Downing Street: другие произведения.

Рада помочь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Молодая учительница Дэбби с радостью выполняет любые просьбы своего ученика Джонни - о чем бы тот ее ни попросил. Постепенно, просьбы ученика становятся все более смелыми - а она все так же не способна сопротивляться.

HAPPY TO OBLIGE

by Downing Street (dowstreet@yahoo.com)

DISCLAIMER: The following is a work of fiction and any resemblance between characters in this work and actual persons living or dead is entirely coincidental. This work contains scenes of explicit sex between adults and is intended for the entertainment of adults only. If you are offended by depictions of adult intercourse or if you are less than the age of majority in your jurisdiction please do not read or download this file. Because this is a fantasy, characters in this work engage in unprotected sex in a universe where AIDS and other sexually transmitted diseases do not exist. In reality sex without protection is unwise and nothing in this work should be taken as condoning such activity, or any of the other activities depicted herein.

Рада помочь

Часть 1

Дэбби была в смятении.

Она все еще не могла поверить в происходящее. Ей не верилось, что она делала минет одному из своих учеников прямо в учительской во время перемены - все казалось каким-то дурацким сном. Но это была реальность: она находилась на коленях перед 18-летним парнем, и его член с влажными звуками скользил промеж ее приоткрытых губ. Ее трусики были мокрыми. Она чувствовала, как ее твердые соски врезались в чашечки бюстгальтера.

Джонни, парень, которого она обслуживала, одобрительно простонал сверху:

- Вау! Ох, мисс Дерлинг, это так.. так.. ух!.. классно! Да, вот так, еще язычком...

Судя по всему, он скоро кончит. Как и все подростки, он был не способен долго сдерживаться. Но этот недостаток с лихвой компенсировался способностью исключительно быстро восстанавливать силы. Дэбби увеличила темп своих фелляций, слегка подрачивая рукой его член там, где не доставали ее губы, густо накрашенные красной помадой. Из ее горла донесся удовлетворенный стон...

Вообще-то Дэбби Дерлинг не относилась к категории женщин, готовых вот так запросто заниматься оральным сексом, да и вообще вступать в неподобающие отношения с учеником из своего класса. Хотя многие школьники и мечтали об этом в своих фантазиях. Дэбби была весьма привлекательной женщиной. Ей не было еще и двадцати пяти - она была лишь немногим старше этих подростков с их бушующими гормонами и вечной сексуальной озабоченностью. Но Дэбби относилась к своей работе крайне серьезно. Она всегда держалась подчеркнуто официально и выдерживала строгую дистанцию между собой и классом.

Но с Джонни почему-то все было по-другому. Хоть он и казался типичным стеснительным молчаливым подростком, однако, вместе с тем, мог быть невероятно убедителен, когда хотел уговорить ее сделать что-то. Дэбби всегда соглашалась с ним, порой к собственному изумлению.

*****

Все началось довольно невинно. Однажды после урока, он подошел к ней и попросил дать ему отсрочку в сдаче самостоятельной домашней работы по английскому. Дэбби никогда не давала никому поблажек по срокам. Это было ее твердым принципом. Она считала, что отсрочки лишь поощряют лентяев и являются несправедливыми по отношению к остальным учащимся. Однако на сей раз она по неведомой причине вдруг улыбнулась и разрешила Джонни сдать задание на три дня позже.

Спустя какое-то время, она не могла понять, почему вдруг проявила такую уступчивость. Ведь Джонни даже не пытался оправдаться - болезнью или еще чем-то. Он просто попросил об отсрочке, и она, не задавая вопросов, согласилась. Наверное, на нее просто нашла минутная слабость - парню повезло.

Через несколько дней, Джонни спросил ее, какие вопросы будут на грядущей контрольной. Школьники регулярно пытались спрашивать об этом, надеясь облегчить себе подготовку. Стандартным ответом Дэбби был совет повторить весь материал, изученный на занятиях - и тогда им нечего будет опасаться. Она не любила давать подсказки.

Джонни же она сказала:

- Ну, там будет несколько коротких вопросов по поэзии и рассказам, которые мы проходили месяц назад, и один большой вопрос-сочинение по "Гамлету". На тему взросления главного героя по ходу сюжета пьесы и о том, как причины его неуверенности кроются в неготовности вступить во взрослую жизнь.

- А по "Грозовому перевалу" Бронте? - сразу спросил он.

- Ничего, - улыбнулась учительница, - Вопросы по Бронте я приберегла для вашего экзамена.

Он поблагодарил ее и вышел за дверь. Дэбби опустилась на стул и пару минут бессмысленно глядела в стену. Она только что выдала содержание всей контрольной по первой же просьбе ученика. Да что такое на нее нашло?

Джонни написал ту контрольную на отлично.

*****

Дэбби слегка наклонила голову вперед, стараясь еще глубже заглотить член Джонни. У нее пока не очень хорошо получались глубокие минеты, но она старалась как могла. И стоны, которые раздавались сверху, были лучшей наградой за ее усилия. Маленький серебряный медальон, висевший у нее на шее, покачивался вперед-назад синхронно с возвратно-поступательными движениями ее головы. Громкие причмокивающие звуки разносились по всей учительской.

- О-ох, о боже, мисс Дерлинг, это так хорошо! - бормотал Джонни, - Вы такая... такая чудесная! Я... Я сейчас кончу, я сейча-а-а... АААХХХ!!!

Он затрясся всем телом и начал бурно извергаться, выплескивая большие порции горячей спермы в ждущий рот Дэбби. Она жадно глотала густую белую жидкость, словно священный нектар, стараясь не упустить ни капли.

"С каждым разом все вкуснее..." - пронеслась в ее голове бессвязная мысль. Она просто обожала вкус семени Джонни. В этом ее убедил сам Джонни, когда в первый раз она не могла заставить себя глотать. Но с тех пор она с ума сходила по этому вкусу - ей каждый раз казалось мало. Она с удовлетворением ощущала, как животворное семя стекает вниз по ее горлу, согревая ее изнутри, словно крепкий коктейль.

*****

Дэбби немного занервничала, когда Джонни в следующий раз после контрольной подошел к ее столу.

- С этим мальчиком надо держать ухо востро, - мысленно предупредила она себя, - Он какой-то... странный, себе на уме.

- Джонни, я не дам тебе отсрочки по сдаче этого сочинения, - сразу перешла в наступление Дэбби, - Даже не проси. Будешь сдавать в пятницу, вместе с остальными.

- Конечно, мисс Дерлинг, - послушно согласился Джонни, - Я и не собирался. Но может вы, ну... будете снисходительны к моей работе, правда ведь?

- Ну разумеется, - с улыбкой ответила она.

Что?

Но прежде, чем она успела удивиться своей столь внезапной уступчивости, Джонни вновь заговорил:

- Мисс Дерлинг, а можно задать вам личный вопрос?

- Конечно, Джонни. Что ты хотел спросить?

- Мне интересно... Я знаю, как глупо это звучит... но мне просто интересно, ну.. какой длины ваши волосы?

Вопрос застал ее врасплох:

- Мои волосы?

- Ну да. Понимаете, ну, вы всегда их носите заколотыми сверху в пучок, и это очень красиво, вам идет, но мне просто стало интересно какой они длины. У вас такие красивые волосы, мисс Дерлинг.

- Джонни, я не думаю, что это...

- Вы не могли бы, ну... пожалуйста, распустить их на минуту. Ну, чтобы я мог посмотреть. Просто посмотреть. Пожалуйста? - он сопроводил эти слова умоляющим взглядом.

- Джонни, - твердо сказала она, - Мне вообще-то не полагается этого делать, - с этими словами она подняла руку и вытащила заколку из своей прически. Ее вьющиеся каштановые локоны, получив свободу, каскадом рассыпались вниз.

- Ну что, теперь ты доволен? - она немного качнула головой, позволяя блестящей копне волос полностью распрямиться.

Он был явно впечатлен.

- Ух ты, мисс Дерлинг, они и вправду длинные. Знаете, у вас ведь очень красивые волосы, очень!

Трудно было не улыбнуться его бесхитростно-искреннему комплименту.

- Спасибо, Джонни, - ответила Дэбби, - Ну, раз ты посмотрел... - она начала закручивать свои волосы обратно в пучок.

- Ой, не надо!

Она прервалась и удивленно взглянула на него.

- Я... ой, извините, - поспешил добавить Джонни, - Просто, ну.. ваши волосы так здорово выглядят распущенными, так жалко, что вы их снова закалываете. Может, оставите их так ненадолго? Совсем ненадолго - чуть-чуть?

- Ох, Джонни, - рассмеялась Дэбби, уронив заколку, - Ты просто невыносим.

- Оставьте их распущенными сегодня, пожалуйста. Ладно? - подбодрял он ее, - Ну, пока не соберетесь уходить домой? А завтра снова вернетесь к старой прическе.

Дэбби не могла выносить умоляющего выражения его лица.

- Ладно, ладно, Джонни, - уступила она, все еще смеясь, - Ты победил. До конца дня оставлю так, как есть. А теперь беги уже - у тебя уже следующий урок начался!

Он сорвался с места с сияющим лицом, бросив на ходу:

- Спасибо, мисс Дерлинг! - и выбежал из класса.

Дэбби молча сидела на своем месте, наблюдая за постепенно заполнявшимся классом.

- Зря я это сделала, - подумала она, наматывая на палец прядь волос, - Но у меня ведь и правда красивые волосы, - довольно решила она, и улыбка не покидала ее лица весь остаток дня.

Этот случай, однако, получил продолжение. На следующее утро, Дэбби явилась в школу как обычно, с туго затянутыми в пучок волосами. Джонни вновь подошел к ней после урока и вежливо попросил опять распустить прическу. Дэбби согласилась, ощущая себя довольно глупо, но польщенная его вниманием. Это было в пятницу. В понедельник она решила, что увлечение Джонни ее волосами зашло несколько далековато. Она заколола их сверху и не собиралась ничего менять.

Джонни действительно опять подошел к ней с той же просьбой, но сказал, что поймет, если она откажется. Он стоял, уставившись в пол, явно пытаясь скрыть свое юношеское разочарование. Сердце Дэбби растаяло. Она решила последний раз порадовать его, дав еще раз посмотреть на ее распущенные волосы перед тем, как вновь забрать их кверху - на сей раз окончательно.

Позднее, она не могла понять, зачем сделала это. Ее каштановые пряди волной спадали на плечи. Она снова пообещала, что до вечера не будет их прятать.

Так повторялось каждый день. Каждый день Дэбби приходила на работу с заколотыми волосами. Каждый день Джонни мягко убеждал ее распустить их. Каждый день она все больше утверждалась в стремлении не позволить больше этому подростку манипулировать ею. Каждый вечер она возвращалась домой, распустив трепетавшие на ветру длинные локоны.

К следующей пятнице, она окончательно сдалась и пришла утром на работу с распущенными волосами. Джонни был очень доволен. Дэбби тоже была рада, хоть и сама не понимала, отчего.

События приобрели еще более странный оборот после этого. Дэбби старалась избегать Джонни по мере возможности, так что какое-то время он не мог поймать ее после уроков. Но однажды, когда она садилась в машину после работы, рядом раздался знакомый голос:

- Здрасьте, мисс Дерлинг!

Обернувшись, Дэбби наткнулась взглядом на улыбающегося Джонни. Он был абсолютно обычным пареньком, среднего роста, русоволосый, чем-то напоминавший ей Джимми Олсона из старых комиксов про Супермена. Дэбби попыталась избежать разговора, прежде, чем он успеет начаться:

- Джонни, у меня нет времени...

- У вас брюки испачкались, - заметил Джонни, - Вон, сзади.

- Где? - она посмотрела через плечо. На ней был черный костюм из брюк и жакета.

- Да вот же, - с готовностью пришел на помощь Джонни, - Похоже, вы прислонились к пыльной стене.

Дэбби повертела ногой, пытаясь увидеть следы. Наконец, она заметила пыльные отпечатки, о которых говорил Джонни, сильно выделявшиеся на черной ткани. Она только совсем недавно отдавала свой костюм в химчистку.

- Нет, ну ты подумай, - раздраженно пробормотала она, наклонившись и пытаясь оттереть грязь.

- Да, такие штаны пыль собирают здорово, - заметил Джонни, - Знаете, а ведь у вас бы этой проблемы не возникло, если бы вы носили юбку.

