Золотухин Дмитрий Евгеньевич: другие произведения.

Туман войны. Часть 2. Воины Севера.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжаю тему Средиземья. Теперь в "мушкетерскую" эпоху. Вторая часть.

  Гражданская война в Соединенном Королевстве, не менее разрушительная, чем "распря родичей" в Гондоре Третьей эпохи, стоила народам Средиземья множества жертв. Террор узурпаторов в Гондоре и Рохане, Изенгардская бойня, сожжение Лонд Доэра, разорение Дунланда и Белфаласа - все эти трагедии навсегда остались в истории. И, когда пожары войны погасли, стало ясно, что мир изменился навсегда. И благоденствие Королевского мира (подготовившее последующую катастрофу) больше не вернется.
  Из книги Тайлин Экор "На переломе эпох". 2248 г. Л. Х., Дол Эмрос.
  
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  ВОИНЫ СЕВЕРА
  1. Тарбад, 21 декабря 1724 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Белый снег сыпался из серых туч и медленно опускался в бурые воды Сиранноны. Принц Халбард стоял у окна и мрачно смотрел на речные воды, на побелевшие берега, на черную стену Дунландского леса вдалеке. Именно в северном Дунланде, не пострадавшем от действия гондорской армии, разместились на постой изенгардские солдаты. Гражданские поселились либо в самом Тарбаде, либо в Морийском Посаде - поселке людей у западных Врат Мории. Там оркам - ремесленникам и рудокопам - было легче найти работу.
  - Ваше Высочество?
  - Азагхал! - повернувшись, принц затряс руку высокого орка. - Отец и тебя вызвал? Кстати, давай без титулов - мне это "Высочество" уже изрядно надоело.
  - Ладно, без титулов, так без титулов. Да, я приглашен. Говорят, будут новые назначения.
  - Будут-будут, - усмехнулся Халбард. - Кстати, отец обосновался в Тарбаде надолго. Вчера к нему приехали мать и брат.
  - А Роза?
  - В Аннуминасе осталась, - улыбнулся принц. - Она на седьмом месяце, нечего ей по трактам трястись. Кстати, как Ислимэ?
  - Она на шестом, - тоже с улыбкой ответил орк. - Живет здесь, в замке. От скуки затеяла писать историю Изенгардской обороны. Кстати, зайдешь к нам. Расскажешь Ислимэ про битву в долине Торина - со своей стороны.
  Про то, что Ислимэ некогда была невестой Халбарда (еще не принца), друзья предпочитали не вспоминать - что было, то прошло.
  - Хорошо. Ну а сейчас пойдем - нехорошо заставлять короля ждать.
  
  Зал совета во дворце губернатора Кардолана занимал большую часть верхнего этажа. Его Величество восседал во главе длинного стола, за которым сидели арнорские офицеры. Принц Халбард разместился по правую руку от отца, Азагхал сел ближе к середине стола - рядом с Больгом, с трудом устроившимся в слишком узком для него кресле. Напротив двух орков над столом торчала рыжая макушка гнома Строри.
  Женщин не было - на военном совете им не место. Но и превращать совет в пир Барахир не собирался - на столе было только разбавленное вино.
  - Итак, господа офицеры, изенгардская кампания показала недостатки нашей армии, - без предисловий начал король. - Наша артиллерия уступает изенгардской. У нас не хватает пехоты и кавалерии для противостояния объединенной армии Рохана и Гондора. Наше побережье беззащитно против набегов гондорского флота.
  Необходимо немедленно начать строительство Арнорского Королевского флота. К следующей весне мы должны выставить в море не менее десяти кораблей.
  - Будет сложно, - заметил один из генералов. - Впрочем, мы можем вооружить торговые суда в Лонд Ворне. Если купцы не хотят, чтобы их город повторил судьбу Лонд Доэра, они будут сражаться.
  - В Лонд Ворне понадобится адмирал, - задумчиво сказал король. Привстав, он объявил: - Принц Халбард! Вы назначаетесь командующим Арнорским Королевским флотом. Вам присваивается звание адмирала Арнора.
  - Но Ваше Величество, я не моряк, - начал было Халбард. - Я кавалерист, я не знаком с морским делом.
  - Но ты, сын мой, знаком с дисциплиной, - улыбнулся король. - Ты сможешь заставить господ купцов выполнять приказы. Чтобы они не отправились, скажем... бить китов вместо войны.
  - Смогу и заставлю, - жестко усмехнулся принц. - Впрочем, я не думаю, что дунланских моряков понадобится подгонять. Но, поскольку наш флот должен не только плавать, но и воевать на море, мне понадобятся мушкетеры и пушкари.
  Низовья Барандуина и Сероструя населяли в основном дунландцы, и именно в их руках находилась морская торговля Арнора. Причин ненавидеть узурпатора Вардамира и его прихвостней у мингириатских дунландцев было более чем достаточно.
  - Сформируете в Лонд Ворне морской стрелковый полк, - кивнул король. - Офицеров и сержантов, а также канониров я вам направлю. Орудия закажите в Синих Горах.
  - И мне потребуется флагарт, - Халбард откинулся в кресле.
  С места поднялся толстяк Больг.
  - Нет, не я, не я! - начал он. - Но вот Строри - известный любитель больших пушек - как раз подойдет.
  Рекомый Строри показал орку кулак, но смолчал.
  - Строри, сын...э, - король сбился, но продолжил: - Гном Строри! Вы назначаетесь флагманским артиллеристом Арнорского Королевского флота, в звании капитана флота.
  - Служу королю! - возмущенно рявкнул гном с места. Но возражать не посмел.
  - А теперь переходим к усилению армии, - продолжил Барахир. - Я уже говорил, что наша артиллерия уступает изенгардской. Вам, Больг, придется это исправлять. Вы назначаетесь генералом Королевской артиллерии.
  - Служу его Величеству! - браво рявкнул Больг - первый генерал артиллерии и первый орк в генеральском звании в Арноре.
  Дальше последовали новые назначения: капитан Хьюрин был произведен в полковники с задачей создать из бежавших от узурпатора гондорцев рейтарский полк "изгнанников". Хьюрин немедленно попросил (и получил) разрешение вернуться в Аннуминас - большинство годорских беженцев, включая прославленных Стражей, обосновались именно там - подальше от фронта.
  Изгнанного роханского принца Эльфхельма король попросил сформировать из роханских беглецов драгунский полк. Азагхал получил более интересное задание - сформировать из дунландцев (зело обиженных на Гондор после сожжения Керр Дунна) и изенгардских орков трехполковую бригаду. Это назначение открывало молодому орку дорогу к генеральскому званию, хотя из дунландских добровольцев только предстояло сделать солдат.
  Халбард уже расслабился, и стал думать о предстоящей встрече с Ислимэ, но тут размеренный ход заседания был прерван самым возмутительным образом.
  - Пустите меня к королю! - закричал кто-то в коридоре. Затем из-за двери послышались крики стражников, посылавших гостя по известному адресу.
  - Откройте двери! - приказал Барахир. Он привстал в кресле, положив руку на эфес шпаги.
  В зал совета вошел эльф, словно сошедший с картины, посвященной Войне Кольца: в полных доспехах, с длинным луком за спиной и кривым клинком на поясе. Эльф снял шлем, и, держа его в руке, поклонился королю.
  - Ваше Величество, я Вилварин из Серых Гаваней. Я пришел послужить Вашему Величеству в борьбе с узурпатором своим мечом.
  Торжественность момента ожидаемо испортил Больг, во всеуслышание заявив: - Ну, надо же, эльф. А я думал - какой-то урукхай из Мордора к нам ломится.
  Вилварин, еще не привыкший к манерам генерала королевской артиллерии, обжег орка взглядом, на что тот не прореагировал.
  - Значит ли это, что Кирдан Корабел готов поддержать нашу борьбу? - спросил Барахир.
  - Только в моем лице, - ответил эльф. - Я должен сражаться вместе с вами и учиться искусству современной войны.
  - Хорошо, - кивнул король. - Будете при мне адъютантом. И да, выкиньте куда-нибудь вашу деревяшку на веревочке и возьмите пистолеты. В моей армии лучники не нужны.
  Вилварин побледнел от гнева, но склонил голову, признавая за Барахиром право приказывать. Его обучение началось.
  2. Аннуминас, 23 февраля 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Шеренга всадников неслась по льду озера Эвендим. Подлетая к линии соломенных чучел, всадники стреляли из пистолетов, после чего выхватывали палаши и рубили болванов на полном скаку. Разворот по сигналу трубы - и новая атака.
  В стороне от солдат, рядом с трубачом, за учением наблюдал высокий офицер в сером плаще, подбитом мехом. Вскоре, по приказу офицера, трубач протрубил новый сигнал и конные латники, построившись в колонну, направились к берегу. Трубач присоединился к колонне, двигавшейся к южной окраине Аннуминаса, в то время как офицер взял левее, направляясь к центру города.
  Столица Арнора была засыпана снегом, корабли у причалов вмерзли в лед. Полковник Хьюрин объехал лодку, въехал на берег озера и по пандусу поднялся на гранитную набережную.
  Рядом с обращенной к озеру статуей льва стояла фигура в черном плаще, держа в поводу черного коня. Подъехав к ней, Хьюрин спешился и низко поклонился.
  - Ваше Величество.
  - Я же просила не называть меня так, - королева Гилраэна кивнула рыцарю. - Королева Арнора - Мелисента. Я - вдовствующая королева, но лучше бы мне не носить этот титул.
  - Мы - то, что из нас сделала судьба и наша воля, - сказал Хьюрин. - Я тоже не думал, что из Стража стану арнорским кавалеристом. Но стал, и теперь мое дело - исполнить мой нынешний долг как можно лучше.
  Они ехали шагом, стремя-в-стремя, по заснеженным улицам Аннуминаса, поднимаясь от озерного берега к нависающему над городом замку. Их разговор тянулся неспешно.
  - Так вы не рассчитываете вернуться в Минас-Тирит?
  - Нет, - покачал головой Хьюрин. - Эта война уже стала из распри родичей войной Арнора и Гондора. И даже умри завтра Вардамир - в Гондоре нас никто ждать не будет. Но я ни о чем не жалею. Мы бьемся за Честь и Справедливость - против тирана, воюющего за право "высшей расы" угнетать остальных. А ради этого стоит жить.
  - "Высшая раса" - это, по ним, мы, дунаданы, - задумчиво сказала королева.
  - Вардамир хочет сделать из нас новых орков, готовых рвать всех чужаков, - твердо ответил полковник. - Впрочем, сравнивать головорезов узурпатора с парнями Азагхала - значит оскорбить последних.
  - Действительно, - улыбнулась королева. - Как там Ислимэ?
  - Скоро должна родить. Ее муж сейчас обучает дунландскую пехоту.
  - Все при деле. Одна я не знаю, что мне делать, - вздохнула королева.
  Они остановились у перекрестка. Дорога серпантином поднималась на склон Замковой горы - к Королевскому дворцу, где сейчас жила Гилраэна. Хьюрину требовалось повернуть на юг и вернуться в расположение своего полка. Но им не хотелось расставаться.
  - Вы готовитесь к войне, Халбард строит флот, даже Ислимэ и Роза при деле. А кто я? Вдовствующая королева несуществующей страны. У меня не осталось ни детей, ни внуков - никому я не нужна.
  - Вы недооцениваете себя, - с удивившей его самого страстью сказал Хьюрин. - Вы - прекрасная женщина и вы нужны... мне.
  - Мне пора, - тихо ответила Гилраэна. - И... спасибо вам.
  Она повернула лошади и поехала к замку. Хьюрин остался на перекрестке, неподвижно сидя в седле.
  Роза и Гилраэна встретились в Малой Гостиной королевского замка. Стены небольшой комнаты были обтянуты синим шелком, в изящных шкафчиках стояли статуэтки из фарфора, привезенного из далекой страны Артании.
  Служанки расставили чай и легкие закуски и удалились. Теперь можно было поболтать о своем, о женском.
  Роза была на восьмом месяце беременности. Ей было о чем поговорить с Гилраэной, вырастившей двоих детей.
  Но теперь они говорили о своих мужчинах. Роза прочитала Гилраэне письмо мужа, где он описывал строительство флота.
  - Ну и о здоровье спрашивает, - улыбнулась хоббитянка. - Он очень беспокоится за меня. И за него - она погладила живот.
  - Завидую я тебе, Роза. А вот у меня никого не осталось....
  - А ты не завидуй, - рекомая Роза допила чай и отставила чашку. - Ты выходи за Хьюрина.
  - Роза! - возмущённо воскликнула Гилраэна.
  - Что - Роза? - хоббитянка рассмеялась. - Вы ведь любите друг друга! - Все это видят!
  - Это правда, - честно ответила вдовствующая королева. Она впервые сказала о своей любви - в том числе и себе.
  - Но не все так просто. Ты, Роза, знаешь, когда армия выступает в поход?
  - Флот уходит в начале июня, и тогда же должны отправиться в Тарбад изгнанники Хьюрина. Королевская армия выступит из Тарбада в середине июня.
  - Моего короля убили двадцать девятого мая, - вздохнула Гилраэна, и Роза не сразу поняла, что она имеет в виду не Барахира Арнорского, а Эрлоса II, последнего монарха Соединенного Королевства. - Траур закончится в мае. А я не могу играть свадьбу сразу после годовщины....
  - Разумно, - кивнула хоббитянка. - Но когда-нибудь вам придется признать: прошлое мертво, жизнь продолжается. Вам надо вновь выйти замуж. Родить Хьюрину детей (тут она погладила живот). А не хоронить себя.
  - Я так и сделаю, - улыбнулась Гилраэна, глядя на Розу. - Когда Хьюрин вернется с войны.
  3. Устье реки Барандуин, 23 мая 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Западный ветер наполнял паруса арнорских кораблей. Семь галеонов, распустив белые крылья парусов, держались за флагманом - пятидесятичетырехпушечником "Эарендил". Под бушпритом флагмана сверкала серебряными крыльями чайка. Принц Халбард в серой морской форме, стоял на юте, рядом с рулевым, флагартом гномом Строри, флаг-капитаном - бывшим изенгардским кавалеристом Ангборном, и шкипером корабля - старым торговым моряком Фалатаром. Подобное двойное командование было на всех кораблях - шкипер управлял кораблем, а капитан командовал им в бою. Пока экипажи состояли частью из мобилизованных торгашей, а частью - из переведенных во флот сухопутных солдат, это было неизбежно.
  "Но это временно, - думал принц. - Придет время, и арнорскими кораблями будут командовать военные моряки, умеющие и проложить курс, и победить в бою. Ну а сейчас мне придется выигрывать с теми кораблями и теми экипажами, что есть".
  Повернувшись, Халбард бросил взгляд на свои корабли. Крутобортые, с высокими настройками на носу и корме, с тремя ярусами парусов на трех мачтах и с небольшим парусом на бушприте, арнорские галеоны выглядели величественно. Корпуса кораблей были окрашены желтым, с черными полосами и черными крышками пушечных портов.
  Сразу за "Эарендилом" шел, вздымая пенные буруны, тридцативосьмипушечник "Кардолан". Четвертым в кильватерной колонне следовал 46-пушечный "Нарсил", корабль вице-адмирала Гилдора, седьмым - контр-адмиральский 38-пушечник "Артаден".
  Вот и все настоящие военные корабли, которые арнорцы ценой величайшего напряжения сил построили за зиму. Остальные четыре корабля были вооруженными торговцами, и несли от 28 до 30 пушек.
  Южнее под белыми парусами мчался девятый корабль арнорского флота - "Чайка" капитана Галдора. Его шкипер, дунландец Вальд, был одним из самых опытных и уважаемых моряков Лонд Доэра.
  "Чайка" изображала на учениях неприятельский флот. По правилам учения, арнорская линия должна была атаковать условные корабли противника, следовавшие за "неприятельским флагманом".
  Со времени Симмской войны против харадских пиратов флоты Соединенного королевства вели бой в линии. И сейчас арнорские моряки отрабатывали наиболее вероятную ситуацию: бой в линии против линии неприятеля.
  - Сигнал "Спуститься на противника", - скомандовал Халбард.
  Над "Эарендилом" взвился красный флаг. Одновременно на флагмане прогремел пушечный выстрел. По этому сигналу арнорские корабли слаженно легли на правый галс и стали сближаться с "Чайкой". Если бы за экс-торговцем следовали боевые корабли - королевские галеоны атаковали бы их. А сейчас они выходили "Чайке" в кильватер.
  - "Нарсил" отстает, - заметил Халбард, следя за маневрами вице-адмиральского флагмана.
  - Его перегрузили пушками, - заметил Фалатар. - Лучше нам строить сорокачетырехпушечники.
  - Мы уже подошли к "Чайке" на выстрел, - заметил Строри.
  - Лево руля, - скомандовал принц. - Сигнал выстрелом.
  Одиночный выстрел флагмана в арнорском флоте означал "делай как я". Вслед за "Эарендилом" арнорские галеоны легли в фордевинд сзади и левее "Чайки".
  - Огонь!
  Звонко пропел горн и "Эарендил" окутался дымом. Одиннадцать двадцативосьмифунтовых, одиннадцать восемнадцатифунтовых и три шестифунтвых пушки правого борта разом выпустили в пенный след за кормой "Чайки" две с лишним дюжины ядер. И тут загрохотали пушки остальных семи галионов. Ядра вспенивали синюю гладь моря, поднимая белые столбы, выстроившиеся я неровную линию.
  Принц Халбард внимательно наблюдал за всплесками ядер. Спустя полчаса канонады он приказал: - Задробить стрельбу! Мы возвращаемся на базу.
  И добавил про себя: - Сегодня отстрелялись неплохо. Надеюсь, в бою пушкари не растеряются.
  4. Лонд Ворн, 23 мая 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Порт Лонд Ворн в устье Барандуина был к маю 1725 года уже хорошо укреплен. На северном берегу, над речным обрывом был выстроен форт из серого камня. Вторая батарея - древо-земляная - находилась на пляже под обрывом, вровень с водой. Еще один древо-земляной форт был построен на низком южном берегу, на выдающемся в реку мысе.
  Солнце садилось за западные холмы, когда эскадра принца Халбарда, маневрируя по узкому фарватеру Барандуина, с приливом вошла в порт. Обогнув мыс, галионы стали швартоваться у длинных причалов. Здесь берег, застроенный прочными каменными домами, плавно спускался к реке.
  
