Зверев Павел Александрович: другие произведения.

Искры тьмы. Обновлено 07.04.18

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 7.28*68  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Любопытство всегда было опасной чертой, но никогда оно не наказывалось настолько жестоко. Тщеславие всего одного человека и весь мир летит во тьму. Именно теперь люди вновь вспомнят что такое страх темноты, именно сейчас, когда открыт Ящик Пандоры, мир познает какой может быть плата за любопытство. Уважаемые читатели, книга будет выложена здесь и бесплатно, но для тех, кто хочет чуточку быстрей, можете искать меня на https://author.today . Там книга будет выходить на главу быстрей.

Искры тьмы

 []

Annotation

     Любопытство всегда было опасной чертой, но никогда оно не наказывалось настолько жестоко. Тщеславие всего одного человека и весь мир летит во тьму. Именно теперь люди вновь вспомнят что такое страх темноты, именно сейчас, когда открыт Ящик Пандоры, мир познает какой может быть плата за любопытство.


Искры тьмы

Пролог

     - Опускай, давай! Аккуратней! Медленно! – надрываясь из ямы, кричал мужчина в военной форме. – Все стоп!
     Огромный ящик с инструментами стали быстро разбирать, пытаясь сделать как можно больше работы, до наступления ночи. Следовало укрепить свод, подключить освещение, разложить все по своим местам. До темноты еще предстояло много чего сделать.
     - Ну как там? – кивнул один молодой парень, головой вверх, в сторону большой, примерно пять на пять метров, дыры в потолке пещеры.
     - Прохладно стало, - ответил ему пожилой мужчина, в круглых и даже на вид дорогих очках. – А нам тут еще возиться и возиться, боюсь, не успеем до ночи, – тяжело вздохнул он и побрел вглубь.
     Василий Федорович Ирданов, так звали мужчину в военной форме и дорогих очках. Он был одним из миллиардеров, плотно подсевших на всякого рода раритеты и тайны. Объездил почти весь мир, побывал в пирамидах в Египте, нырял в затерянные гроты, пытаясь найти какую-либо тайну, облазил джунгли амазонки, он искал любые предметы прошлых эпох. Покупал за бешеные деньги информацию о не разграбленных храмах и покинутых городах, его манила любая тайна.
     И вот буквально несколько месяцев назад, ему продали совсем древнюю, еле сохранившуюся каменную фреску, которую с трудом, но все же, благодаря своим обширным связям и деньгам, он все-таки смог перевести. И это тут же выбило землю из под его ног. На каменной скрижали было указано место, где покоится ящик Пандоры. Тот самый, которому многие пророчили небывалые сверхъестественные возможности. Сам Василий Федорович не верил во всякую мистику. По его мнению, всему можно было найти академическое объяснение. Как он думал, в ящике всего лишь лежит куча драгоценностей, не больше. Золото всегда притягивало множество бед, отсюда и мифы о бедах и несчастьях. В рекордно короткие сроки он собрал экспедицию, и во главе ее отправился в тропический лес Хана, что на Гавайях, именно там, в забытом всеми храме, должен находиться ящик Пандоры.
     И вот уже пошла вторая неделя, как они ведут раскопки возле древнего храма, в сердце джунглях. От храма виднелась лишь крыша, и то, вся она была покрыта растениями, еле удалось отыскать это место и приступить к раскопкам. Подъезжала дорогая техника, территорию оградили и выставили посты охраны. Частная полувоенная организация получила щедрые взносы за охрану этого места.
     И наконец-то удалось пробиться в глубокий грот храма, где, судя по табличке, в одном из помещений находился ящик Пандоры. Никто из присутствующих не верил в мистику, все были профессионалами своего дела, и у всех была вера только в деньги, которые им щедро платил Василий Федорович.
     - Ну что? – спросил Василий Федорович одного из работников, которые устанавливали освещение. – До вечера успеете? Сегодня можно будет спускаться?
     - Думаю да, – ответил немолодой мужчина в рабочей одежде. – Минут двадцать еще и все будет готово. Группа тоже готова.
     - Добро, пойду, подготовлю одежду да буду готовиться к спуску, – кивнул головой миллиардер и направился в сторону палатки, установленной прямо внутри раскопанного храма.
     Зайдя в свою палатку, мужчина не медля, начал готовиться к спуску. Он всегда один из первых ныряет в лазы, азарт искателя ничто не может сдержать. Переодевание не заняло много времени, и на площадке он оказался раньше, чем все было готово. Нетерпеливо ожидая, мужчина закурил тонкую сигарету и выпустил облако дыма в воздух. Суета вокруг нагоняла тоскливые мысли, но Василий Федорович старался сдерживать позывы своего сложного характера. Смотреть за бегающими людьми было забавно, даже весело. Как все-таки деньги влияют на окружающих, еще недавно никто не хотел лезть внутрь, но стоило только помахать зеленью, как желающие полезли из всех щелей. В этом мире можно купить все, и если кто говорит, что не продается, значит, ему просто не предлагали достойную цену. Наконец-то все было готово, и Василий Федорович прицепил к своей одежде страховочные тросы, после чего стал медленно спускаться вниз, а следом за ним уже спускался отряд опытных военных.
     Заброшенные помещения выглядели странно, здесь было все цело, даже пыли было ни так много, как должно быть. Мужчина побывал во многих заброшенных храмах, но обстановка этого чем-то неуловимо отличалась. Следом за военными спустились и рабочие, они оперативно расставили фонари и споро устанавливали оборудование. Напротив огромной двери стояло две больших статуи, одна была выполнена в виде кошки, вторая же имела вид ворона. Как и к какой религии все это относится, Василий Федорович не знал, он лишь нелепо хмурил брови и пытался подобрать похожие аналоги. Письмена на стенах были совершенно незнакомыми, а причудливо сложенные небольшие каменные пирамидки вообще загоняли в тупик. Подойдя к огромной двери, мужчина провел по ней рукой в перчатке, и попытался открыть. Дверь заметно пошатнулась, но осталась стоять на месте, чтобы спустя секунду, с оглушительным треском завалиться внутрь, заставляя окружающих людей в страхе отпрянуть назад. Поднялось огромное облако пыли, которое полностью заполнило все помещение, но работники тут же включили оборудование, и пыль стала уходить из помещения. Спустя минут десять тут снова было тихо, и лишь тихие переговоры рабочих нарушали эту тишину. Василий Федорович внимательно осмотрелся по сторонам, и пошел внутрь, туда, куда вела огромная четырехметровая дверь. Оказавшись за ней, он поднял руку, показывая, чтоб военные не шли за ним и сам прошел чуть вперед, где на большом постаменте, в виде трона, стояла небольшая золотая шкатулка. Даже сейчас было видно, что она сделана из золота, и обрамлена множеством драгоценных камней. Пыли на ней практически не было, что уже выглядело странно. Мужчина прошел к ней и с восхищением уставился на эту филигранную работу. Его руки слега дрожали, в предвкушении очередной найденной реликвии. Он провел по ней рукой, и ему показалась, что шкатулка ответила, слегка вибрируя, но он прекрасно понимал, что это лишь воображение. Тяжело вздохнув, мужчина дождался, пока приборы проверят воздух на наличии вредоносной среды, и после принялся быстро снимать с себя защитный скафандр. В стороны полетели перчатки и противогаз, Василий Федорович старался быстрее прикоснуться к этой реликвии и вновь войти в историю. Мужчина дрожащей рукой прикоснулся к шкатулке и ласково провел по ней ладонью. Собравшись с духом, он медленно повернул небольшие крючки, и потянул крышку вверх. Медленно, предвкушая сокровища, он поднимал крышку и все больше улыбался. Но, когда он полностью открыл шкатулку, то пораженно уставился внутрь. Там не было никаких сокровищ, пергаментов или фресок, лишь черный туман, застывший словно янтарь, занимал все внутреннее пространство. Василий Федорович не успел ничего сказать, сматериться, и даже вздохнуть. Черный туман, спустя секунду бездействия ожил и вырвался наружу, очень быстро заполняя все помещение храма. Сквозь него ничего не было видно, люди ощущали себя словно в вакууме, даже дышать с каждой секундой было сложнее. Совсем скоро, от недостатка кислорода, люди стали терять сознание, и уже не видели, как во тьму сначала погрузился весь храм, а потом и остров. Ящик Пандоры был открыт.

Глава 1

     Я сидел в местном кафе и пустым взглядом смотрел по сторонам. На столе стояла полупустая бутылка водки и скудные тарелки с закуской. На большее не было ни желания, ни средств. Сложно было их найти, когда ты вернулся с армии, и вот уже три месяца не можешь найти работу, склоняясь по комнатам у знакомых. Да, для сирот в нашей любимой стране не было ничего, лишь странные представления о взрослении. Работа требовала опыт, но для того чтобы его получить, нужно было на нее устроиться, а чтобы устроиться, нужен был опыт, замкнутый круг, но на то она и любимая родина, которую хочется сжечь в огне.
     Теплый, летний денек грозил превратиться в ужасный и тоскливый листок календаря, настроение быстро скатывалось вниз, и желание жить стремилось к нулю. Выбора в работе не было, жить было не на что, и мир казался сборищем ублюдков и выродков. Как же хочется, чтоб эта сраная страна, которая породила ад при жизни, сгорела в племени своего же тщеславия. Мысли все больше скатывались вниз, упорно утаскивая за собой, те маленькие крохи хорошего настроения, что были утром. Опрокинув в себя очередную стопку, я посмотрел по сторонам и, не увидев ничего нового, вновь принялся обдумывать свои дальнейшие варианты. Единственное, что пока позволяло мне оставаться на плаву, так это работа грузчиком, на перегонах. Платили немного, но пока хватало не умереть с голоду. Сегодня был единственный вечер, когда опустились руки, после очередного собеседования. Редко, когда я позволял себе спиртное, и еще реже это была водка. Помещение кафе было почти полностью заполнено людьми, кто-то весело болтал с друзьями, кто-то просто пришел на обед. Солнечный летний денек приносил радость окружающим, и люди радовались теплу. На удивление теплое начало лета, никого не оставило равнодушным, и люди очень много времени проводили на улице.
     Возбужденные крики и суета окружающих привлекли мое внимание не сразу, люди часто создают вокруг себя хоровод событий без причины, поэтому обращать на это внимание не стоило. Но то, как стало резко темнеть, заставило отбросить мысли и повернуться к окнам. За ними, словно наступала ночь, в три часа дня то, возможно какое-то затмение, но ничего подобного я не слышал по новостям, а должны были бы предупредить о столь глобальном событии. Лишь панические крики с улицы, позволили мне понять, что происходит совсем не рядовое событие. Поднявшись из-за стола, я вздохнул полной грудью и собрал разбегающиеся мысли в кучу. Алкоголь не сильно затмил разум, в голове слегка шумело, не более. Что такое двести грамм водки, для здорового двадцатичетырехлетнего парня. Я подошел к окну и, посмотрев наружу, пораженно замер, не в силах отвести взгляд от неба, там было на что посмотреть. Словно черная туча затягивала весь небосвод, только вот двигалась она быстрее обычных облаков и вид имела весьма пугающий. Клубы тьмы волнами и перекатами спешили заполнить все пространство голубого неба, и вокруг становилось темнее. Липкий и первобытный страх сам выполз на первое место приоритетов, и лишь вбитая в армии выучка не позволила, скуля забиться под стол. Деревянным шагом я прошел к двери, и резко открыв ее, вышел на улицу, чтоб увидеть множество таких же удивленных и испуганных людей, что стеклянным взглядом смотрели вверх. Мир словно затих, мне показалось, что вокруг не было совершенно никаких звуков, лишь тьма неумолимо спешила заполнить небосвод.
     Прошло минут десять, а я все так же стоял и не мог отвести взгляд от неба, да и не я один. Многие люди напряженно всматривались вверх, совершенно не представляя чего ожидать от этого события, но моя чуйка, четко подсказывала, что ничего хорошего впереди не будет. Краем сознания я отмечал звуки сигнализаций у машин, скрежет железа и крики паники. Мысли пытались выстроиться во что-то адекватное, но получалось это не очень, вид надвигающейся тьмы не способствует размышлению.
     - Это что еще за срань, - вырвалось у стоящего рядом работника полиции.
     Мое молчание было красноречивее, увидеть такое не пожелаешь никому, ведь было совершенно не понятно чего ожидать дальше. Еле как оторвавшись, я прошел назад и сморщился от запаха водки. На сегодня, пожалуй, хватит. Достав телефон, я подключил наушники и нашел новостную радиостанцию, пытаясь получить хоть какую-то информацию по всей этой хрени. Вокруг ощутимо потемнело, и работник кафе был вынужден включить свет, его заторможенная реакция привлекала к себе внимание, а пустой взгляд заставил собраться.
     По радио не сказали ничего путного, единственное, что заслуживало внимания, так это, что такое происходит по всему миру, это не просто локальное нечто. Передавали, что уже почти вся земля покрыта неизвестной темной субстанцией, похожей на черный туман. Власти призывали не паниковать и сохранять спокойствие, мол, все у них под контролем и не стоит поддаваться панике. Все как всегда, только вот кажется мне, что вся власть уже забилась в бункеры и командует оттуда. Паника в городе набирала обороты, полиция хоть и старалась навести порядок, но не сильно-то у нее получалось. Я расплатился за небольшой срыв и медленно пошел в свою маленькую комнатку, что снимал у пожилой бабушки на третьем этаже старой длинной общаги. Было странно наблюдать со стороны за паникой на лицах людей, меня это не сильно задело, и я спокойно шел вперед, обруливая истеричных прохожих. Ну, подумаешь тьма, подумаешь, наступила ночь, проблем то. Завтра все вернется на круги своя и мне снова придется искать работу. Тех копеек, что платили нам за разгрузку, совершенно не хватало на жизнь, нужно было найти что-то более стоящее, но, к сожалению уже как три месяца у меня ничего не выходит. Так что какая-то там темная хрень, что полностью заполнила небосвод, меня совершенно не беспокоила.
     Зайдя в квартиру, комнату, где я снимал, я наткнулся на активно молящуюся бабушку и лишь покачал головой. Не сказал бы, что я верующий, скорое наоборот. Я верю в того бога, который во мне. Бабуля мельком глянула на меня и продолжила преклоняться перед иконой, бормоча что-то себе под нос. Зайдя в ванну, я постарался холодной водой смыть с себя легкое опьянение. Мельком глянув в зеркало, я наткнулся на собственное усталое выражение лица. Никогда не считал себя красавцем, но вот многочисленные подруги убеждали меня в обратном. Черные волосы, что я практически всегда обстригал под ежика, прямой нос, волевой подбородок, ярко выделяющиеся скулы и массивная челюсть. Крупным телосложением я не отличался, но три года в армии сделали из меня поджарого и жилистого молодого человека. Глаза необычного, практически белого, бледно серого цвета, дополняли картину моей внешности. Я с силой протер лицо полотенцем и пошел в свою совсем маленькую комнату, где улегся на диван, засунул наушники в уши, включил любимую музыку и провалился в дрему, которая спустя полчаса переросла в полноценный сон. Слегка затуманенный алкоголем мозг показывал мне во сне совершенную околесицу, пару раз я открывал глаза, чтобы затем снова беспокойно засыпать. Жара на улице проникала сквозь закрытые окна и превращала комнату в парилку.
     Проснулся я от непонятного шума, и долго не мог понять, во сне это было или наяву. Поднеся телефон к лицу, я удивленно уставился на часы, они показывали половину четвертого утра. Не слабо я так примял диван, однако, рассчитывал же просто полежать и послушать музыку. Резкий хлопок заставил меня вздрогнуть и окончательно прогнать сон. Сев на диван я с силой провел ладонями по лицу и уставился пустым взглядом в стену. Хоть и выпил немного, но во рту было сухо, и в голове слегка стучал колокол. Только сейчас я почувствовал легкий сквозняк и ощутил, как холодный воздух дует по ногам. Поднявшись с дивана, я тяжелой походкой вышел из комнаты и наткнулся на раскрытую входную дверь, которая скрипела под легкими потоками воздуха.
     - Баба Валя вы дома? – повысив голос, произнес я в пустоту, но в ответ была лишь тишина.
     Пожав плечами, я подошел к двери и закрыл ее на замок, после чего прошел на кухню и выпил с пол литра холодной воды. Заглянув в холодильник, я постоял возле него пару секунд, вдыхая ароматы холодного ужина, и после закрыл дверь да пошел в зал. Кушать совсем не хотелось, а сон куда-то пропал. Очередной непонятный скрежет привлек мое внимание и, подойдя к закрытой двери зала, я сначала приоткрыл ее, а после распахнул полностью, смотря на полный беспорядок. Практически вся мебель была разбита, на полу валялись различные шмотки, и предметы обихода, а разбитое окно сквозило легким ветерком. Причем, у окна была практически вырвана рама, и оно висело на одной стороне, издавая при этом мерзкие скрипящие звуки. Мгновенно собравшись, я уже другим взглядом осмотрелся по сторонам, следов борьбы не было, крови тоже было не видно, аккуратно подойдя к окну, я выглянул наружу, но совершенно ничего не увидел. Даже фонарь, что обычно освещал этот участок двора, в этот раз не горел. Я быстро пошел к входной двери, и, распахнув ее, вышел в коридор, внимательно смотря по углам. Здесь горела только одна лампочка и то у дальней стены коридора, от чего тени, создаваемые некоторыми открытыми дверьми, принимали пугающие формы. Они словно шевелились и двигались явно не в такт светящейся лампочки, и только спустя пару десятков секунд, до меня дошло, что это нихрена не тени, а какие-то неведомые твари. Одна из них прыгнула в мою сторону, и только многолетняя выучка позволила ударом двери не дать ей вцепиться мне в лицо. Зависнув на секунду, я пораженно смотрел на копошащуюся тварь, больше похожу на маленького угловатого человечка, сотканного из тьмы, с длинными руками и с не менее длинными когтями. Услышав резкий скрип, я прыжком влетел в квартиру и захлопнул за собой дверь, чтобы следом услышать, как в нее что-то ударилось.
     На ватных ногах я дошел до небольшого комода и буквально рухнул на него без сил. Можно было подумать, что я допился, и вижу черненьких человечков, или, что все это сон, только вот это была реальность и небольшая царапина, оставшаяся у меня на щеке, не позволяла думать об этом, как о чем-то нереальном. Следующие удары в дверь добавили мне седых волос на голове и заставили судорожно смотреть по сторонам в поисках чего поувесистее. Чертыхнувшись, я рванул к комнате, с разбитым окном и подпер холодильником дверь, после чего зашел на кухню и включил телевизор, надеясь получить хоть какую-то информацию. Я никогда не верил в сверхъестественное, и всему пытался найти рациональное объяснение, но то, что бьет в дверь, совсем несогласно с моими выводами. На экране шел какой-то фильм, и никаких новостей ни по одному каналу не было, и это, если честно, совсем не радовало. Либо все не так плохо, как мне кажется, либо все очень хреново, что все властьимущие уже забились в свои бункера и сидя на жопе ровно ждут рассвета. Шум из комнаты, в которой были разбито окно, привлек мое внимание и, взяв кухонный нож, я подошел к двери. Сквозь мутное толстое окно, я увидел непонятный силуэт, что заметив меня, стал медленно подходить к двери. Заметив на горбатом теле крылья, я весьма сильно струхнул и на автомате включил свет в комнате, благо выключатель находился по эту сторону двери. Как только лампочка вспыхнула, тварь взвизгнула и, грохоча и ломая остатки мебели, вырвалась из окна, окончательно доломав раму, а я только крепче сжимал нож в руке. Все происходящее мне совершенно не нравилось, и кухонный нож не выглядел, как хорошая защита. Быстро пройдя по квартире, я включил свет везде, где только можно и полез в гардеробный шкаф, за своей металлической битой. Уж она то явно будет получше, да и руки еще помнят, как ей удобно орудовать. Надо пройти по соседним квартирам, может Валентина Федоровна спряталась где-то там, да и помощь может, кому оказать надо. Я гнал от себя любые мрачные мысли, сейчас не время для рефлексии.
     Надев кожаную куртку, которая надеюсь защитить от укусов, я подошел к двери и, затаив дыхание, прислушался. Там было тихо, совершенно тихо, и это пугало. В нашем доме никогда не было так тихо, постоянно соседи шумели. Собравшись с духом, я повернул ключ, замок щелкнул, словно раскат грома и я вновь прислушался к тому, что происходит там, но все было спокойно. Медленно открыв дверь, я вышел в коридор и стал внимательно смотреть по сторонам. Здесь было пусто, совершенно. Я уже собрался опустить биту, как тихий шорох привлек мое внимание и, повернувшись на звук, я увидел мелкое горбатое существо, что приготовилось к прыжку. Секунда и тварь летит прямо мне в лицо, но хорошо поставленный удар битой отправил ее в стену. Существо словно разорвало, и на стене остался лишь темный налет, как будто от огня, да и бита тоже почернела. Я не стал зацикливаться на этом и тут же собрался, неизвестно что вообще происходит. Больше на меня никто не спешил нападать, и я как памятник простоял минут пять, вслушиваясь в каждый шорох и ловя взглядом любое малейшее движение. Скинув с себя легкое оцепенение, я загнал поглубже страх и медленно пошел прямо по коридору. Впереди было три открытых настежь двери, и надо было проверить хоть мельком, что там происходит. Свою дверь я не стал закрывать, там был включен свет, и я надеялся, что это поможет. Как же я жалел, что в квартире не было фонарика, сейчас бы он пригодился.
     Чем дальше я отходил от спасительного света, тем страшнее мне становилось. Тело, словно покрывало тонкой ледяной коркой, и я слышал все больше шорохов. Мерцание теней, странные движения там, где никого движения быть не должно и пугающие, на грани слышимости скрипы, не позволяли расслабиться. Я все еще надеялся, что просто схожу с ума, а все это лишь бред моего разума. Подобравшись к первой открытой двери, я вновь вслушался, но ничего внутри не услышал. В уме представив, где может быть выключатель, я задержал воздух, словно перед прыжком в воду и, залетев внутрь, практически мгновенно включил свет, и тут же замер, ожидая любых сюрпризов. Вновь тишина, лишь скрип на грани слышимости и множество еле слышных шорохов. Осмотрев квартиру, я включил везде свет и задышал уже спокойнее. Здесь было пусто, но никаких видимых следов борьбы, как будто бы люди просто ушли, забыв запереть за собой дверь. Подойдя к окну, я смотрел в полнейшую темноту и соответственно ничего не видел, фонари не горели, а темное нечто, что заполнило весь небосвод, полностью отрезало от нас свет солнца и луны. Окна нашей стороны выходят к такому же зданию, и увидеть, что творится, не получится. Я смог заметить лишь три горящих окна в соседней пятиэтажке и с силой потер лицо.
     Остальные две открытых комнаты так же ничем не отличались и не выделялись, все та же пустота и неприятные звуки на грани слышимости. Я снова включил везде свет и уже более спокойно вышел в коридор. Все это было чертовски странно, я уже сомневался, что действительно видел каких-то существ. Больше никаких признаков присутствия не было, лишь я один бродил по своему этажу, проверяя остальные двери. Было очень неуютно ощущать себя одним человеком в таком огромном доме, но пока я не встретил никого. Дойдя до лестницы, я посмотрел на разбитую лампочку и, развернувшись, пошел назад. Зайдя в ближайшую квартиру, я покопался в шкафах, но смог таки найти пару лампочек. Надеюсь, если все это окажется бредом, на меня не напишут заявление. Всего лишь парочка лампочек, которые мне просто необходимы. Я включил свет на лестнице и стал спускаться вниз, все еще внимательно прислушиваясь к шуму, на втором этаже все двери были закрыты, и даже горело две лампочки. А вот на первом царила полная темнота, и мне вновь пришлось вкручивать новые лампы, чтобы разогнать этот пугающий сумрак.
     Стоя возле входной двери, я все никак не мог собраться и выйти наружу. И вообще, нужно ли это делать или лучше остаться здесь, запереться в какой-нибудь квартире с целыми окнами и ждать. Только вот чего ждать, непонятно. Шаг вперед дался очень легко и вот я стою в паре шагов от двери, в круге света от тусклой лампочки и внимательно смотрю в темноту окружающих дворов. Вокруг не было ничего необычного, да темно, да странно, но я не ощущал ничего необычного и больше не слышал никаких посторонних звуков. Чертовщина какая-то. Посмотрев на свой дом, я увидел, что свет в окнах горит не так чтобы и редко, а окно комнаты, которое было выбито, сейчас цело. По всему телу пробежал просто табун мурашек, а разум совершенно отказывался воспринимать окружающее как нечто реальное. Я потерянно опустил биту, и из-за угла дома, словно в насмешку надо мной, вышел полутрезвый бомжеватый индивид, который шатаясь, прошел мимо, воняя словно помойка.
     - Какого хера тут происходит? – потерянно произнес я.
     Лишь саднящая царапина на лице и темное пятно на бите доказывали мне, что что-то все-таки ни так. Посмотрев вверх, на небо, я убедился, что это черное нечто до сих пор закрывает весь небосвод. С силой ударив себя по щеке, я ощутил жгучую боль, а значит, это не сон. Тишина стала ощутимо давить на мозг, а отсутствие, каких либо событий, все больше погружало меня в легкую панику. Сделав пару шагов вперед, я оказался вне круга света и стал вглядываться в ночную темноту, стараясь обнаружить хоть что-то. Я сам не заметил, как отошел от подъезда метров на десять и, не обнаружив никаких следов различных тварей, полностью успокоился. Похоже, мой разум играет со мной в игры и все это лишь плод моего воображения. Придется попить успокоительные, иначе с такими галлюцинациями я долго не протяну, и добрые парни в белых халатах быстро заберут меня к себе. Кто знает, может я вообще вломился в квартиры и искал лампочки, а там спали люди, которых я просто не увидел.
     Развернувшись, я пошел обратно к подъезду, закинув на плечо биту, и хмуро напевая невеселый мотив. Если я так не могу найти работу, то уж окажись я психом, точно не смогу выбраться из этой ямы. Не знаю, каких эмоций было больше, радости от того, что я не псих, или страха перед оживающей прямо возле подъезда тьмы. Я замер буквально на пару секунд, за которые тьма клубами сформировалась в какое-то безумное подобие гиены, с бугрящимися мышцами, черной, словно стеклянной кожей, огромной пастью и двумя отростками, как ножи у богомола, что росли прямо из спины твари. Смех, что раздался из ее пасти, привел меня в чувство, и я попытался было рвануть к подъезду, но тварь играючи отбросила меня назад, в кромешную темноту, а сама, не спеша, словно наслаждаясь моим ужасом, двигалась ко мне. Не понимая, что я делаю, я пополз от твари назад, все больше погружаясь в ночь и уходя от спасительного света. Как же я желал, чтоб это все было глюками, потому что если это реальность, то бита здесь не поможет.
     Уперевшись спиной в столб я смотрел на приближающееся нечто, и с трудом, но все же смог взять себя в руки. Крепче сжав биту, я поднялся на ноги, чем вызвал очередной смех гиены, и приготовился не стать легкой закуской. Тварь остановилась, прижалась к земле, и я понял, что сейчас она рванет. Ножи на ее спине в предвкушении зашелестели, а слюна изо рта стала капать обильнее. Миг, мощный рывок и тварь летит прямо на меня. Пронеслась ли у меня перед глазами вся жизнь? Странно, но нет. Когда на тебя летит черная тварь, вытянув вперед лапы и огромные ножи, то мысли просто исчезают. Прыжок твари прервало до боли знакомое гудение уличного фонаря. Хлопком зажглась лампочка, прямо над моей головой, и тварь, словно молотом огрели, прибивая к земле в считанных сантиметрах от меня. Не раздумывая, я с силой опустил биту на голову гиены, но пробить череп мне не удалось. Тварь не так резво, как раньше, но отпрыгнула в сторону, за освещенный участок. Я успел заметить, как вся ее спина практически полностью облезла, и продолжала пузыриться под лучами света. Оказавшись во тьме, гиена побежала прочь от этого места, и ее смеха я больше не слышал, лишь скуление побитой псины. Немного переведя дух, я поблагодарил всех известных мне богов, за так вовремя заработавший фонарь, который осветил большую часть нашего двора. Посмотрев на свой дом, я смог лишь выматериться. Мой напуганный разум сыграл со мной злую шутку. Выйдя из подъезда, я просто оказался не стой стороны дома, и поэтому спутал окна. Додумать мне не дал далекий звук выстрелов. Сначала одиночные, пистолетные, потом я услышал, как пару раз ухнуло ружье, уже ближе к нам. А после и длинная, автоматная очередь на весь рожок, явно выпущенная на панике. После, далекие звуки выстрелов не прекращались вовсе, похоже, все только начинается и лучше бы иметь крепкие стены, да яркий свет.
     Я вернулся в подъезд и, прислонившись к двери, просто стоял. Значит, я все-таки не сошел с ума, и все это реальность. Сейчас бы закурить сигаретку, да не курю я, но успокоить разошедшиеся нервы не помешало бы. Шум шагов привлек мое внимание, и удобнее перехватив биту, я повернулся внутрь подъезда. Сейчас можно было ожидать чего угодно, хоть свет и горел, но легкие опасения никуда не делись.
     - Слава ты? – раздался знакомый голос соседа, что жил рядом.
     - Я Виктор Геннадьевич, я, - опустив биту и переведя дух, ответил я.
     - Тоже чертовщина мерещится? – кивнув на биту, спросил он. – Да и выстрелы еще, и чернь эта вместо неба. Не к добру это, ой не к добру.
     - Не просто мерещится, - хмуро сказал я. – Свет везде включайте, твари какие-то из темноты лезут.
     - Какие еще твари? – удивился мужик. – Ты не выпил часом? Я понимаю, конечно, стресс, все дела, но меру то знать надо.
     - А вы выйдете вон во двор, да пройдитесь, - кивнув в сторону улицы, сказал я. – Там три квартиры открыты, жильцов нету, да и баба Валя куда-то подевалась, посреди ночи. Окно у нас выбито, с рамой, силуэт видел, крылатый.
     - Ты сейчас наговоришь, - покачал головой сосед. – Побойся бога что ли, сочиняешь ерунду какую-то. Нехорошо пугать пожилого человека.
     Я посмотрел на него, как на идиота и больше ничего не сказал, нужно думать, как быть дальше. Сколько продержится хмарь над головами, непонятно, а значит, нужен свет, генератор и тому подобная ерунда. Да и по телевизору должны сказать хоть что-то, выстрелы вон практически не затихают и похоже приближаются к нам. Мы-то живем почти на окраине города, тут стоит два наших дома, а после пустырь большой.
     Резкий визг тормозов нарушил хрупкую тишину, и мы увидели свет фар полицейского уазика. Следом раздалась очередная автоматная очередь, а отсветы позволили нам увидеть, что пули летят сквозь крышу машины и пытаются сбить с нее кого-то. Сзади раздался крик ужаса, когда сосед увидел ту тварь, что цеплялась лапами за крышу и пыталась ее отогнуть. Пули прошивали ее насквозь, только ощутимых проблем ей это не доставляло. Этот монстр был покраше моей гиены, четыре передние лапы с набором длинных когтей, тройной хвост, с острыми шипами на конце. Ну и не слабая такая морда, длинная, как у крокодила, и с кучей зубов, что не помещались в пасти. Кожа была похожа на змеиную чешую, черного цвета, что в редких отблесках огней, мерцала словно топаз. Уазик не справился с управлением, перевернулся на бок и кубарем покатился по дороге, прямо в нашу сторону. Тварь скачками неслась рядом, явно не собираясь отставать от машины. Я непроизвольно сжал биту в руке, прекрасно понимая, что ничем не смогу помочь, а для монстра эта палка не представляет никакой угрозы. Когда уазик замедлил свое кувыркание, тварь ловким прыжком запрыгнула на него и, вытащив тело одного из полицейских, отпрыгнула назад на землю, где просто разорвала его на части и принялась жадно поедать, не сводя глаз с уазика. Машина заехала в круг света фонаря и замерла на месте, а монстр разочарованно взрыкнул и вперил свой пугающий взгляд прямо в меня. Легкая дрожь пронеслась по всему телу, этот взгляд пугал и завораживал, казалось, он поможет обрести покой, стоит лишь подойти ближе.
     Звук рухнувшего тела помог прийти в себя и, обернувшись назад, я увидел соседа, тот, похоже, рухнул в обморок, а мокрое пятно на его штанах, подтверждало эту теорию. Я обернулся назад, на тварь, но ее там не было, двор снова погрузился в тишину, лишь отпечатки мощных лап, на мягком грунте, до сих пор внушали страх. Оглянувшись по сторонам, я убедился, что вновь остался один и твердым шагом направился к перевернутому уазику. Если такие твари выползают из темноты, значит мне нужно что-нибудь посильнее, чем бита. Между участком света от подъездной лампочки и светом фонаря была небольшая темная полоса, и я, если честно, слега боялся ее пересекать. Этой твари будет достаточно легко вырвать меня во тьму, уж слишком внушительно она выглядела. Но и стоять просто так, когда такое происходит и надеяться только на биту, так себе идея. Я очень быстро пересек это расстояние и оказался рядом с разбитой машиной. Запах был отвратный, пахло паленой электроникой, мертвым телом, а так же ощутимо несло страхом. Еле как вытащив тело полицейского из машины, я положил его рядом и прошманав все карманы, стал счастливым обладателем пистолета Макарова и одной полупустой обоймы. Достав обойму из пистолета, я насчитал всего три патрона и недовольно покачал головой. Значит, придется облазить всю машину, три патрона это очень мало в сегодняшних реалиях. Посмотрев на заляпанный кровью и раскуроченный уазик, я сморщился, но все же полез внутрь.
     В итоге я приобрел себе АКС-74У, или ксюху, три пустых обоймы к ней, еще две обоймы к пистолету и рассыпные патроны к этим двум стволам. Сами патроны были просто скиданы в большую брезентовую сумку, и мне придется набивать обоймы. Главное, что я разжился оружием, остальное все поправимо. Закинув оружие туда же, в сумку, я пошел назад к подъезду. Нужно подняться наверх и заполнить обоймы, да и следует подумать о моих дальнейших планах. Получить бы еще какую информацию о том, что творится в мире, нужно будет полазить в интернете, может уже есть какая информация. Я прошел мимо так и не пришедшего в себя соседа, пару раз легонько пнул его, но он не спешил очухиваться. Пожав плечами, я направился к себе в квартиру, таскать это обосаное тело у меня не было никакого желания. Свет все так же горел и разгонял тьму, позволяя мне чувствовать себя более спокойно. Будет совсем плохо, если электричество отключат, против таких тварей у обычных людей не будет никаких шансов. Да и я не уверен, что с одним автоматом много навоюю, вон, стреляли уже в тварь и толку то. Нужно будет задуматься о большом количестве фонариков, надыбать где-то генератор, да и едой запастись. Чует моя задница, не кончится все это с приходом рассвета, который по времени уже должен был начаться.
     Поднявшись на свой этаж, я направился к съемной комнате, по пути дергая ручки всех остальных запертых квартир. Кроме тех трех открытых, где горел свет, все остальные были закрыты, и я не знал, просто ли спят там люди, или же случилось что пострашнее. Подергав очередную дверь, я прислушался к тому, что творится за ней, но ничего не услышал, только лишь сильнее прижался к ней ухом, чтобы в следующий момент резко отпрыгнуть. С той стороны раздался глухой, но сильный удар прямо в дверь, затем еще один, и еще. Сказать, что я чуть не обделался, это ничего не сказать. Холодок пробежался прямо между лопаток и затерялся где-то в затылке. Удары продолжались, тихие, но регулярные, словно кто-то долбил в дверь своим кулаком. То с какой регулярной периодичностью это происходило, заставило волосы на всем теле подняться дыбом. Вроде и ничего страшного, но от этого стука бросало в дрожь. Пройдя мимо двери, я зашел в квартиру и в первую очередь сосредоточил внимание на комнате с разбитым окном, там все было тихо, и все так же горел свет. Значит можно спокойно полетать по интернету, в поисках информации, да набить обоймы.
     Если судить по информации, что я почерпнул из сети, то означало, что такое происходит по всему миру. Люди видят тварей в темноте, множество видеозаписей различных существ уже бродит по интернету. Причем, чем ближе к центрам городов, тем существ больше, хоть и различных источников света там намного больше, но и людей тоже. Монстры легко разбивают фонари, и рекламные афиши, после чего спокойно приступают к кровавому пиршеству. Для них опасны лишь прямые лучи света, от любых источников, а вот второстепенные, боковые отсветы практически не причиняют им вреда. По новостям наконец-то начали что-то говорить, в основном все сводилось к тому, чтобы люди сидели дома, с включенным светом, мол, у них все под контролем и к утру все наладится. Ну, это как обычно, ничего толкового от них не дождешься, зато церковники распелись о конце света. Отлично. Мол, покайтесь грешные, настал тот день, и бла бла бла. Что ж, сомневаюсь я, что молитвой можно этих тварей отпугнуть, а вот старый добрый калаш внушает куда как больше спокойствия. Не сказал бы, что твари заполнили весь мир, их встречалось немного, да и многие все еще не верили в это, называли постановкой и фотошопом. Но жертвы уже были, и видео об этих жертвах заполнили все новостные издания и паблики. Кто-то шутил, кто-то смеялся, но были и те, кто призывал к осторожности и обдуманным поступкам. Так же я нашел информацию, что некоторые люди просто пропали, закрытые дома, квартиры и пустота внутри них. Это тоже наводило на неприятные мысли, мир затих и ждал рассвета, когда все должно было образумиться. Я посмотрел на часы, маленькая стрелка перевалилась через цифру пять, а значит, уже утро. Но так хотелось, чтобы моя больная фантазия оказалась неправа, и солнце все-таки развеяло этот ночной кошмар. Забив обоймы, я перерыл все свои вещи, но нашел-таки небольшой светодиодный фонарь, да подходящую одежду. Удобные берцы, штаны, что любят охотники, с множеством карманов, плотные, цвета хаки, да легкую футболку, сверху которой накинул всю ту же куртку. Плевать на жару, но она должна защитить от мелких тварей, подобным тем, что я видел в коридоре.
     Верил ли я, что все наладится? Скорее нет, чем да. Если бы твари появились просто, без черноты в небе, тогда да, еще бы была надежда на то, что все будет хорошо. Сейчас же, я боялся признаться даже самому себе, что все это очень плохо. Я не знаю, каких усилий стоит погрузить всю Землю во тьму, но то, что не малых, это уж точно. Ни сильнейшие прожекторы, ни мощные лазеры не могли пробить эту тьму. Даже самолеты не могли вырваться за ее пределы, было уже пара попыток, но как только аппарат погружается во тьму, то моментально отказывают все приборы. Из-за этого разбилось пара гражданских судов, не все успели возобновить полет. Связь со спутниками тоже была хреновой, она, то пропадала, то возобновлялась, и это было хуже всего. Если такое продолжиться дольше, чем один день, то весь мир погрузиться в темную пропасть и неизвестно, как из нее выбираться. Чем я могу облегчить себе жизнь, если вдруг отключат электричество? Судя по некоторым видео, твари уже делали поползновения в сторону проводов, но высокое напряжение для них проблема. Во-первых, мне нужен свет, то есть либо генератор, либо очень большое количество фонариков, которые опять же от чего-то придется заряжать, а значит, без генератора не обойтись. Подействует ли на тварей свет от свечей, пока не понятно, но нужно это обязательно проверить, все-таки разжечь костер и поддерживать его намного легче, чем возиться с фонарями и прожекторами. Во-вторых, нужно решить вопрос с едой и водой, неизвестно насколько все это затянется, но голодать, желания особого нет. В-третьих, мне нужен транспорт, своего, к сожалению, нет, а угонять чей-то, пока еще рано. Главное чтоб не стало поздно. Ну и, в-четвертых, нужно найти надежный схрон с крепкими стенами. Это было бы вообще идеальным решением проблемы. Бегать аки лошадь по городу в поисках ништяков, это не для меня. Как по мне, собрать нужное, и спрятаться за крепкие стены, самый оптимальный вариант. Если учесть, что тварей больше в центре, то собирать вокруг себя группу людей будет плохой затеей.
     Что ж, план составлен, будем готовиться. Сейчас нужно пройти по открытым квартирам, собрать все фонари и свечи, что я там найду, стремно, конечно, шариться по чужой жилплощади, но я не собираюсь брать ничего стоящего, лишь фонарики да свечи. Если все вернется на круги своя, то надеюсь, меня за это не посадят. Надо наверно постучаться в остальные квартиры, и разбудить соседей, пусть включают свет, и будут наготове.
     Пистолет занял свое место в кобуре на поясе, а автомат болтался на ремешке за спиной. Чувствуя себя более уверенно, я вышел в коридор и с опаской смотрел на дверь, за которой все так же кто-то ритмично стучал. Больше никаких звуков с той стороны не было стоило мне только подойти ближе, как удары усилились, и я был вынужден отойти. Открывать данную квартиру у меня не было совершенно никакого желания, да и ключей тоже. Оставалось надеяться, что дверь не откроется изнутри. Зайдя в первую открытую квартиру, я, недолго обыскивая шкафы, нашел еще один светодиодный фонарик, только больше моего раза в два. Он удобно лежал в руке и светил намного ярче и дальше. Выйдя из этой квартиры, я невольно поморщился, ощущать себя вором было неприятно, но я все больше уговаривал свою совесть, что это не кража, а я всего лишь беру на время. Раздавшийся следом звук, заставил меня выхватить пистолет и навести его на дверь, из-за которой раздавались стуки, кто-то на один поворот повернул ключ. Не знаю с чего, но руки затряслись, как у алкоголика, после недельного запоя, а холодный пот мгновенно покрыл мое тело. Возможно, там всего лишь проснулись хозяева, а стучала швабра от дуновения ветра, все это конечно бред, но страх липкой волной застилал мой разум. Звук второго поворота ключа прогремел, словно выстрел и напряжение в моих руках достигло апогея. Я словно в замедленной съемке увидел, как опускается дверная ручка и медленно, с противным скрипом открывается дверь. Дрожание рук мгновенно прекратилось, и я с холодной решимостью ждал. Дверь полностью распахнулась, словно ее кто-то толкнул, и спустя секунд десять ожидания, из комнаты вышел очередной сосед. Нас разделяло метров пять, мужчина находился ко мне спиной, но я видел, что это был человек и расслабился. Хоть что-то хорошее за сегодня, я опустил пистолет и перевел дух.
     - Сергеич, чего не спиться-то? – окликнул я соседа.
     Тот замер на месте, а после резко повернулся в мою сторону, и от человека в нем было лишь тело. В свете лампы из своей квартиры, я увидел глаза, что были полностью заполнены чернотой, приоткрытый рот, даже скорее пасть, в которой все зубы были острейшими клыками и не помещались в ней, а так же руки, длиннее, чем у обычных людей и пальцы, заканчивающиеся десятисантиметровыми когтями. То, что когда-то было человеком, молча пошло на меня, опираясь рукой об стену.
     - Сергеич, твою мать, что за наряд! – закричал я, пытаясь хоть немного оттянуть момент убийства. – Сергеич, стой, застрелю же!
     Но тварь не слышала, она перла прямо на меня и в ее движениях стала появляться резкость, присущая хищникам. Я прицелился в ногу и звук выстрела из пистолета, звоном пронесся по коридору, только вот тварь даже не заметила этого и быстрее пошла на меня. Следующая пуля попала прямо в голову, и тело гулко рухнуло на пол, а я только сейчас понял, что не дышал. Дрожащей рукой, вытерев пот со лба, я не решился подойти ближе, и правильно сделал. Из открытой квартиры соседа, намного быстрее, чем он, вырвалось еще одно существо. Это когда-то была его жена, только теперь она так же хотела добраться до меня, но двигалась куда быстрее. Я стрелял прямо в голову, но не мог попасть, тварь пригибалась и выворачивалась, словно знала, в какой момент произойдет выстрел и лишь с третьей пули я смог пробить её череп. Быстро направив ствол пистолета на открытую дверь, я принялся ждать, но все было тихо, правда, не долго. Я услышал шум за очередной дверью, где жил мой хороший знакомый и, развернувшись всем корпусом, взял на прицел и эту дверь. Раздались щелчки открываемой двери, ручка пошла вниз и я уже приготовился стрелять, но родной русский мат, раздавшийся из-за, двери немного расслабил меня.
     - Воу, Серый, ты чего тут творишь? – пораженно замерев на месте, произнес высокий, накаченный парень в тельняшке и семейниках.
     - Женек, это точно ты? – хрипло произнес я, не отводя пистолет.
     - Твою мать, Серый, какого хера ты делаешь? У тебя крыша поехала? Убирай пукалку свою от меня, нехрен тыкать мне в лицо, - возмущенно выплеснул парень.
     - Успокойся, - проговорил я, переводя дух. – Иди лучше глянь на них, поговорим после.
     - Нахрена мне глядеть на тела, идиот! – стараясь не кричать, прошипел парень, закрывая за собой дверь. – Ты только что убил двух человек! И меня хочешь к этому приписать?
     - Хватит истерить, - сморщился я. – Подойди и глянь, от этого зависит безопасность твоей семьи.
     Женя замолчал и закрыл рот, аж зубами клацнул. Семья всегда была его самым больным местом, он был готов хоть дьявола разорвать, если тот будет представлять опасность для его жены и семилетнего сына. Он хмуро прошел мимо меня, совершенно не обращая внимания на то, как я вытащил почти пустую обойму и заменил ее полной. Матерясь, парень присел возле трупов и с хеком перевернул тело соседа, после чего с вскриком отпрыгнул назад.
     - Серый, мать твою, че за хрень тут происходит? – слегка заикаясь, высказался Женя.
     - Для начала, топай домой и включай везде свет, поверь мне на слово и не спорь, после тащи сюда стул и ноут, - устало сказал я. – Не задавай лишних вопросов, все равно ты мне не поверишь, просто сделай так, как я говорю.
     - Хорошо, - заторможено сказал он и почти бегом залетел в квартиру.
     Я прислонился к стене и наконец-то смог просто спокойно вздохнуть. По жизни я одиночка, но Женя был тем, кому я спокойно могу доверить не только спину, но и жизнь. Именно он помог мне с комнатой у бабы Вали.
     Мой взгляд сам переместился на тела наших соседей, и волна сожаления прокатилась по всему телу, составлять логические цепочки будем позже, пока нужно собраться с мыслями. Грохот стула отвлек мои размышления, и я перевел взгляд на Женьку, он вынес стул, поставил на него ноутбук и потерянно опустился на пол. Я успел заметить, что в его квартире везде горит свет, а значит, он послушал меня.
     - Рассказывай, - просто произнес парень. – Ленка на меня бочку покатила, насчет света, говорит, что сын не уснет с ним, пришлось надавить авторитетом.
     - Открывай гугл, вбивай в поиск «твари из тьмы», желательно с видео, смотри, вопросы потом, - махнул я рукой, внимательно смотря по сторонам, а главное на ручки дверей.
     Парень застучал по клавиатуре и немного нелепо стал водить пальцем по тачпаду. Я внимательно смотрел за его реакцией и видел, как он хмурит лицо, а после просмотра видео, можно было смело сказать, что его огрели пыльным мешком по голове.
     - Это розыгрыш? – переведя взгляд на меня, спросил Женя.
     - Посмотри на тела, - качнул я головой в сторону мертвых соседей. – А еще, двух монстров я видел лично, и Михалыч тоже. До этого мелкие твари порезали щеку, свет для них словно кислота, он отпугивает их и фактически растворяет. В тех открытых квартирах никого нет, вообще. Словно только только вышли, даже ужин не тронутый на столах. И кстати заметь, на выстрелы больше никто не вышел, да и вы не реагировали на выстрелы с улицы. Странно да?
     - Мы плохо чувствовали себя вечером, как только увидели тьму, у малого закружилась голова, а мы с Леной почувствовали слабость. Перекусили, и практически сразу отключились, - рассказал парень. – Только сейчас услышал выстрелы и выскочил, а тут такое. У меня ничего в голове не укладывается, бред какой-то.
     Он покачал головой и продолжил лазить по сети. Интернет пока работал, а значит, доступ к информации у нас был. Я пересмотрел там многое, так что примерно знал, на что он наткнется. Ничего, Евгений парень крепкий и разумный, а значит должен прийти к правильным выводам.
     - Нам нужно всего лишь дождаться утра, - подняв взгляд на меня, сказал парень. – Взойдет солнце и все твари либо попрячутся по норам, либо и вовсе исчезнут.
     - Это если солнце взойдет, - проговорил я в тишину. – Уже утро Жень, а там все еще темно.
     Женя хотел что-то сказать, но после моих слов подавился воздухом и выпучил на меня глаза. Он все пытался произнести хоть слово, но никак не решался, я увидел, как его глаза смотрели куда-то вдаль, и по всему выходило, что его мысли улетели далеко. Мой же взгляд блуждал по обшарпанным стенам коридора нашей общаги, комнаты в которой были совмещены в квартиры. Мне очень сильно повезло, что я смог найти здесь комантку, добрая пожилая женщина и обалдуй, только пришедший из армии. Первое, на что я обратил внимание, когда оказался здесь, это был очень приятный запах разных цветов. Их выращивала молодая глухая девушка, что жила здесь. Соседи были не буйными, хоть и встречались любители выпить, но и нормальных семей тут хватало. Вот и сейчас, я ощутил стойкий, но приятный цветочный аромат. Я перестал его замечать спустя месяц, слишком замотался в этой жизни, и вот только сейчас мне вновь удалось почувствовать запах цветов, и он был намного ярче, чем обычно. Хорошо, что я повернул голову в сторону той двери, именно благодаря этому аромату мы остались живы. Девушка медленно ползла по потолку, цепляясь когтями за стены, ее глаза мерцали тьмой, а пасть была приоткрыта, от человека в ней осталось еще меньше. Я подорвался с пола, и следом за мной, еще не понимая почему, подлетел и Женя. Он перевел взгляд туда же и очень быстро схватил стул, а я наконец-то достал пистолет и нацелился на тварь. Заметив наши движения, чудовище рвануло к нам скачками, и все в той же полной тишине. Нас разделяло около пятнадцати метров, и они очень быстро сокращались, первый выстрел попал ей в плечо, второй в потолок, третий вновь потонул в плоти монстра, зато четвертый выстрел, который я произвел немного наперед, пронзил голову твари, и она кулем рухнула на пол. Последующая тишина сильно давила на уши, а я уже по-другому смотрел на запертые двери и происходящее мне совершенно не нравилось. Я повернул голову в сторону тел соседей и успел заметить, как они стали таять, в буквальном смысле слова.
     - Жека, сюда смотри, - хрипло произнес я.
     Тот повернул голову и так же потрясенно уставился на тела, которые таяли словно снег под горячей водой. Спустя каких-то пятнадцать секунд, на их месте было лишь большое темное пятно, и никаких следов.
     - Милый, что за выстрелы, - высунув голову в открытую дверь, сонно спросила Лена.
     - Дорогая, зайди внутрь, - стальным голосом ответил Женя.
     Девушка ойкнула и захлопнула дверь, после чего мы встретились с парнем глазами. Пожалуй, страх был взаимный, особенно от осознания того, что твари спокойно могут лазить по стенам и третий этаж совсем не защита от одержимых тьмой.
     - Нужно искать безопасное место, с крепкими стенами и без окон, - высказался я. – И как можно быстрей.
     - Каким образом мы сможем защититься от них всех? – спросил Женя. – У нас из оружия два ствола, немного патронов и все. Мы не сможем никуда добраться, и даже если тварей свет пугает, то вот для них он не является преградой.
     - Черт черт черт, - пробормотал я, стуча кулаком по стене. – Надо валить из города, мне кажется, что дальше будет только хуже. Плевать на возможные проблемы, собираем все нужное, проходим по квартирам, ломаем двери и собираем необходимое. Нужно как можно больше фонариков, помнишь Риддика? Обвешаемся фонарями и попробуем найти машину, главное разобраться, как ее завести без ключа. Рядом с нами два больших дома, нужно найти еще людей, так будет больше шансов выжить. Я надеюсь. И нам нужно оружие, если свет не проблема, фонариков найдем, то вот для этих тварей он вообще не угроза.
     - Куда мне с ребенком бегать? – вздохнул парень. – Как-то все мрачно выглядит, если честно. Где наша полиция спрашивается?
     - Во дворе лежит, - хмыкнул я. – Их тварь гнала, на крыше уазика сидела, а они летели, словно на гонках. В итоге машина в хлам, менты мертвы, один из-за переворотов машины, второго просто сожрали. У них и обзавелся стволами, возможно, там еще что-то есть, не рискнул дольше задерживаться.
     - То есть, получается из всей общаги, только мы? – вновь спросил Женька.
     – Внизу еще Михалыч лежит, сознанку потерял, когда монстра увидел, да и обмочился еще. Надо бы посмотреть, как он там, все-таки я на свет надеялся, а видишь, как вышло, ни все его боятся, ни все.
     Мы замолчали на пару минут, и каждый думал о своем. Когда за окном ночь, которая непонятно когда закончится, то и мысли совсем не ясные.
     - Держи ствол, пару обойм, в моей комнате россыпью лежат патроны, бери, набивай, - сказал я, поднимаясь с пола. – Я схожу, гляну как там сосед наш, да по сторонам посмотрю, может, кого из соседнего дому получится увидеть.
     - Добро, - кивнул парень. – И это, спасибо, что не оставил нас.
     Я только кивнул и направился к выходу. Не говорить же ему, что я собирался сваливать один и как можно быстрее. Сейчас конечно планы немного изменились, и теперь я просто не смогу их оставить. До этого момента я думал, что остался один, а на остальных соседей мне было плевать. Двигаясь по коридору, я громко долбился во все квартиры и ненадолго прислушивался к тому, что творится за дверьми. Времени на это я потратил не много, и аккуратно обойдя все три этажа, я вновь вышел на улицу. Кое-где, я даже услышал родные маты, люди проснулись и зашевелились, а значит, надежда еще есть. Снаружи ничего не изменилась, все та же темень и редкие отблески света. Михалыч лежал все там же и храпел, словно паровоз, кажется, он был пьян и теперь просто спал. В доме напротив, загорелось еще больше окон, и это немного радовало. Теперь бы как-то достучаться до них, да сообщить информацию. И не позвонишь ведь, никого я там не знаю.
     - Эй, парень! – окликнул меня чей-то незнакомый голос.
     Я повернулся на крик и увидел, как из балкона выглядывает мужик, лет сорока с густой бородой и обрезом в руках.
     - Ты в курсе, что вокруг за чертовщина происходит? – спросил он, оглядываясь по сторонам.
     - В общих чертах, - крикнул я. – Включайте везде свет, и проверяйте соседские квартиры, там могут быть одержимые. Для них свет не проблема, так что стреляйся в голову. Если есть интернет, поищите информацию, а то примите меня за психа. Все очень хреново, если честно.
     Мужик заметно подвис и по привычки облокотился на балкон, именно в этот момент, я заметил движение тьмы, и откуда-то сбоку выпрыгнула обезяноподобная тварь. Она попытался выхватить мужика из окна, но тот вовремя оттолкнулся от бордюра. Я успел заметить, как при свете монстра стало плавить, и он очень быстро скрылся во тьме.
     - Эй, мужик, ты жив? – держа двор под прицелом, прокричал я.
     - Жив, только кажется штаны обмочил, - раздалось в ответ. – Я тебя услышал парень, а теперь еще и увидел все, что нужно. Пойду компутер насиловать, спасибо за совет.
     Кивнув самому себе, я вновь вслушался в ночь и понял, что теперь стреляют практически без перерыва. Были, как и одиночные выстрелы, так и очередью. В центре города происходят совсем не веселые дела. Меня отвлек шум с крыши нашего дома, я резко развернулся и нацелил ствол автомата прямо на звук. Правда толку от этого не было, вся крыша была погружена в темноту, и я практически ничего не видел, лишь смутные и непонятные движения. Убрав одну руку, я достал фонарик и посветил им в ту зону, где видел смазанные движения. Сразу же луч света выхватил из тьмы поджарую фигуру монстра, который при засвете издал пробирающее до костей шипение и попытался быстрым скачком скрыться в темноте, но плохо закрепленный кусок шифера, не позволил ему это сделать и лапы твари разъехались, после чего она полетела вниз, практически на меня, в участок света. Еще в полете я успел заметить, что этот монстр заметно отличался от трех предыдущих, он был больше и даже по виду мощнее. Его кошачье строение так и внушало страх, а выходящая из него, словно дымкой, тьма, создавала вокруг твари небольшое темное облако. У чудовища было две головы, на массивных шеях, и длинный гибкий хвост, с пастью на конце. Практически все ее тело было покрыто роговыми наростами, и цвет она имела грязно серый. Буквально с секунду я провожал падающего с крыши монстра лучом фонаря, а после бросил его рядом и крепко сжав автомат, стал тщательно выцеливать морды монстра. Окружающую тишину разорвало несколько выстрелов, но я смог попасть лишь в тело. Гулкий стук удара, и монстр растелился на земле. Выстрелы не позволили ему приземлиться на лапы и сбили с траектории,а я короткими очередями стал прошивать тварь насквозь. Пули рвали плоть, а свет фонаря плавил ее словно пластилин. Одна пуля попала-таки в голову твари, и голова повисла безжизненным куском мяса, зато из второй раздалось знакомее шипение, и монстр из последних сил сделал рывок в мою сторону. Мне повезло, что я начал отходить назад, тварь приземлилась прямо туда, где я стоял изначально и только там, получив очередную пулю в лоб, окончательно затихла. Я стоял с краю светового круга и продолжал жать на курок, правда, пуль в обойме больше не было, но мои нервы не позволяли мне успокоиться.
     - Ты живой? – закричал давешний сосед с балкона. – Все нормально?
     - Дда, - заторможено кивнул я, не понимая, что он совершенно меня не слышит.
     Пересилив себя, я подошел ближе к монстру, и оказался дальше от границы света, мы уже видели, как твари могут делать рисковые попытки выхватить человека во тьму. Хоть меня и заметно трясло, но я не терял бдительность и успевал немного вертеть головой, не хватало еще, чтоб ко мне подобралась какая тварь. Убитое мной чудовище практически полностью растаяло, остались лишь кости и куски внутренностей, да мерзкий запах горелого сахара. Я достал из кармана полную обойму и перезарядил автомат, после чего, еще раз внимательно осмотрелся по сторонам, прежде чем подойти и как следует рассмотреть то, что осталось от монстра. Лишь далекие выстрелы нарушали тишину ночного города, в остальном же кругом было тихо. Мельком я увидел, как зажегся свет в еще паре квартир, на соседнем доме, в нашем же никаких изменений не было. Оказавшись с тем, что осталось от твари, я заметил какой-то блеск, внутри ее остатков, но лезть внутрь не решился. Неизвестно как отреагирует моя кожа, при соприкосновении с этой мерзостью. Чем меньше оставалось от твари, тем больше я недоумевал. Среди кучи мяса и костей, виднелась небольшая, примерно десять на двадцать сантиметров, серебристая по виду плоская кость. Разворошив дулом автомата то месиво, что осталось от твари, я задумчиво смотрел на сверкающий кусок кости, что и не собирался таять или исчезать. Подождав еще немного, я убедился, что практически вся тварь растворилась и присев, взял в руку кость. Она оказалась теплой на ощупь, очень легкой и приятно лежала в руке, только в ней я не видел совершенно никакого смысла. Еще раз, внимательно посмотрев по сторонам, я пожал плечами и засунул кость в нагрудный карман, после чего поднялся и пошел назад. Мыслей в голове было слишком много, чтобы рассуждать о непонятных остатках, поэтому я сам не заметил, как оказался в своей комнате и погрузился в невеселые раздумья. Тварь казалась очень сильно и опасной. Если бы не поехавшая крыша, то хрена с два я бы успел в нее всадить так много пуль. Сейчас для нас самый лучший друг это свет, даже оружие не всегда сможет защитить, а уж от таких чудовищ и подавно.
     - Серый, там пиздец! – влетев ко мне в комнату, прокричал Женька.
     Да я и сам уже услышал выстрелы, прямо возле нашего дома. Выбежав в коридор, я прильнул к окну и увидел, как из соседнего дома в нашу сторону со всех ног бегут люди. Последний мужик пытался отстреливаться из ружья, а следом за ними ползла толпа одержимых, как я решил называть тварей, в которых превратились обычные люди.
     - Твою мать, - выругался я. – Нас же сейчас всех положат. Женька остаешься с семьей, на всякий, закрой дверь, а я побежал встречать. Готовься, будем валить отсюда.
     - Понял, - собранно, но слегка напугано кивнул парень. – Начнем собирать вещи.
     Я достал последнюю заполненную обойму, перезарядил калаш и побежал встречать совсем не желанных гостей. Понимание того, что они просто пытаются спастись, конечно, пришло, но из-за этого, они тянут опасность на нас, и, видя ту кучу одержимых, что бежали за ними следом, я бы и десятки на нас не поставил. А уж если там будут твари попрокаченней, чем простые куски мяса, то нам придется совсем туго. Выскочив на лестницу, я услышал крики паники, от забегающих внутрь людей и, не раздумывая, побежал вниз. Я не герой, просто сейчас нужно отрезать тварей от входа внутрь, иначе нам придется совсем туго.
     - На третий этаж все поднимайтесь, - прокричал я первым, попавшимся мне людям.
     Оказавшись внизу, мне сразу же пришлось сделать пару выстрелов, мужик с многозарядным ружьем совсем не справлялся, и его выручало лишь то, что одержимые были медлительны и в попытках добраться до людей, мешали друг другу. Эти твари были похожи на обычных зомби, только черные глаза, да длинные черные когти отличали их от привычных по фильмам мертвяков. Осталось только выяснить из-за чего они могут так меняться и превращаться в более опасных существ, как та, что ползла по стенам. Мужик таки залетел в подъезд, и я поблагодарил всех жильцов, что настаивали на установке стальной двери в подъезде. Сделав несколько выстрелов в толпу одержимых, я убрал камень, подпирающий дверь и захлопнул ее прямо перед носом очередной твари.
     - Спасибо парень, что встретил, - задыхаясь, проговорил пожилой мужик. – Стар я уже для таких забегов, ой стар.
     - На третий этаж нам надо, да думать, как закрывать лестницу, если они через квартиры проврутся и вообще, мы здесь долго не протянем, а уж если свет выключат, то нам совсем плохо будет, - мужика знатно перекосило, и он только что-то промычал в ответ.
     Мы поднялись на третий этаж, где собрались спасшиеся люди, да и Женька вышел из своей квартиры. Было видно, как он напряжен и собран, а пистолет он так и держал в руке.
     - Так, всем внимание! – привлек я уставших и напуганных людей. – Сейчас осторожно вскрываем все оставшиеся квартиры, выносим из них все необходимое и думаем, как и куда отсюда свалить.
     - Как это выносим? Как это вскрываем? – недоуменно произнесла женщина в круглых очках. – Это вообще-то незаконно, нам надо дождаться помощи, позвонить еще раз в полицию, в конце концов.
     - Парень, давай спокойнее, - сказал здоровый мужик, что держал в руках металлическую скалку. – Не думаю, что вскрывать квартиры хорошая идея, вдруг еще все наладится…
     - Да мне плевать, что вы думаете, - просто произнес я, наблюдая за их реакцией. – Вы притащили за собой целую кучу одержимых, и, похоже, еще нихрена не понимаете да? Нихера не наладится, вы слепые или тупые?
     - Эй, потише! – возмутился тот же мужик со скалкой.
     - Там внизу, три десятка тварей, которые только и желают, что разорвать вас на части, плюс, там еще твари из тьмы имеются, что будут намного опаснее простых одержимых, - начал я тихо говорить. – Я не знаю, в курсе ли вы, но такое происходит по всему миру, посмотрите в интернете, пока еще есть связь. Никто, кроме нас самих, не поможет нам. У меня нет желания тянуть за собой всех, но кто будет мешаться под ногами, очень сильно об этом пожалеет. Пока есть свет, мы в относительной безопасности, но если вдруг он погаснет, то на наши жизни я и медной монетки не поставлю. Для начала, посмотрите всю доступную информацию по интернету, после будете высказывать свои мысли. Договорились?
     Похоже, направленный автомат, действовал на людей успокаивающе. Кроме нестройного гула, я больше ничего не услышал, что меня и порадовало. Правда, теперь стоит опасаться пакостей, но надеюсь мозгов у них больше, чем гордости.
     - Как-то ты жестко с нами, - прокряхтел мужик с ружьем, что бежал последний. – Мы и правда совсем не в курсе того, что происходит вокруг. Многие проснулись от непонятного шума в коридорах, вышли туда, а там чертовщина творится. Люди с черными пустыми глазами, жрут других людей, и знаешь, это страшно, когда вот так. Я-то ладно, ружье есть. Когда до меня дошло, что это не сон, то выстрелы из ружья в узком коридоре, разбудили оставшихся жителей. Это все, кто остался живым, остальных людей сожрали, либо они превратились в одержимых, как ты их называешь. Я увидел тебя и то, что в вашем доме спокойнее, чем у нас. Пойми, выбора просто не было, а бежать во тьму я им запретил, видел этих тварей, что из нее приходят.
     - Нам нужно уходить отсюда, - прервал я его разговор. – Нам нужно место, с крепкими стенами и большими лампами. Здесь мы долго не продержимся, слишком много окон, и мало возможностей для обороны. А машины ни у меня, ни у Женьки нет, так что пока готовимся, а после мы постараемся свалить отсюда. С нами вы или нет, мне, если честно без разницы.
     - Успокойся парень, - прогудел здоровяк. – Все на нервах, но ни все понимают ситуацию. Вы, я смотрю, уже немного разобрались со всем этим дерьмом, так помогите это сделать и нам. А то я, знаешь ли, не верю во всякую мистику и сверхъестественное, но тут творится какая-то чертовщина и меня это выбивает из колеи. Дай хоть немного времени собраться с мыслями, а там и утро, солнце взойдет и получше будет.
     - Не будет утра, на часы посмотри, - просто сказал я. – Серьезно верите, что та черная хрень, что закрыла все небо, исчезнет? Вера это хорошо, но готовиться нужно к худшему.
     - Серый, мы собрали все необходимое, - подойдя к нам, проговорил Женя. – Взяли по минимуму, нашли три фонаря у себя. Квартиры вскрываем?
     - Да Жень, вскрываем, - кивнул я, мельком смотря на стоящих рядом мужиков. – Только аккуратно, вдруг наткнемся на одержимых, так что по одной квартире. Собираем еду, консервы, крупы, макароны, ищем фонари, деньги. В общем, мародерствуем по полной, нужно выжать максимум из того, что нам дано. И да, нужно забить окна в твоей квартире, в коридоре, и как-то защититься от возможных сюрпризов. Сделаете? – спросил я, поворачиваясь к двум мужикам.
     - Сделаем, - кивнул тот, что постарше и с ружьем.
     На заднем фоне был включен ноутбук, и молодой парнишка вел съемку с высотки. Он показывал все беспорядки, что творятся в городе и его испуганный голос был лучшим подтверждением творящегося пиздеца. Из всего выходило, что в городе сейчас полный конец света. За счет того, что в центре обычно много фонарей, вывесок и других различных источников света, твари там встречались реже, зато одержимых было море. Я перевел взгляд на время и не слабо так удивился, на часах был восьмой час, а значит, мы уже около пяти часов возимся со всей это тьмой. То, насколько быстро все полетело к чертям, меня не слабо так удивило. Обычно, всякие там зомби апокалипсисы по книгам и фильмам начинаются пару дней, за которые ты успеешь, и оружие добыть и базу себе найти и надежных соратников заиметь. А тут же все слишком быстро, я даже теряюсь от мыслей о своих дальнейших действиях. Плана у меня, конечно, нет, зато есть рисунок плана, наброски и общие мысли. Правда с увеличением количества людей, придется немного подкорректировать его и надеяться, что свет не погаснет в самый неподходящий момент. Именно на этой мысли, напряжение просело, и свет стал тусклым, после чего пару раз моргнули лампочки, и после все вновь загорелось нормально, только вот радости от этого было немного. Проблемы с электричеством начались.
     