Дэбби все еще терла штанину, слушая в пол-уха.

- Ну да, ну да, - невнятно пробормотала она.

- Почему бы вам не попробовать поносить юбку вместо брюк, - продолжил Джонни, - Увидите, насколько это удобнее и практичнее. Да и смотрится лучше.

- Пока, Джонни, - сказала Дэбби, забираясь в машину. Придется все-таки снова отдавать штаны в прачечную. Последний комментарий Джонни она пропустила мимо ушей.

На следующее утро, придя на работу в длинной черной юбке, Дэбби была несколько обеспокоена происходящим. Вчера вечером она проверяла сочинения. Работа Джонни была посредственной, едва дотягивающей до тройки. Вспомнив свое обещание быть снисходительной, она поставила ему четыре с плюсом. Это было несправедливо по отношению к другим ученикам, но почему-то, поставив оценку, она чувствовала себя такой... довольной?

- Мисс Дерлинг, - застенчиво промямлил Джонни, подойдя к ее столу на следующий день, - Я бы... я бы... эм, можно я... ну, скажу, что, короче... что вы здорово выглядите... ну, в юбке.

Дэбби оторвалась от заполнения журнала. Урок к тому времени уже закончился, и остальные ученики разошлись.

- Ну что ж, спасибо за комплимент, Джонни, - с улыбкой ответила она. Почему неумелые комплименты Джонни были ей настолько приятны? - Но ты, надеюсь, понимаешь, что я наделась так не для тебя. Просто мне захотелось сегодня надеть юбку. Иди, тебе уже пора.

- А, да, конечно, - ответил он, глядя на ее туфли, - Но все равно вы очень красивая сегодня. Было бы очень здорово, если бы вы... типа, ну... надели бы юбку и завтра.

Дэбби закрыла журнал.

- Я подумаю, - ответила она, - А теперь иди на свои занятия, а то опоздаешь.

Через пять секунд она осознала, что вновь капитулировала перед его натиском.

На следующий день Дэбби снова надела юбку - серую, с подобранным в тон к ней жакетом. В конце концов, она же обещала. Серый костюм ярко контрастировал с каштановыми волосами, что струились по ее плечам. Одеваясь утром, она решила, что настало время серьезно поговорить с Джонни. Ей давно следовало дать юноше понять, что влюбленность в учительницу ни к чему хорошему не приведет. Как бы ни больно ей было разрушать его иллюзии. Она несколько раз отрепетировала предстоящий монолог, пока ехала от дома до школы.

- Джонни, останься пожалуйста, после урока, - сообщила она ему, зайдя в класс.

- Хорошо, мисс Дерлинг, - уважительно ответил юноша, - Кстати, это платье вам очень идет.

Дэбби против своей воли улыбнулась.

- Спасибо, ты очень любезен. Правда, это не платье, это костюм. Видишь - блузка и юбка, а сверху - жакет.

- А, ну я не знал. Значит, его можно носить и с жакетом и без него, да?

- Ну, наверное, но он, вообще-то, не совсем предназначен...

- А вы не могли бы, пожалуйста, снять жакет на время этого урока - чтобы я мог оценить разницу? - он неотрывно смотрел на нее.

- Джонни, это урок английского, а не показ мод, - ответила его симпатичная учительница. Она уже расстегивала жакет. Скинув его, она улыбнулась еще шире, - Вот так. Только на час. А теперь садись. И не забудь подойти ко мне после конца урока.

Она повесила жакет на спинку стула. Ей следовало надеть более плотную блузку. Ей следовало не идти больше на уступки. Ей следовало не чувствовать себя так приятно и спокойно. Ей нужно было срочно поговорить с Джонни об этом.

Дэбби вела урок, прекрасно понимая, что сквозь ее тонкую шелковую блузку явственно просвечивает бюстгальтер. Многие из школьников с первых рядов вовсю пользовались возможностью и открыто пялились на нее целый час. Она испытала огромное облегчение, когда урок наконец закончился, и все кроме Джонни покинули класс.

- Пойдем в мой кабинет, - пригласила она его жестом в учительскую за классом. Она сняла со стула свой жакет и принялась надевать его, как вдруг наткнулась на разочарованный взгляд Джонни. Вздохнув, она повесила жакет обратно.

- Джонни, - строгим тоном произнесла стройная учительница, присев напротив него за письменным столом, - Ты должен прекратить эту... излишнюю заинтересованность в моем внешнем виде. Ты понимаешь?

Он выглядел немного испуганным.

- Какую... какую за..интересованность? - неуверенно переспросил он.

Дэбби с трудом сдержалась, чтобы не закатить глаза в отчаянии.

- Слушай, Джонни. Я - преподаватель, ты - мой ученик. Моя работа - учить тебя английскому и литературе, ничего больше. Мои частные дела и личная жизнь тебя никак не касаются. Я хотела бы, чтобы ты относился ко мне как подобает и с уважением - как в классе, так и вне его. Твои предпочтения, пожелания и мнения о моей внешности и моей одежде - держи, пожалуйста, при себе. Понятно?

Он опять уставился в пол.

- Понятно, - тихо ответил он.

- Ну ладно, ладно, Джонни, не воспринимай это так близко к сердцу, - сказала Дэбби, немного потеплев к нему, - Ты молодой парень, для тебя естественно испытывать влечение к женщинам. Но ты не можешь ожидать взаимности от своей учительницы. Скажи, неужели нет ни одной девушки твоего возраста, которая бы тебе нравилась?

Джонни не поднимал головы.

- Ну, да... наверное... Но...

- Но - что? Скажи, не стесняйся.

Он бросил на нее застенчивый взгляд.

- Они... Ни одна из них не сравнится с вами, мисс Дерлинг, - выпалил он наконец.

Дэбби почувствовала, как ее сердцебиение участилось. Похоже, дело серьезнее, чем она ожидала. Она глубоко вздохнула.

- Послушай, Джонни, я очень польщена тем, что ты находишь меня привлекательной. Правда. Это... мило. Но я больше не могу тебе позволить заводить разговоры о моей одежде или о моей прическе - это понятно? И не пытайся.

Он печально кивнул.

- Мне можно идти?

- Да, конечно. Это все, что я хотела сказать.

Джонни перехватил свои учебники подмышку и собрался уходить. В дверях он на мгновение задержался и обернулся.

- Мисс Дерлинг?

- Да, Джонни?

- Я очень благодарен вам за то, что вы... ну, там... надевали юбки ради меня и все такое...

Она улыбнулась.

- Я понимаю.

- Может вы еще раз наденете юбку завтра, а? Последний раз?

- Хорошо, Джонни.

Нет! Стоп! Что она сейчас сказала! Только она наконец поставила этого мальчика на место, как он в мгновение ока обнулил все ее старания!

- Эй, Джонни, ну-ка погоди, я.... - начала было она.

Школьник уже ушел.

Молодая учительница откинулась назад в кресле.

"Дэбби, ты идиотка!" - мысленно выругала она себя, - "Теперь придется все начинать сначала. Ох, как же это раздражает!"

Но почему ее вдруг охватило такое умиротворение? Волна тихого спокойствия накатила на нее, подобная объятиям легкой сонливости после долгого беспробудного сна. Расслабленно сидя в кресле, она машинально поигрывала с прядью длинных волос, обдумывая свою проблему. И проблема уже не казалась такой серьезной, как минуту назад. Она стряхнула пару пылинок со своей юбки. "Ну, а ведь ноги у меня - очень даже!" - посетила ее непроизвольная мысль.

Часть 2

Ровно неделю спустя Дэбби зашла в школьную канцелярию, забрать свои бумаги между уроками.

- Привет, Дэб. Кстати, красивое платье, - заметила Хармони, их завуч, - Ты у нас прямо устанавливаешь новые стандарты по части стиля.

Хармони была изящной миловидной женщиной чуть за 30. Она отличалась исключительно жизнерадостным и дружелюбным нравом, но к школьникам, нарушавшим дисциплину, была беспощадна.

- Спасибо, - ответила Дэбби, слегка смутившись, - Я, мм, набрала пару лишних килограмм в последнее время, так что мои любимые брюки стали тесноваты.

- Ну да, ну да... - недоверчиво произнесла Хармони, окинув взглядом стройную фигуру Дэбби, - Но, в любом случае, красное тебе идет. Ты ужасно хороша сегодня!

Дэбби не испытывала большого желания продолжать разговор. Как учительницу словесности, ее изрядно раздражали фразы типа "ужасно хороша". Кроме того, ей совсем не хотелось признаваться даже самой себе в том, что все ее брюки отправились туда же, куда и заколки для волос - на дальнюю полку. Всякий раз, когда она твердо обещала себе вновь ходить на работу в брючных костюмах, Джонни каким-то образом вновь убеждал ее снова надеть юбку, в очередной "последний раз". В конце концов, Дэбби просто перестала с ним спорить. Эта уступка далась ей неожиданно легко и безболезненно.

- Кстати, а Джеральд у себя? - прервала она разговор вопросом.

Хармони небрежно махнула рукой в сторону.

- В своем кабинете, как всегда. Если заставишь его хоть раз улыбнуться, с меня кофе.

- Не буду с тобой спорить. Проиграю, - бросила Дэбби через плечо.

Она постучала в дверь кабинета школьного психолога.

- Джерри? Можно с тобой поговорить минутку?

- В общем-то, ты уже со мной говоришь, - язвительно заметил Джеральд, невысокий лысоватый мужчина средних лет с аккуратной бородкой, не отрываясь от лежащих перед ним бумаг, - Так что теперь уж продолжай, не стесняйся.

Дэбби зашла внутрь, прикрыла за собой дверь и аккуратно присела на стул напротив Джерри. Ее изящное красное платье достигало щиколоток и имело скромный разрез сбоку.

- Джерри, у меня возникла проблема. С учеником.

Он наконец оторвался от своих бумаг.

- Да? В чем проблема?

- Ну, видишь ли, есть один паренек из выпускного класса. Я у него веду английский и литературу, и, в общем... похоже, он в меня немного влюблен.

- Какой сюрприз.

- Извини, не поняла?

- Дэб, как-нибудь загляни в зеркало. Девяносто процентов мальчиков в этой школе в тебя влюблены. А остальные, скорее всего, просто не той ориентации. Вся мужская часть нашего коллектива в тебя влюблена. Черт возьми, я сам в тебя немного влюблен. Такова уж твоя, я бы сказал, участь - с твоей-то внешностью, странно что тебя это удивляет.

- Джерри, этот приятель не просто мечтательно смотрит на меня с задней парты. Он... ну, он говорит со мной на всякие... личные темы. Он высказывает свое мнение о моей одежде. Очень вежливо, должна заметить, но все же. И он часто просит меня... в общем, одеваться так, как ему бы хотелось, и... - она умолкла, беспомощно разведя руками. Как она могла объяснить, что всегда сама с радостью соглашалась на все предложения Джонни по поводу ее одежды?

- Понятно, - медленно произнес Джеральд, - Возможно стоит привлечь к этому делу полицию, а то мало ли что. Как звать парня?

- Новичок, недавно переведенный. Джонни...

Они с Джеральдом одновременно произнесли его фамилию.

Дэбби удивленно приподняла бровь.

- Откуда ты знаешь?

Джеральд резко посерьезнел. Он поднялся с места и подошел к шкафу с документами.

- Дэб, тебе известно, где жил Джонни, прежде чем попасть сюда? - он извлек на свет толстую папку и снова сел.

- Со своими родителями, в Испании вроде, или еще где-то. Они только недавно вернулись оттуда.

- Это официальная версия. Родители Джонни умерли, когда ему было три года. Его воспитывали дальние родственники, которые часто путешествовали по всему миру. Из-за этого властям лишь недавно стало известно об их деятельности. Они были членами тайной религиозной секты, которая поклонялась... - он надел очки и переместил взгляд на страницу личного дела - Поклонялась древним шумерским божествам. Они верили, что Джонни обрел божественную силу, которая... А, ладно, это неважно. В общем, суть в том, что они изрядно промыли мозги этому несчастному парню, изуродовали его психику. Когда органы опеки, наконец, отобрали его у этой полоумной родни, то поместили в какую-то программу реабилитации, и она, вроде как, принесла результаты. Но он все еще очень застенчив. Сейчас он живет со своей двоюродной сестрой, вне досягаемости для сектантов. И мы решили, что пора вернуть его в общество.

