Зубачева Татьяна Николаевна: другие произведения.

Тетрадь 25

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.65*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вычитано


ТЕТРАДЬ ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

* * *

   Одно за другим стада входили в Бифпит. Бифпит - Мясная Яма - бойни, мясокомбинаты, кожевенные заводы, загоны для ожидающего своей очереди скота, склады, холодильники, подъездные пути... И приткнувшийся к ним городок. Бифпит живёт переработкой скота на мясо и шкуры. Большой Загон или Большой Забой - главное событие года. И в это время ковбои и лендлорды - главные люди города.
   Джонатан Бредли ждал своё стадо у загонов. Раз Фредди сказал, что вечером, то днём можно не дёргаться и ночевать у загонов тоже не придётся.
   - Привет, Бредли, - окликнул его шериф. - Ждёшь своих?
   - Привет, Джерри, - улыбнулся Джонатан. - Ты никогда не ошибаешься. Жду.
   - Должны быть уже на подходе.
   - Спасибо.
   Шериф грузно спешился и подошёл.
   - У меня к тебе дело, Бредли.
   - Уже интересно.
   - Касается твоих парней.
   Джонатан молча ждал продолжения.
   - Они у тебя на годовом контракте?
   - Нет, только на выпас и перегон. А что?
   - Мне нужны помощники. И я хочу твоих забрать себе. Если ты не против, конечно.
   Джонатан рассмеялся.
   - С какой стати я буду против, Джерри? Расплачусь с ними, и пусть нанимаются, куда хотят.
   - Мг. А твоё слово для них что, пустой звук?
   - Они свободные люди, Джерри. И сами решают, на кого им работать.
   - Оно-то так. Но ты бы им подсказал, - шериф ухмыльнулся. - Помог бы своим советом.
   - Не думаю, что они будут следовать моим советам. И чьим-то другим тоже.
   - Да, они у тебя с норовом. Но... глазастые, всё видят, всё слышат, смелые до наглости, языки подвешены, руки на месте. И соображают. Иногда. И не пьют к тому же. Тоже иногда.
   - Всё правильно, Джерри, кроме одного. Они не у меня, Джерри. Они сами по себе. Я нанял их выполнить определённую работу, не больше.
   - Всё так, Бредли. Но... поговори с ними. И с Фредди.
   - А он-то при чём? - искренне удивился Джонатан.
   - Он держит парней в кулаке. Твоего совета они, может, и не послушают, но его...- Джерри опять ухмыльнулся. - Надеюсь, он понимает все преимущества работы помощника шерифа?
   - Конечно. И недостатки тоже.
   - Поговори, Бредли. В долгу не останусь. Удачи! - Джерри небрежно тронул шляпу и ушёл к коню.
   - Взаимно, - попрощался с ним Джонатан, провожая взглядом его коренастую фигуру и неожиданно ловкую посадку.
   Однако забрало Джерри. Поговорить - не проблема. Но... значит, все считают, что парни у Фредди в кулаке. Интересно, можно было бы сделать интересную комбинацию... но... но парни не останутся здесь. А если и впрямь поговорить с Фредди? Конечно, он привязался к парням. А это и впрямь неплохая работа. Помощники шерифа. Не опаснее... не прибыльнее... не почётнее... Но... но надо закончить одно дело и только потом браться за другое. И... шестой час уже, пора бы им и появиться.
   Из-за складов вылетел всадник и приветственно взмахнул шляпой.
   - Хей, Джонни! Открывай загон! Сюда, парни, гоните их сюда!
   Джонатан растерянно смотрел на загорелого обветренного ковбоя. Таким он не видел Фредди лет... лет двадцать наверное. Что с ним случилось? Он как пьяный.
   - Да ну же, Джонни! - Фредди нетерпеливо спрыгнул с коня и, отодвинув, почти оттолкнув Джонатана, стал открывать ворота.
   - Фредди, Что с тобой? - тихо спросил Джонатан.
   - Потом, Джонни! У меня кое-что для тебя есть, но всё потом!
   Из-за поворота уже с тяжёлым топотом выбегали бычки. Обдавая Джонатана тёплыми запахами, они втискивались в узкие для них ворота загона.
   - Считай, Джонни! - смеялся Фредди. - Вдруг их стало больше? Как ты их считаешь? По головам или по хвостам, а?! Парни, считайте! Эркин, сколько ног?!
   Да что с ним такое?! Вроде, не пахнет.
   - Фредди, ты не пьян?
   - Ещё нет, но скоро буду. Считай же, лендлорд! У парней кончается рабочее время. Как там по трудовому законодательству, Эндрю? Эркин, сосчитал? Зажми и держи. Эндрю? Так. Ну же, Джонни, так сколько бычков?
   - Сто, - подчинился его напору Джонатан.
   - Эркин, у тебя?
   - Сто, - выдохнул Эркин, глядя на Фредди с еле заметной улыбкой.
   Андрей молча кивнул. Глаза у него блестели, губа закушена, чтобы не заржать не вовремя.
   - Принимай стадо, лендлорд! Претензии есть?
   - Принял. Претензий нет, - окончательно сдался Джонатан.
   - Так, с этим всё. Джонни, всё сделал, как уговаривались? Где ты снял номер? Надеюсь, не в "Приме"? Там нет конюшни. Ну же, Джонни, очнись. Парням пора на отдых.
   - У "Белого льва".
   - А, знаю. У парней проблем не будет?
   - Нет. Фредди...
   - Всё потом. Парни, - Фредди повернулся к так и не спешившимся Эркину и Андрею. - Берёте моего и вперёд.
   - Куда? - спокойно спросил Эркин.
   - Так. Водокачку видите? От неё налево до красного дома с белыми рамами и старой каргой в окошке, дальше направо до ворот с зелёной вывеской и белым львом. Льва узнаете?
   - Я его никогда не видел, - пожал плечами Эркин.
   - Я тоже, - кивнул Андрей.
   - Тем лучше. А то он на кого угодно похож, только не на себя. Скажете, что от Бредли. Вам покажут денники и номер. Поставите лошадей, обиходите, всё это вы знаете. И ждите нас в номере. Всё ясно? Вперёд.
   Эркин молча взял поводья Майора и повернул Принца. Андрей последовал было за ним, но тут же развернулся к Фредди:
   - Слушай, ты же без коня остаёшься.
   - А что?
   - Ну, когда крыша едет, пешком тяжело догонять, - очень сочувственно сказал Андрей.
   - Сгинь! - рявкнул Фредди и захохотал, прислонившись к загородке.
   Когда парни, ведя трёх лошадей в поводу, скрылись из виду, Джонатан повернулся к Фредди:
   - Что всё это значит, Фредди?
   - Уф-ф! - Фредди вытер мокрое от слёз лицо и спрятал платок. - Когда придёт агент, Джонни?
   - В шесть. Фредди...
   - Сейчас. Дай отдышаться. - Фредди поглядел на часы. - Ну, почти двадцать минут. Всё успеем.
   - Почему такая спешка? Что с тобой?
   - Джонни, мы ещё когда решили, что парней надо сразу убирать от стада. Или ты хотел, чтобы они попрощались с бычками? Дали последние напутствия? Идущим на смерть от ушедших оттуда же?
   - Фредди, ты пьян.
   - Сказал же, что нет. И сказал, что пока. С парнями всё ясно?
   - С ними, да. А с тобой...
   - А с тобой мы сейчас начнем, - Фредди сдвинул шляпу на затылок, ослепив Джонатана победным блеском глаз и улыбки. И весь он сиял, лучился именно победным светом. - Давай, Джонни, доставай свою фляжку. С двумя стаканчиками.
   - Чтоб тебя...- Джонатан вытащил фляжку, свинтил колпачок-стаканчик, дал его Фредди и стал свинчивать второй.
   - Чтоб меня, - согласился Фредди, подставляя стаканчик под тёмно-прозрачную струю.
   - За что пьём?
   - Не пьём, а начинаем пить, - уточнил Фредди. - Я собираюсь растянуть этот процесс до оптимального максимума.
   - Началось, я понял. За что?
   - За кого, Джонни. Помянем одного парня, Джонни. Хороший был парень, когда дурак, когда не очень. Помянем его.
   - Помянем, - согласился Джонатан. Когда Фредди заносит, то спорить не стоит: чревато и весьма.
   Они выпили. Фредди удовлетворённо крякнул и подставил стаканчик.
   - Давай ещё.
   - Давай. Теперь за кого?
   - За него же. Чтоб ему было хорошо. И чтоб случайно не воскрес.
   - Ты не запутался?
   - Нет, - Фредди смотрел на Джонатана блестящими, пьяно-счастливыми глазами. - Сейчас я его назову, и ты всё поймёшь.
   - Горю и сгораю.
   - Гори, Джонни. Упокой, господи, если ты есть, конечно, Дилана Морли. Пей, Джонни, сейчас прольёшь.
   - Ну...!
   - Пей. Это надо запивать.
   Джонатан выпил и перевёл дыхание. Фредди отдал ему свой стаканчик и посмотрел на часы.
   - Убирай. Пять минут осталось.
   - Он всегда немного запаздывает, - Джонатан завинтил колпачки и спрятал фляжку. - Фредди, ты ничего не путаешь?
   - Нет, Джонни.
   Фредди стоял, опираясь лопатками и локтями на поперечины загородки. Шляпа по-прежнему на затылке, счастливое помолодевшее лицо.
   - Это правда, Джонни. Дилана Морли больше нет. Сгорел. Ушёл дымом. Понимаешь?
   - Да. Значит, благодетель нашёл тебя?
   - Да. Нашли.
   - Оо! И сколько их?
   - Двое. Не думаю, что был третий.
   - Ясно. Что они взяли с тебя?
   - Что можно взять с ковбоя в конце перегона, Джонни?
   - А что потребовали?
   - Ничего. Я ответил на два вопроса, и всё.
   - И это ничего?! Что за вопросы?
   - Строго по протоколу. Первый вопрос. Моё ли это? Я подтвердил. Деваться было, сам понимаешь, некуда. Второй вопрос. Подлинник ли это? Я опять подтвердил. И всё.
   - Фредди, это не тема для розыгрыша.
   - Я не разыгрываю тебя, Джонни. Клянусь.
   - У меня один вопрос. Её жгли на твоих глазах? При тебе? Подменить не могли?
   - Обещал один вопрос, а задаёшь три, - укоризненно покачал головой Фредди. - Я сделал это сам, Джонни. Своими руками. И всё, Джонни, вон агент. Сделай лицо, лендлорд, и будем драться за каждый грамм веса. В прошлый раз я поймал, что их весы врут на полтора фунта.
   - Допустима погрешность в пять фунтов, Трейси, - агент мясокомбината Кроуд, как всегда, сух, подтянут и вылощен, будто работает в офисе за столом, а не в загонах. - Добрый вечер, мистер Бредли.
   - Добрый вечер, мистер Кроуд, вы правы, но...
   - Но погрешность всегда в вашу пользу, не так ли? - засмеялся Фредди.
   Агент нехотя улыбнулся.
   - Приступим, джентльмены.
   - Приступим, - согласился Фредди, пролезая между поперечинами в загон.
  