     Отступление 1.
     
     - Слышь, Вася, что там за хрень происходит? – удивленно произнес дежурный полицейский, что сидел на телефоне в обезьяннике. – Успокой этого барана, че он орет как бешенный.
     - Поорет да перестанет, - отмахнулся тот, кого называли Васей.
     Он занимался очень важным делом и совершенно не мог прервать сие увлечение. Уровни сами себя не заработают, а враги не убьются, да и рейты в этот раз подняли, так что нужно выжать из сегодняшней ночи все, что только можно.
     - Встал и проверил, - металлическим голосом произнес дежурный. – Совсем молодежь обнаглела, понаберут непонятно кого. Топай давай, страдалец.
     - Да понял я, понял, - хмуро проговорил Вася.
     Парню было от силы лет двадцать, сразу после армии его отец всунул сына на работу в полицию. И с первого дня он показал все свое желание работать. Постоянно ленился, часто, якобы болел и вообще не стремился к чему-то большему, нежели игрушки на ноутбуке.
     Василий, кряхтя, поднялся с места и, потянувшись, неспешно пошел к камерам. Сам парень был отнюдь не спортивного телосложения, лишний вес давал о себе знать. Он неуклюже протиснулся мимо старшего по званию и вышел в коридор, где крики одного из бомжей слышались еще громче. Рядовой прошел по коридору с зелеными стенами и недовольно бурча, стал открывать дверь в помещение, в котором находятся маленькие камеры для пьяных и буйных.
     - Уберите меня отсюда! - раздался ор сидевшего в клетке бомжа. – Вытащи меня из клетки!
     - Да че ты разорался болезный? – сморщился парень, доставая телескопическую дубинку и ударяя ей по прутьям. – Почки лишние?
     - Вытащи меня отсюда! – вновь заорал бомж. – Там в камере чудовище!
     - Ты че несешь? – нахмурился рядовой. – Совсем допился? Какое чудовище?
     - Там, там там, - указывая рукой на соседнюю по диагонали камеру, промямлил заключенный.
     Василий нахмурился, было видно, что бомж действительно напуган, да и мокрое пятно на его грязных штанах говорило об этом. Тихий шорох из камеры, на которую указал бомж, заставил парня недоуменно повернуться на звук. Он неуверенно подошел к клетке и стал всматриваться в темноту камеры, лампочка почему-то не горела, и было совсем ничего не видно. Рядовой приблизил лицо к прутьям, пытаясь выловить из темноты хоть что-нибудь. Парень ничего не видел, но когда его лицо оказалось вплотную к железу, из тьмы метнулся темный силуэт и заставил парня от неожиданности отпрянуть от клетки, а после пораженно замереть. Из-за прутьев на него смотрело нечто, что когда-то было человеком, сейчас же черные глаза да ярко выраженные темные вены, полностью меняли лицо существа, а вытянутые в направлении полицейского когтистые руки пытались вцепиться в его лицо. Вася дрожащей рукой снял с пояса дубинку, но паника еще не успела добраться до его разума. Поэтому он не смог правильно отреагировать на опасность и хотя бы мельком осмотреть все помещение. Холодные когти из камеры, к которой он прислонился, сомкнулись на его горле и легкий рывок полностью разорвал мягкие ткани на шее полицейского. Василий завалился вперед, заливая весь пол своей кровью, а его бульканье вместе с безумными криками бомжа слились в одну какофонию ужаса. Твари из двух клеток принялись жадно пожирать плоть дергающегося в агонии рядового, и лишь скуление все еще живого бомжа разбавляло мерзкие звуки отрывания мяса от костей.
     Спустя пару минут, эти звуки разбавились отборным матом, и в помещение вошел дежурный. Он не скупился на выражения, и поносил своего подчиненного без сдерживания. Плотно закрыв за собой дверь, дежурный вышел из-за камеры, и затих. Его взору предстала ужасная картина, весь пол был полностью залит кровью, а в коридоре, между камер лежало на половину съеденное тело молодого парня. Дежурный заторможено подошел к клеткам и пустым взглядом уставился на тварей. Дрожащей рукой он достал пистолет и направил на существо, что когда-то было человеком. Чудовище тонко зашипело, но раздавшийся следом выстрел прервал его жизнь, а дежурный продолжал нажимать на курок, бездумно посылая пули в дергающееся тело. Когда в стволе закончились патроны, полицейский не перестал дергать курок, даже громко ударившаяся об стенку дверь, не отвлекла его от этого безумного действия. В помещение вбежал крупный мужик в форме, и быстро оценив обстановку, рванул к дежурному. Тот, услышав звук, не опуская руку с пистолетом, стал поворачиваться к вновь вошедшему.
     - Саныч, мать твою, - крикнул вошедший и резким ударом руки выбил пистолет из рук дежурного.
     Когда его скрутили, Саныч даже не сопротивлялся, он только нелепо хихикал, а его мышцы непроизвольно сокращались. Стараясь не смотреть на мерзко зрелище, старший лейтенант Ерменин защелкнул наручники на руках явно поехавшего товарища и только теперь обвел взглядом все помещение. Хмуро посмотрев на залитый кровью пол, свои испачканные ботинки, он одной рукой облокотился о камеру и согнулся в рвотном позыве. Каким бы большим не был стаж, но вид съеденных внутренностей мало кого оставит равнодушными. Ерменин выпрямился и встретился взглядом с тварью, что тянула к нему свои когтистые лапы, только вот ей мешали прутья клетки. С матом отпрыгнув назад, старший лейтенант выхватил пистолет и навел его на непонятное существо, но стрелять не спешил. Он очень внимательно осмотрел то, что когда-то было человеком, следы крови на руках и морде, огромную пасть, длинные когти и заполненные тьмой глаза. Перекрестившись, полицейский не стал убивать монстра, его было необходимо оставить для разбирательства. Сбоку кричал бомж, и Ерменин был вынужден отпустить мужика. Выйдя из комнаты, и закрыв ее на замок, мужчина вытер испарину со лба и достал мобильник. Но сделать вызов ему не дал зазвонивший телефон, и, подняв трубку, мужчина услышал крики паники и просьбы о помощи. Правда, совсем скоро вызов прервался, и на той стороне провода были слышны лишь гудки. Дрожащей рукой, положив трубку назад, Ерменин одернул ее от вновь зазвонившего телефона, но собравшись с духом, вновь ее поднял. Очередные крики ужаса и паники, а так же полицейский услышал пробирающий до костей то ли вой, то ли хохот. В этот раз он записал такие безумные показания и уже не удивился, когда телефон вновь зазвонил. Достав рацию, старший лейтенант объявил красный уровень тревоги и принялся записывать каждый вызов. Совсем скоро к участку стали съезжаться патрульные машины, хоть на дворе и была ночь, но в поле работало много людей. Вместо объяснений, Ерменин просто посылал всех к камерам и уже после разговаривал. На столе появился ноутбук, информации стало больше и телефонные разговоры не прекращались ни на минуту. Кто-то звонил родным, кто-то друзьям, а Ерменин долбил свое начальство о чрезвычайном положении, но все было тщетно. Мужчина даже не пытался остановить мужиков, что на служебных машинах рванули к своим семьям, видео, что стали заполнять интернет, говорили о многом.

Глава 2

     Мы вскрыли все квартиры, что были на третьем этаже и вытащили из них кучу всяких мелочей. Нашли больше двух десятков фонариков, различных круп и консервов. Разломали мебель и плотно забили окна в занятых квартирах, накидали много хлама на лестницу, чтоб, если что, препятствовать быстрому подъему тварей к нам. Со второго этажа к нам поднялось еще несколько людей, что сначала так же пытались качать права и буянить, но очень быстро успокоились под напором тех, кто уже все это повидал. Так же обнаружили причину изменения одержимой девушки из квартиры с цветами. Там лежало два небольших скелета, с еще оставшимся мясом на них. Данное зрелище повергло в шок многих собравшихся здесь, теперь никто не высказывал мысли, по поводу того, что все вернется на круги своя. До людей стало доходить, в какой куче дерьма мы оказались, и возмущений от моих решений стало меньше. Нет, они не исчезли полностью, но их стало заметно меньше. Да и кому тут было возмущаться? Их прибежало шесть человек, все, кто остался жив с соседнего дома, да еще четверо со второго этажа. Пожилой, но крепкий Игорь Павлович, который таскал с собой многозарядное ружье, больше похожее на дробовик, только без цевья. К сожалению, в таких стволах я не сильно и разбираюсь, в армии нас учили работать только с отечественными образцами. Он, конечно, похвастался, что это Beretta 1301 Tactical, которую ему на пятидесятилетие подарил сын, но мне это название совершенно ничего не сказало. Я лишь уточнил у него наличие патронов, и Игорь смог меня порадовать, оказывается Максим, второй мужчина из пришедшей компании, тащил сумку с патронами, в которой их было около двух сотен различных типов. Вторым был Максим, тот здоровенный парень с металлической скалкой в руке. Он оказался весьма спокойным и рассудительным мужиком, тридцати трех лет отроду, который, как рассказал Игорь, смог этой самой скалкой забить тройку одержимых, получив пару несерьезных царапин. Еще было две женщины, молодая и стервозная Мария, которая рассчитывала, что ее красота послужит весомым аргументом в любых спорах, и немолодая, безумно напуганная учительница младших классов Анастасия Владимировна. С ними было два ребенка, мальчик, лет семи, и девочка, лет шести. Я не стал узнавать у них подробностей сегодняшней ночи, не нужны им эти воспоминания, да и мне, если честно, было все равно. На данном этапе я воспринимал их не как людей, а лишь как груз, который стоит доставить в безопасное место, и некоторых, как балласт. Со второго этажа к нам поднялось три подростка, две девочки, лет по семнадцать и такого же возраста парень. Все они оказались родственниками, и постоянно держались рядом. Так же с ними поднялся и еще один пожилой мужчина, что держал их в строгости и которого они беспрекословно слушали. У Виктора Андреевича, как он представился, в руках было мачете, с запекшейся на нем кровью. По всему выходило, что сейчас нас четырнадцать человек, и лишь четверо, кто может постоять за себя. Виктор Андреевич, конечно боевой, если судить по виду, но ему за шестьдесят и я не уверен, что он сможет долго махать своим острым ножом. У меня осталось три полных обоймы к калашу, Женя забил три пистолетные обоймы, и пистолетных патронов осталось еще три десятка. Картина вырисовывалась намного лучше, чем могло бы быть и это радовало. Правда, теперь нужно придумать, как и на чем свалить отсюда, и тогда вообще все будет хорошо.
     Сейчас было три часа дня, но на улице все также царила ночь, если раньше надежда еще была жива, то сейчас от нее ни осталось и следа. Мы с каждой секундой боялись, что потухнет свет, поэтому все были на нервах. Макс взялся за приделывание фонариков к одеждам, чтобы мы смогли спокойно выйти из дома, и найти транспорт. Оружие для отстрела одержимых имеется, так что все это выглядит реально. Еще мы убедились, что царапины одержимых и тварей не заразны, и что эти самые одержимые могут появляться практически из воздуха.
     Мы проверили одну квартиру, вынесли из нее все необходимое, а когда я зашел в нее снова, то на меня нелепо пошли прошлые обитатели этого места. Не знаю, каким образом все это происходит, но факт остается фактом, одержимые появились из ниоткуда, словно соткались из тьмы, в которую до этого пропали. Меня интересовал вопрос, почему я, или тот же Женька с семьей не превратились в одержимых, ведь мы тоже спали и вполне могли стать такими же тварями, но пронесло. Почему? Никто не знает, и в интернете на эту тему ответа мы тоже не нашли. Лишь Анастасия Владимировна предположила, что это сродни болезни, кто-то имеет иммунитет и не заражается, кто-то болеет, но не в столь тяжелой форме и просто чувствует слабость, а кто-то и заражается, превращаясь в одержимых. Так как других объяснений не было, мы приняли эту гипотезу за основную.
     Сейчас мы сидели прямо в коридоре и с опаской смотрели в сторону лестницы. Все услышали звук бьющегося стекла, а это не предвещало ничего хорошего. Сейчас там дежурил Игорь Павлович с ружьем, а значит никто не пройдет незамеченным. Выбора, кто спустится вниз, по сути не было. Я единственный и самый оптимальный выбор, есть кое-какая подготовка, да и близких нет, горевать в случае чего никто не будет. Макс сделал из моей куртки что-то невообразимое, множество проводов и куча лампочек от фонариков, без их массивных корпусов. Все провода скручены изолентой и ведут к нескольким аккумуляторам, что так же параллельно сцеплены друг с другом. Рычажок выключателя выведен отдельно на плечо и очень удобен во включении. Надев все это произведение на себя, я убедился, что ничего нигде не мешает и удовлетворенно кивнул Максу.
     - Как я понимаю, нам нужно что-то наподобие микроавтобуса, или буханки, растягиваться на легковушки не вижу смысла, - заговорил я, когда мы остались только мужским составом.
     - Думаешь, так будет безопасней? – заинтересованно спросил Виктор Андреевич. – Разумно ли, складывать все яйца в одну корзину? Вдруг тварь, такая, которую ты описывал на полицейском уазике и все, ни прикрыть, ни помочь. Мне кажется, лучше вперед что-то типа основного дозора на каком-нибудь проходимом транспорте, а уже после что-то вместимое, для людей.
     - Нам бы сейчас хоть одну машину найти, - хмыкнул Макс. – У кого и были машины, у тех ключи в квартирах остались, а идти туда подобно смерти.
     - Умеет, кто заводить машину без ключей? – задал я свой вопрос.
     - Я могу, - кивнул Макс. – Правда, только отечественного производства и не сильно новые. Ну и естественно спокойных минут пять семь нужно будет, не мастер в этом деле.
     - Значит, придется идти вдвоем, - кивнул я. – Нужна будет еще одна подобная куртка. По идее, лучше конечно втроем, но оставлять здесь одного охранника неразумно, так что пойдем вдвоем. И да, нужно сразу определиться куда двинем. Есть у кого на примете здание с прочными стенами, малым количеством окон и возможностью поставить генератор? Склад, ангар и тому подобное. Нужно чтоб каждый попытался вспомнить что-то, что нам подойдет.
     - Подумаем, - кивнул Виктор Андреевич. – Вроде и мелькает что-то на границе памяти, да не могу пока вспомнить.
     - Нужно подготовиться, - заговорил Женька. – У нас будет не так много времени, чтобы быстро загрузиться, и рвануть отсюда. Одержимые не будут стоять, и смотреть, как четырнадцать человек грузятся по машинам. Вы тогда двигайте за транспортом, а мы здесь устроим сборы.
     - Твоя любимая часть, да? – усмехнулся я, в ответ на его слова.
     - Еще бы, - хмыкнул он в ответ. – Самая любимая часть это мародерка, древний инстинкт, вбитый в саму подкорку.
     - Эх, молодежь, - прокряхтел Виктор Андреевич. – Все бы вам улыбаться да зубы скалить, даже на пороге конца света, который и в прямом и в переносном смысле свалился на наши головы.
     - Ладно, хватит разговоров, - потер я ладони друг о друга. – Макс, делай себе куртку, да будем выдвигаться за транспортом. Кто-нибудь помнит, где какие машины в округе стоят?
     - За нашим домом точно помню буханка стояла, - задумавшись на пару секунд, проговорил Виктор Андреевич. – Там небольшая стоянка, но в основном жульки да москвичи стоят и нам они естественно не подходят, но вот буханка там была, да.
     - Макс, справишься? – посмотрев на него, спросил я.
     - Без проблем, - прогудел здоровяк. – Я тогда пойду, куртку себе сделаю. Выберу, что поплотней, да настроюсь.
     Я, молча, кивнул и в нашем импровизированном штабе, который находился среди четырех табуреток, повисла тишина. Максим тяжело поднялся и гулко топая пошел в одну из занятых нами квартир.
     - Женька, походу тебе придется отдать пистолет Максу, один с оружием в поле это совсем плохая идея, - произнес я. – После заберешь назад, да и вообще нужно разжиться оружием. Три ствола на такую ораву это мало. Да и патронов немного, и вообще нужно всего и побольше.
     - Наполеоновские планы, да молодой человек? – прокряхтел Виктор Андреевич. – С одной стороны, это конечно хорошо, лучше защита будет. Но, с другой стороны, чем больше благ, тем больше желающих их отобрать. А если судить по моему опыту, совсем скоро всякая шваль вылезет и будет совсем туго.
     - Шваль вылезет в любом случае, - заговорил Женька. – И чем раньше мы соберем все необходимое, тем лучше для нас. Это пока маховик еще раскручивается и есть шанс проскочить мимо перемалывающих все жерновов, а вот после, будет только хуже.
     - Эх, молодежь, все бы вам войнушки пострелушки устраивать, - покачал головой пенсионер. – Но, другого выхода, похоже, не вырисовывается. Я тут вроде припомнил базу одну, промышленную. Так вот, там территория, огороженная высоким бетонным забором, хоть стареньким и местами порушенным, но прочным, а на самой территории стоят большушие ангары, без окон, но с крепкими стенами, что для нас только на пользу. Сама-то база давно уже заброшена и пользуется популярностью только у пацанят, что любят попрыгать по стройкам. В округе пустырь, и если выставить грамотное охранение, то никто незамеченным не подойдет. Коль началась такая пьянка, и обдумывать все нужно серьезно, без суеты.
     - Там точно стены целые? – уточнил Женька. – Я в развалюху свою семью не повезу, ни за какие коврижки.
     - Да чего сделается бетонным советским стенам? – удивился Виктор Андреевич. – Они еще вас перестоят, а меня и подавно. Их же охраняют, хоть без должного рвения, но все же, объект то на учете. Двери целые, под замками, ворота в хорошем состоянии, даже мусора на территории мало, для нашей ситуации, как мне кажется, выход отличный.
     - Далеко отсюда и вообще от города? – снова задал вопрос Женя.
     - Отсюда минут двадцать в сторону объездной дороги, - задумавшись на секунду, ответил пенсионер. – Частенько туда катаюсь, по работе. Разбираем старые агрегаты, которые пошли на списание.
     - Значит, туда и направимся, - подытожил я. – Как по мне, так отличный вариант, лишь бы там было все так радужно, как ты дед описал.
     - Можешь не сомневаться, - кивнул тот. – Хоть тело меня и подводит, но вот на ясный разум и отличную память я пока не жалуюсь.
     - Отлично, - хлопнул я ладонями по коленям. – Достаньте из квартир все, что нам может пригодиться и будьте готовы. Сейчас с Максом разведаем пути отхода, сообщим вам, как лучше погрузиться, да отправимся за машиной.
     - Добро, - кивнул Виктор Андреевич.
     - Давайте без геройств, - произнес Женя. – Сейчас от вас зависят наши жизни, так что будьте осторожны.
     Я поднялся с табуретки и просто кивнул, после чего прошел к себе в комнату, где еще раз проверил как сидит на мне куртка, что сделал Макс. Взял ксюху с двумя обоймами, которые были забиты последними патронами, выпил пол литра кваса и молча пошел на второй этаж. У меня есть около тридцати минут, пока Максим будет делать себе подобие моей куртки, так что за это время я попробую рассмотреть все подступы и найти самый безопасный вариант спуска, как нам двоим, так и всем остальным. По телевизору до сих пор не было никаких сведений о том, что происходит вокруг. Обычная программа телепередач, привычные фильмы и комедии, вот по радио были попытки, но они очень быстро глушились, только непонятно кем и для чего. Отправной точкой мы стали считать двадцать первый час десятого июня, следовательно, на данный момент прошло всего восемнадцать часов с начала прихода тьмы. Безумная и страшная ночь, которая унесла жизни очень многих людей, закончилась. Только вот день не наступил и за окном все тот же непроглядный мрак с кучей опасных тварей. Не знаю, зачем и почему власти так усиленно делают вид, что у них все под контролем, ведь на самом деле еще с ночи все катится к черту. Интернет до сих пор работает, и в нем можно получить кучу необходимой информации. Только телефонная связь барахлит, постоянные сбои и ошибки сети.
     - Палыч ну как тут? – задал я вопрос нашему сторожу, который дежурил на лестнице.
     - Звенело что-то внизу, - слегка напряженно, ответил он. – Точно слышал, что разбилось стекло, так что аккуратней там.
     - Я просто по второму этажу прошвырнусь, - ответил я, на его вопросительный взгляд. – Нужно осмотреться, да для эвакуации выбрать место поспокойней.
     Палыч кивнул, а я стал медленно и аккуратно перебираться через завалы, что мы устроили на лестнице. Все мое внимание было сосредоточено на звуках, одержимые не зомби, а вполне себе живые существа, которые дышат и двигаются, правда бесцельно, ну или мне кажется, что бесцельно. Еле как протиснувшись среди сваленной мебели, я задержал дыхание и стал вслушиваться в тишину. Было тихо, лишь негромкие разговоры с нашего этажа, да далекие выстрелы с улицы, больше ничего подозрительно на втором этаже я не смог уловить. Взяв автомат наизготовку, я вышел в коридор и медленно пошел вдоль него, прислоняясь к каждой закрытой двери, и внимательно слушая, что происходит за ней. Мы перерыли все эти комнаты, по одной и осторожно, но вытащили-таки все необходимое. Деньги, консервы, крупы, макароны, все, что ценится в мире выживальщиков, коими теперь являемся и мы. Да, некоторые двери пришлось банально вышибать ружьем, а после подпирать чем-нибудь тяжелым, чтоб появившиеся одержимые не смогли тихо выбраться наружу. Я добрался до квартиры, окна которой выходили на нужную мне стоянку и замер возле двери. Из квартиры раздавалось еле слышное шипение и тихие шарканья по полу, а значит там не пусто. Медленно и очень аккуратно я стал открывать дверь, для того чтобы убедиться в наличии одержимого и посмотреть на уровень его изменений. Первые пару сантиметров дверь двигалась легко, а после во что-то уперлась, и шипение затихло, после чего в край двери вцепилась когтистая рука, которую я очень хорошо смог разглядеть. Следом тварь медленно потянула дверь на себя, и я убедился, что одержимый оказался без ярких мутаций. Автомат перекинулся за плечо, а в руку легла приятная тяжесть биты. Тварь полностью открыла дверь и, увидев меня, довольно резво пошла вперед, совершенно не замечая большой древний стол книжку, которым мы перегородили выход. Пару стеклянных ваз я благополучно убрал, чтобы звон бьющегося стекла не наделал лишнего шума, который в данный момент мне был совершенно не нужен. Одержимый слепо наткнулся на стол, но довольно споро смог догадаться, как его преодолеть и стал перелезать через него, не сводя с меня глаз. Хорошо поставленный, жесткий удар пришелся прямиком в висок твари, от чего она кубарем вылетела в коридор, а еще несколько ударов следом, полностью размолотили ей голову. От этого неаппетитного зрелища меня ощутимо затошнило, но я смог сдержать рвотный позывы и оттащить тело подальше от двери. Дальше я все так же с автоматом наперевес и очень осторожно проверил всю квартиру и, встав возле окна, стал рассматривать стоянку, машины на ней, и подходы. Благодаря включенному везде свету, вокруг нашей общаги образовалась безопасная полоса света, где можно не опасаться действительно опасных тварей. Только вот изредка попадающиеся фигуры одержимых, портили все настроение. Как мне кажется, если начать стрелять, то они сбегутся со всех окружающих мест, так что придется ограничиться подручными средствами и как можно быстрее завести ту буханку. Их кстати я обнаружил две, одна прямо бросалась в глаза своей расцветкой в стиле хаки, лебедкой спереди и огромными фарами, что стояли на ее крыше. Вторая же была самой обычной, без каких либо особенностей. Надо ли говорить, что я загорелся идеей заполучить ту, что с лебедкой? Так же на стоянке стояла пара Жигулей и даже один пазик, только вот все это было не лучшим выбором. Да, пазик вместит в себя всех людей и кучу груза, но слишком большое количество окон будет представлять не слабую такую угрозу. Высунув голову в окно, я убедился, что небольшая группа одержимых так и стоит напротив входной двери, а значит, либо придется их устранять, либо как-то обходить стороной. Что тоже не хорошо, оставлять в тылу такую компашку было чревато неожиданными неприятностями. Шум с лестницы привлек мое внимание, и я прекратил рассматривать местность. Крепче прижав автомат, я так же медленно и аккуратно прошел наружу, к лестнице, и увидел, как грациозно, словно носорог в посудной лавке, сверху спускается Макс.
     - Ты прям как балерон, - хмыкнул я, наблюдая, как он на носочках старается не раздолбать всю нашу работу.
     - Долго не занимался, - выдохнул он, оказавшись рядом со мной. – Сидячая работа может доконать кого угодно, даже мастера спорта по гребле. Уф, что-то я запыхался, тяжко будет бегать по пересеченной местности.
     - А бегать, похоже, придется, - ответил ему я. – Пошли, покажу, что я насмотрел.
     Макс кивнул, и мы оба настороже пошли в ту же комнату. Так как никто из нас еще не понял механизма появления тварей, то даже сейчас, с включенным везде светом, мы двигались с максимальной осторожностью. Одержимый мог вылезти, откуда угодно, из только что проверенной квартиры, закрытой на замок ванны. Единственное, что мы смогли понять, так это то, что твари появляются только там, где в настоящий момент нет людей. Вышел ты из комнаты, которую досконально проверил, и, забыв там фонарик, возвращаешься назад, а тебя уже ждут когтистые лапы и черные глаза одержимого.
     - Вон смотри, те две буханки, - указал я Максу на то, что увидел. – Как думаешь, фаршированную заведешь? Она нам вообще идеальна будет. На первую ходку, чтоб свалить отсюда, нам и ее одной хватит.
     - Одна машина это не лучший выбор, - покачал головой Макс. – Вдруг по пути что нужное заметим? Остановимся же, а складывать некуда. Однозначно нужно брать две машины.
     - Думаешь, две буханки забирать надо? – спросил я, разглядывая внимательно двор.
     - Да нет, получше идея есть, - довольно улыбнулся парень. – Видишь хорек новый стоит? Мой очень хороший знакомый на нем катается. А живет он в вашем доме, так что можно ключики найти, и будет нам счастье.
     - Ну да, - кивнул я. – И живет он на первом этаже, в самом дальнем конце коридора?
     - Знаком с ним что ли? – удивился парень.
     - Да нет, - хмыкнул я. – По всем законам жанра так и должно быть.
     - Пессимист? – вопросительно посмотрел на меня Макс.
     - Реалист, - покачал я головой. – В армии научили.
     - А я вот не был в армии, - вздохнул парень, и вновь уставился на улицу. – Ладно, это все лирика. Идем вниз? За ключами?
     Я просто кивнул и, бросив прощальный взгляд на темную улицу, вернулся в коридор, и осторожно пошел вперед. Макс следовал за мной следом, и я слышал его напряженное дыхание. Мы подошли к лестнице, и очень аккуратно стали спускаться вниз. На первом этаже мы еще не были, так что есть возможность наткнуться на что угодно. Части различной мебели были свалены в одну большую кучу, и очень плотно перекрывали проход вниз. Нам пришлось двигаться очень медленно, лишь бы не создавать ненужного шума. Оказавшись на просторной площадке, от которой вела лестница немного вниз, к выходной двери, я дождался Макса, и уже вместе мы замерли на месте. Мы стояли перед длинным коридором, что уходил в разные стороны, и ловили каждый шорох. Быстро выглянув из-за угла, я взглядом пробежался по всем дверям, и нырнул назад. Макс сделал то же самое, и, смотря за его реакцией, можно было сказать, что и с другой стороны все спокойно. Свет был везде включен еще с того момента, когда я в первый раз спускался вниз, а значит, в этом плане пока безопасно. Единственное, что напрягало, это одержимые. И если придется стрелять, мы поднимем слишком много шума. Павда с улицы до сих пор были слышны звуки выстрелов, и множественные сигналы автомобильных гудков. Хоть мы и находимся на пустыре, немного с краю города, но все же ни так далеко, как теперь хотелось бы.
     Первые пару шагов по коридору дались нам очень тяжело. Хоть и все двери на вид были закрыты, но зная, что за ними может поджидать, страх сам заполнял все уголки души. Максим рукой указал на четвертую дверь, с правой стороны, и, встав рядом с ней, мы замерли. Каждый затаил дыхание и слушал. Уровень моего адреналина, кажется, стал зашкаливать. Сердце набатом стучалось в голове, и тихое завывание ветра выдувало все лишние мысли. Как и в самые первые минуты, я ловил боковым зрением совершенно непонятные движения теней, но переведя на них взгляд, не видел ничего необычного. Вроде, здоровые мужики не должны были ничего бояться, но именно сейчас нам было страшно.
     - Он один жил? – указав на дверь рукой, шепотом спросил я.
     Макс кивнул, а я, задержав дыхание, достал из-за спины биту, и, сморщившись, со всей силы ударил по хлипкой двери. Треск громом разорвал тишину, но хорошо поставленный удар, с первого раза выбил замок, а я, перехватив биту удобней, стал ждать. Поначалу я полностью сосредоточился на темноте дверного прохода, и не сразу почувствовал что-то не ладное. Словно раскаленный взгляд, направленный в спину. Отогнав нелепые мысли в сторону, я медленно повернул голову в коридор, но он был так же пусть. Нахмурившись, я перевел взгляд на другую сторону коридора, и вот здесь меня пробила дрожь. С улицы на меня смотрела неизвестная тварь. Четыре глаза огнем горели из темноты улицы, оттуда, где свет терял свою силу. Казалось бы, они смотрели в самую душу и выворачивали ее на изнанку. Сам того не замечая, я трясущимися руками снял со спины автомат, и только непонимающий оклик Макса не позволил мне выстрелить. Не знаю, каких мне усилий стоило собрать мысли в кучу, но я смог опустить ствол. Кивком головы, я показал Максу на окно, и тот, повернувшись, подавился воздухом. Было видно, как парня так же начало корежить, и положив руку ему на плечо, я немного сбил гипнотический эффект взгляда. Ничем другим я такое состояние объяснить не могу. Спустя пару минут я пришел в себя и только удивлялся, почему я настолько сильно завис.
     - Макс, идем, - шепот просипел я, уже спокойнее смотря на горящие глаза.
     - Угумх, - что-то непонятное произнес парень, и, кивнув головой, развернулся к двери.
     Пристально посмотрев ему в глаза, я убедился, что он начал приходить в себя и первым шагнул за порог. В нос тут же ударил запах чего-то горелого, и быстро нащупав выключатель, я зажег свет и прислушался. Оглушающую тишину разбивали звуки с улицы и мерное тиканье часов, больше никаких звуков внутри квартиры не было. Немного расслабившись, мы, крепко сжимая свое оружие, пошли внутрь квартиры. Соседа здесь не было. Быстро включив везде свет, мы старались не терять друг друга из виду, но в то же время пытались найти ключи. В квартире стоял полный бардак, гора немытой посуды в раковине, огромные слои пыли на каждой поверхности, и просто куча разбросанной мебели. Макс только качал головой, а я не мог взять в толк, как человек, который каждый раз до блеска начищает свою машину, настолько сильно запустил квартиру. Искать в этом бардаке ключи было то еще испытание, и никто из нас не догадался смотреть на стенах. Где-то минут через пятнадцать, я услышал тихий голос Макса, и, подойдя к нему, наткнулся на его удивленную физиономию. Он тупым взглядом смотрел на стену, периодически почесывая затылок. Переведя взгляд туда же, я не сдержал немного нервный смешок. Там, на стене, в рамочке в виде сердца, висел брелок от машины. Я с трудом прервал зарождающийся хохот, и, подойдя ближе, снял ключ и закинул в карман. Звон разбившейся посуды заставил нас мгновенно собраться и насторожиться. Бита тут же заняла свое привычное место, и немного сбоку от меня, стоял Макс. Мы только собрались сделать шаг, как к нам из кухни резво поковылял одержимый. Он вытянул когтистые руки и, пугая своими черными глазами, пошел к нам. Сделав шаг в бок, я кивнул Максу, а тот шагнул вперед, и когда одержимый перевел взгляд на него, моя бита со всего размаху столкнулась с черепом твари. Легкая дрожь и одержимый ничком падает на пол, а под ним расплывается пятно черной крови. Вот и проверили, как следует квартиру, только толку от этого никакого. И главное что никаких особых примет на появление твари не было. А это означало, что расслабляться, никогда не стоит. Боюсь представить, что сейчас происходит в тех же деревнях, в которых нет электричества, или где были перебои с ним. У простых людей нет ни единого шанса при встрече с тварями из тьмы. Отогнав ненужные мысли, и побрезговав в более детальном осмотре квартиры, мы без каких либо эксцессов вернулись в комнату на втором этаже и вновь прильнули к окну.
     - Наверно отсюда и будет выбираться, - посмотрев вниз, произнес я. – Видишь козырек? Если подогнать уазик, то можно, без каких либо проблем спуститься. Только нужно решить, что делать с одержимыми у двери подъезда. Их там десятка три, если не больше. Отбиться от них мы при всем желании не сможем.
     - Можно попытаться запустить их внутрь, - немного подумав, ответил Макс. – Как-то безопасно открыть дверь, приманить тварей внутрь и когда все они зайду, закрыть ее.
     - Да, только вот свет нужен, чтобы дверь закрывать, - хмыкнул я, но тут же собрался. – Смотри, хорек стоит фарами к дому, а значит, его можно завести, и пусть светит. Главное чтоб бензина хватило. Да и вообще, к эвакуации нужно света побольше нагнать, видел же какие твари. Такой ничего не будет от пары секунд света, но выхватить кого сможет легко.
     - Тогда пробуем еще парочку машин завести, - кивнул парень. – Включим дальний свет, да направим на дом, пусть светят. Главное чтоб одержимых больше не вылезло, с остальным по идее должны справиться.
     Кивнув, я последний раз осмотрел весь двор, отметил шевеление теней, которые не должны были шевелиться, и пошел назад, к людям. Если все хорошенько обдумать, то шансов у нас ни так уж и много, а уж если внезапно отключат свет, то можно смело приставлять дуло к виску. Это где-то на армейских базах сейчас раздолье, есть техника, оружие, сильные прожекторы. Вот куда нужно стремиться, если хотим выжить. Только вот беда, возле нашего города нет ни одной такой базы, а значит, мы сами по себе. И здесь появляются другие проблемы, а главное это бензин для генераторов и машин. Без мародерки не выжить, тут даже думать не надо. Но нас слишком мало, и поэтому придется искать другие пути решения этих проблем. Сейчас самая важная для меня задача, это вывести всех за город, а дальше будем думать.
     - Интересно, когда это я успел смириться и взвалить на себя жизни незнакомых мне людей? – пробормотал я.
     Макс догнал меня спустя десяток секунд, так что мои мысли остались без его внимания. Мы вернулись на третий этаж, кивнули на вопросительный взгляд Палыча, и прошли в общую комнату. Напряжение на лицах людей было заметно невооруженным взглядом, даже истеричная Мария была пришибленна. Их можно было понять, ведь они в полной мере осознали весь тот кошмар, что происходит за стенами дома.
     - У нас всё готово? – произнес я, разбавляя гнетущую тишину.
     - Да, ждем только вас, - кивнул Женя, поднимаясь с пола. – Сумок только много, но думаю, что ничего бросать не нужно. Там ведь голые стены, а с нами дети.
     - Жень, не бей по больному, а? – сморщился я. – Нам ведь так или иначе, но придется выезжать в город на мародерку. Только вот людей у нас мало, и оружия. Да вообще всего мало.
     - Даст бог, справимся, - вздохнул Виктор Андреевич.
     - Бог, - сморщился я. – Где сейчас ваш бог, когда кругом умирают люди? Когда тьма в прямом смысле на пороге. И не надо мне говорить, что его пути неисповедимы. Если он есть, но допускает всё то, что сейчас происходит на земле, то такой бог мне нахер не нужен.
     - Не богохульствуй! – повысил голос старик. – Это наше испытание и мы должны пройти его с честью!
     - Скажите это детям, которых вы привели, и попробуйте объяснить, почему ваш бог забрал у них родителей, превратив их в монстров, - зло ответил я.
     - Я…. – Виктор Андреевич набрал полную грудь воздуха, но практически сразу сдулся, и только махнул рукой.
     На пару минут в комнате воцарилась мертвая тишина, никто не решался вставить и слова, а я понял, что сорвался. Никогда и никому не навязывал свое мнение, но именно сейчас, смотря за окно, когда тьма наступает, так хотелось бы получить хоть лучик божественного вмешательства. Но небеса были глухи к молитвам, и только жаждущие плоти монстры, рыскают по окрестностям.
     - Ладно, обо всем этом поговорим, когда будем в безопасности, - нарушив тишину, произнес я. – Выходить будем через окно второго этажа, там есть козырек, а с него уже на уазик. Виктор Андреевич, вы за руль сесть сможете?
     - Да смогу, чего не смочь, - тихо ответил старик. – Чай, не безрукий какой, баранку крутить много ума не надо.
     Свет снова, в какой уже раз моргнул, и напряжение сильно просело. Лампочки практически погасли, и на долгие полминуты мы все застыли в напряжении. Но и в этот раз все вернулось в нормальное русло, и все вздохнули с облегчением. Кажется, стали возвращаться те древние времена, когда страх перед темнотой был вбит в подкорку. Вся эта ситуация очень сильно подтачивала самообладание выживших, и если к этому прибавить те видео, что можно было найти в сети, то становилось совсем грустно. Но к счастью или, к сожалению, интернет перестал работать, а телефонная связь практически все время барахлила. Бесперебойно работал телевизор, и это хоть как-то облегчало состояние людей.