  Сойдя с корабля, принц увидел стоящую у причала карету. На облучке сидел кучер-хоббит; но Халбард видел только молодую усталую женщину с младенцем на руках, вышедшую из кареты. Принц бросился к жене и осторожно (чтобы не повредить ребенку) обнял ее.
  - Как ты приехала? - спросил он. - Зачем?
  - Через Хоббитшир, - улыбнулась Роза. - Поскольку людям запрещено пересекать границу, мне пришлось попросить соплеменников помочь.
  - Спасибо, - искренне сказал принц кучеру.
  - Мы всегда рады помочь Нашей Принцессе, - с достоинством ответил немолодой хоббит.
  Халбард склонился к младенцу.
  - Ну, здравствуй, Туор, - сказал он.
  Из кареты вышла невысокая (даже для хоббита) полная женщина с младенцем на руках.
  - Это Любелия Шерстолап, кормилица, - сказала Роза. - И Отто, молочный брат нашего Туора.
  Кивнув кормилице, Халбард склонился к Розе и тихо сказал: - Ну вот и хорошо. Думаю, тебе следует отдать маленького принца кормилице. А мы сейчас пойдем домой и будем вдвоем до утра. А война подождет.
   Улыбка и счастливый взгляд любимой женщины были ему ответом.
  - Простите, господин адмирал.
  Халбард поднял голову и недобро посмотрел на рослого офицера в драгунской форме. Выглядел офицер усталым: видно, день он провел в седле.
  - В чем дело, лейтенант?
  - Приказ Его Величества, - гонец протянул принцу конверт. Халбард, разорвав бумагу, быстро просмотрел недлинный текст и небрежно сунул письмо подошедшему адъютанту, лейтенанту Хамдиру.
  - Позаботьтесь о гонце, - приказал принц. - И завтра созовите капитанов на военный совет (адъютант кивнул). И да, до утра меня не тревожить.
  Взяв жену под руку, Халбард повел ее в свой новый дом.
  5. Аннуминас, 30 мая 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Алое солнце садилось в голубые воды озера Эвендим, окрашивая их красным. Весенний Аннуминас тонул в зелени садов; склоны холмов, окружавших озеро, поросли свежей травой. Королевский замок, возвышавшийся над городом на высоком холме, озаренный закатным солнцем, казалось, светился на фоне сумрачного востока. Копыта коней весело стучали по брусчатке, и полковник Хьюрин, едущий стремя-в-стремя со вдовствующей королевой, с радостью видел на лице любимой улыбку.
  Только вчера они отметили годовщину гибели короля Эрлоса II. Сегодня полковник провел весь день в сборах, готовя полк к завтрашнему выступлению. И только вечером нашел время в очередной раз встретиться с Гилраэной.
  - Так вы говорите, что выступаете завтра с рассветом, - говорила тем временем королева. - Что ж, до рассвета еще целая ночь. И я хотела, чтобы вы провели..., чтобы вы сегодня переночевали в замке.
  "Надо отказать, - подумал Хьюрин. - Мне нужно выспаться перед походом". Но сказать это вслух он почему-то не смог.
  - Ну решайтесь, полковник, - продолжила Гилраэна. - Я приглашаю.
  - И я с радостью принимаю приглашение, - с удивлением услышал Хьюрин собственный голос.
  
  Они сидели за столом в покоях вдовствующей королевы. Служанка, забрав опустевшие тарелки и расставив на столе бокалы с вином, удалилась.
  - Вы вступаете завтра, - продолжила Гилраэна прерванный разговор. - А когда вы пойдете в бой?
  - В начале июля, - ответил Хьюрин. - Халбард уже выступил. Арнорский флот должен разорить побережье и отвлечь гондорскую армию. А мы разобьем Сэорла и вернем Рохан Эльфхельму.
  - Воюете в лучших традициях Саурона, - заметила Гилраэна.
  - Главное - воевать успешнее, чем Черный властелин, - спокойно ответил полковник.
  Ему было хорошо. Он сидел за столом рядом с прекраснейшей женщиной. И все прошлые и будущие ужасы отступили.
  - Спасибо, что подарила мне прекрасный вечер, - сказал Хьюрин.
  - Я люблю тебя, - неожиданно сказала Гилраэна.
  - Я люблю тебя, - эхом ответил Хьюрин. - Ты выйдешь за меня замуж?
  - Да, - ответила вдовствующая королева. - Когда ты вернёшься.
  - Теперь я обязательно вернусь с войны, - улыбнулся офицер. - Я не могу опознать на собственную свадьбу.
  - Свадьба будет после похода, - Гилраэна встала. Глядя мужчине в глаза, она развязала пояс и сбросила с плеч платье, с легким шорохом упавшее к ее ногам. Выдернула из волос гребень, и черные пряди рассыпались по обнаженным плечам.
  - Но сейчас я провожу тебя на войну.
  Хьюрин встал и заключил женщину в объятия. До рассвета было еще много часов....
  6. Залив Белфалас, 11 июня 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Эскадра Арнорского Королевского флота лежала в дрейфе. На севере тянулись низкие берега Анфаласа, на востоке из вод залива вставали зеленые горы Белфаласа. Северо-западный ветер бил в дубовые борта галеонов. Корабли заметно качало.
  Принц смотрел на шлюпки, подходящие к борту "Эарендила". Капитаны Королевского флота собирались на военный совет.
  Хотя арнорские корабли дрейфовали совсем недалеко от Дол-Эмроса, где базировался гондорский флот, сейчас внезапного нападения можно было не опасаться. Северо-западный ветер дул прямо в горловину бухты, не позволяя галионам герцога Саэроса выйти в открытое море.
  На палубу поднялся высокий худощавый моряк с аккуратно подстриженной бородкой клинышком. Поправил алую адмиральскую перевязь. Халбард коротко поприветствовал контр-адмирала Ольдиса, третьего человека в эскадре.
  - Прошу вас. Все уже собрались.
  Военный совет собрался в адмиральской каюте. Через большие окна лился солнечный свет; корабль заметно качало.
  Принц оглядел своих подчиненных. Два адмирала - Ольдис и седобородый вице-адмирал Гилдор, девять капитанов, флагарт гном Строри и шкипер флагмана дунландец Фалатар. Кроме Фалатара, среди собравшихся был только один моряк - Гилдор, ранее командовавший галеоном в гондорском флоте.
  Именно вице-адмирал заговорил первым.
  - Я служил раньше под командованием герцога Саэроса, и могу сказать: он не станет ждать. Как только ветер переменится, гондорский флот выйдет из гавани и атакует. У них больше кораблей и больше пушек, гондорские команды лучше обучены. Мы будем под ветром, они - на ветре.
  - Есть шанс, что ветер сменится на южный? - спросил принц.
  - Не в это время года. Сейчас ветер почти всегда дует с северных румбов.
  - Что ж, - жестко сказал Халбард. - Мы получили приказ Его Величества, и мы его выполним. Чтобы отвлечь гондорскую армию на побережье, необходимо уничтожить гондорский флот. И он будет уничтожен.
  Мы дадим бой в подветренном положении, сомкнув линию. Канониры будут стрелять по такелажу, чтобы лишить гондорские корабли управления. Кого удастся обездвижить - возьмем на абордаж. Кого снесет под ветер - того не преследовать.
  План был рискованным. Если арнорским пушкарями не удастся лишить гондорские корабли управления, они просто задавят малочисленную эскадру Халбарда числом. Но выбора не было. Арнорские моряки должны были или дать бой, или отступить, не выполнив королевский приказ.
  - Мои парни не подведут, - проворчал Строри. - Не зря мы столько пороха сожгли на учениях.
   Один за другим, все командиры поддержали решение принца.
  - Возвращайтесь на корабли, - сказал Халбард, и голос его дрогнул. - Ждите перемены ветра. Первый ход я оставляю за Саэросом.
  7. Залив Белфалас, 12 июня 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  К вечеру ветер действительно сменился на северо-восточный, и гондорский флот вышел из залива Дол Эмрос в открытое море. Халбард приказал готовиться к бою, но ветер усилился до штормового и всем стало не до сражения. Всю ночь арнорские корабли - с убранными парусами, с задраенными пушечными портами - дрейфовали к юго-западу от Дол Эмроса, в то время как гондорский флот штормовал у самого входа в залив.
  На рассвете шторм стих. Дул слабый, но устойчивый северо-восточный ветер, и адмирал Халбард приказал поднять паруса. Когда солнце поднялось над Белфаласскими горами, арнорские корабли держали курс на запад, качаясь на свежей зыби. Флагман принца Халбарда, пятидесятичетырехпушечный галион "Эарендил", возглавлял эскадру северян. А с севера под белыми парусами приближался гондорский флот.
  - Они попытаются охватить нам голову, - сказал Фалатар. - И расстреляют продольным огнем.
  Подставлять уязвимый нос "Эреандила" под продольные залпы гондорских кораблей принц не собирался. Что ж, придется посостязаться с гондорцами в скорости.
  - Поднять паруса, - скомандовал он. - Сигнал выстрелом!
  Грохнула пушка на верхней палубе, подавая сигнал - "делай как я!". Засвистели боцманские дудки. Матросы стали ставить брамсели и крюйсель. Вскоре верхи мачт оделись белыми парусами.
  Гондорцы тоже подняли все паруса. Вражескую колонну возглавлял черный пятидесятечетырехпушечный галеон. На корме гондорского корабля развевался черно-серебряный флаг с Белым древом Гондора, а на грот-мачте - корабль-лебедь Дол Эмроса. Как и принц Халбард, герцог Саэрос предпочел вести флот за собой, подавая пример подчиненным.
  "Что ж, - посмотрим, насколько хватит гондорской храбрости", - подумал принц. И добавил вслух: - Флагарт, вы прикажете открыть огонь!
  - Угум, - ответил гном, дернув себя за бороду. "По-видимому, общение с Больгом на пользу не пошло", - недовольно подумал адмирал.
  Флоты сближались. Вот над флагманом герцога взвился красный флаг.
  Гондорские корабли сближались с арнорской линией под острым углом, подставляясь под продольный огонь северян. Принц спокойно ждал, положив руку на эфес шпаги. Все необходимые приказы были им отданы, и теперь командующему оставалось лишь положиться на своих подчиненных.
  - Огонь, - хрипло скомандовал Строри. Звонко пропел горн, загрохотали пушки и "Эарендил" окутался пороховым дымом. Битва началась.
  Первый залп ударил в корпус "Элендила". Халбард прищурился, разглядывая черные пробоины в черном корпусе гондорца.
  - Передай пушкарям - пусть берут выше, - недовольно сказал принц.
  - Я передам, - ответил Строри и нырнул в люк, спускаясь на батарейную палубу.
  Гондорский флагман ответил. "Эарендил" содрогнулся под ударом ядер. Справа фальшборт разлетелся в щепки. Вскрикнул адъютант принца - ему в плечо вонзилась длинная - в полруки - щепка. Первая кровь.
  Раненого увели. Но бой продолжался и потери возросли. Рухнул рулевой, пораженный мушкетной пулей. Пока капитан Ангборн приказывал мушкетерам сбить снайперов с мачт, шкипер Фалатар сам стал к штурвалу. Пуля сбила с головы дунландца шапку, и его седые волосы развевались по ветру.
  "Вот тебе и торгаш, - подумал Халбард. - И правда, дунландские экипажи арнорского флота не нужно гнать в бой".
  Принц знал, что Фалатар, потерявший во время переворота брата (убитого вместе с женой и детьми за неправильное происхождение), люто ненавидит "короля" Вардамира и его приспешников.
  Грот-мачта герцогского флагмана с грохотом рухнула на левый, подветренный борт, закрыв парусами пушечные порты. Огонь с гондорского корабля ослаб. Потерявший управление герцогский флагман пронёсся перед носом "Эарендила", и, подхваченный порывом ветра, устремился на юг.
  - Перенести огонь на второй! - приказал Халбард, указав на сближающийся с "Эарендилом" сорокачетырехпушечный галион.
  - Берем? - спросил Ангборн. И, получив согласие принца, скомандовал: - Огонь по корпусу картечью!
  Предоставив капитану командовать флагманом, принц повернулся, чтобы осмотреть поле боя.
  Арнорская и гондорские линии медленно сходились. В центре два гондорских галеона столкнулись, и к ним уже направлялись два арнорских корабля, в том числе вице-адмиральский "Нарсил". Дальше на восток обстановка была хуже: горел контр-адмиральский "Артаден", подожженный огнем двух гондорских кораблей. Внезапно на глазах принца на месте "Артадена" над морем поднялся огненный столб, взметнувший в небо обломки дерева. Корабль перестал существовать. Взрыв унес жизни ста десяти арнорских моряков, в их числе контр-адмирала Ольдиса.
  "Один - ноль в пользу Саэроса, - подумал Халбард. - Ну ничего, сейчас мы сравняем счет".
  - Мушкетеры - на бак! - скомандовал капитан Ангборн. А спустя каких-то полминуты произошло столкновение.
   "Эарендил" ударил в борт гондорского галиона, сломав бушприт; серебряная чашка на носу разлетелась в щепки. Обломки бушприта застряли в корпусе гондорца; затем пули северных мушкетер и картечь двух баковых орудий смели врагов с палубы. Лейтенант арнорских морских стрелков, не дожидаясь приказа капитана, повел своих бойцов на абордаж.
  Адмирал Халбард бросил взгляд на ют вражеского корабля. И увидел, как седой офицер метнул гранату в стрелков. Грянул взрыв, слишком сильный для гранатного. Очевидно, взорвался порох на палубе. Осколки дерева разлетелись в стороны, поражая солдат не хуже пуль. Когда дым рассеялся, стало ясно, что "Эарендил" остался без стрелкового отряда.
  Одновременно за кормой флагмана прошел еще один гондорский галеон, тридцатишестипушечник, дав залп в корму "Эарендила". Гондорские снайпера с мачт вели огонь по юту; на глазах принца капитан Ангборн рухнул на палубу, пораженный в грудь мушкетной пулей.
  Гондорский корабль повернул, заходя на "Эарендил" с левого борта. Побледневший Фалатар молча смотрел на адмирала.
  - Капитан Фалатар, отдайте приказ! - резко приказал Халбард.
  - Свистать всех наверх! - рявкнул новоназначенный командир "Эарендила". - Мы не сдадим корабль!
  Гондорцы с тридцатишестипушечника ринулись на абордаж. Но успевшие подняться на верхнюю палубу арнорские моряки отбили атаку мушкетным огнем и кривыми саблями. Второй атаки не последовало: к левому борту гондорского корабля причалил тридцативосьмипушечник "Кардолан" капитана Эрстера. Моряки и стрелки с "Кардолана" пошли на абордаж гондорца.
  - Берем этого, - принц обнажил шпагу и указал клинком на сорокачетырехпушечник. Спустившись на палубу, Халбард стал рядом с моряками.
  - Зарядить мушкеты, - приказал он. - На бак!
  Поднявшись на бак, арнорские моряки взяли палубу гондорского корабля на прицел. Палуба у грот-мачты была искорежена взрывом, завалена трупами арнорских и гондорских моряков. Но уцелевшие гондорцы были готовы к бою.
  - Огонь!
  После залпа принц Халбард взмахнул шпагу и скомандовал: - На абордаж! И арнорские воины атаковали в дым.
  
