Зотов Максим Петрович: другие произведения.

Сверхъестественный век

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Сверхъестественный век" это мир, где появившаяся магия стала жестоким подарком. При рождении она чуть не уничтожило человечество, оно сводит с ума и превращает людей в чудовищ, но прирученная, стала спасением. К концу 21 века магия позволила преодолеть последствия своего рождения и продолжить колонизацию Солнечной системы. Научные институты на Луне, Венере и на Фобосе продолжают изучать магию, но за пределами внутренней, безопасной, скрывается смертельно опасная - внешняя. Угроза, нависшая над человечеством осталась, тонкая ткань реальности рвется, безумцы и монстры преследуют свои зловещие цели, и сами законы мироздания сходят с ума. И всему этому противостоят агенты Главного Оккультного Управления. В Сибирских лесах, под небольшим поселком пропадают туристы. От спасателей, отправившихся на поиски, приходит сообщение о паранормальном. На место выезжает вновь созданная группа по особо важным делам под прикрытием. Какую мрачную тайну скрывают Сибирские Леса и к чему это приведет? иконка сделана Freepik с www.flaticon.com

Сверхъестественный век

 []

Annotation

     «Сверхъестественный век» это мир, где появившаяся магия стала жестоким подарком. При рождении она чуть не уничтожило человечество, оно сводит с ума и превращает людей в чудовищ, но прирученная, стала спасением. К концу 21 века магия позволила преодолеть последствия своего рождения и продолжить колонизацию Солнечной системы. Научные институты на Луне, Венере и на Фобосе продолжают изучать магию, но за пределами внутренней, безопасной, скрывается смертельно опасная – внешняя. Угроза, нависшая над человечеством осталась, тонкая ткань реальности рвется, безумцы и монстры преследуют свои зловещие цели, и сами законы мироздания сходят с ума. И всему этому противостоят агенты Главного Оккультного Управления.
     В Сибирских лесах, под небольшим поселком пропадают туристы. От спасателей, отправившихся на поиски, приходит сообщение о паранормальном. На место выезжает вновь созданная группа по особо важным делам под прикрытием. Какую мрачную тайну скрывают Сибирские Леса и к чему это приведет?


Сверхъестественный век

Пролог

     Владивосток – укрепленный порт, перевалочная база перед Японской Зоной Деформации Реальности. Повидавший множество бурь и невзгод на своем веку и продолжающий и поныне, в конце 21 века, спокойно и настороженно всматриваться в Тихий Океан. Днем это респектабельный город, живущий своими делами, торговлей и войной, а ночью, он сбрасывает свой строгий деловой костюм и бросается в омут веселья. Жизнь кипит, ведомая разноцветными неоновыми вывесками, манящих случайных гуляк. Легко забыться и затеряться в водовороте людей, страстей и греха. Отдаться до конца безумному ритму ночного города. Юля, полевой оперативник Главного Оккультного Управления, чувствовала его, но не имела право податься ему. Она, в ночном клубе «Кошкодевочка» напряженно всматривалась в танцующую толпу, пульсирующую в такт новомодной музыке, под вспышки стробоскопов. Людей было слишком много. Юля нервничала. И на это было множество причин. Одна, из главных, заключалась в том, что ей была привычна полевая форма, либо полные доспехи. На крайний случай деловой строгий костюм или спортивная форма. А сейчас она была одета по последней моде - в мини-юбку и крайне легкомысленный топ. Так еще и размалевана, при выключении света её косметика ярко светилась, делая Юлю призрачной гостьей. Мужская часть оперативной группы уверяла её в том, что она выглядит потрясающе, но Юле казалось, что она похоже на отчаявшуюся бабу в погоне за последним шансом, молодящуюся из-за всех сил, пытаясь доказать всем, и прежде всего себе, что она еще ого-ого, не осознавая при этом, как она нелепо выглядит. Если бы не задание, её здесь бы не было. Задание, помимо одежды, была еще одной из главных причин волнения Юли. Из Японской Зоны Деформации Реальности, сбежал Деформированный. Существо, пришедшее либо из других Вселенных, либо из нашего мира, но уже измененное магией. То, что тварь выбралась из пределов охранения, это не страшно. Они выбирались и до этого. Из Японии не куда было уходить – либо в Южную Корею, так и не заселенную после Великой Катастрофы, либо на Хоккайдо и через Сахалин. В обоих случаев их встречали. У мобильного отряда зачистки «Чистильщики» отработаны всё необходимые мероприятия по обнаружению и устранению беглецов. Поймали и этого, но тут возникла одна небольшая проблема. Сбежавший гость не был простым, тупым монстром. Это был разумный полиморф, менявший свой облик по желанию. И всё сели в лужу. Системы наблюдения, предупреждения, агентурная сеть вокруг Зоны Деформации оказались не способны выследить его, он постоянно менял облики, захватывая документы убитых им людей. Пока ГОУ реагировали вместе с местной полицией, он уходил дальше. Его кровавый след тянулся через весь Дальний Восток, пока он не оказался здесь, во Владивостоке. Где и задержался. ГОУ успело взять порт, аэропорты и дороги под усиленный контроль, так что чудовище оказалось в ловушке. Ему бы залечь на дно, но он не смог побороть свою природу. По Владивостоку прокатилась серия убийств. Позволившая напасть на его след, понять, его поведение. Поэтому Юля и находилась здесь, подпадая идеально под описание типичной жертвы полиморфа. Она не была одинока. Множество других женщин – оперативниц, во всех возможных ночных клубов, кафе и ресторанов старательно изображали из себя скучающих, одиноких мадам, ждущих своего принца. Владивостокское отделение ГОУ всем личным составом погрузилось в ночную жизнь, разбросив сеть очень широко. Юля продолжала перебирать причины беспокойства и дошла до номера три. То, что она нравилась инфернальной твари-убийце, меняющий свой внешний вид по желанию. Не являлось ли это поводом задуматься о своей жизни? Плохо это или хорошо? Можно считать комплиментом? Или в её в личной жизни все настолько ужасно?
     -Скучаете? Меня зовут Дима – раздался голос рядом с ней, выводя Юли из размышлений. Она повернула голову и увидела говорившего, и на мгновение, сердце рухнуло вниз. Перед ней стоял Андрей, её умерший муж. Так ей показалось на первый взгляд. Приглядевшись, она поняла, что ошиблась. Но как похож. Молодой, красивый мужчина в расцвете сил. От него исходила такая харизма и мужская сила, прямо как от него. Она закрыла глаза, отгоняя образ мужа в голове, сосредотачиваясь на работе, вспоминая все признаки полиморфов, и открыв глаза, сказала:
     -Скучаю– потом глазами нашла Чзаня, второго агента, страхующего её. Он беззаботно развлекался, и из-за столика, где он сидел вместе с какими-то девицами, одетыми легкомысленно, как Юля, доносился женский смех и обрывки оживленного разговора. Но поймав взгляд Юли, он сразу все понял, и, не показывая вида, расслабленно, распрощался со своими спутницами, беря у некоторых номер, и направился в туалет. Другие агенты, находящиеся в зале и внешняя группа наблюдения тоже пришли в движение. Тем временем Дима продолжил галантно обхаживать Юлю. Он был идеальным мужчиной. Даже догадываясь о его дьявольской природе, она немного подпала под его чары. В приятном разговоре прошел час, они потанцевали. Юли было неловко флиртовать и танцевать, когда двадцать мужиков-
     коллег по работе напряжено следят за ней, ожидая дальнейших действий. Самое паршивое в
     полиморфе было то, что невозможно сказать, что он монстр, пока он не попытается тебя сожрать. Поэтому приходилось ждать, пока Дима не попытается полакомиться Юлией. И это стало четвертым поводом беспокойства. Ждать, пока тебя попытаются убить, весьма волнительно. Ведь ничего нельзя было сделать. Он был классным парнем, приятным в общении. В Федерации Солнечной Системы за это не казнят. Спустя два часа Юля и её новый знакомый покинули клуб. Он вызвался ее сопроводить до дома. Дима старался не быть навязчивым, не форсировать события. Выйдя из полутемного душного клуба, Юля вздохнула полной грудью прохладный, ночной, свежий воздух. Она не любила ночные дискотеки, в том числе, и за эту давящую, задымленную атмосферу.
      -С тобой всё хорошо? – заботливо спросил её новый кавалер.
     - Да, пошли – улыбнулась ему Юля. Ей куртку так и не выдали, у проститутки, одолжившей ей
     наряд, не оказалась нечего накинуть сверху, поэтому она мерзла на ветру. Дима, заметив, что ей холодно, снял с себя пиджак и подал ей.
     -Спасибо– сказала она, надевая его. От одежды пахло приятно мужским парфюмом.
     -Может, вызовем такси, а то ты одета не по погоде – заботливо спросил её кавалер.
     - Нет, я хочу прогуляться. Подышать свежим воздухом.
     -Хорошо – Дима кивнул, и они пошли вниз по улице. Юли было запрещено связываться с остальной группой из-за опасений, что у полиморфа может оказаться чуткий слух, и он может не раскрыть себя, затаиться, так что она вела его по специальному маршруту, где за каждым её шагом следили снайперы, передавая их друг другу, как эстафетную палочку. Она физически ощущала, как на них смотрит сквозь прицел пара холодных и жестких глаз. А он продолжал мило болтать, не выходя из роли галантного кавалера. Она почти в него влюбилась. Человек не может быть настолько милым. Юле уже хотелось, чтобы он не оказался чудовищем. Чтобы всё было, наконец, нормально. Ведь с момента гибели Андрея прошло уже пять лет. Пора задумываться о будущем. Они дошли до парка. Уже два часа ночи. Здесь никого. Всё либо спят, либо гуляют где-то вдалеке. Дима присмирел, резко замолчал и словно начал к чему-то прислушиваться, к чему-то далекому:
      -С тобой все нормально? – Юля встревожилась.
     -Прости. Ты потрясающая женщина. Я не хочу. Не хочу, не хочу, не хочу. Надо остановиться. Но они не простят. Они хотят, чтобы я продолжал, им нужна кровь, им нужна жертвы!
     -Дима, что? Ты меня пугаешь. С тобой все хорошо? – Переспросила Юля, с видимым разочарованием, уже все понимая.
     -Мама хочет тебя. Они не простят. Прости. Ты поймешь. Тебе станет легче – нес бред Дима. И начал меняться на её глазах. Его руки начали удлиняться, превращаясь в острые когти. Лицо поплыло, черты начали стираться, но превратиться ему не дали. Прозвучал выстрел, и голова полиморфа разлетелась. Юля ощутила на своем лице, как что-то липкое окатило её. Монстр упал на спину и судорожно начал биться в конвульсиях, сгребя когтями. Юля уже сняла с себя туфли и весьма бодро убегала от монстра. То, что ему разнесли голову, это не значит, что он мертв. У Деформированных была плохая привычка не умирать. Чутье её не подвело. Полиморф перестал биться и попытался встать на ноги, но снайпер спокойно ему отстрелил конечность, и он опять упал, но весьма бодро пополз за Юлей. Потеряв голову, он лишился разума, и остались у него только инстинкты. Снайпер стал методично вгонять в него крупнокалиберные пули. Стакатто
     винтовки разнеся над парком, превращая чудовище в окровавленную кучу мяса. Юля обернулась, увидела, что он за ней уже не ползет, и остановилась, тяжело дыша.
     -Как ты? – спросил Чзань, выныривая из темноты парковой аллеи. В руках он держал
     элементальное ружье с пляшущим огоньком на дуле.
     -Вроде нормально. Жить буду.
     Мимо них пронесся взвод спецназа. Мгновение и останки ярко вспыхнули, противно
     зашкворчав. Разнесся запах жареного мяса и паленых волос. От него выворачивало.
     -Вот и хорошо – Чзань закинул ружье за спину – Так - как ты развлекалась весь вечер, тебе писать отчет.
     -Развлекалась? Да он меня чуть не убил. И ты тоже время зря не терял.
     -Ты виновата в том, что из всех женщин во Владивостоке он подошел к тебе. У меня почти удачно сложился вечер. Если у тебя не получается с личной жизнью, то не порть её хотя – бы другим. Поэтому тебе и писать отчет. И да, перед тем, как оторвать башку, он был весьма милым парнем. Ты прям, наслаждалась его компанией. Так что развлеклась, теперь и поработай.
     - Ничего себе развлеклась. Он меня чуть не загрыз – Юля замолчала, а потом задумчиво продолжила - Ну да наслаждалась. Он мне напомнил Андрюшу.
     -Ты как? – Чзань сразу убрал игривый тон - Ты же знаешь, что эти полиморфы могут забираться в твою голову. Забирать образы оттуда. Выбрось. Подлые твари. Любят бередить старые раны.
     -Да я понимаю. Зря я на это согласилась. Словно его второй раз потеряла – растерянно, ответила она, смотря на горящий труп монстра.
     -Сочувствую – Чзань положил руку ей на плечо – Ты главная не раскисай.
     -Я держусь уже лет как пять. Чертова работа. Такой привет из прошлого. И знаешь, что самое ужасное? Что он казался нормальным. Милым, приятным парнем. Мгновениями приходили в голову мысль, что всё, наконец, наладится. У них появится новый отец. А потом – бум! И бум, бум и вжик, и треск – последние слова она показала жестами и в конце обвела руками, показывая, как вспыхнуло большое пламя.
     -Опять работа вмешалась в личную твою жизнь. Это твое проклятие. Нужно разделять её и работу.
     -Ой, да пошел ты. Разделишь тут, когда на твое свидание приходит отряд МОЗгов с крупным калибром. Я домой, спать – ответила ему Юля, разворачиваясь.
     -А как - же отчет? – В спину бросил ей Чзань.
     -Пошел ты! Сам долбись с ним.
     -Я напомню тебе утром о нем.
      -Я тебя не слышу. Всё, до свидания.
     На следующее утро, Юлю вырвал из сна звонок. Звонил начальник Сибирского Департамента ГОУ Игорь Сергеевич. У неё сон как рукой сняло. Редко с таких верхов звонили полевым агентом. Либо что-то серьезное случилось, либо что-то приятное. Знаю службу, Юля понимали, что первый вариант. Хорошее тут редко случалось:
     -Да, товарищ полковник? – подняла она трубку.
     -Старший лейтенант Шмыга? Собирайтесь, вы мне понадобитесь. Я собираю группу по особо важным делам. Согласно последнему постановлению. Даю вам два дня на сборы и жду в Новосибирске. Казенную квартиру предоставят. По прилету зайдете ко мне. Удачи. И напишите все-таки отчет, пожалейте Чзаня.
     -Есть, товарищ генерал – только на это ответила Юля. А в трубке раздались гудки.
     -Вот и поговорили – сказала Юля, вешая трубку. Внезапное повышение грянуло как гром посреди ясного неба. Она растерянно оглядела комнату. Опять переезжать. Специфика службы такая, постоянные переезды. Во Владивостоке ей удалось задержаться надолго. На два года. Но и она сама, и её дети понимали, что они здесь не останутся навсегда. ГОУ погонит их дальше. И ничего нельзя с этим было сделать.
     Ровно через три дня Юля вошла в кабинет Игоря Сергеевича в Новосибирске. Собрались быстро. Возникли проблемы с переводом в другую школу, но тут уже подсобило родное Управление. С бытом разобрались быстро, теперь осталось понять, что от неё требуется.
     - Здравствуйте Юлия, присаживайтесь – Игорь Сергеевич кивнул на стул перед собой – Рад, что вы так быстро добрались. Как прошел переезд? Как Света с Колей?
     - Всё хорошо. Дети завтра пойдут уже в новую школу.
     -Я постарался им подобрать её получше. Мы тут, своих не бросаем – Игорь Сергеевич улыбнулся – Не думаете их отдать в Лунную Академию? Я могу постараться выбить место для них.
     -Я не хочу, чтобы они жили, как родители.
     -Это из-за того, что случилось с Андреем, с вашим мужем? – Игорь Сергеевич помрачнел – Отличный мужик был. Жалко.
     -Мне тоже – сухо кивнула Юля.
     -Все равно подумайте об Академии. Образование одно из лучших в Солнечной Системе. Вы и так стоите в очереди, но за ваши заслуги и за то, что вы вдова агента, я могу вполне законно подвинуть вас. Им после этого не обязательно бегать за дефами-монстрами, как вам. Они могут вполне пойти и в гражданские специальности… Так что подумайте. И да, мы что-то отвлеклись. Вы знаете, что такое группа по особо важным делам?
     -Что-то читала, когда училась, но это было давно и не правда, до реформы. Это что-то наподобие личной вашей гвардии?
     -Можно и так сказать – Игорь Сергеевич улыбнулся – Их снова начали возрождать. Полевых агентов нужно разгрузить немного. Слишком много случаев и всякой мелочи. Надо подсобить. Вы становитесь моим личным резервом. Если полевые оперативники не справляются, или я посчитаю, что дело требует личного моего контроля, я посылаю вас.
     -Мои полномочия и состав группы?
     -Полномочия самые широкие. Вплоть до уничтожения городов. Законы, указы и постановления получите потом. А по поводу состава группы – Игорь Сергеевич отодвинул ящик стола и кинул ей папку. Юля открыла, быстро пролистнула:
     -Разрешите вопрос? Вроде бы в особо важные должны отбираться самые опытные и лучшие
     оперативники- с этими словами Юля вытащила из папки досье молодого парня, только – только
     выпустившегося из Академии ГОУ и положила его на стол перед начальником – Что это за молокосос и что он забыл в группе?
     -Этот молокосос мой внук.
     -И вы решили его по блату запихать ко мне? Не слишком опрометчиво? Суть группы, что она идет в самое пекло. Или вы его закалить хотите?
     -Не по блату. Он даже не знает, что я его дед. После того, как мой сын погиб, его жена прервала со мной всё контакты. Мы не общались лет пятнадцать. Она до сих пор винит меня в его гибели. И Паша не знает, до кого дослужился его дед. А сам, с большим скандалом пошел в агенты.
     -Я вам сочувствую, но какое это дело имеет ко мне? Я с ним нянчится не буду. Да и слухи пойдут.
     -А вам нянчится и не надо. Он лучший на курсе. Да я и не прошу особо многого. Мне будет спокойнее на душе, если он с вами.
     -То, что он лучший на курсе и то, что творится в поле, на реальном деле, это большая, большая разница. Лучше отправьте его в полевую группу, пускай там пообтесается, а потом можно ко мне.
     -Отказано.
     -Игорь Сергеевич, если он вам дорог, то передумайте. Нет никакой гарантии, что он справится. Группа может погибнуть, либо он сам из-за своей не опытности. Передумайте, пожалуйста.
     -Юля, не спорьте. Он будет в группе – Игорь Сергеевич сложил руки и положил их на стол. Было видно, что решение по поводу Паши было тяжким, и он принял его с превеликим трудом. - Хорошо. Надеюсь, мы не пожалеем о вашем решении. Идем дальше.
     - Жано Кикабидзе – Юля достала его досье - Работала, знаю, хороший, опытный оперативник в летах. Может даже руководить группой. Военный куратор Франц Рейнхард. Казанова. Тоже неплохой спец. Солдат отличный. И… О нет. Юля достала последний листок и закрыла лицо руками:
     -Только не он. Пожалуйста, черт с вашим внуком, но только не Шута.
     - А чем вам не угодил Нурсултан? Вполне крепкий профессионал, прославившийся своей исследовательской работой.
     -Вы и без меня знаете, что исследуя магию, они не деформируются, но сходят потихоньку с ума. Поэтому их и переводят с исследовательской работы на полевую. Комиссия признает, что он способен работать в обществе и давай, спасай мир. И вы его комиссовать не можете. Его уже при выходе из дверей ГОУ будут встречать. От бизнеса до банд и «Стражей Бурной реки». Человек с его знаниями опасен, поэтому тут либо пулю в голову, либо держать до последнего и на пенсию под надзор.
     -Вы же с ним работали? То дело с тетрадью? Вы тогда отлично справились. Нурик
     показал себя великолепно, как и вы. И он необходим группе по особо важным.
     -Даже так, необходим? – Юля задумчиво - Профи он отличный, я не спорю, я больше беспокоюсь, как он общается.
     -Вы же сами знаете, что он действует адекватно. В общение невменяем, признаю, но это не влияет на его профессиональные качества. Всё, хватит – Игорь Сергеевич положил руки на стол – Я тут с вами не намерен обсуждать состав группы. Кого дал, того дал. И так с трудом выбил людей из полевого отдела. Идите. Вы профессионалы, должны сработаться. Познакомьтесь с группой. Нормально. И да, знаете, наш центральный Сибирский архив?
     -Бывала пару раз, а что?
     Игорь Сергеевич широко улыбнулся:
     -Есть одно дело.
     Прошло две недели. Очередная кипа старых, бумажных документов упала на стол, поднимая кучу пыли. На обложке, сверху, было написано «Особо Секретно» и ФСБ России.
     -Вот держите новую партию – хмуро сказала Юля, кинувшая пачку бумаги на стол. Старый
     хрыщ, Игорь Сергеевич загнал их сюда, в архив, заставив заниматься оцифровыванием. Дескать, пока для вас работы нет, помогите архивистам.
     Они застряли на долгие две недели. Зря она с ним поспорила. Юли казалось, что архивная пыль уже въелась в её кожу и волосы. Она хотела действовать, выслеживать, расследовать, а вместо этого сидела здесь, под лампами, перебирая пожелтевшие листы. Но в этом был плюс. Она
     хотя-бы начала видеться с детьми. Её мысли прервал Нурик:
     -У нас было пятьдесят бумаг, взяли мы одну, осталось сорок девять – пропел он, с деланным энтузиазмом беря самый верхний документ и запихивая его в сканер. Как Юля и думала, Шут оказался самым раздражительным членом группы. Проведя семь лет на Луне, исследуя Бога Азартных игр, он виртуозно научился владеть запрещенной магией, играть в азартные игры и парочке карточных фокусов. Он бы и дальше сидел на Луне, продолжая исследования, но опасаясь за его психику, его перевели на полевую работу. Используя свой опыт и знания, он стал отличным агентом, но в общение он был ужасен. И больше всего доставалось Юли.
     -Как же ты надоел – со вздохом сказал Жано, не отрываясь от чтения электронной книги. Это был её заместитель, бодрый мужичок лет под пятьдесят. Самый опытный в ее группе, повидавший в жизни всякого, выросший в военном городке на Кавказе во времена Катастрофы. Как говорится, тертый калач, с детства повидавший и прошедший через многое. Вот он наслаждался временем, проведенным в архиве. Никто не пытался его убить, не надо никуда бежать, думать, рисковать. Просто сиди и отдыхай, чем он и пользовался.
     -Ага – согласился Паша, не отрываясь от просмотра новостной ленты какой-то соцсети. Самый молодой из них, тот, кого не должно быть здесь. Несмотря на беспокойство Юли, пока от него не было проблем. Спокойный, молчаливый парень. Каким он будет в деле неизвестно. Это тревожило её.
     -А вы бы то же делом бы занялись – Юля лениво взяла вслед за Шутом очередную бумагу.
     -Нам сказали оцифровывать документы, но не поставили четких сроков. Проверяющих тоже нет. Следовательно, торопиться не куда. Если мы всё выполним быстро, то нас опять куда-то запихают – нравоучительно сказал Жано – Молодежь, вечно куда-то торопится. Посидим, отдохнем. Работа делается, деньги капают, и хорошо.
     - У нас было сорок девять бумаг, взяли мы одну, осталось сорок восемь – фальшиво продолжал петь Нурик, продолжая сканировать. Где-то на потолке гудел вентилятор. Прожужжала муха.
     -Кстати, а где Франц? – спросила Юля
     -Так он придан нам. Где-то на военной базе, тренирует новобранцев. У него есть более важные дела, чем здесь сидеть. Он понадобится, появится – ответил ей Жано, не отрываясь от книги. Паша посмотрел на часы своего смартфона – «13:48 11.07. 209Х»:
     -Пора идти обедать.
     -Мальчик проголодался – Шут убрал бумагу со сканера – А он прав. Нужно пойти поесть. А эти бумаги, куда денутся? За сотню лет не пропали и сейчас не пропадут.
     Юля тяжело вздохнула:
     -Ладно, пошли на обед. - Даже командир поддерживает. – Шут даже повеселел – Правильно, нужно заботиться о людях. Без этого не куда. Да, Юля?
     Она промолчала, направляясь в столовую.

Глава 1

     Дежурный Центра Наблюдения лениво смотрел на экран компьютера, периодически бросая взгляд на большую карту Сибирского департамента, выведенную на гигантский экран перед ним. Сейчас он показывал 4650 красных точек, обозначающих людей, находящихся в тайге. В связи с паранормальщиной, расцветший буйным цветом после Великой Оккультной Катастрофы, всё люди, покидающие города и деревни, подключались к «Оку» - к навигационной службе, отслеживающей положение людей и их здоровье. Вынужденная мера, позволявшая быстро искать людей и реагировать на аномальные события. Опасность могла прийти откуда угодно, и наблюдением за безлюдной глушью придавалось особое значение. Оператор центра, вслед за Дежурным, скользила взглядом по карте, привычно выхватывая точки. Ничего не обычного. Кроме очередных охотников-грибников, заблудившихся под Хабаровском и петлявших последние два часа, несмотря на всё инструкции. Вздохнув, она, включила, в очередной раз, тангенту гарнитуры и позвонила им, объясняя, опять, как выйти на дорогу:
     -Таня, что у тебя? Они выйдут или нет? – Дежурный раздраженно на карту. - Так пытаются. Все уже выслушали от меня. И куда идти, и зачем. Даже зачитала им лекцию о безопасности. А они… Опять очередные клоуны, думающие, что они умнее всех и не взявшие карты. Как вообще можно заблудиться сегодня? – в сердцах ответил оператор. Её можно было понять. Люди не переставали попадать в истории в тайге, блуждать, калечиться и погибать, несмотря на конец 21 века, и наличия, как и навигаторов, так и магических карт, показывающих местоположение и направление до ближайшего дома с людьми. Человеческая глупость неистребима.
     -Кроме этих полудурков, происшествий не случалось? – раздался голос Дежурного. - Кроме них, ничего серьезного. Пара ДТП, пара травм, но ничего такого… Оператора прервала сирена тревоги негромким, предупреждающим писком. Ярко-красная точка на карте зажглась и погасла, мигнув зловещим цветом: -…Не случилась – договорила она. Её руки быстро запорхали над клавиатурой:
     -Сигнал пришел из под Лесоянска. Небольшой поселок городского типа. Население полторы тысячи человек. До ближайшего другого населенного пункта 250 километров – кратко доложила она – сигнал пришел и пропал.
     -Пропал? – недоверчиво переспросил дежурный,
     -Так точно. Вывожу на экран – на экране появилось светящаяся точка, а потом она погасла – записываю координаты, откуда пришел сигнал.
     -Отправляй сразу местным и поисковикам – приказал дежурный. Случалось всякое конечно, но появление и пропажа сигнала «Ока» - это странно. А любое странно сегодня равнялось плохому.«Око» создавалось так, чтобы постоянно работать. В любых условиях. Само оно вживлялось в человека при рождении, и начинало работать, как только он покидал черту населенного пункта. В большинстве случаев сигнал переставал работать только в одном месте - в Зоне Деформации Реальности. Либо если человек сам добровольно решил скрыться от них. То и, то не сулило ничего хорошего. В окрестностях Лесоянска, густо заросшими лесами, девушка устало повалилась на землю. Она тяжело дышала, пот заливал её лицо. Она долго бежала. Трясущимися руками она достала телефон и посмотрела на экран. Сигнала связи не было. А он везде был. С самого детства, она могла позвонить. Где угодно, даже в глухой, сибирской тайге, за тысячи километров от людей. До этого момента:
     -Давай, ну давай, ну милый, ну включайся – ласкова начала уговаривать она телефон. Он остался безучастным к её мольбам.
     -Тупая железяка, работай - в сердцах крикнула она. И тут же испуганно осеклась, со страхом осмотрелась. Но лес была равнодушен. Значит эти уроды её еще не нашли. Девушка была на грани истерики, её трясла мелкая дрожь. Где-то треснула ветка, и вспорхнула птица. Она оторвалась от телефона, и в страхе рванула дальше. Лишь бы успеть добежать до людей, до помощи – она молилась про себя. Но что-то сверху пролетело между ветвей, с дерева на дерево и черной стремительной тенью упало на неё, и под дикие крики поволокло в глубину леса, несмотря на всё ее сопротивление. При ударе девушка выронила телефон, и он так и остался лежать на земле, показывая разбитым экраном довольного котенка и время «14:02 11.07 209Х».
     Где-то спустя четыре часа в Лесоянск прибыла поисково-спасательный отряд. Быстро организовав местных, они начали прочесывать лес. Спустя три дня на стол Игорю Сергеевичу лег доклад от поисковой группы:
      «Записка от поисково-спасательной службы от 14.07 209Х.
      Получив сигнал от Центра Наблюдения о появлении и пропажи сигнала с «Ока», ближайшая свободная группа ПСС отправилась в Лесоянск на выяснение причин произошедшего. С момента прибытия в поселок, наблюдались паранормальные явления – туман, не характерный для этой местности, ухудшения погоды. В лесу виднеются тени. Периферийным зрением людьми замечается какое-то движение в лесной чаще. Лес меняется, словно он живой. Тропинки зарастают. Ориентирование затруднено. Исходя из ситуации и из-за опасения новых потерь среди л\с, ПСС вынуждена прекратить поиски и покинуть Лесоянск.»
     Отложив в сторону записку, Игорь Сергеевич набрал номер Юлии:
     -Собирайтесь, есть работа – сообщил он – Всё данные отправляю. Разберетесь на ходу.