     Сборы не заняли много времени. Мы только еще больше забили лестницу, чтоб загнанные одержимые не смогли прорваться на второй этаж. Приготовили пару шкафов, чтоб плотно закинуть последний проход, через который буду протискиваться я, когда открою дверь и заманю внутрь тварей. Макс же в это время, под прикрытием Палыча выйдет через окно на козырек и закроет за одержимыми дверь. Свет фар от заведенного хорька освещал практически всю сторону дома, и можно было не бояться тварей из тьмы. Правда для перестраховки, мы заведем еще несколько машин и расставим их по двору.
     Довольно быстро мы все переместились на второй этаж, еще раз проверив перед этим все квартиры и прочность запертых дверей. Следом спустили и сумки, которых оказалось слишком много. Кажется, Женька заметно переборщил, пытаясь забрать с собой как можно больше вещей. Но после пары слов, его лицо сморщилось, и наш багаж сократился вдвое.
     Сейчас мы стояли на лестничном пролете, и готовились к операции по запуску одержимых в здание. Уже пару раз мы тщательно изучали толпу через окна, и пытались выявить измененных одержимых. Можно было сказать, что нам повезло, так как таких там не было. Но с другой стороны, жильцы соседнего дома достаточно ясно помнили, что они должны быть. А это означало, что тварюшки куда-то подевались, и неизвестно к добру это или к худу. Хоть автомат и будет мешать при пересечении нашей баррикады, но я не решался идти налегке. Макс уже вылез на козырек и ждал сигнала, все остальные были наготове, и ждали возможных неприятностей. Я спустился вниз, немного расчистил себе путь подъема по старому шкафу, через стол, по телевизору, и медленно пошел к двери. Адреналин ощутимо разбавил кровь, и трясучка в руках немного напрягала. Оказавшись вплотную к двери, я прикипел взглядом к кнопке открывания и все никак не решался ее нажать. Мне было хорошо слышен скрип когтей по металлу и тяжелое дыхание одержимых. Резко прервав свои мысли, я нажал на кнопку и со всех ног рванул к баррикаде. Раздалось мерное пиканье, но ни одна тварь не смогла дернуть за ручку и дверь так и осталась запертой. Выматерившись, я вновь вернулся и, надавив на кнопку, собрался. Не сильный толчок, только для того, чтобы совсем немного приоткрыть дверь, и я несусь назад, а скрип несмазанных петель позволяет понять, что тормозить не стоит. Грохот от моего преодоления баррикады, кажется, был слышен и в соседнем доме. Зато я успел преодолеть лестничный пролет и переводил дух уже в окружении других жильцов. Одержимые с шипением карабкались к нам, и пытались преодолеть квартирный хлам, который мы накидали на лестницу.
     - Все, дверь я закрыл, - немного нервно выдохнул Макс. – Других не видно, но я жопой чую эти взгляды из темноты, надо сваливать отсюда. В округе много проводов искрит, как бы ни перегрызли.
     - Готовьтесь к десантированию, - хмыкнул я, пытаясь скрыть дрожь в руках. – Идем заводить.
     Макс кивнул и не менее криво улыбнулся. Кажется, мы с ним на пару хватили столько ощущений, что больше не надо. Остальные жильцы тоже были на взводе, фактически, сейчас именно от нас зависели их жизни. Поэтому мы молча прошли к комнате, из которой собираемся десантироваться. Переглянувшись с Женей, я потрепал по голове его сына и нырнул в освещаемый фарами харька двор.
     Было немного не по себе, особенно когда видишь, что тьма подобралась так близко к зданию, но другого выбора не было. Стоя с автоматов у плеча, я дождался пока спуститься Макс и уже вдвоем с ним мы пошли к таблетке. Пройдя пару шагов, мы синхронно включили связанные в единую сеть фонарики, и немного расслабились. Свет даровал безопасность, и позволял хоть немного расслабиться. Хорек исправно тарахтел, ярко освещая двор светом своих фар, и благодаря этому мы быстро оказались возле таблетки. Ключей не было, поэтому пришлось выбивать стекло у передней двери, и тут же внимательно осматривать весь двор. Пока еще была тишина, и, кивнув парню, я взял автомат наизготовку и стал бдеть. Макс потерялся внутри машины, а я стал вглядываться в темноту, ожидая гостей. Нервы были на пределе, хоть и света вокруг хватало, но я никак не мог сбросить с себя ощущение чужого и враждебного взгляда. Тихий хруст ветки привлек мое внимание, и резво переведя ствол на источник шума, я наткнулся на одержимого. Тот нелепо, и сильно хромая, тащился в нашу сторону, вытянув вперед одну руку и страшно скаля клыки. Быстро посмотрев по сторонам, я убрал автомат и, не мешкая, достал биту. Сделав пару шагов навстречу, и убедившись, что одержимый не представляет угрозы, я сильным ударом в висок опрокинул тварь на землю, и после, быстро превратив его череп в кашу, вернулся на свою позицию. Из машины раздавались приглушенные маты, что не добавляло мне спокойствия, но я продолжал контролировать местность. Практически сразу раздался такой желанный звук работы двигателя, и я смог выдохнуть. Макс сразу же включил дальний свет, чем показал, что думать он умеет. Звук таблетки был ощутимо громче, чем звук хорька, зато именно сейчас я чувствовал себя более-менее спокойно. Пока все шло по плану, и это несказанно радовало. Кивнув парню, я побежал к хорьку, и сев за руль, перегнал его на другое место, чтобы свет фар освещал всю стену дома, где находилось окно. Получилось так, что одна фара освещала стену, а вторая выхватывала тьму за домом, и только непонятные тени, все еще рыскали в темноте. Убедившись, что я занял позицию, на точку поехал и Макс, он остановился прямо под окном и вышел наружу. Я тоже покинул машину, и уже стоял рядом, все так же всматриваясь во тьму. С каждой минутой я все больше нервничал, и хотел быстрее свалить в более безопасное место. Сейчас наша безопасность не зависит от нас, как только пропадет электричество, мы станем легкой добычей для тварей, и это даже не смотря на то, что рядом светят фарами машины.
     - Я с Максом в хорек, к нам еще троих, - когда спустилось несколько выживших, произнес я. – Остальные в таблетку, вещи туда же.
     - Понял, - кивнул Макс. – Кто за руль уазика сядет?
     - Я могу, - кряхтя спрыгнув с крыши, произнес Палыч.
     - У тебя ружье, ты рядом сядешь, - перебил я старика. – Еще есть кто с правами?
     - Таблетку и я могу повести, - бодро хмыкнул Виктор Андреевич. – Говорил же уже, что справляюсь. Не смотри на мой возраст, нормально все будет.
     Он довольно быстро и без каких-либо задержек спустился вниз, не расставаясь со своим мачете.
     - Могли бы и последними слезать, - покачал я головой. – А вдруг кто сзади подойдет, один Женька может и не справиться.
     - Черт, не подумали, - выругнулся Виктор Андреевич. – Суета эта, и тьма. Мысли путаются, все еще не могу прийти в себя. Отдых мне нужен, и сон. Стар я для такого.
     Я сморщился, но не стал продолжать свои наезды. Все-таки старик был прав, мы все на нервах, и упустить что-то важное может каждый. Но, черт возьми, я не думал, что мне одному придется думать за всех, и это злило. Женька и молодой парень остались последними и стали скидывать вниз мешки с собранным, а наши пожилые вояки принялись утрамбовывать их по машинам. Женщины же практически сразу загрузились в машины, причем Мария, не раздумывая, уселась на переднее пассажирское сидение хорька, и стеклянным взглядом смотрела во тьму. Покачав головой, я дождался, пока все окажутся на земле, и быстрым шагом подошел к хорьку.
     - Пересядь в уазик, - открыв дверь, сказал я девушке.
     - Не хочу, - просто ответила Мария, даже не посмотрев в мою сторону.
     - Ты здесь бесполезна, - стараясь держать себя в руках, чуть ли не прорычал я. – Сядь в таблетку!
     - Нет, - вновь холодно ответила девушка.
     - У тебя есть время, пока мы грузим вещи, если не вылезешь сама, я вытащу тебя за волосы, - зло произнес я, и вернулся к таблетке.
     Вот еще только свихнувшихся баб на мою голову не хватало. Злость так и рвалась наружу, но я всеми силами пытался ее подавить. Ко мне подошла Анастасия Владимировна, и крепко сжав плечо, легонько кивнула, а после направилась к хорьку, где принялась что-то медленно говорить Марии. Поначалу девушка совершенно не реагировала, но спустя пару минут ее взгляд немного потеплел, и я смог заметит огонек жизни в ее холодных глазах. Девушка покинула переднее сидение, и, идя под руку с Анастасией Владимировной, прошла внутрь таблетки.
     - Мы готовы, - подойдя ко мне со спины, произнес Женя. – Я в кузове поеду, там хоть один мужик нужен. С тобой Макс, и трое подростков, дети с нами. Можно выдвигаться.
     - Понял, - облегченно кивнул я. – По машинам.
     Мы расселись по местам, Макс отдал пистолет Женьке, и, забрав у него кусок железной трубы, сел на пассажирское сидение хорька. Я нырнул за руль, и бросил быстрый взгляд на заднее сиденье, где совсем тихо, и практически не шевелясь, сидели две похожие девчушки, и рыжий пацан. Уазик поедет первым, я следом за ним, чтобы светом фар освещать его сзади. Нашим прикрытием послужат сцепленные фонари, которые болтались снаружи, и второй комплект находился внутри, на всякий случай. Слава богу, хорек не был тонирован, и свет изнутри машины сможет послужить хорошей защитой.
     Медленно и тяжело уазик поехал через двор, а я, внимательно смотря по сторонам, поехал следом. Свет наших фар вырвал местность из темноты, заставляя возможных тварей убираться с насиженных мест. Только вот тьма лежала настолько плотно, что я никого не видел, и сомневался, есть ли они там.
     Наши машины были забиты по самое не хочу, пару мешком пришлось засовывать и к нам, ибо таблетка оказалось не резиновой. Была возможность закинуть часть груза наверх машины, только вот крепить их было нечем. Поэтому, чтобы мы могли утрамбовать все, людям пришлось потесниться.
     Как только мы отъехали метров на триста от домов, я услышал резкий треск, и яркие вспышки проводов. А затем, в зеркало заднего вида, увидел, как погрузились в темноту дома. Весь наш мир внутри машины замер посреди мертвой тишины. Каждый думал о своем, и я более чем уверен, что светлых мыслей ни у кого не было. Я напряженно всматривался в зеркала, ожидая увидеть бегущих за нами тварей, но пока все было тихо. Женя включил радио, и уставший голос молодого парня рассказывал об обстановке в городе.
     - К сожалению, власти самоустранились, да и полиция разбрелась по домам. Правда еще можно увидеть уазики с сиренами, но уже никто не приезжает на вызовы. Телефоны аварийных служб молчат, до той же полиции не дозвониться, зато выстрелы в городе не прекращаются. Началась какая-то вакханалия, люди словно сошли с ума, и рушат магазины, вытаскивая ненужную уже технику и дорогие вещи. Высокая нагрузка на электрические сети приводит к сбоям, люди подключают все возможные осветительные приборы, опасаясь остаться в темноте. Но, если чудовищ свет отпугивает, то бывших людей нет. Они очень быстро меняются, и иногда не отстают от монстров, но уже не боятся света. Официальных заявлений нет, власть молчит, телевидение молчит. И непонятно почему так происходит. Все улицы залиты кровью, я бы вам показал, но, к сожалению, могу только говорить. Это вообще единственное, что у меня осталось. Я заперт в студии, а в дверь ломятся мои бывшие товарищи по работе. Не знаю, насколько меня хватит, но я буду продолжать мониторить интернет, и сообщать вам об изменениях. Спасибо, что остаетесь с нами, а теперь небольшой музыкальный перерыв.
     На пару секунд радио затихло, а после заиграла песня - Бал у князя тьмы. Да уж, обнадежил он нас, так обнадежил. Я только с силой сжал руль и постарался сдержать вырывающиеся наружу маты. Все-таки позади дети. Мысли с бешеной скоростью скакали по черепной коробке, но все больше бессмысленно сталкивались друг с другом и давали сбой. Если честно, я не представлял, как нам выжить. Да, сейчас мы приедем на базу, оставим машины заведенными, но нам нужна тонна всего. Так что без вылазок в город не обойдется, а это очень большая опасность. И кого мне с собой брать? У нас из боевых это два старика, Женька, который семью не оставит, да Макс. Кого-то нужно оставить и на защите, всякое может случиться. И выходит, что придется нам с Максом вдвоем вырываться в город, и марадерить. В оружейку бы, какую заскочить, а то без патронов становится совсем грустно.
     - Серый, смотри, - Макс привлек мое внимание и указал рукой немного в сторону от дороги. – Там автомобильный магазин стоит, давай заскочим?
     - Нафига нам оно? – не понимая, спросил я.
     - Я там генераторы видел, - пояснил мне парень. – Да и фар можно купить и запитать в одну сеть. Провода там всякие, может, и еще что интересное найдем. По деньгам мы неплохо собрали, так что если там кто есть, то удастся купить.
     - Хорошая мысль, - кивнул я, и посигналил впереди идущей машине.
     Уазик замедлил свой ход, и остановился на обочине, а я подъехал к нему сбоку и, опустив окно, стал ждать, пока они опустят свое. Там, кажется, что-то заело, и Палыч плюнув на все, открыл дверь.
     - Палыч, рулите к магазину, мы за вами, - ответил я на его вопросительный взгляд.
     - Думаешь, найдем там что нужно? – опасливо посмотрев по сторонам, спросил мужчина. – Ладно, дело твое. Надо, значит надо.
     Закрыв с третьего раза дверь таблетки, Палыч, активно размахивая руками, стал что-то втолковывать второму старику. Уазик тяжело тронулся и стал неспешно набирать скорость, ну а мы поехали следом. На объездной дороге, к нашему счастью работали фонари. Это немного добавляло спокойствия, но вот радиовещание это спокойствие убивало напрочь. В итоге я просто выключил радио и включил воспроизведение с флешки. Легкая музыка немного успокоила расшатанные в хлам нервы, ведь нам еще предстоит посетить город, но если слушать радио, то этого лучше не делать.
     Мы свернули с основной дороги, и поехали к магазину. Не знаю, куда будем ставить генератор, но, если он там действительно есть, то всем придется потесниться еще больше. Магазин стоял на своем собственном участке, что был огорожен высоким металлическим забором из сайдинга. На его территории ярко светились светодиодные фонари, а значит, свет здесь еще есть. Машины проехали через открытие ворота, и остановились сбоку от парковки. Никто не стал глушить двигатель, ведь если внезапно погаснет свет, то фары будут нашим единственным спасением.
     После недолгого обсуждения, внутрь мы пошли с Максом, а стариков и всех остальных оставили в машинах. Поднявшись по высокому крыльцу, я взял автомат наизготовку, и, кивнув Максу, дождался, пока он рывком распахнет дверь. Мы оказались в обычном торговом помещении, а звучание голосов из простого мыльного сериала, ставило в тупик. Медленно, я двигался вперед, и прислушивался к любому шороху, а Макс шел немного позади меня, крепко сжимая в руке кусок металлической трубы.
     - Вы что-то хотели? – раздался немного сонный голос со стороны витрин.
     Резким движением я развернулся на звук, и взял на прицел то место, откуда раздался вопрос. Спиной к нам стояла женщина, лет сорока, и тряпкой протирала одну из витрин. Она не видела нас, но, видимо услышала, что мы зашли, и не удостоила нас даже взгляда. Мы с Максом заметно зависли, и замерли на месте.
     - Ну, чего молчите? – немного нервно заговорила женщина и повернулась к нам. – Ой, а вы чего это задумали?
     Было видно, что она сильно испугалась, но постаралась не подать виду, хотя легкая дрожь в руке выдавала ее с лихвой.
     - В городе беспорядки, - убрав автомат за спину, произнес я. – Вы не в курсе что ли?
     - Какие еще беспорядки? – немного упокоившись, спросила продавщица. – У нас тут связь совсем не ловит, и интернета нет. Мы работаем посуточно, вот и получается, что целые сутки сидим практически отрезанными. Да еще и темень эта, пугает немного.
     - Так, - выдохнул я, понимая, что мое объяснение будет сложно принять на веру. – Считайте, что начался конец света, в прямом смысле слова. Город в огне и хаосе, из тьмы приходят разные твари, а многие люди стали одержимыми и пожирают выживших. Я бы вам советовал поехать с нами, у нас есть машины, и примерный план на безопасное место.
     - Какие твари? Какие одержимые? – нахмурившись, зло произнесла женщина. – Не морочьте мне голову! Если собрались втихую обобрать магазин, то у вас ничего не получится! Лучше уезжайте отсюда, и не пытайтесь меня запугать!
     - Хреново дело, - покачал головой Макс.
     - Никто не пытается вас напугать, - повысив голос, резко произнес я. – Если не верите, то это ваши проблемы. Спасение утопающих, дело рук самих утопающих. Тогда мы просто закупимся необходимым, и уедем. Хорошо?
     Женщина долгие десять секунд смотрела на нас, а после неуверенно кивнула и прошла к прилавку. Макс еще пару раз попытался достучаться до женщины, просил ее пройти к машинам и узнать у сидящих там людей, но продавщица была непоколебима. В конце концов, он так же махнул рукой и принялся выкупать все, что нам может пригодиться. В общей сложности, по квартирам нам удалось найти чуть больше сотни тысяч рублей, коими мы сейчас беззастенчиво рассчитывались. По генераторам выбор хоть и был, но состоял он из трех моделей. Две модели были в пределах десяти тысяч, и нам однозначно не подходили, а вот третий вариант был более-менее неплох. Стоил он пятьдесят тысяч с копейками, и выдавал девять киловатт. Весила эта хреновина прилично, поэтому пришлось звать на помощь и других членов нашей команды. Макс разошелся не на шутку, и выкупил просто кучу фар и различных проводов. Я не вникал в это дело, и все больше смотрел по сторонам. Густая темнота, что бурлила за участками света, совершенно не позволяла расслабляться. Проблема была с бензином, если на харьке был практически полный бак, то у таблетки с этим были проблемы. А ведь еще нужно будет чем-то заправлять генератор. Об этом мы разговаривали с Максом, и уже прикидывали куда ближе всего вырваться, когда к нам подошла продавщица и предложила купить бензин у нее. Условиями была оплата наличкой и отказ от чека. Сказать, что нас это обрадовало, это ничего не сказать. Женщина провела нас к небольшому контейнеру, где стояли бочки с топливом. Она то и дело бросала взгляд на наши сборы, и ходящих возле машин людей, но все еще отказывалась верить нам на слова. Мы залили полные баки на обеих машинах, и взяли с собой несколько канистр. Пришлось вновь потесниться, забрать двух человек из таблетки, и посадить к нам. Зато Макс уже не выглядел таким хмурым, покупки однозначно прибавили ему настроения, только вот наша наличность кончилась, остались сущие копейки.
     Еще более загружено, мы покинули магазин, но перед уездом я достучался до женщины, хотя бы на запуск генератора. Она наотрез отказывалась даже слушать, и только упрямо мотала головой. Не знаю, что у этой женщины в голове, но силой тащить ее с собой у меня не было никакого желания. Из-за этого, в машине повисла неловкая тишина, каждый боялся сказать вслух, что ждет эту женщину. Так в тишине мы и проехали около двух километров трассы под ярким светом уличных фонарей. Радио было выключено, и сейчас играла легкая музыка, а мысли каждого из нас были далеко. Вообще, наши разговоры сводились к минимуму, уж очень сильно на всех давила тьма, и неизвестность.
     Мы чуть не проскочили нужный нам поворот, или водитель таблетки просто зазевался, поэтому пришлось резко тормозить и уходить в сторону. Мы свернули на темный участок асфальтированной дороги, и только наши фары разрезали густую тьму. Сама база находилась за небольшим лесным массивом, словно в кармашке, в котором стволы деревьев надежно прятали ее от дороги. Подъехав к большим, металлическим воротам, мы, недолго думая, сбили замок, и въехали внутрь. Все были на пределе, и желание оказаться за крепкими стенами было просто невыносимым. Ворота мы закрыли простым куском проволоки, ведь если кто и решит сюда забраться, то его не остановится и замок. Адреналиновые вспышки в крови теперь порождали лишь усталость, и я все больше нервничал. Следуя за уазиком, мы ехали по широким коридорам, среди множеств различных ангаров, и только Виктор Андреевич знал, куда нам ехать. Наконец-то, спустя минут пять мы оказались перед, пожалуй, самым огромным ангаром на этой территории. По виду он был стандартным полукруглым ангаром, на подобии военных. Стены его были сделаны из прочных листов металла, что несказанно радовало мой уставший разум. Окон я так же не приметил, а это означало, что нам повезло еще раз.
     - Макс, глянь сразу, при свете фар, куда и как присобачить свет, - повернувшись к нашему электрику, проговорил я.
     Тот не говоря, ни слова, кивнул головой и покинул машину. Я облокотился о спинку сидушки, и прикрыл глаза. Безумно хотелось спать, или хотя бы не двигаться, но звук открываемой двери дал понять, что еще слишком рано. Встрепенувшись, я взял автомат, и вышел наружу, внимательно осматривая местность, и немного недовольно смотря в сторону подростков, что вышли сразу за Максом.
     - Ну что, как тебе местность, Серый? – подойдя ко мне ближе, спросил Виктор Андреевич.
     - Хочется верить, что безопасно, - кивнул я головой. – Сейчас Макс немного осмотрится, и будем заходить внутрь. Без меня пока не суйтесь, вдруг там одержимые, или твари. Света же там нет, я правильно понимаю?
     - Был раньше, - кряхтя произнес Виктор Андреевич. – Вон видишь, провода идут, раньше же здесь кипела работа, и даже сейчас можно найти много полезного.
     - Надеюсь, об этом месте знает ни так много людей, - криво произнес Палыч. – А те, кто знает, уже никому и ничего не скажет.
     - Злой ты все-таки мужик, Палыч, - подойдя к нам, произнес Макс. – В общем, я осмотрел все необходимое, можно заходить внутрь.
     - Окей, - кивнул я, поднимая автомат. – Я первый, ты за мной, остальные вернитесь в машины, на всякий так сказать.
     - Вдвоем пойдете что ли? – нахмурившись, спросил Виктор Андреевич. – Да и зачем разведка? Закрыты двери, никого там быть не должно.
     - Мы еще не знаем механизма появления тварей, может они так же, как и одержимые могут появляться из тьмы, - отмел я его настрой. – Так что рисковать не будем. Лучше перебдеть.
     - Ты это, снова задумал замок ломать? – хитро прищурившись, уточнил дед.
     - Судя по вашей хитрой морде, у вас другие мысли? – не став играть в угадайку, прямо поинтересовался я.
     Виктор Андреевич прошел к стоящему неподалеку, ржавому шкафу, и словно фокусник вытащил из него небольшую связку ключей. После чего, он прошел к двери, и театральным жестом провернул замок. Резкий удар буквально вырвал дверь с петель, и в участок света вывалилось желеобразное нечто с несколькими отростками. Я только успел прицелиться, как тварь низко завизжала и втиснулась назад в ангар, оставляя за собой дымящийся след. Очень быстро я рванул к харьку, и, сорвав с него сеть фонарей, буквально влетел в ангар. По пути я бросил взгляд на старика, тот был в порядке, получил сильный ушиб, но в целом, не развалился. Оказавшись внутри ангара, я вытянул руку с фонарями вперед, а в другой держал автомат. На полу был темный след от слизи, и как только лучи света ворвались в темное помещение, раздался тонкий визг, и сгусток непонятной массы, с помощью одного из своих отростков, подтянул себя к стене. Я не стал тратить патроны, а просто жег черный холодец светом, успевая при этом смотреть по сторонам. Тварь продолжала тонко визжать, но с каждой секундой звук становился все тише, и лишь черный след мерзкой жижи продолжал дымиться. Посмотрев назад, на дверь, я увидел, что к ней, практически вплотную подогнали машину, и свет ее фар развеял еще больше тьмы. Только вот снаружи не подумали, что перед буханки практически перекрыл мне выход. Отметив это краем сознания, я продолжил мелено идти вперед, наблюдая, как черная тварь тает, словно снег под тепловой пушкой. Не знаю, сколько прошло времени, но если судить по ощущениям, то пара часов точно. Правда, если посмотреть более разумно, то становится понятно, что минуты четыре, не больше. С противным звуком, остатки черной туши плюхнулись на пол, и разлетелись жидкими ошметками. Мое внимание привлекло непонятное мерцание, что находилось прямо посреди самого большого ошметка. Я аккуратно подошел ближе, и сквозь жижу, увидел небольшую, продолговатую шкатулку. Она мерцала в свете фонариков и заманчиво сверкала изнутри тусклым, но теплым светом. Дождавшись пока все остатки монстра полностью исчезнут, я в замешательстве замер над непонятно как оказавшейся внутри монстра, коробочки. Единственное, что пришло в голову, так это то, что тварь просто случайно сожрала ее. Правда это не объясняет, из-за чего она светится изнутри. Подобрав небольшую палку, я потыкал в шкатулку, но ничего этим не добился, и немного подумав, все-таки решил ее поднять.
     На ощупь шкатулка оказалась теплой, и немного шершавой, а металл, из которой она была сделана, был похож на серебро. Даже, скорее всего, это оно и было, уж очень похоже. По размерам, она была похожа на портсигар, только немножко толще. Спереди у шкатулки было два небольших крючка, которые держали ее закрытой. Немного надавив, я отщелкнул их и распахнул крышку. Внутри, на черном бархате лежал прозрачный овальный камень, с множеством граней. Он ярко переливался всеми цветами радуги и призывно мерцал в темноте. Я был очарован игрой света на его гранях и рискнул дотронуться пальцем до камня. На миг, я ощутил ожог, и спустя секунду яркая вспышка ослепила мой взор, а когда я проморгался, то камня внутри не оказалось. Очумело посмотрев по сторонам, я вновь вернул взгляд на шкатулку, но ее в руках уже не было. Все мысли выдуло из головы, и я не понимал, что происходит. Вокруг творится какая-то нелепая чушь, слишком много странностей и я ничего не понимаю. Именно на этой мысли в мой разум, словно под напором, стала поступать информация. Я стал осознавать, что получил что-то из ряда вон выходящее, что-то, совсем чуждое этому миру. Постепенно, информация в моей голове уложилась, и все, что я смог, так это стоят и глупо хлопать глазами.
     - Серый, ты в порядке? – раздался приглушенный голос, со стороны двери.
     - Да, - хрипло ответил я, и понял, что меня не услышали.
     Сбросив легкое наваждение, я деревянным шагом, совсем не обращая внимания на окружающее пространство, пошел к двери. Уазик был отогнан, и только оказавшись снаружи, я смог унять дрожь в ладонях. Как раз сейчас вся информация в голове уложилась, и я словно знал ее всю свою жизнь. Она прочно сплелась с моими мыслям, и я не воспринимал ее как что-то чужеродное. Этот кристалл в серебряной шкатулке, дал мне возможность применять кое-что нереальное, кое-что сверхъестественное и выходящее за грани этого мира. Хотя, судя по тому, что происходит вокруг, границы мира немного расширились, и не зря эта шкатулка осталась после убийства твари из тьмы. В любом мире должно присутствовать равновесие, и там, где появилась тьма, обязательно должно появиться что-то, что ее уравновесит. И судя по тому, что я получил из кристалла, это означает, что наврятли все вернется на круги своя, и впереди все будет только хуже. Сверкающий камень подарил мне возможность применять воздушное копье. Словно заклинание из мира магии, или скорее скилл из какой-нибудь фентезятской игры. У меня появилась возможность использовать спрессованный воздух, способный раз в десять минут пробивать сталь. Копье будет лететь на расстояние в двадцать метров, после чего весь его заряд пропадает и начнется откат в десять минут ровно. Жаль, что вместе с информацией по умению, я не получил информацию по шансу выпадения этих самых шкатулок. Мой нервный смешок заметно напугал окружающих людей, и с силой проведя рукой по лицу, я постарался взять себя в руки.
     - Давайте потихоньку выгружаться, - криво улыбнувшись, произнес я. – Чем быстрее все сделаем, тем раньше сможем отдохнуть. Нам ведь все равно придется ехать в город. То, что происходит вокруг, это только начало. Дальше будет только хуже.
     - Не нравится мне твоя уверенность, Серый, - сморщился Женька, и, развернувшись, пошел к таблетке. – Но твои слова вечно попадают в цель. Черт, а я ведь было надеялся, что все еще наладится.
     - Выгружаемся? – немного неловко, спросил Палыч.
      Мельком глянув на мужика, я лишь кивнул и, повесив на угол ангара сеть фонариков, прошел к уазику. Вокруг было тихо, и одержимым неоткуда взяться. Свет давал нам более-менее безопасную зону, и нужно было как можно быстрее решить вопрос с разгрузкой машин. Скрип открывающихся ворот привлек внимание, и я осознал, что жутко затупил. Машины разгрузить можно и внутри, за крепкими стенами, не опасаясь, что из тьмы выпрыгнет очередная тварь. Кажется, мой разум немного сбоит, особенно после шкатулки с кристаллом.
     - Ты в норме? – подойдя ко мне со спины, тихо спросил Женя. – Выглядишь словно пыльным мешком стукнутый.
     - Да как-то замотался, - сморщился я, отгоняя невеселые мысли.
     - Ну, еще бы, - хмыкнул друг. – Взвалил на себя такую кучу обязанностей. Вот нафига ты рванул в ангар? Подогнали бы машины, или высветили бы все фонарями.
     - Да черт его знает Жека, - пожал я плечами. – На тот момент мне показалось это единственно верным решением. Быстрее добить ослабевшую тварь. Итак, вон старику нашему досталось. Если честно, я вообще не представлю что делать дальше. Нужно как-то ехать в город, но опять же, с кем ехать и кого оставлять здесь. Из оружия у нас только два ствола, пистолет можно не считать. Ты точно семью не оставишь, остается только Макс, но ехать вдвоем, не знаю, в общем, не знаю.
     - Тебе нужно поспать пару часиков, - хмыкнул Женя. – Насчет города, я с тобой согласен, ехать нужно обязательно. Мне пока сложно принять ту мысль, что впереди не будет света, а только лишь тьма. Но если это так, то вот такие базы, с множеством фонарей, это единственный способ выжить. Электричество не появляется само собой, а значит нужно продумать и этот нюанс. В первую очередь нужно, конечно, найти оружие. С этим есть идеи?
     - Единственный вариант это грабануть какой оружейный магазин, - пожал я плечами. – Только вот кажется мне, что ни мы одни такие умные. А значит, медлить нельзя. Если мы, конечно, хотим собрать сливки.
     - Что обсуждаете? – подойдя к нам, спроси Макс.
     - Думаем, где в городе найти оружейный магазин, желательно чтоб о нем мало кто знал, - ответил ему Женя. – Нам без оружия никуда, да и еще кучу мелочей надо. Еду ладно, можно и на костре сделать. Вообще нужно узнать, как твари будут реагировать на свет от огня. Если и он будет их плавить, то все становится не таким темным.
     - Как я понимаю, поедем мы вдвоем? – сложив руки на груди, вновь спросил Макс. – Я и Серега? Нам бы отдохнуть немного, вымотался я что-то.
     -Не Сергей я, меня Слава зовут, а Серый это кличка от фамилии, - покачал я головой. – У нас два часа, закрываем ворота и мы с тобой на боковую. Остальные пусть разбирают вещи, потихоньку обустраиваются внутри, да составляют список первоочередных надобностей. Ну и пусть накидают, где какие магазины, оружейки, где лампами можно затариться. В общем пусть немного пошевелят мозгами. Жека, ты остаешься за главного. Постарайся немного снизить уровень безнадеги в окружении.
     - Знаешь, я бы лучше с тобой рванул, чем такие вопросы решать, - покачал парень головой. – Но семью я не оставлю, так что постараюсь сделать все, что в моих силах.
     - Макс, ты как, чувствуешь в себе желание помарадерить? – наблюдая, как закрываются ворота, спросил я.
     - Честно? Ни капли, - покачал тот головой. – Зато у меня есть желание выжить, поэтому вопрос хочу или не хочу, здесь не стоит. Раз кроме нас некому, значит поедем и вынесем столько сколько нужно.
     Я кивнул головой и ненадолго замолчал. Осталось открытой одна створка ворот, через которую вырывался свет фар. Мы прошли внутрь и смогли наглухо закрыть ворота. Быстро прикинув, я схватил сеть фонарей, и вышел наружу. Мне нужно проверить, что за копье такое, и на что вообще можно рассчитывать. Оказавшись снаружи, я быстро осмотрел окружающий двор и приметил немного сбоку мусорные ящики, которые с трех сторон были огорожены десятисантиметровой бетонной стеной. Мельком глянув назад, я убедился, что дверь прикрыта и меня никто не видит. Почему-то я пока не хотел показывать, что мне досталось от убитой твари, не знаю почему, но факт остается фактом. Я подошел к контейнерам сбоку, так чтобы на линии полета стояли все три ящика, и две бетонные стены. Направив руку вперед, я сосредоточился и выпустил копье. Раздался глухой хлопок, и сгусток спрессованного воздуха, пробивая все преграды, очень быстро рванул вперед. Я невольно присвистнул и обошел мусорку по кругу. Что ж, копье пробило все три мусорных ящика и обе бетонных стены, оставляя после себя отверстие, диаметром сантиметров пять. Скорость снаряды мне показалась равной скорости полета пули, а значит, и увернуться от него будет проблемой. Откат не ощущался как нечто чужеродное, я четко осознавал, сколько времени осталось до возможности повторной активации копья. Десять минут в условиях боя это чертовски большой промежуток времени. Громкий шорох со стороны другого ангара, немного расшевелил меня, и я вернулся назад, к своей группе. Ангар был совсем не маленьким. По моим прикидкам, длина была около пятидесяти метров и ширина около двадцати. У дальней стороны имелись какие-то небольшие постройки, похожие на кабинеты, с большими окнами по бокам. В целом, внутри было ни так много грязи и различного хлама. В основном, все было запылено, иногда встречались разные железяки, бумажный мусор и почему-то осколки стекла. Машины не были заглушены, и светом фар разгоняли темноту помещения. Практически все были припаханы к выгрузке вещей, и только мы с Максом имели возможность на отдых. Я подошел к Женьке и, перекинувшись с ним парой фраз, убедил его прогуляться со мной по улице. Парень нацепил на себя вторую сетку фонарей, и под непонимающие взгляды окружающих, мы вышли наружу. Откат практически прошел, и я повел своего друга к мусоркам.
     - Как думаешь, откуда здесь эта дыра? – спросил я Женю.
     - Это то, ради чего ты меня притащил? – хмыкнул парень, и принялся внимательно осматривать отверстия. – Знаешь, даже не скажу. На пулевое отверстие не похоже, на след, от какой пушки тоже. Для пули слишком большая дыра, для крупнокалиберного слишком маленькая и ровная.
     - Это я ее сделал, - произнес я. – Без какого либо оружия.
     - Что? – развернувшись ко мне, удивленно проси парень. – Серый, ты в порядке? Не хотелось бы, чтоб у тебя крыша поехала.
     - Может и поехала, - пожал я плечами, выставляя руку вперед. – Смотри.
     Как и в первый раз, раздался глухой хлопок, и копье совершенно спокойно проделало такое же отверстие. Женя попытался что-то сказать, но лишь очумело глотал воздух, а его глаза метались между отверстием и моей рукой.
     - Думаешь, все-таки рехнулся? – посмотрев на друга, спросил я.
     - Что это за херня? – выдохнул парень и с силой потер лицо. – Серый, твою мать, что за чертовщина? Тебе мало того, что вокруг происходит?
     - Вот твой последний вопрос я вообще не понял, - хмыкнул я.
     - У меня итак голова кругом, а тут еще такое, - возмутился парень. – Откуда у тебя это?
     - С того слизняка, что я убил в ангаре, выпала небольшая серебряная шкатулка, а в этой шкатулке лежал кристалл, - начал объяснять я. В конце концов, ни мне одному нести это знание. – Когда я дотронулся до камня, в мой разум что-то проникло, не знаю, как объяснить. В общем, спустя пару минут, мне казалось, что я умел это всю жизнь. Этакий скилл из игры, с откатом в десять минут. Как видишь, эта штука довольно-таки мощная и думаю копье вполне способно пробить тварь.
     - Копье? – непонимающе спроси парень.
     - Это умение называется воздушное копье, - пояснил я.
     - Пиздец, - выдохнул Женька. – У меня в голове просто каша. Я даже представить не могу, чем все это обернется. Именно поэтому ты решил, что ничего не вернется на круги своя?
     Мне оставалось только кивнуть, и продолжить смотреть на два сквозных отверстия.
     - Судя по всему, нас пытаются уровнять, - заговорил я. – Закон равновесия никто не отменял, и, судя по всему, именно эти умения или способности, должны помочь нам выжить. Это только мои догадки, но если рассуждать логически, то все взаимосвязано.
     - А я вот о другом подумал, - тихо заговорил друг. – Не знаю, какой шанс выпадения этих шкатулок, но представь, насколько теперь стоит быть осторожными. Вы скоро поедете в город, и сам черт не знает, у кого еще что будет. Каждый человек, теперь потенциальная угроза, даже без оружия. Но ты прав, мы еще совсем ничего не знаем, и вдруг так повезло только тебе. В любом случае головной боли прибавилось.
     - Думаю, пока не стоит говорить другим, - произнес я. – Они еще не пришли в себя после тьмы, а тут такое. Максу скажу в машине, а остальным пока лучше не знать. Пусть немного восстановят свое душевное равновесие. Кстати, ты как по работе с электричеством? Сможешь, пока мы катаемся, подключить генератор, фары?
     - Думаю, что смогу, - кивнул парень. – Кое-что уточню у Макса, да и старики наши, если что помогут. Не беспокойся, справимся тут без вас, должны справиться.
     - Хорошо, - кивнул я в ответ. – Надеюсь на тебя Жека.
     Парень кивнул и о чем-то задумался. Так в тишине, мы и вернулись назад в ангар. Я убедился, что уазик свободен, и долго не думая завалился спать прямо на пол в заднем отсеке. Постелил кучу шмоток, одеял, и, не раздеваясь, провалился в легкую дрему, которая почти сразу перешла в полноценный сон.