   Через два часа абордажный бой закончился, и седовласый гондорский капитан отдал принцу шпагу.
  - Вы храбро сражались, - сухо сказал Халбард.
  - Но я проиграл, - ответил гондорец. - "Минас-Тирит" сдается вам, пиратам.
  - Не унижайте себя бранью, капитан.
  - А как вас еще назвать? - взорвался пленник. - Посмотрите на себя! Вы, потомок Арагорна, повели на Гондор дунландское быдло.
  - Мы и воюем ради того, чтобы не кто не смел называть арнорских подданных быдлом, - отрезал принц. -Увести его!
  Поднявшись на ют, Халбард осмотрелся. Над четырьмя гондорскими галеонами уже развевались синие с серебром арнорские флаги. Восемь арнорских кораблей были разбросаны по морю - "Артаден" оставался единственной потерей.
  - Выделите призовую партию на "Минас-Тирит", - приказал принц подошедшему капитану Фалатару. - И возвращайтесь на "Эарендил".
  Когда корабли разошлись, стоящий на юте Халбард повернулся к Фалатару.
  - Прикажите поднять сигнал "Следовать за флагманом", - приказал принц. - Взять курс на залив Дол-Эмрос. Мы идем к Саэросу в гости.
  Пока капитан отдавал приказы, принц повернулся к адъютанту, поднявшемуся на палубу с перевязанной рукой: - Лейтенант, у нас на борту есть метла?
  - Должна быть, - удивился молодой офицер.
  - Найдите ее и поднимите на грот-мачте. Потому что мы вымели гондорский флот с моря!
  
  Тем же вечером арнорский флот вошел в залив Дол-Эмрос. Принц приказал высадить десант в Белом Камне и уничтожить поселок.
  Десантом командовали офицеры морских стрелков. Пока десантники решали поставленную задачу, принц Халбард собрал своих капитанов на военный совет на борту "Эарендила".
  Господа офицеры собрались за столом на юте флагмана. Снизу доносился стук - это плотники ремонтировали адмиральскую каюту, пострадавшую в ходе сражения.
  Принц оглядел своих подчиненных. Седобородый вице-адмирал Гилдор, флагарт гном Строри и восемь капитанов, включая флаг-капитана дунландца Фалатара. Увы, Дол-Эмросская победа не обошлась без потерь.
  - Господа офицеры, поздравляю вас с победой. Мы захватили четыре и потопили один гондорский корабль. Вы все достойно выполнили свой долг. Особенно я должен отметить капитана Галдора, потопившего гондорский галион артиллерийским огнем.
  К сожалению, мы потеряли "Артаден" и контр-адмирала Ольдиса.
  Наша задача - привлечь внимание гондорской армии к побережью. Оставаться здесь мы не можем, ибо к Дол Эмросу скоро прибудут подкрепления.
  С армией Вардамира на суше мы не справимся. Поэтому мы обогнем Белфалас и атакуем Линдир. Затем захватим остров Толфалас, где устроим свою базу. Поскольку Вардамир не будет знать, где мы планируем высадиться, ему придется разделить свою армию на отряды, чтобы прикрыть все побережье.
  Сейчас необходимо обсудить вопрос о захваченных кораблях. Могут ли трофеи служить в арнорском флоте? Прошу господ офицеров высказаться.
  Началось обсуждение. Наименее побитыми были соракачетырехпушечный "Минас-Тирит" (захваченный "Эарендилом") и тридцатишестипушечный "Осгалиат". Но экипажей на них не хватало. Поэтому решили перевести на "Осгилиат" моряков с тяжело повреждённого двадтатишестипушечного арнорского "Лодн Ворна", а последний - сжечь. "Минас-Тирит" решили укомплектовать минимальным экипажем и отправить в Арнор (вместе с гондорским пленниками). Еще два захваченных гондорских корабля были повреждены настолько, что их решено было сжечь.
  - Таким образом, у нас останется восемь боеспособных кораблей против семи у Саэроса, - подвел итог принц. - А теперь приглашаю разделить со мной трапезу. У меня, например, с утра крошки во рту не было.
  
  Заходящее солнце садилось за дома города Дол Эмроса, но его лучи еще освещали палубы арнорских кораблей. Черный дым поднимался над горящим Белым Камнем: моряки рьяно выполняли приказ адмирала.
  - Какая жирная у вас курица, - заметил адмирал Гилдор. - Чем вы ее откармливали?
  - Долгоносиками, - ответил капитан Фалатар. - Я приказал матросам собирать живущих в галетах жучков и ссыпать их в птичьи клетки.
  - Говорят, что только орки едят насекомых, - проворчал Строри, взяв куриную ножку.
  - Ты это Азагхалу скажи, если борода не дорога, - усмехнулся Халбард.
  Гилдор взял галету, вытряс из нее жучка и щелчком сбросил его со стола.
  - А мой повар придумал размалывать галеты в муку и печь из них пирог, - сказал он.
  - Интересно, - сухо сказал принц. - Впрочем, десантники должны привезти из Белого Камня свежие продукты. Погодите-ка!
  Халбард поднялся и подошел к борту. Адъютант, лейтенант Хамдир, подал ему позорную трубу. Принц внимательно разглядывал берег, следя за всадниками, скачущими от Дол Эмроса к Белому Камню. Вот герцогские латники приблизились к поселку и наткнулись на загражденье из телег; вот из-за оград домов засверкали выстрелы. Гондорцы попытались было отстреливаться, но вскоре отхлынули, оставив на окраине Белого Камня немало трупов.
  Пожар в поселке тем временем разгорался. Дворцы в южной части Белого Камня были уже охвачены пламенем.
  - Отзовите десант, - приказал принц флаг-капитану, после чего повернулся к "гостям". - А вам, господа, следует вернуться на свои корабли и заняться трофеями. С рассветом мы выходим в море.
  Три пушечных выстрела далеко разнеслись над бухтой. Примерно через полчаса шлюпки с десантниками потянулись к кораблям.
  Огонь уже охватил весь Белый Камень. Оранжевое пламя вздымалось над почерневшими дворцами, черный дым уходил в небо, пятная вечерние сумерки.
  - В этом есть некая справедливость, - сказал Фалатар, тихо подошедший к стоящему у борта принцу. - Никто не сделал для развязывания этой войны больше знати Дол Эмроса. Вот пусть теперь и расплачиваются!
  - Потому я привёл флот сюда, - ответил Халбард. - И все же мы делаем грязную работу.
  - Вся эта война грязная, - глухо ответил дунландец. Принц посмотрел на него с удивлением. - Если вы думаете, что мне нравится убивать гондорцев, то напрасно. Но королевство Вардамира - зло и должно быть уничтожено.
  - Должно. И будет, - твердо сказал Халбрад.
  8. Дунландский перевал, 30 июня 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Стоять! - вполголоса приказал Азагхал, подняв руку. Его приказ передали по цепи и колонна остановилась.
  - Арбалетчики - вперед!
  Десяток одетых в черное орков, вооружённых арбалетами, бесшумно вошли в лес по краям горной дороги и растворились в ночи
  - Вольно! - скомандовал Азагхал.
  Полковник спешился и прошелся вдоль колонны. Солдаты Второго Изенгардского пехотного полка переговаривались вполголоса, опираясь на мушкеты. Затем Азагхал вернулся в голову колонны, где его лошадь стояла рядом с тяжелой пушкой в упряжке.
  Небо справа между деревьями постепенно серело. Близилось утро. Дунландская бригада готовилась к штурму Дунландского же перевала - западных ворот Изенгарда.
  Как сказал король Барахир: - Если вы сумели защитить перевал - сумеете его и отбить.
  Азагхал подошел к выполнению боевой задачи серьёзно. Два дунландских полка сейчас готовились атаковать роханские укрепления в лоб. А его испытанный Второй Изенгардский получил особое задание: подняться на юго-западный отрог Мехедраса, и атаковать перевал сверху.
  - Господин полковник, - разведчики появилась из леса внезапно. - Мы сняли часовых.
  Кивнув, Азагхал сел в седло.
  - Выступаем! - вполголоса скомандовал он и взмахнул рукой.
  Колонна тяжелой пехоты двинулась. Впереди неторопливо ехала артиллерийская запряжка.
  Вскоре отряд вышел к горному склону. Дорога ныряла в тоннель, перекрытый обитыми железом воротами.
  - Разворачивайте пушку, - приказал Азагхал. - Первый мушкетерский - за мной! Штурмовикам - выдвигаться к воротам! Атаковать по красной ракете!
  Пока артиллеристы разворачивали пушку, полковник спешился и двинулся вверх по склону, по узкой тропе. Мушкетеры двинулись вслед за ним.
  Поднявшись на склон, Азагхал обернулся. Небо на востоке уже серело, и в предутренних сумерках можно было различить, как на тропе извивалась черная змея мушкетерского батальона. К воротам подходила колонна штурмовиков - воинов в шлемах и латах, но без пик, бесполезных в туннелях. Азагхал приказал вооружить первый пикинерский батальон кавалерийскими пистолетами - в дополнение к коротким мечам - экетам.
  Полковник вышел на обрыв. Под ногами темнело ущелье Дунландского перевала. На противоположном - северном склоне светились окна в скальной стене. На востоке небо уже светлело, но западные склоны Мглистых гор еще скрывались во мгле.
  - Вот я и вернулся, Изенгард, - прошептал Азагхал, и приказал: - Мушкетеры! Строиться на обрыве!
  Орки выстроились на краю ущелья, справа и слева от полковника. Азагхал поднял подзорную трубу и посмотрел налево.
  В предрассветном сумраке можно было различить колонну, поднимающуюся к перевалу - и к бастионам, прикрывавшим западный вход в ущелье. Дунландская пехота шла на штурм.
  Часовые на бастионах еще на видели атакующих, но вот-вот должны были заметить их.
  "Все, таиться больше нет смысла", - подумал Азагхал, и скомандовал: - Развернуть знамя! Мушкетерам приготовиться! Сигнал ракетой!
  Прапорщик поднял флаг полка, и серебряная звезда Арнора сверкнула на тяжелом, казавшемся черном, полотнище. Адъютант полковника вонзил в землю штырь с закрепленной на нем ракетой, поджег кресалом запальный шнур и отступил на шаг. Через секунду ракет взмыла в сумеречное небо и вспыхнула алой звездой.
  Еще через мгновение с юга донесся пушечный выстрел. Это означало, что ведущие в туннель ворота выбиты, и штурмовая колонна ворвалась в подземную крепость.
  Снизу фальшиво запела труба. Вскоре поднятые по тревоги роханские солдаты побежали по ущелью к укреплениям.
  - Беглый огонь! - приказал Азагхал.
  Нестройно загрохотали мушкеты. Ливень пуль быстро вымел роханцев из ущелья; спасаясь от огня, соломенноголовые вояки укрылись под южной стеной, в мертвом пространстве. Дно ущелья покрылось трупами в зеленой форме.
  - Гранаты, - рявкнул полковник. И черные шары полетели вниз, оставляя за собой дымные следы от горящих запалов.
  Тем временем внизу дунландские пехотинцы уже карабкались на бастионы по штурмовым лестницам. На глазах Азагхала рослый чернобородый горец водрузил над стеной синий с серебром арнорский флаг. Почти одновременно нападавшие распахнули крепостные ворота. Дунландский перевал пал.
  9. Остров Толфалас, 1 сентября 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Принц Халбард сидел за столом веранду рыбацкого дома, ожидая завтрака. Отсюда, с возвышенности, открывался великолепный вид на бухту, в которой сейчас стояли на якорях семь арнорских кораблей. Маленький рыбачий поселок уже два месяца служил базой арнорского флота, блокировавшего устье Андуина. Герцог Саэрос с шестью уцелевшими кораблями скрывался в Пеларгире, и арнорцам оставалось только наблюдать за врагом. Сейчас устье Андуина патрулировал "Бродяжник", в то время, как остальные корабли стояли у Толфаласа. Сам принц, воспользовавшись привилегией своего звания, разместился в доме деревенского старосты.
  На веранду вышла молодая девушка, и, поклонившись адмиралу, поставила перед ним поднос с жареной рыбой. Халбард, улыбаясь, разглядывал дочь старосты. В русых волосах красавицы Элинды запуталась солома, верхние пуговицы на рубашки были расстегнуты, так что одежда почти не скрывала пышную грудь.
  - Ты бы привела себя в порядок, - хмыкнул принц. - А то всем видно, чем ты занималась с моим адъютантом на сеновале.
  Хихикнув, покрасневшая девушка вбежал в дом. Халбард начал было завтракать, но пушечный выстрел отвлек его от морского окуня.
   Корабль арнорского флота - тридцатипушечный "Бродяжник" - входил в гавань, подняв красный боевой флаг и подавая сигнал выстрелом.
  - Ваше Высочество!
  Осмотревшись, принц повернулся к подошедшему адъютанту.
  - Прикажи трубить тревогу! - скомандовал Халбард, после чего повернулся к запыхавшемуся денщику, показавшемуся в двери. - Собери мое барахло. Мы возвращаемся на "Эарендил".
  Спустившись под звуки боевых труб к шлюпочному причалу (арнорские галеоны не могли подойти к берегу и стояли на якорях почти в центре бухты), принц увидел подходящий к берегу ялик с "Бродяжника".
  Прибывший на ялике лейтенант протянул адмиралу бумагу. Принц быстро просмотрел рапорт капитана "Бродяжника".
  "В 6:15 1.09.1725 в 6 милях северо-восточнее острова Толфалас мы встретились отряд из четырех гондорских кораблей (предположительно 36-пушечники), следующих курсом север. Я принял решение, не принимая боя, отступить к базе. Капитан Халлатан".
  - Коротко и ясно, - прокомментировал принц, после чего скомандовал лейтенанту с "Бродяжника": - Возвращайтесь на корабль и передайте капитану Халлатану приказ следовать за эскадрой. Мы идем на перехват гондорцев.
  На причале происходило активное движение - моряки садились в шлюпки. Халбард с удовлетворением отметил, что экипаж адмиральского катера уже был готов к отплытию. Жестом принц указал адъютанту и денщику садиться в катер и с удивлением отметил, что его вещи вместе с денщиком несет какой-то толстый матрос.
  "Обленился при мне, - подумал Халбард, садясь в катер. - Два легких сундучка мог бы и сам принести, не отвлекая никого на это дело. Впрочем, сейчас не до этого".
  Час спустя арнорский флот вышел из гостеприимной бухты. Оглядев свои корабли, принц повернулся к флаг-капитану Фалатару:
  - Судя по всему, Вардамир отозвал эскадру из Умбара. Там как раз стояли один сорокачетырехпушечник и три тридцатишестипушечника. Наше дело - перехватить их до входа в Андуин.
  - Мы не успеем, - пожал плечами дунландец. - Вряд ли гондорцы остановятся порыбачить.
  - Тогда у Саэроса будет десять кораблей против моих восьми. Причем у меня некомплект команды и мало ядер. Мы отступим.
  - Разумно, - кивнул капитан. И задумчиво добавил: - На Толфаласе есть вкусная рыба и красивые девушки, но ядра лить рыбаки еще не научились.
  
