Зубачева Татьяна Николаевна: другие произведения.

Тетрадь 30

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вычитано. Немного перекомповала, чтобы последний эпизод стал завершённым.


ТЕТРАДЬ ТРИДЦАТАЯ

  
   Войдя в номер, Эркин быстро разулся, повесил шляпу и куртку на вешалку и с ходу полез во вьюки.
   Сказано: всё своё забирать. Так, мешки здесь, остальное в шкафу, из продуктов чай и ещё джем оставался... Вот с чая и начнём. Джошуа сказал, что горячую воду пить можно, а если подождать, то она совсем как кипяток.
   Эркин прошёл в ванную, открыл горячую воду в раковине и вернулся к вьюкам. Котелок, чтоб на две фляги хватило, и сделать побольше, тогда сейчас по кружке выпить, так что кружки тоже достать. Остальные продукты хозяйские, пусть лежат. Мешок Фредди... пусть лежит. Ковёр, мой второй мешок, мешки Андрея... Как там вода? Из крана била дымящаяся струя. Не кипяток, но сойдёт. Эркин вернулся в гостиную, засыпал в чайник заварку, принёс в котелке из ванной горячей воды и аккуратно залил в чайник. Как раз полный чайник - это две фляги и две кружки. Проверено. Не хватит если, вторую заварку сделаем. А пока пусть настаивается. Накрыть ещё чем... Женя так делала, когда чайник не на огне. Он отставил чайник в угол и накрыл его своей рабской курткой. Так, чай есть. Теперь вещи. Сейчас переодеться и завтра утром. Ну, "бальное" завтра из стирки принесут. Это завтра и надеть... нет, в дорогу попроще лучше, и не носки, а портянки. Так, сегодняшнее надо отложить. Рубашку, трусы, носки. Пока на кровать. На утро... портянки, рубашку потемнее, трусы... тоже пока на кровать. Остальное в мешок. И из стирки тоже в мешок. Так, полотенца, мыло... мыло ещё на утро... Ковёр... баульчик... шаль... чтоб не помять её... Хороший мешок какой... вполне рабскую куртку засунуть ещё можно... Тогда пусть так и полежит пока... Где Андрея носит? Ага, его шаги вроде...
   Андрей прежде, чем войти, постучал и уже тогда попробовал дверь.
   - Ты чего не заперся?
   - Незачем было.
   - Ага, заварил?
   - Настаивается. Всё купил?
   - Ага, смотри.
   Андрей выложил на стол две буханки тёмного хлеба, большой кусок копчёного мяса и пакет "ковбойских" конфет.
   - Сколько с меня?
   - А пошёл ты...
   - И пойду. Сколько?
   - Чёрт с тобой. Восемь, мелочь не в счёт.
   Взяв у Эркина деньги, Андрей ухмыльнулся и вытащил из сапога маленькую бутылку лимонада.
   - А это лично от меня.
   - Язва ты, - рассмеялся Эркин. - Сейчас и выпьем. Как ты её в сапоге не раздавил?
   - Голенища удобные.
   Андрей разулся и занялся своими вещами. Как и Эркин отложил две смены, а остальное в мешок. Эркин снял с чайника свою куртку и принюхался.
   - Настоялся. Давай фляги.
   Осторожно перелили чай во фляги, остаток Эркин разлил в две кружки.
   - Кружки наши?
   - Да. Хозяйские я не трогал. И миски наши.
   Эркин в ванной вымыл чайник и заложил его во вьюк. Потом затолкал в мешок свою куртку. Но не рассчитал. Куртка всё-таки не влезала.
   - А ты её в старый, - посоветовал Андрей. - А мелочовку оттуда к ковру.
   Эркин кивнул и принялся за работу. Наконец оба мешка были готовы.
   - Так. Пойду помоюсь.
   - Я тоже. У меня всё. Или поедим сначала? А то чай остынет.
   - Ну, давай.
   Они съели по куску хлеба с мясом, запивая чаем, и ещё по куску с лимонадом. Вымыли кружки и поставили их сохнуть.
   - Так, пока помоемся, высохнут, и уже всё заложим.
   - Идёт.
   Андрей проверил задвижку на двери и пошёл в ванную. Пока он брился, Эркин ополоснулся, немного потянулся под душем, сменил себе несколько раз горячую воду на холодную и обратно и уступил душ Андрею. Не до возни сегодня, надо всё успеть.
   Они успели переодеться и заложить грязное в мешки.
   - В имении тоже душ, там постираемся.
   - Да и Молли поможет, - улыбнулся Эркин.
   - А ну тебя, - самодовольно ухмыльнулся Андрей. - Ладно уж, замолвлю за тебя словечко.
   - И не краснеешь уже, - засмеялся Эркин.
   Вот тут Андрей покраснел.
   Заложили кружки и продукты.
   - Призовой заложишь?
   - Посмотрю. Броская вещь, конечно. Но второй нож под рукой - тоже хорошо.
   - У тебя всё равно оба под правую руку получаются, - засмеялся Эркин.
   - Ну и что?! - сразу нашёлся Андрей. - Один метнёшь, другим пырнёшь. Или перехватить недолго. А двумя руками работать - это ты хорошо сказал. Видал я таких умельцев, было дело. Потренироваться только надо. Ладно, завтра посмотрю.
   То, что наденут завтра, они оставили на своих полках.
   - Ну вот, - вздохнул Эркин. - Завтра только с себя снять и заложить. И знаешь... давай мешки пока обратно во вьюки уберём, чтоб не на виду были. Чаю ж ничего не сделается.
   - Точно, - согласился Андрей. - Пусть не знают, что мы на вылете.
   Они всё убрали, и теперь, если не заглядывать в шкаф, номер смотрелся обычным.
   - Вот теперь всё! - ухмыльнулся Андрей. - Уложились, - и засмеялся получившейся шутке.
   - Задвижку открой, он уже вот-вот придёт.
   Чувство времени не подвело Эркина. Андрей только шагнул к двери, как кто-то тронул ручку снаружи и негромко, но резко постучал. Андрей подмигнул Эркину и открыл дверь.
   Фредди быстро вошёл в комнату, не здороваясь, и остановился, подозрительно оглядываясь и чуть ли не принюхиваясь. Андрей и Эркин недоуменно переглянулись.
   - Ты чего, Фредди? - осторожно спросил Андрей. - Нюхаешь чего-то...
   - Напрочь башку оторву, - мрачно ответил Фредди, оглядывая парней.
   - Твоё дело, - пожал плечами Эркин.
   - Если себе, то мы, конечно, не вмешиваемся, - поддержал его Андрей.
   Фредди оставил выпад без ответа, только глаза у него опасно посветлели.
   - Ладно, - наконец сказал он. - С этим я ещё разберусь. Готовы? Тогда пошли.
   Момент был явно не для вопросов, и парни стали одеваться. А Фредди всё шарил взглядом по столу, по вьюкам, потом зачем-то сходил в ванную, вернулся и, уже подойдя к двери, снова подозрительно оглядел парней.
   - Да что случилось? - не выдержал Эркин. - Тебе что, руками помахать охота, а к чему придраться не знаешь? Ну давай, поиграемся.
   Он говорил весело, но глаза у него зло блестели, а на скулах заходили желваки.
   - За каким чёртом вам кипяток понадобился? - явно сдерживая себя, спросил Фредди.
   - Чего?! - в один голос спросили Эркин и Андрей.
   - А за жратвой и бутылкой не бегали?! Чего вы...- Фредди осёкся.
   - Замочу суку, - Андрей говорил тихо, но с такой силой ненависти, что крика уже не надо, чтобы понять всю серьёзность его намерений. - Эркин, ты понял...?
   - А ты чего ждал? - Эркин зло усмехнулся, дёрнув шрамом. - Не стукач здесь столько лет бы не продержался. Ты что, раньше не замечал, как они белякам на нас стучат?
   - Замочу! - бешено повторил Андрей.
   - Ори погромче, чтоб полицию позвали. - Эркин ловко оттолкнул его от двери и повернулся к Фредди. - Ну, так чего настучали на нас? Чем мы тут занимались? Нам тоже интересно, - вдруг Эркин замер на мгновение и захохотал. - Слушай, я понял! Андрей, этот... чмырь траханный решил, что мы грог варим, а его-то не позвали, он и настучал. Фредди, так? Да?
   Фредди неохотно кивнул. Андрей с секунду ошарашенно смотрел на Эркина, а сообразив, заржал так смачно, что Фредди не выдержал и засмеялся.
   - Точно, мне про грог и сказали. А в номере готовка запрещена, я и...
   - Дальше ясно, - кивнул Эркин. - Ну, убедился, что ничего не было?
   - Ничего? - переспросил Фредди. - А...
   - Лимонад пили, - быстро ответил Андрей. - Вон бутылка стоит.
   - Забери. По дороге выкинем, - спокойно распорядился Эркин. - А жратву в дорогу на завтра купили.
   - Так. А кипяток зачем? - парни переглянулись, и Фредди кивнул. - Не договорились, ясно. Ну? Раскалывайтесь.
   - Чай заваривали, - нехотя признался Эркин. - Тоже в дорогу делали. Ни решётки ж, ни ещё чего не берём.
   - И куда вы его дели?
   - Во фляги разлили. Вот и всё.
   Фредди явно уже не знал, как выпутаться из этой истории.
   - Ладно, - пришёл ему на помощь Андрей. - Бывает. Но этого гада, суку трепливую...
   - Не успеешь, - уже спокойно сказал Фредди. - Пошли.
   - Ладно, - неохотно сказал Андрей, вертя в руках пустую бутылку из-под лимонада, и, наконец, засунул её в сапог. - Пошли.
   Пока они шли по гостиничному коридору, Фредди держался так, чтобы Андрей был постоянно на его глазах. Ведь стукнет парню в голову, так и впрямь кого из обслуги прирежет, и ведь не подумает, что свидетелей навалом. Но Андрей ограничился тем, что на глазах Прыгуна достал из сапога бутылку и аккуратно разбил её о край урны, ссыпав туда осколки.
   Прыгун только тоскливо вздохнул. Пустые бутылки - законная доля коридорного, да Фредди, видно, так парням за их грог ввалил, что Весёлый со зла и бутылку кокнул. Да ещё придётся вилять, что Фредди сам унюхал. Только с этими не шибко повиляешь. Надо Джошуа предупредить, а то попадётся Певуну под руку, так тот пополам переломает. Если Весёлый раньше нож не вытащит. Вот и крутись.
   Когда гостиница осталась позади, Фредди перевёл дыхание и прибавил шагу. Эркин и Андрей шли рядом с ним, ни о чём не спрашивая. Уже стемнело, и началась обычная вечерняя гульба. Но Фредди вёл их какими-то проулками, где было тихо и безлюдно. Наконец Фредди остановился у невысокой живой изгороди, окружавшей маленький ухоженный газон перед небольшим домом с тёмными окнами.
   - Пришли, - удовлетворённо выдохнул Фредди.
   Андрей и Эркин переглянулись, но промолчали. Фредди вдруг подмигнул им, широко улыбнулся и, ловко перепрыгнув через аккуратно подстриженный кустарник, пошёл по газону к дому. Парни по-прежнему молча последовали за ним. Поднялись по невысоким широким ступеням на тёмную террасу, и Фредди толкнул дверь.
   Залитый ярким, но не резким светом небольшой холл-гостиная. Огонь в камине, сверкающий бутылками и стаканами бар, мягкая мебель, ковёр на полу, узорчатые плотные шторы, несколько картин на стенах... В общем, ничего особенного, но на парней произвело впечатление небывалой роскоши. И хотя Фредди, на ходу сбросив на вешалку у двери шляпу и куртку, жестом показал им, чтобы они проходили за ним к бару, Андрей и Эркин остались стоять у двери, не решаясь ступать сапогами по ковру.
   - Проходите, парни, - позвал их Джонатан, войдя в гостиную.
   Дверь в столовую он оставил приоткрытой так, что был виден накрытый белой скатертью уже сервированный стол.
   Андрей и Эркин переглянулись.
   - Может... мы снаружи подождём, сэр, - неуверенно предложил Эркин.
   - Чего? - с интересом спросил Джонатан.
   - Ну... у вас будут гости, сэр, - сказал Андрей.
   - Так, - Джонатан улыбался, - и как вы полагаете, для чего мы вас позвали?
   - Ну... охранять вас... наверное, - неохотно сказал Эркин. - На стрёме побыть, сэр.
   - С чем другим вы и без нас справитесь, - не удержался Андрей.
   Фредди, критически осматривавший бутылки в баре, укоризненно покачал головой, но промолчал.
   - Резонно, - кивнул Джонатан. - Но мои гости не нуждаются в охране.
   - Тогда мы пойдём, сэр? - с надеждой спросил Эркин.
   - Мои гости - это вы.
   Растерялся даже Андрей. Джонатан полюбовался ошарашенными лицами парней и продолжил:
   - Я обещал вам королевский ужин. Помните? - они кивнули. - И просил на это неделю. Сегодня как раз неделя. Вы - мои гости на этот вечер и эту ночь. Так что проходите и располагайтесь.
   - Ну... ну ни...- Эркин ткнул Андрея локтем под рёбра, и тот поперхнулся концом фразы.
   - Спасибо, сэр, - начал было Эркин предельно вежливо, но Джонатан уже подошёл к ним и, крепко взяв их за руки повыше локтей, повёл к бару.
   - Вечер длинный, успеете сказать. Шляпы где-нибудь оставьте. Фредди, сделай для начала чего-нибудь подходящего.
   Сопротивляться, отказываться было попросту глупо. Джонатан и Фредди втягивали парней в какую-то игру, и им не оставалось ничего, кроме принятия этой игры. А что условия и правила непонятны, ну... так что ж... будем подстраиваться. Под Фредди, конечно, легче. Андрей нашёл взглядом вешалку у входа и отнёс туда их шляпы и куртки. Фредди дал им по стакану, в которых плескалась разноцветная и какая-то полосатая жидкость.
   - Это коктейль, парни.
   - Как? - переспросил Андрей и улыбнулся. - Ну да, вон какой пёстрый.
   Фредди усмехнулся.
   - Это смесь разная. Пьют не спеша, под разговор.
   Джонатан кивнул.