- То есть, ты считаешь, у него просто проблемы с общением. Может он стесняется общаться с девушками своего возраста?

- Я полагаю, - осторожно заметил Джеральд, - Тот факт, что он в тебя втюрился, в конечном итоге не так плох, - он закрыл папку, - И даже является хорошим признаком. Это значит, что он здоров.

*******

- Здравствуйте, мисс Дерлинг, - послышался знакомый голос.

Дэбби подняла глаза от своей тележки в супермаркете и увидела улыбающееся лицо Джонни напротив.

- Джонни! Ты что тут делаешь?

(Тревога! Тревога! Защита - на максимум!)

- Да зашел прикупить кой-чего для сестры, - он поднял буханку хлеба в руке, как охотник - подстреленного кролика, - Как неожиданно мы с вами в выходной вдруг встретились, да? - он задумчиво окинул ее взглядом.

- Учителя тоже ходят за покупками, Джонни, - ответила Дэбби, словно оправдываясь. Она переминалась с ноги на ногу в своих белых кроссовках.

- Ну да, само собой, - с улыбкой ответил школьник, - Вы так много работаете, конечно в выходной вам хочется большего комфорта, я понимаю.

Одетая в свободную кофту темноволосая красавица слегка вздрогнула. Что-то в голосе Джонни указывало на то, что он мог счесть ее вид безвкусным. Она решила нанести упреждающий удар.

- Да ладно тебе, Джонни, перестань. Я ношу юбки и платья на работу - иногда ношу то есть - потому что я должна поддерживать профессиональный облик в классе. Я же не могу так одеваться постоянно, правда? - произнесла она, пытаясь звучать полу-шутливо.

Джонни тут же пошел на попятную:

- О, нет, нет, мисс Дерлинг, я не имел в виду ничего такого. Сейчас же выходной - разумеется, вы можете не думать о своей внешности и одеваться как хотите.

"Не думать о внешности"?!

- Ну и потом, - продолжил юноша, - Я считаю, вам идут джинсы. Честное слово. Даже если они... эм... не очень новые, ну и все такое.

Дэбби от этих слов почувствовала некоторый дискомфорт. Может она и правда была одета чересчур небрежно для появления на публике, пусть даже и такого незначительного, как поход в магазин.

- Слушай, Джонни, это не значит, что я все время ношу старые джинсы, - сказала она, почти извиняющимся тоном, - Просто, эмм... сегодня собралась вот в магазин сходить быстренько и...

Джонни поспешил извиниться:

- Ой, простите, пожалуйста, мисс Дерлинг, я не хотел вас смущать. Я думаю, вы выглядите отлично. Я серьезно. Коме того, не такая уж и большая разница между, ну... знаете... между джинсами и юбкой, которая, как бы, ну... до лодыжек почти или, как сказать... И то, и другое так много закрывает, что... - он сбился с фразы и сделал несколько неопределенных жестов руками.

Дэбби нахмурилась, пытаясь проследить за ходом его мыслей.

- Ты думаешь... Ты считаешь, что мои юбки слишком длинные? Ты это пытаешься сказать?

- Нет! То есть... то есть не все... В смысле, для супермаркета - нет, наверное, не слишком, но просто... Ну, вы такая красивая и все такое... и это, я не знаю, ну, как посещать картинную галерею, где выключен свет и ничего не видно... Типа, везде всякие там прекрасные картины, но там так темно, что ничего не видно... И вы, типа, ну, смотрите на картинные рамы в темноте и как бы... пытаетесь представить все эти красивые полотна в них. В смысле, я не хочу сказать, что... что ваши ноги - это картинная галерея или что-то такое, хотя я думаю, что они похожи на... Ну, там, на скульптуру или типа того, знаете... такую, красивую элегантную скульптуру с изящными линиями, уходящими все выше и выше, но их нельзя увидеть, потому что темно, и приходится воображать, как выглядит на самом деле эта скульптура со всеми этими изгибами и..."

Дэбби не выдержала и рассмеялась.

- Хорошо! Хорошо! Я поняла твой намек. Знаешь что, если тебе от этого будет легче, я надену юбку покороче на следующей неделе. Не хочу, чтобы "эстеты" страдали из-за меня.

Его лицо засияло, как лицо приговоренного к смерти, помилованного перед самой казнью.

- Правда? Вы наденете? Спасибо, мисс Дерлинг, спасибо огромное! Знаете, я слышал, короткие юбки бывают очень удобными. На самом деле, вы ведь могли бы носить такую юбку и по выходным вместо ваших старых джинсов, ведь правда?

- Да, полагаю, что могла бы.

- Ух ты, это здорово, мисс Дерлинг! Ну ладно, мне пора идти. Я очень рад, что встретил вас сегодня! - он побежал чуть ли не вприпрыжку к кассе со своей буханкой хлеба.

Дэбби несколько мгновений не шевелилась. Какого черта только что произошло? Мало того, что она пообещала носить более короткие юбки в школу, так еще и дала такое же обещание насчет выходных. Теперь этот мальчик контролировал и что она в свободное время носит! Но что самое странное, она ощущала такое тепло и умиротворение, что просто не могла заставить себя волноваться по этому поводу. Улыбка не сходила с ее лица.

Она взглянула на себя и тут же не на шутку встревожилась. Ей нужно было срочно переодеться! Бросив тележку с набранными покупками, она развернулась и быстро направилась домой.

- Ох, Джонни, - прошептала она про себя, - От тебя никакая броня не спасает...

*******

Дэбби стояла напротив доски в своем классе и безуспешно пыталась заинтересовать сидящих перед ней старшеклассников вторым актом "Ромео и Джульетты". Она была одета скромно, но изящно, в голубой топ с коротким рукавом, украшенный флоральным орнаментом, и подобранную ему в тон светло-синюю юбку. Юбка была примерно на семь сантиметров выше колена - вполне умеренной длины для образа молодой учительницы, не отстающей от моды - ничего неподобающего. И вместе с тем - достаточно короткая, чтобы удовлетворить вежливые, но настойчивые просьбы Джонни "не прятать красоту ее ног".

Разумеется, в борьбе за внимание класса, шекспировские строки не выдерживали никакой конкуренции со сногсшибательной фигурой Дэбби. Каждый юноша в классе жадно сканировал глазами ее обтянутые нейлоном ножки. В прежние времена, это бы неприятно смутило ее. Но сегодня она была в таком хорошем настроении, что ей было все равно. По правде говоря, ей даже нравилось повышенное внимание. Она посмотрела на последнюю парту и, поймав взгляд Джонни, широко улыбнулась. Она знала, что он одобрял ее наряд.

Но все же, где-то в дальнем уголке ее сознания, что-то продолжало напоминать ей о том, что это неправильно, совершенно ненормально - надевать миниюбку на работу по первой просьбе своего ученика. Но Дэбби ничего не могла с собой поделать. Поначалу, она просто отодвинула длинные юбки в своем шкафу в сторону, выдвинув на передний план одну средней длины. Она не собиралась потакать прихотям Джонни больше одного раза.

Джонни встретил эту перемену с такой несдерживаемой и искренней радостью, с выражением такой безмерной благодарности на своем юном лице, что Дэбби ничего не осталось, как согласиться одеться в том же стиле на следующий день. И на следующий. И еще на один день. Очень скоро ее длинные платья незаметно переместились в дальний угол шкафа, и она уже раздумывала о походе за покупками в близлежащий торговый центр, дабы внести немного разнообразия в свой ставший довольно скудным гардероб. Поскольку по выходным она теперь тоже носила только юбки, то шопинг-поход однозначно представлялся необходимым.

Примерно в это время Джонни как-то обмолвился своими соображениями: является ли юбка до колена лучшим вариантом для такой чрезвычайно привлекательной женщины, как Дэбби? То, что юбки ниже колена были однозначно слишком консервативными - это уже было установлено безусловно, и она даже не пыталась больше спорить. А вот что касается миди-юбок - не привлекают ли они внимания непосредственно к самим коленям, вместо изящных изгибов ее стройных ног? Так может быть, юбка чуть выше колена была бы лучше? Стоя перед зеркалом в примерочной своего любимого магазина, Дэбби поняла, что он был совершенно прав. Весьма тонкое наблюдение для восемнадцатилетнего мальчика. Она приобрела сразу несколько юбок такой длины.

Позже в тот день, проверяя контрольные в своем кабинете, отгородившись дверью от восхищенных взглядов школьников, Дэбби вновь испытала приступ беспокойства. Было что-то странное в легкости, с которой она всякий раз соглашалась с бесхитростными просьбами Джонни. Как он мог быть таким убедительным? И, что более важно, почему эта странная ситуация волновала ее меньше, чем должна бы?

Ей нравился ее новый облик. По правде говоря, даже более чем просто нравился. Ощущение было очень сильным, глубоким, но трудноописуемым. Это было беззаботное расслабленное спокойствие, отчасти схожее с приятной теплотой и легкостью в голове, что возникают после пары рюмок крепкого спиртного. Это чувство охватывало ее всякий раз, когда она шла навстречу очередной просьбе Джонни, и не позволяло ей ни сердиться, ни беспокоиться хоть сколько-нибудь долго.

Стройная учительница задумчиво постукивала карандашом по поверхности стола. Это чувство было таким знакомым, она точно испытывала его раньше, но когда... Она закинула ногу на ногу и пару мгновений любовалась блеском колготок на своих лодыжках. На ней были белые туфли-мокасины на небольших каблуках. Внезапно, она резко вздохнула и выронила карандаш.

Теперь она вспомнила: секс. Или, вернее - после секса. Легкая эйфория, которую она ощущала, была в точности похожа на расслабленное умиротворение, всегда приходившее к ней после хорошего оргазма, когда она лежала в объятиях любимого мужчины и не думала ни о чем другом. Джонни заставлял ее чувствовать облегченную версию пост-оргазменного блаженства.

И это ощущение с каждым разом становилось сильнее.

В дверь негромко постучали и в проеме показалась голова Джонни.

- Мисс Дерлинг? Можно к вам?

Дэбби автоматически приготовилась обороняться:

- Джонни, если ты надеешься опять уговорить меня укоротить юбку, то можешь забыть об этом, хорошо?

Юноша сделал обиженное лицо.

- Ох, да нет, мисс Дерлинг, я и не думал об этом. По-моему вы чудесно выглядите в этом платье. Правда.

Опять это чувство. Приятная дрожь.

- Тогда что тебе нужно?

Он зашел в ее захламленный кабинет, явно нервничая.

- Я тут думал о... ну, о том, что вы говорили тогда. Ну, что, может быть, мне стоит... типа, попробовать начать встречаться с девушками моего возраста?

Дэбби взглянула на него с резко возросшим интересом. Это был очевидный прогресс.

- Да, Джонни, я помню. Заходи, пожалуйста, прикрой дверь и расскажи мне, что там у тебя произошло.

Он все еще смотрел на нее жалобными глазами побитой собаки.

- Ну, это... мне, в общем... нелегко об этом разговаривать, но... я не знаю, как мне быть.

Она улыбнулась.

- Как быть? Как тебе быть с чем?

- Ну, что если, скажем, есть одна девушка, и мне кажется, она очень милая и симпатичная, и я решил что... Ну, что если я хочу ее поцеловать?

Дэбби громко рассмеялась и оборвала себя, лишь заметив, как серьезно он на нее смотрел.

- Джонни, в этом нет ничего особенного. Если девушка тебе нравится, и ты хочешь ее поцеловать, а она не возражает - ну так поцелуйтесь. В поцелуе нет ничего сложного.

Джонни еще больше поник головой.

- Но я... я не знаю как.

- Ну что значит как? В этом никакой особой премудрости. Вы просто... соприкасаетесь губами и... ну, делаете, что кажется наиболее естественным. Целоваться очень легко, ты просто... Погоди, ты что же, никогда не целовал девушку?

Он переступил с ноги на ногу.

- Ну, не совсем. Я целовал свою кузину пару раз.

- Хм. Ну ладно, тогда просто не волнуйся. Когда ты решишься, у тебя все замечательно получится.

- Я вот думал, - медленно произнес Джонни, глядя под ноги, - А может, вы меня научите?

- Джонни! Я абсолютно не...

- Пожалуйста?

