Зверев Павел Александрович: другие произведения.

Дорога к дому 4. Вопреки. Обновлено 08.08.18

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.60*66  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты обрел свой дом и нашел свое место, в этом мире. Дело за малым, осталось все это защитить. И порой, защита требуется не от порождений хаоса, не от внимания бездны, а от людей, которые убили в себе человечность. Именно ты, Черный дракон, стоишь у них на пути. И именно твоя жизнь, словно кость в горле. Сможешь ли ты выстоять и стать тем, кого боялись даже демоны? Ты должен. Ведь в книге жизни уже начата твоя глава. Продолжение чуть раньше, но платно на https://author.today

Дорога к дому 4. Вопреки.

 []

Annotation

     Ты обрел свой дом и нашел свое место, в этом мире. Дело за малым, осталось все это защитить. И порой, защита требуется не от порождений хаоса, не от внимания бездны, а от людей, которые убили в себе человечность. Именно ты, Черный дракон, стоишь у них на пути. И именно твоя жизнь, словно кость в горле. Сможешь ли ты выстоять и стать тем, кого боялись даже демоны? Ты должен. Ведь в книге жизни уже начата твоя глава.


Дорога к дому 4. Вопреки.

Глава 1. Хаос.

     Первоначальный обман слуха прошел, и Араон заменился на Арион. Пожалуй, все эти события повлияли на мой разум, и он периодически дает сбои. Все это было лишь заставкой, перед игровым роликом, ну а мое имя было вписано при создании персонажа. Я постарался не сосредотачиваться на этом, иначе мог вновь потеряться в своих мыслях, и, пропустив видео, погрузился в новый для меня мир. Игра как обычно затянула меня с головой, хоть и начало было обусловлено небольшим нервным срывом. С первых минут я старался понять каждую крупицу информации, и брал все возможные квесты. Погружение в мир зависит от многих нюансов, и чтобы загнать мозг в рамки игры, приходилось обращать внимание на любые мелочи. Правда периодически мысли все равно возвращались к Араону, и я ничего не мог с этим поделать.
     Целый день я провел за компом, и прерывался только на заварку новой кружки чая. Ко мне в комнату мало кто приходил, на всех слишком сильно давило мое состояние, ну а я не стремился навязываться. Около двух часов ночи я приглушил свет, оставил негромко музыку, с трудом добрался до кровати и без сил рухнул под одеяло. Мои нелепые попытки отжиматься, или заниматься какой другой физической деятельностью, постоянно выжимали меня до конца. Но я не забрасывал их, и пока никто не видит, раз в полчаса отрывался от игры и добивал свое тело упражнениями. Сейчас я лежал под двумя одеялами, а мое сердце бешено колотилось от последнего подхода отжиманий. Зато в таком состоянии не было сил на какие-либо мысли, и если повезет, можно очень быстро провалиться во тьму сна.
     Очень сложно поймать момент, когда ты теряешь понимание реальности, и твой разум переходит в сон. Вот и в этот раз я не успел заметить, как отключился, зато осознание себя пришло рывком. Еще ничего не понимая, я резко подскочил на ноги и безумным взглядом уставился по сторонам. Вокруг меня был ночной лес, и только бесшумные вспышки молний изредка его освещали. Резкий холодный ветер продул меня до костей, а тихий шелест листьев нагонял страх. Мне было практически ничего не видно, а когда пошел дождь, то и другие звуки пропали. Когда вспыхивали молнии, мне казалось, что краем зрения я вижу непонятные силуэты. Правда, все это меркло перед осознанием одного просто факта – это был не сон. Я с силой врезал себе по лицу, и очень остро прочувствовал всю боль от удара. Страх волнами стал накатывать на мой разум, а я боялся того, что окончательно сошел с ума. Здесь была около нулевая температура, а если учесть ледяной ветер и капли дождя, то становилось понятно, что ничего хорошего меня не ждет. Мысли путались и вяло перекатывались в черепной коробке, а я все никак не мог унять липкий страх, что заползал в самые потаенные уголки души. Ревком я скинул пелену с разума и сел прямо там, где стоял. Если я схожу с ума, то ничего не изменится, но мне необходимо очистить свой разум. Я сел практически в позу лотоса, только руки сжал в замок и постарался расслабиться. Все мои попытки погрузиться в медитативное состояние шли прахом, и только сейчас, в такой обстановке я смог нащупать что-то призрачное. Прервал меня тихий смешок на грани сознания, а затем множество шелеста, словно от сотен маленьких лап. Открыв глаза¸ я убедился, что сижу все там же, и обстановка не меняется. Очередная вспышка молний и непонятных силуэтов стало больше. В этот раз улыбнулся уже я, и вновь погрузился в медитацию, совершенно не обращая внимания на внешние раздражители. Шелест листвы и звук дождя отодвинулись на задний план, а я сосредоточился на биении своего сердца. Легкое жжение на левом предплечье добавило новых ощущений, и, не теряя концентрации, я провел ладонью по левой руке, от кисти до плеча. Пальцы ощутили еще заметные нити, словно полосы от шрамов, а улыбка превратилась в оскал.
     Что есть реальность? Если судить по вики, то это объективно явленный мир. Но что делать, если я необъективен? Если то, что я сейчас вижу это не реальность, а навеянное? И судя по всему, глюк с Араоном перед игрой не был таковым. Было, конечно, легкое допущение, что я просто сошел с ума, но я не хотел в это верить.
     - Паш, ты чего уселся под дождем! – услышал я знакомый голос своей сестры. – Мы тебя обыскались, а он сидит здесь и мечтательно улыбается в перелеске!
     Открыв глаза, я наткнулся на словно затуманенный взгляд Кати. Она как будто бы смотрела сквозь меня, но продолжала улыбаться.
     - Здесь это где? – тихо спросил я.
     - Как где? – удивленно выдала сестра. – В лесу, прямо возле дач, где тебя пырнули. Всех напугал, мы уже с ног сбились, нельзя же так делать.
     - Понятно, - кивнул я, и заметил, что Катя не может подойти ближе. – Можешь не напрягаться. Перестань строить из себя мою сестру, кто бы ты ни был, у тебя плохо получается.
     - Что ты несешь? – топнув ногой, практически выкрикнула девушка. – Тебе совсем плохо, да?
     - Да нет, все довольно таки логично, - пожал я плечами, закрывая глаза. – Была зима, а сейчас идет дождь. Да и непонятно как ты меня нашла, я ведь практически в самой чаще, здесь нет ни тропинок, ни дорожек.
     - Какие тропинки, какая зима? – широко распахнув глаза, потрясенно произнесла Катя. – Паш, пойдем, тебе нужна помощь. Ты не осознаешь, что вокруг происходит. Не пугай меня так, пожалуйста.
     - Хорошая попытка, - тихо произнес я, на мгновение допуская реальность ее слов.
     Именно этого мгновения хватило, чтобы потерять всю концентрацию и упустить ощущение жжения на предплечье. Я глубоко вздохнул, и вновь начал выстраивать мост к себе. Катя молча стояла и смотрела на мои попытки, но когда я вновь ощутил легкое жжение и снова наткнулся на шрамы, уже ничего не могло сбить меня с пути.
     - Все, это конец, - выдохнул я, когда достиг полного спокойствия.
     Резко открыв глаза, я увидел, что теперь нахожусь посреди темно серого плато, где свет дают миллионы звезд, на кристально чистом небе. Оглянувшись по сторонам, я никого не увидел и расслабленно потянулся. Футболка отправилась на землю, а я с наслаждением провел ладонью по выжженному знаку Яры. Ощущение источника все еще не вернулось, зато я наконец-то смог прочувствовать себя. Не полуживого, фактически инвалида, а владетеля последней цитадели Таэр’ Нуар. Осталось разобраться, где я, и каким образом отсюда выбраться.
     - Ты не осознаешь, что вокруг происходит. Не пугай меня так, пожалуйста, - раздался за моей спиной голос Кати.
     Обернувшись на него, я встретился глазами с жалким подобием свой сестры. Да, внешность существа была отдаленно похожа на Катю, но это была не она. Вместо обычных зубов, были ровные острые клыки, глаза в которых плескалось пламя, и длинные руки, которые заканчивались кривыми черными когтями. Тварь протянула ко мне свою руку, и прошипела что-то непонятное. В этих звуках можно было угадать мое имя, и только.
     - Иди ко мне, - распахнув руки, по-доброму улыбнулся я.
     Существо улыбнулось, правда, меня чуть не вырвало, и медленно пошло ко мне. Мне удалось перебороть отвращение, и когда тварь оказалась совсем рядом, я провел ладонью по ее щеке, и резким движением рук свернул монстру шею. Раздался сухой треск, и тело рассыпалось черной пылью, а в небе впервые громыхнул гром. Закрыв глаза, я подставил лицо сухому ветру, и сквозь закрытые веки наблюдал, как зарождается изумрудный рассвет. Яркое свечение поднималось все выше и с каждым мгновением заполняло все больше пространства. Я чувствовал, как знак Яры начинал жечь сильней, и совсем скоро вспышка боли нажала мой разум на паузу.
     Мне показалось, что прошло мгновение, и сейчас я ощущал себя лежащим на чем-то твердом. Я с трудом открыл глаза и уставился на каменный потолок, с которого прямо на меня сыпалась каменная крошка. С трудом приподнявшись на локтях, я осмотрел окружающее пространство, и немного погодя, встал уже полностью. Хоть мне было тяжело, но я при помощи стены смог подняться, и взять себя в руки. Снаружи, за дверью, были слышны звуки боя, магические взрывы и свист рассекаемого воздуха. Быстрая ревизия своего тела показала мне, что я вполне цел, и даже источник отозвался. Только вот он был пуст и странно ныл, но скорее всего это эффект магии хаоса. Быстро осмотрев помещение, я не нашел свой меч, но отнесся к этому спокойно. Главное, что я вырвался из этого кошмара, и теперь все встало на свои места. Магия хаоса ввергла меня в этот кошмар, и попыталась уничтожить меня изнутри. Именно теперь я понял, что больше всего на свете ненавижу хаос. Настолько изощренная пытка над моим разумом это вне всяких рамок. Даже сейчас, я с дрожью вспоминал эти месяцы, проведенные там. Все-таки хорошо вернуться назад, хоть и тело подводит. Собрав силы в кулак, я покрыл кожу чешуей и открыл дверь.
     Не знаю, сколько прошло времени с моей отключки, но, кажется, что немного. Впереди, метрах в пятидесяти от того помещения, где я находился, в круге из бушующего пламени стоял Вестник. Всего его тело было одной сплошной раной, но он продолжал улыбаться и словно получал удовольствие от бесплодных попыток его убить. Раздался сильнейший раскат грома, и яркая молния ударила прямо в плечо твари, вырывая руку и откидывая Вестника прямо в огонь. Я перевел взгляд на источник молнии, и увидел парящего Кола, вокруг него багровыми всполохами бурлил и искрился воздух, а в руках рождалась огромная шаровая молния. Пламя, в которое упал выродок хаоса, вспыхнуло с новой силой, но почти сразу погасло под натиском воронки черной энергии. Сосредоточив свой взгляд на ней, я увидел, что Вестник практически полностью восстановился, и в Кола полетело огромное черное копье. Граф играючи увернулся и в ответ выпустил шаровую молнию, которая с низким свистом полетела в тварь. Вестник резко поднял руки вверх, и, подчиняясь его воле, земля вздыбилась сотнями тонких шипов, которые скрутились в подобие сферы и приняли на себя удар чудовищной силы. Раздался оглушительный треск, и всю местность заволокло облаком пыли, и даже я ничего не смог разобрать. Сильный порыв ветра стянул все лишнее в сторону, и я увидел, как прямо над сферой шипов прыжком воспарил Азакар со своим, горящим синим пламенем, мечом. С громким криком он падал вниз, а вокруг него стягивались потоки энергии и закручивались вокруг клинка. Я попытался взглядом найти остальных членов своего отряда и наткнулся на раскуроченный доспех Куори. Парень был мертв. Доспех словно попал под гигантский пресс, его расплющило, и вдобавок к этому бала оторвана нижняя часть торса. Мое сердце пропустило пару ударов, а волна бешенства вымыла из тебя лишние мысли. Собрав всю свою силу в кулак, я рванул вперед, чтобы после удара орка добить тварь. Вокруг моих когтей стало зарождаться черное пламя, но я все еще чувствовал слабость. Ускорение я решил приберечь напоследок и вперед бежал с обычной скоростью. Удар Азакара был чудовищен по своей силе, и мне пришлось выставить скрещенные руки, чтобы погасить магическую волну, что расходилась от места удара. Когда я смог ее перебороть, то вновь побежал вперед, но, не пробежав и пары шагов, я споткнулся и кубарем полетел по земле. Быстро остановив свой перекат, я бросил взгляд на то место, где запнулся и с ужасом увидел, что причиной послужила голова Илвен. Она была вырвана из тела и широко раскрытые глаза, как будто бы с укором смотрели на меня. На долгие пару секунд я оцепенел и был не в состоянии связно думать. Громкий треск привлек мое внимание и я увидел, как Кол выпустил очередную молнию, но Вестник играючи от нее отмахнулся. На мгновение, он пошел рябью и переместился за спину графа, где, не медля, резким движением, пробил его насквозь и вырвал сердце. Ветер на долю секунды заревел ураганом, но сразу же утих, а Колеостр куском мяса упал на обломки. Услышав безумный рык, я перевел взгляд на его источник, и увидел, как к Вестнику несется Азакар, и вокруг его тела появляются сотни духов. Мгновение, и рука вестника превращается в сотни тонких черных копий и, не позволяя орку увернуться, пронзает его насквозь. Раздался крик сотен голосов, и я успел заметить, как угасает взгляд Азакара. Пламя вокруг меня заревело бешеным зверем, и уже не сдерживая себя, рванул вперед. Мыслей в голове не было, там была лишь холодная пустота и желание разорвать тварь. Вестник вернул свою руку в нормальное состояние, и, наклонив голову на бок, с интересом следил за моим приближением. Видимо он не учел мою скорость, и способность скольжение, потому что когда я оказался перед его лицом, на нем проступило легкое удивление. Вестник вяло махнул рукой, и в меня полетели три полосы тьмы, которые сразу же развеялись бесполезными вспышками. Резко выкинув руку вперед, я успел заметить, как тварь подставила под удар свою руку, в надежде перехватить мой удар, но черное пламя с легкостью разрезало, как защиту, так и плоть с костями. Вестник вновь замерцал и переместился на пару десятков метров назад, но я вновь использовал скольжение и оказался за спиной Вестника, где ускорившись, пробил тварь насквозь, а черное в мгновение покрыло все его тело. Впервые я услышал крик боли из уст Вестника, и очередным взмахом когтей разорвал ему шею. Тело существа рухнуло на землю, как мешок с землей, а я беспомощно осмотрелся по сторонам. Вокруг никого не было, казалось, я остался совсем один, и только рассыпающееся пеплом тело Вестника составляло мне компанию.
     Черное пламя нехотя погасло, а я побрел к телу Кола. Парень лежал совсем рядом, и из его тела до сих пор вытекала кровь. Под ним уже собралась большая багровая лужа, и красное сияние неба делало ее еще более мрачной. Я с силой сжал кулак и на мгновение закрыл глаза, совсем не так и представлял свое возвращение в мир Араона. Мой взгляд сам собой переместился к телу орка, а затем и туда, где я споткнулся о голову Илвен. Мыслей не было, лишь холодная пустота и горечь потери. А еще неизвестно, что стало с Кариотом и Лирой с Тиссой, нужно собраться и поискать их. Правда я боялся, что смогу наткнуться на их мертвые тела и потерять вообще все.
     - Дарт! – словно в ответ на мои мысли, раздался усталый крик Лирании.
     Обернувшись на него, я увидел эльфийку, что медленно и, шатаясь, идет ко мне, перебираясь через завалы разрушенных домов. На ней практически не было живого места, многочисленные раны и ссадины, одна рука весела плетью, а вторая была выгнута под неестественным углом. Но это все меркло перед тем, что она была жива. Любые раны можно залечить, любую боль унять, главное, что она жива.
     - Лирания, - тихо произнес я, делая тяжелый шаг ей навстречу.
     Девушка, увидев меня, заметно расслабилась, и даже попыталась улыбнуться, но боль взяла своя и она лишь вымученно сморщилась. Нас разделяло метров пятьдесят, которые все никак не хотели заканчиваться. Лиранию заметно шатало, и казалось, что она вот вот рухнет без сознания, но она упорно шла ко мне. Оказавшись рядом со мной, она светло улыбнулась и провела ладонью по моей щеке. Казалось, от этого прикосновения стало заметно светлей, и пустота внутри моей души стала заполняться теплом. Чувство опасности вяло подало знак, но быстро пробежав взглядом по окрестным руинам, я ничего подозрительного не увидел, и успокоился. Девушка почувствовала мое беспокойство, и хотела что-то сказать, но жгут черной энергии пробил ее насквозь, оставляя огромную сквозную дыру в ее теле. Лирания упала на мои руки, и время замедлило свой бег, а я смотрел, как из ее глаз уходит жизнь и совершенно ничего не мог с этим поделать. Безумно долгие две секунды, растянулись на часы, а я пытался уловить ее последний взгляд, но все было тщетно. Мой дикий рык разнесся по всему городу, и волна всепоглощающей ярости заполнила сознание. Я перевел взгляд на источник жгута и увидел формирующееся тело. Откинув лишние мысли, я рванул вперед, отмечая золотой блеск воссоздаваемых доспехов. На месте Вестника постепенно появлялся сам Владыка Хаоса, но мой рывок уже было не остановить. Я успел ворваться в источник, пока еще силуэт не сформировался, и принялся рассекать когтями все, что попадалось мне на глаза. Черное пламя с новой яростью вспыхнуло вокруг меня и я не жалея своих сил рвал саму основу мироздания, совершенно не обращая внимания на то, как мое тело иссушается. Моя злость служила топливом для огня ярости, и я не собирался приглушать это пламя. Было заметно, что мои удары не уходят в пустоту, только что образованные узы разрушаются, и вокруг бурлит одна только тьма. В одно мгновение я перевел взгляд внутрь черного тумана и увидел обезображенное лицо своей сестры.
     - Что за нахер? – выдохнул я, замирая, и в этот же момент, в грудь ударил воздушный таран.
     Я кубарем полетел в руины города, а мысли пытались выстроиться во что-то адекватное. Когда мое тело соприкоснулось с камнем, я услышал уже знакомый смех, и только грязно выругался. Лежа среди камней, было очень сложно вернуть себе самообладание, особенно после того, как я увидел смерти своих друзей. Сейчас я даже затруднялся сказать, что было страшней, кома и Земля, или смерть всех тех, кто мне дорог. Единственное, о чем я старался думать, так это о том, как же мне выбраться из этого кошмара, ибо нахождение среди иллюзорного мира, это явно не для меня. Уже совершенно спокойно я поднялся на ноги и уставился на темное нечто, что пыталось принять вид моей сестры.
     - Кааак тебе мииир? – растягивая слова, спросил темный силуэт.
     - Я тебя уничтожу, - выдохнул я, вытягивая вперед руку.
     - В этом теле магия тебе недоступна, - засмеялось черное марево.
     - Это мой разум, а значит мои правила, - усмехнулся я, посылая в облако разрыв.
     Секундная тишина, и взрывная волна расчищает все видимое пространство, а я стою посреди все того же серого плато и наблюдаю, как растворяются тела моих мертвых друзей. Очередная иллюзия, которая показала мне все мои страхи. Разум до сих пор пытается выстроить защиту, но это очень сложно, особенно если перед твоим взором стоит затухающий взгляд Лирании. Я уселся на землю и вновь погрузился в медитацию, нужно решить, как разрушить эти оковы и наконец-то выбраться. Если опустить детали, то по всему выходило, что именно магия хаоса виновник всего этого. А что лучше всего противостоит хаосу? Правильно, порядок. В котором мои знания это такой ничтожный минимум, что даже смеяться хочется. Вокруг меня снова стал обрисовываться мир, но я заглушил все свои чувства и остался в темноте своего разума. Я хорошо помню отрицание тьмы, но скиф побери, хаос и тьма это немного разные грани мира, а значит и подход с тьмой здесь не поможет. Зато, я неплохо разбираюсь в магии разума, и ведь именно с ним играется хаос. Как, находясь внутри своих иллюзий, воссоздать магию, если иллюзорный мир, насылаемый хаосом, настолько реален? Обычная магия здесь бессильна, потому что я даже не уверен, использую ли ее или это просто морок. А значит остается только одно, ментальная магия и сила моего разума. Могу ли я отчистить разум от чужого влияния? Легко. Могу ли оградить его от дальнейших поползновений? Должен справиться. В конце концов, я ведь здесь хозяин, хоть и есть некоторые переменные, которые от меня не зависят.
     Я сидел на холодном камне и погружался все глубже и глубже. Вокруг меня, то ревел ветер, то громыхали раскаты грома, и яркие вспышки молний, пытались раздробить мой разум, но я был непреклонен. С каждой минутой я выстраивал внутри себя этакий шипастый барьер, что держался на одной только воле, и с каждой минутой напор становился сильней. Шаг за шагом, блок за блоком я создавал клетки ловушки и отгораживался от осязаемого мира, все глубже погружаясь в себя. Постепенно, я перестал ощущать свое тело, зато стал ощущать все, что происходит вокруг. Ведь в своем разуме, хозяином был я, и бледно багровые росчерки, словно легкие дуновения ветра, заметно выбивались из общей концепции. Как матерый охотник, я загонял свою жертву и шел по следу хаоса, нивелирую все его попытки что-то изменить. Моим спутником был надоедающий смех, что с каждым разом становился все бледней и тише. Я чувствовал, что скоро все закончится, и в один прекрасный момент оказался посреди черного нечто, где не было ничего. Усилием воли, я зажег светлячок, который успел скомбинировать с порядком, и на мгновение осветил окружающее пространство. Громкий, сухой треск и множество трещин по объемному пространству, это все, что я успел запомнить, перед тем, как меня отключило.
     Первым ко мне вернулся слух. Низкий гул, казалось бы, вырывался из глубины разума и заполнял все сознание. Следом я смог ощутить свое тело, и биение сердца. Правда мысли ворочались с трудом, словно я выпил ведро черной, и сейчас был на грани небытия. Самым мерзким ощущением, была дикая сухость во рту, и это было следующее, что я почувствовал. А за ней пришла сильная слабость и призрачное ощущение тела. Первым моим позывом была проверка источника, и он, к счастью был на месте. Только вот энергии в нем не было ни капли, а непонятные трещины на его поверхности немного пугали. Зато я мог воздействовать на потоки энергии, внутри своего тела, а значит, мог разгонять их и сращивать разрывы. А разрывов этих было ну очень много. Привычная работа немного успокоила мои бешеные мысли, и я смог хоть немного перевести дух. С каждой минутой я ощущал свое тело все лучше, а низкий гул становился все тише и тише, пока, наконец, полностью не исчез. Сквозь закрытые веки я видел движения рядом с собой, и как только слух начал восстанавливаться, мне удалось немного приоткрыть глаза. Зрение еще подводило, и я видел лишь размытые силуэты, но как только я подал первые признаки жизни, все вокруг тут же затопил изумрудные свет. Он приносил тепло и спокойствие, а так же вымывал из тела боль и слабость. С трудом, но я все-таки смог проморгаться и увидел перед собой уставшее лицо Лирании. Девушка держала свою руку на моей груди, и, заметив, что я могу видеть, тепло улыбнулась.
     - Наконец-то ты вернулся, - с легкой хрипотцой, произнесла она.
     - О, наш герой здесь, - услышал я еще один знакомый голос.
     Сзади к Лирании подошел Кариот, его глаза мерцали расплавленными частичками золота, а болезненная бледность показывала, что он давно не пил кровь. Я мельком оглянулся по сторонам, и увидел, что мы находимся в небольшом помещении, а мое тело лежит на бледном подобии лежанки. Снаружи раздался еле слышный хлопок, а затем я услышал свист воздуха. Похоже, там есть с кем драться. Только вот как бы мне убедиться, что это реальность, а не очередной иллюзорный кошмар. Впервые я не мог найти стопроцентное решение проблемы, ведь мне были неизвестны возможности проникнувшего в меня хаоса.
     - Сколько я был без сознания? – очень тихим и хриплым голосом, спросил я.
     - Достаточно долго, чтобы я успел проголодаться, - усмехнулся вампир. – После твоей крови, любая другая мне совершенно не подходит.
     Он сделал еще один шаг ближе, и резким движением отбросил Лиранию в сторону, после чего рывком приблизился к моему лицу и оскалился. Я устало прикрыл глаза, а когда открыл, то вновь оказался посреди серого плато. Что ж, механизм понятен, и моя медитация приносит плоды. Иллюзия была совсем короткой, если не считать некоторое время, что я провел за латанием своего тела, а значит, я на правильном пути. В этот раз, мне припомнилось то первое, что помогло мне сбросить оковы разума, а именно татуировка Яры. И сейчас, я завязал свой разум именно на ней, после чего окружающее меня пространство стало вибрировать, словно растревоженный улей. Вокруг меня с бешеной скоростью менялся цветовой спектр, и даже крепко закрытые веки не помогали избавиться от ощущения падения. Левое предплечье стало неметь, а после я почувствовал, как по нему, словно раскаленными углями кто-то рисует узоры. Боль была терпимой, сильной, но я мог с ней справиться. Правда, спустя несколько минут, я почувствовал, как линии знака стали растягиваться на все тело, перенося за собой и боль. Жжение достигло своего апогея, когда очередная вспышка изумрудного света погрузила меня во тьму.
     Как бы много матов я сказал, если бы мог говорить. Тело знатно ломило, по всем конечностям бегал просто табун мурашек, а в голове сквозил холодный ветер. Вновь ощущение реальности, и страх перед тем, что это окажется очередной иллюзией. В этот раз было что-то новое, а именно, я чувствовал легкое дуновение ветра. Глаза получилось открыть раза с седьмого, и сейчас я лежал и смотрел на игру сияния багрового цвета. Вокруг меня был небольшой полевой лагерь, где лежали десятки таких же, как и я. Ко мне никто не спешил подходить, поэтому я ушел в себя и приступил к ревизии своего тела. Аура была практически полностью выжжена, источник почти не ощущался, лишь его смутные очертания, а безумная слабость объяснялась большой кровопотерей. Без ощущения магии, я чувствовал себя слабым, но меня спасала возможность погружаться в глубокую медитацию. Внутри себя я сращивал разорванные каналы энергии, и убирал остатки лишних и непонятных мне эманаций. Хотя, если вспомнить чем по мне шарахнули, то эти странные вихри становились более понятны. Ненавижу магию хаоса. В этот раз шанс того, что я вернулся, был немного больше. Обычно, я появлялся в небольшом помещении, сейчас же вокруг меня бурлила жизнь, и это несказанно радовало. Хотя, я не избавился от мерзкой мысли, что вокруг все еще иллюзорный мир и это сводило с ума. На этой мысли рядом со мной появился Калил, он устало опустился рядом, и только потом увидел, что я на него смотрю.
     - О, Дарт? Ты очнулся? – глупо спросил полуэльф.
     Я хотел было ему ответить, но сухо закашлялся и чуть не подавился воздухом. Калил тут же засуетился, и, приподняв меня, поднес к губам флягу. Сделав небольшой глоток, я благодарно кивнул, и, расслабившись, вновь распластался на подстилке.
     - Ты был без сознания пять дней, - заговорил Калил. – Нам хоть и удалось немного залатать твое тело, но выгнать магию хаоса не вышло. Поэтому мне с Лиранией пришлось почти каждый час проводить очищение твоего тела. С хаосом в городе более-менее справились. Вестник вроде бы изгнан, но по крайней мере, с того самого дня, как его утащил непонятный аватар, вокруг тишина. Магические башни активно работают над уничтожением любых проявлений хаоса, а Архимаг вовсю старается нивелировать последствия сдвига. Раненых очень много, а про убитых я вообще молчу. Из нашего отряда все живы, но не сказать, чтобы целы. И да, скажу сразу, не советую попадать на глаза своей эльфийке.
     Нервно хмыкнув, я удостоился непонимающего взгляда Калила. Он на мгновение задумался, а после, криво улыбнулся.
     - Ах да, у тебя же их две, - произнес он. – Вот их обоих лучше обходи стороной. И вообще, лучше притворись, что все еще без сознания, а когда наберешься сил, беги. Знал бы ты, что здесь творилось, и как мне хотелось оказаться на твоем месте. Без сознания в смысле, чтоб ничего не слышать. Куори только жалко, весь его доспех пришел в негодность. Он, конечно, пытается его восстановить, но, кажется мне, гиблое это дело. Азакар ходит смурной, что-то его тревожит, а вот вампир наоборот, воспрял духом. Со дня на день мы ожидаем войска королевства, так что можно смело признать, что мы справились. Приходи в себя, мне нужно проверить еще нескольких раненых. Лекарей практически нет, поэтому все, кто хоть немного знаком с искусством исцеления нарасхват.
     Калил устало вздохнул, и, извинившись, покинул меня. Я же остался лежать и приводить в порядок свое тело. Все, что сказал полуэльф, я принял к сведению, и единственное, что меня покоробило, так это разрушенный костюм Куори. Все-таки именно из-за меня он оказался здесь, и я, хоть и косвенно, виноват в порче его шедевра. Правда, остается один огромный нюанс, который никак не дает мне покоя. Реальность ли вокруг меня, или снова проделки хаоса? Есть, конечно, один большой плюс, в пользу с теорией о том, что я в реальности. Если первые три раза, когда я приходил в себя, вокруг меня было совсем небольшое помещение, то сейчас я лежал в центре огромного города, и это было что-то новое. Хотя, это вполне объяснимо. В мое тело проникло ни так много магии хаоса, а значит у нее недостаточно сил, чтобы прорисовать мои глюки в должной мере. Этакое отсутствие оперативки, на манер магического мира. Но, если опять же, взять в расчет, насколько реальными казались ведения насылаемые хаосом, то, ни в чем нельзя быть уверенным. Что мне остается? Вновь обратиться к божественной магии, и надеяться, что связь с Ярой поможет мне выбраться из этого кошмара. Именно на связь с Ярой я и делал упор, хоть и прекрасно понимал, что ее нет здесь. Зато именно знак жреца позволил мне сделать первый шаг наружу из кошмара. Параллельно с исцелением тела, я проводил параллели и с знаком жреца, тем самым получая активность божественной силы, и когда чувствовал легкое жжение, то резко открывал глаза, и до рези всматривался в каждую деталь окружающего мира.
     Примерно часа за четыре я смог подняться на ноги и боле уверенно прочувствовать свое тело. Кроме Калила, ко мне никто не подходил и все это я время я был представлен сам себе. Мой источник был все еще недоступен, но я не опускал руки, ведь такое случалось не один раз. Для его восстановления нужно время, и небольшая помощь с моей стороны. Жаль только без магии я не могу помочь окружающим людям, а тех, кому требовалась помощь, было ну очень много. Я не знал, где осталась моя сумка с вещами, поэтому просто пошел вперед, в надежде встретить кого-то их своих. Вокруг было тихо, если не считать стоны раненых. Давящей тяжести хаоса уже не ощущалось, а прохладный ветер приятно обдувал лицо. Завернув за угол одного из разрушенных зданий, я нос к носу столкнулся с Илвен. Девушка удивленно отшатнулась от меня, но практически сразу взяла себя в руки, и скорчила злобную гримасу.
     - Зря ты встал Дарт, лучше бы оставался без сознания, - зло выдохнула она. – Но уже слишком поздно, сейчас я буду тебя убивать.
     Скиф. Ненавижу магию хаоса.

Глава 2. Раскрывая карты.

     Илвен, практически, в одно мгновение оказалась прямо передо мной, и я приготовился к нападению. Девушка лишь на миг замерла на расстоянии вытянутой руки, а после, буквально повисла на моей шее. Ее чувства и эмоции, что ударили по нашей связи, просто парализовали меня. Там был такой безумный коктейль, что я даже не мог представить, как такие разные чувства могут соседствовать друг с другом.
     - Больше никогда не смей так делать, - тихо, но очень зло произнесла дроу. – Это я твоя тень, это я должна рисковать своей жизнью, чтобы жил ты. Не смей, слышишь? Больше никогда так не делай!
     Я был немного в ступоре и очень плохо соображал. Сделав шаг назад, я взял девушку за подбородок, и заставил наши взгляды встретиться.
     - Милая, давай я сам буду распоряжаться своей жизнью? – иронично спросил я. - Я выдержал удар хаоса, а от тебя и Лиры не осталось бы ничего. Сочувствую тебе, но так просто от меня не отделаться. Соберись, у нас впереди великие дела, а терять тебя так рано, я не намерен.
     Илвен пару секунд внимательно всматривалась в мои глаза, после чего легко кивнула и заметно расслабилась. Буря чувств в ее душе утихла, и я хоть немного, но смог привести свои мысли в порядок.
     - Где мои вещи? Где остальной отряд? – спросил я девушку. – Калил, как-то подозрительно быстро слился, ничего толком не сказав. Да и про Азакара что-то говорил. У нас все в порядке?
     - Вполне, - кивнула дроу. – У Азакара разорвана связь с духами, все-таки мы посреди хаоса, вот он и не в себе. Куори немного горюет по своему доспеху, Калил пытается лечить, Тисса и парень ее всегда рядом, у них все в порядке. Лирания, кстати, в бешенстве. Не знаю, что между вами происходит, но она действительно не в себе.
     - Интересно, - нахмурился я, четко прочувствовав замешательство Илвен. – Ладно, с этим я сам разберусь. Надо собираться, и двигать назад, в цитадель. Скоро здесь будет не продохнуть от различных властителей, ну и мне с ними лучше не пересекаться. Пока.
     Дроу кивнула и перестала строить из себя невинную девушку. Вокруг меня сомкнулась незаметная темная дымка, которая через пару секунд сконцентрировалась в моей тени. Я сладко потянулся, и немного расслабился. Пока реальность вокруг была более чем реальной. Особенно если учесть, что каждую секунду я пробивал свою связь с Ярой, и жар на предплечье внушал мне спокойствие.
     Я пошел за девушкой и всю дорогу осматривал окрестности. Разрушений было очень много, так же как и раненых. Судя по всему, схроны еще не открыты, а вокруг только солдаты. Тонкая пелена хаоса все еще ощущалась, но это было мимолетно. И я не мог понять в чем дело, то ли территорию уже так хорошо отчистили, то ли мои чувства притупились из-за разрушенного источника.
     Илвен провела меня к сотне жреческих воинов, где и лежали мои вещи. Правда пережил вторжение хаоса только клинок и все. Даже ножны и те были разорваны, чего уж говорить о сумке и одежде. Естественно меня не оставили голым, и кое-что удалось взять у той же сотни. Я немного пришел в себя и уже был готов к долгой дороге назад, как возле меня, буквально материализовалась Лирания. Илвен была права, девушка находилась в состоянии холодного в бешенства. Мое состояние было далеко от идеала, прямо, скажем, чувствовал я себя очень хреново, и как только эльфийка это увидела, то, кажется, вспыхнула еще больше.
     - Не смей больше рисковать своей жизнью ради меня! – практически выкрикнула она. – С чего ты вообще взял, что мне требуется твоя защита!? Я пережила падение своего дома, стирание его из истории и все еще дышу воздухом этого мира!
     - Замолчи, пожалуйста, - тихо вздохнул я, наблюдая, как вокруг нас взвился полог Илвен. – Ты бы не выдержала удар хаоса, а я уже проходил через это. Извини, но я не мог допустить, чтоб ты погибла. Могла бы сказать спасибо, вместо того, чтобы истерить на всю площадь.
     - Истерить? – девушка шумно выдохнула и замерла.
     Одно мгновение и она с силой ударяет меня ладонью по щеке, а я, из-за слабости, просто не успеваю ни увернуться, ни блокировать удар. Болезненно рухнув на землю, мне с трудом удалось удержать стон боли, но когда я поднялся вновь, то эмоций не было.
     - Прошу прощения, ваше высочество, - холодно произнес я, отвешивая эльфийке шутливый поклон. – Я больше не побеспокою вас своей защитой. Всего вам доброго.
     Резко развернувшись на месте, я оставил Лиру одну, а сам постарался выкинуть из головы лишние мысли. Сейчас не время рефлексировать, а эльфийка пусть сама разбирается со своими тараканами. Я постарался максимально сильно снизить накал эмоций, и воздвиг вокруг своего разума плотный ментальный барьер без использования магии. Только сила воли. Он отрежет пики эмоций, и позволит мне и дальше действовать более-менее разумно. Я даже представить не могу, что нашло на Лиранию, и с чего такая реакция, но по всему выходит, что мне совершенно не рады.
     Я прошел сквозь купол Илвен и, закинув сумку на плечо, пошел к выходу из города. Да, дроу молодец, что вовремя закрыла нас куполом, только вот он не пропускал лишь звуки, а непрозрачным не был. Переживал ли я о падении своей репутации среди железной сотни? Скорее нет, чем да. Мои мысли довольно быстро перетекли на более важные проблемы, а именно на принятие клятвы у оборотней. У меня оставалось ни так много времени, чтобы до них добраться. Правда теперь, без магии, мне придется брать с собой Илвен и надеюсь кошаки не очень возмутятся присутствию «еще одной темной твари».
     Примерно возле ворот меня нагнали остальные члены отряда. Почему-то все решили пойти со мной, только вот Лиру я среди них не видел. Наверно, это было к лучшему. Мой взгляд зацепился за совершенно разбитый доспех Куори и его грустное выражение лица. Именно на этом моменте я почувствовал легкое сожаление. Как ни крути, но часть вины лежит и на мне, а быть должником я не привык.
     - Куори, ты как? В порядке? – немного притормозив, спросил я парня.
     - Вполне, - наигранно бодро кивнул он. – Доспех только жалко, но ничего, думаю, в АМИ что-нибудь придумаю.
     - Могу посодействовать, - хмыкнул я. – В моем распоряжении есть несколько гномьих мастеров, могут помочь тебе с этим. Естественно без каких-либо попыток украсть твои идеи или что-то подобное. Клятву дадут, если надо.
     - Я буду только рад! – обрадовано произнес Куори. – А у тебя, это где? Просто ни все могут себе позволить иметь в распоряжении подгорных мастеров. Это же гномы. Я уже ни первый год пытаюсь выйти на сотрудничество с кем-нибудь из них. Столько идей, столько мыслей, но опыта пока не хватает.
     - Ну вот, погостишь у меня с месяц, а после отправишься в АМИ, - кивнул я спокойно. – Только с тебя клятва о молчании. Поверь, это не недоверие к тебе, просто так нужно.
     - Да я все прекрасно понимаю, - обрадовано кивнул парень. – И ничего против клятвы не имею. Всё имеет свою цену, особенно сейчас, когда ставки на мир так высоки.
     Я и сам имел кое-какие планы на этого способного артефактора. Думаю, моя команда мастеров сможет вынести из этого сотрудничества полезные идеи. Как вспомню, чего мне стоило, создать более-менее адекватную команду способных артефакторов, так в дрожь бросает. У этих упертых коротышек есть свое собственное понятие, на создание новых предметов. Молодых и способных, они вообще практически не ценят, и чтобы новый мастер добился признания, должен пройти не один десяток лет. Да и то, большинство новаторских идей будет загублено старческим идиотизмом. Благо мне удалось создать неплохую команду из семи участников, где только трое были старыми и опытными, а четверо молодыми и перспективными. Да и то, только после моего вмешательства дела пошли в гору, и старики постарались выкинуть свои старческие заморочки. Пришлось подкинуть несколько спорных идей, а так же дать задание на создание для меня отличного доспеха. Легкого, но прочного, который не будет стеснять движений, и мешать моей скорости. По приезду проверю, что у них получилось, и подкину к ним Куори, пусть развлекаются. Благо с материалами проблем пока нет, и на единичные экземпляры всего хватает.
     Уже находясь около стены, я увидел, что ее как таковой на месте не было. Вообще от города мало что осталось. Хаос знатно поработал над местностью, и сейчас вокруг были сплошные руины. Не знаю, сколько здесь погибло людей, но твари однозначно собрали хорошую жатву. В моей голове стала вырисовываться одна картина, которая именно сейчас стала принимать целостность. Я появлялся везде, где истончалась нить, и где появлялись демоны или хаос. И всегда появлялся вовремя. Сначала Индариал и Саира, вторжение демонов и налет орков. Хотел я или нет, но получилось так, что я оказался в самом центре всего этого кошмара. Следом была академия, и демон с четырьмя сердцами, потом Город Трех Дорог и мельком я зацепил вампирскую княжну, что продалась демонам за силу. Что дальше? Эльфийский лес и осквернение дриады, следом полноценное открытие врат. Не знаю можно ли к этому отнести охоту на меня, но и это тоже следует взять на заметку. Потом идет мой перенос на землю, и море нежити в баронствах. Попытка демонов уничтожить клан Воркай и вот полноценный сдвиг в Уухреше. Везде был я, Черный дракон Араона. Почему-то только сейчас я задумался, а был ли мой маршрут актом свободной воли или все предначертано? Хотя, если верить тьме, моей судьбы нет в книгах этого мира, а значит, меня вела моя суть, та самая суть инквизитора.
     - Дарт, ты, куда так бежишь? - догнал меня голос Тиссы – Есть что-то еще, что нам нужно знать?
     - Мне нужно принять клятву верности у кошаков, - ответил я девушке. – Если не успею, то стану врагом и у них появится главная цель, а именно моя смерть. Согласись, это веская причина, чтоб надолго не задерживаться?
     - Ты очень не вовремя с расспросами, - вставил появившийся рядом Кариот. – Его мысли сейчас далеко отсюда, и ничего путного он не скажет. Я ведь прав, парень?
     - Тебе видней, - пожал я плечами. – Вообще, не вижу смысла в том, что вы так рано покидаете город. Глядишь и простой благодарностью бы не обошлось.
     - Так это, ты ведь сейчас к себе в цитадель? – заинтересованно спросил вампир. – Хотел бы наведаться к тебе в гости, естественно, если ты не против.
     - Я бы тоже не отказалась, - быстро вставила Тисса.
     - Куори можно, а нам нет? – хмыкнул Кол. – Пригласишь?
     - Так, народ, - остановился. – Мое доверие к вам велико, но сейчас речь идет не только о моей жизни. Клятва на крови и никак иначе.
     - Куда нынче без клятв? – иронично спросил Калил, и первым разрезал себе ладонь.
     Я даже не удивился, когда все они молча достали кинжалы и тут же принесли клятву молчания. Пожав плечами, я развернулся и пошел дальше. По пути нужно будет зайти в Клотис и купить очередную лошадь. А уже в цитадели необходимо найти отличную карту и отметить места, где я препятствовал вторжению хаоса. Может, смогу понять схему, и предугадать следующее появление. Или, может не мучить свой разум? Может, стоит просто подождать, и меня закинет туда, где мой меч окажется кстати? Хотя, все же лучше предугадать это и подготовиться. Без магии я не имею той силы, а смерть пока не входит в мои планы. Да и нужно решить и определить свою цель в этом мире. Ошейник инквизитора не даст мне спокойной жизни, но так же у меня есть еще одна обязанность. Это обязанность Лорда, и обязанность перед теми разумными, что пошли за мной и доверились. Пора взрослеть и смотреть на мир иначе. Уже никто не спрашивает, хочу я этого или нет, смогу, или рухну. Я должен сделать так, чтоб Цитадель Последней Надежды стала удивительным и спокойным местом, а я достойным правителем.
     Приняв свою цель и откинув лишние мысли и проблемы, я вздохнул с облегчением. Наверно, именно этого мне не хватало. Чего-то глобального, и большего, нежели моя собственная жизнь и мощь. Хотя, все связано. Без силы я не смогу, стать достойным, а значит, собственное развитие не должно задерживаться на месте. Тем более сейчас, когда я лишился своей магии.
     - Азакар, - окликнул я орка. – Как я понимаю, ты немного преуменьшил свой статус мечника. В прочем, это не имеет значения. Глупо это отрицать и терять время. Хочу, чтоб ты подтянул меня в обращении с мечом, да и вообще занялся моим обучением.
     - Хм, - все, что задумчиво выдал орк.
     - Илвен, после цитадели, мы с тобой вдвоем отправимся в озерный край, нужно закончить одно давнее дело. Следующим пунктом идет Варра. Нужно добраться-таки до торговца, что посоветовали гномы, и начинать по тихой организовывать караван, - вывалил я на девушку. – И да, для тебя будет задание особой важности. Необходимо узнать, где и когда соберутся владетели великих реликвий. Хочется наведаться на их собрание. Срок тебе в полгода, не больше. Потом может оказаться слишком поздно.
     Клятва на крови позволяла мне разговаривать, не опасаясь, что информация уйдет на сторону. Все, что будет услышано от меня, останется под клятвой, да и никто из присутствующих не был чужаком.
     - Может, еще и для меня найдется указание, Ваше огнедышество? – сделав шутливый поклон, выдал вампир.
     - Держи меня в курсе пророчества, - тут же нашелся я. – Надеюсь, теперь ты понимаешь, что в нем не обо мне?
     - Уел, - сморщился Кариот. – Постараюсь, по мере сил, конечно. Сам понимаешь, некоторые тайны расы не могут покинуть наших замков.
     - Я чувствую себя слегка неуютно, - бледно улыбнулся Куори. – Кажется, я здесь самый молодой и это немного выбивает из колеи.
     - Ничего, - махнул я рукой. – Возраст это недостаток, который со временем проходит.
     Веселый смех вторил моим словам и обстановка немного остыла.
     - Возраст еще что, - вставил свое слово полуэльф, - скажи спасибо, что ты не выбранный богини. Вот это да, проблема так проблема.
     Мы подходили к краю воздействия хаоса, и даже дышать становилось легче. Хоть специфический запах хаоса все еще довлел над миром, но концентрация его с каждым метром становилось все слабее. Постепенно, и серая растительность возвращала себе свой изначальный цвет. Мир хоть медленно, но уже восстанавливался. Правда такое коснется только дальних границ, а все что возле города, да и сам город, еще не скоро вернет себе первоначальный вид. Если вообще когда-нибудь сможет. Да, придется раскошелиться на друидов и жрецов того же Шорта, но, думаю для королевства Тарк это не будет проблемой.
     Уже спустя несколько часов, когда мы встали на небольшую стоянку, Азакар решил заняться моим телом. Он прекрасно видел и понимал мое состояние, но его ничего не останавливало. Мы начали с каких-то непонятных для меня дыхательных техник, а после, я учился не дышать вообще. Орка не останавливала моя слабость, и головокружение стало моим постоянным спутником. Остальные члены отряда только отводили взгляды в сторону, но я видел их довольные ухмылки. Когда Азакар оставлял меня в покое, я погружался в глубокую медитацию, и разбирался с тем, что осталось от моего источника. На данный момент все было стабильно плохо, и я бы даже не стал переживать, если бы не одно но. Зная о своей живучести, я был уверен, что рано или поздно я смогу восстановиться. Но багровые вспышки внутри моего источника, которые буквально воняли хаосом, порождали внутри тела болезненные спазмы. Без доступа к магии, я не мог изучить и как-то локализовать эти эффекты. Сейчас я мог лишь наблюдать, как мои энергетические каналы срастаются, посредством именно этой багровой энергии.
     Дорога до Клотиса прошла без каких-либо осложнений и происшествий, что было не удивительно. Наш отряд, даже при потере меня, представлял собой грозную силу. Довольно часто мои мысли возвращались к Лирании, и я пытался понять, что же на нее нашло. Но каждый раз я натыкался на стену непонимания, и каждый раз махал рукой на эти тщетные попытки.
     Клотис встретил нас хмурыми тучами и полупустыми улицами. Сначала нас даже не хотели пускать внутрь, но когда показался Кол, то все вопросы были улажены. Только оказавшись за высокими стенами, я тут же изменил планы. Первоначально я не хотел останавливаться, и рассчитывал, что, как только мы купим лошадь, то сразу же отправимся дальше. Но ощутив безопасность, которую давали высокие стены, я принял решение хоть одну ночь провести в таверне и хорошенько отдохнуть. Все были только рады такому решению, и совсем не скрывали своих эмоций. Право выбора заведения взвалил на себя Колеостр, и повел нас куда-то к центру города. Когда мы оказались практически в самом центре города, и я уже стал переживать, что граф решит остановиться в самой дорогой таверне, мы свернули в какой-то неприметный проулок и вышли к небольшому двухэтажному зданию. Заведение оказалось неплохим, но пустынным местом. На протяжении всего времени, что мы там находились, с нами соседствовало всего семь человек. Зато кормежка была на высшем уровне, а мягкая кровать не хотела отпускать до обеда следующего дня.
     Небольшой перерыв пошел мне на пользу. Тело практически полностью восстановилось, и как только мы покинули город, Азакар приступил к более серьезным тренировкам. Именно во время них, меня посетила мысль, что орк даже не виртуоз, а Архонт. Правда, на прямой вопрос орк только усмехнулся и покачал головой. На вечерней тренировке, к нам подключился Куори, а следом за ним и Кол с Тиссой. Как ни странно, но орк не был против, а даже наоборот. Он старался подобрать к каждому персональный ключик, и давал советы строго наедине. Впервые за долгое время я снова почувствовал себя учеником. Не очень приятное чувство, особенно после всего того, через что я успел пройти. Вроде и достиг не малых высот, но орк вел себя так, словно я подросток, только только взявший в руки меч.
     Тренировки с орком не несли чего-то глобального. Он не учил меня стойкам, финтам и подобному. Он давал незначительные советы, иногда поправлял меч, буквально на пару сантиметров доворачивал корпус. Все это было настолько мало, что я невольно сомневался в эффективности его тренировок. Правда, эти сомнения были закинуты глубоко в подкорку, а я продолжал тренироваться. Каждую остановку на перекус, у меня был получасовой бой с тенью. Только вот сам бой длился от силы минут десять, все остальное время Азакар разбирал те или иные движения, и что-то добавлял от себя. Все это было похоже на обмен опытом, и я старался не просто запомнить, но и перенять его советы в свою технику. Я достиг хороших высот в обращении с мечом, и обучать меня новой технике было бы глупо. Поэтому Азакар старался отточить до идеала то, чем я владел, и его, на первый взгляд незначительные советы, были более чем полезны в дальнейшей перспективе.
     К поселку на берегу океана мы подходили ранним утром. Лучи солнца еще даже не показались из-за горизонта, а мы уже увидели полоску моря. Мы решили не останавливаться на ночь, и как можно быстрее добраться до цитадели. Друзей подгоняло любопытство, а меня клятва оборотней. Времени оставалось все меньше, а ведь еще нужно будет добраться до озерного края.
     Чем ближе мы подходили к берегу, тем больше недоумения сквозило в мыслях незнающих о портале. Они ожидали увидеть цитадель прямо здесь, но видели лишь хлипкие домики, и несколько десятков искр разумных. Нас встретили уже на подходе, как только мы подошли к окружающим это место, скалам. Никто не выбежал на встречу, но я прекрасно чувствовал внимание сопровождающих. Именно поэтому, мы спокойно дошли до жилых зданий, так никого и не увидев. Только возле небольшой крепости, которая планировалась вокруг портала, нас встретил один из шаманов, с несколькими воинами. Уже сейчас можно было увидеть начало строительства, и некоторые отметки на земле. Гномы поработали на славу, и за то время, что меня не было, этот поселок изменился довольно сильно. На земле виднелись строгие очертания дорог и будущие границы стены.
     - Я, стесняюсь спросить, но это оно самое? – не веря своим глазам, спросил Кариот. – Твоя цитадель последней надежды? Как-то больше похоже на деревню последней одежды.
     - Это еще что, - с толикой гордости, покивал я головой, - сейчас еще покажу, как все обустроено внутри вон той лачуги, ты вообще остатки разума потеряешь!
     Вампир одарил меня настолько очумелым взглядом, что я не выдержал и засмеялся в голос. Илвен вообще не сдерживала эмоций, и ухохатывалась всю дорогу. А вот Колеостр, зная меня, о чем-то подозревал, и только бросал по сторонам заинтересованные взгляды. А уж когда пришлось оставить лошадей отдельно, благо за всех платил я, то окружающие и вовсе настроились на что-то интересное. Правда, я тут же их обломал, и проводил до пляжа. Хоть вокруг и было темно, но зрелище впечатляло даже сейчас. Свет звезд отражался от чистой воды, а разделяющий риф, казалось бы, светился изнутри. Это было потрясающее зрелище, особенно для тех, кто никогда не видел океан.
     - Когда начнется рассвет, волшебства станет больше, - находясь под впечатлением, тихо сказала Тиса.
     Я успел заметить, что даже Илвен находит этот вид замечательным, а ее мечтающий взгляд устремлен куда-то вдаль. А полуэльф так вообще, кажется, забыл, как дышать. Один только Азакар был спокоен и собран. Его совершенно не впечатляли окружающие виды, и он немой статуей стоял немного сбоку от нас. Их реакция, дала мне понять, что ни о каких пляжных городках в этом мире и речи не шло. И что этот вариант может стать неплохим источником, как дохода, так и информации.
     Долго стоять и любоваться видами я не позволил, и спустя минут пять вел всю компанию к той самой лачуге, про которую я говорил вампиру. Она не была жилым зданием, просто этакий навес над местом, где активировался портал. Именно поэтому никто не ожидал чего-то необычного, и внутрь все заходили со скепсисом на лицах. Кода все оказались внутри, я дал отмашку Илвен, и она отрезала нас от остального мира непроницаемым пологом да активировала портал. Мгновение и нас переносит за многие сотни километров, а выражения лиц окружающих становятся еще более забавными.
     - Это что сейчас было? – еле выдавил из себя Кариот.
     Правда, ответить ему никто не смог, ведь Илвен развеяла темный полог, который отрезал нас от внешнего мира.
     - Ну, вот мы и на месте, - произнес я, сладко потягиваясь. – Разрешите представить, Цитадель Последней Надежды.
     Тишина была мне ответом, и, усмехнувшись, я пошел туда же, куда отводил гномов. За мной словно привязанные шли остальные члены отряда, а я радовался, что вернулся назад. Мой взгляд то и дело натыкался на изменения, которые успели сделать гномы. Хоть здесь еще и была фактически ночь, но мы то и дело встречали спешащих, куда-то по своим делам, разумных. Вокруг висело множество факелов, как магических, так и самых обычных. Они освещали все пространство до стены, и хоть немного, но разгоняли ощущение пустоты. Орочий лагерь был поставлен далеко сбоку, и отсюда его было практически не видно. Мешали полуразрушенные здания, и завалы камней, собранные гномами.
     Пожалуй, тишина со стороны спутников была громче всяких фраз. Я привел их на тот самый участок стены, с которого простирался замечательный вид на большую часть города.
     - Там, за стеной, это же черный лес? – неуверенно спросила Тисса.
     - Он самый, - кивнул я.
     - Но, тогда как? – развернувшись ко мне всем корпусом, спросила девушка. – И эта цитадель, в баронствах о ней ходят легенды. Ее называют черной цитаделью, мол, она принадлежала злу, и когда на ее стене вновь зажгутся огни, падет все живое.
     - Драконы для многих большая заноза в заднице, - вместо меня ответила Илвен. – Поэтому, после того, как их стало меньше, всех собак стали вешать именно на них. Сейчас в любой сказке или легенде, где присутствует дракон, именно он всегда зло.
     - Значит, все-таки телепортация, - усмехнувшись, сказал Кар. – Не очень приятное ощущение, скажу я вам.
     - Дарт, ты понимаешь, что все это очень опасно? – нахмурился Кол. – Порталы, да за них стирали в порошок целые династии. И это место, оно какое-то чуждое всему живому. Я пока не могу объяснить своих чувств, но мне кажется, что живые здесь лишние.
     - Чувствительный мальчик, - усмехнулся дроу.
     - Очередная тайна Дарта, за которую могут убить, - пожал плечами Калил. – Подумаешь.
     - Я все прекрасно осознаю, - посмотрев другу в глаза, кивнул я. – Именно поэтому я пока не заявляю всему миру о том, кто я и где обосновался. Думаю, через год или два, все будет по-другому, и мы сможем восстановить очень многое. А насчет того, что живым здесь не место, так в чем-то ты прав. На данный момент, спокойно можно находиться только здесь и в гномьих пещерах, внешний город населен сонмами призраков, и как их изгнать, я пока даже не представляю. Они не пересекают установленных границ, и не просачиваются сюда. Так что, они один из уровней защиты.
     - Это потрясающе, - благоговейно прошептал Куори.
     Он один практически не слушал меня и не участвовал в разговорах. Он вовсю пялился на дальний город, на руины некогда прекрасной цитадели. Сейчас его не заботил его доспех, или поступление в АМИ, парень явно был под огромным впечатлением.
     Не прошло и пяти минут, как я увидел, что в нашу сторону идет небольшой отряд разумных. Среди них я увидел и Бранна, и Риоку. Даже отсюда я смог ощутить их недовольство, и толику раздражения.
     - Наконец-то великий лорд вернулся в свое гнездо! – иронично воскликнул Бранн.
     - Я тебе что, курица чтоль, чтоб в гнезда возвращаться? – хмуро посмотрев на гнома, спросил я.
     - Не извольте гневаться ваше огнедышащее величество! – согнувшись по пояс, чуть ли не вскрикнул Бранн.
     - Вот с кем приходится работать, - подняв глаза к небу, молвил я. – Что-то случилось или ты просто так решил мне нервы поделать?
     - Да на самом-то деле ничего такого не случилось, - почесав свою густую бороду, начал гном, - просто есть некоторые моменты, которые требует твоего непосредственного вмешательства.
     - Можно конкретнее? – заинтересованно спросил я.
     - Можно и конкретнее, - выдохнул гном, бросая взгляд на незнакомые лица. – В общем, мы здесь накидали примерный план центрального города, или как ты его там назовешь. Нужно, чтоб ты все посмотрел, и утвердил. Сам понимаешь, начинать строительство без твоего одобрения это не очень хорошая идея. Мы постарались учесть все твои пожелания, ну и добавили кое-что от себя. Так что давай, смотри, решай, и даже не думай о том, чтобы куда-то свалить.
     Я покачал головой и посмотрел на гнома своим фирменным взглядом, от которого шарахались простые смертные.
     - И плевать мне, что у тебя есть неотложные дела! – бросив бумагу на землю, возмутился гном. – Нам уже месяц как требуется твое вмешательство, но нет же, ваше величество изволит отдыхать по дальним деревням! Давай, отодвигай планы и хотя бы день-два удели своим подданным! В мастерской тоже кавардак происходит. Ууууу как там все полыхает. Столько матов я давно не слышал, аж всплакнул по своим клановым лабораториям. Что еще? Ах да, нужно что-то решать с торговлей, далеко на подножном мы не уедем. И да, посветил бы ты нас хоть в часть своих планов. А то потерялся на несколько месяцев, а мы ни зад, ни в молот, куда он пропал. И что за истуканов ты с собой притащил? Опять что ли, пополнение народов у нас?
     - Как же хорошо оказаться дома, - зажмурившись, проговорил я.

Глава 3. Нематериальные странности.

     Весь день с самого раннего утра я мотался по различным разумным, которым было просто необходимо мое одобрение. Было сложно сказать, что без меня все стоит на месте, но все-таки в этом мире если над тобой есть правитель, то он и решает все вопросы. Бранн мог справиться со всем и сам, но, только после моих правок. Практически сразу после того, как он нас встретил, я забурился к нему в кабинет и провел там часов шесть, не меньше. Остальные члены нашего отряда разбрелись по местности и устраивали себе самостоятельную экскурсию. Куори, кажется, надолго завис в мастерской. Его ошалелый взгляд говорил сам за себя, а та бурная деятельность, которую он развил, впечатлила даже старых мастеров. Парень был самым живым из нас, и самым активным. Остальные блуждали по полупустым помещениям и просторным нишам пещер. Вампир так вообще пропал во внешнем городе, и абсолютно наплевательски отнесся к моему предостережению. Вместе с ним, в ту же сторону пошел и Калил. Не знаю что именно, но что-то потянуло парня к границе, которую не могут пересечь духи.
     Наверно, это не очень хорошее качество, как хозяина, так принимать гостей. Но мне, если честно, было наплевать. Цитадель еще не готова к приему хоть каких-то гостей, так что пусть знакомятся с местностью сами.
     В первую очередь гном напоил и накормил меня неплохим завтраком, а уже после, мы приступили к обсуждению строительства. Мы сидели в его рабочем кабинете, который находился в глубине пещер. Здесь было немного мрачновато, но безумно спокойно. Бранн расстелил на огромном каменном столе большой кусок бумаги и подозвал меня поближе. Подойдя к нему, я увидел, что здесь был изображен примерный план сердца нашей цитадели, а именно замок и все прилегающие окрестности. Вся местность цитадели, если убрать условности, делилась на две части, что было довольно странно. Обычно, города этого мира состояли из трех частей, но здесь было по-другому. Была одна часть, самая большая, и, пожалуй, основная. Именно та, где обитали тысячи неупокоенных душ. И вторая часть, которая включала в себя сам замок и примерно двухкилометровую площадь с остатками различных строений. На данный момент гномы убрали лишь малую часть площади, но уже накидали примерный план по восстановлению города.
     - Ну и чего ты от меня хочешь? – смотря на карту, но ничего не понимая, спросил я.
     - Так и думал, - пыхнув трубкой, улыбнулся гном.
     Он отошел от рабочего стола и зарылся в кучу других бумаг, которые рулонами валялись в углу кабинета.
     - Вот, смотри по этим наброскам, - раскатав один большой рулон прямо на полу, подозвал меня гном. – Не знаю, с чего эти бестолковые камнелобики решили, что ты поймешь наши схемы, но я взял на себя ответственность и дал указ на подготовку более простого плана. Вот смотри, тут в принципе все подписано, но если что непонятно, то спрашивай. Я, если честно, сам еще не изучал эту схему, но все должно быть как надо.
     - Ага, - рассеянно кивнул я, погружаясь в изучение плана города.
     Передо мной лежал этакий скомбинированный вариант схематичного отображения зданий и объемного рисунка. Имелись кое-какие подписи и пометки в самых разных местах. Так же, можно было заметить и цифры, что отображали расстояние и размеры зданий. Смотря на все это безобразие, я не мог отделаться от мысли, что у нас с гномами очень разное понимание городских красот. Их план был бы хорошо, если бы город находился внутри скалы, да и то, я бы в таком жить не стал. Очень узкие улочки, но громоздкие дома, с максимальной высотой в два этажа. Практически полное отсутствие парков и зон отдыха. Ну, не считать же за таковую каменную беседку размером триста на триста метров.
     - Таааааак, - недовольно протянул я. – Хорошо, что дождались меня и не начали строительство, а то не посмотрел бы на затраченный материал и заставил все сносить.
     - Ну вот, такой проект горну в сопло, - тяжело вздохнул Бранн. – Что тебя не устраивает? Мои старались, издумались все, три бочки пива приговорили. Нахваливали себя, мол превзошли предков и ими будут гордиться.
     - Оно и видно, что три бочки пива, - смотря на проект, как на небольшую, но вонючую кучу, произнес я. – В общем, так, с чего бы начать? Убираем нахрен все здания вашей архитектуры. Мне не нужно, чтоб цитадель превратилась в уродливый каменный муравейник, и не пыхти так. Улицы шире, намного шире. Зданий меньше, и архитектуру взять примерно как в Винфоре, только не столь вычурную. Мне не нужны здесь произведения искусств в виде голых статуй непонятных индивидов. По просторности и обустройству мест отдыха пусть опираются на эльфийские города. Мне нужно чтоб здесь было много зелени, фонтанов, парков. Естественно, не в ущерб обычным зданиям. Ближе к замку нужно выставить дома для посольств, и, так сказать, магазинов с особо ценными товарами. Естественно здание банка сделаем тоже ближе к замку. Но опять же, не надо в домах делать окна словно бойницы. И да, оставьте немного мест для свободного строительства. Вдруг, особо выделившимся придется дарить землю поближе к замку? Опять же, почему только твои спецы все это рисовали? Я, конечно, понимаю, что именно специалисты имеются только у вас, но все-таки, не вы одни здесь жить будете, так что имей совесть и укажи своим работягам на этот косяк. В общем, как-то так. И естественно, без меня стройку не начинать. Судя по этим чертежам, лимит доверия в этом деле вы уже исчерпали.
     - Хрумгова срань, - бросив трубку на стол, видимо, выругался гном. - Кажется, кто-то у меня вместо чертежей будет туалеты строить! Прошу прощения Дарт, я сам не изучал план, понадеялся на своих мастеров, в зад их киркой. Слишком многое требует моего непосредственного внимания, а за всем не уследишь. Я понял твои запросы и постараюсь взять под контроль этих остолопов.
     - Это хорошо, это радует, - покивал я головой. - Я еще по вашим пещерам прогуляюсь, осмотрюсь, так сказать, взглядом хозяйским.
     - Да милости просим, - развел руками гном. - Для нас это будет очень полезно. Все же глупо отрицать, но мы немного иначе воспринимаем мир. Свежий взгляд со стороны, да хороший пинок в область задницы будет более чем кстати.
     - Отлично, - кивнул я. - Тогда перед уходом соберемся, да немного расскажу о своих планах и вообще о том, что происходит в мире. А то сдвиг в Уухреше это не очень хорошая ласточка.
     - Сдвиг? - побледнев, переспросил гном.
     - Он самый, - хмыкнул я. - Пришлось поучаствовать, в итоге я по магии пока ноль. В общем, все расскажу на собрании.
     Гном рассеянно кивнул и потерянно рухнул в кресло. Я не стал влезать в его мысли, и переводить тему. Разумным будет полезно узнать, что в любой момент может произойти небольшой локальный конец света.
     - И да, Бранн, извини, что напоминаю, - развернувшись перед дверью, начал я, - но начни подыскивать себе замену. Очень не хочется остаться без хорошего руководителя среди гномов. Боюсь, как бы это не вылилось в беспорядки. Сам должен понимать.
     - Я тебя услышал Дарт, - бледно улыбнулся гном. - Есть у меня на примете пару кандидатур. Сейчас проверяем их на надежность и достаточную крепость. Не каждый камень сможет выдержать вес нашей упертости.
     Кивнув, я не стал больше теребить память старика и оставил его одного разбираться со своими мыслями. После последней фразы мне самому стало неловко. Напоминать разумному о неизбежной смерти это последнее дело. Но и остаться с неподконтрольной оравой коротышек я тоже не горел желанием. Кто знает, что творится в их каменных головах.
     Я покинул небольшой, но добротный особняк Бранна и оказался посреди пещеры. Царящая вокруг суета была настолько яркой, что я невольно улыбнулся. Чем-то это напомнило мне землю и дороги в час-пик. С этой улыбкой я и пошел бродить по окрестностям. Мой взгляд то и дело отмечал оставленные кое-где горы каменного мусора и строительных лесов, но в целом, гномы хорошо потрудились. Сейчас эта пещера не напоминала заброшенные катакомбы с голодной темнотой по углам. Хоть и наличие света было минимальным, но все же факелов хватало. Единственное, я бы заменил их магическими аналогами, уж слишком их свет отличается в лучшую сторону.
     Естественно, за два месяца невозможно восстановить и привести в порядок все постройки. Но именно долговечность отличает их от людских. Поэтому гномам пришлось лишь немного достроить, что-то где-то подделать, вывести горы ненужного хлама, и уже можно было заселяться. Все-таки их было ни так много, как мне хотелось, и, работая на четыре фронта, многого не успеешь. Благо здесь как всегда выручала магия, а в частности магия земли. Даже при таком малом количестве времени, данная пещера ожила и стала ощущаться как живая. Небольшие и сбитые дома стали обзаводиться барельефом и резными символами. Каждый пытался придать своему новому жилью что-то особенно и необычное. Так же, довольно часто я встречал орочьи обереги или те же ловцы снов. Они, кстати, были практически полностью идентичны Земным, но с более активной магической составляющей.
     До меня дошел слух, что некоторые гномы жаловались на ночные кошмары, и на ощущение чужого взгляда из-за запертых магией проходов. Сейчас я стоял напротив одного такого и смотрел как медленно и лениво переливается мощный защитный барьер, что не утратил своих сил даже спустя века. Возле него, как и возле всех подобных, стоял караул в виде четырех воинов, при поддержке артефактов. Было приятно осознавать, что это не пущено на самотек, и какой бы внушительной не казалась магия, человеческий фактор никто не отменял.
     Я хотел было использовать магию, чтобы заглянуть чуть глубже за барьер, но вспомнил, что пока беспомощен в этом плане. Пришлось отложить эту идею на более позднее время, и оставить гномов разбираться самих. Я даже успел развернуться, но вспомнил, что ощущение мира мне давала не только магия. Усмехнувшись про себя, я пожалел, что не захватил на всякий случай меч. Пара шагов вперед и я нахожусь вплотную у барьера. За ним была тьма, абсолютная и нескончаемая. Мысли сами собой покинули мою голову, а взгляд слегка затуманился. Я расслабился и стал погружаться в легкую медитацию, но не внутрь своего тела, а внутрь мира. Ощущение было подобно опьянению, в глазах затуманилось, и появилась легкая дрожь в руках. Следом за этим, исчезли все звуки, остался только один, а именно звук биения моего сердца. Тело словно растворилось и превратилось в туман, чтобы медленно проникать сквозь барьер и усилить прием любых вибраций.
     Оно появилось спустя десяток секунд. По-крайней мере мне показалось, что прошло именно столько. Я видел, точнее, ощущал, как что-то темное приближается ко мне, но что самое странное, это нечто не было враждебным. Оно мешкалось и очень часто пропадало из вида, чтобы появиться совершенно в другом месте. У меня было стойкое ощущение, что передо мной пес, который опасается подходить, но в тоже время видит во мне что-то знакомое. Что-то, что тянет его ко мне сквозь страх. Хотя именно страха я там не ощущал, скорее, надежду? Да, именно это слово больше подходило к описанию чувства, что мне удавалось поймать. В один миг, оно резко подобралось прямо ко мне, и, ткнув меня длинной конечностью, отскочило назад, а я почувствовал то, что чувствовали гномы. Это был страх. Самое чистое и мощное его проявление. Только вот этот страх был навеянным, не моим. Боялся не я, а такое чувство, будто меня поместили в зону страха, а потом резко выдернули. Я совершенно ничего не понимал и был сбит с толку. Единственное, в чем я был уверен, так это в том, что существо не причинит мне вреда. Пришлось открыться еще чуть больше, хотя я знатно рисковал. Оно вновь резко приблизилось ко мне и замерло в сантиметрах от моей души? Хоть я был там сознанием, а не телом, я прекрасно чувствовал теплое дыхание существа и его сомнения. Не знаю, что меня подтолкнуло, но я смог воплотить мысль и провести рукой по загривку существа. В одном мгновение оно превратилось из безобидного в чудовищно опасное, но замерло. Моя воплощенная рука скользила по его шерсти, хотя шерсти там не было и в помине. Просто, мне было удобнее представлять именно так.
     - Не пугай больше гномов, - я буквально вытолкнул из себя эту мысль, чем сильно озадачил существо.
     В моей голове тут же пронеслась картинка, как пес недоуменно плюхается на задницу и, не понимая сморить мне в глаза. Что ж, раз я смог передать четкую мысль, то нужно попробовать с образами. К моему удивлению это получилось легче, чем вытолкнуть мысль, но меня поняли. В ответ я получил целую какофонию настолько мощных, но несвязанных понятий и образов, что чуть не потерял сознание. Пришлось резко возвращаться в свое тело и собирать мысли в кучу. Когда ко мне вернулось зрение, я увидел, что рядом со мной стоит не только четверка гномов. Здесь появились Илвен и Риоку, а так же, чуть в стороне, прислонившись к стене, стоит Азакар. Помимо них вокруг собралось достаточное количество простых работяг.
     - Тебе хаосом совсем мозги отбило? - возмущенно выдала дроу. - Решил угробить свой разум и сунуться в запечатанное древними место?
     - Да нет, все нормально, - пожал я плечами. - Гномы жаловались на кошмары и беспокойный сон, вот решил разобраться с проблемой. Вы же все такие знающие и опытные не соизволили опуститься до обычных смертных.
     - И как, разобрался разбиратель? - не скрывая сарказма в голосе, спросила дроу.
     - Ага, - просто кивнул я. - Ри, передай гномам, что им больше нечего опасаться.
     Шаман пристально посмотрел в мои глаза и медленно кивнул. Повернув голову к дроу, я пальцем закрыл ей ротик и, насвистывая веселую мелодию, пошел к выходу. Пока меня оставили одного, я все никак не мог выкинуть из головы те образы, что переслало мне это непонятное нечто. Оно просило свободу. Даже не так, оно было в недоумении, почему тот, кто пахнет, как хозяин, не заберет его с собой. Пришлось пообещать, что я вернусь, но чуть позже, а пока меня нет, оно не должно пугать находящихся рядом разумных. Меня поняли, и послушались. На этом наш разговор, если его можно таковым назвать, закончился. Я пытался найти что-то похожее в недрах своей хваленой памяти, но все было тщетно. Ничего подобного я не встречал в книгах АМИ. Зато я убедился, что кое-что могу и со сломанным источником. Эти мысли натолкнули меня на довольно интересную идею, и, решив ее не откладывать, я направился к Сиду.
     Выйдя из пещеры на улицу, я и не удивился тому факту, что солнце стоит в зените. Разбор с гномом некоторых нюансов затянулся на довольно длительное время. Нужно еще проверить готовность своего доспеха и подготовиться к путешествию до котов, а теперь еще в очередь затесалось и посещение Сида. Где бы найти немного времени хотя бы на восстановление своего источника? Задав этот вопрос самому себе и естественно не найдя ответа, я немного ускорился. Дорога до комнаты с искусственной душой не заняла много времени, а я ни на что другое не отвлекался.
     - Хай синий, - зайдя в помещение, поприветствовал я Сида.
     - Привет крылатый, - довольно ответил шар.
     - Пока еще не оброс ими, - хмыкнул я в ответ. – Как продвигается работа с выстраиванием защиты?
     - На высшем уровне, - бодро ответил Сид. – Начал укреплять замок, и прокладывать линии внутри его помещений. Там конечно еще бардак полный, но эти мелкие шустро работают. Пока не стал лезть в общий город и беспокоить души, мы еще не готовы к открытию такой большой территории.
     - Здесь ты прав, - кивнул я. – Слушай, я тут вроде как за помощью пришел. Ты же плетешь защиту посредством силовых линий? Выстраиваешь ее естественными потоками, чтобы и спрятать и обеспечить ей более сильную поддержку?
     - Самый оптимальный вариант, как по мне, - крутанувшись, вроде как кивнул шар. – Какая помощь от меня требуется?
     - Я тут под удар хаоса попал, не буду вдаваться в подробности, но все линии силы в моем теле пошли по одному месту. Источник разрушен, аура местами разорвана, в общем, нужно чтоб ты посмотрел, что с этим можно сделать, и восстановил, соединил, то, что сможешь, - вывалил я на Сида свою просьбу.
     - Хм, - высказал шар и полностью замер. – Это будет интересным опытом.
     - Только давай без рискованных ходов, - предостерег я шар. – Мне, знаешь ли, совсем не хочется остаться без магии.
     - Не боись, - бодро выдал Сид. – Все будет на высшем уровне.
     Все что мне оставалось сделать, так это довериться ему и закопать свои сомнения поглубже. Сид был единственным вариантом, кто мог мне хоть немного помочь. Естественно, он не будет пытаться навредить мне специально, но ради интереса или по незнанию, сможет зайти не туда. Поэтому я немного рисковал, но с другой стороны, выбора у меня все равно нет. Самостоятельно я буду восстанавливаться очень долго.
     Я прошел к центру комнаты, туда, где на полу горела огромная печать. Шар немного поднялся вверх, освобождая место, а я не стал медлить. Холодный камень пола встретил меня не очень приветливо, но практически сразу стал нагреваться. Я лег в самый центр печати, и полностью расслабился, готовясь погрузиться в глубокую медитацию. Сид опустился ниже и завис над самым моим телом. Из его структуры отделились десятки тонких жгутов силы и стали замирать в определенных областях на моем теле. Постепенно свечение шара становилось все тусклее, а жгуты наоборот набирали яркость. Я успел ощутить легкий электрический удар, после чего меня буквально выбило в медитативное состояние.
     Поначалу я не мог понять, где нахожусь, вокруг была кромешная темнота. Пришлось немного успокоиться и взять свои чувства под контроль. Только после этого тьма стала растворяться, а я очутился на том самом пустынном месте, где пересекался с мороком, который пытался выдать себя за мою сестру. Огромное пустынное плато, словно ровный кусок скалы, с редкими вкраплениями засохшей зелени.
     - Интересно, - пробормотал я, осматриваясь по сторонам.
     Снова безумное ощущение реальности, будто я нахожусь в физическом воплощении на каком-то неизведанном участке земли. Здесь присутствовал даже прохладный ветерок, который своими порывами обдувал мое лицо. Память сама подсказала мне, что происходило, когда я оказывался здесь, поэтому к появлению багрового тумана я был готов. Он стал появляться медленно и неоткуда. Словно грозовая туча он набирал все больше массы и мрачности. Я же сидел в позе лотоса и лениво наблюдал за этим спектаклем. Мгновение, и из тумана в мою сторону летят огромные копья, которые замирают в миллиметре от моего лица. Очередная иллюзия, которая пытается выбить из равновесия. Легким усилием воли, я отчистил разум, и копья тут же пропали. Как и туман. Вместо тумана, на расстоянии десяти метров от меня, стояла полная копия Кати.
     - Снова ты? – лениво спросил я.
     - Я сожру твою душу! – рыкнуло существо и преобразилось в демона.
     Оно рвануло вперед, выпустив когти, но, так же как и копья, замерло в паре сантиметров от меня. Я с интересом наблюдал за этим непонятным явлением.
     - Не выйдет, - покачал я головой. – Это мой разум, и ты здесь бессилен. Кто бы ты ни был.
     - Это ненадолго, - с угрозой в голосе, рыкнул демон. – Скоро, хаос подчинит твое тело, и ты станешь одним из нас!
     - Ой, ли? – напоказ удивился я, хотя внутри все замерло. – Лучше сделаем вот как.
     Без каких-либо усилий с моей стороны, тело демона стало меняться и ломаться. По пространству прошелся мерзких хруст ломаемых костей и громкий вой боли. Прошло от силы полминуты, и передо мной вновь стоит моя сестра, а не то жалкое подобие демона.
     - Так-то лучше, - кивнул я.
     - Я тебя уничтожу! – вскрикнуло существо, но не смогло сдвинуться с места.
     Вокруг нее образовалась металлическая клетка, с направленными вовнутрь раскаленными лезвиями. Девушка попытался вырваться, но у нее ничего не вышло. Следом она растворилась туманом, но, как только он прикоснулся к лезвиям, из них тут же ударил электрический разряд, и существо было вынуждено вновь принимать облик моей сестры.
     - Видишь ли, в чем проблема, - заговорил я. – Это мой разум, а значит, я здесь всесилен. Это тогда, когда я не понимал окружающего, ты могла крутить моими мыслями, как тебе хотелось. Но все закончилось. Итак, начнем сначала. Что ты такое?
     Существо смотрело на меня злобным взглядом, но ему было очень далеко, до обиженного взгляда моей сестры. Вот ее взгляда, я бы испугался, а здесь, даже не стоит переживать.
     Легкое усилие воли, и по лезвиям проходит небольшая электрическая дуга. Миг и разряд теряется в теле существа, а я слышу очередной вой боли.
     - Мне продолжить? – с доброй улыбкой спросил я.
     - Нет! – выкрикнуло существо, боясь пошевелиться. – Я это осколок хаоса. Осколок души вестника, который обрел разум благодаря тебе.
     - О как, - удивился я. – Как-то ты слишком слаб, для осколка души вестника.
     - Слаба, - исправила она меня.
     Я с интересом уставился на нее и замер. Кажется, в моем распоряжении появилось кое-что интересное.
     - Если ты обрела разум, чувствуешь боль, значит, у тебя есть и страх смерти, - оскалился я и выпустил еще один, более мощный и длительный разряд.
     Осколок кричал от боли, но не решался сдвинуться с места. Острейшие лезвия находились в считанных сантиметрах от его тела, и любое неосторожное движение принесет еще больше боли. Здесь нет запаха, но когда мне показалось, что я слышу запах горелой плоти, я остановился.
     - Видишь ли, скорее всего, пока я не в состоянии стереть тебя из своего разума, но это только пока, - подождав более осмысленный взгляд от девушки, заговорил я. – Зато, я без усилий могу превратить твое осознанное существование в бесконечную боль.
     - Не надо! – выкрикнула девушка, и я увидел слезы в ее глазах.
     - Хорошо играешь, - хмыкнул я, и они тут же пропали. – Итак, что ты выберешь? Боль или полезность? Либо ты все то время, что мне потребуется для восстановления своего источника корчишься в пучине боли, либо ты оказываешься мне полезна и существуешь в моем разуме. Да, я прекрасно знаю, что ты можешь оперировать моими воспоминаниями, создавая из них подобие реальности. То есть, либо боль, либо подобие жизни в моем разуме. Выбор за тобой, осколок.
     Отдавал ли я себе отчет, в том, что собираюсь сделать? Более чем. Осколок души вестника хаоса это не то явление, с которым можно играть в кошки мышки, но пока у меня над ним власть, я должен использовать это по полной. И если у меня все получится, то я обрету такие знания, которых нет ни у кого в этом мире. Правда, придется пойти на кое-какие серьезные меры, чтобы экранировать себя от внимания хаоса и возможности чтения моей сути другими магами. Сомневаюсь, что они обрадуются, если увидят во мне душу вестника. Да и примерно понимая, что такое осколок, можно предположить, что рано или поздно, но он захочет обрести целостность.
     - Чем я могу быть полезна? – хмуро спросил осколок.
     - Мне нужна твоя память, - оскалился я. – Все, что ты знаешь о магии хаоса. Плетения, заклинания, ритуалы, слабости. Все!
     - Это невозможно, - буквально выплюнула девушка. – У меня нет доступа к такой памяти! Лучше сразу убей!
     - Как скажешь, - пожал я плечами и запустил ток.
     Сухой треск разбавил тишину этого места, а вместе с ним раздался и вой осколка. Он смотрел куда-то вверх и пытался не шевелиться, но спустя десяток секунд не выдержал и рухнул на пол, разрезая лезвиями свою плоть. Пока я еще мог удерживать его в телесном состоянии, но с каждой секунд становилось сложнее. Он пытался перейти в состояние тумана и скрыться, но я был непреклонен.
     - Прекрати, хватит! - сквозь вой выкрикнула девушка. – Я постараюсь, хватит, пожалуйста!
     - Так-то лучше, - кивнул я, отпуская напряжение. – Клянись своей сутью, что своими действиями не причинишь мне вред, и я уберу клеть.
     Осколок тут же и, не медля, произнес клятву, но никаких эффектов не последовало. Обычно, я четко ощущаю те линии, что связывают меня с принесенным клятву. Сейчас же такого не было.
     - Могла бы и предупредить, что на тебя клятвы не действуют, - немного разочарованно произнес я. – Что ж, надеюсь на твое благоразумие. Не создавай мне проблем и штурмуй свою память.
     Я развеял клетку с лезвиями и осколок тут же потерял свою физическую форму. Прошла пара секунд и на пустыре не осталось никого кроме меня. Устало опустившись на землю, я перевел дух и немного расслабился. Оказывается, оперировать своим разумом на таком уровне это совсем нелегко. Именно осколок научил меня этому, и именно к этой ситуации как никогда подходит поговорка: «нет худа без добра». Теперь остается только ждать и навещать ее почаще, чтоб не забывала, что такое боль.
     От таких мыслей я немного сморщился, но тут же взял себя в руки. На войне все средства хороши, а то, что впереди грядет именно война, я более чем уверен. Рассуждая о возможных последствиях, я завалился прямо на сухую землю и расслабился. С каждым днем дел становится все больше, а возможные последствия все страшнее. Я смотрел вверх, туда, где должно быть небо, но видел только серую хмарь бесконечности. Пустота уже не давила на нервы так сильно, и я смог успокоить свой разум. Сразу же следом за этим, вверху стали появляться бледные вспышки, а после я увидел толстые жгуты голубой энергии. Я провел аналогию и пришел к мысли, что это Сид что-то там шаманит. Так и оказалось. Спустя пару минут, мне удалось ощутить легкий зов, и, следуя за ним, я погрузился в дрему. Краем восприятия, я ощущал злое внимание со стороны осколка, но пока на это можно забить.
     В сознание я пришел резко и, открыв глаза, уставился на медленно пульсирующий шар. Сид уже убрал силовые жгуты, и сейчас медленно кружился вокруг своей оси. Иногда он замирал на пару секунд, но потом снова возвращался к кружению.
     - Обрадуешь меня? – тряхнув головой, спросил я.
     - Смотря, с какой стороны посмотреть, - на мгновение, мигнув красным, ответил шар. – С разорванными связями проблем не наблюдается. Я смог восстановить большую часть и установил заплатки из чистой энергии. Единственное, я не стал трогать те места, где они спаялись с энергией хаоса, о которой, судя по всему ты уже знаешь. Все что тебе нужно, так это время и желательно не вляпываться в антимагические зоны. Ну и не попадать под сильные плетения, но тебе это говорить бесполезно. Что еще? Аура должна восстановиться за месяц, может чуть больше. А вот с источником сложнее. Тут даже я не смогу сделать правильных предсказаний. В общем, магия пока для тебя закрыта. Предлагаю тебе посетить меня еще раз, примерно через пару месяцев. Как раз восстановятся линии, и уже можно будет делать какие-то прогнозы.
     - Не обрадовал ты меня, синий, - вздохнул я.
     - Ты выжил, а это главное, - не согласился со мной Сид. – Твое драконье зрение полностью активно. Возможность покрываться чешуей тоже никуда не исчезла. Единственное, это может сопровождаться сильной болью и опять же, попрошу тебя это не делать, хотя бы в ближайшие пару недель. Переход на сверх скорость, скольжение, и тому подобное остается в твоем распоряжении. Если короче, то считай, что у тебя просто нет энергии. Совсем.
     - А значит, при тяжелых боях в расход сразу же пойдет моя жизненная сила, - кивнул я. – Артефактами пользоваться можно?
     - Можно, - крутанулся Сид. – Только лишь теми, принцип работы которых завязан на собственную энергию, без возможности заема у владельца. Про ритуалы тоже забудь. Хоть ты и будешь видеть линии напряженности, но без источника влиять на них не сможешь.
     - Это не всегда и нужно, - хмыкнул я. – Нарисовать пару печатей, укрепить их рунами, да пусть делают то, что в них заложено. Сами запитаются энергией, сами активируются, когда это будет нужно.
     - Неплохой вариант для подготовки засад, - согласил со мной Сид. – Надеюсь, не надо тебе объяснять, что для моментального применения этот вариант не годится? Пока наберет энергию, пока выстроит структуру.
     - Можно использовать накопители, - усмехнулся я. – И все будет быстро и без моего прямого участия.
     - Ну тебя, - резко крутанулся шар, и поднялся к самому потолку комнаты. – Поиск лазеек не всегда приводит к ожидаемым результатам. Я высказал свои противопоказания, на остальное у тебя есть собственная голова на плечах. Надеюсь, ты не сильно торопишься за черту.
     - Я бы рад на покой, но у меня еще слишком много дел, - улыбнувшись, ответил.
     Сид всем своим видом старался показать, что у него больше нет на меня времени. Глядя на эти веселые пантомимы, в виде грустного смайлика, отвернувшегося от меня, я только улыбнулся и пошел на выход. Следующей целью для меня была мастерская, нужно проверить, что сделала моя команда артефакторов и проверить, жив ли еще Куори.

