив всё это, гордо покинула зал. Все гости молчали. Представь, в зале было больше ста человек местной элиты, и все они боялись издать даже какой-то звук. Я шла между рядами, и каждый мой шаг, каждый удар каблуков об пол, разносился эхом по залу. Все эти напыщенные богатеи провожали меня осуждающими взглядами...
   Когда я вышла из церкви, меня догнал Тони. Он схватил меня за плечи. Грубо, жёстко, и то что он сказал тогда, до сих пор эхом пульсирует в моей памяти. "Нет, дорогая, это я тебя ненавижу! Ты глупая эгоистка! Мне жаль, что по крови ты моя сестра! Но знай, что этот позор я тебе никогда не прощу! Ты для меня теперь пустое место! Ты обуза для нашей семья! От меня ты не получишь ни пенса! Живи, как хочешь!" И он толкнул меня.... Я еле удержалась на ногах.
   Неделю со мной никто из братьев не разговаривал. От этого было невыносимо тяжело! Первым мою выходку простил Марк! Он и сейчас остаётся единственным, кто счастлив, что тогда я поступила именно так. Потом Джонни начал со мной разговаривать. Но вот Энтони меня так и не простил. Я живу в этом доме только потому, что это и мой дом тоже, и он не имеет права меня отсюда выгнать. Денег он мне не даёт. Хорошо лишь то, что мама когда-то открыла на моё имя в банке счёт, где копилось моё приданное. Теперь я иногда беру нужные суммы оттуда. Все думают, что по моим счетам платит Тони. Но это совсем не так. Мы вынуждены с ним иногда общаться. Но это всё показное. Правда у меня периодически создаётся впечатление, что он готов сделать всё, чтобы моя жизнь казалась невыносимо одинокой.
   А ещё после свадьбы по городу стали ходить разные сплетни. И как следствие, меня перестали принимать практически во всех домах Лондона. Многим моим подругам их родители запретили видеться со мной, опасаясь, как они говорят "дурного влияния!"
   Казалось, прошло много времени, и все забыли про то, что случилось, но стоит мне появиться в свете, как сплетни вспыхивают с новой силой. Поэтому, даже теперь я предпочитаю не бывать в обществе. Не посещать балы.... - закончила рассказ Мардж и опустила голову.
   - Знаешь Мардж, а я бы поступила так же как ты! Я бы ни за что не вышла замуж, только потому, что так бы хотел мой брат! - сказала я.
   - Спасибо за понимание, - улыбнулась Марджери. - Жаль, что все остальные не устают меня осуждать....
   - А знаешь, я считаю, что ты должна опять бывать в обществе! Ты уже так давно не посещала балов и приёмов! И не важно, что скажут! Чем меньше ты будешь обращать внимание на сплетни, тем меньше их будет! Сестрёнка, нельзя запирать себя в четырёх стенах! - возмутилась я.
   - Может ты и права. Но я знаю, как мне будет тяжело выдерживать злобные взгляды всех этих напыщенных куриц!
   - Знаешь, я считаю, что в этом случае нужно действовать от противного! Не прятаться, а показать им себя во всей красе! Пусть завидуют, пусть бояться! Мардж, прошу тебя, подумай над этим... - сказала я.
   - Хорошо, обещаю подумать, - улыбнулась Мардж. Она взяла меня за руку, и глядя в глаза продолжила. - Спасибо тебе за понимание! Я очень рада, что ты сейчас со мной! Без тебя, я бы наверно сошла здесь с ума от одиночества...
   - Мардж, Всё будет хорошо! Я в это верю! - и после секундного молчания я спросила: - А Энтони... ты простила его? Сама для себя, в своей душе?
   Марджери посмотрела в сторону. Было заметно, что она тщательно обдумывает ответ...
   - Знаешь, наверное, всё-таки простила... Он мой старший брат. Мы с ним вместе выросли. Он меня всегда поддерживал. Я не могу на него обижаться. Но того Тони, которого я знала и которого любила давно нет. Теперь вместо него появился гордый, надменный, жестокий маркиз, в котором ничего не осталось от моего старшего брата.
   - Я думаю, что он тебя тоже давно простил... - сказала я, хотя сама в это почти не верила.
   - Нет, не простил... - с грустью в голосе ответила Марджери. - После выходки на свадьбе мой женишок отказал Энтони в займе, и ему пришлось выкручиваться самому. Он очень много работал и, в итоге, ему удалось вернуть отцовское предприятие на прежний уровень, и даже расширить сферу деятельности. Теперь он владеет ещё и судостроительными верфями, и вкладывает деньги в строительство железных дорог. Но меня он так и не простил..... И вряд ли вообще когда то простит... Представь, мы год вообще не разговаривали, а потом общались очень сухо. И любое наше общение приводило к крикам ссорам. Поэтому он стал приезжать сюда не чаще раза в неделю, а я в этот день, по негласной договорённости, стараюсь не попадаться ему на глаза.
   - Это ужасно... - проговорила я. - Мардж, позволь мне помочь тебе. Позволь постараться вернуть тебя в общество с триумфом!
   Она расхохоталась...
   - И как ты предлагаешь это сделать? - усмехнулась она.
   - Оставь это мне... я что-нибудь придумаю... - уверила я Марджери. - Просто верь, и всё у нас получиться!
  
   ***
  
   Наступила пятница. За окном шёл проливной дождь.
   Ранним утром я отправилась к Миссис Коул за платьями. Она поджидала меня с уже упакованными свёртками.
   - Мне было очень приятно над ними работать, - сообщила портниха с улыбкой. - Всё получилось просто прекрасно! Вот увидишь, Марджери будет в восторге!
   - Я в этом почти уверена, - согласилась я, и попрощавшись с женщиной отправилась обратно. Сегодня у меня не было времени на долгие чаепития.
   Добравшись домой, я распаковала платье Мардж и разложила его на её постели. Сама Мардж в это время сидела в гостиной, уткнувшись, в какую-то книгу. А после обеда, сказала ей, что у меня для неё есть сюрприз, завязала ей глаза платком, и повела в комнату. Любопытная миссис Мери пошла с нами. Это даже хорошо, будет кому оценить мой сюрприз со стороны.
   В комнате, я развернула Мардж лицом к кровати и развязала глаза.
   - Вот... это тебе, - проговорила, показывая платье.
   Я поняла, что ей уже очень давно никто ничего не дарил. Она выглядела как растерянный ребёнок. Не могла понять, как ей реагировать.
   - Марджери, примерь, пожалуйста... - я очень хочу, чтобы тебе понравилось это платье.
   Она послушно кивнула головой. Я даже и подумать не могла, что в случае с Марджери, дочкой маркиза, сестрой одного из самых богатых людей Лондона, может быть такая реакция на какое-то платье.
   Она сгребла в охапку мой сюрприз, и отправилась переодеваться. Я помогла ей правильно завязать пояс, и Марджери Свон предстала перед нами во всей своей красе. Платье сидело на ней как влитое! Сразу видно, что оно и придумывалось и создавалось, только для неё.
   Мардж предстала перед нами как золушка перед принцем. Она была великолепна. Розовый цвет прекрасно подчёркивал слегка смуглую кожу девушки. А её ярко синие глаза блестели сейчас так, что могли затмить любой сапфир.
   Она смотрела на себя в зеркало и по её щекам текли слёзы. В этот момент у меня возникло дикое желание выцарапать её старшему брату глаза! Разве можно так поступать с девушкой, тем более с сестрой!? Это было очень жестоко с его стороны....
   - Тебе нравиться? - спросила я.
   - Очень... - тихо ответила Мардж. - Я никогда не видела более красивого платья. Уверена, что его придумала ты, а сшила, скорее всего, миссис Коул. Оно великолепно...
   - Нет, это ты в нём великолепна! Мардж, и... я прошу тебя пойти завтра на бал.... - я ожидала отговорок, страха, отказа, но Мардж меня удивила.
   - Конечно, пойдём. Только ты пойдёшь со мной! Я же не могу идти на бал без компаньонки! Для всех ты будешь моей кузиной, Каролиной, - рассмеялась сквозь слёзы Мардж.
   Всё получилось гораздо проще, чем я думала. Теперь осталось дождаться завтра и выдержать бал. Я знала, что будет не просто, но первый шаг сделан, а отступать я не намерена!
   Сейчас я поняла, что просто безумно хочу отомстить её брату, за то, как он с ней поступил. И лучшая месть в этом случае, это счастливая улыбка Марджери!
   - Как ты могла подумать, что я отпущу тебя одну...!? - улыбнулась я.
   И ранним утром, на следующий день, мы отправились в Лондон. Как оказалось, в городе у семьи Марджери был особняк, в котором когда то жили её родители. Дом был двухэтажным милым сооружением не лишённым пафоса. Сейчас здесь никто из семьи не жил, и только Энтони изредка селил здесь своих иностранных партнеров, поэтому дом содержался в чистоте. Сам молодой маркиз, предпочитал жильё поближе к центру. Он купил особняк недалеко от здания парламента и своей конторы, чтобы не тратить лишнее время на дорогу. Этот Энтони во всём казался таким практичным, что становилось тошно. Но в этот раз его практичность сыграла нам на руку.
   Марджери уточнила у мажордома, что в ближайшие два дня никаких гостей не ожидается, и мы смогли спокойно устроиться и готовиться к вечеру. Она объяснила мне, что распорядок местных балов следующий: в семь вечера собираются гости, в восемь вечера подаётся ужин, а в десять начинаются танцы. Мы же решили пропустить первые два действия, и явиться прямиком на третье.
   Сборы заняли у нас примерно три часа. Парикмахер из меня оказался никудышный. Я-то привыкла, при сооружении причёски, пользоваться лаком для волос, различными заколочками и крабиками... А тут в моём арсенале были только шпильки.... Пришлось проявить смекалку и через пару часов причёске Марджери могли бы позавидовать многие. Маленькую шляпку мы расположили так, что казалось, что она небрежно съехала на правый бок.
   Марджери выглядела замечательно...
   Сама же я собралась минут за сорок, быстро соорудив на голове строгую причёску и натянув платье, и на бал мы прибыли как раз к началу танцевальной части.
   Мы вошли в огромный зал. Он был прекрасен! Это нереальных размеров помещение было освещено тысячей свечей. Всё помещение было оформлено в золотых и зелёных тонах. По периметру были расположены мягкие диванчики для гостей, а в центре зала очень гармонично кружились в вальсе пары.
   Мардж была счастлива! Глаза горели немыслимым азартом, а с лица не сходила довольная улыбка. По ней было видно, что эта атмосфера ей очень нравилась, но вместе с тем немного пугала. Слишком уж давно она не посещала подобные мероприятия...
   Я была в восторге от происходящего здесь. Всё походило на прекрасно поставленный спектакль с дорогими костюмами. Но даже на фоне всех этих разодетых леди, моя названная сестра выделялась как луна на небе среди звёзд. Естественно на неё обращали внимание! Как и ожидалось, джентльмены провожали её заинтересованными взглядами, а в глазах леди читалась неприкрытая зависть пополам с осуждением.
   Мы направились к диванчику за колонной, чтобы спокойно понаблюдать за происходящим в зале. Но не успели присесть, как к нам подошёл очень симпатичный молодой человек, лет двадцати пяти на вид. Военная выправка, светлые волосы, элегантный костюм чёрного цвета и непоколебимая уверенность в себе, выдавали в нём местного повесу.
   - Добрый вечер, Дамы! - сказал он. Я предпочла отступить ближе к колонне, и он обратился к Мардж. - Меня зовут Даниэл Крост, надеюсь вам нравиться сегодняшний вечер?
   - Добрый вечер, мистер Крост, - вежливо ответила Мардж. - Да, мы приятно удивлены красотой и гармоничностью сегодняшнего бала.
   - Простите мадмуазель, я не знаю вашего имени... - сказал джентльмен. Вообще, я бы посчитала такое обращение наглостью, но Мардж, похоже, приняла правила его игры.
   - Меня зовут Марджери Свон, а это, моя кузина и компаньонка мисс Каролина Вебер, - она указала на меня, и я вежливо кивнула в ответ на приветствие молодого человека.
   - Очень приятно познакомиться с вами, сер, - учтиво ответила я.
   -Прошу вас подарить мне сегодня, хотя бы по одному танцу, - вежливо попросил мистер Кроун.
   - Боюсь, что я не могу согласиться на ваше предложение, так как накануне крайне не осмотрительно подвернула ногу, и, к сожалению, танцевать сегодня не смогу, - ответила я. - Но вот мисс Свон с радостью согласиться.
   - Видимо сегодня, мне на самом деле придётся танцевать за двоих, - улыбнулась моя подруга. Её моя подстава ни капли не разозлила. Видимо моя Мардж так соскучилась по всем этим развлечениям, что была готова танцевать ночи напролёт.
   Джентльмен взял Мардж за руку и повёл к центру зала. А мне оставалось только наблюдать, так как, если честно, танцевать я не умела. Вернее умела, но далеко не то, что было принято исполнять на балах. И к тому же, на мой взгляд, компаньонке молодой леди следует, прежде всего, следить за самой молодой леди, а не развлекаться. Да и не место мне среди всех этих людей.
   Мардж танцевала весь вечер, то и дело, меняя партнёров. Она весело кружилась в танцах, звонко смеясь очередной шутке своего очередного ухажера. Сегодня она была в центре внимания. Правда с соседнего диванчика, где расположилась компания молодых леди, до меня то и дело доносились обрывки фраз, в которых явно присутствовала фамилия Свон. И как только до меня долетело ещё и имя, я оторопела. Девушки обсуждали не только Мардж, но и её брата Энтони.
   И тут я поняла свою главную ошибку. Ведь тот, от которого я уже почти два месяца пряталась, мог объявиться здесь сегодня. И тогда этот вечер явно закончиться для меня, мягко говоря, плохо. Тем более, что я даже не знала, как выглядит Маркиз Дарленский. Не знала, кого мне опасаться. Радовало лишь то, что меня почти полностью скрывала тень колоны, за которой был расположен мой диванчик. Попытавшись собраться с мыслями, я продолжила наблюдать за Марджери.
   В этот самый момент и без того не спокойный ход моих размышлений прервал мужской голос.
   - Добрый вечер, мадмуазель, - обратился ко мне высокий мужчина лет тридцати на вид. - Могу ли я поинтересоваться, почему же вы не танцуете?
   У меня внутри всё похолодело. В лице этого человека явно читалось сходство с братьями Мардж. Я бы даже сказала, что он был как две капли воды похож на Джонни. Те же тёмные слегка вьющиеся волосы, синие глаза, прямой нос, и слегка надменный взгляд. Я как могла, пыталась унять дрожь в руках, стараясь применить на практике метод Лео. Говорила себе, что я сильнее, выше, что я справлюсь, что я должна, что я в себе уверена, и, по-моему, у меня получилось. Я взяла себя в руки и как могла мило улыбнулась джентльмену. А вдруг пронесёт?
   - Прошу прощенья, сер, просто несколько дней назад я случайно подвернула ногу, и танцы для меня сейчас совсем не в радость... - спокойно, и даже кокетливо ответила я.
   - Очень жаль, что такая красивая девушка, сегодня лишена возможности подарить кому-либо танец - ответил джентльмен, и, видя моё явное смущение, продолжил. - Я не видел вас раньше, вы недавно в Лондоне?
   - Несколько месяцев, а сегодня впервые на балу в качестве компаньонки.
   - Простите, я не представился, моё имя Рендал Робертсон. Я хозяин этого дома.
   Не уверена, что он не заметил явное облегчение на моём лице, но я была очень рада, что этот молодой человек оказался не тем, кого я ожидала. Значит, в этот раз мне крупно повезло. Но не факт что повезёт и в следующий...
   - Мне очень приятно с вами познакомиться, мистер Робертсон. У вас прекрасный дом, а сегодняшний бал просто великолепен, - искренне улыбаясь, ответила я, - Моё имя Каролина Вебер, я кузина Марджери Свон, и приехала сюда из Ирландии.
   И в этот момент мне показалось, что он изменился в лице. Я посчитала, что это из-за скандала связанного со свадьбой Мардж. Но нет... Он же пригласил её на этот бал, а как она сама говорила, приглашают её не часто.
   - Мисс Вебер, мне тоже очень приятно с вами познакомиться. Кстати говоря, я близкий друг семьи Свон, и кузен Марджери, - тихим вкрадчивым голосом проговорил он, а его фраза заставила меня побледнеть. - И я знаю кто вы. Вы не кузина Мардж, вы её подруга, которая сейчас живёт с ней. Мне рассказывал про вас Энтони. И кстати, кроме моей семьи, у Свонов больше нет кузенов...
   Его взгляд изменился. Он смотрел на меня со злостью. Я поняла, что крупно влипла. И надо было срочно выкручиваться. Это конечно не Тони, но всё же, этот джентльмен казался мне ещё более непредсказуемым. И тут я решила перейти в наступление. А что? Терять мне уже не чего...
   - Да, вы правы, я не кузина Марджери. Но здесь я исключительно из-за неё. Если вы действительно хорошо знакомы с их семьёй, и даже называете себя другом, то я думаю, вы знаете, что Мардж уже почти три года не выходила в свет. Они живёт затворницей в своём доме. А сейчас, посмотрите на неё, - сказала я, и мы оба повернулись в сторону танцующих пар. Марджери смеялась. Она была счастлива, танцуя с каким-то молодым джентльменом. - Вы видите, что она улыбается. Она в своей стихии... Я бы очень хотела, чтобы она была счастлива, но её брат наоборот, старается сделать всё, чтобы она осталась старой девой...
   - Да, действительно. Я давно не видел, чтобы Марджери смеялась. И, честно говоря, был очень удивлён, увидев её здесь. Этот бал мы устраиваем каждый год, и каждый год я отправляю приглашение Марджери, но она не приезжала, ни разу, - спокойно сказал мистер Робертсон. - Теперь понимаю, что в этом есть ваша заслуга, поэтому прошу простить мне мой напор. И кстати, вы не правы по поводу Энтони. Он любит свою сестру!
   - Так любит, что они уже три года не общаются?! Так любит, что она живёт одна?! Так любит, что старается лишить её всего, что ей нравиться?! То, что сегодня сделала я, должен был давно сделать он! Можете считать мои слова слишком резкими, но они правдивы! - меня буквально распирало от злости. Я впервые высказала кому-то своё мнение относительно маркиза Дарленского. Может, в этот момент меня захлестнули эмоции, и я не понимала, что творю, и какие могут быть последствия, но... остановиться уже не могла.
   Мистер Робертсон, задумчиво посмотрел мне в глаза, потом повернулся к танцующим. Убедившись, что всё в порядке, и все довольны, он снова обратился ко мне. Теперь в его взгляде не было осуждения. Он смотрел на меня как на друга. Или мне так казалось...
   - Может вы и правы, мисс Вебер. Может Тони действительно во многом поступает не правильно. И, в первую очередь, он не прав по поводу вас. Вы действительно хорошо влияете на Марджери, но... намерения Энтони относительно вашей персоны, я думаю, вам известны.
   - Конечно! Мне милостиво позволили остаться до конца лета. И я решила, что в оставшийся месяц просто обязана сделать всё возможное для возвращения Марджери к нормальной жизни!
   - Верю, что у вас всё получиться! - сказал мой собеседник с улыбкой. - Кстати, обратите внимание, Марджери танцует с этим джентльменом уже в четвёртый раз. Это кстати один из компаньонов Тони, мистер Дениэл Крост. Очень воспитанный джентльмен, и к тому же честный и благородный.
   - Надеюсь, что Марджери приятна его компания, - улыбнулась в ответ я.
   - Вы не находите, что здесь становиться душно, - сказал джентльмен. - Разрешите пригласить вас прогуляться в сад.
   Я посмотрела на него с недоверием. Видимо, он это заметил и поспешил оправдаться:
   - Там просто тише играет музыка, и нет лишних ушей. Там можно спокойно поговорить...
   - Я бы с радостью, но не могу оставить Марджери здесь одну.
   - Мы выйдем буквально на пару минут, за это время с ней точно ничего не случиться. Тем более в моём доме, - уверил меня мистер Робертсон, и подал руку.
   Обойдя танцующие пары, мя вышли в сад. Здесь было прохладно, но гораздо приятнее, чем в зале.
   - Я не понимаю, чем вы умудрились не угодить Тони? - спросил мистер Робертсон. - Как может такая девушка как вы вызывать столько негатива?!
   - Мы с его высочеством лично не знакомы.... - ответила я.
   - Как такое возможно, если, как я понял, вы живёте в его доме уже больше двух месяцев?
   - Вот так, - ответила я. - Честно говоря, предпочитаю с ним не встречаться. Я столько о нём слышала плохого, что мне просто элементарно страшно. Ведь насколько успела понять, это сухой, чопорный, эгоистичный, самовлюбленный и жестокий человек, которого счастье близких заботит в самую последнюю очередь.
   - Вы не правы. Может Энтони хочет таким казаться, но на самом деле он замечательный человек. Уж поверьте мне, я знаком с ним больше пятнадцати лет. Конечно, после смерти его отца, он стал более замкнутым, с головой ушёл в дела, но всё же, для самых близких он остался собой.
   - Значит его сестра - не самая близкая, - возмутилась я.
   - Нет, что вы, просто в нём до сих пор живёт обида за её выходку на свадьбе! Честно говоря, я сам был тогда на неё зол, но вскоре понял, что, окажись я на её месте, поступил бы так же.
   - А вы говорили об этом маркизу? - спросила я.
   - Нет. Эта тема закрыта даже для близких друзей.
   Вдруг я услышала женский крик. Внутри у меня как будто что-то оборвалось. Голос девушки был похож на голос Марджери.
   Не помня себя от страха, я тут же сорвалась с места и быстро побежала на звуки, путаясь в юбках, и понимая, что там происходит нечто ужасное. Аллеи парка пересекались, образуя тёмный лабиринт из кустарников. Я бежала на голос. И вот, за очередным поворотом, моему взору открылась картина, которая повергла меня в ужас.
   Какой-то мужчина прижимал к дереву мою подругу, лиф её платья был разорван, а она всеми силами пыталась его оттолкнуть, но... безуспешно.
   Я собралась с силами и пошла к ним. Шпаги у меня с собой естественно не было, но бросить Мардж здесь я не могла!
   - Сударь, немедленно отпустите девушку! - крикнула я. Сейчас мной двигал только страх за Мардж. Я совершенно не думала, что рискую жизнью, ведь была всего лишь её компаньонкой, и если со мной что-то случиться, то вряд ли кто-то решит поднять шум.
   Он оторопел.
   Похоже, что этот негодяй думал, что в этой части парка его не найдут. Здесь было темно, и только полная луна могла освещать наши лица. Я продолжала медленно идти к ним. Надежды на помощь ждать было не откуда. Я убежала слишком быстро, а лабиринты парка были слишком непонятными, чтобы мистер Робертсон смог нас быстро найти. Значит, придётся действовать самой.
   Мужчина повернул голову в мою, сторону, и, увидев, что я одна, расслабился.
   - И кто это у нас здесь, не уж то твоя служанка, Марджери? - проговорил он, а потом обратился ко мне. - Вздумала мне помешать? А ты ничего, малышка...
   Он медленно подходил ко мне, танцующей походкой, дамского угодника. Он был ниже меня на голову, и достаточно толстым. И когда приблизился на расстояние вытянутой руки, я из всех сил ударила его в нос, потом боковым ударом, в подбородок, как учил меня Люк. Вот и пригодились его уроки... А он утверждал, что леди в подобных умениях не нуждаются!
   Мой противник не ожидал такого, поэтому даже не пытался защищаться, а я тем временем выхватила из его ножен шпагу, и подставила к его толстой шее.
   - Вы, сударь, слишком много себе позволяете! - сказала я, когда он заметил лезвие.
   Он попытался выхватить её у меня, но я ловким движением вырвалась, оцарапав при этом его щеку.
   - Ах ты, паршивка! - завопил он.
   - Нет, сударь, это вы себя ведёте, не подобающим образом, а я всего лишь защищаюсь!!!! - злобно прошипела я. - Марджери, иди сюда! Беги в дом, скажи, чтобы сюда прислали помощь! Только быстрее, пока я его совсем не изрезала.
   - Хорошо, - сказала напуганная девушка, и собралась было бежать, как вдруг у меня за спиной раздался голос мистера Робертсона.
   - Не нужно ни куда бежать, мы уже здесь! - сказал он и направился к нам, в компании двух лакеев. - Ах это вы Мистер Ротвиш, как же вы дошли до такого?
   И тут заговорила Марджери. Говорила она быстро, но её голос предательски дрожал.
   - Он пригласил меня на танец - отказываться было не вежливо. Потом он вывел на улицу. Я думала... что он хочет просто поговорить, а он... он потащил меня сюда и пытался.... хотел.... - в этот момент она заплакала. Это был шок. Видимо она представила, что могло случиться, если бы помощь не подоспела вовремя.
   - Кери, - сказала она, - пойдём домой...
   - Конечно Мардж, одну минуту.
   Я протянула мистеру Робертсону шпагу того, кого кого сейчас держали его лакеи, но он отказался её брать.
   - Это ваше по праву. Вы её выиграли в честном бою, - грустно улыбнулся он.
   - Разве может быть бой между мужчиной и женщиной честным? - спросила я, грустно улыбаясь. - Что теперь с ним будет?
   - Я не знаю. У меня была мысль, отдать его на растерзание Тони, потому что правосудием тут не поможешь.... - ответил мистер Робертсон.
   - Я не уверена в правильности этого решения, но всё же вынуждена согласиться с вами! - ответила я. - Спасибо вам за всё, но мы, пожалуй, пойдём. Насыщенный выдался вечер.
   - Я распоряжусь, чтобы вас сопроводили. Разрешите мне навестить вас утром? - спросил он, обращаясь ко мне, но имея в виду нас обоих.
   - Конечно, сер, будем рады вас видеть! - ответила я.
  
   Глава 8. Последствия шока.

Все счастливые семьи похожи друг на друга,

каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. - (Л. Толстой)

  
  
   Когда мы сели в карету, Марджери снова расплакалась...
   Я обняла её, и почему-то почувствовала себя виноватой, за всё, что сегодня произошло. Ведь именно мне принадлежала идея притащить её сюда. Именно я оставила её одну в зале... и такой прекрасный вечер был безнадёжно испорчен.
   Марджери постепенно успокаивалась, и я решила спросить:
   - Скажи мне, ты знаешь человека, который на тебя напал?
   - К сожалению да... - ответила Мардж. - Это мой несостоявшийся муж, Мистер Вильям Ротвиш Граф Дронк.
   Я ужаснулась. И за этого человека её пытались выдать замуж?! Хорошо всё-таки, что он был немного неуклюжим, иначе я могла бы уже не сидеть рядом с Марджери, а мирно лежать, истекая кровью где-нибудь в саду у Робертсонов.
   Ведь, и правда, он мог меня убить. От этой мысли в душе как то всё похолодело...
  
  
   Утром следующего дня, когда мы с Марджери собирались завтракать, лакей объявил что пришёл мистер Робертсон. Мы предложили ему присоединиться к нам, за завтраком, и он любезно согласился составить нам компанию.
   - Разрешите мне принести свои глубочайшие извинения за то, что произошло вчера! - виноватым голосом проговорил он. - Мне очень жаль, что некоторые из моих гостей не умеют себя вести.
   - Простите, мистер Робертсон, давайте называть вещи своими именами. Здесь нет никого, перед кем бы вам стоило говорить завуалировано! - сказала я.
   - Согласен, мисс Вебер!
   - Прошу, называйте меня Каролиной, или Кери, ведь Марджери вы называете по имени...
   - Хорошо, договорились, - ответил он, грустно улыбаясь.
   - Вы ни в чём не виноваты, Рендал. Этот человек давно угрожал мне. Я сама виновата, что позволила ему утащить себя в сад. Понимаете, мне просто не хотелось ещё одного скандала... - проговорила моя подруга, лениво ковыряя вилкой в тарелке.
   - Марджери, поверь мне, он получил по заслугам. От глубокого пореза на щеке у него останется шрам, а мы с вами знаем, чьих это рук дело. Это достойная месть и хорошее напоминание. Шрам на лице оставленный женщиной, это позор! А я уж постараюсь, чтобы об этом узнали все!!! - сказал мистер Робертсон.
   - Прошу вас, расскажите, что было после того как мы уехали, что стало с этим человеком? - спросила я.
   - Я закрыл его в подвале, а утром, разыскал Энтони. Я хотел рассказать ему о том, что вчера произошло, но после того, как он узнал о том, что вы били на балу вместе, так взбесился, что не дал мне и слова сказать. Сочувствую любому, кто попадётся на Тони в гневе. Я поспешил удалиться, а вашего вчерашнего обидчика вынужден был отпустить. Поэтому, будьте осторожны! Он вам этого не простит. Теперь у него два врага: и вы - Марджери, и вы Кери!
   Я была ошарашена поведением Энтони. Он даже слушать ничего не стал?! Отлично! Значит, его вывело из себя совсем не то, что на его сестру напали. Он даже слушать об это не стал. А разозлился из-за того, что Марджери вообще пошла на бал?! Оказывается всё гораздо хуже, чем могло показаться....
   - Значит, Тони не знает о случившемся вчера? - спросила Мардж.
   - Увы, нет, - ответил мистер Рендал.
   - Тогда, прошу вас, не говорите об этом ему. Будет только хуже... - с грустью в голосе сказала Марджери.
   - Как вы думаете, - я обратилась к мистеру Рендалу, - Этот негодяй постарается нам отомстить?
   - Скорее всего, да! Так что будьте очень осторожны. И ещё, в качестве моральной компенсации вчерашнего недоразумения, я привёз вам два приглашения на ежегодный королевский бал маскарад. Он состоится через неделю, в следующий четверг. И я искренне надеюсь, вы примите эти приглашения.
   - Конечно, - воскликнула Мардж. - Я всегда мечтала туда попасть. Это будет прекрасно!
   Я поняла, что в этот момент Мардж совсем забыла про то, что вчера её чуть не обесчестили прямо в саду у близкого друга её семьи. Теперь я должна быть осторожна за двоих, да ещё и от Энтони прятаться. Красота! Видимо мистер Рендал заметил мои переживания, и спросил:
   - Кери, что-то не так?
   - Честно говоря, мне немного страшно. Вчера нас с Марджери спасло лишь то, что этот человек не ожидал, что я его ударю. И даже когда его шпага уже была у меня в руках, он всё ровно не верил, что я могу её применить. Я ещё не достаточно хорошо фехтую... Да и не всегда могу носить с собой холодное оружие. Одним словом, у нас с Марджери есть враг, и он ещё о себе напомнит.
   - Я согласен с вами. Жаль, что Тони не может защитить свою сестру.... - сказал джентльмен.
   - Я бы сказа, что не хочет! - ответила я.
   По окончании завтрака, мы попрощались с Рендалом, и я вызвалась проводить его до дверей. И уже на пороге, всё-таки решилась спросить:
   - Скажите, пожалуйста, как вы думаете, сможет ли Энтони когда-нибудь простить Марджери?
   - Я думаю, что он её давно простил, просто теперь он не знает, как с ней помириться. Как ему себя с ней вести... Но, это только догадки, а истина от меня скрыта, как, впрочем, и от всех остальных. Я уже говорил вам, что о своей семье Тони ни с кем не разговаривает, - он надел шляпу, сделал пару шагов, а потом обернулся и продолжил, - Кери, мне было очень приятно с вами познакомиться. Я верю в то, что Тони вы тоже понравитесь, если только у него есть хоть капля ума... - он ободряюще мне улыбнулся. - Всего вам доброго!
   Он ушёл, а я так и осталась стоять в коридоре, переваривая информацию.
   Когда я вернулась в гостиную, Марджери налетела на меня с криком, что бал в четверг, а нам не в чем идти! Пришлось срочно наведаться к Миссис Коул, но бедняжка так была завалена заказами к этому дню, что я предпочла пойти в одном из своих платьев, которое ещё ни куда не надевала, а Марджери мы заказали один вариант из моих эскизов. Затем, мы обошли наверно, большую половину магазинов Лондона в поисках подходящих масок, туфель, и аксессуаров.
   Когда все дела были сделаны, мы всё-таки отправились домой, в усадьбу.
   Путь до особняка занял не меньше четырёх часов, так как из-за ливня дорогу размыло, и домой мы приехали уже поздним вечером.
   Нас встретил Марк.
   -Сегодня утром здесь был Тони, - сообщил он нам. - Он просил передать вам обеим, чтобы вы больше не смели посещать светские мероприятия без его ведома! Он был очень зол! Я его никогда таким не видел...
   - Вот и погуляли... - сказала я.
   - Мне не понятны причины его запретов! - сказала Марджери. - Ведь он знает, что я всё ровно буду делать так, как хочу. И он мне не указ!
   - Кери, а тебе он просил передать, что он сдержит своё слово, и ты останешься тут до конца лета. Но чтобы в сентябре духу твоего здесь не было, - грустно сказал Марк. - Мне очень неприятно передавать всё это тебе. Я пытался внушить ему, что ты хорошая, но он даже слушать меня не стал!
   - Спасибо тебе, за попытку. Поверь мне, он никого не хочет слушать, - ответила я парню.
   - Ещё он сказал, что приедет в среду, и что он хочет поговорить с вами обеими. Так что он просил, чтобы вы были дома, - добавил Марк.
   - Это исключено! - сказала я. - Вы, ребят, как хотите, но у меня обязательно будут какие-нибудь неотложные дела. Для меня встретиться с вашим братом, равносильно смертному приговору!
   Они рассмеялись.
  
   И опять жизнь потекла своим чередом. Я стала больше заниматься с мальчиками русским. К моему удовольствию все наши занятия сводились либо к простой беседе на моём родном языке, либо к чтению и переводу книг.
   Фехтованием я теперь занималась меньше, из-за того, что погода не позволяла. Уже несколько дней шли проливные дожди, и я всей душой надеялась, что в среду будет солнечно. Потому что встретить Маркиза Дарленского, я совсем не хотела.
   Марджери была очень увлечена подготовкой к балу. И только во вторник вечером поняла, что если Энтони узнает, что она туда собирается, то плакали все её планы.
   А ещё, я узнала, что она наладила переписку с одним своим кавалером, с которым познакомилась на балу. Им оказался, тот на кого обратил моё внимание Мистер Робертсон. Как оказалось, он был очарован Марджери, и ему было плевать на все те слухи, которые про неё ходили. Мардж тоже им заинтересовалась, но мне, почему-то казалось, что ей просто нравиться то, что за ней кто-то ухаживает, а сам ухажёр не имел при этом никакого значения.
   По-моему теперь среда стала моим самым любимым днём недели. Я ждала этого дня каждый раз, как рабочий зарплату. Я скучала по Лео...
   Не знаю, кем он для меня стал. Я не могла назвать его другом, потому что это было не так. Он был моей отдушиной... Человеком, с которым было легко! С ним мне было спокойно в тоже время, он постоянно выводил меня из себя. Странное сочетание для дружбы...
   Утром в среду светило солнце. Я даже завтракать не стала. Хотелось побыстрее уехать, чтобы не встречаться со злобным братом моей подруги. Пусть Марджери сама придумает отговорку, почему меня нет. Но, как я поняла, она тоже собиралась уйти из дома, в свой благотворительный кружёк.
   Я оседлала Кирину. Всегда по средам мне приходилось делать это самой, так как уезжать приходилось ни свет ни заря, когда весь дом ещё спал.
   Сегодня к своему заветному берегу я ехала медленно. В прошлый раз Лео сказал, что будет ждать меня там. Ну, посмотрим, сдержит ли он своё слово.
   Но он его не сдержал...
   Когда я доехала до места, там никого не было. Возможно, ещё было слишком рано, а возможно Лео решил, что я для него не интересна... Ответ был мне неизвестен.
   Земля оказалась мокрой после вчерашнего дождя, и я решила соорудить себе сидение из веток. Последним, что мне сейчас было нужно, были отмороженные почки. А закончив выстраивать насест, принялась рисовать. Мисси Коул уже давно ждёт от меня новых работ, так что нужно поднажать на свою фантазию.
   Закончив четвёртый рисунок, я прикинула, что уже примерно два часа после полудня, и поняла, что Лео не приедет. От этой мысли стало как-то мучительно грустно. Странно... Я видела то его всего пару раз, но он стал для меня так близок.
   И тут со стороны дороги послышался стук копыт.
   Я испугалась. Это был точно не тот, кого я ждала. Он всегда подъезжал так, что я не слышала. А эти глухие удары подков о землю, звучали угрожающе.
   Собрав вещи, я решила спрятаться за кустами, где обычно привязывала свою лошадь. И сама похвалила себя за предусмотрительность. Тем не менее, неизвестный всадник продолжал приближаться, и вдруг совсем близко раздалось громкое ржание, а потом всё стихло.
   Я стала прислушиваться.
   Послышались тихие шаги. Видимо всадник отправился к реке, но лошадь туда не повёл. Значит цель его - не водопой.
   Я вспомнила, что Марджери, когда то рассказывала, что это место было любимым у неё, и у её брата Тони. Что их часто приводили сюда родители. И с ужасом предположила, что это может быть именно он...
   И всё-таки женское любопытство это страшная вещь, потому способно напрочь заглушать любые вопли здравого смысла и толкать на такие поступки, которые правильными уж точно не назовёшь.
   Я сняла туфли, и босиком, чтобы идти как можно тише, отправилась на разведку. Шаг за шагом я преодолевала расстояние до дерева, которое сейчас мешало мне разглядеть противника. Руки мои сжимали рукоять шпаги, и я всеми силами старалась не шуметь.
   И вот, держась одной рукой за ствол дерева, я выглянула, но никого не увидела. А услышав шорох одежды, поняла, что тот, кто приехал сюда на коне, меня заметил, и сейчас прячется с другой стороны этого необъятного дуба.
   В голове промелькнула мысль, что я, кажется, доигралась, и тут же возник вопрос, что делать дальше? Благо ответ нашёлся сам собой.
   Я услышала, как мой соперник сделал аккуратный шаг в моём направлении. И решив тихо отступать, я сама не заметила, как обошла дуб, и практически упёрлась в спину какого-то мужчины. Порадовавшись такому счастью, я приставила остриё шпаги к шее того, кто пытался на меня напасть.
   - Не двигайтесь, сударь,- проговорила я. - А то мне придётся вас убить.
   Но он резко опустился вниз, развернулся, и наши шпаги скрестились.
   - Лео! - удивлённо крикнула я. - Ты меня напугал!
   Мой друг был удивлён не меньше чем я. Он застыл, с немой кучей вопросов в глазах.
   - Лео, убери оружие, пожалуйста! Я не буду с тобой драться...
   И только теперь он понял, что мы всё ещё стоим, скрестив шпаги, и медленно опустил свою.
   - Соня! Какого чёрта ты прячешься от меня, а потом нападаешь со шпагой?! Ещё и со спины! - закричал он.
   - Я не знала что это ты! Я всего лишь защищалась...
   - Прости... - проговорил Лео каким-то поникшим голосом, и присев под дерево на свои седельный сумки, замолчал. Весь его вид говорил о том, что мой друг чем-то жутко расстроен, и подойдя ближе, я опустилась на корточки напротив него.
   - Лео, что-то случилось? Не верю я, что тебя так огорчило моё нападение... - спросила я.
   - Извини, если напугал тебя. Да, я действительно не в себе. Соня, у меня неприятности, и я никому не могу об этом рассказать.
   - Даже мне? - я с детской надеждой посмотрела в его глаза.
   - Даже тебе! - ответил Лео. - Я очень хочу поделиться с кем-нибудь, но не могу...
   - Если тебе надо выговориться, то я слушаю. Лео, если я могу тебе чем-то помочь, то обязательно помогу. Видишь, у меня даже шпага есть, и я не плохо с ней управляюсь.
   Он грустно улыбнулся.
   - Да я заметил. Ты меня ей чуть не заколола.
   Мы сидели молча. Лео о чём-то думал, опустив глаза. Потом заговорил:
   - Дело в том, что у меня есть враг, человек которому я когда то перешёл дорогу. Точнее сказать, дорогу ему перешёл ещё мой отец. А я, несколькими своими поступками просто подлил масла в огонь. Этот человек имеет в городе большое влияние. И сейчас он угрожает, но не мне. Он угрожает моим.... сёстрам. На одну из них недавно было совершено покушение. Сейчас я не знаю где он. Я бы шею ему свернул собственными руками, если бы встретил... А обе мои сестры не понимают, что я не могу находиться постоянно с ними, тем более что живут они в разных домах. Они ещё и между собой общий язык найти не могут. Я попросил их как можно реже выходить из дома, но обе ответили решительным отказом. А с одной из них, я ругаюсь каждый раз, когда мы встречаемся. Это просто невыносимо. Мало того что она никогда меня не слушает, так она же ещё и делает всё так, чтобы меня посильнее зацепить. Чтобы я сильнее разозлился...
   - Поверь мне, почти у всех братьев с сёстрами подобные отношения. Вот брат моей подруги Мари, вообще на неё внимания не обращает. Он даже сказал ей, что она для него умерла, и уже несколько лет они не общаются. С моим братом у меня тоже всегда были не простые отношения... В итоге мы нормально общаться начали только пару лет назад.
   - Всё это очень грустно, - сказал Лео.
   - Знаешь, а есть ли возможность нанять людей, чтобы они следили за твоими сёстрами, и если нужно, могли прийти на помощь?
   - Я уже думал об этом. И, на мой взгляд, это самое правильное решение.
   - Вот видишь, не всё так плохо, как ты думал, - проговорила я с улыбкой.
   Лео поднял на меня глаза. Я сидела на расстоянии вытянутой руки от него, и потянувшись, он медленно убрал с моего лба непослушную прядку. Потом очень нежно коснулся моей щеки, и сказал, медленно приближаясь ко мне:
   - Спасибо тебе за всё... Спасибо за понимание....
   Его лёгкий поцелуй в губы стал для меня полнейшей неожиданностью. Я уже и забыть успела, как это бывает. Но... не могла потерять Лео из-за такой его минутной слабости.
   Я отстранилась.
   - Прошу тебя, не нужно, - сказала я.
   Мне нравился его поцелуй. Я даже больше скажу, я хотела этого. Но я знала, что мы из разных миров. Я знала, что мне нельзя влюбляться здесь. И я знала главное, что та игра, в которую мы с Лео играем, скоро закончиться, а боль останется навсегда.
   - Прости... - тихо сказал он, опуская глаза.
   - Лео, прошу, пойми меня правильно. Я не хочу тебя потерять. Не хочу потерять нашу дружбу. А если она станет чем-то большим, то перестанет быть дружбой. А та игра, в которую мы с тобой играем здесь, всё ровно когда-то закончиться. Я не хочу в тебя влюбиться...
   Я встала, и отошла к реке. Он подошёл и стал рядом. Я не поворачивалась, а он заговорил.
   - Я понимаю тебя и разделяю твоё мнение. Прости. Я не смог удержаться. Впредь, обещаю себя контролировать....
   Я повернулась к нему с открытой улыбкой.
   - Забудь!
   - А я не знал, что ты так ловко управляешься со шпагой. Ты мне не говорила. Ещё один сюрприз?! Сколько же в тебе странностей?! - улыбнулся он.
   - Не так много, как может показаться... - улыбнулась я в ответ. - Есть хочешь, у меня есть немного сыра и хлеб.
   - Не откажусь, - ответил Лео.
   Мы развели костёр. Сегодня был достаточно прохладный день, а тепло огня сейчас согревало не только тело, но и душу.
   - Знаешь, Лео, я ни кому не признаюсь, но я очень скучаю по дому, - неожиданно для самой себя сказала я. - Все мои родные, все кого я люблю сейчас очень далеко от меня, а я даже написать им не могу. А самое страшное то, что они, скорее всего, считают меня мёртвой...
   - Почему? Что случилось?! - спросил он. - Ты в прошлый раз сказала, что тебе не приятна эта тема, и я не стал расспрашивать.
   - Я попала сюда не по собственной воле. И не знаю, как мне вернуться домой. Не спрашивай почему. Потому что если я расскажу, ты от меня отвернёшься. А этого сейчас я хочу меньше всего на свете.
   Он подсел ближе. Я заметила, что он хотел меня обнять, но вовремя опомнился, и опустил руку.
   - У меня наверно, похожая ситуация, - сказал он. - Родителей давно нет в живых, а мои родные меня не понимают. Для них я перестал быть другом, а стал чем-то вроде надзирателя. И я не знаю, как можно исправить эту ситуацию. Наверное, дело не в них... Наверно, я сам себя так поставил.
   - Получается, что мы с тобой оба одинокие... - грустно улыбнулась я. - Только с немного разными ситуациями.
   - Я могу тебе помочь? - спросил Лео. - Я обещаю сделать всё, что в моих силах.
   - Сожалею, Лео, но мне никто не может помочь. Но я не сдамся. И обязательно буду искать возможность вернуться!
   - Знай одно, - сказал он. - Я тебя никогда не обижу, и всегда тебе помогу. В любой ситуации. Ты очень много для меня значишь...
   - Спасибо тебе за всё. Знаешь, для меня ты стал отдушиной в этом мире...!
   В этот день мы попрощались как друзья. Я была рада, что этот человек есть в моей жизни. В этой эпохе самыми важными для меня людьми были Лео и Мардж. "Опальная принцесса" и "выдуманный друг"... Хорошая же у меня компания. Я рассмеялась сама над собой!
  
   Глава 9. Маски...

Внешность -- это всего лишь фантик, а конфетки под ней бывают всякие.

(Автор неизвестен)

  
  
   Вернувшись домой, я заметила что сегодня здесь как-то особенно мрачно. Сначала не придала этому значение, но увидев, что даже Люк, тот с которым мы всегда весело общались, опускает глаза, я поняла, что-то тут не так.
   Марджери я нашла в кабинете у камина. Она сидела у огня, склонив голову. Бледная как стенка.
   - Что случилось? - выпалила я, теряясь в догадках. Девушка вздрогнула, но, увидев меня, немного успокоилась.
   - Так что же всё-таки произошло? - повторила я вопрос.
   За моей спиной послышались шаги, я обернулась. В комнату вошёл Марк. Он был так же расстроен и бледен, как и его сестра.
   - Кто-нибудь скажет мне, что здесь происходит? - спросила я в третий раз.
   - Ничего особенного, - ответил Марк, - просто Тони жениться...
   - И поэтому, вы все так расстроены. Радоваться надо! Может у него останется меньше времени на то, чтобы учить вас всех как правильно жить?!
   - Нет, Кери, - сказала Мардж. - Он женится на Кетрин Освит! Она меня ненавидит! Мы с ней вместе учились в пансионе, и наша взаимная неприязнь началась ещё тогда. Она самое скользкое, надменное и противное существо, из всех мне известных. Это она распускала слухи обо мне после свадьбы и сделала всё, чтобы я больше не появлялась в свете. И сейчас Тони на ней женится!
   - Мардж, может она изменилась? Много ведь времени прошло, - высказала я своё предположение.
   - Нет. Когда мы были на балу, до моих ушей несколько раз донеслись разговоры в которых звучало моё имя. Мисс Освит принимала в них непосредственное участие. У неё есть только два достоинства: красота и огромное приданное. Видимо для Тони это идеальное сочетание достоинств.
   - Ну и пусть жениться. Не обращайте внимание. Я уверена, что они сюда не станут часто приезжать, - сказала я.
   - А вот это самое страшное. Они будут жить здесь. И свадьба будет здесь. Так что всё даже хуже чем могло быть... - сказала Марджери. А потом неожиданно перешла на крик: - Даже представить не могу, что мой злейший враг, человек который меня ненавидит, станет хозяйкой в моём доме?!
   - Успокойся Мардж, ты говорила об этом Тони? - спросила я.
   - Да. Когда Марк узнал об этом, он послал за мной в церковную школу. И я быстро вернулась домой, чтобы поговорить с Энтони. Но он не стал меня слушать. Он считает, что я говорю всё это только для того, чтобы насолить ему!
   - А ты что-нибудь говорил? - спросила я Марка.
   - Да, говорил. Но Тони решил. А своих решений он никогда не меняет.
   Повисло гробовое молчание. Первой заговорила я.
   - И когда свадьба?
   - В сентябре, - грустно ответила Мардж.
   - Видишь, ещё как минимум полтора месяца, - сказала я, - Может ещё всё измениться.
   - А вот это маловероятно, - ответил Марк.
  
   Утром четверга, мы с Марджери отправились в город. Нужно было забрать платье у мисс Коул, и собираться на маскарад.
   Честно говоря, меня несказанно радовал тот факт, что сегодняшним вечером все будут в масках. И огорчала только одна традиция этого маскарада: ровно в полночь все должны открыть лица. В связи с этим мне пришлось взять с Марджери обещание, что мы покинем праздник, до этого момента. Благо эту идею она поддержала без вопросов.
   Накануне Мардж дала мне пару уроков танцев. Так что теперь я танцевала уже не как корова на льду, а скорее как бревно с ножками.
   - Главное в танце, уловить ритм партнёра, - сказала мне как-то подруга. - Ведь когда танцует пара, всегда ведёт мужчина. А тебе остаётся только повторять его движения.
   - И постараться не оттоптать ему ноги! - добавила я.
   Скажу честно, я была прилежной ученицей, и быстро схватывала. Но всё ровно, танцевала крайне неуклюже.
   В этот день, собрались мы быстро. Марджери была одета в тёмно бордовое платье, вышитое на лифе белыми бусинками. На её руках были длинные белые кружевных перчатки, маска её тоже была белого цвета, что очень гармонировало с её чёрными волосами. Во всём этом Мардж была просто неузнаваема, но потрясающе красива.
   Я же особо заморачиваться не стала, и надела тёмно-зелёное платье без рукавов, с глубоким, по моим меркам, декольте, чёрные перчатки и чёрную маску. Смотрелись мы с ней как белый и тёмный ангел. Достаточно контрастно...
   Во дворец мы приехали около девяти вечера - как раз к началу танцев.
   Зал, да и весь дворец, поражали красотой отделки. Всё было просто прекрасно! Но больше всего меня поразило количество лакеев. Они стояли через каждый метр по всем направлениям во дворце. Казалось, что невозможно ускользнуть от их пристального взгляда. К тому же, все они были одинакового роста, одинаково одеты и в одинаковых масках.
   Странное это зрелище. А мне вдруг подумалось, что секьюрити для клубов в моём времени подбирают по тому же принципу, что и лакеев а этом. Те тоже, все как один...
   Тем временем мы вошли в зал. Честно говоря, мне ещё никогда не приходилось видеть столько людей в одном помещении. Да ещё и разодетых, как кто хотел. Объединяло их лишь то, что их лица были закрыты масками.
   Мы выпили по бокалу шампанского, и учитывая все обстоятельства нами было принято единогласное решение стоять в стороне от всех, чтобы не пришлось опять вести скучных светские беседы. Компания друг друга нас вполне устраивала.
   И тут закрутилось. Один танец, потом другой. Я постоянно думала, как бы поставить ногу так, чтобы не наступить на партнёра. Все они пытались о чём-то говорить. Чаще всего это были заученные фразы о дворце, о погоде, о гостях, о костюмах и так далее. Одним словом, наискучнейший наигранный бред, как того велел этикет.
   После часа непрерывных танцев музыка стихла, давая танцующим возможность передохнуть, и уловив сей прекрасный момент, я отправилась к Мардж, которая уже зазывала меня присесть на диванчик. Но не успела я дойти до места, как музыка заиграла вновь. Вот тебе и нон стоп... Всё как в наших клубах. Ясно теперь кто его придумал.
   Я твёрдо решила, что этот танец пропущу! Мардж увёл её постоянный партнёр по этому балу, с ним она танцевала весь вечер, а я осталась сидеть одна. И вежливо отказавшись от нескольких предложения, занималась тем, что рассматривала танцующие пары. Кого тут только не было. И военные, и ведьмы, и феи, и просто люди в странных костюмах. Но все были настолько ярко одеты, что всё это пёстрое безобразие невольно напомнило мне фильм "Стиляги".
   Улыбнувшись своему сравнению, я заметила, что ко мне направляется, молодой человек в костюме пирата. В отличии от остальных, он был одет во всё чёрное.
   - Вижу, вы устали танцевать? - поинтересовался он, присаживаясь рядом.
   - Совсем нет, просто решила пропустить один танец. Так сказать, понаблюдать со стороны.
   - А разрешите мне пригласить вас на следующий? - поинтересовался пират.
   - Разрешаю, - ответила я с деланной наигранностью, и улыбнулась. Мой собеседник улыбнулся в ответ. Что-то в его улыбке показалось мне знакомым...
   - У вас прекрасные глаза. Они всегда такие зелёные или это здешнее освещение? - поинтересовался мой собеседник.
   - Я думаю что всегда, - ответила я, а тем временем заиграли следующий вальс и, мой кавалер предложил мне руку.
   - Мне хотелось бы вас предупредить, что танцую я крайне ужасно, - решила признаться я. Что-то в этом человеке было таким родным, что я невольно задумалась. Из задумчивости меня вывел его голос.
   - Не думал что встречу вас здесь. А точнее даже не смел надеяться. А вас и не узнать без шпаги, - улыбнулся он. И тут я поняла, с кем танцую. И была так рада его видеть, что просто не передать! Хотя мы виделись буквально вчера.
   - Дорогой мой Лео, вы простите меня, если я случайно наступлю вам на ногу? - игриво спросила я.
   - Дорогая моя Соня, мне иногда кажется, что я готов простить вам всё! - тем же тоном ответил он.
   Чёртов пират. Этот костюм являл миру истинное лицо этого человека. Скрытный, сильный, благородный и очень красивый. Я искренне восхищалась им.
   - Ты не будешь против, провести остаток вечера, танцуя со мной? - спросил Лео.
   - Я буду счастлива, если мне больше не придётся выслушивать шаблонные фразы о погоде и красоте дворца, - ответила я. Он еле сдержался, чтобы не расхохотаться в голос.
   - Ты в своём репертуаре, - улыбнулся Лео.
   - Мне за этот вечер уже безумно надоело изображать леди. Я не понимаю, как можно жить так всю жизнь, не имея ни малейшей возможности быть собой. Я сочувствую многим в этом зале.
   - Все эти люди привыкли жить именно так, и вполне этим довольны... - спокойно ответил мой кавалер.
   - Они напоминают мне марионеток. Почти ни у кого из здесь присутствующих нет права самим устраивать свою жизнь, - не подумав, ляпнула я.
   - Большинство такой порядок вещей вполне устраивает.
   - А тебя устраивает? - спросила я.
   - Я предоставлен сам себе и, по этому, имею право выбора! Это моя привилегия, и моё наказание.
   - Ты свободен - а это не может быть наказанием.
   - Я лишь сказал, что имею право выбора, но я не свободен. Есть правила, которым я должен следовать. Есть обязанности, которые я должен выполнять. И есть общество, по законам которого я должен жить.
   - Но есть и ты! Ты Лео! Тот человек, которого я знаю. В отличие от всех этих кукол - ты живой. У тебя есть чувства. У тебя есть сердце! Ты можешь чувствовать.
   - Иногда мне кажется, что это только благодаря тебе. Вчера ты сказала, что я твоя отдушина. Так вот, ты для меня как эликсир жизни. Общение с тобой, как глоток свежего воздуха. Я очень рад, что мы встретились!
   Вальс закончился. Лео поклонился мне, а я в ответ присела в игривом реверансе. Тут же заиграла другая мелодия, и мы продолжили танец.
   - Не привычно видеть тебя в платье, - сказал Лео. - В своей обычной одежде, ты больше похожа на юного сорванца. А сейчас выглядишь как истинная леди.
   - Лео, я не леди, хотя бы потому, что у леди почти никогда не имеют собственного мнения. Я иногда думаю, что это считается признаком плохого тона. Ваши женщины больше похожи на рабынь. Да они красивы, роскошны, воспитаны, образованы. Но всё это лишь для того чтобы быть вроде мебели в доме, или модного аксессуара в костюме своего мужчины.
   - Иногда так и есть. Но бывает и по-другому, - сказал Лео.
   - Я знаю только одну девушку, которая пошла против правил. Которая не стала петь под дудку общества. Так вот, это самое общество отреклось от неё. Оставив совсем одну. Даже самые близкие отвернулись.
   - Такова горькая правда нашей жизни. Таково общество.
   - Это самое общество строим мы сами. И мы в силах всё изменить. Нужно просто попробовать....
   - Знаешь, - усмехнулся Лео. - Если бы я услышал подобную тираду от любой другой девушки, я попросту посчитал бы, что она сошла с ума. А слышать подобное от тебя мне вполне привычно. Я уже давно понял, что ты давно наплевала на законы общества. Ты живёшь так, как хочется тебе.
   - И только так я могу чувствовать себя свободной. Только так могу надеяться на счастье. Просто... я выросла в несколько другом обществе. И законы вашего - мне чужды. Прости, если я в чём-то не права....
   - Мне кажется, что я тебе кажусь одним из главных негодяев этого общества, - улыбнулся Лео.
   - Я не могу судить о тебе. Я знаю тебя только с одной стороны. Только с хорошей. А ведь плохие стороны есть у всех. И я не могу сказать, какое место в этом самом обществе ты занимаешь. Но судя потому, что ты сейчас здесь, оно далеко не последнее.
   - Но и ты здесь! Значит, ты тоже принадлежишь к обществу, которое тебе так не нравиться, - возразил Лео.
   -Я?! Я принадлежу в первую очередь себе и только себе!
   - Слышала бы ты как самодовольно и самонадеянно это прозвучало, - нагло улыбнулся Лео.
   - Мне иногда кажется, что я для тебя как диковинный зверёк.... - возразила я. - Такое чувство, что тебе просто нравиться играть со мной.
   - Никогда так не думай! - серьёзно сказал Лео. - Просто ты полная противоположность всех девушек, которых я когда-либо знал.
   - Лео, признайся себе, наше общение это игра. Игра по определённым правилам. Мне иногда кажется, что мы просто сумасшедшие, страдающие раздвоением личностей.
   - Моя личность целостна, и с тобой я, это я. Тот я, которым на самом деле являюсь. Без масок и прикрас.
   - А мне вообще прятаться не за чем. Ну по крайней мере от тебя, - проговорила с улыбкой.
   - Ты же знаешь, что ровно в полночь все должны будут снять маски.... - спросил Лео. - Вдруг кто-то из моих знакомых, которых тут не мало, узнает тебя. Тогда я буду знать твоё имя....
   - И наша игра прекратится! - закончила я его фразу. - Если ты так хочешь узнать моё настоящее имя, спроси у меня сам. Я отвечу. Но вот уверен ли ты, что хочешь его знать?
   - Я не знаю, - ответил Лео, задумавшись. - Лето скоро кончится, вокруг похолодает и мы больше не сможем встречаться на том берегу. Эта игра всё ровно подойдёт к концу... Как бы нам не хотелось обратного.
   - Ты прав. Грустно, не правда ли. Я не хочу потерять наше общение. Я не хочу, чтобы закончилось лето!
   - Так моя сестра в детстве часто говорила, - рассмеялся мой кавалер. - Даже жаль иногда, что она уже выросла.
   - Твоя сестра сейчас здесь? - спросила я.
   - Нет. Она не любит подобные мероприятия, - сказал Лео.
   - Я её понимаю. Если бы не ты, я бы наверно умерла тут со скуки.
   - Ну почему же сразу так? Тебя бы развеселил смешными шутками какой-нибудь молодой джентльмен. А может и не один, - галантным голосом произнёс Лео.
   - Все их шутки до грубости плоские. Мне иногда очень противно их слушать. А ещё говорят, тонкий английский юмор....
   Я нашла взглядом Марджери. Она весело кружилась в танце всё с тем же кавалером. Меня очень радовало, что она улыбается. Этот парень казался мне надёжным. Может она всё-таки встретила свою любовь?! Надо будет с ней об этом поговорить....
   - У меня предложение, - сказал Лео. - Приглашаю вас на балкон, постоять на свежем воздухе...
   - С радостью соглашусь. Здесь стало очень душно. Только давай ненадолго. Я бы не хотела надолго оставлять мою подругу здесь одну.
   - Как вам будет угодно, - наиграно вежливо ответил Лео.
   Мы направились к стеклянным дверям, ведущим на огромный балкон. Отсюда открывался чудесный вид на королевский сад. Он был прекрасен, даже ночью. И здесь на каждой аллее стояли лакеи. Сейчас, с высоты второго этажа, они напоминали мне шахматных пешек.
   Воздух был прохладным, и свежим, и возвращаться в душный зал совсем не хотелось.
   Лео схватил меня за руку и потащил за собой.
   - Можно узнать, куда ты меня ведёшь? - злобно спросила я.
   - Пошли, я покажу тебе сад.
   -Лео, ты в своём уме? Я не стану прыгать с балкона второго этажа, тем более что я в платье!
   - Создаётся впечатление, что если бы ты была в брюках, то, не задумываясь, прыгнула... - сострил мой кавалер.
   - Смотря, при каких обстоятельствах...- загадочно произнесла я.
   - Ты невыносима! Можешь расстраиваться, но сегодня тебе прыгать не придётся. Здесь есть лестница.
   И на самом деле, с правой стороны этого огромного балкона была маленькая винтовая лестница, ведущая вниз. Спустившись, мы осторожно прошмыгнули мимо лакеев, и присели на лавочку возле очередного фонтана. К слову, их тут было великое множество.
   - Чувствую себя воришкой, который скрывается от полиции.... - рассмеялась я.
   - А я как в детство вернулся. Весело иногда так дурачиться. А вообще, это всё ты! Это ты на меня так влияешь, - рассмеялся Лео.
   - Нет уж, сударь, я здесь совершенно не причём! Это вы меня сюда притащили, а теперь обвиняете! - возмутилась я в шутку.
   - Мадам, поправьте меня, если я что-то путаю, но, по-моему, вы вообще собирались с балкона прыгать!
   - Я не собиралась! - воскликнула я. - Я наоборот испугалась, зная, что такой негодяй, как вы, может заставить меня это сделать!
   - Мадам, я истинный джентльмен, и я никогда не позволю даме прыгнуть с балкона!
   - Почему то, я вам совсем не верю, - рассмеялась я.
   Мы вели себя как два подростка, которые сбежали с праздника и непонятно от кого прятались. Лакеи нас видели, и прекрасно слышали. Но ничего не предпринимали.
   Лео стянул с себя маску. Как же он всё-таки красив, подумала я в тот момент. Его красота иногда казалась мне пугающей. Но боялась я не его. А себя.
   Я попыталась развязать свою маску, но упрямые узелки не поддавались.
   - Не мучайся, давай помогу, - предложил Лео.
   Я демонстративно опустила руки. Он подошёл сзади, и буквально за пару секунд справился с узлом.
   - Быстро ты его.... - ухмыльнулась я.
   - Годы тренировок, - усмехнулся Лео.
   В саду было прекрасно слышно музыку из бального зала. Только что заиграли очередной, очень мелодичный вальс. Под эту музыку, я бы с удовольствием станцевала. И уже собиралась предложить Лео вернуться, как он, делано поклонившись, протянул мне руку, приглашая на танец...
   - Что, прям тут?! - удивилась я.
   - А почему бы и нет, - отозвался кавалер, и закружил меня в танце. Здесь не было никого кроме нас, ну и лакеев... куда ж без них?
   Этот вальс я запомню, наверно, на всю жизнь. Больше не было официоза королевского бала, не было масок и зрителей. Были только мы... Я смотрела ему в глаза, а он всё сильнее прижимал меня к себе. Весь остальной мир прекратил для меня в этот момент своё существование. Я была полностью поглощена этим танцем, и этим мужчиной. И когда музыка стихла, и мы остановились... он был так близко, что я чувствовала, как бьётся его сердце.
   И вдруг поняла, что пропала. Его взгляд прожигал меня насквозь. Я тонула в этом голубом омуте.
   Он очень аккуратно прикоснулся к моему лицу... Это прикосновение обжигало своим теплом и какой-то трепетной лаской, а когда его губы легонько коснулись моих, земля окончательно ушла из под ног. Я ответила ему со всей страстью, которая переполняла меня в тот момент, но очень, очень нежно. Я не могла остановиться. Знала, что должна, но не могла. Чувствовала себя путником, шедшим год по пустыне и добравшимся, наконец, до воды.
   Но вот чудо прекратилось... и он отстранился от меня.
   - Прости! - виновато проговорил он. В его голосе слышалось сожаление. Наверно именно это и вернуло меня к реальности.
   Я поспешила отвернуться от Лео и быстро надела маску. Почему то мне ужасно не хотелось, чтобы он понял, какие чувства переполняли меня в тот момент.
   - И ты меня прости... - сказала я. - Не нужно нам было сюда приходить. Пора возвращаться.
   Я быстро зашагала в сторону дворца. Лео догнал меня уже у самой лестница.
   - Соня, - сказал он. - Я не удержался, прости. Помню, что обещал больше этого не делать. Сам не знаю, что на меня нашло.
   - Мне пора уходить. Скоро полночь. Пока Лео.... - и я быстро зашагала в зал.
   Как раз закончилась очередная мелодия, что позволило мне без проблем найти Мардж.
   - Пора, - сказала я ей. - Мы должны идти.
   Она кивнула головой. Неприятности, связанные с тем, что её кто-то тут узнает, и передаст Энтони, что она была здесь, ей были нужны сейчас меньше всего. Мы поспешно удалились. Уже перед самым выходом из зала я обернулась, ища глазами Лео. Он стоял, облокотившись на колонну, и был явно расстроен. Не знаю, что именно огорчило его: сам поцелуй, или то, что он считал, что, этим поцелуем меня обидел. Этого мне было не понять. Когда мы покинули дворец, часы пробили полночь.
  
   Глава 10. Тони и Лео.

Как ни изучай людей, в них всегда ошибешься.

(Ф. Фенелон)

  
  
   - И кто это был? - спросила Марджери, когда мы оказались в карете.
   - Кого ты имеешь в виду? - уточнила я.
   - Тот с кем ты танцевала, а потом ушла на балкон. После этого я совсем потеряла тебя из вида! И уже начала переживать, не случилось ли чего. Ты же помнишь, что произошло со мной в прошлый раз, когда я тоже вышла с кавалером на улицу.
   - Не волнуйся, это мой друг.
   -Друг? Я что-то не припомню, чтобы у тебя здесь был друг. И мы же с тобой почти всё время вместе. Откуда у тебя друг?- сказала удивлённая Мардж.
   - Долго рассказывать.... Давай в другой раз...
   - Нет уж! Я слушаю!
   - Предупреждаю, рассказ будет странный....
   - Я уже давно привыкла, ко всем твоим странностям, так что меня ты уже ни чем не удивишь....
   - Ну, тогда слушай... - сказала я, и в общих чертах поведала ей историю нашего с Лео общения. Умолчала только про поцелуй в парке. Эту информацию мне сейчас хотелось обдумать самой, и ни с кем ей не делиться.
   Мардж слушала меня молча. А когда я закончила, она сказала:
   - Оригинально! Только ты могла до такого додуматься.
   - Да, я и сама иногда думаю, что это всё не правильно. Мы честны и искренни друг с другом, но врём в главном. Ни он, ни я, не знаем даже имени друг друга.
   - Но с другой стороны, именно поэтому ваше общение столь искренно, - сделала вывод моя подруга.
   - Да... - загадочно согласилась я. - Знаешь Мардж, больше всего я боюсь к нему привязаться. Ведь эта игра, а у любой игры есть конец. И он наступит очень скоро...
   - Может тогда прекратить общение сейчас?
   - Я не могу. Это сильнее меня. Я каждую неделю живу лишь ожиданием среды. Но не хочу в него влюбляться... Просто, когда всё закончиться, будет очень больно.
   - Судя по тому, что он был сегодня на королевском балу, у него есть титул. Значит это тот человек, который узнав, что ты самая обычная девушка, может легко от тебя отказаться... Пусть даже не сам. Его обяжет к этому его же общество. А точнее его устаревшие устои.
   - Я знаю это, Мардж. Поэтому и боюсь развязки нашего с ним спектакля. Боюсь, что потеряю его навсегда...
   - Ну, давай пока надеяться на лучшее. Может всё ещё будет хорошо?! - попыталась ободрить меня Марджери.
   - Ты сама-то веришь в то, что говоришь?! - грустно улыбнулась я. - Мне так не кажется.
   Ещё пару кварталов мы ехали молча. Каждая думала о своём. А до о меня стала медленно доходить одна простая истина, что Лео для меня далеко не друг... Это не дружба! Это что-то другое. Я очень боялась его полюбить... Но, видимо бояться для меня было уже поздно.
   Решив как то избавить голову от парада ненужных мыслей, я обратилась к Мардж.
   - А вы, мадам, сегодня целый вечер дарили танцы только одному....
   - Это был Дениэл Крост. Ну ты его помнишь...
   - Я вижу, он тебе нравиться... - сказала я.
   - Не то чтобы сильно... - уклончиво ответила она.
   - Это с ним ты переписываешься? - спросила я.
   - Да. Мне с ним очень легко и интересно. Он сегодня намекнул, что хочет спросить у Тони разрешения видеться со мной...
   - А вот это уже не очень хорошо! - сказала я.
   - Я с тобой согласна. Тони в жизни не даст ему такого права. А может и вовсе посадит меня под замок... - проговорила Мардж.
   - Я думаю, что до этого не дойдёт. Но твой брат даже мне кажется непредсказуемым, хотя я его ни разу не видела, - ответила я. А потом усмехнулась и продолжила. - Знаешь, мне иногда кажется, что я знаю этого твоего Тони лучше всех - так много о нём слышала. У меня иногда создается впечатление, что я даже знаю, как он выглядит. Он почему то представляется мне этаким злодеем с чёрной бородой, на чёрном коне, с чёрными глазами, и злобно-нахальным выражением лица.
   Мардж рассмеялась.
   - В действительности внешность Тони далека от твоего представления. У него тёмные волосы, голубые глаза. И вообще он довольно-таки симпатичный. Вот только его постоянная озлобленность всё портит. Он действительно иногда бывает похож на хитрого злодея, - усмехнулась моя подруга, а потом добавила: - Знаешь, даже я стала бояться собственного брата.
   - Мне очень жаль, Мардж, что всё именно так. Ну что ж делать. Будем прятаться от него вместе, - рассмеялась я.
   ***
   Мы решили остаться в городе ещё на пару дней. У Мардж были какие-то дела, а я не стала её отговаривать. Пока она была занята, я отправилась к Миссис Коул. В её компании у меня получались прекрасные эскизы. Просидев в атмосфере высшего для меня творчества почти до вечера, я отправилась обратно, в Лондонский дом Свонов. По моим подсчётам Мардж тоже должна была к этому времени вернуться.
   Уже почти подойдя к особняку, я увидела, что лакей Эрик, ведёт на задний двор серого жеребца. А это могло означать только одно - в доме гости.
   - Эрик, постой, - обратилась я к парню, - Кто-то приехал?
   - Молодой хозяин... - сказал лакей, и я побледнела.
   Тем временем на улице уже начинало темнеть. Я прикинула, что добраться до миссис Коул до темноты уже не успею. Да и бросать Мардж одну не хотелось, но и показываться на глаза её озлобленному братику я тоже не же собиралась.
   Решив, будь что будет, я вошла в дом через заднюю дверь, ведущую на кухню. Так как темнота только опускалась на город, свечи в доме ещё не зажгли, что явно было мне на руку.
   Пробираясь в полумраке по коридору, я услышала голоса, доносившиеся из кабинета. В полной тишине вечернего дома, всё было слышно достаточно четко.
   Тони разговаривал с Мардж. В кабинете, где они находились, дверь была открыта, и было видно, что освещает её только один камин. Сняв туфли, чтобы не шуметь, я пробиралась мимо комнаты, где они разговаривали, но поравнявшись с дверью, вдруг остановилась. Это был шанс удовлетворить моё любопытство и рассмотреть брата Мардж, пока он меня не видит. Я находилась в тёмном коридоре без единого окна, а их ослеплял свет камина. Так что, будучи уверенной, что останусь незамеченной, я заглянула в комнату.
   Тони стоял ко мне спиной, опершись одной рукой на камин. Высокий, волосы в полумраке казались иссиня-чёрными, телосложение спортивное подтянутое, осанка идеально прямая, и, судя по позе, он был напряжён. Напротив него стояла Мардж. Они говорили тихо, но мне было отчётливо слышно каждое слово:
   - Пойми меня, - сказал Энтони. - Я сделал это не потому, что мне так хочется, а для твоего же блага...
   - Ты не прав, Тони! Ты сделал это только для себя, из личных мотивов! - обижено ответила ему Марджери.
   - Этот человек не достоин тебя! Ты заслуживаешь гораздо большего! - стараясь быть спокойным, проговорил Энтони. Он сжимал свою трость так, что я думала, что ещё чуть-чуть, и она сломается.
   - Какого-нибудь дряхлого, но богатого и знатного старика? - повысила голос Мардж.
   - Я не имел ввиду это! - он старался говорить как можно спокойнее, видимо боясь сорваться. - Ты же просто не хочешь меня слушать! Не стоит бросаться на шею первому же встречному! Есть и другие. Тебе нужно чаще бывать в обществе...
   - Ты же знаешь, что принимают меня далеко не везде. Кстати говоря основной причиной того послужила именно твоя выходка! Это ведь ты решил женить меня на первом встречном богатом мужчине! Это тебе я обязано тем, что теперь являюсь изгоем этого общества! А сейчас ты решил видимо, чтобы я и вовсе осталась старой девой, и вечно была на побегушках у твоей очаровательной будущей жены!? Ты сам мне сказал, что я для тебя умерла... Теперь-то я понимаю, что умерла Марджери - сестра, а осталась Марджери - рабыня! Я же и шага без твоего разрешения ступить не могу...
   - Хватит! - закричал Энтони, а я решила потихоньку удалиться. Но, уже поднимаясь по лестнице, услышала следующее: - Ты сама виновата, что всё сложилась именно так! Я хотел для тебя лучшего будущего! Я хотел, чтобы ты никогда ни в чём не нуждалась! А ты выставила меня полным дураком на глазах у всего города!
   - Не смей на меня кричать! - воскликнула Марджери.
   - Имею полное право! С тобой невозможно разговаривать спокойно! - я чувствовала, что обстановка накаляется. Но вмешаться в разговор не могла. Тут у Марджери началась истерика:
   - Ты испортил мне жизнь! - в её истерическом крике слышалась сдавленность, которая обычно сопутствует подкатившим рыданиям. - Да для меня Кери - по сути, чужой человек - сделала за пару месяцев больше, чем ты за последние три года!
   - А по этому поводу мы поговорим позже! Её влияние на тебя меня пугает, - почти спокойно проговорил Энтони. - Но я дал обещание, что она останется до конца лета. Значит, ещё две недели по её поводу ты можешь быть спокойна, но потом она ответит мне за всё!
   - Не смей! - закричала рыдающая Марджери, но Тони уже вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.
   Я сидела на ступеньках, прислушиваясь к его удаляющимся шагам. А когда парадная дверь за ним закрылась, спустилась вниз. Мардж сидела на полу у камина, и когда я вошла, она даже не посмотрела на меня, видимо полагая, что это вернулся её брат.
   - Марджери... - тихо позвала я. А когда она подняла голову, моему взору открылось её бледное заплаканное лицо.
   Мне было больно на неё смотреть, и, присев рядом, я обняла её, а она, расплакалась, уткнувшись в моё плечо.
   Как он может так с ней разговаривать?! Как он может отталкивать её от себя, когда так ей нужен?! Я поняла сейчас, что ей очень не хватает внимания брата. Нет, не этого жестокого указания, как нужно жить. А именно внимания... Простой поддержки и чуточку любви.
   - Кери.... - сквозь слёзы говорила Мардж, - Как он может так со мной поступать?! Он старается лишить меня абсолютно всего, что мне хоть капельку дорого...
   - Я сама не понимаю...
   Так мы просидели очень долго. Мардж всё плакала... Она никак не могла успокоится. С каждой её слезинкой моя злость на её брата возрастала. Я испытывала огромное желание пойти и выцарапать ему глаза! И я знала, что вскоре у меня будет возможность высказать ему всё. А уверенность в том, что он захочет лично выставить меня из своего дома, только подпитывала мою злость.
   К сожалению, лица Энтони я так и не разглядела. Но, по крайней мере, общее представление об этом человеке у меня сложилось достаточно яркое.
   - Марджери, как я понимаю, Дениэл просил у Энтони разрешения видеться с тобой. И, судя по вашим крикам, ему ответили отказом.
   - Ты права, - проговорила она всхлипывая. - Не просто отказом. Энтони сказал ему, чтобы тот не смел ко мне приближаться!
   - А вот это не правильно с его стороны.... - ответила я. - Ведь, зная тебя, он мог бы предположить, что ты наплюёшь на его мнение и продолжишь общение с Дениэлом.
   - Здесь он как раз таки не просчитался. Он не мне запретил. Он запретил Дениэлу. А тот, уж точно не захочет скандала. Так что сам теперь будет стараться меня всячески избегать.
   - Это печально....
   - Кери, из всех близких людей, у меня остались только ты и Марк. И вы оба покинете меня с началом осени... А взамен я получу Кетрин Освит, которую ненавижу все сердцем. Уж она-то мне нормально жить точно не даст! Кери, как мне это вынести?!
   - Давай уедем вместе, - предложила я. - Но нам обои придётся зарабатывать себе на жизнь. У тебя не будет служанок, поварих, лакеев, множества красивых платьев. Но зато будет свобода. Будем стараться заработать больше, что-нибудь придумать. Но согласишься ли ты на это?
   Марджери молчала. Перед ней стоял интересный выбор: свобода и бедность, или богатство, но взаперти. Выбирать предстояло только ей.
   Мардж отправилась отдыхать. После пережитого стресса отдых был ей просто необходим. А вот мне спать совсем не хотелось. В свете лампы я рисовала. Мне нравилось рисовать по ночам. Это время суток действовало на меня вдохновляющее. В этот раз у меня получилось несколько оригинальных моделей, правда, все в карандаше... Настроения делать их в цвете не было. В настоящий момент единственный мой заработок получался только благодаря моему хобби. Я, честно говоря, даже не узнавала, сколько миссис Коул перечислила на мой счёт денег за работу. Радовало хотя бы то, что мои рисунки, то, что придумываю я, воплощается в жизнь.
   Я понимала, что всего через две недели должна буду уехать... Но куда? Далеко от Лондона уезжать было нельзя. Если и существовал способ мне вернуться домой, то искать его нужно было именно здесь. Жить было негде. Конечно, миссис Коул давно предлагала перебраться к ней. Но мне бы не хотелось злоупотреблять её гостеприимством.
   Ещё я могла бы работать гувернанткой. Знаний для этого у меня было предостаточно. Но без надлежащих рекомендаций, меня ни в один приличный дом не возьмут. Так что, нужно было что-то придумывать. Надежды на то, что господин Энтони милостиво разрешит мне остаться с Мардж, не было никакой.
   А ещё был Лео, который упорно отказывался выходить у меня из головы. Встретиться с ним я смогу теперь всего дважды. До конца лета осталось только две среды. А потом неизвестность. И не останется в моей жизни ни Лео, ни Мардж. Надо было срочно искать выход из сложившейся ситуации. Плюс ко всему, мне нужно вернуться домой. В свой век, в свою эпоху. Потому что в этом мне что-то совсем перестало нравиться. Вокруг одни самодуры, которые тысячу лет назад придумали себе правила и до сих пор по ним живут. При этом, все попытки что-то изменить, жестоко пресекаются.
  