Это грозило зайти слишком далеко. Дэбби решила на сей раз положить всему этому безумию конец, раз и навсегда. Она должна быть непоколебимой.

- Ну хорошо, - сказала она вслух, - Но только один раз.

И это была ее непоколебимость?

Длинноногая учительница встала из-за стола и подошла к Джонни. Она была где-то на полголовы выше него.

- Хорошо, теперь расслабься. Слегка приоткрой губы и не закрывай пока. Зубы не должны мешать. Вот так, наклони немного голову. Да, все верно.

Она наклонилась вперед и нежно поцеловала его в губы. Он на мгновение напрягся, но его губы сами быстро нашли правильные движения и ритм.

- Ну вот. Как тебе?

- Здорово! А можно еще раз?

Дэбби четко сказала "один раз" и не собиралась отказываться от своих слов. С этой мыслью она положила ладонь на лицо Джонни и мягко притянула его к себе. Второй поцелуй был более долгим и на удивление приятным.

- Ну... вот так это делается, - наконец промолвила она, с трудом переведя дыхание, - Джонни, ты очень хорошо целуешься. У тебя естественный талант к этому. Думаю, твоя девушка будет вполне довольна.

- Правда? - похоже, он был чрезвычайно горд собой, - Можно еще раз повторить, мисс Дерлинг? Только чтоб это был такой долгий, медленный поцелуй, знаете, как если бы вы были этой девушкой и обняли бы меня руками и сделали бы вид, что вам это очень-очень нравится, понимаете? Ну, чтобы я узнал, каково это? - его лицо сияло от нетерпения.

Дэбби тоже испытывала сильное желание поцеловаться еще раз - гораздо сильнее, чем была готова признаться даже самой себе. Улыбнувшись, она положила руки ему на плечи, придвинувшись к нему вплотную всем телом.

- Ты хотел сказать - вот так? - прошептала она, наклонившись, а затем долго и сладко поцеловала его. Она чувствовала жар, исходивший от его тела. Ее влажные губы легко и уверенно скользили по его губам, сливаясь с ними.

Этот поцелуй был гораздо, гораздо длиннее. Он длился куда дольше, чем рассчитывала Дэбби. Она не могла оторваться от его губ, не желая останавливаться, пока не продлит это непередаваемое блаженство на еще одно драгоценное томительное мгновение... Она, незаметно для себя, начала поглаживать волосы Джонни. Словно школьница, она потеряла голову от засоса, и лишь беспомощно купалась в непередаваемых, будоражащих кровь ощущениях, которые приносили ей губы юноши. Она время от времени сгибала в колене то одну, то другую ножку. Она даже не заметила, когда в дело вступил ее язык.

Когда они, наконец, оторвались друг от друга, Дэбби с трудом держалась на ногах.

- Дж... Джонни, - выдохнула она, - Мне... мне кажется, что на сегодня хватит поцелуев.

Она часто и глубоко дышала. Ее голова кружилась.

- Это было чудесно, Мисс Дерлинг! - сказал Джонни, - Пожалуйста, можно мы завтра опять повторим?

"Нет нет нет нет нет, это должно прекратиться!" - кричало сознание Дэбби.

- Обязательно, - выдохнула она.

Он победно улыбнулся.

- Спасибо огромное, мисс Дерлинг. Вы просто супер! И я был бы еще больше рад, если бы вы завтра надели юбочку покороче.

- Конечно, Джонни, - согласилась Дэбби, даже не расслышав, что он сказал. Она без сил опустилась на стул и пронаблюдала сквозь полуприкрытые веки за тем, как Джонни радостно покинул класс.

Часть 3

Два дня спустя... Дэбби направлялась по коридору к школьной канцелярии, стараясь не замечать пристальных взглядов и тихих присвистываний, которыми провожали ее старшеклассники. По правде сказать, она остро чувствовала на себе все это повышенное мужское внимание, и оно вызывало у нее приятный трепет.

Разумеется, они все на нее глазели. В таком наряде это было просто неизбежно. Ее облегающая черная юбка доходила примерно до середины бедра, а оранжевая водолазка туго обтягивала округлые холмики ее грудей. На ногах Дэбби были легкие лоферы из белой замши, идеально контрастировавшие с ее темными колготками.

Добравшись до канцелярии и зайдя внутрь, она улыбнулась кучке мальчишек, открыто пожиравших глазами ее шикарные формы. Она откинула от лица прядь волос, намеренно-медленным движением.

Хармони сидела за своим столом и что-то печатала на компьютере. При появлении учительницы она оторвалась от экрана.

- Ого! Дэб, да от тебя прям искры летят! На свиданку собралась что ли? В такой юбке...

- Хармони, что мне надо сделать, чтобы перевести ученика из моего класса?

Хармони удивленно замолчала.

- Ты хочешь перевести ученика в другой класс? Сама? Обычно это они приходят с такого рода просьбами...

Дэбби развела руками.

- У меня есть один... проблемный ученик. Я хочу, чтобы его удалили с уроков, на которых я преподаю. Насовсем. Я не хочу больше иметь с ним никаких контактов. Как это можно сделать?

- Сейчас посмотрим, - протянула Хармони. Она надела маленькие очки и, встав из-за стола, открыла верхний ящик секретера. Дэбби немного удивилась, заметив, что Хармони сама была в довольно короткой юбке, дополненной парой модных черных сапожек.

Она протянула Дэбби бланк.

- Заполни вот это. Тебе нужно указать фамилию и имя учащегося, свою фамилию, ну и причину перевода. Потом бумага отправляется на подпись к Ее Величеству, - она указала жестом на кабинет директора, - И, собственно, все. А что за ученик-то?

- Ты его не знаешь, - коротко ответила Дэбби, принимая бланк. Она подошла к пустому столу и немедленно начала заполнять запрос, даже не присаживаясь. Узкая юбка плотно обтянула ее упругую попку, когда она наклонилась над столом, - Это новенький из выпускного класса, в котором я веду английский. Какую причину перевода лучше написать?

- Злостное нарушение дисциплины?

- Звучит неплохо, - она расписалась в нижней строчке бланка, - Посмотри, чтоб Ее Директорское Величество получила это как можно скорее.

Хармони взглянула на имя, внесенное в бланк.

- Джонни? А что с ним такое? Он всегда казался таким спокойным мальчиком.

- Проследи, чтобы она сразу подписала это, - не обратив внимания на вопрос, добавила Дэбби. Она попыталась одернуть свою юбку - без особого успеха - и выскользнула за дверь.

*******

Тем же днем, после занятий Дэбби сидела за своим столом. Точнее сказать, не за столом, а на столе, в то время, как Джонни, расположившись напротив, стоял между ее слегка раскинутых ног и практиковался в мастерстве поцелуев. По правде говоря, тренировки в целовании были нужны ему не больше, чем соловью - уроки пения. У Дэбби кружилась голова.

- Дж... Джонни, пожалуйста, нам мммммммм.... нам надо... надо ост... ах! нам... мммммммм... надо остановиться... - взмолилась учительница, когда он, наконец, дал ей небольшую передышку.

- Но... но мне нужно научиться хорошо целоваться, мисс Дерлинг. А вам что, не нравится?

О боже, ей еще как нравилось!

- Да... но, Джонни, милый, это уже не поцелуи, это уже похоже на прелюдию.

- А что такое прелюдия? - невинно спросил он.

Дэбби простонала вслух.

- Это то, чем занимаются перед... Слушай, Джонни, пожалуйста, я - твоя учительница, мы не должны этим заниматься...

- Хорошо, Мисс Дерлинг. Я уверен, вы правы. Можно мы еще раз поцелуемся, перед тем как я уйду?

- Да! - мгновенно согласилась она. В следующее мгновение их губы вновь слились воедино, и их языки танцевали танго. Дэбби обвивала руками шею школьника, впиваясь пальцами в его плечи.

"Он положил руку мне на бедро," - пробилась сквозь сладкое забытье мысль. - "Я должна остановить его. Он держит ладонь на моем бедре, на моих сексуальных черных колготках, чуть ниже моей неприличной миниюбки, и сейчас он наверняка попытается засунуть руку под мою короткую юбку, к моей..."

Но, как ни странно, рука Джонни двинулась в другом направлении - она нежно скользила вниз по ее длинной ноге, которую Дэбби автоматически подняла повыше, согнув в колене, чтобы облегчить продвижение его ладони. Он достиг лодыжки и ловко стянул ее белую замшевую туфлю.

- Что ты... моей обувью... - выдохнула Дэбби. Она не могла произнести ничего более внятного. Он продолжал ласкать ее ногу. Она посмотрела затуманенным взглядом на снятую с ее ступни туфлю. Это были совсем новые туфли, недавно купленные.

- Мисс Дерлинг, у вас такие потрясающие ноги, - восхищенно произнес Джонни, - Вы выглядите просто невероятно в такой симпатичной юбке, - он нежно поднял ее ногу и начал медленно и осторожно целовать ее в районе лодыжки.

Дэбби, полулежа на столе, опираясь на локти, предприняла слабую попытку сопротивления.

- Джонни, я... мне нельзя...

- Мне очень нравится, что вы прилагаете столько усилий, лишь чтобы выглядеть наилучшим образом, только ради меня, - обнаглевший школьник продолжал свое чувственное наступление, - Вы ведь такая стильная, модная женщина, наверняка даже ваше нижнее белье безумно-сексуальное, - он начал покрывать поцелуями ее ступню.

- Джонни! Это абсолютно не твое де... ой! о-о-о, что ты... ммммм, хи-хи! Что ты делаешь! Хи-хи-хи, ой, прекрати-и-и!

Джонни поднял ее изящную ножку к своему лицу и нежно целовал подошву ее ступни. Это было очень щекотно, и в то же время исключительно эротично.

- Ой, простите, мисс Дерлинг, - извинился Джонни, все еще заставляя ее ерзать по поверхности стола, - Вы совершенно правы. Это абсолютно не мое дело - какое сексуальное, женственное, изысканное белье вы решите надеть. Вы можете носить самые откровенные, самые возбуждающие, самые непристойные вещи, и меня это совершенно никак не касается. Только вы сами должны знать, какие будоражащие фантазию крохотные кусочки материи облегают ваше чудесное тело, едва прикрывая ваши интимные места под обычной одеждой. Никто из нас не узнает об этом, если только вы сами не захотите нас немного подразнить.

Дэбби с трудом пыталась следовать за его речью, борясь с окутавшим ее туманом сексуального возбуждения.

- Джонни, я не ношу такого... То есть, я... Да, я могла бы, наверное... И никто бы даже... Ай! Щекотно! Никто не узнает...

Джонни внезапно прервал сводящий с ума танец своих губ и языка.

- Мне пора идти, - сказал он, опуская ее ногу, - Завтра поговорим с вами, хорошо?

Он наклонился и подарил своей учительнице еще один быстрый, жаркий поцелуй в губы, от которого у нее вспыхнули искры перед глазами, после чего скрылся за дверью.

Дэбби бессильно распласталась на столе, глядя в потолок.

- Блин, да что же я делаю? - спросила она себя, - Я должна убрать этого мальчика с моих уроков... Ох, такое чувство, словно я плыву на облаке! - она дурацки захихикала. Немного отдышавшись, она с трудом соскользнула со стола и принялась натягивать на ногу свою левую туфельку...

*******

В субботу Дэбби вновь приступила к шопингу. Для похода по магазинам она наделась в миниюбку и полурасстегнутый кардиган на пуговицах. Она накупила себе кучу нового белья. По пути школу утром в понедельник, она при каждом шаге испытывала приятное прикосновение чистого шелка к своей коже.

На улице моросил легкий дождь. Дэбби зашла в свой кабинет и поставила зонтик сушиться у стены. Она слегка потрясла головой, стараясь стряхнуть капли влаги со своих длинных волос. Учительница уже не первый раз за последнее время опоздала на работу, ее классные журналы были не заполнены, контрольные работы не проверены...

Но она выглядела великолепно. Сегодня на ней был длинный черный пиджак, одетый поверх легкой касмисоли цвета морской волны. Ее подобранная в цвет юбка была столь короткой, что полы пиджака полностью скрывали ее. Ее чулки несли на себе тонкий орнамент из переплетенных сердечек.

Она присела на стул, чтобы снять сапожки.

- Ой нет, погодите, оставьте их! - раздался внезапно знакомый голос.