Глава 4. Обход угодий.

     После вмешательства Сида мне довольно сильно полегчало. Если до этого я чувствовал сильную слабость, хоть и старался это скрывать, то сейчас ко мне вновь вернулась уверенность в собственных силах. Тело уже не казалось мешком с картошкой, а постоянное покалывание конечностей пропало вовсе. Единственное, о чем я забеспокоился, так это о вновь разыгравшемся аппетите.
     Если судить по расположению солнца, то Сид шаманил с моим телом не меньше трех часов. Пришлось останавливать проходящих по своим делам гномов, и спрашивать о том, где можно перекусить. Меня посылали довольно далеко, а именно в шатры к оркам. Мол, полевая кухня временно расположена там, и именно туда мне дорога. Уже который раз, заслушавшись говором гномов, я только уважительно качал головой. Столь филигранное владение матами через восемь колен да с киркой в заднице - это надо уметь.
     Что не говори, а замок постепенно оживал. Само собой еще рано говорить о полноценном восстановлении, но даже сейчас моя душа радовалась проделанному. Хоть вокруг и стало немного пустынно, благодаря убранным обломкам, но именно из-за этого можно было увидеть, как процесс двигается вперед. Предстоит еще много работы, я бы даже сказал, что очень много, но оно того стоит.
     Орочий лагерь встретил меня довольно приветливо, и без голосов гномов, которые словно ножом по стеклу. Я смог разобраться с обустройством и среди сотен шатров найти тот, где меня покормили. Девушки орочьего племени были довольно милы и отличались от людских только более выделяющейся мускулатурой. Они не стеснялись своих тел и носили приятный минимум одежды. Мягкие, невысокие сапожки, набедренная повязка из плотной кожи, доходящая до колен или кожаные же штаны. Верхнюю часть тела, как правило, прикрывал короткий топик, из этого же материала. Вся одежда была украшена различными рунами, и ручными поделками из меха. Волосы почти каждой орчанки были стянуты в хвост, но очень редко, можно было увидеть дреды. Признаться честно, я любовался их стройными телами и открытыми животиками. Все это было настолько симпатично, что мысли о еде сами собой ушли на второй план.
     Я сидел за небольшим столом, прямо на улице возле одного из самых больших шатров. Именно внутри него была устроена временная кухня для тех, у кого нет времени готовить. Меню, как таковое, состояло из двух блюд. Уже знакомый мне плов, с обилием различных овощей, и очень густая жирная похлебка из жесткого, но безумно вкусного мяса. Вместо привычного хлеба, были огромные лепешки из воздушного теста.
     Пока я поглощал очередную порцию, то ловил на себе множество заинтересованных взглядов. Оно и понятно, многие из них не видели меня так близко, а некоторые так вообще знакомы со мной только через клятву. Если женщины воительницы уже видели меня в действии, то воины совершенно не представляли, что от меня ждать и на что я способен. Сейчас свободных орков было мало, это либо те, кто отдыхал после охоты, либо те, кто на нее собирался. Естественно, было много взглядов с долей скепсиса, и большой частью ревности, что ли. Это я тоже мог понять, все-таки их общество в большей степени построено на силе и авторитете. А кто для них я? Выскочка, который непонятно как смог заграбастать под себя целый орочий клан. Сначала я не понял, что это были не мои мысли, а когда до меня дошло, что я смог услышать мысли сидящего за соседним столом орка, то немного окосел. Я перевел взгляд на слишком громко думающего и встретился с подозрительным взглядом здорового, даже больше Азакара, орка. Тот задумчиво изучал мое лицо, но каких-либо активных действий не проявлял. Не знаю, на что он рассчитывал, и рассчитывал ли вообще, но мне было плевать на такие мысли. Я собрал пустые тарелки и отнес их на мойку, где умылся сам. Уже проходя мимо сомневающегося, я резко остановился и посмотрел тому в глаза.
     - Если тебя интересует, за какие заслуги вы принесли мне клятву, то советую спросить об этом Нулару, - ровным голосом, лишенным эмоций, произнес я. – Она была там, и видела все из первых рядов.
     Оставив орка, очумело пялиться в пространство, я, весело насвистывая, пошел в сторону мастерской. После такого плотного перекуса, меня практически сразу начало клонить в сон, но я стойко сопротивлялся. Время уходило очень быстро, а дел оставалось слишком много. По моим планам, уже завтра утром мы с Илвен должны были отправиться в сторону озерного края, а там пара недель безумной скачки, и клятва оборотней. Надеюсь, в этот раз я не притяну к себе что-нибудь из разряда демонов, а то без магии это может быть опасно.
     К мастерской я подходил в хорошем расположении духа и напевал что-то из своего прошлого. Мысль об очередной колонке всплыла как всегда вовремя, и именно ей нужно будет заняться в первую очередь. По темным коридорам я прошел в дальнюю часть замка, в этакие катакомбы, в которых и находилась моя мастерская, которая по совместительству была лабораторией. Я специально решил поместить ее как можно дальше и глубже, расставив по пути множество сигналок и ловушек. Некоторые мои идеи не должны покинуть этих стен. Только избранный, да и то, после полноценной клятвы, завязанной на душу, может посетить обитель моих темных идей.
     Как вспомню, насколько сильно на Куори давила мрачная обстановка этих коридоров, так смех берет. Он наверно надумал себе, что вперед темные пыточные, с горящим пламенем и громким стуком раскаленных молотов. Особенно после того, как увидел массивную металлическую дверь, с изображенным флагом веселого Роджера.
     Мне не нужен был ключ, чтобы попасть внутрь, достаточно было простого прикосновения, и дверь со скрежетом уходила в сторону, а за ней была еще одна, но более-менее стандартная. Раскинутая Сидом сеть позволяла надежно закрывать двери и открывать их без лишних связок ключей. Вот и в этот раз я довольно быстро пересек узкие коридоры и оказался в мастерской. Уже с порога я услышал такие обороты, что невольно заслушался. А уж когда понял, что это голос Куори, так вообще потерял дар речи. Парень, не стесняясь, высказывался совсем не хуже гномов, а те отвечали ему своим фирменным басом.
     - Кажется, вы нашли общий язык? – довольно громко, но, не стараясь их перекричать, произнес я.
     - Э, - заметно завис парень и умолк.
     Дальше пошла непереводимая игра слов, а точнее одних только матов, от гномов. Пришлось переждать этот вброс ненормативной лексики и только спустя три минуты, когда коротышки закончили, я вновь был готов слушать.
     - Ну что, родные мои, как мои запросы? Готовы? – потирая ладони в предвкушении, спросил я.
     - В жопу иду попиратель традиций! – буквально выкрикнул один из стариков. – Я себе все волосы на бороде вырвал, пока обдумывал этот хлам металлический!
     - Тю, - усмехнувшись, выдал я. – Наш великий старший мастер не в состоянии воссоздать гранатомет револьверного типа?
     - Я тебя сейчас придушу! – уже не сдерживаясь, заорал гном. – Вот ей богу, возьму эту металлическую пластину и придушу к херам! Даже не посмотрю, что ты там какой-то лорд!
     - Это он не по гранатомету разоряется, а по самим гранатам, - усмехнулся более молодой гном. – Устройство-то самого стрелкового механизма не проблема, его больше зацепили эти самые гранаты. Все пытался вот воспроизвести. До головной боли всех достал.
     - И тебя нахрен придушу, неуч! – вновь заорал старик. – Неучи, кругом одни неучи и торопыги! Дайте мне нормальное количество времени, и я на ваших же задницах соберу все что угодно! Даже эту, как ее, хрелистическую харету средней дальности!
     Я уставился на гнома и он, кажется, действительно немного того. Некоторые волосы на его голове был опалены, множество ссадин на лице, и огромные пятна сажи превращали обычного упитанного старика, в безумного ученого с горящими глазами.
     - Куори ты как, разобрался? – пропустив мимо ушей очередную вспышку гнева старого гнома, спросил я парня.
     Тот набрал в грудь воздуха, видимо вновь собираясь общаться на гномьем, но вовремя вспомнил, что я не они. Он выдохнул сквозь стиснутые зубы и пару секунд постоял, собираясь с мыслями.
     - Очень, интересные разработки здесь ведутся, - наконец произнес Куори. – А с гномами общий язык найти не сложно, главное иметь хорошо тренированные легкие.
     - Вот и чудно, - кивнул я. – В общем, так, команда «А», основным заданием так и остается, помощь парню в восстановлении доспеха. Если не можете сделать лучше, то хотя бы не испортьте все.
     - Да мы… - начал было один из мастеров, но я не дал ему закончить.
     - Знаю, что вы самые лучшие мастера всего подгорного народа, - кивнул я головой, - но совсем уж разбазаривать идеи не стоит. Куори, без обид.
     Парень довольно кивну, и я понял, что обид точно не будет. Он чувствовал себя здесь, словно в родной колыбели. Ведь вместо темных мрачных и грязных мастерских, он оказался в просторных и светлых рабочих зонах. Я довольно строго наказал гномам следить за порядком и не превращаться данное место в обитель безумных ученных, где даже они знают, что где лежит. Поэтому сейчас мы находились в светлом помещении, которое освещали десятки магических светильников. Множество различных инструментов, шкафов с сырьем, и закрытые сейфы с готовой продукцией.
     - Итак, кто мне покажет мои заказы? – спросил я гномов.
     - Тебе какие, - поднявшись с огромного кресла, деловито начал другой старик, - те которые на дальнюю перспективу, или то, что мы готовили в первую очередь?
     - Доспех, само собой, - ответил я, - и кое-что из стрелкового. Разновидности каких пуль подготовили и вообще занимались этим?
     - Занимались, конечно, - прокряхтев для вида, произнес старик. – Работа-то плевая, особенно после того, как разобрались в самом механизме. Вместо отдыха у нас это было. Сделали несколько сотен спесивых пуль.
     - Каких-каких? – сморщился я.
     - Ну, этих, которые раскрываются в телах, - помотал рукой гном.
     - Ага, экспансивные, значит, - удовлетворенно кивнул я.
     Для любых тварей они будут очень болезненны, если не смертельны.
     - Сделали сотню пуль, с повешенной пробивной силой, с рунами которые, - открывая ящики и показывая мне результат, продолжил гном. – Не всё получилось, потому что руны входят в реакцию с магией в стволах. Нам бы их разобрать, да изучить получше.
     - Не сейчас, - покачал я головой. – Создам как-нибудь экземпляр для вашего обучения, там хоть заизучайтесь.
     Старик тяжело вздохнул и обиженно отвернулся к остальным ящикам.
     - Пытались создать магические пули, но здесь нужен маг высокого уровня, - кашлянув, сказал гном. – Мы, к сожалению, такие расчеты не ведем, и не можем гарантировать успешного производства. Ах да, станковые многозарядные арбалеты готовы, так же как и барабанные пушки с взрывчатыми колбами и вечным огнем. В единичном экземпляре конечно, но зато полностью рабочие.
     - Аналог пороху не нашли? – задал я волнующий меня вопрос.
     - Неа, - тяжело вздохнув, произнес гном. – Хорошая штука, этот ваш похер, но пока что-то подобное создать не получается. Мы даже отложили это дело в холодный горн, в виду его нереальности. Бессмысленная трата времени. Пока взрывы магически нестабильных рун заменяют этот непонятный ингредиент и ладно.
     Жаль, конечно, но рабочая схема пороха в этом мире не работает от слова совсем. Естественно я пытался перенести все свои знания в области оружия на Араон, только вот не всегда это выходит. Но, например те же гранаты сделать не проблема. Несколько нестабильных рун, которые окружены рубашкой из поражающих элементов. Слово активация, и пока руны собирают энергию из мира, ты кидаешь гранату в цель, где она благополучно взрывается. Единственная проблема таких вещей, это возможное антимагическое поле, в котором руны просто не взорвутся. Зато, если кинуть чуть ближе, чтоб не попасть в это поле, то взрыв произойдет, а поражающие элементы, которые не будут являться магией, спокойно его пересекут. В этом случае помочь может только защитный купол от физических снарядов, да и то, повышенной мощности.
     Мы с гномом прошли в небольшую, закрытую комнату, где находились готовые экземпляры. Она была довольно просторная, но сейчас большая ее часть пустовала. Стояли лишь единичные готовые экземпляры, которые были полностью проверенны и готовы. Именно здесь, на одном из манекенов весел мой новый доспех. Куори не имел доступа в эту комнату, поэтому мы со стариком стояли вдвоем. Он просто, для объяснений, а я любовался своей новой защитой. Обычные, стандартные, даже облегченные доспехи этого мира мне не подходили. Даже самые легкие довольно заметно стесняли движения, либо не имели достаточной степени защиты. Сейчас же, когда у меня нет магии и нет возможности накинуть на себя защитную пленку я буду вынужден полагаться на работу подгорных мастеров и некоторые артефакты.
     На этом варианте доспеха не было привычной массивности доспехов этого мира. Обычно, доспехи стараются украсить какими-нибудь устрашающими символами, вставками, оскалами различных монстров, но для меня все это было неважно. Находящийся передо мной вариант был абсолютно черным, без лишних выступов и деталей. Можно было бы назвать его безликим, если бы не легкое, едва заметное свечение в некоторых местах. Там, багровым цветом светились десятки рун, которые создавали единую систему, чем-то похожую на систему доспеха Куори. Только вот мне была необходима возможность работы рун даже в том месте, где магия теряет свои силы. Именно поэтому пришлось создавать этакую искусственную магическую среде, с закрытой циркуляцией энергии. Главное вовремя надевать шлем.
     - Проблемы были? – спросил я.
     - Холм и небольшая горка, - усмехнулся старик, - но мы им даже рады. Именно проблемы двигают знания вперед. Пришлось учесть многое, о чем мы абсолютно не размышляли. Ну и сложно было без украшений. Пожалуй, сложнее, чем все остальное.
     - Хорошо, что именно с этим вы справились, - довольно улыбнулся я. – Что по запасу металла?
     - Восемьдесят процентов ухнули, - сморщился гном. – Двадцать из которых просто испортили и они сейчас мертвыми болванками лежат на складе.
     - Попробуйте присобачить их к доспеху Куори, - пожал я плечами. – Думаю, парень будет рад такому подарку.
     - Еще бы он не был рад, - сварливо проворчал гном. – Черный гномий металл, знаешь ли, не в каждом городе купить можно.
     Я хмыкнул на ворчание старого мастера и продолжил изучать свою новую защиту. Доспех был выполнен из небольших металлических пластин, которые вполовину находили друг на друга, тем самым давая необходимую подвижность и фактически двойной слой защиты. В областях локтей и колен, гномы так же смогли сделать что-то свое, что совершенно не ограничивало движений. Сами металлические пластины были два миллиметра в толщину, зато их прочность могла без каких-либо проблем выдержать выстрел тяжелого гномьего арбалета вплотную. Единственный выступ на всем доспех был небольшим воротником, который защищал шею и отсекал возможности врагов найти лазейку в стыках. А вот главным произведением искусства был шлем без единой прорези или отверстия. Именно шлем претерпел небольшие косметические изменения. В районе лба у него начиналось небольшое лезвие, которое шло от кончика носа, до затылка, где превращалось в торчащее острие. В районе глаз была абсолютно ровная поверхность, а вот чуть ближе к ушам, в сам металл были встроены очень редкие янтарные камни. Их называли всевидящими, и именно благодаря ним, я буду видеть все, словно на мне нет этого шлема. Все равно, что металл становился полностью прозрачным и это убирает слепые зоны.
     - Тест драйв? - предвкушающе улыбнулся я.
     - Давно пора, - усмехнулся гном, поглаживая бороду.
     Я подошел ближе и стал споро облачаться в доспех. Он садился как влитой, и практически ничего не весил. Спустя минуту, я держал в руках тренировочный меч, очень похожий на мой, и готовился к заходу в тренировочную комнату. Она не отличалась чем-то особенным. Обычное просторное помещение, размером сто на сто метров, с различными искусственными преградами. Там была стационарная платформа для считывания мастерства и создания на этой основе теней для тренировки. Я уже проходил это и поэтому довольно быстро все повторил, и уже стоял в центре помещения в ожидании противников. В этот раз пришлось заметно уменьшить их уровень, а то мое тело хоть и начало восстанавливаться, но этот процесс еще далек от завершения. Да и сейчас передо мной стояла другая цель, а именно, я должен проверить насколько хорошим получился этот экземпляр.
     Не буду обманывать даже самого себя, но я не ожидал, что у гномов получится что-нибудь стоящее. Уж слишком застоявшимися были их мозги. Но сейчас я был более чем доволен. Доспех сидел очень удобно и совершенно не стеснял движений. Плюс, он даровал очень хорошее ощущение защиты, а шлем был выше всяческих похвал. Около тридцати минут я гонял по тренировочной комнате и все больше привыкал к своей новой защите. В итоге я покинул комнату уставший, но довольный.
     - Ну, что, мастера, заработали вы на выход наружу, - оказавшись в основном помещении мастерской, произнес я. - Хоть воздухом подышите, да прогуляетесь.
     Их ошарашенный взгляд был не тем, ради чего я это произнес. Больше всего меня позабавил взгляд Куори, который пораженно замер и уставился на меня, словно впервые увидел. Я пытался сдержать смех, но один из молодых гномов увидел выражение лица Куори и заржал в голос. Следом вторили и все остальные, включая меня.
     - Хорошего же ты обо мне мнения, - сквозь смех выдавил я.
     Он попытался что-то сказать, но был сбит с толку, и лишь промычал что-то невнятное, чем вызвал еще один взрыва смеха. Спустя несколько секунд облегченно засмеялся и парень.
     Мы смогли успокоиться только минут через десять, но изредка все еще раздавались редкие смешки со стороны гномов. Пока вокруг царила веселая обстановка, я собирал все, что возьму с собой в поход до котов. В мой новый рюкзак, естественно зачарованный на сокращение веса и срезание объема, полетели забитые патронами обоймы, различные образцы сделанных гранат, и другие приятные мелочи.
     Гномы провожали мои сборы печальными взглядами, ведь материалов оставалось все меньше. Я прекрасно осознавал их беды, но, к сожалению, пока был не в состоянии что-то сделать. На первом месте все еще стояла клятва оборотней. Хотя, скорее всего, придется идти на уступки и отправлять небольшие группы на закупку сырья в другие города. Пожалуй, нужно озадачить кого-нибудь на собрании и обязать провести хоть один караван от Винфора, до Цитадели огня. Профит даже в этом случае должен быть неплохим, особенно, если заранее ознакомиться с рынком.
     Дальнейшие сборы проходили в сложных размышлениях. Я ни разу не задумывался о том, что будет через пару лет. Все мои мысли были сосредоточены в настоящем. Максимум накидывал пару месяцев, а теперь нужно многое переосмыслить на года вперед. И да, теперь нужно где-то раскопать всю доступную информацию по всем владетелям. Начиная от баронов, заканчивая королями и императорами. Правда пришлось тут же одергивать свои завышенные планы, и стягивать мысли на более близкие проблемы. Ну, вот не верю я, что с оборотнями пройдет все быстро и без каких-либо осложнений. Надеюсь, хоть вторжения демонов не будет, или какая-нибудь древняя тварь из разряда забытых богов не вылезет. Я замер на месте и попытался прислушаться к своим ощущениям. Тянет ли меня туда что-то призрачное или нет?
     Спустя пару минут я плюнул на это бесполезное дело и продолжил сборы. Достал объемную перевязь для всех мелочей, что подобрал в мастерской. Она была единым механизмом, и чем-то отдаленно напоминала разгрузку из моего мира. В прочем, это было не удивительно. Мне нужно иметь в быстром доступе запасные магазины да гранаты.
     Перевязь крепилась поверх моего нового доспеха, и довольно прочно садилась в специально сделанные под нее гнезда. Она включала в себя широкий пояс, заплечные ножны для моего меча, и нагрудную перевязь для любых других мелочей, которые я сочту нужными. В сухом остатке я покидал мастерскую как тяговая лошадь, но с кучей всяких необходимых приспособ и артефактов. Пожалуй, мне еще плаща не хватает, да мрачной шляпы-цилиндра и можно смело начинать тренировать злодейский смех. Особенно если надену глухой шлем без забрала. Шутки шутками, но именно из таких мелочей складывается история. Наслышавшись легенд о цитадели зла, любой разумный из вольных баронств, кто увидит меня на крепостной стене, тут же покроется холодным и потом и с криками: «- Он вернулся!», побежит пугать остальных людей.
     Уже перед самым вечером, когда я возвращался к своей комнате в замке, меня перехватила одна из дроу и с пафосным видом оповестила, что совет созван. Не понимая, что она от меня хочет, я непонимающе уставился ей в глаза, но практически сразу вспомнил о собрании. Пришлось разворачиваться и идти следом за девушкой в сторону гномьих пещер. Немного не доходя до них, мы свернули внутрь замка, и дошли до самой комнаты с Сидом. Еще несколько поворотов, и девушка остановилась возле массивной металлической двери. Я заглянул глубже в мир и удивленно присвистнул. Эта комната была настолько плотно оплетена толстыми жгутами силы, что сейчас превратилась в новогоднюю елку. Кажется, кто-то перенял и мою паранойю, что было довольно неплохо. Пусть теперь не у меня одного болит голова.
     Сама собой дверь передо мной не отварилась, поэтому пришлось открывать ее самостоятельно. Немного Сид недоглядел, а то было бы намного эффектней. Надо бы ему намекнуть, чтоб начинал обдумывать эти мелочи. Эти мысли немного меня развеселили, поэтому внутрь помещения я зашел с легкой полуулыбкой. Здесь было довольно мрачно. В центре стоял большой круглый стол, за которым расселись самые важные личности цитадели. В центре стола стояла одна массивная свеча, которая своим светом и освещала довольно просторный кабинет. Все собравшиеся были серьезны, как никогда, а атмосфера прямо-таки давила на плечи. Я уже приготовился к какому-то серьезному разговору, как раздался веселый смешок со стороны Илвен. После того, как я встретился с ней глазами, она и вовсе не сдержалась, и звонко засмеялась в голос. Практически сразу после этого улыбнулись и остальные, а темнота развеялась одним легким щелчком Риоку. В кабинете тут же загорелись магические светильники, которые и разогнали всю показушную мрачность.
     - Не сдержалась, - усмехнулась дроу. – Уж слишком выражение лица у него было забавное.
     - А ничего вы себе кабинетик урвали, - хмыкнул я, проходя к дальней стороне стола.
     Именно там стоял высокий стул, с мягкой спинкой и отделанный различными витыми узорами. Я удобно устроился на нем, и, облокотившись о спинку, осмотрел собравшихся. Здесь, кроме меня, собралось четверо разумных. Бранн, Азакар, Риоку и Илвен. Удивительно, что гном не притащил с собой остальную тройку.
     - Громкая речь об открытии первого Теневого совета будет? – иронично спросил я.
     - Теневой совет? – сморщился Риоку, совершенно не понимая название.
     - Название от того цирка, что вы устроили в начале, - улыбнулся я. – А то вздумали шутить над своим великим и ужасным Лордом!
     Шаман только и смог, что осуждающе покачать головой, видимо не очень принимая шутки. Хотя, пару минут назад он сам сидел с мрачной миной и пытался не засмеяться.
     - Дорогих вин, пока, к сожалению, нет, - развел руками гном и прокашлялся, чтобы продолжить.
     - Как это нет? – удивился я, взывая к Сиду.
     Тот ответил тут же и легким ветерком вклинился в мои мысли, после чего весело хмыкнул и пропал. На меня, не понимая, уставились все собравшиеся, а я, приняв мыслепоток от шара, вытянул руку в сторону стены. Спустя мгновение там отодвинулся один из камней, открывая небольшое окно в темноту. Из этой темноты пролеветировал небольшой очень старый поднос, с не менее старой бутылкой вина на нем. Там же стояло и пять бокалов, стилистически подогнанных под тематику драконов. Голубоватое стекло, было обвито телом небольшого дракончика, который по виду был сделан из какого-то непонятного зеленоватого металла.
     - Позер, - с долей восхищения выдала Илвен, не сводя глаз с бутылки.
     Гном же во все глаза пялился именно на бокалы. Кажется, он даже забыл, как дышать.
     Я не торопясь открыл бутылку, разлил вино по бокалам и пододвинул к каждому из сидящих. Вино было из тех запасов, которые я здесь нашел, и которые приказал Сида закрыть от любопытных глаз и загребущих рук гномов. Судя по всему, все были знакомы с этим напитком, по крайней мере, с фактом его существования.
     - За светлое будущее, - подняв бокал, произнес я, и сделал небольшой глоток.
     - Изумрудный металл на бокалыыыыыы? – бледнея, буквально провыл гном.
     - Ну, уж извините, ничего другого не было, -разведя руки в стороны, ответил я. – Так, ладно. Обещал вас немного просветить относительно своих планов на ближайшее будущее. Как вы уже поняли, первостепенная цель это клятва оборотней. Если я не успею и не приму ее, то на меня объявится охота. Любому кошаку будет за радость отправить меня за черту, не считаясь со своей жизнью. Законы предков и все такое. Поэтому, в ближайшие пару месяцев меня снова не будет. Может больше, может меньше. Смотря, как все пойдет. Со мной пойдет Илвен, так как в магии я пока совсем по нулям, ее присутствие будет необходимо. Как вернусь, сразу же займусь созданием торговой сети, а пока как-нибудь без меня. Хоть это и рискованно, но нужно увеличить объем закупок из цитадели огня, а так же приписать к этому Винфор. Нам очень сильно не хватает различного сырья, я это вижу. Но деньги не возьмутся из неоткуда. Я могу выделить еще один мешочек с камнями, и на него нужно будет собрать небольшой караван, и попробовать провести его от цитадели до Винфора и обратно. Этакий пробный вариант. Азакар, на тебе будет создание охраны для этого дела. В первый раз попрошу тебя лично участвовать в сопровождении. Думаю, большого ума не надо, чтобы сравнить рынок в двух городах и определить более ценные товары для торговли. Пока обойдемся без особых изысков, все на среднем уровне. Не высовываться, не мазолить глаза.
     - Это понятно, - кивнул, немного пришедший в себя гном, который так и не выпускал из рук бокала. – Есть у меня на примете несколько гномов, которые смогу справится. Естественно, на полноценную сеть я бы их не поставил, но совершить разовую скупку и продажу осилят.
     - Что насчет твоих гостей? – спросил шаман, наливая себе второй бокал. – Как нам к ним относиться?
     - Они все дали клятву, - пожал я плечами. – Если пожелают остаться, пусть остаются. Они мои гости, не более. Допуск у них выше, чем у обычных жителей цитадели, но ниже, чем у вас. И да, в мастерскую доступ только у Куори, но там уже отданы все необходимые указания. Если у них появится желание уйти, то разрешаю использовать два портала на выбор. Тот, который возле Винфора и тот, который на границе черного леса. Пока свободного доступа у них не будет, но некоторые из них его получат чуть позже. Бранн, за это время мне нужен отличный план строительства. Риоку, души. Ну и общая безопасность со стороны элементалей и стихий. Азакар, пусть твои начнут терроризировать черный лес, но, чтоб без потерь. Следующая моя цель целиком и полностью будет зависеть от дроу. Мне нужно узнать, где будет следующий сбор всех владетелей великих реликвий. Нужно их навестить. Так что Илвен решай, либо сама, после возвращения от оборотней, либо отправляй кого-то из своих сестер. Да и вообще, нужно развивать внешнюю разведку. Вроде бы все. Дальше заглядывать я не буду. Вопросы есть?
     - Нам готовиться к войне? – нарушив тишину, внезапно спросил Риоку.
     - Да, - не раздумывая, ответил я. – У меня много врагов. Многие захотят меня убрать с шахматной доски. А некоторые захотят подобрать под себя. В любом случае, ни под кого идти я не собираюсь, и отдавать жизни своих подданных за чью-то светлую идею, тоже не буду. Считайте, что вокруг одни враги. Так будет легче.
     - Как в старые добрые времена, - оскалился Азакар.
     - Бранн, вы начали разработку доступных шахт? – спросил я, посмотрев на гнома, который так и не выпускал из рук, уже пустой бокал.
     - После того, как ты прогнал страх недр, мне приходится чуть ли не силой выгонять своих на отдых, - усмехнулся гном. – Разработка идет хорошими темпами. Богатые жилы есть. Охранения на всякий случай выставлены.
     - Отлично, - кивнул я и ненадолго замолк. – Ну, раз больше вопросов нет, то все свободны, а я пойду на боковую. Ивлен завтра выступаем, не проспи.
     Дроу лишь фыркнула, а я довольно улыбнулся и поднялся с места. Забрал пустые бокалы, у гнома с трудом, и отправил все вместе с подносом и пустой бутылкой назад, в отверстие в стене. Разумные, по всей видимости, не собирались расходиться, а решили обсудить еще что-то. Я оставил их наедине и снова пошел по направлению к своей комнате. В этот раз меня никто не перехватывал, и у меня получилось в первый раз, спустя несколько месяцев добраться до своих покоев. С самого утра у меня не было времени, чтобы забежать сюда, поэтому сейчас я стоял на пороге и пытался понять, откуда здесь обустройство, сродни царских палат. По центру стояла просто огроменная кровать, полы и стены были завешаны шикарными коврами и паласами. Имелись и красивые картины, светильники явно ручной работы, отделанные стены и очень дорогая по виду мебель.
     Я сделал шаг назад, в коридор, чтобы убедиться, что все еще нахожусь в своем полуразрушенном замке. Так и оказалось, а я только улыбнулся и мысленно сказал спасибо тем, кто помог сделать мою комнату намного уютней, чем клетка в камере. Оказавшись внутри, я обследовал все помещение и довольно сильно удивился наличию здесь душевой комнаты. Она была скрыта за каменной плитой, и открылась, стоило мне только подойти ближе. Ничего удивительного, кроме самого ее существования, в ней не было. Обычная, небольшая комнатка, с душем внутрь. Естественно, все было выполнено в стиле этого мира. Много вычурности, непонятных завитушек и барельефов. В прочем, это не помешало мне принять хороший душ и уже абсолютно чистым завалиться на мягкую постель. День выдался слишком насыщенным поэтому, оказавшись в безопасности, я вырубился практические сразу.

Глава 5. Дорога дальняя.

     Естественно, поспать до обеда мне никто не дал. Примерно в седьмом часу утра, ко мне в комнату завалилась хмурая дроу и попыталась стащить меня с такой мягкой кровати. На что тут же была заслуженно послана в пешее эротическое, но далеко не ушла. Ее попытки прекратились только тогда, когда я сграбастал ее к себе под одеяло, и, уткнувшись в ее затылок, сладко засопел. Какой бы темной она не была, сколько бы убийств не совершила, но она всего лишь девушка. И естественная реакция организма не заставила себя ждать. Пришлось подниматься и топать в душ, попутно посыпая всех дроу сбором самых крепких матюков. Девушка же развалилась на кровати, и, закинув ногу на ногу, проводила меня до душевой комнаты свое ехидной улыбкой.
     Уже стоя под струями прохладной воды, я раздумывал о том, почему же я так реагирую на близость с этой девушкой. Было довольно странно отказываться от того, чего сама эльфийка явно не против. Немного покопавшись в себе, я понял, что меня корежит. За обычным сексом, так или иначе, пойдет привязанность более сильная, нежели рабочие отношения между тенью и ее владыкой. Драконья сущность еще не до конца вымыла из моей души человеческие замашки. После нашей близости, я попросту не смогу смотреть ей в глаза так же, как сейчас. И дело даже не в романтическом настрое. Просто рабочей схемы больше не будет. Она станет значить для меня намного больше, чем сейчас. И я уже не смогу спокойно отправлять ее на смерть. Да даже своей тенью ее оставить не смогу.
     Интересно, когда суть черного дракона сможет стереть эти предрассудки из моего характера?
     Усмехнувшись, я только покачал головой и вернулся в комнату. Девушка все так же лежала на кровати, и накручивала локон себе на палец. Она с интересом прошла взглядом по моему обнаженному торсу, и, получив вопросительный взгляд в ответ, фыркнула. Одевался я в тишине, что было довольно странно. Я думал, что Илвен пришла сюда, чтобы что-то мне высказать, а она ведет себя как подросток. Хотя, что я вообще знаю о дроу, и о тех, кто согласился на обучении в корпусе теней? Ровным счетом ничего.
     После, был плотный перекус в небольшой компании разумных, среди которых были все мои гости. Даже вампир вернулся со своих облетов города и уже с утра потягивал светлое пиво. Куори клевал носом, и вяло двигал по столу своей кружкой с чаем. Его мысли были где-то далеко отсюда.
     — Так, ребятки, — отодвинув от себя тарелку с завтраком, начал я. — Я сейчас покидаю цитадель на несколько месяцев. Вас отсюда никто не гонит, но доступ у вас будет ограниченный. Когда появится желание свалить, то подойдете к Риоку, он откроет портал и отправит вас либо к Винфору, либо к границе с черным лесом. Выбирайте сами. Но. В обратную сторону это не работает. Пока еще я не собираюсь ими светить, так что смотрите сами.
     — Если ты не против, я бы хотел погостить у тебя до твоего следующего приезда, — сделав небольшой глоток, произнес вампир.
     — Я тоже не прочь остаться, — пожал плечами Калил. — Если здесь будет нужна моя помощь, то можешь смело на меня рассчитывать. Там мне нечего делать.
     — Вы оба случаем не убегаете? — спросил я.
     — Угум, — кивнул вампир. — Скрывать глупо и может быть опасно, но да, мне лучше на некоторое время где-нибудь затеряться.
     — Я не бегу, — усмехнулся полуэльф. — Если только от жизни.
     Покачав головой я посмотрел в его глаза, и впервые за это время видел, что от того весельчака, с который я пересекся в начале своего путешествия, не осталось и следа. Да, он все еще пытается шутить и подкалывать окружающих, но дается ему это с трудом.
     — Тисса, Кол, как только будет свадьба, так сразу в подарок получите доступ к проходу между баронствами и Винфором, — посмотрев на сидящую парочку, улыбнулся я. — Но здесь надеюсь на вашу разумность. Хотелось бы верить, что вы не станете ежедневно бегать туда-сюда.
     — Это, очень щедро, — кивнул впечатленный Кол.
     — Спасибо Дарт, — тепло улыбнулся девушка. — Примерно через полгода жди приглашение. Надеюсь, к этому времени ты найдешь себе даму сердца.
     Сидящая рядом со мной Илвен громко хмыкнула, а потом с трудом смогла удержать себя и не засмеяться. Я уже перестал обращать внимание на ее поведение и поэтому даже не удостоил ее взгляда.
     Еще с десяток минут мы просидели за столом, болтая о пустом, а после я поднялся и направился назад, в свою комнату. Илвен откололась где-то на половине пути, и видимо, так же пошла собираться. Я не потратил на это много времени, ведь практически все приготовил еще со вчера. Все новые примочки заняли свои места, а шлем пока будет болтаться привязанным к сидению лошади. Коей, кстати оказалась Сталь. Мне даже никто не сказал, что моя любимая лошадка вернулся из дальней прогулки и стоит в нашем стойле, дожидаясь меня.
     Естественно, я не ожидал яркой встречи, подобно тому, как собаки бросаются к хозяевам после долгой разлуки, но столь пофигистическая реакция меня довольно сильно удивила. Понятное дело, лошадь не собака, но все же. Я зашел в стойло, и удивленно уставился на Сталь. Та стояла одной из первых и лениво жевала зеленые яблоки. Меня она не удостоила даже косого взглядом, и только ухом повела на звук шагов. Пока я переживал возмущение, сюда же зашла Илвен и вывела наружу черного статного жеребца. Девушка была полностью собрана, поэтому и мне не стоило тормозить. Лошади были готовы к путешествию, а сумки с провизией ждали нас снаружи. Все-таки путь предстоит не близкий, да и кто знает, на что мы наткнемся в дороге.
     Прощания как такового не было. Все слова уже были сказаны, а наставления для верхушки отданы. Я поймал себя на мысли, что из меня получается какой-то странный лорд. В постоянных разъездах и отлучках. Но, что самое главное, все вроде бы работает и работает стабильно. Не без шероховатостей, конечно, но все же. Да и с другой стороны в цитадели собралось не сборище неотесанных крестьян, а уже собранные в единый кулак кланы со своей рабочей обстановкой. Разумные знают, что им делать. Тем более, когда над ними стоят такие грамотные управленцы, как тот же Бранн или Риоку. Гномам так вообще ничего не надо, лишь бы горы были рядом. Да и орки тоже довольно рады возможности поохотиться на тварей вокруг эльфийского леса. Для них это своеобразный вызов мастерству. Так что пока все идет своей дорогой, мне можно доделать дела во внешнем мире.
     Обо всем этом я размышлял, пока мы ехали до портала. После быстрая активация, и вот мы оказались на границе с черным лесом. Было немного странно не ощущать дыхание магии. Видеть ее, но не иметь возможности как-то повлиять. Если бы не было столь жестких ограничений во времени, я бы лучше остался в цитадели и восстановил свой источник, но этой возможности у меня не было. Поэтому придется надеяться на свое чутье, артефакты и опыт дроу. Надеюсь, ей не захочется прибить меня ненароком.
     — И чего ты такая недовольная? — спросил я эльфийку спустя несколько часов скачки. — Я взял тебя с собой, так что ты должна быть ряда, ведь исполняешь свои прямые обязанности тени.
     — Не люблю путешествие на лошадях, — сморщилась девушка. — Да и предстоящая встреча с блохастыми меня не радует. Ты уверен, что они подтвердят клятву, а не попытаются закопать тебя по тихой?
     — Законы предков священны, — хмыкнул я, вспоминая фразу оборотня. — Я для них, вроде важная шишка, так что если и будут палки в колеса совать, то только их старейшины. Посмотрим, в общем, по обстановке. Главное не лезь в бутылку по пустякам, оборотни довольно странные парни.
     — Зачем мне лезть в бутылку? — озадаченно спросила Илвен.
     — Не обращай внимания, это фраза из моего прошлого, — отмахнулся я, понимая, что сморозил глупость. — Постарайся не провоцировать их, например, называя блохастыми. Будь хорошей девочкой.
     — Как скажешь, — пожала плечами дроу.
     Я бросил на нее взгляд и задумался. Как-то слишком странно она себя ведет.
     — Может, ее подменили? — тихо пробормотал я. — Эй, эльфийка, где моя темная!? Куда ты дела Илвен? Признавайся, давай!
     — Ты когда-нибудь бываешь серьезен? — вздохнула девушка. — Словно с ребенком водиться приходится.
     Я хотел было пошутить про способ кормления маленьких детей через грудь, но не стал. Эльфийка только фыркнула, проследив, куда направлен мой взгляд и совсем умолкла. Все, что мне оставалось делать, так это гулять по своей памяти. Если дроу не хочет общаться, так мой разум с радостью заменит ее на себя. Путь был совсем не близким, а значит я смогу позапоминать какие-нибудь плетения. До первого уровня мне еще очень далеко, а вот второй круг само то. Параллельно с этим я следил за восстановлением своих линий силы. Нужно разобраться с этой проблемой как можно быстрее, а то пистолеты не кажутся мне такой хорошей защитой, как нисходящая багровая молния, например.
     Территория баронств пролетела очень быстро. Видимо сказалось начало пути и еще более-менее позитивный настрой. Запустение после налета нежити было заметно невооруженным взглядом. Многие деревни были заброшены, и иногда я отмечал искры нежити в лесной чаще. Пару раз эта самая нежить пыталась нами подзакусить, но Илвен не подпускала их даже на выстрел. Чем немного злила меня, ведь я не имел возможности пострелять. А какой здравомыслящий мужик откажет себе в этом удовольствии?
     Вообще окружение довольно сильно давило на нервы. Дорога, которая состояла из жидкой грязи. Жухлые растения, скрюченные, под гнетом магии смерти деревья и небо, что постоянно затянуто низкими свинцовыми тучами. А если ко всему этому прибавить ледяной ветер, который завывал в голых ветвях и периодически накапывающий дождь, то становилось совсем грустно. Не знаю, каким образом проходило сражение с тем некромантом, но он явно что-то повредил в мировых энергетических потоках. Ну и естественно восстановлением никто не занимался. Как бы ни стало поздно. Но, к сожалению, пока я без магии, помочь ни чем не смогу. Хотя, можно будет отправить к отцу Тисы пару шаманов, пусть займутся тем, что у них выходит лучше всего.
     На редких остановках, что мы себе позволяли, эльфийка довольно часто сокрушалась по поводу созданных мной пистолетов. Мол, те же самые арбалеты. Так если нет разницы, то зачем было что-то изобретать? Я только хмыкал и старался не отвечать, подогревая тем самым интерес и распаляя ее еще больше. Параллельно с тем, как мы обменивались колкостями, я практически все свободное от скачки время занимался с мечом. Некоторые советы и подсказки Азакара оказались довольно полезны, и уже сейчас я стал замечать свой прогресс. В некоторые моменты сила удара была намного больше, а сил тратилось меньше. Вроде и всего лишь доворот кисти на какие-то пару сантиметров, но результат впечатлял. Вполне возможно, что через полгода можно смело сдавать экзамен на получение Виртуоза, а там и до Архонта недалеко. Эх, мечты мечты.
     На пятой стоянке мне, наконец, удалось показать дроу на что способны мои малышки.
     Мы уже собирались выступать, как Илвен напряглась и сосредоточилась, а от нее в разные стороны полетели сгустки темной энергии. Девушка стояла, закрыв глаза и вытянув руки, словно пыталась ими что-то нащупать. Я следил за потоками энергий и спустя несколько минут смог с точностью определить, откуда исходит угроза. Практически сразу на поляну, метрах в сорока от нас выпрыгнула химера. Никем другим это существо быть не могло. Поджарое тело большого волка, массивная морда адской гончей, увеличенная раза в два, и длинный хвост с тройным ядовиты шипом на конце.
     — Эта тварь невосприимчива к магии, — тихо произнесла дроу, обнажая клинки. — И, кажется, может впитывать ее. Не лезь, я попытаюсь справиться сама.
     — Ага, — кивнул я и быстро достал пистолеты.
     Вторя моим резким движениям, рванула вперед и химера, а следом ей наперерез полетела дроу. Я успел сделать два выстрела, по одному из каждого ствола. В один были заряжены взрывные пули, а в другой со смещенным центром тяжести. Никакой магии, лишь одна алхимия.
     Первый выстрел был сделан разрывной пулей, которая прошла сквозь глазницу прямиком в голову твари. Не знаю, почему химера решила двигаться вперед, без хоть каких-то уклонений, но следующая пуля оказалась лишней. Она всего лишь рвала плоть, существа которое уже фактически было мертво. Сложно, знаете ли жить, когда тебе разорвало голову, а капли мощной кислоты из второй капсулы, разъедают плоть. В разрывных пулях был применен именно этот подход. Пуля, внутри которой две капсулы. Одна с взрывной смесью, вторая с очень мощной кислотой.
     Я спокойно закинул оружие назад в кобуру и, запрыгнув на лошадь, повел ее мертвому телу. Эльфийка стояла возле него с опущенными клинками и только нелепо хлопала красивыми глазками. Оказавшись рядом, я быстро осмотрел существо, и убедился, что оба вида пуль довольно хороши против живой плоти. Было отлично заметно, что пуля со смещенным центром тяжести неплохо поработала внутри тела химеры. Осталось проверить, каков будет эффект против бронированных тварей и можно приступать к созданию подобных штук для своих бойцов. Моя безумная фантазия уже представила картину, где легионы хаоса разрываются мощными взрывами, а свист пуль косит их ряды.
     — Эх, лепота, — потянувшись, выдал я. — Не отставай.
     Получив в ответ довольно странный взгляд, я пришпорил лошадь и неспешно продолжил путь. Моя работа показала себя более чем достойно, а значит, я не зря истратил столько материала и своего времени. Нет пороха, будем использовать магию. Тем более по затратам это не столь критично, а вот по убойной мощи более чем. Кстати, теперь можно подумать над тем, чтоб выставить на продажу свой арбалет. Только вот я еще не решил, продавать сразу схему, или лучше штамповать экземпляры на продажу? Это все стоит хорошенько обдумать и посоветоваться с теми же гномами.
     Дроу догнала меня спустя пять минут и, пристроившись рядом, молчала. Я чувствовал ее легкое замешательство, переплетенное с опасением. Несколько раз она пыталась начать разговор, но каждый раз останавливала себя.
     — Я была не права, — пересилив себя, все-таки выдала девушка. — Эти штуки впечатляющи.
     — Есть такое, — кивнул я. — Не знаю, насколько хорошо они себя покажут против брони или магической защиты, но плоть разрывают достаточно легко.
     — А мне такие же можешь сделать? — озадачила меня Илвен.
     — Почему нет, — пожал я плечами. — Вернемся назад, да придумаю что-нибудь. Там присутствуют довольно специфические материалы, так что придется повозиться.
     — Я буду благодарна, — сдержанно ответила девушка, а я все никак не мог взять в толк, что же с ней происходит.
     Уж слишком велика разница в ее обычном состоянии, с тем, что я вижу сейчас. Может у нее, того, критические дни? Я бросил взгляд на девушку, и наткнулся на ироничный взгляд с ее стороны. Да не, бред какой-то. Не влюбилась ли она часом? Вариант был еще смешнее, чем первый, но чем скиф не шутит. Она все-таки девушка.
     Я потряс головой и постарался выкинуть из нее лишние мысли. Если захочет, то скажет, а если нет, то ни так уж это и важно.
     После баронств нас ждала невзрачная и пустынная местность перед топью. Именно здесь дорога разделялась на две части, одна из которых уходила к Городу Трех Дорог, а вторая вела через топь к Озерному краю. Выбора как такового не было, и наш путь продолжился через дорогу к топи. Приближаться к центру всякой мерзости не было никакого желания, да и небезопасно это. Охотничьи отряды, которые ловят людей довольно частое явление в тех краях, а тратить на них время нет никакого желания.
     Топь была довольно большой территорией, где всем правили болота. А где они, там и различная нечисть в довольно немаленьких количествах. Правда, даже не смотря на это, все равно находятся смельчаки, которые собирают целые отряды на путешествия в эти земли. Все дело в редких и специфических растениях и ингредиентах для алхимии. Топь находилась на одном месте с Черным лесом по соотношению количества различных тварей и алхимических ингредиентов. Охотников за этим, не пугало даже наличие большого количества вампирских гнезд и обилие некромантов всех мастей. Это было бы совершенно мерзким местом, если бы не повышенное внимание со стороны Саиры и того же Винфора. Маги этих городов очень ценят некоторые ингредиенты, и зачастую собираются в эту область большими отрядами, которые и отчищают огромные территории от разного вида погани.
     Вообще перед отправкой мы рассматривали вариант пути через портал возле Винфора. Там было безопасней и немного ближе, но опять же, было одно больше но. Светлые эльфы. У них прямо таки нереальная чуйка на своих темных собратьев, и не уверен, что с Илвен мы смогли бы преодолеть ту местность без ощутимых проблем. А ехать без нее мне уж очень не хотелось. А вариант взять с собой Азакара вместо дроу, даже не рассматривался. Между серыми орками и кошаками какая-то довольно давняя вражда. И если на дроу, то есть на мою тень, они еще смогут закрыть глаза, то будь я с орком, неприятности были бы гарантированы.
     Сама топь не выделялась чем-то необычным или нестандартным. Обычная болотистая местность, с мерзким запахом гнили и разложения. Изредка встречались небольшие рощицы с хлипкими деревьями. Еще реже можно было увидеть сухое место с возможностью ночлега. Единственным вариантом была сама дорога. Именно она была единственным местом посреди этого хлюпающего ада, которое все еще выглядело сухим. Еще немного радовало наличие зеленой травы для лошадей и редкие места с чистой водой. Стоянки мы старались ограничить по минимуму, но лошадям нужен был отдых, поэтому полностью отказаться от них мы не могли.
     Сказать, что вид болот и трясины достал, это ничего не сказать. Неделя по жухлым лесам баронств и теперь вот полторы недели по трясине, где вечно что-то хлюпает, где тучи летающих насекомых и постоянный запах сероводорода. Да и неприятные ощущения злобного взгляда в спину, тоже не доставляют удовольствия.
     Примерно спустя пять дней, как мы пересекли границу с болотами, мы смогли увидеть вдалеке огромные столбы черного дыма. Направление дало нам понять, что он идет с той стороны, где ненавистный мне город. Дым уходил в небо таким большим количеством, что казалось, будто горит весь город целиком. Дорога приблизилась к нему на опасную близость, и приходилось с настороженностью относиться к пролетающим мимо всадникам. Правда пока нам везло, и серьезных стычек все еще не было. Не считать же за такие редкие попытки нечисти полакомиться нашими телами?
     Спустя несколько часов, после того, как мы пересекли ту черту, которая означала, что мы проскочили город, растительность практически полностью пропала. Очень редко можно было встретить гигантские кривые деревья в единичных экземплярах, которые представляли собой скрученные нагромождения толстенных ветвей. Этакие гнезда, размером с пару десятков метров, состоящие всего лишь из одного дерева. Именно на этих участках попадалась хоть какая-то живность. Мерзкая, страшная, но все-таки живая.
     Это продолжалось на протяжении двух дней, а вот потом, все пространство заняло одно сплошное кладбище. По бокам от дороги, везде, куда дотягивался взгляд, лежали белые костяки. Я ни разу в своей жизни не видел такого количества костей. Все небольшие участки суши, что поднимались из-под трясины, были усеяны скелетами. Дорога все еще была чиста и суха, а вот если углубляться в стороны, то можно было подумать, что ты пересек границу царства мертвых.
     Не знаю, что меня подтолкнуло на использование своего драконьего зрения, но сделал я это зря. Мой взгляд прорвался через обычный мир и проник в мир энергий, чтобы увидеть море маны смерти и еще большее море терзаемых душ. Практически все пространство было заполнено бледно зеленым свечением их тел. Они неприкаянно витали над землей и издавали еле слышное завывание. Только вот практически сразу все изменилось. Все души, как по команде стали поворачиваться ко мне, а их вой постепенно становился тише.
     — Не нравится мне это, — пробормотал я.
     На мой голос повернулась элфийка, скачущая впереди, и, проследив за моим взглядом, лишь грязно выругалась.
     — Только не говори мне, что ты пялишься на души? — тихо прошипела она.
     — Есть такое, — нервно кивнул я.
     Одновременно с попыткой Илвен что-то ответить, заверещали все окружающие духи и довольно быстро полетели в нашу сторону.
     — Гони вперед, идиот! — все-таки выкрикнула она, и немного отстав, пристроилась позади меня.
     Вокруг нас двоих тут же вспыхнул купол черной тьмы, в который и впечатались сотни, если не тысячи, душ. Я потянулся было к своему источнику, но на полпути вспомнил, что теперь временно инвалид и только смачно выругался. Души кружили вокруг нас гигантской воронкой, и с каждой секундой она сжимала купол дроу все сильней. Девушка, закрыв глаза, прижалась к лошади и старалась встраивать все больше магии в защиту. Заплатки находили друг на друга, иногда тьма редкими вспышками слизывала сразу по нескольку десятков душ, но тех было слишком много.
     Мы буквально загоняли лошадей и неслись вперед, обгоняя ветер. Но я прекрасно понимал, что дроу сможет выдержать такой напор еще минут пять, а потом будет амба. Что ж, не хотелось так рано использовать бутыльки с алхимией, но, похоже, придется. Да и пара зерен все еще болтается на моей шее, так что ничего критического в нашем положении не было. По крайней мере, так считал я, а вот Илвен со мной бы точно поспорила.
     Быстрым движением я сорвал с пояса два бутылька с истинным пламенем, и, нажав на крышку, активировал реакцию. Внутри вспыхнуло небольшое солнце, и жидкое пламя стало собираться в воронку. Я досчитал до четырех и бросил их с небольшим интервалом себе за спину. Как только они пересекли границу защитного купола, раздался гулкий хлопок и позади нас вспыхнул синеватый шар пламени. Сразу же за этим, раздался и второй хлопок, а вспышка увеличила свою яркость на порядок. Посмотрев назад, я отметил, что большая часть душ развоплотилась практически сразу, а те, что остались, тлели прямо на глазах и распадались на части. Истинный огонь очень хорошее средство против нематериальных существ. Эти два шара создали на десяток секунд этакий буфер перед призраками, что и позволило нам оторваться.
     — Все время забываю, что ты не от мира сего, — спустя час бешеной скачки, тяжело выдала дроу. — Только ты мог разорвать единственную завесу, что сдерживала души на дороге мертвых.
     — И что за дорога мертвых? — заинтересованно спросил я. — Что-то я не припоминаю ничего подобного, да и в АМИ о таком не слышал.
     — Еще бы, — фыркнула девушка. — Это уже давно устоявшаяся история, и даже самый сопливый юнец знает, что на дорогах мертвых лучше вообще не смотреть по сторонам.
     — Ну вот, значит я не юнец, раз не знаком с этой информацией, — усмехнулся я. — А если серьезно, что за хрень?
     — На местах массовых сражений, из-за большого количество смертей, ослабляется завеса между миром живых и миром мертвых, — начала объяснять дроу. — Если вовремя не принять меры, то со временем образуются так называемые дороги мертвых. Именно поэтому, каждое поле боя еще не скоро обретает покой. Жрецы своими ритуалами очищают местность от душ и укрепляют завесу. Но, сам понимаешь, не везде жрецы поспевают, и тогда получается вот такое. Ну а здесь изначально некому было проводить ритуалы, вот и образовалась самая большая дорога мертвых. Пока разумный придерживается дороги, и не смотрит по сторонам, он еще в мире живых. А когда кто-нибудь не очень умный использует то же магическое зрение, например, то завеса падает и миры смешиваются. Нам еще повезло, что мы были не в самом ее центре, а то все могло закончиться не так легко.
     — Да кто ж знал то! — возмутился я. — Я в легенды даже не залазил, не интересно мне это. Было. Теперь вот придется еще и этой части мира уделять внимание. Где бы только время на это все найти.
     — Ты уж найди, — проворчала Илвен. — А то не хочется, знаешь ли, подохнуть, только от того, что твой Лорд не знает что он на дороге мертвых.
     — Мы же справились, — пожал я плечами. — Да и не так это сложно было. Подумаешь духи. Зато как представлю, какое здесь раздолье для некромантов, так в дрожь бросает.
     — Читай легенды Дарт, пожалуйста, — посмотрев на меня, как на идиота, тяжело вздохнула дроу. — На дорогах мертвых можно встретить не только души разумных. Мертвые и забытые боги тоже иногда встречаются. А мертвый бог, это тебе не банши изгонять.
     Я бросил взгляд назад и почему-то вспомнил об убитых родственников Яры. Ведь это довольно неплохая возможность возвращать кого-то с того света. Только вот судя по всему ни все так просто, как мне кажется, и этот вопрос надо довольно тщательно изучить. Вообще, чем глубже я погружался в магию, тем больше убеждался, что смерть это далеко не конец. И речь даже не о личах. Насколько я знаю, некроманты могут ловить души, а те же друиды, маги жизни или химерологи вполне в состоянии вырастить полноценное тело. И тут возникает вопрос, а что мешает все это потом соединить? Я, конечно, не заглядывал так глубоко в эти направления, но все это выглядит весьма заманчиво.
     Уже сейчас я начал прикидывать примерную схему, и размерная походка лошади только подстегивала мой разум. Допустим, создать артефакт, который будет ловить душу сразу после смерти тела. Реально? Вполне. Некроманты таким пользуются направо и налево. Потом создаем тело без искры. Возможно? Более чем. Химерологи баловались вещами и по страшней, а создание пустого тела, вообще не должно быть проблемой. Следом вкладываем душу в новое чистое тело и вроде бы все. Ко всему прочему новое тело можно усилить и только фантазия послужит границей этих усилений. Тогда, в чем же проблема? Почему влиятельные люди, да и не только люди, не делают подобного? А не делают ли? Много ли я вообще знаю, про правящую верхушку Араона? Надо углубиться в эту тему, а то бессмертие это очень вкусно.
     — Не нравится мне твое задумчивое выражение лица, — покачала головой Илвен.
     Я перевел на нее взгляд и по-доброму улыбнулся. Но почему-то дроу от моей улыбки передернуло, и она тут же прервала зрительный контакт.

Глава 6. Гостеприимство Озерного края.