   Пока осмотрели и взвесили каждого бычка, пока перегнали их во внутренний загон, пока оформили все документы, наступил вечер. И к жилым кварталам Бифпита они шли уже в темноте. Светились фонари, витрины и вывески. Пьяные песни и крики, гудки автомобилей и ржание лошадей. Большой Загул - достойное завершение Большого Перегона.
   Джонатан и Фредди шли рядом по улице, приветствуя знакомых и отвечая на чужие приветствия. Но это не мешало их негромкой беседе.
   - Когда это случилось?
   - На вторую ночь после Мышеловки, Джонни.
   - Ночью?
   - Днём при стаде ни до чего.
   - Сами подошли?
   - Да. Я не ждал, честно.
   - Верю. А где были парни?
   - При стаде.
   - Они видели?
   - Что? Как я её пускал на дым? Думаю, да.
   - А их?
   - Кого?
   - Благодетелей.
   - Как тебе сказать, - Фредди задумчиво пожевал губами. - И да, и нет. Но, во всяком случае, они их знают.
   - Это уже хуже.
   - Не думаю, что здесь будут проблемы, Джонни.
   - Ты их не назовёшь мне, Фредди?
   - Ты умный парень, Джонни. Сам думай.
   - Но мне надо знать.
   - А ты их знаешь.
   - Ты уверен?
   - Абсолютно.
   Джонатан нахмурился, соображая. Фредди искоса поглядел на его сосредоточенное лицо и полез за сигаретами.
   - Да, Джонни, поужинаем в номере. Посидим с парнями.
   - Да, - тряхнул головой Джонатан. - Но этого не может быть.
   Фредди промолчал. Широкая радостная улыбка не сходила с его лица. Возле "Белого льва" им встретилась целая толпа старших ковбоев. Градом посыпались приветствия, шутки и предложения, щедро пересыпаемые солёной, но беззлобной руганью.
   - Завтра у Ройта...
   - Ну да...
   - ...сегодня, понятно, надо отоспаться...
   - ...так прямо ж с перегона...
   - Да и пастухам надо ума вложить, чтоб поняли...
   - А бычков сдать - это не стакан опрокинуть...
   - Кроуд принимал?
   - Он мужик честный, но зануда.
   - Весы они поправили...
   -... говорят, что поправили...
   - Ни хрена не поправили...
   - Врут их весы ...
   - Как врали на полтора фунта, так и врут...
   - Нет, я сегодня их до полфунта довёл...
   - На сколько ваши тянут?
   - Спроси у лендлорда.
   - Головы сошлись, а по весу...
   - А у меня, гадство, на одну меньше...
   - А ты бы пастушьи добавил.
   - Перебор не лучше недобора....
   - Точно, в сдаче как в блэк-джеке...
   - Главное - угадать.
   - Главное - выдержка...
   - Не, главное - темп, чтоб не очухались, а уже оно всё...
   - Темп держать - это да...
   - А ты, Фредди, догоняй, последним пришёл.
   - Я уже темп взял.
   - Что взял, видим.
   - Не-е, чуем!
   - Тебя уже твои милашки ищут.
   - Друзья утешат.
   - Я своё везде возьму.
   - Ладно, удачи!
   - Чтоб на неделю хватило...!
   - Всем удачи!
   - Да, как всегда...
   Заглянули в конюшню, где рассёдланные, обтёртые лошади дремали в денниках. Подошёл дежурный конюх-мулат, приветствовал их полупоклоном.
   - Парни в номере? - Фредди перебирал гриву Майора.
   - Да, масса. Как управились, сразу поднялись.
   - Спасибо, Джошуа, - Джонатан сбросил в ловко подставленную ладонь монетку. - Ты им всё показал?
   - Да, масса, - Джошуа улыбнулся. - А что не успел, они сами увидели, масса. Глазастые.
   Джонатан вспомнил разговор с Джерри и улыбнулся. Ну, это потом.
   - Пошли на кухню, Джонни. - Фредди ещё раз похлопал Майора по шее и пошёл к выходу из конюшни. - Есть хочу, чёрта бы съел.
   - Иди к парням. Я закажу и поднимусь.
   - Э-э, нет, - засмеялся Фредди, - за тобой не доглядишь, так ты кашу закажешь, а я на это варево уже смотреть не могу.
   - А что ещё горячего у них тут может быть вечером? Это же не "Прима"!
   - Сейчас посмотрим.
   Победный напор Фредди сметал любые преграды. В кухне уже шла подготовка к утренней горячке, и заказ Фредди подгоняли к имеющимся продуктам. Договорились на яичницу с беконом...
   - На сорок яиц, - уточнил Фредди.
   ...хлеб с маслом.
   - Нарежем и намажем сами, но соответственно яичнице.
   ...два больших кофейника, сахар, сливки. И яблочный пирог.
   - Большой, - снова уточнил Фредди, обрисовывая в воздухе подобие автомобильного колеса.
   Получив заверения, что через час всё доставят в номер, повернули к выходу.
   - Да, сколько вас? - спросили их вдогонку.
   - Четверо, - лёгким шлепком между лопаток Фредди помог Джонатану выйти из кухни и, обернувшись, подмигнул повару. - Прямо с перегона. Ясно?
   Повар расплылся в широкой улыбке.
   - Спиртное с собой?
   - Не хватит - закажем, - порадовал его Фредди, покидая кухню.
   По внутренней лестнице Фредди и Джонатан поднялись на второй этаж.
   - Двадцать первый, надеюсь? - Фредди уверенно шёл пол коридору.
   - Иначе как в люксе ты не можешь? - улыбнулся Джонатан. - Конечно, двадцать первый.
   - Так и думал. А ты сам?
   - Я при грузовике, в "Приме". И тоже в двадцать первом.
   Фредди открыл дверь, и они вошли в номер.
   Гостиная двухкомнатного люкса была пуста. Вдоль стены аккуратно лежали вьюки, у двери в углу под вешалкой стояли две пары вымытых рабских сапог. Фредди ловко бросил свою шляпу на вешалку рядом с шляпами парней и огляделся с прежним выражением победителя.
   - А где парни? - Джонатан повесил шляпу и расстегнул куртку.
   Фредди, неожиданно мягко ступая, подошёл к двери в спальню, заглянул туда и остался стоять в дверях. Джонатан подошёл к нему и встал рядом.
   На огромной, почти квадратной кровати - чтоб хоть вдоль, хоть поперёк больше поместилось - такие номера часто снимают вскладчину - спали оба парня. Они легли, не раздеваясь, прямо поверх покрывала. Только разулись и вытащили рубашки из джинсов. Андрей на боку, по-детски подложив обе ладони под щёку. Эркин на спине, закинув руки за голову. Когда Фредди и Джонатан встали в дверях, Эркин приоткрыл один глаз, посмотрел на них и опять закрыл.
   Джонатан открыл было рот, повернулся к Фредди, увидел его лицо и сказал совсем не то, что собирался:
   - Они?
   Фредди молча кивнул. И мягко отступил, потянув за собой Джонатана и бесшумно прикрыв дверь спальни.
   - Пусть спят, Джонни. Кто же ещё, конечно, они.
   - Всё они?
   - Думаю, да.
   Он говорил теперь тихо, и его улыбка стала иной. Мягкой и какой-то задумчивой.
   Фредди снял и повесил куртку и с наслаждением потянулся, упираясь кулаками в поясницу.
   - Посидим, Джонни. Расслабимся. Разуться тоже, что ли?
   - Расслабиться бы неплохо,- негромко рассмеялся Джонатан, вешая куртку.- Парней не разбудим?
   - Пока едой не запахнет, будут спать,- Фредди решительно снял сапоги и поставил их рядом с сапогами парней.
   - Тогда и носки сними, если уж хочешь расслабляться.
   - А то! Разувайся, Джонни, ноги тоже должны отдыхать. Твоей фляги нам до ужина хватит, а там пошлём за чем-нибудь.
   Джонатан кивнул, стаскивая сапоги. Прошёл к столу и поставил флягу, свинтил стаканчики. Фредди закрыл ставни и опустил шторы.
   - Ну вот, Джонни. Можем отдыхать.
   Они сели к столу. Джонатан налил коньяк. Фредди бросил на стол пачку сигарет, взял стаканчик и, уже смакуя, сделал глоток.
   - Ошарашил ты меня, Фредди, - Джонатан, улыбаясь, покрутил головой.- Всего ждал, но не такого.
   - Ты меня не видел, Джонни. Я до сих пор как в тумане.
   - Я вижу. Как же они это провернули? Ведь никаких концов не оставили.
   - Ушлые ребятки, Джонни. Всего навидались. Всего хлебанули.
   - Кто знает об этом?
   - Я уже думал, Джонни. Их не считаем, остаются трое. Я, ты...
   - И кто третий?
   Лицо Фредди оставалось прежним, только настороженно прищурились глаза.
   - Тот чёрный, телохранитель. Когда я ехал с деньгами, я встретил его.
   - Ты вроде говорил.
   - Может быть. Беседа у нас была короткая, но бурная. С нюансами и инцидентами. Он обвинил меня...
   - Обвинял тебя?!
   - Не перебивай и не ори. Он обвинил меня, что я отдал приказ парням и уехал, обеспечивая себе алиби.
   - Про карту он тоже знает?
   - Знает о её существовании. Не знаю, насколько ознакомлен с содержанием. Без карты на его слова можно накласть. Но парней он видел. Он не может взять на крючок меня, но...
   - Избавь меня от школьных разъяснений. - Джонатан холодно улыбнулся. - Мы давно договорились, что долги, как и доходы, у нас общие.
   Фредди кивнул:
   - Здесь парней я прикрою, но потом...
   - Я сказал, Фредди. Азбуку я давно выучил. Но два дела сразу не делают.
   - Теперь азбуку излагаешь ты. Кстати, я тоже решил проверить. Крыса мог и сблефовать. Он угрожал и тебе, - Фредди отхлебнул, погонял коньяк во рту, проглотил и улыбнулся, - и парням.
   - И как ты проверил?
   - Чтением. Джонни, я всю ночь читал. Ты помнишь, там у русских на столе были карты Уорринга. С подшитыми бумажками.
   - Заметил краем глаза.
   - А я посмотрел на них, пока искали мою. Так вот, к моей была подшита вот такая пачка, - Фредди показал Джонатану разведённые до упора большой и указательный пальцы.
   - Привираешь, ковбой.
   - За десять-то лет?! Каждое дело на отдельном листке. С номерами счетов и датами. И с подробным описанием твоего участия. Даже фамилия твоя подчёркнута. Я прикинул... Так, не входя в подробности и опуская мелочёвку, только по тем бумажкам ты дважды "чрезвычайно опасен" и три пожизненных. Ну, и у меня. "Чрезвычайно опасен" трижды и пожизненных пять.
   - Не хило, - улыбнулся Джонатан.
   - За десять-то лет, - повторил Фредди. - Аккуратист был Крыса. И, похоже, не за мной одним он приглядывал. Но приехал ко мне первому.
   - Остальные должны быть благодарны.
   - Во-первых, я не нуждаюсь в популярности, Джонни. Такой, во всяком случае. Во-вторых, их карты у русских. Благодарность боком может выйти.
   - Да. Я как-то не подумал об этом. Ну что ж, зацепить меня...
   - Нас, Джонни. Нас зацепить не за что. Срезаны крючки, понимаешь?
   - Понимаю. Но до меня ещё не дошло.
   - Дойдёт, Джонни. Я вот три дня уже...
   - Но как они это сделали?
   - Следствие по этому делу закрыто.
   - Они не рассказали, или ты не спрашивал?
   - Джонни, Эркин - умный парень?
   - Умный, - убеждённо ответил Джонатан.
   - Тогда цитирую. Чего не сказано, того не знаешь. А чего не знаешь, о том не проболтаешься.
   - Золотые слова, - пробормотал Джонатан, осушая стаканчик.
   - Полностью солидарен. Наливай, Джонни. Хороший у тебя коньяк, лендлорд.
   - Хреновый я лендлорд, Фредди, если ковбоев коньяком пою. Даже старших.
   Фредди довольно хмыкнул в ответ. Он раскачивался на стуле, блаженно слушая плеск коньяка в стаканчике.
   - И всё-таки, у кого она была? И где он её прятал?
   - Только в порядке обмена опытом. Сам впервые такое увидел. Управляющий Бредли, какие голенища у рабских сапог?
   - Двойные, а что? Для прочности два слоя, чтобы... Ах черти!
   - Чтобы, Джонни, вот именно, чтобы. Эндрю так для ножа даже ножны прошил по контуру. Это я уже сейчас рассмотрел. А так, от переднего до заднего шва как раз. Даже не помялась.
   - Как они её отобрали?
   - Цитирую. За так отдал. И уточнили. За красивые глаза. Я ж говорю. Не помялась, не затрепалась, не намокла.
   - Этого не может быть. Чтобы Крыса...
   - Всё остальное может быть, а это нет? - Фредди ржал смачно, но негромко. - Самое смешное, Джонни, но половина подготовки прошла на моих глазах, а понял я это только сейчас. Причём, когда я уезжал, мне было всё сказано. Но до меня не дошло. Великие слова, Джонни.
   - Ну-ну. Изреки.
   - Не боись, Фредди, всё будет в порядке.
   - Да, - пробормотал Джонатан, - чтоб этого не понять... А как ты их просил? Процитируй теперь свою просьбу.
   - О чём?
   - О порядке, разумеется.
   - Опомнись, Джонни. На хрена я бы тогда оголял счета и вырубался от фотки.
   - Фотки?
   - Ну, тогда, на допросе, русские мне показали фотки. Крыса в форме, Крыса в штатском и новенький, свеженький, ещё к пальцам липнет, Крыса с проволокой поперёк горлышка. Ну, проволоку я, положим, не разглядел, про неё ты мне сказал, но что он сдох, это я увидел. Смотрю и сигареты на себе ищу. Хорошо! Кстати, если удастся добыть этот негатив или хотя бы снимок, чтобы скопировать... словом, найдутся желающие заплатить за такой сувенир.
   - Предложи русской администрации, - рассмеялся Джонатан и потряс фляжку. - Всё.
   - Как раз уложились. Слышишь? Скрипят уже.
   В дверь осторожно постучали:
   - Ваш заказ, масса.
   - Входи! - радостно рявкнул Фредди.
   Улыбающийся негр в полотняной белой форме вкатил четырёхэтажный столик на колёсиках.
   - Добрый вам вечер, масса. Вот оно всё.
   - Давай, парень.
   Негр быстро и умело накрыл стол на четыре прибора, поставил большую сковороду с трещащей яичницей, дымящиеся кофейники, форму с пирогом, корзину с четырьмя батонами, большую маслёнку с бело-жёлтым бруском масла.
   Фредди быстро прошёл к своей куртке, достал бумажник и вытащил сотенную кредитку:
   - Так, парень. Пошлёшь...
   - Убери деньги, Фредди, - тон Джонатана не допускал возражений. - Две бутылки хорошего коньяка. Хорошего, понял?
   - Понял, масса, чего ж тут непонятного, масса, вас мы знаем, масса, - улыбался негр.
   - Бельё привезёшь...
   - Бельё я привёз, масса, - негр достал с нижних ярусов столика стопки гостиничного белья и тонкие одеяла. - Как заказано, масса, на троих, масса.
   - Молодец, парень. Держи, - Джонатан вложил ему в руку монетку. - Клади всё на диван. Принесёшь коньяк, и всё. Посуду утром заберёшь.
   - Как скажете, масса. Хорошего вам отдыха, масса.