  Арнорские корабли дрейфовали у устья Андуина. Низкий болотистый берег, рассеченный множеством протоков, тянулся на севере и востоке. На юго-западе высилась темная гора Толфаласа. И солнце уже клонилось к закату, играя золотыми бликами на волнах.
  - Итак, мы возвращаемся в Арнор, - подвел адмирал итог военного совета. - Прошу господ офицеров вернуться на корабли.
  Арнорские капитаны, встав из-за установленного на юте стола, направились к шлюпкам. Принц подошел к фальшборту, чтобы полюбоваться закатом.
  Молодой арнорский флот сделал все что мог. И теперь приходилось отступать, чтобы сберечь корабли и экипажи для следующей кампании.
  Принц бросил взгляд на палубу и увидел, как его адъютант, лейтенант Хамдир, беседует с толстым матросом. Матросом?
  Спустившись, Халбард сорвал шляпу с собеседницы Хамдира. Русые волосы рассыпались по плечам красавицы Элинды, дочери деревенского старосты из Толфаласа.
  - Так-так, похоже кто-то перепутал военный корабль с прогулочной яхтой с озера Эвендим, - с деланой суровостью начал принц. - Ответь мне, Хамдир, почему я не должен отправить твою любовницу обратно на Толфалас... вплавь.
  Халбард махнул рукой в сторону лежащего милях в пяти к западу острова.
  - Элинда моя невеста, - ответил побледневший Хамдир. - Мы решили пожениться, как только вернемся в Лонд Ворн.
  - Раз невеста, так другое дело, - улыбнулся принц. - Но я лично прослежу, чтобы ты сдержал обещанье.
  Над морем разносились свистки боцманских дудок, матросы на мачтах поднимали паруса. Арнорский флот возвращался домой.
  10. Южный Итилиэн, 22 сентября 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Равнина Итилиэна была покрыта трупами черных воинов. Король Вардамир, сидя верхом под черным с серебром знаменем Гондора, оглядывал поле битвы.
  За спиной короля сверкал в свете заходящего солнца Андуин, неторопливо несущий свои воды к морю. На дальнем, западном берегу можно было различить белые стены Пеларгира.
  Вчера гондорская армия форсировала Андуин и окопалась, готовясь встретит атаку харадрим. Правый фланг королевской армии прикрывала цепь поросших лесом холмов, левый - обрывистый берег Великой реки.
  На рассвете харадримы атаковали. Черные воины, вооруженные ассагаями (ружья были лишь у немногих) атаковали семью колоннами; восьмую колонну составили всадники. Бой шел почти весь день; только к вечеру во фланг южанам ударила подошедшая с севера итилиэнская конница. Рейнджеры смяли харадскую кавалерию, а затем обрушились на пехоту. И тогда король Вардамир приказал своей армии контратаковать.
  К вечеру харадское войско была разгромлена, и гондорцы начали преследование. Кавалерия гнала южан на юг вдоль дороги к мосту через Порос; многих харадримов загнали в поросшие лесом холмы.
  Сейчас с юга доносились выстрелы: гондорская пехота прочесывала лес. Кавалерия, бросившаяся преследовать бегущих южан, уже скрылась из виду. Но король не торопился покидать холм. Он ждал известий от своих военачальников. Заслышав стук копыт, Вардамир повернулся и столкнулся взглядом с подъехавшим молодым лейтенантом.
  - Ваше Величество! Пакет от губернатора Пеларгира! - крикнул гонец, торопливо отдав честь.
  Кивнув, король разорвал пакет, и, развернув бумагу так, чтобы на нее падали лучи заходящего солнца, стал читать.
  
  Конница вернулась, когда солнце уже село за Андуин. Впереди ехал рослый чернобородый воин в темно-зеленом мундире Итиллиенских рейнджеров, но без форменной треугольной шляпы. По алой генеральской перевязи Вардамир опознал граф Боромира, сына Ондоэра Итилиэнского.
  "Впрочем, - с оттенком зависти подумал старый король, пригладив узкую, черную с проседью бороду, - такого молодца отовсюду видно".
  - Ваше Величество, - Боромир четко отдал честь. - Мы настигли бежавших харадрим у моста через Порос, перебили их и потопили в реке. Спаслось не больше сотни беглецов. К несчастью, их вождь Равал сумел уйти. Но теперь мы можем пойти на Умбар и снять осаду.
  - С Умбаром придется подождать, - нахмурился Вардамир. - Впрочем, об этом мы поговорим в шатре. Я, признаться, подустал изображать конное изваяние.
  Ужин в королевском шатре (на котором, кроме Вардамира и Боромира присутствовали только несколько старших офицеров) мало напоминал пир победителей. Не звучала музыка, не раздавались победные кличи - Вардамир еще в свою бытность Лосарнархким герцогом был равнодушен к внешнему блеску. Мужчины ужинали и разговаривали.
  - Кстати, граф, почему мы не видим вашей жены при дворе? - спросил король.
  - Я похож на оленя? - вопросом на вопрос ответил Боромир.
  - Нет, - удивленно сказал монарх.
  - Вот потому и не похож, что эту ... Фириэль из дома не выпускаю, - рявкнул граф Итилиэнский. - Я женился на ней из-за политики, но никакая политика не заставит меня покрывать ее разврат!
  Король поморщился. Почему-то Боромир сын Ондоэра, человек умный и блестяще образованный, любил изображать из себя туповатого рубаку. Впрочем, развратную дуру Фириэль Вардамиру было не жалко. Так что пусть посидит под замком в Итилиэне. Может, поумнеет.
  В шатер вошел старый генерал Хьюрин, командующий гондорской пехотой. Отдав честь королю, он доложил, что южные холмы отчищены от харадских беглецов. Немногие уцелевшие скрылись в плавнях Пороса.
  - Что ж, Харадской армии больше нет, - сказал Боромир. - И ничего не мешает нам двинуться на юг и снять осаду Умбара.
  - Умбар предал нас, - сказал король. - Сегодня, во время битвы, ко мне доставили послание патриция Низилура, правителя Умбара. Низилур пишет, что харадримы сняли осаду, после того как им был выплачен выкуп. И, поскольку Гондор вывел войска из Умбара, бросив город на произвол судьбы, Умбар больше не повинуется Гондору.
  "И, в отсутствие более достойного вождя, свободный Умбар избрал меня Дожем", - процитировал Вардамир.
  - Он об этом еще пожалеет, - сказал Боромир. - Сейчас слишком поздно начинать поход на юг. Но в следующем году мы осадим Умбар и вынудим этого Низилура признать власть Гондора.
  - Низилур никуда не денется. - сухо сказал Вардамир. - Следующей весной мы начнем кампанию против Арнора. Я заключу мир с харадримами, временно уступив им Южный Гондор, и найму флот князя Симмы. Мы разобьем арнорцев на суше и на море и покончим с мятежом. А потом я поговорю с харадримами и умбарцами по-другому.
  Боромир с силой сжал зубы на гусиной ножке. Он почувствовал чистую, яркую ненависть к герцогу Лосарнархкому, которого его же отец сделал королем.
  "Интересно, сколько дунаданов уцелеет в Южном Гондоре, пока ты будешь громить Арнор, - подумал он. - Трое? Или пятеро? Для тебя ведь это неважно, главное - уничтожить твоего соперника Барахира. И эту тварь мы возвели на трон!"
  Но вслух он сказал другое.
  - А если харадримы нападут, пока Королевская армия будет на севере?
  - Войска Итилиэна останутся на юге, - ответил Вардамир. - Они должны будут защищать Гондор и от восточных варваров, и от южан.
  "Ну ты и сволочь, - подумал Боромир. - Ты, значит, будешь побеждать в Арноре, пока мой отец будет воевать на два фронта - против рунийцев (которых, мы, кстати, недавно побили на Итилиэнской засеке) и против харадцев".
  Ну тут графу Итилиэнскому пришла в голову новая мысль. Ведь, когда Королевская армия уйдет на север, войско наместника останется единственной силой в Гондоре!
  - Служу Вашему Величеству, - сказал Боромир, поклонившись.
  Положительно, перед домом Фарамира сейчас открылись новые возможности.
   
  
  11. Тарбад, 10 октября 1725 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Осенний день был сумрачным, но зал губернатрского дворца в Тарбаде освещало множество свечей. Наступил день свадьбы вдовствующей королевы Гилраэны и полковника арнорских рейтар Тарандара.
  Мужчина и женщина стояли перед королевских троном; Мелисента, королева Арнора и принц Халбард соединили руки влюбленных, затем сам король Барахир подал им кусок хлеба и чашу вина.
  - Сегодня вы разделите хлеб, вино и ложе, - сказал он. - Соединятся ваши души и тела, и вся жизнь. Желаю вам счастья.
  Когда молодые, сопровождаемые гостями свадьбы, направились в пиршественный зал, Халбард, взяв под руку жену, нагнал семейную пару - Ислимэ и Азагхала.
  - Ну здравствуй..., генерал, - начал Халбард, заметив алую перевязь на плече друга.
  - Это я получил за Дунландский перевал, - орк дернул перевязь. - Приятно, конечно..., притом, что кампанию мы проиграли. Изенгард устоял.
  - Вот этого я никак не пойму, - задумчво сказал Халбард. - Стены Изенгарда не настолько крепки, чтобы устоять против пушек Больга!
  - Роханский генерал Гамлинг оказался хитрой бестией, - сказал Азагхал. - Как ты знаешь, Изенгард окружен двумя стенами. Гамлинг приказал заполнить пространство между стенами землей, превратив укрепления в единый вал, неуязвимый для артиллерии. Мы три месяца копали вокруг крепости окопы, как сумасшедшие кроты, роханцы рыли контрмины. В итоге Изенгард мы так и не взяли.
  - А что вы хотели? - вмешалась Ислимэ. - Как историк я могу сказать: редкая война заканчивается быстрой победой. И нет ничего хуже для воина, чем сложить руки после первых неудач. Надо уметь терпеть.
  Халбард молча склонил голову перед женщиной, потерявшей в одной из "первых неудач" отца и лично рисковавшей жизнью в битве.
  - Что ж, - сказал принц, - если уж женщина готова терпеть, то мы, мужчины, тем более все выдержим. И победим.
  Не сговариваясь, Халбард, Азагхал, Ислимэ и Роза встали тесным кружком и обнялись.
  - Мы победим. Вместе, - прошептал Халбард. И добавил вслух. - А теперь пойдем к столу. Жизнь-то продолжается.
   
  12. Кер Дунн, 15 июня 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Дорога извивалась по склону холма, на вершине которого чернели руины некогда прекрасного города Кер Дунн. Высокий всадник в коричневом дорожном камзоле дал шпоры коню и въехал на мощеную улицу. Яркое летнее солнце освещало обгоревшие стены домов и провалившиеся крыши, ветер разносил груды мусора. Человеческих костей не было - дунланцы похоронили своих убитых. Здесь по приказу короля Вардамира гондорские войска убили девять тысяч человек - мужчин, женщин, детей.
  Неожиданно дорогу путнику преградили четверо всадников в серых арнорских мундирах. Короткие драгунские карабини недвусмысленно нацелились на пришельца.
  Путник спокойно поднял руки и сказал: - Меня зовут Диз. У меня послание для Его Величества.
  - Нас предупреждали, - ответил унтер, командовавший патрулем. - Хальдор и Брегор вас проводят. Но сначала сдайте оружие.
  Всадник, назвавшийся Дизом, отдал подъехавшему солдату два пистолета, шпагу и кинжал. Затем Диз в сопровождении двух драгун поехал по дороге на юг. Проехав через мрачные развалины, всадники выехали на открытый склон и увидили арнорский военный лагерь.
  Лагерь Арнорской Королевской армии находился в глубокой долине, окруженный с трех сторон лесистыми холмами, а с севера - горой, на которой некогда стоял Кер Дунн. Занятый армейскими палатками квадрат был окружен рвом и валом; бронзовые рыла орудия смотрели на все стороны света. Над центральной площадью, рядом с большим шатром синей ткани развевалось синее с серебром знамя Арнора.
  Их остановили дважды: у лагерных ворот и у входа в королевский шатер. Здесь гвардейцы увели коня Диза, а сопровождавший его драгун передал охраннику оружие пришельца. Доложившись, Диз ждал, пока вышедший из шатра офицер не разрешил ему войти.
  Король Барахир сидел за длинным столом, заваленным бумагами. Его серый мундир висел на стуле, сам монарх был одет лишь в рубашку.
  Диз отдал королю честь, поднеся к груди сжатый кулак.
  - Ваше Величество, - начал он. - Я Галдор, премьер-ротмистр Итилиэнских рейнджеров. Я привез вам послание от Ондоэра, герцога Итилиэнского.
  
