Злой: другие произведения.

Учиха Мадара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.34*166  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец в Мадару Учиху, из аниме Naruto. На момент начала фика идет война кланов, скрытые деревни еще не основаны. Оставляйте отзывы и критику, жалобы и пожелания :-) Приятного чтения. Первая часть закончена.


   Проснулся я в отличном расположении духа: голова не болела, во рту не обитала поменявшая месторасположение Сахара, да и ничего необычного я в теле не ощущал. Учитывая, что вчера мы с друзьями неплохо так залили за воротник, празднуя очередную победу на судебном поприще, пробуждение было просто великолепным. Что не могло не радовать.
   Привычно потянувшись, я все-таки соизволил открыть глаза и с блаженством оглядеться, ожидая увидеть привычную картинку послепраздничного разгрома. И каково же было мое удивление, когда я ничего подобного не увидел. То есть, вообще ничего: ни мусора, ни пьяных коллег, ни даже мебели! Еще через секунду я осознал, что лежу на полу, на матрасе и укрытый одеялом.
   "Ограбили", - была первая мысль - "Даже кровать сперли, с-суки".
   Приняв сидячее положение, я убедился, что сперли не только кровать, но и даже мой любимый ковер. И тут уж я не мог не восхититься ушлостью предполагаемых воров: обокрасть меня так, чтобы я даже не проснулся, это надо уметь. Я, конечно, был пьян, но не настолько же!
   - Ур-роды, - вновь вспомнил ласковым словом я преступников, но уже вслух, - Рассказать кому - не поверят. Ну, ничего, не на того напали. Вот прям сейчас Сане позвоню и...
   Закончить предложение мне не дал вид стен. Вместо добротных, кирпичных стен я смотрел на перегородки из дерева и бумаги, выполненные в японском стиле.
   Наши российские преступники, конечно, умельцы те еще... Но УКРАСТЬ стены и поставить новые?! Нет, это чересчур даже для них!
   Именно стены заставили меня рассмотреть комнату, в которой я очнулся, получше. И к своему облегчению, по результату осмотра выяснилось, что я вовсе не у себя дома. Место моего пробуждения было обставлено в традиционно японском стиле - пол, стены, потолок... Да я даже одет был в какой-то японский халат и спал на футоне.
   Облегченно рассмеявшись, я откинулся на подушку и вновь пустился в размышления. Ведь необходимо же было попытаться вспомнить где я и как тут очутился.
   Допустим, мы выпили и много. И нам, что ожидаемо, захотелось женского общения. Могли мы поехать в какой-нибудь салон с необходимыми услугами, выполненный в японском стиле? Вполне могли! Я, правда, про такие салоны никогда у нас в городе не слышал, но мало ли...
   Вариант второй: могли ли меня отправить в Японию? Могли, но маловероятно: еще до прилета в страну Восходящего Солнца я бы проснулся. Да и взлет самолета отлично будит, это не говоря уже о том, что в пьяном бессознательном состоянии меня бы просто туда не пустили. Так что героем "Иронии судьбы - 3" мне не стать.
   Больше ничего внятного я придумать не смог и решил остановиться на первом варианте.
   В таком случае непонятно, почему я проснулся в гордом одиночестве, а не в приятной компании какой-нибудь красавицы, а лучше двух?
   Окончательно успокоившись, я решил уже вставать окончательно и отправляться на поиски своих товарищей. Праздник праздником, а работу никто не отменял. Конечно, у нас была своя коллегия адвокатов, и были мы сами себе начальники (т.е. работа когда захотим и сколько захотим), но бездельничество денег, как ни удивительно, не приносит. Каждая потраченная минута - это упущенный клиент! Иногда мне казалось, что из всей нашей компании я единственный это понимал. И поэтому выполнял роль этакой общей совести.
   Откинув одеяло, я встал с футона, быстренько размялся парой упражнений и стал искать выход. Сложно сделать это, когда все стены похожи друг на друга. Поиски мои прервала отодвинувшаяся перегородка. Не успел я обрадоваться, как в комнату залетел какой-то парень лет 16-17 на вид, с уложенными коротникими волосами и в таком же халате, как и я. Увидев меня, парень улыбнулся во весь рот:
   - Ты уже встал, брат, - сказал он, - Тогда, пошли скорее на тренировку! Мне не терпится попробовать новую технику!
   Эй-эй-эй! У меня есть братья, правда не родные, а двоюродные и троюродные, и в их число точно не входит этот незнакомый мне паренек! Вот что алкоголь с людьми делает! Хотя, может это и к лучшему: мир был бы по любому лучше, если бы все считали бы друг друга братьями.
   Кстати, по виду мой посетитель явно японец.... А может, бурят или калмык или еще кто из узкоглазых - никогда их не различал. Да, скорее всего, бурят или калмык - откуда у нас японцу взяться?
   - Спокойнее, дружище, - с улыбкой ответил я, останавливая энтузиазм паренька, - Ты ничего не перепутал? Я тебя знать не знаю.
   Сказать, что паренька мои слова удивили - это ничего не сказать. Его как будто появившийся из воздуха мамонт по голове хоботом огрел. Глаза он распахнул так широко, что я уже забеспокоился как бы они из орбит не вышли.
   Впрочем, справился парень с собой быстро: лицо разгладилось, а сам он рассмеялся.
   - Ладно, один ноль в твою пользу, - сквозь смех сообщил мне он, - Это ж надо такое придумать!
   Парень подошел ко мне и ткнул кулаком в плечо:
   - Отличная шутка, братец!
   Я уже хотел оттолкнуть этого... "брата" и высказать все, что о нем думаю, как тут обратил внимание на свою правую руку. А дело в том, что это была не моя рука. В смысле, она принадлежала мне, выходила у меня из плеча, но она не была моей рукой! У меня на правой руке имелся длинный шрам, пересекающий все предплечье, оставшийся презент после службы в армии.
   Но на моей нынешней руке его не было! Совсем, ни намека. И это здорово меня напугало. Не обращая больше внимания на странного парня, я принялся осматривать и ощупывать себя. И, как не сложно догадаться, не находил того, что должно было иметь мое тело.
   Волос на теле было меньше, сами волосы были черные, тело было другое, куда более накаченное и худое, чем мое настоящее тело.... И множество других признаков указывало на то, что проснулся я сегодня совершенно не в своем теле.
   И это на самом деле пиздец какой-то. Хотелось материться и орать от непонимания происходящего. Я даже начал подозревать, что меня наркотиками накачали и это все глюки.
   Парень, называющий меня братом, пытался мне что-то говорить, но его слова до меня не доходили - я слишком был занят собственными мыслями.
   И тут мою голову как будто пуля прошила - я против воли стал вспоминать. Что вспоминать? Жизнь бывшего хозяина этого тела. И это был тот еще гребанный ужас. По оущения была похоже, что в мою черепушку вливают воду, от которой она распухает все больше и больше, но все не взрывается.... Жуткая боль и полная потеря ориентации в пространстве.
   В конце концов, я не выдержал и, упав на колени и обхватив голову руками, заорал что есть мочи. И мне даже стало полегче.
   А потом я потерял сознание и стало совсем хорошо.
  
   Меня, как это теперь модно говорить, колбасило по полной. Жар, головокружение, постоянные потери сознания. Когда удавалось прийти в себя я чувствовал только жуткую боль во всем теле, перед глазами все расплывалось. Иногда я видел других людей, в белых халатах, своего "брата" и многих-многих других.
   Все они что-то делали со мной. Наверное, лечили. По крайней мере, надеюсь на это. Хоть бы они не проводили сеанс местного экзорцизма, я еще жить хочу. Пускай и не в своем теле.
   И что со мной только не делали: кололи иглами, поили какой-то гадостью.... Разве что с бубном вокруг не прыгали. А мне на все было наплевать - мне было плохо и я не особо хорошо понимал, что вообще происходит.
   Ведь в эти дни (или месяцы? мне лично показалось, что целую вечность) я проживал жизнь того, в кого мне угораздило попасть. А жизнь у парнишки была более, чем насыщенная - целая сказка тысяча и одной ночи. И еще она была очень кровавой.
   В семь лет владелец моего нового тела стал воином клана, вместе с братом. И отнюдь не на словах - уже к восьми он имел внушительных размеров персональное кладбище. На нем покоились самые разные люди - от невинных младенцев, то умудренных жизнью стариков и старух. И жизнь бедняги не была увлекательной и романтичной. Она была по-настоящему страшной.
   Честно говоря, я даже пожалел, что попал в мир, где детям приходится совершать то, что совершал бывший хозяин этого тела.
   На момент вселения, моему новому телу было семнадцать лет. И теперь уже я к этому возрасту считался по праву лучшим воином клана, наравне с "братом". Теперь понятно, почему обо мне так заботятся - терять самое сильное оружие клану не с руки.
   Кстати говоря, "попал" я в довольно забавный мир. Лично я его знал, и довольно неплохо: по аниме и манге под названием "Наруто". Да-да, в мир чертовых шиноби, всяких Конох и прочее. И было мое тело именно таким шиноби.
   "Ура", мать его.
  
   Все хорошее когда-нибудь заканчивается, так закончились и мои мучения, в конце концов. В одно прекрасное утро я просто пришел в себя и почувствовал себя лучше, чем раньше. Правда, все тело жутко болело, и было ужасно слабо, но, по крайней мере, видел все четко и сознание не терял.
   Глаза я поспешил закрыть, чтобы меня раньше времени не стали обследовать или тормошить. Мне нужно было время подумать, ОСОЗНАТЬ произошедшее.
   Около пары часов я копался в своем внутреннем мире, вспоминал свою жизнь и жизнь бедолаги, в чье тело я попал, оценивал их.
   Экспериментальным путем выяснилось, что личность бывшего хозяина тела никуда не пропадала - она слилась со мной. Понял это я пересматривая весь свой жизненный опыт с новой точки зрения. Что я могу сказать? Я определенно стал более жестоким, хотя и раньше мягкостью совсем не отличался, злее и недоверчивее. Вид разорванного трупа совершенно точно не вызовет у меня совершенно никаких эмоций: я буду рассматривать его, как повар рассматривает тушу поросенка или курицы перед тем как приготовить ее. И таких вот изменений в моей психике - вагон и маленькая тележка. От прошлого владельца мне так же досталась повышенные амбиции и жажда силы - я совершенно реально ощущал потребность становиться сильнее, лучше. Я и раньше то был не против самосовершенствования, но теперь жажда власти и силы была у меня на грани мании. и не могу сказать, что это доставляло мне неудобства.
   В целом, по результатам проверки своей психики, ничего страшного я не заметил. Или ничего страшного не заметил новый Я, а старый ужаснулся бы? Плевать, буду жить таким, каков я есть. Сожалеть и убиваться о несбыточном нет смысла.
   Закончив прикидываться, я открыл глаза и попытался сесть. Как оказалось, возле моего тела постоянно дежурили целители. И как только я подал признаки жизни, они тут же бросились ко мне.
   И началось: проверки моего состояние, расспросы, радостные обнимания брата и остальных родственников, кроме отца.... Ну, хоть накормить догадались "всего лишь" через час после моего пробуждения.
   Врачи выдали однозначный диагноз: жар и нарушение работы мозга было вызвано перестроением глаз - мое тело получило новое додзюцу, Мангекё Шаринган. Ах да, я, ко всему прочему, попал в тело шиноби из клана Учиха, известных обладателей красных глазок.
   Брат, наблюдая за моими "страданиями", к слову, так же прокачал свой Шаринганчик до уровня Мангекё. и на мое счастье, на него можно было свалить мою неожиданную болезнь и все последующие странности. А все потому, что до нас с братом Мангекё считался мифом среди Учих и мы первые, кто пробудил его.
   Из-за чего он с бухты-барахты пробудился у меня - я не знаю. Предполагаю, что из-за моего "вселение" в тело. А может, и нет, не важно. Главное, что в моей новой жизни он точно не будет лишним. Надо только будет научиться им пользоваться. И техниками - тоже. Если так подумать, работы у меня непочатый край.
   А тем временем, целители наконец-то решили меня выпустить из комнаты, но обязали ежедневно ходить к ним на прием. Ага, как же, держи карман шире.
   - Отец сказал, чтобы мы сразу пошли к нему, как ты будешь свободен, - сказал мне брат, когда мы остались в комнате одни.
   - Раз сказал, значит идем, - улыбнулся я, облачаясь в любезно предоставленную няньками одежду.
   Вот еще один выверт моей психики - брата я считал именно братом. И ясно ощущал, что за него я любому не то что пасть, а вообще все разорву. И подобные мысли не вызывали отторжения, а наоборот воспринимались как единственно верные. Хотя казалось бы - ну какой мне этот паренек брат? И тем не менее, относился я к нему отныне так и никак иначе.
   - Я за тебя волновался, - сказал братец, обнимая меня за плечи, - Рад, что с тобой все в порядке, Мадара.
   - А уж как я-то рад, Изуна.
  
   *
  
   Учиха Мадара. Как много в этом имени для знатока аниме и манги, в частности "Наруто".
   Что мне о нем известно? Властолюбив, силен (предположительно - сильнейший шиноби своего времени), коварен и жесток. Главный гад всей истории про Наруто. И именно в него меня угораздило попасть да еще за десятилетия до начала канона. Везет мне, прям как утопленнику - жизнь Мадары не отличалась спокойствием и безопасностью. Да и перспектива стать главным злодеем всея страны Огня вовсе не вызывала энтузиазма.
   Пока я предавался воспоминаниям, Изуна вел меня по улицам деревни клана Учиха. Все встречные шиноби и обычные люди почтительно кланялись нам двоим. И то было не удивительно: мало того, что мы являлись сыновьями главы клана, так еще были и чунинами.
   Система званий тут отличалась от той, которую я знал по аниме, хоть названия были те же. Джонин, к примеру, был только один - глава клана. Он единственный знал обо всех шпионах и агентах за пределами клана, был главнокомандующим всех военных сил клана и так далее. Ну и еще джонин по совместительству был сильнейшим шиноби клана.
   После джонина шли чунины, шиноби среднего звена. Выполняли они командные функции непосредственно на поле боя или во время выполнения операций, руководя небольшими отрядами по тридцать или сорок человек.
   Замыкали иерархию генины, рядовые шиноби. Основные исполнители большинства заданий.
   И вот мы с Изуной были как раз чунинами, а значит уже стояли выше большинства шиноби клана.
   Тем временем, мы дошли до какого-то здания.
   "Дом отца, главы клана Учиха", - услужливо подсказала мне память Мадары.
   Разувшись на пороге, мы прошли мимо охраны в дом. Изуна уверено шел по коридорам и я предпочитал просто следовать за ним, украдкой осматривая внутреннюю обстановку помещений. Впрочем, вел меня брат недолго.
   Мы зашли в просторный зал, посреди которого стоял стол. За ним сидел преклонного возраста мужчина с длинными черными волосами. В нем, естественно, я без труда узнал отца Мадары.
   В данный момент глава клана писал что-то черными чернилами в немаленьком по размеру свитке. Мы с Изуной медленно подошли к отцу и склонились в почтительном поклоне. Никогда не понимал этой традиции японцев постоянно кланяться, но в чужой монастырь со своим уставом лучше не лезть.
   - Как твое здоровье, Мадара? - без предисловий спросил отец, не отрываясь от своего занятия.
   - Спасибо за заботу, отец, все хорошо, - ответил я так, как велел опыт и воспитание Учихи.
   - Отлично. Ты заставил нас поволноваться. Мы с твоей матерью уже решили, что потеряли тебя.
   Мать Мадары, да. Она была одной из тех, кто дни напролет сидел возле уже моего тела и кто первым прибежал, когда я очнулся. Когда пришел в себя, я на нее даже внимания особого не обратил, отвечая ей сам уже не помню что, полностью на автомате.
   - Я рад, что ты выздоровел, - сказал отец, все так же записывая какие-то иероглифы в свиток, - Глаза, которые вы с братом получили.... Никто из клана еще не встречал такого.
   А вот и настоящая причина того, что нас вызвали - Мангекё. Оно и понятно, неизвестное для нынешний Учиха улучшение Шарингана не может не вызвать законного интереса.
   - Неделю историки и архивариусы клана перебирали все записи и документы, которые хранятся в наших библиотеках и архивах, - продолжил отец, наконец отложив кисточку и повернувшись к нам, - И все, что они смогли найти - это миф о Мангекё Шарингане и той мощи, что он дает своему носителю. Но они так и не смогли найти ничего конкретного. Ни один Учиха до вас не обладал такими глазами.
   Я мог бы многое вам рассказать, но не буду. Зачем? Мои познания только вызовут лишние вопросы.
   - Поэтому, жизненно необходимо выяснить возможности вашего нового Шарингана! Это будет вашим заданием на ближайшее время - тренироваться, выяснять новые способности и возможности. За вами будут наблюдать лучшие сенсоры, менталисты и шиноби клана. Если мы сможем выяснить, как вы получили Мангекё, мощь клана возрастет многократно. Вам все ясно?
   - Да, отец, - ответили мы синхронно.
   - Отлично, - удовлетворенно кивнул джонин, - Идите и приступайте. Я рассчитываю на вас.
   Мы вновь поклонились и направились на выход.
   - Что ж, братец, пойдем на полигон, посмотрим на что мы теперь способны? - спросил меня Изуна, когда мы оказались на улице.
   Я бы совсем не против. Но не меньше, чем возможности Шарингана, меня интересовали навыки Мадары. Сам он был одним из сильнейших шиноби Учиха, и мне до смерти было любопытно - смогу ли я применять то, что в свое время заучивал Мадара? И в первую очередь это касалось техник шиноби и рукопашного боя.
  
   *
  
   Через полчаса мы с братом прибыли на полигон. По дороге еще успели быстро позавтракать и прихватить кое-что из оружия (каждый взял свою катану и подсумок с кунаями).
   Полигон представлял собой большое поле, окруженное лесом, с различными манекенами и мишенями для тренировок. Насколько я знал из воспоминаний Мадары, весь лес в радиусе километра был заставлен ловушками, чтобы сюда никто не лез. Отчего-то братья Учихи решили, найдя это поле, что оно принадлежит им и ничего тут делать посторонним. Тогда им было по шесть лет.
   Правда сейчас это правило было вопиющим образом нарушено - вслед за нами притащился десяток шиноби, специалисты про которых говорил отец. придется терпеть их присутствие. Хоть на само поле они лезть не стали и ограничиваются наблюдением с деревьев леса.
   - Ну что, начнем? - осведомился Изуна, - Если честно, я еще не активировал Мангекё, о тебе беспокоился.
   Странно, но слышать это от брата было приятно. Но ничего удивительного: Изуна был единственным человеком, к которому Мадара хорошо относился. Даже к матери и отцу отношение было скорее нейтральным. И это при том, что по характеру братья Учихи различались очень сильно: добрый и понимающий Изуна, и жестокий и агрессивный Мадара.
   Активировать Мангекё получилось сразу - я просто захотел этого и вот уже я смотрю на мир совершенно по-новому. Картинка вдруг стала настолько четкой, что я различал малейшие трещины в коре дерева, стоящего за сотню метров от меня. Мир наполнился новыми красками и деталями. Посмотрев на Изуну, я увидел потоки чакры в его теле.
   Видимо в этом Мангекё не сильно отличается от обычного Шарингана, так как никакого дискомфорта я не испытывал. А это значит, что организм Мадары уже привык к подобной картине мира, в противном случае неподготовленный человек однозначно бы испытывал резь в глаза и головную боль.
   - А зрение стало гораздо лучше, - поделился своими наблюдениями Изуну, - Ну-ка, попробуй пустить огненный шар вон в тот манекен.
   Ага, вот и первое испытание для меня. В случае неудачи придется отмазываться своей "болезнью". Надеюсь, этому поверят.
   Сосредоточившись на воспоминаниях Мадары, я сцепил руки вместе и даже сам не заметил, как быстро сложил все необходимые печати. Уже знаю, что нужно делать, я поднес правую руку ко рту и "выдул" огненный шар размером с небольшой дом.
   Шар, сжигая траву, понесся к цели и буквально испепелил деревянный манекен.
   Словами не передать того облегчения, что я испытал от осознания того, что навыки Мадары, по крайней мере в ниндзюцу, мне доступны. И при этом я не вымолвил ни слова! В отличие от анимешных героев, считающих долгом выкрикнуть название техники перед тем как ее применить. Поганые показушники.
   - Да, определенно зрение стало лучше. Я видел каждое твое движение, братец, каждую каплю чакры, что ты потратил, - Изуна, к счастью, не обратил внимания на выражение облегчения на моем лице, - Устроим спарринг?
   Не раздумывая ни секунды, я согласно кивнул.
   Ни я, ни Изуна не стали сразу же вытаскивать оружие и молча решили для начала "помахать кулаками".
   Изуна на огромной скорости буквально перенесся ко мне, занося руку для удара в челюсть. Однако, для меня он двигался не особо и быстро - я видел все так, будто шел режим замедленного воспроизведения видео. Отреагировать на атаку мне так же хватало реакции.
   Не придумав ничего лучше, я просто заблокировать удар Изуны и сам нанес удар кулаком в солнечное сплетение брата. Увы и ах, но его навыки не уступали моим, и брат без труда перехватил мою руку, попытавшись взять меня на болевой.
   Так мы и продолжили обмениваться ударами, ни один из которых так и не был доведен до конца. через какое-то время Изуна вытащил из ножен меч и я последовал его примеру. Теперь уже по полю разносился звон металла.
   Вся соль в том, что и обычный Шаринган позволят предугадывать действия противника, а Мангекё усиливает эту способность многократно. Вот и получалось, что мы знали обо всех действиях друг друга и ни один не мог взять вверх над противником. Пожалуй, это было похоже на карточную игру двух профессиональных шулеров.
   Через двадцать минут мы синхронно остановили бой.
   - Драться друг с другом неинтересно, - смахнул со лба пот Изуна, - Но, по крайней мере, мы теперь знаем о Мангекё чуть больше. И что дальше? Есть предложения?
   - У меня такое чувство, что Мангекё не только усиливает Шаринган, но и дает новые способности. Проверим?
   - Каким образом?
   - Просто.... прислушайся к своим чувствам и попробуй использовать Мангекё. Доверься интуиции.
   Скепсиса во взгляде Изуны хватило бы на троих.
   - Ничего лучше предложить не могу, - пожав плечами, сказал я, - С чего-то надо начинать.
   Все-таки брат согласился и мы разошлись в разные концы поля. Что делал Изуна я не смотрел, но лично я сел в позу лотоса и прикрыл глаза.
   Конечно, из аниме и манги я знал, на что способен Мангекё, но как эти способности использовать?
   Два часа я просидел в медитации. Чего я только не пробовал - и подавать чакру к глазам, и складывать печати, и даже выкрикивать название техники (во время этого особенно удивленно смотрел на меня Изуна со своего края поля).
   В конце концов, это сильно меня разозлило. И одновременно со злостью, я просто захотел, чтобы стоящий передо мной манекен вспыхнул черным пламенем. И, к моему удивлению, это сработало - из ниоткуда на манекен обрушился поток черного огня, за несколько секунд пожравший его и растекшийся после этого по земле, сжигая теперь уже траву.
   Сначала я даже растерялся - слишком уж неожиданно и быстро все произошло, но быстро взял себя в руки и стал уже с любопытством рассматривать черное пламя.
   Как и в аниме, уничтожало Аматерасу все, к чему прикасалось.
   - Ничего себе! - воскликнул подбежавший Изуна, - Как у тебя получилось?
   - Не знаю, - честно ответил я, - Скорее всего, использование Мангекё завязано на эмоции.... На негативные эмоции, вроде злости и ненависти, но точно я не знаю - это только мое предположение.
   Ну да, вполне логично. У Учих все завязано на негатив: даже для получения Мангекё нужно испытать сильную моральную боль, поэтому Учихи и считали, что для его получения надо убить лучшего друга. Если я прав, то Мадара говорил сущую правду о том, что Учиха и ненависть неразрывно связаны.
   И, опять же, если я прав, то Изуна никогда не продвинется далеко в использовании Мангекё - слишком он добр. Нет, врагов клана он будет истреблять без сомнений, используя Шаринган на всю.... Но на большее он вряд ли способен. До уровня Мадары, который тот продемонстрировал во время Четвертой Войны, ему никогда не дойти.
   Кстати, я не заметил, чтобы мое зрение сильно ухудшилось. Либо я не подвержен этому по какой-либо причине, либо оно ухудшается постепенно и поначалу это даже не заметно.
   Тем не менее, обменяться глазами с Изуной будет необходимо. Только в отличие от оригинального Мадары, я не оставлю брата слепым и отдам ему свои глаза.
   - Научи! - потребовал Изуна, когда я погасил Аматерасу.
   - Само собой, - вздохнул я.
   Еще через час Изуна все-таки смог призвать черное пламя. Вот только у брата Аматерасу вышло поменьше и менее "агрессивное" - оно, конечно, уничтожало все на своем пути, но как-то без "огонька". Впрочем, врагам и этого хватит за глаза. А со временем, я надеюсь, у Изуны будет лучше получаться.
   Когда брат погасил Аматерасу, я жестом подозвал одного из наблюдателей, который так и не рискнули выйти на поляну и смотрели за всем издалека.
   Шиноби тут же оказался рядом, опустившись на колено и склонив голову.
   - Вы все видели? - спросил я, окидывая взглядом сожженную землю.
   - Да, господин.
   - Отлично. Приведите пару преступников, осужденный на смерть. Надо испытать гендзюцу.
   Шиноби только кивнул и в следующую же секунду исчез. Ждать долго не пришлось - уже через двадцать минут нам привели двух закованных в кандалы смертников.
   - Что они совершили? - спросил я не из любопытства, а скорее для очистки совести.
   - Этот, - наблюдатель указал на толстого заключенного, - был казначеем. Пытался обокрасть казну клана. А этот - предатель, шпионил для клана Хассаши.
   - Почему второго не использовали для дезинформации?
   Золотое правило любой разведки: пойманного шпиона не убивают, его используют.
   - Это мне неизвестно, господин, - склонился в поклоне шиноби.
   - Ладно, можешь идти.
   Наблюдатель кивнул и переместился к остальным.
   Кстати, забавное у них тут законодательство - приговоренных к смерти можно использовать для тренировок и исследований. Генины могут это делать только с письменного разрешения своего командира, а вот чунины - просто устно уведомив начальника тюрьмы. Джонин же, как глава клана, может в любой момент придти в тюрьму и перерезать там хоть всех смертников. "А если среди приговоренных к смерти есть полезные люди?", - спросит кто-нибудь. Ответ прост: полезные в смертники не попадают. Полезных, даже если он вражеский шиноби, используют. В камерах для смертников по определению содержится мусор, который к тому же совершил особо тяжкое преступление.
   И здорово они тут с казнокрадством борются, не то что у меня на Родине. Даже уважать начинаю местные законы.
   Выбрал я, как не трудно догадаться, неудавшегося вора. Изуна же со шпионом снова отошел к другому концу поляны.
   Толстяк был напуган. Он даже зажмурился. А ведь для второй способности Мангекё, Цукуёми, нужен глазной контакт.
   - Открой глаза, - мягко попросил я, на что толстяк только замотал головой и сильнее сжался, - Могу отрезать тебе веки. Хочешь?
   Угроза подействовала и вор испугано распахнул глаза. Именно то, что и нужно.
   Наученный опытом Аматерасу, я сразу же привел себя в состояние ненависти и попытался "затянуть" его в гендзюцу, как это делал Мадара с помощью обычного Шарингана. Получилось почти сразу.
   Вот вокруг обычный мир, и через секунду все вокруг стало монохромным, а солнце сменилось красной Луной. При этом мое сознание как будто разделилось - я одновременно был и в обычном мире и в мире Цукуёми, только в гендзюцу время текло иначе.... Это сложно объяснить на словах.
   Толстяк оказался в Цукуёми раньше меня - тут он не был связан и испугано озирался по сторонам. Когда я появился перед ним, он поспешил бухнуться на колени.
   - Господин, умоляю, пощадите, - заверещал он, - У меня семья и дети....
   Ха, а ведь это было правдой - в моем мире от меня ничего нельзя было скрыть. Откуда-то я знал это.
   - Ими ты меня не разжалобишь, - спокойно ответил я, наблюдая за этим мусором.
   Да и вообще меня разжалобить в нынешнем теле, пожалуй, невозможно. Мадара был безжалостным человеком и это, похоже, передалось и мне. Хотя я и раньше не был добрым самаритянином.
   А что до его семьи.... Преступления главы семейства не сказываются на его жене, детях и прочих родственниках. "Сын за отца не ответчик", - как сказал однажды Иосиф Виссарионович.
   Но толстяк продолжил умолять. Очень быстро я его заткнул кляпом. Я просто пожелал, чтобы это случилось - и вуаля!
   А потом я придумал кое-что повеселее. То, что этот толстяк заслужил своим преступлением. Надо же додуматься - воровать у клана деньги в военное время! Деньги, которые тратились на содержание семей, лишившихся кормильца, и нужды всего клана. За их сохранностью следили со всей строгостью. Распил бюджета тут был просто невозможен.
   - Ты хотел золота, - медленно сказал я, пока толстяк поднимался над землей, следуя моей воле, - Возьми же. Три дня все золото этого мира - твое.
   Под преступником появился котел, полный расплавленного золота. Уверен, там ОЧЕНЬ горячо, да и под котлом горит нешуточное пламя.
   - И не стоит благодарности.
   Я позволил толстяку упасть прямо в котел. И хорошо, что я сразу огородил себя от любых звуков с его стороны. Судя по его барахтанью и выпученным глазам - ему было очень больно.
   Через, казалось бы, вечность огонь под котлом погас и золото постепенно остыло.
   Взгляд у толстяка после пытки был уже безумным.
   - Осталось семьдесят один час, пятьдесят девять минут и пятьдесят девять секунд, - с улыбкой сказал я ему, вновь занося тело толстяка над новым котлом с золотом....
   Когда я вернулся в реальный мир, прошло всего секунда между применением Цукуёми и возвращением. Ужасающая техника. Не хотел бы я под нее попасть. К счастью, носители Мангекё ее могут не опасаться. А вот остальным стоит поберечься.
   Толстяк выглядел жалко - лежал на земле, пуская слюни. Видно было, что его мозг уничтожен и это теперь не более, чем овощ. Он не Какаши и перенести Цукуёми не смог. Пожалуй, такая участь похуже смерти будет. Да и туда ему и дорога.
   У Изуны Цукуёми так и не получилось. Учитывая, что дело приближалось к вечеру, мы решили продолжить тренировки завтра с утра.
   Толстяка я приказал посадить в клетку и выставить на главной площади с табличкой, в которой описано что он сделал, на три дня. После этого его следовало обезглавить, а тело сжечь и развеять пепел над рекой. Это будет хорошим уроком для всех коррупционеров - я не Ельцин, и нянчиться с этой мразью не намерен.
  
   *
  
   Немного расскажу про текущую геополитическую ситуацию в мире, в который я попал. Ведь была она довольно веселой.
   Условно вся известная территория мира была поделена на страны со странными для европейца названиями: страна Чая, страна Огня, страна Волн и так далее.
   Во главе каждой из стран стоял правитель - дайме. Насколько я помнил еще с университета, в традиционной Японии дайме были чем-то вроде крупных феодалов, над которыми стоял сёгунат который в свою очередь формально подчинялся Императору. И подобный расклад в Японии был очень и очень долго. Сейчас я даже жалел, что будучи студентом больше времени тратил на изучение Римской Республики, а потом и Империи, а так же их "наследников" в виде страны Европы. Ну и, конечно, своей Родине. Японию я же изучал только в пределах необходимой программы и в некоторых аспектах чуть глубже, чем требовалось - и всё. А ведь сейчас мне могло бы это не слабо так помочь.
   Так вот, в отличии от Японии, в этом мире никакого сёгуната не было в принципе, как и Императора. Никаких тебе Оды Набунаги и сёгуна Токугава, а жаль, забавные были личности. Дайме тут были единоличными и верховными правителями каждой из своих стран. Были, конечно, отдельные личности, желающие завоеваний, о таких быстро обламывали - Чингисханы, Македонские и Цезари тут почему-то не рождались. Или рождались, но быстро уничтожались теми же шиноби.
   Страна Огня в которой и проживал мой клан, был одной из пяти так называемых Великих стран - самые больше по территории, населению и расположенные в самых экономически и стратегически удобных землях, что и обеспечивало их "сверхдержавность" по отношению к другим.
   Не всем такое положение вещей нравилось, и периодически вспыхивали войны самых разных калибров. И в основном эти войны велись руками шиноби.
   И это было логично: на кой черт держать многотысячные армии, пусть даже самых лучших воинов, если ее может уничтожить один-единственный шиноби, владеющей достаточной по масштабности техникой? А ведь таких шиноби было не мало.
   Вот и получалось, что основная военная сила стран были шиноби и войны шла предпочтительно на невидимом фронте: политические интриги, рейдерские налеты, заказные убийства.... Чем-то это напоминало Холодную войну моего мира.
   Дайме и прочие высшие должностные лица государства давали шиноби работу и платили за нее полновесным золотом, не скупясь на хороший результат. Не брезговали кланы работой и от более мелких персонажей, берясь не только за политические заказы, но и частные. Однако тут следовало соблюдать осторожность: выполненные частный заказ мог вызвать неудовольствие дайме, а уж у него имелись средства для укрощения чересчур наглого клана шиноби. Но в целом, правитель смотрел на халтуру шиноби сквозь пальцы, пока не задевались его или государственные интересы. При этом на территории потенциальных противников разрешалось вести ЛЮБУЮ деятельность, вплоть до вырезания целых деревень. Главное было не попасться, иначе неудачливого шиноби могли и судить, дабы не обострять политическую обстановку.
   Система была налажена очень давно и неплохо работала. Был, правда, один нюанс: количество шиноби. В одной только стране Огня насчитывалось несколько десятков кланов шиноби, с количеством бойцов от десяти до тысячи. И на всех работы катастрофически не хватало. И вот тогда-то и началась война между кланами.
   На эту войну каждый из дайме смотрел с интересом, не вмешиваясь в процесс. И их можно понять: шиноби много, вдруг объединяться, да свергнут божьих помазанников? Так что пускай воюют, популяцию опасных элементов понизят, да и сильнее станут в горниле междоусобицы.
   Правда, были и исключения: если уничтожения какого-либо клана грозило серьезно подорвать военную мощь страны, дайме посылал своих самураев и в приказном порядке надирал уши всем виноватым, беря потерпевших под свое крыло и давая им окрепнуть. Так, к примеру, произошло с кланом Хьюга, хорошо знакомого по аниме. Сейчас их численность не превышала двадцати человек, и были они на гране уничтожения. Зарубка на память - неплохо было бы их привязать к Учихам, нагло воспользовавшись ситуацией.
   Сейчас война между кланами была в самом разгаре. В целом можно выделить три наиболее сильных клана, которые по-видимому и будут решать дальнейшую судьбу страны:
   1. Собственно, Учихи. Великолепные бойцы, благодаря Шарингану и сильно развитым техникам стихии Огня. Деньги имеются, но не то чтобы много. Численность около шестисот человек.
   2. Клан Сенджу, так же известный по аниме. Заклятые враги Учих, чья неприязнь длиться еще с незапамятных времен. Численность неизвестна, но явно не меньше, чем у нас. Бойцы сильные, не ступают бойцам Учиха. Состоят в крепком союзе с кланом Узумаки, вообще проживающим в стране Водоворота, но не брать их в расчет ни в коем случае нельзя.
   3. Клан Хассаши. По аниме и манге я его не помню. То ли я такой склеротик, то ли он там не упоминается. То ли его в аниме вообще нет и этот мир отличается от того, придуманного. Не важно. Главное то, что Хассаши обладали численностью бойцов за тысячу, что несколько компенсировалось изрядной их посредственностью. но закидать шапками Учих они могли. Плюс, было доподлинно известно, что Хассаши имеют доступ к большим залежам чакропроводящего металла, что является основой их мощи и богатства. И, как нетрудно догадаться, являются врагами моего клана не в меньшей степени, чем Сенджу. Если с Сенджу еще можно найти общий язык, так как мы имеем одного прародителя, то Хассаши не пойдут на переговоры с Учиха ни при каких условиях. Еще до начала войны кланом между нашими кланами произошла какая-то мутная история, закончившаяся смертью малолетней принцессы Хассаши. Не удивительно, что они жаждут истребить всех носителей Шарингана.
   Кланов, конечно, было гораздо больше, но я рассказал лишь о трех основных. Все остальные так или иначе будут в союзе с одним из трех кланов - к такому выводу пришел отец Мадары и он сам, анализируя обстановку в стране.
   И слава всем богам, что в других странах ситуация была не лучше - та же самая междоусобица. Иначе стране Огня могло бы придтись нелегко.
   В этом мире я уже месяц.... И я привык к нему и полностью вжился в роль Мадары. Мне это даже начало нравится.
   За этот месяц я сильно продвинулся в познании Мангекё, да и все прошлые навыки Мадары у меня получались без проблем. В конце концов, во мне проснулась жажда действия. Я хотел испытать себя в реальном бою!
   - Мадара, - прокричал с улицы Изуна, отвлекая меня от размышлений, - Выходи, отец срочно вызывает.
   Если срочно, то что-то случилось. О, бог войны, пусть это будет отряд вражеских шиноби, забредших на нашу территорию!
  
   *
  
   Я оказался прав! Шиноби, при этом вражеские! Вот она, манна небесная!
   Брифинг от отца не занял и двух минут. Как говорится, "так и светится на роже - обнаружить, уничтожить". Отправили нас только двоих, меня и брата. Проверка Мангекё в боевых условиях, не иначе. Что ж, справимся и вдвоем. Разумеется, нас будут страховать на случай неожиданностей, но их не предвиделось - силы врагов уже успели оценить и ничего выдающегося там не было.
   На то, чтобы одеться и захватить оружие ушло всего пару минут. И вот мы уже на всех парах несемся к последней точке, где видели шиноби.
   К слову, оружие мы с братом взяли почти одинаковое - гунбай (огромный деревянный веер) и я взял кама, а брат ограничился традиционной катаной. Последний месяц я тренировался обращаться именно с этим серпом-переростком. Это, разумеется, вызвало немалое удивление не только у брата, но и многих других, но мне было как-то плевать. Кама, насколько я помнил, использовал оригинальный Мадара, а значит что-то в нем было. И действительно, серп позволял держать противника на расстоянии, не давай достать меня обычным мечом, которые в это время были очень даже в ходу. Да и необычность камы играло свою роль, и мало кто мог ему противостоять в бою сталь на сталь.
   А вот насчет гунбая я сильно ошибался - оказался он очень полезен, чего я никак не ожидал. Он реально помогал при использовании техник - им можно было, как усилить, так и управлять техниками Огня и Воздуха (именно такой был у меня набор доступных стихий). Так что, скрепя сердце пришлось им пользоваться, ведь терять хотя бы малейшее преимущество в бою я совсем не хотел.
   На то, чтобы достичь точки последнего контакта у нас с братом ушло всего минут двадцать. И за это время мы преодолели, конечно, не малое расстояние но все равно слишком далеко забрались враги в глубину нашей территории. И тут стоит сказать, что деревня клана - святая святых. И территория деревни тщательно охраняется, а месторасположение деревни является тайной у каждого клана. Разглашение этой тайны - стопроцентный смертный приговор.
   Территория вокруг деревни, поэтому просто нашпигована ловушками и патрулями. Отсюда вопрос: КАК эти шиноби смогли проникнуть так далеко? Случайно? Не верю. Ладно, с этим можно будет и потом разобраться. А пока следовало "взять след" нежданный гостей.
   - Видишь хоть какой-нибудь след? - спросил Изуна после того, как мы принялись осматривать окрестности.
   - Даже лучше - вижу их самих, - усмехнулся я, - По крайней мере, шесть источников чакры к северу, не далеко от нас. Стоят на месте и это точно не наши.
   Без лишних слов мы направились к "гостям". Мы же гостеприимные хозяева, верно?
   Добрались до шиноби мы быстро - они все так же стояли на месте. Нас они так и не заметили, хотя мы были всего в пятидесяти метрах от них и стояли на ветках деревьев. Но тут стоит похвалить мою предусмотрительность: в последний месяц я особенно упирал на обучении скрытности, чем Мадара раньше не особо заморачивался. И Изуну я заставил подтягиваться в этой сфере. Все-таки настоящий ниндзя - это в первую очередь скрытность.
   Шиноби что-то активно обсуждали, рассматривая кусок бумаги и активно жестикулируя. Судя по долетавшим обрывкам фраз, они заблудились.
   Да ладно. Заблудились? И это опытные разведчики и диверсанты? Да такого быть не может.
   - Бери двоих слева, я возьму троих справа, - тихо сказал я, продолжая рассматривать шиноби, - Командира оставляем в живых, пока не допросим.
  