   Негр укатил столик, плавно прикрыв за собой дверь.
   - Это Прыгун, что ли? - Фредди нарезал хлеб. - Я и не узнал его сначала. Ножи у них, как всегда, тупые.
   - Как всегда, рассчитывают на наши. Буди парней.
   - Яичница разбудит. Ага! Что я, парней не знаю?! - расхохотался Фредди.
   В дверях спальни стоял Андрей. Со слипающимися глазами и торчащими дыбом волосами, он выглядел хмурым и каким-то обиженным. Рубашка навыпуск, но все пуговицы застёгнуты.
   - Где Эркин? - не дал ему опомниться Фредди.
   - Умывается, - разлепил, наконец, губы Андрей, кулаками протирая глаза.
   - Тебе тоже не помешает, - засмеялся Джонатан. - Приводите себя в порядок и идите к столу.
   - А это что, ужин или...?
   Андрей не договорил. Смуглая рука Эркина за шиворот вдёрнула его в спальню, и дверь закрылась. Фредди рухнул на стул, не в силах стоять от хохота.
   Парни вышли из спальни уже умытые, с влажными приглаженными волосами, аккуратно заправленными рубашками, в шейных платках. Не успели сесть за стол, как в дверь номера осторожно постучали. Эркин попятился было назад, но Джонатан уже был у двери и принял поднос с двумя бутылками и четырьмя рюмками, бросил:
   - К общему счёту, - и коленом закрыл дверь.
   Джонатан подошёл к столу и стал переставлять бутылки и рюмки.
   - Фредди, закрой на задвижку. Нам никто не нужен, и никого не ждём.
   - Если думаешь, что двух бутылок хватит...- пожал плечами Фредди, но засов задвинул.
   - Садитесь, парни, - Джонатан широко повёл рукой. - Будем ужинать.
   Андрей сразу сел, но Эркин медлил, нерешительно держась за спинку стула.
   - Садись, - Фредди мягким, но сильным нажимом на плечо заставил его сесть. - И не начинай каждый раз заново.
   Эркин опустил ресницы и несколько секунд сидел неподвижно, потом поднял глаза и вежливо улыбнулся остальным. Фредди разложил яичницу по тарелкам.
   - Хлеб сами мажьте. Джонни, наливай.
   Эркин с осторожным интересом рассматривал свою тарелку, покосился на жующего Андрея.
   - Это яичница, - улыбнулся Джонатан. - Никогда не ел?
   - Нет, сэр. А это...- Эркин вилкой аккуратно подцепил кусочек бекона. - Это мясо?
   - Да. Это бекон.
   К удивлению Джонатана, Эркин управлялся со столовым прибором совсем не плохо, во всяком случае, лучше Эндрю. И рюмку держал умело. И Эндрю, словно вспоминая что-то далёкое, давно забытое, орудовал ножом и вилкой всё увереннее. В глубине души Джонатан всё-таки опасался поставить парней в неловкое положение. Он помнил, каково приходилось Фредди. Но, похоже, для парней это не самая сложная проблема. Что ж, тем лучше. И значит, задуманное ещё на Перегоне, когда он сказал парням, что за ним ужин, он сможет осуществить в полном объёме. Стоить это будет много, но парни стоят того. Но где же Эркин выучился этому? Хотя... жаль, нельзя расспросить его, ни о чём нельзя расспрашивать. Что сами скажут, то и будем знать. Но неужели вот эти парни сделали то, о чём говорил Фредди? Смогли, посмели. И так просто, за так отдали вещь, которая стоит шестьсот восемьдесят тысяч... А может, и больше. А может, они просто не знали, не понимали её ценности... Да нет, ведь не нашли, не подобрали в мусоре, в развалинах... Джонатан сразу вспомнил, как зимой только-только после капитуляции видел разгромленное здание полицейского управления графства. И как ветер гонял по свежему снегу обрывки дел и регистрационных карточек... Да, тогда, в тех условиях, могло быть... случайно подобрали, потому и легко отдали. А здесь... столько выдумки, изобретательности, холодного расчёта... и ведь они не могут не понимать, что рисковали жизнью. И всё для того, чтобы задать два идиотских вопроса... Хотя, почему идиотских? "Твоё ли это?" Эркин неграмотен, Эндрю, кажется, немного читает. Они сомневались. И удостоверились. И забыли обо всём. Или делают вид, что забыли, что ничего особенного не произошло. Едят, пьют. Подражая Фредди, не намазывают хлеб маслом, а кладут на ломти хлеба тонкие пласты масла. Смеются, вспоминая всякие происшествия перегона. Но пьют мало, очень осторожно. Эркин, похоже, просто подносит рюмку к губам, но глотка не делает. Очень красиво ест парень. Да, правильно, это он тоже должен был уметь. Ну, ладно.
   - Ладно, парни. Я вам когда-то обещал ужин...
   - Да, сэр. Спасибо, сэр.
   - Нет, это не тот. Будет очень хороший ужин. - Джонатан выделили слово "очень". - Но...даёте мне неделю срока? Через неделю... всё увидите.
   - А это тогда что? - Андрей постучал вилкой по своей тарелке.
   - Это ковбойский ужин после Большого Перегона. Хороший, сытный, но ковбойский. А будет...
   - Ужин лордов, Джонни?
   - А почему не королей, Фредди?
   - Ну-ну, кажется, и тебя разбирает.
   - Нет, Фредди. Решено! - Джонатан обвёл их блестящими глазами. - Ужин будет королевским. Ровно через неделю.
   - Хорошо, сэр, - очень серьёзно сказал Эркин. - Мы подождём, сэр.
   - Спасибо, - столь же серьёзно ответил Джонатан.
   Эркин недоверчиво отвёл глаза. Но сытная, непривычно вкусная еда делала своё дело. В конце концов, его и такой ужин вполне устраивает. Яичница с беконом... Яичницу раза два делала... Стоп! И про себя не надо. Но вкусная штука. И сытная. И хлеб с маслом. И кофе. Не рабское и не то, каким их поил тогда Фредди, но похоже и на то и на другое. Но вкусно. И с сахаром и сливками. И пирог. Всё вкусно, сытно. Что ещё надо? Всего много. Даже Андрей наелся. Фредди точно язык распустил, рассказал про карту, то-то беляк их так рассматривает. Ладно. Они сделали, что сделали. А если Фредди рассказал всё этому... так они тоже напарники, так что это теперь их проблема.
   Эркин встретился глазами с Фредди и улыбнулся ему.
   - Ты, я смотрю, не пьёшь совсем.
   - А мне и так хорошо, - весело ответил Эркин.
   Глаза у него блестели, на скулах выступил румянец. Разрумянился и Андрей. Пил он тоже немного, больше ел.
   - Уф! - Андрей обвёл глазами опустевший стол. - Не думал, что столько съедим.
   - После Перегона-то, - засмеялся Фредди, - с устатку...
   Парни так захохотали, что Фредди удивился.
   - В городе девчонка одна, - стал объяснять Эркин, - на станцию ходит, кофе продаёт.
   - А вот кофе, парни, кофе с устатку, - пропищал тоненьким голосом Андрей.
   Теперь смеялись все.
   - А варит ей кто? - отсмеялся Джонатан.
   - Мать. А она с братишкой, того от земли не видать, - рассказывал Андрей, - ходит, торгует. У них налажено. Два ведра, черпак, кружки...
   - Два ведра кофе? Оно ж простынет.
   - Нет, - стал объяснять Эркин. - У неё ведро с кофе, а у мальчишки поменьше с водой. Кружки ополаскивает. А что простынет...- он улыбнулся. - С устатку всё равно какое. Было бы по деньгам.
   - А вы на станции работали? - спросил Джонатан.
   - А где работа была, там и работали, - рассмеялся Андрей.
   - Постоянную не пробовали найти?
   - Если такая и есть, - спокойно ответил Эркин, - то берут белых. Ну, кто из плена вернулся.
   - Ясно, - кивнул Джонатан. - А если в имение где-то устроиться?
   - Место в рабском бараке и миска каши у меня и до Свободы были, - Эркин улыбкой смягчил ответ. - И на хозяйских глазах всё время...
   Андрей кивнул.
   - Мы сами по себе.
   - Тоже резонно...- пробормотал Джонатан.
   - А если ковбоем? - спросил Фредди. - Ковбой лендлорда два раза в год видит. Когда берёт стадо и когда сдаёт, - и подмигнул Джонатану. - Хорошего лендлорда.
   Эркин молча покачал головой, снова на мгновение опустил ресницы и тут же улыбнулся, взмахом головы отбросил прядь со лба.
   - Увидим. Кто знает, что будет. Я год назад разве думал... что такое будет? Нет ведь. Работал и Оврага ждал.
   - За что тебя в Овраг? - удивился Андрей. - Ты ж здоровый был.
   - А раб с детства про Овраг знает и ждёт его, - спокойно ответил Эркин. - Ладно. Не туда едем, - он, улыбаясь, смотрел на Джонатана и Фредди. - Вам это ни к чему теперь.
   - Да, - кивнул Джонатан, - теперь...
   - А если обратно всё повернут? - неожиданно жёстко спросил Фредди.
   Эркин сразу повернулся к нему. Лицо его отвердело.
   - Всё обратно? - тихо и очень спокойно спросил Эркин.
   - Хотят всё, - так же тихо ответил Фредди.
   - Пусть попробуют. Много оврагов понадобится, - Эркин холодно улыбнулся. - И мы там не одни лежать будем.
   - Захватим, сколько сможем, - кивнул Андрей.
   Парни переглянулись, и Андрей улыбнулся.
   - Петь нельзя тут?
   - Поздно для пения, - вздохнул Джонатан.
   - Тогда спасибо за угощение, а мы спать пойдём, - Андрей подмигнул Эркину. - А то к лошадям проспим.
   - Возьмите бельё, парни, - Джонатан кивком показал на лежащие на диване три стопки. - Раздевайтесь и ложитесь нормально.
   - Ложитесь, - кивнул Фредди. - Я здесь на диване спать буду.
   Когда за парнями закрылась дверь спальни, Джонатан с тихим бешенством спросил Фредди:
   - Какого чёрта тебе понадобилось...?
   - Лучше, чтоб их врасплох застали? - ответил вопросом Фредди, наливая себе коньяк.
   - Мог выбрать другое время!
   - Когда начнётся, предупреждать поздно.
   - Что начнётся? Тебе с перепоя привиделось...
   - Стоп, Джонни! Подбери поводья. Мне для перепоя больше бутылок надо. И без закуси. Мне это тоже поначалу бредом показалось. Но крутят, Джонни, именно туда.
   - Кто крутит?
   - Кто всё потерял. Ты много потерял двадцатого декабря? Когда русские свободу объявили, ну?
   - Мне терять было нечего, ты знаешь.
   - И мне. Нам обратно не нужно. А другим?
   - Ну, Фредди, ну, не идиоты же они все?
   - Всех не знаю. Но хватает. Идиотов. Русские уйдут, они и устроят... поворот.
   - Ни хрена они не устроят, Фредди. Но крови будет много.
   - Её всегда много. И когда дают, и когда отбирают.
   - Ладно. От кого ты эту хренотень подцепил?
   - Есть дураки. Болтливые дураки, Джонни. Они выбалтывают то, о чём молчат другие, самые опасные. Ладно, Джонни. Парней я предупредил, это главное.
   - К какому числу они готовятся?
   - К рождеству.
   - У нас есть время.
   Фредди рассмеялся.
   - Дошло, наконец. Теперь продолжим праздник.
   - Сволочь ты, - жалобно сказал Джонатан. - Хоть и грамотный.
   Фредди смачно заржал:
   - А ты это только сейчас заметил? - а отсмеявшись, встал и собрал грязную посуду на край стола. - Вот так. Парни, я думаю, уже легли.
   - Загляни.
   - И получи нож, так? Не дуйся, Джонни. Здесь есть о чём подумать, и есть время для раздумий. Мы свободны, Джонни, так что обратный поворот будет поворотом и для нас. Понимаешь?
   - После полутора бутылок ты рассуждаешь удивительно трезво.
   - Для меня это не доза, Джонни. - Фредди прислушался. - Спят. Укормились и дрыхнут.
   - К лошадям пойдёшь ты?
   - Спорим, - Фредди ухмыльнулся, - спорим, что Эркин не проспит?
   - С тобой не спорю, - засмеялся Джонатан. - Накладно.
   - То-то. Вот теперь продолжим.
   - Уговорил. Как это произошло?
   - Просто. Сели у костра. Поужинали. Наступило время трёпа. Меня немного подразнили и достали её.
   - Подразнили? Как?
   - Ну, есть, дескать, одна вещь, думаем, что твоя, тебе и решать. Я думал, розыгрыш. А оказалось... Я прямо обалдел.
   - Ещё бы! - Джонатан медленно, смакуя, пил коньяк. - Но как они это сделали? Я имею в виду, как они её взяли без борьбы?
   - Не знаю. Может быть, когда-нибудь мы узнаем. Если они захотят рассказать. Спрашивать я не буду.
   - Понятно. Знаешь, Фредди, я, кажется, понял тебя. Ты сказал, что мы свободны. Стали свободными. И именно сейчас. Так?
   - Да, Джонни. Я не хочу обратно.
   - Кто бы спорил. Будем надеяться, до конца они не пойдут. Ограничатся разговорами.
   - Будем надеяться, что Паук, а это он крутит, я уверен, не совсем выжил из ума. За удачу, Джонни!
   - За удачу, - кивнул Джонатан. - Большей удачи у нас не было, и не знаю, будет ли.
   - И нужна ли большая, - совсем тихо сказал Фредди.
   Помедлив, Джонатан кивнул.
   - Теперь давай за них. Как ты говоришь, Джонни? Удачу делают?
   - Да.
   - Вот за мастеров-изготовителей и давай.
   - Согласен, - Джонатан залпом допил коньяк. - Возьмём ещё?
   - Я же сказал, что собираюсь растянуть процесс, - рассмеялся Фредди. - Заночуешь здесь?
   - Нет. Пойду к себе. Ну, и пройдусь заодно. Завтра...
   - Завтра как завтра. Как всегда.
   Фредди закрыл за Джонатаном дверь, усмехнулся и громко щёлкнул задвижкой. Вот так. Теперь можно и ложиться. Хоть два часа, но взять. Подошёл к двери в спальню, осторожно приоткрыл. Но только сонное дыхание двоих людей. Умотались за день парни, наелись, коньяку выпили... вот и спят крепко. Бесшумно ступая и не зажигая света, чтобы не разбудить парней, Фредди прошёл через спальню в ванную. Но когда он уже шёл обратно, его окликнули:
   - Фредди...
   Он застыл на месте. Разбудил?
   - Ну, я.
   - Подушку возьми.
   Что-то мягкое ударило его в лицо, и раздался тихий смех.
   - Черти вы, - Фредди зажал подушку подмышкой, нашаривая дверь. - Совсем не спали?
   - Спали, - ответил Эркин. - И сейчас спим.
   - И тебе снимся, - с трудом выговорил сквозь смех Андрей.
   Когда Фредди, наконец, нашёл и открыл дверь, их дыхание опять стало ровным и сонным.
   Фредди быстро постелил себе на диване, разделся и лёг. С наслаждением потянулся. После перегона гостиничный диван - верх комфорта, безопасности и уюта. Потянулся ещё раз, сунул руку под подушку на кольт и мгновенно уснул.
   Эркин приподнялся, прислушиваясь, и тут же уронил голову. Вздохнул во сне и повернулся на другой бок Андрей.
  