  Королевский совет собрался в шатре монарха после полудня. Присутствовали сам государь Барахир, король Мории Балин II, изгнанный роханский принц Эльфхельм и арнорские генералы. Барахир усмехнулся, бросив взгляд на генералов Больга и Азагхала - отца и сына. Что ж, эти орки были храбрыми и верными воинами. Как, впрочем, и эльф Вилварин, роханец Эльфхельм, гном Балин. И арнорские дунаданы - главная опора Северного Королевства.
  Отсутсвовал принц Халбард - он командовал флотом, ныне патрулировавшим арнорское побережье. Скоро арнорским морякам (как, впрочем, и арнорским солдатам) предстоят тяжелые испытания.
  - Итак, господа офицеры, - начал король. - Я получил информацию о планах врага. Король Вардамир планирует провел двадцатипятитысячную армию на Арнор вдоль побережья. С моря вторжение будет прикрывать флот герцога Дол Эмроса Саэроса и князя Симмы Ангамаита (12 гондорских и 10 пиратских кораблей). Флот поможет гондорской армии переправиться через Изену и Сероструй у устья.
  Форсировав Сероструй, Вардамир ударит на Тарбад. Взяв город, он отрежет нашу армию от Арнора.
  Хьюрин и Азагхал переглянулись. В Тарбаде были не только собраны запасы арнорской армии. Там же жили королева Мелисента, Ислиме с дочерью, Гилраэна с новорожденной дочерью и семьи других арнорских офицеров.
  "Если Вардамир войдет в Тарбад - повторится Эдорасская бойня", - подумал Азагхал. Иллюзий относительно гумманности узурпатора у него не было.
  - Одновременно Сэорл с десятитысячной армией атакует Дунланд через Изенские броды, - продолжил король. - По плану, роханцы должны, столкнувшись с нашей главной армией, отступать к бродам, оттягивая арнорские войска на юго-восток. Если же мы двинемся против Вардамира, оставив заслон - Сэорл атакует и уничтожит заслон.
  - Мы располагаем 20 тысячами солдат против 35 тысяч южан, 11 кораблями против 22 кораблей узурпатора. С этими силами мы должны, как минимум, удержать Тарбад. Господа офицеры, я жду вашего мнения.
  - Эти известия верны? - спросил один из генералов.
  - В шпионских делах говорить об абсолютной надежности не приходится, - пожал плечами король. - Однако я думаю, что известия верны. Мой контрагент лично заинтересован в поражении Вардамира. И главное - сегодня наша разведка донесла, что войско Вардамира уже переправляется через Изен у устья.
  - Нам придется разделить армию, - сказал Азагхал. - Моя Дунландская бригада сможет остановить Сэорла, опираясь на Зеленую Гриву.
  - Инициатива наказывается исполнением, - улыбнулся Барахир. - Генерал Азагхал, вы назначаетсь командующим Южным отрядом Арнорской Королевской армии. Кроме Дунландской бригады, вы получите четырнадцать орудий, а также конные полки Хьюрина и Эльфхельма.
  - Служу Вашему Величеству, - ответил Азагхал, бросил быстрый взгляд на рекомых Хьюрина и Эльфхельма. Ни гондорский дворянин, ни роханский принц, к их чести, не высказали недовольство тем, что их поставили под начало орка.
  - Главные силы армии я поведу к Тарбаду, - продолжил монарх. - Я не позволю Вардамиру подняться вверх по реке. Задача флота - не допустить прорыв гондорских кораблей в Сероструй.
  Поднялся Вилварин. - Ваше Величество, - начал он, поклонившись. - Позвольте мне доставить ваш приказ принцу Халбарду. Я чувствую, что должен сопровождать принца в эту кампанию.
  - Да будет так, - кивнул король.
  - Мы выступаем завтра на рассвете. Эта кампания будет решающей, господа. Нам предстоит победить или умереть.
  13. Лонд Доэр, 25 июня 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Адмирал принц Халбард стоял на шканцах "Эарендила". Над морем клубился туман; юго-западный ветер развевал синие арнорские знамена. Одинадцать кораблей стояли на якорях в устье Сероструя. Арнорский флот готовился исполнить приказ короля - не допустить гондорцев в Сероструй.
  Вскоре морской ветер развеял туман, взошедшее на востоке солнце позолотило серые волны эустария. Яркой зеленью сверкали разделенная Сероструем Мингириатская равиниа. На обоих берегах реки, перед линией арнорских кораблей, были построены береговые батареи. Небо было безоблачным, но на юге, у смого горизонта, можно было различить нечто вроде белых облаков над самыми водами.
  Принц Халбард поднес к глазу подзорную трубу. Теперь он увидел, что "облаками" были паруса кораблей. Враги приближись двумя колоннами, причем в левой колонне корабли были заметно крупнее. "Слева гондорцы, - подумал принц. - Справа пираты".
  - К бою! - скомандовал он. Над водами Сероструя разнеслись звонкие голоса труб. На плаубе "Эарендила" споро построились морские стрелки; внизу, на батарейных палубах, пушкари стали к орудиям. Лучшие снайперы (в их числе сменивщий лук на мушкет эльф Вилварин) поднялись на мачты, готовясь разить врага сверху.
  "Жаль, что со мной нет Строри, - подумал Халбард, глядя на приближающихся врагов в подзорную трубу. - Что ж, отдавать приказ об открытии огня придется самому".
  Гном Строри в этом сражении командовал восточной береговой батареей. Прислугу тяжелых сорокавосьмифунтовых орудий (подобных не было ни на одном корабле обеих флотов!), установленных на батареях, составляли именно гномы.
  Корабли врага приближались. Двенадцать гондорских кораблей шли пеленгом; головной корабль - огромный (больше арнорского флагмана!) черный галеон, под флагом вице-адмирала держался под самым восточным берегом.
  "Не знают они наших вод, - отметил принц. - Вот и поплатятся". Затем Халбард перевел взгляд на правую колонну.
  Десять пиратских кораблей шли в кильватере за флагманом - небольшим галеоном под черно-красным знаменем. Корабли у них были послабее, чем у гондорцев: они напоминали арнорские вооруженные торговцы, и несли примерно тридцать пушек. Только два головных галеона были покрупнее.
  - Мы готовы открыть огонь, - напряженным голосом сказал капитан Фалатар.
  - Ждем, - ответил принц. - Начинают береговые батареи, мы продолжаем.
  Внезапно западный берег Сероструя окутался дымом - арнорская береговая батарея открыла огонь. Пиратский флагман задрожал под ударами тяжелых ядер и повернул направо, уклоняясь от огня. В трубу принц увидел огромные пробоины в обращенном к арнорским корабла борту пирата.
  Казалось, южанин спасся. Но внезапный порыв ветра накренил пиратский корабль на левый борт, через пробоины и открытые пушечные порты хлынула вода; галеон опрокинулся и затонул за каких-то две минуты. Некоторое время над водой торчал киль, но вскоре и он скрылся в серых волнах.
  - Первый, - прошептал принц. Тем временем головной гондорский корабль неожиданно встал; фок-мачта рухнула за борт. Тотчас восточный берег Сероструя окутался дымом: Строри приказал береговой батарее открытиь огонь. Второй гондорский корабль, обогнув флагман слева, повернулся к "Эарендилу" носом.
  - Огонь по второму гондорцу! - скомандовал принц. Прозвенел горн и "Эарендил" окутался дымом.
  Ядра ударили в нос гондорскому кораблю. Бушприт и фигура воина с топором на носу разлетелись в щепки; ядра проносились сквозь корпус галеона, сея смерть и разрушения. В ответ заговорили погонные орудия гондорца и "Эарендил" содрогнулся от ударов.
  Несмотря на страшный огонь арнорского флагмана, гондорский галеон шел вперед. Приблизившись к "Эарендилу" на пистолетный выстрел, гондорец повернулся к кораблю принца левым бортом и бросил якорь. Фок-мачта галеона, поврежденная огнем "Эарендила" рухнула за борт и повисла на канатах, закрыв носовые порты. Но готовых к бою орудий на борту гондорца оказалось достаточно. Загрохотали гондорские пушки, и "Эарендил" задрожал под ударами ядер; треск дерева смешался с криками раненых.
  Арнорцы ответили огнем на огонь; пороховой дым затянул флагман. Но вскоре ветер отнес облако дыма на север и перед Халбардом открылась картина боя.
  Пиратские корабли, потеряв одного своего, вышли из боя и отступали на юг. Гондорские же галионы, достигнув арнорской линии, повернули и, став на якорь, открыли огонь по кораблям северян. Поскольку гондорский вице-адмиральский флагман ранее сел на мель и теперь методично расстреливался береговой артиллерией, одинадцати арнорским галеонам противостояло столько же кораблей южан.
  Тем временем экипаж противостоявшего "Эарендилу" галиона сумел окончательно сбросить фок мачту за борт, освободив носовые пушечные порты. Это был новейший сорокачетырехпушечник, лишь немного проигрывавший в огневой мощи пятидесятичетырехпушечному арнорскому флагману.
  - Огонь картечью! - приказал Халбард.
  Морская картечь - чугунные шарики размером с кулак - с визгом обрушились на гондорский корабль, пробивая деревянные борта. Но и "Эарендил" постоянно содрагался под ударами гондорских ядер. Над палубой арнорского флагмана свистели пули, одна из которых сбила с принца шляпу, другая - вырвала кусок мяса из левого плеча. После того, как адъютант перевязал командующего поверх мундира, Халбард вернулся к своим обязанностям.
  Один из арнорских кораблей - тридцатипушечный "Торговец" уже был выбит из линии; команда выбросила поврежденный корабль на мель. Теперь по его мателоту - тридцативосьмипушечнику "Лонд Ворн" - били сразу два гондорских корабля. Приглядевшись, принц увидел, как от "Лонд Ворна" отошла шлюпка, волоча за собой канат.
  "Будут поворачиваться на верпе, - подумал Халбард. - Ай да молодец кэп Ингельд!"
   И действительно: со шлюпки спустил малый якорь; якорный канат, ведущий к "Лонд Ворну" натянулся, и галеон начал со скрипом поворачиваться. Вскоре "Лонд Ворн" развернулся, обратив к врагам неповрежденный борт.
  Солнце уже приближалось к зениту; начинался отлив. Один из гондорских кораблей был тяжело поврежден огнем 46-пушечного флагмана вице-адмирал Гилдора "Нарсил", поднял якоря и был отнесент теченьем за линию. Подняв паруса, "Нарсил" взрезал гондорскую линию, дав залп с обоих бортов, а затем абордировал гондорский галеон. С другого борта незадачливого гондорца атаковал "Воин".
  - Адмирал, наш противник спустил флаг! - сказал капитан Фалатар.
  Действительно, на корме протиостоящего "Эарендилу" сорокачетырехпушечника уже не развевался черно-серебрянный гондорский флаг. Корпус гондорца был усеян мелкими пробоинами от картечи, по клюзам стеала кровь.
  - Высылайте призовую партию, - приказал принц, после чего оглядел поле боя.
  Спустил флаг и гондорский вице-адмиральский флагман, расстреляный береговой батареей. К сдавшемуся кораблю уже направлялись лодки с гномами. Над третьим гондорским галеоном, атакованным "Нарсилом" и "Воином", уже развевался синий с серебром арнорский флаг.
  - Ай да молодец Строри! - сказал Халбард. - Что ж, гондорцы уже потеряли три корабля. Скоро они побегут... Проклятье!
  Тридцатипушечник "Бродяжник" был подожжен огнем пятидесятичерехпушечного флагмана герцога Саэроса. Пламя уже охватывало среднюю часть корабля; с минуты на минуту "Бродяжник" мог взорваться и засыпать горящими обломками стоявший рядом "Тарбад".
  Внезапно сначала носовая, а потом кормовая якорые цепи "Бродяжника" рухнули в воду. И освобожденный корабль понесло отливом на гондорскую линию. Понимая, что его горящий галеон представляет угрозу для своих, капитан "Бродяжника" Халлатан приказал расклепать якорные цепи.
  На гондорском флагмане спешно поднимали якоря и ставили паруса. Вскоре флагман герцога Саэроса повернул на юг, уклоняясь от столкновения с пылающим "Бродяжником". Вслед за адмиральским кораблем стали выходить из боя остальные гондорские галеоны.
  Прогремел взрыв, и на месте "Бродяжника" к небу взетнулся столб огня и дыма. Но разлетающиеся обломки уже никому не могли повредить.
  - Головные уборы снять! - приказал принц Халбард. И добавил с горечью: - И все-таки мы победили.
  14. Долина реки Сероструй, 5 июля 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Ваше Величество, Первый Лебенинский полк готов к переправе. Соблаговолите отдать приказ, - генерал Хьюрин склонился к королю.
  - Начинайте форсирование.
  Король Вардамир откинулся на спинку высокого кресла. С холма, на котором высился королевский шатер, была отлично видна зеленая равнина, полого спускающаяся к широкой реке. И огромный лагерь гондорской армии на берегу.
  Солдаты начали садиться на плоты и лодки и, отталкиваясь шестами, поплыли в сторону дальнего (Сероструй здесь был шириной не меньше полумили!) берега. К сожалению, для переправы всей армии плотов и лодок не хватало. А помощи флота (как при форсировании Изена) у гондорской армии не было. Что ж, все это означало только, что переправа затянется.
  - Ваше Величество, корабли!
  Король повернулся, посмотрел в подзорную трубу и увидел два небольших черно-желтых галеона, идущих вверх по реке. Крепкий юго-западный ветер наполнял паруса кораблей, позволяя им легко преодолевать теченье Сероструя. Даже без синих с серебром флагов, препутать арнорских "морских ос" с гондорскими кораблями было невозможно.
  - Батареи к реке, - скомандовал король, вставая. - И трубите отход Первому Лебеннинскому.
  - Поздно, Ваше Величество.
  Арнорските галеоны ворвались в толпу лодок и плотов, как два ястреба в стаю голубей. Корабли окутались пороховым дымом; с обеих бортов на гондорских солдат обрушились пули и картечь. Пехотинцы, не успевшие отплыть от берега далеко, направляли свои неуклюжие плоты обратно к пляжу. А для тех, кто уже выплыл на фарватер, все было кончено: арнорский огонь букавльно смел с лодок и плотов гондорских солдат. Переправа была сорвана.
  Загрохотали гондорские пушки; их ядра падали за кормой арнорских кораблей, вздымая к небу столбы мутной речной воды. Стрелять по движущейся цели артиллеристы гондорской армии не умели.
  Корабли уходили вверх по теченью. Старый генерал Хьюрин провел рукой по бороде и повернулся к королю.
  - Ваше Величество, прикажите возобновить переправу?
  - Нет. Этим ребятам, - Вардамир взмахнул подзорной трубой в сторону кораблей, - достаточно просто убрать паруса и теченье отнесет их обратно к месту переправы. А мои солдаты - не котята, чтобы всякая сволчь безнаказанно их топила! Мы пойдем на Тарбад по левому берегу.
  Король оперся о кресло и добавил: - Но этого дурака Саэроса я закую в цепи. Довольно ему проигрывать битвы!
  15. Устье реки Барандуин, 5 июля 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Господин адмирал, "Удача" возвращается.
  Принц Халбард поднял подзорную трубу. Действительно, двухмачтовая шхуна приближалась к эскадре, рассекая форштевнем серые валы.
  - Созовите капитанов на совет, - приказал он флаг-капитану Фалатару. - До заката мы должны составить план атаки.
  Вскоре на грот-мачте "Эарендила" взвились сигнальные флаги. Облокотившись на фальшборт, принц бросил взгляд на арнорский флот, дрейфующий у устья Барандуина.
  Сейчас под началом адмирала принца Халбарда находилось восемь галионов и три брандера - небольшие шхуны, нагруженные дровами и порохом. Четвертый брандер приближался с севера.
  Из одинадцати кораблей, с которыми принц вступил в битву при Лонд Доэр, уцелео девять. Десятым стал захваченный "Эарендилом" гондорский сорокачетырехпушечник "Лосарнарх", переименованный в "Бродяжник". Халбард приказал превести на него экипаж выбросившегося на мель "Торговца".
  Два корабля из десяти, однако, принц отправил под началом контр-адмирала Рогволда патруливать Сероструй, с приказом не допустить переправы через реку гондорской армии. Зато он дополнил свой флот четырьмя брандерами, бесполезными в линейном бою, но весьма грозными при атаке кораблей на якоре. При том сражении, которое Халбард планировал.
  Тем временем "Удача" бросила якорь на траверзе "Эарендила"; с корабля спустили шлюпку, которая направилась к флагману. Шлюпки с других кораблей уже приближались к "Эарендилу".
  - Вынесите на шканцы стол, - приказал принц. - Совет проведем наверху. Погода уж больно хорошая....
  