   *
  
   Команда вражеских шиноби оказалась из клана Сенджу. Полноценный допрос подтвердил то, что узнали мы с Изуной: кретины заблудились в незнакомой местности. И, что самое главное, из миссия не была связана с кланом Учиха.
   Вполне возможно, что вскоре на их поиски Сенджу пустят своим следопытов. К счастью, убитые нами шиноби довольно далеко ушли от предполагаемого маршрута и вряд ли кто-то придет их искать на нашу территорию.
   Плохо, что мы убили всех, лучше бы взяли в плен. Тогда их возвращение стало бы неплохим началом переговоров о заключении мира между Сенджу и Учиха. А теперь отпускать единственного выжившего себе дороже - вряд ли в его клане обрадуются тому, что Учиха убили пятерых их людей. Ну и ладно, не велика потеря, если подумать.
   После этой миссии, мы с братом продолжили свои тренировки с Мангекё. Про пересадку глаз я Изуне рассказал и воспринял он это без особого энтузиазма. Но, в конце концов я, бессовестно давя на авторитет старшего брата, смог его убедить в своей правоте и он согласился попробовать. Вот только пересадку пришлось отложить на неопределенное время. Возникла непредвиденная проблема - в клане не было ирьернинов достаточной квалификации для пересадки глаз. Учихи, как выяснилось, не особо способны к медицинским техникам. Конечно, какое-то количество медиков были, да и все поголовно шиноби были сведущи в медицине. Но все навыки ограничивались знанием целебных порошков и зелий и способностью их приготовить. Те немногие, кто умел оперировать медчакрой, были не в состоянии провести настолько сложную операцию.
   Тут пригодились бы Сенджу - их всех кланов, медицина у них была наиболее развита. Пожалуй, только благодаря примеру Сенджу другие кланы, Учихи в том числе, начали обучать собственных ирьернинов. Но без опытных наставников каких-либо впечатляющих результатов не было.
   К счастью, эту проблему я уже придумал как решить. Пойманный шиноби Сенджу, как выяснилось в ходе допроса, имел довольно много знаний в области использования медчакры. Что не удивительно учитывая, что он был ирьенином. Еще один забавный факт о Сенджу - командирами отрядов у них, как правило становились именно ирьенины. Они почти всегда держались позади отряда и, как следствие, могли оценить всю обстановку и принять единственно правильное решение. Разумно, ничего не скажешь.
   Хотя стоит заметить, что у Сенджу КАЖДЫЙ шиноби хоть немного, но знал как использовать медчакру.
   Итак, в камере сейчас сидел условно опытный ирьенин (опытнее всех наших, это точно), но не склонный к сотрудничеству. Ни пытки, ни другие методы не заставили шиноби пересмотреть вопрос верности клану. Но и с этим можно справиться.
   С самого первого применения, меня чрезмерно интересовало Цукуёми. За секунду реального времени в мире Цукуёми может пройти несколько месяцев, а то и лет. А может и больше! И при этом владелец Мангекё способен вызвать у жертвы любые чувства, эмоции и ощущения, вплоть до сильнейшей боли. И при этом тело жертвы не подвергается никакому физическому воздействию, т.е. воздействие идет прямиком на мозг. А можно ли через Цукуёми влиять на подсознание жертвы? Можно ли "зомбировать" человека при помощи Цукуёми и заставить его служить себе?
   Это я и собирался выяснить.
   Тем более, что Мадара при помощи глаз смог подчинить не кого-нибудь, а Девятихвостого демона-лиса! А уж с каким-то человеком и подавно должен справиться.
Первым подопытным не повезло стать какому-то конокраду-рецедивисту. Начать я решил с банальности - подчинение через боль. Правда, подопытный номер один мои ожидания не оправдал - стоило только начать, как он тут же поклялся служить мне верой и правдой всю жизнь и даже больше. Но клятву свою он не сдержал: элементарный приказ "отруби себе правую руку" он выполнять отказался.
   Так и запишем: боль и страх заставляет слабых подчиняться, но до определенного предела. Не узнал ничего, чего бы не знал и так.
   Следующим я опробовал более продвинутый способ: причинение подопытному сильной боли, прерываемое открытой и не очень пропагандой на тему "Как это хорошо, быть рабом Учихи Мадары". В общей сложности по такой программе подопытный провел в Цукуёми три месяца. А в реальности прошла всего секунда, обожаю эту технику.
   Вот только результат оказался удручающим - подопытный стал натуральным "зомби": пустой взгляд, тупое выполнение только самых примитивных команд, вроде "Встань", "Принеси" и так далее. Но одно радовало: команды других людей он полностью игнорировал. К сожалению, способ хоть и условно успешный, но результат меня совершенно не устраивает. Вряд ли ирьенин в таком состоянии сможет кого-то обучать.
   Но подопытный номер один своим примером доказал главное: "зомбирование" в принципе возможно, надо лишь найти метод. А это, как известно, вопрос практики. Вот только тренироваться на обычных людях бессмысленно - шиноби по умолчанию устойчивее. Значит, мне нужны пленные шиноби для практики.
   Пожалуй, подопытный номер один заслужил легкую смерть.
  
   *
  
   Неделя прошла с момента первого эксперимента с подопытным номер один. За это время мое зрение ухудшилось вдвое, и тюрьма клана значительно опустела. Даже с отцом был сложный разговор, но я смог его убедить в том, что изучаю новые возможности Мангекё. И ведь не соврал.
   Вот только в клане моя репутация стала, мягко говоря, зловещей. Даже другие шиноби клана стали на меня смотреть с опаской, а заключенные и вовсе забивались в самый темный угол своих камер, стоило мне появиться в коридоре. Впрочем, не могу сказать, что меня это хоть сколько-нибудь беспокоило.
   Главное, что в своих исследованиях я значительно продвинулся. За четыре сеанса Цукуёми по полгода каждый, подопытные становились вполне послушными и верными слугами. Не до конца понимаю как, но я таки научился влиять на подсознание жертвы, находящейся в мире Цукуёми. Возможно, все объясняется те, что способность владеть Цукуёми повысилась из-за частоты применения. Несколько раз я даже смог проникнуть в внутренний мир самых слабых шиноби и это значительно облегчало процесс "зомбирования".
   Не смотря на новую способность подчинять себе людей, я не обольщался: по-настоящему сильного чунина или джонина таким не возьмешь. Особенно, если учитывать, что и слабого чунина я могу подчинить только как минимум за четыре применения в Цукуёми. То есть, для боя такая способность совершенно не годится. Но вот в спокойной обстановке есть где развернуться!
   В конце концов, я счел себя готовым для испытаний на шиноби Сенджу. Чтобы забрать его из тюрьмы, пришлось вынести настоящий бой с начальником этой самой тюрьмы. Он не желал отдавать еще одного шиноби в мои руки, аргументируя тем, что я и так слишком многих забрал. К счастью, стоило мне только пригрозить отцом, как начальник тюрьмы растерял весь свой боевой пыл и, скрипя зубами, выдал мне желаемого шиноби. Правда, так же он пообещал мне, что больше ни одного заключенного я не получу для своим "демонских" экспериментов.
   Да, страшно даже представить, что думают обо мне другие члены клана. Я ведь никого, даже брата, не ставлю в известность о своих экспериментах. Ладно, позже с плохой репутацией разберусь.
   Пленный Сенджу выдержал шесть сеансов Цукуёми. Оказался самым стойким из всех. Но седьмой раз он уже выдержать не смог. На всякий случай, я еще два раза пропустил Сенджу через Цукуёми. И только тогда я точно был уверен в результате. Воля Сенджу была сломлена, и теперь он не более, чем мой верный слуга.
   Почему-то, подчинение других вызывало целое море удовольствия у меня. Влияние личности Мадары? Но не могу сказать, что меня это сильно беспокоило, ведь устанавливать свою власть над другими было приятно, да и не видел я чего-то плохого и аморального - время сейчас такое, жестокое.
   Подчинение Сенджу принесло и минусы - отныне я четко видел только на расстоянии вытянутой руки, все остальное было размыто. Следовало поторопиться с пересадкой глаз, иначе мне придется плохо.
   Решив проблему с ирьенином-наставником, я принялся за поиски подходящего ученика для него. И это тоже представляло собой проблему - мне требовался молодой шиноби с отличным контролем чакры и при этом не имеющий наставника или командира.
   Как чунин, я мог брать в ученики генинов, тем самым создавая собственный отряд для выполнения различных миссий. Раньше Мадара с Изуной не особо об этом задумывались, предпочитая действовать только вдвоем и изредка при поддержке других отрядов шиноби. Но я-то не совсем Мадара и прекрасно представлял себе все плюсы собственных, добровольно верных мне, шиноби. Отец, конечно, удивился, когда я заявил, что собираюсь набирать людей в свой отряд, но идею одобрил. Ведь я как-никак, а главный претендент на место главы клана. А на такой должности собственные "серые штурмовики" не помешают. У отца и самого были подобные - те генины и чунины, с которыми он работал пока не стал джонином.
   Первой кандидаткой в свой отряд я выбрал молодую девушку пятнадцати лет, по имени Юмико Учиха. От своих сверстников она отличалась тягой к теории, слабостью в боевых дисциплинах и превосходным контролем чакры. Совсем неплохо для будущего ирьенина.
  
   *
  
   Очередная попытка атаки наставника - и снова неудача. Провальная атака закончилась на земле, об которую Юмико сильно ударилась головой.
   - Ты сдерживаешь себя при атаке, - спокойно сказал наставник, рассматривая валяющуюся в пыли девушку четырнадцати лет, - И это твоя главная ошибка. Не бойся бить во всю силу, действуй смело и решительно. Тогда и только тогда ты достигнешь успеха.
   Кто бы знал, сколько раз Юмико слышала подобное за время своего обучения с другими молодыми шиноби клана! И ведь она старалась, делала все, как ей велели многочисленные учителя.... Но ничего не получалось. Даже Шаринган она так до сих пор и не активировала!
   Девушка привыкла винить во всем свой малый запас чакры, по сравнению с другими членами клана. Она старалась компенсировать это лучшим контролем, и иногда даже получалось - ходить по стенам и полотку, а так же по воде, Юмико научилась первой из всех учеников... Но это, к сожалению, не сильно помогало в освоении боевых дисциплин. Что уж говорить, если не то, что Шаринган, даже техника Огненного шара у девушки получалась не ахти.
   Но упорства Юмико было не занимать, и она продолжала тренировки. Большинство ее товарищей, с которыми она вот уже семь лет училась вместе, давно разобрали чунины по своим отрядам. А парочка самых талантливых уже и сами чунины и совсем скоро, буквально через пару лет, они сами будут набирать собственных учеников и одновременно подчиненных.... Но юной куноичи это, похоже, не светит.
   Генином-то она станет, это без сомнений... Но с подобными навыками у нее вряд ли появиться учитель-чунин. И будет Юмико до конца жизни выполнять самые низкопробные миссии с такими же неудачниками, как она, когда после выпуска ей назначат командира-чунина из самых слабых.
   От подобных перспектив настроение девушки резко ушло вниз.
   "Нет, не бывать этому!" - упрямо подумала Юмико, поднимаясь с земли.
   Вновь встав в боевую стойку перед наставником, девушка приготовилась к новой атаке, постаравшись максимально успокоиться. Уже привычно, в голове Юмико пронесся возможный рисунок боя. Наставник терпеливо ждал хода девушки, чуть улыбаясь. Кто-нибудь со стороны мог решить, что опытный шиноби насмехается над ученицей, но это было не так - наставнику юных Учих нравилась упорность девушки. Можно даже сказать, что никогда не сдающаяся Юмико была его любимой ученицей. И от того наставник чувствовал сожаление из-за неудач юной куноичи и всеми силами старался ее получше натаскать, проводя с ней дополнительные тренировки.
   Юмико чуть сместилась влево, готовая начать бой с удара ноги... Но тут она увидела боковым зрением привалившегося к дереву, на краю тренировочного полигона, мужчину. Мгновенный взгляд на него и девушка узнала в фигуре шиноби Мадару, одного из сыновей главы клана. Вот уже кого Юмико точно не ожидала увидеть здесь. Как правило, шиноби, а тем более чунины, приходят на тренировочный полигон или в учебные классы только для того, чтобы набрать в свой отряд новых шиноби - кого-то и вовсе забирали раньше выпуска, как это стало с большинством учеников ее потока.
   Но Мадара... Как слышала Юмико, он со своим братом не нуждались в учениках и подчиненных. Мадара и Изуна Учихи сами были прекрасной заменой десятку обычных отрядов, настолько они были могучие и умелые. Как говорят, они даже смогли пробудить совершенно новый уровень Шарингана - легендарный Мангекё Шаринган. Девушке оставалось только гадать, зачем знаменитый Мадара Учиха пришел сюда.
   "А может за новыми жертвами?" - с внутренним содроганием подумала девушка, еще раз покосившись на фигуру знаменитого шиноби.
   Слухи о том, что Мадара за неделю очистил камеры с приговоренными к смерти уже разлетелись по клану. Что с ними стало, не знал никто, но одно было известно точно - еще ни один из заключенных не возвращался от Мадары в тюрьму.
   Тем временем чунин направился к Юмико и наставнику генинов. Заметив взгляд ученицы, наставник повернулся в сторону Мадары. На его лице не дрогнул ни один мускул. Как ни в чем не бывало, наставник уважительно поклонился сильнейшему чунину клана.
   - Приветствую вас, Мадара-сан, - сказал наставник, получив в ответ такой же поклон от чунина, - Могу я поинтересоваться причиной вашего прихода?
   - Меня заинтересовала ваша ученица, - ответил Мадара, внимательно рассматривая Юмико, - Я собираю отряд и хочу видеть ее в нем.
   - Вот как, - задумчиво протянул наставник, который вовсе не выглядел удивленным, - Вынужден предупредить, Мадара-сан, что боевые навыки Юмико... нуждаются в дальнейшем развитии.
   Щеки куноичи против ее воли вспыхнули румянцем. Но обижаться на наставника было не за что - он говорил сущую правду. Но тем не менее, девушке было ужасно стыдно быть такой слабой.
   С сожалением, девушка пришла к выводу, что Мадара ошибся насчет нее и вовсе не пожелает взять шефство над такой слабачкой, как она. Но тут чунин смог ее удивить:
   - Я знаю, - кивнул Мадара, - И поэтому сделаю все, чтобы Юмико достигла максимальных высот в искусстве шиноби. При условии, что она сама этого захочет. Что скажешь, Юмико-тян?
   От услышанного, девушка не сразу сообразила, что обращаются к ней.
   - Да, Мадара-сама, - выпалила вконец покрасневшая куноичи, согнувшись в поклоне, - Я приложу все усилия, чтобы оправдать ваше доверие!
   Пожалуй, сейчас Юмико от радости могла бы продать душу Шинигами. Ее мечта исполнялась на глазах - ее хочет взять к себе не кто-нибудь, а сам Мадара Учиха! Да ее друзья от зависти перемрут! а то, что про Мадара ходит много нехороших слухов.... Так на то они и слухи и распространяют их наверняка грязные завистники!
   - Что ж, - чуть улыбнулся наставник, поворачиваясь к Юмико, - Я горд тобой и рад за тебя, ученица. Я научил тебя всему, что знал сам. Используй эти знания для блага клана Учиха. Не подведи меня, клан и своего нового учителя.
   - Есть, сенсей! - куноичи вновь низко поклонилась, будучи вне себя от вдруг свалившегося счастья.
   - Я сообщу Главе, что вы забрали Юмико, Мадара-сан, - обратился наставник к чунину, на что тот только кивнул.
   Когда наставник ушел, Мадара бросил куноичи "За мной" и побежал к лесу, на опушке которого располагался полигон. Юмико пустилась следом, изо всех сил стараясь не отстать. Бежали они, по мерка девушки, долго, но в конце концов вышли на поляну, на которой располагалось множество манекенов, мишеней и прочего инвентаря для тренировок.
   "Вот какой секретный тренировочный полигон братьев Учиха", - промелькнуло в голове Юмико. Что же поделать, в виду половой принадлежности Юмико знала множество, если не все, слухи, гуляющие по деревне. Из этих же слухов куноичи знала и о полигоне, на котором тренируются Мадара со своим братом.
   - Ты никому не должна рассказывать об этом месте, - спокойно сказал Мадара, когда девушка вновь оторвалась от созерцания полигона, - Надеюсь, это понятно?
   - Да, сенсей! - бодро ответила девушка.
   - Хорошо. Здесь я буду тренировать тебя до тех пор, пока не сочту твой уровень приемлемым для себя. Я в курсе, что у тебя малые запасы чакры.... Но я буду обучать тебя стилю боя, не требующего больших трат. В этом мне поможет один.... скажем так, захваченный шиноби из клана Сенджу. Не спрашивай о причинах его сотрудничества, о них я расскажу позднее. Сейчас мне важно, чтобы ты решила, стоит ли тебе учиться у меня? Я дам тебе немалую силу, но и требовать буду многого. В первую очередь в том, что касается обучения. Тренировки будут тяжелые и жесткие. Пожалуй, даже жестокие. Через неделю тренировок у тебя не останется никаких желаний, кроме желания есть, пить и спать. Готова ли ты к такому? Подумай хорошо, у тебя пока есть возможность отказаться и вернуться к своему наставнику.
   Юмико не нужно было думать. Тяжелые тренировки? Ее этим не испугаешь! Вот уже семь лет она находится в режиме постоянного обучения, не жалея себя. И лишиться такого шанса, пройти обучение у самого Мадары, это надо быть полным идиотом. Ну, уж нет, она точно не отступит.
   - Я готова на все, сенсей! Я вас не подведу!
   - Иного я и не ожидал, - как-то недобро улыбнулся Мадара, - Мне нравится твое упорство. К концу недели ты пожалеешь о своем согласии, обещаю.
   По спине Юмико пробежало стадо мурашек. Но сдаваться юная куноичи не привыкла и привыкать была не намерена.
  
   *
  
   И началось обучение Юмико. Для начала я решил выяснить ее общий уровень боевой подготовки. Он оказался совсем удручающим. Если бы я сражался всерьез, девушки хватило бы секунды на три.
   - Стиль боя Учих основан на массированном применении стихии Огня и использовании особенностей Шарингана в ближнем бою, - говорил я, без труда отбивая ее атаки.
   Может начать ее троллить, подобно Какаши? То есть, читать книгу во время боя.
   - Для этого, - продолжил я, - нужны большие объемы чакры. В твоем случае это невозможно. Поэтому, стиль тебе надо кардинально менять. Вместо силовых методов ты должна применять точечные. Контроль чакры у тебя как раз на нужно уровне для этого.
   - Вы научите меня этому, сенсей? - спросила запыхавшаяся куноичи. А она неплохо держится, учитывая, сколько раз она улетала в кусты.
   - Научу. Только для начала ты научишься пользоваться медицинской чакрой. Этим мы убьем сразу двух зайцев: ты не только станешь ирьенином, но и получишь техники, необходимые для своего нового стиля боя. Лишить противника возможности пользоваться руками одним прикосновением - это дорого стоит.
   Девушка застыла и, кажется, задумалась. Никогда не рассматривала путь ирьенина для себя? Могу понять, среди Учих подобных специалистов мало.
   - А получится? - с надеждой спросила Юмико.
   - Большинство Сенджу - ирьенины. И они поистине могучи не только в тылу, но и в бою. Хотя тут все зависит по большей части от тебя и твоего старания.
   По моему знаку из-за деревьев вышел плененный Сенджу и поклонился.
   - Он тебя обучит всему, что нужно для ирьенина. С ним ты будешь заниматься днем. Утром и вечером - со мной. С завтрашнего дня мы начнем пробуждать твой Шаринган, он будет хорошим подспорьем в ремесле ирьенина. Завтра в семь часов ты уже должна быть здесь. Заканчивается тренировка, когда я сочту нужным. Все ясно?
   - Да, сенсей! - а энтузиазма девчонке не занимать.
   - Тогда на сегодня - свободна.
   Еще раз поклонившись, Юмико убежала по направлению к деревне.
   Ты смотри, пошла той же дорогой, которой я ее привел, минуя все ловушки. Память у нее точно хорошая, это важно.
   Кто-нибудь спросит: а зачем тебе эта девчонка? Если надо пересадить глаза - так уже полноценный ирьенин есть, в лице плененного Сенджу.
   Во-первых, я не был до конца уверен в своей новой технике подчинения. Вдруг пленник выйдет из-под контроля в самых ответственный момент? Рисковать мне почему-то совершенно не хотелось.
   Ну, а во-вторых, я не собирался идти по пути канона. Но для изменения истории мне нужна была слаженная команда сильных шиноби, преданная лично мне. И Юмико - всего лишь первая из многих, кто встанет под мое знамя.
   Как-то так.
  
   *
  
   В темном кабинете, освещенным лишь одной свечой, сидел глава клана Учиха и по совместительству - сильнейший шиноби клана. Хотя его титул сильнейшего под большим вопросом после пробуждения у двух его сыновей Мангекё Шарингана.
   Рядом с фигурой главы появился шиноби, полностью облаченный в черную одежду.
   - Вызывали, господин? - спросил появившийся, склонившись в поклоне.
   - Да. У меня есть для тебя задание, Синдзи.
   Глава редко давай персональные задания своему самому верному и сильному стороннику. Отчеnbsp; - Научу. Только для начала ты научишься пользоваться медицинской чакрой. Этим мы убьем сразу двух зайцев: ты не только станешь ирьенином, но и получишь техники, необходимые для своего нового стиля боя. Лишить противника возможности пользоваться руками одним прикосновением - это дорого стоит.
го Учиха был так уверен в преданности Синдзи? Да потому что джонин подобрал его, когда он был еще младенцем. И вырастил, как собственного сына, в тайне от всех, даже от своей жены. Специально выращенное и отлично тренированное оружие - вот кем был Синдзи.
   Конечно, он не обладал Шаринганом, так как не был Учихой. Но его навыки превосходили всех остальных шиноби клана. Возможно, даже сыновей главы.
   - Я живу, чтобы служить вам, господин.
   - Хорошо, - кивнул джонин клана, - Ты должен следить за моими сыновьями, Мадарой и Изуной. Выясни на что они способны, на что способен Мангекё Шаринган. Найди их слабости и будь готов принести мне их глаза!
   - Господин? - Синдзи позволил себе слегка удивиться.
   Конечно, личному оружию главы клана не раз приходилось.... устранять опасные и нежелательные элементы из рядов Учих. Но Синдзи никогда бы не подумал, что такими элементами могут стать сыновья его господина.
   - Мангекё Шаринган - могущественное оружие, способное возвысить наш клан над всеми другими и закончить эту затянувшуюся междоусобицу. И обладать этим оружием должен наиболее достойный, сильный и опытный шиноби. Все это на благо клана.
   - Слушаюсь, мой господин, - Синдзи склонил голову, - Что-нибудь еще?
   Несмотря на удивление, шиноби был готов выполнить приказ без малейшего сомнения хоть прямо сейчас - глава клана хорошо вырастил своего тайного помощника.
   - В качестве цели, разумнее всего было бы выбрать Изуну, - в голосе джонина не было даже намека на жалость, - Он слабее брата.... Тем более Мадара рано или поздно должен занять мое место - Изуна просто не сможет быть хорошим главой клана. Это все. Ступай и будь готов.
   Еще раз поклонившись, Синдзи исчез из комнаты так же тихо, как появился в ней.
   Нынешний глава клана устало прикрыл глаза. Он уже принял столько трудных и неприятных решений за свою жизнь, что они не вызывали ничего кроме усталости.
  
   *
  
   Обучение Юмико шло быстро. казалось, юная куноичи просто впитывает все полученные знания, как губка воду. К сожалению, это касалось только того, чему ее обучал пленный Сенджу. Боевые же навыки вызывали у меня только жалость с желанием убить девушку, чтобы не мучилась. Но стоит заметить, что в этом она делала определенные успехи и всего за месяц тренировок превосходила примерно треть других генинов клана. А ведь раньше в бою она уступала практически всем! Как ни крути, а прогресс.
   Изуна не остался в стороне и тоже взялся за обучение Юмико и чуть ли не с большим энтузиазмом, чем я сам. Впрочем, меня это полностью устраивало, так как тратить все свое время на обучение девушки я не хотел, мне и самому было еще куда расти. Изуна прекрасно заменял меня большую часть времени, и мне оставалось только оценивать результаты и направлять ход тренировок.
   За этот месяц я, вместе с братом, серьезно вырос в навыках владения Мангекё. Как и в аниме, Мангекё каждого отдельного носителя имел особую способность. Например, у Саске это было управление Аматерасу. У Обито - Камуи, позволявшая ему выполнять сложные пространственно-временные техники.
   Свою способность глаз я тоже обнаружил довольно быстро - предвидение действий противника. Причем в отличие от обычного Шарингана, предвидел я не только движения самого противника, но и неодушевленных предметов. И если Шаринган давал фору в пару секунд, то мой Мангекё предоставлял мне целых пять секунд "предвидения", что для боя шиноби было целой вечностью.
   Не забыл я и про еще один возможный козырь в бою - призыв животного. Очень полезная техника. В аниме и манге героев частенько спасали именно призванные животные. К сожалению, у Учих был только один контракт - с ястребами, к которым я не чувствовал никакой тяги.
   Именно поэтому я решил прибегнуть к так называемому свободному призыву, который забрасывает шиноби в случайное место обитания какого-либо племени животных для призыва. Хотя существует теория, что случное место отнюдь не случайно и "пользователя" свободного призыва кидает к тем, кому он больше подходит.
   Как бы там не было, но техника была опасна - большинство рискнувших ее применить не возвращались. Логично ведь шиноби может закинуть и к каким-нибудь созданиям огня, где температура окружающей среды под тысячу градусов по Цельсию. Но настоящие пионеры плюют в лицо опасности, плюнул и я.
   Меня пытались остановить. Точнее, пытался. Брат, единственный кто знал о моем замысле. Вот только переубедить меня у него не вышло. Он, кажется, хотел применить какую-то технику, чтобы удержать меня, но я уже сложил необходимые печати.
  
   *
  
   Место, где я появился, мне сразу не понравилось - какая-то безжизненная серая земля, СС почерневшими деревьями без листвы. И красивые такие черные тучи в небе. Только вот дождя не было.
   Не успел я и первый шаг сделать, как рядом со мной на ветку мертвого дерева сели два ворона. И все бы ничего, один был по виду вполне обычный. Но вот второй был явно больше естественного размера, раз в десять. Как под ним эта самая ветка не проломилась - ума не приложу.
   - Это что такое? - из клюва мелкого ворона раздалась вполне себе человеческая речь, - Старший, что это? Я такое раньше не видел!
   Мелкий даже ниже спустился и принялся пристально меня разглядывать.
   - Не что, а кто, - буркнул я.
   То, что птицы разговаривают, меня не сильно удивляло. В мире Наруто говорящие животные - это норма. Особенно, если это не обычные животные. И да, кажется, меня занесло к воронам. Интересно, почему и будут ли оправданы мои надежды на сильный призыв.
   - Оно говорит! - с восторгом воскликнул мелкий ворон, обратившись своими глазами-бусинками к своему старшему товарищу.
   - Конечно, говорит, - медленно и важно проговорил больший из воронов, - Это, младший, человек.
   - Ух ты! - протянул ворон, тут же спикировав мне на плечо.
   Только я хотел согнать нахальную птицу, как он клюнул меня в щеку. Вот этого я не понял. Он что, симпатию проявляет?
   Получив еще пару ударов клювом в лицо, я все-таки не выдержал и, махнув рукой, согнал ворона со своего плеча.
   Мелкий немедленно перелетел обратно на ветку. Выглядел он при этом изрядно возмущенным.
   - Но он же невкусный! - обиженно заявил ворон старшему, - Бабушка говорила, что люди вкусные!
   - Мертвые люди вкусные, - вновь не торопясь изрек старший ворон, - Их плоть и кровь настоящий деликатес....
   - А, понял! Мы убьем его?
   Ну, это уже ни в какие ворота! Мало того что меня исклевали, так эта черная курица еще и убить меня хочет? Ну-ну, пускай попробует. Давненько я не ел жареной птички. Говорят вороны на вкус очень даже ничего.
   - Нет, младший, мы не будем никого убивать, - отверг предложение большой ворон, - Это невежливо! Ты еще юн и глуп. Иначе бы понял, что этот человек прибыл к нам по призыву. Он хочет заключить с нами контракт. Ведь так, человек? Как твое имя кстати?
   - Учиха Мадара, - представился я, - И да, я ищу тех, с кем можно заключить контракт.
   - Тогда сама Судьба привела тебя сюда! - торжественно изрек ворон, - Давно уже люди не заключали с нашим племенем контракт. Мое имя Гвилум и я приветствую тебя на нашей земле. Прошу простить поведение нашего младшего - он еще молод и не заслужил имени. Он только начал постигать путь мудрости воронов и иногда бывает... чересчур эмоциональным.
   - Я все понимаю и не держу на него зла, - как можно дружелюбнее и вежливее сказал я.
   - Что ж, следуй за нами, Учиха Мадара, и мы приведем тебя к остальной стае. Там ты будешь говорить с нашим Старейшиной.
  
   *
  
   Путь до стаи ворон был не долгим и совсем не увлекательным. везде, куда ни кинь взгляд, была одна и та же картина - мертвая, безжизненная земля. Через какое-то время к пейзажу прибавился легкий запах гнили. И как они тут живут?
   Чем дольше мы шли, тем больше птиц попадалось нам на пути. все они с интересом и любопытством рассматривали меня. Вороны были разные по размерам, но одинаковые по цвету - все без исключения черные, как ночь.
   Мой новый знакомый, младший вороненок, летал вокруг нас, как стрела. И, как мне кажется, докладывал обо мне все, что знал каждому встречному. И откуда только у него столько энергии.
   Наконец мы подошли к просто огромному по размерам дереву, на котором восседал исполинских размеров ворон с белыми глазами, вместо ставших уже привычными черных.
   Мой провожатый стал ему что-то быстро рассказывать, глядя на меня, но был прерван одним взмахом крыла исполина.
   - Учиха Мадара, - изрек Старейшина (это был именно он, никаких сомнений), - Я знал, что вскоре ты появишься у нас.
   - Знали? Откуда?
   - Вороны - древнее и могучее племя. Нам ведомо прошлое, настоящее и будущее. И я видел, как ты приходишь к нам, с желанием получить силу.
   Вороны, в огромных количествах скопившиеся в округе, возбуждено закаркали.
   - Давно люди не приходили к нам за силой, - продолжил Старейшина, не обращая внимания на сородичей, - Люди бояться нас, считая вестниками несчастий и смерти! А ты, Учиха Мадара, боишься нас?
   - Если бы боялся - здесь бы ре стоял, - пожал плечами я.
   Суеверия - удел слабаков и дураков. И меня они ничуть не беспокоили.
   - Либо храбр, либо глуп. Знай же, Учиха Мадара, наше племя действительно предвещает несчастья и смерть. И в первую очередь для тех, кто рискнет заключить с нами контракт и принять нашу силу. У каждого, заключившегося с нами контракт, был трудный и тяжелый жизненный путь, зачастую с трагическим концом. Но и даем мы взамен не мало. Готов ли ты рискнуть, Учиха Мадара, и подвернуть свою жизнь такой опасности?
   Старейшина внимательно посмотрел на меня. Даже вороны вокруг затихли, лжидая моего ответа.
   А я... А что я? Я, черт возьми, Мадара. Моя жизнь в принципе не может быть легкой и безопасной! Фигура в мире шиноби не та, для такой жизни. А трагический конец.... Еще ни один шиноби не умер от старости. Так что, трагический конец и так более чем вероятен. Да и не для того я подвергал себя риску, чтобы сейчас свернуть.
   - Я не боюсь, - твердо сказал я, смотря прямо в белые глаза старого ворона.
   В раздавшемся карканье я с трудом разобрал смех Старейшины.
   - Смелые слова для человека! Что ж, желаешь прыгнуть в безжалостное пламя опасности - не мне тебя отговаривать. Но для того, чтобы мы приняли тебя, докажи свою силу.
   - Что я должен сделать?
   Вместо ответа, на мое плечо сел знакомый мне вороненок и из его клюва я принял несколько ярко-красных ягод.
   - Эти ягоды - страшный яд для большинства людей, - пояснил Старейшина, - Но они позволяют человеку увидеть будущее так, как его видим мы. Съешь их, узнай свою Судьбу, выживи - и мы примем тебя. У тебя еще есть шанс передумать. Съешь ягоды - назад дороги не будет.
   Это мы уже проходили. Яд, да? Будет забавно.
   Ни секунды не сомневаясь, я закинул горсть ягод в рот и тут же их проглотил.
   Первые секунды ничего не происходило. А потом меня резко скрутила боль в животе, распространяющаяся по всему телу. Я упал на колени и почувствовал, что меня вот-вот вырвет. Однако, вместо этого, я просто потерял сознание.
  
   *
  
   Но вместо темноты перед глазами внезапно вспыхнул свет. Одно мгновение - и вот я уже стою посреди поля, залитого огнем и кровью. Беглого осмотра хватило, чтобы оценить обстановку.
   Повсюду валялись трупы шиноби, судя по снаряжению. У некоторых из них были протекторы с символом "Шиноби", у других - "Небо". Неужели я попал во времена Четвертой Мировой Войны? Но я не помнил в каноне никаких шиноби с протектором "Небо".
Хотя, я же сейчас вижу свою будущее. То есть уже измененное, по сравнению с каноном. и не могу сказать, что мне это будущее нравилось.
   Где-то вдалеке шел бой - я прекрасно слышал звон стали и крики умирающих. Да и применение различных техник я видел. Но бой вовсе не привлекал мое внимание.
   Конкретно сейчас меня больше интересовала фигура в красных доспехах, подозрительно похожая на меня. Рядом со... мной (?) на коленях стояли более узнаваемые персонажи - Узумаки Наруто, Сакура, пятерка Каге и многие другие, известные по аниме и манге.
   Возле каждого из них стоил шиноби с протектором "Небо". Медленно, стараясь остаться незаметным, я пошел к этой странной компании.
   Я будущий стоял спиной к героям аниме и смотрел вдаль, но идущий вдалеке бой. Но напрасно я рассчитывал на свою скрытность - когда я подошел слишком близко, я из будущего медленно повернулся. И это развеяло мои последние сомнения - на меня смотрело определенно лицо Мадары, с поправкой на возраст. И, что интересно, был этот я вовсе не оживленным Эдо Тенсей трупом, а вполне себе живым.
   - Явился-таки, - мрачно сказал я будущий, - Удивлен?
   - Честно говоря, да, - не стал отрицать я очевидное, - Что здесь происходит?
   - А то ты не видишь? - непонятно чем усмехнулся второй я, - Ты может наблюдать завершение Четвертой Мировой Войны шиноби. И мою абсолютную победу.
   Странно, но остальные присутствующие не обращали на меня никакого внимания. Как будто меня и не было вовсе.
   - И как ты... мы до такого дошли? Я же собирался не допустить войны...
   Мадара из будущего на это только рассмеялся.
   - Наивный дурак, - сквозь смех выдавил он, - "Не допустить", надо же. Да-да, я помню подобные глупости в молодости. Послушай доброго совета - забудь о своем идеализме! Война случится в любом случае, вне зависимости от твоего желания. У меня, к счастью, хватило мозгов не противостоять естественному процессу, а возглавить его.
   Мадара подошел ближе и в его глазах зажегся Ринненган.
   - И теперь посмотри на меня, - продолжил он, разведя руки в стороны, - Я единственный победитель в этой войне. Самый могущественный, практически бессмертный.... Да даже Рикудо мне и в подметки не годиться! Сейчас мои воины уничтожают последние крохи сопротивления объединенной армии шиноби. И когда они закончат, никто в мире не сможет мне противостоять. Все страны склоняться передо мной, одна за другой. И вот тогда я наведу порядок, о котором мы оба мечтаем. Тогда мир будет безопасен, справедлив и чист.
   - А что с ними? - я кивнул на пленных героев аниме.
   - А это уже зависит от них. Но скорее всего, все они будут казнены - я не могу доверять ни одному из них. Мы же с тобой знаем, что они никогда не сдадутся, как бы ни складывались обстоятельства.... Увы, необходимая цена за мир и спокойствие.
   - Да ты совсем умом тронулся, - я и сам не заметил, как начал заводиться, - Скольких ты уже убил ради своих целей?
   - Тут была большая часть шиноби пяти великих стран, да еще по мелочи много всяких. Считай сам, - я будущий сказал все это таким безразличным тоном, что мне тут же захотелось удавить его.
   И я вовсе не пацифист.... И возможно даже я был бы в чем-то согласен со мной самим... Но среди трупов шиноби были не только взрослые мужчины и женщины, но и старики.... И даже дети, одиннадцати-двенадцати лет, которым еще надо в игры играть, а не умирать на войне. И именно этого я никак не мог принять.
   Война - это нормально. Вся жизнь - это война, задача лишь в том, чтобы минимизировать потери. Но в войне должны участвовать солдаты, а не дети.
   - Скажи мне, - медленно протянул я, - Как я стал таким уебком, как ты?
   Мои слова быстро стерли улыбку с морды Мадары.
   - Считаешь себя самым умным и правильным? - со злостью прошипел он, - Посмотрим, к чему ТЫ придешь, мистер этичность. Я - твое будущее, идиот. И вскоре ты поймешь меня. А пока просто прими, как факт: ЭТО, - Мадара обвел руками поле боя, - единственный правильный путь!
  
   *
  
   Картинка перед глазами сменилась, будто кто-то вверху переключил канал в телевизоре. Вот передо мной стою я сам и через мгновение я смотрю на серую стену в какой-то подворотне, возле помойки.
   Смена обстановки была такой резкой, что я на секунду даже ориентацию в пространстве потерял. Но очень быстро взял себя в руки и осмотрелся.
   Очутился я, как уже сказал, в какой-то грязной подворотне. Повсюду был раскидан мусор, неподалеку гнила сваленная в кучу еда. И, судя по всему, меня угораздило попасть в какой-то бомжатник. По крайней мере, несколько лиц явно бомжеватой наружности в подворотне присутствовали. Как и непонятные хлипкие на вид халупы, которые бомжи вполне могли использовать для жилья.
   Мое внимание, как и в прошлый раз, привлек самый грязный и неопрятный бомж из всех присутствующих. Ведь я мгновенно, даже под слоем грязи и бороды, без труда опознал в бомже самого себя.
   И вот, я стою над привалившимся к стене самим собой. И что я вижу? опустившегося на самое дно человека. Если это будущее, но маньяк из прошлого видения уже не кажется таким уж плохим вариантом.
   А вот я будущий был вполне рад меня видеть.
   - Во! - радостно протянул он, - А говорили, что товар плохой! Торкнуло, мать его!
   - Я не глюк, - ответил я, с отвращением рассматривая самого себя.
   - Ну да, конечно! Все вы так говорите! Но меня не обманешь, хитрый глюк!
   - Ты отвратителен, - вынес вердикт я и желание въехать самому себе по морде было еще сильнее, чем в прошлый раз.
   - Ой, какие мы нежные, - обиженно протянул бомж, - Не думай, что я не знаю кто ты. Ты - это я, только моложе. И глупее.
   - Это я-то глупее?! - сказать, что я был взбешен, это ничего не сказать, - Да ты на себя посмотри, отрыжка человека! Ты же на самом дне! Грязный нищий, без крыши над головой! И судя по всему, алкоголик и наркоман к тому же!
   - Так получилось, - весело протянул Мадара, показывая язык, - Я не смог, дружище. Просто не смог.
   - Не смог - что? - осторожно уточнил я, постепенно остывая.
   - Ничего не смог, - глупо засмеялся упоротый бомж, - Война, потом еще одна.... Чтобы я ни делал - гибли люди. Все было бессмысленно, они гибли и гибли... Изуну погиб первый, из-за меня.... Потом много других. Очень много. Мы с тобой неудачники, дружище. И те еще мрази - все пытался и пытался я все исправить, вновь и вновь ставя на кон чужие жизни. Так вот я и решил - а не лучшим ли решением будет ничего не делать, раз я приношу только смерть и страдания? И это было гениально, мать его. Теперь жизнь весела и меня даже кошмары не мучают. Они не приходят ко мне ночью, представляешь? О большем и мечтать нельзя.... Правда, для этого надо напиться. А лучше - дозу принять, самое действенное в этом гадюшнике.
   Я будущий пошарил по карманам и, ничего не найдя, горестно вздохнул.
   - Но пришел ты и напомнил мне о прошлом, урод. Теперь надо новую дозу искать, чтобы забыть, а то снова будут сниться они. Беру то, что подешевле.... Так больше выходит, да и сдохну побыстрее, тогда вообще кошмаров не будет.
   - Ты отвратителен, - повторил я, отходя от себя на шаг.
   - Это да, согласен... Вот только если бы я раньше опустился на дно, может все были бы живы. Я твое будущее, не забывай. Рано или поздно ты окажешься на моем месте и поймешь, что это единственный путь для такой мрази, как мы.
  
   *
  
   И вновь мгновенная смена пейзажа - раз, и здравствуй новая обстановка. Но на этот раз получилось лучше, чем в оба прошлых.
   Теперь моему взгляду предстала довольно милая картина добротного на вид дома, с зеленой лужайкой и каким-то садиком. Светило солнце, в небе было ни облачка, цвели цветочки - в общем, лепота. И снова я, как и раньше, очутился недалеко от себя в будущем. И здешний я разительно отличался от меня предыдущих. Хотя бы тем, что он был стариком. Седые волосы, морщины по всему лицо - определенные признаки почтенного возраста.
   Вокруг мен будущего бегало трое детей, что-то весело выкрикивая. Ну, прям идеалистическая картина.
   Не оттягивая, я подошел к будущему себе. И вновь меня увидел только я сам, дети на меня вообще никак не отреагировали.
   - Ну, здравствуй, Мадара, - с какой-то грустной улыбкой поприветствовал меня будущий я.
   - И тебе не хворать, дедуля.
   Ну, не смог удержатся от того, чтобы не подколоть самого себя. Старый я только беззаботно рассмеялся. Нет, пока мне здесь нравится определенно больше всего. По-видимому, это хороший вариант будущего.
   - Вижу, у тебя есть семья, - я кивнул на бегающих детей.
   - О да, внуки, - с гордостью кивнул старый я и с грустью добавил, - Те еще сорванцы, как и их родители.
   - Свой дом, внуки, спокойная старость, - перечислял я, - признайся, в чем подвох?
   - Подвох?
   - Ну, да. Это уже третий вариант будущего, который я видел. И первые два не были "хэппи ендами". Вот я и спрашиваю - в чем подвох?
   - А подвоха нет, - покачал головой Мадара, - Война окончена. В мире, наконец, наступило спокойствие, в ближайшие полвека, а то и больше, войн больше не предвидеться.
   - С чего бы это?
   - А некому воевать, - пожал плечами старый я, - Четвертая Мировая Война, которую я не смог предотвратить, унесла огромное количество жизней. Десятки кланов шиноби оказались уничтожены, еще больше - сейчас на грани вымирания. Шиноби в мире осталось хорошо, если процента два от предвоенного количества. Скрытые деревни теперь просто города. Свою численность шиноби восстановят еще очень не скоро. Как я уже сказал - воевать некому, дайме давно отвыкли воевать силами простых людей. Да и оставшихся шиноби достаточно для обороны, но не для нападения.
   Мда, ну и "идиллия". Мир ценой сотни тысяч жизней.
   - Значит, я был прав и не все так радужно, - подвел итог я.
   - Может и так.... Я и мои внуки - последние Учихи в мире. Все остальные погибли в бою.... В том числе и их родители, мои дети. Хорошо еще, шиноби сейчас на вес золота, так, что за их будущее я спокоен....
   - Если бы ты получил шанс все исправить и предотвратить войну, ты рискнул бы?
   Старый Мадара задумался.
   - Знаешь.... нет. То, что произошло - не самый худший вариант. Раньше бы я без раздумий ответил бы "да" на твой вопрос, но теперь.... Теперь мне кажется, что выбранный мной путь был единственно правильный.
  