   Чувство времени никогда не подводило Эркина. И проснулся он сразу, толчком. Всё вспомнив и сообразив. Но не вставал, а лежал, закрыв глаза и наслаждаясь ощущениями постели, чистоты и сытости. Совсем есть не хочется. Даже странно. Хорошо вчера было. Так хорошо, что, когда ложился, не вспомнил о Жене. В первый раз за эти месяцы. Что же это получается? Пока спал на земле и лопал рабскую кашу, то помнил, а как накормили, обмылся в душе и лёг на кровать, то и не нужна стала... Спальник ты поганый после этого. И прикормить тебя... одной яичницей можно. На кашу не купился. А тут... Прав, получается, тот чёрный. Кого на что, но покупают всех. Да какого чёрта?! Всё он помнит! И без неё ему не жить. И надо загнать подальше, вглубь, чтобы даже случайно не вырвалось...
   Эркин перевёл дыхание и открыл глаза. Темно, как в Паласе. Ну да, они же сами вчера и ставни закрыли, и шторы опустили. А вставать пора. Как раз времени умыться, одеться и вниз, к лошадям. А это... Эркин улыбнулся. Это и так при нём. Как проснулся, так и вспомнил. Ну, вот и всё. Посмотрел и спрячь. Чтоб не подглядели. Он раскинул руки и потянулся, расправляя суставы, напряг и распустил мышцы. Всё, пора. Эркин откинул одеяло и встал. Вчера, ложась, они разделись догола, а мешки со сменкой во вьюках. Хоть Фредди и знает всё, а неохота как-то голым при нём ходить. И грязное опять надевать... Так всё равно сейчас к лошадям. Потом вымоюсь и переоденусь. Он прошлёпал в ванную, умылся и вернулся в спальню. Быстро оделся. Андрей ворочался и вздыхал.
   - Андрей, пора.
   - Мг.
   - Вставай, пока не облил.
   - Темно ж ещё, - простонал, наконец, Андрей.
   - На тебе, - Эркин нашарил выключатель и включил верхний свет.
   Андрей сидел на кровати и тёр кулаками глаза.
   - Давай, малолетка, живей.
   - Гад ты, - грустно сказал Андрей, идя в ванную. - Я такой сон видел...
   - Лошадям на твои сны плевать, - Эркин осторожно приоткрыл и закрыл дверь в гостиную. - Давай живо, пока спит.
   Они говорили камерным шёпотом, перемешивая английские и русские слова. Андрей наскоро привёл себя в порядок, и они, погасив свет, вышли в гостиную.
   - Держись за меня.
   Безошибочно двигаясь в темноте, Эркин довёл Андрея до вешалки в углу. На ощупь разобрали сапоги, обулись. Гостиную наполнял густой храп Фредди. Эркин нащупал дверь, бесшумно отодвинул засов, приоткрыл, и узкая световая полоса легла на пол. Эркин вытолкнул Андрея, вышел сам и уже прикрывал дверь, когда его нагнал совершенно трезвый и не сонный голос Фредди:
   - Майора без меня не трогайте.
   Увидев в коридоре уборщика, Эркин спокойно ответил уже нормальным голосом:
   - Да, сэр, - и мягко захлопнул за собой дверь.
   Фредди тихо засмеялся неожиданно получившейся шутке. Наобум сказал: так бесшумно двигались парни. И угадал! С лёту попал не целясь. Но Эндрю ещё было чуть слышно, а Эркина нет. Будь Эркин один, то и не проснулся бы. Ну, ещё минут так десять и вставать. Пускай парни там, на конюшне, со своими потреплются.
  