     Промежуточная территория между озерами и топью была никакой. Какие-то невзрачные поля без растительности и какой-либо живности. Пусто, или даже точнее будет сказать - запустение. Радовало, что закончилась топь и воздух хоть понемногу, но стал очищаться от болотистых паров и запаха гниения. Припасов осталось ни так много, как хотелось бы, и Озерный край мы ждали с нетерпением в предвкушении охоты и свежего мяса.
     Постепенно природа заглаживала пагубные раны болот и взгляд выцеплял все больше зеленой растительности и разной живности. А уж когда практически возле самой дороги мы наткнулись на небольшое озеро кристально чистой воды, то можно было с уверенностью заключить, что мы преодолели большую часть самого сложно участка пути. Ну а дальше было намного легче. Лес постепенно заявлял свои права на окружающее пространство, и даже дышать становилось легче.
     Все это время не прошло для меня впустую. Разум активно накручивал на память различные плетения, а тело во время передышек старалось вытолкнуть из себя последствия удара хаоса. Вроде бы все было плодотворно, но потраченное на скачку время очень жаль.
     - Ты в курсе, что за нами хвост? – неожиданно спросила меня Илвен.
     - Ага, - рассеяно кивнул я. – Там же один молодняк. С ними не должно быть проблем.
     - Молодняк, но их очень много, - нахмурилась девушка. – Тридцать три особи, если точнее.
     - И чего они тогда не нападают? – повернулся я к ней. – Они видят всего лишь мага тьмы не очень большой силы и простого смертного без каких-либо способностей. Либо они что-то знают, либо чего-то ждут. Но ожидание для них это плохой вариант. Они тащатся за нами уже третий день, а да озер нам осталось полдня, не больше. Там вотчина оборотней, которые на дух не переносят вампиров. Так что если и нападать, то прямо сейчас.
     - Скорее всего, нападут ближе к ночи, - кивнула Илвен. – Мы все равно не успеем углубиться на территорию оборотней так глубоко, чтобы стряхнуть кровососов.
     - Ну, значит, подготовим им теплый прием, - пожал я плечами. – Или ты опасаешься небольшой стайки вампиров?
     - Не их, а тех, кто над ними, - не поддалась на провокацию дроу. – Такое количество низших никогда не путешествует без сильной твари, которая их и ведет. А вот с высшим могут быть проблемы.
     - Какие? – усмехнулся я. – Не поверю, что ты не сможешь справиться с одним высшим вампиром.
     - Я-то смогу, - сощурилась девушка, - но надо же и тебя прикрывать. Без магии ты слаб.
     На что я заржал в голос и чуть не свалился с лошади.
     - Вот странно, доказываешь им, доказываешь, а все одно по одному, - высказался я, когда немного успокоился. – Не стоит за меня волноваться, когда дело доходит до боя. Или тебе напомнить судьбу твоей сестры?
     Дроу еще пару мгновений смотрела мне в глаза, а после фыркнула и отвернулась. Кажется, мне придется еще долго доказывать, что я могу за себя постоять, и это немного напрягает. Но пусть так думает, ведь если такого мнения обо мне она, значит, и мои противники тоже не будут ждать от меня чего-то серьезного, а недооценивать врага это первый и самый длинный шаг в могилу.
     Первая небольшая лесная чаща, в которой мы решили остановиться, должна была стать и западней для преследующей нас группы. Мы даже отодвинули на более позднее время охоту, и стали невзначай готовиться к теплой встрече. Илвен создавала какие-то массивные, но довольно утонченные, плетения, а я раздумывал, нужно ли мне менять магазины на те, где стоят пули из эльфийского серебра. По идее, высших тварей там нет, а регенерация птенцов не должна справиться с теми повреждениями, что нанесут разрывные снаряды. В любом случае я достал пару обойм из рюкзака, и подвесил их на ремень разгрузку.
     Илвен была права, и вампиры напали спустя несколько часов после полуночи. Элфийка подорвалась с места и застыла с хлыстом искрящейся тьмы в ладони. Я же вообще не спал и сидел в позе лотоса, а поэтому удивление в происходящем не высказал. Уже как полчаса в окружающих нас деревьях происходили какие-то странные процессы. Они словно оживали, а я довольно поздно понял, что это не обычные деревья, а энты.
     Кровососы налетели, словно волна тайфуна на ничего не подозревающий город, только вот этот город был под защитой огромных стальных волноломов. Мощные многовековые деревья вырвали свои корни из-под земли и стали неспешно расправлять кривые ветви. Я даже не дергался, ведь угрозы в мою сторону от энтов не исходило. Лишь дроу нервно осматривалась по сторонам, и постоянно обновляла свою магию.
     - Илвен, успокойся, - спокойно произнес я. - Убери хлыст и не трогай зелень. И злость свою засунь поглубже.
     Девушка зыркнула на меня, но хлыст убрала, а так же немного подрезала мощность своей заготовленной магии. Правда все равно, как только первый вампир показался в поле зрения, девушка дернулась, но ее опередил небольшой энт, который имел вид какого-то хвойного дерева. Резкий взмах длинной ветви, и кровосос, проткнутый насквозь, медленно сползает на землю, где его тут же втаптывают десятки толстых корней. Дальнейшее избиение не заняло много времени. Энтам хватило семь минут, чтобы разорвать три десятка птенцов, причем ни один из них не прорвался внутрь рощицы.
     Я спокойно выдохнул, когда мой взгляд не смог выцепить из окружения нежить и, переведя взгляд на дроу, подорвался с места и замер. Девушку окружали энты. Причем явно не с намерениями укрыть от холодного ветра своими ветвями. Дергаться было бессмысленно, так как секунда здесь не будет иметь веса. Энты хоть и быстрые, но в случае чего, я успею срезать пару сотен сорняков-переростков.
     - Илвен спокойно, - вытянув руку вперед, произнес я.
     Девушка хотела что-то ответить, но ее за шею схватило одно из деревьев, и, оторвав от земли, стало сжимать. Вокруг нее вспыхнула темная пленка защиты, поэтому ощутимых неудобств дроу не испытывала. Я положил руку на рукоять одного из пистолетов и сделал два быстрых шага по направлению энта.
     - Слышь, полено, мы вам не вредили и не собираемся, - сощурившись, начал я, - так что давай-ка не распускай свои отростки.
     Пока я говорил, вокруг нас стало сжиматься кольцо оставшихся деревяшек, и нервы натянулись струной.
     - Мы не враги вам, - покачал я головой, смотря в глаза дерева. - Она моя тень. Пусть темная, но моя. А я здесь по приглашению блохастых. Так что сбавь обороты, деревянный.
     Энт замер на долгие пару секунд, а после расслабил хватку, и эльфийка рухнула на землю, не потеряв, в прочем напряжения. Остальные полена медленно разошлись по роще и скрылись среди обычных деревьев. Мне было хорошо видно, как жизнь покидает некоторых из них и энт превращается в самое обычное дерево.
     - Ты еще и с деревьями разговаривать умеешь? - криво усмехнулась девушка.
     - Талантливый человек талантлив во всем, - хмыкнул я. - Лорд я или погулять вышел? Расслабься и считай, что мы отбились. Думаю, через пару дней, встретим кого из лохматых. Они ревностно относятся к своей территории. И да, будь умничкой.
     - Я всегда умничка, - холодно ответила дроу и отвернулась от меня.
     В который раз я уже подумал, что передо мной не убийца, которая прожила с тысячу лет, а самый обычный подросток женского пола. Все ее поведение говорило именно об этом, но в моей голове никак не укладывались перемены в характере дроу. После этой стычки пришлось довольно быстро собираться, с надеждой без проблем погрузиться в более глубокие леса Озерного края. Мы все еще не успели сходить на охоту, и желание жареного мяса выросло на пару порядков. Пока я сворачивал нашу временную стоянку, Илвен обыскивала то, что осталось от тел вампиров. Я бы не стал это делать, но дроу почему-то закусила удила и наотрез отказалась бросать добычу. Все что мне оставалось, так это пожать плечами, а потом, в поле моего зрения попали блохастые. Дроу тоже приметила новые искры, и ее плетения сократились до точечных да собрались вокруг наших тел.
     Оборотни медленно сжимались вокруг нас и не старались показать себя. Они словно загоняли жертву на охоте, и отрезали любые пути отхода. Хоть и спонтанно, но мои ладони вцепились в рукояти пистолетов, и я был готов к любой агрессивной реакции.
     - Я здесь по поводу принятия клятвы! - громко произнес я. - Роар и его группа цель этой клятвы!
     Движение среди лохматых замерло на целые пару минут, а после, от них отделилась одна искра и направилась к нам. Мы с эльфийкой настроились на горячую встречу и приблизились друг к другу. Оборотень вышел из густого кустарника, а после замер напротив нас на расстоянии в двадцать шагов. Сам лохматый по возрасту был похож на подростка лет этак семнадцати. Он стоял и оценивал нас своими ярко желтыми глазами, но в это же время я смог уловить отголоски его мыслей. Там было опасение, подозрение и большая доля злости.
     - Кто ты такой и почему упомянул имя Клыков совета? - холодно произнес подросток и сразу же изменился, преобразую свое тело во что-то среднее между человеком и оборотнем.
     - Я Дарт, тот, кто должен принять отложенную клятву Роара, - произнес я, смотря в измененные глаза подростка. - Рядом со мной моя тень, так что любые попытки навредить ей, пойдут в разрез с законами предков.
     - Роар описывал тебя по-другому, - презрительно выдал оборотень. - Да и старшим от тебя не пахнет. Всего лишь человек.
     - Когда Роар понял, что я старший, он уже стоял предо мной на коленях, - безэмоционально ответил я. - Хочешь повторить?
     Кошак стоял и сверлил нас взглядом, а в его голове проносились отголоски сотен мыслей. Их эхо тенью доносилось до меня, и, читая их, я смог немного расслабиться. Среди кучи хлама хоть и была агрессия вместе со злость и непониманием, но оборотень был еще слишком молод, чтобы осознанно что-то решить.
     - Следуйте за нами, - поджав губы, произнес оборотень.
     Я переглянулся с дроу и, не медля, залез на лошадь. Оборотни, похоже, решили нас не ждать, но лошадки были не из слабых. Мои маты затихли где-то на уровне глотки, правда обстановка способствовала. Пришлось подгонять транспорт и использовать способности Илвен, чтобы не потерять этих шустрых лохматых. Правда, те все равно оторвались от нас примерно на километр, а после немного снизили темп, чтобы это расстояние не изменилось еще больше. Охранное сопровождение в виде оборотней отменилось, но мы и не претендовали. Зато они проведут нас коротким путем прямиком до поселения кошаков и этим самым потери во времени будут минимальны. Примерно зная их внутреннюю политику, я был уверен, что меня не обманут и не заведут куда-нибудь в темную рощицу. Вообще, кошачьи оборотни агрессивно относятся ко лжи. Они сами никогда не лгут и могут чувствовать ложь других. В этом они чем-то схожи с лисами, но про тех вообще разговор отдельный. Мне бы на службу принять пару их семей, и об интригах можно было бы вообще забыть.
     Спокойное путешествие за оборотнями было довольно размеренным. Никакая агрессивная живность не вставала у нас на пути, и нам не приходилось петлять по множеству тропок и дорожек. Я вообще не представлял, как на этой огромной территории придется искать лохматых, но все оказалось очень просто.
     - Наши блохастые друзья попали в засаду, - огорошила меня дроу.
     - Дай угадаю, кровососы? - тут же спросил я.
     - Они самые, - кивнула девушка. - Чуть больше двух десятков, высших все еще не вижу.
     - Ну и ладно, - пожал я плечами. - Торопиться не будем.
     Девушка странно на меня посмотрела, но оставила это без комментария. Мне же было безразлично, что и как там творится с отрядом оборотней. Они не маленькие дети и постоянное патрулирование местности, близкой с топью, у них поставлено с самого раннего детства.
     Мы не стали загонять лошадей и не спеша приближались к тому месту, где оборотни сражались с вампирами. Спустя несколько минут наши лошадки поднялись на небольшой холм, и перед нами предстало кровавое зрелище свалочной борьбы. Я остановил лошадь и, достав пистолет из кобуры, положил его себе на колени. Дроу часто переводила на меня взгляд и видимо недоумевала, почему же я не рвусь в драку. Спустя пару мгновений именно недоумение вырвалось на передний план ее чувств.
     - Мне не понравилась презрительная встреча, - пожал я плечами. - Да и положение лохматых далеко не критичное. Десяток птенцов и обычные вампиры не должны стать ощутимой проблемой.
     - Здесь где-то рядом двое высших, - сосредоточенно произнесла Илвен. - Я их чувствую, но найти пока не могу. Скорее всего, это тренировка для птенцов, на молодых и не очень опытных оборотнях.
     - А они неплохо держаться, - кивнул я в сторону, где кошаки довольно грамотно отбивались от порой сумбурных атак вампиров.
     Мой взгляд выцеплял из боя некоторые моменты, а руки уже заменили одну из обойм на ту, где присутствовали патроны с пулями из эльфийского серебра. Выбор остался за разрывными и теми, которые смогут довольно сильно навредить высшим, если те каким-то образом решать напасть на нас.
     - Нашла, - тихо произнесла дроу. - Один в сотне метров, на противоположной границе поляны, а второй чуть дальше и левее метров на пятьдесят. Медленно обходит поляну по кругу и кажется, идет в нашу сторону.
     - Ладно, посмотрели на представление, и хватит, - усмехнулся я, надевая шлем. - Возьми на себя левого высшего, а я посмотрю, на что гожусь без магии со вторым.
     Илвен напряженно кивнула, и мне было видно, что она не рада моему решению. Я же должен был проверить себя и свои возможности, чтобы определить, куда можно встревать, а куда нет.
     С легкостью спрыгнув с лошади, я пару мгновений постоял на месте, осматривая поляну, и резко вскинув пистолет, сделал одиночный выстрел. Один из кровососов, что уже собирался огромными когтями разорвать шею оборотню, получил разрывную пулю прямо в лоб и, разбрызгивая свою кровь, мертвым телом рухнул на землю. Слишком громкий звук привлек ко мне внимание, и сразу тройка вампиров рванула в мою сторону. Среди них было двое птенцов и одна, довольно сильно трансформированная, особь. Мне понадобилось два выстрела, чтобы нейтрализовать птенцов, и вот третий меня удивил. Зато, я услышал, как кричат от боли вампиры. Я специально не стал стрелять кровососам в голову, а пустил пулю обоим в живот. Был момент, когда они пытались увернуться, но скорость пули слишком высока, и я в который раз похвалил себя, что решил увеличить прочность ствола и мощность взрыва.
     Пока кислота разъедала плоть птенцов, рядом со мной оказался вампир, в котором от человека осталось только строение. Именно он принял пулю на костяной щиток, что покрывал все его предплечье, а следом, перейдя в форму черного тумана, приблизился почти вплотную. Эти его действия дали мне понять, что передо мной какой-то матерый и опытный кровосос, хоть и не достигший уровня высшего, но уже представляющий опасность. Как только тварь материализовалась прямо передо мной, я не стал уворачиваться, а недолго думая, сделал прямой мощный пинок. Вампир вновь успел поставить перед собой две руки, которые образовывали массивный щит, но я заметил, что одна из них стала покрываться чернотой и удар не выдержала. Уже после этого я совершил длинный прыжок спиной назад, и, выставив руки, вперед произвел два выстрела по разные стороны от тела кровососа. Да, пули быстры, но уворачиваться с того места, куда направлены стволы, ему никто не мешал. Кровососу не повезло, он отпрыгнул как раз в ту сторону, куда был направлен ствол с пулей из серебра. Даже вспыхнувшая на мгновение, кровавя пленка, не смогла выдержать удар пули, и в тело вампира вошел еще один кусок смертельного для них метала. Выстрел пришелся куда-то в область плеча, и тварь крутануло вокруг своей оси. Следующий выстрел разрывной пулей пришелся в спину кровососа и того откинуло на землю. К нему тут же рванул кто-то из оборотней и в пару взмахом отделил голову от тела. Даже не став смотреть назад, на поляну, я достал небольшой шарик с жидкостью против вампиров и, беря курс на высшего, через плечо выкинул смесь в центр поляны. При тестах этого вещества у него выявился один довольно большой минус. Эта колба хороша в закрытых пространствах, там, где нет ветра. А вот на любой местности, где есть хоть небольшой ветерок, пары смеси сносит в считанные секунды.
     Уже сейчас я видел гнилую искру высшего вампира и целенаправленно шел к нему. Легкий адреналин разбавил мою кровь, и желание хорошей драчки вылезло на первый план. Да, я прекрасно понимал и помнил, на что способны эти твари, но и без магии вера в себя была сильнее, чем страх перед высшими. Позади, за моей спиной раздался гулкий взрыв и до мен долетел привкус магии тьмы. Похоже, Илвен решила немного помочь оборотням, и это было странно. Не ожидал я от нее таких посылов на помощь кому-то, кроме своего Лорда.
     Высший перестал скрываться и понял, что я иду по его душу. Пришлось ускорить восприятие рывком, чтобы успеть поймать тот момент, когда кровосос попытался одной атакой прервать мою жизнь. Он увеличил свою скорость и преобразовал тело во что-то подобное туману, где каждая его часть превратилась в тонкие иглы крови. Я попытался отпрыгнуть в бок, но эти иглы разошлись широким полукругом, тем самым стараясь охватить большую площадь. Дальнейшее движение я сделать не успел, и принял некоторую часть вампирской магии на доспех. Зачарованный металл без каких-либо проблем выдержал напор крови, только вот чуйка тут же посоветовала отпрыгнуть как можно дальше от того места, где я стоял. Раздумывать я не стал и сделал кувырок вперед через голову.
     Во время полета я успел заметить, как иглы крови собрались в лезвие и пронеслись со свистом прямо там, где только что находился я. Раз тварь решила бить по площади и использовать свое не материальное воплощение, то я выхватил с пояса очередной бутылёк с истинным пламенем и закинул его в самый центр воплощения вампира. С гулким хлопком синее пламя вырвалось на свободу и смогло сжечь небольшую вампирскую часть. Это выбило его обратно в физическое воплощение, и знатно поубавило ему прыти. На вампира были тут же наведены пистолеты и две пули полетели в цель. Кровосос лишь успел довернуть корпус, чтобы пули не попали ему в грудь, но полностью увернуться у него не получилось. Пуля из эльфийского серебра попала вампиру в плечо, а разрывная лишь по касательной задела его в области живота, но взрывом смогла нанести какие-то повреждения. Да и порция кислоты смогла попасть тому на тело, от чего я услышал приятное слуху шипение.
     Не знаю, что дальше хотел сделать кровосос, но все его в одно мгновение покрылось толстой пленкой почти черной крови, и чтобы не дать ему еще больше времени, я убрал пистолет из правой руки в кобуру и, достав меч, сделал скольжение прямо за спину твари. Нас отделяло чуть больше метра, и увернуться было довольно проблематично. Один выстрел, от которого высший увернуться почти смог и пуля пролетает сквозь пленку, прямиком в левую сторону головы. Следом я рывком сократил расстояние, и уже занес меч, но кровосос встретил его костяным клинком, что вырвался у него из предплечья. Следом вампир взорвался серией быстрых ударов, и мне пришлось использовать всю свою скорость, чтобы не пропустить удар. Только спустя пару секунд я вспомнил, что на мне доспех, который как бы должен выдержать многое. Поэтому я не стал блокировать следующий удар, а скользя, пропустил его по предплечью, тем самым позволяя себе подойти ближе к кровососу и вонзить меч снизу вверх, в область под ребрами. Следом почти точно такой же финт я провернул и второй рукой. Пистолет оказался под подбородком твари и раздался выстрел. Вампира знатно дернуло, а я вырвал меч и развернувшись вокруг своей оси, располовинил тварь по диагонали.
     Было бы глупо надеяться, что высший вампир умрет так просто. Его две половинки за какую-то секунду отрастили себе недостающие части тел, и передо мной встало целых два вампира. Правда, больше они ничего не успели сделать, так как между ними вспыхнул шар голубого огня, который и слизнул большую часть крови. А дальше, я выпустил разрывную пулю прямо в голову кровососа и вторую с серебром в сердце. Живучая тварь даже после этого не хотела умирать. Я все еще видел искру нежизни в этих кусках мяса, и было довольно странно наблюдать, как поврежденные ткани все еще пытаются регенерировать.
     - Тут мои полномочия все, - пробормотал я. - Илвен! Дожги эту хрень!
     - Да мой Лорд, - с придыханием ответила, тут же появившаяся девушка, и шквал тьмы за считанные мгновения стер все напоминания о вампире.
     - И насколько быстро справилась ты? - усмехнувшись, спросил я девушку. - И да, я оценил твой жест помощи оборотням. Растешь.
     Дроу невинно захлопала глазками и словно перестала понимать, о чем я говорю. Этакая маленькая нашкодившая девочка, которая стремится всеми правдами и неправдами отвести от себя все подозрения.
     - Не так быстро, как мне хотелось бы, - наконец перестав играть на публику, сморщилась дроу. - Старые опытные твари. Но, если честно, я удивлена, что ты смог справиться и без магии. Ну, почти смог.
     - Как я вижу, магия переоценена, - пожал я плечами. - Ее вполне может заменить та же алхимия. Единственная проблема заключается в том, что не каждый смертный может себе позволит столь сильные эликсиры.
     - И столь мощные артефакты, - кивнула девушка на мои пистолеты. - Но, что-то мне подсказывает, что ты не сильно ими доволен.
     - Есть такое, - кивнул я. - Скорострельности не хватает. Да и мощность нужно увеличить хоть процентов на пятьдесят. Высший умудрялся уворачиваться от уже летящей пули. Да и видя, куда направлен ствол, не сложно отпрыгнуть в сторону. В общем, нужны доработки.
     - Знаешь, высшие одни из самых быстрых существ, - усмехнулась девушка и покачала головой. - Меня пугают твои артефакты. Сложно представить, на что они будут способны в дальнейшем, но уже сейчас, если простого охотника, не слишком обремененного мастерством, снарядить твоим снаряжением, то это будет страшно для тварей.
     Моя улыбка сказала девушке о многом, но ведь она еще даже не видела, что изобретается в подвалах моей Цитадели. Те же пушки, пулеметы Гатлинга, естественно преобразованные под реалии магического мира, все это сместить уровень сил в пользу тех, у кого эти технологии будут. Единственная проблема, которая мне видится, это только атакующий потенциал этой технологии. Очень сложно придумать что-то из технологического мира для защиты от того же метеора или огненных гейзеров. Кроме магии ничем от такого не защититься. Так что строго технологический путь развития в этом мире провален.
     - Насладился представлением? - подойдя ближе к нам, внезапно выдал тот самый оборотень, который со мной говорил. - Мог бы и раньше вмешаться, а не смотреть, как нашу плоть разрывают когти кровососов!
     - А с хрена ли мне вмешиваться, котенок? - холодно улыбнулся я. - Скажи спасибо, что устранил высших, а то ваши тела стали бы удобрением для леса. Да и научись держать свои эмоции под контролем. Не представляю, за какие такие заслуги тебя отправили в патрулирование. Пока ты худший представитель своего народа, что я встречал на пути. Или, может ты полукровка, раз не видишь во мне Старшего?
     Оборотень опешил от моей напористости, но тут же взял себя в руки и по его телу прошла волна изменений. В его эмоциях ярость перевесила все остальные чувства, правда нападения на меня так и не случилось. К нему со спины подошел собрат, и немного изменив свое тело, сжал плечо слишком несдержанного молодняка.
     - Архи успокойся, - смотря мне в глаза, тихо произнес тот. - Если бы они не вмешались, мы бы отсюда не ушли. Да и потерь у нас нет. Верни себе холодный разум, брат. Я не хочу приносить клятву и покидать дом.
     - Ты ставишь мои мысли под сомнения? - с трудом сдерживаясь, повернул голову Архи.
     - Отведем их к Старшим, пусть они разбираются, - твердо ответил оборотень. - Или ты сомневаешься в их мудрости?
     - Не сомневаюсь, - все еще раскидывая искры ярости, выдохнул Архи.
     Нас он не удостоил и взгляда, ну а мне, откровенно говоря, было параллельно. Реагировать на психи подростка это неблагодарная задача. Меня не интересует ни его мнение, ни его мысли. Все что мне от него нужно, так это указать путь к их поселению. Судя по всему, этой клятве рады немногие и встреча будет тяжелой. Надеюсь, законы их предков действительно священны.

Глава 7. Теплая встреча лохматых.

     Не скажу, что это столкновение пошло мне на пользу, но несколько полезных мыслей я вытащил. Мои малышки требуют доработки, и молодые оборотни, отбитые на голову. Было сложно представить, что там напридумывал себе этот Архи, но то, что у него на меня большущий зуб это однозначно.
     Еще четыре дня ушло на то, чтобы добраться до поселения оборотней. За это время я прогонял в голове варианты усиления пистолетов и старался придумать выход по увеличению их скорострельности. Раз в секунду против тех же высших, которые за эту секунду могут преодолеть огромные расстояния, это плохое решение. Пришлось выстраивать схему и перебрать возможность изменить обычный магазин на магазин барабанного типа. Вроде это должно было сократить время между выстрелами, но такое проверяется только на практике. Все-таки на магии там завязано слишком много, а технических механизмов практически нет. Надо будет усилить сплавы корпуса и приделать полукруглое лезвие снизу от ствола. Порой, не успеваешь выхватить меч, а резать чем-то надо. Так что есть чем озадачить гномов.
     Немного успокоив свой придирчивый разум, я принялся осматриваться по сторонам. Уже как несколько часов я видел, что параллельно нам двигается еще один отряд оборотней. Да и вообще, их стало как-то слишком много. Илвен заметно нервничала, и я ощущал ее дрожащие он напряжения, плетения. Что ж, я и сам был напряжен выше обычного и перебирал возможные пути отхода, на случай непредвиденных неприятностей. Таких оказалось меньше, чем хотелось бы и приходилось надеяться на чуйку, которая пока молчала.
     Первое строение появилось внезапно, и было давно заброшено. Небольшой замок, полностью обросший зеленью и фактически скрытый от глаз. Зато после него, спустя пару километров стали попадаться небольшие деревянные хижины, в которых виднелись искры оборотней. Следом их становилось все больше и больше, а небольшие хижины уступили место большим деревянным домам, которые так же были полностью укрыты зеленью. Чуть дальше стали встречаться и дома на деревьях. Здешние великаны могли спокойно посоревноваться с эльфийскими, да и вообще, я отмечал некоторые детали схожие со строениями эльфов.
     Спустя некоторое время наш отряд взяли в этакую коробку и стали сопровождать куда-то вглубь густого леса. Туда, где количество домов уменьшалось, а свободного пространство становилось все больше. Большинство оборотней, которые не участвовали в нашем сопровождении, имели совсем легкие одежды. Взгляд ловил множество небольших лужаек, которые были заполнены цветами различных оттенков синего. Вообще растительности кругом было очень много. И вся она была настолько яркая и светлая, что порой я сомневался в ее реальности. Так же довольно забавно ощущались взгляды обычных оборотней. На нас с дроу смотрели как на диковинных зверюшек, без сильной агрессии, но с ярким любопытством. Не скажу, что лохматых вокруг было много. За все те двадцать минут, что нас куда-то вели, я смог насчитать чуть больше двух сотен, только вот бойцов среди них практически не было. Одни женщины и дети.
     Конечный пункт нашего сопровождения находился посреди большой поляны, где нас уже ждала небольшая делегация. Среди них я практически сразу приметил Роара. Тот стоял и, хмурившись, всматривался в мое лицо, и чем больше смотрел, тем больше мрачности от него исходило. Раздумывать над причиной подобного мне пришлось не долго. Я практически сразу припомнил, что при прошлой нашей встрече я носил немного другую тушку, и было понятно, что оборотень просто физически меня не узнает. В прочем, со стороны и других оборотней, коих здесь было около двух десятков, несло сомнениями и, с трудом маскирующейся, агрессией. Это все я успел прочитать, пока мы стояли напротив друг друга, и расстояние между нами не превышало пяти метров.
     — Кто ты такой и почему назвался тем, кто должен принять мою клятву? — сделав пару шагов вперед, холодно спросил Роар.
     Кошак практически не изменился с нашей последней встречи. Лишь обзавелся еще большей сединой, а так же где-то успел получить два длинных шрама от левой скулы до подбородка.
     — Какая-то короткая у тебя память, Роар, — покачал я головой, спрыгивая с лошади. — Трех лет еще не прошло, а ты же забыл, чью шею пытался раздавить?
     Оборотень нахмурился, а лед вокруг его разума обзавелся сотнями шипов. Я прямо физически ощущал, что своей речью только насторожил лохматого и окружающих его собратьев. Из-за этого напряжение стало нарастать, но не смогло набрать критическую массу.
     — Кого я вижу!? — раздался со стороны смутно знакомый рев. — Запустил блох всем лохматым и стоит якобы не причем!
     Уже разворачиваясь, я приметил, как напряглась дроу, и спустя мгновение я понял почему. Меня сжало огромными тисками и стало превращать в один большой кусок фарша. Я пытался вырваться, чтобы хоть немного вдохнуть воздуха, но Ктор был неумолим.
     — Хо-хо, малец, как же я рад тебя видеть! — прогудели пару центнеров мышц, когда отпустили меня на землю. — Как-то не радостно тебя встречает общество котов. Вот заглянул бы к нам, мы тебя уважили! Честное медвежье!
     Я не стал ему говорить, что знаком с такой фразой, как медвежья услуга и только довольно улыбнулся. Было радостно встретить здесь эту здоровенную тушу, да и его вмешательство довольно неплохо разрядило напряженную обстановку.
     — Ктор, старик, ты уверен, что это Дарт? — недоуменно обратился к медведю кот.
     — Слышь, Рорик, я не такой старый, как ты, чтоб на память жаловаться! — как-то немного наигранно возмутился медведь.
     — Тогда я ничего не понимаю, — переведя на меня взгляд, покачал головой кот. — Может, пояснишь?
     — Без проблем, — пожал я плечами. — Только не при всех.
     Роар кивнув, и этот кивок в одном мгновение успокоил все окружение. Оборотни хоть и не расслабились полностью, да и их агрессия никуда не делась, но градус немного спал. После этого количество блохастых на метр местности сократилось на порядок, и после взмаха рукой Роара, мы с Илвен последовали следом за ним. Ктор понимая важность беседы, не стал настаивать на своем присутствии, но кивком и похлопыванием обозначил, что будет рядом.
     На краю поляны, посреди густого кустарника можно было увидеть массивное здание, чем-то отдаленно похожее на постоялый двор. Два этажа из бревен, по всей площади которых, лианами вилось растение с тонкими шипами. Ярко зеленые оттенки лиан переплелись с черным цветом древесины. Именно к этому зданию повел нас Роар, а я успел приметить, что разумных внутри всего лишь четверо.
     Уже оказавшись внутри, я задался вопросом и немного удивленно отметил, что среди встречающих не было тех оборотней, с которыми меня тогда ловил Роар. Я вообще не видел ни одного из них на протяжении всего путешествия по поселению лохматых.
     Было немного странно увидеть внутри помещения то же самое, что бывает в обычных людских тавернах. Стойка, множество столов и широкая лестница наверх. А за стойкой, со скучающей миной стоял самый обычный человек. Очень старый суховатый дедок, лениво читал какую-то огромную книгу, и на наш вход, отреагировал вялым кивком руки. Лошадей мы оставили прямо возле входа, их выявил желание посторожить Ктор. Ну а внутри, Роар твердым шагом пошел наверх, а мы последовали за ним. Там был короткий проход по коридору и очень просторная комната для разговора.
     — У меня есть всего два вопроса, — заняв место на стуле возле окна, начал оборотень. — Почему у тебя другое тело и почему я не чувствую в тебе Старшего?
     — Если коротко, то во время нашей встречи, я учился в АМИ, — усевшись на свободное место и собравшись с мыслями, заговорил я, — на нее напал отряд вампиров, и я оказался в самом центре. Как итог, они вырвали мою душу из тела и забрали с собой. Правда, их артефакт не смог ее удержать, и она нашла себе вместилище в виде тела вампира. Именно поэтому я так рвался назад в академию.
     — Ага, — рассеянно кивнул оборотень. — Так, ладно. Мысли я оставлю при себе, но, это звучит более чем нереально. Не буду говорить, что душа не может сама найти себе вместилище. То есть уже сказал, но да ладно. Только я до сих пор не понимаю, почему не ощущаю в тебе Старшего.
     — Ну, — нахмурился я, почесав нос, — если вы еще не в курсе, то в Уухреше был сдвиг. Я был в центре всего этого хаоса и получил серьезный удар от Вестника. Его магия практически разорвала мой источник, и довольно сильно повредили линии силы. Так что все, что я смог пока сделать, так это восстановить свое физическое тело, не более. Но, чтобы у тебя не было вопросов, ощущай.
     Поднявшись на ноги, я приготовился к боли и, сосредоточившись, призвал тьму и стал менять кожу на своем лице. Черты обострились, чешуя покрыла скулы, а из глаза повалил черный туман. Пришлось собрать волю в кулак и постараться проигнорировать ту боль, о которой мне говорил Сид. Меня словно изнутри начали тереть наждачкой, и это было безумно больно. Судя по лицу Роара, мне удалось скрыть боль и слабость, и все что он сделал, так это встал и отвесил небольшой поклон.
     — Прошу простить, что сомневался в тебе и твоих словах, Старший, — спокойным голосом, без тени былых негативных чувств, произнес оборотень.
     — Пустое, Роар, — покачал я головой. — Мне не нужны преклонения, но понадобиться самоотдача и верность. Это все, что я прошу. Теперь, могу я задать вопрос?
     — Конечно, Дарт, — присев на месте, кивнул Роар.
     — Почему на меня направлена столь яркая ненависть? — посмотрев в глаза коту, без тени смеха, спросил я. — Особенно Архи бесился. И признаться, я довольно сильно удивлен этому.
     — Архи Архи, — покачал головой оборотень. — Дело в том, что у всего есть последствия. Особенно у тех моментов, когда приходится покидать свой дом. Я помню, что ты говорил о том, что тебе негде нас разместить, но вместе с моим отрядом тебе принесут клятвы наши семьи. Понимаю, что это слишком дерзко с моей стороны, но попрошу тебя понять и их. Мы сможем выжить в тенях любых чащ, лишь бы ты принял это. Мы не станем обузой.
     — Чего-то подобного я и ожидал, — хмыкнул я, бросив взгляд на дроу, что стояла за моей спиной. — Сколько вас?
     — Пятьдесят три, — сжав челюсти, ответил Роар.
     Я его прекрасно понимал, и понимал ту бурю эмоций, что сейчас бушевала в душе старого оборотня. При нашей прошлой встречи перед ним предстал фактически подросток, а сейчас он собирался вручить этому подростку жизни своих семей.
     — Что ж, вынужден тебя огорчить, — сокрушенно произнес я. — К сожалению, в моей Цитадели предостаточно места для всех вас. Так что можешь забрать с собой хоть пару сотен оборотней, но для каждого найдется крыша над головой и дело, которое не даст заскучать.
     Дроу все-таки не смогла сдержаться и хмыкала на протяжении всей моей речи. Я же наблюдал за реакцией оборотня, и если после первых фраз всплыло безразличие и холодное смирение, то после окончания, там был призрак надежды.
     — Ты все правильно понял, — не дал я Роару и рот открыть. — У меня есть Цитадель, а рядом черный лес. Так что места хватит всем.
     — Цитадель? — все-таки собравшись с мыслями, хмуро переспросил оборотень.
     — Она самая, — кивнул я. — Перед тобой Лорд Таэр’Нуар Дарт Силаарен. Можешь не кланяться.
     Кошак сидел и пытался собрать мысли в кучу. Кажется, его холодное самообладание дало сбой и сейчас он пытался осознать все то счастье, что на него свалилось. А вот я пытался осознать ту кучу говна, которая на меня свалилась после информации от Роара. Больше всего я переживал, что мне придется разлучить семьи, и это действительно плохо. Но теперь, как оказалось я забираю с собой пять десятков лохматых, а у каждого из них есть свой круг общения.
     — Почему Архи бесился? — спросил я, отвлекая кота от мыслей.
     — Моя дочь для него слишком много значит, — покачав головой, ответил кот.
     — Отлично, — вздохнул я. — Подростковая любовь, мать его так. Пусть собирает свои шмотки и отправляется с нами. Естественно под клятвой. У меня нет желания как-то разлучать их.
     — Думаешь, он сможет бросить семью? — вздохнул Роар. — Все не просто, Дарт. Тем более если тебе предстоит покинуть дом.
     — И много еще недовольных? — спросил я.
     — Хватает, — покачал головой кот. — Из наших семей, тоже не все согласны на клятву, так что и с этой стороны не все так гладко. Честно говоря, я надеялся, что ты не появишься.
     — Ну да, — усмехнулся. — И тогда мне бы пришлось вырезать весь ваш вид, чтобы отвезти ваши постоянные попытки меня убить.
     То с какой простотой я это сказал, произвело сильное впечатление на оборотня. Он подавился своим ответом и только прищурившись, искал что-то в моих глазах. Ну а я начал думать о том, как бы свалить отсюда живым, и желательно здоровым. Не знаю, к чему приведет клятва, но настроение оборотней мне совершенно не нравится. Только вот собраться с мыслями мне не дали. К нам в помещение зашел крупный кот, и презрительно окинув меня взглядом, кивнул Роару.
     — Еще немного и я начну убивать, — покачал я головой, когда кошак вышел.
     — Они не видят в тебе Старшего, — сморщился Роар. — Но, думаю после ритуала принятия, все изменится.
     Как же я жалел, что не могу пользоваться магией. Сейчас бы накрутил вокруг себя кучу плетений, и игнорировал все эти вялые попытки вывести меня из себя. Да и были бы силы, полыхнул бы тьмой, и провел частичную трансформацию, чтоб даже молодые прочуяли во мне Старшего. Правда, я до сих пор не знаю, что означает этот титул, но раз меня так уперто продолжают им называть, значит, так и есть.
     Мы покинули помещение таверны, и уже на выходе я увидел, что нас вновь встречает небольшой отряд. В этот раз в него входили все те, кто находился тогда на поляне и был послан по мою душу. Сейчас я приметил, что молодняка здесь немного, всего трое из пятнадцати. Остальные выглядели опытными и матерыми хищниками. На них всех была надета составная кожаная броня, которая не ограничивала движения и не препятствовала возможному обращению. Корпус был выполнен в виде обнаженного тела, с хорошо прорисованными мышцами, а на поясе висело подобие набедренной повязки. На ногах были сандалии на эластичных ремешках и пластины из твердой кожи, что закрывали часть ноги от щиколотки до середины бедра.
     Меня они встретили не очень радужно. Хоть и старались скрыть свои эмоции, но я читал их достаточно легко. Больше всего преобладало недовольство и мрачная решимость. Когда я вышел из помещения, все они как один выпрямились и обозначили мне легкий поклон головой. После разделились на две части и встали по бокам от меня. Илвен оказалась позади меня, чуть левее, а Роар пошел впереди. Когда все оборотни развернулись, я заметил, что у них за спиной на небольших ремешках висят большие металлические перчатки в виде когтистых лап. Хоть они и выглядели массивно, но в то же время смотрелись компактно и смертоносно.
     По мере того, как мы шли вперед, по бокам от дороги собирались и другие лохматые. Большинство из них не было похоже на воинов, обычные жители, но каждый из них нес в себе кровь оборотней. Они с холодным безразличием на лицах смотрели нам в след, но я прекрасно чувствовал их эмоции. Накал нарастал, и я всеми фибрами души чувствовал, что впереди будет что-то важное.
     Дорога перед нами извилистыми волнами шла сквозь чащу леса, где деревья настолько плотно закрывали небосвод, что даже среди дня, темноту приходилось разгонять небольшими магическими факелами. Пройдя чуть дальше, я почувствовал легкий приторный запах, который ощущался всем телом. При вдыхании, он словно масло разливался по телу и приносил леность и расслабленность. Мысли начинали течь медленно и неохотно, а активные желания куда-то терялись. Мне понадобилось пятнадцать секунд на понять, что это напускное и так действует запах какого-то растения. После была моя ухмылка и горячая волна радостной злости, после которой все посторонние эффекты пропали. Правда вот, похоже, пропали только у меня. Я заметил, что оборотни стали идти мягче и размеренней, а от их былого настроя не осталось и следа. Только дроу за моей спиной довольно улыбалась, окутанная еле заметной дымкой тьмы.
     — Похоже, это какой-то ритуал, — пробормотал я.
     — Просто из тебя хотят сделать овоща, — раздался голос дроу. — Чтобы ты не сильно возмущался, когда тебя начнут нагружать лишними деталями.
     — Обломаются блохастые, — усмехнулся я, чувствуя холодную злость.
     Пока мы разговаривали, наша группа вышла на более-менее открытое пространство среди нагромождения камней и небольшой речушке сбоку. Количество праздношатающихся оборотней сократилось практически до нуля, и весь последний отрезок вдоль реки мы шли в гордом одиночестве. Спустя несколько минут мы подошли к просторной лестнице, которая вела вверх, а под ней извиваясь, протекала речушка. Здесь же виднелись каменные останки каких-то древних строений, которые оплетались густыми лианами. Медленно и немного торжественно мы поднимались наверх, а мой взгляд ловил сотни горящих искр жизни, что ждали нас там. На последних ступеньках стало понятно, что солнце там куда больше, чем здесь, в низине. Оно встретило нас яркими лучами и буквально ослепило, скрывая всех от моих глаз.
     Еще несколько шагов, пару ступенек и мы оказывались на краю просторной поляны, где с другой стороны нас ждали пару сотен оборотней. Они располагались на каменных скамейках подобно тем, которые были в Колизее. Такой же полукруг и уходящие вверх ряды. А вот внизу, вровень с нами, за массивным каменным столом в виде полукруглой полоски находились Старшие. О, это были именно они. Я ощущал их всем своим естеством. Аура их силы и власти расходилась по окружающей местности, словно лучи яркого солнца. Такая же вечная и несокрушимая. Этих самых старших было семнадцать особей. Трое из них были более чем стары, шестеро имели седые волосы и бороды, а остальным можно было дать как пятьдесят, так и тридцать лет.
     Наша группа остановилась перед ними в пятнадцати метрах, и оборотни, что были со мной, встали на одно колено и приложили левую руку к правой стороне груди. Параллельно с этим, я услышал шипение дроу, а после и сам почувствовал, как в мой разум стали пытаться проникнуть сотни тонких нитей. Какие-то были словно стальные канаты, которые пытались пробиться силой, а другие растворялись туманом и старались найти уязвимые места в моем ментальном барьере. Про дроу я не переживал, барьер для нее разрабатывал я сам и применил множество безумных идей, которые не пройти напролом и даже измором не взять. Там нужен более основательный подход и здесь я не переживал.
     Что ж, уровень силы этих пеньков я не знаю, но начинать со столь грязного приема было подло. И мне плевать Старшие они или кто-то там еще. Если для них в порядке вещей начинать с силы, то и я отвечу им тем же. Уже предвкушая волну боли, я купировал участки, за нее отвечающие и призвал всю ту тьму, на которую был способен, вместе с этим выпуская свою суть дракона. Если бы это произошло физически, то рев слышали бы и за пару километров, а так, с обычными оборотнями случился небольшой казус и их спонтанно меняющиеся тела стали мне хорошей платой.
     Да и Старших проняло. Лишь двое из стариков удовлетворенно оскалились, а третий наоборот нахмурился и усилили свой нажим, за что и поплатился. Не надо было проникать так глубоко. Его разум и мысли застряли на том островке, где я встречался с осколком хаоса, а телесная оболочка замерла без движений. В прочем, этого пока никто не заметил, ну а мне было все равно. Надеюсь, он не наткнется на нее, а всего лишь получит дозу кошмаров. Другие, более молодые Старшие, смотрели на меня хмуро и зло. Кажется, пощечина не пришлась им по нраву и только Ктор, сидевший за их спинами, довольно скалил свои немаленькие клыки.
     — Приветствую нашего гостя, — громким и проникновенным голосом, произнес один из стариков. — Впечатляющая пощечина, достойная нашему приему.
     — Признаться, многие не верили, что ты Старший, — продолжил другой старик. — Особенно узнав, что тогда был вампир. Князья способны на страшные вещи, в том числе и на сделку с тьмой и на обман моих менее опытных сородичей. Только вот сейчас перед нами стоит не вампир. У этого есть какое-то объяснение?
     — Моя душа не очень любит менять оболочки, но иногда нам приходится делать совсем не то, что мы любим, — холодным и безразличным голосом ответил я. — Из АМИ вампиры похитили мою душу, но удержать не смогли. А тело, хоть и высшего, но не в состоянии побороть душу Старшего. Кого бы вы ни подразумевали под этим титулом.
     — Это шутка такая? — иронично спросил здоровый, размерами не уступающий Ктору, Старший. — Он даже не представляет, кто мы такие! Он не знает своей сути и своих корней. Разве без знания о себе и своем прошлом можно быть Старшим? Он всего лишь глупый юнец, и по нашим законам не может носить титул Старшего.
     — По вашим законам может, и не могу, — кивнул я головой. — Но разве я похож на одного из ваших? Оставь своих предков и их законы при себе, блохастый.
     Я специально выводил это лохматое чудище на эмоции, чтобы пробить почву и пройти мимо тех эмоций, которыми они активно пытаются забить мое восприятие. Мне хоть и удалось немного пригасить боль, но она все же местами прорывалась, а это мешало четко читать оборотней. Чтобы не тратить слишком много сил, я оголил чешую лишь на лице, да и то, не стал покрывать ей голову целиком.
     — Ты жив, только благодаря нашей воле, — буквально прошипел Старший, а я заметил, как изменились его руки. — Одно слово отделяет тебя от смерти, которая может решить все наши проблемы!
     — А как же законы ваших предков? — усмехнулся я, и, повысив голос, продолжил. — Или они священны только для вашего молодняка, чтоб держать их в подчинении?
     Здоровый оборотень зарычал, а изменения затронули почти все его тело, но внезапно его прервал тот, кто заговорил со мной первым.
     — Успокойся, Агмар, — мягко, но со стальными нотками в голосе, произнес он. — Зачем тебе клятва, чешуйчатый? Зачем тебе мои сородичи?
     — Да по одному месту мне эта клятва! — рявкнул я, так как весь этот цирк мне уже недоел. — Я еще тогда предлагал отказаться от нее и проигнорировать. Но нет же, законы предков священны, мать его. У меня ушло три недели, чтобы добраться до вас, лишь бы не пришлось вырезать все ваше поселение, дабы прекратить на меня охоту. Если есть путь, где мне никто клятву приносить не будет, то я за. А то этот балаган мне порядком поднадоел. Ваш Агмар, слишком сильно переигрывает. Как бы сказал один человек из моего прошлого: «Не верю!». Так что если у вас есть, что мне предложить, я готов выслушать.
     — Вырезать все наше поселение, — цокнул второй пожилой оборотень. — Громкие слова, для того, кто привел с собой лишь дроу.
     — А мне нужно было захватить две сотни серых орков? — иронично спросил я.
     После этой фразы нахмурились и подобрались все Старшие, что сидели передо мной. Их сомнения и злость от старой обиды вспыхнули ярким пламенем, но тут же угасли за ментальными барьерами. Спустя несколько мгновений, когда они пытались прочувствовать преувеличиваю ли я, вновь взял слово первый из заговоривших со мной.
     — Торлаг, ты что скажешь? — обратился он, к третьему пожилому Старшему. — Торлаг?
     Оборотни, как один, повернулись к называемому, но тот сидел, словно статуя и даже глаза покрылись белесым цветом.
     — Это ты сделал? — резко развернувшись ко мне и приподнявшись, зло выдохнул Агмар, при чем в этом раз наигранного в злости не было.
     — Нет, не я, — улыбнувшись, произнес я.
     — Ты лжешь! — буквально прорычал тот.
     — Гнев не позволяет тебе чувствовать правду? — все так же, с милой улыбкой на губах, спросил я.
     — Не играй с огнем мальчик, — покачал головой Агмар. — Судя по твоей улыбке, ты знаешь, что с ним. Так ответь, ты причастен к этому?
     — Смотря, с какой стороны посмотреть, — убрав улыбку, и показав клыки, холодно сказал я. — Его, в отличие от вас, не остановил мой ментальный барьер и он решил забраться поглубже. Узнать мои мысли, тайны, чувства. За что, собственно и поплатился. Сейчас его разум заперт в моем, и я надеюсь, что кошмары он видит достойные своего поступка. Как было сказано, в самом начале встречи.
     — Верни его, — с угрозой в голосе произнес самый молодой из Старших.
     Именно на его фразе тело Торлага задергалась в конвульсиях, а из горла раздался тихий хрип.
     — Верни его! — практически кинулся на меня этот самый молодой, но его остановил Агмар.
     — Для этого мне нужно погрузиться в глубокую медитацию, и я стану беззащитен, — разведя руки в стороны, ответил я. — А так как доверия к вам у меня нет, то и делать я этого не буду.
     После моего ответа поднялись многие оборотни, и яростью полыхнуло знатно. Только вот те, кто должен был принести мне клятву, окружили нас с дроу и приготовились защищать. Да, я ощущал их смятение и практически физическую боль от мысли, что им придется драться со своими собратьями, но законы предков, же.
     — Я даю тебе свое слово, Старший, — тяжело поднявшись с места, заговорил, по всей видимости, самый влиятельный из этой компании. — Никто не тронет ни тебя, ни твою тень. Верни старого дурака.
     Он еще раз посмотрел на тело оборотня, и конвульсии того усилились.
     — Мне нужно какое-нибудь средство для быстрого выбивания в медитацию, — быстро произнес я. — Боюсь, если пойду обычным путем, то могут быть проблемы.
     — Агмар! — буквально рыкнул старый оборотень.
     Тот нехотя сорвал со своего пояса небольшую флягу и кинул в меня. Я поймал ее, и особо не разбираясь, сделал большой глоток, после чего мне показалось, что меня огрели по голове, и я провалился в себя. Все это случилось настолько быстро, что я немного завис, когда оказалось, что я парю в паре метров над просторной поляной, где в центре, распятый словно Иисус, висит Торлаг. А прямо перед ним какие-то мерзкие твари рвали на части его собратьев и бешено хохотали.
     — Кажется, осколок развлекается, — усмехнулся я.
     Опустившись на землю, в пяти метрах от старика я взмахом руки развеял все напускное и встретился с ним взглядом.
     — Мерзкое отродье хаоса! — с трудом прошипел Старший. — Мы уничтожим тебя, а пеплом заполним выгребные ямы.
     — Тебя никто не звал, — пожал я плечами. — Врываясь в чужой дом, ты удивляешься, что тебе здесь не рады, да еще и дали отпор? Как-то ты слишком глуп для Старшего.
     — Когда мой разум справиться с кошмарами, я выберусь отсюда и лично разорву твое тело вместе с твоей темной подстилкой, — выплюнул оборотень, совершенно меня не слушая.
     — Ты меня утомил, я могу тебя проклясть всего одной короткой фразой, — усмехнулся я, глядя в глаза оборотня.
     — Ты еще больший глупец, чем я думал! — засмеялся старый кошак. — Старших невозможно проклясть. И если бы ты был одним из нас, ты бы это знал!
     Я зло улыбнулся и приблизил свое лицо практически вплотную к старику. Тот с яростным прищуром смотрел мне в глаза и всем видом пытался выказать свое презрение.
     — На наш мир обратил внимание Хорн, — медленно и, смакуя каждое слово, произнес я.
     Оборотень сначала ничего не понял, но когда я дошел до имени одного из Владык хаоса, то его лицо изменилось в мгновение ока, и на меня обрушился водопад его чувств. Но главным для меня было понимание. Старый кот понял все, и теперь мои слова о проклятье уже не казались ему смешными. Он знал, что несут эти знания. Для этого старика весь его народ был на первом место. Он мог совершенно спокойно пожертвовать свою жизнь и душу за их благополучие. И вот теперь зная, что грядет, но, не имея возможности как-то сказать и предупредить, у старого начнутся очень веселые деньки.
     — Кто ты? — сипло схватив ртом воздух, спросил оборотень.
     Его страх был мне понятен. Он заключен в разуме непонятного разумного, рядом с которым совершенно спокойно витает существо хаоса. Кроме того, это существо имеет здесь практически полную власть, и тот, кто называет себя Старшим, относится к этому совершенно спокойно.
     Я не оставил его вопрос без ответа и отошел на десяток метров назад. Прикрыв глаза, я вспомнил того дракона, который был заключен в цепи внутри моего разума. Легкий толчок восприятия и мой разум словно растягивается на мириады потоков, а вместо человека с чешуей, перед оборотнем поднимается огромный черный дракон. Поначалу я думал, что использую иллюзию, но осмотревшись по сторонам, я осознал, что это далеко не иллюзия. Да и осколок в мгновение ока исчез где-то за территорией островка и стер любые эманации хаоса, лишь бы спрятаться от меня подальше. А вот старый кот смотрел как-то странно. Мне казалось, что передо мной ничего нет, ибо ни чувств, ни эмоций поймать не удавалось.
     — Я Дарт Силаарен, — грубым голосом с рыкающими нотками, представился я. — А хаос, что ты здесь видел, это осколок души Вестника, которому я не позволил закончить сдвиг и не дал погубить своих друзей.
     Мой голос внушал трепет даже мне самому, а нахождение в теле дракона, хоть и в своем собственном разуме, даровало мне какую-то детскую радость. Чувствовать себя огромной мощной рептилией, расправлять крылья и наблюдать, как от когтей остаются глубокие борозды, все это вызывало самый яркий восторг в моей жизни. Пришлось немного опустить себя на землю и поумерить эмоции, так как кошак стал медленно приходить в себя. Он смотрел на меня широко распахнутыми глазами, тряс головой и вновь пытался прожечь во мне дыру.
     Все это закончилось быстро. Спустя минуту моего такого преобразования, я почувствовал сначала легкую, но с каждой секундой все больше усиливающуюся боль. Разум словно расслоили, и держать себя в сознании стало безумно сложно. Я сразу же отпустил образ того дракона и рухнул на землю с высоты десятка метров уже в человеческом теле. Пришлось замереть на долгие две минуты, чтобы успокоить бешено-стучащее сердце.
     — Этого не может быть, — тихо пробормотал старик. — Я не верю. Этого просто не может быть.
     — Веришь или не веришь, это твои проблемы, — пожал я плечами. — Но они не отменяют того факта, что ты только что видел. И если хочешь покинуть это место живым и относительно здоровым, то советую дать клятву, что от тебя никто не узнает о моей сути.
     Оборотень словно очнулся и перевел на меня затуманенный взгляд. С каждой секундой он прояснялся все больше и вот уже на меня смотрит тот самый Старший, а не его бледное подобие.
     — Я дам тебе клятву, — криво усмехнулся кошак. — Разве у меня есть выбор? Особенно теперь, когда у моего народа появилось слишком много дел, а кроме меня об этом никто знать не будет. Драконы. Вы всегда умели мстить и отличались самым мерзким чувством юмора. Своей чистой кровью Старших родов я клянусь, что все узнанное здесь, останется лишь моим проклятьем. Прими эту клятву, дракон!
     Я смог увидеть, как формируется плетение клятвы. Как нас начинают связывать линии, которые сковывают ядро оборотня тонкими цепями. Все было как обычно, но вдруг, что-то изменилось. Цепи замерли, а после стали медленно рассыпаться и пропадать буквально на глазах.
     — Не нравится мне это, — тихо произнес я.
     — Хаос, — обреченно выдохнул старик, все так же распятый на столбе.
     Я перевел на него взгляд и махнул рукой, чтобы все, что его сдерживало, развеялось. Кот мягко упал на ноги и выпрямился, а его взгляд стал жестче и яростней. Он словно преобразился и передо мной стоял уже не седой дряхлый старик, а просто отмеченный сединой воин. Он расположил ладони напротив своей груди и сложил пальцами непонятную фигуру, а после поднял взгляд на меня.
     — Своей чистой кровью Старших родов я клянусь, что все узнанное здесь, останется лишь моим проклятьем. Прими эту клятву, дракон!
     В этот раз нити клятвы были на порядок толще и яростно извивались подобно змеям. Я вытянул руку вперед и, схватив одну из них, убрал все барьеры на своем разуме.
     — Принимаю! — раздался мой голос, подобный грому и клятва хлесткими ударами связала наши источники.
     В этот раз линии даже не думали разрушаться и таять, но я все равно с опаской на них поглядывал. Что-то вновь изменилось, раз клятвы стали разрушаться. И кажется мне, что это дыхание хаоса так влияет. Отметив себе, что с этим надо разобраться подробнее, я расслабился и тут же рухнул на землю с безумной болью во всем теле. Меня словно стали разрывать раскаленными крючьями и перемешивать мозг миксером.
     Внезапно, все закончилось, но я ощутил себя совершенно в другом месте. Я висел в десятке метров над землей, а передо мной располагалась степь, которая упиралась в густые джунгли. Прямо посреди этой зелени находился огромный полукруглый портал синего цвета, из которого сотнями выходили нагруженные вещами кентавры. Снова вспышка перед глазами и выворачивающая наизнанку боль, а я оказываюсь посреди снегов. Вокруг росли огромные хвойные деревья, рядом с которыми эльфийские всего лишь сорняки. Именно между двух таких столпов искря, висел очередной портал и через него на Араон заходили минотавры, а за их спинами, в окне портала я видел, как в огне погибает их мир. Очередная боль и мое тело зависло над тонкой полоской берега, перед огромным водным пространством. Здесь тоже был портал. Только вот уперевшись в землю и, не давая ему закрыться, прямо в центре стояла фигура огромного воина в черных доспехах, с золотыми полосами. Рамка перехода искрилась и выжигала его плоть, но он держал ее, хоть с каждой секундой и опускался все ниже. Мощь этого существа просто поражала, а ведь он еще держал огромный купол с той стороны прохода, который сдерживал пустоту, пожирающую чужой мир. Из этого бардового, словно кровь, портала в мир бежали самые натуральные кошколюды или Нэко, как я вспомнил их название из своего мира. Я мог разглядеть каждого из них по отдельности, но видел лишь животный страх и безысходность. Огромный воин, что держал портал, на мгновение повернул голову ко мне, и внезапно кивнул. А после, позади него раздался оглушительный треск, и купол лопнул, но вместе с этим и последние представители расы уже пересекли черту портала. Бог сделал шаг назад, все еще удерживая портал, а после, ослабил хватку и резким взмахом руки разрезал проход пополам. Портал тут же потерял свои свойства и захлопнулся, отрезая чужой мир и того бога, что пожертвовал собой, для спасения своего народа. Я успел увидеть, как под ветром другого мира прогибаются деревья и только после этого меня выкидывает назад, в чертоги своего разума.

Глава 8. Лохматые души.

     - Я уж думал, мне придется выбираться самому, - это было первое, что я услышал после того, как меня выкинуло назад. - Тебя словно переживали и выплюнули.
     - Чувствую себя так же, - слабо прохрипел я, пытаясь подняться на ноги.
     - Что это было? Хаос? - напряженно спросил Торлаг.
     Мне не дал ответить багровый туман, что стал собираться отовсюду и заполнять практически все окружающее пространство. Кот напрягся, и вокруг его тела закружились полупрозрачные кинжалы. Я тяжело поднялся на ноги и успел поймать тот момент, когда на меня сверху начало падать огромное щупальце. Следом, вокруг нас закружился красный вихрь, и его потоки воздуха порой принимали вид трезубых клинков. Один из них вылетел вперед, а параллельно с этим раздался мерзкий смех осколка. Пришлось выставлять вокруг нас купол воли, чтобы он принял на себя удар клинка. Раздался скрип, а после, я глубоко вздохнул, и вместе с моим выдохом по парящему острову прошла полупрозрачная волна, которая развеяла весь туман, вместе с эманациями хаоса. Я вытянул руку вперед, и где-то вдалеке раздался грохот и громкий скрежет, словно металла о металл. Спустя несколько секунд, огромные цепи притянули ко мне существо хаоса, которое все еще принимало вид моей сестры.
     - Хорошая попытка, - устало кивнул я и взмахнул рукой.
     То место, где сжавшись, лежал осколок, сразу же окружила клетка, прутья которой имели длинные шипы. Спустя мгновение, эти шипы стали раскаляться, а в центре трехметровой клетки разгорелось синее пламя. Осколок испуганно подорвался и отпрянул к прутьям, но и там ждала боль. Я стоял и слушал, как существо хаоса верещит от боли, но на моем лице не дрогнул ни один мускул.
     - Ну что, тебе удалось задуманное? - присев на корточки, возле сжавшегося осколка, спросил я. - Слушай внимательно, я больше повторять не буду. Любо ты становишься адекватной, и мы находим точки соприкосновения, либо я вырву из тебя необходимые мне знания и развоплощу в пламени. Выбор за тобой, а пока ты посидишь в клетке. Может, поумнеешь.
     - Нет, пожалуйста, не надо! - пытаясь развести меня на эмоции, заплакала девушка.
     - В следующий раз будешь умнее, - покачал я головой и поднялся. - Надеюсь, этот урок пойдет тебе на пользу.
     Кошак стоял немного позади и с осуждением смотрел на происходящее. Я же совершенно не обращал на него внимания, а пытался закрепить эту клетку в своем разуме. Мне до сих пор еще было плохо понятно, как все это работает, и я действовал на одних только инстинктах. Но если учесть, что пока все получается, значит я на верном пути. Как верну себе магию, нужно будет уделить этого месту больше внимания.
     - Оставляя хаос в себе, ты сильно рискуешь, - отвлек меня от мыслей голос кота. - Она никогда не бросит попыток тебя уничтожить. И в самый трудный момент, у нее может получиться.
     - Что ж, я буду к этому готов, - бросив взгляд на скулящую от боли девушку, кивнул я. – Возвращаемся?
     Торлаг кивнул, а я полностью расслабился и убрал лишние мысли. Мир моего разума вздрогнул и начал расслаиваться, а спустя пару мгновений, с яркой вспышкой все растворилось. Я ощутил себя лежащим на спине, а вокруг сгруппировалось множество разумных. Мои оборотни взяли нас в круг, и уже немного изменив свои тела, с напряжением смотрели на нервничающих собратьев. А те, в свою очередь сдавливали вокруг нас кольцо.
     - И что за собрание вы здесь устроили? - раздался со стороны хриплый голос Торлага.
     Попытавшись встать, я получил волну безумной тошноты и, развернувшись, выблевал все содержимое желудка. Слабость напала с новой силой, но после голоса Старшего обстановка немного разрядилась. Мне удалось встать на ноги, и взгляду предстала довольно забавная картинка. Одни лохматые стояли напротив других и скалили пасти, словно пытаясь посоревноваться у кого клыки больше.
     - Заканчивайте этот цирк, - повысив голос, произнес Торлаг. - Я принимаю его право на клятву и вам советую.
     - Тебя случаем не подменили, старый? - раздался напряженный голос Агмара.
     - Я тебя сейчас под хвост подменю, - проворчал тот. - Чего вы на меня все так уставились? Он Старший, в этом, думаю, уже никто не сомневается. Личных корыстных мотивов у него нет, в этом я убедился лично. Я осознаю, что многим придется покинуть свой дом, так сделайте так, что на Араоне у нас появилось два места, которые можно называть своими домом!
     Оборотни все еще с опаской смотрели на своего Старшего, но подошедший к нему Агмар, который перекинулся буквально парой слов, смог сгладить острые углы. Не знаю, что ему сказал пленник моего разума, но этот здоровяк довольно озадаченно посмотрел на меня, а после нахмурился, и покачал головой.
     - Я принимаю его право на клятву, - в полной тишине, произнес здоровяк.
     - То есть, судя по всему, уже все решено и без нас? - криво усмехнулся один из Старших, который до сего момента молчал. - Расскажешь нам, Торлаг, что именно ты увидел в его разуме, раз так кардинально изменил свое мнение?
     - Эхорз’инара до’турек, - без тени улыбки ответил Торлаг непонятную абракадабру.
     - Весело, - протянул другой, молодой Старший.
      После этого все как-то утихло, и многие оборотни усмирили свою ярость. Мне было безумно интересно, что именно заключалось в сказанном Тарлагом, ведь он давал клятву на молчание. Но судя по всему, это что-то важное, раз сомнений более не последовало. Расслабилась и дроу, а напряжение магии немного утихло. Роар со своей группой успокоился и встал так же, по бокам от меня. Дальше практически все Старшие удалились, и осталась только тройка стариков. Простые оборотни так же частью разошлись, но пара десятков все же осталось. Дальше было скучное принесение клятвы, под медитационное бормотание стариков, которое и не позволило линиям клятвы разрушиться. Дальше все было просто, нам с Илвен выделили один домик, который словно кольцом окружал дерево. Он был одноэтажным, с довольно милой обстановкой и множеством различной резной мебели. Плюсом ко всему, нам принесли хороший мясной перекус и на этом оставили в покое.
     - Что случилось внутри твоего разума? - поставив вокруг нас барьер, спросила Илвен. - Ты вернулся какой-то мрачный.
     - Словил приход, - хмыкнул я, потирая руку в том месте, куда впаялась цепочка эльфа. - Видел три места, где открылись порталы и из них, на Араон переселилось три народа. Вот теперь не знаю, что с этим делать.
     - Местность запомнил? - тут же подобралась девушка.
     - Примерно, - кивнул я. - Только вот знакомой мне показалась лишь одна, а насчет двух остальных нужно подумать. Правда, неуверен, что нам там будут рады.
     - Уверен, неуверен, это дело десятое, - нахмурившись, покачала головой дроу. - Новые народы это новые знания и новые товары. От такого нельзя отказываться. Думаю, сейчас многие захотят подмять это все под себя. Правда ни у всех будет хотя бы примерное расположение, так что мы в плюсе. Как вернемся, нужно отправить отряды на поиски.
     - Для начала нам нужно вернуться, - сморщился я. - Шесть десятков разумных, которые будут проходить совсем близко от Города Трех Дорог, это словно приглашение на обед.
     Развить мысль мне не дал зашедший к нам Торлаг. Он остановился перед куполом Илвен и с интересом его осматривал. Девушка перевела взгляд на меня и после короткого кивка, развеяла свою магию.
     - Дарт, я бы хотел с тобой поговорить, желательно наедине, - посмотрев мне в глаза, произнес кот.
     - Илвен оставь нас, - кивнул я. – Прогуляйся по округе.
     Девушка скорчила недовольную мину, но послушалась. Она изящно поднялась с мягкого кресла и шагом от бедра покинула дом. Старший дождался ее ухода, и только после, подошел ближе и положил на стол небольшую шкатулку. На крышке той загорелось несколько рун, и нас окружил полупрозрачный барьер, идентичный по свойствам барьеру дроу.
     - Сколько еще разумных знает о хаосе? – сразу же начал Старший.
     - Двое, - ответил я. – Ты и библиотекарь из Цитадели огня. Это те, которым я прямо сказал. И еще несколько разумных, которые только догадываются.
     - И чем тебе не угодил библиотекарь? – приподняв бровь, спросил Торлаг. – Хотя неважно. Меня интересует другой вопрос. В случае чего, мы можем рассчитывать на твою помощь?
     - О-хо-хо, - выдохнул я. – Кто бы мне эту самую помощь предложил. По сути, моя цитадель сейчас представляет собой большую стройку. И когда все это закончится, я даже не представляю. Да и нет в моем распоряжении армии и сотен магов.
     - Но у тебя есть стены, - не согласился со мной оборотень. – А судя по тому, что я знаю о Таэр’Нуар, это большие стены. Можем ли мы рассчитывать, что в случае чего, ты нас примешь под защиту? Хотя бы не всех, а только женщин и детей. Я не знаю, сможем ли мы пережить то, что грядет, но дать будущее своему народу просто обязаны.
     - Ладно, - сдался я. – На случай серьезных проблем я готов их принять. Если что случится, отправляй их к берегу Огненного океана. Там есть очень хорошая гавань, окруженная скалами, и именно там строиться мой поселок.
     Я достал бумагу и примерно набросал карту местности и обозначил место поселка. Оборотень внимательно изучил рисунок, и спустя несколько секунд кивнул. Лист бумаги отправился в камин, а я погрузился в раздумья. Лишнее количество ртов в перспективе пугает. Но, в любом случае, мне нужно будет озадачить своих о большом запасе различных припасов. Просто на всякий случай.
     - Оттуда я перемещу их в цитадель, - ощущая сомнения оборотня, произнес я. – Сам понимаешь, что если отправить их напрямик к Черному лесу, то мимо Города Трех Дорог они не смогут пройти спокойно. Вампиры и некроманты просто не позволят, особенно зная вашу любовь к друг другу.
     - Тут ты прав, - согласился Старший. – Я как-то еще не обдумывал этот вопрос. В прочем ладно, с этим решили. Когда ты планируешь навестить сборище владетелей реликвий и рассказать им о хаосе?
     - Примерно через полгода, - задумавшись, ответил я. – Мне нужно время на подготовку цитадели к повышенному вниманию со стороны не очень хороших личностей. Да и других дел еще много. Так что не раньше, чем через полгода это точно. Перед тем как я соберусь к ним, я пошлю тебе весточку, чтоб и ты предупредил своих. Плюс и цитадели стихий предупредить не помешает, тем более, если они первыми столкнутся с волнами тварей из гор.
     - Хорошо, я тебя услышал, - кивнул Старший. – Исходя из этого, у меня назрел следующий вопрос, а точнее предложение. Наши определенные товары пользуются большим спросом в открытом мире, но для нас самих туда путь заказан. Мы бы были не против, если бы с нами начали торговать. Деньги нас не очень интересуют, а вот припасы и снаряжение пришлось бы кстати. Что ты на это скажешь?
     - Охрана каравана по территории Озерного края на вашей части, - тут же подобрался я. – Дальше будут встречать мои люди. Естественно, еще нужно обговорить кучу условностей, но я только за. И да, с моей стороны караван охранять буду серые орки, так что смотри, чтобы с этим не было проблем.
     - Орки, - сжав челюсти, буквально выплюнул оборотень. – Неприятно, но не критично. Когда мы сможем начать? Сам понимаешь, чем быстрее, тем лучше.
     - Для начала составьте список что и в каких количествах вам нужно и что можете предложить на продажу, - кивнул я. – В любом случае караван отправить я смогу только по возвращению, да и то, нужно еще будет закупиться, а это время. Так что чем шире и точней будет список, тем быстрее я все организую.
     - Не вижу в этом ничего сложного, - подумав пару секунд, ответил оборотень. – Пока семьи будут собираться, подготовлю список. Завтра с утра будет вторая часть клятвы, для тех, кто отправится с тобой. Их, кстати семьдесят восемь. Помимо шестнадцати оборотней Клыков совета. Не удивляйся так. После нашего принятия твоего права, некоторые, кто хотел остаться, передумали.
     - Не весело, - вздохнул я. – Кажется, придется идти через восток и постараться не попадаться на глаза. Обрадовал ты меня конечно, слов нет.
     - По своей территории мы выделим вам охранение, - посмотрев на меня, произнес Торлаг. – И до королевства Тарк сопроводим, но дальше, к сожалению не выйдет.
     - И на том спасибо, - пробормотал я.
     Дальнейшее обсуждение как-то утихло. Видимо, Старший сказал все, что хотел, и еще немного посидев в тишине, он с кряхтением поднялся и оставил меня одного. Сразу после его ухода вошла Илвен и, глядя на мое задумчивое выражение, даже не стала заводить разговор. Я же раздумывал о том, как мне скрыть дроу от светлых, но без магии ничего толкового в голову не приходило. Отправлять же ее одну через запад я как-то не хотел. Вообще, чем дольше я думал об обратной дороге по тому же самому пути, тем больше мое предчувствие вопило. Нам было нельзя там ехать, совсем нельзя. Кажется, придется рисковать со светлыми. Надеюсь, среди запаха сотни оборотней, они не смогут почувствовать дроу.
     - Скрыть себя от светлых сможешь? – спросил я девушку, которая стояла у окна и смотрела куда-то вдаль.
     - Могу попробовать, но ничего не обещаю, - не поворачиваясь, ответила Илвен. – Была бы я просто темной, то проблем бы не было. Но я жрица Ллос, а это скрыть сложнее. Тоже не хочется возвращаться той же дорогой? Предчувствие?
     - Плохо дело, раз не у меня одного, - хмыкнул я. – Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Сомневаюсь, что они предвидят тебя и отправят нам на встречу какой-нибудь большой отряд. А небольшой наврятли захочет вступать в конфронтацию с сотней оборотней.
     Дроу ничего не ответила, но я почувствовал ее зарождающуюся тревогу. Пришлось успокаивать в первую очередь свои плохие предчувствия, а уже потом, посылать по нашей связи волну уверенности. Девушка только вяло мотнула плечом и продолжила наблюдать за ночным небом. Я не стал больше нарушать тишину этого места, и тихо поднявшись с кресла, прошел в соседнюю комнату и завалился на кровать. На удивление сон пришел сразу, но только сны были далеки от идеала. Я совершенно ничего не видел, но чувствовал безнадежность, страх и отчаяние. Эти чувства донимали меня до самого утра, но к счастью, с первым лучом солнца все прошло.
     Следующий день не запомнился чем-то значимым. Ближе к обеду была клятва, на которой присутствовало уже семь старших. Вновь тот же самый бубнеж, который оградил линии от разрушения и семьдесят девять желающих отправиться вместе с семьями. Одним лишним в компанию затесался Архи. Он все еще испытывал легкое недовольство, когда встречался со мной взглядом, но в целом, какой-то яркой агрессии я в нем уже не чувствовал. После, были долгие сборы, и вечер прощаний. Оборотни жгли высокие костры и устроили знатный пир, с большим количеством различных мясных блюд. Все это проходило на просторной поляне, которая была заставлена множеством небольших столиков. Каждый стол был заставлен практически полностью и любой, даже самый искушенный разумный мог найти себе пищу по вкусу.
     Уже ближе к ночи, когда активные гуляния закончились, и вокруг царила легкая атмосфера, где-то заиграли музыкальные инструменты. А после, я услышал, как кто-то начал петь. Хоть музыка и была мне незнакома, зато текст я узнал с самых первых слов.
     - Боль холодной рукой, прикоснулась ко мне, - тихо напел я, в такт чьему-то глубокому голосу и улыбнулся.
     Чувства накатили с такой силой, что я еле сдержался, чтоб не присоединиться к певцу. Сколько я уже здесь? Все время слилось в какую-то безумную гонку за свою жизнь и жизни тех, кто оказался рядом. Зато мне нравилось то, кем я стал. Вернуть бы еще магию, и было бы вообще замечательно. Но с этим проблем быть не должно. Мне нужно лишь время, которого последнее время очень сильно не хватает.
     Пока шла песня, Илвен стояла за моей спиной и почему-то тосковала. Я смотрел на горящие костры, на затихшие разговоры среди оборотней и просто слушал. Ночь здесь была потрясающей. На небе не было ни единого облака, а звезды казались ближе, чем когда-либо. Ко всему этому прибавлялся запах еды, жареного мяса, и еще какой-то еле слышный цветочный аромат. Вместо привычного мне пива, оборотни любили фруктовое вино. На вкус ничего выдающегося, просто приятный напиток, который ко всему прочему имел крепость примерно в сорок градусов. Пару раз компанию из простых оборотней разбавлял кто-то из Старших. Я старался не нагружаться лишними мыслями, а полностью отдаться атмосфере. Пока у меня это получилось, особенно под приятную музыку и если постараться не думать.
     Все закончилось только под утро, когда усталые, но довольные лохматые стали разбредаться по домам. Я с эльфийкой ушел практически последним. Девушка хоть немного развеялась и перестала нагружать меня своими эмоциями.
     - Что с тобой происходит? - не выдержав, спросил я. - Дроу, которая тоскует и переживает, это что-то новенькое. В вампира влюбилась что ли?
     - Пфф, - ответила дроу и немного ускорилась, чтобы отойти от меня подальше.
     - Илвен, если тебе будут мешать эмоции, я буду вынужден выбрать другую тень, - без тени издевки, а просто как констатацию факта, произнес я.
     - По этому поводу можешь не переживать, - на мгновение остановившись, холодно произнесла дроу. - Не лезь туда, где ты не разбираешься, мальчик.
     - Вот те раз, - хмыкнул я, замерев на месте, а дроу тряхнула головой и растворилась где-то во тьме. - Женщины.
     Все что мне оставалось, так это покачать головой и отправиться на боковую. В голове слегка шумело, и хорошее настроение не смогла испортить даже дроу. Не люблю, когда мне тыкают, но именно такие моменты не позволяют забыть, что дроу не девушка подросток, а подготовленный убийца, который прожил не одну сотню лет.
     Сборы продлились весь следующий день, за который я практически ничего не делал. Отдыхал, любовался шикарными видами, да медитировал, в попытках улучшить состояние своего энергетического тела. Меня отвели к небольшому озеру, где витал приятный запах цветов, и потоки чистой энергии лениво переплетались друг с другом. Здесь я и провел большую часть дня, а вернулся лишь под самую ночь.
     Сборы были закончены, и выход состоялся ранним утром. Не очень хотелось тащить за собой семь больших, полностью загруженных телег, но другого выбора не было. Все-таки набралось под сотню разумных, и многие попросту не хотели бросать то, что нажили за всю свою жизнь. Это довольно сильно подрезало мои планы, так как я рассчитывал лишь на полностью боеспособный отряд, с которым мы быстро преодолеем расстояние до портала. А теперь придется тащиться с ними наравне, и как итог большая потеря времени.
     Хорошо хоть нам в помощь отправили еще два отряда подобным тому, коим командовал Роар. Это позволяло идти самыми короткими тропами и не слишком петлять по чащам и тенистым рощам. Мы с Илвен совершенно не участвовали в охране и контроле территории. За нас все делали лохматые. Такой ход вещей был мне только на руку. Обилие свободного времени позволяло заучивать все новые и новые плетения, пусть и без возможности их воспроизвести. Естественно, имея таких шикарных спарринг партнеров как оборотни, было грех их не использовать. Правда, все ограничилось только фехтованием, и признаться честно, Роар меня впечатлил. Высшие вампиры ему и в подметки не годятся, чего не скажешь о его более молодых собратьях. Там не все так радужно, но в любом случае впечатляет.
     В этот раз нам удалось избежать внимания древних существ этого места. Да и энты попадались довольно редко. Я в очередной раз не переставал поражаться чистотой и красотой этого места. Различной нечисти здесь практически не было, а если какая и забредала, то тут же по ее душу появлялись энты. Ну а оборотни оберегали практически самые границы края.
     Пока мы двигались, я с интересом изучал список, что передал Торлаг. Старший подошел к его составлению более чем основательно и все записанное поместилось в небольшую книжицу. Тех товаров, которые они могли предложить, было тридцать восемь пунктов, а вот список того, в чем они нуждались, заключал в себя чуть больше двух сотен наименований. Причем были и довольно забавные запросы, такие как например семена кошачьей мяты или две сотни гномьей черной. По списку я нашел и металлическое сырье, и довольно специфические артефакты, которые еще непонятно, где достать. Да и необходимость вкладывать деньги в караван, который окупиться только через пару месяцев это тоже такое себе. Придется закупать все необходимое для оборотней со своих, кровных, прибыль с которых я получу только через пару месяцев. Все это добавляло мне изрядную порцию головной боли, и позволило в который раз осознать, что без спеца в области торговли я далеко не уеду.
     Ко всему прочему, пришлось выводить Роара на серьезный разговор по поводу его дальнейшего видения собственной жизни. Он, кажется, до сих пор не осознал, что станет первым среди своих собратьев и эта новость довольно сильно сбила его с толку.
     - Но, почему я? – никак не мог понять оборотень. – Ведь над нами всеми будешь ты, Старший.
     - Ты, правда, думал, что я отпущу тебя бегать по лесам со своим отрядом? – иронично спросил я, понимая, что Старшие для них всех сродни божеству. - Помимо твоего народа, в моем подчинении находятся еще три. И уделять время всем, я просто физически не смогу. Поэтому мне нужны опытные и влиятельные разумные, которые будут стоять над своим народом. Один из которых, кстати, серые орки. И мне нужно, чтоб ты подготовил своих к тому, что вам не просто придется жить рядом, а еще и к тому, что вполне вероятно, я буду делать из вас совмещенные отряды.
     - Серые орки, - выдохнув сквозь плотно сжатую челюсть, буквально прорычал Роар. – Легко точно не будет. Особенно тебе в твоей задумке.
     - Может, расскажешь, откуда такая лютая ненависть к ним? – не надеясь на положительный ответ, спросил я.
     - Около сотни лет назад, они почти полностью вырезали четыре наших племени, - бросив на меня непонятный взгляд, с трудом заговорил кот. – В живых оставили пару сотен, которых посадили в клетки, а после использовали в качестве приманки, для заманивания армии зеленых.
     - Не замечал за ними такой кровожадности, - в шоке от услышанного, произнес я.
     - Это орки, - с трудом взяв себя в руки, выплюнул Роар. – Они существа войны и только. Здесь не имеет значения цвет кожи. Они орки.
     - Я постараюсь как-то сгладить эти углы, - совершенно не понимая, как это сделать, произнес я.
     - Сгладить углы? – зло усмехнулся оборотень. – Ты думаешь, это вернет нам близких? Думаешь, возможно, забыть, как серые твари вырезают твою семью, а после, ее остатки, запертые в клетках, пожирают зеленые? Нет Дарт. Такое смывается только кровью.
     - Долбанные законы предков, - пробормотал я, когда Роар, полыхая яростью, скрылся в лесу. – Не было бы этой клятвы, не пришлось бы ломать голову над решением столь мерзко-пахнущей проблемы. А ведь без решения никуда. И это значит, что мне придется влезть в это дерьмо по самую макушку. Надеюсь, расспросы Азакара помогут хоть немного прояснить ситуацию. Как думаешь, темная, насколько все плохо?
     - Араон не то место, где выживают за счет доброты, - холодно хмыкнула Илвен. – Но Лорд у нас ты, так что тебе и решать эту проблему. Готовься, она первая, но не последняя. Сколько раз ты сможешь балансировать на грани, выбирая меньшее зло? И сможешь ли вообще?
     - Выбирая меньшее зло, ты все равно выбираешь зло, - посмотрев в глаза дроу, жестко произнес я. – Знай своё место тень, и спрячь поглубже свою ехидную улыбку. А то выменяю последнюю жрицу Ллос на эльфийскую принцессу и буду радоваться жизни.
     - С эльфийской то принцессой? Ну ну, - усмехнулась девушка, но постаралась это сделать как-то мягче, нежели обычно. – Думаешь, мы стали тем, кем являемся, только после того, как приняли предложение темных богов? Боги дали нам силу повелевать тьмой, но не меняли нашу суть. Задумайся, юный дракон, такие ли светлые на самом деле светлые?
     - Твои слова подобны яду, дроу, - без тени улыбки, покачал я головой. – Но, проблема заключается в том, что у меня есть своя голова на плечах. Ты можешь сколько угодно плести словесные интриги и пытаться незаметно давить на меня эмоциями, но все это тщетно. Запомни, и во тьме есть свет, и в свете – тьма. Пока разумный это понимает, его можно назвать разумным. В ином случае, это либо фанатик, либо безумец. Ну а мне не по пути ни с первыми, ни со вторыми. Если надо, я на части разорву светлого человека, который с доброй улыбкой на губах обрекает на смерти других людей во благо или во искупление. Или же дам второй шанс тому, кто заплутал во тьме, но всегда стремился к свету.
     Дроу внимательно ловила каждое мое слово и больше не старалась хохмить. А после того, как я закончил, она кивнула, кажется собственным мыслям, и надолго ушла в себя. В этот раз с ее стороны не было никаких эмоций, холодная пустота, не более. Мне сложно представить, что творится в голове у этой остроухой особы, но на данный момент у меня есть проблемы поважнее ее заскоков. Главное, чтоб она хорошо выполняла свои обязанности тени, пока я в них нуждаюсь. Дальше видно будет. Сейчас же мне предстоит обдумать, как решить проблему между орками и кошаками. И желательно сделать это так, чтоб обошлось без смертей. Впереди еще три-четыре недели путешествия до поселка, а значит, время есть.

Глава 9. Лорд.

