Зубков Алексей Вячеславович: другие произведения.

Замок Ротвальд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!





:Peклaмa
Оценка: 8.68*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Когда еще была идея об экранизации, умные люди сказали, что "Плохую войну" за копейку не снять. Тогда я решил написать сценарий, который можно снять за копейку.
    "Крепкий орешек" в 1490 году. Декорации - один замок, до 50 человек вместе с эпизодами и массовкой, действие в течение суток и никаких дурацких спецэффектов за большие деньги.
    22.02.2011 Готово!

  Шел тысяча пятьсот какой-то год. На дворе стояла суровая швейцарская зима. За окнами шел снег, дул сильный ветер. Отец семейства, упитанный бюргер средних лет, доел последний кусочек фондю, протянул ноги в шерстяных чулках к жарко растопленному камину, от души зевнул и обратился к детям:
   - А не рассказать ли на ночь какую-нибудь поучительную историю?
   - Расскажи, батя, про войну, - попросил старший сын, юноша атлетического телосложения.
   - Про воров и разбойников, - попросил второй сын, крепыш, рано начавший полнеть.
   - Про благородных рыцарей и прекрасных дам, - попросил третий ломающимся голосом.
   - Как вы с мамой познакомились, - попросила дочка.
   - Эх... - задумался отец, но тут в дверь постучали.
   На огонек заглянул местный священник, жилистый мужик с грубым лицом и добрыми глазами.
   - Историю, говоришь? - улыбнулся преподобный, - Расскажи-ка отрокам что-нибудь поучительное, о грехах и добродетелях. Помнишь замок Ротвальд?
   - Забудешь его! - фыркнул рассказчик, - Там-то моя жизнь толком и началась. Слушайте, дети, поучительную историю про войну, рыцарей, разбойников, а еще про вашу маму и про вашего старшего брата Пауля, который сейчас в Италии самого Римского Папу охраняет.
  
   - Где-то в Штирии, по дороге отсюда в Прагу, стоит замок Ротвальд. В те времена жил там средних лет рыцарь с женой и дочерью на выданье. Сыновей у него не осталось, так что замок достался бы дочери целиком и полностью.
   Так уж получилось, что однажды весной шел я домой из Праги, да мост подо мной некстати обвалился, так что я сам еле выплыл в холодной воде, а добро свое все утопил. И мешок заплечный, и кошелек, и даже кинжал, который я снял с французского рыцаря под Грансоном. Еще и сам простудился. Что тут поделаешь? Чтобы по дороге не побираться, нанялся я в тот самый замок...
   - Стражником?
   - Нет, сынок, не стражником. Кто же возьмет в стражники человека не пойми откуда без гроша за душой? Да я бы и сам не пошел. Скучно в замковой страже.
   - Поваром?
   - Нет доча, не поваром. Повар в замке всегда есть. Я поначалу нанялся дрова для кухни рубить, потом брался тесто месить, а потом, через недельку-другую, и хлеба печь начал.
   Матушка ваша тогда в замке жила. Паулю уже десятый год шел, а она красавицей была, каких мало. По правде сказать, девки в этой Штирии не шибко красивые, да и в Чехии так себе. Муж ее, отец Пауля, был солдатом, с хозяйским сыном ушел на войну, да с ним там и сгинул. Запал я на нее, жениться хотел, только предложение сделать боялся. Не любила она швейцарцев, нас, по правде говоря, мало где любят... Зато уважают везде!
   А в соседнем замке, не помню уже, как он назывался, жили два брата-рыцаря и их старый дед. Рыцари они были только по названию, а на самом деле - сущие разбойники. Весь мир ни во что не ставили, кроме друг друга. Думаю, деда своего они только потому на тот свет раньше не спровадили, что не знали, как замок поделить. Подумали они и решили, что если младший женится на богатой наследнице, то у каждого брата будет по замку. Говорят, они сначала по-хорошему в Ротвальд сватов засылали, но это еще до меня было. Отказал отец невесты, очень уж дурная репутация у братьев сложилась.
   Однажды хозяин замка с супругой уехали куда-то по своим делам. В тот же день заявились в замок братцы - все из себя такие нарядные, со свитой - с парой оруженосцев и с музыкантами. Нам в тот день муку привезли. Мы с мужиками подводы разгрузили, возчиков отправили, стражник ворота открыл, мост опустил, а тут, как нарочно, гости- соседушки. Гутен, стало быть, таг. Желают видеть хозяйскую дочку, фройляйн Веронику.
  
   - Батя, а какие они были, эти братья-рыцари? В книгах рыцари всегда благородные-куртуазные, а ты говоришь, разбойники. Это как? Если они на разбойников были похожи, как их тогда в замок впустили?
   - Эээ, сынок, рыцарь - завсегда в глубине души разбойник и душегуб, а снаружи благородный. Вот ты сегодня что делал?
   - Телегу чинил, упряжь перебирал, воду носил.
   - А рыцарь твоего возраста в это время мечом махал. Или с копьем занимался. Ты за оружие часто берешься?
   - Раз-два в неделю, да на сборы раз в три месяца, да на войну скоро пойду.
   - А рыцарь каждый день. Потому он таких, как ты, на раз пятерых порубит и не запыхается.
   - Если они такие сильные, что же они строем не ходят? В строю сильнее нас, швейцарцев, никого нет.
   - Потому что подвержены они греху гордыни, - поучительно подняв указательный палец, ответил за рассказчика священник, - каждый себя мнит пупом земли и великим героем, коему зазорно честь победы с другими делить.
   Сыновья понимающе кивнули. У преподобного всегда находились простые объяснения сложным вопросам. Отец продолжил.
   - Так вот, эти братья на вид были настоящими рыцарями - как с картинки. К тому же, соседи, с чего бы вдруг стражнику их не пустить? По уму, конечно, он должен был мост не опускать, а сперва доложить хозяйке или управляющему. Только мост был уже опущен и на нем телега стояла. Вероника их в обеденном зале приняла, а как только братья туда зашли, их свита захватила замок.
   - Вот так, просто? Взяли и захватили? Целый замок?
   - Вот так и захватили. В замке стражников было не больше дюжины, с братьями восемь человек приехали. Сразу захватили ворота и впустили еще два десятка наемников.
   - Батя, а ты где был? Ты им не помешал?
   - С чего бы вдруг? Замок не мой, я в стражники не нанимался. Мое дело - дрова рубить и хлеб печь.
   - А дальше что было? Ты ведь все равно им поперек дороги встал?
   - Дальше была свадьба. Младший брат взял в жены фройляйн Веронику.
   - Она согласилась?
   - Ну-у, доченька, конечно же, она сначала не согласилась. Но у нее выбора-то и не было. Или она будет законной женой с какими-никакими правами, или ее без венчания обесчестят, возьмут в заложницы и отцу обратно за большие деньги продадут. Поп местный тоже сначала не согласился, да ему Булленбейцер кижнал к горлу приставил.
   - Пап, а кто такой Булленбейцер?
   - Да, чуть не забыл. У братьев-рыцарей, кроме всяких мелкотравчатых наемников, служили два друга. Серьезные такие дядьки, на полголовы выше прочих, взгляд тяжелый, кулаки еще тяжелее. И оружием увешаны за троих. Их все звали Булленбейцерами, по именам не припомню, - пусть будут Рыжий и Черный.
  