   *
  
   В себя я пришел рывком. Лежал я на земле и на меня сверху с любопытством смотрели вороны. Боли я в теле не чувствовал и ощущал себя вполне живым. А значит, поганые ягодки меня все-таки не прикончили.
   - Ты прошел испытание, - резюмировал Старейшина, - Не многие из людей могут похвастаться этим. Скажи мне, Учиха Мадара, что ты видел?
   - Будущее, - в горле пересохло, и получился какой-то хрип вместо нормального голоса, - Но я видел три разных варианта будущего, это нормально?
   - О да, безусловно. Лишь глупцы считают, что будущее одно и все заранее предопределенно богами. Но это не так! Будущее изменчиво. Я, сильнейший в стае, вижу тысячи различных вариантов, а ведь их многократно больше! Ты увидел лишь три варианта, это меньше, чем капля в океане. Но ты доказал свою силу, поэтому для нас будет честью заключить контракт с тобой.
   Не откладывая дело в долгий ящик, ко мне подлетел огромный ворон со свитком в клюве. Более-менее придя в себя, я принял свиток и развернул его. В специальных графах было много имен людей, заключивших контракт с воронами в прежнее время. Ни одного знакомого имени я не нашел.
   Резанув кунаем по пальцу, я вписал и свое имя. Когда я закончил, вороны вокруг радостно закаркали, выражая тем самым свой восторг. Ну, их можно понять - им вновь выпадет шанс полетать по миру людей. Как-никак, а разнообразие и приключение.
   - Возьми свиток с собой, - сказал Старейшина, когда я вписал свое имя, - Если среди людей будут еще желающие заключить с нами контракт, мы будем рады.
   Я кивнул и подвесил свиток с контрактом на поя, за спину.
   - Вы научите меня использовать природную чакру? - задал я самый волнующий меня вопрос.
   Помниться, в аниме эта самая природная чакра давала нехилой преимущество над врагами. Так что я подумал, что было бы неплохо научиться ей владеть.
   - Всему свое время, Учиха Мадара. Пока ты слишком слаб для природной чакры.
   Что ж, мы не торопимся, мы подождем. Тем более, старый ворон прав - мне бы сначала в совершенстве овладеть теми силами, какими я уже обладаю, а потом уже изучать новое.
   - И последнее, - вновь привлек мое внимание Старейшина, - У нашей стаи существует традиция: каждый из заключивших с нами контракт получает в спутники самого молодого из воронов. Таким образом человек получает верного товарища, а ворон - так необходимее опыт и знания и человеческом мире. Твой случай уникальный, Учиха Мадара. Когда я увидел в своих снах твой приход, я дал разрешение одной из самок отложить яйцо. Из него должен был вылупиться спутник для тебя.
   Ага, у них тут в ходу контроль рождаемости? Разумно, если учитывать долгожительство воронов и явную неприветливость здешних земель, не способную прокормить слишком большую популяцию птиц.
   - Но из яйца вылупился не один птенец, а двое, - завершил свою мысль Старейшина, - Это определенно знак Судьбы. Поэтому с тобой пойдут оба вороненка и будут сопровождать тебя на твоем пути. Младшие, подлетите сюда.
   На ветку рядом со Старейшиной сели два "вороненка", по размерам как раз с обычного ворона. Но, конечно, для местных воронов они были слишком мелкие.
   Первым из воронят был уже знакомый мне энергичный птах, который при встрече пытался клевать мне лицо. А вот второй.... Был необычен уже даже цветов. В отличие от своих сородичей, вороненок был абсолютно белым. Очень редкое явление в моем родом мире. А тут даже не знаю, может и обычная ситуация, когда рождается альбинос.
   - Ты должен дать им имена, человек, - сказал Старейшина.
   Имена? Есть у меня одна задумка.... А, что, по-моему, даже забавно. Звучит, по крайней мере, красиво.
   - Эбони и Айвори.
  
   С именами для воронят возникла неожиданная проблема. Стоило вернуться в человеческий мир, как они стали выяснять, кого как зовут. Черный истошно вопил и бил себя лапой в грудь, крича, что он всю жизнь мечтал быть Айвори. Пришлось ему рассказать, как переводится Айвори и Эбони. Черный тут же передумал и стал уверять меня и своего брата, что имя Эбони - его мечта.
   Что касается Айвори, то он, в полную противоположность брату, был спокоен и молчалив, и как сел мне на правое плечо, так с него и не слезал. Эбони же не мог усидеть на месте, летал по округе и рассматривал диковинный для него мир людей.
   - Вороны? - первым делом спросил Изуна, когда я вернулся в селение, - Это... неожиданно.
   - А ты чего ожидал? - я не смог сдержать улыбки, - Драконов?
   - Ну, учитывая твою силу, братишка, драконы бы тебе больше подошли, - Изуна тоже улыбнулся.
   Вот только зря он улыбался. Эбони счел, что брат только что оскорбил все племя воронов и его в частности, усомнившись в их силе. За это вороненок уготовил Изуне страшную месть - подлетев поближе, Эбони принялся бить его клювом по голове. Айвори, хоть и не участвовал, но полностью одобрял действия своего брата.
   Изуна попытался отогнать наглого вороненка, но тому было наплевать и избиение продолжилось.
   - Хватит, - прервал я Эбони, - Изуна, не сомневайся - я ни чуть не жалею, что мне выпало заключить контракт с воронами. Они сильнее, чем ты думаешь.
   - Ладно, ладно, - ответил брат, потирая голову и недобро смотря на Эбони, - Надеюсь, они будут полезны. Кстати, тебя отец хотел видеть.
   Изуна предпочел скрыться, пока Эбони снова не начал его "атаковать".
   Хотел видеть отец? Ну что ж, нанесем визит главе клана.
  
   *
  
   Главный Учиха (надолго ли?) приял меня в своем рабочем кабинете.
   К слову, не смотря на свою должность, он всегда находил время для своих детей, в том числе и для меня с Изуной. Правда, никаких походов на рыбалку и прогулок в парке - только тренировки и еще раз тренировки.
   Что вообще можно было сказать о таком человеке, как Таджима Учиха? Смерть трех сыновей и непрекращающаяся война выковали из него стального шиноби. Глава Учих был не прошибаем и беспощаден, на его лице не отражалось ни единой эмоции. Пожалуй, даже моя смерть или смерть Изуны не смогла бы пронять Таджиму. Печально, ведь раньше, судя по оставшимся воспоминаниям от Мадары, он был куда более человечным.
   Вдвойне печально от того, что он никогда не пойдет на союз с Сенджу. Слишком долго воевал, слишком многое потерял. А это значит, что мне каким-то образом придется занять место главы клана. И чем скорее, тем лучше - я не желал доводить клан до той черты, до которой ее довел канонный Мадара.
   - Вижу, ты освоил призыв и нашел новый контракт для клана, - спокойной прокомментировал Таджима, глядя на воронов на моих плечах, - Неплохо. Но я позвал тебя не для обсуждения твоих успехов. Скажи мне, сын мой, как мой наследник, что бы ты сделал для того, чтобы усилить наш клан?
   Неожиданный вопрос. Но я об этом уже думал и ответ у меня был.
   - В первую очередь, нам необходимы союзники, - ответил я, не отводя глаз от взгляда отца, - Как показывает практика, воевать в одиночку чересчур обременительно. Вместе - легче. Как пример, можно привести кланы Нара, Яманако и Акимичи. Сами по себе эти кланы слабы, но вместе они успешно защищаются и воюют.
   Этот союз, как оказалось, существовал задолго до основания Конохи, что меня порядком, удивило, когда я об этом узнал. и союз этих трех кланов был настолько прочным, что среди шиноби даже ходила шутка об одном клане с тремя разными названиями.
   - А еще - Сенджу и Узумаки. Думаю, ты не хуже меня знаешь, отец, что Узумаки находятся на большом расстоянии от сражений и страны Огня в целом. Что дает и им и Сенджу надежный, безопасный тыл, где можно спокойно тренировать пополнение и зализывать раны. Это уже не говоря о силе этих двух кланов, в союзе делая их... даже сильнее нас.
   Гневной реакции от отца не последовало. Или сам реально оценивает обстановку или просто контролирует эмоции. А ведь Сенджу с Узумаки действительно сильнее одиноких Учих. И в каноне это привело к сильному ослаблению уже моего клана.
   - И что же ты предлагаешь? - спросил Таджима, не дождавшись продолжения.
   - Самим заключить союз с другими кланами шиноби. С теми, кто слабее нас, чтобы наше доминирующее положение оставалось неоспоримым.
   - С кем?
   - Абураме и Инузука, как вариант. Первые отличные сенсоры и их жуки способны поглощать чакру. Вторые не только сенсоры и следопыты, но и неплохие боевики. Можно привлечь к союзу еще Хатаке, у них редко рождаются шиноби способные использовать меньше трех стихий, чем они и сильны. Не стоит забывать и про кланы Курама и Кедоин. В общем, я бы постарался привлечь наибольшее количество достаточно сильных кланов или обладающих какой-либо особенностью. Ну и, конечно, в первую очередь нам необходимы Хьюги.
   - Клан Хьюго достаточно сильный для того, чтобы поспорить с нами за лидерство, - спокойно заметил отец, отпивая из чашки с зеленым чаем.
   - Не сейчас, - отрицательно покачал головой я, - Сейчас они сильно ослаблены. А потом, когда они вновь окрепнут.... Да кто им отдаст-то лидерство?
   Таджима лишь кивнул головой.
   - Меня радует, - сказал он, - Что мой сын и наследник стал интересоваться чем-то кроме сражений. И знай, Мадара, что я согласен с твоей оценкой. Клану необходимы союзники. Я уже провел предварительные переговоры с кланом Хьюга.
   Ух ты, я уже начал менять канон? Не припоминаю, чтобы Учиха и Хьюга были союзниками, хотя... это вполне могло остаться за кадром.
   - Мы пришли к согласию с Токумой Хьюга относительно союза. Осталось лишь уладить несколько формальностей. Тут-то в дело и вступаешь ты.
   - Что от меня требуется? - спросил я, не ожидая подвоха от "родного" отца.
   - Мадара, тебе знакомо понятие "династический брак"?
   На левом плече радостно закаркал Эбони.
  
   *
  
   Никогда! - еще одна бутылочка с саке оказалось разбита о стену, - Никогда я не выйду за него замуж!
   Вот уже три дня глава клана Хьюга, Токума Хьюга, мог "наслаждаться" криками старшей дочери. И дернул же его дьявол рассказать о предстоящем браке.... Лучше бы сделал все по старинке: в назначенный день мешок на голову, связанную тушку невесты на спину и вперед - в новый дом. А там пусть у Учих голова бы болела.
   - Он может страшный? Или старый? - продолжала свою гневную речь дочь, - Никогда этому не бывать! Убегу!
   Ближайшие советники Токумы, ставшие невольными свидетелями сцены, устроенной дочерью, всеми силами пытались делать вид, что не видят и не слышат ничего такого. Все-таки подобного никогда прежде не происходило, и как себя вести в такой ситуации никто из них не представлял. А за стенами чуткий слух Токумы различил сдавленные смешки его двух младших дочерей и старшего сына и наследника.
   - Это уже решенный вопрос, - спокойно сказал глава клана, проводит печальным взглядом еще один сосуд с ценной жидкостью, - И Учиха Мадара вовсе не старик и, как говорит молва, вовсе недурен собой. А многие его и вовсе говорят, будто он реинкарнация легендарного Мудреца Шести Путей! Это выгодная партия для...
   - Для кого? - сощурилась старшая дочь.
   - Для тебя и клана!
   - Для клана - возможно, но не для меня! Я выйду замуж только по любви!
   Токума не смог сдержать усталого вздоха. Нет, все-таки поделиться своими планами с дочерью - было глупейшим поступком в его жизни.
   - Пойми, дочь, Хьюга нуждаются в сильном союзнике...
   - Вот ты и выходи замуж за этого Мадару! А мной не распоряжайся! - старшая дочь стремительно вышла из комнаты, по пути разбив еще две вазы.
   "Ну и в кого вот она такая?!" - мысленно обращался Токума к небесам.
   - Сбежать попробует, - сказал один из советников главы клана, знавший старшую дочь Токумы, как облупленную, - И с ее-то навыками может вполне получится...
   - Приставьте ей двух шиноби посильнее, - Токума безуспешно пытался отыскать хоть одну целую бутылку саке.
   Ну, ничего. Через день-два должен прибыть сам "суженный". Вот ему-то и надо побыстрее сплавить невесту и все - союз между Учиха и Хьюга будет заключен. Пусть Мадара сам с невестой мучается. Он вроде сильный, выдержит.
   - Она на днях Хаккешо Кайтен освоила...
   - Пять шиноби, - поправился глава Хьюга.
  
   *
  
   Без меня меня женили - вот как это называется. И это меня просто бесило.
   Еще в прошлой жизни мои друзья и родственники не раз пытались меня поженить - и каждый раз безуспешно. А здесь моего мнения даже не спрашивали, просто поставили перед фактом.
   И, что самое поганое, я понимал пользу моего брака с дочерью главы Хьюга, но.... Это не значит, что я буду к этому хорошо относится.
   Мои возражения были зарублены на корню. Без промедления, были собран отряд во главе со мной, который направили прямо к Хьюгам. В отряд вошел я, Изуна, Юмико и еще десять шиноби: два чунина и восемь генинов. Интересно, это для защиты меня и моей будущей жены или для того, чтобы я не сбежал? А такая мысль у меня проскальзывала. И была она чертовски заманчива.
   Однако, подобный поступок был бы сродни предательству, а нет ничего хуже, чем предательство.
   Поэтому я и бежал сейчас во главе отряда, скача по деревьям. Никаких осложнений не предвиделось, ведь переговоры с Хьюга проходили в строжайшей тайне, но все шиноби были наготове. Ведь как-никак война идет.
   Воронята оказались полезны: сейчас они летали вокруг и играли роль разведчиков. Как оказалось, вороны хорошие сенсоры.
   - Мадара! - неожиданно сверху прямо на плечо спикировал Айвори (голос, к слову, у него был гораздо более "взрослый", чем у Эбони), - В трех километрах на запад группа шиноби!
   - Всем приготовится к бою! - громко отдал я приказ, - Сколько их?
   - Семеро, - хоть ворон и говорил спокойно, но и у него проскальзывало какое-то волнение, - И среди них, кажется, есть раненые. Эбони сказал, что чувствует кровь, да и двигаются они медленно.
   Я лишь кивнул и Айвори вновь взлетел в небо.
   Что ж, посмотрим кого нам судьба послала.
   Неизвестные шиноби нас, похоже, заметили. По крайней мере, при нашем приближении они резко ускорились, явно желая избежать столкновения. Упускать такую добычу было бы глупо, поэтому я и приказал ускориться. Правда, я и не забыл о возможности ловушки.
   К счастью, опасения оказались напрасны и никаких сюрпризов противники не готовили. Ну, опасных сюрпризов - пара простейших ловушек не в счет, их бы и ребенок обошел.
   настигли вражескую группу мы на поляне, где они приготовились дать последний бой.
   Учиха мгновенно взяли в кольцо противников, готовые в любую секунду атаковать - я все-таки надеялся взять пленных и не рисковать понапрасну.
   В кольцо моих бойцов стояли шиноби с символом Сенджу на доспехах. Да и не шиноби это были, а натуральные дети двенадцати-тринадцати лет. Среди них возвышался лишь один, судя по всему командир, которого я мгновенно узнал.
   - Мадара, - сказал он, увидев меня.
   - Хаширама, - не остался я в долгу.
   Вот это, мать его, встреча. И ведь как удобно для меня - сейчас убить наследника Сенджу для меня проще простого. Но тогда война продолжится до полного уничтожения Учиха или Сенджу, ни о каком мире и речи не будет. Но убивать Хашираму уж точно не в моих планах. Все-таки, этот персонаж манги вызывал определенную симпатию твердостью своих убеждений и способностью отстаивать их.
   Сейчас же будущий (а вот это под вопросом) Хокаге приготовился защищать своих подчиненных даже ценой своей жизни. Это определенно достойно уважения.
   А вот действия МОИХ подчиненных - нет. Один из моих шиноби метнул кунай в одного из детей (и мне плевать, что они уже полноправные шиноби это все равно дети). К счастью, я своим кунаем смог отвести удар в сторону. И тут же удостоился удивленных взглядов как от Учих, так и от Сенджу.
   - Не будем впутывать детей, - сказал я, - Разберемся сами, Хаширама. Только ты и я. Пусть твои уходят. Мы их не тронем.
   - Мадара-сан, - попытался что-то сказать один из Учиха, но был прерван мной:
   - Я сказал: пусть они уходят! Мы не станем убивать детей. Если кто-то попытается их атаковать - будет иметь дело со мной!
   Учихи были удивлены, и это мягко сказано. Изуна вообще смотрел на меня, как будто впервые увидел.
   - Спасибо, Мадара, - только и сказал Хаширама, прежде чем отдать приказ своим шиноби как можно скорее уходить к деревне.
   И, что не удивительно, подчиненные Сенджу тоже не желали сразу выполнять его приказ. Здесь вообще кто-нибудь знаком с субординацией?! Пришлось и Хашираме накричать на своих.
   - Идите дальше, я вас догоню чуть позже, - сказал я своим бойцам, когда на поляне остались только мы и Хаширама.
   - Брат, но... - а вот и Изуна начал возмущаться.
   Ну да, с их точки зрения сейчас творится что-то очень странное - наследник клана Учиха не воспользовался шансом уничтожить отряд Сенджу с Хаширамой во главе.
   - Изуна, не перечь мне, - осадил я братика, даже немного чакры выпустил, для острастки.
   Прогнать с поляны шиноби все-таки получилось. Даже Эбони и Айвори предпочли "полетать где-нибудь там", пока я занят. убедившись, что отряд Учиха отошел достаточно далеко, я повернулся к Хашираме, который все это время терпеливо ждал меня.
   - Еще раз спасибо, Мадара. - улыбнулся он.
   Вот что за человек?! Я его, может быть, сейчас убивать начну, а он радуется.
   - Не боишься, что я тебя сейчас убью? - как бы невзначай спросил я, медленно подходя к Сенджу.
   - Я не боюсь смерти, - покачал головой Хаширама, - Я боялся только за своих учеников. Ты со своими людьми легко бы могли их убить, я вряд ли смог бы вас долго удерживать. Но ты этого не сделал. Я всегда знал, что ты не то чудовище, которым тебя представляют другие кланы.
   - Не то, - согласно кивнул я, - Я хуже.
   Мгновенно рванулся к Сенджу и нанес удар кулаком в живот. Конечно, у него там доспехи, но я надеялся их пробить. И зря - броня Хаширамы оказалась не из простых. Вся покрыта еле заметной вязью печатей - явно работа Узумаки.
   Он даже не стал блокировать мой удар и принял его на себя, броню я все равно пробить не смог. И тут же мне пришлось уходить от ответного удара ногой.
   Разрыв дистанции - и в Хашираму летит огромный огненный шар, а следом за ним - шар воздуха. Соединившись, стихия воздуха многократно усилила огонь. Земля под шаром огня мгновенно вспыхнула, а сам он полетел гораздо быстрее. Вот только Сенджу все равно был быстрее - он просто ушел с линии атаки и метнул в меня несколько сюрикенов.
   Это я увидел, благодаря Мангеке, до того, как это произошло и в место ,куда должен был уйти Хаширама, летели уже мои кунаи. Зазвенело железо и кунаи, вместе с сюрикенами, упали на землю.
   А Хаширама уже был рядом, нанося вертикальный удар катаной. Его я смог заблокировать своим камой.
   - Дерешься несерьезно, - усмехнулся я, воспользовавшись секундной передышкой.
   - Как и ты, - вернул ухмылку Хаширама, - В твоих атаках нет желания убить. Проверяешь, стал ли я сильнее с момента нашей последней встречи?
   - Проверяю, - согласно кивнул я, - Стал. Совсем чуть-чуть.
   Хаширама рассмеялся, убирая катану в ножны. Я тоже не стал зря держать оружие наготове и закинул каму за спину.
   - А вот ты стал гораздо сильнее, - сказал Сенджу, вмиг став серьезным, - У тебя изменились глаза. Это ведь Мангеке Шаринган, верно?
   Я лишь кивнул, деактивируя глаза.
   - И какова их цена, Мадара?
   Ах да, Хаширама же знает, ну или подозревает, что для усиления глаз Учиха должен лишиться чего-то очень дорого для себя.
   - Ничего особенного, Хаширама. Цена - всего лишь моя жизнь.
   И ведь не солгал! Я получил Мангеке, когда лишился своей прошлой жизни. А Хаширама пусть голову поломает. Да и прозвучало красиво.
   - Я так полагаю, ты хотел поговорить со мной, - Сенджу вернул свою беззаботную улыбку.
   - Верно. О нашей с тобой мечте. И о том, как нам ее добиться.
   Не успел я ничего понять, как Хаширама просто подлетел ко мне и схватил за плечи.
   - Это правда?! Мадара, ты действительно ХОЧЕШЬ прекратить всю эту бессмысленную войну?!
   Представьте себе ребенка. И представьте, что в один день, в один момент, исполнилась самая большая мечта этого ребенка. И представьте себе радость этого ребенка. Так вот - это лишь сотая доля того счастья и радости, что сейчас я наблюдал на лице Хаширамы.
   - Да, я хочу мира между кланами Сенджу и Учиха. Я хочу остановить эту поганую войну.
   Что тут началось - ужас. Хаширама, казалось, вот-вот взорвется. Кое-как мне удалось его успокоить.
   - Надеюсь, ты понимаешь всю сложность этого? - спросил я, когда Хаширама более-менее был готов к серьезному разговору.
   - Какие могут быть сложности? И ты и я будущие главы своих кланов. Главное, что мы готовы заключить мир!
   - Мы - да, наши отцы - нет. Давай смотреть правде в глаза, ни Таджима, ни Бицума даже не подумают о мире между нашими кланами. А это значит, что пока мы не возглавим своих людей, мира не будет.
   Хаширама перестал улыбаться и задумался. Через несколько секунд он кивнул, соглашаясь с моими словами.
   - И что ты предлагаешь? - спросил он.
   - Нам как можно скорее надо встать во главе клана. Каждый день промедления - это новые убитые и новая ненависть между нашими кланами.
   - Предлагаешь устроить переворот?
   - Вовсе нет. Есть множество способов занять место главы клана при живом главе.
   - Да, если порыться в свитках, что-нибудь найти можно.
   - Вот это и будет наша задача на ближайшее время, Хаширама. Сможем это сделать - и миру между нашими кланами уже ничто не помешает.
   - Я рад, что ты поверил в возможность мира, Мадара, - улыбнулся Хаширама, протягивая мне руку.
   Я пожал ее и, не в силах сдержаться, улыбнулся в ответ. Все-таки умеет Хаширама заражать своей радостью. Очень интересный человек.
  
   *
  
   Мы еще долго говорили, так что с поляны я ушел только ближе к вечеру. Странно, но в компании Сенджу время пролетело буквально незаметно. Хороший он собеседник.
   Мой отряд, скорее сего, уже добрался до деревни Хьюга, а значит мне стоило поторопиться. Как-то невежливо получается - жених опаздывает к своей невесте.
   Добраться без приключений мне не дали - вернувшиеся воронята снова разведывали округу, и снова мне Айвори сообщил о шиноби-одиночке недалеко от меня. Девушке, которая бежала от группы из трех шиноби.
   Ну джентльмен я или не джентльмен? Да и кто знает, может перед окольцованием погулять еще смогу. Секса то у меня не было с самого момента попадания, а к такому воздержанию я непривычен.
   Короче, я и не сомневался, сменяя маршрут своего движения.
   Через десять минут я уже был на дереве, под которым сидела девушка-шиноби. Судя по ее виду, ей пришлось сражаться и сил продолжать бежать у нее не было. А преследователи были все ближе и ближе.
   Спрыгнув на землю, я заблокировал ее удар и, как ни в чем не бывало, спросил:
   - Могу я чем-нибудь тебе помочь, красавица?
   А вот рассмотрев ее лицо, я просто завис. Черные длинные волосы, собранные в косу, серебряные глаза Хьюга и симпатичное лицо. Да и все остальное тело не подкачало - красивое тренированное тело.
   В аниме моим любимым женским персонажем были Хината Хьюга (именно поэтому я и не бежал от брака с Хьюгой). И сейчас передо мной была ее натуральная взрослая копия. Ну, возможно, мне это только кажется, но по-моему повзрослевшая Хината должна выглядеть именно так или примерно так же.
   Девушка же впала в ступор.
   - Помочь? - переспросила она.
   - Да, помочь. За тобой, видишь ли, гонится трое шиноби и очень скоро они будут тут. Ты явно не в том положении, чтобы сражаться. Поэтому я и предлагаю свою помощь. Ты ведь не особо желаешь попасть к ним в руки, верно?
   - Нет... То есть, да, не желаю. Но как ты поможешь?
   - Очень просто - убью твоих преследователей. Но помогу я тебе при условии, что ты не преступница...
   - Я не преступница! - возмутилась девушка, и лжи в ее словах не было, но ее дальнейшие слова меня удивили, - Но не убивай их! Просто выруби! Сможешь?
   - Конечно, - улыбнулся я. Так даже лучше, ведь вблизи деревни Хьюга за девушкой из этого клана явно гонятся такие же Хьюга. Зачем портить отношения с будущими союзниками? А драку и вырубленных шиноби можно списать на ошибку и вообще проще замять, чем трупы.
   - И за что же за тобой гоняться, красавица? - спросил я, все еще любуясь девушкой.
   - Отец хочет выдать меня замуж против моей воли, вот я и сбежала.
   Одному демиургу известно, каких сил мне стоило не расхохотаться.
   Ну, здравствуй, невеста. Хотя, не буду пока огорчать девушку, она же от меня и бежала, как я понял.
   - Изверг, - сочувственно покивал я, - Зовут-то тебя как?
   - Хана Хьюга. А тебя? Ты ведь Учиха?
   Ха, заметила в темноте мой Шаринган.
   - Верно, я Изуна Учиха, - соврал и даже не покраснел, - Но не бойся, я тебя понимаю. И не буду тебя силком тянуть под венец.
   Пока мы мило общались, преследователи наконец-то объявились.
   - Господа, - объявил я вновь прибывшим, - Эта девушка никуда с вами не пойдет.
   Большего им и не потребовалось - шиноби сразу бросились в бой.
  
   *
  
   - Господин, мы.... мы не смогли поймать принцессу, - командир охраны Ханы, в звании чунина, склонился в поклоне, ожидая заслуженного наказания от главы клана Хьюга.
   Действие происходило в зале для приема важных гостей и кроме глав клана за накрытым столом сидели его семья, ближайшие советники и делегация от клана Учиха, за исключением главного действующего лица, самого жениха. Его брат, Изуна Учиха, уверил Токуму, что Мадара прибудет в ближайшее время, якобы он задержался для боя с наследником клана Сенджу....
   Как бы там ни было, за столом так же отсутствовала невеста, которая сбежала как раз после приезда Учих, при этом вырубив двоих своих охранников из пяти. Оставшиеся погнались за ней и Токума не ожидал никаких непредвиденных ситуаций. Трое охранников Ханы вернулись через несколько часов побитые.
   - Как она смогла уйти? - глава Хьюга еле сдерживал ярость. Еще бы - так опозорится перед гостями! - Вы насколько слабы?!
   - Прошу прощения, господин! Ей помогли!
   - Кто? - сердце Токумы пропустило удар. Кто мог помочь его дочери? Ни кто-то из клана это точно. Возможно ли, что ее похитили враги?
   - Какой-то неизвестный Учиха, - ответ шиноби, мягко говоря, удивил всех.
   - Ты уверен?
   - Абсолютно, господин. Мы хорошо рассмотрели его Шаринган.
   - Он был в черной одежде, а за спиной висели кама и деревянный веер? - вмешался в разговор Изуна, заподозривший нехорошее.
   - Да, - шиноби был удивлен, но быстро справился со своими чувствами.
   - Там случайно рядом двух воронов не летало?
   - Я видел одного. Он громко каркал после того, как Учиха крикнул ,мол, он, Изуна Учиха, не отдаст такую красавицу своему брату и похищает ее.
   Настоящий Изуна, не выдержав, тихо рассмеялся.
   - Вы объясните, что происходит, Изуна-сан? - сердито спросил глава Хьюга, у которого уже голова начала болеть от непонимания происходящего.
   - Противником ваших шиноби и, соответственно, похитителем принцесса был мой брат, Мадара. Видимо, он наткнулся на Хану-сан по дороге в вашу деревню и по какой-то непонятной причине решил разыграть сцену ее "похищения". Ну, или "спасения", раз сама принцесса не горела желанием возвращаться домой.
   Токума мгновенно все понял, и его лицо расплылось в улыбке.
   - Это же замечательно! - весело сказал он, - Вы приехали сюда, чтобы забрать невесту вашего брата в деревню клана. Хана, как мы выяснили, у вашего брата, а значит ваша миссия выполнения. Дальнейшее - головная боль Мадары-сана и ваша, Изуна-сан. Не забудьте сообщить мне о дате проведения свадебной церемонии.
   - Подождите, вы что, никого не пошлете на их поиски? - спросил Изуна.
   - Конечно, нет! Зачем? Я уверен, Мадара-сан в силах защитить мою возлюбленную дочь и свою невесту. А их поиск уже ваша забота.
   Улыбка Токумы уже давно не была такой широкой. Изуна же сидел, как громом пораженный. И ведь формально все было верно: брат невесту получил и, соответственно, забота о ней теперь на плечах Учиха. Явится без них обоих обратно в клан, Изуна не мог. Значит, следовало их искать и ловить. А вот это могло стать большой проблемой, особенно учитывая способности Мадары. ведь если он захочет, они могут долго гонять его по всей стране Огня и так и не поймать. Да и кто знает, что у него на уме?! И ведь плевать ему на возможную опасность!
   Да и отец недвусмысленно намекнул, что при бегстве Мадары от брака отправившихся с ним не ждет ничего хорошего.
   - Саке? - играя роль гостеприимного хозяина, предложил Токума Изуне.
  
   *
  
   - И что значит "похищаешь"? - наигранное возмущение в голосе девушки явно различимо.
   - Ну, ты же не хочешь замуж? Значит, я тебя похищаю - и никакой свадьбы не будет, - кое-как объяснял я, ехавшей у меня на спине Хане, - Будем надеяться, Мадара не бросится сразу же в погоню, и мы сможем уйти достаточно далеко.
   - Но ведь это бессмысленно, да? - в голосе девушки теперь была слышна грусть, - И меня все равно рано или поздно заставят выйти за него....
   - Выше нос, принцесса, - улыбнулся я, стараясь приободрить загрустившую принцессу, - Клянусь, ты не выйдешь за Мадару, только если сама того не захочешь.
   - Зачем ты все это делаешь? Ты ведь впервые меня видишь, а идешь против своего клана и брата...
   - А может ты мне понравилась и я влюбился с первого взгляда?
   Хана ничего не ответила. И хоть Шаринган не дает обзора на триста шестьдесят градусов, но я готов поклясться, что она покраснела!
   - Спасибо, - только и сказала она, прижавшись сильнее к моей спине.
   Через пару часов мы вышли к большой таверне, стоящей на торговом тракте. Внутрь нее меня в первую очередь манил голод и запах жаренного мяса, которое я очень люблю, но которого давно уже не ел. Да и Хана, суд по бурчанию в животе, была не прочь подкрепиться.
   - Поедим и переночуем здесь, - сказал я ей, спуская со своей спины, - А утрам отправимся дальше.
   - Куда?
   - Куда ты захочешь. Весь мир к твоим услугам.
   Хана улыбнулась, и в глазах у нее зажегся огонь веселья.
   - Ни разу не была в столице.
   - Тогда туда и отправимся.
   Столик для "уважаемых шиноби" нашелся быстро. К счастью, кроме нас в зале не было ни одного шиноби. Были только несколько торговцев со своей охранной, да пара подозрительного вида личностей, не внушающих доверия. Но не шиноби точно, просто преступники, скорее всего. Влетевшие следом воронята особого удивления не вызвали. Наверное, не редко тут появляются шиноби с животными, вроде членов клана Инузука или Абураме.
   Заказ наш принесли на удивление быстро. С пылу-жару, и даже не отравленный. Хану я смог уломать на "по чуть-чуть саке". Как оказалось, прежде принцесса не пила ничего алкогольного и было довольно забавно наблюдать за ее первым разом в этом деле. Воронята наслаждались сырым мясом, а мы жаренным.
   Еду мы разбавляли беседой. Я расспрашивал Хану о ее жизни, она меня - о моей.
   Выяснилось, что среди Хьюга Хана одна из сильнейших куноичи. Вот только ее всю жизнь угнетала чрезмерная забота окружающих о ней. По ее словам, даже ее спарринг-партнеры боялись ненароком сделать ей больно, что превращало спарринги в фарс. И как ни пыталась Хана это искоренить, ничего не выходило. Сражаться ее, ясное дело, не отпускали. Принцесса же! И это жутко бесило девушку, которая унаследовала характер своей бабушки, которая по слухам была настоящим бедствием для врагов на поле боя.
   Последней каплей для Ханы было известие о выдачи ее замуж за неизвестного ей Мадара Учиха. Нет, обо мне она, конечно, слышала, как и любой иной шиноби. Но не более того. Тогда-то она и решила сбежать и посмотреть мир.
   Могу ее понять. И без ее рассказа мне было понятно, что в ней горит натуральный огонь (что, кстати, нетипично для спокойных и расчетливых Хьюг). И запирать этот огонь в клетке, пусть и золотой, - глупость.
   Рассказал я и о себе, с некоторыми поправками. В общем, душевно посидели. Хана была интересной девушкой и собеседницей.
   Комната для нас нашлась мгновенно, но только одна. Хозяин все порывался отдать нам свою личную комнату, но мы вежливо отказались. Поместимся и в одной, мы же не Акимичи.
   Подвыпившим состоянием Ханы я не воспользовался, хотя мог бы, да и весь организм просто требовал сделать это. Но.... что-то останавливало. Может, я и вправду влюбился? Кто знает.
   Заснул я гораздо позже Ханы, слушая в темноте ее размеренное дыхание.
  
   *
  
   Проснулся я раньше Ханы. Решил ее пока не будить и занялся осмотром своего инвентаря. Забавно, что благодаря пространственным свиткам, жизнь в этом плане превращалась в натуральное РПГ - мой "карман" был ограничен лишь количеством свитков. А в них самих влезало очень и очень много.
   К сожалению, я не рассчитывал на долгое путешествие, а внутреннего боевого хомяка я пока еще не вырастил. Моя нехитрая поклажа ограничивалась пол сотней взрывных печатей, небольшим запасом кунаев, плюс кое-какая еда и медикаменты, в том числе и стимуляторы. Не много, но зато денег было в достатке. И, в принципе, два шиноби быстро могут заработать еще.
   Закончив с осмотром содержимого свитков, я спустился на первый этаж, чтобы заказать нам с Ханой завтрак и умыться. До ванных комнат в номерах тут еще не додумались.
   Внезапно, пришла в голову мысль, что неплохо было бы научить Хану Расенгану. Как этот шарик из чакры делать я хорошо помнил, но сам его создать никогда не пробовал. А зачем он мне? Все равно Учихи лучше работают на средних и дальних дистанциях, да и сам я ближний бой не особенно люблю. Так что мне разработка Четвертого Хокаге без надобности. А вот Хьюги, которые как раз специалисты ближнего боя, таким заинтересуются.
   Решено, объясню идею Расенгана Хане, пусть учится. Выкуси, Минато, в этой реальности шиш тебе, а не изобретение шарика.
   Когда я вернулся в обеденный зал, Хана сидела за столом и уже поглощала завтрак. И, что самое удивительное, умытая и чистая. И как, спрашивается, она успела раньше меня? Просто все стереотипы мне сейчас поломала. Впрочем, мне же и лучше, раз не придется ее ждать по несколько часов.
   - Ты не шутил? - спросила меня девушка за едой.
   - Смотря насчет чего.
   - Насчет того, что мы отправимся в столицу.
   - Нет, не шутил. Я и сам не прочь там побывать. Себя показать, других посмотреть. Надоело мне сидеть в деревне Учиха, душа приключений жаждет.
   Хану такой ответ полностью устроил, и она вернулась к пище.
   Закончив с завтраком, я расплатился за все с хозяином таверны, и мы отправились в путь. Правда, через какое-то время пришлось возвращаться в таверну и покупать карту, так как ни один из нас дороги до столицы не знал.
   Путь наш проходил спокойно - немногочисленные бандиты сами удирали с нашего пути. Кое-кого мы даже ловили и сдавали живьем властям местных деревень и городов за вознаграждение. К моему удивлению, идею Расенгана Хана поняла мгновенно. И уже через неделю тренировок у нее начало кое-что получаться. Хьюга была поражена относительной простотой техники, ведь это была просто чакра и требовала она всего лишь хорошего контроля! А уж чем-чем, а этим Хьюги всегда славились. Хана даже грозилась всего за месяц в совершенстве овладеть Расенганом. Ну, посмотрим.
   Пожалуй, самым интересным были беседы с Ханой. Я стремился как можно лучше узнать свою возможную жену и, разумеется, понравится ей. И это у меня, кажется, даже получалось.
   - Чего ты хочешь достичь в жизни? - спросил я как-то у девушки, в один из вечеров в лесу, когда мы грелись у костра.
   Хана задумалась и пребывала в этом состоянии примерно пару минут.
   - Хочу стать самой сильной куноичи в мире, - медленно сказала она, видимо ожидая, что я вот-вот рассмеюсь.
   - Хорошая цель, - кивнул я, даже не собираясь насмехаться.
   - А еще, найти своего любимого человека, выйти за него замуж и родить много детей, - внезапно выпалила слегка покрасневшая девушка.
   Вот тут я уже не смог сдержать улыбки, за что и получил немедленно по голове веткой.
   - Не смей смеяться! - прикрикнула Хьюга, еще больше краснея.
   - И не думал, - честно ответил я, - Ты просто мило краснеешь.
   Как-то само собой получилось перехватить ее руку, занесенную для удара.
   И как-то само собой я притянул ее к себе.
   В общем, в ту ночь как-то само собой все получилось, я такого точно не ожидал.
  
   *
  
   Я медленно делал надрез на руке моей жертвы. Ведь для того, чтобы снять кожу с руки нужна особая аккуратность и спешка тут точно ни к чему. И меня позабавило, что пленник стойко перенес это. Он даже не пикнул, даже когда я снимал саму кожу с его руки. А ведь мне так хотелось услышать его крик.
   И пленник все-таки закричал, когда я щедро посыпал открывшуюся плоть солью. Старый прием палачей, всегда безотказно срабатывает.
   - Я тебе ничего не скажу! - закричал пленник когда первая волна боли утихла.
   - И что же ты мне собираешься не говорить, Наруто? - "героизм" шиноби меня изрядно веселил, - Какой такой ценной информацией ты обладаешь? Не утруждай себя, я сам отвечу: никакой. Открою маленький секрет: мне от тебя ничего не нужно. Я просто хочу, чтобы ты страдал.
   Я оставил в покое руку Узумаки и подошел к следующему своему "гостю". Точнее, гостье.
   - Но физическая боль - это ничто, верно, Наруто? Гораздо хуже для тебя видеть страдания твоих друзей.... Как же она похожа на нее.... Наслаждайся зрелищем.
   - Не смей ее трогать, ублюдок! Я убью тебя!
   - О, да вы, похоже, не просто друзья, а? Начну я, пожалуй, с ее прекрасных серебряных глаз...
   Крик отчаянья Узумаки был для меня слаще всякой музыки.
   А потом я проснулся, только каким-то чудом не закричав. Пять минут мне потребовалось, чтобы привести мысли в порядок. И, опять же каким-то чудом, я смог не разбудить Хану.
   Мне не первый уже раз снилось... подобное - просто ужасающие по реалистичности сны, которые я помнил даже после пробуждения до малейшей детали. И начались они как раз после той отравы, что дал мне Старейшина воронов.
   И я понятия не имел, обычные ли это сны или видения будущего. Если второе, то мне лучше прямо сейчас себе кунаем кишки выпустить. В этих.... "снах" я всегда либо кого-нибудь пытал, либо сражался, либо хоронил.... живьем. Короче, натуральные ужасы со мной в главной роли. И все происходящее во сне мне доставляло просто дикую, безумную радость.
   И это просто сводило с ума.
   Надо будет поговорить об этом с Старейшиной. Если он говорил правду и вариантов будущего бесчисленное количество, то почему я вижу только плохое?
  
   *
  
  
   "Столица поражала своим великолепием" - так обычно начинают описание столичного города в большинстве художественных произведениях.
   Увы, но к моему случаю это не относилось. Столица страны Огня была.... мягко говоря, не совсем чистой и больше походила на огромный свинарник, чем на город.
   По узким улочкам сновало огромное множество людей. Самые ушлые умудрялись прямо на ходу что-то впаривать прохожим. И, конечно, повсюду грязь, гарь и непередаваемая вонь. Лучше бы в деревне остался, там хоть воздух чище.
   А вот Хана была в восторге и с живым интересом рассматривала все вокруг. Ну, в принципе, ее можно понять. Это я видал города гораздо лучше в своем мире, а она-то нет.
   Со стражниками на воротах проблем не возникло. Хорошо, что я заранее одел накидку с символом клана. Стражники его узнали и чуть ли не с поклонами пропустили нас в город, даже "забыв" про "пошлину", которую успешно собирали со всех входящих (и с некоторых выходящих, к слову).
   - Куда сначала пойдем? - спросил я без особого энтузиазма.
   - На рынок!
   Один, прошу тебя, умоляю и заклинаю всем святым и молотом Тора в частности, пускай хоть в этом мире меня избежит проклятие "шопинга"!
   Идти мы решили просто по улицам, как обычные люди. Все-таки не стоит чересчур выделяться и бегать по крышам, как это принято у шиноби. Мало ли кто заметит. Хоть столица и считалась нейтральной территорией и любые конфликты шиноби здесь жестоко пресекались дайме, но я бы на месте противников обязательно рискнул благосклонностью феодала ради захвата Учихи и Хьюги, да еще и с таким положением в собственных кланах.
   Рынок был... типичным рынком. На нем стоял такой шум, что я даже собственных мыслей не слышал. Эбони, засранец этакий, этим пользовался и летал над головами людей, что-то выкрикивая. Наверняка изощренные оскорбления. И дернул же меня бес ему рассказать про троллинг и троллей. Рядом с черным кружил Айвори и вел он себя куда как более пристойно. Ну, разве что с лавки чего-нибудь "случайно" утащит, пока владелец не следит, да кинет это случайному прохожему, находящемуся рядом. Если владелец замечал пропажу и, соответственно, того, кому не посчастливилось поймать украденную вещь, то Айвори садился неподалеку и с интересом следил за развитием событий. Надо было их Толстым и Тонким назвать.
   Мы же с Ханой ходили между лавок и рассматривали их содержимое.
   - Красавица, смотри какое ожерелье, прям под цвет твоих прекрасных глаз! Как для тебя делали! - кричали с одной стороны Хане.
   - Да кому нужны твои вшивые ожерелья, ишаками сделанные и всем богами проклятые! - кричали с другой стороны, - Девушка, красавица, смотри лучше какие кольца!....
   - Воин! Вай, какой сильный, статный! Купи меч! Хороший меч, у одиннадцати великих самураев был! Ни одного не подвел, всех во сне убили....
   Даже грозные взгляды, полные обещания всех земных и небесных кар, не помогали. Торговцам было наплевать на опасность, когда они чуяли прибыль. Матерые купцы (а другие на столичные рынки просто не попадали) даже умудрялись уворачиваться от моих "случайных" толчков.
   Хана еще долго таскала меня по рынку, пока сама не утомилась. А потом мы пошли искать ночлег. И нашли не только приличное жилье, но и некое подобие средневекового ресторана, что было весьма кстати.
   - Хана, есть кое-что, в чем я должен тебе признаться, - сказал я, когда мы уже устроились за столом и нам принесли заказ.
   - Дай угадаю, - прищурилась девушка, рассматривая меня, - Ты не Изуна Учиха, так? Ты Мадара.
   А я великолепный актёр, оказывается. Надо было в театральный идти.
   - Давно знаешь?
- Подозревала с самого начала, - равнодушно пожала плечами Хана, - Недавно только все сомнения отпали. Думаешь, я не узнала о своем потенциальном женихе все, что только можно было?
   - Тогда почему сразу не разоблачила?
   - Не была уверена, что ты действительно Мадара. Да и не вписывался подобный поступок в тот портрет, что я успела составить. А потом поняла, что на портрет Изуны твои поступки ложатся еще хуже, чем на твой.
   Мда, возомнил себя Штирлицом. Но вроде бы с дикими воплями она убегать не спешит.
   - И что теперь? - осторожно спросил я.
   - Ты обещал мне путешествие туда, куда я захочу, - Хана безмятежно улыбнулась, - И, надеюсь, ты держишь свои клятвы.
   - Насчет того, что ты выйдешь за Мадару только, если сама захочешь? Все в силе.
   - Вот и хорошо.
   Девушка быстро перегнулась над столом и поцеловала меня. Это радовало. А вот кунай, приставленный к моему горлу - не очень.
   - Еще раз попытаешь меня обмануть - убью, - совершенно серьезно сказала она.
   Мне оставалось только кивнуть. В тот же миг кунай исчез, и Хана вновь была безмятежной и веселой.
   Я вот подумал, а оно мне надо - жениться на такой боевой? Только, кажется, выбора у меня теперь еще меньше, чем было раньше.
  