   На следующий день мы вернулись в загородный особняк.
   Атмосфера здесь была угнетающей. Всех пугала предстоящая свадьба. Оба младших брата Мардж, да и сама девушка, были категорически против того, чтобы после свадьбы, жена Энтони жила в этом доме. И я оставалась единственной, кому было всё ровно. Ведь к моменту свадьбы меня уже тут не будет. Да и эту Кетрин я ни разу не видела. Может это всё предрассудки и неверные суждения Мардж?! А может простая сестринская ревность, кто знает...
   Теперь я почти всё время рисовала. Заниматься с мальчиками не было никакой нужды. Мне даже иногда казалось, что русский они знают даже лучше меня.
   Мардж впала в полное уныние. Я предполагала, что она размышляет над предстоящим выбором: уйти со мной или остаться с братом. И знала, что она трезво понимает, все прелести жизни богатой и все тяготы жизни свободной. И выбор предстояло сделать ей самой.
   Я как могла, старалась отвлечь её от угнетающих раздумий. Мы постоянно ездили на прогулки, гуляли по парку, продолжили тренировки по рукопашному бою, руководили перестановкой мебели в доме. В общем, занимались всякой ерундой.
   И наконец, наступила долгожданная среда. Но в этот раз я ехала в своё укромное место с противоречивыми чувствами. Я не знала, что говорить Лео. Как с ним общаться? И решила, что лучше оставить всё как есть, и просто сделать вид, что ничего не произошло. Вести себя прохладно и равнодушно. Может, прокатит?!
   Велико было моё удивление, но когда я приехала на место, Лео уже был там. Впервые за всё время нашего общения он появился так рано.
   - Привет, - сказала я, подходя к нему.
   - Доброе утро, - ответил он. - Сегодня прекрасная погода, не правда ли?!
   - Да, погода отличная, я бы даже сказала, жаркая.
   - У меня предложение, - проговорил Лео, да с таким видом, как будто замышлял какую-то гадость. Давай сегодня не будем сидеть здесь весь день. Я предлагаю прокатиться... И хотел бы показать тебе одно удивительное место. Мне нравиться там бывать. Там я чувствую себя свободным. И... там не так сыро и мрачно, как здесь.
   - Я, в общем-то, не против, - ответила с сомнением. Что-то подсказывало мне, что ни чем хорошим это не кончиться, но природное любопытство и жажда перемены обстановки взяли своё.
   - Ну, тогда поехали! - сказал Лео.
   - Что прямо сейчас?
   - Да прямо сейчас. Ехать нам около часа, а может и больше. Так что в путь!
   Я поняла, что пререкаться бесполезно, и направилась к своей кобыле. Видимо рисовать мне сегодня не придётся. Но куда же всё-таки мы едем?
   Первую половину пути мы преодолели быстрым галопом. Разговаривать в таком положении было крайне не уместно, да и неудобно. И примерно через час добрались до узкой тропинки, ведущей вверх. По бокам от неё был густой лес. Мы медленно поднимались на холм.
   Вскоре Лео остановился, и слез с лошади.
   - Приехали, - сказал он мне, привязывая своего жеребца к дереву, и снимая с него седло.
   - А что в этом месте такого особенного? - спросила я, рассматривая маленькую полянку посреди леса. Место на самом деле было ничем не примечательным. Гора, лес, солнца почти не было видно за густыми кронами деревьев. Где то вдалеке слышался шум реки.
   - Подожди немного, сейчас увидишь, - сказал Лео. Он помог мне освободить мою кобылу от седла. А потом взял за руку и куда-то потащил.
   - Я уверен, что тебе понравиться, - сказал он. - Это мой личный укромный уголок.
   Мы вышли на поляну.
   Она была залита ярким летним солнцем и кончалась крутым обрывом, с которого открывался чудесный вид на небольшой водопад, высотой около метра. Это место казалось поистине райским уголком...
   - Лео, это замечательно! Оно просто прекрасно! Я в восторге! - Меня переполняли эмоции. Я и не ожидала встретить в этих мрачных лесах чего-то подобного. Как будто попадаешь в другой мир. Волшебный и прекрасный!
   - Пару лет назад я был на охоте в здешних местах, - объяснил парень, - И, загоняя лису, я нашёл это место. После того как я сюда попал, лиса, да и сама охота, перестали для меня что-то значить. Я был, как и ты поражён, контрастом всей местной природы и этого места.
   - Мне здесь очень нравиться. Даже солнце светит тут как-то по-другому, - восхитилась я.
   - Я никогда никого сюда не приводил. Это место стало моим укромным уголком. Моим убежищем...
   - Можно сказать, что сейчас ты открыл передо мной часть своей души? - усмехнулась я. Но от моей усмешки не осталось и следа, когда я услышала ответ Лео:
   - Можно сказать и так.
   В это момент я понимала его. У меня тоже было своё укромное место. Место, где я любила бывать одна. Где моя душа ощущала полную свободу. Находилось оно недалеко от города, где я жила, высоко на горе. С одной стороны был лес, а с другой отвесная скала, а дальше только море. И только там, на высоте около восьмисот метров над водой, где постоянно дул ветер и слышался шум волн, я чувствовала себя по-настоящему свободной!
   - Последнее время мне не часто удаётся бывать здесь, но сегодня мне очень захотелось показать это место тебе, - прервал мои воспоминания Лео. - А сейчас, благородная леди, разрешите угостить вас обедом.
   Он деланно вежливо поклонился мне, и пошёл туда, где были привязаны наши лошади. Вернулся он с большим одеялом, и свёртком с едой.
   Собрав достаточное количество сухих веток и хвороста, мы разожгли огонь, чтобы разогреть уже готового жареного цыплёнка. Я расстелила одеяло под небольшим деревом, вытащила из своей сумки хлеб и сыр, а Лео подал к нашему лесному столу, горячую птицу. Получился самый настоящий пикник. И когда всё уже было готово, мой спутник сказал, что у него есть ещё кое-что, и направился к месту, куда мы сложили сёдла. Когда он вернулся, в его руках была бутылка белого вина.
   Огонь всё ещё горел, и это придавало всей данной ситуации атмосферу домашнего уюта.
   Мы мирно уплетали наш обед, пили вино и думали каждый о своём, как вдруг Лео заговорил:
   - Я хотел извиниться перед тобой за то, что произошло на маскараде, - он с грустью посмотрел мне в глаза.
   Когда смысл его слов, в полной мере дошёл до моего ума, я чуть не подавилось кусочком курицы. В голову хлынули воспоминания того вечера во всех красках, со всеми пережитыми эмоциями, и мне показалось, что я начинаю краснеть. Быстро собравшись с мыслями, постаралась принять настолько невозмутимый вид, на сколько это было возможно. Но что я должна ответить на его извинения?! "Ничего страшного?", "Извинения приняты?!" или просто сказать, что я сама безумно хотела его целовать?! Вопрос риторический. Но как-то реагировать было нужно. И почему то, я решила, что самый лучший вариант это быть искренней и с ним и с самой собой. Ну, вот кто воспитал меня такой честной!? Люблю я, видите ли, правду...
   - Тогда и ты меня прости... - так же тихо проговорила я. Хотя в душе творилось нечто непонятное. Лавина эмоций с бурей чувств. Не так уж и просто при таком-то состоянии души говорить спокойно.
   - Но за что я должен тебя прощать...?
   Ну вот, ляпнула. Теперь-то что говорить? Правду? И потерять единственного друга? Нет! Я запуталась окончательно. И снова, решила положиться на внутренний голос.
   - За то, что не остановила тебя.
   Он молчал и смотрел мне в глаза. Я пыталась понять, что он сейчас думает. Но в его взгляде не было ничего. Этот человек прекрасно умел скрывать свои эмоции. Видимо именно поэтому мне всегда безумно хотелось, вывести его из положения равновесия, чтобы вскрыть его защиту от вмешательства в душу.
   - Я виновата не меньше чем ты. Можно даже сказать, что виновата только я. А тебе вообще не за что извиняться, - высказала я то, что говорить не стоило.... Выложила ему свой вывод, и как я заметила, мои слова привели моего спутника в полнейшее замешательство.
   - Как ты можешь так говорить? Ведь это я потащил тебя в парк, я не смог сдержать себя в рамках, и это я целовал тебя! - последняя фраза прозвучала довольно-таки гордо.
   - Лео, просто в поцелуе участвуют обычно двое, и я принимала в этом непосредственное участие... Скажу больше, мне хотелось этого и мне это нравилось! - выпалила я. - Но... Так нельзя. Больше не нужно этого допускать. Если у тебя есть хоть капля жалости ко мне, не стоит травить мне душу. Пойми, я живой человек. И просила тебя не смотреть на меня как на девушку, только потому, что боялась, что не смогу потом выкинуть тебя из своего сердца. А сделать это всё ровно придётся. Ведь мы с тобой играем в игру, а любая игра рано или поздно заканчивается. И в нашей счастливого конца не может быть по определению! В лучшем случае, мы просто разойдёмся по своим мирам, по своим жизням близкими друзьями, - с грустью сказала я, а потом добавила. - Поверь мне, я знаю, какого это, вычёркивать из жизни того, кто тебе дорог. Просто потому, что так надо. Потому что так будет лучше... Лео, это тяжело.
   Он молча смотрел на меня. На его лице отражались противоречивые чувства. Я не знала, что я для него значу. Не знала, что для него значит то, что он только что услышал. Просто сказала то, что думала. Выложила всё, что было в этот момент на душе. Всё ровно я никому кроме него этого сказать не могу.
   Он подошёл и присел рядом со мной.
   - Я понимаю тебя... - сказала он, беря меня за руку. - Мне тоже приходилось оставлять дорогих мне людей просто потому, что так было нужно. Я знаю как это больно. И я согласен со всем, что ты говоришь. Но... я не могу. Я хочу хотя бы с тобой быть тем, кто я есть. Быть собой.
   Он говорил медленно и как то завораживающе, всё ближе придвигаясь ко мне. Он был так близко, что я невольно начинала нервничать.
   - Ты сама всегда говорила, что почти все правила созданы, чтобы их нарушать, а устои просто необходимо время от времени рушить. Так вот, сейчас я как никогда согласен на уничтожение всех правил! И я не хочу думать, что будет потом, - сказал Лео, когда его губы были на самом минимальном расстоянии от моих.
   В этот раз он целовал меня нежно, ласково и очень осторожно. Как будто бы боясь, что в любой момент я могу отстраниться. Но в этот момент я была полностью согласна с ним. Мне было абсолютно всё ровно, что будет потом. Я жила только этим моментом и только этим мужчиной.
   Он обнимал меня, а я запустила руку в его волосы. Сейчас он был только моим. Я не хотела думать о том, что будет завтра. Существовало только сейчас, а сейчас я была счастлива!
   - Ты для меня как воздух, - проговорил Лео, немного отстранившись. - Мне иногда кажется, что я знаю тебя всю жизнь.
   Я молчала и просто смотрела в его голубые как небо глаза и видела в них радость. Он был открыт для меня. И он был так же счастлив в этот момент, как и я. И видимо только сейчас я поняла, что теперь влипла окончательно. Я осознала, что никогда теперь он не уйдёт из моей жизни. Я сама этого не захочу. И даже если волею судьбы не смогу быть с ним, он всё ровно останется моим самым ярким воспоминанием. Самым чистым, самым искренним, самым лучшим. Мне не хотелось говорить. Мне было не важно, что сейчас говорил Лео. За него всё сказали его глаза. Я читала в них всё, что он сейчас чувствовал. Да и сам тот факт, что этот человек даёт мне возможность видеть свои эмоции, говорил о многом. Честно говоря, и я сейчас была для него как открытая книга.
   Целовались мы очень долго. Но в этих поцелуях не было пошлости. Казалось, что те чувства, которые переполняли нас, затмили всё. Эти поцелуи были просто средством быть ближе. И я наслаждалась этой близостью. Ещё никогда не чувствовала себя так хорошо и спокойно в объятиях мужчины. Ощущая его сильное тело, слушая, как бьётся его сердце, мне казалось, что я растворяюсь в нём. Иной реальности кроме этой, для меня сейчас не существовало. Я не хотела, чтобы этот миг когда-нибудь закончился.
   Когда, ближе к вечеру, наслаждаясь тёплыми лучами солнца, мы пили вино, Лео спросил:
   - Ты сказала, что тебе приходилось вычёркивать из жизни человека, когда это было необходимо. Что это за история?
   Я сидела, облокотившись на дерево, а Лео лежал рядом, голова была у меня на коленях. Я перебирала его волосы и пила вино.
   - Ничего особенного. Одна старая глупая иллюзия одной первой любви. И первых ошибок. Я не люблю об этом вспоминать...
   - Ну, если не хочешь, то не нужно, - ответил мой спутник.
   - Просто мне не хотелось бы ворошить прошлое. Пускай оно останется там где есть, - ответила я. - Наверно нам пора возвращаться.... Солнце скоро сядет.
   - Да... пора... -с грустью согласился Лео. - Но так не хочется. Мне почему-то кажется, что если я тебя сейчас отпущу, то могу больше никогда не увидеть. Такое глупое чувство внутри...
   Наверное, в этот самый момент мне нужно было сказать ему, что я скоро уеду, что мы перестанем встречаться... Но я не смогла. Это было выше моих сил. Ведь если всё ровно ничего изменить не удастся, то зачем портить глупыми разговорами столь прекрасный момент жизни?
   Я была счастлива. Мне было как-то очень хорошо и спокойно рядом с этим человеком, душило только осознание того что это всё иллюзия... И что всё это очень скоро закончиться. Я решила рассказать ему всё в следующий раз, который и станет для нас последним, как бы грустно это не звучало...
   - Через неделю мы обязательно встретимся, на том же месте, где и обычно.... - сказала я, улыбнувшись. - Если, конечно ты придёшь....
   - Даже не думай о том, что я могу не прийти. Я обещаю тебе, что я обязательно приду. Будь в этом уверена!
   Всю обратную дорогу мы ехали медленным шагом. Казалось, что каждая минута у нас на счету, и, поэтому, мы старались провести вместе столько времени, сколько только возможно. И уже прощаясь со мной, он нежно поцеловал меня, а потом сказал то, что подобно удару молнии вернуло меня с небес на землю:
   - Скажи мне своё настоящее имя, - сказал Лео.
   Я ошарашено смотрела на него, понимая при этом, что стоит мне признаться, я его больше никогда не увижу.
   - Нет, Лео, - тихо ответила я. - Просто если я скажу, то наша игра закончиться сейчас. Я в этом уверена.
   - Ты не права! - возразил он. - Мне абсолютно всё ровно, из знатной ты семья или нет, есть ли у тебя капиталы или нет. Я знаю тебя настоящую, а это очень много значит. Просто я хочу знать твоё имя. И всё.
   - Я уверена, что если мы нарушим правила нашей игры, то она прекратиться. А я не хочу, чтобы она прекращалась. Извини меня. Но... ты сам можешь её закончить, просто представившись сейчас.
   Я замолчала. Мне была очень интересна его реакция. Ведь всего несколько слов сейчас отделяли нас либо от счастливого конца, либо от полного поражения в этом спектакле жизни. Я видела по его глазам, что он сомневается.
   - Хорошо. Давай оставим всё как есть, - наконец сказал Лео. - Но это только пока.
  
   Глава 11. Надежда...

Каждый считает, что ему нужна правда ровно до того момента, как её узнаёт.

(Автор неизвестен)

  
   Я решила всё рассказать Мардж, потому что держать все эти переживания в себе больше не было ни каких сил. Мы заперлись вечером в библиотеке и присели у камина с бутылкой вина. Рассказ мой был долгим, ведь сейчас для меня было важно услышать независимое мнение со стороны обо всей этой истории. Да и совет бы мне сейчас не помешал. Нужно было найти решение... Найти выход из сложившегося тупика.
   - Почему ты не сказала ему своё имя? - возмутилась Мардж, когда мой рассказ был окончен.
   - И кем я должна была ему представиться? Каролиной Вебер - дизайнером одежды? Или Кери Вебер - подругой и компаньонкой Марджери Свон? Или сказать правду, представиться Кирой Вебер - девочкой из России двадцать первого века? В первых двух вариантах он бы просто понял, что я ему не пара. Этакая девочка без рода и племени. А в третьем, он бы и вовсе меня начал сумасшедшей считать. И все три варианта означают, что он будет для меня потерян навсегда. А этого я сейчас хочу меньше всего!
   -Да.... -согласилась Мардж. - Ситуация не из простых. Теперь даже я не знаю что делать. В итоге получается, что всё ровно всё кончиться плохо. Значит вывод один: надо как можно скорее прекращать эти отношения, пока это ещё возможно.
   - Ты, несомненно, права, да вот только я не могу отказаться от него вот так, просто. Это не честно по отношению к нему. Наверно самым правильным будет приехать и сказать ему, что я уезжаю в Россию. Это будет очередным враньём, но тогда у него обо мне останутся только хорошие воспоминания.
   - Видимо это и есть единственное правильное решение, - согласилась Мардж.
   Мы просидели молча некоторое время, прислушиваясь только к треску поленьев в камине.
   Правду говорят, что на огонь можно смотреть бесконечно. Я наблюдала за игрой языков пламени и думала, что останется от моей жизни, если в ней не будет Лео. Ответ был прост - пустота.
   - Нас пригласили на очередной бал, - прервала мои размышления Марджери. - Мистер Шарк, близкий друг моего отца, устраивает праздник в честь юбилея их совместной компании. Теперь его компаньон Энтони, но я искренне надеюсь, что его там не будет.
   -И когда состоится это прекрасное мероприятие? - с излишним сарказмом спросила я. Мне не хотелось никуда идти. Лучшим времяпрепровождением для меня сейчас было вот так сидеть у камина или зарыться с головой в одеяло.
   - В субботу.
   - Марджери, нам не в чем туда идти. А заказать платья мы уже точно не успеем.
   - Всё уже заказано. Я сегодня навещала миссис Коул, и она сказала мне, что к субботе наши наряды будут готовы.
   - Ты хотела сказать "твой наряд?" - уточнила я.
   - Нет, - ответила моя подруга. - Я заказала наряды нам обеим.
   Я молча смотрела на неё. Видимо уговорить Марджери туда не ходить было уже невозможно. Что ж... придётся смириться.
   Конечно, мне было понятно её желание быть среди равных. Там она чувствовала на себе непрерывное внимание лиц противоположного пола, при которой росла её уверенность в себе. Честно говоря, с тех пор, как мы первый раз пошли с ней на бал, она перестала чувствовать себя несчастной и всеми брошенной. И, к тому же, после того как она перестала переписываться с Дениэлом, а точнее после того как Дениэл испугался Энтони, Мардж не с кем близко не общалась.
   Я подумала, что тяжело же ей будет найти среди всей этой массы нарисованных людей, которые прячут всю свою никчемность за своими титулами, хотя бы одного хорошего человека. И тут мне снова невольно вспомнился Лео.
  
   ***
   Дни пролетали незаметно и буквально проносились, и наступление субботы стало для меня полной неожиданностью. Всё это время я старалась как можно больше заниматься чем-то отвлечённым, чтобы как поменьше думать о том мужчине, который плотно засел у меня в голове. Я прогоняла мысли о нём как могла, но избавиться от них полностью было, к сожалению, невозможно. Оставалась единственная надежда, что сегодняшний бал сможет меня отвлечь...
   К полудню мы были уже у Миссис Коул, которая суетилась вокруг нас, нахваливая свои работы.
   -Платья получились превосходными. Примерьте, мои дорогие, я прошу вас, - не умолкая ни на секунду, щебетала портниха.
   - Простите, но мы сейчас очень спешим, - попыталась отвертеться я. - Нет никакого сомнения, что они будут сидеть просто превосходно, как и всё что вы делаете.
   - Спасибо, дорогая Кери, за эти тёплые слова. Кстати говоря, твои работы пользуются огромной популярностью! Моя конкурентка, Верджиния, приходила недавно, и пыталась выведать у меня, кто же такая Каролина. Но я ей ничегошеньки не сказала.
   - Отлично, Миссис Коул. Я заеду к вам завтра. Есть ещё пара эскизов, которые постараюсь сегодня закончить.
   Уже вечером, собираясь на бал, я развернула тот свёрток с платьем, который предназначался мне, и ошеломлённо ахнула. Миссис Коул на самом деле была настоящей волшебницей и творила в царстве тканей и ниток чудеса наяву. Платье, которое сейчас со странным наслаждением сжимали мои руки было выполнено из атласной ткани тёмно синего цвета, с узеньким чёрным поясочком под грудью. Оно не имело рукавов, декольте было полностью закрыто, а вырез шёл прямой линией от плеча к плечу. Так же в свёртке лежали чёрные кружевные перчатки и маленькая чёрная шляпка, украшенная синими цветками и кружевом. Это платье было сшито по одному из моих старых эскизов. Ноя даже представить не могла, что оно может получиться таким красивым.
   Когда позже, одевшись и соорудив причёску, вошла в комнату Мардж, то была приятно удивлена, что для себя она выбрала платье цвета красного вина. Оно не было кричащим, как её предыдущие наряды, но выглядело до невозможного элегантно. По фасону, чем-то походило на моё, но в нём присутствовало глубокое декольте и коротенькие рукава. А под грудью был широкий белый пояс. Я улыбнулась тому, что для нас уже стало традицией то, что мои аксессуары всегда чёрного цвета, а у Мардж белого. Странно, но интересно...
   Я уже как то проводила аналогию со светлым и тёмным ангелом, где мне отводилась роль тёмного. Может быть, я сама хотела, чтобы сторонние наблюдатели считали меня таковой, ведь все близкие знакомые и сами знали, что это не правда.
   Уже по заведённой традиции, на бал мы приехали к началу танцевальной части вечера. Я уже перестала удивляться красотам местных особняков, но этот всё равно был прекрасен.
   Присев на кушетку у окна, мы пили какую-то алкогольную жидкость, название которой я не запомнила, и рассматривали гостей. Мне приятно было наблюдать на половине присутствующих здесь дам платья из созданного мной каталога. И судя по количеству знакомых мне нарядов, дела у Миссис Коул на самом деле идут весьма не плохо.
   Тут заиграл первый вальс, и Мардж пригласил какой-то парень. Я решила, как обычно сослаться на боль в ноге, чтобы не выслушивать опять все эти заученные фразы своих кавалеров. Уж лучше провести вечер, наблюдая за танцующими, чем нарисовано улыбаться каждому с кем приходиться танцевать. И тут же вновь в памяти всплыл образ Лео. Танцевать с ним было для меня огромным удовольствием. Настоящим наслаждением...
   Мысленно отвесив себе увесистый подзатыльник, снова загнала мысли о нём в дальний угол памяти и снова принялась наблюдать за Мардж.
   - Добрый вечер, - обратилась ко мне, какая-то девушка, и с видом госпожи среди плебеев, присела рядом.
   - Добрый вечер, - ответила, внимательно разглядывая незнакомку. Честно говоря, эта леди напомнила мне очень красивую дорогой фарфоровую куклу. Вся такая очаровательная и хрупкая, да только в глазах её не было ни капельки доброты. И что-то напоминающее интуицию упорно шептало мне , что наша с ней встреча добром не кончиться.
   - Прекрасный вечер, не правда ли, - начала она разговор. - Вы недавно в городе? Я раньше вас не видела. Как ваше имя?
   Это беседа была больше похожа на допрос, а не на простое любопытство. А вежливости в ней вообще не присутствовало. Все фразы высказывались грубо и отрывисто, зато совершенно ангельским голосочком.
   - Да, вы правы, я недавно в этом городе, - прозвучал мой спокойный ответ.
   - Как я понимаю, вы та самая компаньонка Марджери Свон, о которой говорил мой дорогой жених, - промурлыкала эта злобная фея.
   - Вы правы, моё имя Кери Вебер, - ответила я, моментально определив, кто именно передо мной. Она была в точности такой, как описывала Мардж. И теперь главным заданием этого вечера для меня было не напороться на её жениха.
   - Значит это вам я должна быть благодарна, что теперь Мардж опять путается у меня под ногами? Как же было прекрасно, когда она сидела в своей деревне! Общество было избавлено от её присутствия несколько замечательных лет, и тут появились вы!
   - Ах... - наигранно удивилась я, подстраиваясь под манер общения этой кокетливой гадюки. - Так это вы та самая мерзкая сплетница, которая распустила по всему городу грязные слухи про Мардж?!
   - Не думайте, что вы сможете оскорбить меня столь нелепыми обвинениями. Я лишь делаю то, что лучше для меня. Я утешала Энтони все эти годы, и теперь стану его законной супругой. А Марджери лучше поискать себе новый дом, потому что я сделаю всё, чтобы она покинула загородный особняк, как можно скорее. И уж поверьте, смогу обеспечить ей поистине невыносимое существование. И вас, дорогая моя, не будет рядом...
   Я сорвалась.
   Понимаю, что это было лишним... что именно этого она от меня и ожидала. Но держать себя в руках было выше моих сил. От того, чтобы не ударить её, меня спасали теперь только последние крупицы самообладания.
   - Вы гнусная интриганка! - выпалила я ей в лицо, чуть громче, чем должна была. Потом поняла свою ошибку и заговорила тише. - В вас слишком много яда, и, в конце концов, вы сами же им захлебнётесь. А Мардж... Я не позволю вам хоть как то её расстроить! Она замечательный человек, сильная девушка, и такая как вы для неё не помеха. И я останусь рядом с ней до тех пор, пока буду ей нужна!
   Не знаю, чем могла закончиться эта накалённая полемика, но к тому моменту, когда Мисс Освит была уже почти готова наброситься на меня с кулаками, положение спас появившийся неизвестно откуда высокий молодой человек. Не здороваясь со мной, проявляя этим полное неуважение к моей персоне, он сразу обратился к моей собеседнице:
   - Кетрин, что здесь происходит?! - заявил он, да только нам обеим было не до его вопросов, и мы подобно двум пантерам перед решающим прыжком продолжали напряженно смотреть друг другу в глаза.
   - Ничего, дорогой мой Алекс. Мы просто беседовали, - ответила она, не отводя взгляда. - А сейчас, мне нужно идти. Меня должно быть уже ждут.
   С этими словами она демонстративно развернулась и быстро покинула зал. Я провожала её озлобленным взглядом, мысленно надеясь, что сейчас эта курица споткнётся и красиво шмякнется на виду у всех. Да только в голове всё ещё крутились сказанные ей слова, ведь от такой как эта Кетрин, на самом деле можно было ожидать любого подвоха. Она была из тех людей, который предпочитали наносить удары исподтишка, в спину... не оставляя своей жертве никакого шанса на ответный удар.
   - Мадмуазель, простите меня, за вмешательство в ваш разговор, но мне показалось, что ещё немного и вы вцепитесь друг другу в волосы... - поспешно проговорил молодой человек, отвлекая меня от тяжёлых раздумий.
   Теперь, когда опасность миновала, я всё-таки позволила себе рассмотреть своего собеседника. Им оказался высокий зеленоглазый блондин, с подтянутой фигурой и ироничной улыбочкой истинного соблазнителя. Этакий яркий вариант местного мачо - симпатичный, загадочный и прекрасно знающий, какое впечатление производит на окружающих.
   - Ничего, - ответила я, пытаясь найти в толпе Мардж. - Вы подоспели очень вовремя. Даже не знаю, чем могла закончиться наша беседа без вашего вмешательства.
   - Простите, я не представился, Меня зовут Алекс Митчелл, второй барон Вонкерн. Я давно знаком с мисс Освит, и прекрасно знаю, что она может любого вывести из себя.
   - В отличии от вас, сударь, я знакома с ней всего пару минут, но полностью разделяю вашу точку зрения, - проговорила, медленно приходя в спокойное состояние. - Меня зовут Каролина Вебер, и я просто компаньонка и подруга мисс Марджери Свон. И нахожусь здесь сегодня исключительно из-за неё. Так что, господин барон, прошу меня простить, но я не самая достоянная собеседница для вашей персоны.
   Он рассмеялся.
   А мне от чего-то стало безумно обидно. Может я опять что-то не так сказала, не правильно что-то произнесла? Ведь иной причины для такой реакции просто не было... И как не стыдно потешаться над чужой оплошность, а ещё барон!
   - Очень приятно познакомиться, - проговорил он, аккуратно целуя мне руку. - Я слышал о вас больше, чем вы думаете, и давно мечтал лично встретиться со столь легендарной персоной...
   - О чём же таком выдающемся вы слышали, Сер? - поинтересовалась я, всё ещё буравя его недоверчивым обиженным взглядом.
   - Ну, наверно, если я скажу что являюсь одним из самых близких друзей Маркиза Дарленского, то вам станет ясно всё.
   Я замерла, и сама почувствовала, как стремительно кровь моя холодеет и отливает от лица. И мне даже показалось, что мистер Митчелл тоже уловил столь разительную перемену. А ещё, мне вдруг стала понятна одна простая истина, ведь если невеста Энтони и его лучший друг здесь, то, скорее всего где-то здесь и сам маркиз...
   - Не волнуйтесь так, Тони здесь нет. Он приедет позже, - довольно улыбнувшись, проговорил мой собеседник. - Но... я поражён, как мастерски вы от него прячетесь. Живёте в его доме три месяца, и ещё ни разу с ним не пересеклись. Мы с ним уже начали подозревать, что Марджери вас придумала. Но вот сейчас вы передо мной, собственной персоной...
   - Если вы не против, я бы не хотела и сегодня встречаться с Маркизом. Думаю, и будет особенно счастлив меня видеть. А уйти сейчас было бы жестоко, по отношению к Марджери.
   - Согласен с вами, сегодня не лучший момент для столь важного знакомства, - проговорил он. Оркестр заиграл очередную мелодию. - Разрешите вас пригласить?
   - Простите, но сегодня я не танцую. Накануне подвернула ногу, - ответила я с нескрываемой иронией. А что, пусть понимает, как хочет.
   - Почему-то я уверен, что это враньё, - улыбаясь, сказал он. - Просто вы не хотите со мной танцевать.
   - Да, вы правы, это враньё, но не по отношению к вам, а по отношению ко всем. Я просто очень-очень плохо танцую,- он рассмеялся, но на этот раз я не выдержала: - Ну и что в этом такого забавного?!
   - Простите мне мою несдержанность, просто мне ещё никогда не доводилось слышать что-то подобное от молодой леди...
   - А ведь я всего лишь сказала вам правду. Кстати говоря, я ни разу о вас не слышала. Мардж мне часто рассказывала о друзьях её брата, но вашего имени среди них не было.
   - А всё потому, что я с ней не знаком. Мы с Энтони подружились ещё в колледже, но его отец плохо относился к моей семье, и поэтому я никогда не бывал в доме его родителей. Позже уехал в Америку, и вернулся буквально месяц назад.
   - Ах, вот оно как?! Значит вы тоже были изгоем для нашего дорогого маркиза, а он общался с вами несмотря на мнение своего отца, - подытожила я. - Я вас понимаю. Сейчас подобная роль принадлежит мне, и я ни капли не сомневаюсь, что он выставит меня за дверь при первой же возможности. Это притом, что он меня даже ни разу не видел. И где спрашивается справедливость? - возмутилась я.
   - Вы, несомненно, правы. Мне очень хотелось познакомиться с вами, потому, что было безумно интересно, кто же вытащил сестру Тони из дома, после трёхлетнего ожидания, и кто умудряется выводить его из себя, одним только своим существованием.
   - Вы удовлетворены? - язвительно спросила я. Но он, казалось, этого не замечал.
   - Более чем. Кстати, Энтони представляет вас себе как старую деву, которой просто негде жить, и которая обманным путём очаровала всю его семью.
   Теперь рассмеялась я. Это ж надо. Ему меня даже ни разу никто не описывал. А я боюсь с ним случайно встретиться?
   - Именно поэтому я рассмеялся, когда понял, что Вы и есть подруга Марджери Свон. Тони будет шокирован, когда вместо ведьмы в возрасте, которую рисует его воображение, он обнаружит красивую молодую леди, с прекрасным чувством юмора.
   - Теперь я буду с нетерпением ждать нашей встречи, - наигранно проговорила я. - Только можно не сегодня?
   - Хорошо. Я сохраню ваш секрет. Вот только не уверен, что Кетрин вас не выдаст, - сказал Алекс.
   - Я тоже в этом не уверена, господин Митчелл, - ответила я.
   - Пожалуйста, называйте меня Алекс. Ведь теперь мы с вами своего рода сообщники.
   - Ну да, - улыбнулась ему я, - Тогда и вы зовите меня просто Кери.
   - Добрый вечер, - послышался голосок Мардж.
   -Добрый вечер, мадмуазель, - проговорил Алекс обращаясь к моей подруге. Да только, судя по выражению недоумения на её лице, она явно не понимала, что происходит.
   - Марджери это Алекс Митчелл, второй барон Вонкерн. Алекс, а это моя подруга - Марджери Свон, - представила я их друг другу.
   - Мне очень приятно с вами познакомиться, - проговорил мистер Митчелл, учтиво кланяясь Марджери.
   - Взаимно, господин Митчелл, - ответила она с кокетливой улыбкой, а потом обратилась ко мне: - Что от тебя хотела Кетрин Освит?
   - Рассказать о своих планах на твой счёт. И если бы не Алекс, мы бы с ней точно начали выдирать друг другу волосы прямо здесь, - спокойно ответила я. - Вот бы было зрелище!
   - Спасибо вам, что избавили Кери от общества этой "мигеры", - ответила Марджери обращаясь к Алексу.
   - Пожалуйста, тем более что Кетрин - невеста моего лучшего друга, и я просто не мог позволить ей учинить здесь драку.
   По мере того, как данная смысл его фразы доходил до Марджери, она медленно бледнела. Прям как я пару минут назад.
   - Вы друг Тони? - резко спросила она.
   - Да! - гордо ответил он, а потом улыбнулся и сказал: - А вы его сестра.
   -Мардж, - сказала я, - Энтони здесь пока нет.
   - Он обещал приехать к одиннадцати часам. Сегодня они с Кетрин собираются официально объявить о своей помолвке, - сказал Алекс.
   - Не... не может быть, - проговорила Мардж, вмиг ослабевшим голоском. Судя по всему, она до последнего не верила, что Тони на самом деле решил жениться. - Не говорите пожалуйста Тони, что видели нас здесь, а то меня ожидает ещё один скандал. И... нам наверно лучше уйти до его приезда.
   - Я думаю, что это будет правильно, - согласился Алекс.
   В этот момент заиграл очередной до жути мелодичный вальс, и немного потоптавшись на месте, мои собеседники всё-таки отправились танцевать. Честно говоря, смотрелись они крайне оригинально - хрупкая девушка с копной спадающих на спину каштановых волос и высокий блондин, в идеально сидящем костюме. И, на мой придирчивый взгляд, выглядела эта пара очень даже гармонично.
   Не знаю почему, но я прониклась каким-то странным доверием к этому человеку. Чувствовала, в нём потенциального союзника и почему-то была уверена, что он не причинит вреда ни мне, ни Мардж. А в последнее время интуиция ещё ни разу меня не подводила.
   Ближе к одиннадцати часам все гости собрались в танцевальном зале, где хозяин дома устроил представление, пригласив восточных танцовщиц, которые исполняли танец живота, с саблями, змеями и огненными факелами. И на фоне всеобщей чопорности и "правильности" собравшихся это выглядело просто безумно ярко и интересно. Мы втроём с упоением наблюдали представление, когда я увидела в нескольких метрах от себя знакомое лицо...
   Что?!
   Я была шокирована и дико удивлена кульбитами собственного зрения, но...Нет. Это не возможно! Ведь это не мог быть он! Но, с другой стороны, на происки разыгравшегося воображения подобное ведение тоже не походило...
   Я стала пробираться через толпу к тому месту, где стоял это призрак прошлого, но когда добралась - его уже не было.
   Значит, всё-таки, привиделось.... Но почему именно он и именно здесь?!
   Не веря в то, что всё-таки сошла с ума, я решила, что лучше отойти от толпы. И тут мне на плечо опустилась чья-то рука...
   - Привет Кира! Долго же мне пришлось тебя искать.
   Я медленно повернулась, всё ещё не веря своим ушам, но это на самом деле был он. Мой старый знакомый англичанин, которому я и была обязана своим появлением в девятнадцатом веке.
   - Джон?! Это на самом деле вы? - не поверила своим глазам я. - Но как? Что вы тут делаете?
   - Как бы странно это ни звучало, но... ищу тебя!
   - Так вы же сами меня сюда отправили! Это из-за вас я упала в воду! Это вы привели двигатели в движение!
   -Тихо, не кричи. Нас могут услышать. Пошли в сад, там и поговорим.
   Я молча обошла его и направилась к выходу. Ведь если и существовал для меня хотя бы один способ вернуться домой, то Джон был единственным, кто мог о нём знать!
   Мы присели на маленькую лавочку, на достаточном расстоянии от дома.
   - Джон, честно говоря, меня одолевают противоречивые чувства, - сказала я, глядя на него с недоверием. - С одной стороны я безумно рада тебя видеть, а с другой - готова убить, за то, что здесь оказалась.
   - Тогда хотя бы выслушай меня... Может тогда обойдётся без расправ... - виновато проговорил он.
   - За этим я сюда и пришла. Так что давай, рассказывай, как меня угораздило переместиться на полтора века назад! - выпалила, демонстративно сплетая руки перед грудью.
   - В таком случае, Кира, наверно, начать стоит с того, что я являюсь хранителем времени... - начал он, вогнав меня своей фразой в настоящий шок. - Не могу объяснить, почему и как, но существуют временные дыры, через которые некоторые люди могут перемещаться во времени. И только хранители, вроде меня, имеют возможность путешествовать и туда и обратно. Для всех же остальных - это путь в один конец, и абсолютное большинство погибает, так и не добравшись до конечной точки... - я почти уже рассмеялась таким идиотским доводам, но напоровшись на серьёзный взгляд Джона, предпочла промолчать. - В том, что ты здесь, нет моей вины. Это произошло случайно... И пусть, мы остановили лодку как раз в том месте, где существует временная дыра, но ты же сама упала в воду!
   - Как же, сама?! - моему возмущению не было предела. - Я упала в воду, только после того как ты завёл двигатели!
   - Поверь, это произошло по чистой случайности. Просто в бардачке под штурвалом у меня хранилась бутылка прекрасного бренди, но когда я её доставал, то случайно зацепил какой-то рычаг и, лодка пришла в движение. Мне удалось остановить её только через несколько минут, но тебя уже не было, - он виновато опустил глаза. - Сначала думал, что ты утонула, но когда водолазы не нашли тело - все справедливо решили, что его унесло течением слишком далеко. А я начал подозревать о том, что ты могла попасть во временную воронку. И когда официальные поиски были прекращены и тебя стали считать официально погибшей, я вернулся на то место, прыгнул в воду, и попал в этот век. Правда, в отличии от тебя, для меня существует ещё один путь сюда, так сказать, более сухой. Но, какой именно сказать не могу.
   -Джон, отправь меня домой! - потребовала я, а в мыслях уже представила, как взлечу на самолёте и приземлюсь в родных краях. Перед мысленным взором воображение уже рисовало родное море, горы, дом, родителей, друзей...
   - Дело в том, что я не знаю как, - прервал мои мечты Джон.
   - Как это не знаешь?
   - Я попробую найти способ, но ничего не обещаю, - его слова стали для меня как приговор. - Понимаешь, свободно перемещаться могут только хранители времени. А для тебя путь обратно может стать смертельным.
   Я побледнела.
   Значит это конец?! Значит, я больше не смогу увидеть всех тех, кого люблю.... Никогда?!
   - Не расстраивайся раньше времени, - Джон ободряюще похлопал меня по плечу. - Я посоветуюсь со старейшинами, перерою книги, и постараюсь найти способ вернуть тебя домой.
   - Спасибо Джон, - мой голос звучал очень глухо, а сил сдерживать эмоциональное напряжение и подступившие слёзы, почти не осталось.
   - У меня есть дом в Лондоне, не далеко от здания парламента. Я купил его пару лет назад, на тот случай если мне когда то придётся задержаться в этом веке. И раньше бывал там часто, но теперь... Можешь жить там сколько хочешь! Он твой.
   - Джон, но я не могу...
   - Не упирайся! Он твой и точка. Я чувствую себя виноватым за то, что ты оказалась здесь, и знаю, что жить тебе негде. Я оставляю тебе дом и счёт в банке. Там достаточно денег, чтобы ты ни в чём себе не отказывала. А сам пока постараюсь найти способ твоего возвращения в двадцать первый век.
   - Когда ты возвращаешься обратно? - спросила я, вытирая ладонью непрошеные слёзы.
   - Сегодня вечером.
   -Джон, я прошу тебя, сообщи моим родителям, что я жива. Скажи им, что я просто не могу сейчас вернуться домой. Не хочу, чтобы они волновались...
   - Конечно, сообщу, - с виноватым видом наблюдая, как непрошенные слезы тихо скатываются по моим щекам - Только не плачь, ведь всё обязательно наладиться...А сейчас мне пора, - он вручил мне листок бумаги с адресом теперь уже моего дома и повернулся чтобы уйти.
   - Джон, - окликнула я его. - Спасибо тебе большое...
   - Пока не за что, - ответил он, тронул пальцами борт своей шляпы, в знак прощания, и ушёл. А я осталась в этом тёмном парке наедине со своими мыслями.
   А они были далеко не радужными и совсем уж не радостными, ведь, если верить словам Джона, вероятность того, что мне удастся вернуться в своё время не то чтобы совсем ничтожно мала - совсем нет... правильней будет сказать, что нет такой вероятности. А мой и без того длинный отпуск рискует затянуться до конца моей жизни.
   Вдруг через густую тучу пессимизма и ощущения жуткой обиды на жизнь в моё сознание всё-таки закралась мысль, что Мардж, наверно, уже давно меня ищет. Наверно только это и могло сейчас вернуть меня в состояние трезвого ума, и заставить вспомнить, что реальность никуда не делась, а мне давно пора быть рядом с подругой.
   К моему счастью Марджери обнаружилась довольно быстро, она нервно топталась на месте у самого входа в большой бальный зал. Я аккуратно тронула её за руку, да только когда она повернулась, в её глазах было столько злости и обиды, сколько мне ещё никогда не приходилось видеть.
   А тем временем взгляды всех присутствующих были обращены наверх... Туда, где медленно поднимались по пологой винтовой лестнице темноволосый парень и очаровательная блондинка... Девушка на мгновение остановилась и повернулась, окидывая довольным взглядом публику... А я ужаснулась, узнав в этой особе Кетрин Освит, с которой сегодня уже успела познакомиться. Но это могло означать лишь одно - тот, кто сейчас держит её под руку есть ни кто иной как ...
   В этот момент Мардж сильно дёрнула меня за руку, и буквально выволокла меня из зала.
  
   - Они решили сейчас объявить, что они женятся через четыре недели, - объяснила мне Мардж, когда мы уже сидели в карете. - Значит, пути назад нет и свадьба неизбежна.
   - И это говорит мне та, которая умудрилась сбежать прямо от алтаря? - улыбнулась я. Просто мне странно было слышать это от Мардж.
   - Тони - это совсем другое дело.
   -Да я знаю... - поспешила согласиться с подругой, и тут же в памяти всплыло то, что было сейчас для меня первостепенно важным. - Мардж, я встретила Джона на балу! Представляешь, того самого Джона из двадцать первого века, который, как я думала, был повинен в моём падении в воду!
   - Это правда?! - воскликнула ошарашенная такой новостью девушка. - Что он делал на балу?
   - Говорит, что меня искал. Он пообещал найти способ вернуть меня домой, а пока отдал мне свой лондонский особняк. Так что одной проблемой теперь меньше.
   - Ничего себе, подарки! - выпалила удивлённая Мардж, но уде в следующую секунду её взгляд стал заинтересованным, а в глазах появился какой-то непонятный мне огонёк. - Но... если это действительно так, то мы сможем остаться в городе! Кери, это же просто замечательно! И Кетрин останется с носом, и я получу свободу, и тебе не придётся больше прятаться! Ведь это прекрасная новость!
   Остаток пути мы до особняка мы преодолели молча, погружённые каждая в свои мысли. И только когда оказались в пределах моей спальни, Мардж всё же решила поделиться впечатлениями от прошедшего вечера:
   - Загадочная личность этот Алекс, тебе не кажется? - спросила она, как бы между прочим.
   - Да?! А, по-моему, наоборот, вполне нормальный остроумный молодой человек, - проговорила, освобождая волосы от шпилек.
   - Странно, что мы с ним познакомились только сейчас, - продолжила Мардж, витая где-то на своей личной эмоциональной волне. - Знаешь, он кажется мне очень интересным...
   - А я думаю, что не стоит оценивать человека по первому впечатлению, которое он на тебя произвёл. Начнём с того, что изначально на этом балу он сопровождал, горячо любимую нами мисс Освит.
   - Согласна, - сказала она. - И ещё не факт, что он не расскажет всё Тони.
   - Поживём-увидим, - задумчиво проговорила я.
   И это было самой мудрой мыслью за весь сегодняшний вечер.
  
   Глава 12. Лицом к лицу.

За иллюзии расплачиваются действительностью.
(Лешек Кумор)

  
   Всю неделю я так переживала, по поводу того, что при следующей встрече мне придётся признаться Лео во всём и так отчаянно старалась забыться в любом занятии, что дни стали пролетать для меня очень быстро. И я сама не заметила, как наступила эта самая злополучная среда.
   Да только едва проснувшись на рассвете, с ужасом поняла - всё пропало. На улице шёл проливной дождь с градом - погода была по-настоящему омерзительной. Выйти из дома было бы сущим самоубийством, а преодолеть несколько миль на лошади - реальным безумием.
   И тогда я решила подождать, надеясь, что погода улучшиться к обеду, но... к сожалению... ожиданиям моим не суждено было сбыться. Всё рушилось... и планы и мой мир... И в этом идиотском тупике не было ни единого варианта найти выход.
   Мардж обнаружила меня именно в тот момент, когда я в жуткой растерянности бесцельно бродила из угла в угол по библиотеке, то и дело, поглядывая в окно.
   - Кери, - позвала она. - Не стоит так нервничать. Увидитесь в другой раз.
   - Как ты не понимаешь, другого раза уже не будет! - в ужасе воскликнула я. - Марджери, сегодня тридцать первое августа, и твой дорогой братец выставит меня отсюда в самое ближайшее время!
   - Я ему не позволю! - решительно ответила девушка.
   - Ты же знаешь, что он всё ровно сделает так, как решил. Даже я это знаю...
   - И что предлагаешь делать?!
   - Я поеду. Сейчас. И мне всё ровно! Я должна увидеть Лео! Должна сказать ему всё! Другого шанса уже не будет!
   - Кери, нет! - крикнула Мардж.
   - Это единственный выход! - проговорила я, выбегая из комнаты.
   Благо моего здравого смысла хватило хотя бы на то, что одеться как можно теплее, и выпросить у Люка не промокающий плащ. Мардж, да и сам Люк искренне пытались уговорить никуда не ехать, но остановить моё взбунтовавшееся упрямство было уже невозможно... Никак. Ведь в голове громким пульсом билась только одна мысль, что Лео ждёт на поляне.
   Поначалу у меня даже получалось не обращать внимания на хлещущий по лицу дождь и устрашающие раскаты грома, но когда преодолела уже половину дороги, началась сильнейшая гроза. Громогласные раскаты и треск ломающихся деревьев пугали лошадь, но я всё ровно двигалась к цели... И только когда молния ударила в дерево в десяти метрах от нас, до меня наконец то дошло, что только такая полная дура, как я, могла отправиться в лес по столь жуткой погоде.
   Но самым печальным было даже не это.... А то, что я, наконец, поняла - Лео не придёт.
   Пришлось возвращаться назад...
   Мардж встретила меня, вымокшую до нитки, яростными причитаниями вперемешку со злобными воплями, и быстро отправила греться в горячей ванной. Да... тело оттаяло довольно быстро, зато в душе моей творилось нечто отдалённо напоминающее бурю за окном, только в несколько раз мрачней и печальней. Но... сделать я уже ничего не могла. И как бы глупо это ни звучало, но погода сегодня всё решила за нас. Хотя... возможно это и к лучшему. Может, теперь я останусь в памяти Лео лишь мимолётным ведением... Той, кого, возможно, никогда и не существовало. А вот кем останется для меня он - вопрос куда более сложный, и я сама, увы, не могу дать на него ответ.
   Остаток дня прошёл для меня в собственной пустынной спальне. Никого видеть не хотелось... Напротив, душа требовала тишины и покоя, и, усевшись на полу, я просто смотрела на огонь в камине, позволяя холодным слезам, подобно каплям всё того же злобного дождя, тихо скатываться по лицу...
   Как же так произошло, что я сама не заметила, как превратилась в такую размазню?! Раньше слёзы для меня были явлением чрезвычайно редким. А довести меня до истерики было и вовсе нереально. А теперь что?! Сама не понимаю, что же твориться со внутренним миром....
   Минуты капали и утекали в прошлое, ливень продолжал барабанить по стеклу, а поленья в камине медленно превращались в пепел... Мысли постепенно прояснялись, и от этого становилось легче. Всё ровно, если ничего исправить нельзя, то не зачем и расстраиваться. Жизнь ведь не кончена, и всё не так уж плохо...
   За окном давно стемнело, и окружающая тишина начала противно давить на психику. Казалось, что все жители этого огромного дома толи уснули, толи разбежались, потому что не было слышно даже привычного шарканья ног за дверью, или задорного смеха горничных. А ведь именно в это время они каждый вечер, весело напевая, готовят ванну в комнате Мардж. Это уже стало своеобразной традицией... И что же случилось сегодня?!
   Тихий стук в дверь отвлёк меня от размышлений о какой-то неправильности всего сегодняшнего дня, возвращая в реальность.
   - Войдите, - сказала я.
   В комнату тихо вошла Марджери. Лицо её показалось мне неестественно бледным, а глаза были настолько красными и опухшими, что придавали всему её виду какую-то устрашающую болезненность. Это видимо и стало моим разрядом для окончательного возвращения из мира собственных печалей.
   - Что случилось? - спросила я, непонимающе уставившись на подругу.
   - Прости... Я не смогла... Он хочет.... - Мардж говорила всхлипывая. Видимо произошло, что-то на самом деле трагическое, и, судя по её словам, это событие касается именно меня.
   - Что не смогла? Марджери, прошу тебя, говори! - просила я, начиная догадываться, в чём дело. Хотя, ответ был даже более чем очевиден, а я просто не хотела верить в собственные подозрения.
   - Она не смогла уговорить Тони, позволить тебе остаться, - ответил за неё, вошедший в открытую дверь моей комнаты, Марк. - Кери, он требует, чтобы ты спустилась в кабинет. Немедленно...
   Я побледнела. Вот оно, феерическое завершение этого "прекрасного" дня!
   - Он сказал, что если ты не спустишься, то он прикажет слугам притащить тебя к нему за волосы, - продолжил Марк. - Кери, он зол как никогда!
   - Это всё она....- всхлипывала Марджери. - Это всё эта стерва!
   - Какая стерва? - поинтересовалась я, хотя уже так же догадалась, о ком может идти речь. Но глупая надежда всё ещё не давала разуму поверить в величину абсурда ситуации. - Он что, не один?!
   - Нет, не один, их там трое, - ответил Марк. Он кстати выглядел ещё бледнее, чем Мардж. Вот же... Повезло ребятам с братом, ничего не скажешь. - Он там со своей невестой и с каким-то другом.
   - С Алексом Митчеллом, - добавила Марджери, вытирая выступившие слёзы тыльной стороной ладони. Отчего-то в этот момент она напомнила мне маленькую девочку, у которой родители отобрали любимую куклу, ведь сейчас моя подруга выглядела такой же растерянной и обиженной чуть ли ни на весь мир.
   Вот и настал долгожданный момент нашей встречи с его высочеством Маркизом. И как бы мне не хотелось с ним разговаривать, особенно сейчас, но я должна... Мне и так три месяца удавалось избегать этого разговора, но дальше прятаться было бы просто глупо. Не радовал и тот факт, что говорить нам придётся при свидетелях... Но, выбирать, к сожалению, уже не приходиться.
   Вот так всегда: убегаешь от проблем, прячешься, а они, мало того что всегда и находят и догоняют, так ещё и больно бьют. Наверно, если бы мы с Энтони встретились раньше... всё было бы по другому, но уже ничего не исправить. И, как говориться, настало время платить по счетам.
   Именно в этот момент я вдруг поняла, что сейчас меня будут публично унижать.
   Прекрасно! Ведь это именно то, чего мне сейчас не хватало до полного счастья! Публичное высмеивание моей персоны перед той, которую я якобы оскорбила на балу. Этакая бедная овечка с волчьим оскалом. Мардж не зря её ненавидит. Если честно, эта мадмуазель заслуживает куда большей ненависти...
   Подойдя к зеркалу, вдруг решила, что просто обязана сейчас выглядеть достойно, ведь, в конце концов, я не собираюсь позволять какому-то типу обвинять меня во всяких глупостях и позволять ему на меня орать. И мне плевать, что он Маркиз. Да хоть Дед Мороз вместе со своими оленями! Хочет унизить меня при свидетелях?! Пусть попробует... Не на ту нарвался!
   Собственное отражение вполне меня удовлетворило: причёска подходящая, краснота с глаз пропала, платье тоже было достаточно строгим, но вполне элегантным. В общем, сейчас, как никогда я была похожа на закамуфлированного война в юбке. А мрачность и без того грустного взгляда делала образ гувернантки ещё более странным. В общем, сейчас, глядя на себя в зеркало, я поняла важную вещь - я не такая как все местные леди, и даже не такая как бунтарка Мардж. Это не мой век и не мои порядки... И даже не смотря на то, что волей Судьбы моя жизнь теперь протекает здесь, я не собираюсь меняться. Не стану изменять себе и своим принципам. И плевать мне на все эти их идиотсткие правила!
   Комнату я покинула с боевым настроем, поразив тем самым и Марка, и Марджери. Шла на этот бой с чёткой уверенностью в том, что даже если мне и не удастся одержать в нём победу, то уж у вражеской стороны точно останутся от сражения очень яркие впечатления.
   Пока спускалась по ступенькам, в голове крутилась целая стая разнообразных мыслей. И тот факт, что господин Энтони сейчас меня с позором выгонит, это ещё полбеды. Я вдруг представляла, что мне сейчас придётся очень много всего выслушать. Но пока вокруг стояла полная и какая-то давящая тишина, которая безумно напоминала затишье перед бурей.
   Казалось, весь дом затаился и с нетерпением ждёт начала дикого разрушительного цунами, которым обещал обернуться наш разговор с его хозяином. Ну что ж... чему быть, того не миновать. Убегать уже не куда.
   Остановившись перед дверью кабинета, сделала глубокий вдох и, дрожащими руками, постучала в дверь. Ждать чего-то было просто бессмысленно. Поэтому, лучшим решением было как можно быстрее закончить этот разговор. Главное суметь держать себя в руках и не грубить его высочеству. Хотя? Какая мне теперь разница! Наверно стоит, наоборот, высказать ему всё, что думаю по поводу его отношений с Мардж, да и вообще... Может это хоть как-то сможет помочь бедной девочке, если меня уже точно не будет рядом.
   Раздалось злобное "войдите" и я толкнула дверь.
   В кабинете царил полумрак. Свечи горели только в дальнем конце комнаты и на столе его высочества. Атмосфера этого места была странно зловещей и пугающей, а может мне просто так казалось? Полную тишину комнаты нарушал лишь шум дождя и мерное потрескивание дров в камине. А периодические раскаты грома ещё больше накаляли обстановку...
   Войдя, и осмотревшись вокруг, вдруг очень ясно поняла, что ни чем хорошим для меня всё это не закончиться, и стала морально готовиться к обороне. Мне совершенно не хотелось позволять этому мальчику, пусть даже он и Маркиз, незаслуженно обливать меня грязью. Но мысли предательски путались, окончательно сбивая с толку, а здешняя атмосфера безумно напрягала и без того натянутые нервы.
   Я остановилась в нескольких шагах от двери, инстинктивно предпочитая держаться в тени и поближе к выходу. И с ужасом поняла, что мне реально страшно, и ни какие мысленные подбадривания не помогают.
   На диване, у дальней стены, сидели двое - Алекс и Кетрин. Его высочество маркиз стоял позади своего письменного стола, и смотрел в окно, а в полной темноте улицы то и дело вспыхивали зигзаги молний, сопровождаемые громовыми раскатами. Не думала, что такому человеку как Энтони может нравиться наблюдать за этими безумными играми природы. Хотя... Возможно, он что-то обдумывал? Или просто умело играл на моих эмоциях...
   Стало ясно, что нарушить эту тишину первой придётся именно мне, ведь дальше стоять посреди комнаты и мучить себя предвкушениями этой публичной казни было просто невыносимо, а его высочество продолжал сосредоточенно пялиться в окно, как будто меня здесь и не было.
   - Добрый вечер, милорд, - собравшись с силами, произнесла я. - Меня зовут, Каролина Вебер. Вы хотели меня видеть?!
   -Да хотел, - спокойным ровным тоном ответил он, не поворачиваясь ко мне. Этот жест был верхом презрения, и говорил о том, что я не достойна даже толики его внимания, и, разговаривая со мной, он уже делает мне огромное одолжение. Говорил он медленно, надменно, но отчётливо произнося слова. Его голос показался мне знакомым, но я сразу же подумала, что это естественно, ведь мне уже приходилось слышать его раньше, когда он отчитывал Мардж в Лондонском особняке.
   - Только для вас, мисс Вебер, этот вечер не будет добрым, это я вам обещаю, - продолжил он после небольшой паузы. Каждое его слово было обдуманным, каждая фраза произносилась с интонацией человека, умеющего играть людскими чувствами, а в частности, вызывать страх и уважение. - Вы прятались от меня больше трёх месяцев, и только сейчас, когда я собираюсь выставить вас за дверь, решили удостоить меня своим присутствием, - опять последовала небольшая пауза. Видимо господин Маркиз просто мечтал сегодня свести меня с ума. - Я позволил вам жить в этом доме до конца лета, только потому, что моим братьям был необходим учитель русского языка, а меня уверили, что вы этот язык знаете в совершенстве. И я искренне благодарен вам за то, что сейчас они говорят на русском даже лучше меня. Но... на этом все ваши заслуги заканчиваются.
   Как я поняла, далее последует длинный перечень моих проступков, оплошностей и недостатков. И наверно основным в этом списке будет жалоба его дорогой невесты, на то, что я грубо и неуважительно с ней беседовала. Почему-то я была уверена в том, что господину Энтони была изложена немного переделанная суть нашей с ней перебранки, в которой я - невоспитанный злобный монстр, а она - бедная скромная девочка-одуванчик.
   Да и вообще. Говоря со мной, он не посчитал нужным даже повернуться ко мне лицом, не то чтобы поздороваться. Раздражение росло во мне огромными темпами, и я решила заговорить, пока это нервное напряжение не вырвалось наружу виде истерических криков.
   - Прошу прощенья, но если вы говорите о заслуге, пусть и об одной, и тем более благодарите меня за отличную работу, думаю, было бы вежливо, хотя бы повернуться ко мне лицом... - грубее, чем следовало бы, высказала накипевшую мысль.
   Меня разбирала злость на этого человека. Он говорил со мной с таким пренебрежением, что стало даже противно. Да и терять мне было уже точно не чего! Так что, я окончательно решила, что этот бой будет сопровождаться атаками с обоих противоборствующих сторон. И лучше уж так... Хотя, прекрасно понимала, что с подобным настроем наша встреча может закончиться чем угодно...
   - Какая наглость! - послышался возмущённый голосок Кетрин. Но больше сказать она ничего не рискнула. Ведь сейчас эта "стервозная змея" была в образе податливой милой девушки из хорошей семьи. А такая роль не давал возможность встревать в разговор, хотя, зная Кетрин, я была уверена, что она просто мечтала лично высказать всё, что обо мне думает. Может даже выцарапать мне глаза?! Точно не знаю, но чего-то подобного явно стоило от неё ожидать.
   - Хорошо, - сказал Тони, и, оторвавшись от лицезрения электрических разрядов на тёмном небе, развернулся и сел за свой письменный стол.
   Взглянув в его лицо, я окаменела. И только сейчас вдруг вспомнила, что на самом деле, так ни разу его и не видела, ни на портретах, ни в газетах, нигде. И вот теперь, была шокирована настолько, что говорить просто не могла...
   В этот момент жизнь потеряла для меня смысл, все конечности одновременно свело, а в лёгких закончился воздух. Сердце билось, как ненормальное, и тонко намекая, что вот-вот покинет грудную клетку...
   Это был настоящий шок!
   Это было тем, чего я в сущности даже не могла предположить.
   Это не могло быть правдой. Я даже несколько раз закрыла и открыла глаза и попыталась ущипнуть себя за руку. Но предполагаемый сон всё ровно оставался реальностью. Всё это на самом деле происходило наяву и именно со мной.
   За письменным столом сидел человек, которого я знала, или казалось, что знала. Ради которого сегодня промокла до нитки и чуть не угробила, и себя, и свою лошадь. О котором не могла перестать думать. Мой Лео оказался ни кем иным, как Энтони Своном - маркизом Дарленским. Казалось, что почва ушла из-под ног и мой мир пошатнулся рухнул...
   А он действительно рухнул, уничтожив в один момент всё! Мозг отказывался думать, предполагать и строить логические цепочки. Я не понимала, как всё это может быть правдой. Ведь это два абсолютно разных человека! Энтони Свон - тиран, деспот, ненавидящий свою сестру. Титулованная особа и человек бизнеса, который печётся только о себе. Эгоистичное, надменное и циничное создание.
   А Лео - его полная противоположность. Он добрый, честный, любящий свою семью, заботливый человек. Правда немного наглый и надменный, но это только в при определённых обстоятельствах. Лео был тем, кто упал со мной в реку, кто рассказывал мне о своём одиночестве, кого я чуть не заколола шпагой, приняв за бандита. Тем, кто кружил меня в танце в королевском парке на маскараде, тем, кто целовал меня так, что я теряла голову, тем, кто пустил меня в свою душу. Это просто не может быть один и тот же человек! Это не возможно!
   Энтони смотрел на меня с жуткой злобой и холодом во взгляде. Он был напряжён и решителен. И я очень остро чувствовала его жгучую ненависть, но...
   И тут поняла, что он меня не узнал. Ведь, стараясь быть поближе к выходу, я так и не покинула тень, и свет камина не попадал на моё лицо, оставляя его в полумраке. Это было моим явным преимуществом. Маленьким, хрупким, но всё-таки козырем. Именно это не позволило ему лицезреть всю бурю эмоций на моём лице, и именно это дало мне время и возможность постараться прийти в себя.
   - Но помимо того, что вы оказались прекрасным учителем, вы так же позволили себе сделать многое из того, что мне не по нраву, - продолжил Тони. Сейчас я ненавидела этот высокомерный светский тон, но не могла даже пошевелиться, не то, чтобы что-то сказать или как-то возразить. Тем временем его голос из спокойного и рассудительного плавно перешёл в более грубый и резкий. - Вы таскали мою сестру по балам, подвергали её опасности! Из-за вас, её чуть не изнасиловали! Вы тратили её деньги на свои развлечения, и настраивали её против меня! И не только её, но и Марка!
   "Так вот, значит какого он обо мне мнения. Интересно... Он хорошо осведомлён, но только все факты слегка приукрашены..." - подумала я. Но это всё на что был способен сейчас мой шокированный разум. Я чувствовала, что медленно качусь к нервному срыву. Сейчас мне просто необходимо немного побыть одной. Никого не видеть и не слышать.
   - Вы ничтожество, живущее только для себя, подвергая других опасности! И если бы хоть волосок упал с головы Марджери, я бы собственноручно лишил вас вашей никчёмной жизни! - это было сказано очень грубо, подтверждая то, что он бы сделал это с большим удовольствием.
   Он на самом деле меня ненавидел, и осознание этого произвело на меня впечатление, похожее на то, когда сверху выливают ведро холодной воды с кусочками льда, а потом ещё и само ведро на голову надевают... И бьют по нему.
   Я просто поняла, что стою сейчас и выслушиваю совершенно незаслуженные обвинения, терплю оскорбления и ничего не могу ответить...
   Больше выдерживать это не было ни сил, ни желания. Злость придавала мне уверенности, и я заговорила, но заговорила на русском. Ведь прекрасно знала, что он меня поймёт, а остальные присутствующие - нет. Да и говорить в таком состоянии я могла только на том языке, на котором думала. Английский сейчас мне было не вынести.
   - К вашему сведению, господин Свон, Марджери никуда не выходила несколько лет по вашей вине, и по вине госпожи Кетрин, которая приложила не малые усилия, чтобы окончательно испортить репутацию вашей сестры! О чём, кстати, сама лично мне и рассказала при нашей встрече на балу. И, узнав о том, из-за чего это произошло, я решила, что Марджери нужно помочь, её нужно вытащить в люди. К вашему сведению, платья для первого бала Мардж я купила за свой счёт. И на этом балу она была счастлива! Она улыбалась! А знаете, что самое интересное?! Не я должна была выводить её в свет, а вы!
   Голос мой был ровным и бесцветным. Я говорила без эмоций, в то время как внутри творилось нечто невообразимое - шквал чувств смешанных между собой, и если сейчас дать волю хотя бы одной эмоции, всё определённо кончиться истерикой. Поэтому, приходилось изо всех сил себя сдерживать.
   Я заговорила и больше не могла остановиться. Слова текли сами собой, и нужно было сказать всё, пока я ещё могла хоть как-то говорить:
   - Меня искренне радует тот факт, что хотя бы эти три месяца, Марджери была счастлива и улыбалась! К вашему сведению, она спасла мне жизнь! И если бы не она, то меня бы здесь не было. И, поэтому, я делала раньше и сделаю в будущем всё, что в моих силах, чтобы она была счастлива! Хотя, честно, виню себя только за то, что не углядела за ней, когда она вышла в парк со своим экс женихом. Но в тот вечер я собственноручно отбила Мардж от этого подонка, оставив на его щеке порез от шпаги. Но, насколько я знаю, вы ему так ничего и не сделали! Хотя меня обещали убить... Видимо вы хотели, чтобы тот человек сотворил это с вашей сестрой...
   - Замолчите! - закричал Тони. - Вы понятия не имеете, о том, какие у нас с ней отношения!
   - Ошибаетесь... - сказала я спокойно. - Мне известно гораздо больше, чем вы думаете. Я знаю, что она вас любит, что ей вас не хватает, что она вас давно простила за всё. Даже за то, что вы её бросили!
   - Не вам судить нас! - громко со злостью выпалил Тони. - Вы здесь лишняя, и вы уйдёте, завтра же утром. И если я, хоть раз увижу вас рядом с Мардж, тогда на вашей щеке появиться шрам от моей шпаги! Я никому не позволю учить меня жизни! Тем более какой-то ирландской простолюдинке! Да вы не больше чем пыль на моей дороге! А теперь убирайтесь!
   Каждое его слово было произнесено с такой злостью и искренней ненавистью, что казалось они, как ядовитые кинжалы с силой втыкаются в моё бедное сердце, крыша его на мелкие кусочки. Я чувствовала, что истерика близко, что силы мои на исходе, но нужно было закончить разговор. Я должна была сказать ему ещё очень многое! Ведь я обязана Мардж жизнью, и теперь, нужно сделать всё, что в моих силах, чтобы её жизнь стала лучше!
   - Я уйду, можете в этом не сомневаться! - мой голос всё ещё звучал ровно и гулко. - Но прошу вас только об одном, перестаньте портить жизнь вашей сестре... Вы сами лишили её всего, а самое главное, себя. Вы собственноручно оставили её без опоры и поддержки в жизни. Из-за вас, она три года прожила здесь в одиночестве. Но, по-вашему, всё ровно во всём виновата именно я... - последняя фраза была сказана уже гулким шёпотом, потому что сил говорить больше не осталось. Слёзы подступили к горлу, образовав там противный комок, но я не могла позволить себе расплакаться в присутствии этих людей. Я должна быть сильной! Должна!
   Видимо, моя последняя фраза стала для Энтони пределом, и молниеносно поднявшись со своего места, он быстро приблизился ко мне почти вплотную. Я машинально сделал шаг в сторону, тем самым попав в поле освещения. И когда он в бешенстве схватил меня за запястья, очень больно их сжав, я вдруг взглянула в его глаза...
   Это был именно мой Лео. Я видела это... чувствовала. Но разум мой категорически отказывался в это верить, хотя сомнения таяли на глазах...
   Теперь, когда он смог рассмотреть меня при полном освещение, я поняла, что сейчас испытывает тот же шок, который некоторое время назад испытала я.
   Ведь только теперь он понял, на кого на самом деле вылил всю эту кучу оскорблений и обвинений. Именно сейчас до него дошло, кого выгнал и кому угрожал смертью. И именно в этот момент Тони осознал, кого именно он так долго и отчаянно ненавидел.
   Мы стояли как две статуи, молча смотря друг другу в глаза. Я не знаю, что он видел в моих, но в его читалась ужасная растерянность. Никаких других эмоций я не заметила. Он всё так же держал меня за запястья, но его хватка постепенно ослабевала. И казалось, что он просто боится, что я сейчас уйду, что теперь держит меня именно за этим.
   Но... увы, всё было сказано, всё было сделано, и назад ничего не вернуть. Я чувствовала, что мои эмоции больше мне не подчиняются, и пора было уходить, иначе моё падение в глазах этого человека станет полным.
   - Завтра на рассвете я уеду, и вы больше никогда меня не увидите, - сказала я уже на английском. - Разрешите мне идти собирать вещи?
   - Да... - это было всё, что смог ответить мне Тони. Я бы даже сказала, что он издал этот звук автоматически, не осознав полностью его смысла.
   Он, наконец, отпустил меня, и я, медленно развернувшись, покинула эту тёмную комнату. И только когда за мной закрылась дверь, поняла, что нужно бежать! Бежать туда где никого нет, где меня никто не найдёт, где я смогу просто побыть наедине с самой собой, и постараться разобраться с кашей в голове. Единственным таким местом во всей этой гигантской усадьбе сейчас была конюшня. К тому же в такую погоду там точно никого нет.
   Я быстро выбежала на улицу, а сильный порыв ветра резко захлопнул за мной входную дверь. И это было своеобразным символом того, что впредь в этот дом мне дорога закрыта... Пробираясь сквозь проливной дождь в одном платье, я не замечала ничего. Ни гром, ни молнии, ни порывы штормового ветра меня не пугали. Казалось, что я просто перестала чувствовать что либо. Вкусы, запахи, ощущения - всё было отключено. Я даже сама не замечала, что бежала, истерически плача.
   Добравшись, наконец, до конюшни, я плотно затворила за собой сворки ворот. Помещение оказалось пустынным, тускло освещенным, и сейчас здесь не было никого кроме меня и лошадей.
   Забившись в угол самого дальнего стойла, где навалом было сложено сено, я села, подтянув к себе колени, и только теперь позволила комку из натянутых нервов, жутких эмоций и морального потрясения вырваться наружу. Слёзы лились рекой, и я не могла, а может и не хотела их останавливать. Меня переполняли смешанные чувства: злость, обида, разочарование. Я не понимала, как могла так обманываться с Лео. Да и не было никогда Лео. Был просто нарисованный персонаж! Это я была собой! А он просто играл в игру с глупой несмышленой девочкой. Для него это и была простая игра. А я .... Нет! Я не могу в это поверить! Я не могу его любить! Это не правильно! Это всё ровно, что влюбиться в книжного героя, или, хуже того, придумать человека, наделить его интересными и нужными качествами, и любить собственную иллюзию! А получается, что я именно это и делала...
   После осознания этого истерика захлестнула меня полностью. Теперь реального мира не было. Был какой-то транс. Ни каких ощущений. Ни каких чувств. Просто мутное пятно старой реальности и мои слёзы...
  
   Глава 13. Истерика.

Вычеркивать людей из своей жизни надо черным маркером,

а не простым карандашом в надежде потом найти ластик.

