Зулейка Грин: другие произведения.

Драконы не люди. 2 часть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

   - Алик! Алик! - звал кто-то настойчиво. - Вставай, шеф вызывает!
   Он с трудом разлепил глаза и увидел над собой тревожное лицо Генки. А, черт! Опять проспал! Сколько раз клялся себе не засиживаться допоздна, и все-таки постоянно нарушает свою же клятву.
   Десять лет прошло с тех пор, как они со жрецом вошли в этот заброшенный мир на окраине вселенной, где обитатели даже не подозревали о других мирах. Жители этого мира носили странные одежды, передвигались на механических повозках, жили скученно в высоких каменных домах, в тесных, как клетки, помещениях, а по небу вместо драконов летали самолеты.
  Жрец легко приноровился к образу жизни нового мира и чувствовал себя здесь, как рыба в воде. Свой универсальный плащ он сменил на элегантный костюм, приобрел механическую повозку. Выяснив, что ценным средством в этом мире являются маленькие разрисованные бумажки с разными знаками и символами, он легко добыл их при помощи своего магического диска. Однако медь здесь не ценилась совсем, поскольку наука этого мира еще не открыла ценные свойства меди.
   Арринтур долго привыкал к новой жизни. И хотя к наставнику Иллиюму он не питал особо теплых чувств, часто вспоминал его, вздыхал и порой жалел о своем поступке. Он еще тогда догадался, что жрец, а ныне шеф, заманил его в западню, а после того, что он увидел с помощью медного диска, ему и вовсе не было дороги назад. Много лет назад, когда он стал упрашивать жреца вернуться в их мир, тот не говоря ни слова, достал из сейфа медный диск, подкрутил его и показал, что произошло в том мире после их бегства. Обезумевший дракон метался в поисках своих детенышей по всей долине, а потом спалил весь лес вместе с домом, в котором жил Иллиюм. Но и после этого не успокоился, сжег все дома в тихой долине и их обитателей, растерзал домашних коз, что паслись недалеко от леса.
   - Алик, ну ты идешь? - Гена опять возник в дверях.
   Алик - теперь его новое имя. Жрец, шеф, снискал в этом мире большую власть и уважение. Вон как трясется этот добрый малый Генка. Алик является правой и незаменимой рукой шефа, должен находиться при нем неотлучно и выполнять разные поручения.
   - Да, Ген, я готов уже.
   Он застегнул куртку и огляделся, не забыл ли чего. Взгляд его уперся в зеркало, где на него глядело собственное отражение - широкоплечий атлет с золотисто-русыми волосами, серые глаза под длинными, почти белыми ресницами сохранили детскую невинность и свежесть.
   Шеф встретил Алика суровым выражением лица, когда тот появился в его кабинете. Он кивком отпустил Гену и указал ему на кресло. Когда Алик уселся, он стал разглядывать его, отбивая пальцами дробь по крышке стола. Смуглый, худощавый, с ослепительно блестящей лысиной на голове, живой и энергичный. Никто бы и не дал ему его три сотни с чем-то лет, тем более в этом мире, где жизнь у обитателей такая короткая.
   - Я для чего твой дар раскрыл? Чтобы ты отлеживался, как бревно? Не найди я тогда тебя, ты до сих пор прозябал бы в том лесу вместе с сумасшедшим стариком!
   Алик поморщился от воспоминания о том, как был раскрыт его дар. Шеф тогда так шандарахнул по его мозгам электрической штуковиной! До сих пор шрам на затылке остался. А ведь он был совсем еще ребенком. Он предпочел бы и дальше оставаться в неведении, чем такой ценой обрести дар. Во всяком случае, лично Алику он не приносил никакой радости. И этот мир не доставлял особого удовольствия. Земляне похожи на заведенные механизмы, очень невежественны и примитивны, вечно куда-то спешат, суетятся, подозрительны и недоверчивы. Старик решил основать здесь свою империю, возродить былое могущество своей расы. А Алику некуда деваться. Кроме этого жреца, у него никого нет. В общем-то, он неплохой старик, любит его по своему, хотя и старается не показывать этого.
   - Что ты молчишь?
   - Виноват, Шеф, проспал.
   - Сегодня проведем сеанс, как планировали, но об этом чуть позже. Ну, а сейчас ты должен поехать в одно место. Гену с собой возьми и Гарри. Проследите до конца, чтобы груз был полностью уничтожен.
   - Хорошо.
   Шеф присмотрелся к нему.
   - Какой-то ты вялый сегодня. А впрочем, как обычно. Ну, не буду задерживать. Можешь идти.
   Алик поднялся и направился к двери, шеф проводил взглядом его рослую фигуру. Это было его лучшее приобретение за последние десятилетия. План был близок к осуществлению. Обитатели этого мира, земли, легко управляемы, и скоро с помощью дара этого мальчика он возродит здесь свою утраченную империю. Лучшего места для осуществления столь долго вынашиваемого плана и не найти: подкуп, шантаж, провокации действуют в этом мире алчных и жадных людей безотказно.