     Оборотни покинули нас уже как четыре дня, и все это время мы двигались в повышенном напряжении. Илвен постоянно мониторила местность тонкими плетениями из общей магии, опасаясь привлечь внимание светлых. Роар старался не попадаться мне на глаза, но в те моменты, когда я его видел, в глазах кошака не было той уверенности, что в начале пути. Уже как с неделю я решил, что если им будет нужна кровь, то я им ее дам. Пожалуй, даже гномы приняли дроу намного легче.
     По моим прикидкам, до поселка оставалось семь дней ходу, когда я заметил светлых. Они старались не приближаться к нам близко, но я чувствовал их внимание и холодную ярость, направленную на Илвен. Роар тоже смог выцепить их охотников, и сейчас весь его отряд сгруппировался возле нас. Обычные оборотни, даже не прошедшие обучение, сами по себе являются грозными противниками. И то, что нас идет под сотню, явно мешает эльфам добраться до эльфийки. Из всего хоровода зелени, я смог насчитать всего лишь семерку светлых, и магов среди них не было. Это конечно спорное утверждение, ведь каждый светлый немного, но маг.
     Не знаю, до чего бы я додумался в решении этой проблемы, если бы эльфы сами не перегородили нам путь. Мы только-только выехали из густой чащи, как увидели, что на дороге стоит отряд эльфийских воинов, размером в полтора десятка. Все они были из пограничной стражи, а значит, слабых там не было. Каждый был одет в легкую броню, темно-зеленого цвета, и помимо парных эльфийских мечей, за их спинами, каждый светлый имел при себе изящную, но смертоносную глефу. Головы эльфов укрывали глубокие капюшоны, и поэтому их лиц было не видно. Мы подъехали к ним практически вплотную и остановились метрах в двадцати. Эльфы поднялись с земли и разошлись широким полукругом, а часть и вовсе пропала в лесу. В сухом остатке, перед нам осталась пятерка светлых. Остальные надежно слились с лесом, как они думали.
     — Отдайте нам темную, и мы пропустим вас дальше, — молодым и звонким голосом произнес один из них.
     — Тебе не кажется, что вас слишком мало, чтобы что-то требовать? — иронично спросил я.
     — Ожидаемый ответ, — раздался другой, более серьезный голос и вперед вышел эльф, в движениях которого ощущалось смертоносное мастерство. — Если вы не отдадите нам темную, то нам хватит сил, чтобы задержать вас до прихода подкрепления.
     — А хватит ли? — наклонив голову на бок, спросил я. — Лично я не вижу особой проблемы, пройти через вас. Дроу моя тень. Так что извини, но твое предложение неприемлемо.
     — Тень? — усмехнулся эльф. — Неужели темная, у тебя все так плохо, раз ты согласилась стать тенью обычного человека?
     — В этом все светлые, — подъехав ближе ко мне, презрительно улыбнулась дроу. — Ничего не видят, кроме своего светлого тщеславия. Он больше чем обычный человек. Он Лорд. Мой Лорд.
     Эльф перевел взгляд на меня и снял капюшон. Моменты памяти вихрем пронеслись в моей голове, и прежде чем светлый открыл рот, заговорил я.
     — Лаир из дома Хранителей осени, так ли крепко твое слово, которое ты давал мне в Городе Трех Дорог? — спросил я, смотря в расширяющиеся глаза эльфа. — Помнится, ты говорил, что твой род в долгу у меня. Да и если мне память не изменяет, ты был готов заключить сделку, хоть с демоном, лишь бы я помог тебе отыскать кое-кого.
     — Кто ты? — пристально смотря мне в глаза и пытаясь вспомнить, спросил эльф.
     — Тот, кто сделал для тебя компас сути, — просто ответил я. — Тот, кто вырезал кровосов на их празднике, тем самым не подпуская тварей к вашим детям. Тот, кто помог закрыть порталы, когда ваш хранитель застыл за городом. Так скажи мне Лаир, их души и долг твоего рода стоят жизни моей тени?
     — Светлого леса тебе, Кариэл, — раздался внезапный, даже для меня голос дриады. — Ты слишком многое сделал для нас, но дай слово, что темная не опасна для леса.
     — Я не враг вам, — пожал я плечами. — Даю слово, что моя тень не опасна для леса.
     — Спасибо, — тепло улыбнулась девушка и бесследно растаяла в зелени окружающего леса.
     — Вампир, Кариэл, человек, Лорд, — прищурившись, медленно заговорил Лаир. — Дарт Силаарен, ты слишком многогранен и я не представляю, как столь разное может ужиться в одном сосуде. Но одно я знаю точно. Сегодня твоя тень не умрет. Можете проезжать.
     — Благодарю Лаир, — без тени издевки, обозначил я кивок головой.
     Мы двинулись дальше, и еще долгие несколько часов я ощущал незримый контроль со стороны этого отряда. Но слово данное ранее, эльфы не посмеют нарушить. Только не они. Хоть их и жгла ярость, буквально разрывая разум и перемалывая внутренности, но против воли леса, против слова дриад они не пойдут. Что ж, хорошо, что когда-то я помог им и даже сходил за черту, лишь бы очистить одну из дриад от семян хаоса.
     — Теперь по нашему пути пустят ищеек, — подала голос Илвен. — Многие захотят знать, куда направлялся такой большой отряд оборотней.
     — Не будем их разочаровывать, — пожал я плечами. — В любом случае часть моих новых поданных будет обитать в поселке на берегу. Это и увидят те, кто захочет узнать. Глубже незваных гостей все равно не пропустят, и это даст мне фору. По прибытию, сразу же приступай к заданию. Мне нужна эта информация не позднее чем через полгода. Справишься?
     — Я могу привлекать дополнительные силы? — без лишних слов и шуточек спросила Илвен.
     — В разумных пределах, — кивнул я. — И да, ты знаешь мое отношение к потерям и убийствам. Я надеюсь на тебя Илвен. Это не та тема, где можно показывать гонор. Не разочаруй меня.
     — Сделаю все, что в моих силах, мой Лорд, — без тени улыбки, смотря мне прямо в глаза, произнесла девушка.
     Я удовлетворенно кивнул и погрузился в свои мысли. Впереди маячила еще одна проблема, решить которую предстоит как можно быстрее. Мне не нужны свары внутри моей цитадели, но зная о воинственном характере орков, и о том, насколько сильно чтят память оборотни, я сомневался, что это можно как-то избежать. Еще один вызов мне. Как заставить два враждующих народа жить в мире и заниматься одним делом. Порой, именно такое мне кажется самым сложным, нежели, например, постоянные бои за жизнь.
     Проехав еще пару дней, я послал Илвен одну в поселок, чтобы в приказном тепе выгнать оттуда орков. Вместо них, на какое-то время поставить гномов, чтобы уж совсем не лишить его защиты. К тому же, дроу должна была найти в цитадели Азакара или Риоку и притащить их в поселок. Предстоит разбор полетов ну и проверка на верность, как первых, так и вторых.
     — Роар, предупреди всех своих, чтоб не было неожиданностей при встрече с серыми, — увидев оборотня, произнес я. — Мне не нужна кровь своих подданных.
     — Не волнуйся Старший, все оповещены, — обозначив кивок головой, произнес оборотень. — Мы не нападем первыми, если с их стороны не будет явной агрессии, насмешек или вызовов.
     Было видно, как оборотень постарался обозначить между нами границу, но мою волю исполнил. У меня не было права его винить, особенно осознавая ту историю, что он мне поведал. Да и если учесть, что, судя по всему, именно Роар был ей свидетелем, и именно он видел, что тогда происходило. Но и выслушать вторую сторону конфликта я был обязан.
     Уже подходя к поселку, я приметил, что дежурная стража и разъезды, состоят из одних только гномов. В видимых границах не было ни единого орка, а значит, все было сделано. Оборотни с облегчением на лицах заходили в поселок, и было хорошо заметно, что это путешествие довольно сильно вымотало их души. Они не знают, что их ждет на новом месте, но уверены лишь в том, что там будут серые орки, их ненавистные враги.
     Пока оборотни приходили в себя от долгой поездки, я прошел к дому с порталом и довольно отмечал, что вместо небольших лачуг, вокруг стали появляться основательные каменные домики. Территория поселка была очерчена и постепенно огораживалась каменной стеной. Был убран разный мусор, деревья вырублены по всей жилой территории, а так же в несколько десятков метров за стеной. Вокруг центрального мини замка, который служил центром поселения и надежно защищал портал, уже начали укладывать каменные плиты. Гномы молодцы, их маги уже вовсю вкладывали свою защитную магию в дома, а так же я приметил, что и в стене уже заложены начальные структуры для единой защитной сети. Еще пару месяцев и этот поселок, которому, кстати, надо бы дать имя, станет хорошо защищенным местом. Размеры пока не впечатляли, лишь стену сделали с хорошим запасом, но и это уже внушало уважение. Пока шел к центру, примерно отметил, что расстояние от стены до замка приравнялось к двум сотням метров. Единственное, что бросалось в глаза, так это большое количество свободного пространства. Правда, с такими темпами, ему недолго осталось быть свободным.
     Илвен с Азакаром встретили меня у самого замка. Как только я подошел ближе, они вышли мне на встречу. И если дроу была вполне довольно, то вот от орка мрачностью шибло за версту.
     — Не буду ходить вокруг да около, но мне нужно знать, что произошло с оборотнями, — сразу же насел я на орка. — Если честно, то, что рассказал мне Роар, не укладывается в голове. Не замечал за твоим народом такой кровожадности.
     — Это та часть нашей истории, которой мы не гордимся, — прикрыв глаза, покачал головой Азакар. — Я не буду искать оправдания или стараться уменьшить вину своего народа, но скажу лишь одно. Боги сильны в своем искушении, особенно это касается Гур’Хар’Рога. Я решу эту проблему Дарт. Поверь, мои соплеменники никогда не марали руки в крови невинных.
     — Надеюсь, ты не собрался устроить акт самопожертвования? — усмехнулся я. — Ты мне еще живой нужен.
     — Я хоть и не в ответе за весь свой народ, но мой клан это моя ответственность, — произнес орк.
     Азакар не стал больше говорить, и не спеша пошел в сторону оборотней. Переглянувшись с дроу, мы последовали следом, а я совершенно не представлял, чего ждать от их разговора. Зато я отметил, что орк был не в доспехах и без оружия. Хотя, если так подумать, то ему и не нужно оружие. Вообще, я был рад, что орк решил взвалить решение этой проблемы на свои плечи. А то мои идеи порой граничат с безумием, и даже я не берусь представить, как отреагировали бы лохматые, предложи я им свою кровь.
     Азакар не сомневался в своем решение, а я ощущал его решимость и легкое сожаление. Естественно, оставлять его наедине с кошаками я не горел желанием, поэтому мы с дроу устроились в паре десятков метров и наблюдали.
     Орка встретили более чем холодно. А отряд Роара так вообще обнажил когти и собрался рядом со своим предводителем. Азакар же вообще перестал выказывать какие-либо эмоции. Он размеренно и спокойно говорил что-то коту, а тот, немного удивленно, и даже в какой-то степени пришибленно, слушал. Что ж, я мог понять лохматого. За все это время, я смог неплохо узнать Азакара и сейчас примерно представлял, что он говорит. Он однозначно просит прощения. Не за себя, нет. Но за весь свой народ. Ну а Роар находился в легкой прострации. Ведь для него все орки это существа войны, которые не способны испытывать ничего, кроме жажды крови.
     Их разговор продлился больше часа, и за это время изменилось многое. Нет, они не стали друзьями, не побратались, и даже не подрались. Зато, агрессия со стороны Роара снизила свой накал на пару порядков. Я прекрасно видел, как он пару раз пытался вывести Азакара на эмоции, пытался увидеть в нем то самое существо, рожденное только для убийств, но орк не дал ему этого. Приятно осознавать, что вокруг собрались адекватные разумные, а то, как я говорил дроу, с фанатиками мне не по пути. Все это время я сидел рядом и держал под контролем ситуацию, на случай непредвиденных обстоятельств, но этого не пригодилось.
     Азакар оставил оборотней и вернулся назад, в цитадель, тогда как я задумался и в таком состоянии просидел еще с десяток минут. Илвен даже не пыталась меня растолкать, за что я ей благодарен. Оборотни разгрузили свои телеги, и уже были готовы к отправлению в цитадель. Перед уходом, я дал напутствие орку, чтоб он предупредил своих о лохматых и о том, что пока никакие шутки в их строну попросту не приемлемы. Азакар обозначил кивком, что понял, и тяжелым шагом покинул поселок.
     — Я был не прав, — проходя мимо меня, рассеянно проговорил Роар. — И прости, что сомневался в тебе, Старший.
     Хорошо, когда за тебя решают сложные вопросы. Хорошо, когда у тебя есть разумные, которые в состоянии это сделать. И третье хорошо, это когда разумность их решений не требует доработки. Азакар смог сгладить многие острые углы, а значит, у всех нас появился шанс. И название цитадели уже в который раз не кажется мне слишком пафосным и пустым.
     Увидев и почувствовав все, что мне было нужно, я со спокойной душой прошел к порталу и вместе с Илвен покинул поселок. Цитадель встретила нас, как и обычно, суетой и гомоном сотен различных разумных. Только в этот раз, возле портала было очень много орков, что и понятно. Для некоторых из них, поселок стал домом. Не каждому хотелось бегать по лесам и вести охоту на различных тварей. Некоторые представители серого племени были рады спокойствию на берегу моря и неспешным посиделкам с удочкой. Сейчас, когда среди нас появился новый народ, будет немало перестановок. В том числе и в поселке. Надо расширяться, надо укрепляться и еще пару сотен этих самых надо.
     Самым первым из встречающих был Риоку. Орк не отличался радушием или хорошим настроением, но мое появление хоть немного, но разгладило его старческие морщины. Я хорошо чувствовал его смятение и легкое беспокойство, видимо из-за оборотней, а уж когда они стали выходить из портала, то шаман и вовсе закрылся.
     — Если честно, я до последнего не верил, что у тебя получится их притащить, — оказавшись рядом со мной, покачал головой орк. — Зная причину их ненависти к нам, ты думаешь, что мы сможем жить в мире?
     — Все будет зависеть от вас, — пожал я плечами. — Азакар смог достучаться до Роара, и думаю, сможет достучаться до остальных серых. Так что если и будут ссоры, то все они пройдут через меня и виновные понесут наказание. Я не собираюсь тратить время на прошлые обиды, когда впереди грядет что-то пострашней.
     На этом разговор как таковой закончился, потому что из портала стали выходить оборотни. Естественно, встречали их не орки, а гномы. Хоть серые и находились недалеко, но вместе со мной, за их эмоциями следил и Азакар. Мельком пробежавшись по чувствам орков, я не ощутил там ничего из разряда злости или ненависти. Был лишь интерес и доля предвкушения, от возможных спаррингов, это если я правильно понял. Дальше я наблюдать не стал, а направился к своей комнате, по пути наблюдая, насколько сильно изменился сам замок.
     Гномы знатно поработали, и сейчас это место уже не напоминало те развалины, на которые я пришел в первый раз. Практически все разрушенные здания были убраны, а территория освобождена для нового строительства. Лишь в стороне виднелись орочьи шатры, которые впрочем, не мешали. Сам замок избавился от полуразрушенных стен и шпилей. Сейчас он хоть и выглядел безлико, так как гномы еще не приступили к его финальной отделке, но зато, смотря на его величие, становилось понятно, что в будущем он будет прекрасен.
     Было довольно странно, что гномы справились так быстро с восстановлением такой махины, ведь если прикинуть примерную длину замка, который располагался по углу скалы, то выходило не меньше километра. Но я тут же себя одернул. Ведь это гномы. И кто как не они, лучше всего владеют магией земли? Именно гномы смогут восстановить все то, что разрушено в рекордно короткие сроки, да и создать новые дома им тоже под силу.
     Пока я размышлял над тем, где взять еще хотя бы сотню гномьих магов, ноги сами принесли меня к себе в комнату. По пути я не переставал восхищаться трудолюбием этих коротышек, ведь шел я не по развалинам, не перепрыгивал через нагромождения камней, а вполне комфортно двигался по просторному, но пустому коридору. Естественно, оконные проемы еще не были заделаны стеклами, но и то, что уже проделано, внушало. Немного изменилась даже моя комната. Мне казалось, будто каждый, кто сюда заходил, привносил в нее что-то свое, что-то, что ассоциировалось с уютом именно для него. Все это создавало из комнаты какое-то подобие музея, коим она, скорее всего и станет. Еще с месяц моего отсутствия и здесь спать-то будет негде. Хоть ее площадь вплотную и подходила к сотне метров.
     Отметив все это у себя в голове, я скинул бронь, избавился от одежды и прошел в душевую комнату. Уже стоя под струями теплой воды, мой взгляд упал на левую руку и я немного завис. Если раньше цепочку светлого эльфа я просто ощущал как нечто фантомное, то теперь она проявилась татуировкой. Сама цепь была золотистого цвета, а вот листки, что из нее выходили, имели цвет, очень близкий к черному. Только приглядевшись, можно было увидеть, что это темно-зеленый. Татуировка начиналась от запястья, она тремя витками оплетала руку, а после спиралью поднималась вверх к плечу. Расстояние между витками не превышало и пяти сантиметров, а если прибавить к этому наличие всяких листиков, то получалось несколько аляписто. Словно почувствовав мое недовольство, татуировка нагрелась и стала видоизменяться. Золотистый цвет цепочки разбавился багровыми прожилками, расстояние между витками стало больше, а количество листков уменьшилось. Вместо них стали появляться тонкие загнутые шипы, часть из которых довольно сильно зашла на тыльную сторону ладони, образуя массивный браслет. На этот раз было намного лучше и, почувствовав мое одобрение, движение цепочки внутри моего энергетического тела, замерло. Еще одна загадка, ответы на которую придется искать.
     Уже выходя из душа, я вновь наткнулся на оценивающий взгляд дроу. Девушка стояла возле входной двери и с интересом изучала изменения в моей комнате. Ну а после того, как вышел я, стала изучать мое тело.
     — Есть что-то, чего ты не видела? — хмыкнув, спросил я.
     — Занятный рисууууунок, — протянула Илвен. — Значит, реликвия начала пробуждаться?
     — Понятия не имею о чем ты, — пожал я плечами. — Ничего необычного не ощущаю, все вроде как всегда.
     — Ну, еще бы, — покачала головой дроу. — Ты учти, что сейчас она подстраивается под тебя и будет тянуть ману да жизненные силы. Не знаю, сколько это займет времени, но по окончанию, она даст тебе что-то уникальное. Рассчитанное именно под тебя. Так что имей в виду. И да, Бранн просил к нему зайти.
     — Хорошо хоть в душ сходить дали, — хмыкнул я, одеваясь в обычную повседневную одежду. — Ты не в курсе, кто из гостей остался?
     — Вампир и полуэльф, — даже не раздумывая, ответила девушка. — Остальные ушли примерно с месяц назад.
     — Хорошо, — кивнул я. — Я к гному, потом в мастерскую, после думаю на неделю запереться в комнате обучения, а уже потом отправлюсь в герцогство. Так что если кому что будет от меня нужно, пусть успевают.
     — Нашел секретаршу, — проворчала дроу, но кивнула.
     Я усмехнулся и, насвистывая, прошел мимо нее и направился к гномам. Проход к ним внутрь горы уже не представлял собой простой проход в породе. На данный момент его укрепили, обделали каменные стены, поставили небольшие статуи и магические светильники. В общем, облагораживание шло полным ходом. Особенно это было заметно у них в пещере. Если раньше мы спускались сюда, словно в темный грот, откуда буквально несло сыростью и затхлостью, то сейчас все было по-другому. Теплый свет от множества светильников, еле заметный запах свежего хмеля и грохот молотов.
     У Бранна мы провели около трех часов. Как я и думал, основная причина, по которой он меня позвал это план восстановления центральной части. В этот раз план-схема была выполнена на нескольких десятках листков. Один большой и общий план, к которому в виде пояснений прилагались листы поменьше с более детальным обозначением. Ко всему этому можно было прибавить и наброски зданий в трехмерных вариациях. Если судить по проделанной работе, Бранн учел все мои пожелания, и на бумаге все выглядело более чем шикарно. Только опять же, на создание всего этого уйдет, по меньшей мере, год, да и то, если гномы бросят все свои работы и займутся только ей. А ведь еще есть поселок, где тоже необходимо укрепление, да и прибавить к этому восстановление руин, в лесу призрачных эльфов, и становилось понятно, что годом мы не обойдемся.
     — С жильем мы решили пока не связываться, — объяснял мне гном. — Климат здесь мягкий, да и орочьи шатры способны выдержать минусовые температуры. Ну а кто все же хочет в дома, тот пусть спускается жить сюда, в пещеру. Здесь еще около сотни пустующих домов разных форм и размеров, так что хватит на любой вкус. Пока у нас в приоритете две задачи, замок и поселок. Замок делаем по мере сил, ну а поселок, как дань отдыха. Там ведь океан такой теплый, и спокойствие леса, и такая благодать. Знал бы ты, как мои стараются, лишь бы получить смену там, сроду бы не поверил, что это гномы.
     — Интересно, когда у меня появится время на праздные посиделки на берегу? — вздохнув, задал я риторический вопрос.
     — Даже я уже побывал там трижды, — спрятав улыбку в бороде, произнес гном. — Итак, на чем это мы? Ах да, Риоку с эльфийками, да при некоторых советах Элбринора вроде бы смогли отчистить небольшой участок от душ.Правда, приходится ставить барьеры, чтобы призраки не пытались вновь занять опустевшее место. И да, самое главное чуть не забыл. Мы тут посовещались и пришли к выводу, что лучше возводить сам город с нуля, чем пытаться восстановить те дома, что там остались. А для этого требуется твое разрешение на проведение — «Поступи древних богов». Погодь погодь, объясню все сейчас. В общем, это ритуал такой нашенский. Мы отметим, значица, участок всего города, а потом с пару месяцев насобираем энергию и призовем длительное и контролируемое землетрясение. В сухом остатке это даст нам практически ровную и, пустую от строений, поверхность, все легче будет.
     — Не пойдет, — сразу же отмел я идею. — Быстро и по-простому не получится. Мне нужно чтобы вы прошерстили каждый домик на предмет древностей. Собирайте все, от уцелевших кухонных принадлежностей, до книжных обложек. Очищайте город по частям, убрали души, прошли поисковиками, а уже после можете сносить все. Я прекрасно осознаю, что это увеличит сроки буквально на порядок, но ты сам сказал, климат здесь мягкий, так что шатров пока хватит на всех. И да, строительство жилых участков начинать только после составления планов. Да и застраивать все подряд не стоит. Провести опрос, да обеспечить каждого разумного жильем, а все остальное оставить пустырем. Ты учти, что не все захотят жить здесь. Кто-то из орков может, уйдет в горы, парнокопытных пасти. Там домик себе и сделает.
     — Не ищешь ты легких путей, — проворчал гном. — Орки вообще не очень жалуют каменные дома, так что с этим могут быть проблемы.
     — Ты думаешь, они откажутся от места, которое смогут назвать своим домом? — усмехнулся я. — Поначалу может так и будет, но стоит только первой семье осознать весь уют и комфорт, так от желающих отбоя не будет. В общем, нужно делать все как следует. Я понимаю, что площадь ну очень большая, но вы уж постарайтесь. Кстати, если научились огораживаться от призраков, сделайте проход к дальней основной стене, да начинайте восстанавливать ее. Пропитывайте магией, как умеете. Если что, можете действовать с Сидом на пару. Я восстанавливал его связь с ней, так что это будет полезно.
     Гном пыхтел, буравил меня своими маленькими глазками, но все тщательно записывал, хоть про себя и материл меня последними словами. Я прекрасно его понимал, да и сам еще, если честно, не представлял, как будет выглядеть восстановление внешнего города. Здесь-то ладно, огромная пустая площадь, с парками и фантами, а так же разбавленная несколькими зданиями, которые уйдут под банки, посольства и тому подобное. Только вот все равно, эти постройки не займут и десятой части всего свободного пространства внутреннего города. Насколько мне не изменяет память, то здесь были и жилые дома, для особо влиятельных особ. Коих, пока у меня не имеется. Ну, если только для Илвен построить такой особнячок.
     Уточнил у Бранна и по поводу первого пробного каравана с необходимым для нас сырьем. Все прошло довольно успешно, если не считать попытки ограбления торговой точки внутри Винфора. Только вот нападающие явно не учли уровень мастерства Азакара, за что и поплатились. Опоздавшая на несколько десяток минут стража получила лишь куски разрубленных тел и претензию к их работе. В сухом остатке караван вышел в ноль. Сколько заработали, столько и потратили. Только вот к этому стоит приписать и то, что на заработанную сумму в цитадель привели больше двух десятков телег с различными материалами и инструментами.
     — В общем, из сорока тысяч золотых, которые мы потратили на закупку в Цитадели огня, удалось сделать сто семнадцать, — довольно потирая руки, произнес гном. — На всю полученную прибыль закупились необходимым, так что в ближайший месяц потребностей у нас не будет. Только вот шороху мы навели немало, но все продумали. Покупали и продавали совершенно разные разумные, так что концы обрезать мы постарались. Ты бы поторопился с торговой сетью. Как видишь, дело ну очень прибыльное.
     — Через неделю в Варру поеду, — хмыкнул я, пытаясь прикинуть примерную прибыль от рабочей сети. — Нужно еще кое-что сделать, так что пока терпит.
     На этом наш разговор практически закончился, и дальнейшее обсуждение различных мелочей заняло всего лишь жалкий час. Ну а дальше я практически безвылазно пропадал в комнате обучения. Все-таки возможность сократить потраченное время слишком дорого стоит. Я медитировал, прогонял по линиям силы чистую ману, обдумывал некоторые проблемы и занимался фехтованием с Азакаром.
     В редкие перерывы, сходил в свою мастерскую и дал задание гномам на небольшое изменение пистолетов. Вываливал на них свои мысли и идеи, да вновь возвращался в комнату. Именно в такие моменты я наслаждался своим телом, которое практически не накапливает усталость. А если, все-таки такое случится, то мне хватало пары часов на отдых, или часа на сон, чтобы с новыми силами браться за поставленные задачи. Пару раз меня пытался пристыдить Сид, который жаловался на слишком сильную трату энергии, из-за того, что искажение времени работает на постоянной основе. На что я просто жал плечами и продолжал заниматься делами. Мое тело кроме меня самого никто не починит, да и мастерство само себя не наработает.
     К осколку я решил заглянуть практически перед самым отправлением в Варру. Этот раз не стал исключением и погружался в медитацию я под контролем Сида. Шар контролировал мою ауру, на случай, если кусок вестника на меня обиделся. Все прошло даже легче, чем обычно и мне не пришлось искать это место, как было в первый раз. Я оказался посреди острова, как раз напротив клетки. Синее пламя практически погасло, но чтобы девушка не расслаблялась, увеличились шипы на прутьях. Было довольно странно, ведь ничего подобного я не делал.
     — Ну, здравствуй осколок, — произнес я, присаживаясь возле клетки на корточки.
     Девушка сидели прямо на земле, подобрав ноги под себя и уткнувшись лицом в колени. Она подняла на меня взгляд и задержала его на лице на долгие пару секунд.
     — Мы поняли друг друга? — смотря существу в глаза, спросил я. — Не будешь доставлять мне неудобств, осколок?
     — Я все поняла Дарт, — тихим голосом ответила девушка. — Только, пожалуйста, не называй меня осколком.
     — И как мне тебя звать? — хмыкнул я, выпрямляясь и развеивая клетку.
     — Катя? — поднимаясь следом за мной, и наклоняя голову к плечу, выдала девушка.
     — Нет уж, — покачал я головой. — Чтобы заработать это имя, тебе придется потрудиться. Хоть ты и похожа на нее, но тебе до невозможности далеко даже до ее имени.
     — Хорошо, я постараюсь его заслужить, — кивнув, твердо произнес осколок. — Пока я была в клетке, я смогла восстановить в памяти одно из заклинаний хаоса. Смотри.
     Девушка вытянула руку вперед, и пустая каменистая земля острова покрылась тонкой иллюзией. Я стоял и наблюдал со стороны, как высокий воин, в темных доспехах с множеством шипов, находился на небольшом холме и смотрел вдаль. Там вдалеке было видно, как сражаются сотни различных существ. Воин вытянул руку вперед и стал произносить слова на каком-то рыкающе-шипящем языке. Это действие заняло не больше минуты, и когда он закончил, прямо на воздухе, за его правым плечом, появился тонкий разрез. Следом он резко раскрылся и я увидел, что там завис черный глаз с тремя багровыми зрачками. Еще одно короткое слово, и из глаза вырвался луч энергии черного цвета, вокруг которого искрили багровые молнии. Этот луч буквально разрезал материю, комкал плоть существ и в клочья разрывал металлическую броню. Даже вспыхивающие изредка светлые руны не спасали от этого луча.
     — Глаз Урнаона, — произнесла девушка за моей спиной. — Применяя его, будь осторожен, это заклинание сам хаос. Как только ты произнесешь первые слова, многие почувствуют его.
     — Почему заклинание, а не плетение? — задал я вопрос.
     — Плетения это более глубокий уровень работы разума, — покачала головой девушка. — Пока я не могу восстановить столь глубокие воспоминания. Все-таки я всего лишь осколок и многое от меня закрыто.
     — Понятно, — кивнул я. — Надеюсь, у этого заклинания нет никаких подводных камней, о которых ты совершенно случайно забыла мне сказать?
     — Нет, Дарт, нету, — даже без возмущения, ответила девушка. — Я все понимаю относительно твоего доверия, но это всего лишь атакующая магия, без всяких дополнений. Мне не понравилось в клетке, и больше я не хочу в нее возвращаться.
     Я поймал взгляд осколка и на несколько минут всматривался в ее глаза. В моем разуме, да и с существом хаоса было проблематично прочувствовать, врет она или говорит правду. Лишь время покажет насколько ей можно доверять, но в любом случае, первое использование заклинания будет проходить по контролем, хотя бы той же Илвен.

Отступление 1.

     — Ну вот, вроде бы все и здесь, — старый шаман еще раз оглядел собравшихся, и кивнул своим мыслям.
     На следующий день после ухода Дарта, Риоку созвал теневой совет, как в шутку их обозначил сам Дарт. Естественно, в него входили все, кто бы до этого, но и так же, здесь оказался Роар. Оборотень хоть и не горел желанием общаться с орками, но понимая все важность данного события, проигнорировать его не смог.
     — Зачем мы тебе понадобились, старик? — без тени уважения спросила Илвен.
     Азакар лениво отметил ее грубость, и поймал себя на мысли, что не будь она тенью его лорда, он бы с удовольствием отрезал ей голову. Правда, не факт, что у него бы вышло. Дроу всегда славились своей живучестью.
     — Все сидящие здесь, дали клятву верности Дарту, — прокашлявшись, начал шаман. — Так или иначе, по своей воле или нет, но все мы связаны. Я должен понять цели и замыслы каждого из вас. Буду говорить прямо и без украс. Дарт всего лишь сопливый юнец, моральные принципы которого, порой граничат с идиотизмом. Слишком молод, нагл, напорист. Он не знает наших традиций, не знает нашу историю. Да чего уж говорить, ему незнакомы правила поведения в высшем свете. Мне нужно понять, осознает ли каждый из вас, в какой ситуации он оказался. Без учета давления со стороны, без учета нюансов, и жизненных ситуаций. В конце концов, без страха за свою жизнь.
     — Веселые речи ты ведешь, Риоку, — с толикой осуждения, высказалась дроу. — Называешь нашего лорда сопливым юнцом, ведешь речи, неподобающие тому, чья искра до сих пор светится, лишь благодаря этому юнцу. Прямо серый кардинал, плетущий свою паутину за спиной господина.
     — Дроу, которая защищает мужчину? — усмехнулся шаман. — Спасибо, я посмеялся.
     — Я не дроу, которая защищает мужчину, я тень своего Лорда, — лениво, словно довольная кошка, протянула Илвен. — И кому, как не тебе знать, что это означает, старик. Любой, кто попытается даже подумать о предательстве, падет прежде, чем осознает эту мысль. Я не хвалюсь. Нет, что вы. Может, вы и клялись в верности, чести, дружбе, и тому подобным бредням, но я его тень. Без сомнений и права выбора. Уже, без сомнений. И если, кто из вас решит узнать, что такое тень, и я, хоть на мгновение засомневаюсь в вашей верности, о, вы узнаете что такое гнев Ллос!
     С упоминанием этого имени, в помещении резко потемнело, и каждый смог ощутить на себе яростно-холодный взгляд темной богини.
     Шаман довольно кивнул про себя, и отметил, что за последнее время, эльфийка набрала впечатляющую мощь. То, кем она была до этого, не идет ни в какое сравнение. Все-таки тень это не просто титул, это нечто большее. Не зря теней боялись на протяжении всего их существования. Правда, на мгновение, Риоку почувствовал страх. Ему почудилось, что он ощутил на себе взгляд Ллос, но, этого просто не могло быть. Правда, бурлящая тьма, что завихрениями овивала дроу на другом слое реальности, ставила мысли шамана под сомнение. Но, этого просто не могло быть.
     — Судя по всему, я самый простой из всех вас, — пыхнув трубкой, усмехнулся Бранн. — Хочешь узнать, осознаю ли я, что пошел за пацаном, которому, по нашим меркам, только-только доверили бы молоток? А задай-ка ты этот вопрос тем, кого он называет друзьями. Например, графу Кар’Сети, чью семью он освободил от проклятья. Или, например, той девушке, которую нельзя назвать его другом, а которая просто стала ему близка. Вроде бы Урин, ее звали, и он использовал себя, чтобы смягчить ей падение. Или, погоди, мое самое любимое. Задай этот вопрос тем, кто без сознания лежал за его спиной в Саире, пока парень стоял горой за их жизнь. Тогда он не был тем, кем является сейчас. Он магией то владел еле еле, но остался, и стоял на смерть. У меня есть еще очень много информации, но одно я знаю точно. За тех, кто ему доверился, за близких и друзей, он в щебень размолит горы. Что я еще могу желать для своего народа? Мне ведь недолго осталось, и такой правитель, будь он хоть трижды сопляк, лучше любого другого. У него есть мы, и мы в состоянии заполнить пробелы в его знаниях. Да, жизнь с нуля, дом с нуля, но, оно того стоит.
     — Как я понял, ты единственный, кто здесь по своей воле и своему разумению, — с рычащими нотками произнес Роар. — Твои слова говорят больше, чем все наши мысли. Я не знаю о Старшем так много, как мне хотелось бы, но я принес клятву, и эта клятва нерушима! Да и Дарт уже доказал мне, что он достоин носить титул Лорда. Законы предков священны, и моя жизнь полностью во власти Старшего! Когда я оскалил пасть в сторону Дарта, мой путь стал предопределен. Теперь мой дом здесь, как и Старший, жизнь которого важнее даже моей души.
     — Убедился, старый маразматик? — покачал головой Азакар. — Все прекрасно понимают, кто здесь Лорд. Не ищи врагов там, где их нет. Да, Дарт молод, и упрям словно гиору, но ты сам все прекрасно видишь. Из всех нас, нож в спину ему точно никто не вонзит.
     — Империи рушились и за меньшее, — тяжело вздохнув, произнес Риоку. — Я к чему это все веду. Это место, теперь наш дом, и я просто хотел убедиться, что каждый осознает, кто стоит над нами. Не хотелось бы, чтобы в один прекрасный момент в чью-то голову пришла мысль, что лорда можно заменить.
     — Законы предков священны! — стукнув по столу, взрыкнул Роар. — Даже мысль о предательстве Старшего, пахнет абсурдом!
     — Старик, мы все под клятвой, — покачала головой Илвен. — Даже простые жители и те дали ее Дарту. Я прекрасно понимаю, что клятву можно разорвать, но, ни тогда, когда ее даешь дракону. Тем более черному. Здесь нет лазеек, или запасного выхода. Конец один. Либо мы возродим это место, и Дарт станет тем Лордом, за которым пойдут десятки тысяч, либо мы все сгорим в пламени его ярости.
     — Дракону? — нахмурившись, бросил оборотень.
     — Сюрприииииз, — весело произнесла дроу.
     — Мы все под клятвой, это да, — игнорируя эльфийку, покивал головой старый шаман. — Но, темная, неужели ты думаешь, что Дарт не притащит с собой кого-то еще? Время клятв подходит к концу, я это чувствую. Не просите объяснить, я просто не смогу. И если нам придется принимать новых жителей, даже не если, а когда, то клятв там не будет. Тебе объяснить, что будет, когда разумные узнают, насколько молод наш Лорд?
     — Молод? — Илвен усмехнулась, а после не сдержалась и засмеялась в голос. — О да, старик, он молод. Но ты даже не представляешь, каков он в гневе. Никто из вас еще не видел его ярость, но поверьте мне, даже друзьям не стоит находиться рядом, когда черный дракон будет в ярости.
     Небольшой кабинет, где все они собрались, погрузился в гнетущую тишину. Старый шаман никогда не хотел взбираться столь высоко, но сейчас все изменилось. Словно в насмешку над всей его жизнью, судьба определила его к молодому дракону. И зная Дарта, Риоку был уверен, что спокойное затишье и восстановление цитадели не продлиться долго. Совсем скоро, про это место узнают разумные, чье внимание не хотелось бы привлекать. Да и можно быть уверенным, Дарт притащит сюда кого-нибудь из них лично. Во что все это выльется, одним только богам известно, но Риоку сделает все, что в его силах, лишь бы это место соответствовало своему названию. Цитадель Последней Надежды станет тем самым маяком, которого не хватало в этом мире.

Глава 10. Оказывается, я не люблю этот город.

     В этот раз цитадель я покидал ранним утром. Уже к обеду я планировал пересечь ворота Варры, и встретиться, наконец, с человеком, который подходит на роль моего главного торговца.
     Подготовка была обычной. Лишь пистолеты я заменил на следующую версию, которую подготовили гномы. Теперь внизу ствола было прикреплено широкое полукруглое лезвие, которое немного уходило вперед от ствола. Больше никаких значимых изменений в моей экипировке не было. Пополнил расходники, да отправился в путь.
     При выходе из портала меня встретил спокойный утренний лес. Солнечные лучи еще только появлялись из-за горизонта, и даровали этому месту нечто волшебное. Вокруг щебетали небольшие птицы, взгляд отмечал движения различных животных, а воздух переполнял легкие своей свежестью.
     Сталь недовольно всхрапнула, оказавшись совершенно на другой территории, но тут же потянулась мордой к зеленой травке. Я с наслаждением вдохнул чистый запах леса и неспешно направил лошадь в сторону дороги. Несколько раз натыкался на скрытые орочьи схроны. Шаманы хорошо поработали, скрывая эти места от посторонних глаз. Даже я с трудом смог обнаружить несколько небольших подобий землянок, в которых орки устраивались на ночлег. Естественно, сама местность у портала была опутана множеством зон влияния, на которые были выпущены различные духи, как обычные, так и стихийные. Иногда взгляд выцеплял из пространства всполохи магии тьмы, а значит, здесь поработали и дроу.
     Пока я добирался до дороги, то смог увидеть все, что мне было необходимо. Естественно, этого уровня защиты не хватит, если на нас спустят всех собак. Поэтому, скорее всего, придется и здесь строить что-то вроде опорного пункта. Только вот, если на берегу океана территория практически пуста, то вот уже здесь могут быть проблемы. А когда мы начнем водить караваны, эта проблема начнет разрастаться довольно быстро. Пришлось брать это под контроль и постараться обдумать все возможные пути решения.
     Дорога до Варры не запомнилась абсолютно ничем. На меня даже никто не нападал. Тишина и покой. Я не старался загонять Сталь, а ехал довольно медленно. В голове было слишком много мыслей, и слишком большому количеству проблем требовалось мое внимание. Рано или поздно, но хаос вторгнется в этот мир, и будет много смертей. Сейчас моя цитадель не представляет собой неприступную крепость. Да и разумных, которые смогут встать под знамена ни так много, как мне бы хотелось.
     После этой мысли пришла следующая, как раз о численности цитадели. Надо бы после Варры навестить Гриса, и забрать у него то количество подготовленных подростков, что он сможет отдать. В любом случае это пойдет всем на пользу. На какие-то договоренности с новыми расами пока рассчитывать глупо. Мы еще даже не знаем, где они находятся. Хотя после моего рассказа, мы смогли выделить два похожих места, и уже отправили туда разведотряды. Сроки на получение хоть какой-то информации варьируются от месяца до полугода, так что пока об этом можно даже не задумываться.
     Во время этой безмятежной прогулки, мысли все-таки вернулись к Лирании. Хоть я и старался их отчаянно гнать от себя, но они были сильней. Не сказал бы, что между нами было что-то серьезное, но ее вспышка гнева до сих пор кажется мне беспричинной. Никогда не понимал девушек, и уже наверно не научусь. Слишком сложные и противоречивые создания, которые иногда сами не знают, чего желают. Я прогонял ту ситуацию в Уухреше под разными углами, но к какому-то определенному выводу так и не пришел. Скорее всего, у нее была причина на подобный поступок. Только вот эта причина от меня ускользает, и непонимание гложет душу.
     К счастью, ворота герцогства появились на горизонте быстрее, чем я успел загнать себя в болото тоски. Взбодрившись, я ускорил Сталь, и, подъехав ближе, встал с конца длинной очереди. На воротах никто никого не проверял, лишь маг стоял и лениво провожал входящих, светящимися глазами. На удивление, желающих посетить город, было достаточно много, чтобы я простоял в очереди чуть больше получаса. Меня так же не удостоили какой-либо проверке. Да даже шлем снять не попросили.
     Я заехал внутрь города, и примерно спустя пару сотен метров, когда решал в каком трактире остановиться, почувствовал спиной чей-то взгляд. А следом, практически сразу, на меня кто-то поставил метку. Она была в виде ярко горящей руны, которая прилипла к доспеху и мерно пульсировала на более глубоких слоях мироздания. Все что я мог сделать, так это выругаться. Так как без магии шанс ее снять, ничтожно мал. Возможно, если я призову черное пламя, то это и удастся, но делать это ради какой-то метки я не горел желанием. Главное, что меня предупредили о внимании к моей персоне, а разбираться со всем этим буду по ходу пьесы.
     Трактир я выбрал ближе к центру города. Большое трехэтажное здание, со своей, совсем немаленькой территорией. Лошадку забрал пожилой конюх, который тут же всучил ей яблоко и отвел в стойло. Ну а я тоже был не прочь перекусить, поэтому оказавшись за столиком, в первую очередь заказал себе ранний ужин. На улице день постепенно сменялся вечером, и ветер нагонял с округи тяжелые свинцовые тучи. Где-то вдалеке слышались раскаты грома, а значит, без дождя точно не обойдется. Я отмечал это краем сознания, пока приговаривал наваристый суп с, распадающимися на волокна, кусочками мяса. Следом за ним шли печеные овощи, с печеным же мясом. Во время трапезы, я осматривал каждого посетителя, коих здесь было не мало. На первый взгляд никому до меня не было дела, но что-то мне подсказывало, что это далеко ни так. В зале трактира присутствовало более трех десятков разумных, большая часть из которых были гномы. Здесь были, как обычные мастеровые, так и воины. Но что странно, шума от них было немного. Вообще, помещение этого трактира не было похоже на стандартное. Я бы сказал, что этот зал имел намного больше общего с земными ресторанами, чем со здешними трактирами. Слишком светло и опрятно, с небольшими столиками, и отдельными мягкими стульями. Без всяких лавок и дубовых столов, огромных размеров.
     Уже лежа на кровати, в своем номере, я думал о том, что будет лучше, если о моем разговоре с торговцем никто не узнает, но метка на доспехе как бы намекает об обратном. Довольно долго я размышлял на тему ее снятия, пока не пришел к совершенно простому и логичному решению. А именно я просто снял доспех и оставил его в комнате. В любом случае его никто не сможет ни то чтобы одеть, да даже подойти без моего ведома будет довольно проблематично. Отложенные проклятия это такая мерзкая штука, которая видна даже самому слабому магу, и под которую лезть не захочется никому. После этого пришлось лезть через окно и устраивать небольшие прыжки по крышам, естественно при амулетах на скрытность. Несколько раз я замирал в тенях, и ждал возможных преследователей, но таких не было. Поэтому отойдя от трактира на приличное расстояние, я спустился на дорогу и, резко поменяв направление, поплелся к необходимой мне булочной.
     Та находилась ближе к горной части города, и вид имела впечатляющий. Этакий четырехэтажный особняк, из резного камня, огороженный высоким забором, который был укрыт множеством зелени. Над массивными воротами висела деревянная большая табличка — «Пекарня мастера Элрама». Не было никаких рисунков, или чего-то подобного, что любили изображать трактирщики. Просто надпись, немного вычурным шрифтом и все. Отдельно стоит упомянуть запах, который тут же выбил у меня слюну, даже с учетом, что я плотно перекусил каких-то пару часов назад. К нужному мне разумному, я решил прогуляться ближе к ночи, а именно внутреннее ощущение времени подсказывало мне, что сейчас практически одиннадцать часов. Я приложил ладонь к специальной руне на воротах, которые в этом мире работали вместо звонков, и принялся ждать. Прошло от силы минуты две, когда дверь дома открылась, и к воротам пошел разумный.
     — Ну, кого там скифы принесли на ночь глядя? — проворчал мужчина, подходя к двери. — Чего тебе парень?
     — Я Дарт Силаарен и ищу Элрама, — стараясь не шуметь, произнес я.
     — А, это ты, — криво усмехнулся мужчина. — Пойдем в дом пройдем, там поговорим.
     Дверь, которая находилась сбоку от ворот, открылась и меня пригласили войти. Я не стал медлить, и, пройдя внутрь, отметил крепкое телосложение пекаря, седые волосы, и гладковыбритое лицо. Следом за ним я прошел в дом, где он пригласил меня на кухню.
     — Ну, проходи, коль не шутишь, — с доброй улыбкой на губах, но с холодным прищуром проговорил Элрам. — Вообще я не жалую поздних гостей, но на твой счет меня попросили очень хорошие знакомые, которых ты, кстати, и защитил.
     — Они не сообщили причину, по которой я желаю поговорить? — присаживаясь за кухонный стол, с интересом спросил я.
     — Сомневаюсь, что ты по поводу моей выпечки, — криво усмехнулся он, наливая нам обоим чай, и ставя на столь свою выпечку. — Ты не первый, кто пытается предложить мне что-то, что бы заставило вернуться в торговую отрасль. Мне это не интересно. Так что не буду торопить, но допивай чай, и можем попрощаться.
     — Можно узнать причину? — сделав глоток вкусного цветочного чая, поинтересовался я.
     — Забавно, — улыбнулся Элрам, и присел на противоположную сторону стола. — Обычно, все начинали с другого вопроса.
     — Дай угадаю, — хмыкнул я. — Сколько?
     — В точку, — весело засмеялся мужчина. — Все пытались меня купить. Спрашивали, за какую цену я передумаю, некоторые идиоты, даже пытались угрожать. В общем, скука. Как и со всеми вами, так и с вопросом по возвращению в торговлю. Ничего нового. Понимаешь? Все торговые пути открыты и активно используются. Новых товаров практически нет, а те, что есть, это, скажем так, капля в море. Все серьезные торговые гильдии уже давно поделили весь рынок и, довольствуясь этим, жируют сидя по своим особнякам. Ты, как и все остальные, просто не сможешь предложить ничего нового, а это скучно.
     Я внимательно слушал теперешнего пекаря и с трудом удерживал лицо непроницаемым. Это давалось с трудом, так как довольная улыбка, так и норовила выползти и испортить момент откровения. После первых же слов Элрама, я понял, что смогу предложить ему то, что ему нужно. И уже дальше все будет зависеть только от него.
     — А если бы у меня была возможность сократить срок доставки товаров, предположим из цитаделей стихий, до той же Варры, — начал, было, я, но Элрам меня перебил.
     — Никому не интересно сокращение на пару суток, — покачал головой мужчина. — Тем более и выгоды от этого особой не будет.
     — С полугода до месяца, — проигнорировав его высказывание, задумчиво произнес я.
     — Это невозможно, — уверенно и даже с каким-то вызовом высказал Элрам.
     — Или, например, иметь полный доступ ко всем товарам, что производят оборотни Озерного края, — все так же продолжал я. — Ну и не стоит сбрасывать со счетов возможность торговли с совершенно новыми для Араона расами.
     — Молодой человек, неужели вы думаете, что я куплюсь на эти сказки? — тяжело вздохнув, спросил меня Элрам. — Если бы у тебя была такая возможность, неужели тебе бы понадобился старый человек, который давно отошел от дел?
     — Здесь все просто, — пожал я плечами. — Мне нужен лучший. Нужен тот, кто создаст крупную торговую компанию с нуля. А предлагая то, что собираюсь предложить я, новичок в этом деле мне не подойдет. Просто хотя бы на минуту представь, что все, что я сказал — правда. Отсюда выходит слишком много проблем, которые в состоянии решить только тот, кто в этом деле варился не один десяток лет. Тот, у кого есть связи и опыт, у кого есть необходимые знания, чтобы все устроить и не сдохнуть по пути. Это ведь совсем не шутки. Иметь доступ к столь короткому пути, чтоб доставлять товар с одно конца изведанного мира, до другого за столь короткий срок. Как думаешь, объявись кто такой, что с ним сделают другие торговцы?
     — Если только на секунду представить, что все это правда, то очень большие проблемы, это немного не то словосочетание, которое можно ко всему этому применить — покачал головой Элрам. — В любом случае все, что ты сказал, больше похоже на сказку, чем на реальность.
     — Обменяемся клятвами? — хмыкнув, спросил я. — Ты мне о молчании, а я тебе о том, что из сказанного, действительно, правда.
     — Не люблю злоупотреблять клятвами, — сморщился, словно от лимона, мужчина. — В любом случае, мне не интересно твое предложение. Прошу покинуть мой дом.
     — Не ожидал, — немного недовольно произнес я. — Может, хоть посоветуешь кого-нибудь вместо себя?
     — Нет, — поджав губы, покачал головой Элрам.
     — Кажется, мне тут не рады, — криво улыбнулся я. — Надеюсь, ты не будешь жалеть о своем отказе. И да, не советую распространяться обо мне. Слишком много желающих добраться до моих внутренностей.
     — Кто бы сомневался, — выдал он, поднимая взор в потолок.
     Все, что мне оставалось, так это покачать головой и подняться. Знатно меня, конечно, обломили, но принуждать кого-то у меня нет никакого желания. Придется уделить поискам необходимого разумного немного больше времени, чем я рассчитывал. В любом случае, мои плечи не смогут выдержать подобного испытания. Уже на пути к выходу, я старался придумать какой-то выход и перебирал всех возможных разумных, с которыми меня сталкивала жизнь. К сожалению, пока необходимые имена не приходили в голову, и это немного напрягало.
     — Я готов рассмотреть твое предложение, — удивил меня, внезапно раздавшийся голос пекаря.
     — Не понял? — резко развернувшись на месте, произнес я. — К чему тогда отказ? Цену набиваешь?
     — Не совсем, — поднявшись со стула и сложив руки на груди, сказал Элрам. — Скорее, выбивал из тебя реакцию на отказ. Обычно, меня всячески пытались переубедить. Умаслить. Подкинуть более выгодные условия. Но ты до подобного не опустился, и это довольно странно. Если тебе так нужен подобный человек, то почему ты так просто сдался?
     — Сдался? — усмехнулся я. — Просто не вижу смысла настаивать там, где это ничего не изменит. Любой разумный имеет право на свое мнение, и ни мне навязывать ему обратное.
     — Можно немного подробнее об обязанностях того, кто тебе требуется? — без тени иронии, спросил пекарь.
     — Во-первых, полная клятва на верность, — немного подумав, начал я. — Слишком много секретов, которые не должны попасть в чужые головы. Во-вторых, это обязанность взвалить на себя создание полноценной торговой компании и торговой сети соответственно. Рассмотрение и заключение договоров с другими расами, и поиск самых прибыльных схем торговли. Предупрежу сразу, мне нужна максимально быстрая прибыль из того, что имеется. Ну и естественно, для обеспечения безопасности твоей семью, советую тебе переселить ее ко мне в цитадель. И да, снова повторю, что будет лучше, если никто не будет знать, что твоя деятельность, хоть как-то связана со мной. Так будет лучше. По-крайней мере в первое время точно.
     — Думаю, наши общие знакомые не уговорили бы меня на встречу, если бы что-то из того, о чем ты говорил, не было бы правдой, — задумчиво произнес Элрам. — Мне нужно подумать и взвесить свои хотелки. Даю слово, весь наш разговор не выйдет из этих стен.
     — Слово, — хмыкнул я. — Что ж, поверю тебе на слово. В любом случае, это выгодно в первую очередь для тебя.
     Элрам кивнул, а я накинул капюшон и вышел наружу. Ночь уже практически полностью вступила в свои права, и темноту разбавляли магические светильники. Разговор оставил после себя какое-то странное впечатление. Вроде Элрам и обещал подумать, но и отказ его не стоит сбрасывать со счетов. В любом случае, от меня больше ничего не зависит и на данный момент можно подумать о том, кто поставил на меня метку.
     До трактира я добрался без каких-либо происшествий, и, зайдя внутрь, мельком осмотрел сидящих в зале разумных. Всего посетителей было трое. Два гнома мастеровых, которые о чем-то разговаривали под бочонок пива и легкую закуску, и человек со знаком охотника из Потерянного города. Последний был мрачен и полупустая бутылка черной на его столе дополняла картину. На меня никто из них не обратил никакого внимания, и только стоящий за стойкой молодой паренек вскинулся, но тут же сдулся, увидев мое покачивание головой.
     Естественно в свою комнату я входил только после того, как минут пять простоял у двери, внимательно наблюдая за потоками энергии. Все было спокойно, и только метка ярко горела на, оставленном внутри, доспехе. Без магии мне будет довольно сложно ее сбросить, поэтому пришлось изобретать велосипед. За время моего отсутствия, внутри никого не было, и это довольно странно. Я рассчитывал на другое, и теперь вопросов появилось больше.
     Ну, а утром меня поджидал сюрприз.
     Уже проснувшись, я ощутил слишком большое напряжение внизу трактира. Линии силы словно взбесились, и устроили вокруг трактира целый шторм маны. Естественно это не могло быть просто так. Как правило, такие эффекты рождаются при обилии сильных заклинаний на один квадратный метр. Я бросил взгляд на метку и успел поймать тот момент, когда она развеялась. Что ж, кажется, пришли по мою душу и подготовка внушала. Чтобы доспех занял свое место, ушло минуты две. Следом я перепроверил пистолеты, оставшуюся пару зерен и емкости с алхимическими растворами.
     — Не будем заставлять гостей ждать, — хмыкнув, тихо произнес я.
     Я спускался вниз с третьего этажа и прогонял в памяти варианты тех, кто мог устроить такое. На данный момент такие размахи, да в Варре могли воссоздать лишь гномы, а значит, что вариантов может быть несколько. Преодолев очередной лестничный пролет и оказавшись на лестнице в зал, я наткнулся на два десятка гномов, в полных металлических доспехах, которые к тому же, были зачарованы по полной программе. Они стояли по бокам от входной двери, а их руки лежали на огромных арбалетах, что упирались в пол. Как только я показался в зоне видимости, коротышки тут же их вскинули и взяли меня на прицел. Следом за этим мой взгляд наткнулся на пятерку других гномов, в дорогих одеждах, которые сидели в центре зала за большим столом, и тихо переговаривались. Четверо из них были магами, причем уровнем никак не меньше мастера. А вот пятый был другим. Хоть я и не ощущал в нем магии, но почему-то из всех, кто здесь присутствовал, именно от этого разумного опасностью несло больше, чем от остальных.
     — Дарт Силаарен, насколько я понимаю? — повернувшись ко мне, спросил тот самый пятый. — Тебя вызывают на суд старейшин. Сделай мне одолжение, окажи сопротивление, и я со спокойной душой отправлю тебя к праотцам.
     Я оглядел отряд гномов, что не спускали с меня глаз. Ощутил несколько десятков заготовленных плетений, а так же еще три десятка воинов, что окружили трактир снаружи. Желание как-то бахвалиться немного угасло, но и подчиняться высокомерному гному не было желания.
     — Последний, кто меня недооценил, сам отправился к праотцам, — хмыкнул я.
     — А кто сказал, что я тебя недооценил? — усмехнулся в ответ гном. — Я всего лишь здраво рассуждаю о расстановке сил. Будь ты хоть трижды мастером-арефактором, но это не делает тебя богом. Недооценивать врага это плохая черта, но и переоценивать себя, тоже не из лучших.
     — А кто сказал, что я себя переоценил? — убрав все эмоции из голоса, поинтересовался я. — И да, хотелось бы поинтересоваться причиной, по которой собрались судить свободного жреца Яры?
     — Вот никакого уважения к старшим, — повернув голову к магам и игнорируя меня, покачал головой гном. — Ты обвиняешься в хладнокровном убийстве старшего наследника из клана Фуорд. Есть свидетели, которые описывают сие действие, как крайне жестокое и направленное на унижение клана, а значит и всего нашего народа в целом. Есть что на это сказать?
     — Я никого из гномов не убивал подобным способом, — пожал я плечами. — Кажется, кто-то из ваших собратьев нагло лжет. У вас что, клятвы законом отменили?
     — Клятвы не действуют уже на протяжении месяца, — криво усмехнулся, сидящий рядом, маг. — Так что есть только слова. Слова наших собратьев, против слова свободного жреца Яры.
     Как только заговорил маг, мне его голос показался смутно знакомым. И стоило мне сосредоточить на нем взгляд, как в голове тут же всплыло воспоминание о том, где я его слышал. Ну а после этого все встало на свои места.
     — Знакомые все лица, — сняв шлем, кровожадно улыбнулся я. — Это не ты ли, недомерок был там, когда ваш старший наследник назвал мою богиню шлюхой?
     — Ты лжешь! — сжав зубы, буквально выплюнул гном. — Я дал слово! И не только я! Все мы можем подтвердить свои слова перед судом старейшин! А что можешь предложить ты? Слово безродного жреца? Или слово изгнанников, которые отказались от своего прошлого?
     После его выпада, я понял, в чем дело, и позабытая ненависть вспыхнула с новой силой. Эти недомерки решили, что без возможности принесения клятв, их ложь никто не узнает. А отвечать за смерть старшего наследника им, по всей видимости, не хотелось. Да и узнай все остальные гномы правду, о причине его смерти, то репутации их клана пришел бы конец. Странно, что меня не попытались убрать тихо у самого входа в город.
     — Всегда поражала глупость простых смертных, — усмехнулся я.
     Я прекрасно помнил, о чем меня предупреждал Сид насчет использования крупиц магии или своего огня. Но, если честно, в данный момент меня это слабо интересовало. Если меня затащат в горы, то шанс на выживание будет чертовски мал. Поэтому я вытянул руку вперед и стал через боль призывать черное пламя, что яростью очищало мою душу. Тьма всегда была благосклонна ко мне. Вот и сейчас, я наблюдал, как на моей руке формируется сгусток черного пламени. Неохотно, словно вырывая свои лепестки из непроницаемой тьмы.
     — Я Дарт Силаарен, клянусь тьмой, что убил старшего наследника рода Фуорд за оскорбление богини мести! — стал произносить я, наблюдая, как огонь вспыхивает на ладони и нехотя принимает форму шара. — Он назвал ее шлюхой при всех воинах и магах, которые сопровождали его в тот день. За такое оскорбление наказание лишь одно — смерть.
     Как только последнее слово было произнесено, черное пламя словно собралось из всего моего тела, и шар огня вспыхнул, чтобы через секунду погаснуть и погрузить зал трактира в мертвую тишину. Боль от клятвы накатила яркой волной и кривыми иголками впилась в каждую частичку тела. Тот самый гном, который полыхал для меня опасностью больше всех, нахмурившись, смотрел на то место, где только что горело пламя клятвы. По его лицу было сложно что-то прочитать, а на ментальном плане в его мыслях царил полный штиль.
     — Ты знаешь кто я, Дарт Силаарен? — заглянув мне в глаза, поинтересовался этот гном.
     — На самом деле, меня больше интересует причина, по которой этот недоумок, решивший так нагло врать, все еще не попытался меня убить, или например, сбежать, — твердо встретив взгляд гнома, проговорил я.
     — Зачем? — усмехнулся гном, одарив мага мимолетным взглядом. — Так у него есть хоть какой-то шанс сохранить честь своего клана, и не опозорить семью. Знаешь, меня всегда поражали жрецы Яры. Я никогда не понимал вашей силы. Вы не соблюдаете ритуалы обычных жрецов, не приносите даров, не приклоняете колени, но по какой-то неведомой для меня причине, ваши силы не поддаются анализу. Вы просто делаете то, что должно. Вот и сейчас ты произнес клятву, которая имеет силу и подтверждена тьмой. Я Воля Короля Дарт, и это ответ на твой незаданный вопрос. Ты убил наследника и хоть и был в своем праве, но у этого будут последствия. Как для тебя, так и для всего клана Фуорд. Но пока, я оставлю тебя в покое жрец, у меня появились другие дела.
     Гном махнул рукой и, держащие меня на прицеле, консервные банки опустили арбалеты. Напряжение магических линий немного утихло, и спустя пять минут никого в помещении не осталось. Я с тихим стоном рухнул на ближайший стул и, положив на стол шлем, перевел дух. Боль все еще цеплялась за меня своими острыми коготками, но пока я мог ее игнорировать. Еще с минуту я боролся с мерзкой тошнотой, и, в конце концов, смог выйти победителем.
     Воля короля значит. Значит бы еще, что это значит, и почему именно от этого разумного несло столь серьезной для меня опасностью. Нет, можно было предположить, что он второй по влиятельности разумный у них в королевстве, но вот почему-то именно этот вариант не казался мне правдивым. Что-то в этом гноме ощущалось по-другому. Что-то делало его опасней всех тех, с кем я до этого сталкивался. Возможно, так повлияло мое раздробленное ядро и невозможность использовать магию. А может здесь что-то совсем другое.
     Постепенно зал трактира оживал. Появились испуганные слуги, которые стали наводить порядки и расставлять столы по своим местам. Выскочил молодой парень, что обычно стоял за стойкой, и поставил за мой стол небольшой бочонок пива, с холодными мясными закусками. Я кивком поблагодарил его и, не медля, налил пенный напиток в кружку и с удовольствием к ней приложился. После нее как-то совершенно не захотелось куда-то идти. А ведь я планировал еще прошерстить город, и закупить для себя кое-какие материалы. Нужно, в конце концов, восстановить все свои зерна, естественно, немного их усовершенствовать.
     Раздумывая о своих дальнейших планах, я просидел в трактире несколько часов, и мясные закуски плавно перешли в разряд полноценного обеда. Только после него я собрался с силами и отправился в город. В этот раз, не имея на своей спине метки, я двигался более-менее расслабленно, хоть и, не снимая шлем. Никогда бы не подумал, что простой обход нескольких магазинов и мастерских сможет затянуться до позднего вечера. Особенно если учесть, что я возвращался практически без покупок. Лишь купил у одного старьевщика кусок старой карты, которую он использовал вместо клеенки на столе. А карта была реальной, и очень древней. Но, что самое главное, на ней я смог увидеть знакомые очертания границ черного леса, в той самой стороне, где меня пленили дроу. Не знаю, что за захоронения здесь отмечены, но проверить будет не сложно.
     Насладиться покупкой мне не дал очередной взгляд, что острием впился в спину, прямо между лопаток, но тут же пропал. Карта тут же отправилась в один из карманов разгрузки, а все мое тело напряглось до состояния сжатой пружины. В напряжении я прошел еще с десяток метров, когда легкий удар тока, от амулета, выбил меня в ускоренное восприятие реальности. Развернувшись на месте, взгляд тут же зацепился за летящий в меня арбалетный болт, который светился грязно-зеленым цветом. Я сделал быстрый шаг в сторону, но снаряд тут же поменял направление следом за моим движением. Следом, практически не думая, я достал меч, и, развернув его плашмя, принял болт прямо на лезвие. Раздался тонкий визг от соприкосновения металлов, а следов болт вспыхнул сотней осколков, внутри каждого из которых я с удивлением обнаружил истерзанные души. На мече мгновенно вспыхнула четвертая руна, которая впитала каждый осколок в себя, и все окружающее пространство погрузилось в тишину. Я быстро осмотрел местность, и отметил, что нахожусь в небольшом переулке, между большой мастерской, и длинным зданием местной библиотеки.
     — Хороший клинок, — раздался звонкий, слегка с хрипотцой голос и метрах в двадцати от меня, с крыши мастерской спрыгнул силуэт, закутанный во все черное.
     — Это будет интересно, — довольно протянул второй голос, который больше походил на шуршание наждачки.
     Рядом с первым силуэтом, словно из тени вышел второй. Оба они были одинаковы по росту и комплекции, а так же носили абсолютно одинаковые одежды. Длинный черный плащ, с глубоким капюшоном, и плотно облегающие доспехи, из черной чешуи. Оба разумных одновременно скинули с голов капюшоны, позволяя увидеть их лица.
     — Узри своих убийц, Дарт, — обнажив клыки, произнес высший вампир.
     — Всегда мечтал нашинковать дракона, — холодно усмехнулся темный эльф и, убрав за спину небольшой изящный арбалет, достал два кинжала, которые были немногим меньше обычных мечей. — Интересно будет посмотреть на того, с кем не справился Архонт.

Глава 11. Убийцы.

     — Трепаться будем, или помахаемся? — усмехнулся я.
     Темный эльф скривился и резким движением метнул один из кинжалов, а после рванул следом. Вампир сильным прыжком взлетел вверх и выпустил в меня с десяток кровавых копий. Кинжал эльфа я отбил мечом, но клинок даже не думал улетать куда-то в бок. Он с легкостью вернулся назад в руку эльфа, а я с максимальной силой отпрыгнул назад и уже в полете, закинув меч за спину, выхватил пистолеты. Первая и вторая пуля вылетели одновременно, и дроу попытался поймать снаряды на кинжалы. У него это даже вышло. Только вот мощь выстрела была такова, что кинжал вывернуло из ладони эльфа, благодаря чему, тот заметно сдал в скорости. Именно из-за этого он не успел полностью увернуться от второй пули, и она влетела в плечо темного. Третья же пуля уже наткнулась на черную пленку, моргнувшей защиты, и срикошетила в сторону. Все это произошло в тот момент, пока я еще был в воздухе, а росчерки багровой магии вампира ударялись в землю по ходу моего прыжка.
     Приземлившись на землю, я первым делом достал из ремешка самый большой драгоценный камень, что смог найти в своих запасах, и, активировав заложенное в нем, скинул его в сторону. Так как я не использую магию, то сотни небольших плетений, что заключены внутри, не будет мне мешать, но устроят сюрпризы для магии нападающих. Следом за камешком, в ход пошел твердый лед и синее пламя. Две колбы полетели во врагов, лед в эльфа, и пламя на вампира. Первый принял колбу на защиту, но та, врезавшись, тут же стала замораживать все подряд, включая сферу защиты. А вот вампир решил показать свое мастерство, и сжал колбу с пламенем в сферу крови. Раздался гулкий хлопок, и с безумным ревом пламя вырвалось наружу, выжигая магию вампира, и капли его крови. Следом вновь прозвучали выстрелы. Защита эльфа разлетелась сотнями осколков, а вампир ловил в свое тело разрывные пули и пытался поглотить их энергию. Только вот кислота разъедала его плоть, и у высшего не очень получалось сопротивляться. Хладнокровно стоять на месте и посылать вперед пули, наблюдая, как желающие меня убить, явно к этому не готовы, это то еще наслаждение.
     Темный на мгновение укрылся за тенями, а следом, и вовсе пропал из виду. Вампир последовал за ним и развеял тело на туман, в попытках избежать моих выстрелов. Он метнулся в бок и полностью растворился в воздухе, оставляя меня наедине с городом. Внезапная тишина была подобная громкому взрыву, и напряжение тела достигло своего апогея. Десятки мелких плетений разлетелись по площади, и словно обрывки паутины медленно перекатывались от потоков магических энергий.
     — Как-то слабенько, если сравнить с вашей бравадой, — усмехнулся я. — Я даже не запишу вас в книгу своей жизни. Слишком никчемная трата времени.
     Пока я говорил, мои руки быстро заменили обоймы и выбрали зажигательные, с истинным пламенем. Их было всего четыре, слишком сложны в производстве. Истинное пламя и так вызвать проблема, а уж найти способ и заключить его в руны, это тот еще геморрой. Пришлось искать достаточно редкие рубины, которые здесь носили название — кровь подземных владык. И уже после, обрабатывать их, создавая из них многогранники, на каждой грани которых вырезать руны. То еще удовольствие. Зато, против всяких нематериальных сущностей штука просто идеальная.
     Убийцы напали на меня одновременно. Внезапно потемнело, и поднялся сильный ветер. У меня под ногами еще только стала зарождаться багровая печать, как тени ожили и рванули ко мне острыми копьями. Часть из них тут же разрушилась и превратилась в безобидный туман, но сбить все конструкты не хватило времени. Я успел сделать длинный прыжок в сторону, и еще в полете в меня врезался шквал тьмы, который запустил меня, словно пушинку, в здание библиотеки. Он играючи снес все оставшиеся обманки, не оставляя от них и следа. Руны на доспехе все-таки успели вспыхнуть и впитать часть энергии, но инерцию от сильного удара никто не отменял. Я впечатался в каменную стену, но тут же оттолкнувшись, рванул вперед, туда, где в тенях скрывался эльф. Мне не удалось преодолеть большого расстояния, так как практически перед самым носом из-под земли ударил фонтан крови. Ее капли были подобны кислоте и разъедали все, на что попадали. Пришлось вновь разрывать дистанцию, чтобы не попасть под удары магии. На мгновение, замерев на месте, я настроил зрение на более глубокие слои и наконец-то увидел их.
     Пора заканчиваться игры. Я резко поднял оба пистолета и, ускорив свое восприятие до максимума, одновременно выстрелил в силуэт вампира. Быстро совершив скольжение по направлению к кровососу, и практически поравнявшись с первыми пулями, я произвел еще два выстрела, после чего использовал очередное скольжение в сторону, смещаясь с траектории полета свистнувших кинжалов, и послал две пули в эльфа. Краем глаза я отметил, что вампир вновь потерял плотность и перешел в форму тумана, чем совершил огромную ошибку. Четыре разрыва истинного пламени буквально выжгли весь багровый туман, выкидывая обожженный скелет на землю. Это не убило вампира, но очень сильно повредило всю его суть. А вот эльф смог увернуться от вспышек пламени. Он растворился в тенях, за мгновение, преодолев разделяющее нас пространство и, оказавшись за моей спиной, попытался одним ударом закончить бой. Не вышло. Я скрестил руки с пистолетами за спиной, принимая на полукруглые лезвия кинжалы эльфа и, резко оттолкнувшись, сделал кувырок назад, через голову темного. Тот развернулся вокруг своей оси, но был вынужден раствориться в темном воздухе, так как в то место, где он стоял, уже летели две пули. Раздался протяжный рев пламени, и как только я приземлился на землю, пришлось отбивать один из запущенных в меня кинжалов, и жестко блокировать удар второго. Эльф орудовал ими словно безумный мясник. Мне приходилось тратить слишком много собственных сил на поспевание за ним. Совершив обманный финт, я выстрелил прямо в лицо темного, но тот без каких-либо проблем растворился, а пуля ушла дальше, где врезалась в стену библиотеки и частично ее оплавила. Пары секунд времени мне хватило, чтобы убрать пистолеты в кобуру и достать меч. Все-таки я не был мастером в обращении с таким оружием ближнего боя, а попасть пулями в шустрого эльфа не представлялось возможным.
     Как только верный клинок оказался в моих ладонях, я тут же почувствовал себя уверенней и быстрый выпад появившегося из теней эльфа, отбил с показушной легкостью. Тот зашипел разъяренной змеей и выпустил в меня с десяток небольших метательных лезвий. Я отпрыгнул назад и в полете увернулся от части, а часть просто отбил. Уже по приземлению, клинок покрылся обычным пламенем, которое пыталось изменить цвет на черный, но я не позволял это сделать. В этом случае, меч начнет тянуть силы из меня, а мне без магии, да еще и вовремя боя, не хотелось бы этого допускать. Дроу зло усмехнулся, и по его телу прошла волна изменений, после чего он моргнул, и вместо одного темного, передо мной предстала пятерка.
     — Дешевый трюк, — усмехнулся я.
     Резким движением пистолет оказался в моей левой руке и несколько быстрых выстрелов заполнили все пространство истинным пламенем. Трое фантомов растворились безобидной дымкой, а двое оставшихся появились с двух сторон от меня и, не медля, рванули вперед. Вновь скольжение, туда, где лежал костяк вампира, который очень медленно восстанавливался и покрывался тонкой пленкой крови. Я сбросил возле него небольшую колбу, заряженную рунами, и отбив свистнувший кинжал, отпрыгнул как можно дальше. Дроу не заметил, что я что-то выронил и рвался ко мне, словно обезумевший. Не знаю, какие между ними отношения, но сомневаюсь, что темный будет спокойно смотреть, как умирает его напарник. В прочем, это и подтвердилось, когда я направил пистолет на тело костяка кровососа. Вокруг того места, где он лежал, тут же вспыхнул купол тьмы и отрезал кровососа от окружающего пространства. Я надеялся на что-то подобное, и это было более чем идеально. Разорвавшаяся внутри купола колба, заполнила все внутреннее пространство ярчайшими разрывами, чем-то похожими на те, что я использовал против банши. Только вот в этот раз сила взрывов была несравнима с той и не просто дестабилизировала состояние, а полностью уничтожала существо на всех уровнях реальности. Дроу хорошо подсобил мне, укрывая вампира в непроницаемый купол и не позволяя даже крупицы сущности выжить в том аде.
     Темный не издал ни звука, но я успел почувствовать легкий отголосок его эмоций. Чистая, ничем незамутненная ярость, которая тут же пропала за ментальным щитом. Эльф замер на месте, выпрямился и внезапно разделился на сотни полосок тьмы, которые приняли форму различного оружия и устремились прямо ко мне. Параллельно с этим, зашевелились тени и стали принимать вид мерзких небольших существ, чьи длинные когти мерцали обсидиановыми светом.
     Я отбил две длинные пики, которые сразу же потеряли плотность и растворились черным туманом. Но остальные клинки приобрели более внушительные размеры и обзавелись несколькими десятками шипов. Увернувшись от свистнувших когтей теневых тварей, я развеял пару десятков одной силовой волной из меча и взмыл в воздух. Еще несколько взмахов, и взрывные волны развеяли тени, вместе с частью некоторых зданий. Переулок заполнился пылью, и ощущение опасности вынудило меня вернуться на землю где я и замер. Правда, долго оставаться неподвижным у меня не получилось. Дроу очутился прямо передо мной и тут же взорвался вихрем клинков. Мне с трудом удавалось блокировать и уклоняться от яростных атак, но как только эльф оказался очень близко, меч вспыхнул ярче, а я схватился за клинок его кинжала и резко ударил темного головой. Доспех неплохо усилил мой удар и дал мне необходимое мгновение, чтобы я четким ударом пронзил эльфа насквозь, прямо в сердце. Никакой дополнительной защиты на его теле почему-то не оказалось, но я все равно сделал прыжок длинный прыжок назад. Дроу еще пару секунд простоял на месте, а потом рухнул на землю, как самый обычный смертный.
     — Стоять на месте и не двигаться! — раздался сбоку дрожащий от страха голос.
     Я перевел взгляд на звук и увидел молодого стражника, что дрожащими руками удерживал направленный в меня арбалет. Парень был одет в какие-то невзрачные доспехи, а шлем валялся на земле рядом.
     — Я всего лишь защищался, — повернувшись, и приподняв руки, начал я.
     — Не двигайся! — перейдя на фальцет, вскрикнул парень. — Иначе я буду стрелять!
     Я успел сделать глубокий вздох, как услышал топот множества ног и к мальчишке присоединился десяток стражников, которые выглядели немного более внушительно. У каждого из них в руках был арбалет, и все они тут же взяли меня на прицел. Ссориться со стражей не было никакого желания, поэтому я просто замер, ожидая развития событий. В прочем, это самое развитие не заставило себя ждать. Прошло от силы полторы минуты, и я ощутил, что к нам приближаются сильные ауры магов. Еще десяток секунд и к страже присоединилась тройка магов, в обычных одеждах, взгляды которых мало чем отличались от волчьих. Следом за ними показался Урион Лаф’Наарс собственной персоны.
     — Мрачненько, — тихо хмыкнул начальник здешней службы безопасности.
     — Какая встреча, а я без фартука, — усмехнулся я. — Может солдатики опустят дыркоделы?
     — Опаленный жрец, — криво улыбнулся глава седьмого подразделения. — Ну, кто бы сомневался. Опустить оружие! Просветишь нас, что здесь приключилось, и что ты не поделил с наемными убийцами?
     — Понятия не имею, — честно соврал я снимая шлем. — Кому-то не дает покоя моя тушка, и видимо, зуд настолько силен, что наняли аж двух убийц. Я даже немного польщен. Но только самую малость.
     — Урион, здесь Тельхиор, — раздался взволнованный голос, одного из магов.
     — Значит, стало быть, та кучка пепла это Эзог? — повернув головой к месту, где я упокоил вампира в куполе, задумчиво сказал Урион. — А он всего лишь польщен. Эти двое называли себя Вестниками смерти. Согласен, слишком пафосно, но не безосновательно. Многим они крови попили, как впрочем, и все их братство. Поговаривают, что у них во главе стоит Архонт, так что не советую тебе расслабляться. Братство смерти обычно пользуется дурной славой, но, у них есть только три попытки на ликвидацию цели. Если не получилось, то больше они заказ не принимают.
     — Отлично, — выдохнул я. — Значит, нужно пережить еще всего лишь две попытки покушения. Чудно. Узнать бы еще, кто их на меня натравил, и было бы вообще хорошо.
     — Тут все достаточно просто, — улыбнулся Урион и, подойдя к телу дроу, кивнул одному из магов.
      Тот задумался на пару мгновений, а потом сделал резкий рывок руками, словно стягивал одеяло с кровати. Раздался тихий хруст, и с верхней части тела темного эльфа сорвалась вся чешуйчатая броня, оголяя его торс и показывая мне занятное зрелище. Практически вся площадь кожи покрывалась сотнями слов, которые писались в два ряда.
     — Когда убийца берет заказ, он оставляет на себе имя цели, и место, откуда пришел заказ, — пояснил Урион. — Как думают некоторые, это для того, чтобы заказчик не скрывал детали, и не подставлял убийц в заранее безвыходное положение. Если уничтожить цель, то и место заказа никто не узнает, а если цель окажется сильнее, то она будет знать, откуда пришел заказ. Как видишь, читаемым остается только текущий заказ, все остальное превращается в бессмысленный набор символов.
     — То есть, если я убью третьих гонцов, то смогу узнать, кто меня заказал? — иронично спросил я.
     — Не кто, а место, откуда этот разумный, — пояснил мужчина.
     — Больше похоже на бред, — выдохнул я. — Можно ведь нанять левого человека, из деревни, чтоб он сделал заказ и тогда вся их схема пойдет по одному месту.
     — Я не знаю всех тонкостей, — пожал плечами Урион. — Вполне возможно, что за этим скрыто что-то еще. В любом случае, заказ на тебя пришел из Империи Разход, так что имей в виду. Советую обходить это место стороной. Там уже несколько лет происходят довольно странные события. Магов либо истребили, либо надели ошейники и поставили на службу к жрецам их бога. Все расы, кроме людей, подвергаются гонениям, их имущество уже давно в казне Императора. Идет сильнейшая пропаганда на неприятие, как магии, так и других рас. Не советую тебе туда соваться. Жрецы других богов так тоже не в почете.
     — Веселое местечко, эта империя, — пробормотал я. — Как же с ней уживается Тарк? Там ведь и Винфор практически рядом, и гномьи горы.
     — А никак, — пожал плечами Урион. — империя уже как несколько лет разорвала все договоры, и фактически объявила войну соседям. На чужую территорию пока не лезет, но жестко пресекает все попытки других стран выяснить, что происходит внутри. Примерно полгода назад, на границе с королевством, где раньше стоял речной город, выросло дерево смерти. Размером оно примерно с гигантские эльфийские деревья. Так вот на каждой его ветке висят повешенные разумные. Сотни, если не тысячи. Дерево защищено божественной магией, так что попытки его сжечь не достигли никаких результатов. Было несколько попыток силовых воздействий, но это только добавило тел на том дереве. Сейчас все стараются просто закрывать глаза на империю. Если к ним не лезть, то и они сидят тихо.
     — Спасибо за информацию Лаф’Наарс, — обозначив поклон, поблагодарил я его. — Бездействие никогда не было хорошим решением. Как бы эта ситуация не аукнулась всему Араону.
     — Знаешь, когда произошла последняя война между разумными? — усмехнулся Урион.
     — Триста семнадцать лет назад, — кивнул я. — После были лишь небольшие локальные стычки. Армии вне городов, это как приманка для всевозможных тварей. А некоторых существ лучше не будить.
     — То-то и оно, — кивнул мужчина. — Это с тех пор мы немного расширили влияние разумных на мир. Теперь дороги не такие опасные, как раньше. Без магов все равно лучше не пускать караваны, но раньше их требовалось с десяток. Я слышал, что в некоторых местах, люди спокойно ходят в лес, за грибами и ягодами, но на самом деле мне с трудом в этом верится. Как сейчас помню, на что были похожи торговые караваны всего двухсотлетней давности. Небольшие армии со станковыми орудиями на телегах, и целыми кругами магов. А что сейчас? Три мага, пара десятков воинов и можно отправляться в путь до соседнего города.
     — Мир меняется, — пожал я плечами, сказав банальную истину. — Трофеи то я могу забрать?
     — А за разрушение города кто заплатит? — тут же убрав улыбку, серьезно спросил Урион. — Я смотрю, вы тут совсем не сдерживались, а с мертвых спрос мал.
     — Ну, уж извините! — выдохнул я. — Я разве виноват, что в городе настолько слабая служба безопасности, что пропускает наемных убийц? Разве моя вина в том, что стражники настолько не расторопные, что будь я чуть слабее, и спрашивать бы было не с кого? У меня нет желания ссориться, но, как мне кажется, на трофей я имею полное право.
     — Скиф с тобой, — сморщился Урион. — Либо я закрою глаза на разрушения, либо ты выбираешь себе трофей, но будешь обязан оплатить ущерб. Что выберешь?
     — Клинки дроу, — пожал я плечами. — Насчет компенсации, обратитесь в храм Яры да оставьте смету там. После оценки моими специалистами, произведу оплату.
     — Ишь ты, как заговорил то, — покачал головой Лаф’Наарс. — Моими специалистами.
     Он хотел было сказать что-то еще, но его отвлекли подошедшие маги. Они обменялись буквально парой слов, и Урион махнул мне рукой, а сам пошел к той кучке пепла, которая раньше была высшим вампиром. Не знаю, что их там привлекло, да и выяснять нет желания. Я прошел к телу дроу и задумчиво уставился на свое шрамированое имя. Оно находилось на левой лопатке темного, а чуть ниже располагалось название империи. Что ж жрец, ты сделал свой очередной ход. Давно я о нем не слышал и вот все не угомонится тварь. Зато теперь я знаю откуда этот выродок, и что в империи творятся действительно хреновые дела. Ведь если вспомнить слова Архонта, то послал меня жрец спящего бога, а сейчас в империи активно пропагандируется их божественный культ. А это значит, что там всем рулит отнюдь не бог. Нужно будет собрать теневой совет, да послушать их мнение по этому поводу. Вдруг подскажут чего дельного.
     Отодвинув эти мысли немного в сторону, я присел возле двух эльфийских кинжалов и стал проникать на более глубокие слои мироздания. Примерно представляя, на что способны дроу, я опасался очень неприятных закладок. Естественно, я оказался прав. Только вот всего моего опыта не хватило, чтобы разобраться в той мешанине линий силы, что опутывали клинки. Единственное, в чем я был убежден, так это в том, что любой разумный, который к ним прикоснется, тут же погибнет.
     — Будет больно, — пробормотал я и снял с рук перчатки.
     Они разделились на две половины и задвинулись внутрь рукавов доспеха. Быстро глянув по сторонам и убедившись, что за мной никто не следит, я через боль покрыл руки чешуей и поднес руки к кинжалам. Произошел сухой треск, и от клинков ударило черным жгутом молний. К боли от использования чешуи, присоединилась и боль от защитной магии дроу, но это было терпимо. Хоть я и заметил, как местами чернеет моя плоть, но буквально через три секунд все закончилось, и черное свечение кинжалов сильно угасло. Маги вскинулись было на активность тьмы из клинков, но ничего разглядеть не смогли и направились прямиком ко мне. Когда они подошли, я уже вновь заключил ладони в металлические перчатки, и лениво изучал оружие дроу. Сказать, что маги были в шоке, это ничего не сказать. Как в прочем и Урион. Я чувствовал его злость, но она была направлена не на меня, а на магов. Кажется, они смогли убедить его, что я не в состоянии забрать клинки себе, и сейчас он сожалел, что послушал их. Сами кинжалы были по эльфийски странными. Слишком резное лезвие, и довольно странная рукоять, с мерзкой рожей на крестовине, и в вершине рукояти.
     — Простите, уважаемый, — вежливо кашлянув, начал подошедший маг. — Не желаете ли продать эти клинки? Я вижу, что у вас есть хороший меч, и я более чем уверен, что эти кинжалы не найдут должного места в вашем владении. Я же исследую тьму и возможные методы для противодействия этой страшной стихии. Данные кинжалы могли бы мне помочь, как и всем жителям герцогства.
     Я перевел взгляд на мага и столкнулся с доброй улыбкой, но стальным и жестким взглядом уверенного в себе человека. По возрасту ему можно было дать лет тридцать, не больше, только вот в глазах читалась более длинная дорога жизни.
     — Тьма такая же стихия, как и огонь, — пожал я плечами. — Все зависит от разумного, который ей владеет. Если у него черная душа, то и магия света не будет использована во благо. Кинжалы не отдам, это мой трофей.
     — Жаль жаль, — не убирая улыбку с лица, сказал маг. — Если вдруг передумаете, то всегда можете найти меня в конклаве герцогства. Спросите Филтиэля, вам любой подскажет, где меня найти.
     Маг постоял еще несколько секунд, видимо надеясь, что его имя что-то мне скажет, но, так и не дождавшись реакции, хмыкнул и вернулся к пеплу вампира. Я пожал плечами и, накинув шлем, пошел в сторону трактира, где я собственно и остановился. По пути пришлось разгонять кровь и минимизировать боль от использования части силы дракона, в любом случае это того стоило. Еще раз, бросив взгляд на два кинжала, я представил, что в будущем у меня будет просто огромный зал, для хранения трофейных клинков и не смог сдержать улыбки. Будущее. Оно всегда манило своим множеством вариантов событий.
     Уже оказавшись внутри трактира, я, даже не смотря на позднюю ночь, ну или ранее утро, заказал себе плотный перекус. Сонный мальчишка, кажется, совершенно ничего не понимая, поставил передо мной бочку с пивом, но после окрика вышедшего хозяина, быстро заменил ее на небольшой графин с морсом. После мне приготовили ранний завтрак и неожиданно вручили письмо. В нем было всего два слова: я согласен.
     — Чуууудно, — протянул я и сжег письмо в слабо горящем камине.
     Теперь передо мной встал довольно серьезный вопрос о том, как же мне вывезти торговца не привлекая внимания, и отрезая все возможные связи со мной. Не хотелось бы, чтобы до него добрались только из-за того, что именно я перешел кому-то дорогу. Тот же заказ на мое убийство. Ведь довольно легко выйти на меня, захватив моих людей. Поэтому, хотя бы первое время придется не светиться в организации торговой сети и не показывать свои связи с торговцем.
     Немного подумав, и утолив голод, я вспомнил, что у меня фактически без дела сидит отряд Гордерика. Да, они учувствовали в охране первого каравана, но по сути, основных занятий у них нет. Все чем они сейчас занимаются, так это тренируются с орками, да помогают моим исследователям. Я прокрутил эту мысль с разных сторон и пришел к выводу, что лучшего варианта не найти. Еще бы мага сильного к ним прицепить и будет совсем хорошо. Как вариант, можно использовать какую-нибудь из дроу, только вот не уверен, что это будет хорошей идее. Орочьи шаманы? Вариант тоже такой себе. Их сила в прямом противостоянии, да еще и неожиданном, как-то блекнет перед обычным мастером маги. Только вот где бы его найти. Есть, конечно, один вариант, найти кого-нибудь из наемников, без права доступа к цитадели. Но, мрак, эти парни не любят приносить полноценных клятв, а значит и доверия к такому не будет. Что же делать? Отряд Гордерика силен, спору нет. Но без сильного и опытного мага это все больше похоже на игры в песочнице.
     — Собрал столько разумных, а нормального мага нет, — тихо пробормотал я. — И где мне его искать?
     В очередной раз вздохнув, я принялся рыться в памяти и искать всевозможные варианты. Морс подходил к концу, как и соленые крекеры в виде многогранников. Сон подбирался и стоял где-то на краю сознания, но все еще не имел надо мной власти. Хоть тело и получило довольно серьезные повреждения, но, бой не показался тяжелым. А уж если бы у меня была магия, то и вообще не представлял бы никаких проблем.
     — Простите, господин, — отвлек меня внезапный голос хозяина трактира. — Мне случайно удалось услышать, что вам нужен маг. Я ни в коем разе не подслушивал, просто мне удалось услышать ваш шепот.
     — Ну, — не очень приветливо высказал я.
     — Я бы хотел предложить свою кандидатуру, если конечно подойду, — огорошил меня мужик.
     Я сосредоточил на нем взгляд и не увидел абсолютно ничего. Обычный разумный, без каких-либо магических способностей. Около пятидесяти лет, седина полностью полкрыла его голову, но ясный взгляд и чистая кожа без единого намека на морщины ставила в тупик. Прямой нос, даже немного острый, выдающиеся скулы, карий, почти черный цвет глаз и очень густые брови. Телосложением, кстати, называющий себя магом, обладал довольно щуплым. Высокий рост, но худощавое телосложение и узловатые пальцы, с парой невзрачных колец.
     — Ты так уверен в своих возможностях? — хмыкнул я. — А то я их что-то не ощущаю. Да и если ты надеешься обойтись одной лишь словесной клятвой, то спешу тебя огорчить. Поверь, я найду способ обеспечить себе полноценную клятву, даже не смотря на то, что мир против.
     — Что еще можно было ожидать, от опаленного жреца Яры? — усмехнулся в ответ хозяин трактира. — Можешь звать меня Аалирон. Я гранд мастер земли, но, как ты понимаешь, не люблю хвастаться своими силами. Есть на то свои причины.
     — Подтверждение уровня силы будет? — заинтересованно спросил я.
     Хоть я и старался не показать возросший уровень своей паранойи, но внимание было сосредоточено на максимум. Маг, который появляется так сразу, да еще и в тот момент, когда не удалось покушение на меня, это, мать его, очень подозрительно. Пришлось подготовить себя к боли от использования драконьей сути, и не сводить взгляд с каждого его движения.
     Аалирон медленно достал из-за пазухи амулет, подобный тому, что мне вручили в цитадели огня, и, кивнув на мою реакцию, спрятал его там же. Только вот он не просто пропал за грязной и засаленной рубашкой, а полностью исчез и даже я, со всем своим драконьим зрением не смог его обнаружить. Единственное, что меня беспокоило, так это непонятные сигналы, которые я ловил от сидящего напротив себя разумного. Мне казалось, что передо мной что-то искусственное, так как ни мысли, ни чувства я ощутить не мог.
     — Каменный дракон, — смотря прямо мне в глаза, слишком ярко светящимися глазами, сказал человек. — Это имя мне дали после сдачи экзамена в Цитадели земли и я ...
     — Дай угадаю, передо мной всего лишь голем? — холодно улыбнулся я.
     — Впечатляет, — убрав улыбку с лица, сказал маг. — На это есть причины. Они ни в коем разе не направлены на запутывание тебя. Поклялся бы, да не здесь и не сейчас.
     — Ты меня заинтересовал, — медленно произнес я. — Только проблема в том, что я жуткий параноик. А ты показался ну в очень удобное время с попыткой присоединиться. Как думаешь, доверяю ли я тебе?
     — После клятвы, думаю, все вопросы отпадут, — пожал плечами голем, в человеческом обличии. — Я в любом случае планирую приложить все усилия, чтобы присоединиться к какому-нибудь влиятельному разумному. Скажем так, чтобы навести мосты между нами, я и открываю свои возможности.
     — С чего ты взял, что я влиятельный? — спросил я.
     — На тебя реликвия власти, — поймав мой взгляд, медленно произнес голем.
     Ну а мое чувство самосохранения вспыхнуло с новой силой, и паранойя буквально захватила весь разум. Руки сами потянулись к шлему, а взгляд принялся проникать все глубже, чтобы отследить линии, что связывали голема, с магом. Тот сидел и только бледно улыбался, даже не пытаясь как-то мне помешать. А я отслеживал все линии, коих оказалось чуть больше двух десятков, и все больше убеждался, что передо мной разумный, который получил именной значок мага. Стечение обстоятельств, удача, или очередная попытка меня убить? Время покажет, но расслабляться точно не стоит.