(Автор неизвестен)

  
   Тишину нарушил звук скрипнувшей двери. Я заметила его, но не посчитала нужным, обращать на это внимание. Ближе придвинув к себе колени, накрыла руками голову, тем самым как бы закрываясь от мира шорохов и звуков, всё глубже погружаясь в свою истерику.
   И тут услышала голоса. Они были такими размытыми и резкими на фоне монотонности дождя, что я невольно прислушалась к разговору.
   - Она должна быть где-то здесь! - сказала девушка.
   - Не думаю, - ответил ей мужской голос.
   - Она просто не могла больше никуда пойти, мы всё осмотрели. Ты же явно слышал, как хлопнула дверь, значит, она вышла из дома. Мы уже везде искали, это последнее место..... - не унимался женский голос, в котором слышалось неподдельное волнение.
   - Но ты же видишь, что тут пусто! - раздражённо проговорил парень, срывающимся голосом, - Может она всё-таки где-то в доме. Любой разумный человек не станет выходить в такую погоду на улицу.
   - Она не разумный человек... - сказал третий. Он только что вошёл в конюшню, за ним со скрипом закрылась дверь.
   - Тони прав, - согласилась девушка. - Она уже выезжала сегодня утром на Кирине. И вернулась только через несколько часов, промокшая до нитки.
   Она говорила как будто сама себе. Голос её не выражал никаких эмоций. А потом как с цепи сорвалась и закричала:
   - Это всё ты виноват! Что можно было сказать ей такого, чтобы она выбежала из дома в такую погоду! Как ты мог?! - её голос начал срываться на истерический крик.
   - Я очень перед ней виноват.... - тихо ответил он. - Я обязан найти её и всё ей объяснить.
   Тут я узнала голос Лео, точнее Тони. От этого голоса мне стало ещё хуже, и с губ сам собой сорвался какой-то звук, больше напоминающий стон.
   - Слышали?! - быстро проговорил парень. Но остальные двое уже двигались в моём направлении.
   Осознав, что ко мне кто-то идёт, я инстинктивно сильнее прижалась к стене, глупо надеясь, что так меня не заметят.
   "Мне никто сейчас не нужен, уходите!" - мысленно прогоняла их я. Говорить вслух, к сожалению, не получалось.
   - Она здесь... - проговорил кто-то. И эта фраза была сказана с таким облегчением в голосе, как будто меня искали уже несколько миллионов лет.
   Вдруг я почувствовала, как кто-то сел рядом, и аккуратно обняв, притянул меня к себе. Открывать глаза категорически не хотелось, но теперь я была вынуждена это сделать.
   Сначала мой затуманенный взгляд рассмотрел ошарашенное лицо Мардж, затем нашёл удивлённое лицо Марка, а потом я повернула голову, и увидела того, кто сейчас прижимал к себе моё тело так, как будто боялся уронить...
   Внимательно разглядывающий меня, синеглазый брюнет, сейчас был до жути похож на Лео, каким его знала я, но разум подсказывал, что этот тип никто иной, как Энтони Свон. Кавардак в моей голове опять начался с новой силой и, дабы не утонуть в нём, я предпочла снова закрыть глаза.
   -Марджери, Марк, я очень прошу вас идти домой, я клянусь вам, что не причиню ей ничего плохого. Мне просто нужно с ней поговорить, - тихо попросил Лео.
   - Я не оставлю её с тобой наедине! - выкрикнула Мардж. - Это из-за тебя она сейчас в таком состоянии!
   - Пожалуйста, Мардж. - проговорил он. - Я умоляю тебя.... Можешь вернуться через полчаса и проверить, что с ней всё в порядке. Поверь мне хоть раз, Марджери, я очень тебя прошу...
   - Нет! - стояла она на своём.
   Видимо осознав, наконец, что его упёртая сестра никуда не денется, Тони решил смириться:
   - Марк, Мардж остаётся, но ты должен уйти.
   - Хорошо, - смиренно ответил парень, который, в отличие от сестры не решался возражать Энтони. Он вышел, а Марджери, как истинный страж, присела на табуретку у входа. Теперь мы как бы остались одни, но доблестный охранник в лице Марджери был на чеку, и в случае чего не преминул бы приступить к активным действиям.
   - Кери, - мягко начал Энтони. - Прости... Прошу, посмотри на меня.
   Я повиновалась его просьбе, скорее инстинктивно, чем осознано. Но в моих глазах не было чувств. Сейчас они должны были выглядеть пустыми. Мне показалось, что это испугало его.
   - Кери, я такой идиот! Я не должен был... Прости... Прошу скажи что-нибудь!
   Но говорить я не могла. Сейчас мной двигали инстинкты, и, как бы ища поддержку в тепле чужого тела, прижалась сильнее к его груди. Я слушала, как быстро бьётся его сердце, и этот звук понемногу начал меня успокаивать...
   Он обхватил меня обоими руками, и стал легонько покачивать, продолжая говорить своё "прости"... Так медленно, но верно я начала приходить в себя. Потихоньку стала понимать, что рядом со мной тот, кого я безумно люблю, и с ним мне так хорошо и спокойно. А потом в памяти поочерёдно начали всплывать все события сегодняшнего вечера.
   Тони заметил эту перемену, и, судя по всему, решил, что пора уже что-то говорить.
   - Кери... Можно я теперь представлюсь, как полагается? - тихо спросил он.
   Я коротко махнула головой, вызвав на его лице мягкую счастливую улыбку. Судя по всему, моё полубессознательное состояние сильно его напугало, а то, что истерика отступила, несказанно радовало.
   - Энтони Леопольд Свон. Для тебя просто Тони, - проговорил он с улыбкой. - Мама в детстве предпочитала называть меня Лео, но потом перестала. Этим именем я раньше никогда не представлялся, но ты, если хочешь, можешь звать меня и так.
   Я смотрела на него, а он продолжал улыбаться. Эта улыбка была очень нежной, очень чистой и искренней, такой, что мне захотелось улыбнуться в ответ.
   - Кира Вебер. Русская, как ты знаешь. Остальные подробности рассказать не могу. Не поверишь... - слава давались мне с трудом. Обида накрывала с новой силой. И в тот момент когда мне показалось, что я смогу простить ему сегодняшний вечер, я вдруг вспомнила то, что у того человека, который сейчас держал меня в своих объятиях, через несколько недель свадьба.
   Я попыталась встать. Но он держал меня крепко. И всё чего я добилась, это то, что мне удалось освободиться от его рук и сесть напротив.
   - Боюсь, вашей невесте не понравиться, что вы сидите здесь с какой-то простолюдинкой... - сказала я тихим монотонным голосом. - Мне лучше уйти...
   Я постаралась встать второй раз, но он снова поймал меня за руку.
   - Кери... Кира, прошу, не уходи... - он говорил это с такой мольбой в голосе, что становилось страшно. - Нам нужно о многом поговорить. Мне нужно многое тебе сказать, за многое извиниться. Прошу, останься...
   - Простите, ваше высочество, но сейчас, это выше моих сил, - я говорила, а в глазах стояли слёзы. Больше всего на свете я хотела сейчас вернуться в его объятия, но не могла. Во имя остатков собственной гордости, не должна была этого делать. Завтра же я уйду, и он меня больше не увидит. А пока, мне просто необходимо быть сильной!
   Он снова притянул меня к себе и как-то робко обнял.
   - Твои слова ранят меня как кинжал по сердцу. Кери, поверь, сейчас я, как никогда ненавижу свой титул!- проговорил Тони, глядя мне в глаза, и был так близко, что я не могла ему сопротивляться.
   Он поцеловал меня, а я ответила... Искренне ненавидела себя за это, но не могла остановиться. Я любила его, и прекрасно понимала, что моим он никогда не будет. Знала, что он для меня потерян, и сейчас позволяла себе хотя бы на минутку насладиться его обществом, ведь больше такого шанса мне не представиться никогда.
   Но этот миг неотвратимо должен был закончиться, что и случилось с появлением Мардж.
   - А что это здесь происходит? - спросила она, переводя удивлённый взгляд с меня на брата. - Я совсем перестала понимать вас обоих...
   - Я расскажу тебе всё утром, обещаю, - ответил Тони. - А сейчас я опять прошу оставить нас одних. Мардж, пожалуйста, нам о многом нужно поговорить... без свидетелей.
   - Ладно, я пошла спать, но, Тони, если ты её обидишь, я за себя не ручаюсь!
   После ухода Мардж мы долго сидели в тишине, разбавленной звуками лёгкого постукивания капель по крыше конюшни. Минуты летели, проносясь мимо нас и мимо этого места, и мне снова показалось, что это всего лишь сон, но голос Тони снова напомнил о реальности происходящего.
   - Я прошу тебя остаться, - говорил он тихо, но уверенно. - Умоляю тебя не уходить. Живи здесь, сколько хочешь.
   - Я наверно повторюсь, но вашей невесте это не понравиться, - ответила ему я.
   - Мне всё ровно!
   - Но мне не всё ровно. Я пообещала вам, что завтра же уеду, а я всегда держу свои обещания...
   - Это ты можешь нарушить. Скажу больше, я прошу тебя его нарушить.
   - Нет!
   - Почему..?
   - Так будет лучше для всех. Я не хочу, чтобы вы разрешили мне здесь жить из жалости... или от того, что вы чувствуете себя виноватым. У меня ещё есть немного гордости, и я смогу уйти.
   - Речь не идёт о жалости или чувстве вины... Просто останься.
   - Простите, ваше высочество, но я не могу, - каждый раз, когда я называла его "ваше высочество" на моих глазах непроизвольно выступали слёзы. Слезинка катилась по щеке, а Тони нежно стирал её с моего лица.
   - Ты говорила когда-то, что тебе всё ровно - кто я на самом деле. А теперь оказывается, что нет?
   - Мне было всё ровно кто ты, пока ты сам явно не показал своё превосходство и огромную пропасть между простой русской девушкой и английским маркизом. Да и кто я тебе? Собеседница? А может личный психолог? Нет, скорее просто игрушка, с которой было интересно проводить время!
   - Ты не права.
   - Помнишь, я говорила тебе, что не стоит далеко заходить в нашей с тобой игре?! Наверно, я уже тогда догадывалась, что закончить её для меня будет мучительно больно.
   - Знай, что мне не легче, особенно если учитывать то, как именно она закончилась.
   - А вот тебя, кстати, ждёт именно счастливый конец: новые контракты, шикарная свадьба и ослепительно красивая невеста. Тебя можно поздравить!
   Он молчал. Может, обдумывал ответ, а может, ему просто было нечего мне сказать. Да и что тут скажешь?!
   Эта молчаливая пауза сильно затянулась, и я решила продолжить.
   - Можно я вас кое о чём попрошу? - спросила я.
   - Конечно! Всё что хочешь!
   - Простите Мардж... Будьте ей братом. Ей очень вас не хватает. А вместе вы со всем справитесь, и с бизнесом, и со сплетнями. Не бросайте её, пожалуйста... Она очень хорошая, просто иногда немножко вредная, но к этому можно привыкнуть, - я смотрела на него глазами полными мольбы, на что он ответил мягкой улыбкой и сильнее прижал меня к себе.
   - Я завтра же с ней поговорю обо всём этом. Давно пора! - ответил Тони.
   - Спасибо... - мой собственный шёпот показался шелестом листвы далёкого дерева, но Энтони меня прекрасно слышал.
   Я поднялась на ноги, но тут же чуть не рухнула обратно - из-за долгого нахождения в одной позе ноги затекли и теперь болели.
   - Куда ты? - спросил он, в этот раз не пытаясь удерживать меня силой.
   - Уже очень поздно, давно пора спать, - сказав это, я попыталась сделать шаг, но затёкшие ноги не хотели меня слушаться. Заметив это Тони подхватил меня на руки и понёс по направлению к дому.
   Уже перед самым входом, я попросила меня отпустить, но он сделал вид, что не слышит. Таким образом, тихо ступая по ступенькам, он донёс меня до дверей моей комнаты, но вместо того, чтобы вернуть в вертикальное положение у закрытой двери, тихо вошел и опустил меня прямо на кровать.
   - Я не хочу оставлять тебя одну. Мы и так долго тебя искали сегодня, не меньше двух часов. Так что лучше, я побуду здесь, а ты ложись и засыпай.
   По его взгляду я поняла, что никаких возражений он не примет, да и что я могу ему сказать в его собственном доме?
   - Но могу я хотя бы переодеться? - спросила я злобно.
   - Конечно, - ответил он, и вышел за дверь. Кстати говоря, его комната была через две от моей, дальше по коридору. Так что мог бы следить за мной и оттуда. Но, его не переубедишь.
   Я стянула с себя мокрое платье, быстро умылась и надела свою пижаму. Для данного века это было верхом разврата: короткие серые шорты и удлинённая футболка. Всё было сшито миссис Коул, по моему заказу, что, кстати, повергло её в сильнейший шок. Сверху я натянула длинный халат, так что выглядела теперь довольно цензурно.
   Тони вернулся примерно через десять минут. Он тоже был в длинном синем халате, что меня немного смутило. Но, пройдя мимо, он сел в кресло у камина, и казалось, не обращал на меня никакого внимания.
   - Спокойной ночи, - сказал он, когда я закрылась с головой одеялом.
   - И вам спокойной ночи, ваше высочество, - прозвучал мой глухой ответ.
   Я ворочалась в кровати, никак не могла лечь удобно, и к тому же, просто до жути замёрзла. И даже если согреть моё тело было под силу простому одеялу, то убрать образовавшиеся внутри холод и пустоту, было ему точно не по силам.
   Наверно именно поэтому меня потянуло к огню, и решила немного погреться немного у камина. Да только, встав с кровати, вдруг заметила, что Тони сосредоточенно рассматривает содержимое моей непромокаемой коробочки, которую я, непредусмотрительно бросила на столике у камина. Ведь никогда раньше особо не беспокоилась о том, что кто-то может найти её содержимое, ведь коробочка открывалась, очень интересным способом, но видимо один человек, всё-таки додумался, каким именно.
   Сейчас, но с нескрываемым интересом осматривал фотоаппарат, но услышав позади мои шаги, быстро сложил всё обратно и захлопнул коробочку.
   - Не спится?! - спросил он, как ни в чём не бывало.
   - Я просто замёрзла...
   - Иди ближе к камину, здесь тепло, - проговорил он, а потом осторожно взял меня за руку и усадил на маленький мягкий пуфик поближе к огню.
   Странно было находиться здесь рядом с ним. Я всё ещё не могла понять, что же твориться в моей голове. Как вести себя с этим человеком, как держаться, как говорить? Кто он для меня, в конце концов?!
   - Здесь и правда теплее, - ответила я.
   - Верю... - тихо сказал Тони, уставившись на огонь.
   - Вам лучше уйти. Я обещаю, что никуда больше не убегу сегодняшней ночью.
   - Я знаю, но у меня такое чувство, что как только наступит утро, ты уйдёшь из моей жизни... Я боюсь твоего обещания, что больше никогда тебя не увижу. Боюсь, что ты его сдержишь, а я этого очень не хочу.
   - Вы не сможете сторожить меня здесь вечно... - констатировала я факт, тихим голосом.
   - Ты, в самом деле, хочешь, чтобы я ушёл? Даже зная, что больше никогда меня не увидишь? - он говорил это, смотря мне прямо в глаза. Он знал, что в них промелькнёт хотя бы искорка моих действительных чувств.
   Я предпочла промолчать.
   Между нами повисла долгая пауза. Мне было, что ему сказать, но почему-то не хотелось произносить ни звука. Правда... в конечном итоге, я всё же заговорила первой:
   - Ответьте мне на один вопрос, почему вы не хотите, чтобы я уходила?
   Он растеряно смотрел мне в глаза, но ничего не сказал. Я прекрасно знала, что у него нет ни одного разумного довода, способного удержать меня здесь. А сказать, что просто так хочет, он не мог.
   Очень содержательный у нас был разговор. Куча вопросов и не одного ответа. Мы просто сидели и смотрели на огонь, как будто так можно было всё решить. В конце концов, я пошла спать, а он так и остался сидеть у камина.
  
   Глава 14. Новая жизнь с отголосками старой.

Шаг в пропасть - тоже путь к переменам.

(Автор неизаестен)

   Лишь открыв глаза на рассвете, первым делом я посмотрела в ту часть комнаты, где был расположен камин, и со смешанными чувствами констатировала, что кресло, на котором меня так долго охранял Тони, оказалось пустым. Значит, он всё-таки ушёл...
   Поднявшись с кровати, начала как-то быстро и даже суетно собирать вещи. И не смотря на то, что теперь одежды у меня было предостаточно, мне удалось извернуться и запихнуть все свои вещи в две большие сумки.
   Собрав всё, что у меня здесь было своего, справедливо решила, что правильнее всего будет дождаться пока проснётся Мардж, а уже потом ехать. А ещё нужно было что-нибудь съесть и решить, как добраться до города. Вряд ли мне кто-то позволит забрать лошадь... а тащиться пешком со своими баулами я буду очень долго. И взяв свои пожитки, тихо прикрыла за собой дверь, и отправилась на кухню.
   Не смотря на то, что солнце только едва радовало мир своими первыми утренними лучами, здесь за столом уже сидели и миссис Мери, и кухарка Мориса. Я не знала, были ли они в курсе событий вчерашнего вечера, но глядя на мои вещи, предпочли промолчать. Значит, скорее всего, они уже знали, что мистер Свон меня с позором выгнал.
   Вот и прекрасно, хотя бы им не придётся ничего объяснять.
   - Доброе утро, - сказала я.
   - Присаживайся, сейчас принесу завтрак, - ответила Мориса, одарив меня сочувственным взглядом, который показался сейчас даже немного осуждающим. Но, честно говоря, мне совершенно не хотелось знать о причинах такой перемены в отношении...
   Завтрак показался мне настоящим произведением искусства, а может я была слишком голодна. Ведь, если правильно помню, вчера за весь день я так ничего и не съела...
   Всё время, пока с диким аппетитом поглощала еду, на кухне стояла гнетущая тишина, а миссис Мери то и дело кидала в мою сторону сочувственные взгляды. И только когда моя тарелка опустела, она глубоко вздохнула, и, наконец, сказала то, что должна была...
   - Люк собирается в город за продуктами. Наверно тебе лучше будет поехать с ним.
   - Да, спасибо. Это будет прекрасной идеей, - поспешила согласиться я, натянув на лицо слабую улыбку. - А когда он выезжает?
   - Он ждёт только тебя... - проговорила домоправительница, опуская глаза.
   - Скажите ему, пожалуйста, что я буду через пять минут.
   - Конечно, - ответила женщина и удалилась.
   Мне искренне хотелось попрощаться с Марджери лично, но... это было чревато новыми встречами с Тони, его "очаровательной" невестой, и, как следствие, новыми негативными эмоциями. Так что... я предпочла уйти тихо, к тому же, глупо было упускать такой прекрасный шанс добраться до города.
   Когда кухня опустела, я достала из сумки бумагу и карандаш, и принялась писать.
   Получилось у меня примерно следующее:
  
   "Дорогая Мардж, прости, что так поспешно уехала, но дольше оставаться в этом доме не могу. Я хотела попрощаться с тобой, но ты так сладко спала, что я не стала тебя будить, поэтому решила написать. Чтобы ты меня поняла лучше, скажу просто, что мой Лео и твой брат это один и тот же человек. Именно это и стало причиной моей вчерашней неадекватной истерики, за которую мне очень стыдно. Но я просто не смогла этого выдержать.
   Он просил меня остаться, но я думаю, что ты поймешь, почему я всё же уехала. Другого выхода не вижу. Я буду искать способ вернуться домой, но знай, что ты навсегда останешься в моей жизни, как лучшая подруга. И ещё, прошу тебя помириться с Тони. Он тебя любит и давно простил, я знаю точно. Так что не стоит вам больше враждовать.
   А теперь мне пора.
   Прощай.
  
   P.S.: если захочешь мне написать, оставь письмо в мастерской"
  
   Закончив, я ещё раз перечитала написанное, положила в конверт и отнесла в спальню Мардж. Она спала как ангел. Мне пришлось очень аккуратно передвигаться по комнате, чтобы не потревожить её сон. Письмо положила на письменный стол, в книгу, которую она последнее время читала...
   Всё было закончено... Теперь можно было ехать.
   Уже когда мы покинули территорию усадьбы, я обернулась и в последний раз бросила грустный взгляд на дом. Да... я была там счастлива, там жили люди, которых я любила, но больше мне нельзя быть с ними. Ведь теперь, к сожалению, наши дороги разошлись...
   ***
  
   Видимо у меня ещё осталась небольшая горстка везения, потому что свой новый дом мне удалось найти очень быстро. Пришлось блуждать по городу всего каких-то пару часов, хотя я справедливо предполагала, что поиски, скорее всего, затянуться. А мне всего-то пришлось обойти каких-то несколько улиц, и вот теперь я стояла как раз перед тем самым местом, адрес которого написал мне Джон.
   На мой взгляд, этот дом выглядел очень обычно, ведь за сегодняшний день я рассмотрела столько подобных строений, что ничего особенного именно в этом разглядеть не могла. Он оказался двухэтажным, с небольшим двориком, как и тысячи других. Ничем особенным не отличался... разве что, своими относительно небольшими размерами, но... мне такой вариант нравился куда больше огромных пустынных мрачных особняков, коих в этом городе было больше половины.
   Я поспешила войти в калитку и постучать в дверь, и почти не удивилась, что её мне открыли далеко не сразу. За те долгие минуты, что безуспешно тарабанила по массивной деревянной преграде, успела изрядно перенервничать, и уже собралась уходить... попроситься на временное жильё к миссис Коул, когда она бесшумно распахнулась и на пороге появилась пожилая женщина. Судя по её цепкому взгляду и простому коричневому платью, она была здесь кем-то вроде домоправительницы. Хотя... я могу ошибаться.
   -Добрый день, - поздоровалась я, обрадованная тому, что здесь хоть кто-то живёт. - Меня зовут Кира Вебер, Мистер Джон должен был сообщить вам о моём приезде.
   - Да, конечно дорогая моя, прошу вас, проходите, - быстро и, как-то с заботой, проговорила женщина.
   Она пропустила меня вперёд, и, войдя внутрь, я с любопытством осмотрелась. Исходя из всей обстановки этого странного жилища можно было с уверенностью сделать вывод, что здесь давно ни кто не жил. Нет, я не могу сказать, что здесь было грязно, или вокруг сидели летучи мыши и свисала паутина, наоборот, всё было чисто и опрятно. Но... сами стены как будто говорили о том, что у этого жилища нет души... нет того, кто мог бы с уверенностью назвать его своим домом. И даже, несмотря на обилие мебели, он казался каким-то пустым и серым. В нём как будто парил запах вечного одиночества.
   - Меня зовут Аманда Кларк, - представилась женщина, когда мы прошли в гостиную. - Я занимаюсь этим домом. Я тут и дворецкий, и горничная, и кухарка, и лакей. Да, честно говоря, никто из них здесь и не нужен, учитывая тот факт , что хозяин появлялся здесь один раз в несколько месяцев. Забегает лишь, чтобы просто спросить, как дела...
   Я улыбнулась. Эта быстро говорящая женщина странным образом начинала мне нравиться. У неё был характер настоящей "русской бабы". Именно той, что коня наскоку остановит и в горящую избу войдёт. Я сразу поняла, что мы с ней уж точно найдём общий язык.
   - Вот и в последний раз он так же забежал и выпил чашку кофе, - продолжала она. - Вот только после этого он ринулся осматривать дом. А когда вернулся, то сообщил мне, что теперь здесь будет жить его кузина, и назвал ваше имя.
   - Да, он прав, некоторое время я буду жить здесь, - согласилась я.
   - Правда, он сообщил, что теперь это ваш дом. И добавил, что вы можете делать здесь всё что хотите, - не переставала говорить Аманда. - Я даже спросила его, что мне делать, если новая хозяйка решит перекрасить холл в розовый цвет. На что он усмехнулся и ответил, чтобы я не препятствовала.
   - Не бойтесь, перекрашивать холл в розовый я не стану, но вот ремонт мы с вами всё - таки сделаем. Небольшой, косметический, - ответила я и широко ей улыбнулась. В этой женщине было огромное количество энергии и позитива. И меня несказанно радовало, что именно она встретила меня на пороге моей новой жизни.
   - Пойдёмте, я покажу вам вашу комнату, - проговорила Аманда, поднимаясь с места.
   Мы направились к лестнице. Она оказалась прямой, достаточно крутой, с дубовыми поручнями и узкими ступенями. И на самом деле была до жути неудобной и не практичной, но... если учитывать, что и особняк, больше напоминал уменьшенную модель нормального дома, то и это корявое недоразумение со ступеньками было ему под стать.
   На втором этаже располагалось всего три комнаты. Первую Аманда назвала "спальней для гостей" и сказала, что именно в ней обычно останавливается хозяин, когда бывает здесь. Видимо тем самым он хочет показать самому себе, что здесь всего лишь в гостях. Вторая оказалась просторной светлой комнатой с огромными окнами, и, судя по всему, выполняла здесь роль гостевого зала. Помимо странных обшарпанных диванов по периметру, и нескольких непонятных картин, в ней располагался большой белый рояль, что честно говоря, поразило в самое моё раненое сердце. Я всегда мечтала сыграть на подобном, но, до этого, у меня ни разу не было такой возможности. Теперь же она у меня появиться!
   - Вот это будет ваша комната, - сказала женщина, открывая передо мной дверь, и пропуская внутрь.
   Здесь тоже были огромные окна, а вся комната была выкрашена в бежевый цвет. Посредине стояла большая дубовая кровать с балдахином. И этот самый выцветший балдахин никак не вписывался в интерьер комнаты. Да и весь дом был обставлен безвкусно. Сразу было видно, что хозяин им никогда не занимается.
   Что ж, значит, у меня будет, чем заняться в ближайшие несколько недель. Особенно если учесть то, что Джон оставил мне именно на эти цели довольно крупную сумму денег.
   Вот этим я и отвлекусь! Именно этим и займу мысли, пока думать ни о чём другом просто не получается.
   Неудивительно, что взявшись за дело почти с фанатичным упорством, мне удалось переделать дом за одну неделю. Вот какую работоспособность может проявить человек желающий забыться в работе. А что? Хороший стимул. Минус у него только один, когда работа заканчивается, душевные переживания возвращаются с новой силой.
   Не тронутой я оставила только кухню, за тем лишь исключением, что мы купили туда новый обеденный стол и стулья. А ещё, решила не переделывать комнату Джона, ведь это всё же был его дом. За то в остальном разгулялась на славу.
   Моя спальня теперь была вся в приглушённо-зелёных тонах, балдахин с кровати убрали, а саму кровать придвинули поближе к окну. Мне всегда гораздо лучше спалось рядом с потоками свежего воздуха, а теперь появилась ещё и новая привычка - наблюдать в окно комнаты за прохожими. Особенно по ночам...
   Холл решила сделать в бежево-коричневых тонах и полностью поменять его обстановку, потому что старая мебель буквально рассыпалась от старости.
   Но вот теперь, когда вся работа по дому оказалась завершена, пора было возвращаться к работе над эскизами для миссис Коул. Джон, конечно, оставил деньги на жизнь, но мне совсем не хотелось существовать исключительно за его счёт. К тому же, рано или поздно, эти ресурсы кончатся, и мне всё ровно придётся думать о том, на что жить. Так что, лучше до этого и вовсе не доводить... а продолжать зарабатывать тем, что у меня пока лучше всего получалось - свой фантазией и корявыми рисунками.
   Как оказалось, миссис Коул жила всего в нескольких кварталах от моего дома, что занимало примерно полчаса ходьбы пешком. Я даже сама не подозревала, как может быть приятно прогуляться по городу после недели домашних работ. И вообще, после подобного добровольного заточения, меня буквально распирало от желания пообщаться с кем-то, кто знал меня... Ведь, несмотря на всю свою чрезмерную болтливость, Аманда оказалась плохим собеседником. Нет, говорить она могла не переставая, а вот слушать не умела и не любила...
   Едва переступив порог мастерской, я наткнулась на удивлённый взгляд миссис Коул. Она смотрела на меня, как на привидение, но уже спустя несколько долгих секунд, оттаяла, улыбнулась и стиснула меня в таких крепких объятиях, от которых у меня чуть не затрещали рёбра.
   - Деточка, это ты! С тобой всё в порядке? Ты так похудела, бедная моя.... -щебетала она, рассматривая и ощупывая меня.
   - Совсем нет, по-моему, я наоборот, поправилась, - ответила, удивлённая таким странным приёмом..
   - Но как ты живёшь? Расскажи? - говорила она взволнованным голосом.
   В этот момент я поняла, что миссис Коул в курсе, что меня выгнали.
   - К вам приезжала Мардж? - спросила я.
   - И она тоже, - ответила женщина. - И кстати, оставила тебе несколько писем.
   Миссис Коул быстро встала и подошла к письменному столу, и достав оттуда связку конвертов, вручила её мне.
   - Они все для меня?! - удивлённо спросила я. - Да здесь не меньше дюжины писем!
   - Да, они все для тебя. Наверно теперь ты хочешь быстро уйти от меня, чтобы всё это перечитать, но знай, я тебя так быстро не отпущу.
   - Да я пока никуда не собираюсь, - ответила, убирая письма в сумку. Ими я займусь дома... вечером. А пока у меня есть о чём поговорить с Миссис Коул. Честно говоря, я даже сама не подозревала, насколько успела по ней соскучиться.
   - Пойдём со мной, Мари приготовила удивительный яблочный пирог, - проговорила женщина, увлекая меня в глубь своей мастерской.
   Посиделки за так любимым мной круглым столом этой уютной кухни, всегда благотворно влияли на моё настроение, вот и сейчас горячий травяной чай, и нескончаемые рассказы миссис Коул довольно быстро отвлекли мысли от грустных воспоминаний. Ровно до того момента, пока взгляд случайно не зацепился за краюшек, торчащего из сумки письма, а мелькнувшая в голове мысль не напомнила о том, что у меня ещё остались вопросы...
   - Миссис Коул, когда я спросила о том, не приходила ли к вам Марджери, вы сказали, что "и она тоже"... Был ещё кто-то, кто интересовался у вас мной?
   -Да, - спокойно ответила женщина, делая большой глоток чая. - Приходил её брат, Энтони. И ещё один человек, он представился мне мистером Митчеллом. Все они спрашивали, не появлялась ли ты у меня, и оставляли письма. Я поэтому и начала беспокоиться и переживать. И решила, что если даже они не знают, где ты, значит точно, что-то случилось!
   - Всё в порядке, просто я больше не могу жить с Мардж в её доме. Теперь я живу в другом месте.
   - А где? - миссис Коул подняла на меня светящийся любопытством взгляд.
   - Простите, но я не могу вам сказать. Не хочу, чтобы меня там нашли. Пока что, этот дом - моё убежище.
   - Прости, понимаю...
   Я отдала ей новые эскизы, попрощалась и пошла обратно. Намерено передвигалась странными зигзагами, чтобы как можно реже выходить на наиболее проходные улицы. Боялась натолкнуться на кого-то из знакомых. Почему-то мне совершенно не хотелось кого-то видеть... хотя бы сейчас.
   Придя домой, заняла своё любимое место - на кровати у окна в своей спальне, и вытащила конверты. На каждом из них Миссис Коул предусмотрительно ставила даты, когда их приносили, что позволило изучать послания в хронологическом порядке.
   Самое первое письмо оказалось написанным Мардж, всего через два дня после моего отъезда. И поспешно вскрыв конверт, я жадным взглядом уставилась в исписанный её размашистым почерком лист.
   "Привет Кери. Я получила твою записку и поняла причины твоего поступка. Поверь, мне очень жаль...
   Знаешь, прочитав твоё письмо, я осознала, что теперь осталась совсем одна, но именно в этот момент в мою комнату пришёл Тони. Представь, он обнял и успокоил меня. Я не верила своим глазам! Мы помирились. Он больше не кричит на меня и не указывает мне как жить. Даже наоборот. Он просто даёт дельные советы, предоставляя мне самой выбирать свой путь в жизни.
   Одним словом, у нас с ним всё наладилось. Только тебя не хватает. Я понимаю, почему ты не осталась... И Тони понимает... Он обещал тебя найти!
   Кстати он тоже читал твоё письмо...
   Кери, я прошу тебя, возвращайся! Мы вместе будем портить жизнь Кетрин Освит. Соберём партизанский отряд, из домочадцев и будем совершать на неё набеги. Прошу тебя, вернись... Ты мне нужна. И мне кажется, что Тони ты нужна ещё больше...
   С любовью, твоя подруга Марджери."
  
   Я свернула письмо, и убрала его в конверт, как раз в тот момент, когда на плотную бумагу почти бесшумно упала одинокая слезинка, оставив на ней мокрое пятнышко. Мне доставило огромную радость, что Мардж помирилась с Тони. Хотя бы за неё теперь можно было не переживать. Но вернуться туда я не могла, как бы мне этого не хотелось. Хотя идея партизанских отрядов и набегов на Кетрин мне очень даже понравилась. А вот фразу о том, что я нужна Тони, как могла старалась забыть...
   Следующие шесть писем так же вышли из под руки Марджери, и по мере того как менялись в них даты, её беспокойство на мой счёт росло. Она всё время спрашивала, почему я не отвечаю, где меня носит и настоятельно просила вернуться. Я написала ей короткий ответ, сказав, что всё в порядке, но адрес свой написать не могу, и запечатала конверт.
   В стопке остались четыре письма. Одно из них было от Марка, где он также просил меня вернуться, приводя при этом самые разнообразные доводы. Он писал, что Тони теперь добрый, что его не узнать, и что он готов видеть меня в своём доме... Но, для меня этого было явно не достаточно.
   Одно письмо оказалось от Алекса Митчелла, что довольно сильно меня удивило, ведь мы-то и знакомы с ним толком не были.
   Письмо было написано странным раскосым каллиграфическим почерком, что затруднило его прочтение, хотя суть я всё-таки уловила:
   "Вернись! - заменяя приветствие начал Алекс, заставив меня почти истерически рассмеяться. Интересно, зачем ему могла понадобиться я?! - Тони медленно сходит с ума. Он начал меня терроризировать, он постоянно раздражён. Он переживает. Он ищет тебя и не может найти. Это стало его навязчивой идеей. Даже Кетрин решила, что для неё безопаснее вообще не попадаться ему на глаза, когда он в таком состоянии. Этого хотят все, вернись, прошу тебя. А то он нам всем жизни не даст. А если не хочешь возвращаться, просто напиши, где тебя найти. Я думаю, это сможет его немного успокоить.
   А.М."
   Содержательное письмо, состоящее в основном из эмоций. Оно меня немного позабавило. Но осталось прочитать два оставшихся письма. И я прекрасно знала, от кого они были.
   Именно поэтому руки немного дрожали, пока открывала конверт.
   Первое письмо было написано вместе с первым письмом Мардж, через пару дней после моего отъезда, и гласило следующее:
   "Кери, прости... Я знаю, что это сложно, но очень прошу тебя хотя бы попытаться. Мне безумно больно от того, что я тебя обидел. Знай одно, что если бы я видел, с кем говорю в тот злополучный вечер, ты бы не услышала от меня ни одного грубого или обидного слова. Я понимаю, что это не оправдание, но всё же, прошу тебя меня понять.
   Я помирился с Мардж, как ты и просила. Вообще, давно было нужно это сделать, но меня всё время что-то останавливало. Ты перевернула мою жизнь, дала ей правильное направление, но теперь, я полностью и окончательно запутался в себе. Я очень хочу, чтобы ты вернулась.
   Нам нужно поговорить... Мне очень много нужно тебе сказать... Кери... прошу... прости меня... Я идиот.
   Э.С.
   P.S.: Я пообещал тебя найти, и себе и Марджери. И я найду, знай это".
  
   Я осторожно сложила исписанный листок в конверт и добавила его к остальной стопке писем. Что ж, Лео, то есть, Тони, всегда был джентльменом, и писал мне исключительно потому, что чувствовал свою вину. Да, он меня обидел, и это обстоятельство его мучило. Но мне не нужно было его "Прости", пусть даже самое искреннее. Дела обстояли так, что простого "прости" мне было мало. Он либо ничего не понял, либо просто не хотел этого понимать. Хотя я довольно ясно показала, что именно послужило причиной моего ухода. То же было написано в моём прощальном письме к Мардж. А он, видимо и вправду идиот, если не понимает. Но я больше не поддамся ему! И не позволю опять втянуть в игру по его правилам! Он сделал свой выбор, единственно верный для Маркиза - жениться на Кетрин Освит. И официально объявил об этом уже после нашей поездки в его "укромное место". А я-то, дура, думала, что значу для него что-то. Но, видимо нет. Я была для него просто взбалмошным, решительным, но, в то же время здравомыслящим человеком. То есть, идеальным вариантом компаньонки Марджери.
   Я рассмеялась сама себе. Как же интересно получается, сначала он всеми силами старался меня выгнать, а потом прикладывает столько усилий, чтобы вернуть?! Но я не вернусь. Для нас с ним игра закончилась! Навсегда!
   А за прошедшую неделю, меня догнала ещё одна гениальная мысль. Ведь, чего я, собственно, хотела от Тони? На что надеялась? Если сама вернусь домой при первом же удобном случае.
   Даже если бы мир перевернулся и Тони расторг помолвку с Кетрин и приполз бы ко мне просить руку и сердце, я была бы вынуждена ему отказать... Дура я дура! И истеричка, плюс ко всему. Знала же, что нельзя этого допускать. И допустила... Ненавижу себя за это.
   Получается, что всё вышло гораздо лучше, чем могло было быть. Если бы наши с Тони отношения зашли дальше, я могла бы просто испортить ему жизнь. Мне пришлось бы его оставить, чтобы вернуться домой. Так что хватит убиваться!
   Но и он хорош! Я же просила его не переходить порог дружеских отношений. Причём просила не один раз. Мне казалось, что он даже со мной соглашался. Но, тем не менее, дружбы у нас так и не получилось. Самое обидное, что я для него была игрушкой. Куклой. А может зверушкой диковинной. А он для меня стал самым близким человеком. И в этом целиком и полностью моя вина.
   Я эту игру начала - я же от неё и пострадала.
   Я взяла последнее письмо. Теперь самой сильной моей эмоцией была злость на себя и немного на Энтони. В этот раз, когда я открывала конверт, руки совсем не дрожали. Конечно! А что я ожидала там увидеть?! Признания в вечной любви?! Глупая дура! Этого не будет! Никогда!!!!
   С таким настроением я принялась читать последнее письмо. И судя по дате, написано оно было вчера.
   "Кери, я в отчаянье! Где ты? Что с тобой? Я перевернул весь Лондон, но про тебя никто даже не слышал. Миссис Коул говорит, что ты к ней так ни разу и не зашла. Я не нахожу себе места, срываюсь на людей. В голову постоянно лезут самые страшные мысли. Нет! Кери, умоляю, если ты это читаешь, дай знать, что с тобой всё в порядке. Этого будет для меня, больше чем достаточно... Я не могу тебя потерять! Я не хочу тебя терять! Ты даже не представляешь, как много для меня значишь! Кери, прошу, прости меня. Или, если хочешь, можешь меня избить, застрелить, заколоть... Само осознание того, что ты жива и здорова, что ты ходишь по той же земле, что и я, дышишь тем же воздухом, будет для меня больше чем достаточно.
   Если я тебя не найду, то наверно, окончательно тронусь умом. Прошу, не доводи до предела. Я и так на грани. Кажется, я нанял всех кого только можно, для твоих поисков. Но всё безрезультатно.
   Прошу вернись...."
  
   Письмо было без подписи. Это было даже не письмо, а настоящий крик души. Мне даже стало стыдно, за моё поведение. Но, я не могла действовать иначе.
   Я ему не пара, это факт. И не стану рушить его жизнь, зная, что при первой же представившейся возможности вернусь домой. В своё время...
   От этой мысли мне стало невыносимо больно. Кто вообще придумал фразу: "С глаз долой - из сердца вон". Это грязная лож. Ничего в этом случае не поможет. Только время. Да и оно лечит далеко не всегда...
   Я опять посмотрела на письмо. Нужно было ему что-то ответить... И разыгравшаяся совесть заставила меня взять карандаш и написать ответ.
   Я всегда писала карандашом, потому что писать пером было для меня настоящей мукой. В этом случае, любые мои записи превращались в череду клякс. Так что карандаш был мне ближе....
   Закончив писать ответ, я быстро пробежала глазами по тексту.
   "Ваше высочество, спешу сообщить вам, что Вы волновались напрасно. Я жива, здорова и крыша над головой у меня есть. Искать меня не нужно. Не нужно ни вам, ни мне. Сейчас в Вас играет эгоизм, но, я прошу Вас, проявить к моей раненой душе хоть каплю сострадания и прекратить поиски. Вы прекрасно знаете, что нам с вами лучше не встречаться вовсе. Просто забудьте, что когда-то меня знали. Это будет лучшим вариантом развития событий.
   Разрешите пожелать Вам счастья и весёлой свадьбы.
   Забудьте меня. А я забуду Вас. И нашу с Вами игру.
   Прощайте.
   Кира Вебер"
  
   Письмо было грустным, но, вместе с тем, очень официальным. Пусть знает, что мне нелегко. Но не больше.
   Я запечатала конверт, и положила его в сумку, где уже лежало письмо для Мардж, решив завтра же, отнести их в мастерскую. И если мои адресаты захотят, то смогут найти их там.
   На следующий день, прямо с утра, отправилась к своей любимой портнихе и работодателю. Я всего лишь забежала, поздоровалась, попросила её передать письма, если кто-то из адресатов придёт, и быстро отправилась домой, те ми же закоулками, как и обычно.
   Но, видимо, сегодня везение окончательно решило меня покинуть. И когда я переходила единственный людный перекрёсток, во всём моём маршруте, то с ужасом осознала, что меня кто-то зовёт. Машинально повернувшись на звук, увидела стремительно несущегося ко мне Алекса. И делать было не чего - не убегать же от него, в конце концов. Поэтому мне пришлось остановиться и подождать его. Я искренне надеялась, что он не потащит меня к своему другу. Но надежа моя таяла с каждым его шагом, уж очень быстро и решительно он двигался в моём направлении.
   - Кери, неужели это вы?! - воскликнул он, остановившись от меня в двух шагах.
   - Да, Алекс, именно я, - мой голос звучал спокойно. - Только прошу вас, не надо тащить меня к его высочеству. Этим вы сделаете только хуже...
   - Да я, собственно, и не собирался.... - задумчиво ответил он, видимо эта идея показалась ему заманчивой, но он вовремя её отмёл.
   - Это радует.
   - А меня радует, что теперь я смогу сказать Тони, что видел вас живой и невредимой. Может тогда он станет менее агрессивным?! - радостно проговорил мой собеседник. - Вы живёте где-то поблизости?
   - Нет, я здесь по делам. Кстати говоря, относила письма для Марджери, в мастерскую миссис Коул.
   - Я обязательно сообщу ей об этом, - ответил он, а потом очаровательно улыбнулся, и прямо взглянув мне в глаза, спросил: - Разрешите угостить вас завтраком?
   - Простите, но я очень спешу, - попробовала вежливо отказаться.
   - Прошу вас, это не займёт много времени. Я просто ненавижу, есть в одиночестве. А тот, кто собирался составить мне компанию, сильно задержится.
   - Странно, но в этом вопросе я с вами солидарна, - ответила, легонько улыбнувшись его открытости. Если честно, есть одна я тоже категорически не любила. Мне всегда была нужна компания. Или на крайний случай, книжка или телевизор. Правда в нынешнем столетии была вынуждена довольствоваться только первым. - Хорошо, мистер Митчелл, я составлю вам компанию...
   Мы прошли ещё квартал, и присели на террасе одного тихого ресторанчика, затерявшегося в тени вековых деревьев. Алекс заказал себе довольно плотный завтрак, а я решила ограничиться только кофе.
   - Расскажите мне, дорогая Кира, как вам живётся? - с нескрываемым ехидством в голосе, спросил мой собеседник.
   - Вполне прилично, - тем же тоном ответила я.
   - Это, несомненно, радует. И где же вы живёте?
   - А вот этого я вам сказать не могу.
   - Очень жаль... - наигранно расстроился Алекс. - А я так надеялся зайти к вам на чашечку чая...
   - Прошу прощенья, но боюсь, что пока это невозможно, - я улыбнулась ему своей самой фальшивой улыбкой. Он рассмеялся.
   - Можно на "ты"? - спросил он. - Ненавижу формальности в общении с интересным собеседником.
   - Пожалуйста. Я тоже не большой сторонник досконального соблюдения этикета...
   Мы продолжали язвительно улыбаться друг другу, понимая, что разговор должен быть совсем не о том. Потом Алекс хихикнул, и заговорил более развязано. Так обычно говорят с близким другом, а уж точно не с простой знакомой.
   - Кери, Тони стал по-настоящему невыносим. Я не знаю, что ты с ним сделала, но я не узнаю своего друга. А, поверь мне, знаю я его прекрасно. Возможно, это угрызения совести, хотя я и не подозревал, что она у Тони есть...
   - К плохому настроению вашего друга я не имею ни малейшего отношения. И как вам в голову вообще могло прийти, что я к этому причастна?
   - А мне кажется, что причина именно в тебе. После того как ты ушла, и от тебя не было никаких известий, он постоянно нервный. Скажу больше, теперь он частенько запирается в кабинете по вечерам и тихо напивается в одиночестве.
   - А почему бы вам не составить ему компанию? Выпили бы вместе. Может он просто решил сам отпраздновать свой триумф?!
   - Каждый вечер крепким алкоголем за закрытыми дверями кабинета? - усмехнулся мой собеседник. - Мардж волнуется, и даже переехала жить в его городскую квартиру. Она говорит, что никогда его таким не видела. Кстати, за тебя она переживает не меньше.
   - Я как раз сегодня написала ей в письме, что со мной всё в полном порядке, так что, будь уверен, одним поводом для беспокойства у неё станет меньше.
   - Кери... - сказал он загадочно, наклоняясь ближе ко мне. - Честно говоря, я в курсе того, что именно произошло между тобой и Тони. Он сам мне обо всём рассказал, когда я как-то решил составить компанию ему и его бутылке бренди. И, поверь мне, пьёт он там далеко не за свой триумф.
   - Но что ты предлагаешь делать мне?! - я почти кричала, но он вовремя осадил меня, подав знак быть тише. - Я не вижу никаких путей решения данного вопроса. Не знаю, кто я для него.... Но исходя из всех имеющихся фактов - получается, что я просто играла одну из ролей в придуманной нами постановке. А если называть вещи своими именами - была просто игрушкой! Понимаешь? Простым увлечением! Я уверена, что он быстро придёт в себя, как только обзаведётся супругой...
   - Странная у тебя логика..... - загадочно проговорил Алекс.
   - Я бы сказала, что она скорее справедливая и основанная на фактах.
   - Но, говоря о фактах, ты совсем не берёшь в расчёт человеческие чувства.
   - А о каких чувствах идёт речь? Я вижу здесь исключительно присутствие ущемленной гордости и малую толику симпатии. Ах да, ещё интерес - он всегда говорил, что я кардинально отличаюсь от всех остальных девушек, что он знал. Ну, это вполне объяснимо, ведь его высочеству никогда не приходилось общаться с простолюдинками вроде меня!
   Алекс молчал и внимательно рассматривал моё напряжённое лицо. Меня начала бесить его маска наигранного безразличия. Я совершенно не могла понять, что он от меня хочет?!
   - Что ты за человек... - тихо проговорил он, скорее, обращаясь к себе, чем ко мне. А потом продолжил чуть громче: - Мне кажется, что это не Тони, а ты должна носить бремя титула Маркиза. С твоей жесткостью характера, ты бы в этом сильно преуспела.
   Теперь замолчала я.
   Что ему на это ответить? Что это не так, что я только стараюсь быть сильной, выглядеть сильной... Что это всё наигранная лож?! Но сейчас я просто не могла этого позволить себе такой роскоши, как простая откровенность...
   - Мне приходиться быть такой, - сказала со злостью во взгляде. - А теперь прости, мне пора идти.
   Я уже отодвинула стул, собираясь встать, когда услышала знакомый голос. Тело онемело и отказалось слушаться. Я даже не рискнула поднять глаза, в надежде, что мне просто показалось. Но... увы всё было вполне реально.
   - Доброе утро, - сказал тот, на кого я боялась посмотреть. Тело предательски сковал интересный такой приступ панического страха, странным образом соединённый с огромным желанием поднять глаза.
   - Приветствую тебя, дорогой друг, - ехидно произнёс Алекс. - Как видишь, у меня для тебя сюрприз.
   Я чувствовала, что он смотрит на меня, но сказать ничего не могла, да и посмотреть тоже. Собрав всю свою силу воли в кучу, я постаралась состроить невозмутимое выражение лица, и решительно взглянула в глаза тому, кого сейчас хотела видеть меньше всего.
   - Доброе утро, ваше высочество, - сказала я.
   Выражение лица Тони менялось на глазах. Я бы даже сказала, что сначала он был безумно рад меня видеть. Можно даже сказать - счастлив! Но когда он разглядел блеск ненависти в моих глазах, выражение его лица резко изменилось. Теперь передо мной стоял вечно невозмутимый Маркиз Дарленский. Именно тот человек, который выгнал меня в тот злополучный вечер из дома Мардж...
   По спине пробежали мурашки.
   - Кери, рад тебя видеть, - проговорил он с невероятно невозмутимостью в голосе. - Я искал тебя... мне нужно с тобой поговорить.
   - Мы можем сделать это здесь, - спокойно ответила я. Моё лицо в настоящий момент выражало полное спокойствие. Но ни кто даже представить себе не мог, что творилось в этот момент в душе. Наверно, во второй раз подобных эмоций я бы не пережила...
   - Как тебе будет угодно, - спокойно согласился Энтони, присаживаясь рядом с Алексом. После он не спеша сделал заказ, и только потом обратился ко мне. - Как я понял, возвращаться ты отказалась, но, тем не менее, я рискну предложить тебе кое-что поинтереснее... - он смотрел на меня таким взглядом, как люди обычно смотрят на предметы мебели - абсолютно пустым и равнодушным. - Ты снова становишься компаньонкой Мардж, и сопровождаешь её везде, пока она не выйдет замуж. Попутно, подтягиваешь мальчиков с их знанием русского языка. Живешь, вместе со всеми в доме. А я буду платить тебе за такую работу в десять раз больше, чем ты получаешь за свои рисунки у миссис Коул. При этом я не запрещаю тебе сотрудничать с ней. Знай, я делаю это исключительно ради моей сестры, ведь она очень к тебе привязалась.
   Голос его звучал очень холодно и надменно, да и говорил он всё это таким видом, как будто предлагая эту работу, он делает мне огромное одолжение. А я должна была тут же запрыгать от радости, и незамедлительно согласиться!
   Его последние слова больно кольнули по сердцу, и я чуть было не сорвалась. Сама не знаю, как мне удалось сдержаться. И, кстати, логичнее было бы отказаться, поэтому я сама не поняла, как приняла решение согласиться.
   - Это интересное предложение. Особенно меня радует размер гонорара. Пожалуй, я соглашусь, - прямо глядя в глаза его высочеству, проговорила я, чувствуя при этом, что теряю уверенность в себе и самообладание, и уже не могу держать свою маску.
   - В таком случае, предлагаю начать с завтрашнего утра, - уже не глядя на меня, проговорил Тони, а потом, так же равнодушно сообщил мне адрес своей лондонской резиденции, где, по его словам сейчас находилась Мардж.
   - Я буду у вас к десяти. А сейчас, прошу прощения, но мне пора, - с этими словами я решительно встала из-за стола и направилась к выходу. Естественно, больше меня никто не удерживал и не пытался остановить. Да и зачем... всё теперь стало предельно ясно, и истинное отношение ко мне его высочество - в первую очередь.
   Сначала я шла спокойно, но когда до дома оставалось уже меньше квартала, силы мои кончились, вместе с самообладанием. Ведь я больше не могла держать в себе всю ту горечь, которая истязала душу изнутри.
   Слёзы покатились сами собой. И у меня не было ни малейшего желания их сдерживать. Отчего-то именно сейчас мне стало абсолютно всё ровно, что обо мне подумают другие.
   Благо этот район города не был особенно людным в это время. А то соседи были бы крайне удивлены и испуганы видом молодой девушки в слезах сползающей по стене чьего-то забора. Респект Энтони, благодаря ему, подобные истерики для меня стали частым явлением.
   - Кери, ну что же ты... Вставай, - послышался знакомый голос, а чьи-то сильные руки подхватили меня и мигом поставили на ноги. Я даже на миг испугалась, что это Тони. Но в этот раз мне повезло, или не повезло... Вопрос спорный.
   - Давай я провожу тебя домой, - сказал Алекс. - Ты только скажи куда идти.
   И мы медленно поковыляли в сторону моего нынешнего жилища.
   Уже в холе блондин усадил меня на диван, а испуганная Аманда поспешила принести воды, и, нарезая круги вокруг дивана, продолжала выражать своё беспокойство моим состоянием.
   Когда же истерика отступила, а ко мне вновь вернулась способность говорить, заметивший это Алекс, очень тонко намекнул Аманде, что сейчас меня просто необходимо накормить чем-то вкусненьким, и та мигом скрылась на кухне, тем самым, наконец, оставляя нас одних. Как только она скрылась, странно заботливый парень, присел рядом со мной на диван и, внимательно глядя в мои заплаканные глаза, лишь грустно улыбнулся.
   - Значит тебе настолько безразлично всё происходящее? - спросил он, не скрывая иронии в голосе.
   - Я не хочу об этом говорить, - грубо огрызнулась я. - Тем более с тобой.
   - Ну, тогда прости, что помог тебе добраться домой. Я сразу бы и не подумал, что тебе нравилось под тем забором.
   Эта фраза уколола меня, воззвав к совести.
   - Прости, Алекс. Я очень благодарна тебе за помощь. Только прошу об одном: не нужно никому говорить о том, что произошло.
   - Можешь мне не верить, но я понимаю тебя,- проговорил мой спаситель, - Но ты уверена, что работа в доме Тони пойдёт тебе на пользу?
   - Там же будет Мардж, и мальчики. А Тони не так часто бывает дома.
   - А может дело в деньгах?
   Я обижено посмотрела на Алекса.
   - Дело не в деньгах. Дело в том, что Мардж, единственный по-настоящему близкий мне человек. Мне очень одиноко без неё. А с остальным я справлюсь. Тем более, что Тони скоро жениться и не будет жить с сестрой.
   Алекс одарил меня долгим задумчивым взглядом.
   - Мне жаль тебя... - проговорил он, поднимаясь со своего места, и направляясь к выходу. - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь...
   После его ухода, я долго лежала на диване в холле. Мысли постепенно стали не такими запутанными, ум приобрёл ясность. И только сейчас я поняла, на какую муку на самом деле обрекла себя, согласившись работать в доме Тони. Но... обратного пути, увы, больше не было.
  
  
  
   Глава 15. Привет в недалёкое прошлое...

Согласно закону Запада, кольт 45-го калибра бьет четырех тузов.
Билл Джонс

  
  
   Как это ни странно, но спала я этой ночью просто прекрасно. Видимо моя вымотанная нервная система решила, что ей просто необходим здоровый сон, и не стала терзаться переживаниями. Утром же, едва проснувшись, собрала свои вещи, и дала последние наставления Аманде, которая, по логике вещей, оставалась присматривать за домом в моё отсутствие.
   Пора.
   Через полчаса я уже стояла на пороге Лондонской резиденции Тони, и со странными душевными потугами, пыталась заставить себя постучать в дверь.
   Вообще это здание оказалось примерно в десять раз больше моего домика. И это только с первого взгляда. Почему-то я ожидала увидеть небольшой уютный особнячок, но ни как не эту громадину. Особенно если учесть, что чаще всего Энтони жил тут один.
   Когда я, наконец, набралась смелости и постучала, мне почти сразу же открыла дверь молоденькая симпатичная служанка.
   - Доброе утро, - сказала она, присев в вежливом реверансе. - Чем могу помочь?
   - Моё имя Кери Вебер, меня должны ждать.
   - Да, конечно, проходите, - сказала она, пропуская меня в дом, и закрыв дверь, попросила следовать за ней.
   Мы быстро прошли через огромную гостиную, два каких-то коридора, и подошли к большой дубовой двустворчатой двери. Что-то мне подсказывало, что это и есть вход в кабинет Тони, а это могло означать лишь то, что разговор, которого я так хотела избежать, всё-таки состоится.
   Тем временем девушка заглянула внутрь, и, видимо, получив разрешение, открыла дверь и пригласила меня войти.
   Кабинет не многим уступал гостиной по размерам. Здесь помимо обычного набора мебели, часто встречающихся в подобных комнатах, имелся так же огромный диван, точнее их было два - расположенные друг напротив друга, а между ними низеньки столик. Судя по всему, это было местом для переговоров в неформальной обстановке, но, без лишних ушей.
   На одном из диванов с чашкой кофе в руках сидел до зубного скрежета спокойный Энтони, и упорно делал вид, что меня тут нет.
   Я услышала, как за мной закрылась дверь, и в этот момент пришло странное озарение, что мы с ним здесь вдвоём. И это, честно говоря, совсем не радовало.
   - Привет, Кери, - сказал он, наконец. А то я совсем уже запуталась с тем, как себя с ним вести. - Присаживайся. Будешь кофе?
   В ответ я лишь махнула головой в знак согласия, и расположилась напротив. Так, молча мы сидели друг напротив друга, по меньшей мере, минут десять, а может и больше. Говорить совсем не хотелось. Видимо, Тони мои желания разделял, но мы здесь были не за тем, чтобы тупо молчать.
   - И так, - начал он. - Основные твои обязанности и размер жалованья мы уже обсудили...
   - Да, я думала, что это всё, о чём вы хотели поговорить... - сказала я.
   - Не совсем.
   Тони встал я медленно пошёл по кабинету. Мне казалось, что он не хочет, чтобы я видела его глаза, когда он, наконец, начнёт говорить. Я сильнее сжала кружку с горячим напитком, как будто в ней было моё спасение, и упёрлась взглядом в стол.
   - Кери, - наконец начал он. - Мы друг другу не чужие люди. За то время что мы провели вместе, пусть и незная имён друг друга, ты стала мне очень близка...
   Повисла пауза. Мне сказать было нечего...
   Почему молчал Энтони, я не понимала. Но всё это нагоняло напряжение, и без того не спокойную атмосферу.
   - Я не послушал тебя, когда ты попросила не переводить наши отношения дальше, чем в дружеские. Я не могу сказать, что жалею об этом, но всё же сильно перед тобой виноват.
   -Вы передо мной ни в чём не виноваты, милорд. Моей вины здесь гораздо больше и она гораздо сильнее, - сказала я тихо, потом глубоко вздохнула и продолжила: - Если я понастроила в своей голове иллюзий, так это только мои проблемы. При нашем официальном знакомстве вы мне подробно объяснили, где моё место в этом мире, а где ваше. Поэтому, для всех будет лучше, если мы просто забудем о том, что были знакомы когда-то. Вы брат моей подруги, и мой работодатель, и я буду вести себя с вами соответственно.
   Опять повисла напряжённая пауза.
   Я сказала всё, что хотела сказать ему... И кто бы знал, сколько бессонных ночей я провела, репетируя эту фразу... Мысленно готовясь к этой встрече. И вот теперь всё сказано, все точки над "i" расставлены. По крайней моей с моей стороны.
   - Всё будет так, как ты хочешь... - как-то злобно высказал Тони после долгой паузы. - Я думаю, что мы всё обсудили. Белинда проводит тебя в твою комнату.
   Я встала, но когда уже подошла к двери, Тони тихо сказал:
   - Знай Кери, даже если ты меня простишь, сам себя я никогда не прощу. Именно поэтому, осознавая всю свою вину, сейчас соглашаюсь на любые твои условия. Хочешь забыть - забудем. Мисс Вебер...
   Последняя фраза, и была его согласием на исключительно деловые отношения. Я поняла, что правила этой игры он принял.
   Белиндой оказалась та самая девушка, которая провожала меня до кабинета Энтони. Пока мы поднимались на второй этаж, она успела рассказать мне, что является дочерью поварихи и дворецкого этого дома. У них так называемый семейный подряд. И что кроме них троих в этом доме работают ещё две горничных, конюх и садовник. А я лишь усмехнулась, отметив про себя, что для одного Тони в этом доме слишком много прислуги.
   Моя комната была на втором этаже рядом с комнатой Мардж. Кстати говоря, самой Марджери в доме не было. Как сказала Белинда, она уехала заказывать новые наряды.
   Отведённая мне спальня оказалась небольшой и очень уютной. Выполнена она была в бежево-бордовых тонах. Всё в ней было просто, красиво и практично - одно большое окно, выходящее в сад на внутреннем дворике дома, большая кровать без всяких бортов и балдахинов, тумбочка, два кресла у камина и письменный стол у окна. Я уже сейчас решила, что кровать нужно будет обязательно подвинуть ближе окну. И, улыбнувшись своей идее, предпочла пока отложить её на потом.
   Ближе к обеду, когда я занималась распаковыванием тех немногочисленных вещей, что решила прихватить с собой, раздался стук в дверь. А вслед за этим на пороге появилась Марджери.
   - Кери?! - ошарашено воскликнула девушка, судя по всему, не веря своим глазам.
   Она была настолько удивлена моему присутствию, как будто увидела не меня, а слона на роликах.
   Вслед за ней в комнату вошёл улыбающийся Тони, и судя по выражению его лица, был несказанно рад подобной реакции сестры. Я тоже улыбнулась, при виде искренней растерянности Мардж, которая никак не могла взять в толк, что я тут делаю.
   - Неужели! - радостно воскликнула она, поворачиваясь к Тони. - Наконец-то это свершилось! Наконец-то ты его простила и теперь вы вместе. Ребята я так рада!
   Она радостно стиснула меня в объятиях, и чуть ни расплакалась от нахлынувших эмоций.
   - Кери, ты не представляешь, как я счастлива! - не унималась моя подруга, перевода счастливый взгляд с меня на брата.
   Я удивлённо посмотрела на Тони - тот был ошарашен не меньше чем я.
   - Не хотелось бы тебя расстраивать, - мягко сказал он, - Но мне удалось уговорить Мисс Вебер вернуться к нам исключительно в качестве твоей компаньонки и учителя русского для мальчиков. На что она, с радостью согласилась, за определённую плату.
   - Это что, правда?! - спросила Мардж поворачиваясь ко мне, с выражением жуткой досады на раскрасневшемся лице.
   - Да, это так, - сказала я, не выпуская её руки. - Но здесь деньги играют самую последнюю роль. Я просто очень по тебе соскучилась. Ты же и так это прекрасно знаешь...
   И она отлично поняла всё что я хотела этим сказать, в отличии от её брата.
  
   Уже вечером, после ужина, который, кстати, прошёл на удивление хорошо, Марджери пришла ко мне в комнату с бутылкой бренди, честно спёртого в кабинете Энтони.
   - А вот теперь мы поговорим, - сказала она, присаживаясь на кресло у камина.
   - Что ж, - вздохнула я, - Значит поговорим.
   Марджери разлила напиток по бокалам, и протянула один мне.
   Мы немного помолчали, наслаждаясь теплом открытого огня, и наблюдая за причудливой игрой языков пламени меж ровно сложенных поленьев.
   - Ты не представляешь, как я рада, что ты, наконец, вернулась! - нарушил тишину, тихий голосок Марджери.
   - Я тоже очень рада... Ты даже не представляешь, как мне было без вас плохо.
   - Ты сейчас имеешь ввиду меня, Марка и Тони? - поинтересовалась она с загадочной улыбкой. - Или только Тони?
   - Марджери, не надо.... - попросила я, опуская глаза.
   - Прости. Я просто не понимаю, что вам - двум идиотам - не даёт просто наплевать на всё и быть вместе?
   - Слишком многое, - задумчиво сказала я.
   - И что же?
   - Да хотя бы то, что как только Джон найдёт способ, я вернусь домой!
   Марджери молчала, спокойно глядя на огонь и тщательно переваривая мою последнюю фразу.
   - Я понимаю тебя, - ответила она после нескольких минут раздумий. - Но, знаю, что значит для тебя мой брат... Если ты наплевав на себя и с угрозой для собственной жизни отправилась в лес во время ужасной грозы, только чтобы с ним попрощаться... Это говорит о многом. Почему ты не можешь просто поддаться чувствам?
   - И что будет? У твоего братика свадьба через несколько недель. Как думаешь, какого мне это осознавать?!
   - Кери, я понимаю, что ситуация запутана, но мы сможем найти выход. Я верю в это, - глядя мне в глаза, проговорила Мардж.
   - А я думаю, что лучше всего будет оставить всё как есть. Он маркиз, я гувернантка мальчиков и твоя компаньонка. Я вообще в этом веке случайно оказалась и буду вынуждена вернуться домой.
   - Ясно, - вздохнула Мардж. - Ну что ж, если у нас не получается изменить судьбу - придётся наслаждаться её капризами.
   И мы дружно выпили "за наше настоящее".
   Как же всё-таки было хорошо вот так просто проводить вечер с Мардж. Она была для меня как тёплое солнышко весной - согревала душу, не давая ей покрыться льдом. И всё-таки я очень рада, что теперь работаю у них. Видимо правду говорят - всё что ни делается - к лучшему.
   Вдруг Мардж резко подскочила, успев порядком меня напугать.
   - Кери! - завопила она. По-другому этот звук назвать язык не повернётся. - Как я могла забыть! Мы не можем это допустить!
   - Что? Мардж? Что случилось? - испугалась я.
   - Кери, пока мы искали тебя, я забыла о Кетрин. Я просто не могу позволить Тони жениться на ней. Я должна что-нибудь придумать, чтобы эта свадьба сорвалась.
   - Мардж, но ведь это личное дело твоего брата. Это его выбор, - постаралась возразить ей я.
   - Я думаю, что он уже тысячу раз пожалел о том, что сделал этот выбор в пользу Кетрин.
   - И всё-таки я не думаю, что он будет рад, если мы влезем в это дело....
   - Ты сказала "мы".... Значит, ты мне поможешь?! - снова перешла она на ультразвук.
   - С некоторых пор, это моя работа, - довольно улыбнулась я. - Не знаю насколько помогу - но действовать одной я тебе точно не дам, можешь быть в этом уверена. Но, я сильно сомневаюсь, что Энтони будет тебе сильно благодарен.
   - Я делаю это только ради него, - с гордостью в голосе сообщила мне Мардж. - Теперь осталось придумать, что мы можем сделать.
   Весь оставшийся вечер мы ломали голову над коварными планами по расстройству свадьбы, но так и не придумали ничего подходящего. Чтобы не подставить Тони, свадьба должна была сорваться по вине Кетрин. А иначе мы рисковали своими головами. Ведь если мы подставим нашего маркиза, он нас просто прикончит. В этом я не сомневалась.
   После ухода Мардж я долго не могла уснуть, обдумывая всё, что сегодня произошло. Да этот день стал для меня переломным. Здесь.. в этом доме, мне было очень хорошо и уютно, даже несмотря на то, что здесь же находился и Тони.
   Я уже окончательно распрощалась с мыслью о том, что мы когда-нибудь сможем быть вместе. Ведь это было бы попросту нереально. Но и не любить его я не могла. И теперь мне оставалось просто смириться и повиноваться обстоятельствам. Ну... или судьбе. Но, всё-таки, я не могу позволить ему гробить свою жизнь рядом с Кетрин. В мире столько хороших девушек, а он выбрал самую стервозную из них. Да и Мардж самой лезть в это дело тоже нельзя. Попадать так вдвоём!
   ***
  
   Я осторожно постучала в дверь, и, услышав приглашение, вошла. В дверь комнаты Марджери я всегда стучала строго определённым образом. Поэтому она безошибочно угадывала, кто именно решил её навестить.
   Прошла уже целая неделя с того дня, как я пришла работать в этот дом. Всё оказалось лучше, чем я думала... Тони договорился, чтобы мальчиков стали отпускать с учёбы домой после занятий, и они подтягивали свои знание русского. Таким образом, всю первую половину дня мы с Мардж занимались всем, что приходило в голову, а после ужина, в течение часа, я вспоминала родной язык вместе со своими учениками. При этом у меня было достаточно времени и для рисования, и я исправно снабжала миссис Коул новыми эскизами. Кстати говоря, она была очень рада, что я опять с Мардж. Мне иногда казалось, что она стала считать меня кем-то вроде своей племянницы, которой у неё никогда не было. Я против этого особенно не возражала.
   Тони за всю неделю я видела раза два. Мне даже стало казаться, что он специально старается меня избегать. Хотя, с чего бы ему это делать...
   Кстати говоря, на сегодняшнем ужине должна была собраться вся семья, что, как я успела заметить, здесь происходило не часто. Тони был вечно занят, мальчики часто задерживались на учёбе, а мы с Марджери предпочитали есть либо в моей спальне, либо в самой кухне.
   А сегодня, помимо всех членов семьи Свон на ужине должны были присутствовать так же мисс Кетрин Освит и мистер Алекс Митчелл.
   Если против последнего я ничего не имела, то относительно Кетрин могла сказать, что её присутствие на ужине может обернуться чем угодно. Как я понимаю, она пока не в курсе, что меня попросили вернуться. Вот и посмотрим, как она отнесётся к тому, что нам с ней придётся сидеть за одним столом.
   Заметив мою грозную ухмылку, Марджери ответила лучезарной улыбкой. Это могло означать лишь то, что за ужином ожидается представление.
   Вечером моя подруга предпочла надеть простое, но элегантное платье кроваво красного цвета, а свою чёрную шевелюру заплела в косу и обернула вокруг головы. Получилась этакая девочка-цветочек. И только цвет платья тонко намекал на то, что она не так проста, как кажется.
   Я же надела тёмно-зелёное строгое платье, как и было положено мне по статусу. Все пуговицы на нём были застёгнуты по самое горло, а волосы просто перевязаны шёлковой лентой в тон платью.
   Да, смотрелись мы с Мардж, именно как строгая гувернантка и её скромная ученица. Выдать нас могли только горящие азартом глаза и хитрые ухмылки на лицах.
   Спустившись в гостиную, мы обнаружили только Марка и Джонни, и, как ни странно, Алекса.
   - Добрый вечер, леди, - поздоровался он, окидывая нас странным оценивающим взглядом. - Прекрасно выглядите.
   - Добрый вечер Алекс, - отозвалась я, в то время как Мардж предпочла ответить просто лёгким поклоном головой, слегка при этом покраснев.
   Надо, кстати, отметить сей факт.
   Судя по всему, этот тип чем-то всё-таки зацепил мою дорогую подругу, потому что раньше мне не приходилось видеть на её лице подобного смущения...
   В тот же момент в комнату вошёл и сам хозяин дома, держа под руку свою дорогую невесту. Нужно было видеть, как округлились её глаза, когда она меня узнала. Мне даже показалось, что она попыталась что-то сказать, но сильнейшее удивление никак не давало ей это сделать.
   - Добрый вечер, милорд, - проговорила я, обращаясь к Тони. С Кетрин же предпочла и вовсе не здороваться. Что ни говори, а гордости и принципиальности в моём характере всегда хватало.
   - А я вижу, вы с первого раза не поняли, что вас в этом доме видеть не хотят, - наконец, произнесла Кетрин, оставаясь внешне спокойной, и даже равнодушной.
   - К сожалению, я поняла. Но... меня попросили вернуться. И вот теперь я здесь, - сказала я, натянув, под конец фразы, самую ангельскую улыбку, которая только могла быть в моём арсенале.
   - Кто же посмел вернуть вас, после того, как глава семьи с позором выставил вон? - с напускным безразличием поинтересовалась она, ни капли не сомневаясь, что я не имею никакого права здесь находиться. И даже спокойствие Тони её ни капли не смутило.
   - Милорд Энтони Свон, собственной персоной... - спокойно ответила я. И при этом, как бы в благодарность кивнула Тони. Вот только я как-то не подумала, что со стороны всё может выглядеть ох как компрометирующее.
   Кетрин, не упустила из виду этот жест, видимо сделав те же выводы что и я. И по изменившемуся выражению её лица было заметно, что она начинает медленно закипать. А вот это уже было нам на руку. Думаю, что если нам удастся сегодня вывести Кетрин из себя, и заставить её сорваться на Мардж или мальчиков, Энтони должен будет принять меры. Ведь, оскорбление члена семьи уже можно считать достойным поводом для расторжения помолвки.
   Спустя несколько минут всех нас пригласили в большую столовую.
   Бедную мисс Освит даже слегка перекосило, когда я, мало того что села за стол со всеми, так ещё и по правую руку от Мардж, то есть, прям напротив самой Кетрин.
   - Дорогой мой Энтони, скажите, пожалуйста, с каких пор семья Маркиза Дарленского есть за одним столом с прислугой? - ядовито проговорила Кетрин. При этом, правда, мило улыбаясь.
   - Мисс Освит, но за этим столом нет прислуги, - как бы удивляясь, проговорил Марк. Вот тот ещё шутник. И выглядел он настолько невозмутимым, что даже я подумала, что у меня уже есть несколько титулов, а я и не в курсе.
   - А кто же тогда это? - сказала Кетрин, уставившись на меня.
   - Моя подруга, - встряла в перепалку Мардж. - И, насколько я помню, вы с ней знакомы.
   - Тони, мне казалось, что ты её выгнал. За ней столько грешков, что её просто нельзя было оставлять в доме, и что теперь? Она вернулась?!
   - Да, Кетрин, если ты хочешь об этом поговорить, я буду рад обсудить все вопросы после ужина, если ты, конечно, не возражаешь... - проговорил Тони, да таким тоном, который я никогда у него раньше не слышала. Он был явно чем-то раздражён. А тут два варианта. Либо моим поведением, либо поведением свое ненаглядной невесты. И что-то мне совсем не хотелось опять встречать Энтони в гневе.
   Остаток ужина прошёл спокойно, я бы даже сказала, в тишине. И по правилам этикета этой прекрасной страны, после вечернего приёма пищи, мужчины обычно удалялись пить виски, курить сигары и говорить о политике, ну это вкратце и своими словами. А вот женщины отправлялись в гостиную и чаще всего занимались перемыванием косточек общим знакомым.
   Жаль, что у нас с Кетрин не оказалось общих знакомых, как и общих тем для разговора. И как только Алекс и Энтони, удалились в кабинет, прихватив с собою Марка, а Джонни отправился в свою комнату, мы дружно переместились в гостиную.
   Я чувствовала, что сейчас что-то будет. Слишком уж всё было спокойно. А напряжённая тишина сильно напоминала затишье перед бурей.
   Это продолжалось ровно до того момента, как нам подали чай.
   - Знаешь, - обратилась ко мне Кетрин. - Я подозреваю, что ты стала постельной грелкой маркиза. Скажу даже больше, я в этом уверена! Иначе он бы не позволил тебе здесь работать. Он наверно тебе ещё и платит за каждую ночь...
   Что?!
   Я была настолько шокирована этим заявлением, что даже не сразу нашла, что ответить! Нет, я всегда подозревала, что Кетрин девушка прямолинейная, но чтоб на столько?! Это даже в мои, достаточно широкие, рамки морали никак не укладывалось!
   - Ты понимаешь, что сейчас несёшь полную чушь? - обратилась я к Кетрин, как и она ко мне, без имени и на "ты". Что являлось в нашем с ней случае знаком полного взаимного неуважения.
   - Как ты смеешь разговаривать со мной в таком тоне?! Что, думаешь, если он пустил тебя в свою кровать, тебе всё будет сходить с рук?
   Я чувствовала, что начинаю медленно закипать. И сейчас, буквально из последних стараясь держать себя в руках.
   - Кетрин, я повторяю, что ты несёшь полный бред. Помимо того, что ты выдвигаешь мне совершенно необоснованные и дикие обвинения, так ты ещё и оскорбляешь своего же жениха!
   - Кетрин, ты перегибаешь палку, - вступила в наш разговор на повышенных тонах Мардж. По её лицу было видно, что дело приняло не шуточный оборот.
   - Убирайся из этого дома! - злобно закричала мисс Освит. Её глаза горели каким-то сумасшедшим огнём. Кетрин была в бешенстве.
   - Она уйдёт отсюда только вместе со мной! - парировала Мардж.
   - Значит, убирайтесь обе, никто не будет скучать по тебе, дорогая Мардж! - злобно прошипела Кетрин. - Ты такая же шлюха, как и твоя подруга!
   На этот раз я не выдержала. Одно дело - обвинять меня, и совсем другое поливать грязью ту, ради кого я готова на многое! Ту, кого я называю своей сестрой!
   Схватив со стола кувшинчик с молоком, я резким движением выплеснула всё его содержимое в лицо Кетрин.
   Каюсь... Это был порыв, а никак не обдуманный шаг. Но в тот момент я совершенно не думала о последствиях. И только заметив, как взбешённое лицо Кетрин превращается в маску спокойствия, а в глазах отражается решительность, я поняла, какую глупость только что совершила!
   То ли так подействовало на неё стекающее по лицу холодное молоко, то ли моя наглость, но в следующий момент она спокойно поправила липкую мокрую чёлку, встала из-за стола, достала из своего кошелька маленький револьвер, прицелилась, и... послышался громкий звук выстрела, а я, ощущая резкую острую боль, поняла что падаю.
   Всё произошло настолько быстро, плавно и изящно, что я невольно подумала, что именно этому и учат английских леди с самого раннего детства - хладнокровно убивать неугодных. Да так, чтобы они сами не поняли, как это произошло. Послышался крик Мардж, топот ног, а я медленно сползала по стенке. Взгляд застилала пелена чёрного тумана, а вскоре на смену ему пришла темнота...
  
   Глава 16. Последствия совершаемых глупостей.

Есть только два способа прожить жизнь.

Первый - будто чудес не существует. Второй - будто кругом одни чудеса.
(Альберт Эйнштейн)

  
  
   Это утро началось для меня с боли. Правильнее даже сказать, что я проснулась от боли, но открывать глаза не спешила. События вчерашнего дня вихрем пронеслись в памяти. И я тут же подскочила на кровати, не смотря на боль.
   - Мардж! - попыталась сказать я, но это было даже не слово, а скорее громкий выдох. Я испугалась, что после того как Кетрин выстрелила в меня, она могла так же выстрелить и в Мардж. И если я вроде бы жива, то о состоянии подруги мне ничего не известно.
   Я огляделась. Комната вроде моя, кроме меня здесь вроде никого нет... Если судить по солнцу, то сейчас около полудня. Пора бы встать.
   Я двинула рукой, и плечо заболело с новой силой.
   Точно... В меня же выстрелила Кетрин.
   Видимо, я всё-таки везучая. В моём веке огнестрельного оружия ни разу на пулю не нарывалась, а здесь вот нарвалась. И судя по боли, попала моя незадачливая убийца в левое плечо. Видимо целилась она в сердце...
   Стало как то не по себе. Что же такое, уже второй раз за последние четыре месяца на мою жизнь покушаются. Это при моём-то скромном образе жизни... Мир явно сошёл с ума!
   Несмотря на боль, я постаралась встать. Пить хотелось нереально. Впрочем, как и есть. И накинув халат, я отправилась на кухню. Быстро сделав вывод, что если левой рукой не шевелить то плечо болеть не будет, я относительно безболезненно добралась до места назначения.
   - Очнулась! - воскликнула Белинда, как только я вошла.
   - Да, и очень хочу пить.... - то ли сказала, то ли прохрипела я. Меня быстро и очень аккуратно усадили за стол и вручили кружку с водой.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросила повариха Элен, мать Белинды.
   - Плечо болит, и кушать хочется, а в остальном, вполне прилично, - ответила я, стараясь улыбнуться. - А где Марджери?
   - Она отправилась с Маркизом в полицию.
   - Зачем? - я чуть не подавилась при слове "полиция".
   - Мисс Освит взяли под стражу четыре дня назад, и мисс Свон сегодня утром вызвали для дачи показаний.
   - Стоп, а сколько же я тогда проспала? - голос постепенно возвращался. Вот только сейчас я стала ощущать головокружение, а кружка с водой вдруг показалась мне нереально тяжёлой.
   - Четыре дня, - ответила Белинда, а потом добавила почти шёпотом: - Мы боялись, что ты не выживешь...
   Внутри всё похолодело и сжалось. Вот я не думала, что моё ранение настолько серьёзно. Голова стала кружиться сильнее, и если бы не Элен, я бы точно шмякнулась на пол.
   Тихо причитая что-то себе под нос, они отвели меня в комнату, уложили в кровать и накормили каким-то противным на вкус бульоном. После чего я снова уснула. Хотя, сколько, в конце концов, можно спать?! Четыре дня провалялась и туда же...
  