   - Всё правильно. Лёд сами кладите.
   Фредди и Джонатан аккуратно делали разговор общим. Джонатан мягко с необидной улыбкой подсказывал, что и как делать. Постепенно перестал топорщиться Андрей. А за ним помягчел и Эркин. Да и просто любопытно стало. Пили они очень осторожно, боясь опьянеть, но, похоже, их и не хотели напоить. Джонатан и Фредди тоже пили очень мало, помогая парням освоиться.
   - Смешно, - Андрей разглядывал свой стакан. - Стакан большой, а наливают на донышко.
   - Пьют не для того, чтобы напиться, а для удовольствия, - улыбнулся Джонатан.
   Эркин улыбнулся чему-то своему, обвёл глазами холл.
   - Это... ваш дом, сэр?
   - Нет, это дом... одной знакомой, - ответил Фредди. Врать по мелочи никогда не стоит. Особенно парням.
   - А она сама где? - спросил из чистого любопытства Андрей.
   - Поехала мать навестить, - по-прежнему спокойно сказал Фредди. - Так что нам никто не помешает.
   И насторожившийся было Эркин улыбнулся уже свободно.
   - И она одна во всём доме живёт? - вырвалось у Андрея.
   - Каждая комната для чего-то своего, так? - возразил Эркин.
   - Правильно, - кивнул Джонатан.
   - Люкс, ну, в гостинице, тоже такой. Спальня и гостиная, - продолжал Эркин.
   - Нас там и живёт трое, - возразил Андрей. - И... Фредди, ты ж говорил, что вас там и десяток жил.
   - Верно, - кивнул Фредди. - Но так-то это на одного. Джонни вон тоже в люксе двухкомнатном один.
   - А зачем? - уже из упрямства настаивал Андрей.
   - А затем, - решил созорничать Фредди, - что когда одна дама уже в спальне в кровати, вторая в гостиной ждёт.
   Джонатан с удовольствием рассмеялся, засмеялся и Андрей, Фредди сохранял серьёзное выражение, но тут у Эркина невольно вырвалось:
   - А с двумя сразу вы разве не умеете, сэр?
   Секундная пауза, и Фредди заржал так, что, опасаясь расплескать свой стакан, был вынужден поставить его.
   - Не знаю, я как-то не пробовал, - растерянный ответ Джонатана только добавил веселья.
   Эркин, сообразив, прикусил губу, напрягся, но, видя реакцию остальных, тоже засмеялся. И на вполне естественный вопрос Джонатана:
   - А ты-то сам как, можешь?
   Эркин уже спокойно кивнул:
   - Приходилось.
   - И справлялся? - у Андрея загорелись глаза.
   - Это не самое сложное, - неопределённо ответил Эркин.
   Фредди вытер глаза и взял свой стакан.
   - Умыли тебя, Джонни.
   - Тебя тоже, - усмехнулся Джонатан.
   Фредди комично вздохнул и допил коктейль.
   Джонатан словно прислушался к чему-то и улыбнулся.
   - Ну вот, парни, после коктейлей ужин. Идём в столовую.
   Эркин кивнул и тоже поставил свой стакан на столик, а Андрей всё-таки допил свой.
   Джонатан встал.
   - Мы ещё вернёмся сюда. Ночь велика, успеем.
   Встали остальные. Джонатан подошёл к двери в столовую и распахнул её. Фредди, как-то незаметно оказавшись позади парней, мягко подтолкнул их.
   Белая скатерть, блеск серебра и сверкание хрусталя и бутылок, белоснежный фарфор, блюда и тарелки с невиданными кушаньями, ветвистые канделябры со свечами... Джонатан зажёг свечи и выключил верхний свет.
   - Садитесь, будем ужинать.
   Стол привёл парней в состояние, близкое к шоку.
   - Эт-то что, взаправду? - наконец выдавил Андрей.
   - Сейчас убедишься, - хмыкнул Фредди, усаживая его за стол.
   И снова Джонатан мягко, с улыбкой, ловко подсказывал им, что и как делать.
   - Каждая рюмка для своего вина, а вино под определённую еду. Поэтому... Фредди, под рыбу белый Дюбонне, под мясо красный, а под русскую икру - русскую водку. Вот так.
   - И за что пить будем? - Андрей осторожно держал маленькую рюмку.
   - За нас всех, - очень серьёзно сказал Джонатан. - И за нашу удачу.
   - Да, сэр, - кивнул Эркин.
   И опять Джонатан с удовольствием отметил, как красиво и ловко управляется со столовыми приборами Эркин, да и Эндрю тоже. Явно не знают, какая вилка для чего, но сообразили: смотрят на Фредди и подражают ему. Джонатан встретился глазами с Фредди, и тот еле заметно моргнул, что понял и потому делает всё чуть медленнее обычного, чтобы парни успели заметить и повторить его действия.
   - Вкусно как. Что это, сэр.
   - Это тунец. Рыба такая. А это икра.
   - Да-а? - вырвалось у Эркина.
   - Пробовал уже? - улыбнулся Джонатан.
   - Случилось как-то. Угостили, сэр.
   - А, помню. Ты рассказывал, - спокойно кивнул Фредди.
   - Ага, и я помню, - улыбался Андрей. - Это когда мы в брошенном доме ночевали.
   - Только тогда я не распробовал, - улыбнулся и Эркин. - Не до того было.
   А какого чёрта он дёргается?! Сам же перед борьбой через Фредди передал Джонатану всё о себе. Ну, не всё, но главное. И про тех... остальных. Так что можно и не вилять. Что было - то и было. Самому об этом заговаривать не стоит, конечно, но если и зайдёт разговор, то... там видно будет.
   - А это тоже рыба?
   - Да, лосось.
   - Надо же, - Андрей удивлённо покрутил головой. - Я думал, вся рыба на вкус одинаковая.
   - Ну, это ещё как приготовлена. Но хороша, Джонни. Очень даже.
   - Ну и отлично. А это профитроли с креветками, парни. Креветок когда-нибудь видели?
   - Нет, сэр.
   - Это к лучшему, - Фредди рассмеялся. - Я когда их увидел...Джонни меня потом долго уговаривал попробовать.
   - А тебя можно уговорить, Фредди? - поинтересовался Андрей.
   - Редко, - улыбнулся Фредди. - И не каждому.
   - А убедить? - у Андрея озорно блестели глаза, и говорил он весело, но без обычной подначки. - Я просто слышал такую... м-м... ну, когда делят, распределяют, ну, по разрядам...
   - Классифицируют? - с интересом подсказал Джонатан.
   - Да, точно. Так вот, слышал я такую... классификацию. Одних можно убедить, других уговорить, третьим приказать, а четвёртых купить.
   - А пятые есть? - спросил Эркин.
   - А пятые делают только то, что сами хотят, - засмеялся Андрей.
   - Интересная классификация, - усмехнулся Фредди. - Убедить, уговорить, приказать и купить. Интересно. Не слышал раньше.
   - Интересно, - кивнул Джонатан. - Стоит обдумать.
   - Так в разное время по-разному, - сказал вдруг Эркин. - И смотря кто. И кому.
   - Резонно, - Андрей чуть-чуть намёком передразнил Джонатана, переждал общий смех и продолжил: - Но всё-таки что-то у человека главное. Из этих четырёх.
   - А если он пятый?
   - Такие долго не живут, сэр, - ответил за Андрея Эркин.
   И Фредди кивнул, молча соглашаясь.
   - А теперь мясное, - улыбнулся Джонатан. - Под красное. Фредди... Парни, если из рыбного понравилось что, берите ещё. Улиток попробуйте. Они с миндалём.
   - А если всё вкусно?
   - Всего и бери. К рыбному белое вино, к мясному красное. Только рюмки не путайте.
   - Да, они разные, так, сэр?
   - Да. Не пробовал раньше?
   - Такого? Нет, сэр. А это тоже мясо?
   - Да. Только особо приготовленное. Это ветчина с козьим сыром. К ней вермут.
   Ненадолго установилась тишина. Джонатан наслаждался и едой, и видом парней, всё смелее пробующих неизвестные кушанья, и видом Фредди, которому многое здесь тоже... если не в диковинку, то в новинку. И Фредди как прочитал его мысли.
   - Однако, Джонни, я и не думал, что это так вкусно.
   - А что, ты тоже никогда не ел такого? - Андрей чувствовал себя уже совершенно свободно.
   - Кое-что приходилось, но... но так не было. Как-то не чувствовал вкуса.
   Эркин кивнул.
   - Когда голоден, вкуса не разбираешь.
   - А из этого ты что-нибудь пробовал когда?
   - Не помню, сэр. Доесть когда дают, быстро заглатываешь, - и рассмеялся. - Пока она не передумала.
   - А в имении?
   - Ну, там лакеи всё доедали. До кухни тарелки уже вылизанными доходили, - смеялся Эркин.
   - И часто пировали? - спросил Андрей.
   - Часто, - кивнул Эркин и улыбнулся. - Только нам эти пиры боком выходили.
   - Чего так? Вы-то в стороне...
   - Понимаешь, Фредди, у них не поймёшь, гости не гости, но потом обязательно скандал, и хозяйка начинала, - Эркин засмеялся, - экономию наводить. Пайки нам урежет, надзирателям вычетов насыплет, а они на наших спинах отыгрываются.
   - Дорогая экономия, - усмехнулся Джонатан и с наслаждением выпил вермута. - Что на пирах проешь, того на рабской каше не сэкономишь. Как тебе русская водка, Фредди?
   - Ожидал большего, - улыбнулся Фредди, - но...
   - Её надо полным стаканом и залпом, - улыбнулся Андрей. - Мне так говорили.
   - Залпом и стаканом что хочешь сработает, - возразил Эркин.
   - Это точно, - согласился Фредди. - А если ещё и натощак... любого вышибет.
   - Это как меня коньяком тогда. Выпил и отрубился. - рассмеялся Андрей. - А я даже не думал, что столько вкусноты разной бывает.
   - Не торопись, - рассмеялся Джонатан. - Впереди ещё много разного.
   Парни чувствовали себя совсем свободно, и разговор легко переходил с одного на другое. Ели не спеша, не для насыщения, а для удовольствия. Но пить Эркин всё-таки избегал, пригубливал, но не глотал. Уже не из страха, что начнёт болтать, а просто еда ему нравилась больше. Правда, его мухлёжа с выпивкой никто не замечал. То ли ловко делал, то ли внимания не обращали.
   - Эркин, а этого не пробовал?
   - Это? Было. Там же, я рассказывал. Что это сэр?
   - Телятина с трюфелями.
   - Однако... Шикуем, Джонни.
   - А трюфеля - это что?
   - Королевская еда, Фредди. Трюфели, Эндрю, это грибы такие.
   - Грибы, сэр?
   - Да, подземные. Ну, растут под землёй. Большая роскошь.
   - Дорогие наверное. Я слышал... слышал, такие конфеты есть.
   - Конфеты из грибов? Ты что, пьяный уже?
   - Нет, такие конфеты действительно есть. Шоколадные.
   - Вот, я же говорил!
   - И пробовал? - поинтересовался Фредди.
   - Не помню, - Андрей виновато пожал плечами.
   - Шоколад это всегда хорошо, - улыбнулся Эркин.
   Фредди с удовольствием рассмеялся, сразу сообразив, на что намекает Эркин, Андрей смущённо начал краснеть, но Эркин уже продолжал:
   - После скачек тогда как раз вовремя было. Спасибо, сэр.
   - На здоровье, - улыбнулся Джонатан. - Скакал ты лихо.
   - На прыжке рисковал сильно, - покачал головой Фредди.
   - На подъём ей бы дыхания не хватило. Я, как посмотрел накануне, понял... прыгаю, - Эркин обвёл их блестящими глазами. - Или отваливаю. Ну, совсем на трассу не выхожу.
   - Забрало тебя, - рассмеялся Фредди.
   - Забрало, - кивнул Эркин. - Раз ввязался в игру, выигрывать надо.
   - Правильно, - кивнул Андрей. - Знаешь, что можешь? Так давай!
   - Играть наверняка надо, - улыбался Джонатан.
   - На скачках ты наверняка проигрывал? - Фредди с насмешливым укором смотрел на Джонатана. - Эх, лендлорд, в собственную лошадь, в своего пастуха не поверил, проиграл.
   - Как так? - удивился Андрей.
   - Ну, ковбой, - усмехнулся Джонатан, - я тебе ещё припомню, - и стал объяснять: - Я ставил, что Эркин придёт в первой десятке, а... другой поставил, что в первой пятёрке. Вот и проиграл.
   - Другой - это русский из комендатуры?
   - Ну, всё то вы знаете! - рассмеялся Джонатан.
   - А как же, - ухмыльнулся Андрей. - Стук, он на обе стороны слышен.
   - Ничего, сэр, в игре всякое бывает, - Эркин озорно улыбнулся и продолжил уж очень участливым тоном: - Пастухи тоже в лендлорда должны верить, а и Андрей, и я, мы тоже на вас проиграли.
   - Это когда? - поинтересовался Фредди. - В Мышеловке, что ли?
   - Андрей в Мышеловке, а я здесь.
   - Ладно, - Джонатан держал удар. - Сейчас к рыбе перейдём и расскажешь.
   Джонатан неожиданно ловко и быстро поменял посуду. Так что парни не успели ни сообразить, ни дёрнуться.
   - Это форель, - сразу объяснил Джонатан. - К ней белое вино. Совиньон. Фредди...
   - Знаю. Ты же и учил. Вот так, парни.
   И снова молчание. Слишком непривычно и вкусно, чтобы ещё разговаривать.
   Дав парням распробовать и обдумать свои ощущения, Фредди покосился на Джонатана и вклинился в вяло завязывающийся разговор о рыбалке.
   - Так как там было с проигрышем, парни?
   - Это в Мышеловке? - Андрей улыбнулся воспоминанию. - А просто. Вы тогда играли, а мы с навесов смотрели и ставили на вас. На тебя, Фредди, легко ставить. Карты видны, а ты, какие карты пришли, так и играешь. А с вами, сэр, я пролетел пару раз. Играете не по картам, а как вам нужно.
   - Спасибо, Эндрю, - искренне поблагодарил Джонатан. - Такая оценка...