   - Венчание быстренько оформили, младший брат невесту в спальню потащил. Брак, стало быть, консумировать.
   - Что-что?
   - Консумировать. Есть такое правило, что если брачной ночи не было, то брак можно недействительным объявить. Или если окажется, что невеста девичью честь другому отдала. Старший брат осмотрелся, что опасности никакой нет, назначил комендантом замка Черного Булленбейцера, а Рыжему приказал найти в замке самую красивую девушку. Рыжий, конечно, сам не побежал, а солдат отправил. Замок обыскать, женщин привести в обеденный зал. Некрасивых можно не вести.
   И вот заявляются двое наемников на кухню. А мы там как раз в полном составе праздничный ужин готовим. Как они мою Анну увидели, так на кухонных девок и смотреть не стали. Хватают ее за руки и тащат вниз. Тогда-то она, конечно, не моя была. Если бы рыцарь сам за ней пришел, я бы и связываться не стал, да и она бы, наверное, не отказала, правда, Аннушка?
   - Правда-правда, дорогой - откликнулась незаметно вошедшая жена, - рыцарь красивый был, стройный, не то, что ты.
   - Другое дело, когда ее двое каких-то швабов неумытых за все места щупают и пошло улыбаются.
   - Совсем другое, - подтвердила жена, - такие гнусные морды, что поверить им никак нельзя было.
  
  Первого я ударил в лицо. Он от меня никаких сюрпризов не ждал, даже дергнуться не успел. Шлепнулся на задницу и по полу пару футов проехал. Второй за меч схватился.
  Вот подлый народ, думаю, чуть что и за меч. Где это видано, чтобы ни за что грех на душу брать! У нас ведь, у честных тружеников, как принято? Помахали кулаками, морды друг другу синеньким подкрасили и с чистой совестью разошлись. Назавтра помирились. А этот, понимаешь, за меч хватается! У меня же под рукой вовсе никакого оружия нет.
  Оружия нет, но баранья нога под рукой есть. Хватаю со стола ногу и хрясь его по запястью, пока он меч не вытащил. Сбил ему руку с меча, потом по башке этой ногой хлопнул. Он не сразу и понял, чем это я его, а я подскочил вплотную, левой ему правую руку придержал, а правой от души в грудь врезал. Он вырывается и назад, я за ним, снова левой за руку хватаю, чтобы он меч не достал, снова правой бью ему в сплетение со всей дури. Он еще шаг назад, я ему еще раз так же. Только сзади у него уже стена была, я его в стену и вбил, он крякнул, побледнел и по стеночке на пол съехал.
  Оборачиваюсь, а первый уже поднялся и с мечом в руках стол обходит. У него меч, а у меня опять ничего. Почти. Баранью ногу с пола поднял, крышку с котелка снял, за щит сойдет. Встаю в стойку, как марковы братья учат. Вот, смотри. Левая нога впереди, левая рука с баклером, или там с крышкой, на уровне груди, правая над головой и острие меча опирается на край щита. Только у меня вместо меча нога баранья, но выбирать иногда не приходится.
  Этот посмотрел на меня и заржал. Не по-доброму заржал. За дурака меня принял. Сам дурак. Ну повар в фартуке, ну крышка, ну нога, ну стойка фехтовальная, чего ржать-то? Подошел вразвалочку и рубанул по ноге. В смысле, по бараньей. Точно, дурак. Где это видано, чтобы мечом баранью ногу на весу разрубить? Если и разрубить, то не таким, как у него. Меч в мясе застрял, ногу у меня из руки выдернул, а я сделал шаг вперед и этому весельчаку еще раз по морде двинул. Он снова сел, я ему еще в висок с левой добавил, он и упал.
  - Силен парень, - сказал Курт, старший повар.
  - Молодец! - сказала Анна.
  - Бежать тебя надобно, сынок, - сказала бабка Хильда, посудомойка.
  Зачем бежать, думаю. Ерунда какая, подрались мужики из-за бабы. Ладно, пусть будет 'кавалеры из-за дамы'. Не убили же никого. Рыцари этим регулярно занимаются и никуда не бегают.
  Этих разбойников мы к стульям привязали и в кладовку задвинули. Если жаловаться на них, так пока суд да дело, сколько времени уйдет. Нам же готовиться к пиру надо было.
  Через некоторое время, уже пора была на стол подавать, появился на кухне Рыжий. Сущий головорез. Высокий, на полголовы меня выше. Поверх дублета стальной нагрудник. На поясе рыцарский длинный меч, на другом поясе кинжал чуть не в полмеча длиной, пистолет и пороховница. Другую половину своего арсенала он при седле возил.
  - Где эти два засранца? - грозно спросил Рыжий.
  - Не гневайтесь, господин, вот они, - ответил Курт и открыл кладовку.
  - Вы что тут, совсем обнаглели? Распустились! Быдло! Прислуга! Пороть вас всех не перепороть! Что о себе возомнили? Вы понимаете, что вы натворили? Вы не с ними поссорились, вы со мной поссорились! Вы, скоты такие, мой приказ не выполнили! Всех перепорю!
  - Не надо нас пороть, господин, сейчас свадебный пир должен быть, у нас уже все готово, все горячее.
  Тут Рыжий аж покраснел и такие ругательства выдал, что я даже и повторить не возьмусь.
  - Готово? Быстро тащите все в зал. Этих развязать. Почему еще не развязали? Головы поотрываю! Сейчас девок посмотрим.
  Рыжий резко шагнул к ближайшей девушке, схватил ее за ворот нижней рубашки и одним взмахом кинжала разрезал рубашку и платье почти до пояса. Вбросил кинжал в ножны, запустил руки в разрез и небрежно облапал грудь и талию.
  - Хороша. Следующая!
  - Я согласна, - жалобно пискнула вторая девушка, расшнуровывая платье.
  - Еще бы, - презрительно оглядел ее Рыжий, - Шаг назад, овца!
  Третью он лапать не стал, хотя мог бы - она считалась местной красоткой, и ей оказывали знаки внимания чуть ли не все парни в замке.
  - Ты, дура, и ты, красотка, после пира пойдете к герру Эриху. Или во время пира, если он захочет. Все остальные бабы достаются моим людям, и не дай Бог хоть одна будет капризничать. А ты, плюшечка, - указал он на Анну, - пойдешь со мной.
  Вот как после такого свинства не дать человеку в морду? А никак. Не дотягивался я до морды с того места, где стоял. Смотрю на Анну, а она чуть замешкалась с ответом и на стол смотрит. На столе, точно помню, был большой выбор ответов. Ножей парочка, ложки всякие, кипяток, уксус, сковородка с топленым салом... И селедка. Длинная, жирная, соленая английская селедка.
  Я сразу понял, что селедкой-то дотянусь. Хвать ее за хвост, и плюх тушкой по морде Рыжему. Он, правда, руку мою перехватил, но селедка дальше пролетела, по щеке его шлепнула, зацепилась за верхний край нагрудника и повисла на плече.
  Наши все засмеялись, Рыжий рассвирепел, дернул меня к себе и встречным ударом чуть мне лицо не расшиб. Только я быстрее оказался. Рванулся к нему и головой в лицо ударил. Попал, хорошо попал. Потом, не думая, схватил его за проймы нагрудника, толкнул вбок и подножку поставил.
  Тут смешно получается. Говорю 'не думая', а кто же между первым и вторым приемом думать будет? Если только совсем дурак, а дураки-то все равно не думают.
  Он едва упал, как я ему на ногу наступил. От всей души, прямо на голеностопный сустав. Тут он, надо сказать, не то, чтобы ошибся, а привычки его подвели. Когда падаешь ногами к врагу, можно ногами его и уронить, и просто пнуть. Это если ты к драке привычен и не первый раз в жизни падаешь. А он, вместо того, чтобы меня лягнуть, схватился за оружие. Как прямо рыцарь какой, чуть что и за оружие. Так что я его еще в гульфик успел пнуть, а потом наклонился и кадык ему раздавил. Это на первый взгляд сложно, а если знать, как надо, то просто. Раз - и готово. И задыхается человек насмерть.
  Драка - дело не хитрое. Раз уж начал бить, не останавливайся, пока враг удары пропускает. Пощады запросит - пощади. За оружие схватится - убей, пока он тебя не убил. Поднимаюсь, а у меня за спиной те двое стоят, которых уже от табуреток отвязали.
  - Вы что стоите? - спрашиваю.
  Они глазами хлопают и отвечают:
  - Мы думали, он сам справится.
  - А теперь что? - спрашиваю.
  - А теперь конец тебе, - говорят.
  И набросились на меня вдвоем с мечами. Я к камину отпрыгнул, кочергу схватил. Кухня, хоть не арсенал, а, осмотревшись, в ней можно много полезного найти. С кочергой против двух мечей все равно не повоюешь, да за меня Аннушка вступилась. Вылила одному на руку топленое сало еще не остывшее. Он заругался, второй отвлекся и сразу кочергой в бедро получил.
  Если человек не сильно разгорячен, он всегда заметит, что ему в ногу железку воткнули. Заорет, руками замашет и все такое. Я подскочил, меч у него вырвал и этим мечом его и заколол. Второе ко мне повернулся, только ему сдаваться надо было. Он правша, а меч в левую перехватил. Я ж не рыцарь, чтобы куртуазии разводить. Взял меч - от меча погибни, вот и весь разговор, это еще в незапамятные времена сам Иисус говорил.
  Стою с мечом, смотрю на наших, они на меня смотрят. Что делать, никто не знает.
  - Валите все на меня, - говорю, - только не торопитесь. Сколько времени протянете, за все спасибо. Подавайте на стол, а пока про этих не спросят, не отвечайте. Даст Бог, я успею из замка выбраться, а искать меня по округе им не с руки, братьям-рыцарям наемники внутри замка нужны.
  