Глава 2

     Ярко-синяя «Газель» с надписью на боку «Канал Охота и Рыбалка» свернула с трассы после дорожного указателя «Лесоянск 50 километров» на узкую дорогу, прорезавшую местные леса и бывшим единственным путем, ведущим в поселок.
     Лесоянск представлял собой небольшое поселение, выросшее из деревни старообрядцев, благополучно пережившей всё катаклизмы, катастрофы и беды последних трех веков. Множество таких маленьких поселков было раскидано по тайге, вдали от больших городов и людей. И Лесоянск ничем не отличался от них. Больше ничего интересного о нем не удалось узнать. Интернет и архивы ГОУ молчали. Обычный маленький поселок городского типа:
     -А чем они живут, в этой глуши? – спросил Нурик
      – Надеюсь, это не очередные выживальщики? С ними трудно иметь дело. Не любят они нашего брата.
     -Не, они без закидонов. В основном выращиванием экологических продуктов – ответил Паша, просмотревший всю информацию по поселку – Сеют, пашут, делают консервы.
     -В глухой тайге?
     -Ага, в глухой тайге. Логистика у них потрясающая. Но дела, на удивление, бодро идут. А еще здесь база отдыха. Развивают экотуризм. Живут потихоньку одним словом.
     -Может ради экотуризма поехали туристы? А их местные –цапи в жертву? – предложил Нурик
     -Не строй предположения. Бесполезно. Приедем, всё выясним. Может, это вина туристов. Жано разберется.
     В Лесоянск Юля отправилась вместе с Пашей и с Шутом, а опытнейший Жано был отправлен Красноярск вместе с Францем на подхвате.
     -Ага, выясним. Искать людей пропавших в ЗДР. Я бы уже похоронки писал родным. Выжить для гражданского в Деформации – это десять процентов или даже меньше. Так что большая часть группы уже мертва.
     -Не хорони их раньше времени – Скривились Юлия – Не хочу я с мертвецами работать.
     -Сама посуди – студенты, семнадцать-восемнадцать лет, идут в лес и пропадают. Пропадают с концами. Поисковики вместе с "Оком" не могут их найти. Начинаются аномалии. Какая вероятность того, что они выжили?
     -Не каркай, реально, достал. Мертвы, мертвы. А тебе какая разница? Сказано найти, найдем – подал голос Паша.
     -Не, мажор, это не накаркивания, а чистой воды наука. Есть такая вещь, как математика, статистика. И весь мой опыт вместе с ней говорит о том, что они мертвы.
     -А что твой опыт говорит о предположениях без фактов? Ведь мы даже доехать не успели. У нас ничего нет, кроме биографий и доклада ПэСэСников. И ты делаешь выводы. С высоты вашего опыта, что видится о таком гадание? – урезонила его Юля.
     -Уела, уела, признаю – Шут достал свои игральные карты и начал их размешивать. Он с ними не расставался, они были его и талисманом, и оружием – Ладно, ладно, замолкаю. Если вы не хотите слушать анализ первоклассного спеца, то, что поделать.
     Юля на него сверкнула глазами так, что он сразу уткнулся в свои карты. Тем временем, чем ближе фургон подъезжал к Лесоянску, тем всё гуще и гуще становился туман. Он появился белесой мутью, но постепенно копился, усиливался, пока не превратился в сплошную белую стену, непробиваемую для света фар. Видимость упала до десятка метров.
     -Тормози – приказала Юля Паше. Машина, скрипнув тормозами, прошуршав шинами по гравию обочины, остановилась. - Вот и начинается цирк – сказал Шут– а мы еще доехать не успели.
     - Деформация? – зачем-то спросила Юля, зная уже ответ.
     -А что еще? Такой туман просто так, днем, не мог образоваться. Магия –Нурик достал очки дальновиденья, одев их на голову, пощелкал режимами - Да, магия. Через обычный туман можно видеть, а этот не пробиваем для приборов.
     -Паша, сними показания – Приказала Юля – он направлен против нас?
     - Не, в честь чего? Мы же журналисты. И кротов у нас вроде нет. Но опять же, я ничего не знаю. Нужно изучать, понимать.
     -Есть – Паша отстегнул ремень безопасности и вышел из машины – Сейчас сниму показания, а потом настрою очки, чтобы можно было видеть.
     -А ты так можешь? – спросил Шут
     -Так ничего сложного на самом деле. Главное, настроиться на волну - с этими словами Паша, открыв багажник, начал копошиться с оборудованием. Юля с Шутом стояли рядом с ним, и непринужденно болтали, но каждый, смотрел за своим сектором, прикрывая спину Паши, и страшно нервничая. Они были слепы и уязвимы, застряв на обочине. А съезжать в лес, зная, что там творится, в неизвестность, куда опаснее. И ехать вперед, наугад тоже. Куда не кинь, всюду клин.
     Как оказалось, туман не только не давал видеть, но еще и глушил звуки. Из густой, молочной пелены выскочил полицейский джип, за ним микроавтобус. Они пролетели мимо телевизионного фургона, но в тумане зажглись красные стоп-сигналы автобуса. Потом белый фонарь заднего хода и колонна подъехала к группе. Из автобуса вышли мужики, вооруженные охотничьими ружьями и автоматами. У каждого на рукаве была красная повязка с белой надписью «Дружина». Они начали расходиться. Разминаясь, болтая друг с другом, всем своим видом показывая, что они не опасны. Но для опытных оперативников ГОУ было понятно, что дружинники расходится по секторам обстрела, чтобы иметь возможность стрелять по ним, не задевая друг друга и не мешая. Хотя они были наспех вооруженным ополчением и не умели притворяться, но свое дело знали хорошо. «Как воевать?» всех учили с детства, поэтому дружинники действовали спокойно и профессионально. Но это не было самое худшее в ситуации. Мужики были напряжены и нервны. Оружия снято предохранителей, пальцы скачут на курках. Они ждали одного сигнала, неверного движения, слова, чтобы начинать стрелять. Следом за дружиной, из полицейского автомобиля вышли двое в форме полиции, с автоматами. Предохранители у них тоже были сняты и состояние, словно они на войне. По их глазам было видно, что они готовы стрелять, от бедра, не раздумывая. И они ищут для этого повод. Один из полицейских, осторожно по дуге, начал обходить микроавтобус, внимательно осматриваясь, а второй, страшно потея, подошел к ним:
     -СтршийсержнтПетров,дкументы – невнятно и быстро он пробурчал.
     -Извините, что? – не поняла его Юля.
     -Документы – повторил он. Он хотел казаться спокойным, но напоминал туго заведенную пружину, готовую вот-вот расправиться. Его напарник уже подошел к «Газели», и заглядывал в салон.
     -А, документы – сказала она – хорошо. Юля медленно потянулась к карману, боясь спровоцировать непонятных людей. Дружинники напряглись, мнимая невозмутимость слетела, их оружие уже поворачивалось в сторону оперативников. Сержант Петров, стоящий перед ней, переминулся с ноги на ногу, готовый броситься вниз, уходя от выстрелов. Юля тем временем запустила руку в карман и медленно достала журналистское удостоверение. Ведь они были съемочной группой канала «Охота и Рыбалка», приехавшим в Лесоянск снять репортаж об экотуризме. Вот и всё.
     -Раскрывай – приказал полицейский, твердым, как ему казалось голосом, но он дрогнул. Его напарник обошел машину и ушел с линии обстрела. Для их расстрела все было готово. Шут задумчиво вертел в руках карты, а Паша растерялся, не зная, что ему делать. Плавно, без резких движений, Юля раскрыла его:
      - Юлиана Петровна – журналистка канала «Охота и Рыбалка».
     -Ага, а они? – спросил сержант, кивая головой в сторону Нурика и Паши.
     -Они тоже.
     -Тоже Юлианы Петровны? – сержант удивленно поднял одну бровь и приказал - Колян, проверь остальных Юль. Зачем вы приехали?
     -Говорю же, снимать репортаж о местных лесах.
     -Репортаж?
     -Репортаж. Мы же об охоте и рыбалке. Поэтому мы приехали сюда. Будем продвигать вас – пояснила терпеливо Юля – А что случилось?
     Эти слова не произвели никакого впечатления на полицейского. Его палец нервно продолжал скакать на спусковом курке автомата, что грозило случайным выстрелом в любое мгновение. Он оценивающе смотрел на Юлю. Повисла напряженная предгрозовая атмосфера.
     -Что случилось, что случилось? В неудачное время вы приехали нас продвигать. Бардак полный. Сейчас поедете в отделение для разбирательств – сказал он, но судя по его тону, никаким отделением тут и не пахло. Скорее, они получат пару грамм свинца и могилу в местных лесах.
     -А зачем разбираться? Мы же спокойно ехали, законов не нарушили. Все документы в порядке, что мы такое сделали? – непонимающе спросила Юля, кося под дурочку.
     -Да тут одни уже приехали, до сих пор разобраться с последствиями не можем.
     -В смысле?
     -В прямом – а потом сержант задумчиво, в сторону -Так еще и девчонка пропала, ищем её.
     -Какая девчонка?
     -Да местная. Дуреха. Сбежала из дома. Собирайтесь. Поедете с нами. Для вашей же безопасности.
     Юля интуитивно чувствовала, что он врет, и краем глаза видела, что Нурик готов применять магию. Он ждал отмашки. Но пока прикрытие не раскрылось, нужно продолжать ввести игру, надеясь, что их не пристрелят.
     Юля не успела ответить сержанту. Из тумана выехала новая машина. Старая, побитая Нива. Мягко и интеллигентно прошуршав шинами по гравию, она остановилась. Из неё вышел мужичок неопределенного возраста, видно, что он был в летах, но ясные, живые глаза, светящиеся мудростью и жизненной силой, говорили, что он еще не старик. Даст фору молодым. В каждом его движении ощущалась сила. Завершал образ длинная окладистая борода. Он внушал уверенность в себе и светился харизмой и уверенностью. С его появлением атмосфера изменилась.
     -Что случилось? – спросил он.
     -Так, это, тут журналисты – ответил ему кто-то из дружинников.
     -Журналисты значит – мужичонка с интересом посмотрел на группу Юли - и зачем пожаловали?
     -А вы собственно, кто? – спросила у него Юля.
     -Извините меня и мою грубость. Мое имя….– Закричала пронзительно птица, и оперативная группа не услышала в этом гвалте, как его зовут – Но, все меня зовут Лесником. Догадаетесь почему?
     -Меня зовут Юля, там Паша и Нурик. Приятно познакомиться. И да, потому что вы лесник?
     -Совершенно верно. Взаимно. Так зачем приехали?
     -Снимать о ваших лесах. По поводу рыбалки и охоты. Если вы лесник, не можете помочь с материалом?
     -О, я бы вам помог бы с удовольствием. Но не сейчас. Не подходящее время.
     -Мы уже знаем. Кто-то пропал?
     -Ага, девушка-подросток. Сбежала из дома. Зря. А до этого пропала группа туристов. Спасатели покрутились тут пару дней, а потом отчалили. Мол, нашли тела.
     -А на самом деле?
     -Не важно – Лесник насупился и посмотрел на них сурово – Вам лучше отсюда уехать. Приедете потом, мы вас встретим, как полагается. А сейчас что, зря народ тревожить. В плохое время вы приехали, нам не до вас. Хотя – бы предупредили.
     -Хорошо, хорошо, мы вас поняли. Но и вы поймите нас. Командировочные выписаны, долго ехали, мы не можем развернуться и уехать. Мы даже вам можем помочь. Потом. Мы устали с дороги. Нам бы до Лесоянска доехать, отдохнуть и хоть что-то снять для начальства. А то нам голову снимут. - Юля начала его уговаривать, понимая, что он шанс разрешить все мирно, без пролития крови и тыканьем удостоверением в лицо.
     -Ладно, я вам не приказываю. Вы вольны делать что угодно. Но прежде чем лезть в лес, возьмите лучше проводника из наших. Времена нынче не спокойные. Лучше меня. Я когда освобожусь, проведу вас по всем рыбным местам.
     -Хорошо– кивнула Юля– А мы можем ехать отсюда? Или нам нужно в отделение проехать?
     Она заметила, как полицейский посмотрел с сомнением на Лесника и как он легким кивком головы отпустил их. Лесник командует местной полицией. Не к добру это. Группа быстро запрыгнула в фургон и оставила позади дружину вместе с полицией. После этого они выдохнули.
     -Дела. Мы до Лесоянскадоехать не успели, а нас уже пытались застрелить – мрачно сказал Нурик– Весело тут.
     -Кто этот лесник? Он явно командует ими всеми. И кто поднял ополчение? Приказ поступал от центра? – Юля вопросительно посмотрела на Пашу. Он был штатным оккульттехником группы и отвечал за сбор и проверку информации.
     -Лесник на самом деле является лесником. Я пробил по базе. Здесь работает. И его отец был лесником. И его дед – Паша оторвался от мини-компьютера – А ополчение никто и не поднимал по приказу сверху. Местная самодеятельность.
     -Династия у нас тут и хмурые местные, вооружившиеся стрелковкой. Судя по тому, что полиция с ними и допустила их к арсеналу, власть тоже прогнулась.
     - Ты еще посмотри, какая от Лесника харизма идет – заметил Шут.
     -Правда, а изменение от использования магии? – Юля задала очередной вопрос, вспоминая внешность
     лесоянцев, стремясь увидеть хоть какие-то аномалии.
     -На первый взгляд, никаких. Если бы его раздеть… - задумчиво сказал Паша.
     -Ага, раздеть. Может еще спросить у них – «Ребята, вы не культисты?» - Нурик засмеялся – Да, культ это, что тут гадать. С такой встречей и с пропажей туристов, тут ничего хорошего и не будет.
     -Мало данных, Шут. Может это просто авторитетный харизматичный мужик, руководящий поисками – кинула мысль Юля -И ты в это веришь? – Шут с интересом посмотрел на неё
     -Конечно, нет. По всем косвенным признакам – это культ. И чтобы они не делали, судя по тому, что здесь творится, у них есть подвижки куда-то. Вот только вопрос, почему спасатели не сообщили о культе? Почему они решили раскрыться? – продолжила Юля
     -Вопрос дня, ради которого мы и приехали сюда. И сейчас мы должны спросить у молодого. Паша, твое мнение?- спросил Нурик, повернувшись к нему.
     -Я тоже считаю, что здесь действует культ.
     -Поняла – Юля замолчала и посмотрела в окно машины, собираясь с мыслями. Там продолжала висеть белоснежная пелена тумана. Но женщина этого не видела. Она в голове прокручивала инструкции, перекатывала полученную информацию, пытаясь понять, как им надо действовать. Открыв глаза, она уже знала, как им поступить:
     -Итак, будем исходить от того, что этот район захвачен Врагом. Действуем пока стандартно, по инструкции. Прикрытие не раскрывать. Друг от друга не отдаляться и держаться в зоне прямой видимости. Безоружным не ходить. О любых случаях голосов в голове, видений и прочего сообщать немедленно. Сейчас приедем в Лесоянск, попытаемся разузнать обстановку там.
     Паша и Нурик знали инструкции, но повторить, никогда не мешало. Беспечность и забывчивость могли очень дорого стоить. Поэтому они ответили:
     -Есть И дальше ехали до Лесоянска в полной тишине. Туман немного рассеялся, но поселок возник перед ними неожиданно. Вроде едешь в лесу, а в следующее мгновение уже мелькают аккуратные, деревянные домики с искусной резьбой на них. Словно они притаились в засаде и ждали момента, чтобы выскочить. Туман рассеялся, и проступили очертания панельных пятиэтажек, возвышающихся посередине Лесоянска. Паша посмотрел на них и спросил:
     -Нам туда?
     -Давай. Там магазины. Не будет так подозрительно, чем если мы будем шляться по улицам.
     - Кстати, шляться по улицам. Вы не замечаете ничегоничего не обычного? – спросил Шут – Кроме классной резьбы. Паша покачал головой.
     -Ну, с мажором все понятно. А ты Юля? Юля отвернулась к окну и еще раз внимательно всмотрелась в пролетающий мимо них пейзаж:
     -Обычный затерянный поселок в тайге. Несколько пустоват… Пустоват – повторила она и мысль, свербевшая её, оформилась – на улицах не кого нет.
     - Ага, молодец, догадалась. Кроме хмурых мужиков с ружьями никого не видно. И то, они стараются не отсвечиваться. Июль же, летние каникулы, время этих сельскохозяйственных штук, жизнь должна кипеть, а этого нет. Понял, Паш? – объяснил специально для него Шут – запомни, мажор. Подобные мелочи важны. Ты их должен видеть и замечать. - Хорошо, хорошо – недовольно пробурчал Паша.
     - А ты Юля. Опытная оперативница, должна же подобные вещи раскусывать на раз, два – сделал он замечание и широко улыбнулся. Он её бесил. Бесил намерено. Даже в этом проявлялся его исследовательский дух. Шуту было интересно, что будет, если вывести Юлю из себя. Но она умела держать эмоции под контролем. Хотя сейчас в ней бушевало пламя и Юля хотела задушить его, она используя ментальные техники, погасила огонь ярости, и, открыв глаза, улыбнулась в ответ Нурику и отвернулась от него.
     -Вот видишь, мажор, что такое профессионал. Непрошибаемая стена, надежная, вселяющая уверенность – поймав очередной взгляд Юли, Шут осекся – ладно, ладно, молчу.
     Паша лихо завернув, остановился на парковке, перед магазинами. Их было здесь несколько, стояли в одном месте, в конце центральной площади. Странности продолжились. Они были закрыты, кроме одного. И в же в центре поселка никто не гулял, кроме вездесущих дружинников.
     -Нам туда – сообщила Юля, показывая на дверь единственного открытого магазина. Войдя, их встретили пустые полки и женщина, сидящая на корточках перед ящиками в центре торгового зала. Она сверялась с электронным планшетом в её руках.
     -Извините, вы открыты? – недоуменно спросила её вошедшая группа. Она испуганно оторвалась от планшета и потеряно посмотрела.
     -Эээ… Нет, нет – она кинула быстрый взгляд на гаджет в своих руках и решительно продолжила – Мы закрыты на переучет. Извините.
     -А что случилось то? Почему все магазины закрыты?
     -А вам какое дело? Закрыты и закрыты. Вы просто неудачно приехали. Инвентаризация.
     -А почему вы нам грубите? – возмутилась Юля. Продавщица оглянулась по сторонам, словно проверяя, что их никто не слышит и заговорщически прошептала:
     -Потому что вы неудачно приехали. Я не знаю, кто вы, но вам лучше уехать отсюда от греха подальше.
     -Вы вторая, кто нам об этом говорит – шепотом ей ответил Шут - но мы не можем.
     -Зря – Продавщица повернулась к ним спиной и опять начала возиться с ящиками – Лучше потом к нам заедете. Когда всё образуется. В конце августа будет праздник урожая. Осенью начнется охота и рыбалка. Грибы пойдут. Тогда вы и приезжайте. А сейчас вам надо уехать.
     -Почему нам надо уехать?
     Девушка отложила планшет и решительно подошла к ним: -А почему вы так настойчиво спрашиваете? -Я не знаю, это вы нас прогоняете упорно. Вот мы хотим и выяснить. Вроде мы люди мирные. Продавщица отошла от них, села на ящик и вздохнула:
     -Простите. Мы здесь всё взвинченные в последнее время. Так много чего случилось. Студенты пропали. Поисковики приезжали, уехали, не кого, не найдя. Тела нашли мол, но мы, то не глупые. Мы знаем, что мешки уехали
     пустые. А теперь еще и девочка убежала в лес. Когда она ушла, мы уже не стали сообщать. А толку? Вот сами ищем. И вы тут приезжаете, здрасьти, пожалуйста.
     -Мы все понимаем. Значит, мы не будем вам докучать. Просто съездим в лес, отснимем материал, если увидим девочку, сообщим вам. При упоминании леса девушка встрепенулась и взволнованно сообщила:
     -Ой, а сейчас то, лес закрыт. В связи со всеми пропажами, запрещено туда ходить. Только поисковым группам.
     -А вот это уже серьезно. И кто запретил? И можно получить ли разрешение?
     -Запретил местный участковый вместе с поисковиками. А по поводу разрешения – откуда мне знать. Мне не нужно в лес. У меня и так дел невповорот. Девушка решительно отвернулась, показывая, что она не намерена продолжать разговор. Группа вышла из магазина:
     -Врет. Здесь что-то случилось – сообщил Паша на улице – и я уже проверил. Никто не давал запрет на посещение леса официально. И как-то она легко выбалтывает всё.
     -Это я немного пошаманил с магией – сказал Шут – самую малость. Шулер должен уметь вызывать доверие, но при этом он не должен попасться.
     -Давайте
      это обсудим в машине – предложила Юля, тревожно озираясь. Пустые улицы Лесоянска оказались при выходе из магазина полны жизни. Хмурые мужики с ярко-красными повязками «Дружина» кучковались вокруг них, постепенно беря их в кольцо. Оперативники поспешно заскочили в машину. Развернувшись, они выехали из поселка, под настороженные взгляды местных.
     -Сто процентов, культ – сообщил Нурик – Сомнений больше нет. Они наблюдают за нами? Паша посмотрел в боковое зеркало:
     -Вроде нет.
     -Не туда смотришь, Мажор – сообщила ему Юля – ты разве не чувствуешь?
     -Что кто-то наблюдает за нами?
     -Да.
     -Вокруг нет ни кого.
     -Никого, кроме леса.
     -Ты думаешь, что лес наблюдает за нами?
     -Не самое безумное, что мне доводилось видеть на этой работе.
     - Значит, они связаны с местным лесом. – Спокойно решил Шут - всё ведет туда. Туристы пропали там, там же наблюдали какую - то чертовщину и местные сказали нам держаться подальше от него.
     -Все сходится. Пока
     -Свяжемся с командованием, скажем, что узнали. А нам осталось понять, почему они сейчас вышли из тени. Судя, по династии лесников, они тут уже давно и весьма успешно скрывались.
     -Да кто знает этих культистов. Они могут спать долгое время, а потом резко активизироваться. Это самое паскудное в нашей работе. Одни сплошные сюрпризы.
     -А мне кажется, что здесь не все так просто – нарушил молчание Паша.- Слишком все гладко пока получается. И уже связываться не надо. Они вышли на связь. В этом районе только что сработал опять аварийный сигнал Ока от машины, попавшей в ДТП. В глубине леса. Она арендована на одного из членов пропавшей группы.
     -Едем к ней. Посмотрим, что случилось. Местным не сообщили?
     -Нет, только нам.
     -Вот и хорошо. Поезжай.
     Паша вызвал на лобовое проекцию карты, выбрал маршрут, и машина повиляла по лесным дорогам, подпрыгивая на ухабах.

Глава 3

     Сигнал сработал не далеко от Лесоянска. Через сорок минут тряской езды по разбитым лесным дорогам, в неровном свете фар, появилась задняя часть джипа, торчащего из оврага. Микроавтобус остановился, и группа смогла оглядеться. Они находились на давней просеке, уже медленно захватываемым лесом обратно. В паре сотен метров высились мрачной стеной деревья. Темнело и стремительно холодало. Не радостная картина.
     -Странно. Вроде бы день, а уже темнеет - задумчиво Юля посмотрела на небо и повернулась к Паше – Запускай дрона. Приведи разведку прилегающей местности. Мне не нужны сюрпризы. Шут, пока Паша занимается этим, садись за руль и готовься сваливать отсюда.
     Сама Юля достала ружье, она с усмешкой посмотрела на «Сайгу -12», ведь они, как и местные, быстро взялись за оружие, и начала осматривать окрестности в поисках опасности. Но ничего не было. Дрон показал, что на километр вокруг никого и ничего не было. Не одного движения. Странно. Лес же. Животные должны были быть. А с другой стороны, хорошо, что их не было.
     Убедившись в безопасности и вооружившись, члены группы вышли из машины и осторожно подошли к разбитому автомобилю.
     -Показания? – спросила Юля.
     -Магического присутствия не обнаружено. Законы физики – в норме – сообщил Паша, смотря на датчик магии, представлявший собой измеритель постоянного ускорения – прибор становился вертикально, внутри него вниз падал свободно шарик и датчики измеряли его скорость, сверяясь с таблицами значений. Магия меняла законы физики в момент сотворения волшебства, и эхо замены должно было сохраниться.
     -Хорошо, стой здесь – приказала ему Юля. Вместе с Шутом, как опытные оперативники, они начали обходить джип по дуге, каждый со своей стороны, внимательно все высматривая. Это занимало время, но перестраховка и следования правилам вбивалась в каждого агента ГОУ с ученической скамьи. Это был единственный способ дожить до пенсии.
     Вскоре донеслось сообщение «Чисто» от их обоих. Аномалий и неприятных сюрпризов не обнаружено. Можно заняться изучением разбитой машины.
     -Паша подгони поближе микроавтобус и не глуши его. Оставь открытым дверь – приказала Юля. В этом лесу она была сверх осторожна. Если культ имеет корни отсюда, то стоило перестраховаться вдвойне. На всякий случай.
     Выполнив все необходимые процедуры, они могли заняться осмотром машины. Первое, что бросалась в глаза: вырванная с мясом крыша, силой отброшенная в сторону, да так, что пролетев десять метров, она воткнулась в землю и торчала оттуда. Нурик при виде этого, только цокнул, и озорно сообщил:
     -Кажется, вечер перестает быть томным – и залез в салон автомобиля – Да, все как я и думал. Паш, магического присутствия не было замечено?
     -Никакого. Всё чисто. Физика не сбоит.
     -Тогда, поздравляю вас, коллеги. В этот чудесный летний день, к нам, помимо чокнутых культистов, присоединяется психокинетик. Минимально пятого уровня, и еще к тому - же «выключатель».
     -С чего ты решил, что здесь действует псих?
     -Если деформированный вырвал крышу, то остались бы характерные следы. Острые и рваные края. Этого нет. Крыша аккуратно срезана, словно автогеном. Видишь, капли раскаленного металла в салоне прожгли обшивку. Но крышу не просто срезали, а еще отбросили в сторону. Конечно, магию можно по разному использовать, но комбинация пиромагия плюс левитация, либо мышечное усиление используется не так. Бессмысленно. А все маги стремятся к рациональности, помня об ограничениях. Даже поехавшие. И пространство до сих пор должно быть перекореженным от таких заклинаний. Остается психокинетик. Судя по тому, что салон не сгорел, вспышка была моментальной, раз-два и она погасла, и крыша улетает. По времени как - раз подходит. А теперь гвоздь программы. К рациональности стремятся не только маги, но еще и психи. Любой обученный, либо понимающий свою природу психокинетик понимает, что он сжигает сам себя. И не будет так широко раскидываться своими силами, используя и пирокинез, и телекинез одновременно. Слишком расточительно. Сгоришь и не заметишь. Если прорезал крышу, то выбей с ноги. Если телекинез, раскидай нападавших и выйди через окно. А не занимайся ремонтными работами и переносом железяк. Силы тебе еще понадобятся. Следовательно, псих, недавно пробудился и еще не понимает, что обладает силами. Работает как выключатель – вкл – используют силу, выкл – не использует. Убивая себя. Обученный и понимающий свою природу психокинетик работает как педаль газа, дозируя усилия, что уменьшает вред, наносимый себе.
     -Термины мы и так знаем. Но спасибо за лекцию. Иногда ты бываешь полезным – Юля покачала головой, сама себе не веря – Похож сейчас на настоящего оперативника.
     -Благодарю, дураков у нас не держат. - С улыбкой сказал он, продолжая осматривать салон – Хотя тут интересный случай. Психи могут пробудиться в любой момент своей жизни, обычно это в детстве происходит,а старшие классы это та еще адуха, постоянно кто-то в окно вылетает, либо кого-то сжигают, но мне кажется, это не случайно. Его инициировало что-то.
     -То есть, здесь есть что-то, что будит психов? – спросила Юля, осматривая внимательно траву вокруг джипа.
     -Или будило. Обычно это возникает, когда появляется Зона Деформации. Точно не могу сказать. – Ответил Шут, открыв бардачок и роясь в нем. А потом залез под сиденье и со словами «Опа» вытащил оттуда фотографию:
     -Смотрите тут снимок пропавшей группы – и разглядев его, удивленно сказал - И на нем семь человек.
     Находка Шута была бумажная фотография, снятая на мгновенный фотоаппарат. Она показывала семеро человек вокруг статуи лося, показывающего то - ли в параличе, то - ли в угрозе, зубы. Мода на подобные памятные фотографии в молодежной среде возникла пару лет назад и не проходила. Ведь «пленка уникальна и каждый кадр бесценен, а цифра бездумна и мимолетна».
     -Когда снято? На подобных снимках должно быть написано, сзади, на память – заметил Паша.
     -О, специалист по молодежной культуре. Не то, что мы, динозавры – едко заметил Шут, , переворачивая фотографию. Сзади карандашом, от руки было написано «Веселый Лось. 11.07.209Х На память».
     -Снято в день пропажи. А пропало шесть человек. Куда делась седьмая?
     -Дай фотку, пробью по базам, попытаюсь понять, где она – попросил Паша, раскрывая планшет. Оцифровав быстро фотографию, он приступил к работе. Пока Паша занимался поисками, Юля с Нуриком приступили к изучению второго, что их заинтересовало. Это деревянные щепки, засохший растительный сок и перемочаленные деревянные статуи людей, валяющиеся в изобилии вокруг. Они застыли в разных позах, но всё были нацелены в сторону машины, словно пытались попасть к ней. Напоминало инсталляцию сумасшедшего современного художника. Шут взял щепу и сок на анализ.
     -Жутко – сказала Юля – на машину явно напали.
     -И по видимому, эти статуи. Наврядли это творение дел местного художника – Анализатор у Нурика сработал быстрее, чем закончились поиски Паши. Прибор пискнул негромко и мигнул зеленым светом:
     -Да, структура дерева неизвестна на Земле. Всё идет как надо, банально, скучно и пошло. Затерянный город, монстры, странные местные жители. Мы в плохом фильме, Юля. Или в книге – Шут встал и убрал анализатор.
     -Закончил – Паша оторвался от компьютера - Седьмая на фотографии Ксения Телягина. «Око» показывает, что она еще в Красноярске, как и остальные пропавшие туристы, но пробив её карточки и проездные – она уехала из города. Имея номер джипа, и лица, я прогнал их через алгоритм, удивлен, что этого не сделали раньше. Пара видео-камер показала, то, как они грузятся и выезжают. Их семеро. На весь Лесоянск камер почти и нет, но на въезде и одном из магазинов видео показало, что приехало тоже семеро. Повезло. Идем дальше. Ксения Телягина учится в одном университете, на одном курсе, сразу с пятью пропавшими. С двумя в одной группе, причем одна из них, Анна Муртазина, в школе училась, в одном классе с Ксенией. И да, всё состоят в одной зеленой зоозащитной организации. Она нам нужна. Если кто и знает, что здесь происходит, то Телягина.
     -Осталась сущая мелочь. Понять, где она в Лесоянске находится. И местные, не её ли искали?
     -Молодец, Паша. Хорошо сработал – похвалила Юля – а по поводу того, где она находится, и зачем её ищут местные. Вот это и узнаем. Ты знаешь, где они расположились перед пропажей?
     -Они нигде, а вот Ксения сняла номер в «Веселом Лосе». Точнее не она, а её мать. Номер оформлен на неё. Но она последнюю неделю находилась в Красноярске.
     -Она от кого-то скрывается? Погнали, узнаем – сказал Шут - Быстрее начнем, быстрее закончим. И опять в архив отдыхать.
     - Подожди. Тут следы ведут в лес. Кто-то уходил от джипа туда – Юля притормозила его.
     -Предлагаешь прогуляться? Местные предупреждали, что туда соваться не надо. Да и ты до этого была весьма осторожна. Не надо рисковать зря – Шут неодобрительно покачал головой.
     -А вдруг это следы Ксении? – предположил Паша
     -А если нет? Но если да, в чащу все - равно соваться не надо без четкого понимания происходящего. Рисково – Шут не хотел идти в лес. Интуиция орала, что не надо, добром не закончится.
     -Рисково, не рисково, а что поделать. Проведем небольшую разведку в лесу. Не будем слишком сильно углубляться. Паша, возьми навигацию – Юля настроилась серьезно идти туда, в темную и мрачную чащу.
     Паша не услышал её, смотря на экран, скосив глаза:
     -Движение. Один человек.
     Как он говорил, на опушке леса появилась фигура. Она возникла в лесном полумраке, и сложно разглядеть незнакомца. Но вроде, он был одет в сапоги и плащ-дождевик, а в руках держала корзину. Человек остановился на границе леса, словно не осмеливаясь вступить на просеку.
     -Грибник что-ли? – недоуменно спросил Паша.
     -Какой – такой грибник? Ты девушку в магазине не слышал и её слова о запрете посещения леса. Сейчас всё местное население встало под ружье. Сейчас никто не попрется в лес за грибами – Нурик встревожено опустил руку на табельный пистолет.
     -Тогда кто это? Дефа? – спросила Юля и показала руками - внимательнее, скидывая ружья и приседая. У Паши что-то пискнуло, он достал прибор, посмотрел на него и выругался:
     -Ускорение 9,935 метров в секунду. Быстрее, чем должно быть. Магия!
     Начал сгущаться туман. Он появился неожиданно, собираясь в неприступную стену. Стремительно холодало.
     -Пошел экшен. Ты жаловалась, что засиделась? – усмехнувшись, Нурик достал пистолет и взвел курок.
     - К машине, отход –приказ Юли запоздал. Туман набирал силу.
     Из лесной чащи выходили еще фигуры. К «грибнику» присоединились его коллеги, «рыбак» и «охотник». Никто из них не выходил на просеку, они стояли и смотрели, пока туман их не скрыл. Он сгустился до такой степени, что они видели только друг друга, но не машину в десяти метрах от них. Так длилось пару секунд, а потом туман развеялся, словно его никогда и не было. Вместе с ним пропали непонятные люди.
     Оперативная группа бросилась к машине, но её мотор оказался заглушенным. Паша попытался завести фургон, но он, издав пару жалобных чихов, отказался заводиться.
     - Ты его не заведешь – сообщила Паше Юля, указывая на небо – бывал в аномалиях?
     -Нет – Паша посмотрел наверх, где ему предстало изуродованное небо. Звезды были на своем месте, но были так искажены и смещены со своих мест, что смотреть на них было больно.
     -Тогда поздравляю с первой – вклинился Шут.
     -А ты бывал в них? – Юля открыла багажник Газели, но не обнаружила приборов. Что и следовало ожидать. Они попали в пространственную аномалию, и их машина стала образом настоящей. Карикатурой на неё. Со вздохом она закрыла заднюю дверь.
     -Доводилось пару раз, но ничего серьезного. Я же не по этой части был. Но нянчится со мной особо не надо – Шут оставался спокоен.
     -Надеюсь на это. Смотрите, оттуда пробивается свет – Юля показала на ту сторону леса, где стояли таинственные люди. Оттуда пробивался свет, словно из окон. И там стояла девушка, появившаяся неожиданно. В одно мгновение её там не было, а в другое она уже есть. Она куда-то указывала.
     -Здесь есть дома поблизости? – Юля с сомнением смотрела на девушку- проводника.
     -Нет, откуда? – Паша еще раз взглянул на карту.
     -Да куда ты смотришь, мажор. Здесь нам карта не понадобится. И смотри на девушку. Она нам показывает путь. Вот наша карта. Как мне это не хочется говорить, но нам надо идти туда, за ней. Аномалия типа «тропинка» – Шут пошел вперед – Я пойду первым.
     - Ненавижу идти по «Тропинке». Никогда это не чем хорошим не заканчивается. Либо она идет нас верно, либо она хочет нас убить. Лотерея. Эххх… Пошли – Юля выругалась и с не охотой пошла.
     Идти по мягкому суглинку было тяжело. Ноги то и дело проваливались. Но на краю просеки они обнаружили дом. Он стоял среди деревьев, и напоминал типовой домик, сделанный не из полимерного пластика, а из дерева. Он не был построен, а вырезан из цельного куска дерева.
     -Тропинка, тропинка, куда ты нас ведешь? – Шут спросил, обращаясь в пустоту.
     -К новым бедам – грустно ему ответила Юля, осторожно подходя к входной двери. Стекла в окнах тоже были из дерева, но прозрачные и сквозь них просвечивалась, мутно комната, и лился свет. Нов окнах ничего не было видно. Женщина присела, осмотрела крыльцо и дверь. Вроде бы без сюрпризов. Махнув группе, чтобы подошли, она не без внутреннего сопротивления взялась за дверную ручку и потянула за неё. Но оно оказалась фикцией. Ручка не работала, и казалось, ее вырезали вместе с дверью из цельного куска дерева. А за ней, за дверью, скрывалась пародия на прихожую. Из стен росла мебель – изуродованные шкафы, а изломанные табуретки и стулья торчали из стены под невообразимыми углами.
     -Миленький интерьер
     -Датчики сходят с ума.
     -Не разделяемся.
     Первая комната, куда они заглянули из прихожей, была «спальня». Множество кроватей, коек и диванов,растущих из стен, потолков и полов, словно некий сумасшедший никак не мог выбрать то, на чем ему нужно спать, поэтому сваливал сюда всё без разбору. Это был первородный хаос. Глядя на это, начинало тошнить и болеть голова. Типичная реакция организма на аномалии и Зону Деформации Реальности. Если бы не ментальное облучение, пси-тренировки и медикаменты, то их бы уже рвало, либо они уже медленно сходили с ума.
     Закрыв дверь «спальни» они заглянули в следующую комнату. «Кухня»
     «Кухня» была нормальной. На гарнитур и стол со стульями можно было смотреть без острой приступы мигрени, и можно было предположить, что их создал человек. А за столом сидела семья во мраке. Даже приборы всевиденья не могли развеять эту тьму и позволить разглядеть людей. Было понятно, что они сидели и ели. Деревянные ложки опускались в такие-же миски, а потом поднимались ко рту и опять опускались. Синхронно. В тарелках не было еды, семья не открывала рта, поднося к губам ложки, и сразу - же опуская её, за невидимой порцией. В абсолютной тишине, прерываемой только ударами ложек об посуду. Стук-стук. И пахло тошнотворно смолой, запах, казалось, был повсюду, въедался в кожу, в одежду и врезался в память. Оперативники, повидавшие многое, специально обученные, застыли на мгновение, парализованные вопиющей неправильности происходящего.
     Но это было мгновение, и оно закончилась. Юля потянулась к гранате, а «обедающая семья» обратила на них внимание. С каким-то скрежетом и скрипом дерева об дерево, неприятным, они повернули голову и посмотрели на гостей. Ложки застыли на полпути.
     Юля застыла на пороге, с гранатой в руке, следя за их реакцией. Нурик тем временем орал на опешившего Пашу:
     -Следи за тылом, придурок – добавляя пощечину. Помогло. Выучка сработала и Паша пришел в себя, сбросил с себя оцепенение, начал двигаться.
     - Молодец – похвалил его Шут, а потом он обратился к Юле - командир, отходи, я прикрываю.
     Женщина кивнула и сделала шаг назад. «Семья» начала вставать, а когда Юля остановилась, остановились и они.
     -Забавно – заметил Нурик.
     -Движение! – заорал Паша и раздался выстрел, и следом за этим быстрый топот ног. Из темноты вылетела маленькая деревянная статуя ребенка. Успели разглядеть только это, прежде чем оно бросилось на Пашу. Молча, скрежеща суставами.
     Паша не стал стрелять второй раз, схватил статую и кинул её обратно, во тьму. Одна из сидящих фигур пронзительно завизжала и бросилась на группу, но сработали рефлексы и выучка Юли и Шута. Отработали одновременно. Чека летит в прихожую, граната в «Кухню», огненный шар из пистолета Нурика в голову бегущей. Она пробежала еще немного, объятая пламенем, прежде чем, взрыв закончил начатое, поднимая целую кучу острых щепок и огня, разнося их по дому. Группа успела укрыться, иначе бы задело.
     -Уходим – пронзительно закричала Юля, поднимаясь с пола. Раздался быстрый топот, но Шут уже стрелял на звук. Шаги прекратились на половине, превратившись в громкий грохот падения чего-то тяжелого, и яркое пламя охватило дом, начав нетерпеливо пожирать его.
     Воспользовавшись паузой, оперативники выскочили во двор, но они оказались не в лесу, а на деревенской улице. Рядами, шли дома, из них начали выходить деревянные статуи, карикатурно изображающие людей.Агенты оглянулись, оценивая расположение и силы Врага. Грохнул выстрел и рядом с ними, поднялась куча земли. Юля выстрелила в ответ из Сайги и статуя –«охотник» с ружьям обвалилась назад с дырой в туловище.
     -Тропинка, тропинка, куда ты нас ведешь. Тропинка, тропинка, выведи нас – скороговоркой пробормотал Шут, приседая и крича – Туда
     Показывая на что-то, похожее на Церковь. Она появилась в конце улицы из темноты и рядом стояла девушка, показывая, что им туда.
      Группа начала отходить в сторону храма, выстрелами отгоняя особо ретивые статуи. Они уже собрались сплошным кольцом, но создали проход до Церкви для оперативников.
     Деревянные люди перестали проявлять агрессивность, как только они пошли в сторону Храма. Они остановились, стояли неподвижно, и смотрели на них, в молчании, провожая взглядами, следя за ними.
     -Ну как, тебе Паша, «Тропинка»? – спросил Шут.
     -Отлично, рад, что сюда попал –Паша с трудом нашел ответ. Первая аномалия давила на него.
     -Это подожди, это только первенец, а сколько чудного и нового тебе откроется потом. Ух…
     -Нам бы отсюда выбраться.
     -Выберемся, куда мы денемся. Я здесь умирать, не намерен.
     -У Бога могут быть другие плана – Юля вмешалась в разговор.
     -Проблема нашего мира в том, что слишком много Богов и слишком много планов. А наша работа их разрушать. И как ты до сих пор осталась верующей? – парировал Шут, обращаясь к Юле.
     -Без веры никуда. И давай дебаты оставим на потом? На Новосибирск – отрезала Юля, прерывая всё споры с Нуриком.
     Они без проблем добрались до Церкви. Внутри неё было пусто. Огромный зал, без мебели, украшений, только у дальней стены стоял постамент. На нем и вокруг него стояли деревянные люди в капюшонах. А за ними была вырезана гигантская руна на всю стену, слабо светившаяся в темноте.
     -Знаешь, что она означает? – спросила Юля.
     -Откуда? – ответил Шут, фотографируя её на смартфон и прогоняя через приложение узнавание изображения – Не, не может ответить без связи с базами.
     - Хреново. Значит так, без излишних нервов, осторожно идем к тем ребятам.
     -Подождите – подал голос Паша – Вы разве не видите?
     - Не видим что? – спросил Борис, наводя пистолет на Пашу – Теперь объясни подробно, что ты видишь?
     - Девушка. У них девушка. Она связана и вяло трепыхается. Деревяшка рядом с ней как-то на неё влияет. Они что-то с ней делают.
     Юля с Нуриком посмотрели в конец зала, но не могли ничего увидеть во мраке. А Паша видел. Хотя у них одинаково настроенное оборудование.
     -Как ты себя чувствуешь? О чем думаешь? – спросила Юля.
     -Чувствую себе плохо. Болит голова, тошнота. Мысли не выбиваются за пределы нормы. Девушка красивая, оцениваю обстановку – без запинки ответил Паша.
     -Красивая? Она тебя влечет? Ты слышишь её голос? Она зовет тебя, приказывает что-то? Или молчит?
     -Нет – снова ответ без запинки – я не подвергся ментальному воздействию. Я просто хочу ей помочь. И та, кто нас ввела, тоже стоит рядом и показывает на неё. Она вела нас к ней.
     -Помочь? – переспросила Шут недоверчиво – Мне это не нравится.
     -Мы не стреляем в своих, из-за желания помочь кому-либо – осадила его Юля -Надеюсь на то, что ты в норме, мажор. Но все равно ты пойдешь впереди.
      Паша кивнул,и они осторожно пошли к алтарю. Культисты не обратили на них внимание, сосредоточенно и напряженно наблюдая за постаментом. Подойдя ближе, остальные оперативники тоже увидели девушку, находящуюся в коконе, обвитым лианами. Её лица не было видно. Она билась, силясь вырваться из плена, но слабо и не убедительно. Видно, что силы покидают её стремительно, и она вот-вот сломается и прекратит бороться.
     -Девушку надо спасти – сказал Паша
     -Да черт его знает, надо или нет – ответил в сердцах Шут – я до сих пор не понимаю, что здесь творится. И кто здесь хороший, а кто плохой.
     -Но девушку поймали и мучают.
     -Так её может наоборот удерживают, чтобы она дров не наломала. И Буратины хорошие – отбрил Шут – откуда ты знаешь? Наблюдай, анализируй, не подавайся эмоциям. Вспомни, чему тебя учили в академии.
     -Шут прав. А может ты Паша, прав. Они всё мрази и её надо спасти – мрачно подытожила Юля – Нельзя поспешно бросаться, не подумав.
     -Но она сюда нас привела.
     -Привела, чтобы спасти. Не теряй головы, мажор – со сталью в голосе парировала Юля – молчать.
     -Есть, товарищ командир – кротко ответил Паша.
     -Молодой еще, зеленый, научится.
     -Но не здесь же. Я Игорю Сергеевичу говорила – пускай в исследовательских группах покрутится… Да черт с тобой. Твое мнение, Шут?
     -Слишком мало данных, слишком все быстро и стремительно идет. Мы не ведем, а реагируем только. Это может привести к ошибкам. Черт его знает, что с ней надо делать.
     -Спасибо за очевидность. Понятно – Юля постучала по ружью задумчиво.
     Пискнул радар.
     -Сверху – Паша соориентировался, и повалившись на спину, прицелившись в потолок – что-то приближается сверху.
     Культисты тоже пришли в движение. С противным деревянным скрипом они развернулись, и закачавшись, пошли в сторону опергруппы. Из их рук начали вырастать оружейные стволы и острые клинки.
     -Надо же, все решилось само собой. Как же удобно. Как в армии – не надо думать – Нурик прицелился в них.
     Но культисты шли не к ним. Они одновременно посмотрели наверх, по ним словно пронесся ветер, они закачались слегка, а потом начали стрелять в темноту, в потолок.
     -Они отвлеклись. Давайте к девушке – приказала Юля.
     Рывок, они на постаменте. Подбегают к кокону. Ближайшие деревянные обращают на них внимание и начинают поворачиваться, угрожающе скидывая оружие. Выстрел. Что-то летит в них, они стреляют в ответ. Целый ряд, молча оседает на полу. Всё больше и больше культистов поворачиваются к ним, отвлекаясь от расстрела потолка. Мгновение и они пошли к ним, прижимая выстрелами к холодному, каменному постаменту. С шумом распахнулись входные двери и в зал повалили валом всё новые и новые статуи.
     -Им этот кокон позарез нужен.
     Шутс осторожно привстает и приподнимает маску с лица девушки, не отрывая её, рискуя быть подстреленным:
     -Это Анна! – и тут же падает назад
     -Какая Анна? – Юля, не отвлекаясь от стрельбы.
     -Из пропавшей группы.
     -Что она тут делает?
     -Спроси у неё, если так хочешь. Могу толкнуть, попытаться разбудить.
     Паша внимательно осмотрел её:
     - Мы не сможем ее вытащить сейчас. Видите, колючки лианы воткнуты в её тело. Нужно время, чтобы разобраться со всем этим.
     -Шут, ты можешь пользоваться магией здесь?
     -Нет, это другое пространство. Нужно настраиваться под него.
     -Проклятье, проклятье – выругалась Юля. Ситуация была аховая. Они умудрялись отгонять тварей, но они в тупую продолжали переть на них. Патроны были на исходе.
     -Взрывай стену – приказала Юля.
     -А девушка? – Паша с жалостью посмотрел на неё.
     -Черт с этой девушкой. Потом вернемся. Главное самим ноги унести.
     Паша кивнул и, скувыркнувшись с возвышения, подполз к стене. Прошло секунд тридцать и стена с грохотом осыпалась. А за ней не было ничего, кроме клубящего тумана.
     -И куда дальше?
     -Мы пришли сюда в тумане, значит и выход там
     -Ты уверен?
     -Нет, но и здесь оставаться нельзя. Мы не можем сдерживать их вечно.
     -Либо грудь в крестах, либо голова в кустах?
     -Ага. Шагаем туда одновременно.
     Статуи, почувствовав, что добыча уходит от них, рванули к людям. Но они уже заползли в белую стену тумана. Скрывшись от преследователей,оперативники смогли подняться. Под ногами была земля, и они шли наугад, не видя ничего перед своим носом. Пройдя десять метров, они вышли к своему микроавтобусу, чей двигатель продолжал работать. Никто их не преследовал. Деревянные фигуры пропали и они остались одни на пустынной лесной, разбитой грунтовке.
     -Мы вернулись в реальность? – с недоверием спросил Паша
     -Посмотри на небо. Оно нормальное. Да и часы опять пошли – ответил ему Шут, заходя в салон и смотря на часы в салоне - мы там пробыла двадцать минут.
     -Значит, есть время, и добраться до «Лося». Поехали.
     -А то, что мы видели?
     -Мы видели главное – то, что одна из них жива, и используются для чего-то. Значит, есть шанс, что живы и остальные. Поэтому нам нужно поторопится и вытащить их, пока не стало, слишком поздно.