Рука Дэбби замерла на застежке сапога.

- Джонни, не сейчас, пожалуйста, я опаздываю на урок.

- Ой, извините, Мисс Дерлинг, - как всегда смутился юноша, - Но вы успеете быстрее, если не будете снимать сапоги. И они смотрятся супер-круто с этим нарядом!

- У меня нет желания выглядеть супер-круто, - соврала Дэбби, застегнув обратно молнию, - Мне пора на урок.

Она обошла его стороной и направилась к двери, давая понять, что разговор окончен.

- Вам следует чаще носить сапожки, - обронил он ей вслед, - Они так здорово подчеркивают ваши ноги.

*******

В среду, около десяти часов утра, Дэбби медленно фланировала по коридору по направлению к канцелярии. Она никогда бы не призналась себе в этом, но она намеренно дождалась большой перемены, когда в коридорах будет максимальное число учащихся. И вот теперь она пользовалась моментом, шагая чуть медленнее, чем нужно, красуясь перед окружающими.

"Какого черта со мной творится," - лениво подумала она. - "Я схожу, схожу, схожу с ума. Мммм, ты только посмотри на них... смотрите, смотрите, смотрите на меня, ребята! Я чертовски хороша. Я супер горяча. И танго танцевать не прочь, я с каждым из вас целую ночь," - радостно напевала она себе под нос.

Нужно было что-то делать, и срочно. Голова Дэбби весь день была словно в тумане. Она постоянно непроизвольно улыбалась. Юноши, мимо которых она проплывала, резко прерывали все разговоры и провожали ее долгими взглядами. Девушки также глазели на нее, с плохо скрываемой завистью, и это тоже доставляло ей удовольствие. Поскольку на уроках ее все равно уже никто не слушал, она мысленно решила оценивать эффективность своей работы по числу эрекций, возникших в классе в течение первых десяти минут урока.

Наконец, она добралась до канцелярии. Перед тем, как зайти внутрь, она остановилась в коридоре перед дверью, затем демонстративно наклонилась и медленно подтянула свои сверкающие гольфы. В результате ее велюровая миниюбка высоко задралась вверх и плотно обтянула ее безупречную попку. Несколько школьников неотрывно пялились на нее спереди, и еще несколько - сзади. "Я окончательно рехнулась к чертовой матери!" - беззаботно подумала Дэбби. Она неторопливо распрямилась, и, тепло улыбнувшись зрителям своего маленького шоу, зашла в офис.

- Извини, зайка, но я не могу разрешить тебе пропускать занятия без справки от врача, - раздавался из кабинета голос Хармони. Она находилась за книжным шкафом, ведя разговор с учеником.

- Но я... вчера себя нехорошо чувствовал, - сказал мальчик, - Ну, и позавчера тоже. У меня типа была, как ее... температура... и горло болело, - он попытался изобразить кашель. Получалось неубедительно.

- Ах ты бедняжка, - пожалела его Хармони, - Ну хорошо, простим твои пропуски за эти два дня. Но в следующий раз не забудь справку, ладно, зайчик?

Дэбби тем временем проверила свою почту, ожидая пока Хармони закончит разговор. Ей скоро должны были прислать несколько заказанных недавно каталогов одежды.

- Ух ты, Дэб, с каждым днем впечатляешь все сильнее! Ты вообще смелая девочка, как я погляжу!

Дэбби обернулась и наткнулась на пристальный взгляд Хармони. Она распрямила спину и выставила одну ногу вперед, словно позируя на подиуме.

- Как думаешь, неплохо я смотрюсь?

Молодая учительница была одета в обтягивающее велюровое мини-платье изумрудного оттенка. На ее ногах красовалась новая пара сапожек - модные черные сапоги на толстой платформе и высоких каблуках. Блестящие черные гетры заканчивались чуть выше колен и открывали взору ее яркие чулки. Откровенное мини-платье с трудом прикрывало ее подвязки, и то - только если она была крайне аккуратна.

- Ты выглядишь, словно подготовилась к долгой и насыщенной ночи в клубе, Дэб, - ответила Хармони. В ее голосе не слышалось ничего, кроме одобрения.

Дэбби ухмыльнулась.

- Спасибо. Просто я решила внести немного праздника в повседневность. Эй, , а что это у тебя? - вопросительно показала она на ее горло.

Хармони коротко хихикнула и потеребила черный ремешок чокера, обвивавшего ее шею.

- Ну, меня в любом случае все называют за глаза Мани, так что я решила немножко подыграть, - с ремешка свисал огромный золотистый медальон в форме знака доллара. Он ярко поблескивал посередине глубокого V-образного выреза ее кофты, - Это еще не все. Взгляни сюда, - добавила она, отведя волосы от одного уха, - Видишь? Это японские йены, - она взялась двумя пальцами за блестящую, массивную золотую сережку.

Из уст Дэбби вырвался смешок.

- Ну а что насчет... этого? - спросила она, указывая на ее ноги. На Хармони были босоножки с колоссальных размеров платформами из сплошного пластика, покрытые сверкающей серебряной краской. Они приподнимали ее мыски над землей почти на три дюйма, а пятки - еще в два раза выше.

- А ты не догадываешься? - игриво спросила Хармони, выставив вперед одну ножку. - Посмотри на форму, это же фунты стерлингов! - обе девушки одновременно громко расхохотались.

Между кофтой и босоножками на Хармони была простая черная юбка, ничем не примечательная. Кроме длины. Ее подол находился так же высоко, как государственный валютный долг США.

Дэбби было так весело, она так приятно проводила время, что едва не забыла, зачем сюда пришла.

- Ах да, Мани, я хотела спросить, что там с запросом на перевод ученика, который я написала. На Джонни.

- Ах, да-да. Он здесь, у меня, - она осторожно засеменила к своему столу, вытянув руки в стороны для удержания равновесия. На ее запястье позвякивал браслет из скрепленных вместе монет. Она взяла со стола бланк, - Еще не подписан. Она сказала, что хочет с тобой лично поговорить.

Дэбби не испытывала большого энтузиазма по поводу аудиенции с Ее Величеством, имея основания не ожидать от нее ничего хорошего.

- Ясно. К ней можно сейчас зайти?

- Конечно, почему нет.

Директриса была строгой, властной женщиной сорока с небольшим лет, уверенно и жестко управлявшей школой. Она всегда носила короткую прическу. Ее костюмы всегда были исключительно черными. Когда Дэбби зашла в кабинет, она стояла у окна, глядя на футбольное поле, расположенное напротив.

- А, мисс Дерлинг, - формальным тоном обронила она при виде Дэбби, - Проходите, пожалуйста. Присаживайтесь.

Дэбби села в кресло, ощутив прохладное прикосновение дермантинового сиденья к своей обнаженной коже. Полоска крохотных стрингов из красной лайкры остро впились ей между ягодиц, но она не подала виду. Директриса тоже села. Она окинула Дэбби изучающим взглядом сверху донизу, но, к ее удивлению, ничего не сказала. Она взяла в руки бланк о переводе, который Дэбби положила при входе ей на стол.

- Насколько я понимаю, вы хотите, чтобы этот новый ученик, Джонни, был переведен из класса, где вы преподаете английский?"

- Совершенно верно. И, если можно, немедленно. Он очень сильно мешает учебному процессу.

- Неужели? Боюсь, что я не могу принять такое объяснение, мисс Дерлинг. Видите ли, я говорила со школьным психологом об этом ученике. Я говорила также и с самим Джонни.

- Вы говорили с Джонни?

- Ну разумеется. Несколько раз. Он вполне серьезный молодой человек, очень вежливый. Иногда немного бесцеремонный, пожалуй, но хулиганом его трудно назвать. Джеральд рассказал вам о прошлом Джонни?

- Да, рассказал. Но я думала, он прошел программу реабилитации.

- Мы сейчас больше не уверены, насколько эффективным было действие этой программы. От такого сильного вмешательства в сознание могли остаться долговременные психологические травмы. В случае Джонни это особенно опасно, так как он подвергался деструктивному воздействию с самого детства. Его полноценная социализация все еще может быть проблематичной.

- Да, но...

- Мисс Дерлинг, разрешите мне спросить вас прямо. По словам Джеральда, данный учащийся избрал вас объектом своего романтического увлечения. Это так?

Дэбби кивнула.

- Да, это так. Я никак не поощряла этого, но... - она откинула от лица выбившуюся прядь волос.

- И это является истинной причиной вашего желания перевести мальчика в другой класс?

- Ну... да. Его повышенное внимание меня... сбивает с рабочего ритма, - ...и еще заставляет ее трусики намокать каждые полчаса. Она поерзала в кресле.

Директриса закусила губу, раздумывая.

- Мисс Дерлинг, мы с Джеральдом долго обсуждали этот вопрос. Мы считаем, что интеграции Джонни в общество сильно повредил бы моральный стресс, который может вызвать смена коллектива. Для него лучше остаться в знакомом окружении.

- Но... но, как же насчет меня? Этот парень воспринимает меня как какую-то любовную богиню...

"И не без успеха превращает меня в таковую," - подумала Дэбби с учащенным сердцебиением. Она нервно закинула ногу на ногу, забыв на мгновение, насколько неприлично-коротким было ее платье, тут же обнажившее бедро почти полностью.

- Я думаю, это будет для вас замечательной возможностью проявить себя как педагогу, - ответила директриса, - Мальчик доверяет вам. Ему нужен близкий друг. Вы можете помочь ему перенаправить это вполне естественное для юноши влечение в более подобающем направлении - в сторону его ровесниц, я имею в виду.

"Ну да," - усмехнулась про себя Дэбби, - "Как будто ему нужна какая-то помощь". Как-то недавно она заметила Джонни во время разговора с симпатичной девушкой из его класса. Неожиданно, она почувствовала легкий укол ревности. Девушка стояла, потупив глаза, застенчиво улыбаясь каждому его тихому слову. Дэбби задалась тогда вопросом, испытывают ли другие женщины такое же одуряющее воздействие от общения с этим парнем.

- Нет, вы не понимаете! - воскликнула Дэбби, - Это не просто подростковая влюбленность. Этот мальчик, он... абсолютно потерял голову. И я сама схожу с ума от всего этого. Вы должны убрать его от меня!

- Мисс Дерлинг! - голос директрисы был неумолим, - Вы - профессиональный преподаватель, и я бы хотела, чтобы вы вели себя соответственно. Это что же получается: мальчик как никогда нуждается в вашей помощи, а вы собираетесь повернуться к нему спиной? Такое поведение недопустимо. Джонни останется в вашем классе. Работайте с ним. Помогайте ему. Справляйтесь со своими обязанностями, - она демонстративно вручила ей обратно неподписанный бланк, давая понять, что разговор окончен.

Вздохнув, Дэбби поднялась на ноги, и, качнувшись на каблуках, двинулась к выходу.

- Да, кстати, Дэбби, - окликнула ее директриса смягчившимся голосом, встав из-за стола, - Чудесное платье. Вы в нем выглядите просто потрясающе, - она ободряюще улыбнулась учительнице на прощание.

Выйдя из директорского кабинета, Дэбби прислонилась к стене в коридоре и попыталась собраться с мыслями. Что-то было не так. Учащихся то и дело переводили туда-сюда. Почему она отказалась перевести Джонни? Директриса была так непреклонна в этом вопросе. Однако, она восприняла с одобрением ее сегодняшний наряд. В былые времена, за появление на работе в такой одежде ей бы как минимум влепили официальный выговор и отправили домой переодеваться. Но сейчас она получила от директрисы лишь одни комплименты.

Непойми-откуда пришла бессвязная мысль, что она и правда выглядит просто потрясающе. Дэбби постаралась выкинуть ее из головы. Она провела руками по своему платью, разгладив мягкую ткань и полюбовавшись тем, как оно подчеркивает контуры ее бюста...

С некоторым трудом, ей удалось прогнать посторонние мысли и вернуться к насущным проблемам. Все-таки была еще одна странная деталь, на которую она поначалу не обратила внимания - касаемо директрисы. Когда та сидела за своим столом, это не было заметно. Но когда директриса встала, было видно, что ниже элегантного черного костюма, на ее ногах были сверкающие красные босоножки, на платформах и острых шпильках. Дэбби скомкала в руке бланк запроса о переводе и, выкинув его в корзину, направилась обратно в класс...