   В следующий раз я проснулась от странного чувства, будто на меня кто-то смотрит. Может быть, инстинктивно боялась того, что Кетрин решит меня добить, и, поэтому, почувствовав, чьё-то присутствие в комнате, резко встала. На это движение плечо отозвалось сильной болью, вынудив меня медленно опуститься обратно на подушку.
   Судя по всему сейчас была глубокая ночь. В моей комнате горела одна единственная свеча, стоявшая на тумбочке возле кровати. Но даже этого освещения мне было достаточно, чтобы понять, что в кресле у камина кто-то сидит.
   - Мардж? - тихо спросила я, прекрасно понимая, что это не она. Что-то сжалось внутри, когда ночной посетитель в ответ на эти слова, встал и медленно направился к моей кровати.
   Я опять постаралась сесть. С больным плечом сделать это оказалось не так уж и просто, и когда верхняя часть моего тела всё-таки приняла вертикальное положение, я, подняв голову, встретилась с тёмными глазами того, кто только что присел на край моей кровати.
   Именно темными, потому что свет одной единственной свечи не мог передать их ярко-голубой оттенок. Да и всю чарующую красоту этих глаз.
   - И давно вы здесь? - спросила я.
   - Достаточно... - спокойным как никогда голосом, ответил Тони.
   - Тогда второй вопрос: почему вы здесь? - да, этот вопрос интересовал меня сейчас гораздо больше всех остальных. Хотя я прекрасно понимала, что правду он мне всё ровно не скажет.
   - И на то есть свои причины... - всё так же уклончиво ответил Энтони.
   - И всё-таки... - постаралась выяснить я.
   Он молчал. Я злилась. Первой моей мыслью было то, что он волновался за меня и пришёл проверить моё самочувствие. Но это казалось настолько маловероятно, что я предпочла мысленно обозвать себя "дурой". А затем в голову пришла вторая мысль, более правдоподобная.
   - Могу предположить, что вы хотите наказать меня за то, что я вылила молоко на голову вашей невесты... - как-то чересчур смело заговорила я. Отчасти допуская такую возможность.
   - Ты права, - всё тем же спокойным голосом продолжил Тони, - Я действительно хочу тебя наказать... За то... что ты заставила меня пережить... Как можно быть такой неосмотрительной!?
   Последнюю фразу он уже почти кричал, отчего я невольно постаралась вжаться в кровать.
   - ...она говорила ужасные вещи... о вас... и о Мардж... - я старалась оправдаться. Глупо? Да? В меня стреляли, и я при этом должна оправдываться...
   - Я знаю! Мардж рассказала мне обо всём, что произошло... - всё так же грубо продолжил Тони, затем встал и начал нервно мерить шагами комнату.
   Опять повисла тишина. А мне стало до боли обидно, что виноватой во всём этом он считает именно меня. Да, я не спорю, моя вина есть... Но я, по крайней мере, никого убить не пыталась. Или с недавних пор молоко стало смертельным оружием?
   Нервно сглотнув, я инстинктивно сжалась в комок, прижав коленки к груди, и обняла скомканное одеяло. Как будто оно могло меня защитить...
   - Могу я поинтересоваться, какое меня ждёт наказание? - тихим голосом спросила я.
   Видимо было в этой фразе, что-то такое, что заставило Тони вернуться на край моей кровати. Я смотрела на него со всей гордостью, обидой и ненавистью, что крутились сейчас в моих мыслях. На этот упрямый взгляд ушли последние крупицы моего самообладания. А в ответ на меня смотрели полные нежности глаза Тони. Этого мне было уже не вынести.
   Я отвернулась от света, стараясь изо всех сил остановить подступившие слёзы. Но одна предательская капля всё же скатилась по щеке, оставляя мокрый холодный след.
   В следующий момент я почувствовала, как тёплые руки как-то очень аккуратно обнимают меня, и я непроизвольно оказалась прижатой к широкой груди Энтони. Он ни сказал не слова, а просто обнимал. Просто был рядом. Казалось бы, такая малость, но как много сейчас она для меня значила. Сейчас, даже несмотря на слёзы, я была счастлива. В голове промелькнула мысль, что я готова ежедневно лезть под пули, чтобы потом, хоть пять минут вот так сидеть с этим человеком. Бред конечно, но всё же. Я знала, что это миг счастья скоро кончится, и он уйдёт, а я так этого не хотела. Мне даже на момент показалось, что Тони тоже не хочет уходить. Он нежно гладил меня по волосам и по спине. Его прикосновения были такими лёгкими, что мне казалось, что он просто биться причинить мне хоть какую-то боль, даже самую малую.
   Да. Видимо когда падала, я хорошенько приложилась головой, если в ней возникают такие мысли... Но говорить что-либо сейчас я бы не рискнула. Боясь спугнуть этот момент. Сейчас он напоминал мне маленькую красивую бабочку, сидящую на листике. Ты любуешься ей, прекрасно понимая, что одно неверное движение, и она улетит. И никогда больше не вернётся. Но ведь нельзя вечно смотреть на бабочку, и нельзя вечно стоять, боясь пошевелиться. Ведь нет ничего вечного. И бабочка, как и момент моего счастья, всё ровно улетит. И никогда не вернётся.
   Я повернула голову к Тони. Сейчас его лицо было настолько близко от меня, а глаза как будто светились, в них отражался свет свечи и... моё лицо. Я хотела что-то сказать, но так и не нашла подходящих слов. Мы всё ещё боялись отпустить нашу бабочку.
   Тони опустил меня на кровать, сам же опустился рядом. Он продолжал всё так же бережно меня обнимать.
   - А теперь спи, - ласково прошептал он. - Мы поговорим обо всём утром.
   Стоит ли удивляться, что в его объятиях уснула я почти моментально.
  
   ***
  
   Это утро показалось мне ни чем не лучше предыдущего. Плечо продолжало болеть, но голова уже не кружилась. Да и валяться в кровати мне уже порядком надоело. К тому же опять очень хотелось пить. И есть.
   Встав с кровати, я натянула длинный халат, кое-как причесала волосы, дабы не сильно пугать домочадцев, которым посчастливится со мною встретиться в это утро, и отправилась на кухню.
   Дом жил своей обычной жизнью. Со стороны столовой раздавался звон приборов, скорее всего Белинда вытирала пыль в сервантах. На кухне что-то громко булькало, видимо очередное произведение кулинарного искусства Элен. При этом по всему дому распространился такой прекрасный запах чего-то очень вкусного, что желудок буквально свело от предвкушения.
   - Кери, добрый день... - услышала я за своей спиной. И как то сразу в голове всё стало на место. Я как бы увидела себя со стороны: кое-как причесанная, в халате, босиком крадусь на кухню. В этот момент я больше смахивала на кикимору с перепоя, а никак не на леди.
   Я застыла на месте, мысленно прикидывая, как буду выкручиваться.
   - Кери, ты в порядке? - услышала я тот же голос. И всё же решила повернуться к своему незримому собеседнику. Велико же было моё удивление, когда в арке, ведущей из гостиной, я увидела Алекса. Судя по его довольной ухмылке, мой вид его порядком забавлял.
   - Добрый день, Алекс, - выпалила я от неожиданности. - Что ты тут делаешь?
   - Вообще хотел поговорить с Марджери, но, так как её дома не оказалось, решил подождать. А ты, судя по всему, уже почти поправилась, если стараешься бесшумно пробраться на кухню... - добавил он, рассматривая меня.
   - Прости за мой неподобающий вид, - как ни в чём не бывало, сказала я. - Просто уж очень пить хочется.... и есть.
   Алекс рассмеялся.
   - Я тоже пока не завтракал. Тут рядом есть прекрасный ресторан. Может составишь мне компанию... Только тебе придётся переодеться
   Мысленно прикинув сколько времени займёт всё моё причёсывание и переодевания, я поняла, что скорее умру с голоду.
   - А я что, настолько ужасно выгляжу? - с притворной обидой спросила я. Алекс опять рассмеялся.
   - Нет, в ресторан тебя в таком виде, конечно, пустят, но юмора не поймут.
   - А лично тебя мой вид сильно смущает? - спросила я с сарказмом.
   - Нисколечко, - улыбнувшись, ответил он.
   - Тогда, разрешите пригласить вас составить мне компанию за завтраком, так сказать, по-домашнему, - развеселившись окончательно, предложила я.
   - С радостью соглашусь.
   - Тогда пошли со мной на кухню... - улыбнулась я, но сделав пару шагов, поняла, что он за мной не идёт. - Тебя что-то смущает?
   - А зачем нам кухня? - недоверчиво, но не переставая улыбаться, спросил он.
   - А где ещё можно спокойно поесть, никого не напрягая. И, Алекс, я в этом доме работаю, и лично для меня никто в столовой накрывать стол к завтраку не станет. А ты - мой гость. Но если тебя смущает данное положение дел, ещё есть возможность отказаться.
   Сказав это, я продолжила своё продвижение к кухне. Алекс догнал меня перед самой дверью.
   - Кери, так не принято... - проговорил он.
   После этих слов, я поняла, что во мне стала закипать волна злости. Тоже мне, аристократы! Придумали сами себе правила, а теперь живут и мучаются.
   - Простите, мистер Митчелл, за столь непристойное и позорное предложение для вашей персоны, - я присела в шутливом реверансе, но выражение лица было серьёзней не куда. - Это моё непростительное заблуждение. Прошу вас, пройти в столовую. Сейчас вам подадут завтрак.
   Склонив голову в почтительном поклоне, развернулась и толкнула дверь.
   - Доброе утро, Элен, - сказала я, садясь за стол. - А можно мне чего-нибудь покушать?
   - Конечно, Кери, детка. Сейчас всё подам. Как ты себя чувствуешь?
   - Лучше чем вчера. Но плечо ещё болит. Наверно теперь оно будет долго меня мучить. Элен, там мистер Митчелл в столовой. Давай подадим завтрак ему, а я уж как-нибудь подожду. Тебе может помочь?
   - Кери... - услышала я голос Алекса от двери.
   - Да, господин барон... - отозвалась я.
   - Твоё предложение поесть на кухне ещё в силе?
   - Вы готовы снизойти до прислуги?
   - Кери, извини... - сказал он, наиграно изображая ужасную вину на лице. - Просто не каждый день леди в халатах приглашают меня позавтракать на кухне.
   -Элен, мистер Митчелл позавтракает со мной здесь. Давай я помогу тебе накрыть на стол...
   - Сиди уже, - отозвалась повариха. А через несколько минут стол уже буквально ломился от разных вкусностей. А саму Элен как ветром сдуло. Видимо общество Алекса смущало её ещё больше чем присутствие самого маркиза.
   На неопределённое время мы с Алексом погрузились в еду. Всё-таки одними бульончиками организм не обманешь. А вот жареные куриные грудки и картофельный пирог пришлись мне по вкусу.
   - Как вкусно, - промямлил Алекс, дожёвывая кусочек шарлотки.
   - Ещё бы. Элен лучший повар из всех кого я когда-либо встречала. И, кстати, её кухня, это самое уютное место в доме. Ну, это на мой взгляд.
   - Вынужден с тобой согласиться, - ответил Алекс. В этот момент он больше напоминал кота, объевшегося сметаной.
   - Вот видишь, а ты отказывался.
   - Ты не перестаёшь меня удивлять. Все эти твои выходки... Вроде бы в них нет ничего страшного, вот только так никто не делает. Тони говорил, что ты против правил аристократии и тебя бесят традиции. Но я не думал, что на столько.
   - Алекс, а что мы, по сути, сделали? - спросила я, ставя правую ногу на стул, и обнимая её двумя руками. И только по ошарашенному взгляду Алекса поняла, что это верх неприличия. Да, точно. А я и забыла. Это Мардж давно привыкла к моему поведению. Но с привычками сложно спорить. - Прости, привычка...
   - И часто ты так делаешь? - с укором спросил Алекс.
   - Честно, почти всегда в компании Мардж. Так уж случилось, что только с ней я могу позволить себе свободу действий.
   - А Тони?
   Я посмотрела в глаза этому негодяю, сидящему сейчас напротив меня. Видимо совесть у него отсутствовала напрочь.
   - А что Тони? - спросила я в ответ.
   - Как я понял, с ним ты тоже вела себя достаточно вольно...
   - Не вольно, а свободно. У этих слов немного разный смысл, - ответила я почти грубо. - Но, если он тебе всё рассказал, значит, ты в курсе, что ничего между нами не было.
   - Да... - с загадкой в голосе сказал Алекс. И после недолгой паузы продолжил: - Тони уехал сегодня утром. Вернётся не раньше чем через пару месяцев. Именно это я и хотел сказать Мардж.
   - Куда? - только и смогла сказать я. Эта новость была сейчас как ведро холодной воды на голову.
   - В Италию, по официальной версии. А куда он отправился на самом деле, не известно даже мне.
   - Стоп, а как же свадьба?!
   - Так ты и этого не знаешь? - удивился Алекс.
   - Честно говоря, я только сегодня окончательно пришла в себя. И естественно мне никто не рассказывал что произошло после того как Кетрин в меня выстрелила.
   Алекс молчал, пряча глаза. Для такого человека как он, этот жест был вообще не характерен. Что же там произошло?
   - Ну?! - в нетерпении спросила я. - Ты мне расскажешь?
   - А может, мы лучше подождём Мардж...
   - Ты хочешь, чтобы я сошла с ума от любопытства?! Коль начал - продолжай.
   - Ладно, только пойдём в кабинет Тони, там можно спокойно поговорить. И, может, ты сначала всё-таки переоденешься?
   - Ладно. Давай так. Через двадцать минут я буду в кабинете. Жди меня там. И, Алекс, я надеюсь, что ты никуда не уйдёшь?
   - Слово джентльмена.
  
   Кое-как у меня получилось натянуть простое серое платье. Но вот застегнуть его самостоятельно я уже не смогла. Мягко говоря, данная процедура требовала определённой ловкости и сноровки, что с моим больным плечом становилось просто мукой. Как раз в момент очередной мучительной попытки, в мою комнату и вошла Мардж.
   - Наконец-то ты поправилась, - сказала она, обнимая меня.
   - Пока не совсем, - ответила я честно. - Видишь, даже с платьем самостоятельно справиться не могу.
   В ответ на мои слова Мардж в два счёта привела мой наряд в приличный вид, а потом уже без улыбки продолжила:
   - Пойдём в кабинет, а то Алекс там уже заждался.
   - Подозреваю, что ты уже в курсе, зачем он там меня ждёт, - сказала я с опаской. - И почему-то мне кажется, в том, что вы хотите мне сообщить нет ничего радостного.
   Мардж глубоко вздохнула, но видимо предпочла пока молчать.
   В кабинете Тони мы присели на диванах напротив Алекса. Говорить никто не решался.
   - Если вы не знаете с чего начать, то я подскажу. И так, Кетрин в меня выстрелила...
   Отвечать мне всё ровно никто не спешил. И только спустя долгую минуту, Алекс всё-таки начал говорить, как-то глубоко и обречённо при этом вздохнув.
   - Мы с Тони были здесь, когда услышали выстрел. Ещё не сообразив, что к чему, Тони выбежал в гостиную. Мы с Марком - за ним. Посреди комнаты стояла растерянная Кетрин с пистолетом в безвольно опущенной руке. А ты медленно сползала по стенке. Тони бросился к тебе, а я поспешил забрать у Кетрин оружие. Кого- то из слуг быстро отправили за доктором. А доктор, видимо, услышав, что ранение огнестрельное, притащил с собой полицейских.
   Кетрин отвезли в полицию. Нас особо никто не допрашивал. Да и сами мы в тот момент гораздо больше интересовались твоим здоровьем. После того как доктор, по его словам, сделал всё возможное, он сказал, что если ты переживёшь эту ночь, то всё будет в порядке.
   - Ты бы знала, как мы все за тебя испугались, - подала голос Мардж. - Особенно Тони. Он не выходил из твоей комнаты всю ночь. И только утром, когда опять пришёл доктор, мне удалось отправить его спать.
   - Возможно, его загрызла совесть? - со злостью в голосе проговорила я. - Ведь ты же рассказала ему то, почему она выстрелила?
   - Конечно, рассказала и не один раз. Вот только знаешь, я никогда не замечала у Тони проявлений совести...
   - Это не важно, - остановил наше размышления Алекс. - Важно другое. Через три дня после выстрела, к Энтони пришёл отец Кетрин. Кстати говоря, Ричард Освит, один из самых богатых и влиятельных людей в городе. И если бы Кетрин выстрелила в любого другого человека, и в любом другом доме, то дело бы сразу замяли. Но Тони тоже личность довольно весомая, а покушение было совершено на компаньонку его сестры, которую в городе, к тому же, считают их кузиной из Ирландии. Мистер Освит прекрасно это понимал, поэтому и пришёл к Тони только тогда, когда твоей жизни перестала угрожать опасность. Доктор в течение трёх дней не мог сказать точно, выживешь ты или нет. Поэтому, я сегодня сильно удивился, увидев тебя в добром здравии спокойно крадущуюся в сторону кухни. Ну да ладно. В общем, Мистер Освит просил Тони замять дело. Он пообещал, что отправит Кетрин жить в Америку, и что она больше никогда не появиться в Лондоне. Естественно свадьбы не будет. А в качестве компенсации Мистер Освит предложил Тони свою судостроительную верфь.
   - Я надеюсь, он отказался и Кетрин уже в тюрьме? - спокойно спросила я, почти уверенная в своей правоте.
   - Нет, - сказала Мардж. - Тони согласился. Ему не нужны были проблемы с Освитами. Да и скандала мы тоже смогли избежать. Теперь по официальной версии ты просто споткнулась и вывихнула плечо.
   После осознания последней фразы, меня окончательно накрыла обида и злость. Значит, Тони не только избавился от Кетрин, так ещё и разжился на целую судостроительную верфь. Одним словом выиграл по всем пунктам. Притом, что меня чуть не убили... А зачем он тогда приходил ночью? Или это всё был сон? Нет! Это однозначно был сон! В свете последних событий это просто не могло быть реальностью.
   - Как он мог... - только и смогла сказать я. Это лишний раз доказало, что я для Тони ничего никогда не значила. Даже самую малость. Честно говоря, на то, что Кетрин свободна и будет жить в Америке, мне было плевать. Я не желала ей зла. А вот то, что Тони повернул всё это дело так, как удобно ему, и извлёк максимальную выгоду, меня несказанно злило.
   - Кери, у него не было другого выхода. Я понимаю, что тебя данное стечение обстоятельств радует меньше всех, но что сделано - то сделано, - отозвался Алекс.
   - И, как понимаю, я теперь тоже должна всем, кто меня спросит говорить, что упала с лестницы, - со злостью уточнила я.
   - Да, - спокойно ответил Алекс.
   - А с чего он взял, что я буду покрывать его невесту, пусть и бывшую?
   В ответ на мои слова, Алекс прошелся по кабинету, достал из письменного стола Тони пачку документов и протянул мне.
   - Что это? - настороженно спросила я, поднимая на него ничего не понимающие глаза.
   - Посмотри. Я думаю, что ты в состоянии понять что это...
   Я взяла документы. Просмотрев первые несколько листов, вдруг осознала, как именно Тони решил перестраховаться на мой счёт.
   - Значит так, да?
   - Да, теперь ты собственник верфи мистера Освита. А я приставлен к тебе в качестве помощника, - подвёл итог объяснения Алекс.
   Я молчала, обдумывая ситуацию. Хотя здесь и так всё было понятно. Оставался только один важный вопрос: в каком состоянии сейчас дела на верфи. Хотя что-то мне подсказывало, что будь она процветающей, её бы так просто не отдали. Да ещё и Алекса ко мне приставили. Видимо Тони думает, что я просто переложу все обязанности на его друга, а сама просто буду тихо радоваться новой собственности. Но тут он прогадал. И судя по горящему взгляду и злорадной улыбке Мардж, союзник в новом занятии у меня уже есть.
  
   Глава 17. Приобщаясь к прекрасному...

Война полов ведется традиционным оружием.
(Станислав Ежи Лец)

  
   Холодный воздух бил в лицо, и промораживал руки даже сквозь толстую ткань перчаток. Волосы давно выпутались из-под шарфа, и свободно развивались по ветру. От долгой скачки по холоду глаза стали болеть и слезиться. Боковым зрением я видела своего соперника, с которым мы скакали вровень уже довольно долго. Ни один из нас не собирался уступать другому победу в этом маленьком пари.
   Сейчас моя белая кобыла всего на полкорпуса опережала жеребца Алекса. А впереди уже показалось старое поваленное дерево, служившее нам финишем. До победы оставался последний рывок. Пришпорив лошадь, я наклонилась ещё ближе к её шее, чтобы снизить сопротивление воздуха до минимума. Удары копыт о холодную землю барабанной дробью отдавались в голове. Напряжение нарастало.
   Во время таких бешеных скачек реальность для меня переставала существовать. Наверно только в такие моменты приходило ощущение полной свободы. Странное чувство... Ты как будто летишь! Причём летишь мимо времени, пространства, мимо самой жизни. Ощущение это прекрасно, но вот только увлекаться им не стоит. Могут быть негативные последствия для психики.
   Хотя моей психике наверно уже ничего не грозит. В свете последних событий у неё развился хороший иммунитет на внешние факторы. Всё-таки управление верфью могло либо меня в конец сломать, либо закалить нервы. Второй вариант оказался более подходящим.
   - Нет! - услышала я наигранное разочарование в голосе Алекса за своей спиной.
   - Да! - ответила я ему в том же тоне, останавливая свою кобылу за чертой финиша.
   Всё-таки мне несказанно повезло, что когда-то этот горе джентльмен встретился на моём пути. Сейчас я смело могла назвать его другом. Он и Мардж теперь стали моей семьёй. Моими самыми близкими людьми.
   Как ни странно, повеса Алекс, со своим противным характером и постоянной жаждой авантюр, оказался рассудительным человеком, обладающим не дюжим природным обаянием, острым умом и деловой хваткой. А ещё он был человеком чести и я ему полностью и безоговорочно доверяла. А моё доверие заслужить ой как не просто.
   - Вообще-то всё закономерно, - сказал Алекс, останавливая коня рядом со мной, - В прошлый раз выиграл я, в этот - ты. Мы квиты...
   - Помнится, в прошлый раз я проиграла тебе ужин с Мардж, - с улыбкой сказала я. - А сегодня ты проиграл мне своего секретаря.
   - Мэтью прекрасный работник. Ты уверена, что он согласиться работать на тебя?!
   - Алекс, дорогой, он уже согласился, нужно было только твоё разрешение...- проговорила я, очаровательно ему улыбаясь.
   - Таких работников как Мэтью Неш я никогда не встречал. Я бы ни за что не отпустил его, но долг есть долг. Я сегодня же сообщу ему, что с завтрашнего дня он работает в твоей конторе.
   - Только не стоит огорчаться по этому поводу, Алекс. Лучше придумай мне маленькую месть на нашу следующую скачку.
   - На это у меня будет, по крайней мере, пара недель, - задумавшись о чём-то, проговорил он.
   - А что, в следующее воскресенье мне придётся искать другого соперника? - удивилась я. Нашу маленькую забаву ни он ни я ещё ни разу не пропускали. Это было нашим маленьким развлечением, которое заменяло Алексу отсутствие в его жизни диких авантюр, а мне чувство свободы.
   - Вчера пришло письмо от Тони. На следующей неделе он будет в городе. И я должен буду передать ему дела, да и просто пообщаться с другом. Всё-таки его не было здесь почти полгода.
   Как ни странно новость о возвращении Энтони меня совсем не взбудоражила. Скорее даже повеселила. Я даже очень явно представила себе его выражение лица, когда он узнает, что мы с Мардж сотворили с той верфью, которой он купил моё молчание.
   А ведь после того, как он уехал, я не знала, что и думать. В голове была полная каша. Ведь в итоге оказалось, что настоящего Тони я никогда не знала. И при этом умудрилась почти по уши влюбиться в придуманного мной героя, обладающего его внешностью.
   В течении всего первого месяца его отсутствия я всеми силами старалась выбросить из головы все мысли и воспоминания о нём. Напоминая себе при этом, что этот фарс и его последствия, только моя заслуга. Я училась относиться к Тони только как к маркизу Дарленскому, и как к брату моей подруги. Училась о нём не думать. Приходилось постоянно контролировать ход своих мыслей и ни в коем случае не расслабляться. И было просто необходимо чем-то себя занять.
   И самым большим плюсом во всей этой ситуации оказалась верфь. А точнее то, что после первой недели изучения отчётов по её работе, я поняла, что дела плохи. И не просто плохи, а катастрофически ужасны.
   Спасти её можно было только путём больших вложений. И, по моим расчётам, её можно было не только спасти, но и поднять. Причём в довольно короткие сроки. В управлении верфью Алекс имел немногим больший опыт, чем я. Благодаря ему, и его педагогическому таланту, я быстро вошла в курс дела.
   Компания требовала вложений, и, причём не малых. Я порывалась продать дом, подаренный мне Джоном, и снять все свои накопления. По моим расчётам этого должно было хватить хотя бы для первого толчка. Но в дело вмешалась Мардж, предложившая использовать для реанимирования верфи её немалое приданое, в обмен на равноправное партнерство. На такое заманчивое предложение я с радостью согласилась.
   За прошедшие пять с половиной месяцев мы смогли превратить свою компанию из разваливающейся клячи, в прекрасного мерина, уверено несущегося по просторам бизнеса. Правда, пришлось полностью обновить штат работников, ведь предыдущие работать не привыкли... А ещё мне не малых усилий стоило доказать своему коллективу, что я их руководитель. И ключевым фактором их неприязни оказалось то, что я девушка, причем довольно молодая. Этого они никак не могли принять. И только через четыре месяца работы, трёх выполненных заказов, организации питания рабочих и подаренного им выходного, они, наконец, меня приняли. Это уже было огромной победой.
   Гораздо сложнее всё оказалось с клиентами. Ведь в вопросах бизнеса женщина была для них чем-то чуть меньше пустого места. Что несказанно раздражало, но ради блага компании мне пришлось смириться и на все переговоры таскать с собой Алекса, который к счастью был только за.
   Мардж на верфи появлялась редко, доверив ведение дел мне. Но наиболее важные вопросы мы предпочитали решать вместе. Я же пропадала в конторе с раннего утра и до позднего вечера, так как дел в этой растущей компании было просто уйма. Я утвердила на верфи один выходной день - воскресенье. Но для работников это было просто даром. Как оказалось раньше они вообще без выходных работали. И теперь каждое воскресенье мы с Алексом устраивали скачки в окрестностях города. Ставки были чаще всего шуточными, но бывало и нет. Вот сегодня я наконец-то выиграла себе помощника. Надеюсь, что этот мистер Неш быстро войдёт в курс дела.
   Честно говоря мне давно требовался кто-то вроде заместителя, потому что времени на решение всех вопросов катастрофически не хватало. А теперь уже бывший секретарь Алекса, был очень сообразительным парнем, причём я ни минуты не сомневалась, что он справить со всем даже лучше меня самой.
   - О чём задумалась? - услышала я голос Алекса. - Ты слышала, что я тебе сказал?
   - Про Тони? Да, - ответила я. - Жаль, что из-за этого придётся отменить нашу скачку.
   - Это единственное, что тебя волнует? - удивился Алекс.
   - Конечно. Ну, ещё то, что я до сих пор живу в его доме, хотя вверенных мне обязанностей почти не выполняю. Хотя жалованье мне платят исправно. И, исходя из этого, вероятней всего меня повторно попросят удалиться. Возможно не в такой грубой форме, как в прошлый раз, но всё же.
   - Вижу, ты ему ещё прошлый раз не простила, - усмехнулся Алекс.
   - А мне не чего ему прощать. Он, конечно, поступил тогда, как грубый эгоист, но в том, что так всё получилось, виновата только я. Не нужно было затевать эту игру в безымянных безродных подростков, и прятаться от Тони тоже было ошибкой. Да тогда всё было не правильно, - грубо выпалила я. А потом повернулась к Алексу и продолжила: - Знаешь, за что я не люблю девушек, женщин, да и вообще женский пол? За излишнее проявление эмоций. Если твоими поступками руководят эмоции, любого рода, то ты уже изначально проиграл. Есть, конечно, и мужчины, принимающие решения по тому же принципу. Но таких не много. На мой взгляд, в жизни важны холодная голова и здравый смысл. Кстати именно за эти качества я очень уважаю нашего маркиза.
   - Мне вот интересно, что больше повлияло на принятие тобой этой точки зрения: руководство верфью или само присутствие в твоей жизни Тони? Но судить не возьмусь. Я давно заметил в тебе одну интересную черту. Ты умеешь полностью отключать эмоции. Многие умеют их прятать, а тебе как-то удаётся просто от них отключаться. Но вот не боишься ли ты, что в один прекрасный день они просто не вернуться, не включаться...
   - Надеюсь, что такого со мной не произойдет, - сказала я, улыбаясь.
   - Я знаю, что так проще жить. Но поверь мне, жизнь полная эмоций значительно интересней. Вот скажи мне, когда ты последний раз была в театре?
   - Честно? Никогда... И не надо на меня так смотреть. Ну не довелось пока там побывать. Мне в своё время это компенсировали другие, не менее интересные вещи.
   - Ладно, верю,- отозвался удивлённый Алекс. - Но в таком случае, мы сегодня же вечером отправимся на спектакль. Мардж давно хотела, а я в компании двух прекрасных леди буду чувствовать себя королём.
   - Смотрите только, корону не уроните, ваше величество... - сказала я ему и, тронув лошадь, отправилась в направлении города.
   Ну что ж, значит идём в театр.
  
   ***
  
   Как и предполагал Алекс, Мардж восприняла идею с театром крайне положительно. А в том что, нашему другу удастся достать билеты на вечерний спектакль, никто даже не сомневался.
   Да, давненько мы не выходили в свет. Последний раз по-моему был перед рождеством. Тогда утраивали королевский бал, но почему-то это мероприятие показалось мне совсем не интересным. Может из-за назойливости некоторых джентльменов, может из-за всех этих традиций и светских разговоров не о чём, а может, потому что там не было Тони. Грустно признаваться, но из всех моих кавалеров на балах, мистер Свон был лучшим.
   Глубоко вздохнув, я поспешила отогнать налетевшие воспоминания. И без них было тошно.
   Когда вечером мы с Мардж спустились в гостиную, нас уже ожидал Алекс. Вообще видеть этого человека в строгом чёрном фраке было для меня дико. Нет, он выглядел просто шикарно. Но вот этот пережиток чопорности никак не ассоциировался у меня с Алексом, каким я его знаю.
   - Леди, прекрасно выглядите, - сказал он, обворожительно нам улыбаясь, и поспешил проводить до кареты.
  
   Уже проходя мимо огромного зеркала в холле театра, я со странным удивлением заметила, насколько гармонично смориться наша неправильная компания. Мардж в тёмно бордовом платье, я в тёмно синем. Обе элегантные, как никогда. Этакие строгие и, вместе с тем, скромные молодые леди на попечении очаровательного джентльмена.
   Сам театр представлял собой огромное здание, величественное и прекрасное, как внутри, так и снаружи. Он поражал высотой колонн, красотой лепнины, и огромными зеркалами. Здесь собирались исключительно сливки местного высшего общества, и сегодняшний вечер не был исключением. Дамы пестрили нарядами и дорогими украшениями. Сопровождающие их джентльмены, все как один в чёрных фраках, вели светские беседы. Это разномастное сборище, уже само по себе было спектаклем. Где каждый герой считал себя главным, и играл свою роль строго по заданному сценарию. Были, конечно, и те, кто сильно переигрывал. Но попадались и такие, кто, наоборот, старался скрыться от зорких глаз публики и критиков.
   Алекс знакомил нас с какими то людьми, чьи фальшивые улыбки и слова были настолько лицемерными, что становилось противно. Ни имён, ни титулов я не запоминала. А просто кивала в знак приветствия. Мардж же вела себя как-то совсем странно. Она мило улыбалась каждому из наших собеседников, вот только глаза её оставались холодными и злыми. Что-то мне подсказывало, что ей сие сборище нравилось не больше чем мне.
   Когда же мы, наконец, добрались до нашей ложи, и началось основное действие сегодняшней премьеры, я как будто отключилась. Сюжет, игра, да и сами актёры настолько поразили меня, что в реальность я вернулась, только когда опустился занавес.
   Само действие повествовало об огромной любви простого солдата и дочери короля. По сюжету всё данная история сопровождалась погонями, преследованиями, переживаниями, убийствами, и очень нежными и красивыми отношениями молодой пары. Жаль только, что счастливого конца у этой истории не могло быть по определению. В конце концов, молодой лейтенант отдал жизнь за свою любимую.
   Я в принципе никогда не страдала особой сентиментальностью, но этот спектакль вызвал в моей раненой душе такую бурю эмоций, что слёзы навернулись сами собой. Пришлось быстро брать себя в руки, и снова возвращаться в суровую реальность.
   После спектакля Алекс вызвался угостить нас ужином, на что мы с Марджери с радостью согласились. Нужный нам ресторан располагался в двух минутах ходьбы от театра, и казался его продолжением. Интерьер был схож, да и собирался здесь всё тот же уже известный нам контингент.
   Уже когда официант провожал нас к столику, я услышала за своей спиной женский возглас:
   - Алекс Митчелл! Собственной персоной! - и обернувшись увидела молодую девушку, чью руку сейчас галантно целовал наш друг.
   - Леди Мартина! - улыбнулся он ей. - Очень рад вас видеть. Разрешите пригласить вас отужинать с нами...
   - А знаете, Алекс, я согласна. Вот только, не будут ли против ваши спутницы?
   В ответ на это, Алекс взял девушку за руку и подвёл к нам.
   - Леди, разрешите вам представить мою хорошую подругу Мартину Грингорд. Мартина, познакомься, это мисс Марджери и мисс Кери.
   - Очень приятно, леди Мартина, - ответила я, улыбаясь и протягивая ей руку.
   Вот если до этой встречи эталоном красоты мне казалась Кетрин, то теперь я была вынуждена поменять своё мнение об идеалах. Кетрин обладала классической идеальной внешностью. Но Мартина выглядела куда более ярко. Чёрные как смоль волосы, крупными локонами опускались на спину, яркие синие глаза как будто светились, черты лица были на удивление правильными. В Мартине было то, чего никогда не могло быть у Кетрин. И, по-моему, это была душа.
   - Рада познакомиться, - ответила она, с улыбкой.
   - Присоединитесь к нам? - спросила её Мардж, у которая эта девушка тоже вызвала странную симпатию.
   - Если вы не будете против.... - скромно потупив взор проговорила брюнетка.
   Присев, за отведённый нам дальний столик, мы заказали ужин.
   - Марти, ты сегодня играла великолепно! В прочем, как и всегда! - восторженно проговорил наш спутник, обращаясь к своей знакомой.
   - Спасибо, Алекс. Твои комплименты всегда грели мне душу.
   - Значит, мне не показалось, и именно вы играли сегодня главную роль? - удивлённо спросила я, а Мартина скромно кивнула. - Вы на самом деле прекрасно играете! И сегодня в моём лице вы заработали ещё одну трепетную поклонницу.
   - Очень приятно это слышать, - ответила она с улыбкой, потом мельком взглянула на Алекса. - Мало кто знает, что своей карьерой я обязана Алексу и его другу Тони.
   - Это правда? - я удивлённо посмотрела на Митчелла, потом перевела взгляд на Мардж. Та с каждой минутой становилась всё мрачнее и мрачнее. Алекс тоже это заметил. Что-то мне подсказывало, что есть в этой истории то, что очень не нравилось моей подруге.
   - Нет, дорогая Мартина, за все свои успехи ты должна благодарить только себя. Наше с Тони участие в продвижении твоей карьеры было минимальным.
   - Если бы не вы, я бы никогда не увидела большой сцены. Даже из зрительного зала... Кстати, Алекс, я слышала, что он должен вернуться в ближайшее время. Это правда?
   - Да, он написал, что будет в городе на следующей неделе.
   - Передай ему, пожалуйста, что я буду очень его ждать.... - сказала она, лукаво сощурив глазки.
   - А давно вы знакомы с Тони? - наконец подала голос немного побледневшая Мардж.
   - Около четырёх лет. Когда мы познакомились, он был ещё совсем молодым мальчиком, но с жёстким характером и огромными амбициями... - ответила Мартина, будто погружаясь в воспоминания.
   Она говорила о Тони так, как будто он был для неё как минимум богом.
   Моё разбушевавшееся любопытство требовало подробностей. Но имела ли я на них право? Можно, конечно, позже разузнать всё у Алекса, но ждать совсем не хотелось.
   Возможность нарисовалась сама собой. Заиграла приятная мелодия и Алекс пригласил Марджери на танец. Я давно стала замечать, что отношение этих двоих к друг другу стало медленно превращаться из простых дружеских в какие-то другие.
   - Скажите, пожалуйста, мисс Кери, вы тоже знакомы с Тони? - спросила Мартина, вырывая меня из размышлений. Я даже не сразу сообразила, что она от меня хочет.
   - Да, пришлось когда-то познакомиться... - с сарказмом ответила я.
   - И мисс Мардж тоже?
   - Мисс Мардж, родная сестра этого самого Тони, - ответила я с мягкой улыбкой. Но заметив, как при моих словах заметно побледнела Мартина, спросила: - Вас это смущает?
   - Что вы, совсем нет... - ответила она, опуская глаза. Потом, как-то гордо вскинув голову, посмотрела на меня. - Теперь понятно, почему она на меня так злобно смотрит.
   - С чего вы это взяли?! К вашему сведению Марджери смотрит так почти на всех малознакомых ей людей, - ответила я, ободряюще улыбаясь девушке.
   - Нет, это совсем другой взгляд. Презрительный и оценивающий. Поверьте мне. Так на меня смотрит по меньшей мере половина Лондона, - с нескрываемой грустью сказала она.
   - Но почему? - я была искренне удивлена. - Как на такую талантливую актрису, да и просто очаровательную девушку, можно смотреть с презрением?
   - Моё прошлое ни для кого не секрет в этом городе. Я удивлена, что вы ничего не знаете об этой истории.
   - Я не так давно в Лондоне. Да и понятия морали у меня немного отличаются от местных жителей. Так что, если вы не против, то я бы с большой радостью её услышала. И уж поверьте, ни за что не стану вас осуждать.
   - Не знаю почему, но я вам верю, - с грустной улыбкой отозвалась она.
   Подошедший официант, долил в наши бокалы вина, и удалился. Мартина с грустью посмотрела в окно, и не поворачиваясь ко мне начала рассказ. Я ещё не знала подробностей, да и самой истории. Но мне было уже жаль эту бедную девочку. Отчего то сейчас она казалась самой несчастной на этой земле.
   - Я родилась в поместье родителей Алекса. Там же и выросла. Моя мать горничная, отца я никогда не знала. Сам Алекс так редко появлялся в поместье родителей, что первый раз я с ним столкнулась, когда мне было шестнадцать. Мать с детства внушила, что мне предстоит всю жизнь работать горничной, ну или поварихой, если повезёт. Я даже смирилась с этой мыслью. Но когда познакомилась с хозяйским сыном, поняла, что хочу большего. Хочу другой жизни. Алексу тогда было девятнадцать лет. Он постоянно рассказывал мне о больших городах, о ресторанах, ярмарках, театрах. И у меня появилась мечта... Потом он уехал, и моя жизнь вновь вошла в привычное русло.
   А через год, они приехали в поместье вместе с Тони. Я полюбила его с того самого момента, как увидела. Мне даже казалось, что это взаимно. Мы провели вместе несколько недель. Он стал для меня всем. Всей моей жизнью. И когда они с Алексом уехали, даже не попрощавшись со мной, я впала в меланхолию. Было обидно, было грустно, я корила себя за то, что позволила Тони больше чем должна была. И тогда я решила отправиться в Лондон. Решила, что буду играть в театре. Почему именно в театре? Да потому что Тони часто говорил, что такую красоту нельзя прятать, что моё место на большой сцене... - Мартина, наконец, отвернулась от окна. Музыканты как раз закончили играть одну мелодию, и сразу же перешли к следующей. Алекс и Мардж не спешили возвращаться за столик. Видимо в настоящий момент общество друг друга их радовало гораздо больше.
   После того что, я услышала, Энтони упал в моих глазах ещё ниже. Да как он мог? Она же была совсем ещё ребёнком! Видимо рассмотрев в моём лице сочувствие, Мартина продолжила:
   - Как-то рано утром я собрала вещи, взяла скопленные гроши, и отправилась покорять Лондон. До города я добралась в повозке торговца из соседней деревни. На дорогу ушло три дня, и мне пришлось отдать ему половину всех моих денег.
   Но когда пришла в театр, меня даже слушать никто не стал. А домой я вернуться уже не могла. Поэтому устроилась работать официанткой в одну дешёвую таверну, там же снимала комнату. Денег не хватало даже на еду. А через полгода такой жизни познакомилась с миссис Пинвирт, хозяйкой одного шикарного мужского клуба. Она и предложила мне жильё, работу и приличный заработок, но ради этого я должна была поступиться некоторыми своими принципами.
   В заведении миссис Пинвирт собирались благородные джентльмены. Они играли в карты, обсуждали дела, естественно, выпивали, и развлекались с женщинами. Это было нечто между борделем и игорным клубом. В тот момент я была вынуждена согласиться на такое предложение. Другого варианта заработать денег у меня не было. Да и израненной душе было всё ровно, с кем делить ложе, если единственный кого она любила, был для неё недосягаем.
   Первое время было очень тяжело. Я плакала почти каждую ночь, а потом смирилась. Клиенты у меня были не самыми плохими. Я бы даже сказала, что они были чуткими и внимательными. Они дарили мне красивые наряды, дорогие украшения, каждый обещал забрать меня из этого заведения. Но... Увы.
   А через семь месяцев моей работы там, я опять встретила Тони. Он заставил рассказать ему всю мою историю в подробностях. А потом велел собрать свои вещи и идти с ним. Это был последний день моей работы у миссис Пинвирт, - Мартина глубоко вздохнула. Как будто вновь переживала события того памятного дня. - Тони сказал мне, что во всём, что случилось со мной, виноват только он, и пообещал, что сделает меня счастливой. Он купил мне небольшой домик на окраине города, с его подачи меня взяли в театр. Он прожил со мной почти два года. Я даже думала, что он полюбил меня... Но нет. Он всегда только позволял себя любить, а я для него была не больше чем любовница. Ну и подруга.
   Он стал появляться реже, после того как в его жизни появилась Кетрин Освит. Я сразу поняла, что это и есть его будущая жена. Но даже когда об их помолвке было официально объявлено, он всё ещё приходил ко мне. Как-то раз, даже сказал, что и после свадьбы меня не бросит.
   - Мартина, прости, но зачем ты это терпишь сейчас?! - удивлённо сказала я. Для меня её рассказ стал таким открытием, о котором я даже не представляла. Но выводы я сделаю позже. Наедине с собой. - Сейчас ты прима театра. Я уверена, что и зарабатываешь ты достаточно, чтобы ни от кого не зависеть. Или тебе нравиться роль его любовницы?
   - Просто я его люблю...
   О да! Безоговорочная привязанность. Это уже диагноз.
   - Вы говорили, что не станете меня осуждать, - возразила Мартина.
   - Я и не осуждаю, я стараюсь вас понять... Простите, что заставила всё это вспомнить...
   - Я давно хотела с кем-то поделиться... рассказать обо всём этом. Кому-то, кто бы меня понял. Или хотя бы постарался понять... Мне почему-то показалось, что вам я могу доверять, несмотря на то, что вижу в первый раз. Хотя, я много о вас слышала. Ведь это вы теперь диктуете моду нашему городу? Легендарная Каролина Вебер?
   - Да, этим именем я подписываю свои эскизы... - скромно ответила я. - Но, я даже не предполагала, что вы могли обо мне слышать...
   - Ну что вы?! - удивилась девушка. - Про вас в городе ходят разные слухи. Говорят, что вы настоящая бунтарка. Что для вас устои общества ничего не значат, и что вы вышли из простого народа... Впрочем, как и я... Но ваши работы пользуются огромной популярностью среди элиты! И, я подумала, что мы с вами в чём-то похожи... Я решила, что вы не станете строго меня осуждать.
   - Я и не сужу вас... А общего у нас с вами гораздо больше, чем вам кажется... - ответила я, невольно вспоминая того, кого так долго пыталась забыть...
   ***
  
   Уже поздней ночью, когда нанятый экипаж вёз нас домой, я всё-таки задала Марджери вопрос, который мучил меня большую часть вечера.
   - Скажи мне, почему ты с такой неприязнью стала смотреть на Мартину, после того как узнала, что она знакома с твоим братом?
   Марджери ответила мне злым взглядом, как будто я спрашивала у неё это уже пятидесятый раз.
   - Кери, эта самая Мартина известна на весь Лондон как официальная любовница моего брата. Я могу ненавидеть её хотя бы за то, что в то время когда от меня отвернулся весь город, он был с ней. Он мог себе позволить жить, как ему хотелось, а я в это время была для всех персоной нон грата.
   - Марджери, но ведь сейчас же всё наладилось... - сказал Алекс, с нежностью глядя на мою подругу.
   - Сейчас - да. Ты прав. Просто встреча с ней напомнила мне мою злость на Тони, в тот момент когда я узнала, что он с ней живёт. А когда до меня дошли слухи, что он подобрал её в каком-то борделе, я была готова сровнять с землёй его, вместе с ней и со всем городом. И я обязательно напомню ему об этом, как только он вернётся.
   "Чую Тони ждёт очень тёплый приём", - злорадно подумала я.
   А что касается меня, то я сама была очень удивлена, что общение с любовницей Тони меня совсем не злило. Значит, мне всё-таки удалось выбросить его не только из головы, но и из сердца. Улыбнувшись своим выводам, я вышла вслед за Мардж из остановившегося возле нашего дома экипажа.
   Мардж и Алекс никак не могли попрощаться, тонко намекая, что им есть, что обсудить наедине. Я поспешила удалиться, но, уже подходя к лестнице, заметила свет под дверью кабинета Энтони. Решив, что Белинда забыла потушить свечи, я стала подниматься вверх. Но вдруг резко остановилась, услышав звук шагов. И звук этот исходил из помещения, где горел свет.
   Вооружившись кочергой, я медленно на цыпочках отправилась к кабинету, надеясь, что там всё-таки никого нет. Осторожно открыв дверь, осмотрелась. Вроде пусто. На столе две свечи. Задув одну из них, я буквально подскочила на месте, от звуков голоса в тишине.
   - Белинда, я же просил не гасить свет!
   Я резко развернулась, со второй свечёй в руке. Да так, что она едва не потухла. И как только пламя снова разгорелось, увидела прямо перед собой сияющие любопытством и удивлением ярко-голубые глаза, а потом и самого их обладателя.
   - Кери...- только и сказал он, выгоняя тем самым меня из состояния оцепенения.
   - Тони, мать твою, зачем же так пугать! - громко выпалила я, только потом осознала, кому и что я только что сказала. Да ещё и в каком тоне. А этот нахал только улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой, и, глядя с нежностью мне в глаза, сказал:
   - Прости, я не хотел... - и медленно забрал из моей дрожащей руки свечу. От его прикосновения по спине побежали мурашки, а я всё ещё не могла отвезти взгляд.
   Я свято верила, что выбросила его из головы? Была уверена, что он больше меня не интересует? Считала, что если запрещу себе о нём думать, то всё пройдёт? Чёрт из два! Одного его лёгкого прикосновения хватило для того чтобы жирной чертой перечеркнуть все мои старания.
   Ну как его можно не любить, когда он такой... Даже зная, что всё это притворство и иллюзия. Зная, что я для него всего лишь интересный экземпляр в коллекции. Я не могла. В этот момент я поняла Мартину. Ради Тони она была готова на всё. Может нам с ней открыть фан-клуб Энтони Свон? А что? Идея.
   Он сделал ещё шаг ко мне. Обнимая левой рукой за талию, притянул ближе. Он с такой нежностью смотрел мне в глаза, что в этот момент я была готова на всё ради него.
   Тони ласково провёл рукой по моей щеке, а потом, всё так же медленно и нежно забрал у меня кочергу, которую я, к своему же удивлению, всё ещё продолжала держать в руке. И только теперь, лишив меня и оборонительных средств и самообладания, поцеловал. А я не то чтобы не сопротивлялась, мне даже показалось, что сама стала инициатором. Чувства нахлынули с такой силой, что любой здравый смысл был теперь бессилен. Я таяла в его объятиях, и все мысленные преграды, которыми так долго старалась отгородиться от Энтони, рушились одна за одной. Сейчас во всём мире для меня существовал только он... Он был для меня этим миром... и всей вселенной.
   Я никак не могла насытица его поцелуями. Его запах, нежность кожи, голос, прикосновения...
  
   Осознание действительности вернулось в тот момент, когда я обнаружила себя лежащей на столе в полностью расстёгнутом и расшнурованном платье, опущенном до талии. Держалось оно в этот момент только на честном слове. Тони же в этот момент уже стягивал с себя рубашку.
   - Стой, - сказала я с ужасом осознавая, какую глупость чуть не совершила.
   - Кери... - он подошёл ко мне вплотную, пробежался губами по шее, а потом спросил: - Что-то не так?
   Я постаралась отодвинуться от него дальше, дабы не искушать себя. Да, я его хотела. Безумно хотела, но я не доставлю себе такого удовольствия. Не могу я позволить себе этого. Нет! И ему не позволю.
   Быстро спрыгнув со стола, я попыталась застегнуть платье, когда мои руки поймал Тони.
   - Скажи, наконец, что случилось? - мягко спросил он.
   - Кроме того, что я поняла, что идиотка - ничего!
   - Стой, не надо так говорить. Кери, я очень по тебе соскучился. Так что это я веду себя как идиот. Прости... - он помог мне застегнуть платье. Когда мой внешний вид стал хотя бы отдалённо соответствовать приличиям, я непроизвольно сделала шаг к выходу.
   - Как всегда спасаешься бегством? - с сарказмом в голосе, спросил Тони.
   Я остановилась.
   - Может и так, - ответила, не поворачиваясь к нему. - Только это глупая попытка. От себя нельзя убежать.
   - Тогда останься. Раньше тебя не особо пугало моё общество.
   - Оно и сейчас меня не пугает, - поворачиваясь к нему, сказала я, - Почти не пугает...
   - Я буду паинькой... обещаю. Останься, мы просто поговорим...
   - Интересно, почему я тебе не верю?! - сказала я, улыбаясь.
   Тони взял меня за руку и проводил к дивану. Наполнив два бокала вином, присел рядом со мной, а потом и вовсе улёгся на диван, положив голову мне на колени.
   - Так вот что означает фраза "быть паинькой"... - улыбнулась я.
   - Да... - улыбнулся он в ответ. - Мне так удобнее с тобой говорить. Так ты, по крайней мере, точно не убежишь.
   - Предусмотрительно...
   - Можно опять представить, что ты не знаешь, кто я, я не знаю, кто ты... - мечтательным голосом проговорил он.
   - Ага, а завтра ты опять припишешь мне кучу прегрешений и выгонишь вон?! Нет уж, спасибо.
   Я не удержалась, и запустила пальцы в волосы Тони. С того времени когда я делала так последний раз, они порядком отросли...Мне безумно нравилось пропускать между пальцами его тёмные шёлковые локоны, и наблюдать как он при этом медленно закатывает глаза от удовольствия. В такие моменты он казался мне простым парнем, обычным человеком... таким родным и близким, что меня начинало обволакивать всепоглащающее чувство безграничной нежности к нему.
   - Я, правда, соскучился по тебе... - проговорил он почти шепотом.
   - Знал бы ты, как я по тебе скучала. Может даже не по тебе, а вот по таким моментам...
   Сказав это, я тут же осеклась, вспоминая все обстоятельства сопутствующие событиям полугодовой давности. Как вспышки пронеслись в голове воспоминания, о моменте счастья, когда мы с Тони лежали на поляне, под лучами августовского солнца, и мир существовал только для нас двоих. Потом объявление о его помолвке. А теперь оказалось, что тогда же у него ещё и официальная любовница была. Как же паршиво ощущать себя не единственной, а одной из миллионов...
   Я как то вся напряглась при этих мыслях, что сразу же почувствовал Тони.
   - Может, скажешь, что тебя злит? - вкрадчивым голосом спросил он.
   - Уверен, что хочешь слышать?
   - Нет, но думаю, что должен...
   - В общем, ничего особенного, просто вспомнила наше с тобой общение, как просила тебя быть мне только другом... как ты меня не послушал... Твою солнечную поляну... Кетрин, Марти...
   Тони напрягся.
   - Кто тебе рассказал про Мартину? - в его голосе звучало удивление приправленое раздражением.
   - Не поверишь... она сама.
   - Но как?! - удивлённо спросил он, поднимаясь с моих колен.
   - Сегодня за ужином, в ресторане недалеко от театра. Толи под действием вина, толи от накативших эмоций, но она всё же решила поведать мне историю своего триумфально восхождения на большую сцену. Знаешь, мне её искренне жаль. Но она сама выбрала свой путь.
   - Я очень перед ней виноват... - только и сказал Тони.
   - Как ты можешь быть виноват в том, что она тебя любит, почти безумно...
   Он молчал. Сейчас я не видела его лица. Да даже если бы и видела, то не смогла бы по нему ничего понять. Этот человек умел мастерски скрывать свои эмоции.
   - Именно из-за любви к тебе она решила идти вперёд. Решила стать достойной тебя... Представь, какого ей знать, что ты с ней из-за чувства вины... Или ты её действительно любишь?
   - Нет... То, что я к ней испытываю это дружба, привязанность, симпатия, страсть...
   - Тебе её не жаль? - удивилась я. - Из-за тебя у неё просто не может быть другой любви. Мужа. Детей. Или ты готов дать ей всё это?
   - Давай поговорим о чём-нибудь другом, - попросил Тони с нескрываемым раздражением в голосе.
   - А что, правда глаза колит? - злобно огрызнулась я.
   - Просто ты лезешь туда, куда не стоит!
   - Простите, ваше высочество, это недопустимая оплошность с моей стороны, - проговорила я, вставая с дивана. - Впредь, буду вести себя сдержаннее.
   - Кери... прости, - сказал он, хватая меня за руку, и разворачивая к себе лицом.
   - Вы уж определитесь, кто я для вас, и как мне позволено с вами разговаривать.
   Он усадил меня к себе на колени, и уткнулся лбом в моё плечо.
   - Не уходи, пожалуйста... Побудь со мной ещё немного...- в его голосе звучала мольба, и мне пришлось собрать в кучу всю свою гордость, чтобы опять не сдаться ему.
   - В качестве кого, ваше высочество? - я поднялась и стала напротив него. - В качестве друга до первой неугодной вам фразы? Или в качестве любовницы, пока не появиться кто-то поинтереснее? Может мне лучше остаться просто компаньонкой вашей сестры? Это будет хотя бы честно...
   Он посмотрел на меня так, как будто только что воткнула ему нож в спину.
   - Чего ты сейчас от меня хочешь?! - со злостью в голосе, спросил он, вставая с дивана, напротив меня.
   - Знать, кто я для тебя! Если я вообще хоть что-то для тебя значу... Понимаешь, совсем не хочется повторить участь Мартины, которая стала ручным зверьком в твоих руках, - сказала я в том же тоне, что и он.
   - А ты считаешь, что тебе реально приручить?! - проговорил Тони, скептически приподняв бровь.
   - Искренне надеюсь, что нет! - грубо ответила я.
   - Может, стоит проверить?! - сказал он, и резко прижав меня к стене, грубо поцеловал.
   На этот раз поцелуй был для меня как наказание. Я старалась вырваться, но он крепко держал мои руки, а тело было плотно прижато к стене. В следующий момент он резко рванул за лиф платья, от чего все крючки, на которых оно до этого держалось, оторвались, и теперь сие одеяние медленно сползало на пол.
   Теперь его поцелуи стали нежнее, чувственнее, и превратились из наказания, в сладостную пытку. Он целовал шею, плечи, снова возвращался к губам, и в тот момент, когда я окончательно потеряла самообладание, резко отпустил меня и отошёл в сторону.
   Я медленно сползала по стене, стараясь вернуть себе ощущение реальности. Обхватив голову руками, представила себе, как сейчас всё это выглядит со стороны: я растрёпанная сидящая на полу в порванном платье, и Тони, напротив, на диване, вальяжно закинув ногу на ногу, попивая вино. Сразу было видно кто из нас хозяин ситуации.
   Я встала, и гордо вскинув голову, окончательно стянула с себя платье. Теперь я осталась в лёгком чёрном корсете и в нижней юбке в тон ему. Натягивать обратно платье было уже бессмысленно. Вид у меня был почти приличный, по крайней мере, на мой взгляд.
   Подойдя к Тони, я взяла со стола свой бокал.
   - У меня тост, господин Свон. Предлагаю выпить, за победу силы над разумом! - и, осушив свой бокал залпом, отправилась к выходу. - Платье можете оставить себе в качестве трофея.
   Он продолжал молча наблюдать за моими действиями. Уже у самой двери я остановилась, и посмотрела на него.
   - Спасибо вам, ваше высочество, за такой хороший урок. Поверьте мне, его я запомню на всю жизнь, - с этими словами я покинула кабинет.
  
  
   Глава 18. Заманчивое предложение, или как нарваться на неприятности.

Часто одной только смелости мало, нужна еще наглость.
(Станислав Ежи Лец)

  
  
   Все следующую неделю я старательно избегала встреч с Энтони. Нет, это было не спасение бегством. Просто не было желания снова попасть под его очарование и потерять остатки гордости и здравого смысла. Он явно дал мне понять, что всё может быть только так, как хочет он, а я лишь безвольная кукла в его руках. Поэтому я с ним и не встречалась, старательно придумывая, как же огородить себя от его влияния.
   Уходила из дома рано, возвращалась чаще всего за полночь, а то и вовсе пару раз ночевала в своём доме. Благо работы хватало, и было чем себя занять. Мне удалось заключить два договора на продажу судов, и ещё два на поставку продукции из Италии. На стадии доработки было ещё три сделки. Очень помогал мой новоиспечённый помощник. Этот мальчик, Метью Неш, оказался на редкость сообразительным. Он обладал прекрасным чутьём на хороших клиентов и выгодные сделки. И мы очень быстро с ним сработались.
   Пару раз за эту неделю на верфь заезжал Алекс, интересуясь, чем это я так занята, что пропускаю семейные ужины. Дважды приезжала Марджери. От её проницательного внимания не укрылось, что скрываюсь я именно от её брата. Она даже порывалась поговорить с ним, но я не позволила. Не хватало ещё, чтобы Мардж узнала причину, по которой я так тщательно избегаю встречаться с Тони.
   Дела верфи шли в гору. Благодаря нашим с Нешем совместным усилиям, планировалось через месяц восстановить и использовать все мощности этого предприятия. А если удача нас не покинет, то, уже через полгода, наша верфь станет самым крупным предприятием по перевозке грузов через море, во всей стране. Метью нравились его новые обязанности моего зама, а я была безумно рада, что могу переложить на него хотя бы часть своих забот.
   Было уже далеко за полночь, когда я, наконец, закончила проверять последние исправления в контрактах. На улице шёл проливной дождь, гремели молнии... Дежурный охранник помог мне влезть в наёмный экипаж, и с фразой: "Ох не жалеете вы себя, госпожа", захлопнул дверцу. А ведь и, правда, не жалею. Ни капельки. Со всеми этими делами по восстановлению верфи, я даже стала забывать, что это не мой мир, не моё время, даже страна не моя. Но за последние полгода так ко всему этому привыкла, что теперь в моей неугомонной голове поселилась мысль, что я должна была сюда попасть. Что это не случайность, а судьба. Хотя, всё возможно. Но... Что если завтра, или через неделю на пороге моего дома появиться Джон, и скажет, что нашёл способ вернуть меня обратно... Что я буду делать? Вернусь? Останусь? Тоже мне, дилемма... Не хочу сейчас об этом думать.
   Экипаж медленно остановился у ворот особняка Энтони. Расплатившись с возницей, я огляделась. Свет горел почти во всём доме. А если в такое позднее время все ещё на ногах, значит сегодня был очередной званный ужин, и мне в очередной раз придётся выслушать от Мардж, что я слишком много работаю... Вообще, мне давно стоит вернуться в свой дом. Там не придётся ни от кого бегать, есть тайком в своей комнате, уходить из дома пока все спят... Да, там мне будет очень одиноко, но вместе с этим, не придётся постоянно переживать, что я могу случайно столкнуться с Тони.
   Этого я боялась больше всего... ведь во время нашей прошлой встречи он наглядно доказал и себе и мне, что имеет надо мной практически безграничную власть. В его руках я невольно превращаюсь в безвольную куклу, которая, к тому же, готова была ради него на всё.
   Пройдя по узкой мощёной плитками дорожке, я постаралась войти в дом как можно тише. В гостиной кто-то играл на рояле, слышались весёлые мужские и женские голоса. Я тихо, на цыпочках, прошла к лестнице, и медленно поднялась на второй этаж. И только оказавшись в своей комнате, позволила себе вздох.
   Быстро стянула с себя пальто, а за ним и мокрое платье. Честно говоря, в дождливую погоду эти длиннющие наряды весьма были не практичны. Стоит пройти по улице всего несколько шагов, и подол становиться больше похож на кусок грязи... Вслед за платьем полетела нижняя юбка, схожая по чистоте со всем остальным. Благодаря заблаговременно разожжённому камину в комнате было очень даже тепло.
   Я зажгла несколько свечей на тумбочке возле кровати, и только сейчас обнаружила, что одно из кресел у камина повернуто к огню. А на журнальном столике возле него стоит поднос с едой. Наверно, моя заботливая Белинда принесла его сюда, когда стало ясно, что к ужину я не появлюсь. Обожаю эту девочку!
   Глядя на кусочки мяса на тарелке, я вдруг вспомнила, что последним приёмом пищи для меня был завтрак. Решив, что искать халат слишком долго, да и не зачем, я приземлилась в ближайшее кресло, в чём была и сразу же накинулась на еду.
   - Приятного аппетита, - услышала я голос Тони, и чуть не подавилась, а не до конца пережеванный кусочек застрял в горле, вызывая кашель. Придя, наконец, в себя я злобно уставилась на соседа по трапезе. Дура я дура, надо было сразу догадаться, что Белинда бы не стала двигать мебель в моей комнате, а если бы и стала, то несомненно вернула бы всё на место.
   - Могу я узнать, что вы здесь делаете? - грозно спросила я, сложив руки на груди. Весь мой дикий голод куда-то испарился.
   - Жду тебя... - спокойно ответил парень, взяв с подноса грозди винограда. Такой весь спокойный и уверенный в своей правоте. Этот его невозмутимый вид бесил меня больше всего.
   - Ночью, в моей комнате? - задала я очередной вопрос, грозно прищуриваясь.
   - А где, по-твоему, я должен был тебя ждать? Вы, мадмуазель, не присутствуете на ужинах уже неделю. Не исполняете обязанности по обучению мальчиков уже почти шесть месяцев, а компанию моей сестре вместо вас, почему-то составляет мистер Митчелл, - он говорил медленно, отчётливо произнося каждое слово. Весь его вид был спокойным и умиротворённым, но в глазах стояла дикая злость. Таким Тони я ещё не видела. Вот значит, как выглядит он, когда играет роль маркиза и главы семьи. Стало как то жутковато. Но ответ пришёл в голову незамедлительно.
   - Простите, ваше высочество, завтра же я покину ваш дом... - ответила я, стараясь говорить как можно безразличнее. Тони встал и прошёл по комнате. Его шаги в тишине казались ударами гонга. Я не решилась наблюдать за ним, полагаясь только на слух.
   - Ты уверена, что хочешь уехать? - раздался завораживающий шепот возле моего уха. Пришлось собирать в кучу всю свою силу воли, чтобы не позволить своему волнению выйти наружу. Говорить спокойно в этот момент я не могла, и, по этому, предпочла пока помолчать.
   Тони опустил руки мне на плечи, и жест этот был не столько нежный, сколько властный. Он явно напоминал, кто хозяин положения.
   - Я же знаю, что нет... - ответил он сам на свой вопрос. Его пальцы быстро пробежали по моим рукам до согнутых локтей, и так же легко вернулись обратно. От этого движения руки покрылись мурашками. - Потому, предлагаю тебе выгодную сделку...
   В голове мигом пронеслись тысячи мыслей со всеми возможными вариантами сделок, которые мне мог бы предложить Энтони, но когда я услышала, что именно он предлагает, меня переполнила злость.
   - Продай мне свою верфь... - тем же завораживающим шёпотом, проговорил Тони.
   -Что?! - крикнула я, вставая с кресла. - Ты в своём уме? Я посвятила себя всю этому делу, а ты предлагаешь мне просто его продать?! Да ни за что! - Я нервно мерила шагами комнату, борясь с диким желанием придушить Тони за такие мысли. А этот негодяй, тем временем, уселся в моё кресло, и с довольной, я бы даже сказала хищной, улыбкой наблюдал за моими метаниями.
   - Ты сейчас чертовски сексуальна... - сказал он, отстукивая по подлокотнику незнакомый ритм. И тут я опомнилась.
   Да уж, красотка, выдала...
   Оказывается я щеголяла по комнате будучи одетой только в нижнее бельё и чулки... Я же не думала, что здесь кто-то есть кроме меня, когда садилась ужинать...
   - О, ужас... - воскликнула я, хватая своё короткое пальто и быстро укутываясь в него, как в плед.
   Тони расхохотался.
   Мне стало ужасно стыдно. Казалось, что от смущения я покраснела вся целиком.
   - Зря, без плаща ты мне нравилась гораздо больше... - медленно проговорил он.
   - Какое ты имел право прятаться в моей комнате? - я сорвалась на крик. От злости всё смущение куда-то испарилось.
   - Такое, что твоя комната находиться в моём доме... - спокойно ответил он, но в голосе был лёд. Это осадило мою злость. Ведь он прав... А кто я в этом доме? Гувернантка? Нет... Я уже не помню когда в последний раз мне приходилось заниматься с мальчиками. Компаньонка Марджери? Тоже нет. Я всё своё время посвящаю верфи... Так кто же я? А главное, почему я до сих пор здесь?
   - Вы правы, ваше высочество, и, поэтому, я всё же должна уехать. О покупке верфи можете даже не мечтать... - сказала я спокойным голосом, присаживаясь на край кровати.
   - Не стоит тебе уезжать... - спокойно ответил он на мой выпад, а потом встал и медленно подошел ко мне. Теперь, когда он был совсем близко, и между нами оставалось каких-то несколько сантиметров, я опять начала медленно терять голову. - Если Мардж узнает о том, что было между нами в моём кабинете, а так же что ты щеголяла тут передо мной в таком соблазнительном виде, ты рискуешь стать для неё врагом номер один. А я не думаю, что тебе так не терпится потерять единственную подругу...- его голос стал вкрадчивым и завораживающе нежным. Что абсолютно не соответствовало смыслу сказанных им слов. - Так что... ты останешься, пока я не решу иначе. - Он нежно провёл рукой по моему обнажённому плечу. - А по поводу верфи... мы ещё поговорим, - Тони коснулся губами моей шеи. Следующая его фраза прозвучала уже нежным шёпотом мне на ушко: - И знай, если я что-то решил, то уже ни за что не отступлюсь от своей цели...
   После этого он вышел из комнаты, тихо прикрыв дверь. А я так и осталась стоять, не понимая абсолютно ничего и дико злясь на Тони и на саму себя...
  
   На следующий день в мою контору доставили пакет. Распаковав его, я обнаружила два экземпляра договора о продаже верфи. Моим злости и негодованию не было предела! Я же вроде ясно дала понять Тони, что ничего продавать не намерена! Я бы с радостью сразу порвала и выбросила эти бумажки, но вот только заявленная покупателем цена в три раза превышала стоимость компании на сегодняшний день...
   - Госпожа, это предложение даже более чем заманчивое, - сказал Неш, изучив документы. - Чтобы стоимость этого предприятия стала такой как указано в договоре, нам нужно работать в полную силу ещё как минимум три года. Я бы рекомендовал вам выяснить, почему мистер Свон готов столько заплатить за вашу верфь. Чую, что-то здесь не чисто.
   - Согласна с тобой, Метью, но я не хочу продавать верфь. В неё вложено столько сил, ещё столько планов нужно воплотить в жизнь...
   - Но цена, госпожа... - задумчиво проговорил парень. - На эти деньги можно купить почти любое предприятие в городе. Всё же верфь не самое подходящее место для женщины.
   - А мне нравиться! - я почти кричала. Мой помощник, видя, как сильно меня задевает перспектива продажи компании, предпочёл оставить меня одну, и быстро выскользнул за дверь.
   Я металась по кабинету, как разъяренный тигр по загону. Но больше всего бесил не сам договор, а то, что сегодня вечером, господин Свон пригласил меня на ужин, чтобы обговорить условия сделки. Встреча состоится в ресторане, в трёх кварталах от дома. Господин маркиз настоятельно рекомендовал мне быть там к девяти часам. Но кто бы знал, как я не хотела туда идти, как не хотела с ним встречаться, и уж тем более, разговаривать. Я не продам верфь и точка! Теперь для меня это дело принципа, и ещё, до жути любопытно в честь чего Тони предлагает такую высокую цену. Что-то мне подсказывает, что он уверен, что я откажусь, что позволит ему без зазрений совести, преступать к активным действиям. Мол, смотри детка, я хотел чтобы всё было по честному, но если ты против, тогда я буду вынужден действовать грязными методами...
   Это пугало. Такого противника как Тони, и врагу не пожелаешь, не то что себе. Он гораздо опытнее и хитрее меня. Так, может, стоит сразу отдать ему верфь и, тем самым лишить удовольствия от продолжения игры? Нет! Я не сдамся, пока есть хотя бы маленький шансик выйти из этой игры победителем! А самым противным было то, что я прекрасно понимала, что во мне говорит ущемленная гордость, и упрямство. Любой разумный человек с великой радостью согласился бы на такие выгодные условия. Может, всё-таки стоит подумать?
   Я села за стол, и налила себе чашку травяного чая. Правильно, такие серьёзные решения нельзя принимать под воздействием эмоций. Что ж. Значит сегодня вечером всё решиться... Так сказать, при личной встрече. Интересно, а Марджери в курсе планов своего брата, или мне придётся беседовать с ним наедине?
   Домой я приехала около шести, и сразу отправилась на поиски Мардж. Подругу я обнаружила её комнате, и как раз сейчас Белинда пыталась соорудить на её голове нечто сверхъестественное. Марджери постоянно ворчала, но всё-таки терпела.
   - Куда-то собираешься? - спросила я подругу, присаживаясь в кресло напротив неё.
   - Конечно... - Мардж смерила меня грустным и обречённым взглядом. - Или ты думаешь, что я уже второй час сижу здесь неподвижно, чтобы Белинду порадовать?
   - Теоретически, всё возможно... - я улыбнулась. В данный момент на голове моей подруги развернулись настоящие боевые действия. Начёсы, бигуди, завитушки, шпильки, ленты, заколки - сплелись здесь в бесформенное нечто. Но я-то знала, что через каких-то полчаса оно превратиться в очередной шедевр от маэстро Белинды, как мы с Мардж в шутку называли горничную. Мне иногда казалось, что она получает настоящее наслаждение, когда колдует над чьими либо волосами.
   - А разве ты не в курсе, что у нас с тобой сегодня деловой ужин с моим братом? - поворачивать голову Мардж возможности не имела, и, поэтому постаралась все эмоции выражать только голосом и глазами.
   - Вот как... - ответила я. Значит, это будет действительно деловой ужин. - А он сказал тебе о причине сегодняшней встречи?
   - Да, - ответила девушка, поднимая на меня глаза. - Но знай, все решения будешь принимать ты. Не зависимо от того чего буду желать я. Изначально это предприятие принадлежит тебе, а я лишь внешний инвестор. Хотя, Тони, несомненно, в курсе, что условно капитал мы делим поровну.
   - Мардж, а он не говорил тебе, зачем ему верфь? - спросила я.
   - Нет, - ответила подруга, безразличным голосом. - Но, думаю, это очередное предприятие в копилке его достижений. Знаешь, мне иногда кажется, что мой брат их коллекционирует, как марки или монеты.
   - И поэтому готов выложить за него сумму в три раза превышающую его стоимость? - я наблюдала, как Марджери медленно меняется в лице. - Нет, дорогая, здесь явно что-то другое. Чует моё сердце, твой брат замыслил какую-то авантюру. И для этого ему, во что бы то ни стало нужно лишить нас капитала.
   - Вот сегодня вечером мы всё это и выясним, - сейчас Марджери просто излучала решимость. - Кери, но ведь он не может обманывать собственную сестру.
   - Не знаю, Мардж. Я уже ни в чём не уверена.
  