   Гаррик мчал их на автомобиле, будто участвовал в гонках Формулы-1, легко подрезая замешкавшихся участников дорожного движения и проскакивая за последние мгновения разрешающего света светофора. Вскоре они оказались у состава, груженного контейнерами и сопровождаемого людьми, охраняющих груз. Множество техники: грузовые автомобили, краны и автокары. Следовало весь этот продовольственный груз вывезти за город и уничтожить. Как в прошлый раз. Минимум на три дня работы. Множество голодных горожан уже в курсе новостей насчет уничтожения груза и поэтому околачиваются здесь в надежде урвать что-нибудь. Такие настойчивые попрошайки, не отстреливать же их, в конце концов. Рутинная работа. До чертиков скучный мир. Сплошные интриги, конкуренция, конфликты и заявления.
   Последнее время тоска стала невыносимо давить на него. Приступы необъяснимой тоски накатывались на него волнами в самый неподходящий момент. Шеф постоянно твердил об их новой империи, Алику же это было все равно. Ему не было никакого дела до этой империи. Он чувствовал свою безнадежную неуместность в этом чуждом для него мире, к которому так и не смог привыкнуть за долгие годы. И друзей у него не было, с которыми его объединяло бы общее прошлое. В самом деле, о чем можно говорить с теми, кто и мысли не допускает о существовании других миров и других людей? К нему лично они относились с опаской и уважением, взирая на его внушительный рост и бесстрастное выражение лица, от которого неизвестно, чего ожидать.
   Как он и предполагал, выгрузка продолжалась дотемна, пока его не вызвал к себе шеф. Когда он уселся в машину, Гаррик завел двигатель и скороговоркой произнес:
   - Завтра собираемся в клубе. Я новых девок пригласил. Будешь?
   - Да мне какая разница, я-то их все равно друг от дружки не отличаю.
   Гарик, оторвав взгляд от дороги, окинул его озадаченным взглядом.
   - Странный ты.
   - Да слышал уже.
   - Может, ты типа того, дальтоник?
   - Может быть.
   - Ну, хоть темненьких от беленьких отличить сможешь?
   - А какой прок? Они же постоянно превращаются из темненьких в беленькие и наоборот. Да ты не переживай за меня, - улыбнулся Алик, посмотрев на кислое лицо Гарика.
   Гарик доставил его в резиденцию шефа за считанные минуты.
  В приемной его поприветствовала фальшивой белоснежной улыбкой секретарша шефа, очередная раскрашенная какая-то там модель или мисс, и торопливо открыла перед ним дверь.
   Шеф лоснился от удовольствия, вдыхая запах сигары, которую бережно держал в своих руках. Но при появлении Алика, он отложил сигару в сторону, подвинул к себе папку и неторопливо вытащил из нее несколько пронумерованных снимков.
   - Вот, здесь все, что тебе нужно для работы. Можешь приступать прямо сейчас.
   Алик взял протянутые снимки, потасовал их, рассматривая. Ничего нового, кисло усмехнулся он про себя.
   - Ты поел? - заботливо осведомился шеф.
   - Нет еще.
   - Сходи, поешь. Отдохни, и сразу же приступай. Меня интересует промежуток в три года.
   - Хорошо.
   Алик замялся.
   Шеф удивленно посмотрел на него.
   - Ну? Что у тебя?
   - Я давно хотел спросить... ты всегда интересуешься краткосрочным будущим, а дальше заглянуть тебе не хотелось?
   - Ах, вот ты о чем? - усмехнулся шеф. - Нет, не хотелось. Я его сам создаю, от момента до момента. Прежде, чем сделать ход, я анализирую ситуацию при помощи тебя, мой мальчик. Я закладываю в тебя, как в компьютер, информацию, ты загружаешься, настраиваешься на определенный срок и выдаешь результат. Я смотрю на этот результат, и если он меня устраивает, я приступаю к сотворению будущего. Зачем заглядывать дальше? Ради праздного любопытства? Это не моя слабость.
   - Ясно, шеф.
   Когда он вышел, увидел в приемной напротив двери пожилую женщину: собранные на затылке волосы с проседью, усталое измозженное лицо, мешковатый растянутый свитер, темные поношенные штаны. При его появлении она привстала со своего места и обратила на него долгий странный взгляд. Наверное, какая-нибудь вдова или нуждающаяся, подумал он. Женщина неотрывно смотрела на него, он еще раз оглянулся на нее, в недоумении пожал плечами и вышел, сопровождаемый секретаршей с ее расспросами о всякой чепухе.
   Женщина, воспользовавшись отлучкой секретарши, прошмыгнула в кабинет шефа. Шеф, задвинув ящик с папками, раскуривал сигару.
   - Чего вам? Вам назначали? - начал он низким голосом и осекся.
   Женщина стояла перед ним и рассматривала его. Взгляд шефа выразил озабоченность, но вскоре короткое замешательство уступило место неприступному выражению лица.
   - Нашла меня все-таки! Можно только позавидовать твоему упорству. Я думал, ты давно мертва.
   - Можешь не мечтать об этом. Мысли о тебе не дали мне умереть и помогли пройти через множество миров. Злодейство должно быть остановлено, и поэтому Всетворящий позволил мне найти тебя.
   - Забавно, забавно! - ухмылка шефа стала еще шире, отчего резче проступили морщины на его смуглом лице. - Я, значит, зло, а ты свет, посланный Всетворящим. Только этот свет когда-то уже омрачался. Забыла? - он метнул на женщину острый взгляд.
