Зуев Олег Александрович: другие произведения.

Кукла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:


   Олег Зуев.
   Кукла.
   Чашка с крепким кофе так и останется нетронутой, остывать на журнальном столике. Я, как всегда, опаздываю на работу и сломя голову бегаю по квартире, собирая вещи и документы. Накинув на плечи пиджак, выскакиваю на лестничную площадку и, второпях закрывая дверь, роняю выскользнувшую из-под мышки кожаную папку. Сзади раздаются знакомые легкие шаги, и молодая соседка, любезно подняв бювар, смущенно шепчет: "Доброе утро".
   Ее зовут Елена, и каким-то чудом она почти каждое утро сталкивается со мной возле лифта. Соседская девчонка, я знал ее еще ребенком, а сейчас она превратилась в красивую девушку, расцвела, словно роза, и пахнет от нее, точно от цветка. Мне кажется, что девушка влюблена в меня. Во всяком случае, только этим обстоятельством я могу объяснить наши систематические встречи по утрам возле лифта и ее странные взгляды.
   - Доброе утро, Леночка, - отвечаю я. Створки лифта раскрываются, и я пропускаю вперед юную леди, нажимаю кнопку первого этажа и, задумавшись о делах, ожидающих меня на работе, тупо смотрю на изрисованную подростками стенку кабины. Елена, несомненно, красивая девушка, но я до сих пор воспринимаю ее как ребенка, да и мое семейное положение ставит между нами непреодолимую преграду. Мы выходим на улицу, и я, сев в машину, растворяюсь в будничном, бесконечно долгом дне.
   Как нестерпимо тяжела безответная любовь. Я влюблена! Я несчастна. Каждое утро, в предвкушении встречи с ним, стараюсь успокоить биение сердца, так и норовящего выскочить из груди. Стою возле своей двери и в глазок высматриваю появление его - первого мужчины, в которого влюбилась. Мы встречаемся на лестничной площадке и, поздоровавшись, заходим в кабину лифта. Степан не обращает на меня никакого внимания, он просто рассматривает стенку кабинки и о чем-то думает. А я с упоением пожираю его взглядом. Смотрю на широкие, сильные плечи, на большие, красивые руки, на его роскошные волосы, слегка тронутые сединой. Я с упоением вдыхаю запах его парфюма, чувствую теплоту тела. Это длится всего несколько мгновений, но я в этот момент счастлива, я рядом с любимым, наедине с ним. Мы вместе выходим на улицу, Степан садится в машину и уезжает, а я, постояв еще минуту, уныло возвращаюсь домой.
   Терпеть не могу свою работу. Шестнадцать лет назад я по знакомству временно устроился в эту фирму. Но нет ничего более постоянного, чем временное. Ненавижу свое ремесло, терпеть не могу начальство, презираю себя за то, что до сих пор не осмелился все это бросить. Уволиться и, наконец, заняться любимым делом. Найти занятие, которое бы приносило не только деньги, но и удовольствие. А сейчас мной распоряжаются подлые, мелочные люди, которые сделали себе карьеру, занимаясь активным подлизыванием задниц своих начальников. Мне трудно скрыть презрительное отношение к этим существам, и они это чувствуют. Ощущают мою ненависть и в ответ делают несносным существование. Вечером, разбитый и опустошенный, возвращаюсь домой, только чтобы на следующее утро снова повторить этот нескончаемый, адский круговорот.
   Сегодня мы проходили оккультную веру древних людей, а именно симпатическую магию - куклу вуду. Меня увлекла эта тема, первый раз за все обучение в универе я не скучала на занятиях. Дома до поздней ночи бороздила просторы сети, углубленно изучая нюансы задевшей меня религиозной практики индейцев Перу. Оказывается, женщины их племен с помощью куклы привораживали мужчин. Безумная идея пришла мне в голову. Пусть я буду плохим человеком, разрушающим чужую семью, но сделаю так, что Степан станет моим. Он наконец посмотрит на меня и, одарив своим вниманием, уже больше никогда не захочет отвести в сторону взгляд.
   Я разобралась в технологии этой магии. Из хлебного мякиша, смоченного вином, вылепила фигурку моего любимого, осталось только добавить его ДНК. Утром, в кабинке лифта, когда мы опять "случайно" встретились, я легким движением руки смахнула в кулак волос с его плеча. Теперь все готово для обряда, скоро я стану самой счастливой женщиной в мире.
