Зубарева Анна Николаевна: другие произведения.

Изумруды для ведьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Героиня романа молодая девушка Ольга. Наша современница. Встреча с Александром в корне меняет ее жизнь. Девушка впервые серьезно влюбляется, но поведение возлюбленного не дает ей надежды на серьезные и длительные отношения. Внезапно поступившее от него предложение стать его женой становится полной неожиданностью. Казалось бы, что все ее сомнения и вопросы должны остаться в прошлом, но нет, положение Ольги после замужества становится более чем двусмысленным. Александр отказывается от интимных отношений между ними. Подавленная и растерянная она не может понять, зачем же он женился на ней. Самым разумным с ее стороны было бы развестись и вернуться к родителям, но, щадя их чувства, девушка делает вид, что ее брак более чем благополучен. Для себя она решает, что развод неизбежен, но надо выдержать хотя бы небольшой срок, чтобы не шокировать близких. Однако в силу складывающихся обстоятельств, назначенный ею срок приходится постоянно отодвигать. Разгадка столь странного брака наступает через год замужества Ольги. Но оказывается, что это не единственная тайна, которую девушке суждено узнать. Напротив, за этим следует череда загадочных и порой мистических событий.


   ИЗУМРУДЫ ДЛЯ ВЕДЬМЫ.
  
   Вступление.
  
   Сегодня ее день рождения. Ольга проснулась в счастливом ожидании событий этого дня. Папа с мамой еще накануне вечером шептались, видимо готовили сюрприз. Что ж, она уже привыкла к тому, что все ее желания исполнялись, но в этот раз загадочный и таинственный их вид вселял надежды на что-то более грандиозное.
   Девушка была вполне довольна своей жизнью. Родители имели строительный бизнес, который приносил немалый доход, и большие возможности. В свои 22 года она успела объездить полмира. Однако образование получила в России, а не за рубежом, и объяснением этому был только патриотизм старших Великановых.
   Как славно все, получается, - думала она, - вчера была защита, и теперь я дипломированный психолог. Отец уже давно ждет этого момента.
   Действительно, как передовой руководитель, Павел Степанович считал необходимым иметь такого специалиста в штате, и давно приготовил для дочери кабинет в новом отстроенном офисе. Ей уже довелось поработать в нем, во время прохождения практики...
   Нужно было протестировать персонал, работающий в офисе. Ольга еще накануне приготовила бланки с тестовыми заданиями, и утром вместе с родителями приехала на место своей будущей работы. Отец с нескрываемой гордостью показывал ей кабинеты и другие помещения офиса. Девушка вполне разделяла испытываемое им чувство. Она знала от него самого, сколько сил было вложено на это строительство, а потом и на обустройство. Да и от мамы, финансового директора, неоднократно слышала, что все свободные денежные средства уходят на административное здание. Но результат оправдал старания Великановых. Внешне пятиэтажный дом походил на старинный особняк в стиле ампир. Внутренние же помещения, напротив, были ультрасовременными, оснащенными передовой офисной техникой. Имелось собственное кафе, тренажерный зал и довольно внушительный по своим размерам зал для заседаний.
   Ольга помнит свое волнение, когда была представлена сотрудникам, как психолог и будущий работник холдинга "Комфорт". Но еще большее волнение, и даже можно сказать страх, ее охватили, когда в качестве тестируемого в кабинет вошел ОН.
   Позже, пытаясь проанализировать свои ощущения, она не могла понять, чем могла быть вызвана такая реакция. Да, он был очень хорош собой. Выше среднего роста, атлетического телосложения, густые темно-русые волосы, красиво изогнутые черные брови, прямой нос, чувственные губы, волевой подбородок. Все это девушка видела раньше и в других мужчинах, и не испытывала при этом такого волнения. Пожалуй, причина была в пронзительном взгляде его серых глаз, именно он поверг неуверенную в себе практикантку в чувство смущения, растерянности и страха. Ей показались, в этом взгляде одновременно и презрение и ненависть. Во всем облике молодого человека сквозила какая-то необузданная первозданная сила, направленная против нее. И даже после того, как он заговорил с ней приятным глубоким голосом, впечатление не изменилось, она чувствовала исходящую от него опасность.
   Сама же Ольга не была красавицей, непослушная копна черных волос, которые она так и не научилась красиво укладывать и потому старалась стричь как можно короче, но они быстро отрастали и были предметом ее постоянных мучений, кустистые брови. Правда, у нее были красивые карие глаза, почти что черные, с длинными черными ресницами, что позволяло ей не пользоваться косметикой, приятный цвет лица, губы слегка пухлые, но не выглядящие силиконовыми. Фигура тоже не была модельной, девушка была среднего роста, к тому же имела слегка лишний вес. Все это не портило ее, выглядела она миловидно, но не более того. Достоинством ее фигуры была красивая грудь и стройные ноги, но и то и другое было трудно заметить, так как Ольга предпочитала удобную спортивную одежду, джинсы, широкие рубашки и футболки, которые скрывали ее прелести. Вещи были коллекционными, и весьма дорогими, но изящества и красоты они не добавляли. Девушка выглядела в них милым подростком. Подруга и однокурсница Анюта, всегда удивлялась, как при таком достатке и возможностях можно выглядеть "мешком", и не признавала джинсы, как одежду, вообще. По поводу своей внешности Ольга не страдала комплексами. Общительная, прямая и бескомпромиссная, она нравилась молодым людям, и недостатка внимания от кавалеров не испытывала. И хотя серьезных чувств девушка до сих пор не испытала, была вполне довольна собой и своей жизнью. Правда ее иногда удивляло то обстоятельство, что она не была похожа на маму и папу. Оба они были высокого роста, у обоих были голубые глаза и светлые волосы. А Ольга несколько раз пыталась "превратиться" в блондинку, но никакие мастера ВИП салонов не смогли осветлить ее волосы. Когда же дочь спрашивала у родителей: "В кого я такая родилась?", отца это сердило, а мама, смеясь, отвечала, что в соседа.
   Но при встрече с Александром, а его звали именно так, девушка действительно почувствовала себя "мешком", как называла ее Анютка, иначе, отчего это презрение, сквозившее в его глазах. Однако смущение и страх исчезли, когда тот, взяв бланк с вопросами для заполнения, улыбнулся и предложил вместе пообедать. За обедом он вел себя очень мило, и Ольга вообще успокоилась.
   Просматривая заполненные бланки, она поймала себя на том, что ответы Александра Полонского интересуют ее более чем остальные. Результат, обработанных данных показывал, что он сильная неординарная личность, способная на поступок, личность, не терпящая руководства над собой. Когда она поделилась этим с отцом, тот был удивлен и посчитал, что дочь ошиблась в своих выводах. По его словам, Александр работает уже год в холдинге в качестве главного инженера, и зарекомендовал себя высококвалифицированным, а самое главное преданным работником, лояльным по отношению к Президенту холдинга, т.е. к нему, и с охотой выполняющий любые распоряжения.
   Тестирование заняло неделю, и в течение этого времени Полонский неизменно приглашал Ольгу обедать, если не был занят на объектах, и оказывал ей всяческие знаки внимания. Та уже не смущалась в его присутствии и случайно перехваченный пронзительный взгляд не пугал ее, она приписывала это игре воображения. Но работа в офисе отца завершилась, и девушка в глубине души жалела о том, что вместе с тем исчезла, и возможность им видеться.
   А спустя три недели, после окончания практики, выходя из подъезда Университета, у Ольги вдруг екнуло сердце, Александр ожидал ее с букетом цветов. От неожиданности этой встречи даже слегка закружилась голова, она поняла, что по-настоящему влюбилась. С того дня, они встречались почти каждый день. Он был старше на шесть лет, был во всем опытнее ее, умел ухаживать за женщинами. К тому же Полонский не был похож на тех молодых людей, с которыми Ольге приходилось встречаться раньше, был галантен и предупредителен, от его взгляда не ускользала любая перемена ее настроения, ни другие, казалось бы, незначительные мелочи. С ним она чувствовала себя королевой и, не смотря на то, что их отношения далеко не заходили, хотя встречались они уже более двух месяцев, Ольга была самой счастливой девушкой на свете. Анюта, увидев, впервые Александра со свойственной ей прямотой спросила - Что этот "Мачо" нашел в тебе? - а затем, критически осмотрев подругу, добавила, - ну если только твою детскую непосредственность и наивность.
   Неоднократно замечая завистливые взгляды прекрасной половины человечества, где бы они ни появлялись вместе, Ольга и сама задавала себе этот вопрос.
   Приближался день десятой годовщины холдинга "Комфорт". Великановы готовились провести по этому поводу грандиозное мероприятие, для чего были сняты помещения в элитном загородном клубе. Конечно же, лучшая подруга одной из первых получила приглашение. И со свойственной ей энергией и энтузиазмом начала подготовку себя и Ольги к предстоящему торжеству. Александр к тому времени был назначен директором по производству, и в связи с предстоящими работами за рубежом, улетел на несколько дней в Будапешт. Поэтому ничто не мешало девушкам заняться собой.
   Родители Ани не были столь состоятельными, как родители ее подруги, но были вполне обеспечены. Ее отец был ведущим кардиологом в одной из клиник Москвы, мама работала гинекологом в городской больнице. Она была у них единственной дочерью и модные салоны, и бутики знала куда лучше Ольги. Вот ее, вполне можно было назвать красавицей. Высокая, стройная блондинка с распущенными шикарными волосами. К тому же Аня не пренебрегала косметикой, а ее серые глаза обладали способностью менять свой цвет, в зависимости от тона нанесенных теней, на синий или зеленый. Она имела безупречный вкус, и вещи на ее точеной фигурке всегда были стильными.
   Свои приготовления девушки решили начать с приобретения нарядов. Для себя Анюта быстро выбрала платье под цвет своих глаз, серое с перламутровым отливом, а вот с приобретением "обновки" для ее подруги возникли проблемы. Все платья и костюмы, предлагаемые услужливыми консультантами салона, категорически отвергались Ольгой. И не потому, что не были достаточно хороши, а потому что упрямица не желала ничего кроме брюк. В конце концов, рассерженная и уставшая Анютка приняла волевое решение и выбрала для нее, расклешенные от бедра брючки из тяжелого черного шелка, которые придали той стройность, и тунику изумрудного цвета. Брюки понравились и Ольге, а вот тунику, которая красиво подчеркивала грудь и имела откровенный вырез, она долго не соглашалась покупать, но настойчивость подруги поколебала ее решимость, и наряды были приобретены. Оставалось подобрать обувь, что было весьма, не просто, учитывая, что Великанова младшая никогда не носила обувь на высоком каблуке. Но наученная опытом, Анюта не дала возможности консультантам затянуть процесс, а выбрала сама элегантные туфли из черной замши для подруги, а для себя серые под цвет платья. Против туфель и высокого каблука протеста не последовало, может быть потому, что оппонентка уже просто устала возражать, а может потому, что, примерив, их она стала выглядеть еще стройнее, и выше. Поход в салон красоты было решено отложить на последний день.
   Ольга, как сегодня, помнит день торжества и предшествующий ему, в мельчайших подробностях.
   С Александром они не виделись более недели, его командировка затянулась из-за непредвиденных обстоятельств, и возвращение из Будапешта совпало с днем корпоративного праздника, проведение которого было намечено на субботу.
   Выезд сотрудников был организован вечером в пятницу, с тем, чтобы в субботу можно было до проведения мероприятия, воспользоваться сервисом клуба. Ольга и Аня разместились в комфортном двухместном номере и, побросав, не разбирая вещи, поспешили в сауну. Расслабленные сауной, различными масками и массажем, девушки быстро уснули, однако успев помечтать на сон грядущий, каждая о своем. Ольга о завтрашней встрече с Полонским, по которому она ужасно соскучилась и о котором думала день и ночь напролет, а Анюта о возможном приключении и какой-нибудь приятной неожиданности на предстоящем банкете. Проснулись они около одиннадцати часов, решили сходить в бассейн, а уж потом заняться поздним завтраком. Ольга очень надеялась, что Александр уже приехал, и она встретит его в бассейне или в ресторане, но, увы, похоже, его еще не было на территории клуба. Уняв свое желание, как можно скорее с ним увидеться, девушка приняла решение, набраться терпения до вечера.
   До начала торжественной части оставалось не более пяти минут, и девушки уже были полностью экипированы. Анюта в последний раз окинула критическим взглядом подругу, и в ее глазах отразилось одобрение и удовлетворение. Несмотря на то, что та наотрез отказалась от косметики, она явно преобразилась. Ей удивительно шла новая прическа, а обыкновенная коррекция бровей изменила выражение ее глаз до неузнаваемости. К тому же верно подобранный, Аней наряд придавал ей весьма элегантный вид и стройность. В довершение всего, гарнитур из черненого серебра, так подходил к глазам Ольги, что казалась они сами, сверкают как два черных алмаза. Выполнен он был в виде экзотических цветов с крупными изумрудами, и состоял из сережек и колье. Камни удивительным образом шли девушке, в ее облике вдруг появилась, какая то таинственность и загадочность, она была похожа на "хозяйку медной горы", как ту изображают на картинках. Нашелся этот гарнитур совершенно случайно, Великанова младшая не любила носить украшения, хотя родители периодически их дарили. Однако, готовясь к предстоящему празднику, ей вдруг захотелось одеть, что-нибудь. Мама с радостью предложила покопаться в своих шкатулках. Внимание девушки привлекла старая картонная коробочка обтянутая шелком. Когда она открыла ее, так и ахнула, изумруды, словно полыхали зеленым пламенем, завораживая и гипнотизируя. Реакция Татьяны Васильевны, когда она увидела на дочери украшения, была не объяснимой, женщина испугалась и поспешно предложила Ольге снять их, чтобы та выбрала себе что-нибудь другое. Но при всей мягкости и покладистости ту иногда не возможно было заставить изменить решение. Гарнитур очаровал девушку, и она с большим трудом, чего раньше, никогда не было, мама легко поддавалась на уговоры дочери, но добилась того, что изумруды ей были подарены.
   Что же касается Ани, она как всегда выглядела сногсшибательно. Девушки набросили на себя шубки и отправились в банкетный зал, который находился в другом корпусе.
   Зал был заполнен. Среди присутствующих, были не только сотрудники холдинга, но и приглашенные отцом, влиятельные лица от которых, по его мнению, в той или иной мере мог зависеть его бизнес. Но первого кого заметила Ольга, был Александр, беседующий с ее отцом. Он был в черном костюме, который безукоризненно сидел на нем, и выглядел изумительно хорошо, явно выделяясь среди других мужчин. И снова, как тогда у подъезда университета, сердце девушки подпрыгнуло и затем опустилось вниз, все поплыло у нее перед глазами. Она надеялась, что Полонский заметит их и подойдет, но тот до самого начала торжественной части продолжал разговор. Надежда не оставляла ее, что хотя бы за стол он сядет рядом с ней, но президент холдинга предложил тому место рядом с собой.
   За столом Анюта с удовольствием поглощала закуски и щедро подкладывала подруге, но Ольга не могла проглотить ни кусочка, настолько ее охватило волнение и страх от того, что Александр может вообще не заметить ее присутствие. Ей было не понятно, почему за время его пребывания в Будапеште он ни разу не позвонил ей, ну хорошо он был занят делами, но сегодня, почему сегодня он не попытался увидеться с ней до банкета. Может их отношения для него, ничего не значили.
   - Да и были ли эти отношения? - спрашивала себя девушка, - ведь он ни разу даже не поцеловал меня за все это время. Ну и ладно, ну и хорошо, - уговаривала она себя, - я тоже не буду даже смотреть в его сторону.
   Произносились речи и поздравления, но Ольга ничего не слышала. Подруга, заметив ее состояние, сразу же поняла причину, и шепнула на ухо, чтобы та успокоилась,
   - Все выйдут из-за стола, и твой принц подойдет к тебе, никуда не денется.
   Так и произошло. Когда Ольга поднялась с места и собралась отодвинуть стул, на котором сидела, чтобы выйти из-за стола, обнаружила, что стул чудесным образом уже отодвинут. Она подняла глаза, и взгляды их встретились. Серые глаза пристально смотрели на нее. И девушке показалось на секунду, что в его взгляде промелькнули удивление и восхищение.
   Неизвестно сколько времени они молча смотрели бы друг на друга, если бы не подошедший к ним мужчина импозантного вида лет тридцати пяти, и не попросил Полонского познакомить его с девушками. Это был управляющий одного из филиалов Корпорации, с которой холдинг "Комфорт" заключил контракт на строительство в Венгрии, звали его Вацлав. Познакомившись, молодые люди отправились со всеми в зал, где начинались игры и викторины. Царила располагающая и расслабляющая атмосфера, в конкурсах принимали участие практически все, вне зависимости от того, как у них получалось. Не были исключением и Ольга с Александром. Когда объявили танцевальный конкурс, Великанова младшая с готовностью откликнулась в нем участвовать. Она любила и умела танцевать, обладала чувством такта и пластикой, кроме того, несколько лет посещала школу классического и современного танца. Полонский вызвался быть ее партнером. Парам было предложено жребием разыграть танец, который они буду исполнять, и очередь. Молодым людям выпало танго, и их исполнение был завершающим в этом конкурсе. У Ольги этот танец еще в бытность посещения танцевального класса был самым любимым, и превосходно ей удавался, но она опасалась за Александра, в общем-то, не хотелось ударить в грязь лицом. Но, как только они начали двигаться, ей стало ясно, что опасения были напрасны. Молодой человек уверенно вел свою партнершу, и не хуже ее знал все па.
   В их исполнении танго действительно стало танцем страсти, зрители заворожено наблюдали за ними. Глядя, друг другу в глаза, они, полностью отдавались чарующим движениям под заставляющую бурлить кровь мелодию.
   Ольга смутно помнит, как закончился танец, как зал взорвался овациями, как впоследствии оказалась в номере у Полонского. Помнит только те жаркие, страстные поцелуи от которых она пришла в экстаз, помнит жгучее желание отдаться этому мужчине, желание, которое не испытывала никогда прежде ни к одному из мужчин. Похоже, и Александром овладело чувство страсти, он с трудом контролировал себя. Уже сброшена была их верхняя одежда, следом за ней изумрудная туника. Александр подхватил ослабленную от ласк и поцелуев девушку на руки и понес на кровать, уложив, стал торопливыми движениями срывать с нее одежду. Ольга закрыла глаза, в томлении, ожидая продолжения ласк. Но мужчина, вдруг перестал раздевать ее и холодным голосом предложил ей одеться и уйти. Дрожа от стыда, она кое- как нацепила на себя шубку, остальные вещи просто подобрала с пола и бросилась к двери. Хорошо, что все еще были в банкетном зале, и ей никто не встретился по дороге в их с Аней номер. Подруга же вернулась только под утро, когда Ольга, наплакавшись, уже спала. Позже, девушка удивлялась сама себе, как на следующий день смогла, отшучиваясь отвечать, куда они вчера с Александром, внезапно исчезли. Выручило ее еще и то обстоятельство, что на банкете Анютка закрутила роман с Вацлавом, и не столько спрашивала, сколько старалась рассказать сама. До самого отъезда из загородного клуба Полонский не дал о себе знать, он позвонил лишь вечером, когда Великановы были уже дома. Бесстрастным ровным голосом он извинился за вчерашнее событие и попросил забыть об этом эпизоде, у нее хватило сил разговаривать спокойно, не выдавая своего состояния. Никогда она не испытывала такую боль и чувство унижения. Ольга была раздавлена.
   С того телефонного разговора по сегодняшний день, день ее рождения прошел месяц. Они не встречались с тех пор. Вопросы Анюты и родителей об ее отношениях с Александром она жестко пресекла, и девушку никто больше не донимал. Боль притупилась. Ольга приняла решение жить и радоваться жизни, несмотря на неразделенную любовь.
   Вот и сегодня она будет праздновать свой день рождения, веселиться с друзьями и родителями.
   С возгласом, - Воспоминания долой! - Ольга выпорхнула из постели.
  
   1.
  
   Приняв душ, девушка отправилась на кухню. Судя по ароматам, разносившимся по квартире, мама была там и уже колдовала над праздничными блюдами.
  -- Лелька, ну разве можно так долго спать? Тем более в такой день, скоро уж и гости придут, - говорила мать, целуя дочь. - Павел, иди сюда! - позвала она мужа - любимая дочь соизволила подняться с постели и ждет наших поздравлений!
  -- Что поздравлять будем на кухне? Может вы, все-таки пройдете в гостиную? - спросил тот.
  -- Нет, нас двое, а ты один, ждем тебя и подарок, - ответила ему жена голосом, не терпящим возражений.
   Отец вошел вальяжной походкой, даже дома он выглядел, как босс, всегда в костюме, при галстуке, подтянутый, с выражением "начальника" на лице. Поцеловав дочь, приготовился произнести поздравительную речь. Но мама лишила его такой возможности,
  -- Павел, прошу тебя, оставь свою речь до стола, а то мы с Лелькой, в отличие от гостей будем слушать ее во второй раз. Дочка с днем рождения тебя! Счастья тебе дорогая!
  -- А это тебе наш подарок, - с улыбкой добавил отец, протягивая Ольге пластиковую карточку, а на ней ключи от машины.
  -- Что это? - удивилась дочь - Права? Но я не умею водить машину.
  -- Научишься, я уже нашел тебе лучшего инструктора, в понедельник и начнешь.
  -- Спасибо! - Ольга расцеловала родителей - Но в понедельник я выхожу на работу, ты не забыл?
  -- Ну, что ты, жду с нетерпением! Но я думаю, что три часа в день найдутся и для вождения, сама определишься с инструктором, когда вам будет удобнее. А что, тебе даже неинтересно, что за машина?
  -- Ну не томи, хвались! - Засмеялась девушка.
  -- Ауди спортбэк, пойдем, покажу проспект. - Казалось, что Павел Степанович радуется подарку еще больше, чем сама дочь.
   До прихода гостей оставался еще час, мама и дочь сервировали стол. - Оль, надень то платье, что я привезла из Лондона - с мольбой в глазах попросила мама.
  -- Мамуль, лучше не проси, ты знаешь, как я их не люблю, мне в них неудобно. Да и не будет никого, кроме вас с папой и моих друзей. А вы уже привыкли видеть меня в "штанах"
  -- А вдруг, кто-нибудь еще придет тебя поздравить?
  -- А что, если я буду в "штанах" у "кого-нибудь" пропадет охота меня поздравлять? - отшутилась Ольга.
   Все гости были уже в сборе, и собирались рассаживаться за стол, как вдруг раздался звонок в дверь.
   - Кто бы это мог быть? - подумала Ольга и бросила взгляд на маму, потому как, родители обменялись взглядами, поняла, что они кого- то ждут. - Ага, - пробормотала она себе под нос - похоже, мамин "кто-нибудь" явился, интересно кто? - И отправилась открывать дверь.
   Увидеть ЕГО она не ожидала ни как. - Здравствуй, Оля, я пришел поздравить тебя с днем рождения, ты разрешишь мне войти? - спросил Александр, протягивая ей роскошные розы.
   Она дрожащей рукой, машинально приняла цветы. В голове ее был хаос мыслей, девушка не знала, как поступить. Обида подталкивала грубо прогнать его, а природная мягкость не позволяла причинить душевную боль, даже если он того и заслуживал. Пока она размышляла, в прихожую вошла Анюта. - О! Какие люди, - воскликнула та - как раз вовремя, - и стала принимать вещи у Александра.
   - Не стоило мне сегодня вспоминать о нем, - вздохнув, думала Ольга, сидя за столом.- Вот его нелегкая и принесла, теперь сижу, как идиотка контуженая, зато он чувствует себя прекрасно среди моих друзей, как будто бы знает их сто лет, всех обаял.
   Все, кроме нее действительно чувствовали себя довольно непринужденно и весело, с удовольствием угощались напитками и, приготовленными хозяйкой дома, блюдами. Затем приступили к танцам. Как только заиграла музыка, Александр первым пригласил виновницу торжества. Ей неудобно было при всех отказать ему, но танцевать совершенно не хотелось, тем более с ним. Впервые от танца она не испытывала удовольствия. А он приглашал еще и еще. Это было настоящим испытанием. Девушка ждала с нетерпением, когда же гости уйдут и эта пытка прекратится. Но друзья от души веселились, они снова садились за стол, снова танцевали.
   Было уже около одиннадцати часов вечера, когда, наконец, все стали расходиться. Ольга украдкой поглядывала на Полонского, когда же уйдет и он, но тот как будто и не замечал, что все ушли, и оживленно беседовал с ее отцом.
   - Зачем он пришел? - размышляла она - не хочу, чтобы еще раз поиграл со мной и бросил, сейчас скажу, чтобы уходил. - Но не успели с ее губ сорваться слова, как раздался громкий голос.
  -- Павел Степанович и Татьяна Васильевна, - торжественно, вдруг начал Александр - я прошу у вас руки вашей дочери. Оля, - обратился он к остолбеневшей девушке - будь моей женой! - он сделал, останавливающий жест рукой - Не торопись с ответом, я понимаю, что для тебя сегодня был насыщенный впечатлениями день, ты устала, и потому сейчас уйду, а ты, пожалуйста, подумай над моим предложением. Попрощавшись, он ушел, оставив семейство Великановых в полной растерянности...
  
  -- Да, бессонная ночь гарантирована, - вздохнула, ворочаясь в постели Ольга - Что мне делать? Благоразумнее всего ему отказать, но я его так люблю!
  -- А любит ли он тебя? - вступил в диалог внутренний голос.
  -- Если бы не любил, не захотел бы жениться на мне.
  -- А если бы любил, не поступил с тобой так жестоко в тот вечер.
  -- Теперь его поступок я могу объяснить.
  -- Интересно как?
  -- Он, видимо не захотел до свадьбы интимных отношений.
  -- А почему целый месяц он не давал о себе знать?
  -- Разбирался в своих чувствах, насколько они серьезные, а сегодня в день моего рождения он решил в наших отношениях поставить точку. Сделал предложение.
  -- Мне остается только удивляться, почему ты говоришь о бессонной ночи, по-моему, ты все уже решила, я умолкаю.
  -- А я засыпаю, - зевнув, пробормотала девушка.
  
   2.
  
   Наутро, не дождавшись, когда дочь встанет, Татьяна Васильевна вошла в ее комнату, та, как раз, только что проснулась.
  -- Тебе хоть чуть-чуть удалось поспать дорогая? - спросила мать.
  -- Да, мамуль, я нормально спала. - Улыбнулась ей Ольга.
  -- А я не спала совсем, меня волнуют ваши отношения, вы то встречаетесь, каждый день и полыхаете страстью друг к другу, я ведь не слепая и видела, что происходило между вами на банкете, то вдруг совсем прекращаете видеться. А спустя месяц, ведете себя так, как будто и не было разрыва, мало того он делает тебе предложение. Что ты решила?
  -- Мама, я его люблю, и выйду за него замуж. Скажи, а ты знала, что он придет?
  -- Нет, с чего ты взяла? - удивилась та.
  -- А для кого тогда ты хотела меня нарядить в платье?
  -- Нет, я не знала, что он придет, но мы с отцом этого очень хотели и надеялись на это. Ты запретила задавать нам любые вопросы, касающиеся ваших отношений, но мы видели, как ты страдаешь дочка, хоть ты и прикладывала много сил, чтобы мы не замечали как тебе плохо. Оль, но ты сделай паузу, не отвечай сразу, что согласна, выжди хоть неделю.
  -- Хорошо, а что думает папа?
  -- Он уже строит планы на будущего зятя. Ты ведь знаешь, что он очень доверяет Александру и всячески продвигает его по службе, а теперь предоставляется возможность полностью разделить с ним руководство. Холдинг растет, и отцу нужен доверенный человек. Лучшей кандидатуры на роль зятя, он себе и представить не может, - сказала, поднимаясь с кровати, мать. - Ты встаешь?
  -- Нет, еще с полчасика поваляюсь, - ответила дочь. Татьяна Васильевна поцеловала ее и вышла. Почти тут же раздавшийся телефонный звонок не стал неожиданностью для девушки, она ждала его.
  -- Доброе утро, ты уже проснулась? - мягко спросил Александр - Я с нетерпением жду ответа, Оля, ты будешь моей женой? - Она, уже собиралась ответить - да, но вспомнила об уговоре с мамой,
  -- Мне нужно подумать.
  -- Как долго?
  -- Думаю, что через неделю я смогу дать тебе ответ.
  -- Надеюсь, ты разрешишь, с тобой хотя бы видеться?
  -- Конечно, с завтрашнего дня я приступаю к работе, мы будем видеться в офисе.
  
   Первым, на что она обратила внимание, входя в свой кабинет, были цветы. Они стояли везде, где их можно было поставить - на столе, на полках и тумбах, в огромных корзинах на полу.
  -- Нравятся? - спросил, Александр, расположившийся за ее столом. - Поздравляю тебя с первым официальным рабочим днем, - добавил он, поднимаясь и направляясь к двери. - Надеюсь, ты не против продолжения нашей традиции, обедать вдвоем?
  -- Согласна, - отвечала она, обезоруженная его улыбкой.
   Конечно же, Ольга не утерпела, чтобы не рассказать маме о сюрпризе с цветами, который ей устроил Полонский.
  -- Посмотри, мама, Александр, просто завалил мой кабинет цветами! - начала она, порывисто вбежав, и осеклась, заметив, очень интересную молодую женщину, которая обожгла ее злобным взглядом.
  -- Татьяна Васильевна, я зайду попозже, - сказала та выходя.
  -- Кто это? - поинтересовалась дочь. Взгляд незнакомки неприятно поразил ее.
  -- Елена, моя правая рука, очень толковый финансист, нам ее порекомендовал дядя Толя
  -- Да, который влюблен в тебя почти всю свою жизнь. Конечно же, он не мог предложить тебе плохого специалиста. - Лукаво улыбнулась Ольга.
  -- Не говори глупостей, ты ведь знаешь, что он мой сводный брат, и всегда обо мне заботится.
  -- Мама, я удивляюсь, неужели ты не видишь, что он тебя любит? И все давно об этом знают, лишь только ты этого не замечаешь. Но оставим дядю Толю. Почему эта Лена, так посмотрела на меня?
  -- Как?
  -- С неприкрытой злобой.
  -- Тебе не показалось? Скорее всего, это она от досады, услышав, что твой жених делает тебе такие подарки. У нее некоторое время назад был бурный роман, и вдруг внезапно прервался, она сильно переживает по этому поводу. Кстати, дядя Толя был на прошлой неделе здесь, отец приглашал его как психолога. Ты ведь знаешь, что свои проблемы он доверяет только ему.
  -- Почему папа не обратился ко мне? - в голосе девушки послышалась обида.
  -- Ты его дочь, и не все он может тебе рассказать. - На это трудно было возразить.
   Неделя пролетела, будто ее и не было. Ольга разрывалась между работой и курсами вождения. Как это ни странно, но она просто с радостью ожидала следующего урока, хотя никогда не хотела иметь машину. И как говорил инструктор, у его ученицы был "талант управлять автомобилем". Девушка быстро освоилась и со своей работой, ей понравился коллектив, многих она уже знала, когда проходила практику. Умение располагать к себе, позволило девушке быстро подружиться почти со всеми работниками офиса. Пожалуй, исключением была лишь Елена, ее младшая Великанова держала на дальней дистанции. Александр тоже много работал, но непременно старался найти повод, чтобы зайти к Ольге. При этом он каждый раз дарил ей цветы. В пятницу, за обедом Александр не удержался, и пытливо посмотрев на девушку спросил,
  -- Может, ты дашь ответ мне уже сегодня?
  -- Срок истекает завтра, завтра и отвечу, - произнесла она с улыбкой.
  -- А я могу придти к тебе завтра? Мне хотелось бы видеть твое лицо, когда ты будешь отвечать.
  -- Зачем? - просьба удивила девушку.
  -- Твои глаза не умеют лгать.
   Свадьбу решено было сыграть через четыре недели. Ольга настаивала на скромном торжестве, чтобы присутствовали только близкие им люди. Александр поддержал ее. У него самого не было родственников, а родители погибли в автокатастрофе, когда ему было двенадцать лет.
  