   - Я ничего не забыла, только это и придавало мне сил и смысла для существования после того, что произошло по твоей вине. Я не отрицаю своей вины, и я сполна заплатила за свои ошибки, которые совершила, поддавшись твоей лжи.
   - Да, брось, ты отлично знала, что я мастер лжи. Ты поверила только потому, что хотела поверить. Ты и теперь ждешь от меня утешения и оправдания своим ошибкам и глупости.
   - А ты просто воспользовался ситуацией, моей слабостью, моей неопытностью и любовью. Ты обещал мне помочь воссоединиться с Яремом, убедил совершить побег из родительского дома в то время, когда знал, что наш союз с Яремом лишь дело времени. Ты прекрасно знал, к чему приведет такой поступок, ты сумел подлить большое количество масла в тлеющий огонь между нашими семействами. В итоге, я все потеряла. Я хотела умереть, молила об этом Всетворящего. Но он сохранил мне жизнь. И я пришла к выводу: только положив конец злодеяниям, которые ты распространяешь по всем мирам, я искуплю свою вину.
   - Мне одно любопытно, Зельда, каким же образом ты собираешься меня остановить? Для таких заявлений ты теперь далеко не та юная и неопытная особа.
   Зельда пристально взглянула на него.
   - Я не знаю этого. Но раз уж каким-то образом я настигла тебя, то и остановить смогу.
   Шеф оперся руками о стол и медленно поднялся.
   - Я терпеливо выслушал тебя и даже немного позабавился. Теперь послушай и ты меня, и со всей внимательностью. Ты знаешь меня и на что я способен. Предупреждаю по старой дружбе, чего ни в коем случае не стал бы делать с другими, так вот, - не вздумай вставать на моем пути!
   В его холодном голосе не было ни угрозы, ни неприязни, и тем весомее были слова этого старика, сказанные со всей беспристрастностью.
   Не выдержав его пронзающий взгляд, Зельда отвернулась и всхлипнула. Плечи ее еще больше ссутулились, и она медленно направилась к выходу.
  
   Оказавшись у себя в кабинете, Алик развесил снимки на доске с подсветкой, заказанной специально для его работы. Это были те же снимки, что и в прошлый раз за исключением новых двух. На одном снимке был незнакомый бородатый мужчина с указанным внизу фотографии именем, на другом изображение здания головного офиса концерна GNP. Все снимки, вернее, то, что изображено на снимках, - это факторы, комбинация которых должна привести к тому или иному результату. Прошлый результат шефа не устроил, поэтому он добавил этого мужика, а компанию "Eastwind" заменил на GNP.
   Алик подкатил кресло к стене, уселся в нем и привычно погрузился в созерцании доски со снимками и надписями. Постепенно перед ним появилась расплывчатая картинка, которая стала обрастать деталями, и по мере того, как он всматривался в нее, становилась все четче и осязаемей. Сразу же бросился в глаза мужик с новой фотографии. Он сидел напротив сутулого человека и выглядел очень расстроенным. Сутулый, выложив какие-то бумаги перед ним, о чем-то убедительно и неторопливо говорил. Следующая картинка показала того же сутулого человека, лежащего в луже крови. Картинка сменилась на другую, где толпа скандировала какое-то имя, повсюду были лозунги и транспаранты, а человек с бородой стоял на трибуне с поднятой в приветствии рукой, а позади него висел огромный рекламный щит концерна GNP.
   Видения закончились, и Алик быстро застрочил по блокноту, стараясь не упустить ни одной мелочи.
   Наутро Алик с удивлением обнаружил в своем доме незнакомую девушку в нелепой шапочке и в широком халате, балахоном свисавшим с нее.
   - А где Галина? - обратился к ней Алик, налив себе из кофеварки кофе и прихлебывая его на ходу.
   - Галина заболела, а я вместо нее.
   Лицо девушки было каким-то растерянным и беспомощным.
   - А ты чего такая смурная? Впервые уборкой занимаешься?
   - Да... Нет... Просто так неожиданно пришлось выйти на эту работу.
   - Да ты не волнуйся, у нас тут все просто, быстро разберешься, что к чему. В кладовке все хозяйственные вещи, особой грязи здесь нет. Просто делай, как Галина. Она, наверное, все объяснила тебе. А кстати, как тебя зовут?
   - Роза, - тихо ответила девушка.
   - Роза! Красивое имя, никогда не встречал, - соврал он. - Меня Алик зовут.
   - Да, знаю.
   Что-то было в ней, вызывающее интерес, какая-то природная естественность, что тянуло болтать и болтать, хотя бы ни о чем. Что до красоты, ее не так-то просто было разглядеть под этой дурацкой вязаной шапочкой, из-под которой выбивалась русая прядь. Только взгляд бездонных серо-голубых глаз наводил на мысль о том, что в их глубине находится достаточно всего. Он даже не заметил, что опустошил кофейную чашку и совсем забыл про время.
   - Ты, наверное, приезжая?
   Странная тень прошла по лицу девушки, и она кивнула головой.
   - Ясно, значит, недавно здесь.
   Девушка опять кивнула.
   Трель телефонного звонка прервала их разговор.
   - А, черт! Опять опаздываю!
   Он сунул чашку в руки Розе и поспешил на выход, на бегу торопливо отвечая в трубку:
   - Да иду я, иду! Вышел уже!