   *
  
   В общей сложности, о стране Огня мы пробегали два месяца. Постоянный "хвост" из брата и отряда Учих только добавлял веселья.
   Но всему хорошему приходит конец. Просто в один день мы с Ханой решили, что хватит бегать и пора вернуться в реальность, в которой до сих пор идет война между кланами.
   Брат был очень "рад" меня видеть. Насколько рад, что сразу же попытался меня убить. И мы неплохо размялись, пару раз он даже почти достал меня. Но я смог объяснить ему ситуация и причины, по которым я поступил так, как поступил. Все-таки, тело у меня молодое. А молодым свойственно совершать глупости и авантюры.
   Брат понял, что было и не удивительно. Но до самой родной деревни он не спускал глаз ни с меня, ни с Ханы.
   Отец был "рад" нас видеть еще больше, чем Изуна. Обошлись без мордобоя, но тяжелый разговор мне вынести пришлось.
   - В чем причина твоего поступка? - спокойно, без единой эмоции, спросил меня глава клана, когда мы остались с ним наедине.
   - Я хотел получше узнать свою будущую жену перед свадьбой. И добиться ее собственного желания выйти за меня, по своей воле, а не по указу родителя.
   Отец кивнул, не став расспрашивать подробнее.
   - Почему ты не убил Хашираму Сенджу?
   Здрасте, приехали. Вновь и вновь старик меня удивляет своими вопросами. Впрочем, этого вопроса следовало ожидать.
   - Не смог, он силен, - поверь мне, поверь мне, поверь мне....
   - Ты упустил возможность атаковать превосходящими силами. Ты остался с ним один на один. Обычно встретившись с ним на поле боя, ты дрался до конца, до полного истощения сил. Но в этот раз ты пришел к Хьюгам достаточно сильным, чтобы победить их шиноби и сбежать. Отсюда можно сделать вывод, что ты лжешь - ты не сражался с Хаширамой всерьез. Ты не хотел убить врага своего клана!
   Плохо, очень плохо. Таджима даже потерял контроль над эмоциями и повысил голос. А значит, он действительно взбешен и дело может перейти к рукоприкладству.
   - Я не посчитал нужным его убивать, - я изо всех сил старался сохранить спокойствие перед надвигающейся бурей.
   - Объяснись!
   - Мне надоела это дурацкая война из-за какой-то мифической вражды между сынами Рикудо. Мне надоело, что мой клан ежедневно теряет людей в бессмысленных сражениях. Мне надоело, что из-за упрямства стариков погибают молодые. Я хочу мира.
   Старик все-таки ударил. Я не счел нужным уклоняться и пожалел об этом - от удара меня откинуло на метр, бить отец умел.
   - Щенок! - рычал он, поднимаясь на ноги, - Ты хочешь мира с врагом?! С врагом, который убил стольких наших близких?! Сенджу убили твоих братьев!
   - А скольких убили мы, отец? - я тоже встал, упорно сохраняя спокойный тон, - И сколько еще должно умереть в этой бойне?! Мы убиваем их детей, они - наших.... Снова и снова. Не пора ли остановиться?! Или мы придем к тому, что ни Учих, ни Сенджу не останется в этом мире!
   - Пусть лучше так, чем заключать с ними мир!
   Не могу сказать, что я не понимал Таджиму. Скольких детей он потерял? Четверых, братьев, которых Я даже не знал. А скольких из Учих он похоронил? Не удивительно, что Сенджу для него навсегда кровные враги. Но я не могу позволить его горю и дальше вредить клану. Я помню канон, и знаю, к чему приведет противостояние с Сенджу.... И я не имею права этого допустить!
   - Отец, послушай меня. Дальнейшая война только ослабит нас....
   - Заткнись! Убирайся! Ты мне больше не сын!
   Что ж. Очень жаль, что все вышло именно так. Я такого точно не хотел.
  
   *
  
   Сразу после разговора с отцом (отцом ли уже?), я отправился прямиком к Юмико. Сейчас мне как никогда нужна была СИЛА. И чем больше, тем лучше.
   Навыки куноичи уже позволяли сделать пересадку глаз. Значит, пришло время обрести следующий уровень Шарингана.
   - Мадара, что случилось? - взволнованно спросила Хана, когда я ввалился в дом.
   Изуна и Юмико так же присутствовали.
   - Потом, все потом, - отмахнулся я, - Юмико, ты можешь пересадить нам с братом глаза? Мои ему, его - мне.
   - Думаю, да, - неуверенно протянула девушка.
   - Юмико, мне нужно, чтобы ты сделала это прямо сейчас! Судьба клана зависит от этого. Сколько это займет времени?
   - Два часа на операцию, часов десять на полную адаптацию.
   Черт, не мало. Ладно, будем надеяться, что за это время отец ничего не предпримет. Я очень рассчитывал, что он не пошлет сразу же за своим сыном карательный отряд с заданием уничтожить.
   - Тогда начнем немедленно.
   В силу специфики пересадку глаз приходилось вести без усыпления.
   Ощущение, когда тебе удаляют глаза.... весьма специфические. Не то, чтобы больно, но весьма неприятно.
   - Вкусняшка!
   - Эбони, выплюни, это не твое!
   - Кар!
   - Айвори, верни глаз!
   Закончат операцию - спалю воронят к черту. Нашли время шутить, я и так весь на нервах.
   - Ну вот, операция прошла успешно, - усталый, но довольный голос Юмико был, как бальзам на сердце.
   Еще десять долгих часов, отец. И тогда я сделаю, что должен.
  
   *
  
   Долгая, длящаяся много поколений, война устанавливает особые стандарты и традиции. К примеру, в клане Учиха глава должен быть самым сильным шиноби. Это и понятно - постоянные сражения и необходимость вести за собой людей.... Слабый глава продержится не долго.
   И была одна интересная традиция - достаточно сильный шиноби мог бросить вызов главе клана. Победитель получал все, проигравший - все терял.
   Именно к этой традиции я и хотел прибегнуть, заставив Юмико пересадить мне глаза брата. Вечный Мангекё Шаринган не оставит и шанса Таджиме Учихе на победу.
   Но видит Высшая Сила, я не желал этого. Власть в клане я хотел взять более "мирным" путем - уж точно без сражения с отцом. Но.... не получилось. вот что мне стоило соврать насчет Хаширамы?! Увы, все мы задним умом крепки.
   Ладно, не время для соплей и терзаний. В конце концов, мое дело правое, ведь так?
   С активированным Шаринганом, я вышел в центр деревни, привлекая к себе внимание окружающих шиноби.
   - Я - Мадара Учиха! - закричал я так, чтобы меня все услышали, в особенности мой отец, - И я вызываю на бой Таджиму Учиху за место главы клана!
   Невольные зрители были.... ошарашены. Много времени прошло с тех пор, как место главы было занято именно через поединок.
   - Брат, что ты делаешь? - ко мне подбежал Изуна и попытался увести обратно в дом.
   - Не мешай. Я делаю все правильно.
   - Да, Изуна, не мешай нам, - отец, как я и подозревал, не заставил себя долго ждать, - Этому щенку давно пора показать его место!
   - Принимаешь ли ты мой вызов, отец?
   - Принимаю. И я тебе не отец.
   Вокруг нас тут же образовалось плотное, но довольно большое, кольцо.
   - Перейдем за пределы деревни, - предложил Таджима, осматривая толпу.
   - Нет, все закончится быстро.
   - Наглого щенка я воспитал, - Учиха сплюнул на песок, - Не думай, что Мангекё Шаринган обеспечит тебе победу! Опыт и умение тебе никакой Шаринган не даст!
   - Ты недооцениваешь силу этих благословенных глаз....
   Он ошибался. Он думал, что опыт и его собственный Шаринган помогут ему противостоять мне достаточно для того, чтобы нанести удар.
   Он ошибался и без страха смотрел прямо мне в глаза.
   Он ошибался, если считал, что я буду его жалеть и не ударю сразу же в полную силу.
   Цукуёми.
   Через три секунды я вернул отца в реальный мир. Для зрителей все выглядело странно - вот мы стоим, и вот уже глава клана без сил валится на землю.
   Таджима был силен и не сошел с ума. Но в ближайшую неделю он уже был неопасен.
   Оставалось самое неприятное.
   Я достал из-за спина кама и подошел к лежащему отцу. Он все еще был в сознании и смотрел на меня. Странно, но в его взгляде я не уловил ненависти. Только горечь и разочарование. И это было в тысячи раз хуже.
   "Я должен".
   Мою занесенную руку остановил Изуна.
   - Брат, не делай этого! - закричал он мне в лицо, - Ты победил, ты глава клана! Никто не оспорит твоей власти! Но пожалуйста, ради меня - не убивай нашего отца!
   Изуна.... Ты слишком добрый.
   Со стороны я, наверное, выгляжу как последний поддонок, понявший руку против отца.... И ведь как им объяснить, что это я делаю не ради власти, а ради них всех?
   Но оружие я опустил. Не только потому что внял словам брата. Но еще и потому что вспомнил другого себя, из своих снов. Того, кто без сомнений и сожалений убивал сотни и пытал десятки. Таким я становится точно не хочу.
   Изуна первым опустился на колено и склонил голову, признавая мое превосходство... и мою власть. Потом это же сделал Юмико. А следом и все остальные Учихи.
   На ногах остался только я, новый глава клана Учиха, Мадара Учиха. Надо бы радоваться....
   Вот только почему я чувствую только блядскую пустоту?
  
   *
  
   Хоть я был теперь главой клана, но оставалось еще много проблем. Главной из которых был все еще живой отец. Не могу точно сказать, почему я его не убил. Наверно все-таки из-за Изуны, ведь я стал по-настоящему воспринимать его как брата. И человека ближе мне в этом мире нет. Разве что Хана становится мне все дороже и дороже, но брат все равно на первом месте.
   Да и нет у меня желания становиться тем ублюдком, которого я наблюдал в своих видениях.
   У отца оставалось еще много сторонников. Но были и плюсы - за слабым из Учих никто не пойдет. Люди моего (теперь полностью моего) клана уважали силу и стремились к ней на протяжении десятилетий, если не столетий. Проигравшие слабаки оставались за бортом.
   Проигрыш отца должен был лишить его львиной доли поддержки, но не всех. И оставшихся верными отцу должно было хватить для саботажа моей работы с кланом. Именно поэтому всю последующую после сражения ночь я размышлял над тем подсылать ли к обессиленному отцу убийц или все-таки нет.
   Ничего так и не решив, я решил поговорить с поверженным главой лично.
   Отец, как и ожидалось, лежал на кровати, будучи не в силах встать.
   - Пришел позлорадствовать? - с усмешкой спросил он, не выказывая никаких признаков страха передо мной.
   - Нет, просто поговорить.
   - И о чем же нам говорить? Ты победил, вся власть твоя.... Надеюсь, ты счастлив. И теперь с этой властью ты хочешь привести клан к миру с нашими врагами!
   - Я думал, - медленно сказал я, - что ты уже осознал силу моих глаз. Они сильны не только в бою - я вижу то, что тебе недоступно. Будущее. И весьма плачевное будущее для нас, если не сойти с пути бессмысленной войны. И я стараюсь этого не допустить.
   - И что ты от меня хочешь? Чтобы я тебе помогал? Этого никогда не будет.
   - Твоя помощь мне не нужна. Ты стар и слишком закостенел в своем упрямстве, чтобы видеть то, что вижу я. И чтобы помогать мне. Все, чего я хочу - чтобы ты мне не мешал.
   - Я больше не глава клана, я ничем не могу помешать тебе.
   - Неужели? В клане еще много тех, кто остается верен тебе.
   Отец ничего не сказал. Да и не надо было ничего тут говорить - и так все понятно.
   - Я запрещаю тебе встречаться и общаться с кем-нибудь из твоих сторонников и вообще с кем бы то ни было. Я запрещаю тебе участвовать в сражениях и выходить на миссии. Я запрещаю тебе выходить с территории этого поместья. Все письма, которые ты напишешь, будут тщательно проверяться. За каждым твоим шагом будут следить люди, приставленные мной. Если я хотя бы заподозрю, что ты что-то замышляешь.... Хотя бы малейший намек - и я тебя убью в тот же момент.
   - И что же мне прикажешь делать?!
   - Тут есть садик - ухаживай за ним. Займись икебаной. Или рисуй. Мне не важно. Считай это почетной пенсией.
   Не тратя больше слов, я встал и вышел из комнаты.
   Конечно, было не рационально тратить бойцов на охрану отца и наблюдение за ним, но.... Да ладно, вдруг он еще пригодиться.
   Остается только надеется, что я не пожалею о своей "доброте".
  
   *
  
   Бумажная работа - проклятие любого руководителя коллектива больше трех человек.
   А у главы клана этой бумажной работы просто завались. И хорошо, что опыт работы именно с бумаги у меня огромный.
   И, что самое интересное, больше половины всех "бумажек" были доносами. Нет, я ничего не говорю - доносы для правоохранительных органов, да и для меня сейчас, это очень хорошо и здорово.
   Пожалуй, доносы - это одна из тех инициатив, которые надо поощрять среди населения. Ведь благодаря ним значительно облегчается работа соответствующих товарищей....
   Но доносы в стиле: "Считаю своим долгом сообщить, что уборщик улиц является замаскированным Хаширамой Сенджу. Прошу принять меры. Анонимный доброжелатель", просто бесили.
   Так же на мой стол ложились все разведданные, полученные нашими умельцами и стукачами. В частности, мне приглянулась информация о том, что Хаширама Сенджу уже почти глава клана. Его отец был серьезно ранен в бою с Учихами и поэтому начал потихоньку передавать все полномочия наследнику. По заверению аналитиков, осталось полгода-год до полной передачи власти Хашираме. И это радовало.
   Конечно, ситуация с Таджимой меня кое-чему научила - не все Учихи обрадуются миру с Сенджу. И с этим следовало что-то делать. Как вариант - заключить перемирие и вместе выступить против кого-нибудь третьего. Клан Хагоромо подходит для этого просто идеально - враждуют и с Учихами и с Сенджу, и даже не думают о заключении мира. Объявили всех остальных плесенью у своих ног и сражаются на всех фронтах. Ну, просто идеальные кандидаты на роль "мирового зла"! Надо только им немного помочь и создать образ всеобщего врага.
   Но это немного позже. Сейчас были и более насущные вопрос.
   И в первую очередь это было создание своего собственного, полноценного отряда. В него, разумеется, вошли Изуна и Юмико. Третьим членом стал известный мне по канону Учиха Кагами. Всех остальных я набрал из тех, с кем мне довелось сражаться плечом к плечу в прошлые годы. Разумеется, брал я только тех, кто был предан и верен лично мне. Каждого кандидата я проверял лично, так что в своих людях я мог быть уверен если не полностью, то процентов на пятьдесят точно.
   После долгих уговоров в отряд так же вошла и Хана.
   Тренировки взял на себя Изуна и за это я был ему бесконечно благодарен, так как обязанности главы клана съедали просто нереально много времени.
   Второй насущной проблемой была свадебная церемония. И тут я почти сразу же отдал все на откуп Хане - пускай сама этим занимается и меня не допекает всякими глупостями. Невеста мне попалась умная и быстро смекнула, что злого и усталого меня не интересует какого цвета будут цветы в третьей корзине пятого гостя.
   Вот так в делах и заботах и подошло время моей свадьбы.
  
   *
  
   На свадьбу приехали многие Хьюги. В их числе и отец Ханы, разумеется. В первый раз я с ним встретился лицом к лицу. Хотел даже извиниться за "похищение" его дочери, но он вовсе не был в обиде. Так же мне с Токумой удалось поговорить наедине. Его в первую очередь интересовал союзнический договор в связи со сменой главы Учих. Пришлось заверить отца Хана, что отказываться от союза я ни под каким предлогом не намерен. Успокоил старика, так сказать.
   По-настоящему я жалел, что не мог пригласить на свадьбу Хашираму. И не только от симпатии к этому шиноби - мне еще хотелось посмотреть на лица окружающих, если бы он заявился в качестве моего гостя.
   Отец, как ни трудно догадаться, отказался присутствовать. Так что у меня из семьи был только брат и мать.
   Меня нарядили в традиционные одежды - черное кимоно, черная куртка хаори, брюки хакама. Невеста же к храму пошла в белом кимоно. Как мне успели объяснить, она еще сменить свой наряд непосредственно после принесения клятв верности.
   Что я могу сказать о самой церемонии? Скучно, ужасно скучно. Священник и жрица, проводящие свадьбу, читали какие-то молитвы, на которые мне было плевать - я вообще атеист.
   Пожалуй, самым интересным был обмен с невестой специального, священного саке. Небольшое количество алкоголя заметно прибавило настроения, хотя я и так не ходил хмурым. Возможно мне показалось, но Токума в этот момент смотрел на меня с завистью. Видимо главе Хьюг и самому было скучно и он был бы не против пропустить по парочке чашек саке. Чувствую, мы с ним сработаемся.
   Наконец, мы вместе с Ханой произнесли традиционную клятву и подписали соответствующий свиток.
   Из храма мы выходили организованной толпой. Я, как глава новой семьи, шел впереди - Хана сзади, признавая мое главенство.
   А дальше наши пути ненадолго разошлись - Хана с подружками быстро пошла переодеваться, а я и остальные гости направились в специально подготовленный к празднику зал.
   Хана вернулась быстро уже в цветном кимоно, согласно традициям. Интересно, что никакого обмена кольцами не было и в помине. И это хорошо, я не особо люблю всякие украшения и никогда ничего не носил, кроме личного жетона.
   Когда уже жена присоединился ко мне за столов, началась самая неофициальная часть - поздравления, тосты и прочие атрибуты праздника.
   Странно, но я вовсе не чувствовал, что потерял свободу. Скорее на душе было как-то спокойно и умиротворенно. Все-таки было приятно осознавать, что наша свадьба - это наш с Ханой выбор, а не навязанная необходимость.
   От поздравлений гости плавно перешли к подаркам. И самым ценным из них, по моему мнению, был подарок Токумы.
   Хьюга смог меня удивить и в качестве дара преподнес доспехи красного цвета, хорошо знакомые мне по канону. Именно в таких рассекал Мадара большую часть истории.
   Доспех был настоящим произведением искусства - металлические пластины, покрытие лаком и обернутые в кожу, и все это идеально подогнано друг другу и покрыто вязью печатей на внутренней стороне. Я был дилетантом в печатях, но и я смог распознать работу настоящего мастера. Возможно, эти доспехи сделали Узумаки - создание подобных артефактов приносило им неплохой доход.
   К слову говоря, я и сам собирался уже искать подобную броню, но Токума избавил от подобной необходимости. Удружил.
   Мне, разумеется, тут же захотелось примерить обновку, но я смог сдержаться - не поймут, если я на собственной свадьбе сменю кимоно на доспех. Да и шуточки могут пойти, а мне этого не надо.
   В целом, свадьба прошла весело. Нападений никаких на деревню не было, а ведь я этого по-настоящему опасался. Но обошлось, к счастью.
   Далеко за полночь меня с Ханой все-таки отпустили... на "постельную церемонию", как шептали некоторые особенно пьяные. На всякий случай их запомнил.
  
   *
  
   Таджима сидел в темноте поместья, стараясь оградиться от царящего на улице шума.
   Весь клан праздновал свадьбу его старшего сына-предателя. Клан, власть над которым Таджима потерял из-за собственной глупости и несдержанности.
   Ну, ничего, еще не все потеряно. Его бывшие сторонники теперь вряд ли встанут на сторону бывшего главы клана, его сын зря опасался этого. Учихи безжалостны к слабым - он сам был таким же.
   Но один, последний, козырь у Таджимы оставался. И это был Синдзи. Преданный ему и только ему до самого конца. Шиноби с поразительным талантом к маскировке. Именно на него Таджима возлагал все свои надежды.
   Но он не совершит второй раз той же ошибки - он не будет спешить и не позволит эмоциям взять верх над разумом. Таджима подождет и посмотрит, чем закончится авантюра Мадары с миром с Сенджу.
   А потом уже, в зависимости от результатов, можно будет действовать. Заодно бдительность его сына будет усыплена - Таджима будет хорошо играть роль уставшего от всего старика, безобидного и бессильного. Мадара даже не заметит, как его горло будет перерезано.
   И тогда Таджима вернет себе власть и сможет отомстить Сенджу за все.
   А пока следует набраться терпения и ждать.
  
   *
  
   - Хорошее место для деревни, - сказал Хаширама.
   Я еще раз оглядел местность с горы. Лес до самого горизонта. Но красиво, черт возьми. И место ровное, хорошее. Река опять же не далеко. Да и земля плодородная.
   - То самое, которое мы выбрали тогда, в детстве, - ответил я.
   После моего становление главой клана год назад, мы возобновили тайные встречи с Хаширамой, пару раз в месяц точно. Иногда больше.
   Мы обсуждали будущее шиноби, союзнический договор.... Да многое. Ну и конечно тренировались. Ведь только друг с другом мы могли выложиться по полной, не сдерживаясь.
   - Как твои посланники, которых ты отправил к Хагоромо? - спросил я, вдоволь налюбовавшись пейзажем.
   Хаширама вмиг помрачнел.
   Он довольно скептически отнеся к идеи заключить перемирие и разгромить совместными усилиями наших общих врагов. Сенджу желал видеть все кланы в будущей деревне, веря, что мир можно заключить с каждым. Я же подобным альтруизмом не страдал: одно дело пустить в деревню слабые кланы и диктовать им свою волю. Другое - пустить настолько же сильный клан, как Учиха и Сенджу, который может побороться за главенство и таким образом сразу создавая раскол в только образовавшимся союзе. Нет, такое "счастье" мне точно не было нужно.
   - Хагоромо прислали их обратно, - сказал Хаширама, - Их головы.
   Чего-то подобного я и ожидал. Хотя убить послов мира - такое с Сенджу даже Учихи бы не сделали. Наверное.
   - Все еще хочешь заключить с ними мир? - спросил я.
   - Ты ведь тоже долгое время не горел желанием мира.
   - Я - это особый случай. Думай, друг мой, думай.
   Хаширама кивнул и спрыгнул со скалы на землю, прямо в лес. Я прыгнул следом.
   - Здесь будет мой дом, - безапелляционно заявил я, приземлившись, - Вот здесь я сделаю прихожу, здесь зал для приёма гостей. А тут - горшок с кактусом.
   Хаширама беззаботно рассмеялся, прогоняя всю мрачность.
   - Ладно, ладно.... С помощью Мокутона воздвигнуть деревню будет не сложно. Только надо будет расчистить землю от деревьев.
   - Это я возьму на себя, - отозвался я, - Кстати, у нас гости. Целая делегация. Шиноби, настроены враждебно.
   - Спина к спине!
   Я мгновенно подскочил к Хашираме, прислонившись своей спиной к его. Мы уже были в кольце, и оставалось только поражаться, почему ни я, ни Хаширама не заметили приближения такого количества противника. Ну, я-то понятно почему....
   Теперь же я с помощью Шарингана оценивал численное преимущество противника.
   - Их около сотни, - поделился своими наблюдениями Сенджу, - Больше половины чунины.
   - А нас двое.... Хреновые у них дела.
   Хаширама усмехнулся, доставая свой меч из ножен. Мой же кама и гунбай уже были в руках и мне не терпелось пустить их в ход.
   Окружили нас грамотно - часть шиноби были на земле, часть на ветках деревьев. А некоторые и вовсе под землей, готовые к неожиданной атаке снизу. Молодцы, хорошо подготовились.
   Вперед этой толпы вышел обмотанный бинтами, поверх которых были надеты доспехи, шиноби.
   - Хашираму Сенджу и Учиха Мадара! - закричал он, - Сдавайтесь и....
   Договорить ему не дал пущенный мной огненный шар. Правда, от моей атаки шиноби смог уклониться, но вот стоящие позади него - нет. На землю упали несколько обгоревших тел.
   Моя атака послужила сигналом для шиноби, и в нас с Сенджу сразу полетело несколько огненных шаров, усиленные воздушными техниками. Хаширама с помощь Мокутона прикрыл нас от техник противника. Как только спало пламя, я разрубил деревья Сенджу и прыгнул на строй противника. За Хашираму я не беспокоился - столь жалкими силами его не взять.
   Тут в меня вновь полетели огненные шары - их я отбил обратно во владельцев гунбаем. Все-таки хорошее оружие этот огромный веер. Вряд ли шиноби такое ожидали, так как только один смог уклониться от своей же техники.
   Тел убитых еще не успели упасть на землю, а на меня уже набросились со всех сторон. Усилив руки чакрой, я принялся в прямом смысле косить камой ряды врагов, благо, что длины серпа хватало, чтобы держать шиноби подальше от моей драгоценной тушки. Конечно, пару ударов я пропустил, но броня полностью приняла их на себя.
   Надо сказать, что шиноби не атаковали по одному, а наваливались сразу кучей, что несколько усложняло мне жизнь. К счастью, у меня были способы, как быстро проредить их ряды.
   Правый фланг шиноби охватило черное пламя Аматерасу. Заживо сгораемые враги пытались потушить огонь, но все было тщетно. И всех, кто поспешил на помощь товарищам, так же охватило черное пламя.
   Уверен, шиноби просто не понимают, что это такое, но увиденного им хватило, чтобы желать оказаться подальше от Аматерасу. Это сломало их строй и предоставило мне необходимое место для маневра. Воспользовавшись nbsp; Мне оставалось только кивнуть. В тот же миг кунай исчез, и Хана вновь была безмятежной и веселой.
ситуацией, я отскочил обратно к Хашираме, у которого дела обстояли не хуже.
   Враги прекратили атаку, воспользовавшись передышкой для перегруппировки. Часть леса уже была охвачена черным пламенем и я, под осуждающим взглядом Хаширамы, все-таки потушил его. Понадобиться - зажгу вновь, хоть и тратиться на это драгоценные силы.
   А вообще - мне нравится. В коротком столкновении я чуть ли не физически ощущал страх своих врагов и видел всю их беспомощность перед собой. Это чувство собственного могущества пьянило. Не в силах сдерживаться, я громко рассмеялся, повергая противников в еще больший ужас.
   - Мадара.... Тебе что, весело? - каким-то странным тоном спросил Сенджу.
   - Еще как!
   - Что вы стоите?! - раздался за спинами врагов командный голос и вперед вышел наш старый знакомый - перебинтованный шиноби в доспехах, - Атакуйте!
   Повинуясь охватившей меня эйфории, я закинул кама и гунбай за спину, складывая руки в печать. Увидев подобное, шиноби остановились, приготовившись к отражению моей атаки. Напрасно.
   Прямо из воздуха появились призрачные ребра, окружившие меня. Первый слой Сусаноо получался у меня идеально. Теперь им придется хорошенько постараться, чтобы достать меня.
   Не видевшие подобного прежде, враги отступили на несколько шагов. А я, улыбаясь, медленно пошел к ним.
   - Ну и?! В атаку! Их всего двое! - вновь надрывался командир шиноби.
   "Нас не всего, а ЦЕЛЫХ двое, дурень" - подумал я.
   Метательное оружие, техники огня и воздуха - Сусаноо отбивало любую попытку нанести мне вред. Сейчас я себя чувствовал прямо Терминатором, который сражается с индейцами с их каменными копьями и стрелами. Самых смелых я уничтожил выросшими из ребер руками Сусаноо. Еще несколько секунд - и скелет появился полностью, а следом и второй. Еще десять секунд и скелеты обросли мышцами, а в их руках появилось по мечу.
   Довольно интересное было у меня Сусаноо, как и у оригинального Мадары - два воина, слившиеся в районе позвоночника. Надеюсь, теперь меня окружат - так будет проще всех их убить.
   Огромная призрачная фигура ввела моих противников в натуральный шок. Некоторые, как я заметил, уже предпочли пуститься в бегство.
   Один удар призрачного меча Сусаноо перерубал нескольких шиноби и стоящие близко друг к другу деревья. Поистине ужасающая мощь. Но даже это ничто по сравнению с тем, чего я и Хаширама можем достичь.
   Тут я заметил того перебинтованного шиноби, который не спешил бежать, но и в бой не рвался.
   - Эй, горлопан! - крикнул я ему, - Готовься, я уже очень рядом.
   Мой окрик, кажется, вывел его из ступора и он с диким ревом бросился на меня. Рука Сусаноо перехватила его в прыжке. Шиноби пытался вырваться из сжатого кулака призрачного воина, но сил для этого ему явно не хватало. А я с интересом рассматривал командира вражеского отряда и пытался найти в памяти что-нибудь о нем. Но нет, пусто - прежде я его не встречал, да и не слышал о таком никогда. Простой безликий шиноби, ничего интересного.
   Сусаноо сильнее сжал кулак и отбросил изуродованное тело шиноби. Увидев участь своего командира, шиноби окончательно расстреляли боевой дух и бросили наутек.
   Не желая бегать за трусами, я вновь сложил руки в печать. Сусаноо тут же послушно поднял все свои четыре руки, образуя между ними цепь из гигантских Томое.
   Ясака но Магатама, еще одно мощное оружие, даваемое Сусаноо.
   Одно за другим я бросал Томое в след убегающим. Энергетические снаряды косили деревья и врагов, что еще больше усиливая панику среди бегущих.
   Но любому веселью приходит конец. Пришел конец и моему - всех, кого успел достать, убил. Самые удачливые спаслись и меня это устраивало - пусть разносят слухи о непобедимом и ужасающем Учихе Мадаре, пиар имиджу никогда не повредит.
   Хаширама тоже к этому времени закончил со "своими". Правда, он дал уйти гораздо большему числу шиноби, чем я. Ну да ладно, и так неплохо подорвали боевую мощь Хагоромо. Как я узнал, из какого они клана? По гербу на одежде, конечно.
   - Все еще желаешь мира с Хагоромо? - спросил я у Сенджу, развеивая Сусаноо.
   - Похоже, ты был прав. Мадара, - признал-таки Хаширама, - Но как они узнали, что мы здесь?
   "Потому что я им это сообщил, через своих шпионов, друг мой. Надо было же тебя как-то убедить в своей правоте. А с твоими посланниками - это просто очень удачное стечение обстоятельств, которое только все ускорило", - подумал я, а вслух сказал:
   - Понятия не имею. Возможно, за кем-то из нас следили. Проверь свои ряды на предмет шпионов. Да и мне бы не помешало.
   - И вновь ты, наверное, прав. Ками, когда же закончится эта война?...
   - А вот это уже зависит от нас, Хаширама. Разобьем вместе Хагоромо - и наши люди уже не будут так против заключения мира. Другие же кланы последуют нашему примеру.
   Хаширама кивнул, окидывая печальным взглядом поле боя.
   Поваленные деревья, повсюду разорванные, разрубленные, сожженные и проткнутые тела вражеских шиноби....
   И не я один был рад устроенному бою - Эбони и Айвори уже наслаждались плотью убитых шиноби, оглашая окрестности довольным карканьем.
  
   *
  
   Через две недели клан Сенджу и Учиха, впервые со времен Рикудо, подписали перемирие. Сказать, что это сильно удивило моих соклановцев - это ничего не сказать. Мне два часа пришлось убеждать собрание чунинов клана в правильности моего решения и "опасности" Хагоромо для всех. И вроде бы мою точку зрения приняли, хоть и никто и не был в восторге от перемирия с извечным врагом.
   Так же в новообразовавшийся временный союз вошли Узумаки и Хьюги. Конечно, клан Ханы не смог выставить много бойцов из-за собственных проблем, но и это было не плохо, учитывая, что в разведке лучше Хьюг нет.
   Образовавшийся временный альянс стал по-настоящему грозной силой. В том, что мы справимся с Хагоромо, сомнений не возникало. Стояла задача лишь максимально сократить потери среди наших шиноби. Ведь не смотря на то, что мы с Хаширамой убили несколько десятков чунинов Хагоромо, наши враги все еще оставались одним из сильнейших кланов в стране Огня.
   Тут стоит сказать, что полное уничтожение Хагоромо не было нашей целью. Подобный поступок мог вызвать большое неудовольствие дайме, а с его мнением вынуждены были считаться все кланы шиноби из-за его армии самураев. Да и Хаширама, как и я, не был в восторге от перспективы вырезать Хагоромо под корень, в том числе женщин и детей.
   По этим причинам, нашей целью являлось лишь ослабление клана Хагоромо до их полной неспособности вести войну даже с самыми слабыми кланами из существующих. Говоря проще - мы намеревались практически полностью уничтожить все их военные силы. Задача не легкая, даже для альянса из четырех не самых слабых кланов.
   Армия, по современным меркам, собралась огромная - чуть больше шестисот шиноби. Численностью Хагоромо нас превосходили, это факт. Каким-то образом они все-таки прознали о надвигающейся на их угрозе и спешно отозвали всех своих бойцов обратно в деревню, для организации обороны. Но вряд ли их численное превосходство им чем-то поможет.
   В объединенной армии были лучшие шиноби Учиха, Сенджу, Узумаки и Хьюга. Главными "боевиками", конечно, стали Учиха и Узумаки. Шиноби Сенджу взяли на себя естественную для них роль поддержки и ирьенинов. Хьюги же - сенсоры, ничего необычного.
   И вот он, момент истины настал - мы с Хаширамой с горы наблюдали за суетой в деревне Хагоромо. Враги знали о нашем приближении, да мы и не скрывались особо - все-таки такую толпу незаметно к противнику не подведешь.
   - Не вижу мирных жителей, - поделился я своими наблюдениями с Хаширамой, рассматривая деревню Шаринганом, - Только шиноби.
   - Эвакуированы или сидят по подвалам. Это хорошо, меньше невинных пострадает. Может, все-таки дадим им шанс сдаться?
   - А ты бы сдался? Вот и они будут драться до конца.
   За нашими спинами стояла объединенная армия шиноби. Каждый был обвешан оружием и одет в доспехи. Самые состоятельные и удачливые - в доспехи производства Узумаки, как у меня или Хаширамы. Остальные в более простые, но и они неплохо защищали своих владельцев.
   - Что ж, не будем тянуть, - решил я, надкусывая палец и используя печать призыва.
   Через секунду один за другим начали появляться гигантские вороны, из племени с которым я заключил контракт. Я заранее договорился со Старейшиной воронов о поддержке в этой битве, в обмен на "пир" для его сородичей после сражения - трупов будет много.
   Конечно, сами по себе вороны не особо склонны к битве, но мне они требовались не как бойцы.
   С появлением авиации война сильно изменилась. По сути, в войнах двадцатого и двадцать первого века превосходство в воздухе было одним из решающих фактов для победы. А представьте, какую роль авиация может сыграть в битве с теми, кто о таком никогда не слышал и, соответственно, никаких навыков и методов противодействия не имеет?
   На спину к любому из призванных воронов мог сесть как минимум один шиноби. По моему плану те, кто умел применять дальнобойные техники, должны были выступить как раз в роли авиации, так сказать "штурмовики" и "бомбардировщики". Остальные - десант.
   Хагоромо наверняка подготовили для нас минные поля и прочие ловушки на подходе к деревне. Так грех будет их не разочаровать и не преодолеть их "мины" по воздуху.
   - Кто возглавит атаку на центр деревни? - спросил я у Хаширамы.
   Именно в центре, по нашим ожиданиям, должен был находиться глава клана Хагоромо. И именно там точно находятся сильнейшие шиноби клана. Хагоромо решили использовать стандартную тактику - образовали в деревне "круговую оборону": на внешнем "слое" круга стояли самые неопытные новички, на второе "слое" - закаленные ветераны, на третьем же, которые и был центром деревни, - элита клана. В принципе, логично.
   Внешний слой обороны - это однозначно самые большие потери, глупо туда ставить самых сильных бойцов. Замысел Хагоромо был прозрачен - по их плану мы должны были увязнуть в сражении с многочисленными новичками и растерять драгоценные силы. После чего нас уничтожат ветераны. А если у них не получится, то уж элита деревни точно справится. Вот только не собирался ни я, ни Хаширама играть по правилам противника.
   Мы собирались внести раскол и смятение в ряды противника атакой с воздуха. Тогда вся выстраиваемая оборона Хагоромо сразу оказывается бесполезной.
   И кто-то из нас должен был возглавить атаку на центр, самый сложный участок будущей битвы.
   - Решим вопрос, как настоящие мужчины, - максимально серьезно сказал Хаширама, сжимая кулак.
   Мне оставалось только кивнуть.
   Время тут же замедлило свой бег и, казалось, полностью остановилось. Я, как и мой соперник, пытался просчитать его действия. От этого зависело все. Никто из нас не двигался. Хаширама первым вскинул кулак.
   - Камень-ножницы-БУМАГА!
   У меня камень, у него ножницы. Я победил.
   - Ты сжульничал! - недовольно резюмировал Хаширама, - Я видел, что ты использовал Шаринган.
   - Не помню, чтобы в правилах запрещалось использовать Шаринган, - отмахнулся я от обиженного Сенджу и спрыгнул со скалы на спину пролетающего мимо ворона.
   Эбони и Айвори летели рядом, стараясь не отставать.
   Моему примеру последовал и другие шиноби, один за другим залезающие или спрыгивающие на спины многочисленного вороньего племени.
   Шиноби Хагоромо внизу забегали куда активнее, когда увидели, что происходит. Но вряд ли они успеют что-нибудь сделать.
   - Давай в центр! - закричал я своему ворону и сменил курс, вылетев из общей стаи.
   За мной отправилось несколько десятков сильнейших шиноби армии, которых мы с Хаширамой заранее отобрали для этой миссии.
   Привычно активировав Мангекё Шаринган, я улыбнулся. Голову даю на отсечение, будет весело.
  
   *
  
   Единственный белый ворон, значительно уступающий своим собратьям в размере, парил над развернувшимся полем боя.
   Айвори уже давно жил в мире людей, но сражений, подобных этому, еще никогда не видел. Поэтому, ворон, как и его брат Эбони, очень внимательно следил за всем и старался запомнить каждую деталь.
   Молодого ворона поразило то, как Мадара придумал использовать его соплеменников. И сейчас Айвори мог воочию наблюдать за тем, как план его хозяина работал.
   Вороны летали над деревней и шиноби, сидящие на них верхом, поливали противника огнем и закидывали метательным оружием. Шиноби противника пытались сбить воронов, но не могли по ним попасть - ни оружием, ни техниками. Конечно, иногда враги попадали по гигантским птицам, но и тогда воронам хватало сил на то, чтобы "упасть" среди своих союзников, где им тут же оказывали медицинскую помощь. Ни одного убитого ворона пока не было. чего нельзя сказать о шиноби, с обоих сторон.
   Хотя тут потери не соразмерны - Хагоромо теряли десятки, убивая единицы. Размен был явно не в их пользу. Даже учитывая численное превосходство врагов, они кончаться быстрее, чем хотя бы уполовинят объединенную армию.
   Да, теперь Айвори мог с уверенность сказать, что задумка Мадары оправдалась - "свои" шиноби благодаря воронам обладали мобильностью и маневренностью, недостижимой для врагов. Вороны вытаскивали раненных, и попавших в окружение, переносили с места на место, позволяя чуть ли не мгновенно реагировать на все тактические действия противника....
   Хаширама, командующий большей частью армии, весьма грамотно разыгрывал доставшийся ему козырь.
   Но самое интересное творилось в центре деревни, где небольшой отряд шиноби под командованием Мадары сражался с элитными силами Хагоромо и лично главой клана. Учиха и подчиненные ему бойцы не видели смысла сдерживаться, так как вокруг были только противники, и до союзников было далеко. И поэтому шиноби применяли свои самые разрушительные техники.
   Центр деревни превратился в океан черного и оранжевого пламени - Мадара не жалел чакры, особенно на Аматерасу. Черный огонь окружал бойцов Хагоромо, лишая их пространства для маневра и отрезая пути отступления. Мощнейшие водяные, огненные, земляные и воздушные техники летели во вражеских шиноби. А большинство ответных техник Мадара принимал на свое Сусаноо, прикрывая других шиноби, и отражал гунбаем. В этом Учихе серьезную помощь оказывал его брат, так же научившийся вызывать Сусаноо, пусть и не такого мощного, как у Мадары.
   Если бы не опасность быть сбитым, Айвори обязательно бы сел где-нибудь неподалеку от центра, чтобы уж точно увидеть все в мельчайших подробностях.
   Один за другим лучшие шиноби Хагоромо падали замертво - кто от ниндзюцу, кто от обычного оружия.... Отряд Мадары так же нес потери, но их было все-таки заметно меньше. А дальше произошло то, что полностью поглотило все внимание как Айвори, так и Эбони. Навстречу к неистовствующему Мадаре вышел сам глава Хагоромо.
   Он начал что-то кричать, но Учиха лишь отмахнулся от его слов и, сохраняя молчание, бросился в атаку. Айвори ожидал долгого и красочного боя, но был разочарован. Весь поединок между Мадарой и главой Хагоромо не занял и десяти секунд. Несколько ударов - и Хагоромо упал на колени, держась за распоротый камой живот. Секунду они с Мадарой смотрели друг на друга, а потом Учиха просто снес ему голову, которая откатилась прямо к ногам оставшихся в живых вражеских шиноби.
Это окончательно сломило боевой дух противников. Понимая, что они в случае продолжения боя они обречены, и не видя путей для бегства, шиноби Хагоромо один за другим бросали оружие на землю и поднимали руки вверх, сдаваясь на милость победителя.
   Мадара смотрел на это с легким удивлением и, видимо, раздумывал, как поступить в данных обстоятельствах. Наконец, приняв какое-то решение, Учиха отдал какой-то приказ брату и своему отряду и побежал в сторону еще идущего боя за деревню, полностью потеряв всякий интерес к сдавшимся шиноби. И не забыл при этом прихватить отрубленную голову главы Хагоромо.
   Айвори мог бы поклясться своими перьями, что различил на лице Мадары выражение разочарования от действия "элиты" Хагоромо.
   Как бы там ни было, появление Мадары в гуще основного боя окончательно склонило чашу весов на сторону объединенной армии. А когда Учиха еще и голову Хагоромо в ряды вражеских шиноби кинул, те и вовсе потеряли любую тягу к дальнейшему сопротивлении. И, совсем как их лучшие бойцы до этого, члены канна Хагоромо бросили оружие, признавая свое поражение.
   Битва была закончена.
   Теперь без страха, Айвори опустился на одну из немногих оставшихся крыш и внимательно стал изучать Мадару. По его виду ворону было сразу понятно, что Учиха сильно утомлен - даже Шаринган в глаза потух. Левая рука Мадары, держащая гунбай, еле заметно подрагивала. Можно сказать, что этот бой стал действительно большим испытанием сил Мадары. Айвори только оставалось надеется, что этот бой сделал его хозяина только сильнее.
   Но, не смотря на утомленность, лицо Мадары выражало неподдельную радость.
  