   Умный человек был покойный Булленбейцер. Пошел обыскивать замок с планом замка и связкой ключей. Добротная такая картинка на пергаменте и увесистая такая связка. Я и то и другое с собой взял. Еще взял с него кошелек и кинжал. Хороший кинжал, в полмеча длиной, а на ножнах карманчики для ножика и для ложечки. И все в серебре. Я через десять лет этим кинжалом пятьдесят человек от верной смерти спас. Лютой зимой в осаде сменял его на дохлую лошадь, половину лошади сменял на мешок гороха, и с каждого едока стребовал охапку хвороста в обмен на тарелку похлебки.
   Жил я в каморке рядом с кухней. Метнулся, мешок свой схватил. Аннушка в дорогу перекусить собрала. И побежал я в подвал, где на плане был подземный ход нарисован. Выбор-то небольшой. Через ворота не выпустят, а со стены по веревке спускаться страшно. Еще веревку где-то взять надо, да найти, к чему привязать, да молиться, чтобы не порвалась... Ну ее, лучше уж через ход.
   Там-то меня и взяли. Ход был из винного погреба, а в погребе Черный стражу поставил. Чтобы мы под шумок хозяйское добро не растащили. Кто бы мог подумать, что разбойники такими хозяйственными бывают?
   Я с мешком, кинжал в ножнах и в мешке, в руках ключи. А они вдвоем сзади подскочили, нож к горлу ничего не поделать. Думали сначала, воришка пришел, а потом сообразили, что со всеми ключами, с планом замка и с таким знакомым кинжалом простые воришки не ходят. Связали руки за спиной и потащили меня в большой зал.
  Кухонный народ, понятное дело, с докладом долго не тянул. Сразу, как я за дверь, служанка заглянула на предмет на стол накрывать, а у нас на полу три покойника. Баба в крик, Курт ей пощечину отвесил, дал поднос с едой и в зал отправил. Ну и остальные за ней кто с чем. В зале герр Эрик сидел, это который холостой. И Черный Булленбейцер, который комендант замка. Один девок ждал, другой брата с ключами.
  Понятное дело, все в крик. Кухонные на меня все валят, дескать, с недавних пор к хозяйству прибился.
  - Кто такой?
  - Головорез с секретным предписанием!
  - Кто его в замок пустил?
  - У него же на лбу не написано!
  На лбу у меня и правда ничего не написано, так что с кухонных и спроса нет. С мужика подневольного в принципе какой спрос? У него ни чести, ни имущества ценного, ни даже жизнь его гроша не стоит. Подзатыльник ему да пинка под зад, вот и весь спрос. С бабы и того меньше. Хотя, если бы господа захватчики не начали сразу руки распускать, а дали бы всем по грошику, им бы сразу все выложили и про план и про ключи. Но погорячились, так ничего и не узнали.
  Черный взял с десяток солдат и пошел замок обыскивать. Почему всего десяток? Так ведь у них не армия и была. На воротах пост, в погребе пост, у супружеской спальни охрана, у караулки пост - стражников местных сторожить, на башню смотрящего, по стенам патруль, чтоб никакой хитрец по веревке не убег, да двоих за девками послали, да с герром Эрихом четверо осталось. Не для охраны, для солидности.
   Тут-то меня и притащили.
   - Вот, - говорят, - воришку поймали. В мешке еда с господского стола, кинжал Рыжего, план замка секретный. Еще ключи. Шел в винный погреб, вина ему не хватало для полного счастья!
   Бросили меня на колени перед рыцарем. Тот сразу кричит кому-то у меня за спиной:
   - Эй, ты, бегом за Черным! Поймали негодника!
   Эти, которые меня держали, спрашивают:
   - Ваша милость, он еще что-то натворил?
   - Да, - говорит, - Рыжего убил и еще двоих.
   - Ры-ыжего?
   И тут я чувствую, хватка у них ослабла. Может от удивления, как это простой парень Рыжего убил. Может от страха, что парень-то не простой, мог и их в погребе положить. Точнее не скажу, но они отвлеклись.
   Я сразу рванулся. Чего ждать-то было? Черный бы спасибо не сказал. Вырвался, рыцарь мне навстречу вскочил из кресла, да я его плечом в грудь ударил, он обратно упал и вместе с креслом перевернулся. Оглянулся, куда бежать посмотрел. Дверей-то много, да не все подходят. К большим дверям, куда гости входят, не пробиться. Маленькая дверь в господские покои закрыта, да там и не убежать, я в той части ни разу не был, не найду, где выход, а где тупик. Дверь на кухню? Там по коридору еду таскают, а на самой кухне наверняка наемники тела выносят. Может быть, даже сам Черный. Остается только лестница на галерею для менестрелей.
   Это я рассказываю долго, сообразил-то я мгновенно. На лестницу взлетел, по галерее пробежал, дверь незаперта была, потом коридорчик темный, и на лестницу выскочил. Внизу кухня, вверху смотровая площадка, тупик. Посередине коридор через башню и с обоих сторон выходы на стену. Только я по стене не побежал, а дверь прикрыл и встал рядом.
   За мной все, кто в зале были, побежали. Во главе с рыцарем. Ненамного и отстали, но мне хватило, чтобы лестницу проскочить не у них на виду. Замок они знали хуже, потому в темном коридоре не сразу дверь на лестницу нашли и не в ту сторону подергали.
   - Лево, право, вверх, вниз! - скомандовал рыцарь, разделив людей примерно поровну. С ним было пятеро, то есть, четверых по сторонам погнал, а сам в середине остался. Это хорошо, а то у меня руки все еще за спиной связаны.
   Наемник с разбегу выскочил на стену, я его сразу подножкой уронил и по голове пнул. Крикнуть он все-таки успел, но я к этому был готов, схватил меч, который он выронил, веревку на руках перерезал и подскочил к двери с мечом наготове. Почему не побежал по стене? Так ведь догнали бы, да и со двора бы увидели, и с башни.
  Едва дверь открылась, я сразу атаковал длинным выпадом. Вот таким. Левая отталкивается, правая вперед, разворот в бедрах, корпусом наклон вперед и руку полностью распрямить. Тот, кто был за дверью, меня заметил, дернулся назад, но от меча не ушел. Получил полклинка в кишки и упал.
  Он еще падал, а рыцарь уже попытался меня заколоть. Ну я парировал, не зря меня марковы братья учили. Он повторно атаковал, выгнал меня спиной вперед на стену. Там уже тот разбойник, у которого я меч отобрал, подниматься начал. Я через него перепрыгнул и голову ему разрубил.
  Тут рыцарь замешкался. Чтобы ему меня достать, пришлось бы на убитого наступить, а это ненадежная опора. Я оглянулся, куда дальше деваться. А дальше по стене с внутренней стороны была пристроена конюшня. Футах в десяти ниже края стены начиналась крутая наклонная крыша, на ней не удержаться. По краю крыши желоб для воды, ниже края до земли еще два этажа лететь. Внизу коновязь, там лошади привязаны, на которых незваные гости приехали. Во дворе уже несколько человек стоят, на нас пальцами показывают.
  Я все-таки в горах вырос, прыгать умею. Пробежал до той крыши и прыгнул. Рыцарь меня почти догнал, но прыгать вдогон не рискнул.
  На ногах на черепице не удержался, упал на задницу и до края крыши проскользил. У края повернулся, меч выпустил, и схватился за желоб. Руки чуть из суставов не выдернуло. Но не выдернуло. Руки меня никогда не подводили.
  С крыши над вторым этажом кажется, что высоко прыгать. А повисни на руках, уже футов на семь меньше лететь. Внизу земля, утоптанная, но не булыжник. Приземлился - ноги вместе - сразу в перекат ушел. Красота!
  Тут же ко мне по двору наемники побежали. Я с ними драться не стал. Поднял меч и принялся веревки рубить, которыми были кони привязаны. Конь - скотина умная, не любит, когда у него перед носом мечом машут, беспокоится. В общем, между ними и мной тридцать беспокойных коней оказалось. А я в конюшню, на второй этаж и в коридор, который внутри стены башни связывает.
  