   Прежде, как обычно, заехал к шефу, выслушал его очередные нравоучения и назидания о том, что нужно проявлять бдительность и осмотрительность, а также упорство и настойчивость, чтобы воссоздать новую империю. Гена преданно и восторженно внимал каждому слову шефа. Шеф применял в своих действиях жесткие и беспроигрышные, при помощи дара Алика, методы, чем вызывал большую популярность и уважение в своем окружении. Его сила и влияние увеличивались с каждым днем. По одному его слову ребята без раздумий выполняли самые грязные поручения шефа. Наверное, тем самым, они чувствовали и себя частью могущественной силы.
  От шефа они поехали на место выгрузки вагонов, и целый день прошел в наблюдении за выгрузкой и уничтожением содержимого контейнеров. В самый разгар работ Алик почему-то вспомнил про новую домработницу, мысль о ней подняла настроение, развеяла его всегдашнюю тоску от надоевших рутинных обязанностей. Он отыскал Гену, который увлеченно наблюдал за полыхающим огнем над огромной кучей ящиков.
   - Слушай, Ген, новую домработницу ты нанимал?
   Гена оторвался от созерцания и непонимающе уставился на него. Затем лицо прояснилось.
   - Да нет, она временно, Галина позвонила и попросила на время вместо себя девушку взять. А что? Не пришла что ли?
   - Пришла. Интересная девушка.
   - А, вот ты о чем! Девушка, как девушка! - пожал плечами Гена. - Приезжие все такие. Деревенская... Хотя... - он задумался, - не похожа она на деревенскую, скорее на пришибленную. А ты что, замутить с ней решил?
   В его голосе прозвучали игривые нотки.
   - Замутить? - удивился Алик. - Мне не приходило это в голову.
   Генкин взгляд сразу стал скучным.
   - А-а, я и забыл, ты же у нас странный. Она, между прочим, тоже странная. Как раз и пара будет, - усмехнулся он.
   - Не понял? - повернулся Алик.
   - Да ничего, я так, пошутить хотел. Не прошла шутка, извини.
   Вечером они с отчетом вернулись к шефу. А потом Алик поехал к себе домой. Дома он не обнаружил той идеальной чистоты, которая обычно была при Галине. Роза, похоже, плохо разбиралась в уборке дома. В раздевалке он нашел ее халат и шлепанцы. Значит, завтра тоже будет здесь.
   Утром он проснулся от странного шума пылесоса. Натянув тренировочные штаны, он спустился и обнаружил Розу, которая воевала с пылесосом.
   - Ты что делаешь?
   Она вздрогнула и покраснела.
   - Ты что, пылесос никогда не видела?
   - Здравствуйте, - выдавила девушка, - у нас дома не было пылесосов.
  Ее растерянность начала действовать на нервы. Он взял из ее руки ручку пылесоса.
   - Вот, смотри, нажимаешь эту кнопочку, и водишь щеткой по полу, вот таак, потом опять нажимаешь, и пылесос отключается. Поняла?
   Роза кивнула. Прозвенел дверной звонок, он передал ей пылесос и пошел открывать Генке.
   - А я сегодня пораньше за тобой заехал, - объяснил Гена свой ранний визит. - Чтоб шефа не сердить. Ты еще не завтракал?
   Не дожидаясь ответа, он прошел на кухню и задержал взгляд на Розе, с интересом разглядывая ее.
   - Давай, переодевайся, а я кофе приготовлю.
   Помешивая сахар ложечкой, он развязно направился к Розе.
   - Значит, это тебя Галина прислала вместо себя?
   - Да. - Роза не решалась включать пылесос в присутствии Гены.
   - Откуда приехала? Из какой деревни?
   Роза замешкалась с ответом.
  - Ты что, забыла? - развеселился Гена.
  Роза серьезно кивнула.
  - Ты в школе хоть училась? - насмешливо спросил Гена.
  Девушка неожиданно нахмурилась и отчетливо произнесла:
  - То, что человек отличается от вас, еще не является поводом оскорблять его.
  В дверях появился Алик, с интересом рассматривая их обоих.
  - А новая домработница-то, зубастенькая! - весело подмигнул Гена. - Особо не зарывайся, детка, это я тебя нанимал!
  Его голос внезапно зазвучал с напускной строгостью, и он сурово посмотрел на Розу.
  - Что здесь случилось? - Алик был заинтригован.
  - Да ничего, спросил, училась ли она в школе, а она разозлилась.
   Алик повернулся к Розе.
  - Не обращай на него внимания, это была шутка, можешь приниматься за уборку, если хочешь. Затем похлопал Гену по плечу:
   - Ну, пошли, друг, не будем шефа сердить.