   - Нет, действительно классно сделано, - Андрей улыбался открыто, без подвоха. - Ведь... Фредди рассказывал вам о том, как ты его называл, Гарри, да?
   - Да, Глазастый Гарри.
   - Вот, у него было... ну, резче, что ли, он зло работал, понимаешь?
   - Да, - кивнул Джонатан. - Его и звали Грязным Гарри. А... кого он обыграл?
   - У нас его звали Гиеной. А как раньше, не знаю.
   - Гиена? - Джонатан посмотрел на Фредди.
   Фредди покачал головой.
   - Не знаю. А приметы какие помнишь?
   - А зачем? - улыбнулся Андрей. - Он уже там, со всеми. Я один выскочил.
   Джонатан на какую-то долю секунды окаменел: таким холодом пахнуло от улыбки Андрея. И Фредди, спасая вечер, посмотрел на Эркина.
   - А я уже здесь проиграл, - улыбнулся Эркин.
   - Здесь-то на чём? - удивился Джонатан. - В "Приму" просто так не заглянешь.
   Эркин на мгновение опустил ресницы. Вот чёрт, но надо говорить, чтобы Андрея увести. Да и... Ладно. Уже начал. Шагнул, так иди.
   - Я спорил, что вы три приёма сделаете, сэр. А вы второй не закончили и уснули. Я и проиграл.
   - Что? - искренне изумился Джонатан. - Какие приёмы? Ничего не понимаю.
   Фредди и Андрей смотрели на Эркина с таким же недоумением. Ну что ж... Правда, подстава, как ни крути, получается, но... ну, да ладно...
   - Сэр, когда внутри свет включён, а окна не закрыты, то снаружи всё видно. У неё, ну, где вы заснули, пижама красная кружевная, вы ещё в пуговицах путались.
   Джонатан медленно начал краснеть, у Фредди округлились глаза. Эх, ну, была не была, а то ещё подумает, что за ним специально следили.
   - Понимаете, сэр, спальни у всех на двор выходят, раньше рабские бараки загораживали, а теперь они сгорели, а шторы ни одна... леди не задёргивает. Ну, мы и сядем в кусты за забором, и всё видим. И играем, как на скачках.
   - А меня ты чего не позвал? - с детской обидой в голосе спросил Андрей.
   - Ты бы заржал не вовремя, а там тихо надо, - спокойно ответил Эркин.
   Задыхавшийся Фредди, наконец, смог захохотать. Он хохотал так, что Эркин смотрел на него уже с тревогой. Как и на ставшего тёмно-пунцовым Джонатана.
   - Это ты так поздно с игры приходил? - Андрей оглядывал Эркина, будто впервые видел. - А я-то думал...- и заржал.
   - Нас там, знаешь, сколько было...- улыбнулся Эркин, посмотрел на Джонатана и решил утешить. - Другие ещё меньше вашего держались, сэр. Она быстро вырубает.
   Фредди не мог говорить, из глаз у него текли слёзы, он останавливался, открывал рот и снова начинал хохотать. Смеялся, закидывая голову и раскачиваясь на стуле, Андрей. Наконец засмеялся и Джонатан.
   - И много ты проиграл?
   - Меньше, чем вы на мне, сэр. У нас ставки ниже. А так-то я много наиграл. Больше я ни одной ставки не отдал.
   Фредди налил себе полную рюмку водки, выпил залпом и смог перевести дыхание.
   - Ну, парень... ну... неужели, правда?
   - Что? Что остальные ещё меньше держатся? Правда. Больше одного приёма никто не делает. И шторы ни одна леди не задёргивает.
   - Так... И кто это начал?
   - Не знаю, сэр. Местные говорили, что они с весны так играют. Ну, как листва появилась.
   - Ну, черти, ну... ну, нет слов! - крутил головой Фредди.
   - На Фредди ты тоже играл? - спросил Джонатан.
   - Не пойдёт, - сразу сказал Фредди. - Мои занавешивают.
   - Да, - кивнул Эркин, - но у той, что за скобяной лавкой, кровать или что там со звоном. Каждый толчок слышен. А ты и там, как в драке. Бьёшь сильно, но одинаково.
   Теперь покраснел Фредди.
   Эркин осторожно похлопал Андрея по спине.
   - Продышись.
   - Ну, на такую игру не позвал, - Андрей обиженно покачал головой. - И много ты наиграл?
   - Сколько смог, всё взял, - улыбнулся Эркин. - Они-то думали, что нагреют меня. Ну, с весны играют, всех видели, всех знают, а меня на новенького прокатить хотели. Да и остальных. Ну, и просто показать-поглазеть, если кто без денег, - Эркин посмотрел на жадно пьющего Фредди, всё ещё красного Джонатана и продолжил: - Я всех там видел. И мэра, и шерифа, и начальника полиции, и лендлордов всех.
   - И всё у той, в красном? - Андрей даже есть перестал.
   - И у неё, и у других. Как одна свет погасит, мы к другому дому идём. Пока не надоест или деньги не кончатся.
   Эркин осторожно отпил вина и стал есть. И какое-то время в комнате было тихо. Но Андрей опять начал:
   - И вот вчера, ну, после бала, ты тоже играл?
   - Я соревновался, - усмехнулся Эркин.
   - В чём? - изумился Джонатан.
   - Кто больше приёмов знает, сэр, - улыбался Эркин.
   - Это с той мулаточкой? - спросил Фредди.
   Эркин кивнул.
   - И кто победил? - попробовал подловить его Джонатан.
   - Утро наступило, - улыбнулся Эркин. - Мне на конюшню надо было идти, сэр.
   - И ты что, всю ночь? Вы ж рано ушли! Не спал совсем? - у Андрея горели глаза.
   - Конечно, не спал. Только поели немного в серёдке, и всё.
   - Силён парень, - усмехнулся Фредди.
   - Нормальная смена, - пожал плечами Эркин. - Да и она знает всё. Легко работалось.
   - И сколько? - не отставал Андрей.
   - Чего сколько?
   - Приёмов.
   Эркин вздохнул и перестал есть.
   - Всё-то тебе доложи. Сейчас сосчитаю. Качели, стоя два раза, спереди и сзади, потом руками, потом лёжа покатались, ртом ещё, да лошадки...
   - Лошадки? Это как?
   - Ты лежишь, а она едет на тебе. Как на рыси.
   Джонатан закрыл лицо ладонями и тихо постанывал, Фредди не мог смеяться и только шумно дышал открытым ртом, слушая этот деловитый перечень.
   - А катались, ты сказал, это как?
   - Сверху, снизу и на боку. Главное - замок не разорвать.
   Андрей задумчиво пожевал губами и убеждённо сказал:
   - Врёшь ты, нельзя столько за ночь успеть.
   И тут уже Эркин не выдержал и засмеялся.
   - Бывало и больше. Я ж говорю, с ней легко. Можно и больше было, да мы не спешили.
   - Хватит, - наконец простонал Джонатан. - Уморишь.
   - Да-а, - продышался Фредди. - Ну, до такого... Нет, я-то считал, что чего-то могу.
   - Чего-то все могут, - вздохнул Андрей. - А вот так...
   - На то меня и учили. С пяти и до почти четырнадцати, - Эркин на секунду задумался и кивнул. - Да, в четырнадцать меня уже продали, и всерьёз работал, - оглядел свою тарелку и улыбнулся. - Очень вкусная рыба, сэр. Андрей, ты чего не ешь?
   - Тебя слушаю, - Андрей доедал форель, явно думая о другом.
   Джонатан встал и опять поменял посуду.
   - Так, парни, после такого разговора овощи. Прованская запеканка. Тоже под Совиньон. Его вы уже знаете, сами наливайте.
   - Спасибо, сэр.
   - И сыр к овощам.
   Андрею явно хотелось продолжить разговор о постельных приёмах, но Эркин под столом наступил ему на ногу, и он потому ограничился фразой:
   - Разве такому научить можно?
   - Научиться можно всему, - убеждённо ответил Эркин.
   - Ну, это смотря кто учит, - возразил Джонатан.
   - И как учиться, - усмехнулся Фредди. - Меня отец за школу порол смертным боем. Учись, говорил, мерзавец, хоть контракт понимать будешь. Нагревали отца на контрактах часто. Вот он и бушевал.
   - А ты что, учиться не хотел? - заинтересовался Андрей.
   - Дурак был, - вздохнул Фредди. - Потом навёрстывать пришлось. Нет, до четырнадцати где-то я ещё в школе появлялся. А чего, думал, читать-писать умею, чего-то о чём-то знаю, а главное... в седле держусь и без седла не свалюсь, стрелять умею, кулак жёсткий, глаз твёрдый, что ещё ковбою нужно? И пошёл в работу.
   - Ты ж говорил, что с десяти работал, - Андрей уже переключился полностью на новую тему.
   - Это я так, - усмехнулся Фредди, - прирабатывал в сезон. А тут... сам по себе стал жить. По своему контракту.
   - Ага. Я в двенадцать по своей статье пошёл, - улыбнулся Андрей.
   - А я в двенадцать, нет, чуть позже, как раз в Аризону рванул.
   - Из дому сбежал?
   - Дома уже не было, - усмехнулся Джонатан. - Да ничего уже не было. Родители погибли ещё раньше, сестре стало совсем плохо. Прикрывать она меня больше не могла... А я надеялся, что без меня от неё отцепятся.
   - Кто? Эсбе? Охранюги?
   Джонатан быстро поглядел на Андрея.
   - Как тебе сказать... Понимаешь, я знаю, кто стоит за всем этим, - и рассмеялся. - Нет, надо по порядку. Я из семьи Бредли, и нашу семью уничтожали. Из-за чего? Долгая история, парни. Началась она до меня, но, надеюсь, на мне не закончится. А так... Словом, к моим двенадцати от семьи Бредли остались двое. Я и моя сестра. А от богатства... даже не крохи, ещё меньше. Мы были очень богаты. Очень. Не могу сказать, насколько... Дома, земли, заводы, имения, банки... И ничего не осталось. Квартира с остатками мебели и какая-то мелочь в банке. Уже чужом. А сестра сказала, что и этого уже нет.
   - Она была старше вас, сэр?
   - Да. На пятнадцать лет. Когда погибли родители... в автокатастрофе... хотя, какого чёрта?! Мне только восемь минуло, но я уже понимал, что их убили. Сестра уехала... Я не знаю, как она это сделала, что отдала, но нас оставили в покое. На четыре года. Она столько откупила. Из той поездки она вернулась... уже не в себе. И сказала, что у нас есть то, что есть. Квартира, мебель, одежда... и всё. Продали квартиру, мебель, одежду, всё, что удалось продать, и на эти деньги и жили. Четыре года. В школу я толком не ходил, так, крутился около. Это потом меня Фредди учиться заставил. Сдать за школу и в колледж пойти, - Джонатан улыбнулся.
   - А я года два или три проучился, и нас всех эсбе заарестовала, - Андрей невесело усмехнулся. - И кончилась моя учёба. Да и чему учили, всё забыл.
   - Вспомнишь, - твёрдо сказал Эркин. - Если чему-то когда научился, то ты это знаешь. Голова забыла, так руки, тело помнит. Да и голова. Я никак не думал, что я все эти... сонеты помню. А научили в питомнике ещё.
   - Может, и вспомню, - не стал спорить Андрей. - А не вспомню, так и без этого проживу.
   - Это ты зря, - покачал головой Фредди. - Чем больше человек знает, тем ему же лучше. Из Аризоны когда рвать пришлось, я и чухнулся. Ковбои не нужны, а я ни хрена больше не умею. Вот когда крутиться пришлось. И работали, и зарабатывали, и учились.
   - И чему?
   - А всему! На электрика, на шофёра, на строителя... Джонни в колледже, я работаю. Я сел, Джонни работает. И на курсах всяких. Плотник, слесарь, бетонщик...
   - До конца ты только на шофёрских дошёл, - улыбнулся Джонатан.
   - Спокойный год выдался, - кивнул Фредди. - И машину знать надо было.
   - Слушай, Фредди, - вдруг встрепенулся Андрей. - Это ж как тебя в армию не загребли?
   Джонатан и Фредди переглянулись.
   - Деньги многое могут, - с лёгкой насмешкой сказал Фредди.
   - А это далеко не самое сложное и дорогое, - улыбнулся воспоминанию Джонатан.
   - Такие бы курсы хорошо, - задумчиво сказал Эркин. - На подёнщине долго не продержимся. Но там грамота нужна, а я...
   - Но сейчас-то тебе учиться можно.
   - А что, Фредди, ты слышал, чтоб где школа для цветных, ну, таких, как я, для взрослых уже, была? В Джексонвилле на весь Цветной одна школа для мелюзги. И то... на неё поглядеть страшно.
   - Ну, читать-то Эндрю умеет, мог бы и тебя научить.
   - Из меня учитель...- хмыкнул Андрей.
   - Что сам знаешь, тому и научить можешь, - возразил Эркин.
   - Да-а? - у Андрея хитро заблестели глаза. - А ты меня тогда приёмам научишь?
   - Больше тебе учиться нечему? - сразу ответил Эркин. - Остальное ты всё знаешь, так? - и уже серьёзно: - Чему-то могу научить, а чему-то нет. Для этого с тобой надо сделать, что со мной сделали. Хочешь такого?
   - Ты что?!
   - Ну и не бухти тогда, - Эркин сердито посмотрел на Андрея. - Обойдёшься.
   - Придётся, - комично вздохнул Андрей, разряжая обстановку.
   Все рассмеялись.
   - Доедайте овощи, парни. Понравились?
   - Да, сэр.
   - Одно вкусней другого.
   - Да, Джонни. Дюпон постарался.
   - Что?! - изумились парни. - А при чём тут Дюпон?
   - Весь ужин я заказывал у Дюпона, - улыбнулся Джонатан. - Но хотелось посидеть так, чтобы нам никто не мешал. Поэтому собрались здесь.
   - Чтоб вы смокинги не искали, - пояснил Фредди.
   Парни дружно засмеялись.
   - И это у Дюпона каждый вечер так едят? - уточнил Андрей.
   - Нет, - рассмеялся Джонатан. - Не каждый. Даже король ужинает по-королевски не каждый вечер.
   - Слишком дорого, - понимающе кивнул Эркин.