   Когда Фредди, умытый и выбритый, пришёл на конюшню, там вовсю кипела работа. Мыли, чистили, поили лошадей, убирали денники, задавали корм. Всхрапывания и ржание лошадей, голоса людей, смех и шутки, переплетающиеся с руганью. Фредди на пороге с наслаждением вдохнул запахи и шумы конюшни и пошёл к Майору. Как и говорил, Майора не трогали. Ах, черти, про денник он им не сказал, и они всё-таки по-своему выкрутили. Всё сделали, убрали, корм и воду задали, только лошадь не вычистили, но купали, видно, со всеми. А сами где? Эркин с Резедой возится. Эндрю с Бобби. Огонёк и Принц уже в полном порядке. Ну и ладно. Фредди зашёл в денник к Майору, снял и повесил на загородку куртку, закатал рукава ковбойки...
   - Привет, Фредди, - окликнули его.
   - Привет, Рич, - ответил он не оборачиваясь.
   - Твои что, загуляли уже?
   - А на что они тебе? - Фредди выбил скребницу и стал разбирать гриву.
   - Мне они ни к чему, за них ты, я вижу, работаешь.
   Фредди холодно улыбнулся:
   - А тебе память отшибло? Коня сам корми, чтоб знал тебя, а не конюха. Забыл?
   - Глупости, Фредди. Скотина ничего не понимает. Кто плеть взял, того и слушает.
   - Мг, - Фредди заплетал косички из гривы, расчёсывая и разбирая пряди. - Значит, если я тебе плетью врежу, то ты меня слушать будешь? Ценная мысль. Проверим?
   - У тебя ж плети нет, ты ж так напугался, что...
   Рич не договорил. Потому что откуда-то сверху вылетело нечто чёрное, свернувшееся змеёй, и упало у ног Фредди. Фредди похлопал Майора по шее и подобрал плеть. Размял её в руках.
   - Мягковата, но...- в конюшне ужа давно наступила тишина, а над загородками денников торчали головы, - но сойдёт, - закончил Фредди.
   - Но-но, - отступил Рич. - Ты что, перепил? Я тебе счас...
   - Со скотиной, - у Фредди насмешливо блестели глаза, - я всегда справлюсь. Была бы плеть, правильно?
   Неуловимо быстрым движением кисти он взмахнул плетью, сбив её кончиком с Рича шляпу, и тут же вторым ударом уже по земле заставил Рича подпрыгнуть.
   - Дурак пьяный!
   - За дурака отдельно, - пообещал Фредди. - Пшёл вон и не мешай работать.
   - Я ещё встречу тебя, - пообещал, быстро уходя, Рич. Шляпу он подобрал, но нёс в руках.
   - Ты смотри, - удивился Фредди. - И впрямь послушался. При встрече повторим, Рич, а?
   Многоголосый хохот провожал Рича до ворот.
   - Эй, парни! - крикнул Фредди. - Чьё это? Возьмите.
   - А хрен её знает, - ответил после секундной тишины чей-то голос. - Валялась тут.
   - Ну, и пусть валяется, - Фредди сильным броском отправил плеть к воротам и, даже не поглядев, куда она упала и кто подберёт, вернулся к Майору.
   - Фредди, - в денник заглянул Андрей, - а косички зачем?
   - Не путается, а когда расплетёшь, лежит красиво, - спокойно ответил Фредди.
   - Ага, понял, - и Андрей исчез.
   Фредди усмехнулся. Похоже, сейчас парни всем заплетут. Задал он им лишнюю работу. Ковбойские лошади к такому не привыкли, но ничего...
   Обиходив Майора, он свежим носовым платком проверил чистоту шерсти на крупе, подчёркнуто не замечая зрителей. Встряхнув оставшийся белым платок, он спрятал его в карман и критически оглядел денник. Зрители уже исчезли, и, судя по звукам, некоторых лошадей начали чистить по новой. А как у парней? Но сначала закончим здесь. Парни поработали неплохо, но надо довести до полного блеска.
   Сочтя порядок терпимым, а чистоту нормальной, Фредди зашёл к остальным лошадям. Принц и Резеда в полном порядке, Эркин ничего не упустит. А у Эндрю? Протерев круп Огонька, Фредди молча показал Андрею посеревший платок. Андрей густо покраснел и взял скребницу. Так же молча в денник Огонька зашёл Эркин и стал помогать. Пока они вдвоём дочищали Огонька, Фредди проверил Бобби. Здесь был порядок. В деннике Бобби Фредди задержался, не желая дёргать понапрасну парней, и вышел, услышав, что они закончили с Огоньком.
   Работа в конюшне ещё продолжалась, когда они уже шли к выходу. Во дворе к ним подбежал сменивший Джошуа конюх-негр.
   - Масса Фредди, масса Джонатан сказали, что ждут всех в номере.
   - Спасибо, Энтони, - кивнул Фредди, доставая сигареты. - Давно ждёт?
   - Не так уж очень, масса, - Энтони засунул в нагрудный карман полученные от Фредди две сигареты. - Вы уже как раз с плетью упражняться закончили. Спасибочки вам, масса Фредди.
   Эркин и Андрей молча стояли рядом, а когда они уже подходили к дверям гостиницы, Андрей негромко спросил:
   - Ты их всех знаешь?
   - Сколько помню, они всегда тут, - спокойно ответил Фредди. - Лет восемь уже я их знаю, всех троих. Джошуа вы знаете, это Энтони, а третий - Робин.
   Эркин кивнул:
   - Нам говорили, что они остались.
   - Они тебя тоже знают, - ухмыльнулся Андрей. - И Джонатана.
   Фредди только хмыкнул в ответ.
   Джонатан ждал их в номере, сидя за столом над бумагами. На краю стола под салфеткой стоял поднос с завтраком.
   - Что так долго? - Джонатан в упор смотрел на Фредди. - Проспали?
   - Весь перегон не чистили, - спокойно ответил Фредди.
   - Ладно. Умойтесь и к делу, - Джонатан снова углубился в бумаги.
   - Подождёшь. Голодный и грязный ковбой злой и несговорчивый. - Фредди повесил куртку и шляпу, разулся. - Доставайте чистое, парни. Всё смените, а остальное в стирку.
   - И ненадёванное? - спросил Андрей.
   - Его и наденешь. Штаны тоже кидайте.
   - Куда?
   - Там в ванной ящик стоит, - Фредди вытащил из вьюка свой мешок. - Так, берите мешки и пошли.
   Ванная оказалась достаточно просторной, чтобы они там разместились втроём. Про грязное бельё Эркину и Андрею уже объясняли на конюшне. И вчера, и сегодня утром. Но добавляли, что это дорого, а постирушки в номере, как и готовка, запрещены. Андрей заикнулся было, что они как-нибудь и у колодца во дворе, где берут воду для лошадей, но был тут же пинком пониже спины отправлен под душ.
   - Всякое дело должен делать профессионал. Ясно?
   Фредди заставил их все рубашки, трусы, портянки, носки, шейные платки, полотенца, даже сменные штаны сложить в высокий плетёный ящик в углу ванной, оставив только то, что наденут.
   - К завтрашнему утру всё принесут. Уже чистое, глаженое. У колодца он стирать будет! Не на выпасе. Ясно?
   - Ясно-ясно. Эркин, подвинься, дай ополоснуться.
   - Эркин, выпихни его, пусть бриться идёт! - распорядился Фредди, утрамбовывая содержимое ящика, чтобы влезли ещё его сменные джинсы. - Отрастил, а бриться ему лень. Джентльмен бреется два раза в день, понял?
   - А ковбой?
   - Ковбой всегда выбрит, ехидина! А когда он успевает, его проблема, - Фредди закрыл, наконец, ящик и ловко втиснулся под душ.
   Потом в спальне, когда все оделись, Фредди удовлетворённо оглядел всех троих в большом трёхстворчатом зеркале.
   - Ну вот. Теперь видно, что перегон закончен.
   Андрей смущённо хмыкнул, разглядывая себя и остальных.
   - Фредди, - вдруг спросил Эркин, - а на скольких это рассчитано? Ну, я смотрю, всё так сделано, что нигде не тесно.
   - Глазастый, - усмехнулся Фредди. - Когда как. И впятером, и вдесятером жили.
   - Это как же вдесятером? - поинтересовался Андрей. - На полу спали?
   - Зачем? Семеро здесь поперёк ложились, а трое на диване. Бельё, правда, не брали.
   - Дорого?
   - Нет. Спали мало. Играли, пили, а спали в промежутке. Пошли, - Фредди усмехнулся, - а то лендлорд ждёт. Меру знать всегда надо.
   - И во всём? - улыбнулся Андрей.
   - Всюду своя мера. Знай и не путай. Всё. Пошли.
   Когда они вышли из спальни в гостиную, Джонатан окинул их уже знакомым быстрым, но всё замечающим взглядом и кивком указал на стулья:
   - Садитесь. Долго возились, поэтому сначала дело, - теперь он смотрел на парней. - Стадо я принял. Убыли нет. Но привес и окончательную цену я ещё не знаю. Сейчас я вам дам вторую треть платы. Третья часть и премия за привес будут в имении, когда закончим здесь. За неделю я должен управиться. За задержку, если будет, плачу вдвое. Эту неделю на вас лошади. Я оплачиваю гостиницу, завтрак, стирку, корм лошадям. Ленч и обед, ну, и ужин, если захотите, оплачиваете сами. Сигареты и выпивку тоже покупаете сами. Лошади должны быть ухожены, остальное время - ваше. Гостиничные правила вам объяснит Фредди. Всё ясно? - Эркин и Андрей молча кивнули. - Теперь. Провизия ещё осталась?
   - Да, сэр, - ответил Эркин.
   - Что именно?
   - Всего понемногу, сэр.
   - Мясо и жир можете взять. Готовить здесь нельзя. Что не портится и сырым не съесть, пусть лежит во вьюках, увезём обратно. Вопросы есть?
   - Пока нет, сэр, - еле заметно улыбнулся Эркин.
   - Хорошо, - Джонатан достал бумажник и отсчитал двадцать четвертных кредиток. - Как и уговаривались, делите сами.
   - Спасибо, сэр, - Эркин взял пачку, быстро переглянулся с Андреем. - Мы не нужны вам, сэр?
   - Пока нет, - с улыбкой ответил Джонатан, кивком прощаясь с ними.
   Когда Эркин и Андрей ушли в спальню и Эркин закрывал дверь, они услышали:
   - Теперь с тобой. Сколько кормовых осталось?
   Эркин плотно прикрыл дверь и сел на кровать. Быстро поделил деньги пополам.
   - Держи. Ещё неделя и всё.
   - Неделя здесь, - Андрей взял свою пачку, подровнял и стал тасовать, как карточную колоду. - Отсюда в имение. Там подрасчёт. Клади ещё два дня, не меньше, а то и три.
   - Полторы получается?
   - Считай, что две. Меньше будешь психовать из-за каждого дня.
   - Верно, - вздохнул Эркин. - Он ещё про задержку говорил.
   - Во-во. Почему не отсюда сразу?
   - Лошади. Я думаю, мы лошадей в имение отгоним. А он на грузовике.
   - Может, и так. - Андрей развернул деньги веером и снова сложил в пачку. - Обед, ужин, сигареты, выпивка. Всего неделю. Должно хватить.
   - Если как вчера лопать будем, то не хватит.
   - На сегодня мясо и жир есть. Хлеба купим.
   - На это мясо и Фредди права имеет.
   - Нам отдали, - возразил Андрей и усмехнулся: - Ты же слышал. А ему, наверное, кормовые отдал. Широкий мужик. Гостиница, стирка, завтрак...
   - И чистили вдвое больше остальных. Когда белый платит, то и требует.
   Они говорили по-русски, не понижая голосов, чтобы тишиной не намекнуть, будто подслушивают.
   Чтобы не так бросалось в глаза, Эркин разделил свою пачку пополам и разложил по нагрудным карманам. Посмотрел в зеркало.
   - Торчит, как у бабы, - констатировал Андрей.
   - А пошёл ты, - растерянно отругнулся Эркин.
   - Так носить - только щипачей дразнить.
   - Кого?
   - Щипачей. Ну, по карманам шарят.
   Эркин сокрушённо вздохнул и вытащил деньги, сложил в пачку.
   - Как ни крути, а придётся здесь где-то держать. Не таскать же с собой.
   - В мешок и во вьюк?
   - А что ещё? - Андрей подобрал с полы свой мешок. - Этот... как его? Прыгун. Вроде нормальный мужик, всё понимает. Если он на что лапу наложит, его ж на месте шлёпнут. Не дурак же он.
   - А сменщик его?
   - Билли? Он вьюки ворочать не будет. Ты ж его видел, Эркин. И Джошуа о нём хорошо говорил.
   Эркин улыбнулся.
   - Думаю, нет. А спрятать тоже негде. Они здесь любой тайник найдут быстрее, чем мы его сделаем.
   - Точно, - ухмыльнулся Андрей. - Долго они ещё там? Жрать охота.
   Эркин взял свой мешок и вытащил подпаленную с одного угла тряпку. Примерившись, разорвал пополам и протянул обрывок Андрею. Они отделили и положили в нагрудные карманы по одной четвертной кредитке, а остальные завернули и спрятали в мешки. Эркин, бесшумно ступая, подошёл к двери, прислушался, так же бесшумно вернулся к Андрею и сказал камерным шёпотом:
   - Вроде, говорят ещё.
   Андрей кивнул.
   - Дай... я пока посмотрю.
   Эркин вытащил из мешка и протянул ему книгу.
   Андрей вытер ладони о джинсы и взял её, раскрыл. Эркин молча следил, как двигаются его зрачки. Слева направо, слева направо... Андрей оторвался от страницы и поднял на него глаза.
   - Будем одни, почитаю вслух, - сказал он камерным шёпотом, - будто по памяти.
   Эркин кивнул.
   Андрей читал, пока в гостиной не хлопнула дверь и Фредди не позвал их:
   - Парни, вы где там?
   Мгновенно и бесшумно Андрей перебросил книгу Эркину, и тот так же мгновенно засунул её в мешок.
   - Идём, - откликнулся Андрей, подхватывая свой мешок.
   Они вышли в гостиную. Фредди сидел за столом и быстро дописывал что-то в своём блокноте. Эркин взял у Андрея его мешок и стал закладывать оба мешка во вьюк, а Андрей подошёл к столу.
   - Ну как?
   - У меня нормально. - Фредди захлопнул и отложил блокнот. - Сейчас поедим.
   Андрей снял салфетку и критически оглядел поднос. Три тарелки овсяной каши, шесть ломтиков хлеба, вазочка с джемом, небольшой кофейник и три чашки.
   - Это на троих?
   Фредди усмехнулся:
   - Можешь заказать дополнительно, но за отдельную плату.
   К столу подошёл Эркин, спокойно сел.
   Ели не спеша, но и не растягивая. Смаковать было нечего.
   - Про порядки вам уже говорили?
   - Да, Джошуа и Прыгун.
   - Повторю главное. В номере не готовить, во дворе костры не жечь. Баб не водить. Громко не буянить.
   - А тихо? Можно?
   - Все поломки за твой счёт. Ясно? Убирают утром, пока вы у лошадей. Потом только заходят забрать посуду и грязное в стирку. - Фредди улыбнулся. - Номер снят на троих. И никаких фокусов насчёт положено-не положено не устраивайте. Теперь вот что. Если я вечером не приду, задвигайте засов и ложитесь.
   - А ты где будешь? - не унимался Андрей.
   - Я ещё тебе отчитываться буду?! - Фредди смотрел на Андрея с весёлой свирепостью.
   - Тебя до которого времени ждать? - спокойно спросил Эркин.
   Фредди на секунду задумался и усмехнулся:
   - А не ждите вовсе. Если я приду, постучу. Услышите.
   Парни кивнули.
   - Ну вот. Лошадей дважды в день убрать, накормить, напоить, раз в день промять. Остальное время ваше.
   - Слышали.
   - Когда придёте, или приползёте, или принесут вас - ваше дело. Но на утренней уборке чтоб были. - Фредди оглядел их смеющимися глазами. - Я всегда буду.
   - И платочком проверять будешь? Как сегодня? - уточнил Андрей.
   - А ты думал!. Я ещё не посмотрел, как вы им копыта промыли.
   Эркин улыбнулся.
   - Чего ж так?
   - Видел, что сделали, а как... Завтра посмотрю. Если меня нет, Майора берёте на проминку на поводе. Сами не садитесь, сигналы мне собьёте.
   - Понятно, - кивнул Эркин. - Значит, на проминке тебя не будет?
   - Когда как. Вы ж наверняка уже сговорились, с кем вместе ехать.
   - Ещё нет. Думали, ты... скажешь.
   Фредди кивнул и повторил:
   - Когда как, парни. Когда с вами, а когда я и отдельно Майора возьму. А остальное... Где какие кабаки... это вас и без меня просветят. Пьёте вы, вроде, с умом. Особо не задирайтесь, деньги все с собой не таскайте. И вообще... Чем меньше людей знают, сколько у вас денег, тем лучше. Для вас.
   - Не дураки. Знаем, - Андрей допил кофе.
   Фредди кивнул.
   - Если срочно понадоблюсь, найдёте. Бифпит невелик. Джонатан в "Приме", в двадцать первом номере. То же самое. При срочной нужде найдёте. Да, насчёт игры. - Фредди твёрдо посмотрел на Андрея. - В карты не садись пока. Обойдись шелобанами.
   - Пока? - улыбнулся Андрей.
   - Найду время, посмотрю, как ты играешь. Есть у меня одна мысль. Но... надо проверить, - и рассмеялся. - Потерпи немного. Мне тоже осмотреться надо.
   - Ладно, - кивнул Андрей. - Потерплю.
   - Ну, всё. Когда уходите, номер закрываете и ключ отдаёте на стойку. Видели у входа?
   - Да.
   - Приходите - берёте. Кого привели в номер, за тех отвечаете.
   - Ты ж сказал, баб не водить.
   - А то вы не будете бегать смотреть, кто как устроился? - усмехнулся Фредди.
   Парни переглянулись, и Эркин покачал головой:
   - Этот этаж весь белый, только мы... Никто не придёт.
   Фредди пожал плечами:
   - Я сказал, а дальше ваше дело, - и посмотрел на часы. - Всё, парни. Мне пора. Удачи вам.
   - И тебе удачи, - улыбнулся Андрей.
   Эркин молча кивнул.
   Всё ещё сидя за столом, они смотрели, как Фредди быстро обулся, натянул куртку, проверил содержимое бумажника и хлопком по кобуре оружие, взял со стола и убрал во внутренний карман блокнот, уже у двери оглянулся на них и, надевая на ходу шляпу, ушёл.
   - Ну что? - Андрей, улыбаясь, смотрел на Эркина. - Пошли и мы?
   - Пошли, - кивнул Эркин. - Посуду мыть не надо.
   - А то ты без этого занятия себе не найдёшь?
   Они обулись, надели шляпы, и Эркин взял со стола ключ с большой деревянной грушей на кольце. На груше вырезано изображение льва и две цифры. Двойка и единица. Когда-то они были белыми, но краска давно выкрошилась.
   Эркин запер дверь, и они пошли по коридору к наружной, ведущей на улицу, лестнице. Ключ Эркин отдал Андрею, и на стойку сдавал его тот. Портье, скользнув по ним взглядом, молча взял ключ.