  
  
  Разгрузка подходила к концу, бушующий огонь уничтожал остатки продуктов, а ветер подхватывал пепел от сгоревших коробок, поднимал высоко в небо и разносил по всей округе. Алик рассеянно наблюдал за работой грузчиков и пытался разобраться в себе, почему его мысли, кружа и цепляясь за обрывки образов, постоянно возвращаются к этой девушке Розе. Что в ней было особенного? Чем она отличалась от других? Такую же растерянность, как у нее, он наблюдал и у многих приезжих девушек, с которыми изредка приходилось сталкиваться по жизни. Но их растерянность обычно сопровождалась суетливостью, рвением и беспокойством по поводу того, чтобы вписаться в городскую жизнь и найти свое место в ней. Роза была такой же потерянной и отрешенной, как и он сам, когда впервые очутился здесь и был подавлен чувством того, что навсегда отрезан путь назад, домой. С годами тоска по дому стала притупляться, мир забываться, как приснившийся однажды чудесный сон, но временами тоска прорывалась через заваленный многими вещами слой на душе, а в последнее время стала все чаще напоминать о себе. И вот, когда он думал о Розе, вспоминал ее растерянное выражение лица, он не чувствовал себя, как прежде, таким одиноким в этом мире. Определенно в его жизни появился какой-то новый фактор, заставляющий чувствовать себя совсем по-другому, чем он привык. Давно забытый интерес к жизни и радость зашевелились в его душе, словно первый нежный росток, хрупко пробивающийся сквозь весеннюю почву, а на губах появилась беспричинная улыбка.
  Впервые он оставил порученное ему шефом дело без личного присмотра, поставил Генку в известность и поехал домой, взяв такси. Он не может потерять эту девушку. Не сегодня, так завтра Галина может вернуться, и тогда он потеряет ее и опять останется один на один со своей тоской.
  Открыв дверь, он с облегчением услышал шум пылесоса. Он стремительно вошел в гостиную и увидел Галину, привычно занятую уборкой и водящую щеткой пылесоса по толстому ковру. Сердце ухнуло куда-то вниз и разом оборвалось.
  - Здравствуй, Алик, - Галина подняла голову и отключила пылесос.
  - А где Роза?
  - Ушла домой. Надеюсь, пока меня не было, она справлялась со своими обязанностями, - то ли утвердительно, то ли вопросительно проговорила Галина.
  Алик сел, просто подавленный разочарованием.
  - А она вернется?
  - Нуу... - удивленно протянула Галина. - Даже не знаю.
  - Откуда эта девушка?
  Галина вдруг заторопилась и стала собирать пылесос.
  - Из какой-то деревни. Точно не знаю. Мне ее посоветовала одна моя знакомая, я с ней поговорила... А что? Что-нибудь не так?
  - Да нормально все, Галина, не беспокойся. У тебя есть ее телефон?
  Галина задумчиво уставилась на него.
  - Ну? Так как? - с растущим беспокойством переспросил Алик.
  Галина очнулась.
  - Да, конечно, есть.
  Она сунула руку в карман своего передника, достала сотку, с другого кармана вынула очки, водрузила их на нос и отыскала номер.
  - Вот, - протянула она телефон Алику.
  Алик торопливо сохранил номер на своем телефоне. Напряжение отпустило, он расслабился и повеселел.
  - Рад, что ты вернулась, Галина!
  Галина вздохнула и выкатила пылесос.
  
  Шефу не понравилось внезапное исчезновение Алика, о котором он узнал со слов Гены. И его отключенный телефон тоже не сулил ничего хорошего. Гена так и не дал внятного ответа на вопрос, почему Алик отлучился так внезапно.
  - Немедленно поезжай и найди его мне, - коротко распорядился шеф.
  Гена, безуспешно объездив все известные ему места, где мог встретить Алика, уныло рисовал в своем воображении разгневанного шефа, когда заскочив купить воды в какую-то забегаловку на дороге, к своему безмерному облегчению увидел Алика. Алик сидел за столиком с двумя женщинами, в одной из которых Гена сразу же узнал Розу. Подавив в себе первое побуждение кинуться к Алику, он решил сначала позвонить шефу и обрисовать ситуацию. Шеф почему-то заинтересовался, когда Гена описал женщин и потребовал не упускать их из виду до его приезда. Брови Гены удивленно взметнулись вверх: шеф приедет лично? Чтоб не попадаться на глаза Алику и не вызвать ненужных расспросов, он решил следить за этой тройкой снаружи из машины.
  
  Алик был удивлен, во-первых, когда Роза дала быстрое согласие на встречу с ним, во-вторых, когда, придя на встречу, застал ее с какой-то женщиной, и, в-третьих, когда оказалось, что видел эту женщину раньше, в предбаннике шефа.
  Женщины приветливо улыбнулись на его появление, хотя и несколько напряженно. Развод - пронеслась в голове неприятная мысль, обычный развод. Он разочарованно приготовился выслушать очередную душераздирающую историю с кучей трагических фактов. Женщина протянула ему маленькую сухую ладонь и представилась:
  - Зельда.
  Понятное дело, ему и представляться не нужно, небось, все сведения о нем собрали. Ну, от Розы-то он не ожидал такого! Роза сидела прямо с тем же потерянным выражением, и не очень-то смахивала на мошенницу. Хотя, кто их разберет. Может, это такая уловка. Зельда разглядывала его, словно решая, с какого места начать свою историю и в каком виде ее преподнести.
  - Алик, - начала она, - хорошее имя. Но прежнее было лучше.
  Она замолчала и посмотрела на него. Алик с интересом ждал продолжения.
  - Какое же? - наконец, спросил он.
  - Арринтур.
  Алик вздрогнул. Никто, ни один человек в этом мире не знал его настоящего имени, кроме шефа. Да и сам он забыл про него, и вот услышать через много лет свое имя из уст незнакомого человека - это было просто невероятно!
  - Я буду звать тебя настоящим именем, хорошо? - мягко произнесла женщина, а Роза смотрела на него с напряженным лицом.