   Оставшееся время до вечера пролетело как один миг. Но когда на часах было без пятнадцати девять, мы с Мардж, уже сидели в гостиной, в ожидании экипажа. В последнее время нам не часто удавалось выбираться по вечерам из дома, поэтому сегодня моя подруга решила выглядеть на ура. Кремовое платье с кофейного цвета отделкой, кстати, одно из моих старых работ, очаровательно сочеталось со смуглой кожей девушки, а её замысловатая причёска отлично дополняла образ.
   Я же предпочла сегодня ничем не выделяться. Простое тёмно-зелёное платье, строгая высокая причёска, и очень серьёзное лицо. Если для моей подруги сегодняшний вечер был поводом покрасоваться в свете, то для меня он был не больше чем один из рабочих моментов.
   А если совсем честно, я жутко волновалась. У нас с Тони в последнее время складывались далеко не дружеские отношения, и разговаривать с ним о делах, будет для меня не просто. Особенно если учесть, что он, несомненно, считает себя хозяином положения. На фоне его капиталов, амбиций и опыта, я казалась маленькой мышкой, которую он легко может прихлопнуть одним взмахом руки. Хоть и предпочитал более изощрённые методы. Но, не смотря на всё это, я должна бороться...
   К ресторану мы подъехали ровно в назначенное время. От такой пунктуальности стало как-то не по себе. Разве леди не обязаны опаздывать? Но Тони уже ждал нас за дальним угловым столиком, который был расположен за небольшой декоративной деревянной ширмой, а по бокам стояли четыре огромных раскидистых цветка, или даже дерева, своей листвой закрывающие сидящих здесь, от остальных посетителей. Судя по всему, в этом ресторане данный уединённый уголок считался чем-то вроде вип-места.
   - Добрый вечер, леди... - Энтони сегодня выглядел потрясающе, настоящий герой своего времени. Чёрный фрак, идеально белая рубашка, волосы зачёсаны назад, одним словом, истинный джентльмен. И только хищный взгляд светло-голубых глаз выдавал в нём того Тони, которого я знаю.
   - Добрый вечер, - отозвалась я. А Марджери просто смерила его задумчивым взглядом, и присела за столик. В тот же момент вокруг нас закружили официанты. В итоге весь стол был заставлен различными блюдами, салатами, закусками и канапе.
   - Итак, - спустя некоторое время, начал Энтони. - Вы, несомненно, в курсе, для чего мы здесь сегодня собрались... Кери, ты ведь получила свой экземпляр договора. Могу я узнать твоё решение? - он посмотрел на меня, как на глупого ребёнка. Нет, я просто не могу позволить ему забрать у меня верфь! Ни за что!
   - Сожалею, мистер Свон, но моё решение осталось прежним... - ответила я, стараясь изобразить самую милую улыбку, на которую только была способна. Выражение лица Тони не изменилось, только в глазах теперь было читалось чуть больше раздражения, хотя и это было почти не заметно. Но на секунду мне показалось, что он смотрит на меня как на глупое неразумное дитя...
   - Даже, несмотря на то, что я предлагаю вам за него сумму, в несколько раз превышающую его стоимость? - удивлённо проговорил он.
   - Да, - я старалась выглядеть уверенно. Но это становиться почти непосильно сложно, когда на тебя смотрят как на умалишённую.
   - Кери, ты понимаешь, что даже через несколько лет твоя верфь не будет столько стоить!
   - Тогда скажите, мистер Свон, почему вы готовы выложить за это предприятие такую баснословную сумму? - теперь мы с ним грозно смотрели друг другу в глаза. И, по сравнению с нашими взглядами, даже взгляды противников на ринге, показались бы нежными.
   - Скажем так, у меня есть на это свои причины, о которых вам, леди, знать совсем не обязательно, - он посмотрел на Мардж, а когда вновь обратился ко мне, его взгляд вновь стал цинично ледяным. - Но, я предполагал, что вы ответите отказом.
   Теперь я совсем перестала его понимать. В моей голове кружила тысяча мыслей, но ни одна из них не могла найти более ли менее логичное объяснение действий этого человека.
   - Мардж, помнишь, в детстве тебе очень нравился этот ресторан, - он обратился к сестре, и сейчас выглядел не как расчётливый бизнесмен, и даже не как маркиз. Это было простое обращение любящего брата к любимой сестре.
   - О, конечно, - Марджери расцвела в улыбке. - Помню, как меня поражали все эти замысловатые растения, а лестница... Все эти леди и джентльмены... А освещение!
   - А помнишь, как ты постоянно твердила, что была бы твоя воля, ты бы перекрасила стены в розовый цвет, и повсюду навешала бы разноцветнее бантики... - Тони улыбался. Марджери рассмеялась, вспоминая свои детские мечты.
   - Да... - глаза её горели. - Сейчас это кажется таким глупым.
   - Знаешь, я слышал, что хозяин этого заведения собирается переезжать в Америку, и, в связи с этим выставил ресторан на продажу... - проговорил Тони, с видом заправской сплетницы. - Так что скоро здесь всё измениться. А ещё, до меня дошли слухи, что некий джентльмен хочет купить это место и переоборудовать под элитный бордель...
   - Но, это же ужасно! - возмутилась моя подруга. - Как можно осквернить такую красоту, кто вообще на такое способен?
   - Это бизнес, дорогая сестра, - спокойно ответил Тони. - Все стремятся к наибольшей выгоде. А если сюда станут захаживать уважаемые и значимые люди, и, так сказать, проводить здесь свой досуг, это добавит к числу прочих выгод хозяина ещё и множество интересных знакомств и связей.
   - Как жаль... - расстроилась Марджери.
   - Но, ресторан ещё не продан, и, кстати, если бы сделка с верфью совершилась, то твоей доли вполне бы хватило не только на приобретение этого прекрасного заведения, но и на его капитальный ремонт и преобразование, - он сказал это как-то между прочим, но и мне и Марджери стало ясно, что именно эта фраза и была главной целью всего сегодняшнего вечера. Так сказать, это и был козырь, который великий шулер Тони, только что вытащил из своего рукава.
   - Но... - я понимала, что Мардж хочет сказать многое, но что-то ей мешает...
   - Если для тебя это настолько важно, - начала я, - ...мы можем продать мой дом, и выделить недостающую сумму из оборота верфи...
   - Боюсь, Леди, что этого не хватит, - возразил Тони, снова глядя на меня, как на полную идиотку. - И я не думаю, что вашей компании пойдут на пользу такие траты. Верфь только начала развиваться, и если вырвать из оборота столь значительную сумму, она попросту разориться.
   Я прекрасно понимала всё то, о чём говорил Тони, и даже была с ним согласна, но другого выхода из положения не было. Марджери молчала, обдумывая перспективы. Очевидно, что для неё этот ресторан стал бы основным занятием, возможно, любимым делом. Но чтобы помочь ей, я должна была продать верфь. А именно этого и добивается Энтони. Как же всё сложно...
   - Но, ты, как мой брат, мог бы стать совладельцем, и добавить мне недостающую сумму... - загадочным голосом проговорила Марджери, глядя на брата. - Я думаю, что это будет достоим вложением денег. Ты согласен со мной?
   - А я могу обдумать твоё предложение? - злобно отозвался Тони. Видимо такой поворот событий никак не вписывался в его планы. А я всеми силами старалась скрыть своё торжество. Марджери поступила сейчас как настоящий стратег. Мне безумно хотелось поаплодировать ей стоя. Ведь её предложение стало бы наилучшим выходом из данной ситуации. Но, что-то мне подсказывало, что Тони этот вариант никак не устраивал.
   - Конечно, братик, - Марджери очаровательно ему улыбнулась. - Ты даже не представляешь, как бы я была счастлива... И нам бы не пришлось брать недостающую сумму из активов верфи...
   С каждым её словом Тони становился всё мрачнее, но, что-то мне подсказывало, что он обязательно найдёт выгодный для себя выход. И я ещё пожалею о том, что отказалась от сделки с ним.
   - Добрый вечер, могу я присоединиться к вашей тёплой компании? - услышала я знакомый голос за спиной. А когда обернулась, чтобы подтвердить собственную догадку, хозяин голоса заговорщически подмигнул мне. О, как же я была рада видеть этого человека. Ведь действительно, если кому то и было под силу спасти сегодняшний вечер, то именно ему. Ведь только Алекс Митчелл всегда умел выворачивать в шутку, даже самый серьёзный конфликт.
   - Конечно, - ответил Тони. - Ты же знаешь, что за нашим столом, как и в нашем доме, тебе всегда рады.
   - О, боюсь, я не достоин таких привилегий, милорд... - он явно передразнивал Тони. А тот реагировал на явное нахальство, как на обычную шутку. Создаётся впечатление, что такая манера общения была у них в порядке вещей. Не зря же Алекс был и остаётся единственным настоящим другом нашего дорогого маркиза.
   - Садись уже! - улыбнулся Тони.
   - Простите если помешал вашей беседе, но я просто не смог больше мириться с тем, как накалялась обстановка за вашим столиком, - проговорил наш новый гость.
   - Алекс, ты же знаешь, что твоё появление способно творить чудеса! - ответила я, а Тони почему-то удивился.
   - Я вижу, за время моего отсутствия вы успели подружиться... - сказал он. И в его голосе было куда больше раздражения, чем позволяла светская беседа.
   - Да, - произнёс Алекс совершенно невозмутимым голосом. - Помнишь, я рассказывал тебе, что нашёл отличного партнера и соперника для своих воскресных скачек. Так вот, знакомься - Кери! - улыбка Алекса сейчас была настолько самодовольной, что мне едва удалось сдержать смех. А вот Тони, наоборот, выглядел сейчас очень злым. Я ни разу не видела, чтобы он смотрел на друга таким, откровенно угрожающим взглядом.
   - Вы что, каждую неделю катаетесь вдвоём? - теперь он обратился ко мне. И под его пристальным взглядом я невольно почувствовала себя маленькой девочкой, разбившей мамину любимую вазу.
   - Да... - ответила я. - Это прекрасно проветривает голову, да и вообще, воскресные скачки уже стали для нас традицией.
   - Я надеюсь, что у вас хотя бы хватило ума не делать ставки? - тон голоса Энтони стал откровенно угрожающим. Я уж было собиралась ответить, но Алекс меня опередил.
   - Конечно же, не хватило. Ведь без них теряется абсолютно весь интерес... - он проговорил это таким будничным тоном, что я и сама поверила, что наши скачки на желание, это вполне обычное светское развлечение. И чего это Тони так всполошился?
   - Могу я узнать, какого рода ставки вы используете? - медленно проговорил он.
   - Ой, Тони, это так забавно! - встряла в разговор Марджери. Её тон был весёлым, но что-то мне подсказывало, что Тони сейчас будет совсем не весело. - Представляешь, две недели назад Кери выиграла у Алекса его помощника, мистера Неша.
   - Что?! - это был крах. Таким нашего милорда я видела всего один раз, когда он кричал на меня в своём кабинете, при нашем официальном знакомстве. Злость его начала валить через край. По озабоченному лицу Алекса я поняла, что сейчас нас ждёт нечто ужасное. - Значит, ставкой в скачках у вас является желание?!
   - Тони, поверь мне, всё только в рамках приличий... - Алекс вмиг стал серьезным. Вся его весёлость испарилась, как будто её и не было. Около минуты они смотрели друг другу в глаза, но мне это время показалось настоящей бесконечностью.
   - Мы поговорим об этом позже... мой друг, - медленно проговорил Тони, отчётливо произнося каждое слово. - И тогда ты мне подробно расскажешь обо всех ваших играх...
   От этого тона по спине пробежали мурашки. Вот почему всегда, когда мы с Тони встречаемся, это обязательно заканчивается нервными срывами или скандалом? И даже Алексу не под силу что-то исправить в этой закономерности.
   - Может в это воскресенье нам прокатиться втроём? - предложил мистер Митчелл.
   - Я думаю, это было бы интересно, - ответил Тони. Голос его стал более спокойным, но злость и холод никуда не делись. Теперь они вдвоём смотрели на меня, видимо ожидая ответа. Да уж... Кататься с Тони наперегонки по весеннему лесу? Надеюсь, ему не придёт в голову прикопать меня под каким-нибудь деревом...
   - Я только за, но играть мы будем по старым правилам... - мой голос дрогнул. - Ставки обговариваются перед началом заезда.
   - Я вижу, дорогая Кери, вам до сих пор нравиться играть в игры... так сказать, по своим правилам... - сказал Тони, ледяным тоном. Все за этим столом знали историю нашего с ним знакомства, и этот намёк уловила не только я. Непонятно только для чего он сейчас об этом напомнил...
  
   Глава 19. Фиаско...

При каждом споре, в тот момент, когда мы начинаем сердиться,

мы перестаем бороться за истину и вступаем в спор уже за самих себя.
(Томас Карлейль)

  
   Не знаю почему, но я ждала от этого воскресенья чего-то грандиозного. Был страх, но вместе с ним присутствовал и жуткий азарт. Ведь возможность обыграть Тони, это уже достижение. Интуиция подсказывала, что сегодняшние скачки ещё не раз выйдут мне боком, но, отказаться от столь соблазнительной возможности позлить этого человека, было просто невозможно...
   Интересно, с каких пор я начала испытывать удовольствие от выведения из себя господина Энтони? Может это моя маленькая несознательная месть за все его прегрешения? Не знаю.
   К традиционному месту проведения заездов я подъехала в прекрасном расположении духа, чего не могу сказать о тех, кто уже ожидал меня под деревом.
   - Приветствую вас, мисс Вебер, - галантно проговорил Алекс.
   - И вам доброе утро, - ответила я. Тони же предпочёл ограничиться простым кивком головой. - Вы готовы обсудить ставки?
   - Боюсь, дорогая Кери, что сегодня я не смогу участвовать в гонке, - ошарашил меня новостью мистер Митчелл. - Мой конь умудрился потерять подкову, и теперь не сможет быть вам достойным соперником...
   Настроение резко упало. Всё совсем не так, как я планировала. Заезд один на один с Тони может быть чреват последствиями, особенно, если учитывать, что в последнее время ещё ни одна наша с ним встреча наедине не закончилась мирно.
   - Так что, Кери, придётся нам соревноваться между собой... - вступил в разговор Энтони.
   - Я уже это поняла, и даже придумала, что хочу получить от вас, когда выиграю... - ответила я.
   - Вы настолько уверены в своей победе?! - усмехнулся он. - Помниться мне, что раньше вам никогда не удавалось меня обогнать...
   - С того момента, сударь, я много тренировалась, да и лошадь у меня теперь более подходящая... - елейным голоском произнесла я.
   Всё не так! Мы уже начинаем пререкаться, а заезд ещё даже не начался...
   По лицу Алекса я поняла, что он полностью разделяет мои опасения, но сделать уже ничего не может. Нельзя же отменить заезд прямо перед стартом, особенно если для этого нет ни одной видимой причины. К тому же ни я, ни Тони так просто не отступят. А значит, остаётся только смириться.
   - Почему-то я догадываюсь, что ты хочешь получить... - проговорил господин маркиз. - Я почти уверен, что ты попросишь меня отказаться от покупки верфи...
   - Вы как никогда проницательны... - ответила я.
   - И знаешь, Кери, я согласен, пусть это будет моей ставкой, но только если ты согласишься с тем, что хочу получить я, в случае выигрыша... - его голос звучал настолько загадочно, что я уже почти решила отказаться от заезда, но любопытство всё же пересилило.
   - Так озвучьте же свои предложения... - я впервые решилась посмотреть в его глаза, но в них было столько злости и надменности, что мне показалось, что куда приятнее смотреть в бездонную пропасть. Она хотя бы так открыто не желает тебе свалиться с лошади и желательно прямиком в канаву.
   - Если выиграю я, то ты пообещаешь, что в будущем согласишься помочь мне. Примерно через месяц мне понадобиться твоя помощь, и ты должна будешь пообещать, что сделаешь это не зависимо от того как будешь ко мне относиться.
   - А... в чём подвох? - для меня никогда не было проблемой оказать кому-то помощь. Тем более если об этом просят и это в моих силах. Но тут явно были подводные камни... Или даже скалы. Тони в жизни не откажется от покупки верфи ради простого пустяка.
   - Никакого подвоха, просто мне на самом деле будет нужна твоя помощь... - ответил он.
   - А просто меня об этом попросить ты не додумался? - выпалила я. А Алекс рассмеялся. Ему видимо ещё не приходилось наблюдать наши перепалки. А я всегда, когда забывалась, по привычке начинала называть Тони на "ты".
   - Просто ты должна пообещать мне, что согласишься... Тебя устроят такие условия? - теперь он смотрел на меня с интересом, ожидая, что же я отвечу. Видимо моя помощь в будущем на самом деле была очень важна для него... Ну что ж...
   - Решено, - сказала я, протягивая руку Тони. Все наши ставки всегда закреплялись рукопожатиями. Это уже стало традицией. Он с улыбкой пожал мою руку, и мы переместились к импровизированной линии старта, которую Алекс так заботливо прочертил на земле какой-то палкой.
   - Напоминаю правила, - голосом опытного рефери проговорил мой друг. - Заезд состоит из одного круга, дорогу вы знаете. Друг друга не толкать, и не отвлекать, ну это я так, для общего развития повторяю, вы же у нас вроде порядочные... - судя по прищуру глаз, сам Алекс в этом сильно сомневался. - Я надеюсь на вашу честность. Финиш здесь, - Он указал пальцем на импровизированную линию. - Если вы готовы, то можем начинать.
   И как только он взмахнул рукой, мы дружно рванули с места.
   Я неслась на бешеном галопе, всё сильнее прижимаясь к шее Гретты. Так было проще не цепляться за ветки, и обеспечивало лучшую аэродинамику. Я чувствовала, что моя кобыла скачет на приделе своих возможностей, но Тони не отставал ни на шаг. Плечо к плечу мы преодолели почти всю трассу, и уже перед самым финишем, он подмигнул мне и рванул вперёд. Да с такой скоростью, что мне было за ним уже не угнаться... Я думаю, говорить о том, кто победил, будет лишним...
   - А теперь, Кери, повторяй за мной, - сказал Энтони, спешиваясь и подавая мне руку, которой я демонстративно пренебрегла. - Я, Кира Вебер, торжественно клянусь...
   Я посмотрела на него как на полного идиота, но мой взгляд не возымел никакого эффекта, так что пришлось повторять.
   - Я Кира Вебер, торжественно клянусь... - всё это было сказано таким разгильдяйским тоном, что Тони поморщился.
   - Будь же ты немного серьёзней... - сказал он. - А вдруг от этой клятвы сейчас зависит твоя жизнь... - И тут же опять принял позу священника на проповеди и продолжил: - ...торжественно клянусь оказать помощь Энтони Свону, по первому требованию, не зависимо от обстоятельств, как только он меня об этом попросит...
   Я смерила его мрачным взглядом, но всё же решила кивнуть и повторять за ним.
   - Торжественно клянусь оказать помощь Энтони Свону, по первому требованию, не зависимо от обстоятельств, как только он меня об этом попросит, - протараторила я.
   - Вот и умница, - проговорил он, глядя на меня как на несмышленого ребёнка. - Алекс, ты свидетель.
   - Да я это уже понял, - услышала я мрачный голос своего друга. Видимо влипла я на этот раз капитально.
   Но, как оказалось, с этого неприятности сегодняшнего дня только начались. Это была, так называемая разминка, перед настоящим фиаско.
  
   Вечером я спокойно сидела в своей комнате у камина, вырисовывая новую модель амазонки. Я старалась максимально повысить её комфорт. Правда, не шокировать при этом общественность оказалось достаточно сложно. Так вот, уже не первый час ломала голову над поэтапным "изобретением велосипеда", когда в мою комнату вошла Мардж. И по её лицу я сразу поняла, то, что она хочет сказать, мне жутко не понравиться.
   - Привет Кери... - проговорила она.
   Я не могла понять к чему мне готовиться. Марджери была одновременно и счастлива и грустна. Это её непонятное состояние никак не хотело поддаваться логике.
   - Я слушаю тебя... - проговорила я, одаривая её настороженным взглядом. - Только давай сразу выкладывай всю суть, а то, судя по твоему лицу, произошла катастрофа, но ты ужасно этому рада...
   - В какой-то степени так и есть, - она грустно улыбнулась и присела на край кровати. - В общем, я пришла посоветоваться с тобой...
   - По какому вопросу? - я отложила рисунки на пол и развернула кресло, чтобы видеть лицо Мардж.
   - В общем, Тони купил тот ресторан, в котором мы были несколько дней назад, и теперь предлагает мне поменять его на мою часть верфи... - она не смотрела мне в глаза. Ведь знала же, как я отношусь к этой идее. Но и осуждать Марджери я не могла. Ведь она с детства мечтала стать хозяйкой ресторана, и к тому же того самого.
   - Мардж, ведь ты уже всё решила... - проговорила я.
   - Да, но если ты против, то я всё отменю... - сказала она, и на глазах навернулись слёзы. И что я теперь должна ей сказать? Нет уж, ей я не скажу ничего, зато Тони меня выслушает... Злость нарастала такими темпами, что я стала бояться саму себя.
   - Мардж, а где сейчас твой брат? - я изо всех сил сдерживала себя, но это оказалось слишком сложно.
   - В кабинете, но он там не один! - крикнула Мардж мне вслед, но уже ничего не могло бы меня остановить.
   Дверь в кабинет Тони я открыла ногой, и с такой силой, что она едва не сорвалась с петель, естественно, что стучать перед этим я не собиралась. Этот гнусный интриган сидел за своим письменным столом, а напротив него стоял немолодой мужчина, и что-то записывал в блокноте.
   - Как ты мог?! - выкрикнула я.
   Хозяин дома смерил меня презрительным взглядом.
   - Как ты смеешь вламываться в мой кабинет? - злобно обратился он к нарушительнице своего покоя, в моём лице.
   - А как ты смеешь использовать свою сестру для достижения своих целей?! - сорвалась я. - Как ты смеешь покупать мою верфь за моей спиной?! Зачем она тебе вообще сдалась?
   - Выйди вон отсюда! - сказал Энтони, и вся его злость сейчас выражалась только во взгляде. Внешне же он был спокоен как никогда. Но я не собиралась покидать границ кабинета, пока его хозяин не выслушает всё.
   - Я, пожалуй, пойду, - сказал его гость, глядя на то, что выходить я никуда не намерена. - Думаю, что об остальном мы сможем поговорить с вами завтра...
   - Хорошо, Дейвис, - проговорил Тони, вставая со своего места, и провожая своего гостя до двери. Меня он при этом окинул таким презрительным взглядом, что я невольно отступила в сторону. - Прошу вас простить меня за то, что вы стали свидетелем столь ужасной сцены...
   - Можете считать, что я ничего не видел, - ответил гость.
   - Я был бы вам премного благодарен.
   Как только дверь захлопнулась, он медленно прошёл к дивану, и, наполнив свой бокал, посмотрел на меня.
   - А вот теперь, можешь высказывать мне всё, с чем пришла... - сколько в этом голосе гнева. Я даже не представляла, что моё внезапное вторжение способно так его разозлить.
   - Зачем тебе моя верфь? - я сделал несколько шагов, остановившись на безопасном расстоянии от своего собеседника.
   - Нужна! Так сказать, для коллекции.... - ответил он.
   - Для коллекции!? Тони, ты в своём уме!? - я уже не сдерживала крик. - Ты всеми способами вынуждаешь меня продать её тебе, потом хитростью выкупаешь часть, принадлежащую твоей сестре, и всё это для коллекции? Да ты ....
   -Что я, Кери?
   - Больной! - я буквально кинула это слово ему в лицо. - Ты же понимаешь, что мы не сможем вместе вести дела, и я почти уверена, что ты никогда не позволишь мне управлять верфью. А, следовательно, нам придётся договариваться!
   - Ты действительно считаешь, что мы сможем договориться? При этом, дорогая Кери, больна ты, а не я! - он встал и подошёл ближе. Всем существом мне хотелось отойти как можно дальше от него, но гордость не позволила. Он взял меня за подбородок, и пристально посмотрел в глаза. Сейчас его лицо было так близко, а во взгляде было столько злости, что меня начал захлёстывать страх. - Знай, же, дурочка, я никогда не позволю женщине управлять моими активами! Так что с завтрашнего дня управление верфью примет мой помощник! Ты, кстати, только что его видела, это мистер Джош Дейвис.
   - Только через мой труп! - прошипела я в лицо Тони. - Я буквально подняла её из руин, а ты решил, что можешь так просто всё у меня отнять?!
   - Да... - грубо прошептал он мне на ухо.
   - Нет, Тони, - я сделала несколько шагов назад, вырываясь из его плена. - Мы владеем верфью в равных долях, и если ты хочешь участвовать в управлении, то нам придётся договариваться... Хотя бы до того момента, пока мы друг друга не поубиваем.
   - Или пока ты мне не покоришься... - сказал он. По его выражению лица я поняла, что для него этот вопрос уже решённый.
   - А на это можешь не рассчитывать! - его самоуверенность только подливала масла в огонь. Я из последних сил сдерживалась, чтобы не наговорить ему гадостей.
   - У тебя не будет выхода, Кери, - проговорил он, подходя ближе. - Мышеловка захлопнулась и теперь ты уже никуда не сбежишь... - Резким движением он прижал меня к стене, и грубо впился губами в мои губы. Это был не поцелуй, а наказание. Его руки сильно сжимали мои запястья, но как только он понял, что выиграл, я резким движением залепила ему пощёчину.
   - Тварь похотливая! - кричала я вырываясь. - Ненавижу тебя! Отпусти! Ты только и можешь, что бесконечно доказывать мне, что ты сильнее! Я уже и так это поняла! Хватит!! Хватит уже меня мучить! - я не знаю, что он увидел в этот момент в моих глазах, но его хватка тот час же ослабла. Я окончательно вырвалась, и теперь стояла возле двери, потирая запястья.
   - Ты меня ударила... - тихо сказал Тони. - Живешь в моём доме, и при этом бросаешь мне в лицо, что ненавидишь меня... Оскорбляешь как тебе вздумается. Ты вообще можешь адекватно сообразить, что сейчас ты моя прислуга? Всего лишь гувернантка моих братьев! Я могу тебя выпороть, прямо сейчас, и ни кто мне ни слова не скажет. Ты вообще понимаешь, что я тебе не ровня?!
   - Знаешь, что я понимаю, - ответила я. - Что ты напыщенный зазнавшийся щёголь, у которого нет ни стыда ни совести! И, к твоему сведенью, я не твоя собственность и никогда ей не стану! И будь ты хоть королём, я бы всё ровно тебя не уважала!
   - Убирайся из моего дома, пока я тебя не убил!- крикнул маркиз. А сейчас он вёл себя именно так, как ему велел титул. - Живо! И чтобы ноги твоей здесь не было!
   - О-о.. Ваше высочество, история повторяется... - сказала я, направляясь к выходу из кабинета. - Мне иногда кажется, что вам просто очень нравиться меня выгонять. Поэтому вы, то вышвыриваете меня из дома, то уговариваете вернуться... - Нажав на ручку двери, я посмотрела на него в последний раз. Сейчас по его лицу было видно, что он жалеет о сказанном, но гордость никогда не позволит ему взять свои слова назад. Да и не зачем. Он уже доказал мне, что между нами такая пропасть, что не существует моста способного соединить её края. - Через час меня здесь не будет, а по поводу верфи... все вопросы будем решать в рабочее время.
   Я захлопнула дверь и быстро двинулась в свою комнату. Всё-таки собрать все вещи за один час, не так-то просто. Решив не заморачиваться, я просто покидывала всю одежду на большую простынь, и завязала её узлом. Получилась импровизированная котомка, поистине огромных размеров. Быстро скинув все документы, рисунки и побрякушки в большой чемодан, я оглядела комнату. Вроде всё... А если что-то и забыла, то Марджери обязательно мне передаст.
   Стоило мне вспомнить о подруге, как она появилась на пороге пока ещё моей комнаты.
   - Ты как? - спросила она, беря меня за руку.
   - Ты уже знаешь? - удивилась я.
   - Весь дом в курсе, - Мардж грустно улыбнулась. - Вы так кричали, что не слышать это было невозможно. Белинда уже попросила кучера подготовить карету. Он отвезёт тебя домой, - с минуту она помолчала, а потом продолжила. - Кери, это всё из-за меня, из-за моей глупой затеи с рестораном. Прости, я должна была догадаться... Но, мне показалось, что после возвращения Тони ваши отношения стали более тёплыми... Я... думала, что работая вместе вы сможете сблизиться.
   - Что?! - крикнула я. - Мардж, ты в своём уме?! Да твой брат видит во мне либо прислугу, либо препятствие к достижению его великих планов по монополизации всех местных производств! Его высочество никогда не снизойдёт даже до того, чтобы просто увидеть во мне человека. Я уже не говорю, девушку...
   - Прости, Кери... - на глазах Марджери навернулись слёзы. - Я, правда, хотела как лучше. Просто, я видела, как вы целовались...
   - Но когда? - моему удивлению не было предела.
   - Помнишь, в тот день, когда вернулся Тони. Мы с Алексом заметили свет из-под двери кабинета, и я решила заглянуть... Но то, что я увидела поразило меня настолько, что Алексу пришлось буквально вытягивать меня обратно.
   Я покраснела, представив, что именно могла увидеть Мардж.
   - Кроме поцелуев между нами никогда ничего не было! - сказала я. - Это правда, Марджери. И для твоего брата я лишь игрушка, или временное средство развлечения... - Теперь слёзы наворачивались и на моих глазах. Только сейчас нервное напряжение меня немного отпустило. - Мне пора ехать...
   - Я приеду к тебе завтра в семь... - проговорила девушка. - Мы с Алексом приедем...
   - Спасибо тебе за всё, - ответила я ей. - И не нужно себя винить. Ты ведь хотела как лучше, а в том, что ничего не вышло, виноваты только мы с твоим братом и никто другой...
   В этот раз я уходила красиво. Проводить меня вышли все, кроме хозяина дома. А он наблюдал мой отъезд из окна своего кабинета. Теперь я даже не представляла, как мы с ним будем управлять верфью. Но самым разумным было бы ему там вообще не появляться. А с этим Дейвисом, я как-нибудь справлюсь...
  
   Глава 20. Загадки Тони

Принять решение легче, если у вас нет выбора.
(Нарасимха Рао)

  
   В моём доме Аманда уже подготовила комнату, растопила камины и приготовила ужин. Судя по всему, заботливая Белинда каким-то неизвестным мне образом умудрилась сообщить ей о моём скором приезде.
   - Наконец-то вы вернулись, - сказала она, как только я перешагнула порог. - Здесь без вас было так одиноко...
   - Ну, теперь я точно вернулась насовсем... - сказала я. - Представляешь, меня опять выгнали! - Видимо на моём лице в этот момент нарисовалась такая идиотская улыбка, что Аманда поёжилась.
   - Если вы так этому радуетесь, то почему же сами не ушли? - удивилась женщина.
   - Были на то причины, но теперь, я можно сказать, опять свободна! - чую, что эта весёлость скоро превратиться в истерику. Значит нужно поскорее добраться до своей комнаты и просто побыть одной.
   - Вы уверены, что с вами всё в порядке? - она никак не хотела оставить меня в покое.
   - Да, но... я пожалуй пойду спать... А всё остальное утром, - я направилась в свою комнату, где наконец, за закрытыми на ключ дверями, лёжа на кровати лицом вниз, позволила себе расплакаться...
   Ах, Тони, за что ты мне? Что я такого сделала, что ты теперь меня преследуешь? И, я даже не уверена, что если продам ему верфь, он от меня отстанет. Да он просто откажется её покупать! Ведь гораздо выгоднее держать меня под колпаком, или на коротком поводке. И дешевле и интереснее...
  
   ***
  
   - Значит, вы и есть та самая Кери Вебер? - услышала я, незнакомый голос, и удивлённо уставилась на его обладателя.
   - Да, а вы, простите, кто? И что делаете в моём кабинете? - обратилась я к парню, застывшему в дверном проёме.
   - Эдвард, Эдвард Грин, - ответил тот, деликатно кивнув мне головой. В следующую минуту в кабинет вошли ещё двое: мой дорогой помощник, и вчерашний свидетель нашей ссоры с Энтони. - Я заместитель мистера Дейвиса. А он, с сегодняшнего дня официально назначен управляющем этой верфью.
   Ничего себе новости!
   - К вашему сведенью, я хозяйка данного предприятия, и без моего ведения здесь просто не могут происходить ни какие кадровые перестановки. Тем более, что я не собираюсь никому передавать бразды управления... - Я говорила спокойно и сдержано, и даже с приветливой улыбкой. - Так что, можете быть свободны.
   - Мисс Вебер, - вступил в разговор мистер Дейвис. - Его Высочество предупредил меня о том, что с вами могут возникнуть проблемы, но я думал, что, наоборот, вы будете рады, если управлением верфью займутся профессионалы... Ведь негоже молодой красивой леди всё время сидеть в четырёх стенах, и крапеть над документами...
   - Вы не поверите, но я получаю огромное удовольствие от того, чем здесь занимаюсь! Мне нравиться эта работа, и, если вы являетесь полномочным представителем нашего дорогого маркиза, то нам с вами придётся научиться работать вместе, - ответила я. От удивления брови мистера Дейвиса медленно поползли вверх.
   - Но, вы же девушка!? - отозвался он, присаживаясь на софу.
   - А разве это обстоятельство мешает мне быть просто умным человеком или талантливым руководителем? - удивилась я. - Если вы так думаете, то спешу вас огорчить, у меня есть образование и опыт. За последние шесть месяцев благодаря моему вмешательству, верфь почти полностью восстановила свои мощности, было заключено двадцать шесть новых контрактов, как на продажу судов, так и на доставку грузов, а прибыли выросли в двенадцать раз. И после этого вы думаете, что я сейчас просто встану и уйду?!
   - Нет... но... - ясно было, что моему оппоненту просто нечего ответить.
   - Ни каких "но", сэр, - сказала я. - А если вы не готовы поверить мне на слово, так я могу предоставить вам все отчёты, за указанный мной срок.
   - Мне сказали, что фактически верфью управляет мистер Метью Неш, - вступил в разговор мистер Грин.
   - Вообще-то, - ответила я, - мистер Неш мой помощник и заместитель, только последние две недели, а слухи, которые до вас дошли, были вынужденной мерой, так как не многие имеют желание сотрудничать с женщиной. Так что, фактически, все переговоры ведутся от лица Метью. А до этого, подставным лицом был мистер Митчелл.
   Грин и Неш переглянулись, и мой помощник неуверенно кивнул головой, подтверждая правдивость сказанного.
   - И что же вы предлагаете нам делать? - обратился ко мне мистер Дейвис. Его раздражение и недовольство ситуацией было очевидно для всех.
   - Я предлагаю следующий выход, - проговорила я, вставая с места и проходя к окну. - Мы распределим обязанности. Текущими делами верфи, как и прежде, будет заниматься Неш. Вам же, мистер Дейвис, я бы доверила поиск клиентов, переговоры с ними, и заключение договоров. Я же буду заниматься общим анализом работы верфи, искать пути совершенствования производства, и составлять план по увеличению прибылей. Как вам такой расклад?
   На несколько минут в кабинете повисла напряжённая тишина. И, отчасти, я понимала этого Дейвиса. К моему глубочайшему сожалению, в Англии нынешнего века женщина больше приравнивалась к мебели или какому-то аксессуару, нежели к человеку. А то, что представительница слабого пола может оказаться сообразительнее многих мужчин, было настоящим нонсенсом. Именно поэтому я и начала бой с наступления и своих фактических достижений. И, если этот мистер Дейвис является здравомыслящим человеком, то у него возникнет желание самому убедиться, в том, что я вру. И для меня единственный шанс - доказать ему обратное. А если честно, то и в двадцать первом веке не мало мужчин, считающих что женщина и бизнес - несовместимы.
   - В целом, я с вами согласен, но у меня есть два вопроса? - в кабинете, наконец зазвучал громкий голос представителя Энтони. - Как будут приниматься решения по особо важным и спорным делам, и уверены ли вы, что мистера Свона устроит то положение вещей, которое предлагаете вы?
   - На мнение Тони мне плевать! - ответила я. - А вот относительно вашего первого вопроса, предлагаю еженедельно, а если понадобиться то чаще, устраивать собрания, на которых каждый из нас будет отчитываться о том, что произошло за указанный период, и озвучивать свои идеи. Все важные решения мы будем принимать совместно, путём простого голосования. Ведь, как известно, четыре головы, лучше одной, а в споре иногда всё же рождается истина.
   - Я не уверен, что из этого что-то выйдет, но, если вам угодно, мы могли бы попробовать... - помолчав минуту, проговорил мистер Дейвис. А я не смогла сдержать довольную улыбку, потому что это была полная победа! Видимо мне сильно повезло, что этот Дейвис не является жёстким консерватором, а имеет весьма прогрессивные взгляды на бизнес и жизнь в целом.
   - А почему решения будут принимать только четверо? - вступил в разговор мистер Грин. - Ведь я тоже буду участвовать в жизни верфи. Меня, как и мистера Дейвиса, на эту должность назначил мистер Свон.
   - А я и не собиралась списывать вас со счетов, - ответила я. - Вы, с вашей прытью и наглостью, станете незаменимым звеном нашей цепи. Я бы даже поручила вам заниматься снабжением и закупкой необходимых материалов. Это было бы для вас приемлемо?
   - Вполне, - он очаровательно мне улыбнулся. - Но, в таком случае, кого вы не включили в совет?
   - Я думаю, что не стоит напрягать светлейшего маркиза решением столь низменных для его персоны вопросов... Мне кажется, что мы прекрасно справимся и без его участия. Ведь именно для этого он направил вас сюда?
   - Но я буду вынужден докладывать ему обо всём, что здесь происходит... - тихо произнёс мистер Дейвис.
   - И докладывайте, - согласилась я. - Я даже официально назначу вас управляющим, чтобы Энтони успокоился. Вот только на деле структура управления будет именно такой, как сказала я. А, в противном случае, можете сразу покинуть территорию верфи. Тогда дальнейшие разговоры я буду вести именно с Тони, а они ещё ни разу мирно не заканчивались, чему вчера вы, мистер Дейвис, стали невольным свидетелем.
   - Да уж.... - проговорил он, глядя на своего заместителя.
   - Я думаю, что ваше предложение можно назвать рациональным, - ответил тот.
   - В таком случае, мисс Вебер, прошу вас выделить мне кабинет, - Мистер Дейвис как-то по-отечески мне улыбнулся. - Будем сотрудничать.
   - Вот и отлично, тогда я прошу вас называть меня просто Кери. Так проще...
   ***
  
   С того момента жизнь на верфи потекла по-другому. Стала более размеренной и организованной. Я и сама не заметила, как пролетел месяц.
   За окном уже заканчивался Апрель, но до настоящего тепла было ещё далеко. Деревья постепенно покрывались зеленью, а весь город, точнее его женская половина, упорно готовились к предстоящему сезону. Скоро наступит долгожданный май, и весь Лондон погрузиться в череду балов и приёмов. Вообще светская жизнь здесь в это время года становилась достаточно разнообразной, но всё ровно, я бы не смогла жить как все эти аристократки. Ведь для этого нужно было соблюдать бесконечное количество правил, многие из которых давно себя изжили, быть всегда царственно надменной и при этом до жути вежливой. Следить за своей безупречной репутацией, не отставать от моды, и всегда быть в курсе последних сплетен. А ещё обязательно вышивать вместе с другими леди, профессионально играть на рояле и следить за прислугой. Ну и конечно - рожать детей.
   Мне бы никогда не удалось осилить столько сложнейших обязанностей!
   Я улыбнулась сама себе.
   Да! Иметь возможность быть собой - это величайшее счастье! И пусть многие считают меня сумасшедшей, мне на это глубоко плевать... Главное, что моя жизнь стоит гораздо шире всех тех рамок, которые мои "доброжелатели" надвигают на себя и окружающих.
   В открытое окно кабинета влетел прохладный порыв ветра, и я, поёжившись, сильнее укуталась в шаль. Да... Ни ноутбука тебе, ни кондиционера. Даже брюки на работу не наденешь! Повсюду цензура. А если из-под платья видно щиколотки - это вообще верх пошлости! И я здесь уже почти год...
   Как же быстро летит время.
   Джон так и не появился, может быть, вообще не существует возможности вернуть меня обратно, и он просто не желает сообщать мне об этом. Ведь знает же, что разозлюсь! Нет, нельзя терять надежду. Да и я сейчас не готова уехать. Теперь у меня есть смысл жизни здесь, есть своё дело, кстати говоря, вполне успешное.
   С приходом новых лиц, а так же после передела обязанностей, работа верфи стала ещё эффективнее. Всё-таки гораздо проще работать, когда каждый занимается своим делам, а не хватается за всё и сразу. К тому же, после первого же собрания, я, благодаря своим аналитическим способностям и опыту составления презентаций, сумела поразить даже мистера Дейвиса. Теперь он смотрел на меня как на что-то чудесное. Видимо ему впервые приходилось встречать "леди с мозгами", как он сам в шутку меня называл. А я отвечала ему, что он просто слишком долго не хотел замечать очевидного в людях... На что он лишь хмыкал. Всё-таки человека в возрасте, со своим устоявшимся мировоззрением очень трудно переубедить.
   Марджери исправно, три, а то и четыре раза в неделю посещала мой дом. Иногда она приезжала в компании Алекса, но чаще была одна. По её рассказам, Тони теперь даже вскользь не упоминает моё имя, а если сама Мардж начинает говорить обо мне, он старается быстро перейти на другую тему.
   А ещё, судя по всему, у моей подруги назревал серьёзный роман с мистером Митчеллом. Вот только Алексу совсем не на руку, что Мардж знает о большей половине его похождений и авантюр, и старается не подпускать его ближе, расстояния вытянутой руки. Чему, кстати, несказанно рад Энтони. Отчего-то перспектива увидеть Алекса собственным зятем, его совсем не радовала. Всё-таки, он слишком хорошо знал своего друга.
   Теперь, когда я спихнула на других добрую часть своей работы, у меня появилось куда больше свободного времени, которое я предпочитала, как и в былые времена, посвящать рисункам. Только вот теперь, помимо нарядов, я стала рисовать корабли. А что радовало меня ещё больше, на одном из советов было принято решение, воспользоваться моим эскизом при строительстве следующего судна. Благородные джентльмены даже предложили назвать его моим именем, что радовало вдвойне.
   Одним словом, тучи над моей бедной головушкой, наконец, разошлись, и вдалеке даже стала промелькивать перспектива светлого будущего.
   Улыбнувшись своим мыслям, я сделала глоток кофе и уже собиралась вернуться к анализу лежащих передо мной отчётов, как услышала глухой стук в дверь. Не дожидаясь ответа, незваный посетитель открыл её и, пройдя по моему кабинету нахально-вальяжной походкой, присел на кресло напротив меня.
   Я же в этот момент сильно раскашлялась, подавившись напитком, который от удивления устремился не в то горло.
   - Может тебе по спинке похлопать? А то ещё вдруг задохнёшься прямо здесь... - со злобой в голосе проговорил Тони. При взгляде на него, сердце предательски кольнуло. Неужели я успела соскучиться по этому человеку?! Я тут же поспешила затолкать эти мысли поглубже, к ним можно будет вернуться потом. А лучше вообще, удалить за ненадобностью...
   - Спасибо... Без тебя обойдусь... - кашель наконец отступил, оставив в горле неприятное першение. - Могу я узнать, что же заставило ваше высочество, дорогой маркиз, снизойти до личного визита в нашу плебейскую контору?
   - Если, дорогая Кери, у тебя проблемы с памятью, то буду вынужден напомнить, что половина этого предприятия принадлежит мне, - со злой улыбкой на устах проговорил мой гость.
   - Эта страшная мысль преследует меня каждую ночь в кошмарах, так что забыть никак не получается... - состроив гримасу блаженного сожаления сказала я. - И всё-таки, зачем ты пришёл? Ой, прошу меня извинить, ваша милость, за мою несдержанность. По какому поводу мы имеем честь лицезреть ВАС в нашем скромном заведении? Так ведь правильнее?
   - А может ты перестанешь паясничать, и мы просто поговорим? - предложил он.
   - У нас ещё ни разу не получалось поговорить спокойно, думаете, сейчас удастся? - ответила я.
   - А просто спокойно выслушать меня, не перебивая, ты в силах? - спросил Энтони. Сейчас он был как никогда похож на того, кого я знала под именем Лео. Осознание этого произвело на меня эффект восьмибального землетрясения. И видимо, это в полной мере отразилось на моём лице, вызвав при этом смех моего гостя. - Да не пугайся ты так. Я ведь тоже могу быть хорошим. Тем более, что то, что я собираюсь тебе сказать - очень для меня важно. Только прошу, не перебивай, ладно? - Мне пришлось просто кивнуть, потому что дар речи, пока отказывался ко мне возвращаться.
   - Ты в курсе, что через десять дней в Дувре должны состояться переговоры, относительно одного крупного контракта. Нам предлагают заняться перевозкой целого ряда товаров, производимых на территориях Индии, Франции и Америки. Наш предполагаемый клиент очень крупный предприниматель. И нам несказанно повезло, что он не хочет пускать свои корабли в Англию, а предпочитает пользоваться услугами сторонних перевозчиков. И так как сделка очень крупная, мы должны лично встретиться с мистером Кренто, ведь он едет к нам из Франции сам, а не присылает представителей. Следовательно, Кери, мы поедем туда с тобой вдвоём.
   - Стоп, - ко мне, наконец, вернулся дар речи. - Прости Тони, но я не могу покидать Лондон. Даже на короткий срок. Можно сказать, что от этого зависит моя жизнь. И, я не вижу ничего предосудительного, если в Дувр ты отправишься, к примеру с мистером Дейвисом. Это будет вполне логично. К тому же, я совсем не уверена, что присутствие женщины на столь важных переговорах может положительно на них повлиять...
   - В том-то и дело Кери, что я могу поехать только с тобой. Может, то что я сейчас скажу, потешит твоё самолюбие, но в этом деле я могу доверять только тебе... - ответил он, спокойно глядя мне в глаза. - Можешь сколько угодно ухмыляться, но я говорю правду.
   - Ты уверен, что здоров? - спросила я. - А то лично я совсем перестала тебя понимать.
   - Да, Кери, я здоров, и, повторяю второй раз, я тебе доверяю. Почти как самому себе. Или, ты хочешь сказать, что мне лучше этого не делать?
   - Тони, мне несказанно льстят твои слова, но мне правда нельзя сейчас покидать Лондон... - я была непреклонна. - И когда это я успела заслужить твоё доверие?
   - Ещё в те далёкие времена, когда я был для тебя простым парнем по имени Лео, если ты конечно ещё об этом помнишь... - задумчиво проговорил он, окончательно сбив меня с толку.
   - С тех пор слишком многое изменилось... - ответила я.
   - Но только не ты... - он улыбнулся. - Твои принципы остались непоколебимы. Да и к тому же, ты поклялась при свидетеле, что обязуешься помочь мне, когда я тебя об этом попрошу. Так вот, пришло время платить по своим долгам.
   Я откинулась на спинку стула, понимая, что все пути к отступлению закрыты. Вот она, подстава! А я только начала радоваться жизни...
   - Ладно, я согласна, - в моём голосе звучало смирение. - Надеюсь лишь, что эта поездка не займёт много времени. Мне, правда, жизненно необходимо постоянно находиться в пределах города.
   - Это ещё почему? - удивился Энтони.
   - А это, мой друг, совсем не твоё дело...
   - Друг? - удивился тот.
   - Простите, ваше высочество, оговорилась...
   Разговор опять стал принимать для нас опасное положение, и его следовало как можно быстрее закончить. И, к моей глубочайшей радости, Тони тоже это понимал, и, видимо, поэтому решил удалиться.
   - Ладно, мне, пожалуй, пора, - сказал он. - О подробностях поездки сообщу позже. Но, скорее всего, выехать нам нужно будет за три дня до назначенной встречи. Чтобы мы могли к ней, как следует подготовиться. А значит, рассчитывай, что в следующую среду утром мы выезжаем.
   - Хорошо... - проговорила я, а после того как мой собеседник покинул кабинет, я бессильно откинулась на спинку кресла, обдумывая ситуацию.
   Итак, всё в принципе не так уж и плохо, если только не считать, что если Джон объявиться в моё отсутствие, то я могу лишиться своего единственного шанса на возвращение домой. А этого никак нельзя допустить. Но и не поехать я не могу, ведь обещала...
   Так, насколько я поняла, на дорогу у нас уйдёт около двух дней, это если учитывать, что нам придётся тащить с собой карету. Но, в случае чего, весь путь возможно преодолеть и за день, правда при этом придётся сменить не одну лошадь... А ещё, можно положиться на волю случая и просто получать удовольствие от путешествия. Вот только Тони вряд ли позволит мне расслабиться. Чувствую, эту поездку я запомню надолго...
   Вообще то, Энтони, несомненно, прав. На переговорах по заключению столь крупной сделки должны присутствовать оба совладельца. Но есть одна, но большая загвоздка, Тони принадлежат ещё как минимум три верфи, и это только из известных мне, а такой выгодный контракт будет заключён именно с нашим общим предприятием. И от этого ещё интереснее вопрос, для чего ему меня с собой тащить? Ведь сам бы он справился гораздо лучше...
   Значит, во всей этой истории есть подвох, вот только в чём именно он заключается, мне только предстоит выяснить. И ещё, насколько я знаю, предложение о сотрудничестве с мистером Кренто выдвинул Дейвис, сразу после своего появления здесь. И, я смею предположить, что предварительная договорённость была уже тогда, этим и объясняется повышенный интерес Тони к моей верфи. Но, в таком случае назревает только один вывод, мой дорогой маркиз не хотел светиться перед новым компаньоном, держу пари, что наш загадочный мистер Кренто даже не подозревает о том, кто мой новый совладелец... А значит, здесь присутствует какая-то подстава. Хотя... Все мои выводы беспочвенны и больше напоминают паранойю. Но я не могу поверить, что Тони абсолютно бескорыстно решил поделиться со мной прибылью от столь крупной сделки. Это больше похоже на анекдот!
   Догадки, догадки, и не одной более ли менее здравой мысли. Возможно, мне просто нужно подождать и всё откроется само собой? Вот только, как бы не было слишком поздно...Ведь чую же пятой точкой, что я просто нужна Тони как прикрытие. Вот только для чего?
   Всё! Хватит! Работать я сегодня уже точно не смогу, так что лучше поехать прокатиться... За одно и голову проветрю. Думаю, что Алекс не откажет мне в компании.
  
   Глава 21. Греция.

Не говори своему другу того, что не должен знать твой враг.

(Артур Шопенгауер)

  
   Я даже не сомневалась, что обнаружу мистера Митчелла в новом ресторане Мардж. В последнее время для него вошло в привычку ежедневно мозолить глаза моей подруге, под предлогом помощи. И это притом, что всё, на что был способен этот барон, это высказывать своё независимое мнение, о размере лепнины или цвете штор. Сначала Марджери стойко терпела все его выпады и критику, но, как и следовало ожидать, на долго её терпения не хватило. И в один прекрасный день, она просто выставила его за дверь, закрыв оную на ключ изнутри. И, как ни странно, Алекс, ни только не обиделся, а даже наоборот, понял все свои ошибки и уже на следующий день пришёл к Мардж с повинной. И с тех пор стал оказывать реальную помощь. Если, конечно, сопровождение новой хозяйки заведения во время похода по магазинам для выбора новой мебели и тканей для ресторана вообще можно назвать помощью. Хотя торговался он не плохо.
   Иногда я задавалась вопросом, на чьи деньги вообще этот повеса живёт? Ведь я ни разу не слышала, чтобы он хотя бы вскользь упоминал о работе или о прибылях... Да, он занимался управлением предприятиями Тони в его отсутствие, но своих собственных - не имел. Я, конечно, знала, что его отец является не последней фигурой в городе, да и о том, что большая часть капиталов этой семьи вложена в железную дорогу. Но разве может взрослый мужчина заниматься лишь тем, что всеми силами стараться разнообразить свой досуг? И посмотрев сейчас на Алекса я поняла - может. Ещё как...
   - Кери! - услышала я голос Мардж. Как раз сейчас она вместе с группой молодых парней, судя по всему, официантов, натягивала штору на очередную гардину. Кстати все мальчики были на диво симпатичными. Такое чувство, что Мардж сама занималась подбором персонала. А одного взгляда на Алекса мне хватило, чтобы понять, почему он всё время проводит здесь вместе с Мардж. Всё просто - элементарная ревность. А самое противным для него было то, что он, по сути, не имел на Мардж абсолютно никаких прав. Да уж. Мне даже стало его немного жаль...
   - Добрый день, - ответила я, оглядываясь по сторонам. Мардж решила оформить ресторан в греческом стиле. Теперь всюду были колонны, статуи девушек и юношей в туниках, здесь даже был фонтан, очень причудливой формы. Зал был оформлен в зеленовато-голубых тонах. В одной его части вместо стульев появились мягкие диваны в сочетании со столами из гладкого белого мрамора. В другой - повсюду стояли составленные в одну кучу плетёные стулья. Всё это многообразие дополнялось составленными в углу огромными комнатными цветками в горшках, которые своими размерами больше напоминали деревья. А в совокупности - настоящие джунгли.
   - Ты прости, что не могу уделить тебе много времени, - сказала подруга, продолжая нанизывание шторы, - Просто до открытия осталось только три дня, а у нас совсем ничего не готово.
   - Мардж, но ведь совсем не обязательно делать открытие таким массовым... Ведь этот ресторан в любом случае будет пользоваться популярностью... - сказала я.
   - Я ведь уже говорила тебе, что суббота, лучший день для открытия, тем более, что в этот день в театре премьера, и я уже пригласила всех после неё сюда. Кстати спектакль будет тоже на тему древней Греции, так что, тематически у нас всё очень хорошо сочетается, - она буквально светилась в предвкушении. Сейчас Марджери жила только одной мыслью, и вряд ли что-то вообще могло помешать моей дорогой подруге, воплотить её в жизнь.
   - Значит, ты хочешь собрать здесь после премьеры и актёров и зрителей? - уточнила я.
   - Именно, - ответил Алекс. - Она хочет триумфа, оваций! И, представляешь, даже решила разыграть собственное представление.
   -Да? Я бы хотела на это посмотреть...
   - Боюсь, что не получиться, - усмехнулся Митчелл, И по его коварной улыбке я поняла, что то, что он скажет дальше мне точно не понравиться.
   - Это почему же? - опять любопытство. Ведь чувствую же, что спрашивать не стоит.
   - А потому, что тебе уготована в этом чудо - спектакле главная роль, - сказал он и дико рассмеялся.
   - Мардж... - я повернулась к подруге, но она упорно делала вид, что очень занята рассматриванием абсолютно гладкой гардины. - И когда ты собиралась мне об этом сказать?
   - Честно? За день до открытия... - ответила она. - Просто в этом случае ты бы точно не смогла мне отказать...
   - Да вы что, сегодня всей семьёй сговорились втягивать меня в авантюры и использовать по своему усмотрению?! - да, я злилась. Да, нервничала. Да, и вряд ли кому-то понравилось бы чувствовать себя марионеткой. Как хочу - так и верчу...
   - Кери,- Марджери всё-таки спустилась со своего насеста и, подойдя ко мне, взяла за руку. В этом жесте было столько мольбы и раскаяния, что я сдалась. - Вот я так и знала, что тебе это не понравиться. Но никому другому я просто не смогу доверить столь ответственную роль.
   - А я могу хотя бы подумать? - под действием лучезарной улыбки моей подруги я медленно начала успокаиваться. Что-то я в последнее время часто нервничаю. Да мне в своём веке постоянной беготни и стрессов жилось куда спокойнее.
   - Конечно, - ответила Мардж, а в глазах блеснул огонёк уверенности. Вижу, что она ни капли не сомневается в том, что в итоге я соглашусь. Видимо она уже хорошо изучила мой характер. Ладно, что ж поделать. Но ответ я всё ровно дам ей только завтра. Пусть хоть для вида немного помучается. - А когда ты говорила по мою семью, кого ещё ты имела ввиду?
   - А ты угадай с трёх попыток... - я присела рядом с Алексом и теперь всем видом изображала из себя мудрую деву, загадавшую бедной Марджери непосильную загадку.
   - Знаешь, если рассуждать логически, то получается, что это не может быть ни Марк, ни Джонни, по той причине, что оба они имеют право покинуть место обучения только в воскресенье. Но, если предположить, что это был мой Энтони, то сейчас у тебя должно было бы быть присквернейшее настроение, а у него мрачный вид и пара новых царапин. Но, он заезжал сюда всего полчаса назад и выглядел очень даже довольным. Так что, дорогая Кери, я просто теряюсь в догадках...
   - Да уж, - рассуждения Мардж меня изрядно развеселили. - Но, как ни странно, это был именно Тони, а что ещё более удивительно, он просил меня ему помочь...
   В повисшей тишине сначала послышался звон разбитой кружки, которую моя подруга секунду назад позаимствовала у Алекса. А потом дикий хохот последнего.
   - Больше никогда так не шути... - медленно проговорила Мардж. - А даже поверила тебе... Жуть...
   - Так я и не шутила вовсе, - ответила я. - Ему на самом деле нужна моя помощь, и более того, ему нужно, чтобы мы с ним вместе отправились в Дувр на переговоры с нашим потенциальным клиентом, причём, весьма крупным.
   - И ты согласилась? - спросил Алекс. Сейчас он выглядел гораздо бледнее, чем обычно. Видимо даже для него подобный поворот событий был весьма шокирующим.
   - Я была вынуждена это сделать, а о причинах ты знаешь не хуже меня. Ведь сам же выступал свидетелем моей торжественной клятвы, - я старалась говорить как можно более безразлично. Но сам факт, что ребята были настолько удивлены, меня сильно пугало. - А почему это вызвало у вас такой шок? Ведь не произошло же ничего из ряда вон выходящего...
   - Боюсь, что ты не права, - ответил парень. - Энтони Свон, просящий о помощи - это не то чтобы шокирующее, а просто нереально. И чтобы такое вообще произошло, должно было случиться что-то по-настоящему ужасное. Даже тогда, когда Тони заставил тебя произнести клятву, я думал, что он просто дурачиться. Оказалось, нет...
   - Алекс, ты меня пугаешь... - эти удивлённые лица невольно наталкивали на самые неприятные мысли. - Но, что же такое должно было произойти, чтобы он обратился именно ко мне?
   - Не знаю, Кери, - ответил тот. - Для меня это такая же тайна покрытая мраком, как и для тебя.
   Марджери собрала осколки, и стояла, явно о чём-то задумавшись. Но уже в следующий момент её позвал один из официантов, и моя подруга благополучно переключилась на свой ресторан.
   - Я приехала сюда, чтобы пригласить тебя прокатиться верхом по обычному маршруту, - обратилась я к Митчеллу. - Как ты сам понимаешь, мне просто жизненно необходимо проветрить голову от скверных мыслей. А одной ехать не хочется...
   - А я и не против, - отозвался тот, а на его лицо, наконец, вернулась беззаботная улыбка. - Знаешь, мне даже в некотором роде льстит, что единственная в городе девушка способная сама пригласить джентльмена куда-либо, выбрала именно меня.
   - Хвастун несчастный, поехали, а то мы так до наступления темноты можем здесь просидеть...
  
   ***
  
   Мной уже неоднократно проверялось и доказывалось, что бешеные скачки на лошади галопом прекрасно отчищают мозг от глупых мыслей. Мне бы не помешало чаще прибегать к этому проверенному методу, вот только не безопасно молодой леди скакать лесными тропами по ночам в одиночку. А свободное время у меня находилось только в это время суток.
   Но сегодня я устроила себе укороченный рабочий день, а мой постоянный коллега по скачкам согласился составить компанию. А значит, осталось лишь насладиться этими сладостными моментами свободы, почувствовать на своём лице ветер, не хватало только крыльями обзавестись, и полёт был бы обеспечен. Хотя бы моральный. Но... не в этот раз.
   Глупое чувство, что Тони не спроста попросил меня поехать с ним, грызло изнутри, не оставляя ни секунды покоя. Ощущение, что меня в очередной раз хотят использовать, буквально преследовало по пятам.
   - Может, улыбнёшься? - предложил Алекс. - Впервые вижу тебя такой мрачной во время прогулки.
   - Не обращай внимания... Просто, чувствую, что Тони решил втянуть меня во что-то, что мне очень не понравиться.
   - Знаешь, - задумчиво проговорил мой сопровождающий, - Как его друг я признаю, что он может использовать тебя для достижения каких-то своих целей. Но, так же, как человек, знающий Энтони с детства, скажу, что тебе при этом ничего не грозит. Он просто не позволил бы ни себе, ни кому-то другому причинить тебе вред.
   - Что-то слабо в это вериться... - с сомнением произнесла я.
   - Да брось ты... - усмехнулся Алекс. - Всё не так страшно. Ну, прокатишься с ним до Дувра и обратно. Вы же не вдвоём едите, как минимум с вами будет охрана. На дорогах сейчас не спокойно, а рисковать понапрасну Тони не любит. Вот меня, честно говоря, гораздо больше беспокоит грандиозный приём, который Марджери решила устроить в честь открытия ресторана. И, я почти уверен, что ты не отвертишься от главной роли...
   Я помрачнела ещё больше.
   Что за день!?
   Что за семейка?!
   - Да... а ты естественно в курсе, в кого Мардж собралась меня нарядить...
   - Конечно, в греческую богиню, Артемиду... - отозвался Алекс.
   - Интересно, а тебя она наверно представит как Геракла? - впервые за время нашей прогулки я улыбнулась, представив Алекса, стоящего посреди зала, в набедренной повязке... Но так шокировать публику всё же жестоко. А вдруг среди гостей будут слабонервные?!
   - Нет, но у неё была мысль нарядить Тони Аполлоном, - ответил мой сопровождающий, а я расхохоталась.
   Вот это было бы зрелище!
   - Я почти уверена, что эта мысль так и осталась не озвученной. Вряд ли бы Энтони спокойно отреагировал на такое предложение...
   - О, да... - теперь мы смеялись вместе.
   Ну что ж, значит придётся немного по-изображать Артемиду. Правда, актриса из меня никудышная, но я обязательно буду стараться. А ещё, это шанс помочь Марджери. Да и мне, в принципе, не сложно...
   - И всё-таки я тебя сегодня совсем не узнаю, - Алекс остановил своего коня поперёк дороги, тем самым преграждая мне путь. - Давно хотел спросить тебя, не скучаешь ли по дому Тони? Ведь там как-никак было веселее...
   - И каждый день я начинала с надежды, что сегодня не встречу его хозяина... - ответила я.
   - Знаешь, мне всегда было интересно, почему вы не можете нормально общаться? Тони настоящий джентльмен, до мозга костей. За всё время нашего знакомства он был на ножах только с одной девушкой - с тобой.
   Слова Алекса заставили меня задуматься.
   - Могу предположить, что причина в том, что я немного отличаюсь от других его знакомых девушек, хотя бы тем, что не позволяю себя приручить... Видимо сей факт не мало раздражает нашего общего знакомого.
   - Возможно, - согласился мой оппонент, - Но я бы не был в этом столь уверен. Ведь изначально вы были достаточно близки, до того как ты узнала что он брат Марджери.
   - Тогда он был совсем другим... - ответила я, вспоминая былые времена. - Он просто играл роль в игре, которую мы с ним затеяли по собственной глупости. Но, теперь-то я знаю настоящего Тони, и знаешь, иногда создаётся впечатление, что он получает несказанное удовольствие, делая мне больно.
   - А я думал, что вас связывает нечто большее, чем взаимная ненависть... - задумчиво проговорил мой друг.
   - Ага, взаимное желание друг друга прикончить! - ответила я.
   - Вообще-то, я имел ввиду немного другое, но, наверно, тебе виднее...
   - И что же имел ввиду ты?
   - Мне кажется, что все ваши ссоры из-за того, что вы просто к друг другу не равнодушны... - сказал Алекс, напряжённо посмотрев в мои глаза.
   - Знаешь, что касается Тони, могу с уверенность сказать, что я для него не больше чем пустое место. Кстати об этом он сам мне сказал. А злиться он исключительно из-за того, что это пустое место отказывается ему подчиняться, да ещё и грубит...
   - А ты? - взгляд Митчелла стал ещё более пристальным. - Я не верю, что ты не испытываешь к нему ничего кроме ненависти...
   Я опустила глаза. А ведь Алекс прав, отчасти...
   - Когда-то давно, кажется, что это было в другой жизни, я почти полюбила его, - проговорила я, наверно, признаваясь в первую очередь самой себе. - Я сдерживала это чувство, как могла, понимая, что если дам ему волю, обратного пути уже не будет. Хорошим стимулом к борьбе с ним было чёткое осознание того, что будущего у нас нет и быть не может по целому ряду весомых причин. Да и сам Тони сделал всё возможное, чтобы я его возненавидела...
   - Это печально, - отозвался парень.
   - Нет, всё прекрасно, - я постаралась улыбнуться как можно натуральнее. - Ведь сейчас же всё хорошо. Никто ни с кем не ссориться, скандалы прекратились. Как оказалось, мне просто давно нужно было жить самой, подальше от Энтони.
   - Но, ответь мне на один вопрос, - не унимался Алекс. - Если бы Тони тебя полюбил, ты бы согласилась быть с ним?
   - А если бы слоны научились летать, ты бы купил парочку для коллекции? - ответила я вопросом на вопрос.
   - Это абсолютно разные вещи! - возмутился мой друг.
   - Просто и то и другое - невозможно! - тронув пятками бока лошади, я рванула вперёд, оставляя Алекса, додумывать всё одному. Зачем он вообще напомнил мне про Тони. Зачем всё это? Не стоит ворошить прошлое, особенно из-за простого любопытства!
   Я давно подавила в себе все симпатии к Его Высочеству. Во-первых, он их просто не достоин, а во-вторых, главное для меня вернуться домой.
  
   Глава 22. "Падение Артемиды".

Бриллиант, упавший в грязь, остаётся бриллиантом.

А вот пыль, поднятая до небес - всё ровно пыль...

(Автор неизвестен)

   Да уж, давно я не видела столько света! В своём стремлении выделиться Мардж постаралась на славу. Огромный зал ресторана буквально мерцал, а всё дело в том, что помимо огромного количества свечей на люстрах, в помещении было множество зеркал, что в свою очередь зрительно расширяло пространство и придавало ему какую-то волшебную лёгкость.
   Примерно час назад Мардж переодела меня в лёгкое белое платье в греческом стиле. Для создания более интересного образа, волосы я распустила, и теперь они волнами спускались почти до талии. На голове красовался лавровый венок, а в руках был позолоченный лук со стрелами. В общем - видок тот ещё. На небольшом возвышении, расположенном в центре зала играл оркестр, а, что самое приятное, уж не осталось ни одного свободного столика, что означает, что на приглашения Мардж откликнулись все.
   В ожидании своего выхода я занималась тем, что наблюдала за происходящим в зале с неосвещённой части внутреннего балкона на втором этаже. Кстати, в сегодняшнем представлении со мной вместе будут учувствовать ещё две девушки, Мери и Гвен. Обе они оказались подругами моей старой знакомой, Белинды. Для девушек это был простой способ получить хорошие деньги за не пыльную работу. По сценарию, они должны были изображать мою, так называемую, свиту. Их как раз сейчас наряжали в подобающие костюмы. Моя же роль в сегодняшнем представлении состояла из песни, которую Мардж откопала где-то в закромах домашней библиотеки. Авторство слов и музыки было неизвестно, но общий смысл очень подходил происходящему сегодня. Не спорю, голос у меня есть, но одно дело петь для себя в душе, и совсем другое - выступать перед столь большой аудиторией. Так что последние три дня я упорно репетировала, изрядно при этом утомив аккомпанирующую мне пианистку Анну из оркестра. Оставалось только надеяться, что я вдруг не растеряюсь и не сфальшивлю. А то получиться, что все труды были напрасными.
   - Ты что, нервничаешь? - услышала я за спиной голос Мардж.
   - Только если совсем немного... - ответила я.
   - А вот я нервничаю, - ответила подруга. Сегодня она выглядела настоящей королевой бала. Вопреки моим ожиданиям, она предпочла надеть платье шоколадного цвета, которое причудливо сочетало в себе строгость и элегантность. Сейчас Мардж казалась мне настоящая бизнес-леди. Но при этом оставалась частью того общества, которое сейчас восседало внизу. - Столько важных гостей собралось. Здесь даже один из министров. Мы просто не можем себе позволить опозориться.
   - Не стоит так переживать, - постаралась приободрить я подругу.- Ведь мы же готовились, у нас всё обязательно получиться!
   - Кстати, через пять минут начинаем, - напомнила она, глядя на золотые часы, которые ей по случаю открытия, презентовал Алекс. - Как только заиграет вступление, спускаетесь...-
   - Мардж, я всё прекрасно помню, а тебе лучше отправиться вниз, к гостям. Поверь, мы справимся!
   - Ладно... - смирилась она, и уже через несколько мгновений я увидела, как она заняла своё место за центральным столиком вместе с Тони и Алексом. Кстати, до прихода Мардж, эти двое что-то яростно обсуждали, а потом резко стихли. Со своего места я не могла ничего расслышать, но по выражению их лиц стало понятно, что разговор был не из приятных.
   Но вот, зазвучало долгожданное вступление, и, сделав большой вдох, я отправилась к ступенькам. Как и планировалось, я остановилась перед границей света, и здесь же ко мне присоединилась, моя, так называемая, свита. Звуки музыки постепенно нарастали, привлекая внимание всё большего количества гостей. В следующий момент мелодия резко оборвалась и после секунды тишины, заиграл рояль, а я вышла на свет. Сценой для меня сегодня служила широкая площадка на ступеньках, и вот с этого момента началось моё выступление.
   Я старалась вложить в голос как можно больше чувства, старалась передать всем те эмоции, что вызывала она у меня. Постепенно к роялю присоединилась скрипка, и по залу разлились волны прекрасной мелодии. Голос не дрожал, вместо него дрожали руки. Всё-таки мне ещё ни разу не приходилось выступать перед подобной аудиторией. Первый куплет мы исполнили прекрасно, и по сценарию, во время проигрыша, я должна была спуститься в зал, но смогла осилить только три ступеньки. Вот вам и нервы! Коленки дрожали, и каждый шаг давался с таким трудом, что я подумала, что идти дальше просто не безопасно. Остановившись, я облокотилась на поручень, стараясь найти глазами Мардж. Подруга смотрела на меня ободряюще, но было заметно, что нервничает она сейчас ещё больше меня.
   Тут, я увидела глаза Тони. Он смотрел на меня, как на реальную богиню, впервые за всё время нашего знакомства я видела в его глазах восхищение. Такое чистое, ничем неприкрытое проявление чувств обычно было чуждо для него. Но только не сейчас.
   Этот взгляд придал мне сил и уверенности, и оставшиеся два куплета получились просто идеально. Музыка стихла, и по залу прокатились аплодисменты. Да такие, от которых мне безумно захотелось петь не переставая. Но, моя роль в этом спектакле ещё не была закончена...
   Далее мы подходили к каждому столику, приветствуя дорогих гостей, а девушки из свиты, преподносили им небольшие подарки, которыми Марджери по случаю запаслась с лихвой. Всё шло просто замечательно, пока я не добралась до столика, где сидели актёры, участвующие в сегодняшней премьере.
   - О, поздравляю вас, Кери, вы пели просто изумительно, - обратилась ко мне Мартина. Почему-то сейчас я чувствовала в её словах фальшь. Чего не замечала при нашей первой встрече. Да и смотрела она на меня по-другому. Может, почувствовала, что теперь в театре я могу составить ей конкуренцию? Так тут даже думать не стоит, ведь меня никогда не прельщала сцена. Тут и одной верфи, больше чем достаточно. А может это я стала относиться к девушке предвзято, ведь в момент знакомства я ещё не знала, что эта красавица официальная любовница Тони. Что ж... Думаю, что сейчас не самое подходящее время для самокопания.
   - Спасибо, Мартина, очень приятно слышать похвалу именно из ваших уст, - проговорила я.
   - Мисс Вебер, про вас много говорят в городе, и я давно хотела с вами познакомиться, - услышала я голос не знакомой мне девушки. И уже собиралась ответить, но поворачиваясь, случайно зацепила её локоть. Бокал с вином выскользнул из её руки, и всё его содержимое тут же окрасило юбку на моём белоснежном платье в кроваво-красный цвет.
   - О, нет, - крикнула она. - Простите! Это чистая случайность! Я не хотела! Ужас!
   - Ничего, страшного, - проговорила я, видя, как она убивается. - Такое иногда случается, и, я тоже отчасти в этом виновата... Так что, не стоит беспокоиться...
   - Но, как же так? - продолжила панику девушка. - Я же испортила вам всё выступление!
   - Не всё, а только его концовку, - её паника начала меня раздражать. - Но, я думаю, что девушки могут продолжить и сами. А мне нужно переодеться.
   - Позвольте, я вам помогу, - сказала она, хватая меня за руку.
   - Что вы, я сама прекрасно справлюсь... - но она как будто не хотела слышать моих слов.
   - Прошу, не отказывайте мне, - девушка смотрела умоляющими глазами. - Так я хоть немного смогу искупить свою вину. Но если вы считаете, что слишком мягкое для меня наказание, то можете пожаловаться директору театра... И тогда он точно меня уволит...- на её глазах навернулись слёзы.
   - Нет, что вы, я не собиралась никому сообщать об этом происшествии...
   - Тогда позвольте мне вам помочь... - когда на тебя смотрят с таким отчаяньем, согласишься на всё.
   - Хорошо, пойдёмте со мной, - проговорила я.
   В этот момент Марджери, заметив, что я слишком долго стою возле одного столика, и услышав возгласы моей, так называемой, "обидчицы", поспешила к нам. Я решила заговорить первой, предупреждая все расспросы. - Всё в порядке, это всего лишь вино, разногласий нет, я иду переодеваться.
   Тирада возымела нужный эффект и всё, на что оказалась способна Мардж, это кивнуть головой. Но когда мы уже подходили к лестнице, она догнала меня:
   - Я пойду с тобой, - проговорила подруга.
   - Нет, Марджери, тебе сейчас нужно находиться здесь, а присоединюсь к тебе, буквально через несколько минут. Тем более, - я посмотрела на девушку, что стояла за мной с виноватым лицом, - Эта молодая леди вызвалась оказать мне помощь. Так, что, не волнуйся...
   Оказавшись в комнате, что сегодня служила нам чем-то вроде гримёрки, я стянула с себя мокрый наряд и отправилась за ширму, натягивать на себя чулки и платье.
   - Меня зовут Линда, - услышала я голос девушки. - И я совсем недавно в театре, так что, это происшествие может крайне негативно отразиться на моей карьере.
   - Я ведь уже сказала вам, что всё улажено. Я абсолютно на вас не злюсь, это всё глупое стечение обстоятельств.
   - Позвольте, я помогу вам зашнуровать платье, - проговорила девушка.
   - Буду вам очень благодарна, - я улыбнулась. - Я, конечно, справилась бы и сама, но это заняло бы на много больше времени...
   - Можно сказать, что я пошла с вами именно за этим, - Линда улыбнулась мне так открыто, что вся злость на неё улетучилась в момент. Платье оказалось зашнурованным меньше чем за минуту.
   - Благодарю вас, Линда, - ответила я.
   - Не стоит благодарности, - ответила девушка, и вслед за мной вышла в коридор.
   Мы спускались по главной лестнице, и примерно на середине, не доходя до освещённой части нескольких шагов, нас уже поджидала Мартина.
   - Всё в порядке? - спросила она, резким движением хватая меня за запястья. Я и не думала, что у этой хрупкой девушки могут быть такие сильные руки. Я даже удивиться не успела, когда она медленно наклонилась к моему уху и тихо прошептала: - Не дёргайся и слушай меня...
   Её тон изменился до неузнаваемости. От былой томности в нежном голоске не осталось и следа. Я не могла поверить, что передо мной всё та же Мартина, которая не так давно плакалась мне в жилетку, рассказывая о превратностях тернистого пути к славе. Сейчас же, она напоминала матёрую разбойницу с большой дороги: глаза горели каким-то больным азартом, хватка не ослабевала ни на секунду, а то, как она говорила, вообще повергло меня в полный шок.
   Я постаралась вырваться, но сделав шаг назад, наткнулась спиной на что-то острое, и тут же отпрянула обратно.
   - Я же просила тебя, не дёргаться, - сказала девушка.
   - Что это было? - удивилась я, леденя от своей догадки.
   - Всего лишь, нож... - светским тоном, проговорила моя старая знакомая.
   - И если вы дёрнитесь ещё раз, он непременно вонзиться в вашу спину, - услышала я из-за спины слова Линды.
   Нет! Нет! Нет!
   Что же это?!
   Как!?
   - Что вам от меня нужно? - я хотела произнести это громко, но получился лишь грубый шёпот.
   - Кое-что тебе объяснить, - ответила Марти, обворожительно улыбаясь. Говорила она тихо, чтобы её слова слышали только я и та, что в любую секунду могла меня прикончить. - Из достоверных источников мне стало известно о твоей связи с Энтони...
   - Что... - от удивления я произнесла это громче, чем следовало бы, и тут же почувствовала, как холодный метал врезается в кожу на спине.
   - Я же просила, слушать... - прошипела актриса. - Из-за тебя, он почти со мной не видеться. Его знаки внимания стали большой редкостью... Я знаю, что вашим отношениям не мало поспособствовала эта маленькая шлюха - Мардж. Так что, настоятельно рекомендую тебе порвать все связи с моим Тони. А иначе... ты просто перестанешь жить.
   От её слов у меня внутри всё похолодело.
   - Марти, уверяю тебя, нас с Тони связывают исключительно деловые отношения....
   - Меня предупреждали, что ты так скажешь... - ответила она. - Только не думай, что я тебе поверю.
   В следующий момент я почувствовала, что моё платье начинает падать вниз, но его тут же поймали. Судя по всему Линда. И тут я ощутила жгучую боль. Девушка полосовала мою спину тонким лезвием, судя по всему, вырисовывая на ней большие зигзаги. А когда дошла до начала юбки, резким движением разрезала её напополам. К сожалению, это платье не имело ни рукавов не бретелек, поэтому беспомощно рухнуло на пол.
   - А теперь, Кери, нас ждёт небольшое представление... - сказала Мартина, и потянула меня за собой. Кровь похолодела в венах, когда я поняла, что она задумала. Но при первой же попытке вырваться, почувствовала, сильный укол кинжалом в области левой лопатки. - Спокойно, Кери. Это не займёт много времени.
   Мы вышли на свет и стали спускаться по лестнице. Остановились на площадке, где совсем недавно я пела, изображая из себя Артемиду. В следующий момент девушки расположились от меня по бокам, крепко держа за обе руки.
   - Дамы и господа, минутку внимания, - закричала Мартина, - Специально для вас, подарок от нашей богини!
   И тут они отпрянули, и теперь я стола одна перед огромной толпой зрителей, практически голая. Потому что для леди и джентльменов девятнадцатого века, девушка одетая только в лифчик, тонкие трусики и чулки, считается даже большей пошлостью, чем полная нагота.
   Я не знала, как себя вести!? Что делать? От такой жёсткой подставы, мозг отказывался соображать, и я впала в состояние полного ступора. Но, уже в следующую секунду очнулась, и поняла, что нужно как можно быстрее сваливать! И желательно в ближайшие несколько лет не попадаться на глаза никому из присутствующих...
   Забежав в комнату на втором этаже, в которой ещё несколько минут назад, спокойно переодевалась, я повернула ключ и присела на край кровати. Своё изрезанное платье я подобрала на лестнице, пока бежала, и теперь со злостью швырнула его в сторону двери.
   Спину жгло от порезов, слёзы текли по щекам, а в голове была полная каша. Как я могла влипнуть в подобную ситуацию? Я? Самое рассудительное и предусмотрительное из знакомых мне существ! Как такое вообще возможно?
   В дверь постучали.
   - Кери, открой, я знаю, что ты здесь! - услышала я голос Марджери.
   Да, сейчас мне не хотелось видеть никого. Ни с кем говорить, но перед Мардж я была виновата. Ведь моё триумфальное появление в нижнем белье негативно отразиться не только на моей репутации, но и на репутации всего ресторана...
   Собравшись с силами, я протопала к двери, повернула ключ в замке, и быстро вернулась на кровать.
   Но, к моему глубочайшему удивлению, никто не вошёл. И только спустя минуту дверь скрипнула и в комнате появилась моя подруга. На её лице был испуг.
   - Кери... - прошептала она. - Ты можешь мне объяснить?
   Я подняла глаза на подругу, надеясь, что она поймет, что говорить сейчас для меня слишком сложно. Слёзы душили, и я никак не могла их остановить.
   - Я не понимаю, почему ты так со мной поступила? - сказала Марджери.
   Так она что, меня во всём обвиняет? Думает, что я способна на такую подлость? Бред!
   Мир что, с ума сошёл, а я и не заметила?!
   Подтянув колени к груди, я опустила на них лицо и закрыла голову руками. Вот теперь хорошо... Наверно так себя чувствует улитка в своём панцире... или черепаха. У меня сейчас совсем не было сил бороться или что-то доказывать. Хотелось только покоя.
   Я услышала шаги, но не обратила на них никакого внимания. И пусть, на мне почти нет одежды, ведь все уже и так видели меня в этом наряде. Так что терять нечего...
   - Алекс! - услышала я грозный голос Тони. - Срочно найди мне Мартину!
   - Зачем? - удивился тот, но уже в следующую секунду я услышала его удивлённый возглас: - Боюсь, Тони, что если я пойду её искать, то прикончу собственноручно. Лучше я пошлю за врачом.
   - Нет, - я, наконец, подняла голову. - Не надо врачей. Со мной всё хорошо...
   - Кери, у тебя вся спина в крови, и она не останавливается, - Тони сел рядом со мной на корточки, и пристально посмотрел в глаза. Не знаю, что именно он там увидел, но тут же попросил Алекса распорядиться, чтобы принесли воду и если найдутся - чистые бинты.
   - Спасибо... - прошептала я.
   - Мардж, лучше, если ты сейчас будешь среди гостей. Возможно, мы ещё сможем избежать скандала. А Алекс тебе поможет. Я уверен, что вы справитесь! Он всё тебе объяснит... - сказал Тони, а Мардж согласно кивнув, вышла за дверь.
   Теперь мы остались одни.
   - Я даже не знаю, что сказать... - проговорил Тони, нежными движениями вытирая слёзы с моего лица. - Кери, я знаю, что сейчас ты себя чувствуешь отвратительно. Но поверь, это пройдёт.
   - Знаю... - в его взгляде было столько заботы, что я растерялась. Такой добрый, такой родной... Разве, это может быть Энтони Свон? Его что, подменили?
   Раздался стук в дверь. Тони снял с себя пиджак, накинул мне на плечи, и только после этого отправился открывать. Когда он отошёл, мне показалось, что все силы снова меня покинули. Сжавшись сильнее, я опять приняла позу улитки.
   Послышались шаги, а через несколько минут я услышала, как захлопнулась дверь и зазвенела защёлка.
   - Кери, ложись на живот, мне нужно обработать раны... - Энтони проговорил это таким заботливым тоном, что я даже не подумала сопротивляться. И уже через несколько мгновений, почувствовала жжение порезов на спине.
   - Молодец, девочка, - говорил мой личный доктор. - Я знаю, как это неприятно, но ты потерпи, осталось совсем немного... Правда, сегодняшнюю ночь тебе лучше провести здесь, чтобы раны лучше затянулись...
   - Нет... - прошептала я. - Можешь считать меня плаксой, но я хочу домой... Здесь... мне будет слишком одиноко.
   - Я останусь с тобой, - ответил он.
   Эта фраза шокировала меня настолько, что вся боль от ран разом притупилась. Я даже не знала, что на это ответить...
   - Как я поняла, ты уже знаешь, что произошло... - проговорила я. Кстати, голос стал постепенно возвращаться, и слёз уже не было. - Вот только не могу понять, откуда?
   - Просто, догадался, - сказал Тони, намазывая мои раны какой-то вонючей мазью. - Понимаешь, нечто подобное Мартина уже вытворяла в прошлом. Вот только тогда у неё не хватило мозгов выставить свою жертву на обозрение публике. Видимо ты её сильно разозлила...
   - Она сказала мне, что из достоверных источников ей стало известно о нашей с тобой связи! И она обвиняет Мардж, что она, якобы нас свела... Представляешь? Я сказала ей, что нас связывают исключительно деловые отношения, но... она мне не поверила, - я постаралась подняться, но мне на плечи тут же легли сильные руки, и заставили лечь обратно.
   - Тебе нельзя двигаться, - сказал он, а голос стал более жёстким. - Что ещё она тебе сказала?
   - Настоятельно рекомендовала порвать все связи с тобой, а иначе... иначе, она меня убьет. Как тебе такой расклад?
   Тони молчал, а я опять постаралась встать, но мне не позволили.
   - Ты разве не понимаешь, что если будешь дёргаться, кровь идти вообще не перестанет? - этот вопрос прозвучал из уст доброго доктора достаточно грубо.
   - Понимаю, но так как ты молчишь, желание видеть выражение твоего лица сильно пересиливает здравый смысл. И вообще, у тебя бинты остались?
   - Да, - сказал он.
   - Тогда проще будет просто перевязать всю спину, или, хотя бы самые глубокие порезы. Ты сможешь это сделать?
   - Никогда этим не занимался, но, думаю, что смогу. Сейчас, - я услышала, как он прошёл к тумбочке, а потом по комнате разнёсся звук рвущейся ткани.
   - Ты что, рвёшь простынь? - удивилась я.
   - А где, по-твоему, я могу взять столько бинтов? - рявкнул он. Всё, наваждение прошло, и теперь ко мне вернулся прежний мистер Свон.
   - Логично... - я всё же села. - А теперь заматывай, начиная с талии.
   Как ни странно, он сразу понял то, что я от него хочу, и быстрыми движениями стал обволакивать вокруг меня длинные полосы самодельных бинтов. От прикосновений его горячих пальцев к коже, тело отзывалось лёгкой дрожью.
   - Кери, тебе больно? - удивился он.
   - Нет, не очень, - ответила я.
   - Тогда почему ты дрожишь, когда я до тебя дотрагиваюсь...
   - Тебе правду ответить? - спросила я, а он кивнул. - Просто, понимаешь, у нас с тобой разные половые признаки, а пальцы у тебя очень нежные. Это простая реакция женского тела на мужское прикосновение... Можно назвать это простым инстинктом. Но не обольщайся, сейчас ты в первую очередь - доктор, - закончив свои рассуждения, я улыбнулась ему, а он рассмеялся.
   - Кери, ты неисправима... - ответил он, закрепляя кончик бинта. - Почему нельзя просто сказать: "Тони, мне нравятся твои прикосновения..."? Нет, ты же всё повернёшь так, что это нормальная инстинктивная реакция. Вот скажи мне, если бы сейчас на моём месте был настоящий врач, ты бы испытывала то же самое?
   - Нет, - с уверенностью проговорила я. - Он чужой человек. А тебя я знаю, ты как-то роднее...
   - Что я слышу?! - воскликнул он. Принимаясь за перевязку верхней части спины.
   - Скажи, а порезы глубокие? - решила я сменить тему, пока она не зашла слишком далеко.
   - Нет, в основном царапины. И если бы ты согласилась немного полежать, нам бы не пришлось ничего перевязывать.
   - Значит, заживут они быстро?
   - Скорее всего, да. Но если ты надеялась отказаться от поездки, сославшись на травму, так знай, не получиться!
   - К твоему сведению, меня так терзает любопытство, что я жду дня отъезда с трепетом! - ответила я.
   - Хм...- удивился Тони. - А чем вызвано твоё любопытство?
   - Рядом факторов, о которых я бы не хотела говорить...
   - Даже так? Ладно, - его смирение было настолько наигранным, что я рассмеялась. Взгляд Тони тут же заметно потеплел. - Знаешь, я так давно не слышал твоего искреннего смеха... Почему-то чаще всего мне достаётся твой крик и возмущение. Кери, ведь мы же можем ладить... Скажу даже больше, мне приятно твоё общество. Почему же тогда почти каждая наша встреча заканчивается скандалом?
   - У меня есть несколько предположений, - я повернулась к нему лицом. - Но, боюсь, что если начну озвучивать их сейчас, то и этот вечер закончиться криками.
   - Тогда лучше молчи, - ответил Тони, присаживаясь рядом со мной. - Сегодняшний вечер вроде исключение из правил, давай его таковым и оставим...
   На несколько минут в комнате повисло молчание.
   - Ты можешь объяснить своей Мартине, что я для тебя пустое место? - вежливо спросила я, а Тони так ощетинился, как будто я только что бросила ему в лицо тысячу ужасных оскорблений.
   - Кери... Ты что, на самом деле так думаешь? - спросил он, а в глазах промелькнула обида. Мне даже стало немного стыдно, вот только за что?
   - Ты мне сам об этом говорил, так что я безоговорочно поверила, а значит, сможешь убедить и свою Мартину, - я была спокойна, как никогда.
   - Ты серьезно думаешь, что после того, что она здесь учинила, я продолжу заботиться о ней? Нет, Кери. Она доказала что вполне может сама жить и принимать решения. Такие вот, глупые и жестокие... Я больше не хочу иметь с ней ничего общего... - он говорил это так, как будто старался в чём-то передо мной оправдаться.
   - Это только твоё дело, - ответила я на его тираду. - Просто, мне бы не хотелось, чтобы она исполнила свою угрозу в отношении меня. Понимаешь, жить как-то хочется! А если она решит, что я виновата ещё и в том, что ты её оставил, то всё может закончиться достаточно плачевно... для меня.
   - Ты боишься? - удивился Тони.
   - Представь себе - да! Ты видел мою спину, на ней реальные раны и реальная кровь. Это не пустые угрозы. И если бы эта Линда, чуть сильнее надавила на рукоять своего ножа, то я бы сейчас здесь с тобой не разговаривала. Да и выходку твоей бывшей невесты я ещё не забыла... и вообще, Тони, я уже второй раз влипаю в историю из-за твоих девушек! Тебе, что нравятся только неуравновешенные истерички?
   Я ожидала любой реакции, но только не смеха. А Тони рассмеялся так, что не мог успокоиться ещё несколько минут.
   - Что смешного? - удивилась я.
   - Выводы твои мне нравятся... - ответил он, с улыбкой. - И знаешь, интересно стало, а себя ты тоже причисляешь к неуравновешенным истеричкам?
   - А причём здесь я?
   - Просто, в какой-то короткий и давний момент жизни, ты тоже была моей... хм... девушкой...
   - Тони, это было давно и не правда! - ответила я, медленно краснея. Глупо, наверно, от воспоминаний я заливаюсь краской, а тот факт, что сейчас из одежды на мне только нижнее бельё, чулки и бинт - меня ни капли не смущает. Видимо мой оппонент, сделал похожие выводы, и тут же направился к шкафу, где висело платье Мардж.
   - Наденешь? - спросил он. Я кивнула и подошла к нему.
   Тони окинул меня долгим оценивающим взглядом, и только потом протянул одежду.
   - Только не надо комментариев... Если мне не изменяет память, мы это уже проходили... - опередила я его слова.
   - А разве тебе не нравиться получать комплименты? - усмехнулся парень, нагло прищурившись.
   - Я воспитывалась на том, что комплимент это, чаще всего, просто грубая лесть... И слепо верить им не стоит. А сейчас я выгляжу более чем паршиво... Так что, не поверю ни единому твоему комплименту.
   - А я всего лишь хотел сказать, что мне очень нравиться твоя фигура... На мой взгляд, она идеальна. И если хочешь, считай это оскорблением, мне всё ровно, но знай, врать тебе сейчас для меня не имеет ни какого смысла.
   - Вау...- удивилась я. - А можно я ничего не буду на это отвечать?
   - Как хочешь...
   Натянув платье, я попыталась его зашнуровать, но любое резкое движение отдавалось болью. Пришлось просить помощи у Тони, получив за это его очередную насмешливую улыбку.
   - Честно говоря, у меня лучше получается снимать с девушек платья... Но, я готов попробовать тебе помочь... - ответил он на мою просьбу. И я бы с радостью сказала ему пару ласковых, но не совсем приятных слов. Но, никого другого, способного помочь мне сейчас, рядом не оказалось. Пришлось проглотить всю свою гневную речь и принять помощь этого остроумного негодяя.
   Затягивая шнуровку, он почти не дотрагивался до моей спины. Совсем наоборот, действовал очень осторожно и бережно. Даже и не думала, что лучшей камеристкой, из всех, что мне встречались, окажется маркиз Дарленский. От этой мысли у меня вырвался смешок. А потом в памяти невольно всплыли события и обстоятельства нашей с ним последней ссоры.
   - Могу я узнать, в чём причина веселья? - светским тоном произнёс Тони.
   - Ничего особенного, милорд, просто очередная глупость... - ответила я.
   - Знаешь, когда ты обращаешься ко мне так... официально, я сразу начинаю думать, чем уже успел тебя обидеть... Скажи, это вообще нормально?
   - Простите, если я иногда забываюсь и обращаюсь к вам на "ты", - сказала я. - Просто... сначала вы были мне другом, потом стали врагом, сейчас вы мой партнёр по бизнесу. Мне гораздо приятнее обращаться к вам по-дружески, но, не так давно, вы доходчиво объяснили, что я на это не имею никакого права, - Видимо только сейчас ко мне, наконец, вернулся здравый смысл, и пришло полное опознавание происходящего. Только сейчас я поняла с кем нахожусь в комнате, поняла, что этот человек меня не во что не ставит. Это тот, кто выгнал меня из дома и отобрал половину моей верфи. И между нами не может быть тёплых дружеских отношений. Нет...
   - Кери, - он развернул меня к себе. - Зачем ты всё это говоришь? Ведь всё же было хорошо, для чего ты опять вспомнила старое?
   - Я не хотела вас огорчать, мистер Свон, просто только сейчас передо мной открылась вся абсурдность ситуации... - я с вызовом смотрела ему в глаза, но в них читалось лишь растерянность и непонимание.
   - Прости... - тихо проговорил он.
   - Что?
   - Я сказал, прости, Кери, я в тот вечер наговорил тебе кучу гадостей, но и ты не молчала. Так что, виноваты мы вдвоём. Уверен, что ты не станешь извиняться, но, несмотря на это, я прошу у тебя прощенья, - его тон был виноватым, и даже почти уже согласилась его простить, но вдруг вспомнила, о изначальных причинах нашей с ним последней перепалки.
   - Слова, это так мало... - ответила я. - Им нельзя верить.
   - И как я могу заслужить твоё прощение? - спросил Тони, но его глаза уже приняли привычное надменное выражение. Это и стало для меня последней каплей.
   - Верните мне верфь! - сказала я.
   - Об этом не может быть и речи! - ответил Тони.
   - А я и не сомневалась... - сказав это, я направилась к двери.
   - Куда ты собралась? - услышала я грубый голос за спиной.
   - Домой... - ответила я.
   - Одна? Ночью? Да ещё после того, как тебе исполосовали всю спину? - ехидным голосом проговорил он. Я остановилась. А ведь он прав.
   - И что вы предлагаете? - спросила я, разворачиваясь. Он смотрел на меня с неприкрытой злобой, или даже обидой. Я же была спокойна, как никогда.
   - Я попрошу Алекса тебя проводить, - наконец, ответил Тони.
   - Буду вам очень благодарна... - проговорила я, слегка склонив голову. В ответ на мой жест, Тони демонстративно поднял глаза к потолку, и направился к двери. Но, дойдя до меня, остановился.
   - Ты поистине невыносимое создание... - проговорил он, и продолжил свой путь. Мне же стало реально стыдно. Глупое такое чувство, которое идёт из самой глубины души. Но, такое сильное...
   -Тони, - он остановился уже в дверном проёме, - Спасибо тебе за всё! Если бы не ты, я бы до сих пор убивалась в истерике. Я очень тебе благодарна. И... прости меня, но ты тоже самое невыносимое создание из известных мне! - я закончила эту тираду улыбкой. Тони посмотрел на меня каким-то отеческим взглядом, и тоже улыбнулся. Так искренне, так по-доброму, что я опять начала впадать в состояние ступора. Но, уже в следующую секунду дверь захлопнулась, и я осталась одна.
  