  - Как вы и предполагали, гондорские корабли стоят в Рыбной бухте по правому берегу ниже Лонд Ворна, - уверенно докладывал командир "Удачи" лейтенант Бергиль. - Все девять гондорских галионов. Пиратских кораблей нет. Над Лонд Ворном - арнорский флаг. Более детальную разведку мы не проводили, так как нас заметили. Мы тут же поменяли галс и спустись вниз по теченью - как и подобает трусливым торгашам.
  - Разумно, - кивнул принц. Подставляться под вражеские ядра на корабле, до самых бортов нагруженном дровами и порохом, было действительно не лучшей идеей.
  Лейтенант Бергиль сел.
  - Итак, господа офицеры, - начал командующий, вставая. - Сегодня ночью мы уничтожим гондорский флот. С вечерным приливом мы войдем в Барандуин. Пройдя под левым берегом, мы бросим якорь напротив Рыбной бухты и откроем огонь. Надеюсь, этим мы привлечем внимание гондорцев.
  - Тем временем брандеры поднимутся под правым берегом Барандуина, сцепятся с крупными гондорскими кораблями и подожгут их. Задача флота - не позволить вырваться не одному врагу. Завтра мы будем праздновать победу в Лонд Ворне, господа!
  Офицеры громко поддержали принца. И лишь одна мысль не давала покоя Халбарду. "Где же пираты?".
  
  - Спустить паруса! Бросайте якорь! Сигнал! - приказал принц. Стоящий на юте матрос описал круг фонарем. Вскоре все восемь арнорских кораблей бросили якоря.
  По правому борту темнела низкая равнина Мингириата. Впереди, на правом берегу у поворота Барандуина, над рекой нависали валы Лонд Ворна. Слева, за озаренной лунным светом рекой в широкой бухте покачивались на якорях гондорские корабли.
  - Открыть огонь!
  Запела труба. Первым обрушил огонь на вражеские корабли "Эарендил", затем заговорили орудия остальных кораблей арнорской линии. Грохот полутора сотен орудий раскатился над рекой.
  Гондорцы ответили. Черные силуэты их кораблей осветились огнями выстрелов. Но беспорядочный огонь гондорского флота не шел ни в какое сравнение с залпами северян. На фоне берега можно было различить только силуэты вражеских галеонов, но принц знал: гондорские корабли не могли не получить повреждений.
  Но и гондорские пушки находили цель. "Эарендил" несколько раз вздрогнул под ударами ядер. Бой продолжался, но северяне только готовилсь выложить свой главный козырь.
  Тем временем арнорские брандеры приближались. Их темные силуэты мелькали на темной воде. К каждому брандеру с правого борта была пришвартована шлюпка.
  Неожиданно гондорский залп обрушился на головной брандер. Принц стиснул зубы, глядя, как на месте корабля к небу взметнулся огненный столб.
  ""Удача" лейтенанта Бергиля погибла со всем экипажем, - подумал Халбард. - Ну что ж, ты ведь мечтал командовать в битвах. А как насчет тех арнорцев, что послал на смерть лично ты, адмирал принц Халбард?"
  После гибели первого брандера остальные три повернули к ближайшим гондорским кораблям. Пришвартовавшись к галеонам, арнорские моряки подожгли фитили и, пересев в шлюпки, отплыли на стрежень. Вскоре в гондорской линии загрохотали взрывы. Пылающие обломки дерева огненными кометами взмывали к небу и падали на гондорские корабли.
  - Стреляйте по мачтам! - приказал принц. - Нельзя дать им отойти от берега!
  Теперь "Эарендил" бил по мачтам своего противника. Вскоре рухнула грот-мачта гондорца - и одновременно корабль загорелся. К этому времени пламя охватило все гондорские корабли. Вражеский огонь прекратился: экипажи бежали на берег, ища спасения в бегстве.
  Глядя на огненную стену, вздымавшуюся, казалось, до самого неба, принц глубоко вздохнул. Он победил. Гондорский флот был уничтожен.
  16. Лонд Ворн, 6 июля 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - За победу, господа!
  Адмирал принц Халбард поднял бокал с красным вином. Господа офицеры, собравшиеся в парадной зале Верхнего форта, поледовали его примеру.
  - Я воздаю честь морякам Арнорского Корлевского флота, сокрушившим гондорскую армаду. Я воздаю честь морским стрелкам полковника Дариона, отстоявшим Лонд Ворн, защитившим наших женщин и детей. Так выпьем за победу! И за победителей!
  Офицеры дружно осушили кубки. И тогда принц продолжил.
  - Итак, господа, наша работа еще не окончена. Во-первых, не уничтожен пиратский флот. Во-вторых, гондорские моряки, оставшиеся без кораблей, отступили по Хоббиттонской дороге. Ваше мнение, господа?
  Халбард опустился в кресло. Пир победителей в Лонд-Ворне плавно перешле в военный совет. Хвала Валарам, вина за столом подавали немного, и господа офицеры не имели возможности напиться.
  Поднялся полковник Дарион, комендант Лонд Ворна.
  - Как я уже говорил, гарнизон отбил два приступа, причем в первых рядах гондорцы пускали пиратов. Третьего июля пираты собрали совет, на котором, после обильных возливний, решили идти на Серые Гавани и разграбить их. На рассвете четвертого харадские корабли ушли в море.
  - Откуда сведения? - нахмурился принц.
  - У одного пиратского капитана была гондорка-наложница. На том самом совете она подавала вино. Ночью она сбежала и доплыла до причала. Представьте удивление береговых стражников, когда из воды вылезла совершенно голая дева и потребовала провести ее к коменданту!
  Халбард не удержался и рассмеялся.
  - Ты главное, жене объясни, что этой девице от тебя понадобилось, - сказал он, отсмеявшись. Принц знал, что пожилой комендант в прошлом году женился на юной дочери дунландского купца.
  - Так я взял ее в дом служанкой, - серьезно ответил Дарион, проведя рукой по раздвоенной, на гномий манер, бороде. - Сейчас она помогает супруге хозяйничать.
  - Понятно, - кивнул Халбард. Ему очень хотелось спросить полковника, чем именно занимается его новая служанка, но он сдержался.
  - Наш долг как арнорских офицеров, как дунаданов, - защитить эльфов, - продолжил принц. - Сегодня ночью, с отливом, наш флот выходит к Серым Гаваням.
  И пусть настоящих потомков нуменорцев среди присутствовавших на совете господ офицеров было немного - все они доказали право называться Западными Рыцарями.
  Эльф Вилварин, до сих пор сидевший неподвижно, ничем не выдавая своих чувств, с явным облегчением кивнул: ведь речь шла о его родном городе.
  - Теперь касательно гондорских моряков. Очевидно, они идут на Аннуминас через Хоббиттанию. Мы обязаны не допустить ее разорения. Проблема в том, что флот не может гонятся за гондорцами по суше, а морской стрелковый полк нельзя отводить от Лонд Ворна. В Аннуминасе стоит драгунский полк Эрстера - единственная боеспособная часть в Артадене. Нужно предупредить их.
  - Я готов, - поднялся адъютант принца, лейтенант Хамдир. - Но мне придется ехать через Хоббиттанию.
  - Разумно, - кивнул Халбард. - Защита хоббитов стоит нарушения закона короля Элессара. Но прежде мы зайдем ко мне домой. Вам придется взять с собой одно письмо.
  
  - Итак, Хамдир сегодня вечером выъезжает в Аннуминас через Хоббиттанию. Ты могла бы написать отцу и тану Паладину, о том, что им грозит. Я не жду, что они будут сражаться с гондорцами, но они могли хотя бы увести хоббитов с пути моряков. Потому что эти идут убивать.
  - Я поеду сама, - ответила Роза, вздернув подбородок.
  - Роза!
  - Нет, ты послушай. Я своих родственников знаю и сумею их убедить. Да и тана тоже. Кроме того, с командира драгун станется ограничиться обороной Аннуминаса, отдав Хоббиттанию на разграбление. Я не могу этого допустить.
  - Но ты не поспеешь за Хамдиром, - нахмурился принц.
  - Поспею. Моя Берутиэль бегает не хуже кавалерийских коней.
  Действительно, низенькая истерлигская лошадка Розы (которую та назвала в честь древней нуменорской королевы) была быстрой и выносливой. На ней принцесса вполне могла скакть наравне с Хамдиром. Конечно, Халбард боялся за жену, но понимал: отговорить ее не получится.
  - Хорошо. Вы поедите по дороге на Сарн Форд, и свернете на Хоббиттонскую дорогу, не доезжая до города. В Хоббиттании не задерживайтесь - вам нужно добраться до Аннуминаса как можно скорее. Жди меня в столице, дорогая.
  - Я буду ждать, - сказала Роза, вставая. - Мне еще нужно простится с сыном.
  - Пойдем, - принц встал и обнял жену за плечи. - У нас не так много времени. Но скоро мы вновь будем вместе.
  17. Дунланд, 7 июля 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Солнце садилось, озаряя золотым светом широкую равнину и изрытые окопами холмы, которые дунландцы называли Зеленая Грива. И было страшно видеть кровь и трупы на зеленой траве, под голубым небом.
  С утра армия узурпатора Сэорла атаковала укрепления, занимаемые Дунландской бригадой генерала Азагхала. За день роханская пехота и спешенные драгуны атаковали девять раз, но каждый раз откатывались, отбитые пулями и картечью. Только трижды вестфольдские баталии доходили до линии окопов, но каждый раз оркские и дунландские пикинерские роты отбрасывали их в рукопашном бою.
  Наиболее жестокая схватка была у дороги на Керр Дунн, прорезающей Зеленую гриву. Здесь, перед баррикады из мешков с песком, трупы лежали кучами. В основном, роханские - но было немало и орков. Здесь два пикинерских батальона Изенгардского полка приняли на себя удар троекратно превосходящей баталии вестфольдингов - и выстояли. Азагхал мог гордиться соотечественниками.
  К заходу солнца загрохотали роханские барабаны и армия Сэорла отступила. Роханцев в этот день погибло гораздо больше, чем орков и дунландцев. И синее с серебрянной звездой знамя Арнора по-прежнему реяло над Зеленой Гривой.
  Стоявший рядом со знаменем Азагхал удовлетворенно вздохнул.
  - Отбой. Через сорок минут созовите старших офицеров ко мне в шатер.
  Под грохот барабанов, сигналящих отбой, молодой орк спустился с холма. На обратном скате, защищенные от огня, раскинулись шатры бригады. Чуть дальше, по сторонам дороги на Керр-Дунн, стояли конники Эльфхельма и Хьюрина. Ровный строй кавалерии (так и не вступившей в бой) уже нарушился: кавалеристы уводили коней, чтобы расседлать и напоить их. И солнце уже садилось за ближней вершиной Зелной Гривы, поросшей густым лесом.
  В шатре полководца было жарко и душно. Дрожащие свечи освещали усталые лица офицеров. Генерал Азагхал кивнул кавалеристам - Эльфхельму и Хьюрину - пришедшим последними.
  - Итак, господа офицеры, начнем, - сказал генерал. - Сегодня мы выдержали удар роханцев. Но их армия не разбита. Пока перед нами роханцы, мы не можем прийти на помощь королю, которой противостоят армии Вардамира.
  - Вы не ввели бой конницу, - сказал полковник Хьюрин. - А без нас роханцев не разбить.
  Принц Эльфхельм отмалчивался. Он вовсе не рвался воевать с соотечественниками, хотя и понимал: вернуть престол, не победив Вардамра и Сэрола, невозможно.
  - У роханцев в резерве остались уланы - четыре полка, - покачал головой Азагхал. - Ваши два полка с ними бы не справились.
  - И что вы предлагаете? - резко спросил Хьюрин. - Сидеть на этой Зеленой Гриве, пока Сэорл не бросит всю эту ерунди и не отправит кавалерию в обход наших позиций с востока?
  Нет, я этого не предлагаю, - ответил орк. - Завтра мы уничтожим армию Сэорла. Мы поступим так....
  
  18. Дунланд, 8 июля 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Солнце взошло над Мглистыми горами, озаряя поле вчерашней битвы. И вновь загрохотали пушки, и роханская пехота двинулась в атаку. Вестфольдские пикинеры шли в бой тремя неуклюжими квадратными колоннами. Перед баталиями рассыпались цепью малочисленные роханские мушкетеры, лучники и спешенные драгуны. Западные ветер развевал над армией узупатора зеленые с белым конем флаги Рохана.
  Приблизившись на выстрел, роханцы открыли огонь. В ответ заговорили арнорские пушки и мушкеты.В то время, как королевские мушкетеры вели перестрелку с роханскими стрелками, артиллеристы Азагхала обрушили свой огонь на баталии пикинеров. Но, хотя ядра пробивали кровавые просеки в плотных рядах вестфольдингов, баталии шли вперед.
  С подходом атакующих к холмам огонь из окопов стал более точным. Две фланговые баталии остановилитсь и стали отсупать. Но центральная колонна дошла до баррикады. Орки-мушкетеры бежали, бросив пушки, и зеленое знамя с белым конем взвилось над взятой арнорской позицией. Несмотря на огонь с холмов, вестфольдинги быстро разобрали баррикаду, открывая дорогу кавалерии.
  Уланы пришли в движение. Суровые воины в чешуйчатых латах и шлемах с конскими хвостами, вооруженные пиками и саблями, пришпорили коней. Колонну тяжелой конницы вел сам Сэорл, в золоченных доспехах. Промчавшись через проход, роханская конница вышла на Дунландскую равнину - навстречу своей гибели.
  По обеим сторонам дороги стояли линии орков-пикинеров; за их спинами мушкетеры поднимали свое оружие, готовясь стрелять поверх голов пеших копейщиков. А на равнине всадников узурпатора ждали рейтары Хьюрина и драгуны Эльфхельма.
  - Огонь! - приказал Азагхал и пятьсот орков-мушкетеров дали залп. Дым затянул поле боя; вслед за грохотом над Дунландской равниной разнеслись ржанье раненых лошадей и крики.
  Узурпатор Сэорл пал, пораженный десятком пуль; роханский строй смешался. И в эту кашу ударили рейтары Хьюрина и драгуны Эльфхельма. С флангов медленно начали сходиться линии пикинеров. Роханские уланы, атакованные с трех сторон, сбились в кучу; они не могли применить свое главное оружие - длинные пики - и сотнямит гибли под ударами арнорских палашей и орочьих копий. Наконец, знамя с белым конем пало, и уланы бежали с поля боя, преследуемые арнорской конницей.
  За холмами еще звучали выстрелы: там продолжала сражаться арнорская и роханская пехота. Но перелом в битве уже произошел. Азагхал, возвышавшийся на коне за строем мушкетеров, улыбнулся. Он победил.
  - Не расслабляться, парни, - крикнул генерал. - Работа еще не окончена!
  