  Что, черт подери, происходит? Что за спектакль собираются играть перед ним эти женщины?
  - Допустим, - произнес он грубовато. - Что дальше?
  - Я же тебе говорила, - неожиданно заговорила Роза, обращаясь к Зельде. - Это бесполезно, давай уйдем отсюда!
  - Роза, Роза, - покачала головой женщина, - спокойней, мы даже еще не начинали.
  Роза кинула быстрый взгляд на Алика и скрестила руки на груди.
  Так, так, так, подумал Алик, все интересней и интересней.
  - Арринтур, - опять начала женщина, - мы знаем, что ты не из этого мира.
  Опа, вот это поворот! Что же будет дальше?
  - Хочу рассказать тебе одну историю из своей жизни.
  Давай, тетка, давай, давно уже дожидаюсь!
  Женщина с какой-то обреченностью вздохнула и продолжила:
  - Я росла в удивительном мире, где не было ни горя, ни бед, ни забот. Жизнь щедро одаривала радостью и наслаждением всех без исключения, никто не был ею обделен. Я относилась к одному из семейств, кто правил тем миром, и мне судьбой было назначено встать в свое время в ряды управителей. И хотя между некоторыми семействами существовали разногласия в методах правления, в общем, жизнь обитателей протекала безоблачно и безмятежно. Обитатели многих других миров почитали за честь посетить наш мир, а чтобы поселиться в нем, нужно было обладать высокими достоинствами. Детство мое протекало так же безмятежно и радостно в ожидании инициации, после которого я бы смогла приступить к обучению в школе управителей. В школе я подружилась с юношей из одного очень почитаемого семейства... его звали Ярем...
  Женщина замолчала и, протянув руку к стакану с напитком, быстро отпила из него. На глазах у нее выступили слезы, она прокашлялась и продолжила.
  - Вот так мы и выросли с Яремом неразлучной парой в то время, когда разногласия между нашими семействами то обострялись, то затихали. Мы полюбили и не представляли жизнь друг без друга. Наше обучение не могло продолжаться вечно, и мы строили планы совместного будущего. И надо же было случиться такому несчастью, что эти планы стали известны в тот момент, когда страсти между нашими семействами по какой-то совсем пустячной причине накалились, и нам запретили даже упоминать о наших отношениях. Мы были в отчаянии, молоды и глупы. Один человек надоумил меня совершить тайный обряд скрепления уз. Только потом я узнала, что человек этот был недобрым и вынашивал коварные планы стравить наши семейства. Ну, а мы, никогда в своей жизни не сталкивавшиеся с ложью, безоговорочно поверили ему. И от него же наши семейства узнали о нашем готовящемся тайном воссоединении вопреки запрету. Мы бежали, я повела себя неосторожно, из-за чего на Ярема ополчилось все мое семейство.
  Скандал разгорелся и вырос до всеобщего конфликта, в который оказались втянуты все династии и семейства. Впоследствии конфликт обострился до такой степени, что впервые было совершено уничтожение жизни, это повлекло за собой череду роковых событий, и началась мировая война. Давно была забыта причина конфликта, оставлены попытки выяснить, кто прав, а кто виноват, все силы были направлены на взаимоуничтожение. Все представители династий были истреблены, мир разрушен, и теперь на месте этого мира одна лишь выжженная пустыня. По какой-то невероятной причине я спаслась. Я готовилась к смерти среди горящих руин и отравленного воздуха, когда услышала детский плач. Я нашла под обломками стен перепуганную дрожащую девочку и не могла позволить ей умереть. Мы выбрались из того мира, у меня было достаточно знаний, чтобы найти безопасное окно междумирья. Розелинн...Роза - из Астерхума. Так же, как и ты.
  Смесь изумления, неверия и недоумения на лице Алика переросла в крайнюю озадаченность. На протяжении рассказа этой женщины внутренний скептик в нем превратился в паникера. Роза, сосредоточенно слушавшая рассказ Зельды, подняла на него взгляд, полный затаенной надежды. Ее взгляд лазерным лучом проник в самое сердце и зародил какую-то безумную эйфорию и безумную догадку.
  - Скажи, Зельда, - обратился он к женщине, в глубине души лелея получить подтверждение своей догадке, - вы как-то проникли сюда, как вам это удалось? И как ты нашла меня?
  Он переводил взгляд с одной женщины на другую.
  Женщина печально улыбнулась.
  - Я искала не тебя. Я искала виновника своих бед и похитителя семейной реликвии. При первом же взгляде на тебя я узнала в тебе представителя династии Астератов. Не знаю, каким способом он сумел завлечь тебя на свою сторону и сделать преданным помощником. Но подозреваю, сколько лжи он успел тебе скормить.
  - Шеф?
  - Жрец, - твердо ответила женщина.
  - Нуу, - протянул Алик, - я, конечно, не в восторге от его методов, но не такой уж он монстр, каким ты хочешь его изобразить.
  До сих пор не встревавшая в разговор Роза наклонилась и жестко произнесла:
  - Ты не видел наш мир, то, что от него осталось. А я хорошо все помню, весь этот ужас смерти... До сих перед глазами обугленные тела повсюду...
  - Сочувствую тебе, - успокаивающе прервал ее Алик. - Печально, конечно, но войны происходили всегда. И не может один человек развязать войну.
  - Печально? - возмутилась Роза. - Всего лишь печально?