Глава 4

     До базы отдыха доехали без проблем по лесным грунтовкам, не встретив никого. То, что таилось в лесу, не обращало на них не какого внимания. Оперативники понимали, что у вторгшегося Врага были другие цели, не связанные с ними.
     Во время поездки до «Веселого Лося» оперативная группа мало обсуждала путешествие в другую реальность. Для Юли и Нурика это давно стало надоевшей рутиной, а Паша еще был под впечатлением, но старался не подавать виду. Кратко набросав, что они будут делать, и, обсудив, что узнали, в дальнейшем, они ехали молча.
     За пару километров до базы, Паша свернул в кусты и запустил дрона для разведки. «Веселый Лось» предстал перед ними укрепленной крепостью. Высокий зеленый забор, окружавший базу отдыха, укрепили растительной магией, нарастив на него мощные стволы деревьев. Внутри него, помимо гостевых домиков, сараев и двухэтажного дома, раскинулось множество больших палаток. Из них входили и выходили люди, занимаясь своими делами. Кто-то готовил еду, кто-то стирался, играли дети. И за всем следили дружинники, охраняя это место. «Веселый Лось» предстал агентам лагерем беженцев.
     -Понятно, куда делись из Лесоянска женщины и дети. Их перевезли сюда.
     -Когда они успел это всё наворотить? С момента ухода эПэСэСа и нашего приезда прошло не более суток, а тут такой уже обжитый лагерь.
     -Магия. А может, поисковики сюда и не заглядывали. Кстати, Паш, можешь посмотреть информацию с камер на трассе на выезде с Лесоянска?
     -Ну да, а что надо искать?
     -В этом лагере не мог поместиться весь Лесоянск. Посмотри, кто-нибудь массово покидал его?
     -Сейчас – ответил Паша, открывая база данных – На самой дороге сюда, камера не стоит, а две ближайшие. И подключу данные с Центра Контроля за последние четыре дня. Минутку. А слона мы и не заметили. За последние дни много кто выехал отсюда. И Центр ничего не заметил вместе с поисковиками?
     -А они и не должны были заметить. Тут реальность шалит. Да и Центр больше интересуют заблудившиеся, а не то, что половина поселка взяла, и уехала куда-то. Сезон отпусков, лето, статистическая погрешность, от которой отмахнулись. Мало ли кто куда поехал.
     -Центр не панацея, а сигнализация. Она может и не сработать. Интересно теперь понять, чего боятся лесоянцы, что бросают свои дома, и либо уезжают отсюда, либо эвакуируются в свою маленькую крепость вместе с ополчением?
     Шут что-то хотел сказать, но в багажнике запищал прибор, регистрирующий магическую энергию. Юля вскинула голову и закричала:
     -По газам, Мажор, быстро!
     Паша тут - же, не раздумывая, вдавил педаль газа в пол, машина, взревев мотором, зачерпнув немного земли, как дикое животное, скакнуло вперед и ломанулось сквозь кусты, вылетая на грунтовку. Юля показала направление – прочь от «Веселого Лося», а регистратор магии пищал без остановок, действуя на нервы:
     -Какие мы идиоты. Если у них есть средства укрепить стену, то должно было хватить и на сигнализацию – в досаде, Юля стукнула по торпеде.
     -Но мы в двух километрах от базы остановились. Что у них за средства такие, что пробивают на такое расстояние и видят защищенную машину?
     -А может, это не они?
     -А кто?
     Паша не успел ответить. С душераздирающим треском, вырывая комья земли, перед ними упало дерево. От резкого торможения машину повело юзом, а Нурик чуть не впечатался лбом в лобовое стекло. Вокруг остановившегося фургона начала стремительно расти трава и кустарники, обвивая машину, не давая ею двинуться.
     -Ну, всё, приехали – Шут достал свои игральные карты. Юля, выбив стекло, вывалилась на дорогу, обдираясь в кровь в густом кустарнике. Вслед за ней вылез Паша.
     -Стоять – приказал им нервный голос - Положите оружие.
     Совершенно незаметно, рядом с микроавтобусом, появились вооруженные дружинники. Они лежали в овраге, нацелив оружие на оперативников, а Юля с Пашей застряли в полный рост на дороге, представляя собой отличную мишень. Тактически они уже проиграли.
     -И пускай третий выйдет из машины – продолжил тот-же голос.
     Шут посмотрел в окно. И с противоположной стороны оказались тоже местные. Толково ребята сработали. Образцовая засада и окружение. Пашу с Юлей спасать сейчас самоубийство. Оставался последний вариант. Он посмотрел на карты. Перебрал их. Начиная с двойки и заканчивая джокером, ища выход.
     Паше с Юлей приказали лечь на землю и уже кричали, чтобы Шут не глупил и выходил. Иначе будут стрелять.
     -Стреляйте, стреляйте – про себя буркнул Шут – мне то, какое дело.
     Он взял валета червей и коробок спичек. Дернул ручку двери, растения расступились, позволяя ему открыть её, и медленно вышел, поднимая руки вверх, одновременно осматривая позиции дружинников.
     - На колени! – кто-то ему крикнул. А Нурик лишь улыбнулся:
     -Юля, разберешься тут – сказал он и привычно, мысленно потянулся к валету, в своей руке. Он открылся, в разуме Шута, словно дверца, за которой была безграничная бездна, чуждая человеку. Она ломала и изменяла тело и душу. И самое страшное, бесконечно манящая и притягательная. Как же хотелось сделать шаг туда, но он остался на пороге. Взяв необходимое количество энергии, при этом засветились защитные руны и заклинания, нагреваясь, он закрыл дверцу, и карта в его руках рассыпалась прахом, превращая коробок спичек в яркую, ослепительную вспышку. Всё это заняло не больше двух, трех ударов сердца. Одновременно со вспышкой он ослабил связь местного ополчения с тем существом, дающего им энергию для магии, поэтому, пока противники были ослеплены, он бросился в лес, запутывая следы и сбрасывая погоню. Пока он под патронажем валета, магически и физически они не смогут его найти. А Юля с Пашей разберутся и так.
     Юля с Пашей краем глаза увидели вспышку света и звуки шагов убегающего Шута. Поняв, что он сделал, Юля отчаянно материлась про себя и представляла, что она сделает с этим уродом, подведшим их под монастырь. Зачем он это сделал?
     К ним подошли, связав руки. Послышался шум подъезжающего грузовика:
     -Встаньте – приказал хмурый голос. Их окружили нервные и мрачные дружинники. Погрузившись в грузовик, они куда-то поехали. В полном молчании. Конвоиры не сводили с них глаз, а их руки нервно сжимали свое оружие, готовясь стрелять.
     Юля видела, что сбежать не составляет никаких проблем. Есть варианты, но устраивать борьбу в тесном кузове грузовика, ясно давая понять, что они враги местным, пока оперативники окончательно не разобрались, что здесь произошло – она не хотела. Поэтому она терпеливо ждала. Дав понять Паше малозаметным жестом, что они действуют только в крайнем случае. Нужно окончательно разобраться, что здесь происходит и кто на какой стороне. А если хотели пристрелить, то давно бы это сделали, на дороге, а не брали бы в плен.
     Грузовик мягко притормозил, послышался звук отъезжающих ворот, и они поехали дальше. Не долго. Машина, скрипнув тормоза, окончательно остановилась и охранник, показав стволом на улицу, буркнул – «Вылезайте». Они подчинились и оказались на базе «Веселый Лось». Среди шума и запахов лагеря беженцев. При их появлении все бросили свои дела и начали смотреть на Юлю с Пашей кто с недоверием, кто со страхом, а кто с любопытством. Но все держались от них в сторонке, не осмеливаясь подойти близко. Даже их конвоиры. Они были словно прокаженные.
     Их повели не в двухэтажный дом или в палатку, а завели в небольшую мастерскую. Привязав к стульям, им было приказано – «Ждите». После этого, оперативников оставили одних. Юля воспользовалась паузой и связалась с Нуриком, прикоснувшись мысленно к приемнику, вшитому в её голову:
     - Штиль один третьему, как слышно? – Юля с волнением прислушалась. Шут конечно, дурак, и зря так рисковал, и бесил, но он был одним из них, её подчиненным, поэтому она беспокоилась за него. Ну же, не молчи. Ответь. Ведь мы из ГОУ, нас сложно убить…
     Прошло секунды 15 и она услышала далекий голос:
     -Третий первому, слышу вас хорошо. Уточните, где вы?
     У Юли отлегло от сердца. Жив! Значит, всё хорошо. Значит, еще повоюем.
     -Мы в «Лосе». Какой ваш статус, третий?
     -Первый. Удалось оторваться от погони. Жду ваших указаний.
     -Принял. Тогда выдвигайся к базе и жди дальнейших указаний.
     -Принял. Прибуду примерно через полчаса. Ждите.
      -Ну и что будем делать? – спросил Паша
     - Ждать. Если не застрелили сразу, то есть шанс разобраться, что здесь происходит.
     В мастерской было холодно и пахло маслом. На жестких, пластиковых стульях было не удобно сидеть. Громко тикали часы на стене, отсчитывая время.
     Прошло пятнадцать минут и создавалось ощущение, что про них все забыли. Юля скучающим взглядом изучала мастерскую, пытаясь понять, их будут пытать или нет, когда взволнованный Паша спросил у неё:
     -Ты видишь её?
     -Кого её?
     -Девушку. Она стоит в углу.
     Юля встрепенулась и посмотрела в тот угол:
     -Я не вижу. И что она делает?
     -Стоит, смотрит. Прямо на меня. Протягивает руки. Словно что-то хочет от меня.
     -Паш, смотри на меня, не попадайся под её чары. Слышь, Паш?
     -Она просит о помощи. Она умоляет о ней
     Юля развернулась и ударила ногой по стулу Паши, выбивая его. Он, с грохотом упал на бетонный пол, ушибнувшись, морщась от боли. На шум прибежали охранник:
     -Что вы тут делаете?
     -Да вот, мальчику стало плохо, и он упал вместе со стулом.
     -Я, что, по вашему, кина не видел? Думаете, если мы деревенские, то мы темные? Это ваш хитрый план, чтобы сбежать.
     -Да? И в чем он заключается?
     -Один ломает комедию, привлекая внимания охраны, и она такая влетает туда, и вы нас бац, и потом убегаете. Это даже в энциклопедии Штампов написано. Во.
     -Энциклопедия здоровская.
     -Вот видишь, ты ее тоже читал и взял план оттуда- с гордостью заявил охранник, с таким видом, словно раскрыл всемирный заговор по свержению ГооСовета в одиночку.
     -Да я не брал оттуда план. Помоги подняться лучше.
     -Не, это тоже твой план. Наверняка, ты развязался, упал, я подойду к тебе, и ты меня вырубишь. Я в кино это тоже видел. Это одна из этих, как его, подвид, во, этого тропа.
     -И что, он теперь будет валяться на бетонном полу?
     -Не, не будет, мы что, звери что-ли? Ща поднимем, только я еще людей позову, чтобы присмотрели за вами. И да, скоро главный приедет, поговорит с вами. Не бузите.
     Охранник, стуча гулко по бетонному полу, удалился.
     -Вот же мне повезло. Охранник-киноман, да к тому – же знающий все штампы.
     -Лучше скажи, как ты? Не попал под влияние? – строго и с опаской спросила Юля, внимательно осматривая его, ища признаки ментального контроля.
     -Не, я вроде в норме.
     -Вроде или в норме?
     -В норме, в норме.
     -Выберемся отсюда, проверим тебя. Мне не нравятся твои видения.
     -А мне как не нравятся. Полоумным становится не хочется. Как и чей-то куклой.
     Снова открылась дверь, и вошел тот-же охранник. Но теперь он выглядел пристыженным:
     -Это, извините за всё. Лесник сказал, что мы погорячились. Но скажите ему, что мы не виноваты. Это вы сами тут подозрительные шатались, а тут хрень всякая в лесах, а вы тут раснюхивали, и мы уже подумали, что вы за них, а вы не за них, оказывается. И тот, кто убег, тот тоже не за них, как оказалось.
     Проговаривая свой монолог, он развязал им руки.
     -Подождите, о чем вы говорите? Что за хрень в лесах? И причем здесь Лесник?
     -Он сам ответит на все вопросы. Он просто осмотрел ваш фургон и ваше оборудование, и все ему стало ясно.
     -Первый, что мне делать? - ворвался Шут в её голову
     -Третий, жди, может это ловушка – одними губами шепотом ответила ему Юля
     -Принято, первый.
     -Простите, что?
     -Да ничего, пошли к главному.
     Они вышли из мастерской, пройдя немного, вошли в главное здание, двухэтажный дом, и поднялись наверх, в кабинет, где их ждал Лесник. Он до сих пор излучал харизму, уверенность и мудрость, ему хотелось верить и идти за ним, но Юля закрыв глаза, используя осторожно «истинное зрение», на секунду увидела его настоящего. Усталого, растерянного мужика, не выспавшегося, старающегося делать вид, что у него все под контролем, хотя на самом деле это не так и всё катится в бездну. Конвоир удалился, оставив их наедине.
     -Присаживайтесь – Лесник указал на стулья.
     -Не, спасибо, мы уже насиделись в мастерской – ответил Паша
     -Пашшшшш – Юля одернула его, прошипев угрожающе «ш», как змея.
     -А может и сяду.
     -Сядьте, сядьте, разговор предстоит долгим. Кто вы такие?
     -Журналисты. Мы уже вам ответили.
     -Я осмотрел фургон. Я хоть и деревенский мужик, но что-то в магии и в оккультехе секу. Это не обычное телевизионное оборудование. Вы явно не из телевиденья.
     -А вы явно не обычный лесник с хобби виде оккультеха.
     -Ну да. У нас у всех свои тайны. Так кто вы?
     - А кто вы на самом деле? Пока мы видим, что вы какой-то культ.
     -Да не культ мы. Мы не из этих.
     -А из каких вы?
     -А почему вы задаете вопросы? Кто вы такие, ответе уже наконец. К чему эти тайны?
     -Вопрос можем мы вам доверять?
     -А мы вам?
     -Разговор не клеится. Перейдете к пыткам или к другим? – предложил Паша, вмешиваясь, смотря на реакцию Лесника.
     -Да что вы, мы звери что-ли? Как это пытать живого человека? – Лесник был растерян. Он не знал, что ему делать с оперативниками, как добиться правды от них, и может ли он вообще им доверять?
     -Первый третьему. Вижу два грузовика, едут в сторону «Лося». С ними что-то не то.
     -Принял. Можешь уточнить, третий?
     -Аура от грузовиков исходит странная. Как тогда, на поляне и в другой реальности.
     -Принято. Продолжай наблюдение – Юля прекратила радиосвязь с Шутом и посмотрела на Лесника, оцениваясь. Два грузовика, сюда. Варианты. Если те деревянные фигуры связаны с Лесником и с местными, то почему они собрали женщин и детей здесь и подняли ополчение? Почему они считают, что мы на одной стороне? Это не похоже на лагерь культистов, это беженцы. Массовый исход жителей. И высокие стены. Если стены, то они защищаются от кого-то. От кого? И те слова охранника? Пора перестать играть в игры и пора приступать к работе.
     -Вы сейчас о чем-то шептали? Что?
     -От чего вы защищаетесь? Для чего эта стена? И что поселилось в ваших лесах?
     -Опять вы задаете вопросы. Мы должны вам задавать, а не вы нам. Вы приехали к нам, устроили тут черт пойми что, а мы жили мирно. Мы хотим жить мирно. Да.
     -Хорошо, хорошо. Я понимаю вас, но это ваши люди устроили на нас засаду, связали и привезли сюда под конвоем вооруженным. И теперь вы нас обвиняете в том, что мы что-то тут устроили. А мы только утром приехали, мы даже ничего понять не сумели, как тут всё завертелось.
     Лесник вздохнул:
     -Вы правы. Мы всё на взводе, глупим. Ведь всего пять дней назад всё было нормально. Что-то появилось. После того, как пропала группа... Жили мирно, не кого, не трогали, приехали эти, ушли в лес и всё началось
     -Началось что?
     -Вся эта свистопляска. Туман, похолодание, монстры. Мне шепнули, что я должен всех свезти сюда, а кто мог, тот пускай уезжает. Потому что дальше будет хуже.
     -Шепнул кто?
     Лесник на это не ответил:
     -Первый, грузовики подъезжает к воротам.
     -Что за монстры?
     -Какие мохнатые твари, какие то змеи, и деревянные люди. Это то, что мы успели разглядеть и сообщить – Лесник помрачнел – И те, кто остался в живых.
     -Есть потери?
     -Есть, к сожалению – Лесник сник – Я не знаю. Я должен заботиться о них, оберегать, а они умирают. И из-за моих решений. Это не правильно.
     -В мире слишком много не правильного, Лесник. И есть люди, которые это не правильно исправляют – Юля приняла решение – Быстро, к вам едут грузовики. Не пускай их в лагерь.
     -Эээ…Что? – Лесник не понимающе переспросил.
     -Сообщи тем на воротах, чтобы они не пускали сюда грузовики.
     -Первый, грузовики остановились перед воротами.
     -Аааа, хорошо – он потянулся к рации.
     -Первый, впустили.
     -Да сколько можно тут лажать, вашу мать! – Юля раздраженно взлохматила собственные волосы – Ну, поднимай всех по тревоге.
     -Что здесь происходит? Кто вы?
     -Буратины из леса приехали к вам в гости. Третий, действуй. Где тут у вас оружие можно взять? И, да, Главное Оккультное Управление, группа по особо важным делам. Где оружие?!
     Машины въехали в лагерь, но очень скоро резко дали по тормозам.Лесник тем временем, торопливо связывался с дружинной, предупреждая.
     Откинулись борты и из кузова появились деревянные люди. Как и из кабины. Над лагерем разнесся единый, неживой и жуткий голос, повторяющий одно и то – же слово:
     -Единый, единый, единый.
     Кто-то завизжал. Люди в панике ринулись прочь от них, затрудняя стрельбу для ополчения. Деревянные, воспользовавшись суматохой, начали набрасываться на людей. Полилась кровь, кто-то упал. Крики и первый грохот выстрелов слилось в одну ужасающую какофонию.
     -Первый, Нападение. В лагере паника. Местное ополчение не может действовать эффективно в толкучке.
     -Принято. Паша, пошли. Там нужна наша помощь.
     Лесник недоуменно прислушался к крикам и к стрельбе:
     -Опять, опять, Лес меня не готовил к этому – он был готов заплакать. Юля ему дала оглушительную затрещину:
     -Приди в себя наконец. Ты мужик или кто?
     -На нас напали – их конвоир-киноман, с волнением вбежал в кабинет. Об этом и кричала рация.
     - Ты! Где, мать вашу, оружие? Бери всех, и иди, отбивай атаку, пока вас всех не положили тут. В этой богадельне есть кто-то, кто может командовать, а не плакать?!
     Шут раздраженно убрал бинокль. Отсюда, с верхушки дерева, он не мог помочь лесоянцам. У него не было винтовки, а пистолет не доставал. Оставалось одно. Как же он это не любил. Нурик достал двойку пик, открыл её, привычно потянувшись, взял немного энергии, и прыгнул с дерева, приземлившись мягко, он оттолкнулся и взлетел опять вверх. С помощью магии он аккуратно перелетел через забор и приземлился посреди хаоса и бедлама.
     Статуи уже смешались с людьми, но для него это не было проблемой. Успокоившись, словно он был в тире, Шут начал методично отстреливать монстров. Спустя пару выстрелов, на него обратили внимание. Ближайшие деревянные начали поворачиваться к нему. В него выстрелили. Он вовремя успел спрятаться за угол деревянной пристройки. Высунувшись, он подстрелил «Охотника». Но еще парочка, прячась за укрытиями, начали брать его в кольцо, зажимая. Причем делая это грамотно, подавляя его огнем, не давая высунуться.
     Дело было плохо. Несмотря на эффектное появление, дальше он не продумал, положившись на наитие. Не получилось. Но самое главное, он выиграл немного времени. Дружина и местные, оправившиеся от неожиданности атаки, начали приходить в себя. Они уже грамотно отсекали нападавших от людей, уничтожая статуи. Всем командовала бодрая семидесятилетняя старушка. Сухопарая, маленькая. Она очень быстро перехватила инициативу у мужиков, и носилась по двору с огромным двухствольным дробовиком, разнося статуи в щепки и что-то постоянно крича, командуя:
     -Детей уберите их отсюда! Да не туда, а вон в тот сарай. В круг их, не давайте пройти. Макар, дебил, не маячь, найди укрытие!
     Шут, видя, с каким мастерством она управляется с ружьем, как спокойно и грамотно командует, только цокнул языком. Сразу видно, старая Гвардия, поучаствовавшая в мясорубке Великой Оккультной Катастрофы. Их так просто не убить и не удивить.
     А вот его сейчас убьют, если он отсюда не свалит. По нему били весьма прицельно. Бабка, конечно, не бросилась его спасать, посчитав, что лесоянцы важнеё. Нурик высунул пистолет, наугад куда – то стрельнул (на статуи это не произвело никакого впечатления) и бросился прочь, пригнувшись, вдоль стены.
     Дверь. Он плечом распахивает её и ужом влетает в комнату. Осматривается. Гараж. Вроде бы никого. В проем двери стреляют, бетонный пол крошится, поднимая пыль.Погоня близко. Шут забегает за машину, стоящую здесь и замечает в углу девушку. Она испуганно смотрит на него и показывает на багажник джипа, за которым спрятался агент. Девушка что-то хочет ему показать, но оперативник сам видит. На него из полога смотрят очумевшие детские глаза. Здесь дети. Она спрятала их здесь. Они смотрят на него серьезно и насуплено. Видно, что они хотят расплакаться, зареветь, но не позволяют себе этого, понимая, что Враг уже здесь. Тот Враг из страшных сказок и пугалок взрослых. Поэтому они ведут себя так не типично для детей. Знание, как ввести себя при встрече с Врагом, вбиваются с пеленок.
     «Спасибо и на этом» - думает про себя Шут. Это усложняет дело. Дети не должны пострадать. Он кивает девушке, мол, увидел их. Покрепче сжимает рукоять пистолета, чувствуя, как элемент огня перекатывается в нем. Нужно рискнуть. Шут отщелкивает «энергетическую ячейку» из рукоятки пистолета, достает игральную карту и с помощью неё стирает заклинание-предохранитель. Засветилась защита на Нурике, и в "ячейку" начала поступать энергия из другого плана, потоком, проходя через него. Стержень раскалился от поступающей энергии, и человек кинул её в проем, когда появились монстры. Вспышка огненного шара, лизнувшего жадно огнем группу из пяти «Охотников», превращая их в пепел. Что-то загорелось. Сработала пожарная сигнализация, заливая все водой и пеной, туша пожар.
     Шут, весь мокрый, с удовлетворением посмотрел на это. Всё удалось. Накрыл всех. Он приготовился бежать, если еще кто-то появится. Бабка и дружинники видели это огненное шоу и должны спешить сюда, если ничего не случилось с ними. Он открыл багажник, чтобы выпустить детей, но почувствовал движение позади себя. Обернувшись, он увидел деревянную статую. Не «Охотника», а «Грибника». Он, защищаясь рукой-корзиной, бил в его горло ножом. Сработали рефлексы. Шут с трудом отклонился, деревянный клинок чиркнул по груди, не пробив бронежилет, он поймал его руку в захват и со всей силой воткнул его головой в борт машины, оставляя вмятину.В ответ Нурик получил удар по коленям, и от боли выпустил противника. И тут Шут вздрогнул. Рядом с ним раздался дикий, животный крик, полный ярости и гнева. Так кричит в джунглях животное, защищающее своих детенышей. К этому крику добавился звук бензопилы. Каким-то кошачьим, невозможным прыжком, девушка из угла допрыгнула до статуи, и погрузило в него бешено вращающую пилу. На Шута полетели опилки и древесный сок, и как на неё, но она, не обращая на это внимание, утробно рыча, сжимая крепко-накрепко инструмент побелевшими руками, с обезумевшими глазами, погружала инструмент в чудовище. Девушка была прекрасна. Нурик невольно залюбовался ею, но из опасения сделал шаг назад. Фурия, пришедшая, чтобы мстить и уничтожать врагов.
     Бензопила поперхнулась и остановилась на середине, у статуи безвольно повисли руки. Существо умерло. Но девушка упорно продолжала тянуть вниз бензопилу, пытаясь его прорезать до конца.Оперативник аккуратно подошел к ней:
     -Эй, всё закончилось. Оно мертво. Ты молодец.
     Девушка словно очнулась, опустила бензопилу, и статуя вместе с ней, с всплеском, поднимая капли, упала в лужу, натекшую от системы пожаротушения, и вслед за ней девушка, тяжело дыша и плача. Шут присел рядом, не зная как её утешить. А она бросилась на него, заключая в объятия. Он, смутился, неуверенно обнял её, и девушка, опустив голову на его плечо, разрыдалась, продолжая плакать её пару минут, среди пепла, луж, огня, криков и матов на улице, и в окружение хныкающих детей. Всё закончилось. Люди отбились.
     Юля с обессилевшей злостью била ногой об колесо грузовика, и материлась. Мимо неё проносили убитых в результате нападения, а она не могла посмотреть на них, чувствуя свою вину. Если бы она решилась раньше, если бы она доверяла, не сомневалась, то они были бы живы. От этого хотелось выть волком. Паша смотрел на неё с недоумением, хотел подойти к ней, но на его плечо опустилась рука Шута:
     -Оставь её – он покачал головой
     -Но как – же она? С ней все будет в порядке?
     -Будет, будет. Куда от этого деваться. Специфика, брат, такая. У каждого свое маленькое кладбище. Тех, кого мы могли спасти, но не спасли. А зная её, лучше оставить. Перебесится, успокоится. Лучше, расскажи, о чем узнали, пока я занимался бегом в окрестных лесах?
     Паша кивнул и отвернувшись, отойдя от Юли, он кратко пересказал, что узнал. Шут только крякнул.
     -Понятно. Ну что, пошли поговорим более конкретно с этим Лесником. Сейчас нам скрывать друг от друга нечего. Пора выложить карты на стол. И заодно вытаскивай «консервы». Боевые доспехи нам понадобятся.