  
  19. Тукборо, 9 июля 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Дорога извивалась по холмистой равнине Хоббиттании, то поднимаясь на возвышенности, то проходя по тихим улочкам хоббитских поселков. Когда с очередной вершины открылся вид на Тукборо, Роза удовлетворенно вздохнула и бросила взгляд на скакавшего рядом офицера.
  Поездка была тяжелой, даже для бывалого кавалериста Хамдира и привычной к конным прогулкам Розы. Но у принцессы была причина торопиться.... Хота матросы Саэроса шли пешком, они двигались на Аннуминас по кратчайшему маршруту, а самой Розе пришлось ехать в объезд.
  Ударив лошадь хлыстом, принцесса въехала на улицу и поскакала между домами. Низкие хоббитские дома, окруженные садами, тянулись вдоль дороги, ведущей к Преогромным Смиалам - резиденции Хоббиттана.
  Въехав во двор, Роза спешилась и буквально вломилась в Преогромные Смиалы. К счастью, тан Паладин был дома. Не слова ни сказав по поводу незаконного присутствия в Хоббиттании лейтенанта Хамдира, тан пригласил гостей к столу.
  Выслушав печальные новости, тан помолчал немного, потом набычившись, сказал: - Нечего всяким бродягам шататься по Хоббиттании. К Аннуминиасу мы Саэроса не пустим!
  - Вы будете сражаться? - воскликнул пораженный Хамдир. - Против гондорских головорезов?
  - Да, - отрезал тан. - Барахир - наш король, и мы будем за него сражаться.
  - Хорошо, - кивнула Роза. Решение тана ей не силшком понравилось, но возражать было бессмысленно. - Вы ведь будете оборонять Тукборо? (Паладин кивнул). Через три дня я приведу к вам на помощь драгунский полк.
  "Да, за три дня парни Эрстера должны успеть, - подумал Хамдир. Они с Розой уже успели обсудить этот вопрос. - Но продержатся ли хоббиты это время? Ведь Саэрос идет за нами со своей матросней".
  - Надеюсь, - сказал Паладин. - Слишком долго мы сидели в своих норах, уповая на закон короля Элессара! Теперь нас защитят мечи людей. А закон Элессара должен уйти в прошлое. Чтобы людям не приходилось делать круг по дороге из Аннуминаса в Лонд Ворн, а хоббиты могли встречаться с людьми и торговать с ними на своей земле.
  - Ну правильно, - донесся голос от двери. - А то что за безобразие - я даже не могу пригласить в гости собственного зятя. Даже на внуков не могу посмотреть!
  - Папа! - воскликнула Роза, бросаясь к отцу.
  
  
  20. Равнина Энедвейт, 12 июля 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
   Холодный западный ветер развевел клочья тумана над равниной Эденвейта. Свинцово-серый Сероструй медленно нес свои воды к западному морю. И в утренней дымке на равнине строились в боевой порядок арнорские войска.
  Король Барахир, хмурясь, сидел на коне под знаменем Арнора. Туман поднимался, и, как занавесь на сцене, открывал готовую к бою королевскую армию. Равнина здесь плавно поднималась с юго-запада на северо-восток, и король, во главе конного резерва позади боевых порядков арнорских войск, мог видеть всех своих солдат.
  Правый фланг армии составляли гномы. Три квадратные баталии пикинеров и алебардщиков построились у реки, причем первая баталия стояла прямо на берегу, у невыского обрыва. Перед подгорными латниками рассыпалась цепь стрелков с карабинами, в кумачовых кафтанах. Дальше на зеленой равнине выстроился серый строй арнорской пехоты - впереди мушкетеры и артиллеристы, во второй линии - пикинеры.
  Левый фланг корлевской армии прикрывала арнорская кавалерия - три рейтарских и пять драгунских полков. Подобно Тарандру в Эдорасской битве, Барахир приказал расставить мушкетеров и легкие пушки между конными полками. Арнорским стрелкам и пушкарям предстояло поддержать огнем кавалерию перед неизбежной рубкой.
  Сам король возглавлял конный резерв - два рейтарских полка, выстроенных позади левого фланга арнорской армии. Последний резерв, который Барахир намеревался вести в бой лично.
  Туман рассеялся, но небо закрывали серые тучи. "Подходящий день для решающей битвы гражданской войны, - подумал Барахир. - Не годиться, чтобы дунаданы убивали дунаданов под ярким солнцем и глубым небом".
  С юго-запада, вдоль левого берега Сероструя медленно наступала армия узурпатора Вардамира. Гондорские войска уже были построены в боевой порядок: пехота на левом, кавалерия на правом крыле; левый фланг южан прикрывала река. Перед линией пехоты лошади везли тяжелые пушки.
  Подойдя на пушечный выстрел, гондорцы остановились. Артиллеристы спешно распрягали лошадей, готовя орудия к бою.
  Загрохотали арнорские пушки - Больг приказал открыть огонь, не дожидаясь вражеских выстрелов. В гондорских рядах прогремел взрыв - одно из ядер попало в зарядный ящик. Но вскоре пушкари узурпатора начали отвечать. Ядра били в ряды арнорской пехоты, выбивая солдат из рядов. Ответным огнем арнорские артиллеристы подбили еще несколько орудий.
  - Сигнал ракетой! - приказал король.
  Карсная ракета взвилась над полем битвы. Первоначально сигнал не вызвал никаких изменений, на поле сражения, где продолжался огневой бой.
  Впрочем, перестрелка длилась недолго: затрубили трубы и гондорская армия двинулась вперед. Арнорские ядра пробивали кровавые полосы в рядах южан, но гондорская пехота неотвартимо приближалася. Левее, поднимая пыль, мчалась кавалерия узурпатора.
  И тут на реке показались арнорские корабли. Два черно-желтых галиона спустились вниз по Серострую, и, не убирая парусов, бросили якоря против левого фланга гондорской пехоты. Пока марсовые убирали паруса, корабельные пушки дали первый залп.
  Это было страшно. Двадцать шесть пушек били во фланг гондорскому строю, сметая целые шеренги; ядра разбрасывали людей как сломанные куклы. Некоторое время гондорцы еще пытались идти вперед, но, когда пушечное ядро сбило знамя левофлангового полка, левое крыло армии узурпатора остановилось. Затрубили гномьи рога, и баталии подгроных воителей двинулись в атаку.
  Те временем атакующая левое крыло арнорской армии гондорская конница попала под огонь мушкетеров и пушек, заранее расставленных Барахиром между конными полками. Под ливнем пуль и картечи лихая кавалерийская атака захлебнулась; а когда арнорская конница контратковала, войска узурпатора начали отступать.
  Одновременно баталии гномов смяли рассторенный огнем корабельных пушек левофланговый гондорский полк. В центре пехота узурпатора дошла-таки до арнорской линии. Линии черных и серых прикинеров сошлись в рукопашном бою. Но было ясно: скоро фланги армии узурпатора будут смяты и гнодорский центр окажется в окружении.
  Бросив взгяд налево, король увидел облако пыли за левым крылом своей армии. Поглядев в трубу, Барахир различил блеск солнца на латах рейтар и черное с серебром знамя Гондора. Так что, когда к королевскому знамени подскакал разведчик с докладом, арнорский резерв под звуки труб уже разворачивался навстречу врагу.
  Король Барахир лично повел в бой резерв. Теперь уже ясно можно было видеть гондорских рейтар, захолдящих во фланг арнорской армии. Судя по штандартам, двум полкам Барахира противостояло пять гондорских полков во главе с самим Вардамиром. Черно-серебрянное знамя короля Арагорна развевалось над головой тирана и узурпатора.
  Король Барахир поднял пистолет. И его рейтары, и враги уже поднимали свое оружие. Загремели выстрелы. Король первым выстрелом свалил рослого рейтара, выхватил палаш и могучим ударом снес следующему противнику голову.
  Это была жестокая битва. Гондорцев было больше, и сражались они храбро и упорно. Барахир рубился отчаянно, упорно пробиваясь к черному с серебром знамени узураптора.
  "Будет забавно, если исход битвы решится в поединке вождей", - подумал он, отбиваясь от здоровяка-гондорца. Пригнувшись, король пропустил над собой палаш врага и точным ударом отсек противнику руку. Дал шпоры коню и прямым выпадом пронзил гондорского офицера, поднимавшего пистолет.
  Впереди послышались звуки труб и крики. С удивлением Барахир увидел, как черное с серебром знамя рухнуло в траву. И как гондорский строй рассыпался под натиском серых арнорских рейтар.
  Высокий латник с горжетом полковника подъехал к королю и отсалютовал ему окровавленным палашом. С облегчением Барахир узнал командира гондорских изгнанников Хьюрина.
  - Ваше Величество, - должил Хьюрин. - Генерал Азагхал разбил Сэорла и отправил кавалерию вам на помощь. Мы рассеяли конницу Вардамира. Узурпатор мертв. Я сам убил его, Ваше Величество.
  - Поздравляю вас, полковник, - ответил король. - Вы только что выиграли войну.
  21. Тукборо, 13 июля 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  - Однако, какое нынче холодное лето, - сказал тан Паладин сыну, глядя на расползающиеся по распадкам клочья тумана. Небо над Тукборо было серым; и казалось, что черно-серебрянное знамя Гондора, развевающееся над южными холмами, касается низких облаков.
  На холмах южнее Тукборо построился гондорский десант. Моряки в коричневых и стрелки в черных мундирах были вооружены мушкетами. Между отрядами мушкетеров стояли морские пушки на громоздких деревянных лафетах. Кавалерии не было; только несколько офицеров сидели на конях возле знамени.
  "Больше тысячи моряков, - подумал тан. - И десять пушек. Хотя под моим началом три тысячи хоббитов, шансов на победу у нас немного. Все же мы не солдаты. Надеюсь, арнорские драгуны вовремя подойдут".
  Вздохнув, тан Паладин оглядел Тукборо. За три дня, прошедших после отъезда принцессы Розы, городок сильно изменился. Женщины (кроме немногих доброволиц, оставшихся перевязвать раненых), дети и старики ушли; на окраине протянулись окопы, вырытые подошедшими ополченцами; улицы перекрывали баррикады из мешков с песком. В окопах и на баррикадах расположились ополченцы - три тысячи хоббитов, вооруженных луками и карабинами. Многие стрелки укрылись в хоббитских домиках.
  За низкими крышами домов высилась холмы, в которых были вырыты норы Старого Тукборо - в том числе Преогромные Смиалы, родовое имение Туков. Там тан подготовил вторую линию обороны - разместил стрелков в хоббичьих норках, приказал перекрыть баррикадами немногочисленные проходы в цепи холмов. Второй линией командовал бургомистр Мичел-Делвинга Хэмфаст III Гэмджи. Ополченье Хоббиттании было готово к бою.
  Тем временем один из гондорских всадников, взяв в руку белый флаг, подъехал к Тукборо по дороге. Тан Паладин встретил парламентера у баррикады, опираясь на карабин.
  - Именем короля Вардамира, - высокомерно начал офицер, - адмирал герцог Саэрос приказывает вам пропустить королевские войска через Хоббитшир в Аннуминас. Также герцог требует снабдить войска припасами на две тысячи человек на десять дней. Иначе город Тукборо будет сожжен.
  - Передайте герцогу, - спокойно ответил тан, - что мы, верные подданные короля Арнора Барахира, не пропустим черз Хоббиттанию его врагов. Пойдете на север - встретим вас пулями. Если герцог хочет спасти свою жизнь и жизни своих людей - пусть отступит к Лонд Ворну и сдастся гарнизону города.
  - Да падет ваша кровь на ваши головы! - патетически воскликнул офицер и повернул коня.
  - Внимание, - крикнул тан. - Сейчас они полезут. Никому не стрелять до сигнала!
  Когда парламентер вернулся к армии, заговорили гондорские пушки. Тяжелые ядра обрушились на Тукборо, пробивая стены домов, или вздымая столбы земли в садах. Несколько ядер попало в окопы, выбив глубокие воронки.
  Появились первые убитые и раненые - в домах и окопах. Пладин бросил взгляд на улицу за своей спиной - там женщины вели раненых к норам в южных холмах. Но тут в гондорских рядах запела труба, и южане пошли в атаку.
  Моряки шли в бой довольно неровным строем в несколько шеренг. Подойдя на сто шагов, гондорцы дали залп (не нанесший особого урона сидящим в окопах и в домах хоббитам), перезарядили мушкеты и пошли в атаку.
  - Пора, - прошептал Паладин. И поднес к губам рожок. Его звонкий и чистый звук разнесся над полем. А затем заговорили хоббитские ружья.
  Огонь ополченцев был точным: по рядам моряков словно коса смерти прошлась. Гондорцы отвечали, но их пули либо застревали в брустверах и баррикадах, либо попусту свистели в воздухе. Пораженные нападавшие остановились, а хоббиты заряжали ружья - и вновь стреляли. Сам тан успел выстрелить трижды, прежде чем гондорские моряки побежали.
  Отступив к холмам, гондорцы остановились. Тан усмехнулся, глядя как высокий воин в доспехах носится перед строем моряков яростно размахивая шпагой, и наверняка грязно ругаясь. Глотнув воды из фляги. Паладин стал наблюдать за врагами, опираясь на баррикаду.
  Вторая атака началась примерно через час. Вновь заговорили пушки. Когда ядро ударило в мостовую перед баррикадой, разбросая брусчатку, тан Паладин приказал защитникам отступить с баррикады в соседние дома. И вовремя: следующее ядро ударило прямо в баррикаду.
  Вновь затрубили гондорские трубы и моряки пошли в атаку. На сей раз гондорские командиры верхами возглавили атаку пехотинцев. Моряки бежали в атаку, не заботясь о сохранении строя, стремясь поскорее сойтись с защтниками Тукборо врукопашную.
  Тан протрубил в рожок. Загремели хоббитские ружья, и в гондорских рядах вновь стали падать солдаты. Но нападавшие упорно шли вперед, несмотря на потери.
  "Нельзя допустить гондорцев до рукопашной, - подумал Паладин. - Отходим". И дважды протрубил в рожок.
  Хоббиты бросились бежать из домов и окопов к норкам в склонах холмов - второй линии обороны. Многие падали под пулями - моряки стали стрелять по бегущим. Из окон Преогромных Смиалов уже стреляли бойцы второй линии, прикрывая отход своих.
  Тан Паладин немного отстал от своих. Как и подобает почтенному хоббиту, он был толст и тяжел. Да и не подобает командиру драпать впереди своих солдат. Увидев, как ополченцы укрываются в норках или за баррикадами второй линии, тан повернулся лицом к врагу.
  Высокий воин в покрытых золотой чеканкой доспехах проехал через разбитую артогнем баррикаду, держа в руках пистолет. "Наверно, сам Саэрос", - подумал Паладин, поднимая ружье. Прогремел выстрел, но пуля, предназначенная герцогу, сразила молодого офицера, невовремя вырвавшегося вперед.
  "Совсем мальчишка, - подумал Паладин. - Не повезло". Через мгновение герцог выстрелил, и что-то горячее ударило тана в грудь. Боли не было. "И мне тоже". Выпустив ружье, тан Паладин рухнул на окровавленную брусчатку.
  