Глава 3

     Сознание возвращалось нехотя, словно я застрял в темном омуте, и липкие нити чего-то черного не желали выпускать меня наружу. Разлепив тяжелые веки, я долгие пять секунд не мог понять, где нахожусь. Ущипнув себя за ногу, я убедился, что это не сон, и с тяжелой головой принял сидячее положение. Спать хотелось неимоверно, и все произошедшее казалось лишь сном. Но сосредоточившись, я ощутил на краю сознания воздушное копье, и тяжело вздохнул. Значит, тьма все-таки не сон. Кряхтя, словно старый дед, я выбрался из таблетки и оказался посреди практически полной тишины. Лишь тихое тарахтение генератора, закрытого в одном из дальних помещений, да мерное гудение осветительных приборов, нарушало покой. Пройдя немного вперед, я убедился, что все спят и только зло выматерился. Никто не сидел на страже, никто не караулил дверь, и никто не следил за обстановкой. Кажется, люди почувствовали себя в безопасности, и совершенно расслабились. Я быстро прошел к водительскому месту таблетки, и завел ее, после чего, нажал на сигнал и с долей садистского удовольствия наблюдал, как подрываются все постояльцы ангара.
     - Вы че, мать вашу, совсем ахренели? – заглушив машину, и выйдя наружу, заорал я.
     - Серый, успокойся, - не понимая, махнул Женя. – Мы за крепкими стенами, свет есть. Люди устали, всем нужен отдых, не шуми.
     - Жека, ты-то с какого хера так отупел? – смотря в глаза другу, спросил я. – Тебе напомнить, какие отморзки ходят по земле? Мне растормошить твою память о далеком нулевом, или ты сам додумаешься? В сегодняшних реалиях не только твари из тьмы представляют опасность, или ты хочешь, чтоб твой сын и жена стали игрушкой какого-нибудь обезумевшего идиота? Палыч, Андреич, я понимаю, вы пожилые люди, но блин, серьезно? Или мне нужно было стоять на страже вашего сна, а потом ехать в город, чтобы где-то там рухнуть от усталости? Народ, мирная жизнь кончилась, или вы принимаете эти реалия, или очень скоро на ваши жизни я не поставлю и копейки! У меня нет желания в одного тащить на себе весь этот балласт!
     - Что происходит? – подойдя ко мне со спины, сонно спросил Макс.
     - Да пиздец происходит, - махнул я рукой, и, развернувшись, вернулся в кузов таблетки.
     Злость на их тупость все еще бурлила в венах, и если так будет продолжаться, то я оставлю их, и буду выживать сам. На себя я могу рассчитывать, но, как выяснилось, ни на кого другого положиться нельзя. Где-то на краю сознания, я понимал, что они действительно устали, но с другой стороны, более темной, их желание поскорее сдохнуть меня не устраивало.
     - Плохо дело? – подойдя ко мне, спросил Макс. – Надо было мне остаться, и подежурить, понадеялся я на них.
     - Да, а потом со мной в городе клевать носом? – посмотрев на мужика, спросил я. – Нет Макс, надо было кому-то из них бодрствовать, а не дрыхнуть. Сейчас тот самый момент, который либо переживешь, любо станешь низшей ступенькой пищевой цепи. И судя по всему, у этих нет никакого желания выживать, и это напрягает. Значит, положиться я могу только на себя. И с таким раскладом у меня просто не хватит сил на заботу об остальных.
     - Ты чего расшумелся, молодой? – одернул меня голос Виктора Андреевича. – Чего панику поднимаешь на пустом месте? За эти стены ни одна тварь не проберется, а людям нужен отдых! Сам-то, небось, сразу спать увалился. Да и вообще, я бы поспорил, с твоим старшинством.
     - Так, - выдохнул я, поворачиваясь к старику. – Хочешь поспорить с моим старшинством? Поднимай свою задницу, и езжай в город. Привози нам оружие и патроны, а я останусь здесь, буду пыль с пола подметать. Как тебе такая идея?
     Я намеренно перестал обращаться к старику на вы, так как после всего этого, уважения я к нему не испытывал. Было заметно, как Виктор Андреевич вздрогнул, когда я заговорил про город, а значит, страх перед тьмой пустил в его сердце длинные корни.
     - Серый, Серый, успокойся, - подойдя ко мне, произнес Жека. – Сглупил я, сглупил, не заводись. Действительно расслабился что-то. Это ты у нас в армии был и умеешь перестраиваться, а у меня с этим сложно.
     - Мда, Серый, что-то и мне взгрустнулось, - провожая взглядом старика, сказал Макс. – Что делать будем?
     - К городу готовиться, - пожал я плечами. – Кофе, легкий перекус, и вперед. Времени у нас ни так много, а здесь пусть Жека справляется. Надеюсь, деды его под шконку не загонят.
     Ответом мне был смешок со стороны Макса и хмурый взгляд от Женьки. Не знаю, как все сложится, но, кажется, дальше будет только хуже. Придется внимательно следить за своей спиной и поступками окружающих. И если ко всему этому прибавить умения, что дают шкатулки, то становится совсем грустно.
     Легкий перекус не занял много времени. Мы сидели и лениво жевали бутерброды, запивая их нормальным молотым кофе. Необходимо было хоть немного, но прогнать сонливость, да запастись силами. Да и чего греха таить, нужно было где-то найти смелость, это я перед людьми строю из себя бесстрашного бойца, а самому до мокрых штанов страшно ехать в город. Даже с этим копьем, от которого толк лишь раз в десять минут, я не слишком далеко продвинулся в плане выживаемости. Один лишь взмах когтистой лапы и все, конец.
     - Все, хватит, - тихо выдохнул я, допив залпом остаток кофе. – Макс, выдвигаемся.
     Парень перевел на меня сонный взгляд и рассеянно кивнул головой. Собравшись с мыслями, я принялся готовиться к поездке. Проверил ксюху, тщательно подогнал одежду, сильно затянул шнурки и накинул кожаную куртку. Если раньше я думал, что она чем-то поможет, то сейчас я в этом не уверен. Из уазика были выкинуты все лишние вещи, а на заднем сидении лежали сетки фонарей. Макс тоже подошел к сборам основательно, и я надеялся, что наша поездка ни в один конец.
     - Едем? – бодро спросил Макс.
     - Знать бы еще куда, - хмыкнул я, усаживаясь за руль. – Есть мысли?
     - Есть на примете парочка мест, - кивнул парень. – Анастасия Владимировна подкинула информацию об одном магазине. На Линейном переулке стоит небольшой охотничий магазин. Не пользуется особой популярностью, слишком скудный и довольно специфический выбор, да и цены там огого. Но есть шанс, что все еще не разграблен. Находится в здании банка, а значит и двери со стенами там потолще будут. Не знаю, сможем мы туда пробраться или нет, но попробовать стоит.
     - Думаю, по этому вопросу у меня есть кое-какие мысли, - кивнул я головой. – Ну что ж, поехали.
     Макс помог закрыть двери ангара, после чего вернулся назад и скинул с себя сеть фонарей. Люстра на крыше таблетки состояла из пяти крупных фар, которые мы смогли развернуть в разные стороны, тем самым немного себя обезопасив. Мы проехали сквозь лес, и выехали на объездную дорогу, где все еще горели фонари. Макс вновь включил радио и попытался найти работающие частоты, и к нашему удивлению это вышло. Работало три станции, на первой звучала веселая музыка, словно в насмешку над творившимся вокруг. Вторая была все той же станцией, где уже совершенно поехавший парень визгливым голосом вещал о ситуации в городе. А вот на третьей, к нашему удивлению, спокойным голосом вел разговор представитель силовых структур. Еще больше удивляла его адекватность и разумные советы для выживших.
     - В городе введено чрезвычайное положение, - усталым голосом говорил неизвестный полковник. - Два полицейских участка по улицам Новомайской и Ленина, а так же центральная администрация служат временными защитными базами. Здесь установлено множество прожекторов и различных фонарей, работают генераторы, а по периметру заведенными стоят десятки машин. Призываю всех выживших пробиваться к нам, мы организовали защитный периметр и можем дать вам временный кров и крышу над головой. Прекратите заниматься вандализмом. Дорогая техника и деньги не спасут вас от тьмы.
     - Как-то мрачно все, - выдохнул Макс. – Неужели уже весь город пал?
     - Скоро увидим, - хмуро кивнул я, и убавил громкость радио.
     Мы как раз подъезжали к городу, и было видно, что с подачей электроэнергии начались серьезные проблемы. Свет горел участками. Это было хорошо видно, с небольшого холма, от которого мы спускались к городу. Иногда, можно было выделить одинокие освещенные дома, что словно маяки стояли посреди кромешной тьмы. Наш город не самый большой, всего-то триста тысяч человек, но вот растянут он тонким слоем по огромной площади. И сейчас, вся эта площадь превратилась в подобие минного поля, никогда не знаешь, что встретит тебя за очередным поворотом. Три точки обороны стянули на себя всех одержимых, тем самым давая нам пространство для маневров. И как только мы заехали в город, то поняли, что конец света реален. Вокруг нас местами горела дома, разбитые машины, магазины. Многие дороги были завалены телами погибших людей, и редкий свет, что отражался в лужах крови, пробирал до костей. Не знаю, сколько осталось выживших, но смотря на весь этот кошмар можно было прекрасно все понять. На краю зрения можно было обнаружить гибкие и массивные тени, что скользили в темноте, в поисках жертв. Одержимых же почти не было видно, лишь изредка, можно было увидеть подобие человека, споро ковыляющего в темноте. Мои руки с силой сжимали руль, а взгляд метался среди разрушенных афиш, и поваленных фонарных столбов. Свет фар выхватывал из темноты следы побоищ, словно через город прошла танковая дивизия. Видя все это, даже внутри машины становилось неуютно, и свет фар уже не казался таким спасительным. По направлению Макса, мы проезжали по переулкам, и забирались все глубже в город. Даже с работающим двигателем были слышны выстрелы, правда, сейчас их стало намного меньше. То ли из-за того, что проблемы с патронами, то ли потому что стреляющих становится все меньше.
     Выехав на просторный перекресток, где в самом центре лежало больше десятка машин, я невольно притормозил. Их покореженные остовы перекрывали прямую дорогу, и мне пришлось высматривать возможность проезда. Меня тяготило непонятное предчувствие, словно на шее сжимается чья-то рука. И именно здесь, стоя на перекрестке, где по бокам росли ввысь многоэтажки, предчувствие пропало. Я, было, спокойно выдохнул, и более внимательно осмотрелся по сторонам. Мое внимание привлек тусклый свет в одном из окон соседнего здания. Мне показалось, что там за окном горит несколько свечей, и, приглядевшись, я успел поймать момент, когда окно открылось, и из него высунулся человеческий силуэт.
     - Выживший? – смотря туда же, куда и я, спросил Макс. – Может, как-нибудь поможем?
     Мне не дал ответить появившийся в его руках огненный шар. Он был размером с пару футбольных мячей, и я смог кристально ясно увидеть, как пламя плавно перетекает в руках неизвестного.
     - Что за нах? – глупо спросил Макс, прильнув к стеклу.
     Оставив вопрос парня без ответа, я, не медля, вдавил педаль в пол и рванул вперед, расталкивая уазиком перегораживающие дорогу остовы. Мой взгляд метался между дорогой и зеркалом заднего вида. Почему-то я был уверен, что этот огненный подарочек полетит именно в нас. Не успел я проехать и пары метров, как неизвестный выпустил шар, и тот с низким гулом, но довольно большой скоростью полетел в нас. Я успел завернуть за перевернутый обгорелый пикап, который и принял на себя всю мощь огненного шара. Раздался громкий взрыв, таблетку сильно толкнуло в бок покореженным пикапом, и потащило в сторону. Переключив передачу, я с трудом выровнял руль, но смог вырваться вперед и скрыться за углом дома. Еще с километр мы проехали в полной тишине, с трудом осознавая только что произошедшее.
     - Серый, ты же это видел? – сипло спросил Макс. – У меня же не глюки? Что за херня вообще происходит?
     - Не глюки Макс, совсем не глюки, - выдохнул я, притормаживая на обочине. – После убийства некоторых тварей, остаются серебряные шкатулки, внутри них лежит камень, похожий на алмаз, когда прикасаешься к этому камню, то приобретаешь умение. Словно этакий скилл из игры, заклинание, если хочешь.
     - Не понял, - выдохнул Макс, внимательно смотря в зеркало заднего вида. – Ты сейчас о чем вообще? Какие умения? Откуда такая нелепая информация?
     Я молча открыл свое окно, выставил руку и направил ее на впереди стоящий остов машины. Секундная заминка и из моей руки вылетает воздушное копье, которое с легкостью пробивает насквозь остатки остова и теряется где-то в темноте.
     - Потому что я нашел такую же шкатулку, - посмотрев Максу прямо в глаза, просто ответил я. – С ней и пришла информация об умении, и его откате в десять минут. Все остальное мои предположения, но как видишь, они верны. Не знаю, во что все обернется, но опасность исходит не только от тьмы, но и от таких, как тот мудак в окне.
     - Это больше похоже на бред, - делая глубокий вдох, сказал Макс. – Почему не рассказал раньше? Нужно рассказать всем, мне кажется, они должны это знать.
     - Они еще не приняли тот факт, что тьма убивает, а ты хочешь вывалить на них это, - покачал я головой. – Пусть сначала свыкнутся с этим новым миром, а уже после вникают в суть произошедшего.
     - Да, пожалуй ты прав, - немного подумав, выдохнул парень. – Сейчас бы мне самому хоть немного уложить это в голове. А после найти пару стволов побольше и выйти на охоту за шкатулками. Думаю, очень многие, кто узнает об умениях, будут охотиться на тварей. Ведь эти умения, они не просто уравнивают нас, они поднимают людей на более высокую ступень. Не могу об этом думать, голова идет кругом. Давай закончим дела и вернемся назад. Пока это самая важная цель.
     - Поехали, - кивнул я, отмечая таймер на копье.
     Именно с помощью него я собираюсь проникнуть внутрь магазина, если конечно он уже не разграблен. Мельком посмотрев на индикатор бака, и убедившись, что с бензином все в порядке, я вновь повел машину вперед. Макс показывал дорогу, и теперь мы внимательно смотрели не только по сторонам, но и следили за окнами. Иногда можно было увидеть редкий свет в окнах и это немного успокаивало. А вот практически полное отсутствие одержимых наоборот напрягало. Несколько раз мы натыкались на стоящие возле магазинов машины, рядом с которыми активно копашились люди. На нас все смотрели с подозрением, благо пока никто не пытался стрелять. Мы тоже внимательно следили за этими людьми, пока те не скрывались из виду. Спустя пару десятков минут мы уже подъезжали к зданию банка, и с тревогой смотрели в темные окна. Вокруг нигде не горел свет, ни одной вспышки, ни одного отблеска, все было погружено во тьму. Лишь свет наших фар разрезал ее, словно нож масло, впрочем, как и наше самообладание.
     - Давай катанем пару кругов по округе, - подал умную идею Макс.
     Я кивнул, и немного прибавив газу, поехал кругом. Одержимых все так же не было, а вот тварей тьмы можно было довольно часто приметить краем зрения. Они всегда старались прятаться и скрываться во тьме, за углами домов, в черных подъездах, и очень редко удавалось зацепиться за них взглядом. Руки сами собой все крепче сжимали руль, а нервные спазмы знатно мешали думать. Осмотрев округу, мы убедились, что вокруг тихо и пусто. Здание банка находилось на т-образном перекрестке, прямо напротив входящей улицы. Это было громоздкое четырехэтажное здание, первые этажи которого сдавались под разные магазины. Вот среди них и был нужный нам охотничий магазин. Сам я в нем ни разу не был, поэтому совершенно не представлял, что можно ожидать внутри. Перекресток не был пустым, здесь, как и везде, лежали погоревшие остовы машин, и останки людей. Асфальт практически весь пропитался кровью, и мерзкий запах смерти проникал даже сквозь закрытые окна машины. Благо дорога была широкая, поэтому проехать нам удалось без каких-либо проблем. Сейчас мы стояли прямо напротив входа, и внимательно смотрели по сторонам. Первые два этажа банка были полностью закрыты металлическими жалюзи, и вдобавок к этому, я более чем уверен, что на окнах стоят решетки. Возможность захода была лишь одна, пробить копьем центральную дверь, ну или попытаться вырвать жалюзи машиной. Только вот о втором варианте мы совершенно не подумали, и дергать нам было нечем.
     - Давай заедем с тыла, - высказался Макс. – А то здесь на открытом месте будет неуютно.
     Кивнув, я повел машину в объезд, прямиком за здание банка. Вся его территория была огорожена высоким металлическим забором, который был сделан в виде острых копий. Позади была стоянка для работников банка, а прямо за забором, метрах в десяти, возвышалось семиэтажное жилое здание. Его темные окна выходили прямиком во внутренний двор банка, а само здание находилось на небольшой возвышенности.
     - Опа, - выдал Макс, пока я присматривался к окнам. – Кажется, здесь кто-то был.
     Я посмотрел на заднюю дверь, и не смог сдержать мат. Жалюзи были вырваны с корнем, так же как и дверь.
     - Надо бы проверить, - тихо произнес я. – Нам без стволов вообще никак.
     - Давай, подъезжай задом к пролому, только не до конца, - кивнул Макс. – Сходим, проверим и если там что осталось, то уже подопрем проход машиной и будем загружать через задние двери.
     - Добро, - кивнул я и принялся разворачиваться.
     Подъехав практически вплотную к пролому, мне показалось, что я вижу свет в соседнем здании, но с десяток секунд понаблюдав за домом, бросил это дело. Мы вышли из машины с уже надетыми сетями фонарей, и, включив их, пошли внутрь. Как только мы оказались в здании, в нос тут же ударил запах горелой проводки, и жженой бумаги. Нашему взгляду предстал пол, практически полностью усыпанный бумажными купюрами. Кажется, кто-то торопился вынести все деньги. Перед нами был длинный широкий коридор, по бокам которого находились различные магазины. А дальше, в конце коридора, была широкая лестница, ведущая на второй этаж, к банку. Именно оттуда тянулась дорожка из денег, тогда как все боковые жалюзи были закрыты. Тихо кивнув Максу, я первым пошел вперед, он же шел следом, немного позади и чуть левее.
     - Ты бы лучше в машине остался, - тихо произнес я. – Если тварь, какая, вылетит, без ствола от тебя толку мало будет.
     - Провремся, - хмыкнул парень, крепко сжимая мою биту.
     Покачав головой, я вновь сосредоточился на окружающем пространстве и продолжил движение вперед. Обилие денег под ногами совершенно не трогало душу, а вот различные шорохи, и непонятные скрипы пугали. Я прошел к углу стены, и, замерев на пару секунд, резко выглянул из-за угла. Не знаю, каких усилий мне стоило не заорать, но мерзкая рожа, с огромными клыками, что оказалась практически вплотную к лицу пробудила во мне обезьяньи корни. Моему длинному прыжку назад позавидовал бы любой олимпийский чемпион. Хорошо, хоть Макс вовремя отошел в сторону, иначе кубарем бы летели вдвоем, и неизвестно чем бы все закончилось. Уже в полете я заметил, как когтистая рука оперлась об угол стены, и после, рывком оттуда вылетел измененный одержимый. От человека в нем мало что осталось, кожа полностью почернела и загрубела, массивные когти на пальцах рук, пасть существа вылезла вперед, а клыки не позволяли ей полностью закрыться. Вырвавшись в коридор и увидев нас двоих, тварь издала низкое шипение и приготовилась к прыжку. Макс на удивление не застыл в ужасе, а собрался и приготовился отбиваться. Я, как только почувствовал под ногами пол, тут же вскинул автомат и, не целясь выпустить две короткие очереди. Если первая практически полностью прошла мимо, лишь по касательной задев тварь, то вот вторая была более прицельной и ударила одержимого в грудь. Она сбила его с движения и развернула вокруг своей оси. Уже после нее я смог прицелиться и выпустить пулю прямиком в голову твари. Та даже не успела рухнуть на пол, а я уже подбежал к лестнице, и крепко сжав автомат, смотрел в распахнутые двери банка. Они были раскрыты нараспашку, по бокам, возле стены, стояли большие горшки с цветами, а сверху висел кондиционер. Мое внимание привлекла лужа крови, которая уже застыла и окрасила ступеньки в багровый цвет. Макс оказался рядом со мной и тоже замер на месте. Было тихо. Лишь на грани слышимости можно было уловить тихое капанье воды, и мерное шарканье. Оно все приближалось, и вскоре в двери показались еще одержимые, их было двое и они не отличались чем-то особенным. Выйдя на лестницу и увидев нас, они рванули вперед, но один споткнулся и кубарем полетел с лестницы, прямиком под удар Макса. Пока тот разбирался и со вторым я внимательно следим за темным проемом.
     - Нужно будет закрыть двери, - тихо произнес я. – Не хотелось бы получить гостей, пока будем грабить магазин.
     - Грабить, - сморщился Макс. – Какое неприятное слово. Мы экспроприируем под наши нужды. Так помягче будет.
     Хмыкнув, я медленно пошел наверх по лестнице, все так же сжимая в руках автомат. Пока Макс добивал одержимых, я заменил рожок и молился, чтоб впереди больше никого не было. С патронами было все плохо. Свет наших фонарей вырывал тьму кусками, и не позволял расслабляться. Оказавшись прямо перед дверьми, я заглянул внутрь и прислушался. Шарканья слышно не было, лишь мерное капанье воды и больше ничего. Двери в банк были двустворными и металлическим, они были просто открыты, а значит, здесь был кто-то с ключами.
     - Я поищу ключ у тех троих, - выдохнул Макс.
     - Добро, - ответил я, давая небольшой отдых рукам. – Немного осмотрюсь.
     Вновь приставив автомат к плечу, я поправил несколько фонариков, и двинулся вперед. Гулкий, но тихий хлопок привлек мое внимание, и, повернувшись на звук, я высветил в углу какое-то жуткое подобие огромного цветка. От него в разные стороны по стенам отходили длинные лианы с множеством тонких шипов. Существо было спрятано за большой колонной, поэтому лишь сейчас на него упал свет, и сразу же раздался тонкий и неприятный визг. Следом за ним, вновь раздались хлопки, и я успел увидеть, как извиваясь, лиана выстреливает тонким шипом. Шип пролетел в сантиметре от моего лица, и глубоко ушел в бетонную стену. Успев услышать еще пару таких хлопков, я рванул назад, к двери, прекрасно понимая, что автоматом тут не справиться. Следом за мной, с гулким хрустом, в пол стали втыкаться шипы, подгоняя вперед и заставляя двигаться рывками. Оказавшись возле двери, я ушел в бок, за стену, и резко закрыл одну створку. В нее тут же прилетел один из шипов, который без каких либо проблем пробил дверь насквозь и застрял рядом в стене. Макс резко ушел за угол, а я, не подумав, решил закрыть и вторую створку. Видимо, разум еще не принял, что шипы пробивают дверь, поэтому я сделал шаг в бок, чтобы рукой дотянуться до открытой створки, и оказался прямо в проеме. Времени на испуг не было, я лишь услышал хлопок, и быстро отскочил к противоположной стене, откуда и закрыл вторую дверь. Я кристально ясно понял, что ощутил совсем легкий толчок, и звук падения шипа на пол. Не понимая в чем причина, я посмотрел на свою грудь и замер. Шип пробил один из фонарей, куртку, но дальше не прошел. Дотронувшись правой рукой до груди, я нащупал ту самую кость, что снял с двухголового монстра, и, достав ее, пораженно замер. Именно в нее пришелся удар шипа, и именно она сдержала всю его убийственную мощь. На плоской кости виднелось совсем небольшое углубление и больше ничего. Я перевел взгляд на толстенную металлическую дверь, потом на бетонные стены и снова на тонкую кость. Кажется, я только что поимел дикое откровение.
     - Серый, ты в порядке? – выглянув из-за угла, тихо спросил Макс.
     - В полном, - немного заторможено, кивнул я. – Надо бы эту тварь зафармить как-то, может и удастся заполучить что-нибудь этакое. Смотри, какая у меня есть штука.
     Я спустился вниз, в коридор, поставил кость к стене и отошел в сторону. Быстрое прицеливание, одиночный выстрел и пуля рикошетом отлетает от костяной пластины и теряется где-то в стенах.
     - Это что за материал? – подняв кость, и проводя по ней пальцами, спросил парень. – И откуда он у тебя?
     - Осталась после убийства одной твари, - забрав пластину, ответил я. – Значит, шкатулки это не единственное, что может остаться после существ тьмы.
     - Лут, - криво хмыкнул Макс. – И скилы-умения. Кто-то или что-то превращает нашу жизнь в игру.
     - Игру без возможности возрождения, - покачал я головой.
     Сосредоточившись на копье, я заметил, что на краю зрения появилась квадратная иконка с изображенным стилизованным копьем. Как только я переставал обращать на нее внимание, она пропадала, но стоило мне о ней подумать, как бледный квадрат вновь появлялся в поле зрения.
     - Давай пока магазин расчехлим, посмотрим, что там есть, - проговорил Макс. – Уже после будем думать о фарме цветочка. Ключ я так и не нашел, так что придется оставлять двери открытыми.
     - Там горшки тяжелые с цветами стоят, можно ими подпереть, - кивнул я. – Если кто пойдет, то услышим.
      Сказано сделано. Мы тихо, но быстро подперли двери в банк тяжелыми горшками, и так же быстро убрались от них подальше. Макс подогнал таблетку вплотную к двери, перегораживая ее полностью и позволяя нам скидывать все найденное прямо в кузов машины. Я подошел к жалюзи, и, не медля, использовал воздушное копье на боковом участке короба. Раздался громкий треск, жалюзи слегка искривились, но не открылись. Если опустить все наши маты, то на вскрытие магазина ушел целый час, и шесть выпущенных скилов. Все оказалось ни так просто, как я себе представлял, но все же мы справились и смогли зайти внутрь.
     - Мда, не густо, - выдал Макс, смотря на полупустые стенды с оружием.
     Мое же внимание привлек «Винторез». Он находился словно в пластиковом сейфе, и держался на потолочном креплении. Сама винтовка была в идеальном состоянии, так еще и заметно модифицирована. Прицел стоял точно не стандартный, родной приклад под дерево был заменен на черный, металлический, словно от «Вала». На глушителе был установлен лазерный целеуказатель. Так же было видно, что магазин стоит не стандартный на десять патронов, а расширенный, на двадцать. Вся винтовка была полностью черная, и даже привычный брезентовый ремешок был заменен на его аналог черного цвета. Сказать, что я влюбился в эту игрушку это ничего не сказать. В армии я пару раз видел этот ствол в действии, но стрелять с него не приходилось. Я прекрасно понимал, что с патронами на него будет проблема, но я просто не мог отказать себе в удовольствии и оставить этот ствол здесь.
     - Серый, смотри, - отвлек меня от мечтаний голос Макса. – Кажется, это не просто оружейный магазин.
     Повернувшись на голос, я увидел, как Макс рассматривает рамки с фотографиями, в которых изображены какие-то военные и сотрудники полиции. Так же рядом висели грамоты от нашего центрального отделения полиции со словами благодарности. На стендах можно было увидеть, как охотничьи ружья, так и винтовки. Только вот если на охотничьем снаряжении была указана цена, то вот все остальное цены не имело. И нам оставалось только гадать для чего они здесь. Каждое оружие было без магазина, а значит, нам придется их поискать.
     - Ключи, как я понимаю искать бесполезно? – хмуро произнес Макс.
     - Похоже, да, - кивнул я. – Будем все ломать и загружать в машину. И надо поторопиться, а то итак уже столько времени потеряли.
     Макс кивнул и со всей силы ударил битой по витрине, но та даже не треснула.
     - Кажется, эта работа снова для твоего копья, - произнес парень, проводя рукой по витрине.
     - Погоди, тут еще одна дверь есть, - произнес я, обнаружив прямо за старым шкафом металлическую дверь.
     Дождавшись отката, я выпустил копье в замочную скважину и оно совершенно легко пробило дверь насквозь. Та бесшумно распахнулся и, взяв автомат наизготовку, я заглянул внутрь. Наши фонари уже заметно просели, и свет давали тусклый. Но пока его хватало, и я смог внимательно осмотреться внутри просторной комнаты. Она была заставлена множеством ящиком с различной полицейской маркировкой.
     - Что же это за магазин такой, - выдал Макс, задумчиво почесывая затылок.
     Я тоже задумался. Само помещение магазина выглядело довольно старо. Лишь новые витрины бросались в глаза, а вот полы, потолок, и кое-какая мебель были словно из Советского Союза. Все это довольно сильно контрастировало друг с другом, словно кто-то сильно торопился.
     В просторной комнате, дверь в которую я выбил, слева на стене висел сейф с прозрачной передней дверкой. За этой дверцей были видны десятки различных ключей, поэтому нам вновь пришлось ждать отката. Стрелять из автомата я не рискнул, неизвестно куда срикошетит пуля. Зато за это время мы пересмотрели все ящики и только не светились от радости. Внутри них лежали патроны. Много совершенно разных патронов. От, так необходимых на калаш, до пуль на крупного зверя, для охотничьих ружей. Пока шел отсчет на умении, мы переносили ящики в кузов таблетки, и старались сложить их более компактно. Хотелось увести всего и побольше, ведь неизвестно сможем ли мы вырваться сюда второй раз. Когда откатилось копье, я уже привычно выпустил его в замок, и только сейчас заметил, как внизу иконки появилась еле заметная шкала. Сразу же после использования она немного, но продвинулась вперед, а я глубоко вдохнул. Значит эти самые скилы еще и прокачиваются. Мрак. Что дальше? Вещи будут иметь прочность? Над головой появится полоска хп и уровень? От этих мыслей довольно сильно заболела голова, а нервное напряжение поползло к своему пику.
     Когда наши фонари практически полностью погасли, Макс метнулся к уазику и вытащил из него катушку удлинитель с несколькими лампочками. На такую умную мысль я только покачал головой и продолжил загружать кузов таблетки стволами. Ключами мы смогли открыть все витрины, кроме сейфа с «Винторезом». Поэтому его я кромсал копьем, параллельно отмечая, как ползет вперед полоска прокачки. Самой важной находкой стал небольшой черный ящик с несколькими десятками светошумовых гранат. Были некоторые сомнения, что их свет может навредить тварям из тьмы, но у нас под рукой имелся тестовый экземпляр, на котором и было решено все проверить.
     В общей сложности мы вынесли двенадцать ящиков с патронами, и двадцать два ствола. Правда, винтовок было всего четыре. Один новенький сто третий калаш, с пистолетной рукоятью, один АКМ, одну М16А4, патронов к которой не было, и под конец, все-таки решили забрать неизвестную в жизни, но видимую по играм и фильмам Heckler-Koch G-36. Зачем нам были нужны последние два образца, к тому же еще без патронов, было неизвестно, но оставить их мы не смогли. Больше всего мы думали над различными навесными наворотами. Планки, прицелы, целеуказатели, тактические ремни и тому подобные обвесы здесь были в непонятном количестве. Если уж нацепить коллиматор я как-нибудь сумею, то вот сделать что-либо серьезнее уже не смогу. И то, с коллиматором я, может быть, и загнул. В армии нас учили стрелять с АКМ, разбирать его, чистить, ползать с ним, нырять, прыгать и, пожалуй, все. Более заинтересованно я смотрел в сторону арбалетов, которых мы так же захватили три штуки. Зачем? Скорее всего, на этот вопрос не отвечу ни я, ни Макс. Мы были словно подростки, ворвавшиеся в оружейный магазин и хватавшие все подряд. Я затруднялся додумать, где нам могут пригодиться эти бандуры, с натяжением в сто килограмм, но оставить их здесь все-таки не смог. Благо стрел к ним было довольно много, что видимо и повлияло на наше решение.
     Загрузив таблетку практически полностью, мы стояли возле двери и тяжело дышали. Отсутствие отдыха и нервное напряжение сказывалось на нашем состоянии. Единственное, что радовало, так это отсутствие нежданных гостей, в виде одержимых, тварей, или людей. Я все же смог достать «Винторез» и теперь именно он болтался у меня на груди. Патронов к нему я смог найти немного, около полутысячи. Тогда как 7,62 мы вынесли пять ящиков, в которых по два цинка, а это около шести тысяч патронов.
     - Все-таки странный магазин, - произнес Макс, немного отдышавшись. – Что-то мне подсказывает, что через него шла незаконная продажа. А полиция служила крышей. Сомневаюсь, что в обычных магазинах можно приобрести светошумовые гранаты, и боевые семерки.
     - Про арбалеты с натяжением в сотню килограмм вспомни, - напомнил я парню. – Мутное местечко на самом деле. Сейчас быстро проверим флешку и сваливаем отсюда. Уже и жрать хочется, и поспать нормально, а еще через город прорываться. Неизвестно, как все сложится.
     - Да, пойдем, проверим, - кивнул Макс. – Если сработает, это ведь какие ловушки можно устраивать, да тварей на кристаллы фармить.
     - Игровой стаж имеется? – хмыкнув, спросил я.
     - А как же, - немного помахав руками и размяв плечи, ответил Макс. – Когда-то сутками зависал в линейку, вовку и кучу их аналогов. В топ кланах был, так что с этой терминологией знаком не понаслышке. Да и сейчас еще иногда играю. Играл.
     - Да уж, кажется, скоро мы все будем играть, хочется нам или нет, - выдохнул я и с силой потер лицо. – Пойдем, зафармим РБ.
     - Не тянет он на РБ, - улыбнулся парень. – Хотя, я же его еще не видел, так что все может быть.
     - Поверь, мерзость еще та, - покачал я головой, забирая из ящика сразу две флешки. – Еще бы шанс выпадения лута узнать, и было бы совсем хорошо.
     - Ага, и после этого у нас на лбу будет высвечиваться уровень, - хмыкнул здоровяк, направляюсь в сторону лестницы.
     - И профессию кузница качать придется, - поддакнул я. – Чтобы из выбитых костей доспехи делать. А там и до мечей с луками дойдет. Будем собирать пати и ходить в рейд на администрацию, потому что там завелся РБ.
     - Это было бы весело, если бы не количество смертей там, на улицах города, - покачал головой Макс. – Опа, смотри-ка туда.
     Сначала я замер, а после устремил взгляд туда, куда указывал Макс. Там, среди ошметков одежды, которая осталась после первой твари, медным цветом блестела шкатулка. Подойдя ближе, я смог увидеть, что она сильно отличается от той, которую подбирал я. Эта выглядела проще, и метал больше походил не на серебро, а на медь.
     - Примешь? – кивнув на шкатулку, спросил я Макса.
     - Пока что-то не готов, - покачал головой парень. – Давай я лучше со стороны посмотрю, как это все происходит. Не могу я пока принять все эти скилы и таланты.
     Кивнув, я бросил взгляд на дверь, и быстро подняв шкатулку, вернулся назад за угол. Глубоко вздохнув, я отодвинул крепления и открыл крышку. Внутри лежал совсем небольшой камешек, примерно раза в два меньше того, что был в прошлый раз. Нервно потерев пальцами, я быстро прикоснулся к кристаллу и вновь испытал то самое чувство. Хватило пары мгновений, как все пропало, и шкатулка бесследно растворилась не оставляя после себя ничего.
     - Ну, чего там? – нетерпеливо спросил Макс.
     Я же замер и прислушивался к ощущениям. Внутри меня что-то тихо перестраивалось и менялось. Ощущения были сравни мимолетного дуновения ветра. Раз, порыв с одной стороны. Два, и тебя словно тащить куда-то в сторону. Три, и мгновение ощущения полета сменяется кристальной ясностью и какой-то заторможено реакцией Макса. Он двигался словно в замедленной съемке, и как-то странно реагировал на мои простые движения. Отбросив лишние мысли, я сосредоточил взгляд на иконке копья и увидел еле заметное свечение второго квадрата. Оно еще не до конца оформилось, но вот знание о том, что я получил, резким щелчком встало в мою голову. В этот раз это оказалось пассивное умение, и оно на сто процентов увеличивало скорость моей реакции. Именно теперь я понял, почему Макс выглядел таким медленным. Сосредоточившись, я вновь вернул себе свою стандартную реакцию и уже более осмысленно посмотрел вокруг.
     - Пасивка, - хмыкнул я. – Увеличивает скорость реакции. Еще пока рано говорить о статистике, но что-то мне подсказывает, что в медных шкатулках будут пасивки, а в серебряных активки. Осталось только узнать, по сколько и тех и других можно собрать, и будет совсем хорошо.
     - Ага, еще бы получить информацию об обновлениях, - нервно усмехнулся парень. – Когда завезут новые классы, когда поднимут рейты на кач, и как вызывать игровой магазин.
     - Пойду флеху закину к цветочку, - размяв шею, сказал я. – Да проверю, что это за пасивка такая и насколько она полезна.
     - Я прикрою, если что, - кивнул Макс, крепче сжимая выбранную себе «Сайгу».
     Ускорение реакции было сродни задержки дыхания. Только вот задерживать приходилось тогда, когда мне нужна была привычная скорость. Эта пасивка просто прокачала мое тело, и теперь мне нужно привыкнуть к изменениям. Пока это дается с трудом, я словно не понимаю своего тела. Единственное, что меня беспокоило, так это выдержит ли тело такую реакцию. Хотя, если вспомнить немного научного, скорость реакции иногда называют биологическим пингом и это комплекс нескольких действий. Сейчас я на все реагирую очень быстро, словно в каком-то боевом режиме. По-другому это объяснить сложно, но мои хаотичные рывки немного напрягают. Мозг породил мысль, я еще даже не успел ее толком осознать, как тело уже все сделало. Придется довольно много тренироваться, чтобы хоть немного войти в одну колею со своей новой способностью. Иначе плюсов от нее будет ни так много.
     Оказавшись сбоку от двери, я выдернул чеку, и быстро приоткрыв дверь, забросил флешку прямо в угол, поближе к твари. Существо успело сделать один выстрел и в очередной раз пробить дверь. Шип привычно пролетел дальше и глубоко вошел в бетонную стену. Секунды до взрыва длились очень долго, но наконец-то раздался звонкий взрыв, а в ушах зазвенело. Из-за двери вырвалась яркая вспышка и все затихло. Подождав для верности пару минут, я включил отключенную до этого сеть фонарей, и быстро заглянул внутрь. Большая колонна мешала рассмотреть тварь, но летающий по помещению черный пепел подсказывал, что какого-то эффекта мы все-таки добились. Я сделал шаг вперед и смог увидеть черные следы на стенах, в тех местах, где к ним прилипли лианы. Очередной медленный шаг, и свет фонарей выхватил из тьмы кусок угла, где вместо цветка плавно парили черные хлопья пепла. При соприкосновении с прямым лучом света они таяли как снежинки над костром. Уже более спокойно пройдя дальше, я убедился, что от твари практически ничего не осталось. Лишь огромные хлопья пепла, да и те довольно быстро пропадали под тусклым светом фонарей.
     - Макс, все чисто, - негромко крикнул я.
     Парень практически сразу появился рядом и с интересом рассматривал остатки твари. В самом углу была метровая куча пепла, что нехотя уменьшалась и исчезала.
     - Однозначно хорошая новость, - кивнул парень. – Одной такой гранатой можно целую прорву тварей положить.
     - Это точно, - ответил я. – Значит, по идее и свет от огня должен их уничтожать. По идее, что там химическая реакция, что здесь.
     - О, вот и лут, - усмехнулся парень.
     Мы наблюдали, как из-под исчезающей кучи пепла появляется остов серебряной шкатулки. Она была полностью идентична той, что нашел я.
     - Эту-то шкатулку примешь? – поинтересовался я у товарища.
     - Пожалуй, да, - немного сморщившись, ответил Макс. – Что-то мне подсказывает, что с обычным оружием далеко не уедешь. Хочу я того или нет, но нужно что-то менять.
     Парень пошел к шкатулке, а я задумался. То ли он действительно ломался, то ли все это игра и не желание брать медную шкатулку, в надежде, что из цветка выпадет что получше. Кажется, у меня начинает появляться паранойя. Нехорошо это. Без доверия сейчас никак. Хотя, с другой стороны и доверять всем подряд не стоит. Вообще никому не стоит, кроме себя.
     Пока я обо всем этом размышлял, парень поднял шкатулку и, задержав дыхание, открыл крышку. Отблески света на гранях кристалла заиграли по помещению, и Макс немного завис. Спустя пару десятков секунд он медленно прикоснулся к кристаллу, и замер. Я же смог заметить, как медленно растворяется шкатулка, словно текстуры сдуваются потоком ветра. Каждое такое событие это камешек в общей пирамиде стресса. Пока я еще могу контролировать свои эмоции и чувства, но усталость подбирается все ближе и ближе. Кажется, на обратном пути придется заехать в какой-нибудь магазин и прибрать что-нибудь покрепче. Иначе так можно и с ума сойти, особенно с мыслями по типу: - а вдруг наша жизнь всегда была игрой?
     - Я теперь Саб-Зиро, мать его, - выдохнул Макс, прерывая мои мысли.
     - Что-то стоящее? – заинтересованно спросил я.
     - Ледяной доспех, - повернувшись ко мне, ответил парень. – Выдерживает десять тысяч единиц урона, первые три секунды после активации дают полную неуязвимость. Действует десять минут, либо пока не впитает весь урон. Перезарядка час.
     - Э, десять тысяч единиц урона? Это как? – завис я.
     - Да шут его знает, - хмыкнул Максим. – Лога урона под рукой нет, так что я понятия не имею хорошо это или плохо. Радует бабл на три секунды, а с остальным придется разбираться.
     - Ты смотри, скилы еще прокачиваются, - двигаясь к выходу, произнес я. – Не знаю, что из этого выйдет, но сам факт сбрасывать со счетов не стоит. Так что как будем в безопасности, нужно все равно ими пользоваться, авось выйдет что полезное.
     - Понял, принял, - кивнул головой Макс. – Все, возвращаемся?
     - Да, итак загрузились доверху, - ответил я. – Нужно еще за бензином заехать, надеюсь, с той женщиной ничего не случилось.
     Макс, кивнул и принялся сматывать три удлинителя со светодиодными лампочками, которые освещали помещение, пока мы грузили ящики. Я еле как протиснулся на водительское сидение и немного расслабился. Все тело ныло то ли от усталости, то ли от перестройки пасивки, но состояние было так себе. Уставший взгляд блуждал по окнам многоэтажки, когда зацепился за вспышки фонарика. Мгновенно собравшись, я стал следить за этим окном, и спустя пару минут оно распахнулось и оттуда стали махать две девушки. Они пытались что-то кричать, но из-за работающего двигателя я ничего не слышал, поэтому заглушив машину, но оставив фары, я осторожно вышел наружу. «Винторез» приятно лежал в руках, а я был готов к любым неожиданностям.
     - Помогите нам! – выкрикнула одна из девушек. – Мы застряли в квартире, а снаружи, возле двери много зомби. У нас нет оружия, и мы не можем выбраться. Еще непонятные твари кругом. Хорошо хоть свечек дома много, это и спасает.
     - Что будем делать? – раздавшийся позади голос Макса, заставил меня вздрогнуть. – Дом большой, там и одержимых, скорее всего много. Риски неоправданно большие, а нас ведь ждут.
     - А ты спать-то спокойно сможешь? – серьезно посмотрев на парня, спросил я.
     - Не смогу, - вздохнул он. – Хреново быть человеком, однако.
     - Вот и я так же думаю, - выдохнул я. – Давай, хоть попробуем, иначе совесть замучает. Главное чтоб бензина хватило, а то итак уже столько времени машина работает. Эй, девчонки, вас там много?
     - Пятеро, - ответила мне блондинистая милая особа, что закричала первой. – Мы совсем маленькие, много места не займем!
     - Сколько одержимых за дверью? – вновь громко спросил я. – Сами понимаете, если весь подъезд ими забит, то вдвоем мы ничего не сделаем.
     - Пару десятков точно есть, - ответила другая девушка. – Не бросайте нас, пожалуйста.
     По их голосу было слышно, что они почти плачут. Оно и понятно. Вокруг творится черте что, электричества нет, за дверью желающие тебя сожрать твари, а снаружи существа ничуть не безобиднее одержимых.
     - Будьте готовы, - выкрикнул я. – Как только я поднимусь к вам, нужно будет сразу сваливать. Приготовьте фонарики, свечки, не знаю. В общем, все, что может гореть или светиться.
     - Ты туда один собрался? – удивленно спросил Макс.
     - Как-то не хочется бросать машину, - сплюнул я. – Ее ведь угнать не проблема. А там столько добра, что сам понимаешь. Прогуляюсь один, а ты пока здесь подежурь. Эх, нам бы рации что ли.
     - Не нравится мне эта идея, Серый, - покачал головой парень. – Вдвоем у нас всяко больше шансов.
     - Ладно, давай сначала к подъезду подъедем, - махнув рукой, произнес я. – Там видно будет.
     Максим кивнул, и мы пошли назад к таблетке. Усевшись за баранку, и заведя машину, я на мгновение прикрыл глаза. Мысль о том, правильно ли я поступаю, никак не хотела уходить из головы. Как правильно заметил Макс, нас ведь там ждут, и если вдруг что с нами случиться, то у них не будет никаких шансов. Но, черт возьми, оставить посреди тьмы девчонок, это тоже не выход. Меня совесть раньше любых тварей загрызет. Хреновый расклад, если честно. Но с совестью на сделку не пойдешь, не примет она никаких уговоров. Только вот бензина в баке осталось треть не больше, а значит и времени у нас ни так много. Я быстро покинул территорию банка, и буквально за две минуты добрался до внутреннего двора жилого дома. Сам дом был небольшим, всего на три подъезда, и высотой в пять этажей. Насколько я помню конструкцию и архитектуру таких зданий, у них довольно большие этажные площадки, зато нет никаких коридоров. Пока буду идти наверх, можно будет спокойно проверить все двери. Главное чтоб заряда фонарей хватило, иначе будет совсем грустно.
     - Придется удлинитель затаскивать в подъезд, - осмотревшись по сторонам, сказал Макс. – Хотя бы на первом этаже возле окна положить. Да подъеду так же, фарами к дому. Глядишь и получится поумерить пыл темных тварей. Ты там давай сильно не геройствуй, а то не хотелось бы «Винторез» терять.
     - Понял тебя, - усмехнулся я. – Ладно, удачи мне.
     Выпрыгнув из машины, я взял три запасных магазина, удлинитель с включенной лампочкой и пошел к подъезду. Теперь, когда у меня была увеличена реакция, я успевал увидеть темную тварь, до того как она скроется во тьме. И именно сейчас я понял как же их вокруг много. Пока я шел до подъезда, а это метров десять, не больше, я успел насчитать двадцать четыре особи, и это мне совершенно не нравилось. К сожалению, я все еще не мог рассмотреть их полностью, мешало отсутствие света. Мне удавалось выхватить из темноты силуэты, призраки движений, не более. Вокруг царила мертвая тишина, и кажется, что это не фигура речи. Лишь вдалеке были слышны выстрелы и редкие взрывы. Посмотрев назад, где открывался более-менее незагороженный домами вида на город, я смог увидеть, что в некоторых местах занимается зарево пожаров.
     Выкинув из головы лишние мысли, я обмотал провод удлинителя вокруг руки, крепче сжал «Винторез» и открыл деревянную дверь подъезда. В нос тут же ударил запах мертвечины, а уши уловили мерное шарканье. Крепче сжав автомат, я зашел в подъезд и тут же увидел причину звука. Возле одной из дверей стояло три одержимых. Они словно болванчики шли вперед, в дверь, совершенно не реагируя, что она закрыта. Я быстро переключил режим стрельбы на одиночный, и, не медля прервал эту псевдожизнь. Тела гулко рухнули на пол, и все вокруг замерло. Практически сразу, сверху на лестницу упал еще один одержимый. Он приземлился плашмя на спину, и тут же получил пулю в лоб. На несколько мгновений я замер и стал ловить любой звук. На втором этаже вроде было тихо, зато еще выше я отчетливо слышал сипение и непонятное взрыкиваение. Быстрым шагом пройдя по дверям, я убедился, что все шесть закрыты и перед лестницей вновь замер. Снаружи на холостом ходу тарахтела таблетка, раздавались глухие хлопки, но звуки сверху были громче других. Внимательно смотря на лестницу, я тихо поднялся на один пролет и положил лампочку на пол. Подъездные окна были пластиковыми, но не думаю, что для тварей это станет проблемой. Не торопясь я стал подниматься на второй этаж. Пока никого не видел, но еще часть площадки оставалась скрыта, поэтому торопиться не стоило. Выглянув дальше, я встретился глазами с одержимым. Тот с перебитыми ногами сидел, прислонившись к дальней левой квартире, и раскачивался из стороны в сторону. Увидев меня, он даже не успел зашипеть, ускоренная реакция принесла плоды и пуля пробила лоб твари. Какой бы бесшумной не была винтовка, но звук выстрела в замкнутом пространстве ударял по ушам не хуже грома. Чем выше я поднимался, тем больше замолкали звуки с третьего этажа. Со щелчком тускло загорелась сеть фонариков, и я увидел, что две двери в квартиры открыты. Я не видел смысла их проверять, ведь одержимый может появиться и после того, как я выйду, но вот если там сидит какая тварь, то ее лучше выгнать наружу. Встряхнув вспотевшую левую руку, я приоткрыл пошире первую дверь и зашел в квартиру. Запах мертвого тела полностью пропитал помещение, и меня чуть было не вывернуло. Если здесь в открытом доступе были тела, значит, выше меня ждут измененные одержимые. Сделав шаг вперед, я наткнулся на связку ключей, что весела слева от двери на пластмассовом крючке. Схватив ее, я вышел в подъезд и, постаравшись не шуметь, захлопнул дверь, а после закрыл ее на два оборота. Вторая открытая дверь была двойной, и открыта была лишь первая. Облегченно выдохнув, я сделал шаг дальше, как резкий звук выстрела заставил меня вздрогнуть. Замерли и одержимые сверху. Кажется, у Макса появились гости. Именно на этой мысли, вокруг решетки лестницы обвилась черная рука с лишним суставом, а следом рывком показалась мерзкая голова твари. Очередной хлопок и существо опало на лестницу, медленно покатившись вниз. Практически сразу раздались множественные шаги и ко мне стали спускаться оставшиеся твари. Не знаю, сколько их было, но точно не пара десятков. Я стоял, прислонившись к стене, и отстреливал спешащих ко мне тварей. Измененных среди них не было. Кажется, та первая тварь была единственной. Поэтому я довольнее легко, и без каких либо проблем отстреливал одержимых, которые своими телами забивали весь лестничный проход. Когда в ход пошел последний магазин, твари кончились, и вокруг разлилась тишина. Я резким движением вытер пот со лба и пошел вперед. Пробравшись мимо тел, и аккуратно осмотрев следующий этаж, я пошел выше. Нужно было убедиться, что все вокруг чисто. Не очень хотелось, чтоб кто-нибудь ударил нам в спину. Следующие этажи были полностью чистыми. Даже все двери были закрыты на замок, а значит, можно было немного успокоиться. Быстрым шагом спустившись вниз, я громко постучался в обе двери, что находились прямо.
     - Всем на выход, - громко произнес я. – Долго ждать не буду.
     Сразу же в левой двери провернулся ключ и, взяв ее на всякий случай на прицел, я замер. Дверь открылась и оттуда медленно выглянула та самая блондинистая девушка, с которой я разговаривал на улице.
     - Здесь все чисто? – на удивление спокойным голосом, спросила она.
     - Да, давайте быстрее, времени мало, - выдохнул я, распахивая дверь шире. – Все на выход, ждать никого не будем.
     Я зашел внутрь и оказался посреди длинного коридора, что выходил к кухне. Практически сразу из двух боковых комнат выбежали оставшиеся девушки. По виду им было лет двадцать не больше. Молодые, заплаканные и до ужаса напуганные, они смотрели на меня с такой благодарностью, что я чуть под землю не провалился.
     - Давайте, не стоим. Уходить надо, - поторопил я уставших девушек. – Внизу машина ждет.
     Девчонки засуетились и стали по одной, с опаской выходить на площадку. У некоторых в руках были свечи, а две из них тащили за собой большие сумки.
     - Без сумок! – подняв голос, сказал я. – Нет для них мест, итак в тесноте поедете.
     - А как же, - начала произносить одна из девушек, но не успела закончить.
     Раздался звон битого стекла и следом ее горло насквозь пробил костяной шип. Он больше никого не задел и пролетев коридор, застрял в бетонной стене. Раздался дикий крик окружающих девушек, а та, которой пробили шею, рухнула на колени, и пыталась что-то сказать. Кровь фонтаном вырывалась из ее горла, заливая пол и наши одежды. Очередной звон битого стекла, заставил двух девушек, которые не успели выйти из комнат, спрятаться назад. Прямо над моей головой пролетел еще один шип и скрылся в темноте подъезда, а я, выхватив свой большой фонарик, рванул на кухню. Оказавшись рядом с окном, стекла в котором были стеклянными и полностью высыпали, я сразу же нашел взглядом тварь. Она сидела на крыше банка и все ее шесть мерцающих глаз были направлены прямо на меня. Существо представляло некое подобие кузнечика, только вот из спины торчал длинный и гибкий стебель, из конца которого медленно выдвигался шип. Не раздумывая, я поднял ствол, приложился к прицелу и стал тут же пробивать голову твари. Первая пуля попала четко в один из шести глаз, следом вторая вошла чуть выше, а третья перебила стебель. От света фонаря хитинистая кожа твари пошла пузырями, и существо попыталось отпрыгнуть в сторону. Мгновенно увидев толкающую лапу, я переместил прицел на нее, и шестью выстрелами полностью раздробил сустав. Тварь сильно шатнулась и, поскользнувшись на железной крыше, покатилась вниз. Она попыталась зацепиться огромными когтями, но очередные пули не позволили это сделать и монстр полетел вниз, прямиком на копья ограды банка. Раздался звук удара, существо еще несколько раз дернулось и после затихло.
     - Ненавижу насекомых, - сморщился я, и вернулся назад.
     Девушка, которой пробили шею, была мертва. Возле нее взахлеб рыдали оставшиеся четыре, а я лишь на мгновение прикрыл глаза и тут же собрался.
     - Некогда рыдать, уходим, - жестким голосом сказал я, и вышел в подъезд.
     - Мы не оставим ее здесь, - задыхаясь, сказала одна из них. – Только не ее, пожалуйста.
     - Уходим! – прикрикнул я, поднимая одну из девушек. – Или вы хотите лечь рядом? Так, пожалуйста, никого за собой тащить не буду! Встали и на выход!
     - Я не брошу ее, слышишь, не брошу! – закричала прямо в лицо блондинистая. – Мы были вместе, вместе и уйдем.
     Не знаю, что на меня нашло, но я хлестким ударом отправил девушку в забытье и, закинув к себе на плечо, шагнул к лестнице.
     - Нас ждут люди, которые зависят от нас, - повернув голову, заговорил я. – И если вы хотите сдохнуть здесь, то это ваше право. Но я не оставлю их без защиты и не собираюсь нянькаться с вами. Она умерла, все, конец. И если хотите жить вы, то соберите волю в кулак и идите за мной. Ну а если вы решили стать кормом для тварей, то облейте себя кетчупом и ревите сколько угодно.
     Даже не смотря назад, я пошел вниз, не забывая в прочем, прислушиваться ко всему, что происходит вокруг. Изнутри меня сжигала злость. Я злился на девчонок, что они настолько глупые, злился на тьму, что уничтожила наш мир, но больше всего я злился на себя. Хоть доводы были так себе, но почему-то я убедил себя, что она погибла из-за меня, что это я не учел всего и допустил ее смерть. От этой мысли сводило скулы, но я упрямо шел вниз. Тела убитых одержимых полностью пропали, и краем глаза я заметил знакомую костяную пластинку. Быстро засунув ее в карман, я оглянулся назад и увидел, что следом за мной идут все девушки. К счастью, они хоть немного, но остались в сознании и следом за собой оставляли горевшие свечи. Так же одна из них подхватила лампочку с удлинителем и стала скручивать. Здесь нас и встретил Макс, он стоял на площадке и ждал. Увидев на моем плече бессознательную девицу, он только покачал головой и даже не попытался что-либо сказать. Парень первым вышел наружу и только после его знака, следом вышли и мы. Я аккуратно положил девушку в машину, и проследил, чтоб в нее залезли остальные. Одна из девушек, с длинными черными волосами, как-то странно на меня посмотрела. В ее взгляде я не видел злости, скорее сожаление, тогда как остальные прожигали меня чистой ненавистью. Достав из ящика два последних забитых магазина, я сбросил полупустой и сел на переднее пассажирское сидение. Макс хмыкнул, и уселся за баранку.
     - Все? Возвращаемся? – спросил он.
     - Давай к банку, там лут должен быть, - прикрыв глаза, ответил я.
     Макс кивнул и понял, что я не горю желанием разговаривать. Машина мягко тронулась и поехала вперед. Сзади изредка раздавались всхлипы, но я старался не обращать на них внимание. Смерть одного человека слишком мала, чтобы заострять на ней внимание. Вокруг погибли тысячи, а если брать весь мир, то, скорее всего миллиарды. Нужно грамотно расставлять приоритеты и отказаться от лишних чувств. Только тогда есть шанс выжить.
     Таблетка остановилась возле разлагающейся туши, и, посветив на нее фарами, Макс ускорил это событие. Как я и думал, после твари осталась серебряная шкатулка. Я вышел из машины, подобрал это сокровище, и убрал в карман. Пока у меня не было желания ее использовать. Нужно хоть немного, но прийти в себя.
     Обратно пришлось ехать практически через центр города. Наш прошлый маршрут был перегорожен остовами машин, и рисковать мы не стали. Пришлось петлять по улицам города, тратя драгоценный бензин и не менее драгоценное время. Вынужденный маршрут заставил нас краем зацепить и площадь. Именно сейчас мы увидели и осознали весь масштаб произошедшего. До этого были лишь локальные стычки и попытки выжить, а сейчас, находясь на небольшом пригорке, с которого открывается отличный вид на площадь, мы все осознали. Там внизу, стояло большое здание администрации, вокруг которой в несколько рядов стояли машины. Многие из них были заведены, и свет их фар разгонял тьму, и не позволял тварям пробираться внутрь. Зато для одержимых он не был помехой, и вокруг баррикад их собрались тысячи. Выстрелы раздавались не часто, хоть и не умолкали вовсе. Обороняющиеся отстреливали только самых шустрых тварей, остальные же служили этаким буфером, который не пропускал тварей вперед. На крыши администрации горели мощные прожекторы, а значит, там было электричество. Не знаю, зачем по радио они призывали прорываться к ним, ведь через это море смерти не прорваться никому. Постаяв пару минут и понаблюдав за этой мрачной картиной, мы поехали дальше. Бензиновая стрелка опасно приближалась к нижнему значению, а усталость напоминала о себе все сильней. Мы вновь скрылись в улочках города и поехали дальше, чтобы спустя десяток минут выехать на объездную дорогу. Здесь все еще горели фонари, что было довольно странно и непонятно. Зато это позволило хоть немного, но успокоиться. Правда, ненадолго. По объездной мы поднимались в гору, и когда оказались на ее вершине, и увидели это, то в ужасе замерли все. Макс ударил по тормозам, и машину повело боком, после чего она не слабо приложилась в бордюр, но это не имело значения. Там вдалеке стояло самое высокое здание нашего города. Тридцать этажей жилого дома. Между нами было около двух километров, поэтому мы могли видеть, что сидит на его вершине. Свет от множества пожаров и редких участков, где все еще осталась электроэнергия, позволял нам видеть бледные очертания этого ужаса.
     - А вот и РБ, - тихо выдавил Макс.
     На самой крыше здания, сидело существо, отдаленно напоминающее виверну. Огромные кожистые крылья, змеиная кожа, две головы на гибких шеях, и тьма, дымкой окружившая монстра. Сразу несколько прожекторов сошлось на теле огромного монстра, и мы услышали дикий рев твари. Он словно рассекал тело пополам и проникал в самые глубокие части души. Страх липкими жгутами сжимал разум и не позволял сбросить оковы ужаса. С каждой секундой прожекторов становилось все больше, и тварь тяжело поднявшись в воздух, скрылась в темноте, где-то за домом.
     - Кажется, нужно собирать рейд – тяжело выдохнув, произнес я.
     - Нам бы сначала пати наскрести, - закашлявшись, ответил Макс. – Но лут с него наверно знатный.
     - Ага, сэт эпической брони, - выдавил я. – Поехали уже. Нас наверно заждались.
     Макс с силой потер лицо, и кое-как собрал глаза в кучу. Машина взрыкнула и покатила по объездной дальше, а я понял две простые вещи. Те твари, что мы видели в городе, это еще не придел. Только вот даже для огромных монстров свет губителен, а значит ни все так плохо и у нас есть шанс выжить.