   - Не только. Королевский ужин - это не только еда, сервировка, вина... Это всё вместе и ещё что-то.
   Эркин кивнул:
   - Я понял, сэр.
   Джонатан встал, лёгким взмахом головы отказавшись от чьей-либо помощи, и снова поменял посуду. В стороне у стены был стол, куда Джонатан переставлял грязную посуду, а рядом ещё один со стопками чистых тарелок, закрытыми блюдами, судками, кастрюльками...
   - А теперь мясное. Горячее. Главное блюдо ужина.
   Большое серебряное блюдо под серебряной крышкой было горячим. И когда Джонатан снял крышку, их обдало горячим и таким ароматным паром, что Андрей не выдержал и выругался настолько восхищённо и забористо, что Фредди рассмеялся:
   - Ну, ты и мастер. Здесь тебе точно учиться уже нечему.
   Улыбнулся и Джонатан, раскладывая содержимое блюда по тарелкам. Убрал опустевшее блюдо и поставил второе.
   - Это перепёлки, парни. А это к ним гарнир. Овощи и соус. Это себе сами кладите. Едят перепёлок руками.
   - Уже легче, - пробормотал Фредди. - Держим за эти браслетики, что ли?
   - Совершенно верно. И к ним красное вино. Мюзини и Бордо. Вот эти бутылки. Сейчас всем налью. Вот так.
   Джонатан быстро оглядел стол и сел на своё место. И наступила тишина. Благоговейное молчание. Потому что это было... необыкновенно. И говорить - это отвлекаться от еды, а не оторваться - так вкусно. Да и страшно закапать горячим жиром рубашку и скатерть. Хотя парни, по примеру Джонатана и Фредди, ещё в самом начале положили себе на колени салфетки, но и тех жалко. Белая узорчатая ткань такая красивая.
   - Я даже не думал, что такое бывает, - наконец выдохнул Эркин.
   Фредди кивнул, собирая ломтиком хлеба соус.
   - Я тоже. Похоже, готовил сам Дюпон.
   - Да. Из уважения к заказу.
   - И заказчику?
   - Возможно, - улыбнулся Джонатан.
   Здесь предлагать доесть было незачем. Блюдо гарнира очистили полностью.
   - Ну вот, - Джонатан, улыбаясь, оглядывал стол и сотрапезников. - Хорошо?
   - Очень хорошо, сэр, - улыбнулся Эркин. - Это птица такая, перепёлка, да, сэр?
   - Да.
   - Курицу ел, - улыбался Фредди, - индейку, утку, гуся, даже голубя, но такое... Перепёлки, они же дикие, Джонни, или их разводят?
   - Дикие. Поэтому в меню не птица, а дичь.
   - Понятно, почему Дюпону неделя понадобилась. Здесь такого не купишь, негде.
   - Это были его проблемы, Фредди, - засмеялся Джонатан. - Но он постарался.
   - Заметно, - кивнул с улыбкой Фредди. - Теперь я верю, что французская кухня лучшая в мире.
   - У каждой страны, каждого народа, - Джонатан пустился в объяснения, заметив недоумение парней, - своя кухня. Ну, блюда, способ приготовления... Сегодня у нас французская кухня.
   - Очень вкусно, сэр, - кивнул Эркин. - А... русская кухня какая, сэр?
   - Никогда не пробовал. Из русской кухни знаю икру и водку. А что там ещё есть? Не знаю. Жизнь велика, парни, всё узнаем, всего попробуем. Теперь-то...
   - На свободе, - продолжил за него Фредди.
   - Но вы же были свободными, сэр, - вырвалось у Эркина.
   - Как тебе сказать. И да, и нет. Формально да. А по сути... Зависимость... это же не свобода, так?
   Эркин кивнул, но возразил:
   - Но вас же не продавали, сэр.
   - С торгов? Нет. Но, - Джонатан усмехнулся. - Но вот, скажем, приезжаю я к одной... Перепёлочке. И она мне говорит, что я теперь буду работать на... Помнишь Даунти, Фредди?
   - Эту сволочь забыть трудно.
   - Это ещё мягко сказано. И вот я должен выполнять все приказы этого Даунти, работать на него. Почему я? Почему на него? Надолго ли это? Вопросов задавать не положено. Тебе это ничего не напоминает, Эркин?
   - Напоминает, - кивнул Эркин. - Я не думал, что у белых так... похоже.
   - Это когда ты на Даунти работал?
   - Когда ты на курорте прохлаждался, - невесело усмехнулся Джонатан.
   - Вот, значит, через кого ты на Крысу вышел, - Фредди покрутил головой. - Хлебнул ты...
   - По горло. Но Даунти выхода на Крысу не имел. Через него я тебе место выбил и стал собирать деньги. И уж через заказчиков вышел на этот канал. Вот, кстати, Эркин, насчёт продавали или не продавали. Про Уорринг слышал?
   - Да, сэр.
   - Так комендант Уорринга, Ротбус, его ещё Крысой звали, вовсю торговал заключёнными.
   - Из Уорринга либо в лагерь, либо в землю, - усмехнулся Андрей.
   - Да. Но был и третий путь. Выкуп. Держал его Крыса. А оформлялось это как смерть. Умер, и всё.
   - По-нят-но, - в растяжку сказал Андрей. - Но я про это даже не слышал.
   - А об этом, Эндрю, только выкупленные и знали. Ну, и молчали, конечно. И если что... ну, живыми их не брали. Крыса не хотел рисковать, а с ним связываться тоже не рисковали.
   - А так, Эндрю, из Уорринга много встречал?
   - Не очень. Они как не в себе были, и их быстро на финиш отправляли. Финишный этап на небо.
   - Понятно. Выкупленные тоже быстро с круга сходили. Либо их кончат, либо сами...- Фредди усмехнулся. - Что-то у нас разговор невесёлый пошёл.
   - Раз по краю Оврага прошли и не упали, значит, весёлый, - возразил Эркин.
   - Эт-то ты точно сказал, - Фредди будто заново оглядел его. - Это ты молодец.
   - А у тебя свобода с чего началась? - спросил вдруг Андрей.
   Эркин улыбнулся.
   - У меня? Смешно как-то. Нам когда свободу в имении, да, вы знаете, как это делалось?
   - Нет, - покачал головой Джонатан. - Мы тогда старались подальше держаться. А болтали потом разное.
   - Всего наслушались, - кивнул Фредди. - Что русские лендлордов на растерзание отдавали. Ну, и ещё всякое.
   - Да нет, враньё это всё. Хотя всякое и бывало, но потом, да, - Эркин взмахом головы отбросил со лба прядь. - Собрали нас всех в холле, пришёл хозяин, с ним русский, думаю, офицер, надзиратели... ну, те чуть показались и исчезли. Хозяин сказал русскому, что все здесь, и ушёл. И уже русский нам объявил сам, что мы все, и рабы, и отработочные, все...- Эркин на мгновение задохнулся. - Свободны. И можем идти, куда сами хотим. А если хотим остаться здесь, то нам уже за работу должны платить. Потом его ещё о чём-то спрашивали, - Эркин как-то виновато улыбнулся. - Только я будто оглох. Вижу, как губами шлёпают, а ничего не слышу. И вообще... не со мной это. Русский уже уходит, лакеи за ним побежали. А мне как в голову ударило. Мы все разувались, когда в Большой Дом заходили, а у меня сапоги крепкие, недавно выдали. Испугался, что подменят, и пошёл на крыльцо. Нашёл сапоги свои, обулся. Смотрю - русские уезжают. А ворота так настежь и остались. А я сижу на крыльце, смотрю на них...
   - И думаешь, что можешь уйти, так? - Андрей смотрел на него блестящими глазами.
   - Нет, - покачал головой Эркин. - Ни о чём тогда не думал. Сидел и смотрел.
   - А я долго не мог привыкнуть, что иду, один, а никто не стреляет, - улыбнулся Андрей. - Уже и одежду раздобыл...
   - Сменил робу, - понимающе кивнул Фредди.
   - Робу я сразу в Овраг, ну, в ров, кинул, - спокойно сказал Андрей. - Как вылез, сбросил её и голым пошёл.
   - Как это вылез? - спросил, уже догадываясь, Джонатан.
   - А просто, - Андрей рассмеялся. - Вы по краю Оврага ходили, а я там полежал и вылез. Недобитый я.
   - С ума сойти! - вырвалось у Джонатана.
   - Это точно, - кивнул Андрей. - Я долго не в себе был. Ладно.
   - Ладно, - улыбнулся Джонатан. - Теперь кофе, фрукты и коньяк.
   На этот раз ему не удалось всё сделать самому: так легко встал и присоединился к нему Эркин. А приняв помощь Эркина, Джонатан был вынужден допустить к сервировке и остальных.
   - Черти, не дали мне самому всё сделать.
   - Не жадничай, - рассмеялся Фредди.
   Когда стол заново накрыли и даже поменяли свечи в подсвечниках, Андрей пришёл в восторг от крохотных кофейных чашечек.
   - Ой, лялькины чашки! - вырвалось у него по-русски.
   - Что-что? - переспросил Эркин по-английски. - Какие чашки?
   - Чашки ляльки, - ответил Андрей. - Ну, кукольные. У сестры кукла была. По-русски лялька. И посуда кукольная. Даже побольше чашечки.
   Джонатан разлил кофе и коньяк.
   - А у моей сестры, - задумчиво сказал он, - была целая комната кукольная. Это бисквит сухой, парни. Ну, шоколад вы знаете, только этот особый, горький.
   - Кукольная комната - это...
   - Это нормальная комната, - рассмеялся Джонатан. - Только жили в ней её куклы. И три кукольных дома. С мебелью, посудой, одеждой, всё как полагается. Для больших кукол, для маленьких и для очень маленьких. Она уже в куклы не играла, но меня иногда пускала в эту комнату. Посмотреть. За хорошее поведение.
   - Целая комната для кукол? Обалдеть, - покрутил головой Андрей.
   - Это детская её была? - спросил Фредди.
   - Нет, кукольная. Её игровая. У меня у самого, пока родителей не убили, было три комнаты. Спальня, игровая и для занятий.
   - Ого! Это ж какая квартира была, - изумился Андрей, - что столько комнат?!
   - Это мы ещё в имении жили. В главном имении. Оттуда уехали в город, вернее, она меня отвезла на квартиру и уехала. И я неделю, наверное, жил один. Как она сказала, никуда не выходил.
   - А... что же вы ели, сэр?
   - Со мной была моя гувернантка. Она согласилась побыть эту неделю. Слуг уже никого не было. Гувернантка, парни - это вроде учительницы. Но она уже не занималась со мной. Так, что-то готовила, приглядывала. А когда сестра вернулась, сразу ушла. Сказала, - Джонатан усмехнулся, - сказала, что хочет жить. И мы остались вдвоём. И сестра стала потихоньку продавать мебель, кое-какие вещи, квартиру. Квартира была тоже большая. Но... А у вас, Эндрю, квартира была или дом?
   - Дом, - убеждённо ответил Андрей. - Я сад помню. Вокруг дома. А дома... спальня, значит, наша комната, столовая, ещё... нет, путается всё.
   - Ты с сёстрами в одной комнате был? - удивился Джонатан.
   - А что такого? - улыбнулся Фредди. - Нас: девять человек детворы, да родители. И хорошо, когда две комнаты с кухней были. Отец с матерью и малыши в одной, кто постарше в другой, кому совсем места нет, в кухне на полу стелили.
   - А мы, когда сестра всё, что могла, продала, переехали, а там уже... да, три комнаты. Её, моя и общая. Эту квартиру я уже хорошо помню. Сестра никак не могла привыкнуть, говорила, что тесно, душно...
   - Ну, ещё бы, - кивнул Андрей. - После такого, чтоб для кукол отдельная комната... Я слышал как-то... К хорошему человек привыкает сразу и успешно, а к плохому всю жизнь и неудачно.
   Эркин усмехнулся.
   - Это если плохое и хорошее чередуются. Я вот долго думал, что белых, как и нас... в питомниках разводят. Только называются эти питомники семьями.
   - Ну, ты даёшь! - не выдержал Андрей.
   - Бери, раз дают, - огрызнулся Эркин и продолжил: - Я ж до четырнадцати в питомнике жил. Потом... словом, семью я в двадцать лет увидел, когда в имение попал. И то... Я ж скотник, в Большой Дом только в пузырчатку заходил. О семье хозяйской из болтовни рабской знаю.
   - Пузырчатка - это что? Комната наказаний?
   - Да, сэр. Только новокупленные, ну, кто до того в других имениях был, говорили, что нигде такого нет.
   - Вторая степень, пункт семь, - быстро сказал Фредди. - Ты понял, Джонни?
   - С ума сойти! Это же пытка, пыточная камера.
   - Может быть, сэр. Но пороли тоже. Правда, редко. А так просто били, без пайка оставляли. Ну, и пузырчатка. Оставь, Андрей, я не завожусь. Я не об этом. О семье. Вот вы о сестре своей говорили, сэр. Я думаю, если бы с хозяевами моими что случилось бы, не стала бы их старшая о младших заботиться. Нет!
   - Это её ты маленькой стервой называл? - усмехнулся Фредди.
   - Да. Её и хуже называли. Вообще-то у неё одно на уме было. Хозяйка уедет куда, так она сразу в её спальню лезет, к спальнику. Криком от неё, говорят, кричали. Ни одного раба не пропускала, чтобы в штаны к нему не залезть, с надзирателями со всеми перевалялась.
   - Подожди. Ты у Изабеллы Кренстон был? - быстро спросил Джонатан.
   - Да, сэр. Только звались мы говардовскими.
   - Это её девичья фамилия, - Джонатан как-то странно улыбнулся. - Так это она экономию на рабской каше наводила?
   - Да, сэр. А что, вы её знаете, сэр?
   - Встречал несколько раз, - Джонатан улыбался, но глаза его зло сощурились. - А маленькая стерва - её дочь, так?
   - Да, сэр. Маргарет.
   - И её в заваруху не пристукнули?
   - Не знаю, Фредди. Хозяйку с хозяином и двоих младших я видел. Но после заварухи уже. А её нет, - Эркин усмехнулся. - Я и об остальных не тосковал, а уж об ней-то... Так я о чём говорил. Вот мать, отец, дети. Семья?