Глава 5

     Джип бешено неся по лесной дороге, торопясь в Лесоянск. Мимо мелькали деревья, автомобиль козлил, но ведомый твердой рукой водителя, с трудом оставался на проселке.
     Оперативная группа, после нападения на «Веселого Лося», поговорила с Лесником. У него случилась беда. Жену свою он не успел вывезти на базу отдыха, она осталась в Лесоянске, помогала последним уехать. А грузовики, на которых приехали монстры, были посланы за ними.
     Лесник обеспокоенный, узнав, кто такие Паша, Юля и Шут, попросил ГОУ съездить, выяснить, что с ними случилось, пока дружина, ищет Ксению Телягину - седьмого члена пропавшей туристической группы. Девчонку он видел, приютил после ссоры с друзьями. Она не хотела общаться с поисковиками. Сказала, что мало им полезна, ничего не знает. Но, Ксения, обеспокоенная за судьбу пропавших, осталась в Лесоянске, пока их не найдут. После прекращения официальных поисков, решила помочь местным разыскивать друзей, а если и они откажут, то сама бы искала до конца. Леснику пришлось пообещать, что они не прекратят.
     Всё шло нормально, до вчерашнего дня. Ксения начала говорить, что у нее гудит в ушах. Вечером, что слышит голоса, зовущие в лес. Лесник подумал, что она головой немного тронулась от волнения за судьбу друзей.
     Успокоив и напоив травяными отварами, он отправил Ксюшу спать. Ночью что-то случилось. Что-то плохое. Под утро он слышит звук разбитого стекла, а дружинники на улице увидели яркую вспышку из её комнаты. Все побежали к ней, опасаясь очередного нападение чудовища. Вбегают в комнату, а везде пепел лежит тонким слоем, запах паленного мяса и шерсти и Ксения, в углу, забившаяся в страхе. Что случилось, понять не могут. От неё ничего добиться не удалось. Она только причитает и повторяет – «Я только спала, я только спала». Насилу успокоили, и спать уложили.
     А утром голоса усилились. Она села в машину и по газам куда-то. Не кому ничего не сказав. Видя, в каком она состоянии Лесник, оторвал людей от эвакуации на базу отдыха и начал её поиски, беспокоясь. А потом все стало совсем плохо. Туман опустился, похолодание. Монстры. Закончив свой рассказ, Лесник сказал, что они почти нашли девчонку. Как только поймут, где она точно находится, сообщат оперативникам. Юля попросила ничего без них не делать, дождаться. И дать им более скоростную машину, а то на микроавтобусе по местным лесам не особо поездишь. Они получили видавший виды джип. Одев полные доспехи, они отправились искать жену Лесника.
     Старенький автомобиль, взревев мотором, вырвавшись из ловушки раздолбанной лесной дороги, вылетел на асфальт, заложив крутой вираж, чуть не врезавшись в дерево. Но и на это раз Паша совладал с управлением, успев выправить машину.Внедорожник, почувствовав под собой гладкий асфальт, поехал уже намного спокойнее, ревя мотором.
     -Тише ты, угробишь нас – с тревогой заметил Шут – Не лишай удовольствия это сделать Врага.
     -Не угроблю. Я КМС по ралли-спорту.
     -Как от этого факта мне легче?
     -А тебе и не должно – ответил ему Паша
      Очень быстро показался Лесоянск. Он выглядел по - другому, более зловеще. Покинутый, притихший поселок, смотрящий на оперативников мертвыми глазами окон. Начал сгущаться туман. Как только замелькали дома, Паша остановил машину в одном из ближайших дворов. Группа не решилась ехать по улицам, становясь отличной мишенью. Дальше, до центра, до магазинов, они пойдут пешком. Там должна быть жена Лесника с оставшимися жителями.
     Поселок вытянулся вдоль дороги. Она упиралась в центральную площадь. От главной дороги и площади, словно ручейки, отходили улицы и проулки. В один из таких переулков и вошла группа, намереваясь, сделав крюк, выйти к удобной точке, откуда можно рассмотреть площадь.
     Люди пошли мимо частных, опрятных, деревянных домов. Покинутых, как и всё в этом городе. Но безлюдность была мнимой. Люди покинули Лесоянск и пришли другие. В окнах мелькали фигуры. Деревянные статуи, не обращая внимания на оперативников, сидели на завалинках, ходили по улице, делали вид, что курят. Две статуи, мужчина и женщина, стояли друг напротив друга, поднимая руки, явно беззвучно ругаясь. А чуть дальше послышался звук топора. Кто-то рубил дрова.
     Юля показала, что нужно быть настороже. Они приблизились к источнику шума и увидели очередную статую. Она стояла во дворе, из её рук рос топор и она била им по деревянной колоде. Бездушно, механически и однообразно. Опускала и поднимала, вновь и вновь.
     -Мы еще не провалились? – в сердцах, нервно спросила Юля, наблюдая за рубщиком.
     -Не, всё показания в норме. Мы еще в нашем мире.
     -Они нас копируют – заметил Шут – повторяют за нами.
     -Для чего?
     - Интересный вопрос. Разберемся. Если не узнаем, то и нам не зачем и знать.
     Миновав деревянных, они перемахнули через забор, попав в сад. Статуя была и тут, сидела на огороде и выдергивала всё оттуда, «пропалывая». Она была слишком увлечена, что не обратила внимание на оперативников.
     Приказав Паше следить за ней, Юля инстинктивно не хотела убивать её, опасаясь, что всё твари бросятся на них, она с Нуриком заняла наблюдательную позицию, отодвинув штакет забора. И перед ними предстала площадь.
     Около магазинов громоздились ящики. Некоторые были разбиты, их содержимое вывалилось на асфальт. Было видно пара пятен уже засохшей крови. Эту картинку показывал дрон, запущенный у машины, так что ничего нового они не увидели.
     -Смотри, Лесник сказал, что они последние припасы должны были из магазина забрать. Из того, куда мы сегодня заезжали.
     -До него метров сто по открытой местности.
     -Знаю. Плохо. Может, попробуем обойти?
     -А куда ты обойдешь? Тут так и так придется в открытую бежать.
     -Рисково – Юля посмотрела на высотки, окружавшие площадь – И там не увидишь.
     -Так что? Магия?
     -Не, нельзя тебя напрягать. Магия нам еще пригодится.
     -Тогда один выход – бежать быстро
     -И молиться.
     -Ага, молиться. Ты думаешь, тут мало Богов? Одни уже домолились, что мы валяемся в каком-то саду, а какой-то Буратино позади нас ищет Золотой Ключик.
     - Не все так плохо. Она не пытается нас убить.
     -Пока не пытается.
     -Это можно сказать и про Жизнь и нашу работу. Она пока не пытается нас убить. Что, пошли?
     Юля кивнула:
     -Паша сюда.
     Короткими перебежками, прикрывая друг друга, внимательно осматривая ближайшие дома, они добежали до магазина. Первая бегущая Юля нырнула в магазин. Никого и ничего. Их встретили пустые полки и ящики, готовые к погрузке. Оперативники разошлись по магазину, осматривая его. Вскоре были найдены следы крови, пустые гильзы и пулевые отверстия на стене и выломанная задняя дверь.
     - Понятно – грустно Шут окинул взглядом всё это – Что-то пришло к ним в гости. И они не обрадовались этому.
     - Надеюсь, обошлось без трупов.
     -Кровь есть, трупов нет. Может и обошлось, либо их куда-то перенесли – Шут осторожно выглянул в сломанную дверь. Он увидел заросший пустырь, а за ним панельные дома. Он приглянулся к траве и увидел, что по ней кого-то тащили – Что-то волоком через пустырь перетаскивали.
     Грохот выстрела разнесся по магазину одновременно со звуком разбитого стекла. Что-то влетело в магазин. Пустая гильза, вылетев из пистолета, упала на пол, с характерным звуком, подпрыгнув пару раз, закатилась за прилавок. Сама пуля с мягким шлепком вошла в голову твари, и оно упало на пол с грохотом. Из раны потекла кровь. Ветер загулял в разбитом окне, закидывая снежинки в окно. Стрелял Паша, не раздумывая, реагируя на движение в окне. Одновременно с его выстрелами всё отлетают в сторону. Но никого.
     -Что это за? – спросила Юля, тревожно смотря на мертвую мохнатую, обезьяноподобную тварь, застывшую в нелепой позе, под которой начала растекаться кровь.
     -Да черт его знает, видимо, ассортимент местного зоопарка весьма обширен.
     -Еще дев нет?
     -Двое – сказал Паша, выглядывая в окно.
     Они бежали через площадь. Но не добежали. Раздался выстрел из снайперской винтовки, и голова ближайшего монстра превратилась в кровавый цветок.Уцелевшее чудовище остановилась,тревожно огляделась, ища стрелка, но присоединилась к своим собратьям, обмякнув на асфальте, не заметив его.
     -Откуда стреляли? – спросила Юля
     -Из участка. Он вон там стоит, под углом – Шут кивнул на отделение полиции, стоявший за магазинами – И как раз туда ведут следы.
     -Выжившие?
     -Пойдем и спросим у них. Думаю да, либо опять Буратины.
     Зигзагом, пригибаясь, они добежали до полиции:
     -Стоять! – закричали из – за двери – Кто вы такие? Что вы здесь делаете?
     Юля узнала голос. Это был тот неприветливый сержант, встретивший их в самом начале:
     -Вас ищем. Лесник послал. Не узнаете?
     -Как вас узнать в шлемах? Лесник значит послал… Ага. А какие ваши доказательства? Не приближайтесь к двери.
     -Усы, хвост и лапы, вот наши доказательства - зло ответил Шут – Мы из Главного Оккультного. Вот документы. Пришли посмотреть, живы вы еще или нет?
     Он достал удостоверение и кинул им на порог. Оно пролетело и приземлилось на крыльце и зажглось голограммой:
     -Видим, видим. Ну, тогда, добро пожаловать.
     Всё оказалось не так плохо, как выглядело. Пару людей ранило, но сержант сумел отбиться от монстров и увести в полицейский участок. Их проектировали и строили как крепости, способные выдерживать длительные осады. Но чудовища, прогнав людей, не бросились добивать, а забрали только грузовики. Это и спасло. Но деформированные придут. Такова была суть их природы. К сожалению, полицейские потеряли рацию, и не могли связаться с базой для вызова помощи.
     Группа Юли связалась с Лесником и забросила эвакуацию. С большой неохотой, он согласился выделить машины. Лидер дружины совсем раскис, он не был готов к такому. Поэтому дела в свои руки взяла Баба Маня. Та крепкая бабушка, впечатлившая Шута и сумевшая организовать оборону при нападении на «Веселого Лося». Она коротко сообщила, что выезжает. Будет через полчаса.
     Медленно потекли минуты. Никто не нападал, даже монстров не было видно:
     -Не к добру – сказала Юля – они должны были атаковать. Девов в районе куча.
     -Чего-то ждут наверняка, либо заняты - ответил ему Шут.
     -Надеюсь, что заняты.
     -Мы на подходе – сообщила Баба Маня.
     -Надеюсь, они ждут не её – Юля нажала тангетку рации - Принято, будьте настороже.
     Взревев моторами, на площадь выехали три грузовика. Скрипнув тормозами, они остановились перед участком. Из них высыпались люди, мягко приземляясь на асфальт, и тут-же падая на него, забиваясь под грузовики.
     -Смотрите за домами – приказала Баба Маня – Могут оттуда вылезти.
     Она светилась энергией и была довольна, находясь в своей стихии. Она была из Дикого Поколения, и сейчас происходящее в Лесоянске было её миром, для которого она была рождена. Она родилась и выросла при Великой Оккультной Катастрофе, в мире, где случился Апокалипсис. Целое поколение научилось выживать на Земле, не принадлежавшей уже человечеству. Они виртуозно умели убивать монстров и выживать там, где иные погибнут. Они были идеально приспособлены для этого. А потом мир начал меняться постепенно. А большинство из них нет. Потерянное поколение, дикое, необузданное, с трудом принявшее цивилизацию с его законами. Они были одной из проблем, возникших после Великой Катастрофы. Их успокоили со временем, некоторых навсегда, постарались встроить в общество, но они остались навечно Диким поколением. Баба Маня это только подтверждала. Она так радовалась возможности опять убивать тварей, что ты понимал, что она ждала этого всю свою жизнь. Юля в ней видела своего отца, семилетним мальчиком попавшим в банду рейдеров, и несмотря не на что, имея обычную квартиру, внуков, пенсию и дочь с сыном, сохранял былую свирепость и неукротимость. Именно её отец научил Юлю стрелять, рукопашному и ножевому бою вскоре после того, как она научилась ходить. Юля с младенчества впитала в себя ту культуру погибающего мира. Она даже в детстве дралась на резиновых ножах (металлические не удалось достать), связав руки скотчем с соседним мальчишкой, из-за того, что его отец был из «цивилизованных» во время Катастрофы. Воспитания отца стало причиной пойти в ГОУ. Она не хотела своей судьбы сыну и дочери, но, как и её папа, Юля, научила их, прежде всего, как выживать. Это было уже в крови человечества. Поэтому она лишь улыбнулась при виде радости от того, что она снова в деле, Бабы Мани, вспомнив своего отца.
      Баба Маня, крадучись, подошла к двери:
     -Давайте, уезжать надо отсюда.
     Припасы были уже потеряны. Арсенал из участка был вывезен в первую очередь, так что оставалось забрать только людей.
     Забравшись в кузов, они были готовы ехать. Прощально взревев двигателями, грузовики развернулись и тут появились деревянные. Они были одеты в полицейскую форму и спешили в полицейский участок.
     -О, какой энтузиазм у них – сказала Баба Маня – Хоть кто-то здесь хочет работать, а не бить баклуши, да, Петров?
     -Ну мы же нормально работаем – оправдывающее сказал сержант Полиции.
     -Ага, нормально вы работаете. Пользуетесь тем, что здесь работы нет.
     Петров что-то хотел ответить, но машина проехала между пятиэтажками, выезжая с площади. И что-то черное вылетело из окна, приземляясь на капот. Водитель от неожиданности вывернул руль в сторону, но он был перехвачен твердой рукой Бабы Мани:
     -Газу, газу! – закричала она водителю, второй рукой стреляя в приземлившегося. Лобовое стекло разлетелось на мелкие осколки, грохот выстрелов оглушил всех в кабине, но незваного гостя снесло с машины, упав под колеса. Грузовик подскочил на теле, и они поехали дальше.
     -Рули! И газ в пол – Баба Маня оглянулась назад, посмотреть, что там творится. Пока не одного грузовика не потеряли, но черные тени, прыгнувшие из домов, атаковали и другие машины. Вот чего они ждали. Умные твари. Понимали, что атаковать отделение нельзя, подождали, пока они соберутся всё вместе. Толково организованная засада.
     Тем временем из переулков и с крыш прыгали всё новые и новые монстры, повисая на автомобилях, пытаясь забраться в кабину и в кузов. Истошно визжа, одна тварь повалилась на тент, пытаясь добраться до людей. Раздались выстрелы, и воздух затрепетал на порванной ткани, и монстр, обессилено покатился вниз, пропарывая тент. Следующая тварь уже прыгнула в прореху, пытаясь добраться до людей. Её когтистая лапа соскользнуло по шлему Паши, он достал нож и ударил её. Брызнула кровь и она ушла вниз, падая под колеса следующего позади грузовика, переламывающей ей кости с противным хрустом.
      Паше не дали отдышаться. Следующая обезьяноподобная тварь приземляется. Оперативник не успевает её ударить, она вцепляется в него, пару ударов ножом, и она, не отпустив человека, заваливается назад. Тент, уже разрезанный трещит и рвется, и Паша вываливается наружу, влекомый мертвым чудовищем, но успевает зацепиться за борт. Труп монстра соскальзывает вниз, и Паша остается висеть на боку бешено несущегося грузовика. К нему тянутся руки, собираясь втащить его внутрь, но прыжок, и новое чудовище приземляется прямо на него. Гнется деревянный борт грузовика, разламываясь, и они летят вниз, на быстро мелькающий асфальт, но Паша, на рефлексах, успевает схватить кусок тента, но он рвется, и Паша с силой ударяется об асфальт вместе с монстром. Трещат кости твари, но следующий грузовик, сносит её, отбрасывая уже переломанный и переломанный кусок плоти.Водитель дает резко по тормозам, грузовик идет юзом, притормаживая, тварь, уже прыгнувшая на машину, не ожидает этого, и падает на асфальт, недовольно урча. Паша уже бежит к остановившемуся автомобилю, но шофер не может ждать и начинает опять ускоряться, снося приземлившуюся перед ними чудовище, но люди из кузова кидают трос, и Паша прыгает, хватаясь за него, и грузовик, разогнавшись, потащил его за собой. Паша, высекая искры и бьясь об ямы и болтаясь по всей улице, в поворотах ударяясь об стены и столбы, держался за трос мертвой хваткой, молясь, чтобы это всё закончилось. Твари видя, что он висит позади грузовика, пытались на него запрыгнуть, но пролетали, разбиваясь об асфальт. Вдали показался уже лес, они почти выехали из Лесоянска. Монстры, поняв, что добыча от них уходит, обезумели и в последнем рывке попытались до них добраться, но грузовики, победно взревев, выскочили из смертельной ловушки.
     После того, как они выехали из Лесоянска, и грузовик остановился, Паша нетвердой походкой встал и от души матерился еще пять минут, как никогда в жизни. Он начал понимать, почему Жано ненавидит эту работу.

Глава 6

     -Она там? — спросила Юля у усталого дружинника, показывая на противоположный берег реки, откуда шли какие-то вспышки, и злое завывание ветра.
     — Мы её не видели, конечно, потому что переться туда никто не захотел, но ей не куда деваться Следы ведут туда. Да и ОНА сказала.
     -Если ОНА сказала, то да.
     -Зря вы насмехаетесь над НЕЙ.
     -Не, не, я не со Зла. Я, конечно, уважаю вас, ваши верования и вашу Богиню, просто плохая привычка. Профессиональная деформация так сказать — Шут широко и дружелюбно улыбнулся. Местный на это только презрительно сплюнул и куда-то в сторону пробормотал унижительное:
     -Городские — умудрившись в это слово вложить всё свое плохое отношение к Шуту, как он его пренебрегает. Юля только тяжело вздохнула, не надеясь уже привести НУрика в чувство, надеясь только, что их не пристрелят из-за него. Паша весь диалог пропустил мимо ушей, управляя дроном. Он летел вдоль реки, к вспышкам:
     -Магический и физический фон в норме — снял показания Паша — это не аномалия.
     -Я говорил, что это психокинетик.
     -Ксюша психокинетик? Так вроде бы не похоже. Я её видел. Она не носила их браслет. Как у моей дочки, Геры. Она пошла в первый класс и на медкомиссии сказали, что она психокинетик. В райцентр свезли, там её записали, провели тесты, поставили на учет, прописали таблетки и дали браслет и строго-настрого запретили его снимать. Обидно, правда, что она оказалось слабенькой. Была бы сильной, мы бы получили выплаты, а она бы без конкурса, на бюджетное место, в филиалЛунной Академии. Вот тебе и диплом нормальный, и будущее, и приличная работа. Что ж девке молодой здесь торчать то. Эх...- дружинник тяжко вздохнул.
     -Всё нормально. Тебе может, повезло. Вы всё сейчас поедете отсюда, как беженцы. А там льготы, и даже облегченное поступление в институты и университеты.
     -Правда что-ли? — мужик встрепенулся и с надеждой посмотрел на него.
     -Правда, правда. Вас мурыжить не будут, только Лесника могут посадить за оккультизм незаконный. А вам ничего не будет. Главное, выжить.
     -Выживем, куда мы денемся. Я семью уже отправил к сестре, в город. А Лесника жалко. Он хороший мужик. И не кому не желал Зла.
     -Закон есть закон. И хотя он суров, мы следуем ему. Не бойся. Никто его расстреливать и сажать надолго не будет. Постараемся, за все его заслуги и содействие следствию, выхлопотать ему условный срок. Либо по минималке 2-3 года в колонии-поселении.
     -Это хорошо. Прям тяжесть с сердца упала. Вы не думайте, что если мы слушали ЕЁ, то мы какие-то плохие. Она нас не трогала, помогала нам, и мы её не трогали, помогали ей. Нормально жили. Пока не приехали эти. Уроды. Кстати, мы вам больше не нужны?
     -Не, можете ехать — сказала Юля — запритесь на базе и ждите эвакуации.Лесник уже проинструктирован. Если что, вам поможет авиация.
     -Спасибо большое. Не прощаемся.
     -Не прощаемся.
     Расставшись с дружинной, оперативники погрузились в изображение, передаваемое дроном. За время разговора он уже долетел до источников вспышки.Перед ними предстал могучий вихрь из электричества, огня и ветра, закрученного в торнадо. В центре него лежал высохший скелет, так показалось им на первый взгляд. Кожа обтягивали кости, и создавалось ощущение, что она голодала как минимум пару недель. А на неё, волной за волной шли монстры, чтобы погибнуть в психокинетическом вихре. Их разрывало на клочья, било электричеством, они горели, но продолжали идти по трупам, не ведая страха и сомнения. Даже видавших виды оперативников передернула от увиденной картинки
     -Она им позарез нужна — заметил Паша, вглядываясь в монитор.
     -Опять ты поражаешь меня наблюдательностью, мажор. Быстрее. Где она? — Шут решительно одел рюкзак на плечи.
     -В трех километрах.
     -Бегом туда. Она умирает. Точнее, как она до сих пор не умерла, я не знаю — на бегу начал говорить Нурик — Недавно пробудилась. Не понимает, что это она. Может, голоса в её голове — это чужие мысли... Не знаю... Действует подсознательно, не контролируя себя. Сжирает ресурсы собственного организма. За день потеряла пару десятков килограмм. Должна помереть. Но не померла. Нам нужно остановить её.
     -И. Как. Предлагаешь?
     -Она защищает. Себя. Рефлексы.
     -И?
     -Показать. — мы не опасны. Рискнуть. Дойти до неё и успокоить. Без оружия. Спокойно. Медленно.
     -Ты сошел с ума. Сунуться туда без оружия.
     — Выхода нет. Если теория верна.
     -А если нет?
     Шут на это ничего не ответил, но всем и так стало понятно. Если он ошибался, то похоронка. Другого исхода не будет.
     -Не, ну это самоубийство.
     -А там монстры. Еще.
     — Справимся. Проблема — выключить её.
     — Выключим. Я пойду — Паша твердым, как ему показалось голосом, сказал об этом.
     — Точно? — переспросила у него Юля.
     -Другого варианта — нет — Нурик.
     Юля задумалась и кивнула. Он прав.
     Они добежали, тяжело дыша. Пот стекал с них, они не могли отдышаться. Бегать по берегу, когда ноги проваливаются в землю, еще с железом на десять килограмм на себе — то еще удовольствие. Но самое сложное было впереди. Перед ними бушевал психокинетический торнадо, зависнув над умирающей. Вспышки и огонь прорезали ночную тьму, освещая на мгновение всё вокруг, прежде чем поразить очередную жертву. Зловеще завывал ветер в кронах деревьев. И треск ломаемых костей, и хрипы и предсмертные стоны умирающих чудовищ, шелестящих и топающих на верную Смерть. Бездушно и бессмысленно, не ведая страха и сомнения они шли к девушке, чтобы умереть. Пахло до тошноты, Смертью, жженной шерстью, паленным мясом, кровью и внутренностями. Жуткая картина, поразившая даже оперативников. Обучение, симуляторы, обработка это одно, но жизнь иногда подкидывает такие сюжеты, что ничто уже не поможет. И нужно решать и действовать самому.
     -Действительно туда хочешь пойти? — Шутс кивнул в сторону несчастного психокинетика.
     -А куда деваться — ответил ему Паша неожиданно непослушными губами. Слова вылетели из него трудом, словно он хотел отказаться. Ему казалось, что он больше ничего не боится. Ничто его не сможет шокировать. Как же он ошибался. Непослушными, трясущимися руками он расстегнул кобуру, положил ружье и патроны вместе с ножом на землю, оставшись безоружным. Юля с Шутом тактично отвернулись, стараясь не обращать внимание на его руки и мандраж, понимая, куда он идет.Паша нерешительно посмотрел на вихрь.
     -Ты как готов, Паш? — спросила у него Юля.
     -Да, сходить туда, забрать девушку, вернуться. Всё просто, да? — нарочито бодрым голосом, стараясь не показывать страха, ответил он.
     -Давай. Не прощаемся. Как только погасишь вихрь, бьет Нурик и авиация. Монстров от вас отсеем, так что не беспокойся. Ты главное дойди.
     Паша кивнул, а потом сделал один шаг к умиравшей девушке. Неуверенный. Второй и третий. Оперативник находился словно под водой, с трудом передвигаясь. Четвертый и пятый. И он пошел к ней. Неожиданно, Паша понял, что он хочет жить. Не хочет умирать до крика, до надрыва. Как же здорово жить. Ведь в жизни так много прекрасного, хорошего и чудесного, что он больше, возможно не увидит. Паша загонял эти мысли глубоко в себя, не давая им прорасти. Он должен дойти. Страх есть и будет. Он естественен. Но помимо него, есть что-то еще. Что-то более важное, чем он, чем его жизнь. И оно лежит впереди него. Целый мир, Вселенная для него уменьшилась до одной девушки. Жалкой, полумертвой, лежащей на сырой земли, и смотрящей в небо. Она на мгновения стала его смыслом жизни, его путеводной звездой.
     Паша влился в толпу тварей. Брызги крови летят на него. Пепел от сгоревших ложится на его одежду и голову. Рядом с ним подлетает пара монстров и с противным хлюпаньем, с силой разбиваются об землю. А он продолжает идти. Он не интересен Смерти. Шут был прав. Но надежде он не дает разгореться. Понимая, что пока он не дойдет, ничего нельзя сказать.Зная, что псхихокинетики могут чувствовать мысли и намерения, он обращается к ней, говоря о том, что все будет хорошо. Я помогу тебе. Спасу. Только дай мне тебе помочь. Только позволь до тебя дойти. Ну, пожалуйста. Еще пару трупов падают к его ногам, расползаясь на части. Паша спотыкается о их останки, хлюпает в луже крови, но не останавливает разговор с Ксенией. Мы спасем твою подругу, мы спасем всех, только верь нам. Какую-то обезьяноподобную тварь рядом с ним поражает молния, и она падает замертво. Он чувствует запах озона, касается плечом чудовищ. Я не причиню тебе вреда. Еще пару Смертей, еще пару монстров разрывает на куски рядом с ним. Но он доходит, тяжело дыша.Он вспотел так, словно в одежде искупался. Мелочь. Паша чувствует облегчение. Получилось. Это полное безумие, но оно сработало. Нестерпимо хотелось пить. Потом. Не медля, он опускается к Ксюше. Она не понимающе смотрит на него. А Паша. Несмотря на всю его подготовку, на всё его умение, он не знает, что сказать психокинетику, убивающего себя. Действуя интуитивно, он кладет руку на её голову и говорит:
     -Всё хорошо, я с тобой.
     -Это ты?
     -Да, это я.
     -Но ты был другим. И стал таким. Я тоже стану другой?
     При пробуждении и перестройки мозга девушки на психокинез, он повредился, и сейчас она находилась в плену своих болезненных галлюцинаций и несла бред, не понимая, где она находится. Излечимо, но не сейчас и не здесь. А убеждать человека в состояние бреда:
     -Это зависит от тебя.
     — От меня — Ксения задумалась и закрыла глаза. Паша обеспокоенно:
     -Эй, эй, не отключайся. Доверься мне, все будет хорошо. Ты хорошо потрудилась, но я вижу ты устала. Отпусти всё.
     -Я не хочу к Богу Сломанных игрушек. Ты видел команду медвежат? Сообщи им, предупреди их. Страна Сладостей в опасности. Её нужно спасти.
     Бог Сломанных игрушек? Медвежата? Страна Сладостей? Это было из детского, глупого шоу. Кажется. Он что-то слышал о нем, но не смотрел из-за возраста. Когда его начали показывать, он считал, что он слишком взрослый для него, и пускай смотрят его глупые детишки. А он не такой. Теперь он проклинал себя за это:
     -Медвежата уже тут. Они остановят Бога Сломанных Игрушек.
     -И даже Вернан? Он же потерял кристалл силы, предал команду. Он исправился?
     -Да, да, всё тут. И Вернан. Он стал хорошим, исправился. Его простили.
     Контролировать свои мысли. Никакой злости, агрессии. Ну, давай, девочка, давай. Успокаивайся.
     -Прощать это хорошо. Правильно. Медвежата справятся. Они спасут страну и Короля... Спасут — ответила она из последних сил и соскользнула в забытье, потеряв сознание. Психокинетическая буря начала стихать и монстры бросились на них, почувствовав шанс.
     Шут выпустил сразу десять карт по чудовищам, отсекая их от Паши с Ксенией. В полете карты превратились в стаю птиц и со злобным клекотом они набросились на тварей, кромсая их. У самого Нурика ярко зажглись защитные руны и заклинания, разогреваясь, прожигая одежду, оставляя ожоги на коже. Он обессилено припал на одно колено, от него шел дым. Слишком много магической энергии пропустил через себя и был на пределе, на грани физической мутации и сумасшествия. Если бы не тренировки, то он бы уже потерял сознания. Силой заставляя себя, он поднял потяжелевший в два раза автомат и дал короткую очередь в сторону монстров.
     -Ты как? — спросила у него Юля, вызвав перед этим авиа удар — Сейчас летуны отработают.
     -Сейчас, потихоньку оклемаюсь. Стимуляторы есть — ответил он, плюхаясь в грязь, и начиная короткими очередями отстреливать чудовищ.
     -А магией можешь пользоваться? — спросила Юля, падая рядом с ним и поддерживая его.
     -Нет. Точнее да, но я не хочу поймать Деформацию.
     -Если ты станешь уродом еще и внешне, я это не переживу.
     -Эй, ты так мне не простила тот побег?
     — Нет.
     -В этом есть твоя основная проблема. Ведь доброта спасет мир.
     -Пока спасают мир автоматы и авиа удары.
     — Какая злая ты и вредная женщина. Я о возвышенном.
     -Мы тут валяемся в грязи, Пашу пытаются сожрать, и у нас тут девушка умирает. Давай это в другой раз, а?
     -А другого раза может и не быть. Нужно успеть очистить душу. Покайся.
     -Заткнись... нахер... пожалуйста — сквозь зубы проговорила Юля, сдерживая злость.
     -Хорошо. Вертушку вызвала?
     -Да, она скоро прилетит.
     -Грач Штилю, вас видим, начинаем — раздалось в рации у них. Прилетели штурмовики, и началась работа по земле. Опасаясь использовать бомбы рядом с оперативниками, застучали тяжелые пулеметы, выбивая комья земля, пронзая монстров. Очистив место вокруг них, они на опушке леса использовали бомбы, окончательно развеяв волну наступавших. Отстреляв боезапас, они полетели обратно, на базу.
     Пока летчики уничтожили тварей, Шут открыл аптечку и вколол себе стимулятор. Тяжесть прошла, в голове немного развеялся туман. Он почувствовал себя легким и бодрым:
     -Вот теперь еще повоюем — удовлетворенно сказал он.
     -Что это?
     -Дрянь собственного производства. Будет работать до завтрашнего утра примерно, а потом будет очень, очень плохо. Так что завтра я ухожу на больничный.
     -Ура — замучено ответила ему Юля.
     Паша, пока продолжалась вся эта свистопляска, занимался спасением Ксении. На её животе находилась аптечка. Небольшая коробочка, похожая на жука, с острыми когтями, впившимися в её живот. Из неё растекалась смола — живица. По ней в девушку проходила лечебная магия, отдаляя её от порога Смерти. Магия не может работать без человека, поэтому Паша держал руку на аптечке, пропуская энергию через себя. В большинстве случаев, в качестве проводника магической энергии выступал сам больной, но девушка была настолько плоха, что малейшее использовании магии могло её убить. Защитные руны светились под Пашиной ладонью, не позволяя ему взять слишком много, оберегая его тело и психику от вредоносного воздействия волшебства.
     Помимо аптечки, Паша вколол ей прямо в вену усиленный энергетический паек. Питательный раствор, созданных для психокинетиков, поддерживать их силы в бою.
     -Как она? — спросила Юля у Паши, приземляясь рядом с ним.
     -Жить будет. Правда, мозг повредила, но мы успели.
     -А ты молодец. Дошел — Юля одобрительно и с облегчением ударила его по плечу — И насколько сильно поврежден мозг?
     -Не овощ. Несет бред. Думает, что она в детском шоу.
     -Хорошо, что ты живой, и я тебя не убил. Вот тебя было бы жалко. Детское шоу? Я думал, что мы в каком-то трагифарсе, но я согласен и с её точкой зрения. В бреду она сказала что-то полезное? — отбарабанил Шут, садясь рядом с ними.
     -Не, ничего. Смените меня — попросил Паша. Юля кивнула и приложила ладонь к аптечке, как только Паша убрал руку.
     -Сколько ты держал? — спросил Борис.
     -Минуты 2.
     -Долго. Давай еще минуту Юля и прекращай. Будем приводить в чувства.
     -Да сама знаю — Юля чувствовала, что аптечка уже ощутимо нагрелась под её рукой. Плохой знак. Скоро нужно убирать. Удалось главное. Дыхание девушки стала ровным, бледнота немного спала, и казалось, что она спала.
     -А может не надо — с сомнением спросил Паша — пускай отдохнет.
     -Надо, мажор, надо. Может она нам, наконец, скажет, что они тут устроили. И какая скотина их надоумила на это.
     — Тоже думаешь, что за студентами кто-то стоит? — спросила Юля
     -А у тебя есть другие варианты? Смотря на весь этот бардак, это не подростковые шалости.
     -Ага, давай стимулятор. Ей будет очень плохо, но что поделать. Мне самому интересно, что за урод это всё придумал. Придти к нему и переломать ноги — последнее Юля сообщила мечтательно. Паша кивнул и порывшись, протянул ей тюбик.
     -И подай другую Живицу — попросила Юля. Сняв с живота уже использованную, выступило немного крови, приделала новую, она положила на него руку:
     -Давай, втыкай. Надеюсь, она не помрет.
     Шут кивнул и сняв колпачок, тяжело вздохнул:
     -Паш, готовься реанимировать, если что. Я хочу продолжить не убивать людей сегодня — с этими словами он воткнул стимулятор в девушку, надавив шпенек. Лекарство вошло в неё. Она раскрыла глаза и тяжело вздохнув, выгнулась, а потом расслабилась. Она пришла в себя:
     -Она не померла. День без трупов по моей вине продолжается, ура.
     -Вы кто? — спросила она — Вы от того, Чья Имя под Запретом?
     -А это что? — недоуменно спросил Нурик, смотря на Юлю и Пашу.
     -Че-то знакомое — ответил ему Паша.
     -Да, знакомое. Мои дети читают. Это из книги — Юля подсела к ней поближе — Нет, мы не от него. Мы Хранители врат.
     -Но я вас не помню. Вдруг вы мне врете — Ксения насторожилась.
     -Нет, мы хранители Врат. Вот смотрите — Юля достала смартфон и на нем нарисовала какой-то символ — Видишь, тайный знак хранителей. Он не знает о нем.
     -Вы действительно хранители — Ксения схватила Юлю — вы должны остановить его. Срочно.
     -Кого?
     -Того, кого нельзя называть.
     -И как нам его остановить?
     -Не знаю — девушка отвернулась — Но вы должны.
     -А вы с ним знакомы? Откуда ты знаешь ?
     -Зло имеет разные формы. Я чувствовала Зло, но не придала значение. Он пришел, втерся в доверие. Мои друзья доверились ему, а я не могла. Что-то жуткое в нем было, опасное. Он был добрым и приветливым, но я видела, что это была маска. А они не видели — она расплакалась.
     -Тише, тише, все будет хорошо — Юля погладила её по волосам, успокаивая.
     -Понятно то, что ничего не понятно.
     -А они... Не верили... Ругали меня... А потом ушли... Нельзя им было уходить, нельзя! — сквозь слезы продолжила Ксения.
     -Понятно. А кто он? Тот, кого нельзя называть? Можешь сказать точнее? — спросил у неё Шут.
     Юля уже положила голову девушку себя на колени и гладила её голову, пытаясь её успокоить.
     -Высокий, красивый, умный... Зло умеет маскироваться, умеет. Аня с ним познакомилась. Это её новый парень. Он сказал, что тоже из «Животных». Что мы тоже можем спасти мир! Природу! Нужно приехать сюда и остановить лесопилку. И он знает как. Он дал нам устройство, способное изменить мир и природу. Они были глупы. Мы всё глупы, мамочка прости, что мы наделали... — Ксения постепенно начала биться в истерике. Ей вкололи успокоительное.
     -Дела — задумчиво протянул Шут.
     -Их поймали на крючок. Они же экологические активисты. Юноши и девушки с пламенным взором, желающим изменить мир, сделать его лучше. На этом их и завербовали.
     -А еще здесь лесопилки никогда не было — ответил Паша.
     -Ну да, их обманули по полной программе. Но вопрос в том, что человек, обманувший их, из всех Богом Забытых поселков Сибири послал их именно сюда. Где был культ и свое Божество, о котором даже мы не знали. Откуда он знал о нем? Откуда он получил чертежи устройства? И смотри, как они легко поверили ему. А она нет. Даже разругалась с ними.
     -Думаешь, он использовал магию?
     -Конечно, он использовал магию. Даже не пробудившиеся психи чувствует интуитивно магическое воздействие. Дискомфорт.
     -Значит, в Красноярске действует культ. Надо позвонить Жано и сообщить ему.
     — Но нету культа в Красноярске. Нету. Нет его признаков, тишь да гладь — Шут потер виски — Ничего не понимаю. Откуда — то возник человек, владеющий запрещенной магией, знающий чертежи какого-то устройства, от которого монстры полезли, и еще к тому — же местоположение скрытого культа. Кто его ввел?
     -Я просмотрел сейчас кратко всю сводку ГОУ по Сибири. Культов нет. Последний разгромили еще восемь месяцев назад, и больше их не возникало — сообщил Паша.
     -Гастролер? — спросила Юля.
     -Тоже мимо. Расширил запрос. По всей Федерации подобных культов нет.
     -Сорвали джек-пот. Неизвестный культ, неизвестный главарь. Ничего не понятно. Что-то от нас ускользает.
     — Может он одиночка. Но слишком серьезные знания для одного. Либо то, что дает ему энергию, дало ему четкие инструкции, либо это всё какая-то лажа. Ладно,давайте выбираться отсюда. Скоро прилетит вертолет. И смотрите в оба. Враг отступил, но он может вернуться. А я пока позвоню в Красноярск, сообщу новости Жано и узнаю, что там у него творится.
     -Кстати, Юля, а действительно ли дети читали про Хранителей Врат? Ты подозрительно осведомлена хорошо о них.
     -Теперь ты докопался до моего досуга?
     -Почему сразу докопаться? Давай обсудим литературу, пока ждем вертолет, и смотрим в лес сквозь прицелы, ожидая нападения. Все — равно заняться не чем. Вот Паша, что ты последнее прочитал?
     Юля тихо, про себя, сказала, что-то не цензурное в отношении Шута.