   3.
  
  -- Да, подруга, ты меня удивляешь! - Анюта, не поленилась в воскресенье встать пораньше и примчаться к Ольге, как только узнала, что та выходит замуж - чего ты так торопишься? Да, он конечно завидная партия, но его любовь вызывает у меня сомнения.
  -- Почему? - с удивлением, спросила та.
  -- Не знаю, но боюсь, что не будешь ты с ним счастлива. Не обижайся, говорю тебе прямо, лучше отмени свадьбу.
  -- Даже, так?! - Ольга изумленно посмотрела на подругу. - Я впервые вижу тебя настолько серьезной и взволнованной, У тебя есть основание так думать?
  -- Оснований у меня нет, я совершенно его не знаю, только на душе как-то нехорошо. Может еще и оттого, что теперь реже будем встречаться. - Вздохнула огорченно та.
  -- Ты даже не представляешь насколько реже. Сразу же из загса, мы отправляемся на неделю в Париж, а оттуда в Болгарию. Ты слышала про АЭС "Белене"? Хотя откуда? Так вот, там возобновляются работы, и "Комфорт" будет их осуществлять. Отец доверяет этот объект Александру.
  -- И как долго вы там будете?
  -- Не знаю. А как ваши отношения с Вацлавом?
  -- Представляешь, - глаза Анюты загорелись - он собирается организовать свой бизнес в России, хочет быть ближе ко мне. Он просто сумасшедший! Заваливает меня подарками, мне уже не хватает для них места. Ты случайно не знаешь, нет архива для подарков? - хихикнула Анюта.
  -- Да, похоже, что ты сама скоро выскочишь замуж! - засмеялась Ольга.
  -- Ладно, расхохоталась, давай лучше займемся твоим свадебным платьем, или ты собираешься на своей свадьбе быть в белых "штанах"?
  -- Давай займемся, строгая моя "мамочка"!
  
   День свадьбы приближался, оставалось всего три дня, и Ольга вдруг занервничала, она стала задавать себе вопрос: "А надо ли мне все это? Как я буду без мамы и папы в чужой стране?". Как психолог она понимала, что это "предсвадебный синдром", но с трудом справлялась со своими страхами. К тому же начали терзать сомнения, любит ли ее Александр. Он был к ней внимателен и нежен, но она не замечала в нем той страсти, которую он проявил тогда на корпоративе. Девушка даже собиралась съездить к дяде Толе в его клинику, чтобы тот помог справиться ей с этим состоянием.
   Но вот назначенный день настал. Невеста, облаченная в воздушное белое платье и фату, была ослепительна. Волнение, в котором она прибывала, ожидая жениха, придавало ей милую трогательность и нежность.
   В глазах Александра отразилось восхищение, когда Ольга вышла к нему. Действительно, она была очаровательна. Заметив, что девушка взволнована, он взял ее за руку, и, улыбаясь, произнес, - Смелее, назад дороги нет, ты дала мне слово.
   Все сомнения сразу же исчезли. Стало удивительно легко и просто. Ольга готова была идти на край света за этим красивым мужчиной.
   Родители и друзья сделали все, чтобы этот день стал незабываем для молодоженов.
   Был разыгран целый спектакль выкупа невесты. Главным режиссером, конечно же, была Анюта. Где она раздобыла этот сценарий, осталось тайной, но он доподлинно отражал забытые традиции русской свадьбы. Участие принимали все собравшиеся, без исключения. И каждый превосходно выучил свою роль. Некоторые из участников, были в традиционных красочных костюмах, в которых прямо и отправились в ЗАГС.
   Конечно же, это была хорошо заученная речь, произносимая подряд всем брачующимся парам. Но каждое слово регистратора, Ольга воспринимала, как сказанное только для них, исходящее от души и сердца. И свадебный марш Мендельсона, звучал только для них. Она была уверена, что впереди ее ждут любовь и счастье. Наконец прозвучало долгожданное: "Объявляю вас мужем и женой! Жених может поцеловать невесту". Александр, склонился над Ольгой и поцеловал ее, ей захотелось взглянуть ему в глаза, чтобы увидеть их выражение, но родители и друзья окружили их, каждый спешил поздравить молодых.
   Банкетный зал был украшен цветами, шарами и плакатами, приготовленными друзьями для жениха и невесты. Ольга до слез была тронута их стараниями. Но за это, гости требовали и от Александра с Ольгой усердия, крича без конца им " Горько!".
   Звучали тосты и пожелания. Все от души желали им счастья. Для молодых, был подготовлен шуточный контракт, зачитав, который заставили подписать. Свадьба "гуляла и пела". Настал момент свадебного вальса. Жених с невестой поплыли по волнам чудесных звуков, восхитительно паря по паркету зала. Они выглядели очень красивой и счастливой парой, подходящей друг другу.
   Глядя на молодоженов, у Татьяны Васильевны, выступили слезы. Матери очень хотелось, чтобы ее единственная дочь была любима. Ей самой повезло в браке, они нашли с Павлом Степановичем понимание и сумели сохранить любовь. Всего этого она желала и своей дочери.
   Торжество еще было в самом разгаре, а молодым пора уже было отправляться в аэропорт.
  -- Помоги, пожалуйста, мне переодеться, - обратилась невеста к своей подруге - самой мне с этим платьем не справится.
  -- Как жалко было снимать такую красоту, ты в нем просто Белоснежка из диснеевского мультфильма! - Разочаровано констатировала Анюта, складывая платье.
  -- Ты хотела, чтобы я летела в нем? - спросила улыбающаяся Ольга, переодеваясь в брючный костюм.
  
   4.
  
   Для них был забронирован фешенебельный номер в только что открытом, после реновации отеле Le Royal Monceau (Palace). Утомленные, свадебным торжеством и перелетом, они сражу же, решили лечь спать. Александр предложил Ольге, чтобы она как следует, выспалась и отдохнула, лечь на роскошной кровати, а сам решил спать в другой комнате на диване. Ее крайне удивило это предложение, но, объяснив это заботой о себе, она сладко заснула.
   Отель Le Royal Monceau (Palace), имеющий богатую историю, открылся в августе 1928 года, с тех времен и по сей день, он считается одним из самых роскошных отелей Делюкс в Париже. Гостями отеля в разное время были сэр Уинстон Черчилль, генерал Эйзенхауэр, Роберт де Ниро, Шарль Азнавур, Мадонна и Майкл Джексон.
   Ольга и раньше, бывавшая в Париже, видела реставрационные работы отеля, теперь же могла любоваться им, как снаружи, так и изнутри. Комнаты их номера с элегантной мебелью темного дерева, с красивым декором, специально подобранными тканями, картинами и хрустальными люстрами, к тому же были оснащены и техническими новинками, соответствующими требованиям современных стандартов. Александр в Париже был в первый раз, поэтому предложил жене быть его гидом, та с радостью согласилась. Позавтракать они решили в ресторане отеля, Carpaccio, с эксклюзивной итальянской кухней. Ресторан был  декорирован в венецианском стиле, с использованием знаменитого муранского стекла. Наслаждаясь во время завтрака великолепной обстановкой и интерьером, муж с женой весело обсуждали план посещения достопримечательностей Парижа. Свой осмотр они решили начать с Триумфальной арки, которая находилась не так далеко от отеля.
   Вернулись в свой номер они поздно вечером, уставшие, но довольные. Ольга сразу же отправилась в ванную. Выйдя из нее, обнаружила, что Александр уже спит на диване, он по-прежнему не захотел разделить с ней брачное ложе. Новоиспеченная жена была в недоумении, ей не приходило в голову, в чем может быть причина такого его поведения. Она ворочалась с боку на бок на широкой кровати, перебирая все возможные доводы, но не могла найти ответа. Однако не долго, усталость дала себя знать, и девушка уснула. На следующий день, и все последующие за ним, все повторилось. С утра до позднего вечера они любовались музеями и архитектурными памятниками Парижа, а ночью расходились спать в разные комнаты. Ольга старалась не заострять внимание на этом, рано или поздно все разрешится само собой, считала она. Так прошла неделя, и закончилось их свадебное путешествие.
   Летя в Софию, Ольга размышляла в аэробусе о том, что вот они прилетят в свой новый дом, и все встанет на свои места.
   Отец, для их удобства купил им виллу в пригороде Плевна, в живописном парке Кайлыка с пышной растительностью и внушительными скалами, многочисленными аллеями и озерами. Остальные же работники холдинга "Комфорт" непосредственно поселились в Белене.
   Двухэтажная, по понятиям болгар, вилла, представляла собой обычный дом. На верхнем этаже располагались 3 спальни. На первом, кухня со столовой и гостиная. Туалет и ванная комната были на обоих этажах. Дом был уже меблирован, и оснащен бытовой техникой. Имелся пристроенный гараж на две машины.
   По мнению Ольги, все было очень достойно и уютно. Она вместе с мужем, поднялась на второй этаж, чтобы выбрать спальню. Облюбовав одну из трех, она сказала,
  -- Эта мне кажется самой уютной, я выбираю ее.
  -- Отлично, я расположусь в соседней комнате.
  -- Мы будем спать в разных комнатах? - в голосе девушки послышались слезы.
  -- А ты рассчитывала на что-то другое, выходя за меня замуж? - усмехнулся Александр.
   Первое, что пришло ей в голову, вызвать тут же такси и уехать в Софию, с тем, чтобы все равно на чем, самолете или поезде, вернуться в Москву. Но Ольга представила, что должны будут почувствовать ее родители, узнав, почему вернулась их дочь, отбросила мысль о немедленном возвращении домой, стала разбирать вещи. Горькая обида душила девушку, слезы застилали глаза. Дрожащими руками, она кое-как разложила свои вещи и без сил с рыданиями рухнула на кровать. Так в одежде она и уснула.
   Утром ее разбудил осторожный стук в дверь.
  -- Оля, просыпайся я, уже приготовил завтрак, - услышала она бодрый голос Полонского.
   Бедняжка с трудом поднялась с постели, чувствовала она себя опустошенной и совершенно разбитой. Кое-как поплелась в ванную, контрастный душ привел- таки ее в чувство.
   Александра девушка нашла в столовой, он приготовил тосты, глазунью и салат, все уже было на столе.
  -- Дорогая, - обратился мужчина к ней - ты будешь кофе черный, как любишь, или со сливками?
  -- Черный - ответила Ольга безжизненным голосом, с горечью подумав о том, что тот уже успел заметить, какой кофе она любит.
  -- Ты плохо спала? - заботливо спросил Александр, вглядываясь в лицо девушки.
   Все ее существо было возмущено таким поведением, он вел себя как любящий муж. Едва сдерживая себя от того, чтобы не накричать на этого лицемера, она сдержано ответила,
  -- Нет, все в порядке, я прекрасно выспалась.
  -- Завтра я приступаю к работе, - продолжил мужчина, - а сегодня предлагаю осмотреть город. Ты как согласна?
  -- Хорошо. - Безо всякого энтузиазма ответила та. Но перспектива сидеть дома и плакать ее не прельщала тоже.
   Отец Ольги позаботился и о машинах, в гараже их было две. Черный матовый Ауди A8 для зятя, и вишневый Вольво 940 для дочери. Александр, выгнал из гаража Ауди, и, открыв переднюю дверцу, предложил девушке занять место рядом с собой.
   Почти все достопримечательности были связаны с Освободительной русско-турецкой войной. В центре города находился Мавзолей-усыпальница русских и румынских воинов, погибших под Плевеном. В конце пешеходной зоны Александр с Ольгой обнаружили Исторический музей, где были представлены интереснейшие экспонаты. Как выяснилось музей "Освобождения Плевны в 1877 году" располагался в доме, где произошла встреча русского императора Александра Второго с побежденным Осман пашой.
   Затем они отправились на Южный холм. Здесь высоко над городом находился своеобразный музей - панорама плевенской эпопеи. На площади в две тысячи квадратных метров были воссозданы многие эпизоды битвы за город.
   Во время их экскурсии, Александр как всегда был мил и предупредителен с Ольгой. Молодые люди поужинали, приготовленным в саче на углях, ассорти из мяса, птицы и колбас, в небольшом кафе, и приехав домой, разошлись, каждый в свою спальню.
   Девушка как не старалась, не могла уснуть в эту ночь. Она не понимала, что происходит. Зачем Александру понадобилось на ней жениться? Что он ее не любит, было ясно. Можно было бы понять его поступок, если ему нужна была женитьба на ней для того, чтобы упрочить свое положение в холдинге, подняться по служебной лестнице. Но карьера Полонского не зависела от этого, отец и так считал его своей правой рукой и никто из сотрудников не пользовался большим доверием, чем Александр. Ольга испытывала мучительные страдания от того, что во второй раз позволила себе совершить глупость. И конечно во всем в первую очередь винила себя, если бы она послушалась Анюту и отказала Александру, то сейчас не пришлось бы ощущать горькое разочарование и боль. Девушке было стыдно за положение, в котором она оказалась. Кто она теперь ему? Нелюбимая жена или просто друг? Как ей держаться с ним? Вопросам не было конца, как и не было на них ответа.
   Ольга успокаивалась лишь тем, что для себя назначила срок, до которого она будет терпеть такое положение. Через шесть месяцев они разведутся.
  
   5.
  
   Шло время, и Ольга стала привыкать к той ситуации, в которой она оказалась. По будням Александр уезжал на работу в Белене, возвращался поздно, а иногда очень поздно. Где он бывает и с кем, его жена не знала и не спрашивала. Как правило, выходные дни они проводили вместе, путешествуя по городам Болгарии. Она часто перезванивалась с родителями и Аней.
   Как ей хотелось поделиться своими страданиями с подругой, но она понимала, что этого делать нельзя. Возмущенная Анюта, непременно начнет действовать, спасая подругу из постыдного положения, чем нарушит покой родителей Ольги.
   Прошло почти два месяца замужней жизни дочери, когда Татьяна Васильевна позвонила ей и объявила радостную весть, что они с папой очень соскучились и прилетят на пару дней. Павел Степанович забронировал в гостинице Софии два номера, чтобы провести с молодыми совместные выходные. В пятницу вечером Полонские встречали их в аэропорту. Для девушки это были самые счастливые дни за последнее время, они словно глоток свежего воздуха дали ей силы и бодрости. С ней рядом находились люди, которых она очень любила, а самое главное, которые любили ее. Перед отъездом, мама обняла Ольгу и сказала. - Дочка, я так рада, что у тебя все хорошо. Мне было приятно видеть, как Александр нежно и бережно к тебе относится. А то, меня терзали, какие-то беспочвенные страхи, что тебе плохо. - О, если бы ты только знала как мне плохо, - подумала Ольга, а вслух как можно радостнее произнесла, - Да он заботливый муж, я счастлива мама, можешь за меня не волноваться.
   А на следующий день, после того как они улетели, позвонил отец,
  -- У меня не хватило мужества сказать тебе при встрече, - голос отца задрожал - мама больна, смертельно больна. Врачи говорят, что ей осталось жить от силы пять - шесть месяцев.
  -- Что ты говоришь?! - закричала Ольга, не узнавая свой голос, - мама не может умереть, не может!
  -- К сожалению, невозможно ничего сделать, сейчас наша главная задача, ничем не омрачать ее жизнь. Это поможет отодвинуть страшный исход.
  -- Я хочу быть рядом с мамой! Сейчас же закажу билеты.
  -- Нет, нельзя, ты только встревожишь ее, она ничего не знает и не должна знать. Дядя Толя при помощи гипноза блокирует ее сознание, чтобы она не догадалась о том, что обречена. К тому же она так радуется, что твой брак удачен и не позволит тебе оставить мужа одного.
  -- Папа! - она разрыдалась - Как тебе сейчас тяжело!
  -- Ничего я выдержу, держись и ты, не плачь, заклинаю тебя, ничем не огорчай ее.
   Собственные проблемы Ольги отошли на второй план. Она не стала рассказывать Александру о семейном горе. Он не был для нее семьей, как и она для него.
   Проходили дни, недели, месяцы. Ничто не менялось в ее жизни. В принципе работа на АЭС была уже налажена, и чета Полонских могла бы вернуться в Москву, но Павел Степанович, как понимала Ольга, умышлено задерживал их в Болгарии, он боялся, что дочь может выдать свои чувства, чем ускорит смерть Татьяны Васильевны. Девушке было невыносимо тяжело сознавать, что жизнь мамы потихоньку угасает, а она находится так далеко от нее, но понимала, что отец прав, она не сможет спокойно смотреть на умирающую мать.
   Ольга изменилась за это время, из веселой, жизнерадостной девушки превратилась в тусклую особу с потухшими глазами. Она не снимала из ушей изумрудные серьги, с тех пор как отыскала их у мамы. Но даже они не могли зажечь, потухшие "черные бриллианты".
   Девушка понимала, что может сойти с ума, от горя и безделья. Надо было чем-то занять себя, но без знания языка это было не так уж просто. Идея набрать группу желающих обучаться танцам пришла внезапно. И как не странно, желающие быстро откликнулись. А найти помещение под танцкласс не составило особого труда.
   Ольга с энтузиазмом занялась делом и оказалась способным педагогом. Среди ее учеников были русские и болгары, понимающие русскую речь. Все они были приблизительно того же возраста, что и она сама, что способствовало быстро найти общий язык и со многими подружиться. Девушка не отказывала желающим заниматься в дополнительное время. Глаза ее снова засияли, на бледном лице появился румянец.
   Теперь у Ольги почти не оставалось времени на горькие раздумья, разве, что ночь. Она, как правило, возвращалась домой раньше, чем Александр, но если бы и задержалась, знала, что до нее ему нет никакого дела. У них установились ровные отношения, он по-прежнему, был к ней внимателен, как был бы внимателен к своей сестре или матери.
   Ее ученики были не менее увлеченными людьми, чем она сама. Достигнув определенных результатов, они предложили устроить костюмированный балл, который должен был стать своего рода сдачей экзамена. Идея ей очень понравилась, а результат привел в восторг всех. Мероприятие получилось зрелищным, независимо от того что техника танцев не была еще отточенной. А маленькие накладки добавили лишь веселья. Балл закончился далеко за полночь, и Ольгу вызвался проводить Богомилов Кирилл, он был одним из первых, с кем она подружилась. Молодой человек плохо говорил по-русски, но ему очень хотелось научиться, поэтому старался, как можно больше общаться с Полонской. Ту забавляло, как он во время их бесед переворачивал и коверкал русские слова. Имея трех сестер, Кирилл умел быстро найти общие темы для разговоров и с другими девушками. К тому же был очень веселым и общительным, ей с ним было легко и просто. Оживленно болтая и смеясь, они подошли к дому Ольги. Пожелав спокойной ночи, Кирилл чмокнул ее по-братски в щеку, и быстро зашагал на стоянку такси.
   Открывая входную дверь, девушка неожиданно столкнулась с Александром, отчего вздрогнула. Лицо мужчины было искажено гневом,
  -- Где ты была? - прорычал он. Прежде Ольга никогда не видела его таким. Это несколько напугало ее.
  -- Я обучаю танцам, задержалась после занятий - пролепетала она.
  -- Интересно, почему я ничего об этом не знаю? - прогремел голос мужа.
  -- Я не думала, что тебе это интересно.
  -- Это видно, что ты не думаешь, иначе не шлялась бы по ночам неизвестно, с кем! - выпалил он. - Кто это был? - в голосе Александра послышалась угроза.
  -- Мой ученик.
  -- Так вот, с завтрашнего дня никаких учеников и танцев, иначе я разведусь с тобой. Ты поняла меня? - он угрожающе навис над Ольгой.
  -- Да, я поняла - едва слышно прозвучал ответ.
   В другое время она только обрадовалось бы разводу, освободившему ее от этого постыдного замужества, но не теперь. Ведь это может ускорить смерть мамы, этого никак нельзя допустить, придется покориться Александру. Девушка быстро прошла в свою комнату, ее сотрясал нервный озноб. Она не плакала, не могла, видно все свои слезы выплакала раньше.
  
   6.
  
   Отец, вызвал их в Москву только тогда, когда Татьяна Васильевна слегла. Ольга не отходила от нее ни днем, ни ночью, она собрала все свое мужество, держалась так, как будто была твердо уверена, что болезнь матери излечима, и она скоро поправится. За день до смерти Татьяна Васильевна сказала слабым голосом,
  -- Дочка я умираю, скорее всего, это будет завтра. Не возражай, а слушай меня внимательно. Не страдай и сильно не плачь обо мне, я прожила счастливую жизнь, пусть не такую долгую, как хотелось бы. Но каждый день моей жизни был озарен любовью и счастьем. Смерть же меня не пугает. Меня огорчает лишь то, что я больше не увижу вас. За тебя я спокойна, Александр позаботится о тебе, его любовь поможет перенести горе. А вот папа останется один. Обещай мне, что вы будете рядом с ним, когда он будет в этом нуждаться.
  -- Что ты мамочка, ты будешь жить, - от душивших ее слез, Ольга едва могла произносить слова, - не надо прошу тебя, говорить о смерти.
  -- Пообещай - настаивала мать.
  -- Я обещаю не бросать папу, как не бросать тебя, если с ним, что-либо случится.
  -- Ну и хорошо - успокоилась Татьяна Васильевна.
   Дочь просидела у кровати матери всю ночь, обессиленная, под утро она задремала, всего на полчаса, но когда она проснулась, мамы уже не было в живых. Сдерживаемые все это время рыдания прорвались наружу.
   На Павла Степановича было больно смотреть, от его бодрого и внушительного вида не осталось и следа. Пока жена была жива, он держался, но после ее смерти за несколько часов превратился в дряхлого старика. Он постоянно плакал. Его состояние вызывало у Ольги тревогу, она всерьез опасалась теперь уже за жизнь отца.
   С момента их возвращения в Москву, Александр всячески поддерживал жену. Они не поехали в его квартиру, а остановились у родителей. Так как Ольга все время находилась с мамой, Полонский занял ее комнату. Организация похорон полностью легла на его плечи. Павел Степанович был в таком состоянии, что дочери надо было, заботится о нем, выяснилось, что за время болезни Татьяны Васильевны, он перенес несколько микро инфарктов. Так случилось, что и Анюты не было в Москве, она уехала в Венгрию, Вацлав знакомил ее со своими родителями. Единственной опорой в эти тяжелые для Ольги дни стал Александр. После похорон, тому пришлось взять на себя и руководство холдингом, на время болезни Президента.
   Постепенно, благодаря врачам и нежной заботе дочери, Павел Степанович возвращался к жизни. Он торопился включиться в работу, надеясь, что это хоть в малой степени уменьшит боль от потери любимой жены.
   Ольга с мужем переехала в квартиру Полонского, на этом настоял ее отец: " Хватит за мной ухаживать, я чувствую себя гораздо лучше. А твой муж тоже нуждается в любви и заботе, как любой мужчина. Мне не хочется, чтобы Александр сбежал от тебя. И вообще молодым лучше жить отдельно, только не забывайте чаще приезжать ко мне в гости".
   У дочери не повернулся язык сказать, что ее брак чистая фикция, и что она хочет остаться дома. Отец только оправился от смерти мамы, огорчать его она не имела права, помня об его инфарктах. Девушка опять становилась заложницей обстоятельств. Винить было не кого, она сама загнала себя в угол своим поспешным замужеством.
   Вернувшись к своим рабочим обязанностям в холдинге, Ольга столкнулась с непреодолимой трудностью. Всякий раз, проходя мимо кабинета финансового директора, который теперь занимала Елена, девушка испытывала жгучую боль. В конце концов, она решила, не подвергать себя лишним душевным мукам и уйти в клинику дяди Толи, приняв его приглашение. Семнадцать лет назад тот начал свою частную практику с нескольких кабинетов, купив старое двухэтажное здание в центре Москвы. Теперь это была одна из престижных клиник столицы. Павел Степанович с пониманием отнесся к ее решению.
   За последние месяцы самым радостным для Ольги событием, стала свадьба подруги. Всегда живая и деятельная Аня даже подготовку своего бракосочетания решила никому не доверять, а сама взялась за это нелегкое дело, с присущим ей энтузиазмом. Конечно же, и Ольга оказалась втянута в водовороте мероприятий предшествующих торжеству.
   Анюта заезжала за ней на работу, и до позднего вечера таскала ее по салонам, агентствам и ресторанам. Мало того, узнав, что Полонская в Болгарии организовала танцкласс, категорически потребовала, чтобы та подготовила с друзьями для нее танцевальный номер.
  -- Это будет ваш подарок для меня, - заявила она. - И непременно в бальных костюмах!
   Ольга с усердием принялась за выполнение поставленной перед ней задачи. Хорошо, что у них были такие друзья, что охотно согласились поддержать затею невесты. Их выбор пал на вальс, вечно молодой и нестареющий. Конечно же, вальс - король среди танцев, но все же главная причина была не в этом, а в том, что в техническом плане разучить его за короткий срок значительно проще, так как разнообразие танцевальных фигур в нем невелико.
   Вся свадебная церемония проходила на высшем уровне, без сучка и задоринки в точности так, как задумал постановщик.
   Наступил момент свадебного подарка невесте от друзей. Переодетые, в бальные костюмы, они ожидали своего череда. Ольга должна была танцевать со всеми, в паре со Славкой, их с Аней однокурсником. Вот зазвучала музыка, и она протянула ему руку, но ее перехватил Александр, со словами,
  -- Моя жена танцует только со мной - закружил девушку в танце. Опешивший Славка, остался стоять с открытым от возмущения ртом.
   На протяжении всего торжества Полонский вел себя, как любящий муж. Он ни на минуту не оставлял Ольгу одну. Улучив момент. Анюта шепнула подруге:
  -- Я была не права, Александр действительно тебя любит. Ты счастливица, как хотелось бы мне, чтобы и у нас с Вацлавом было так!
  -- Да, я купаюсь в счастье, чего и тебе от души желаю, - отвечала ей Ольга, а про себя с ужасом подумала, - Только не дай Бог в таком, как я!
   Через несколько дней после свадьбы Вацлов с Аней уехали в Венгрию. Для перевода бизнеса в Россию тому необходимо было провести последние операции.
   И без того безрадостная жизнь Ольги, с их отъездом стала еще тоскливей. Порой она удивлялась самой себе, как ей хватает сил скрывать от окружающих, истинное положение вещей. Вот уже одиннадцать месяцев, как они с Полонским женаты, и никто ничего не заподозрил. Зачем она это терпит, ей было ясно, для чего все это нужно было Александру, по-прежнему оставалось загадкой.
   Девушка с головой ушла в работу. Была бы такая возможность она и вовсе не уходила бы из клиники. Но нельзя было разрушать созданную для окружающих иллюзию идеального брака. И Ольга каждый день против своей воли возвращалась в квартиру мужа, которая не стала для нее домом. Как в принципе и сам Александр не стал по-настоящему ее мужем. "Наверное, все, что в моей жизни должно было произойти ужасного, уже произошло", - утешала себя девушка в минуты отчаяния. Если бы она только знала, как жестоко ошибается.
   Каждый день дочь звонила отцу, а в свободное время старалась заезжать к нему либо домой, либо на работу. Он ворчал и говорил, чтобы она больше внимания уделяла мужу, а не ему, на самом же деле очень радовался ее визитам.
   Вот и сегодня их телефонный разговор закончился тем, что Павел Степанович ласково пожурил Ольгу за проявление излишней заботы о нем. Поэтому, когда он сам позвонил ей из дома поздно вечером, она очень удивилась.
  -- Ольга, - хриплым голосом проговорил отец - твой муж разорил нас, он...
   Девушка услышала, как упала трубка и что-то еще.
  -- Папа! Папа! - закричала она, но телефон молчал.
   Ее спортбэк, был припаркован около дома, торопясь, девушка, завела машину и, резко нажав на педаль газа, покинула стоянку. Она мчалась по городу, не обращая внимания на сигналы светофора и дорожные знаки, боясь, что не успеет оказать помощь отцу. Бросив у подъезда машину, и не дожидаясь лифта, она вбежала на четвертый этаж. Лихорадочно открыла своим ключом дверь и кинулась в кабинет отца. Павел Степанович лежал рядом с креслом, дочь опустилась на колени рядом с ним, он был мертв. Побледневшая девушка поднялась с колен, но силы покинули ее, и она тут же рухнула без чувств. Очнулась Ольга уже на кровати, возле нее сидел Александр. Муж рассказал ей, что видел, как она, газанув, сорвалась с места, и последовал за ней. Войдя в кабинет тестя, он едва успел подхватить ее на руки, когда она потеряла сознание.
   Ольга не помнила, как проходила церемония прощания сотрудников холдинга "Комфорт" со своим Президентом, как проходило захоронение. Не помнила она и того, что несколько раз теряла сознание, и ее пытались увести, но она не отходила от гроба отца.
  
   7.
  