   Глава 23. "Друзья и враги..."

Друг-это тот кто может напеть мелодию твоего сердца, когда ты забудешь слова.

(Автор неизвестен)

  
   - Мисс Кери, к вам гости... - певуче проговорила Аманда у меня над ухом.
   - Скажи им, что я сплю... - накрываясь с головой одеялом, ответила я.
   - Скоро уже стемнеет, а вы до сих пор не вставали... - не отставала от меня Аманда. Сегодня её забота казалась мне как никогда назойливой и ненужной. - Кери, это мисс Мардж и Мистер Митчелл. Они очень просили меня вас разбудить...
   Я села в кровати. И, правда, солнце за окном уже давно прошло свой зенит и теперь медленно клонилось к западу. Значит уже далеко не утро... Но, кто бы знал, как я не хочу никого видеть и ни с кем разговаривать. Даже с друзьями.
   - И давно они пришли? - поинтересовалась я, заматываясь в огромный махровый халат.
   - Около одиннадцати... - ответила женщина, подходя к двери.
   - Пригласи их в малую гостиную и принеси нам, пожалуйста, кофе и чего-нибудь перекусить. Я выйду через пять минут.
   - Но... как вы успеете привести себя в порядок? - удивилась Аманда.
   - Никак... - ответила я, и когда изрядно удивлённая женщина покинула мою спальню, подошла к зеркалу возле умывальника и посмотрела на себя. Лохматая, заспанная, опухшая... одним словом - красавица. Ничего не скажешь!
   Наскоро умывшись и зачесав волосы в высокий хвост, я прямо в халате отправилась к гостям. И плевать мне, что леди в таком виде вообще не должна никогда нигде показываться. Вчерашнее происшествие навсегда лишило меня этого звания. Теперь, для жителей этого города я просто шлюха, потаскуха, бесстыдница и всё в таком духе.
   - Приветствую вас, дорогие гости, - сказала я, распахивая двери гостиной.
   - Кери? Ты в порядке? - спросила Мардж, окидывая меня удивлённым взглядом.
   - Конечно! Разве не видишь? Всё замечательно! - я забралась на диван с ногами, как любила сидеть, когда меня никто не видел, и обхватила рукой одну коленку. Вот так - удобно.
   - Я, конечно, уже однажды лицезрел тебя в халате, но это было после твоего ранения в плечо... Сейчас же ты совершенно здорова. К чему же тогда весь этот цирк? - Алекс говорил это, глядя на меня с лёгким осуждением.
   - А мне больше нет смысла доказывать кому-то, и себе в том числе, что я леди. Алекс, я не леди и никогда ей не стану. У меня совершенно другое воспитание и жизненные принципы! Я старалась походить на ваших девушек, носила такие же наряды и причёски, училась говорить как они и даже думать как они. Но... я слишком другая. И то, что произошло вчера, послужило тому доказательством. Ведь, это даже не пятно на репутации, а огромная жирная клякса! Вряд ли теперь я буду желанным гостем в компаниях благородных леди и джентльменов. А значит, больше нет надобности кого-то из себя изображать. Буду собой и точка!
   Алекс и Марджери молчали, глядя на меня как на глупое несмышленое дитя. В этот момент в дверях появилась Аманда с большим подносом, на котором дымились три чашки с кофе и были разложены различные сладости. Не обращая внимания на молчание парочки моих друзей, хотя сейчас я была уже совсем не уверена, что они будут продолжать со мной общаться как друзья, я принялась за большой кусок яблочного пирога. Может это был знак всеобщего протеста, а может простая прихоть, но я решила, что есть его руками гораздо удобнее.
   А ещё в голову закралась одна глупая мысль, но так плотно там засела, что я не могла даже спокойно завтракать. Ведь теперь общение со мной будет крайне негативно отражаться на репутации Мардж. Алексу, в принципе это не грозит. Он известен на весь город как большой повеса и шалопай. А о его авантюрных похождениях, складывают легенды и анекдоты. Но будет ли он поддерживать дружбу с такой опозоренной падшей леди как я?
   - Молчите? - проговорила я. - Правильно, не стоит ничего говорить. И, вообще, не стоило вам приезжать ко мне. Ведь теперь это может негативно отразиться на вашей репутации... Обо мне не волнуйтесь, уж как-нибудь я это переживу. Вот я думаю, если бы вчера на моём месте оказалась одна из ваших леди, вряд ли бы её тонкая натура смогла пережить столь сильный позор. А я, видите, живу, и даже ем и иногда улыбаюсь... Одно только обидно, что всё моё триумфально восхождение к вершинам местного общества закончилось таким грандиозным падением, да ещё и в самую грязь!
   Вот теперь меня понесло. Хорошо, что это случилось только сегодня. Весь этот стресс просился, искал выхода наружу. Вчера же, когда всё тот же Алекс провожал меня домой, я не проронила ни слова. Почему-то, говорить совершенно не хотелось ни с кем.... Кроме Тони. Всё же он имеет на меня огромное влияние. И, как оказалось, для меня он гораздо ближе, чем, тот же Алекс, которого я смело могу назвать своим другом. Это, честно говоря, сильно меня пугало.
   Дорога и вся ночь, до самого рассвета, прошла для меня в размышлениях. Обо всём... о верфи, Тони, доме, Джоне, Марджери, местном обществе и его неоспоримых уставах. О моём месте во всём этом. И... я поняла, что это не мой мир. Я старалась прижиться здесь. Старалась привыкнуть и даже частично следовала правилам местного общества, но... Мартина перечеркнула всё.
   - Тебе интересно, что произошло после того, как ты покинула зал? - спокойно произнёс Алекс, как будто я до этого вообще ничего не говорила.
   - Да, конечно! - проговорила я, поджимая под себя ноги. - Я бы даже сказала, что сгораю от любопытства!
   -Тогда слушай. Когда мы с Тони вошли в комнату, я не сразу заметил кровь на твоей спине, но когда это стало явным, у меня возникло огромное безумное желание прикончить Марти.
   - Но, почему? - удивилась я. - Ведь она твоя подруга, а для Тони даже больше чем подруга. И, почему вы сразу обвинили её?
   -Дело в том, что она рассказывала нам о времени, которое провела в заведении миссис Пинвирт, много интересного. Однажды Мартина избавилась от одной своей конкурентки именно таким способом; располосовав ей спину. Шрамы от подобных порезов остаются на довольно долго, и девушек с такими увечьями старались не держать в столь элитных мужских заведениях. Чаще всего, подобными способами пугали, не вгоняя нож слишком глубоко.
   - Ясно, и, увидев порезы на моей спине, а так же, приняв к сведению, что Мартина держала меня за руку в момент триумфального появления на ступеньках, вы поняли, что во всём виновата именно она. Я права? - мои умозаключения были логичными. По крайней мере, мне так показалось.
   - Когда ты понеслась вверх по лестнице, Марти спустилась вниз, и сказала, что это был подарок о тебя всем присутствующим, и что ты сама попросила её, Мартину, помочь тебе с этим представлением. Ещё, она добавила, что пыталась тебя отговорить, но ты её не слушала, и упорно стояла на том, что это станет настоящим сюрпризом для Мардж и для всех гостей. И, знаешь, ей поверили почти все, потому что многие и так считают, что в тебе много странностей. А тут, одной больше или меньше, не важно.
   - Вау... вот это поворот! Я в шоке! - я не могла поверить, что нашлись те, кто поверил этим бредням Мартины. Но, вспоминая вчерашний вечер, поняла, что и Мардж была одной из тех, кто посчитал, что это моя инициатива.
   - Но, как я уже говорил, когда мы поднялись в комнату, мне стало ясно, что Мартина врёт! Когда Тони мягко выпроводил нас с Марджери из комнаты, я всё ей объяснил. Осталось лишь придумать, как теперь уладить этот конфуз... Но, светлых мыслей не было, и тогда мы просто спустились к гостям упорно делая вид, что ничего не произошло. Тони же остался с тобой, и я искренне переживал, что вы можете просто друг друга поубивать, находясь долгое время вдвоём в замкнутом пространстве. Но, через два часа Энтони спустился абсолютно спокойный, и даже немного довольный, и попросил, чтобы я тебя проводил.
   - А дальше... - в разговор вступила Мардж. - Дальше он просто рассказал всем желающим, что же произошло на самом деле. Он говорил так громко и уверенно, что в зале повисла полная тишина. Ему поверили. Все, все безоговорочно. А директор театра, мистер Эванс, даже пообещал, что не допустит, чтобы среди его труппы были такие... "пакостные создания". Тебя жалели все... Ты у нас теперь, своего рода, мученица... Бедная девочка, которую попытались прилюдно унизить... Так что, Кери, не всё так плохо.
   - Значит, Марти выгнали из театра? - спросила я.
   - Да, - ответил Алекс.
   - Утром она приходила к Тони, - проговорила Мардж. - Около часа они разговаривали в кабинете, а после, Мартина выбежала из дома вся в слезах.
   - Знаете, - задумчиво сказала я. - Я вот думаю, а не слишком ли это для неё? Несмотря ни на что, зла я её не желаю. Но как она теперь будет жить, лишившись одновременно и работы и славы и покровителя?
   - Не стоит её жалеть, - ответил Алекс, аккуратно отрезая ножичком кусочек пирога. - Марти себя в обиду не даст. И я даже рад, что Тони, наконец, избавился от неё. Он жалел её и боялся, что без него она не сможет. Его мучили угрызения совести за то, что когда-то в юности не смог себя сдержать... Он ведь никогда её не любил...
   - Я этого не знала... - мне почему-то стало стыдно. Я обвиняла Тони в том, что он держит бедную Мартину рядом с собой только ради собственного самолюбия, а оказалось наоборот. И она не такая уж бедная, и он не такой уж мерзавец. А я просто слишком поспешила с выводами...
   - Но даже, несмотря на всё это, тебе пока не стоит выходить в свет, - подвёл итог Алекс.
   - Какой свет? Ты о чём? - я даже рассмеялась. - Раньше по балам и приёмам меня таскала с собой Мардж. И я там присутствовала только в качестве её компаньонки. Алекс, я не аристократка. Я не из вашего круга!
   - Ты мой друг, Кери, и мне плевать на твоё происхождение! - проговорил Алекс, и за эти слова я была готова прямо сейчас его расцеловать.
   - Ты даже не представляешь, как приятно это слышать... - -ответила я.
   - А я ничего не буду тебе говорить, - услышала я голос Мардж. - Ведь для меня ты всегда была собой. И такой я тебя полюбила. Кери, знай, что бы не случилось, для меня ты всегда будешь самой родной и любимой подругой. Ты, такая сестра, о которой я могла только мечтать... - глаза Мардж налились слезами, но она вовремя взяла себя в руки. Я тоже еле сдерживалась, чтобы не расплакаться от счастья. Да... безумно приятно осознавать, что ты дорога людям только за то, какая ты есть.
   - Марджери, это я должна петь тебе дифирамбы. Ты спасла мне жизнь, поверила тому бреду, который я несла, дала мне крышу над головой, еду, одежду и новую жизнь...
   - Не нужно об этом вспоминать, - перебила меня подруга. - Ведь ты сделала для меня не меньше. А может и больше!
   - Ладно, дорогие мои, - сказал Алекс. - Я почти не понимаю, о чём вы сейчас говорите, но, должен напомнить, что нам уже давно пора. Дела ресторана не ждут.
   - Да, ты прав, - ответила Марджери. - Мы и так уже сильно опаздываем. Кери, я рада, что ты мужественно пережила вчерашнее происшествие. Знай, мы с тобой...
   Они ушли, оставив меня наедине со своими мыслями.
   А поводов для раздумий было больше чем достаточно. Получается, что Марти уволили по моей вине, и скорее всего, в ближайшее время мне следует ожидать её кровавой мести. Почему-то в этом я была почти уверена. Я не стала пугать Мардж, ведь она бы всё ровно ничего не смогла сделать. Нанимать охрану - глупо и неудобно. Уехать самой - не вариант. Так я могу пропустить появление Джона. Попросить помощи у Тони? Нет! Спасибо... Тогда остаётся только один вариант, просто продолжать жить, но стать при этом более бдительной. Главное, чтобы эта бдительность не вылилась мне в манию преследования.
   ***
  
   На моё удивление, понедельник прошёл для меня как обычно. Никто даже вскользь не намекал о моём субботнем позоре. Я даже подумала, что всё удалось замять, что это происшествие не получило огласки, но уже на следующее утро поняла, что всё только начинается.
   Первым ударом стало появление статьи об открытии ресторана Марджери на первой полосе, и, естественно там не могли не упомянуть, о моём триумфальном появлении перед гостями практически в неглиже. Вот, теперь я знаменита на весь Лондон. Здравствуй популярность... не думала, что ты бываешь такой неприятной. А самым интересным было то, что в одних газетах меня жалели, приводя душещипательную историю, рассказанную Энтони на вечере, а в других - наоборот, поливали грязью, на чём свет стоит. Так что, получилось две разные истории примерно с одинаковыми тиражами и площадью распространения.
   Теперь мне стало казаться, что все люди на улице странно на меня смотрят и посмеиваются мне вслед. От этого на душе стало нереально грустно. Представляю, что будет сегодня на верфи...
   Но неприятности начались гораздо раньше.
   За последний месяц сложилась в моей жизни одна традиция. Каждое утро за мной заезжал один и тот же извозчик, и на своей открытой коляске, довозил меня до верфи. Вечером же, он забирал меня оттуда и привозил обратно домой. Так же случилось и сегодня. Мы ехали мимо парка. Я по привычке наблюдала за тем как пробуждается жизнь в городе, когда услышала незнакомый голос, откуда-то сбоку.
   -Доброе утро, мисс Вебер, - сказавший это ехал верхом параллельно моей коляске на высокой чёрной лошади. Полный, коренастый, с ангельской улыбкой и глазами матёрого преступника, он явно мне кого-то напоминал.
   - Доброе утро, - ответила я. - Чем могу помочь?
   - Да, в общем-то, ничем, - ответил он. - Я просто хотел поговорить с вами, но вижу, что вы меня не узнаёте...
   - Мне крайне неловко, но вы правы, Я действительно не могу припомнить вашего имени... - ответила я, стараясь говорить как можно вежливей. Да, я его не помнила, но интуиция подсказывала мне, что этот человек для меня опасен. Но в этот момент, он оглянулся назад, и я заметила длинный шрам на его левой щеке. Внутри всё вмиг похолодело.
   - О, мисс Вебер, вижу, вы меня вспомнили, - грубо улыбнувшись, проговорил он. - Но если вдруг вы сомневаетесь в своих догадках, то я готов представиться, Вильям Ротвиш Граф Дронк, к вашим услугам, - он демонстративно слегка наклонил голову, как того требовали приличия.
   - Не могу сказать, что рада встрече.... - проговорила я, стараясь унять дрожь в руках.
   - А я же, наоборот, давно хотел отблагодарить вас, за сей чудесный подарок, - медленно проговорил он, проводя пальцем по шраму.
   - Что, убьете меня прямо сейчас? - грубо спросила я. А что!? Уж лучше знать всё сразу.
   - Нет, дорогая, моя маленькая месть уже свершилась... - теперь я стала бояться ещё сильнее. Одно дело, ожидать чего-то в будущем, а другое - слышать, что всё сделано, и изменить ничего уже нельзя... - Можно сказать, что я сейчас здесь только ради того, чтобы поведать вам обо всём лично...
   - Тогда не стоит тянуть, говорите.
   - Нет, давайте остановимся, и спокойно побеседуем...
   - Мне, честно говоря, и так удобно вас слушать, - раздражение и страх росли во мне огромными темпами.
   -Ладно, - согласился он. - Скажем так, вы оставили шрам на моей щеке, а я поставил крест на вашей репутации. Да и эта глупая девчонка - Свон, не осталась в стороне. И всё руками одной наивной и злобной актриски, он улыбнулся своим победам...
   - Так вот кто наплёл Мартине всякие глупости про меня и Тони... - я ужаснулась своей догадке. Всё было предельно просто. Тонкий намёк фанатично влюблённой на то, что объект её обожания нашёл другую фаворитку, и всё. Идеальное орудие мести готово. А если ей при этом так же предложить один простой вариант действий, то всё получается просто прекрасно. Тем более что Марти - актриса, причём, весьма талантливая.
   - Понимаешь, Кери, удары в спину своему врагу чужими руками, гораздо изящнее открытой борьбы. Ведь проще всего лишь нажать на один рычаг, и всё готово, - он улыбался совершенно беззаботной мальчишеской улыбкой, но в глазах была только надменность и злость. Говорил спокойно и вежливо, как будто делился со мной рецептом бабушкиных щей. - И, если ты думаешь, что эта маленькая пакость удовлетворила мою жажду мести, то ты, сильно ошибаешься... Всё впереди, и ты и Марджери ещё заплатите мне сполна, за все свои прегрешения, - улыбнувшись мне, и кивнув головой в знак прощания, он резким движением свернул на перекрестке влево, оставив меня в состоянии сильнейшего шока, в коем я и приходила до самой верфи.
   Теперь мне было уже всё ровно, кто на меня смотрит и что при этом думает. Игра оказалась серьёзнее, чем я думала, и если наличие такого врага как Мартина, не было для меня особенно приятным, то этот мистер Ротвиш одними словами внушал мне сильнейший страх. Судя по всему, придётся просить помощи из вне. И лучше всего обратиться к Тони, даже, несмотря на то, что для этого мне придётся переступить через свою гордость.
  
   Глава 24. Долгая дорога в никуда...

У всякой проблемы всегда есть решение простое, удобное и, конечно, ошибочное.
Генри Луис Менкен

  
   Накануне вечером мне доставили записку от Тони. В ней он сообщал, что как и планировалась, выезжаем мы утром. Так же он просил меня не брать с собой много вещей и быть готовой к восьми утра.
   Я сидела перед камином и уже восьмой раз перечитывала сообщение. В нём не было не одного доброго или ласкового слова, но я как, настоящая идиотка, старалась отыскать в скрытый смысл, пусть и между строк. Не знаю, что именно я ожидала там найти, но письмо было сугубо деловое, без малейшего намёка... А что я, собственно, хочу?! Что я вообще делаю?!
   Стоп...
   Так нельзя...
   Лучше бы он на меня кричал...
   В этот момент передо мной раскрылась единственная явная причина наших с Тони ссор. Всё просто, как только между нами устанавливался мир, и нас начинало к друг другу тянуть, во мне просыпался панический страх того, что если сдамся ему - игра закончиться. А я, просто потеряю для него всякий интерес... Вот так...
   Замкнутый круг получается. И мы, как две лабораторные крысы, бегаем по лабиринту, стараясь друг друга догнать. Но, отличие нашего лабиринта от лабораторного колоссально, и заключается в том, что наши с Тони дороги так никогда и не пересекутся, потому что, между нами всегда будет толстое бронированное стекло...
   Хватит об этом. В любом случае всю ближайшую неделю я буду вынуждена провести в его компании, и главное здесь, держать себя в руках.
  
   Когда утром к моему дому подъехала небольшая обшарпанная карета, я была, мягко говоря, удивлена.
   - Простите, а зачем это? - обратилась я к охраннику, указывая на массивное сооружение на колёсах.
   - Мистер Свон распорядился, чтобы вы ехали в комфорте... - ответил высокий плотный мужчина, с тёмными густыми волосами, судя по всему, начальник охраны. Кстати, всего нас было девять: кучер, семь охранников и я.
   - Мне и верхом достаточно комфортно, - я махнула рукой конюху, который как раз выводил Гретту из конюшни, но, заметив карету, остановился.
   - Ладно, - смирился здоровяк. - Но из города вы выедете в карете, а вашу лошадь мы привяжем сзади. Для нас важна безопасность, а леди, покидающая город верхом, невольно будет привлекать внимание.
   - Договорились, - ответила я, заползая в "коробочку на колёсиках", дверцу которой для меня галантно придерживал другой охранник. Сервис, однако!
   Внутри оказалось достаточно комфортно. Сидения были мягкими, и на удивление удобными, боковые стенки обиты плотной тканью, на полу - мягкий ковёр. Одним словом, настоящие фокусы. С наружи это чудо абсолютно не привлекало внимания, а вот внутри отвечало стандартам самой Королевы. Хотя, была бы я разбойником, то не стала бы обращать внимание на саму карету. Здесь достаточно посмотреть на количество охранников. Правда и тут, Тони проявил смекалку. Все они были одеты как простые люди, некоторые даже нацепили лохмотья бедняков. Получается интересная картина: обшарпанная карета, семь оборванцев на конях и кучер... С первого взгляда кажется всё просто. Хотя я так и не смогла придумать объяснения столь простой картине. Решив, расспросить подробности у Тони. Кстати...
   - Простите, сер... - я высунулась из окна кареты и обратилась к громиле. - А где мистер Свон?
   - Он обещал присоединиться к нам сразу после того, как покинем город, - ответил начальник охраны. - И, леди, не стоит так сильно высовываться из кареты...
   - Что, боитесь, что я выпаду? - улыбнулась я.
   - Нет, просто так вы привлекаете слишком много ненужного нам внимания... - бросив на меня укоризненный взгляд, он развернул коня, и поехал вперёд. А мне пришлось вернуться в карету.
   - Да уж... Всё таки повезло мне с попутчиками, такие разговорчивые ребята... - проговорила я себе под нос. Настроение начало медленно падать.
   За окном проплывали дома и деревья, и я вдруг подумала, что пешком было бы гораздо быстрее. Наш отряд передвигался с черепашьей скоростью, а то и вовсе, останавливался. Было жутко интересно, где мы, и почему стоим, но я решила, что из принципа не буду высовываться из кареты. Облокотившись на мягкую спинку сидения, я подобрала под себя ноги, и прислонилась к стенке. К сожалению, весь мой обзор улицы ограничивался маленькой щелкой в окошке, которую не могла плотно закрыть занавеска. Смотреть в неё мне быстро наскучило, голоса стали сливаться и я сама не заметила, как уснула.
   Проснулась я оттого, что почувствовала, как мы остановились. И судя по оживлённым голосам охранников, это был привал.
   Выкарабкавшись из кареты, я осмотрелась. Вокруг был только лес и дорога. Тёплое весеннее солнце грело лицо, на деревьях уже появлялись листики, а земля была покрыта молодой ярко зелёной травой. Щебет птиц перекликался с голосами охранников, которые сейчас распределились по поляне и занимались каждый своим делом.
   - Проснулась, наконец... - насмешливый голос Энтони вернул меня к осознанию суровой реальности. Он стоял, облокотившись на дерево, и с ироничной улыбкой рассматривал мой растрепанный вид.
   - Как видишь... - ответила я, подходя к нему. - Никогда не думала, что буду так сладко спать в столь... непохожем на кровать месте.
   - А ты у нас оказывается, неженка, - улыбнулся он.
   - Не совсем... но к комфорту я отношусь с большой любовью, - проговорила я, рассматривая Тони. Сегодня он больше был похож на того, кого я когда-то знала под именем Лео. Этакий спокойный, рассудительный разгильдяй.
   - Скажи, зачем ты потащила с собой свою лошадь? - спросил он.
   - Собираюсь преодолеть часть пути верхом... - ответила я, не понимая, что же в этом такого удивительного.
   - Наш, так называемый "караван" передвигается достаточно медленно, так что особого удовольствия от верховой прогулки получить не удастся... - возразил мой собеседник. - А распекать одной по незнакомой местности я тебе не позволю.
   - А если я буду не одна? - уточнила я, с вызовом посмотрев ему в глаза.
   - И кто же выступит твоим сопровождающим? - с сарказмом переспросил Тони. - Никто из охранников не имеет право покинуть свой пост, кучера ты тоже не можешь забрать.
   - В таком случае, остаётся только один возможный вариант, - я победно улыбнулась своим выводам.
   - И какой же? - мой собеседник явно наслаждался этой шутливой перебранкой.
   - Ты! - проговорила, изобразив на лице вселенскую грусть.
   -Я? - удивился парень.
   - Именно, ведь ты не охранник и не кучер. Ты, как и я, ничем здесь, собственно не занимаешься. Тебе по статусу не положено...
   - И ты думаешь, я соглашусь, бросить своих людей и отправиться кататься верхом? - Тони смотрел на меня, как на полную идиотку.
   - Насколько я помню, сегодня мы собирались переночевать в таверне, в одном из посёлков, в который прибудем на закате. Так вот, если мы отправимся туда верхом, то прибудем значительно раньше остальных, и сможем заранее заказать комнаты и еду. А в моём случае, ещё и ванну.
   - И зачем нам, в таком случае, вообще охрана? - его тон стал более жёстким.
   - Тони, я всё понимаю, но мне до жути надоело болтаться в этой деревянной коробке...
   - Особенно если учесть, что почти всю дорогу ты проспала, - никогда до этого момента мне не приходилось уговаривать Тони. Этот момент можно теперь отнести к историческим. А если он сейчас согласиться, то я вообще обведу этот день в календаре красной краской и буду каждый год отмечать, как праздник. Назову его "День смирения с неизбежным!"
   - Тони, пожалуйста... - на моём лице само собой появилось умильно-просящее выражение, умею я быть милой, если нужно. - Я же тебя никогда не о чём не просила...
   Видимо, я слегка перестаралась, изображая из себя самое несчастное существо на планете, потому что Тони рассмеялся. Да так, что мне показалось, что либо он тронулся умом, либо у меня начались галлюцинации.
   - Ты когда-нибудь вообще перестанешь меня удивлять? - проговорил он, успокоившись, но в глаза всё ещё горел огонёк весёлости.
   - Искренне надеюсь, что нет! - ответила я. - Так ты поедешь со мной?
   - Ладно, но только не смотри на меня так. А то я начинаю ощущать себя тираном... - он посмотрел на меня с нежностью, и я начала медленно теряться в собственных мыслях. Вот когда он такой хороший, противостоять его обаянию, становиться невыносимо сложно.
   На обед мы расположились на поляне под большим деревом. Мужчины сидели прямо на земле, а для меня откуда-то приволокли пенёк. Мы перекусили жареными цыплятами, хлебом и сыром, и, накормив лошадей, выдвинулись в путь. Я и Тони ехали верхом перед каретой, а вся наша охрана - позади.
   Спустя час, он сказал главе охранного батальона, что мы отправимся вперёд, и встретим обоз в условленном месте. По выражению лица верзилы, которого, кстати, звали Грэм, я поняла, что идея ему совсем не нравится. Он даже хотел что-то возразить, но Энтони одним взглядом отмёл все вопросы.
   - До места около двадцати миль, - обратился ко мне Тони. - Предлагаю, преодолеть парочку из них галопом.
   - С радостью поддерживаю, - ответила я и в следующий момент рванула вперёд, оставляя карету и всех сопровождающих далеко позади.
   Всё же нет ничего лучше верховой прогулки по весеннему лесу. Кажется, что сам воздух пропитан весной и солнцем. Здесь отдыхает душа. Здесь, чувствуешь себя неотъемлемой частью природы, частью одной большой жизни. Мчась на бешеном галопе по просёлочным дорогам, пересекая поля и мелкие речушки, начинаешь понимать, что жизнь прекрасна, несмотря ни на что!
   Я бы, наверно, с радостью каталась так бесконечно, но, к сожалению, ресурс возможностей моей кобылы нельзя назвать неисчерпаемым. Поэтому, примерно через час бешеных скачек, нам всё же пришлось остановиться и передохнуть. Пока я спускалась к ручью за водой, Тони уже успел расседлать наших лошадей и оставить их спокойно пастись на большой поляне. Его самого я обнаружила лежащим на траве. Подложив под голову руки, он закрыл глаза, а на лице застыла блаженная улыбка.
   - Присоединишься? - загадочным голосом проговорил он.
   - А, почему бы и нет?! - ответила я, падая прямо на густой зелёный ковёр из трав. Было мягко, но немного прохладно, хотя эту прохладу с лихвой перебивало тепло весеннего солнца. Я закрыла глаза, наслаждаясь моментом единения с природой. В голове возникло ощущение полной внутренней гармонии. Слышалось, как весело щебечут птицы, под лёгким дуновением ветра шуршит молодая листва, а сразу за большими деревьями журчит небольшой ручеёк. Даже воздух здесь был какой-то особенный, я бы даже сказала пьянящий. Казалось, что я одна в этом мире, что свободна от всех и всего...
   - Ты сказала Алексу, что когда-то давно, возможно в прошлой жизни... почти полюбила меня... - загадочным голосом проговорил Тони. До меня даже не сразу дошёл смысл его слов, но когда я поняла, что именно он имеет ввиду, то оцепенела. Мне даже показалось, что я начинаю краснеть. - Скажи мне, это правда?
   Я мысленно выругалась на Алекса, за то, что у него оказался слишком длинный язык, а затем и на себя, за то, что решила рассказать ему то, что никому не говорила. Это ж надо было додуматься!? Отрежьте мне язык и зашейте рот, чтобы я больше не совершала подобных глупостей!!! И что делать теперь?
   - А разве сейчас это важно? - спросила я, не двигаясь. И как бы мне не хотелось сейчас видеть выражение лица Тони, но если я открою глаза, то в них он может увидеть слишком многое из того, что не предназначено для его проницательного взора. А так, и мой голос и моя поза выражали сейчас лишь то, что я не придаю никакого значения тому, что было когда-то в прошлом.
   - Для меня - да, - ответил парень, и, судя по шелесту травы, сел. Я чувствовала, что сейчас он смотрит на меня, ожидая ответа.
   - А для меня - нет... - я всеми силами старалась, чтобы голос звучал как можно безразличнее, и по закону подлости, именно сейчас, он предательски дрогнул.
   - И всё же, я очень прошу тебя ответить... - мне показалось, или в голосе Тони мелькнула мольба?! Такой момент я просто не могла пропустить, и, повернувшись на бок, открыла глаза. Он сидел напротив и смотрел на меня. Сейчас по его лицу невозможно было ничего понять. А если Тони вынужден прятать свои эмоции, значит, ему есть что скрывать... А единственный способ узнать о том, что он чувствует, это ответить на его вопрос, и ответить честно.
   - Да, это правда, - проговорила я, пристально глядя ему в глаза, но... в них не отразилось абсолютно ничего. Простое любопытство, пополам с безразличием, вот что я там увидела. - Но... это было очень давно. И, к тому же, я чуть не влюбилась тогда не в тебя, Тони, а в иллюзию. В красивого парня, которому по глупости приписывала качества, которыми он никогда не обладал... Но, в этом только моя вина, я играла свою роль в нашей игре честно, с открытой душой, и по глупости пустила в сердце того, о ком совершенно ничего не знала... И, давай уже закроем эту тему, раз и навсегда.
   Я опять легла на траву и закрыла глаза. Всё же о такой железной выдержке как у Энтони я могла пока только мечтать. От всех этих воспоминаний и разговоров на глазах стали наворачиваться слёзы. Но, не стоит ему об этом знать. Лучше я вот так ещё несколько минут полежу, и всё пройдёт...
   - Я пойду седлать коней, - проговорил Тони спустя несколько долгих минут. - Пора нам уже двигаться дальше...
   После чего я услышала его удаляющиеся шаги. А что, интересно он подразумевал под своей последней фразой. Что нам пора ехать, или, что пора забыть прошлое и продолжать жить?! Хотя, возможны оба варианта.
   Дальнейший путь мы преодолевали шагом, изредка переходя на рысь. Оба молчали, погруженные в свои мысли. Не знаю, о чём сейчас думал Тони, но я как могла старалась выкинуть из головы воспоминания, пытаясь рассматривать лес и всю окружающую природу. Но, как только мой взгляд падал на Тони, всё возвращалось вновь. Тряхнув головой, я решила прибегнуть к единственному способу проветривания мозга от лишних мыслей, который был мне известен, и резко тронула пятками бока Гретты. Она тут же сорвалась в галоп, как будто только и ждала моего сигнала. Я неслась, что было мочи, а позади слышались глухие удары копыт коня Энтони.
   Мы скакали молча, и я медленно начала погружаться в столь любимое мной состояние полной свободы и отрешённости от всего. Краски меркли, а пейзажи обочины сливались в единую бесформенную полосу. Вечерний лесной воздух наполнял лёгкие, и казалось, что чувство свободы уже льётся у меня из ушей. Но желаемого эффекта я всё-таки добилась. В голове не осталось ни одной мысли, лишь один сплошной ветер...
   Не знаю, сколько прошло времени с того момента как мы отделились от остальных, но чувство реальности ко мне вернулось только на закате.
   - Тони, как далеко до таверны? - спросила я.
   - Не хотелось бы тебя расстраивать, но думаю, что мы пропустили нужный нам поворот, - проговорил мой спутник. - Придётся возвращаться.
   - Ты уверен, что знаешь дорогу? - с сомнением спросила я.
   - Уверен, - ответил он, самодовольно улыбнувшись. - Давай за мной.
   Сумерки сгущались всё сильнее, и ехать быстро уже не было возможности. Мы перешли на лёгкую рысь, а позже, и вовсе пустили коней шагом.
   - Скажи, если ты так хорошо знаешь дорогу, почему мы сразу не свернули куда нужно? - спросила я, стараясь не показать своего раздражения.
   - Можешь считать меня глупцом, но я был уверен, что мы успеем прокатиться и вернуться назад до заката. И ты так увлеклась скачкой, что отрывать тебя от этого занятия было даже немного жестоко, - проговорил Энтони. Мне всё время мерещились странные шорохи в кустах. Хотя, почему странные? Мы же в лесу, а сейчас ночь. Надеюсь, что это всего лишь белочки, или зайчики. Что-то не охота мне сегодня встречать более крупных лесных животных. - Кстати, до посёлка по моим расчётам осталось не больше полумили. Так что повода для беспокойства нет...
   - Я бы так не сказал! - голос прогремел среди лесной тишины, как гром среди ясного неба. И в тот же момент со всех сторон нас обступили какие-то люди. Лунный свет отражался от лезвий их мечей и шпаг.
   Мы остановились. Тони притянул мою кобылу ближе к себе и ободряюще сжал мою ладонь. На удивление, мозг у меня сейчас соображал прекрасно, мысли были чистыми и чёткими. Я адекватно понимала, что мы влипли. Да так, что я бы на собственную жизнь теперь не поставила бы и песо. Но жить сейчас хотелось безумно. А значит - нужно искать выход. Ведь должен же быть выход!?
   Бандитов было восемь. По крайней мере, именно столько человек сейчас окружали нас. Рассмотреть их в темноте было почти невозможно.
   Вдруг от толпы отделился один, и подойдя ко мне, грубо стянул с лошади. Он подхватил меня и, развернув к себе спиной, схватил за горло. Я почувствовала, что к моему виску приставлено что-то холодное. Страх ледяной кровью пробежал по всему телу, но я не могла позволить себе испугаться. Не сейчас!
   - Брось пистолет! - сказал верзила, держащий меня, обращаясь, видимо, к Тони. Посмотрев на него, я увидела, что он на самом деле держит в руке нечто явно огнестрельное, и направлено его оружие в другого бандита, стоящего справа от меня.
   - Нет уж, - ответил Тони. - Я почти уверен, что вы меня убьете, а так, я хотя бы одного из вас заберу с собой.
   - Брось пистолет, и мы поговорим... - не унимался верзила.
   Я замерла, анализируя обстановку. Это, явно бандиты. Значит, им можно предложить деньги за наше освобождение. Сейчас у нас при себе нет нужных средств, но это и к лучшему. Можно, к примеру, предложить им, что мы свяжемся с друзьями, и они привезут выкуп. Хотя, нет ни каких гарантий.
   - Отпусти девушку, и мы уедем! - ответил ему Тони.
   Державший меня верзила грубо рассмеялся.
   - Нет придела людской наивности... - Философски проговорил он.
   - Нет придела людскому безумию... - парировал мой защитник.
   - Если сейчас ты не опустишь своё оружие, дружок, - медленно сказал бандит, - Я просто дам сигнал Ги, и он выстрелит в тебя. К твоему сведению, ты стоишь на свету, а он в темноте. Таким образом, мы избавимся от тебя, а для девушки... - он провёл пальцем по моей шее, - Для девушки мы найдём достойное применение...
   Намёк был понят всеми однозначно. Несколько секунд Тони молчал, а потом демонстративно выбросил оружие. В тот же момент к нему подбежали двое головорезов, и, стащив с лошади, подвели к нам.
   - Твоё имя? - задал вопрос предводитель. Кстати дуло от моего виска он так и не убрал.
   - Какая тебе разница?! - огрызнулся Тони.
   - Я вижу, что ты аристократ, а значит, мне сегодня несказанно повезло... - верзила глухо рассмеялся. - Если не ответишь мне, значит, будешь говорить с Капитаном. Он-то быстро развяжет тебе язык.
   - Вам нужны деньги? Скажите цену? - злобно проговорил маркиз.
   - Деньги? - переспросил главарь. - Звучит заманчиво. Но, для начала, я заберу ваших коней и одежду. А остальное будет решать Капитан. - Он повернулся к рослому парню, стоящему позади Тони: - Доставьте их в гнездо и заприте.
   Парень кивнул, а потом резко ударил дубиной по ногам пленника. Тони упал на калении. Следующий удар пришёлся между лопаток, после чего, его тело, обмякнув, рухнуло на землю. Это зрелище я запомню на всю жизнь. В сердце как будто что-то оборвалось. Что-то очень важное и жизненно необходимое. По всему телу прошла дрожь, и я сама не поняла, как вырвалась из цепкой хватки главаря. Схватив свою шпагу, которую я предусмотрительно прикрепила к ноге, я резким движением приставила её к горлу своего обидчика. Я не понимала, что творю! Фехтовальщик из меня никакой! Точнее, сейчас никакой. Больше полугода без тренировок... Да, я сильно удивилась, что вообще смогла её быстро выхватить. А то, что мне удалось приставить её к шее главаря, вообще нечто невероятное.
   - Брось пистолет! - рыкнула я, вгоняя острию в кожу на шее верзилы.
   - Девочка, не дури, - спокойно сказал он, но шевелиться не спешил.
   - Он жив? - спросила я, указывая головой на тело Тони.
   - Да, - ответил главарь. К моему удивлению он был совершенно спокоен. - Брось игрушку, пока не стало хуже.
   - И не подумаю, - ответила я, прекрасно понимая, что действую сейчас глупо и необдуманно. Вдруг со стороны леса раздался громкий крик какой-то птицы, я дёрнулась, всего на миг потеряв бдительность, и тут же из моих рук выбили шпагу и меня саму схватили чьи то большие руки.
   Всеми силами я старалась вырваться, но этот бандит был даже больше самого главаря банды, и, казалось, совершенно не ощущал моих брыканий.
   Смирившись со своим положением я подняла глаза. Прямо передо мной стоял высокий плотный мужчина, прижимавший ладонь к своей шее. Лунный свет освещал его лицо, и капельки крови, осевшие на вороте рубахи. Отняв руку от шеи, он посмотрел на свою ладонь.
   - Вот сука!
   В следующий момент я почувствовала сильный удар по лицу...
   Мир поплыл перед глазами. Жгучая боль расходилась по всей голове, краски мутнели, и звуки стали куда-то исчезать. Всё погрузилось во мрак.
   Сознание возвращалось в виде каких-то расплывчатых картинок. Сначала был лес и полная темнота. Я ощущала тряску, и сильный лошадиный запах. Потом опять наступила забытьё.
   Второй раз я пришла себя, когда почувствовала, как с меня стягивают брюки.
   - Смотри, какая ткань...
   - Да, за неё много можно выручить...
   - Сними побрякушки...
   Голоса были явно женские. Глаза я решила не открывать, так как не известно, как они себя поведут, если увидят, что я в сознании. Я почувствовала как чьи-то грубые руки пытаются снять с меня цепочку, но так и не сообразив, как открыв замок, перерезают её ножом. Серьги, браслет и кольца никаких проблем у них не выхвали. Я чувствовала, что с меня уже сняли всё, кроме нижнего белья. Благо на него они не польстились.
   - Прикрой её простынёю...
   - А где второй?
   На этом вопросе я еле сдержалась, чтобы не пошевелиться.
   - Арк с ним беседует...
   Женщины тихо заржали, а я вздохнула с облегчением. Значит, Тони жив... или... пока жив...
   - Говорят, он аристократ, - тоном опытного заговорщика, проговорила та, что стояла ближе ко мне. От неё сильно несло рыбой, и я невольно поморщилась.
   - Если это так, тогда Арк ничего ему не сделает. Придётся ждать Капитана, - ответила ей подруга. - А он раньше утра не появиться.
   С следующий момент я услышала их удаляющиеся шаги, а потом хлопнула дверь и раздался щелчок замка.
   Открыв глаза, я постаралась сесть. К моему удивлению, боль почти не ощущалась, а о травме напоминали опухшая царапина возле виска и легкое головокружение. Я сидела на кровати в большой просторной комнате. Правда, эти криво сбитые доски кроватью можно было назвать с большой натяжкой. Скорее это был обыкновенный деревянный настил. Такие иногда использовали в конюшнях. По своей ширине он, правда, напоминал двуспальную кровать, но это всё же лучше, чем спать на холодном полу. Отделки на стенах не было. Лишь голые камни, частично покрытые мхом. Наверху вместо потолка виднелись балки и черепица. Правда местами отсутствовала и она, открывая чарующий вид на звёзды. Напротив импровизированной кровати виднелось окно, прикрытое грязной тряпкой. Я замоталась в большой кусок ткани, который служил на этой чудо-кровати всем: и подушкой, и одеялом, и простынёй, и отправилась к окну. Решёток не было, но достаточно было взглянуть вниз и все мысли о побеге разбивались в пыль. Оказывается моя камера находиться на высоте четвёртого этажа, а внизу каменные развалины. Судя по всему, это башня в старом замке. Да уж, не завидую я рыцарям. Хорошо всё же, что меня не занесло в средневековье. Там бы я точно долго не протянула.
   Вот, я уже шутить начинаю, значит, не всё так плохо.
   Было холодно, и, вернувшись на кровать, я сильнее укуталась в простынь и постаралась уснуть. Если до утра всё ровно ничего не решиться, то не вижу смысла переживать. Утро вечера мудренее.
   Жаль только что я не умею засыпать по щелчку. В голову, как назло лезли всякие противные мысли. И на первом месте в их рейтинге был Тони. Я не знала где он, что с ним... Жив ли он вообще? Сердце предательски наливалось болью, а глаза слезами. Я не переживу, если с ним что то случиться. Теперь я явно осознавала, что без него жизнь потеряет для меня всякий интерес и смысл. Сейчас, находясь в этом жутком месте, замёрзшая и закутанная в простынь, я совсем не испытывала страх за себя. Все мои мысли занимал Тони.
   Нет! Я знаю, он жив, я чувствую, что всё будет в порядке. Не знаю, как это объяснить.... Может интуиция, а может глупая надежда, но я верила, что из этой передряги мы сможем выбраться. Вместе!
   Под эти светлые мысли ко мне всё-таки пришёл сон.
  
   Глава 25. От себя не убежать...

Жизнь не говорит тебе ничего, она всё показывает...

(Ричард Бах)

   - Кери... проснись, пожалуйста... - я слышала тихий шёпот. Он звучал как будто во сне. Был таким далёким и... знакомым. Он казался таким родным, что невольно потянулась к нему. Тони... Он звал меня, стоя на высокой скале, звал прыгнуть с ним с обрыва, но я боялась. Что-то держало меня здесь. Вокруг светило солнце и пели птицы, где-то вдалеке было слышно ржание лошадей.
   - Кери! - опять крикнул парень. И я, плюнув на все свои страхи, понеслась к нему. Остановившись на самом краю, я посмотрела вниз. Там была глубокая пропасть, конца которой было не найти. Я повернулась к Тони, но вместо него со мной на краю был Ротвиш, и злобно улыбался мне. Я закричала, и тут же почувствовала, что меня начинает трясти...
   Открыв глаза я с облегчением поняла, что это был просто кошмар. Сейчас всё хорошо, вот и Энтони рядом.
   - Кери! Очнулась, наконец! - он сидел на кровати и держал меня за плечи. - Ты так меня напугала!
   - Я... спала...
   - Я уже давно пытаюсь разбудить тебя. Я думал... - парень осёкся, а в следующий момент прижал меня к себе. - Прости меня...
   - Мне не за что тебя прощать, мы оба виноваты в том, что случилось. А если быть точной, то виновата только я, - в его объятиях было так тепло и уютно, я просто теряла голову, ощущая его сильное тело. Но речь сейчас не об этом. Отстранившись, я отодвинулась от него, и только сейчас заметила на его лбу несколько крупных царапин, а самая большая из них пересекала бровь.
   Оторвав от своего универсального одеяния несколько длинных полос, я присела рядом с Тони.
   - Вот и пришла моя очередь, оказывать тебе первую помощь, - проговорила я, стирая с ран капли крови.
   - Брось, это царапины, - сказал он, но руки моей не убрал, и я продолжила заниматься перевязкой. - Кери, где твоя одежда? - он поднял на меня удивлённые глаза.
   - Забрали, - ответила я, безразлично пожав плечами. - Всё, и одежду и украшения, а взамен оставили мне вот это произведение искусства.
   - Тебя не тронули? - мой пациент изменился в лице. Представляю, что он мог подумать, когда обнаружил меня без сознания и без одежды, замотанную в большую ободранную тряпку.
   - Нет, если не считать удар по лицу, то можно сказать, что я совсем не пострадала, - улыбка получилась какой-то грустной, но Тони улыбнулся в ответ.
   Я как раз закончила свою импровизированную перевязку, когда он, усадив меня на доски, принялся натягивать на меня свой пиджак.
   - Так будет намного теплее, - проговорил он, обнимая меня и прижимая к себе. - Ты даже не представляешь, как я за тебя испугался.
   - Глупо получается, - грустно усмехнулась я, - ты переживал за меня, а я за тебя...
   - Приятно слышать, что я тебе всё-таки не безразличен... - в его голосе сквозила усмешка.
   - Ты? Мне? Безразличен? Тони, извини, но ты идиот! - я рассмеялась в голос. - Ты по определению не можешь быть никому безразличен! Такие как ты всегда вызывают сильные чувства. Положительные или отрицательные... не важно. Но точно не безразличие!
   - И какие же? - он смотрел в мои глаза с такой показной надеждой, что мне безумно захотелось его ударить. Его лицо было так близко, что я ощущала на своей шее его тёплое дыхание. Повернувшись, я наткнулась на тёплый взгляд голубых глаз. Никогда раньше я не видела во взгляде Тони столько нежности, столько заботы. Мысли стали расплываться и я поняла, что если сейчас не переведу тему, то разговор примет для меня крайне не желательный поворот.
   - Может лучше расскажешь, где ты был? - спросила я. - Те две женщины, которые спёрли мою одежду, говорили, что с тобой разговаривает какой-то Арк.
   Тони поник. Судя по всему, именно на этот вопрос он хотел отвечать меньше всего.
   - Ты уверена, что хочешь знать? - спросил он, опуская глаза.
   - Да.
   - Тогда слушай, - Сказал он, а я постаралась укутать нижние конечности в простынь, потому что замёрзли они настолько, что я их почти перестала чувствовать. - Да они же ледяные!
   В следующий момент я уже сидела, перекинув свои ноги через ноги Тони, а он резкими движениями старался вернуть к жизни мои ступни.
   - Я очнулся от удара по лицу, - сказал он, а я тут же съёжилась, как будто этот удар достался мне, а не ему. Видимо, решив, что я так реагирую на его попытки отогреть мои ноги, он сказал: - Потерпи немного, их просто необходимо согреть... Так вот, очнулся я в большом зале, где помимо меня находилось только двое бандитов: тот, что держал тебя и второй, этот самый Арк. Как оказалось, они оба здесь что-то вроде старших, а их главарь, Капитан, прибудет только утром. У него к аристократам какая-то своя особая ненависть, и убивает он их всегда только лично... - он на секунду замолчал. Теперь движения его рук больше напоминали массаж, а не согревание. К пальцам, наконец, вернулась чувствительность, и я медленно таяла от наслаждения. - Знаешь, я слышал об этом Капитане. Он один из самых безжалостных головорезов во всей стране. Поговаривают, что когда-то давно, он сам имел титул, но за какую-то провинность его лишили всего и теперь он мстит всем, кто имеет отношение аристократам.
   У меня внутри всё похолодело. Но этого же просто не может быть! Я не верю, что всё так закончиться. Разве для этого я попала сюда, в этот век? Чтобы просто умереть от руки головореза-фанатика?!
   - Нет! Что это за бред такой? - меня медленно начала накрывать паника. - Тони, должен быть способ выбраться! Ты назвал им своё имя?
   - Нет... - ответил он.
   - Это шанс... Мы скажем, ему правду... что мы простые буржуа, владельцы верфи. Едем на переговоры... Придумай что-нибудь! Если намекнуть ему про то, что мы сможем ему заплатить за свободу, то у нас появиться шанс.
   - Боюсь, что он мне не поверит... - он встал и пошёл к окну. - Знаешь, есть такая поговорка: "Горбатого могила исправит?" Так вот, то же можно сказать про меня... Кери, я аристократ до мозга костей. Меня с детства воспитывали таким, я рос среди таких, и живу среди таких как я.
   - Тони, но ведь меня ты за нос водил... - сказала я, но тут же осеклась. - Хотя ты был первым аристократом, которого я вообще видела в своей жизни. По мне так, обычный человек, вот только наглый и манерный. У меня уйма таких знакомых было до встречи с тобой.
   - И кто же? Конюхи? - в его голосе было столько сарказма, что я улыбнулась.
   - Нет, почему же, банкиры, программисты, просто дети богатых родителей, был даже один таксист. Тот вообще, по умению строить надменное выражение лица, даже тебя переплюнул бы.
   - Таксист? - переспросил удивлённый Тони.
   - Вот засада... - весь мой энтузиазм испарился. Спалилась ли я? Однозначно. - Таксист это такой человек, который водит такси.
   - Гениально, а что такое такси? - выражение лица Тони было суровым как никогда.
   - Это такая жёлтая штука на колёсах, для перевозки... багажа на вокзалах, - я искренне гордилась своей догадкой.
   - А, по-моему, это называется тележка... - он явно мне не верил.
   - Ну, некоторые называют её "такси", - постаралась состроить невинное выражение лица.
   -Знаешь Кери, возможно это последняя ночь в нашей жизни...- присев на каменный пол возле окна, он посмотрел меня с такой болью в глазах, что я поёжилась.
   - А тебе ни кто не говорил, что ты оптимист? - не знаю, понял ли он меня, но я имела ввиду обратное.
   - Сложно быть оптимистом, когда шансов на положительный исход почти нет...
   Я подошла, и присела перед ним на корточки.
   - Тони, мы выживем, знай это! - я провела рукой по его лицу, заставив взглянуть мне в глаза. - Я не позволю тебе умереть. Ведь кто тогда будет меня терроризировать и постоянно портить мне настроение? А? С кем я буду пререкаться и устраивать погром в кабинете? И ещё, недавно я поняла, что ты не только лучше всех можешь доводить меня до истерик, но лучше всех можешь возвращать меня к жизни после них...
   Говоря всё это, я медленно запустила руку в его волосы. Мне безумно нравилось пропускать эти мягкие тёмные пряди через свои пальцы. Сначала Тони смотрел на меня с улыбкой, нок концу моей тирады, его глаза приняли странное выражение.
   - Знаешь, малышка, а ты права, - на его губах, наконец, появилась моя любимая насмешливая улыбка. - Я просто не могу тебя оставить.
   Что-то мелькнула в его глазах такое, что заставило меня отступить и вернуться обратно на доски. К счастью это, или нет, но он не стал меня удерживать.
   - Если меня убьют, то как же ты будешь продолжать портить мои отношения с сестрой, с братьями, с лучшим другом? - он встал и медленными шагами направился в сторону кровати. Мне не нравился его тон. Он не шутил, это точно. - Как же ты будешь вставлять палки в колёса моему бизнесу? Как ты будешь выплёскивать мне в лицо миллиарды ничем не обоснованных оскорблений?
   Моё терпение кончилось. Страх испарился и в ответ, как будто рефлекторно, пришла злость.
   - Придётся записывать их на листочке и приносить к тебе на могилку, - эту фразу я сказала ему прямо в лицо, потому что сейчас оно находилось от меня буквально в нескольких сантиметрах.
   - Ты моё наказание! - тихо сказал Тони, глядя мне в глаза.
   - Нет, дружёк, это ты моё наказание! - в его глазах было что-то такое, чего я раньше не видела. Глядя на него, я одновременно испытывала страх, злость и... желание.
   Бред, глупости!
   Отступать было некуда, да и не хотела я этого. Его лицо было так близко, что я ощущала кожей, исходящий от него жар.
   - Ты мне всегда говорила, что ненавидишь меня... - Он нежно коснулся губами уголка моих губ. - Нет, дорогая Кери... - его горячее дыхание обожгло шею, губы прочертили дорожку до уха, - Это я... тебя... - теперь его губы были напротив моих, - Ненавижу!
   Его слова больно обожгли сердце, но их смысл в корне противоречил действиям Тони. Он целовал меня так нежно и так неистово, что разум отключился почти сразу. В этот момент я поняла, что проиграла. Теперь я полностью в его власти.
   Я больше не могла и не хотела сопротивляться. Поняла, что только рядом с ним, мне хорошо, что только этот человек может дать мне счастья, и пусть оно будет коротким. Но при этом, самым ярким и сильным. Возможно, что это последняя ночь в моей жизни, и значит, она должна стать особенной.
   Я отдалась ему и телом и душой, и сейчас, когда он был со мной, была по-настоящему счастлива. Его руки, его губы, его тело... не думаю, что, когда то испытывала что-то подобное. Сейчас я была в его власти, а он - в моей.
   - Тони, ты мой... - я прошептала это ему на ухо, слегка прикусывая мочку.
   - Нет, Кери, - он покрывал поцелуями мою шею, а потом медленно спустился к груди, - Это ты моя!
   Что происходило дальше, было настоящим чудом. Меня накрывали волны дикого наслаждения.
   Мир то пропадал, то появлялся вновь, с новыми яркими красками. Но, главное, что Тони был рядом. Мой Тони. Только сейчас я, наконец, была вынуждена признаться себе, что проиграла ему не только своё тело, но и душу. Да, я люблю его. Это было очевидно всегда, но я упорно пряталась от этого чувства. Но, скрыться от него невозможно... Как же долго я запрещала себе мечтать... Как долго я старалась убежать от самой себя... И к чему это привело? Разве стала я счастливее? Нет! Но теперь всё! Я торжественно сознаюсь самой себе, что я хочу быть с ним, и мне всё ровно, что будет завтра...
  
   Я не знаю, сколько прошло времени, но небо стало медленно светлеть. Тони занимался тем, что накручивал мои локоны на палец, поглаживая меня по спине. Я же лежала на его плече, боясь, что скоро наступит утро, и он ускользнёт из моей жизни. Нет, я знала, что он выживет. Я была в этом уверена на сто процентов. Просто, такие, как он, так просто не сдаются. Вот и всё.
   Дело в другом. Я знаю, что мне никогда не быть с ним, это невозможно. И даже если он испытывает ко мне симпатию, то рано или поздно я ему надоем, и он жениться на той, кто будет ему ровней. И даже если случиться чудо, и Тони меня полюбит, то я всё ровно должна буду вернуться домой. Хотя теперь я уже не уверена, что хочу возвращаться. Ведь здесь он, а там его точно не будет.
   Я сильнее прижалась к нему. По щеке проскользила одинокая слезинка Тони поймал её губами.
   - Малыш, я обидел тебя? - он смотрел мне в глаза, а я не могла поверить своему счастью.
   - Нет... Совсем наоборот...
   - От чего тогда слёзы? - спросил он, но вдруг усмехнулся, - Я уж было подумал, что ты оплакиваешь свою девственность...
   - И не надо меня этим подстёгивать, - я возмущённо села. - Ты мне не муж и не жених, и не тебе читать мне нотации. И вообще, там откуда я родом, не принято так свято чтить девственность, как у вас. Там чтят порядочность, и если девушка долго встречается с парнем, и они пока не хотят заключать брак, то она вполне может подарить ему свою драгоценную девственность.
   - Я знал, что ты не девственница...
   - У меня это что, на лбу написано? - он начал медленно выводить меня из себя.
   - Нет, просто знал? - он лежал, подложив руки под голову, и нахально улыбался.
   - Я что, настолько развратно себя вела? - мне даже стало немного стыдно.
   - Нет, Кери, Солнышко, вернись ко мне и я обещаю, что всё тебе расскажу... - этот змей искуситель выглядел сейчас так соблазнительно, что выбора не было.
   Я положила голову на его плечо, в ответ на что, он прижал меня к себе, и только после этого тихо прошептал мне на ушко:
   - Мне сказала Мардж....
   - Что?! - я пыталась вырваться, но не могла. - Отпусти меня, изверг.
   - Ни за что! Даже не надейся на это! - он улыбался, прижимая меня к себе ещё ближе.
   - Я не верю, что она могла поступить со мной так... Тони, я доверяла ей! - почему-то стало так невыносимо обидно, что я даже брыкаться перестала.
   - Прости её, она сделала это не со зла... - он развернул меня к себе лицом. - Помнишь, когда ты пропала на неделю, и от тебя не было никаких вестей, Мардж очень переживала, и постоянно говорила, что ты не выживешь одна. С каждым днём твоего отсутствия она нервничала всё сильнее, и вот, на пятый день, она попросила у меня виски. В тот момент я был жутко удивлён, но мне и самому нужно было снять стресс. Можешь мне не верить, но я твоё исчезновение переживал не меньше Мардж. Так вот, мы засели с ней у меня в кабинете, и уже после третьего бокала моя сестрёнка расплакалась и сказала, что, скорее всего, ты вернулась домой, и больше мы никогда тебя не увидим. Я постарался успокоить сестру, объяснив, что при желании можно и в Россию съездить, на что она рассмеялась и сказала, что в Россию двадцать первого века добраться не так просто, - Тони замолчал, наблюдая за моей реакцией. Представляю, какие эмоции он сейчас мог лицезреть на моём лице, но я уже не контролировала себя.
   - И ты ей поверил? - я собиралась задать этот вопрос с сарказмом, но получилось уж, как-то слишком серьёзно.
   - Сначала нет, - Тони провёл рукой по моей щеке, - А потом... да!
   Я смотрела на него с нереальным удивлением. Он знает! И верит! Я была настолько шокирована информацией, что даже не знала, что сказать.
   - И, как ты понимаешь, после того, как Мардж проговорилась в одном, ей пришлось рассказать мне всё что она знала, - он поцеловал меня в плечо. - Как видишь, знаю я обо всём давно, и всё ждал, когда же ты проколешься, но ты молодец. Первый промах был сегодня...
   Я присела на кровати, боясь посмотреть в глаза Тони.
   - Скажи, почему ты поверил? - этот вопрос мучил меня сейчас больше всех остальных.
   - Я видел твой паспорт, когда сторожил тебя после нашего "официально знакомства". Твоё изображение, цифры, буквы, переливающиеся значки, всё было как-то чуждо. Это невозможно было сделать в наше время. А ещё, Мардж рассказывала мне про коробочку с картинками, она говорила, что ты называешь её "фотоаппарат". Я видел её в твоей чёрной шкатулке, в тот же вечер, но решил не придавать ей значение.
   Я улыбалась. Тони тоже.
   - Я бы показала тебе фотографии, но, боюсь, что батарейка в фотике села окончательно, и у меня ничего не получиться, - он сел, а я залезла на его коленки, и, сев к нему лицом, и обхватила ногами его тело. - Тони, я рада, что мне больше не нужно это от тебя скрывать.
   - И я рад, что ты знаешь, что я знаю... - от улыбнулся чистой мальчишеской улыбкой.
   Небо уже окончательно посветлело, и с низу донёсся стук копыт.
   - Пора, Кери. Скоро за нами придут... - он вмиг помрачнел.
   Я обхватила его лицо.
   - Не смей терять надежду! Вспомни про свою семью! Я уверена, что без тебя они, конечно, не пропадут, но твоя смерть их явно не порадует. И я бы никогда не поверила, если бы мне сказали, что Энтони Свон перестал бороться. Знай, я с тобой и я в тебя верю... - я этими словами я встала и стянула с него простыню, в которую мы с ним были замотаны, как в кокон.
   - Эй, - он сделал обиженное лицо, но тут же улыбнулся.
   - Ты мне так гораздо больше нравишься, - Ответила я, рассматривая его обнажённый торс.
   Пока Тони натягивал штаны, я подошла к окну, стараясь понять, где мы находимся. Вокруг был один лишь лес. Такое чувство, что этот замок забросили лет четыреста назад, и больше сюда никто никогда не приходил.
   - Надень это, - сказал Тони, протягивая мне рубашку, - А простынь завяжешь в качестве юбки, - Он ласково чмокнул меня в весок. - При всём уважении я не могу позволить тебе демонстрировать своё шикарное тело всякому сброду...
   Я не смогла сдержать себя и, обняв его за шею, нежно поцеловала.
   - Ты только моя... - он прошептал это с такой интонацией, что голова моя пошла кругом.
   - Я хочу, чтобы и ты был только моим, Тони... - сказала я, чувствуя как тону в голубых озёрах его глаз.
   Он было хотел что-то ответить, но тут дверь открылась и на пороге появился мой вчерашний знакомый здоровяк. Кстати, при свете дня он мне показался ещё более большим и грозным.
   - Ваше высочество, - он демонстративно поклонился Тони, - господин Капитан ожидает вас в холле. На сборы минута.
   Дверь за ним закрылась, и я принялась судорожно натягивать рубашку и обматываться простынёй. Тони же больше сейчас напоминал мраморную статую: бледный, ошарашенный и почти не дышит.
   - Тони... - я постаралась его поцеловать, но он не ответил на мой поцелуй.
   - Всё пропало... - он грустно усмехнулся. - Они знают, кто я.
   - Поверь мне, не знают. Этот приём на русском называется "брать на понт", - слова родной речи резанули по уху. - Они как бы говорят тебе, что знают, что у тебя есть титул, но не знают при этом ничего наверняка. Просто, стой на своём, ты справишься. Если хочешь, скажи им, что я твоя жена, а они никогда не поверят, что я могу быть женой аристократа. Слишком много во мне плебейских замашек...
   В это момент дверь снова скрипнула, и громила вежливо предложил нам пройти вперёд.
   Мы долго спускались по тёмным лестницам и шли по старинным коридорам, пока, наконец, перед нами не открылся большой светлый зал. В отличии от нашей камеры, стены здесь были завешаны гобеленами, пол выложен мраморной плиткой, а окнах имелись стёкла. И мебель, и ковры, вот только не очень новые и не совсем опрятные, а так, очень даже ничего.
   - Батюшки, кого я вижу! Энтони Свон, собственной персоной! Как же тебя, мой мальчик вообще занесло в мои владения? - эти слова принадлежали высокому светловолосому мужчине, с идеальной осанкой, и цепким взглядом серых глаз. Я поняла, что всё пропало!
   - Добрый день, Дамиан, ты мне не поверишь, но безумно я рад тебя видеть! - проговорил Тони, улыбаясь так искренне и открыто, что я вовсе перестала понимать, что происходит. Мужчина с самым серьезным выражением лица медленно подходил к Энтони, и когда расстояние перед ними оказалось минимальным, резко обнял парня. Тони же обнял его в ответ.
   - Арк, выгони всех, и распорядись, чтобы принесли завтрак, - проговорил мужчина, но вся шайка продолжала стоять в полном недоумении, глядя на своего предводителя. Видя подобную реакцию, он закричал, да так, что всё тело в одночасье покрылось мурашками. - Вон! Все вон! Живо!
   Вот это эффект! С таким голосом у него бы хорошо получилось разгонять демонстрации. Всю шайку сдуло из комнаты меньше чем за десять секунд.
   - Да ребята, выглядите вы не важно, - сказал Дамиан.
   - Спасибо твоим головорезам, что вообще в живых оставили, - парировал Тони.
   - А, вы, мадмуазель, подруга этого оболтуса? - обратился он ко мне. Правда мадмуазель меня сейчас мог назвать только слепоглухонемой повеса. Мне, в моём нынешнем виде прекрасно подошло бы место с протянутой рукой в переходе.
   - Наверно, я больше подруга его сестре и его другу, чем ему. Мы с Тони, компаньоны, - ответила я.
   - Насколько я помню, у Тони всегда был только один друг, Алекс? - спросил предводитель разбойников.
   - Ничего не изменилось, - ответил Тони.
   - Значит, вы подруга Алекса? - удивился Дамиан.
   - Да, но, просто подруга. Точнее даже друг!
   - И как поживает Алекс? - спросил мужчина, почему то обращаясь ко мне.
   - Отлично, правда теперь у него только одна авантюра, зато постоянная. Вот уже третий месяц он пытается добиться расположения Мардж.
   Дамиан рассмеялся:
   - Алекс? С сестрой Тони?! Вот это поворот...
   Мужчина продолжал смеяться, а Тони сидел с каменным лицом.
   - И ты ему позволишь? - наконец, успокоившись проговорил мужчина.
   - Выбор только за Марджери. Как она решит, так и будет.
   - И с каких пор ты стал таким демократичным?
   - С момента появления в моей жизни вот этой особы, - он кивнул головой в мою сторону.
   - Хотите угадаю ваше имя? - обратился он ко мне.
   - Попробуйте...
   - Кери Вебер, правильно?
   Я была ошарашена.
   - Но как? - я решила, что гадать всё ровно бессмысленно. Проще спросить.
   - Мы тоже газеты читаем... - загадочным голосом проговорил он. - А если честно, то один торговец приехал накануне в деревню, а там и рассказал хозяину, о последних происшествиях в Лондоне. Все от души посмеялись.
   Я залилась краской. Да таким слоем, что наверно теперь до конца моих дней сходить будет. Значит, история моего триумфального дефиле в нижнем белье пошла по окраинам, а я то надеялась на то, что пока меня не будет в городе все сплетни благополучно улягутся. А не тут то было. Они преследуют меня по пятам.
   - Дорогая, не стоит так отчаянно краснеть... Все свои.
   - Да уж... Вы отпустите нас? - ситуация, конечно весёлая, но на главный вопрос пока так никто и не ответил.
   - Конечно, нет! - проговорил мужчина ровным голосом. - Пока не позавтракаете, я вас никуда не отпущу!
   Вот шутник, тоже мне. Я уже мысленно начала прощаться с жизнью, а он оказывается шутит...
   - Кстати, Кери, Алекс, мой родной племянник...
   В дверь вошли две женщины, неся на подносах чашки с чаем и какие-то булочки. Пока они расставляли всё это добро перед нами, я лишь ошарашено хлопала ресницами, пытаясь переварить информацию. Алекс племянник этого Дамиана? Как?
   - А можно на этом месте поподробнее? А то я совсем перестала понимать окружающий меня мир...
   - Нельзя... - он ответил мне со светской улыбкой, но я поняла, что докапываться дальше нет никакого смысла. Лучше потом спрошу у самого Алекса. - Тони, вы едите в Дувр?
   - Да, у нас там встреча с потенциальным партнером... - он одну за другой пожирал ароматные булочки с джемом, и я вспомнила, что последний раз ела вчера днём.
   - Как же так получилось, что вы оказались ночью одни на дороге? - продолжил допрос Капитан.
   - Решили прокатиться верхом, и потеряли счёт времени, - ответил парень. - Искать обратную дорогу пришлось в кромешной темноте, там мы и повстречали твоих ребят.
   - Ага, мой Буйвол надолго запомнит твою подружку... - опять рассмеялся Дамиан. Вижу у него вообще сегодня настроение весёлое.
   - Что он с ней сделал? - Тони вмиг изменился до неузнаваемости, лицо вытянулось, а судя по выражению его глаз, сейчас будет взрыв.
   - Да остынь ты, - осадил его дядя Алекса, - Он её ударил, да и то не сильно, а вот она на него с клинком кидалась и даже, представляешь, несколько минут держала лезвие у его шеи. Там даже рана осталась...
   - Кери, ты совсем идиотка?! - Тони смотрел на меня как на полоумную. - Ты вообще соображаешь, что он мог сломать тебя одним ударом.
   - Но не сломал же! - ответила я. - И вообще, что мне оставалось делать, ты был без сознания!
   - Ладно, детки, не ссорьтесь, и вообще, как я понимаю, вам пора... - проговорил хозяин дома. - Лошадей я вам верну, а с остальным уж извините. Ребята не станут отдавать свою добычу!
   - Спасибо, что живые уходим... - огрызнулась я, вставая из-за стола, вместе со всеми.
   - Если хочешь, я могу оставить тебя здесь, дорогая, ещё на несколько дней, - проговорил Дамиан, а я тут же спряталась за спину Тони. - Дерзкая девочка, как ты её терпишь?
   - Я уже научился получать удовольствие от её дерзости, - ответил Энтони.
   - Удачи вам, и привет моему племяннику, - сказал он нам на прощание, когда через полчаса, мы уже сидели на своих лошадях. - Заезжайте в гости! - "Нет уж, спасибо", подумала я про себя, всё ещё до конца не веря, что мы остались живы ...
  