Глава 7

      За пару часов до этого. Красноярск.
     Жано и связной Франц были отправлены в Красноярск. Город не пострадал особо в Великой Оккультной Катастрофе, находясь слишком далеко от Зон Деформации Реальности, чтобы изменения пространства и деформированные успели до него добраться. Сюда свозили беженцев, и город разросся благодаря лагерям.
     Узнав, что не все члены группы пропали, Жано и Франц, бросив бесплодные поиски неизвестно чего, поспешили узнать о её судьбе.
     Ксения жила вместе с родителями на тихой окраине Красноярска, в новом районе, где маленькие дома на два-три этажа, прятались среди деревьев и ярко-зеленой травы.
     Припарковав машину на гостевой стоянке, и показав вахтеру на входе удостоверение, они попали внутрь:
     -А неплохо тут. Моя всё мечтает переехать во что-то подобное – с завистью сказал Жано, оглядываясь.
     - Так купи. Зарплаты у тебя хватает.
     -Купи, купи, а ты сам не знаешь. Сперва, мы в одном месте, а завтра в другом. Тут покупать что-то не имеет смысла. Вот выйду на пенсию, и поселюсь в подобном месте.
     -Да, ты то выйдешь на пенсию. Тебя на командирскую должность не загнать, всё в поле рвешься, хоть и ноешь, а уже на пенсию собрался. Где она живет?
     -Не, этот год точно последний. И всё, спокойная офисная работа. Либо пенсия. Кажется, вот этот дом, третий.
     -Клише - «за день до пенсии». Ага, вижу, дом номер пять, точно он.
     -Типун тебе на язык.
     -Да ты сам пойми. Я тебя отлично знаю. Ты не один такой. Сколько волка не корми, он всё в лес смотрит. Это про вас. Именно благодаря этому ты попал в полевые и не можешь никак закончить.
     Я смотрю на тебя и вижу себя. Наверное, так-же лет через десять-пятнадцать буду объяснять про пенсию какому - нибудь молодому.
     -Бывших не бывает. Хоть и паскудная работа, но затягивает.
     -Я знаю.
     Они вошли в чисто убранный подъезд и поднялись наверх. Им открыла женщина:
     -Ксения Артемьева здесь проживает?
     -Да, а кто её спрашивает? Что случилось?
     Жано достал удостоверение:
     -Майор госбезопасности Кикабидзе. Нам нужно осмотреть её комнату.
     Женщина тиха ойкнула и осела на пол, страшно побледнев, словно ей отрезали невидимые нити, поддержавшие её. Обессиленным, тихим голосом она спросила:
     -С ней все в порядке?
     -В порядке – успокоил её Жано, соврав – Просто попала в неприятную историю. Но ей ничего не будет. Мы просто пытаемся найти правду.
     -Она хорошая девочка. Умница.
     -Мы знаем, поэтому никто ей судьбу ломать не будет. Позволите пройти? И подниметесь с пола, простудитесь- Жано протянул ей руку приметил, что рука женщины дрожала – Я так понимаю, что вы ей мать?
     -Да, я её мать.
     -Хорошо. Так, где она?
     -Так с друзьями поехали куда-то в поход. Вчера звонила, сказала, что с ней все нормально. Что с ними случилось? Пошлите на кухню, вот сюда.
     -Обычные подростковые глупости. Залезли не туда, куда надо, вот и выясняем, кто их надоумил.
     -И Ксюша?
     -Не, Ксюша умная девочка, как вы говорили, она то не куда и не полезла. Но стала очень важным свидетелем.
     -Это хорошо. А где она сейчас – успокоившись, спросила женщина – Я могу ей позвонить?
     - Извините, но пока это не возможно.
     -Так вы мне врете. С ней случилось что-то серьезное? Она здорова? – женщина держалась из последних сил, с тревогой всматриваясь в лица оперативников, пытаясь увидеть правду, а потом обессилено – Ничего не говорите. Её комната дальше по коридору, первая дверь.
     Женщина тихо села за кухонный стол и закрыла лицо руками. Франц кивнул головой на дверь, мол пошли. Они бесшумно вышли из кухни и Жано сказал Францу:
     -Звони психологам, пускай посылают, работают. Её нельзя оставлять в таком состоянии. Пока не приехали, присмотри за ней. И постарайся еще что-нибудь выяснить, деликатно, прошу. Она и так на пределе, не доводи её до истерики.
     Франц кивнул и достал телефон, а Жано пошел в комнату девушки. У её дочери была очень похожая спальня, пока она не уехала учиться в университет. Жано на мгновение почувствовал грусть и ностальгию. Те - же плакаты на стенах, мягкие игрушки. Письменный стол. Кровать. Шкаф. Он мягко обошел комнату, предварительно осматриваясь, проведя рукой по мебели и стенам, словно прислушиваясь. Спальня была типичной, но несла печать хозяйки, её личности. Жано остановился перед книжной полкой. Бумажные книги наотрез отказывались умирать, хотя сколько раз прочили их гибель. Оперативник прочел корешки. Любовные романы, фентэзи, пара справочников. Неплохой вкус. Ознакомившись с комнатой, он, поприветствовав так хозяйку, выразив ей уважение, и мысленно извинившись за вторжение,приступил к работе. Варварское ломание стен и копание в нижнем белье с рассыпанием содержимого бельевого ящика на столе он оставил другим. Жано выдвинул стул, отодвинул в сторону учебники, и подключил к системному блоку, украшенному наклейками и с нарисованным кроликом на нем, смартфон. Тихо загудел включенный компьютер. Он оказался запаролен, но телефон, связавшись с центральным компьютером Сибирского Отделения, легко разгадал пароль и вошел в систему. А потом он запустил «В Сети» - социальную сеть. Из-за особенностей работы с ней, ГОУ понадобился бы минимум день, чтобы получить доступ к странице Ксюши, поэтому был выбран самый простой вариант. Войти через её компьютер.
     Открыв страницу, он начал просматривать его. Фотографии и музыку он видел и со своей страницы. Её фотографии в купальниках в привате тоже его не интересовали. Молодых девушек на пляже он насмотрелся на своем веку. Да и жена бы не одобрила. Оставались сообщения. Открыв ёё, он начал читать переписку. Сообщение от куратора группы о дате сдачи курсовой. Сообщение от старосты о переносе занятий и о том, когда они пойдут на концерт. Сплетни, обсуждение фильмов и книг. Тупые мемы и шутки. Всё тот же бесполезный треп, чего греха таить, он читал в тайне и у своей дочери, вычисляя её нового парня. Парень оказался неплохой, зря они расстались. Жано продолжал скользить в чужой жизни, погружаясь в неё. Все было на виду. Потратив двадцать минут и углубившись в прошлое Ксюши на пару месяцев, он вернулся к одному сообщению, заинтересовавшее его. Одно из свежих, от Анны, её подруги. Она пропала в лесу в Лесоянске :
     -«Завтра встречаемся в девять часов у вокзала. Машина уже арендована пора делать мир лучшеее! ^^))))
      -Он едет?
      -Нет, он не едет(( И ты знаешь что его упоминать здесь нельзя( Достала ты расслабь булки уже всё будет очешуительно»
     Жано просмотрел всё, все группы, всю переписку, но не нашел упоминание больше нигде о таинственном «Он». Никто с ними больше и не должен ехать. Но Ксюша кого-то упоминала. Кого?
     Жано откинулся на стуле, задумался. Раздался звонок в дверь и заглянул Франц:
     -Это приехал психолог. Узнал что-нибудь?
     -Почти ничего. Только упоминание о каком-то таинственном «он» один раз, которого нельзя называть и всё. А ты что-нибудь узнал?
     -С трудом узнал. Дочка говорила ей о том, что у Ани новый парень. Странный очень и жуткий. И как-то странно влияет на ее друзей. Они словно не видят его недостатков, смотрят взахлеб ему в рот. Видимо, это и есть твой «Он».
     -Она его видела? Рассказывала откуда он, где живет, работает?
     -Нет, ничего так. Пожаловалась и всё.
     -Тупик – Жано задумчиво обвел комнату. Отсоединив смартфон от компьютера, он запустил магическое приложение «Поиска» тайников и остатков магии. Обведя спальня, он сообщил, что ничего не найдено. Комната была чиста.
     -Закончили. Ничего здесь нет больше. Нужно навестить еще Толю и можно отправляться в Лесоянск. Культом здесь пока и не пахнет.
     Выйдя в коридор и пройдя на кухне, где психолог что-то мягко и вкрадчиво объяснял матери Ксюши, они так и не спросили её имя, они сказали, что поедут и чтобы она не беспокоилась. Они сделают всё, чтобы с её дочерью ничего не случилось. Женщина на это только кивнула, погруженная слишком сильно в себя.
     Оставив машину в ближайшем полицейском отделении, оперативники вышли во двор, под июльскую жару, идущую уже на убыль. Жано подставил лицо под ласковые лучи Солнца, наслаждаясь теплом. А вот Франц, уроженец Марса, не любил жару, холод, да и вообще земную погоду, привыкнув к постоянной, комфортной температуре марсианских жилых куполов. Поэтому он недовольно смахнул пот со своего лба.
     -Жарко? – спросил у него Жано.
     -Да, никак не могу привыкнуть к изменчивости погоды, хотя столько здесь прожил.
     -А мне не по себев куполах. Постоянная температура, и дождь по расписанию. Кошмар. Это, группа когда подъедет?
     -Да сейчас уже. Минуту на минуту.
     Они ждали группу захвата для поездки к Анатолию Киму, самому выделяющемуся среди пропавших студентов.Им всем было по семнадцать, по восемнадцать лет, учились всё в одном университете, на одном факультете. Всё, кроме одного. Анатолий Ким. Безработный фрилансер, специализирующийся на оккультных технологиях. Он был намного старше их, и он никак не мог пересечься со студентами. Они были из разных миров. Ким жил в бывшем лагере беженцев Лукино-3. Ксюша с компанией могли туда заехать в магазины, чтобы поесть в местных ресторанчиках, даже купить наркоту, но чтобы заводить знакомство с местными, гулять по хакерским коммунам? Весьма сомнительно. Но они все-таки пропали вместе в лесу. До поездки в гости к Ксении, оперативникам ГОУ весьма было интересно, как и почему они пересеклись, но чтение личных сообщений дало ответ на этот вопрос. Их свел таинственный «Он». И теперь они надеялись, что Ким даст еще зацепок про то, что случилось. Но Жано с Францом не отпустили просто так в Лукино-3. Зная о репутации района, им дали в усиление Особый Полицейский Отряд Сдерживания – ОПОС.. На всякий случай, как сказал начальник Красноярского отделения ГОУ, лукаво сверкнув глазами. Чтобы местная банда «Таежных Драконов» не расслаблялась и держалась начеку.
     -А может, это «Животные»? – спросил Франц у Жано
     -Кто?
     - Ну «Животные». Все пропавшие же состояли же в этой зоошизе "Мы животные!". Спасали Землю. Может это тянется от них?
     -Так если всё было бы так просто. Эти клоуны проверены и перепроверены множество раз. Они в жизни такое не провернут. Я первым же делом навел о них справки. Безобидны как младенцы.Слишком сложно и хитро для них. У них главная цель пиар в соцсетях и получения лайков, а не захват и уничтожение мира. Но молодым и глупым нравится. Борются против системы, выделяются. Знаешь, что говорят про кота, которому неймется?
     - Ты какой-то слишком злой.
     -Достали, если честно. Послужишь с моё, и не такое заговоришь. У юношей с горячими, пламенными сердцами и девушек гормоны играют, взрослые не правы, какая техника безопасности, ты о чем, и лезут, куда не надо. То попадают в какие-то культы, то находят какие-то артефакты, то ломятся, куда не просят. И начинается. А потом, ты как придурок, рискуя жизнью, спасаешь этих молодых полудурков, потому что присяга, потому что приказ. Эх… И самое паршивое. Не бросишь же их. Жалко дураков, ведь толк из них будет обязательно.
     - Ага, вырастут, поумнеют, перебесятся. Я перебесился. Ну не сразу. Спустя двадцать дней гаупвахты.
     -И что ты сделал?
     -Да за водкой полез через забор. Поймали. Десять дней за то, что лез и десять дней за то, что поймали. Сказали – «Мы тебя учили пару лет, а ты даже за водкой не смог тихо сходить».
     -А ты?
     -А я больше не попадался – ответил Франц, улыбнувшись – Стал более ответственно подходить ко всему.
     Прерывая их разговор, во двор тихо въехал старенький микроавтобус. Потихоньку ругаясь и чихая мотором, он подкатил к Жано и Францу. Из него выскочил спортивного вида паренек молодой, коротко стриженный и подошел к ним:
     -МДаа, аппарат - прокомментировал Жано.
     -Здравия желаю. Лейтенант Степашко. Поступаю под ваше командование.
     -Тише ты, летяха. Не ори на весь двор. Сколько вас?
     -Так точно. 12 человек вместе со мной. Все, кого могли выделить. Сами понимаете, сейчас сезон.
     -У нас всегда сезон – парировал Жано, осматривая бойцов - А ты как сам? Опыт есть боевой? А у твоей команды? Не подведете?
     -Никак нет. Мы никогда не подводим. Специфика такая. Не смотрите на возраст. Хотя мы и не МОЗ, у тех хотя - бы половина мозга есть в название,а у нас и того нет, но обучают нас отлично. Да и люди закаленные уже. У каждого минимум две боевые командировки в Зону. Да и тут по мелочи набралось. Монстры, культисты, преступники.
     - Жано, к чему глупые вопросы? Как будто сам не знаешь, что они из себя представляют. Задание знаете? – спросил Франц
     -Я ради проформы. Эту братию я много раз видел в деле. Вы чистые звери – Жано с сомнением открыл пассажирскую дверь микроавтобуса и заглянул внутрь – вы специально её везете туда под списание?
     -Так точно, товарищ капитан, задание знаем - выдвинуться в Лукино-3 и произвести захват хакерской коммуны – сперва ответил Степашко Францу, а потом повернулся к Жано – что выдали, то выдали. Незаметность и маскировка.
     -Вот и отлично. Действуйте аккуратно, без излишней крови. И готовьтесь на всякий случай, к бою. Что там творится, мы сами не знаем – закончил инструктаж Франц
     -А что там может твориться то? Там всё как всегда – наркоторговля, запретный оккультех, скупка краденного и азартные игры с проституцией. И куча туристов.
     -Хорошо будет, если только это мы там обнаружим – мрачно заметил Жано – Ладно, поехали уже. Быстро разберемся и в Лесоянск.
     - Анатолий Ким жил в хакерской коммуне, находящийся в бывшем лагере беженцев номер 14 «Лукино-3»для китайцев, корейцев и японцев. Множество подобных мест возникло на всей Земле после Великой Оккультной Катастрофы, когда люди бросились бегством, спасая свои жизни, из тех районов, где сама физика и ткань реальности сошла с ума.
     Старые правительства Земли пытались как-то расположить беженцев, устроить их быт. Поэтому и были созданы подобные лагеря, состоявшиеся из одинаковых, щитовых домиков. Но беженцев слишком много, а в результате разрушения мировой экономике не было возможности их содержать, поэтому лагеря быстро криминализировались, превращаясь в опасные трущобы. Их разрывали бандитские разборки, голод и болезни.
     С освоением магии и создание всемирного правительства, ситуацию удалось обуздать, но лагеря беженцев до сих пор контролировались больше криминалом, чем властями. Поэтому люди старались уезжать отсюда. Оставались самые упертые, самые отмороженные, дно общество и те, кто балансировал между бандитизмом и законностью. Те, кто называл эти лагеря своим домом.
     Раньше, «Лукино-3» расположили на отшибе, в пригороде, но с тех пор Красноярск расширился, и он вошел в городскую черту. Ехали молча. Водитель, тоже молодой, курносый парень, щелкнул на радио, включая, но кроме новостей о Марсианском Саммите и о крупном ДТП в Красноярске, ничего не было. А когда грянул хит этого лета:
      -Она меня любила
      -Целовала, мной болела,
      -Но потом ей надоело,
      -На другого поменяла
      -А я один в ночи скучаю…
      Все недовольно скривились. И сам водитель быстрее выключил радио, прерывая песня. Не то настроение. У всех скреблись кошки на душе.
     -Что-то мы как на похоронах сидим – недовольно заметил Франц
     -А как тут не на похоронах сидеть? В Лукино же едем, а там без сюрпризов не бывает – ответил Степашко.
     - Какие там сюрпризы могут быть? Сам же отвечал – заметил Жано –К тому же там все под контролем.Доводилось и с ними встречаться. Ребята ничего, но со своими особенностями. Работать можно.
     -Это ты про «Стражу Бурной реки»?
     -Да , про них.
     -Мы их держим в поле зрения – влез опять командир спецназа.
     -И что видно?
     -Да ничего. Опять же, рутина. Ничего такого. Либо сами справляются, либо ничего и нет.
     - Вот это мне и не нравится. Если «Стража» молчит, то возможно, она уже под Врагом.
     -Параноишь уже. У них служба безопасности – как у нас. Если они легли под Врага, то их бы уже свои бы сдали. Либо грохнули – заметил Франц.
     - Франц прав. Я говорю, нет никаких сигналов о том, что в «Лукино» происходит что-то плохое. Тишь да гладь и одна мелочевка.
     -Обычно это затишье перед бурей.
     -Ты стал слишком старым и подозрительным.
     -Из-за подозрительности я стал старым, а не мертвым – веско сказал Жано, отворачиваясь к окну.
     Франц и Степашко посмотрели друг на друга и пожали плечами.
     «Стражи бурной реки» представляли собой темную версию Главного Оккультного Управления. У банд возникали проблемы с оккультизмом, культистами и артефактами, в таких областях, о которых не должны были знать официальные власти, то у них возникла собственная служба безопасности, занимающиеся подобными делами и подчиняющаяся самим себе. Она возникла на основе одного из кланов Триады, поэтому и получила поэтическое название «Стражи Бурной реки». Она, по мере необходимости, сотрудничала с ГОУ, но тщательно скрывали от властей свои секреты. Хотя, по слухам, ходившим то тут, то там, «Стражи» были одним из проектов ГОУ. Но никто это не мог подтвердить.
     На перекрестке, повернув на узкую улицу, микроавтобус въехал в «Лукино-3». Русская и азиатская архитектура, многоэтажки сменилась типовыми двухэтажными домиками. Они пришли на замену первоначальных палаток. Но не это бросалось в глаза. А яркие неоновые вывески, освещающие улицу. Потом тебе в нос ударял сложный запах из специй, механизмов иготовящийся еды в уличных лавчонках. И над всем этим властвовала огромная, шумная толпа, состоящая из местных и туристов. Приезжие обожали «Лукино-3» и шли сюда ради экзотики, лубочных картинокиз фильмов и манг, которых уже нет в Китае и в Японии, да и никогда и не было. Бывший лагерь беженцев умел продать себя и презентовать так, что любой турист, приезжающий в Красноярск, должен был посетить его, согласно всем сайтам - путеводителям. Несмотря на всю репутацию района, «Таежные драконы» обеспечивали безопасность гостям, не осмеливаясь резать курицу, несущие золотые яйца. Наравне с незаконными делами, туристы приносили весьма солидную прибыль, обеспечивая еще и прикрытие для криминала. Поэтому «Лукино-3» жил, процветал, никогда не засыпал, засасывая людей и опустошая их кошельки, не опускаясь до пошлого грабежа в темном переулке, предлагая разнообразнейшие развлечения и даря взамен эмоции и впечатления.
     Старенький микроавтобус вклинился в медленно едущий поток машин и мимо них замелькали вывески и люди. Мелькнула вывеска традиционной электроники, потом рисунок глаза – здесь продавали оккультех. Следующий салон массажа и по соседству автомастерская, ремонтирующая все типы двигателей – с начиная с бензиновых и дизельных, и заканчивая магическими и электрическими. Сразу после него книжный с кафе с горничными, одна из которых на входе в своем фривольном наряде заманивали народ.Контрасты. Владельцы домов открывали магазины и мастерские, не заботясь не о чем, стараясь выделиться перед соседями, лишь бы заманить народ. И народ шел. Что это был за народ. Косплейеры, туристы-ротозеи, местные с цепкими и настороженными взглядами, создавали одну общую, бурлящую толпу со своей особой энергетикой и харизмой.
     Группа остановилась на красный свет и к ним подбежала девушка, загримированная наспех под гейшу с таким слоем белой пудры на лице, что, о её внешности можно догадываться. Она постучала в окно водителю, показывая листовки:
     -Нихао, сенпаи! Не хотите ли отдохнуть? Самые лучшие гейши во всем районе. Отдых для души. Расслабитесь, отдохните – бойко отбарабанила гейша, заглядывая в салон внимательно, скользя взглядом по каждому, словно сканируя. Она хотела продолжить, но запнулась на полуслове. Яркий грим не скрыл, что она очень сильно покраснела и девушка как-то странно посмотрела на Жано. А потом замолчала, собираясь с духом, и заговорщически подмигивая, продолжила шепотом - А если не для души, а для тела, тоже загляните. Хотя это и запрещено, но проститутки у нас тоже есть. Тоже лучшие. И не просто проститутки, а киборги, големы - восковые фигуры самых желанных женщин в истории. Оппа, зайдите, не пожалеете.
      И постаралась сделать умоляющий взгляд. Водитель замахал рукой, говоря, что это не интересно. Зажегся зеленый, и они поехали дальше, оставляя девушку позади.
     -А вот и привет от «Драконов».
     -Ага, они самые. Девушка то дозорная. Телепат наверняка, смотри, как нас глазами пожирала. Пробивала психокинетически. Совсем обнаглели.
     -Конечно телепатка. Ты посмотри, как она запнулась и покраснела – с улыбкой ответил ему Жано.
     -Твоя работа?
     -Конечно моя. Я просто в деталях представил как я её на капоте машины, подкрутив еще немного пси-экран. Можно сказать, что я жесткое порно показал ей неожиданно. Такая волна похоти от мужчины любую собьет с толку.
     -Старость бес в ребро?
     -Не, это надежный способ выявить телепата. Ударить ему в голову неожиданной сильной мыслью. Постараться мысленно выбить из колеи. Если есть реакция, значит телепат. А молодой девушке еще и полезно. Если у нее есть парень, то сегодня вечером сможет его порадовать.
     -Умно.
     -Так она еще в паре работала – ответил техник группы – Приборы зафиксировали, что нас просвечивали. Я, конечно, устроил им небольшие помехи, чтобы не расслаблялись.
     -Что-то у них есть в районе серьезное. Такое воротить из-за банальной наркоты или проституции не будут – подытожил Жано.
     -Наш случай?
     -Если наш, то с большой долей вероятности, придется прорываться с боем. Так что, не расслабляемся. Готовимся к худшему – приказал Жано, сообщая Красноярскому командованию о том, что в районе творится что-то не то.
     -Думаешь, что Стражи не справились и поражена верхушка местной банды? – спросил Франц.
     - Береженного Бог бережет.
     -За нами машина – сообщил водитель, прерывая разговор.
     -Вижу. Следует за нами уже две минуты. Что-то тут явно серьезное у них и ребята нервничают.
     -Либо показывают то, что они здесь хозяева.
     -Ну, это не наша проблема, а полиции. То есть Степашко.Можешь потом приехать сюда, навести шухер, сломать пару ребер, выбить пару зубов, а то они явно наглеют.
     -Спасибо, что все сваливаете на полицию, но воспитательные беседы нужно проводить сейчас. После нашего приезда тут уже на завтрашний день ничего и никого уже не будет, кроме баранов на заклание. Как не приезжаем в их район, так уже никого нет. Может в нашем управлении крыса?
     Жано засмеялся:
     -Не усложняй, летяха. Это я похож на усталого работягу. А вы себя то с Францем и с водителем видели? Коротко стриженные, спортивного вида. Они не тупые, и понимают, что вы либо силовики, либо геи, либо спортивный клуб борьбы, что означает сразу два варианта первых. Я бы на их месте тоже бы забеспокоился.
     -Мне избавляться от хвоста? – спросил водитель.
     -Забей. Это бессмысленно. Только больше времени потеряем. Если хотят, пускай следят. А мы уже почти приехали. Отработаем и спокойно уедем, надеюсь. А они пускай варятся дальше в собственном соку.
     Машина остановилась, не доезжая до обшарпанного домика, похожего на всё остальные в этом районе. Рядом с входом курили парни. Над входом висела табличка:
     «Комнаты, компьютеры, стабильный Интернет»
     -Здесь? – спросил Жано
     -Ага, работаем. Море-1 с парадного, Море-2 с черного.
     Мимо остановившегося микроавтобуса проехали следящая за ними машина. Мужики, сидящие в ней, скользнули внимательным взглядом по ним и завернули за угол.
     -Остановились?
     -Да наверняка, сейчас отъедут и передадут нас дальше.
     -Не сообщат?
     -Кому и что? Не глупи, если это как-то поразило Драконов, то тут уже весь район на ушах стоит и ничего уже не изменится. Мы лезем в пасть к зверю. Командование сообщило, что армейцы готовы вступить в игру. Так что если что, за нас отомстят.
     -Утешает. Надеюсь, обойдемся без этого. Обожаю свою работу, риск без конца.
      -А я нет, заколебал этот риск.
     -Всё, погнали? – спросил Франц.
     Степашко кивнул. Море -2выскочили из машины и нырнули в переулки. Здесь пахло мочой и мусором. Старики играли в Гоу и с интересом посмотрели на пробегающих мимо них солдат, неодобрительно закачав головами. Кошка, на мусорном баке зашипела на них. Вот и дверь. Мгновение, она слетает с петель, и они заходят внутрь.
     Море-1 действует одновременно со второй группой. Спецназ тепло встречает курильщиков у входа, кидая их на холодный асфальт, и сухо щелкают наручники на запястьях. Не останавливаясь, впереди идущий выламывает дверь. Большая прихожая. Никого. Налево. Кухня. Девушка что-то готовит у плиты. Парень за столом. Визг, крики. Бросок на пол. Падает посуда, с грохотом разбиваясь. Хрустя осколками, бойцы спецназа бегут дальше, словно ручейки ртути. Направо. Комната- кладовая с компьютерными и магическими деталями и с бытовой химией. Никого. Встреча с Морем -2. Они уже зачистили заднюю половину дома. Разделяются. Одна группа наверх, вторая вниз. Лестница в полутемный подвал. Три ряда компьютеров. И за ними люди, бледные, осунувшиеся, с мешками под глазами. Кто-то в VR. Сейчас они бросили работу и непонимающе смотрят наверх, на крики и топот. Их накрывают быстро. Тоже на пол. С шумом переворачиваются столы, мониторы падают на пол, раскалываясь.
     Наверх по лестнице. Спальни. Кто-то спит, кто-то сидит за ноутбуками, кто-то читает. Все летят вниз, на линолеум, вместе с постельным бельем, не успевая понять, что их накрыло. Грохот. Закрытая дверь, плещется вода. Под маты вылетает дверь и вместе со шторкой для душа, непонимающий голый парень летит в броске, на кафель. Мгновения тишины и со всех концов дома доносится финальные слова – «Чисто!». Со времени начала штурма прошло 56 секунд. Степашко доволен. Его люди уложились в норматив на четверку с запасом в четыре секунды. Есть, куда расти, но и так не плохо.
     - Браво – Франц заходит в дом – Уложились в норматив.
     - Не плохо сработали. И еще хороший знак, что пока никто не сбегается, чтобы нас убить.
     -Вот видишь, а ты беспокоился.
     -Я всегда беспокоюсь. Это мой рецепт долгой жизни. Звоню в Красноярский отдел, пускай приезжают барахольщики и потрошат тут всё. И да, Первый, отличная работа. А пока пойду осмотрю дом.
     -Служу Федерации Солнечной Системы – ответил ему Степашко.
     -Да, да. А теперь, где тут владелец дома?
     Франц с Жано отправились искать его, попутно осматривая дом. Хозяина найти оказалось весьма сложным делом. Тут было человек тридцать примерно, и пока пробивали по базам, пока смотрели каждого в лицо, прошло минут пять.
     Пока спецназ сортировал захваченных и готовился отправить их в отделение для дальнейших разбирательств, а Красноярские спецы летели сюда разбирать дом на доски, перед Жано с Францем посадили нагловатого вида парня. Он с ленцой и любопытством рассматривал оперативников ГОУ. Его сорвали с кровати, во время сна, и он был немного взъерошен.
     -Вы владелец дома? – спросил его Жано.
     -Нихао, пиньин начальник, а к чему такое представление? Вроде бы мы люди мирные, законы серьезно не нарушаем, а вы тут взламываетесь в мой дом. Могли бы и позвонить. Можно узнать, в честь чего такой парад? Вроде бы стараюсь избегать всего, что вызывает ваш приезд ко мне. И у меня есть всё необходимые лицензии и разрешения, как и на гостиничный бизнес, так и на предоставление телекоммуникационных услуг населению. Или я попал на акцию?
     -Ты прав. Что ты знаешь об Анатолии Киме?
     -Толян что-ли. С детства знаю. А я то думаю, в честь чего такой парад. Вроде бы стараюсь избегать всего, из-за чего меня могут воткнутьс мордой в пол. И мне спокойнее, и вам работы меньше. И за постояльцами слежу. А тут не уследил. К сожалению. Хотя кошки на душе скреблись. Нужно было сообщить, нужно, но замотался. Эх… - С парня слетела вся наглость и леность, он внутренне собрался, сел, и подался вперед – Спрашивай, товарищ начальник, помогу. С детства его выручал, и будет обидно, если пропадет. Хороший парень.
     -Подробнеё.
     -Что тут подробнеё. Я сам деталей не знаю. Всё как всегда. У меня тут в основном фрилансеры сидят. Перебиваются случайными заработками. Толя не исключение. На него вышел какой –то мутный тип. Предложил хорошие деньги за программирование какой-то штуки и доводки её.
     -Что за тип?
     - Не знаю, не видел его. Заказчик вообще странный. Они обычно либо по Интернету связываются, либо по телефону. А заказчик Толяна только через личные встречи. Странно. Да и сама работа. Я сам фрилансом занимался, и насмотрелся на фрилансеров, и могу сказать, то, что Толяну поручили, давайте будем откровенно, это лажа. Я посмотрел краешком глаза код, и он странный. Такое я не видел нигде, и не слышал про подобное. У нас же тут все стандартно, есть шаблоны. И по ним работаем. А если я не буду работать по шаблонам, то ко мне прилетит «Стража» и открутит мне башку. Если ГОУ до меня раньше не доберется. Таковы правила игры. Мы все вынуждены играть здесь по правилам.
     -Почему ты не пошел к Стражам?
     -Код был странный, но не настолько, чтобы бежать немедленно к «Страже», крича «волки, волки!». Это была слишком сильно измененная стандартная конструкция. Никто не заморачивается настолько сильно, чтобы изменить код. И он был сделан на грани. Да, именно что на грани. Еще бы одно, два изменения, и он бы вылетел из внутреннего круга магии во внешний.
     -Ты знаешь о внутреннем круге магии?
     -Знаю, мужики. Понимаю, что большинство не знает, и это как-бы секрет, но в том мире, где я верчусь, это необходимое знание. Чтобы мы понимали, за что нам будут отрывать яйца в случае чего. Ведь проще предупредить, тем потом разгребать последствия.
     - Разумно.Вернемся к коду. Ты хотя бы понял, о чем он.
     -Не, это просто хаос из рун и латыни. Говорю вам, на грани полного безумия и чего-то запретного.
     Но я тогда подумал, что заказчик очередной псих с кучей денег. Вы не представляете, какие кадры здесь бывают. Паноптикум прям.
     -Понятно. Ну что? – Жано повернулся к Францу
      -Что? Да очередной мертвый след. Какой-то таинственный заказчик, код к чему-то. Кстати, а что за штуку он доводил? – спросил Франц.
     - Без понятия. Это происходило не здесь, а он меня с собой не брал.
     Жано вздохнул тяжело и с кряхтением встал:
     -Ой, ну что, давай тогда в Лесоянск. Нам тут делать больше нечего. Всё следы привели не к чему.
     -Ага, пускай теперь Красноярские мучаются, ищут заказчика, пробивают базы.
     -Это, если мы закончили, товарищи начальники, то мне будет компенсация? А то вы мне дом порушили. Но ничего криминального не нашли. А согласно статье 293 я имею право на это.
     -А это ты не с нами разговаривай. Мы не мозги, мы мускулы. Наше дело – приехать, разнести всё и найти то, за что тебя можно посадить. А компенсации это не к нам. Мы этому делу не обучены- ответил ему Жано и широко улыбнулся, но при этом зыркнув на него волком. Парень, выросший в «ПРигороелом» сразу всё понял:
     -Понятно. Я не с претензиями. Я все понимаю, дело-то житейское. Надеюсь, вы учтете, что я вам помогал. А то у меня и так будут проблемы с бандой. Вы тут такой кавардак устроили, что меня будут расспрашивать.
     -Защита нужна?
     -Не, какая защита. Это уже совсем западло от ментов защиту получать. Скажу как есть. Я ж никого и ничего не сдал, потому что ничего не знаю. У меня косяк один – прошляпил Толяна с его заказчиком, но тут каких придурков не заносит сюда, не удивительно. То – ли сумасшедший, то – ли какие-то злобные планы имеет, не разберешься.
     -А тебе, начальник, удачи с твоим делом. Спаси Толю, парень он неплохой, просто оступился.
     - Спасем. Куда мы денемся – пообещал Жано – заберите его.
     На улице к Жано подошел пузатый мужчина с хитрыми и жестокими глазами:
     -Ли Чен, адвокат Такамуры. Можно узнать, почему задержали моего клиента?
     -Мы проводим расследование. Всё остальное узнаете в отделение, куда доставят вашего клиента. Никаких законов мы не нарушили, все в рамках наших полномочий. Понятно?
     -Да, понял. Надеюсь, мой клиент не сказал ничего, что ему может навредить.
     И он внимательно и зорко посмотрел на Жано:
     -Не, не беспокойтесь, ваши делишки в районе он не сдал, но вы сами то не палитесь и не лезьте на рожон. А то мы немного опешили от того, как вы нас встретили здесь.
     -Не знаю о чем вы, но я всегда внимательно прислушиваюсь к словам полиции.
     -Вот и хорошо. Извините, нам нужно ехать срочно. Цейтнот, так что повторю, все вопросы в отделении.
     -Хорошо.
     Оставив адвоката позади:
     -Быстро работают ребята. Уже и адвокат приехал разнюхивать, что Такамура сказал. Ладно, это уже не наша проблема. Летим на базу «Черепашек».
     -Давай Степашко и его команду возьмем. Там как раз в Лесоянске горячо, лишняя пара стволов пригодится. Да и сейчас вся остальная рать сюда примчалась, они здесь и не нужны.
     -Хорошо. Море ко мне. Собираемся и едем.
     Спустя полчаса после этого диалога Жано, Степашко с командой и с Францем погрузилась в военный транспортник. Еще через пять минут он с ревом набрал высоту, и, заложив вираж, направился в сторону военной базы, прорезая темноту.