   Она проспала почти два дня, видимо это было защитной реакцией организма, а также действием успокоительного и снотворного, которыми ее пичкали эти дни. Девушка встала с постели, чтобы привести себя в порядок. "Твой муж разорил нас" крутилось в ее голове, как заезженная пластинка, пока она собирала свои вещи. "Вот и ответ на вопрос, зачем он на мне женился", - с горечью подумала Ольга. Она услышала, как открылась дверь, Александр вернулся с работы. Собравшись с силами, девушка вышла к нему.
  -- Нам надо поговорить - слабым голосом начала она.
  -- Ты не в том состоянии сейчас вести серьезные разговоры.
   Ольга, молча вернулась в свою комнату, взяла собранные вещи, на ходу бросив, - Мне здесь больше нечего делать, - направилась к выходу. Александр молниеносно догнал ее у двери, с яростью выхватил чемодан и отшвырнул его в сторону. - В чем дело? - грозно спросил он, схватив жену за плечи. Скопившееся в ней унижение и боль вырвались наружу. - Ты вор и убийца! - закричала она, вырываясь из его цепких рук - Ты убил отца!
   Муж сорвал с нее шубу и грубо усадил в кресло. - Ты бесчестный человек, - продолжала кричать Ольга, - какая низость жениться, чтобы воплотить свой грязный план!
  -- Это я бесчестный? - побледнев зловещим шепотом, спросил Александр, угрожающе склонившись над ней - Это я вор? А знаешь ли ты, что твой отец разорил мою семью?
  -- Неправда мой отец честный человек, он никогда бы не смог так поступить!
  -- Еще как смог, и не с кем-нибудь, а со своим близким другом.
  -- Я ничего не хочу слышать - запротестовала Ольга.
  -- Нет, теперь ты выслушаешь все! Ты сама этого захотела. Это случилось в начале девяностых годов. У моего отца уже был налаженный бизнес, он занимался оптовыми поставками из Бельгии мясных консервов и чая. В то время эта продукция уходила влет фурами, ее даже не успевали разгружать на склад. Причем расчет за товар шел по стопроцентной предоплате от покупателей. Под крупную партию товара отец получил деньги от своих заказчиков. И в этот самый момент Павлу Степановичу, который только начинал свое дело, понадобилась приличная сумма денежных средств. Обернутся они по его расчетам, должны были в очень короткий срок. С этим он и пришел к своему другу. Конечно же, мой отец отдал все, что было на тот момент. Он верил ему и искренне хотел, чтобы Великанов встал на ноги. А твой отец, - в голосе Александра зазвучал гнев, - не только не вернул эти деньги в назначенный срок, он сделал удивленный вид и сказал, что никогда их не брал. Чтобы рассчитаться с заказчиками моей семье пришлось продать все, что к тому времени имелось. Пришлось продать и квартиру. Мы вынуждены были переехать жить в Подмосковье к дедушке. Но и этих денег не хватало полностью погасить долг. У нас в доме имелась семейная реликвия, я не знаю, что это было, но как говорили папа с мамой, очень дорогая вещь. По какой-то причине маму она пугала, и по просьбе друга Павел Степанович взял ее на хранение. Это было лет за десять до омерзительного поступка Великанова. Уже не надеясь, вернуть и эту ценность, мой отец все-таки позвонил Павлу Степановичу и тот сказал, чтобы он приезжал. У деда был старенький "Москвич", за который ничего не дали бы, поэтому он и не был продан. Вот на нем родители и поехали в Москву. Была сильная гололедица, а отец был во взвинченном состоянии, как машина вылетела на проезжую часть неизвестно, только навстречу ехал бензовоз. Они скончались еще до приезда скорой помощи, - на лице Александра заходили желваки. - Представляешь, что это такое подростку остаться в двенадцать лет без родителей с пожилым инвалидом? Пенсии, которую получал дедушка, не хватало ему даже на лекарства. А через шесть лет не стало и дедушки. Нет, ты не представляешь! Ты жила на всем готовеньком, тебя не терзало сознание того, что человек, который виновен во всех твоих бедствиях, живет и процветает. Да, я ненавидел его всем сердцем, и дал себе слово, что сделаю с ним то же, что сделал он с моими родителями. Для этой цели я взял девичью фамилию своей мамы и устроился в "Комфорт". Ольга сидела, вжавшись в кресло. Она с недоверием глядела на Александра.
  -- Нет, я не верю. Тебе было всего лишь двенадцать лет. Ты мог не так понять происходящее, - пролепетала она - мой отец не способен был так поступить. Слышишь ты?! Не способен!
  -- Что ж яблоко не далеко от яблони падает, ты сама не лучше твоего отца, - озлоблено сказал Полонский.
  -- Я? - девушка с изумлением посмотрела на Александра - в чем ты смеешь винить меня?
  -- Не притворяйся безобидной овечкой, будто бы сама не знаешь, о чем я говорю. Разве не ты попросила своего отца, чтобы он сделал тебе подарок ко дню твоего рождения? - презрительно спросил мужчина.
  -- Какой подарок? - глаза Ольги расширились от удивления - Машину? Я ее не просила. Родители подарили сами.
  -- Нет не машину, - в его голосе зазвучала злость - не машину, а меня в качестве мужа. И не смей отрицать, что этого не было!
  -- Да ты просто маньяк! - возмутилась девушка.
   Ну, конечно же, я маньяк еще скажи, что неправильно понял! За неделю до твоего дня рождения Павел Степанович вызвал меня к себе и прямо без околичностей сказал, что хочет видеть меня своим зятем. Но услышал в ответ, что я тебя не люблю, и у меня в мыслях нет, на тебе жениться. Это нисколько его не смутило. Отчеканивая каждое слово в приказном порядке, твой отец потребовал, чтобы я сделал предложение в день твоего рождения, иначе окажусь на нарах. Ты, может быть, и не знаешь, что мне приходилось иметь дело с крупными наличными суммами для расчетов с чиновниками, так вот этим он меня и шантажировал. Зная на что способен этот человек, пришлось согласиться. И главное как он притворился удивленным, когда я попросил твоей руки! Хотя видно и актерское мастерство у вас семейное, ты тоже сделала ошарашенный вид и еще неделю театрально тянула с ответом. А я дурак, прекратил с тобой отношения, потому что ты мне показалась чистым и наивным ребенком. Казалось подлым пользоваться тобой для наших с Павлом Степановичем отношений. Хотя не скрою, что вначале я так и намеривался сделать. А ты оказалось такой же, как и твой отец! - в сердцах бросил Александр - Ты также не останавливаешься ни перед чем, когда хочешь что-то заполучить! Ты так уцепилась за меня, что, узнав, что наш брак поддельный, все равно для всех делала вид, что у нас все замечательно. А ты не подумала, когда просила меня у своего отца, что я могу любить другую, или тебя это мало смущало? Для тебя не существует преград? - Полонский навис над женой, сверля ее серыми глазами. - И ты еще можешь с презрением называть меня вором и бесчестным человеком? Все поплыло перед глазами Ольги, она из последних сил держалась, чтобы не потерять сознание.
  -- Я не просила отца об этом - слабо запротестовала она.
  -- Да? Тогда почему он сказал мне, что достаточно того, что ты меня любишь и хочешь за меня замуж, на мои слова, что я тебя не люблю.
  -- Я не просила - уже громче сказала Ольга. - Не просила! - уже кричала она - Отдай мне мой чемодан, я намерена уехать. На развод подам сама, можешь себя не утруждать.
  -- Развод! - в гневе закричал Александр - Развода не будет! Во всяком случае, до тех пор пока я не найду семейную реликвию. Это единственное, что осталось мне от моих родителей. Так что ты по-прежнему будишь жить со мной. Тебе ведь ничего не стоит, изображать благополучие в нашей семье, у тебя это замечательно получается.
   Девушка, поднялась с кресла, взяла свою сумочку и в гневе бросила на стол ключи от квартиры родителей.
  -- Пожалуйста, ищи.
  -- Реликвия может быть в квартире, а может быть и в сейфовой ячейке, доступ, к которой ты получишь не раньше чем через полгода. Так что хочешь ты или нет, но тебе еще придется полгода играть роль моей жены. - Сказал он со злорадством.
   Конечно же, на это можно было ответить дерзостью, Но она молча удалилась в свою комнату, закрывшись изнутри. Машинально прихватив с собой сумочку, которая так и осталась в ее руках.
  -- Ты что задумала? - прогремел голос Александра - Открой сейчас же дверь, или я, ее вышибу.
   Ольге ничего не оставалось, как открыть.
  -- Зачем ты заперлась? - взволновано спросил муж, входя к ней.
  -- Я просто хочу побыть одна.
  -- Для этого нет необходимости закрываться. Не бойся, беспокоить не буду, - добавил он, прикрывая за собой дверь.
   Опустошенная, в изнеможении девушка опустилась на кровать, свернулась калачиком и замерла в оцепенении. Не было сил ни думать, ни плакать. Ею овладело единственное желание - желание, уехать из этого дома. Но пока Александр не уснет, сделать это не удастся. Она слышала, как он осторожно ходит под дверью ее комнаты.
   Ничего, я наберусь терпения, - думала Ольга. Время тянулось бесконечно долго, наконец, шаги затихли. Выждав еще немного, на цыпочках, стараясь не издавать звуков, девушка вышла из комнаты. В квартире было темно и тихо. Она с замиранием, сердца, осторожно, чтобы в темноте не задеть что-нибудь, прокралась в гостиную, намереваясь забрать ключи со стола. Полонский сидел в кресле рядом со столом. Ольга от неожиданности чуть не вскрикнула, но поняла, что он спит. Девушка не стала рисковать и ретировалась в прихожую, взяв шубу, благо Александр повесил ее на место, и с полочки ключ от спортбэка бесшумно выскользнула из квартиры.
  
   8.
  
   Ольга не знала куда едет, и сколько времени находится в пути. Давно уже рассвело. Было ясно, что за пределы Москвы она уже давно выехала, но в какой находится области, было непонятно. Ее это нисколько не смущало. Со странным чувством того, что едет в единственно правильном направлении, девушка уверенно двигалась вперед. Съехав с основной автомагистрали, она продолжила движение дальше, но вот закончилась дорога с бетонным покрытием. Ольга очутилась в какой-то деревне, но словно под действием гипноза, продолжала направлять свой спортбэк по расчищенному от снега трактором пути. Возле непримечательного ничем дома, машина остановилась. - Господи, куда же я забралась? - воскликнула девушка, выходя из оцепенения, - Надо спросить у хозяев, если конечно здесь кто-нибудь живет.
   Она поднялась по ступенькам на крыльцо и открыла дверь. Навстречу ей вышла уже не молодая женщина, лет семидесяти. Ее глаза ласково смотрели на гостью. - Я видела эти глаза, - пронеслось в голове у Ольги - это мои глаза! Кто это женщина?!
   Между тем незнакомка заговорила, - Здравствуй Оленька, проходи. - Она обняла девушку за плечи, и та доверчиво вошла в дом.
   - Я твоя бабушка, это ответ на твой вопрос, что ты задавала сама себе на крыльце, - говорила она, помогая гостье раздеться. - Зовут меня Аркадия. Павел мой сын. Сейчас я тебя накормлю, и уложу спать. Ты выглядишь измученной и усталой, видно не спала всю ночь. А как выспишься тогда мы, и продолжим разговор. Ольга оглядывала кухню, в которую они прошли. Помещение было просторным, и очень светлым на одной из стен висели пучки различных трав, от которых исходил какой-то особенный аромат лета. Аркадия положила на тарелку жаркое, от запаха которого у девушки потекли слюнки, она только сейчас поняла, как голодна.
   - Кушай, моя дорогая, - ласково сказала хозяйка, ставя тарелку и чайную чашку на стол, - а потом выпьешь вот этот настой, он восстановит твои силы.
   Надев на себя из тонкого батиста рубашку, что дала ей Аркадия, Ольга с наслаждением улеглась на накрахмаленную и прохладную простыню, а затем, укрывшись одеялом, сладко заснула.
   Проспала она всего часа три, не больше, но чувствовала себя свежей и бодрой. Накинув на себя халат, который был оставлен для нее на спинке стула, вышла в другую комнату. Там ее внимание привлек великолепный портрет, висевший на стене. На нем была изображена молодая и очень красивая женщина в зеленом, с белым кружевом платье. Ее черные волосы, были зачесаны вверх и собраны в причудливую прическу. В ушах и на шее висели изумруды в черненом серебре в виде экзотического цветка. "Это ведь Аркадия", - подумала Ольга.
  -- Да, это я, - сказала входящая хозяйка, - а это те серьги и колье, что были тебе, подарены мною. Присаживайся, - кивнула она на мягкую кушетку. - Видишь ли, я наделена способностями и знаниями, которые даны не всякому человеку. Одни считают меня колдуньей, другие экстрасенсом, третьи знахаркой. Твои родители видели во мне колдунью и не поддерживали со мной родственных отношений. Когда ты родилась, я принесла тебе в подарок изумруды. Твоя мама даже не вышла ко мне, а Павел не захотел их принять. Только моя угроза о том, что я прокляну вас и наведу порчу на тебя и твою мать, заставила его, их взять. Конечно, у меня и в мыслях не было причинять зло своим близким, как бы они ко мне не относились. Эти камни обладают некоей магической силой, как впрочем, многие из камней, и передаются из поколения в поколение. Я не говорю об их ювелирной ценности. Они баснословно дорогие. В свое время в них красовались царственные особы Египта. И чем сильнее потенциал и скрытые возможности хозяйки этих изумрудов, тем большей энергией они ее наполняют. То, что ты их нашла, вовсе не было случайностью. С твоим рождением они должны были принадлежать тебе. Это при их помощи я направляла тебя сегодня.
  -- Но как гарнитур из Египта попал в Россию? И наверняка должно было быть и кольцо, где оно? - спросила внучка. Услышанное заинтриговало ее.
  -- Доподлинно историю изумрудов я не знаю, но думаю, что они со временем сами дадут тебе на это ответ, - бабушка загадочно улыбнулась. - Что же касается кольца, то его не было. Передавались только серьги и колье. - Лицо Аркадии вдруг помрачнело. - Внучка мне известно, что за короткий срок ты потеряла родителей. Расскажи мне, как это произошло.
  -- А разве ты сама не можешь это определить? Ведь ты говоришь, что в тебе есть сила, - в голосе девушки звучало явное сомнение.
  -- Все знать Оленька, дано лишь Богу, и я не собираюсь с ним в этом соперничать. И тем более тебя в чем-то убеждать сейчас, это сделает за меня время. Ты нуждаешься в моей помощи, дорогая доверься. И твой рассказ нужен не столько мне, сколько тебе для начала твоего душевного исцеления.
   Переживая все заново, Ольга начала рассказывать бабушке в подробностях о событиях последнего года, временами прерывая свое горестное повествование, из-за слез, которые она не могла сдержать. Аркадия как могла, утешала внучку.
  -- Теперь я даже и не знаю, кому мне верить, и как жить с чувством того, что мною воспользовались как куклой. Причем я сама способствовала этому, - горестно закончила девушка. - Бабушка, мне очень не хочется возвращаться в Москву, можно я поживу пока у тебя?
  -- Конечно, живи, сколько угодно, это и твой дом. Но разве ты не хочешь разобраться во всем?
  -- Мне все равно. Я ничего не хочу. Найти бы только ту вещь, что хранил отец, и вернуть ее Полонскому.
  -- Для этого тебе надо вступить в права наследования.
  -- Что ж, значит вступлю. Завтра же позвоню Олегу Николаевичу, это наш адвокат. Пусть он приедет, заодно привезет мои вещи и ключи от нашей квартиры.
  
   9.
  
   У Аркадии была обширная практика, она никому не отказывала в помощи. Сначала с предубеждением и недоверием, а потом с интересом Ольга наблюдала за ее действиями. Заметив заинтересованность внучки, та стала учить девушку разбираться в травах, готовить из них целебные снадобья, используя при этом для более сильного воздействия молитвы и заклинания. Видя людей, потерявших надежду исцеления традиционными методами, отчаявшихся и как чуда ожидающих помощи от ее бабушки, девушка постепенно забывала о своих несчастьях. Внешне она очень изменилась за то время, что жила у Аркадии и похудела. Все привезенные Олегом Николаевичем вещи стали ей ужасно велики. Съездив, во Владимир, это был ближайший город, она приобрела себе новые наряды, отдав предпочтение платьям. Странно, но у Ольги изменился вкус, ей вдруг стало нравиться носить юбки и платья. К тому же она перестала стричь свои волосы, бабушка научила, какими травами за ними ухаживать, они стали послушными и неестественно быстро росли. Приехавшая навестить подругу Анюта, была изумлена, произошедшими в той переменами.
  -- Ольга! Ты ли это? Тебя хоть сейчас на подиум. Просто красавица, а что за фигурка, прелесть! Смотрю, тебе ваша ссора с Александром пошла только на пользу. Ты даже стала пользоваться косметикой!
   Аня не знала истинной причины бегства Ольги из Москвы. Как она не подступала с расспросами к подруге ответа она так и не получила. Поэтому считала, что между супругами произошла размолвка
  -- Когда ты собираешься возвращаться домой? - поинтересовалась она - Надеюсь, ты не хочешь здесь поселиться навсегда?
  -- Нет, не хочу, хотя мне здесь хорошо и очень нравится, - с улыбкой ответила та.
  -- Чему тут нравится, кругом ручьи и лужи? Ты не боишься, что твой муж найдет себе другую жену? Ты в этой дыре уже три месяца.
  -- Ну, вот пусть еще три месяца подождет. - Сказала, как отрезала Ольга.
  -- Не пойму причины твоего поведения, но знаю, что если ты заупрямилась, то тебя не переубедить, - огорчилась Анюта. До самого своего отъезда подруга не заводила больше разговора на эту тему.
  
   Как-то рано утром, бабушка с внучкой только что встали, к ним постучались. Открыв дверь, девушка увидела молодых мужчину и женщину. За руку женщины держалась маленькая девочка.
  -- Это ты ведьма? - властным голосом грубо спросил мужчина.
  -- А почему вы позволяете себе грубить? - сверкнув глазами, вспылила Ольга. - Если вы пришли за помощью, так ведите себя соответственно.
  -- Значит ты - хмыкнул он, оглядев ее с головы до ног, - на меня твои чары не подействуют, можешь не стараться красавица.
  -- Андрей, - перебила женщина - мы действительно пришли за помощью, прекрати!
  -- В чем дело? - спросила подошедшая бабушка. - Вы ко мне? Проходите, пожалуйста, в дом. Я слушаю вас, - скала она предложив приезжим присесть.
  -- Не знаю, сможете ли вам нам помочь, - начала незнакомка - но мы обращались уже ко всем врачам. Были у детских аллергологов-иммунологов, ездили в ожоговый центр, но нигде нам не оказали действенной помощи. Посмотрите сами, - продолжила она, раздевая девочку.
   Спина и грудь девочки были покрыты кровоточащими язвами. На малышку нельзя было смотреть без содрогания.
  -- Я дам вам мазь, - сказала Аркадия - язвы исчезнут. Но причина останется. На ребенка наведена порча, и я не могу вам сказать через какой предмет. Не знаю.
  -- Пошли отсюда, я тебе говорил, что это шарлатанство! Не понимаю, как тебе удалось уговорить меня вообще сюда приехать! - вспылил мужчина, бросив недобрый взгляд, почему-то на Ольгу, он стремительно вышел из дома.
  -- Извините, пожалуйста, - смущенно проговорила его спутница, одевая ребенка, - он просто нервничает, переживает за дочь. Я возьму мазь. Спасибо.
   А спустя неделю, незнакомка снова появилась у них, правда без сопровождения своего вспыльчивого спутника. Она была очень довольна результатом лечения и благодарила бабушку за чудодейственное средство.
  -- Если бы вы только видели, какой потрясающий эффект от вашей мази. Язвы исчезли практически полностью, только остались следы на коже, - захлебываясь от восторга, рассказывала женщина - даже Андрей признал, что вы знаете свое дело. Мы вам так благодарны! Я привезла вознаграждение, возьмите, пожалуйста, - попросила она, протягивая пачку денег.
  -- Я не возьму, потому что не смогла вам помочь. Мазь со временем перестанет оказывать положительное действие, и язвы появятся вновь. Нужно установить, через что наведена порча. А для этого я должна поработать с девочкой и ее вещами. Может потребоваться какое-то время.
   Молодая женщина как будто и не слышала, что ей говорила Аркадия, она продолжала благодарить и совать ей доллары. Бабушка была непреклонна, и та уехала, так и не сумев отдать деньги.
   И хотя Ольга была занята травами и приготовлением различных настоек и отваров из них, свободного времени у нее было все равно предостаточно. Девушка решила разбить цветник на приусадебном участке Аркадии, где та сажала лишь овощи и травы.
  -- Завтра с утра я собираюсь во Владимир на рынок за рассадой и семенами, - сообщила она бабушке накануне вечером. - Мама очень любила цветы, особенно розы. У нас их много и с ранней весны и до поздней осени ими занимался нанятый родителями садовник. - Девушка тяжело вздохнула - бабуль, мне теперь кажется, что все это было с кем-то другим, а не со мной, или в моей прошлой жизни.
  -- В этой жизни, девонька, в этой, - пожилая женщина подошла, и ласково провела рукой по голове внучки. - Так уж заведено, что человек должен испытать не только любовь, радость и достаток, но и ненависть, горе и нужду. И бог дает нам силы все это вынести, и в след посылает вновь счастливые и безоблачные дни. Завтра я поеду с тобой, у меня тоже есть дела в городе.
  
   10.
  
   Высадив бабушку рядом с Успенской церковью, Ольга отправилась на рынок. Весеннее солнце и чистая еще свежая зелень преобразили город. Она с удовольствием бродила по рядам, выбирая рассаду и наслаждая свой взор уже цветущей продукцией. В летние выходные дни ее мать зачастую занималась тем, что, ухаживала за цветами. Она любила это делать и умела. Посаженное ее руками растение, даже самое слабенькое приживалось и превращалось в последствии в сильное и обильно цветущее. Тогда дочь не понимала и не разделяла увлечения Татьяны Васильевны, теперь же ей и самой не терпелось высадить быстрее всю ту красоту, что она аккуратно разместила в машине.
   Возвращалась девушка домой одна, Аркадия предупредила, что вернется только завтра к вечеру.
   Доставая из багажника рассаду, Ольга услышала, что рядом с ней остановилась машина. Она обернулась и увидела Андрея и его маленькую дочь. Не поздоровавшись и не обращая на нее никакого внимания, тот направился прямиком к дому.
  -- Дом закрыт, там никого нет, - в след ему сказала девушка.
  -- Почему нет? - недовольно спросил мужчина.
  -- Потому что Аркадия уехала, и ее сегодня не будет, а я как видите здесь.
  -- Меня это не устраивает. Я не собираюсь кататься сюда из Москвы каждый день, - с раздражением и высокомерием заявил тот.
  -- Ничем не могу вам помочь, - невольно со злорадством ответила Ольга, Андрей раздражал ее своим снобизмом и апломбом.
  -- Что ты за ведьма такая, если помочь не можешь?! - рассердился отец девочки.
   Полонская решила не отвечать на его хамство, и продолжила заниматься рассадой.
  -- Я, по-моему, с тобой разговариваю, - повысил голос мужчина - будь добра, отвечай! -
   От невозмутимости девушки не осталось и следа, порывисто обернувшись к нему с горящими от негодования глазами, она, едва сдерживая себя, спросила, тихо, почти что шепотом,
  -- Да, что вы себе, в конце концов, позволяете?
  -- И ты будешь утверждать, что ты не ведьма?! Твои глаза прожигают насквозь. Ты сейчас как дикая пантера, готовящаяся к прыжку.
  -- А ты дурак! - пронеслось в голове у Ольги, но вслух она спросила - Что вам от меня нужно?
  -- Мне ничего, а вот моей дочке необходима помощь. Как и говорила Аркадия, мазь перестала действовать. Пока нет кровавых язв, но обратный процесс начался. Снимайте с нее порчу.
  -- Я уже сказала, - теперь в голосе девушки зазвучало раздражение, - бабушки нет, она будет завтра во второй половине дня. А я в этом понимаю ровно столько, сколько и вы.
  -- Хорошо, значит, мы останемся здесь до завтра.
  -- Да, делай что хочешь, - подумала Ольга и принялась высаживать цветы.
   Девочка подошла к ней и с интересом стала наблюдать.
  -- Можно я тебе буду помогать? - вдруг тихо спросила она.
  -- Конечно, я тебе сейчас дам маленькую специальную лопаточку, - этот робкий детский голосок тронул до самой глубины души - Господи, - подумала девушка - ведь малышка не виновата, что у нее такой отец. И ей действительно нужна помощь, - и с улыбкой спросила, - как тебя зовут?
  -- Настенька.
  -- Ну что ж, Настенька, давай будем работать вместе.
   Пока они с малышкой, увлеченно занимались посадкой, Андрей наблюдал за ними, сидя на скамейке.
  -- Вот мы и высадили с тобой все цветочки и полили, теперь они будут расти. А мы пойдем в дом, вымоем ручки и поедим. Ты ведь хочешь, есть? - говорила Ольга, беря за руку Настю и направляясь к дому.
   Мужчина, молча пошел за ними. Конечно, пришлось накормить и его, правила гостеприимства требовали этого.
   Андрей, как и сказал, не намеревался возвращаться в Москву, не дождавшись, хозяйки дома. Девушка застелила ему кровать бабушки, а девочку уложила с собой. Доверчиво прижавшись к Ольге, и обняв ее за шею своими маленькими ручками, девчушка быстро уснула. Уснула и внучка Аркадии.
   Ей снился странный и страшный сон. Вот она сидит на кушетке в комнате, в которой висит портрет бабушки. Рядом ней Настенька. Ольга пристально смотрит на девочку, гипнотизируя ее, и та в трансе начинает рассказывать о какой-то игрушке. Девушка не понимает о чем речь, но вдруг, словно вселившись в тело малышки, ее глазами начинает видеть эту игрушку. Это маленький розовый котенок из искусственного меха. Котенок начинает расти, и неожиданно из его глаз вырывается огонь, который начинает пожирать тело ребенка, оставляя страшные следы на коже. Ольга пронзительно закричала, и проснулась.
   Девочка, посапывая, безмятежно спала. Тихо было и в соседней комнате, где спал Андрей. Через шторы на окне начал пробиваться первый луч солнца. Осторожно, чтобы не разбудить Настю, Ольга поднялась с постели. Спать она уже не могла.
   Несмотря на неприязненные отношения, сложившиеся между ней и отцом малышки, Полонская рассказала ему о своем страшном сне, как только тот проснулся.
  -- Вот гадина! - неизвестно про кого злобно процедил тот - так значит, это сделала она, ну подожди, ты ответишь мне за это.
  -- Андрей, это всего лишь сон я не экстрасенс, - попыталась охладеть его пыл девушка.
  -- Да нет, у меня нет ни каких сомнений! Я сам отношусь весьма скептически ко всем колдунам и экстрасенсам, но эта игрушка действительно есть у дочери. И ее подарила та дрянь, о которой я сейчас говорю. Так, что ты ведьма, похоже, действительно узнала причину. Ладно, не обижайся, - примирительно сказал он, заметив, вспыхнувший огонь в ее глазах. - А если сомневаешься, что это не просто сон, воспроизведи его.
  -- Как это? - не поняла Ольга.
  -- Сейчас Настя проснется, попробуй ее загипнотизировать, я чувствую, что ты наверняка сумеешь это сделать.
  -- Что за глупости?! - возмутилась девушка.
  -- Я настаиваю, от этого зависит жизнь и здоровье моего ребенка.
  
   Девочка сидела напротив девушки на кушетке, - Настенька, - тихо обратилась к ней Ольга - ты хочешь, чтобы у тебя больше ничего не болело? - та утвердительно кивнула головой. - Тогда слушай внимательно и смотри мне прямо в глаза. Сейчас я буду называть тебе цифры, когда назову цифру "пять", ты уснешь, - она начала счет. Глаза малышки стали сонно закрываться. - Ты находишься в своей комнате, - продолжала Полонская - расскажи мне, какие у тебя есть игрушки. - Малышка начала перечислять.
  -- А какие твои самые любимые?
   Любимых игрушек оказалось не так уж и мало.
  -- А есть у тебя игрушки, которые тебе не нравятся, но ты все равно часто играешь с ними?
  -- Да, розовый котенок, я его не люблю, но играю с ним.
   Девушка содрогнулась, она, вновь явственно увидела игрушку, извергающую из глаз пламя. Картина была настолько реальной, что ее нельзя было назвать игрой воображения.
  -- Настенька, сейчас я буду опять называть циферки, когда услышишь цифру "пять" ты проснешься.
   Пораженная Ольга не могла понять, что произошло. Она владела теорией классического гипноза, на их факультете психологии он был одной из преподаваемых дисциплин. Но практика ей не давалась, еще ни разу не получилось хоть кого-нибудь ввести в транс. Почему сейчас это удалось?
   Явно под впечатлением находился и Андрей.
  -- Ольга, вас ведь так зовут? - обратился он к ней - Извините меня, я был в чем-то не прав. Вы убедили меня в этом. И ради своей дочери я готов на многое, просите что хотите. Давайте я куплю вам квартиру в Москве. Стоит ли вам прозябать в этом богом забытом месте. С вашей внешностью и способностями вы сможете прекрасно устроить личную жизнь. Я берусь снять для вас помещение и предоставить богатых клиентов, определенно у вас есть дар ясновиденья.
  -- Спасибо, но мне ничего не надо, я довольствуюсь тем, что у меня есть. Вот возьмите телефон Аркадии, - девушка протянула Андрею визитку бабушки - и обязательно позвоните. Ведь от этой игрушки надо правильно избавиться, чтобы она и другим не причинила вред. Бабушка скажет как, я в этом мало что понимаю.
   Аркадию, не удивил рассказ внучки, похоже было на то, что она уже обо всем знала.
  
   11.
  