Глава 4

     По пути на базу, мы все-таки решили завернуть в магазин и заправиться бензином. Грешным делом, я собрал несколько купюр с пола, и сейчас, если та женщина будет все так же просить заплатить, то у нас будет чем. Девушки сзади затихли, и, казалось бы, уснули. Я немного переживал по поводу блондинистой барышни, так как она до сих пор не пришла в себе. Может это сказывалась усталость, а может это я переборщил с силой удара. В любом случае мне было чертовски неловко.
     Мы заехали на территорию магазина, и, взяв оружие, вышли наружу. Здесь все еще горел свет, и оставалось надеяться, что продавщица запустила генератор. Поднявшись по лестнице, мы зашли внутрь, и тут же напряглись. На полу, возле входной двери была большая лужа крови, и от нее, внутрь помещения, вела длинная красная дорожка. Переглянувшись с Максом, мы аккуратно пошли вперед, но не забывали посматривать в окно, на нашу машину. Раздавшийся треск, привлек наше внимание, и мы синхронно повернулись на звук. Он исходил из задней комнаты, и становился все громче.
     - Не ходи туда, - покачал головой Макс. – Останься возле двери. Присмотри за машиной, а я опробую доспех.
     - Хорошо, - сморщившись для приличия, ответил я.
     Вернувшись назад к двери, я внимательно следил за Максом и не забывал смотреть на таблетку. Парень пару мгновений постоял на месте, а после я увидел, как его тело покрыл ледяной доспех. Первые три секунды от Макса исходил ледяной воздух, который по истечению времени пропал, позволяя мне разглядеть доспех во всей красе. Он был белого цвета, и полностью закрывал тело, иногда вырываясь острыми шипами в стороны. По стилистики он и выглядел прямо как доспех, а на голове сомкнулся закрытый шлем. Макс немного постоял на месте, пару раз присел и взмахнул руками, после чего кивнул сам себе и, взяв «Сайгу» наизготовку, быстрым шагом прошел в каморку. Практически сразу раздалось два выстрела, а после тяжелое тело Макс пробило стенку и вылетело в торговый зал. Сверху на нем сидел одержимый. Наверно. По крайней мере, строением эта тварь отдаленно напоминала человека. Она вся была покрыта острыми костяными отростками, а руки, в районе локтя делились на две конечности, которые заканчивались длинными строенными когтями. Морда твари была вытянута вверх, и имела просто огромную клыкастую пасть. Существо сидело на парне и полосовало его когтями, только вот доспех без каких-либо проблемы выдерживал напор твари. «Винторез» выплюнул две пули в голову одержимого, только те не смогли пробить костяную броню. Тварь резко перевела взгляд на меня, и успела увидеть мою выпрямленную руку. Мгновение, и воздушное копье пробивает голову одержимого насквозь, а вместе с ней и стену магазина. Макс сбросил с себя мертвое тело и тяжело поднялся. По его доспеху кое-где можно было увидеть сеточки трещин, но в целом он выдержал.
     - Осваиваю профессию танка, - гулко выдал парень. – Эта хрень всего лишь полторы тысячи урона нанесла. На краю зрения мелькает полоска прочности.
     - Неплохо, весьма неплохо, - кивнул я. – Кости-то как, целы?
     - Да вроде бы, - немного походив, неуверенно произнес здоровяк. – Вообще не чувствую неудобств. Словно это обычная куртка, ни тяжести, ни сковывания.
     - Только вот непонятно как ты теперь поведешь, - усмехнулся я. – Придется тебя в грузовой отсек закинуть, а мне за руль сесть.
     - Хорошо хоть ни рядом бежать, - поведя плечами, ответил Макс. – Пойду, пройдусь по округе, разведаю.
     Кивнув, я осмотрелся по сторонам и походил по магазину. Нужно было отметить, что нам может пригодиться, и заехать сюда еще раз. Спустя несколько минут я услышал хлопок машинной двери и непроизвольно вздрогнул. Посмотрев в окно, я увидел, что одна из девушек, та, с черными волосами, идет к нам, и тут же вышел наружу. Хоть вокруг и горел свет, но одержимых никто не отменял. Девушка увидела меня и ускорила шаг, именно в этот момент с контейнера вылетел одержимый и кулем рухнул на землю. Следом, сверху на него рухнул и Макс, который своим весом проломил твари череп. Девушка, увидев все это, вскрикнула, и рванула почему-то не к машине, а ко мне. Не успел я разозлиться, как на крышу таблетки запрыгнул очередной одержимый. В этот раз закричали девушки внутри машины, но верный «Винторез» и тут не подвел. Тварь рухнула за таблетку, а Макс подбежав ближе, приставил «Сайгу» к плечу, и стал бдеть. Девушка подбежала ко мне и, вцепившись в локоть, спряталась за спину.
     - Думаешь, здесь безопаснее, чем в машине? – криво усмехнулся я.
     - Опасно везде, но у тебя есть оружие, - хмуро произнесла девица. – Вас где-то ждут, я правильно поняла? Нам долго еще?
     - Да нет, минут десять, не больше, - ответил я. – Вот бензином хотели запастись, а тут гости.
     - В туалет очень хочется, - покраснев, выдавила девушка. – Но если десять минут, то мы потерпим.
     - У вас с оружием умеет, кто обращаться? – задал я интересующий меня вопрос.
     - Я и Таня, - кивнула девчонка и нахмурилась. – Мы на стрельбище одно время ходили с парнями. Только Таня того, в отключке сейчас. Не завидую я тебе, ох не завидую.
     - Тебя-то как зовут? – пропустив мимо ушей последнюю информацию, спросил я.
     - Алена, - буркнула девушка, совсем не собираясь отпускать мой локоть.
     - Ты бы шла в машину, что ли, - вернув себе локоть, сказал я. – Мы сейчас заправимся, и будем уезжать. Макс! Еще одержимых видишь?
     - Да нет Серый, вроде тихо вокруг, - раздался в ответ крик парня.
     - Одержимых? Почему одержимые? – задала вопрос Алена. – Мы думали, что это зомби.
     - Точно не зомби, - покачал я головой, подходя к машине. – Это обычные люди, только одержимые тьмой. Не знаю, как это все происходит, но некоторые просто пропадают, а после появляются вот такими тварями. Вы вообще много знаете о том, что вокруг происходит?
     - Меньше, чем хотелось бы, - вздохнув, ответила девушка.
     - Иди в машину, - добавив в голос холода, произнес я. – Там безопаснее, чем снаружи.
     Девушка тяжело вздохнула, и, показав мне язык, залезла назад в машину. Вокруг мир рушиться, а она языки показывает. Бред какой-то. Я покачал головой, и прошел к контейнеру, из которого нам в прошлый раз наливали бензин. Сбив выстрелом замок, я открыл створку и удовлетворенно кивнул. Машина стояла как раз рядом с ним, так что перегонять ее не пришлось, длины шланга хватило. Пока я заправлял машину, Макс сбегал в магазин, и затолкал в машину еще с десяток различных фар. Только когда с него слетел доспех, он успокоился, и остался стоять рядом с машиной, внимательно смотря по сторонам. Причем доспех слетел так же, как и прошлая шкатулка. Словно текстуры сдуло ветром. На этом моменте я заметил, как девчонки во все глаза смотрят на это действие, а значит, они еще не сталкивались со скиллами. Вспомнив, что у меня есть шкатулка, я похлопал себя по карману, и чуть было не поседел. Шкатулка ощущалась через раз. Вот именно так. Первый раз я ее не ощутил, но второй раз смог. Быстро достав ее и положив на ладонь, я стал наблюдать, как она мерцает. Она, то пропадала, совершенно теряя физическую оболочку, то вновь появлялась.
     - Открывай быстрей, - раздался голос Макса. – Кажется, через какое-то время они исчезают.
     Кивнув, я открыл шкатулку и уже привычно прикоснулся к камню. Знакомое ощущение немного усилилось, и по телу прошла холодная волна. Она совсем немного, но выдула из организма усталость, от чего я почувствовал себя лучше. Квадрат скилла еще мерцал рядом с иконкой копья, когда информация об умении стала проникать в мой разум. Матерился ли я, когда осознал скилл? Более чем! Я, мать его, взорвался и вылетел за пределы планеты. Активный, собака, скилл, был на восстановление манны! Которой не было! Как же я был зол. Описание гласило, что при применении, цели восполняется тысяча единиц манны и увеличивается скорость ее регенерации на сто процентов в течение десяти минут. Полезно для магов. В игре. Но, мать его, ни у меня, ни у Макса нет такой переменной, как мана!
     - Ты не доволен? – пойдя ближе, произнес Макс. – Интересно, что заставило так полыхать твою пятую точку.
     - Восстановление манны, - буквально выплюнул я. – ХрЕново восстановление манны. Вот у тебя есть манна? У меня нет, хотя есть активный скилл. Но манны нет. И нахрена, спрашивается, он мне нужен?
     - Безрадостно это, - покачал головой Макс. – Может в будущем пригодится?
     Мое желание ответить прервал сильный стук в боковое окно машины. Повернув туда голову, я увидел, как девушки показывают прямо нам за спину и о чем-то пытаются прокричать. Развернувшись на их указатель, я непроизвольно сделал шаг назад. Там впереди через забор прорывались сотни одержимых. Их была целая волна, и некоторые особи рывками рвались вперед. Буквально пару секунд ушло на занятие своих мест и выдергивание шланга из бака. Я вдавил педаль в пол и рванул вперед, прямо на выезд из внутреннего двора. Одержимые кувырками и рывками летели следом и пытались нас нагнать.
     - Давай в обратную сторону, - выдохнул Макс. – Нельзя выводить их к ангару, мы не справимся с такой волной!
     Кивнув, я резко вывернул руль и погнал машину практически прямо на толпу тварей. Рядом с ними я дернул руль в сторону, и, направив руку в кучу, выпустил копье. После чего я прибавил газ, и машина резво рванула вперед, а я отметил, что полоска прокачки скилла вплотную приблизилась к ста процентам. Не знаю, сколько я собрал опыта, но заметный скачок поразил даже меня. Кажется, по сравнению с холостым выпусканием скилла, использование на тварях и их убийство дает бОльшую прибавку.
     Мы вывернули на дорогу и поехали назад, в сторону города, а следом за нами ревела огромная толпа одержимых. И она была действительно огромна. В зеркало заднего вида я видел, как одержимые рвутся за нами, но все-таки отстают. Пришлось сбросить скорость, и дождаться пока между нами останется метров двадцать, не больше. После чего я вновь прибавил газу, и уже более плавно поехал вперед. Было слышно, как сзади раздаются всхлипы девушек, им больно очень страшно. Особенно в те моменты, когда я сбрасывал скорость, чтобы толпа тварей успела нас нагнать. Мы практически вернулись в город, возле которого я в очередной раз сбросил скорость и дождался приближение тварей. После чего вновь использовал копье, и уже не тормозя, полетел по узким улочкам, стараясь скрыться от одержимых. Твари в прямом смысле занимали всю улицу. Их была целая волна, и заглохни машина, нас ничто не спасет. После того как скилл собрал кровавую жатву, в моем мозгу что звякнуло и взгляд непроизвольно раздвоился. Еле как я смог собрать мысли в кучу и не уехать в кювет. Хотя на краю сознания активно мигал скилл копья, я решил отложить его улучшение до того момента, как мы окажемся за стенами. Объехав прошлую дорогу кругом, мы вновь вынырнули на объездную и спокойно поехали к ангарам. Я постоянно бросал взгляд в зеркало заднего вида, но там было чисто. Дальше мы ехали спокойней, но магазин я объезжал по широкой дуге.
     - Нам точно туда? – раздался позади меня настороженный голос Алены.
     - Да, туда, - кивнул Макс. – Там производственная база и есть хорошие ангары.
     - Ее не это беспокоит, - вставил я, смотря на нее в зеркало заднего вида. – Не беспокойся Ален, все будет хорошо.
     - Я тебе верю, - встретившись со мной взглядом, кивнула девушка. – Надо же хоть во что-то верить.
     Ее глаза завораживали. Я поймал себя на мысли, что любуюсь девушкой и даже немного восхищаюсь. Она одна была более-менее спокойна, и не устраивала истерик. Остальные девчонки до сих пор бывало всхлипывали, а Алена держалась молодцом. Даже когда вокруг нас сомкнулся темный лес, я увидел, как замерли все кроме Алены. Она с интересом смотрела в окно, и иногда успокаивала своих подруг. А когда появились ангары и бетонный забор зоны, то я успел заметить бледную улыбку на ее губах. Остальные девушки тоже немного расслабились, в прочем, как и мы с Максом. Оказавшись за забором, мы поехали между все еще пустых ангаров и спустя несколько минут остановились возле нашего. Мое внимание сразу же привлекли накрытые тканью тела. Они лежали в участке света, немного сбоку от входной двери. Сердце бешено забилось, а руки тут же вспотели.
     - Макс, ствол, максимальное внимание, - холодно выдал я.
     - Принял, - собранно кивнул он и выпрыгнул из машины.
     - Так подруги боевые, пока не выходите, - посмотрев назад, произнес я. – Нам нужно все проверить.
     Убедившись, что меня поняли, я захлопнул дверь и стал медленно подходит к телам. Макс держал под прицелом дверь, но мне было видно, что и его одолевают совсем не радостные мысли. Медленными шагами я прошел ближе, и присев возле крайнего тела сбросил ткань. Под ним оказался Мишка, тот парень, который вместе с двумя девчушками поднялся к нам со второго этажа. Под следующей тканью лежала Мария. Я на долгое мгновение прикрыл глаза и все-таки не смог сдержать мат. Ко мне подошел Макс, и, увидев, кто здесь лежит, смачно выругался. Практически все тело Марии были разорвано, а на Мише не было больших ран, только одна. У него было разорвано горло, и голова практически отделилась от тела.
     - Доспех откатился? – посмотрев на темное небо, спросил я.
     - Нет еще, - хмуро бросил Макс. – Семь минут осталось. Заходить будем? Тихо вокруг.
     Нас отвлек скрип двери, и резко развернувшись, мы взяли ее на прицел. Сначала показался ствол ружья, а после в проеме появился Женька. Увидев нас, он расслабился, и вышел наружу.
     - Что случилось? – подойдя ближе, спросил я.
     - Апогей глупости, наверно, - выдохнул парень, опуская глаза. – Черт, Серый, лучше бы я вместо тебя поехал!
     - Расскажешь все внутри, - прервал я друга. – Девчонкам нужен туалет и отдых. Все после.
     Жека кивнул и не стал спорить. Они вдвоем с Максом открыли ворота, а я сев за руль загнал таблетку в ангар. Внутри царила атмосфера если не паники, то близко к ней. Заплаканные девочки, осунувшийся Игорь Павлович и совсем бледная Анастасия Владимировна. Виктор Андреевич сидел в углу и потерянным взглядом смотрел по сторонам. На наш приезд старик не обратил никакого внимания. Олеся, жена Женьки, сидела с детьми во втором небольшом кабинете. Именно там решили сделать что-то наподобие детской комнаты.
     Как только машина оказалась внутри, новые девушки несмело вышли наружу и, поздоровавшись, замерли на месте. Я вытащил Таню из машины, и отнес на мягкую подстилку, где укрыл одеялом и оставил в покое. Остальных мы отправили к Олесе, пусть побудут там. Сейчас им нужен отдых и неплохо было бы перекусить. Мы вчетвером отошли в сторону, к таблетке, и встали за ней.
     - В общем, это все, что мы привезли, - начал разговор я. – Патронов немного, если смотреть на перспективу, но на первое время хватит. Стволы тоже взяли, плюс арбалеты лежат, к ним под тысячу стрел, так что лишними не будут. Есть небольшая кучка навесного, но кто будет им заниматься, я понятия не имею. Что еще? Твари боятся света от обычного огня, так что можно разжигать костры. По скиллам у нас прибыль, у Макса ледяной доспех с откатом в час и баблом на первые три секунды.
     - Не понял, о чем вы? – удивленно спросил Игорь Павлович.
     - После убийства тварей появляются шкатулки, в них камни, а из камней умения, - рублено ответил, и выпустил в пол копье.
     - Твою-то мать старую через три колена, - набрав полную грудь воздуха, прокряхтел старик.
     - Это все лирика, - отмахнулся я. – Что у вас случилось?
     - Старый решил что-то занести с улицы, и взял себе в помощь Мишу, - начал тихо рассказывать Женя. – Я там пару фар повесил, так что свет горел и проблем никто не ждал. Мы же далеко от города, и одержимых быть не должно. Я даже не заметил, как они вышли, а так отправил бы с ними Игоря. В общем, услышали мы крик, Мария была ближе всех и первая высочила наружу, а когда вылетели мы, было уже поздно. Старик лежал возле двери и хватал ртом воздух, сердце прижало. Хорошо хоть валидол нашелся, успели откачать. А Мария пыталась оттащить от Мишки одержимого, и сама подставилась под его лапы. Когда раздались выстрелы, и дробь разбила твари голову, девушка была еще жива, но с такими ранами не выживают. А парню одержимый сразу же разорвал горло и, в общем, вот так.
     - Пиздец, - выдал и мое мнение Макс.
     - Что ж вы так, - закрыв глаза, проговорил я. – Говорил же, военное положение, ну твою мать, а.
     Я поднялся с колеса и сделал пару кругов вокруг машины. Все мысли словно замерли, и разум сосредоточился на биении сердца. Не знаю, почему до людей все еще не доходит, что снаружи смерть. Жека и Игорь выглядели виноватыми. Они прекрасно понимали, что это их вина. Правда, мне от этого не легче, как и Мишке.
     - Устав написать что ли? – сказал. – Почему у вас в головах ветер? Почему вы не думаете? На ваших руках эти смерти. И на моих. Потому что я не учел, что вы настолько расслабитесь. Жека, ну как так?
     - Не сыпь соль Серый, - закрыв лицо руками, прошептал друг. – Я все прекрасно понимаю. Я не знаю, как быть дальше, просто не представляю. Мы не сможем выжить. Я боюсь, мы все боимся. Не знаю, через что вы прошли в городе, но сидеть за стенами с двумя стволами и вздрагивать от каждого шороха. Мне никогда не было так страшно.
     Он убрал ладони от лица, и я заметил мокрые дорожки на его щеках. У меня у самого глаза были на мокром месте. Смерти там, в городе, они прошли как бы фоном, а сейчас, увидеть мертвыми тех, кто шел с тобой рядом это безумно.
     - Все, хватит, - выдохнул я. – Нужно собраться. Выбирай себе нормальный ствол, пистолет отдашь мне, пригодится в городе. Из новых девчонок двое умеют обращаться с оружием, уже лучше. Им тоже что-нибудь подберем. Нужно продолжить развешивать свет, как внутри, так и снаружи. Плюс, нам нужны камеры, и надо проверить внешнюю стенку и если что, как-то залатать дыры.
     - Не вижу проблемы, - произнес Макс. – Заедем в любой строительный захватим смеси да залатаем. Насколько я помню, огромных дыр здесь нет. Высыпавшийся от времени бетон, не больше.
     - Нужно проверить всю зону, на предмет одержимых, - кивнув головой, продолжил я. – И если они есть, то устранить всех. Чтобы работали камеры, нужен еще бензин, и много. Нужны люди, какие-то подручные инструменты. В общем, если мы хотим жить, в город придется наведываться не раз.
     - Нужно их похоронить, - вставил слово Игорь.
     Он попросил не обращаться к нему по отчеству, одно дело делаем.
     - Никаких похорон, - покачал я головой и поймал непонимающие взгляды окружающих. – Тело, даже закопанное, это мясо, то есть топливо для мутации одержимых. На выкапывание глубокой могилы у нас нет ни времени, ни сил. Не надо нам этого. Только сожжение.
     - Поддерживаю, - кивнул Макс. – Сколько нас не было? Часа три?
     - Чуть больше четырех, - вставил Женя.
     Макс удивленно присвистнул, и хлопнул себя по коленям.
     - Вы наверно жрать хотите? – подойдя к нам, спросила Олеся. – Мы с девочками немного приготовили, пойдемте, перекусим, да помянем.
     - Никакого алкоголя, по крайней мере, пока, - покачал я головой. – У нас еще очень много работы, так что понадобится ясный разум.
     Никто не решился спорить, все прекрасно понимали правоту этого решения. Женина жена, позвав нас, удалилась назад, а я показал на ящики. Вчетвером мы справились достаточно быстро, и разгрузили машину минут за десять. Ящики были сложены у стены, рядом с ними стояли и стволы. Макс долго выбирал между АКМ и сто третьим, но в итоге остановился на АКМе. Он споро забил несколько рожков, сам разобрал и проверил автомат, после чего заменил брезентовый ремень на, более удобный, черный, и только потом успокоился. Среди охотничьего были такие стволы как «Вепрь», СКС, «Беркут», а так же несколько ружей. Еще были представители зарубежного рынка, только вот их названия мне ни о чем не говорили. Из патронов у нас была и мелкая дробь, и крупная, и ружейные пули двенадцатого калибра. Все это богатство нужно было как-то рассортировать и сложить более удобно, но пока у нас не было времени. Правда я вытащил и убрал отдельно патроны на свой «Винторез», туда же пошли и пустые магазины к нему. Нужно бы найти себе более-менее нормальный пистолет, и будет совсем хорошо. В итоге к столу мы пришли только спустя полчаса, после того, как нас позвали. Я только сейчас заметил, что в ангаре стало заметно чище и светлей. Наверху на балках весели обычные лампочки, грязь была убрана, а стойкий запах запустения сменился ароматом какого-то освежителя. Хорек стоял немного сбоку от проезда, прямо рядом со вторым кабинетом, где находились дети. В машине сделали спальню, ведь внутри нее дети чувствовали себя безопасней. Пока я все это разглядывал, нам наложили сваренной картошки с тушенкой и оставили в покое. Дикий аппетит поначалу, полностью пропал, когда съел первую ложку. Мысли о погибших не давали покоя, но я старался гнать их куда подальше. Макс кратко описывал, что мы увидели в городе и постепенно вокруг нас собрались все выжившие. Мельком я успел заметить, что очнулась Таня, и весьма злобно смотрит на меня. Благо хоть не кидается, и то ладно.
     Я же старался не встревать в их разговоры, у Макса довольно неплохо получается рассказывать. Когда он заговорил про шкатулку, я вспомнил, что не посмотрел на прокачку копья. Легкое усилие воли и квадрат умения раскрывается и разделяется на несколько иконок. Они увеличились на порядок, и сейчас висели от меня на расстоянии вытянутой руки. Передо мной был выбор из пяти вариантов, и, сосредотачивая внимание на каком-то из них, я получал информацию об улучшении. Очень интересный выбор. Первый вариант делал из одного копья пять, и все они летели в разные стороны по направлению от руки. И я никак не мог контролировать это направление. Второй вариант был интереснее. Копья становилось два, и я мог сам указать в какую цель им лететь. Они не были самонаводящиеся и все так же летели прямо, но уже туда, куда укажу я. Третий вариант сокращал время отката до трех минут. Четвертый увеличивал мощь копья и возможную дальность поражения до сорока метров. И пятый вариант, как по мне был самым бесполезным. Он видоизменял копье и делал из него воздушный таран, размерами два на два метра, и активно двигающийся вперед на протяжении пяти метров. Причем прилагалась скорость движения и масса. А точнее пятьсот килограмм при скорости в триста километров в час. Хм. Около трех минут я вчитывался в это непонятное описание пока оно чудесным образом не изменилось. И вот перед моими глазами уже не сухие факты, а словно вырезка из игры.
      Спрессованный до состояния камня, поток воздуха, рвется вперед, расшвыривая все на своем пути. Мощь воздуха способна двигать скалы и порождать бури.
     - Отлично, - буркнул я. – Кажется, у нас появился модератор.
     - Серый, ты о чем? – услышав меня, спросил Макс.
     - Да выбираю, по какому пути пойдет скилл, - вздохнул я. – И нормальное, с точки зрения физики, объяснение только что превратилось в описание скилла из игры.
     - Погоди, - Макс словно бы ушел в себя, но я знал, что он читает описание умения. – У меня ничего не изменилось, все, то же самое.
     - Это вы о том ледяном панцире, что мы видели? – спросила одна из девушек.
     - Да, об умениях, - кивнул я. – Макс, может, начнешь прокачивать? Час отката это конечно огого, но поверь, прокачать его стоит.
     - Как-то все это странно, - тихо произнесла Анастасия Владимировна. – Мало нас монстров за стенами, так еще и это.
     - Не странней того, что происходит снаружи, - пожал я плечами. – Если мы хотим выжить, то этих умений нужно собрать как можно больше. Да и, например мое копье, хоть и активируется раз в десять минут, но мощь имеет самую убойную. Три секунды неуязвимости у Макса, это тоже далеко не пустышка.
     - На следующую вылазку я поеду тоже, - твердо сказала Алена. – Третий ствол лишним не будет, да и нужно вернуть должок.
     - Алена нет, - попыталась надавить Таня. – Нам и здесь будет, чем заняться, видишь же, люди гибнут.
     - Мое решение не обсуждается, - выдохнула девушка. – Сергей прав, чтобы выжить, нам нужно меняться.
     - Он не Сергей, - улыбнулся Макс. – Он Слава.
     - А почему тогда Серый? – удивленно спросила четвертая девушка.
     - Потому что фамилия Волков, - хмыкнул Женя. – Тань, нужно будет, чтобы ты выбрала оружие. Если что мы поможем разобраться и проведем тестовые стрельбы. Вообще желательно чтобы каждый умел обращаться с оружием и хоть немного, но попадать в цель.
     Я сидел и наблюдал, как они спорят, иногда шутят, а иногда и рассуждают на серьезные темы. Параллельно я решал, в какую же сторону уведу улучшение копья и все больше склонялся к увеличению мощи и дальности. Пятый вариант хорош, этакий аое скилл, но пять метров это, ни в какие ворота. По поводу желания Алены ехать с нами, я был готов поспорить, но после просто махнул рукой. Нам ведь действительно нужен был третий ствол. Осталось только проверить ее навыки и возможности, и только после этого принимать решение. Пока я думал, со мной рядом присела Анастасия Владимировна и явно смущаясь, пыталась начать разговор.
     - Слушаю вас, Анастасия Владимировна, - повернувшись к женщине, произнес я.
     - Серый, тут такое дело, вы же все равно будите в разные магазины забегать? – сильно смущаясь, начала женщина. – Нам нужны женские товары. Средства личной гигиены. Ну, понимаешь же. С собой не захватили, а вот сейчас получаете, что зря. Да и лекарств бы, у нас с этим тоже проблема. И называй меня просто Настя, не до этикета сейчас.
     - Вы Алене скажите, и она возьмет все, что вам нужно, - по доброму улыбнулся я. – А с лекарствами да, нужно будет что-то решать. Вообще нам нужно очень многое, только вот где бы время на все это найти.
     - Ты справишься, я в тебя верю, - крепко сжав мое плечо, сказала Анастасия.
     Я только удивленно покачал головой. Как бы мне самому поверить в себя и не сдаться. Сейчас, после наших рассказов о поездке, люди хоть немного, но расслабились. Правда старик все еще сидел в стороне, и пустым взглядом смотрел вокруг. Странно получилось, вроде и рассказывали мы не веселые шуточки, но окружающим прямо на глазах становилось легче. А ведь сейчас еще идти, и как-то готовить тела к сожжению. От одной только мысли становилось не по себе. Всего лишь четыре часа меня не было, и в итоге мы потеряли двух человек.
     Отогнав лишние мысли, я выбрал четвертый вариант усиления скилла и замер в ожидании спецэффектов. Все прошло просто, одна икона заменилась на другую, и впрочем, все. Я посидел еще пару минут, допил уже остывший чай и тяжело поднялся. Ехать сейчас в город это не то, что было нужно. Четыре часа сна после суток бодрствования это чертовски мало.
     - Макс, Жека, Алена, Игорь, берем оружие и идем наружу, остальные остаются здесь, - громко сказал я. – Сейчас задача номер раз это сложить погребальный костер. Задача номер два по мере сил проверить периметр и осмотр состояние стены. И третье, Ален, персонально для тебя. Покажешь, насколько хорошо стреляешь, там уже буду думать о твоем месте в нашей поездке.
     - Я тоже умею стрелять, - раздался недовольный голос Тани.
     - Выбирай оружие по остаточному принципу и пошли с нами, - повернувшись к девушке, произнес я. – Извини, конечно, но пусть сначала выберет Алена, ей с нами в город ехать, а вам за стенами сидеть.
     - Да я и не против, - немного повеселев, ответила девушка. – Я даже знаю, что она выберет. Однозначно остановится на сто третьем. А я тогда возьму вон тот, с большим прицелом.
     - С большим прицелом, - покачал головой Макс. – Это охотничий карабин «Тигр». Патроны на него вон в том ящике возьмешь. Магазины сама набивать будешь. И не перепутай патроны! На него идут вон те, с маркировкой 7,62х54R.
     Девушка только довольно улыбнулась, и пошла к выбранному стволу. Я же смотрел, как Алена довольно профессионально держит сто третий. Она отстегнула магазин, передернула затвор и чуть ли не обнюхала весь автомат. Чуть позже к ней подошла Таня, а за ней и оставшиеся девчонки. Остальных звали Аня, и Ира. Все четверо был студентками, и жили в съемной квартире именно там, откуда мы их и вытащили. Сердце резануло легкое сожаление по поводу пятой, погибшей девушки, но я отогнал этим мысли. Сейчас не время. Пока девушки о чем-то шептались, я присел возле коробки и стал заряжать пустые магазины. Этим занялись и все остальные, кто пойдет наружу. После еды сильно клонило в сон, но я старался игнорировать это состояние. Нужно было завершить кое-какие дела, а уже после немного отдохнуть.
     На подготовку ушло минут двадцать, не больше. После чего мы пошли на улицу, и я естественно был первым. Снаружи горели мощные светодиодные фонари, и их света хватало, чтобы далеко отогнать тьму. Пока нас не было, Женька повесил три фонаря, один прямо над воротами, и два по углам ангара. Свет от угловых фонарей прекрасно освещал всю длину ангара. Нужно бы еще повесить один на заднюю сторону, а к нему камеру, и вывести всё на систему наблюдения. Эх, мечты мечты. Площадь базы, судя по всему, была огромна. Ее длинна, составляла метров двести, и ширина около сотни метров. Рядом стояли еще ангары, и в некоторых местах проезд был невозможен. Поэтому проехать к нашему ангару прямым ходом не получится, придется петлять. Только сейчас, когда я осознал все размеры зоны, я смог понять, что одни мы не справимся. Здесь поместится человек сто-двести, точно. И очень удивительно, что сюда до сих пор никто не наведался.
     Пока мы с Максом следили за округой, остальные собирали топливо для костра. Жека вынес несколько переносок с лампами, и мы разнесли их на большую территорию. Я обошел весь ангар по кругу, и убедился, что все стены целы и не имеют никаких пробоин. Позади нашего ангара, метрах в двадцати, виднелась высокая бетонная стена ограждения. Чуть левее от ангара, прямо под стеной ограждения лежали различные доски, рамы от окон, металлический хлам. А справа, метрах в пятидесяти, стоял еще один ангар, полностью подобный нашему. Вдоль стены я прошел докуда доставал свет, и проломов не обнаружил. Да, кое-где стена высыпала, но каких-то серьезных дыр я не обнаружил. Эта стена была высотой метра три, и надежно закрывала нас от внешнего мира. Только вот минусом была невозможность видеть, что творится снаружи.
     Когда я вернулся назад, то костер был более менее сложен. Чуть дальше вбок, находилась небольшая вырытая яма. Глубина у нее была сантиметров шестьдесят, а ширина и длинна метра по три. Именно в ней и было решено устроить погребальный костер. До ангара было метров сто, не меньше. Правда, запах все равно обещал быть так себе. Не было никаких прощальных слов или грустных речей. Я запретил тратить силы и нервы на подобное. Мы положили тела на доски, сверху и снизу кинули пару старых шин, обильно полили все бензином и подожгли. Да, я прекрасно понимал, что мы выдаем себя. Что свет костра будет виден далеко, но оставить тела здесь не было никакой возможности. А загрузить в машину и выкинуть где-то там, за дорогой, еще не хватало смелости. Костер был спорным решением, и я довольно долго спорил как с собой, так и с другими выжившими.
     Когда вспыхнули первые лепестки пламени, и осветили огромную территорию, я увидел, что мы были не одни. Возле некоторых ангаров, прижимаясь к земле, сидели измененные одержимые. Не знаю, чего они ждали, и зачем прятались, но сам факт поставил меня в тупик. Только вот это не помешало открыть огонь и прикрикнуть остальным. Как только твари поняли, что их увидели, они со всей прыти рванули к нам. Их было не больше трех десятков, и двигались они не единой толпой. Каждая тварь была заметно изменена, и их скорость была этому подтверждением. Как только твари преодолели половину пути, Макс что-то выкрикнул и использовал доспех. После чего он положил автомат на землю и рванул вперед. Твари отвлеклись на него, и буквально обезумели. Они рвались к здоровяку, совершенно позабыв про нас, и спустя пару секунд уже полностью облепили парня. Я точными выстрелами сбивал тварей, а остальные члены отряда стреляли по тем, кто не добрался до Макса. Они боялись случайно задеть парня, тогда, как я таких проблем не испытывал.
     - Макс, отпрыгни в бок, кидаю копье, - крикнул я парню, когда вокруг него собралось с десяток особей.
     Парень меня услышал и тут же сделал огромный прыжок в бок, а я использовал копье. Раздался низкий свист, и копье, практически в одно мгновение пролетело всю заявленную даль и потерялось в стене одного из ангаров. Если раньше диаметр заклинания был сантиметров пять, то сейчас это были все двадцать сантиметров. Тварей буквально разорвало, и раскидало по сторонам, а я убедился, что не ошибся с выбором. Еще меня порадовало, что паники не было, кажется, народ уже набоялся и сейчас, наоборот, с долей злости выцеливал тварей. Да, у девушек с меткостью были проблемы, но не критичные. Только вот я более чем уверен, что в городе, когда вокруг будет ограниченное пространство, все будет совсем по-другому. Я посмотрел на Алену как раз в тот момент, когда у нее кончились патроны. Она быстро сбросила пустой рожок, но вставляя другой, сделала что-то не так, и он упал на землю. Было видно, как девушка замерла и застыла, а к ней уже летел один из одержимых. Резко развернувшись, я хотел выстрелить, но меня опередила Таня. Гулкий выстрел «Тигра» и тварь падает на землю, а девушка лишь довольно улыбается и выцеливает следующую тварь. Все закончилось довольно быстро и без каких-либо потерь. Возле ангара запах горелой плоти смешался с вонью одержимых и запахом пороха.
     - Интересно, откуда здесь столько тварей? - подойдя ко мне, спросил Женя.
     - Бомжи наверно, - ответил немного напуганный Игорь. – Их здесь всегда много околачивалось.
     Когда к нам подошли девушки, я заметил, что немного преувеличил их хладнокровие и спокойствие. Они обе заметно дрожали, хоть и пытались не подавать вида. На Алене так вообще лица не было, она была белее снега, а руки дрожали, словно были на отбойном молотке. Я быстро и мельком осмотрел тела одержимых и признал, что изменения у них были минимальны, только вот поведение заметно отличалось от прошлых. Эти словно сидели в засаде и ждали удобного момента.
     - Как я понимаю, всю ограду обойти не получится? – сморщившись от запаха, произнес Жека. – У нас с бензином так себе, нужно бы сделать запасы.
     - Жень, вот честно, сейчас я не в состоянии куда-то ехать, - покачал я головой. – Если сможешь, то возьми Игоря, Таню, да сгоняйте в авто магазин. Там его еще достаточно. Заодно может, и канистры найдете. Только будьте осторожны, в прошлый раз мы там наткнулись на пару сотен одержимых, и пришлось уводить их в город.
     - Знаешь, а я, пожалуй, съезжу, - немного подумав, кивнул парень. – Игорь, вы как?
     - Говорил же уже, на ты давай, - сморщился старик. – Насчет поездки ничего не имею против, за час, думаю, управимся. Вот насчет барышни не знаю, есть небольшие сомнения.
     - Ннне надо во мне сомневаться, - заикнувшись, произнесла Таня, но поняв, что прозвучало это не очень, заметно сдулась. – Я не подведу. Честно.
     - Жека, только будьте осторожны, возьми флешек с собой, - посмотрев в глаза другу, сказал я. – Без лишнего геройства. И да, жену свою сам уговаривай, на меня даже не надейся.
     - Тебе значит геройствовать можно, а мне нет? – бледно улыбнулся парень. – Я все понимаю Серый, не маленький. Просто я чувствую, что мне необходимо подобное крещение.
     Это можно было понять, и с тяжелым сердцем я не стал спорить. Побывав в армии, и пройдя через несколько серьезных боев, я как никто понимал необходимость боевого крещения. Пока они будут ездить, мы с Максом немного отдохнем и составим маршрут будущей поездки. Нужно учесть многие нюансы и потребности. Нужны рации, нужны камеры, что-то из еды, лекарства, средства личной гигиены. Придется еще раз заезжать в оружейный магазин и вытаскивать оттуда все, что не успели вытащить. Я понятия не имею, как со всем этим справиться и не сломаться. Нам еще повезло, что мы наткнулись на толпу одержимых возле магазина, а не встретили их здесь. Все могло бы закончиться намного хуже.
     Как только Олеся узнала, что Женька собрался на выезд, то позвала его на разговор в детскую комнату. Причем детей она оттуда не вывела, и как я понял вовсю давила на жалость. Что ж, я и ее могу понять, причем очень хорошо. После того как они вышли, глаза девушки были на мокром месте, и на меня она смотрела немного неодобрительно. Женя же был собран и серьезен, пожалуй, как никогда. Их сборы не заняли много времени, лишь Таня долго не могла решить, в чем поехать, ведь с собой из одежды у них ничего не было. Оставшиеся собрались в ангаре, и мы приступили к постройке маршрута на следующую вылазку.
     - Предлагайте идеи и магазины, - уставшим голосом заговорил я. – Сейчас озвучу наши потребности и уже от этого и будем плясать. Итак, нам нужны камеры, желательно с возможностью ночной съемкой, и соответственно к ним нужен комп и несколько мониторов. Нам нужны рации, плюс донесем тот магазин с оружием. Дальше нужна аптека, средства личной гигиены, ну и еда конечно. Нужно составить маршрут как можно дальше от центра города или каких-то открытых площадок. Хоть и не безопасно ездить по узким улочкам, но там шанс встретить одержимых меньше.
     - Предлагаю заехать там же где в прошлый раз, - немного подумав, сказал Макс. – Там по пути есть магазин электроники, и камеры я там видел. Да, проблема в том, что подъезд к нему проблемный, но если что просто уедем.
     - Ты про «Техносити»? – спросила Анастасия Владимировна. – Там чуть подальше, если ехать по Линейной, будет государственная аптека. Выбор скудный, но нам должно хватит. Берите с умом и не ограничивайтесь всяким цитрамонами и парацитомолами. Возьмите антибиотики, противовирусное, в общем, чем больше, тем лучше.
     - С едой пока проблем нет, дня на три хватит, так что можно не торопиться, - поджав губы, сказала Олеся. – Не нужно рисковать понапрасну. Пока у нас все терпимо.
     Я хотел было возразить девушке, но замер. Мне показалось, что я слышал гул машины, и этот звук не принадлежал нашему уазику.
     - Машина рядом, - повертев головой по сторонам, удивленно произнесла Алена.
     - Макс, ствол бери, что там по откату? – напряженно поднялся я.
     - Двенадцать минут еще, - подхватывая с полу «Сайгу», выдохнул он. – Идем встречать?
     Кивнув, я отогнал сонливость и поднялся. Все окружающие были насторожены и слегка напуганы. Даже старик очнулся от своего горя и кое-как поднявшись, подошел к нам. Он старался не смотреть нам в глаза, и было заметно, что ему совсем плохо.
     - Виктор Андреевич, вы бы легли пока, с сердцем шутить не стоит, - поймав взгляд старика, произнес я.
     -Я в норме, - глухо ответил он. – Пойду, выберу себе что-нибудь из оружия, да выйду с вами. Не переживай Серый, я справлюсь.
     Проблема была в том, что я переживал не за старика, а за то, что из-за него может погибнуть кто-то еще. Никому эти мысли, я, конечно же, говорить не стал, но заметку у себя в голове оставил.
      Олеся бросила взгляд на наше оружие, и только досадливо сморщилась. Анастасия Владимировна позвала детей, и все они ушли в кабинет. Алена немного нервно теребила ремешок своего автомата, но твердый взгляд давал понять, что отсиживаться она не будет.
     Я вышел наружу, и прислушался. К нам, со стороны леса ехало что-то на подобии Камаза, и, причем звук двигателя не был единичным. Погребальный костер все еще полыхал и выбрасывал в небо черный дым покрышек. Выдохнув, я с удивлением обнаружил, что изо рта идет пар и только сейчас отметил, что заметно похолодало. Переноски все еще были на улице, и с их помощью я отметил несколько удобных для засады мест. Мы прошли чуть вперед, и в бок, к следующему ангару, что стоял по диагонали от нашего.
     - Так, народ, внимание, - громко произнес я. – Сейчас ставим лампы так, чтоб они светили прямо в лица тем, кто сюда едет. Неизвестно с какими они намерениями, но перебдеть не помешает. Вы занимаете места как вам удобнее, но смотрите, чтобы были в кругу света, а то тварей никто не отменял. Я буду встречающей делегацией и спрячусь вон за тем ржавым остовом.
     - Серый, давай лучше я, - перебил меня старик. – Если что случится, то меня и не жалко будет.
     - Андреич, давай вот только без этого, - сморщился я. – Если вдруг что пойдет ни так, у меня будет больше возможностей выжить.
     - Слав, давай ты в этот раз не будешь спорить, - твердо посмотрев мне в глаза, сказал Виктор Андреевич. – Безобидный старик не вызовет подозрения у подъезжающих, тогда как здоровый амбал с «Винторезом» в руках уже более серьезный повод для беспокойства.
     - Серый, он прав, - оказавшись рядом, кивнул Макс. – Да и с твоими рефлексами лучше, чтобы ты держал их под прицелом.
     - Может, и ты выскажешься? – посмотрев на Алену, иронично спросил я.
     - Они правы, - пожала та плечами. – Один ты везде не успеешь и все на себе не вывезешь.
     - Ладно, Андреич, будешь встречать, - сдался я.
     Кивнув, старик прошел вперед, и крепко сжав ружье, присел за остов машины, на небольшую кучу металлического мусора. Макс и Алена спрятались за небольшие преграды. Макс был ближе всех, оно и понятно, с его доспехом ему только в танки. Я выбрал себе место за металлическим шкафом, раньше бывшим трансформатором. Еще минут десять ушло, чтоб в поле нашего зрения показался массивный пикап, а следом за ним, ехала вахтовка. Виктор Андреевич тяжело поднялся со своего места, и встал посреди дороги. Пикап даже не сбросил скорость, а наоборот стал набирать обороты, но метров за тридцать, все-таки сбавил скорость и, подъехав ближе, затормозил. Следом за ним, подъехала и вахтовка. Она объехала пикап сбоку и встала вровень с ним. Отсюда я заметил, что в пикапе сидело пятеро мужиков, а в вахтовке двое. У каждого в руках я заметил оружие, и, смотря через прицел, увидел, что они общаются по рации. Спустя минуту, открылась водительская дверь Камаза, и из нее на ступеньку вышел крупный, лет сорока, мужик. Он быстрым взглядом осмотрел округу, и видимо, не обнаружив нас, удовлетворительно кивнул.
     - Дед, ты бы дал нам проехать, - громко крикнул мужик. – Мы с миром сюда, увидели костер и решили присоединиться. Вас вообще много здесь? Помощь, какая требуется?
     - Из мужиков я один, - ответил Андреич. – А там, в ангаре женщины и дети. Прячемся здесь, пока черная хмарь не пропадет.
     - Женщины и дети значит, - кивнул мужик, и, взяв рацию, что-то в нее сказал. – Мы вам поможем, без проблем. Нам не сложно.
     - Спасибо, - махнул рукой старик и, расслабившись, опустил ружье. – Там дальше проезда нет, так что лучше вам машины здесь оставить. Занимайте какой-нибудь ангар, тут их много.
     - Понял я тебя дед, понял, - по-доброму улыбнулся мужик, и махнул рукой.
     В пикапе открылись двери, и наружу вышли остальные мужики. Я перевел прицел на них, и тут раздалось несколько выстрелов. Не понимая, откуда они, я отодвинулся от прицела и замер. Старик лежал плашмя, и под его телом расползалась лужа крови. Тот самый мужик, что стоял на ступеньке вахтовки, сейчас закидывал за спину автомат и тянулся к рации. Мой мозг еще только перерабатывал информацию, и давал сигналы чувствам, тогда как «Винторез» уже выплюнул пару пуль. Одна ударилось в стекло, и не пробила его, зато вторая попала четко в голову мужику, и тот свалился на землю. Я перевел прицел на пикап, и успел сделать еще пару выстрелов, прежде чем народ понял. Водитель пикапа включил передачу, и попытался дать задний ход, но в дело вступили Макс с Аленой. Оставшиеся снаружи мужики тут же разбежались по укрытиям и стали слепо стрелять в нашу сторону. Водитель пикапа получил пулю в лоб, и машина, зарычав, въехала в бампер Камаза. Пассажир вахтовки пытался переползти за водительское сидение, но что-то у него не получалось. Мое внимание привлек один из мужиков, что сильно выглянул из-за угла, и сделал толкающее движение рукой, прямо по направлению баррикады, где прятался Макс. Я не успел перевести ствол и выстрелить, но успел заметить, как к Максу полетело зеленое облако, что с каждым сантиметром становилось все плотнее и ярче. А следом за этим, высунулся и другой мужик, что забежал за Камаз. Он присел, и ударил рукой по земле. От этого удара, из-под земли вырвался метровый каменный шип, и следом, по прямой, в направлении меня, стали вырываться следующие. Их скорость была довольно высока, но я успел сделать несколько выстрелов и точно подстрелил одного из мужиков. Услышав вскрик, я был вынужден менять позицию, и уходить в сторону. Выхватив флешку, я выдернул чеку, и забросил ее прямиком за укрытие, где сидели оставшиеся. Раздался звонкий хлопок, и уши немного заложило, а яркая вспышка осветила окрестности. Я стартанул вперед, и одновременно со мной побежал вперед и Макс, только вот на нем был доспех, а значит, он уже откатился. Алена, умничка, не стала рваться вперед, и держала под прицелом угол ангара. Макс первым добрался до места, и я услышал несколько выстрелов, затем был грохот его «Сайги» и все стихло. Остался один только мужик внутри вахтовки, но я держал его под прицелом. Сейчас я видел, что ниже колена у него не было левой ноги, и свежая повязка пропитана кровью. Непонятное движение сзади машины немного меня отвлекло, и мужик попытался захлопнуть дверь. «Винторез» выплюнул пулю, и в голове мужика появилось лишнее отверстие. Окружающее пространство погрузилось в мертвую тишину, а мою спину пронзил стальной взгляд. Резко развернувшись и присев, я успел увидеть, как на бетонной стене сидит тварь, и даже успел выстрелить. Только вот существо взмахнуло кожистыми крыльями, и резко отлетело назад, в темноту, где и скрылось. Я перезарядил винтовку, и заглянул за Камаз. Увиденное выбило из-под моих ног землю, а разум отказывалось принимать то, что видят глаза. За машиной, на цепи были привязаны тела людей, а немного позади них, на длинных металлических прутьях, бесились одержимые. Твари были сцеплены таким образом, что не могли подбежать к телам, мешали прутья. От них исходили цепи и обвивались вокруг шей существ. Тем оставалось только хрипеть и тянуть руки к желанной пищи.
     - Серый, что у тебя? – раздался позади глухой голос Макс.
     - Алена не иди сюда, - выкрикнул я, но было поздно.
     Девушка сделала шаг, и сейчас вовсю смотрела на эту ужасную картину. Автомат из ее рук выпал, и она буквально рухнула на колени.
     - Твою мать, - выругался я. – Макс, контроль, я уведу девушку.
     Парень хмуро кивнул и, подняв ствол, стал расстреливать тварей. Я быстро подбежал к девушке, и, подхватив ее на руки, понес к нашему ангару. Она не плакала, просто замерла, но когда мы проходили мимо тела Андреича, ее прорвало, и она заревела в голос. Позади нас раздались выстрелы, и с каждым, девушка вздрагивал всем телом, и только сильнее цеплялась за мою куртку. Оказавшись в ангаре, я передал Алену в руки Анастасии Владимировны, и рванул назад к Максу. Тот хмуро стоял за Камазом, и пытался разорвать цепи, что удерживали когда-то живых людей.
     - Макс, надо ключи найти, - глухо произнес я.
     - Неправильно это, вот так вот, - выдохнул парень, поднимаясь. – Как-то слишком много тварей кругом. Там кстати есть выживший, ты его в плечо ранил, и он сознание потерял. Я связал его, так что не дергайся. Позже поговорим с ним.
     - Давай тела к костру перенесем, - кивнул я. – А то видел уже тварь крылатую на ограде, осторожней надо быть. Вообще мы как-то расслабились, ходим спокойно.
     - Андреича жалко, - подняв взгляд вверх, сказал Макс. – Как чувствовал что. Не дал тебе гостей встречать.
     - Умные выродки, - сплюнул я.
     - Ты о чем? – не понимая, посмотрел на меня Макс.
     - Не просто так этот зверинец за ними бежал, - сказал я. – Скорее всего, откармливали их, а потом убивали на лут. Кстати, надо с выжившим аккуратней, неизвестно что у него из умений.
     - Я ему руки за спиной связал, - кивнул Макс. – А то, как смотрю все активные умения только от взмаха руки и активируются.
     Кивнув, я еще раз бросил взгляд на тела людей и одержимых, и пошел к пикапу. Мужик был в сознании, но притворялся что в отключке. Слишком судорожное дыхание, и бегающие под веками глаза. Я посмотрел на тело старика, и со злости пнул выродка прямо в живот. Тот судорожно закашлялся, и чуть не проблевался.
     - Ну, рассказывай, кто такие, откуда, где еще подобных найти? – присев на корточки, начал я.
     - Вы покойники, - открыв глаза, выплюнул парень. – Если с нами не свяжутся по рации, то придут сюда и всех вас положат!
     Сейчас я увидел, что парень был молод. Его лысая голова, и густая борода накидывали ему с десяток лет, а так это был пацан лет девятнадцати. Я без замаха несколько раз ударил его в нос, и, добившись крови, остановился.
     - Вопрос повторять не буду, либо отвечаешь, либо станешь кормом для одержимых, - безэмоционально, произнес я.
     - Кишка у тебя тонка, - снова сплюнул пацан.
     Тяжело вздохну, я схватил парня за руку и потащил к костру. Тот пытался брыкаться, о чем-то кричал, но я его не слушал. Макс шел рядом и мрачно следил за округой. Как только мы оказались возле костра, парень начал визжать. Я взглядом отыскал кусок проволоки, и вместо ткани, затянул ему руки ей. Меня не волновало туго или нет, я просто был на взводе. Немного напрягшись, я поднял выродка и кинул на угол костра. Тот, вереща, попытался перекатиться, но кусок палки не дал ему это сделать. Постепенно, его одежда стала заниматься огнем, а я, спокойно смотрел, как он визжит. Скрип двери отвлек меня, и, оглянувшись, я наткнулся на взгляд Алены. Та видимо хотела выйти, но увидев, что здесь творится, замерла.
     - Зайди внутрь, тебе здесь делать нечего, - холодно сказал я.
     Девушка механически кивнула, и скрылась внутри ангара. Развернувшись, я кивнул Максу, и тот, зайдя в огонь, выкинул парня наружу. На доспехе были видны следы от пуль, а сеточки трещин распространились практически по все площади.
     - Еще полторы тысячи един прочности, - правильно истолковав мой вопросительный взгляд, ответил Макс. – Выстрел вплотную дробью из ружья снимает две тысячи. Калаш по касательно тысячу двести.
     Кивнув, я подошел к скулящему пацану и ногой затушил его одежду. Только сейчас я вновь стал слушать, о чем он скулит.
     - Кто вы, сколько вас, где ваша база? – рублеными фразами, произнес я. – Лучше тебе заговорить.
     - Вы же меня убьете да, все равно убьете? – хныкая, выдал парень.
     - Убью, но быстро, - кивнул я. – А если не расскажешь, то продолжу запекать на медленном огне. Итак, твой выбор?
     Было видно, что пацан уже сломался, и мои вопросы оказались лишними. Он вывалил на нас кучу информации, и не вся она оказалась полезна. Главным у них был тот мужик, который убил Андреича, он и собрал вокруг себя банду мародеров еще в самую первую ночь. Уже тогда они ограбили несколько магазинов, и даже не погнушались убийством. А когда оказалось, что тьма несет с собой тварей, Ирвин, как он себя называл, решил собрать вокруг себя настоящую банду. Они заняли территорию северного рынка, выбив оттуда его хозяев и начав совершать набеги на близлежащие магазины, промзоны и даже полицейский участок. В процессе они и узнали о шкатулках, умениях, и извращенный разум придумал ловить одержимых и откармливать их рабами. Да, рабами. Именно так и сказал пацан, от чего получил хлесткий удар по лицу. Они прочувствовали себя хозяевами жизни, а у Ирвина было целых три активных умения. Хорошо, что их нельзя забирать после убийства людей, а то резня бы началась знатная. Сегодня они стояли на выезде из города и ловили машины людей. Убивали, грабили, насиловали. До этого они стояли с другой стороны города, а сейчас решили поменять локацию и переехать сюда. Так и увидели отзвуки огня и решили разведать, откуда он здесь. На рынке еще около пяти десятков людей, и пара сотен рабов. Почти все полицейские заперты в центре и порядка в городе нет. Вооружение у банды разное, в основном это ксюхи, которые они вытащили из участков, и охотничьи ружья. Примерное направление, куда ехал Ирвин там знают, но если он пропадет, никто искать не будет. Ни та это компания, чтобы искать.
     - Что будем делать? – спросил Макс, когда парень замолчал.
     - Ты о чем? – не понимая, спросил я.
     - Про рабов, - хмуро произнес Макс. - Две сотни Серый, две мать его, сотни.
     - Мы ничем им не поможем, - пожал я плечами. – Нас двое, ладно наскребется шесть стволов. И что? Предлагаешь их штурмовать и оставить ангар без защиты? Нет, мы это не вывезем.
     - Но надо же что-то делать! – всплеснув руками, практически выкрикнул Макс.
     - Я могу помочь, провести вас, - встрял пацан, но выстрел «Винтореза» прервал его жизнь.
     - Макс, у нас есть, кого защищать, - вздохнув, ответил я. – Нам бы самим как-то выжить. Не тянем мы на спасателей, ну никак. На заметку возьмем, если полиция вырвется, то им сообщим, а так, мы бессильны.
     - Черт! Не верю, что все так, - вздохнул Макс и присел на кусок покореженного шкафа. – Чувствую себя бесполезным куском ледяного мяса. Люди совсем съехали с катушек. Даже руки опускаются.
     - Нам просто нужен отдых, - кивнул я. – Столько стресса хапнули, организм на пределе. Давай, закончим с уборкой, да хватит на сегодня геройств. По-быстрому осмотрим тела, да на костер их. Еще нужно посмотреть, что в кузове Камаза, да отогнать его ближе к нам. Хорошая машинка, жаль, что в мозгах вся, да и с топливом проблема будет.
     - Добро, - кивнул Максим и тяжело поднялся.
     В первую очередь мы прошманали каждого убитого и вытащили все, что представляет хоть какую-то ценность. В нашем распоряжении появилось четыре ксюхи, пять пистолетов Макарова, и один ТОЗ-103. Ирвин же был снаряжен намного лучше, чем его подручные. На нем был полицейский бронежилет, на поясе висела кобура, с новеньким пистолетом «Стриж», а за спиной висел АК-12. Если пистолет я сразу же забрал себе, то вот над автоматом долго ломал голову. Этот автомат я видел лишь на выставке в армии, и что он собой представляет, я совершенно не знал. А вот с пистолетом я был знаком более тесно. Как-то раз наша часть принимала участие в спортивном состязании между армией и силовыми структурами, так вот именно там нам и пришлось познакомиться с этим пистолетом. Хотя, познакомится это громко сказано, я успел выстрелить две обоймы, прежде чем помахал стволу ручкой. Но даже этого мне хватило, чтобы влюбиться в это оружие. Непонятно только где этот выродок его достал. Да и двенадцатый калаш за спиной тоже был довольно странным явлением. Выкинув из головы лишние мысли, я продолжил стаскивать тела к костру.
     Мы справились за тридцать минут, и сейчас стояли возле огня, который жадно поедал тела. Запах горелой плоти разлетелся по округе, но вонь покрышек, его хоть немного, но перебивала. Пришлось вновь подкинуть топлива, и старых шин, да залить все еще большим количеством бензина. Пикап я сразу же отогнал за наш ангар, и оставил его там. Камаз был подогнан ближе к костру, и мы на всякий случай, положили рядом лампы. Ледяной доспех уже закончился, поэтому открывать надо было осторожно. Вообще это довольно странно, что им удалось достать Камаз с бронированным модулем. Правда, думать будем после, сейчас нужно закончить осмотр. Я кивнул Максу, тот подошел к двери и замер. В нашу сторону ехала еще одна машина, и звук работы двигателя казался знакомым.
     - Наши что ли? – прислушавшись, спросил Макс.
     - Не факт, - настороженно произнес я. – Давай-ка повременим с кузовом. Пошли, встретим.
     - Я без доспеха, - напомнил Макс. – Действуем осторожно.
     Кивнув, мы рванули вперед, и заняли те же самые места, что до этого. Вдалеке показался свет фар, и их расположение немного успокоило. Было видно, что светят не только основные, но и люстра. Машина была все ближе, и когда она оказалась в зоне прямой видимости, я успокоился. Это были наши. Макс тоже успокоился, но бдительность не потерял. Я же в очередной раз понял, что рации нам просто необходимы, благо теперь они у нас есть. Поравнявшись с нами, таблетка остановилась, и из машины выпрыгнул Женя. Он был слегка бледен, но в прочем доволен. Правда, когда он увидел машину, и явные следы боя, его улыбка померкла.
     - Что у вас тут? – оказавшись рядом, спросил Женя. – Все в порядке?
     - Андреич мертв, убили, - тихо сказал Макс.
     - Какого хрена? – выдохнул Жека. – Что случилось?
     - Отморозки какие-то приехали, - ответил я. – Все позже. Идемте, прикроете. Неизвестно, что они в кузове везли.
     - Андреич, как же так, - покачал головой Игорь.
     - Давайте после, - прервал я его стенания. – Тань, ты как? Сможешь прикрыть? Не сильно устала?
     - Смогу, конечно, - серьезно кивнула девушка. – Ноги пока еще держат, и руки не дрожат.
     Я вообще немного поражался выдержки девушек. Казалось бы они просидели столько времени запертыми в квартире, когда вокруг царил ад, но сейчас выглядели более-менее собранными. Им словно нужна была цель и возможность влиться в хоть какую-то компанию. Хотя там, в квартире, я был уверен, что они упадут от усталости и будут долго приходить в себя. Но я ошибся, и был рад этой ошибке.
     Мы вернулись к кузову, немного подождали, пока все займут удобные места, и Макс достал ключ. Ручки кузова были обмотаны толстой цепью, которая закрывалась замком. Десяток секунд, и цепь падает на землю, а я на всякий случай приготовил умение.
     - Насчет три, - тихо сказал Макс. – Раз, два, три!
     Он быстро распахнул обе створки и отпрыгнул в сторону. Свет от костра мгновенно высветил все внутреннее помещение кузова, и я только грязно выругался. Там, прикованными к сидячим местам, на коленях сидели люди. Еще живые, но ужасно избитые и сильно напуганные. Мужчины, женщины, дети. Я насчитал четырнадцать человек и на нас они смотрели со страхом в глазах. Только один мужчина, что сидел прямо возле двери и был избит сильнее всех, смотрел на нас более-менее осмысленно.
     - Вы кто? – разбитым ртом прохрипел он.
     Я не смог выдавить и слова, только стоял и смотрел на всю эту безумную картину. Кровь залила весь пол бронированного модуля, и сейчас уже встала коркой. Отсвет фонарей и свет от костра создавал внутри модуля багровые блики. Они отражались в глазах людей, а множественные раны дополняли картину кошмара. Все что я смог сделать, это забраться в кузов, и начать освобождать людей. Все они были связаны по рукам и ногам, а на шее у каждого красовался ошейник.
     - Вы кто? – снова повторил тот самый мужик.
     - Успокойся, сейчас вытащим вас отсюда, - ответил я. – Экономь силы.
     Мы с Игорем стали споро освобождать людей, разрывать связывающую ткань, расстегивать ошейники. Люди были в каком-то непонятном состоянии и больше похожи на овощи.
     - Их какими-то таблетками напичкали, - тихо произнес мужчина.
     Когда я смог рассмотреть его поближе, то обнаружил на нем форму МЧС. Сам парень не был крупным, но его невысокий рост покрывало хорошее телосложение. После того, как его освободили, он даже порывался нам помочь, но был остановлен Таней. Она довольно строго осадила мужика на месте, и тот лишь устало прислонился к стенке соседского ангара. Мы вытащили всех людей наружу и по очереди перенесли в ангар. Девушки стояли на страже, а мы работали переносчиками. Меня мучила одна некрасивая мысль, а именно, что нам теперь придется заботиться о них и надеяться, что все придут в себя. Когда мы закончили, я отогнал Камаз за ангар и оставил его там. Не знаю, каким образом мы будем его использовать, но пока он не отмоется, вариантов у нас нет. Уставший кусок меня зашел в ангар тогда, когда «Винторез» стал практически неподъемным. Всех людей мы разместили на полу, изъяли всю лишнюю и не очень одежду и сделали небольшие лежанки. Правда теперь нарисовалась очень серьезная проблема, у нас практически закончилась вода. Смотря на весь бардак, что теперь творился в нашем ангаре, я еле как сдерживал усталость и самую капельку злости. В копилку добавлялось и то, что МЧСник все порывался вернуться на рынок, и спасти свою девушку.
     - Мы поссорились, понимаешь, - рассказывал парень Татьяне. – Именно в тот день, когда пришла тьма. А после, нас схватили. Сначала меня, а потом ее. И я ничего не смог поделать. Понимаешь? Ничего! Идиотская жизнь. Никогда не знаешь, когда вы видитесь в последний раз.
     Я сидел прямо возле двери ангара, и лениво разбирал «Винторез». Усталость постепенно брала все больше, но пока я сопротивлялся. Нужно закончить с чисткой и уже после отправляться на отдых.
     - И каждый думает, что так будет лучше, а в итоге, для каждого из них, за окном рушится мир, - тихо произнес я.
     - Серый, ты о чем? – не понимая, спросила Алена.
     Я удивленно поднял взор, и увидел, что девушка стоит рядом. Кажется, я совсем устал и расслабился.
     - Да так, - хмыкнул я. – Вспомнил о своей прошлой жизни.
     - Тебе бы отдохнуть немного, - присела рядом девушка.
     - Да какой теперь отдых, - сморщился я. – За новичками нужен глаз да глаз. Неизвестно, что там за личности и можно ли им доверять. И оружие тоже нужно убрать под замок. Вообще не весело все что-то.
     - Мы тоже новички, - улыбнулась девушка. – Но нам вы сразу выдали оружие и пустили в поле.
     - Признаюсь честно, подкупили красотой, - улыбнулся я в ответ. – Ну а если серьезно, будь настороже. И да, подумай над следующей поездкой. Уверена ли ты, что поедешь?
     - Уверена, - не раздумывая, ответила девушка. – Постараюсь не быть обузой, выполнять все приказы четко и быстро!
     Ее фраза немного подняла мне настроение, и я улыбнулся. Анастасия Владимировна и остальные девчонки были с ранеными, но под присмотром Женьки и Игоря. Макс тоже пытался стоять на страже, но мне даже отсюда было заметно, что он клюет носом. «Винторез» был почищен и собран, а вот я собран не был. И проблема даже не в том, сможет ли Женя остаться здесь и за всем проследить, а.… Хотя кого я обманываю, я опасаюсь именно этого.
     - Не тяни одеяло только на себя, - словно прочитав мои мысли, сказала Алена. – Один ты не выдюжишь.
     Я повернул голову к девушке и посмотрел в ее красивые глаза. Пожалуй, в этот раз я доверюсь чужому мнению и поверю в кого-нибудь кроме себя.
     
     Отступление 2.
     
     Положение было аховое. Вокруг здания администрации было не протолкнуться от одержимых. Запасные генераторы работали на полную мощность, благо подземное бомбоубежище под зданием не было ограничено одними голыми стенами. Генерал-майор Глушин стоял на третьем этаже здания и смотрел вниз, туда, где его подчиненные уже третьи сутки поддерживают барьер и не позволяют тварям прорваться сквозь баррикады. После того, как им передали информацию об огромной летающей твари, нахождение в городе стало катастрофически опасным. Топливо подходило к концу, патроны, еда, вода, и главное – человеческие ресурсы, все это заканчивалось. Больше не представляло возможности отсиживаться и ждать выживших. Да и кого обманывать, никто больше не сможет прорваться через такую огромную толпу измененных существ, что когда-то были людьми. Через два часа планируется час Хэ, когда все три опорные базы будут прорываться и уходить из города. Поступила информация, что за пределами городов твари и измененные ни настолько активны. Генерал-майор держал связь с другими городами, базами и военными центрами. Все твердили одно и то же, город необходимо покинуть.
     Огромная территория администрации была буквально забита людьми. По прикидкам их тут собралось пару тысяч, так же как и на полицейских участках. Была информация и о том, что в городе есть выжившие, и они вовсю занимаются выживанием и мародерством. Но их количество и места обитания неизвестны. Генерал-майор был рад, что хоть чем-то они смогли помочь и оттянули на себя большую часть тварей, давая тем самым жителям хоть какую-то надежду на спасение.
     - Виктор Анатольевич, у нас все готово, - раздался за спиной генерал-майора уставший голос его помощника. – Вторая база так же готова, а вот на третьей проблемы. Внутри произошел то ли бунт, то ли еще что, пока наводят порядки.
     - Идиоты, - вздохнул Глушин. – Мир рушится, уже рухнул, а они все за свое. Людей же пытаемся спасти, тех, кто выжил. У нас на этом фоне спокойно?
     - Да, вполне, - кивнул молодой парень. – Показательный расстрел тех блатных успокоил многие умы. Есть, конечно, брожения, и небольшой шанс, что в неразберихе выезда некоторые постараются что-то выкинуть, но мы за такими следим.
     - Это хорошо, - кивнул генерал-майор. – Если что, вы знаете, как следует поступить. Ждем сигнала от Кручинина и начинаем. Пора отсюда уходить.
     Парень кивнул и вышел из кабинета бывшего мэра города, который скоропостижно скончался в зубах тварей. Это была официальная теория, и мало кто знал, что у мэра что-то заклинило в голове, и он стал бросаться на подчиненных. Генерал-майор был уже здесь, и поэтому ему пришлось взять на себя командование людьми. Первая ночь и первый день были самыми тяжелыми. Приходилось многих ставить на место, и отправлять в город рейды по спасению. Смерть стала постоянным попутчиком, но другого выхода не было. Немного выравнивали картину так называемые умения, что стали появляться после тварей. В данный момент люди итак были на взводе, а получив что-то из ряда вон выходящее, становились совсем неконтролируемыми. Но именно благодаря ним разум у людей все еще держался. Ведь чего стоит в глазах людей создание молнии, которая разрывает одержимого, или поток пламени из двух рук, что плавит железо.
     Сегодня будет сложный день и неизвестно, сколько людей выживет. Но больше оставаться здесь нет возможности. Это в первый день было хорошей идеей спрятаться за толстыми стенами, и высокими баррикадами, но не сейчас. На данный момент готовилась тяжелая техника, заваривались окна и двери, ставились решетки и отбойники. Необходимо чем-то разорвать живой круг тварей, а уже после выпускать транспорт. Администрацию будут освобождать последней, ведь здесь нет военной техники. Практически вся техника в первую очередь стянулась к участкам и встала там.
     - Виктор Анатольевич, Кручинин со всем справился и готов, - забежав в кабинет, быстро сказал помощник.
     - Тогда начинаем, - кивнул Глушин, и пошел к выходу.
     Исход начался.