Глава 8

      Где-то в лесах под Лесоянском висел куб тумана в лощине, меж деревьев. Он не расползался, не колыхался от ветра. Вокруг него всё густо заросло лианами и корнями, что невозможно было пройти. Растения тянулись везде, опутывая всё, словно гигантский паук свил зеленую паутину и в ней, словно добыча, в зеленых коконах находились люди. Лианы впились глубоко в них колючками. Люди находились без сознания, в трансе, бледно кривя лицами, бьясь бессильно в своих ложах, пытаясь неосознанно вырваться. Их мучили видения о гигантском древе, проросшем сквозь планеты и реальности, чьи ветви сами становились мирами, пожирая всё на своем пути. В их головах раскаленным клеймом пульсировало одно слово – «Игдрасиль», принося еще больше страданий. Но за болью мелькало, вдалеке и избавление. Прекрасное чувство единение, где всё становилось единым, частью целого. Где не надо не о чем беспокоиться, думать, сомневаться. Это был покой. Люди были рады войти в него, стать целым, но вбитые с детства установки, пси-тренинги и ментальные защиты, внедренные за всю их жизнь, запрещали это сделать. В головах бились насмерть две сущности, принося боль, подводя постепенно к краю. Измученные люди почти сдались.
      С тихим шелестом, отодвинув ветви, смотря себе под ноги, чтобы не споткнуться, на поляну вступил человек. Он с интересом посмотрел на переплетение лиан и подошел к коконам:
     -Это… Прекрасно – пробормотал человек- Единение природы и человека. Наконец-то…
     А потом он прислушался к туману, кивнув головой:
     -Я понимаю, я всё понимаю… Но всё не может идти по плану. Я нашел для нас людей, и моя вина лишь в том, что та глупая девчонка оказалась психом и не приняла ваш дар. Но я приехал сюда, чтобы всё исправить. Я знаю как…
     Он схватил лианы, тянущиеся от коконов, и потянулся к туману мысленно. И почувствовал, что что-то идет ему навстречу. Он ухватился за идущего, и сквозь него пошла магия. Люди в коконах забились в судорогах, замотали головами, из их перекошенных ртов потекла слюна вперемешку с кровью. Но основной удар принял на себя культист. Почти вся энергия пошла в него, он взял без остатка, не заботясь не о чем, превысив свой предел. Он держал растения до последнего, пока не упал обессилено, на землю, крича от боли. Магия меняет людей. Его кожа начала покрываться корой, волосы выпали, глаза вытекли.Его кости начали ломаться, удлиняясь, испаряясь. Ноги срослись вместе, превратившись во что-то, что напоминало хвост змеи. Руки удлинились, повиснув двумя плетями. Кровь закипела, превращаясь в ядовитый растительный сок. Спустя пару секунд он превратился в злую издевательскую пародию на человека. Поднялось что-то, что отдаленно напоминало его. Гибкое, змееподобное и опасное.
     Оно посмотрело в туман и закричало, приветствуя себя и Игдрасиль. Вместе с телом, поменялся и разум. Чудовище слышало Игдрасиль, хотело ему служить, и было перерождено для этого. Вся человечность была смыта мощным магическим потоком. Тварь поползла в Туман. Свое предназначение она выполнила. Куб расширился, став больше в два раза. Мощный импульс пронесся над Лесоянском, влияя на краткий миг на работу оккультеха.
     Штиль успел почти долететь до базы отдыха, когда эхо проведенного ритуала ударило по вертолету. В головах людей возник отдаленный крик, тут - же стихший. Во время магического удара вертолет ярко зажегся, словно новогодняя иллюминация, защитными рунами и погас. Двигатель чихнул, словно подавившись, и вяло провернув еще пару раз винт, окончательно остановился. Перед пилотами зажглись ряды предупредительных ламп, тревожно запиликал сигнал тревоги, и многотонная машина, камнем начала падать вниз. Никто ничего не успел понять, настолько молниесно и быстро пронесся импульс магии.
     Впереди стремительно вырастала земля. Но рефлексы и навыки, крепко вбитые в пилотах, не позволяли им паниковать. В эти секунды, в падающем вертолете, они бились до последнего, пытаясь запустить двигатели. Резервное питание, тумблер вниз Подача топлива. Защитные руны еще на месте.Штурвал на себя. Второй пилот, словно заправский пианист, на кнопках и переключателях исполнял причудливый танец, прогоняя всё, что возможно по инструкции. Деревья в передней полусфере кабины все ближе и ближе. Секунды растянулись, превратившись в минуты. Пиликанье тревоги БСУ слились со звуком нажимающихся клавиш и щелканье тумблеров. И подавшись на этот напор и энергию, машина снова ожила. Винты опять заработали, и в последнее мгновение, вертолет выровнялся и пронесся над кронами. Пилот попытался поднять вертушку повыше, но она зацепила ель и развернулась, теряя обшивку и детали. Невообразимым образом удалось сохранить управление, но гирлянда из тревожных лампочек уже горела и мигала, предупреждая тревожным, надоедливым писком. Вертолет больше не поднимется вверх. Еще мгновение, еще один удар об ель, людей встряхнуло, второй раз по касательной с противным скрежетом металла об ствол, пилот еще каким-то чудом сохраняет контроль над подбитой машиной и направляет в просвет между деревьями. Разваливаясь на ходу, машина, в последний раз приподнимается, чтобы не зарыться носом и вертолет касается земли днищем, ломая стойки с колесами, пару раз подпрыгнув и пробив просеку в лесу, машина останавливается, пробороздив борозду в лесу,поломав березы и ели.
     Пилоты смотрели на покрытый трещинами плексиглас кабины, приходя в себя, не веря, что они живы. Система жизнеобеспечения костюма светилась желтым. Травмы есть, но ничего серьезного.
     Время увеличила свой бег. Адреналин отпускал, и в мир возвращалось хоть что-то, кроме приборной панели и быстро приближающегося леса. Первое, что услышали пилоты, поняв, что они приземлились, кроме шипения системы пожаротушения, разбрасывающего пену, был женский голос:
     -Крот Небу, ответьте, Крот Небу, ответьте. Зафиксировано ваше падение. Доложите обстановку. Крот Небу, ответьте. Вы там живы? Крот Небу.
     Пилот, не охотно:
     -Небу Кроту, совершили аварийную посадку. Требуется помощь – пилот понял, что он страшно хочет пить.
     -Принято, Крот – на том конце не могли скрыть радость – Помощь уже в пути. Держитесь там. Что там со Штилем?
     -Сейчас проверим – первый пилот непослушными руками отстегнул ремень ,и повернувшись ко второму пилоту – Аслам, доставай автоматы и НЗ. Я пойду, проверю наших пассажиров.
     Штиль уже пришел в себя. Юля очнулась первая. Полный панцирь спас её от серьезных последствий. Она отстегнула ремни и выпала из кресла. Пошевелила руками и ногами, прислушиваясь к себе. Вроде бы цела, ничего себе не сломала. Что там с Ксюшей? Проходя мимо Паши с Шутом, проверила их с потаенным страхом. Она испытала облегчение, поняв, что из них никто сильно не пострадал. Все живы и здоровы. Коротко поблагодарив Бога за это, она посмотрела на экран медицинской камеры. Всё показания были в норме. Обошлось.
     -Как вы? – спросил пилот, с тревогой осматривая салон.
     -Да вроде нормально. Жить будем. Помоги её вытащить отсюда – Юля ответила ему, присев около камеры, пытаясь запустить антиграв.
     -Что, сломался? – спросил пилот, присаживаясь рядом – Может ну её. Вытащим девушку?
     -Она сама ходить не может. А тащить на носилках в лесу, морока. А это штука не хочет запускаться – Юля сердито ударила камеру кулаком – А как вас зовут?
      -Тише, тише. Меня Петр, а вас?
     -Юля – она пощелкала контрольную панель, включая антиграв, безрезультатно.
     -Дайте я – пилот отодвинул её и начал откручивать панель.
     -Вот значит как. Стоило мне отвернуться, а ты уже мужика нашла – раздался голос Шута. Он пришел в себя и, отстегнувшись, подошел к ним – А чем вы тут таким занимаетесь?
     -Это Шут – с болью и с грустью, как о не очень умном родственнике, познакомила его Юля.
     -Ага, я вижу. А я Петр. Поможете?
     -Не, это Паша в оккультехе. Я теоретик. Хоть что-то и могу, но лучше будет, если он. А я пойду, осмотрюсь.
     Появился Аслам, неся оружие. Подав одно из них своему командиру, Петр попросил мягко:
     -Аслам, сходи с ним наружу, посмотри, что там творится.
     Аслам кивнул и вместе с Нуриком ушел. Паша тем- временем, тоже благополучно переживший посадку и очнувшийся, перешел к починке медицинской камеры. Запустив руку глубоко в недра аппарата, он, отстегнув всё провода, вытащил камень левитации и внимательно его осмотрел:
     -Так я и думал. Магический выброс сжег защиту, поэтому и не запускалось. А сам камень в норме, вроде бы – Паша повертел его в руке – Интересно, а запасной есть?
     Он порылся в ящике с ЗИП, но ничего не обнаружил. Сокрушенно покачал головой:
     -Ну как всегда. Раздолбайство наше всё. А что там с самой живицей?
     -Как, починишь? – С тревогой спросила Юля, смотря на часы. С момента аварийной посадки тревожно быстро уходила время. Нельзя засиживаться у вертолета.
     -А вот с живицей всё нормально. Пробило два уровня защитных рун из трех, но работает. И запасная в норме. Сейчас антиграв починю – с этими словами Паша вытащил нож, положил камень левитации, и, попросив Петра посветить фонарем, начал восстанавливать сожженную, стершуюся руну защиты, приговаривая защитные заклинания. В салоне поднялся ветер, закружился вокруг лезвия клинка, но Паша не обращал на эту внимание, старательно вырезая по новой символ. Как только он провел последнюю черту, всё утихло, и Паша подсоединил артефакт обратно. Электроника камеры увидев, что защита на месте, позволила запустить левитацию. Мягко ящик поднялся вверх.
     -Сделал. Что дальше?
     -А теперь нужно уходить – решительно сказала Юля, берясь за ручки и выталкивая Ксюшу вон из разбитой вертушки.
     Выйдя на прохладный воздух, и осмотрев место падения, она тихо позвала Шута:
     -Шут, как, все нормально?
     -Пока никто в гости не пришел. Но пока вы собирались…
     -Да, это понятно. Паша, Аслам и Петр, беритесь за ручки ящика. Потащим его. А ты, Шут, если так хорошо бегаешь и ориентируешься в лесу, пойдешь впереди.
     -Ты так и не забыла этот случай?
     -Нет, и не забуду. Надеюсь, ты отправишься на Сатурн после этого – злобно ответила ему Юля, берясь за ручку. Шут развел руками и шепотом сказал Паше:
     -Она на меня запала, точно говорю.
     Паша на это только закатил глаза, мол, надоел и не впутывай меня в это. Шут засмеялся и скрылся в кустах, бесшумно раздвинув ветви.
     -А мы можем ему доверять? – с сомнением спросил Петр.
     -А вот я не знаю. Пока не подвел, даже пару раз выручил, хотя он поехавший – задумчиво ему ответила Юля – Всё библиотекари, становятся такими рано или поздно. Он еще более-менее нормален.
     Петр на это только кивнул, не решившись дальше лезть в дела ГОУ. Сейчас главное выбраться отсюда, а не разбираться с психическим здоровьем.
     Медицинская камера легко скользила над землей. Вес не чувствовался, но все равно нужно было четыре человека. В лесу, между елей и сосен, так было легче её направлять. Шли быстрым шагом, стремясь быстрее выбраться на лесную дорогу.
     -Штиль Люстре, ответьте – раздался женский голос диспетчера.
     -Люстра, на связи.
     -Штиль, мы не можем послать за вами вертолет. Магический фон сошел с ума. Мы не можем рисковать. К вам на помощь отправляется Бриз. И мы уже предупредили ополчение. Они собирают спасательную команду и выдвигаются к вам. Их позывной «Лес». Я их подключу в общую систему связи. Как приняли?
     -Принято. Через сколько кто будет?
     -Бриз высаживается примерно через пятнадцать минут. Лес неизвестно.
     -Лес прибудет через полчаса- раздался новый голос – на ваше счастье, вы разбились неподалеку. Мы уже выдвинулись.
     -Принято – Юля отключилась. Впереди куда ушел Шут, послышались выстрелы. Люди сразу упали на землю, тревожно всматриваясь в лесной полусумрак.
     -Третий, третий, что у тебя? – Юля закричала в рацию, пытаясь достучаться до Шута. Впереди что-то полыхнуло, пару выстрелов и опять тишина.
     -Третий, твою мать, ответь уже, не молчи!
     -Первый, сидите молча. Не двигайтесь. У них нет глаз, нет ушей, но эти твари видят. Я не понял как, но бьют сильно. И они трещат суставами – раздался далекий и словно обезжизненный голос Шута.
     -Приняла. Ты как сам?
     -Я нормально. Скоты, подобрались слишком близко. Не заметил. Двигаются странно. Ментально долбанули. Иду к вам. Надеюсь. Голова кружится. Вы, это, если услышите щелканье, будьте осторожны, слышите.
     -Уточни, ты где?
     -Не знаю, в лесу. Плохо вижу. Все плывет. Не дают сосредоточиться. Идут за мной. Ничего, прорвемся – ответил ей устало Шут – До связи, первый.
     -Третий, третий, ответьте первому!
     А в ответ тишина.
     -Он отключился – обеспокоенно сказала Юля.
     -Ничего, прорвется – уверенно, как он хотел думать, сказал Паша.
     - Он то прорвется, да – машинально сказала Юля, словно сама себя, убеждая в этом.
     -И что будем делать? – спросил пилот.
     -Будем занимать оборону, и ждать, пока Шут объявится. Двигаться наугад, с камерой опасно – Юля, после некоторых сомнений, решилась. Лес подкидывал всё новых и новых тварей и если они продолжат движение, то неизвестно, на кого они еще наткнуться. Лучше не переться наобум, а выяснить, что здесь творится.
     Юля огляделась, ища место, где они могли бы окопаться, но тут группа услышала щелканья костей. Среди елей замелькали фигуры. Они шли неуверенно, как – будто при каждом шаге ломая себя кости с тихим треском, слепо водя головами, и словно принюхивались к чему-то. Они направлялись к людям.
     -Приготовиться к бою. Стрелять по команде – приказала Юля. Из леса на них вышло семь чудовищ. Присмотревшись к ним, через оптику шлема женщина увидела их лица. Шут был прав. На них не было глаз, не было ушей. Только щель рта, прорезавшую гладкую кожу лиц тварей.
     Но, тем не менее, они шли вполне уверенно. Они видели, но как? Юля повернулась к медицинской камеры и вырубила антиграв.
     Чудовища остановились на мгновение, повертели головами и продолжили путь к ним. По паузе стало понятно, что они чувствуют магию и шли на камеру, как на маяк. Но выключение антиграва должно было их сбить с толку. Этого не произошло. Они продолжают видеть. Но как? Что они еще чувствуют? Неужели слабейшее волшебство тоже? А вот от него уже не избавиться, только если раздеться полностью. Времени на это нет. Взвесив всё, Юля закинула дробовик за спину, и, достав пистолет с ножом, показав остальной группе знак «Оставаться на месте», сама начала медленно, плавно и тихо приближаться к монстрам. Они пока никак не среагировали на неё. Люди за её спиной напряженно смотрели за её действиями.
     Смотря, куда она идет, присматриваясь к тварям, она подкрадывалась к ним, как львица на охоте, молча и целенаправленно. Вот уже близко первый монстр. Она взяла нож по удобнее, примеряясь, куда вгонит его, сделав шаг, вынуждена была парировать удар. Сталь звонко звякнула об когти и Юля отпрыгнула в сторону. Чудовище опустила свою руку, и пошло дальше. Она среагировала инстинктивно, как только оперативник подошел слишком близко к нему. Определив на глаз, на каком расстояние её ударили, женщина подняла ножом, намереваясь его бросить в голову монстру, но он тут – же развернулся и пошел на неё. Она опустила клинок, но на тварь это не произвело никакого впечатления. Это не было инстинктами. Чудовище видели в ментальном спектре, воспринимая намерения и эмоции других существ. А ориентировались в лесу благодаря телепатии.Юля сделала шаг назад.
     -Они «психи» – крикнула Юля группе, предупреждая их. И весьма недурные, если видят и слышат под ментальной защитой. Если бы не она, группу уже давно бы разорвали. Монстры сейчас шарят руками вслепую в темной комнате, пытаясь найти их.
     Её размышления прервала существо. Оно стремительно, с противным щелканьем, оказалось перед ней и ударило когтями в горло. Парирование, захват и монстр взлетает в воздух и силой ударяется об землю, а вслед, в его беззащитное тело, с противным хлюпаньем входит нож. Не понимая анатомии твари, Юля дергает клинок вверх, пока он не застревает в чем-то, разрезая монстра. Чудовище бьет лапами, скребя по земле, а потом замирает в расплывающейся луже крови под ним. Осталось шесть. И всё они сейчас смотрят на неё. Проходит секунда и один срывается с места, летя в неё. Удар, парирование, и с разворота, нож входит в шею чудовища, и он, захрипев, валится на траву. Пятеро. Они стали её окружать. Юля не дала им этого сделать, набросившись первой. Клинок летит в живот твари, рядом стоявщая, поворачивает голову и смотрит на неё. Юля чувствует взгляд монстра, хотя это абсурдно. У него нет глаз, но он видит. Женщину словно бьет молотом, в глазах мутнеет и плывет. Пси-удар по сознанию. Экраны краснеют, предупреждая. Мощный выброс. Ей не дают придти в себя, чудовище выбрасывает свою руку, когти попадает в шлем, оставляя металлические борозды, Юля дергает голову, уходит в сторону, и лезвие лишь оцарапывает тварь. Она безразлично смотрит на это, и стремительной змеей летит её лапа, целясь в горло. Юля, взревев, бьет со своей силой ее по ногам, они с противным хрустом ломаются и тварь падает на землю, и ботинок со всей силы опускается на голову монстра, превращая его в кашу. Четверо. Нет, трое. Паша с пилотами пришли ей на выручку, уничтожив моментально троих. Мгновение и последний монстр бьется в предсмертной агонии на земле, собирая землю когтями.
     -Что-то они совсем слабые – сказал Паша. В ответ ему Юля показала на борозды на своем шлеме:
     -Слабые? Если бы не броня, то он бы снес мне голову. Если бы не пси-защита, то они нас бы разорвали на части. Не задавайся, мажор. Ты не в компьютерной игре и не бессмертен. Помни об этом. Я не хочу, чтобы ты погиб из-за своей гордости или из-за того, что ты зазнался. Я хочу, чтобы всё вернулись домой. Помни о тех, кто тебя ждет – прочитав Паше лекцию, она прислушалась к тайге и попыталась вызвать Шута:
     -Третий Первому, ответьте.
     После долгих и волнительных секунд Шут ответил. Значит жив:
     -Третий, на связи. Удалось оторваться. Сделал крюк и возвращаюсь обратно.
     -Приняла – Юля отключилась – Ну с Шутом все нормально. Заводи камеру, покатили дальше.
     -А закапываться? – спросил Петр
      -А смысл? Все равно позиция раскрыта, нужно уходить на другое место.
     Он кивнул, и камера опять поднялась. Теперь люди двигались быстрее, то и дело, оглядываясь по сторонам, в тревожном ожидании.
     -Бриз Штилю, мы высадились. Видим вас – сообщила им рация.
     -Штиль Бризу, приняла. Вы как далеко от нас?
     -Нас немного разбросало, но мы уже собрались и идем к вам. Скоро будем.
     -Приняла – Юля в волнении кусала губы. Время, время, время! Его не хватало. Всё где-то были рядом, но они при этом оставались одни. Как моя жизнь – с грустью подумала Юля.
     Где-то слева раздались выстрелы. Через десять секунд всё стихло, но группа опять упала на землю, целясь в эту сторону.
     -Не стреляйте, свои – Шут вышел к ним, поднимая руки.
     -В кого ты стрелял? – спросила у него Юля.
     -Засада из деревянных. Снял. И да, это всё? А спросить как мои дела? Как я себя чувствую? Не, не надо? Это паршивая идея была разделиться. Ты что фильмов ужасов не смотрела?
     - Мои приказы не обсуждаются… И да, спасибо за помощь. Благодаря тебе мы справились.
     -Воот, наконец-то слова Благодарности. Давно ждал – Шут довольно прошел к камере – А как она?
     -С ней всё в порядке.
     -Это главное, значит не зря. И что дальше будем делать, командир?
     -Говорю, ждать. А потом вместе с Бризом дотащим эту камеру до местных и сдадим её им. А потом пойдем дальше в лес, откуда пошел Импульс. Его надеюсь зафиксировали – Юля посмотрела на Пашу. Он кивнул:
     -Да, местоположение определенно.
     -Вот и чудесно. А поддержка войск будет?
     -Уже сюда идет самооборона Земли. И десант скоро высадится.
     -Ну, значит, беспокоиться не о чем. Дойдем.
     -Мало дойти, нужно еще и выбраться – Юля с трудом говорила, выдавливая из себя непослушные слова. Пси-удар монстра не прошел для неё легко. Перед глазами до сих пор всё плыло и тошнило. Хотелось лечь на землю и заснуть, отдохнуть. И она начала слышать голоса. Далекие, словно шепот, но они кричали, требовали её к себе. Юля отмахнулась от них по старой привычке. В Зоне Деформации Реальности видят и слышат всякое, особенно после прямого ментального воздействия. Нельзя было подаваться им и обращать на них внимание. Иначе конец. Остальная группа находилась не в лучшем состоянии. Шут был на грани из-за магии, действуя только благодаря стимуляторам. Наверняка, под шлемом, он был весь в крови, текущей из-за рта и носа. Паша с момента попадание в карманную реальность оказался под пси-воздействием Врага и видит всякое,нужно за ним приглядывать. А пилоты, после падения, испытав компрессионные нагрузки, как они всё, тоже действовали благодаря лекарствам. Команда инвалидов, а не группа по особо важным делам. Юля хмыкнула, показав рукой направление, они поволокли камеру дальше, к лесной дороге, растворившись в лесном полумраке, не увидев, как с верхушки на верхушку деревьев перелетали какие-то тени, внимательно смотря на них, оценивающим взглядом. Они бы бросились прямо сейчас, но Игдрасиль им запретил, говоря подождать. Из глубины тайги шло еще подкрепление.

Глава 9

     Самолет с Жано, Францем и Степашко с его командой набрал высоту, и, заложив круг над Красноярском, отправился к ближайшей к Лесоянску военной базе Сил Самообороны Земли. Они выдвигались к месту искривления Реальности для оцепления района с последующей зачисткой. Жано с Францем должны были обеспечить связь и координацию между армейцами и ГОУ. А Степашко взяли на всякий случай. Спецназ никогда не бывает лишним.
     -Кто там у них главный? — спросил Жано.
     -Полковник Чен.
     -А что не генерал?
     — Так не успели повысить. Командир прежний ушел на повышение, а нового пока не назначили.
     -Морока. Что-то я его не знаю. Как он, нормален?
     -Да я сам его плохо знаю. Пару раз встречались на междуармейских соревнованиях. Вроде бы мужик нормальный, толковый. Проблем никаких не будет.
     -Надеюсь на это — Жано лениво потянулся — Нам хватает и своих проблем.
     -Кстати, о проблемах. А вы не знаете, что за ЗДР в Лесоянске? — спросил Степашко.
     -Ну пока не совсем Зона. Аномалий пока не обнаружено, кроме одной. А так по мелочи — изменения погоды, дефы Новорожденная, пока без особых сюрпризов. Волнуешься?
     -Не, всё нормально. Готовимся.
     -Тут как не готовься, все равно будут сюрпризы. Вот Франц пошел в боевую вылазку в Зону Деформации, а вернулся с женой — Жано кивнул на Франца.
     -Из-за этого он получил кличку «Казанова»? Нам рассказывали, но интересно из первых рук.
     -Ага, из — за этого. Расскажешь сам молодняку или мне лучше нравоучительную историю?
     -Давай лучше я — Франц даже присел, отодвинувшись от стены — Командировка в Зону. Задание пустяковое — проверить пару зданий. Там как — раз Деформацию сокращали, и нужно проверить было, нет там тварей и как оно, безопасно или нет. Проверили один дом, потом второй. Остался третий. Заходим.Очередная комната. Открываю дверь, делаю шаг и проваливаюсь под пол, в подвал. И падаю в телепорт. Бог Озорства и Коварства, воспользовавшись, что это Зона, сам поставил ловушку. А у него весьма странное чувство юмора. Выход из него оказался над крышей женского общежития. Меня туда и перенесло. Я сам вешу 80 килограмм, на мне «консерва» под 40 килограмм, еще и припасов с оборудованием на столько же. И всей этой массой я падаю на крышу. Проламываю её, перекрытие, приземляюсь куда-то, под истошные визги. Недоуменно оглядываясь, понять не могу, где я. Вроде бы в какой-то спальне. Девки полуголые бегают. Что делать не понятно. И тут на меня нападает одна из девушек. Не забоялась напасть. Вот так я и познакомился с женой.
     -Самое забавное было потом — дополнил Жано — они своим решением пожениться парализовали работу Сибирского отделения. Все пытались решить один вопрос — в чем заключался план Бога Озорства? В том, чтобы их поженить, или чтобы наоборот, разлучить? А может, никакого плана у него не было и это тупая шутка? Неделю пытались понять, спорили, пока Игорь Геннадьевич всех и всё не послал, сказав — «Женитесь, хрен с вами, если что, мир спасем опять»...
     Их разговор прервала рация:
     -Бриз Люстре, ответьте
     Позывной «Люстра» носила центральный узел связи Сибирского Отделения. Просто так они связываться не стали. Атмосфера в самолете сразу поменялась с дружелюбной на настороженную. Что-то опять случилось.
     -Люстра Бризу, на связи.
     -Новый приказ. В Лесоянске произошел мощный выброс магической энергии. Связь на местах нарушена. По последним данным, при эвакуации Ксении Т., вертолет со «Штилем» получил повреждения в результате выброса и был вынужден совершить посадку. По последним данным, они пошли на точку эвакуации. Им на помощь вышло ополчение. После этого связь прервалась. В связи с изменившийся обстановкой приказановысадиться в Лесоянске, найти вертолет и выяснить судьбу «Штиля» Ксении Т. Координаты переданы пилотам и вам на КПК. Как приняли?
     -Принято, Люстра — Жано отключился — Ну вот и полетали, вот и познакомились с полковником. Готовимся к высадке.
     -Боевая задача? —донеслось от Степашки.
     -Помогать нам. Внизу разберемся. Что и куда — ответил ему Жано, поворачиваясь к Францу — ну вот опять.
     -Ты уже опытный и должен был понимать, что как-то так и должно было закончиться — ответил ему Франц, заряжая магазины и забирая дополнительные патроны.
     -Но не каждый, же раз всё должно идти через пень-колоду — Жано присоединился к ним и к спецназовцам — набирайте патронов побольше. Может не хватить.
     -Да, ладно, у тебя каждый раз так?
     -Ну не каждый, но работа от одного аврала к другому авралу достала.
     -Так переводись уже. Заколебал ныть. Чтож тебе старому постоянно неймется то — Франц начал распределять магазины по разгрузке.
     -Так в этом и проблема. Не сидится мне на месте. Ищу проблемы себе. Пора успокоиться уже.
     -Высадка через две минуты — донесся голос пилота.
     -Ага, ты успокоишься, конечно. Пятьдесят лет не мог успокоиться, а сейчас резко засядешь в офисе — Казанова с усмешкой посмотрел на него, беря свой шлем и надевая на голову, оказавшись в темноте. Раздалось шипение, доспех откачал воздух, произошла герметизация, и перед ним забрало посветлело, показывая всю необходимую информацию.
     -Да ну вас всех — ответил ему Жано беззлобно, надевая свой шлем. Их примеру последовали остальные бойцы. Всё было готово.
     Открыли боковой люк самолета, и со свистом в грузовой отсек влетел ветер. Снаружи была темнота, ничего не было видно. Только внизу быстро пролетала земля. Парашютисты пристегнулись и принялись ждать.
     -Всё готовы? — спросил Франц. Получив подтверждение, он начал ждать команды от пилотов. Начался обратный отсчет и как только он дошел до нуля, солдаты прыгнули во мрак и к ним стремительно начала приближаться земля.
     Рывок, над ними расцветает белый цветок купола парашюта, болтаясь в стропах, они опускаются вниз. Высадка прошла благополучно.
     Парашют Жано запутался в ветвях. Обрезав его, он спрыгнул вниз, на мшистую землю. Мягко приземлившись, он огляделся. Вроде бы никого нет. Связавшись по рации с остальными, и назначив место встречи, он выдвинулся к ней.
     Лес казался странно притихшим. Словно его покинула жизнь. Тишина была абсолютная и давящая, словно вампир, высасывающая силы из него. Жано потряс головой, прогоняя это ощущение. Оно ему не нравилось. Разволновался, как новичок. Кратко связавшись с остальными, он получил одну картину от каждого. Лес подавлял, вызывал чувство тревоги. Не как обычно. Сопоставив симптомы, Жано предупредил по рации, что они попали под ментальное воздействие. Солдаты могли и сами догадаться уже, но предупредить он их был обязан. В ответ он получил, что окульттехник уже работает над этим и вычисляет местоположение, откуда это идет. Это не лес, потому что ГОУ уже встречалось в прошлом с психокинетическими деревьями и они бы уже валялись на земле, корчась в приступе, если это было бы они. Тут действовали тоньше, какая-то тварь, или их группа. Нужно было найти их и уничтожить.
     Почти дойдя до места встречи, Жано услышал голос:
     -Спаси нас. Почему ты не спас нас. Спаси.
     Повернувшись, он увидел толпу людей и выругался. Затейливо, витиевато. Почему каждая тварь лезла к ним в голову и вытаскивала самые потаенные кошмары, играя на чувстве вины? Слева стоял паренек, погибший десять лет назад, рядом девчонка — семь лет назад, о, дедушка, пятнадцать лет назад. И в каждой гибели он был замешан — прямо или косвенно. Недоглядел, не понял, ошибся. Неведомая мразь подняла его личное кладбище.
     -А вы сейчас превратитесь в монстров, да? — спросил Жано — Бриз-1, всём. Наблюдаю видения.
     Тем временем призраки начали идти к нему, меняясь на глазах. Они начали разлагаться, но при этом, не забывая жалобно протягивать к нему руки, повторяя — «Спаси, спаси!». Жано закрыл свой разум, усилил пси-защиту, применил приемы медитации, успокоился. Нельзя подаваться на эмоции. Подашься им, подашься чудовищу. А это конец. Поэтому очаровательно улыбнувшись, он послал их еще раз всех, повернулся к ним спиной и ушел в лес.
     -Пятый, найти уже наконец эту сволочь. А то он мне такой цирк показывает, что тошно.
     -Пятый первому, принял. Почти нашел. Хотя у меня тоже тут свистопляска нехилая. Да заткнитесь вы уже, нахер!
     -Тише, тише, боец, не поддавайся ей. Успокойся. Держи себя в руках. Дыши — ворвался Франц, успокаивая солдата, не давая ему потеряться в глубинах разума — Слушай только мой голос.
     -Принято. Тяжко. Скотина, чувствует, что я представляю опасность. Давит на меня. Защита не выдерживает. Кажется, из ушей течет кровь. Не уверен.
     -Продолжай говорить, Пятый. Не уходи.
     -Да куда я уйду. Мы так просто не сдаемся. Она мне наоборот помогает. Почти выследил. Да и я в отличной компании сейчас. Ко мне пришел хулиган, который донимал меня в школе. Опять задирает. Всё отлично. Лучше всех.
     -Ты молодец, держись только. Не отключайся.
     -Выследил. Передаю координаты. Грохните эту мразь наконец. Невозможно.
     -Подожди, я почти дошел до тебя — ответил Франц — И подавите, её.
     -Второй третьему. Получил координаты. Я с парой бойцов от неё неподалеку — ответил Степашко через силу —Связи с авиацией нет. Придется самим.
     -Принял, действуйте.
     Бойцы, получив координаты, отправились на место. Вместе со Степашко оказалось трое подчиненных. Мало конечно, но надеюсь, столько хватит.
     Подходили скрытно. Последние триста метров ползли. Существо скрывалось в небольшой лощине. Разглядеть его было не возможно. От одного взгляда на него становилось плохо. Он резал глаза, растворяясь и изменяясь. Достаточно мощный психокинетик. Рядом с ним копошились какие-то твари, охраняя его.Обезьяноподобные, заросшие густой шерстью, скакавшие рядом с ним, словно в нетерпении, дожидаясь чего-то.
     Подойти к монстрам незаметно не удалось. Чудовище следило за ними, поэтому охранники бросились на бойцов, попав под плотный огонь. Прошло пару секунд и первую волну нападавших рассеяли. Обезьяноподбные твари, скуля и улюлюкая, разбежались в сторону, внимательно смотря за ними. Вот одна из них зачерпнула немного земли и бросила в солдат. Комья в полете ускорились и со свистом пролетели над головой, с силой войдя в сосну за ними, разбрасывая щепки. Магия.
     -Они и так умеют? — зло спросил Степашко, поймав забралом шлема одно из земляных пуль. Прочнейшее бронестекло покрылось жучкой, а его голову ощутимо тряхнуло. Он матернулся и дал ответную очередь. Монстры тоже залегли, прильнув к траве, и осторожно, приподняв свои головы, плевались в них камешками, и тут- же прятались.
     -Не достать. Давай в обход, на бросок гранаты. Нужно подавить эту гниду, а то у меня сейчас мозги сплавятся — приказал Степашко. Психокинетическая тварь, чувствуя свою безнаказанность, давила и подавляла, медленно подталкивая к самоубийству. В головах бойцов поселилась мысль о том, что все бесполезно. Враг все равно победит. Они лишь отсрочивают неизбежное, а всё усилия напрасны. Зачем сопротивляться? Проще сдаться. Вместе с этим внушением на них волнами накатывало отчаяние, грусть и злость, туманя рассудок.
     Понимая, что монстр влияет на их эндокринную систему, выделяя гормоны стресса, Степашко опустил руки к аптечке. Он не хотел пользоваться этой дрянью, но видимо придется. Мощным коктейлем из эндогенных опиатов. Чудовище не могло повлиять на их внутренние органы, остановить сердце, взывать кровоизлияние в мозг из-за лечебной магии. Солдат этого и не заметит, будет действовать еще как минимум пару часов, пока батарейки не сядут в реаниматоре. Поэтому она гадила исподтишка, внушая такие мысли о тщетности сопротивление, и на это уже реагировал организм, мозг перестраивался на состояние депрессии. Поэтому вместе с пси-экранами, одной из защит от ментального воздействия и стали химические коктейли, бьющие со страшной силой по организму, вводя в состояние эйфории. Их применяли в самом крайнем случае, при встречи с психокинетической мразью, наподобие той, которая была перед ними.
     Взвесив всё, Степашко не охотно, с сопротивлением, приказал:
     -Принять «Радость» — откинул крышку аптечки на своем доспехе и нащупал кнопку ввода в кровь опиатов и через силу нажал её, запуская их.
     А потом пришло облегчение. Голос твари стал далеким, захотелось снова жить, мысли о суициде ушли. Всё, что внушал монстр стало глупым и не существенным. Возникло желание действовать, бежать, прыгать, стрелять. Хоть что-то, хоть чем-то заняться.
     Степашко с трудом подавил улыбку. Вот поэтому он и ненавидел пользоваться коктейлем из-за прилива энергии и эйфории, из-за ощущения, что тебе все по плечу и ты сейчас всех, ух, как раскидаешь.В нем таилась опасность вернуться домой, в цинковом гробу. Усилием воли, благодаря многолетним тренировкам он вернул себе способность ясно мыслить, несмотря на бушующие в организме гормоны счастья и адреналин. Еще раз осмотрелся. Оценил обстановку без влияния твари. И принял решение, как ему действовать.
     Чудовище, паникуя, понимая, что добыча превращается в охотника, бросила деликатные способы воздействия на людей. Она собрала всё силы свои в гигантский невидимый психокинетическиймолот и словно с размаху, со всей силыударила по бойцам. Удар получился таким мощным, что пси- экраны мигнули на мгновение от перенапряжения, но они справились, рассеивая концентрированную энергию чудовища. Заработала резервное питание экранов и щиты опять восстановились. Сами бойцы не обратили из-за «Радости» на этот удар никакого внимания, но вот тварь осталась безоружной. Психокинетический поводок ослаб и пожар стимулятора в кровь солдат разгорелся еще больше. Они не знали, через сколько, монстр восстановится, да им это и не надо было знать. Секунда передышки, вот что им нужно было и чудовище подарило его. Спецназовцев учили с детства не прощать ошибки врага. В залегших обезьян летят гранаты. Ухая, они пытаются убежать, но серия взрывов, в воздух поднимается земля, кровь и ошметки тел, опадают вниз. Воспользовавшись суматохой в рядах монстров, бойцы поднимаются в атаку и очередями добивают их. Сопротивление смято и растоптано. Люди бегом бросаются в погоню за уходящей тварью. Присев на колени, в прицел они ловят спину убегающего существа. Главное не воспринимать его, смотреть сквозь него. Плавно, как сотни тысяч раз до этого нажать на курок, чувствуя грохот выстрелов и дрожь автомата, выплевывающего свинец. Это настоящее, а не психокинетик перед ними. Монстр в последний раз оглядывается и его отвратительное тело прошивают выстрелы, и он падает безжизненным кулем вниз. Чтобы удостовериться, что оно точно не встанет, в него летит граната, пару раз подскакивает на земле и закатывается под него Взрыв. И становится тихо. Что-то ушло из головы людей. Теперь их мысли, чувства и сознание принадлежало только им. Хорошие ощущения. Приятные. Встряхнув головой, Степашко показал — «Идем на соединение с остальными». С задачей справились.
     -Бриз Днепру. Разобрались. Идем к вам.
     -Уже почувствовали. В голове легко. Трудности возникли?
     -Да, пришлось принимать «Радость».
     -Понимаю, эта хреновина давила издалека нормально, а вблизи совсем туго должно было быть.
     -Ну не сладко, конечно, было, но ничего такого серьезного.
     -Это и вызывает опасение. Ладно, мы уже нашли «Штиль» и идем на сближение с «Лесом». Их тоже потрепало немного. Ждем вас.
     -Ладно, до связи.
     В голове продолжал бушевать огонь химического коктейля. Скоро он падет на спад, и легкость с хорошим настроением сменится на тяжесть и грусть. У всего две стороны. И ничего не бывает просто так и за все надо расплачиваться. А пока это не пришло, нужно было действовать. Поэтому он приказал бойцам ускориться.
     Грузовики дружины, урчали моторами, готовясь ехать обратно. Они были потрепаны, кое-где не хватало стекла, из их кузовов торчали колючки и шипы, а кое — где был ободран металл. В дороге на них совершили пару нападений, но благодаря умелому руководству, им удалось прорваться без особых потерь. Люди, ехавшие на них, сейчас растянулись цепью, заняв периметр, и ждали группы оперативников. Командир, бодрая семидесятилетняя бабуля, лежала вместе со всеми в цепи, посматривая то и дело на часы. Время уходило. Она чувствовала, что их не оставят просто так. Скоро на базу отдыха навалятся, каждый боец будет на счету и нужно скорее возвращаться. Но и ребят здесь не бросишь. Что она освоила за время службы, что своих бросать нельзя не при каких условиях. Еще один быстрый взгляд на время. Прошла минута. И наконец, они появились. Люди в полном доспехе, сливающиеся с окружавшимся лесом из-за камуфляжа. Их лица были скрыты шлемами, четыре из них ввели медицинскую камеру, а остальные их прикрывали. Вглядевшись в деревья, бабушка, осторожна приподнялась над землей (она была одета только в панцирь, а вскакивать себе дороже) и закричала:
     -Стой, кто идет!
     -Свои — последовало в ответ — группы Штиль, Море и Бриз.
     Люди остановились и каждый осматривал друг друга. Бабушка перевела взгляда на техника, сличавшего коды «свой — чужой». Они стали официальным ополчением и получили допуск к ним. Прошло десять секунд, и парень кивнул, мол «свои».
     -Всё нормально, идите сюда. Стягиваемся сюда, сохраняем бдительность. Сектора обстрела не бросаем — приказала она своим людям и присев, помахала рукой оперативникам. С видимым облегчением они подошли к ним:
     — Как дошли?
     Юля сняла с негромким шипением шлем, открыв прохладному воздуху свои взлохмаченные волосы на пропотевшем лице:
     -С приключениями. А вы как доехали?
     -А мы без. Из леса кто-то залетный на нас напал и всё.
     -Связи нет, как только мы ушли от вертолета. Как обстановка? — спросила у неё Юля.
     -Как, как? Паршиво. Нужна эвакуация. Хотя бы вывести детей и женщин. При подобной херне весь удар обычно идет на базы и крепости.
     -Согласна. И когда эвакуация?
     -Их не поймешь. Что-то проблеяли, а потом всё совсем пропало. Так еще и Лесник то совсем сник. Не привык к такому. Хороший мужик, но не для такого. Тут нужна крепкость нрава.
     — И нам спокойнее, а то он совсем растерянно выглядел. Нам нужно пополнить боеприпасы — Юля повернулась к Паше — ты засек, откуда пришел Импульс?
     -Засекли всё. Координаты получены. Нужно идти в глубину леса.
     -Сколько?
     -Примерно три часа.
     -Долго. Слишком долго — Юля тревожно посмотрела на часы и попыталась связаться с командованием. Безрезультатно. Она выругалась.
     -Что связи нет?
     -Да, Баб Мань. А нам бы туда как можно скорее.
     -Ты не переживай то особо по поводу трех часов. Вы в Лес вступайте и ничего не бойтесь. Быстро дойдете. Не за три часа. А за сорок минут.
     -Опять ваш Лес.. Ему то можно доверять?
     -Мы с ним столько лет прожили, не зная бед. А сейчас он же в опасности, умирает. Не будет он пакостить. Ему срочно нужна ваша помощь. Поэтому дойдете, не беспокойтесь. Вам помощь нужна?
     -Только с патронами.
     -Получите. Кстати, я слышал, с вами пилоты?
     -Да, мы тут — Петр ответил ей.
     -Отлично. Я так понимаю, что вы ГОУ без надобности, а нам пару дополнительных рук не помешает.
     -Ладно, от нас мало толку на земле, но чем можем, поможем — ответил ей Петр, а Асламбеков только кивнул головой, соглашаешь.
     — Забирайте, я все равно ими не имею право командовать — Юля махнула рукой — А всё остальные — набираем боеприпасы и идем к источнику Импульса.
     Началась суета. Из недр грузовиков вытащили цинки с патронами, Баба Маня предусмотрительно велели их погрузить вместе с аптечками, парой медицинских камер и пайками с питьевой водой. Она знала, что понадобится группе, вышедшей только из леса.
     -Смотрите! — кто-то закричал и показал наверх.
     Небо расчертили ярко-красные всполохи. Что-то летело к земле.
     -«Подарки» — мигом сориентировался Франц, узнав десантные модули ВКС — десантура к нам пожаловала.
     -Это хорошо. Пока «Черепашки» подойдут, тут всё уже и закончится. Надеюсь они знают о «Лосе» и пришлют туда пару взводов.
     -Должны. Теперь помните, что в районе действуют десантники. Так что осторожнее. Ладно, готовы? — спросила Юля, внимательно осматривая каждого из бойцов —
     Тогда пошли.
     И они растворились в лесному полусумраке. Баба Маня проводив из взглядом, показала жестом:
     -Разворачиваемся и срочно на базу.

