Зубов Пётр Иванович : другие произведения.

Зал ожидания

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
 Ваша оценка:


   Зал ожидания
  
   1
   Когда тебе стукнуло более, чтоб ворчать,
   и ты уже не знаешь с чего начать,
   но, зато, догадываешься, чем все это
   кончается: монотонностью, рифмой лет
   с чередой желаний, которых нет,
   ожиданием конца света,
  
   проникающего через объектив
   стекленеющего глаза, коего посетив,
   вдругорядь не сыщет не то, что входа -
   щели в молекулу толщиной,
   разлука в, собственно, выходной
   день из времен года,
  
   века, эпохи. Живя взапой,
   набираешь себя на счетах с самим собой.
   И количество медленно переходит
   в качество. В качестве пресс-папье,
   взяв в одной, теряешь в другой графе,
   пункте, городе, переходе
  
   из твердого в газообразное состояние смеха над
   кольцами арок на пальчиках колоннад,
   крышами в ливень со звуками тили-текста.
   Отстав от голоса и строки,
   ищешь жеста, как места своей руки
   и не находишь места.
  
   2
   Правило поиска в том, что есть
   что искать. А ежели это месть
   движения факту искомой цели?
   Или, просто, страх опоздать в судьбе,
   где ты лишь точка на пути в самом себе,
   как пуля в теле
  
   у времени, делая пространство, etc
   залом ожидания мест и лиц?
   И ты, затерянный в плеск оваций
   улиц города, в это "ню"
   осени, соскальзывающей к нулю,
   как равновесию комбинаций
  
   золота с ржавчиной и свинцом,
   начала жизни с её концом...
   Где-то там, где поезд погряз в колёсах
   с рельсами, тронулся на гудках
   протяжных, хриплых, помешанных на глотках
   воздуха, объединяющего розных
  
   особей посредством химии, ветра вслед,
   среды обитания, которую занял смех
   веток. Дворник скребет, как паперть,
   площадь в рубчик твоих подошв
   протяженностью в прошлогодний дождь
   или, проще, - в память.
  
   3
   Память запаха, вкуса губ,
   складок кожи, стыда, что груб,
   крошек съеденного печенья
   на лиловой, влажной, с оттяжкой в хрип
   ткани неба в дымящихся спичках лип,
   ожидающих превращенья
  
   чувств в привычную схему про
   твоё существование, где "добро"
   в просторечии - хлам в сундуке, анализ
   в банке, в спичечном коробке,
   баба в теле, мотня в руке,
   или выведенный анамнез
  
   скучным почерком торжества
   интеллекта над ужасом естества
   в пожелтевших книгах дворов, в системе
   пищеварения хмурых, больных тоской
   осознания тождества лба с доской,
   зданий, свет привязавший к тени
  
   всего. Понимаешь, что боль в груди -
   форма арендной платы, когда среди
   вороха спутанных в мозге нетей,
   вызывающих нервный смешок и тик
   века, случайно заметишь: стих
   ветер, вчерашний ветер.
   4
   Всё очень буднично и, сводя с ума,
   на табло выскакивает "Зима",
   повторяя: снег... снегопад... за снежным
   фронтом... снега... брести в снегу...
   И приходит ясность прогнать пургу,
   превращая в нежность:
  
   взгляд наружу, т.е., попытку прорваться сквозь
   чей-то контур словом, любовью, ударом вскользь,
   взгляд вовнутрь - с заходом в гости,
   хрустнув зеркальцем просто льда,
   веткой сломанной, криком "да",
   эхом ярости или злости,
  
   страсти, ревности, похожего на вокзал
   ощущения того, что ты ещё не сказал,
   и уже не скажешь закрытой двери.
   Карих лавочек вместо глаз,
   целый ряд, и они, анфас,
   говорят о твоей потере
  
   ориентации, там, где объявлен рейс,
   номер поезда, время в пути и вес
   услышанного равен тебе и некий
   (как подтверждение что ты ещё
   здесь и сводишься к взгляду через плечо)
   голос прячется в человеке.
  
   Май - июнь 2001 г.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"