   - Герр Эрих был очень недоволен, - продолжила рассказ Анна, - вернулся за стол злой-презлой. А стол накрыт к пиру, все уже собрались.
  От пира там одно название было. Так, торжественный обед, не более. Из господ только герр Эрих и герр Рейнхард с фрау Вероникой. Еще местные священник и управляющий, им положено по праздникам с господами за стол садиться. И Булленбейцеры должны бы быть.
  Когда герр Эрих зашел, все уже сидели, только Черного не было. Поздравил молодых, о неприятностях говорить не стал. Ему-то что, у него ни царапины.
  - Мама, а фрау Вероника сильно плакала? - спросила дочка.
  - С чего бы?
  - Так ведь тот рыцарь ее силой взял. Папа сказал, она сначала не согласилась.
  - Конечно, не согласилась. Порядочная женщина никогда с первого раза не соглашается. Я-то ее знала лучше, чем папа. На вид она была не красавица, так, плоская блондинка с длинным лицом.
  - Это по сравнению с тобой плоская, а вообще нормальная, - возразил глава семьи.
  - Ну может для кого и нормальная, а справный мужчина выберет жену с фигурой.
  - Это точно, - согласился муж.
  - Так вот, - продолжила Анна, - замуж Веронике давно пора было, но сватались к ней не часто, а отец в основном отказывал. Потому что к богатой наследнице сватаются всякие проходимцы без гроша за душой. И герру Рейнхарду он тоже отказал, но не из-за денег, а потому что у него репутация была плохая. Вероника-то очень замуж хотела, а Рейнхард был молодой и красивый. Я так думаю, что она сразу отказалась только потому что хотела настоящую свадьбу, чтобы отец благословил, а подруги позавидовали. В общем, в спальне они как-то договорились, так что она и не плакала вовсе.
  На чем я остановилась? Да, все сели, Эрих поздравил, выпили, и тут входит Черный. Мрачный, как грозовая туча. Нет, как две тучи. Даже как три.
  - Каин, где брат твой Авель? - спросил Рейнхард. Ему же пока не сказал никто, что Рыжего убили и по замку убийца непойманный бегает.
  Черный аж лицом почернел. Выхватил меч, ударил со злости по столу, аж столешницу разрубил. Рейнхард тоже за меч схватился.
  Тут Эрих всех усадил, объяснил, как дело было. Что убил, что поймали, что сбежал. Мешок, который отобрали, показал и на стол все высыпал.
  Тут Вероника и говорит:
  - Я знаю, кто ему мешок собирал. В такие узелки еду ключница Анна заворачивает.
  Ко мне она всегда хорошо относилась, просто у женщин язык работает быстрее, чем мозги. Меня схватили, как будто я убегать собиралась. Я честно рассказала, что человек, которого они ищут, никакой не наемный убийца, а просто путник, который на дорогу домой зарабатывал. И про то, как те двое хотели меня изнасиловать, только соврала, что Рыжий его оскорбил, а не меня.
  Они посовещались, вроде бы я и не при чем, а вроде и сообщница, и решили меня посадить под замок в кладовку и стражу приставить. Отправили двоих наемников. Втолкнули меня в кладовку, я обернулась, пока дверь еще не закрыли, и вижу, Пауль стоит и на нас смотрит. И в руках у него деревянная лошадка, про которую я точно знаю, что утром она еще лежала в столярке стопкой дощечек. Потом Пауль убежал, а дверь закрылась.
  