Глава 12. Передышка.

     Я покинул город сразу же на рассвете. Как дать инструкции Элраму, не посещая его еще один раз, я пока не представлял, а поэтому решил сделать по-другому. Быстрый переход до портала, практически загоняя Сталь, не менее быстрый перенос и вновь гомон не утихающей суеты. Пришлось отмахиваться от нудных расспросов, да попытаться найти отряд Гордерика в этой мешанине разумных. На это у меня ушло чуть больше часа. Сначала меня отправили на наш испытательный полигон, где гномы из мастерской испытывают новое вооружение. Но там, кроме массивных воронок от разрывов, никого не было. Дальше я прошел в саму мастерскую, где около двадцати минут, слушал оханье и аханье своих коротконогих мастеров. Все сводилось к одному и тому же. Слишком мало материала, нужно бы еще, да побольше. Мои идеи это полнейший бред, который почему-то работает, ну и естественно, необходимость в дополнительных рабочих руках. После пары десятков матов с моей стороны, меня наконец-то отпустили и отправили в горы, где себе устроил небольшую базу отряд Гордерика.
     Уже добравшись к ним по тонким тропам, при помощи проводника из орков, я невольно присвистнул и уважительно покачал головой. Они каким-то образом уговорили гномов и те отгрохали им немаленький двухэтажный домик, позади которого стояли совсем небольшие пристрои, видимо в качестве жилых помещений. Все это находилось зажатым между двух массивных скал, и можно было сказать, что место не очень, если бы не пару гектар зеленого луга, прямо перед постройками. Солнце добиралось сюда лишь после трех часов дня, но зато после не уходило до самого позднего вечера.
     Внутри основного здания обстановка была не очень богатой, если не сказать бедной. Практически полное отсутствие каких-либо украшений, голые стены, простой каменный пол, и лишь одинокий широкий стол по центру, да невзрачные стулья.
     — Ну что, лентяи, работа для вас есть! — громко сказал я, открывая дверь.
     — Наконец-то, — шумно выдохнул Гордерик и с силой опустил кружку. — Как меня достали эти хитромудрые коротышки, ты просто не представляешь!
     — По-крайней мере вы себе домик отхватили не маленький, — усмехнулся я.
     — Не слушай ты отца, — произнес заходящий Фаор.
     В руках он нес большой чан с чем-то вкуснопахнущим, да и остальные члены отряда постепенно подходили и занимали свободные места.
     — Присоединишься? — кивнув головой в сторону свободных мест, спросил Гордерик. — Как раз и расскажешь что за работа, на что рассчитывать и к чему готовиться.
     — Почему нет, — пожал я плечами и уселся на свободный стул.
     Моя ментальная чувствительность тут же стала ловить чувства и эмоции окружающих, а я удовлетворенно отмечал, что от былой агрессии не осталось и следа. Если раньше Гордерик прямо-таки ненавидел меня, то сейчас вместо ненависти был отголосок уважения, которого он и сам стыдился. Некоторым из членов отряда, так вообще нравилось то, в каком положении они оказались, а Фаор просто наслаждался тем, что стал винтиком чего-то более глобального, чем вольнонаемный отряд воинов.
     Пока я читал собравшихся бойцов, Фаор раскладывал всем поздний обед. Им оказалось что-то похожее на рагу из моего мира. Много мяса, овощей, и достаточно наваристо, чтобы утолить голод взрослых мужиков.
     — В общем, вы наверно слышали, что я планирую создать торговую сеть и благодаря порталам собрать неплохие сливки с этого дела, — начал я. — Так вот, я нашел человека, который будет этим всем заниматься, и ваша задача это его охрана. Что и как там будет с караванами, это заботы других, ваша цель это жизнь Элрама и его семьи. В основном, конечно, его самого. Чуть позже, найду вам в отряд хорошего мага, чтобы уж полностью обезопасить со всех сторон, и вперед, выполнять.
     — Нам нужно будет покинуть цитадель? — прожевав большой кусок мяса, спросил Гордерик.
     — Честно? Не знаю, — покачал я головой. — Что и как будет делать Элрам, для создания хороших условий торговли, от меня ускользает. Но скорее всего, он будет шляться по всему Араону, лично заключая контракты и разговаривая с другими торговцами. Первое время так точно. Сегодня вам нужно будет собраться и отправиться в Варру. Проследите чтоб сборы прошли без помех, а после сопроводите его к порталу, где и буду принимать клятву. Вопросы есть?
     — К чему нам готовиться? — немного подумав, задал вопрос Гордерик. — Снаряжение брать свое, или будет что-то особенное?
     Последний вопрос не был праздным, ведь именно его отряд, большей частью проводил тестирование моих задумок. Именно они первыми учились обращаться с серийными образцами тех же пистолетов и тому подобных разработок. Хотя конечно, некоторые из отряда никак не могли принять именно этот вид огнестрельного оружия, и отдавали предпочтение арбалетам.
     — Думаю, берите арбалеты и стандартные наборы алхимии да артефактов, — практически сразу ответил я. — Пока ничего специфического светить не нужно. Но если вдруг сработает чуйка, или тебе покажется, что это необходимо, то у тебя есть разрешение на использование чего-то более серьезного.
     — Понял, — медленно кивнул Гордерик, находясь явно где-то не здесь.
     Остальные не произнесли и слова. Они жадно ловили каждую фразу и уже в нетерпении, предвкушали рабочие деньки. Я их прекрасно понимал, ведь сам не любил тратить свое время впустую. Мы обсудили еще некоторые незначительные детали, а после я оставил их наедине со сборами. Мне нужно было пополнить расходники и немного по медитировать. Единственное, что меня отвлекло, это поиск ответственных в восстановлении замка, чтобы мне показали комнату, в которой я могу оставить кинжалы эльфа.
     Таковая нашлась за тронным залом, и кажется, в прошлом была приспособлена именно для этого. Уж слишком сильная защита от Сида висела на стенах и дверях, а внутри было множество следов от настенных креплений. Здесь еще никто даже не начал наводить порядок, поэтому пара кинжалов смотрелась довольно одиноко. Зато я вспомнил и о рапире Архонта, и о мече Мисавира. Спустя пару десятков минут, все это перекачивало из моей комнаты сюда, и после строгого запрета к чему-либо прикасаться, я наконец-то оказался свободен.
     Чтобы занять себя хоть чем-то во время ожидания, я полностью отдался медитации в комнате со свернутым временем. Успехи были, это бесспорно. Тело восстанавливалось, источник уже не был похож на сморщенную виноградину, а энергия хоть и с трудом, но довольно плавно перетекала по всему моему энергетическому телу. Пару раз пришлось прерваться, для разрешения некоторых вопросов. Естественно, что-то более глобальное решалось только через меня. Илвен, кстати здесь не оказалось. Она и еще одна дроу, Катари, кажется, отправились выполнять задание по поиску места совета. Дела в цитадели шли плавно и размеренно, ну а я уже строили планы на ближайшее будущее. Нужно наведаться в Саиру, да переговорить с Грисом по поводу его учеников. Все-таки, если они хорошо себя покажут в качестве охраны караванов, глядишь и получат возможность одними из первых посетить цитадель, когда она отроет ворота.
     На следующий день, с утра, я решил воплотить одну из своих мыслей. Недолго думая, я перешел на берег огненного океана и целый день ничего не делал. Абсолютно ничего. Пока со стороны поселка велось активное строительство, и дети плескались на берегу, под присмотром взрослых, я перебрался на риф, что делил гавань пополам и просто отдыхал. Дал волю чувствам, эмоциям, расслабил тело и перестал опасаться каждой тени. Вода была теплой, даже не смотря на слишком быструю смену погоды, и изредка льющий, как из ведра, дождь. Глубина у рифа не была большой, она не превышала десяти метров, а часто не доходила и до пяти. Множество различных рыб, и других обитателей только подначивали мой интерес, но все же заплывать далеко я опасался. Иногда, я видел вдали массивные силуэты непонятных существ, но агрессии от них не ощущал. Океан был добрый, ласковый и теплый.
     Уже под вечер, сидя на берегу, я немного сожалел, что рядом со мной нет разумного, которому я смог бы полностью открыться. Как-то не везет мне на вторую половинку, а может и я сам слишком требователен. Но, с другой стороны, что я смогу ей дать именно сейчас? Желающих меня убить? Постоянные столкновения с демонами, с хаосом? Жизнь на лезвии ножа, это не то, чем можно похвастаться. Только вот меня пугает совсем другая вещь. Нужна ли мне будет вторая половинка, когда я получу все, что хочу? Когда стану тем Лордом, с мнением которого считаются другие правители, когда лишь по моему слову будут идти в бой и погибать. Нужны ли мне будут чувства, когда все остальное у меня уже будет?
     — Кажется, пора заглянуть в бордель, — бросив камень блинчиком, пробормотал я. — И пару литров черной не помешает.
     Словно в насмешку над моими мыслями, в вечерний океан, с веселыми криками забежали орочьи девушки. Они совершенно не стеснялись своей наготы, и из одежды можно было увидеть лишь редкие сережки. Естественно, желание горячего женского тела тут же попыталось вырваться из глубины сознания, но я, не без труда, но смог его погасить. Только не со своими подданными. Эти будет отдавать толикой фальши, а мне это не нужно. В том же борделе все честно, близость за деньги. А здесь? Я не уверен, что мне откажут, но мрак, оказаться в одной постели с девушкой, которая рядом лишь потому что я Лорд? Нет, спасибо.
     — Я подумал, это будет кстати, — немного отвлек меня от мыслей Азакар.
     Я повернулся на голос и удивился наличию такого количества разумных. Пыхтя, и грязно матерясь, к берегу тащили бочонки Бранн, Гроин и Хиран. Чуть позади них шел Роар и катил перед собой тележку с огромными кусками мяса. Весело ухмыляясь, и бережно прижимая к себе небольшие колбочки, медленно шел Риоку.
     — Чего уставился? — издалека выкрикнул Хиран. — Помог бы что ль. На всех ведь тащим! Так что давай, не сиди истуканом, разомнись.
     Азакар стоял рядом, и весело скалил клыки, поддерживая руками левитирующийся поднос с десятком стопок. Там же стояли и холодные закуски, совершенно разные по виду. От сушеной рыбы, до соленых овощей, и маринованного гномьего мха. Поднос мягко приземлился на песок, и вокруг него поднялся бледный купол, который не будет пропускать песок и различных насекомых. Сам поднос размеры имел внушительные. Примерно два на три метра, и высотой около тридцати сантиметров.
     — Вырвались наконец-то, — выдохнул Риоку, присаживаясь рядом. — Давненько хотел проверить какого это, посидеть у такого массива воды. Это ж, сколько там духов стихий то.
     — Угомонись старик, — по-доброму одернул его Азакар. — Расслабься и просто отдыхай.
     — Ограждение? — посмотрев в глаза орку, тихо спросил я.
     — Обижаешь, — еще шире улыбнулся он. — Не первый десяток лет топчу эту землю, так что меры безопасности вбиты в подкорку. Отдыхаем спокойно, никто нас не потревожит.
     — Уф, тяжелые, зараза, — плюхнув бочки рядом, выдохнул Хиран. — Задницу бы хоть оторвал да помог, тебе же тащим. А то наслышаны мы, что хрена с два тебя напоишь.
     -Друг мой, вежливости бы тебе чуточку побольше, — извиняюще улыбнулся Гроин.
     — В гузно вежливость, когда без тебя уже наливают! — воскликнул гном и потянулся своей лапищей за стопку с черной.
     — Где-то я тебя понимаю, — покивал головой Бранн, плюхаясь рядом.
     — Как вы эту гадость пить можете, — поднеся стопку к носу, сморщился оборотень.
     — Главное, закусывать! — подняв палец, весело улыбнулся Хиран, и словно подавая пример, полез руками к маринованному мху.
     Это яство чем-то он напоминало морскую капусту, но вкус имело совершенно другой. Соленый и чересчур терпкий для того чтобы его есть сырым. Но вот при правильной готовке вкус изменялся до неузнаваемости. Причем вареный и жареный это совершенно разные по вкусу блюда.
     — Хорошо, что я не опоздал, — материализовался радом Кариот, с бутылкой чего-то молочно белого.
     — А вот я без подношения нашему Лорду, — бледно улыбнулся подходящий Калил.
     — Нашему? — зацепившись за слово и встретив взгляд полуэльфа, немного ошеломленно спросил я.
     — Я долго думал Дарт, — присаживаясь рядом, заговорил Калил, — в общем не буду ходить в округ да около, но я хочу принести тебе клятву и остаться здесь. Мне надоело бесцельно скитаться по миру, затыкая собой то одну брешь, то другую. Я хочу стать частью чего-то большего, а ты меняешь вокруг себя все. Сколько жизней ты уже спас? А сколько спасешь, став сильней? А ты ведь станешь, я тебя знаю. Я хочу стоять рядом и помогать по мере сил.
     — Сильно, — ошеломленно пробормотал вампир.
     — Я не приму от тебя клятву, Калил, — не отведя взгляд, твердо произнес я. Эльф вскинулся, и видимо хотел что-то сказать, но не посмел. — Мне не нужна клятва, чтобы доверять тебе. Если ты хочешь пойти со мной одной дорогой, то тебе нужно всего лишь заточить оружие и всегда держать его наготове. Потому что врагов будет столько, сколько рыбы в этом океане.
     — Что ж, — оскалился в ухмылке Калил. — Я отдаю в твои руки свою жизнь, душу и честь. Ну а с врагами мы как-нибудь разберемся. Главное чтоб компания была веселая, и на выпивку не скупилась.
     Я совершенно не узнавал этого парня. Насколько же сильно он изменился с тех самых пор, когда я видел его в последний раз в обители архимага. Что же с ним стало, если из балагура, он превратился в человека, который пытается скрыть такое море боли. Калил пытался шутить, смеяться, но я видел в его душе черную дыру, которая съедала его изнутри. Он не предаст меня, тем более после такого жеста. И именно это меня немного коробило, но так будет лучше.
     — Ты тоже под мое крыло собираешься? — хмыкнул я, смотря на зависшего вампира.
     — Э не, — помотал тот головой. — Меня ко всему этому не приплетай. У меня и своих проблем навалам. Заботы о вечном и светлом тащите сами.
     — Если будет нужна помощь, то ты можешь на меня рассчитывать, — делая выдох и выпивая первую стопку, кивнул я вампиру.
     Кариот молча кивнул и последовал моему примеру. Остальные тоже не отставали, и спустя несколько секунд над пляжем разносился довольный мат гномов. Немного позже, в теплые воды рванули и молодые оборотни. Кажется, Азакар с Роаром провели очень хороший разбор полетов и я не заметил между ними какой-либо напряженности. Прошло еще минут десять, и я заметил, как две компании стали сливаться. Совсем скоро было не отличить, где плескаются оборотни, а где орки. Естественно, мой взгляд выцепил неподалеку взрослых, которые во все глаза следили за своими подопечными.
     Идиллия. Пожалуй, это слово как никогда кстати. Насколько сильнее мне предстоит стать, чтобы все это защитить? Архонтом? Архимагом? Или может быть богом? Что ж. Я пройду этот путь и дарую тем, кто за мной пошел спокойное будущее. Осталось стать сильнее. Пора заканчивать черпать силу только лишь из знаний и тренировок с мечом. У меня имеется не полное слияние с кровью, и это надо исправить. А там в моем распоряжении еще стихии и слияние с ними прибавит мне ощутимую мощь. Только вот если по крови у меня есть кое-какие мысли, то обо всех остальных направлениях можно только догадываться. Есть, конечно, обрывки информации из книг, и знания о зафиксированных слияниях, но этого мало. Придется до всего доходить самому, ведь действительно стоящей информацией не делятся.
     Уже глубокой ночью, когда вокруг горело множество костров, и веселое плескание в воде, сменилось простыми посиделками, я выцепил вампира, что рассказывал какую-то безумно интересную историю и отвел его в сторону.
     — Мне нужен литр твоей крови, — без предисловий и вопросов, сказал я.
     — Без проблем, — пожал тот плечами и, вытянув руку, замер.
     На его коже словно раскрылись мелкие поры, и кровь сотней тонких линий стала собираться возле меня. Совсем малая ее часть образовала твердый шар, где застывшая кровь стала походить на стекло, а остальная часть собиралась внутри.
     — Ты даже не спросишь зачем? — немного удивленно спросил я.
     — Зачем? — усмехнувшись, задал вопрос вампир. — Если ты просишь, значит тебе это действительно нужно. Ну а мне не жалко. Так сказать плата за твое гостеприимство.
     — Мне не нужна от тебя плата Кариот, — покачал я головой. — Ты всегда желанный гость в моей обители.
     — Я знаю, — совсем по-человечески улыбнулся вампир. — И именно за это я благодарен тебе больше всего.
     Да, кажется, этот вечер смыл множество граней и заставил каждого отрыться душой. Прошло пару минут, как шар полностью заполнился кровью, и кивком поблагодарив вампира, я отправился в комнату медитации.
     Вампиры это единственные существа, которые настолько сильно связаны с кровью, что именно их кровь обладает довольно большой силой. Моя память содержит море информации, и именно благодаря этому я смог прийти к мысли, что кровь высшего вампира поможет мне закончить слияние. С этими мыслями я добрался до места и, раздевшись, сел в позу лотоса, а рядом в небольшую емкость поместил шар крови. Легкое усилие воли, и оболочка трескается, а красная жидкость заполняет глубокую металлическую тарелку. Я полностью очистил голову от лишних мыслей и, положив ладонь в емкость, закрыл глаза. Разум стал, словно расслаиваться и растягиваться по всей ауре. Полная тишина не напрягала, а, наоборот, помогала расслабиться. Сначала я почувствовал тепло, а потом услышал, как тихо лопнул пузырек крови. Она нагревалась и совсем скоро, я ощутил, как что-то горячее поднимается по руке вверх. Мгновение, и меня выбивает в глубокую медитацию, но кровь вампира направляет меня в совершенно другое место. Еще десяток секунд, по крайней мере, мне так показалось, и я ощущаю себя стоящим по колено в жидкости. Уже открывая глаза, я знал что увижу. Как и в прошлый раз, я стоял посреди моря крови. Она была везде и спустя секунду стала медленно подниматься по ногам. Сначала я не мог ее даже почувствовать, словно это всего лишь иллюзия, но когда кровь дошла до того самого места, на котором я прервался в прошлый раз, она резкими скачками стала нагреваться. Ей удалось преодолеть всего лишь сантиметр, когда ее температура стала не просто горячей, а обжигающе невыносимой. Я мгновенно вспомнил, почему я не смог закончить слияние в прошлый раз, но в этот раз эта боль не была серьезной помехой. Да, здесь я не мог отключить ее посредством ментальной магии, но перетерпеть ее мне вполне по силам. Она медленно поднималась все выше, и когда дошла до рта, все тело пронзил сильнейший спазм боли, из-за которого я не смог сдержать крик. Кровь словно почувствовала мою слабость и резко заполнила рот, наполняя собой все мое тела, а потом меня просто не стало.
     Странное ощущение не чувствовать себя. То есть полностью. Обычно, я даже во сне ощущаю себя, свое тело или разум, а в этот раз ничего не было. Не знаю, сколько прошло времени, но в себя я приходил волнами и сквозь сильную слабость. Было довольно тяжело даже просто ухватиться за какую-либо мысль, чтобы всего лишь задержаться в сознании. Попытки продолжались одна за другой, пока я наконец-то не открыл глаза. Пришел я в себя лежащим на боку, с затекшим телом и заключенный в корку крови. Стоило только пошевелиться, как она мгновенно осыпалась на пол, а после и вовсе испарилась. С трудом, мне удалось приподняться, чтобы принять сидячее положение. Руки тряслись как у алкоголика с большим стажем, во рту пересохло, а в голове гуляла звенящая тишина. Еще минут двадцать ушло на то, чтобы полностью прийти в себя, только вот слабость никуда не делась. Уже сидя, прислонившись к стене, я понял, что жутко хочу жрать. Восприятие времени сбоило, и было довольно сложно понять, сколько я провел внутри этой комнаты. Зато, в памяти стали всплывать знания, которых никогда не было в моей голове. Как и в прошлый раз, я стал вспоминать совершенно дикие вещи. Некоторая часть наслаивалась на те знания, что я успел подхватить в АМИ, другая часть их исправляла, а третья привносила совершенно новые и незнакомые ритуалы да заклинания. Придется потратить еще несколько часов, чтобы во всем разобраться и разложить по полочкам, ну а пока мне просто необходимо пожрать.
     Я тяжело поднялся по стеночке и, шатаясь, прошел к выходу. Уже оказавшись снаружи и преодолевая слабость, я выбрался наружу и вдохнул свежий воздух. Солнце висело в наивысшей точке, и его жар почти обжигал. Ветер, как таковой, отсутствовал, и стоило мне только оказаться на свежем воздухе, я тут же покрылся потом.
     Уже сидя у орков в шатре и тяжело заталкивая в себя третью порцию плова, я раскидывал по полочкам знания, что получил от слияния. Было довольно забавно, что от того же слияния с огнем я не получил каких-либо знаний, а кровь дала слишком много. Откуда и почему я до сих пор не понимал, а поэтому просто закинул этот вопрос в дальние уголки памяти, с обещанием когда-нибудь разобраться.
     Оказалось, что я отсутствовал двое суток. Естественно, меня никто не потерял, потому что все знали, что на медитацию я трачу довольно большое количество времени. Но зарубку я оставил. Получается, что не окажись я в комнате со свернутым временем, провалялся бы четыре дня без сознания. Не очень хорошая перспектива, если под рукой нет такой замечательной комнатки.
     Мое ближайшее будущее уже разбилось на несколько пунктов. Клятва от Элрама, разборка с Каменным драконом, разговор с Грисом и посещение Священной долины. Последняя просто идеальна для смерти и воздуха. Возможно, именно там я смогу получить необходимую информацию по слиянию с этими двумя направлениями. Там слишком тонкая грань между миром живых и мертвых, да к тому же, обилие духов стихий, а именно элементалей воздуха, может подтолкнуть на правильное решение относительно слиянию именно с воздухом. В любом случае убить такое существо и получить с него чистую эссенцию будет полезно.
     Чтобы более-менее восстановить свое состояние у меня ушло еще несколько часов. Как только тело пришло в порядок, я стал готовиться к дальнейшему путешествию, чтобы сразу после принятия клятв, отправиться в Саиру. Все расходники были пополнены, доспех проверен мастерами, а я, раскидывая по памяти знания о магии крови, переместился к порталу возле Варры. Со мной поехал Риоку, с двумя шаманами, двое оставшихся дроу и Хиран. Вся эта компания была необходима как для подстраховки перед Каменным драконом, так и для удержания линий клятвы. С каждым разом она дается все сложнее, и именно эти пять разумных, обладающие силой, должны помочь мне ее принять. Мы прошли лес, вышли на дорогу и, потратив час неспешной езды в сторону города, остановились на обочине. Естественно с нами было охранение из двух десятков орков, поэтому мы практически ни о чем не беспокоились. Праздные разговоры, перегар от нашей прошлой посиделке, который до сих пор не выветрился из гнома, и ленивый осмотр окрестностей. Никаких сложностей и неожиданностей. Оно и понятно. Вся территория на несколько километров от портала была изучена и держалась под контролем наших стражей. Скорее всего, придется и здесь ставить что-то по типу поселка, только вот насколько же это будет не безопасно. Слишком близко герцогство, да и до Саиры в принципе не далеко. Могут быть осложнения на самом высоком уровне и это плохо.
     — Едут, — отвлек меня от мыслей, спокойный голос Хирана. — Минут через сорок будут здесь.
     — Отлично, — хмыкнул я.
     Дальнейшее время растянулось на долгие минуты ожидания, но все подходит к концу. Вот показалась передовая пятерка отряда Гордерика, которые поравнялись с нами, и после короткого приветствия, спешились. Осложнений переезд не вызвал, тем более, как я понял из их коротких фраз, Элрам не стал продавать свое небольшое поместье, а оставил его в качестве начальной базы для торговли в Варре. Прошло еще минут пять, как показалась основная масса разумных, среди которых, одним из первых ехал и сам Элрам. Торговец о чем-то активно беседовал с Гордериком, а тот в свою очередь очень внимательно слушал. Фаор ехал немного позади, среди тройки гномов. Чтобы у Элрама не возникло лишних вопросов, именно его хорошие знакомые должны были развеять все сомнения. К моему удивлению, среди всей этой компании присутствовал и Аалирон. Признаться, я до последнего сомневался, что он примет мое предложение, поэтому дал ему время на раздумья. Что ж, лишним этот маг точно не будет. Только вот остается вопрос о его прошлом, но именно это я собираюсь узнать в первую очередь. Не очень хочется взять под свое крыло какого-нибудь маньяка.
     В этот раз маг не был представлен в виде голема. Обычный человек, чуть более плотного телосложения, нежели та версия в таверне, немного измененное лицо, в сторону аристократических черт, но все такой же пронизывающий взгляд. Аалирон внимательно всматривался в лица его поджидающие, да и к тому же, я прекрасно ощущал его сканирующие плетения. Похоже, доверия к нам он не испытывал, в прочем, как и я к нему. Моя паранойя не спит даже сейчас, когда вокруг целая куча совсем не слабых разумных. Есть целая куча всяких маскирующих артефактов, так что лишь когда будет заключена клятва, я смогу, наконец, расслабиться.

Глава 13. Клятвы.

     — Признаться, я немного удивлен, — поравнявшись с нами, медленно произнес Элрам. — Я рассчитывал на более, как бы сказать, приятный причем, что ли. Если бы не гномы, то можно было бы заподозрить что-то неладное.
     — Он параноик, — махнул рукой Риоку. — Да и чтобы принять у вас клятву, придется подготовить слишком массивную магическую схему, а для этого нужно большое свободное пространство.
     — Орки, дроу, гномы, — набрав в грудь воздуха, пораженно выдал Элрам. — Я уже ничему не удивляюсь. Что дальше? Оборотни? Драконы?
     Неприличный смех дроу заставил его замереть, совершенно не зная, как на все это реагировать. Пришлось бросить на девушек строгий взгляд, хоть и самому было немного смешно. Аалирон лениво, на первый взгляд, осматривал нашу компанию, но я прекрасно ощущал его напряженное состояние. Да и Хиран был слегка не в себе. Для гномов, маги земли других рас, это своеобразный вызов, и никогда не знаешь, как мелкие отреагируют на появление таковых поблизости.
     — Не думал, что ты все-таки решишься, — подойдя к магу и, твердо встретив его взгляд, произнес я.
     — Честно признаться, я и сам еще до конца не верю, что сделаю этот шаг, — бледно улыбнулся Аалирон. — Фактически эта клятва означает потерю свободы. А она это все что у меня осталось.
     — Мне не нужна твоя свобода, — пожал я плечами. — Только верность и служение.
     — Служить то я готов, только вот прислуживаться не мое, — сощурившись, выдал маг. — Согласись, это все должно быть выгодно обоим. И если я отдаю тебе свою силу, то, что дашь мне ты?
     — Веру во что-то хорошее? — иронично спросил я. — Знание, в то, что ты не одинок? Понимание, что ты часть чего-то большего, нежели наемники и посетители трактира?
     — Сейчас твой отряд не похож на что-то великое, — усмехнулся маг. — Да и сборище из разных рас говорит в первую очередь о том, что ты собрал всего лишь изгнанников и пытаешься выдать их за что-то большее.
     — Я никого за собой не тяну, — улыбнулся я. — Решать тебе и только тебе. Но сделав выбор, дороги назад уже не будет. Что ты видишь перед собой? Дроу, орки, гномы, оборотни, которых, я уверен, ты уже заметил. Все они представляют собой одно целое. Не свора собак, которые дерутся за кусок добычи, а единый отряд. Конечно пока не без шероховатостей, но согласись даже это стоит слишком многого.
     — Умирать за чужую идею, пусть и жреца богини мести, — сморщился маг.
     — Не за чужую идею, маг, — вставил свое слово Риоку. — За новый дом.
     Аалирон бросил взгляд на старого шамана и крепко задумался. Я прямо физически ощущал, как его мысли ворочаются, словно огромные валуны. Сомнения, сомнения, и еще раз сомнения.
     — Я обязан тебя спросить, — вновь заговорил я. — Надеюсь, на твоей совести нет ненужных смертей?
     Маг словно очнулся от стазиса и перевел на меня немного потерянный взгляд.
     — Есть, как не быть, — тихо выдохнул он. — Мне немало лет Дарт, и за свою жизнь я повидал всякого. Приходилось, и вызывать массивные обвалы в горах, лишь бы спастись от преследователей, и устраивать небольшие землетрясения, которые приносили слишком много разрушений. Я не святой. Я всего лишь человек, со своими страхами и пороками.
     — Честность это хорошо, — задумчиво произнес я, — но мне кажется, ты понял, о чем я хотел спросить.
     — Понял, как не понять, — криво усмехнулся он. — В любом случае, после клятвы я ничего не смогу скрыть, так что откроюсь сразу, а там уже сам смотри. Я объявлен в розыск в королевстве Тарк. Скажем так, я был не очень законопослушным гражданином. На моей совести смерти семнадцати стражников и более сотни солдат. Но на то были свои причины. Одержимость. А солдаты, они были посланы за мной по следу лишь с одной целью — убить. На тот свет я не собирался, так что пришлось защищаться.
     Было странно слушать мага. Я чувствовал, что он не врет, но так же я ощущал что-то странное, но что именно, никак не мог понять. Мне казалось, что в этом человеке есть капля фальши, именно капля, но как известно, капля дегтя портит бочку меда.
     — Клятва, — поймав взгляд мага, твердо произнес я.
     Тот не отвернулся и медленно кивнул. Будем решать проблемы по мере их поступления. Я постараюсь, чтобы Аалирон дал немного измененную клятву, чтобы отсечь любые возможные попытки мне навредить.
     Пока я разговаривал с магом, к нам подошли и остатки отряда Гордерика, среди которых обнаружилась и вся семья Элрама. Это была строгой красоты жена, и пятеро детей, в возрасте от десяти до примерно двадцати лет. Причем я довольно четко ощущал ненависть со стороны женщины, когда ее взгляд то и дело натыкался на меня. Мне было не сложно ее понять, поэтому акцентировать на этом внимание я не стал. Лишь отметил ее холодную красоту, и среднего размера магический источник.
     Когда растянутый отряд собрался плотнее, мы поехали в сторону сворота к порталу. Элрам о чем-то разговаривал с Хираном, Аалирон хмуро молчал, а все остальные были собраны и в довольно неплохом расположении духа. Практически перед самым своротом, Риоку увел нас в совершенно другую сторону, и спустя несколько минут стало понятно, что вел он нас к очень просторной поляне. Здесь уже вовсю трудились сотни духов стихий, которые выдавливали в земле непонятный для меня символ. Он не был похож на обычные пентаграммы или печати, а имел вид более приближенный к китайским иероглифам. Квадратный, с множеством закорючек и линий внутри себя. Так же, по каждому из четырех углов, были расположены похожие знаки, но на порядок меньше.
     — Эти схемы помогут стабилизировать линии клятвы, — правильно поняв мой вопросительный взгляд, пояснил шаман. — На данный момент при заключении клятвы происходит фактически рассинхрон дух миров, энергетического и материального. Это должно помочь. Нам придется удерживать энергию и не позволять ей пойти в разнос, разрушая свои же потоки.
     — Отлично, — кивнул я. — Элрам с семьей первые, Аалирон, ты следом.
     Маг кивнул и, отъехав немного в сторону, спешился. После чего, недолго думая, привалился к огромному дереву, сорвал травинку и принялся лениво ее жевать, смотря куда-то ввысь.
     Элрам со своей семьей, немного с опаской прошли внутрь схемы и замерли. Когда я так же оказался внутри, дроу подняли вокруг нас черный непроницаемый купол, чем довольно сильно напугали людей. Торговец старался не подавать вида, но мне это было и не нужно, я все прекрасно ощущал. Далее последовала стандартная клятва, и только звенящий от напряжения воздух показал мне, что удержание линий дается магам с трудом. К счастью, в этот раз мне не пришлось использовать черное пламя, для нормализации клятвы, обошлись своими силами.
     — Ты готов? — спросил я Аалирона, после того, как мы закончили с торговцем.
     — Да, — встряхнувшись, и отбросив тень сомнения, твердо кивнул маг. — Будет единственная просьба. Я не хочу, чтоб у клятвы были свидетели.
     — Без проблем, — пожал я плечами, сделав очередную зарубку в памяти.
     Как и в прошлый раз, купол закрыл нас от посторонних, только в этот раз дроу остались снаружи. Аалирон снова стал нервничать, но когда мы остались наедине, его словно подменили. Вместо сомневающегося мага, передо мной предстал кто-то, кто явно не был простым гранд мастером земли.
     Клятва и разговор с Аалироном продлились около часа, не меньше. Все это оставило одни лишь вопросы и множество сомнений в моей голове. Да, он принес мне клятву и согласился но охрану каравана, только вот в случае чего, разорвать клятву для него не составит труда, даже зная, что цена этому его жизнь. Кажется, я был немного в шоке от того, как все произошло. Зато в одном я уверен точно. Будущий караван окажется под более чем надежной защитой, и по этому поводу можно не беспокоиться. Только вот теперь у меня появилось намного больше причин для беспокойства, и возня с цитаделью не кажется такой глобальной.
     Чтобы не перекладывать свои личные проблемы на окружающих разумных, я сомкнул вокруг своего разума ментальный барьер, тем самым полностью отсекая любые попытки меня прочесть. На вопросительные взгляды окружающих, я только мотал головой и старался не вступать в разговоры.
     Мы покинули поляну практически сразу, совершенно не желая задерживаться. Аалирон вновь натянул маску хмурого мага, в прочем, как и я. Зато Элрам с семьей расслабился, и даже стал шутить, на тему цитадели посреди леса. Гномы улыбались, но отмалчивались. Риоку с дроу так вообще не принимали участие в разговорах, а только недовольно хмурили лица. Все это продолжалось, пока мы не оказались возле портала, где Аалирон бросил на меня быстрый взгляд и о чем-то задумался. В прочем, его мысли не прочесть даже мне, поэтому я забил на это дело и отдался течению. Если бы он хотел меня убить, то сделал бы это еще в трактире. А если бы захотел убить посреди моих подчиненных, захватив с собой и их, то думаю, справился бы и с этим. Мы с ним довольно четко расставили все точки над и, поэтому ожидать от него какой-то подлянки точно не стоит.
     Возле портала нас встретили как обычно. Несколько орков из тех, чья очередь дежурить была назначена на сегодня, и пара оборотней. Вообще, данная местность довольно хорошо контролируется моими людьми. Пока никаких серьезных поисковых операций по следам гномов не было, но кто знает, что будет дальше. Поэтому уже сейчас дан наказ на продумывание чего-то подобного поселку на берегу океана. Единственная проблема, это слишком близкое расположение герцогства. Ну как близкое, двое суток на лошади, это не так чтоб уж рядом. Только вот захоти те же гномы меня отсюда выселить, и никаких проблем у них не возникнет. А значит, данный портал самый уязвимый из всей цепочки.
     — Когда я уже увижу твою цитадель? — спросил, подъехавший ближе Элрам.
     Мы как раз находились в центре портала, поэтому я только усмехнулся и кивнул Риоку. Тот взмахнул пару раз ладонями, произнес несколько коротких фраз, и вся наша компания уже находится за сотни километров.
     — Прошу любить и жаловать, — разведя руки в стороны, заговорил я, — Цитадель Последней Надежды. Ваш новый дом.
     Элрам стоял рядом со мной и пораженно хватал ртом воздух. Его дети и жена пришибленно стояли рядом и напряженно смотрели по сторонам. Оно и понятно. Окружающая суета и на меня действует немного мрачновато. Слишком много разумных, а я, как человек, предпочитающий одиночество, очень не люблю оказываться в центре таких столпотворений. Зато я успел отметить, что над стационарным порталом уже начали возводить этакую беседку. Массивные изящные колонны, резная красивая крыша и небольшой участок парка, где в будущем будут расти высокие деревья, среди которых расположатся магические башни с бойницами для станковых орудий. Паранойя она такая.
     — Элрам, старый друг! — воскликнул, оказавшийся рядом Бранн. — Сколько лет, сколько зим! Честно признаться, я даже не сомневался, что ты согласишься на столь заманчивое предложение нашего Лорда.
     — Бранн, старый ты бочонок, — вместо Элрама, впервые по теплому улыбнулась жена торговца. — Я так и знала, что во всей этой авантюре были и ваши мелкие ручонки.
     — Эмилия, ну что ты такое говоришь, — наигранно возмутился Бранн. — Какие же они мелкие? Как видишь, авантюра более чем заманчива, и для тебя, и для твоих детей. Ну что им может предложить герцогство? Стагнацию? Будущее в поварятах у отца?
     — А здесь какое их ждет будущее? — сощурившись, выдала женщина. — Отец в вечных разъездах? Орки и дроу в качестве соседей по дому?
     — Кто как не орк, сможет научить твоего старшенького в обращении с холодным оружием, — подмигнул ей гном. — Помнится, он еще с год назад грезил стать мастером меча? А?
     — Дарт, это все реально? Не иллюзия? — взяв себя в руки, тихо спросил Элрам. — Просто я узнаю эту цитадель. Наслышан про пристанище последнего темного властелина. И если честно, это немного пугает. Не знаю, каким образом ты смог завладеть этой местностью, но я уверен, что в темных уголках этого места может прятаться поистине ужасная тьма. Уверен ли ты в своих силах? Сможешь ли ты с ней совладать?
     По началу речи Элрама, его все слушали внимательно, но под конец, Бранн не выдержал и заржал в голос.
     — Друг мой, чуть позже, я познакомлю тебя с самой ужасной тьмой этого места, — отсмеявшись, выдал гном. — И поверь мне, ты не захочешь от нее уходить, пока не испробуешь всех ее яств.
     — Это он про кого сейчас? — толкнув в бок Риоку, тихо спросил я.
     — Про Илвен, — усмехнулся шаман. — У твоей эльфийки на удивление чудесно получается готовить всякого рода особые блюда. Многие уже наслышаны, а вот почему-то тебе она сказать опасается.
     — Забавно, — тихо пробормотал я. — Ладно, опустим это на потом. Сейчас нужно чтобы вы определились с временным домом для Элрама и его семьи, пока здание торговой гильдии и соответственно его жилой особняк возводятся в первую очередь. Тут, надеюсь, возражений не будет?
     — Да как бы сказать, — сморщился гном. — Свободных рук катастрофически не хватает, но я тебя услышал. Сделаю все, что в моих силах. Нужны же ведь еще обширные складские помещения?
     — Насчет обширности это не ко мне, — хмыкнул я. — Элраму в любом случае будет виднее. Ввиду его в курс дела, а там уже пусть сам решает, сколько и где.
     — Что-то мне подсказывает, что он еще несколько дней будет в ступоре, — бросив взгляд на торговца, проговорил гном.
     — Значит, на твои плечи ложится обязанность, чтобы он пришел в себя как можно быстрее, — улыбнулся я гному, смотря на его кислую физиономию.
     — Да понял я, понял, — буркнул гном, явно прогоняя в голове мысли, откуда бы вытащить строителей и магов, чтобы поскорее возвести хотя бы жилое помещение для Элрама и его семьи.
     Я же нашел взглядом Аалирона, и направил лошадь к нему. Тот стоял на крепостной стене внутреннего города и задумчиво смотрел на тысячи неупокоенных душ.
     — Впечатляет, — рассеянно произнес он, когда я оказался поблизости. — Если будет необходимость, я могу с ними помочь.
     — Не стоит, — покачал я головой. — Пока она послужат дамбой, на случай, если кто-то решит вломиться к нам с парадного входа.
     — У тебя есть год, — немного помолчав, вновь заговорил маг. — Ты уверен, что охрана торгового каравана это то место, где я буду полезен? Он все ближе, я чувствую это. Мы все чувствуем это.
     — И что ты хочешь от меня? — усмехнулся я. — Ты видишь здесь армию, которая сможет дать отпор владыке хаоса? Я нет. И за год таковая не появится из неоткуда. Какое число солдат и магов может предоставить тот же Тарк? Пятьдесят тысяч солдат, и с полтысячи магов, три десятка из которых архимаги. А там еще прибавь Винфор, с его академией и ректора, который в одиночку заткнет с десяток архимагов так точно. Его недавний бой с аватаром какого-то идиотского божка того стоит. Подумаешь четверть города в хлам, зато не одной жертвы среди мирного населения и прекрасное зрелище в качестве научного пособия для студентов.
     — И лучшей рекомендации для Волеареса и его академии не сыскать, — усмехнулся Аалирон. — В некоторых кругах ходит слух, что он сам вызывал аватара какого-то забытого бога, чтобы стереть из памяти недовольных тот неудобный просчет с вампирами. И надо признать у него это вышло. Тебя захотят убрать Дарт. Особенно после столкновения с его вестником. Ты показал свою силу. Пусть и не сам, но убрал с дороги вестника, не позволил городу превратиться в гнездо хаоса и довольно сильно проредил костяную гвардию. В следующий раз, перед такими значимыми событиями по твою душу отправят охотников.
     — Пусть встают в очередь, — оскалился я.
     — Ты слишком самоуверен, — покачал головой маг. — А ведь еще даже не обрел крылья.
     Я оставил фразу мага без ответа, так как к нам присоединился Бранн и Элрам с семьей. Они пришибленно и в полной тишине смотрели на море душ, а я читал в их мыслях зарождающуюся панику. Пришлось строить из себя радушного хозяина и уводить разумных в сторону. На данный момент они знают слишком мало, а ненужные сведения могут только навредить.
     В сухом остатке Бранн проявил гостеприимство и пригласил гостей на время к себе. Его особняк, который больше походил на небольшой замок, был уже практически завершен, и свободных жилых комнат там было в достатке. Зато теперь я уверен, что он поторопится с жильем для Элрама. Дальше был небольшой банкет, который для старого друга устроил гном, ну а где праздник, устроенный гномами, там и море выпивки. Только вот торговец наотрез отказался пить, пока ему не расскажут, как и с чем ему предстоит работать. Гном горестно вздохнул, но с желанием друга спорить не стал, и мы втроем прошли в рабочий кабинет Бранна, где на широком столе лежала огромная карта известных земель Араона.
     — Значит, порталы, — задумчиво произнес Элрам, когда мы остались втроем. — Сколько и где?
     Не говоря лишних слов, я нашел места на карте и карандашом отметил участки расположения всех четырех порталов.
     — Как ты видишь, все более чем серьезно, — сказал я, доставая два мешочка с камнями. — Здесь твой стартовый капитал. Постарайся продать их за максимальную цену. У тебя в любом случае связей и информации больше, чем у нас. Вообще я даю тебе полную свободу на создание полноценной торговой компании. Вот здесь лист бумаги, на котором обозначены товары, необходимые оборотням из озерного края и список того, что они могу предложить. Первое время тебе лучше не светиться связью со мной. Ну а дальше, думаю, разберешься. Естественно, охрану нужно усилить по максимуму, этим займется Азакар. И да, маг, который пришел с вами, в любом случае должен путешествовать вместе с караваном.
     — Силен? — все, что спросил Элрам, витая где-то в облаках.
     — Более чем, — кивнул я, прикидывая какие сюрпризы он может преподнести желающим меня ограбить. — С постройкой и складскими помещениями внутри цитадели, разговаривай с Бранном. По всем вопросам о вещах первой необходимости, тоже к нему. Какие-то особые заказы уходят на второй, если не на третий план. Пока нам нужно в кратчайшие сроки привести жизнь здесь к среднему значению. Не до изысков, но и чтоб разумные не ютились по шатрам. Справишься?
     — Если честно, я думал, что правдой окажется процентов десять из того, что ты говорил, — покачал головой Элрам. — Сейчас же, я даже не знаю с чего начать. Если о порталах узнает кто-то обремененный большой властью, да к тому же захочет их прибрать к рукам, то прольется много крови.
     — Вот и продумайте все как следует, — кивнул я, направляясь к выходу. — Бранн, если надо, привлеките теневой совет. В общем, не мне вас учить. Большие уже мальчики.
     Оставив двух разумных нелепо хлопать глазами, я покинул гномью часть поселения и вернулся под открытое небо. После разговора с Аалироном, желание пройти слияние с оставшимися стихиями лишь окрепло. Главное, что я притащил-таки разумного, который займется торговлей. С этим пунктом разобрались. Теперь на повестке дня Священная долина и Грис со своими подопечными. Надеюсь, Илвен справится и найдет место, где обладатели великих реликвий собираются порассуждать о жизни.
     Уже оказавшись вне подземного города гномов, я с наслаждением вдохнул запыленный воздух и невольно улыбнулся. Восстановление цитадели шло своим чередом и это радовало. Мне бы еще с тысячу гномов и было бы вообще замечательно. Сейчас все постройки напоминали безликие и пустые квадраты, с темными провалами окон. Одна только цитадель с каждым днем становилась все лучше и массивнее. Все-таки гномы знают толк в строительстве.
     Сейчас, когда в разные стороны отправлено два поисковых отряда, я задумался об очередной авантюре. Естественно, без своего непосредственного участия. Меня интересовал огненный океан и его возможные богатства. Своих разумных отправлять как-то не хочется, но и спонсировать на постройку корабля незнакомые личности тоже идея не из лучших. Я уже разговаривал по этому поводу с Бранном, и тот только покачал головой, задохнувшись очередной порцией матов. Но все же я убедил его выделить с десяток толковых работяг, на постройку массивного корабля. Уже во время недавнего отдыха на берегу океана оказалось, что к гномам присоединился с десяток орков. Проблема заключалась в том, что никто даже не представлял с какой стороны подойти к созданию судна, которое выдержит открытое море. Поэтому весь их энтузиазм довольно быстро утих и кроме подготовки материалов, да затыкания дыр в строительстве, они, по сути, ни чем не занимались. Зато тот разговор отложился у меня в памяти и возможное его решение вроде бы нашлось. Осталось только дождаться, пока Лионела в очередной раз посетит баронства и договориться с Сиртааконом о встречи. Слишком много планов, а времени на их реализацию чертовски мало.

Отступление 2.

     — Ну и во что ты меня втянул, старый прохвост? — тяжело вздохнув, спросил Элрам своего старого друга.
     Уже поздним вечером они сидели в кабинете Брана и неспешно попивали грог. Торговец оставил жену с детьми, коих они вдвоем уложили спать и по приглашению гнома, посетил его личный кабинет. Здесь было немного тесно, много книг и различных непонятных приспособлений. Карта была оставлена за дверью, в рабочем кабинете, где несколькими часами ранее они разговаривали с Дартом.
     — А то я не помню твое бурчание на слишком быстро изучаемый мир, — усмехнулся гном. — Не ты ли сокрушался об отсутствии конкуренции и скучной жизни? Теперь, как видишь, скучать тебе не придется.
     — Если бы ты знал, через что я прошел, уговаривая Эмилию, то ты бы не был столь весел, — сморщился торговец.
     — Ага ага, — покивал головой гном. — А то я ее не знаю. Она тоже, знаешь ли, не глупая женщина. Видит, что ее мужик фактически гниет в доме. Что-то я сомневаюсь, что между вами был серьезный спор. Поди, как только увидела твои загоревшиеся глаза, так сразу и сдалась.
     — Покидалась для приличия огненными шарами, — улыбнувшись, зябко повел плечами Элрам. — Но это пустяки. Лучше расскажи, с чем мне предстоит работать? А то Дарт накидал кучу ничего не значащих фраз и словно испарился. Выдал огромную сумму денег, и словно оставил все без контроля. А я в это с трудом верю.
     — И зря, — пыхнув трубкой, улыбнулся гном. — У него есть моя рекомендация на твое мастерство в торговой сфере, а это что-то да значит. Он вообще предпочитает не вмешиваться в дела более опытных разумных, как он говорит. Вносит небольшие поправки, высказывает пожелания, да иногда предлагает слишком безумные идеи, которые на удивление работают. Скажем так, ты заполучил кредит доверия, который нужно отработать. Только после этого он будет воспринимать тебя в серьез. Сам понимаешь, слишком высоки ставки.
     — Не нравятся мне эти намеки, — сморщился Элрам. — Здесь буквально все вопит о том, что мирным это место останется недолго. Ладно, это все терпит. Расскажи, какие товары может предложить сама цитадель, без необходимости покупки-перекупки в других местах. Слишком глупо тратить время на отправку порожнего каравана. Да и нужно решить, откуда лучше начинать. Есть у меня идея насчет камней, но опять же, чтобы добраться до Миристина уйдет, по меньшей мере, месяц.
     — Думаешь, союзные королевству Тарк, гномы дадут лучшую цену за камни? — задумчиво спросил Бранн. — Может ты и прав, конечно. Насчет того, что мы можем предложить, так список не будет мал. Это и древесина из пустошей, которая по прочности не уступает железу, и некоторые специфические растения оттуда же. Плюс у нас под боком черный лес, а это сам знаешь насколько выдающиеся алхимические ингредиенты. Да прибавь к этому выжимки из желез арахн и других тварей леса. Есть у нас и поселок на берегу когда-то огненного океана. Сейчас там просто рай, посети обязательно вместе с семьей. Поверь, оно того стоит. Теперь, когда океан перестал гореть, в нем просто уйма различной живности. Есть и такая, какую я в жизни не встречал! Представь склизкое нечто, с множеством щупалец, словно отрыжка хаоса, а Дарт берет эту мерзость и готовит над углями! Должен признать, лучшей закуски к пиву я не встречал. И подобных вкусных тварей целый океан!
     Пока Бранн перечислял всевозможные товары для продажи, Элрам только и успевал, что записывать наименования к себе в блокнот. На данный момент голова торговца гудела не от количества выпитого, а от обилия информации и всего того, что предстоит обдумать и найти лучшее решение. Давненько он не напрягал разум до головной боли, но именно сейчас Элрам был ей рад.

Глава 14. Подобен богу.

     Сборы не затянулись надолго. Единственное, о чем я рассуждал, это первоочередность посещения. Благо у меня был выбор, перейти порталом в баронства и сначала посетить долину, или оказаться возле герцогства и направиться в Саиру. Прогоняя в голове различные варианты, я все-таки остановился на Саире. Посещу Гриса, отдохну, как следует в каком-нибудь кабаке, расслаблюсь, а уже потом направлюсь по делам. Была у меня еще идейка посетить Виктора да попросить у него помощи в поиске информации по слиянию. Вроде бы он обещал гостеприимство, так настало время проверить, насколько радушный прием он устроит.
     Очередная вылазка на пару месяцев не осталась незамеченной. Несколько хмурых замечаний со стороны Бранна, который, как оказалось, не спал всю ночь, а общался с Элрамом на тему наших возможностей. Ленивое пожелание Азакара, чтоб я не помер раньше времени. Осуждающее покачивание головой Риоку и заинтересованный взгляд от дроу. Роар, кстати, уже какой день не посещает цитадель, а обходит нашу территорию вокруг всех четырех порталов. Архи постоянно таскается с ним, и старается меньше попадаться мне на глаза. Роар почему-то благоволит этому дерзкому котенку и пытается передать весь свой опыт. Пока все идет гладко, я стараюсь минимизировать свое вмешательство. Путь разумные занимаются тем, что у них получается лучше всего, а я займусь тем, что хорошо получается у меня.
     Чтобы не идти к Виктору с пустыми руками, я прихватил с собой несколько бутылочек того самого вина, которое мы пили на теневом совете. Судя по реакции того же гнома, это вино отнюдь не из простых. Да и мимолетно брошенная фраза о том, что оно бесценно, говорит о многом. Кроме вина я взял с собой изготовленный мной арбалет, на который у меня появились кое-какие планы. Ко всему этому пистолет, запасные магазины, несколько артефактов и на этом все. По-хорошему, надо бы засесть на несколько месяцев и вплотную заняться зернами, но пока не до этого.
     Нас с лошадкой выкинуло прямо под раскаты грома и только-только собирающийся дождь. Бросив грустный взгляд на портал, я волевым решением отбросил мысль о возвращении и, накинув капюшон, поехал к дороге. Лес вокруг нашего портала был прекрасен. Не было никаких завалов, сухих деревьев или следов нечисти. Орки с оборотнями знатно подчистили округу, а шаманы неплохо поработали с растительностью. Я до сих пор не перестаю удивляться, насколько гладко все выходит. Да, есть некоторые проблемы и шероховатости, но это все на самом деле мелочи. Цитадель развивается, поселок строится, а разумные с каждым днем все сильней притираются к друг другу. Естественно не обошлось и без эксцессов, но в обществе, где слишком много воинов, выяснение силы приемлемо. Только вот Азакар держит всех не то чтобы в ежовых рукавицах, а скорее под прицелом своей силы. Любые ссоры решаются обычными поединками, после которых, чаще всего идет разбор полетов, и вся агрессия сходит на нет. Не знаю, как бы я справлялся один, не окажись рядом такие личности как Азакар или Риоку.
     Дождь пошел едва я только выехал на дорогу. Сначала это были редкие, но крупные капли, которые поднимали небольшие облака пыли, от удара об землю, а спустя несколько десятков секунд зарядил самый настоящий ливень. Пришлось доставать артефакт и, повернув один рычажок, меня со Сталью накрыло небольшим воздушным щитом. Он не нес в себе какой-то более серьезной цели, а всего лишь действовал по принципу зонтика. Было немного жаль лошадь, так как ей приходилось идти по грязи, в которую превратилась большая часть дороги. Из-за этого естественно и упала скорость передвижения, утянув вместе с собой мое настроение.
     Ливневый дождь с грозой закончился минут за тридцать, и оставил после себя безумную свежесть. Раскаты грома все еще слышались где-то позади, но тяжелые свинцовые тучи ушли в сторону. Весь день пришлось месить грязь и потихоньку закипать. Время слишком дорого, чтобы так его тратить.
     Весь путь до Саиры затянулся на долгие две недели. Было бы куда проще, если бы лошадке не нужен был отдых. Но она живая и загонять ее я не видел смысла. Довольно часто мне по пути попадались небольшие торговые караваны. Большая их часть была под полным контролем гномов, и лишь редкие человеческие маги разбавляли компании коротышек. Несколько раз я даже принимал приглашения от караванщиков, что останавливались на обочинах. Только вот я старался этим не злоупотреблять, осознавая, что за первым заказом, может быть еще как минимум два. Ну а постоянные тренировки с тенью и прогоны в памяти плетений, стали моими постоянными спутниками.
     Когда я оказался на территории Саиры, то не смог сдержать вдох облегчения. Как оказалось, я не любитель таких путешествий, особенно, если никто не пытается меня убить. Были, конечно, редкие попытки нечисти, но это даже смешным назвать было сложно. Выстрел разрывной пулей ставил жирные точки, в попытках меня сожрать. Если вдруг случится что-нибудь, что заставит меня выпустить эти пистолеты в мир, то практически любой разумный сможет спокойно путешествовать между городами. При наличии денег на их покупку, естественно. Ну и имея немного большую скорость реакции, нежели чем у обычного человека.
     С довольной улыбкой на губах я вывалился из леса, и недоуменно замер. Прямо возле самых стен города, в радиусе нескольких километров от ворот, располагались тысячи палаток. Взгляд тут же выцепил, что они военные, а так же отметил наличие праздно шатающихся вояк. Расположение армии столь близко к городу не несет ничего хорошего. Хотя может я, и ошибаюсь, и это всего лишь учения. Хотелось верить именно в это.
     В напряжении я поехал к воротам. Не сказать, что солдаты были готовы к военным действиям. Многие из них наоборот были радостным и по большей части отдыхали. Это меня немного успокоило, но все равно напряжение никуда не делось. А помня о своих особенностях оказываться там, где скоро все пойдет под откос, такое положение вещей напрягало еще больше.
     На воротах стояла усиленная стража, которая практически обнюхивала каждого проезжающего, из-за чего собралась довольно немаленькая очередь. И плевать они хотели на личность желающего проехать. Прямо передо мной под осмотр попала очень богатая карета, она была досмотрена от и до, причем с применением магии. Ну а находящиеся в ней разумные, молча стояли рядышком и даже не качали права.
     — Кто таков, цель визита? — не очень вежливо, буркнул пожилой стражник, внимательно всматриваясь в мое лицо.
     — Дарт Силаарен, свободный жрец Яры, приехал по личным делам к Виктору, — обозначив цель визита, произнес я.
     — Не лучшее ты время выбрал, Дарт, — покачал головой мужик и подошел ближе. — Извиняй, хоть ты и герой города, но приказ есть приказ. Сейчас маг подойдет, проведем досмотр.
     Я лишь пожал плечами, совершенно не собираясь сопротивляться. У меня не было ничего запретного, и досмотра я не боялся.
     Маг подошел через несколько минут, причем он был не один. С ним пришло еще двое совсем молодых парней, тоже, в прочем имея мантии магов. Стражник обменялся с ними парой фраз, после чего их хмурые лица немного разгладились. А вот молодые парни так вообще засияли пущи новенького золотого. Видимо, знания о моих подвигах довольно крепко засели в памяти здешнего населения. Только вот не смотря на это, досмотр был более чем серьезен. Маги, хоть и аккуратно, но перерыли все мои сумки, обнюхали каждый артефакт, записывая их назначение, и долго докапывались до бутылок с вином.
     Спустя сорок минут, я в тихом бешенстве отделался от этих настырных служак, и направился прямиком к кровному брату. Мне наотрез отказались говорить о причине всего того, что здесь происходит, спихивая это на приказ Великого Лорда. Даже мой статус опаленного жреца оказался бесполезен. Еще эти уникумы попытались реквизировать все мое артефактное оружие, на что естественно были посланы далеко и на долго. Только вызов какого-то более высокого по званию мага, решил это недоразумение.
     Пройдя наконец-то осмотр и оказавшись за стеной, я оказался в городе, где практически на каждом шагу мне попадалась стража. Обычных людей было мало, и все они передвигались практически бегом, стараясь как можно быстрее скрыться внутри зданий. Вид всей этой ситуации с каждой секундой напрягал все больше, и я невольно положил руку на рукоять пистолета. Мне было хорошо видно, что каждый наряд стражи, обязательно разбавлялся магом и довольно часто эти маги были одеты в повседневную одежду, а не в мантии направлений или форму стражи. Все это довольно сильно бросалось в глаза, и если пока еще паники среди мирного населения не было, то ее терпкий аромат, разбавленный страхом, уже витал в преддвериях города.
     Школа Гриса встретила меня тишиной и десятком стражников, что тихо прогуливались рядом. А возле самих ворот дежурила пятерка молодых парней в простой на вид, но с сюрпризами внутри, металлической броне. Только подойдя ближе и увидев их лица, я понял, что лишь трое из пяти были парнями. Остальные двое оказались девушками с короткими стрижками. Воины увидели, что я направляюсь прямо к ним, перекрыли ворота копьями и напряглись. Когда я встретился взглядом с одной из девушек, ее глаза расширились в немом удивлении, а я узнал в ней ту самую девушку беспризорницу, которая ловко орудовала луком и лично вонзила кинжал в глаз погибшего от клыков упырей, парня. Та замерла, и, казалось бы, даже перестала дышать, а я не смог сдержать улыбки. Девушка что-то быстро сказала своим соратникам, а те удивленно уставились на меня, и моментально убрали копья. На вид им всем можно было дать лет двадцать, не больше. Но уже сейчас я видел, что каждый из этой пятерки достиг ранга мастера. Неплохо, однако, Грис работает с детьми, весьма неплохо.
     — Добро пожаловать в нашу школу Дарт, — встав по стойке смирно, звонким голосом произнесла девушка.
     — И я рад тебя видеть, — тепло улыбнулся я, а девушка не смогла сдержать эмоций и на ее строгом, но красивом личике, появилась светлая улыбка. — Как вы тут? Не сильно вас Грис гоняет?
     — Гоняет? — все так же, не переставая улыбаться, переспросила девушка. — Нет, что вы, он заботится о каждом из нас, словно мы его родные дети. Он дал нам намного больше того, на что мы могли рассчитывать.
     — Лучше на ты, — покачал я головой. — Прости, но в той суматохе я так и не узнал твоего имени.
     — Элли, — почему-то засмущавшись, ответила девушка, а вторая, видя это, ехидно улыбнулась.
     — У вас тут как, все спокойно? — задал я очередной вопрос. — Помощь в чем-нибудь нужна? А то знаю я Гриса, даже в самый сложный момент не попросит о помощи.
     — Нам бы найти свое место в этом мире, — очень тихо, практически шепотом, произнес один из парней.
     Он думал, что его никто не услышит, так в прочем и оказалось. Никто из его соратников ничего не услышал, но мой слух был куда острее, чем у них. К тому же, я смог ощутить одинаковые чувства у каждого, кто сейчас стоял у ворот. Кажется, когда Грис при прошлой встрече говорил, что ему некуда девать выпускников, он довольно сильно все упростил. Видимо, не желая напрягать меня своими проблемами.
     — Не хочу обнадеживать вас раньше времени, но думаю, очень скоро все изменится, — хмыкнул я. — Так что подумайте хорошенько, а так ли здесь плохо?
     Оставив ребят нелепо хлопать глазами, я проехал в распахнутые для меня ворота и осматривался по сторонам. Ну что сказать. С прошлого моего посещения здесь ничего не изменилось, лишь детей стало еще больше. В этот раз я приметил, что количество более старших учеников увеличилось, чуть ли не в два раза. Большая тренировочная арена была полностью забита учениками, а командовал всем сын моего названного брата. Он заметно подрос и сейчас довольно мягко разъяснял, что и как делать. Мое появление не осталось незамеченным, и если Тимул меня узнал и даже не думал сдерживать улыбку, то вот для многих из тех, кто сейчас тренировался, я был фигурой неизвестной. Лишь спустя десяток секунд, на лицах ребят постарше, стало проявляться узнавание и хмурые лица, сменились радостными улыбками.
     — Тимул, держи подарки, — окликнув парня, я достал из сумки несколько небольших артефактов, подобных моим теням и бросил парню. — Лучшие спарринг партнеры, пользуйтесь.
     — Спасибо Дарт! — ловко их поймав, поклонился парень. — На какой они уровень?
     — На любой, — ответил я, спрыгивая с лошади. — Это тени. Они чуть сильнее тех, кто их активировал. Так что будут полезны для любого.
     Вокруг паренька тут же собрались ученики и стали с любопытством разглядывать артефакты. Я не опасался, что они могу их повредить, или активировать что-то не так. Артефакты имели лишь один уровень и активировались только после десятисекундной задержки. Да и невозможно их актировать одному, но чтобы сражался другой. Уровень безопасности максимальный, дети же.
     Оставив ребят разбираться, я направился в кабинет к брату, негромко насвистывая веселую мелодию, и в который раз коря себя, что до сих пор не сделал замену, поломанной эльфийками, колонке.
     Грис оказался в том же кабинет, в котором встречал меня в прошлый раз. Он сидел за столом и лениво листал какую-то книгу. Когда дверь отворилась, и я вошел внутрь, тот поднял на меня недовольный взгляд, но когда увидел, что это я, то тут же вскочил на ноги.
     — Твою мать, я так и знал, — кинув пишущую ручку на стол, улыбаясь, выдал Грис.
     — Не просветишь? — улыбнулся я в ответ, пожимая крепкую руку.
     — Ты вечно появляешься там, где что-то идет не так, — засмеялся брат, и все-таки сжал меня в объятиях. — Рад тебя видеть Дарт. Какими судьбами снова у нас?
     — Я тоже рад видеть, что у твоей школы все хорошо, — улыбнулся я в ответ и присел на мягкий стул, что стоял немного сбоку от стола. — Только детей стало больше, особенно это заметно по тем, кто старше.
     — Ай, не сыпь мне соль на рану, — отмахнулся мужчина. — У нас практически ввели военное положение, армия прохлаждается у ворот, поэтому все мои ученики вернулись. Ну а часть тех, кому повезло больше, и кто нашел себе постоянную службу, остались на своих местах. За них я рад больше. А то, знаешь ли, активность молодых людей порой приносит одни только хлопоты. Особенно если они добрались до звания мастера.
     — Что у вас происходит? Демоны? Орки? — убрав с лица улыбку, серьезно спросил я.
     — Да скиф бы его знал! — хлопнул ладонью по столу Грис. — Полная секретность, но ходят слухи, что в Индариале и Хороне снова что-то не так. Подробностей, к сожалению нет. При чем вообще никаких. И это нервирует больше всего.
     — Раз я здесь, значит, подробности скоро будет, — криво усмехнулся я.
     — Так и я о чем!? — радостно воскликнул брат. — Надеюсь, в этот раз Лорд не допустит такое количество смертей. Да и если ты здесь, то мне намного спокойней. Рассказывай, чего нам ждать?
     — Да я откуда знаю? — возмутился я. — Я вообще здесь проездом. Хотел к тебе заскочить, уточнить насчет твоих сорвиголов, да к Виктору заглянуть. Он, помнится, обещал показать свое гостеприимство, а мне нужна от него кое-какая информация. Так что я не при делах.
     — Ну-ну, — не сильно поверив моим словам, покивал головой Грис и тяжело вздохнув, облокотился о спинку стула. — Значит, насчет моих воспитанников ты не передумал? Сможешь дать им цель? А то тошно мне смотреть, как они вянут здесь. Те, кто пошел в армию, вроде и рады, но, сам понимаешь, армия это не то. Да и таким как они будет сложно пробиться куда-то выше. А мы же все с амбициями, нам великие свершения подавай. Вон, мечтают, как Дарт когда-то, людей от тварей спасать, со злом бороться. Младшие же наслушались от них о тебе и тоже в герои мечтают податься. Только вот никто их них не понимает, что такие герои, как правило, заканчивают в грязной канаве с распоротым брюхом или разорванной глоткой.
     — Как видишь не все, — разведя руки в стороны, улыбнулся я.
     — Ты себя-то не равняй с ними, — покачал головой брат. — У тебя и магия есть, и покровительство Яры и возможности твоего тела куда как больше, чем у простых людей. А эти всего лишь подростки. И пусть некоторые из них уже получили ранги мастера, но в голове у них ветер, а вместе знаний о жизни, грезы о подвигах. Я даже не хочу настаивать, знаю, что у тебя и своих проблем хватает.
     — Грис, твою мать, — вздохнул я. — Проблемы у меня будут всегда, одной больше, одной меньше. Да и решаются они. Не быстро, но ничего критичного нет. И опытных разумных рядом хватает, так что можешь и сам собираться да переезжать ко мне в цитадель.
     — Ты же говорил, что там полнейшая разруха и запустенье, — нахмурился Грис.
     — Это было давно и не правда, — усмехнулся я, и, достав артефакт, заключил нас в непроницаемую сферу.
     После, я в общих чертах и стараясь не опускаться до деталей, поведал ему о многом, через что успел пройти с нашей последней встречи. Грис слушал внимательно, и практически не перебивал. Лишь на Уухреше не смог сдержать крепкого словца и сильного удара кулаком по столу. Были, конечно, и некоторые нюансы, которые я намеренно опускал. Не зачем ему о них знать. Но в общих чертах я рассказал ему все и управился за какие-то двадцать минут. После, мой названный брат ушел в глубокую задумчивость, а я не спешил его отвлекать. Подошел к широкому окну, что выходило как раз на тренировочную площадку, и стал наблюдать, как дети и подростки проводят бои с тенями. Я привез полтора десятка подобных артефактов и сейчас все они были активны. По сути, эти штуки не такие уж и дорогие, если смотреть по себестоимости. Основная проблема заключалась в их изготовление. Только вот именно эта проблема, для меня таковой не являлась.
     — Значит ты теперь полноправный Лорд, со своей цитаделью и подданными? — прервал мои раздумья немного уставший голос Гриса.
     — Есть такое, — развернувшись, кивнул я. — Так что твоим ученикам место найдется. Единственное, сам понимаешь, без клятв, подтвержденных стихиями, мне будет сложно допустить их к чему-то серьезному. Но, думаю, мы что-нибудь придумаем.
     — Знаешь, клятвы ведь не обязательно чем-то подтверждать, — задумчиво произнес названный брат. — Я понимаю, что ты параноик, но ведь многие дают и принимают клятвы без связывания себя нитями. И, что самое главное, сдерживают их и выполняют.
     Мужчина тяжело встал и подошел ко мне. Мы вдвоем стояли и смотрели, как дети то и дело получают взбучку от теней, но так же, и вполне сносно им противостоят.
     — Хорошие игрушки, — цыкнув, покивал головой Грис. — Как я понимаю, твой подарок? Спасибо, он весьма кстати. Так о чем это я? Ах да, клятвы. Я могу с уверенностью сказать, что принеси они тебе клятву верности, то выполнят ее, даже ценой своих жизней. Ты для них герой. Для каждого из них. Мальцы, конечно, не учувствовали в тех событиях, но те, кто их застал, знают о тебе не понаслышке. Думаешь, они смогут тебя предать?
     — Дело не в этом Грис, — покачал я головой. — Ты даже не представляешь, какие силы могут прийти по мою душу. Ты думаешь, что их воли хватит, чтобы противостоять демону, который вторгнется кому-нибудь из них в голову?
     — Поверь, хватит, — даже не став меня слушать, твердо сказал Грис.
     — Мне бы твою уверенность брат, — вздохнув, произнес я.
     — Я понимаю, ты не знаешь их, но ты хорошо знаешь меня, — заговорил мужчина. — Ты доверяешь мне свои секреты. Так поверь еще раз. Я знаю каждого из них лучше, чем они сами знают себя. Принеся тебе клятву, они пойдут за тобой до конца. А кто там будет из противников, демоны ли, вампиры, это не имеет значения. Ты никогда не требовал плату за свои дела, особенно тогда, в начале своего пути, когда ты был таким же юнцом. Но ты делал то, что должен был, ты спасал, защищал, стоял насмерть. И это отложилось в их разуме сильнее, чем все мое обучение. Может, эти слова и прозвучат слишком пафосно, но ты для них подобен богу. Доверься им так же, как они верят в тебя.
     — Мне не нужна слепая вера и фанатизм, — медленно, покачал я головой. — Но я тебя услышал, и дам им шанс. Сегодня к вечеру подготовь тех, кто пойдет со мной и я приму их клятву.
     — Это было легче, чем я думал, — весело усмехнувшись, сбавил весь накал пафоса Грис. — Ты не будешь в них разочарован.
     Я бросил на него взгляд и просто кивнул. Как все-таки замечательно, когда не ищешь вторых смыслов, когда веришь и доверяешь. Пожалуй, Грис был одним из тех, кому я доверил бы свою жизнь без сомнения.
     До вечера еще оставалось несколько часов, поэтому у меня было время прогуляться по городу. Все свои вещи, кроме, разумеется, пистолетов, я оставил в школе Гриса. Да и лошадь тоже не стал с собой брать. Оказалось, что только стражникам и редким извозчикам было разрешено путешествовать по городу не на своих двоих. Естественно и цены на услуги карет поднялись довольно высоко. Например, до проезда к воротам в верхний город с меня запросили семнадцать золотых. А вот попасть внутрь оказалось не решаемой проблемой. На закрытых воротах стояли гвардейцы, усиленные магами и практически никого не пропускали внутрь. Насчет того, что мне бы хотелось встретиться с Виктором, никто и слышать не желал. Отказ был сказан спокойным вежливым тоном, без тени насмешки или неуважения. Лишь когда я заявил, что я Опаленный жрец Яры и мне необходимо с ним встретиться по очень важному делу, шестеренки зашевелились, и от группы солдат отделился гонец, который и отправился к Виктору.
     В любом случае, сорок минут, проведенных в парке у ворот, я потерял зря. Запыхавшийся гонец сообщил, что Виктор услышал мою просьбу, но, к сожалению, сейчас встретиться не может. Зато передал, что такая возможность появится завтра ближе к вечеру, и он сам меня найдет. Пришлось вновь ловить карету и отправляться назад, к школе Гриса.
     Уже по пути назад, я осматривал город через окно и поражался наличию стражи. Довольно часто мне попадались и вовсе большие отряды, которые были разбавлены армейскими вояками или вовсе гвардейцами самого Лорда. Только вот даже узнав мой статус, мне так никто и не сообщил о причине столь серьезно усиленной безопасности. А значит, проблемы не в возможном вторжении демонов, а скорее всего, это что-то связанное с властью или семьей самого Лорда. В любом случае гадать бесполезно, если Виктор найдет на меня время, то у него и спрошу, ну а пока надо перекусить. Приняв решение, я тут же озадачил извозчика, чтобы он отвез меня к неплохому трактиру, поближе к школе Гриса. Тот молча кивнул и как итог, спустя полтора часа я оказался на пороге небольшого двухэтажного здания, с цветной вывеской, на которой был изображен пьяный гном. Наверно гном, потому что среди обилия разных выцветших цветов было довольно сложно что-то определить. Да и название стерлось, остались лишь буквы: П..ый г.ом.
     Сам трактир мне не понравился. Видимо я уже привык к шикарным, ну или хотя бы выше среднего по уровню, заведениям. Здесь же было немного мрачно и слишком много темных оттенков. Зато кухня оказалась на высшем уровне, как и огромный выбор различных видов пива. Посетителей тоже было в избытке, и навскидку я насчитал чуть больше четырех десятков разумных. Были здесь и гномы, которые, кстати, составляли большую часть посетителей, и обычные работяги. А вот стражников или военных не было совсем, что довольно много говорило об уровне их подготовки и степени контроля со стороны Великого Лорда.
     Единственным минусом этого заведения оказался шум. А именно громогласные гномы, которые, совершенно не стесняясь, хриплыми голосами горлопанили свои песни. Вытерпеть такое я не смог, даже при наличии стальной воли, поэтому пришлось делать обильный заказ всего и побольше, прибавлять к этому с десяток пятилитровых бочонков с различными видами пива, да заказывать доставку до школы Гриса. После была умилительная сцена, в которой трактирщик всячески пытался меня отговорить от этого безумного шага и даже пытался привлечь стражу на охрану моей тушки. Не знаю, что у них с Грисом случилось, но выглядело все это довольно забавно.
     К школе я подошел, когда свет от магических светильников полностью завладел вечерним городом. Небесное светило спряталось за горизонтом, и наличие разумных на улицах города резко снизилось. Лишь частые разъезды стражи разбавляли пустоту улиц, да моя одинокая фигура с небольшой повозкой, что была полностью заполнена различными яствами. Названый брат однозначно не будет против посиделок под пиво и моих историй, а там, глядишь и утро.
     На этот раз у ворот никого не было. Лишь стража, по-моему, все те же вояки, бродили вокруг школы, всматриваясь в темноту каждого переулка. Увидев меня, они довольно споро подошли к нам, и только хотели наезжать, как я махнул слуге из трактира, и тот стал передавать стражникам небольшие кувшины с морсом и теплой свежей выпечкой.
     — Я вас тут видел еще шесть часов назад, — на подозрительно-вопросительные взгляды, заговорил я. — И что-то мне подсказывает, что у вас задание охранять школу моего брата.
     — Дарт, ты что ли? — неуверенно спросил один из мужиков.
     — Он самый, — усмехнулся я. — Устройте себе небольшой перекус, тут морс, в том, горячий чай, а в этой корзинке свежая выпечка.
     — С чего такая щедрость? — подозрительно спросил другой. — Как-то это подозрительно.
     — Ну-ка Югар цыц, — немного повысив голос, цыкнул пристроенный к отряду маг. — Спасибо Дарт, ты наверно меня не помнишь, оно и правильно. Я тогда мог лишь слабенькие воздушные серпы пускать, да и то, толку от этого было мало. Спасибо еще раз, не будем отвлекать. Отдыхайте спокойно.
     Пока стражники доставали из телеги то, что было куплено для них, я ждал, пока мне откроют ворота. Это не затянулось надолго и спустя минут пять, я уже находился внутри школы, а ребята помоложе разгружали телегу. Сам слуга был отправлен в трактир, под защитой стражников, а телегу обещал забрать завтра. Грис смотрел на количество купленного мной и только качал головой. Зато когда очередь дошла до бочек с пивом, то заметно приободрился и широко улыбнулся.
     — Все готовы, — когда телега была разгружена, подойдя ко мне, сказал Грис. — Они ждут тебя на тренировочном поле.
     Тяжело вздохнув, я направился туда, где меня ждали те, кто желал принести клятву верности и вместе со мной пойти по одной дороге. Все мысли о прошлом и будущем были откинуты в сторону, а я приготовился читать эмоции каждого по отдельности. Вера верой, но здравый смысл никто не отменял.