   - Семья, - кивнул Джонатан. - Я знаю, о чём ты думаешь сейчас. Но они Говарды. А у Говардов... всё иначе.
   - Да, сэр, но я это уже потом понял. А тогда думал, что у всех белых так. А что, сэр, - Эркин всё-таки немного опьянел. - У вас с Говардами свои счёты? Вы так говорите о них...
   - Да, - твёрдо ответил Джонатан. - Ты прав. И я сквитаю его.
   - Удачи вам, сэр, - улыбнулся Эркин.
   - А у тебя к ним что, нет счёта? - спросил Андрей.
   - Есть, - кивнул Эркин. - Только... Ладно, не хочу сегодня об этом. Хорошо так было.
   - И опять ты прав, - улыбнулся Джонатан. - Не будем о них. Ты же победил, так?
   - Я выжил. Значит, да, победил, сэр.
   - Кто выжил, тот и победил, - кивнул Андрей. - Значит, что, переиграл я охранюг?
   - И за это выпьем, - усмехнулся Фредди. - Эркин, ты попробуй в кофе коньяк налить.
   - Он лучше ещё сахару положит, - засмеялся Андрей.
   - Пока ты весь не стрескал, - ответно рассмеялся Эркин.
   - Берите виноград, парни. Тоже, наверное, не пробовали никогда.
   - Не помню, а ты?
   - Я точно нет.
   - А что, там не подавали?
   - Да нет, не видел. Сладкий какой. А это что?
   - Это лимон. Осторожно, он кислый. Так не ешь, попробуй в кофе положить.
   - Мг, спасибо, сэр. Андрей, ты тоже попробуй так.
   - Ага, хорошо.
   - Хороший коньяк, Джонни.
   Джонатан оглядывал стол и сотрапезников. Смеющиеся, подтрунивающие друг над другом парни, блаженствующий Фредди. Да, ужин удался. И Эркин, разумеется, прав. Раз они выжили, прошли по краю Оврага и не упали, значит, победили. И сам он свою схватку с Говардом выиграл. Он выжил и он не один...
   - А я не знал, что кофе с лимоном... так вкусно. Дома мы чай пили.
   - С лимоном?
   - И с вареньем, - засмеялся Андрей.
   - Смотрю, сладкоежки вы оба.
   - Ага, - радостно согласился с очевидным Андрей.
   Эркин допил кофе и больше наливать себе не стал. Аккуратно ощипывал гроздь винограда, держа её на весу за черенок.
   - А есть люди, которые каждый день так едят?
   - Нет, Эндрю, наверняка нет, - засмеялся Джонатан. - И если такое каждый день, то это уже обычно. И не так вкусно.
   - И слишком дорого, - вздохнул Андрей. - Вот разбогатею...
   - Это с чего ты разбогатеешь? - засмеялся Эркин. - С колки дров? Или с погрузки?
   - А с игры! - Андрей озорно подмигнул Джонатану.
   - Игровые деньги ненадёжные, - возразил Эркин. - Пришли легко и уйдут легко. С игры жить - это без дома, без ничего, одним днём жить.
   - Это ты прав, - кивнул Джонатан и улыбнулся. - Сам не знаешь, насколько прав.
   Эркин быстро взглянул на него, опустил на мгновение ресницы, но тут же опять смотрел уже открыто.
   - Нет, Андрей, с игры ты не разбогатеешь. Да и... обыграешь не того, тогда что? Нет, надо хорошую работу искать.
   - Надо, - кивнул Андрей. - Вернёмся, осмотримся и тогда думать будем. Сейчас чего загадывать?
   - Тоже верно, - кивнул Фредди. - Скажу вам, что и Джонни тогда говорил. Учитесь. Больше знаешь, больше умеешь, больше шансов устроиться.
   - Знать, уметь... Это хорошо, конечно, - кивнул Эркин. - Если б я в имении не работал, туго бы весной пришлось. Да и сейчас... Учиться, говоришь... Оно так. А жить на что, пока учишься? И за учёбу платить ведь тоже надо.
   - А вы по очереди, как мы с Джонни, - предложил, улыбаясь, Фредди.
   - Мг, - Андрей кивнул с такой невинной физиономией, что Эркин насторожился. - И кто больше успел выучиться?
   - Поровну, пожалуй, - пожал плечами Джонатан. - Фредди, так даже больше умеет.
   Эркин наступил Андрею на ногу, но тот уже не мог проглотить вертящееся на языке.
   - Ага, только ты - лендлорд, а он у тебя ковбоем на контракте.
   Джонатан и Фредди переглянулись.
   - Ну что скажешь, - рассмеялся Фредди, - подловил, ничего не поделаешь.
   - Подловил, - кивнул Джонатан. - Нам так удобнее, парни, вот и всё. Для всех так. А что на самом деле...
   - Это ваши проблемы, сэр, - перебил его Эркин.
   - Молодец, - одобрил Фредди.
   Андрей пытался выдернуть ногу из-под сапога Эркина, сохраняя на лице улыбку. Эркин надавил ещё раз и убрал ногу, улыбнулся.
   - А странно. Пил много, а пьяным не стал.
   - Потому что пил правильно, - рассмеялся Фредди, - по правилам. И не так уж вы много выпили.
   Джонатан удовлетворённо оглядел стол.
   - Ну вот. Фрукты берите с собой и пошли к бару.
   - Ещё пить? - удивился Андрей.
   - Ужин требует завершения, - засмеялся Джонатан, вставая и гася свечи.
   Когда перешли в холл, Джонатан, закуривая и кладя на столик пачку дорогих сигарет, распорядился:
   - Фредди, парням полегче, им в дорогу ещё.
   - А... совсем лёгкого можно? - спросил Эркин. - А то ещё с коня свалюсь.
   - Тебя свалишь, - усмехнулся Фредди. - Держи, здесь соки одни. А тебе, Эндрю, тоже? Совсем лёгкого?
   - Тоже, - кивнул Андрей. - Я уже зарываться начинаю, - у него ныли отдавленные пальцы.
   Эркин с наслаждением отхлебнул кисловатую щиплющую язык смесь.
   - Уф, хорошо! Даже в голове посветлело.
   - Ага, здоровско, - согласился Андрей. - Этому ты тоже учился?
   - Тоже, - ухмыльнулся Фредди. - Двухмесячные курсы барменов. Помнишь, Джонни?
   - Да, туда мы ходили вдвоём. И изображали незнакомых. На всякий случай, - Джонатан улыбнулся воспоминаниям. - Ты, правда, предпочитал практические занятия.
   - Руками когда, я как-то лучше понимаю. Но экзаменов, парни, мы ни разу не сдавали. Выпускных.
   - Почему? - удивился Андрей.
   - Не почему, а зачем, - рассмеялся Джонатан. - Промежуточные все, экзамены там, зачёты, контрольные, всё делали, а выпускные... просто не являлись, и всё.
   - Чтобы на выписке диплома не светиться, - объяснил Фредди.
   - А если под другим именем? Я слышал...
   - Умный ты парень, но дурак, - Фредди насмешливо покачал головой. - Мне что, к каждому диплому своё удостоверение иметь? Ещё запутаюсь к чертям. Шофёрские курсы - дело другое. Там мы до самого конца дошли.
   - Без диплома не дадут права, - стал объяснять Джонатан, - ну, удостоверение на право вождения.
   - Понятно, - кивнул Андрей и закурил, подражая Джонатану.
   Закурил и Фредди. Эркин с улыбкой оглядел их, стоящих у бара, и словно прислушался к чему-то.
   - Светлеет уже.
   Джонатан поглядел на часы.
   - Да, пора уже. Как догадался?
   - Почувствовал, сэр, - пожал плечами Эркин.
   - Как раз уложились, - засмеялся Фредди. - Как это? Точность - вежливость королей?
   - Да, - кивнул Джонатан.
   - Хорошо сказано, - улыбнулся Андрей. - Надо запомнить. А кто сказал?
   - Не знаю, - Фредди пожал плечами. - Тоже... схватил где-то и запомнил. Ну что... Сейчас идём на конюшню, готовим лошадей, оттуда в номер, приводим себя в порядок, завтракаем, забираете свои мешки и едем.
   - Ты с нами? - обрадовался Андрей.
   - Нет, - улыбнулся Фредди. - Провожу немного. А теперь ещё по одному успеем.
   - Мне такого же, - попросил Эркин, протягивая стакан Фредди.
   - Такой же, - Фредди кивком показал ему поставить опустевший стакан на столик, - но по-другому. И тебе, Эндрю?
   - Ага. А стаканы другие? Зачем?
   - Чтобы не смешивалось ненужное и не портило вкус, - засмеялся Джонатан. - Не надо, Фредди. Сам сделаю. Ну что, победители, чтоб нам и дальше везло.
   - Всем удачи, - кивнул Эркин.
   Джонатан поставил свой стакан на столик и подошёл к камину, поворошил догорающие поленья. Да, ночь закончилась. Он обернулся и встретился глазами с парнями. А ведь тогда, на рынке в Джексонвилле, никак не думал, что так повернётся дело, что такую удачу... ладно, действительно - пора.
   Эркин допил и тоже поставил свой стакан на столик, подошёл, мягко ступая, к окну и осторожно сбоку приоткрыл штору.
   - Светло уже.
   - Пора, - Фредди поставил свой стакан. - Провожу парней и приду.
   - Тогда я твой стакан не мою, - очень серьёзно сказал Джонатан.
   У Андрея округлились глаза, Эркин поправил штору и, не скрывая удивления, спросил:
   - Вы будете мыть посуду, сэр?
   - А за меня этого никто не сделает, - рассмеялся Джонатан. - Такова уж доля хозяина, - и серьёзно. - Всё как надо, парни. Удачно вам добраться.
   - Спасибо, сэр, - Эркин безукоризненно вежливо склонил голову и поглядел на Андрея. - Допивай или ставь. Пора.
   Андрей залпом допил свой стакан, поставил его на столик и преувеличенно серьёзно повторил поклон Эркина.
   - Благодарю вас, сэр. Было очень приятно познакомиться.
   Фредди с удовольствием заржал. Джонатан показал ему кулак и ответил:
   - Разумеется, джентльмены. Спасибо, что оказали мне честь своим присутствием. Надеюсь вскоре увидеться ещё раз.
   Теперь уже смеялись все. Так, смеясь, парни натянули куртки и с шляпами в руках вышли за Фредди на серую предрассветную улицу.
   Было тихо и безлюдно. Бифпит спал. Они шли молча и, невольно подчиняясь этой тишине, ступали бесшумно. И до самой гостиницы им не встретилось ни одного человека. Сонный зевающий Энтони впустил на конюшню.
   - Скажи там, чтобы подавали в номер как обычно, - сказал Фредди, расстёгивая куртку.
   Энтони кивнул и ушёл. Через несколько минут прибежал Билли и, осторожно заглядывая в денник Майора, зачастил:
   - Доброго вам утра, масса, мы не ждали так рано, масса, завтрак не готов ещё, масса, вот, я не при чём, масса...
   - Стоп, - остановил его Фредди. - Принеси стираное, а завтрак не нужен. Понял?
   - Так, масса, сейчас принесу, но как же оно без завтрака, масса...
   - Исчезни, - коротко приказал Фредди, выбивая скребницу.
   Приказание было мгновенно исполнено. Андрей заглянул в денник Огонька, где трудился Эркин.
   - Вся команда другая, заметил?
   - Они же посменно, - ответил Эркин, не поднимая головы.
   - Не успел я, жаль.
   - Обойдёшься, - хмыкнул Эркин. - Давай, не тяни.
   - Сейчас закончу и помогу тебе.
   - Ты со своим управься как следует.
   На конюшне они были одни. Действительно, слишком рано ещё. Фредди, как всегда, проверил их работу, кивнул, и они пошли к себе.
   На диване лежало выстиранное и выглаженное бельё, но обычного подноса с завтраком не было: приказы дважды не повторяют. Эркин сразу закрыл дверь на задвижку и полез во вьюк.
   - Андрей, держи своё. Сейчас сразу всё и заложим.
   - Что, собрались уже? - удивился Фредди.
   - Вчера ещё.
   Эркин быстро отобрал из чистой стопки свои вещи, заложил в мешок, разделся, завернул трусы и носки в рубашку и отправил туда же.
   - Карту на стол выложи, - сказал Фредди раздеваясь. - Ещё раз пройдёмся по ней, раз вы готовы.
   Эркин вытащил и положил на стол карту, и пошёл в ванную. Почти сразу пришёл и стал бриться Андрей.
   - Фредди где? - спросил из-под душа Эркин.
   - Свой мешок собирает.
   - Всё-таки с нами едет?
   - Тогда бы он по карте нас не гонял.
   - Тоже верно.
   Вошёл Фредди, подвинул Андрея и стал быстро бриться.
   - Эркин, похолоднее ему сделай, - бросил он, не оборачиваясь, - чтоб не заснул. А то еле бритвой водит.
   - А себе? - Андрей быстро собрал свой прибор, увернулся от подзатыльника и влез в душ. - Эркин, подвинься, ты что, тянуться вздумал?
   - Обмойся и спиной повернись.
   - Помнёшь? - обрадовался Андрей. - Давай.
   - Вот так, а теперь оба подвиньтесь, - Фредди ловко втиснулся под тугую тёплую струю. - Ух, хорошо! Зажило, значит?
   - Я между рубцов. Терпи, не дёргайся. Вот так. Всё, больше ничего нельзя. Фредди, ты как? Врубить холодную?
   - После массажа ничего?
   - Когда такой слабый, можно.
   - Тогда пускай.
   Ледяная струя хлестнула с такой силой, что Андрей сразу выскочил наружу.
   - Психи ненормальные!
   Но и Эркин, и Фредди не задержались. Все вытерлись, забрали своё мыло и бритвенные приборы. В спальне натянули чистое, оглядели опустевший шкаф.
   - Эркин, завернуть есть во что? А то всё мокрое. Я у тебя целлофан видел.
   - Я его для справок подобрал. В имении запаяю тебе.
   - Ага, спасибо. Ладно, в портянку заверну.
   Уже одетые сели к столу. Фредди свой собранный мешок заложил обратно во вьюк. Мешки парней стояли у двери рядом с сапогами. Фредди развернул карту.