   *
  
   Своих целей мы достигли - клан Хагоромо, как военная сила, больше не представлял угрозы. Обезглавленные и раздавленный клан на многие десятилетия отныне будет озабочен лишь вопросом своего выживания в нашем суровом мире. А это в свою очередь означает, что теперь никто не угрожал моим.... точнее, нашим с Хаширамой планам по организации деревни.
   Раненных оказалось много, но ирьенины Сенджу быстро оказывали помощь. Причем и шиноби Хагоромо в том числе. Да и вообще, Учихи, Узумаки и Хьюги наравне помогали друг другу, оказывая любую необходимую помощь вне зависимости от клановой принадлежности. Это вселяло надежду, особенно в хашираму, судя по его лицу.
   Вороны получили оговоренную плату в виде мертвых тел шиноби Хагоромо. Живые не возражали - у них были занятия поважнее, чем беспокойства о мертвецах.
   От деревни остались только развалины и мы еще на неделю задержались, помогая вытаскивать из-под развалин мирных жителей, которые действительно спрятались в подвалах домов.
   Хаширама все эти дни ходил мрачнее тучи, совершенно не щадя себя и помогая каждому нуждающемуся. Я, в отличие от него, пребывал в более хорошем расположении духа. Я понимал состояние Хаширамы, но.... Я так же понимал необходимость совершенного. Да, погибли сотни. Но для того, чтобы жили тысячи. Тем более, что мирное население практически не пострадало. А то, что им теперь жить негде.... С этим мы способны помочь. Рабочие руки везде пригодятся, особенно в будущей Конохе.
   С шиноби Хагоромо было сложнее. С одной стороны, мы победили.... Но кто им мешал отомстить через десятилетия? Признаться, я был сильно разочарован, когда они отказались сражаться до последнего. Хотя возможно, они в этот момент думали не о спасении своих шкур, а о своих семья.
   Ладно, этот вопрос мы решим позднее. А пока самое время начать подготовку к заключению постоянного соглашения о мире с Сенджу.
  
   *
  
   И все-таки мы это сделали. Мы - это я и Хаширама. Мы подписали мир между нашими кланами.
   Через месяц после разгрома Хагоромо, я со своими людьми и Хаширама со своими встретились на нейтральной территории. Проект мирного договора был давно готов, и нам оставалось только подписать его и скрепить рукопожатием.
   Столетняя война между Сенджу и Учиха была окончена в один день. Хаширама был счастлив, как ребенок. Да и я радовался.
   К сожалению, я даже не представлял, ЧЕМ этот мир обернется для меня.
   В клане меня, мягко говоря, возненавидели практически все. А все из-за моего высокомерия и тупости. Я пожелал не доводить клан до того позора, что был в каноне. Ведь в оригинальной истории Учихи были чуть ли не на грани вымирания на момент заключения мира. К несчастью, я не учел, что именно это нахождение на грани и позволило относительно безболезненно принять Учихам мир с Сенджу.
   Сейчас же клан Учиха был силен и могущественен. И шаг с мирным договором с ненавистными Сенджу они расценили, как предательство. Даже Изуна, мой брат, не желали понимать мотивов моих поступков. Пожалуй, только Юмико из всех Учиха, кто относился ко мне по-прежнему.
   На бой за место главы меня не вызвали пока только из-за страха перед моей силой. И, хоть и не хотя, клан мне подчинился и придерживался договора с Сенджу.... Но даже самый тупой идиот, как я, уже видел ростки будущего свержения меня. И ни черта я с этим поделать не мог.
   Признаться, эта ситуация для меня была как удар серпом по яйцам. Я, конечно, ожидал, что мои действия не вызовут особенного восторга, но на ТАКОЕ я точно не рассчитывал.
   Ведь даже временное перемирие было принято более-менее спокойно.... Но не постоянный мир.
   Оставалось только надеется, что я смогу со временем сгладить ситуацию. Что через какое-то время все в клане увидят плюсы мирной жизни....
   Деревню, как и ожидалось, Хаширама отстроил быстро, с моей помощью. Пока вся деревня представляла из себя группу жилых домов, больницу, несколько полигонов и множество других зданий по мелочи. Стену пока решили не строить, для начала максимально расширив деревню.
   Архитектура у Хаширамы получалась красивой, смесью японского и европейского стилей.
   На закате очередного дня, мы с одним из единственных оставшихся у меня друзей стояли на будущей горе Хокаге и смотрели на нашу деревню.
   Конфликтов Учих и Сенджу пока не было, что меня радовало. Кажется, всю свою ненависть Учихи перенесли на меня. Так же в деревню стали потихоньку перебираться и Хьюги, которые так же не поняли моего "хода" с миром, но по крайней мере были не против.
   Хаширама, любуясь своим детищем, был счастлив. Я, в противоположность ему, мрачен - всю мою голову занимала ситуация с кланом и пути ее исправления.
   - Все, как мы и мечтали в детстве. Помнишь, Мадара?
   - Ага, - без энтузиазма отозвался я.
   - Деревне нужен лидер, - рассуждал Хаширама, - Мы будем защищать нашу страну из тени... и поведет нас Хокаге! Как тебе?
   - И кто, как ты думаешь, им станет? - мой тон был полон сарказма, но Хаширама его не заметил вовсе.
   - Нам нужен тот, кто будет представлять нашу деревню, принимать решения от лица на всех.... У меня нет лучшей кандидатуры на этот пост, чем ты, Мадара. Я хочу, чтобы ты считал каждого жителя деревни своим братом. Я хочу, чтобы ты приглядывал за ними.
   - Да ты никак издеваешься, Хаширама? - теперь мой голос звучал устало, да я и правда устал, - Все Сенджу послушаются твоего брата и будут против моей кандидатуры. Как и Учихи, которые скорее проголосуют за тебя, чем меня. А Хьюги.... Их слишком мало. Как я могу стать Хокаге, если меня даже в родном клане ненавидят и презирают, за спиной называя предателем.
   - Не будь таким пессимистом....
   - Пессимистом?! Уже сейчас я знаю как минимум о трех заговорах против меня. Меня могут убить в любой момент. Я даже Хане приказал быть с ее кланом и не верить ни одному Учихе! Да что там, даже Изуна отвернулся от меня.... Он считает, что заключив мир с Сенджу, я предал наших погибших братьев, хоть он их и не помнит вовсе.... Я вообще думаю отдать место главы клана ему, пока не начался мятеж....
   - Все будет хорошо, - Хаширама положил мне руку на плечо и беззаботно улыбнулся, - Обещаю. Мы вместе решим проблему в твоем клане. Надо только подождать. В конце концов, деревня процветает! Твои люди увидят это и поймут твою мудрость. Уже сейчас к нам попросились кланы Сарутоби и Шимура!
   - Это.... радует, - я выдавил из себя вымученную улыбку.
   - Пора нашей деревне придумать название! Есть идеи?
   - Ага.... Уже давно. Коноха, Деревня скрытая в листве....
  
   *
  
   Сегодня был особенный день - день выборов Первого Хокаге Конохи. Именно поэтому Мито Узумаки, жена Хаширамы, надела сегодня свой лучший наряд. Голосование должно было пройти в недавно построенном дворце Хокаге. И, как было известно, там будут присутствовать сильнейшие шиноби деревни и сам дайме страны Огня.
   Наконец, приготовления были окончены и Мито Узумаки, в сопровождении охраны, выдвинулась по направлению к дворцу.
   В зале, где должно было проходить голосование, уже было людно и шумно. Небольшой островок спокойствия было только на небольшом возвышении, где расположился сам дайме, Хаширама и Учиха Мадара. Мито, пользуясь случаем, внимательно рассмотрела "друга" ее мужа, которого прежде не встречала, но о котором очень много слышала.
   Мадара сидел мрачный, как на похоронах, и скалывалось ощущение, чтобы даже находится в это зале ему сейчас неприятно. Хаширама о чем-то переговаривался с дайме, время от времени бросая взгляды на Учиху.
   Через полчаса последние шиноби прибыли и двери зала закрылись. Первым слово взял дайме. В своей речи он выразил свое одобрение по поводу организации единой деревни шиноби и поблагодарил Хашираму за столь мудрое решение. Мадара на этих словах чуть заметно дернулся.
   Насколько знала Мито, Мадара так же принимал участие в создании деревни. Его так задели слова дайме?
   Тем временем правитель страны продолжал и вкратце объяснил суть их собрания, хотя это и так все знали. Следом короткую речь произнес Хаширама и попробовал передать слово Мадаре, но тот только отказался.
   Немного обескураженный Сенджу предложил сразу переходить к голосованию. Каждому присутствующему выдали небольшой мягкий глиняный шарик и по рядам пустили закрытую корзину. Шиноби должен был опустить руку с шариком в корзину целым, если он желал видеть на месте Хокаге Хашираму, и смятый - если Мадару.
   Голосование прошло быстро, подсчет шел раза в два дольше.
   Пока подсчитывали голоса, Мито решил "просканировать" Мадару, ведь он был приближен к ее мужу, а хорошая жена просто обязана следить за окружением своего возлюбленного. Тем более, что у Мито хорошо была развита особенность Узумаки - она отлично чувствовала зло и добро в любом человеке.
   "Сканирование" Учихи утешения не принесло, скорее, усилило беспокойство за мужа. Ну конечно, сложно ждать, что человек, получающий, судя по слухам, неописуемое удовольствие от убийств, окажется добрым. Мадара был практически полной противоположностью Хаширамы.... И как только ее муж этого не видит?
   - Подсчет голосов окончен, - объявил один из чиновников дайме, - По результатам голосования, абсолютным большинством голосов Хокаге Деревни скрытой в листве выбран Хаширама Сенджу.
   Зал потонул в радостных криках соклановцев. Тобирама, хоть и сдержался, но выглядел до нельзя довольным. Остальные кланы так же были куда как сдержаннее и ограничились вежливыми хлопками. Учихи и вовсе делали вид, что их это не касается, мрачно поглядывая на своего главу.
   - Благодарю за доверие, - поклонился теперь уже Первый Хокаге, - Клянусь, что приложу все силы для процветания Конохи и защиты ее жителей. И первым своим указом я хотел бы объявить о создании в деревне спецподразделения, на чьи плечи ляжет в первую очередь обеспечение защиты Конохи - АНБУ. Властью данной мне вами, я назначаю на пост командующего АНБУ Мадару Учиху.
   Хлопки раздались только со стороны Хьюг. Все остальные сохраняли молчание, переваривая слова Хокаге. Да уж, Хаширама всегда умел удивлять окружающих.
  
   *
  
   Жирная свинья, по ошибке называемая дайме страны Огня, меня откровенно бесила. и отвращение в нем вызывало буквально все - от внешности, то запаха омерзительных духов, которых он на себя два ведра вылил. А уж его поведение и вовсе было за рамками - этот боров вел себя так, словно он был хозяином всего и всех.
   Когда он меня покровительственно похлопал по щеке, я сдержался только из-за руки Хаширамы на моем плече. Дальнейшие поступки дайме только усиливали это желание.
   Нет, ну каким бараном надо быть, чтобы вести себя так по отношению к профессиональным убийцам?!
   Хотя, дайме мог себе такое позволить - за его спиной стояла армия самураев, сила с которой мы вынуждены были считаться.
   Незаметно для самого себя я начал прикидывать, как бы сбросить ярмо дайме с шеи деревни. Самураем нужно пополнение, как и шиноби. И подходят тут только дети с чакрой. Сейчас самураи были популярны и к ним шли с охотой. У шиноби не допускали к себе, все искусство существовало только в пределах кланов.
   Но ведь мы это исправим! Я уже обсудил с Хаширамой вопрос о создании Академии Шиноби, где каждый, даже ребенок не из клана, сможет обучиться нашему искусству. И уж точно, что карьера шиноби выглядит куда как привлекательнее для детей, чем карьера самурая. Ведь шиноби и по стенам бегать могут и огнем плеваться. А самураи? Тяжелые доспехи, да пара мечей - вот и все. По крайней мере, в каноне самураи исчезли отовсюду, кроме страны Железа, именно по причине своей неконкурентоспособности. Тут же я этот процесс немного ускорю.
   И вот когда самураев у дайме не останется, мы поговорим с ним серьезно. В конце концов, где это видано, чтобы травоядное указывало волкам? Жаль только Хаширама с этим не согласится.... Но не зря же я буду командующим АНБУ? Ведь на основе АНБУ потом можно и Корень АНБУ создать, для укрепления безопасности деревни, так сказать.
   А тем временем голосование уже закончилось. С "неожиданным" результатом, конечно.
   А вот лица присутствующих от первого указа нашего любимого вождя мне понравились. Пускай всякие недоумки плетут против меня интриги, мы еще посмотрим кто кого. Как бы там ни было, а запас свободных Шаринганов клану всегда пригодится!
  
   *
  
   В один прекрасный, солнечный день, я валялся на диване в кабинете Хокаге, ел виноград и наблюдал за тем, как Хаширама возиться с огромной кучей бумаг. Явно неопытный в этом деле Сенджу, злился и делал ошибки, и вновь злился, исправляя их. Невооруженным глазом было видно, что ему это не доставляет ни грамма удовольствия.
   А я продолжал лежать, есть вкусный виноград и жмуриться от удовольствия. На спинке дивана посапывали Эбони и Айвори. Короче, мы пытались троллить Хашираму, но тот пока держался.
   - Ты знал! - без всяких предисловий обвинил меня Сенджу, откинув пишущие принадлежности.
   - М?
   - Ты знал, что работа Хокаге будет такой! Нудной и скучной, с кучей бумаг! Поэтому ты не хотел и не хочешь становится Хокаге!
   Не выдержав обиженного вида Хаширамы, я рассмеялся, чем разбудил воронов.
   - Конечно, я знал! - сквозь смех выдавил я.
   Вот теперь Хаширама, кажется, обиделся по-настоящему. Силы великий, ну как ребенок прям.
   - Ладно, ладно, не дуйся, - сказал я, поднявшись с дивана, - Лучше найди себе секретаря, если так невмоготу возиться с бумагами.
   - Секретаря? - заинтересовался Сенджу.
   - Ну, да. Неужели у тебя не было? Ты ведь глава клана! А, ладно.... Если хочешь, могу тебе порекомендовать тебе одну девчушку, из моего клана. Она мне здорово помогала с бумагами. Просто повелительница бюрократии, так я тебе скажу. Зовут Юмико Учиха.
   - Дружище, я знал, что ты не оставишь меня в беде! - в порыве чувств Хаширама чуть ли не обниматься полез. И ведь хрен разберешь: шутит он или серьезно.
   Но я с мужиками даже в шутку обниматься не желаю. У меня для этого жена есть.
  
   *
  
   Я принялся за АНБУ с утроенной энергией. В рекордно короткие сроки была построенная вся необходимая инфраструктура для нового подразделения, в том числе и подземная база.
   Ну и конечно я набрал личный состав - в первую очередь из своего личного отряда (в чьей преданности я был наиболее уверен) и всех тех, кто участвовал в сражении против Хагоромо. Шиноби, что сражались со мной против элиты Хагоромо, я назначил на командные должности.
   Так же я прибрал к рукам будущие самородки Конохи. К примеру, восьмилетних Хизурена Сарутоби и Данзо. По моей задумки, они и многие другие пройдут обучение не только в своих кланах, но и в АНБУ. Их "политической" подготовкой занялся лично я - Конохе нужны были верные и преданные сыны, чья лояльность безраздельно будет принадлежать деревне, а не клану.
   И, черт возьми, мне понравилось учить будущего Третьего (?) и будущего главу Корня (?). Мальчишки отличались живым умом и любознательностью. И не верили никому на слово, в том числе и мне. И лично меня такой скептицизм только радовал.
   На волне своей преподавательской деятельности я даже свой собственный свиток начал писать, по типу свитка Первого Хокаге. И первым же делом я туда вписал Расенган. Такой вот я плагиатор. Кстати, зарубка на будущее: а нельзя ли в Расенган засунуть не стихию Воздуха, а скажем Аматерасу?
   Вообще, АНБУ у меня поучался не каким-то спецназом, а многофункциональной организацией, в обязанности которой я включил, с согласия Хокаге, разведку, охрану деревни и границ, спецоперации - и все, что я только смог. По сути, обязанности АНБУ были столь расплывчато написаны, что я в принципе мог их хоть саке послать продавать и железно обосновать, что это действительно входит в юрисдикцию АНБУ.
   Работы, особенно первое время, было так много, что я даже конкретно так подсел на стимуляторы. Но оно того стоило.
   Так же, я с помощью нескольких шиноби разработал стандартную форму для АНБУ. Ну как разработал - тупо "срисовал" с канона, добавив кое-что от себя. Хашираме идея о единой форме пришлась по душе, и он поручил мне разработать такую же и для других шиноби. Так как о чунинских жилетах не знал, пока в качестве формы ввели ремень с подсумками для оружия, свитков и прочего снаряжения, и легких доспех, которые мы в огромных количествах закупали у Узумаки по божеской цене. А о более каноной форме подумает через несколько лет, когда на ноги крепче встанем.
   Пока я занимался АНБУ, Хаширама был занят другими не менее важными делами. К примеру, завлекал в деревню все больше и больше кланов, вроде Хатаке и Инузука и всех остальных, знакомых мне по манге и аниме.
   Вечера я проводил в компании Хаширамы. За бутылкой саке мы до хрипоты спорили о дальнейшем развитии деревни. Шиноби других стран, по нашей информации, уже присматривались к нам, а кое-кто даже пытался организовать свое скрытое поселение. Сенджу это радовало, меня - беспокоило.
   Но по здравому размышлению, мы с Хаширамой отлично дополняли друг друга. Он компенсировал мою жесткость и радикальность решений, а я его мягкость и излишнюю доброту. Похоже, Рикудо был прав и настоящего величия можно достичь только тогда, когда Инь и Янь находится в гармонии. Его плиту я, кстати, прочитал. Ну, то, что было мне доступно с помощью Мангекё. Ничего особо нового я там не узнал, но все равно было интересно.
   Иногда нашу с Хаширамой компанию разбавляли наши жены и Тобирама. Тогда эти посиделки действительно становились посиделками. Я пытался навести мосты с Тобирамой, так как считал глупым вражду между нами, но.... Брат Хаширамы был настолько же упрям, как Изуна, который все еще игнорировал меня, хоть и оттаивал потихоньку. А Хана за что-то невзлюбила Мито, причем это было взаимно.
   Когда я поинтересовался у жены причиной ее отношения к Мито Узумаки, она ответила в том духе, что не желает разговаривать с женщиной, которая называет ее мужа (то есть меня) злом. Глупости, не стоило им из-за такого сориться. Может, я и зло, но зло необходимое.
   Пришлось нам с Хаширамой мирить своих жен - проводили все вместе выходные в загородном поместье Узумаки, жарили нормальные шашлыки (в основном это делал я, так как никто другой их готовить не умел, а от барбекю меня уже тошнило). Успехи были скромными, но Мито и Хана уже не смотрели друг на друга, как на фекалии человека и то хорошо.
   Не забывал я и про клан, добросовестно продолжая выполнять все обязанности главы. И предпринимал всё, для сглаживания отношения членом клана ко мне - то есть усиливал Учих, как только мог. Даже бывшие рудники Хагоромо выбил для своего клана, что резко повысило наше благосостояние.
   Потихоньку и полегоньку Учихи стали относится ко мне получше - первые эмоции от мира с Сенджу прошли и они взглянули на происходящее осмысленно. И отсутствие необходимости посылать своих детей на смерть здорово способствовало повышению моего рейтинга в клане. Конечно, до того уважения, которым я раньше пользовался, еще далеко, но уже было неплохо. Со всем неплохо.
   А вот отец я стал бояться. И все дело в том, что он ничего не делал. То есть, ВООБЩЕ ничего - никаким образом не воспользовался ситуацией, когда меня ненавидел весь клан! И это пугало гораздо сильнее, чем если бы он готовил мое свержение. Если отец ничего не делал, это могло означать только одно - где-то я конкретно лажанулся и что-то пропустил. Поверить в то, что Таджима успокоился и решил прожить остаток жизни в мире и спокойствии я не мог.
   С другой стороны, факты таковы, что он реально ничего не делал, кроме того что рисовал и занимался садом. Я как-то раз специально весь день за ним наблюдал, наплевав на свои обязанности. И отец действительно с большим удовольствием ухаживал за цветами! Может я параноик и он действительно не представляет опасности?
   Пока все было в относительном порядке - деревня росла не по дням, а по часам. Мы смогли привлечь к себе множество не-шиноби, ремесленников и крестьян. Причем к нам с охотой шли лучшие мастера! И это было легко объяснимо - мы обеспечивали защиту, которой не было нигде. В Конохе преступность отсутствовала как класс - не было идиотов, готовых зародить криминал в селении полном профессиональных убийц. А среди самих шиноби преступников было пока еще очень мало.
   Да и чиновничьего беспредела у нас не было, и самураи не имели права у нас проверять заточку мечей о простых граждан. Обычные люди интересовали шиноби только как производители и поставщики. Ну и если за чью-нибудь голову награду назначат, но таких случаев пока не было.
   Вот и шли к нам с огромной радостью, получая землю и деньги на подъём хозяйства. А ведь благодаря некоторым техникам, урожай крестьяне с наших территорий собирали очень даже богатый.
   Да, наше с Хаширамой детище росло и крепло. И мы оба самым внимательным образом следили, чтобы ни одна сука не посмела посягнуть на наше творение.
   К слову о жене. Спустя полтора года после "выборов" Хокаге, Хана обрадовала меня вестью, что я скоро стану отцом. Так уж получилось, что это так же услышал и Хаширама. И чуть меня в объятиях не задушил, радуясь чуть ли не больше, чем я.
   А я хоть и был счастлив, но мое беспокойство за Хану только усилилось. Токума мои опасения понял и клятвенно заверил, что лучшие и самые преданные шиноби Хьюга будут круглосуточно охранять мою жену. Это немного успокаивало.
   Конечно, я пытался тешить себя надеждой, что никто из потенциальных заговорщиков не поднимет руку на беременную женщину.... Все-таки среди Учих таких ублюдков, вроде, не было. Да и заговоров активных вроде бы не было.... Но береженного и бог бережет. Так что лично от себя я добавил отряд АНБУ на защиту своей жены. Да, злоупотребляю служебным положением. Можете обвинить меня в коррупции.
   Но не смотря на всю охрану, во время беременности жены сидел я, как на иголках, срываясь с работы по малейшей ее прихоти. И зачастую оказывалось, что ей просто воды хотелось или внезапно для ребенка имя придумать. Но я не злился на нее.
   Так продолжалось семь месяцев. А потом от дайме поступил особый заказ на подавление мятежа (в котором участвовал еще и отряд самураев) и я уговорил Хашираму отдать его АНБУ. Хокаге не возражал, считая это хорошей проверкой навыков и слаженности подразделения.
   Отряд АНБУ, разумеется, возглавил я лично - давно что-то в реальном бою не был, мне просто необходимо было развеяться. А то совсем жиром зарасту.
  
   *
  
   Погода была паршивой - вот уже который день шел дождь. И я пока еще надеялся, что рано или поздно он прекратится.
   Деревне, в которой вспыхнул мятеж, была вблизи границы с страной Дождя, этим и объяснялась погода. Кстати, еще недавно эта самая деревня принадлежала как раз Дождю. Но ушлый дайме воспользовался слабостью страны после войны с соседями и прибрал к рукам несколько деревенек, передвинув границу. Свои притязания страна Огня подкрепила крупными силами самураев и нанятых шиноби. Дождю не оставалось ничего, кроме как проглотить выходку дайме.
   Возможно, этот мятеж - отголосок как раз того не самого умного решения феодала Огня.
   В нескольких километрах от мятежной деревни уже был разбит лагерь подоспевших самураев дайме. Меня, как лидера АНБУ, сразу же повели к командиру самураев.
   Им оказался старец в годах, но его взгляд совсем не соответствовал возрасту. Передо мной сидел просто натуральный самурай из старых фильмов - седой, в морщинах, но все еще крепкий и суровый. Так же в его палатке присутствовала почти полная его копия, но значительно моложе.
   - Сразу поясняю ситуацию, шиноби, - без знакомства начал старый самурай, - Я не в восторге, что вас наняли нам помогать. Но я не обсуждаю решений моего господина и подчиняюсь. Но, тем не менее, ваше присутствие - позор для настоящего самурая! Поэтому приказываю тебе и твоим людям охранять лагерь, пока мы разберемся с мятежниками....
   - Нас наняли подавить мятеж, - перебил я старика, тоже не утруждая себя изображать почтение, - Ни о каком подчинению какому-то "самураю" речи не шло - свои "приказы" можешь засунуть себе глубоко и надолго.
   - Собака, да как ты смеешь... - начал заводиться молодой самурай, хватаясь за рукоять меча, но был остановлен стариком.
   - Значит, ты все равно намереваешься участвовать в бою, шиноби? - спросил он.
   - Разумеется. Но для начала, неплохо было бы узнать, с кем придется иметь дело. И что тут вообще произошло.
   - Что ж, - самурай как-то странно на меня посмотрел, - Деревня подняла мятеж, когда один из людей нашего господина прибыл сюда для сбора налога. По непонятной причине, отряд охраны посланника дайме принял сторону мятежников, которые не пожелали платить, хотя милостью нашего господина они и так на два года были освобождены от платы налога! Только волей небес посланник дайме смог уйти живым, ценой жизни нескольких оставшихся верными самураев.
   Мда, вот это "история".
   - И что, крестьяне вот так взяли и с бухты-барахты подняли восстание?
   Алло, старик, на дворе не 17-тый год и Ленина с броневиком я тут не наблюдаю.
   - По нашей версии, зачинщиками мятежа выступили предатели-самураи. Этот отряд.... считался неблагонадежным - были случаи, когда они отказывались подчиняться. Похоже, теперь они решили окончательно нарушить клятву верности и стать бандитами.
   Хм, допустим о бывших самураях, подавшихся в разбойники, я слышал. Даже парочку видел. Ладно, сделаю вид, что верю.
   - Продолжай.
  
   *
  
   Тридцать самураев и около сотни обычных людей, вооруженных кто чем горазд. А у нас тридцать АНБУшников, не считая я, да полсотни самураев. Это даже боем будет трудно назвать.
   Но самураи сражаются до конца, даже предатели. Поэтому осторожность все-таки будем соблюдать.
   План боя был до банального прост - АНБУ ночью проникнут в деревню и нанесут максимальный ущерб, не поднимая тревоги. В идеале - вообще перерезав или отрубив всех до единого. Если тревогу все-таки поднимут, то мятежников тут же атакуют "наши" самураи.
   Можно было и в лоб атаковать.... Но ниндзя мы или где?!
   Любо дорого было наблюдать за действиями своих орлов ночью. Особенно за молодняком, представляли который команда Данзо-Хизурен-Кагами, всем уже по девять лет и по меркам шиноби они уже давно взрослые.
   Тридцать теней незаметно проникнули в деревню. Цели распределили заранее, и операция шла, как по маслу. Я за всем наблюдал с расстояние, скрывшись под техникой хамелеона.
   Увы, кто-то все-таки облажался и в деревне поднялся крик и забегали оставшиеся в живых и в сознании, готовясь к обороне.
   "Наши" самураи, что было странно, не подвели и, как только поднялась тревога, сразу же кинулись к деревне, на ходу вынимая мечи. В отличие от нас, самураи брать пленных не собирались и убивали любого встречного.
   Пришлось и мне перейти к месту событий. Вот только я не искал боя, мне нужен был командир самураев. Нашел я старика быстро - он как раз зарубил крайне опасного противника - тщедушного телосложения паренька с вилами.
   - Вы совсем свихнулись? - закричал я, - Прикажи своим людям не убивать безоружных, самурай херов!
   Мне никогда не нравились бессмысленные жертвы. Хочешь сражаться - сражайся с таким же, как ты, воином. К чему убивать мирных жителей и безоружных? Глупо. Да и не надо забывать о человечности, хоть каких-то ее остатках.
   - Не лезь, шиноби, - отмахнулся седой, - Приказ господина был однозначен - всем надо преподать урок на примере этой деревни. Урок о том, как не следует поступать никогда.
   - Кот! - закричал я, увидев пробегающего мимо шиноби
   - Командующий! - тут же подскочил ко мне боец в маске кота.
   Никакого официоза я в АНБУ не любил, поэтому ко мне всегда и обращались либо "командующий", либо, в самых официальных случаях, "Мадара-сан".
   - Передай остальным приказ - защищать безоружных жителей от озверевших скотов. Любой ценой, но эту падаль, - я кивнул на "резвящихся" самураев, - не убивать. Только калечить.
   Шиноби кивнул и тут же исчез.
   А я почувствовал совсем уж недобрый взгляд старика-самурая. И ответил ему тем же, выпустив наружу свое Ки. Не знаю, сколько мы так простояли, пока самурай не отошел на шаг. Еще раз посмотрев мне в глаза, старик только чуть кивнул и вернул меч в ножны.
   Мятеж был подавлен быстро.... и слишком жестоко. Большую часть жителей деревни нам удалось спасти, но все равно бессмысленно убитых было слишком много. Из предателей-самураев выжило лишь двое. Их я сразу приказал допросить, как и всех активных участников восстания. Самураев к пленным я, разумеется, не подпустил.
   Идя по разрушенной деревне, переступая трупы, я чувствовал себя, как член нацистского карательного отряда, а не как шиноби. Поганое чувство, скажу я вам.
  
   *
  
   Сидя в своей палатке, недалеко от деревни мятежников, я внимательно изучал протоколы допросов. И с каждой прочитанной строчкой я приходил во все большее бешенство. Только благодаря бойцам АНБУ я еще не пошел голыми руками рвать этих уродов, носящих название самураи.
   Реальная картина мятежа кардинально отличалась от той, что мне рассказал старик самурай.
   Дайме действительно, в порыве щедрости, разрешил деревне не платить налог два года. Вот только жители деревни об этом не знали - посланник дайме "забыл" им об этом сообщить и добросовестно все эти два года собирал с них дань, да еще по два раза в год, кладя деньги в свой карман. Да еще и большую, чем должен был.
   Предатели самураи все это видели, но молчали, ибо давали клятву верности.
   Лишенная денег и большей части продовольствия, деревня за первую зиму сократилась вдвое. В следующую - еще на треть.
   Когда человек дайме в очередной раз пришел за налогом, жители деревни ему просто отказали - просто нечего было отдавать, только крохи и остались. Тупорылый мудак, имя которого я пока не знаю, пришел в бешенство и приказал своей охране перебить деревню. Самураи выполнять приказ отказались, встав на сторону жителей деревни.
   С одной стороны - предали клятву.... А с другой стороны я их за это ничуть не осуждаю.
   Посланник дайме смог убежать и сразу же пожаловался своему хозяину. И тогда дайме послал верных ему самураев разобраться и нас заодно решил подключить.
   И вот, дело сделано.... деревня уничтожена, оставшиеся в живых обречены на голодную смерть - без помощи они и месяца не протянут. А мерзкое чувство в груди только усилилось.
   - Что будем делать, командующий? - глухим голосом спросил Хизурен.
   - Берем оставшихся жителей и ведем их в Коноху. Мы обязаны позаботиться о них.... Пленных самураев берем с собой, они не заслуживают казни от рук тех ублюдков.
   А потом я найду того чиновника, который был виноват в этом. Это глупости, что месть не приносит облегчения. Совершившему месть, может, и не приносит. А погибшему из-за этой падали точно легче будет, хоть и на том свете. По крайней мере, я надеюсь на это.
   Конечно, лояльные дайме самураи пытались нас остановить. Им хватило одной демонстрации Сусаноо, чтобы угомониться.
   И ведь наверняка пожалуются своему хозяину, преданные собаки. Ну и пусть.
  
   *
  
   В общей сложности, на все задание, в том числе и путь, у нас ушло две недели.
   И вот, уже у самых ворот Конохи (а ворота, как и стена, были отгроханы просто огромные) ко мне подбежал шиноби АНБУ в маске тигра.
   - Командующий! - что есть сил закричал он, опускаясь на колено. Почему-то шиноби мелко подрагивал, и я сразу заподозрил недоброе.
   - Докладывай, - приказа я.
   - Командующий... - шиноби мялся, боясь продолжать, что только усилило мое беспокойство, - Ваш брат и ваша жена....
   Дальше я уже не слушал, сразу рванув к кварталу Учих. Сердце бешено колотилось, предвидя беду.
   В квартале клана было непривычно тихо и мрачно. На улицах толпилось уйма народу - и Учихи, и Хьюга, и Узумаки, и Сенджу.... Увидев меня, шиноби расступились. Окончательно придя в панику, я что есть сил побежал к центру толпы. По дороге меня перехватил Хаширама.
   - Мадара, не надо, - пытался он меня удержать на месте, но я без сомнений несколькими ударами убрал его с дороги.
   И я увидел то, что хотел скрыть от меня Хаширама - два открытых гроба. В одном лежал Изуна, в другом Хана.
   Я просто стоял и смотрел на мертвые тела самых дорогих мне в этом мире людей. На стоящих на коленях рядом с гробами Таджиму и Токуму я даже не обратил внимания.
   Сложно описать, что я чувствовал в этот момент.... В один момент я просто потерял способность здраво мыслить.
   Мозг отказывался принимать реальность. Этого просто не могло быть.
   Это была иллюзия. Очень сильная и искусная иллюзия, надо собраться.
   - Кай! - закричал я, складывая руки в печать и пуская по телу чакру.
   Иллюзия не развеялась, очень сильная, кто-то из Учих поставил, не иначе.
   Я вновь и вновь складывал печать снятия иллюзий, но она никак не желала проходить.
   - Мадара, - снова раздался за спиной голос Хаширамы, - Это не иллюзия...
   Я больше не мог.... Без сил опустившись на колени, я прижался к мертвому телу своей жены. По щекам телко что-то вязкое и теплое, но мне было глубоко наплевать....
   Сердце разрывалось от вида мертвой Ханы и брата.... На лицах их были повязки. Их лишили глаз?! Боль была настолько сильной, что казалось я в аду. Нет, в аду было бы гораздо лучше.
   А потом я заметил в гробу с женой два маленьких свертка. И только тогда обратил внимание, что живот Ханы был плоским. Трясущимися руками, я посмотрел что там, хотя знал ответ. Мальчик и девочка. Должны были быть мальчик и девочка.
   Я что-то говорил о боли? Забудьте. По сравнению с новой, та была ничем.
   - Мадара, мне очень жаль.... Мы сделали все, что могли....
   - Что.... с ними.... произошло?! - кое-как справившись прохрипел я.
   - Они выехали за пределы деревни, - глухим голосом начал рассказ Хаширама, - Мы не знаем, куда они направлялись. По дороге на них напали бандиты.... Их уже кто-то уничтожил, и мы не смогли никого допросить.....
   Бандиты..... Нет, никакие бандиты не смогли бы справиться ни с Ханой, ни с Изуной....
   - Мы проведем расследование и найдем виновных, я клянусь, Мадара....
   Я не слушал, мне было плевать.
   В душе уже горело пламя ярости и с каждой секундой все сильнее. Оно гнало меня действовать, жаждало крови виновных....
   Я закричал, что было сил, заставив отшатнуться всех присутствующих.
   Мой крик только подстегнул ярость. В голове билась только одна мысль - найти и убить.
   Не медля ни секунды, я побежал к кварталу Хьюг. Там последнее время жила Хана, там могут быть улики....
   Только я успел подумать об этом, как уже переворачивал комнату Ханы верх дном. Кажется, кто-то пытался мне мешать, я отмахивался от них, как от назойливых мух. Кажется, кого-то убил, не важно - мне никто не смеет мешать.
   Мои поиски увенчались успехом - я нашел письмо.
  
   [Уважаемая Хана-сан.
   Я знаю, что между нами нет дружеских отношений. Но мы обе любим своих мужей и желаем им только самого лучшего. Поэтому я и хочу исправить то недоразумение, что возникло между нами по моей вине. Поэтому я хочу пригласить Вас и Изуну-сана в наш загородный дом в лесу. Мы с Тобирамой будем рады видеть вас. И я надеюсь, что мы сможем решить миром все недоразумения между нами. В конце концов, наши мужья очень хорошо ладят, и мы не можем отставать от них.
   Да благословят вас небеса,
   Узумаки Мито]
  
   Узумаки Мито.
   УЗУМАКИ МИТО!
   И Тобирама.
   Это к ним пошли Изуна и Хана?! Они могут что-то знать! Я это выясню. Надо всего лишь допросить их. И я допрошу, я умею. Цукуёми всем развязывает язык.
  
   *
  
   В деревне царила паника - по центральной улице Конохи к резиденции Сенджу шел Мадара Учиха. Выглядел глава клана Учиха ужасающе - лицо в крови, безумный вгляд не видящий ничего вокруг и огромная, пылающая фигура Сусано. Но хуже всего была чудовищную жажду крови, накрывшая деревню, от которой у бывалых шиноби прошедших через сотни битв войны кланов дрожали колени и перехватывало дыхание, а руки отказывались поднять даже кунай.
   Хокаге ещё несколько минут назад приказал отступить, дожидаясь пока у обезумевшего Мадары закончится чакра. И теперь все лучшие шиноби деревни, кто мог выдержать давление, поспешно уводили всех с пути Учихи, будь то мирные жители или более слабые соратники. Только сам Хаширама и ещё несколько шиноби, что по праву считались сильнейшими в селении следовали рядом с безумцем, выжидая подходящего момента. И момент представился, уже у самого квартала Сенжу, Сусано стал расплываться переходя в более слабую форму и тогда путь Мадары вновь преградил Первый Хокаге.
   - Мадара, остановись! - закричал Хаширама, пытаясь воззвать к разуму Учихи, - Посмотри, что ты творишь!
   - Уебывай с дороги, - прохрипел Мадара в ответ, двинувшись прямо на Хокаге и не думая сворачивать, - Мне нужна Узумаки....
   - Мадара, приди в себя! Я понимаю твое горе, но....
   - Дохера пиздишь! - закричал Учиха, прыгая на Хашираму, целясь кулаком ему в горло.
   Но Сусано уже окончательно исчез и истощение чакры дало о себе знать замедлив движения шиноби. Без труда уклонившись, Хаширама мощный ударом в голову вырубил Мадару. Бессознательное тело Учихи упало на лестницу и скатилось к подножью. Бойцы Листа вздохнули с облегчением - кровавому безумию пришел конец.
  
   *
  
   - Очнулся, наконец, - сказал мне Таджима, когда я смог открыть глаза.
   Я попытался встать, но был слишком слаб и отец без труда удержал меня nbsp;на кровати.
   - Мне.... нужна Узумаки, - еле выговорил я.
   - По-твоему ты мало зла причинил? - внезапно с гневом сказал отец, - Да ты хотя бы помнишь, скольких ты убил?! Кровавая бойня - так ты почтил память своего брата, моего сына, и своей жены?!
   - Заткнись.... убью.... всех убью....
   - Хокаге еще пощадил тебя, хотя вся Коноха требует твоей крови!
   - Плевать.... Узумаки что-то знает....
   - Да ничего она не знает! Хаширама ее сам, лично допросил! Свою собственную жену! ты три дня провалялся в отключке. Хокаге уже провел расследование и никаких следов не обнаружил....
   - Это она, я чувствую....
   - Твое "чувствую" уже принесло горе не только в наш клан, но и всей деревне!
   Таджима замолчал, встав с кровати и пройдясь по комнате.
   - Я понимаю твои чувства.... Я любил Изуну и больше всего на свете хотел бы, чтобы виновный в его смерти умер.... Но ты перешел все границы! Знаешь, скольких ты убил и скольких покалечил?!
   Я промолчал, сил отвечать не было.... Да и перед глазами вновь всплыли мертвые тела моей жены и брата.... И не рожденных детей.
   - Общим решением клана ты снят с поста главы клана Учиха. И за свои преступления ты приговариваешься к изгнанию.
   Мне было плевать.
   Я хотел мести. И плевать, кого там допросил Хаширама - я сам все должен был услышать.
   - Убирайся из деревни немедленно, - бросил напоследок Таджима и вышел из комнаты.
   Я ушел той же ночью, когда силы немного восстановились. С собой я взял только доспехи и оружие.
   Я вернусь, обещаю. И выясню все. Но бой с Хаширамой показал, что мне нужна сила. И я знаю, где эту силу можно было достать.
   На плите Рикудо было написано, что сила глаз Учиха зависит от испытываемой его ненавистью. Что ж.... От той ненависти, что я испытываю сейчас, даже Кьюби задрожит от страха!
  