  -- Ты не хочешь, развивать свои способности? - поинтересовалась у Ольги бабушка, спустя несколько дней
  -- Нет, пусть все остается, как было. Ты занимайся своим делом, а я психолог им и останусь. А то, что владею гипнозом, ничего не значит, это будет мне только помогать в работе.
  -- Зря, ты могла бы достичь большего, чем я. Ну да ладно, видно еще не пришло время. - И совсем тихо, чтобы не слышала внучка, добавила - та сила, что есть в тебе, только просыпается.
  -- Наверное, хватит в семье одной колдуньи, - улыбнулась внучка. - И так отец Настеньки не желает называть меня иначе, чем ведьма. О! Легок на помине, - глянув в окно, добавила она.
   Действительно, машина Андрея подъехала к дому. Впервые хозяйки дома видели на его лице улыбку, которая делала его весьма привлекательным. С ним была и дочка, они несли по букету цветов.
  -- Вот, - еще шире улыбаясь, произнес мужчина, входя в дом, - мы с дочкой приехали вас поблагодарить, прошу - и он протянул цветы Аркадии.
   Девочка торжественно с серьезным видом вручила букет Ольге.
  -- Я все сделал так, как вы мне сказали по телефону, - отчитался мужчина перед Аркадией.- Вы себе и представить не можете, кто подарил эту игрушку.
  -- Да нет, об этом то, как раз я знала еще в ваш первый приезд.
  -- Тогда ответьте, кто? - как-бы с подвохом спросил тот.
  -- Женщина, которая претендует на более важную роль в вашей жизни, чем вы ей уготовили. Ваша любовница.
  -- Теперь она ни на что не претендует, - зло проговорил Андрей. - Дочка, - обратился он к девочке, - ты просилась к тете Оле, интересовалась как ваши цветочки. Может вы, пойдете, и посмотрите на них, а мне надо поговорить с бабушкой.
   Третья декада мая выдалась на редкость теплой. И меньше чем за неделю, цветы, что были еще на бутонах, когда их сажали, расцвели. Малышка была в восторге. Она как бабочка в ярком платьице порхала от одного цветка к другому.
  -- Мы правильно посадили цветочки и полили, поэтому они такие красивые, правда? - заглядывая в глаза девушке, поинтересовалась она.
  -- Ну конечно. А еще потому, что у тебя волшебные ручки. Ты поливала цветочки обычной водой, а она превращалась в живую воду. Тебе рассказывали сказку о живой воде?
  -- Нет, ты мне расскажешь?
  -- Пойдем вон на ту лужайку, видишь там, сколько желтых цветов? Мы с тобой будем их рвать, и плести венки. А чтобы нам не было скучно, я буду рассказывать сказку.
  -- Здорово! - девочка радостно подпрыгнула.
   Они нарвали целую охапку одуванчиков, и уселись на мягкую зеленую травку. Прошло всего минут пятнадцать и на их головах уже красовались венки. Обе стали похожи на лесных нимф, одна с распущенными черными волосами, а другая белокурая. Они увлеченно продолжали плести, и не заметили, как к ним подошел Андрей.
  -- Так, вот где вы?
  -- Папочка! - защебетала Настя, - посмотри какие мы красивые, а эти веночки мы плетем вам с бабушкой. Тетя Оля рассказала мне сказку про живую воду. А еще она мне сказала, что в моих ручках простая вода становится живой, поэтому наши цветочки так красиво цветут. Я хочу еще приехать сюда, чтобы поливать наши цветы. Ты привезешь меня?
  -- Привезу, - улыбающийся отец подхватил дочку на руки, - а сейчас нас бабушка Аркадия угостит чем-то вкусным, и мы с тобой поедем домой. - Поравнявшись с Ольгой, которая уже направилась в сторону дома, внимательно посмотрел на нее и тихо произнес, нагнувшись к ней, - все же ты ведьма.
  -- А я уже всерьез забеспокоилась, что в этот визит ты так меня не назовешь! Думала, уж не заболел ли? - переходя на ты, ответила девушка.
  -- Да ты еще и заноза, - расхохотался Андрей.
   Как только они уехали, Ольга поинтересовалась,
  -- Бабушка, зачем он приезжал?
  -- Хотел, чтобы я убедила тебя согласиться переехать в Москву, он готов купить тебе там квартиру. Сказал, что предлагал это тебе, но ты неблагоразумно отказалась. Однако ему хочется во, чтобы то ни стало нас отблагодарить. Ему кажется, что молодой девушке не зачем оставаться в глухой деревне, где для нее нет никаких перспектив.
  -- И ты согласилась?
  -- Я ответила, что если он уже получил ответ от тебя, нет смысла больше говорить на эту тему. Вводить его в курс того, что через месяц ты без его помощи станешь полноправной хозяйкой как минимум шикарной квартиры в Москве и загородного особняка, я не стала. Но предполагаю, что он предпримет другую попытку вернуться к этому разговору в свой следующий приезд. Ты осмотрела малышку?
  -- Да. Представляешь, на коже нет никаких следов, ни малейшего намека на эти ужасные язвы. Если бы я не видела все своими глазами, то никогда не поверила бы в порчу.
  -- Жалко, что уже через месяц ты уезжаешь. Ну да ладно, завтра пойдем с тобой в лес, за травами. Хочу в оставшееся до отъезда время показать и рассказать тебе как можно больше о свойствах растений и их действии. Надеюсь, ты не против этого?
  -- Конечно же, нет! Знай, я про травы и зелья в той мере, что знаю сейчас, может, быть мне удалось, как-то помочь маме.
  -- Хорошо. Только помни, что я тебе говорила. Травы могут принести полное излечение, замедлить развитие болезни, а могут и навредить. Стать смертельным ядом. Например, китайские целебные травы, которые завозят к нам в Россию, очень часто бывают заражены мышьяком. И хотя мышьяк, может быть использован при лечении онкологии, он в то же время может стать сам причиной возникновения опухолей.
  -- Я помню. Бабуль, ты так говоришь, словно, я к тебе не буду приезжать, и у тебя исчезнет возможность рассказать мне все, что ты знаешь. Да и телефон есть, если, что я всегда могу спросить тебя. Какой же сегодня чудесный вечер! Пахнет сиренью, соловьи поют, даже не хочется идти в дом. Давай сегодня, будем пить чай на крылечке.
   Этой ночью девушка долго не могла уснуть. Да, через месяц ей необходимо будет вернуться в Москву. От этой мысли становилось страшно. Здесь с бабушкой она обрела спокойствие и уверенность в себе, начала забывать о бедствиях, которые навалились на нее. Ее пугала встреча с Александром, больше того девушка боялась думать о нем. А встретиться придется. Ольга должна найти и вернуть их семейную ценность, она очень надеялась, что та находится сейфовой ячейке отца.
   Что касается, акций холдинга и других ценных бумаг, они мало волновали ее, можно прекрасно прожить и без них. Слава Богу! Есть профессия, от голода не умрет. И, конечно же, надо как можно скорее оформить развод. Счастливая на своей свадьбе девушка тогда не могла даже представить себе, чем станет для нее этот брак и как закончится. Первое время, живя у Аркадии, Ольгу тревожила мысль, что Александр может приехать за ней и силой увезти в Москву.
   Но видимо, записка, которую она передала мужу со своим адвокатом, возымела на него действие. В ней она просила Александра дать ей возможность придти в себя, и обещала, что через полгода приедет сама, чтобы вернуть, то, что он считает украденным, и определиться с их отношениями. Полонский даже прислал ей деньги, но, видимо боясь, что она может вернуть ему их обратно с Олегом Николаевичем, спрятал среди вещей в чемодане. Ольга посчитала, что вправе ими воспользоваться. По большому счету, это деньги ее родителей. Здесь, ей иногда казалось, что мама и папа живут себе в Москве, в своей квартире, и просто она уехала на время погостить к бабушке. А, вернувшись, домой, она вынуждена будет вернуться в действительность. Даже мысль о том, что там, в Москве у нее есть друзья и Анюта, которые могут ее поддержать, не приносила успокоения. У Анюты есть Вацлав, и Ольга не сможет злоупотреблять временем и вниманием подруги. Измученная своими раздумьями девушка решительно отогнала их, приняв решение быть сильной и не поддаваться страхам. Завтра бабушка разбудит ее рано утром, надо спать. А все, что будет через месяц, это будет только через месяц, еще будет возможность обо всем подумать. С этой мыслью она заснула.
   Аркадия действительно подняла с постели внучку затемно. На траве еще лежала роса, и солнышко только, что начало подниматься из-за леса, когда позавтракав, они вышли из дома. Деревня еще спала, и было тихо-тихо. Неслышно было мычанья коров соседей, и даже известный на всю деревню горластый петух Ползуновых не подавал голоса из курятника.
  -- Как же здорово! - воскликнула Ольга. Все ее ночные страхи и тревоги рассеялись. К тому же она вдруг поняла, что теперь у нее есть бабушка, которая ее любит, и к которой она всегда сможет обратиться за помощью. Девушка наверняка знала, что та сделает для нее все, что в ее силах, и даже больше.
  
   12.
  
  
   Когда женщины вернулись из леса, их ждал сюрприз. На лавочке возле дома сидела Анюта.
  -- Хозяйки, принимайте гостью! Я уже почти час дожидаюсь вас. И ужасно хочу, есть, так, что готова слопать все травы, принесенные вами.
  -- Ой, Анюта, я так рада, что ты приехала! - Ольга расцеловала подругу - Почему не предупредила?
  -- Чего предупреждать? Захотела и приехала. Доставай мой чемодан и неси в дом. Я к вам надолго. Вацлав улетел в Бельгию, по делам нашей фирмы, а я решила пожить у вас пару недель. А то через месяц приедешь ты, а мы с мужем будем уже в Венгрии и когда увидимся неизвестно.
   Пока бабушка хлопотала на кухне, девушки разбирали вещи гостьи. Анюта привезла с собой их целую кучу, похоже, что она собиралась не в глухую деревню во Владимирской области, а на модный курорт. В ее чемодане были и купальники, и кокетливые платья и сарафаны и, конечно же, костюмы и платья на выход.
  -- Подруга, ты, что собираешься со мной работать в цветнике в этом платье из шифона? А в лес пойдешь в том красном? Ну да лесные обитатели уважают натуральный шелк с тонким кружевом. К нему очень подойдут вот эти туфли на высоченной шпильке. Дятлы и белки будут просто в восторге от твоего вида, - рассмеялась Ольга.
  -- Ну не подумала я про твой цветник и лес, подумаешь. А во всем этом я намерена щеголять во Владимире. Там есть на что посмотреть, одних монастырей и церквей сколько. В театр съездим, в ресторан. А то ты здесь совсем одичала, хохочешь как полоумная! - со смехом отвечала ей Аня.
  -- Подружки - хохотушки идите есть, - в этот момент позвала из кухни Аркадия.
   Анюта всегда отличалась завидным аппетитом, а сейчас она налегла на еду так, что сама удивилась:
  -- До чего же вкусный ваш супчик, а блины, сказка, а не блины! Я, пожалуй, у вас тут растолстею, если буду, так есть. Оля, подай, мне вон то вареньице. Вкус, просто волшебный!
  -- Ешь, моя дорогая, ешь на здоровье, - приободрила ее бабушка Ольги. - На тебя приятно смотреть. - А моя внучка не умеет наслаждаться едой. Ну, посмотри, сидит ложкой в тарелке перемешивает туда-сюда.
  -- Она сыта воздухом. Он у вас здесь такой чистый, и вообще сейчас здесь такая красотища! В марте, когда я приезжала, здесь было так серо и тоскливо. А сегодня, пока вас ждала, я осмотрела ваш участок, красиво, цветочки цветут, какие-то травки. Правда, есть у меня некоторые замечания, но ничего я наведу здесь порядок, - воодушевлено говорила Анюта, уплетая блины с вареньем.
   Хозяйки с улыбкой взирали на гостью. Насытившись, Анюта вдруг стала серьезной.
  -- Аркадия, вы можете мне помочь?
  -- Ты хочешь иметь детей, но не можешь никак забеременеть? - внимательно глядя на молодую женщину, спросила та.
  -- Да. Но откуда вы знаете? В прочем, у кого я спрашиваю, конечно, вы, наверное, знаете все. Мы с Вацлавом обследовались, оба здоровы. Но ничего не получается.
  -- Я приготовила уже для тебя зелье. Будешь принимать его перед сном после молитвы. А, между прочим, ты могла обратиться и к своей подруге. Она умеет делать это снадобье и многие другие, - с гордостью за внучку сказала бабушка.
  -- Да ты стала настоящей ведьмой? - шутливо спросила Анюта.
  -- Бабушка, и эта туда же, почему все называют меня ведьмой?
  -- Потому, что ты на нее похожа. Помнишь экранизированную сказку "Вий" и молодую красавицу ведьму. Так вот ты сейчас здорово на нее смахиваешь. А кто это интересно еще тебя так называет? - заинтересовалась подружка.
  -- Такой же московский задавака, как и ты. К тому же еще грубиян и хам.
  -- Становится еще интересней, рассказывай.
  -- Я так понимаю, что ты наелась. Пойдем, я тебя научу полоть травку. Все, вопросы закончены, а будешь возражать, заколдую, - пытаясь сквозь смех сделать устрашающий вид, сказала Ольга.
   Приезд Ани внес разнообразие в жизнь бабушки и внучки. В доме Аркадии люди бывали практически каждый день. Но их приводила беда. Так или иначе, но хозяйки дома разделяли с ними их горе. Анюта же источала энергию и радость. За неделю, девушки посетили не только архитектурные и исторические памятники во Владимире, но и в близ лежащих окрестностях. Гостья организовала выезд в театр, не слушая протесты Аркадии, она вынудила и ее отправиться вместе с ними. На этом ее инициативы не заканчивались. Она пыталась помогать в приготовлении эликсиров и бальзамов, придумывая что-то новое. Но эту ее инициативу деликатно пресекли. Тогда неукротимая молодая женщина переключила свое внимание на цветник, агитируя Ольгу сделать альпийскую горку. Совместными усилиями, таковая была возведена. Любуясь их творением, Анюта самодовольно вещала,
  -- Ну вот, я говорила, что наведу у вас порядок. Гляди, какую прелесть сотворила!
  -- Ну, ты даешь! А кто ворочал с тобой эти камни? Кто подбирал растения на рынке?
  -- Подумаешь! Идея то моя была, - невозмутимо отвечала Анюта, - сегодня я повезу тебя в ресторан.
  -- Уволь, после такой эксплуатации, с твоей стороны, я не в состоянии никуда ехать.
  -- Ничего не поделаешь, придется.
   И действительно, пришлось. Подруги приняли душ, устроенный во дворе, и отдыхали на кушетке, весело болтая. Неожиданно раздался детский голосок:
  -- Тетя Оля, я приехала, ты где? - девочка вбежала в комнату, за ней следовал ее отец.
  -- Здравствуй, Настенька! - девушка поцеловала малышку, - знакомьтесь, - обратилась она сначала к отцу и дочери, - это моя подруга Аня, - а потом к подруге - а это Андрей и его дочка Настенька.
   Девочка взяла Ольгу за руку и потянула за собой:
  -- Пойдем, я покажу тебе, какие красивые заборчики мы купили с папой для наших цветочков.
  -- И я готов их даже сам установить, только покажи где, - добавил мужчина.
   Когда все вернулись в дом, Аркадия собралась приготовить угощение, но Андрей остановил ее,
  -- Мы с вашего разрешения заночуем у вас, а чтобы не доставлять вам дополнительные хлопоты с приготовлением пищи, я приглашаю, милых дам в ресторан. Вы не против? - спросил он подруг.
  -- Вы с Аней, конечно же, поезжайте, она как раз сегодня собиралась, и так удачно, что ты составишь ей компанию. А я не поеду. Лучше побуду с Настенькой, - отказалась Ольга.
  -- С Настенькой останется Аркадия. Ведь, правда? - обратился Андрей к хозяйке дома, на что та утвердительно кивнула головой.
  -- Мне совершенно не хочется, к тому же и одеть нечего, - отнекивалась девушка.
  -- Я подберу тебе что-нибудь из моих нарядов, - Анюта увлекла подругу за собой.
  -- Ты хоть знаешь, кто это? - спросила она у Ольги, плотно закрывая дверь в их спальне.
  -- Похоже, что он какой-то бизнесмен.
  -- Какой-то, - передразнила ее та, - да это один из влиятельнейших людей в Москве. Причем сфера его влияния распространяется не только на чиновников и правоохранительные органы, но и на криминальные авторитеты.
  -- Ну и что?
  -- А то, с такими людьми лучше дружить. Так, какое платье тебе лучше дать? Пожалуй то красное, в котором ты меня собиралась отправить в лес к дятлам и зайчикам. Оно у меня короткое, тебе подойдет.
  -- Не к зайчикам, а к белкам.
  -- Какая разница. Оно на тебе отлично смотрится, - резюмировала она, рассматривая, одевшую, платье подругу.
   Андрей проявлял явный интерес к Анне. Он чаще, чем Ольгу, приглашал ту танцевать, оказывал другие знаки внимания. Полонская была удивлена, она и не подозревала, что тот может быть таким галантным кавалером. Ей стало, даже жаль его, когда представила, как он огорчится, узнав, что предмет увлечения уже занят. Они приятно провели вечер. Довольные возвращались в дом Аркадии.
   На крыльце, мужчина, взяв Ольгу под локоть, задержал ее. Подруга деликатно оставила их вдвоем. - Бедняга, - подумала Полонская об Андрее - наверное, хочет узнать про Анюту. Не знаю даже как сказать ему, что она замужем.
  -- Я не хочу ходить вокруг и около, буду говорить прямо, к тому же, как успел заметить ты и сама человек прямой, - взволнованно заговорил тот, когда они остались вдвоем - я люблю тебя.
   Такого поворота событий она не ожидала никак. Мужчина между тем продолжал:
  -- Я полюбил тебя с первого взгляда, как только увидел. Еще в первый мой приезд с сестрой. Наверное, в тот момент, когда ты распахнула перед нами дверь. Но мне не хотелось признаваться в этом, даже самому себе. Конечно же, мною в первую очередь руководило чувство благодарности, когда я предлагал тебе квартиру в Москве, но и вместе с тем эгоистическое побуждение, чтобы ты была рядом. Мы развелись с женой, когда дочке было чуть больше года. Разумеется, у меня были женщины. Многие из них с радостью согласились бы выйти за меня замуж. Но ни одну я не видел в качестве моей жены, и матери для моей дочери. Наблюдая за вами с Настенькой, когда вы сажали цветы, я понял, что хочу, чтобы ты была ею. Мои мысли постоянно о тебе, ты словно околдовала меня. Выходи за меня замуж.
  -- Андрей, я замужем, - тихо произнесла Ольга.
  -- Тогда где же он? Почему его нет с тобой рядом?!
  -- Он в Москве. У нас очень сложные отношения. Даже Аня не знает всей правды, но тебе, не знаю, почему я хочу все рассказать. Если, конечно интересно.
  -- Да, мне хотелось бы знать про тебя все.
   Мужчина внимательно слушал ее, не перебив ни разу вопросом или бестактным замечанием. Когда же Ольга закончила свой невеселый рассказ, добавила,
  -- Через три недели мы встретимся с Александром, чтобы во всем окончательно разобраться, и в наших отношениях тоже.
  -- А если бы ты не была замужем, что бы ты ответила тогда на мое предложение? - спросил Андрей.
  -- Буду честной с тобой. По правде, говоря, в начале нашего знакомства, я испытывала к тебе неприязнь. Твоя манера вести себя высокомерно и грубо, выводила меня из себя. Теперь-то понимаю, что это у тебя наносное, и на самом деле ты другой. Сейчас я испытываю к тебе симпатию. Но симпатия, не любовь. Прости, но я отказала бы тебе.
  -- В моем случае и симпатия вовсе не так уж плохо, значит, я могу, надеется на что-то большее.
  -- Я вовсе не собиралась давать тебе надежду, а честно рассказала, что чувствовала, и чувствую к тебе.
  -- Не беспокойся, я все понял, надежду я даю себе сам. Я могу помочь разобраться с твоим наследством, отсудить то, что Александр отобрал у твоего отца, - переменил он тему разговора. - И вообще, если тебе будет что-то нужно, обращайся ко мне. Буду рад оказать любую помощь. Это ни в коем случае не обяжет тебя. Если вдруг, ты не переменишь со временем своего решения и не захочешь выйти за меня замуж, то я довольствуюсь тем, чтобы быть просто твоим другом.
  -- Спасибо, я с радостью воспользуюсь твоим предложением. Ведь кроме бабушки, лишь ты один знаешь истинное положение вещей. Пойдем спать?
  -- Да, пойдем. Я рад, что мы искренне поговорили.
   Анюта не спала, она с нетерпением ожидала Ольгу.
  -- Вот уже несколько часов я изнемогаю от любопытства, как вы познакомились? И почему он приезжает к вам в гости, как к близким друзьям? Почему его дочка так привязана к тебе?
  -- Не много ли вопросов? Мне и ночи не хватит рассказывать тебе. Ну ладно слушай, - и девушка рассказала подруге, что привело Андрея в дом Аркадии, и про свою роль в избавлении ребенка от порчи.
  -- Ну, то, что ты смогла ввести девочку в гипнотический транс я, в общем, то не удивлена. Но вот твой сон. Может ты, обладаешь, и даром ясновидения? Ведь люди перенесшие потрясения, открывают в себе способности, о которых даже не догадывались. Тебе надо развивать свой дар.
  -- Вовсе нет. У меня нет желания им пользоваться, если даже он и имеется.
  -- А, о чем вы секретничали с Андреем, сейчас?
  -- Он признался мне в любви, и предложил выйти за него замуж
  -- Но вот это просто свинство! Он ухаживал за мной весь вечер, дал понять, что очарован мною, а предложение сделал тебе. Я думала, что он хочет с тобой поговорить обо мне, - негодование Анюты было неподдельным.
  -- Бедняжка ты моя, - рассмеялась Ольга, - потеряла такого завидного жениха, Когда теперь еще представится такой случай!
  -- Да это потеря потерь! - подхватила смех подруга, - Надеюсь, что ты сказала ему о своем замужестве?
  -- Рассказала, так, что у тебя еще остался шанс. Спи уже, невеста.
  
   14.
  
  
   За три дня до отъезда в Москву, бабушка предложила съездить в Успенскую церковь к отцу Никодиму, - мне будет спокойнее, если он благословит тебя, - сказала она внучке.
   Рано утром уехать не удалось, к Аркадии привезли пожилую женщину, с инсультом.
   Выехали уже после полудня. Отцу Никодиму было не более сорока лет. Его приятная внешность, добрые лучистые глаза и мягкий голос, внушали доверие и располагали к откровенности. Исповедуясь, Ольга рассказывала о себе все, слова исповеди изливались из самого сердца. А его слова утешения проливались на ее израненную душу, как целебный бальзам. На прощание он благословил ее и сказал, - дочь моя, у тебя доброе сердце, Господь вознаградит тебя. Ты получишь то, что тебе кажется утраченным. Храни тебя Бог!
   Когда бабушка с внучкой въехали в деревню, возвращаясь, домой, то поняли, что за время их отсутствия, в деревне что-то случилось. У дома Свиридовых толпился народ. Не успела Ольга, еще притормозить машину, как к ним кинулась Свиридова тетя Шура.
  -- Аркадия! Христа ради помоги! Внук пропал! - заголосила она.
  -- Да подожди кричать, давай пройдем к тебе в дом, там и расскажешь. Оля, пойдем с нами, - позвала та внучку.
   В доме пахло валерьянкой. Сноха Свиридовых, мать пропавшего мальчика, Лида билась в истерике. Увидев, вошедшую Аркадию она бросилась ей в ноги, и уже охрипшим от крика голосом завопила, - помогите, прошу, одна надежда на вас!
  -- Шура, дай фотографию внука, и не кричи, а расскажи спокойно, что произошло. - попросила бабушка Ольги.
  -- Ой, да не могу спокойно, приехал внучек на лето и потерялся, как мне это пережить, - запричитала и залилась слезами бедная женщина.
  -- Ты хочешь помощи? Так успокойся, - уже строго сказала Аркадия.
  -- Ну, так, что рассказывать-то. Утром накормили мальца, да он пошел на улицу играть. Мы с Лидой дома, хозяйничали. Я бегала то в сарай, то на погреб, он все тут был, у дома в машинки свои играл. А как обедать-то собрались, а его нет нигде. Мы обегали кругом, нигде нет. Соседей позвали, уж и в лес ходили, звали, и по деревне все обошли и оглядели. Пропал внучек!
   Аркадия положила фотографию мальчика на стол, и стала водить над нею правой рукой. Тетя Шура и Лида, затаив дыхание, в ожидании смотрели на нее.
  -- Жив ваш Никитка и здоров.
  -- Где он? - в нетерпении спросила мать ребенка.
  -- Этого я не вижу, но с ним все в порядке.
   Лида опять впала в истерику,
  -- Скоро стемнеет, где он мой маленький, ему всего пять лет! Что угодно может случиться с ним ночью! Помогите! Скажите, где он!
  -- Оленька попробуй ты, может, увидишь, где ребенок, видишь мать сама не своя, - обратилась бабушка к внучке.
   Девушка взяла фотографию, но ничего не почувствовала, как в нее не вглядывалась. Пробовала водить над ней рукой, но бесполезно.
  -- Нет, не получается, я не могу, - сдалась она.
  -- Попробуй, через мать, - посоветовала Аркадия.
   Внучка взяла Лиду за руку и закрыла глаза. Ничего.
  -- Ты можешь. Ты знаешь, как. Прислушайся к себе, - не отставала бабушка.
   Вдруг, Ольга резко выбросила свою руку вперед к лицу, сидящей Лиды, и негромко, но внятно произнесла:
   - Спать.
   Женщина, закрыла глаза.
  -- Слушай, меня и выполняй, что я тебе скажу. Ты мать, и должна чувствовать сердцем, где твой ребенок. Я буду помогать тебе. Сейчас ты откроешь глаза, но будешь продолжать спать. Поднимайся, и иди к сыну.
   Лида, открыла глаза и как робот, направилась к двери. Находящиеся в доме женщины, последовали за ней. Вот она вышла во двор. Остановилась. Постояв, с минуту пошла в сторону погреба. Отодвинула щеколду, на которую была заперта дверь. Подошла к крышке люка.
  -- Остановись, - скомандовала Ольга, - и просыпайся.
   Лида изумленно оглядывалась по сторонам. Она не могла понять, как сюда попала.
   Между тем тетя Шура уже вылезала по ступенькам из погреба, на руках ее был зареванный Никитка. Мать кинулась к сыну.
  -- Хорошо, одеяло ватное старое, на полках лежало, он в него и укатался, а то совсем бы замерз. Это ведь я дура старая, люк открывала, чтобы проветрилось. А он постреленок, туда видать и спустился. Люк то я потом закрыла, и дверь на погреб тоже. Он, видать, кричал, да разве услышишь. Ой, горе мне, заболеет внучек теперь.
  -- Ничего, я тебе дам, какие надо травки, будешь заваривать их, не заболеет, - сказала Аркадия.
   Уже дома, Ольга спросила бабушку,
  -- Ты ведь знала, где мальчик. Ты специально, не сказала. Почему?
  -- Я хотела, чтобы ты убедилась, в своих возможностях. И когда тебе это понадобится, использовала их, для своей защиты.
  
   15.
  