  - Пауль уже тогда был молодец, - продолжил отец семейства.
  Я на него в коридоре наткнулся. Весь замок к окнам сбежался посмотреть, как во дворе лошадей ловят и привязывают. И Пауль тоже.
  - Дядя Якоб, ты сейчас не очень занят?
  - Совсем не занят.
  - Тогда доделай мне лошадку!
  С одной стороны, мне не до того, а с другой стороны, я и правда не занят, и что делать даже не представляю. Лошадку я еще неделю назад частями из дощечек выпилил, оставалось только собрать, да руки не доходили. Пошли мы в столярную мастерскую. Надо сказать, удачно пошли. В это время наемники по первому кругу замок обыскивали. Только из них всего человек пять меня видели, да минус два. У остальных только описание было. Я там дублет снял, фартук надел. Это прежде всего, а то шерстяную ткань от опилок по-хорошему не отчистить.
  Зашли двое, смотрят, сидит столяр, лошадку из дощечек собирает. Описание у них было такое, под которое каждый четвертый подойдет, да еще им, наверное, сказали, что я наемный убийца и положил тут четверых солдат и Рыжего. В то, что они себе напредставляли, лошадка и ребенок явно не вписывались. Они и ушли.
  Пауль с игрушкой убежал маме похвастаться. Бегать он хорошо умел, чихнуть не успеешь, а он уже туда-обратно сгонял. Прибегает и говорит, что маму под замок посадили, и что надо ее спасать. Вот что тут было ответить? Ладно, я виноват. Так пусть меня ищут и ловят, зачем Аннушку-то обижать? Хотите, чтобы я сам пришел? Так я приду. Убьют так убьют, меня к тому времени уже столько раз чуть не убили, что я и счет потерял.
  Я тогда так разозлился, что без всякого плана набрал оружия и пошел. Хорошо, Пауль меня остановил. Сказал, что с пустыми руками я дальше пройду, чем с топором. Ладно. За пояс фартука сзади стамеску сунул, маленький ножик - в ботинок, еще один широкий ножик в ножнах в гульфике спрятал. Пауль тоже какой-то нож взял. И мы пошли по коридору внутри стены, он впереди, я сзади.
  Дошли почти до места, как нам навстречу двое вышли. Вроде как мы им не нужны и разойдемся коридором, но я успел увидеть, как они переглянулись. Расходимся, и они на меня сзади прыгают и за руки хватают.
  Вы, дети, запомните раз и навсегда. Если надо кого поймать и живым привести, не надо его за руки хватать. Надо ему кулаком в морду, да в ухо, да в душу, да поддых, да по ребрам, да по почкам. Как упадет, на плечо закинул и понес. Или, если вас двое, за руки взяли и потащили.
  Я сразу на колени упал, тут же рванулся и локтем снизу вверх заехал первому между ног. Выхватил из-за пояса стамеску, воткнул ее второму в сердце, выдернуть не смог. Выхватил нож из ботинка и первого по горлу полоснул. Но они оба кричать начали еще как только меня за руки схватили. Я еще не успел у одного из них меч вытащить, как из-за угла выбегают еще двое с мечами наголо.
  Тут-то мне бы и конец пришел, если бы не Пауль. Он им под ноги бросился. Первый запнулся и упал, я его мечом заколол, поднимаю голову, а второй стоит на одном колене и встать пытается, только не может. Это Пауль ему своим ножиком ахиллово сухожилие перерезал. Молодец, моя школа. Этого я заколол, Пауль меня за руку хватает и бегом тянет к кладовке, пока весь замок не сбежался. И тут нам навстречу еще один.
  Я только успел его усы заметить, как назад отпрыгнул и живот втянул. Итальянец! У них в ходу длинные колющие мечи и низкие выпады. Точно, и меч и выпад. Попал мне сквозь кожаный фартук прямо в гульфик. Если бы не нож в деревянных ножнах, не сидеть бы мне с вами. И если бы я не отпрыгнул, скользнул бы его клинок по ножнам и мне бы брюхо проколол, а так длины не хватило.
  Но он-то не знал, что у меня там сюрприз. Он-то видел, куда попал. Он, наверное, подумал, что до кости меня проткнул, и что я сейчас упаду. Даже меч на рипост не поднял. А вот хрен ему в нос! Никуда я не упал, а проткнул ему шею выше ворота кирасы. Не будет добрым людям в срамные места железом тыкать. Взял меч с итальянца, меч добротный миланский, с рукоятью с полторы руки и узким клинком.
  А в этом же коридоре та самая кладовка, и у дверей двое стоят. И они все видели, и как первые двое за угол завернули, закричали и замолчали, и как вторые двое побежали и не вернулись, и как я вышел навстречу итальянцу, и как итальянец упал. Я на них надвигаюсь с мечом, а они сначала от меня попятились, а потом и вовсе ноги сделали.
  Отодвинул засов, открыл дверь. Как герой, с мечом в руке. Аннушка на меня так посмотрела, что я не сдержался и сказал:
  - Хочешь быть моей женой?
  - Да, - отвечает.
  - Тогда пойдем отсюда.
  Тут уже топот по лестнице слышно. Я Анну с Паулем толкнул в сторону двери во двор, а сам побежал в лестнице.
  - Вот он я! - кричу, и бегу не во двор, а в стену, только в другую сторону, не туда, откуда пришел.
  За мной по звуку чуть не десять рыл ломанулось. Хотя там больше пяти быть не могло, как я потом понял. И во главе герр Эрих. Кто-то наш бой в коридоре услышал, но на помощь пойти побоялся, а побежал в обеденный зал за подмогой. Торжественный обед он долгий, первая перемена блюд, вторая, пятая-десятая. За это время честный труженик может не одну, а две-три лошадки собрать и пять-семь грешных душ на тот свет отправить, еще время останется, чтобы ноги унести до самой Вены.
  Я не очень хороший бегун, честно говоря, даже плохой. Но рыцарь с полным брюхом бежал не лучше, а остальные вперед него не лезли. По пути встретили бегущего навстречу наемника, он и хрюкнуть не успел, я его просто отбросил с дороги. Куда бегу, сам не понимаю. Коридоры, двери, лестницы. Вот Арсенальная башня, рыцарь в двух шагах за спиной, еще одна дверь, впереди лестница. Вверх или вниз?
  - Падай!
  Падаю на площадке.
  Выстрел сверху. Оглядываюсь, рыцарь падает и у него на груди пятно расплывается. Те, кто за ним бежал, дверь захлопнули. Мало ли вдруг, там еще один заряженный ствол найдется.
  Поднимаюсь, а на площадке Пауль. Руки дрожат. Пистолет дымится. Оказалось, он пробежал к этой башне через двор. Никто же не знал, что он со мной, за утро он этот двор сто раз перебегал. Поднялся в комнату стражника Фрица, зарядил пистолет и побежал меня встречать. Этот Фриц Пауля стрелять учил, и Пауль знал, где у него что лежит. В замке же все свои, двери не запираются.
  
  Пауль увел меня в комнату Анны. Хотя ее первый муж давно умер, она жила там, где дали комнату ему, в Арсенальной башне. Большая часть замковой прислуги жила в деревне, но стражникам, даже тем у кого было свое хояйство, давали комнаты в Арсенальной. Мало ли вдруг враги нападут, раз-два и нет деревни.
   Сам Пауль сразу убежал на разведку. Его же никто не искал, он и решил подслушать, что решат Рейнхард и Черный. А мы с Анной остались. Зачем куда-то идти, кому-то на глаза попадаться, если сюда точно никто не зайдет, кроме хозяина комнаты, который сидит под замком и охраной. Сидим и думаем, что дальше делать. В замке оставаться уже никак нельзя. Теперь нам покоя не будет ни от Рейнхарда, ни от хозяина замка. Все-таки члена семьи убили, такое не прощают. То есть, надо ноги уносить до утра, а то он вернется и всю округу на поиски поднимет. Рейнхард не поднимет, ему надо старого рыцаря в замке встретить и со своими людьми за спиной. Спуститься со стены и ров перепрыгнуть? Или стражу на воротах разогнать, опустить мост, открыть ворота и коней с собой забрать, чтобы не догнали?
  Сколько у него людей осталось? Приехало их всего тридцать. Два рыцаря, двое музыкантов и двадцать шесть наемников. Музыкантов не считаем, рыцарь остался один, а солдат шестнадцать. Четверо на воротах, двое у погреба, там, где меня поймали, один на башне, двое старую замковую стражу охраняют. Всемером замок обыскивать никак нельзя.
  Замок обыскать несложно. Стена, по кругу башни стоят и всякие дома к стене пристроены. В середине двор. Обыскивать по кругу все строения, с башни смотреть, чтобы никто на стену не вылез, и во дворе дежурить. Но искать они меньше, чем по трое, теперь не будут, потому что по двое я их с Божьей помощью уделаю. И замок они не знают. Толку с такого обыска не будет. Забудут где-нибудь под стропила заглянуть - и начинай сначала. Хорошо, если время есть, можно все сделать. Но времени у них - до темноты. Завтра старый рыцарь приедет, что ему Рейнхард скажет? Что за день в замке порядок навести не смог? Зять-насильник еще куда ни шло, но зятя-слабака ни один рыцарь не потерпит.
  Понятно стало, почему они сразу не перекрыли с двух сторон строения, где мы могли быть. У них просто-напросто людей не хватило.
  