  
   *
  
   Таджима был доволен, но самым тщательным образом скрывал свои чувства. Старый шиноби и раньше сохранял максимальную невозмутимость, а благодаря nbsp;"уроку" от Мадары и вовсе развил искусство сохранять ледяную маску на лице до совершенства.
   Долго подготавливаемый план наконец-то был приведен в действие.
   А ведь первыми порывами Таджимы было использовать Синдзи ля убийства Мадары. Какое счастье, что он тогда сдержался и не совершил такую крупную ошибку.
   Нет, так глупо терять свое последнее оружие Таджима не собирался. Вместо этого, бывший глава клана стал собираться информацию с помощью Синдзи. Ведь тот, благодаря своим поразительным способностям, мог проникать куда угодно. В том числе и к опальному Учихе, без проблем минуя не особо добросовестных охранников. Ну конечно, кто всерьез будет охранять "слабого" старика, который к тому же ведет себя ниже травы, тише воды.
   Таджиму интересовала любая крупица информации, собираемая Синдзи. Каждую деталь он вновь и вновь прокручивал в голове, ища возможность отомстить за свое падение.
   И такую возможной бывший глава клана отыскал. Небольшая группа фанатиков, помешанных на убийства. Поклоняющиеся какому-то там богу, они предпочитали преподносить ему человеческие жертвы. И "качество" жертвы влияло на многое.
   К сожалению, ничего конкретного об этой группе известно не было - слухи и домыслы, не более. Потребовалось полгода упорной работы Синдзи, чтобы получить более конкретную информацию. Но оно того стоило.
   Этих фанатиков не интересовали деньги. А вот возможность убить носителя легендарных глаз и принцессу Хьюга - очень даже. Группа этих фанатиков была немногочисленной, но они вполне способны были сделать требуемое.... с помощью самого Таджимы, конечно.
   Детальная разработка плана заняла какое-то время. Самым сложным оказалось выманить Мадару из деревни на сколько-нибудь продолжительное время, хотя бы недели на две.
   И тут Таджиме просто повезло - Мадара сам ушел на какое-то задание, что было просто превосходно. Казалось сами боги на стороне Таджимы.
   Не смотря на опальное положение отца, Изуна все равно приходил к нему. Хоть у охраны и был приказ Мадары никого не пропускать, брата главы клана они все-таки пропускали. Наверное, думали, что ничего страшного не случится.
   Таджима очень хорошо играл роль доброго, все понимающего отца. Он самым внимательным образом слушал все, что говорил ему Изуна: его размышления, переживания и надежды. И даже давал дельные советы.
   И вновь удача - Изуна не счел нужным скрывать от "любимого отца" информацию о том, что он с женой Мадары собираются провести пару дней в загородном доме Узумаки. Для налаживания отношений. Ничего удивительного, ведь Таджима, играя роль заботливого отца и прикрывая тылы, сам неоднократно советовал Изуне перестать собачиться с Тобирамой по каждому поводу, приводя в пример Мадару и Хашираму, которые в прошлом были непримиримые враги, а теперь вместе создавали новый мир.
   Невзначай выяснить у простодушного Изуны, когда именно они собрались отправиться в гости к Узумаки, не составило труда. Как и численность их охраны - тройка шиноби Хьюга и отряд АНБУ, тоже трое. Таджима ОЧЕНЬ убедительно попросил сына заглянуть к нему перед уходом из деревни, якобы для важного разговора.
   И Таджиме действительно пришлось придумывать "важную" информацию для сына, которая свелась к простым предупреждениям о возможной коварности Узумаки и Тобирамы и всякой прочей мелочи. Но главной своей цели Таджима достиг - смог напоить Изуну чаем с одним очень интересным ядом, который почти не наносит вреда организму. Так, всего лишь кратковременные небольшие проблемы со зрением, слабость в ногах и ухудшения контроля чакры.
   С помощью Синдзи Таджима передал всю необходимую информацию группе фанатиков. О том, что случилось дальше, можно было только предполагать.
   Группа из Изуны, Ханы и шесть шиноби охраны вышла из Конохи. Двигались они медленнее из-за беременности Ханы. Синдзи заранее узнал возможный маршрут, где и расставил ловушки.
   Банда обычных людей прекрасно привлекла внимание шиноби, но за угрозу их не посчитали. Из-за беременной жены Мадары, шиноби пришлось останавливаться, чтобы занять оборону и исключить малейшую вероятность того, что Хана пострадает. Хотя обычные разбойники и не были угрозой - даже один единственный шиноби способен уничтожить банду немалых размеров.
   А вот дальше, когда двое Хьюг начали бой с разбойниками, всю эту веселую компашку накрыл барьер - та самая ловушка подготовленная Синдзи. Не особо сильный и не способный никого долго удержать. Его основной задачей было скрыть всплески чакры и заглушить звуки. И самое ироничное было в том, что печати для барьера были созданы кланом Узумаки и достать их стало возможно только благодаря союзу организованному Мадарой. Не будь их, операция бы провалилась, ведь обычный барьер не обманет сенсора такого уровня как Тобирама, да и Хъюги бы его навернаяка заметили. Как же жаль, что нельзя рассказать Мадаре о его роли в гибели жены...
   Используя свои способности, Синдзи без труда добыл кровь Изуны и Ханы и отдал ее выскочившим из засады фанатикам. Используя какие-то свои странные техники, фанатики уничтожили всех шиноби Конохи. И при этом умудрились никого не потерять. Хотя Синдзи рассказывал, что они сами бросались на меч охраны, давая себя убить. А после вставали с земли, как ни в чем не бывало, и атаковали ничего не подозревающих шиноби в спину. Или держали противника, не обращая на смертельные удара внимания, пока другие фанатики не убивали шиноби.
   Кто-то пытался увести Хану и привести подмогу.... Но тут в дело вступал Синдзи, пресекая любую возможность этого, убивая в спину.
   Изуна сопротивлялся больше всех, хотя, видать по глупости, даже не стал активировать глаза, наверно сперва недооценил врага, а потом стало поздно. Ну и яд, который ему подмешал в чай Таджима, сделал свое дело. Да фанатики и не трогали их. Двое из странных шиноби просто выпили кровь, которую им дал Синдзи, и совершили какой-то таинственный ритуал, пока другие отвлекали внимани. Фанатики убили себя, а умерли брат и жена Мадары.
   Дальше дело техники - Синдзи забрал глаза, фанатики закончили молитвы, а бандиты получили причитающиеся им деньги и все недешевое снаряжение с шиноби.
   Фанатики, спокойно скрыли свою чакру, опять благодаря печатям Узумаки, что те поставляли в АНБУ, его старшему сыну, для отрядов разведки, а Синдзи украл готовя покушения и заранее снабдил фанатиков(иначе бы их ещё на подходе обнаружили Хъюги из охраны), и смогли покинуть прилегающие к Конохи земли до того, как на их след напали шиноби. Да и следа как такового не было, составы Инузук убирающие все запахи, опять из арсенала АНБУ, прекрасно справлялись со своей задачей, так что теперь их даже призивыемые собаки Хаттаке по запаху не найдут. Ну, а незадачливые разбойники увели за собой преследователей. Хорошо, что их всех убили. Да даже если бы и нет - никаких контактов с ними Таджима не имел, этих смертников наняли сами фанатики.
   Оставалось только изобразить убитого горем отца, что у Таджимы получилось выше всяких похвал. А верный Синдзи в это время несся к отряду Мадары. Его задачей было подлить в питьё командующего АНБУ слабую версию боевого стимулятора Учих, усиливавшего чакру и побочным действием, вызывающего в человеке ничем неукротимую ярость, причём действующего тем сильнее, чем сильнее чакра Учихи, так что можно было не опасаться что весь отряд впадёт в бешенство. Да и стимулятора было немного, только чтобы подтолкнуть Мадару в нужном направлении. Учитывая, что Мадара спокойно ел из общего котла и пил общую воду - простейшая задача.
   И все вновь прошло без сучка и задоринки - Мадара не обманул возложенных на него ожиданий. Таджиме хотелось рассмеяться в голос, глядя на то, как его "сын" разрушает все то, что сам создавал. Как он крушил деревню и убивает тех, кого поклялся защищать.
   Последним аккордом этой песни был "суд" над Мадарой за совершенное им преступление. Кланы настолько перепугались, что чуть ли не в едином порыве убеждали Хокаге в необходимости убить безумца. И их голосам вторили все резко проснувшиеся недоброжелатели его сына, что до этого тихо и бессильно злились по углам, самым громким из которых был Тобирама. И тут слово дали Таджиме. Да, это была лучшая его речь в жизни! Как он говорил, какие аргументы приводил, как давил на жалость.
   Но своей цели достиг - Мадару приговорили к изгнанию.
   Таджима ликовал - больше никто не стоял на его пути к власти. Он вновь вернет себе главенство в клане. А с помощью своей новой "мудрости" и глаз Изуны, он получит место Хокаге.
   "Да, Мадара, спасибо тебе за то, что свергнул меня. Если бы не ты, я бы так никогда и не осознал каких результатов можно достичь благодаря одним только словам!".
   Таджима вовсю применить новую науку на Конохе - он станет Хокаге. И вот тогда.... Он сполна отомстит Сенджу. Они все с радостью отдадут свои жизни, якобы для величия Конохи, но на деле - для величия клана Учиха! Да, это будет самая изощренная месть из всех возможных.
   Тем более, что у Таджимы скоро будет две пары глаз с Мангекё.
   Морально раздавленный и обессиленный Мадара даже не подозревает, что идет прямо в лапы тех фанатиков. Ведь принести в жертву своему богу самого легендарного Мадару - это ведь так заманчиво, правда?
  
   *
  
   Я шел и не видел дороги. Все мои мысли были заняты событием в деревне. И последующими планами.
   По информации, полученной АНБУ, я знал примерное расположении некоторых биджу. В том числе и Кьюби. Ведь я собирался собрать их всех и поставить на службу Конохе. Теперь планы изменились, и мне нужен был Лис. Для своих личных целей.
   В каноне Мадара смог его подчинить. Значит и я смогу.
   Я все шел и шел, время уже давно перевалило за полдень. От Конохи я был так далеко, что в этих землях даже патрулей шиноби не было.
   И надо было такому случится, что именно здесь на меня решили напасть.
   Их было семеро. Шиноби, с разным колюще-режущим оружием, одеты кто во что горазд. И явно ждущие меня - слишком уж паскудно выглядели их рожи.
   В центре стояла девушка, опирающаяся на косу с двумя лезвиями. Где-то я такое видел.
   - Куда путь держишь, сладкий? - обманчиво-добродушным голосом спросила она.
   - Не твое дело, - быть вежливым с моими потенциальными убийцами мне точно не хотелось.
   - Остынь, долбоёбина, - рассмеялась девушка, - Ты уже пришел куда надо. Сдохни нахуй, во славу Дзясина!
   Прекрасно. Семеро жрецов этого поганого божка. Бессмертные и полные сил. А на другой стороне я, еще не восстановившийся и усталый. Блеск.
   *
  
   - Знаешь, пиздоглаз, - мечтательно произнесла жрица, потянувшись всем телом, - А ведь у меня есть твоя кровь. Да-да, по глазам твоим блядским вижу, что ты все понял. Но как по мне, это будет ебанным обманом. К тому же, скучным.
   Жрица достала небольшой пузырек, котором находилась вязкая красная жидкость, и бросила его себе под ноги.
   - Так будет лучше, - улыбнулась женщина, раздавливая пузырек ногой, - Хоть с одним опиздевшим еретиком разберемся, как полагается, в бою.
   - Один вопрос, - прервал я словесный поток жрицы, - Что значит: "Хоть с одним опиздевшим еретиком разберемся, как полагается"? Кого вы уже успели убить?
   - Слишком любопытный. Для мертвеца. Но я отвечу - группу таких же ебанных богохульников, как ты.
   Это все, что мне надо было знать.
   Сусаноо.
   Чакры - меньше десятой части от моего резерва плюс физическое и моральное утомление, но мне было категорически на это плевать. Эти ублюдки были виновны в убийстве моей семьи, в этом практически не было сомнений. И это означает, что их я убью даже ценой собственной жизни, и никто меня не остановит.
   Шесть жрецов кинулись ко мне, размахивая своим оружием. Жрица осталась на месте и с интересом смотрела на развернувшуюся битву.
   Первых двух нападавших я разрубил надвое, а вторым ударом отсек им головы. Поверженные тут же принялись материться и угрожать, совершенно не собираясь подыхать. Так даже лучше, потом я ими займусь.
   Оружие жрецов безрезультатно пыталось пробить Сусаноо. Хотя их удары были гораздо сильнее, чем у обычных шиноби. Они много тренировались или это еще один бонус от их божка?
   Что бы там ни было, а просто стоять и позволять наносить мне удары я не собирался. Жрецы были быстрые, не такие быстрые, как я, но достаточно для того, чтобы успешно уклоняться от моих атак. Но мой взгляд все равно был быстрее.
   Аматерасу.
   Вспыхнувшее черное пламя зацепило сразу двоих. Жрецы, впервые встретившись с подобным, попытались руками затушить огонь, но от этого он только сильнее охватил их тела. Воспользовавшись тем, что они замерли, я отрубил обоим головы и сразу же затушил Аматерасу. Их тела мне еще понадобятся.
   Осталось трое.
   Поражение коллег разозлило двух моих противников. Сосредоточившись, я наложил на пять метров вокруг себя сильное гендзюцу. Оба жреца попали в него и даже не заметили, продолжая сражаться с моей иллюзией. И это случилось как раз вовремя, потому что я просто физически больше не мог использовать Сусаноо, и пришлось его деактивировать. Но это не помешало срубить им головы своей собственной косой.
   Осталась одна, десерт так сказать.
   А в следующую секунду мне ногу пробил меч, кинутый жрицей. Видимо, она пробила мне нерв или что-то в этом роде, так как боль была просто адской - я не был в состоянии не то что ходить, а даже просто стоять на ногах.
   К рукояти меча была привязана проволока и жрица притянула свое оружие обратно к себе. И, конечно же, сразу же отведала моей крови.
   Кожа жрицы почернела, и на ней появились изображение костей. Сука не теряла времени даром - под ней так же красовался треугольник заключенный в круг.
   - Смотри, хуесос, фокус! - смеясь сказала она мне, протыкая себе живот каким-то металлическим копьем.
   А дальше все понятно - повреждения жрицы полностью перешли на меня, и к боли в ноге добавилась боль в животе. Я чувствовал, как вместе с кровью из тела вытекают и последние силы.
   - Была бы рада помучить тебя, сладкий, но ты и так уже на последнем издыхании. Дзясин-сама будет очень недоволен, если ты умрешь от потери крови. Пока-пока, блядское мудило.
   Ну, вот и конец, видимо. Может, я хоть Хану и Изуну увижу.... И своих детей.
   Жрица проткнула себе сердце металлическим копьем и закричала от боли. А я все еще был жив.
   И где были мои глаза, что я не заметил Айвори и Эбони, которые изо всех сил лапами стирали круг Дзясина. Жрица тоже обратила на них внимание.
   Собрав последние силы и игнорируя боль, я бросился к женщине. Вороны отвлекли ее на достаточное время для того, чтобы я смог подобраться к ней на расстояние удара.
   Свою косу я оставил на месте сражения, так что пришлось отбирать оружие у противницы. Она даже понять ничего не успела, как ее голова отделилась от плеч.
   - Уебок! - злобно заорала она, упав в дорожную пыль, - Я тебя раскаленной кочергой в задницу выебу, сученыш!
   Сил на что либо, у меня уже просто не было. Я просто опустился на колени, пытаясь остановить кровь.
   - Эй, Мадара, ты как? - подлетел ко мне взволнованный Эбони.
   - В порядке. Может перенести меня и куски этих обмудков к своему племени? Кажется, мне нужна медицинская помощь.
   Эбони и Айвори это сделать могли. И сделали. Правда, им потребовалась для этого моя чакра.
   На перенос ушли последние силы и как только я оказался в безжизненных землях племени воронов, я сразу же вырубился.
  
   *
  
   Я лежал на серой, безжизненной земле раздетый. Мои раны были аккуратно перевязаны и боли от них я уже не ощущал.
   - Ты очнулся, - произнес Старейшина, сидящий на дереве рядом.
   - Спасибо за лечение, - первым делом поблагодарил я, вставая с земли.
   - Не стоит, это было не сложно. Мы знаем, что случилось - и это знание наполняет болью наши сердца.
   Я промолчал. Говорить о том, что случилось, мне совершенно не хотелось.
   - Я верну их, - глухо сказал я, - Если потребуется, вырежу весь пантеон местных богов, но верну. Любой ценой.
   - Только боги могут возвращать к жизни мертвых, Мадара, - я не видел, но чувствовал внимательный взгляд Старейшины.
   - Тогда я стану богом этого мира!
   - И как же ты это сделаешь?
   Хороший вопрос.
   Для начала - допрошу придурков, который я победил. Что-нибудь они должны знать.
   Увидев меня, головешки начали материться и угрожать, старая песня. Больше всех надрывалась жрица. Я ее даже послушал бы, будь я в хорошем настроение. Но вместо этого, я просто заткнул им рты.
   - Интересная способность организма, - поделился со мной Старейшина, - Тело не умирает, даже разрублено на кусочки. И даже регенерирует конечности, кроме головы.
   - Тела ваши, - сказал я, рассматривая "пленников", - Будут источником пищи на пару лет. Вроде бы им для поддержания бессмертия надо кровавые ритуалы проводить. Без них они через какое-то время снова станут смертными. Ну а до этого времени - наслаждайтесь, считайте это подарком стае.
   Старейшина кивнул и по его команде изрубленные тела жрецов подхватили молодые вороны и куда-то унесли.
   - А я пока пораспрашиваю гостей, - продолжил я, активируя Мангекё.
   Цукуёми.
   За пять часов я узнал все, что знали эти выродки. Вот только имени главного виновника в их головах не было. всю информацию о моей семье они получили от некого "Синдзи". Но, судя по всему, этот Синдзи выполнял поручения кого-то из клана. Кого-то, кто ОЧЕНЬ многое знал обо мне и моей семье. И у меня был подозреваемый - Таджима Учиха. Надо было убить его, пока была возможность! Изуна, зачем ты меня тогда остановил?....
   оставив головы наслаждаться видами мертвой земли на кольях, я сел у ближайшего дерева. Рядом на землю приземлились Айвори и Эбони. Они ничего не говорили, но я чувствовал их поддержку.
   Что мне дальше делать? Возвращать к жизни своих родных. Как? Эдо Тенсей отпадает - Тобирама его еще не изобрел, да и не полноценное оживление это. Риннеган? Бинго.
   Но с этим проблем. Для начала мне потребуются гены Хаширамы. Канонный Мадара смог получить глаза Рикудо только под конец жизни, спустя несколько десятилетий после получения генов Сенджу. И я сильно сомневаюсь, что у меня получится раньше..... А к этому времени тела моих родных сгниют! Одно дело возвращать душу и жизнь в нетронутое временем тело, другое - в скелет.
   Я не имею право на ошибку и не могу рисковать своим братом, женой и детьми. Я обязан их вернуть.
   Кажется, я действительно должен стать богом для этого. Мне нужен Десятихвостый. Если плита Рикудо не врет, то это существо поистине невероятной силы и его джинчурики будет подобен богу по силе. Именно то, что мне нужно.
   А для Десятихвостого мне нужно собрать все девять биджу, разбросанных сейчас по миру. Проблема в том, что Хаширама собирается раздать их великим странам. Мы много раз спорили на эту тему, и я так и не смог его переубедить.
   Один собрать их всех я не смогу, это факт. И еще одно - как только я начну захватывать биджу, на меня тут же ополчиться весь мир. Значит, мне нужна своя организация шиноби, преданная лично мне.
   А еще мне нужно умереть. Тогда никто не станет меня выслеживать и я смогу развернуться. И я даже знаю, как мне стоит умереть.
   Я обязан свести свое влияние к минимуму и вернуть мир на путь канона. Тогда и только тогда я смогу наиболее эффективно действовать, ведь вся история будет мне известна.
   Решено.
  
   *
  
   Кьюби я нашел быстро. Нельзя сказать, что он скрывался. Да и как будет скрываться огромный лис, чакра которого ощущается за десятки километров от него?
   Меня он тоже почувствовал и был совсем не рад моему появлению. Видимо, шиноби уже успели его взбесить своими попытками захватить столь лакомый кусок.
   Встретил меня своей фирменной Ки и рыком. И меня это не особо впечатлило, хотя шиноби послабее уже бежал бы домой в слезах.
   - ШИНОБИ! - взревел Лис, - ТЫ УМРЕШЬ!
   - В другое время, я бы попытался склониться тебя к сотрудничеству убеждением, - спокойно сказал я, смотря в глаза лису, - Но у меня нет на это времени, Курама.
   Лис был шокирован фактом, что мне известно его имя. И это облегчило мне задачу - на секунду его ментальная защита дрогнула, и я не замедлил воспользоваться Шаринганом.
   Кьюби сопротивлялся, как загнанный в угол зверь (впрочем, так и было). Но он ничего не мог противопоставить наследству человека, который его и создал.
   Мои глаза оказались сильнее, а воля крепче.
   Глаза Лиса изменились и теперь были отражением моего Шарингана. Я чувствовал власть над биджу и она мне нравилась.
   - Что ж, Лисенок, давай прогуляемся до Конохи...
  
   *
  
   Я без проблем обошел защиту деревни. Все-таки это я ее создавал. И в ней были дыры, о которых знал только я.
   Была глубокая ночь и Коноха спала. Это меня полностью устраивало.
   Я бесшумной тенью добежал до квартала Учих и сразу же взял курс на дом отца. Как и ожидалось, он был там. Спал. Но спал более чем чутко - я только дверь прикрыл, а в меня уже полетел кунай, который я без трудностей перехватил.
   - Мадара?! Ты жив? - пораженно спросил Таджима.
   Надо же, проговорился - "жив". Не ожидал меня больше увидеть и потерял контроль над эмоциями. И тем самым подтвердил мои опасения.
   Я ничего ему не сказал, мне просто нечего было сказать этому ублюдку. Я просто пошел на него.
   Он пытался защищаться, конечно. Даже Шаринган активировал.... Точнее, Мангекё, по которому я без труда узнал глаза Изуны. И это с новой силой разожгло казалось бы притухшую ненависть. Только в этот раз я головы не потерял.
   Таджима пытался затянуть меня в Цукуёми, но он был еще в этом откровенно слаб и я без труда отражал его атаки.
   И вот, когда я уже добрался до драгоценного тела своего отца, я почувствовал движение сзади. Предупрежденный жрецами о кое-каких особенностях того "Синдзи", я мгновенно развернулся и блокировал удар мечом, тут же нанося ответный удар кунаем. Этот Синдзи оказался медленнее меня и мой кунай пробил ему голову.
   Жаль, легко отделался. Но у меня еще есть сладкое. Хотя для начала я все-таки поспрашиваю папочку в Цукуёми. У меня еще так много вопросов.
   Из комнаты отца я выходил с его головой в руках. Стены комнаты были окрашены в красный цвет и повсюду валялись внутренности Таджимы - отец умер далеко не сразу.
  
   *
  
   АНБУ было поднято по тревоге. Как и все остальные шиноби.
   Наставник быстро сообщил Данзо и Хизурену, что в деревню проник враг и напал на квартал Учих.
   "Странно", - промелькнуло в голове Шимуры, - "А звуков боя не слышно".
   После происшествия с их Сенсеем, все шиноби еще долгое время находились, как на иголках, в ожидании возвращения Мадары. Поэтому и на эту тревогу все среагировали чуть ли не мгновенно.
   Злоумышленник был в доме Таджимы Учихи и здание, к прибытию Шимуры и Сарутоби, уже было окружено. Впереди всех стоял сам Первый Хокаге с братом.
   - Кто бы ты ни был - выходи! И смотри мне без глупостей! - закричал Тобирама, судя по виду, которого он прекрасно знал, кто именно внутри дома.
   Дверь дома открылась и на освещенную улицу вышел.... Сенсей.
   Он был весь в крови и нес в руке чью-то оторванную голову без глаз, скорее всего самого хозяина дома.
   - Это все-таки ты, - как-то обреченно сказал Хокаге.
   - Я, - не стал отрицать очевидного Мадара, - Были неоконченные дела. Вот и вернулся.
   - Значит, это он во всем виноват? - полу утвердительно спросил Хаширама и получил в ответ кивок Учихи.
   - Да что с ним разговаривать! - моментально завелся Тобирама, - Он преступник и был изгнан! Своим возвращением он только ухудшил собственное положение. Арестовать его!
   Ни один из присутствующих АНБУ не бросился выполнять приказ. Обычные шиноби, помня о том, что творил Мадара, тоже оставались на месте.
   - Ну и какого биджу стоим? - закричал сам Мадара, - Почему не выполняете приказ, уроды?!
   Учиха наткнулся взглядом на Данзо и улыбнулся.
   - Шимура, чему я тебя учил?! - закричал Мадара своему бывшему ученику, от чего тот вздрогнул, - Кому принадлежит твоя верность?
   - Деревне, сенсей, - неуверенно ответил Данзо.
   - Вот именно! Ни мне, ни Хокаге, ни этой пародии на меня под именем Тобирама! А деревне. И сейчас я - враг Конохи. Так чего вы ждете?!
   Данзо неуверенно достал кунай, но, как и другие, все равно остался на месте.
   - Беда-беда, - покачал головой сенсей, - Вас еще гонять нещадно лет десять надо. Ну что, Хаширама? Похоже, разбираться нам придется с тобой вдвоем. Твой брат бой со мной явно не потянет.
   - Мадара, уходи. Просто уходи, - Данзо был готов поклясться, что в голосе Хаширамы проскользнули просящие нотки, - Никто тебя не тронет - просто покинь деревню. Я не хочу с тобой сражаться....
   - А вот я не против боя с тобой, мой друг. И мое мнение тут решающее. Знаешь, что это?
   Учиха достал из-за пояса свиток и Хокаге тут же нахмурился.
   - Это, что я думаю? - осторожно спросил он.
   - Именно. Представляешь, что будет, если я его выпущу прямо в Конохе?
   - Я не позволю тебе этого сделать.
   - А вот такой разговор мне нравится гораздо больше.
   - Мадара.... Зачем тебе все это?
   - Канон сильнее нас обоих, друг мой....
   "Какой еще канон?" - успел удивиться Данзо.
   Сенсей бросился к Хокаге, занося руку для удара. Казалось, Хаширама не сможет уклониться.... Но оба, и Мадара и Хокаге, исчезли в облаке дыма.
  
   *
  
   Два сильнейших в мире шиноби появились в облаке дыма посреди равнины, на границе со страной Рисовых полей.
   - Мудрое решение, - одобрительно кивнул Мадара, - Деревню мы бы разнесли в щепки.
   - Мадара, я все еще не хочу сражаться с тобой.... Отступись!
   - Прекрати нести чушь. Не хочешь сражаться ты - я сражусь с деревней. И уничтожу ее.
   Мадара провоцировал Хашираму и Хокаге это ясно понимал.... Но он не мог рисковать их общей мечтой, которая наконец осуществилась.
   - Я не позволю тебе причинить вред Конохе и ее жителям. И никому не позволю: будь это хоть мой брат или лучший друг....
   - Это я и хотел услышать!
   Мадара развернул свиток и приложил к нему ладонь. В следующую секунду на призыв Учихи появился огромный Лис с девятью хвостами.
   "Он все-таки нашел и подчинил его", - промелькнуло в голове Сенджу. Бой обещал быть сложным.
   Бой Мадара начал с того, что заставил Лиса пустить В Хашираму бомбу биджу. Огромная черная сфера, оставляя за собой борозду, полетела в Сенджу, но Хокаге не был бы Хокаге, если бы его так просто можно было бы убить - он просто увернулся от "подарочка" лиса.
   "По крайней мере, это будет весело!" - подумал Мадара, взывая ко всей ярости и ненависти, что скопилась в его душе. Эти негативные эмоции следовало "потратить" в этом бою, чтобы потом идти к своей цели с холодной головой.
   Выросшие из земли деревья попытались опутать Лиса, но Кьюби разорвал их одним ударом лапы. Но на их месте тут же появились новые и биджу пришлось отпрыгивать в сторону, чтобы избежать пленения.
   Ни Хаширама, ни Мадара не экономили сил при атаках. Каждый стремился максимально быстро уничтожить противника, шиноби не сдерживались. Учиха просто залил равнину океаном огня, усиливая его ветром. А Сенджу гасил пламя Мокутоном и использовал свой немаленький арсенал холодного оружия. Зная об особенностях Мангекё, Хаширама ни разу так и не посмотрел в глаза своего противника.
   Деревянных клонов Хокаге Мадара просто сжигал Аматерасу, по какой-то причине не используя его на самом Сенджу.
   Бой между двумя шиноби носил такой разрушающий характер, что каждая атака меняла окружающий ландшафт. Если бы кто-то из других шиноби присутствовал при этой битве, он бы уже умер от одного только Ки противников.
   Несмотря на все свои разрушительные техники, никто из шиноби не мог одержать верх над противником и сражение продолжалось.
   В один момент, чувствуя себя на грани сил, Хаширама прибегнул к своему козырю - режиму Санина. В ответ на это Мадара окутал Лиса броней Сусаноо, от чего и так опасный биджу стал в разы смертоноснее. Это вызвало только улыбку на лице Сенджу.
   Вновь и вновь противники сходились над разрушенной землей, атакуя и защищаясь. Бой шел уже не первый час, но до сих пор ни один из шиноби не смог нанести другому ни единой раны, хоть их доспехи и были изрублены.
   Но вечно так сражаться было ни под силу никому - и техники шиноби были все слабее и слабее.
   Вот с Лиса спало Сусаноо и Хаширама, пользуясь предоставленной возможностью, провел обманную атаку, позволившую ему запечатать лиса в деревянную сферу, усыпив при этом биджу. Козырь Мадары был выведен из строя, но это ничуть не расстроило Учиху.
   - Теперь только ты и я, Хаширама! Только ты и я....
   - Ответь мне, Мадара! Почему ты хочешь уничтожить нашу мечту?! Ведь мы так многого добились вместе!
   - Такова судьба, - рассмеялся Мадара, - Тебе не понять. Можешь считать, это все из-за того, что ты не смог защитить мою семью!
   Воспоминание об убитых близких людях придало Учихе новые силы.
   - Я виноват в их смерти, я не смог их защитить, - горько согласился Сенджу, - Я мусор, худший из шиноби мира.... Но я не дам тебе уничтожить нашу мечту!
   - Кончай разговоры..... УМРИ, ХАШИРАМА!
   - ДАВАЙ, МАДАРА!
   И вновь шиноби сошлись в ближнем бою. Мангекё давал Мадаре неоспоримое преимущество, но медицинские техники Хаширамы прекрасно исцеляли любую полученную рану.
   Целую ночь продлился бой между двумя друзьями. А когда наступило утро, вместо солнца на небе появились тучи. А еще через минуту на разгоряченную боем землю хлынул дождь.
   Мадара и Хаширама стояли друг напротив друга на дне кратера, который раньше был равниной. Сил у шиноби практически не осталось, и каждый понимал - следующий удар решит исход поединка.
   Сенджу и Учиха простояли не долго, одновременно бросаясь друг к другу. Враги сошлись и через секунду Хаширама упал на землю с рассеченной спиной. На лечение чакры у Хокаге не оставалось. Это был конец.
   - Надо же, победил, - не веря происходящему, сказал Мадара, - И ведь настоящий.... Чудеса да и только.
   Учиха подошел к скорчившемуся на земле Сенджу и занес свою косу для удара.
   И одновременно с этим спину Мадары пронзил меч. Прошло лезвие "удачно" - прямо через сердце.
   - Как?.... - только и смог выдохнуть Учиха, оборачиваясь.
   За спиной шиноби, сжимая в руках меч, стояла Узумаки Мито
   - Сука....
   Узумаки вынула меч из тела Мадары и тот упал на землю рядом с Хаширамой.
   - Это так.... забавно, - прохрипел Учиха своему другу, - Я все равно проиграл.... Канон....
   Хаширама сел на колени возле умирающего Учихи и в последний раз заглянул ему в глаза.
   - Запомни, Хаширама, - сказал Мадара абсолютно спокойным голосом, - Рано или поздно, Тьма поглотит Коноху.... Учиха и Сенджу будут истреблены, а весь мир потонет в войне шиноби....И именно мы положили этому начало, мой друг.... Правда иронично? Мне даже тебя жаль.... Я теперь смогу отдохнуть, а вот ты.... Ты увидишь все это своими глазами....
   Хаширама ничего не успел ответить - подошедшая Мито одним движением перерезала Мадаре горло. И первый раз в жизни Хаширама Сенджу, Первый Хокаге Конохи, ударил свою жену.
   Мито, держась за щеку, пораженно смотрела на своего мужа, а он.... Он плакал над телом своего лучшего друга. Единственного человека, который понимал его и разделял его мечты о новом мире без войны.... Но это уже ничего не изменит.
   Учиха Мадара был мертв.
  
   *
  
   Умирать было совсем не страшно и уж тем более не больно.
   Я ведь уже умирал однажды, когда моя предыдущая жизнь закончилась и началась новая, в теле Мадары. Поэтому в "чертоги" смерти я возвращался почти, как домой.
   Смерть дарила спокойствие и умиротворение, скрывала в спасительной тьме от слепящего света.... Здесь, вне пространства и времени, царили мир, просветление, истина....
   Отсюда Жизнь воспринималась как какое-то недоразумение, глупость, бесполезный промежуток вечности. Какая борьба, какое сопротивление за жизнь - все, что хотелось, так это остаться во тьме смерти навсегда. Знай я раньше, что приносит смерть - умер бы уже давно.
   Но что-то тянуло меня обратно. И этой силе, возвращающей меня в тот хаос, из которого я пришел, я и сопротивлялся. Я слышал какие-то голоса, которые, казалось, раздавались со всех сторон, но я не прислушивался к ним. Я просто не хотел возвращаться.
   - Хана...
   Знакомое слово чем-то зацепило. Хана? Я знаю, что это.... Точнее, КТО это.
   А потом я все вспомнил. Вспомнил свою "вторую" жизнь. Вспомнил свою семью и мою месть. Вспомнил битву с лучшим другом и момент своей смерти.
   Нет, ребятки, умирать я пока не хочу - слишком много дел при жизни осталось.
   Теперь я не сопротивлялся тем, кто пытался вернуть меня к жизни, а всячески помогал им, чувствуя, что все дальше и дальше отхожу от "чертог" смерти. Может, это и бред, но, кажется, я увидел большую фигуру страшного существа, похожего на человека, перед тем как очнуться.
   - Добро пожаловать в мир живых обратно, Мадара, - произнес надо мной каркающий голос, - Мы, как ты и велел, достали гены и.....
   - Сенсей, сенсей! - теребила меня сбоку хрупкая на вид девушка.
   Мне говорили что-то еще, но я снова не слушал. Я наслаждался вдыхаемым воздухом и ощущением жизни. И даже странные ощущения в груди мне были не помехой.
  
   *
  
   Битва с Хаширамой, не смотря на пару неожиданностей, прошла именно так, как я и задумывал.
   Признаться, я несколько переоценил силы друга и был удивлен, когда смог его победить и был в шаге от того, чтобы его убить. Я даже уже начал прикидывать, как бы половчее "поскользнуться" и напороться животом на собственный клинок. Спасибо Узумаки, выручила меня, сука такая.
   А дальше было делом техники - будучи полностью обессиленным, Хаширама не стал забирать мое тело сразу же, просто проверил, что я действительно мертв. А Мито и так была "загружена" Кьюби, чья транспортировка в деревню была важнее моей мертвой тушки.
   Айвори и Эбони сработали на "отлично" - разыграли целое представление для двух зрителей. Мол, по традициям и все такое забираем тело контрактора. Хаширама не возражал и вороны забрали меня в свой мир. Где меня уже ждали Старейшина и Юмико.
   Медицинские техники девушки и секретные снадобья воронов вернули меня прямо с того света. Помимо этого, Юмико вживила в мое тело гены Хаширамы, собранные Айвори после того, как Хокаге с женой удалился.
   Лица Сенджу у меня на груди не появилось, что меня изрядно радовало. Хотя в противном случае, и поболтать было бы с кем.
   Юмико, после недолгого размышления, я отправил назад в деревню, хоть она и возражала. Вот только я не мог лишать клан лучшего медика, без которого появление новых ирьенинов отложиться на долгие годы. В целях безопасности, я подчистил ей воспоминания, чтобы никто не узнал о моем возвращении в мир живых.
   Так образом, я остался абсолютно один в компании племени воронов.
   - Что ты намерен делать дальше? - спросил меня Старейшина, после отправки Юмико в Коноху.
   - Планов много. И дл выполнениях всех мне не хватит и жизни. Поэтому в первую очередь мне надо озаботиться поисками какого-нибудь вида бессмертия. И параллельно с этим, начать осваивать техники печатей, медицинские, развивать уже имеющиеся навыки.... Плюс, конечно, пробудить Мокутон и Риннеган. И овладеть ими в совершенстве. Я должен быть гораздо сильнее себя нынешнего. Ах, да, еще и природной чакрой научиться управлять. В этом я рассчитываю на вашу помощь.
   - Мы поможем, - кивнул ворон, - Контракт с тобой принес нам очень многое. Ту пищу, что ты отдал нам, хватит надолго - тела этих людей действительно быстро восстанавливаются. Благодаря им мы можем позволить себе увеличить племя. Но мы поможем не только с природной чакрой, так же мы имеем знания в области фуиндзюцу и стихии ветра. В печатях мы, конечно, не Узумаки.... Но кое-чему научить в состоянии.
   Ворон замолчал, обдумывая что-то.
   - Что касается бессмертия, - наконец продолжил он, - Мы, вороны, славимся своим долголетием. У нас есть техники, омолаживающие организм. Бессмертия это не даст, но дополнительные двести-триста лет жизни - точно.
   - Великолепно, мне это подходит, - я испытывал облегчение, Старейшина снял с моих плеч целую кучу проблем и забот, - Сколько это займет времени?
   - Пятнадцать лет.
   - Пятнадцать?!
   Нечестно! Во всех книгах и фильмах, что я прочел и посмотрел в прошлой жизни, главный герой учился до убер-воина максимум пару лет. Да и то в отдельном месте без времени, и в реальности пока он учился проходило максимум пара секунд. А тут вот тебе - пятнадцать лет.
   - Именно столько, - подтвердил ворон, - И это как минимум, если ты будешь очень хорошо стараться.
   - Думаю, выбора у меня нет.
   - Надо будет решить вопрос с твоем едой. Ты можешь питаться с нами, мяса тех людей много - нам хватает не только на еду, но и запасы постоянно делаем....
   - Спасибо, я как-нибудь сам.
   Нет, людоедством я заниматься не буду. Моя фамилия Учиха, а не Лектер. буду периодически делать вылазки в мир людей, подальше от страны Огня. Шиноби моего уровня без проблем заработает на продовольствие. Да и практические занятия это будут. Одним кунаем двух зайцев.
   - Что ж, раз все решили, то давай приступим немедля. Что ты там говорил о долголетии?
  
   *
  
   В мире воронов я провел семнадцать долгих лет. И за это время многое изменилось, не только со мной, но и во всем мире.
   Вороны буквально за пару недель обучили меня своим техникам, продлевающим жизнь живого существа. Теперь, применяя их пару раз в месяц, я вполне мог рассчитывать на пару дополнительных столетий жизни. А может быть даже больше. Как я и говорил Старейшине, бессмертие как таковое меня не особо интересовало и долголетие более чем отвечало моим запросам.
   После этого я все силы сосредоточил на повышение уровня контроля чакры, изучения новых техник и повышение навыка владения уже известных. Не забывал я и про физическое развитие.
   Постоянно тренироваться было глупо, ведь даже самому трудолюбивому нужно периодически отдыхать. Отдыхал я, как не трудно догадаться, в мире людей: проверял на практике свои навыки, заодно зарабатывая деньги, покупал запасы продовольствия, собирал информацию и так далее.
   Чтобы меня не узнали, я носил маску и научился так же скрывать свою чакру от особо любопытных сенсоров. Доспехи от Узумаки были непоправимо повреждены в битве с Хаширамой, поэтому их я так же больше не носил. Ну и главное правило в моей конспирации было "Держаться подальше от страны Огня". И это работало.
   Во всем мире новость о моей смерти распространилась быстро. Хотя находились придурки, называвшие себя моим именем. Никто из них долго не прожил и я даже не прикладывал к этому рук.
   В один момент мое обучение уперлось в, казалось бы, непреодолимую стену - у меня не было достаточно знаний для продолжения самосовершенствования. Конечно, я мог бы и сам так сказать "изобрести колесо", методом проб и ошибок..... Но тут меня выручила начавшаяся Первая Мировая Война шиноби.
   Хаширама все-таки разделил биджу между деревнями шиноби - и как результат получил войну. А ведь я его предупреждал, когда был командующим АНБУ, об опасности подобного поступка.
   И свои черные дела я проводил как раз под прикрытием войны. Беззаконье и беспорядок, царивший на любой войне, прекрасно скрывал все мои действия. Я похищал шиноби, утягивая их в мир воронов, где пенников ждал допрос с пристрастием и, если захваченный был полезен, "обработка" Мангекё. Так я частично решил проблему с недостатком знаний. Среди похищенных мной были ирьенины, специалисты фуиндзюцу и многие другие.
   А когда в пленниках отпадала надобность, они шли на кровавые ритуалы жрецам Дзясина, а после смерти - в закрома племени воронов. Жрецы, кстати, со времени их поражения заметно поубавили в спеси. И теперь больше всего боялись смерти, так как смерть для них означает встречу с высоким начальством в лице их бога. И жрецы, которые уже многие годы не приносили кровавых жертв Дзясину, боялись этого больше, чем меня. Поэтому жрецы были рады возможности продлить свое существование, да принести еще несколько жертв своему богу, тем самым хоть немного его задобрив.
   Так же я старался не упускать ни одного крупного сражения, особенно с участием Хаширамы или других сильных шиноби. Я следил за боями издалека, находясь в безопасности и максимально скрыв свое присутствие. Наблюдал я, разумеется, с помощью Шарингана, навсегда запоминая техники и приёмы, а после повторяя их в мире воронов.
   Не забывал я и про так называемый "начальный капитал", который мне крайне пригодится, когда я начну активные действия в мире. Для его накопления я периодически проходился загребущей рукой по полям сражений и совершал нападения на караваны шиноби, перевозящих в основном деньги и прочие ценности. И тут вновь я был обязан воронам - благодаря им я мог мгновенно из их мира перемещать почти в любую точку мира людей и обратно. И это делало меня почти неуловимым. По сути, мир воронов стал моей первоначальной базой, где я копил материальную основу своего плана. Вороны так же получали свою выгоду в виде тел убитых шиноби. Обилие еды позволило им разрастись, чуть ли не в три раза.
   Но война закончилась на тринадцатом году моего пребывания в гостях у воронов. Хаширама и Тобирама погибли в сражениях, как и было в каноне. Я сам, к сожалению, это не увидел, но от сердца отлегло. Объективно, никто больше в мире не мог противостоять мне один на один.
   Третьим Хокаге ожидаемо стал Хизурен Сарутоби, один из моих бывших учеников, которых в последствии обучал Тобирама. А мой любимчик Данзо, в полном соответствии с моим обучением, занял место непосредственно за троном Хокаге. Ходили слухи, что в Конохе появилось особо секретное подразделение АНБУ. Я даже знаю его название и знаю, кто его возглавляет.
   С этими двумя, которые были вместе еще до того как я взялся за их обучение, будет трудно. Их способностей вполне хватит, чтобы доставить мне проблемы в случае если я выйду на свет. В конце концов, я лично воспитывал в них верность в первую очередь деревне. Деревне они и верны до самой смерти, в этом никаких сомнений. Ну да пусть об этом болит голова потом.
   Тринадцатый год моей жизни у воронов ознаменовался еще одним событием, куда как более радостным - у меня пробудился Риннеган. И я так и не узнал из-за чего. Ведь для его пробуждения я делал очень многое - гонял чарку к глазам в огромных количествах, пробовал различные формы медитации, разные эмоциональные состояния.... Да многое! И биджу его знает, что из этого помогло.
   Глаза Изуны, которые я пересадил себе в левое предплечье, так же обрели Риннеган. А вот глаза Таджимы, которые были вживлены там же, нет. И пусть, их я смогу использовать для Изанаги, если возникнет такая необходимость.
   Глаза брата я планировал пересадить Нагато Узумаки. В каноне он очень неплохо овладел ими и стал действительно сильным шиноби. Я смогу найти ему применение.
   Риннеган был.... удивительным. Те возможности, которые он давал, поражали воображение. Чего стоит хотя бы возможность отращивать прямо из тела различное оружие, в том числе лазеры и ракеты! Хотя первым, разумеется, был гарпун из руки как у Скорпиона, не смог удержаться просто.
   С этого момента я полностью сосредоточился на Риннегане. В принципе, я мог уже сейчас идти воскрешать своих родных.... Даже если от них ничего не осталось, я могу найти из ДНК и восстановить тела при помощи Эдо Тенсей, а потом и воскресить Риннеганом, но....
   Первая Мировая Война уже прошла. А ведь через несколько лет начнется Вторая. Сразу за ней - Третья. И количество жертв в них просто огромно. Шиноби с упрямством баранов раз за разом погружают мир в войну. не смотря на все потери и горе, что они приносят. Да что там говорить, что даже после самой страшной Третьей войны Суна без раздумий попыталась развязать новую, напав на Коноху во время экзамена на чунина.
   Хотел ли я, чтобы моя семья жила в таком мире? Чтобы они были в постоянной опасности? Чтобы за ними шла охота? А ведь такое будет, я уверен, скрывать вечно не получится. Ответ однозначен - нет.
   Поэтому я и не бросился сразу же возвращать к жизни Хану и Изуну и моих детей. Для начала я создам место, где они смогут безопасно жить. А еще лучше - сделать безопасным весь мир. Это не так сложно, как кажется.
   Канонный Мадара хотел погрузить весь мир в Вечное Цукуёми, в мир иллюзий.... Какая глупость! Мир иллюзий бесполезен и бесперспективен - в нем не будет ни прогресса, ни регресса.... Но ведь Цукуёми такой силы можно использовать по-разному! Не только для обмана всего мира, но и для изменения его. Это отдает безумием, но вполне может получиться.
   А через несколько месяцев после Риннегана, я впервые смог использовать элемент Дерева. Это одновременно усложнило и продлило обучение. И теперь вместе с Мокутоном я владел пятью стихиями.
   Еще четыре года я потратил на свое усиление.
   Помимо всего перечисленного, все эти семнадцать лет я учился под руководством Старейшины использовать природную чакру. медленно, шаг за шагом, я обучался этому искусству. Первый раз, когда я пустил в себя природную чакру, чуть не стал последним - сенчакра хлынула в меня огромным потоком, который я никак не мог остановить. Спасибо воронам, которые не зевали и смогли мне помочь.
   Контроль над потоком давался трудно и нехотя. Долгие годы мне потребовались для того, чтобы определить количества сенчакры для баланса между ней и моей собственной. Но у меня получилось. И даже больше - Айвори и Эбони так же не сидели без дела и теперь при необходимости могли застывать на моих плечах, для собирания и передачи сенчакры мне.
   Спустя семнадцать лет после битва с Хаширамой я стал совсем другим. По сути, все эти годы я потратил на то, чтобы превратить самого себя в идеальное оружие. Но не смотря на всю проделанную работу, я был еще очень далек до совершенства. Хотя я и совершал периодические вылазки в мир людей, мне катастрофически не хватало практики. К счастью, мир людей уже сотрясается от близкой поступи приближающейся войны - страны копят силы, шиноби запасаются оружием и усиленно гоняют своих бойцов, а простые люди роют более глубокие подвалы. Еще пара лет и грянет гром. И вот тут я развернусь.
   Война - отличное место для практики.
  