   С волнением, девушка вставила ключ в замочную скважину двери своей московской квартиры. Прошло полгода, как в последний раз она была здесь. Воспоминания были страшными и вызывали душевную боль. Помедлив минуты две, она решительно ее отперла. По всему было видно, что во время ее отсутствия Александр здесь не был. Ольга поставила свои вещи, и прошла в комнату, где на стене висел их семейный портрет. Глядя на родителей, она заплакала. Как внезапно и трагически они ушли из жизни.
  -- Помогите мне, прошу вас. Я должна восстановить папа, твое доброе имя. Не оставляйте меня, вы всегда были моей опорой и поддержкой. Дайте мне силы, - прошептала она глядя на портрет.
   И чем больше она смотрела, тем отчетливее ей казалось, что родители смотрят на нее ободряюще. Ольга вытерла слезы и принялась за уборку квартиры. Уставшая, но успокоенная работой, она решила позвонить адвокату,
  -- Олег Николаевич, добрый день, я в Москве.
  -- Добрый день Ольга Павловна. Очень хорошо. Вы сможете подъехать завтра к нам в контору? Необходимо решить все дела, связанные с наследованием.
  -- Конечно, во сколько?
  -- В пятнадцать часов вас устроит?
  -- Да, вполне.
  -- Тогда до завтра.
  -- Всего доброго.
   Ну вот, может быть уже завтра у нее будет ключ от банковской ячейки, и возможно там окажется таинственный предмет, принадлежащий Полонскому. Она отдаст его ему, и Александр уйдет из ее жизни навсегда.
   Ровно в пятнадцать часов Ольга распахнула дверь в кабинет адвоката. Едва успев войти, она почувствовала направленный на нее взгляд, знакомые серые глаза напряженно всматривались в ее лицо. Сердце учащенно забилось, ноги стали ватными. Она ни как не ожидала встретить здесь Александра. Усилием воли девушке удалось справиться с охватившим ее волнением, и выглядеть невозмутимо. Он тоже был шокирован ее появлением, и ему не удалось это скрыть. С изумлением и восхищением взирал на нее и Олег Николаевич. Он первый пришел в себя:
  -- Ольга Павловна, приветствую вас. Вы шикарно выглядите. Можно сказать просто сногсшибательно. Проходите, пожалуйста, мы ждем вас.
   В словах адвоката не было преувеличения, она действительно выглядела шикарно. Загорелая и стройная, в элегантном кремовом платье до середины колена, которое подчеркивало женственность и прелесть ее фигуры. Красивые черные волосы шелком струились по ее плечам. Глаза, которые были хороши и без косметики, подведенные карандашом и обрамленные накрашенными тушью ресницами стали еще более, восхитительны. На волнующие, слегка пухлые губы была нанесена помада цвета фуксии. Кроме того, от всего ее облика исходила какая-то чарующая таинственность.
   По составленному после смерти жены, завещанию Павла Степановича, все движимое и недвижимое имущество, принадлежащее ему, переходило в собственность Ольги. Таким образом, она становилась владелицей трех легковых автомобилей, трехкомнатной квартиры в Москве, загородной виллы и весьма приличной суммы денег. Кроме того, обладательницей восьмидесяти процентов акций холдинга. Руководство холдингом и остальные двадцать процентов переходили в собственность Александру. По условиям завещания, если Полонский, отказывается от руководства, он лишается своей доли акций.
   Вместе с ключом от банковской ячейки, Олег Николаевич передал Ольге конверт. С трепетом она взяла его. Это было письмо от ее отца, которое было написано в момент составления завещания. Ей очень хотелось тут же прочесть его, но девушка решила сделать это, когда останется одна. Она не хотела, чтобы посторонние люди видели ее чувства.
   Из кабинета адвоката они вышли вместе с Александром. Скрывая свое волнение, девушка обратилась к нему,
  -- Я предлагаю сейчас же поехать в банк, чтобы ты мог забрать уже сегодня, то, что тебе принадлежит.
  -- Не думаю, что в этом есть необходимость. Это личная ячейка и будет лучше, если ты одна ознакомишься с ее содержимым.
  -- Нет, ты должен сам увидеть, что в ней находится. Не хочу, чтобы ко всем твоим обвинением добавилось еще и то, что я утаила что-то от тебя.
  -- Ты так ставишь вопрос? Что же хорошо, пусть будет по-твоему. Я думал, что при встрече мы вначале поговорим с тобой.
  -- По-моему все уже сказано. Осталось только оформить наш с тобой развод. Деньги ты себе вернул, а сейчас мы съездим в банк, и ты получишь остальное. Больше нас с тобой ничего не связывает.
  -- Так ли? - в глазах Александра отражался едва сдерживаемый гнев, - хорошо, сейчас мы поедем в банк, но разговор на этом не закончен.
   Во время поездки они не проронили больше ни слова, но атмосфера была настолько накалена, что казалось, между ними пробегали искры гнева или другого чувства не менее сильного. И любое сказанное слово могло вызвать всепоглощающий огонь.
   В ячейке хранилась коробка с бриллиантами Татьяны Васильевны и какие-то документы, касающиеся деятельности холдинга. Того, что они надеялись и хотели там увидеть, не было.
  -- Просто не представляю, где теперь искать, - с огорчением произнесла Ольга.
  -- Значит, это находится дома, - казалось, что Александр раздосадован не менее ее.
  -- Вчера, убираясь, я проверила все места, где можно хранить ценную вещь. Ничего похожего нигде нет. Если хочешь, ищи сам.
  -- Да, я хочу этого и сегодня же.
   Девушка была уверенна в том, что, семейная реликвия ее мужа хранится в банковском сейфе. Теперь ситуация осложнялась. Поиски могут затянуться на неопределенное время, и она вынуждена будет видеться с ним. Рядом с Полонским Ольга чувствовала себя напряженно, и ей очень хотелось поскорее избавиться от его присутствия в ее жизни.
  -- Вот, пожалуйста, ключи от сейфа и секретера, - девушка протянула ключи Александру, как только они вошли в квартиру, - ищи.
  -- И не собираюсь, собственно я приехал сюда, чтобы закончить наш разговор. Ты опять заговорила о разводе. А я уже говорил тебе тогда, перед твоим бегством из Москвы, и повторяю сейчас, развода не будет.
  -- Не будет? Да кто ты такой, чтобы решать, что будет, а что нет? - взорвалась девушка.
  -- Ну, во-первых, твой супруг, за которого ты вышла замуж, как мне помнится по любви. А во-вторых, твоя семья не полностью заплатила мне по счету.
  -- Супруг? Да ты что смеешься надо мной?! Кто как не ты, знает, какой ты мне супруг? Мне даже не надо оформлять развод, достаточно признать брак фиктивным!
  -- Я не понимаю твоего горячего желания стать свободной женщиной, может быть за эти полгода, ты нашла себе другого мужчину? - грозно спросил Александр.
  -- Тебя это не должно касаться, и если ты будешь чинить мне помехи с разводом, мне придется доказать фиктивность нашего брака!
  -- Тебе придется очень постараться, чтобы это доказать! - слова мужчины звучали с издевкой, - в свое время, ты сделала все, чтобы окружающие поверили в его подлинность!
  -- Однако есть неопровержимое тому доказательство, - девушка теряла контроль над собой, - достаточно освидетельствования гинеколога! - неосторожно бросила она.
  -- Что? - глаза Александра с недоумением взирали на Ольгу, затем в них отразилось понятие сказанного - Так вот в чем дело? Ты до сих пор невинна! Но это легко исправить.
   Мужчина грубо схватил девушку, и сжал ее в железные объятья, с жаром и жадностью впиваясь в ее губы. Она яростно отбивалась от него, чтобы освободится. Чем больше она прилагала усилий, тем с большей страстью он осыпал ее поцелуями. Разум Ольги противился, а ее тело предательски жаждало его ласк, и готово было полностью отдаться ему. Руки против воли обвились вокруг его шеи, губы отвечали на его поцелуи.
   Справившись с эмоциями, Александр освободил девушку из своих объятий,
  -- Извини, ты сама спровоцировала меня, - тихо сказал он. - Я действительно хочу поговорить с тобой. - Усадив ослабевшую, от поцелуев Ольгу в кресло, сам сел напротив. - Сегодня ты еще сказала, что я взял деньги, это не так. Твой отец перед смертью обвинил меня в этом. В нашем с тобой разговоре тогда, я не стал это опровергать. На самом деле все было иначе. За три дня до его смерти я обнаружил, что ценные бумаги и средства со счетов холдинга загадочным образом уходят на сторону. Павел Степанович был не в том состоянии, чтобы ему можно было сказать об этом. Щадя тебя, ты еще не пришла в себя после смерти матери, и очень переживала за состояние здоровья отца, я занялся сам возвратом утекающих активов. Чтобы пресечь вору доступ, я аккумулировал их возврат на своем резервном счете. Там твой отец и обнаружил, исчезнувшие средства. Да, я мог воспользоваться ситуацией и сделать то, зачем и пришел в холдинг, т.е. разорить твоего отца и тебя. Но не стал этого делать. Теперь понимаю почему. Видимо за время, проработанное с Павлом Степановичем, внутри меня стало зарождаться сомнение, в том, что все обстояло именно так, как знал я. Как один и тот же человек мог быть таким разным. Благородным, честным и в то же время хитрым, коварным подлецом. В общем, все активы сохранены, и холдинг процветает, я готов дать тебе полный отчет о финансовом положении. А если тебя интересует, то и о хозяйственном положении тоже.
  -- Не желаю, чтобы даже тень подозрений ложилась на память о моем отце, поэтому забери все, что ты считаешь, моя семья задолжала твоей.
  -- Мне ничего не надо от тебя, хотя нет, - глаза Александра лукаво заблестели, - ты должна мне отдать супружеский долг.
  -- Что?! - Ольга порывисто вскочила с кресла.
  -- Успокойся, - примирительно сказал он, - мы найдем с тобой мою семейную реликвию и тогда спокойно обсудим наш с тобой развод. Хорошо?
   Девушка утвердительно кивнула головой.
  -- А сейчас, пока между нами опять не вспыхнули электрические разряды, я удалюсь, - шутливо добавил мужчина уходя.
  -- Да, тебе лучше уйти, - согласилась она.
   Оставшись одна, и успокоившись, Ольга принялась за чтение письма, оставленного ей отцом.
   "Дорогая и любимая дочь! - гласило письмо - Мне очень жаль, что когда ты будешь читать мое письмо, меня не будет рядом с тобой, так как мне осталось недолго жить на этом свете, и я отправлюсь в след, за моей обожаемой женой. Мне очень хочется, чтобы вы с Александром сохранили свою любовь, как мы с твоей мамой. Чтобы твой муж также бережно и заботливо относился к тебе, как сейчас, поддерживая тебя в горе. Я полностью доверяю ему и знаю, что он продолжит мой бизнес и приумножит его. Мы с Танюшей воспитали хорошую дочь и хорошего человека. Мне незачем оставлять тебе какие-то наставления, знаю, что ты не совершишь в своей жизни постыдного поступка. Прошу тебя береги свой дом и семейный очаг. А если случится нуждающемуся человеку постучать в твой дом, не задумываясь, поделись теплом домашнего очага. Будь счастлива! Пусть Господь пошлет тебе многих лет жизни и хранит тебя! О нас с мамой не плачь и не тоскуй, теперь мы с ней вместе, и нам хорошо".
   - Да, они вместе, я верю в это, и им хорошо, - думала Ольга - но почему папа ничего не написал о вещи переданной ему на хранение? Может в свете трагических событий, он вовсе забыл о ней, а может, уже не верил, что кто-то за ней придет. Но почему он сам не искал Александра? Или может быть, искал, но из-за того, что тот сменил фамилию не смог найти? - вопросы роем кружились в ее голове, но ответ на них знал только сам Павел Степанович, а ему уже не суждено было ответить.
   Бабушка могла бы помочь ей в поисках ценности, но когда девушка попросила ее об этом, то получила такой ответ: " Ты знаешь, где это хранится. Тебе надо только понять и вспомнить. И это предстоит сделать тебе самой".
   - Может быть, дядя Толя что-нибудь знает? Он ведь наверняка должен помнить отца Александра. Завтра же съезжу к нему, - решила Ольга. И убедив себя, что это необходимо решительно набрала номер телефона мужа, чтобы спросить, как звали его отца.
  
   16.
  
   Она любила с утра понежиться в постели, но бабушка приучила ее вставать чуть свет. Вот и сегодня девушка поднялась с первыми лучами солнца, полная энергии и уверенности, что все задуманное ею получится.
   Перед тем, как ехать в клинику к дяде, она отправилась на кладбище. Полгода дочь не была на могилах родителей, к тому же нужно, было заказать памятник. Ей хотелось сделать его из белого мрамора в виде двух склонившихся друг к другу лебедей.
   Могилки были ухожены, не было видно ни одной травинки. У крестов в вазах, стояли свежие цветы. Пока Ольга стояла у захоронений погруженная в свои размышления, к ней подошел служащий кладбища.
  -- Вы довольны, в каком состоянии могилы? - спросил он.
  -- Да, это вы за ними ухаживаете?
  -- Я, по поручению Александра Валерьевича. Он обязательно раз в месяц наведывается сюда, дает деньги за работу и на свежие цветы. Вы будете устанавливать памятники?
  -- Да, один общий. Здесь ведь есть гранитная мастерская?
  -- И не одна, пойдемте, я покажу вам, где лучше заказать. Будете довольны.
   В мастерской нашелся именно такой мрамор, какой виделся Ольге в памятнике. Обсудив эскиз и все нюансы выполнения работы, девушка отправилась в клинику.
  -- Где же ты была, блудная моя племянница? - вопрошал дядя Толя, целуя ее, и с одобрением оглядывая с ног до головы - это надо же целых полгода пропадать неизвестно в какой деревне! Я собирался к тебе поехать, но Олег Николаевич не дал адреса. Рассказывай, у кого и почему ты так долго жила, - потребовал он.
  -- Я жила у бабушки, - отвечала она.
  -- У бабушки? - удивился дядя, - вот уж не знал, что у Павла жива мать, а он не знается с ней.
  -- Нет, ты не понял, у бабушки моей подруги, - неизвестно почему сказала неправду Ольга.
  -- Итак, ты жила у бабушки подруги. А почему не дома? Что у вас с Александром разлад? Я рад буду помочь, ты ведь знаешь, как доверял мне твой отец. Давай проведу с вами несколько сеансов.
  -- Нет-нет, спасибо, мы сами справимся.
  -- Не отказывайся, ведь ты мне как дочь. Я переживаю за тебя, и хочу видеть тебя счастливой. Дороже и роднее у меня никого нет.
  -- Я знаю, и благодарна тебе за это. Но мы уже нашли решение нашей проблемы
  -- Ты расскажешь?
  -- Не сейчас. Дядя ты помнишь такого Морозова Валерия Михайловича?
  -- Почему ты спрашиваешь о нем? - напряженно спросил тот.
  -- В папиных документах я нашла пометку, в которой говорится, что он что-то должен вернуть Морозову, - опять солгала племянница.
  -- А-а, - облегченно отвечал дядя - он был другом Павла.
  -- Что его так встревожило в моем вопросе? Неужели отец действительно взял эти деньги, и дядя Толя боится, что я узнаю об этом? - пронеслось в голове Ольги, а вслух она спросила - Ты не знаешь, что мог дать Валерий Михайлович отцу?
  -- Да мало ли что. Они вместе занимались бизнесом, может, речь шла о каком то товаре. Да и чтобы это не было, Павел наверняка все тогда же и вернул.
  -- А у Морозовых были дети?
  -- Да, по-моему, сын. Твой отец поручал отыскать его, но выяснилось, что он был вместе с родителями в машине, и тоже погиб.
  -- А разве папа сам не присутствовал на похоронах? Почему он не знал о гибели мальчика?
  -- Не был. Узнав о смерти Валерия, он попал в больницу со своим первым инфарктом, Татьяна не отходила от Павла. Мы боялись, что можем потерять его. Тебя отправили в Санкт-Петербург к маминой однокурснице. Поэтому ты ничего не знаешь. Зачем тебе ворошить прошлое? Скажи лучше, когда собираешься вернуться ко мне в клинику?
  -- А возьмешь? - шутливо спросила девушка.
  -- Спрашиваешь! Буду рад видеть тебя рядом.
  -- Я еще не решила, чем буду заниматься.
  -- Понимаю, ты получила наследство, и теперь думаешь, а зачем мне вообще работать. Нет, дорогая я тебе не позволю бездельничать. Не больше, чем через неделю, жду тебя здесь. Ты обедала? Здесь недалеко есть приличный ресторанчик. Я приглашаю.
   Ресторан был небольшим, но очень уютным и с приличной кухней. Когда принесли им десерт и кофе, у дяди зазвонил телефон. Его вызывали к пациенту, к какой-то высоко поставленной особе.
  -- Извини, дорогая. Тебе придется пройтись пешком, я уезжаю на срочный вызов.
  -- Не беда, здесь рукой подать, мне не помешает немного прогуляться.
   Вернувшись, в клинику, чтобы забрать свою машину Ольга стала свидетельницей неприятной картины. Из парадной двери охранник грубо выталкивал кричащую что-то женщину. Девушка поспешила к ней. Та явно была не в себе. Неуверенной походкой, она направлялась к выходу с территории клиники. По лицу женщины катились слезы, и она все время что-то причитала.
  -- Я могу вам помочь? - обратилась Ольга к ней с вопросом.
  -- Мне никто уже не поможет. Я сама погубила свою девочку. Своими руками я убивала ее день ото дня. Но это нужно остановить, нельзя чтобы погибли другие. Я ходила в прокуратуру, но мне никто не верит, считают, что я свихнулась от горя, после смерти моей дочери.
  -- У меня здесь машина, в таком состоянии вам не следует оставаться одной. Я предлагаю вас подвезти, а дорогой вы расскажите все. Мне пришлось самой в короткий срок похоронить обоих родителей. Знаю, как это тяжело расставаться с близкими, дорогими людьми и искренне сочувствую вам.
  -- Благодарю за добрые слова и участие, но я живу далеко от центра, удобно ли мне воспользоваться вашим предложением? - в нерешительности спросила та.
  -- Конечно же, удобно, называйте адрес.
   В машине бедная женщина рассказала подробно о постигшей ее трагедии.
  -- У меня была дочь Вероника, я похоронила ее месяц назад. Умница и красавица, она влюбилась во взбалмошного и ничтожного молодого человека. Внешне он кажется обаятельным и приятным юношей. Но не имеет никаких моральных принципов. Он постоянно обманывал и изменял ей. Она сильно страдала, но всякий раз прощала его. Между тем в нее был влюблен очень хороший парень, но моя дочь не замечала никого кроме своего Володи. Это было просто каким-то наваждением. Он действовал на нее как наркотик. У моей приятельницы была похожая история, ее сын был тоже безнадежно влюблен, и мучился от этого. Даже пытался совершить суицид. Но вот однажды, эта самая приятельница сообщила мне, что сын нашел другую девушку и собирается жениться. И порекомендовала мне обратиться в эту проклятую клинику, к доктору Савеловой. Предупредив при этом, чтобы я не распространялась больше ни с кем из персонала о своей проблеме. Валерия Аркадьевна, так зовут доктора Савелову, показалась мне очень приятной и отзывчивой женщиной. Она вникла в суть вопроса, и пообещала, что через несколько месяцев, моя дочь, не будет даже смотреть в сторону Володи. Я предупредила, что Вероника не согласится придти к психологу. На что получила ответ, что этого вовсе и не потребуется. Валерия Аркадьевна рассказала мне об экспериментальной лаборатории клиники, в которой изготавливается препарат, способный отвратить одного человека от другого. И что я смогу давать его тайком, дочь даже не будет догадываться. Вы, наверное, тоже считаете меня сумасшедшей?
  -- Вовсе нет, продолжайте, пожалуйста.
  -- Да собственно уже и нечего рассказывать. На протяжении четырех месяцев, я подливала этот препарат в питье и пищу Вероники. Как-то в очередное мое посещение доктора Савеловой, я услышала как одна женщина, уходя, обвиняла врачей клиники в убийстве. Я поняла тогда, что ее дочь умерла от онкологического заболевания. А через пару недель после этого события, при прохождении диспансеризации у Вероники обнаружили рак. Причем четвертой стадии. Смерть была скоротечной. Как-то уже после похорон, я натолкнулась на бутылочку со злосчастным препаратом и решила отнести его на исследование. Я не буду рассказывать, каких трудов мне стоило это. Результат был ошеломляющий. Препарат был изготовлен из китайских трав с большой концентрацией мышьяка и еще какого-то вещества, которое тоже провоцировало развитие злокачественных опухолей. Конечно же, у меня на руках нет никакого официального заключения, но я верю, что меня не обманули. Я вспомнила о той женщине. Таких совпадений не бывает.
  -- Вы рассказали об этом хозяину клиники и главному врачу Анатолию Ивановичу? - спросила потрясенная Ольга.
  -- Он был первый, к кому я пришла, как только узнала, что настойка из трав содержит мышьяк. Волошин искренне удивился и заявил, что в его учреждении нет никакой лаборатории по изготовлению тех или иных лекарственных средств. При мне к нему в кабинет была приглашена Валерия Аркадьевна. Она категорически отказалась, что давала мне что-либо. И объяснила, что со мной она проводила сеансы психоанализа и только. Конечно же, он поверил ей, а не мне. Повторяюсь, что я неоднократно ходила в прокуратуру, писала заявления. Чтобы от меня отвязаться был осуществлен осмотр клиники. Никакой лаборатории конечно не обнаружили. Сегодня я хотела еще раз встретиться с Савеловой, воззвать к ее совести, ведь могут погибнуть и другие люди. Уверена, что этим занимается она не одна. Но меня, вы, наверное, видели, просто грубо вытолкнули.
  -- Ваш рассказ, скажу честно, просто шокировал меня. Я сама некоторое время там работала, но даже не слышала о какой-либо экспериментальной лаборатории и о загадочном препарате. Но вам, верю и хочу помочь добиться справедливости. Мы найдем виновных. Может быть, в этой истории из персонала клиники замешана одна Валерия Аркадьевна, и то средство что она вам давала, изготавливается совершенно в другом месте.
  -- Да, может вы и правы. Я так вам благодарна. Даже если вы ничего не сможете разузнать, спасибо, что выслушали меня и поверили.
   Возвращаясь, домой Ольга вновь и вновь прокручивала в голове рассказ отчаявшейся матери. Девушка приняла решение, что вернется в клинику и начнет свое расследование. Первым делом надо узнать, кто посещал в последний год детище дяди Толи, и не было ли онкологических заболеваний среди этих пациентов и их родственников. В этом ей поможет Андрей. Пока нет каких-либо доказательств, дяде не обязательно знать о ее намерениях, ни к чему его волновать понапрасну.
  
   17.
  
   Прошло два дня, как Ольга начала работу в клинике. В своем маленьком расследовании она не продвинулась ни на шаг. То, что представлялось таким простым в ее планах, на деле оказалось куда сложнее. Девушка не смогла добыть даже списка пациентов, который собиралась отдать для проверки Андрею. Как таковой список пациентов, конечно же, был в базе данных. Только в нем она не нашла Приданкиной Веры Ивановны, матери Вероники, ни Карпухиной Антонины Васильевны, ее счастливой подруги. Возможно, существовал другой файл с базой данных доктора Савеловой, и его надо отыскать, либо, что еще хуже, фамилии таких пациентов шифровались, маскировались другими фамилиями. Дело осложнялось еще и тем, что за то время, что Полонская не работала в клинике, девушки, работающие в регистратуре, сменились. Можно было бы направить своего "пациента" к Валерии Аркадьевне, только где и как найти протектора. Кандидатура Карпухиной не подходила, ее приятельница сильно подмочила репутацию той в глазах Савеловой. Остается только дождаться когда Валерия Аркадьевна уйдет домой, и пробраться к ней в кабинет, может, удастся что отыскать. Пожалуй, сегодня она этим и займется, благо запасной ключ от ее кабинета, удалось заполучить. Утром, придя на работу, Ольга сделала вид, что потеряла свой ключ и попросила на охране запасной. Охранник, хорошо зная, что она племянница главного врача, и поэтому преисполненный к ней полного доверия, дал коробку со всеми запасными ключами.
   Своих пациентов у Полонской еще не было, и ей направляли в основном тех, что приходили на первичный прием. Сегодня таковых оказалось достаточно много. В работе день пролетел незаметно.
   Из своего прошлого опыта девушка знала, что, как правило, к половине девятого вечера клиника пустеет, к этому времени расходятся по домам и пациенты и врачи. Она выждала до двадцати одного часа и позвонила по внутренней связи Валерии Аркадьевне, трубку никто не брал. Кабинеты Ольги и Савеловой находились на третьем этаже, и это было ей на руку не придется пользоваться лифтом, шум которого может привлечь внимание охранника. Девушка осторожно вышла в коридор, верхний свет был уже потушен, горели лишь маленькие светильники в нишах стены. Она старалась не производить ни малейшего звука, от страха боялась даже дышать, но вот заветная дверь благополучно открыта. Ольга включила компьютер и замерла в ожидании, вдруг вход в него только по паролю. Но явно удача сопутствовала ей, система загрузилась, не запросив пароля. Папок и документов оказалось достаточно много, Девушка тщательно просмотрела все, но ничего похожего на список не нашла. Перебрав бумаги на столе, принялась за содержимое ящиков. Уже два верхних были обследованы, она нагнулась, чтобы выдвинуть нижний третий, как почувствовала, как чья-то рука легла ей на плечо. В ужасе девушка обернулась, за ее спиной стоял охранник.
  -- Ольга Павловна, что вы здесь делаете в столь позднее время? - подозрительно и с неодобрением спросил он, - где вы взяли ключи?
   Оцепенев, она не знала, что сказать. Сердце бешено колотилось в груди, внезапно подкатила тошнота, девушка чувствовала, что еще чуть-чуть, и она потеряет сознание. Вдруг услышала тихий, но четкий голос бабушки:
  -- Помни, о своих возможностях. В твоих силах управлять ситуацией.
   Пронзительным взглядом Полонская перехватила взгляд мужчины, и тихо произнесла,
  -- Ты спишь, и ничего что происходит здесь, не видишь, сейчас мы спустимся вниз, ты закроешь за мной дверь и проснешься только от звонка телефона. Ты забудешь, о том, что утром я брала запасной ключ. Забудешь, что я была в этом кабинете. Ты будешь знать и помнить то, что я ушла сразу же после окончания рабочего дня.
   Отойдя от здания клиники, Ольга дрожащими руками набрала номер телефона охраны, секунд через десять, нажала на отбой. От пережитого страха ее била лихорадочная дрожь. Она направилась к остановке, так как сегодня была без машины. Собираясь, задержаться допоздна, девушка понимала, что одинокая машина на их служебной стоянке привлечет внимание, поэтому добиралась на работу общественным транспортом.
   Увидев скамейку, она с радостью присела на нее, ноги еще предательски дрожали и плохо слушались. От внезапного звонка своего телефона Ольга вздрогнула.
  -- Ты где? С тобой все в порядке? - услышала она взволнованный голос Александра, - я заезжал к тебе домой тебя там не, оказалось, сейчас нахожусь недалеко от твоей работы.
  -- Все в порядке, - ответила девушка безжизненным голосом.
  -- Что с твоим голосом? Где ты? - настойчиво спросил он.
  -- На автобусной остановке, что у клиники.
  -- Жди меня там, я подъеду минуты, через две.
   Она не стала возражать, ей было очень плохо.
  -- Что ты здесь делаешь в половине двенадцатого ночи?! - сердито спросил, выскочивший из машины Александр, но, увидев бледную и дрожащую Ольгу, заботливо помог сесть ей в машину.
  -- Прошу, ни о чем не спрашивай меня, просто отвези меня домой, - попросила она.
   На протяжении всего пути Полонский деликатно молчал, и только когда они подъехали к ее дому спросил:
  -- Ты уверена, что с тобой все в порядке и тебе не нужна моя помощь?
  -- Спасибо тебе Саша, что так вовремя оказался рядом, просто я сильно испугалась, - отвечала девушка уже своим обычным голосом, за то время, что они ехали, она успела придти в себя.
  -- Испугалась? Чего? - с тревогой спросил он.
  -- Обычной собаки, которая неожиданно выскочила на меня. Видишь ли, сегодня было много пациентов, я задержалась, обрабатывая данные. Когда вышла из клиники, уже было темно. Внезапность ее появления повергла меня в чувство жуткого страха. Извини, если доставила тебе неудобства. Спасибо, что подвез. Спокойной ночи.
  -- Ты не хочешь спросить, зачем я приезжал к тебе?
  -- Зачем?
  -- Я настаиваю, чтобы ты приехала в офис, и получила полный отчет о проделанной работе и финансовом состоянии холдинга.
  -- Хорошо, если не возражаешь, через два-три дня.
  -- Как будет тебе угодно. Спокойной ночи.
  
   18.
  
  
  
  -- Ольга Павловна, Максимова заболела, вы будете брать ее пациентов, или пусть дожидаются ее выхода? - забежала спросить девушка из регистратуры на следующий день.
  -- Ирочка, ведь вас так зовут? Смотрите сами, по загрузке. Только смотрите не оставьте меня без обеда, как это было в прошлый раз. Кстати вы сами, где обедаете, может, составите мне компанию?
  -- С удовольствием, но я хожу в кафешку, типа столовой, не знаю понравиться вам там.
  -- А почему нет? Вам же нравиться. В общем, договорились, в тринадцать ноль-ноль я за вами захожу.
   В регистратуре работало три девушки, Ирина, по мнению Ольги, была самой общительной и располагающей к себе. После вчерашнего провала, Полонская решила идти более простым путем, без проявления героизма. Детектив из нее, никакой, это она успела проверить. А какой она психолог узнает, во время обеда.
   Кафе видимо пользовалось популярностью, особенно в обеденное время. Из желающих поесть, образовалась приличная очередь. Чувствуя себя неловко, Ира извинилась:
  -- Ольга Павловна, я не ожидала, что сегодня будет столько народу.
  -- Ирин, давай без отчеств, и на ты. Мы с тобой одного возраста, к чему церемонии. Согласна?
  -- Согласна. Нам с тобой придется постоять.
  -- Ничего, зато потом нас накормят, наверное, прекрасным обедом, раз такая очередь.
  -- Я на твоем месте особенно на это не рассчитывала бы, - засмеялась Ира, - хотя относительно цены, еда здесь неплохая.
  -- Ты давно работаешь в клинике? - поинтересовалась Ольга.
  -- Да нет, мы работаем около трех месяцев. Здесь произошел скандал и всех, кто работал до нас в регистратуре, сменили.
  -- Что же это за скандал такой?
  -- Да, в общем, то ерунда. У Савеловой и Климова, есть пациенты, которые оплачиваются иначе, чем все другие. Их до нашего прихода, регистрировали в отдельную тетрадь. По окончании каждого месяца она сдавалась в бухгалтерию. Так вот эта тетрадь пропала.
  -- Действительно ерунда какая-то, из-за этого не увольняют.
  -- Вот и я про то же, вообще эта Савелова ведет себя, как хозяйка клиники.
  -- Почему?
  -- А ты не знаешь? Она любовница Анатолия Ивановича. Ой! Какая я дура, совсем забыла, что ты его племянница. Все молчу.
  -- Ирин, ну ты что, в самом деле? Я ему племянница, а не жена. Он свободный мужчина, ясно, что у него есть женщины. А почему ты говоришь, что она ведет себя, как хозяйка? Я вроде не замечала такого.
  -- Ну, ты и недели еще не работаешь, подожди, сама увидишь.
  -- Я работала здесь до этого, правда тоже не долго.
  -- Да она нас с этими пациентами замучила, то их так регистрируйте, то эдак, больше делать нам нечего.
  -- Ну и как же вы их теперь регистрируете? - с трудом, скрывая любопытство, спросила Ольга.
  -- В течение дня записываем на листочке, а по его окончании отдаем главному бухгалтеру. Так Савелова сто раз напомнит за день, чтобы не забыли отдать.
   За разговором они не заметили, как подошла их очередь. Выбрав, понравившиеся им блюда, девушки расположились за столиком у окна. Полонская размышляла над информацией, полученной от разговорчивой девушки. Значит, списки могут быть в сейфе у главного бухгалтера, если они после оплаты не уничтожались. Но если по этим спискам происходила официальная оплата, то выходит, что дядя должен об этом знать. Развить до конца эту мысль она не успела, Ирина огорошила ее своими словами,
  -- А ты представляешь, я нашла ту тетрадь. Она завалилась между столом и придвинутой к нему тумбой.
  -- И где же она теперь? - не веря своим ушам, спросила Ольга.
  -- Там и лежит, я испугалась кому-либо рассказать о находке, не знаю, почему рассказываю тебе.
  -- Да, раз из-за нее был такой скандал, лучше никому и не говорить. Ты незаметно достань ее оттуда, а после работы, я ее заберу. Не дай Бог, кто-нибудь на нее натолкнется, и теперь обвинят вас.
  -- Ладно, но ты никому не расскажешь? А то я уже жалею, что проболталась.
  -- Ты можешь быть спокойна, об этом никто не узнает в клинике.
  -- А дяде ты не скажешь? - та с беспокойством посмотрела на Полонскую.
  -- Он же не рассказывает мне о своих любовницах, почему я должна все рассказывать ему, - пошутила Ольга. - И потом, все считают тетрадь пропавшей, пусть и дальше продолжают так считать.
  -- Да, так будет спокойней, - согласилась Ира.
   Как все оказалось просто. Ей надо было дождаться только сегодняшнего дня, случай сам преподнес этот злополучный список, без ее на то заслуг. Если бы можно было вернуть вчерашней день назад, девушка до сих пор приходила в ужас, вспоминая тот момент, когда охранник застал ее, рывшуюся в чужом столе.
   Завтра же съезжу к Андрею, благо будет выходной день, - подумала Ольга, - к тому же я и по Насте соскучилась. Сегодня куплю ей цветы в горшках, девочка так их любит. Пусть они стоят у нее дома, и она их будет поливать, - размышляла она, возвращаясь с работы домой. Тетрадь лежала в ее сумочке.
  
   19.
  