  Сидим мы с Аннушкой, это самое... то есть, говорим о жизни, и тут прибегает Пауль.
  Оказывается, поисками занимался Черный. Отправил всех замок обыскать, поэтому на пир опоздал. Когда Анну посадили в кладовку, он вышел доклады слушать, как с обыском справились. Наемники по очереди пришли все к нему и доложили, что никого не поймали. Как раз к этому времени и мы с Паулем подошли, а они вышли подождать до особого распоряжения. То-то их так много было в донжоне.
  Когда Черный всех выгнал, он дверь закрыл и начал планы строить, как повторно замок перерыть. И через дверь не услышал, как меня обнаружили и погнали. А Рейнхард побежал наперерез через двор. Только, когда ему в окно крикнули, что Эрих убит, он остановился и никому ничего не приказал.
  Потом Эриха унесли в часовню, где уже все остальные тела лежали, и Рейнхард вернулся в зал. Вероника и управляющий там и сидели, и Черный пришел с планом. А Пауль на галерее лежал и все слышал.
  Черный сказал, что врагов в замке больше одного и больше двух, то есть, много. И предложил два варианта, короткий и длинный.
  Короткий - поджечь замок и всех убить. Чтобы наверняка.
  Длинный - перерыть замок как следует. Выпустить местных стражников и пусть фрау Вероника им прикажет вместе с приезжими замок обыскивать. Потому что сидит их под охраной десять человек и двое наемников их стерегут. И все замок знают отлично и меня в лицо знают. Местным всем приказать выйти во двор, посмотреть, у кого порох на руках, и спросить, кто где был, когда в Эриха стреляли.
  Рейнхард задумался, а Веронике длинный вариант больше понравился. Она приказала управляющему оказать содействие. И предложила мой мешок, который так там и лежал, дать понюхать гончим. Псарь Рейнхарда бы не послушал, а ее приказ выполнит.
  Рейнхард с Вероникой согласился не столько из вежливости, сколько из любопытства. Интересно ему стало, что за люди против него и на кого они работают. Решили, что управляющий пойдет во двор, покричит, чтобы люди все выходили, Рейнхард и Вероника пойдут стражников выпустят, а Черный с псарем, собаками и парой наемников пойдут по следу с того места, где Эрих лежал, пока там не след не перебили.
   - А еще я пирог с печенкой принес, плюшки сладкие и копченую рыбу! - закончил Пауль, - Они мешок забрали, а то, что в мешке было, оставили. Я и взял, когда уходил.
  
   Плохо. Что тут поделать? Преимущество у нас одно, мы знаем, где они будут, а они не знаем, где будем мы. Когда всех во двор выгонят, можно будет в любую башню пройти, потому что искать будут от донжона в обе стороны. След как-нибудь собьем. Но дальше-то что? Дальше Воротной башни не уйти, она как раз напротив донжона. Мост поднят. Ворота закрыты. Коней нет.
  - Что задумался, уставший путник? - грустно спросила Анна, - Прикидываешь, сколько еще врагов убить осталось?
  - Сколько? Да всего двоих - Рейнхарда и Черного, - ответил я, не задумываясь.
  - Почему? - удивился Пауль.
  - Потому что тогда мстить некому будет. Фрау Вероника, при всем уважении, слабая девушка и без отца никогда ничего не решала. У стражников к нам личных претензий нет. Не будет приказа, они нас не тронут. А наемники... Черт их знает, что они за люди, но, сдается мне, если мы справимся с Рейнхардом и с Черным, не рискнут они с нами связываться.
  - Ты хочешь сказать, что у тебя есть план, - уверенно сказала Анна.
  - Нет у меня никакого плана, - ответил я.
  - Как нет? А кто только что сказал, что надо убить Рейнхарда и Черного? Черный сейчас к нам сам придет с собаками, а Рейнхард...
  - Будет во дворе с резервом! - выпалил Пауль.
  
  Анну мы с Паулем выгнали во двор. Она ничем не рисковала. Бить ее было не за что, а посадить некуда. Не для того всех выгоняли во двор, чтобы кого-то где-то персонально запирать и ставить охрану.
  Пауль пробежался по комнатам стражников и принес мне стальной нагрудник, латные перчатки и простенький шлем без забрала. Нагрудник налез только на рубашку. Куртку, одолженную у столяра, пришлось надорвать по боковым швам и натянуть сверху. На шлем я для маскировки накинул аннушкин суконный капюшон, Пауль привязал его веревочкой, чтобы не свалился. Меч у меня был тот, что я взял с итальянца.
  - Ну что, Пауль, нормально?
  - Да, дядя Якоб.
  - На кого я похож?
  - Руки в стороны можешь поднять?
  - Могу.
  - На пугало. Выйдешь во двор - вороны со смеху попадают.
  
   Подготовились мы неплохо. Повезло, что враги не спешили. Пока выгнали всех во двор, пока Вероника объяснила задания стражникам и псарю, пока Черный разделил всех на группы...
   Меня беспокоили две вещи. Во-первых, собаки. От гончих мне бы было не отбиться. Во-вторых, после выстрела в Эриха, Черный взял бы с собой пару человек с арбалетами или аркебузами. И то, и другое на возможном внутри замка расстоянии прямой видимости пробьет мой нагрудник навылет. Хуже всего, если это будет аркебуза. Даже если стрелок с Божьей помощью промажет, после выстрела все будут знать, в какой части замка я прячусь.
  