* * *

  
   Совещание у мэра доставило всем удовольствие. Именно своей новизной и неожиданностью. Лендлорды - владельцы стад, шериф с помощником, начальник полиции, два русских офицера, крупнейшие торговцы, главные управляющие боен и заводов, дамы-патронессы... Когда все, наконец, теснясь расселись вокруг длинного стола в зале для приёмов, встал мэр.
   - Леди и джентльмены! Сначала я хочу поблагодарить вас за то живое участие, с которым вы откликнулись на мой зов о помощи и пришли сюда...
   Джонатан кивнул и перестал слушать. Сейчас Старр не меньше десяти минут будет излагать страдания и старания мэрии за последние двести лет. Без этого он к делу не перейдёт. Все знали об этой маленькой слабости бессменного мэра Бифпита и относились к ней снисходительно. Можно поговорить о своём, Старр не обидится. Он тоже всё понимает. Не надо только громко смеяться. Джонатан посмотрел на сидящего напротив русского офицера и встретился с ним глазами. Русский улыбнулся, приглашая к разговору.
   - Вы уже тоже привыкли к Старру...- начал Джонатан. - Извините, не разбираюсь в ваших нашивках.
   - Капитан Старцев, а...
   - Джонатан Бредли, лендлорд. Очень приятно.
   - Взаимно. Да, мы уже привыкли. Хороший человек и дельный администратор, но...- капитан с необидной насмешкой улыбнулся особо витиеватому обороту в продолжающейся тем временем речи мэра.
   - Инициатива... собрания ваша, капитан?
   - Нет, нас пригласили. Ваше стадо когда пришло?
   - Вчера вечером.
   - А! - Старцев так улыбнулся, что стало ясно, каких трудов ему стоило не расхохотаться. - Так этот танковый десант ваш?
   - Танковый десант? - искренне удивился Джонатан.
   - Ваших бычков называют рогатыми танками. А вошли они такой колонной...
   Джонатан улыбнулся.
   - Спасибо, капитан.
   - Что значит... специалист, - сидящий наискосок от них пожилой лендлорд оторвался от созерцания своих сложенных на столе рук и быстро уколол взглядом Джонатана и Старцева. - Мы изощряемся в определениях. Мясные горы и так далее. А тут коротко и ясно. Танки с рогами.
   - Спасибо, джентльмены.
   - Танки я на откорм никогда не брал, - продолжал лендлорд. - Но фризов повидал. Таких ещё не было. Видимо, вы правы, Бредли, и это наиболее подходящая порода.
   - Любая порода хороша, когда пастухи работают, а не дрыхнут под кустом с перепоя, - вмешался сидевший рядом с Джонатаном Перкинс. - Вы не меняли пастухов на перегон?
   - Нет, те же, что и на выпасе.
   - Слаженная команда - это половина успеха, - улыбнулся Старцев. - В любом деле.
   - Вы правы, капитан.
   - Итак, леди и джентльмены, - Старр перешёл к делу. - Нам надо продумать ряд мероприятий. Вчера пришли последние стада. Население города увеличилось практически втрое. И эти две трети - это ковбои и цветные пастухи. Что такое ковбойский загул, мы все знаем, но теперь гулять будут и те, кого год назад попросту запирали в рабских бараках, а особо энергичных приковывали. Насколько это было бесчеловечно, не подлежит обсуждению. Но сейчас эти, простите, они свободны. Социальная адаптация этого контингента, - ну, любит Старр изъясняться "по-научному", всё-таки сказывались юные годы, проведённые в колледже и университете, - явно недостаточна. За время пастьбы и перегона они переняли у старших ковбоев не только привычку решать все проблемы по-ковбойски, то есть с применением доступного в данный момент оружия, но и ковбойские представления об отдыхе. Знаменитые три радости ковбоя!
   Старр сделал паузу, давая возможность дамам смущённо покраснеть, а мужчинам ухмыльнуться. Русским офицерам быстрым шёпотом перечислили эти радости. "Надраться, подраться и трахнуться". Русские оценили ёмкость и объективность формулы.
   - Теперь они стали применять полученные знания на практике, что чревато увеличением инцидентов с летальным исходом.
   - Проще говоря, режут друг друга, - пробормотал Перкинс.
   - Мы должны найти выход из этой ситуации.
   - Дать им расчёт, и пусть катятся из города куда хотят, - сказал кто-то с дальнего конца стола.
   - А если они захотят остаться? - возразил Старр. - У мэрии другое предложение. Между ними уже возникают...м-м, они демонстрируют друг другу свою силу, ловкость и так далее. Наша задача - направить этот стихийный процесс в нужное русло, придать ему цивилизованную форму.
   - Ковбойская олимпиада? - улыбнулся Джонатан.
   - Отличное название, мистер Бредли, - Старр нашёл его взглядом и кивнул. - И отражает суть.
   - Что ж, идея неплохая, - хмыкнул Джерри. - Меньше будут по улицам болтаться.
   - А место?
   - Да луг Дженкинса.
   - Лучшее пастбище?!
   - Дженкинсу уже ничего не нужно, упокой его Господь.
   - Да, но семья...
   - Мэрия оплатит аренду, но...
   - Разумеется, нельзя все расходы возлагать на мэрию...
   - Проблема не в расходах, а в организации....
   Все говорили одновременно. Старр ловко выхватывал нужные ему реплики и тут же протоколировал их с помощью своего неизменного секретаря Джуда.
   - Список пожертвований, Джуд. И жертвователей.
   - Комендатура поддерживает.
   - Отлично. Соревнования по стрельбе привлекут всех.
   - Скачки...
   - Разумеется. Полная конная программа.
   - Жюри...
   - Старшие ковбои.
   - Правильно, пусть делом займутся, а не в салунах гуляют.
   - Джерри, возьмёте это на себя? Отлично, Джуд, отметьте.
   - Но чествование победителей...?
   - Призы мы дадим.
   - Благодарю. Джуд, отметьте отдельным списком помимо пожертвований.
   - Какое же чествование без бала?
   - Да, милые леди, без вас не обойдёмся!
   - Но... но цветные... может, как-то отдельно...
   - Соревнования должны быть открыты для всех, - Старцев оглядел присутствующих с холодным вниманием.
   - Разумеется, - Старр обвёл сидящих за столом не менее твёрдым взглядом. - Любая, я подчёркиваю, любая дискриминация чревата осложнениями. Я надеюсь, это все понимают?
   - Да, - начальник полиции холодно улыбнулся. - Инциденты и эксцессы нежелательны.
   Воцарилось неловкое молчание.
   - Я не вижу проблемы, - нарушил тишину Джонатан. - Участники, судьи, зрители всех цветов, не так ли? Неужели победителей могут поздравлять только...
   - Вы умница, Бредли, - перебил его пожилой лендлорд. - Разумеется, здесь нет проблемы. Победа внерасова.
   - Как и прибыль, - веско улыбнулся Крейг, негласный, но общепризнанный глава торговцев Бифпита.
   - Благотворительный базар, - заволновалась миссис Энтерпрайс, - эта традиция Бифпита старше меня.
   - Кто бы мог подумать?! - почти беззвучно съязвил кто-то.
   - Никто не собирается нарушать эту традицию, Присси, - Старр нежно улыбнулся старушке. - Разумеется, большой бал с благотворительным базаром и танцами...
   - Запросим метеослужбу о погоде, - улыбнулся Старцев. - Чтобы дождь не помешал. Ведь бал на том же лугу, не так ли?
   - Часть сохраняет все свойства целого, - Старр никогда не забывал, что в юности два года учился на философском факультете. - А бал - часть олимпиады.
   - На ковбойской олимпиаде и бал ковбойский, - усмехнулся Джонатан.
   Дамы дружно восхитились.
   - Ах, ковбойский бал!
   - Вы прелесть, Бредли!
   - Разумеется!
   - Ну, конечно!
   Джонатан встретился глазами со Старцевым, и тот, беззвучно смеясь, показал ему оттопыренный большой палец. Джонатан приложил руку к сердцу и склонил голову.
   Совещание шло в деловом темпе, и, обговорив общие положения и примерные сроки, все встали.
   Джонатан вышел со Старцевым.
   - А бычков ваших я зайду посмотреть. Они в каком загоне?
   - В сто пятьдесят седьмом.
   - И пастухи ваши там?
   - Нет, я снял их со стада. Сейчас на них только лошади.
   Старцев быстро посмотрел на него.
   - Большая у вас команда?
   - Старший ковбой и два пастуха.
   - Немного.
   - Но и стадо небольшое, - улыбнулся Джонатан. - Сто голов.
   - Наверное, это оптимальное соотношение? - Старцев достал сигареты и предложил Джонатану.
   - Благодарю, капитан, - Джонатан взял сигарету. - Я не думал о соотношении. Само получилось.
   - Удача? - понимающе улыбнулся Старцев.
   Джонатан с ответной улыбкой кивнул.
  