Глава 5

     - А еще, можно устроить ловушку для тварей, и проредим их знатно, и лут можно неплохой собрать, - сказав это, Алена сделала глоток чая и задумалась.
     - Можно занять соседний ангар, повесить по углам лампы, в центре зажечь парочку небольших костров и сесть в качестве приманки, - кивнула Ира. – А когда твари появятся включить свет и собрать сливки.
     - Мне напомнить вам о вашей подруге, которая осталась в городе? – оторвав взгляд от карты города, спросил я.
     Девушки сразу же сдулись и заметно расстроились. Я получил несколько неодобрительных взглядов, но не придал им значения. Пусть лучше думают здесь и сейчас, а злость вымещают на мне, чем позже погибнут от своей глупости. Да, я прекрасно понимал, что становлюсь для окружающих этаким злобным силовиком, но ничего поделать не мог. Или не хотел, что было более правдиво.
     Сегодня, после хорошего отдыха мы устроили мозговой штурм, и каждый высказывал идеи по поводу очередной поездки в город. Наши, невольно спасенные, пришли в себя, и сейчас пытались более-менее свыкнуться с новым статусом в жизни. Из четырнадцати человек было четыре подростка: одна девочка, двенадцати лет, и три мальчика такого же возраста. Было пять парней, примерно моего возраста. Один крепкий, хмурый мужчина, лет сорока. И три женщины, двоим было не больше двадцати пяти, а третьей под сорок. Особняком от них шел Стас. Тот самый спасатель, который поссорился с девушкой. Сейчас он немного пришел в себя и у нас с ним состоялся долгий разговор. Он, можно сказать, выторговал у меня оружие - ксюху, пистолет и патроны к ним, а взамен согласился съездить с нами на пару выездов и помочь в сборе всего необходимого. Хоть мне и было чертовски жаль патроны, но лишнего человека было сложно переоценить. С остальными я пока даже не знакомился, все они остались на попечении Женьки. Вроде бы, по первому виду все они были нормальными и адекватными людьми, а уж от того, как они радовались обычной горячей пищи, было немного страшновато.
     Спасенные девчонки плотно прилипли к нам с Максом. Причем все четверо. Сейчас они бурно обсуждали и делились мыслями по поводу выезда. Иногда это был полный бред, но иногда в их головках рождались довольно-таки светлые идеи. Алена была немного хмурой, и, пожалуй, самой серьезной из них. У нее были шикарные длинные волосы, черного цвета, которые, правда, она обрезала под каре. Спортивное телосложение, невысокий рост и очень выразительное лицо. Курносый носик, стальной взгляд серых глаз, чувственные губы и едва заметные скулы. Таня была чем-то похожа на нее. Не внешностью, нет. А скорее своим несгибаемым характером. Она была блондинкой, веселой, активной и чертовски прилепательной. Она была выше Алены, немного крупней, и явно стеснялась своей груди третьего размера. Ира в свои двадцать лет обладала внешностью подростка. Ее волосы были покрашены в разные оттенки розового, милое, круглое личико, ярко зеленые глаза и тонкие губы. Аня выглядела, пожалуй, ярче всех и, глядя на нее, можно было смело подумать, что она та еще стерва. Прямой взгляд, пронизывающий до самых лопаток, коричневые волосы, лицо немного угловатое, но в идеальных пропорциях. Идеальная фигура, высокий рост и умение одним только взглядом заткнуть любого. Правда вот на деле, она была очень доброй и ранимой девушкой, которая в первых рядах бросилась помогать спасенным из Камаза.
     - Слууууушай, Серый, - протянула задумчиво Таня. – А что у тебя ассоциируется с новым годом?
     - Елка, мандарины, оливье? – непонимающе посмотрел я на нее.
     - Да нет, - хлопнула она рукой по коленям. – Фейерверк!
     Я недоуменно посмотрел на нее, но потом до меня стал доходить ход ее мыслей.
     - Вспомни, как становится светло в новогоднюю ночь, - загорелась девушка. – А ведь фейерверки довольно просто найти, я даже знаю пару магазинов, которые ими торгуют. Если свет так губителен для тварей, то взрыв фейерверка должен их практически мгновенно убивать.
     - Точняк, - удивленно произнес Макс. – Как это до меня не дошло. Нужно вообще поэкспериментировать с разными источниками света. Если от просто луча фонаря твари буквально растворяются, то сконцентрированный поток лазера должен резать их словно нож масло.
     - Может, на двух машинах поедем? – спросил я собравшихся, делая зарубки в памяти. – В модуль Камаза можно загрузить побольше, чем в таблетку. На одну поезду топлива в нем точно хватить, почти полный бак. Да и бронированная техника под рукой всегда пригодится. Стас, ты как, сможешь повести его?
     - Без проблем Слав, - кивнул мужик. – У меня даже права есть. Были.
     Стас единственный кто называл меня по имени, а не по прозвищу. Честно говоря, от своего имени я уже успел отвыкнуть, и сейчас оно немного резало слух. Отдых пошел всем на пользу. Я чувствовал себя собранным и готовым к любым подвигам. Мы разобрали все то, что нам досталось от Ирвина и его банды. В кабине Камаза мы обнаружили немного патронов: ящик 7,62, плюс пару коробок на «Стриж» и больше двух десятков коробок с крупной дробью. В обеих машинах было по рации от фирмы MegaJet, что позволит нам держать связь. Так же в них мы нашли три рации Motorola GP340, и появилась хоть призрачная, но возможность поддерживать связь с ангаром. Из центра города они, конечно, не добьют, но с окраин есть шанс. Нам бы конечно что-нибудь военного образца, но пока это все из разряда фантастики.
     - Серый, у нас тут проблема вырисовывается, - подойдя к нашей компании, произнес Женя. – Очень срочно нужна вода и лекарства. У многих людей сейчас отходняк пошел, потоотделение сильное, температура, и еще до кучи всяких симптомов.
     - Жек, срочно ну никак не выйдет, - посмотрев парню в глаза, произнес я. – Если мы поедем прямо сейчас, то вернемся самое мало часа через четыре. Да и не подготовились мы еще. Даже сборы не начинали.
     - Не думаю, что с водой могут быть проблемы, - о чем-то задумавшись, сказала Аня. – Тут же почти рядом, на выезде города офис есть. Они занимаются развозкой воды по офисам. Можно пока только за водой съездить. Я как-то была у них, документы развозила и видела, что у них стоят сотни бутылок для офисных кулеров.
     - Жека Стас, может, сгоняете пока? – посмотрев на спасателя, спросил я. – Мы продолжим сборы, да последим пока за всем.
     - Можно, - кивнул Стас и поднялся с пола.
     - Тогда, беру Игоря, и поедем, - кивнул друг. – Таня ты с нами?
     - Естественно, - кивнула девушка. – Куда ж вы без меня.
     - Серый, по приезду выделите нам с Ирой немного времени? – дождавшись, пока наша компания уменьшится, спросила Аня. – Нам бы тоже научиться с оружием обращаться. Хотя бы просто стрелять, не до изысков. Мерзко чувствовать себя беззащитной.
     - Да, мы будем стараться, - кивнула Ира. – Но быть обузой как-то нет желания.
     - Хорошо, я посмотрю, что можно с этим сделать, - немного подумав, кивнул я.
     Все-таки лишние стволы не будут лишними, да и здесь, в случае чего смогут помочь Женьке. Ангарные двери громко хлопнули, и таблетка укатила за водой. Надеюсь, и в этот раз они обойдут проблемы стороной. Мы с Максом переглянулись и начали собираться. Ловушку-засаду на тварей делать все-таки придется. С одним оружием мы не справимся. Умения ясно показали, что идут на пару ступеней выше, чем стволы. Чего только стоит моя пасивка. Кстати, с одержимых, что притащил за собой Ирвин, мы собрали еще три костяные пластинки, и в итоге их набралось уже пять штук. Еще столько же, и можно как-то делать нагрудную пластину и совсем не переживать о защите груди. Только вот пробелам, если даже пули их не берут, то каким образом их скреплять? Дела.
     - Олесь, детям надо что-нибудь захватить? – зайдя в кабинет, спросил я.
     - Ой, не знаю Серый, не знаю, - покачал головой девушка. – Нам все надо. Сегодня ночью с Женькой думали, и как-то ничего хорошо не надумали.
     - Слышал я, как вы думали, - хмыкнул я, чем заставил девушку покраснеть. – Ладно, если что попадется, то попробую захватить. Сладкое там, игрушки какие. Не знаю, посмотрим. Обещать ничего не буду, но в памяти держать обязуюсь.
     - Нам для начала нужно выжить, уже потом о комфорте думать, - вздохнула Олеся. – Но это же дети.
     - Олесь, этим детям придется очень рано взрослеть, иначе они не выживут, - выдохнул я. – Найдем более-менее подходящее оружие, и будем всех учить стрелять. И тебя, и Настю тоже. Как она кстати?
     - Да нормально, - отмахнулась Женькина половинка. – На удивление сильная женщина. Оно и понятно, учительница старших классов.
     - Для тебя работы много будет, - посмотрев через окно в ангар, сказал я. – Не знаю, как ты будешь справляться, но их всех нужно привести в себя. И да, если будут какие-то проблемы, то говори сразу же. По крайней мере, мне. Никаких врачебных тайн, иначе все может закончиться очень плохо.
     - Я тебя поняла Серый, - серьезно кивнула девушка. – Но только тебе, больше никто знать не должен. Сам понимаешь, если их проблемы станут достоянием окружающих, то мало кто согласится делиться ими по-настоящему.
     - Да плевать мне на их тайны, - отмахнулся я. – Меня беспокоят наши жизни, и их эмоциональная стабильность. Так что давай, организуй себе кабинет в хорьке, и вперед, работать по профессии.
     - Тебе тоже придется меня посетить, - усмехнулся девушка. – Когда все более-менее устаканится, то ты будешь моим главным пациентом.
     Я только хмыкнул и вышел, потому что был уверен, что ничего не кончится. Олеся была психологом и держала свой небольшой кабинет в больнице. И ее наличие в такой обстановке было сложно переоценить. После Олеси, я сходил и навестил Настю. Женщина ухаживала за спасенными, но было видно, что и она сама устала. Я подозвал Аню, Иру, и, не слушая возражение нашей учительницы, дал ей в нагрузку наших девчонок. Перекинулся парой фраз с парнями моего возраста. На первый взгляд все они казались адекватными и принимающими новые реалии жизни. К оружию их пока никто допускать не собирается, но мосты наводить уже нужно.
     Пока мы ждали нашу таблетку, то успели собраться, захватить с собой все необходимое, проверить рации и застелить пол модуля Камаза куском старого линолеума. Машина была в идеальном состоянии, словно только приехавшая с завода. Правда острая нехватка топлива убивала все ее плюсы. Да, в том контейнере я видел бочки с дизельным топливом, так же там осталось еще прилично бензина. Но рано или поздно все это кончится, и тогда я даже не представляю, как мы все будем выживать. Держать оборону еще ладно, можно жечь и поддерживать костры, а вот каким образом ездить на вылазки остается загадкой. Есть, конечно, кое-какие идеи по поводу ветряных электростанций, благо ветер у нас постоянный и совсем не слабый, но, где бы их взять, станции эти. Да даже если бы и знал, то чтобы поставить эту бандуру, нужна строительная техника, краны, специалисты, в конце концов. Идея есть, а как подумаешь о ее реализации, так становится совсем грустно.
     Женька вернулся спустя час. Я уже начал волноваться и подумывал ехать за ними на Камазе, но все обошлось. Они привезли с собой восемнадцать двадцатилитровых бутылок, и даже захватили с собой кулер. Причиной задержки была необходимость зачищать помещение от одержимых. Их там набилось с два десятка, но измененных не было, а, следовательно, и проблем тоже. Таня попыталась было напроситься и с нами, но получив жесткий отказ, надулась и больше не попадалась мне на глаза. Мы вчетвером еще раз быстро все проверили, сели по машинам и покатили на выезд. Маршрут был составлен, нервы сжаты в стальной комок, а внимание раскручено на максимум.
     - Проверка связи, Стас, как слышно, - взяв рацию, сказал Макс.
     - Слышу прекрасно, - через мгновение ответил спасатель. – Я замыкающим иду?
     - Да, - посмотрев на меня, ответил Макс. – Смотри, чтобы наша люстра тебе не мешала. А то вылезем, покрутим маленько.
     - Все в порядке, - раздался через десяток секунд ответ Стаса. – Мешает, но не сильно. Если гнать не будем, то все нормально.
     Успокоившись, я выехал на дорогу и поехал в сторону города. По дороге мне что-то не давало покоя, и только спустя несколько минут я понял, что не горели фонари. Кажется, все становится совсем плохо. Дорога была свободна, что не удивительно. Только мы знали, что различные выродки могут поджидать где угодно и бдительность была раскручена на максимум.
     Город вынырнул из тьмы внезапно. Он темной кляксой стоял прямо перед нами, и редкие пожары добавляли этому место зловещности. Багровые отсветы пламени, посреди черной темноты домов, создавали атмосферу если не ужаса, то страха точно. Бросив взгляд в зеркало, я увидел, что Алена до побелевших костяшек сжимает автомат. Ей было чертовски страшно, а пустой взгляд заставлял напрячься.
     - Алена, мы можем на тебя положиться? – громко и с долей холода, произнес.
     Девушка вздрогнула и встряхнула головой. После чего немного более осмысленно встретила мой взгляд.
     - Да Серый, все будет в порядке, - кивнула девушка и собралась. – Я не подведу.
     Мы с Максом переглянулись и дружно не поверили ей на слово. Придется следить за ней, а то может наделать глупостей. Да и фактор страха не стоит отменять. Он может подобраться незаметно и сжать своей мокрой рукой сердце в самый неподходящий момент. Не знаю, сколько ей понадобится выездов, чтобы научиться с ним бороться, но по-другому никак.
      Оказавшись в черте города, тьма словно стала гуще и сомкнулась вокруг наших машин непроницаемым куполом. И только свет фар с трудом пробивался сквозь завесу и немного разгонял мрак. Мы доехали до магазина электронной техники, и встали прямо возле центрального входа. Магазин был небольшим одноэтажным зданием без огражденной территории. Он стоял на зигзагоподобном повороте и занимал совсем немного места. Рядом с ним не было жилых зданий, тут невдалеке стояла телевизионная вышка, рядом проходили водные коммуникации, а по другую сторону дороги находилось большое офисное здание. Площадка возле магазина была засыпана щебнем, но сейчас камни смешались со стеклом. «Техносити» можно было назвать стекляшкой. Все его стены состояли в основном из окон, которые сейчас были разбиты. Света внутри не было видно, но я уже начал сомневаться, что внутри осталось что-то стоящее.
     - Ладно, техника сама к нам не запрыгнет, - выдохнув, сказал я. – Стас, давай разворачивайся и подъезжай задницей к выходу.
     - Понял вас, - раздался из рации голос спасителя.
     Мы перегнали таблетку и поставили ее боком к магазину, так, чтобы фары освещали бок Камаза. Стас заглушил машину, но почти сразу вновь ее завел. Я еще раз бросил взгляд на Алену, и вышел наружу. Вокруг царила мертвая тишина, и только звук работы двигателей нарушал покой тьмы. Как обычно я оказался первым, кто перешагнул гору битого стекла и оказался внутри здания. У магазина не было никаких коридоров, торговый зал начинался сразу же за входной дверью. Перед нами стояли высокие длинные витрины, на которых раньше и стоял товар. Только вот сейчас большая его часть была вывезена или лежала на полу битыми кусками пластика. Торговый зал бы обширным и просторным, на стенах раньше висели различные телевизоры, а за стеклянными витринами находился товар поменьше. Помещение делилось на три части, бытовая техника, компьютерная техника, и инструменты.
     - Алена, Макс, остаетесь у двери, мы со Стасом внутрь, - тихо произнес я. – Если что, кричите.
     У нас было всего две сетки с фонарями, а идти толпой я посчитал не правильным. Макс хотел было возразить, но видимо передумал и только кивнул. Мы же со Стасом медленным шагом, и внимательно смотря по сторонам, пошли внутрь помещения. На полу часто попадалась разбитая техника. Кто-то совершенно не переживал по поводу ее сохранности. Нас же интересовало другое, и на всякие телевизоры, пылесосы и утюги мы смотрели холодно. Как только мы зашли во второе помещение, в нос тут же ударил запах мертвечины. Свет еще только высветил кусок помещения, как с разных сторон раздался грохот и из помещения, через окна, вырвались твари тьмы. Они тут же потерялись в темноте, а мы однозначно поседели. Я успел заметить длинное щупальце с двухметровым копьем, которое скрылось в дальнем помещении, и притормозил. Лучше перебдеть. Быстрым движением я достал флешку, выдернул чеку и закинул ее через дверь дальше. Не сговариваясь, мы присели за витрины, и замерли. Раздался взрыв, вспышка высветила каждый уголок помещения, и все затихло, а в дальнем помещении послышался тонкий, затухающий свист. Мы переглянулись со спасателем, и, не мешкая, рванули вперед, добивать тех, кто возможно уже при смерти.
     Как только я оказался внутри следующего помещения, то сразу же замер, а после сделал кувырок в бок, сбивая с ног Стаса. На потолке извивались длинные щупальца, и хоть они и уже растворялись, но физическую оболочку все еще удерживали. Уже лежа на полу, я проследил за все длинной отростков и наткнулся на огромную пасть в углу, которая сейчас плавилась и разливала вокруг себя мерзкую жидкость. Сосредоточившись сразу на нескольких целях, я аккуратно встал, и, не сводя взгляда с мельтешащих щупалец, включил лцу. Луч лазера впился в плоть твари, и буквально за секунду прожег ее насквозь. Следом встал и Стас, он стоял рядом и смотрел по сторонам, пока я выжигал пасть светом. Флешка смогла растворить практически все щупальца твари, но не смогла справиться с пастью. Она лишь сорвала плоть с костей, и оставила жалкое подобие головы разевать рот, в жалкой попытке достать нас. Не зря я выкинул флешку, а то иначе боюсь и представить, чем все бы закончилось. Только не стоит забывать, что вокруг нас снует еще больше тварей, и теперь нужно запомнить, что в помещениях почти всегда обитает что-то подобное. Нужно будет наделать много самых простых факелов, и закидывать их, прежде чем войдешь куда-либо.
     Странно было стоять и наблюдать, как под лучами света растворяется тварь тьмы. Обычно это мы дрожали от ужаса, а сейчас страха не было, лишь мрачное удовлетворение, и доля азарта от получения шкатулки. Стас стоял рядом и даже не пытался отойти от меня. Все мы прекрасно знали, насколько твари бывают быстрыми и опасными. Спустя несколько минут, тварь наконец-то полностью рассыпалась, и я в предвкушении подошел ближе. Шкатулки не было. После нее вообще ничего не осталось, и я только недоуменно хмурил брови.
     - Слав, смотри, - отвлек меня голос Стаса.
     Невольно оторвавшись от угла, где истлела тварь, я подошел к Стасу и хмыкнул. На полу лежало толстое щупальце. В диаметре оно было сантиметров десять и состояло из сотен тонких трубочек. Свет не растворял данную субстанцию, а значит это очередной, непонятный лут.
     - Оставим пока здесь, - попинав щупальце ботинком, произнес я. – Давай займемся делом.
     - До сих пор удивляет вся эта хрень перемешанная с игрой, - покачал головой спасатель. – Остается только гадать, что будет дальше, и к чему мы в итоге придем.
     Оставив мысли Стаса без ответа, я принялся разглядывать витрины, в поисках необходимых нам вещей. Те, кто был здесь до нас, вытаскивали только дорогую и модную технику, которая для нас не представляла никакой ценности. В качестве компа, я нашел моноблок, все места будет меньше занимать. Тут же к нему подобрал первые попавшиеся гаджеты, в виде небольших колонок, пары клавиатур и мышек. Все что нам было необходимо, мы складывали возле двери. Стас старался не отходить от света, но спустя несколько минут нашел переносные лампы на батарейках, и, включив их, обезопасил нас еще больше. Мы выгребли все батарейки, что смогли найти. Так Стас наткнулся на хороший и большой комплект безопасности, в виде восьми камер с возможностью ночной съемки. По понятным причинам нам подошли только проводные образцы. Передающие сигнал через интернет или wi-fi нам не подходили. Можно было заморочиться и wi-fi, но, как по мне, это лишние проблемы. Стас выгребал всевозможные осветительные приборы, работающие от батареек, а я собирал все для безопасности. В очередной раз, проходя мимо витрин, я наткнулся на небольшие рации для охранников. С ними в комплекте шла и ушная гарнитура. Недолго думая, я собрал и их. Нам была необходима и такая связь. В итоге мы управились минут за сорок. Пару раз отстреливали заблудших одержимых, а вот по тварям была тишина. Пока загружали набранное в модуль Камаза, я замечал движение на краю зрения, но наличие света не позволяло тварям к нам приблизиться. Лут мы так же закинули в модуль, надеясь, что он пригодится.
     Следующей целью была аптека. Проехав несколько перекрестков и задержавшись на пару минут возле торгового комплекса, мы все же решили сначала устранить проблему с лекарствами. Здание аптеки было длинным и одноэтажным. Оно стояло на небольшом пригорке и имело большое высокое крыльцо. Подъезда к ней не было, поэтому пришлось ставить машины на обочине дороги. Мы постарались максимально обезопасить себя светом от фар, и, взяв с собой несколько фонариков, прошли внутрь. Дверной замок пришлось вышибать выстрелом «Винтореза», а дальше все было делом техники. Сначала внутрь полетело несколько ударопрочных фонариков, и только спустя минут пять, внутрь зашли мы. Каждый из нас уже подключил и настроил рации с ушными гарнитурами, поэтому связь друг с другом у нас была. Первым по привычки вошел я, сразу следом за мной Макс, а уже за ним Алена и Стас. Все были собраны и внимательны, но никаких неожиданностей не случилось. Аптека была пуста и нетронута. Торговое помещение не было большим, его можно было назвать тесным. Я прошел дальше, во внутреннее помещение, и замер.
     - Народ, подойдите ко мне, - тихо произнес я.
     Практически сразу сюда зашли и остальные, и все зависли от увиденного. Здесь, возле одной из стен виднелся широкий проход под землю. Словно лаз от какого-то огромного существа. Он под пологим углом вел вниз, а дальше коридор расширялся и уплотнялся.
     - Как-то я не хочу здесь задерживаться, - хмыкнул Макс.
     - Давайте лучше поищем другое место, - настороженно произнесла Алена.
     - Добро, - кивнул я, и развернулся.
     Практически сразу дверной проем, и все окна затянуло темной субстанцией, которая за мгновение превратилась в черный камень. Свет никаким образом ей не вредил, а пуля из «Винтореза» застряла в ней словно в резине.
     - Делаааа, - на удивление спокойно протянул Стас.
     - Макс, а Макс, - размяв плечи, позвал я друга. – Тебе это ничего не напоминает? Если провести аналоги из игр.
     - Ты о чем? - нахмурился парень. – Твою мать, точно. Серьезно думаешь, что это данж?
     - Есть такая уверенность, - кивнул я, заглядывая внутрь. – Как бы мне не хотелось тащиться внутрь, но другого выбора у нас нет. Стас, я надеюсь, фонариков ты взял больше, чем один?
     - Конечно, - хмыкнул спасатель. – Когда свет единственное спасение и самое мощное оружие, то хочется иметь что-то серьезнее, чем один небольшой фонарик.
     - Я туда не полезу, - покачала головой Алена. – Я вас лучше здесь подожду.
     - Боюсь, тебе не дадут, - покачал я головой, наблюдая, как темная субстанция становиться все больше, вытесняя нас в лаз.
     - Макс, идем первые, - собравшись, начал я. – Если что, сразу же врубай доспех. Если мы не пройдем данж, то потеряем кое-что большее, чем опыт. Именно сейчас я желаю, что скилл не пошел по пути уменьшенного отката. Десять минут это чертвоски много. Так, ладно, собрались. Свет у нас есть, флешки тоже в наличии. В общем, проверили оружие и вперед.
     Я первым вошел в лаз, и свет фонарей высветил обычную землю, без каких-либо темных гадостей. Мне нужно было пройти вперед первым, чтобы люди не увидели легкий налет паники на моем лице. Они верят в меня, и не должны видеть, что мне самому не по себе. Проход был довольно широким и монолитным. Пока не было никаких разделений или нор. Места вокруг было достаточно, сам лаз был шириной метров пять и в высоту все четыре. Мы медленно шли вперед, и я прекрасно видел, как каждый был напряжен.
     Первая тварь появилась неожиданно и быстро. Она выпрыгнула из небольшого лаза чуть впереди нас и сразу же бросилась вперед. Ей было плевать, что свет растворяет ее, и что наши пули рвут ее плоть. Она просто пыталась добраться до наших тел, но не преуспела. Не успели мы перевести дух, как следом за одной полезли и другие. Все они по строению напоминали волков, только вот вместо шерсти были черные игловые наросты. Нам пришлось отстреливать самых прытких и пятиться назад. Я даже был вынужден пару раз прикрикнуть, чтобы не стреляли очередями, а старались выцеливать и стрелять одиночными. Патронов у нас было ограниченное количество, а насколько длинный данж мы не знали.
     - Макс, пока без доспеха, - выдохнул я, меняя очередной магазин. – Если это данж, то впереди должен быть босс.
     - Да знаю я, - дернулся здоровяк. – Патронов ни так много, как хотелось бы. Три рожка осталось.
     Поток тварей кончился, и мы замерли на месте. Да, они не были проблемой. Критической, по крайней мере. Оглянувшись назад, я увидел, как немного дрожит Алена. Встретившись со мной взглядом, она кивнула и немного успокоилась. Тела тварей лежали метрах в четырех от нас, и спустя буквально минуту, стали растворяться и оставлять после себя кучу непонятных мелочей. То несколько черных клыков, то небольшая кость, в виде трезубца, то маленькие черные круглые шарики. Самый обычный, и скорее всего бесполезный лут. Но чем черт не шутит. Мы собрали все по карманам, и пошли дальше. Спустя метров пятьдесят, я услышал шаркающий звук, и замер. Следом за мной замерли и остальные. Перед нами был крутой поворот, и быстро выглянув, я успел увидеть причину звука. Там впереди был очень просторный зал, с небольшим прудом в центре и множеством здоровых сталагмитов. А в центре всего этого великолепия, медленно шаркая, ходил толи одержимый, толи тварь тьмы. По виду можно было сказать, что это человек, только вот размер его был на порядок больше. По моим прикидкам росту в нем было метра три, три с половиной. Вместо кожи, все его тело покрывали каменные наросты, которые на руках обретали подобие клинков. Существо ходило сгорблено, обе ноги были укрыты, словно доспехом, наростами, а вот голова была открыта. Она представляла собой мерзкое зрелище. Словно обычный череп, обтянутый тонкой кожей, и вдобавок к этому голова была сращена из двух. Передние клыки вырывались из пасти, а по бокам росли массивные бивни. На мгновение мне показалось, что я вижу какие-то буквы и цифры над головой существа, но наваждение быстро пропало.
     - Там РБ, - тихо усмехнулся я.
     - Уже? – удивился Макс. – Быстро как-то. И что, какие мысли?
     - Да понятия не имею, - вздохнул я. – Закидать флешками, ворваться внутрь и, прячась за сталагмитами попытаться добить тварь с оружия. Если что, выпущу копье, но главное не промазать бы. Так что Макс по сигналу юзаешь доспех и вперед, танковать. Ален, ты старайся стрелять издалека, вообще близко не подходи. Стас, на тебе боковое наблюдение, вдруг мелочь всякая полезет.
     Дождавшись кивков, я еще раз выглянул и собрался. Нам в любом случае нужно убить это, иначе нас не выпустят. Но блин, страшновато как-то лезть на это безобразие. И если это точное подобие игры, стоит ожидать каких-то особых умений, и переходящих уровней опасности от РБ. В игре то ладно, не прошел и шут с ним, а здесь ценой будет жизнь.
     Достав флешку, я бросил взгляд назад, и, получив твердые кивки в ответ, собрался. Я выдернул чеку, подождал пару секунд, и, выглянув в пещеру, запустил гранату прямиком под ноги монстру. Тот остановился и замер, после чего медленно повернул свою мерзкую рожу в мою сторону. Я спрятался за угол, и крепче сжал «Винторез». Раздался звонкий хлопок, и я прыжком залетел вперед. Тварь безумно ревела и махала руками по сторонам, а ее костяные наросты очень сильно оплавились. Вскинув ствол, я поймал момент и сделал два выстрела прямо в голову твари. Следом за мной влетели и остальные. Они грамотно разбежались по разным сторонам, а Стас кинул по углам несколько включенных фонариков. Макс активировал доспех, и подлетел практически вплотную к монстру, где и произвел три быстрых выстрела снизу вверх, прямо под челюсть. Мощный пинок отправил здоровяка в полет, и я явно услышал громкий хруст. К счастью хрустели каменные сосульки, а не тело Макса. Я пытался выцеливать голову твари, и как только ловил момент, тут же посылал пули в монстра. С разных сторон стреляли и Стас с Аленой. Макс с трудом поднялся, и тяжело рванул к «Сайге». На его доспехе появились сеточки трещин, но ничего критичного. Внезапно тварь замерла, и осмысленно глянула на меня. Я успел сделать один выстрел, а после монстр стал издать тонкий, пробирающий до самых костей вой. Тело словно парализовало, и я не мог сделать и шага. Посмотрев на Макса, я увидел, что он намного медленнее, чем по началу, но все же идет к стволу. В поле зрения попал и Стас. Спасатель лежал на полу, зажав уши ладонями, и не двигался. Я не мог посмотреть, что с Аленой и только сильнее сжимал челюсть и ждал, пока Макс подберется ближе. В один момент тварь перестала выть и, согнувшись, приготовилась прыгать прямо на меня. Чувствительность еще не вернулась, поэтому я словно статуя стоял и смотрел не в силах что-то изменить. Раздался громкий выстрел, следом за ним еще и еще. Макс подобрал «Сайгу» и стал посылать в тварь заряды дроби. Следом в монстра стала стрелять и Алена, она пришла в себя быстрее, чем мы и сейчас четко, без тени сомнения посылала пули в голову чудовища. РБ стал дергаться и отходить назад, а ко мне вернулась чувствительность. Я приставил свой ствол к плечу, и только собрался сделать пару выстрелов, как вокруг твари сомкнулся черный купол и мы услышали шелест сотен лап.
     - Все в угол, к Алене! – закричал я и первым рванул за огромную сосульку, туда, где стояла Алена.
     Макс схватил за шкирку более-менее пришедшего в себя Стаса, и буквально швырнул вперед. Он медленно пятился к нам, и не спускал взгляд со сферы. Сначала на поверхности сферы стали появляться тонкие трещинки, а следом, из них стали показываться сотни тонких лапок. Как только Макс оказался в допустимой близости, я достал флешку, и бросил к куполу. Я еще успел заметить, как черная сфера провралась, и на месте огромного монстра появились мелкие пауки, с огромными хлицерами. Еще бы немного и я сам бы схватил вспышку гранаты, но все обошлось. Практически сразу, я бросил еще одну, последнюю, и стал ждать. Очередной хлопок и мы вчетвером выпрыгиваем из-за сталагмита, и видим, что монстр все еще жив. Только вот теперь от него остался один лишь скелет. Целой была одна голова, в которую мы и старались посылать выстрелы. Внезапно монстр резко поднялся и рванул прямо на нас. От его тяжелой походки стали дрожать сталактиты, и поймав момент, я выпустил почти всю обойму в одну из огромных сосулек. Она хрустнула, и рухнула прямо на монстра, прибивая его к земле и разбивая тело. Не успел я выдохнуть, как вторая половина костей стала шевелиться, и разорвалась острыми осколками. Больше половины на себя принял Макс, остальные осколки разлетелись по пещере и только благодаря счастливому стечению обстоятельств никого из нас не зацепило. «Винторез» выплюнул последние пули в голову твари и замолк. Патронов больше не было. Вытянув руку, я активировал копье и выпустил его прямиком в рожу монстра. Голова существа сильно дернулась, но выдержала попадание. Ей оторвало одну половину, но существо все еще ползло в нашу сторону, активно помогая себе руками. Я достал пистолет и стал выцеливать рожу существа, тогда как Макс буквально запрыгнул на тварь и двумя выстрелами раздробил остатки головы. Пещера погрузилась в тишину, и все боялись даже двинуться.
     - Все целы? – устало спросил я.
     - Цела, - раздался голос Алены.
     - Почти цел, - произнес в ответ Стас. – Пару сантиметров в бок, и остался бы без головы.
     Я перевел взгляд на спасателя и увидел сильную царапину на его шеи. Он зажимал рану рукой, но кровь все-таки просачивалась сквозь пальцы и капала на землю. Со стороны твари раздался еле слышный хруст, и, вскинув пистолет, я вновь вернул взгляд туда. Ничего страшного не случилось, всего лишь Макс сошел с тела твари и его доспех с хрустом осыпался вниз.
     - Может, у кого бинт есть? – поинтересовался я.
     - Как-то без хилок мы, - покачал головой Макс. – Нужно вернуться, может проход открылся.
     - Сначала ищем подарки, - покачал я головой. – Стас, ты продержишься минут десять?
     - Да это всего лишь царапина, - отмахнулся спасатель. – Просто очень глубокая царапина.
     - Отлично, - кивнул я. – Теперь ищем что-нибудь, что отличается от привычной обстановки в пещере. Может получиться найти какой-нибудь тайник.
     - У нас восприятие не прокачено, - впервые улыбнулась Алена. – Но мы попробуем.
     Я кивнул и подошел к телу монстра. Останки существа покрылись легкой темной дымкой, и сейчас вся его масса потихоньку растворялась. У меня в голове вертелось множество мыслей. Останется ли лут, исчезнет ли данж, или останется для дальнейшего посещения? Без флешек мы бы точно не справились. Хотя, существо не было шибко быстрым, и возможно мы бы смогли от него побегать. Теперь осталось узнать, будет ли награда достойна потраченных патронов и гранат, или это была пустая трата времени.
     Останки существа практически полностью исчезли, но никаких шкатулок я до сих пор не видел. Постепенно я все больше нервничал и переживал. Кости исчезли, и на месте твари остался лишь черный и густой дым. Он начал бурлить и изредка в его глубине вспыхивали багровые искры. С каждой секундой частота их становилось быстрей, пока на миг не замерла. Черный дым тоже замер и превратился в одну не двигающуюся фигуру и пропал. Вместо него на земле стоял массивный серебряный сундук. Он был украшен такими же узорами, как и шкатулки с камнями.
     - Народ, давайте ко мне, - в микрофон произнес я.
     Услышав подтверждение от всех, я подошел к сундуку, отодвинул защелки и откинул крышку. Первое, что бросилось в глаза это отнюдь не шкатулки с умениями. На дне сундука, по всей его длине лежал массивный молот. Ручка его была сделана из черного дерева, и через каждые сантиметров пять была словно перекручена как кованое железо. Сам отбойник был здоровым металлическим бруском, на обоих концах которого, по всей площади торчали широкие шипы. Остальное место сундука занимали четыре серебряных шкатулки. Так же, отодвинув одну из них, я увидел лежащие кольца. Каждое из них было инкрустировано овальным камнем, и на каждом кольце оно было разного цвета.
     - Что тут у тебя? – подойдя первым, спросил Макс. – Ого. Это что еще за сюрпризы?
     - Хороший данж, - выдохнула Алена. – И квесты интересные. Даже не жалко расшатанных нервов и седых волос.
     - Уф, - все так же прижимая ладонь к ране, покачал головой Стас. – Жирно, очень жирно.
     Одновременно с его последним словом по подземелью прошла дрожь, и сверху посыпались камни.
     - Так, разбираем и сваливаем, - посмотрев на потолок, произнес я.
     Я поднял из сундука молот и за мгновение получил о нем информацию. У меня перед глазами вспыхнуло окошко, и надпись спрашивала, согласен ли я принять молот во владение. Отмахнувшись от надписи, я с жадностью стал вчитываться в описание.
     Молот мог привязываться к владельцу, и служил только ему. Если после привязки его возьмет кто-то другой, то практически не сможет его поднять. Мьельнир, мать его. Только мощнее и массивней. Для владельца же его вес практически не ощущался. Плюс к этому удары молота генерировали не слабой силы силовое поле. Без каких либо долгих раздумий я вручил молот Максу и достал три кольца. Алене досталось кольцо с голубым камнем, Стасу с кроваво красным, а мне досталось кольцо с черным. Что они давали, было неизвестно, как только я взял первое, передо мной высветилась табличка с множеством вопросительных знаков. Поэтому не было никакого смысла выбирать что-то, что будет более полезным. Шкатулки так же осели в наших карманах, и как только последняя из них покинула сундук, он привычно растворился, а из окружающих стен повалил черным дым.
     - Сваливаем отсюда, - выкрикнул я. – Макс, после налюбуешься. Умения принимать тоже поздней, ходу ходу ходу.
     Мы рванули вперед, и я бежал последним. Подземные толчки все набирали силу, и за нами с шипением рвалась тьма. Пятьсот метров лаза пронеслись за один миг, и мы вырвались в здание аптеки. Последним залетел Стас, и следом за ним, спустя пару секунд, с шипением закрыла проход тьма. Мы тут же спрятались по углам, и замерли. Как только закрылся подземный проход, тьма медленно, словно нехотя, освободила оконные проемы и дверь. Мы переглянулись, и только больше сосредоточились.
     - К машинам, заряжаем магазины, перевязываем Стаса и второй заход за лекарствами, - тихо произнес я.
     - Что по шкатулкам? – задал вопрос Макс. – Может, откроем? Вдруг что полезное. Нам еще долго колесить, и любое подспорье лишним не будет.
     - Добро, - кивнул я. – Только не тормозим.
     Мы зашли в общий зал аптеки, и быстро посмотрев по сторонам, аккуратно вышли на улицу. Наши машины стояли на своих местах и исправно работали.
     -Ни так я мечтала получить кольцо в подарок, совсем ни так, - мрачно хмыкнула за моей спиной Алена.
     Я только покачал головой и забрался в кабину Камаза. Следом за мной забрались и все остальные, благо всем хватило место. Только сейчас я заметил, как трясутся мои руки и смог прочувствовать то дикое напряжение, в котором прибивал в данже. Патроны для «Винтореза» были в таблетке, так что сейчас я занялся другим. Еще раз, осмотрев изящное кольцо тонкой работы, на ободке которого виднелись витиеватые узоры, я надел его на безымянный палец левой руки и замер. Сначала ничего не произошло, а после перед глазами выскочила такая же табличка, как и у Макса. Она, то теряла плотность, то становилась невозможно четкой, как будто весь этот процесс еще не был отработан. Не став ждать, я усилием воли нажал на иконку и принял кольцо. Оно немного сжалось по пальцу, потом снова стало шире, и после уже окончательно замерло. Как и прежде, понимание его механики пришло сразу и скачками. Кольцо давало пассивную способность, и позволяло видеть в темноте. Не густо, конечно. Но, если рассудить, что теперь везде тьма, то довольно полезно. Так как я сидел за рулем Камаза, то заглушил его, и тут же увидел эффект кольца. Должен признать он был лучше, чем я ожидал. Краски немного померкли, но в целом, все осталось так же, как и при свете фар. Быстро повернув голову к таблетке, я убедился, что на свет никакой реакции засвета не было, а значит, мне можно не опасаться внезапный лучей света.
     - Кто что с кольцом приобрел? – заведя машину, спросил я. – У меня видимость в темноте, причем без минусов в виде невозможности смотреть на свет.
     - Вампирик, - задумчиво произнес Стас. – Только я не понимаю его механики. Вроде как при каждом убийстве твари или одержимого я буду получать часть их жизненной силы и благодаря ней исцелять свои раны. Вроде все просто, но как задумаешься о процессе, так что-то мозг дымиться начинает.
     - Такое лучше принимать на веру, - прогудел Макс. – Я вообще бегаю под коркой льда и не замерзаю. Кстати, мне процентов десять осталось, и апну скилл.
     - У меня, эм, даже не знаю, как объяснить, - немного ошарашено, произнесла Алена. – Активная способность, позволяет на две минуты увеличить мою скорость на триста процентов. Так еще и плюс к этому за мной остается след из электричества, который посылает разряд в тварь тьмы, которая окажется рядом. Как-то так. Только в кольце всего пять зарядов, а что будет после, не написано.
     - Весееело, - протянул я, понимая, что мое кольцо самое не очень. – Что за …
     Я уставился в окно, там перед машиной на асфальте стояли мы, только одержимые и немного измененные. Существа смотрели прямо на нас, но, как только я моргнул, наваждение исчезло.
     - Все это видели? – тихо спросил я.
     - Да, - выдохнул Макс. – Может, без лекарств обойдемся?
     - Или, по крайней мере, поищем другую аптеку, - с дрожью в голосе произнесла Алена. – Я не хочу туда выходить.
     - Открываем шкатулки, - напомнил я. – Думать будем после.
     Я достал свою шкатулку, и дотронулся до камня. Легкое дуновение ветра, и приятное чувство прохлады, которое вымыло из организма усталость и нервное напряжение. А следом, как обычно я стал, словно бы вспоминать то, что уже умел до этого. И вспоминаемое мне очень нравилось. Я получил возможность использовать раз в пять минут фантомный бег. Быстрый рывок, на расстояние максимум в пятьдесят метров. И быстрый, это действительно быстрый. На максимальную дистанцию тратилась секунда. Так еще был такой плюс, на всем протяжении пути, на пять секунд, появляются мои фантомы, как спереди, так и сзади. Довольно неплохой скилл, с небольшим откатом, благодаря чему его можно довольно быстро прокачать. Да и мобильность моя возрастает в несколько раз, а с быстрыми тварями это полезно.
     - У меня бег, мобильность, - произнес я в тишине кабины. – Хвастайтесь товарищи.
     - Огненный трезубец, - начал Стас. – Можно использовать и как оружие ближнего боя, так и метнуть. Меня обжигать не будет, а так, фактически плазма в чистом виде.
     - Дуговой разряд, - довольно вставила Алена. – Поражает до пяти целей. Сухих чисел нет, но написано, что мощности хватит для испепеления человека.
     - Не хило так, - присвистнула я. – А если учесть что он цепной, так становится совсем весело. Какой откат?
     - Десять минут, - ответила девушка. – Постараюсь быстрее прокачать. Если убивать тварей или одержимых прокачка же идет быстрее?
     - Да, есть такое наблюдение, - кивнул я. – Макс, а ты чего задумался?
     - Да хрень какая-то, - покачал тот головой. – Читаю: тьма милостива, она дарует смерть и искупление, защиту и восстановление. Малый монумент тьмы защитит и отпугнет опасность. Облегчит душу, и исцелит раны. Укрепит веру и тело. Сцука, а где параметры? Я понятия не имею что и как! Бред какой-то. Написано что действует десять минут, откат полчаса. И все. Никаких уточнений по его эффектам, ничего. Хреново быть бета тестером.
     - Это ты, верно, подметил, - усмехнулся я. – Ладно, идем за лекарствами, да дальше в путь. У нас еще много дел.
     Я вышел из машины и пошел назад к аптеке. Мой взгляд выцеплял непонятное движение во тьме, но сосредоточиться на нем я не успевал. Мне казалось, что тьма сгущается вокруг нас. Она словно становилось плотнее и гуще, а свет наших фонарей постепенно мерк. Перед моим взором все еще стояла картина себя самого, только с черными провалами глазниц. Только я сосредоточился на этой мысли, как все вокруг вернулось на круги своя, но зарубку в памяти я оставил.
     Вернувшись назад в аптеку, мы с легкой опаской заходили в подсобное помещение, но все обошлось. Входа в данж больше не было. Сортировки как таковой мы не производили, и хапали только самое нужное и знакомое по называниям. На скорую руку перебинтовали шею Стасу, выгребли лекарства и, сложив их в три больших коробки, закинули в модуль Камаза.
     Я уже прошел половину пути от кабины до таблетки, как резкое похолодание заставило меня замереть. Причем оно было настолько сильным, что изо рта сразу же пошел густой пар, а кожа покрылась мурашками. Что-то звонко хрустнуло, и, переведя взгляд на звук, я увидел ошарашенное лицо Макса. Фонари на его сетке стали медленно лопаться по одному, опадая на землю битым стеклом.
     - По машинам! – выкрикнул я и первым рванул за руль таблетки.
     Мой взгляд бешено скользил по окружающему пространству, но ничего не видел. Прямо возле машины, словно из-под земли в очередной раз вынырнул мираж одержимого меня. Я лишь вяло отмахнулся от него рукой и, усевшись на водительское сидение, нажал на сигнал. С Макса спало оцепенение, и он большими прыжками понесся ко мне. Алена уже залетела внутрь и сейчас дрожала всем телом, от чего ее автомат бился об корпус таблетки, создавая неприятный звук. Стас уже врубил передачу и сейчас разворачивал машину, следом за ним, как только запрыгнул Макс, рванул и я. Мне в спину как будто тыкали копьем, настолько злой и враждебный взгляд смотрел нам в след. Я постарался сосредоточиться на дороге, и, обогнав Камаз, поехал впереди него.
     - Все целы? – глухо спросил я в рацию.
     - Нихрена, - тяжело покачал головой Макс. – Я все еще чувствую это внимание, и оно жжет мне спину.
     На его последней фразе лопнул еще один фонарик, и запах паленой кожи разлетелся по салону.
     - Стас, гоним к пожару! – выкрикнул я в рацию и утопил педаль газа в пол.
     - Понял тебя, - раздался собранный голос спасателя.
     Мы на всех порах летели к увиденному мной огромному пожару, а Максу становилось все хуже. Его лицо побледнело, и дышать он стал со свистом.
     - Держись Макс, доспех используй, - выкрикнул я.
     - Откат, - прохрипел он. – Дышать сложно.
     - Серый, сделай что-нибудь! – в панике закричала Алена, а я понял, что мы не успеваем.
     Резко ударив по тормозам, я выпрыгнул из машины и вытащил из нее Макса.
     - Макс, новый скилл свой юзай, быстро, - крикнув ему в лицо, выпрямился я и включил лцу.
     Мой взгляд стал суматошно скользить по нашему пути, а челюсть от напряжения сжалась неимоверно. Мне казалось, будто я вижу туманные очертания человеческого силуэта скользящего за нами вдоль дороги, но он постоянно пропадал и я не мог сосредоточить на нем взгляд. Нам за спину заехал Камаз, и скрепя тормозами перекрыл собой улицу. Стас выпрыгну наружу и выпустил назад длинную очередь на весь рожок. Видимо одна пуля попала в цель, так как я успел заметить небольшой фонтанчик брызг. Я перевел луч лазера туда, и одновременно с этим позади что-то гулко ухнуло, и из-за моей спины вырвался темный туман. Только вот он был теплым и ласковым. Он нежно прошелся по моему телу и, пролетев еще пару метро, взял нас в купол. Со стороны, откуда мы приехали, раздался разочаровывающий вой и зря. На нем сразу же сошлись лучи фонарей и лазера, а следом туда полетела дуга Алены. Она врезалась во что-то прозрачное, и сорвало с него покров. Мы наконец-то увидели существо, что гналось за нами. Черные перьевые крылья, сочащиеся тьмой, человеческое строение тела, две пары рук, которые заканчивались присосками с клыками, и отвратное лицо, словно человека скрестили с сороконожкой. Я еще только отмечал его полет, как мозг уже прорисовал траекторию, и немного на опережение полетело мое копье. Оно вырвало из существа обильный пласт плоти, и следом в него полетели пули. Я успел сделать пару выстрелов, как сбоку, яростно ревя, туда же полетел и огненный трезубец Стаса. Чудовище пронзительно взревело, и от его рева пошла тонкая, но видимая пленка волны. Она сносила с земли остовы горелых машин и различный мусор, но как только соприкоснулась с темным куполом, то тут же истратила весь свой запас.
     - Алена, скилл из кольца и вперед, - произнес я в рацию и сам активировал фантомный бег.
     Мое тело как будто вылетело из пушки и понеслось вперед, прямо к твари. Благо мозг уже успел все рассчитать, и мысль оказалась слегка запоздалой. «Винторез» выплюнул последнюю пулю, и резко поменяв оружие, я достал мощный фонарь, и пошел прямо на корчащееся существо. Пистолет выплевывал пули прямо в чудовище, заставляя его дергаться и пытаться спрятать голову за перьями. Только вот свет сжигал их, словно пламя горелки стог сена. Я не успел сделать и четыре выстрела, как мимо меня пронеслась Алена. Она двигалась быстро, и, добежав до монстра, сделала вокруг него круг. Резкий щелчок срабатываемого скилла, и в тварь ударило сразу несколько молний. Существо разорвало на несколько частей и раскидало по округе. Одновременно с этим произошло что-то странное. В моем мозгу произошел непонятный, но отчетливый щелчок, и тело обрело легкость, а разум поймал настолько кристальную ясность, что я непроизвольно замер на месте. Спустя секунду все закончилось, оставив в моем теле звонкую, но теплую пустоту, а окружающий страшный мир, стал чуточку менее страшен.
     - Левел ап? – не понимая произошедшего, тихо произнес я.
     Я выпрямился и осмотрелся по сторонам. Вокруг было тихо, и только возле наших машин стоял небольшой, похожий на черную пирамиду монумент. На каждой его грани серым цветом мерцали непонятные надписи, а тьма высилась вверх, метров на десять, и закрывала собой площадку диаметром метров двадцать.
     - Серый, ты в порядке? – раздался в наушнике испуганный голос девушки.
     - Да, вполне, - спокойным голосом произнес я. – Что-то ни так?
     - Просто ты на пару секунд замер как статуя и даже не дышал, - произнесла Алена и попыталась подойти ко мне ближе.
     Правда она еще не свыклась со скоростью от кольца, и пролетела мимо меня метров на двадцать. Теперь я смог вплотную рассмотреть молнии, что оставались после нее. Они были похожи на обычные, погодные, только светились менее ярко, но все так же внушали страх.
     - Макс, ты в порядке? – направляясь быстрым шагом к телу твари, спросил я.
     - Вполне, - все еще хрипло, ответил он. – После первого попадания меня отпустило. Чувствую себя все еще хреново, но уже стабильно.
     - Понял тебя, - кивнул я и замер возле смердящей кучи останков.
     Странно, но к останкам твари стягивались твари. Я видел их очень ясно и четко. Они, даже не смотря на свет, старались подобраться ближе, и было совсем непонятно мы этому причина, или мертвый монстр. Алена подбежала ко мне на расстоянии метра, и на мгновение замерев, рванула дальше. Она бегала рядом с нами на расстоянии метров в пятнадцать и молниями отсекала от нас тварей. Те даже попытались несколько раз на нее кинуться, но не успевали, и горелыми кусками отлетали от вспышек. Я хотел ее остановить, но решил этого не делать. Скилл нужно прокачивать, как и самообладание девушки. Все-таки она взрослая и может думать своей головой.
     Останки твари исчезли практически полностью, и из-под них показалась очередная шкатулка. Да, пожалуй, ради этого стоит их истреблять. Азарт по их открытию был сильнее наркотической зависимости, и я еле как сдержался, чтобы не открыть ее прямо здесь. Но так будет нечестно. Тварь завалили все вместе, а значит, и решать, кому она достанется, также будем вместе. Я подобрал шкатулку и закинул ее в карман штанов, после чего пошел назад, под купол тьмы. Девушка пока еще носилась вокруг нас, но уже намного медленней.
     - Уф, устала что-то, - запыхавшись, выдала девушка, остановившись снаружи купола. – Умение конечно хорошее, но бегать то все же приходится. Чего шкатулку не открыла? Открывай, давай, интересно мне.
     - Почему мне открывать-то? – удивленно спросил я. – Убили все вместе, значит, не знаю, соломинку кинем, камень ножницы бумагу разыграем.
     - Пустяки Серый, - отмахнулся Макс. – Я отказываюсь в твою пользу.
     - Я тоже, - выдохнула Алена. – Все-таки если бы не ты, то многих бы с нами не было. Так что твоя прокачка в приоритете.
     - Стас? – спросил я, смотря на спасателя.
     - Мне пока хватит двух умений, - пожал тот плечами. – Да и не стоит забывать, что почти всегда ты на острие. Макс, конечно танк знатный, но кажется мне в приоритете все-таки ты.
     - Лестно, если честно, - немного криво хмыкнул я.
     Мне было не по себе от такого доверия, и я слегка медлил. Опять же, эта ситуация ставит меня в положение, когда я буду решать кому достанется следующая шкатулка.
     Все прошло как обычно и ничего особенного не случилось. Уже сидя за рулем таблетки, я обдумывал свое новое умение. Его полезность была под вопросом, хотя единичных существ должна была неплохо выключать. Мне досталась огненная сеть. Скилл использовался на цель в пределах тридцати метров. Я должен был выбрать цель и активировать умение. После чего из руки вырывался небольшой огненный шар, который прямо возле цели раскрывался в сеть и полностью сковывал цель. Так же за мной оставалась возможность регулирования температуры, от чуть теплой, до «ярости солнца», как было написано в умении. Откат полчаса, длительность заключения – три минуты. Только вот прочность была не указана, и непонятно выдержит ли она тварь помощней, или не стоит даже пытаться. Спорный скилл, весьма спорный. Хотя, никогда не помешает выключить одну, особо настырную тварь из боя. Я быстро описал общие черты нового скилла, и вновь погрузился в темноту дороги. Сейчас мы были в десяти минутах езды от оружейного магазина, и я старался сосредоточиться на обходном пути. Это был не тот, который мы вывезли, а другой, намного больший, и скорее всего разграбленный сразу же. Только вот многие не рассматривают такие мелочи, как одежда, навесное, и тому подобные мелочи, как необходимость для выживания. Я же был не против сменить свою одежду на что-то более военное и лучше приспособленное к теперешним временам.
     - Мы к семерке что ли? – прозвучал вопрос спасателя. – Ее же уже всю вывезли наверно. Не уверен, что мы поимеем там что-то стоящее.
     - Да Стас, и у меня похожие мысли - произнес я. – Но проверить все-таки нужно. Все равно оказались рядом, может, что и сможем добрать. Нам ведь любая мелочь пригодится.
     - Если судить по тому, как мы обчистили тот магазин, - начал Макс, - то здесь должно много чего остаться. Главное же стволы крупнее и патронов побольше.
     - Там рядом рынок стоит, - напомнила Алена. – Можно и из одежды, что повседневное подобрать и едой хоть немного запастись. А то, если честно, я уже немного устала.
     - Понял вас, - спустя десяток секунд молчания, ответил Стас. – Тогда наверно последняя точка, и назад?
     - Скорее всего, да, - немного подумав, ответил я. – Если что интересное на обратной дороге попадется, то заскочим. И да, Макс, попробуй по частотам пройтись, может, сможем найти чьи-нибудь переговоры.
     Макс словно очнулся и, хлопнув себя по лбу, полез назад, доставать городскую рацию. Далеко конечно не достанет, но может, хоть что-то мы услышим. Пока он возился, я проехал несколько забитых перекрестков, а на следующем нас обстреляли. Даже не нас, а Камаз. Мы то спокойно проехали прямо, немного сбросив скорость, чтобы объехать покореженные остовы, но как только из-за дома показался Стас, в него тут же полетели пули. Хорошо, что мы успели проскочить, таблетка бронированной не была, поэтому мы очень легко отделались. Рация внезапно стала подавать признаки жизни, и мы услышали, как переговариваются те, кто по нам стрелял.
     - Причина стрельбы? – взяв рацию, холодно спросил я.
     - Ты кто такой? – спустя десяток секунд полной тишины, раздался, наконец, вопрос.
     - Выживший, - просто ответил я. – Итак еще раз, по какой причине стреляли? Или мы теперь все друг с другом воюем?
     - Вы с Ирвином, а значит хуже тварей! – выплюнул кто-то второй.
     - Ирвин получил от меня девятимиллиметровый подарок и отбросил копыта, Камаз трофей, - произнес я, не забывая смотреть в зеркало заднего вида.
     - Ты брешешь! – раздался удивленный голос в ответ. – Их две машины было и восемь человек!
     Я немного притормозил и свернул на обочину. Связь стала ухудшаться, а я хотел продолжить беседу.
     - А у меня «Винторез» и пара полезных скиллов, - хмыкнул я в рацию.
     Жестом, показав остальным, чтоб внимательно следили за окнами, я стал ждать ответа. Рация затихла, и мы слышали одни только помехи.
     - Может, представишься, боец? – спросил совсем другой, немного хрипловатый голос. – Страна должна знать своих героев. Давай, может, встретимся, переговорим?
     - Не уверен, что это хорошая идея, - ответил я. – Доверие к людям больше нет, так что я сомневаюсь в необходимости встречи.
     - Так боец, слушай сюда, - отбросив легкий тон, начал говорить неизвестный. – Я майор Клименков, и представляю остатки, можно сказать, нашей власти. Слышал, поди, про оборону участков и администрации? Так вот, мы оттуда. Все выжившие покинули город, а такие отряды как наш, пока патрулируют его улицы и вытаскивают тех, кто еще нуждается в помощи. Параллельно с этим мы пытаемся поддерживать хоть какой-то порядок, и Ирвин был той еще занозой. Мне нужно подтверждение его смерти! Я готов один подъехать к тебе, и переговорить на эту тему.
     - Хорошо, - немного подумав, ответил я. – Кафе «У Валеры», мы будем стоять там. Подъезжай один, если увидим еще машины, то сваливаем, зарядив по ним, чем-нибудь потяжелей. Извини, но по-другому никак, есть уже опыт.
     - Понял тебя, - твердо ответил майор. – Через пять-семь минут буду на месте. Ждите.
     Рация затихла, а я прикрыл глаза и задумался. Нам была просто необходима информация о том, что происходит вокруг, да и вообще, что творится в мире. Но и рисковать своими людьми было более чем глупо.
     - Так, Макс ты со мной, - собравшись, начал говорить я. – Алена ты топай к Стасу и если что, сваливайте назад, в ангар.
     - Никаких «если что», Серый, - нахмурилась девушка. – Ты мне кольцо подарил, так что не вздумай сгинуть!
     - Женщины, - тихо пробормотал Макс, но, кажется, его услышали.
     - Ален, поверь, я не собираюсь умирать, но и вас подставлять не хочется, - посмотрев девушке в глаза, произнес я. – Вдруг он не тот за кого себя выдает, да еще имеет пару скиллов вредных. Так или иначе, но мы пойдем вдвоем с Максом. Стас, будь на старте, если что вам придется очень быстро сматывать.
     - Понял тебя, Слав, - раздался ответ из рации.
     - Рацию я оставлю включенной, - продолжил я. – Так вы сможете слышать все, что будет происходить с этим майором. Надеюсь, он действительно тот, за кого себя выдает.
     Машина погрузилась в неприятную тишину. Каждый думал о чем-то своем, а я тронулся ближе к Камазу. Мы вышли из таблетки, и быстро проследив, чтоб девушка спокойно залезла внутрь, вернулись назад в машину. Мельком глянув на индикатор бака, я сморщился. Топлива еще хватало, но постоянная головная боль об его экономии начинает немного напрягать.
     Кафе было через дорогу и метрах в трехстах от того места, где мы остановились. Мы с Максом подъехали первыми, и быстро осмотрев близлежащее пространство, вышли наружу. Рядом, буквально через дом, полыхало небольшое жилое здание, и свет его пламени позволял нам чувствовать себя более-менее спокойно. Вроде и прошло всего три дня, а уже все настолько сильно изменилось. Пустые, темные улицы, жаждущие твоей плоти монстры, и тягучий запах безысходности. Мысль прервал гул машины, и, повернувшись на звук, мы увидели подъезжающий к нам УАЗ Патриот. Метров за сто, он сбросил скорость километров до десяти в час и медленно ехал к нам. Я прислонился к прицелу и стал разглядывать машину. За рулем сидел хмурый мужик, лет сорока. Он был одет в военную форму и сейчас внимательно смотрел прямо в прицел. В машине не было никого, кроме этого мужика, поэтому я немного успокоился и кивнул Максу. Тот крепче сжал «Сайгу» и собрался. Патриот остановился перед нами метрах в десяти и чуть под углом. Мужик довольно легко вышел из машины, и оружия на нем я не увидел.
     - Ну, здорова, боец, - подойдя к нам, и протягивая руку, хрипло произнес мужик.
     - Здорова майор, здорова, - произнес я.
     Рукопожатие было довольно крепким, что и не удивительно для такой лопаты, которая по недосмотру называлась ладонью. Майор внимательно осмотрел нас, и задержал взгляд на «Винторезе» и моем пистолете, о чем-то задумчиво хмыкнул и хлопнул в ладоши.
     - Итак, товарищи, я майор Клименков, Павел Анатольевич, командую городскими поисковыми отрядами, - начал говорить майор. – Где и как был убит Ирвин? Извиняюсь за стрельбу, но Камаз его, а эта падаль заслуживает одной только смерти. Тело его я могу увидеть?
     - Не можешь, - покачал я головой, внимательно следя за движениями рук Клименкова. – Мы его сожгли. Всех их сожгли. Мертвые тела возле нашей базы это корм для тварей и одержимых. Так что показать могу только скелеты, и кое-какие вещи.
     - Ты вообще знаешь, кто они такие? – посмотрев мне в глаза, спросил майор.
     - Знаю, - кивнул я. – Одного оставили в живых на допрос.
     - Где он сейчас? Вы можете передать его нам? – замерев, хищно спросил мужик.
     - Он там же, где и Ирвин, - покачал я головой. – Все, что он знал, он нам рассказал.
     - Еще бы, - тихо хмыкнул Макс и сморщился, видимо вспомнив запах горелой плоти.
     - Поделитесь? – заинтересованно, спросил майор.
     Кивнув, я рассказал ему почти все, что вытащил из того паренька. Постарался не упустить ни единой детали, но скрыть информацию о рабах. Так же сказал, что мы освободили несколько пленников, которыми должны были откармливать одержимых. Майор бел в бешенстве. Он старался не показывать своих чувств, но они яркими вспышками ярости прорывались сквозь зрачки. Вообще, Клименков выглядел довольно впечатляюще. Этакий русский медведь, мешковатая форма которого только выгоднее подчеркивала его мощное телосложение.
     - Майор, это рысь, ты там жив? Прием, - прервал наше общение звук из рации в Патриоте. – Или нам высылать танки?
     - Прошу прощения, - сморщился Клименков.
     Он вернулся к своей машине и достал рацию.
     - Рысь, это майор, все в порядке, - произнес мужик в рацию. – Заканчивайте выносить склад и подъезжайте к перекрестку возле бутика. Ко мне не суйтесь, парни нервные. Прием.
     - Принял, - прозвучало в ответ, и рация замолкла.
     - Так, мужики, - подойдя ближе к нам, начал майор. – Не буду тянуть кота за яйца. Я смотрю вы парни толковые, хоть и немного нервные. Значит так, записывай частоты, сейчас придут мои, я выдам вам нормальную рацию, до нас добить хватит. Если вдруг что, будете знать, как выйти с нами на связь. Все выжившие, а это около десяти тысяч человек сейчас находятся на строительной номер семнадцать. Места там очень много, так что кое-как, но разместились. Сейчас вот город подчищаем, вытаскиваем необходимое, да людей выживших собираем. Если будет желание, то вас примем с удовольствием. Но что-то мне подсказывает, что вы не пойдете под нас, что тоже верно, с одной стороны. На днях заезжайте в гости, а после мы к вам, нужно все-таки убедиться, что этот выродок мертв. Лучше бы конечно раньше. Как вы на это смотрите?
     - Извини майор, но если только парой человек, - покачал я головой. – Говорить складно и я умею, но в слова нынче нет веры. Давайте мы тогда через часа три-четыре наведаемся к вам, и заберем кого-нибудь из вас с собой. Покажем, где мы живем, да заодно на сожженные тела посмотрите.
     - Добро, - довольно кивнул мужик. – Ждем тогда вас. Подъедешь к воротам, скажи, чтоб вызвали меня, все быстрее будет. Ладно, бывайте вояки. Хорошего вам улова. Сейчас захвачу связного, и вернемся к вам, ждите.
     Майор запрыгнул в машину, и так же медленно поехал к перекрестку.
     - Думаешь, съездить к ним необходимо? – поинтересовался Макс.
     - Уверен, - кивнул я. – Мы считаем, что у нас безопасно, но все равно вздрагиваем от каждого шороха. А там ты сам слышал, под десять тысяч человек. Детям так точно там будет безопаснее. Да и может еще, кто захочет там остаться. Все не по ангарам прятаться.
     - Даже не надейся, - буркнула в рацию Алена.
     - Ален, с ними ведь правда безопаснее будет, - попытался немного надавить я. – Там ведь военные, с оснащением, с нормальным оборудованием.
     - Ни военные, а полиция, - вставила девушка. – Так что там еще может быть ни все так радужно, как он тут расписывал.
     - Она права, Слава, - послышался голос Стаса. – Неизвестно, что там происходит внутри. Сам все должен понимать. Власть, именно настающая власть появилась только сейчас, и неизвестно кто там всем руководит. И главное с позиции чего? Силы, или уважения? Это, как по мне самый главный вопрос.
     - Вот наведаемся туда, и все решим, - приняв решение, кивнул я. – Только вот неуверен, что мы будем вовремя.
     Одинокий выстрел из снайперского оружия прозвучал со стороны перекрестка, и через дорогу от нас, на асфальт рухнуло тело монстра. Мы с Максом резво спрятались за машину и замерли.
     - Серый, что там у вас? – раздался напряженный голос Стаса.
     - Стреляли, - хмыкнул Макс.
     - Просто нам показали, что нас не собираются убивать, - сморщился я. – Хотя могут.
     Издалека послышался звук машины, и, выглянув, я увидел, как к нам едет тот самый Патриот. Посмотрев через прицел, я увидел за рулем майора, а рядом с ним сидел молодой паренек в военной форме.
     - Интересно, откуда здесь все-таки военные? – тихо спросил я. – Ни полицейская на них форма, а именно что военная.
     - Вот у них и спросим, - кивнул со стороны Макс. – Пойдем, встречать.
     Мы вышли на то же самое место, и, дождавшись машину, приняли у них небольшой чемоданчик с рацией.
     - До связи, бойцы, - козырнул майор и, развернувшись, быстро поехал прочь.
     Мы с Максом закинули коробку в багажник таблетки и наконец-то смогли перевести дух. Кажется, он именно тот, за кого себя выдавал. Очередной выстрел, и очередное тело твари рухнуло по другу сторону от нас. В этот раз мы даже не вздрогнули. Ну, может чуть-чуть. Правда, сразу же, с той стороны, куда уехал Патриот, стали раздаваться частые одиночные выстрелы. Посмотрев через прицел, я увидел, что через дорогу стали проходить одержимые. Сначала это был единичный случай, а спустя пару секунд, из темноты словно вынырнула волны тварей и одиночные выстрелы сменились очередями и выстрелами из пушек.
     - Серый, у нас гости, - напряженно произнес Макс.
     Я отодвинулся от прицела и быстро осмотрелся по сторонам. Вокруг нас сжималось кольцо одержимых. Они пока еще редкими особями стягивались к нам, но уже сейчас я насчитал их больше десятка. Кажется, стоять долго на одном месте становится проблемой. Мы быстро загрузились в таблетку и поехали к нашим. У нас в планах была еще одна точка, максимум две, а после сразу к ангарам. Нужно как-то разобраться с рацией, и установить связь с базой выживших. Уже после будем думать о поездке в гости, пока же у нас есть дела поважней. Мысль о том, что мы не единственные выжившие, и на данный момент их около десяти тысяч, заметно подняла мне настроение. Прошло всего лишь три дня, а такое чувство, будто я прожил целую жизнь. А ведь все еще только начинается.