  Вот они. Пауль осторожно выглянул в окно и доложил, что в входу в Арсенальную башню идут псарь с тремя гончими, Черный, наемник с аркебузой и стражник Ганс с арбалетом. Мы ждали их в коридоре внутри стены, в той стороне, которая от донжона дальше, к Воротной башне ближе.
  Собаки сразу взяли любезно проложенный след на верхний этаж. Еще бы они его не взяли, если я на тряпку помочился и эту тряпку протащил по лестнице до самого верха. Наверху их ждал пирог с печенкой, плюшки и копченая рыба. Не только потому, что они могли понравиться собакам, но и потому, что лежали в том мешке, который им дали понюхать. Путь же к коридору был щедро посыпан порохом и чесноком. Пороховницу Пауль позаимствовал вместе с пистолетом, а чеснок сушился у Анны под кроватью.
  - Эй, Черный! - крикнул я, когда собаки рванулись вверх.
  - Вот он! - крикнул один из стрелков.
  Черный и сам увидел, что 'вот он', и бросился ко мне.
  В этом и состоял наш план. Если поединка с Черным не избежать, то надо хотя бы вытащить его в такие условия, чтобы драться один на один. Неважно, сколько человек будет с Черным, если навязать бой в узком коридоре, где нельзя сражаться двоим в ряд. То, что он сам будет рваться вперед, было очевидно, как и то, что прочие не станут лезть перед ним.
  Надо сказать, что он был хорошим бойцом. Очень хорошим. Выше меня почти на голову. Нагрудник, перчатки. Длинный колющий меч, примерно как у меня.
  С первых ударов я понял, что он учился фехтованию не в братствах, а на поле брани. Скажи ему 'кварта' и он подумает про пиво, а скажи ему 'терция', он ответит 'сам такой'. Но силы и скорости ему было не занимать. Он теснил меня по коридору, заставляя делать шаг назад на каждом третьем соприкосновении клинков. Казалось, его меч занимал все пространство под полукруглыми сводами, то чиркая по подолу моей куртки, то высекая искры из кованых светильников.
  Будь у него возможность маневра, мне бы крышка. И до такой возможности оставалось совсем немного - вытеснить меня из коридора, половину которого я уже прошел задом наперед.
  Для полноты картины за спиной Черного продвигался наемник с аркебузой, а за его спиной виднелся Ганс с арбалетом.
  И тут ко мне пришло озарение. Узкий коридор это фехтовальная дорожка. Как на занятиях. Полукруглый свод это как бы круг, в который вписано изображение противника. Плитами на полу обозначены стандартные расстояния шага.
  Парад! Рипост! Вторая защита! Третья позиция! Выпад!
  Мой меч скользнул по его нагруднику. Черный сделал запоздалый шаг назад.
  Ложный выпад в бедро - укол в лицо! Прыжок назад.
  Ложный выпад в лицо - укол в бедро! Есть! Первая кровь!
  Взмах мечом снизу вверх - и распорото правое предплечье между локтем и краем перчатки.
  Черный делает три огромных шага-прыжка назад, сбивает с ног аркебузира, но успевает перехватить меч левой рукой дополнительно к правой.
  Классическая ошибка с двуручным хватом! Острие меча описывает восьмерку, но руки на рукояти не защищены. Настолько предсказуемое движение, да и места для него мало, что я перехожу в атаку еще до того, как его меч уходит с того места, где через мгновение появляется моя рука.
  Точный укол в левую руку. Меч не перерубает стальные чешуйки на пальцах, но попадает между пальцами и втыкается в кисть между костяшками, кажется, среднего и безымянного.
  Больно, да? Вот тебе 'швейцарский сюрприз'! Левой хватаю его меч у крестовины и колю снизу вверх, в живот, ниже нагрудника. Такой удар должен входить под пластинчатую юбку рыцарской кирасы, в низ живота, где под тонкой кожей прячутся благородные кишки и сиятельный мочевой пузырь. Верная смерть в вонючей луже и никакого плена!
  Пропустив 'швейцарский сюрприз', уже не встают. Поэтому, поднырнув под правую руку Черного, с криком выскакиваю на аркебузира. Черный, отступая, сбил его с ног, потом отступил еще, и теперь наемник в пределах вытянутой руки у него за спиной. Отбиваю в сторону ствол.
  Ба-бах!
  Матерь Божья! Какой грохот!
  Руку ожгло. Успел заметить черные точки на ладони раньше, чем уколол стрелка мечом. Он прикрыл прикладом живот, а я ткнул ниже и проколол ему бедро насквозь.
  Арбалетчик далеко.
  - Дядя Ганс! Не стреляй! Это же Якоб! - крикнул Пауль из конца коридора у меня за спиной.
  Я бросил меч и поднял руки.
  - Правда, Ганс, не бери грех на душу. Что я тебе сделал?
  - Ты бы сделал. Если бы дотянулся.
  Уфф. Ответил. А мог бы выстрелить.
  - Я не выстрелил, и ты не балуй. Повернись и иди.
  - Куда?
  - Вперед, дурак. И через боковую дверь на лестницу и во двор. Дернешься в башню - клянусь святым Себастьяном, пристрелю.
  
  Продолжила рассказ Анна.
  - Когда грохнул выстрел, я так испугалась...
  Рейнхард махнул рукой, и половина остававшихся во дворе солдат побежала к Арсенальной, а половина к лестнице в стену.
  Не успели они подняться до половины лестницы, как из двери вылез Якоб. Ну и пугало, прости Господи! Но живой. И, вроде бы, даже не раненый. Вслед на ним вышел Ганс с арбалетом. За Гансом - наемник, который уходил в башню с аркебузой. Теперь нога у него была перевязана, и его кто-то поддерживал. Пауль! Негодный мальчишка!
  - Что за малец? - спросил кто-то из наемников.
  - Наш, - ответил кто-то из стражников.
  Солдаты отступили от лестницы, образовав пустой круг.
  - Вон со двора! - крикнул Рейнхард, - Бегом!
  Жители замка начали неспешно расходиться.
  - Вам еще повторить?!
  Народ ускорился. Всем было интересно, чем закончится дело, и самые умные уже выбрали, откуда они будут смотреть.
  - Вам отбой! - крикнул Рейнхард наемнику, выглянувшему в окно, - Нашли его! Давайте во двор!
  - Вероника, ты не хочешь пойти в башню? - обратился он к молодой жене, - В мире есть вещи, которые не стоит видеть благовоспитанным девушкам.
  Вероника замешкалась.
  - Ты! - Рейнхард ткнул пальцем в горничную, - Проводи госпожу в донжон!
  Якоб стоял в кругу солдат, местных стражников вперемешку с наемниками. Ганс опустил арбалет. Пауль с раненым протолкался поближе.
  - Где Черный? - спросил Рейнхард Ганса.
  - Убит.
  - Сукин сын! Кто же ты такой? - крикнул Рейнхард, подходя к Якобу. Близко не подошел, остановился на расстоянии примерно шага и вытянутого меча.
  - Швейцарец, - ответил Якоб.
  - Наемник? На кого работаешь?
  - На уважаемого герра Вильгельма, владетеля Ротвальда! - без зазрения совести соврал Якоб.
  
  - Ну соврал, а что? - возмутился глава семьи, - Я же время тянул! Скажи я, что сам по себе, он бы разозлился и убил меня сразу, а так еще бы поговорили. Давай я лучше сам до конца расскажу.
  