  Дальше к северу, там, где дорога поднималась на холм, три всадника смотрели на разворачивающееся внизу сражение. Седой арнорский кавалерист беседовал со своей спутницей - невысокой женщине в сером, под цвет драгунского мундира офицера, платье. Третий - молодой арнорский лейтенант - неподвижно сидел чуть поодаль.
  - Почему мы не атакуем? Хоббиты гибнут! - сказала женщина.
  - Еще рано, Ваше Высочество! - терпеливо ответил офицер. - Отряд Диза еще не вышел гондорцам в тыл. Я не поведу драгун под ядра.
  Отъехав на шаг в сторону, Роза бросила взгляд на дальние холмы, где стояли вражеские пушки и развевалось черно-серебрянное знамя Гондора. И увидела, как серые всадники с юга атковали гонорцев и принялись рубить пушкарей. Черно-серебрянное знамя рухнуло в траву.
  - Пора, - сказал офицер. - Прошу вас уйти с дороги, Ваше Высочество. Я не позволю вам участвовать в битве.
  - Действуйте, полковник, - кивнула Роза, отъезжая с дороги.
  Полковник Эрстер развернул коня, и подъехал к ожидавшей чуть поодаль на дороге колонне всадников. Лейтенант Хамдир бросил взгляд на Розу (женщина кивнула) и помчался вслед за полковником. Затрубили арнорские трубы и Аннуминасский драгунский полк пошел в атаку.
  Заслышав топот копыт, хоббиты бросились в стороны от все еще удерживаемой ими баррикады. Всадники, перескочив через невысокое загражденье из мешков с песком, вырвались на улицы Тукборо и принялись рубить моряков. Роза увидела, как мчавшийся во глааве своего полка Эрстер схватился с высоким гондорским всадником в покрытых золотой чеканкой доспехах. Выбив из рук врага шпагу, следующим ударом палаша Эрстер снес ему голову.
  "Вот и конец герцогу Саэросу", - удовлетворенно подумала Роза.
  Моряки не смогли оказать достойного сопротивления арнорским драгунам. Несколько северных всадников пали под пулями; но в ближнем бою ружья были слабым оружием против драгунских палашей. Построить же линию и отразить кавалерию залпами гондорцы не успели. Бросая оружие, моряки бросились бежать в поле к югу от Тукборо - навстречу отряду Диза, который, развернувшись в цепь, атаковал вниз с холмов. Окруженные моряки один за другим подняли руки.
  
  Роза въехала в Тукборо, осторожно обогнув баррикаду. Улицы поселка были завалены телами годорских и арнорских солдат, а также хоббитов. Больше всего погибло гондорцев, но и соотечественников Розы полегло немало. Принцесса спешилась у тела отважного тана Паладина.
  - Ну здравствуй, доченька.
  Роза повернулась к подошедшему отцу. Бургомистр Мичел-Делвинга Хэмфаст III Гэмджи стоял, опираясь на ружье.
  - Ты таки исполнила свое обещанье, - сказал старик. - И мы победили.
  - Как я устала от всех этих побед, - Роза покачнулась, и Хэмфаст, бросив ружье, обнял ее. - Хоть бы с Халбардом ничего не случилось....
  22. Серые Гавани, 13 июля 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Грохот орудий раскатывался над полукруглой Серой Гаванью, давшей имя великому эльфийскому городу. Восемь арнорских галеонов, выстроившись полукругом, вели огонь по восьми стоявшим у причалов пиратским кораблям.
  На рассвете, заметив дым над Серыми Гаванями, принц Халбард приказал флоту войти в бухту и уничтожить пиратские корабли. Войдя в гавань двумя колоннами, арнорские галионы бросили якоря напротив пиратских кораблей и открыли огонь - каждый по своему противнику. Пираты почти не отвечали - принцу удалось застать врага врасплох.
  "Наверно, - подумал Халбард, - большая часть пиратов развлекалась в городе, когда мы вошли в гавань. Это хорошо для нас, но плохо для эльфов".
  Бой (если безнаказанный расстрел вражеских кораблей можно назвать боем) продлился недолго. Вскоре все пиратские галионы затонули или сгорели у причалов.
  Принц Халбард оглядвал бухту и окружающий ее город. Даже за дымом догоравших кораблей врага было видно, что многие здания выгорели, некоторые обрушились. На серой брусчатке набережной и мостовых лежали трупы, несколько мертвецов висело на балконах домов.
  - Надо освободить город, - сказал принцу Вилварин. - Неизвестно, что там уже успели натворить эти....
  - Хорошо, - Халбард повернулся к капитану Фалатару. - Подайте сигнал: начать высадку со шлюпок.
  - Я приму участие в высадке, - жестко сказал эльф, заряжая мушкет.
  - Я тоже, - принц взвел курок пистолета и сунул оружие за пояс.
  Шлюпки с десантом подошли к причалам, огибая все ещедогоравшие пиратские корабли. Ступив на брусчатку набережной, морские стрелки спешно построились в линию и взяли на изготовку мушкеты. И вовремя - из-за ближних домов в атаку ринулись пираты.
  Командиры морских разбойников, очевидно, надеялись, что после высадки десанта арнорцы не станут стрелять с кораблей, опасаясь задеть своих. Арнорцы и не стали.
  - Товьсь! Целься! Огонь! - прозвучали четкие команды офицеров морских стрелков. И дружный мушкетный залп буквально смел атакующих. Уцелевшие пираты дрогнули и стали отступать.
  - Клинки наголо! - скомандовал принц, обнажая шпагу. - В атаку! Арнорцам только предстояло освободить город.
  
  Закатное солнце освещало зеркальный полукруг Серой Гавани; арнорские корабли на фоне розовой в закатных лучах воды казались черными. Принц Халбард отошел от окна и сел за стол, где уже сидел офицеры флота и эльф Вилварин.
  Битва за Серые Гавани была выиграна, город освобожден. Уцелевшие пираты бежали в холмы. Принц Халбард приказал расставить стрелков на стенах, после чего собрал офицеров на совет в бывшем дворце Кирдана Корабела.
  Самого Кирдана пираты повесили вниз головой на балконе его дворца. Тело короля Серых Гаваней было пробито дюжиной пуль.
  - Теперь, когда Кирдан Корабле погиб, нам, эльфам, закрыта дорога в Заморье, - сказал Вилварин.
  Несколько изящных эльфиек внесли ужин для господ офицеров. Женщины выглядели измученными, почти все - в синяках. Они молча расставили блюда и кубки, и направились к двери.
  - Постой, - окликнул принц невысокую (для эльфа) темноволосую девушку. Резко повернувшись, эльфийка посмотрела на Халбарда с ужасом. Лишь взглянув на Вилварина, девушка немного успокоилась и подошла к креслу принца.
  - Когда пираты захватили Серые Гавани? - спросил Халбард.
  - Три дня назад. Король приказал мирным жителям уходить в холмы, а сам с воинами остался прикрывать отход. Пираты смяли их очень быстро и вышли к Восточным воротам. У ворот началась давка, и южане убивали всех мужчин, а детей и женщин связывали и гнали к пристани. Нас пираты держали в подвалах дворца, заставляли прислуживать за столом нагими и насиловали.
  Девушка заплакала. Вилварин встал и обнял ее, успокаивая. Они вышли вместе, но эльф вернулся всего через минуту.
  - Мы освободили всех пленных, - сказал ему Халбард. - Из женщин и детей погибли очень немногие, хотя их всех изнасиловали. А вот мужчин пираты перебили всех - кроме тех, кто успел уйти из города.
  - И погиб Кирдан, - с болью произнес Вилварин. - И теперь мы, эльфы, отрезаны от Заморья. Прямой Путь закрыт навсегда.
  - У нас есть корабли, ответил принц. - Когда война окончится, и лично поведу "Эарендил" на запад. И если есть путь на Заокраинный Запад, я найду его!
  - Но ты человек, - заметил Вилварин. - Ты не можешь ступить на землю Амана.
  - А ты, - эльф. Ты можешь. Ты со мной, Вилварин?
  - До самого конца, - ответил эльф, протягивая руку принцу. В его глазах загорелась надежда.
  23. Минас-Тирит, 22 сентября 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Премьер-ротмистр Галдор поднял руку, и колонна Итилиэнских рейнджеров остановилась. Впереди из утреннего тумана выступали белые стены Минас-Тирита.
  Ротмистр Галдор всю Туманную войну провоевал в рядах Итилиэнских рейнджеров. Он сражался против истерлингов, против харадрим, но до сих пор не разу не обагрил свой палаш кровью дунадана. Но теперь, когда война практически окончилась, Галдор вел рейнджеров на столицу Гондора.
  За последниедва месяца произошло много событий. После бесславного финала "Северного похода" короля Вардамира (стоившего жизни самому Вардамиру и королю Сэорлу, а также герцогу Саэросу) арнорская армия вступила в Рохан. Роханские вельможи призвали королем Эльфхельма сына короля Эодрейда, который торжественно вступил в Эдорас. Уцелевшие вестфольдские вожди, на руках которых было немало крови соотечественников, бежали в Минас-Тирит. Принц Форлонг, наследник короля Вардамира, сформировал из вестфольдингов свою личную охрану - жалкое подобие прежних Стражей Цитадели.
  Впрочем, и сам принц показал жалким подобием... да, хотя бы и своего безжалостного отца. Он не решался короноваться, все дожидался, когда его признают гондорские вельможи. А те все не признавали. Армии же, чтобы сломить сопротивление непокорных, у Форлонга не было. Банды вестфольдингов, возглавляемая "генералом" Карлионом (недавним капитаном) для покорения Гондора было явно недостаточно. Посему Форлонгу оставалось только пьянствовать в Цитадели Минас-Тирита, надеясь непонятно на что.
  - Первый десяток - в цепь! - скомадовал Галдор. - Орудие к бою!
  Десять рейнджеров рассыпались в цепь и подняли карабины, взяв на прицел бойницы надвратных башен. Следовашие за головным десятком пушкари развернули тяжелую мортиру и распрягли лошадей. Короткое и широкое орудие на четырех колесах, похожее на жабу -переростка, нацелило дуло на ворота Минас-Тирита.
  В бойницах надвратной башни замелькали огни, и кто-то крикнул "кто идет?".
  В ответ раздались выстрелы рейнджеров.
  - Огонь! - скомандовал Галдор. И рявкнула пушка.
  Тяжелое ядро ударил в створ ворот, сорвав из с петель.
  - В атаку! За Наместника! Галдор обнажил палаш и повел рейнджеров в атаку на столицу Гондора.
  Его подчиненные знали, что делать. Три десятка должны были атаковать казармы городской стражи на первом ярусе. Два - захватить надвратные башни. И продержаться, пока генерал граф Боромир не войдет в город с главными силами итилиэнской армии.
  Повернув направо, Галдор увидел бегущих к воротам стражников. Ротмистр молча атаковал пехотинцев, не дав им времени пустить в ход мушкеты. Рейнджеры следвали за своим командиром, рубя стражников палашами, топча их конями.
  Уцелевшие стражники заперлись в казарме и начали отстреливаться. По приказу Галдора, рейнджеры засыпали окна казармы пулями, а затем забросали гранатами. А у захваченных ворот уже трубили рога - кавалерия Боромира вступила в Минас-Тирит.
  - Ну, вот и кончилась эпоха Королей, - сказал Галдор, повернувшись к своим людям. - Отныне Гондором будут править Наместники!
  24. Аннуминас, 27 декабря 1726 г. по летоисчислению Хоббиттании
  Тронный зал королевского дворца в Аннуминасе был ярко освещен зимним солнцем. Король Барахир с высокого трона оглядел своих офицеров и придворных.
  Всего несколько дней назад арнорские полки вернулась в Аннуминас. Не все: дунландская бригада осталась зимовать в Дунланде. Но сам генерал Азагхал с прекрасной Ислиме присутствовал в тронной зале - как и генерал артиллерии Больг, и адмирал принц Халбард вместе с принцессой Розой. Рядом с принцем и принцессой стояли эльф Вилварин, бургомистр Мичел-Делвинга Хэмфаст III Гэмджи и молодой тан Фредегар, сын геройски погибшего в битве при Тукборо Паладина VII.
  - Господа! - сказал король и все замолчали. - Поздравляю вас с победой! Узурпаторы Вардамир и Сэорл мертвы, в Эдорасе правит наш друг и союзник король Эльфхельм. Гондором правит Наместник Ондоэр, признавший независмость Арнора и вернувший Нам жезл Аннуминаса.
  Король поднял руку и на серебрянном жезле сверкнули драгоценные камни.
  - Да, мы страдали и проливали кровь не ради этой реликвии. Мы сражались ради того, чтобы люди, гномы, орки и хоббиты Арнора жили в свободной и безопасной стране. Чтобы ни один тиран не смел посылать армии - разориять наши земли и убивать арнорских подданных. И мы победили! Враг повержен, Арнор свободен!
  Радостными криками ответили монарху подданные. Для многих из них угроза с юга была не просто словами. И то, что армии и корабли Гондора больше не будут разорять арнорские земли, было для подданных короля Барахира главным итогом войны.
  - Герои войны будут достойно вознаграждены. Но теперь поговорим о будущем, - продолжил король. - Сегодня я хочу объявить несколько указов, которые определят жизнь многих Наших подданных.
  - Изенгардские орки прославились в Туманной войне своей отвагой и верностью. Поэтому Мы даруем народу орков земли Раддура от реки Митейтиль до реки Брунен. Губернатором Раддура я назначаю генерала Азагхала. Ваша задача - расселить изенгардских орков на землях Раддура, отчистить междуречье от разбойников и дикарей и обезопасить Западный Тракт от Последнего Моста до Ривендейла.
  - Служу Вашему Величеству! - твердо ответил Азагхал.
  Решение короля не было для него неожиданным. Еще в сентябре, после коронации Эльфхельма, было решено, что Изенгард останется роханским, а соплеменники Азагхала переселятся из Дунланда на север. Слишком много невинной крови пролилось в Колодовской логовине, чтобы орки могли оставаться там жить....
  - Кроме того, Мы отменяем закон короля Элессара. Отныне границы Хоббиттании открыты для людей. На Хоббиттана Нами возлагается ответственность за поддержание порядка и ремонт дорог и мостов на землях хоббитов.
  - Благодарю, Ваше Величество, - искренне ответил тан Фредегар, низко поклонившись. Как и покойный Паладин, молодой тан считал, что закон короля Элессара устарел и только мешает хоббитам торговать и общаться с людьми.
  - И еще одно. Господин Вилварин. Вы представляете при нашем дворе особу Его Величества, короля Линдона Ородрета. Мы знаем, что Ондорет отчистил Линдон от остатков пиратских банд и восстановил Серые Гавани, но Прямой путь между Средиземьем и Заморьем остался закрытым.
  - Именно так, Ваше Величество, - кивнул Вилварин.
  - Поэтому мы повелеваем Нашему сыну, адмиралу принцу Халбарду, организовать экспедицию на Заокраинный Запад, для отыскания пути между Средиземьем и Заморьем. Поскольку человек не может ступить на землю Заморья, я прошу государя Ондорета позволить добровольцам-эльфам принять участие в экспедиции.
  - Во исполнении обещанья, данного мной принцу, я сам приму участие в экспедиции, - сказал Вилварин.
  - Благодарю вас, - сказал король, после чего обратился к принцу. - Сын мой, кого ты назначишь начальником экспедиции?
  - Я лично возглавлю плаванье на запад, - ответил Халбард. - Вице-адмирал Гилдор возглавит флот на время моего отсутствия.
  Король Барахир помолчал немного, затем кивнул.
  - Да будет так. А теперь Мы должны наградить героев войны.
  Когда церемония награждения завершилась, и гости направились в обеденный зал, Хэмфаст подошел к Халбарду и Розе.
  - Ну здравствуй, доченька. Здравствуй, зятек, - сказал он. - Вы когда возвращаетесь в Лонд Ворн?
  Тепло поприветствовав Хэмфаста, принц ответил: - После Нового Года.
  - Хорошо, - старый бургомистр усмехнулся. - Тогда до Хоббиттона мы поедем вместе. Наконец - то я, как и положено порядочному хоббиту, смогу пригласить дочь, зятя и внука в Торбу-на-Круче!
  Южно-Сахалинск, 2015 г.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"