Часть 4

Во вторник утром Дэбби сидела у себя в кабинете и работала над планом занятий. Вернее, над тем, что теперь условно называлось ее планом занятий. По правде говоря, она сидела за столом, подперев голову рукой, и рисовала цветочки и сердечки на полях. Она была абсолютно не в состоянии работать. Чувство приятной расслабленности не отпускало.

Ее уроки все дальше отклонялись от нормы. Вчера она сообщила изумленным старшеклассникам, что главной темой "Ромео и Джульетты" является секс. Жаркий, безумный секс. Запретный секс, потрясший обе семьи, что только делает его еще более притягательным. Она прохаживалась туда-сюда перед классом в зауженном костюме с супер-короткой юбкой. Под ее жакетом не было блузки, но она не забыла надеть блестящие чулки со швом сзади, и свои любимые кожаные сапожки. Сапоги были черными, сверкающими и очень узкими, а их каблуки с платформами будто возносили учительницу на пьедестал перед классом.

- Вся эта пьеса о похоти, о самой что ни на есть бесстыдной, всепобеждающей похоти, - объясняла она, наслаждаясь самим звучанием слова, - Похоть и снова похоть. Похоть как высшая ценность. Джульетта и Ромео настолько хотят друг друга, что разлучить их не способно ничто. Ни их дебильные родители, ни замшелое общество, ни даже ложное целомудрие Джульетты. Их плотское вожделение настолько сильно, настолько горячо, что они пойдут на все, дабы достичь удовлетворения, - она медленно просмаковала это слово, - Да, именно секс - вот о чем вся эта история. Секс и еще раз секс - вот чего хочет Ромео, и то, что готова ему дать Джульетта. И если бы не извращенная натура их нездоровых семей, они бы жили да трахались долго и счастливо.

Она облокотилась на стол, скрестив ноги. Впечатляющие полушария ее груди явственно выпирали сквозь застегнутый на одну пуговицу жакет, под которым не было ничего, кроме красного бархатного бюстгальтера, кружевные края которого тоже предательски выглядывали из глубокого выреза. Учительница окинула класс взглядом, довольно улыбаясь. Похоже, она установила новый личный рекорд по числу вызванных стояков в классе. Даже некоторые девушки, как казалось, немного возбудились.

Мечтательные воспоминания Дэбби прервал голос, раздавшийся от входной двери.

- Мисс Дерлинг! Мне надо с вами поговорить.

Дэбби подняла взор и увидела стоящего в дверях Джонни, на лице которого пребывало обеспокоенное выражение. О нет, опять. Ее пульс немного участился.

- Джонни, это не может подождать? Я сейчас ужасно занята учебными делами и...

- Пожалуйста, Мисс Дерлинг. Это очень важно, - он зашел в кабинет и прикрыл за собой дверь.

- Что стряслось? Что такое важное? Джонни, бога ради, успокойся и расскажи по порядку!

Он провел ладонью по своим волосам.

- Мисс Дерлинг, помните, как мы говорили о том, что мне нужно найти девушку моего возраста? Ну и как мы с вами, типа, практиковались в поцелуях, чтобы я знал как это делать?

Голос Дэбби смягчился

- Я помню.

Помнит ли она? Она до сих пор не пришла в себя после прошлой "тренировки". Сердце Дэбби забилось еще чаще.

- Ну, понимаете, в чем дело... Я поговорил с некоторыми девушками из своего класса, как вы сказали, и я встретил одну девушку, которая, ну... очень красивая, и мы с ней, ну это... поцеловались, и, в-общем... - он смотрел в пол и ковырял ботинком щели между плитками.

- В чем дело, Джонни? Что случилось, когда ты поцеловал эту девушку?

Дэбби ощутила острый приступ возбуждения от этого признания Джонни. Что чувствовала та девушка, когда Джонни ее целовал? Была ли это та симпатичная скромница, с которой она заметила его недавно? И не она ли явилась вчера в класс в обтягивающих джинсах с безумно заниженной талией, смотрясь неестественно умиротворенной и немного заторможенной?

Джонни вел себя еще более стеснительно, чем обычно.

- Ну, дело в том, что... Мисс Дерлинг, мы целовались и все такое, и было очень здорово, мне очень нравилось, но потом... ну... я стесняюсь сказать...

- Стесняешься? Почему?

- Ну... мой, ну... вы понимаете, о чем я. Он поднялся в штанах. Я... я ничего не мог поделать. Я уверен, она это почувствовала, и я не знал, как мне быть.

Дэбби наконец поняла.

- А. То есть у тебя просто возникла эрекция? Ну, Джонни, милый, это же совершенно естественно, когда ты целуешь девушку, которая тебе нравится. Особенно в твоем возрасте. Я уверена, она понимает это. Ты проводил ее домой потом?

Он выглядел подавленным.

- Эмм, нет, вы не поняли, мисс Дерлинг. Мы не были на свидании. Это произошло, ну... прямо здесь. Несколько минут назад.

- Здесь? В школе? Джонни, ради бога, ты же знаешь, что такие вещи здесь строго запре...

Стоп. Да о чем она говорит? Вряд ли она вправе критиковать Джонни за обжимания в углу с одноклассницей (повезло девчонке!) после того, чем она сама с ним занималась. И не ей осуждать его за непроизвольную эрекцию, в то время, как она сама провоцирует по меньшей мере десяток стояков в каждом своем классе. Она ощущала, как приятное тепло внутри усиливается. Джонни находился с ней рядом меньше пяти минут, и она уже была дико возбуждена.

- Ох. Хорошо, хорошо, неважно. Что... чем я могу тебе помочь?

- Я надеялся, эмм... я, гм... думал, что... эммм... может быть, вы могли бы помочь мне... ну, убрать это как-то.

Направление этого разговора начало беспокоить Дэбби.

- Слушай, Джонни, если ты опасаешься, что кто-то может заметить, то лучшее, что можно сделать - это спокойно посидеть несколько минут и думать об алгебре или молекулярной физике - о чем-то в таком духе.

- Я пытался! - ответил школьник, - То есть, я так и пытался поступить, понимаете? Я начал думать об истории, потому что она, ну... типа, скучная и все такое, но потом я стал думать о королеве Елизавете, а потом стал думать о Шекспире, а из-за Шекспира я стал думать об английской литературе... и потом я начал думать о вас, мисс Дерлинг. И тогда у меня, ну... опять все поднялось, - он повесил голову, сильно покраснев.

- Джонни! Ты имеешь в виду... ох, - она, наконец, заметила, куда был направлен взгляд Джонни все это время. Подол ее обтягивающего мини-платья опять задрался и обнажил подвязки чулок. Тонкая ткань платья нежно обнимала все изгибы и выпуклости ее тела и отказывалось прикрывать больше чем несколько сантиметров ее ног, словно не в силах скрывать такую красоту.

- Мне очень жаль, Мисс Дерлинг, - пробормотал Джонни, - Но вы такая красивая. Я... я от вас так возбуждаюсь. Ничего не могу поделать с собой.

- Что ж, Джонни, милый, я... эмм... я могу это понять, но... но ты не должен... не должен... ты... о боже, - ее взгляд упал на его штаны, выпуклость в которых было трудно с чем-либо спутать, - Ох, Джонни, дорогой мой, у тебя действительно, ммм, большая... проблема. Может быть тебе стоит, знаешь, ну... немного постимулировать себя пока... ну, чтобы проблема разрешилась.

- Я надеялся, - застенчиво сказал Джонни, - Что вы сделаете это для меня.

- Я?! Джонни, да что ты себе позволяешь! Я... я твоя учительница, я никак не могу взять твой твердый член... то есть, твой, твой пенис... то есть, взять его в руки и... и, наверное, стимулировать его до тех пор, пока он не... ох, блять, что со мной... - голова Дэбби кружилась, словно в водовороте. Она тяжело дышала. Ей казалось, словно весь воздух пропитан афродизиаками, которые проникали в нее с каждым вдохом.

Он шагнул к ней.

- Пожалуйста, мисс Дерлинг. Я уверен, у вас получится гораздо лучше, чем у меня самого. Если вы мне поможете, я буду знать, как мне вести себя с другими девушками.

Такой аргумент был тоньше, чем лист бумаги, но Дэбби ухватилась за это объяснение, как за спасательный круг.

- Что ж, да, да, тогда ладно, - быстро согласилась она, пытаясь скрыть свое возбуждение, - Я полагаю, что... что я могу, но всего один раз, разумеется... Ну, просто чтобы ты знал, чего следует ожидать.

Она протянула руку к ширинке его спортивных штанов. Трусов на Джонни не было. Его юный член тут же выпрыгнул, распрямившись из ширинки прямо в ее руки. С уст Дэбби сорвался возглас легкого удивления. Она начала легонько массировать его, слегка поглаживая. Джонни довольно дернулся.

- Вот так, видишь, милый, это просто. Девушка ласкает тебя вот так, сначала медленно и нежно, чтобы твое возбуждение потихоньку нарастало, и тебе было хорошо. Тебе же сейчас хорошо, да, Джонни?

- Мммммпф! Ох, да, да, Мисс Дерлинг, это чудесно!

- Замечательно. Теперь я немного ускорю темп, и тебе станет еще дучше, - ее наманикюренные пальцы нежно скользили вверх-вниз по его стволу.

Сознание Дэбби проваливалось в водоворот. Чувство сексуальной эйфории, в которой она купалась все последние недели, стало сильным, как никогда раньше, окутывая ее тело и душу, словно мягким пуховым одеялом, гасившим на корню все попытки рационально мыслить. "О господи, только посмотрите на меня," - пронеслась мысль, - "Я дрочу его член. У меня через пять минут урок, к которому я совершенно не готова. А я дрочу у своего ученика в соседней комнате."

В любой момент в класс могли начать заходить первые школьники. Дэбби услышала, как Джонни простонал над ней, и бездумно улыбнулась. Она уже быстро и сильно надрачивала его одной рукой, наклонившись вперед, сидя на стуле, широко расставив ноги на огромных каблуках, позволив своему короткому платью задраться почти до пояса. Она была уверена, что демонстрирует школьнику свои кружевные стринги, но была слишком опьянена удовольствием, чтобы думать об этом.

На головке его члена появилась капля смазки, повисшая как росинка. Дэбби зачарованно глядела на нее. Ее руки не останавливались ни на мгновение. Джонни непрерывно стонал и вздыхал над ней. Она наклонилась еще дальше вперед и высунула язык, чтобы слизать увенчавшую упругий стержень каплю.

"Мне не стоило этого делать," - укоряла она себя, - "Мне не стоило даже на секунду прикасаться к нему языком, потому что (чмок) вот так, чтобы убрать эту... о, еще одна капля, я не должна этого делать... (чмок, чмок) это выглядит почти как будто я целую его член, целую его большой твердый фаллос, его чудесный большой ствол, который я ласкаю рядом со своим классом и... мммммм... вот еще немного.. (мнмм, чмок) и если я продолжу (чмок, чмок)... своим языком и... и своими губами.... (шлеп) ...божественный член Джонни, то он... (чмок, всссслурп, всслурп) ох бляаать, я так распалена, я сама сейчас кончу, и... и еще такое чувство, будто я уже кончила... такое ощущение... невесомость... я бы взлетела в небо, если бы не этот восхитительный, совершенный орган у меня в руках, но если я не остановлю... (чмок, чмммок, вссслурп) ...эти движения моих губ, то Джонни захочет, чтобы я приняла его прямо в горло, глубоко в глотку и сосала сосала сосала! пока он не кончит и я... (чмок, всссс, всслурп) ...я не должна, правда не должна этого делать, потому что... потому что... потомууууууу!! мммммммм..... мнанмнмнмнам.... мнмнмнм.... "

- О-охх, о, мисс Дерлинг, оххх, это невероятно! - приговаривал Джонни, глядя на то, как его член скользит туда-обратно между ярко-накрашенных губ учительницы. Ее длинные волосы разлетались в стороны по мере того как она ритмично насаживалась ртом на его стержень. Одна ее рука продолжала подрачивать его там, где не доставали губы. Другая рука обвила ученика сзади, яростно притягивая его еще ближе.

Джонни начал дрожать.

- Мисс Дерлинг, мне кажется, о боже, я сейчас...