   - Так. Теперь по очереди рассказывайте, как ехать будете. Один рассказывает, другой по карте следит и проверяет. Потом меняетесь.
   - А ты?
   - Я всё здесь и так помню. Начинай, Эркин. Эндрю, следи.
   Прогнав их по карте несколько раз, Фредди кивнул:
   - Сойдёт. Эркин, далеко карту не убирай. Она под рукой должна быть.
   - В карман она не влезет. В сапог если?
   Фредди усмехнулся.
   - Сапог, конечно, надёжнее.
   Улыбнулся и Эркин, хмыкнул, но удержался от шутки Андрей.
   - Встретиться вам никто не должен, но если что, будьте осторожны, не нарывайтесь. Если что серьёзное... ни шмотьё, ни деньги не дороже жизни. Всё ясно? Тогда пошли.
   Они обулись, надели куртки и шляпы, Эркин засунул в сапог сложенную карту, проверив, чтобы она не выступала над верхним краем. Фредди взял ключ, парни свои мешки.
   В коридоре и на лестнице им никто не встретился. Проходя мимо стойки, Фредди небрежно бросил ключ рядом со спящим портье. В конюшне тоже было ещё пусто. Они заседлали лошадей. Мешки - все четыре - приладили на вьючное седло Огоньку и повели коней во двор. У ворот Энтони как раз впускал трёх опухших не выспавшихся ковбоев. Те посторонились, пропуская всадников. Энтони, увидев навьюченного мешками Огонька, удивлённо округлили рот и глаза, но промолчал.
   Они молча проехали по улицам Бифпита. Фредди выбирал боковые тихие улочки, где ещё не было прохожих, и уже за городом повёл их на нужную дорогу.
   - Ну вот. Видите тот дуб? От него по карте. Ясно?
   Эркин кивнул. Фредди спешился, подвязал стремена и перекинул поводья Майора Эркину.
   - Привяжи к седлу. Удачи вам, парни.
   - И тебе удачи, Фредди.
   - Обоим удачи, - улыбнулся Андрей.
   Эркин тоже улыбнулся и тронул Принца. Фредди сильно хлопнул Майора по крупу, и тот не упрямясь пошёл за Принцем. Андрей тронул Бобби, пристраиваясь рядом с Эркином. У дуба они оглянулись, и Эркин сорвал с головы шляпу и помахал ею. Андрей повторил его жест.
   Когда парни скрылись за гребнем холма, Фредди повернулся и не спеша пошёл обратно в город. Сейчас к Джонни, помочь убраться. Оттуда в "Приму", взять грузовик и за вьюками. Джонни, надо думать, к тому времени уладит с Дюпоном и подойдёт в гостиницу расплатиться. Грузовик отгоним обратно в "Приму", вьюки пусть так и лежат в кузове, а там... Да, встретить Меджи. Всё-таки если бы она не была такой сговорчивой, то возникли бы вовсе не нужные осложнения. Но хорошая была ночь, парни как оттаяли, совсем не топорщились, даже Эркин...
   Фредди легко взбежал на террасу и вошёл в залитый утренним солнцем холл. Джонатан укладывал в контейнер посуду.
   - Уже проводил? Быстро управились.
   - Завтракать не стали, а мешки у парней со вчера собраны.
   - Не сообразил я им сэндвичей в дорогу дать.
   - Из закуски? - Фредди скинул куртку, засучил рукава и стал помогать. - Они себе ещё вчера мяса и хлеба купили. А что, много разве осталось?
   - Тебе с твоей Меджи хватит. Нет, это для кофейного.
   - Мг. Ты молодец, Джонни. Я знал, конечно, но что это так будет... Ну, нет слов.
   - Парни заслужили, Фредди. Да и мы с тобой тоже. Хорошо посидели. Бутылки тоже нам остаются.
   - Заберём в "Приму"?
   - Водку и коньяк точно. Остальное на твой вкус. И посмотри столовую, вроде я там всё сделал, но ты ей как обещал? Первозданный облик?
   - Ладно, я всё равно пылесосить буду, тогда и переставлю, если что.
   Они составили контейнеры у двери и сели в кресла у бара.
   - Такая ночь бывает раз в жизни, Фредди.
   - Я понимаю. Ночь победителей. Эркин прав: мы победили. Прошли по краю оврага и не упали туда.
   - Да, мне тоже понравилось, как сказано. Но мы отошли в сторону, а они... они ещё стоят на краю.
   - Эндрю так ещё и пританцовывает, - рассмеялся Фредди. - Мальчишка. Правда, я тоже хорош. Чуть не сорвался вчера.
   - Как это? - Джонатан полулежал в кресле, разместив ноги на краю столика и разглядывая свой стакан. - Когда это ты успел?
   - А когда ходил за парнями. Зашёл на конюшню, меня просветили, что парни интересовались кипятком. Как его получить в ванной. Ладно. Иду в номер. Так меня ещё на лестнице извещают, что Эндрю бегал за едой и бутылкой, а потом они в номере заперлись.
   - Грог варили? Сумасшедшие.
   - Я тоже так подумал. Вернее, мне про грог впрямую сказали. Я и влетел к ним.
   - Представляю. Как это без членовредительства обошлось?
   - Запаха не было, - Фредди улыбнулся. - Это меня и остановило. Ну, меня тут же раскололи, и Эндрю вызверился на прислугу. Я его и сегодня с глаз не спускал, хотя смена другая.
   Джонатан рассмеялся.
   - Да уж, устроил бы он нам... Слушай, его слова, что он был в овраге и вылез... метафора?
   - Ты ещё скажи - гипербола! Думаю, что натурализм. И насчёт робы тоже.
   - Как он не замёрз, Фредди? Голый, в декабре. Снег же лежал.
   Фредди пожал плечами.
   - Парни как-то обмолвились, что самая большая их удача в том, что они зимой у одного костра не столкнулись. Ты всё понял? Или напомнить?
   - Не надо. Я эти костры, сколько жить придётся, не забуду.
   - Я тоже, Джонни, - Фредди допил стакан и встал. - Я в "Приму" за грузовиком. Разберёшься с Дюпоном и подходи в гостиницу расплатиться. Потом ты в "Приму", а я сюда.
   - Будешь встречать Меджи?
   - Она тоже заслужила.
   - Вечером как обычно.
   - Без проблем, Джонни.

* * *

  
   Отдохнувшие за неделю кони шли резво. По-осеннему тёплое, но не жаркое солнце, безлюдная просёлочная дорога. Привычные, ставшие за лето нетрудными движения... Они даже ни о чём не говорили вначале, скакали молча. Изредка Эркин на скаку доставал карту, смотрел её и снова прятал. Учить Фредди умел, и теперь ориентиры словно сами вели их, передавая друг другу. Андрей сбил шляпу на затылок, подставив лицо ветру. Эркин и вовсе снял шляпу и держал её в руке. Фредди советовал им сделать две короткие дневки вместо одной длинной: бычков, залегающих на жвачку с ними нет, а лошадям так легче, - и даже отметил примерные места.
   Солнце поднималось всё выше, лошади шли ходко. Андрей посмотрел на Эркина и улыбнулся.
   - Хорошо, правда?
   - Ага, - согласился с очевидным Эркин и засмеялся. - А лучше всего, что мы уже в имение едем. Семь дней осталось. Самое большое.
   - Соскучился?
   Эркин быстро посмотрел на Андрея, опустил глаза. И медленно, с трудом, вытолкнул из себя:
   -Да. Очень.
   Андрей осторожно положил руку ему на плечо.
   - Ты... Ты не думай, что я выспрашиваю... Я всё понимаю... Не обижайся.
   - Я не обижаюсь, - Эркин попытался улыбнуться. - Но... не могу я об этом говорить... даже с тобой. Я думать боюсь, чтобы вслух не вырвалось.
   - Я не буду, - кивнул Андрей, мягко убирая руку. - И знаешь... Хорошо было, конечно, но что возвращаемся... за лето, может, и улеглось всё. Я с документом теперь. И рубцы не болят совсем.
   - Ага, как по спине тебя треснули, так и лопнуло.
   - Подумаешь, покровило малость. Зато мы теперь сами по себе. Фредди - мужик, конечно, правильный, но надоело под чужой рукой ходить.
   - Ещё бы, - согласился Эркин. - Ну да ничего. Дождёмся их в имении, сдадим всё, под расчёт получим и домой.
   - А если они нас с премией нагреют? Почём он бычков продал, ты ж не знаешь. А говорят...
   - Говорят по-разному, - кивнул Эркин, - только... Помнишь, ты мне перед мастерством сказал, я о призах спрашивал, а ты сказал, чтоб я не думал об этом, помнишь?
   - Помню.
   - Так и с премией. Плату оговорили, плату он даст. А премию... как захочет. Нельзя её в расчёт брать.
   - Это так. И как под расчёт ещё будет. По вещам у нас вычета быть не должно?
   - По вещам, да. У нас только два дня, ну, за Мышеловку.
   - Помню. Да я ещё когда болел, шесть кормёжек пропустил. Я потом сосчитал, так?
   Эркин задумался, припоминая.
   - Нет, не шесть. Вот считай. Вырубился ты перед дневной.
   - Так, - кивнул Андрей и растопырил пальцы. - Считаю.
   - Две кормёжки я с тобой сидел, мне их, кстати, тоже на вычет можно. Утром я тебя в тайнике оставил.
   - Три, - Андрей загибал пальцы.
   - Днём ты за костром следил, ещё этот офицер припёрся.
   - Так, четвёртая, правильно.
   - А вечером ты уже с нами пошёл.
   - Ага, и Фредди меня к забору прислонял. Вот тебе и пятая. И с утра ещё я еле ползал. Шестая.
   - Ты ж на них был.
   - Но не работал. Если Фредди обо всём доложил, то шесть кормёжек, а это два дня.
   - Ну, может, четырьмя обойдётся.
   - Может, - кивнул Андрей. - А может, и нет. Как карта ляжет. Джонатан своего не упустит. Хотя мужик широкий.
   - Широкий - это как? Я не понял.
   - Ну, шикует, легко деньги тратит. Ужин этот ему ой-ой-ой во сколько обошёлся.
   - Широкий, - согласился Эркин. - Но не упустит. А с вычетами этими полный бардак. У каждого лендлорда по-своему. А может, и совсем обойдётся. Всё ж таки болел, не гулял. Даже рабу три дня на болезнь давали.
   Андрей вздохнул.
   - Но скрутило меня тогда здорово. И ведь видел я собак раньше, и ничего, а тут...
   - Ладно. Не растравляй себя, - Эркин надел шляпу и полез за картой. - Смотри, ходко как идём. Вон он нам на дневку пометил, а не утомились вроде. Передохнём или как?
   - Передохнём, - кивнул Андрей. - Он здесь больше нашего смыслит.
   Они свернули на зелёную лужайку и спешились, отпустили лошадей, а сами легли на траву.
   - Есть хочешь?
   Андрей удивлённо покачал головой.
   - Совсем не хочется. Во накормили!
   - Да, ужин был...- Эркин рассмеялся. - На всю жизнь запомним. Всю ночь ели. И ещё осталось.
   - Ага, - ублаготворено вздохнул Андрей. - И потрепались хорошо. Слушай, так ты не наврал насчёт приёмов?
   - У тебя одно на уме. Нет, конечно. Зачем мне врать?
   - И ты того, кончал на каждом?
   Эркин покосился на покрасневшего Андрея, улыбнулся и кивнул:
   - Да, и она тоже.
   - А что? - Андрей даже на локте приподнялся. - Бабы тоже... кончают?
   - Ну да. По-своему, конечно. Не так, как мы.
   - Эркин...
   - Ну, - Эркин усмехнулся, - спрашивай.
   - Я слышал, трепали, что вот... спальники... если перегорели, то кранты, не могут больше...
   - У меня пять лет так и было, - спокойно ответил Эркин. - Вот только этой весной, - он усмехнулся, - я даже день помню, в День Матери, смог, а здесь уже понял, что всё восстановилось. Я всё могу, Андрей, понимаешь, и белого приказа мне не надо. С кем захочу, и как я сам захочу. Я с этой мулаточкой и пошёл, чтобы проверить себя. Смогу ли. А она тоже... спальница. Только не горела. Вот мы столько и успели.
   - И что, через пять лет у всех восстановится?
   - Не знаю, - пожал плечами Эркин. - Я один так давно перегорел. Все остальные этой зимой горели. А что трепали о нас всякое... ну и пусть дальше треплют. Цена трёпу...- Эркин насмешливо выругался.
   Андрей кивнул и снова лёг на спину, закинул руки за голову.
   - Так как, поучишь меня? - спросил он подчёркнуто равнодушным тоном.
   - Ну, ты и...- Эркин запнулся, подбирая слово.
   - Настырный, - подсказал Андрей. - Меня ещё мать так называла, что, мол, если чего вбил себе в голову, то не отступлюсь.
   - Ну, выбить не проблема, - пробормотал Эркин и сел. - Ладно. Я тебе качели сейчас объясню. Значит, так. Лежишь, а она, - Он легко встал на колени рядом с Андреем и упёрся ладонями в его живот, - а она сидит на тебе. Сообразил?
   - Ага, - натужно прохрипел Андрей. - Слушай, тяжело, кишки выдавишь.
   - Я тебя за кости держу. Тут кости у тебя, а кишки между ними. Сейчас я тебе колени прижму, колени не сгибай. Так. Руки за голову пока. И садись. Не рывком, медленно. Та-ак. А теперь медленно ложись. И снова садись.
   Андрей сел и ухватился за его шею.
   - Подожди. Передохну малость. А она чего делает?
   - Она? Садишься когда, она к тебе на колени ложится. А когда ложишься, опять садится на тебе. А чтоб легче было, за руки её держишь. Ну, и бьёшь при каждом каче.
   - Ты это серьёзно? - Андрей тяжело дышал. - И это сколько раз надо?
   - Ну, после десятого кача они вырубаться начинают. А если ещё у неё внутри ворочаешься, то быстрее.
   - Да ну тебя, - Андрей лёг. - Это ж такая работа...
   Эркин легко оттолкнулся от земли и встал. Отойдя на шаг, сбросил на землю шляпу и куртку, потянулся, сцепив пальцы на затылке, выгнулся на арку, коснувшись головой земли, и снова выпрямился.