  Рейнхард удивился. Такого он явно не ожидал.
  - Какой у тебя был приказ? Ты ведь не попытался помешать свадьбе, а потом убил Эриха. Герр Вильгельм должен будет тебя повесить за убийство деверя.
  - Герра Эриха убил не он! - возразил кто-то из солдат, - Герра Эрика застрелили.
  - Дурак! Посмотри на его руку!
  Я поднял руки. На левой виднелись пятнышки от пороха.
  - Не мог он с левой стрелять! - не согласился тот же солдат.
  - Ну и кто по-твоему стрелял? Только у него на руке порох.
  - У него порох от моего выстрела, - сказал раненый аркебузир, - Черного он заколол мечом. Он не стрелял ни разу, как мы вошли. Хотя мог бы.
  - Дьявол! Значит, по замку ходит еще один убийца! Надо найти его до темноты.
  - А с этим что делать?
  - Повесить! Только быстро. Потом выгнать всех во двор и обыскать замок! Черт побери!
  Солдаты шагнули ко мне.
  - Якоб... - шепнул Пауль.
  Я повернулся, и он протянул мне меч.
  За время короткого спора Пауль посадил подопечного на лавку и вернулся в круг солдат, уже как 'свой'. Никто и не удивился, что у него за поясом был меч, у всех вокруг были мечи.
  Я схватил меч и бросился на Рейнхарда.
  Рейнхард выхватил свой меч и легко парировал мой первый удар.
  - Это добыча рыцаря! - закричал Пауль, - В круг!
  Солдаты остановились. Если бы Пауль не крикнул, они бы легко справились со мной. Если бы Рейнхард приказал им убить меня, они бы послушались. Но он не приказал. Посчитал, что сам справится.
  Рыцарь был отменный фехтовальщиком. И в теории, и на практике. Но он провел день с женщиной, вином и едой. Его скорость боя почти сравнялась с моей, поэтому я отразил его первый удар.
  Он знал, что я за день одолел обоих Булленбейцеров и еще десять солдат. Он переоценил меня и мог бы меня легко заколоть вторым ударом, но вместо этого взял защиту клинком.
  Когда я в третий раз напал на него, он уже понял, что я не такой хороший боец, легко отбил мой меч и перешел в атаку.
  Но он не заметил под грязной курткой нагрудник, а под смешным капюшоном шлем. Вертикальный удар по голове был такой силы, что у меня ноги подогнулись. Я не достал его ответным уколом в ногу, а он ткнул меня в брюхо с такой силой, что пробил нагрудник.
  Он чуть замешкался, выдергивая меч, и мне хватило этой задержки, чтобы пронзить ему сердце.
  
  - Что дальше? - спросил я, оглядывая толпу вооруженных людей передо мной.
  Как-то само собой из одной толпы получилось две. Стражники и наемники.
  - Одиннадцать против девяти, - я демонстративно пересчитал тех и других, причем к стражникам присчитал себя, - шли бы вы отсюда по хорошему.
  Ежу понятно, что меня так просто бы не отпустили. Надо было поссорить их, или мне конец. Если даже удалось бы дожить до возвращения хозяина замка, то он бы меня все равно повесил.
  - Против тринадцати, - возразил пожилой наемник, намекая на четверых, подходивших от ворот.
  - Тем более, - я повернулся к стражникам, - нельзя разрешить им оставаться в замке. Мы не сможем их контролировать. Они опять загонят вас в свинарник, разграбят замок и уйдут. Они ведь знают, что герр Вильгельм только завтра вернется. У них только своих тридцать лошадей и еще наши из конюшни. И вся ночь форы. Если вас всех поубивают, с кем герр Вильгельм в погоню пойдет и на каких конях? На уставших, на которых он из города приедет?
  Задел за живое. Стражники нахмурились. Наемники приободрились.
  Если бы с братьями-рыцарями пришли сколько-нибудь приличные люди, которые считают себя честными тружениками меча, они бы как-нибудь со стражниками договорились. Но, будь эти наемниками порядочными людьми, все бы с самого начала пошло по-другому. С такими рыцарями, как Эрих и Рейнхард, могли быть только разбойники. И хотел бы я видеть такого отчаянного человека, который бы с этими разбойными мордами стал договариваться. Особенно после того, как они обманом замок взяли, а стражу в свинарнике заперли.
  После того, как я объяснил наемникам их выгоду, и ни стражники, ни управляющий не смогли ничего к этому добавить, дальнейшие события были предсказуемы. У тех и у других оставались заряженные аркебузы и арбалеты. Старший наемник подал команду, и трое стрелков выстрелили в троих стражников. Пауль, который держался рядом с Гансом, схватил его арбалет и выстрелил в наемников. Даже в кого-то попал. Раненый стражник успел бабахнуть из аркебузы.
  Оба отряда бросились навстречу друг другу.
  - Наших бьют! - заорал управляющий.
  Обычно мужики не горят желанием сражаться за сеньора. Но когда разбойники уже у тебя дома и вот-вот этот дом разграбят и сожгут, тут думать не о чем. Хватай что под руку попало и беги своим на помощь.
  Я дрался вместе со стражниками. Нас осталось на ногах всего пятеро, когда последние наемники сдались за явным преимуществом набежавших со всех сторон мужиков. Разбойников разоружили и посадили в тот самый свинарник, где утром сидели стражники.
  
  - Ты бы остался, - сказал Ганс, весь перекошенный после того, как доктор вытащил из него пулю и залил рану горячим маслом.
  - Оно тебе надо? - ответил я, отвлекшись от подготовки лошадей и положив руку на эфес, - Я забираю Анну, Пауля и шесть лошадей и уезжаю прямо сейчас. Думаю, никто не возражает. В одном строю стояли.
  - Если бы не ты, не было бы ни строя, ни боя. И наши бы все живы были.
  - Кто не согласен - пусть подходит с мечом, а не с рукой на перевязи. Только я ведь швейцарец, я в плен не сдаюсь и пленных не беру.
  - Фрау Вероника попросила, то есть, приказала, нам тебя задержать.
  - Передай ей, что я вежливо отказался. Мои соболезнования и наилучшие пожелания.
  - Мы ведь можем и не открыть ворота.
  - Объясняю на пальцах. За сегодня я с Божьей помощью убил с дюжину солдат, обоих братьев Булленбейцеров, герра Эриха и герра Рейнхарда.
  - Ну Эриха, положим, не ты убил.
  - Не я. Хочешь знать, кто?
  - Хочу.
  - Пауль.
  - Матерь божья... На тебя-то клал я большую кучу, а вот Пауля жалко.
  - Спасибо, дядя Ганс! - раздался веселый голос Пауля, который непонятно когда успел подбежать к коновязи с дорожными сумками.
  - Пауль! Чтоб те лопнуть! Ты-то зачем во взрослые дела встреваешь!
  - Так я это... Дядя Ганс, они же маму обидели. А дядя Якоб за маму заступился и на ней женится. Вы не думайте, он хороший. Вот какую мне лошадку сделал.
  - Пауль! Все разболтал! - возмутилась подошедшая Анна.
  - Мама! Ну правда же!
  - Если так... - задумался Ганс, - езжайте с Богом. Вот вам на свадьбу подарок, чует мое сердце, вам такое пригодится.
  И подал мне рог для пороха в серебряной оправе.
  - Не поминай лихом, Ганс, - ответил я, и вложил ему в руку перстень, который утром снял с Рыжего.
  
  Тут и сказочке конец, а кто слушал - молодец.
  
  - Его родители на уши встали, когда он привез вдову с взрослым сыном. Они ему уже тут молодую невесту нашли, - добавил священник, - Обещали мне золотые горы, чтобы я их венчать отказался. А я не жадный, мне что Бог пошлет, того и хватит.
  - Как романтично! - сказала дочка.
  - Да, были времена... - с ностальгией вздохнула жена.
  - Молодец, батя! Все правильно сделал! - сказали сыновья.
Оценка: 8.68*12  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | К.Юраш "Принц и Лишний" (Юмористическое фэнтези) | | Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | С.Елена "Невеста из мести" (Любовное фэнтези) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"