На мгновение Дэбби замешкалась, в неуверенности, стоит ли глотать его семя. Джонни, вероятно, заметил это и сказал:

- Нет, пожалуйста, мисс Дерлинг, позвольте мне кончить вам в ротик, всего один раз, пожалуйста. Я слышал, некоторым девушкам это нравится, может и вам тоже... ох, пожалуйста... ох...

Его слова не имели значения, потому что Джонни уже извергался. Дэбби почувствовала, как он весь напрягся, его член дернулся в ее губах, и, спустя мгновение, он выстрелил заряд горячей спермы в ее ждущий рот. Дэбби послушно глотала. Она ощущала, как густая жидкость движется по ее горлу и ее охватывала приятная теплота - совсем не то ощущение, которого она ожидала. Она продолжала жадно и счастливо отсасывать, пока последние капли не упали в ее рот.

Переведя дыхание, Джонни оторвался от нее.

- Спасибо вам огромное, мисс Дерлинг, - поблагодарил он, - Вы мне очень помогли, - застегнув ширинку, он наклонился и жарко поцеловал ее в губы. По позвоночнику Дэбби пробежала сладкая дрожь.

- Можно мы еще раз повторим это как-нибудь? Скажем, завтра? - прошептал он.

- Да... Конечно... Завтра... - ответила учительница, наслаждаясь поцелуем.

Дэбби медленно распрямилась, сидя на стуле, тяжело глотая ртом воздух. В этот момент она согласилась бы практически на что угодно. Она не сразу заметила, что Джонни ушел.

Сногсшибательная темноволосая красотка взглянула на часы. Урок уже начался, она опаздывала. Но им придется подождать еще минуту-другую. Сейчас она была не в состоянии вести занятия. Ее руки скользнули вниз, под подол мини-платья и в насквозь пропитавшиеся влагой трусики. Ее пальцы немедленно начали знакомые движения. Это не должно было занять много времени.

Когда Дэбби спустя несколько минут вошла в класс, ее лицо сияло ярче, чем когда бы то ни было...

Часть 5

Миниатюрная красная машина Дэбби заехала на автомобильную парковку. Она влетела прямо на разделительную линию посреди двух стояночных мест. Незадачливая водительница громко хихикнула.

- Упс! Хи-хи!

Вождение представляло собой отдельное испытание в ее новых сапогах на платформе. Она посидела немного, подпевая вслух незнакомой рок-песне, громко раздававшейся из колонок.

Очередное субботнее утро - и Дэбби снова приехала в любимый торговый центр, продолжая свою бесконечную охоту за новыми фривольными шмотками. Это место нравилось ей из-за большого выбора магазинов с самыми экстравагантными нарядами - одеждой, на которую пару недель назад она бы даже не взглянула. Нынче такие вещи составляли весь ее гардероб. Она покупала новую пару обуви примерно каждые три дня. Это обходилось гораздо дороже, чем она могла себе позволить, но Дэбби просто не могла заставить себя волноваться об этом.

Дэбби не могла заставить себя волноваться о чем бы то ни было. Она взглянула вниз, на свои вызывающие, вычурные сапоги. Они имели бежевые голенища из замши до колен, с абсолютно бесполезной декоративной шнуровкой по всей длине спереди. Огромные каблуки-танкетки были выполнены из сплошного куска пластика, немного изогнутые спереди, и резко уходящие вверх сзади, поднимая ее пятки почти на 15 сантиметров над землей.

Сапоги были настолько гротескными, что они уже скорее вызывали изумление, чем были сексуальными. "И именно это" - подумала Дэбби, снова хихикнув, - "и делает их такими сексуальными." Эти сапоги были исключительно неудобными, непригодными ни для каких целей, кроме выставления напоказ их хозяйки. Соответственно, та, кто их носит, должна быть настолько одержима своей внешностью и привлечением внимания, что ничто другое ее просто не волнует. Сапоги словно говорили всему миру: вот женщина, столь жаждущая мужского внимания, что готова пожертвовать своим удобством, комфортом, и даже здравым смыслом, лишь бы заставить вас глазеть на нее. Натягивая их на ноги, Дэбби поняла, инстинктивно приняла, что она теперь была лишь сексуальной игрушкой, созданной только для мужского удовольствия и развлечения. Возможно, именно поэтому она почувствовала такой кайф, когда сделала в них первые шаги.

Впрочем, в последние дни она кайфовала вообще от всего. "Только посмотрите на это платье," - подумала про себя темноволосая учительница, - "Оно едва прикрывает мою промежность." Она провела рукой вниз по мягкой ткани, наслаждаясь ощущением своего тела под ней. Покрытое блестками платье без рукавов было бордовым, с широкой черной молнией по центру. Молния была наполовину расстегнута и сверху, и снизу. Рука Дэбби пробежала по сверкающему чулку и скользнула под подол, где ее пальцы тут же нашли себе занятие. Девушка задрожала от наслаждения.

Всю последнюю неделю стройная молодая учительница тонула в густом тумане сексуального возбуждения. Соблазнительная, эротичная улыбка не покидала ее лица, с которого стерлись все признаки сложных мыслей. Высоченные каблуки поднимали ее куда-то в стратосферу, где всё рациональное сознание женщины отключалось, оставляя место только непрерывному сладкому кайфу. Если она отсасывала у Джонни (что она, разумеется, делала теперь каждый день) то была практически неработоспособна еще по меньшей мере час. Даже проверяя итоговые контрольные, она мастурбировала. Ее уроки превратились в какой-то эротический бурлеск.

Ее уже давно должны были уволить к этому времени. Такое возмутительное поведение неизбежно должно было повлечь за собой разрыв ее контракта как минимум пару недель назад. Возможно, отсутствие санкций было как-то связано с яркими разноцветными босоножками на острых шпильках, которые стала носить внезапно подобревшая директриса со своими все более короткими юбками. Никак не могла ей помочь с наведением дисциплины и Хармони, ныне одевавшаяся только в серебристый, золотой и черный цвета - цвета денег, и заменявшая каждую букву S в официальных объявлениях знаком доллара. Хармони была слишком занята флиртом с каждым школьником заходившим к ней в кабинет, чтобы проявлять интерес к дисциплине.

Дэбби утвердилась во мнении, что ее просто не могут уволить, что бы она ни вытворяла. Это понимание пришло к ней в день, когда она беззаботно присела во время урока на край стола, слегка раздвинув ноги. Забыв, что сняла перед уроком свои крохотные трусики, насквозь промокшие после ее "индивидуального занятия" с Джонни. Ее юбка совершенно ничего не могла прикрыть.

Класс бы шокирован. Одна девушка, спокойная, серьезная отличница, которая с самого начала с явным неудовольствием наблюдала за переменами в стиле и поведении учительницы, резко поднялась и с плохо скрываемым отвращением выскочила из класса. Дэбби тогда очень опасалась, что она может написать жалобу. Сейчас Дэбби вспомнила, что несколько дней спустя заметила эту девушку о чем-то ожесточенно спорящей с Джонни в коридоре. И еще раз видела их беседующими (уже куда более спокойно) в пустом классе на следующий день.

К счастью, эта ученица так и не подала жалобы в вышестоящие инстанции. Более того, она начала приходить на уроки без лифчика. Выглядела она при этом просто зачарованной, словно под гипнозом...

...С трудом сдержав себя, Дэбби оторвала руку от стонущей по ласке влажной щели. Она облизала пальцы, и затем натянула на руки пару розовых кружевных перчаток, аккуратно затянув декоративные тесемки вокруг запястий. Проверила в зеркало заднего вида свою прическу и макияж: ее розовая помада идеально сочеталась по цвету с перчатками. Только после всех этих приготовлений, она осторожно выбралась из машины и приступила к нелегкому женственному искусству ходьбы в своих новых сапогах.

Дэбби выходила, семеня мелкими шажками, из третьего посещенного бутика, уже нагруженая под завязку пакетами с покупками, когда неожиданно едва не налетела на Джонни.

- Здравствуйте, Мисс Дерлинг! - как всегда радостно воскликнул он.

- Э-эм, Джонни, что ты тут делаешь? - спросила Дэбби. Ее пульс участился. Она очень надеялась, что Джонни не станет просить ее сделать что-нибудь непристойное прямо здесь, на публике. Она была уверена, что сделает это.

- А, да моя сестра двоюродная собралась по магазинам пройтись, - ответил Джонни, слегка неуверенно, - Ну и она попросила меня сходить с ней. Кстати, мисс Дерлинг, вы сегодня чудесно выглядите

Дэбби просияла.

- Спасибо, Джонни. Я стараюсь выглядеть привлекательно, даже если сегодня выходной, - она потеребила замок на молнии своего мини-платья. Может быть, Джонни захочет сейчас отвести ее в машину, чтобы получить от нее минет. Она облизнула губы.

- Ах да, мисс Дерлинг, чуть не забыл. Это моя кузина Ванесса. Я с ней сейчас живу. Ванесса, это мисс Дерлинг, моя учительница английского.

Дэбби сперва даже не заметила женщину, стоявшую рядом с ним. Они пожали друг другу руки.

- Здравствуйте, Ванесса, - сказала она, - Надеюсь, мы с вами еще увидимся на родительском... эмм, то есть... в школе... на, эмм... собрании.

Она чуть не потеряла дар речи, внезапно разглядев, как эта женщина выглядела. После того, как Джеральд сказал, что Джонни живет со старшей двоюродной сестрой, она всегда представляла ее как женщину средних лет, в некотором роде способную заменить ему мать. Женщине, стоявшей перед ней, не было еще и тридцати. Она была высокого роста, элегантной и стройной, с копной огненно-рыжих волос и изящными украшениями.

Она была с головы до ног затянута в сверкающую тугую кожу.

- Очень рада с вами познакомиться, мисс Дерлинг, - вежливо ответила Ванесса. Ее грудь тяжело вздымалась под обтягивающим красным кожаным платьем. Каким-то смутным чутьем Дэбби догадалась, что под платьем она носит корсет, - Я надеюсь, Джонни не доставляет вам больших проблем на уроках.

Дэбби мысленно рассмеялась. Проблем? Да, он регулярно доставляет ей одну большую, мммм, очень большую проблему. Но вслух произнесла:

- О нет, что вы, никаких проблем. Образцовый ученик. Я бы хотела, чтобы в классе было больше таких, как он.

Конечно, и тогда она бы полностью свихнулась за пару недель.

- Я так рада это слышать, - вздохнула ее собеседница. Она мягко улыбнулась. Ее глаза были полуприкрыты и затуманены. Дэбби подумала, что женщина выглядит так, словно приняла большую дозу сильнодействующего успокоительного, - Я так хотела бы, чтобы Джонни смог обустроиться в школе. У него была такая тяжелая жизнь.

- Ну, нам пора идти, - прервал ее Джонни, - Рад был снова увидеть вас, мисс Дерлинг. Кстати, во-он в том магазине вы можете найти пару очень симпатичных нарядов. И не забудьте отменить урок литературы во вторник! - он положил руку на плечо Ванессы и мягко развернул ее.

- Не забуду, - ответила им вслед Дэбби.

Стоп! А почему, собственно она...

Она смотрела вслед удаляющейся по коридору пары. Ванесса была на голову выше своего кузена. Обтягивающее платье и тугой корсет придавали ее фигуре подчеркнуто сексуальную форму "песочных часов". Она перемещалась, покачивая бедрами, маленькими шажками, еще более ограниченными ее невероятно узкой длинной юбкой и острыми шпильками. Дэбби заметила, как рука Джонни соскользнула с ее плеча и по-хозяйски легла на обтянутую тугой кожей попку.

"Блин, я опять расочегарилась, " - подумала она про себя и бессильно захихикала...

*******

И вот сейчас, спустя три дня после этого, она стояла на коленях посреди своего кабинета, и с энтузиазмом делала Джонни его ежедневный минет, который почему-то доставлял ей ничуть не меньшее удовольствие, чем ему. Она обвела языком вокруг головки его члена, слизывая последние капли спермы. Наконец, убедившись, что она собрала до последней капли всю драгоценную жидкость чудесного фаллоса Джонни, Дэбби неохотно позволила ему выскользнуть из ее губ. Джонни прислонился к ее столу, тяжело дыша. Он выглядел немного смешно со спущенными штанами.

Дэбби присела, не поднимаясь с колен. Она ощутила прохладное прикосновение своих белых сапог к покрытой нейлоном колготок попе.