Глава 10

     Десантный рейдер серии 268 «Неуловимый» висел на орбите Земли. Внизу проплывали горы, леса и океаны. Мимо него сновали челноки и шаттлы. Круизный лайнер, выполнявший рейс «Марс-Земля» прибыл к Орбитальному Космопорту. Его громадина находилась справа от «Неуловимого», мигая разноцветными огнями. К нему, как пиявки, присосались большие корабли. Они не могли входить в атмосферу Земли, поэтому, они либо пристыковывались непосредственно к Космопорту, либо к ним подлетали малые транспортники, вывозя пассажиров либо сразу на Землю, либо на станцию.
     Капитан «Неуловимого» посмотрел на радар. Помимо Лайнера, прибывшего только что, разгрузки ждало еще десять кораблей, а в пространство входил грузовой танкер с астероидных полей, везущих руду для лунных лабораторий и рабочих на отдых.
     Отдых. Какое приятное слово. Капитан посмотрел на свои часы. Через двенадцать часов закончится их бдение на орбите, прилетит другой корабль, и команда получит три дня отдыха, а он уйдет в отпуск. Починит кран на кухне, а то достала его пилить.
     Раздался зуммер тревоги, вырывая капитана корабля от отпускных мыслей. Услышав его, он только выругался. Служба так его просто не отпустит. Надеясь, что это учения, капитан повернулся к радисту, уже получающего сообщение от Адмиралтейства. Записав всё на бумагу, по старинке, он повернулся к капитану:
     -Разрешите доложить. Получен приказ о высадке десанта.
     -Принято – сообщил ему капитан. Он заметил, что радист волновался, хотя старался не показывать виду. Что не удивительно. Парень молодой. Кивнув ему, капитан повернулся к навигатору -Координаты?
     -Уже получены и введены – сообщил он
     - Тогда полный ход.Врубай боевую тревогу.
     -Есть – Рулевой начал движение. Адмиралтейство уже должно было сообщить диспетчерам о движении военного корабля, но капитан связался с диспетчерской:
     -Диспетчерская Орбиты. «Неуловимый» борт 108 получил приказ на передислокацию
     -Вас понял. Занимайте эшелон номер 46.
     -Принято. Рулевой, навигатор, эшелон 46.
     -Так точно.
      «Неуловимый» начал набирать стремительно ход, пересекая самое загруженное пространство Солнечной системы. Диспетчеры внимательно следили сразу за десятком кораблей, чтобы никто не врезался в военных, хотя эшелон 46 и так был свободен, но зная человеческую природу, перестраховка не повредит.
     Ничего не зная об этом, в десантном отсеке, разделенном на отдельные кубрики на четыре человека, в минутной боевой готовности, отдыхали десантники, ожидая окончания дежурства. Заодно и сигнала тревоги. В боевых доспехах, завалившись на вспененный матрас, сержант одного из взводов читал электронную книгу. Рядом с нм, двое его подчиненных, проходят совместно в видео-игру, шумно комментируя и подначивая друг друга. А четвертый спит наверху.
     Сержант почти уже дочитал до развязки, вот-вот злодей покажет свое истинное лицо, и она воссоединится со своим возлюбленным, и он держал кулаки за неё, веря, что у них всё получится, полностью погрузившись в чтение, когда почувствовал толчок, выведший его из этого состояния:
     -Корабль движется – сообщил он, откладывая книгу, и посмотрев автоматически на красную лампочку тревоги, находящуюся под потолком. Как и все в кубрике. Спустя три удара сердца она загорается противным, красным цветом, заливаясь протяжным воем боевой тревоги. Сержант уже вскочил с койки, книга исчезает из его рук, он истошно кричит – «Тревога», спящий сверху, уже приземляется на пол, натягивает шлем, и судя по шуму, доносящимся из кубриков, не он один. Сержант подлетает к оружейному шкафчику, хватает автомат и подает его, не глядя назад. Его забирают. Второй и третий уходит вслед за первым, за спину, а четвертый сержант забирает сам. Раздав оружие и надев шлемы, они вылетают в коридор и строятся. Друг напротив друга, оставляя проход посередине. Грохот сменяется тишиной. От контраста она кажется звенящей, давящей на слух. Весь батальон застыл в тревожном ожидании, молча, стоя черной, безликой стеной. И только шум корабельной вентиляции говорит о том, что они еще живы в безмолвии. Но тишину разрывает, уничтожает металлический звук бегущего человека, глухо отражающимся в узком коридоре. Это комбат:
     -На-право!!! – Орет он на ходу – В транспорт – Бегоом марш!!!
     Как единый механизм, с лязганьем и топотом, десантники повернулись направо и побежали. Единым строем. Грохот тяжелых ботинок, одновременно ударяющийся, в такт, об железный пол сотрясает корабль, звук бьется в агонии между корабельных переборок, пытаясь вырваться, но не может, и всё тонет в шуме шагов. Коридор раздваивается, и они бегут направо, в ангар, где стоят готовые десантные транспорты. Не задумываясь, на автомате, они ныряют в них повзводно. Последний с тяжелым лязгом закрывает люк, закручивая штурвал, и садясь в противоперегрузочное кресло, с негромким щелчком защелкивает ремни. С момента начала тревога до погрузки в камеры прошло не больше минуты. Выполненный норматив. Довольный сержант и солдаты ожидали и надеялись, что с ними свяжется комбат, скажет, что они молодцы, учения прошли успешно, и лампочка, заливающая капсулу красным, неровным светом, погаснет, и они разойдутся по кубрикам. Но ничего не происходило. Никто с ними не связывался. Медленно текли минуты, а они продолжали сидеть.
     - Как ты думаешь, это учения по высадке? – неуверенно спросил один из солдат.
     -Надеюсь на это.
     -Но учебные высадки не происходят так внезапно.
     -А ты не знаешь разве этих умников из штаба? Могли что-то придумать новое.
     -Надеюсь это
     Раздался голос комбата, возникший в наушниках каждого, прерывая молчание:
     -Товарищ бойцы. Нам выпала честь первыми из армейских подразделений вступить в бой с Врагом. В одном из районов Сибири образовалась ЗДР. Множественный прорыв Деформированных. Внизу уже действует группа ГОУ, но они не справляются. Приказываю – не допустить расползания Врага, сковать его боем до подхода основных, сил и по мере необходимости, помочь оперативникам ГОУ в осуществлении их задачи. Так – как в районе есть как и гражданские, таки и ГОУ, и нам неизвестна природа Врага до конца, место высадки не будет обрабатываться артиллерией. Карта местности с отмеченными опорными пунктами и персональными задачами для каждого уже загружена в ваши доспехи. Высадка через четыре минуты – сообщил комбат, а потом добавил от себя – Давайте, мужики, не подведите.
     И отключился. Каждый остался наедине со своими мыслями.
     - Полный песец – подвел итог один из бойцов. Они знали, что этот день рано или поздно настанет, но надеялись, что не сегодня. Или хотя – бы будет понятно, с чем будут воевать. А не высаживаться, не пойми куда, чтобы бить не понятно не кого.
     Каждый из них нервничал. Несмотря на всю подготовку, долгие изматывающие часы на полигонах, в виртуальных симуляциях, это был их первый боевой опыт. Каждый понимал, что он может погибнуть, но старался выбросить эту мысль из головы, но сидя в полутемном «подарке», бездействуя, трудно было избежать этих мыслей. Отрешиться от происходящего не получалось. Поэтому, когда погасла лампочка, приятный женский голос сообщил о том, что до высадки осталось десять секунд собратным отсчетом, то они все испытали облегчение. Наконец пришло время действовать, а не изводить самого себя в тесноте десантного транспортника. А потом ушло время сомнений, нервов и переживаний.Прозвучало ноль, лампочка зажглась зеленым, и солдат вдавило в кресла. Они с ревом понеслись вниз, превратившись в ярко-красные шары, огненным дождем посыпавшиеся на землю.
     С шипением открылся люк, и десантники горохом высыпались из посадочного модуля, занимая огневые позиции. Тихо.
     -Убираемся отсюда – приказал сержант, тревожно и с недоумением смотря на небо. С него шел стеной снег, покрывая всё белой пеленой, наметая сугробы.
     -Здесь вроде лето и снега не должно быть – с удивлением заметил один из бойцов.
     -Аномалия. Не забывать где мы – коротко ответил ему сержант. Он уже пытался связаться с остальными, но получил лишь шипение статики. Прогнав всё частоты, он услышал лишь обрывки разговоров кое-где, но сам докричаться не мог. Хорошо, что ближняя связь в отделении работала, и он мог слышать своих бойцов. Устроив перекличку, он понял, что высадка прошла благополучно, никто не травмировался при стремительном пуске вниз. Сержант надеялся, что так будет и впредь, но понимал, что это ложная надежда. Густая зеленка, в которой никого и ничего не видно, ненормальная погода с валящим с небес снегом сужала видимость, и даже через шлемы с их приборами всевиденья было ни видно не зги. Двести-триста метров и дальше неизвестность. Радар сбоил.Тяжелые условия, в которых Смерть приходит неожиданно и откуда угодно. Сержант поймал на ладонь пару снежинок и внимательно рассмотрел их. Они были обычными на вид, но доставляли столько проблем, являясь причиной их глухоты и слепоты.
     Нет времени думать. Нужно выдвигаться. Сержант, помня поставленную задачу, вызвал карту. Навигация тоже сбоила, но он получил координаты с модуля, установив их местоположение. Компас, даже электронный, тоже сошел с ума, но ориентирование на различных типах местности вбили в них крепко, как и прочую военную науку. Определив, куда им нужно идти, сержант приказал выдвигаться.
     Шли настороженно, в напряжение, задействовав всё чувства. Взвод десанта внимательнейшим образом рассматривали каждый куст, каждое дерево, не забывая смотреть себе под ноги, чтобы не наступить на мину, либо ловушку, прислушиваясь к каждому шороху и звуку в лесу. Они сейчас напоминали туго зажатые пружины, готовые в любой момент разжаться для того, чтобы драться, отступать и преследовать врага.
     Он пока не объявился, но каждый боец знал, что он где-то там, притаился и ждет, чтобы нанести удар. Ожидание выматывало. Они, опять же, всё это проходили на симуляторах и на учениях, но первый настоящий боевой выход такой, к нему невозможно было подготовиться до конца. Понимание того, что второго шанса не будет, и оценки здесь выставляются по тому, остался ли, ты жив, выполняя задачу, давило на солдат.
     Снег хрустел под тяжелыми ботинками вместе с веточками. Это были единственные звуки, прерываемую тишину в лесу. Не осталось ничего и никого, кроме людей, зеленки и бесконечного снега, падающего с небес, покрывающим всё погребальным саваном. Нервы были на пределе. Напряжение нарастало, чтобы разорваться выстрелами. Деревяннаядробь бьет по впереди идущим десантникам, сминая, но, не пробивая доспех. Всё летят на землю, открывая ответный огонь. Кто стрелял и откуда – непонятно. Но короткие очереди полощут по лесу, срезая ветви и молодые деревца. Одновременно с этим каждый боец норовит вжаться в землю, вгрызться в неё, чтобы перестать быть легкой мишенью.
     Стрельба прекращается. Стрелок либо уже ушел, либо был уничтожен. Понять невозможно, но главное, что по ним не было больше выстрелов. Сержант приподнимается и осматривает зеленку. Ничего и никого не видно. Повезло, что у Врага пока нет ничего, чем бы он мог пробить тяжелый доспех, рассчитанный для боев в Космосе. Иначе первые потери уже бы случились.
     Лежать и ждать чего-то бессмысленно. Сержант махнул рукой, говоря, выдвигаемся дальше по проклятому лесу, в ожидании очередной порции дроби или чего похуже из-за кустов. Люди неохотно встали для того, чтобы пройти еще пару сотен метров, и опять упасть на землю, стреляя в молоко. А стрелявшие уже ушли, они не являются дураками. Кружат и кружат вокруг отряда, изматывая его, прижимаясь к деревьям, к кустам, к земле, лишь бы стать еще незаметнее. Приборы всевиденья хоть и называются громко, но попробуй в снегу, в зеленке, увидеть хоть кого-то. И этим пользуется противник. И приходится идти, наугад, чувствуя, как натягивается тонкая нить твоей жизни, готовясь вот-вот оборваться.
     Шаг. И еще один. Ствол автомата лихорадочно выписывает восьмерки, выискивая цель, но её не видно. А ты как на ладони и не куда тебе спрятаться.
     На этот раз сверху. Шуршат верхушки деревьев, и что-то тяжелое летит вниз, на десантников. Разрывает в клочья тишину первые осторожные выстрелы солдат, но тени оказываются быстрее, приземляясь в их рядах. Стрелять невозможно, из-за риска задеть своих. Кто-то из тварей приземляется прямо на бойцов, валя на землю. Доспехи справляются, но по забралам шлемов тянутся трещины, вминаются тяжелые бронепластины и не выдерживают прилета тяжелого тела руки и ноги. Они не ломаются, не должны, но все равно, перехватывает дыхание от боли, выступают слезы, включается с тихим гудением реаниматор, заливая живицей поврежденные конечности, а на тебе сидит какой-то монстр и кромсает тебя, пытаясь, словно орех, вылукопать тебя из твоей бронированной скорлупы. Оружие отлетело в сторону и остается одно. Бить кулаками, пытаясь сбросить тварь. Но в его уродливую, оскаленную пасть прилетает подошва ботинка другого десантника, ломая ему кости и выбивая зубы, и чудовище, разбрызгивая кровь, улетает в сторону, катясь по земле. Короткая очередь и он больше не встанет. Спасший тебя товарищ бежит дальше, к очередному монстру. И ты, вскочив, хромая, подобрав АК, тоже подбегаешь к ближайшей тени. Они кружатся и скачут как бешенные, уворачиваясь от ударов, и атакуя в ответ. Но они совершили глупость, показавшись перед десантниками, испытавшими радость от того, что кошки-мышки закончились. Всё стало проще. Враг был перед ними и его нужно уничтожить. В дело пошли приклады, ножи, кулаки. Тварей забивали, душили, разрывали, пока, они, скуля, не убежали в темноту, оставляя своих павших товарищей лежать на земле. Черные тени на кроваво-белом вытоптанном снегу. На всякий случай, дали еще выстрелы по отступавшим и по верхушкам деревьям, и они с треском упали вниз. Тишина. Опять без потерь. Слава оружейникам. Тяжелые доспехи еще держатся. Легкие ранения не в счет.Сколько еще идти? И дойдут ли? Прочь лишние мысли из головы. Сержант огляделся и снова махнул рукой, движемся. Теперь они еще и посматривали наверх, но и там ничего не было видно. Верхушки сосен и елей сливались с небом, и среди густых ветвей, мог скрываться кто угодно. Паршивое ощущение, словно ты вечно находишься под прицелом.
     -Сколько еще идти?
     Быстрый взгляд на экран внизу шлема. Компас сбоит, но где-то вдалеке светится зеленая точка пункта назначения:
     -Много, не знаю.
     -А мы случайно не заблудились?
     -Не должны. Хотя в этом чертовом лесе нельзя быть не в чем уверенным.
     Десантники ловят на грани чувств какое-то движение в зеленке. Привычно уже падают вниз, в снег, бья из автоматов в эту сторону. Им отвечают, выбивая фонтанчики земли и срезая ветви. Пара пуль попадает в броню, отлетает краска и образуются вмятины. Держимся. Солдат больше, они прижимают нападавших и начинают их обходить с фланга. Прижимаясь к деревьям, ползя, они подбираются к тому месту, откуда ведется огонь, когда на них из полусумрака зеленки выходят какие-то люди чуть в иных доспехах. Опешив, ближайших из них бросается на десантников, то – ли они бросились на них. Свалка. Люди смешались, лесная поляна наполнилась тяжелыми фигурами, увлеченно мутузящих друг друга. Рукопашный бой, когда ты и противник в тяжелых доспехах, весьма бессмысленное занятие. Единственное, что их может взять, это элементальное оружие, либо чистая магия. Кулаками, ножами и пулей тут мало что сделаешь, но рефлексы и выучка говорила «бей». Вот они и били.
     Спустя минуту два отряда поняли, что здесь что-то не то. В мельтешении боя, десантники заметили на наплечники противника рисунок кошачьей мордочки ирбиса. А их враг заметил нанесенное изображение серпа луны. Два отряда остановились и, наконец смогли прочитать название подразделений у каждого из них. «Красноярск. ГОУ. ОПОС» прочитали десантники. «4 ДШБ. Академград» прочитали красноярцы. Оказались, что воевали друг с другом. Из-за помех и искажений, сбоила вся аппаратура, не работала опознавание «свой – чужой», а связь была только ближняя, между подразделениями. Поняв, свою ошибку, назад, оставшимся товарищам полетело короткое сообщение:
     -«Свои, свои, прекратить огонь».
      Постепенно звуки перестрелки стихли. Один из красноярцев снял шлем, это оказался Степашко. Он до сих пор давил улыбку, «Радость» из него не улетучилась.
     -Какие ваши частоты? – он спросил у десантуры.
     В ответ сержант снял тоже свой шлем:
     -Неловко вышло. Хорошо, что не поубивали друг друга.
     -Вы ползли нас закидывать гранатами? Если доползли, то действительно неловко получилось.
     -Ага, я так понимаю вы нас тоже.
     -Так тактика то одна, из одних учебников. Повезло, что встретились. А то в этой зеленке не разберешь, кто там бродит – ответил Степашко, щелкая частотами вместе с сержантом, пытаясь выйти на связь с их отделением - Ненавижу ЗэДэР из-за подобных сюрпризов. Мы то, командование периодически слышим, а то вас не докричаться было, хотя на связь выходили.
     -Автоматная очередь – лучший способ связи, как оказалось. Сразу нашли друг друга.
     -Ага, пока ты «рыцарь». Были бы в «черепашке», кто-то тут бы и остался.
     -Так не остались, главное. Вроде бы настроили – ответил сержант.
     -Волнуешься? – спросил у него Степашко, внимательно смотря за ним.
     -А ты разве нет, стоя тут с открытой головой? Вот-вот, прилетит что-нибудь.
     -А ты не думай и пригнись. Будет то, что будет.
     Из леса вышла еще одна фигура в белых доспехах. Она тоже сняла свой шлем:
     -Капитан госбезопасности Шмыга, командир сводной группы ГОУ. Где ваш командир?
     -Я – ответил сержант, помахав ей рукой, продолжая налаживать радиосвязь между подразделениями – старший сержант Белов.
     -Поступаете под мое командование. Сколько вас?
     -20 человек вместе со мной. Взвод.
     -А где остальные, не знаете?
     -Откуда? Куда высадились, туда и высадились. Связи нет, ничего нет, кроме пальбы из кустов. Большая часть высадилась еще, меньшая куда то еще. Те, кто здесь, идут к источнику Импульса. Там и встретимся со всеми, надеюсь.
     -Плохо. Какие-нибудь опознавательные знаки есть у вас, чтобы нас не перестреляли по ошибке?
     -Об этом не беспокойтесь, все продумано.
     -Продумано, конечно. Чуть не подорвали друг друга.
     -Бывает, не подорвали же. Всё можно исправить, кроме Смерти.
      - А ты философ. Какой позывной? – махнула рукой Юля, надевая на себя шлем и проверяя радио
     -Нева
     – Раз, раз, как слышно?
     -Слышу вас отлично, Штиль.
     -Приняла, Нева. Ну, что, пойдем коротким путем. Ходу.
     -Здесь есть короткий путь? – недоуменно спросил Белов.
     -Тут есть всё, что захочешь, и даже больше – с насмешкой ему ответила Юля.
     Местный Лес действительно помог оперативникам ГОУ. Путь, проходимый за три часа, они пролетели за полчаса. Деревья расступались перед ними, образуя некий тоннель со стенами и потолком из переплетенных стволов и верхушек деревьев, столь плотных, что ничего нельзя было увидеть за ними, земля была ровная, заботливо укрытая пушистым мхом, наступать на который было одно удовольствие. Ничего не путалось под ногами. Монстров тоже не видать было. Они попали в пространственную аномалию, а тоннель из сосен и берез, визуальный образ, взятый из их сознания.
     Но тем ближе они подходили к источнику Импульса, тем слабее становилась магия Леса. Стволы расступались, пропуская свет, пока совсем они не стали редкими. Вот через эти прорехи и увидел их десант. Соединившись с ним, они вернулись на тропу. Она изменилась под воздействием чуждой ей энергии. Стены опять сомкнулись, но стволы деревьев уродливо искривились, словно в агонии, протягивая, словно прося помочь, свои руки-ветви, мох сменился на кроваво-красный ободранный ковер с острыми камнями. Всё давило на психику и подавляло, но обученные бойцы старались не обращать на это внимание. Некоторым не удавалось.
     - Нужно выбираться отсюда - не выдержал Шут – Пространство сходит с ума. Лес на пределе и едва контролирует его. Я не горю желанием оказаться здесь, когда что-то Древнее и Безумное перехватит здесь окончательно контроль.
     -Откуда ты знаешь, что это Древнее и Безумное?
     -Статистика, мой друг, статистика. В большинстве случаев это что-то древнее, а не молодое. И оно всё безумно, как и наш мир. Враг не подчиняется нашей логики, морали, используя свою, искривленную. Тебя, Мажор, лекцию прочитать?
     -Не, не надо. Вот здесь можно выйти – Паша посмотрел на приборы и подошел к одному из изуродованных елей. За ней скрывался темный проход.
     -И туда нам лезть? – с сомнением спросил Белов.
     -Ага, лезть. Лес уже потерял контроль над тоннелем и его уже закольцевали. Это единственный выход отсюда – ответил ему Паша.
     -Ты опять слышишь его? – с не удовольствием спросила Юля – надеюсь, не видишь?
     -И вижу, и слышу – грустно сказал Паша – Образ молодой девушки перед глазами. Она нас и ввела, и показала сюда, говоря, мол, здесь выход.
     -Паша, твою мать, почему ты не сообщил об этом? Ты нас всех погубить хочешь? Тебе говорили не раз, сообщай обо всех проявлениях аномальности в Зоне. Это вопрос выживания. А ты продолжаешь скрывать такое – Юля раздраженно махнула рукой – Правильно я говорила, ты не готов. В полевых должен был повариться немного.
     -Она права – Жано строго посмотрел на Пашу, а потом обратился ко всем – Всё должны сообщать сразу обо всем странном. О голосах, тенях, видениях. Ничего не должно скрываться. А теперь вопрос, кто полезет первый туда?
     -Давай я – Франц посмотрел в темный проход. Через шлем мрак рассеялся, но тоннель делал резкий поворот чуть дальше, и невозможно было увидеть его конец. Он с сомнением спросил:
     -А вообще надо туда лезть?
     -Новый лучший друг Паши – Древнее Лесное Божество, говорит, что надо. И тебе выпало честь узнать, умеет ли Мажор выбирать друзей или нет - насмешливо ответил Шут.
     - Спасибо, помог. Да ну вас всех. Я пошел – Франц махнул на Шута рукой - остальные за мной.
     Сделав глубокий вдох, Рейнхард скользнул в то, что Паша назвал выходом. Там было узко, помещался только один боец, приходилось идти длинной цепочкой, полусогнувшись.
     Франц ощутимо нервничал. То, что ввела их сюда какая-то тварь, не внушала доверия. Можно было ожидать любой пакости, несмотря на все уверения, что она хорошая. Только глупец верит голосам, приходящим из Бездны. Но они все равно были здесь, пробирались узкими тоннелями. На их счастье сюрпризов не оказалось. Проход действительно ввел наружу, на морозный свежий воздух. Тяжелая снежная шапка уже лежала на деревьях, а сквозь них виднелась ярко-зеленая листва. Сугробов намело. И выла злобно метель. Но это не было самым главным. Выйдя из аномалии, Франц почувствовал сразу поток мощной энергии, пульсирующей где-то неподалеку. Её почувствовали всё, как только прошли тоннель. Непередаваемое чувство, ощущаемое у каждого по-разному – кто-то слышал пение, кто-то гудение, кто-то видел яркое свечение, а кто-то ощущал кисловато-сладкий вкус во рту. Импульс пришел откуда-то отсюда. Они были близки к источнику. Приборы – магоуловители зашкаливали.
     -Пришли – удовлетворенно и одновременно с тревогой сказала Юля.
     -А твоя подруга не обманула – Шут хлопнул по плечу Пашу – Ну ты хотя бы в женщинах разбираешься, помимо оккультеха, уже плюс. Но только не вздумай крутить с ней роман. А то Древние Богини не лучшая пара.
     -А ты откуда знаешь? Ты же только Богами интересовался – Жано с интересом и с насмешкой посмотрел на Шута.
     -Ну да, и посмотри, где я оказался и кем я стал – патетически воскликнул Шут, показывая на себя.
     -Твоя правда. Только ты в конечном итоге, окажешься на Сатурне – влезла Юля – и хватит придуриваться. Белов рассредоточиться и готовиться наступать в направление источника. Степашко так – же, но выдели еще людей на разведку местности. Нужно оценить численность противника и возможность наступать малыми силами. И быстрее. Нужно с этим кончать.
     -За тобой, хоть на Сатурн, хоть в преисподнюю – ответил ей Шут – главное введи.
     Юля не обратила внимания на его слова, а Белов с Степашко начали командовать своими людьми. Командир МОС выбрал пару бойцов. Остальные, смешались с десантниками, тихо и незаметно выходя на позиции, беря полукругом место источника, готовясь ждать сигнал к атаке.
     -Готовы? – спросила Юля у Степашко. Он только кивнул головой, и маленький отряд растворился в зеленке, подкрадываясь к месту выброса магической энергии.
     Перед ними предстала поляна, густо заросшая корнями и лианами. В центре её висел длинный и большой, густой клуб тумана. Он не реагировал на ветер, качающий листву, на снег, давил своей огромной серой массой, внушая подсознательную чувство тревоги. В него уходила, ветвясь, вся растительность поляны. А может, она и росли из него. А перед зловещей мглой, висело шесть коконов, сделанных из огромных листьев, связанных между собой плющом. Из них уходила, пульсируя, кроваво-красная лиана, похожая на какую-то жилу, вызывая тошноту. Оторвавшись от неё, они увидели всего - лишь пару прежде виденных монстров, бессмысленно бродящих по поляне и ходящих между корней деревянных людей, что-то делающих у коконов. Вроде бы никаких серьезных сил Врага. Разведка прилегающего леса опять не показала ничего. Одиночных чудовищ эффективно уничтожал МОС, быстро и стремительно.Неизвестно, что скрывалось в сверхъестественном тумане, но риск всегда присутствовал. От него не куда не деться. Напрягало только тот факт, что противника было мало.
     Оказалось, впоследствии, что Лес вывел их в весьма удачное место. Они миновали основную линию обороны, наполненную монстрами, где увяз остальной десант и вышли в тыл, с малым охранением самого источника.
     Не зная об этом, но видя, что в тридцать человек они сомнут их, Юля решилась атаковать. Отдав последние приказания и изменив немного позиции, наметив цели, люди замерли в ожидании, дожидаясь сигнала. Таймер в углу нашлемных дисплеев начал отсчет с десяти до нуля. Пришло время крайнего рывка.