   Оказалось, что Андрей с дочкой на лето выезжают в Барвиху. Это было недалеко от Жуковки, где находилась ее загородная вилла.
   У родителей Ольги никогда не было постоянной прислуги, мама не любила в доме чужих людей. Исключением был лишь садовник, который с ранней весны и до начала заморозков проживал в специально построенном для него небольшом домике, который так и назывался домик садовника. Приготовлением пищи, уборкой по дому мама занималась сама и приучила к этому дочь. Только в редких случаях приглашались работники для генеральной уборки квартиры и виллы, да чистки бассейна. Раз в неделю, когда они жили за городом, приходила убираться женщина из деревни.
   У Андрея же был целый штат из обслуживающего персонала. И немудрено. На огромной территории кроме бассейна, хозяйского гаража, стоянки для автомобилей гостей, спортивных площадок, располагался еще зверинец и конюшня. Но все это особенно ее не впечатлило. Больше девушке понравился искусственный водоем с очень красивыми водными растениями и рыбами, окруженный множеством цветов в различных рабатках, рокариях и на альпийских горках. А она наивная купила в горшках бордюрные розы и хризантемы. Но к ее удивлению, когда она сказала Насте, что привезла ей цветы, девочка очень обрадовалась:
  -- Это будут только мои цветы, и за ними я буду ухаживать сама, как мы с тобой ухаживали за цветочками у бабушки Аркадии, помнишь? Там они были настоящие, а здесь, как в парке.
  -- Но зато у тебя здесь столько зверюшек.
  -- Они не мои, и сидят в клетках. Вот если бы у меня был щеночек или котеночек. Я его сама кормила бы, купала и гуляла с ним. Вот тогда это был бы мой зверек.-
   Девушка многозначительно посмотрела на стоящего вместе с ними Андрея.
  -- А ты хочешь иметь своего питомца? - обратилась она к девочке.
  -- Да, очень хочу, но папа говорит, что их у нас много и так.
  -- Это правда? Ты не разрешишь мне купить для Насти щенка? - спросила Ольга у отца девочки.
  -- Удивительно, ты, таким образом, подвела разговор, что вижу, что был не прав. Оказывается при всем изобилии, я отказываю своему ребенку в самых элементарных вещах. Дочка, - обратился он к Насте, - кого ты хочешь, щенка или котенка? Давай купим.
  -- Спасибо, папочка! - завизжала от восторга та, - только мы с тетей Олей сами выберем, кого купить, ладно? Можно сегодня?
  -- Нет, дорогая, не сегодня, она и так почти целый день провела с тобой. А у нее наверняка есть свои дела.
  -- Мы займемся этим завтра, хорошо? - вступила в разговор Ольга, - а сейчас мне нужно поговорить с твоим папой, а ты поиграешь с няней. Только не обижайся, пожалуйста.
  -- Я не обижаюсь, а ты завтра приедешь рано утром? Я спрашиваю, чтобы не проспать.
  -- Да, я приеду утром.
   Настя побежала в детскую, обрадованная предстоящей покупкой, а мужчина с девушкой прошли в гостиную.
  -- Ты может, проголодалась и хочешь перекусить? - предложил гостеприимно хозяин.
  -- Нет, я не могу придти в себя после обеда, которым ты так настойчиво меня угощал.
  -- Так, о чем ты хотела поговорить? - Андрей посмотрел на Ольгу с надеждой.
  -- Ты обещал, что если понадобится, ты мне поможешь. Мне нужна твоя помощь.
  -- А я уж надеялся, что ты готова ответить утвердительно на мое предложение, - разочарованно сказал он, - конечно, помогу, только, пожалуйста, введи в курс дела.
  -- Здесь список людей, - она протянула ему тетрадь, - Можно установить, не случалось ли среди них онкологических заболеваний? Или среди их ближайших родственников? Меня интересует период после тех дат, которые стоят в этом списке.
  -- Так, во что ты вляпалась?! Прежде, чем я займусь этим, хочу знать всю предысторию. Рассказывай.
   Внимательно выслушав ее, мужчина неодобрительно покачал головой,
  -- Мой совет, оставь это. Хочешь, я подключу квалифицированных людей? Ни к чему тебе самой заниматься этими играми в сыщика.
  -- Нет, я обещала. К тому же эта клиника моего дяди, не хочу, не имея на то веских оснований вводить в курс дела чужих людей. Так я могу рассчитывать на тебя?
  -- Вижу, глаза твои загорелись огнем, значит злишься. Раз переубедить тебя не удается, придется согласиться, только и ты обещай, что будешь держать меня в курсе дела.
  -- Я согласна, - отвечала девушка, скрестив за спиной пальцы. - Хорошо, что я не рассказала ему про то, как опрометчиво и необдуманно приступила к поискам этого списка, и в результате чего оказалась в довольно щекотливой ситуации, - подумала она.
   Переночевать Ольга решила в Жуковке, ехать в Москву, чтобы завтра возвращаться, ей не хотелось. Конечно, в особняке не прибрано, почти год там никого не было. Но это ее не смущало. "Плохая я хозяйка, нужно давно было позвонить Василию Михайловичу, нашему садовнику, наверно все мамины цветы погибли", - ругала себя девушка, въезжая в автоматические ворота виллы. К ее удивлению Василий Михайлович собственной персоной спешил ей навстречу. Широко улыбаясь, он приветствовал ее,
  -- Оля, я так рад тебя видеть! - обрадовался он, - Александр Валерьевич вчера приезжал, предупредил, что ты можешь приехать сегодня, я ждал с самого утра. А ты вот только к вечеру приехала. Он продукты привез, все в холодильнике.
  -- Василий Михайлович, дорогой, я тоже рада вас видеть! И ругала себя за то, что не позвонила вам, и не пригласила присматривать за цветами.
  -- Твой муж еще по весне приехал ко мне, рассказал, что умер Павел Степанович. Горе-то, какое! Так, что я здесь с весны. Все цветы Татьяны Васильевны в целости и сохранности, ухожены, как всегда. В доме тоже все прибрано, Александр Валерьевич позаботился об этом. Он у тебя классный мужик! Хозяйственный, - уважительно сказал садовник.
  -- У меня! - с горечью подумала девушка. - Интересно как у нас могли бы сложиться отношения, не будь тех обстоятельств, которые вмешались в нашу судьбу помимо воли и желания? Как бы отнесся ко мне Полонский, не видя в моем отце врага? Понравилась бы я ему, или он просто не обратил бы внимания? Зачем папа заставил его жениться на мне, он только усугубил наши отношения. Лучше мне не думать обо всем этом, - одернула она себя, как это делала всегда, когда начинала думать об Александре.
   Собираясь уже лечь спать, она позвонила Аркадии. Бабушка долго не снимала трубку, наконец, ответила:
  -- Оленька, что случилось?
  -- Ничего, просто я соскучилась по тебе, почему ты так долго не брала трубку?
  -- Милая, ты посмотри на часы, я уже легла спать. У тебя все хорошо? Что-то дня три назад, поздно вечером у меня было нехорошее предчувствие. Мне казалось, что ты в опасности, и я старалась тебе внушить, что ты должна полагаться на свои возможности.
  -- И вслух сказала "Помни, о своих возможностях. В твоих силах управлять ситуацией". Так?
  -- Да именно это я и произнесла вслух. Если ты слышала, значит, чувства твои были обострены до предела. Что случилось, девочка моя?
  -- Ничего бабуль, просто я попала в глупое положение. Но ты мне здорово помогла. При встрече, я обязательно все тебе расскажу.
  -- Больше не попадай! Я тебя очень люблю, ближе и роднее, чем ты, у меня никого не было и не будет. Береги себя. А сейчас уже ложись спать. Спокойной ночи.
  -- Спокойной ночи, бабушка, я тебя тоже люблю.
  
   20.
   Ольга входила в административное здание, с такой любовью воздвигаемое отцом. Как он радовался, когда руководящий состав всех фирм, входящих в холдинг, наконец, расположился в одном месте. В холле она заметила установленный бюст и мемориальную доску, на которой было выбито "Основатель и Президент холдинга "Комфорт" Великанов Павел Степанович". Смахнув набежавшие слезы, она направилась к лифту.
  -- Почему ты не предупредила о своем приезде заранее, я созвал бы совет директоров? - сразу же после приветствия спросил Александр, - сейчас может, кого-то не оказаться в офисе. Екатерина Викторовна, пожалуйста, оповестите директорский состав, о проведении экстренного совещания, которое состоится через полчаса, - дал он указание секретарю.
  -- Мне было бы достаточно информации, полученной от тебя, зачем такие сложности? - удивилась Ольга.
  -- Затем, что я хочу, чтобы ты, в конце концов, поняла, что являешься основным собственником. Тебе пора принимать участие в контроле над деятельностью холдинга. И руководство холдинга должно непосредственно с тобой общаться.
   От обрушившегося на нее водопада цифр и иных данных, у девушки разболелась голова. Из представленных ей графиков, диаграмм и таблиц было видно, что за последний год финансовое и хозяйственное состояние не только не ухудшилось, но по некоторым показателям даже улучшилось. Что, конечно же, в первую очередь являлось заслугой Полонского, Ольга это прекрасно понимала. Ясно было и то, что ему было бы гораздо сложнее, не будь рядом с ним этих людей, которые своим профессионализмом и преданностью начатому ее отцом делу, помогли достичь высоких результатов. Все это она и отметила в своей речи, поблагодарив всех присутствующих за исчерпывающий отчет и высококвалифицированную работу.
  -- Саша, я хотела бы побыть в кабинете мамы, одна. Это можно устроить? - девушка вопросительно посмотрела на Александра, - или это не совсем удобно сейчас?
  -- Безусловно, удобно.
   Оставшись одна, там, где ее мать проводила большую часть своего времени, она не могла понять, что собственно хочет. Ей казалось, что, очутившись здесь, поймет, нечто ускользающее от ее внимания. Ольга подошла к столу, провела ладонью по его поверхности, и внезапно покачнулась. Она оперлась руками на стол, в глазах потемнело. Перед ее взором возникла картина: мама сидит в кресле за этим самым столом, к ней кто-то подходит, Ольга видит только чьи-то руки. В руках чашка с черной жидкостью. Мама выпивает содержимое, и чернота разливается по ее телу. В ужасе Ольга вскрикнула. Видение исчезло. Потрясенная она вышла в приемную.
  -- Екатерина Викторовна, вы готовили маме кофе? - несколько резковато спросила она у секретаря.
  -- Да, пока не пришла к нам Леночка, извиняюсь Елена Юрьевна. Вы помните ее, она была заместителем вашей мамы. А потом стала финансовым директором. Так вот она сама делала кофе или чай для себя и для Татьяны Васильевны. Сама и относила ей. А почему вы спрашиваете?
  -- Вспомнила, что мама хвалила кофе, хотела вас попросить сделать для меня. - Девушка постаралась смягчить тон.
  -- Ну конечно, с удовольствием сделаю, - приветливо улыбнулась женщина.
  -- Принесите его, пожалуйста, в кабинет к Александру Валерьевичу, - попросила Ольга.
   Пока она пила с Полонским кофе, думала о том, как задать ему, волновавший ее вопрос.
  -- А когда и почему уволилась Елена Юрьевна? - внезапно для самой себя спросила девушка. Получилось так, что вопрос сам сорвался с ее губ.
  -- Для тебя это важно? - в его голосе послышалось замешательство.
  -- А что в моем вопросе особенного? Почему он тебя взволновал? Или мне показалось?
  -- Нет, не показалось. Мне не хотелось бы говорить о ней. Хотя я прекрасно знаю, что рано или поздно это придется сделать. Что ж, почему не сегодня? Признаюсь, разговор будет не приятным, во всяком случае, для меня. Может быть, мы сейчас вместе заедем в супермаркет, купим продукты, и поедем к тебе? А пока будем готовить ужин, я соберусь с мыслями. Ты согласна?
  -- Ну, если это тебе поможет, ответить на мой вопрос, - она крайне была заинтригована - то конечно, я согласна.
   Как когда-то раньше, понимая друг друга без слов, они быстро поджарили мясо и картофель, сделали овощной салат. Когда накрывали на стол, Александр, вдруг спросил, - А ты когда-нибудь вспоминаешь то время, когда мы жили вместе? Хоть иногда?
  -- Я ничего не хочу вспоминать. Особенно мне стыдно, что я была такой наивной, глупой и влюбленной девчонкой.
  -- Из чего следует, что сейчас ты меня не любишь?
  -- Я же сказала, была, - Ольга оглядела накрытой стол, - кушать подано, приятного аппетита.
  -- Приятного аппетита, - он посмотрел на нее пронзительным изучающим взглядом.
   Ужин протекал при полном молчании. Девушка с нетерпением ожидала начала разговора о бывшем заместителе мамы. Она ясно помнила тот обжигающий злобный взгляд Лены, когда зашла к маме в свой первый рабочий день. И то, что всегда испытывала к той чувство неприязни, которому не было объяснения.
  -- Наши отношения с Беляевой Леной начали развиваться с первых дней моей работы в холдинге, - нерешительно начал Александр, - ее яркая внешность и темперамент могут свести с ума любого мужчину. К тому же она умеет очаровывать, может быть очень нежной и ласковой. Знает, как стать необходимой. Мы не афишировали о своей связи, и в офисе даже никто не догадывался, что мы любовники. Хотя оба мы пылали друг к другу безумной страстью, и скрывать чувства было очень трудно. - Полонский сделал паузу и внимательно посмотрел на Ольгу, словно ожидая реакции на свои слова. Но она слушала его с бесстрастным видом - Мое отрезвление наступило спустя несколько месяцев, когда Лена вдруг мягко намекнула мне, что я мог бы сам владеть холдингом "Комфорт". На что я отреагировал довольно резко и спросил, что она имеет в виду. Ведь я никогда не делился с ней своими планами. Знать истинную причину, по которой я работал у твоего отца, она не могла. Увидев мою реакцию, любовница попыталась внушить мне, что я не правильно понял ее. Якобы она сказала, что я мог бы стать владельцем такого же холдинга как "Комфорт". Ведь у меня есть своя фирма, и если бы я меньше уделял работе в холдинге, а развивал свой бизнес, то мог бы иметь несколько предприятий. С того момента она стала видеться мне в другом свете. Все в ней стало казаться мне лживым и неестественным. В конце концов, я прекратил с ней всякие отношения. Объяснение было неприятным. Беляева устроила настоящую истерику, она никак не хотела отпускать меня. А потом появилась ты, и требование Павла Степановича на тебе жениться. Когда моя бывшая любовница узнала о предстоящей свадьбе, то словно сошла с ума. Взамен на то, чтобы я разорвал с тобой отношения, она готова была предложить мне солидный капитал, который собиралась где-то раздобыть. Тогда я не обратил внимания на ее слова, мне хотелось от нее лишь одного, чтобы она исчезла из моей жизни, раз и навсегда. Но, к сожалению, мне пришлось видеть эту особу почти каждый день после нашего с тобой возвращения из Болгарии. Она заняла должность Татьяны Васильевны, когда та не смогла работать. Ты лучше меня знаешь, как отразилась смерть твоей мамы на состоянии здоровья Павла Степановича. Оправившись после потрясения, он вновь приступил к обязанностям Президента холдинга. Но это был уже не тот энергичный, успевающий контролировать все процессы руководитель такой сложной структуры, как холдинг. Может быть, поэтому он и не заметил того, что стали исчезать крупные суммы денег. На факт кражи случайно обратил внимание я. У меня даже не возникло каких-либо сомнений по поводу личности вора. Было ясно, что без участия финансового директора здесь не обошлось. Елена Юрьевна и не пыталась отпираться, она объяснила свои действия желанием вернуть меня. Считая, что только деньги причина нашего с тобой брака. Я не поверил ей, и потребовал, чтобы она уволилась. Это было как раз в тот день, когда умер Павел Степанович. Почему ты молчишь? - встревожено спросил Александр.
  -- Что было дальше?
  -- В тот же день я распорядился, чтобы ее не впускали в офис. Беляева была уволена по собственному желанию. Все, что она пыталась украсть, вовремя было мною перехвачено и возвращено. Поэтому я не стал давать делу официальный ход. - Мужчина замолчал, ожидая, что скажет Ольга, но та не проронила ни слова, тогда он спросил, - Ты удивлена?
  -- Более того, я шокирована. Ведь Лену рекомендовал дядя Толя. Как он мог так ошибаться в ней?!
  -- Почему ошибаться? Она действительно первоклассный специалист. Такого же мнения о ней придерживалась и Татьяна Васильевна. Это ведь она предложила Павлу Степановичу Елену на свое место. А какой она человек твой дядя мог и не знать. Да и вообще трудно предугадать, как поведет себя человек в той или иной ситуации. Отчасти я виню и себя. А что если она говорила правду и неразделенная любовь толкнула ее на этот поступок.
  -- Может быть, может быть, - дважды повторила в задумчивости девушка, - Саша, ты извини меня, но мне нужно остаться одной.
  -- Да, конечно.
   После того, как Александр ушел, Ольга наполнила ванну водой, смешав ее с тонизирующими растительными экстрактами и душистыми лепестками, а затем, раздевшись, забралась в это благоуханье. Ей действительно надо было обдумать то, что она сегодня увидела и услышала. По поводу того, что ей привиделось в кабинете финансового директора, были сомнения, но не большие. Вероятнее всего ее матери действительно с питьем давали яд, похоже, в небольших дозах, который и спровоцировал развитие злокачественной опухоли. И, скорее всего это делала Лена, чтобы занять место своей начальницы и иметь возможность управлять финансовыми потоками. По всей видимости, она начала осуществлять свой план с момента знакомства с Александром, чтобы удержать того деньгами. А то что, ее муж может вскружить голову любой особе женского пола до такой степени, что та потеряет разум, Ольга не сомневалась. Если честно признаться самой себе, то девушке было больно слышать о том, что он и Беляева были любовниками, пусть и в прошлом, и стоило большого труда сохранить невозмутимость. Что же касается дяди Толи, то Полонский конечно прав, дядя мог знать о своей протеже только то, что она хороший финансист, и не более. Но, тем не менее, лучше с ним завтра же поговорить. Рассказывать о предполагаемом отравлении нельзя, это только подозрения, а вот о краже следует.
  
   21.
  
   А наутро, Ольга с трудом поднялась с постели. Все тело ее ломило, сильно болела голова и горло. Ехать на работу в таком состоянии было просто невозможно. Она позвонила в клинику, трубку взяла Ирина.
  -- Ирочка, - прохрипела Ольга, - у меня, похоже, ангина, так что сегодня меня не будет.
  -- А кто это? - не поняла та, - Оля ты?
  -- Да, я.
  -- Ну и голосок у тебя. Видно сильно тебя прихватило. Давай заеду к тебе после работы.
  -- Нет, не стоит, а то заразишься.
   После ее звонка не прошло и часа, как приехал дядя. Он был сильно взволнован. С собой привез врача терапевта, женщину средних лет. Она осмотрела больную и подтвердила диагноз, ангина.
   Выписав лекарства, доктор уехала.
  -- Девочка моя, ты меня напугала, - признался дядя. - Когда были живы твои родители, я знал, что о тебе есть, кому позаботится. Теперь это должен делать я. Оказывается это очень ответственно и волнительно.
  -- Зачем ты привез врача? Я могла бы вызвать из поликлиники.
  -- О чем ты говоришь? Какие врачи в поликлинике? Особенно терапевты. Будто ты сама не знаешь, что в основном вся их деятельность сводится к выписыванию рецептов пенсионерам. Да пожалуй, еще раздачи талонов. А Зоя Андреевна врач от Бога. У нее, столько научных трудов написано! Кстати и об ангине тоже. Неужели я доверю твое здоровье и жизнь какому-то врачу из районной поликлиники?! Сейчас я съезжу в аптеку, а приеду, буду тебя кормить.
   Провалившись в дрему, Ольга не слышала, когда он вернулся. Дядя разбудил ее, приготовив бульон и принеся его племяннице.
  -- Давай, дорогая, выпей бульон и прими лекарства. У тебя сильный жар.
   Поев и проглотив таблетки, девушка опять провалилась в сон.
   Проспала она часа три, когда проснулась, дядя Толя все еще был здесь.
  -- Ты что не ездил на работу? - спросила она.
  -- Не мог же я оставить тебя в таком состоянии. Ты вся просто горела огнем. Но сейчас видно температура спала. Как ты себя чувствуешь?
  -- Лучше, похоже, что действительно высокой температуры нет. И боль в голове прошла.
  -- Ну и, слава богу! Напою сейчас тебя чем-нибудь тепленьким, тогда и поеду. Ты чего хочешь?
  -- Чаю с лимоном.
  -- И я с тобой за компанию выпью, - говорил дядя, возвращаясь с подносом, на котором стояли чашки и тарелка с бутербродами. Пододвинув кресло к прикроватной тумбе, он удобно расположился в нем.
  -- Спасибо, - поблагодарила Ольга, - дядя Толя, меня мучает один вопрос.
  -- Что такое? - встревожился он, - говори.
  -- Вчера я ездила в холдинг "Комфорт", виделась с Александром. Он мне рассказал о том, что Лена после смерти мамы похитила денежные средства в крупном размере, правда их удалось во время перехватить. Что ты на это скажешь?
  -- Какая мерзавка! Танюша так доверяла ей! Как она могла сделать такое! - воскликнул он в негодовании. Поднявшись с кресла, стал нервно ходить по комнате. - А ты уверена, что Александр сказал правду? - немного успокоившись, спросил он.
  -- Да, уверена, - ответила девушка.
  -- Это просто ужасно! Я не знаю, что сказать в свое оправдание, ведь сам привел ее в холдинг. Правда, я ее практически не знаю. Мы учились вместе с ее матерью, на одном курсе. У нас даже был роман. Длился он не долго, но мы с ней остались друзьями. И когда после окончания института она вернулась домой в Новосибирск, мы продолжали поддерживать отношения. По ее просьбе я помог устроиться Лене в институт после окончания школы, который она и закончила с красным дипломом. Танюше нужен был заместитель, я рассказал ей о Лене. Но кто бы мог подумать?! А я даже не догадывался, чего вдруг она уволилась и уехала в Новосибирск.
  -- Она сейчас в Новосибирске? - удивилась Ольга.
  -- Да, так, по крайней мере, сказала ее мать, когда мы в последний раз разговаривали по телефону. От нее я и узнал, что Лена уволилась. Как она могла?! Танечка очень ценила ее. А эта дрянь так отблагодарила! - возмущению дяди не было предела.
  -- Успокойся, ведь все осталось в целости и сохранности, - девушка была уже не рада, что завела этот разговор.
  -- Как ты не понимаешь, а если бы она это сотворила при Танюше, как бы я смотрел на нее после этого?!
  -- При маме она не смогла бы сделать ничего подобного, у нее были связаны руки, - Ольга не знала, как и успокоить дядю. - Давай не будем больше говорить об этом.
  -- Хорошо, действительно ты и так плохо себя чувствуешь, ни к чему накалять страсти. Я, пожалуй, поеду. А ты не забывай принимать лекарства. Или мне остаться, хотя бы на одну ночь?
  -- Нет-нет, я и так отняла у тебя целый день. Мне на самом деле легче. Думаю, дня через три смогу выйти на работу.
  -- Даже не думай, - строго сказал он, - не раньше, чем в следующий понедельник, - поцеловав племянницу, он ушел.
  -- Бедный дядя, - подумала Ольга, - он еще не знает, что в его клинике, возможно тоже, не все в порядке. Андрей обещал, что к концу этой недели у меня будет полный отчет по списку пациентов. Как бы мне хотелось, чтобы смерть Вероники оказалась роковой случайностью.
  
   22.
  
   Не смотря на то что, наступил август, погода в Москве и Московской области, была на удивление жаркой. Даже ночью температура не опускалась ниже 25 градусов. Поэтому, как только почувствовала себя легче, Ольга собрала вещи и отправилась в Жуковку. До выходных оставалось еще два дня, и у нее было время, чтобы подлечиться. Не хотелось предстать перед Андреем и Настенькой в болезненном состоянии. По дороге, в "Азбуке вкуса", она накупила кучу продуктов, ведь отец с дочерью приедут не на один час, надо будет приготовить для них обед. Запихивая пакеты в багажник, девушка чуть не уронила их, от внезапно раздавшегося громкого сигнала своего телефона. Звонил Славка,
  -- Лека, привет! - радостно прокричал он.
  -- Ты чего пугаешь? Я чуть сумки не выронила!
  -- Вот тебе раз! А где твое приветствие? Чего не рада мне? - удивился однокурсник.
  -- Рада Славчик, очень. Привет!
  -- А я женюсь! - в голосе Славки звучало ликование. - Надо встретиться!
  -- Ну, так приезжай в выходные, я буду в Жуковке, как добираться ты знаешь.
  -- Только я не один, с невестой. Увидишь, какая она у меня красавица!
  -- Не сомневаюсь, ты у нас и сам парень хоть куда! Когда вас ждать?
  -- Скорее всего, в субботу. У тебя как бассейн заполнен? В такую жарищу искупаться не помешает.
  -- Все будет готово к вашему приезду ваше благородие! - засмеялась Ольга.
   Василий Михайлович был обрадован неожиданным ее появлением. Огорчился лишь тем, что приезду в будни, послужила болезнь. Как человек философского склада ума он быстро успокоился сам по этому поводу, и утешил свою хозяйку:
  -- Ничего, на солнышке погреешься, все пройдет. Оно лучше всякой физиотерапии будет. - И переключился на тему, более его волнующую, - пойдем в розарий, я тебе покажу, розу, которую мы с Татьяной Васильевной никак не могли вырастить. Она постоянно чахла, а сейчас так обильно цветет!
   Чайно-гибридная роза Хулио Иглесиас своими бутонами походила на пион. Пышное ее розовое цветение, на самом деле вызывало восхищение. Как жаль, что мама так и не увидела это великолепие. Она была бы в восторге. Но Ольга предпримет все, чтобы тот, кто виноват в ее смерти, понес наказание.
   На самом деле, помогло солнышко или назначенное Зоей Андреевной лечение, но к вечеру пятницы от болезни осталось лишь воспоминание. Вполне окрепшая и довольная жизнью девушка замариновала ребрышки и мясо, наделала салатиков. Подумав, что окрошка будет, кстати, сделала и ее. Для Настеньки утром в субботу был приготовлен суп из овощей с курицей. Оставалось только ждать появления гостей. Первыми приехали Слава с невестой, которую звали Юлей. На влюбленного однокурсника было любопытно смотреть. В институте, все девушки для него были своими парнями. И не смотря на то, что сам был привлекательным, и девушки симпатизировали ему, он так и не ответил никому взаимностью. Сейчас он просто преобразился. На свою возлюбленную взирал с восхищением и радостью, которую и требовал разделить с ним окружающих. Девушка действительно была очень милой. Довольно спокойная и покладистая, она быстро завоевала симпатию однокурсницы жениха.
  -- Оля, а мы к тебе с просьбой, - улыбаясь, обратилась Юля.
  -- Интересно, что я для вас могу сделать, дети мои? - с шуткой спросила та.
  -- Славик рассказывал, что ты прекрасно танцуешь и к тому же, как педагог просто класс! Мы хотели бы, тоже как у Ани, на нашей свадьбе танец от друзей. И потом если ты согласишься, позанимайся отдельно со мной. А то мой жених уже прошел курс обучения и можно сказать во всеоружии, а я буду по сравнению с ним, как клуша.
  -- Придется, наверное, научить, чтобы ты не была клушей, а парила в вальсе как голубка! - рассмеялась Ольга. - Только где будем заниматься? Анюта снимала специально для этого помещение.
  -- До свадьбы еще два месяца, - ввязался в разговор Славка, - найдем что-нибудь. Главное, что ты согласна. Кстати я в претензиях к твоему мужу, он мне тогда не дал исполнить танец на публике. Старался, готовился и такой облом! Он у тебя видать еще тот ревнивец, так посмотрел на меня, думал, что прибьет.
  -- Не выдумывай, - урезонила его Ольга, - тебе просто обидно, что не дали станцевать.
  -- Ага! Не выдумывай, у него аж желваки ходили. Так что твой красавец настоящий Отелло! И собственник.
  -- Ну ладно, ладно. Не ворчи. Со своей невестой натанцуешься вдоволь, ее у тебя никто не посмеет отобрать! - глядя на обиженного Славку, подруга не смогла сдержаться, она просто хохотала. Юля задорно вторила ей.
  -- Вот какие вы девчонки! Вам только бы посмеяться! Но на вас совершенно нельзя сердиться. - Широко улыбаясь, молодой человек обнял девушек, - пойдемте в бассейн, а то меня от вашего смеха в жар бросило.
  -- Ну-ну, - продолжая смеяться, сказала невеста, - ты о бассейне мечтал всю дорогу. Так, что мы с Олей тут ни при чем.
   Взирая, на то, как резвятся в бассейне парень с девушкой, Полонская невольно думала над словами Славки. Сама она не решилась купаться после болезни, и сидела в шезлонге. Почему вдруг, ее однокурсник решил, что Александр ревнует? Вроде бы Вячеслав не фантазер и не склонен к выдумкам. Неужели она не так уж и безразлична мужу, как ей кажется? Вспомнился тот вечер, когда ее проводил домой Богомилов Кирилл, и искаженное гневом лицо мужа. Тогда Ольга посчитала, что он вышел из себя из-за ее неповиновения. Ну как же, она осмелилась завести друзей и заняться чем-то, не поставив его в известность. Теперь была склонна думать, что это могло быть проявлением ревности.
   Вскоре приехал и Андрей с дочкой. Настя с гордым видом вела на поводке терьера, которого они с Ольгой купили в прошлое воскресенье.
  -- Как поживает наш Джек? - поцеловав Настю, хозяйка погладила песика.
  -- Пока мы ехали сюда, дочка прикидывала, что тебе рассказать из жизни этого славного песика за прошедшую неделю. Уверяю что информации предостаточно. - Андрей вопросительно посмотрел на молодых людей. - У тебя друзья? Познакомишь?
   Едва успев познакомить присутствующих, хозяйка переключила свое внимание на девочку и ее питомца. Малышка стала взахлеб рассказывать о Джеке. При этом ее личико светилось такой радостью и любовью к своему маленькому другу, что невозможно было оставаться равнодушной, Ольга с нежностью смотрела на нее.
   Так как на улице было очень жарко и долго находиться на солнце нельзя, девушка заранее приготовила для своих гостей развлечения. Среди своих старых игрушек она выбрала те, которые на ее взгляд будут интересны для Насти, и которые сейчас нигде нельзя купить, а для взрослых настольные давно забытые игры. Все с удовольствием перекусили окрошкой, и, с интересом стали рассматривать коробки приготовленные хозяйкой. Здесь были не только ее игрушки, но и ее родителей, которыми они дорожили и сберегли. Некоторые из них были настоящими раритетами. Увлеченные, вначале разбором сокровищ, а потом и самой игрой они не заметили, как быстро пролетело время. Славка первым почувствовал голод,
  -- А кто-то обещал, что будут ребрышки и шашлык? Я готов приготовить, тем более что это приходилось мне делать всякий раз, когда мы собирались у тебя прежде. Лека, ты их хоть замариновала?!
  -- Ну конечно! Ты просто обижаешь меня как хозяйку. Все в холодильнике.
  -- Отлично! Кто будет мне помогать?
  -- Я! - первой вызвалась Настенька.
  -- Если не возражаешь, Славик, я тоже приму участие, чтобы ты не говорил, что твоя будущая жена лентяйка, - кокетливо глядя на жениха, добавила Юля.
   Оставшись в доме одни, Андрей протянул Ольге папку. В ней лежала тетрадь, которую она давала ему и лист с перечнем фамилий.
  -- Приданкина Вероника была не единственной, имеющей через свою мать связь с клиникой, и умершей от злокачественной опухоли, - констатировал Андрей. - За десять месяцев сто двадцать три человека, заболевших раком. Из них семнадцать случаев смерти. Это почти семь процентов. Катастрофически много! Ты понимаешь, что надо сообщать в органы?
  -- Да, понимаю, - девушка была подавлена, - но дай мне время, подготовить дядю.
  -- Хорошо, решай сама, когда отнести тетрадь в полицию. Только не забывай, что тот, кто это делает, может погубить еще не одну человеческую жизнь.
  -- Я прекрасно это понимаю, почему и взялась за расследование. Ведь Вера Ивановна обращалась и в прокуратуру, и полицию, однако никто не отнесся к этому серьезно. Да и сейчас улик нет никаких. Из пострадавших только две женщины посчитали, эти смерти за неестественные, остальные не сопоставили свою трагедию с клиникой никак. Кто готовит это снадобье и где? Это тоже надо выяснить.
  -- И все же надо обратиться к профессионалам, которые в этом разберутся. Поверь, так будет лучше.
  -- Хорошо, не буду спорить с тобой, я все расскажу дяде и думаю, что он так и сделает.
  -- Вот и умница! - Андрей вплотную подошел к ней, - Сегодня я смотрел на вас с Настенькой, и когда она рассказывала тебе свои нехитрые новости, и когда вы играли. Мне представлялось, что мы одна семья. Оля, - он склонился к ней с намерением поцеловать, но резко был отброшен, влетевшим как ураган в комнату Александром.
   Рассвирепевший мужчина поднялся с пола, и с угрожающим видом двинулся на обидчика.
   Ольга инстинктивно закрыла собой мужа.
  -- Андрей, прошу тебя! Не надо драки. Оставь нас.
   Тот с явной неохотой вышел, бросив выразительный взгляд на Полонского.
  -- Так я понимаю, это тот из-за кого ты торопишься развестись со мной?! - едва сдерживая гнев, спросил муж. - Что ж можешь подавать заявление, я не буду препятствовать. Я отказываюсь от своих двадцати процентов акций, и снимаю с себя руководство! Не думай, что я цепляюсь за холдинг! - круто развернувшись, он стремительно покинул помещение.
  -- Саша! Подожди! - крикнула Ольга ему вслед, но он даже не обернулся. - Вот и все! Ты получила то, чего хотела? Почему же ты не радуешься? - спросила она саму себя. Ей хотелось плакать. Однако взяв, себя в руки, девушка вышла в сад, к своим гостям.
  