   Глава 26. У каждой ошибки есть свои последствия.

Закройте дверь перед всеми ошибками, и истина не сможет войти.
(Рабиндранат Тагор)

  
      Как только массивные ворота этого средневекового убожества закрылись за нами, и я окончательно осознала, что нашим жизням больше ничего не угрожает, то резко рванула вперёд, сразу пуская лошадь в галоп. Мне почему-то казалось, что я должна как можно скорее покинуть это место... Хотя, именно здесь, в этом ужасном сооружении из камня, в холодной камере, на неотесанных досках и была впервые по настоящему счастлива.
      Я неслась так, как будто за мной гналась как минимум стая голодных волков. А ведь это был всего лишь Тони... Но, наверно, в этой ситуации волки были ли предпочтительней.
   Отчего-то мне совершенно не хотелось с ним разговаривать... Почему? Да просто я трусиха! Просто было до жути страшно услышать от него, что либо... И не важно что. Всё ровно страшно!
   Вообще, я всегда считала себя смелой, мужественной, решительной... Но, только не сейчас.... Сейчас я бежала. Наверно, глупо бежать от будущего, от разговора, который всё ровно рано или поздно состоится. И пусть мозгом я всё это прекрасно понимала, но никак не могла заставить себя натянуть поводья и решить посмотреть в эти, так любимые мной, голубые глаза.
      И вот, дорога, по которой я мчалась, как ветер, начала плавно раздваиваться, как раз возле огромного дуба. И здесь, в этом самом месте, мне всё-таки пришлось затормозить. Может быть это было знаком, а может простым стечением обстоятельств, но всё выглядело так, что дальнейший путь без Тони я выбрать не могла...
      - Кери, скажи на милость, от кого ты бежишь?! - спросил мой спутник, останавливая своего замученного коня рядом с моей кобылой. - За нами уже никто не гонится!
      Он посмотрел на меня очень внимательно, и по его укоризненному взгляду стало понятно, что он не просто догадывается, а прекрасно знает, что именно заставило меня мчаться наперегонки с ветром. Наверно, сейчас я выглядела как потерявшийся беспризорник: оборванная, растрепанная и с жуткой растерянностью в глазах. Хотя, в данных обстоятельствах, сей факт волновал меня меньше всего.
      - Ничего не хочешь мне сказать?! - голос Тони звучал грубо, я бы даже сказала, что в нём промелькнула обида, а в его глаза я и вовсе старалась не заглядывать, прекрасно зная, что ничего утешительного там не увижу.
      - Нет... не сейчас, - ответила, опуская голову..
      Он подъехал ближе, и, коснувшись пальцами моего подбородка, приподнял лицо, заставляя посмотреть в его глаза.
      - Тони... - прошептала я, напоровшись на его внимательный взгляд. - Мы чудом избежали гибели... Я... просто не могу сейчас адекватно соображать.
      - Может, тогда нам лучше остановиться и передохнуть? - теперь в его голосе появились заботливые нотки. - Хотя, по моим расчётам, до Дувра осталось не больше трёх миль.
      - Тогда, лучше не останавливаться...
      - Ладно, - согласился он. - Но часть пути мы преодолеем шагом... Лошади устали.
      Он взял поводья моей кобылы, и мы тронулись в путь. Наверно Тони подозревал, что я опять могу сорваться на галоп, пытаясь убежать от всего, поэтому и решил перестраховаться.
      Мы ехали в полной тишине. И сейчас она давила как никогда прежде. Я лихорадочно думала, о чём можно спросить, чтобы разговор никак не мог перейти на наши отношения. И тут вспомнила...
      - Можешь объяснить мне, откуда ты знаешь этого Дамиана, и как он может быть дядей Алекса? - этот факт поверг меня в настоящий шок, и подходящего возможного ответа в голове никак не находилось.
      Тони усмехнулся.
      - Это долгая и старая история, - ответил он. - И поверь, для меня встреча с Дамианом стала огромным сюрпризом. О нём так давно ничего не было слышно, что мы с Алексом решили, что либо он в очередной раз подался в бега, либо давно покинул этот мир...
      - Даже так?! - ошарашено выпалила я. - Век - живи, век -- удивляйся!
      - В общем, Дамиан - младший брат мистера Артура Митчелла, отца нашего с тобой общего друга. Алекс рассказывал, что он с самого детства любил везде таскать его с собой. А больше всего этот шумный повеса увлекался мореплаванием. Даже купил себе корабль с командой и отправился путешествовать. Где он только не бывал, куда его только не заносило попутным ветром. Но... - Тони глубоко вздохнул. - Вскоре, его отец, обанкротился и от былой мощи у семьи остался только титул. Да и тот, должен был достаться старшему брату. Вот тогда Дамиана перестали принимать в обществе, друзья покинули, а его многочисленные девушки, предпочли других, тех, у кого были деньги. Тогда-то он и подался в пираты. И знаешь, на мой взгляд, это занятие подходило ему идеально. Опытный мореплаватель, жестокий авантюрист, подкреплённый ненавистью к аристократии, ко всем, кто оказался фальшивыми друзьями, он стал грозой ближних морей. И продолжал жить в роскоши, хоть и вне закона... Но, когда его отец, дедушка Алекса, узнал о занятии сына, его сердце не выдержало.
   Мы ехали медленно, и слушая рассказ Тони, мне начало казаться, что мы с ним просто совершаем обычную верховую прогулку, а не бредём кое-как по неизвестному лесу... Что мы просто добрые приятели, а не жуткие враги, и всё просто замечательно...
     - Как старшему в сыну, после смерти отца, мистеру Артуру Митчеллу достался титул и куча долгов, - продолжил Энтони, светским тоном, что ещё больще укрепило мою глупую иллюзию. - Он крутился, как мог, стараясь спасти семью от полного разорения. Дело осложнялось тем, что будучи братом известного на всю страну пирата, он и сам стал изгоем для общества, как, в прочем, и вся его семья.
      Отец тогда запретил мне общаться с Алексом, запретил любому из членов его семьи переступать порог нашего дома. Но я не мог отказаться от друга, только потому, что так кто-то решил, пусть этот кто-то и был моим родителем. Мы продолжили общаться. Я бы даже сказал, что после этого мы стали ещё ближе.
      Финансовое положение их семьи тогда спас именно Дамиан. Он вручил брату крупную сумму денег, которых с лихвой хватило, для восстановления всех былых мощностей предприятий их семьи. Но большую часть они решили вложить в железную дорогу, и не прогадали. - Он усмехнулся, сильнее погружаясь в свои воспоминания. - Мы с Алексом даже несколько раз выходили в море на корабле Дамиана. Правда, в набегах нам так ни разу поучаствовать не удалось. Дамиан принципиально ни на кого не нападал, пока мы были на борту. Он говорил, что нам обоим ещё слишком рано пятнать свою репутацию. Особенно чужой кровью... Если бы отец узнал об этом, он бы убил меня собственными руками.
      Пока Тони рассказывал, его глаза горели, каким-то совершенно диким азартом. Я, конечно, знала, что в душе он авантюрист, ещё больший, чем его лучший друг. Но ему всегда удавалось мастерски скрывать это от окружающих.
      - Когда я познакомилась с Алексом, он как-то вскользь обронил, что как и я, в своё время был изгоем для вашей семьи. А потом долго смеялся, удивляясь таким совпадениям, - проговорила я, наблюдая за реакцией моего спутника. Тони же медленно хмурился.
      - Хочешь сказать, что я повёл себя так же, по отношению к Мардж, как и мой отец когда-то по отношению ко мне? - спросил он, злобно прищурившись.
      - Да. А разве ты так не считаешь? - ответила я, с вызовом глядя в его глаза. Можно сказать, что сейчас я несознательно провоцировала Тони на очередной скандал, или хотя бы перепалку. Но мне совсем не хотелось ругаться, просто за время нашего общения это уже успело стать моей странной защитной реакцией от его обаяния.
   Каждый раз, когда наше общение начинало заходить за рамки дружеского - мы ругались. И почти всегда инициатором этих ссор становилась именно я.
      Но в этот раз Тони меня удивил.
      - Возможно, ты и права... - ответил он. - Да, я тогда не стал вдаваться в подробности ваших отношений с Мардж, решил закрыть глаза на то, что она, наконец, выбралась из своего заточения, предпочёл не заметить, что она стала гораздо чаще улыбаться.
      - Тони... скажи, почему ты хотел выдать Марджери замуж за этого Ротвиша? - спросила я, но глядя на то, как странно потемнели его глаза и напряглись руки, трижды пожалела, что вообще решила задать этот вопрос. Пришлось срочно искать пути смягчения его гнева, а то, судя по колючему взгляду, ещё пару таких вопросов, и он с радостью прикапает меня под ближайшим кустом. - Понимаешь... теперь, зная тебя, Мардж и этого вашего графа Дронка, я не нахожу никакого разумного объяснения тому твоему решению. У меня в голове не укладывается, что должно было произойти, чтобы ты решил отдать свою родную сестру этому... хм... типу?
     Он одарил меня странным многозначительным взглядом, и мне даже на секунду показалось, что я сейчас услышу что это не моё дело. И пусть, Тони был одним из немногих, кто умеет признавать свои ошибки, но вот признаваться в них другим - было для него не так просто.
      - Это что, настолько важно? - в его вроде бы шутливом тоне сквозило жуткое раздражение.
      - Просто я хочу понять, что двигало тобой в тот момент... - ответила, поднимая на него взгляд. - Понимаешь, я услышала эту историю сначала от миссис Коул, а уже потом от самой Мардж. И мне очень хотелось бы услышать её от тебя. Может это глупо, но я хочу найти оправдание твоей глупости...
      - А если у неё нет достойного оправдания, что тогда? - спросил он.
      - Я просто хочу тебя понять... - тихо ответила я.
   После этих лов, он даже остановился, и повернувшись, посмотрел на меня со странной смесью удивления, недоверия, боли и раскаянием, что мне стало его жаль. Потом, грустно усмехнувшись какой-то своей мысли, снова отвернулся, и пустил коня шагом. Я же, так ничего и не добившись, уныло поплелась за ним.
      - В то время наша семья испытывала большие финансовые трудности, - начал он, а я удивлённо притихла, боясь, что он может в любой момент передумать рассказывать об этом, ведь сам факт подобного откровения уже можно было заносить в красную книгу, как нечто безумно редкое! - Всё былое состояние нашей семьи оказалось растрачено впустую, дома заложены, а отцовская фабрика - разорена. Во время поездок по миру, которые занимали почти всё его время, он оставлял меня управлять делами. Но, в то время спасать было уже не чего. Да и что я тогда мог?! - Тони грустно усмехнулся. - Я говорил отцу, что дела плохи, да он и сам это прекрасно понимал, но ничего предпринимать не собирался. Вернувшись из одного круиза, они с мамой тут же уезжали в другой. Они всё время бегали, как и ты...- он так многозначительно на меня посмотрел, что мне вдруг стало стыдно за своё поведение. Не думала, что моё поистине страусиное желание держаться по дальше от этого парня он может воспринять именно так... странно. - Мама пыталась убежать от воспоминаний о своём погибшем ребёнке, отец - от множественных кредиторов. И всё было терпимо, пока, четыре года назад, не пришла весть об их гибели...
      Тони замолчал, и в этот момент мне просто безумно захотелось обнять его, сказать, что я никогда его не брошу, что всегда буду с ним. Но... думаю, вряд ли бы он оценил такой порыв. И, к тому же, я совсем не уверена, что смогу остаться рядом с этим человеком, как и в том, что он тоже этого захочет.
      - Признаю, я обвинял мать в слабости, а отца в том, что он предпочёл сбросить на меня все свои обязанности, но... когда их не стало, я был просто потерян... Разбит. А вместе с горечью утраты на меня свалился титул, сестра, два малолетних брата и куча долгов... Для парня в двадцать два года это оказалось слишком... - Тони грустно улыбнулся. Жаль, что сейчас я не могла видеть его глаз. Но, увидев их, увидев всю боль и искренность отражённую там, наверно, я бы больше никогда не стала убегать от него. Просто не смогла бы уйти... Так что, даже хорошо, что я этого не вижу. - С каждым днём дела шли всё хуже и хуже. Я старался оттянуть полный крах, получая деньги от одних кредиторов, и отдавая их другим. Но так тоже не могло продолжаться долго. А в одни прекрасный день, мне сообщили, что единственный источник доходов нашей семьи - фабрика, сгорела дотла. Вот тогда у меня началась паника. Примерно в то же время и появился мистер Ротвиш... Он сообщил мне, что был близким другом отца, и что может помочь нам, выдав крупный заём без процентов и на длительный срок. Более того, он сказал, что поможет мне правильно вложить эти деньги, чтобы моя семья больше никогда не бедствовала. А когда я спросил, зачем ему это, он ответил, что хочет таким образом вернуть долг чести моему отцу... Жаль, что тогда я не знал, какого рода долг имел ввиду мой спаситель.
      Мы проехали мимо небольшого ручья, и здесь я очень явно почувствовала знакомый с раннего детства запах моря. Такой родной и далёкий... он напоминал о доме.... о прошлом. Но сейчас это означало только то, что до конца нашего путешествия до цивилизации осталось совсем чуть-чуть.
      - В общем, он попросил у меня позволения жениться на моей сестре. Сказал, что очарован её красотой и что если мы станем одной семьёй, он сможет выделить мне большую сумму и на больший срок. В тот момент, мне казалось, что с этим человеком Марджери будет хорошо. Во-первых он солидный, у него есть титул и много денег, а во вторых, мне было бы спокойней, если бы она оказалась под присмотром мужа... Понимаешь, в то время мы не могли себе позволить ничего лишнего. Я даже платье своей сестре купить не мог. И, естественно, хотел, чтобы она была обеспечена всем... Правда, Мардж долго отказывалась от этого брака, твердя, что выйдет замуж только по любви. Я же тогда был слишком циничен, чтобы верить в подобную чушь. И в итоге, она согласилась. На организацию церемонии ушли все последние деньги нашей семьи, и выходка Мардж тогда просто вывела меня из себя. Она одним словом перечеркнула всё, чего я так долго добивался. Но сейчас... я рад, что всё получилось именно так. - Он, наконец, повернулся ко мне. - Ты наверно считаешь меня извергом?
      - Совсем нет... - ответила, дотягиваясь до его ладони. Я не смогла удержаться от этого порыва. Это оказалось сильнее меня. - Ты хотел как лучше... и, знаешь, этот Ротвиш не похож на друга... Может, конечно, его так озлобил прилюдный отказ Мардж, но... после того, что он назвал "маленькой местью", я начала его бояться.
      - Ты имеешь ввиду то, что он пытался напасть на Мардж в саду дома Робертсонов? - спросил Тони, сильнее сжимая мою руку.
      - Так ты всё-таки знаешь об этом? - удивилась я, ведь мистер Робертсон пообещал не сообщать Тони. Но, если он в курсе, то почему этот Ротвиш до сих пор жив?
      - Знаю... - ответил он, глухим голосом.
      - Но, откуда? - удивилась я.
      - От самого Ротвиша, - в голосе Тони было столько злости, что мне самой стало страшно.
      - Он что, имел наглость явиться к тебе и всё рассказать? И ты ничего ему не сделал?! - я была искренне шокирована, а мой мозг отказывался верить, что такое вообще возможно.
      - Нет... - ответил он.
      - Но почему, Тони?! - даже не думала, что такой его ответ может настолько меня взбесить, и даже постаралась вырвать свою руку, но он держал её слишком крепко.
      - У Ротвиша есть документы, которые подтверждают, что мой отец получал деньги от ряда правительств других стран, за то, что, якобы, занимался для них шпионажем. И если они станут достоянием гласности, то отца объявят предателем, всё имущество нашей семьи будет конфисковано, и титул в том числе.
      Я побледнела.
   Вот это поворот! Хотя, давно нужно было догадаться, что не всё в этой истории так просто, как кажется.
      - Твой отец на самом деле был шпионом? - стараясь не выдать своего волнения, спросила я.
      - Не знаю... - грубо ответил Тони. - Как ты понимаешь, спросить уже не у кого.
      - Вот засада... - проговорила я себе под нос.
      - Ещё какая. И выхода из неё не видно... Я уже не первый год стараюсь выяснить истину, но пока почти ничего не добился, - проговорил он, а потом вдруг легонько улыбнулся и продолжил. - Когда он сказал мне, кто осмелился оставить на его лице шрам, я еле сдержался чтобы не засмеяться в голос. Ещё тогда я должен был понять, что на подобное способна только одна девушка на Земле, но был так зол на вечно скрывающуюся от меня компаньонку Мардж, что даже не подумал что вы с ней, один и тот же человек.
      - Вот видишь. Оказывается, я тоже способна на подвиги... - ответила, старательно изображая гордого победителя.
      - Если б ты ещё хотя бы иногда думала, перед тем, как пойти на очередной подвиг, было бы вообще замечательно... - улыбнулся Тони, а в его глазах появились весёлые искорки.
      - Мне нужно сказать тебе, кое-что, касательно Ротвиша, - проговорила я, поражённая его откровение. Наверно, учитывая все обстоятельства, мне не стоило вообще говорить об этом Тони, но и молчать я больше не могла.
      - Я тебя внимательно слушаю, - он посмотрел на меня, и в глазах читалось явное беспокойство. Ведь кому, как ни Тони знать на какие подлости способен этот тип.
      - В общем, выходка Мартины на открытии ресторана Марджери, была разыграна с его подачи.
      - С чего ты это взяла?
      - Он сам мне сказал... - ответила я, и мне показалось, что Тони даже слегка перекосило.
      - Он приходил к тебе?!
      - Нет. Всего лишь встретил меня на улице, и тут же посчитал своим долгом сообщить, что мой прилюдный позор, его рук дело. А точнее не рук, а больной фантазии. Он сказал, что гораздо изящнее наносить удары в спину своему сопернику, а ещё лучше делать это чужими руками...
      - Вот сволочь! - выругался Тони.
      - А ещё сказал, что за шрам на его щеке, он поставил крест на моей репутации, - я грустно усмехнулась. - Знал бы он, что для меня в этом городе важно мнение только некоторых личностей.... И они, к счастью, не стали меня осуждать... А в остальном... неприятно, конечно, но не смертельно...
      Улыбнувшись, Тони притянул меня к себе и поцеловал в висок. Да так, что я чуть с лошади не навернулась.
      - Кери, ты моё маленькое чудо! Надеюсь, что ты никогда не перестанешь меня удивлять... - проговорил он, улыбаясь. А вот мне было не до улыбок. Как его понимать? Как относиться к его словам?
   Мне опять стало страшно. Не готова я пока к тому, чтобы решать своё будущее. И даже не понимаю, как воспринимать ситуацию. Я видела, что Тони неприятно моё замешательство, и он прекрасно понимает, что как только разговор заходит за рамки, я начинаю нервничать. Наверно, именно поэтому и решил пока дать мне время. И сейчас я была безмерно благодарна ему за подобное понимание...
       Почти всю дорогу было тихо и спокойно, и только на самом подъезде к городу нам встретилась группа людей. Не знаю, что именно они искали в лесу, может цветы, а может хворост, не имеет значение. Но важно то, как они на меня смотрели. В их глазах читалось какое-то жуткое призрение напополам с осуждением. Я уж было подумала, что они тоже читали в газетах о моём недавнем позоре, но.. там не было ни одной фотографии, а соответственно дело не могло быть в этом.
   И тут меня осенило.
      Просто девушка, одетая только в мужскую рубашку и обмотанная белой простыней не может не привлекать внимание.
      - Тони, мне нужно остановиться, - проговорила я, когда мы миновали путников.
      - Что-то случилось? - спросил он.
      - Посмотри на меня? Как думаешь, я не шокирую жителей Дувра своим внешним видом? - спросила я с сарказмом, а Тони одарил меня оценивающим взглядом, и многозначительно улыбнулся.
      - Предложения есть? - спросил он, едва сдерживая смех.
      - Есть одна идея, но мне понадобиться твоя помощь...
      - Всегда готов! - улыбнувшись ответил он.
      Мы спешились, и, привязав лошадей, принялись изобретать одежду. Благо размер моей набедренной повязки позволял проявить фантазию, и стянув её себя, я протянула простынь Тони. Он так странно на меня посмотрел, что я вмиг залилась краской.
      - Это совсем не то, что ты сейчас подумал! - поспешила оправдаться я.
      - И, что я по твоему подумал? - его улыбка была настолько самодовольной, что мне искренне захотелось его ударить.
      - Не важно... - отмахнулась я. - Можешь разорвать её на две равные части?
      Он посмотрел на меня, потом перевёл взгляд на простынь.
      - Ты уверена? - он многозначительно взглянул на мои ноги, которые сейчас не прикрывало абсолютно ничего, а его смеющихся глазах зажёгся какой-то странный азартный огонёк.
      - Тони, ты обещал мне помочь, так помогай. И не нужно так на меня смотреть... Или ты хочешь, чтобы твоя спутница въехала в город в таком, мягко говоря, нецензурном виде?
      - Ладно, - он отвернулся, и одним рывком разделил ткань на две равнее половины. Получилось у него достаточно ровно.
      Забрав у него одну часть, я завязала её концы на талии.
      - А теперь, мне нужно сделать из этого штаны, - проговорила я. - У тебя есть нож?
      - К сожалению, у меня конфисковали всё оружие... - ответил он.
      - Тогда опять придётся рвать, - я не представляла, как объяснить этому нахальному типу, что и где придётся делать дальше. Да так, чтобы он не расценил это как намёк.
      - В общем, теперь нужно разорвать это подобие юбки на две части, чтобы потом связать концы и получить подобие штанов.
      Как ни странно, но он сразу понял, что именно я от него хочу, И присев передо мной на корточки, посмотрел мне в глаза. Его настолько забавляла ситуация, что он уже даже не пытался скрыть улыбку.
      - Только смотри, не перестарайся, - предупредила его я.
      - Хорошо, - с этими словами он рванул ткань так, что новый разрез теперь заканчивался на две трети выше колен, - Так подойдёт?
      - Отлично, - ответила я, стараясь побороть смущение. - А теперь, то же самое нужно сделать сзади...
      - Для вас, леди, всё что угодно! - он откровенно издевался, а я всё ещё тщетно продолжала бороться со своим смущением.
      Когда процедура по разрыванию ткани была закончена, мой новый Кутюрье окинул своё творение довольным взглядом.
      - Что дальше? - спросил он.
      - Завяжи, пожалуйста, концы ткани, чтобы получились шаровары.
      Эту просьбу Тони исполнил уже без комментариев. Мне даже на секунду показалось, что он стал серьезнее. И как только узелки были завязаны, отошёл от меня на несколько шагов.
      - Что-то не так? - спросила я, завязывая вторую часть ткани на бедре. Теперь, она прикрывала открытую часть ноги, а другая нога, на которой был теперь разрез импровизированной юбки, была с внешней стороны затянута в импровизированную штанину. Конечно, не верх искусства, но смотрелся этот костюм хотя бы не так развратно.
      - Нет, всё в порядке, - ответил он, забираясь в седло. - Просто, мне не так часто приходиться лицезреть твои голые ноги... Слишком уж они соблазнительны.
      - Слушай, сейчас не самое время для подобных шуток... - ответила я.
      - А я и не шучу, но если ты не хотела слышать ответ, то зачем задала вопрос? - он посмотрел на меня с вызовом. Искренне желая скрыться от этого пристального взгляда, я поспешила забраться в седло, и тут же тронулась в путь. Тони же поплёлся сзади.
      В город мы въехали уже после полудня. И пусть местные жители продолжали провожать меня непонятными взглядами, но осуждения в них больше не было. Наряд мой, конечно, был странным, но прикрывал почти всё. Исключение составляло отсутствие обуви. Ноги, честно говоря, сильно замёрзли, но нацепить на них было увы, не чего.
      Когда мы уже подъезжали к гостинице, я вдруг поняла, что в таком виде на переговорах точно не смогу присутствовать. И сразу же в голове промелькнула мысль о моих вещах, которые, к счастью, остались в карете.
      - А как же наш кортеж? - обратилась я к Энтони.
      - Никак, - ответил он. - У них есть указание, доставить документы и наш багаж в Дувр. И не важно, едем мы с ними или нет. Так что, я думаю, что они либо уже в гостинице, либо скоро туда прибудут.
      - Это радует.
      Мы остановились возле большого каменного здания, выкрашенного в белый цвет. По словам моего спутника, это было лучшей гостиницей в городе. И на самом деле, внутри оказалось очень опрятно, я бы даже сказала, роскошно. Интерьерчик отдалённо напоминал ресторан Марджери, те же сочетания цветов, лепнина, колонны.
      Нам выделили две смежные комнаты, разделенные между собой небольшой дверью, и оказавшись в своей спальне, я первым делом проверила, закрывается ли эта самая дверь. Оказалось, что с двух сторон она была оборудована щеколдами. Таким образом, оба гостя могли отгородиться от нежелательного общества друг от друга.
      Только теперь я могла спокойно осмотреться. Комната оказалась достаточно большой. Стены и ковёр имели цвет весенней зелени, а шторы, и вся мебель были белыми. Кровать имела размеры небольшого полигона, мне даже показалось, что в ширину она гораздо больше, чем в длину. Так же здесь присутствовал камин, стол, пара кресел и большой шкаф. В общем, достаточно милое место...
      Через несколько минут две девушки в форменной одежде притащили большую ванну, и затем наполнили её горячей водой. А сразу после их ухода я погрузилась в неё с головой и только сейчас смогла вздохнуть с облегчением.
      Да уж, весёлое выдалось путешествие, а какое продуктивное! И это при том, что мы ещё даже не встречались с нашим новым клиентом. Чует моя пятая точка, что на этом засады только начинаются. Ведь не зря Тони потащил меня с собой. А может...?
      В голову закралась подозрительная мысль, и если сначала я считала, что это всего лишь происки больного воображения, то сейчас она показалась мне очень даже реальной. А вдруг он специально потащил меня в эту поездку, и наша встреча с разбойниками была ничем иным, как чётко спланированным и сыгранным спектаклем? Ведь их предводитель оказался его хорошим знакомым... Разве не мог он по старой дружбе оказать моему маркизу такую крошечную услугу?!
   Конечно, мог. Но, зачем это Тони? Только если...
   Только если это способ меня приручить - другого ответа я не находила. Ведь он уже говорил мне, что я проиграла... Что "мышеловка захлопнулась". Теперь я всеми силами пыталась вбить себе в голову, что Тони на это не способен, что он никогда бы так со мной не поступил... Но, к сожалению уже давно перестала верить в простые совпадения.
      Что же это...
      Как мне теперь узнать правду?
      Ладно, не стоит мучить себя. Если Тони и было нужно моё полное подчинение, значит, он преследовал какую-то цель. Значит, я нужна ему для чего-то... И, скорее всего, это как-то связано с его бизнесом.
   Теоретически, если в сделке с мистером Кренто, он решил использовать именно нашу с ним общую верфь, а не свои, значит здесь, скорее всего, кроется какая-то подстава. И, мне почему-то кажется, что это всё как-то связано с контрабандой... или другой незаконной деятельностью.
   Думаю, завтра мне удастся всё выяснить. Главное, не позволять ему самому вести переговоры. Решено! Я буду присутствовать везде, куда бы ни направился он. И всё ровно, что подумают об этом окружающие.
   От раздумий меня отвлёк стук в дверь. Только сейчас я осознала, что вода уже почти остыла, а значит, за этими странными раздумьями провела не меньше двух часов. Выбравшись из ванной, замоталась в огромное белое полотенце и пошла встречать гостя.
   - Кто там? - наверно, в нынешних обстоятельствах это бы глупый вопрос, но я не же не могу открывать двери своей комнаты всем и каждому, а дверные глазки, к сожалению, ещё не придумали.
   - Кери, это я, - послышался голос Энтони. - Прибыли наши сопровождающие, и если тебе нужны твои вещи, то открой, пожалуйста, дверь...
   - Конечно, - ответила я, поворачивая ключ в замке, и пропуская гостя в комнату. В этой поездке я ограничилась одной большой сумкой, в которую были плотно утрамбованы и компактно сложены несколько платьев и пару костюмов для верховой езды. Да и не было никакого смысла тащить с собой больше.
   Скинув свою ношу на пол, Тони повернулся ко мне.
   - Что? - спросила я, не понимая, отчего его взгляд так изменился.
   - Ты специально? - спросил он.
   - Что ты имеешь ввиду? - удивилась я.
   И, видимо окончательно убедившись, что я абсолютно не понимаю, о чём он говорит, Тони, многозначительно вздохнув, скромно присел на край кровати. Вообще раньше мне казалось, что понятия Тони и " скромно" никак между собой не совместимы. Но, оказалось, что это не так...
   - Кери, не пристало леди впускать в свою комнату джентльмена, когда она не одета... - ответил он, посмотрев на меня как на глупое дитя. Меня же этот взгляд, честно говоря, взбесил.
   - Дорогой мой, во-первых, я в полотенце, а его размеры позволяют мне скрывать даже столь эротичные для вас, щиколотки. Во-вторых, я не леди, а в-третьих, Тони, я же знала, что за дверью ты. Но, если хочешь, в следующий раз я попрошу тебя подождать, пока я приведу себя в надлежащий вид. Высушу и заплету волосы, натяну платье, и скромно присяду на краюшек кресла, стеснительно обратив свой взор в сторону пола.
   - Кери, даже если за дверью и я, ведь в первую очередь я мужчина... - Тони продолжал гнуть свою линию.
   - Для меня, ты в первую очередь - друг! - ответила резко, а про себя продолжила: "или враг, я пока не определилась..."
   - И это значит, что перед другом можно щеголять в чём попало? - удивился он. Я подозревала, что таким образом Тони хочет вывести разговор к тому, что произошло между нами прошлой ночью. Ведь раньше его не особо смущал мой внешний вид. А обстоятельства бывали разные. - Алекса ты тоже считаешь другом, значит, перед ним ты тоже можешь позволить себе ходить в одном полотенце?
   - Нет, с Алексом я предпочитаю ограничиваться халатом... - ответила я, вспоминая парочку недавних инцидентов.
   - Что?! - он встал с кровати и начал мерить шагами комнату. От минутной скромности не осталось и следа. - Ты вообще понимаешь, что творишь?!
   - Тони, между понятиями девушка в халате и девушка в полотенце есть огромная разница.
   - И какая же?
   - Ну, под халатом, обычно есть одежда, а под полотенцем - нет... - эта фраза была моей маленькой местью за то, что он развёл здесь эту глупую дискуссию.
   Он демонстративно упал в кресло у камина, и многозначительно на меня взглянул.
   - Хочешь, чтобы я в этом убедился?! - в этом вопросе было столько презрения, что мне стало тошно.
   - Нет! - резко ответила я, а моему терпению и былой выдержке пришёл очередной конец. - И я прошу тебя покинуть мой номер.
   Тони не шелохнулся.
   - Я пришёл сюда за тем, чтобы сказать тебе, что встреча назначена завтра на полдень и состоится в доме одного местного крупного торговца, мистера Лексара. Ввиду некоторых обстоятельств, я не смогу пойти с тобой туда сразу, а присоединюсь чуть позже. Я доверяю тебе обсуждение всех вопросов. Контракт же мы будем подписывать все вместе.
   - Ты позволишь мне самой вести переговоры? И ты отправляешь меня туда одну? - раздражение и непонимание росло во мне бешеными темпами. - И что я должна буду сказать мистеру Кренто, относительно причин отсутствия моего партнера?
   - Скажи, что один из наших кораблей, прибыл в порт, и я решил лично проконтролировать его разгрузку, и заодно переговорить с капитаном, - ответил Энтони. - При этом мы покажем, насколько серьёзно относимся к выполнению своих обязанностей и обязательств перед теми, кто доверил нам доставку своих грузов.
   - А могу я узнать истинные причины твоего отсутствия? - спросила я.
   - Нет! - ответ был более чем однозначный.
   - Ясно, - ну вот опять старая песня. Наверно этого типа вообще ничем и никогда не исправить! - А теперь, не могли бы вы покинуть мою комнату, дабы я могла привести себя в надлежащий вид и спокойно перепроверить условия контракта...
   Тони поднялся с кресла и, подойдя ко мне почти вплотную, пристально посмотрел в глаза. Не знаю, что он ожидал там увидеть, но уверена, сейчас в них было только презрение. И к нему, и к себе. Этот разговор показал, что ничего в наших отношениях не изменилось. И ни совместное путешествие, ни проведённая вместе ночь, и никакие разговоры и признания не способны изменить их к лучшему. Мы всегда будем с Тони на ножах. Мы слишком разные, даже для того, чтобы просто быть приятелями. Зато из нас получились прекрасные враги... А самое смешное, что я, судя по всему, люблю своего врага. И это, на самом деле, верх моей глупости!
  
   Глава 27. Встреча с прошлым.
  

Прошлое не вернуть. Верните хотя бы веру в будущее!
(Борис Крутиер)

  
   Вечер и половину ночи я провела за изучением контракта, который нам предстояло обсудить на завтрашних переговорах. Тони больше не заходил, отчего я несказанно злилась. Но, может, это и к лучшему. Не стоило нам ругаться перед столь важным совместным мероприятием. А в том, что очередная встреча обязательно закончиться скандалом, я была почти уверена.
   Неудивительно, что проснулась я только около одиннадцати, и, осознав, что времени почти не осталось, начала лихорадочно метаться по комнате, стараясь как можно скорее привести себя в порядок. И только благодаря этим метаниям, ровно в полдень уже стояла перед дверью дома мистера Лексара. Благо он находился всего в двух кварталах от нашей гостиницы.
   Дверь мне открыл пожилой мужчина в форменном фраке и, учтиво поклонившись, тут же проводил в кабинет хозяина где, по его словам меня уже ожидали господа.
   - Добрый день, - поприветствовала я ожидающих меня джентльменов. При моём появлении на лице одного из них отразилось удивление, а второй, видимо наш будущий партнёр, наоборот, выразил своё одобрение. - Моё имя Кира Вебер.
   - Добрый день, мисс Вебер, прошу, располагайтесь, - проговорил первый. - Меня зовут Арно Лексар, я хозяин этого дома.
   - Очень приятно, господин Лексар, - ответила я, присаживаясь в большое удобное кресло. - У вас прекрасный дом.
   Мистер Лексар представлял собой этакого добродушного милого гномика. Хотя, ростом и был выше меня на полголовы. Седые волосы, такая же седая борода и маленькие прямоугольные очки, дополняли его образ. Он как-то сразу мне понравился. В его обществе я совсем не чувствовала себя не своей тарелке, даже если учесть, что видела его впервые.
   - Спасибо мисс Вебер, - он галантно мне поклонился. - А теперь, оставлю вас. Мне бы не хотелось мешать обсуждению ваших дел. Я распоряжусь, чтобы вам принесли чай.
   С этими словами он покинул кабинет, оставляя нас наедине.
   - Как вы уже догадались, моё имя Леопольд Кренто, - проговорил мужчина, сидящий напротив меня. - Очень рад, наконец, с вами познакомиться.
   Первой мыслью после его слов было то, что он тоже, несомненно, в курсе моего триумфа на открытии ресторана Мардж. Я была почти в этом уверена, но он джентльмен, и не позволит себе рассказать о том, что ему известна такая гадкая подробность жизни леди. По крайней мере, я на это надеялась.
   Вообще этот мистер Кренто выглядел, довольно таки, интересно. На вид ему было около пятидесяти, а может меньше. Его тёмные волосы, с лёгкой проседью, были зачёсаны назад, каждая черта лица, каждое движение выдавало в нём аристократа. Стройный, высокий, грациозный, наверно в молодости он разбил не одно девичье сердце. Его улыбка застыла в добродушно-насмешливом выражении, а ярко-синие, как грозовое небо глаза, абсолютно ничего не выражали. Жаль, что этого человека не так легко читать, даже если учесть, что я постоянно тренировалось в подобных вещах на Энтони. Кстати о нём...
   - Мой партнер, просил извинить его. Он немного опаздывает и прибудет через час. Дело в том, что сегодня ночью в порт прибыл один из наших кораблей, и он решил лично проследить за его разгрузкой, - я старалась говорить как можно безразличнее, и надеюсь, у меня получилось.
   - Что ж, похвально, что он так трепетно относиться к своей работе, - ответил мистер Кренто, о чём-то задумавшись. - Но в письме, которое мне прислал ваш помощник, ничего не говорилось о том, что у вас есть партнер.
   А вот это уже интересно. Значит, Тони решил сделать сюрприз этому мистеру Кренто. И, что-то мне подсказывает, что они знакомы. Вопрос лишь в том, стоит ли сейчас называть имя моего дорогого маркиза, или дождаться его появления? Думаю, что если козыри пока не вскрывать, то игра будет более эффектной...
   - Буквально месяц назад он сделал крупный взнос в развитие моей верфи, после чего и стал её совладельцем, - ответила я. - Но... это сейчас не столь важно. Предлагаю преступить к обсуждению нашего контракта.
   - Охотно соглашусь, - ответил мужчина, и на миг я заметила, что в его взгляде промелькнул интерес. Загадки, загадки... Кругом одни ребусы, и пока ни одной достойной догадки.
   Молоденькая девушка принесла чай и тут же удалилась. Я чувствовала, что в ответ на все мои вопросы лежит на поверхности, но вот пока, он был для меня не доступен.
   - Вы уже изучили предлагаемые нами условия? - поинтересовалась я.
   - Конечно, и меня почти всё устраивает, кроме, пожалуй, одного пункта, - ответил он.
   - Могу я поинтересоваться, какого?
   - Того, что касается страхования грузов, - проговорил мой собеседник. - Вы предлагаете, нам просто заключили договор со страховой компанией на все перевозки моих грузов. Я же не вижу в этом смысла, и предлагаю страховать только наиболее ценные партии. Это позволит и мне и вам сэкономить немало средств.
   - В таком случае, ответьте, если ввиду каких-либо обстоятельств, будь то шторм, или нападение пиратов, не важно, незастрахованный груз будет утерян, кто будет нести за него ответственность? - спросила я.
   - Я думаю, что компания-перевозчик, то есть вы, - ответил мистер Кренто, окинув меня очередным насмешливым взглядом. Вижу, что к женщине в бизнесе он относился так же, как и большинство мужчин этого времени, то есть, с лёгкой насмешкой и презрением. А это означает, что его что-то заставило пойти на сделку именно со мной, и я уже успела заметить, что особой радости от этого не испытывал.
   - В таком случае для меня выгоднее страховать все ваши грузы, я даже согласна на то, чтобы взять на себя все расходы на страховку, так как в первую очередь это в наших интересах. Но она будет распространяться только от момента погрузки, и до момента выгрузки товара с наших судов. А если мы заключим договор со страховой компанией, так, как я предлагаю в нашем контракте, то наши затраты уменьшаться, груз будет застрахован от момента погрузки и до того момента, пока он не будет реализован вашими фирмами здесь.
   Мой собеседник задумчиво посмотрел в окно.
   - Вы настолько уверены, что так будет лучше? - наконец, спросил он.
   - Да, я просчитывала различные варианты, и этот оказался самым эффективным и не требующим больших трат.
   - В таком случае, я готов начать сотрудничество, - торжественно проговорил он.
   - Очень этому рада. Значит, нам осталось дождаться моего компаньона, и мы сможем подписать документы.
   - Хорошо, - проговорил мистер Кренто. - Тогда, если все спорные моменты улажены, я могу задать вам вопрос, не относящийся к делу?
   - Конечно, буду рада ответить... - проговорила я улыбаясь. Чует моё сердце, вопрос мне не понравиться. Слишком уж подозрительно у этого мистера Кренто горят глаза.
   - Не поймите меня не правильно, просто я должен знать всё, о своих партнерах, - загадочным голосом проговорил он, а я насторожилась. - Скажите, то, что пишут про вас в газетах - правда?
   Вот тебе и привет! Быстро же распространяются слухи.
   - Зависит от того, что именно вы имеете ввиду, - уклончиво ответила я, как будто обо мне каждый день что-нибудь да писали.
   - Я имею ввиду, событие, произошедшее на открытии ресторана "Артемида" в Лондоне, - в его глазах отчётливо отражалось любопытство, и в этот момент мне показалось, что я точно где-то уже видела этого человека.
   - О... а это зависит от того, какую именно газету вы читали. Лично мне на глаза попадались две противоположные версии произошедшего, - я старалась говорить как можно безразличнее, при этом чувствовала, что начинаю краснеть.
   - Я читал обе... - ответил он.
   - И какую же версию вы считаете более правдоподобной? - меня уже порядком злило его любопытство. А я-то думала, что передо мной джентльмен.
   - Как вам сказать, в одной - вы жертва, в другой - девушка лёгкого поведения. И я больше чем уверен, что вы скажите, что правдива первая версия. А я не настолько хорошо с вами знаком, чтобы делать выводы самому.
   - Следовательно, вы в любом случае не поверите моему ответу, что бы я при этом не сказала... А я не настолько хорошо знаю вас, чтобы рассказывать подробности столь личного позора.
   - Там пишут, что вы близкая подруга новой хозяйки заведения, Марджери Свон, это правда? - мистер Кренто смотрел на меня так, что я чувствовала себя как на допросе.
   - Да, это так. Марджери мне как сестра, и то, что произошло на открытии, её ни капли не порадовало.
   - А если верить версии с жертвой, то получается, что в вашем, так сказать, падении, виноват брат вашей подруги, Энтони Свон?
   При упоминании Тони, меня даже слегка передёрнуло. Наверно, если бы он был сейчас здесь, мне бы не пришлось самой отдуваться и отвечать на все эти замечательные вопросы.
   - А разве это важно? - теперь в моём голосе звучало раздражение, скрывать которое я была больше не намерена. - Если вам настолько интересно, виноват не Тони, а его подружка Мартина, и ещё один полоумный граф.
   - Тони? Вы настолько близки, что позволяете себе называть маркиза Дарленского просто по имени? - глаза моего собеседника выражали презрение.
   - А вы что, с ним лично знакомы? - я ответила ему с такой надменностью в голосе, что мне бы позавидовал сейчас даже сам вышеупомянутый маркиз.
   - Можно сказать и так, - ответил мужчина. И тут я услышала шаги в коридоре, которые могли принадлежать только одному человеку. Наконец-то, вот пусть теперь сам, если захочет всё рассказывает своему знакомому. А я умываю руки.
   - Тогда, сейчас у вас будет уникальная возможность восстановить знакомство...- я сказала это так язвительно, что к моменту, когда в дверь постучали, мой собеседник почти уже потерял своё железное самообладание.
   Дверь открылась, но я не стала обращать внимание на вошедшего в неё на Тони. Гораздо больший интерес для меня сейчас представляло выражение лица мистера Кренто. Он не отрываясь смотрел на моего компаньона, и я бы даже сказала, что на его лице отразился шок. Дыхание стало более частым, и он даже расслабил галстук.
   - Добрый день, мисс Вебер, мистер Кренто. Прошу извинить меня за столь грубое опоздание. Возникли непредвиденные обстоятельства, - Тони говорил абсолютно спокойно, а выглядел как никогда решительно и надменно. - Разрешите представиться, Энтони Свон. - Он протянул руку мистеру Кренто, который пожал её скорее машинально, чем обдумано. Меня удивило, что официально представляясь, Тони не стал упоминать свой титул. Это, честно говоря, настораживало. - Вижу, вы уже успели обсудить все подробности нашего контракта.
   - Да, мистер Свон, - ответила я. - Осталось лишь подписать его.
   Тони взял контракт, быстро пробежал глазами по страницам, и решительно поставил снизу свою подпись.
   - Прошу, мистер Кренто, - он протянул бумаги мужчине, который, кстати, уже выглядел лучше, чем минуту назад. Бледность сошла, дыхание выровнялось, а на лице опять отразилось выражение совершенной надменности.
   - Мистер Свон, а мы можем с вами поговорить? - спросил мистер Кренто. - Наедине...
   - У меня нет секретов от мисс Вебер, так что можете говорить при ней.
   Да?! Это с каких, интересно, пор?! А я и не знала, что у нас настолько доверительные отношения!
   - Тони, может всё же...? - попытался уговорить его наш новый компаньон.
   - Я сказал, нет, - голос Энтони звучал гораздо грубее, чем обычно. Я уже поняла, что эти двое знакомы, причём отношения у них далеко не дружеские. И Тони прекрасно об этом знал, так зачем тогда мы заключили с ним договор о сотрудничестве?
   Обстановка накалялась. Я присела поудобнее, чтобы уж точно не пропустить ничего из разворачивающегося здесь представления.
   Они сверлили друг друга взглядами, и если в глазах Тони была только жгучая ненависть и злоба, то в глазах мистера Кренто я видела отчаянье. Тони присел в кресло напротив него, и только сейчас я заметила то, что изначально показалось мне странным.
   Они были удивительно похожи. Не внешне, а повадками, манерами, взглядами, даже чашки с чаем держали одинаково. А ещё у них были абсолютно одинаковые улыбки.
   Я удивлённо переводила взгляд с одного на другого, не понимая, как такое вообще возможно. Такие разные, и, вместе с тем, такие похожие. Честно говоря, этот мистер Кренто был почти копией Джонни. Это что, ещё один кузен!? Но ведь мистер Робертсон говорил мне, что он единственный их родственник.
   - Вижу, вам есть о чём поговорить, - проговорила я, когда молчание стало просто невыносимым. - Я могу вас оставить, только позвольте мне поставить свою подпись на контракте, и я удалюсь.
   - Нет, Кери, не уходи... - проговорил Тони. Кстати, когда он обращался ко мне, вся его злость словно испрялась.
   - Тогда, может мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит, а то мои догадки совершенно противоречат здравому смыслу...
   Тони опять повернулся в мою сторону, грустно улыбаясь.
   - Знакомься, Кери, Леопольд Свон, мой, так называемый, отец.
   То состояние, в котором я сейчас находилась, иначе как ступором назвать было нельзя. Я пыталась найти логическое объяснение всему происходящему здесь, но его просто не было. Получается, что сейчас передо мной сидел человек, которого уже пять лет считают погибшим?! Интересно получается. Если он всё это время был жив, то почему не сообщил об этом детям? Или сообщил? Ведь Тони целенаправленно притащил меня сюда, чтобы у него было прикрытие для встречи с отцом. Хотя, судя по выражению лица мистера Свона старшего, Тони был последним человеком, которого тот ожидал здесь увидеть. Хотя сам Энтони удивлён не был. Получается, что он на самом деле задумал подставу, вот только не для меня, а для своего блудного папочки.
   - Тони, я могу всё тебе объяснить... - каким-то замученным голосом проговорил мистер Свон.
   - Думаешь, мне нужны твои объяснения? - голос Энтони звучал очень дерзко и, при этом до жути спокойно. - Думаешь, я не знаю причин вашего исчезновения? То, что "Белая Леди" затонула, когда вы должны были отбывать в Америку, оказалось как нельзя кстати. Но вы, всё же отправились в Новый Свет, только совсем на другом корабле. Я даже начинаю подозревать что "Белая Леди" пошла ко дну по твоей, непосредственной просьбе. - Спокойствие Тони таяло буквально на глазах. С каждой фразой он говорил всё громче, всё чётче произнося каждое слово. - Мне вообще не нужны твои объяснения... Я просто хотел посмотреть в твои глаза.
   - Я должен был исчезнуть ради вашего же блага! - мистер Кренто сказал эту фразу гораздо громче, чем позволял этикет. - Если ты знаешь о причинах, то ты должен знать, что могло случиться, если бы я остался в Англии! Чем это могла закончиться для нашей семьи!
   - У Ротвиша на самом деле есть документы о том, что ты принимал деньги от политиков других стран? - видимо Тони всё-таки взял себя в руки, и теперь снова олицетворял само спокойствие и умиротворение, но я чувствовала, что нервы его на пределе.
   - Да, они у него есть, - ответил мистер Свон. - Но, Тони, все эти деньги я передавал Ротвишу, а шпионил и передавал информацию именно он. Я даже не знал, зачем ему передают эти деньги. Меня попросили - я передал...
   - Ты брал с него расписки или какие-то другие подтверждения, что деньги переданы ему?
   - Да... но, это было так давно, что я даже не представляю, где они могут быть... Тогда я был молодым, и не придавал особого значения таким документам... Возможно они в библиотеке, в документах того времени...
   - Ты что, даже не пытался их искать!? - сейчас Тони был больше похож на большого тигра перед прыжком, всё тело напряжено, взгляд настоящего хищника, а улыбка больше похожа на оскал.
   - Я не думал, что они могут сыграть хоть какую-то роль в этом деле...- мистер Свон опять состроил надменное выражение лица. Видимо даже осознание собственной глупости не могло заставить его раскаяться.
   - Ты не думал?! - воскликнул Энтони, и при звуке его голоса , я инстинктивно вжалась в кресло. В такие моменты он начинал меня пугать. - Для тебя было проще бросить своих детей на произвол судьбы и сбежать, вместо того, чтобы найти выход?! Мне стыдно, что у меня такой отец! - Тони встал и быстро пошёл к двери. Судя по всему, больше находиться здесь он не мог. - И знаешь, наверно, лучше бы ты на самом деле оказался тогда на борту "Белой Леди" и пошёл ко дну вместе с ней. Тогда бы у тебя было хотя бы какое-то оправдание...
   Он вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. А мистер Свон так и остался сидеть неподвижно, всё сильнее сжимая ручки кресла. Сама же я всё никак не могла переварить полученную информацию, и совершенно не знала, что делать дальше. Сейчас, после ухода Тони, мистер Свон перестал казаться мне верхом надменности. Маска спала, и теперь передо мной сидел обычный человек, который совершил в жизни много глупостей, и который не имеет ни малейшего понятия, как их исправлять.
   Мне было его жаль. Да, я ни в коей мере не оправдываю его поступки, но всё-таки Тони обошёлся с ним слишком жестоко. Интересно получается, сын как отец, или яблоко от яблони...
   -Мисс Вебер... - из раздумий меня вывел голос Леопольда, и когда подняла глаза, то увидела то, что как серпом резануло по моей душе. Сейчас его лицо абсолютно ничего не выражало, но в глазах стояли слёзы... А для меня мужские слёзы всегда казались настоящим верхом отчания. Сердце больно сжалось при виде этой картины. - Вы моя последняя надежда...
   - Разве я могу вам чем-то помочь? - я удивилась звучанию собственного голоса. Он слышался как будто со стороны.
   - Я бы очень хотел в это верить... - проговорил он, опуская глаза. - Я хорошо знаю собственного сына, и если... он позволил вам присутствовать при нашем разговоре, то... я уверен, что вы для него значите очень много, - он смотрел на меня с такой надеждой, что я вдруг почувствовала себя всемогущей Матерью Терезой. - Поэтому и прошу вас о помощи. Меня он точно слушать не станет...
   - И как же я могу вам помочь? - удивлённо спросила я. - Если вы думаете, что мне под силу притащить сюда Тони, то вы сильно ошибаетесь... А если вы хотите, чтобы я с ним поговорила, то я как минимум, должна знать об истинных причинах вашего отсутствия в течении пяти последних лет. Кстати, вы хотя бы в курсе, как жили ваши дети в ваше отсутствие? Как они справлялись с долгами? В курсе, что в течении почти трёх лет Тони и Марджери вообще не общались? Что этот ваш дорогой Ротвиш, хотел жениться на вашей дочери, а спустя несколько лет, пытался обесчестить её посреди сада мистера Робертсона? Вы вообще думали, какие последствия будет иметь ваша инсценированная гибель?! - к концу тирады я почти перешла на крик. Всё-таки атмосфера в кабинете сейчас была накалена до предела. И я, как ни пыталась, не могла заставить себя спокойно говорить с виновником стольких переживаний и бед очень близких мне людей.
   - Может, это будет звучать дико, но я прекрасно знаю, какого пришлось моим детям. Но, поверьте, другого выхода не было. И к тому, что "Белая Леди" затонула, я тоже не имею никакого отношения. Это глупое стечение обстоятельств, - в его голосе звучал вызов, ему явно не хотелось посвящать меня в подробности своей жизни, но сейчас я была для него единственной возможностью достучаться до сына.
   - Продолжайте, мистер Свон, я вас внимательно слушаю... - я демонстративно переплела руки перед грудью, и уставилась на своего собеседника, с выражением ужасной скуки и сильнейшего недоверия. Сейчас, мне было всё ровно, что он обо мне подумает. В настоящий момент роли распределены таким образом, что добиться чего-то папочка Энтони мог только с моей помощью. А чтобы я стала ему помогать, ему сначала придётся убедить меня в том, что у него есть достойное оправдание своим действиям...
   Он усмехнулся сам себе, видимо понимая всю абсурдность ситуации, но, другого выхода не видел. И, глубоко вздохнув, уставился в окно.
   - За день до того, как мы должны были отплыть на "Белой Леди", моя жена, Катарина, поняла, что беременна. Но, из-за того, что её постоянно мутило, мы перенесли наше отплытие на неделю, и решили отправиться в Америку на другом судне. Всё это время я не отходил от Кетти, и уже перед самым нашим отъездом, ко мне в руки попала газета, в которой писали, что "Белая Леди" затонула, а все пассажиры погибли, в том числе и я. Странно было читать в газете о собственной смерти, но я решил, что нельзя не воспользоваться этим шансом. Дело в том, что небезызвестный нам обоим Вильям Ротвиш шантажировал меня, обещанием придать огласке информацию о том, что я являюсь шпионом, доказательство чего у него на самом деле были. Он мог представить на всеобщее обозрение расписки, в которых указано, что я принимал деньги от иностранных политиков достаточно высокого ранга. У меня же были расписки, в которых было указано, что передавал все эти деньги Ротвишу, но я не знаю, где они. С тех времён прошло больше двадцати лет, - он грустно усмехнулся, поднимая на меня глаза. - Дело в том, мисс Вебер, что Вильям Ротвиш когда-то был моим другом, и я не в коей мере не ожидал от него подобного предательства. Но, как только между нами стала девушка, он превратился в моего врага. Жаль, только, что понял я это слишком поздно. Вильям был влюблён в Катарину, а она выбрала меня. С этого всё и началось. А закончилось, когда он начал вытягивать из меня деньги. С каждым месяцем его запросы росли. Не знаю, возможно, он думал, что если я стану банкротом, Кетти уйдёт к нему?! А, если бы он обнародовал расписки, пострадал бы не только я, но и всё моё семейство, в том числе и Кетти. Как видите, положение было не особо приятное, и я решил воспользоваться новостью о собственной гибели, чтобы навсегда выбросить из своей жизни Ротвиша. Я верил, что Тони сможет справиться без нас, ведь на тот момент он сам уже почти два года фактически управлял всем.
   - И всё ровно, было жестоко сваливать на него всё...
   - Знаю, но по-другому было нельзя... Сейчас Ротвиш хотя бы перестал выкачивать деньги из моей семьи, и мои дети могут нормально жить.
   - А вы знали, что он продолжает шантажировать Тони? - спросила я. - Не думаю, что он всё так же выкачивает деньги, скорее всего просто не уверен, что обнародование этих расписок может сильно ударить по вашей семье. Ведь, получается, что виновника уже нет в живых. Максимум, что грозит Энтони, это лишение титула, что тоже малоприятно. А Ротвиш просто умиляется своей безнаказанностью... Но, я почти уверена, что мы найдём способ подрезать его крылья.
   - Вы? - удивился мистер Свон.
   - Да, мы, - ответила я. - У меня к этому человеку личные счёты. А теперь я знаю, в каком направлении нужно копать.
   - И что же он сделал лично вам? - в голосе моего собеседника сквозил сарказм.
   - В сущности ничего особенного, просто, когда он собирался насиловать вашу дочь, я черканула шпагой по его щеке, теперь там очаровательный шрам, а он, в ответ на это устроил представление, о котором вы уже читали в газете.
   - Вы думаете, что я вам поверю? - усмехнувшись спросил он.
   - Если для вас так важны доказательства, то их имеется как минимум два. Первое, это ещё не зажившие порезы на моей спине, которые оставили, когда разрезали шнуровку на моём платье, а второе - Тони, можете спросить у него.
   - Вы издеваетесь? - усмехнулся мистер Свон. - Если он когда-нибудь и снизойдёт до того, чтобы поговорить со мной, то это будет не раньше чем через пару лет.
   - С вами - может быть, но у Тони есть ещё и мать... и, как я поняла, у вас теперь есть ещё один ребёнок.
   - Да, дочь, Виктория. Ей чуть больше четырёх лет.
   - А где они сейчас? Я имею ввиду вашу жену и дочь?
   - Катарина здесь, мы всегда путешествуем вместе, а Викки дома, во Франции.
   - Значит, Америка вам не понравилась, и вы решили осесть там? - спросила я.
   - Нет, просто Франция ближе других находиться к стране, где живут мои дети, а до Америки слишком долго доходит информация, - наш разговор постепенно переходил в беседу. Мистер Свон перестал смотреть на меня как на врага, а я решила, что постараюсь понять этого человека.
   - Как я понимаю, объявлять о своём воскрешении вы вообще не собирались...
   - Нет, это слишком опасно для моей семьи, и, к тому же, мне прекрасно живётся в роли простого буржуа, а титул гораздо больше подходит Энтони, - он улыбнулся, точ в точ как его старший сын. Знал бы он как я настрадалась от этого его титула...
   - Сейчас вы богатый человек, вам удалось так быстро восстановить былые капиталы?
   - Мне помогли друзья. И вообще из всех моих знакомых знали, что я жив, только трое. А теперь ещё и вы с Тони. И, как я понимаю, вы расскажите об этом Марджери.
   - Правильно понимаете, - ответила я. - Просто я не вижу смысла скрывать это от неё. Думаю, она была бы рада увидеть вас и миссис Свон...
   - Может вы и правы. Хоть я в этом и не уверен. Если о том, что я жив, станет известно Ротвишу, всё начнётся снова, - в его словах звучала неприкрытая грусть.
   - Я постараюсь поговорить с Тони, но, скорее всего это как всегда кончиться скандалом, так что я ничего не могу вам обещать... Но вот вашу дочь я к вам отправлю, а если надо будет, притащу за волосы, - я улыбнулась. - С Мардж всё немного проще, чем с Энтони.
   - Это для вас. Мне наверно будет куда легче убедить Тони, чем вымолить прощение у Мардж, - он демонстративно поднял глаза к небу, чем, опять же напомнил мне своего старшего сына.
   - Думаю, мне пора, - проговорила я, вставая с кресла. - Я и так засиделась у вас.
   - Ничего, - ответил он. - Мне было приятно познакомиться с вами мисс Вебер. Честно говоря, я представлял вас себе совсем другой. Более циничной и надменной. Но... вы меня удивили.
   - Вы мне тоже сначала не понравились, мистер Кренто, но, первое впечатление оказалось обманчиво... - проговорила, когда мы уже вышли в холл.
   Вдруг со стороны лестницы послышались быстрые лёгкие шаги, и спустя несколько секунд перед нами предстала стройная леди, в зелёном шелковом платье. Её светлые волосы были распущены и свободно спускались волнами до самой талии. Фигура казалось необычайно стройной, как будто выточенной из мрамора, а глаза... Только увидев её глаза я поняла, кто передо мной. Небесно голубые, глубокие, они были точной копией столь любимых мной глаз Энтони.
   Я поразилась. Возраст этой женщины выдавали только мелкие морщинки в уголках глаз, да и те появлялись только когда, она улыбалась. Тони был очень похож на мать чертами лица. Безумно. Их сходство казалось настолько явным, что я даже ужаснулась.
   - Дорогая, разреши представить тебе мисс Киру Вебер, - проговорил мистер Кренто-Свон, а я присела в лёгком реверансе. - Мисс Вебер, это Катарина, моя жена.
   - Очень приятно с вами познакомиться, - сказала я, продолжая рассматривать женщину. Мне даже показалось, что её немного смущает моё поведение. Но, в следующий момент она улыбнулась и всё-таки заговорила.
   - Я тоже рада знакомству, мисс Вебер, но могу я узнать, почему вы на меня так смотрите? - голос миссис Свон оказался почти таким же как у Мардж. Может только чуточку тоньше.
   - Поразительное сходство, не правда ли, - озвучил мои мысли мистер Свон, легонько обнимая свою жену за талию.
   - С кем? - удивилась Катарина.
   - С вашим сыном, - ответила я, чуть севшим от удивления голосом.
   - Тони?! - женщина побледнела, и я бы даже сказала, что она испугалась, но увидев лучезарно улыбающегося мужа, опять посмотрела на меня. Теперь в её глазах был интерес. - Вы знаете моего сына?
   - Да, миссис Свон, - ответила я. - И, я постараюсь уговорить его навестить вас. Думаю, против этого он не будет...
   - Боюсь, что он не захочет меня видеть... - проговорила женщина, опуская глаза. - Я была слишком глупа, чтобы ценить то, что имела. И только когда меня лишили всех возможностей видеться с детьми, поняла, наконец, что своими истериками и депрессией сама их от себя оттолкнула.
   - Миссис Свон, я думаю, что вам стоит поговорить с Тони... Я верю, он сможет вас понять... - сказала я. Катарина улыбнулась. Её улыбка была подобна свечению звезды. Такая яркая и тёплая, что я тоже, невольно улыбнулась. И именно в этот момент отчётливо решила для себя, что заставлю Энтони простить хотя бы мать. Он должен поговорить с ней. Чего бы мне это не стоило.
  
  
   Глава 28. Если одна дверь закрывается, то открывается другая...

Кто знает женщин, жалеет мужчин; но тот, кто знает мужчин, готов извинить женщин.
Альбер Турнье

  
  
   День медленно клонился к закату, когда я шла в направлении гостиницы. Мне предстоял нелегкий разговор с Тони. Я мысленно готовилась к худшему, понимая при этом, что после сегодняшней ссоры мы можем вообще больше никогда не помириться. Но, я должна была это сделать.
   Тони ненавидел, когда кто-то лез в дела его семьи, но потащив меня на эти переговоры, он сам дал зелёный свет на моё вмешательство. Так что пусть теперь терпит.
   Как я и думала, он уже ждал меня в своей комнате.
   - Могу я узнать, что ты там так долго делала? - в его голосе было что-то такое, что заставило меня остановиться на пороге.
   Тони сидел на ковре возле разожжённого камина и пил виски. Судя по бутылке, выпил он пока не так много, но...
   - Общалась с твоими родителями... - ответила я, проходя по комнате, и присаживаясь на кресло рядом с ним.
   - Мама тоже там? - спросил он. Как я и ожидала, когда Тони говорил о матери, голос его звучал куда мягче.
   - Да, и я была поражена, как сильно ты на неё похож, - мне даже на миг показалось, что он сейчас сдастся и всё будет хорошо. Но нет...
   - Она такая же, как и он. Кери, если бы ты только знала, как я их ненавижу! Им всегда было всё ровно, что станет с их детьми! Выживем мы или нет... Они просто жили для себя! Понимаешь?! И как только у них появилась возможность окончательно уйти от своих обязанностей, они ей воспользовались!
   - А ты не думал, что у них просто не было выбора?! - мягко спросила я.
   - Выбор есть всегда! - грубо ответил он. - У них не было желания бороться.
   - Тони, ты знал, что Ротвиш выкачивал деньги из твоего отца взамен на своё молчание? Именно поэтому ваша семья разорилась...
   - Это он тебе сказал? - я никогда не видела Тони настолько эмоциональным. Может так повлиял на него алкоголь, а может переживания, или и то и другое, но этого Тони, я почти не узнавала. Сейчас он был простым обиженным мальчиком, которого бросили родители. И мне было его искренне жаль.
   - Да... - ответила я.
   - И ты ему поверила?! Это глупости! У Ротвиша тогда было столько денег, что нам и не снилось...
   - Ещё бы если учесть, что он получал их от твоего отца в течение почти двадцати лет...
   - Кери, не верь ему, он всё врёт, - проговорил Энтони, а потом грустно усмехнулся и продолжил. - Если бы я не стал подозревать и не нашёл его, то так никогда бы и не узнал, что мои родители живы и здоровы.
   - Может, стоит поговорить с ними, или хотя бы с матерью? - продолжила я.
   - Нет! - он посмотрел на меня со злостью. - Ни с ним, ни с ней! Они оба для меня погибли, ушли ко дну на корм рыбам вместе с "Белой Леди"!
   - Тони, они твои родители! - настаивала я.
   - Да?! А какая тебе разница, родители они мне или нет?! - в его голосе явно слышался упрёк.
   - Да такая, что коль ты потащил меня с собой, значит, должен был предвидеть, что я не смогу просто стоять и смотреть, как ты будешь убиваться...
   - Ты была предлогом, Кери! - грубо ответил Энтони. - Другого способа вывести папочку на встречу я не нашёл!
   - Так тебе за этим была нужна моя верфь!? - я всеми силами старалась держать себя в руках.
   - Именно! - отгрызнулся Тони. - Я знал, что ему нужен перевозчик, да такой, чтобы это был не я, и чтобы ему самому не пришлось светиться в Лондоне. Ты со своей восстановленной верфью подходила идеально.
   - Но зачем ты заставил меня ехать с тобой на эти переговоры. Ведь, наш компаньон и так был уверен, что приеду я. У него бы просто не было возможности от тебя сбежать?
   - На это у меня было две причины. Первая - слишком уж это выгодная сделка, чтобы срывать её из-за семейных разборок. Ведь вдвоём бы мы явно не до чего не договорились, а так, я больше чем уверен, что контракт будет подписан и выслан нам. А вторая причина заключается в том, что само твоё присутствие придавало мне сил. Ты думаешь, если бы тебя не было там, я бы смог сидеть, и спокойно смотреть, как мой собственный отец пытается изобразить на своём надменном лице раскаяние?! Как он пытается оправдаться?! Да я сорвался бы уже на втором слове и высказал ему всё и сразу!
   Он говорил всё это, глядя на игру языков пламени в камине и медленно потягивая из бокала янтарный напиток. Больше всего сейчас мне хотелось сесть на ковёр с ним рядом, и просто смотреть на огонь, нежась в его объятиях. Но, разве это возможно!? Не в нашем случае.
   - А ты не думал, что сейчас вы живёте в достатке именно благодаря исчезновению твоего отца?! - я всё еще старалась держать себя в руках. - Ведь, если он говорит правду, а я склонна ему верить, то Ротвиш не дал бы вам всем спокойно жить. И в итоге всё закончилось бы либо полным разорением, либо лишением титула, конфискацией всего имущества и казнью твоего отца. Зато всё было бы честно, и никто бы никого не оставил... Такой вариант тебе больше нравиться?! - я посмотрела на него с вызовом, и по злобному взгляду Тони поняла, что он его принял.
   - Он должен был бороться! Должен был доказать всем свою невиновность, но... он предпочёл сбежать! От нас, от обязанностей, на поиски беззаботной жизни!
   - Конечно, вынужденный скрываться от всех знакомых, без денег, в чужой стране с беременной женой в придачу! А я всё думала, что же представляет из себя беззаботная жизнь?! Вот теперь понимаю, спасибо тебе, разъяснил... - нервы медленно начали сдавать. Взяв с полки второй бокал, я плеснула в него виски и сделала большой глоток. Не понимаю, как можно пить этот напиток медленно и с большим наслаждением? Гадость неимоверная. Зато приятно согревает горло и затуманивает мозг. А это именно то, что мне сейчас было нужно.
   - Ты хочешь сказать, что мама была беременна?! - глаза Тони округлились настолько, что теперь больше напоминали два блюдца.
   - Скажу даже больше, у тебя есть ещё одна сестра... - я постаралась улыбнуться, но улыбка получилась какой-то натянутой.
   Тони был в растерянности. Возможно, до него, наконец, начали доходить мои слова, а возможно он просто был шокирован неожиданным появлением сестрёнки. Это мне не известно.
   Я решила, что сейчас его лучше оставить одного. Так сказать, дать возможность самому всё обдумать и оценить ситуацию. И поднявшись с кресла, направилась к выходу, но Тони остановил меня, поймав за руку.
   - Куда ты? - грубо спросил он.
   - К себе... - ответила я, не понимая, что он от меня хочет.
   - Нам нужно поговорить, - проговорил он, и потянул меня вниз. Я присела на ковре у камина, предусмотрительно отодвинувшись от него на безопасное расстояние.
   - О чём? - спросила я. - Я сказала тебе всё, что хотела. Думаю, что ты сможешь принять верное решение...
   - Со своими родителями я разберусь сам. Меня волнует другой вопрос, - его тон был серьёзен как никогда. Я даже слегка опешила, и растеряно уставилась на Тони. Отвернувшись от меня, он крутил в руках бокал, с интересом рассматривая его содержимое.
   В комнате повисла напряжённая тишина, которую я боялась нарушать. Если разговор о родителях, вопреки моим ожиданиям, прошёл более ли менее спокойно, то я была совсем не уверена, что дальше всё пойдёт так же гладко.
   - Кери... - наконец, начал он. - Ты останешься со мной?
   Я ожидала любого вопроса, любого разговора, но только не этого, и была настолько шокирована, что не могла произнести не слова. В голове крутилось тысяча мыслей, сотни предположений, но, ни одного конкретного варианта.
   - Что ты имеешь ввиду? - осторожно спросила я, делая глоток виски, и старательно пряча взгляд. Как будто этот бокал мог скрыть меня от Тони.
   - Наши отношения нельзя назвать идеальными, это факт, - проговорил он. - Но, нам слишком хорошо вместе, чтобы быть порознь... И я хочу, чтобы ты была моей, и только моей.
   - Твоей кем? - я, наконец, решилась посмотреть в его глаза. - Кем, Тони? Игрушкой, очередной любовницей? Ах, да, я совсем забыла, что теперь это место вакантно.
   - Я бы назвал это, официальной фавориткой... - проговорил он, а я окончательно взбесилась. Нет, так унижать меня я ему не позволю.
   - Конечно, это было бы безумно удобно для тебя, ведь так? Ты бы мог контролировать все мои действия, оказывать влияние на мои решения, а с управлением верфью вообще бы не возникло никаких проблем... Вариант, прямо таки, идеальный! Вот только не для меня!
   - Если тебя волнуют соображения морали... - начал он, но я его перебила.
   - Какой морали!? Ты о чём!? - это был почти крик. - Я не хочу делить своего мужчину ни с кем, а в твоём случае, мне всё ровно рано или поздно придётся это сделать! И это будет мучительно больно! Я не хочу этого! Нет! Не хочу превратиться в одержимую ревностью, как Мартина! Не хочу, проводить бессонные ночи в бесконечных метаниях и раздумьях, где ты и с кем! Ведь ты будешь свободен, а я нет!
   - Я буду с тобой.... - проговорил Тони, осторожно сжав мою ладонь. Сейчас в его глубоких голубых глазах было столько нежности и уверенности, что я почти поверила ему. Но нет! Ведь прекрасно знала, что наступит день, и он жениться. А я останусь одна. Совсем одна, с разбитым вдребезги сердцем, расколотым на мелкие кусочки.
   - Долго ли, Тони? - я грустно улыбнулась. - Месяц... может год? Твой титул требует наследников рождённых в законном браке, а значит, ты будешь вынужден жениться. И уж точно не на мне... - усмехнувшись, я отвернулась к огню. - Лучше закончить всё сейчас, пока не стало слишком поздно... для меня.
   Я попыталась встать, но он снова меня удержал.
   - Я не хочу, чтобы ты уходила... - тихо сказал он, поймав мой взгляд.
   - Почему? Скажи мне, кто я для тебя? Что во мне такого, что ты не можешь меня отпустить? - на глазах уже начали наворачиваться слёзы. Второй раз в жизни я отказывалась от своей любви. Сознательно. И если в первый раз, просто приблизила неизбежный разрыв, уже изживших себя отношений, то теперь должна была убить яркое, сильное и всепоглощающие чувство, которое заполняло всю мою суть. Но, если я не сделаю этого сейчас, то позже оно убьет меня...
   Тони молчал, старательно вглядываясь в мои глаза. В этот момент мне всё стало предельно ясно.
   - Я уже знаю ответ... Просто, я не похожа на других ваших леди, я своего рода уникальна, и этим интересна, для тебя. Ещё бы, девочка из будущего! Странная, взбалмошная и забавная - идеальная игрушка!
   - Всё совсем не так... - он сильнее прижал меня к себе, но сейчас, в нынешнем состоянии разгорающейся душевной бури, даже его близость не могла меня успокоить.
   - А как?! Ты мне так и не ответил, кто я для тебя. Тем самым, вынудив делать свои выводы, не верить которым у меня нет никаких оснований! - я опять попыталась вырваться. - Отпусти меня!
   - Нет... Кери, я не хочу тебя отпускать, ни сейчас и никогда впредь... - проговорил он, нежным спокойным голосом.
   - Я же всё ровно уйду! - прошипела я. - Если не сейчас, то как только Джон найдёт способ вернуть меня домой! Знай, я хочу этого больше всего на свете, и никто не сможет меня удержать!
   Хватка Тони вмиг ослабла, что позволило мне встать и, наконец, направиться к выходу, но успела сделать всего несколько шагов, когда услышала то, что заставило меня остановиться.
   - Даже я? - голос Тони звучал до жути холодно, и казалось, он буквально пропитан вековым льдом.
   - Даже ты! - грубо ответила, поворачиваясь к нему, а он... Он всё так же спокойно наблюдал, как блики огня отражаются в стакане с виски, и не удостоив меня и взгляда.
   Вот и всё... Вот теперь карты окончательно раскрыты и наша игра действительно закончена. Кто в не победил? Не знаю, но думаю, что в нашем случае проиграли все.
   Я вышла, тихо прикрыв за собой дверь.
   Уже будучи в своей комнате, осторожно присела на край кровати, всеми силами борясь с подступившими слезами. Возможно, я ошиблась? Может, сделала не плавильные выводы? А если он на самом деле любит меня, а я так жестоко осадила все его благородные порывы... Но, если это так, почему он не сказал мне об этом? Нет! Это невозможно! Я просто опять себя дурачу...
   Входная дверь распахнулась неожиданно, и захлопнулась за гостем с диким грохотом.
   - Мы не договорили! - грубо сказал Тони. Теперь в его голосе была только горькая надменность, а в глазах пустота. Он прошёл по комнате, и остановился возле окна. - Ты всё время обвиняешь меня в том, что я считаю тебя своей игрушкой, а ведь всё совсем наоборот. Не понимаю, как я раньше этого не понял?! Ведь это ты вертишь мной, как тебе хочется. В один момент ты мило улыбаешься, даже заигрываешь, а в другой, жёстко отталкиваешь от себя, приписывая мне при этом чуть ли не все смертные грехи! Как я должен к тебе при этом относиться?! Или ты думаешь, я железный? Думаешь, мне не бывает больно или обидно? Но я всё же рискнул, я сказал тебе, что хочу всегда быть с тобой... И что ты? Опять выставила себя бедной жертвой жестокой тирании! Я доверял тебе, я пустил тебя в свою душу... И, только сейчас понял, каким, на самом деле, был идиотом! Это ты здесь развлечёшься и вернёшься домой, а мне с этим со всем теперь жить! - он подошёл ко мне, и грубо дернул за руку, притягивая к себе. Теперь наши лица были слишком близко, чтобы я могла продолжать адекватно мыслить. - Я хочу, чтобы ты как можно скорее исчезла из моей жизни, - процедил он сквозь зубы. В его глазах было столько ненависти, что мне стало страшно. - Приложу все усилия, чтобы мы больше никогда с тобой не пересекались, и буду молить всех святых, чтобы ты поскорее покинула мой век и вернулась в свой.
   Он поцеловал меня, так, что я потеряла любую способность соображать. Ноги подкашивались, и я полностью погрузилась в такие родные объятия Тони. Но маленький момент счастья закончился слишком быстро. И когда он отпустил меня, так же резко и неожиданно, как обнял, я просто рухнула на пол.
   - Знаешь, дорогая Кира, - проговорил он, подходя к двери. - Я ненавижу тебя всем сердцем. Ненавижу настолько, что мне противно на тебя смотреть. И знай, в твоих интересах больше никогда не встречаться на моём пути, иначе я за себя не ручаюсь.
   Он вышел, оставив дверь открытой, а я так и осталась сидеть на полу последи комнаты. До меня начал медленно доходить смысл его слов, и от этого сердце как будто раскололось на мелкие кусочки. Он говорил всё это искренне... Он на самом деле меня ненавидел... Призирал... И... судя по всему, не напрасно. И сейчас с ужасом я поняла, что теперь Тони потерян для меня окончательно. В это момент я была готова на всё. Даже на роль его любовницы, лишь бы только больше никогда не видеть ненависти в его глазах. Но... было поздно, ведь я собственными руками сожгла свой последний мост к счастью...
   Безумно хотелось плакать, но слёз не было. Остался только какой-то глупый ступор и дикое состояние полнейшей беспомощности. Я с ужасом стала осознавать, что в моей жизни больше нет, и никогда не будет того, кого любила больше этой самой жизни.
   В этот странный момент, очень отчётливо поняла, что больше ни секунды не хочу оставаться здесь, и тут же принялась лихорадочно собирать вещи. А через пару минут уже стояла в холле гостиницы, где меня и окликнул Грэм, который заведовал охраной на нашем пути сюда.
   - Мисс Вебер, вы куда-то уходите? - без капли удивления, поинтересовался он.
   - Да, я возвращаюсь в Лондон, - ответила я, быстро проходя мимо него.
   - Мистер Свон распорядился, чтобы я выделил вам двух охранников в дорогу. Они как раз седлают вашу кобылу. Вы хотите уехать прямо сейчас? - спросил он.
   Теперь моё состояние полной отрешённости и беспомощности превратилось в сильнейшую злость. Значит, Тони уже успел распорядиться, чтобы мою лошадь седлали, и даже выделил мне охранников?! Я что, стала настолько предсказуемой?! Или это просто намёк на то, чтобы я по быстрее отсюда убралась, и не мозолила ему глаза?! Что ж. Пусть всё будет, так как хочет он!
   - Спасибо, мистер Грэм. Выезжаем немедленно! - выпалила, всеми силами стараясь не показать своих истинных эмоций.
   И уже через несколько минут покинула злополучную гостиницу в сопровождении двоих охранников. К этому моменту солнце уже почти зашло, а значит, совсем скоро окончательно стемнеет, и за это время мы должны успеть доехать до ближайшей деревни, чтобы устроиться на ночлег. Хотя, что касается меня, я бы продолжила путь и ночью, вот только боюсь, что мой конвой эти соображения не одобрит.
   Но, к моему глубочайшему удивлению, мы продолжили ехать и после заката. У моего сопровождения очень кстати нашлась пара факелов, которыми они не преминули воспользоваться.
   Мы скакали всю ночь, но я совсем не чувствовала усталости. И была несказанно рада, что во время скачки, пусть и рысью, но моя голова была свободна от мыслей о Тони и о том, что произошло. Наверно, я была бы рада, если бы эта дорога вообще никогда не заканчивалась, ведь за всеми этими переживаниями совсем не чувствовала усталости. Просто отдавалась встречному ветру и летела вперёд, прекрасно сознавая, что там, впереди меня ожидают жестокие последствия совершённой мной же глупости. Хотя, ведь я именно этого и добивалась. Я же сама хотела закончить раз и навсегда тот фарс, которым были отношения между мной и Энтони. И, как говориться: за что боролась - на то и напоролась. Так что, нет никакого смысла о чём бы то ни было жалеть! Тем более, что исправить уже ничего нельзя.
   За всю дорогу мы останавливались только раз, на рассвете, чтобы дать лошадям отдохнуть, да и самим немного перекусить. И уже к полудню благополучно достигли ворот моего дома, и ребята из охраны буквально сразу же отправился в обратный путь.
   Войдя в дом, я обессилено рухнула на диван в гостиной. Всё ж мне впервые приходилось преодолевать такие огромные расстоянии верхом, к тому же ночью, да и моральное состояние оставляло желать лучшего.
   - Мисс Кери, добрый день... - услышала я удивлённый голос Аманды. - Я не думала, что вы так быстро вернётесь.
   - Но, как видишь, я уже дома... - с грустью в голосе, проговорила я.
   - Если бы знала, что вы так рано прибудете, то непременно задержала бы мистера Джона...
   - Что?! - я резко подскочила с дивана. - Он был здесь?
   - Да, - ответила женщина. - Он уехал только сегодня утром.
   - Нет... - прошептала я, снова падая на диван. Но, почему все неприятности сваливаются разом? Ведь я же знала, что по закону подлости Джон объявиться именно тогда, когда меня не будет в городе. А вдруг я упустила свой единственный шанс на возвращение? Что же теперь делать?
   - Он просил передать вам письмо... - сказала женщина. А я настолько была занята самоистязанием, что не сразу уловила смысл сказанных ей слов.
   - Письмо? - проговорила я. И тут же расцвела. - Неси скорее!
   Аманда была настолько сильно поражена моей реакцией, что не сразу поняла, чего я от неё хочу, и почему смотрю на неё с такой надеждой. Но уже через несколько секунд, осознала свою оплошность и тут же отправилась в сторону кухни.
   - Вот, - сказала она спустя пару минут, протягивая мне конверт. Я осторожно взяла его в руки, и взглянула на него с такой надеждой, как будто от написанного там зависела вся моя жизнь. А ведь так и было. И как только он будет вскрыт, я, наконец, узнаю, суждено ли мне когда-нибудь ещё увидеть родителей, друзей, свой родной город...
   Видя моё явное недоумения, Аманда поспешила тактично скрыться на кухне, а я принялась дрожащими руками разворачивать послание.
   "Привет, Кери, - писал Джон на русском. - Я хотел сообщить тебе эти новости лично, но, к сожалению, у меня не было возможности дожидаться твоего возвращения. Спешу тебя обрадовать, я нашёл способ вернуть тебя обратно. И на девяносто девять процентов уверен, что у нас всё получиться.
   Путём долгих расчётов и изучений разной стариной литературы, мы пришли к выводу, что вернуть тебя обратно возможно, но только в тот же день года, в который ты туда попала. А значит восемнадцатого мая на рассвете, ты уже будешь дома. Так что, готовься.
   Семнадцатого вечером я буду у тебя.
   Удачи.
   Джон"
  
   Вот и всё!
   На моём лице застыла идиотская улыбка. Судя по всему, Тони уже начал молиться о моём возвращении, раз всё так удачно совпало. Что ж. Я даже сообщать ему ничего не буду. И Мардж тоже. Просто исчезну, и пусть все непосвящённые думают, что я трагически погибла. Но, до этого у меня есть чуть больше двух недель. Так что нужно успеть подготовить все необходимые документы по передаче владения верфью моей дорогой подруге.
   Скоро... Скоро, я буду дома, и искренне надеюсь, что когда это, наконец, случиться, мысли о Тони оставят меня навсегда!
  