   Совещание дало плоды уже к вечеру. Бифпит забурлил с удвоенной силой. Такого ещё не было. Нет, устраивались и скачки, и балы, и боксёрские поединки в салунах или укромных закоулках, но всё это было так... несерьёзно. А стрельба вообще велась только по живым мишеням. А тут... олимпиада! Это ж думать надо!
   В салуне старого Ройта орали старшие ковбои, разрабатывая правила скачек и стрельб.
   - Чтоб по-настоящему было, а не как-нибудь!
   - А цветные ж не стреляют!
   - Пусть ножи мечут, ни хрена...
   - Ага, они все с ножами...
   - На меткость, на дальность, на силу...
   - А как ты силу проверишь, болван?!
   - На ловкость ещё, из разных положений...
   - Во! Пусть выкамаривают, как хотят!
   - И чтоб отборочные, я в столице раз был, видел...
   - Везде отборочные...
   - И запись, заплатил и...
   - Запись бесплатно.
   - Но запись, чтоб не лез всякий...
   - Соревнования открытые, если у него кольт есть, пусть стреляет...
   - А скачки?
   - У кого своей нет, берёт...
   - Но тогда объявлять, чья лошадь...
   - Ну, ты совсем дурак, это ж всегда так!
   - Серия - десять выстрелов...
   - Ни хрена, на перезарядку тратиться, пусть в пять укладываются.
   - Точно, а шестой судье, гы-ы-ы!!!
   - Заткните дурака, а то я заткну!
   - За пять не пристреляешь.
   - Тогда и на линию не лезь...
   - Выездку надо.
   - На хрен ковбою выездка?!
   - А чего?! Кто хочет, пусть выпендривается.
   - Да, лендлорды захотят блеснуть.
   - Ну да, сыночки там, племяннички...
   - Ну и хрен с ними!
   - Скачки с препятствиями?
   - Ну, не по ровному же?
   - Точно, скачки ковбойские!
   - Завтра трассу разметим.
   - А выкрутасы всякие?
   - Это с земли зубами...?
   - А почему и нет?
   - Кто во что горазд, что ли?
   - Завтра посмотрим.
   - Ну да, и так вон понаписали сколько!
   Джерри остановился послушать, хмыкнул и пошёл дальше. Завелись ковбои, как бы они не перестреляли друг друга уже сейчас. И действительно, за его спиной грохнул выстрел и зазвенело битое стекло.
   - Мимо, - констатировал с ухмылкой Дон.
   Джерри кивнул.
   - В человека тихо входит. Цветные когда узнают?
   - Завтра с утра. Им старше за чисткой и расскажут, и объяснят.
   - Если они сами раньше не пронюхают, - гоготнул Джерри. - Но не ждал я от Старра такой прыти. Это ж надо придумать!
   - Крейг ухватился как, - рассмеялся Дон.
   - Ещё бы, всю заваль спихнёт. Но Бредли умён.
   - Да, здорово повернул.
   - И вывернул. На пару дней им этой игрушки хватит, Дон.
   - Будут и другие игры.
   - А как же. Но цветные придут в чувство.
   - Фредди их уже приводит, - захохотал Дон. - Своих, а заодно и всю конюшню.
   - Это платочком? - заржал Джерри. - Мне уже рассказывали.
   Им навстречу шла гомонящая толпа цветных. Увидев шерифа, они замолчали и ускорили шаг, а миновав, снова загомонили.
   - Похоже, уже знают, - ухмыльнулся Джерри.
   - Там парни Бредли, а они ничего не упустят, - Дон покрутил головой. - Ушлые ребятки.
   - Ты не говорил ещё с ними?
   - Не получилось. Не думаю, что они пойдут.
   - А что?
   - Они... избегают меня, Джерри.
   - Ну, посмотрим.
   Они не спеша пошли дальше по улице.
  