Глава 11

     Солдаты напали неожиданно и внезапно. Монстры не ожидали их увидеть здесь, а бойцы, благодаря выучке и умению, не дали им и малейшего шанса придти в себя.
     Выстрелы разорвали лесную тишину, пули безжалостно нашли свои цели, вырывая куски мяса и щепки из изуродованных и искривленных тел. Одного залпа хватило, чтобы всё закончилось. Всё, кто был на поляне, остались лежать, даже не поняв, что их убило. Но солдаты не бросились сломя голову. Они внимательно, напряженно всматривались в туман, стремясь в этом густом, белесом киселе увидеть движение и осторожно, от дерева к дереву, от укрытия к укрытию, двигались к источнику, как до этого шли в зеленке. Чувства на пределе, смотреть себе под ноги и вперед, стремясь увидеть и услышать то, что невозможно, то, что воспринимается интуитивно. Но было обманчиво тихо. Ничего не происходило.
     А потом всё покатилось в тартары. Огненный шар вылетел из белого марева, стремительно, прожигая себе путь, и попал в Юлю. Её доспех загорелся, и она превратилась в живой факел. Вопя от боли, она покатилась по земле, поджигая лес, внутренние системы пожаротушение вместе с аптечкой почти справились, туша её и заливая искалеченное тело живицей, но в те секунды, когда она горела, Юля почти зажарилась.
     Твари сразу выбили командира. А потом из тумана полетели еще и еще шары, яркими вспышками разрезая лесную, ночную тьму. В ответ, потянулись ответные очереди, шинкуя туман. Солдаты не видели в кого они стреляют, но им это и не нужно было. Цель была перед ними.
     Солдаты вспыхивали как свечки. Враг перестал быть жертвой и больно огрызнулся.
     -Штиль-1 ранен, повторяю, Штиль- 1 ранен. Бриз -1 беру командования на себя. Продолжать наступление – закричал Жано в рацию – Что с раненными?
     Он не успел договорить, прыгнув на землю, с разбега, не увидев, а почувствовав, огонь, направленный на него. Он пролетел выше Кикабидзе, обжигая и сжигая краску с его шлема.
     Шут, видя, что Юля упала, бросился к ней. Она выглядела плохо, дымилась, броня почернела и немного расплавилась, от неё до сих пор исходил жар, но Нурик, не обращая на это внимание, выдернул слипшуюся крышку аптечки и с тревогой посмотрел вмедицинский экранчик и вздохнул с облегчением. Сквозь копоть, мерцал на дисплее, еле-еле, пульс. Жива. Жива! Это хорошо. Обычно, состояние бойца передавалось по сети, но антенны тоже сожглись в результате удара. И Шут, потеряв связь с доспехом Юлии, испугался, что её больше всех.
     -Как она? – спросил Паша, приземляясь рядом с Шутом.
     -Жива – кратко ответил он – Ну, что, добьем сволочей? За всех!
     Паша лишь кивнул. И они бросились вперед.
     Первые потери не ошарашили людей, не испугали их. Они кинулись на врага с удвоенными силами, ведомые злостью и яростью, желанием отомстить за раненых и убитых и покончить со всем этим. Обрубить источник и закончить этот кошмар.
     Те, кто стрелял из тумана, оказались в ловушке. Они не могли выскочить из него, оказались на открытой поляне и их бы разорвали на части, но и в тумане скрываться было негде, он простреливался насквозь. Туда полетели гранаты, и ответная огненная магия огнеметчиков. Пара взрывов и ярких огненных всполохов, пробивших даже туман, и все закончилось. Повисла тишина. Люди заняли источник импульса.
     -Быстрее, занимаем оборону и окапываемся. Раненых в центр, сколько их? – приказал Жано – Бриз – 2, руководи обороной, пока мы со Штилем займемся этой хреновиной.
     -Принял – ответил ему Франц – давайте только быстрее, а то не понятно, сколько мы можем продержаться. И неизвестно, что там , в тумане еще скрывается.
     -Постараемся. Что там с раненными? – спросил Жано – Бриз -4, это явно оккультех, работать. Третий к нему на помощь. У вас есть очень мало времени, чтобы понять, что это.Медик, где доклад? Бойцы, не расслабляемся, копаем.
     -Вместе с Штилем-1 еще четыре раненных. Если бы не «консервы», их бы в пепел превратило. А так. Жить будут, но не воевать. Ожоги страшные.
     -Хорошо – Франц. Пока без Смертей. Это радует. А потом с головой ушел в работу. Начал намечать сектора обстрелов, выбирая грамотно позиции, перед ними расставляя растяжки,мины и взрывчатку.
     Десантники, наконец, поняли, зачем им выдавали всегда саперные лопатки и строго следили, чтобы они их не теряли. Оказалось, чтобы копать. В космосе вкапываться было не куда, но здесь, они лежа, копали стрелковую ячейку, а землю аккуратно кладя перед собой, создавая бруствер. На Луне они тоже рыли окопы, у них был отдельный полигон с настоящей землей с Земли, которую они перерыли траншеями и ячейками, а после занятий бульдозер все опять зарывал и они откапывали всё заново. Эти занятия казались бессмысленными, пустой тратой времени, но оно было нужным и принесло свои плоды. Каждый знал, что ему делать и как, так что первоначальную линию обороны им удалось создать быстро.
     В центре поляны Паша с Шутом подбежали к коконам. Быстрый осмотр и они увидели, что в них лежат люди, содрогаясь и корчаясь от боли:
     -Здесь люди! Пропавшая группа. Медика сюда – закричал Шут в рацию. Тем временем Паша осматривал их ложа, качая не одобрительно головой:
     -Они подключены. Как и Аня в том реале. Видишь, этот плющ с колючками. Он вонзился в тела и кажется, питается ими, а судя по красным лианам, они передают что-то в туман.
     -Их шесть коконов, а занято пять. Еще один мы видели там, на той стороне. Всего их семь, и один пустой – заметил Шут. – Сходится под количество группы студентов вместе с Ксюшей. Она должна была быть вместе со всеми. Лежать здесь. Вот из-за чего монстры её хотели так поймать.
     -Но зачем им люди? Если они их не убивают, и не сожрали?
     -Включи башку, мажор. Люди проводники магии. Без нас она в нашем мире не работает. Мы им нужны. Помнишь об устройстве, привезенной Аней и компанией? Нужны были батарейки, источник питания. Вот почему их было семь. Они запитали его.
     -А Ксюша, свалив, не пойдя с остальными, спутала им всё планы.
     -Да, они из-за этого были вынуждены снизить мощность. Устройство не заработало в полную силу. То, что было рассчитано на семь, пришлось делить на шесть. Если им дали полную нагрузку, то они бы уже бы мутировали и вырубило эту пакость. Этого они не могли допустить.
     -А магический импульс это кто-то пришел и запитал.
     -Верно, но не стал батарейкой. Кокон пуст. Видимо, лег и по -быстрому пропустил через себя магию. Судя по тому, что они не стали дефами, этот кто-то принял на себя всю энергию и последствия. Став монстром.
     -Час от часа не легче – Паша прислонил руку к кокону – А теперь их проблема вытащить. Если через них проходит магия, то их нужно вырубать сразу и всех одновременно. Если постепенно, по одному, то на последних придется такая нагрузка, то они сразу перевоплотятся.
     -Шаришь – уважительно сказал Шут – Ты еще не забывай, что у нас еще одна в тумане. И устройство тоже где-то там. Надеюсь.
     -Думаешь, надо идти за ней? Если вырубить людей на нашей стороне, то вся нагрузка идет на Аню, она мутирует и портал закрыт – Паша замолчал на секунду, а потом зло продолжил – Не вариант. Мы же никогда никого не бросаем и выполняем работу до конца. Нам нужно пять добровольцев, нет даже шесть, я пока залезу в заклинание, посмотрю, что это и как оно работает.
     - Принял. Давай, действуй. Бриз-1, нужны добровольцы. Всё плохо, но не совсем
     Паша засунул руку в подсумок и достал речную гальку с вырезанной на ней руной «наблюдателя». Взвесив её в руке, примеряясь, приводя в порядок мысли и чувства. Вторгаться и взламывать заклинания опасное дело, как и всё, что связано с магией. Малейшая ошибка, и вся энергия может обрушиться на тебя, ломая и калеча.
     Ощутив покой и расслабленность в своей голове, он приложил камешек с нарисованным на ней глазом к ярко-красной лиане, почувствовав дрожь в своей руке. Закрыл глаза и потянулся к руне, проваливаясь в бездну. У каждого оккульттехника были свои образы заклинаний. Кто-то видел дорогу, кто-то летел, кто-то ехал. Они все были связаны с движением, но самый популярный образ – это река. Паша соскользнул в неё, погрузившись в холодную, бурную воду, закрутившую его. Он захлебнулся, начал тонуть, но быстро начал всплывать наверх. Вырвавшись, он сделал глоток воздуха и ушел под воду. Его потащило вниз по течению, бья об острые камни. Заклинание было мощное. Обычно это ручеек, самое большое, что он видел, это ручей, но сейчас он попал в горную реку с порогами. Пару раз, ударившись и почти потеряв сознание, он понял, что он не выплывет. Чужеродная магия почти подавила его, но тут в голове раздался голос его наставника из Академии, учившего входить в чужие потоки и выживать там.
     -«Расслабься. Помни, что это всё в твоей голове. Образы зависят от тебя. Расслабься и меняй».
     Стоя около ручейка, находясь при этом в классе, с учителем, страхующим тебя, все было просто. А захлебываясь водой, в бурной реке, мотающего тебя обо все камни, это совсем другое. Расслабиться. Да как можно расслабиться здесь! Он почувствовал злость и ухватился за неё. Паша вцепился за скользкий камень, начал соскальзывать, но ведомый яростью, с такой силой сжал выступ, что он раскрошился под его ладонью. Но он остановился. Это главное. Теперь расслабиться. Вдох, выдох. Река вокруг него успокоилась, потеплела. Крутые, отвесные берега спрямились, и он мог вылезти из воды. Оттолкнувшись от камня, он поплыл и без труда вылез на землю, кашляя водой. Он упал, тяжело дыша. Живой. Не верится. Встав, отдышавшись, он огляделся. Луг с бархатистой, зеленой травой, лениво колыхавшейся под приятным летним ветерком. Лето. А где-то вдалеке, оно заканчивалось, переходя в дикие заросли, спутанные колючки и в бурелом. Там бушевала метель, наметая высоченные сугробы. А над ними стояла огромная фигура гиганта, уходящая в небо. Из-за облаков невозможно было рассмотреть его лицо, но от него веяло холодом, он состоял из него, напоминая ледяного тролля из глупых фентэзи - книг.Он держал в руках огромный топор и играючи управлялся оружием, нанося всё новые и новые удары.
     Ему противостояла гигантская прекрасная воительница, чуть уступавшая в росте ледяному троллю. Она стояла на лугу. От неё веяло теплом и уютом, спокойным, расслабленным летним вечером. Дела у неё были плохи. Она припала на одно колено, доспехи были пробиты, из ран вытекала кровь, оскверняя белизну её кожи, щит, которым она оборонялась, был уже наполовину разбит, а меч весь выщерблен. Она держалась из последних сил, еще немного и она проиграет.
     Хотя воительница смотрела только на гиганта, и не могла видеть Пашу, он почувствовал, что она смотрит на него с молчаливой мольбой. Она просит о помощи людей. Одной ей не справиться.
     Образ двух великанов, борющихся между собой, был эхом событий, происходящим под Лесоянском. Сущность, помогавшая местным до прихода студентов, проигрывала, а то, что появилось недавно, выигрывало.
     «Враг моего врага – мой друг» - решил Паша. То, что здесь было, научилось жить с людьми, не вредя им. Для ГОУ этого было достаточно. Поэтому он ответил ей, откликнувшись на её просьбу. Он почувствовал облегчение легкую радость от уставшей воительницы. Пришло время работать. Он побежал из лета в зиму, к бурелому. Как ему это распутать? Огнемет, мачете? Да, мачете. Острый нож, чтобы разрезать колючки. Он его представил. Большой, длинный клинок и почувствовал его тяжесть в руках. Он осторожно провел по ближайшему растению, маленькое сопротивление, немного ударило током, но брызнул растительный сок, и оно распалось на две половинки. Работает. Теперь нужно отсюда уходить.
     Паша сосредоточился на своей руке, стараясь почувствовать того, чего нет здесь, но есть там, в реальности. Камень «наблюдателя». Благодаря тренировкам, он его ощутил, и руна появилась здесь. В виде мобильного телефона. Паша стремился к тому, чтобы он появлялся в виде двери, так удобнее и быстрее, но у него пока постоянно получался смартфон. Вздохнув, он открыл список контактов и нашел номер «дом» и позвонил на него. Окружающий мир стерся, наступила темнота, он оглох и ослеп. Постепенно чувства вернулись, и Паша снова оказался на лесной поляне, рядом с коконами, держа руну в руке. Он её убрал на автомате в карман.
     -Как ты? – спросил у него Шут, внимательно наблюдая за ним – что ты видел?
     -Сколько я отсутствовал? – непослушными губами, вытолкнул из себя фразу Паша. Это нормально после путешествия в чужое заклинание. Жутко жажда и непонимание, где ты находишься.
     -На секунд десять отключился. Сколько не видел, никак не могу привыкнуть к вашим походам в чужой магический поток. Жуткое зрелище. Ты хоть что-то узнал?
     -Да. Она сражается. Местный Лес в беде. Он проигрывает тому из Тумана. Это портал. И я теперь знаю, как отключить людей от коконов. Но закавыка в том, что нужно пойти на ту сторону. Найти устройство и последний кокон. Он рядом, я это почувствовал.
     - Им не долго осталось – раздался голос медика рядом с ними - я проверил их состояние. Из-за неравномерного распределение нагрузки скоро произойдут необратимые мутации.
     -Я так и думал – Шут кивнул - Придется заменить их.
     -Лечь самому? – спросил Паша – Но это безумие. Пропускать через себя внешнюю магию.
     -Ты сам знал, что к этому всё шло. Иначе, зачем тебе было шесть добровольцев?
     -Но я думал, чтобы быстро присоединиться, пока я вырубаю, распределяя энергию.
     -Это уже не работает, никак. Та девка в тумане. Из-за неё не получится. Медик, у нас тут их пять. Если подсоединить еще шесть человек, то они смогут дольше протянуть?
     -А ты как думаешь? Это сработает, но если это хреновина питает портал, то получив дополнительную энергию, она расширится. Я так думаю.
     -Вашу ж, испортил всю малину. – Шут сам всё понял и матернулся от души.
     -Что у вас творится? – раздался голос Жано. Он сам слышал их спор, но потребовал кратко объяснить, в чем соль.
     -Понятно. Вам нужны батарейки на замену. Будут вам батарейки – пообещал Жано – сейчас приду.
     Он пришел не один, а с пятью бойцами ОПОС.
     -Принимайте на замену. И опять ищу запчасти для культисткого устройства, пытающего погубить человечество.
     -А я не когда не подумал, что стану запасной частью для неё – с усмешкой ответил ему один из бойцов.
     -Добровольцы? – зачем-то задал глупый вопрос Паша.
     -Мы всё стали добровольцами, когда поступали в Военную Академию – был ему ответ.
     -Мажор, не задавай, тупых вопросов и работай. Я людей с позиций снял, сейчас там будет жарко, а пока это работает, мы сами по себе. В темпе вальса, быстро – раздраженно ответил ему Жано.
     Паша кивнул на это, доставая портативный компьютер, втыкая в него кабель расширения. Проведя рукой над ним, он превратил его в иглу и воткнул в кроваво-красную жилу, одну из множества, тянувшихся из коконов. Создавать графический интерфейс не было времени, так что он открыл командную строку.
     -Ну, что погнали? Снимите один наруч. Когда снимите, садитесь рядом с «батарейками», и берите одну колючку, опутывающих несчастных и воткните себе в кожу.
     Солдаты подчинились. Убедившись, что всё это сделали:
     -Сейчас вам будет неприятно – предупредил Паша. После того, как он увидел заклинания, поток, он понимал, как оно работало. В его голове возникла его структура, и пальцы, словно сами побежали по клавиатуре, вводя оккультные символы, плетя новое волшебство. Строчки кода полетели вниз, меняя магию, постепенно уводя нагрузку от туристов, переводя их на бойцов ОПОС.
     -Всё, можете вытаскивать их из коконов – ответил Паша, вытаскивая шнур из кабеля – Я пошел за девушкой туда.
     -Я с тобой. Одного не отпущу. Ты видишь всякое – ответил Жано – я пока тут бесполезен. Бриз – 2 руководит обороной, он будет полезнее. Третий, иди на позиции. Лишние руки там не помешают.
     -Возьмите - сквозь силу ответил один из подключенных спецназовцев, протягивая гранату - если что...
     Жано кивнул. Набрав гранат у солдат, Жано и Паша шагнули в густой и липкий Туман.
     В тот раз им повезло. А может их вывели в нужное место. Показали Анну. Там. Но сейчас им не требовалась помощи. Паша видел, где она находится и уверенно шел к ней.
     Они спокойно прошли молочно-белую пелену, и вышли на широкое плато, обрывающиеся вниз, в пустоту, а с другой стороны была дорога, спускающаяся с плато. Над ними мерцали чужие звезды, а перед ними простиралась неизвестная планета, состоящая из одних корней.Людей она не интересовала.Газовый анализатор показал наличие слабой атмосферы, позволявший человеку дышать, но никто из людей не снял шлем из-за опасений перед вирусами и бактериями.
     -Куда сейчас? – Жано страстно хотел отсюда убраться. Он понимал, что это не их мир, и чем быстрее они уйдут, тем будет лучше для них. Паша испытывал похожие чувства, открыв экран компьютера, показал куда-то на край плато:
     -Нам туда
     Там они увидели Церковь, стоящую на краю. Ту, в которую уже бывал Штиль, когда они попали в аномалию у разбитой машины. Но теперь она выглядела по-другому, более разрушенной. Казалось, что она расплывалась и с трудом поддерживает свою форму. Её стены мягко покачивались и пульсировали, состоя из вездесущих корней. Её не построили, она выросла здесь.
     -Пришли. Аня находится здесь. Вместе с устройством. Раньше, то она выглядела намного лучше.
     -Потом напишешь им жалобу. Пошли, заглянем на огонек.
     Входную дверь не возможно было открыть. Это не было даже входом, корни изгибались в нелепой имитации двери и росли дальше, ввысь.
     Паша приложил руку и вызвав структуру чуждого заклинания мягко и осторожно направил чуть магии в растения. Они зашевелились и со звонким хлопком ушли вниз, открывая проход.
     -Надо же, работает – удивленно заметил Паша.
     -Ты как? Посмотри на меня – Жано, увидев, что он использует внешнюю магию, по привычке начал контролировать его, сверяя медицинские показания с его «Рыцаря».
     -Я в норме. Взял чуть-чуть, открыть дверь и всё.
     Жано с сомнением посмотрел на него, а потом кивнул и первый вошел в храм. То – же высокое каменное помещение, уходящее в темноту. Алтарь с коконом на месте. И деревянные люди, занятые обслуживанием.
     - Идиотизмом мы занимаемся с тобой – Весело и с задором сказал Жано, скидывая элементальный автомат – Участвовал в суицидальных атаках? Нет? С почином. Подавляем цели, быстро подлетаешь, вытаскиваешь её, хватаем устройство и деру отсюда. Если задержимся, то уже навсегда, понял?
     -Принято. Я сегодня много чего делал – ответил ему Паша. У него начался мандраж. Руки мелко затряслись. Он никогда столько не боялся, сколько за один сегодняшний день. Жано, видя его состояние, похлопал его по плечу:
     -Уже поздно бояться. Думай лучше, как её будешь вытаскивать. Справишься?
     Не смотря на всю его подготовку с детства, психологические и физические тренировки, его голос сперва дрогнул, а потом он решительно продолжил:
     -А куда я денусь? Прорвемся.
     Жано одобрительно кивнул:
     -Ну, тогда действуем.
     Жано не понимал, почему Пашу, не обстрелянного, прошедшего только практику, запихали в группу по особо важным делам. Но он видел главное, что парень, несмотря на всё, неплохо справляется и если убрать, не опытность, то из него может вырасти что-то путное.
     Но это когда они вернутся. А они обязаны вернуться.
     Тихонько, засасывает воздух автомат, напоминая дракона, и с силой выплевывает огненные шарики. Они летят быстро, освещая зал, прежде чем разбиться об культистов, обнимая их огнем и жадно пожирая. Они сгорают моментально, превращаясь в пепел, разносимый слабым ветром, покрывая собой пол, ничего не успев понять. Жано выкрутил силу заряда на максимум, чтобы с первого раза. Паша одновременно, наперегонки с огнем, бежит к возвышению, пробегая сквозь пепел, оставшийся от врагов, и он оседает на его доспехах тонкой, серой вуалью, приготовив уже шнур и достав компьютер. Он влетает наверх и последние метры уже скользит по каменному полу, пока ботинки мягко не ударяются об зеленую лиану и следующим движением он вгоняет иглу в зеленую плоть растения. Программа уже готова, не задумываясь, с силой Паша бьет по кнопке «ввод», она кажется, громко щелкает на все помещение, и кокон начинает чернеть и гнить прямо на глазах, распадаясь. Паша силой дергает шнур, выдергивая с противным чпоканьем иглу, а умирающее растение не в силах удержать Аню, и она соскальзывает вниз, обрывая обессиленную колючку, на холодный пол. Не успев убрать прибор, Паша успевает поймать её и быстрым взглядом окидывает её. Истощена, но вроде жива и без мутаций. Успели. Он вырывает змеевидные остатки растенийиз её тела, опасаясь, что они, сгнившие, занесут ей заразу, и прикладывает к ней аптечку.
     Жано уже тоже влетает на платформу, держа на прицеле зал.
     -Забирай её – бросает Паша - Я к устройству.
     Командир кивает и головой и опускается к ней, аккуратно беря на руки. Она без сознания. Но если она очнется, то не сможет самостоятельно ходить. Пару дней, без движения, в коконе, мышцы ее ослабились и не выдержат вес её тела. Поэтому Жано взял её на руки и закинул на плечо. Неудобно, но хотя бы стрелять можно.
     -Ты сейчас выглядишь как крутой герой дешевого боевика – заметил Паша, подлетая к устройству, из-за которого и начался весь сыр-бор. Именно он открыл портал в этот мир.
     -Время! – напомнил на это Жано – Если хочешь, то потом с ней пофоткаешься на аватарку.
     Паша его уже не слышал. Он быстро осматривал прибор, смотря, как он закреплен. Это был старый корпус компьютера. Что было внутри, неизвестно, но само оборудование было врашено в сложное переплетение лиан и плюща. Паша, плюнув на всё, достал нож и начал разрезать растение, чтобы вытащить их.
     -Когда я вытащу эту штуку, у нас будет пять минут, чтобы смыться отсюда.
     -Куда вы, гости дорогие – Раздался голос сверху, и что-то черное упало стремительно с потолка на Пашу. Он успел в последнюю секунду откатиться в сторону, и монстр приземлился рядом с ним. Длинное, змееобразное, с человеческой головой.
     -Деф! – закричал Жано, одновременно нажимая на курок. Шарики полетели в тварь, но она, извернувшись, подпрыгнула, словно на пружине, к мужчине. И получила ледяную иглу в спину на половине полета, нелепо уткнувшись лицом в каменный пол. Это Паша, достал элементальный ледяной пистолет. Пока чудовище на полу приходило в себя, он еще пару раз выстрелил в него, и схватив устройство, выдергивая его с мясом из его ложа, из оторванных растений полился густой и липкий сок, корпус был весь в нем, что даже прилипали руки, Паша умудрился одним движением его запихать в сумку и закинуть на свое плечо. Жано тем временем пытался добить деформированного, стреляя в него. Но он оказался чересчур прытким, он легко уклонялся от выстрелов, играясь с ним, подбираясь всё ближе и ближе.
     Паша понял, что мутант опять забыл о нем и попытался подобраться к нему поближе, но тварь, во время очередного прыжка, повернулась к нему, и посмотрела на него насмешливо и с интересом. Дескать, я помню о тебе и о твоем существовании.
     Жано, тем временем, плюнув на всё, одним пальцем перевел режим автомата на огнемет и выдал густую струю пламени, от которого загорелись корни пола Церкви. Монстр, недовольно закричав, улетел куда-то в сторону.
     -Бежим! – закричал Жано – пока есть возможность.
     Получив передышку, они пулей вылетели на улицу. Здесь, под чужим небом, их догнал мутант. Вылетев из горящего храма, он приземлился на Пашу. Он успел в последний момент откинуть рюкзак с устройством Жано:
     -Бери и уходи – закричал Паша, опутанный хвостом чудовища. Он успел поднять одну руку и ею начал бить тварь по морде. Она, не отставая, визжа, начала его кромсать своими когтями, скребя по металлу, оставляя глубокие борозды, полетели искры, остатки краски и противная, зеленая кровь мутанта.
     Жано схватил сумку и закинув на второе плечо, опять щелкнул переключателем оружия. Огнемет, сильное, среднее, слабое, рычажок шел вниз, до упора. Дойдя до него, Жано подумал, отщелкал еще две позиции наверх, мысленно перекрестился и выстрелил в Пашу.
     Огненный шар вылетел, тварь увидела его краем глаза, попыталась отскочить, но не успела. Огонь попал в Пашу, его «консерва» загорелась, запахло паленым мясом, чудовище завизжало от боли, и освободившись от захвата солдата, отлетела в сторону.
     Паша горел. Он был объят пламенем, внутри шлема тревожно горели дисплеи, орал зуммер тревоги, но жар не обжигал его кожу. С него градом катился пот, внутри доспеха поднялась температура, но он был способен драться. И он бросился на чудовище.
     Тварь недовольно зашипя, ударила его хвостом, словно хлыстом, и, извернувшись, припав к земле, отпрыгнула в сторону. Удар пришелся по шлему с глухим щелчком, оставляя вмятину, броня выдержала, но Паша потерял противника. В пламени ему было плохо видно, от духоты, стоявшей в доспехе, он почти терял сознание, вентиляция не справлялась, но ему было наплевать. Главное увидеть врага. Мутант, тем временем быстрым движением, не поднимаясь, пополз, намереваясь запрыгнуть на него с боку, примеряясь, как бы его захватить, не поджарившись и вытащить человека из брони, чтобы разорвать.
     -Слева, снизу – услышал Паша голос Жано. Не раздумывая, действуя на рефлексах, он пнул тяжелым кованым ботинком, смотря на радар и следуя словам командира. Как не удивительно, он попал. Тварь, от пинка, поднялась в воздух, отлетая, разбрызгивая кровь и клыки. Точно в морду. Паша бросился на мутанта, хватая его в захват, прижимая его себе, удушая и поджаривая одновременно. Чудовище завизжало, забила хвостом, начала махать лапами, царапая броню, но огонь уже перекинулся на неё и они горели вдвоем. Мощные сервоприводы зажали в тиски монстра, и он уже не смог выбраться, постепенно прикипая к броне. Паша бросился на земле, всей массой «рыцаря» падая на тварь. Захрустели кости, из пасти монстра вылетела кровь, закипая. Через некоторое время он затих и всё закончилось. Паша, с трудом, оторвал в труп от себя, куски поджаренной плоти остались на доспехе, и отбросил его в сторону и он упал, горящий на землю. Он почти уже ничего не соображал.
     -Катайся! – услышал он далекий голос. Кататься? Зачем? Одурев от духоты и бесконечного писка тревоги, он хотел отдохнуть. Поспать. Провалиться во тьму.,
     -Катайся же! – опять Паша услышал тот - же голос. И сработали привычки подчиняться приказам. Он неловко упал на бок, и покатился, сбивая пламя. Включилась система пожаротушения. С трудом огонь был потушен.
     -Ты как? – спросил у него Жано. Именно он ему кричал.
     -Паршиво – ответил Паша пересохшими губами. Всё плыло перед глазами – Ты меня поджег.
     -Пришлось, извини, но зато ты справился с дефом.
     -Ага, справился – Паша недоуменно посмотрел на обгорелый труп монстра. В голове лениво, с трудом катались мысли - Надо идти.
     И попытался подняться. Но обгорелый, исполосованный когтями доспех плохо подчинялся. Жано подскочил к нему и помог ему встать:
     -Ты как, идти можешь?
     -Постараюсь – ответил Паша и упрямо продолжил – Пошли.
     -Ишь ты тут раскомандовался – по доброму пожурил его Жано – Пошли отсюда, мы и так тут задержались.
     Жано взял девушку и устройство, и они пошли к Туману.
     Переход прошел нормально. Земля встретила их звуками боя. Монстры не очень обрадовались появлению людей.
     -Нехило тебе покромсало – услышали они голос Медика. Он был рядом с порталом и не одобрительно покачал головой, смотря на Пашу – словно его подожгли и пропустили через мясорубку. Жестко вам пришлось. Главное, что девушку вытащили.
     -Да. Пускай отключаются - сказал Жано, передавая Аня Медику –и сразу возвращаются на позиции. Нужно отбиться.
     Бойцы кивнули, и один из них нажал на кнопку, и питание перестало идти на устройство. Туман тут-же развеялся под безжалостным ветром, и стало тихо в ментальном плане. То, что давило и подавляло, ушло, и стала так легко и свободно дышать. И появилась связь, ворвавшаяся десятком голосов и множество шумов и звуков. Это была музыка для ушей.
     Коконы, как и Там, начали гнить, отпуская своих жертв. Всё заканчивалось. Теперь бы отсюда выбраться живыми. Твари бесновались, пытаясь пробить оборону.
     -Второй, ты как? – спросил Жано у Франца
     -Лучше всех. Держимся пока. Вызови эвакуацию с поддержкой. А вы как?
     - Девушки спасли, устройство вытащили. Потерь нет. И да, пускай оборонщики дрочатся здесь, тварей по окрестным лесам ловят, это уже не наша проблема. «Люстра» запрашиваю эвакуацию.
     -Всем войскам в Лесоянске. Прижаться к земле, закрыть голову. Работает ВКС. Будет зачищаться квадрат целиком. Повторяю…- раздался голос узла связи.
      Висевший на орбите десантный рейдер, получив четкую, картинку происходящего внизу и всё необходимые координаты, открывал оружейные люки в днище. Канониры спешно наводились на цели, смотря на экраны, где точками были показаны солдаты Союза.
     -Орудия заряжены - донесся доклад заряжающего.
     -Цель наведена! К стрельбе готовы – донеся голос наводчика.
     -Готовьс! Триста тридцать три – раздался голос командира, и он нажал на кнопку выстрела. Корабль затрясся мелкой болтанкой, словно по нему лупили молотком, а днище озарилось выстрелами, снаряды полетели к земле, превращая всё внизу в бушующий Ад, размалывая деревья. Древний лес перестал существовать. Вместо него расцвела огненная буря, из металлических осколков, пламени и взрывной волны. Всё, что было внизу, было перемолото в фарш. К «Неуловимому» присоединился еще пять рейдеров, и, начав от позиции объединенной группы, они пошли дальше, к базе отдыха «Веселый Лось» оставляя дымящую просеку из буреломов, воронок, пожарищ и дыма, аккуратно обходя позиции десантников.
     После того, как земля перестала содрогаться, а осколки пролетать над головами, люди подняли голову и они оказались где-то на Луне. Но самое главное, что на них перестали нападать. Чудовища не могли выжить в преисподние из разрывающихся снарядов.
     -Хорошо, что я не служу в Самообороне – заметил Шут, осматривая месиво из переломанных стволов, земли и воронок, возвышающихся везде – А то бы я очумел бы ползать здесь, добивая и ища выжившего Врага.
     -А вот здесь, у нас, вообще курорт, а не служба - кто-то ему ответил на это. А потом раздался голос Франца:
     -Вот и день прошел!
     -Ну и нахер он пошел! – ответил ему Жано
     -Завтра будет день опять – продолжил Франц.
     -Вся повторится, снова, твою мать- зло ответил ему Жано – где вертолеты? У нас куча раненных и я хочу выбраться отсюда.
     Словно услышав его, где-то вдалеке застрекотали вертолеты.
     -Домой – кто-то удовлетворенно пробормотал.
     А над Лесоянском поднималось Солнце. Начинался новый день.

Эпилог

     Начинался новый день. Ранее утро в Новосибирске. Первые редкие машины, словно капли воды, выезжали на дороги, превращаясь в первые металлические ручейки, которые скоро затопят улицы, и город встанет в привычные утренние пробки. Еще немногочисленные прохожие, сонно, шли, торопясь, на работу и на учебу.
     Паша, закрыв дверь своей комнаты в офицерском общежитии на ключ, присоединился к ним. Его ждала психологическая комиссия, написания отчетов, а вечером нужно съездить к Юле, в больницу, навестить, хотя она так до сих пор и не пришла в сознание. Жизнь продолжалась. Словно и не было ничего.
     Короткий путь до ближайшей остановки. Накинул на уши наушники, включил радио. Передавали новости – «Коротко к главным событиям – катастрофа в Лесоянске, проект «Нео-Токио» на дне Токийского залива вышел на финишную прямую и скандал в Научграде, завышенная смета на очистку фильтров куполов…». Жизнь продолжалась. Мир почти и не заметил событий в Лесоянске, они стали коротким новостным сообщением, пятиминутным репортажем, о котором забудут назавтра, потонув в других новостях. Человечество переварило и это, как переварило до этого и Мировые Войны, и Великую Оккультную Катастрофу, приспособившись и существуя дальше.
     Паша стоял на остановке, ловя лицом первые, теплые солнечные лучи, наслаждаясь. Лучше, чем в душном шлеме. Рядом с ним стоял помятого вида мужик. Он щурился от яркого летнего солнца и видно, что ему вчера было очень хорошо, а сегодня уже нет.
     Тихо подкатил автобус, и с шипением открыв двери. В салоне было полупусто. Мало кто ездит в такую рань. Вот девушка сидит у окна, читает конспект. Парень дремлет у окна. Трое мужчин, обсуждают вчерашние футбольные матчи. Бразилия-Англия и Испания- Марс. Паша краем глаза вчера успел глянуть, прежде чем провалиться в сон. Форвард бразильцев хорош.
     Не менее ярко и громко,кто-то уже ссорился по мобильному телефону, крича на весь салон, стараясь убедить собеседника в том, что он всё не правильно сделал, и сорвал какую-то поставку и их всех за это… накажут. А какая-то бабка пыталась его успокоить, чтобы он не кричал. Паша лишь улыбнулся, глядя на это. Была тихая, мирная жизнь с незначительными проблемами и обычными радостями.
     А где-то вдалеке, кажется, в другой реальности, хотя только позавчера, они шли в атаку, горели люди, и ты напряженно всматривался в прицел в зеленку, пытаясь увидеть там Смерть, прежде, чем она увидит тебя. Контраст выворачивал душу и Паша был словно во сне.
     Студентка перевернула страницу конспекта, и Паша невольно засмотрелся на неё. Её ровесница, тогда на базе, напрыгнула на монстра с бензопилой. А вот она, сидит в автобусе, и едет на учебу, и ей не надо убивать, защищая себя и детей. Девушка, поймав его взгляд, посмотрела на Пашу и он сразу застенчиво отвернулся. Не надо так пялится на людей.
     Но всё равно, это ощущение, не отпускало Пашу. После Лесоянска он всё воспринимал по - другому. Ярче. Командировка оказалось Рубиконом, разделившим его жизнь до и после.
     Потом это чувство притупится, он попривыкнет, но пока, едя в автобусе, он наслаждался обычной жизнью. Миром, где не нужно пригибаться под вражескими пулями. Где можно спокойно гулять по улицам, не беспокоясь, что тебя убьют.
     Решившись, он встал, и подошел к девушке, сказав ей:
     -Привет.
     И она, оторвавшись от конспекта, улыбнулась ему.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"