  - Роза, подожди! - вмешалась Зельда. - Ты еще многого не знаешь, Арринтур, но это всего лишь дело времени. У всех астератов был дар, и теперь он никуда не делся. Не знаю, остался ли еще кто-нибудь кроме нас, но все мы носим в себе этот дар, и этот дар позволяет ясно видеть настоящее, будущее и даже прошлое.
  - Дар? - задумчиво проговорил Алик. - Когда-то я слышал про это от одного старика. Он тоже уверял меня в том, что у меня есть дар. И он думал, что я единственный.
  - Как оказалось, нет - вставила Роза.
  Алик взглянул на Розу.
  - Кажется, ты не в восторге от меня.
  - Маловато поводов для восторга, - пожала плечами Роза.
  - Я бы хотел вернуться в мир самурян...
  - Этот мир стал небезопасным теперь. Драконы объявили войну людям, - устало произнесла Зельда.
  - Тогда, чего вы хотите? Я бы не прочь поменять этот мир на какой-нибудь другой, - сказал Алик, скользнув взглядом по Розе.
  Роза с Зельдой переглянулись. Зельда выглядела очень утомленной. После некоторых раздумий она произнесла:
  - Ты прав, один человек не может развязать войну. Но он обладает мощным оружием, которое превращает людей в животных. Тех, кто готов превратиться. Ни один мир не может быть безопасным, пока жив жрец. Где бы он ни появлялся, он всюду сеет смуту, раздор и насилие. После каждого его посещения в мире наступает упадок и разрушение. И вдвойне горько от того, что для своих черных целей он использует священную реликвию астератов. Если лишить его этой реликвии, он лишится большей части своей силы.
   За столом повисло молчание. Женщины выжидающе смотрели на Алика, который склонив голову, размышлял о чем-то.
  - Как выглядит эта реликвия? - поднял он наконец голову.
  Зельда бросила быстрый взгляд на Розу и торопливо объяснила:
  - Эта вещь похожа на диск из меди, гравированный символами. Он работает от тепла человека, считывает с него информацию и подчиняется своему хозяину. Когда создавался этот прибор, никому и в голову не могло прийти, что кто-то вздумает пользоваться им в разрушительных целях. Мы можем убежать в другие миры, но мы никогда не будем в безопасности, пока этот человек имеет в своих руках такое мощное оружие. Он будет разрушать мир за миром. Будь у нас этот прибор, мы смогли бы возродить наш мир или построить новый, ведь мы обладаем духом Астерхума. Покуда живы мы, жив и он, и пребудет с нами до последнего вздоха. Объединив...
  Она не успела договорить, так как внезапно побледнела, устремив куда-то тревожный взгляд. Роза и Алик невольно повернули головы и увидели смуглого худощавого старика с хищным профилем.
  Жрец быстро и решительно направлялся к ним, а позади вразвалочку с внушительным видом топал Гена. Роза вскочила со своего места и умоляюще посмотрела на Алика. Шеф неумолимо приближался, у входа замаячили силуэты его ребят из охраны. Алик внезапно схватил Розу за запястье и притянул к себе. Зельда, ослабев и лишившись сил, была в состоянии лишь безучастно наблюдать. Роза попыталась вырваться.
  - Я в последний раз тебя спрашиваю, где мои часы? - рявкнул Алик прямо в ухо Розы.
  От этого абсурдного вопроса она сначала просто обалдела и беспомощно посмотрела на Зельду. Ужас в глазах Зельды сменился на какое-то подобие понимания.
  - Ну, где мои часы? - тряхнул Алик Розу изо всех сил. Затем обернувшись к подошедшему шефу, удивился:
  - Шеф?
  Глаза шефа поблескивали и неотрывно смотрели на женщин.
  - Ген, вы как здесь оказались? - Алик обратился к Гене, удерживая в руках, пытавшуюся вырваться Розу.
  - Отпусти ее и сядь! - резко скомандовал шеф.
  - Шеф, она мои часы украла и не сознается. Больше некому, кроме нее!
  - Сядь, я сказал!
  Алик неохотно отпустил руку Розы и сел. Роза, вся раскрасневшись, встала рядом с Зельдой.
  - Что здесь происходит? Я разве не предупреждал тебя? - голос шефа зазвучал особенно низко и вкрадчиво, когда он направил острый, как клинок, взгляд своих синих глаз на Зельду.
  Зельда взяла Розу за руку и произнесла слабым голосом:
  - Роза не брала часов. Она не способна на такое.
  - А я говорю, брала! Только она была в доме, когда у меня часы пропали!
  Алик рассерженно стукнул ладонью о стол.
  Шеф внимательно наблюдал за всеми, и его цепкий взгляд не упускал ни одной мелочи. Гена переводил взгляд с одного на другого, и слышно было, как скрипят его мозги, пытаясь разобраться в ситуации.
  - Значит, так, - заговорил шеф, - даю вам сутки, чтобы вы обе убрались из города.
  - А как же мои часы? - возмутился Алик. - Пусть вернут мои часы!
  - Купишь другие! - повысил голос шеф. - Я хочу, чтобы эти две особы немедленно покинули город!
  - Послушайте, что вы себе позволяете! - голос Розы задрожал от волнения и негодования.
  Зельда поднялась и опустила руку на плечо Розы, которая порывалась сказать что-то еще.