   *
  
   В стране Дождя постоянный дождь был обычным делом. Не было времени, когда он бы прекращался. Но сегодня, казалось, дождь был особенно сильным. Падающие с неба капли молотили по крышам домом так громко, будто бы были стальными.
   На улице одной небольшой деревеньки было пусто - жители предпочитали в такой сильный дождь сидеть по домам. Поэтому никто не увидел одинокую фигуру в плаще и маске, появившейся прямо из воздуха. Неизвестный поднял голову, подставляя маску под капли дождя, и как будто принюхался к чему-то. Встряхнув головой, странный человек уверено направился к одной из хижин.
   Незнакомец без проблем открыл дверь дома и зашел внутрь. Хозяева дома, хотевшие что-то сказать, как-то очень быстро потерли к "гостю" любой интерес. Как будто его и не было в их доме.
   Удовлетворенно кивнув, человек подошел к небольшой кроватке, в которой тихо посапывал ребенок с красными короткими волосами. Человек недолго смотрел на ребенка, словно вспоминая что-то. Отогнав лишние мысли, незнакомец закатал левый руках, обнажив страшную для неподготовленного человека картину - четыре вполне себе живых глаза. Одна пара глаз была красной, другая - серой. Одним движением, человек взял серые глаза и вытянул их из своей руки.
   Спустя пару часов все было кончено. Незнакомец выполнил свой план - пересадил Риннеган новому владельцу. Повинуясь внезапному порыву, человек склонился над кроваткой ребенка, который так и не проснулся.
   - Твою родную страну и деревню ждет много бед, - тихо сказал незнакомец малышу, - Я дал тебе силу и как ей воспользоваться решать тебе. Возможно, ты станешь таким же, как в каноне. А может и другим. Как бы ни было, я с большим интересом буду следить за твоей жизнью, Нагато.
   Распрямившись, человек внимательно изучил помещение, проверяя не оставил ли он каких-нибудь следов. Убедившись в своей аккуратности, незнакомец вышел из дома и пропал в облаке дыма.
   Родители Нагато, погруженные в гендзюцу, так и не узнали, что их дом навещал сам Учиха Мадара.
  
   *
  
   Третий Хокаге задумчиво рассматривал Коноху через окно в своем кабинете. Но мысли Сарутоби крутились отнюдь не вокруг деревни. Единственное, что сейчас занимало Третьего - это новая война, начавшаяся с подачи проклятых дайме и жадных до тайн Конохи шиноби других деревень.
   - Что со страной Неба? - наконец спросил Третий второго присутствующего шиноби в кабинете.
   - Наши войска успешно продвигаются к их скрытой деревне, - недовольно ответил Шимура Данзо, - Потери минимальны. Шиноби Неба не способны оказать достойного сопротивления. Среди АНБУ потерь нет.
   - Все еще считаешь вторжение в страну Неба ошибкой? - с легкой улыбкой спросил Третий, поворачиваясь к Данзо лицом.
   - Ты прекрасно знаешь мое мнение о дайме, которому вдруг захотелось прибрать к рукам территорию соседнего государства, - наедине старые друзья и боевые товарищи могли себе позволить фамильярность в общении.
   - А ты прекрасно знаешь, что мы вынуждены подчиняться воле дайме Огня.
   Это Данзо знал очень хорошо. И его это изрядно злило. Из-за прихотей жирных чиновников Коноха должна терять отличных бойцов в бессмысленной войне с Небом! Конечно, как Данзо и сказал, их шиноби были слабы и потери своих войск были минимальны.... Но они были.
   Но ничего, вскоре необходимость беспрекословно подчиняться дайме отпадет. Данзо, с молчаливого согласия Сарутоби, уже много лет вел работу по постепенному ослаблению и последующему уничтожения самураев дайме. В ход шло все, как и учил Мадара, от создания правильного общественного мнения, то тайных убийств лучший представителей самураев и интриг. На данный момент дела самураев были плохи - после Первой мировой войны их ряды значительно поредели и новые рекруты не спешили появляться.
   А все из-за того, что отдать ребенка родители предпочитали в Академию шиноби, ведь тогда и они сами переезжали в Коноху, самый богатый и безопасный город в стране Огня, лишь по традиции называемую деревней. Самураи же детей предпочитали забирать, оставляя родителей ни с чем и считая, что те должны быть просто счастливы до безумия. Такой вот контраст: самураи забирают с концами, а к шиноби приводишь добровольно, к тому же еще и много плюсов сам получаешь, не говоря о том, что ребенок остается в семье.
   Дайме страны Огня был еще молод и глуп. И не факт, что он когда-нибудь поумнеет. И его финансирование - это все, что удерживает армию самураев от окончательного исчезновения. А зачем глупцу содержать дорогостоящую армию самураев, когда есть более эффективные и гораздо более многофункциональные шиноби, которые к тому же сами себя обеспечивают? С точки зрения глупца самураи совершенно не нужны, хватит и шиноби.
   После этой войны, дайме придет к таким же выводам, Данзо не сомневался. Вот тогда-то армия самураев будет полностью уничтожена. А все их рекруты пополнят ряды шиноби, что будет весьма приятный дополнением в послевоенное время. А дальше сам дайме будет беспрекословно подчиняться единственной военной силе в стране Огня, при видимом сохранении своей "власти".
   Конечно, какой-нибудь умный советник мог бы указать дайме на необходимость самураев для сохранения власти, но... Дураки всегда набирают в свое окружение еще больших дураков. А тех немногочисленных мыслящих советников и приближенных Данзо уже давно перекупил. И они будут нашептывать в уши дайме то, что нужно Конохе.
   Самое интересное, что в свитке Мадары, который он начал писать за год до своей смерти, подобный вариант предусматривался, и были написаны рекомендации о том, как лучше всего воспользоваться ситуацией. Как будто сенсей наперед знал, что случиться. Что не удивительно, если учитывать слухи про то, будто Мадара мог видеть будущее.
   И этому были некоторые подтверждения. Взять хотя бы АНБУ. Созданные по настоянию Мадары и им же возглавляемые первое время. Вся структуру АНБУ была создана по плану сенсея. И остальные деревни шиноби долгое время смотрели на АНБУ, как на глупую прихоть безумного Учихи. Вплоть до Первой войны. А после нее, скрытые деревни других стран стали спешно создавать организации по типу АНБУ. Вот только было несколько поздно - спецподразделение Конохи представляло собой налаженный механизм, война сделала их только сильнее. А вот в других деревнях создание собственных АНБУ отнимало огромное число ресурсов. А при "содействии" Данзо и недавно созданного Корня, этот процесс был еще более трудным, чем мог бы быть.
   Как и учил Мадара, первейшей целью Корня становились не сильнейшие, а умнейшие. И эта тактика приносила хороший результат.
   - Есть какие-нибудь донесения с фронта? - вернул Данзо к реальному миру голос Третьего.
   - Войска великих стран, как мы и ожидали, собираются на границе страны Дождя. Судя по всему, именно ей выпала участь стать основным полем боя, в полном соответствии с выводами наших аналитиков.
   - Зачем воевать у себя дома, если можно воевать в доме слабого соседа? - устало вздохнул Третий, садясь в свое кресло.
   - Эта война будет долгой - шиноби великих стран учли свои ошибки и хорошо подготовились, - заметил Данзо.
   Оба, и Третий Хокаге и командующий АНБУ, по совместительству глава Корня, подумали об одном и том же: если бы были живы Мадара и Хаширама, он бы закончили эту войну за несколько дней.
  
   *
  
   Атака на страну Неба шла по плану. Как и ожидалось, шиноби Неба мало что могли противопоставить подготовленным бойцам Конохи.
   И вот сейчас, подразделение шиноби Конохи сражалось с бойцами Неба. Численное преимущество было на стороне "хозяев" земли, но вот их качество сильно уступало бойцам деревни, скрытой в листве. И именно поэтому три десятка теснило полсотни шиноби Неба в опасной близости от их родной деревни.
   Несмотря на очевидную победу, шиноби Конохи не теряли бдительности и осторожности, и благодаря этому появление нового действующего лица на поле боя не прошло для них бесследно. Однако, изначально появившегося шиноби не расценили как достойную внимания угрозу - сенсоры однозначно определили в нем средней силы чунина.
   Командир подразделения приказал одному отряду уничтожить нового шиноби и проверить, тут же забыв про него. И каково же было удивление командира шиноби, когда посланный на нейтрализацию угрозы отряд оказался полностью уничтожен одним-единственным врагом с поистине пугающей скоростью!
   Командир, чье имя было Шира Учиха, теперь по-новому взглянул на шиноби, появившегося на поле боя будто бы ниоткуда. Он уже стоил трех отличных бойцов Конохи, и дальше недооценивать угрозу с его стороны Шира не имел права.
   Внешне шиноби ничем не выделялся. Разве что странно серебряной маской, полностью закрывавшей лицо. Объем чакры так же не особенно впечатлял.
   "Ощущаемый объем чакры" - поправил сам себя Учиха. Да, средний чунин не смог бы уничтожить отряд шиноби так быстро, как сделал этот неизвестный враг.
   - Он не из Неба, - коротко сказала заместитель Ширы, Чика Нара.
   Учиха был согласен с ней - шиноби Неба вовсе не бежали с радостными криками к неизвестному бойцу, а глядели на него удивленно и с недоумением.
   Интересно, похоже, в их бой решил вмешаться кто-то со стороны. Но кто и почему один?
   - Пятому, восьмому и десятому отряду уничтожить угрозу, - коротко приказал Шира.
   Приказы быстро дошли до нужных отрядов и вот уже девять шиноби окружили неизвестного. Пример предыдущего отряда заставлял бойцов соблюдать еще большую осторожность в отношении противника. А этот неизвестный.... Просто стоял и, кажется, с интересом наблюдал за действиями коноховцев.
   Шиноби решили атаковать по стандартной схеме: четверо атакуют одновременно, остальные следят за противников и атакую его, когда тот уклонится или блокирует удары.
   Вот только он не стал ни уклоняться, ни блокировать атаки шиноби - всех атаковавших его пронзили железные цепи, выросшие прямо из руки неизвестного. Один взмах рукой - и четыре тела разлетаются в разные стороны.
   Вот здесь нервы шиноби не выдержали. Забыв про все, чему их учили и про банальную осторожность, они бросили в атаку на неизвестного, сразу впятером. Ожидаемо, что с ними неизвестный расправился так же быстро, как и с предыдущими.
   На поле боя осталось только восемнадцать бойцов Конохи.
   - Чика, в Коноху, - коротко бросил Учиха, срываясь в бег к столь сильному врагу.
   Шиноби из клана нара не пришлось повторять дважды. Она и сама уже прекрасно поняла, что сражение против этого неизвестного противника обречено на поражение. Единственное, что они могут тут сделать - это сообщить в деревню о появлении такого сильного и могущественного врага. Чика знала, что информация - это оружие, ничуть не хуже, а может даже и лучше, куная или техник. И именно поэтому она бежала, не жалея ни чакры, ни здоровья. Если бы Нара могла открывать Врата, то открыла бы их все, лишь бы добраться до деревни. Хокаге должен узнать о неизвестном шиноби, о его силе. Эта информация могла спасти жизни очень многих в будущем.
   Краем глаза Чика еще успела увидеть, как шиноби Листа атакуют неизвестного в серебряной маске. Атаковали со всех сторон, намеренно закрывая ее от глаз врага. Шиноби без раздумий жертвовали собой, чтобы Чика могла уйти.
   Использовать клонов для заметания следов Нара не стала - она не думала, что шиноби такого уровня обманет эта почти детская уловка. Да и непозволительной тратой чакры это бы было.
   Через полчаса бега, когда Чика уже почти поверила, что смогла скрыться, ее грудь пробил железный гарпун. Последнее, что она услышала в своей жизни, было:
   - Иди сюда!
  
   *
  
   Не могу сказать, что сражение с авангардом сил Конохи меня чем-то впечатлило. Пожалуй, я испытывал ощущение, будто давлю тараканов или комаров - никаких иных эмоций не возникало. Даже азарта. И это весьма огорчало. Ведь раньше каждый бой вызывал целую гамму положительных эмоций. А битва с Хаширамой и вовсе была пиком восторга.... И, кажется, именно она виновата в том, что "рядовые" шиноби теперь для меня скучны. Как бы высокомерием не заразиться на такой-то почве.
   Шиноби Неба, как ожидалось, смотрели на меня с опаской, готовые защищать подступы к своей деревне, но сами нападать не спешили. И то хлеб, иначе пришлось бы их убить. А подобный шаг - плохое начало знакомства и сотрудничества. А шиноби Неба были мне нужны... Точнее, меня интересовали их техники, позволяющие с помощью стихии Ветра летать. Но и сами шиноби могли бы стать неплохим началом и основой моей будущей армии.
   - Я пришел с миром, - развел я руки в стороны, всеми силами гася Ки и демонстрируя дружелюбие, - Хотел бы убить - были бы уже мертвы.
   Один из шиноби, видимо главный здесь, только кивнул и опустил оружие, признавая справедливость моих слов. Остальные последовали его примеру.
   - Кто ты и что тебе нужно? - спросил шиноби сиплым, как будто простуженным, голосом.
   - Я.... Тень себя прошлого. Можете меня так и звать - Тень. А пришел я, чтобы поговорить с вашим лидером. И старейшинами.
   Точно не уверен (никогда не интересовался этим вопросом), но вроде бы титулом "Каге" себя называют только главы деревень пятерки великих стран. Другие такого себе не позволяют.
   - Откуда мне знать, что ты не убьешь их? - чуть резче, чем следовало, спросил шиноби.
   - Я мог бы и сам их найти со временем. И убить, если бы хотел. Но, как ты мог уже убедиться, это не является моей целью. Иначе я не стал бы мешать шиноби Конохи, правильно?
   Командир сомневался, хоть и старался это скрывать. Не могу его осуждать, если учитывать, что твориться в его стране.
   - Я пришел помочь вашей деревне, - сказал я шиноби, - Таким образом, для вас я союзник, а не враг. Не в вашем положении отказывать, не так ли?
   - Следуй за мной, - коротко бросил шиноби, поворачиваясь ко мне спиной.
   Чудесно, просто чудесно.
  
   *
  
   Меня отнюдь не сразу повели к высокому начальству. Для начала меня устроили в комфортном домике на краю деревни, принесли поесть и выпить. И даже парочку куноичи не забыли подсунуть для "высокого гостя". Молодцы, в правильном направлении работают. Вот только девушки меня не особо интересовали, хоть у меня давно и не было секса.... Но опытному шиноби, способному силой воли остановить собственное сердце, терять голову от гормонов просто позорно.
   Но они хоть скрасили двухчасовое ожидание. Даже не смотря на то, что их постоянные как бы ни о чем вопросы быстро надоели. Профессионализма дамам явно не хватало, не смотря на внешние прелести.
   Но всему приходит конец. Вот и за мной наконец-то пришли.
   Начальство деревне расположилось, кто бы мог подумать, в центре поселение, в высоком и даже на вид крепком здании. Чем-то оно напоминало дворец Хокаге в Конохе, вот только цвета было темного.
   Меня уже ждали - трое стариков и один юноша. Старики однозначно - главный шиноби и двое старейшин. А вот паренек.... Непонятно, скорее всего наследник и его сейчас натаскивают на руководство деревней. Или еще что.
   Я сел напротив них и воцарилась тишина. Это могло бы продлиться долго, но в данный момент терять время было непозволительно. Однако, начинать разговор первым не хотел из принципа. Поэтому я просто начал формировать Расенган в руке. Мой намек был понят правильно.
   - Кто ты? - спросил глава деревни, чье имя я даже не потрудился узнать.
   - Как уже говорил вашим людям, я - Тень себя бывшего.
   - И что же нужно "Тени" в деревне Неба?
   - Ваши техники и тайны, - прямо ответил я.
   Старейшины после моих слов заметно напряглись, а паренек и вовсе был готов взорваться. А вот главный шиноби сидел спокойно. Уверен, ему полностью доложили о произошедшем с шиноби Конохи. И, в отличие от остальных, он понимал, что я могу просто силой забрать все, что захочу, и никто из них мне не помеха.
   - И почему мы должны выдать тебе свои тайны?
   Это тот вопрос, который я ждал.
   - Для начала, позвольте поясню вам текущую ситуацию, - не дождавшись возражений, я продолжил, - Страна Неба оказалась атакована шиноби Огня со всех сторон. Большая часть территорий уже захвачена, сопротивление на них подавлено. Все шиноби Неба, за пределами деревни и прилегающих земель, скорее всего мертвы. Вас предал и сдал дайме страны Неба, посчитав, что тягаться со страной Огня себе дороже. За свое предательство, кстати, он уже получил место при дворе дайме Огня. Он рассказал все, что знал - месторасположение вашей деревни, известные ему тайники, какими путями вы возите продовольствие и откуда вы его получаете.... Абсолютно все. Объективно, сопротивляться Конохе вы способны еще не больше пары недель. Потом вас просто уничтожат - Коноха вовсе не собирается вас щадить и оставлять в живых. Все согласны, что деревня Неба в не самом лучшем положении?
   - Продолжай.
   - Я предлагаю вам спасение. И даже больше! Я предлагаю вам силу, которую так жаждут все шиноби без исключения. И шанс на месть всем - дайме Неба, дайме Огня и всей Конохе. Все, что требуется от вас - не отвергать протянутую вам руку помощи. И признать меня вашим лидером.
   - Что за глупости! - все-таки не выдержал самый молодой из присутствующих, - Как ты вообще мог подумать, что....
   - Шинно, помолчи, - резка сказал глава деревни.
   - Но, отец!...
   - Я сказал - помолчи! Ты еще молод и в тебе слишком много гордыни!
Ага, значит все-таки сын. Шинно, да? Я помню только одного шиноби из страны Неба по имени Шинно. В аниме он был одним из тех, кто учил Орочимару и по совместительству главный злодей одного из фильмов. И последний лидер шиноби Неба.
   - Говоришь ты складно, - вернулся к разговору со мной глава деревни, - Но откуда нам знать, что ты не угробишь деревню в бессмысленной войне? Ты силен, это бесспорно. Но одна сила не делает тебя хорошим лидером.
   Погрузить старейшин и Шинно в сон ничего не стоило. Глава сразу это заметил и уже приготовился защищаться. Но вместо атаки, я просто снял маску. Деактивировать Риннеган я не стал.
   - Знаешь, кто я? - спросил у него.
   - Знаю, - кивнул шиноби, - Твое лицо у одной из статуй в Долине Завершения. Учиха Мадара, так? Говорили, что ты вот уже почти двадцать лет, как мертв.
   - Слухи о моей смерти изрядно преувеличены. Раз знаешь мое имя, знаешь и что я сделал в Конохе?
   - По тем же слухам, ты так сильно возжелал власти, что чуть не уничтожил деревню. И что только Первый Хокаге смог тебя остановить.
   - А вот это ложь...
   - Так же говорят, что это ты создал АНБУnbsp; - Как уже говорил вашим людям, я - Тень себя бывшего.
... Разбуди их.
   Я вновь надел маску и снял гендзюцу с старейшин и паренька. Они, кажется, даже ничего не заметили.
   - Мы согласны.... Тень, - вынес свой вердикт глава деревни.
   - Отец, что....
   Шинно был остановлен на полуслове одним жестом. Старейшины же молчали, как будто ничего не случилось.
   - Итак, каков же твой план? Как ты собираешься спасти деревню?
   - С помощью ваших техник, разумеется, - охотно пояснил я, - Недалеко в море есть остров, верно? На нем еще руины какой-то крепости. Ваши техники левитации помогут подняться в воздух....
   - Трудно, - подал голос один из старейшин, - Чтобы поднять в воздух ту крепость потребуется колоссальное количество чакры. Всех шиноби деревни не хватит для этого.
   - А кто говорил о крепости? Я собираюсь поднять в воздух весь остров.
  
   *
  
   Не смотря на то, что время уже давно перевалило за полночь, в кабинете командующего АНБУ горел свет.
   Шимура Данзо всегда засиживался допоздна - военное время требовало. На изучение всех донесений требовалось уйма времени, а на разработку будущих операций АНБУ - и того больше.
   Вопреки ожиданиям самого Данзо, все его внимание в данный момент занимала вовсе не страна Дождя, где сейчас все пять великих стран схлестнулись в битве, а страна Неба, от которой никто не ожидал проблем.
   Каким-то чудом слабая страна со слабыми шиноби, находясь на гране поражения, внезапно стала весьма ощутимо огрызаться. По данным разведки, в этом был виноват один-единственный неизвестный шиноби огромной силы. К сожалению, никакой конкретики о нем не было.
   Этот неизвестный возглавил почти уничтоженных шиноби Неба и организовал серьезное сопротивления силам Конохи. Подобным ход событий был весьма неожидан и доставлял руководству Конохи лишнюю головную боль.
   И главное - было совершенно не ясно, что руководило этим неизвестным, и какие он преследовал цели. Сам Данзо склонялся к мысли, что Коноху таким образом хотят отвлечь от чего-то более важного. Но у этой гипотезы было слабое место - сейчас шла война, так у кого это нашелся лишний боец уровня Каге?
   Вопросов было значительно больше, чем ответов. Было абсолютно очевидно, что Коноха не может позволить какой-то стране Неба так неприлично долго сопротивляться. Но и снимать дополнительные силы с основного фронта, и отправлять их в страну Неба не было никакой возможности.
   Впрочем, один выход был. Через десять минут Данзо стоял в кабинете Хокаге.
   - Я отправляюсь в страну Неба, - без лишних слов сообщил он Сарутоби.
   - Считаешь, обстановка настолько серьезна?
   - Да. Я чувствую, что там твориться что-то большее, чем мы думаем. Этот неизвестный шиноби меня сильно беспокоит.
   - Надеюсь, ты понимаешь, что я не могу отправить с тобой большие силы? Ситуацию ты знаешь, на фронте каждый человек на счету.
   - И не надо. Я возьму с собой только бойцов Корня. Этого вполне хватит.
   - Тогда действуй, Данзо. И будь осторожен.
  
   *
  
   Правильно говорят: дисциплина и правильное командование способны превратить стадо в боеспособное войско.
   После разговора с верхушкой деревни Неба я взял под свое единоличное командование все оставшиеся силы шиноби. Для того, чтобы подготовить присмотренный мной остров к взлету, требовалось много времени. Именно это время мне и предстояло выиграть, всеми силами удерживая шиноби Конохи от решительного контрнаступления на деревню Неба.
   Ни о какой победе и речи не шло - Коноха стоит несоразмерно выше по военной мощи, чем Небо. Тут максимум, при напряжении всех сил и ресурсов (и дьявольском везении), можно заставить шиноби страны Огня умыться кровью, но никак не победить.
   Диверсии и молниеносные удары в самые уязвимые места армии Конохи - вот чем занялись шиноби Неба под мои командованием.
   И пока мы воевали, на приглянувшийся мне островок готовили к поднятию в воздух: размешали печати для левитации, завозили продовольствие и снаряжение и так далее. Для этого по моему приказу, и с молчаливого согласия верхушки деревни, были "раскулачены" государственные хранилища. Своего рода компенсация за предательство дайме.
   Для удержания линии фронта мне приходилось использовать водяных клонов, что изрядно выматывало. Конечно, деревянные из-за своей прочности подошли бы лучше, но использование Мокутона выдало бы меня с головой, и факт моей смерти подвергся бы тщательному изучению. А технику теневых клонов я не знал - Тобирама тщательно оберегал этот секрет. Сомневаюсь, что даже Хаширама знал её.
   В целом, благодаря нечеловеческим усилиям мне и шиноби Неба удавалось сохранять своеобразный статус-кво... Но потом на передовой появились новые враги. Среди шиноби Конохи они выделялись просто неестественной бледностью, что свидетельствовало о многом, полным отсутствием эмоций и использованием танто в качестве основного оружия.
   Не нужно было быть гением, чтобы понять - в страну Неба прибыли волкодавы Данзо. И самое паршивое в этой ситуации было то, что Корень АНБУ был создан без моего участия, и я мог только предполагать об их способностях и возможностях. Одно было точно - бойцы Корня должны на голову превосходить своих коллег из АНБУ.
   Как и ожидалось, в открытый бой воспитанники Данзо не лезли, а занялись диверсиями, разведкой и убийствами командиров - джонинов и чунинов Неба. Двое из этих ушлых бледнолицых даже смог добраться до меня. Надо отдать им должное, поступили они умно - один атаковал меня, а второй наблюдал за нашим боем и собирал обо мне информацию. Конечно, с первым я справился быстро и без особого труда, да и второго обнаружил почти сразу... Но, сдается мне, каким-то образом он предать информацию смог: может с помощью призыва, а может какой-нибудь техникой... Когда второй понял, что я собираюсь брать его живым, подорвал сам себя. И, что характерно, подорвал правильно - его тело буквально за секунду превратилось в пепел. Мне даже интересно, что за убойную смесь печатей и техник он применил. Обо всем этом я узнал, применив технику Мира Людей на теле первого и прочтя его последние мысли - к сожалению это все, что я успел перед окончательной смертью мозга шиноби.
   С появлением бойцов Данзо в стране Неба, ситуация резко осложнилась. Нет, войска Конохи все так же не могли прейти в наступление, но лишь ценой огромных жертв, при чем наибольшие потери были как раз среди опытных шиноби Неба. Впрочем, тактика выбивания элиты в первую очередь не была неожиданной со стороны Конохи. И это доставляло чертовски много головной боли. Даже массовое использование своих клонов не могло спасти ситуацию - я просто физически не успевал контролировать все, а сами шиноби Неба против элиты Конохи ничего не стоили.
   В конце концов, мне пришлось начать отступление к береговой линии, чтобы сохранить жизни своих бойцов - они мне в будущем еще будут нужны. К счастью, подобное положение вещей не было катастрофичным, ведь подготовка острова к взлету была почти завершена.
   Спустя неделю после начала нашего отступления, от главы деревни Неба пришло короткое сообщение: "Все готово".
  
   *
  
   Шинно потер свежую рану на левой руке, оставленную каким-то бледнолицым шиноби Конохи, и недовольно посмотрел на своего... учителя?
   Да, пожалуй, Мадара действительно за короткое время смог стать для юноши настоящим учителем. Шинно до сих пор не мог понять, почему таинственный шиноби с странными глазами приблизил к себе его. Конечно, причина была: якобы для упрощения работы между Мадарой и силами деревни Неба, которые поначалу с изрядной долей скепсиса приняли нового командира, этакий адъютант. Но ведь адъютантов не обучают медицинским и боевым техникам, верно? С адъютантами не проводят тренировок во время войны? на адъютантов не тратят время, объясняя им тактику и стратегию Конохи и возможные ответные действия.
   Да и сейчас, когда активные боевые действия, считай, закончены, Мадара не спешил отсылать Шинно к отцу или к его старой команде, а оставил возле себя. Не то, чтобы Шинно жаловался, ведь иметь такого учителя большая удача... Но юноша не мог понять, почему Мадара выбрал именно его.
   Шинно пытался выяснить у самого Учихи, но в ответ получил лишь: "А почему нет?".
   И сейчас Шинно, как и все выжившие шиноби Неба, находились на острове, который Мадара намеревался поднять в воздух. Сам юный шиноби до сих пор не мог поверить, что подобное возможно. Но иного выбора, кроме как довериться Учихе, не было. Как ни печально было признавать, но он был для шиноби Неба единственной надеждой.
   Землю всего острова теперь украшала вязь печатей и символов. Большую часть из них Шинно знал - именно они были самой оберегаемой тайной деревни Неба, именно благодаря им они могли покорить небеса и летать, словно птицы. Не удивительно, что их хотят уничтожить за такие знания.
   Мадара, изучавший печати, внезапно замер, как будто к чему-то прислушиваясь. Кивнув, Учиха повернулся к Шинно:
   - Пора начинать, - сказал он юному шиноби, - Будь готов... к неожиданностям.
   Ну да, "неожиданностям" - истощению чакры, потери сознания, смерти... Любая из этих "неожиданностей" может погубить всех на острове. Особенно, если они произойдут, когда остров будет уже в воздухе. Оставалось лишь надеяться, что Мадара правильно оценил свои силы.
   Учиху постепенно окутало синие сияние, через мгновение принявшее форму странного воина с четырьмя руками и двумя головами. Воин сложил руки в печати и Шинно в полной мере осознал разницу между ним и Мадарой - юного шиноби фактически вдавило в землю исходившая от Учихи чакра. Ее было так много, что вокруг земля покрылась трещинами, а поднявшийся ветер чуть ли не сбивал с ног. И при всем при этом Мадара не выглядел хоть сколько-нибудь напряженным, будто выпускать столько энергии для него не является чем-то сверхъестественным.
   "А может, так оно и есть" - мелькнуло в голове у Шинно.
   Одна за другой печати на земле загорались мягким голубым свечением, сигнализируя об их активации. Постепенно, весь остров был окутан сиянием и Шинно подумал, что со стороны это должно красиво выглядеть.
   А потом земля под ногами задрожала и шиноби еле устояли на ногах, вцепившись кто во что. Землетрясение становилось все сильнее, но Мадара, казалось, вовсе не обращал на это внимания. Его глаза были закрыты, а на лице застыло напряжение.
   Шинно физически ощущал, как остров взлетает. И тут молодым шиноби овладело чувство восторга. Как и любой шиноби Неба, Шинно умел и любил летать, используя чакру и специальные приспособления. И его не мог оставить равнодушным полет на целом острове.
Земля поднималась все выше и выше. Казалось, подъём длился вечность. Но постепенно темп взлета замедлялся, а призрачный воин вокруг Мадары угасал и становился все меньше и меньше.
   Наконец, Сусанно исчез полностью и Учиха устало опустил руки. Шинно прекрасно видел, как сильно вспотел Мадара, хотя вся процедура взлёта заняла не более пятнадцати минут. Сколько же Учиха потратил чакры - Шинно предпочел и не думать.
   - Получилось, - удовлетворенно констатировал Мадара, оглядывая остров, - Шинно, распорядись, чтобы проверили личный состав и имущество. И приведи ко мне старейшин и своего отца.
   - Есть, сенсей.... А куда мы полетим?
   - О, поверь, тебе понравится. Страна, далекая от войн на континенте. И без своей скрытой деревни шиноби. Там будет наш новый дом.
   - Не думаю, что нам будут рады, - позволил себе выразить свои сомнения Шинно.
   - Возможно. Но кого интересует их мнение? В конце концов, теперь все это, - Мадара руками обвел остров и находящихся на нем шиноби, - настоящая Тенгакурэ но Сато, деревня, скрытая в небесах.
  
   *
  
   Если Данзо в чем-то и был уверен, то в том, что ничего не понимал. Все шиноби страны Неба, защищавшие свою землю просто с поразительным упорством и эффективностью, исчезли буквально в один миг. Словно под землю провалились.
   Откровенно говоря, Шимура уже начал ненавидеть эту проклятую страну Неба, забравшую слишком много в недолгой, но кровопролитной войне. Командующий АНБУ уже был готов отдать приказ о начале карательных операций по всей территории страны, чтобы выманить ее защитников из укрытий.... Но этого не понадобилось - разведчики и шпионы смогли добыть ответ на мучавший Данзо вопрос.
   Поначалу, Шимура не мог в это поверить. Но агенты, доставшие эту информацию, были из Корня, а значит, никаких сомнений в их компетентности быть не может. Но все равно в голове не укладывалось, как шиноби Неба могли поднять в воздух целый остров и улететь на нем?! Что за секреты хранили их кланы, способные на такое?
   Но это не столь важно. Гораздо важнее было то, что шиноби Неба вряд ли простят Коноху. Значит, они вернутся. А что такое атака с воздуха Данзо прекрасно знал - пример клана Хагоромо был еще свеж в памяти шиноби.
   К счастью, в ближайшее время это вряд ли актуальная проблема и Вторую Мировую войну можно закончить, не опасаясь удара с воздуха. Но вот потом....
   Данзо недовольно поморщился - на работу по вопросу деревни Неба нужно будет тратить драгоценные силы и время, что не радовало.
   Просто невероятно сколько головной боли они получили и еще получат из-за одного идиота у власти, пожелавшего увеличить свои владения! Что ни говори, а потери страны Огня в целом и Конохи в частности этой маленькой войной и ее плодами не окупятся.
   "Когда решится проблема с самураями, дайме отправится следом за своими псами", - подумал Данзо, возвращаясь к работе.
  
   *
  
   Такеда Сенши быстрым шагом шел по дворцу своего господина, дайме страны Моря Тоттори Иэясу-сама. Не смотря на переполнявшие генерала Сенши волнение, внешне он оставался таким же спокойным, как всегда. Даже быстрый шаг никак не выдавал самурая, он всегда предпочитал ходить быстро, если обстоятельства не требовали иного.
   А сейчас Такеда еле сдерживался, что не перейти на бег. А все дело было в летающем острове, который завис над столицей страны Моря буквально день назад. Сам Сенши в это время отлучился из города по поручению своего господина и поэтому не смог своевременно среагировать на угрозу.
   Да, генерал был абсолютно уверен в том, что прибывшие на этом острове шиноби несли угрозу стране и дайме, хоть и не демонстрировали агрессии. Шиноби приносят только беды, это, по мнению самурая, было очевидно любому здравомыслящему человеку.
   Вернувшись в столицу и получив доклад от своих починенных, Сенши сразу же направился во дворец. Ведь по словам городской стражи, сейчас во дворце дайме принимал у себя лидера этих летающих шиноби. И это сразу не понравилось генералу. Конечно, за безопасность господина волноваться не стоило - в его охране были лучшие воины Такеды, в свое время обучавшиеся у самого генерала, признанного Мастера Меча.... Но кто знает, какую подлость задумали эти шиноби?
   С виду, во дворце царила привычная суета. Судя по беготне слуг, господин принимал "гостей" в главном зале, совместив это с обедом, как он и любил. Задержавшись у дверей в зал, Такеда собрался с мыслями, полностью успокоился, и вошел внутрь, под крик глашатая, который извещал присутствующих о прибытии генерала Сенши.
   Внешне в зале было все привычно - роскошь и яркость, которые так любил дайме.
   Первым Такеда увидел своего господина, дайме Тоттори - упитанного мужчину в церемониальных одеждах. Даже невооруженным глазом было видно, что дайме пребывал в прекрасном расположении духа и просто лучился довольством. Впрочем, как обычно. Настроение господина омрачали только доклады казначея о состоянии казны.
   По левую руку от дайме сидел его первый советник Миямото Джиро, человек скользкий и не достойный доверия, если спросить Сенши. Но он всегда находил деньги для дайме, а потому был у него на очень высоком счету и пользовался полным доверием господина. Такеда давно подозревал Джиро в темных делишках, но за руку поймать хитроумного советника никак не мог. Если бы не протекция господина, Миямото давно познакомился бы с палачом.
   Но сейчас советник дайме Такеду не волновал. Гораздо больше его интересовали "гости".
   Напротив дайме сидели двое шиноби. Их чакру Сенши ощущал очень отчетливо и сомнений в их принадлежности к кланам шиноби не возникало.
   Один из них был зрелым мужчиной, и по одному только лицу становилось понятно, что он был лидером и привык командовать. Второй же носил серебряную маску, что только сильнее насторожило самурая. Шиноби даже не посмотрели на генерала, когда тот вошел в зал.
   Так же за столом присутствовали, но сидели в некотором отдалении, жена дайме и двое его сыновей - старший Исами и младший Катсу, четырнадцати и девяти лет соответственно. Исами, к слову, был воспитанником Сенши и генерал надеялся, что станет наставником и для младшего сына господина.
   Музыканты, танцовщицы (дайме, не смотря на слухи, мужеложцем не был, что несказанно радовало генерала, наслышанного про дайме других стран) и прочие слуги внимания самурая не заслужили.
   - Мой господин, ваше поручение выполнено, - склонился самурай в традиционном поклоне.
   - Прекрасно, прекрасно, - еще шире заулыбался Иэясу, - Отличные новости! Какой сегодня прекрасный день - одна хорошая новость за другой!
   Дайме указал на место по правую руку и самурай не замедлил занять свое законное место.
   - Как можешь заметить, Такеда, - сказал дайме, - У нас гости. Шиноби из деревни, скрытой в небесах! И эти благородные господа изъявили желание принести мне клятву верности и стать защитниками страны Моря! Правда чудесно?
   Сенши, поморщившись от фразы "благородные господа" по отношению к шиноби, позволил себе осторожно возразить:
   - Господин, у страны Моря есть защитники - верные вам самураи...
   - Да знаю я, знаю, - замахал руками дайме, - Но ведь времена меняются, не так ли? Сейчас на континенте вновь разгорелась война. Смогут самураи защитить нас от этих шинобовских техник, разом сжигающих целые города? А их призывные животные? Это же ужас какой-то!
   Мысленно Сенши вынужден был согласиться, хоть вслух ничего не сказал. Хотя генерал вовсе не считал, что самурая совсем уж бессильны против шиноби. Пускай самураи не могли выдыхать огонь и прочее, но и у них были свои секреты.
   - К тому же, - продолжил дайме, - Шиноби могут выполнять разные миссии за деньги. А это дополнительная статья дохода.
   Теперь Сенши понял, чем купили благосклонность дайме шиноби - деньги, вечная проблема при разгульном образе жизни Иэясу. И еще Джиро наверняка нашептывал дайме какие шиноби хорошие и замечательные, вон с какой улыбкой сидит.
   Все это все сильнее не нравилось самураю.
   - Господин, я не думаю, что принять шиноби является хорошей идеей. Мы не знаем ни кто они, ни откуда. У одного из них даже хватает наглости сидеть в маске в вашем присутствии!
   - Мое лицо, - сказал упомянутый шиноби спокойным голосом, - Обезображено в битвах с врагами. Не самое приятное зрелище. И уж точно я не хочу его видом портить аппетит уважаемому Иэясу-сама.
   -Шрамы - это так не красиво, - поморщился дайме, отправляя горсть винограда в рот.
   - А что же до остальных ваших вопросов, генерал, - вступил в разговор Джиро, - То господа шиноби просветили нас относительно своей истории.
   - Представляешь, Такеда, - перебил советника дайме, - Их деревню предал дайме Неба, сдав их шиноби страны Огня. Бесчестный дурак. Им пришлось бежать с континента и теперь они ищут нового господина, куда как более честного и благородного. И они пришли ко мне.
   "Лесть", - безошибочно определили прием, использованный шиноби.
   Деньги и лесть - убойная смесь. Особенно для его господина, как ни грустно это признавать. Сенши был уверен, что помимо всего этого, шиноби так же преподнесли дайме дорогие и красивые подарки....
   Увы, но, кажется, здесь он проиграл еще до начала.... Если бы только генерал был в городе во время прибытия этих "гостей" - все могло бы сложиться по-иному.
   - Я им не верю, господин. Шиноби опасны и непредсказуемы. У них нет чести.
   - Прекрати, Такеда! - перестал улыбаться дайме, что могло означать надвигающуюся бурю, - Не смей за моим столом оскорблять моих гостей!
   - Прошу прощения, господин, - склонился в поклоне самурай.
   - Что же до вас, господа шиноби, - вернулся к гостям дайме, - Я склонен принять ваше предложение и клятву верности. В свою очередь, даю слово заботиться о вас и ваших людях, как о своих подданных, быть честным и справедливым дайме для вашей деревни.
   - О большей чести мы не могли и мечтать, - сказал шиноби в маске.
   И только Сенши уловил в его голосе незаметный для неискушенного человека насмешливый тон.
   Самурай пообещал себе, что и глаз не спустит с этих шиноби и сделает все, чтобы выкинуть их из страны Моря как можно быстрее.
  