   - А ты как думал? - ответил он наконец. - Работа она и есть работа, - посмотрел сверху вниз на расстроенное лицо Андрея и рассмеялся. - Ну как, расхотелось учиться? Вставай. Поедем.
   - Тянуться не будешь?
   - На второй дневке. Сейчас ещё не хочу.
   Андрей полежал, пока Эркин подбирал свои вещи и одевался, и рывком сел.
   - Поехали.
   Они не стали подзывать лошадей, а подошли к ним. Андрей сел в седло чуть тяжелее обычного.
   - Уже устал? - удивился Эркин.
   - Иди ты...- Андрей не выдержал и рассмеялся. - Ты ж меня придавил так...
   - Ну, они и потяжелее бывают, - Эркин сверился с картой и направил Принца, а когда Андрей пристроился рядом, продолжил: - Тебе хорошо было? Ну, со своими.
   - Да, пожалуй... В общем... да, хорошо, - кивнул после недолгой заминки Андрей.
   - Ну, и не надо тебе ничего больше. Ты ж... для себя это делаешь, так?
   - Так, - сразу согласился Андрей. - А ты... тебе...
   - Нет, - перебил его Эркин. - Мне вправду не хочется. Только... нет, не надо, Андрей.
   - Не буду, - Андрей быстро отвёл глаза и улыбнулся. - Давай про жратву поговорим тогда. Про ужин.
   - Давай, - рассмеялся Эркин. - Только мне всё понравилось.
   - Мне тоже.
   - А перепёлочки...
   - Перепёлки класс! - Андрей даже причмокнул. - И маленькие, а скажи, какие сытные! Штуку съел и отвалился.
   - Так мы до них сколько съели всего. А рыба какая была. Форель, да?
   - Ага. Интересно, какая она живьём. И телятина с трюфелями.
   - И эти, ну шарики с креветками...
   - А ветчина...
   - Слушай, а сыр. Я в первый раз сыр ел.
   - Нет, я, вроде, ел, но не такой.
   Они перебирали меню ужина, восторженно ругаясь на двух языках. Андрей так причмокивал и восхищался, словно ел.
   - Постой, мы поворот не проскочили?
   - Вон, как остатки ворот, от них сказано наискосок...
   - Да, вон туда. Чего мы здесь не гнали? Смотри, какая трава.
   - Ага. Наверное, мины только-только сняли. Слева имение должно быть брошенное.
   - Вон оно. Одни головешки остались.
   Они пришпорили коней, чтобы побыстрее миновать это место. И без советов Фредди понятно, что в брошенном имении можно на что угодно наткнуться. И ножи не помогут. Но обошлось. Ни оклика, ни выстрела вдогонку. Когда развалины остались далеко позади, Андрей перевёл дыхание.
   - С зимы их не люблю. Не знаешь, на кого налетишь.
   - Мг, - кивнул Эркин. - Всякое бывало.
   И снова летящая навстречу земля, пологие холмы, негустые лески и рощи, ещё зелёные, но с какой-то неплотной, словно поредевшей листвой.
   - А скажи, я не думал, что он такой богатый.
   - Кто? Джонатан? Так был.
   - Ну, всё равно. Чтоб у восьмилетнего сопляка и три комнаты. С ума сойти.
   - Твой ум, - усмехнулся Эркин. - Хочешь - стой, хочешь - сходи.
   - Ах ты! - задохнулся Андрей. - Ты смотри, как перехватил!
   - А только тебе словами играть можно, что ли? - смеялся Эркин.
   - Ну, ты даёшь, ну, молодец! - радостно ржал Андрей.
   И снова скачка по холмам. Эркин невольно то и дело подгонял Принца, будто не в имение скакал, а... да нет, всё равно, пусть ещё четыре дня, ну, пять дней, ну, неделя, но он придёт, поднимется по лестнице, откроет дверь... да гори она огнём эта премия, пусть хоть вся в вычеты уйдёт, он вернётся. Двести пятьдесят есть, ещё двести пятьдесят, ещё игровые и от русских призовые. Ну, там почти семьсот, тоже... что-то. И... Ах, чёрт, самое главное ещё не сделано! С Фредди так и не поговорил, не пришлось. Это надо. Раз обещал, значит, надо. Ладно, в имении предложу массаж сделать, от массажа Фредди не откажется, тогда и поговорим. Фредди - человек, должен понять. Сколько я ему о спальниках рассказал, пожалуй, он один о нас столько знает, должен понять. А если не согласится, деньги-то большие нужны, такими деньгами рисковать... Может с Джонатаном поговорить? Нет, тот вряд ли поймёт, слишком многое объяснять надо. И... лендлорд - он лендлорд и есть. Хоть и хлебнул своего, а всё равно...
   - Эркин...
   - Что?
   - Ты чего? То смеёшься, то хмуришься.
   - Думаю. Мне с Фредди об одном деле надо было поговорить, а я не успел. С бала, считай, мы никак...
   - Наедине надо? Тайна?
   - Тайна не моя, Андрей. Не обижайся.
   - А чего тут обижаться? Ладно, в имении я Джонатана на себя возьму, ты и поговоришь.
   - Зарвёшься, тогда что?
   - Я, если по-серьёзному, зарывался когда? Не боись, придумаем что-нибудь.
   - Ты придумаешь. Опять накрутишь.
   - А что? Классно было сделано, скажи, нет? Все концы убрали. Если бы Фредди грогу не приспичило, он бы ни хрена не догадался.
   - Это-то да.
   - Ну вот. Только учти, Фредди Джонатану всё равно всё выложит.
   - Учту. Но ведь так, - Эркин чиркнул себя по горлу ребром ладони, - вот так надо. Я, правда, тоже кое-что придумал. Посмотрим.
   - Посмотрим, - кивнул Андрей.
   Глаза у него озорно блестели, и он явно уже обдумывал хитроумную комбинацию. Эркин покосился на него, вздохнул.
   - Слушай, Андрей.
   - Ну?
   - Ты насчёт вычетов, ну, тех двух, помалкивай. Вычтет, так вычтет. Мы и так больше остальных получим. А то ты базарить начнёшь и обязательно что-нибудь ляпнешь. Тогда сказал и сейчас повторю. Когда говорят, то проговариваются.
   - Ладно. Но раз Фредди знает, то и Джонатан...
   - Ежу понятно, - усмехнулся Эркин. - Только... уговор наш в силе. Чего мы сами не сказали, того они не знают. А догадываться... об чём хочешь можно. И вообще... жили в люксе, стирка бесплатно, жрали три месяца от пуза. Не так разве?
   - Ну, так.
   - Ну, так и дай ему... поиграться. Что он за лендлорд, если с пастухов ни одного вычета не содрал. Что остальные говорили, помнишь?
   - Это-то да. Но, может, и врали, прибеднялись, чтоб деньги не показывать, - подумал вслух Андрей.
   - Это конечно, - кивнул Эркин. - Но не врали, а... привирали. Так по-русски?
   - Да. Всё правильно. Ладно, пусть по-твоему. Я не жадный, - рассмеялся Андрей.
   Эркин тоже засмеялся, привстал на стременах, оглядываясь.
   - Дневку высматриваешь? Пора, вроде.
   - Сейчас, - Эркин достал карту. - Точно. Вон у того ручья сворачиваем.
   - Ага. А смотри, как ходко идём.
   - Без бычков, вот и быстро. Есть будем?
   - Надо бы. И чайку глотнём.
   - Чай хорошо.
   На этот раз они достали из мешков фляги, хлеб и мясо и уже тогда отпустили лошадей, а сами расположились возле узкого быстрого ручья. Вымыли руки в прозрачной холодной воде.
   - Родник, видно, недалеко.
   - Да, и осень уже всё-таки. Трава сухая, без сока.
   - Ага. Ну, давай, режь хлеб.
   - А какой хлеб был, заметил? Белый-белый и мягкий. Я слышал, французским называется.
   - Ну да, Джонатан же сказал, французская кухня.
   - Да, не сравнить, - Андрей оглядел свой бутерброд и стал его перемалывать.
   - Ну так, - Эркин рассмеялся. - Мы же пастухи, а не короли.
   Андрей засмеялся, чуть не поперхнувшись.
   - Это как ты догадался, а?
   - А я такой умный, - фыркнул Эркин.
   Отсмеялись, запили бутерброды чаем.
   - Сюда бы эти, коктейли. Здорово их Фредди делает. Ну, всё умеет мужик. И машину водит, и ковбоем, и проводку... а стреляет как. И это ещё.
   - Мужик что надо, - кивнул Эркин. - Но на пути у него... не становись.
   - Ага, то-то ты на рожон лез.
   - Куда я лез?
   - Ну, задирался с ним.
   - А ты овечка кроткая, - засмеялся Эркин. - Забыл, как с ножом на него шёл?
   - Было дело, - засмеялся Андрей. - Давай ещё по бутерброду.
   - Давай. Мясо хорошее.
   - А не салями.
   - Это такая колбаса жгучая? Ага, хороша была. И масло... Я почти и не ел такого. Только вот весной, пару раз.
   - Я, вроде, ел. Ну, ещё до всего, или нет, не помню. Война же. Вроде было, по карточкам. Но вкуса я совсем не помню.
   - Ох, до чего чай хорош!
   - Ага. А до чего кофе это надоело...
   - Рабское-то?
   - Мг. Чай я и без сахара могу.
   Эркин оглядел остатки мяса.
   - Оставим на вечер? А то приедем когда, Мамми-то не готовила на нас.
   - Дело, - кивнул Андрей. - Лошадей расседлаем, оботрём и в загон. А мы в сенной?
   - А куда ж ещё? В барак только?
   - Ну его. Слушай, одеял-то не взяли.
   - Тепло, не замёрзнешь. Курткой накроешься, - Эркин увязывал остатки мяса и хлеба. - Да и Молли согреет.
   Он ловко увернулся от броска Андрея и вскочил на ноги.
   - Ах ты! - Андрей тоже вскочил и пошёл к нему в боевой стойке.
   - Ну, давай, давай! - смеялся Эркин.
   Андрей выхватил нож и прыгнул. И тут же полетел на землю. Едва коснувшись земли, сделал выпад ногами.
   - Молодец! Научился! - Эркин едва успел отпрянуть от летящего в лицо каблука. - Ещё или хватит?
   Андрей в перекате ухватил лежащий на земле нож и, не вставая, изобразил бросок. Эркин изобразил падение. Андрей спрятал нож в сапог и встал. Призовой пояс он всё-таки убрал в мешок, не желая привлекать лишнего внимания серебряной пряжкой и нарядными ножнами.
   - Ладно, хватит. Поехали?
   - Поехали, - кивнул Эркин.
   И снова скачка. Снова холмы и деревья, и проплывающие на горизонте остатки имений, просёлочная дорога, еле различимые тропы, и просто напрямик. И ветер в лицо, и солнце уже не над головой, а сбоку. И...
   Эркин резко осадил Принца и достал карту.
   - Ты чего?
   - Сейчас... осмотрюсь. Ну... ну, точно, Андрей!
   - Чего?!
   - Смотри. По карте нам сейчас прямо.
   - Так.
   - А если возьмём влево, то там резервация.
   Андрей посмотрел на Эркина.
   - Хочешь... повидаться?
   Эркин опустил голову, погладил Принца по шее. Андрей молча ждал.
   - Да нет, не стоит, - наконец сказал Эркин. - Они уже уехали наверное. Помнишь, трепали, что целый эшелон видели.
   Андрей молча кивнул. Он помнил. Помнил, и как все первым делом спрашивали Эркина, чего тот остался. Был как все, а стал наособицу. А такой дважды приметен.
   - Ладно, - Эркин решительно послал Принца прямо. - Ладно...
   Ещё немного скачки, ещё чуть-чуть... и Андрей с торжествующим криком швырнул в воздух и еле поймал свою шляпу. Они пересекли границу имения. Да, точно, здесь они кочевали со стадом. Всхрапнули и сами прибавили ходу лошади. Они тоже узнали. Майор, всю дорогу спокойно бежавший за Принцем, теперь рвался вперёд. Длинные тени деревьев перечёркивали им дорогу.
   - Домой, Принц, домой! - Эркин, бросив поводья, полностью доверился коню.
   Как тогда, в первый день, когда Джонатан показывал ему границы имения. И как тогда, Принц безошибочно скакал к дому. Даже Бобби, не любивший скорости и предпочитавший всем аллюрам неспешную рысь, а ещё лучше шаг, теперь пластался в галопе. Огонёк, приученный всегда идти сзади, сейчас держался рядом с Бобби.
   Быстро темнело, и каким чудом они ни на что не налетели в этой бешеной скачке, ни Эркин, ни Андрей потом понять не могли. И уже в полной темноте они влетели во двор имения и остановили коней у ослепительно-яркого окна кухни.
   - Эй! - заорал Андрей. - Есть тут кто живой?!
   - Ты и мёртвого разбудишь, парень, - из кухни вышел с зажжённым фонарём Стеф, за ним, толкаясь, повалили остальные. - Вы вдвоём, что ли?
   - Ага. Добрый вечер всем, - Эркин спешился. - Дай фонарь, Стеф, или посвети. Лошадей в загон надо.
   - Держи. Как добрались, парни?
   - Добрый вечер. Нормально.
   - Добрый вечер, парни, это вы из Бифпита, что ли?
   - Мамми, есть ещё чего им с дороги?
   - Добрый вечер, как доехали?
   - Откуда ж ещё, оттуда, конечно.
   - Сейчас каши вам, молока ещё есть немного.
   - Не надо, Мамми, нам бы выспаться.
   - С дороги-то... поесть надо...
   - Это весь день скакали?
   - А хозяин следом, что ли?
   - Всё потом, - Эркин привычно пересиливал накатывающую усталость. - Спасибо, Мамми, только спать хотим. Две ночи не спали.
   - Чего ж так? Загуляли?
   - Всё было, Стеф. Расскажем...
   - Уж ты натреплешь...
   Под общий гомон лошадей отвели в загон при конюшне, расседлали и оставили обсыхать. Ковбойские кони привычные.
   - В сенной пойдёте?
   - А что, занято там?
   - Нет, вас ждёт.