   Утро не задалось, я проспал. Выбежав на площадку, не увидел соседку, и в душе стало еще более тоскливо. Мне предстоял долгий путь по московским пробкам. А потом, после того как я обязательно опоздаю, мне еще придется выслушать нравоучительную лекцию моей такой "правильной" начальницы. Поэтому, нарушая все правила, я мчал вперед. Проскочив на красный один из перекрестков, услышал противный зум полицейской машины. "Только этого мне не хватало", - пронеслось в голове. Разобравшись с полицией, снова рванул вперед. Несмотря ни на что, я сегодня не опоздаю, не дам возможности меня отчитывать, расшибусь в лепешку, но успею.
   Сегодня я его не дождалась, Степан так и не появился на площадке, наверно, взял отгул или болен. Тем лучше, значит, это - идеальный день для магии. Степан будет моим! Достала из коробки куклу и положила ее на стол. Зажгла свечу и нагрела на ее пламени кончик иглы. Зашептала заклятие:
   "Сердце твое протыкаю, любовь свою в него впускаю.
   И будет любовь твоя только ко мне. Вовеки веков ты отдан лишь мне.
   Пусть будет так!"
   Прошептав заклятие, мгновенно воткнула иглу в область сердца куклы.
   Разогнавшись, я летел по встречной полупустой полосе, обгоняя унылый, нескончаемый поток машин, ползущих в центр города. Я уже был почти уверен, что успеваю, как вдруг невидимая игла вонзилась в сердце. В глазах потемнело, и руки, вдруг став свинцовыми, отпустили руль и упали на колени. Сквозь пелену, затянувшую глаза, видел, как моя машина, потеряв управление, пошла вправо и, вскользь зацепив огромную бочину автобуса, резко отскочила на встречную полосу. Я понимал, что продолжаю давить на педаль акселератора, но не чувствовал ног, был словно парализован. Черный силуэт грузовика неотвратимо приближался. Он уродливым чернильным пятном растекался по лобовому стеклу, бесконечно увеличиваясь в размере.
   Игла, воткнутая в черный мякиш, зашипела и, неестественно легко прошив тело куклы, вонзилась в мою ладонь. Я отчетливо почувствовала страшную боль любимого. Боль пронзила его сердце. Не ожидая такого эффекта, я, вскрикнув, судорожно стиснула руку с зажатой в ней куклой, при этом немного расплющив хлебные ноги. Господи, что я натворила? Осторожно положив изуродованную куклу на стол, я, не видя ничего на своем пути, выбежала из квартиры. Выскочив на лестничную площадку, бросилась к двери любимого и стала бить в нее кулаками. Сейчас он выйдет, сонный и удивленный, сейчас он рассеет все мои страхи.
   ***
   Ненавижу эти дурацкие застолья, которые устраивает моя жена. Она утверждает, что это все для меня, чтобы я больше общался с людьми. Но я прекрасно понимаю, для кого все это действо. У меня нет ни родных, ни друзей, поэтому состав приглашенной компании подбирается исключительно моей супругой. Сегодня у Натальи день рождения, и вечером в нашей гостиной собралась небольшая компания. Несколько сотрудников с женами, двое одиноких друзей и соседи - тетя Нина с дочкой Еленой. Та самая соседская девчонка стала еще красивей, превратившись в роскошную женщину. Утром тетя Нина, встретив мою жену, пожаловалась, что ее дочь до сих пор ни с кем не встречается. Наталья, недолго думая, пригласила соседок на день рождения, где планировала познакомить бедную девушку с одним из своих холостых сослуживцев. Все расселись за большим круглым столом, заполненным разными яствами и вкусностями; жена у меня - очень хорошая и гостеприимная хозяйка. Меня же гости раздражали. Эти незнакомые мужчины, протягивающие мне руки и не смотрящие в глаза, их жены, поглядывающие на меня жалостливыми взглядами, такими липкими и противными. Я ненавидел эти посиделки и всегда пытался куда-нибудь улизнуть, но Наталья настойчиво заставляла меня присоединяться, усаживая подальше, чтобы не мешал мужчинам выходить покурить. Так было всегда, но сейчас пришла Елена. Она была очень смущена и прятала от меня глаза. Сколько же лет я ее не видел? Мужчины говорили тосты и шутили, развлекая дам, они постоянно пытались втянуть в веселье молодую и стеснительную красавицу. А она была такой безучастной, словно ее душа находилась где-то далеко отсюда. На меня, слава богу, никто не обращал внимания, и я с восхищением любовался своей прекрасной гостьей, сидящей так близко. Такое ощущение, что здесь только я и она. Мы не видим других, она почти не смотрит на меня, но ощущение нашей душевной близости сводит с ума. Ее редкие взгляды в моем направлении излучают такое тепло, что моя огрубевшая душа, словно птица, начинает трепетать в груди. Елена напряжена, что-то с ней происходит, что-то ее мучает. Я же, влив в себя почти бутылку вина, наоборот, расслабился и повеселел.
   - Тебе налить вина? - обращаюсь я к Елене.