   *
  
   Путь до страны моря занял несколько месяцев. Можно было бы гораздо быстрее, но нам пришлось облетать все обитаемые земли по морю - не хотелось рисковать лишний раз, да и существование летающего острова хотелось сохранить в тайне как можно дольше.
   О цели нашего полета я знал, если не все, то очень многое. Еще до Второй Мировой войны я узнал о стране Моря все, что смог. И, разумеется, завел кое-какие контакты. В частности весьма полезным оказалось знакомство с Миямото Джиро, советником дайме.
   Джиро был сыном зажиточного крестьянина, который смог обеспечить своему сыну начальное образование. Обладая живым и гибким умом, Джиро смог много достичь к своим тридцати пяти годам при дворе дайме. Я просто не мог пройти мимо такого человека.
   Чтобы склонить Джиро на свою сторону... я просто с ним поговорил. Рассказал чего добиваюсь, каким вижу будущее страны Моря и всего мира и что для этого делаю и еще сделаю. Будучи крайне амбициозным, Миямото не мог не заинтересоваться. Всего я, конечно, не рассказывал, но в разговоре старался быть максимально откровенным. Я правильно оценил этого человека - он хотел большего, и одной страны Моря ему было мало для утоления своего голода. Конечно, я мог бы просто заставить его мне подчиняться, он бы еще и рад этому был, но... Добровольное сотрудничество гораздо предпочтительнее и эффективнее в случае с такими людьми. Применение принуждения хорошо лишь для слабых.
   Мы с Джиро смогли прийти к соглашению.
   По моим прикидкам, к пятидесяти он уже вполне мог бы стать первым советником. Благодаря моей финансовой помощи и советам он сделал это за два года нашего сотрудничества. И именно он подготовил почву для нашего прибытия, понемногу двигая дайме к мысли, что стране Моря нужна своя деревня шиноби, как у всех соседей.
   А мне позарез нужна была территория со своим населением и потенциалом к развитию, местонахождение которой должно быть в отдалении от всех великих стран и их постоянных конфликтов. Страна Моря была идеальна - мягкий климат, вполне пригодная для сельского хозяйства и животноводства земля, железные рудники и хорошая древесина. Да и располагалась страна Моря на острове, окруженная богатыми рыбой водами.
   Конечно, благодаря дайме Иэясу, страна была не особо богатой - на развлечения правителя уходила львиная часть казны. Но это было делом поправимым. Но это потом.
   Получив согласие принять деревню Неба, я позволил себе немного расслабиться. Возможно, следующий раз я смогу это сделать очень не скоро.
   Кланы шиноби деревни Неба, которые и раньше-то еле уживались между собой, а теперь и вовсе от междоусобицы их отделяет одно неверно брошенное слово; острый кадровый голод, ведь в войне в стране Неба погибли лучшие шиноби деревни и обучать молодняк банально некому; генерал Такеда Сенши, честный (буквально, его еще ни разу не ловили не то что на лжи, а даже на недосказанности) и благородный самурай, но до зубного скрежета ненавидящий шиноби; самодур Тоттори Иэясу, разоряющий население собственной страны и участвующий в ее судьбе лишь время от времени, когда все развлечения приедаются; Коноха, которая вряд ли оставит деревню Неба в покое, уж от Данзо точно стоит ждать шпионов, как-никак я его сам учил - это далеко не полный список стоявших передо мной проблем. И решение каждой из них сулит потерю такого количества нервов, сил и времени, что проще, наверное, прямо здесь, во дворце дайме, лечь и тихонько сдохнуть.
   Впрочем, жаловаться мне почти грешно - сам эту кашу заварил, никто не заставлял, так что мне и расхлебывать.
   Кланы я смог приструнить, а после и вовсе постепенно их упразднить. Единоначалие было основой любой военной организации, а деревня Неба была именно военной организацией. Ситуации, когда каждый клан имеет свою долю власти и влиять на политику деревни, я допустить не мог. Еще в Конохе мы с Хаширамой спорили по этому поводу до хрипа. Убедить его я так и не смог, но теперь-то никто не мешает мне сделать так, как я считаю нужным и правильным. Разделение деревни на "клановых" и "безродных", как в Конохе, мне не нужно точно. Все бойцы Неба равны в своих правах и обязанностях, и лучше кланам это понять поскорее.
   Кстати, моя непринадлежность к какому-то клану деревни Неба сыграло положительную роль - никто из них не возражал против моей кандидатуры в качестве Первого Тенкаге (до моего появления и обретения целого летающего острова, деревня Неба не считала себя достойной иметь титул Каге, да и великие деревни были против). Кланы считали, что раз я не принадлежу ни к одному из них, то, соответственно, я никому и "подсуживать" не буду. И тут они правы - я действительно не собираюсь делать каких-то предпочтений, но только не между кланами, а между клановыми и безклановыми шиноби.
   Обучением молодых шиноби я решил заняться лично, посредством древесных клонов. Знания огромного количества техник, владение всеми пятью стихиями, большой опыт и хорошие навыки вполне позволяли учить молодых шиноби. По крайней мере в вновь организованной Академии. Потом за молодняк возьмутся оставшиеся чунины и джонины, по системе, принятой в Конохе и все остальных деревнях. Это позволит дать хорошие начальные знания и навыки детям и освободит ценные кадры от рутины в Академии. И я просто благодарил всех богов, что древесные клоны, в отличие от теневых, не передают своему создателю усталость, иначе я бы загнулся очень быстро. Хотя несколько учителей в Академии все-таки будет присутствовать - ведь надо же будет клонам знать об учениках, да и следить за их прогрессом и вовремя направлять в нужное русло лучше все-таки живым людям, а не ежедневно обновляемым клонам.
   Такеда Сенши.... Когда я его увидел в первый раз, я сразу понял, что никогда нам не быть ни то, что друзьями, а даже союзниками. Самурай Сенши ненавидит любые проявления лжи и бесчестия, а ведь шиноби сам бог велел обманывать и бить в спину. Жаль, ведь сам по себе он хороший человек - храбрый, печется не только о своих подчиненных, но и обо всем населении страны Моря. Это с его подачи в городах страны обновилась городская стража, и появились патрули на дорогах, а так же летучие отряды самураев, очень эффективно боровшиеся с разбойниками. Это уже не говоря о небольшом, но сильном военном флоте, защищавшем морские торговые пути от пиратов. Жаль, что он настолько сильно верить в свои убеждения, что никогда не примет мою сторону. И жаль, что наличие двух военных сил, ненавидящих друг друга, хорошо лишь для правителя, но не для лидеров этих сил - мне вовсе не нужны были самураи в стране Моря. Только за бездарную трату людей, способных использовать чакру, я готов полностью уничтожить институт самурайства. А если учитывать, что только самураи стоят между мной и полным контролем над страной Моря.... Их судьба мной уже решена.
   Дайме Тоттори Иэясу с одной стороны был прекрасным правителем для меня - от государственных дел он самоустранился, пребывая в бесконечны пирах, развлечениях и роскоши. Казалось бы, при таком правителе можно делать, что угодно, и лепить из страны Моря свою утопию.... Но это было ошибочным мнением. На троне мне нужен был человек, полностью понимающий мой замысел и поддерживающий мои начинания. Сам на трон садиться я не собирался ни в коем случае, как и захватывать власть к законной династии - подобное могло обратить против страны Моря все иные страны с их дайме и скрытыми деревнями. Что вовсе не было мне нужно. Следовательно, нужно было найти подходящего человека на должность дайме в семействе Иэясу. И в первую очередь следовало присмотреться к его сыновьям. Кто знает, может отдохнув на отце, природа одарила его детей?
   Шимура Данзо и Коноха.... Когда-то волчонок, превратившийся, как показала короткая война в стране Неба, в матерого волка. И ведь он еще очень молод, дальше будет только хуже. Пожалуй, главная опасность для меня и на данный момент моя главная слабость - убить Данзо и Хирузена я мог хоть сейчас. Но оба они были моими воспитанниками и, вопреки разуму, я ОЧЕНЬ не хотел их убивать, хоть и осознавал исходящую от них опасность. Что было самым прискорбным, так это то, что им подобные чувства вряд ли помешают - я хорошо научил их сохранять верность деревне и ее населению, а не отдельной личности (по этой же причине я не забрал с собой в деревню Неба Юмико, которая к этому моменту уже успела обзавестись семьей, выйдя замуж за Кагами Учиху). Ведь я, как ни крути, представляю однозначную угрозу для Конохи и ее главных союзников - деревни Водоворота с ублюдочными Узумаки. Конечно, я был несправедлив и, возможно, чересчур эмоционален в своих суждениях относительно их, но я не мог простить принцессу Узумаки, Мито. Кто знает, как бы все сложилось, не убей она меня в Долине Завершения....
   В результате и получается, что если не Хирузен, то Данзо без сомнений и жалости начнет войну против бывшего сенсея, не смотря на свои чувства. И он вполне может достичь успеха.
   Хорошо, что сейчас идет война, и у Шимуры нет возможности заняться деревней Неба.
   Вот за размышлениями прошел пир во дворце дайме. Тоттори что-то говорил, произноси речи и тосты, вокруг вились танцовщицы, Джиро шутил, чем очень смешил Иэясу. Отец Шинно отдувался за нас обоих, я если и говорил, то какую-то ерунду на автомате, даже не вникая в суть разговора.
   Признаться, я даже испытал неподдельное облегчение, когда вечер подошел к концу и мы покинули дворец дайме.
  
   *
  
   Все никак не могу нарадоваться на техники клонов. Пожалуй, одни из самых полезных в арсенале шиноби, с очень широким диапазоном применения. Например, оставив два десятка древесных клонов в деревне Неба, я смог с помощью воронов отлучится на континент, для решения одного важного дела.
   И вот я стоял на спине огромного ворона и с высока разглядывал Суну. Скрытая деревня посреди пустыни весьма спорное, но во многом удобное для обороны решение: жара, песок, огромные открыты пространства, защищенность деревни скалами... Вот только есть уязвимость для удара с воздуха.
   Деревня, помимо природных стен, имела так же целый комплекс защитных печатей. Хоть и гораздо хуже тех, что ставили мастера Узумаки в Конохе.
   Помимо общих защитных печатей, я с помощью Шарингана без труда разглядел целые кварталы, имеющие так же собственные средства защиты и наборы печатей. Клановые кварталы, я полагаю. Личная защита своей территории - одна из основ кланового могущества. В деревне Неба их уже нет и это было моим первым ударом по клановой системе.
   В Суну не мог проникнуть ни один шиноби не замеченным. Так же в деревне Песка стояли печати, препятствующие применению пространственных техник. В Суну тяжело проникнуть и еще тяжелее из нее уйти, если ты пришел с недобрыми намерениями. Впрочем, думаю, во всех скрытых деревнях так.
   А раз уж проникнуть тайно нельзя, то к чему скрываться?
   Поправив маску, я шагнул со спины ворона и полетел вниз.
  
   *
  
   - Эй, Кента! - закричал знакомый голос за спиной.
   Шиноби, к которому обращались, обернулся и увидел своих друзей по выпуску из Академии.
   - Салют, толстый, - дружелюбно улыбнулся Кента, обмениваясь рукопожатием со своим старым другом Киширо и кивнув его девушке Кико, - Я думал, тебя отправили на передовую.
   - Отправили, да только я ранение получил в битве и меня вернули, - друг задрал жилет и продемонстрировал перебинтованный живот, - Через пару дней отправлюсь обратно.
   - А что же тебя в полевом госпитале не залатали?
   - Залатали, - согласно кивнул Киширо, - Но я, друг мой, в том бою захватил шиноби Конохи. Чунином оказался он, с важными данными. Вот меня и отправили домой, для отдыха и в качестве поощрения.
   Киширо рассмеялся и Кента не смог сдержать улыбки, глядя на радостного приятеля.
   - А ты как тут? Плесенью еще не покрылся?
   - Плесенью еще нет, но мохом уже да. Сам же знаешь, что мастеров, способных делать марионеток, на передовую особо не пускают.
   - Это да. Но не будем о грустном! Ты уже службу закончил?
   - На сегодня - да.
   - Так давай в наш родной ресторан завалимся! Мне, помимо отпуска, еще и премию отвалили, так что я угощаю....
   Киширо был прерван грохотом, раздавшимся где-то в двух кварталах от шиноби. Над крышами домов поднялся столб пыли.
   - Что это? - мгновенно растеряв веселье, спросил Киширо.
   - Не знаю, - покачал головой Кента, - На взрыв не похоже.
   Люди на улице застыли, испугано смотря в сторону столба пыли. Прекратились все разговоры, утих смех. Даже дети прекратили свои игры.
   В напряженной тишине прошло всего полминуты, как до людей донеслись крики и звук сражения. Гражданские среагировали вполне ожидаемо - побежали подальше от грохота разгорающейся битвы.
   - Черт, Киширо, за мной! Идем по третьей схеме!
   Кента, запрыгнув на крышу ближайшего дома, со всей возможностью побежал к месту вторжения (а что еще это могло быть в военное время?). Шиноби знал, что его друг бежит следом, и был спокоен за тыл.
   - Что это такое? - не смог сдержать удивления Киширо, когда они подбежали в месту сражения.
   Прямо посередине деревни был чистый круг абсолютно ровной формы. Дома в нем были в буквальном смысле сровнены с землей. И на этом пяточке чистого пространства шиноби Песка сражались.... с одним единственным противником.
   Вернув контроль над эмоциями, Кента в одно мгновение вытащил свиток из-за спины, распечатывая сразу три своих марионетки.
   - Киширо, прикрой!
   Друг все понял сразу. Другие шиноби, увидев мастера-кукловода, изменили свой рисунок боя с целью отвлечь от Кенты врага и дать ему время использовать своих марионеток.
   А враг был по-настоящему страшен: черная странного вида одежда, серебряная маска.... И, кажется, его вовсе не смущало численное преимущество шиноби Песка. Двигался он как будто лениво и каждый его удар обрывал чью-то жизнь. Вокруг вражеского шиноби уже лежало по меньшей мере двадцать тел шиноби Песка.
   "Да кто же это такой?! Каге?!" - почти на грани паники промелькнуло в голове Кенты.
   Противник не был вооружен.... В привычном смысле слова. Он или отбирал оружие у окруживших его шиноби или выпускал из руки какую-то цепь, которая разрезала плоть людей ничуть не хуже меча. Техники и печати он казалось и не замечал вовсе.
   Кента запустил одну из марионеток под землю, а две другие отправил на захват врага. Куклы были стремительны, как и всегда. Кента по праву гордился своим мастерством - средний чунин и даже некоторые джонины даже не успевали отреагировать на его атаки. Но враг не был ни чунином, ни джонином.
   Противник замер лишь на мгновение перед тем, как разнести одним ударом летевшую прямо на него марионетку. Успеха могла достичь вторая, заходившая со спины.... Но случилось то, чего Кента никак предусмотреть не мог - из спины противника буквально за секунду выросла рука и выстрелила в марионетку каким-то ярко-красным лучом энергии, разнеся ее в пыль в мгновение ока.
   И в следующее мгновение третья марионетка, подошедшая к врагу под землей, сработала и заключила вражеского шиноби внутрь себя. Марионетка-ловушка, личная гордость Кенты. Сколько сил и времени он на нее потратил - слова не описать. Тут же всю поверхность марионетки покрыла вязь печатей, блокирующих чакру и не дающих пленнику даже пальцем пошевелить.
   Оставшиеся в живых шиноби Песка радостно закричали. Кто-то начал поздравлять и благодарить Кенту. Молодой мастер марионеток и сам не мог сдержать торжествующей улыбки - его творение определенно показало себя на высоте.
   Вот только радость бойцов Песка оказалась преждевременной.
   Сначала марионетка затрещала и покрылась трещинами, словно что-то разрывало ее изнутри. Трещины увеличивались и из них начал бить синий свет.
   А потом марионетка оказалась просто разорвана на тысячи кусков разлетевшихся по округе, а на ее останках стоял целый и невредимый шиноби в маске. Шиноби Песка были настолько ошеломлены, что несколько секунд никто не мог даже двигаться.
   Враг одним прыжком приблизился к Кенте. Настолько быстро, что молодой мастер смог рассмотреть странные глаза противника, пылающие красным.
   Через секунду из обоих окружила сфера энергии, раскидавшая всех окружающих в стороны. Вражеский шиноби протянул руку и схватил Кенту за голову, приподняв его над землей, не обращая внимания на сопротивление кукловода.
   - Ты тот, кто мне нужен? - спросил враг у Кенты, и его рука окуталась белым сиянием.
   А потом для молодого мастера марионеток наступила тьма.
  
   *
  
   Тогда, в Долине Завершения, в битве с Хаширамой... я впервые за свою жизнь здесь выложился по полной. Достиг своего тогдашнего предела. И это было здорово. Это была поистине прекрасная битва.
   После, во время моего почти двадцатилетнего "перерыва", когда я обучался своим новым возможностям в мире воронов, у меня не было времени скучать - новые силы придавали остроты и интереса жизни. Даже отсутствие достойных соперников ничуть меня не волновало.
   Но сейчас, здесь в Суне.... Я понял, что такое скука. В следующий раз на подобное дело пошлю шиноби Неба, а сам займусь чем-нибудь поинтереснее.
   Нет, шиноби Песка были хороши - отличные навыки, прекрасные рефлексы и командная работа. Но для моего уровня силы это было слишком мало. Для меня бойцы Суны двигались чуть быстрее улитки, а их удары были слабее комариного укуса. Захоти я по-настоящему - и сегодня история деревни Песка завершилась бы, я мог убить абсолютно всех ее жителей буквально парой атак.
   И именно поэтому я старался не убивать шиноби Суны, а лишь выводить их из строя, оглушая или ломая конечности. Все-таки этот бой скорее похож на избиение тяжеловесом детей. И я решил, что будет не совсем честно убивать их, ведь у них нет и шанса против меня. А раз воины Песка не несут для меня угрозы, то к чему их убивать сейчас? Пусть живут, может будут чуть больше ценить свои жизни после того, как я уйду.
   Охота за мастерами марионеток продолжалась. Одного я уже нашел и смог вытянуть из него все необходимые мне знания.
   Как я и подозревал, искусство создания марионеток - это гораздо большее, чем просто ремесло плотника. Совершенно недостаточно хорошо владеть плотническими инструментами и вырезать из дерева фигуру. Есть еще множество секретов, без которых любая марионетка не более, чем кукла, годная только для театра. Например, в каждой марионетке мастер должен создать систему, аналогичную каналам чакры в человеческом теле, только "пустые". Именно с их помощью, наполняя эти каналы чакрой, кукловод может управлять марионеткой.
   К сожалению, спокойно разобраться в полученных знаниях мне мешали крутившиеся вокруг шиноби. Ха, я почти забыл, что в данный момент вообще-то идет бой, и меня пытаются убить. Не могу понять - шиноби Песка очень смелые или очень тупые? В смысле, я уже победил порядочное количество их коллег и на мне до сих пор ни царапины. Уже можно было сделать определенные выводы. Например, что я им не по зубам.
   Продвигаясь по деревне с боем, я выискивал новых кукловодов. К сожалению, все встречающиеся мне мастера марионеток совершенно не умели их создавать и ограничивались только их использованием. Если ничего не измениться в дальнейшем, то будущий уход Сасори из деревни сильно ударит по Суне.
   Но это пока не моя проблема.
   Мне повезло найти еще одного истинного мастера марионеток - им оказался седовласый старик, но, не смотря на возраст, он был довольно прытким. Пришлось попотеть для того, чтобы поймать его.
   Его голова содержала просто несравнимо больше полезной информации, чем голова того молодого шиноби, которого я поймал первым. К сожалению, старик не выдержал подобного надругательства над своим мозгом и испустил дух прямо у меня в руках.
   Немного подумав, я все-таки запустил его сердце по новой слабенькой медицинской техникой. Выживет он или нет зависит от местных ирьенинов, но шанс старику я дал. В благодарность за содержимое его головы.
   Ушел из Суны я с помощью Эбони, переместившись в мир воронов.
   И даже не хочу думать, как моя небольшая прогулка по улицам Суны повлияет на войну. Как минимум, позиции деревни Песка значительно ослабнут. Или они вообще выйдут из войны, заключив сепаратный мир.
  
   *
  
   На две недели я заперся в спешно организованной мастерской деревни Неба, посылая во внешний мир только клонов и никого к себе не пуская.
   Я делал свою первую марионетку в этом мире, подобную которой шиноби еще не видели, и которая должна была привнести новое слово на поле боя.
   В качестве материала я использовал чакропроводящий металл и древесину, полученную с помощью техник Мокутона - такое дерево, по результатам моих исследований, гораздо лучше подходили для создания марионеток.
   Начала я с каркаса корпуса, хвоста и шеи, которые потом закрыл укрепленными досками. Причем на хвост и шею пошло более гибкая древесина, а на корпус более прочная.
   Следующими на очереди стояли лапы - задние я сделал трехпалыми, а передние пятипалыми, рассчитывая на использование марионеткой их в бою. Когти, разумеется, были сделаны из металла, что несколько увеличивало вес марионетки, но не критично.
   На крылья пошла самая легкая древесина, которую я только мог получить при помощи Мокутона. Вся их поверхность была исписана печатями шиноби Неба для контроля и управления потоками воздуха. В теории это должно было позволить марионетки летать.
   Самое сложное оказалось сделать голову. Еще до своего налета на деревню Песка, я знал чего хочу - целые эскадрильи летающих марионеток-драконов, вселяющих ужас в сердца врагов одним своим видом. Поэтому голова должна быть устрашающей.
   Изобретать велосипед я не стал и взял за основу голову Алдуина, из игры Скайрим своей прошлой жизни. Хоть я и не считал себя художником и скульптором, по-моему скромному мнению голова дракона мне удалась.
   Вид для марионетки я выбрал отнюдь не случайно - в местном фольклоре драконы присутствовали и считались они чрезвычайно опасными существами. Вот я и решил воплотить страхи местных в жизнь.
   В пасть марионетки я запихнул несколько печатей, наполняя чакрой которые марионетка извергала пламя. Оружие так себе, но для прототипа сойдет. В дальнейшем на дракона можно будет придумать и какое-нибудь другое оружие, например метатели кунаев навесить.
   Когда марионетка была закончена, я без особых изысков покрасил её в черный. Никаких художеств, вроде вырезания чешуек и прочих украшений я не делал - маловато для этого мастерства, да и не нужно это прототипу.
   Испытания своей первой марионетки я проводил ночью, без лишних глаз.
   Вопреки моим опасениям, управлялась марионетка легко, потребляя просто смешное количество чакры. Впрочем, смешное для меня, а для среднего шиноби вполне нормальное.
   А вот в воздухе дракон чувствовал себя неуверенно, если не сказать хуже. Летающий рядом Эбони чуть на землю не падал от смеха, глядя на мои потуги покорить воздушную стихию. Подозреваю, что я по незнанию натворил много лишнего и аэродинамика у марионетки паршивая. Или это просто дело опыта и надо всего лишь лучше управлять крыльями и хвостом?
   Как бы ни было, а свою первую марионетку я с полным правом могу назвать успешной. Свою роль она выполнила - создание летающих марионеток-драконов было принципиально возможным, а имеющиеся огрехи будут устранены со временем. Надо лишь подключить к процессу своих шиноби, у которых опыта в полетах не в пример больше моего.
   А значит, эскадронам драконов быть. И у меня просто сердце согревалось от картины поле боя, над которым парят мои творения. В мире, где об авиации даже не слышали (не смотря на удачный опыт с кланом Хагоромо), летающий противник будет подобен смерти с небес.
   А ведь драконов можно сделать разной специализации: истребители, десантные, бомбардировщики, штурмовики.... Любой противник будет неприятно удивлен таким оружием.
   - Скоро у тебя будет много новых братьев, - шепнул я своей первой марионетке, погладив её по голове.
  
   *
  
   Казалось бы, зачем мне сильная армия шиноби и мощная держа в руках? Ведь я достаточно силен, чтобы в одиночку уничтожить деревню шиноби? Очень опасное заблуждение, на самом деле.
   Правда в том, что вся моя сила ничего не стоит против хотя бы дюжины толковых врагов, у которых достаточно умения и мозгов. Я навскидку могу спланировать как минимум десяток способов нейтрализации самого себя силами стандартного отряда АНБУ. А если могу я - смогут и другие. Нужно лишь время и информация для подготовки.
   Мой успех в деревне Песка - это заслуга в первую очередь не моей силы, а удачно выбранного времени: большая часть шиноби Суны на фронте, внезапной атаки одного-единственного врага они не ожидали, что серьезно сковывало их действия, так как они ожидали подвоха и сочли меня лишь отвлекающим маневром. Но задержись я там на минут пять подольше - и сразу стало бы сложнее.
   К чему я все веду: глуп тот, кто считает, будто один в поле воин. Рулят не одиночки, а коллективы с толковым руководством - это доказано миллионами лет эволюции. Следовательно, моя сила - это хорошее подспорье, но полагаться только на нее высочайшая глупость.
   К тому же, моя цель осталась неизменной - возвращение к жизни моей семьи. Теоретически, я бы уже сейчас смог это сделать.... При должной подготовки, ведь как минимум нужно: выкрасть или любым иным способов получить технику Эдо Тенсей, найти подходящие тела, в том числе два детских.... Убивать детей для возрождения своих собственных - на такое я пойти не смогу. Хотя тут, я думаю, вполне можно будет обойтись искусственно созданными телами из тела Десятихвостого, вроде Зецу.
   Как бы там ни было, а возвращение к жизни четырех людей убьет меня с гарантией. Бог Смерти тут вовсе не художественный персонаж и вполне реально существует. И он ОЧЕНЬ не любит, когда к жизни возвращают кого-нибудь. За подобную роскошь приходится платить.
   Конечно, можно пересадить Риннеган кому-нибудь другому, потратить кучу времени на его обучение и просто поиск достаточно сильного шиноби, без гарантии, что он вообще сможет воскресить хотя бы одного дорого мне человека.... Ведь для этого требуется действительно много чакры....
   Как бы там ни было, но обмен моей жизни на четыре другие мне кажется, вполне справедливым и отторжения не вызывает. Конечно, я буду искать и другие варианты, без обязательной моей смерти, но....
   Теоретически такой вариант - это стать джинчурики Десятихвостого. Носитель Джуби должен обладать поистине божественными силами. Взять хотя бы Мудреца Шести Путей, который смог дать всем людям чакру - подобный уровень силы я даже представить не могу.
   Но для Десятихвостого мне нужны все девять биджу. Захват даже одного из них поставит на уши все скрытые деревни. Если они поймут, что идет охота за биджу, хвостатых запрячут так надежно, что на их поиск могут потребоваться десятилетия. А значит, их захват должен происходить быстро, с минимальной разницей во времени.
   Что возвращает меня к началу рассуждения - нужна сильная армия и разведка.
   Если мои мысли все-таки неверны и я умру после воскрешения семьи.... То они должны жить в мирное время. Я не желаю, чтобы мои дети узнали, что такое война.
   А ведь местных хлебом не корми - дай только повоевать. Три мировые войны подряд - и этого им оказалось мало, на время событий канона шиноби вновь готовы были вцепиться в глотки друг другу. По крайней мере, Суна без сомнений предала Коноху, ради возможности уничтожения "союзника".... Как тогда большой войны не разгорелось - загадка.
   Вывод прост - мне нужно мощное государство, которое сможет объединить под собой все остальные страны. И умный правитель во главе этого государства.
   Тогда и только тогда я смогу спокойно умереть, зная, что моя семья будет в безопасности.
  
   *
  
   Дела страны Моря отнимали все мое время, хотя не сказать, что это меня сильно огорчало - чем мне еще заниматься? Сидеть в таверне с бутылкой саке и бегать по борделям? Даже не смешно.
   Не смотря на то, что к управлению государством я (официально) не имел никакого отношения, являясь только главой Скрытой деревни, это не мешало мне оказывать некоторое воздействие на внутреннюю и внешнюю политику дайме, а так же делать закладки на будущее развитие страны.
   Клоны были все еще незаменимы в моих делах. К примеру, один из клонов по памяти писал "Искусство войны" Сунь-Цзы, разумеется, с поправками на местные реалии. Творение китайского стратега я считал одним из обязательных для изучения каждым человеком, имеющим отношение к военному ремеслу. Хорошо, что в прошлой жизни я много раз перечитывал "Искусство войны" и помнил его чуть ли не наизусть. Присваивать себе авторство я, конечно, не собирался, и поэтому пришлось придумать небольшую легенду о полководце времен Рикудо по имени Сунь-Цзы.
   Второй книгой на очереди, которую я собирался переписать по памяти, стала "Государь" Макиавелли. Ее, правда, я не планировал давать читать кому-либо, кроме преемника нынешнего дайме страны Моря. Все-таки книга и мысли в ней изложенные довольно специфичны и простым людям такое знать совершенно не обязательно. В ином случае, кланы Неба, ослаблением которых я медленно, но верно, занимался, сразу бы поняли всю подоплеку моих действий и могли бы воспротивиться. А так они поймут, что остались без власти, только тогда, когда уже будет поздно что-либо менять.
   Я планировал привнести в этот мир много трудов величайших мыслителей моего мира: Платона, Сократа, определенно Конфуция, частично Фому Аквинского и многих других, чтобы разбавить философию и мысли местных. Переносить, разумеется, я собирался только то, что соответствовало моим планам и не могло помешать в будущем.
   Параллельно один клон занимался тем, что записывал все, что я знал о конфуцианстве и легизме - двух идеологиях наиболее точно по менталитету подходящих местному населению. Я планировал объединить их и создать нечто новое на их основе и в будущем сделать получившуюся смесь новой государственной идеологией страны Моря. Проще говоря, стране Моря требовалась своя "Воля Огня", но более централизованная и мощная.
   А в это время шиноби Неба уже обжились на новой территории и заняли крепкие позиции в сфере самых разных услуг: от помощи в сельском хозяйстве до охраны кораблей. Мы даже начали стремительно вытеснять самураев в делах розыска и поимки разбойников: торговцы и просто пострадавшие все чаще обращались к шиноби, а не к самураям. Люди предпочитали заплатить и гарантировано наказать виновных и вернуть хотя бы часть своего имущества, чем за бесплатно ждать помощи от самураев, как у моря погоды, совершенно без гарантии хоть на какой-нибудь результат. Что ни говори, а самураи проигрывали шиноби по всем показателям. А все из-за их нежелания использовать чакру во всю мощь.
   Кстати, с моей подачи в стране Моря появились первые трудовые лагеря: пойманных на разбое и совершении других тяжких и особо тяжких преступлений не сажали в тюрьмы, а отправляли на "перевоспитание" в трудовые лагеря. Там, фактически на правах рабов, преступники валили лес, работали на рудниках и в полях, под присмотром самураев (задействовать более ценных шиноби как вертухаев я счел расточительством, поэтому без труда уступил такую "честь" самураям). Совершившие более легкие преступления были задействованы в городах, в основном убирая мусор. Наблюдали за ними так же самураи, хотя и шиноби не остались в стороне: мы ставили печать, по которой преступника могли легко найти. Попытка сбежать означала автоматический перевод на рудники или лесоповал, где условия содержания были куда как хуже. В поимке беглецов очень помогали воздушные патрули шиноби, на постоянной основе кружащие над страной и прибрежными водами. Все-таки техники Неба, позволяющие летать, были крайне полезными.
   Население подобные наказания поддерживало: улицы становились чище, крестьяне уже не пахали на полях как проклятые только для того, чтобы выжить, уровень преступности снизился, а уровень благосостояния населения наоборот повысился. Все эти нововведения требовали изменения законодательства.
   В принципе, местные законы вызывали у меня состояние тихой ярости. Наверное, не до конца я растерял привычки и рефлексы своей прошлой жизни, хотя уже больше двадцати лет прошло.
   Дайме страны, как и его предшественники, не сильно заботился о юридической сфере своего государства, что выливалось в нежелание заниматься кодификацией целого моря законов и указов, оставшихся еще с незапамятных времен, часть из которых противоречила друг другу. Это, само собой, давало возможность судьям творить почти, что угодно - решать одинаковые дела по-разному, в зависимости от "благонадежности" сторон суда. Проще говоря - кто больше даст на лапу, тот и прав.
   Разумеется, подобный хаос в законодательстве терпеть было нельзя. И двадцать моих клонов как раз и занимались тем, что проводили кодификацию законов, собирая весь этот хаос в единую базу и распределяя по кодексам. Разделение гражданского, административного и уголовного законодательства, кстати, будет для этого мира внове. Да и нечто, вроде Конституции надо будет организовать, как основной и высший закон.
   В своей работе клоны многое брали из правовой мысли моего мира, благо, что в этой теме я разбирался очень даже хорошо. Так что через несколько лет этот мир узнает о презумпции невиновности и многом другом.
   Нынешнему дайме всего этого не увидеть и не понять, конечно. Он слишком глуп, ленив и тщеславен, чтобы стать хорошим правителем той страны, которую я хочу создать.
   А вот его преемник....
   Исами - старший сын дайме, его наследник. Воспитанник генерала Сенши. А значит, у него уже сформированы понятия чести, долга сюзерена и воина и прочее, в лучших традициях самураев. Не скажу, что это плохо.... Но хороший правитель, в моем понимании, должен быть другим. Как минимум, он обязан разбираться в политике и управлении, а не в махании мечом, верховой езде и каллиграфии. Воинская отвага бесполезна в делах государственных. А старший сын дайме, как я выяснил, не уделяет должного внимания именно нужным для управления страной наукам, предпочитая общество и тренировки у самураев.
   Катсу - младший сын дайме. Вот-вот ему должны назначить воспитателя, в обязанности которого и должно входить обучение всему, что необходимо принцу. Уверен, генерал Сенши желает обучать и младшего. Испортить его так же, как и старшего. Этого я допустить не могу.
   Конечно, узурпировать власть я бы мог хоть сейчас.... Но зачем? Мне трон не нужен, у меня иные цели. К тому же, на лояльность населения в таком случае рассчитывать не приходится. Все-таки династия Тоттори правит в стране Моря уже не первое столетие, население не желает видеть кого-то чужака у власти. А до идей демократии и республики тут, как до Луны.
   Что ж, я еще послежу за Исами. И, если он все-таки окончательно испорченный материал, возьмусь за младшего. Уж из него-то я смогу вырастить хорошего дайме. И, кто знает, может даже Императора.
  
   ***
  
  Марионетки-драконы - это, конечно, хорошо, отлично подняло боеготовность моих шиноби. Однако, не смотря на преимущества, которые они давали, у наших континентальных противников было нечто, что сводило на нет качественные преимущества - количество. После Краткой войны в стране Неба мои шиноби не могли похвастаться многочисленностью.
  И по самым оптимистичным подсчетам, даже к началу Чертвертой Мировой Войны количественный разрыв между нами и остальными будет как минимум в десять раз. Даже с учетом возможных союзников.
  Выхода я видел ровно два.
  Первый - это стравить великии нации сильнее, чем в каноне, давая им тем самым больше мотивации для уничтожения друг друга. Правда, в таком случае могли погибнуть многие нужные для канона шиноби, но меня это совершенно не заботило.
  Второе - создать армию хорошо знакомых по аниме и манге Зецу. В каноне они хорошо зарекомендовали себя, как отличные шпионы и диверсанты, способные вырезать целые подразделения шиноби, не раскрывая себя. А еще их можно было наплодить пару сотен тысяч за оставшееся время.
  Со второго я и решил начать, в первую очередь найдя на континенте пещеру необходимых масштабов. С помощью Риннегана я призвал в эту пещеру статую Гедо и начал свои эксперименты. Не знаю, сколько в каноне у Мадары ушло времени на получения положительного результата, но я смог вырастить жизнеспособную особь всего за два месяца труда.
  Получился у меня классический Зецу - немного неполный, но вполне способный в плане сражений и шпионажа.
  Так же, я вовремя вспомнил, что, не смотря на всех своих подчиненных шиноби, до сих пор испытывал острый кадровый голод. В частности, мне просто необходим был помощник, разделяющий мои идеалы и цели. На клонов надежды особой не было, срок их эксплуатации был чрезвычайно низок.
  Вот так и появилась вторая половина Зецу, Черная. Я так и не понял, как смог воплотить свою волю в отдельном существе, но главное, что получилось (примечание: ГГ не знает всего канона, в частности он не осведомлен о истинной роли Черного Зецу).
  По воле судьбы, именно в момент создания Черного Зецу в пещеру влетел перепуганый Эбони. Из его сбивчивого рассказа я понял, что в мире воронов случилось что-то очень плохое.
  Не смея откладывать помощь своим главным союзникам, я переместился в их мир вместе с Эбони.
  
  ***
  
  Встретили нас лишь смерть и разрушение. По миру воронов как будто ураган пронесся: немногочисленные деревня были сломаны и между ними кучами валялись тела убитых птиц. Некоторые были разрезаны, некоторые разорваны. Неизвестный злодей не жалел никого и ничего.
  - О, ебанный пиздоглаз пожаловал! - услышал я истеричный смех среди обломанный деревьев.
  Ко мне медленно вышла хорошо знакомая мне жрица Дзясина, убившая мою семью, и которую я много лет назад обрел на бесконечные муки быть кормом для воронов. Не знаю, каким чудом ей удалось воссоединиться со своим телом и откуда она взяла силу, чтобы совершить такое, но это было и не важно. Дремавшая во мне ярость из-за убитой семьи вновь дала о себе знать. Участь жрицы была решена и она еще много раз успеет пожалеть, что посмела сопротивляться.
  Вот только... что-т ов фигуре жрицы было не так. Вокруг её тела кружилась заметная и невооруженным глазом аура крови. И двигалась она скорее как кукла, а не живой человек. Одного взгляда Риннегана оказалось достаточно, чтобы вмиг стать серьезным - тело жрицы просто переполняла непонятно откуда взявшаяся чакра.
  - Поздоровайся с Лордом Дзясином, уёбок! - оскалилась жрица и бросилась ко мне.
  От первой атаки в лоб я ушел без труда, нанеся ответный удар. Вот только мог кулак наткнулся на незримую защиту вокруг тела жрицы и не смог пробить его. Мой враг оказался не так прост, как я думал, пришлось спешно разрывать дистанцию.
  Жрица продолжала стоять на месте и маниакально смеяться, глядя на меня. Её психическое здоровье не вызывало сомнений - женщина была абсолютно безумна. Пока она любезно стояла на месте, я решил воспользоваться этой возможности и выпустил в жрицу поток ревущего пламени.
  Когда огонь рассеялся, сумасшедшей уже не было.
  Сзади повеяло легким ветерком и я мгновенно развернулся, приминая на жесткий блок удар жрицы. В моих планах было перехватить руку женщины и контратаковать, но её без какого-либо видимого труда сразу же сломала мне руку.
  Такой исход был удивителен, особенно учитывая, что перед боем я привычно укрепил собственное тело чакрой и я даже не представлял какой силой нужно обладать, чтобы одним ударом сломать мне кости. Долго думать над этим жрица мне не дала.
  Не прерываясь ни на секунду, она вновь атаковала. Конечно, регенирация руки уже была запущена, но даже я не мог излечить сломанную руку так быстро. Пришлось уклоняться. Но жрица и не думала останавливаться.
  Нанося удар за ударом она вынудила меня полностью сконцетрироваться на уклонении. Однако, она не обладала моим опытом и мне удалось выгадать момент для ответной атаки. Напитав здоровую руку чакрой до самых краев, я уджарил точно её в челюсть. Её защиту я пробить смог, но кости в моей руки оказались просто раздроблены крепостью её кожи.
  Честно говоря, от резкой боли я даже удивиться не смог.
  В то же мгновение мне прилетел в ответ удар ноги, прямо в лицо. Одним махом жрица откинула меня на двадцать метров от себя. Судя по боли, она мне сломала челюсть и я был удивлен, что мой череп не оказался раздроблен на кусочки - ощущения от удара были такие, будто меня гора ударила.
  - Тупой пиздолиз, сам Лорд Дзясин дал мне свою силу, чтобы я убила тебя! - с новой силой закричала жрица.
  Её слова многое объясняли... Но каким образом она умудрилась обратить на себя внимания этого поганного демона, да еще и уговорила его дать ей силу?!
  Когда я хотел подняться, жрица уже была возле меня. Видимо, помимо силы и крепкости тела она получила еще и скорость, превосходящую мою. Оскалившись во все зубы, жрица обхватила мою голову и без лишних слов выдавила мне глаза.
  Боль была адской, но терпимой.
  Я попытался было прибегнуть к крайнему средству - Изинага, ведь в предплечье у меня все еще оставалось два вживленных Шарингана, но жрица не дала мне этого сделать. Будто прочитав мои мысли, она сработала на опережение и раздавила и их. После последовал сильный удар в живот, в буквальном смысле смявший мне внутренности. Я не потерял сознание от боли только благодаря своим тренировкам и собственной силы воли.
  Жрица принялась методично и яростно меня избивать, а я даже печати сложить не мог, чтобы её сопротивляться. Каждый её удар ломал мне кости и отбивал внутренние органы. Не знаю, сколько это продолжалось, но в один момент сумасшедшая подняла меня над землей и впилась мне в горло зубами, начав пить кровь. Я же только и мог, что висеть безвольной куклой, в тщетных попытках найти выход из сложившейся ситуации.
  Наконец, напившись, жрица откинула меня от себя.
  - Было весело, пиздоглаз, - сказала она, - но ты вот-вот загнешься. И Великий Дзясин расстроиться, если ты, тупорылый мудак, сдохнешь своей смертью. Не-ет, Лорд Дзясин желает видеть тебя своей жертвой! Потому он и помог мне победить тебя. Ну, привет передавай своей ебанной семейке!
  Напоминание о семье разожгло в груди пламя гнева. Затуманенное болью сознание очистилось и я смог снова трезво размышлять. Бой еще не был окончен. Мог ли я позволить убийце своей семьи победить и жить? Да никогда!
  Сосредаточив все оставшиеся силы на регенерации, я смог привести в порядок одну руку. Этого хватило, чтобы начертить на земле собственной кровью печать обратного призыва.
  В момент, когда жрица завершала ритуал жертвоприношения, я сбежал из мира воронов.
  
  ***
  
  Выкинуло меня на траву в неизвестном мне месте. Падение на землю растревожало раны и боль нахлынула на меня с новой силой. Борясь за каждый вздох я даже скорчиться на земле не мог, настолько мое тело было повреждено. Ноги и руки, кроме одной, просто не слушались, а отбитые внутренности нез=щадно болели.
  По своему хриплому и судорожному дыханию я понял, что одно из сломанных ребер пробило легкое и жить мне оставалось от силы десять минут, пока оно не заполниться кровью и я не задохнусь.
  Кое-как, борясь с невыносимой болью, я смог здоровой рукой и кунаем вскрыть себе грудную клетку и на ощупь вытащить ребко из собственного легкого. Не самая лучшая и гигеническая процедура, но все что мне было нужно - это подлечить свою дыхательную систему.
  Не знаю почему, скорее всего из-за силы Дзясина, но раны, нанесенные жрицой, очень плохо заживали. Вся моя сила не могла регенерировать полученные повреждения, её едва-едва хватало на поддержание в теле жизни. По всей видимости выходило, что я так и умру. Но сдаваться в моих планах не было.
  Изранненый и ослепленный, терпя боль, я очень медленно полз по траве. Моей целью был шум толпы, что я слышал примерно в паре сотен метров от себя. Ничего хорошего, конечно, но сейчас вся моя жизнь зависела от абсолютно неизвестных мне людей. В ином случае, моих запасов оставшейся чакры хватит максимум на пару часов подвешенного состояния между жизнью и смертью. И это если я раньше не загнусь от кровопотери или болевого шока.
  Истошный крик ужаса в десяти метрах от себя я воспринял как музыку богов. Следующее, что я услышал, это то, как несколько человек бегут ко мне, что-то крича. Забавно, но говорили неизвестные мне люди не на японском. Куда же меня занесло?
  Вокруг меня постепенно собиралась толпы. Люди о чем-то переговаривались, кто-то осторожно перевернул меня на спину и собравшиеся в ужасе затихли.
  Наконец я узнал язык на котором они говорили - английский, давно забытая речь моей старой жизни. В далеке я услышал так же давно не слышимый звук сирен скорой помощи.
 &nb
  
   Примечание от автора: да-да, ВНЕЗАПНЫЙ ПОВОРОТ. Честно говоря, мир Наруто мне поднадоел и я решил отправить мадару в иной мир. и даже не один. Конечно, "домой" он рано или поздно вернется, но когда это будет... Если вам не понравился такой поворо сюжета, я нричего не могу поделать. Писать и дальше в мире Наруто для меня унынию подобно, так что вот так. и да, это конец первой части похождений Мадары. Дальше будет вторая часть и довольно скоро. В частности, я над ней уже тружусь. Всем спасибо за понимание и все такое. И да: куда же попал Мадара? Вернет ли он свою семью? Как ему теперь без глаз? Читайте в следующей серии!

Оценка: 5.34*166  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"