Глава 15. Слепая вера и новые знания.

     Оказавшись на тренировочной площадке, я в который раз удивился ее размеру. На мой взгляд, она была более чем просторна. Шутка ли, триста на триста метров и это только место для тренировок. Этакая арена, засыпанная песком, со стоящими возле стен, различными тренажерами и приспособлениями. А если ко всему прочему прибавить сюда внутренние помещения, кухню, склады, и личные комнаты учеников, то становилось понятно, что Грис отхватил совсем не маленькую площадь земли. Можно вспомнить и то, что ко всему этому приложил руку Виктор, но тогда становится непонятно, почему они не забирают выпускников к себе, в ту же армию. Ведь пополнение никогда не бывает лишним, особенно если в этом пополнении имеются мастера. Не менее удивительным был и тот факт, что практически вся территория была заполнена учениками. Навскидку я мог сказать, что их здесь больше сотни и это поражало. Нет, я понимал, что в таком огромном городе, как Саира будет много брошенных детей, но, если честно, то до сего момента не задумывался об их количестве. А ведь я уверен, что кроме школы Гриса есть еще и другие подобные заведения.
     Как только я оказался в поле зрения учеников, то на мне тут же сошлись их взгляды. Это было подобно удару молота под дых. Их взгляды, направленные на меня, они гипнотизировали. Никогда еще я не чувствовал себя настолько неловко. Грис был прав, они видели во мне что-то возвышенное и буквально пожирали меня глазами, а в том океане эмоций, что я мог уловить, царило безмерное уважение и большая доля восхищения. Это все сбивало с мыслей и запутывало сознание. Я не мог понять, откуда все это? Я не считал себя достойным таких эмоций, я ведь простой человек. Ну ладно, не очень-то и простой, но все же. У меня есть свои грехи, свои пороки, и довольно часто я бываю слишком жесток, но твою мать, этим подросткам было все равно. Они возвели мою личность на столь высокую высоту, что падение может оказаться для них смертельным.
     — Сколько их здесь? — повернувшись к брату, тихо спросил я.
     — Сто семьдесят четыре, — с толикой гордости ответил Грис. — Семнадцать из них достигли звание мастера. Еще два десятка близки к этому, остальные крепкие среднички, которым необходимо время.
     — Не слабо, — кивнул я, проходя сквозь стройные ряды, стоящих по стойке смирно, ребят.
     Когда я вышел на небольшую возвышенность, что находилась прямо перед площадкой, то невольно задержал дыхание. Даже принимая клятву, у спасенных от смерти орков, я не видел таких взглядов, направленных на свою скромную персону. Это было сильно, это внушало, но и немного пугало. Я всего лишь человек, но так не смотрят на людей. Пришлось откидывать мысли в стороны и собирать разум в кучу. Слишком яркие эмоции выбивали из колеи и мешали сосредоточиться. Грис встал чуть позади по правую руку от меня и замер. Кажется, все ждут какой-то возвышенной речи. Скиф, никогда не был в них силен.
     — Я не буду говорить, что пойдя за мной, вас ждет слава, — как только я заговорил, вся площадка погрузилась в оглушительную тишину. — Не буду говорить и о том, что у вас будет много славных боев и столько же великих побед. Нет. Мой путь идет в другую сторону. Впереди будет боль, кровь и потери близких. Никакой романтики, никакой славы. Я живу не ради нее, а ради того, чтобы в этом мире такие слова как честь, дружба, преданность не были пустым звуком. Иногда, люди бывают пострашней демонов, а я обязан защитить тех, кто находится рядом и надеется на меня. И если вы все же решите пойти за мной, то обязанность защищать тех, кто в этом нуждается, ляжет и на ваши плечи. Вы столкнетесь с людскими пороками, с тварями, которые могут сделать с вами кое-что похуже, нежели сожрать. Вас могут заставить сомневаться, будут манипулировать и дергать за ниточки. Самый страшный враг это не Архидемоны или орды хаоса, а тот, кто может притвориться другом, и толкнуть на предательство. Так клянетесь ли вы в верности мне, Лорду Нуар!? Клянетесь ли идти по пути чести, и защищать тех, кто в этом нуждается? Клянетесь ли стать достойными служению мне?
     К середине моей речи по площадке прошел шелест одежд и каждый из присутствующих встал на колено. С каждой моей фразой их взгляды разгорались все сильней, а я, даже не прибегая к своей чувствительности, ощущал то напряжение, что скапливается в их телах. Мои слова, они были словно удары кузнечного молота, по раскаленной заготовке.
     — Клянемся! — раздался дружный рев всей толпы подростков, когда я замолк, ожидая их решения.
     После их крика, звенящее в воздухе напряжение резко лопнуло, привнося с собой облегчение и ясность. Воздух наполнился такой свежестью, какая бывает после сильнейшей грозы. Ученики Гриса, нет, уже мои поданные, смотрели на меня, и взгляды их были полны решимости. Пожалуй, именно сейчас я поверил в слова своего брата. Умрут, но не предадут. И это было довольно странно.
     — Ну вот, а ты боялся, — раздался за моей спиной, довольный голос Гриса. — Я, конечно, понимаю, что это твой первый раз, но ты уже не маленький. Что-то мне подсказывает, что ты поведешь за собой не сотни, но тысячи.
     — Этого я и боюсь, брат мой, — тихо прошептал я, прекрасно понимая, что все их смерти будут на моей совести. А зная себя, я лучше тысячу раз умру сам, нежели подвергну опасности тех, кто мне доверился.
     Теперь у меня появилась еще одна забота, к решению которой необходимо приступить в первую очередь. Сто восемьдесят разумных, у большей части которых нет лошадей и нормальной экипировки. Это первая проблема. И вторая, это необходимость закупки большого количества еды, для того, чтобы они добрались до портала возле герцогства. Вообще, я пока не планирую посвящать их в порталы и место их расположения. Но куда-то же мне их нужно пристроить. Пока я смог додуматься до того, что имеет смысл разделить их на две части, одну из которых поселить в Варре, а вторую в поселке на берегу океана. И если первые будут сопровождать караваны от портала до герцогства, и той же Саиры, то вторые будут работать в восточной части материка. В принципе, первое время можно будет держать в тайне наличие порталов. Мол караван пришел, вы должны добраться до такого-то места, встретить его и сопроводить до Саиры. Главное, чтоб ребятки не находились в месте непосредственного расположения портала. Можно скинуть на Элрама заботу о покупке здания для торговой гильдии в Винфоре и параллельно с этим, что-то по типу казарменного дома там же.
     — Смотрю, ты уже погрузился в размышления? — отвлек меня Грис. — Может, поделишься мыслями за пивом?
     — Да, и правда, — кивнул я. — Заодно расскажешь, кто, что из себя представляет.
     Грис кивнул, и мы оставили подростков делиться впечатлениями. Судя по всему, сейчас им было не до меня, хотя некоторые прямо-таки порывались подойти, но все же не посмели. Ну а дальше мы с Грисом прошли в его кабинет и приступили к уничтожению всего того, что я привез из трактира. Пиво оказалось отменным на вкус, и лишь остывшие блюда немного портили впечатление. Пришлось брату вызывать одного из старших парней, у которого имелся доступ к магии огня, чтобы тот поработал небольшим костром. Как оказалось, сильных магов все-таки забирали. Но таких за все время набралось не больше десятка. А вот середнячков и совсем слабых никто брать на обучение не спешил. Оно и понятно, их ведь еще и содержать надо, а такое бремя мало кому нужно. Именно избыток в добровольцах и создал ту ситуацию, когда выпускники Гриса оказались фактически никому не нужными. Помочь организовать школу, помогли, а вот дальше, извините, выкручивайтесь сами. Как говорится на Араоне: мир большой, ворота открыты.
     Рассуждая на совершенно разные темы, мы просидели до самого утра. Больше всего Грис интересовался событиями в Уухреше, ну а я мало что скрывал. Естественно, про осколок души вестника, да и про самого вестника я не рассказывал, отделался лишь общими фразами. Брат все это понимал и не старался вызнать что-то, о чем я не хотел рассказывать. Все закончилось лишь с первыми лучами солнца, и мы немного захмелевшие, но довольные разговором разошлись по своим спальным местам.
     Ну а утром прямо в школу заявился Виктор. Я только принял холодный душ и вышел на песок размяться среди ребят, как приметил одинокую фигуру в тени возле ворот, что вели на тренировочную площадку. Виктор стоял, сложив руки на груди и облокотившись об одну из створок. По его лицу мало что можно было прочитать, да и ментальная магия давала сбои. Все, что я смог уловить, так это досаду и легкое раздражение, направленное, в прочем, не на меня.
     — Мимо проходил, решил заглянуть, пока выдалась свободная минутка, — пожимая мою руку, произнес Виктор. — Давай обойдемся без вопросов, что и как, а сразу перейдем к делу. Тебе что-то от меня нужно?
     — Ну, вообще-то я хотел посидеть в спокойной обстановке, выпить закусить, но сейчас вижу, что действительно не вовремя, — криво усмехнулся я. — Мне нужна любая информация по слиянию со стихиями. Думал, ты сможешь чем-нибудь помочь.
     — Слияние, слияние, — задумчиво пробормотал Виктор. — Я думал, будет что серьезнее.
     Он достал из-за пазухи тонкий пергамент и приложил к нему свой перстень. Тот на мгновение вспыхнул бледным светом, а на листке бумаги проявился непонятный символ.
     — Держи, — сказал Виктор, протягивая мне листок. — Это пропуск в закрытые части нашей библиотеки. Естественно, в особо секретные комнаты тебя не пропустят, но кое-что стоящее предложить смогу. Насчет выпить посидеть, я всеми руками за, но не сейчас. Сам видишь, у нас тут полный завал и просвета не видно. Давай через несколько дней, как понемногу разгребусь, так и дам весточку. Мне и правда не помешает хорошая попойка. Еще вопросы пожелания?
     — Да вроде бы нет, — пожав плечами, ответил я. — Спасибо за пропуск, и если опять будет восстание нежити, то так уж и быть, помогу, чем смогу.
     — Тьфу на тебя, — выдохнул Виктор и бросив взгляд мне за спину, в прямом смысле слова, растворился в воздухе.
     Я только и успел, что пару раз моргнуть, а передо мной уже никого не оказалось. Пожав плечами, я вернулся в центр тренировочной площадке и приступил к разогреву. Это не заняло много времени, и спустя семь минут я уже разминался с тенью из своего браслета. Так как площадка была практически пуста, а места здесь хватало в избытке, то буквально через несколько минут я повысил уровень сложности, настроился и сорвался в безумном танце против двух теней. После боя с вампиром и дроу я хотел проверить свой максимум и именно этим сейчас занимался. Тело полностью восстановилось и мне ничего не мешало раскрыться и выдать весь свой уровень. Бой был на одних только на клинках. Никакой магии или скольжений. Чистая сталь.
     Я смог протянуть тринадцать минут, прежде чем тени, довольно хорош сработавшись друг с другом, поймали меня на рубленом движении и, не закончив свои, вдруг резко изменили направления ударов. Всей моей изворотливости не хватило, да и усталость дала о себе знать. Тринадцать минут на таком высоком уровне это слишком долго.
     Когда я закончил, и тени вновь погрузились в браслет, то смог немного перевести дух, прежде чем вновь посетить душ. Естественно, во время моей тренировки все остальные ученики и выпускники бросили свои занятия и вовсю наблюдали. Грис так же был здесь. Он стоял немного в стороне и внимательно наблюдал за своими подопечными.
     — Когда пойдешь, титул виртуоза получать? — когда я проходил мимо, неожиданно спросил брат.
     — Думаешь, я уже соответствую? — замерев на месте, задумчиво поинтересовался я.
     — Уверен, — усмехнулся Грис, чем немного меня озадачил.
     Я вот не был в этом уверен, и поэтому торопиться точно не буду. Да и на данный момент этот титул мне особо то и не нужен. Это будь я обычным смертным, а не Лордом, можно было напрячься, чтобы получить кучу всевозможных титулов, лишь бы стать более значимым. Сейчас же, всевозможные титулы меня мало интересуют. Возможно, лишь для коллекции, но это уже походит на браваду.
     Грис остался на арене и стал громким голосом отдавать команды. Даже выпускников припряг к каким-то своим делам. Ну а я отправился в душ, после надел свой парадно выходной наряд, который состоял из черного костюма, по всем современным модным тенденциям. Хорошо хоть без всяких висюлек и лишних украшений. По прочности он мог посоревноваться с неплохими доспехами, в виду использования особого материала. Не мой боевой доспех конечно, но тоже сойдет. Далее посетил трактир, естественно не Пый гом, а то шум не дал бы мне спокойно насладиться завтраком. И только после всего этого, направился в библиотеку.
     За ночь ничего особенно и не изменилось. Все то же огромное количество стражи, и практически полное отсутствие простых жителей. Лишь когда мы проезжали торговую площадь, этакий открытый рынок, площадью с десяток километров, то можно было увидеть редких покупателей. Да и то, именно здесь их количество показывало, что в Саире не все в порядке.
     Здание библиотеки находилось в среднем городе, недалеко от ворот, через которые я пытался посетить верхний. Возница довез меня до самых ступенек и, получив плату, покатился к соседней таверне. Я остался на крыльце и разглядывал массивное сооружение, которое больше подошло бы какому-нибудь замку, нежели библиотеке. Высокие громоздкие стены, что окружали здание с трех сторон, длинные шпили, и черный цвет камней. Все это разбавлялось множеством фресок, статуй и различных других украшений, которые были выполнены в более светлых тонах. Так же, на стенах библиотеки располагалось огромное количество магических светильников. Даже сейчас они горели тусклым светом, и это довольно неплохо разгоняло ту мрачность, которая нагонялась стенами и открытыми бойницами.
     Под впечатлением от архитектуры, я зашел внутрь и невольно присвистнул. Внутреннее убранство столь разительно отличалось от того, чтобы я видел снаружи, что и здесь пришлось замереть да как следует осмотреть. Я оказался посреди коридора, ширина которого была не меньше трех десятков метров, а высота, наверно, на весь размер замка. Мягкие красные тона стен, огромные картины, которые были нарисованы прямо на них, различные светильники, выполненные в оригинальных исполнениях и еле заметный запах яблочного сока. На полу лежал ковер, с небольшим ворсом и он покрывал весь пол, вплоть до стойки, за которой стоял молодой парень.
     Он лениво читал какую-то небольшую книгу, и даже не бросил на меня взгляд. До него было метров пятьдесят, и на протяжении всего этого расстояния коридор был буквально усеян различными произведениями искусства.
     Ворс почти полностью гасил звук моих шагов, поэтому к стойке я прошел в практически полной тишине. Так же молча я протянул парню пергамент, что передал мне Виктор, и успел заметить, как в немом изумлении расширились глаза библиотекаря. В прочем, тот довольно быстро пришел в себя и, показав рукой, пригласил следовать за ним. Мы прошли за стойку, через стеллажи с книгами, дальше было несколько дверей, парочка длинных коридоров и как финишная прямая массивная деревянная дверь, с огромным количеством магических плетений на ней. Парень приложил ладонь к ручке, подождал секунду, а после открыл дверь и пригласил меня пройти. Я не стал тратить наше время и не медля, прошел дальше. Молодой библиотекарь не пошел следом за мной, он просто закрыл дверь и оставил меня одного в просторной комнате с множеством столов.
     Чуть дальше, в полной темноте мне удалось различить сотни огромных книжных стеллажей, а буквально через десяток секунд из этой темноты вышел другой библиотекарь. Этот выглядел намного старше и, судя по источнику, имел титул не меньше гранд мастера. Гладковыбритое строгое лицо, прямой, немного длинноватый нос, выделяющиеся скулы и широкий подбородок. Ко всему прочему можно прибавить темно-синие волосы до плеч и зеленые глаза.
     — Доброе утро, — глубоким, но слегка с хрипотцой, голосом, произнес он. — Чем я могу вам помочь?
     — Здравствуйте, — поприветствовал я мага. — Мне нужна любая информация по слиянию со стихиями. Желательно воздух и смерть.
     — Молодой человек вы осознаете, что слияние это не аналогии ритуалов? — незаметно вздохнув, поучающим тоном спросил библиотекарь. — Довольно часто, слияние может привести к разрушению источника, и даже смерти. Не стоит так неосмотрительно относиться к своей жизни.
     — Простите, но я осознаю риски, — пожал я плечами. — Да и в любом случае, информация никогда не бывает лишней.
     — Я вас понял, — кивнул маг. — Желаете что-то еще?
     — Да, пожалуй, — задумавшись, проговорил я. Грех не использовать такую возможность, хоть и придется поумерить свой аппетит. Виктор и его подчиненные однозначно перепроверят всю ту информацию, которую я здесь запрошу. — Еще хотелось бы получить книги по боевой стороне магии света и что-нибудь относительно магии порядка.
     Маг даже не подал вида, что его что-то удивило. Он кивнул головой, указал мне на один из столов, а сам медленным и плавным шагом скрылся в темноте книжных стеллажей. Я пожал плечами и уселся ждать. Все-таки возраст в этом мире довольно сильный нюанс. Мне уже не первый раз приходится сталкиваться с тем, что ко мне, в виду слишком молодой внешности, относятся как к неразумному подростку. Иногда это довольно сильно раздражает, но я стараюсь не подавать вида. Никогда не знаешь, кто из встреченных людей в будущем может стать союзником. Но опять же, мое отношение к окружающим подобно зеркалу.
     Рассуждение о себе любимом не заняло много времени. Прошло минут семь, и библиотекарь показался в поле моего зрения. В руках он нес всего лишь одну книгу, а все остальные парили за его спиной. И именно та книга, что была в руках у мага, привлекла мое внимание больше всего. Было хорошо видно, что ее обложка покрыта человеческой кожей, а уж насколько сильно от нее фонило магией смерти, совершенно не поддается описанию.
     — Держите, — маг аккуратно положил книгу на стол, прямо передо мной. — Это книга мертвых Акх’Шарах. Оригинал. Не знаю, за какие заслуги Виктор дал вам столь высокий допуск, но оспаривать его решения не в моих полномочиях. Итак, книга мертвых. Советую обращаться с ней более чем бережно, у нее есть свой разум и весьма злобный нрав. Мы смогли связать ее магическими цепями, но предостерегу еще раз. Никаких резких движений, использования магии или попыток накормить книгу кровью. Да, бывали и такие попытки. Большая часть текста зашифрована и за все столетия мы смогли перевести лишь малую их часть. Здесь есть информация по слиянию со смертью. Если проще, тех, кто прошел через такое слияние, называют личами. Не уверен, что тебе захочется умереть, но информацию предоставить я обязан. Остальные книги, всего лишь книги. Думаю, разберешься и без моей помощи. Если что, я буду рядом, просто позови смотрителя.
     — Спасибо, — под впечатлением от книги, кивнул я. — А можно узнать какой допуск мне выдал Виктор?
     — Седьмой уровень, — замерев на месте, ответил маг. — Опережу ваш вопрос и отвечу, что максимальный — девятый. Еще какие-нибудь вопросы будут?
     — Пока нет, — рассеянно покачал я головой, удивленно отметив столь высокий допуск.
     Маг кивнул, переместил парящие книги ко мне на стол и вновь ушел в темноту. Я медленно пододвинул к себе книгу мертвых и не смог сдержать гримасы отвращения. Даже без магии и, не особо всматриваясь в энергетическую составляющую этого фолианта, я довольно четко ощущал, что на создание этой мерзости ушло никак не меньше тысячи жизней. Сама же книга представляла собой мерзкое зрелище. Сморщенное обезображенное лицо на обложке, было словно живое. Закрытые глаза, выступающий нос и застывшая в ухмылке пасть. Отодвинув сей экземпляр подальше, я решил оставить его на потом. Уж слишком мерзостной энергией от него несло. Остальные книги были самыми обычными, и единственное их различие заключалось в размерах.
     Пододвинув к себе небольшую стопку, я принялся знакомиться с пояснениями, которые успел сделать маг. Первая книга, довольно массивная и толстая была ни чем иным как обычным учебником по магии света. Только довольно специализированным, именно боевая направленность, а не всякие бредни жрецов и тому подобные тексты про великий и безгрешный свет. Следующей была небольшая книжка, этакий справочник по магии порядка. Каждый лист этой книги был заключен в прозрачную обложку из магии, что видимо, предотвращало воздействие времени или воздуха. По всему выходило, что эта книжица очень старая и, хочется надеяться, полезная. В ней находилось несколько десятков плетений, с десяток заклинаний и столько же ритуалов совершенно разной направленности. Но, что самое главное и очень полезное, так это их уровень. В ней не было ничего низшего порядка, лишь магия среднего или высокого уровня. А для меня это более чем полезно. Следующая книга была небольшим справочником, в котором были записаны все известные слияния. Их нюансы, что послужило толчком, местность и последствия. Только проверенная информация от магов исследователей и ни капли домыслов. Была тут и рабочая тетрадка одного поехавшего теоретика, который посветил всю свою жизнь именно слиянию с различными стихиями. Множество информации про аватаров стихий, про избранников и разумных, ими отмеченных. Так же, ко всему прочему, отдельной стопкой стояли книги, в которых необходимая информация занимала всего лишь несколько страниц. Такие были отмечены цветными бумажками, совсем как на Земле. Не знаю, каким образом смотритель успел за столь короткое время все это подготовить, но благодарность мою он заслужил.
     В сухом остатке, передо мной на столе лежало тридцать семь книг, и только пять из них были полезны. Всё остальное оставалось под вопросом, но опять же, любая информация пойдет мне на пользу. Особенно если учесть, что мне нравится читать все, что связанно с магией. Эти книги я прочту все, и не факт, что не останусь здесь на несколько недель. Пока есть такая возможность нужно использовать её на всю катушку.
     Начать я решил с магии порядка. Все-таки мне было безумно интересно углубиться в это направление. Довольно редко я мог найти информацию по нему, особенно если взять во внимание, что магия порядка это прерогатива жрецов. Обычные маги только на уровне Архимага пытаются как-то погрузиться в ее изучение, да и то, получается не у всех. Мне же намного легче, так как я не вижу разницы в мане.
     Изобилие книг и свободный к ним доступ все-таки подтолкнули меня на то, чтоб я остался в Саире на подольше. Да, меня тревожили непонятки, что здесь происходят, но нельзя упускать тот шанс, что дал мне Виктор. В первый свой день, проведенный в библиотеке, я не прерывался до самого позднего вечера. Наплевал на голод и затекшее, в постоянном сидении, тело. Уже после, когда ехал с возницей до трактира на ужин, решил, что так не пойдет.
     Следующий день и последующие за ним начинались одинаково. Я поднимался в пять утра, шел на песок тренироваться с тенями, убивал свое тело до нулевого состояния, и после всего этого шел принимать холодный душ. Дальше был плотный завтрак и библиотека до часу дня. Следом я вновь возвращался в школу к брату, вновь тренировка, плотный перекус и снова за знаниями. В библиотеке я сидел до самого закрытия, а это примерно до одиннадцати часов, после вновь дорога до школы, ужин и тренировка.
     Так продолжалось несколько дней. Денег на дорогу уходило немало, шестьдесят золотых в день, но между ними и потраченным на дорогу временем, я выбирал трату золота. С каждым днем, с каждым проведенным в Саире часом, напряжение внутри меня росло. Но что самое странное, я не чувствовал никакой угрозы. По всему выходило, что я сам себя накручивал. Потому что даже глубокая медитация не дала никаких новых ощущений, кроме напряжения от ожидания. Видимо, так чувствовал себя любой житель этого города. Под стенами стоит армия, по улицам ходят усиленные наряды стражи, а верхний город закрыт для посещения. В конце концов, через тройку дней я решил постараться расслабиться и полностью погрузился в изучение книг. Маг смотритель изредка добавлял мне все новые экземпляры, ну а я был этому только рад.
     Ничего не менялось на протяжении семи дней. Голова гудела от обилия информации, а желание испробовать полученные знания, зудом вырывалось наружу. Магия порядка оказалась очень упорядоченной. Уже сейчас я видел проблемы, если вдруг захочу соединить ее и какое-нибудь другое направление. Дело в том, что все плетения порядка были абсолютно симметричны и состояли из одних только кубов и их производных. То есть тот же, например крест, который состоял из пяти кубов. И все. Никаких округлений у линий сил, никаких острых углов. И естественно, соединять ее можно лишь с такими же плетениями, которые полностью симметричны. А самая главная проблема заключалась в том, что симметричных плетений из других направлений, навскидку, я смог вспомнить всего лишь семь штук. Это было немного грустно. Придется опытным путем проверять, как поведет себя плетение, если я, например, решу соединить его с заклинанием из той же магии света. Только на практике я смогу понять, как энергия будет взаимодействовать и будет ли вообще.
     На восьмой день, ближе к вечеру мне передали небольшой лист бумаги, в котором было написано, что Виктор ждет меня в таверне «Лунный свет» к восьми вечера. Я отложил пергамент в сторону и на удивление успокоился. Вся тревога прошла, а напряжение стало медленно покидать мой разум. Кажется, все закончилось, раз у такого разумного, как Виктор нашлось свободное время на вечер в таверне. Бросив взгляд на часы, что висели здесь на стене, мне пришлось с сожалением отодвигать очередную книгу и отправляться на выход. Снова, уже надоевшее путешествие на карете, но в этот раз цена снизилась до трех золотых монет, а это уже что-то, да значило. После быстрый душ и сбор сумки, в которую я поместил три бутылки вина и дополнительные магазины для своего арбалета. Сам арбалет тоже захватил. Все-таки я надеялся, что смогу продать, если не опытные образцы, так схему производства, после чего буду получать процент от продаж. В любом случае в моем распоряжении останутся пистолеты, а они на порядок лучше, чем арбалет. Ко всему прочему, оказалось, что и Грис получил такое же письмо и сейчас собирался вместе со мной. У них с Виктором были какие-то свои дела, относительно школы, и, судя по всему, он решил одной встречей убить сразу двух зайцев. Ну а я был этому рад. Как бы ни сложился разговор, а поддержка со стороны брата, пойдет только на пользу.

Глава 16. Лунный свет.

     Таверна находилась в среднем городе, чуть в стороне от ворот, где меня в прошлый раз остановили. Пришлось довольно долго трястись в карете, что не вызывало и капли положительных эмоций. За эти несколько дней кареты плотно засели в печенках, но рассекать на лошадях, все еще было запрещено. Даже при свободных дорогах у нас ушло два с половиной часа, чтобы добраться до места. Причем возница явно не медлил и постоянно подгонял лошадок. Именно при таких поездках я осознавал все размеры столь огромного города и не переставал поражаться.
     Таверна оказалась не просто большим зданием, а шикарным дворцом в три этажа. Здание было огорожено высоким каменным забором, который был полностью покрыт лианами с красивыми цветами различных оттенков. Мы проехали через массивные ворота, возле которых, скучая, стоял десяток воинов в полных металлических доспехах, а мой взор успел различить и руны для усиления. Таверну сложно было назвать таковой. Светлые стены, золотистые шпили и огромные окна. Просторный сад, с беседками и скамейками, а так же множество человек охраны. Все было очень красиво, но именно такие таверны мне не нравились. Не хватало уюта, что ли. Лишь золотая пыль в глаза и никакого спокойствия.
     — Проходите, вас уже ожидают, — как только мы вошли, к нам подошла юная девушка и коротко поклонившись, указал рукой в сторону.
     Я задержал на ней взгляд дольше, чем было необходимо, и этим явно смутил. Та совершенно не подала виду, но в ее разуме ярко вспыхнуло смущение. Она была красива, даже очень. Но спустя секунду я понял, что все, находящиеся в поле зрения официантки, красивы не меньше. На нас с Грисом совершенно не скрываясь, глазели, и это было не удивительно. Судя по тому, насколько богатые одеяния у посетителей, это место точно не для таких как мы. Естественно, я успел уловить и пару смешков, но как только разумные увидели, кто нас ждет, сразу же сделали вид, что они вообще не о нас. Глядя на весь этот балаган, я не смог удержать улыбки. Только вот реакция у стоящей рядом девушки, была противоположна ожидаемой.
     — Если ты пытался улыбнуться, то у тебя это плохо выходит, — хлопнув меня по плечу, усмехнулся Грис. — У некоторых хищников, знаешь ли, оскал и того приветливей.
     Девушка официант бледно улыбнулась, ну а мы больше не заставили себя ждать. Размеренным шагом мы прошли к самому дальнему краю зала, а там, за небольшим столом, который был полностью заставлен едой, сидел и задорно улыбался Виктор. Он совершенно точно наслаждался ситуацией, да и вообще, веселостью от него несло за версту.
     — Я тебе тут презент принес, — оказавшись у стола, сказал я. — Надеюсь, оценишь.
     — Ставлю свой топор на заклад, что сегодня ты меня ни чем не удивишь! — воскликнул Виктор и, приняв у девушки тяжелый поднос, сам принялся расставлять посуду на стол.
     Я молча достал из сумки бутылку вина и поставил ее на стол. Только увидев, что это за бутылка, Виктор замер и заторможено потянулся к графину с Черной. Следом за первой, пошла и вторая, ну а в эмоциях Виктора поселился штиль. Лишь когда я достал третью, и убрал сумку на соседний стул, мужчина сделал глубокий вдох, и, задержав дыхание на добрый десяток секунд, смог взять себя в руки.
     — За столь высокий допуск к библиотеке, — улыбнувшись, начал я, — ну и в качестве подарка твоему брату.
     Виктор молчал. Он сверлил бутылки взглядом и изредка бросал задумчивый взгляд на меня. Грис скалил зубы, а девушки официантки боялись подойти.
     — Ты же понимаешь, что свою секиру я тебе не отдам? — спустя пару минут, все-таки выдавил из себя Виктор.
     — Себе оставь, — лениво отмахнувшись, засмеялся я. — Этот дрын, размером с меня мне и даром не нужен. Так что давай, наливай уже что-нибудь.
     — Да, надо поскорее согреть мозг, — вторил мне Грис. — А то чувствую себя здесь не в своей тарелке.
     Виктор медленно кивнул и разлил по стопкам Черную. Мы выпили, закусили, и заиграла медленная, тихая музыка. Я уже хотел было начать разговор, но мне не дала тройка гвардейцев, что оказалась возле стола.
     — Видите это? — совершенно по-другому, более холодно и жестко, произнес Виктор. — Все три к моему брату! Магов с собой тоже заберете. И не дай боги, с этими бутылками что-то случится, отправлю в пустоши, добывать подобные. Ясно!?
     — Так точно! — вытянувшись по струнке, рявкнули воины.
     Один из них снял с пояса небольшую сумку и аккуратно сложил в нее бутылки. Когда закрылся замок застежки, по сумке пронеслась волна магии, и на мгновение вспыхнули печати. Гвардейцы споро покинули таверну, разбавляя переливы музыки, звоном своих доспехов.
     — Ты вообще осознаешь, что это за вино? — встряхнув головой, серьезно спросил Виктор. — Если тебе кто-то скажет, что оно стоит сотни тысяч золотых, то будет не прав. Оно бесценно. Понимаешь? Его дарят только в очень редких случаях и то, по одному экземпляру. А тут сразу три! Еще скажи, что ты хотел одну прямо здесь выпить?
     — Не, — покачал я головой. — Этот сок мне не по нраву. Лучше Черной пару стопок, да пива светлого. О чистоте и насыщенности вкуса пусть рассуждают в верхах, не по мне это.
     — То есть, ты его уже пил? — хмыкнул Виктор. — Ну да, чего это я тогда.
     Мужчина посмотрел куда-то сквозь меня, а после усмехнулся и налил нам еще по стопочке. После этого мы минут десять не прерывались на разговоры, а уничтожали различные блюда. К моему удивлению, все было очень вкусно, да и порции не были ничтожно малы. Много мяса, совершенно разного приготовления, овощи, фрукты. Какие-то непонятные блюда, и безумные запахи.
     Пока мы ели, я мельком осматривал помещение. Возможно, для высшего света оно было выше всяческих похвал, но меня напрягали огромные окна, яркие светильники и обилие совершено разных разумных. Навскидку, здесь находилось больше двух сотен человек. Слишком яркие цвета обстановки, разбавлялись строгой и черной формой обслуги. Воздушные полотна на стенах, и прозрачные тюли на окнах. Потолок был усеян сотней светильников, которые не были прикреплены к потолку, а совершенно спокойно парили в воздухе.
     — Ты обдумал мое предложение? — обратился Виктор к моему брату.
     — Обдумал, — кивнул Грис. — Вынужден отказать. Возвращение в армию это не для меня. Да и школу бросать это последнее дело. Что бы ты ни говорил, но лучше меня этих детей никто не знает, и любой твой служака будет для них лишь насмешкой или же подачкой. Как тебе удобней.
     — Я же уже говорил тебе, это не армия, — покачал головой Виктор. — Воспитание гвардейцев с раннего детства, это намного выше, нежели простая армия. Они станут нашим ядром, и именно оно будет противостоять любым возможным угрозам. А беспризорниками есть кому заняться, твоя школ не единственная, и ты это знаешь лучше других.
     — Знаю, — выдохнув, кивнул Грис. — Сказать тебе, сколько детей сбегает ко мне в месяц, из этих твоих школ? В прошлом месяце, например, сто сорок четыре подростка. Моя школа не резиновая, и численность давно перевалила за тысячу. Нет Виктор, я их не брошу, и не проси. Тем более воспитывать избалованных мальцов, которые, в случае чего, будут пугать мою задницу жалобами своим матерям? Энидма упаси.
     — Жаль, жаль, — вздохнул Виктор и облокотился о спинку стула. — С твоими навыками ты был бы идеальной кандидатурой.
     — Забавно, — усмехнулся я, чем заработал два заинтересованных взгляда. — Неужели для вас проще закрыть глаза на трудных детей и делать упор на высший свет? А не проще ли будет вырастить это ядро из беспризорников? Дайте им цель, дайте им ощущение значимости и нужности, и они будут стоять насмерть. Создайте на базе этих школ что-то, что ставило бы их на несколько ступеней выше. Чтобы служба на благо государства стала престижней, чем сейчас. И тогда, такие дети, которые были ни кем, лишь почувствовав, что стали частичкой чего-то большего, отдадут на благо государства свои жизни целиком и без остатка. Ну а Гриса, с его отношением к воспитанию, поставить во главе всех подобных школ. Думаю, это будет лучшим решением.
     Когда я закончил, за столом повисла напряженная тишина. Виктор погрузился в глубокую задумчивость, а Грис сверлил меня недовольным взглядом.
     — Знаешь, а я хорошенько это обдумаю, — без тени иронии, произнес Виктор. — Надо кое-что уточнить, и обдумать нюансы, но идея вроде бы неплохая.
     — Ну, спасибо тебе братец, — криво усмехнулся Грис. — Я с одной-то школой еле справляюсь, а ты подал идею, как повесить на мою шею вообще все. Вот такой подставы я от тебя не ожидал.
     Я улыбнулся и развел руки в стороны. Было понятно, что Грис просто ворчит, но в тоже время и его озадачило мое предложение. Ну а я считал свое предложение крайне полезным и единственно верным. Хорошо, что у меня таких проблем пока нет, и надеюсь, не будет. Уже сейчас, после этого разговора я задумался, что и у себя нужно сделать что-то подобное. Создать какое-нибудь кадетское училище, да прививать ценности с самого раннего возраста. И дать таким детям привилегии в будущем и не делать различия между, например, детьми тех, кто стоит возле меня и детьми простых вояк.
     — Кстати, раз ты здесь, то в городе все в порядке? — налив себе светлого пива из графина, который был выполнен в виде бочонка, спросил я. — Расскажешь, какие проблемы были на этот раз?
     — Уф, — сыто выдохнул Виктор и с довольной улыбкой немного отодвинулся от стола. — Лорды Индариала и Хорона решили, что мы здесь сидим и маемся от безделья. Мол, вся тяжесть защиты лежит на их плечах, а мы так, играемся в балы и приемы. Ну и решили они совершить у нас переворот. Как видишь, не вышло. Теперь их ждут не очень приятные последствия.
     — Помнится мне, я говорил тебе на эту тему, — криво усмехнулся я. — Если голова не знает, что делают руки, то добром это не закончится.
     — У нас все под контролем, — оскалился глава тайной службы безопасности. — Давно уже не было подобного, и некоторым разумным пора напомнить, что мой братец не просто Лрод, а Великий Лорд. А то, знаешь ли, стали забывать. Даже здесь, некоторые особо тупые, позволяют себе вольности в высказываниях.
     — И в эту клоаку ты хочешь засунуть своего брата, — глядя на меня, осуждающе покачал головой Грис. — Я ведь не умею плести словесные кружева, могу и в морду заехать.
     — Это будет весело, — захохотал Виктор, вновь наполняя пустые стопки. — Давай Дарт, говори, что хочешь за мою секиру. Я человек слова, и если так промахнулся, то надо платить.
     — Пустое, — отмахнулся я. — Ну, если только продлить и повысить уровень допуска в библиотеке. Информация всегда полезна.
     — Продлить это без проблем, — пожал плечами мужчина. — А вот повысить это уже не ко мне. Тут нужно разговаривать с братцем. Если он не будет против, то восьмой уровень ты получишь. Но, скажу сразу, на девятый можешь даже не рассчитывать.
     — Надеюсь, после моего подгона он не будет против, — хмыкнул я.
     — Кстати, насчет вина, — хлопнув себя по лбу, сказал Виктор. — Такие подарки, знаешь ли, не правильно оставлять без ответа. И давай без этих твоих маханий руками и отказов! Ты сидишь и пьешь в компании с братом Великого Лорда, так что хорошенько подумай, прежде чем отказываться.
     Я бросил на него взгляд и понял, что он серьезен, ну а литр выпитой Черной, да на троих, точно не в состоянии помутить рассудок. После этого я крепко задумался и стал прогонять варианты того, что может принести пользу не только мне, но и всей мое цитадели. В конце концов, пора начинать думать не только о себе и своем возвышении.
     — Знаешь, а у меня есть, что попросить, — улыбнулся я. — В течении месяца к вам приедет караван, и главным у них будет мой очень хороший знакомый. Так вот он создает торговую компанию и хотелось бы, чтобы к нему отнеслись максимально положительно. Может доступ к каким-нибудь особым товарам, закупка по хорошим ценам и в государственных масштабах.
     — Хм, интересная просьба, — задумчиво произнес Виктор. — Как зовут-то твоего знакомого? И что он может предложить?
     — Элрам, — незаметно вздохнув, ответил я. — Только сразу будет просьба, давай без вопросов, а?
     — Элрам, — усмехнулся Виктор. — Из Варры, — он перевел серьезный взгляд на меня и стал медленно постукивать пальцами по столу. — Насколько мне известно, этот разумный отошел от дел и совершенно не желал к ним возвращаться. Но, судя по всему, вернулся. И так как ты за него просишь, то он явно не просто знакомый. Предположу, что именно ты стал той причиной, по которой он вернулся. Так же, есть небольшой шанс того, что ты не просто причина, а человек, на которого Элрам теперь работает. Почему? Это уже совершенно другой вопрос, и меня он волнует мало.
     Виктор молча смотрел мне в глаза, а на его лице улыбка застыла и превратилась в оскал. Жаль, что мне сложно читать этот разумного и о чем он думать можно было только догадаться. Изредка мне удавалось поймать отголоски его эмоций, вот и сейчас я успел уловить, что от него исходит азарт и предвкушение от новой загадки.
     — С этим разобрались, — кивнул своим мыслям Виктор. — Перейдем к другим. Что он может нам предложить. То есть, что ты можешь предложить Саире? И да, я согласен на твою просьбу. Лишних вопросов задавать не буду. Пока. Считай, что это дань уважения к тебе, как к герою нижнего города.
     — И на том спасибо, — вздохнул я, собираясь с мыслями.
     Давать этому человеку лишнюю информацию было бы глупо, но с другой стороны, приоткрыв ему некоторые нюансы, можно надеяться на ответный жест с его стороны. Все равно, рано или поздно, но обо мне узнают. Так пусть Виктор будет тем, кто получит некоторую информацию обо мне раньше других. В бескорыстную доброту со стороны тех, кто сидит высоко, я не верю, а вот во взаимовыгодное сотрудничество вполне.
     — У нас есть возможность сократить цену товаров с восточных территорий Араона. К ним можно прибавить товары из цитаделей стихий, и так же, соответственно, с проклятых земель, — закрыв свой разум от чтения, проговорил я. — Объем? Тот, который будет вам нужен.
     — И в каких пределах снижение цен? — старясь не показать, свой интерес, лениво спросил Виктор. — Парень, ты пойми, что пять-десять процентов это не сокращение цены, это игра на рынок, не более.
     — О ценах лучше с Элрамом, но думаю, что в пределах двадцати-тридцати процентов, — обозначил улыбку я.
     — Так, — убрав всю расслабленность, подобрался Виктор. — Есть еще что-нибудь? Может, какие-нибудь особые предложения?
     — Товары оборотней из Озерного края, — уже более открыто улыбнулся я. — Список небольшой, чуть больше трех десятков наименований.
     — Да правда что, — резко махнул рукой Виктор. — Всего лишь снижение цены на товары из цитаделей на тридцать процентов. Кому какое дело, что каждый год цена на их продукцию только растет, а тут снижение, какая мелочь. Про торговлю с оборотнями я и вовсе молчу. Действительно, всего лишь четыре десятка наименований. Пффф.
     Грис пытался сдерживать эмоции, но у него это плохо получалось. Виктор изредка бросал на него взгляды, чем веселил брата еще больше. Мне же было не до веселья. Слишком серьезные темы и слишком высокая плата за промах.
     — Хотел бы еще обсудить защиту своего каравана, — когда Виктор немного успокоился, начал я. — Среди охраны возможно присутствие дроу и серых орков. Вообще, охранение планируется более чем серьезное.
     — Дроу? В охране каравана? — наклонив голову на бок, переспросил Виктор. — Парень, ты осознаешь, что дроу самые коварные и опасные существа на всем Араоне? Они продадут тебя, лишь появись тень такой возможности.
     — Не предадут, — покачал я головой. — Они все под клятвой Шаэсс, а одна из них и вовсе моя тень.
     — Тень? Дроу тень у человека, — с силой протерев лицо, выдохнул Виктор. — Ладно, допустим. Чем еще удивишь? Погоди, сейчас сам угадаю. Твои караваны будут охранять оборотни!?
     Виктор громогласно заржал, видимо думая, что это очень хорошая шутка, но резко замолчал и пристально уставился мне в глаза. Теперь уже не выдержал Грис и его хохот на пару мгновений заглушил звуки музыки.
     — Оборотни охраняют караван, — пожал плечами брат Лорда. — Подумаешь, какая мелочь, право слово.
     Начальник тайной службы безопасности замер и кажется, ушел глубоко в себя. После разлил всем остатки второй бутылки Черной и, не чокаясь, опрокинул внутрь себя полную стопку. Музыка в зале стала играть значительно громче, да и посетителей прибавилось. Обстановки у нас за столом разбавил парень официант, что принес нам огромный поднос, с целиком запеченным поросёнком. Запах от этого блюда исходил умопомрачительный и мы, не медля, приступили к поглощению нежного мяса. Насыщенный вкус свинины и распадающееся на волокна мягкое мясо буквально таяло во рту. А окружающие поросенка овощи, которые успели пропитаться его запахом и соком, были отличным дополнением и прекрасно разбавляли мясное ассорти.
     — Дарт, ты знаешь, кто я такой, — после десятиминутного перерыва, серьезно начал Виктор. — И думаю, прекрасно осознаешь, что оставить такую информацию без проверки и изучения я просто не могу. Должность, знаешь ли, обязывает. Но зная тебя только лишь с хорошей стороны, я выполню твою просьбу, и не буду задавать вопросов. Кроме всего прочего у тебя есть полгода, за которые мои парни не будут путаться у тебя под ногами. После, уж извини, я развяжу им руки, и они достанут о тебе и твоем окружении все, что только смогут.
     — Через полгода у нас всех будут более важные заботы, — криво усмехнулся я и только после понял, что сболтнул лишнего.
     — Не задавать вопросов, — тяжело вздохнув, тихо пробормотал брат лорда.
     Виктор далеко не глуп, то есть совсем не глуп и думаю, даже не смотря на сказанное, он не оставит меня без внимания своей структуры. Но так же я уверен, что после его слов внимание ко мне не будет навязчивым.
     — Когда Элрам посетит Саиру, то пусть сразу идет на прием к моему братцу, — бросив взгляд по сторонам, произнес Виктор. — Я обо всем позабочусь, его пропустят, и будут ждать. Насчет взаимовыгодного сотрудничества я намекну нужным людям, и этой теме дадут свободный проход. Думаю, мы сможем прийти к желаемому результату. Кое-какое послабление тоже могу гарантировать, но сразу предупрежу конкуренция на таком уровне огромная. Хотя о чем это я, если за дело возьмется Элрам, то серьезных проблем можешь не опасаться.
     — Ты меня обнадежил, — довольно улыбнулся я. — За такое грех не выпить.
     Виктор подтянул к себе третью бутылку Черной, но разлить ему не дали. К нашему столу подошла официантка с небольшим подносом, на котором стояла очень старая бутылка вина, которая была наполовину оплетена тонкими нитями.
     — Это вам передала графиня Дильская, — приятным звонким голосом произнесла девушка.
     Я проследил за взглядом Виктора и увидел, что не очень далеко от нас сидит женщина лет сорока, с приятной внешностью и отличной фигурой, которую выгодно подчеркивало немного откровенное платье. Женщина, поймав наши взгляды, светло улыбнулась, и отсалютовали бокалом. Виктор ответил взмахом руки, в которой держал свиную ножку и опомнился только после того, как брызнул жиром на пол.
     — Интересно, откуда она узнала мой любимый сорт вина? — задумчиво пробормотал Виктор.
     Чистой рукой он взял бутылку с подноса и, поблагодарив кивком девушку разносчицу, принялся разглядывать емкость. Видимо увидев какой-то знак подлинности, удовлетворительно кивнув и тщательно вытерев руки, открыл бутылку. В нос тут же ударил приятный фруктовый запах, но на вопросительный взгляд Виктора, я покачал головой, а следом за мной отказался и Грис.
     — Зря, — довольно улыбнулся Виктор и налил вино только себе.
     Застолье продолжилось, и спустя минут пять обычная музыка сменилась песнями. Сначала пел молодой парень, чей голос с хрипотцой выдавал довольно высокие ноты, да и текст был не плох. Следом была девушка, голос которой буквально запал в душу. Жаль, что ее лицо прикрывало что-то наподобие полупрозрачной маски. Да и воздушное платье не позволяло узреть фигуру и насладиться изгибами тела.
     Виктор довольно быстро опустошил подарок графини и сейчас лениво перебирал различные закуски. Я, немного захмелев, наслаждался приятным голосом и просто отдыхал. Впервые за долгое время мне было спокойно среди такого количества неизвестных разумных, и расслабленность приятными волнами разливалась по телу. Свет от светильников немного померк, и вместо холодного белого, приобрел теплый красноватый оттенок. Там в вверху стали появляться тени, которые спустя несколько мгновений приобрели очертание различных зверей и зажили своей жизнью. Окна закрылись шторками, а по стенам зажегся магический огонь. Одновременно с этим, медленно загорелся десяток каминов, но уже нормальным, живым огнем. В воздухе повис еле заметный запах горящих дров, и именно он разбавил весь тот уровень пафоса, что витал в помещении. Атмосфера тут же стала намного уютней и спокойней.
     — Дарт, может, уважишь, споешь что-нибудь из своего? — внезапно обратился ко мне Виктор. — Твоя песня до сих пор пользуется популярностью. Главное не попадайся на глаза моей племяннице, она все еще не может просить тебе тот свой страх.
     Ответить мне не дал сильный подземный толчок. Не было разгона, тряхнуло сразу и резко. Со столов попадала посуда, некоторые танцующие люди рухнули на пол, а музыка стихла. Несколько мгновений непонимания на глазах окружающих, и где-то на грани слуха раздался еле слышный гул. Следом за этим стали гаснуть магические фонари. Сначала медленно, но с каждой секундой все быстрее. Спустя несколько десятков секунд в помещении таверны остался свет от одних каминов. Кто-то из присутствующих попытался зажечь магический свет, но у него это не получилось. После было еще несколько попыток, тоже, впрочем, безуспешных.
     — Не нравится мне это, — хмуро протянул Грис.
     — И доспеха на мне нет, — хмыкнул я. — Хорошо хоть меч захватил.
     — Пойдем, выйдем наружу, — сощурившись, напряженно произнес Виктор и тяжело поднялся из-за стола.
     Мы втроем направились в сторону выхода, а в помещении постепенно стала нарастать паника. Одаренные разумные пытались достучаться до своего источника, но у них ничего не выходило. Мой взгляд метался по тем, кто пытался магичить, но натыкались лишь на быстрое разрушение магических структур. Такое чувство, будто где-то рядом работал пылесос, которыё моментально всасывал только-только зарождающиеся плетения. Я видел такое первый раз и поэтому немного нервничал. Меч перекочевал из сумки за спину, а пистолеты заняли свое место на поясе. Следом за этим тщательно проверил разгрузку, подтянул ремни и закрепил рюкзак с арбалетом в нем.
     — Неприятности? — проследив за моими приготовлениями, настороженно спросил Грис. — Чувствуешь что-то?
     — Нет, — покачал я головой. — Чуйка молчит.
     — Плохо дело, — тяжело вздохнул Грис. — Если даже ты ничего не можешь почувствовать, то дела совсем хреновы.
     — Меня просветите? — криво усмехнувшись, вставил Виктор. — Есть какие-то мысли, или может что-то, чего я не знаю?
     Ответить я не успел, так как мы вышли наружу и буквально застыли на месте. Над городом медленно формировался огромный черный купол, который медленно заполнял собой весь небосвод. И если мои спутники ничего кроме черной сетчатой пленки не видели, то от моих глаз весь надвигающийся звиздец спрятаться не мог. Купол уничтожал магию. Под черной сеткой замирало любое движение маны, а спустя секунды она и вовсе пропадала.
     — Надо было раньше сваливать, — тихо пробормотал я.
     — Все так плохо? — так же тихо спросил брат.
     — Магия разрушается, — сощурившись, напряженно проговорил Виктор. — Любой маг становится бесполезным куском мясо.
     — Радует, что и для любых магических тварей это проблема, — кивнул я, отмечая в памяти, что Виктор так же может смотреть намного глубже, нежели обычные смертные. — А значит, демоны и хаос мимо. Без маны они не смогут нормально существовать. Если, конечно, здесь не планируется сдвиг. Но уж его я бы смог почувствовать задолго до начала.
     После этих слов я ощутил на себе задумчивый взгляд Виктора, который почти сразу его отвел. Мы прошли немного вперед, в парк, окружающий таверну, на самую просторную поляну, с которой открывался отличный вид на ближайшие окрестности.
     — Так что это? — спросил брат. — Ушедшие боги?
     — Не они, но близко, — кивнул Виктор. — Очень похоже на действие какой-нибудь древней божественной реликвии. Заключить весь город в непроницаемый для магии купол, это слишком серьезно.
     — Что будем делать? — спросил я, ненароком проверяя возможности своего тела.
     И если чешуя вызывалась без проблем, лишь с небольшой болью, то вот черное пламя ощущалось, словно за стеклом. Я знал, что при необходимости, смогу его пробить, но не факт, что от этого будет толк. В который раз я поблагодарил свою паранойю, вытаскивая из кобуры два пистолета. Их корпус надежно отсекает любое антимагическое воздействие, только вот энергия в накопителях будет тратиться быстрей. Если точнее, то четыре обоймы и все, без замены энергетических блоков, оружие превратиться в бесполезные куски метала. Но кто сказал, что я не ношу с собой эти блоки? Да и верный меч под рукой, а с ним я точно не пропадут.
     — Что делать, — напряженно и с трудом повторил Виктор, после чего его сильно качнуло, и он выронил из рук свою секиру.
     — Что делать? — раздался звонкий голос за нашими спинами. — Наверно, умирать?

Глава 17. Да здравствует паранойя!