   Эркин и Андрей пришли в номер после вечерней уборки.
   - Ну вот, поедим и завалимся.
   - Я в душ сначала, - улыбнулся Эркин.
   - Дорвался, - ответно рассмеялся Андрей, выкладывая на стол хлеб и бутылки с лимонадом.
   - Разуйся, куда в сапогах.
   - Ах, чёрт, забыл.
   Эркин уже босиком пошёл к вьюкам, покопался там и вытащил чистую тряпку, ловко кинул на стол.
   - Постели под хлеб. А я куртки повешу. Чего им во вьюках.
   - Ага. И мясо заодно уж доставай.
   - А то! Держи.
   - Ага. Слушай, душ душем, а переодеться во что?
   - Ни хрена. Хоть обмоюсь.
   - Не, я на ночь.
   - Ладно, давай так.
   Они умылись и сели за стол. Нарезали хлеб и мясо.
   - Кружки достань, не из горла же...
   - Ага.
   Дверь они закрыли плотно, но не запирали: вдруг Фредди всё-таки придёт.
   - Ему оставим?
   - Не придёт, так опоздает.
   Жира оставалось совсем немного, и он ушёл на первые же два ломтя. Хлеб с жиром и копчёным мясом - совсем не плохо. Хорошо бы вместо лимонада горячего, но...
   - Сейчас бы чаю, а? Вместо этой шипучки, - вздохнул Андрей.
   - Мы же считали, кофе заказать дороже обойдётся, а чаю здесь совсем нет.
   Андрей кивнул и улыбнулся:
   - Знаешь, я его, ну, лимонад, помню. Ещё по дому. Гулять когда ходили, мать покупала нам. По стаканчику.
   - Потому и накинулся сегодня?
   - Ну да. Дорогой он, правда.
   - Дешевле спиртного.
   - Это смотря какого, - хохотнул Андрей. - Только от дешёвого голова болит.
   - Проверял? - Эркин встал и пошёл к окну. - Закрою сейчас. Мы-то на свету, а там темно. Видно всё.
   - Как на мишени, - кивнул Андрей. - Мясо что, дорезать?
   - Там осталось-то... Дорезай, конечно.
   Эркин опустил штору, аккуратно расправил её и на мгновение задохнулся, как от боли: так знакомо ему это движение. Сглотнув, справился с собой и уже спокойно сказал:
   - Пойду и в спальне опущу сразу.
   - Валяй, - очень естественно ничего не заметив, отозвался Андрей.
   Когда Эркин вернулся, Андрей безмятежно жевал хлеб с мясом, прихлёбывая из кружки лимонад, и даже не посмотрел на Эркина, когда тот садился к столу.
   - На скачки запишемся?
   - Если Джонатан коней даст, - Эркин взял себе бутерброд, налил лимонаду. - Не наши кони.
   - Тогда ножи?
   - И борьба.
   Андрей кивнул.
   - Здесь возьмём. Я бороться не буду.
   - Куда ж тебе. Мы без рубашек будем. А на ножах ты первый.
   - Мы всех не знаем, может, и есть ещё кто на ножах сильный.
   - Посмотрим, - усмехнулся Эркин. - В борьбе тоже... найдутся.
   - Фредди по стрельбе всех обставит.
   Эркин молча кивнул: рот у него был занят бутербродом.
   Они не спеша ели и разговаривали по-русски, никого не опасаясь. В коридоре из номера спокойного голоса не слышно, только если кричат. И Прыгун говорил, и сами проверяли. И без стука никто не зайдёт. Тоже Прыгун объяснил. Так что можно не дёргаться и говорить, как у костра вечером. Как на выпасе.
   - Эркин, а ты заметил, как на тебя та, ну, в красной юбке, глаз положила?
   - А пошла она...
   - И совсем не хочется?
   - Мне и так хорошо. Что вы все из-за этого с ума сходите? Что ты, что Фредди.
   Андрей покраснел:
   - Ну... ну, не знаю, но я посмотрел сегодня...
   Эркин усмехнулся:
   - Тебя тоже... зазывали. Чего не пошёл?
   - Ну-у...
   - Хочется?
   Андрей кивнул.
   - Ну, раз хочется, так иди.
   - Не знаю... боюсь я...
   - Чего? Ты ж умеешь.
   Андрей быстро вскинул на него глаза. Нет, Эркин не насмешничает, смотрит спокойно.
   - Ты вот рассказывал. Её раздеваешь, сам раздеваешься. Мне ж нельзя. Раздеться.
   - Д-да, чёрт, - Эркин всерьёз растерялся. - Я и не подумал. А... а раньше ты как?
   - Как есть, - буркнул Андрей. - В... Ну, там, все такие, да и быстро надо, пока не застукали.
   - По-рабски, - понимающе кивнул Эркин. - А потом? С Молли?
   - С ней я сам не знаю, как получилось. Догнал у барака, поблагодарить хотел, честно, ни о чём не думал, обнялись, зашли к ней, и... и всё. Само собой.
   - Раздевался?
   Андрей молча помотал головой. Эркин задумчиво свёл брови и улыбнулся:
   - Тогда тебе в темноте надо. Понял? Чтоб она тебя не видела, - и тут же поправил себя, - не рассматривала. Свет выключил и разделся. Или в одежде. Неудобно, конечно...
   - А... не обидится она... на такое?
   - Это ты у Фредди спроси. У него их навалом. Это я, - Эркин невесело улыбнулся, - всегда подстраивался, делал, что они хотели и как хотели. А он, говорят, их под себя гнёт.
   Андрей рассмеялся получившейся шутке.
   - Да уж. Он, как ты, не выкаблучивается.
   - А для чего нас держали? - усмехнулся Эркин. - Ей муж там или хахаль надоел, устала она от них, и в Палас прямым ходом. И здесь это ей не так, и это не по нраву! Стерва - она стерва и есть.
   - И ни одной... ну... порядочной, что ли?
   - Порядочная - это какая? - уточнил Эркин. - Я не смеюсь, я слова не понял.
   - Не знаю, - растерянно признался Андрей. - Ну... ну... Нет, не могу. Ну, есть стервы, шлюхи, а есть порядочные.
   - Тогда понимаю, - кивнул Эркин. - Такие в Палас не ходили. Наверное. Мне не попадались. Все они... помешаны на этом.
   - Ну, Молли не такая, - запротестовал Андрей. - Это ты зря.
   Эркин рассмеялся:
   - Нам из-за баб ещё цапаться...
   Андрей на секунду задумался и негромко заржал:
   - И впрямь... Смехота!
   - Но раз хочется, - отсмеялся Эркин, - иди, конечно. Ты на меня не смотри. Мне и раньше это на хрен нужно не было. С мальства наелся. А как перегорел...
   - Тебе... не болит сейчас? - осторожно спросил Андрей.
   Эркин покачал головой:
   - Нет. Тогда отболело. Ну, если стукнуть, - он усмехнулся, - больно, конечно. А само по себе не болит.
   - И... у всех вас так? Ну... не хочется?
   - Стоп! - Эркин выставил ладонь предостерегающим жестом. - О себе я тебе сам сказал. О ком ещё догадался, молчи.
   - Молчу, - согласился Андрей.
   - Полезешь с вопросами или намекнёшь там - на нож посадят, и я не заслоню.
   - Не дурак, понял, - Андрей всей пятернёй взъерошил волосы. - Странно устроен человек.
   - Ты про что?
   - Да про то самое. Вот у меня с зимы, ну, - он усмехнулся, - со рва того и, считай, до Молли не было ничего. Сначала и не думал об этом. Потом засвербело.
   - Болело или дёргало? - деловито спросил Эркин.
   - Да нет. Ну... ну, не по себе как-то. Вот хочется тебе этого, и всё тут.
   - Ну и как?
   - Чего как? Было раза два. Я и не разглядел их. Потому и считаю, что не было. Да и пьяный я был. Не разбирал ничего. Сама поднесла и затащила. А какая она из себя... Только и помню, что сказала мне, мол, лучше ты, чем...- Андрей запнулся и виновато посмотрел на Эркина.
   - Я понял, - кивнул Эркин. - Чего уж там. Всякое зимой делалось. Слышал я, как у костров трепали. Но думаю, врали больше. Ты с Фредди поговори. Я без смеха, серьёзно.
   Андрей кивнул, повертел свою кружку и вытряс в рот последние капли лимонада.
   - Ну что, давай на боковую?
   - Ага, отоспимся. Кружки ополоснуть бы, чтоб не липли.
   - Мг. К утру обсохнут, уберём.
   Они быстро навели порядок на столе, задвинули засов на двери и пошли в ванную.
   - Фредди придёт, достучится, пока мы в душе? За водой-то не слышно.
   - Услышим, - отмахнулся Эркин. - Да я думаю, он не придёт.
   - По своим пошёл, - Андрей фыркнул, - милашкам.
   - Три радости у ковбоя, - засмеялся Эркин. - Посмотрим, какой он завтра будет.
   - Спорим, ни хрена его не возьмёт. Кто на выпивку крепкий, того и баба не умотает.
   - Тогда и я должен хмель держать.
   - А может, тебя только водка и берёт, подвинься. Спину потереть тебе?
   - Давай, коли не лень. Ух ты! Кожи-то оставь хоть немного. Куда я с голым мясом?
   - А мяса у тебя... Мускулистый, чёрт. На борьбе ты всех покидаешь.
   - Увидим. На своих нарвусь - повозиться придётся.
   - А пойдут они?
   - А чего ж нет? Штаны-то не снимать. Давай теперь я тебя.
   - Ага. Ты только того...
   - А то я рубцов не знаю. Стой только спокойно, не дёргайся.
   - Ага. Ой, чёрт, больно же!
   - Я ж сказал. Не дёргайся. Я ж меж рубцов. Ну и расписали тебя. А так?
   - Терпимо. Ага, хорош.
   - Постой. Вот так беру. Не больно?
   - Нет, а что?
   - Стой тогда. Я под струёй промну тебя малость.
   Эркин взял Андрея за плечи и, упираясь большими пальцами в лопатки, нажал, выгибая.
   - Ах ты...!
   - А теперь плечи вперёд. И ещё раз. Ну вот. Я тебя костяшками сейчас. Аккуратно. Ну, всё. Больше ничего нельзя пока. Обмойся ещё раз и иди ложись.
   - Ага. И впрямь, здорово. А ты?
   - Поиграюсь, - усмехнулся Эркин. - Ну, воду поменяю. Ты ж не любишь этого.
   - Горячо-холодно?
   - Ну да.
   - Ладно, играйся.
   Андрей вылез из душа и взял полотенце.
   - Мягкие какие полотенца у них. И мохнатые.
   - Мг, - Эркин за шумом воды плохо разобрал сказанное, но, судя по тону, можно было спокойно соглашаться.
   Когда он вытерся и вошёл в спальню, Андрей уже лежал с закрытыми глазами, но не спал. Дыхание было не сонным.
   - Чего свет не погасил?
   - Тебя ждал.
   Эркин выключил свет и открыл дверь в гостиную.
   - Это ты зачем?
   - Фредди застучит - услышим.
   - И так услышим. Закрой, - попросил Андрей.
   Эркин закрыл дверь и лёг. С наслаждением потянулся под простынёй.
   - Ух, хорошо-о!
   - Ага, - Андрей помолчал и повернулся на спину. - Ты сны часто видишь?
   - Когда как.
   - И что видишь?
   - Не люблю я снов, - тихо сказал Эркин. - Питомники, Паласы, распределители... ну их.
   - А... хорошие когда?
   - Тогда просыпаться обидно, - усмехнулся Эркин. - А надо.
   - Точно! - Андрей резко повернулся к нему и даже приподнялся на локте. - Видишь дом, своих... А проснёшься... Барак! Тошно станет! Хоть не живи.
   Эркин закинул руки за голову, глубоко вздохнул:
   - Расскажи мне о доме, Андрей. Что хочешь. Только рассказывай.
   - Эркин, я... Я не помню. Нет, помню, но... Но не могу рассказать. Как сон... Будто не со мной... - Андрей снова лёг на спину. - Знаешь, я читать ещё до школы умел. Это помню. И вот дурака валяю, что еле-еле читаю. Смешно, правда?
   - Сам научился?
   - Н-нет, мама учила. Я помню, мне на день рождения книги дарили, а я ещё в школу не ходил, точно.
   - Подарки на день рождения дарят?
   - Да. И на новый год. Под ёлку кладут.
   - В лесу? - удивился Эркин.
   - В доме, - Андрей негромко рассмеялся. - Ёлку в дом приносят, наряжают.
   - А, как в Кристмас, да? Нет, рассказывай.
   - Кристмас - это Рождество? Да, наверное. Ну, ёлку из леса приносят. Срубленную. Ставят в большой комнате. Когда она согреется, ветви распрямятся, наряжают, - Андрей запнулся и с усилием сказал, словно вытолкнул из себя: - Отец коробку достаёт. И с матерью вместе... ну и мы тут же крутимся. Игрушки эти вешают. У них петельки вроде какие-то. Вот за ветки и цепляют. А потом, это уже без нас, под ёлку подарки кладут...- Андрей снова засмеялся. - Я, помню, всё к сёстрам в пакеты лез. Знаешь, одна всё-таки младше меня была. Одна - точно старше, а другая... не помню. Им куклы всякие, мне машинки... вроде. И книги. Книги всем дарили. Я помню, сижу под ёлкой и читаю. Или это на другой день уже... Ёлка долго стоит. Ты спишь? Эркин?
   - Нет. Слушаю. Новый год, он после Рождества?
   - Вроде, после. Рождества я не помню. Только Новый год. В Новый год спать не ложились. Так-то нас рано спать укладывали, а в Новый год долго сидеть можно. Гости приходили. Пели, смеялись. Хорошо было.
   Андрей вздохнул и замолчал. Молчал долго, Эркин уже задремал, когда Андрей вдруг спросил:
   - Тебе обидно?
   - Чего? - Эркин не сразу понял спросонья. - Ты о чём?
   - Ну, что у тебя ничего этого не было, очень обидно?
   - Нет, - задумчиво ответил Эркин. - Я слушаю... интересно, понимаешь?
   - Да, а знаешь, - Андрей снова повернулся к нему. - Давай и мы себе на Новый год устроим. Ну, с подарками, ёлкой. Придумаем как-нибудь.
   - Давай, - неуверенно согласился Эркин. - Только до Нового года ещё дожить надо.
   - Доживём, - убеждённо ответил Андрей, натягивая на голову одеяло, и уже глухо и сонно сказал: - Чтоб после всего и не дожить? Обязательно доживём.
   Андрей уже спал, а Эркин ещё лежал и смотрел в невидимый потолок широко открытыми глазами. К чёрту! Конечно, он доживёт. И будет Новый год, и всё будет. Его ждут. Подарки... Конечно, он купит подарки. И Жене, и Алисе. Только оглядится, посмотрит, как другие... И надо придумать, что сказать, если спросят, кому он покупает. Если тратить три кредитки в день, не больше, а жить ему здесь неделю, то уйдёт... нет, на три кредитки голодно. Но на неделю у него двадцать пять, в них и надо уложиться. Себе ему ничего покупать не надо. Всё есть. Крем бы ещё. Они сегодня видели... Целый магазин. Витрина для женщин и отдельно витрина для мужчин. Магазин дорогой, для белых, но если попросить Фредди... нет, не стоит, слишком дорого и... опасно. Никто из ковбоев этим не пользуется. Даже лендлорды. В Мышеловке тесно жили, он бы учуял запах. Нет. Вот подарки он купит. Ещё неделя, а там имение и подрасчёт. Ещё двести пятьдесят и премия. Но это сколько им отвалят. Премия без уговора. Обещать-то обещал... Хотя Джонатан, вроде, слово держит. Но... у беляка не угадаешь, как обернётся. Но ещё двести пятьдесят он получит точно. Это уж не зажилят. Стадо приняли без претензий. Головы все, хозяйство они всё сохранили. Вычетов много не должно быть. Только те два дня в Мышеловке. Ну, и хрен с ними! Сколько вычтет с них Джонатан, столько и вычтет. Ни просить, ни объяснять ничего он не будет. Всё, хватит. А скачки эти, борьба... ладно, посмотрим. Две недели осталось. Женя, две недели всего. Две недели, четырнадцать дней. Да, четырнадцать. Я вытерплю, Женя...
  

1993; 6.04.2011

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   28
  
  
  


Оценка: 8.65*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней "(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"