   - Да, немножко, - отвечает красавица.
   Я почувствовал тяжелый взгляд жены, но даже не соизволил посмотреть в ее сторону. Налил Елене и себе вино. Бутылка крымской мадеры, выполнив свой долг, героически отдала последние капли нашим бокалам. Свечи на столе прекрасно справлялись со своей задачей: интимная атмосфера, блеск глаз в полумраке, блики на бархате нежной кожи молодой женщины. Елена осмелела и все чаще бросает на меня взгляды. Вино расслабило, и мы сидим молча, трогая друг друга глазами. Взгляд скользит по щеке Елены, спускается к нежной шее, закатывается в яремную впадинку и падает в узкое ущелье, зажатое между нежно-белыми сферическими холмами, выпирающими из декольте бордового вечернего платья. Она, сделав глоток вина, проводит кончиком языка по пухлым губам и смущается. В очередной раз проваливаюсь в бездонный омут огромных карих глаз, мелкая дрожь пробегает по мышцам спины и, перейдя на мои плечи, спускается к пальцам. Ставлю бокал на стол и, сомкнув дрожащие кисти, прикладываю их к лицу, вдыхаю запах рук, смешанный с духом зрелого бри. Душа трепещет от предвкушения и фантазий. Бросаю взгляд на жену, пытаясь определить ее ощущения. Но Наталья увлечена общением с одиноким сослуживцем, высоким крупным мужиком, огромной волосатой лапой сжимающим рюмку с водкой. Она беззастенчиво нагло флиртует с ним, намеренно не обращая на меня внимания. Она взволнована, дышит учащённо, грудь высоко вздымается, вижу, как ее левая рука страстно движется по внешней части бедра, оставляя след от длинных ногтей. Заметив мой интерес, Наталья окунает пальчик в бокал, потом начинает игриво водить им по своим губам. Она очень возбуждена.
   - Степа, я пригласила Леночку, чтобы познакомить ее с Сережей, а ты не даешь молодым пообщаться тет-а-тет, - говорит жена, внимательно наблюдая за реакцией Елены.
   Если б не слабое освещение, готов поклясться, мы бы увидели, как багрянец лег на щеки девушки. Чтобы чем-то себя занять, она снова поднесла бокал к губам.
   - Оставь ее в покое и займись своим очередным хахалем, - прошипел я в ухо жены. Выхватив из-под своей тарелки сэт, Наталья, нарушая этикет, вытерла салфеткой губы и, не скрывая раздражения, швырнула ненужный больше подтарельник на стол. Тяжелая салфетка, украшенная кантом, в падении зацепила мой бокал, и он, ударившись об стол, потерял ножку. Кровавый ручеек, извиваясь по белоснежной скатерти, проложил себе путь до края столешницы, а затем тонкой черной струей устремился к моим коленям. Пришлось податься назад, безвозвратно уродуя тонкую атмосферу вечера так не вовремя материализовавшимся моим инвалидным креслом.
   Заметив диссонирующее изменение, произошедшее в атмосфере комнаты, гости замерли.
   - Он инвалид! - вдруг прошептала Елена, вскочив из-за стола.
   - Тьфу ты, как не вовремя, - раздосадовано проговорила Наталья.
   Гости вдруг разом засобирались. Все мгновенно осознали, что на этом вечер закончен, я все испортил. Елена, сгорая от стыда, вдруг побежала в прихожую, Наташа, бросив на меня ненавистный взгляд, кинулась вслед за ней. Там они долго и надрывно перешептывались, потом хлопнула входная дверь, и пустота залила квартиру. Я задул свечи и вдруг четко осознал: все, это конец, больше идти некуда и незачем. Не осталось ничего, кроме разъедающей душу обиды и пустоты.
   Развернув свое "транспортное средство" и выбравшись из-за стола, направился к стеклянной двери, открыл ее и очутился на просторной лоджии. Невесомый тюль белым стягом вырвался раньше меня на свободу и, развеваясь, указал верное направление движения. Свежий вечерний воздух приятно освежает лицо. Я подкатил к ограждению и взглянул вдаль. Летучая мышь рваными движениями промелькнула в ежеминутно сгущающемся мареве. Попытался отследить ее взглядом, но она просто растворилась на фоне темного неба. Представил, что за моей спиной расправляются огромные черные крылья. Ощутил их приятную тяжесть на лопатках, почувствовал мощь мышц, приводящих крылья в движение. Расправив их в стороны, потянулся, блаженно упиваясь еле контролируемой мощью. У меня осталось только желание лететь, не хочу больше никаких ощущений, мне нужно лишь чувство полета. Свободного и быстрого. Желаю тоже раствориться в магической черноте этого последнего вечера...
  
..
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"