   Глава 29. Последние штрихи.

Если друг упрекает тебя в каком-либо недостатке,

думай всегда, что он сказал тебе еще не все.

(автор неизвестен)

   После ночи, проведённой в дороге, я, естественно отключилась, едва добравшись до кровати. А проснулась только на следующий день. И первой мыслью было то, что мне просто необходимо встретиться с Марджери. И сделать это нужно до того, как вернётся её обожаемый брат. Пусть лучше Мардж узнает от меня о том, что их родители уже пять лет водят за нос всех своих знакомых, нежели об этом ей поведает Тони. Его отношение ко всему этому мне доподлинно известно. Так что, лучше дать шанс Марджери самой определить, как относиться к внезапно воскресшим родителям, без учёта мнения её старшего брата.
   Я искренне надеялась, что найду свою подругу в её ресторане, ведь встретиться с ней иначе у меня возможности не было. Дом, в котором она сейчас жила, принадлежал Энтони, и, если мне не изменяет память, он настойчиво просил меня не переступать его порог. Хотя, это совсем не мешает мне в случае необходимости постучать дверь и передать Марджери записку.
   К моему счастью, к таким изощрённым методам прибегать не пришлось. Как я и думала, Мардж обнаружилась в своём кабинете в ресторане. И когда я вошла, она как раз обсуждала с шеф-поваром меню на ближайшую неделю.
   - Кери! - воскликнула подруга, едва меня заметив. - Я не думала, что вы вернётесь так скоро! Присаживайся, я освобожусь буквально через минуту.
   Я расположилась на большом красном диване, стоящим перед огромным камином. Вообще кабинет Марджери был, мягко говоря, гламурным. Голубые стены здесь причудливо соседствовали с тёмно-синими шторами и бурым ковром, а вся мебель, включая упомянутый выше диван, имела разные оттенки красного. Да уж, в интерьере кабинета Мардж, видимо, решила окончательно дать волю своей фантазии. Хотя, получилось достаточно мило.
   - Ну, рассказывай, как съездили? - я настолько увлеклась рассматриванием комнаты, что даже немного испугалась, услышав её вопрос.
   - Я бы сказала, насыщенно... - ответила, поворачиваясь к девушке. - Уверена, что эту поездку я точно запомню на всю жизнь.
   Говоря всё это, я даже не пыталась скрыть злую иронию в голосе, чем ввела Мардж в состояние полного смятения.
   - А можно подробности? - проговорила подруга, присаживаясь рядом со мной.
   - Да, но только я прошу тебя, меня не перебивать. Рассказ долгий, и до жути странный, - Марджери покорно кивнула, а потом, копируя мою привычку, скинула туфли и подтянула колени к груди, показывая тем самым, что готова внимательно меня слушать.
   Глубоко вздохнув, я начала свой рассказ, и в общих чертах поведала об обстоятельствах нашего знакомства с Дамианом, о моём странном наряде, и о том, что нас с Тони едва не убили. Всё это Мардж выслушала с очень удивлённым видом.
   - Кошмар, - только и сказала она, когда я закончила. - Интересно, а Алекс знает, что его дядя бандит?
   - Не уверена, но, думаю, что да... И знаешь, есть ещё кое-что, о чём мне хотелось с тобой поговорить... - я внимательно посмотрела на подругу. - Тони признался мне, что ты рассказала ему о том, что я не из вашего века.
   Глаза девушки медленно округлялись, кожа на лице вмиг стала красной, а по рукам прошла мелкая дрожь.
   - Кери... - начала она, но я не дала ей договорить.
   - Так же, он рассказал мне, при каких обстоятельствах это произошло. И я не виню тебя. Но, почему ты не призналась мне? Почему не сказала, что он всё знает?
   - Я боялась, что ты разозлишься... - проговорила девушка, опуская глаза.
   - Естественно разозлюсь. Но, Мардж, я бы не стала тебя обвинять... Ведь это бы всё ровно ничего не изменило, а с Тони я бы общалась уже по другому.
   - Ты простишь меня? - в её голосе и глазах было столько искреннего раскаяния, что на неё просто невозможно было злиться.
   - Конечно, - улыбнулась я. - Но только если ты пообещаешь мне больше никому этого не рассказывать. И не только это, а всё, что я попрошу тебя держать в тайне.
   - Конечно, Кери, я обещаю! - выпалила девушке, и на её лице опять появилась лучезарная улыбка.
   - В таком случае, слушай. Только прошу тебя, не делай поспешных выводов. Дай мне закончить.
   - Я вся внимание... - ответила Мардж. Она уже была готова слушать, а я всё ещё не знала, как сказать. Я даже примерно не могла представить какой будет её реакция на то, что ей предстоит услышать.
   - В общем, твои родители не утонули на "Белой Леди" пять лет назад. Они живы и здоровы, но... - лицо Марджери исказилось сначала ужасным недоверием, а потом диким шоком. - Но, об этом никто и никогда не должен узнать.
   - Где они? - голос Мардж был больше похож на хрип.
   - Сейчас наверно ещё в Дувре, я надеюсь, что твой упёртый брат всё же снизошёл до разговора с ними... - ответила я. - И, Мардж, очень прошу тебя выслушать их. Ведь сделать выводы ты всегда успеешь, просто сначала постарайся их понять.
   - Я сейчас же еду туда! - выпалила она, резко вставая с дивана. В её глазах было столько уверенности, что я поняла, остановить её сейчас будет не под силу даже целой армии. - Ты со мной?!
   - Прости, но не могу... И, не рекомендую тебе упоминать при Тони моё имя, - я опустила глаза.
   - Вы снова поругались?! Опять?! Даже после того, как оказались на волоске от гибели?!
   - Теперь уже в последний раз, - проговорила я с грустью. - Но это сейчас совсем не важно. Тебе пора.
   Спустя час Марджери покинула город верхом, в сопровождении троих охранников. А я лишь смотрела ей вслед, осознавая с щемящей болью в сердце, что скоро мне придётся навсегда её оставить. И я больше никогда не смогу ни увидеть её, ни поговорить с ней. От этих мыслей стало как то жутко. Но... есть ли у меня выбор? Однозначно, нет.
   Следующие две недели пролетели как в тумане. До позднего вечера я занималась делами верфи, а всё оставшееся время, рисовала модели для миссис Коул. Почему-то мне очень хотелось сделать как можно больше всего хорошего, правильного. Хотелось остаться в памяти людей добрым воспоминанием.
   Я постоянно куда-то спешила. Может, конечно, это был способ избавиться от грустных мыслей, а, может, на самом деле просто боялась чего-то не успеть?! Не знаю.
   Но однажды вечером мой безумный забег всё же закончился... И остановило его неожиданное появление в моей гостиной Алекса.
   До восемнадцатого оставалось всего два дня, и я с ужасом осознавала, как много не успеваю.
   - Кери, может, перестанешь суетиться и присядешь, наконец? - проговорил вечерний гость, наблюдая за моими нервными метаниями. - Не хочешь посветить меня в то, что случилось с миром? Тони мрачнее тучи, Мардж, наоборот, светиться как весеннее солнышко, ты - носишься целыми днями, как будто завтра конец света. Я абсолютно ничего не понимаю!
   Я остановилась у камина, и взглянула на Алекса.
   - Прости, понятия не имею, что происходит с Тони и Мардж, но я уж точно в полном порядке.
   - Да?! Интересно, а куда в таком случае ты так спешишь? - проговорил он, а на его губах растянулась нахальная ироничная улыбка.
   - Я?! С чего ты взял? Я само спокойствие и умиротворение...- ответила, демонстративно складывая руки в замок на уровне груди и поднимая глаза к потолку.
   Алекс рассмеялся.
   - Вот теперь я узнаю Кери... - улыбнулся мой собеседник. - Кстати, может, выпьем по бокалу вина, или чего покрепче? А то, судя по всему, нервы твои уже давно натянуты, как струны у гитары.
   - С чего ты взял? - я искренне удивилась его догадке.
   - А с того, что это случается каждый раз, когда вы с Тони ругаетесь... - он проговорил это с видом великого психолога.
   - А почему ты думаешь, что мы поругались? - опять спросила я. Честно говоря, меня этот диалог искренне забавлял. И вообще, мне ужасно не хватало простого дружеского общения, такого как сейчас.
   - С того, что в такое мрачное состояние Тони может вогнать только один человек - ты... А если учесть твоё состояние, то можно смело говорить, что ссора на этот раз состоялась капитальная.
   - Я всегда поражалась твоей догадливости! - усмехнулась я.
   - Честно говоря, всё гораздо проще, - ответил он. - Есть одна примета, если при упоминании твоего имени Тони начинает злиться, нервничать и кидаться на людей, значит, вы поругались.
   Теперь я искренне и заливисто рассмеялась. Вот тебе и Алекс. Да по нему явно астрология плачет, вместе с шаманизмом. Думаю, из него бы вышел прекрасный шарлатан.
   - Вот видишь, ты смеёшься, а он даже не улыбается... - всё моё хорошее настроение разом испарилось.
   - Что, всё настолько плохо?
   - Хуже, чем когда либо, - Алекс тоже стал серьёзным. - Может, поговоришь с ним?
   - Нет, он настоятельно рекомендовал мне не попадаться ему на глаза. Никогда! - ответила я, наблюдая за реакцией парня. С каждым моим словом он становился всё мрачнее и мрачнее.
   - Да уж... Но, может ты хотя бы попытаешься? Убить то он тебя не убьет, и даже не ударит, в этом я точно уверен. Кери, не знаю, что ты с ним делаешь, но он изменился до неузнаваемости.
   Мне снова стало жутко стыдно. Ведь... я безумно скучала по Энтони, и с огромной радостью бы пошла к нему прямо сейчас, но, боюсь, что будет только хуже. Всё уже сказано и назад пути нет. Хотя, желание увидеть его в последний раз было просто диким.
   - Ладно, с нами всё ясно, а чем тебе не угодила Мардж, - спросила я, стараясь перевести тему. - Насколько я знаю, она вернулась домой буквально вчера.
   - А ты случайно не знаешь, где её носило почти две недели? - Алекс посмотрел на меня с подозрением. - Вижу, что знаешь, но, что-то подсказывает мне, что от тебя я правды не добьюсь.
   - А что говорит сама Мардж? - мне было интересно, как можно оправдать двухнедельное отсутствие и безумно счастливый вид, по возвращении.
   - Ничего! - ответил он. - Представляешь... Я две недели не находил себе места... Уже не знал чего и думать, а она просто очаровательно улыбнулась и сказала, что всё объяснит мне, когда придёт время. И что, я должен после этого думать?!
   - Поверь, повода для ревности здесь точно нет... - проговорила я, улыбаясь.
   - С чего ты взяла, что это ревность?
   - С того, что вижу... Вот скажи мне Алекс, кто для тебя Мардж? Что-то с трудом мне вериться, что просто подруга.
   - Я... не могу тебе ответить, - задумчиво проговорил он.
   - В общем, это только твоё дело, но, не повторяй моих ошибок, - я взглянула на него. - Если она на самом деле для тебя что-то значит, скажи ей об этом. Поверь, я понимаю, насколько это тяжело, особенно если нет уверенности, что тебе ответят взаимностью, но... порой другого выхода просто нет.
   - Кери, что я слышу?! Неужели всё настолько печально!? - теперь его глаза выражали озабоченность. - Я думал, что вы просто дурачитесь, и даже представить себе не мог, что всё зайдёт настолько далеко...
   - Всё хуже, чем могло быть, - я глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. - Алекс, я должна тебе кое о чём попросить, но прежде, пообещай мне, что сохранишь в тайне, то, что я скажу.
   Он многозначительно на меня взглянул, и даже попытался изобразить обиду, за такое недоверие, Но я прекрасно знала, что прошлый наш разговор он всё ровно пересказал Тони. Так что, причины просить о таком обещании у меня, несомненно, были.
   - Ладно, обещаю, - нехотя ответил он. - Но что-то мне подсказывает, что я ещё не раз пожалею об этом.
   - Спасибо тебе, - проговорила я, с улыбкой. Тем временем Аманда принесла из погреба бутылку вина из драгоценных запасов Джона, и разлила его по бокалам. - В общем, через два дня я уеду... и больше никогда не вернусь. У меня просто не будет такой возможности.
   - Кери, нет! Не надо никуда уезжать! - возразил Алекс. - Тони с ума сойдёт, если узнает. А Мардж?! Ты подумала о ней?
   - Поверь, так будет лучше для всех, особенно для Тони. Кстати, я говорила ему, что уеду, только, не сказала когда. И, если выразиться мягко, он пожелал мне счастливого пути... - я сделал большой глоток. - В общем, хочу тебя попросить, чтобы ты заплатил какому-нибудь рыбаку, который бы рассказал всем, что видел, как я прыгаю в реку с обрыва и тону. Деньги на это я дам. Просто, так Марджери без проблем получит мою часть верфи, как только завещание вступит в силу.
   Алекс медленно бледнел.
   - А почему нельзя просто переписать её на Марджери? Зачем устраивать весь это балаган? - в голосе моего собеседника сквозило непонимание.
   - Я не хочу, чтобы Мардж знала о моём отъезде. Боюсь, что она будет меня отговаривать, а я всё ровно должна буду уехать. К тому же, так будет проще, не придётся никому объяснять, куда я делась.
   - Ты же понимаешь, что обратного пути уже не будет? И, думаю, догадываешься, что я не смогу врать Марджери, и что обязательно скажу, что ты жива и здорова.
   - Конечно, но, пожалуйста, сделай это после того, как я уеду, - я прекрасно понимала, что Алекс ни в коем разе не одобряет моей затеи. Но уже решила, что всё должно произойти именно так.
   - А Тони? - спросил мой собеседник.
   - А что Тони? Он должен быть только рад, что я окончательно уйду из его жизни... - ответила я, пряча глаза за бокалом.
   - Но это же жестоко! - Алекс смотрел на меня, как на жуткого изверга.
   - Нет, друг мой, жестоко жить с ним в одном городе, и не иметь никакой возможности быть рядом... И вообще, я должна вернуться домой, к своим близким, родителям, друзьям. Туда, где моё поведение никто не считает из ряда вон выходящим, туда, где можно носить любую одежду и не нужно следовать дурацким правилам этикета, которые изжили себя лет двести назад.
   - Знаешь, говорят, что дом, это место где тебе хорошо, где тебя любят и ждут. Кери, разве с нами тебе было плохо? Мы ведь любим тебя... А ты так просто готова всё бросить?
   - Алекс, я должна...
   - Кто это сказал!? - весь его вид выражал раздражение и злость. Он отказывался понимать меня. - Скажи, кто решил, что ты непременно должна вернуться?
   - Я! - ответ был более чем однозначным.
   Алекс внимательно смотрел на меня, а в его глазах очень ярко отражалось непонимание, осуждение... а может, и ещё что-то. Выдержать этот взгляд было выше моих сил, поэтому я спешно отвернулась, и отошла к горящему камину.
   - Прости... Но своего решения я не изменю. Другого пути нет, и быть не может, поэтому я прошу тебя, помочь мне уйти из жизни этого города красиво.
   Честно говоря, за последние две недели я сама неоднократно задумывалась о том, чтобы остаться. Но разумных доводов, говорящих в пользу этого решения было крайне мало. По сути меня здесь держали только Марджери, верфь и миссис Коул. И, конечно, Алекс.
   Наверно, Тони бы сейчас с большим удовольствием сказал, что я опять убегаю...
   Может быть и так. Ведь, он прав. Я всегда бежала от него, а точнее от своих чувств к нему. Может, пора, наконец, перестать это делать?! Пора столкнуться лицом к лицу со всеми своими страхами?! Хотя, какой теперь в этом смысл...
   И всё же, в этот самый момент, я очень чётко поняла, что не смогу отправиться домой, не высказав Тони всего. И тут же решила сделать это в ночь перед отъездом, чтобы не оставить себе ни единого шанса на сомнение. Ведь, даже одного его нежного взгляда, одного прикосновения будет достаточно для того, чтобы я начала сомневаться в правильности своего выбора.
   Значит, придётся собрать в кучу всё своё самообладание, волю и выдержу, ведь сейчас я должна быть сильной, как никогда в жизни.
   Алекс ушёл, а я ещё долго сидела перед камином, потягивая вино, и размышляла. Правда, мысли мои сейчас блуждали где-то далеко за пределами реальности. Где-то... где грёзы сливаются в мечты, а мечты в иллюзии...
   И всего на минуту позволила себе представить, что всё хорошо, что Тони со мной... что он только мой и больше ни чей. А моё воображение легко дорисовало эти картины, наполнив их огромным количеством позитивных эмоций, яркими красками, и, даже, детским смехом. Поэтому, пришлось срочно возвращаться в этот суровый мир, пока иллюзии окончательно не травмировали сознание. Я понимала, что пора смериться с неизбежным, хоть при этом и пыталась лихорадочно найти хотя бы одну вескую причину, чтобы остаться.
   Но... Единственная причина, способная меня остановить, никогда этого не сделает. А жаль...
  
   Мне показалось, что два следующих дня вообще прошли мимо меня. Я много думала, работой почти не занималась, старалась ни с кем не разговаривать. И появление Джона семнадцатого мая вечером на пороге моего дома, показалось мне слишком скорым и совершенно неожиданным.
   - Кери, рад тебя видеть, - он обнял меня, как будто на самом деле соскучился.
   - Давно же мы не виделись, - с нескрываемым скепсисом ответила я.
   - Кстати, наслышан о твоих подвигах, - усмехнулся Джон. - Ты в своём репертуаре, даже в этом веке умудрилась попасть на первую полосу сразу двух крупнейших изданий в стране.
   - Да уж... - это всё, что мне удалось из себя выдавить. Что ж, я даже и не мечтала о такой бешеной популярности.
   Глядя на выражение моего лица, Джон рассмеялся.
   - И, может, расскажешь, что связывает тебя с маркизом Дарленским? - он как-то странно на меня посмотрел.
   - Уже ничего... - ответила я, присаживаясь на диван.
   - А можно подробнее... Кери, это на самом деле важно, - лицо моего собеседника стало настолько серьёзным, что я даже удивилась.
   - Объясни почему? - я взглянула на него не менее серьёзно.
   - Не могу... - ответил он, опуская глаза. - Но, скажи, как ты умудрилась схлестнуться с Тони?
   - Ты что, знаком с ним?! - удивилась я.
   - Представь себе, да... - мрачно проговорил Джон. - Несколько лет назад он спас мне жизнь.
   - Вот оно как... - я удивлённо хлопала ресницами. - Мир поистине до неприличия тесен!
   - Не то слово...
   - Когда мы должны выехать? - спросила я.
   - По моим расчётам, лучше всего отправиться в путь часа в три утра. Так мы точно никуда не опоздаем.
   - В таком случае, я бы хотела поехать попрощаться с Мардж, - проговорила, направляясь к двери. Сейчас было около десяти вечера, то есть самое время пробраться в дом Тони незамеченной. А на мнение Джона по этому вопросу мне было глубоко плевать. Я никуда не уеду, пока не попрощаюсь с той, кого считаю своей сестрой.
   - Давай, давай, - ответил Джон, наливая себе виски. - Передавай привет Тони...
   - Обязательно! - злобно процедила я сквозь зубы, и вышла за дверь.
   Экипаж уже поджидал меня возле дома. Этот возница был моим знакомым. Именно он каждое утро отвозил меня на верфь, а каждый вечер привозил обратно. И именно он сегодня должен будет доставить нас на место. Ехать верхом было бы слишком рискованно, и, как я поняла, Джон не являлся хорошим наездником. Мне даже показалось, что он побаивается лошадей.
   Чтобы не привлекать лишнее внимание, экипаж остановился за углом особняка Тони, а в дом я вошла через заднюю дверь, так как прекрасно знала, что её никогда не закрывали. К моему счастью в этот час здесь уже никого не было, и я смогла спокойно подняться по задней лестнице на второй этаж.
   К двери комнаты Марджери я пробиралась на цыпочках, стараясь не производить ни малейшего шума. К тому же подобные меры предосторожности были необходимы, чтобы не встретить Тони раньше времени. Нет, мне просто необходимо сегодня с ним поговорить, но только после того, как попрощаюсь с Мардж.
   Я осторожно постучала в её дверь, а потом лёгким движением опустила ручку. У моей подруги не было привычки закрываться, и когда я вошла, Мардж сидела за письменным столом, обложившись со всех сторон свечами, и читала какую-то книгу.
   - Мардж, - позвала я её шёпотом, чтобы не напугать. Но она было настолько увлечена своим чтивом, что даже не обратила на это внимание. Медленно пройдя по комнате, я присела в кресло, напротив неё, но и это не возымело должного результата. Мне даже стало смешно, как можно настолько увлечённо читать? Когда же терпение моё лопнуло, я просто забрала у неё книгу.
   - Кери?! - воскликнула Мардж, удивлённо меня рассматривая. - Что ты тут делаешь, и, почему ты так странно одета?
   А одета для нынешнего века я была на самом деле странно. Лёгкие серые джинсы, короткий хлопковый сарафан с широким ремнём под грудью, вязаный кардиган и балетки, совершенно не вписывались в обычаи Англии девятнадцатого века, Так что поверх всего этого мне пришлось нацепить длинный белый плащ.
   - Только не говори мне, что ты меня бросаешь... - судя по всему, Марджери сама догадалась и почему я так одета, и зачем я пришла. - Кери, нет, пожалуйста, не нужно этого делать!
   - Мардж, тише, - от нахлынувших эмоций мне стало сложно говорить. - Я очень тебя люблю, и считаю своей сестрой. Я безмерно благодарна тебе за всё, что ты для меня сделала, но... мне пора возвращаться. Я знаю, что ты меня понимаешь. Сама не хочу уезжать, но здесь не мой мир, и не моя жизнь.
   На глазах моей подруги навернули слёзы.
   - Кери... - проговорила она, даже не пытаясь остановить их. - Я не хочу тебя терять. Пожалуйста, останься. Ведь здесь у тебя есть любимое дело, здесь ты законодатель моды, и дом у тебя есть. Я, Алекс... Ведь мы же никогда тебя не бросим!
   - Марджери, дорогая моя, - я обняла её, а она уткнулась в моё плечо. - Я знаю всё это, но... я должна. Прости меня, пожалуйста.
   Так мы простояли по меньшей мере полчаса... Посреди комнаты и обнявшись. Когда же истерика Мардж, наконец, отступила, она, судя по всему, решила использовать последний козырь в моём убеждении.
   - А как же Тони? - спросила девушка, подняв на меня красные от слёз глаза.
   - А где он сейчас?
   - Я видела, как он поднимался в свою комнату... - ответила Марджери, не понимая, к чему я клоню.
   - А ты можешь попросить его спуститься в кабинет, под любым предлогом, - проговорила я, с надеждой глядя на подругу.
   - Ты хочешь попрощаться с ним? - спросила она, а в её глазах появился слабый огонёк одежды.
   - И это тоже... Просто... я не хочу, чтобы между нами оставались недомолвки.
   Мардж смерила меня долгим подозрительным взглядом, но тут же кивнула в знак согласия.
   - В таком случае, буду ждать его в кабинете, только, пожалуйста, не говори ему ничего. Если можешь, просто придумай предлог, чтобы он спустился, я буду тебе очень благодарна...
   - Иди уже... - сказала Марджери улыбаясь. - И, Кери, если когда-нибудь ты решишь вернуться, знай, мы всегда тебя примем.
   - Даже если я и захочу, увы, это будет невозможно... - грустно сказала я, выходя за дверь. Интересное у нас получилось прощание. Я бы даже сказала, оригинальное. Вот только не стоило надеяться, что и разговор с её братом пройдёт так же гладко.
   Прошмыгнув в кабинет Тони, в котором сегодня царила кромешная темнота, я присела на диван и зажгла две, стоящие на столе, свечи. Свой, до жути неудобный плащ, я сложила рядом. Возможно Тони шокирует мой внешний вид, ну и пусть.
   Минуты ожидания тянулись невыносимо долго. Мне показалось, что за это время можно было прочитать несколько крупных поэм и дойти не то что до кабинета, а сбегать до Темзы и обратно...
   Я нервничала. Разговор предстоял не из приятных, но теперь я была обязана сказать ему всё, о чём до этого молчала. Тони был достоин того, чтобы знать правду. Вот только я даже не предполагала, как он её воспримет.
   Не знаю, сколько просидела, размышляя о последствиях своего решения, но из дум меня вывел гулкий и до боли знакомый стук шагов - Тони шёл в кабинет. Ещё с тех времен, когда я жила в этом доме и старательно от него пряталась, отлично запомнила, как звучат именно его шаги. И вот, наконец, дверь открылась, и он вошёл, но, увидев меня, замер посреди комнаты.
   Как два идиота мы смотрели друг другу в глаза, и никто не решался заговорить первым. Жаль, что при таком тусклом освещении я не могла понять, что выражает его взгляд, но, явно чувствовала, насколько он был шокирован.
   - Привет... - только и смогла проговорить я. Тони дёрнулся, будто выходя из оцепенения, и тут же его лицо приняло универсальный надменно-презрительный вид. Медленными грациозными шагами он прошёл через комнату и присел напротив меня.
   - Привет, - ответил он. - Думаю... если ты решила прийти сюда, несмотря на мой запрет и на мою просьбу не попадаться мне на глаза, значит, случилось что-то важное.
   Его тон был насмешливо надменным, что больно цепляло моё и без того раненое сердце.
   - Я хотела поговорить...
   - А разве мы ещё не всё обсудили?! - он притворно удивился.
   - Не всё, - я, наконец, осмелилась взглянуть в его глаза. Но они были ледяными и не выражали сейчас ничего, кроме презрения.
   - В таком случае, я готов слушать, - сказал он, и скрестив руки перед грудью, взглянул на меня. Да уж, не думала, что всё будет настолько сложно.
   Возникло дикое желание немедленно встать и уйти, и в этот момент остановило меня только то, что другой возможности поговорить у нас больше не будет. Никогда.
   - На рассвете я возвращаюсь домой, - на эту фразу Тони никак не отреагировал. По крайней мере, мне так показалось. - Джон нашёл способ, и сегодня утром будет единственная возможность для меня вернуться назад, в своё время.
   - Ты решила сообщить мне лично, что с завтрашнего дня я буду окончательно избавлен от твоего общества?! - сказал он, окидывая меня презрительным взглядом.
   - Нет, - я всеми силами старалась держать себя в руках, трезво понимая, что просто не могу позволить себе сейчас сорваться. - Я пришла не за тем, но буду рада, если мой отъезд принесёт тебе счастье.
   В комнате опять повисла напряжённая тишина.
   - Ты всё сказала? - задал вопрос мой собеседник, вставая с дивана. - Уже слишком поздно, я иду спать.
   Он сделал несколько шагов к выходу, и я, наконец, осознала, что если он уйдёт сейчас, то я уже никогда его не увижу.
   - Стой! - воскликнула в отчаянии.
   - Что-то ещё? - спросил Тони, не поворачиваясь. И кто бы знал, как меня сейчас ранил его равнодушный тон.
   - Да... Мне бы хотелось, чтобы ты знал... я люблю тебя... - я сказала это, и как будто почувствовала себя свободнее. Тони молчал, не шевелясь, наверно, именно поэтому у меня и нашлись силы, чтобы продолжать. - Случилось то, чего я так боялась и хотела избежать. Ты, Тони, стал смыслом моей жизни. Я никогда не думала, что любовь может быть такой сильной, всепоглощающей, и... разрушительной. И домой я возвращаюсь только потому, что жить здесь без тебя просто не смогу, а делить тебя с кем-то для меня будет слишком больно... Я искренне надеюсь, что при перемещении обратно у меня сотрутся все воспоминания о том, что здесь произошло. Ведь иначе просто не смогу жить нормально... - я замолчала, закрывая лицо ладонями. Энтони же так и стоял не двигаясь. Я чувствовала, что на глазах начинают наворачиваться слёзы, говорить стало сложно, но мне нужно было сказать всё. - Прости... я постоянно бегала от тебя, надеясь, что если перестану тебя видеть, то всё пройдёт. Но... это не лечиться, Тони! Против этого нет лекарств! И, прячась от тебя, я старалась убежать от самой себя... от собственных чувств! Убежать от неизбежного, но... это невозможно... - слёзы подкатили к горлу, лишая возможности говорить. Я прилагала неимоверные усилия, чтобы задержать их ещё хотя бы на мгновение. - Прости... просто, я хотела, чтобы ты знал. Я думала... что это будет, по крайней мере, честно.
   Не дожидаясь ответа, резко схватила плащ и пулей вылетела из кабинета. Я боялась услышать то, что мог сказать мне Энтони. Не стоит мне ничего знать. Пусть лучше это навсегда останется для меня тайной.
   Промчавшись через коридор, я выбежала из дома и отправилась туда, где меня поджидала коляска. И только оказавшись в ней, наконец, позволила себе разрыдаться. Слёзы скатывались по щекам, а я судорожно растирала их ладонями. Но теперь... точка была поставлена, и скоро вся эта история останется всего лишь странным воспоминанием.
  
   Глава 30. Последний шанс.

Любовь бежит от тех, кто гонится за нею, а тем, кто прочь бежит, кидается на шею.

(Уильям Шекспир)

  
  
   Когда я вошла в дом, часы показывали уже половину второго, а значит, до отъезда осталось всего ничего. Джон всё так же сидел на диване и, попивая виски, рассматривал огонь.
   - Что, скучаешь по телевизору? - усмехнулась я.
   - Нет, - ответил он вполне серьёзным голосом. - Размышляю о жизни... Так сказать, о превратностях судьбы...
   - Может, поделишься своими выводами? - я присела рядом с ним, и налила виски во второй стакан, но Джон забрал его у меня, и тут же осушил залпом.
   - Тебе не желательно пить сейчас, - проговорил он. - А что касается выводов... уверена, что хочешь вернуться?
   - Уверена! - грубо ответила я.
   - А вот твои заплаканные глаза, говорят обратное... - он встал, и с философским видом прошёл по комнате.
   - Скажи, разве здесь тебе было плохо? - спросил он.
   - Нет, - ответила, даже не задумываясь. - Мне очень повезло встретить замечательных людей, которые меня поняли и приняли такой, какая я есть...
   - Может, тогда есть смысл попробовать построить свою жизнь здесь, в этом веке?
   - Нет, Джон, я уже решила, что вернусь домой...- сказала я, глядя на него с вызовом.
   - А ты не думала, что там, в нашем времени, тебе станет ещё хуже, чем сейчас, ведь его не будет рядом... - он говорил так загадочно, и так уверено, что я явно представила себе жизнь без Тони, и ужаснулась. Но уже в следующий момент поняла, что и здесь не смогу быть с ним. А если нет никакой разницы, то я выбираю дом.
   - На всё ровно не быть вместе, и не важно, где я... здесь или в нашем времени. Так что, вопрос решён, я возвращаюсь домой.
   - Ну как знаешь... - Джон посмотрел на меня, как на полоумную. - Эта только твоя судьба, и только тебе решать каким станет твоё будущее, - он снова внимательно посмотрел мне в глаза, а потом продолжил, как бы между прочим: - Пойдём на кухню, нам бы не помешало перекусить перед отъездом.
   Когда Аманда узнала, что сегодня ночью мы с Джоном уедем вместе, то сначала долго причитала, на тему, "на кого ж вы меня покидаете", а потом вдруг решила, что нас обязательно нужно очень плотно накормить.
   Огромный обеденный стол на кухне был целиком и полностью заставлен различными яствами. Да нам бы и за неделю не удалось съесть всё это, но, Аманда была непоколебима. В итоге попробовав всего понемногу, мы забрали с собой пирожки, и отправились в путь.
   Экипаж ехал медленно, так как тусклый факел слишком плохо освещал дорогу. Мы почти не разговаривали... каждый был погружен в свои собственные размышления.
   Коляска медленно катила вдоль реки... Давно позади остался Лондон с его мостами, улицами и особняками, и теперь мимо мелькали только высокие деревья и всё-та же пресловутая река.
   Как я поняла, из объяснения Джона, ему, наконец, удалось вычислить точно место временного коридора, который, как и предполагалось, находился в реке, и на рассвете, я должна была нырнуть туда. И, если всё пройдёт гладко, то после этого прыжка очнуться мне предстоит уже в родном двадцать первом веке. Вот только я была совсем не уверена, что он для меня всё ещё родной.
   Чем ближе мы подъезжали к месту, тем сильнее меня одолевали сомнения. Ведь обратного пути не будет. А если, мне так и не удастся забыть Энтони? Что будет тогда?! Ведь здесь, я хотя бы изредка могла бы его навещать, там же у меня такой возможности не будет...
   Работа? Заниматься делами верфи нравилась мне гораздо больше, чем то, чем я зарабатывала раньше, получая минимум удовольствия за средних размеров оклад. И здесь и там у меня были люди, которых я чисто и искренне любила. Так что этот показатель вообще нельзя брать в расчёт. Но оставались ещё родители, по которым я просто безумно соскучилась... брат... сестрёнка. И я уже не говорю об электричестве, интернете, горячей воде, которая бежит прямо из крана, сотовом телефоне, транспорте!
   Получается, что выбор очевиден. Даже не смотря на то, что я уже привыкла жить без всех этих прелестей цивилизации.
   Мы остановились на большом пустыре, который заканчивался высоким обрывом и рекой.
   - Вы действительно хотите, чтобы я оставил вас здесь? - удивлённо спросил нас кучер.
   - Да, - я ободряюще ему улыбнулась. - Не стоит о нас беспокоиться. Можно сказать, что здесь у меня назначена встреча. А теперь вам пора уезжать.
   - Я вернусь через час после рассвета, - сказал возница. И, развернув коляску, рванул вперёд.
   Часы Джона показывали пять утра, и до нужного момента оставалось чуть больше часа.
   Он бросил свою сумку на землю, а сам присел на неё.
   - Ну вот, Кира. Можно сказать, что это финишная прямая твоего путешествия, - проговорил Джон. - Так сказать, самое подходящее время для подведения итогов. Итак, расскажи, что ты поняла и какие выводы сделала во время пребывания здесь.
   -Хм, - усмехнулась я, - разные выводы. Во-первых, теперь лично мной доказано, что человек способен привыкнуть ко всему, даже к отсутствию прелестей цивилизации, - я задумалась. - Здесь я поняла истинную ценность дружбы... И... бескорыстия. Осознала, какое удовольствие испытываешь, имея возможность реализовывать свои идеи и нести их в массы.
   - Ты сейчас о своих рисунках? - спросил Джон, поворачиваясь ко мне. Жаль, что в темноте я не смогла разглядеть выражения его глаз, но, по-моему, он не воспринимал всерьёз моё занятие. - Я был искренне удивлён, услышав твоё имя из уст одной моей знакомой модницы. Ты для них теперь почти священна. Того и гляди, начнут приносить тебе дары и поклоняться...
   - Хватит издеваться! - выпалила я, улыбаясь. - Всё, что я делаю, это рисую платья и костюмы, а то, как их воспринимают окружающие уже не моя проблема. А вообще, я очень рада, что мои работы нашли свою жизнь и своих поклонников.
   - Жаль, что теперь твои фанатки лишаться своего кумира... - продолжал издеваться Джон, нахально улыбаясь.
   - Ну что ж, значит, найдут другого, - ответила я.
   - А как же твоя верфь? Не жалко бросать то, во что вложено столько сил? - я не могла понять, чего он хочет добиться своими вопросами. Чтобы я сейчас, находясь на пороге своего возвращения, развернулась и убежала назад? Не думаю, что это было бы правильно...
   - Я сделала для неё всё, что могла. К тому же, сейчас ей управляют очень талантливые люди.
   - Твоя подруга, Елена, говорила мне, что ты очень любишь лошадей... Может, есть смысл заняться их разведением? Ведь здесь на них гораздо больший спрос, чем в нашем веке...
   - Ленка?! - я улыбнулась, вспоминая мою старую добрую подругу. - И часто ты с ней видишься?
   - Нет, только когда они с Максом приезжают в Лондон. Иногда раз в месяц, иногда чаще...
   - Ты хочешь сказать, что они до сих пор вместе? - я широко улыбнулась и удивлённо округлила глаза.
   - Я даже больше тебе скажу... они уже несколько месяцев как женаты, - он проговорил это таким заговорщическим тоном, что я невольно рассмеялась.
   - Ничего себе, новости! У меня нет слов! - я не могла поверить, что моя взбалмошная подружка дала себя окольцевать. И была безумно рада за неё... наконец, закончились её бесконечные скитания от "козла" к "козлу"! А может, у неё просто открылись глаза? Ведь люди не такие плохие, как всегда казалось ей... Конечно, попадаются отдельные экземпляры, но всё же... Ах, Лена, Лена... Наконец, и на твоей улице наступил праздник! Жаль, что я не была на свадьбе. Ну, ничего, поздравлю их, когда вернусь.
   - Они такая забавная пара.... - проговорил Джон. - Эти ребята, на самом деле стоят друг друга, и при этом создают впечатление идеально гармоничного союза.
   - Очень рада за них! - сказала я. Туповатая счастливая улыбка застыла на моём лице и никуда оттуда уходить в ближайшее время не собиралась.
   - Скажи, ты будешь скучать по этому веку? - продолжил Джон свой допрос.
   - Конечно! - ответила честно. - Я оставляю здесь очень дорогих мне людей: Мардж, Алекс, миссис Коул, Марк, Аманда, и даже Белинда... Все эти люди очень мне дороги.
   - А Тони? - это имя, сказанное Джоном, показалось мне каким-то чужим и холодным. Сразу вспомнились все обстоятельства нашего сегодняшнего разговора. Его надменный вид, и ледяной взгляд... Тони... Жаль, что мы слишком разные, и не существует моста, способного соединить края пропасти, что нас разделяет.
   - Мне кажется, или ты уговариваешь меня остаться? - я задала этот вопрос, поворачиваясь к Джону. Он смотрел на меня, о чём-то явно размышляя.
   - Нет, я не имею на это никакого права. Просто хочу убедиться, что ты трезво понимаешь, что потеряешь, оставив этот век, - его тон сейчас гораздо больше подошел бы почтенному старцу, умудрённому вековым опытом, нежели молодому мужчине. - И, ты не ответила на мой вопрос. Ты будешь скучать по своему маркизу? Только скажи мне честно...
   - Честно?! - я посмотрела на него с вызовом. - Я люблю его, Джон. И это чувство съедает меня изнутри... - я грустно усмехнулась. - Думаю, этого довода достаточно для ответа на твой вопрос...
   - Так я и думал... - проговорил мой собеседник с улыбкой. - И ты готова оставить его? Готова бросить всё из-за глупой мысли, из-за вашего классового неравенства?
   - Джон! Мы из разных эпох! Мы совершенно разные люди и почти не находим общего языка!
   - Тем не менее, это не помешало тебе в него влюбиться... - насмешливым голосом, констатировал Джон. - Кстати, а как он к тебе относиться?
   - Никак! - ответила я, почти не скрывая своё раздражение. - Сначала кричит, что я пыль на его дороге, потом утверждает, что хочет быть со мной, и предлагает почётную роль официальной любовницы, затем говорит, что всем сердцем меня ненавидит... В общем, он сам не определился, кто я для него.
   - Вижу у вас очень насыщенные отношения... - усмехнулся Джон. - Ты сегодня говорила с ним? - в голове снова пронеслась мысль, что я присутствую на допросе. Нечто подобное чувствовала, когда мистер Кренто пытался вытащить из меня обстоятельства моего триумфального дефиле на открытии "Артемиды".
   - Да, говорила...
   - И что?
   - И ничего! - раздражение росло во мне с каждой секундой, с каждым услышанным словом.
   - А подробнее можно?
   - Ты что, психолог, чтобы я тебе тут всё рассказывала?! - выпалила я, повышая голос.
   - Нет, Кир, - теперь в его тоне проскальзывали виноватые нотки. Видимо, он, наконец, понял, что слегка перегнул палку. - Просто я хочу тебе помочь... Отгородить от непоправимых ошибок. Поверь, я знаю многих, кто сознательно отказался от своей любви... Это глубоко несчастные люди, и ничего уже не способно сделать их счастливыми. Ни деньги, ни власть... ничего.
   - Прости... - тихо сказала я. - Просто, я чувствую, что мой шанс здесь уже упущен. А значит, мне лучше вернуться домой... и попробовать начать всё заново.
   Небо начало стремительно светлеть, и времени на раздумья почти не осталось. Джон всё-таки добился своего. Ему удалось поселить в моей душе сомнение, и теперь оно терзало меня с неистовой силой. Казалось бы, выбор очевиден. Я должна вернуться в свою жизнь! Но здесь невольно возникал вопрос: какая из них моя? Та, где я лишь муравей в муравейнике нашего общества, имеющий очень условное право выбора, вогнанный в стереотипы современности... Или та, где меня хоть и считают чудачкой, но принимают такой. Где я руковожу крупным предприятием и имею возможность сделать жизнь людей хоть чуточку лучше... Да, и там и здесь есть и свои плюсы, и свои минусы. Но... как же всё-таки сложно выбирать, когда от твоего решения зависит вся дальнейшая жизнь! Хотя, мы ведь каждый день принимаем такие решения. И все они имеют огромное значение для нашего будущего. Вот только, зачастую, мы об этом даже не подозреваем. А сейчас, я точно знаю, насколько важно моё решение. И готова его принять!
   - Кир, пора решать, - проговорил Джон, когда солнце уже показалось из-за холма.
   - Я решила... - ответила я, вставая и закидывая сумку на плечо. - Спасибо тебе за всё...
   Сказав это, я направилась к краю обрыва, и остановившись на большом выступе, посмотрела, на бурлящую внизу воду. Река несла свои потоки через многие километры. Её волны видели многое и многое знают, но... им незачем это знание, ведь они всё ровно, рано или поздно вырвутся в огромный и бескрайний океан.
   Как же просто плыть по течению. Тебе не нужно прилагать почти никаких усилий, чтобы двигаться. Вода сама несёт тебя. Она уже всё за тебя решила. Но в этом пути есть одна важная особенность: вода несёт тебя не туда, куда желаешь ты, а туда, куда желает она. А тот, кто хочет идти своим путём, всегда сталкивается с сопротивлением течения. И только от него самого, от его воли и веры в себя, зависит, хватит ли ему сил дойти...
   Шум бегущих волн полностью закрывал сознание, возвращая мысли всё к тем же философским темам. Странно получается, глядя на огонь, успокаиваешься и невольно начинаешь задумываться о прекрасном и вечном. Когда мчишься галопом верхом на коне, встречный ветер способен выдуть из головы все мысли, оставив только один голый инстинкт самосохранение и пьянящее чувство свободы... А вот шум воды, наоборот, бьет по нервам, навевая странные мысли и подталкивая к решительным действиям.
   Я стояла на самом краю, и чувствовала, как мелкие камушки осыпаются из подмытого грунта под моими ногами. Прекрасно осознавая, чем мне это грозит, я лишь посмотрела на небо, которое в этот утренний час имело нежный голубой цвет, вдохнула аромат весеннего утра и сырости, и в следующий момент земля ушла из под ног, и я рухнула в воду.
   Ледяные потоки обжигали кожу. Мокрая одежда тянула вниз. Я даже не пыталась плыть. И лишь оказавшись под водой сразу почувствовала, как меня начинает затягивать на дно. В это самый момент сработал так любимый мной инстинкт самосохранения, и я начала лихорадочно грести всеми конечностями, стараясь выплыть на поверхность. Но этих усилий было слишком мало, и, несмотря на них, я продолжала медленно погружаться всё глубже и глубже.
   И тут почувствовала, что меня кто-то схватил за руку, и резким рывком вернул на поверхность. От удивления, глотнув большую порцию воды, я закашлялась, и грести самостоятельно не могла. В этот момент всё тот же заботливый спаситель обхватил меня под грудью и потащил к берегу.
   Сейчас я не знала, благодарить его или ругать. Сейчас это было не важно... Жажда жить кипела во мне огромным котлом. Я с жадностью хватала ртом воздух, стараясь насладиться им, как будто находилась без этого ценного сокровища не несколько минут, а много долгих лет. Вот же правдива поговорка, что чтобы что-то оценить, нужно это потерять...
   Но уже в следующий момент осознала, что лежу на чём-то твёрдом и холодном. Рядом слышалось чьё-то частое дыхание, и повернув голову, я наткнулась на злобный взгляд Тони. Сейчас он был больше похож на оборванца, или на мокрого кота... вариантов много. Одежда намокла и была испачкана в грязи, со всклоченных волос струйками стекала мутная вода, но в глазах я видела злость и страх. А ещё дикий, животный ужас.
   - Если... когда-нибудь... ещё, хотя бы раз, ты совершишь что-то подобное... - говорил он отрывисто, стараясь при этом отдышаться. - Я убью тебя сам, собственными руками!
   Услышав это, я улыбнулась, а его взгляд потеплел. Он подполз ко мне, и сгрёб в свои объятия. Мы оба были мокрыми, на улице было очень даже прохладно, но сейчас, в крепких и таких родных объятиях Тони, я чувствовала себя самой счастливой на этой планете.
   - Дурочка! - продолжил он, сильнее прижимая меня к себе. - Зачем ты это сделала?! Глупая!
   Говорить сейчас не было сил, да и что говорить. Я была согласна со всем, что услышала от Энтони. Я уже поняла, что решение было неверным! И что мой дом, мой истинный дом может быть только рядом с ним...
   - Что ты здесь делаешь? - спросила я, когда способность адекватно мыслить полностью ко мне вернулась.
   - Тебе как, правду сказать?! Вообще, если ты, конечно, не заметила, я вытаскивал одну глупую девушку из реки, - он говорил это с какой-то доброй весёлостью в голосе. Как будто всё это было всего лишь шуткой, розыгрышем. - А вот зачем она туда прыгнула? Наверно в очередной раз пыталась от меня убежать... Но тут встаёт вопрос, почему она хотела это сделать? Я почти уверен, что она просто не знала, как сильно я её люблю, и что моя жизнь без неё не будет иметь совершенно никакого смысла! А почему она не знала? Да потому что я глупец!
   - Тони... - только и могла сказать я. Он опустил голову, заглядывая мне в глаза. - Это правда?
   - Что я глупец? - он улыбнулся, а взгляд стал таким тёплым и нежным, что я моментально забыла, что дрожу от холода. - А ты-то сама как думаешь? Если отпустил тебя? Если позволил тебе уйти?!
   - Нет... - я смотрела на него как на ангела. - Что ты меня любишь...
   - Да, малышка, и прошу, никогда в этом не сомневайся! - в этот момент я была готова разрыдаться, так велико было счастье, которое переполняло всю меня. Я поняла, что согласна на всё, лишь бы только он был рядом... и... любил меня.
   - Ну что, водоплавающие, может, стоит развезти костёр? - услышала я голос Джона, который быстрыми шагами направлялся к нам, с большой охапкой сухих веток. - Ведь в этом прекрасном веке, даже от банальной простуды вас здесь лечить будут слишком долго. Лучше согреться...
   Скинув свою ношу на землю, и уложив её шалашиком, он буквально за минуту разжёг на поляне огонь. Стянув с себя мокрую одежду и развесив её на ближайших ветках, мы присели поближе к костру, укутавшись вдвоём в мой длинный плащ.
   Джон присел напротив, и с довольной улыбкой смотрел на нас, перевода свой хитрый взгляд с меня на Тони, и обратно.
   - Вот смотрю на вас и думаю, - сказал наш гуру психологии, - Есть ли верх человеческой глупости? Вы так долго убегали от очевидного, что, в итоге чуть не разрушили всё окончательно. Подумайте, сколько неприятных моментов можно было избежать, будь вы чуточку откровеннее с собой и немного смелее друг с другом?!
   - Знаешь, Джон, - задумчиво проговорила я. - Можешь мне не верить, но я ни о чём не жалею! Ведь это был наш путь, и мы должны были преодолеть его...
   - Да, - согласился Тони. - Но, мы прошли его порознь, и это было поучительно. А вот наш дальнейший путь мы обязательно пройдём вместе, и чует моё сердце, это будет интересно!
   - Но скажи, как ты нас здесь нашёл? - спросила я того, к чьей широкой и тёплой груди сейчас прижималась.
   Тони посмотрел на меня со смирением.
   - После твоего ухода я ещё долго не мог прийти в себя. Так и стоял посреди кабинета, с ужасом осознавая, что натворил... Ты сказала, что на рассвете вернёшься домой. Я хотел тебя остановить! Я понял, что если тебя не будет рядом, то в итоге я просто свихнусь. Но не имел ни малейшего понятия, где тебя искать. И тут принесли письмо...
   - Какое ещё письмо?! - я удивлёно посмотрела на Тони, потом медленно перевела взгляд на Джона. Последний выглядел сейчас чрезвычайно довольным собой... А задумчивая улыбка и горящий взгляд почти точно указывали, что он приложил к этому руку.
   - Ты? - спросила я, обращаясь к нему.
   - Я! - с гордостью ответил он. - А что мне оставалось делать? Ни меня, ни голос своего разума ты слушать не желала! Пришлось идти на крайние меры.
   - В письме чётко описывалось что, где и когда должно произойти с тобой, чтобы ты могла вернуться в своё время. Как только я его прочитал, то сразу же понёсся сюда, но... Ты даже не представляешь, что я пережил, когда увидел, что ты упала в реку. Я думал, что опоздал... что теперь ты потеряна для меня навсегда, но всё же прыгнул. - Он сильнее прижал меня к себе, как будто боялся, что как только отпустит, я испарюсь. - С болью осознал, что всё уже потеряно, но вдруг над водой мелькнула твоя рука. В тот момент я не думал, что делаю, чем рискую... И просто нырнул за тобой.
   - Ты спас мою жизнь... - проговорила я. - Вряд ли моё существование без тебя можно было бы назвать жизнью.
   - В таком случае, я спас сегодня две жизни. Свою в том числе...
   - Знаешь Кир, - задумчиво проговорил Джон. - Своим неожиданным появлением в этом веке, ты невольно вмешалась в ход событий. Многое из того, что должно было произойти, так и не произошло. Эти события заменили другие. И, благодаря тебе, история одной конкретной семьи из трагедии превратилась повествование явно другого жанра, - он усмехнулся. - Представь, чем бы всё закончилось, не свались ты на голову Марджери. Думаю, твоей фантазии для этого будет больше чем достаточно. Ты принесла им мир... И, что-то мне подсказывает, что это и есть твоя судьба...
   Мы с Тони молчали, обдумывая сказанное Джоном.
   Не знаю, согласиться с ним, или нет... Ведь уже никто не узнает, как бы сложилась жизнь всех нас, не упади я год назад за борт катера. Хотя, судя по довольному прищуру Джона, он знает. И, почему-то, я склонна ему верить.
   За деревьями послышалось ржание лошади.
   - Видимо, мне пора, - сказал хранитель времени.
   - Ты возвращаешься сегодня? - спросила я его.
   - Да, - ответил он с улыбкой. - У меня там много дел.
   - Ты передал моим родителям, что я жива? - этот вопрос был для меня чрезвычайно важен.
   - Нет, Кир, не передал... - проговорил он. - Понимаешь, Лена рассказывала, что за этот год многое изменилось в твоей семье. У твоего брата родилась двойня, младшая сестра поступила в институт. Они все мужественно перенесли потерю тебя, и я не вижу смысла бередить старые раны. Главное, что они помнят тебя, а ты не забываешь их. Я не думаю, что стоит сейчас объявлять им, что их дочь жива и здорова, и даже счастлива, но... её странным образом занесло в девятнадцатый век...
   Я глубоко вздохнула, вынужденная признать доводы Джона верными. Тони ободряюще сжал мою ладонь.
   - Думаю, ты поступил правильно... - согласилась я.
   - Обязательно заходи к нам в гости, когда будешь в городе... - проговорил Тони. - Наш дом всегда для тебя открыт.
   - Приятно слышать это, милорд, - проговорил Джон, шутливо поклонившись. - А теперь, мне пора. Вот только последний совет, так сказать, на дорожку: Будьте терпимее к друг другу, и всё у вас будет замечательно!
   Сказав это, он быстро взбежал по тропинке вверх, и уже через минуту в тишине утра послышался удаляющий стук копыт и скрип коляски.
   Мы долго сидели в тишине, греясь у костра, и наслаждаясь близостью друг друга. Я осознавала, что теперь никуда не отпущу Тони, но так, же прекрасно понимала, что нам придётся многое принять в друг друге, со многим смириться.
   - Тони, в свете последних событий, и моего позора на всю страну, моё присутствие в твоей жизни, пусть и в качестве фаворитки, может негативно отразиться на твоей репутации... И, если для тебя это на самом деле важно, то мы можем что-нибудь придумать...
   - Кери, родная, - проговорил он, накручивая прядь моих волос на палец. - Я давно понял, что тебя безумно раздражает мой титул, и если ты захочешь, я просто от него откажусь, передав это право Марку. Но, в таком случае наш сын не сможет его получить, и ты будешь просто миссис Свон, а не маркизой Дарленской...
   Я опешила.
   - Это можно расценивать, как предложение руки и сердца? - удивлённо спросила я, не веря своим ушам.
   - Ну... - проговорил он, загадочно улыбаясь. - Всё будет зависеть от твоего ответа. Так ты готова разделить со мной бремя титула или мы передадим его моему брату?
   - Думаю, что ради тебя, я готова принять даже столь ненавистный мной титул... - проговорила я, не веря своему счастью...
   - В таком случае, решено, будем нести его вместе!
  
  
  
  
  
  
  
   Эпилог.

Страх - это слабость и потому: Кто испугался, - уже побеждён!

("Эльфийская рукопись")

  
   Звук быстрых уверенных шагов эхом раздавался в тишине пустынной ночной улицы. Этой холодной августовской ночью было настолько спокойно, а место настолько нелюдимым, что я ни на секунду не сомневалась, кто именно сейчас движется в нашем направлении.
   Тем временем, в тусклом свете луны обрисовался силуэт мужчины. Он был невысокого роста, достаточно полный, я бы даже сказала круглый, а карманы его дорогого пиджака коряво топорщились от количества денег.
   Я знала, что этот человек сегодня выиграл в карты довольно крупную сумму золотом, но природная жадность не позволила ему нанять экипаж, чтобы добраться домой. Он, по-видимому, считал, что пройти пешком несколько кварталов будет и проще и дешевле.
   - Вил... - тишину ночной улицы нарушил странный шипящий голос.
   Мужчина остановился, оглядываясь по сторонам. Но, кроме него здесь не было абсолютно никого. Решив, видимо, что ему почудилось, он продолжил движение дальше.
   - Вильям... - раздался зловещий звук, но уже совсем с другой стороны. Теперь путник решил остановиться и осмотреться повнимательнее. Очень кстати, где-то гукнула сова, а лёгкое дуновение ветра прокатило по дороге какую-то пустую коробку.
   - Вил... - зловещим голосом, проговорила я.
   - Кто здесь?! - крикнул мужчина. На его лице отразился испуг. Он крутился на месте, пытаясь обнаружить того, кто его звал. Мне даже показалось, что он смотрит на меня. Хотя, была абсолютно уверена, что он не может меня видеть. Сейчас я стояла в тёмной комнате возле большого окна, и смотрела на прохожего. Его испуг настолько развеселил меня, что я чуть было не засмеялась в голос. В этот момент, ободряющий взгляд и нежный поцелуй Тони, вернули мне осознание важности всего происходящего здесь.
   - Вильям... - теперь голос звучал откуда-то с противоположной стороны улицы, где, в лунном свете, словно ниоткуда появился силуэт женщины.
   Мужчина повернулся на звук, и тут же опешил. Правда, то, что он увидел, выглядело, мягко говоря, жутковато.
   Женщина оказалась до странного бледна, это было заметно даже при тусклом лунном освещении. Вокруг её глаз темнела зловещая чернота.... Её длинные светлые волосы развивались при каждом новом порыве ветра, а чёрный балахон, лишь слегка открывал её белые руки с почерневшими ногтями...
   - Кетти?! - испугано воскликнул путник.
   - Да, Вильям... это я... - проговорила женщина и как будто поплыла в его направлении. Он не мог даже пошевелиться. Я видела, как он трясущимися руками смахивает холодный пот со лба и не может отвести взгляд от своего видения.
   - Что.... что ты здесь делаешь?! - испуганно спросил он, инстинктивно делая шаг назад. - Ты же умерла!
   - Да, Вил, и умерла я во многом благодаря тебе... - женщина не открывала рта, а фраза прозвучала откуда-то сбоку, но голос был именно её, и Вил в этом ни капли не сомневался.
   - Кетти, нет... я же любил тебя! - его голос срывался, а дрожь в руках была настолько сильной, что он не знал куда их деть.
   - Ты предал меня... Ты предал своего друга... Ты добился нашей гибели... и теперь ты осмелился мучить моих детей...
   - Кетти... нет... Кетти... это не так, - пытался оправдаться мужчина, делая ещё шаг назад.
   - Нет смысла врать, Вильям... - сказала женщина, подходя ближе . - Я пришла, чтобы отвести тебя в ад...
   - Кетти нет... я давно раскаялся во всём... - он упёрся спиной в стену дома. Отступать дальше было просто некуда.
   - Поздно... Слишком поздно... - она подошла ещё ближе, и провела ледяной белой рукой с длинным чёрным когтем по его щеке. Мужчина шарахнулся.
   - Кетти, прости меня... прошу... дай мне шанс всё исправить! - по его дрожащему голосу, я поняла, что он плачет. Вот, оказывается, на что способен человеческий страх, он даже самых отъявленных негодяев превращает просто в людей, со всеми полагающимися им слабостями...
   - Как, Вил? - спросила женщина, с притворным удивлением.
   - Я верну всё, что у вас забрал... обещаю... верну расписки... все до единой...
   - Это не вернёт мне жизнь... - ответила женщина. Её голос звучал настолько жутко, что я поёжилась.
   - Кетти, прошу... умоляю... - он упал на колени, и сейчас ползал у её ног, как какой-то червяк. Зрелище это было настолько жалким, что я предпочла отвернуться.
   - Ладно, но.... только если мой сын тебя простит... - проговорило это жуткое привидение, поворачиваясь к нему спиной, и делая пару шагов в сторону. - Завтра же утром ты признаешься ему во всём... и если он решит даровать тебе жизнь, то я оставлю тебя в покое... если же нет... - она злобно усмехнулась. - Что ж... я вернусь за тобой...
   - Вернусь... - зловещим голосом повторила я, отвлекая внимание Ротвиша к своему окну.
   - Вернусь... - раздался голос с противоположной стороны. Он медленно повернул голову туда, но так никого и не увидел, а когда повернулся обратно, странного призрака уже не было.
   Мужчина медленно сполз по стене, рассыпая такие дорогие его сердцу золотые монеты, и тихо заплакал. Но, спустя пару минут, страх всё-таки взял своё, и он, резко поднявшись, бегом бросился в сторону своего дома.
   Наблюдая, как быстро он покидает эту зловещую улицу, я улыбнулась. Шоу прошло на ура!
   Но игра пока не закончена.
   Через несколько минут, у входа в соседний дом остановилась большая карета, и мы с Тони поспешили спуститься вниз.
   - Всё прошло просто замечательно, - сказала я, садясь на мягкий диван в нашем транспорте.
   - Я так нервничала, - проговорила миссис Свон, надевая серый плащ поверх своего балахона. - Мне всё казалось, что ещё чуть-чуть и он обо всём догадается.
   - Да нет же, вы прирождённая актриса! - успокоила её я. - Вы играли так убедительно, что мне даже стало жалка Ротвиша.
   - Ещё рано делать выводы, - возразил мистер Свон, обнимая жену. По его лицу было видно, что всё наше представление стало для него настоящей мукой. Да он и с самого начала не одобрял эту, по-настоящему, безумную идею.
   - А вот я уверен, что у нас всё получиться! - возразил Алекс. - Да... не хотел бы я оказаться на месте Ротвиша.
   - Не стоит его жалеть, - проговорил Тони.
   - А его никто и не жалеет, - ответила я. - Осталось только дождаться утра, и тогда станет окончательно ясно, поверил он или нет.
   - Мам, а тебе не мешало бы как можно быстрее смыть этот ужасный грим, - заметила Марджери, улыбаясь. - А то я каждый раз вздрагиваю, когда на тебя смотрю...
   Да... Грим на самом деле получился устрашающим. К нему мы с Мардж подошли творчески. Лицо и руки миссис Свон были густо накрашены белилами, чёрные круги вокруг глаз мы вырисовывали посредством чёрного карандаша из моих запасов, и угля. А вот с ногтями пришлось повозиться. Накладных в этом веке было не достать, так что пришлось нашей новоявленной актрисе отращивать свои, а уж вместо лака мы использовали простую чёрную краску. А вот, чтобы руки были холодными, миссис Свон пришлось перед самым выходом долго крутить в руках бутылку с ледяной водой.
   Вообще идея всего этого шоу пришла ко мне в голову случайно. Я в шутку рассказала её Тони, мы дружно посмеялись, но он решил, что если притворить её в жизнь, она может принести результат. Правда, пришлось пойти на риск, задействовав в нашем маленьком спектакле его мать, но без неё бы у нас ничего не получилось. Я очень удивилась, когда миссис Свон, услышав подробности нашей задумки, согласилась в ней участвовать.
   Готовились мы почти месяц. Всё было распланировано по минутам. И сегодня мы точно знали, что Ротвиш пойдёт именно в это время, именно этой дорогой, так как за время подготовки уже досконально изучили все его повадки, привычки и распорядок жизни.
   С недавних пор, эта большая дружная семья стала и моей, и меня безумно радовал тот факт, что родители Энтони не стали противиться нашему союзу. А даже наоборот. Мистер Свон сказал тогда, что ему самому когда-то повезло жениться по любви и это стало для него величайшим счастьем. И для своего сына он хотел того же. Странно, но им было совсем не важно, что я не имею ни титула, ни знатных родственников. Для них было достаточно, что я люблю их сына.
   Правда остальная общественность на весть о нашем браке отреагировала далеко не так спокойно. Для многих было дико, что маркиз Дарленский изволил жениться на простолюдинке без рода и племени. А, в добавок ко всему, все снова вспомнили мою изрядно подпорченную и запятнанную репутацию... Но мне было уже всё ровно. Ведь со мной рядом был самый любимый человек, для которого разговоры за спиной абсолютно ничего не значили.
   Вдохновлённый нашим примером, Алекс, всё же решился на создание семьи и по всем правилам пришёл к Тони просить руки Мардж. Мой муж сильно сомневался в правильности этого поступка, но мешать не стал, позволив сестре самой решать, что для неё лучше. К моему глубочайшему удивлению, Марджери сначала ответила отказом, а потом снизошла до обещания подумать. Ещё месяц она как могла издевалась над бедным Алексом, пока он после её очередной выходки, просто больше не пришёл. Вот тогда-то моя подруга и запаниковала, и быстро отправилась вымаливать прощенье своего любимого.
   Отец Мардж сильно недолюбливал её избранника, а когда решил поговорить с ним лично, нашего бедного Алекса чуть удар не хватил. Ведь ему так никто и не сообщил, что чета Свонов старших жива и невредима. Так что встречу со своим неожиданно воскресшим будущим тестем Алекс, вероятно, до конца жизни не забудет.
  
   Когда мы вернулись домой, на улице уже почти расцвело. Но ложиться спать никто не спешил. Да и сложно было бы уснуть, зная, что в ближайшие несколько часов решиться судьба всей нашей семьи.
   Именно поэтому, оказавшись дома, мы дружно разместились на диванах в кабинете. Разговор не клеился. Каждый был полностью погружён в свои мысли, но когда раздался громогласный стук в дверь, все почти одновременно повернулись в сторону входа. Через несколько долгих минут в кабинет вошла Белинда и сообщила, что мистер Ротвиш ожидает Тони в гостиной.
   Он хотел пойти туда один, но я настояла на своём присутствии. Мне ни за что не хотелось пропустить развязку столь долгой истории, в которой я, к тому же, принимала непосредственное участие.
   Когда мы вошли в гостиную, граф Дронк нервно мерил шагами комнату. Выглядел он, мягко говоря, не важно. Бледный, под глазами залегли тени, руки дрожат... Сейчас он мог вызвать только жалость.
   - Тони, - обратился он к моему мужу. - Я хочу отдать тебе расписки твоего отца. Я больше не могу и не хочу мстить. Я жил этим чувством долгие годы, но больше не буду...
   Он протянул нам свёрток, в котором обнаружились те злополучные документы, которые почти сломали жизнь целой семьи. Тони принял их, но на его лице не отразилось ни одной эмоции.
   - Я любил твою мать... - Ротвиш устало опустил голову. - И виноват во многом, но, видит Бог, я не хотел её смерти... - он бессильно присел на край дивана. В его лице было столько раскаянья, страха, отчаяния, что становилось жутко. Этот человек из-за глупой мести своими же руками угробил собственную жизнь. Жаль, что понял он это слишком поздно, да и то, благодаря разыгранному специально для этого спектаклю. - Прости меня, Тони... - он почти плакал. - Для меня это очень важно. Если ты это сделаешь, я обещаю, что верну всё, что забрал у твоего отца. Всё до последней монеты... А потом уеду.
   Тони смерил его презрительным взглядом.
   - Почему я должен тебе верить? - спокойно спросил он.
   - Потому что у меня нет выбора... - ответил Ротвиш, опуская голову. Потом достал из кармана какую-то бумагу и протянул её Тони. - Вот... Это дарственная на всё моё имущество, включая имение. Я отдаю тебе всё, что имею. Себе оставляю только деньги, да и то, чтобы побыстрее уехать и начать новую жизнь... Пожалуйста, прости меня...
   - Ладно, - произнёс он, после долгого молчания. - Но ты должен пообещать мне, что навсегда покинешь эту страну.
   - Тони, я клянусь тебе! Больше ты никогда меня не увидишь... - проговорил граф, и, кланяясь, как последний раб, попятился к выходу. - Спасибо тебе.
   Как только за ним захлопнулась входная дверь, глаза Энтони просияли, а на лице отразилась самая счастливая улыбка. Он подхватил меня на руки, и, крутанув, побежал в кабинет.
   - Эти? - спросил он отца, протягивая ему расписки.
   Мистер Свон посмотрел на Тони, потом медленно забрал у него документы, и принялся внимательно их изучать.
   - Судя по всему, да, - ответил он, спустя мучительные полчаса ожидания. Я до последнего не верила, что из этой глупой затеи может что-то получиться. Но, у нас получилось!
  
   Вот и закончилась история многолетнего скитания родителей моего мужа. Больше им не нужно было прятаться от всех, включая собственных детей. Больше им не чего было бояться. И я думала, что теперь они останутся в Лондоне. Но, они решили иначе.
   Мистер Свон написал официальный отказ от титула, и теперь он по праву принадлежал Энтони, а сами они предпочти вернуться обратно во Францию.
   - Жизнь идёт и всё в ней меняется, - объяснила мне тогда миссис Свон. - Раньше мой дом был здесь, потом у меня долгое время вообще не было ни дома, ни душевного покоя. А теперь... Теперь я хочу исправить свои ошибки. Хочу вырастить Викторию в нормальной семье. Без сплетен и предрассудков. А когда она повзрослеет, мы обязательно вернёмся... Но это будет ещё не скоро...
   Глядя на них с мужем, я умилялась. Они пронесли свою любовь через столько лет, через столько трудностей и лишений, и не потеряли веру в счастливое будущее. Они были счастливы только рядом друг с другом. Хотя, чему удивляться?! Рядом с Тони я каждый день благодарила судьбу, за то, что всё сложилось именно так. Я чувствовала себя самой счастливой на этой планете. И пусть мне пришлось от многого отказаться ради любви, но я ни о чём не жалею!


Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Ю.Руни "Близнец"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки"(ЛитРПГ) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей 2"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"