   - Молли, ты б показала дорогу, а то, небось, забыли.
   - Сена бы натрусила им.
   - А ну заткнись, довёл девчонку...
   Эркин и Андрей взяли свои мешки, свалили сёдла и уздечки в конюшню - завтра разберём - и как-то добрели до сенного сарая. Эркин отдал кому-то фонарь. Всё равно глаза сами закрываются. Залезли на помост и прошли к еле угадывающемуся в темноте окну. Да, вот здесь. Эркин бросил свою ношу и услышал, как рядом так же упали мешки Андрея.
   - Разуйся.
   - Знаю. Ох, хорошо как, - Андрей рухнул на сено и зашуршал им, укладываясь.
   Эркин заставил себя разуться, смотал и сунул в сапоги портянки, привычно положил сапоги в изголовье к мешкам и лёг, вытянувшись. Вот и всё, приехали. Ещё успел подумать, что надо бы ремень расстегнуть, а то давить будет, но уже во сне.
  
   На рассвете Эркин привычно проснулся. И не сразу вспомнил, где он и почему он здесь. Сено, тишина, не слышно всхрапывания лошадей и пофыркивания бычков. А вспомнив, улыбнулся. Бычков нет, лошади в загоне, можно спать. Он осторожно сел, нагрёб сена на ноги себе и Андрею и снова лёг. Андрей вздохнул:
   - Эркин, ты?
   - Я. Спим ещё.
   - Это хорошо-о, - зевнул, не открывая глаз, Андрей. - Это ты правильно...- и заснул, не закончив фразы.
   Эркин лежал, закрыв глаза и распластавшись на сене. Это тебе не на простынях в люксе. Ну вот, осталось... вчера было семь дней, значит, уже шесть. Женя, шесть дней осталось. Это же пустяки совсем. Лишь бы слово сдержали, что привезут обратно. А то своим ходом тяжело будет. Да с двумя мешками... Шесть дней... Лошади на нас. Ну, это пустяки. В загоне проминать не надо, напоить, сена подкинуть. И вычистить разок. Чтобы лендлорд не придрался. Это всё пустяки. Как Фредди говорил? Четыре-пять дней? Интересно, вчерашний день в счёт или нет? Шесть дней, и дома. Эркин улыбнулся, засыпая...
   Второй раз их разбудило солнце, осветившее сарай через окно. И на этот раз первым проснулся Андрей, так как солнечный квадрат лёг точно на его лицо. Он жмурился, вздыхал, отворачивался, но не выдержал и сел. Его возня разбудила Эркина, но он лежал тихо, и Андрей, думая, что тот ещё спит, попробовал пощекотать ему нос соломинкой. И в ту же секунду был схвачен и скручен.
   - Ага, попался! - Эркин вдавил его в сено так, что Андрей едва не задохнулся.
   - Пусти, чёрт здоровенный.
   - То-то, - Эркин распустил захват. - Давай вставать.
   - Ага, разоспались мы, - Андрей встал и потянулся. - В душ бы сейчас. И поесть.
   Эркин прислушался и ответил по-английски:
   - Сейчас к лошадям пойдём, а потом видно будет.
   Андрей открыл было рот, но тут же сообразил и шлёпнул себя по губам ладонью.
   - А чтоб меня...- выругался он по-английски. - Забыл совсем.
   Эркин лёжа напряг и распустил мышцы, рывком сел и потянулся к сапогам.
   - Давай, обувайся. Сейчас у колодца умоемся и начнём.
   Андрей кивнул и взял свои сапоги. Они обулись и вышли во двор, залитый стоящим почти в зените солнцем. Эркин посмотрел на небо и присвистнул:
   - Однако храпанули мы...
   - Ага, давай по-скорому.
   Они умылись у колодца и пошли в загон к лошадям. Как из-под земли появились три негритёнка и пошли за ними, держась на почтительном расстоянии.
   - Долго спите, - окликнул их Ларри, когда они были уже у загона.
   - За всё лето отсыпались, - откликнулся Андрей, на ходу выбирая из волос травинки.
   Напоив лошадей, задали им сена и пошли разбирать седловку. Развесив по местам сёдла, уздечки, потники и прочую сбрую, отправились на кухню.
   - Ну, продрали глаза?! - встретила их Мамми. - Вот работнички, до полудня дрыхнут!
   - Мы в работе давно, Мамми, - засмеялся Эркин. - Нам бы в душ с дороги. И постираем заодно.
   Мамми шлёпнула на стол две миски с дымящейся кашей.
   - Садитесь.
   - О! - Андрей восхищённо присвистнул. - Это я понимаю, самое то, что надо.
   - Вот, я вам чистое принесла.
   Андрей и Эркин обернулись. В дверях стояла Молли с полотенцем в руках. И Эркин с удовольствием заметил, что Андрей покраснел. Они вымыли руки и сели к столу. Молли присела с угла и смотрела, как они едят. Мамми поставила перед ними ещё по кружке горячего кофе с толстым ломтём хлеба и тоже с явным удовольствием смотрела на них.
   - Уф, хорошо, - Андрей отодвинул миску и взял кружку. - Спасибо, Мамми.
   - А и на здоровьечко, парни, - вздохнула Мамми. - Теперь и в душ можно.
   Она торжественно сняла с гвоздя высоко на стене большой ключ и подала его Эркину.
   - Идите, мойтесь. Молли вам мыла и полотенца принесёт. Нечего вам своё тратить.
   - После такого обеда не в душ, а поспать бы, - засмеялся Эркин, вставая. - Спасибо, Мамми.
   - Это ж не обед, - польщено засмеялась Мамми, - Да и рано обедать, так, перекусили и ладно. Молли... - но той уже не было. Мамми укоризненно покачала головой. - Побежала за мылом вам. Совсем девка голову потеряла.
   Эркин посмотрел на пунцового Андрея и улыбнулся.
   - Пошли, возьмём всё.
   На дворе Андрей вытер рукавом лицо.
   - Даже жарко стало, так накормила. Слушай, у нас же мясо осталось. И чай. И хлеба ещё немного.
   - Вечером и выложишь. Или, - Эркин хмыкнул, - на ночь оставь.
   Андрей как-то оторопело посмотрел на него и промолчал.
   Они взяли из своих мешков грязное бельё и чистую смену, чтобы переодеться, и пошли к душу.
   Молли ждала их у дверей с двумя большими кусками коричневого мыла и большими холщовыми полотенцами. Тут же опять крутились негритята. Эркин скорчил свирепую рожу, и они с весёлым визгом улепетнули в кусты. Эркин возился с ключом, и брать у Молли мыло и полотенца пришлось Андрею. Хотя Эркин стоял спиной к ним, оба упорно молчали.
   Эркин открыл дверь и нашарил выключатель. Зажглась укрытая матовым колпачком лампочка. Андрей вошёл следом, закрыл дверь и задвинул засов, подозрительно посмотрел на Эркина. Но тот спокойно, будто и не было ничего, деловито раздевался.
   - И долго ты на меня лупиться будешь? - наконец спросил Эркин. - Или что новое увидеть думаешь?
   - Да нет, - Андрей стал быстро раздеваться. - Просто... ты чего... такой тихий?
   - Ну, ты и нахал! - Эркин собрал грязное бельё в охапку. - Я и спиной стою, чтоб вы договорились, и молчу вмёртвую, и мелюзгу отогнал, а ты всё недоволен.
   - А пошёл ты! - Андрей радостно ухмыльнулся и зашлёпал следом за Эркином в душевую. - Я-то думал, случилось чего, а ты...
   Они замочили бельё в лоханках и встали под душ.
   - А чего мне с ней договариваться? - Андрей с наслаждением приплясывал под душем. - Она и так по уши.
   - А ты сам как? - поинтересовался Эркин.
   - Чего как?
   - Ну, по пояс или по горлышко?
   - По щиколотку, - заржал Андрей.
   - Ну, значит, не утонешь, - рассмеялся и Эркин.
   Наскоро вымывшись, он выключил свой душ и занялся стиркой. Минуту спустя к нему присоединился и Андрей.
   - Да, хорошо было. Утром снял, свалил, на завтра всё чистое, выглаженное...
   - Хорошо, - кивнул Эркин. - Ну, и отдал бы Молли. Она с радостью...
   - Завязываться не хочу, - серьёзно ответил Андрей. - Мне и там предлагали. Дескать, принеси - постираю. Это уж... по-семейному как-то. А на хрена мне это?
   - Тоже верно. Да и своей работы у неё хватает, чтоб ещё на неё вешать.
   - Ну да. А... насчёт еды ты всерьёз говорил? - Андрей выколачивал свою рубашку о ребристый край скамьи. - Скажи, как умело сделано.
   - Ты о чём? А, об этом. Да, здорово, под рукой всё. И насчёт еды. Ты же, - Эркин усмехнулся, - хочешь без сна попробовать, так?
   Андрей покраснел.
   - Да ну тебя. Просто... чаем холодным хорошо побаловаться. Ну, и к чаю само собой. А ты... у вас что было?
   - Яблоки. И шоколад. Половину в серёдке съели, а остальное утром. А то бы я, - Эркин негромко засмеялся, - до конюшни не дошёл, заснул бы под забором.
   - Ага-а! Всё-таки и тебя умотали! - злорадно ухмыльнулся Андрей, тут же заработав звучный шлепок скручённой рубашкой по спине.
   Эркин закончил стирку, сложил свои вещи в лохань, залил чистой водой и растеребил.
   - Пусть помокнут ещё.
   - Играться будешь? - подозрительно спросил Андрей.
   - Тебе-то что, у тебя свой душ.
   - Забыл, - усмехнулся Андрей, вставая под душ. - Потереть спину?
   - Давай. Ух ты, здорово!
   - Мг. Слушай, давай, ложись на скамью, я тебя лежачего.
   - А бельё?
   - Да ни хрена ему не будет, на пол составим.
   - Ну, давай, - с сомнением в голосе согласился Эркин, выходя из-под струй.
   Переставили на пол лоханки с бельём, и Эркин лёг на живот на длинный, обшитый досками цементный выступ-скамью. Андрей тщательно намылил мочалку и сильно, помогая себе весом, стал тереть длинную мускулистую спину. Эркин кряхтел, но молчал, хотя Андрей старался изо всех сил. Наконец, Андрей шлёпнул его мочалкой по ягодицам и выпрямился.
   - Силён, чёрт. Как рак, красный и молчишь.
   - Уже? - Эркин приподнялся на локтях. - А то я задремал малость, - и засмеялся, глядя на обиженное лицо Андрея. - Ладно. Хорошо было. Я думал, ты мне кожу сдерешь.
   - Да ну тебя, - Андрей ушёл под душ.
   Эркин вскочил на ноги и шагнул следом, обнял за плечи.
   - Ну, не обижайся, Андрей, правда, еле вытерпел.
   - Да ладно, - Андрей повернулся к нему и улыбнулся. - Мочалка совсем истрепалась, мягкая стала. Правда, хорошо?
   - Правда, - кивнул, уходя под свой душ, Эркин. - Совсем как массаж. Сейчас обмоюсь и тебя потру.
   - Иди ты...! Я тебя знаю, обдерёшь ведь.
   - Я когда мял, порвал тебе чего? То-то. Давай.
   - Ну, смотри...
   Андрей нехотя пошлёпал к скамье. Эркин оглядел его исполосованную рубцами и шрамами спину и отложил мочалку. Взял из лоханки портянку, обмотал ею правую кисть и намылил.
   - Вот, я тебя не мочалкой, а, видишь, тряпочкой.
   Андрей пробурчал что-то невнятное.
   - Чего-чего? - Эркин осторожно водил ребром ладони между рубцами.
   - Анекдот такой, - Андрей крякнул: - Ух ты...! Ну, можно ли убить человека ватой?
   - Можно, - сразу ответил Эркин. - Забить рот и нос, он и задохнётся.
   - Не, если в вату утюг завернуть.
   - Смешно, - согласился Эркин.
   Он растёр Андрею спину и осторожно намылил её ладонью.
   - Ничего?
   - Ага, хорошо.
   - Тогда всё, - Эркин смотал с ладони портянку. - Иди, обмывайся. Да, ты сказал: красный, как рак. Это что?
   - Не что, а кто, - Андрей, отдуваясь, встал с лавки. - В воде живёт, так-то он зелёный, а когда варят, красным делается.
   - Не видел. Мойся давай и будем выползать, другим тоже охота.
   - Ага.
   Они прополоскали и выкрутили выстиранное бельё, ополоснулись сами, ополоснули и убрали лоханки. Эркин по-хозяйски оглядел душевую:
   - Ну, здесь порядок. Пошли.
   - И с чего ты раскомандовался? - поинтересовался Андрей из передней половины, растираясь жёстким холщовым полотенцем.
   - А так просто, - рассмеялся Эркин. - А бриться ты не будешь?
   - Сейчас. Вот, зеркало не пристрою.
   Эркин оглядел гладкие глухие стены.
   - Да. А слушай, давай подержу тебе.
   - Ну, спасибо! Вот спасибо, чуть выше, ага, и к свету поверни. Я быстренько.
   - Куда спешишь? Рубцов у тебя и так хватает.
   - Ага-ага, когда устанешь - скажешь.
   - Ты болтай меньше, а брейся.
   Чтобы Андрей не смущался и не спешил, Эркин отвёл глаза. Полную неподвижность держать трудно, но если зафиксировать руку, а остальное расслабить, то уже легче.
   - Ну, вот и всё, спасибо.
   Эркин отдал зеркальце и потряс рукой, расслабляя мышцы.
   - Затекло?
   - Чепуха. Отошло уже.
   Они быстро оделись, собрали белью, полотенца, мыло.
   - Готов? Открываю.
   Эркин отодвинул засов и распахнул дверь. Солнце стояло уже так, что увидишь, не закидывая голову. Андрей подошёл и встал рядом.
   - А хорошо, правда? - сказал он по-русски камерным шёпотом.
   - Хорошо, - так же тихо ответил по-русски Эркин и уже громче по-английски: - Пошли, отнесём всё, на сушку повесим.
   - Ага.
   Не спеша - не хотелось спешить после душа - Эркин запер дверь, и они пошли на кухню

* * *

  

1993; 29.09.2011

  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Юмористическое фэнтези) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"