- Джонни, милый... - произнесла она, пытаясь перевести дыхание, - Мне кажется, тебе... надо бежать на урок...

"...чтобы я могла порукоблудить минут пять перед моим следующим уроком" - подумала она про себя.

Он медленно наклонился, чтобы подтянуть спущенные штаны. Дэбби понимала, насколько расслаблено он себя ощущал в эти мгновения.

- Мисс Дерлинг, это было... великолепно! - сказал он, - Но нам некуда торопиться. Вы же отменили следующий урок, помните?

Она отменила? Ах да, она отменила. Джонни же попросил ее отменить этот урок - и естественно, она сделала, как он просил. С усилием, она смогла подняться на ноги, пошатываясь, дойти до стула и рухнуть на него.

- Зачем... зачем я отменила урок? - спросила она заплетающимся языком. На самом деле, ей было все равно. Ей было так хорошо...

- Мисс Дерлинг, - начал Джонни, все еще подчеркнуто-уважительным тоном, несмотря на все, чем все границы, которые они успели нарушить за последнее время, - Есть еще одно дело, с которым, как я надеялся, вы мне согласитесь помочь.

- Конечно, милый. Что угодно, - как хитро с его стороны, просить ее сейчас, когда она не способна даже на малейшее сопротивление. Хотя, ее сопротивление и с самого начала не играло никакой роли. Она полюбовалась узором из крыльев бабочек на боку своего блестящего сапога.

Джонни не стал подтягивать штаны до конца.

- Ну, видите ли, такое дело... Если я начну встречаться с девушкой, и, ну... я нравлюсь ей, она нравится мне, и... ну, в общем, рано или поздно мы захотим, ну... ну, вы понимаете, сблизиться.

- Ммм-угумммм, - Дэбби лениво подумала, кто же эта счастливица. Может быть одна из чирлидерш, которые все начали приходить на уроки в своей униформе, но без нижнего белья? Или та угрюмая готичная девушка, которая, судя по ее лицу, поначалу была в ужасе, заметив, как черный цвет в ее наряде постепенно вытесняют розовые, маджентовые и канареечно-желтые расцветки? Или улыбчивая, немного полненькая большегрудая девушка, чьи кофточки с каждым днем становились все более тугими и короткими?

Джонни продолжал:

- Вы научили меня, как надо ее нежно целовать, и, ну... как быть готовым... ко всему, если она поцелует меня, ну... там. Но, блин, я ведь совсем не знаю, как, ну... это самое, заниматься любовью.

Дэбби приложила усилие, заставив свой затуманенный мозг немного сфокусироваться на мысли.

- Ты... ты хочешь, чтобы я научила тебя сексу?

Почему бы нет? Она ведь его учительница, ведь так? Разве она не должна его учить всему, что сама знает? Она попыталась вспомнить, было ли что-то неподобающее в этой идее.

- Ну, не совсем, - протянул он, покраснев, - Не то чтобы прямо научить меня. Но, может вы типа... ну, покажете мне, как... как делать это правильно. Я в общем-то, это... в основном представляю, что там надо делать, но... Это же такая большая разница - думать, что знаешь, как надо, и... делать это в реальности, понимаете?

Дэбби предприняла отчаянную попытку возразить.

- Джонни, нет, - сказала она, почти умоляя его, - Мы... мы не можем этого делать. Пожалуйста, я все еще твоя учительница, а ты мой ученик. Мы не должны были делать ничего этого. Это все была большая ошибка. И потом, мы же только что... то есть, твой... твой... ну, он должен отдохнуть.

- Нет, уже нет, - радостно заметил Джонни, - Только не когда я рядом с вами, мисс Дерлинг. Смотрите, он уже снова поднимается, - он бросил короткий взгляд вниз, - Потому что вы такая красивая.

Дэбби издала беспомощный всхлип. Действительно, молодой член Джонни был уже на полувзводе и быстро продолжал подниматься. Паренек глядел на нее с нескрываемым восхищением. Дэбби запоздало поняла, что ее выставленные напоказ прелести оказывают на него такой же эффект, как и на других учащихся и преподавателей.

- Джонни, - слабо пыталась сопротивляться она, - Я... я не знаю, может все-таки не надо?..

Он уже был почти в полностью боеготовом положении. И Дэбби уже против своей воли дрожала от предвкушения.

- Слушайте, мисс Дерлинг, - сказал ее ученик, - Вам почти ничего не надо делать. Вот, просто сядьте на стол, хорошо?

Он взял ее за руку и, игнорируя ее бессильные протесты, усадил на край письменного стола. Длинные ноги учительницы оказались разведены в стороны, растягивая белую виниловую миниюбку, а Джонни расположился, стоя между них.

- Джонни, нет, - вновь запротестовала она, одновременно обвивая руками его шею, - Это... неправильно. Я твоя учительница. Мы не можем вот так просто мммммммпфф.... - он заглушил ее долгим, нежным поцелуем. Песочный замок сопротивления Дэбби растаял под приливом накатившего на нее блаженства.

- О-о, ох блин, Джонни, - простонала она, когда ученик наконец позволил ей вздохнуть.

- Подскажите мне, что делать, Мисс Дерлинг, - прошептал Джонни, - Будет лучше, если я потрогаю вашу грудь? - его осторожная рука уже проникала в ее короткий топик из белого винила, расстегивая молнию. Лифчик Дэбби был абсолютно прозрачной кружевной сеточкой, ничего не скрывавшей.

- АХ! О да, да, вот так... так... гораздо лу-луучшееееее... - выдохнула Дэбби. Она купалась в переполнявших ее ощущениях, позволяя рукам юноши свободно исследовать ее грудь.

До ее уха донесся тихий шепот.

- Что дальше? - он мягко сжал пальцами один сосок.

- Что дал... АХ!! Что? Ох, ах-х... мммммммм, хорошо, так хорошо... так хорошо... ну, дальше, если ты готов и... ох, блин, но ты всегда готов... - она перевела взгляд вниз, на то, что нащупала ее рука, - Ох, Джонни... ты... вот сейчас ты должен это в меня ввести. Господи, да просто трахни меня!

Опьяненная желанием учительница еще шире развела ноги, притягивая к себе нетерпеливого ученика. Темные колготки блестели в свете ярких ламп.

- Теп... теперь, это легко, дорогой... нет-нет, видишь, там есть вырез... теперь отведи в сторону мои трусики... вот, смотри, вся мокрая и готовая для тебя... Дай, я направлю конец... и теперь вводи... да, вот так, толкай вперед... о-о, о да, глубже, да, до упора... ох, аххх, о да, АААХ!!! - без всяких предупреждений ее накрыл внезапный оргазм.

Джонни крепко держал ее в объятьях, пока она корчилась в сладких судорогах и стонала, впившись зубами в его плечо.

- Вы в порядке, Мисс Дерлинг? - спросил он.

- О-о, ох, еб твою... я... я уже кончила, - ответила учительница. Ее сознание было где-то далеко-далеко, - Никогда... никогда не кончала так... Еще ни разу... Так скоро...

- Вы хотите, чтобы я остановился? - он начал вытаскивать свой член.

- Остано... Нет! - выкрикнула Дэбби. Она обхватила его ногами, чтобы не дать оторваться от нее. Узоры из бабочек засверкали на ее вызывающих сапогах. Она жарко поцеловала его в губы, - Просто отдери меня! - потребовала она, - Еби меня, пока мои мозги не расплавятся!

Он снова вошел в нее до упора.

- Да, вот так, милый, - поощряла его прекрасная учительница, - Вводи медленно и глубоко. Теперь назад, о-о-чень медленно. И снова вперед, ещ... еще раз... вот так, вперед и назад, неп... непрерывно..., - она отчаянно извивалась на столе всем телом, пытаясь принять его член еще глубже.

- Так нормально? - спросил Джонни, - Вам нравится?

Дэбби ответила нечленораздельным стоном. Капли пота покрывали все ее тело. Сквозь туман до нее донеслось внезапное осознание, что движения Джонни были вовсе не похожи на неумелые дерганья неопытного подростка. Он, похоже, знал в точности, как доставить ей максимальное удовольствие. С каждой фрикцией, он немного двигал членом вбок, вырывая из ее уст стоны наслаждения.

- Мисс Дерлинг, - непринужденно начал Джонни ровным голосом, не прекращая яростно сношать ее, - Школьный психолог рассказывал вам, что я был взращен в традициях Элама и Ура, храня религию Первых Богов?

Что? Дэбби была в процессе лучшего траха всей ее жизни, а Джонни внезапно захотел поговорить о своем детстве?

- Я... он.... ах, ммм... говорил что-то про... о-ох, умоляю, сделай так еще раз... он говорил что-то.... ах ах ах ооохх да... о какой-то се... секте.

- Секта? Нет, это не секта! - он особенно сильно вонзил в нее свой стержень, и у женщины поплыли круги перед глазами, - Это древнейшая религия на планете, основанная великой цивилизацией Шумера. Мы поклоняемся Первым Богам, и воздвигаем зиккураты в их честь. Учение почти исчезло, но избранные продолжали хранить его, - он взялся за ее левую ногу и задрал ее вверх, чтобы иметь лучший доступ, другой рукой поддерживая учительницу за низ спины.

- О боже, Джонни, ты... ты так хорошо умеешь, - бормотала Дэбби, - Я... у меня никогда... не было такого... - она чувствовала, как к ней приближается еще один оргазм.

- Я знаю, - спокойно ответил Джонни, - Я обладаю даром Адхафозмы. Способностью приносить удовольствие другим. Мои опекуны распознали его во мне, и взрастили, чтобы я мог делиться им, во славу Первых Богов.

Дэбби скользила вперед-назад на столе под ударами его члена. Ее длинные волосы непрерывно парили в воздухе.

- Это так м-м-мило, Джонни... - вздохнула она, - Это так охуенно мило-о-о-о-а-ах...

Джонни сменил позицию. Не разрывая контакта, он схватил ноги Дэбби и высоко задрал их вверх, опрокинув ее на спину. Бумаги и учебники с шумом посыпались на пол, но Дэбби даже ничего не услышала. Ее груди вздрагивали с каждым ударом атакующего ее фаллоса. Ее гигантские каблуки смотрели точно в потолок.

- На вас снизошло счастье Дара Адхафозмы, - объяснял Джонни, двигаясь все быстрее, - Я... я хочу, чтобы теперь вы помогли мне рас... пространить этот дар на многих, многих других, чтобы они познали... познали учение Ура и Эламмммаааа...

Дэбби чувствовала, что он и сам уже находился на грани оргазма.

- Пожалуйста, мисс Дерлинг, - тяжело дышал Джонни, - Вы... вы поможете мне?

Дэбби ощущала, как к ней стремительно приближается пик наслаждения, смывая все мысли и сомнения, что у нее еще оставались, каскадом непереносимого, непередаваемого блаженства.

- Да, Джонни, да, дорогой, конечно, - скороговоркой прокричала она, судорожно хватая ртом воздух, - Все для тебя! Все, что ты хочешь! Все... Все... Я СДЕЛАЮ ВСЕ!!!

Джонни застонал и бурно кончил внутри нее. И этот последний импульс стал для учительницы финальным ударом. Ее собственный оргазм полностью поглотил ее без остатка. В судорогах чувственного экстаза, она ощутила, как в нее входит изменяющая сознание сила Дара Адхафозмы.

Позднее, отходя от своего божественного во всех смыслах оргазма, ощущая себя как осенний лист, парящий на ветру, Дэбби задумалась на мгновение - что ей придется делать для Джонни? Трахаться с другими школьниками? Соблазнять своих коллег? Лгать родителям и вышестоящим органам, если они что-то заподозрят? А может быть, ей предстоит вообще уволиться с работы и стать для Джонни его личной секс-игрушкой, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю?

Это не имело значения. Она знала - чего бы теперь ни попросил от нее Джонни, она будет рада ему помочь.

Так рада.

End.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | Н.Кофф "Крохотное чудо " (Короткий любовный роман) | | И.Палий "Ведьма в подарок" (Попаданцы в другие миры) | | С.Фокси "Телохранитель по обстоятельствам" (Фэнтези) | | А.Ардова "Мое проклятие. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | С.Вайнштейн "Печать твоего вероломства" (Любовное фэнтези) | | Ш.Галина "Ad memorandum/ Чтобы не забыть." (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"