   23
  
   Анатолий Иванович уже не один раз переводил свой взгляд с фамилий в тетради на список, полученный от Андрея. Он находился в полной растерянности, и казалось, что не вполне понимал произошедшее. Прошло минут десять, как племянница рассказала ему о встрече с Приданкиной и о предпринятом расследовании, но он так и не выразил своего отношения к услышанному. Он вообще молчал. Ольга начала испытывать беспокойство, все ли с ним в порядке. Наконец он заговорил надломленным голосом, потирая лоб,
  -- Ничего не понимаю, ведь я знаю Валерию многие годы. Мало того у нас с ней близкие отношения, она не способна подставить меня. Да и доктор Климов не тот человек, чтобы давать пациентам не проверенный препарат. Думаю, что их обманули, предъявив поддельный сертификат. Однако почему они не поставили меня в известность о такой практике? С этим я разберусь. И сегодня же.
  -- А разве ты не знал, что они получают дополнительные бонусы за таких пациентов? - с недоверием спросила Ольга.
  -- Нет, не знал. Валерия Аркадьевна, как мой заместитель, имеет определенные полномочия, и систему поощрений разрабатывала она.
  -- И что ты собираешься предпринять?
  -- Во-первых, поговорю с ними. Думаю, что они решили заняться этим тайком от меня потому, что однажды доктор Климов обращался ко мне с таким предложением, и я отказал. Хотя он очень убедительно говорил о том, что знахарки травами лечат людей от всех болезней, в том числе и от любви. А мы психологи могли бы помочь своим больным, применяя наряду с традиционными методами и не традиционные. Например, препараты из специально подобранных трав. В принципе я согласен с ним. А ты не веришь, в приворотное и отворотное зелье? - почему-то спросил дядя.
  -- Верю, что травы наряду с другими растительными компонентами могут творить чудеса. Но применять их надо, зная обо всех побочных эффектах. Мне ли говорить тебе об этом? Пусть они делали это из благих побуждений, но почему не отреагировали на первую же смерть, и не отдали используемое ими снадобье на исследование? Почему не выслушали Веру Ивановну? Бедная женщина натолкнулась на грубость и ложь. - Ольга говорила с горячностью, ее слова звучали с обвинением.
  -- Я обещаю, что разберусь во всем, и, конечно же, тот, кто снабжал их этой отравой не избежит наказания. Будь уверена. А тебе, - он подошел к сидящей Ольге, и положил руки на ее плечи, - очень благодарен. Мне приятно, что ты не равнодушный человек и откликнулась на чужое горе, как на свое. Иди девочка моя, работай спокойно, это теперь мое дело и я его доведу до конца, - убрав руки с плеч племянницы, дядя вернулся на свое место. - А кстати где ты взяла эту тетрадь? Насколько я знаю, какая-то тетрадь была утеряна. Я, правда, не вникал, разбиралась Валерия. И все же, это та самая?
  -- Да, это та самая тетрадь. Как я уже тебе рассказывала, по моей просьбе один очень влиятельный человек предпринял небольшое расследование. В подробности он меня не посвящал, - слукавила она.
  -- Я благодарен ему, что он не предал дело огласке и дал возможность это сделать мне самому, - его голос выдавал подавленность состояния.
  -- Ты как? Сильно огорчился? - племянница внимательно посмотрела на дядю.
  -- Все в порядке, разберемся, - попытался улыбнуться он, но улыбка получилась не радостной.
  -- Ну, ладно. Мне действительно надо идти работать.
   У Ольги с Ирой установились дружеские отношения. И свой обеденный перерыв они обычно проводили вместе. Девушки шли в излюбленную кафэшку, или просто гуляли по территории клиники. Сегодня Ирина принесла голубцы, приготовленные ее мамой. Та замечательно готовила, и частенько баловала подруг своими кулинарными шедеврами. Пообедав в специально оборудованном пищеблоке, девушки решили немного прогуляться, так как до конца перерыва было еще много времени. Когда они выходили из дверей клиники, Полонскую кто-то грубо толкнул. Обернувшись, она увидела Валерию Аркадьевну. Савелова одарила ее взглядом, в котором был явный вызов и презрение. Обогнав их, она поспешила на стоянку, к своей машине.
  -- Ничего себе! - опешила Ирина, - за что она тебя так?!
  -- Могу только предполагать.
  -- Я на твоем месте поостереглась бы ее, мне кажется, она способна на все.
   Инцидент, вывел Ольгу из душевного равновесия. Но она прекрасно понимала, на что шла, когда обещала помощь Вере Ивановне. Зато теперь девушке есть, что рассказать матери Вероники. Появилась надежда, что виновные ответят за то зло, что причинили многим семьям. После работы, она и отправилась домой к Приданкиной. Ей хотелось сообщить новости непосредственно при свидании, а не по телефону.
  -- Как вы меня обрадовали, что это, наконец, прекратится! Моей дочери уже нет, но мне было страшно думать, что могут быть еще жертвы. А теперь я буду, спокойна, что люди причастные к смерти моей дочери будут наказаны! Ведь я сама стала сомневаться, не сошла ли с ума. Ведь никто мне не верил. Поэтому так дорого было ваше доброе участие и то, что не посмеялись, как делали другие. Чем отплатить за вашу доброту? - засуетилась женщина.
  -- Напоите чаем. А к чаю я кое-что купила, - Ольга протянула хозяйке увесистый пакет.
  -- Вы ставите меня в неудобное положение, мало того, что сделали для меня доброе дело, еще и гостинцы привезли. Это я должна угощать, - хозяйка была смущена.
  -- Ну, вот и угощайте, ставьте чайник. И обращайтесь ко мне, пожалуйста, на ты, ладно?
  -- Хорошо, а ты тогда называй меня просто тетя Вера.
  -- Тетя Вера, давайте вместе накроем на стол. Там в пакете не только к чаю, есть и еще кое-что. Я, правда, за рулем, а вот вы думаю, можете рюмочку и выпить. Ведь есть за что? Правда?
  -- Спасибо, я так рада, что тогда встретила тебя! - мать Вероники подошла к девушке и обняла, в ее глазах блеснули слезы.
  
   24
  
  
   Подъезжая, к дому Ольга заметила свой спортбэк, машина была изрядно помята. Ничего, не понимая, она достала из сумочки свой мобильный телефон, собираясь позвонить Славке. Ведь вчера она дала машину ему, и сегодня он должен был ее пригнать. Но телефон был разряжен. Войдя в квартиру, она сражу же, столкнулась с Александром. Услышав, как открывается дверь, он поспешил ей навстречу. Мужчина был бледен и явно взволнован.
  -- Ну, слава Богу! С тобой все в порядке, - выдохнул он, увидев жену. - Но где тебя носит?! И почему у тебя разряжен телефон?!
  -- Саша, что случилось? - озабоченно спросила она. - Мой спортбэк стоит помятый, ты что-нибудь знаешь?
  -- Да, два часа назад мне позвонил мой друг, который работает в ГИБДД. Ему известен номер твоей машины. Так вот, он сообщил, что твой спортбэк попал в аварию, при подъезде к дому. Я сразу же выехал сюда. Когда приехал, скорая помощь и сотрудники ГИБДД были уже здесь. В машине находился твой однокурсник Слава, он был без сознания.
  -- Да, я вчера дала ему машину, они с Юлей уехали на ней домой. Сегодня после работы он собирался вернуть. А сама я, взяла папин Порше, который был в гараже на вилле. Но что с ним?! - запаниковала Ольга, - что-то серьезное?! Он жив?!
  -- С ним все в порядке. Я звонил в больницу и говорил с дежурным врачом. Твой однокурсник пришел в сознание еще по дороге в больницу. Его осмотрели, похоже, что отделался сотрясением и ушибами. Завтра проведут более тщательное обследование.
  -- Я хочу поехать к нему!
  -- Он уже спит, не надо его беспокоить. Ему сделали инъекции с обезболивающим и снотворным. А завтра я тебя отвезу.
  -- Но как такое могло вообще произойти? Он подъехал уже к дому, здесь нет движения! - Ольгу начал бить нервный озноб.
  -- Завтра ты сама спросишь его об этом. Успокойся, - Александр заботливо усадил ее и принес бокал с коньяком. - Выпей, ты вся дрожишь, - сказал он, присаживаясь рядом.
  -- Это как проклятие какое-то, почему люди рядом со мной попадают в беду! - голос девушки дрожал, похоже, что она готова была разрыдаться.
  -- Оля, успокойся, не хватает еще слез. Повторяю с ним сейчас все в порядке. Завтра ты сама в этом убедишься. Хочешь, мы поедем к нему утром? - мужчина посмотрел на нее, та утвердительно кивнула головой. - А сейчас выпей, пожалуйста, коньяк, - взяв бокал, Полонский поднес его к губам жены, она послушно выпила обжигающую жидкость. Он ласково привлек ее к себе и обнял как маленькую девочку. Некоторое время они сидели так молча.
  -- Саша, почему ты в субботу ушел, не выслушав меня? - обиженно спросила она.
  -- Я обязательно выслушаю тебя, и мы обо всем поговорим, только не сегодня.
  -- Ты уже не работаешь в холдинге? - не унималась девушка.
  -- Работаю, и буду работать, пока мы с тобой не поговорим и не решим все наши вопросы. Ты удовлетворена? - с улыбкой спросил мужчина.
  -- Да, - ответила она зевая.
  -- Ну, вот, похоже, коньяк оказал свое действие. Тебя всегда клонило в сон, даже от вина. Ложись спать, завтра утром я заеду за тобой. Не проспи. Спокойной ночи.
  
   Ольга никогда не употребляла крепких спиртных напитков, а вчера она выпила почти целый бокал. Была ли причина в этом, или нет, но наутро у нее был кислый вид, и болела голова.
   Александр, управляя машиной, с улыбкой поглядывал на нее. Перехватив такой очередной взгляд, она возмутилась:
  -- Не вижу ничего смешного! Что тебя так развеселило?
  -- Ну не сердись, я никогда не видел тебя с похмелья, - едва сдерживая смех, ответил он.
  -- Мне нравится! Сам же влил эту гадость мне в рот, а теперь еще и насмехается!
  -- Оля, ну не злись, ты сейчас похожа на ребенка, который обижен на весь свет, это так мило.
  -- Мило! У меня разламывается голова, а тебе мило! - девушка полыхнула взглядом своих темных глаз в сторону Александра.
   Он остановил машину и вышел. Минут через пять вернулся с бутылкой минеральной воды и таблетками.
  -- Вот выпей, пожалуйста, и не сердись. А то своим колдовским взглядом ты можешь меня испепелить.
   Обаяние Александра действовало безотказно, безо всяких проблем они прошли в палату к Славе, не смотря на то, что время для посещения было раннее. Пострадавший однокурсник выглядел довольно бодро, правда, на лице остались следы от аварии. Кроме него в палате находилось еще три человека. Чтобы не беспокоить соседей, молодые люди вышли в холл.
  -- Славчик, как ты себя чувствуешь? - заботливо спросила подруга, - Юля знает?
  -- Нет, я не стал ее пугать, а чувствую себя нормально, правда слегка болит голова.
  -- Расскажи, что все же вчера произошло? - вмешался в их разговор Александр.
  -- Да какая-то ерунда! Сам не пойму. Я уже приготовился сворачивать к твоему дому, - обратился он к Ольге, - помехи справа не было, лишь недалеко на обочине стоял какой-то внедорожник. А когда я уже делал поворот, эта машина, разогнавшись, въехала в бок твоего автомобиля. Хорошо удар пришелся со стороны пассажира. А то так легко я не отделался бы.
  -- Ты заметил, кто был за рулем? - поинтересовался Полонский.
  -- Да, женщина, а может быть девушка. Она была в больших солнцезащитных очках. Они закрывали половину лица. Как мне показалось, наезд был не случайным.
  -- А какая марка машины, номер, запомнил? - настойчиво продолжал спрашивать муж однокурсницы.
  -- Внедорожник, какой марки не знаю, номера я не успел даже увидеть. Цвет какой-то темный, точно не помню. Ты просто, как следователь. Выбиваешь свидетельские показания.
  -- А тебе, что невдомек, что в машине могла быть моя жена?! И что наезд мог готовиться на нее?! - в голосе Александра звучало явное раздражение и злость.
  -- Извини, я как-то об этом не подумал, - Славка был обескуражен.
  -- Да с чего вы взяли, что кому-то нужно покушаться на меня? - опешила Ольга.
   В этот момент подошла медсестра.
  -- Больной, быстро в палату! - глядя игриво на Александра, сказала она, - а то я получу нагоняй от лечащего врача. Уже начался обход.
  -- Я позвоню тебе вечером, - сказала подруга, прощаясь с однокурсником.
   Уже сидя в машине, Полонский продолжил разговор,
  -- Сейчас я отвезу тебя в клинику, а вечером за тобой пришлю Володю, ты его знаешь, он был водителем Павла Степановича. А сейчас может, все-таки поделишься соображениями, кто желает тебе зла и почему? - настойчиво спросил он.
  -- Я не знаю, - не уверенно ответила та.
  -- Хорошо не хочешь говорить мне, так расскажи следователю. А пока езди на работу на машине холдинга, я дам тебе для сопровождения охранника. И не возражай, я все равно сделаю так. А лучше если бы ты уволилась из клиники вообще.
  -- Почему? Ты видишь в этом какую-то связь? - ей показалось, что Александр сказал это неспроста.
  -- Мне кажется, что ты знаешь об этом лучше меня, но по какой-то причине не хочешь обсуждать это со мной.
  
   25.
  
  -- Мы идем обедать? - забежала Ирина, - уже без пяти час.
  -- Ириш, мне надо поработать, пожалуйста, сходи сегодня одна.
  -- Ладно, тебе что-нибудь купить?
  -- Купи пирожки с капустой, если будут.
   На самом деле, Ольга не пошла с Ириной, по другой причине. Ей хотелось понять, что все же произошло вчера возле ее дома. Пока шел прием пациентов, времени на раздумья не было. А еще девушка собиралась позвонить бабушке. Если внучке угрожает реальная опасность, она наверняка это должна знать и чувствовать.
   Аркадия, как будто ждала звонка, она сразу же взяла трубку и без обиняков спросила:
  -- Что случилось? Рассказывай, только подробно. Не вздумай что-то скрыть.
   Внучка рассказала о том, что одолжила свою машину однокурснику, и об аварии, произошедшей с ним. А также об истории с отворотным зельем. Не утаила ничего, не упустила и малейшей подробности.
  -- Не бойся, все будет хорошо, - успокоила бабушка. - Только помни о том, чем ты обладаешь, и о своем талисмане, изумрудах. Не снимай их ни в коем случае. А что ты думаешь сама? Кому нужно было покушаться на тебя?
  -- Так это было все же покушение, не случайность?
  -- Нет, моя родная, не случайность. И ты сама это знаешь.
  -- Тогда, думаю, что это связано с моим расследованием. Вчера дядя поговорил с Савеловой и Климовом, возможно, кто-то из них решил отомстить мне. Может это, была Валерия? Ведь за рулем была женщина. И этот ее недобрый взгляд. Все указывает на нее.
  -- Я не могу сейчас сказать всего того, что знаю. Иначе ход событий будет нарушен, и ты не узнаешь о том, что должна узнать. Только поверь мне, что с тобой все будет в порядке. Не просто так мы ездили к отцу Никодиму, его благословение дорогого стоит. И не зря я давала тебе возможность убедиться, что ты сама представляешь определенную силу.
   Внучка безоговорочно верила Аркадии, ей не раз представлялся случай, убедится в ее уникальных способностях. И если бабушка уверяет, что все обойдется благополучно, так оно и будет. Успокоенная разговором с ней, девушка с удовольствием съела принесенные пирожки.
  -- А ты знаешь, я сейчас видела такую расфуфыренную фифу, которая пошла к Анатолию Ивановичу, - Ирина театрально закатила глаза. - Классная дамочка!
  -- Любопытно, чем она тебя так поразила? К нам ходит весьма состоятельная публика. Что же ее так выделяет среди прочих? - удивилась Ольга.
  -- Такая сексапильная особа! - с увлечением и подробностями та стала давать подробное описание, поразившей ее незнакомки.
   Полонская не верила своим ушам. В созданном красочном портрете, легко угадывался образ Лены. С нетерпением, дождавшись, когда уйдет Ира, она поспешила к Анатолию Ивановичу.
   В первой комнате его рабочего кабинета никого не оказалось. Она открыла дверь в комнату, предназначенную ему для отдыха, и вошла, но и там дяди не было. Уже собравшись уходить, услышала звуки и голоса раздававшиеся откуда-то снизу. Испугавшись, Ольга спряталась в шкаф, в который Анатолий Иванович вешал свою верхнюю одежду. Слышно было, как что-то в комнате отодвинулось. Сквозь едва заметную щель, она увидела Лену и своего дядю. Он был рассержен.
  -- Я тебе говорил, чтобы ты и носа сюда своего не показывала! А ты решила устроить еще и аварию! Она в курсе, что мы использовали мой препарат. И в это дело замешан, кто-то еще, кто оказывал ей помощь в расследовании. А ты устраиваешь свои разборки! Ты не понимаешь, что если с ней что-либо случится, то менты придут сюда, и начнут рыть?! Хорошо, что она не разнюхала про мою лабораторию. Ты вся в твою мать, такая же дурища!
  -- Ты обещал, что Александр будет моим, а сам сюсюкаешься с ней, ты не забыл, что я твоя дочь?! - говорила сквозь слезы Беляева.
  -- Замолчи! - рявкнул он, - не то отправишься к матери в Новосибирск! И не получишь своего красавца.
  -- Но ведь ты сам не предпринимаешь ничего, вот я и решила...
  -- Что ты решила? - грубо перебил ее собеседник, - я же тебе говорил, что заставлю ее повиноваться мне, она все тебе преподнесет сама на блюдечке.
  -- Что-то не больно она поддается твоему внушению! - с сарказмом выпалила Лена.
  -- Не куда не денется, поддастся! Я совершенствуюсь, и уже сейчас могу управлять ею. Наберись терпения, - уже примирительно сказал Анатолий Иванович, - а сейчас быстро отправляйся восвояси, пока она тебя не заметила.
  -- Ладно, если ты обещаешь расправиться с этой ведьмой, которая околдовала моего любовника, и отняла его у меня.
  -- Все будет так, как я тебе обещал! - констатировал отец.
   Слышно было, как они вышли в соседнюю комнату. Девушку сковал ужас и чувство омерзения. О том чтобы выйти из шкафа сейчас, она не могла и подумать. Оказывается, угроза для нее исходила от человека, которому она доверяла. На что он способен, и что предпримет, увидев ее? Ольга этого не знала, и готова была просидеть в своем укрытии хоть до конца рабочего дня. Время тянулось бесконечно долго. Но вот она услышала, звонок телефона, он раздавался здесь в комнате отдыха. Послышались шаги. Вошел дядя:
  -- Да, Роберт Эдуардович, сейчас же приеду, - заискивающе, с кем- то говорил он. - Нет-нет не волнуйтесь, максимум минут через сорок я буду у вас.
   Путь к свободе был расчищен. Первым ее желанием было незаметно удалиться из кабинета-ловушки. Но, поразмыслив, девушка решила остаться, и найти лабораторию, больше такой возможности у нее не будет. Вход находился где-то здесь. Оглядывая мебель и стены, она пыталась понять, где он, может быть. Скорее всего, за большим книжным шкафом, но как его отодвинуть? Девушка тщательно осмотрела поверхность шкафа, может, спрятана потайная кнопка. Все усилия были напрасны. Разозленная тщетными поисками, она закрыла глаза, и сосредоточилась. Ответ предстал вспышкой чередующихся фрагментов. Вот дядя входит в комнату. Вот открывает шкаф, в котором она сидела. Его рука нащупывает на боковой панели крючок. Книжный шкаф отъезжает в сторону. Повторив увиденные манипуляции, Ольга оказалась перед лестницей ведущей вниз. Ступеньки привели ее к массивной двери, открыв, которую она, оказалась в помещении, оборудованном под современную химическую лабораторию.
  -- Да, ты далеко зашла моя дорогая племянница, - раздался зловещий шепот за ее спиной, - и это начинает меня раздражать. - Анатолий Иванович прошел к стеклянному шкафчику, заполненному различными склянками и пузырьками. Взяв один из них, он обратился к объятой страхом девушке, - Сейчас мне некогда с тобой заниматься. Я и так опаздываю из-за того, что пришлось вернуться. Ты меня дождешься здесь, и я решу твою дальнейшую участь. Имей в виду, дверь изнутри просто так не открывается. Сюда легко попасть, а выйти не возможно.
  
   26.
  
   Все ее попытки открыть дверь были напрасны. Она проделывала различные манипуляции с круглой ручкой. Пробовала поворачивать вправо и влево, пыталась утопить ее, и наоборот тянуть на себя, все было тщетно. Нервозность и паника мешали ей сосредоточиться. Кричать было бесполезно, никто не услышит.
  -- Бабушка, как мне сейчас нужна твоя помощь! - от отчаяния, она начала говорить вслух. - Ты всегда убеждала меня, что у меня есть сила. Но где она? Я ничего не могу увидеть. Как открывается эта дверь? Наверное, не надо было тратить энергию на поиски потайного хода. Кто знает, как долго она восстанавливается?! Надо, успокоится и приготовится к тому, что делать, если не удастся отсюда выйти до его прихода
   Ольга стала осматривать помещение. Вдруг она увидела еще одну дверь. Обрадованная распахнула ее, но это оказался всего лишь туалет. Видимо дядя проводил здесь достаточно много времени, если необходимо было сооружать здесь санузел. Кроме реактора, холодильного шкафа, пропарочного котла и различных сосудов в лаборатории ничего не было. Ничего, что можно было использовать для своей защиты. Если не считать швабры, стоящей в туалете. Она представила, как машет этой шваброй перед лицом Анатолия Ивановича, это было настолько комично, что девушка невольно рассмеялась.
  -- Ну, что ж, если я способна в такой ситуации еще смеяться, значит не все так плохо! А почему в принципе мне надо его бояться, ну что он мне может сделать? Не убьет же, в самом деле? Он сам сказал Лене, что со мной ничего не должно случиться, ради его же безопасности. Да, но еще он сказал, что может мной манипулировать. И неизвестно, что хуже умереть или быть послушной куклой в его руках.
   Неожиданно Ольга вспомнила эпизод из своего детства. Ей было четыре, может быть пять лет. Они с дядей собирали цветную мозаику из пластмассовых шестигранников, похожих на цветные гвоздики. Вот он коснулся пальцем кончика своего носа, и внимательно посмотрел на племянницу, ожидая, что она повторит движение. Но девчушка не сделала этого. Дядя дотронулся до своего лба, маленькая Олечка, смотрела на него и ждала, когда же они продолжат, наконец, прерванное занятие. Тогда дядя попросил ее потрогать свой носик, лобик, ушки. Но малышке эта игра не понравилась и она наотрез отказалась. Ей хотелось складывать узоры, о чем она настойчиво просила. И добилась своего.
  -- Выходит, он пытался воздействовать на мое сознание еще тогда! Зачем? - в недоумении воскликнула она. - Но что же мне делать?! Как отсюда выбраться? Если бы здесь был мобильный телефон! Но еще вопрос есть ли тут связь? Помещение то подвальное. Наверное, уже скоро вечер, Александр должен прислать Володю. Но ему скажут, что сразу же после обеда, я куда-то пропала. Хотя в моем кабинете осталась моя сумочка. Это может быть подсказкой, что я где-то в клинике. Но кому? Кто кинется проверять мой кабинет? Что же делать? Может быть, здесь есть какие-нибудь кислоты и реактивы? Наверное, стоит поискать в шкафчиках среди различных препаратов. Если удастся найти, можно будет плеснуть этому злодею в глаза и убежать.
   Она стала лихорадочно перебирать различные флакончики. Девушка торопилась, дядя мог вернуться в любой момент. Если бы это мысль пришла ей раньше, как жаль, что она потеряла столько времени в пустых рассуждениях. Очередной взятый ее пузырек выпал из рук, она услышала глухие шаги. Едва успев поставить его на место, и закрыть дверцу стеклянного шкафчика, Ольга увидела, как открылась дверь.
  -- Надеюсь, ты тут не очень скучала? Видишь ли, пробки, - Анатолий Иванович смотрел на нее колючими глазами. - У тебя было время подумать, наверняка в твоей голове созрело много вопросов. Мне самому не терпится все рассказать тебе. А главное увидеть твою реакцию!
   Девушка хранила молчание, как врач она знала, что сейчас нельзя его перебивать. Он готов рассказывать, что ж она его выслушает.
  -- Я просто предвкушаю, удовольствие от того, как ты будешь удивлена и шокирована! Да ты не стой, - дядя подкатил к племяннице вертящееся кресло, пнув его ногой, - здесь есть на что присесть. - Говорил он негромко, но звук его голоса вызывал нервную дрожь.
   Ольга послушно присела, не давая повода выйти ему из себя. Сам же он нервно ходил по комнате.
  -- Сейчас я расскажу тебе историю. Любовную историю. Ты любишь любовные романы? Его взгляд остановился на ней.
   Племянница молча смотрела на него. Вопрос был риторический, и не требовал ответа. А звук ее голоса мог спугнуть ход его мыслей.
  -- Видишь ли, жил один мальчик, у которого рано умерла мама. Ему было тогда всего лишь одиннадцать лет. Его отец еще молодой мужчина решил жениться во второй раз. Сын никак не хотел, чтобы в дом вошла чужая женщина. Он задумал извести ее любым способом. И вот настал тот день, когда ненавистная, для него чужая тетка, ступила в их с отцом дом. Подросток приготовился встретить ее бранными словами, но осекся, рядом с ней стояла девочка лет шести. В ее огромных голубых глазах отражались тревога и страх. У него сразу же появилась потребность защитить ее. Интерес к мачехе пропал сам собой. Девочка росла, превращаясь в красивую девушку. Росла и потребность быть для нее необходимым, перерастая в страстную любовь. Она тоже отвечала любовью, да только любила она его как сестра. Он готов был терпеливо ждать, пока она, наконец, заметит в нем мужчину, а не брата. Ты, наверное, поняла, что это была твоя мать. Даже такое положение устраивало меня, как-никак, а она была рядом. Но в ее жизни появился Павел. Даже воспоминание о нем вызывает у меня отвращение! - голос его стал резким. - Только я не показал даже вида, как его ненавижу. Наоборот стал для него лучшим другом. К тому времени я уже закончил мединститут. Вполне прилично владел гипнозом и ждал момента нанести удар. У твоего отца был друг, Морозов Валера. Ты помнится, спрашивала меня о нем. Конечно, я знал его, мало того он считался и моим другом тоже. Павлу везло во всем. Его любила самая замечательная девушка на свете, мало того он имел друга, который готов был идти за ним в огонь и в воду. А что больше всего злило меня так то, что твой отец отвечал им искренними чувствами. Если бы он оказался подлецом, мне было бы легче. Свадьба твоих родителей была худшим днем в моей жизни! - его лицо исказилось, словно от боли, но он продолжал, скрипнув зубами. - Мне хотелось выть! Кричать от мучений, разрывающих мою душу! А приходилось изображать счастливое лицо и радость за сестру. Утешало лишь, то, что я знал, наступит момент, и я отомщу! Жестоко отомщу! А потом родилась ты, отродье Павла! Если бы ты была хоть чуть-чуть похожа на мать! Может быть, я и полюбил тебя. Правда ты не была похоже и на отца, но мне не было от этого легче. С твоим рождением моя жизнь стала еще хуже. Всю свою любовь моя драгоценная Танечка изливала на вас. Мне доставались лишь малые крохи. Особенно в ее любви купалась ты! Как же я ненавижу тебя! Наверное, больше, чем твоего отца! - глаза дяди хищно уставились на едва сдерживающую дрожь племянницу. - А особенно злило меня то, что ты не поддавалась моему внушению. Я не мог воздействовать на тебя гипнозом. Казалось, что ты бросаешь мне вызов, состязаешься со мной кто сильнее! - Внезапно он разразился смехом, леденящим душу. - Ты, которая и сейчас- то не представляешь, что такое гипноз! Но тогда мне казалось иначе, мне виделась скрытая в тебе сила. Но я отвлекся! Валерий первым начал осваивать рыночные отношения и сколотил небольшой капитал. На эти деньги он и организовал свое собственное предприятие. Дела его шли не плохо. Твой отец в своем стремлении обеспечить любимую жену и дочь, тоже был близок к тому, чтобы начать свой бизнес. Среди них я выглядел полным неудачником. Нищий докторишка! Хотя посещать психологов уже становилось модным. У меня же не было собственной практики, а, работая на дядю, много не заработаешь! Но вот настал момент! Момент, которого я так долго ждал! Морозов получил авансом под товар деньги. Много денег. Обычно он допоздна засиживался в своем офисе. И вот дождавшись, когда уйдут все сотрудники, я пришел к нему. Под воздействием моего внушения он принял меня за Павла. И отдал мне все деньги, якобы необходимые его другу для развития бизнеса. Как же я веселился, когда настал срок рассчитываться за товар, и Валера пришел за деньгами к Павлу! Морозов был поражен коварством друга! - он снова зловеще расмеялся. - Разве тебе не смешно, дорогая моя племянница?! Твой драгоценный папочка, стал вором в глазах товарища! А твой покорный слуга, на эти деньги купил вот это самое здание. И занялся частной практикой. Я ожидал, что Валерий устранит моего соперника, тогда за такие дела запросто убивали. Да и сейчас тоже. И все было бы прекрасно! Но тот не нашел ничего лучшего, как попасть в аварию со своей женой, и погибнуть. Признаться, я испугался, когда ты пришла ко мне с расспросами о погибшем друге твоего отца. Думал, что ты узнала о моей роли в этом деле. - Видимо в горле рассказчика пересохло, он подошел к холодильному шкафу, достал бутылку с водой и прямо из горлышка начал жадно пить. - Насчет сына я тебе солгал, как солгал и твоему отцу. Это меня Павел попросил узнать о судьбе мальчика. Он хотел взять над ним опеку. Но у меня были свои планы на его счет. Он должен был сделать то, что не сделал его отец. Расправиться с Павлом! Но ему требовалось подрасти, в то время ему было всего двенадцать лет. Не будь твоего отца, Татьяна обязательно стала бы моей! Или если бы она его могла разлюбить! Мною овладела идея создать эликсир отворота. Именно отворота, а не приворота. И знаешь почему? Потому что я не хотел, чтобы твоя мать под воздействием чего-либо полюбила меня. У меня была убежденность в том, что если она охладеет к мужу, то кого и захочет полюбить, то только меня! С упорством я начал работать над этим. Все что ты видишь здесь, результат многих лет моей жизни! - перестав ходить, дядя посмотрел на племянницу, взгляд его стал безумным, - А ты посмела влезть не в свои дела! - обуреваемый гневом закричал он. - Кто тебе позволил гадина?!
   Ольга понимала, что он готов ударить ее, и если это произойдет, то его будет трудно остановить. Необходимо было что-то предпринять. Обороняться было нечем, оставалось только самой напасть, как известно это лучшее средство обороны.
  -- Замолчи! - громко и неожиданно для Анатолия Ивановича сказала она, - ты убил своим эликсиром мою мать! Ведь по твоему поручению Лена каждый день давала ей эту гадость! И при этом смеешь утверждать о безумной любви!
  -- Нет-нет - испуганно стал возражать он, - это совпадение!
  -- О каком совпадении ты говоришь, сто двадцать три заболевших, семнадцать смертей!
  -- Танюша не могла умереть от этого, не могла! Остальные же остались живы, и здоровы, а их было около тысячи, к тому же получили все, что хотели от моего препарата. А откуда ты знаешь, что Лена делала это? - подозрительно спросил дядя, - ведь я тебе этого не рассказывал.
  -- Догадалась. А что тебе есть еще, что рассказать? - отвлекая его от вспышки гнева, спросила Ольга.
  -- Да, есть. Кстати, ты знаешь, Морозова Александра? - в его голосе звучала ирония.
  -- Если ты имеешь в виду сына погибшего Валерия, то нет, конечно. Откуда? - солгала она.
  -- Странно, как можно не знать человека, за которым ты замужем? Вижу, ты удивлена. Да, он сменил фамилию, когда решил устроиться на работу в холдинг "Комфорт". Я следил за ним все годы, после гибели его родителей, надеясь, что когда-нибудь сын захочет наказать обидчика своего отца. И видимо такие намерения у него были. Только он оказался слабаком, и тянул с предназначенной ему мною миссией. Скажи, ты, что действительно считаешь, что он женился на тебе по своей воле?
  -- Не намекаешь ли ты на то, что Александр женился из-за денег? - продолжала она свою игру.
  -- Так оно и должно было бы быть, чтобы разорить твоего отца. Только он не догадался этого сделать. Ему был предложен Леной другой вариант, но и его он отверг. Я был сильно разочарован! Столько лет ждать и напрасно! Мне пришлось подтолкнуть этого слюнтяя к действию. Я воспользовался им также как и его отцом! Ты, наверное, уже поняла, как?
  -- Даже не догадываюсь! - искренне отвечала та.
  -- Павел очень волновался по поводу твоих отношений с этим молодым человеком. Я вызвался с ним переговорить с глазу на глаз. Это было за неделю до твоего дня рождения. Секретарь пригласила Александра к президенту холдинга, его ожидал там я. С помощью гипноза тому было внушено, что он разговаривает с твоим отцом. Который путем шантажа заставил его сделать предложение своей дочери в день ее рождения! - Анатолий Иванович рассмеялся, давясь сквозь смех, продолжил, - Вот так ты получила своего мужа! Тебя это не веселит?! Я тебя понимаю, ведь отсюда твои проблемы в браке! Признаться и мне стало не весело, когда он взял да и женился на тебе. Что в мои планы вовсе не входило! Мне нужно было только спровоцировать его на действие. А потом и того хуже, он делал все, чтобы угодить вашей семейке! Когда же заболела моя любимая сестра, я испытывал двойственное чувство. С одной стороны боль, что теряю ее, а с другой я видел, как вместе с ней умирает твой отец, и наслаждался этим. Пожалуй, смерть твоей матери стоила этого!
   Ольгу передернуло от цинизма этого человека. А еще ей стало невыносимо страшно. Его рассказ явно подошел к концу, и она представляла, что сейчас будет решаться ее участь.
  -- Моя дочь, а Лена ей является, почти разорила вас с Павлом, да только Александр и здесь проявил заботу о своем новом семействе. Он не наказан мною только потому, что предназначен ей в мужья. А что делать с тобой я еще думаю. Как ты считаешь, почему я тебе все это рассказал? - не дожидаясь ее ответа, продолжил, - да потому, что от тебя никто ничего не узнает! А мне доставило удовольствие наблюдать твой страх! То, что ты добровольно отдашь все, что имеешь моей дочери, уже решено. А вот станешь ты их с Александром домашней прислугой или моей любовницей, это я еще не решил. Тебе самой что предпочтительнее? - с пошлой улыбкой спросил он.
  -- Не бывать никогда ни тому, ни другому! Не в твоей власти управлять мною! - теперь уже было бесполезно молчать. Девушка прекрасно понимала, что если он не сможет воздействовать на ее волю, то устранит физически. Но опускаться до унижения она не собиралась.
  -- Встань! Когда говоришь со своим хозяином! - приказал дядя.
   Все ее существо протестовало, тем не менее, она обнаружила, что стоит.
  -- Вот так-то лучше, - удовлетворенно хмыкнул он. - А теперь дотронься до своего лба, носа. Умница, хорошая девочка.
   Ольга пыталась сконцентрировать свою волю, и противодействовать Анатолию Ивановичу, но чувствовала, как его воля вселяется в нее. Она еще понимала происходящее, но чувствовала, что реальность начинает ускользать. Он же продолжал потешаться,
  -- А теперь иди и встань в угол, ты наказана, за то, что с детства упрямилась и не слушалась меня.
   Племянница послушно встала в угол, лицом к стене. Остатки ее сознания посылали ей импульсы, заставляющие сопротивляться. Но у нее не было для этого сил.
  -- Совсем забыл про ушки, коснись своими пальчиками мочек ушей. Хорошо. Пожалуй, я все же сделаю тебя любовницей. Когда ты послушная, то очень эротична! - мужчина шагнул к девушке, но в ужасе отпрянул. Ольга повернулась лицом к нему. - Не смотри на меня так! Ты ведьма! Ведьма! - от страха он закрыл руками лицо.
  -- Убери руки и смотри на меня! - ее голос звучал с такой силой, что она сама сначала не поняла, что это говорит она. - И запомни, отныне я буду повелевать тобой! Первое, что ты сделаешь, когда мы выйдем отсюда, расскажешь Александру о том, как очернил моего отца. Второе, ты навсегда забудешь, что когда-либо мог воздействовать на людей с помощью гипноза. А теперь открывай дверь, пока я не уничтожила тебя! - девушка чувствовала в себе огромную силу, она не сомневалась, что лишь своим взглядом может испепелить его в прямом смысле слова.
   Анатолий Иванович дотронулся до ручки своим кольцом и повернул ее. В дверном устройстве был вмонтирован датчик, реагирующий на металл. Как все оказалось просто. Если бы Ольга это могла знать!
  