  - Роза, нам лучше уйти.
  Роза метнула на шефа, полный ненависти, испепеляющий взгляд и, взяв под руку Зельду, направилась к выходу.
  Алик продолжал разыгрывать возмущение под бдительным оком шефа.
  - Нужно было выбить из них эти часы! Аферистки!
  Гена, топтавшийся рядом, имел какое-то мнение на счет этой ситуации, но не решался его озвучивать и поэтому молча поглядывал в сторону шефа.
  - Забудь! - отрезал Шеф. - У нас и без того много дел.
  
  Алик с очередным заданием Шефа заперся у себя в кабинете, небрежно бросив папку со снимками на стол. Он сел в кресло, не зажигая лампы. Вроде бы получилось усыпить бдительность шефа, хотя нельзя быть полностью уверенным в этом. На какое-то время он сумел отвести опасность от этих женщин, но зная шефа, нетрудно предугадать, что, в конце концов, он доберется до них. Во взгляде Розы было столько мольбы о помощи... Впервые, кто-то, кто вызывал в нем душевный подъем и придавал какой-то смысл его жизни, обратился к нему за помощью. И он получил от них подтверждение своей догадке: из этого мира можно выбраться! Это известие словно повернуло в нем невидимый рычаг и привело в состояние пробуждения от долгого сна.
  Почти забытые слова наставника из прошлой жизни, поднялись из глубин памяти и напомнили о себе. Дух Астерхума! Он может скитаться по разным мирам, быть увлеченным самыми невероятными вещами, жить в довольстве и роскоши или же наоборот погрязнуть в нищете и несчастьях, но где бы он ни был, дух Астерхума пробудится в нем и не оставит в покое. Он будет звать его, он будет напоминать ему о величественных предках и великолепном мире, а также напомнит о собственном величии. Рано или поздно он пробудился бы в нем. Просто встреча с Розой ускорила его пробуждение. И только теперь он понял слова своего давнего наставника, которого, он, получается, предал. А жрец, заполучив в свои когти способности Арринтура, так просто его не отпустит. Он использует его дар в своих корыстных целях и собирается прибрать этот мир к своим рукам, собирается творить свой мир. Можно только посочувствовать обитателям мира, которые окажутся в нем.
  Каждый творец, созидая мир, оставляет на этом мире свой отпечаток и наделяет его своими личными качествами. Что ж, тогда мы, оставшиеся астераты, сможем заново создать мир по своему образу и подобию. Хотя, сначала придется поработать над собственным образом, который так далек от идеала. Но благодаря Розе, это сделается возможным.
  Арринтур поднялся с кресла, взял папку с бумагами и снимками и направился в кабинет шефа. Чтобы лишить дракона силы, нужно вырвать его зуб. Человек с драконьей сутью неисправим, он повсюду будет устанавливать драконьи порядки.
  Когда он вошел, шеф полуобернулся к нему, а затем продолжил возиться с сейфовым замком. Нужно было действовать, и немедленно. Другого такого шанса пришлось бы ждать долго. Отшвырнув папку, он кинулся к шефу, и клешнями схватил его за горло. Шеф выкатил глаза и захрипел, пытаясь освободить его хватку и царапая ногтями руки.
  - Диск! Мне нужен диск! - прорычал Арринтур, глядя в его глаза.
  Шеф бился в его руках, закатывал глаза и мотал головой, пытаясь что-то сказать.
  - Просто открой сейф, и я оставлю тебя в живых. В противном случае, клянусь Всетворящим, ты будешь лежать под своим столом холодный и скучный! - прошипел он в ухо извивающемуся в его руках Шефу.
  Шеф захрипел и начал терять силы.
  - Два - два - шесть - один - семь - один, - прохрипел он, когда Арринтур чуть ослабил хватку.
  Арринтур схватив руку шефа, набрал код его пальцами. Замок не открылся.
  - Так, значит, медленную смерть предпочитаешь? - рыкнул он на шефа и опять схватил за горло.
  Шеф ожесточенно мотнул головой и протянул руку к замку сейфа. На этот раз он правильно набрал номер, и сейф открылся с легким щелчком. Под кучей бумаг, денежных пачек и мелких коробок, Арринтур без труда нашел медный диск. Одна смутно знакомая коробка привлекла его внимание. Он приоткрыл крышку и увидел хрустальную трубку. Вот кто, оказывается, позарился на трубку наставника. Он отшвырнул от себя обмякшего шефа. Тот полетел в противоположную сторону, и, ударившись о край стола, сполз вниз. Толстый ковер смягчил его падение, и он, потирая одной рукой бок, а другой держась за горло, просипел, глядя на Арринтура снизу вверх:
  - Что ты собираешься делать?
  Арринтур обернулся к нему и приподнял бровь.
  - Не думаешь ли ты, что я, как в дешевом боевике, собираюсь изложить весь план перед твоей смертью? Увы, ты останешься в живых. В этом мире тебе самое место.
  Он быстро шагнул к распростершемуся на полу шефу и изо всех сил огрел его по голове хрустальной трубкой.
  - Привет от наставника!
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | | О.Гринберга "Отбор для Черного дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | Д.Вознесенская "Убить. Забыть. Любить" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | С.Бушар "Неправильная" (Женский роман) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | М.Боталова "Землянки - лучшие невесты!" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"