     Я резко развернулся назад, поднимая пистолеты и беря на прицел ту самую графиню, которая угостила Виктора его любимым вином. Сам Виктор сейчас с трудом держался на ногах, его трясло, а по лицу градом катился пот. Но, даже не смотря на это, его взгляд был кристально ясным, хоть и было видно, что от напряжения полопалось множество капилляров.
     — Молодой человек, ты бы опустил свои артефакты, — спокойным голосом и с доброй улыбкой заговорила женщина. — Видишь купол над головой? Благодаря нему все маги и их поделки бесполезны. Так что если хотите жить, оставьте нам герцога, и спокойно уходите. Я же в свою очередь дам слово, что вас никто не тронет.
     Пока она говорила, я присматривался к двум мужчинам, что стояли по бокам от нее. В них было что-то неправильно, но что именно я пока не мог уловить. Единственное, что бросалось в глаза, это их размер. Они были больше как Виктора так и Гриса. Причем заметно больше. Спокойные лица, пустые глаза и расслабленные позы. Но все это не могло меня обмануть, я чувствовал исходящую от них опасность и скрытую угрозу.
     — А если мы, все-таки не смотря на здравый смысл, решим остаться? — начиная разгонять свое восприятие, спросил я.
     — Тогда я познакомлю вас со своими ребятами, и вы умрете, — не переставая улыбаться, сказала графиня.
     Как только женщина закончила говорить, раздался мерзкий треск и из спин, стоящих возле нее мужчин, вырвались две огромные трехпалые лапы. Сами мужчины даже не дернулись. Они все так же стояли на месте, держа руки опущенными, с ладонями, лежащими друг на друге. Зато их лица заметно изменились. Скулы обострились, глаза налились кровью, а челюсть выдвинулась немного вперед, обнажая ряд острейших клыков. Дополнительные конечности были темно красного цвета и покрыты мерзкой слизью. Их пальцы заканчивались длинными черными когтями, которые были больше похожи на лезвия клинков, нежели на когти.
     — Не хотелось бы с ними знакомиться, — спокойно проворчал Грис. — Я как-то больше по девушкам.
     Пока он это говорил, я немного передвинул прицелы пистолетов. Тот, который был с разрывной пулей, нацелился на одного из мутантов, а второй, в лицо графине.
     — Мальчик, я же уже говорила, артефакты бесполезны, — убрав улыбку, вздохнула графиня.
     — Шли бы вы отсюда, — через силу выдавил из себя Виктор, обращаясь к нам. — Это химеры, разработка лорда Индариала. Жаль, — уже обращаясь к графине, — что не удалось вырезать вас всех. Скажи, Силия, неужели жизни тысяч невинных этого стоят?
     — Твой братец, дорогой мой друг, уже засиделся на троне, — пожала плечами женщина. — Многим кажется, что пора менять правителя. Ну а жизни безродных крестьян, всего лишь плата за власть. Ты же видел, на что способны подобные ребятки. С армией таких существ, мне не составит труда захватить дворец, ну а ты всего лишь приятный трофей. Скажи своим друзьям, чтобы они ...
     Что мы должны были по ее мнению сделать, она сказать не успела. Раздались звуки выстрелов и две пули медленно полетели в цель. И если химеры успели среагировать, в попытки защитить графиню, то та даже не вздрогнула. Пуля пробила ее череп, а вторая вошла в плечо одной из химер, разрывая его в клочья и откидывая тварь назад, прямиком в окно ресторана. Следующая пара пуль полетела во вторую тварь, которая уже уперлась лапами в землю, намереваясь прыгнуть в мою сторону. Разрывной снаряд прилетел в центр головы и разорвал ее на клочки, а вырвавшаяся за этим кислота, принялась жадно пожирать плоть химеры. Звук выстрела еще не успел стихнуть, как первая из тварей, с ревом выпрыгнула из окна, но в полете получила очередную пулю и кубарем улетела куда-то в сторону.
     После этого все замерло, чтобы спустя несколько мгновений из помещения таверны раздались заполошные крики. Я напряженно всматривался в двери, ожидая новых гостей, но все было спокойно. Крики не прекращались, но постепенно утихали, давая мне понять, что внутри химер не было.
     — Как-то все легко закончилось, — в недоумении проворчал Грис. — А пафосу-то было, словно она богиня.
     — Поверь, я удивлен не меньше, — с хрипом, высказался Виктор. — Дарт, а Дарт, не хочешь продать схему этих штуковин?
     — Извини, — пожал я плечами, убирая пистолеты в кобуру, — ограниченная партия и только для себя любимого. Могу предложить арбалет, тоже довольно неплохая штуковина.
     Я быстро снял рюкзак со спины и достал из него арбалет. Проверил барабаны, зарядку накопителей и удобнее сжал его в руках. Мои рекламные слова уже были готовы сорваться с языка, как раздался сильнейший удар в закрытые ворота, а со вторым, они распахнулись настежь. Открывшаяся картина заставила меня невольно присвистнуть и, вскинув арбалет, без раздумий нажать на курок.
     Одновременно с этим, на ограду запрыгнуло несколько химер. Все они довольно сильно отличались друг от друга. Единственное, что их роднило, так это первоначальные орочьи тела. А вот дальше, был полный мрак. Каждое тело было уникальным и набор различных средств для убийства разнился от дополнительной пары огромных конечностей, до длинного хвоста, с ядовитым жалом, словно у скорпиона. Еще почти у всех было одинаковое строение ног, точнее лап. Такое чувство будто бы создатели отпилили нижнюю половину тела у оборотня и присобачили ее к орочьему телу. И если на охранниках графини были дорогие костюмы, которые скрывали тела, то сейчас ничего подобного не было. Каждое тело химеры не имело одежды, и я мог прекрасно видеть все шрамы, разрезы и места сшивания.
     Все это я успел отметить за те мгновения, пока арбалет переключался в боевой режим. Следом раздался щелчок, и первый болт полетел в цель. Эти не были подобны пулям, здесь была не кислота, а зажигательная смесь. Первый болт наполовину вошел в тело химеры, а уже после разорвался огненным шаром, который с ревом поглотил тварь и пару соседних метров. Дальше я просто не останавливался, и поливал лезущих к нам химер. Вся ограда скрылась за ревущим пламенем, а визг тварей приятным бальзамом пролился на мою не трезвую душу.
     Из тридцати болтов, что вмещал в себя барабан, я истратил двадцать два и прекратил стрелять. Пламя жадно слизывало растительность и буквально растворило все легко-горящие материалы в радиусе десяти метров от ограды. Закинув арбалет на плечо, я наклонил голову на бок и внимательно всматривался в потухающий огонь. Химер не было.
     — Все целы? — бросив взгляд назад, спросил я.
     — Как будто нам что-то досталось, — недовольно выдохнул Грис.
     Виктор же устало сидел прямо на земле, облокотившись о стоящую рядом скульптуру, что изображала девушку с лютней. По нему было видно, что состояние у него так себе, но он держался. Пот так и не перестал течь, весь белок глаз полностью заволокло кровью, но, тем не менее, мужчина твердо смотрел вокруг и лишь иногда болезненно морщился.
     — Что-то ты совсем плох, — подойдя ближе, покачал я головой. — Знаешь что с тобой?
     — Понятия не имею, — устало улыбнулся Виктор. — Похоже, вино было с сюрпризом и поверь, если я в таком состояние, то оно могло бы свалить и Архимага.
     Я тяжело вздохнул и прикрыл глаза.
     — Дарт, смотри, — отвлек меня голос Гриса.
     Пришлось подниматься и подходить к нему. Он стоял в метрах десяти от нас, и хмуро смотрел в сторону густых кустов. Уже оказавшись с ним рядом, я не смог сдержать мат. Там, среди зелени лежали куски тел гвардейцев Виктора. На некоторых из них можно было заметить следы зубов, и было понятно, что химеры жрали.
     — Что делать будем? — тихо спросил брат. — Виктор, кажется, совсем плох. А будь у него противоядие, уже бы принял.
     — Последнее время мне не везет на посещение городов, — проворчал я. — Держи.
     Я передал Грису арбалет, достал из сумки запасные барабаны и перевязь. Брат вопросительно смотрел на мои действия, но оружие принял без вопросов. После я помог ему закрепить ремни, чтобы арбалет удобнее лежал в руках, а барабаны были всегда под рукой. Ко всему этому, я передал небольшую шкатулку, и показал, как менять источник питания. Он так же был экранирован от воздействия антимагии, на случай, если слишком быстро закончится родной. Вообще, встроенного должно было хватить на четыре барабана, но я же уже говорил о своей паранойе, которая не раз уже выручала.
     — Бери любую карету, возвращайся в школу и поднимай выпускников, — начал говорить я. — Пусть будут наготове. Скорее всего, город отрезан от армии, или чего хуже, армия на стороне мятежников. Пока просто наблюдайте, на рожон не лезть. Только если химеры начнут буянить, вмешивайтесь и ликвидируйте тварей. Лишние потери мне ни к чему. Я пока разберусь с Виктором.
     — Справишься? — мгновенно подобравшись, серьезно спросил брат.
     — А у меня есть выбор? — криво усмехнулся я. — Ступай, и не геройствуй там.
     — Я что идиот что ли? — возмутился Грис, привыкая к весу арбалета. — Это твоя прерогатива — геройствовать.
     Оставив меня возмущенно сопеть, названный брат быстро покинул зеленую площадку и скрылся в темноте улиц. Да, я идиот и это не подлежит сомнению. Виктор умирал, а в округе не было ни единого мага, который мог бы ему помочь. Да и даже если бы был, то под этим куполом, наврятли от магии был бы толк. Наверно, у таких разумных как Виктор, должны быть универсальные противоядия, но, кажется, этот раз был исключением.
     — Никогда бы не подумал, что алкоголизм меня добьет, — очень тихо прохрипел герцог, когда я подошел ближе.
     — Противоядия нет?- с надеждой спросил я.
     — Какой там, — попытался махнуть рукой здоровяк, но у него даже не получилось оторвать ее от земли. — Оно встроено в секиру, и я его принял, как только почувствовал что-то неладное. Как видишь, не сработало.
     — Вся маскировка псу под хвост, — себе под нос пробормотал я. — Ты мне будешь должен, ох как ты мне будешь должен.
     Виктор, не понимая, перевел на меня взгляд и увидел, как я разрываю клыками своё запястье и сую ему в рот кровоточащую рану. Он еще попытался мотнуть головой и что-то возмущенно произнести, но я силой заткнул ему рот и напоил своей кровью. Сказать, что Виктор был в прострации это ничего не сказать. Буквально через десять секунд, он в первый раз потерял сознание, а я выпрямился и отошел немного в сторону. Рана затянулась за две минуты, за которые брат лорда на редкие мгновения приходил в себя, и сразу же возвращался в беспамятство. Я же внимательно следил за окрестностями, и бросал напряженные взгляды в темные окна таверны. Там было подозрительно тихо, и ни один посетитель до сих пор не вышел наружу. Нет, конечно, я допускаю, что они в страхе поднялись на этажи повыше и засели по комнатам, но верится в такое с трудом.
     Виктор полноценно вернулся в сознание спустя двадцать минут нахождения где-то между. Все еще тяжело и с трудом, но он начал дышать без мерзких хрипов. Белки постепенно восстанавливались, и уже сейчас я мог различить белые просветы среди кровавой пелены лопнувших капилляров. Мужчина поднял руку на уровень глаз и с силой сжал кулак. Понятное дело слабость никуда не делась, да и на полное излечение уйдет, по меньшей мере, несколько дней, но уже сейчас было понятно, что умирать он не собирается.
     — Как я понимаю, нам нужно во дворец? — смотря в темноту, негромко спросил я.
     — Дракон, значит, — выдохнул Виктор, не спуская глаз со своей руки. — Теперь многое становится понятно.
     — На меня объявлена охота, — пожал я плечами. — Какой-то жрец решил возвыситься, а я ему мешаю. Поэтому по мою душу периодически посылают всяких смертников. Зная мою тайну, ты попадаешь под удар, так что будь осторожен. Я для многих кость в горле.
     — Оно и понятно, — криво усмехнулся герцог. — Но ты прав, мне нужно во дворец. О благодарности поговорим позже. Как я понимаю, ты со мной?
     — Не надейся, что моя кровь тебя мигом исцелит, — подойдя ближе, покачал я головой. — Нужно как минимум пару дней, так что один ты далеко не уйдешь. Первая же химера тебя сожрет и не заметит.
     — Титул героя нижнего города никак покоя не дает? — с трудом поднявшись на ноги и разминая затекшие конечности, спросил Виктор.
     — Как сказал Грис, я немного идиот, — пожал я плечами. — Так что геройствовать это у меня в крови. Пока относительно безопасно, может, просветишь по поводу этих тварей?
     — Пару минут, — попросил Виктор. — Все равно много информации по ним нет. Пытались сжечь всю эту мерзость, и даже поверили, что у нас вышло, но, как оказалось, что-то пошло не так. Здесь рядом должны быть мои парни, так что одни мы не будем.
     — Твои парни там, в кустах, — махнул я рукой в ту сторону, где мы с Грисом обнаружили останки гвардейцев.
     Виктор бросил на меня взгляд и, видимо что-то прочитав в моих глазах, нахмурился. Он медленным, но твердым шагом прошел к поляне и не смог удержать крепкого словца. Его хмурое выражение лица стало еще мрачнее, а злость так и прорывалась сквозь ослабленные барьеры.
     Прошло еще минут пять, прежде чем глава службы безопасности смог крепко держать секиру. Я достал пистолеты, перезарядил полупустые обоймы и пошел на выход. Блокирование магии потушило все магические светильники, и город погрузился во мрак. Лишь редкий огонь свечей в темных окнах хоть как-то разбавлял ослепляющую темноту.
     Мы прошли через сгоревшие ворота, огонь на которых уже погас. Пламя неплохо поработало над окружением, а все что осталось от химер, так это обожженные скелеты и мерзкий запах сгоревшей плоти.
     — Алхимия? — смотря на результаты обстрела, спросил Виктор. — Скорострельность впечатляет. Работа гномов?
     — Нет, не гномов, — покачал я головой. — Моя собственная разработка. Алхимия там тоже есть, всего до кучи, в общем. Не по нраву мне арбалеты гномов, слишком долгая перезарядка. Да и их касетники тоже не то. Вот тридцать стрел за двадцать секунд это уже самое оно.
     Данный образец довольно сильно отличался от того, что я создавал в АМИ. Вместе с гномьими мастерами у себя в цитадели мы доработали ту схему, и в итоге получился этот монстр. Вес поднялся до тринадцати килограмм, вместимость у барабанов увеличилась до тридцати болтов. Скорострельность понизилась совсем незначительно, и если у того образца выходило два выстрела в секунду, то здесь на два выстрела тратилось в среднем полторы секунды. Результаты впечатляющие, особенно зная, как я намучился с пистолетами. Чтобы добиться такой скорострельности у них, пришлось до многого доходить отдельно. Хоть я и обещал учителю из АМИ в случае продажи в первую очередь обратиться к нему, но как я говорил тогда, все слишком быстро меняется.
     — Скажу сразу, цена за него будет немаленькая, — продолжил я. — И на продажу будет два варианта. С защитным кожухом от антимагического воздействия и без него. Кожух тоже моя разработка, сделать его столь компактным было проблемно, но я справился. Так что если заинтересует, всегда, пожалуйста. И да, ты первый кому я предлагаю продажу схемы целиком.
     — Ценю, — усмехнулся Виктор, осматриваясь по сторонам. — Как я понимаю, причина продажи это изобретение чего-то получше?
     — Есть такое, — не стал отпираться я, похлопав по своим малышкам. — Арбалет хорош, но они лучше. Думаю, ты уже успел в этом убедиться.
     Виктор хотел ответить, но не успел. Из ближайшей подворотни вырвалась массивная химера, подобная охранникам графини, но заметно больше. Она резко оттолкнулась от угла дома дополнительными конечностями и снарядом полетела в нас. Два выстрела не сбили ее с траектории, а в голову я попасть не смог. Разрывная пуля вырвала кусок левого плеча, а вторая затерялась где-то внутри массивного тела. Я использовал скольжение и вышел из него прямо над летящей тушей. Следующие выстрелы пришлись прямиком в затылок твари, и та на всей скорости уже мертвым куском пробороздила землю.
     Снова тишина, но мое внимание привлек росчерк чего-то темного. Не став медлить я сделал два выстрела по траектории его движения. Взрыв разрывной пули попыталось поглотить кровавое облако, а второй снаряд затерялся в этом хороводе, и влетел прямиком в цель. Очередное скольжение ближе к Виктору, моментальная замена пистолета из правой руки на меч. То, что это был кровосос, я не сомневался. После того, как его облако рассеялось за долю секунды и не справилось с силой взрыва, пуля вошла прямиком в тело, разрывая плоть своим хаотичным движением. Вампира выкинуло из тьмы, и на несколько секунд он стал видимым. Я не сводил с него взгляд, так как не пропавшая возможность превращаться в черный туман, меня немного напрягала.
     — Дарт это свои, — внезапно выдохнул Виктор, перед тем, как я вновь решил уйти в скольжение и добить. — Не прибей его ненароком.
     Я бросил взгляд назад, на гецрога, и тот утвердительно кивнул. Вампир перестал изображать росчерк тьмы и успокоил свое состояние в физическое воплощение.
     — Оказался поблизости, решил проверить как тебе отдыхается, — ковыряясь пальцами в своей груди и пытаясь достать пулю, спокойным голосом произнес вампир.
     — Как видишь, скучать не приходится, — устало усмехнулся Виктор. — Как у нас обстоят дела?
     — Терпимо, — сморщился вампир, и наконец-то подцепив пулю, бросил ее на землю. — Шустрый малый и артефакты занятные. Но если еще раз меня продырявишь, я тебя убью.
     — Силенок не хватит, высший, — усмехнулся я. — Один уже пытался из вашей братии, Эзог его, кажется, звали, и друг его темный рядом был. Только вот как видишь я живой, а они нет, так что попридержи язык за клыками.
     — Хватит клинками мериться, — одернул нас Виктор.
     Только вот если до этого я чувствовал снисхождение, что вампир испытывал, глядя на меня, то теперь было лишь настороженное внимание. Их разговоры меня на самом деле не интересовали. Поэтому я еще раз внимательно осмотрел окрестности и, не обнаружив угроз, убрал оружие. Пока эти двое о чем-то разговаривали, я прошел к химере и присел возле ее тела на корточки. Что ж, впечатляющий размер, бугрящиеся мышцы, дополнительная пара здоровых лап, деформированный череп с заметными следами вмешательства и мерзкий запах темной магии. То, что это когда-то было орком, можно было понять лишь по характерной грубой коже с зеленоватым оттенком. Кровь химеры имела несколько оттенков, и это завесило от места ранения. Например, из головы вытекала бледно зеленая жижа, а вот из отверстия, которое виднелось на спине, толчками выходила практически черная кровь.
     — Быстрая сильная и довольно опасная тварь, — практически бесшумно, подошел ко мне Виктор. — Напади она одна, отбиться еще можно, но, как правило, на охоту их выпускают стаями. Эта особь — вожак. Остальных ты положил возле ворот и, имея под рукой такие арбалеты, они уже не кажутся такими опасными. Мы и сами с трудом представляли цели для их использования, пока над головой не возник черный купол. Для магов нет проблем уничтожить хоть сотню подобных, а вот без магии все намного хуже.
     — В этом и проблема магических миров и магии в целом, — выпрямившись, произнес я. — Только вот когда случается подобное, те маги, которые привыкли опираться на свою силу, становятся похожи на беззащитных детей. Какие наши дальнейшие планы? И куда делся клыкастик?
     — Как-то ты не слишком опасаешься высших вампиров, — улыбнулся Виктор. — У него свое задание и кроме него лучше никто не справится. Нам надо ко дворцу, надеюсь братец еще держится.
     — А чего их бояться? — пожал я плечами, быстро пробегая взглядом по окрестностям. — Умирают не сложнее других. К любому можно найти подход, если есть большие пушки.
     Виктор только усмехнулся, а я нашел желаемое и подошел к следам от кареты. Кто-то решил подождать гостей возле таверны, но видимо лошадок напугало появление химер и они рванули вдаль. Только вот возница пытался тормозить и след от колес хорошо отметился на мостовой. Хоть лошади и протащили карету метров двести, но дальше не увезли. Возница, ясно дело, сбежал, и оставил лошадок на растерзание тварям. Но химер совершенно не интересовали лошади, а значит, твари могут выполнять приказы и они не совсем тупые хищники.
     Я быстро проверил целостность колес, состояние лошадок и, убедившись, что все в порядке залез на место возницы. Виктор занял место внутри кареты, и мы поехали к воротам в верхний город. Довольно быстро всё обдумав, я достал из своего рюкзака необходимые расходники и раскидал по свободным места на разгрузке. Несколько видов гранат, алхимические реагенты и зелья. Так как магии нет, то усилить себя с ее помощью возможности не будет, но для меня это не помеха. Кажется, я каждый раз стараюсь предугадать любые неожиданности, и пока у меня это получается.
     До ворот в верхний город мы доехали минут за двадцать. Уже подъезжая к тому самому месту, где меня в прошлый раз не пропустили, я заметил во тьме тела гвардейцев и разорванные мантии магов. Повсюду была кровь. Ее было очень много. Она яркими пятнами бросалась в глаза, а вместе с ней и куски, оставшиеся от когда-то живых людей. Проехав еще метров двести после ворот, вдоль центральной улицы, что вела прямо во дворец, мы стали натыкаться и на целые тела. Только вот они довольно сильно выделялись среди разорванных в клочья гвардейцев. Это натолкнуло меня на мысль, что среди мятежников были и простые люди, а количество мертвых тел заставляло крепче сжимать поводья.
     Когда дворец появился в поле зрения, и до него оставалось с пару километров по прямой дороге вверх, крови стало настолько много, что лошади в прямом смысле слова, стали по ней скользить. Чтобы хоть немного облегчить им путь, я прижался к обочине и уже стал высматривать место для остановки, как взгляд уловил быстрое движение сбоку, и в карету с безумной силой влетело огромное тело. Ее, как ничего не весящую игрушку, вместе с лошадьми швырнуло далеко в сторону. Каким бы я быстрым не был, но не успел среагировать на столь внезапное появление тварей из-за угла дома. Во время удара, меня выкинуло с места сидения, и уже в полете я смог ускориться, чтобы оценить обстановку и выхватить пистолеты.
     Карета с лошадьми медленно кувыркалась в воздухе, а деревянные крепления, через которые цеплялись лошади, ломали им кости. Мне пришлось найти точку опоры, коей оказалась часть кареты, и только после этого я смог остановить свое вращение. В первую очередь я перевел взгляд на химеру. Эта тварюшка была раза в три крупнее вожака прошлой стаи. Человеческое строение без лишних конечностей, но в данном экземпляре все тело было укрыто массивными металлическими доспехами. Голову химеры укрывал шлем с двумя длинными рогами, а глаза были прикрыты сплошной пластиной. Для обзора в шлеме были сделаны десятки крошечных отверстий, что не позволяло тем же лукам или арбалетам выпустить стрелу в глаз. Правая рука химеры была полностью человеческого строения, а вот левая больше напоминала молот из сросшихся костей и твердой плоти. Эта конечность не была укрыта защитой, и спустя мгновение я понял почему. Тварь напружинилась и резко рванула следом за каретой, а по ее левой руке волнами стали проходить изменения. Изнутри плоти вырывались десятки шипов, похожие на обломки костей. Скорость этого экземпляра превышала любые ожидания. Карета еще находилась в полете, а тварь уже летит следом, замахиваясь рукой из которой растут метровые шипы.
     На раздумья времени не было, поэтому я действовал по стандартной схеме. Разрывная пуля полетела в незащищенную конечность, а вторая в лицевую часть шлема. И если разрывная довольно точно попала в левую лапу, буквально срывая с нее всю плоть, то вот от второй тварь успела увернуться. Химера дернула головой, и пуля срикошетила об бок шлема, оставляя на нем глубокую борозду. Этими двумя выстрелами я все-таки добился желаемого результата, и химеру немного сбило с траектории прыжка. Почему-то создатели этих монстров не отключили им боль, хотя, по моему мнению, это следовало сделать обязательно.
     Карета с грохотом рухнула на дорогу и еще несколько метров прокувыркалась по инерции. Я приземлился прямо перед ней, а химера, сбитая выстрелами, в десятке метров от меня. Задержка перед следующим рывком продлилась не дольше секунды. Оглушающий рев и тварь снова готова рвануть за своей целью. Разрывные пули против бронированных существ были бесполезны, особенно если учесть, что близость разрыва и нанесенный им ущерб не причинит серьезного урона. Был бы это обычный человек, пусть и полностью закованный в металл, тогда да, взрывы стали бы для него проблемой.
     На размышления ушли доли секунды, но следующий шаг уже был продуман. Резким движением я сорвал с пояса небольшую квадратную колбу и метнул ее в тварь. Химера не посчитала ее чем-то опасным и отмахнулась левой измененной рукой. В прочем, именно на это я и наделся. Колба разлетелась мелким осколками, выпуская наружу стальной лед, который был серьезной модификацией моей академической разработки. Если прошлая версия была создана на грани алхимии и артефакторики, то здесь была чистая алхимия.
     Лапу твари тут же стал покрывать лед, проникая глубоко в плоть и промораживая ее насквозь. Химера попыталась все это стряхнуть, но естественно у нее ничего не вышло. Только вот рвануть вперед ей это не помешало. Зато помешала разрывная пуля, выпущенная, в покрытую льдом конечность. Взрыв раскрошил ее на мелкие осколки, вплоть до самого плеча, обнажая большой участок открытого мяса. Я тут же использовал скольжение, чтобы оказаться сбоку и выпустить еще одну пулю прямо в открывшуюся рану. Но в то самое мгновение, когда я вышел сбоку от твари, в меня уже летела ее рука. Использовать что-то еще, я банально не успевал, сжатый кулак находился в метре от моего тела, и все что я смог сделать, так это покрыть грудь чешуей, чтобы хоть как-то сдержать удар.
     Меня отшвырнуло в сторону, словно снаряд, выпущенный из пушки. Острая боль пронзила грудную клетку, и ко всему прочему я четко услышал, как хрустнули мои ребра. На этом проблемы не закончились. На пути моего полета оказалось здание, и тело довольно легко пробило каменную стену. Я кубарем пролетел какую-то комнату и впечатался в массивный шкаф. К сломанным ребрам добавились проблемы со спиной, но лежать и приходить в себя мне никто не дал. Химера решила покончить со мной окончательно, и через отверстие в стене я видел летящее ко мне тело.

Глава 18. Дворец.

     С трудом собравшись с силами, я приготовился использовать скольжение, но это не понадобилось. Практически перед самым зданием, тварь словно споткнулась и сильно замедлившись, врезалась головой об стену. По ее телу прошла дрожь, которая сменилась спазмами, но спустя несколько мгновений, тварь встряхнула головой и стала медленно подниматься. Переборов свое тело, я все-таки использовал скольжение и оказался за спиной твари, метрах в десяти от нее. Отсюда мне было хорошо видно, что в спине химеры торчал топор Виктора. Было видно, что по второй части лезвия секиры, идут какие-то бардовые прожилки, которые медленно пульсируют и изредка выдают разряд багровой молнии в тело твари.
     Виктор сидел, прислонившись спиной к останкам кареты, и пытался перевести дух. По его лицу текла кровь, а левая рука висела плетью. Карета превратилась в груду мусора, рядом с которой лежали мертвые и переломанные тела лошадей. Химера медленно с трудом развернулась к нам и попыталась целой рукой вырвать секиру из спины. Быстро заменив магазин второго пистолета, магазином с зажигательными патронами, я приготовился к рывку. Как только тварь подняла руку вверх и закинула ее за спину, обнажая уязвимое место в любых доспехах, я сорвался в стремительный бег. Оказавшись рядом с тварью, что заторможено следила за моим движением, я направил оба пистолета в ее подмышечную область. Сначала разрывная пуля полетела в цель и взрывом разорвала кольчужную сетку, обнажая плоть. Следом за этим, зажигательный снаряд вошел в открытую плоть и разорвался глубоко в теле твари, выжигая значительную часть мяса. После, я сделал еще два выстрела и отпрыгнул назад, наблюдая как химера тяжело заваливается мордой вниз.
     — Сто тысяч золотых за эти штуковины, — хрипло засмеялся Виктор, но почти сразу закашлял и умолк.
     Секира герцога дала еще пару разрядов, на которые химера никак не отреагировала. Красные прожилки в металле секиры стали постепенно угасать, пока не пропали вовсе, словно затерявшись где-то внутри. Я не сводил напряженного взгляда с тела химера, держа ее под прицелом, но все было тихо.
     — Спасибо за помощь, — произнес я, поворачиваясь к Виктору. — Ты уверен, что тебе по силам идти во дворец?
     — Рано списываешь, — усмехнулся герцог и, сплюнув сгусток крови, твердо поднялся на ноги. — Оставить братца разгребать все это дерьмо в одиночку я не имею права. Так что зубами буду рвать всех мятежников. Ну а отряд за лордом Индариала уже отправлен. Думаю, Первый со своей группой наведет там порядок.
     — Надеюсь, — вздохнул я.
     Со стороны дворца раздался оглушительный взрыв, и сильная взрывная волна прошла сквозь нас, практически сбивая с ног.
     — Кажется, нужно поторопиться, — сжав челюсть, сказал герцог и довольно споро подбежал к телу химеры.
     Он совершенно легко и без каких-либо усилий вырвал секиру из твари и закинул ее за спину. Та словно магнитом прилепилась к ней и мы размеренным бегом, внимательно оглядываясь, направились ко дворцу.
     — Смотрю, не у меня одного имеются рабочие артефакты, — хмыкнул я, кивая в сторону оружия герцога.
     — Это не артефакт, — бросив на меня короткий взгляд, сказал Виктор. — Можно сказать, что это свойства металла, из которого сделана секира. Никакой магии.
     — Какой интересный металл, — задумчиво выдал я. — Можно поинтересоваться, где такой добывают?
     — В аду, — обозначив улыбку, ответил герцог.
     — О как, — заторможенно кивнул я. — Значит, нужно наведаться в ад.
     — Прости за праздный вопрос, но, сколько тебе лет? — удивил меня Виктор. — Просто если вспомнить, что писали о драконах, то они могут принимать совершенно любой облик.
     — И трех десятков нет, — усмехнулся я. — И да, если ты думаешь, что мудрость моя велика, как и сила не имеет ограничений, то спешу тебя огорчить, я не был рожден драконом. Очень многое для меня такая же тайна, как и для тебя. Ну и сдохнуть могу так же, как и любой другой человек. И да, мое знакомство с магией началось всего лишь семь лет назад. Это просто, для общего развития, так сказать. А то решишь, что раз я дракон, так могу иссушать океаны и разрушать горы.
     Виктор бросил на меня задумчивый взгляд, на так ничего и не сказал. О том, что и Араон мне не родной мир, я умолчал. Уж что-что, а именно эту часть своей биографии я предпочитал не афишировать.
     Довольно быстро мы добрались до дворцовой стены, что темной горой возвышалась над дорогой. Массивные деревянные ворота, когда-то резные и красивые, сейчас осколками мусора разбросаны по округе. Они практически утопали в том море крови, которая уже начала сворачиваться, но все еще тягуче разливалась по земле. Не знаю, сколько здесь полегло гвардейцев, но судя по всему не меньше парны сотен. Виктор только сильнее сжимал кулаки, в бессильной злобе, а глаза с каждой секундой горели все более злобной яростью. Герцог прислонился к стене и тяжело дыша, пытался привести себя в порядок.
     — Что-то мне подсказывает, что тебе нехорошо? — без тени шутки или иронии, спросил я его.
     — Есть немного, — не став отпираться, кивнул Виктор. — Слабость прямо с ног валит, а мышцы гудят, как будто трое суток не опускал секиры.
     Тяжелов вздохнув, я снял со спины рюкзак и стал доставать алхимические зелья. Первой показалась на свет окутанная в лианы пол-литровая бутыль, в которой плескалась немного мерзкая на вид, коричневая жидкость. Следом, склянка на миллилитров на сто, с кристально-чистой жидкостью, которая во тьме слегка светилась. К этим трем эликсирам, из внутреннего кармана рюкзака я достал небольшой металлический футляр. Пара незаметных движений, код для открытия и моему взору предстают небольшие капсулы с сухим рассыпчатым веществом. Берсеркер. Мощная штука, которая на восемь минут делает из человека халка. Только вот у нее есть огромный минус. Не каждый сможет прожить эти самые восемь минут. Обычный средний воин продержится максимум пять минут, после чего упадет замертво от сильнейшего истощения. Хорошая разработка, жаль, что ингредиенты большая редкость. Как, в прочем и в большей части моих разработок.
     Кивнув своим мыслям, я сразу же достал из рюкзака еще парочку гранат. Полностью упаковал свою разгрузку, дополнил магазины, и только после этого успокоился. Рюкзак был закрыт, и после быстрого осмотра местности, спрятан в караулку. Дальше он будет только мешать.
     — Держи, пей, — сказал я, протянув Виктору большую бутыль.
     — Добить меня хочешь? — с подозрением спросил он, принимая емкость. — Выглядит не очень.
     — Поверь, на вкус еще хуже, — усмехнулся я. — Но надо. Ты же сам понимаешь, что в твоем состоянии от тебя не будет пользы. А мне придется постоянно оборачиваться и контролировать еще и твою безопасность. Поэтому пей.
     Герцог на долгие пять секунд всматривался мне в глаза, после чего тяжело вздохнув, открыл крышку и приложился к горлышку. Вкус у этого топлива и, правда, премерзкий. Зато заявленные восемь минут он продержится без каких-либо проблем. Берсеркер берет энергию из организма и за счет нее увеличивает все характеристики разумного. Эта жидкость послужит для нее топливом и нивелирует воздействие на организм. Берег для себя, но сейчас не до этого. Если перевести в деньги, то данная бутылочка обошлась мне в две тысячи золотых, сам Берсеркер около десятки. Но так как я не покупал ингредиенты, а собирал, благо все было под рукой, то и расставался со всем этим спокойно.
     — Как будто жижа из деревенского сортира, — пытаясь не проблеваться, выдохнул герцог, когда допил остатки. — Что это за дрянь хоть?
     — Эту тоже до дна, — передал я ему вторую бутыль, с прозрачной жидкостью.
     Виктор и в этот раз подчинился и молча опрокинул в себя эликсир. Если после первого никаких эффектов не было, то вот после второго, по телу герцога прошла пара волн спазмов, а белки глаз приобрели более темный оттенок.
     — И так, объясняю, — не став тянуть, начал я, протягивая Виктору берсеркера. — Берешь эту капсулу и кладешь под язык. Если станет совсем плохо, то раскусываешь и на восемь минут ты превращаешься в воплощение смерти. Увеличивается сила, скорость, пропадает чувствительность к боли ну и притупляются эмоции. Штука очень мощная, и первая бутыль которую ты выпил, служит для нее топливом. В противном случае она жрет тело. По истечению восьми минут, тебе будет плохо. Вспомни самое худшее похмелье и умножь на десять. Но ничего, переживешь. Ну и второй бутылек это обычный энергетик, чтобы ты не был обузой. Полностью он тебя, конечно, не восстановит, но и бесполезным куском мяса ты не будешь.
     — Вот спасибо, — хмыкнул мужчина, прислушиваясь к своим ощущениям. — Давненько меня не называли бесполезным.
     — Извини, — без тени сожаления, произнес я. — Сейчас не подходящее время, чтобы плести словесные кружева. Судя по тому, что кровь еще не свернулась, мятежники прошли здесь недавно. Довольно странно, что они не выставили оцепление у ворот, но я уверен, что дальше будет веселее.
     — Не люблю я в долги залазить, — сморщился герцог, выглядывая из-за стены. — А судя по тому, что ты для меня делаешь, предъявленный счет не будет маленьким.
     — Как ты сам сказал в начале — о благодарности потом, — хмыкнул я. — Сейчас добираемся до твоего брата, и уже там решаем дальнейшие вопросы. Немного пугает отсутствие армии в городе, но с этим позже.
     Виктор кивнул и, сорвав со спины секиру, крепко сжал ее в руках. Мой взгляд, брошенный на него, остался незамеченным, а поэтому я смог спокойно убедиться, что он вроде бы в порядке. Иногда у эликсиров проявляются довольно веселые побочные эффекты, вот и сейчас я отметил, что волосы герцога начали постепенно окрашиваться в багровый оттенок. Причем даже брови меняли привычный цвет на оттенок какого-то ядовито-красного цвета. С трудом мне удалось сдержать неуместную улыбку, но еле слышный смешок, все-таки нарушил тишину. На вопросительный взгляд Виктор я только махнул рукой и собрался.
     Мои малыши в руки, внимание на максимум и короткая перебежка до ближайшей колонны. Для моего взгляда темнота не помеха, а поэтому я довольно ясно видел, что перед массивной армадой дворца, никого не было. Лишь тела людей, которые с упреком смотрели на меня, и кровь, очень много крови.
     Иногда, я поражаюсь выкрутасам своего разума. Порой мне плевать на смерти окружающих, и я даже не замечаю, сколько боли дышит вокруг, а порой, каждая смерть, каждая крупица страдания, словно наждачка по нервам. Именно в такие моменты, я насильно накладываю на разум лед, но когда магии нет, сделать такое проблематично. И я снова и снова натыкаюсь на упрек в глазах мертвых тел.
     Мы пересекли примыкающий к дворцу парк без каких-либо неожиданностей. Кажется, мятежники решили, что по их следам никто не пойдет и это настораживало. Скорее всего, их твари должны были устроить хаос в казармах стражи, да и сам город мог стать целью, лишь бы отвлечь гвардейцев от того, что происходит в центре. В очередной раз я бросил взгляд на купол и невольно покачал головой. Это ж, какая сила должна быть у реликвии, чтобы покрыть такую площадь полем антимагии. Откинув лишние мысли, я сосредоточился на предстоящем бое. А то, что он будет, я не сомневался.
     Огромная темная армада дворца нависала словно гора. Мы замерли недалеко от входа и стали внимательно всматриваться в темноту. Было тихо и пустынно. Насколько я помню строение дворца с прошлого посещения, сразу после входа будет просторный зал с множеством статуй и различных произведений искусства. Четыре ряда массивных колон и несколько витых лестниц в дальних углах помещения. Тронный зал находится где-то в глубине, и где именно мне не известно. При прошлом посещении, когда был бал после освобождения столицы от мертвяков, кроме зала, где проходил сам бал, я больше нигде и не был. Поэтому будем разбираться по ходу пьесы.
     Тихие медленные шаги к большим дверям, которые можно было бы смело назвать воротами, и замирание. Я бросил взгляд на пистолеты и невольно подумал о глушителях. Бред конечно, но этот вариант стоит взять на вооружение. Медлить было нежелательно, поэтому мы занырнули в проход и тут же попали под взгляды десятков разумных. Всё помещение было залито кровью, десятки разорванных тел неаккуратно свалены возле одной из стен, а в центре, возле костра сидят стражники. Их было не мало. Десятка три, может четыре. Нас заметили сразу, но одеяние стражников немного сбило меня с настроя.
     — Опа, — в оглушающей тишине, голос одного из стражников прозвучал слишком громко, а шелест вынимаемых клинков дополнил картину.
     Мимо меня с гулом пронеслась секира Виктора и буквально располовинила одного из сидящих.
     — Ненавижу предателей, — прошипел герцог и рванул вперед.
     Должен признать, мое алхимическое творение работало неплохо. Скорость герцога впечатляла. Виктор вихрем пролетел к вбитой в пол секире и как только он взялся за древко, раздались первые выстрелы. Среди стражников не было серьезных противников. Да их вообще и противниками назвать было сложно. Именно поэтому два первых выстрела остались единственными. Дальше я использовал скольжение и оказался в самом центре собравшихся. Мне хватало лезвия на пистолетах, чтобы парой движений прерывать жизни предателей. Виктора же ничего не сдерживало, и его огромная секира тонко гудела, разрубая тела, словно пустые мешки. Иногда казалось, что он был слишком жесток, но потом взгляд падал на куски тел гвардейцев и эти мысли испарялись.
     Нам понадобилось полминуты, чтобы зачистить зал. Некоторые стражники даже не успели вытащить оружие и умерли с удивлением на лицах. Когда все закончилось, я стряхнул кровь с лезвий и замер. По спине пробежал холодок направленного взгляда и в тот же момент раздались хлопки в ладоши. Развернувшись на звук, я увидел, что на верхней террасе стоит молодой парень, с взглядом таким же, какие были у охранников графини.
     — Я впечатлен, — начал он речь и видимо хотел ее продолжить, но свистнувшая рядом секира не позволила.
     Парень успел увернуться, но оружие все-таки его задело, и черные капли крови упали на пол. Следом раздались выстрелы, но химера моментально ушла в бок, за одну из колонн. Виктор совершил гигантский прыжок за своим оружием, а я не спускал взгляда с того места, где скрылся парень. Тот не заставил меня ждать, и спустя пару мгновений вылетел на встречу. За эти жалкие секунды он успел измениться до неузнаваемости. Привычные две конечности из спины в этот раз дополнились еще двумя. Само тело увеличилось в размерах, а одежда разорвалась под напором роста мышц. Невысокий и хрупкий на вид парень превратился в трехметрового гиганта, а неизменным осталось лишь лицо. К этому можно было прибавить костяные наросты, что полностью заключали его тело в прочный на вид панцирь. И если прошлые образцы были мерзкими на вид, то этот казался законченным и даже гармоничным. Плюсом ко всему явно сохранившийся разум, а значит, проблем предвидится больше.
     Два выстрела слились в один, и облако взрыва полностью поглотило фигуру химеры. Только вот никаких проблем ему это не доставило, и я был вынужден отпрыгивать назад. Парень с шипением приземлился туда, где я только что стоял, а удлинившиеся конечности, щелкнули когтями прямо возле моего носа. Рвануть следом за мной не позволил, оказавшийся рядом с тварью, Виктор. Его секира опустилась на спину химеры и с хрустом пробила костяной панцирь. По помещению прошел обиженный рев, и тварь буквально смахнула герцога в сторону. Только вот секира осталась в теле парня и стала постепенно разгораться багровым светом. Тварь была вынуждена тратить время на то чтобы ее вырвать, тем самым давая мне время на замену магазинов. Пара мгновений и в цель летят бронебойные пули, которые в прочем также оказались бесполезны. Парень просто принял их на дополнительные руки, не позволяя мне поразить свою голову. Пришлось с сожалением убирать их в кобуру и доставать меч. Придется сократить количество лап, а уже после разбираться с головой.
     Пока химера пыталась вырвать застрявшую секиру, я рывком подскочил к ней и, увернувшись от свистнувшей лапы, тут же укоротил ее на порядок. После этого пришлось резко отпрыгивать назад, потому что тварь переключила внимание с секиры на меня и все ее конечности взвились вверх, в попытке меня задеть.
     Не вышло.
     Уже в длинном прыжке спиной назад, я увидел росчерк атаки Виктора. Тот росчерком молнии преодолел расстояние от стены до твари, и на всей скорости впечатался в нее плечом. К моему удивлению раздался хруст и химеру довольно сильно качнуло. Виктор одним быстрым движением вырвал секиру из спины твари, и достаточно легко увернулся от ее атаки. Только после этого я замети, что глаза герцога полностью потемнели, а это значило, что при ударе об стенку, он видимо случайно раскусил капсулу.
     Когда-то совсем молодой парень, а сейчас монстр, бешено ревел и пытался как-то отмахнуться от безумного напора Виктора. Дополнительные лапы били в разные стороны, но каждый раз, словно в насмешку, враг уворачивался, оставляя после себя глубокие раны. Пока я прикидывал, куда лучше нанести удар, Виктор оттолкнулся от пола и взмахом своего оружия, отсек две левые конечности твари. Правда тут же получил сильный удар от последней оставшейся и отлетел в сторону. Правда, он тут же подорвался и вновь рванул вперед. Уже оказавшись возле химеры, он замедлился и резко ушел в сторону, чтобы уже оттуда нанести мощный удар по ногам твари. Химера не смогла как-то этому помешать, и одновременно с громким хрустом по помещению пронесся вскрик боли. Но Виктору было все равно. Он как обезумевший носился вокруг твари, отсекая лишнее и отбиваясь от пустых атак твари.
     Вот герцог сделал рывок спиной назад и, оттолкнувшись, подпрыгнул высоко вверх. Разрубленные лапы не позволили твари быстро поменять позицию, а мой выстрел разрывной пулей уже нечем было блокировать. Виктор рухнул на тварь, как неумолимое лезвие гильотины. Его секира с хрустом вонзилась в плоть твари и разрубила ее по диагонали от плеча до пояса. Секундная задержка, и химера падает на пол двумя кусками плоти.
     — Неплохой эффект, — тихо произнес я, убирая пистолет в кобуру.
     Услышав голос, Виктор поднял взгляд и резким движением метнул в меня секиру. Одновременно с этим он рванул за ней следом, а я был вынужден использовать скольжение, чтобы успеть увернуться. Я оказался в противоположной от рывка герцога стороне, а тот и не думал останавливаться. Он вырвал свое оружие из стены, в которую оно вошло по самую рукоять, и вновь кинулся на меня. Мельком посмотрев ему в глаза, я понял, что разумом там и не пахнет. Ускорившись до предела своих возможностей, я замер на месте, подпуская его ближе, и когда Виктор делал вертикальный замах, резко сблизился и заехал ему в лоб, прямым ударом кулака, преждевременно покрыв его чешуей. Герцога откинуло в сторону и протащило по полу с десяток метров, после чего он ненадолго замер. Прошло от силы три секунды, как Виктор зашевелился и с трудом поднялся на ноги. Его довольно сильно качало, но он быстро восстановился и встретился со мной взглядом.
     — Сложно сдерживать ярость, — прохрипел он.
     — Тогда давай вперед, к брату своему, я за тобой, — кивнул я, отмечая неприятный эффект берсеркера.
     Виктор кивнул, поднял секиру и быстро побежал вглубь дворца. Я проследил за ним взглядом, достал пистолет с разрывным патроном и подошел к располовиненой химере. Парень был еще жив, верхняя часть его туловища обрубком лежала в стороне. Без лишних слов я направил ствол ему в голову и нажал на спусковой курок. После я последовал за Виктором, немного позади, чтобы не попасть под горячую руку. Самой большой и серьезной проблемой при испытании берсеркера было иссушение организма, а вот такое я вижу в первый раз. Скорее всего, внутри тела герцога произошло взаимодействие разных эликсиров, отсюда и такой результат. Как-то я подзабыл, что Виктор говорил насчет того, что уже принял противоядие и, скорее всего, именно из-за этого его разум не может справиться с волнами безумной ярости. Либо, остаточное влияние яда от графини. Слишком много алхимических зелий плескается внутри этой тушки, а я как-то выкинул это из головы.
     Мы неслись вперед, и на нашем пути попадалось множество тел гвардейцев. Но что хорошо, среди них можно было увидеть и останки химер, а значит, сопротивление было. Мы пролетели широкий коридор, небольшой зал, полностью залитый кровью, и уже после него ворвались в тронный зал. Я мгновенно оценил ситуацию, а Виктору это оказалось не нужно.
     Тронный зал представлял собой длинное просторное помещение. На первый взгляд, в ширину оно было метров шестьдесят, а в длину все сто. У дальней стены был лестничный подъем по всей ширине, и площадка с троном. Именно возле него стоял Великий лорд, и удерживал вокруг себя купол искрящей энергии. Пол возле его ног был усеян сотней небольших магических печатей, начертанных кровью. Руки мужчины были покрыты тонкими порезами, из которых медленно сочилась кровь и падала вниз. Он не долетая пола, зависала и медленно впитывалась в защиту. Я видел, как из купола вытекает энергия, но как-то лениво, словно здесь плохо работает эффект антимагии. Рядом с этим куполом, держа руки за спиной, стоял обычный и ничем не примечательный мужчина. Седые волосы, крепкое телосложение и обветренное совершенно не запоминаемое лицо. Из одежды на нем были коричневые штаны из плотной кожи, и серая мятая рубашка, со шнуровкой у шеи. Кроме него по сторонам у стен стояли и скучали уже трансформированные химеры. Среди них не было каких-то мощных и здоровых тварей, всего лишь подобия тех, кто охраняли графиню. Судя по количеству кусков плоти, с большими тварями справились гвардейцы, но лишь ценой своих жизней.
     Виктор совершенно точно удивил всех, в том числе и того мужика, что находился возле трона. Пока герцог расправлялся с химерами при помощи своей секиры, я выхватил пистолеты и пошел вперед, посылая пули в стоящего рядом с куполом мужика. Только вот он достаточно лениво уворачивался от всех снарядов, в том числе и от взрывов. Зато это не позволяло ему отвлечься на Виктора, что мне и было необходимо. Неизвестный очень шустро метался по площадке, на которой находился купол, и только подойдя ближе, я понял причину, по которой он не рванул вперед. Весь купол был покрыт сеточкой тонких и пульсирующих жил. Я прекрасно видел, как они пытаются выкачать всю ману из купола, а мужик каким-то образом их контролирует. Именно поэтому он не мог отвлечься и отойти далеко, чтобы совершить контратаку.
     Когда я подошел на расстояние десяти метров Виктор совершил свой любимый финт. Он со всей доступной ему силой метнул секиру в расслабленного мужика и сразу же рванул следом. Только вот противник, совершенно не напрягаясь, лениво довернул корпус и пропустил снаряд мимо себя, после чего крутанулся вокруг своей оси и сильным ударом, резко удлинившейся руки, буквально смахнул герцога в сторону.
     — Шустрый выродок, — тихо произнес я, за что заработал жёсткий взгляд от этого самого мужика.
     Я вновь направил на него оружие и снова произвел четыре выстрела. Опять мимо. Враг был очень быстр и спокойно уворачивался от выстрелов с десятиметровой дистанции. Значит, сократим дистанцию. Разогнав свое восприятие на самый максимум, я использовал скольжение прямиком к нему за спину, с уже вытянутой рукой. Нажав на курок, я успел увидеть, как напряглось тело химеры, как он попытался сделать рывок в сторону и даже отодвинулся на несколько сантиметров, но расположенный в считанных миллиметрах от его затылка пистолет не позволил это сделать. Пуля вошла в череп и уже внутри него разорвалась вспышкой разрыва. Мне пришлось отпрыгивать назад, что не попасть под взрывную волну. Уже в прыжке я мельком осмотрел местность и убедился, что кроме нас троих больше никого нет. Тело химеры рухнуло на пол без головы и некоторой части туловища.
     — Попробуй, увернись, — уже мертвому телу с ухмылкой выдал я.
     — Ты слишком весел, — устало и с долей укора произнес брат Виктора.
     Я бросил взгляд на Великого Лорда Уардена и только покачал головой. Такое чувство, будто мужчина не ел с полгода, и это было понятно. Магия крови вытягивает силы из организма, особенно когда присутствует сильный недостаток в энергии. Плюсом к этому можно прибавить множественные порезы на его теле, и обильные разводы капель крови у ног.
     — Люблю вгонять в долги, — хмыкнул я, но тут же был вынужден совершать рывок в сторону.
     На то место, где я только что стоял, приземлился Виктор, но вместо того чтоб рвануть в бой, его заметно повело и он фактически запнулся о свои ноги и рухнул на пол.
     — Брат-алкоголик горе в семье, — расслабленно вздохнул Уарден.
     Только вот его слова как-то потонули в том хрусте, что раздался от обезглавленного тела химеры. Я тут же навел на тело пистолеты и стал с задержкой посылать пули в цель. Тело менялось, словно что-то пыталось вырвать изнутри и поглотить все окружающее пространство. Взрывы тут же поглощались измененной плотью, которая пузырилась и вздувалась в ответ на любые атаки.
     — Дарт в сторону! — раздался позади меня голос Уардена.
     Я не стал с ним спорить и совершил длинный прыжок в сторону. Одновременно с этим я бросил взгляд на брата Виктора и успел поймать тот момент, когда купол съежился и превратился в небольшой багровый шар, который замер напротив вытянутой руки Великого Лорда. Секундная задержка и шар энергии летит в бурлящую кучу плоти, что уже стала принимать какие-то вменяемые границы. Правда шар магии лорда при соприкосновении с телом химеры вспыхнул яркой вспышкой и словно создал вокруг себя дополнительную зону усиленной гравитации. Все куски тела твари стали прилипать к нему и тут же застывая, ломаться в пыл.
     Весь процесс продлился с пару минут, и когда все закончилось, я обернулся назад и увидел тот самый момент, когда Великий Лорд рухнул на пол. Два брата оказались практически рядом друг с другом, и оба оставались в сознание. Лишь их тела отказывались двигаться из-за сильнейшего перенапряжения.
     — Миллион золотых и закончу переворот, — тихо пробормотал я, смотря на двух лежащих братьев.

Глава 19. По делам твоим.

     Тишина пустого тронного зала напрягала. Кроме нас троих здесь никого не осталось. Вот если бы не закрытый доступ к мане, для любого мага крови это помещение стало бы купелью. Капли этой жидкости каким-то образом умудрились запачкать даже потолок, а он здесь без малого на десятиметровой высоте. Действие берсеркера закончилось и сейчас Виктора заметно трясло. Его брат смог подтащить себя к трону, но забраться на него сил не хватило, поэтому он так и остался полусидеть на полу.
     — Вас кто-нибудь придет охранять? — с надеждой спросил я.
     — Все, кто должен был, уже здесь, — устало произнес Уарден. — Вторая часть моей личной гвардии сейчас пытается не допустить потерь среди моих сторонников. А то, знаешь ли, потерять за ночь всех магов как-то не входит в мои планы.
     Что-то хотел добавить и Виктор, но я напрягся и поднял руку, прислушиваясь к звукам. Спустя пару мгновений мне удалось услышать топот десятков ног и громкие крики разумных. Пришлось доставать пистолеты и брать на прицел центральный проход. Прошло еще с десяток секунд, когда в помещение стали забегать стражники. По ним нельзя было определить свои это или нет, поэтому я внимательно следил за их действиями. Те, когда увидели, что здесь произошло и направленные на них стволы, заметно затормозились и стали перешептываясь, кучковаться возле дверей. Я смог насчитать пятьдесят семь разумных, когда новые перестали прибывать.
     — Свои или нет? — спросил я, бросив взгляд назад, на Уардена.
     — Да скиф бы их знал, — нервно усмехнулся лорд. — Мне нужен еще хотя бы час, чтобы немного прийти в себя и иметь возможность использовать магию. Судя по Виктору его, вообще не стоит брать в расчет.
     — Это да, — хрипло и на грани шепота ответил тот.
     — Эй, парень! — обратился ко мне один из стражников, что был заметно старше остальных и вышел вперед. — Ты бы это, убрал игрушки свои. Все равно бесполезно это, не помогут они, — на его словах, некоторые стражники подняли арбалеты, и нацелились прямо на меня. — Отойди в сторону, дай нам закончить свое дело. Не знаю, кто ты и откуда вылез, но мой тебе совет, не встревай.
     — Да без проблем, — пожал я плечами, прикидывая количество оставшихся патронов.
     Пришлось с сожалением осознать, что их осталось маловато, а у тех целых магазинов, что остались, были слишком специфические снаряды. Тратить на этот сброд что-то из разряда своих козырей мне не хотелось. Поэтому я, не делая резких движений, медленно убрал пистолеты в кобуру и стал отходить в сторону. Стражники не сводили с меня настороженных взглядов, а вот со стороны двух братьев почему-то веяло веселостью.
     — Я могу уйти? — смотря в глаза мужику, спросил я.
     Тот не смог сдержать ухмылку, но кивнул. Все так же плавно я снял с пояса небольшой металлический шар и резко ускорившись, бросил его в самую толпу. Одновременно с этим раздались хлопки арбалетов, и в мою сторону полетело два десятки болтов. Мне не составило труда уйти от выстрелов, а вот стражникам уйти было не суждено. Как только металлический шар упал на пол прямо в центре толпы, он тут же распался на две половины, оголяя сердцевину. Из нее с задержкой в секунду во все стороны рванули десятки тонких стальных ветвей. Они без каких-либо усилий протыкали защиту стражников, вместе с плотью и костями. Именно кровь служила для них пищей, и они рвались добраться до нее и иссушить живые тела. Радиус у сферы не был большим, метров пятнадцать, но в прочности и остроте ветвей я успел убедиться еще в черном лесу. Именно там рос подобный безобидный кустик, который при приближении добычи выстреливал в разные стороны своими ветвями. Небольшая модернизация алхимией и получается отличное средство для поражения живых целей.
     Данной разработке хватило семь секунд, чтобы убить каждого из стражников, что собрались у прохода. Все это время я стоял за колонной и лениво слушал хруст костей и редкие вскрики боли. Эти ветви могут выжимать жертв, чтобы выдавить как можно больше крови. Довольно жестокая разработки, и только сейчас я додумал, как ее можно улучшить. Если поместить внутрь свою кровь или как-то внедрить ее в структуру растения, то я смогу совершенно спокойно пользоваться кровью, выжатой из врагов.
     С довольной улыбкой я вышел из-за колонны и застал тот самый момент, когда ветви насытились, и стали медленно распадаться. Без корневой системы срок их жизни десять-пятнадцать секунд, но этого хватает, чтобы они выполнили свою задачу. Кивнув своим мыслям, я отметил, что из стражников не выжил никто. Их тела с множеством сквозных ран валялись на полу, обескровленные и высушенные. Только тот главный, что вышел вперед, остался почти целым. Лишь небольшое отверстие в голове и пергаментная кожа.
     — Я же говорил, что парень перспективен, — хрипло засмеялся Виктор.
     Ответить мне не дал залетевший в комнату черный туман. Мгновенный прицел на вампира, но тот, помня прошлый инцидент, замер на месте и настороженно осматривался.
     — Как-то твои подчиненные не очень торопятся, — с долей настороженности проговорил Уарден.
     — У него было свое задание, — вяло отмахнулся Виктор. — Справился?
     — Более чем, — кивнул вампир. — Информации много, как и сторонников переворота. Но уже все закончено. Феникс сгорел.
     — Давайте вы свои внутренние проблемы будете решать без меня, — нахмурился я. — Мне, знаете ли, и своих забот хватает. А ваши тайны мне и даром не нужны.
     Виктор хотел заржать, но подавился и только нелепо закашлял. Его брат бросил на меня серьезный взгляд и не сводил его пару минут точно. Я стойко игнорировал его, совершенно не обращая внимание. И лишь один вампир спокойно ходил по помещению и осматривал тела нападавших.
     — За секиру должен, теперь еще и за жизнь нужно хоть как-то расплатиться, — выдавил из себя Виктор. — Да и, похоже, не только за свою. Слышь, братец, а ведь если не приукрашивать, то не будь здесь Дарта, все могло закончиться куда печальнее. Я бы точно не пережил это восстание.
     — Не нагоняй скифов, — сморщился Великий Лорд и с трудом, но все-таки поднялся на ноги. — Первый раз что ли?
     — Как обстоят дела в городе и что там с армией? — задал я вампиру вопрос, на что получил взгляд полный иронии.
     Вампир хотел было сказать какую-то колкость, но отмашка Виктора его прервала.
     — В городе все спокойно, — повинуясь видимо мысленному приказу, начал отвечать кровосос. — Химеры напали лишь на три цели, включая дворец. Это казармы стражников и башня магов. Только вот если в казармах им удалось навести шороха, то насчет магической башни мы были готовы и у них ничего не вышло. Среди магов потери минимальные, да и то, всего лишь ученики. Часть армейских подразделений уже проникла в город и зачищает предполагаемые места сбора мятежников. Основные армейские силы так и стоят у ворот, чтобы не спугнуть некоторых особо изворотливых ублюдков. Понадобится еще несколько часов, чтобы полностью взять под контроль ситуацию, ну а на очистку города уйдет, по меньшей мере, неделя.
     Судя по донесению вампира, все казалось не настолько плохо. Только вот если смотреть на то, что стало с тронным залом и количество пролитой здесь крови, радоваться как-то не хотелось. Единственное, что меня немного расстраивало, так это тот факт, что я снова влез куда-то не туда. Понятное дело, что живых свидетелей из врагов не осталось, но все равно информация может уйти не только от них. Ладно, что сделано, то сделано.
     Вчетвером мы оставались недолго. Примерно через двадцать минут до тронного зала добрались те самые армейские подразделения, о которых говорил вампир. Черные полные доспехи, с глухими шлемами и небольшими шипами по всей их площади. Вояки тут же заняли позиции, но я не сводил с них напряженного взгляда, а руки лежали на пистолетах. Лишь когда Уарден с трудом поднялся с трона, а от солдат отделился один из воинов и, сняв шлем, встал на одно колено, я немного расслабился.
     После был более детальный отчет, нежели от вампира и охрана двух братьев легла на плечи воинов в черных доспехах. Как оказалось в общей сложно погибло чуть больше двух сотен гвардейцев, которые охраняли дворец. Ну а если учесть, что среди этих бойцов не было слабых воинов, то уровень опасности химер становится более понятен. Больше меня мало что интересовало, а от внутренней кухни Саиры лучше держаться подальше. Меньше буду знать, крепче буду спать. Хоть я и понимал, что подобным образом мне пытаются выказать степень доверия, но в любом случае все изменится, когда они узнают обо мне побольше. Именно поэтому я не стал злоупотреблять своим присутствием и отправился в школу к Грису. Со мной даже попытались отправиться сопровождение в виде десятка из пришедших солдат, но я вежливо отказался.
     Оставив позади и лорда и его брата, я спокойным шагом покинул дворец, и только оказавшись снаружи смог спокойно выдохнуть. Напряжение стало постепенно уходить, и я уже не кидался на любую тень, что выглядела как-то иначе. Очередной стресс тест дал мне понять, что я могу вывезти и без магии, на одних лишь своих изобретениях. Да и пистолеты показали себя только лишь с хорошей стороны. Если в голове нет мыслей о том, как их улучшить, значит, проект можно считать завершенным. После можно будет продумать несколько иных образцов для других задач. Но это уже после, сейчас я совершенно не хотел думать.
     Прогулка по темному городу и прохладный ветерок помогли вернуть мысли в рабочее русло. Саира не спала. И хоть стражников было намного меньше, чем несколькими часами ранее, простые жители, праздно шатающиеся по городу, стали попадаться чаще. По ним было хорошо видно, что черный купол вызывает у них страх, но любопытство было сильнее. Тем более большая часть даже не знала, что случилось что-то страшное. Многие даже не до конца осознали, что несет эта тьма, и поэтому какой-либо паники не было. Зато я все больше видел те самые отряды воинов в черных доспехах, элита и гордость армии. Мелкие стычки с оставшимися мятежниками из городской стражи не в счет. Уровень подготовки отличался разительно.
     Покинув верхний город и отойдя от него на километр, я смог найтии карету. Не молодой, полностью лысый мужик, скучал возле какой-то таверны. Вместо магических светильников он повесил небольшие факелы и неспешно читал небольшую книжку. Из здания по соседству раздавались пьяные крики, и кто-то пел хриплым прокуренным голосом. В окнах был виден теплый огонь от факелов, и стало понятно, что трудностей от отсутствия магии никто не испытывал. Уже подходя к карете, меня заметили, и возница отложил книгу, внимательно за мной наблюдая.
     — До нижнего города подбросишь? — негромко спросил я.
     — Рад бы, да выглядишь ты больно паршиво, — напряженно выдал мужик, и только после его слов я соизволил обратить внимание на свой внешний вид.
     Ну что сказать, извозчик был прав. Практически весь мой костюм был забрызган кровью. И если к этому прибавить меч за спиной, рюкзак и кобуры, то вид у меня и правда был не очень.
     — Пять золотых, — с надеждой произнес я.
     — Семь! — тут же вставил возница и протянул руку, ладонью вверх.
     Спорить и торговаться не было никакого желания, поэтому я достал из кармана требуемое количество золота и протянул мужику. Тот с опаской их принял и, попробовав на зуб, все-таки проиграл жадности. Я залез в открытую карету, что вели две лошадки, и мы неспешно тронулись в путь. Было видно, что возницу душит любопытство, но страх был сильнее. Так мы и ехали в полной тишине, лишь цокот копыт по дороге и скрип давно не смазанных петель.
     Пока выдалась свободная минутка, я размышлял на тему того, а правильно ли я поступил, что ценой своей тайны, спас жизнь Виктору. Мог ли я пойти по другому пути, и допустить смерть брата Великого Лорда? Нет. Однозначно нет. И дело даже не в том, что пришлось бы очень долго разбираться с совестью. Если бы этот переворот удался, то пришлось бы на долгое время забывать о торговле с Саирой. И не факт, что даже после того, как здесь бы все улеглось, к власти пришли бы адекватные разумные. А сейчас у правящей верхушки передо мной не слабый такой должок, который может вылиться в хорошие послабления и более приятные для меня цены. Стоило ли оно того? Уверен, что более чем. Мне нужны деньги, как можно больше и как можно быстрее. Про союзнические отношения я и вовсе молчу.
     Возница так не сказал и слова за всю нашу поездку, но я довольно ясно ощущал его напряжение. Оно и понятно, мой внешний вид оставлял желать лучшего. Уже подъезжая к школе Гриса, мы так и не встретили не единого намека на то, что в городе было что-то не так. Подумаешь, черный купол над головой и нет доступа к энергии, так эти маги могут еще и не такое устроить. Именно подобное высказывание я услышал из другой кареты, когда мы стояли в воротах из среднего города и ждали, пока нас пропустят в нижний. Стражники, кстати, не задали мне не единого вопроса, потому что на воротах вместе с ними стояли те самые отряды в черных доспехах. Судя по всему, в городе даже без магии между силовыми структурами есть какая-то своя связь. Ничем другим я не могу объяснить, почему нас даже не стали досматривать, а только лишь увидев мое лицо, тут же пропустили дальше.
     Школа брата встретила меня открытыми воротами и напряженными лицами воспитанников. Надо отдать должное, все они были собраны и готовы к возможным неприятностям, только вот непонимание ситуации довольно отчетливо читалось в их эмоциях. Я вышел из кареты и только подошел к воротам, как тут же вышел Грис, с моим арбалетом, закинутым на плече. Брат был в полной броне, а за спиной болтался полуторный фламберг, коим он так любил орудовать.
     — Не ожидал тебя так скоро увидеть, да еще и на карете — оглядываясь по сторонам, напряженно проговорил Грис. — К чему нам готовиться?
     — Ко сну, — сладко потянулся я. — Уже все закончилось. Дальше пусть черные разбираются.
     — Не понял, — нахмурился Грис. — Какие черные?
     — Армейцы в черной броне с шипами, — вздохнул я. — Чего ты прикапался, пожрать есть че?
     — Опа, значит вороны уже в городе, это хорошо, — задумчиво выдал брат. — Виктор то выжил? Подробностями поделишься?
     — Почему нет, — пожал я плечами. — Перекусим перед сном, да расскажу. Отправляй всех в отбой, нечего им зря бодрствовать. Через пару дней в дорогу, а там уже найдется, чем их занять.
     Грис кивнул и стал отдавать команды, а я пошел в свою комнату. Когда я прошел через ворота, то тут же стал ловить взгляды воспитанников, а теперь уже и своих подопечных. Многих мой внешний вид озадачил и заставил задуматься, что не просто так они были подняты. Вопросов никто не задавал, и поэтому я довольно спокойно добрался до комнаты и, скинув все на кровать, побрел в душ. Стоя под струями холодной воды, тяжелые мысли нехотя покидали мою голову. Сколько жизней я сегодня прервал лишь потому что они встали не на ту сторону? Плевать. Сделанного уже не воротишь и моя жизнь мне дороже, нежели жизни идиотов, клюнувших на посылы этой графини. Надеюсь, на том свете ей предначертан жаркий костер.
     Выйдя из душа, я с удовольствием облачился в чистую одежду и бросил взгляд на часы. Массивные, громоздкие, подобные часам с маятником из моего мира, они показывали почти семь утра. Если учесть, что купол появился в начале одиннадцатого, то выходило, что мы развлекались почти шесть часов. Однако, неплохую культурную программу придумал Виктор. Надеюсь, они смогут решить, как убрать эту темень. А то семь утра, а на улице словно глубокая ночь.
     С Грисом мы просидели еще несколько часов. Сначала пришлось ждать, пока нам приготовят плотный перекус, после успокаивать жаждущих действия воспитанников и только после всего этого нам удалось спокойно устроиться за столом и утолить голод. О том, что случилось во дворце, я рассказал практически во всех подробностях. Плюс намекнул, что в любое время могу принять хоть всех его воспитанников. В любом случае цитадель нужно разбавлять человеческой расой, и эти ребята будут там весьма кстати. Грис надолго задумался и после пятиминутной тишины вывалил на меня предложение о присоединении к выпускникам еще две сотни детей возрастом до десяти лет. Сказать, что я был озадачен, это ничего не сказать.
     — Намекнул, называется, — тихо пробормотал я.
     — Понимаешь, школ, подобных моей, еще штук пять, и в каждой из них довольно сильный перебор, — начал вываливать на меня информацию брат. — А про уровень воспитания я и вовсе молчу. Сам понимаешь, там люди государственные, а эти дети всего лишь беспризорники. Кому они нужны? Да, конечно, для галочки там все терпимо, но по факту лучше улица, чем эти школы. Нижний город это своеобразный отстойник и таких как они, порой не берут даже в армию. Я бы не стал это на тебя вываливать, думал, сам что-нибудь придумаю, но раз ты сделал такое предложение, то может и выгорит что.
     — Сейчас ничего обещать не буду, — вздохнув и прогоняя кое-какие мысли, ответил я. — Для начала встречусь с Уарденом, и переговорю с ним, а уже после, дам ответ тебе. Сам понимаешь, четыре вывести четыре сотни разумных из города может оказаться проблематично. Да и кормить эту ораву до цитадели чем-то надо, ну и естественно пешком их не отправишь.
     — Оно понятно, — вздохнул брат. — Поэтому и не хотел это на тебя вываливать.
     После мы просидели еще с пол часа, болтая о разном, и только когда сон стал заявлять свои права, было принято решение прерваться и отдохнуть. Проспал я часов пять и когда открыл глаза, на улице было светло. Уже поднимаясь с кровати, я понял, что купол был убран и значит, что с проблемами справились. Далее был быстрый душ и выход на арену, где я расслабленно избавлялся от сонливости, посредством боя с тенью. Снова множественные свидетели, а так же несколько из выпускников напросились на тренировочный поединок. Настроение было на довольно высоком уровне, поэтому я в шутливой форме довольно быстро с ними расправился. Спарринги я проводил сразу с пятерками воспитанников и с удовлетворением отмечал, как и свой, довольно высокий уровень мастерства, так и хорошую подготовку со стороны Гриса.
     Полноценно насладиться отдыхом мне не дал посыльный от Виктора. Предчувствие молчало, а поэтому я не особо и переживал, когда передо мной появился вышколенный слуга, с небольшой тетрадкой и одетый в дорогущий костюм, светлых тонов. Как оказалось, Виктор, помня о моих стенаниях по поводу слишком дорогих ингредиентов, решил восполнить мои запасы сырья. К тому же, поступило предложение на использование их личной артефактной мастерской, чтобы я мог восстановить свой запас расходников. И если первое предложение меня обрадовало, то второе немного насторожило. Пришлось вежливо отказаться, так как я более чем уверен, что за моей работой будут пристально наблюдать.
     — Наша мастерская лучшая на всем Араоне! — воодушевленно пытался меня переубедить молодой парень слуга. — У нас работали самые прославленные мастера подгорного царства, так же они помогали в создании оборудования и артефактных станков. Не стоит отказываться от столь щедрого подарка Великого Лорда!
     Этот франт еще долго пытался достучаться до глупого варвара, который не понимает всей оказанной ему чести, но я был неприступен. Его мысли и эмоции лишь веселили, а сам парень даже не понимал, от чего на моем лице блуждала улыбка. Зато список я составил с хорошим таким запасом. Не уверен, конечно, что получу все, что запросил, но сейчас именно тот момент, когда можно немного понаглеть.
     Ну а на следующий день к обеду меня пригласили во дворец на прием к Уардену. И хорошо, что этот самый прием не был официальным обедом или балом, а обозначилось все как обычный разговор в приватной обстановке. Кажется, пришло время получать благодарности.
     К Уардену я попал только к двум часам дня. Если карета, приехавшая специально за мной, была у ворот вовремя, то вот дворцовая суета, и чересчур глобальные проверки армейцами затянулись на несколько часов. И это даже несмотря на то, что мне была выдана грамота о беспрепятственном проходе через любые двери. Стоит отметить, что крытая карета, посланная за мной, не выделялась чем-то из ряда вон снаружи, зато изнутри все было на совершенно другом уровне. Мягкий бархат, много свободного места и контроль температуры посредством магии. Кроме того, комплектом шел небольшой бар с десятком различных напитков, в совершенно неподражаемых бутылках. Пить перед важным разговором я счел плохой идеей, поэтому просто расслабленно ждал, пока на меня будут готовы потратить время.
     — Великий Лорд Уарден ждет вас, — открыв дверь кареты, огорошила меня немолодая девушка, в красивом пышном платье бирюзового цвета.
     — Угум, — промычал я и нехотя полез наружу.
     Около двадцати минут мы стояли в парке возле дворца, совершенно с другой стороны, нежели мы прорывались с Виктором. Здесь все было чисто, никаких следов боя или крови. Зато магии вокруг было накручено немало. Привычный уровень маны еще не восстановился, только вот здешним магам это кажется, не мешало. Мне повели по небольшой тропинке, прямо вглубь парка. Сам парк был красив, и казалось, что он живет своей отдельной жизнью. Взгляд ловил движения небольших животных, на ветках можно было встретить маленьких разноцветных птичек, что своими красивыми голосами разбавляли шелест листвы.
     Тропинка простилалась на расстояние пары сотен метров и на всей ее протяженности, женщина, за которой я следовал, не сказала и слова. Она вывела меня на небольшую просторную поляну, в центре которой стояла легкая беседка и ушла назад, оставив меня осматриваться. По центру беседки за столом сидел Великий Лорд и грозно отчитывал какого-то воина в доспехах гвардейца. Увидев меня, Уарден прервался и, махнув мне рукой, подозвал к себе. Он сказал еще пару слов воину, после чего тот отрывисто кивнул и быстрым шагом покинул поляну.
     — Вот не поверишь, до сих пор не отдыхал, — тяжело вздохнул Уарден, когда я оказался в беседке. — Магия да эликсиры. Хорошо хоть с дыханием ночи разобрались. Проходи, присаживайся. Перекусишь?
     — Нет, спасибо, — покачал я головой, усаживаясь напротив мужчины и ложа на стол свой арбалет.
     Надо отдать должное красоте этого места. Беседка была не построена, а выращена. Множественные стебли и ветки, переплетаясь между собой, создавали полноценную конструкцию. Размеры тоже впечатляли, этакий восьмиугольник, двадцатиметрового размера, с бордюрами и крышей из множества различных цветков. Обилие растительности порождало свой интересный запах, который довольно сильно успокаивал и расслаблял разум. По центру здесь стоял массивный белые стол, который так же был проросшим деревом. Несколько стульев, уже обычных, массивных и с мягкими подложками и больше ничего.
     — Виктор поведал мне многое из того, через что вы прошли, — размеренно постукивая пальцами по пустому столу, на котором лежал только мой арбалет, начал лорд. — Во-первых, хочу выразить благодарность, что не остался в стороне. Твой вклад оказался действительно важной переменной. Уже второй раз, человек, для которого Саира не является домом, помогает городу пережить непростые времена. Я ценю это Дарт. Во-вторых, хочу сказать спасибо не как Великий Лорд, а как брат. Спасибо, что не дал погибнуть моему братцу. Видимо, наши алхимики подрастеряли свое мастерство, раз их снадобья не смогли справиться с ядом, а твои эликсиры не дали Виктору уйти за черту. Сейчас с ним все более- менее в порядке, но он все еще проходит полную очистку и обновление организма. Ну и, в-третьих, поговорим на более материальные темы.
     Я отметил слова Уардена о том, что Виктор поведал многое, а не все, и так же обратил внимание, что лорд не знает о моем драконьем происхождении. Признаться, я был удивлен, и даже немного ошарашен. Мне казалось, что между ними не может быть никаких тайн, но мне подложили неслабый такой сюрприз.
     — Виктор рассказал, что ты запросил за его секиру, и не вижу в этом никаких проблем, — продолжил Уарден. — Послабления и торговые привилегии для Элрама будут. Для начала мне нужно будет ознакомиться со списком товаров, что вы предлагаете, а уже после выдвину конкретное предложение. Но уже сейчас могу тебя заверить, что хоть вы и получите непосредственное послабление от меня, но конкуренцию никто не отменял. В прочем, Элрам об этом знает как бы ни лучше моего.
     — Хотелось бы так же попросить выделить нам место для постройки небольшой торговой базы, — вставил я, когда лорд ненадолго умолк. — Не уверен, что мы сможем найти что-то подходящее, с должным уровнем защиты, поэтому считаю, что проще будет построить с нуля. Лишь бы было хорошее место.
     — Я поручу своим людям заняться этим вопросом, — кивнул Уарден. — Но, думаю, более глобально о торговле и ее нюансах, мы поговорим лично с Элрамом.
     Вот так, довольно изящно мне намекнули, что все переговоры по поводу будущей компании будут вестись не со мной. Что ж, это было даже лучше, чем я ожидал. Пока мне не надо, чтоб во мне видели что-то большее, нежели обычный, хоть и удачливый охотник.
     — Теперь, что касается спасения жизни Виктора и, буду говорить прямо, моего, — подобравшись и положив обе руки на стол, медленно произнес лорд. — Думаю, тебе лучше знать, какая именно награда сможет по достоинству оценить твой вклад.
     — Собственно, да, — кивнул я, в очередной раз, оценив ход Уардена. — Дело в том, что часть выпускников из школы Гриса, я планирую забрать с собой. Моим караванам нужна будет охрана, и они подойдут как нельзя кстати. Но, кроме того, мой названный брат решил навязать мне некоторое количество более юных воспитанников. И если по поводу выпускников, вопросов возникнуть не должно, все-таки они сами вправе решать по какому пути идти, то вот насчет детей мне хотелось бы узнать ваше мнение.
     — Хм, интересно, — прикрыв на пару мгновений глаза и прислонившись к спинке стула, задумался лорд. — Надо признать, ты меня удивил. Думаю, тебе не надо рассказывать о наших проблемах связанных с переизбытком детей, не имеющих родителей или опекунов. Скажу прямо, ни средств, ни возможности как-то исправить данную ситуацию, у нас пока нет. Поэтому я не вижу препятствия, для того чтобы отпустить их с тобой. Как я понимаю, Грис собирался вытащить их немного незаконными средствами, но здесь я не могу его винить. Для облегчения и ускорения данной процедуры, я выпишу тебе документы, и никто не будет чинить вам препятствий. Только вот насколько я могу судить, это совсем не та цена, которую ты хочешь выставить за свою помощь.
     — И то верно, — позволил я себе обозначит улыбку. — В качестве благодарности, я бы с удовольствием принял пару сотен лошадей, столько же доспехов и мечей, для того чтобы снарядить выпускников Гриса. Ну и провианта с телегами, для спокойного путешествия к нашей цели. Опять же, я не был готов к такому количеству разумных, поэтому просто физически не смогу обеспечить их всем необходимым.
     — Хорошая цена, справедливая, — улыбнулся Уарден и я понял, что мог просить большего. — Я распоряжусь, благо армия стоит у ворот и вам выделят все необходимое.
     — Благодарю, — поблагодарил я Великого Лорда, на что тот кивнул в ответ.
     Параллельно с этим, Уарден сделал отмашку и на стол стали выносить блюда с едой и напитками. В этот раз я не стал отказываться и присоединился к позднему обеду. Уже за ним мы стали обсуждать цену за арбалет и вести неспешную беседу. Судя по всему, Виктор остался под впечатлением от моей разработки, а поэтому я смог продать схему производства, вместе с защитой от антимагии за сорок тысяч золотых. Сумма на самом деле огромная, если не знать, что моя разработка на голову выше любых самых убойных гномьих аналогов. Думаю, если бы попробовал продать схему какому-нибудь клану коротышек, меня бы просто по-тихому прикопали, а потом выдали ее за свою.
     К окончанию обеда можно было смело сказать, что встречей я остался доволен. Теперь у меня не будет болеть голова, на тему путешествия такой кучи народа до Варры. Великий Лорд Уарден, судя по всему, так же находился в хорошем расположении духа и иногда позволял себе довольно ехидные замечания в мою сторону. Лишь под конец, когда на столе практически ничего не осталось, Великому Лорду испортили настроение. К столу подошла все та же женщина, что провожала меня до этого места и произнесла несколько тихих фраз, который не смог расслышать даже я. Уарден сморщился и легонько ударил по столу кулаком, а после бросил на меня задумчивый взгляд.
     — Там тебя желает видеть одна довольно интересная особа, — задумчиво произнес лорд. — Прямо-таки настаивать на встрече. Пойдем, провожу. Мне тоже предстоит встреча не из приятных.
     — Интересно, — пробормотал я, совершенно не представляя, кому я мог понадобиться.
     Мы вышли из-за стола и медленным шагом пошли к дворцу. Мысли Великого Лорда были далеко отсюда, а поэтому мне никто не мешал строить предположения о визитерше. Несколько минут, и мы оказались во внутренних помещениях дворца, где после нескольких переходов по длинным коридорам меня остановили возле одной из дверей. Женщина указала рукой и, сделав поклон, удалилась. Я же не стал тянуть, уж сильно разыгралось любопытство. Открыв дверь, я сделал несколько решительных шагов и замер, увидев, кто стоит возле окна. Девушка развернулась на мои шаги и немного бледно улыбнулась.
     — Здравствуй, Дарт, — тихим голосом произнесла она.
     — Здравствуй, Лирания, — ответил я эльфийке.

Глава 20. Суета.