Глава 6

     Наши планы о быстром выносе пары магазинов полетели к чертям, когда мы оказались возле семерочки. Два магазина находились в небольшом переулке, прямо напротив друг друга. Между ними было метров сорок, не больше. Только вот все это пространство было заполнено целой ордой одержимых. Мы планировали донести остатки товара из оружейного магазина, и зайти на рынок, что стоял по соседству. Если сама семерочка была одноэтажным, не очень крупным магазином, то рынок был на порядок больше. Это было трехэтажное здание, с различными отделами внутри. Там был и зоомагазин, и одежда, и продукты. Так же, на втором этаже находился отдел с одеждой и товарами для дома. Подушки, одеяла, и тому подобное. Все это нам было необходимо, поэтому его посещение входило в наши планы. Правда одержимые видимо не были о них осведомлены, и сейчас замерев, стояли между этими двумя точками.
     Первый раз мы проехали мимо, только чтобы оценить обстановку, а уже во второй раз, заехали со стороны дворов и сейчас встали за углом котельного офиса. Мы находились на небольшом подъеме и сейчас прекрасно видели все то море тварей, что преграждало нам путь.
     - Ну, что делать будем? – облокотившись о руль, спросил я.
     - Как это что? – удивленно повернулся ко мне Макс. – Фармить.
     - О как, - не менее удивленно произнес я. – Уже все, страх перед тварями пропал?
     - Да не то чтобы пропал, - сморщился для приличия здоровяк. – Просто здраво оцениваю наши силы. Ты кинешь копье, Алена кинет дугу, да побегает кругами, я под доспехом в самый центр с молотом, и Стас со своим трезубцем и вампириком. Все должно быть достаточно просто.
     Я задумался и признал, Макс был в чем-то прав. По идее, мы должны с ними справиться. Только вот не стоит забывать, что вокруг не игра и начать с сохранения не получится.
     - Слава, я поддерживаю Макса, - раздался из рации голос Стаса. – Хочешь, не хочешь, но нам нужно проверить, на что мы способны с этим умениями. Свет не даст добраться до нас тварям, а с одержимыми мы должны справиться.
     - Вам напомнить про измененных? – вставил я слово. – Иногда эти твари бывают опаснее остальных. Я, правда, пока таких не вижу. Эх, надо бы бинокль еще захватить. Ален, ты что думаешь?
     - Нам это нужно, - серьезно кивнула девушка. – А то столько убойных умений, а мы все еще чего-то опасамемся.
     - Это не игра, - повторил я свои мысли. – Мы не сможем начать с сохранения, или воскреснуть где-нибудь на точке респауна. Какими бы сильными не казались эти способности, но от смерти они не спасут.
     Машина погрузилась в тишину, и я надеялся, что до каждого дойдут мои мысли, и они перестанут так спокойно относиться к окружающему. Мое же мнение по идеи фарма было спорным. Нам это было нужно, но так же я понимал, что если вдруг что-то пойдет ни так, то мы наврятли сможем выбраться. Правда пока нам везет, и нужно это использовать.
     - Ладно, Макс прав, - тяжело вздохнув, согласился я. – Нам нужен лут, нам нужен опыт, как боевой, так и в прокачке умений. Это не игра, держите это главной мыслью. Макс, постоянно следи за прочностью доспеха, Алена не лезь в кучу и старайся не отбегать в темноту. Стас, ну ты сам понимаешь, не маленький.
     - А мы значит маленькие? – усмехнулся Макс.
     - Мне ваш азарт не нравится, - покачал я головой. – У меня нет желания сжигать ваши тела. Соберитесь, не на прогулку идем.
     - Так точно, мой командир, - шутливо отдав честь, произнесла Алена.
     Я только покачал головой и вновь уставился на кучу одержимых. Свет нам будет нужен обязательно, без этого никуда.
     - Значит, сейчас подъезжаем как можно ближе, и быстро вываливаемся из машин, - начал я. – Макс, ты врубай доспех и вперед, в самую кучу. Стас, ты пока издалека отстреливаешь тех, кого удобно. Я уберу основную толпу, что повиснет на нашем танке, потом Ален твой выход, дуга и вперед, бегать кругами. Смотрим по сторонам и не забываем думать. Все, начали.
     Быстрая проверка снаряжения и таблетка несется вперед, прямо в самую толпу тварей. Не доезжая до них метров пятьдесят, я резко выкручиваю руль и бью по тормозам. Макс выпрыгивает из машины и мгновенно покрывается ледяной коркой, а его руки крепко сжимают огромный молот. Следом за ним выпрыгнул и я. «Винторез» приятно лег в ладони и я стал медленно опустошать магазин, выцеливая тварей поопасней. На третьем выстреле позади меня встал Стас и стал проделывать тоже самое. Алена выпрыгнула только на шестом патроне и выпустила вперед дугу. Та врезалась в первого одержимого и ярким контуром поразила еще четыре твари. Молот Макса гулко стучал по телам, и те буквально разлетались в разные стороны. На мгновение можно было увидеть синюю сферу на бойке молота, после чего шел сам удар. Мощь его просто поражала. Один раз Макс промахнулся и впечатал молот прямиком в асфальт, на котором осталась не маленькая такая вмятина.
     Первая обойма ВСС закончилась, и пока я перезаряжал вторую, вперед пошел Стас. В его руках зажегся трезубец, а автомат он повесил за спину. Спасатель шел медленно и старался нападать только на единичные экземпляры, тогда как Алена уже вовсю нарезала небольшие круги вокруг наших машин. Я успел заметить, как вокруг Макса собралась довольно большая толпа, и выпустил копье. Оно со свистом разорвало воздух и больше двух десятков одержимых по пути своего полета. Я только на секунду отвлекся, чтобы отметить, насколько сдвинулась прокачка скилла, как раздался тихий, но пробирающий рык. Быстро найдя глазами источник звука, я пожалел, что так рано использовал копье. На площадке появился сильно измененный одержимый. Он мощным ударом руки отбросил Макса в стену магазина, и повернулся к нам. Алена своим бегом создала между нами тонкую линию из молний и быстро вернулась к машине. Она подхватила свой автомат и стала подобно мне посылать в монстра пули. Они рвали его плоть, только это не доставляло ему проблем. На существе была массивная подушка плоти, и пули лишь бессильно в ней застревали. Существо низко пригнулось и побежало на нас, пара тресков молний лишь подпалило части его тела и все. Стас перехватил свой трезубец, и запустил прямо в одержимого. Копье смогло оторвать руку существу, а следом в него буквально врезался Макс. Он вцепился в него руками и на мгновение замер. Следом, за доли секунд, из его доспеха в разные стороны выросли метровые ледяные шипы. Они насквозь пробили тварь и тех, кто был рядом, после чего, словно бы втянулись назад в доспех. Тварь захрипела и рухнула на асфальт, а Макс рванул назад, в толпу существ за своим молотом. Попытка перевести дух была прервана грохотом об железо, и, повернувшись, я увидел на модуле Камаза клыкастую тварь. Пока я разворачивался, чудовище сгруппировалось и полетело прямо на меня. Фантомный бег на десять метров оставил позади меня фантомы, и, развернувшись, я выпустил пару пуль в морду существа. Одна пуля попала в цель и снесла половину головы, вторая только чиркнула по плотной кости и улетела в темноту, а третьего выстрела не произошло, закончились патроны. Я быстро достал пистолет и пошел прямо на тварь, посылая пули прямо в остатки головы монстра. Уши заложило от большого количества выстрелов, и треска срабатываемого электричества от бега девушки. Бешеное мельтешение тварей на краю зрения заставляло нервничать и активнее убивать одержимых. Одна из тварей тьмы не выдержала и выпрыгнула из тьмы прямо ко мне под ноги. Ей было все равно, что плоть слезает с ее костей, она рвалась до моего тела. Следом за первой, из темноты стали вырываться и другие. Сначала это были небольшие, существа, похожие на гончих, но с каждой секундой тварей становились все больше и больше. Пока нас выручали полосы молний Алены, и бешеный урон молота. Мои выстрелы уже часто не пробивали костяные наросты, и приходилось выворачиваться и искать другие зоны уязвимости. Звуки выстрелов забили все остальные, и только редкие секунды перезарядки возвращали способность слышать.
     Под светом фар твари были заметно слабее, но ими как будто кто-то повелевал. Они несмотря ни на что старались добраться до нас, и разорвать наши тела. Не знаю, когда кончились патроны, и я подобрал «Сайгу» Макса. Но как только закончился бег Алены, закончились и твари. Площадка между магазинами была вся забита телами и останками существ. В воздухе стоял стойкий запах пороха, и мертвечины. Я стоял возле борта таблетки и тяжело дышал. Мне приходилось уворачиваться от прыжков монстров, и делать такие кульбиты, на которые я не должен был быть способен. Сердце бешеным барабаном стучалось в груди, а взгляд все еще метался по округе в поисках врагов.
     - Все целы? – хрипло спросил я.
     - Цела, - тихо ответила Алена.
     Ее я видел, она стояла на ступеньке Камаза и устало смотрела по сторонам.
     - Все в норме, - выдохнул Стас. – Вампирик решает, и это что-то удивительное.
     - Я жив, но сцука дико устал, - раздался в наушнике еле слышный голос Макса. – Доспех прокачал и, кажется, уровень взял. Было непонятное ощущение, как второе дыхание, но ярче и четче. Черт, не могу объяснить.
     - Взаимно, - произнесла рядом Алена. – Тоже подобное ощущение поймала.
     - Я один выскажусь, что это было легко? – подойдя к нам, произнес Стас.
     - Проблема в том, что твари идут на звук, и просто теряют разум от большого количества смертей, - начал говорить я. – И вторая проблема заключается в патронах. Они не бесконечны и не имеют отката. Нужно сокращать время на откат, или собирать больше шкатулок. В общем, нужна охота на тварей, иначе патронов мы не наберем.
     - Да это понятно, - присев прямо на асфальт, сказал Макс. – Сам видишь, как это все происходит. Как думаешь, здесь будет что-то достойное?
     - Кости, и медные шкатулки, - пожал я плечами. – На большее рассчитывать не стоит. Сильных тварей не было, хотя среди одержимых были те, кто выделялся из общей массы. Ждем полного отката скиллов и загружаемся.
     Я залез за руль и подогнал таблетку к семерочки, тогда как Стас подогнал Камаз к рынку. Твари тьмы никуда не делись, они все так же фоном бродили в темноте и смотрели на нас злобными взглядами. Для нас все складывалось довольно-таки хорошо и спокойно. Единственной проблемой была моя разбитая сетка фонарей, и такая же замученная у Макса. Мы сняли их и выложили в кабину, а вместо них взяли с собой мощные, металлические фонари. Каждый из нас прекрасно знал, что внутри могут ожидать проблемные твари, поэтому торопиться мы не стали. Сначала в помещения залетела парочка фонариков, и только после этого зашли мы. Входные металлические двери были вырваны с корнем, а на полу везде валялись пустые гильзы и куча разного хлама. На удивление внутри не было тварей, и осталось довольно много вещей. Центральный зал был разграблен подчистую, все витрины вырваны и разбиты, а стволами тут даже и не пахло. Зато на стеллажах не тронутой висела камуфляжная одежда разных типов. Именно не простые куртки и футболки, окрашенные в защитные цвета, а профессиональная форма. Так же по стеллажам можно было найти много разной мелочи, которую еще не вывезли. Те же обвесы, и наборы для чистки, плюс иногда попадалось небольшое количество патронов. Естественно мы забирали практически все, что представляло хоть какую-то ценность.
     - Серый, к нам потихой стягиваются одержимые, - раздался в наушнике голос Стаса. – Поторопитесь там.
     Они вместе с Аленой остались снаружи и сейчас следили за обстановкой.
     - Понял вас, - тихо ответил я и замер. – Макс, ты это слышал?
     - Что? – Макс замер и непонимающе посмотрел на меня.
     В этот момент я вновь это услышал. Топот маленьких ножек по полу, а следом тихий, но звонкий смех. Переведя взгляд на Макса, я увидел его расширенные зрачки, в которых плескался страх. Мне тоже стало не по себе настолько, что пару седых волос я точно заработал. Магазин вновь погрузился в тишину, но мы были собраны и с оружием в руках. Очередной топот в соседней комнате, и пробирающий до самых костей, детский смех.
     - Надо сваливать, - еле как выдавил здоровяк. – Твари и монстры еще ладно, но вот такого мне не надо.
     Детский смех прервал его предложение, и раздался он уже рядом с нами. Луч моего фонаря заметался по помещению, но я ничего не смог обнаружить. Легкий толчок в районе поясницы заставил меня резво развернуться, и напрячься еще сильней. Снова раздался детский смех, и небольшой шкаф, что стоял в углу, разлетелся деревянной щепой, которая зависла в воздухе. Одновременно с этим произошло что-то странное, по помещению прошла волна тени, и свет фонарей померк. Спустя мгновение все вернулось на круги своя, только вот в центре помещения появился черный, пульсирующий вихрь. Окружающее пространство исказилось, и прямые линии стали изгибаться.
     - Все Макс, сваливаем! – выкрикнул и, развернувшись, рванул к двери.
     Здоровяк выкинул в сторону сумку с товаром, и прыжками понесся к выходу. Детский смех преобразовался в тонкий вибрирующий звук, а после за нашими спинами зазвучал гулкий смех чего-то страшного и большого. Мы пробкой вылетели из помещения, и все затихло. За нашими спинами раздавались редкие выстрелы остальных членов нашего отряда, и все было более привычно, чем пробирающий детский смех.
     - Вы чего вылетели, как сумасшедшие? – раздался непонимающий вопрос Алены. – Мы пока справляемся, одержимых ни так и много.
     - Макс, ты в порядке? – посмотрев на побелевшего парня, спросил я. – Выглядишь неважно.
     - Мне нужно выпить, срочно и много, - выдохнул парень. – Твою мать, Серый, что за херня там случилась? Ты слышал этот смех? Черт черт, материальные существа, которых можно уничтожить это одно. Да, они страшные, смертельно опасные, но сцука убиваемы. Это же что-то за гранью. Даже за гранью той грани, на которую отодвинулся наш мир!
     - Эй, Макс, ты чего? – убив очередного одержимого, спросила Алена. – Что случилось?
     - Надо отметить это здание на карте, и не заходить в него, - поддерживая нашего танка, сказал я. – Ну его нахер. Мои нервы на такое не рассчитаны.
     - Да что с вами случилось то? – не выдержал нашей истерики Стас. – Ведете себя, словно девочки истерички впервые увидевшие мужской, хм. Вы меня поняли. Что за херня?
     - Игры с разумом, - сделав глубокий вдох, ответил я. – Что-то не материальное, и пугающее до усрачки. Как с той невидимой тварью, из которой я получил сеть.
     - Понял тебя, - кивнул Стас. – Давайте тогда на рынок, подопру выход корпусом, чтоб загружать удобнее было.
     - У нас от силы полчаса, не больше, - вставила Алена. – Одержимых все больше, на выстрелы стягиваются.
     - Тогда Алена ты на стреме, а мы втроем таскать, - кивнул я. – В приоритете еда, консервы, макароны, крупа. Остальное на остатки времени. Одеяла и подушки тоже захватить надо. Но осторожней, и да, берегите разум.
     Раздались уверенные кивки, девушка забралась на кабину Камаза, а я подогнал таблетку так, чтобы свет ее фар и люстры охватывал собой большую территорию. Пару лучей света я все-таки перенаправил на окна первого этажа рынка, где должен был находиться продуктовый магазин. Я быстро забил опустевшие магазины, проверил пистолет и собрался. Доспех на откате, а на ожидание его отката у нас не было времени. Придется идти без защиты, и более осторожно. Будем надеяться, что внутри не чем было отожраться. Было странно, что двери рынка были целы, и никто не решил его обчистить.
     Я дождался, пока все подготовятся, и пошел вперед. Дверной замок был выбит тихим выстрелом, и, открыв двери, мы зашли внутрь. Мы оказались в начале длинного широкого коридора, по бокам от которого были двери в различные отделы. Они отделялись пластиковыми окнами в пол, и если бы был включен свет, то мы бы могли увидеть, что происходит внутри. Первым, справа был продуктовый отдел, который и был нашей основной целью. Он занимал всю правую часть коридора, и дверь в него находилась метрах в десяти от входа. Напротив двери в магазин, слева, находилась дверь в отдел с зоотоварами. На первый взгляд, все двери были закрыты, и я сделал первый шаг вперед. В помещении стояла полная тишина, я различал только редкие выстрелы со стороны улицы и тарахтение машин.
     Мощный фонарик, что я держал в левой руке, на которой лежал ствол «Винтореза», разгонял мрак помещения и немного успокаивал. Я сделал пару шагов вперед, как в боковое окно ударило что-то тяжело. Резко развернувшись, я встретился взглядом с одержимой. Молодая девушка стояла с той стороны окна и смотрела прямо на меня. Она нелепо шаталась, словно пьяная, но вновь ударила в окно. Я вздрогнул и только покачал головой. Мозг только начал думать, как сзади раздался еще один удар, и мгновенно повернувшись, я натолкнулся на взгляд еще пару таких тварей. Они, так же шатаясь, стояли у окна и не сводили с нас глаз. Стрелять через стекло было плохой идеей, от выстрела оно потеряет свою прочность, и даст одержимым еще один выход. Я постарался отвлечься от их мертвых взглядов и пошел дальше, к двери.
     Нам оставался метр, когда впереди, из левого отдела, разбив окно, в коридор вылетел одержимый. Он рухнул на пол коридора, но тут же, легко оттолкнулся и прицепился к потолку. Его лицо было искаженно и поплыло словно пластилин, а лишние конечности, что болтались снизу, нелепо колыхались. Мой выстрел раздался первым, и тварь должна была получить пулю в лоб, но за мгновение до этого, она выставила перед головой защитные пластины, и шустро побежала на нас. Следом раздались выстрелы и остальных членов отряда, но пули бесполезно отскакивали от пластин. Я не выдержал и, вытянув руку вперед, использовал копье. Резкий свит, и одержимого разрывает пополам, и он двумя частями падает на пол. Выстрелы замерли, но обе части вдруг резко колыхнулись, и по отдельности поползли в нашу сторону. Медленно, но не отвратимо.
     - Макс, молот, - тихо произнес я.
     Здоровяк кивнул и, сделав пару шагов вперед, размозжил остатки существа. Быстрое движение из разбитого окна привлекло мое внимание, и, переведя прицел туда, я успел заметить, как в нашем направлении двигается черная дымка, силуэтом напоминающая человека. Макс, похоже, тоже успел это заметить, так как присел на одно колено, открывая нам обзор для выстрелов. Мы успели выпустить по две пули, но это была дымка, и они не причинили ей никакого вреда. Силуэт словно бы замер, а потом в долю секунды преодолел все пространство, и, пройдя сквозь нас, вырвался наружу.
     Ошеломление было взаимным. Никто не понял, что это было, но руки дрожали у всех. Очередная короткая очередь со стороны улицы встряхнула мой разум, и, перезарядив ВСС, я взглядом указал на разбитое помещение. Дождавшись кивков, мы подошли к пролому, и резко заглянули внутрь. Перед нами было обычное помещение, похожее на кухню. Только вот на полу лежало два обглоданных скелета, с остатки мяса на костях. Комната была небольшой, примерно четыре на три, и в центре стол. Дальше по коридору находилась лестница на второй этаж, где был отдел с постельными принадлежностями.
     - Проверяем или выносим? – спросил я.
     - Там должна быть дверь, - ответил Стас. – Давай хотя бы убедимся, что она закрыта, или закроем.
     Предложение было разумным, но проход по лестнице был узким и всем одновременно пройти не получится. Показав ладонью, чтоб меня прикрывали, я медленно пошел по ступенькам и пытался уловить любой лишний звук. Лестница имела один поворот, за цельной стеной, а мое воображение уже вовсю вырисовывало ужасы, что там ждут. Собрав волю в кулак, и поудобнее сжав ВСС, я сделал быстрый шаг в бок, и выдохнул. Впереди была обычная дверь, которая сейчас была закрыта. Подойдя ближе, я подергал за ручку, и убедился, что она заперта.
     - Дверь заперта, зачищаем оба отдела и начинаем выносить еду, - спустившись в коридор, сказал я. – Алена у тебя как там?
     - Мрачновато, - буркнула девушка. – Одержимые подходят с разных сторон, но пока это все лишь медленные зомбаки. Все в норме. В семерочки только, кажется движение, но когда смотрю именно туда, то ничего не вижу.
     Приняв ее информацию к сведению, мы начали зачищать этаж. В продуктовом отделе было двое одержимых. Та самая девушка, которая долбилась в стекло, и еще одна тварь, которая билась головой об угол колонны. Они были самыми обычными, без каких-либо изменений. Уничтожить их не составило труда, как и тех, что были в соседнем отделе. После мы стали выносить все, в чем нуждались, упор, делая на крупы и консервы.
     С продуктовым отделом мы справились минут за двадцать. Благо сам магазин был довольно крупным, и недостатка товара в нем не было. Модуль Камаза удалось неплохо забить всем необходимым. Во время выноса пришлось делать небольшой перерыв, на сбор появившегося лута. Тела одержимых наконец-то истлели, и мы смогли собрать все, что нам досталось. Шкатулок не было совсем, даже медных. Одни только останки тварей, пластины, клыки, и тонкие прочные нити. Все было собрано, упаковано в пакеты и убрано в модуль Камаза. Мы так же сходили и на второй этаж, который был совершенно пуст, в плане одержимых. Уже отсюда мы выносили наборы постельного белья, одеяла, и подушки. Алена потребовала ее заменить, и как только Стас встал на стреме, пошла в женский отдел и вынесла из него несколько, полностью забитых сумок. Она довольно быстро успокоилась и вернулась назад, а мы продолжили доносить все, что пока еще залазило в Камаз. Единственное, что беспокоило, это то, что с каждой минутой выстрелы девушки стали раздаваться все чаще и чаще.
     - Ребят, тьма сгущается, - тихо произнесла Алена. – Не знаю, как это объяснить, но это как с туманом, она все плотней. Фонари меркнут.
     - Что значит, сгущается? – не понял я.
     - То и значит! – на панике выкрикнула девушка. – Становится темней и свет не помогает!
     - Твою мать, - выматерился я. – Что-то мне подсказывает, что к нам идет крупная тварь. Наврятли это местечковый эффект. Надо сваливать!
     Мы выгрузили последние вещи в модуль Камаза и рванули к машинам. Оказавшись на улице, я увидел, что имела в виду Алена. Тьма действительно сгущалась. Она словно густой туман сжималась вокруг нас, и фонари чуть не скрипели от ее напора. Но что самое странное, появилось дикое и неконтролируемое чувство страха. Мне казалось, что буквально за каждым поворотом ждет тварь, которая в состоянии уничтожить всех нас. Я безумно боялся всего. Что кончится бензин, случится замыкание, или произойдет еще что-то подобное. Мои нервы сжались в стальной комок, и каждый шаг давался с превеликим трудом.
     - Макс, ставь монумент! – тихо выдохнул я, когда разум практически отказал.
     Здоровяк судорожно кивнул, и спустя мгновение, посреди двух машин возвысился малый монумент. Вспышка тьмы, как бы странно это не звучало, но именно эта вспышка позволила нам немного прийти в себя. Только вот сразу за ней в моем мозгу зазвучал тихий шепот. Он не был злым или добрым, он просто был. Тихий голос на непонятном языке произносил что-то твердо и неоспоримо. Кажется, его слышали все, потому что в их глазах я прямо ощущал этот страх перед неизвестным.
     - Whispers in the dark – прошептал я.
     Тут же непонятный силуэт ударил в купол и растворился бесформенным сгустком тьмы. Я включил лцу и направил его прямо на него, следом за мной, то же самое сделали и остальные. На мгновение мне показалось, что черный туман замешкался, но после он полностью пропал из поля зрения. Нас сразу же отпустило и все пугающие ощущения пропали.
     - Ненавижу тьму, - произнес мокрый от пота Стас. – Флешки есть?
     - Кончились, - покачал я головой. – Все на данж потратил, так что сейчас лучше сваливать. Я не хочу фармить это нечто, совсем не хочу. Хватит уже, навоевался я за сегодня.
     Машины взрыкнули и мы рванули вперед. Оставалось только надеяться, что форы нам хватит, и мы сможем оторваться от очередного монстра. Тьма была все ближе, и если раньше фары освещали довольно большой участок пути, то сейчас они светили максимум метров на пятнадцать. Внезапно раздался дикий скрежет, и, бросив взгляд в зеркало заднего вида, я успел заметить, как на модуле Камазе появились четыре длинных полосы, словно от огромных когтей. Машину кинуло в левую сторону, но Стас смог выровнять ход и прибавил газа.
     - Это было близко, - напряженно произнес спасатель.
     - Макс, держи руль пока прямая! – выкрикнул я, и, дождавшись пока здоровяк его схватит, вылез в окно.
     Мы шли полным ходом, и скорость на спидометре превысила восемьдесят километров. Сейчас мы вырвались на длинную объездную дорогу и неслись вперед, от неизвестности. В борт Камаза снова как будто что-то врезалось, и Стаса чуть не занесло. Я прицелился навскидку и выпустил прямо за борт свое копье. Оно со свистом разрезало воздух, и задело-таки тварь. Было прекрасно видно, как в воздухе появляется огромный кровавый след, а существо приобрело еле заметный силуэт и сильно замедлилось.
     Я вернулся назад в кабину и принял руль от Макса. Мы убедились, что Стас смог выровнять машину и свернули к городу. Нужно было пересечь его практически полностью, чтобы вернутся назад, к ангару.
     - Стас, ты как, в норме? – спросил я в гарнитуру.
     - Более-менее, - дрожащим голосом ответил спасатель. – Не знаю, что это была за тварь, но лучше нам больше не встречаться.
     - Хорошо хоть загрузились нормально, - произнес Алена. – А то как-то больше нет желания в город выезжать.
     Я хмыкнул и бросил взгляд на девушку через зеркало. Она была спокойна, но вот ее побелевшее лицо говорило о многом. Невольно я залюбовался ей. В полутьме ее глаза стального цвета выглядели завораживающе.
     - Слава! Тормози! – выкрикнула девушка.
     Я успел заметить, как расширяются ее зрачки, и вернул свой взгляд на дорогу. Мы как раз вывернули из-за угла дома и должны были выехать на небольшую площадь, через которую проскочили бы на базу. Только вот сейчас вся эта площадь была заполнена одержимыми. Их были сотни, тысячи. Толпа была словно живое море, оно перекатывалось волнами, и бурлило.
     Свет фар вырвал их из теплой тьмы, и заставил всех замереть. Паника еще только начала зарождаться где-то в подкорке, а мозг уже подал сигнал и я стал резво разворачиваться. Макс уже вовсю кричал Стасу о развороте. Камаз пока даже не заехал в поворот, поэтому время у него было.
     Твари стояли ровно три секунды, и одновременно с тем, как я вывернул руль, рванули прямо на нас. Двигатель таблетки заревел, и ему вторило рычание монстров. Кажется, это было что-то на подобии звукового удара. Задние стекла треснули и пошли сеточками трещин, а в соседних домах они высыпались осколками прямо на землю. В зеркало я успел увидеть, что сквозь море одержимых рвется что-то длинное, и массивное. Нас отделяло тридцать метров, когда я, наконец, закончил маневр и погнал машину вперед. Мозг успевал отмечать детали, и отправлял их вглубь разума, тогда как я старался вспомнить улицы города, чтобы не заехать в тупик. Камаз летел впереди нас, прям в ту сторону, где я копьем подбил тварь, а сзади нас неслась огромная толпа одержимых и некоторые особи не собирались отставать. Они неслись за нами не только по дороге, но и по стенам домов и по их крышам. В наушниках слились голоса всего отряда, но я не слушал их речь. Точнее слышал, но так как она не несла важности, откидывал ее на задворки мыслей. Таблетка это не гоночный кар, плюс мы знатно загружены, поэтому пришлось сильно сбрасывать скорость, прежде чем входить в повороты.
     Мы проехали три или четыре перекрестка, когда перед нами одна из сгоревших машин от чудовищного удара полетела прямо в нас. Я успел вывернуть руль, и она пролетела мимо, только вот нам пришлось делать резкий поворот на всем ходу. Нас занесло прямо в стену стоящего дома и от сильного удара высыпались боковые и задние стекла машины. Я впечатался лицом прямиком в руль, но тут же отжал ручник и, врубив передачу, снова поехал вперед. Стас вошел в поворот намного мягче и сейчас ехал прямо позади нас. Я успел заметить, что не только я разбил себе лицо, но и остальные. Передняя панель была вся в крови, а Макс зажимал рукой явно сломанный нос. Мой взгляд выцепил в зеркале картину, как толпа одержимых влетает в поворот, и их тут же расшвыривает что-то невидимое. Дальше назад я не смотрел, а только прогонял в памяти маршрут.
     - Серый, мы не сможем оторваться! – хрипло выкрикнул Макс. – Давай я под доспехом вылечу, да задержу их хоть немного! Вы успеете уйти!
     - Сиди на месте, герой херов, - практически прошипел я, ведя машину вперед.
     - Серый, твою мать! – повернулся ко мне Макс. – Не зачем дохнуть всем! Можем обойтись малой кровью!
     Мы вырвались в большой сквер, и машину сильно затрясло. Я вырулил на беговые дорожки, и сюда же залетел Стас. Пришлось лавировать среди деревьев, и выбирать самый безопасный путь, куда проеду не только я, но и Стас. Мы вырвались из парка и оказались на широкой, пустой дороге, которая шла по окраине города. Слева от нас стояли семиэтажные жилые дома, а справа, за высоким бордюром шли луга. Твари не отставали, так же как и здоровый монстр, от поступи которого крошился асфальт. Одержимых стало заметно меньше, но те, кто остались, уже ничем не походили на людей. Это были самые откормленные и сильные твари. Очередной поворот, триста метров по широкой дороге через редкий лес, и перед нами появляется огромная вывеска рекламы.
     - Серый, я пошел, и мне похер…. – начал, было, Макс, но прозвучавшая канонада выстрелов заставила его замолчать.
     Я посмотрел в зеркало и увидел, что тварей разрывают выстрелы из крупнокалиберных пулеметов. Прямо за вывеской находилась та сама строительная площадка, под номером семнадцать. Высоченный, бетонный забор, множество недостроенных многоэтажек и других зданий. Здесь планировали построить городок внутри города, и сейчас вся эта местность была занята выжившими. Прямо возле стен стояли БТРы и несколько танков. Возле них стояли люди и короткими очередями стреляли за наши спины. Пару раз бахнули танки, и невидимая тварь наконец-то появилась. Мерзкая хитинистая шести метровая рептилия, с широкой пастью, и тремя горящими глазами. Существо получило два снаряда от танков и, перекувыркнувшись через голову, рухнуло на землю, но не сдохло. Я догнал машину прямо за танк и, схватив винтовку, выпрыгнул наружу.
     - Теперь Макс можешь геройствовать, - криво улыбнулся я.
     - Да пошел ты в жопу! – раздалось в ответ. – Я уже сдохнуть собрался! Млять, не мог сразу объяснить, куда мы так рвемся!
     - Сглазить боялся, - покачал я головой.
     Чуть позади нас остановился и Стас. Он так же как мы выпрыгнул на землю и подбежал к нам.
     - Гражданские, за ворота! – раздался крик какого-то военного, что бежал к нам от танка и размахивал руками. – Вы и так уже все сделали, дольше мы сами!
     - Передай Клименкову, что Серый с гостинцами приехал, - выдал я прямо в лицо подбежавшему парню. – А мы пока фармом займемся.
     Я насладился очумелым лицом солдата, который явно словил приход и развернулся к своим.
     - Так народ, патроны тратить, только если уверены в попадании, вперед не лезем, Макс танкуешь, - начал говорить я. – И да, эти твари будут посильнее, так что внимательней!
     - Твою мать, пацан ты не охренел, а? – раздался крик еще одного солдата постарше. – Это не игрушки, не шуточки, валите за забор, дальше наша работа!
     Я оставил его возглас без ответа и уже вовсю выбирал себе цель. Мы оказались за небольшими бетонными блоками, примерно метровой высоты и грохот выстрелов перебивал любой голос. Макс использовал доспех и, крепче сжав молот, перепрыгнул через блок и побежал вперед, прямо к летящим на него тварям. Он мельком посмотрел назад, видимо оценивая расстояние, и поставил монумент тьмы. Я успел отметить, что не заметил, как прошли полчаса отката скилла. Уже привычная темная дымка заключала нас в купол и позволила немного расслабиться, но в то же время собраться. Было забавно наблюдать, за удивленным взглядом солдат, и громким матом из их раций. Я перестал обращаться внимание на них и стал целиться в оказавшихся уже совсем рядом, одержимых. К моему удивлению Макс не был единственным, кто выбежал вперед. Моему взору предстало еще с десяток солдат, которые словно по команде, выдвинулись вперед. Рядом со мной оказался Стас, и в его руке полыхал трезубец. Спасатель пару секунд примеривался, а после запустил снаряд вперед, в одного из существ. Трезубец пробил массивную тварь насквозь, и практически запек существо. Следующим выстрелом Стас добил одержимого, и рана на его лице практически сразу затянулась. Максу уже пришлось пустить в ход свой молот. Первая тварь подобралась довольно быстро, и ее вид перебил бы аппетит любому, даже самому стойкому человеку. Примерно двух метровый клубок непонятных отростков и щупалец, по поверхности которого желтым цветом мерцали десятки глаз.
     - Солдат, связь со стрелками есть? – выкрикнул я тому самому парню, который бежал к нам первым.
     - Нету, - сквозь зубы процедил парень.
     - Мудак, - выдохнул я. – Ален, пока не используй бег, а то еще подстрелят.
     Ответить девушка не успела, так как снова раздался тот самый рык, от которого треснули стекла в нашей машине. Я постарался найти источник звука, но он был за рекламой. Выстрел одного из танков уничтожил афишу, и мы увидели второго здорового монстра. Этот был похож на многоножку, по крайней мере, именно эта ассоциация родилась в моей голове. Черный хитиновый панцирь, острейшие, даже на вид лапы-шипы и длинное, широкое тело, около двух метров в диаметре.
     - Ненавижу насекомых, - хмуро выдала девушка и выпустила небольшую очередь вперед.
     Я вернулся к полю боя, и немного успокоился. Если с появлением твари я испугался, что она сметет нас и не заметит, то когда в ход пошли скиллы вышедших вперед танков, все стало немного радужней. У каждого из солдат, что лезли вперед, были подобные Максу умения. У кого каменный доспех, с длинными шипами из предплечий, вокруг кого, кружась, летали призрачные овальные щиты. Пока они отвлекали тварей на себя, остальные солдаты вели огонь из автоматов и не позволяли одержимым завалить нас массой. Хоть это и было не просто, ведь твари были сильно изменены и очень часто полностью игнорировали выстрелы из простых автоматов. Только пулеметы могли рвать их плоть, но по понятным причинам патроны экономились.
     Услышав звук рабочего двигателя, я перевел взгляд на ворота и увидел, что в нашу сторону выехала самая обычная газель. Отметив это краем сознания, я все ждал, куда использовать свое копье, а так же горел желанием испробовать огненную сеть. Машина резко затормозила возле нас, и из ее боковой двери выбежало человек шесть, а следом за ними вышел майор.
     - Не ждал вас так быстро, Серый, - усмехнулся майор и выпустил прямо за мою спину шар темной, искрящейся энергии. – Да еще и с подарками, это вы вовремя.
     - Так уж вышло, - с сожалением, произнес я. – Выбора у нас особого не было, пришлось рисковать.
     - Поговорим об этом позже, сейчас нужно отбиться, - отмахнулся Клименков и махнул рукой своим ребятам.
     Они, надо признать, выглядели профессионалами своего дела. Этакие матерые спецназовцы, в черных жилетах, и черных же масках. Парни тут же рванули в разные стороны, и стали активно выпускать умения. Даже с этим подкреплением дела шли тяжко. Макс уже пару раз пытался научиться полету, и использовал шипы. Прямо сейчас на него наседала человекоподобная тварь, у которой не было рук, только тонкие костяные отростки в виде мечей, количеством в десять штук. Пули отскакивали от хитина существа, а уставшие движения Макса были для нее слишком медленными. Сбоку от нас раздался еще один рев, из-за которого потемнело в глазах, а выстрелы на пару мгновений затихли. В той стороне вновь появился невидимый монстр, и некоторые танки по пологой дуге полетели к стенке.
     - Млять, - выдохнул я, когда немного пришел в себя. – Ален, ты как? Пробежку выдержишь?
     - Да Серый, главное чтоб не подстрелили, - поднявшись с земли и вытерев кровь из носа, кивнула девушка.
     - Что за пробежка? – встрял майор.
     - У нее увеличивается скорость и за ней остаются молнии, при приближении тварей они срабатывают, - быстро произнес я. – Опасения, что твои солдатики могут случайно ее задеть.
     - Понял тебя, - кивнул майор и достал рацию. – Всем на две минуты прекратить огонь, в ход только магию! Тут сейчас будет девочка бегать, за ней молнии, не подбейте ребенка!
     На девочку Алена хмыкнула, и, положив автомат на землю, активировала кольцо. Вихрем она пронеслась мимо нас и побежала вперед. Она не полезла в саму глубь, а пробегала только места боя танков с одержимыми. След ее молний сбивал тварей с толку, и яркие вспышки знатно их трясли. В какой-то момент Алена использовала дугу, и яркая вспышка, похожая на сварку, позволила мне улыбнуться. Правда улыбка сразу же сползла, когда в наш бетонный блок врезалось тело Макса, а следом за ним летел тот самый одержимый с клинками. Выхода не было, да я и не мешкался. Копье вылетело из моей руки и оторвало существу верхнюю часть тела, плюс ко всему задело и пару одержимых, что попались на его пути. Алена вернулась назад, и чтобы отсечь одержимых сделала напротив нас еще парочку кругов. Она на мгновение замедлилась, и я успел увидеть ее уставшую, но довольную улыбку. Спустя секунду она вскрикнула, и кубарем полетела прямо в толпу к тварям и поломанной куклой замерла в десяти метрах от активного боя. Я даже не успел толком осознать, что произошло, как использовал фантомный бег и за мгновение оказался с девушкой. Она была жива, только вот ее рука под неестественным углом внушала опасения. Именно сейчас я жалел, что у меня нет ничего для ближнего боя. Да, под рукой был «Винторез», только вот к нему осталась последняя обойма, а на меня уже летел одержимый, который сохранил в себе человеческие черты. Пара выстрелов сбила его скорость, а следом, практически полностью выпущенная обойма в область колена заставила тварь рухнуть на землю. Я закинул девушку себе на плечо, и пропустил мимо ушей ее болезненный вскрик. Главное вытащить ее отсюда, а боль можно перетерпеть.
     Я успел сделать два шага, как сильный грохот прямо позади меня, заглушил все остальные звуки. Быстро посмотрев назад, я наткнулся на то самое, невидимое существо, которое сейчас мерцало во тьме. Свет прожекторов тут же сошелся на нем, и не позволил монстру рухнуть на меня своей тушей. Следом в тварь буквально влетел солдат в самых настоящих доспехах, которые периодически вспыхивал ярким светом. Это дало мне немного времени, чтобы сделать еще несколько шагов вперед. Мы были вне купола от монумента, и от смерти нас отделяли только меткие выстрелы снайперов, да редкие скиллы.
     До купола оставалось метров десять, когда мимо меня пронесся тот самый солдат в доспехе и летел он словно снаряд выпущенный пушкой. Практически сразу, из купола тьмы выпрыгнул Макс и побежал мне за спину. Его доспех был на последнем издыхании, но он все равно побежал навстречу монстру. Я услышал грохот шагов существа, но уже оказался в куполе. Девушка была без сознания, и я, положив ее на землю, развернулся. Макс пока еще уворачивался от мощных ударов монстра, который словно обезумел и даже не обращал внимания на лучи света, которые медленно, но плавили его плоть. Мой разум успел отметить командный рык майора и быстрый маневр пары солдат, которые подхватили девушку и унесли назад. Я перевел взгляд на право, туда, где была основная толпа одержимых и выдохнул. Мы справились, а огромная многоножка сейчас извивалась прямо под стеной, и ее тело тряслось от выстрелов и скиллов. Только вот осталась последняя тварь, а с тела Макса слетел доспех. Но здоровяк этого словно не замечал, он прыжками избегал редкие удары монстра, и даже изредка ударял молотом в ответ.
     У огненной сети не было указано ограничений, а значит пришло время их проверить. Все равно другого выбора не было. Я побежал вперед, к тридцати метровой черте, и, оказавшись возле нее, активировал скилл. Над моей вытянутой рукой ярким солнцем зажегся огненный шар, который состоял из тонких полос, словно клубок ниток, и, сосредоточив взгляд на твари, я выпустил умение. Шар не очень быстро полетел вперед, и с каждым метром он раскрывался, как спрут. Метров за десять, перед тварью, он резко увеличился и ускорился. Один миг и вокруг монстра стягивается огненная сеть, а в мою ладонь кладется тонкий огненный жгут. В разуме появляется возможность им управлять, как третья рука. Сжав кулак, я увидел, что крепко сжалась и сеть, которая вспыхнула пламенем, заставляя тварь тонко заверещать. Макс успел отпрыгнуть назад, прежде чем монстр рухнет на него, а я пытался удержать сеть и не дать чудовищу вырваться. Пришлось обмотать нить вокруг своего кулака на несколько оборотов и продолжать сдавливать брыкающее существо. Спустя секунд пять я почувствовал, что нить стала нагреваться, и чем сильнее дергался монстр, тем горячее становилось моей ладони. Со стороны базы раздалось несколько выстрелов из пулеметов и пули стали рвать безумствующую тварь. Я терпел, сколько мог, и даже когда начала тлеть моя плоть, все еще не отпускал нить.
     Все закончилось внезапно. Очередной одиночный выстрел, и нить стала резко остывать, а я смог выдохнуть. Боль была сильной, но терпимой, и даже сейчас я видел, что ожог будет очень серьезным. Макс тащился ко мне, заметно прихрамывая, а сзади подошел майор и что-то внимательно разглядывал. Отсутствие выстрелов порождало настолько звенящую тишину, что я невольно стал осматриваться по сторонам. Тела одержимых, мерзкими клочками плоти, заполнили всю близлежащую территорию. Среди тел тварей можно было увидеть бродящих солдат, что изредка делали контрольные выстрелы. Лут еще не появился, прошло от силы минуты две.
     - У нас восемнадцать раненых, трое тяжелых, - подойдя к майору, произнес один из солдат. - Одна из тяжелых девушка бегунья, второй наш Ланселот, и третий сержант Бородяк.
     - Опять? – удивленно выдохнул майор. – Седьмой раз за два дня. Его удача однозначно где-то загуляла. Лечите по мере сложности, ни мне вас учить. Пусть тратят манну, сейчас не время ее экономить.
     - Не уверен, что успеем спасти всех троих, - сморщился парень, а я подобрался. – Раны серьезные, лекари просто физически не смогут восстановить весь запаса энергии. Либо придется поддерживать по очереди, но это займет очень много времени.
     - У вас есть манна? – встрял я.
     - Есть, - кивнул майор. – В нашем распоряжении есть лекари, и у некоторых появился такой параметр как манна. Говорят, что это что-то на подобии синей полоски, под скиллами. Странно, но больше, ни у кого ее нет. У вас же тоже?
     - Да, нету, - ответил я. – Но у меня есть скилл на восстановление манны, так что могу поспособствовать.
     - Опаньки, - мгновенно собрался Клименков. – Параметры?
     - Восстанавливает тысячу, и дает реген на пятьдесят процентов, - не став скрывать, ответил я.
     - Ахренеть, - выдохнул солдат, который давал отчет. – Да у нас у самого прокаченного лекаря манны восемь сотен всего!
     Майор так зыркнул на парня, что тот подавился воздухом и буквально испарился из поля зрения. Кажется, паренек сболтнул лишнего, только вот мне от этой информации не было ни холодно, ни жарко.
     - Пройдемте внутрь, обменяемся, так сказать информацией, - устало вздохнул майор. – Здесь сейчас будет зачистка, нужно собрать все до последнего зуба. Вдруг когда-нибудь да пригодится.
     - Нас что ли без лута оставят? – сидя прямо на земле, вяло удивился Макс.
     - Вы, дорогие мои, принесли на наши головы орду тварей, из-за вас мы потеряли такое количество боеприпасов, что мой прапор вас с подштанниками сожрет, - холодно усмехнулся майор. – Скажите спасибо, что мы вам счет не выставим.
     - Тогда обмен информацией будет происходить по нашим расценкам, - пожал я плечами. – Я все понимаю, патроны нынче очень ценятся, но что-то я не заметил, чтобы вы прямо поливали тварей свинцовым дождем.
     - У меня в кабинете переговорим, - цыкнул Клименков. – Надо мной тоже есть начальство, так что только после согласования. Ты уже извини, пехота, но у нас введено военное положение. Все на выживание, все для победы.
     Я нехотя кивнул и принял у подошедшего Стаса флягу с водой. Сделав пару глотков, я немного полил на ожог, и передал флягу Максу.
     - Кто убил, того и тапки, - вдруг произнес Стас. – Вы уж извините, товарищ майор, но в чем-то вы не правы.
     - Да плевать мне на правоту, - отмахнулся Клименков. – За нашими плечами стоят жизни людей, а вы все свои собственнические рефлексы подавить не можете! Лут со здоровой тварюки забирайте, если он будет, конечно. Остальное все наше. Торговаться я не намерен. Через десять минут заеду за вами, да переговорим уже серьезнее. Все, свободны.
     Майор махнул нам рукой, и, закинув «Грозу» за спину, отошел к своей группе. Я присел рядом с Максом и чуть не застонал от боли в руке. Вторая сторона этой замечательной медали, под названием огненная сеть, была совершенно неприятна. Но это мелочи, главное, что у них есть лекари и это затмевает любые проблемы.
     - Что делать будем? Тут ведь реально много лута, - смотря по сторонам, произнес Стас.
     - Оставь, - тряхнув головой, выдал Макс. – Мы живы, а я уже собирался того. Это нормальная цена за наши жизни, и исцеление Аленки.
     - Ладно, согласен, - вздохнул спасатель. – Хомяк, правда, бьется в истерики, и жаба ему подыгрывает, но ничего, они твари умные, переживут.
     Мой уставший смешок, скорее всего никто не услышал. Мы просидели еще пару минут, после чего я с трудом поднялся и поплелся к истлевающему телу монстра. Вокруг него уже суетились солдаты, но не с намерением забрать лут, а скорее всего с заданием увидеть, что мне выпадет. Если нас до сих пор не убили, или не захватили, то, дальше все будет более-менее адекватно.
     Тело монстра растворялось неохотно. Пришлось даже достать фонарик и помочь светом, иначе все могло затянуться надолго. Пока луч света расправлялся с плотью существа, я смотрел по сторонам и мотал на ус информацию о базе. Должен признать, то, что я видел, мне очень нравилось. Бетонная крепкая стена, на расстоянии от нее метровые блоки, за стеной был явно какой-то навес. Потому что солдаты ходили как раз на ее уровне и могли видеть все, что творится за ней. Ко всему этому там стояли и прожекторы. Они мощными потоками света разгоняли тьму, которая снова отступила. Это я заметил только сейчас, когда вглядывался в окружающее пространство. То ли это был локальный эффект, то ли реально сила этой твари. С каждым разом становится все опаснее ездить в город, и не факт, что на ангарах мы сможем выжить такой маленькой компанией.
     Откинув мысли в сторону, я присел на корточки возле останков существа и стал вяло ковыряться в них небольшим металлическим прутом. Никакого намека на шкатулку или другой лут пока не было, и это печалило. С глухим стуком палка ударилась в останки клешни, и, посветив туда, я заставил все лишние ошметки растаять. Передо мной лежал непонятный прямоугольник, обтянутый черной, эластичной кожей. Размером он был примерно сантиметров тридцать на сорок, а на ощупь был похож на теплый гудрон. Я выпрямился, и нелепо вертя находку в левой, целой руке, лишь хмурил брови. Очередной бесполезный и непонятный кусок хлама.
     Видимо, увидев все, что они хотели, солдаты оставили меня одного. Лут был тяжелым и неудобным, поэтому пришлось задействовать и вторую, пораненную руку. Я удобнее перехватил находку, но что-то изменилось. Когда я дотронулся до черной массы второй рукой, то на ней остались капли моей крови, и черная кожа слетела словно обертка. Тело само собой отвернулось от базы, так как палить то, что оказалось у меня в руках, не было никакого желания.
     Я держал в руках книгу, и ее нельзя было назвать обычной. Винтажная рамка, которая обрамляла обложку, серебристые украшения в виде лиан, а в центре, сделанные из металлической накладки, были изображены меч и доспех. Обложка оказалась очень тяжелой, но открыв книгу, я уставился на набор непонятных символов. Все странницы были исписаны различными закорючками, и непонятными схемами. Как только я дотронулся до первой страницы, то тут же заработал глубокий порез, и первая капля крови сразу же растеклась по всей странице, а я почувствовал сильную слабость. Вокруг меня завертелся мир, и полностью пропало ощущение реальности, как вдруг, все вернулось на круги своя, только вот книги в моих руках не было. Ничего не понимая, я потряс головой и непроизвольно посмотрел на иконки умений. Мое внимание привлекла еще одна иконка, которой у меня раньше не было. Она находилась отдельно от двух строк умений и висела на левой границе зрения, если провести аналогию моего зрения с экраном.
     Обернувшись, я убедился, что никому до меня нет дела, и нажал на иконку книги. Мгновение и в моих руках появляется все та же книга, только вот открыв ее, я увидел, что непонятные символы изменились на самый обычный русский язык. Прочитав название книги, я чуть было не подавился, и, закашлявшись, выпустил ее из рук. Она даже не долетела до земли и растаяла, словно ее и не было. Я вновь вернулся к иконке, и увидел, что на нем загорелся таймер и отчет шел с десяти часов.
     - Серый, ты в порядке? – раздался позади уставший голос Макса. – Нашел что-то хорошее?
     - Бесполезный кусок лута, - немного нервно, ответил я. – Поехали общаться с майором, дождемся Алену, да будем возвращаться. Нас наверно уже потеряли.
     Я старался вести себя как обычно и не дать никому понять, что я напряжен до предела. Эта книга может дать нам слишком многое. Главное, чтоб это не оказалось сильно сложно, ведь ее название гласило: «Изготовление доспехов и оружия». Внутри я успел увидеть рецепты из лута, который мы до сих пор считали бесполезным. И если взять в расчет ту же прочность костяных пластин, то ценность этого лута превышает многое, что мы за сегодня собрали.
     Пока солдаты собирали то, что осталось от тварей мы, вернулись к машинам и повели их к воротам. Внутрь нас пропустили только после пятиминутной задержки, когда вышли на связь с майором. Тот что-то гаркнул в рацию, и побледневший паренек позволил нам проехать на территорию базы. Сразу от ворот шла огороженная бетонными блоками площадка в виде коридора. Длинна его была метров двадцать, а дальше проезд перегораживал БТР. Было заметно, что внутри царит суета, множество людей бегало по своим делам, а наличие военных немного успокаивало. Часто я замечал, что военная форма разбавляется полицейской, но все были заняты одним делом, и все выглядело так, будто в верхах сидит довольно умелый командир.
     По всей территории зоны были установлены самые обычные палатки. Большие, маленькие, средние, их были сотни. Зато праздно шатающихся людей видно не было. Возле стен стояли прожекторы, а на самой территории базы горело с десяток крупных костров. Были здесь и обычные фонари, только вот горели они тускло, и надеяться на них было глупо. Нас проводили к одному из почти достроенных зданий, и оставили одних. Если судить по количеству легкораненых, что сидели прямо на земле возле входа, то это, скорее всего, был госпиталь. Когда мы вышли из машин, то удостоились нескольких подозрительных взглядов, но нам было все равно. Усталость появилась резко, как только мы почувствовали себя в безопасности. Еле слышный запах еды провоцировал аппетит, и, кажется не у меня одного. Стас уже что-то жевал возле модуля, и рожа его было более чем довольна.
     - Серый! – отвлек меня окрик от дверей здания.
     Я обернулся на голос, и встретился взглядом с майором. Тот в окружении пяти военных стоял на крыльце и что-то им доказывал. Заметив, что я на него смотрю, Клименков махнул мне рукой, и с грустью смотря на довольного Стаса, я подошел к майору.
     - Сейчас там твою девочку поднимают, - переведя на меня взгляд, сказал Клименков. – Давай заходи, сразу налево и третий поворот направо. Там тяжелые лежат. Позовешь Иванова, он у нас главный лекарь. Восстанови парню манну, да пройдем в кабинет, переговорим.
     Молча кивнув, я прошел мимо группы людей и зашел внутрь здания. В разные стороны шел длинный коридор, с множеством дверей. Судя по всему, какое-то количество первых этажей уже было доведено до ума. Все выглядело более чем прилично и вполне живенько. Только вот все перечеркивало обилие раненых, потерянных людей и стойкий запах смерти.
     Я прошел туда, куда мне сказал майор, и быстро найдя Иванова, восстановил ему манну. Лекарь оказался боевым мужичком, лет сорока, а в просторном помещении я увидел Алену. Не обращая внимания на остальных людей, я подошел к девушке и сморщился. Выглядела она не важно. Бледное лицо, множество синяков, и закрепленная в лубках рука.
     - Она вторая на очереди, - раздался сзади голос майора. – Пришлось первого вытаскивать Ланселота, у того вообще все переломано было. У Иванова можно сказать ультимативное исцеление, как он сам шутит. По цифрам написано, что восстанавливает жизнь на восемьдесят процентов, причем справляется и с хроническими заболеваниями, и даже раком. В общем, сам должен понимать насколько это серьезно.
     - Только вот с манной проблема, - встрял Иванов. – У меня ведь ее совсем не было, а как получил седьмой скилл, а именно исцеление, то и появилась шкала энергии. Как раз хватает только на одно исцеление, так к этому еще и все остальные умения стали тратить манну. Ни так много, как лечение, но все же. Восстановление тоже не быстрое, по пять единиц раз в минуту. Вот и получается, что использовать скилл могу только раз в два с половиной часа.
     - Не всегда, получается, спасти всех, но тяжелых мы стараемся вытаскивать первыми, - кивнул головой майор. – Остальными есть, кому заняться. Ладно, Серый, пойдем ко мне поднимемся, чаем перекусим.
     Мы с майором вышли из этого здания, и добрались до соседнего, совсем небольшого, но достроенного. Макс со Стасом вовсю хомячили, сидя возле модуля, а мне пришлось успокаивать свой желудок. Впереди, кажется, будет серьезный разговор и разум нужно иметь кристально чистый. Пока я старался вымести из головы лишние мысли, мы прошли в небольшой, пустой кабинет, в котором стоял один только стол, пара мягких диванов и несколько офисных стульев. Майор прошел к столу и сел на мягкое офисное кресло, мне же осталось любо плюхнуться на диван, либо на черный стул с мягкой спинкой. Диван совершенно не подходил под выбор, и я уселся прямо напротив Клименкова.
     - Ну что, Серый, к нам переезжать будете? – сразу же озадачил меня майор. – Нам нужны такие кадры.
     - Мне армии хватило, - хмыкнул я. – У вас ведь все по уставу, туда не ходи, службу веди, на посту стой. Я, конечно, понимаю, что это плата за безопасность, но мы вроде неплохо устроились. Что будет дальше, не знаю, но пока желания такого нет. Хотя, может кто и согласиться, например из спасенных от Ирвина. Кстати, вы в курсе, что они держат рабов?
     - Рабов? – тут же подобрался майор. – Подробнее! Мы знаем, что они забирали людей с собой, но что они с ними делают, пока не выяснили. Именно поэтому нам нужен был язык.
     Я кивнул, и по-быстрому, в общих чертах рассказал, что узнал от пленника. До сего момента у меня не было уверенности, что Клименков тот, за кого себя выдает. Поэтому в прошлый раз я приберег эту информацию, и сейчас вываливал на майора все, что узнал. Сегодня Павел Анатольевич был более сдержан, чем в прошлый раз. Он был холоден и собран. Изредка он переспрашивал и делал отметки в блокноте.
     - Нам бы с пленниками переговорить, может они еще что-нибудь интересного добавят, - задумчиво протянул майор. – А вообще надо накрывать это гнездо и выжигать выродков. Пока у нас не было возможности, но через пару дней все должно утрястись, и займемся.
     - Ты представляешь, сколько людей погибнет за пару дней? – сморщился я от его ответа.
     - Дохрена! – внезапно зло гаркнул майор. – Не рви душу, Серый, все я представляю! Но за нами куда больше, чем две сотни и если мы не подготовимся и оставим базу без должной защиты, то грош нам цена!
     - Откуда здесь вообще военные? – решил я перевести тему.
     - Проездом мы, - сморщился военный. – Учения у нас были в вашем округе, вот и получилось, что мы оказались рядом, когда все началось.
     - А с какого хера власть бездействовала в первые сутки? Почему по телевизору ничего не было? Что вообще происходит в мире? – засыпал я майора вопросами.
     - Власть, - шумно выдохнул военный. – Кончилась вся власть. Тьма ведь не сразу весь мир поглотила. Около трех суток непонятное образование в виде черных облаков бурлило над Гавайями, а уже после, принялось поглощать небо. Сначала это было медленно, но с каждым часом все быстрей. В общем, со дня, когда мы это заметили, до того, как весь мир погрузился во тьму, прошло четверо суток. Сам понимаешь, уже тогда наши великие депутатики попрятались по бункерам и вип убежищам. Только никто не знал, что принесет за собой тьма, и многие за это поплатились. Связь с ними потеряна, а где они находятся, никто не знает. Вот такая вот история.
     - Ну, туда им и дорога, - кивнул я. – А почему предупреждений то не было? Можно было по телевизору пустить информацию, мол, включайте свет, и тому подобное.
     - А кому приказ было отдавать? – собрав руки в замок, и смотря мне в глаза, спросил майор. – Вся верхушка того, а те, кто остался, до последнего не верил в эти сказки. Только по частным станциям и пускали информацию, а так, все думали, что образумится, ждали утро. Единственными оплотами остались военные базы, сам понимаешь там и оружие есть, и оборудование, если надо достать можно. Все случилось то часов за двенадцать, не больше. Фактически, никто ничего не успел сделать.
     - Такое чувство, будто ты оправдываешься, - иронично спросил я.
     - Да, черт побери! Да! – взорвался майор. – Десять тысяч! Вдумайся в эту цифру! Десять, мать его, тысяч из трехсот! Это все, что мы смогли спасти! А эти выблядки в пиджаках надеюсь, захлебнулись в своей крови! Если бы ввели военное положение, если бы не засекретили эту срань черную, все бы было по-другому. Так еще, среди людей мразь всякая повылазила. Кто права качать, кто нас строить. Только вот кончились права, а остались лишь наши обязанности по спасению жизней и все.
     Майор словно выговорился и на последних словах был уже более адекватен, чем вначале. В его глазах я успел заметить такую боль, что сам невольно сморщился. Обручальное кольцо, которое он периодически тер, позволило мне получить ответ, на причину этой вспышки. Скорее всего, где-то там во тьме, осталась его семья.
     - Ладно, Серый, это все лирика, - взял себя в руки майор. – Где вы остановились то? Как у вас там? Помощь, нужна, какая? Или все же может к нам?
     - На промышленной базе мы, за городом к востоку, - ответил я. – Там ангары огромные, места много, территория огорожена бетонным забором. Он хоть местами и высыпался, но все более-менее терпимо. Генератор приволокли, свет сделали, вот планируем камеры поставить, чтобы бдеть. От патронов бы, если честно, не отказался, сам понимаешь расход огромный. А так, пока терпимо. Разберемся со связью, и все вообще хорошо будет. Только вот выезды с каждым разом все опасней делать, то данжи попадутся, то хрень невидимая, что по мозгам бьет.
     - Так, с этим давай подробней, - подобрался Клименков. – У меня несколько отрядов пропало. Успели передать, что стоят возле дыры под землю, и все, дальше тишина. К одному месту приехали, зашли толпой и ничего. Этот лаз непонятный черной дымкой закрыт и никого не пускает.
     - Либо данж закрывается, пока внутри кто-то есть, либо вы зашли слишком большой толпой, и он рассчитан, например на четыре человека, - задумчиво произнес я. – Мы как раз из такого молот вынесли и кольца. Правда, если бы не флешки, то не знаю, как справились бы. Одержимых не было, только твари тьмы. Лута обычного хорошо собрали. У вас то с лутом как? Горы, поди?
     - Горы, то горы, только вот нахрена он нужен? – отмахнулся майор. – Лежит мертвым грузом, место только занимает. Значит так, сейчас выдам вам по боеприпасам немного.
     - Мы полные, - покачал я головой. – Складывать больше некуда, все забили.
     - Шустрые, - хмыкнул Клименков. – Не проблема. Нам, так или иначе, нужно будет с вами связь держать. Как я понял, связиста у вас нет? Отправлю пару своих бойцов с вами, настроят связь, да осмотрятся. Машинку дам, газель, загрузим ее, чем богаты. Все вам подспорье будет. Много вас там вообще?
     - Человек двадцать пять, тридцать, - сразу же ответил я. – Дети есть, лет двенадцати. Думаю их к вам отправить, с теми, кто изъявит желание. Все-таки здесь безопаснее и спокойней.
     - Правильно думаешь, - кивнул майор. – Что еще интересного расскажешь? Может мысли, какие есть или идеи? Нам сейчас любое подспорье полезным будет.
     Немного подумав, я принялся рассказывать все, с чем мы столкнулись за эти несколько дней. Умолчал только о книге, так как сам еще не разобрался что к чему.
     На разговор у нас ушел час. Посреди разговора, пару раз забегал их штатный лекарь, узнавал об откате моего восстановления. Были и еще посетители, всем требовалось непосредственное решение майора. Как я понял, он здесь по силовым вопросам и поездкам в город. Наш разговор протекал спокойно, лишь изредка Клименков позволял себе нелестные высказывания, но сразу же брал себя в руки. Было видно, что он устал, и держится фактически на одной только силе воле. Моя выносливость тоже давала сбои, последние события изрядно подточили, как тело, так и разум. Изредка, можно было услышать одиночные выстрелы, они не прекращались, и вскоре, для меня они превратились в фон.
     Во время нашего разговора, меня посетила мысль, что кузнечное дело из книги это не единственное, что еще может быть представлено в виде фолианта. Например, та же алхимия, создание зелий, или зачарование. Нужно будет выделить время и посидеть да выделить из памяти основные моменты игры. Что ждет дальше? Определение и выбор классов? Или может сразу выбор бога-покровителя? Единственное, в чем я уверен, это в том, что мы не выживем поодиночке, и нужно будет посоветоваться с остальными и хорошенько подумать о переезде сюда.