   27.
  
  
   Поднимаясь по крутым ступенькам, ведущим из подвала на четвертый этаж, в кабинет главного врача, Ольга теряла силы. Видимо всплеск мощной энергии не прошел без следа. Все дело было в том, что она еще не научилась управлять своими энергетическими возможностями и использовать их рационально. Девушку не пугало, что дядя может воспользоваться этим. Он находился под гипнозом, и вывести из него может только она. Однако перспектива лишиться чувств, здесь на лестнице ее не радовала. Вот они уже перед потайным входом. Последнее, что видела Ольга, прежде чем потерять сознание, это как отъехал книжный шкаф, и Александр вскочив с дивана, стоящего в комнате отдыха, бросился к ней.
  -- Глупая, сумасбродная девчонка, кто тебя заставил лезть в пасть гиены! Этот монстр мог уничтожить тебя! - услышала девушка, придя в себя. Голос мужа был сердитым, но серые глаза смотрели на нее с нежностью. Она лежала на диване, Александр присел рядом на корточки.
  -- Саша, где он? Ты должен услышать, как на самом деле все было. Папа никогда не делал того, в чем ты его обвинял, - Ольга попыталась подняться, но муж не позволил ей этого сделать.
  -- Я знаю, моя родная, Анатолий Иванович мне рассказал это уже дважды, пока ты была в обмороке. Лежи, ты еще очень бледная. Теперь он без устали это повторяет лейтенанту полиции, который пытается с ним беседовать. На все вопросы у него только один ответ: "Не разрешено говорить". Опасаюсь, что у представителя власти кончится терпение, и он перейдет к силовому воздействию. Ты можешь вывести "болванчика" из этого состояния?
  -- Ну, если ты не разрешаешь мне встать, так приведи, "болванчика" сюда.
  
   Дядя покорно шел за молодым человеком, что-то бормоча. Его вид вызвал в ней брезгливость и вспышку агрессивной энергии. С трудом, сдерживая себя от желания раздавить его как таракана, девушка произнесла:
  -- Анатолий Иванович, вы должны рассказать все о своей деятельности правоохранительным органам, - это было сказано тихо, но с нажимом, при звуке голоса Ольги он вздрогнул и со страхом посмотрел на нее, при этом прикрываясь как от яркого солнца рукой.
  -- Да, конечно, я готов ответить на все вопросы, - его голос не выражал никаких эмоций и только пришибленный вид, и испуганный взгляд выдавали произошедший в нем надлом. Сгорбившись, он вышел в другую комнату уже бывшего своего кабинета, где его ждали оперативные работники.
  -- Думаю, что мне тоже надо дать показания, я уже полностью пришла в себя, - девушка вопросительно посмотрела на Александра.
  -- Да, вижу, глаза зажглись, - улыбнулся мужчина, - но я договорился уже с ребятами, что завтра привезу тебя к ним в отдел. Уже скоро рассвет, тебе надо поспать. Так что поедем домой.
  -- Как Саша оказался в кабинете дяди? - спрашивала она себя, размышляя по дороге домой. - Ну, ничего, это я узнаю у него позже. - В душу девушки вселилась надежда, что их отношения после сегодняшней ночи изменятся. Все тайны стоящие между ними исчезли, и ничто теперь не помешает им понять, как строить в дальнейшем свою судьбу. А еще она думала о том, что если бы не изумруды в ее ушах, неизвестно чем закончилась эта ночь. Когда от дяди последовала команда дотронуться до мочек ушей, Ольга невзначай коснулась пальцами своих сережек. И словно электрические разряды пробежали по всему ее телу. Она почувствовала в себе необыкновенную мощь. Это было восхитительно! Пожалуй, бабушка права в том, что надо развивать в себе эти уникальные способности. - Как же хочется спать! - произнесла девушка вслух, - только Саша не уезжай сегодня, пожалуйста, ты можешь лечь в спальне папы с мамой. Мне будет спокойнее, если ты будешь рядом.
  -- Я так и собирался сделать. Мне тоже будет спокойнее, если ты будешь под моим надзором. Во всяком случае до тех пор, пока не найдут Лену. Если она решилась на покушение один раз, не соберется ли она повторить это снова.
   Едва успев коснуться подушки, Ольга тотчас уснула. Ей снились родители. Молодые и здоровые они счастливо улыбались ей. Татьяна Васильевна наряжала дочь в белое платье, необыкновенно красивое, она готовила ее под венец. И вот уже невеста стоит у алтаря в ожидании своего суженного. Его ведет Павел Степанович, он берет молодых людей за руки и соединяет их. На пальце жениха девушка видит кольцо точно с таким же изумрудом как в ее гарнитуре. Точно в такой же оправе. Но она не видит его лица. Он снимает кольцо со своей руки, и одевает его ей на палец. Их обступают друзья. Всюду цветы и счастливые знакомые лица. Все существо Ольги наполнилось счастьем. С ощущением счастья она и проснулась. Александр уже не спал, было слышно, как он разговаривает с кем-то по телефону из кабинета ее отца. Девушка успела принять душ, приготовить кофе и бутерброды, а тот все еще продолжал телефонный разговор. Она уже собралась звать его к завтраку, как Александр сам вышел из кабинета.
  -- Как ты спала? - заботливо спросил он, внимательно вглядываясь в ее лицо. - Похоже, что не плохо, выглядишь замечательно!
  -- Действительно я прекрасно выспалась. Мне снился чудесный сон. Мое венчание.
  -- С кем? - угрюмо спросил муж, улыбка, сиявшая до этого на его лице, погасла.
  -- Не знаю - беззаботно отвечала та, - но у него было кольцо с изумрудом, как этот, - она коснулась своей сережки.
  -- Понятно. - Задумчиво сказал Александр. - Звонил лейтенант Прохоров, он ждет нас. Через полтора часа мы должны быть у него, так что завтракаем и едем.
  -- А я хотела поговорить с тобой.
  -- Хорошо, приедем домой и поговорим. Я сегодня полностью в твоем распоряжении. Все необходимые звонки, касающиеся работы уже сделаны.
   Лейтенант Прохоров оказался довольно нудным субъектом, к тому же с плохой дикцией. Чтобы ответить на его вопросы, Ольге приходилось переспрашивать по нескольку раз. Это раздражало. Не нравилось ей и то, что задаваемые им вопросы касались личной жизни девушки и ее родителей. Конечно же, того интересовали и отношения Александра и Лены. Ольга понимала, что спрашивает он все это не из простого любопытства, а так надо для выполнения его работы, но это ее не ободряло. Покончив с вопросами, лейтенант успокоил девушку тем, что приняты все необходимые меры для задержания Беляевой. И что это дело двух-трех дней. При этом он расплылся в добродушной улыбке и пообещал, что не даст преступнице причинить вред Полонской. В конце концов, она решила, что он хоть и нудный, но в принципе не такой уж плохой парень. Утомленная длительной беседой с этим милейшим человеком, она была рада ее окончанию. Да и за то время, что девушка провела в его кабинете, она проголодалась. Александр, как будто прочитав ее мысли, сразу же поехал в ближайший ресторан.
  -- Как ты оказался в кабинете Анатолия Ивановича? - спросила она, с наслаждением, поглощая принесенный ей салат.
  -- Оля, я ведь обещал, что все расскажу дома. Ответив на этот вопрос, за ним последует следующий. А мне не хотелось бы говорить некоторые вещи здесь. Давай поговорим о чем-нибудь другом, - попросил он.
  -- Ну, хорошо, как тебе понравился лейтенант Прохоров? - улыбаясь, спросила Ольга.
  -- О, он видно произвел на тебя впечатление! - подхватил игривый тон мужчина.
  -- А то, с таким кавалером не соскучишься! Полдня будешь выяснять, что он тебе предложил! - рассмеялась она. На губах мужа тоже появилась озорная улыбка.
  
  
   28.
  
  
  -- На следующий день после нашего "знакомства" с Андреем, я отправился к нему. Установить где он проживает, не составило труда. Мой друг по номеру автомобиля, стоящего у тебя на вилле, пробил владельца и его адрес. - Александр, как и обещал, сам начал разговор, как только они приехали в квартиру Ольги. - Может показаться странным, но мы с ним сразу же нашли общий язык. Наверное, потому, что оба любим тебя. - Перехватив удивленный взгляд девушки, повторил, - да я люблю тебя. С того самого момента как впервые увидел тебя ты мне очень понравилась. И как не старался смотреть на тебя с презрением, не мог не восхищаться твоим непосредственным, чистым взглядом удивительно красивых глаз. Ты очаровала меня. Мне нравилось в тебе буквально все. Но, зная, что ты дочь Павла Степановича, я всячески подавлял в себе это чувство. Безуспешно, оно наоборот очень быстро превратилось в любовь. Особенно трудно мне приходилось после нашей свадьбы. Даже то обстоятельство, что ты при содействии своего отца купила меня как мужа, а я тогда считал именно так, не могло подавить страстного желания обладать тобой. Мне требовалось больших усилий, чтобы держаться от тебя на расстоянии.
  -- Не может быть! - в изумлении воскликнула она.
  -- Все было именно так, как я тебе говорю. Наш брак был для меня сущим адом. Невозможно бороться с любовью, если предмет страсти находится все время в непосредственной близости! И отдаться этому чувству растоптав память о своих родителях, я тоже не мог! Мне казалось святотатством иметь детей, в жилах которых будет течь кровь врага нашей семьи. В то же время меня пугало то, что ты можешь сама подать на развод. Мысль о том, что ты можешь стать женой кого-то другого, была невыносимой.
  -- Саша, я даже не представляла, что тебе было так трудно, - пролепетала Ольга.
  -- После смерти Павла Степановича, - продолжил Александр, - я посчитал, что теперь, когда нет в живых человека, который был причиной гибели моих родителей, все может измениться. Мы можем с тобой начать все сначала. Я выжидал, когда ты оправишься после пережитого горя, чтобы поговорить с тобой. Но что за разговор у нас получился, ты знаешь. А потом ты и вовсе сбежала от меня! Когда же появилась после длительного отсутствия, я испытал настоящий шок. В тебе произошла разительная перемена! Все, что я любил в тебе, осталось, но при этом добавилось нечто такое, от чего можно было потерять рассудок. Ты стала волшебной феей! Теперь редкий мужчина мог не заметить твое очарование. Сознание этого портило мне жизнь. Представляешь, что почувствовал я, увидев Андрея, пытавшегося тебя поцеловать!
   В приливе нежности и любви Ольга была готова броситься к мужу, обнять и поцеловать его. Но желание выслушать его откровение до конца, остановило от этого порыва. Каждое произнесенное им слово было желанным, и действовало как целебный бальзам, возвращая к жизни ту любовь, которую она подавляла в себе все это время.
  -- Поэтому я и поехал к нему в воскресенье, чтобы расставить все на свои места. Андрей сразу же остудил мой пыл выяснять наши отношения силовыми методами и признался, что любит тебя. Но, по его мнению, твоя любовь принадлежит мне. То как ты кинулась защищать меня и произошедшая в тебе перемена после моего отъезда, все это подтвердило его предположения. Он рассказал мне о том, при каких обстоятельствах произошло ваше знакомство и о том, как ты помогла его дочке избавиться от страшной болезни. Считая своим долгом, Андрей предупредил, о твоем вмешательстве в дело связанное со смертью Приданкиной. Признаться мне было очень обидно, что ты утаила это от меня. Ведь у тебя не было никаких оснований сомневаться в том, что я окажу тебе любую помощь. А в понедельник случился этот наезд на Славу. У меня сразу же закралось подозрение, что, это связано с тем, что происходит в клинике. Главным подозреваемым стал Анатолий Иванович!
  -- Почему? Я, например, никак не могла подумать на него!
  -- Но это настолько очевидно! Ты обнаружила, что происходят смерти среди людей принимающих некое зелье, которое вышло из стен клиники Волошина. Зелье, которое способствовало отвороту. Если честно, я до сих пор не верю, что такое возможно. Это что-то из средневековья. Но, тем не менее, сам Анатолий Иванович долгие годы был безнадежно влюблен в свою сводную сестру. Безусловно, он желал того, чтобы Татьяна Васильевна разлюбила своего мужа. И так случилось, что твоя мама умерла именно от онкологии, которая возникала как побочный эффект у многих других принимающих этот препарат. К тому же существовало некое связующее звено между холдингом и клиникой, это Лена. У нее, как ни у кого другого была возможность осуществить план Волошина. Удивляюсь, что она не подливала эту отраву мне! Ведь ей было известно, что я полюбил тебя. Это было причиной нашего с ней разрыва. Возможно, на самом деле Лена не знала, чем является это средство, считая его ядом.
  -- Боже! Как все просто! А я шла к этому таким сложным путем!
  -- Да, это так. Но мои умозаключения так и оставались бы ими, а ты добыла веские доказательства и вынудила признаться Волошина в своих преступлениях! Но как рисковала собой! Просто страшно подумать! Во вторник утром, когда мы из больницы ехали в клинику, я пытался вызвать тебя на откровенный разговор. Но ты не захотела делиться своими соображениями. Чтобы не встретить возражений с твоей стороны против излишней моей опеки, я сказал, что за тобой вечером пришлю Володю, на самом деле намеревался приехать сам. Но тебя в клинике не оказалось. Охранник был категорически против того, чтобы осмотреть твой кабинет, но под моим давлением все же открыл его. Там мы и обнаружили твою сумочку. Стало ясно, что без нее ты не могла никуда уйти. Значит ты где-то в клинике. Догадка о том, что существует помещение, в котором могла расположиться лаборатория, мелькала и до этого в моей голове. После твоего исчезновения, я в этом твердо уверился. И, конечно же, вход в эту лабораторию мог вести только из кабинета ее создателя. Мы просмотрели с охранником видеозапись, из которой было видно, что твой дядя вернулся в клинику, но домой не уезжал. Уже без лишних уговоров и нажима он сам открыл мне кабинет главного врача. Вместе мы обследовали каждый сантиметр, но ничего указывающего на потайной ход не обнаружили. Мне ничего не оставалось, как сидеть и ждать, когда Волошин выйдет из своего логова. Что я и делал, содрогаясь от мысли, что этот зверь в человечьем обличье может причинить тебе вред. Теперь ты знаешь все. - Александр подошел к жене и кончиками пальцев приподнял за подбородок ее лицо. Заглянув в ее глаза, спросил - Оля, ты любишь меня или Андрей ошибается, утверждая это?
  -- Люблю! Ты был искренен со мной, и я не буду лукавить. Все мои попытки погасить это чувство не имели успеха. Была лишь иллюзия, что это мне удалось. Ты разочарован, что у тебя такая бесхарактерная жена?
   Но Александр, посчитал, видимо, что все самое главное сказано и от слов перешел к делу. Заключив жену в свои объятья, он начал целовать ее лицо, шею, волосы. Губы Ольги сладостно жаждали поцелуя, и вот, наконец, очередь дошла и до них. Это был страстный, жаркий поцелуй, они не могли оторваться друг от друга. Казалось, время остановилось, и все что их окружало, исчезло. Остались только они и их обнаженные чувства. Подхватив девушку на руки, мужчина бережно понес ее на кровать. Он сдерживал свое нетерпение и не срывал грубо с нее одежду, как тогда в своем номере, после банкета. Напротив все его прикосновения были нежными, он касался ее как дорого и бесценного фарфора. Управляла им не страсть, а любовь.
   Проснулась Ольга в объятьях мужа, ее тело еще хранило воспоминания этой ночи Упоительной ночи любви. Она была счастлива. Беспокоило ее лишь то, что она так и не нашла дорогую для Александра вещь, память о его родителях. Не мог ее отец забыть об этом, и не оставить ей хоть намека на то, где ее искать. Мысленно она начала цитировать его письмо. Дойдя до следующих строк: "Прошу тебя береги свой дом и семейный очаг. А если случится нуждающемуся человеку постучать в твой дом, не задумываясь, поделись теплом домашнего очага" Ольга чуть не вскрикнула:
  -- Ну конечно очаг в моем доме! - осенило ее - в том доме, который папа сделал ей своими руками, когда ей было лет шесть. Саша, - стала она будить мужа, - проснись, я, кажется, нашла твою реликвию. Муж притянул ее к себе и поцеловал в губы:
  -- Ты моя реликвия, и другой мне не надо!
  -- Неужели тебе даже не интересно, что это может быть! - она настойчиво тянула его за руку за собой.
   В гостиной, Ольга подошла к большой стеклянной витрине и бережно достала оттуда самодельный склеенный домик. В центре домика находился камин, сделанный из приклеенной коробочки, обернутой белой бумагой, на которой было нарисовано пламя.
   Молодая женщина осторожно отделила импровизированный очаг от картонного пола. И в нетерпении стала снимать с коробочки обертку. Открыв, ее она застыла в изумлении, там лежало кольцо с изумрудом в черненом серебре в виде экзотического цветка. Александр молча взял кольцо и одел его на палец жены. А потом произнес,
  -- А я уже собирался заказать такое кольцо, боясь, что сон твой сбудется, но под венцом с тобой окажется кто-то другой.
  -- Ничего не понимаю, это ведь работа одного мастера! Это кольцо из гарнитура, что бабушка подарила мне. Так почему они были разделены и ими обладали разные люди?! Какая то мистика!
  -- Как знать! Может и эту тайну, впоследствии мы сумеем разгадать. Но пока меня интересует лишь тайна, заключенная в тебе, и я готов разгадывать ее без устали! - с этими словами он нежно обнял жену, его губы, жадностью приникли к ее губам.
   В эту ночь Ольге приснился сон, который приоткрыл завесу происхождения изумрудов и их магического действия.
  
  
  
   Послесловие.
  
  
  
  -- Ну что ж в принципе я довольна елочка хоть куда! Зал тоже оформили чудненько. Попозже загляну на кухню. - Анюта как всегда выглядела эффектно, ей изумительно шло платье времен правления Екатерины Великой. - И все же здорово что я придумала этот новогодний бал, стилизованный под восемнадцатый век! И вилла Андрея идеально подошла под мой замысел.
  -- Ну конечно, Наша Скромность! - Ольгу всегда веселило, когда ее подруга начинала развивать бурную деятельность. Несмотря на четырехмесячную беременность, Анюта была чрезмерно активной.
  -- Кстати ты не видела нашего хозяина?
  -- Как же видела в начале декабря, когда он легкомысленно отдал свою виллу в твою полную оккупацию.
  -- Ну, хватит шутить! - Анюта деланно надула губки. - Мне он очень нужен, так как отвечает за наш праздничный фейерверк.
  -- Ах, вот оно что! Тогда конечно. Извольте. Ответственное лицо за новогодний салют отбыло за своей девушкой, - продолжала дурачиться Ольга.
  -- У него есть девушка? - заинтересовано спросила подруга.
  -- На торжественной части нашего с Сашей венчания, уже по сложившейся у нас традиции, друзья исполнили танец, ты прекрасно об этом знаешь. И помнишь, что Андрей с Ирочкой были только зрителями, но им так понравилось, что они напросились в мои ученики. В общем, танцевали они, танцевали, и кажется, станцевались.
  -- Ирочка, что работала с тобой в клинике? Молодец девка! Такого жениха отхватила!
  -- Ой, только не сокрушайся, что выпустила жар птицу из своих рук. Как тогда у бабушки! - Ольга весело рассмеялась.
  -- Жалко конечно, слов нет, - Анюта сквозь смех сделала огорченное лицо, а потом нежно улыбнулась - но лучше моего Вацлава никого нет! Ты посмотри, на наших супругов. Разве не красавцы?! - подруга бросила свой взгляд на занятых разговором Александра и Вацлава.
  -- Действительно хороши, - подумала про себя Ольга, ее глаза задержались на муже. Он был великолепен, от мысли, что этот мужчина принадлежит ей, ее бросило в жар.
  -- Я рада за тебя, - Анюта перехватила ее взгляд, и обратила внимание на вспыхнувший на щеках подруги румянец, - вас обоих охватывает сладостное волнение просто от одного взгляда. Когда вы планируете завести детей?
  -- Уже.
  -- Ты была у врача, какой срок? - обрадовалась та.
  -- Нет, у врача я еще не была, но я ведь ведьма, сама знаю. Даже знаю, что это девочка. Только не говори пока Саше, я планирую сама ему сегодня сказать.
  -- Отлично, будет невестой нашему сынуле!
  -- А не побоишься ведьму сноху?
  -- Не..а, у самой подруга такая, - захохотала Анюта - ладно, пойдем на кухню, мне надо проверить, что за кулинаров ты нашла. И как они справляются с праздничными угощениями. Скоро гости уже начнут съезжаться, а я еще полностью не утвердила твое меню.
  -- Удивительно, что ты еще не успела этого сделать!
   Встречать гостей и обеспечить их досугом повелительница новогодней ночи поручила Александру и Вацлаву. Узнав о пассии хозяина дома, Анюта не стала полагаться на Андрея, рассудив, что из всех гостей ему сегодня предпочтительнее всего одна гостья.
   Приглашенные на новогодний балл съезжались, в зале заиграла музыка. Все было замечательно! Дизайнеры постарались и сумели оформлением интерьера передать дух той эпохи. Платья дам, переливались различными красками, а их украшения подлинные и просто бижутерия мерцали ярким блеском. Атмосфера была праздничной и наполнена очарованием тех далеких времен.
   Полночь застала гостей за праздничным столом. Под звуки открывающегося шампанского и звон хрусталя они поздравляли друг друга.
   Александр достал из кармана своего костюма коробку и, поцеловав жену, протянул ее ей. Это был парфюм Кристиана Клайва "Clive Christian No. 1". Ольга с любопытством открыла. Она знала, что это одни из самых дорогих в мире духов. Их стоимость достигала до двухсот пятидесяти тысяч долларов. И хотя как всякая женщина она втайне мечтала ощутить их аромат на себе, но высокая цена отбивала охоту на их приобретение.
   Флакон был изготовлен из стекла Baccarat Crystal и украшен бриллиантом в пять карат, золотым ожерельем-воротничком, а также белыми алмазами.
  -- Саша, - с придыханием сказала она, - это же безумно дорого!
  -- Не дороже, чем ты для меня! Я помню, как ты смотрела на эти духи, когда мы были с тобой в Париже.
  -- Спасибо, любимый! - поцеловав мужа, она достала свой подарок из клатча, лежащего рядом на столе, перстень с крупным изумрудом. В такой же оправе, как и ее, только в форме ромба. - А то не справедливо, что все изумруды достались мне!
   Когда вновь заиграла музыка, к ним подошел Славка, и обратился к Ольге,
  -- Надеюсь, что сегодня твой Отелло позволит мне один танец со столь очаровательной женщиной? Как компенсацию за то, что не дал мне сделать это в прошлый раз.
  -- Нет, Отелло не позволит никому танцевать со своей женщиной! - твердо ответил тому Александр. - И тебе советую танцевать со своей Юлей, пока ее не увел какой-нибудь ловелас.
   Зазвучало танго. Страстное Аргентинское танго. Их танец. Ольга очутилась в объятьях сильных рук любимого мужчины. Оба они целиком отдались музыке и волшебному ритму танца. Не надо было слов, говорили их глаза и тела, охваченные трепетным огнем, призывая завороженных зрителей к страсти, любви и жизни. Закончился танец жарким поцелуем под одобрительную овацию друзей. - Саша, у меня для тебя есть еще подарок, - прошептала мужу Ольга, продолжая обнимать того за шею, ты скоро станешь папой маленькой сероглазой дочки!
   Муж поднял жену на руки и закружился с ней по залу, не обращая внимания на присутствующих. Глаза его светились счастьем.
  
   Дорогой мой читатель, спасибо, что вместе со мной терпеливо добрался до последних строк моего повествования. Что сопереживал вместе с моими героями, главными или нет. Для меня они все главные, во всех них без исключения я вдохнула жизнь. И не их вина, что некоторым из них я отвела малопочтенную роль.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис) А.Дашковская "И ангелы вострубят"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) И.Головань "Тестовая группа. Книга вторая"(ЛитРПГ) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"