     Неловкая пауза затянулась на несколько минут. Лирания не желала начинать разговор первой, ну а я тем более не видел в этом смысла. Девушка уже все показала теми своими действиями и зачем ей понадобилась встреча, я просто не представлял.
     — Зачем я тебе так внезапно понадобился? — все-таки не выдержав тишины, холодно спросил я.
     Я так и стоял возле дверей, не сделав и шагу вперед, а эльфийка все так же стояла возле окна, изредка бросая взгляды наружу.
     — Я хотела извиниться за свой поступок в Уухреше, — огорошила меня девушка. — Повела себя как малолетняя истеричка. Я не должна была... Просто, Дарт, я не та девушка, ради которой стоит рисковать жизнью.
     — Не думаю, что это решать тебе, — холодно ответил я. — Ты же принцесса, хоть и мертвого дома, но спешу тебя огорчить, я не твой поданный, чтобы считаться с твоим мнением.
     — Справедливо, — криво усмехнулась девушка. — Почему тогда ты не ушел, едва завидев, кто тебя здесь ждет?
     Это был очень хороший вопрос. Только вот я читал ее эмоции как открытую книгу и чувствовал, что горечь и сожаление, направленные именно в мою сторону, тяжелым грузом лежат на душе Лирании.
     — Я не в том возрасте, чтоб убегать от разговора с девушкой, — пожал я плечами, впервые проявив хоть какую-то эмоцию. — Вдруг ты скажешь что-нибудь важное. Должна же быть причина, по которой ты вместо спасибо, решила наградить меня неслабым ударом по лицу.
     — Прости, — отвернувшись к окну, произнесла девушка. — Просто я испугалась. До безумия испугалась, что и ты погибнешь из-за меня. Я не стою этого. Я не хочу, чтобы кто-то еще погиб по моей вине.
     — Бред, какой же это бред, — вздохнул я и сделал несколько шагов навстречу девушке.
     Лирания даже не обернулась. Она смотрела из окна на парк, а в ее эмоциях царила настоящая буря. Мне удалось уловить и капли сожаления, и грусть, из-за того, что она тогда сорвалась. Но больше всего в ее эмоциях преобладала злость. Злость на саму себя, потому что она не понимала тех чувств, что я у нее вызвал. Все это читалось настолько ясно, что я невольно сбился с шага и замешкался. Секунды хватило, чтоб очередной всплеск сильной чувствительности пропал, оставив после себя холодную пустоту. Уже не останавливаясь, я подошел к девушке сзади и обнял за талию, положив ладони ей на живот. Лирания вздрогнула и даже попыталась отстраниться, но как-то неуверенно. А после того, как девушка поняла, что я не собираюсь ее отпускать, и вовсе замерла.
     — Как ты меня нашла? — спросил я, чтобы хоть как-нибудь развеять легкое напряжение и давящую тишину.
     — Было сложно, но я справилась, — с толикой гордости, но все так же тихо ответила девушка. — У нас, у эльфов, есть свои способы найти необходимое. Только с тобой все было намного сложнее. Метка прыгала из одного места в другое, а иногда и вовсе оказывалась в там, куда ни один нормальный человек не сунется. Но сегодня наши пути просто обязаны были пересечься.
     — И когда ты успела поставить на меня метку? — хмыкнув, поинтересовался я.
     — Я не ставила, — покачала головой Лирания, — это всего лишь ритуал. Один очень старый ритуал светлых эльфов. Сомневаюсь, что кто-нибудь еще сможет провести подобный, так что переживать тебе не о чем.
     — Хорошо, — кивнул я, успокоившись.
     Лирания была одета в легкое закрытое платье светло-зеленых оттенков. Хоть ткань и казалась плотной и тяжелой, на самом деле она была легче вуали. Платье не имело никаких вышивок или украшений, кроме небольшой строчки в виде цветочных лепестков по внешней стороне рукавов. Волосы девушки были заметно длинней, нежели при прошлой нашей встрече. Сейчас они были немного стянуты, в районе шеи, небольшой изящной цепочкой, изумрудного цвета. Не знаю через сколько секунд я перестал думать о чем-либо, а просто любовался отражением девушки в стекле окна. В какой-то момент, Лирания положила свои ладони на мои, и я увидел, как она улыбнулась.
     — Ты задолжала мне экскурсию по городу, — улыбнулся и я, ощущая сводящий с ума запах девушки.
     — А разве экскурсия по Уухрешу не считается? — с наигранным возмущением выдала Лирания. — И достопримечательности посмотрели, и в развлекательной программе поучаствовали. Разве этого мало?
     — С тобой всего мало, — хмыкнул я. — Так что, может сегодня?
     — Прости Дарт, я не могу сегодня, — немного напряженно произнесла девушка. — Я здесь с делегацией от Светлого леса. Мы прошли по тропам и вернемся сразу же, как только Великому Лорду будет передано наше послание. Мне необходимо вернуться с ними.
     — Жаль, — постарался я скрыть легкое разочарование.
     Как-то наши пути с Лиранией не слишком-то и хотят пересекаться. Постоянно что-то мешает провести время вместе и если честно, это начинает злить. Видимо девушка что-то почувствовала, так как резким движением развернулась, и наши взгляды встретились. Она уже настроилась произнести какую-то фразу, но не успела. Кажется, я совершенно перестал себя контролировать, так как даже я не ожидал от себя подобного. Мои губы накрыли губы девушки, и чуть крепче прижав ее к себе, я потерял любое ощущение реальности. Лирания растерялась и замерла. Мне даже показалось, что она пытается отстраниться, но это мимолетное ощущение пропало в одно мгновение, стоило ей лишь обнять меня за шею и ответить на поцелуй.
     Было сложно прочувствовать течение времени. Я полностью отдался этим чувствам и эмоциям, что испытывал именно сейчас, целуя девушку и нежно прижимая ее к себе. Запах сводил с ума и будоражил сознание.
     Все закончилось резко и внезапно. Девушка замерла, а после нехотя прервала поцелуй и сделала пару шагов от меня. Я только хотел заговорить, как дверь открылась, и на пороге появился светлый эльф в каком-то аляпистом смешении делового костюма и доспеха из зеленоватых полос металла.
     — Лирания, нам пора, — высоким мелодичным голосом произнес длинноухий.
     Во взгляде, брошенном на меня, я смог уловить толику интереса и отголосок ревности, который в прочем так же быстро скрылся за ледяным панцирем высокомерия.
     — Я сейчас, — хрипло ответила девушка, избегая смотреть мне в глаза.
     Эльф кивнул, еще раз прошелся взглядом по мне, и видимо увидев все, что ему было нужно, вышел. Дверь, в прочем, он не закрыл, и по звуку шагов было понятно, что ушел он недалеко.
     — Мне надо идти Дарт, — вздохнула Лирания и все-таки подняла на меня взгляд. — Я не могу остаться. Меня ждут при дворе в Осенней столице. Навести меня там, и может, я устрою тебе экскурсию.
     — Мне нужно решить кое-какие свои проблемы, а после я приеду за тобой, — обозначив улыбку, произнес я. — И надеюсь, в этот раз ты никуда не пропадешь.
     — Не заставляй меня ждать, Кариэл, — уже привычной улыбкой с долей ехидства, улыбнулась девушка.
     — Мне нужно два месяца, — быстро прикинув необходимое время, сказал я.
     — Лира! — раздался из коридора нетерпеливый голос того самого эльфа, которого теперь я желал прибить.
     Девушка вздохнула и направилась к двери. Проходя мимо меня, она провела своей ладонью по моей и, почувствовав, как я вздрогнул от прикосновения, светло улыбнулась.
     Когда я остался в комнате один, то подошел к окну и рассеянно уставился на парк. Вкус ее губ и запах волос буквально врезались в память, и я не мог ни о чем думать, кроме как о ней. Хотелось разорвать эльфа, который помешал, отвлек и забрал такие замечательные мгновения. Я поднял руку и сжал ее в кулак, чтобы с удивлением отметить, что вся правая ладонь была покрыта чешуей. Пришлось тут же брать под контроль все свои эмоции и восстанавливать душевное равновесие. Девушке удалось выбить пол из-под моих ног, но если признаться, я был этому рад. В жизни появилось что-то светлое, рыжеволосое и желанное.
     — Они в этом деле хороши, — раздался позади меня голос Уардена. — Берут мятежную душу и заключают в клетку из надежд и приятных воспоминаний.
     — Это сейчас про эльфиек или женщин в целом? — не оборачиваясь, усмехнулся я.
     — Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — подойдя ближе и встав рядом, задумчиво проговорил Великий Лорд. — Лирания не простая эльфийская девушка. Я, конечно, понимаю, красота затмевает взор, но поверь моему опыту, с эльфийками всегда всё не просто. И это я не буду вдаваться в подробности о чистоте крови. Пойдешь дальше, и будь уверен, проблем намотаешь не мало. А уж насколько эльфы ревностно относятся к своим женщинам, я и вовсе молчу.
     — Проблемой больше, проблемой меньше, — пожал я плечами. — В любом случае, пока о чем-либо говорить рано. Вот навещу Мел’Лориен, посмотрю на обстановку, а там уже можно будет делать выводы.
     — Может тебе, по доброте душевной, какой-нибудь баронский титул подогнать? — задумчиво пробормотал Уарден. — От меня не убудет.
     — Спасибо, не нужно, — немного холодно улыбнулся я.
     Пришлось ограничиться в эмоциях, чтобы не выдать более язвительный ответ. Уарден окинул меня внимательным взглядом, после чего хмыкнул и умолк. Не знаю, какие мысли витали в голове у Великого Лорда, но вот мои мысли были далеки от этого места. Как-то сразу вспомнилась фраза Илвен о природе светлых эльфов и очарование от поцелуя с Лиранией немного спало. Не стоит раньше времени грезить о том, чего может не случиться. Оставлю сегодняшний день в памяти, как один из лучших в этом мире, а надежды на большее лучше выкинуть из мыслей.
     Спустя несколько минут нас прервал один из слуг Великого Лорда, и мне было вручено несколько грамот, обвязанных тонкой бечевкой. Больше я задерживаться не стал и, поблагодарив Уардена, покинул дворец. До школы Гриса я добрался на той же самой карете, которая доставила меня сюда. Уже находясь внутри школы, я передал две грамоты своему названному брату и, дождавшись пока он вникнет в суть, пошел на песок. Нужно было вымыть потом все лишние мысли и вновь сосредоточиться на настоящем. Грис, когда осознал текст написанного, что-то невнятно промычал, и если бы я обернулся, то однозначно обнаружил бы его челюсть на полу.
     Остальную часть дня я целиком провел на песке с воспитанниками школы. Раз Грис решил на меня повесить пару сотен дополнительных ртов, то пусть он и разбирается с теми грамотами, что вручил Уарден. Именно поэтому я в спокойной обстановке работал с теми ребятами, что уже принесли мне клятвы, а названый брат, как в одно место ужаленный, носился по городу и решал вопросы. Нужно было озадачить другие школы и выбрать тех детей, что поедут со мной. Ко всему прочему, необходимо было принять и проверить телеги с продовольствием и нужными для дороги мелочами. Они стали скапливаться за городом, под охраной армейцев. В общем, братец сыпал матами, как профессиональный филолог, но бегал, решал и уточнял.
     Уже практически под самую ночь, когда я отдыхал на скамейке, Грис вернулся усталый, но чем-то ужасно довольный. Он неспешно прошел мимо и отправился, по всей видимости, в душ. За это время я успел сделать чай, достать несколько оставшихся с обеда пирогов и приготовился вновь нагружать брата заботами. Только в этот раз они будут немного другого профиля и необходимости бегать по городу не предвидится.
     — Ну и озадачил ты меня, ничего не скажешь, — зайдя к себе в кабинет, устало произнес Грис. — Зато хоть душа теперь немного успокоится, а уж после грамоты от самого Уардена, думаю и в других школах хоть немного, но задумаются.
     — Сомневаюсь, — покачал я головой. — Пока он вплотную не займется этим делом, ничего так и не изменится.
     — Ладно, не будем о грустном, — отмахнулся Грис и уселся на свой массивный стул.
     — У меня к тебе еще одно задание, — улыбнулся я, дождавшись, пока здоровяк глотнет чая. — Мне нужно чтоб ты написал краткие характеристики на каждого из выпускников. Даже не характеристики, а по нескольку предложений с их основными чертами характера. Надо знать, кого с кем можно оставлять, а кого лучше разделить. Кто из них сможет возглавить школу, подобную твоей. Кто лучше покажет себя на офицерских должностях, и кого лучше оставить в рядовых. Думаю, общий посыл ты понял.
     — Понял, — недовольно проворчал Грис. — По всей видимости, о сне сегодня можно забыть. Ладно, переживу. Ты прав, тебе эта информация просто необходима. Тем более если учесть, что для тебя мне удалось вырвать двести шестьдесят три воспитанника.
     Теперь уже мне пришлось бросать хмурый взгляд на брата и качать головой. Пять сотен разумных, ахренеть. Думаю, в цитадели им не очень обрадуются. Это же полтысячи жаждущих действий сорванцов. Причем это описание подходит, как и для детей, так и для тех ребят, что уже выпустились. Теперь придется еще немного отодвигать посещение Священной долины и провожать всю эту ораву лично. Ладно, дети это хорошо. Уже можно начинать создавать костяк будущего государства. Придется сразу же организовать что-то наподобие школы и подобрать хороших учителей. Благо подобных разумных у меня в достатке. Лишь нормальных магов нет, и придется как-то решать и этот вопрос.
     На следующий день я встал с первыми лучами солнца и, перекусив, отправился в город. Вчерашний разговор с братом подтолкнул меня к мысли, что необходимо приобрести несколько учебников для магического обучения. Раз нормальных магов в моем распоряжении нет, то придется довольствоваться книгами. Ко всему прочему хотелось бы приобрести и книги по общим дисциплинам, но думаю, здесь справится Элрам.
     Вообще, чем больше я думал о цитадели, тем больше проблем предвиделось. Судя по всему, уже необходимо создавать какую-никакую инфраструктуру. Пора создавать казну, брать на службу разумных, создавать разные сферы деятельности и платить им всем зарплаты. Только вот в закрытом обществе это будет довольно сложно. Хотя, с другой стороны, я об этом практически ничего не знаю, и опыта в подобных делах у меня нет. Выход вижу только один, вновь искать разумного, который сможет всем этим заняться. Более чем уверен, что бартерная торговля уже вовсю развивается, но чтобы выйти на другой уровень, нужна, во-первых, казна, а во-вторых, открытая торговля.
     Времени на походы от одного магазина к другому уходило достаточно много, а поэтому думать было когда. И если с инфраструктурой кое-какие мысли стали вырисовываться, то вот с книгами для начального магического образования было совсем туго. Проблема повторилась подобно той, что я испытывал в самом начале своего пути. Хорошие книги можно было найти лишь в частных коллекциях, либо у магов, что брали на обучение. Само собой ни один из этих вариантов мне не подходил, а поэтому настроение значительно портилось. Эта проблема не решилась до самого вечера и сказать, что я был зол, это ничего не сказать. Все продавцы книжных магазинов лишь скупо улыбались и разводили руками, совершенно не желая мне помогать.
     Уже вернувшись назад в школу и выбивая из тела остатки злости, я был вынужден прерваться на очередного посыльного от Уарден. В этот раз это был пожилой мужчина, кардинально отличающийся от того франта, что был в прошлый раз. Меня оповестили, что все необходимое для путешествия подготовлено и ожидает за городом, в стане армии. Тут-то у меня и родилась идея озадачить своей проблемой кого-то кроме себя. Как итог меня очень внимательно выслушали и даже не выказали удивления. Вообще, у меня создалось впечатление, что чего-то подобного от меня ожидали. И тут было одно из двух: либо Уарден приставил за мной слежку, что не очень хорошо, либо дал наказ на содействие.
     — Если вы дадите мне немного времени, то я постараюсь решить данный вопрос, — обозначив неглубокий поклон, произнес мужчина.
     — Буду благодарен, — сказал я в ответ. — Мне хотелось бы покинуть ваш город завтра к обеду, но если вы не успеете, то я готов подождать.
     — Не стоит беспокоиться, — еще раз поклонился мужчина. — У меня впереди весь вечер и целая ночь. Этого времени вполне хватит.
     Оставив меня удивленно хлопать глазами, посыльный сел в невзрачную карету и скрылся. Все что мне оставалось делать, так это пожать плечами и вернуться назад, в школу. Если он сможет помочь, то хорошо, если нет, то поручу Элраму еще одну задачу.
     Ночь прошла довольно быстро, особенно если учесть, что проспал я часа два, не больше. Большую часть времени проверял свое снаряжение и готовился к долгой дороге в компании пяти сотен детей различного возраста. И если выпускники меня не беспокоили, они все успели пройти сложную школу жизни и довольно серьезную подготовку от Гриса, то вот наличие такого количества мелкотни сильно тревожило. Дорога от Саиры до Варры не такая опасная, особенно для двух сотен неплохих бойцов при поддержке нескольких мастеров. Постоянные караваны с хорошей охраной практически полностью истребили любых возможных тварей, но всегда возможны неожиданности.
     Утро началось с суеты Гриса. На его плечи легла перевозка всех детей из соседних школ к расположению армии. Надо сказать, что за ним пошли только те, кто доверял ему, кто верил на слово этому здоровому, слегка звероватому мужику. Но он забрал всех, все три сотни маленьких детей, которые видели в моем брате что-то светлое. Дети ведь видят в людях настоящее. На подсознательном уровне чувствуют к кому можно тянуться, а от кого бежать. И теперь на мои плечи ляжет ответственность за их будущее. Пора прекращаться скакать по миру в поисках приключений, а вплотную заняться будущим. Пожалуй, еще пару месяцев, может чуточку больше, и начну постепенно вливаться в мир. Надо только стать еще немного сильнее, чтобы быть в состоянии защитить всех тех, кто будет стоять за моей спиной. Именно так. Не Лорд Таэр’Нуар будет стоять за спинами своих подданных, а они будут находиться за моей спиной. И если понадобиться умереть, чтобы пройти слияние со смертью, я это сделаю.
     Замотивировав себя подобным образом, я закинул за спину рюкзак и во главе колонны выпускников, пошел к выходу из города. Да, наша разношерстная толпа смотрелась так себе, но все изменилось, когда мы оказались в лагере армии. Не сказать, что нас встретили с распростертыми объятиями, но какой-то прямой агрессии не было. Я ощущал легкое недовольство и толику интереса, все остальное держалась в рамках.
     Как только мы оказались в расположении армии, ко мне тут же подбежал молодой парень и, заикаясь, попросил следовать за ним. Нас проводили в самый конец лагеря, где уже стояли телеги, выделенные Уарденом. Ко всему прочему, можно было заметить и ящики со снаряжением. Все это находилось под охраной тех самых бойцов, в черных доспехах, коих можно было насчитать пару десятков. Мы оказались немного сбоку от дороги, посреди небольшой поляны, окруженной густым кустарником. Здесь горело несколько костров, на которых готовилось что-то съестное. Выпускники стали расходиться по поляне, и веселые разговоры немного поутихли. О том, что такое дисциплина, эти ребята знали не понаслышке, а поэтому о беспорядке я не переживал.
     После того, как все вроде бы устроились, меня стали просвещать о наполнении тех или иных ящиков. Основной массой лежали ящики с доспехами, которые сразу же были открыты и досмотрены. После первого взгляда я был немного разочарован, так как увидел простые кожаные доспехи, из кожи не слишком хорошего качества. Только вот оказалось, что по прочности эта кожа не уступит металлу, а ее непрезентабельный коричневый вид зависит от самих хищников. Плюсом к этой защите шел магический климат контроль и несколько рун, позволяющие броне самовосстанавливать со временем небольшие повреждения. Если сравнивать эти доспехи, с теми, что использует армия лорда, то у них есть как преимущества, так и недостатки. По защите, эти образцы все-таки уступают, а вот по подвижности и легкости, превосходят. Как по мне, так это был идеальный вариант для моих ребят.
     — Это уже вторая партия, с некоторыми доработками, — рассказывал, подошедший мужчина из черных. — Планировали снабдить ими отряды разведки и конные маневренные группы, но пришел приказ передать две сотни комплектов в ваше распоряжение. Так же, чуть дальше лежат ящики с полуторными мечами. Ничего особенного, хорошая сталь, качественная разработка и идеальный баланс. Рабочий инструмент смерти, так сказать. На соседней поляне, стоит четыре сотни лошадей, полностью готовых к отправлению. Пусть выпускники выбирают себе друга. Там же, пока под присмотром наших солдат пасутся тягловые для телег. Как только дадите отмашку, начнем запрягать и готовить их к выезду. Провиант уже загружен в телеги, а руны на сохранение обновлены. На данный момент, все под нашей охраной и можете быть уверены, что всё в полной сохранности.
     — Благодарю, — кивнул я мужчине. — Грис еще не появлялся?
     — Нет, — покачал головой черный. — Насколько я знаю, он собирает детей в единую группу, чтобы не растягиваться на несколько ходок. В течение часа должен появиться.
     Кивком отпустив вояку, я вздохнул и пошел к группе ребят, что сейчас лениво бродили по округе, с интересом осматривая окрестности. Пришлось немного повысить голос, чтобы каждый меня услышал, и все они выстроились в шеренгу. К моему удивлению, на это ушло не больше тридцати секунд. Всё было довольно быстро, споро и без заминок. Смотря на эту разношерстную компанию, я отмечал, что некоторые все же имели свое снаряжение. Часть из ребят уже успела пожить вне школы и обзавелась своим имуществом. Только вот оно, прямо скажем, было не лучшего качества.
     — Итак, бойцы, — хмыкнув, начал я. — За мной ящики со снаряжением, а именно доспехи и мечи. Сейчас, группами по десять человек, подходите, и решаете, нужно ли вам это обновление или ваше лучше. Быстро снаряжаетесь, и назад в строй, пропуская следующие десятки. Никакой спешки или суеты, достанется всем. Давайте, ребят, вперед.
     Хлопнув в ладоши, я отошел чуть в сторону и стал наблюдать, как прошедшие школу Гриса, стали быстро выполнять мой указ. Не было лишних разговоров, толкотни или чего-то подобного. Бойцы подходили к ящикам, надевали доспехи, добирались до мечей и, сделав несколько пробных движений, возвращались в строй. Со всем этим мы справились минут за двадцать. Я так же отметил, что никто не отказался от предложенного, и каждый заменил свое снаряжение на то, что подогнал нам Великий Лорд. Зато теперь эта толпа стала выглядеть намного более грозно.
     — А теперь все дружно идете двести метров на север и выбираете себе лошадь, — громко сказал я, когда сборы были закончены и бойцы вновь вернулись на свои места.
     В этот раз случилась небольшая заминка. Видимо, сомнения все-таки взяли верх и несколько секунд выпускники простояли на месте. Лишь после, развернувшись, они все так же шеренгой отправились по направлению. Я же остался стоять на месте, потому что увидел, как в нашу сторону едет Грис, а за ним, в сопровождении все тех же черных, на каретах едут воспитанники других школ. Надо отдать должное Уардену, он выделил несколько десятков карет, чтобы собрать всех детей и не заставлять их идти пешком. Для них сейчас итак стресс, а уж если бы всей этой толпе пришлось идти пешком, то ничего хорошего ждать бы не пришлось.
     — Надеюсь, не заставили вас ждать? — поравнявшись со мной и спрыгнув с кареты, спросил Грис.
     — Пока все в норме, — пожал я плечами. — Проблем не было?
     — Как без них? — зло усмехнулся брат. — Но только до того момента, пока я не достал грамоту от Уарден. Ничего, разберемся с вашим отправлением, и я еще навещу парочку личностей.
     Задумчиво кивнув, я стал наблюдать, как черные помогают ребятишкам покинуть кареты. Совсем редко, можно было увидеть небольшие мешочки пожитков, что воспитанники крепко прижимают к себе, совершенно не желая отдавать их кому-либо. Возраст детей колебался от восьми до тринадцати лет. Хмурые, иногда очень худые, но до невозможности серьезные, они быстро покидали кареты и собирались в небольшую толпу возле телег. Грис уже сейчас пытался выстроить их хоть в какое-то подобие строя и у него это вроде бы получалось. К моему удивлению, плача практически не было. Лишь изредка я слышал хныканье, которое впрочем, практически сразу прекращалось. Спустя несколько минут, стали возвращаться и выпускники. Довольные, с ясными улыбками на лицах, которые почти сразу померкли, стоило лишь им увидеть детей. И нет, улыбки померкли не из-за того, что никому не хотелось нянчиться с детьми. Здесь была другая причина. Выпускники как никто понимали этих мелких, ведь каждый из них прошел через что-то подобное. Поэтому взрослые ребята сразу же впряглись в поддержание порядка и отвлечение детских мыслей.
     — Не думал, что Уарден расщедриться на такое количество снаряжения, — когда все более-менее успокоилось, подошел ко мне Грис. — И лекарские телеги выделил, и кучу провианта приготовил.
     — Лекарские? — удивленно спросил я.
     — Да, именно что лекарские, — кивнул брат. — Вон те массивные фургоны, они специально разрабатывались для лечения и перевозки раненых. Внутри восемнадцать лежачих мест, в три ряда по обе стороны корпуса. Усиленная древесина, зачарованная на прочность и ряды рун внутри, для поддержания чистоты и свежего воздуха. Признаться, я удивлен. Почти два десятка подобных фургонов это довольно щедро.
     Кроме всего прочего, вместе с этими фургонами шли и обычные телеги для перевозки снаряжения. Их было около двух десятков и уже сейчас они были загружены необходимым. Размеры, конечно впечатляли. Метра три в ширину и около восьми в длину. Крепкие колеса, высокие борта и не единого следа трухлявости. Лекарские фургоны были немного больше. Массивности придавала полная закрытость, и толстые стенки. По всему выходило, что Великий Лорд довольно высоко оценил мою помощь, и это не могло не радовать.
     Кивнув своим мыслям, я отвлекся на звук очередной телеги и, повернувшись, увидел ту самую карету, на которой меня посещал посильный Уардена. Следом за каретой, не спеша ехала обычная небольшая телега, покрытая темной тканью. Они остановились, не доезжая до нас двух метров. Дверь кареты открылась, и из нее вышел все тот же немолодой посыльный, которого я озадачил книгами.
     — Приветствую вас, — поздоровался мужчина, подходя к нам и пожимая руки. — Мне удалось частично решить вашу проблему. Не скажу, что я доволен результатом, но что есть, то есть.
     — Благодарю и за это, — кивнул я в ответ. — Если честно, я даже не рассчитывал на положительный результат. Могу я вас чем-нибудь отблагодарить?
     — Пустое, Дарт, — отмахнулся посыльный. — Могу лишь озвучить небольшую просьбу. Дай этим ребятишкам детство. Образование может подождать, а вот детство уже не вернуть.
     — Сделаю все, что в моих силах, — кивнул я, стараясь скрыть удивление.
     Посыльный бросил на меня пристальный взгляд, а после, видимо прочитав что-то в глазах, кивнул своим мыслям и довольно быстро нас покинул. Возница с телегой остался и, подойдя ближе, я откинул ткань и только не зажмурился от удовлетворения. В телеге было множество книг, как по обычным наукам, так и по начальному магическому образованию. Пролистав некоторые из них, я смог спокойно выдохнуть и уже не переживать по этому вопросу.
     Пока я осматривался, все дети были выгружены из карет и собраны возле фургонов. От разговоров царил легкий гул, и что самое хорошее, я стал слышать веселый детский смех. Мне пришлось довольно глубоко прятать ту неуверенность, что я испытывал, глядя на эту толпу детей. Три, мать его сотни. Еще совсем недавно я отказывался вести за собой даже проверенных бойцов, а сейчас собираюсь взвалить на свои плечи ответственность за детские жизни. Дожили.
     — Дарт, скажешь что-нибудь? — толкнув меня в бок, спросил Грис. — Я как мог, попытался донести до них, что с тобой им будет лучше. Не знаю, вроде бы даже получилось. Они верят мне. Слишком часто я посещаю другие школы и многие из них видят во мне то хорошее, что осталось от их жизни.
     — Ты же знаешь, я не силен в речах, — тяжело вздохнул я. — Тем более, если нужно что-то говорить детям. Это ладно, твоим неугомонным выпускникам можно речи толкать про боевой дух и подвиги, а что сказать здесь, я просто не представляю.
     — Просто будь собой, Дарт, — произнесла, внезапно оказавшаяся рядом Элли. — Главное, чтоб твои слова шли от сердца. Они услышат.
     Пришлось послушать внезапный совет от девушки и, вздохнув, собраться с мыслями. Когда я подошел ближе, легкий гул стал постепенно снижаться, пока полянка полностью не погрузилась в тишину. На меня в ожидании смотрели сотни глаз, и я не мог их разочаровать.
     — Не буду говорить громких слов и обещать вам, что худшее позади, — медленно и размеренно стал говорить я, как и прошлый раз, стараясь прочувствовать каждую душу на этом участке земли. — Но я с уверенностью могу сказать, что теперь вы часть семьи. Семьи, которая всегда поможет и поддержит, которая всегда будет рядом. С этого момента, вы не одиноки в этом мире. Теперь у вас есть на кого положиться, у кого просить помощи или совета. Вам больше не нужно вырывать у этой жизни свой шанс на светлое будущее. У вас будет школа, будет свой дом и детство, которое у вас отобрали. Надеюсь, вы приложите все свои силы, чтобы стать достойными жителями этого мира!
     — А говорил, что не силен в речах, — пробормотал за моей спиной Грис.
     Я же стоял и чувствовал то небольшое доверие, что стало зарождаться в душах каждого, кто сейчас стоял передо мной. Да, они еще всего лишь дети, но уже сейчас понимают больше многих. И теперь, мне главное не разочаровать их, и вырастить из них действительно достойных.
     Надеюсь, я не надорвусь от взваленных на себя забот.

Глава 21. Новые заботы.

     Первые несколько суток, что мы двигались по дороге в сторону герцогства, без перерыва шел дождь. Холодные моросящие капли, так и норовили упасть за шиворот и проложить неприятную мокрую дорожку до самой поясницы. К этому можно прибавить и резкие порывы ледяного ветра, под которым прогибались даже большие деревья. Солнце совсем редко баловало нас теплом, и остановки возле костров стали самым желанным перерывом.
     Хоть погода и не радовала, но караван двигался без задержек и нежеланных остановок. Воины были растянуты на всем его протяжении и ни одна тварь не должна остаться незамеченной. В прочем, ни одна тварь и не сунется на такое скопление людей. Торговые караваны прочно вбили в головы различным существам, что там, где много людей, нет ничего кроме смерти. И если для меня эта поездка не несла радости, то вот остальным было, где порезвиться. Ну а дождь, что дождь? Не сахарные, не растают.
     В каждом фургоне с детьми находился один из тех, кто был постарше. На редких остановках, к каждому фургону приписывалась пятерка выпускников, которые и следили за тем, чтобы мелкие не наделали глупостей. Чувствовать себя этаким воспитателем было чертвоски непривычно, и вполне возможно, что местами я перегибал палку. Только вот никто не жаловался, даже девчонки стойко выносили все сложности дороги, и порой, сами вызывались приготовить на всех перекус, да поучаствовать в легких разминках.
     К счастью этот небольшой ад пролетел быстро, и вот уже мы двигаемся по знакомой территории, которую патрулируют орки и оборотни. Порой, я вылавливал среди листвы быстрые движения лохматых и ловил моменты, когда те ребята, что добрались до мастерского титула, с тревогой смотрели в лес. Посвящать их в подробности я пока не стал, а поэтому внимательно следил, как за реакцией, так и за их действиями. Напряжение постепенно нарастало, и выпускники, уже не выказывая сомнений, приготовились к бою.
     Как только до поворота в лес к порталу оставался примерно километр, я дал команду на остановку и создание лагеря для выпускников. Пока я поеду устраивать детей в цитадель, оставшимся бойцам предстоит переждать здесь. Были у меня кое-какие планы, а поэтому торопиться не стоит.
     — Дарт, мы уже несколько часов под пристальным наблюдением, — не выдержав молчания, подошла ко мне Элли. — Из лесу за нами кто-то следит. Может, здесь не лучшее место для лагеря?
     — Удивлен, — кивнул я, на что получил взгляд, полный недопонимая, со стороны небольшой группы, что подошла ко мне вместе с девушкой. — Ваша вера в меня продержалась целых два дня.
     После этой фразы у некоторых, кажется и вовсе случился стопор. Лишь девушка незаметно вздохнула, и я был уверен, что пару колких словечек в мою сторону она отпустила. Пришлось снимать все напряжение и, пройдя немного в лес, я дал отмашку одному из оборотней. Десяток секунд заминки и на дорогу выходит десяток патруля, состоящий из пятерки лохматых и такого же количества орков. Как только они показались в поле зрения, стоящие возле меня воины тут же выхватили мечи и напряженно замерли за моей спиной. Патруль сделал еще несколько шагов, а после гулкий удар по груди и одновременный кивок головой.
     — Как тут в округе? Все спокойно? — спросил я главного среди них, оборотня, что имел небольшие отличия на своей броне.
     — Двадцати километровая местность под нашим полным контролем, — начал отвечать он, изредка бросая заинтересованные взгляды мне за спину. — Дальше мы стараемся не лезть, но этот лес на удивление чист и спокоен.
     — Отлично, — кивнул я. — Итак, молодые да горячие, — повернувшись к выпускникам, с улыбкой начал я, — как вы понимаете, опасности вокруг нет. Сейчас уходите в лес, там метрах в ста есть небольшая поляна. Готовьте лагерь, рассчитанный на несколько дней минимум. Чуть позже я подойду и вас озадачу.
     — А как же ... — начала девушка, но бросив взгляд на патруль, кивнула своим мыслям и, выпрямившись, отдала честь, подобно патрульным.
     Следом за ней, отстав буквально на секунду, это движение повторили и остальные выпускники, что подошли вместе с ней. Я проводил их взглядом и расслабленно потянулся. В окружении оборотней и орков я чувствовал себя намного более безопасно.
     После пришлось давать указания патрульным. Портал находился глубоко в лесу, и располагался примерно в двенадцати километрах от дороги. Так как все выпускники остаются пока в лагере, то сопровождение детей ложится на плечи патрульных, а значит, что одного отряда мало. Всего на эту местность было выделено семь десятков разумных. Из них несколько средних шаманов, пятерка гномов, что постепенно чистила территорию вокруг портала, и соответственно сами оборотни с орками. Контроль был серьезным. Никто не должен был наткнуться на портал, но в прочем, никто в здравом уме и не решиться забредать в лес так глубоко. Деревень в округе нет, а самый ближайший населенный пункт это Вара. Только вот до нее около сотни километров и наврятли случайный охотник забредет в такие дебри.
     Еще два патрульных отряда появилось в течение двадцати минут, после того, как я обозначил задачу. Детям пока запретили выходить наружу, и все было спокойно. Только убедившись, что караван находится под контролем патрулей, я отправился к тому месту, где ставят лагерь выпускники. Пока шел, все думал, какое бы название дать их немаленькому отряду. И пока на ум приходило лишь одно — Бесы. Вроде и не слишком пафосно, но в тоже время может сказать о многом. Ну а для меня это просто сокращение от слова беспризорники.
     Не спеша, я добрался до поляны и уже на походе смог уловить запах готовящейся похлебки. Похоже, ребята знают толк в создании лагеря, а именно в первоначальной задаче. Наравне с запахом готовящейся еды, вокруг царил приятный запах свежего леса. В этой части Араона, лес был тем самым местом, где влияние хаоса с Гиблых земель было сведено к минимуму. Хоть полностью избавиться от тварей не было возможности, но свести их количество к каким-то минимальным значениям было по силам. Правда, страх перед местностью за городскими стенами, был буквально вбит в сознание людей и поэтому редко кто по своей воле покидал города. И именно поэтому лес был живее всех живых. Растительность не чувствовала никаких ограничений и цветение жизни в таких уголках радовало глаз.
     Лагерь Бесов встретил меня суетой и где-то даже весельем. Ставились палатки, на кострах готовилась ароматная похлебка, а кто-то уже вовсю звенел мечами. Мое появление не осталось незамеченным, и вся деятельность пошла на спад. Ребята стали подходить ближе и выстраиваться в не слишком стройную шеренгу. Естественно, возле костров с едой осталось несколько парней, что следили за готовностью, а поэтому я не стал ожидать всех.
     — Итак, вы почти у цели, — громко заговорил я. — Сейчас я отправлю детей через перевалочный пункт, в место, где они будут жить. С ними отправятся семнадцать человек, которые станут для ребят воспитателями и учителями. Грис помог мне выбрать тех, кто справится с этим лучше всех, и поэтому обсуждения этого вопроса не будет.
     Тишина была мне ответом. Каждый из Бесов внимательно слушал и лишь шелестение листвы да звонкое пение птиц, дополняло мою речь.
     — Ну что ж, теперь непосредственно то, зачем вы остаетесь здесь лагерем, — продолжил я. — После того, как я вас оставлю, у вас будет два дня, чтобы разделиться на два отряда. Скорее всего, вновь вы встретитесь не скоро. Один отряд останется в этой части Араона и будет базироваться в Варре. Именно из нее будут ходить караваны и на ваши плечи ляжет ответственность за их охрану. Второй отряд отправится в восточную часть Араона, с базой в Винфоре. Соответственно, задачи будут те же. Охрана, сопровождение, и где-то обучение. Этим я озабочусь отдельно. Теперь, пожалуй, напомню вам одну простую истину. Все, что связано со мной, не должно покинуть ваши головы. Как я уже говорил, опасаться нужно людей, а не монстров ночи, или же тварей хаоса. С этого момента, с каждым днем вы будете узнавать все больше информации обо мне и моих подданных. Некоторых из них вы уже успели повидать, дальше будет больше. Считайте, что это будет вашей проверкой. Примерно через полгода год, все очень сильно изменится, и лишь от вас зависит, по какой дороге вы пойдете. Не подведите меня, Бесы. И да, теперь это ваше официальное название. Бесы восточного Араона и Бесы западного Араона.
     Тишина было мне ответом. Весьма ярко я чувствовал этакое волнение, что поселилось в душах каждого из ребят. Они были на пороге чего-то более глобального, нежели их жизнь в школе Гриса. Именно это будоражило их кровь и заставляло сердце биться быстрее. Но, как только они осознали, что им предстоит разделиться и выбрать, растерянность стала выходить на первый план. Оно и понятно. Сколько они вместе? А здесь им прямым текстом сказали, что увидятся они не скоро. Ладно, надеюсь, они справятся. Ведь в любом случае, они не будут одни.
     Еще немного постояв в тишине, я убедился, что вопросов не последовало, и стал называть имена тех семнадцати, что отправятся вместе со мной и детьми в цитадель. Пожалуй, лишь трое из них не выказало удивления по поводу выбора, а вот для остальных это стало неожиданностью. Больше я задерживаться не стал и вместе с названными, отправился назад, к каравану. Те, кто остался на поляне, стали расходиться далеко не сразу. Для наблюдения за ними был оставлен один из патрулей и уже со спокойно душой я направился в цитадель. Хоть колея и была укрыта травой и небольшими кустарниками, но телеги шли спокойно. Шаманы отлично поработали, скрывая здесь присутствие разумных. И если бы я не помнил, как в прошлый раз мы ехали с гномами, то никогда бы не приметил накатанную тропинку от их громоздких телег.
     Прошло от силы полтора часа, как мы стали подъезжать к порталу и нам на встречу вышла тройка шаманов и одна из дроу. До конечной точки путешествия оставалось еще метров триста, и остановка была запланированной. Один из оборотней уже сбегал к лагерю и передал мой приказ на вызов опытных магов. Сейчас я стоял немного в стороне и наблюдал, как всех детей, телеги и выпускников, тщательно проверяют маги на предмет различных закладок. Шаманы сильны в том, что могут видеть более эфемерные и малозаметные конструкты. А вот дроу, тем более темная жрица, способна одной только тьмой просветить человека насквозь.
     Совсем скоро оказалось, что это решение не было пустой тратой времени. Закладки нашлись, и не только они. У семи детей оказался запечатанный дар, еще один имел что-то из родовой магии, которую пытались банально вырвать из источника, но не смогли, оставив покореженный источник, и болезную худобу. Ну и закладки на слежку, как без них. Таковых оказалось еще пять. Этакие кляксы небольшого плетения, что прятались возле источника в свернутом состоянии и питались от него же, а при контакте с владельцем, передавали ему всю информацию, что успели накопить. Довольно тонкая и незаметная работа, но только не для тех разумных, которые работают с духами и душами. И если эти закладки мы убрали без сомнения, то запечатанную магию трогать пока не стали. Для начала будет необходимо разобраться в причине запечатывания, а уже после обучения и подготовки разума, начинать потихоньку разматывать клубок печатей.
     Только после того, как я убедился, что весь караван отныне чист и не несет на себе никаких следов магии, мы двинулись дальше. Проверяющим был отдан очередной приказ, на проверку оставшихся Бесов и если шаманы лишь поклонились, то дроу, а именно Катари, недовольно заворчала и сыпала колкостями всю дорогу до портала. Я уже успел привыкнуть к Илвен, и поэтому попытки эльфийки как-то меня задеть, остались бесполезны.
     Ну а дальше был долгий переход к цитадели. Сначала телеги с провиантом и снаряжением, а дети были оставлены на самую последнюю очередь. Я перешел самым первым и сразу же нашел взглядом другую дроу, что находилась с этой стороны портала.
     — Весь теневой совет ко мне в кабинет, — подойдя к ней, тоном, не терпящим возражений, заговорил я. — Илвен вернулась? Элрам здесь?
     — Илвен еще не появлялась, — покачала головой девушка. — Элрам вернулся вчера, и сегодня целый день сортирует товары для продажи. Его тоже на ковер?
     — Да, — на мгновение задумавшись, ответил я. — Пусть не медлят, скажи что это срочно.
     — Будет исполнено, мой Лорд, — глубоким голосом с придыханием и явно ехидничая, поклонилась эльфика.
     Кивнув, я пошел к замку, намереваясь принять душ и переодеться в свободную одежду. Пока Аруан соберет весь совет, уйдет минут двадцать, если не больше, а значит, у меня есть немного времени. Пока я шел к замку то отмечал те изменения, что произошли здесь за шесть недель моего отсутствия. И если по зданиям изменения зашли не так далеко, то вот массивная беседка и зона охраны возле портала была практически закончена. Осталось навести красоту, дать растениям энергии и полностью закрыть ими защитные сооружения и бойницы. И если второстепенные строения стояли безликими каменными остовами, то вот мой дворец уже имел практически законченный вид. Был наведен порядок перед ним, очищена территория для парка, поставлены небольшие пруды и фонтаны. Можно было заметить небольшие деревца, что брали питание не только из почвы, но и из линий, что проложил Сид. Ну а помня, что многие черты характера он перенял от меня, я более чем уверен, что эти деревья и сам парк не будет такими безобидными, коими кажутся на первый взгляд.
     Кроме замка, парка перед ним, и портальной зоны, готовых строений в верхнем городе больше не было. Лишь вдалеке виднелась шатровая зона орков, да и та уже редела. Кроме этого, постепенно поднималось массивное здание торговой компании со складскими помещениями возле портала, но немногим ближе к горе. Само центральное представительство совсем не в приоритете, ведь судя по всему, сейчас идет активное возведение жилых домов за стеной.
     Все-таки маги гномов, которые могут буквально за день возвести каменную коробку двухэтажного дома, площадью в двести квадратов это отличное решение строительных забот. Если бы не они, то все бы было намного дольше. Это на всякую отделку и деревянные перекрытия, вместе с крышей, уходит достаточно много времени, да если прибавить к этому озеленение и возведение фонарных столбов, то становится понятно, что облагораживание у нас на последнем месте. Как ни крути, но даже то, что мы сделали уже сейчас, заставляет уважительно относиться к гномам. Коротышки трудятся не покладая рук и вполне этому довольны. Уж кто-кто, а они любят работу.
     Я шел к замку по центральной парковой дороге, что в ширину была не меньше десятка метров, и не мог поверить, что все это фактически мое. По бокам от дороги посреди зеленого травяного ковра, занимались небольшие деревца. Сама дорога была сделана на подобии тротуарной плитки, только здесь были не простые квадраты или ромбы, а вычурные фигуры, представляющие собой, то плетения лозы, то небольшие цветочные формы. Уже можно было увидеть очертания стены, что огородит парковую зону дворца, от остального города. Она так же, как и две другие, шла полукругом и упиралась в скалы. Массивные ворота, которые служили проходом в гномьи пещеры, находились вне этой территории, а парк, судя по всему, готовился стать этаким зеленым лабиринтом, с множеством скамеек и небольших закоулков, для желающих уединиться. Осталось завлечь сюда несколько эльфов, чтобы они воплотили эту идею в жизнь, и одна такая рыжеволосая особа уже не примете.
     Подумав о Лирании, я невольно улыбнулся и ускорил шаг. Рассуждать о будущем будем чуть позже, сейчас нужно накидать новых заданий для теневого совета, и снова отправляться в путь.
     Внутренние помещения замка встретили меня прохладой и гулким эхом. Можно было смело сказать, что изнутри замок был полностью готов. Остались сущие пустяки, в виде украшений, картин, ковров и тому подобному. Уже не вдаваясь в подробности, я прошел через помещения и, добравшись до своей комнаты, принял быстрый душ, да переоделся в повседневный комплект из темных штанов, и светлой рубашки с коротким рукавом и шнуровкой на груди. Стоя в комнате перед зеркалом, я отметил, что следы татуировки от реликвии так больше и не проявляются. Хоть я и чувствую, как она лениво подстраивается под мое тело, но ритуал, что мы провели с Риоку и Сидом, позволил надежно упрятать ее от посторонних глаз. Даже такие же обладатели как я, не смогут обнаружить во мне Лорда. Это, в прочем и было проверено на Уардене, и эффектом я остался доволен.
     Тот самый кабинет, по соседству с комнатой Сида, встретил меня тишиной и отсутствием кого-либо. Я прошел за свое место и уселся ждать. Здесь ничего не поменялась, все такой же светлый кабинет, с массивным столом по центру и большими мягкими стульями. Множество магических светильников и легкая прохлада от стен. Стоило мне только усесться по удобнее, как дверь открылась и внутрь стали проходить все члены теневого совета. Некоторые были прямо скажем недовольны, а кто-то, на подобии того же Азакара или Роара, не выказывали совершенно никаких эмоций.
     — Спасибо, Аруан, — поблагодарил я девушку. — Можешь быть свободна.
     Дроу кивнула и еще раз пройдя взглядом по собравшимся, оставила нас одних.
     — Доброго всем вечера, — поприветствовал я пришедших. — Не буду ходить вокруг да около, а сразу перейду к делу. Скорее всего, вы уже видели тот караван, что проходит через портал и его, так сказать, груз.
     — Как тут не увидишь этот табун, — проворчал Риоку. — Сбагришь малышню на наши плечи, а сам опять в путь дорогу?
     — Все немного сложнее, — хмыкнул я.
     — Строителей не дам! — аж затряс бородой Бранн. — Мы итак выбиваемся из последних сил! Сейчас еще дома строить под боком у загребущих мертвых рук! Не дам!
     — Дашь, мой милый друг, еще как дашь, — ласково проговорил я, весело наблюдая, как у гнома наливаются кровью глаза. — Азакар, вы как, потерпеть в шатрах еще какое-то время можете?
     — Вполне, — усмехнулся орк. — Я вообще не понимаю, зачем для нас дома. Можно выделить территорию за стенами в черном лесу, и мы неплохо устроимся там.
     — Это вы сейчас так говорите, — отмахнулся я от его речей. — Бранн как строительство в поселке на берегу?
     — Почти закончили, — ворчливо ответил гном. — Стена полностью возведена, центральное здание-ратуша под портал тоже закончено. Жилые дома на некотором отдалении от центра, тоже по большей степени готовы. Остались незначительные косметические подправки, и можно заканчивать с поселком. Дальше дома только под заказ.
     — Вот и отлично, — кивнул я. — Теперь нужно что-то подобное делать вокруг портала возле Варры. Возможно, даже отхватим кусок побольше.
     — Побольше ему все, побольше, — пробормотал гном. — А строителей я тебе, где возьму? Мои маги итак валятся без силы каждый день! Попробуй-ка магичить с утра и до поздней ночи! Нет, никаких больше поселков, пока не решим вопросы в цитадели!
     — Как скажешь, — пожал я плечами. — Азакар, может, тогда твои орки займутся, да хоть деревянный частокол вокруг возведут? Ведь с каждым караваном внимания к нам будет все больше, а там и соглядатаи, шпионы всякие. Лучше перебдеть.
     — Какой нахрен деревянный частокол! — чуть ли не закричал Бранн. — Пока я жив никакие оборонные структуры не будут сделаны из мягкой древесины! Только через мой труп! Никакого дерева, только прочный камень! Все!
     — Вы же устали, — попытавшись сдержать улыбку, сказал я.
     — Да вот нихрена! — буквально заревел гном. — Найдется время и всё будет только в камень! Нужна стена? Будет тебе стена!
     — Так, стоп, стоп, — попытался я успокоить гнома. — Дыши глубже, успокойся.
     — Спокойствие, какое нахрен с вами может быть спокойствие? — задохнулся от возмущения Бранн. — Я же уже почти месяц не могу в спокойной обстановке даже жалкий бочонок пивка приговорить! Да под жирную закусочку, да в приятной компании! Вот какое без этого может быть спокойствие, а? А если я сделаю небольшой перерыв, то мы нихерна не успеем!
     — А куда ты собственно торопишься? — попенял ему Риоку.
     Гном аж подавился, и возмущенно засопев, только приоткрыл рот, чтобы вновь начать крики, но я гулко опустил ладонь на стол и Бранн тут же успокоился.
     — Итак, продолжим, — будто бы ничего не было, произнес я. — Бранн, строительство домов для орков Азакара пока приостанавливаем. На данный момент в приоритете будет школа и общежитие для детей, что я привел с собой.
     — Общечто? — недоуменно переспросил гном, а я так же недоуменно глянул на него.
     — Большое здание с небольшими комнатами, в которых по одному или по двое будут жить ученики, — пояснил я присутствующим. — Эти дети, они беспризорники из Саиры. По тем или иным причинам от них отказались все. Как родители, если таковые вообще были при жизни, так и, буду говорить прямо, государство. В общем, эти детки всего лишь в нагрузку, к двум сотням подобных, но возрастом побольше и уже выпустившихся из школы моего названного брата. Именно поэтому Элрам ты здесь. Они фактически отходят под твое руководство и будут участвовать в охране караванов. Две сотни разделятся на два отряда, один из которых нужно разместить в Варре, а второй в Винфоре. Здесь я надеюсь целиком и полностью на тебя. Думаю, у тебя хватит знакомств, чтобы прикупить в чертах города по небольшому имению, где и разместится филиал нашей торговой компании вместе с этими отрядами.
     — Стесняюсь спросить, — заговорил Риоку, — что такое случилось в Саире, что Уарден фактически вручил тебе пять сотен своих поданных? Да еще и выделил снаряжение для них. Ведь в телегах, судя по всему, именно оно.
     — Скажем так, пришлось немного попотеть и спасти жизни двум братьям, — криво усмехнулся я. — Ну а все это, всего лишь благодарность. Плюсом к ней можно прибавить неплохое снаряжение для тех двух сотен и лошадь для каждого.
     — Надеюсь, это не единственное, что ты выторговал за свою помощь? — тут же подобрался Элрам.
     — Нет, конечно, — отрицательно покачал я головой. — Есть еще устный договор с Великим Лордом о послаблениях и бонусах в торговле. Как только отправишься с караваном в Саиру, во дворце тебя будет ждать Уарден. Вот с ним и будешь торговаться, да пытаться выжать как можно больше пользы от этого бонуса.
     — Это весьма приятные известия, — довольно кивнул Элрам. — Как раз в противовес с надобностью пристройства двух сотен раздолбаев.
     — Ты справишься, — улыбнулся я. — Но, мы отвлеклись. Повторю, сейчас приоритет это постройка школы и общежития. И именно из-за школы я так срочно пригласил вас сюда. Мне необходимо, чтобы в будущем из этих детей выросла если не элита, то хотя бы весьма достойные люди. Вообще, немногим позже, подобные заведения я планирую сделать обязательными для каждого ребенка цитадели. Нужно с самого раннего возраста прививать им только положительные качества и просвещать в разных направлениях. Ну а для учебы нужны учителя. Думаю, у каждого из вас найдутся жители в возрасте, достаточно просвещенные и разумные, чтобы заняться обучением всех этих сорванцов. Тем более из Саиры я так же притащил телегу с учебниками, по различным направлениям. Так что будет, по каким книгам учиться.
     — Хм, — озадаченно хмыкнул Риоку. — А это, пожалуй, весьма неплохая мысль. Тем более, если дети разных рас будут учиться вместе с самого детства, то со временем исчезнет и расовая непримиримость.
     — Согласен, — подал голос Роар. — Равное отношение к детям разных рас пойдет всем нам только на пользу.
     — Ну а позаботиться о том, чтобы все они научились себя защищать, это мы всегда, пожалуйста, — улыбнулся Азакар, но его улыбка была больше похожа на оскал матерого хищника.
     — Тогда решили, — хлопнул я в ладоши. — Думаю, школу будем ставить за стеной, в нижнем городе. Бранн, позаботься о выборе места, с запасом. При взрослении, им же надо будет где-то жить, а поэтому пусть пока остается место, чтобы в будущем там можно было возвести для них жилье.
     — Понял тебя, неугомонный, — прокряхтел гном, в этом раз без напора и возмущения. — Думаю, среди моих сородичей найдутся те, кто с удовольствием поучит молодежь.
     На этом я решил заканчивать наше внезапное собрание, и распустил теневой совет по делам. Теперь у каждого появилась небольшая куча дополнительных забот и это к той горе, что каждый итак тащил на своих плечах.
     Когда я остался один, то еще с десяток минут не спешил никуда выходить. Тишина и приглушенный свет положительно влияли на умственную активность, и пока мне никто не мешал, да в полной безопасности, я расслабился и погрузился в собственные мысли.

Отступление 3.

     После того как Дарт покинул место базирования их лагеря, девушка еще несколько минут не могла вернуть себе душевное равновесие. И дело было даже не в том, что их одних оставили на двое суток посреди леса. Беспокоила и пугала сама мысль о том, что их дружная компания может разделиться и больше никогда не встретиться вновь.
     — Элли у нас снова в ступоре, — раздался веселый голос позади девушки. — Опять по Дарту вздыхаешь?
     — Ну тебя, Миа, — отмахнулась Элли, в этот раз даже не покраснев. — Просто переживаю, что наша компания может оказаться в разных отрядах. Ты же слышала, что Дарт сказал.
     — Не дрейфь, подруга, — подошел к девушке рослый улыбчивый парень и приобнял ее за плечи. — Не зря же нас самих оставили делиться на отряды. А значит, никто нас разлучать не собирается.
     — Мне вообще непонятна эта идея, — подал голос другой парень, что сидел, облокотившись спиной о массивный ствол дерева. — Зачем нужно было именно нас отправлять на охрану караванов? Этим вполне могли заняться и какие-нибудь наемники.
     — Ну да ну да, — покивала головой Миа. — А то ты у нас такой великий боец, что сопровождение караванов это для тебя слишком мелко.
     — Ну, предположим, сильнее некоторых, — криво усмехнулся парень, бросив не очень дружеский взгляд на девушку.
     — Это можно легко проверить, — раздался мелодичный голос другой девушки, которая подошла к их компании. — Помнится, в последний раз, ты слился за три секунды и от продолжения отказался.
     — Хватит мастерством мериться, — громыхнул басом здоровенный парень, которому можно было дать лет тридцать. Небритый, с густой черной бородой и такими же черными волосами. Он стоял возле костра, на котором варилась похлебка, и с любовью перемешивал содержимое. — И нахрена, спрашивается, ты клятву приносил, а Мих? На то она и проверка, чтоб таких, слабых духом отсеять, и решить, кто достоин его дел, а кто всего лишь трепло.
     — Я разве отказывался от клятвы? — вяло огрызнулся парень, совершенно не желая вступать в спор с этой горой мышц. — Просто, помнится, в ваших рассказах Дарт чуть ли не бог, а тут оказывается, что и какие-то караваны охранять надо. Не сходится что-то.
     — Ну, ты выдал, конечно, — засмеялся совсем юный парень, блондинистой окраски, который сейчас лежал на траве и лениво смотрел в небо. — Тебе сразу подвиги подавай?
     — Почему нет, — пожала плечами девушка, с темными соломенными волосами, что лежала на ветке высокого дерева, и лениво щурилась, словно кошка. — Мне обыденности хватило в Саире. С таким же успехом я могла остаться и там. Наняться охраной да ползать по миру вместе с ними.
     — А мне лично абсолютно все равно, куда нас засунут, — флегматично произнес пухловатый парень, что неспешно жевал кусочки вяленого сыра. — Меня никто не заставлял, силой не тащил, скажут, будут сопровождать караваны, а надо будет в горы овец охранять, пойду в горы.
     — Кстати да, — раздался голос со стороны. — Не похож ваш Дарт на великого воина, коим вы его описывали. Обычный парень, немного старше нас. Подумаешь, вертикальные зрачки. У нас вон в пустом околотке вообще пацан без зрачков был, и ничего.
     — Какой ты Цог смелый, сидя на седле, в лесу, который находится под охраной воинов Дарта, — усмехнулся небольшого роста парень, который крутил пируэты с двумя кинжалами. — Посмотрел бы я на тебя в десять лет, когда кругом мертвые, а вся помощь, что тебе светит, это тонкая палка с длинным гвоздем на конце.
     Элли стояла немного в стороне и слушала всю перепалку с пустым лицом. Она не собиралась вступать в споры, потому что те чувства, что испытываешь, когда вонзаешь стрелу, в только что умершего друга, лишь бы он не восстал кровожадной тварью, сложно передать другому человеку. Девушка, в прочем, понимала тех ребят, что не пересекались с Дартом. Многие знали о нем лишь с долгих ночных рассказов, и горящих глаз девушки, когда упоминалось его имя.
     Из тех, кто был тогда, в таверне Безумие вместе с ней и ребятами, что привел за собой Дарт, практически все принесли клятву. Несколько человек забрали в личное обучение маги, и еще небольшая часть осталась на службе у Великого Лорда. Сейчас здесь собралось чуть больше сотни свидетелей тех дней и не всем дано понять те чувства, когда за тебя стоят на смерть.
     Элли хорошо помнила тот самый момент, когда дыхание смерти проникло в тело и забрало возможность шевелиться. Тот страх, беспомощность и яростную решимость в глазах эльфийки, что через боль тащила себя куда-то вперед. Лишь потом Элли узнала, что случилось в туннелях перед их схроном и ощущение близкой смерти больше никогда ее не покидало. А после, были тяжелые дни, когда Грис взвалил на свои плечи заботу о судьбах тех, кто остался без семей. Долгие холодные ночи в чужих зданиях, что служили временным убежищем для их школы. И только спустя несколько месяцев, когда война у Индариала утихла окончательно, Великий Лорд решил вплотную заняться восстановлением Саиры. Тогда-то им и выделили землю, и наняли магов из Варры на быстрое возведение школы и тренировочной зоны. Уже тогда было понятно, что Грис не справится с наплывом такого количество беспризорных детей, но он, стиснув зубы, рвал жилы и шел вперед, несмотря не на что. Именно поэтому эти двое и стали названными братьями, оба не остановятся ни перед чем, на пути к своей цели или защите тех, кто стал их близким кругом.
     — Чего приуныла, подруга? — плюхнувшись рядом с девушкой, спросила Миа. — Рассуждаешь, есть ли у красавчика Дарта объект любовного интереса?
     — Миа, может, хватит? — тяжело вздохнула Элли. — Неужели ты не можешь выкинуть из головы эту навязчивую мысль о моих чувствах к нему?
     — Неа, — весело улыбнулась Миа. — Особенно теперь, когда я увидела твою реакцию на него живого, а не это восхищение по давно прожитым дням.
     Элли только покачала головой, не имея желания вступать в спор со своей подругой. Ведь не рассказывать же ей, что только воспоминания о Дарте позволяют девушке хоть немного заглушить страх перед смертью. А уж про те дни, когда Дарт жил у них в школе, Элии вообще старалась не говорить вслух. Так спокойно ей давно уже не было. Присутствие этого златоглазого парня пусть и не рядом, а хотя бы в пределах нескольких сотен метров, прогоняло любой страх, что терзал душу девушки на протяжении последних лет. Именно поэтому она не покладая рук отдавала всю себя тренировкам, лишь бы стать сильнее, лишь бы перестать бояться.
     — Ну, рассказывай, давай, красавица, какие у тебя мысли по поводу всей это ситуации с выбором? — подойдя к двум девушкам и подавая им плошки с мясной похлебкой, добродушно спросил черноволосый здоровяк. — У тебя ведь совершено точно есть идеи и свои соображения. Делись, а то добавки не дам.
     — Да все просто, — тяжело вздохнула девушка, понимая, что никто от нее уже не отвяжется. — Балласт ему не нужен, это можно понять, глядя на серых орков, что отдают ему честь. Ну а мы по большей части кто? Правильно, балласт. Он не знает нас, мы не знаем его. И то, что сейчас происходит здесь, это небольшая проверка нас, как самостоятельных и умеющих думать. Заодно, возможно, что кто-то передумает и решит пересмотреть свою клятву, или просто уйти. Таких, думаю держать не станут, но если вдруг случиться, что в будущем пути пересекутся, то отношение будет соответствующее.
     — Вот именно, — вставила свое слово блондинистая девушка, — мы принесли клятву и от этого уже никуда не убежишь. Нас никто не тянул и силой не заставлял. Был ли выбор? Несомненно. Есть ли выбор сейчас? Да. Либо восток, либо запад. А там, кто знает, вдруг Дарт станет бароном? С его-то пробивным характером, и этими громилами, что уже отдают ему честь возможно все. Так что ребятки, делимся по-быстрому, и у нас останется целых два дня на отдых!

Глава 22. Пленник.

     Долго засиживаться в кабинете я не стал. Немного отдохнул от вечной спешки, да вновь окунулся в круговорот дел. Навестил своих сумасшедших изобретателей, которые постепенно приближались ко мне, по степени создания различных приспособлений. Отдал сырье, которое возместил мне Уарден, пополнил свои расходники, да полюбовался стройным рядом полуавтоматических барабанных пушек, в количестве двадцати штук. Пока я не ставил задач на создание чего-то для себя, гномы вовсю трудились над массовым производством защитных орудий. Тут были и обычные пушки, и вот такие барабанные, и простые многоствольные орудия. Так же добавились и знакомые из древности моего мира, так называемые «Скорпионы». Очень многое я пытался перенести в этом мир и обеспечить своему замку лучшую защиту.
     Основная стена, за морем духов уже была очищена и огорожена от их вмешательства. Нижний город разделился на несколько ячеек, где шло строительство и уборка мусора, а где духи все еще тянули свои полупрозрачные руки в сторону живых. Только вот барьеры, разработанные Сидом вместе с дроу и Риоку, надежно отсекали неживых жителей города.
     Когда я посещу собрание, и цитадель откроется миру, то духов придется изгнать. К этому времени стена уже должна быть полностью восстановлена и зачарована. Да и придется что-то делать с местностью возле ворот. Пока есть духи, различные твари Черного леса не слишком-то и рвутся сюда, но стоит изгнать нежить, как мы станем желанной добычей для тех же арахн. А значит, на стене придется размещать довольно серьезную стражу, с хорошим снаряжением. И именно на такой случай пригодятся все мои разработки.
     Временным размещением детей, к моему удивлению занялась Нулара. Та самая оркская девушка, которая была недовольна решением Азакара на принесение клятвы. Как только она увидела это количество беспризорников, и узнала их историю, тут же взяла над ними шефство и довольно технично отодвинула от этого процесса других. В прочем, она была предупреждена о школе и тут же заявила, что будет держать этот процесс под своим контролем. Мне осталось только пожать плечами, и порадоваться за детей. Уж кто-кто, а она точно не даст их в обиду. Воспоминания о том, как она стояла на защите своего племени никуда не делись, и её кандидатура подошла как нельзя кстати.
     Осмотр цитадели и решение небольших, но очень важных вопросов затянулось на долгие четыре часа. Вроде и дел у меня не было, но какие-то мелкие и на первый взгляд неважные вопросы, забирали слишком много времени. Не скажу, что я старался вникнуть во все мелочи, даже наоборот, но почему-то увидев меня, каждый норовил спросить моего мнения. И чтобы не показаться невежественным, приходилось вникать думать и со своей колокольни давать советы. Некоторые оставались довольными, некоторые лишь недоуменно чесали затылок, а я же старался как можно быстрее свалить из этого муравейника.
     В этот раз выход был запланирован на совсем ранее утро. Было примерно четыре утра, как я вновь покинул цитадель, не взяв в этот раз даже лошадь. Посещать баронства я не планировал, мне нужно было всего лишь пройти по краю, пересечь горную гряду и углубиться вдоль нее на запад. Местность здесь была не очень приветлива, а про саму долину я и вовсе молчу. А поэтому лошадь будет только мешать.
     Окраина Черного леса встретила меня, как и всегда. Темные деревья, скудный травяной слой и присутствие небольших пауков, размером с собаку. Чтобы не тратить время, я старался передвигаться не быстрым бегом. Взгляд успевал отмечать опасные участки, которые я огибал по широкой дуге, лишь бы не тратить время и патроны на бесполезные убийства. Воздух здесь все еще был пропитан магией смерти. Некромант довольно неплохо порезвился, раз до сих пор по округе разливается такое количество маны смерти.
     Ближе к вечеру я добрался до гор, и они встретили меня ледяным ветром. Чуть вдалеке можно было увидеть высокие снежные вершины, и массивные скальные гряды. Практически сразу пропала даже та скудная растительность, что оставалась от Черного леса и голые камни стали постоянным явлением. Иногда приходилось подолгу обходить широкие и очень глубокие трещины, из которых выходил желтоватый туман, с мерзким запахом мертвечины. В этих местах обитали уже привычные пауки, совершенно разных размеров, а так же иногда встречались арахны. Размером эти твари не впечатляли, но вот количеством могли смело посоперничать с большими муравейниками. Чаще всего я банально убегал, развивая свою максимальную скорость и совсем редко, когда не было другого выбора, вступал в бой. Разрывные и зажигательные пули довольно легко справлялись с волнами монстров, либо же давали мне хорошую фору, чтобы я мог спокойно свалить.
     На то чтобы перебраться через плоскогорье, которое было началом самой гряды, мне пришлось потратить четыре дня. Единственной ощутимой проблемой, которая меня беспокоила, была мерзкая погода. Холодный, продувающий до самых костей ветер и изредка накапывающий дождь, который казался небольшими кусками льда. Доспех хоть и защищал от этого, но иногда казалось, что ветер находит лазейки и пробирается сквозь всевозможные преграды, лишь бы своими холодными пальцами добраться до тебя и погрузить в ледяное безмолвие. От всего этого хорошо спасал костер. Только вот нужно было хорошо постараться, чтобы найти подходящее место, где ветер уступит и не сможет потушить пламя.
     Лишь когда я оказался по другую сторону гор, стало немного легче. Постепенно стала возвращаться растительность. Сначала тонкая трава, темного цвета, заполнила все видимое пространство, а следом за ней стали возвращаться кустарники и небольшие деревья. Скалистая поверхность земли понемногу уступала плодородной почве.
     Чтобы устроить полноценный перерыв в этой гонке вперед, мне пришлось пройти еще сутки. Только оказавшись посреди небольшой рощицы из тонких деревьев, я смог перевести дух и замедлиться. Уже не было надобности рваться вперед, чтобы избежать драки. До необходимой местности, по моим прикидкам было еще два дня пути, но уже сейчас я мог видеть небольшие прорехи, которые являлись следствием слишком тонкой грани между нашим миром и планом воздуха. Для обычных же людей все это выливалось в неприятные ощущения прохладного ветерка между лопаток, или же колючего взгляда со стороны.
     Найдя удобное место для костра, я довольно быстро насобирал сухих ветвей и развел большой костер. Лепестки огня весело резвились на кривых ветках, а я стал доставать из сумки небольшие полоски мяса и сухие кусочки хлеба. До сего момента охота, как поиск пропитания не подходила совершенно, и вот только сейчас, когда вокруг стала появляться зелень, все больше назревала надежда подстрелить какой-нибудь кусок мяса.
     Лениво откусывая кусочки мяса, я смотрел на костер, а мысли витали где-то за пределами моего разума. Вокруг было тихо и спокойно. Вечер постепенно заявлял свои права, и уже понемногу начинало темнеть. Я не сразу осознал, что та леность, которая стала захватывать тело, не являлась последствием гонки, а была напускной. С большим трудом мне удалось перебороть это состояние. Медленно, чтобы не вызвать подозрений, я переместил ладонь к пистолету и положил ее на рукоять. Взгляд все так же лениво стал блуждать по окрестностям, но вокруг никого не было.
     Тишина. Полная тишина в лесу, при которой слышно биение собственного сердца это ненормально. С каждой последующей секундой я стал замечать, как замирает шелестение листвы, как все медленнее извиваются лепестки огня. Я хотел было подорваться на ноги и выхватить меч, но все, что смог сделать, так это медленно подняться на ноги, ощущая тяжесть сотен килограмм на своих плечах. Пистолет уже был выхвачен, как и меч, что придавал уверенности. Медленно и так же нехотя, по клинку стало подниматься черное пламя, а взгляд уловил движение в стороне от меня. Резкий рывок в сторону, на пределе своих возможностей, превратился в нелепый прыжок не больше чем на метр. Всем своим естеством я ощущал, как твердеет воздух, как время замедляет свой бег. Замер огонь, практически перед самым моим лицом застыл в полете оранжевый лист, и лишь черное пламя, которое стало переходить с рукояти клинка на ладонь, все еще двигалось.
     Благодаря моему разогнанному до максимума восприятию, я смог уловить тот момент, когда купол, в котором я оказался, стал уменьшаться. Изначально он имел пятнадцати метровый радиус и сейчас с каждой секундой это расстояние уменьшалось. Я отмечал, как нормально зашевелилась трава, как постепенно стал отмирать костер. Потому словно рывком, купол сократился в размерах и замер, сосредоточившись только лишь вокруг моего тела. Мне удалось увидеть смазанное движение сбоку и легкое касание затылка, после чего перед глазами все поплыло и разум, отказался воспринимать действительность. Я не потерял сознание, не отключился, а такое чувство, будто бы оказался под гигантской дозой чего-то наркотического. Лишь после этого, купол полностью исчез, и я свободно рухнул на землю. Меня довольно споро избавил от доспехов, оружия. Сняли все артефакты, а руки стянули за спиной, и я почувствовал, как на запястьях захлопнулись массивные наручники. После этого стало совсем плохо. Если без наручников я хоть немного воспринимал окружающий мир, то после них все потемнело, закружилось, и я полностью потерял связь с реальностью. И что самое паршивое, я не мог погрузиться в медитацию, чтобы проникнуть в свой внутренний мир. Я был на грани сна и яви, а наркотическое воздействие не позволяло сосредоточиться и придумать какое-то решение. Все, что я ощущал, это наручники и связывающие цепи по всему телу.
     Все это было похоже на то состояние, когда вампиры вынули мою душу и поместили в какой-то артефакт. Только сейчас я был заперт в своем разуме, но совершенно не мог им воспользоваться. Время потеряло само свое понятие времени. Мне было сложно сказать, сколько прошло и что происходит вокруг. Агония сходящего с ума разума и мерное покачивание, видимо от того, что я болтался мешком на спине лошади. Это было все, что я мог осознать, и даже паника затерялась где-то под ворохом наркотического безумия.
     Возвращение понимания было тяжелым. Сначала была лишь дикая головная боль, а после добавился невыносимый сушняк. Первая мысль, что родилась в моей голове, была о вреде такого количества алкоголя. После пришло осознание, что я лежу на чем-то твердом, в помещении, где сквозняки это привычное дело. Решив не шевелиться вовсе, я расслабился и стал ждать, пока мой организм справится с последствиями однозначно грандиозной попойки. Лишь спустя десяток минут, мне в голову стали возвращаться воспоминания и вместо расслабленности, пришло напряжение. Я постарался прислушаться, но уловил лишь тишину, попробовал открыть глаза и с десятой попытки все-таки смог, чтобы тут же закрыть их назад. Зрение абсолютно точно поломалось. Все, что я смог увидеть, это смутные очертания предметов и росчерки разноцветных мазков. Только после этого я ощутил, что моя шея заключена в массивный ошейник, и несколько крепких словцов сорвалось с языка.
     Больше я не стал экспериментировать и полностью расслабился, попытавшись как можно быстрее восстановиться. На это ушло ни много ни мало сорок минут. Я не делал резких движений, да и вообще старался как можно меньше шевелиться. Постепенно все эффекты пропадали, и мысли уже не пытались разбежаться, словно куча тараканов при включении света. С трудом приняв сидячее положение, я облокотился о холодную стену и вновь открыл глаза. Картинка не изменилась. Возможно, очертания предметов стали немногим более четкие, только вот разноцветные мазки и переливание цветов, все еще не давали осмотреться, как следует. Вновь погрузившись во тьму, я пытался найти решение и практически сразу нашел. Обычно, я смотрю на мир в смешенном спектре обычного зрения и моим драконьим ведением мира энергий. Сейчас же, судя по всему, драконье зрение сбоит, скорее всего, из-за ошейника, а поэтому пришлось перестраиваться.
     Следующий раз, открыв глаза, я убедился, что мои мысли оказались верны. Мир приобрел четкость и глубину, а резь в глазах перестала приносить легкую боль. Я осмотрелся по сторонам, и со злостью осознал себя сидящим в камере на дрянной деревянной койке. Помещение было примерно четыре на три метра. Стены из плохо обработанной скальной породы, металлическая решетка из какого-то черного металла и пол, засыпанный мелкой щебенкой. За прутьями клетки практически ничего не было видно. Мешала небольшая пленка, которая размывала очертания того, что творилось снаружи. Вновь закрыв глаза, я попытался достучаться до источника, но даже не удивился, когда так ничего и не добился.
     На ноги я встал довольно легко. Тело уже успело справиться с последствиями наркотического накачивания и мысли приобрели привычную четкость. Быстрым осмотр тела дал мне понять, что одет я в простую холщевую одежду. Светлые свободные штаны, такая же рубашки и какое-то местное подобие закрытых тапочек. С осторожностью, я попытался вызвать чешую или когти. Медленно и буквально по миллиметру. Но как только черный ромб еле-еле проявился на коже, я тут же ощутил, как резко скакнула температура ошейника. Запахло паленой кожей и пока пришлось отодвинуть эксперименты. Боль хоть и была сильной, но теперь ее было вполне реально. Я сделал несколько шагов по направлению клетки и, протянув руку, хотел было дотронуться до прутьев. Как только мои пальцы оказались в считанных сантиметрах от клетки, пленка с шипением опала и на меня нахлынули звуки запахи и вид всего того, что было снаружи. Следом за этим, клетка с мерзким скрипом распахнулась и застыла полуоткрытой.
     Не став медлить, я сделал несколько шагов и вышел наружу. Передо мной была огромная пещера, в стенах которой находилось еще множество клеток, подобных моей. Высота потолка была на уровне пятнадцати метров, а размеры самой пещеры виднелись никак не меньше нескольких километров. В центре стояла большая клетка, из черных прутьев с шипами, в центре которой сидела девушка с черными волосами. Кроме нее, здесь оказалось еще множество разумных. Они ходили, спорили, кричали, а иногда сидели на полу, пустыми взглядами смотря по сторонам. На первый взгляд я насчитал чуть больше пяти десятков. На меня пока никто не обращал внимания, а поэтому время осмотреться у меня было. Здесь царила полутьма. Редкие светильники из бледно красных камней, светили тусклым светом, который с большим трудом разгонял тьму. Запах в этом месте был самый, что ни есть, мерзкий. Тухлость, гниль и мертвечина. Все разумные были в таких же одеждах что и я, и на шее каждого был ошейник. Я поднял руку и только хотел дотронуться до него, как меня перебили.
     — Не советую это делать, — разделся немного с хрипотцой, женский голос со стороны. — Если увидят, что ты его лапаешь, то устроят сеанс палкотерапии.
     Я перевел взгляд на говорившую и наткнулся на невысокую девушку, с короткими соломенными волосами, худощавой фигурой и почти бесцветными глазами, в которых плескалась огромная доля ехидства.
     — Ну что, златоглазый, насмотрелся? — усмехнувшись, спросила девушка. — Не в лучшем я сейчас виде, так что расслабься.
     — Получше некоторых, — рассеянно ответил я, бросив взгляд на крепкого с виду мужика, что овощем сидел у стены в паре метров от моей камеры.
     — Эти-то, эти да, очень не очень, — махнула рукой девушка. — Обычно после того, как забирают на разговор к главному, от людей остается вот такое подобие жизни. Так что советую вести себя хорошо и не буянить.
     — Мы вообще где? — задал я волнующий меня вопрос.
     — Под замком графа Лигурского, — бросила на меня непонятный взгляд девушка.
     — К скифу графа, — отмахнулся я. — Город какой? Страна? Мир, в конце концов?
     — Веселый экземпляр, — обозначила улыбку девушка. — Великая и прославленная империя Разход! Да сожгут демоны ее города. В юго-восточной части страны мы, ближе к горам. Сюда, милостивый граф отправляет неугодных его богу, и всяких мерзких созданий на подобии нас с тобой.
     Девушка мило улыбнулась, когда я непонимающе перевел на нее взгляд и, отодвинув прядь волос, продемонстрировала заостренное ушко. Уже другим взглядом я прошел по пленникам и стал отмечать, что людей здесь практически нет. Полукровки, квартероны, смески, а вот чистых людей почти не было.
     — Весело в империи вашей, — покачал я головой.
     — Ага, не говори, — кивнула девушка. — Ну ладно, ты здесь отдыхай, права не качай, в драки не лезь и будь хорошим мальчиком. А то закончишь либо подстилкой воооон того здоровяка, — девушка пальцем указала в глубь пещеры, где здоровый орк лениво отбивал каменную стену кулаками, — либо станешь удобрением для мокриц. Все, счастливо оставаться.
     Я проводил ее взглядом и с трудом удержал эмоции внутри себя. Что ж. Граф, кажется, хочет умереть. Злость и ненависть, плохие советчики, а поэтому я закрыл глаза и постарался очистить мысли. Это удалось не без труда, но обжегший шею ошейник поубавил ярость, и вместо нее осталось лишь раздражение.
     Прогулка по пещере прошла довольно спокойно. На меня не пялились открыто, но порой кидали очень красноречивые взгляды. Концентрация ненависти в этом месте была настолько яркой, что другие эмоции я просто напросто не воспринимал. Лишь ближе к центру, где в черной клетке сидела девушка, было немного легче. Только вот почему-то никто не подходил слишком близко, и даже наоборот. Все старались держать подальше отсюда и не подходить ближе. Я же наоборот, подошел очень близко и стал пристально разглядывать девушку. Та же, в свою очередь подняла на меня взгляд полный усталой злости, и так же стала меня осматривать. На первый взгляд ей можно было дать лет семнадцать. Черные волосы, которые сейчас представляли собой жалкое зрелище коротких патл, зеленые глаза, просвечивающие тебя насквозь, милое, но чересчур угловатое лицо и очень худощавое телосложение. Последний пункт шел отдельно. Практически каждый второй имел болезненную худобу, и это бросалось в глаза.
     — Не стоило тебе подходить так близко, — раздался позади меня хриплый голос. — Эта тварь может быть опасна.
     — Почему-то именно она мне не кажется опасной, — даже не оборачиваясь, ответил я.
     — Самодовольный идиот, — шепотом произнес говоривший, и оставил меня в покое.
     Девушка наклонила голову на бок и внимательно смотрела мне в глаза. В какой-то момент она оскалилась и рванула в мою сторону, а я успел заметить небольшие синие вспышки по всему ее телу. Даже без драконьего зрения, я видел, как магия волнами вырывается из девушки, только вот связано это было с эмоциями.
     — Интересно, — пробормотал я, даже не дернувшись.
     Девушка оказалась практически возле прутьев, когда из крыши клетки в нее ударила красная молния и, схватив, стала выкачивать что-то. Только спустя несколько секунд, я понял, что таким образом из нее выкачивается мана. Девушка не могла даже пошевелиться, зато боль в ее глазах была практически осязаемой.
     — Наш местный зверек, — произнесла, та самая девушка, которая встретила меня по выходу из клетки. — Но зря ты такой самонадеянный. Тебе повезло что пришло время зарядки, иначе мог бы получить довольно болезненную волну и корчится в муках пару часов точно.
     — Как отсюда можно свалить? — спросил я девушку, не отрывая взгляда от молнии, которая практически высушила девушку.
     — Выбраться? — переспросили меня, а после раздался дикий смех. — Если только сдохнуть. Отсюда не выбираются живыми, так что смирись и наслаждайся!
     Перспектива остаться здесь меня совершенно не радовала. Тем более неизвестно сколько прошло времени с того самого момента, как я ушел из цитадели. Но судя по тому, насколько далеко находится империя, то тащили меня сюда не меньше месяца. Именно поэтому я все еще ощущаю противную слабость в теле и какой-то горький привкус во рту.
     Я вернулся к себе в клетку, закрыл дверь и, усевшись на кровать, закрыл глаза. Мысли душили, а злость хотела вырваться наружу и разнести это место по камешкам. Тут же передо мной встал образ той девчушки, что сидит в клетке. Ее злость давала силы для выживания и являлась спусковым крючком для магии. Только вот за этой яростной злостью скрывался страх, усталость и желание умереть. Когда она замерла возле прутьев, я успел хорошо разглядеть ее тело и то, что я увидел, мне совершенно не понравилось. Порезы, ожоги, переломы и огромные гематомы. Девушку пытали и, похоже, пытают каждый день, ведь судя по всему, чем боле яркие эмоции она испытывает, тем большее количество энергии вырывается из ее тела.
     Я читал про таких как она. Ируанская ведьма. Миф или воспоминания о былых эпохах, до сих пор никто не знает. Но истории о них сохранились и по сей день. Главным их отличием служил совершенно невероятный способ владения магией. И если для всех остальных народов магия это наука, то с этим девушками все было иначе. Эмоции, вот их главная сила. Им не нужны плетения, источник определенной стихии или знание законов магии. Они пользуются эмоциями, и чем они сильнее, тем более разрушительную магию они могут использовать. Выведешь такую из себя и даже не заметишь, как ее злость сожжет тебя до костей. В прямом смысле этого слова.
     Теперь уже под другим углом я решил взглянуть, на собранных здесь разумных. А то наличие дракона и ведьмы, наталкивает на очень нехорошие мысли. Надо придумать, как отсюда выбраться и по пути убить парочку ублюдков, что возомнили себя выше других. Как это сделать? Для начала, нужно убрать ошейник, либо как-то минимизировать его воздействие на себя. Обжигающий эффект это конечно больно, но не критично. Больше всего меня беспокоит тот факт, что меня отрезали от драконьего зрения, а значит, пленители знают обо мне побольше.
     Придется проверить насколько больше. Я приготовился к боли и заранее на нее настроился. Ментальную магию так же можно блокировать. Но ни тогда когда собираешься работать с собственным разумом. Было немного удивительно, что меня все еще не держать под наркотой, но проверять и посещать свой внутренний мир я не торопился. Чтобы туда попасть, нужна глубокая медитация, а погружаться в нее в этом месте, не лучшая идея.
     Небольшая корректировка собственных ощущений и уровень боли снижается на несколько порядков. Ошейник никак на это не отреагировал и уже более смело я продолжил. Медленное проявление чешуи, и лишь отголосок той боли, что я ощущал при первой попытки. Только вот запах паленой кожи никуда не делся, благо уровень моей регенерации не отключить. Глубокий вдох, и чешуя быстро проявляется на шее, прямо под ошейником, от чего тот раскаляется почти до красна. От его жара стала тлеть даже одежда, но драконья чешуя спокойно выдерживала напор температуры. Следом я выпустил когти и уже предвкушая, поднес их к шее. Как только расстояние сократилось до нескольких миллиметров, раздался сухой треск, и меня пронзило настолько сильным ударом тока, что сознание помутилось, а после, меня и вовсе отключило.

Оценка: 8.60*66  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Чёрная "Ведьма белого сокола" (Попаданцы в другие миры) | | О.Герр "Захватчик" (Любовное фэнтези) | | Е.Мелоди "Пат для рыжей стервы" (Современный любовный роман) | | С.Бушар "Сегодня ты моя" (Короткий любовный роман) | | А.Квин "Путь ангела. Возвращение" (Космическая фантастика) | | П.Белова "Лишняя невеста" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | Ю.Ханевская "Отбор для няни. Любовь не предлагать" (Юмористическое фэнтези) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | | Т.Михаль "Сделка с Ведьмой" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"