Глава 7

     Наш разговор подошел к концу, и мы даже встали со своих мест, как в кабинет к майору забежал, уже в четвертый раз, Иванов. По нему было видно, что он возбужден и озадачен. Лекарь подошел к Клименкову, и, бросая в мою сторону взгляды, что-то коротко произнес. Было видно, как майор удивился и сел назад в кресло.
     - Что-то случилось? – не выдержав тишины, спросил я.
     - Я далек от всей этой игровой лабуды, но Иванов только что получил профессию, - задумчиво произнес Клименков. – Что это дает?
     - Профессию? – переспросил я. – Класс?
     - Да, класс, - возбужденно кивнул Иванов. – Знахарь называется. Вылечил сержанта, лечение на четвертый уровень поднял, и сразу же появилось ощущение выбора. Странное чувство, чем-то схожее с левелапом. Я сначала ничего не понял, и потом ничего не понял. Минут пять ушло на изменение ощущения в табличку перед глазами. Мол, согласен ли я принять класс Знахаря. Вот, решил сначала посоветоваться.
     - Какие это может дать плюсы? – собранно спросил майор. – Как думаешь, Серый, стоит принимать или лучше отказаться? Ты здесь самый молодой, больше нашего знаешь по всей этой механики.
     - У вас однозначно выкладок не меньше, - хмыкнул я. – Но, если рассуждать по игровой механике, то я бы без сомнения принял. Если конечно ваш хиллер хочет таковым быть.
     - Иванов-то? – подняв взгляд на мужика, улыбнулся майор. – Иванов у нас прирожденный врач! Так что примет, никуда не денется.
     И то, каким тоном это было произнесено, дало четкое понятие, что даже если Иванов не захочет, то никуда уже не денется. Я полностью поддерживал такое решение. Ведь если это исцеление настолько сильное, то усилить его посредством получения класса не будет лишним. Правда это я рассуждал со стороны своего игрового опыта, а как будет в реальности пока не понятно.
     - По идее, с получением класса должны улучшиться все скиллы этого направления, может, еще какие пасивки подкинут, - задумчиво произнес я. – А так, я с таким еще не сталкивался.
     Мельком я бросил взгляд на иконку копья и удовлетворенно отметил, что прогресс перевалил за пятьдесят процентов, а фантомный бег процентов на двадцать. Полоска огненной сети еще даже не начала заполняться, либо мне так кажется.
     - Давай Иванов, дави на кнопку, - посмотрев в глаза мужику, сказал майор. – Нам сейчас любое подспорье пригодится.
     Лекарь кивнул и, задержав дыхание, словно перед прыжком в воду, зажмурился. Никаких визуальных эффектов не последовало, молния рядом не ударила, и ничего не изменилось. Иванов медленно открыл глаза, и стало видно, как забегали его глаза. Кажется, он читал большой объем текста и по мере чтения, глаза его все больше расширялись.
     - Невозможность использовать атакующие умения, увеличение силы исцеления, сокращение манны на умения исцеления, возможность преобразования одиночных умений, в групповые, с частичным урезанием силы лечения, - начал вслух читать, теперь уже знахарь. – Аура, увеличивающая способности к регенерации у окружающих разумных. Размер ауры пять метров. Ахренеть.
     - Так, а сколько было ощущений левелапа? – находясь под впечатлением, спросил я.
     - Три, - ответил Иванов и потряс головой. – По умениям ничего не добавилось, только появилась третья строчка ниже пасивок с аурами. Изменений пока не ощущаю, но, если верить написанному, то нужно как можно быстрее прокачиваться. Слишком вкусные бонусы, слишком значимое усиление.
     - В городе становится опасней, но шанс получить класс того стоит, - задумчиво произнес я. – Так, ладно. Как там Алена? Ехать сможет?
     - Да, с ней все в порядке, - кивнул знахарь. – Она пока под наркозом, отойдет примерно через часа три-четыре, но переломы устранились, ну и все остальные мелочи тоже. Единственное, пару тройку дней будет сильная ломота в теле и слабость. Не советую брать ее на рейды.
     - У вас флешек лишних не завалялось? – переведя тему, спросил я майора.
     - Факелами пора пользоваться, - хмыкнул Клименков. – Мои спецы вон вспоминали да вспомнили, как сделать отличный факел. Подкину тебе рецептик, да материала немного.
     - Как-то слишком щедро с вашей стороны, - недоверчиво усмехнулся я. – И факелы к факелам дадите, и рацию со связистом выделили, и по еде с патронами не обидите.
     - Так Серый, скажу один раз, - мгновенно подобрался Клименков. – Хотим мы того или нет, но мир изменился очень сильно, а людей с каждым часом все меньше. Я бы предпочел, чтоб вы находились здесь, у нас под боком, но вижу, что тебя такой вариант не устраивает. Понимаю, и принимаю. Нам выгодно появление независимых общин, будем их так называть. Не каждый человек согласится жить среди военных, и военным же подчиняться. Так что если потянешь, то лично я, всеми руками за. Если нужна будет помощь, ты знаешь куда обратиться. Многого не обещаю, но посильную поддержку организую. Потом с генералом нашим встретишься, нормальный мужик, со своими конечно тараканами, но без этого сейчас никак. Если бы не он, то и этих десяти тысяч не вытащили из тьмы. Так что заканчивай искать врагов там, где их нет.
     - Понял, - спокойно кивнул я. – Постараюсь не стать обузой и даже скажу более, обещаю удивить и по мере сил помогать.
     - Вот это другой разговор, - улыбнулся майор. – Иванов, давай, садись спокойно и разбирайся с новыми возможностями, а мы пойдем, закончи кое-какие дела.
     Иванов явно пропустил слова майора мимо ушей, так как его взгляд гулял где-то за пределами этой комнаты. Его можно было понять, ведь он, скорее всего, один из первых, кто прикоснулся к этой, неизведанной стороне прокачки. Теперь и у меня появилась, какая никакая, а цель. Кроме конечно первостепенной, выжить самому и помочь тем, кто рядом. Нужно каким-то образом не прерывать процесс фарма, и получать все новые и новые умения. Только вот бессмертия до сих пор не нашлось, и любая ошибка может стать последней. И ладно бы еще я был один, так нет, теперь мне придется думать не только о себе. Был ли я готов взвалить на себя тех, кто остался в ангаре? Скорее нет, чем да. Я больше соло игрок, чем командный.
     Мы покинули здание и оказались на улице. Разум все еще не привык, что вокруг вечная ночь и неважно, сколько сейчас времени. Клименков подозвал к себе молодого паренька в форме, и довольно быстро отдав ему приказ, вновь пошел рядом. Майор решил провести небольшую экскурсию по площадке, видимо, стараясь впечатлить и все-таки перетащить нас сюда. Только после разговора с майором, я обратил внимание на стоящие в округе факелы. Они были разных размеров, но все светили довольно ярко и без большого количества дыма. Хорошая альтернатива для зачистки домов, и походов в данжи.
     Минут через тридцать мы вернулись назад, к лекарскому зданию. Стас и Макс все так же сидели возле нашего транспорта, только сейчас рядом с ними стояла ярко желтая газель, которая раньше использовалась как такси. В машине сидело двое мужчин, один постарше, немного большим сорока, и второй, больше похожий на подростка. Они о чем-то весело переговаривались, и даже отсюда можно было разобрать их смех. Как только мы оказались в десяти метрах от газели, мужики тут же выскочили наружу и застыли по стойке смирно.
     - Значит, Серый, этих бравых вояк отдаю под твое командование, - начал Клименков. – На время, само собой. Думаю, дней десять хватит. Я, как понимаю у вас там не ахти с боевыми людьми, так что будет подспорье. Младший лейтенант Михайлюк Петр Афанасьевич, и младший сержант Ерфеев Антон. Антон за связиста будет, знания и образование есть, так что думаю, поможет вам с рациями и тому подобной дребеденью. Петр Афанасьевич же по другой части, всю жизнь отслужил в спецназе ВДВ, но по состоянию здоровья был вынужден покинуть службу. Сейчас у нас нет той роскоши, чтоб такие люди сидели на гражданке, так что пришлось вернуть его в строй.
     - Скажу сразу, званий у нас нет, - сразу же начал я. – Так что давайте по именам. Ко мне можете обращаться Серый, или же Слава, как вам будет удобно. Слава это имя, Серый это прозвище от фамилии Волков, чтоб не было вопросов. С остальными, я думаю, познакомитесь в процессе.
     - Анатольич, ты с дубу рухнул что ли? – возмутился старший. – Да у него даже звания, поди, нет, а ты нас ему в подчинение отдаешь! Я все конечно понимаю, конец света и все такое, но извиняй, подчиняться гражданке это вверх абсурда!
     - Для общего развития и только между нами, - нахмурился я. – Звание у меня есть, старший лейтенант Волков Вячеслав Игоревич. Еще вопросы есть? Нет? Вот и отлично. Собираемся, и как только я заберу Алену, сразу же выезжаем.
     - А где служил-то, старший лейтенант? – усмехнулся Михайлюк.
     - Семьдесят шестая гвардейская десантно-штурмовая дивизия, - смирившись, что без этого никак, ответил я.
     - Под Тулой что ли? – включил дурачка Михайлюк. – Хорошо у вас там было, почти курорт.
     - Псков, - коротко ответил я. – Все? Пискозамеры кончились? Тогда давайте по машинам. Мы первые, вы сразу за нами, следом Камаз. Фонари под руку и будьте готовы к любым неожиданностям.
     - Так, Михайлюк, Ерфеев, надеюсь, вы меня не подведете, - серьезно заговорил майор. – Приказ вам дан, приступайте к исполнению. Никакой самодеятельности и гонора. Всё солдаты, надеюсь на вас. Серый, удачи тебе. Жду сеанса связи.
     Я пожал руку майору и мельком оценил реакцию двух представленных ко мне вояк. Не знаю, какие у ни взаимоотношения с майором, но довольные улыбки на их лицах мне совершенно не понравились. Кажется, они еще не были во тьме и не смогли ощутить весь тот страх, что проникает в тебя, когда медленно гаснет свет. Придется предоставить им это ощущение, а то они могут заехать куда-то не туда. И это я сейчас совсем не о дороге.
     За Аленой я сходил сам, и сам же выносил ее наружу. Девушка была без сознания, и на ее руке был наложен лубок. При виде ее бледного лица, меня посетила мысль оставить ее здесь, в безопасности, на то время пока она не поправится. Правда, я тут же предсказал ее реакцию, и нежелание получить разряд тока, как-то пересилило желание оставить ее здесь. Мне помогли занести ее в Камаз к Стасу и уложить на спальное место в глубине кабины. Мы быстро проверили технику, осмотрели разбитые окна, залезли под машины и осмотрели днища. Таблетка была самой пострадавшей, но на удивление, пока еще держалась. Впереди было минут двадцать дороги, а после, уже ставший родным ангар. Я в последний раз бросил взгляд на строительную площадку, запомнил, как здесь все устроено, и забрался на водительское сидение. Двигатель глухо взрыкнул и мы не спеша поехали к воротам. В моей голове было слишком много мыслей. Я обдумывал и предложение о переселении, и возможные возможности книги, и будущие варианты о фарме города. Кого с собой брать, а кого лучше оставить. На базе нас было слишком мало, поэтому я все больше склонялся к мысли, что нам всем будет лучше под крылом военных. А если учесть мой бонус в виде книги с рецептами, то нас должны ожидать просто райские условия.
     - Серый, я тут хотел с тобой поговорить, - внезапно голосом Стаса заговорила рация. – Как я понимаю, рано или поздно, но военные соберутся на освобождение пленных из рук этих ублюдков. Так вот, я хочу в этом участвовать. Я прекрасно понимаю, что подставляю вас своим отсутствием, но надеюсь, и ты меня поймаешь. Я должен, Слав, просто должен.
     - Без проблем Стас, - не раздумывая, ответил я. – Как вернешь свою девушку, мы будем ждать вас в ангарах, либо примем твое решение на переселение к военным.
     То, что Стас впервые назвал меня по прозвищу, дало понять, что спасатель волнуется. Хотя, причина этого мне была непонятна. Сомневаюсь, что мой запрет о его участии, смог бы ему помешать отправиться с ними. Но его попытка отпроситься, что ли, мне немного импонировала. Я вообще подумывал о принятии участия в этой операции. Положительная репутация точно не будет лишней, и если мы хотим заявить о независимости, то это пойдет нам на пользу.
     Дорога до ангара не заняла много времени. Мы старались объехать город по объездной дороге и не соваться в жилые кварталы. Еще при разговоре с майором, я отметил ту информацию, что твари собираются ближе к центру крупных поселений, тогда как деревни, и загородные дачи обходятся без тварей. Одержимых конечно можно встретить везде, и их возможные мутации не позволяют людям расслабиться даже за чертой города. Надо отдать должное двум воякам, которых к нам отправил майор. Как только мы покинули военную базу, они тут же собрались, и перестали хохмить по любому поводу.
     Заезд в автомагазин стал уже стандартным ритуалом. Мы решили не проезжать мимо и в этот раз. Нужно было дозаправить машины, и осмотреть территорию близкую к ангарам. В прошлый раз там была просто огромная толпа одержимых, и необходимо убедиться, что подобного не повторится.
     - Макс, попробуй связаться с нашими, - сказал я, когда мы подъехали на достаточное расстояние. – По идее уже должно добить.
     - Сделаю, - кивнул здоровяк и принялся вызвать по рации ангар.
     - Так, внимание, сейчас поворачиваем налево и заезжаем на территорию автомагазина, - связавшись с газелью, сказал я. – Нужно залить полные баки, и проверить окрестности. В прошлый раз там были сотни одержимых, пришлось уводить их в город. Так что осторожно.
     - Понял тебя Серый, - раздался голос Петра. – Мы с вами заезжаем или снаружи ждем?
     - С нами, - ответил я. – Разделятся это плохая идея. Только заезжаем внутрь уже задним ходом, чтоб если что, не терять время на разворот. Макс, у нас там фары в ангаре есть? Люстру починить надо, а то две из пяти это совсем никуда не годится.
     - Должны быть, - отвлекся Макс. – Я точно помню, что набрал фар не мало. Меня беспокоит, что не могу с нашими связаться, тишина странная.
     - Ангар на связи, - практически сразу раздалось из динамика. – Макс, где вы там? Скоро вернетесь?
     - Уже подъезжаем, - ответил здоровяк. – В автомагазин заскочим и к вам. Как у вас там дела? Без происшествий?
     - Как приедете все сами увидеть, - ответил Женя. – Пополнение у нас, и так, по мелочи других проблем. Ничего серьезного, так что не рвитесь к нам сломя голову.
     - Принял, - произнес Макс. – Ждите, минут через двадцать будем дома. Информации много, так что будет, о чем языком потрепать.
     Я облегченно выдохнул и только сейчас заметил, как сильно сжимал руль. Все-таки напряжение сказывалось. Правда пришлось снова собраться, так как возле магазина горела машина. Мы замедлили ход и пропустили вперед Камаз Стаса. Его бронированный корпус может принять на себя выстрелы, если такие случатся. Мы поехали следом и чуть позади. Каждый до рези в глазах всматривался во тьму, но пока все было тихо. Стас заехал внутрь двора, и, развернувшись, остановился чуть сбоку. Я развернул машину еще до заезда и к контейнерам подъезжал уже задним ходом. Газель же остановилась немного за въездом, но так, чтобы не мешать нам выезжать.
     Макс взял свой молот и первым выпрыгнул наружу, следом за ним пошел и я. На полномасштабную зачистку у нас не хватит патронов, так что единственным вариантом будет отступление. Как только мы оказались снаружи, нас тут же окружила густая тьма. Свет фонарей уже не казался таким ярким и спасительным, а любые тени, словно в насмешку, извивались в невозможных движениях. Макс закинул свою дубину на плечо, и на мгновение задумался. После чего, сбоку от нас поднялся малый монумент тьмы. Стало намного легче, и теплая тьма дала нам ощущение защиты. Сзади к нам подошли новички нашего отряда, они были собраны и серьезны. Я успел заметить, что младший лейтенант слегка прихрамывает на одну ногу, и словно боится ее сгибать.
     - Что-то серьезное? – спросил я его, когда тот оказался ближе.
     - Коленный сустав кончился, - криво хмыкнул вояка. – Даже исцеление нашего Айболита не помогло. Стало немного легче, состояние вернулось к тому моменту, когда все только начиналось. Могу ходить по прямой, и даже медленно бегать, но вот если попадается горка, то все, амба. Про нормальный бег, я естественно молчу, а так, терпимо. Все лучше, чем на коляске кататься или же на костылях ползать.
     - Ладно, учту этот момент, - кивнул я. – Тогда надо было машину вашу ближе подогнать, а то вдруг драпать придется. Скиллы у вас есть какие?
     - Неа, - хмыкнул второй. – Нас не пускают в поле. На нем огневое прикрытие, а на мне работа с техникой.
     Приняв к сведению эту нужную информацию, я вернулся к контейнеру, и, отодвинув пару ящиков, которыми припирал двери, зашел внутрь. Все здесь было на месте, и кажется, никто не покушался на наше топливо. Уже привычно я протянул шланг к таблетке и принялся заливать полный бак. Пока я возился с этим, Макс решил прогуляться до магазина. Хоть сеть фонариков и была сильно разбита, но еще давала необходимое количество света. Стас пошел с ним, а со мной остались только военные.
     Я успел полностью залить таблетку, и Камаз, благо Стас подогнал его как надо. Покоя мне не давали оставшиеся бочки, эти сокровище надо бы забрать с собой, но сейчас, к сожалению некуда. В контейнере осталась одна полная, двухсотлитровая бочка, и одна заполненная наполовину. Так же здесь имелась такая же бочка с дизельным топливом. По-хорошему, все это необходимо перевести к нам, и начинать думать о том, где раздобыть еще топлива. Пора начинать думать о будущем, и я обязательно подниму этот вопрос в ангаре.
     - Серый, тут, кажется данж, - раздался в наушнике напряженный голос Макса.
     - Сваливайте оттуда! – мгновенно подобрался я. – У нас нихрена нет для его прохождения!
     Со стороны магазина раздался гулкий хлопок, и ему вторил мой громкий мат. Я, было, рванул вперед, но вовремя заметил резкое движение большого сгустка тьмы, и остановился на краю купола. Одна из фар люстры, светила прямо на магазин, и я успевал видеть мельтешение тьмы. Даже с возможностью видеть во тьме, мои глаза не успевали улавливать чье-то движение, и когда все замерло, я пораженно выдохнул. За магазином поднялась стена тьмы, через которую не пробивал даже лцу. В высоту она была метров сорок, и в длину имела все сто метров. Словно клубы густого пара, тьма перекатывалась, и казалось, даже гудела.
     Первым из магазина выпрыгнул Стас, в его руке ярко горел трезубец, а часть одежды была опалена. Спустя мгновение, снарядом вылетел и Макс. Он пролетел метров двадцать, и еще столько же проехался по земле. Я мгновенно сосредоточился на проходе и стал внимательно всматриваться в темноту. Стена тьмы, что возвышалась за магазином, полностью замерла и как будто застыла. Раздавшийся позади меня выстрел, заставил вздрогнуть и резко развернуться. Петр стоял, прислонившись к газели, и стрелял в ту сторону, с которой мы приехали.
     - Что у вас? – громко спросил я.
     - Да ничего серьезного, - ответил военный. – Одержимые. Одиночки бегают.
     - Макс, Стас, к машинам и сваливаем, - сказал я. – Не нравится мне это. Вообще странная активность у магазина не к добру, ой не к добру.
     - Да какой нахер не к добру!? – выкрикнул Стас. – Там внутри такой же проход под землю, только больше раз в десять, и из стен струи пламени херачат.
     - Это мелочи, - кряхтя, выдал Макс. – Меня отшвырнуло потоком воздуха, доспех на восемьдесят процентов просел. Не знаю, что тут появляется, но точно что-то эпическое.
     - Неепическое, я бы сказал, - нервно выдал Стас.
     - Серый, одержимых больше! – выкрикнул Антон. – Мне кажется, что через дорогу я вижу какое-то движение, непонятно. Словно волна что-ли… Ммаать!
     Парень чуть ли не заверещал, а я в два прыжка оказавшись рядом, смачно сплюнул.
     - Снова одержимые, - тихо сказал я, смотря, как на дорогу выползают десятки тел. – Так, народ, мы с Максом отведем их назад к городу, вы двигайте к ангару. Не зачем всем туда-сюда гонять.
     - Может, лучше не разделяться? – испуганно спросил Антон. – Вместе больше шансов выжить.
     - Ага, и сжечь кучу топлива, и возможно, про…, хм, терять кучу груза, - вставил Петр.
     Макс буквально залетел на пассажирское сидение таблетки, следом за ним запрыгнул и я. Остальные тоже расселись по своим местам, но стали ждать. Я выжал педаль газа и поехал вперед, к дороге. Одержимые уже сбились в плотный кусок и сейчас больше всего походили на мерзкий клубок с множеством отростков. Ох, как хорошо в него зашло копье. Низкий свист и тварей раскидало по сторонам, а я вывернул руль и поехал к городу. Большая часть одержимых все-таки выжила, хоть многие и потеряли части тел, но за нами рванули более чем бодро. Я не стал вырываться вперед, нужно было дать тварям иллюзию того, что они нас догонят. Отработанная уже практика.
     - Слав, не задерживайтесь там, - раздался в рации голос Стаса. – Мы выехали. Держим курс на ангар.
     - Добро, - ответил я. – Приготовьте к нашему приезду что-нибудь вкусное. Скоро вернемся.
     - Я бы от шашлыка не отказался, - пытаясь почесать шею сквозь доспех, выдал Макс. – Да с пивком, да с лучком и свежим хлебом. Мечта.
     - Услышал вас, - усмехнулся спасатель. – Что-нибудь придумаем, только возвращайтесь.
     Все-таки приятно, когда за тебя переживают.
     Я бросил взгляд в зеркало заднего вида, и немного сбросил скорость. Быстрая проверка остатков снаряжения показала, что у меня осталось всего лишь две обоймы ВСС. С пистолетом таких проблем не было, но с ним не шибко то и навоюешь. Все больше и больше я задумывался о каком-нибудь оружии ближнего боя, и кажется в книге, придется искать что-то под себя. Только вот с мечом или чем-то подобным не сильно и повоюешь, если нет техники и практики. Остается тот же молот, или какая-нибудь секира, да и то, без хороших доспехов никуда. Вообще нужно задуматься о смене стиля боя, патронов не хватит на всю жизнь, но подпускать тварей в ближний бой, не имея отличной защиты, совсем бредовая идея.
     Мы успели отъехать достаточно далеко, и следующая мысль еще не успела сформироваться, как сзади раздался сильнейший удар, и машину повело в занос. Макс что-то крикнул, и, не раздумывая, вылетел из машины. Мне с трудом удалось выровнять таблетку, но она заглохла. Попытавшись, было ее завести, я быстро откинул эту идею, и, подхватив обе сети, выпрыгнул наружу. Нужно было помочь Максу, без достаточного количества света дела у нас становились плохи.
     Прохладный свежий воздух тут же ударил в лицо, но мне было не до этого. Я уже выцеливал головы одержимых и старался не расходовать зря патроны. Макс крутился среди тварей, и его огромный молот раскидывал их по сторонам, очень часто ломая кости и превращая их тела в лепешки. Только вот не всегда он успевал и буквально через пару десятков секунд, вокруг него собрался с десяток одержимых. Я видел, что дальше по дороге, в нашу сторону ползут те твари, которым досталось от моего копья намного сильней. Пока они не были в приоритете, но сбрасывать их со счетов не стоит. Одна сетка фонарей была надета на мне, а вторая лежала у моих ног. Количество фонарей хоть и не позволяло освещать большой участок, но нам пока хватало. Да и быстрые взгляды по сторонам пока не вылавливали тварей тьмы, что внушало немного уверенности.
     Первая обойма закончилась довольно быстро, и из двадцати патронов, в цель попало семнадцать. Правда измененные твари не всегда умирали, после получения пули в голову, поэтому мне приходилось изворачиваться, и успевать делать сразу два выстрела в одну точку. Пока я перезаряжал магазин, Макс замер и перестал откидывать тварей, чем они и воспользовались. В мгновение они полностью облепили его, но из его доспеха тут же вырвались шипы, которые без каких-либо проблем пробили тварей насквозь. Я хотел было довольно улыбнуться, но выпрыгнувшая из леса тварь вынудила меня развернуться и выпустить пару выстрелов в ее оскаленную пасть. Измененный одержимый, рухнул на землю, а я с опасением смотрел на его чудовищно огромные руки.
     - Серый, доспех все, - раздался в наушнике голос Макса.
     Я повернулся назад к нему и увидел, что он не спешит отходить назад, а стоит прямо напротив бегущих на него существ. На нем уже не было доспеха, и только мрачная решительность не позволяла ему отступить.
     - Давай назад, - напряженно выдохнул я. – Бери ствол, фонари и не подпускаем их ближе.
     - Понял тебя, - раздалось в ответ.
     Макс еще раз махнул молотом и, развернувшись, побежал в мою сторону. Следом за ним, рванули и одержимые. Я прекрасно видел, что Макс не успеет, поэтому недолго думая, использовал фантомный бег прямо за спины тварей. Мои фантомы заняли всю прямую по направлению бега, и это знатно сбило направление одержимых. Я успел выпустить одну пулю, как мне в бок по касательной ударило что-то массивное. Все-таки моя пасивка очень хорошая штука, а будь такое в игре, я бы сказал, что это имбалансная вещь. Уже в кувырке назад, я осознал, что мозг заметил резкое движение раньше, чем смог его принять. Именно поэтому, длинные когти одержимого лишь располосовали одежду и верхний слой плоти, а не разрезали меня пополам. Я приземлился на ноги и успел выпустить три пули в верхнюю часть тела твари, прежде чем она рухнула у моих ног. Только вот остаться на месте, и выпустить остаток обоймы мне не позволил очередной одержимый. Он попытался разорвать мой фантом, но только пролетел сквозь меня и оказался в метре позади. Существо выглядело как обычный скелет, обтянутый черной, роговой кожей, а длинные пальца заканчивались острыми, зазубренными когтями. Тварь недоуменно уставилась на меня, и, пригнувшись, издала тихое шипение. Два выстрела в пасть, прервали все ее попытки до меня добраться, но следом за первой, появилась вторая. Эта была куда крупней, и человек в ней был виден невооруженным взглядом. Сильно накаченный, трехметровый, безумный человек, на лице которого, в безумной улыбке застыла одна только пасть. Одержимый заревел и высоко поднял свои руки, намереваясь обрушить их на меня. Позади него раздалось пара выстрелов из «Сайги», но тварь даже не шелохнулась. Я успел отпрыгнуть назад, а на то место, где я только что стоял, обрушился мощный удар огромных лап твари. На доли секунды меня посетило сомнение, что сильней, удар молота или удар этой туши.
     Уже находясь в полете, я активировал огненную сеть, что держал до самого крайнего случая. Вспышка пламени довольно ярко осветило дорогу, и спустя секунду, тварь спеленало и стало прожигать. В этот раз нить я держал в левой руке. Хоть ожог и почти зажил благодаря Иванову, но оставшийся шрам не позволил мне использовать ту же руку. Эта тварь ни шла, ни в какое сравнение с той здоровенной, и резко сжав кулак, я наблюдал, как монстр разваливается на мелкие куски.
     Окружающее пространство погрузилось в оглушающую тишину. Я выпустил нить и сделал шаг вперед, но тут от боли же рухнул на колено. Проведя рукой по левой стороне тела, я увидел на ней большое количество крови. Кажется, мозг каким-то образом смог отключить боль на время боя. Да и вообще, только теперь я прекрасно осознал, что левелап не был простым ощущением. Мое тело словно прокачалось. Немного, но увеличилось все. И сила, и скорость и выносливость. Сложно объяснить, когда не понимаешь механики, но я прекрасно чувствовал, что не получи я тогда уровень, то сейчас бы уже валялся на дороге, скуля и воя от боли. Или же вообще, сдох бы пару часов назад возле семерочки, не успев увернуться от острых зубов тварей.
     - Серый, ты как? – раздался хриплый голос Макс.
     - Жить буду, - сквозь сжатые зубы, ответил я. – Ты как? Жив, цел, орел?
     - В норме, - выдохнул здоровяк. – Зачем ты вперед рванул? Герой, мать твою за ногу.
     - Это было единственно верным решением, - хмыкнул я. – И не называй меня этим бранным словом. Твари разделились, и не перли на нас потоком. Да и сам видел, как они реагировали на фантомы. Все было продумано.
     - Ну-ну, - не поверил мне Макс. – Что с машиной? Почему заглохла?
     - Да хрен его знает, - с трудом поднявшись, ответил я. – Кстати, после твоего прыжка из машины, это тебя надо называть героем. Вылетел, понимаешь ли, весь удар на себя принял. А теперь еще и обзывается.
     - Это было единственным верным решением, - буркнул танк. – Думал, дать тебя время завести тачку.
     - Ага, ага, - «поверил» я ему.
     Вдалеке, все еще ползли части тех одержимых, которых разворотило моим копьем, но время у нас еще было. Я добрался до машины, и стал пытаться ее завести. Сначала она вообще не реагировала на повороты ключа. Потом Макс со злости пнул ее по колесу, и эффект появился. Стартер крутился, но дальше дело не шло.
     - Наших вызывать будем? – мрачно спросил танк.
     - Пни еще раз, и посильней, - вяло усмехнулся я.
     Макс послушался и от души врезал по двери машины, и не один раз. Переждав, пока он успокоится, я вновь стал мучить ключ зажигания. К нашему счастью, на пятый раз машина все-таки завелась, и я смог выдохнуть. Мерзкое зрелище ползущих в нашу сторону одержимых порождало стойкое ощущение тошноты. Можно было остаться и добить их, но я опасался, что на звуки придут твари поопасней, а у нас практически кончились боеприпасы.
     В любом случае, мы немного задержались, и собрали с растворившихся тел то, что они после себя оставили. Моя рана все еще кровоточила, поэтому пришлось на скорую руку делать повязку, и только после этого ехать дальше. Несколько одержимых, мы все-таки дождались, и добили, а те, что остались, уже не представляли никакой угрозы. Поэтому машина быстро покатилась в сторону ангара, в объезд, через край города. Я старался держаться как можно дольше от жилых домов и вообще любых построек. У нас не было возможности принять еще один бой.
     На этот раз все обошлось без каких-либо проблем, и как только мы оказались в зоне, на связь тут же вышел Стас. Он задал несколько коротких вопросов, и, убедившись, что все в порядке, отключился. Макс не стал рассказывать, что с нами случилось, и правильно поступил. Одна царапина, и множественные ушибы это пустяки. По крайней мере, это меньше чем смерть.
     Заезжая на территорию ангара, я немного нервничал. В моей голове довольно прочно засела фраза Женьки о пополнении, и на подсознательном уровне я ожидал неприятностей. Уже оказавшись за стеной базы, я осознал, что кровопотеря стала сказываться на моем состоянии. Появилась пока еще легкая слабость, а зрение стало подводить. Макс тоже сидел с трудом. Практически все его лицо было покрыто гематомами, а уж что творилось на теле, я и представить боялся. Хоть доспех каким-то образом и позволяет Максу летать от ударов монстров, но видимо и у этого есть границы.
     Оказавшись около дверей ангара, я не стал выделываться, и стараться удобней поставить машину. Мы с Максом буквально вывалились наружу и даже не успели сделать шага, как дверь отворилась, и наружу вышел Стас и Жека.
     - Наконец-то! – воскликнул мой друг. – Мы уже волноваться начали. С вами все в порядке?
     - Не совсем, - тихо хмыкнул я. – Разгружать будете без нас, а мне нужен кто-то способный перевязать рану.
     - Да ты кровью истекаешь! – воскликнул Стас и подорвался ко мне.
     - Нормально все, - вяло отмахнулся я. – Давайте внутрь зайдем, надоело быть в постоянно напряжении.
     Стас все-таки подбежал ближе, и помог мне добраться до двери. Кажется, я переборщил насчет своей выносливости, и сейчас, находясь в безопасности, мой организм ощутимо сдал. Громкой встречи не было. Меня отвели в угол, к кабинету, где устроили детскую комнату, и усадили на стул.
     За то время, что нас не было, ангар преобразился еще больше. Сейчас здесь было теплее, что ли. Я смотрел за приятной взору суетой и отдыхал. Макс сидел здесь же, рядом со мной и маленькими глотками пил яблочный сок. Народ сейчас вовсю разгружал Камаз и радовался таким простым вещам. Женька руководил, но и сам периодически хватал тот или иной паек, и уносил только в ему понятном направлении. Как-то незаметно, рядом со мной оказалась Таня, и без каких-либо фраз, раздела меня по пояс. У нее в руках были различные медикаменты и перевязочные материалы. Девушка что-то бухтела себе под нос, но довольно умело обрабатывала рану и совершенно не обращала внимания на мои тихие маты. Макс пытался улыбаться, но огромная гематома на пол лица не позволяла ему это делать.
     - Сколько нас не было? – пересилив усталость, спросил я Таню.
     - Больше шести часов, - буркнула она, явно специально надавливая мне на рану.
     - Тань, давай ты свой гонор оставишь при себе, - сморщившись от боли, произнес я. – Меня вся эта пляска со смертью достала, а еще здесь нервы делают. Что случилось? Чего ты нервничаешь?
     - Прости, Слав, - тяжело вздохнув, тихо ответила девушка. – Просто волновалась за вас. Ни связи нет, ни какой другой информации. Да еще и здесь не все спокойно. Приехали какие-то люди, Женя с ними разговаривал, а что и как, никто не знает. Вот и на иголках мы. Новые люди это всегда страшно, особенно сейчас, когда любой может зарядить тебе огненный шар в лицо. А тут вроде вы приехали, но как оказалось, ни все. Аленка без сознания, ты с огромной раной, на Максе вон вообще лица нет, одна сплошная гематома.
     - Все в порядке уже, - по-доброму улыбнулся я. – Прекращай себя накручивать и сырость тут разводить. Если Женька спокоен, то значит, с приезжими никаких проблем нет. Так что тут вы зря напраслину разводите.
     - Так в том то и дело, - вздохнула девушка, крепко забинтовывая мою рану. – Он подозрительно спокоен. Сам подумай, есть огненные шары, воздушные копья, молнии. Почему не может быть какого-нибудь ментального скилла? Или умения на подчинение? Вдруг они его того, и сейчас вокруг нас сжимается кольцо.
     Макс не выдержал и громко фыркнул, показывая этим действием отношение к сказанному. Я тоже было улыбнулся, но признал сам себе, что возможность таких умений сбрасывать со счетов не стоит. Кружка с соком перекочевала из рук Макса в мои, и я с наслаждением полностью ее опустошил. Порыскав вокруг глазами вокруг, я попытался найти что-нибудь съестное, но не преуспел. На этом моменте к нам таки соизволил подойти Женя. Он не был озадачен или хмур, а скорее наоборот. Ему однозначно подняло настроение обилие всего того, что мы привезли и сейчас он светил своей довольной улыбкой на весь ангар.
     - Рассказывай, давай, что у вас за пополнение, - не дав ему и рта раскрыть, начал я. – Слишком ты довольный. Подозрительно это. Как бы тебя кто не загипнотизировал.
     - Пфф, скажешь тоже, - отмахнулся друг, и, подхватив стул, уселся рядом с нами. – С приезжими-то как раз проблем нет. Даже наоборот, все более чем радужно. Проблемы в другом, вокруг нас тварей много, и одержимые откуда-то валят. Нам уже приходилось несколько раз зачищать вокруг местность. Твари понятное дело на свет не лезут, но нервы треплют знатно. Буквально пару часов назад в ворота стали долбиться одержимые, напугали всех до усрачки.
     - Мы камеры привезли, - отмахнулся я. – Что с приезжими? Кто такие? Смотрю, подозрений к ним нет?
     - Да какие могут быть подозрения на пенсионеров! – возмутился друг. – Ты бы их видел, там всем за пятьдесят. Детей только много с собой притащили, но это уже другой вопрос. А так, их тринадцать человек взрослых, как я и говорил всем за пятьдесят. Восемь боевых дедов, и пять, не менее боевых бабулек. Они толи с деревни, какой, толи с дачного поселка. Так и не понял, времени на полноценный разговор пока не было. Вместе с ними одержимых пару десятков принесло, пока отстреляли, пока ангар соседний зачистили. Оружием пока делиться не стал, но пару намеков уже получил.
     - Связь с ними есть или только ножками? – вставил Макс.
     - Ножками, - кивнул Женя. – Единственное, я им бензина немного отлил, и пару ламп передал. Хотел детей к себе забрать, все-таки у нас немного безопасней, но они не дали. Они там, на трех грузовых машинах пригнали, пара Зилков, и Камаз старенький. Предлагали на обмен картошки, муки, сахара, оружие им очень надо. В общем, где-то не хило так затарились. По стволам у них только охотничьи ружья, зато у всех. Что еще? Так, вроде бы из важного все сообщил, дальше тебе думать и решать.
     - Так, Жек, не надо все сваливать на меня, - сморщился я. – Мне хватает головной боли от заездов по городу и поиску ништяков. Давай-ка бери домашние дела под свой контроль и вживайся в роль управленца. Помощников у тебя куча, плюс психиатр под рукой. Сможете более эффективно контролировать толпу. Давай Жека, взрослей уже. Считай, что все мы твоя семья, а не только жена и сын. Я вон с Максом буду ударной группой командовать, а ты давай внутри порядки наводи. Думай, что и как, совет держи, опросы проводи, в конце концов. Под пятьдесят человек уже набирается.
     - Мда, как знал, как знал, - нагружено выдавил Женя. – Я же в этом деле совсем не бум бум, как мне справляться то? Опыта совсем нет.
     - Жек, а у меня он как будто бы есть, – напоказ удивился я. – В армии, знаешь ли, к такому не готовили. Но жизнь сделала крутой поворот и если мы не приспособимся, то сдохнем сами, и утащим за собой всех тех, кто с нами. Есть вариант, конечно, уйти на военную базу, там под охраной всем будет спокойней. Надо озвучить и этот вариант, детей так точно туда бы отправить. У нас тут слишком хлипкая оборона.
     - Ну, это пока хлипка, - не согласился Макс. – Еще немного, и все будет огого. Территория базы конечно большая, но, думаю, скоро нас станет еще больше. Так что сможем все контролировать.
     - Ага ага, - покивал я. – А теперь подумайте вот о чем. Когда мы вывезем все магазины, и сожжем все топливо, то каким образом нам выживать? Где брать электричество, продукты и другие необходимые вещи? Я вот уже голову сломал, а думать об этом нужно заранее, чтоб не оказаться потом с голой жопой.
     - Ха, да мы и сейчас не шибко-то ее прикрыли, - как-то натянуто усмехнулся Женя.
     - И да, кстати, есть еще кое-что важное, - отбросив шуточки, начал я. – Сейчас, Стас подойдет, и поясню.
     Спасатель как раз закончил что-то перетаскивать из Камаза и сейчас шел в нашу сторону.
     - Чего хмурые такие? – усевшись рядом, спросил он. – Вроде бы пока все складывается отлично.
     - Отлично это не то слово, которое можно применить к этой обстановке, - хмыкнул я. – Итак, о чем это я? Ах да. Так вот, Макс, Стас, нам нужно как можно быстрее получать третий уровень и прокачивать какое-нибудь умение до четвертого. У военных Иванов, лечил Аленку который, уже получил класс, профессию, если хотите. Он теперь Знахарь. И если судить по тому, что я узнал, профа выдается после поднятия какого-нибудь скилла на четвертый уровень. Но также необходимо иметь собственный третий уровень. И есть еще одна догадка, но это лишь мои размышления. Класс дается от того умения, которое ты поднял на четвертый уровень. То есть он поднял лечение, и получил лекарский класс, соответственно тут нужно хорошенько решать и думать, что и как дальше делать. Например, Макс, тебе нужно продумать по какому пути ты хочешь идти дальше, танк, а это ледяной доспех, или баффер, и соответственно монумент тьмы. Ничего точно сказать не могу, но мысли почему-то ушли именно в эту сторону. И поверьте, плюсы за профу ну очень хорошие. Это реально стоит того, чтобы сорваться и ехать на прокачку, даже в ущерб мародерки.
     Когда я замолчал, никто не сказал и слова. Все были хмуры и задумчивы. И правильно, не мне одному голову ломать, пусть и у других болит. Так ведь это еще не все, нужно обсудить вопрос о переезде, кто останется, а кого придется доставить туда. С детьми вопрос решить. Очень уж я опасаюсь оставлять их здесь. Страшно за них, хоть и есть дамба в виде взрослых, но случиться может всякое. Все эти мысли витали в моей голове, да и кажется не только в моей. Прервала нас Анастасия Владимировна, она как-то незаметно появилась возле нас, и видимо ждала, пока мы наговоримся.
     - Давайте к столу, - тепло произнесла она. – Мы ужин хороший приготовили, как раз все соберемся и познакомимся чуть ближе. Людям нужна уверенность хотя бы в настоящем дне, чего уж о завтрашнем говорить.
     - Хорошая идея, - кивнул я. – Пойду, схожу к старикам, позову кого-нибудь из них. Пусть посмотрят, как здесь у нас. Тем более есть вещи, которые нужно обсудить и в их присутствии.
     Не услышав возражений, я поднялся и пошел искать одежду на замену своей. Таня довольно быстро выдала мне теплую, плотную кофту, с высоким горлом, а под нее ярко зеленую футболку с розовым пони. Спорить и требовать обмена я не стал, в конце концов, нужно радоваться тому, что есть. Дальше я взял «Сайгу» Макса, пару запасных магазинов, и пошел к выходу. Уже возле него меня окликнул Стас, и, не слушая возражений, пошел вместе со мной.
     На улицу мы выходили осторожно. Из памяти никуда не делись слова Женьки о налетах одержимых, поэтому перестраховка лишней не будет. В этот раз все было спокойно, и никто не стремился дорваться до нашей плоти. Если, конечно, не считать тварей, что я замечал краем зрения. Они все так же старались не попадаться прямо на глаза, и прятались в тенях, или вовсе в темноте.
     Старики расположились в соседнем ангаре, который находился немного выше нашего. Только сейчас я приметил машины, что стояли возле него и нехило так удивился, что не заметил их по приезду. Видимо усталость сказывалась. Сейчас я немного отдохнул и чувствовал себя получше. Правда плотный ужин, и хороший сон были все еще необходимы. Вообще, интересно получается, сейчас каждый прием пищи можно было назвать ужином. Усмехнувшись своим глупым мыслям, я громко постучал в дверь соседнего ангара. За ней что-то гулко стукнуло, а после я услышал старческое ворчание.
     - Кого лихо принесло? – раздался хриплый голос.
     - Соседи ваши, - хмыкнул я. – На ужин пригласить хотим.
     - Не похож что-то твой голос на Женькин, - подозрительно спросил сторож.
     - Дед, давай открывай уже, - вздохнув, произнес я. – Нет у меня ни времени, ни желания на препирания с тобой. Поездка в город выдалась не простой.
     Внутри ангара все затихло, но мой слух смог уловить тихий шепот нескольких людей. Спустя десяток секунд, с той стороны что-то брякнуло, стукнуло, и дверь немного приоткрылась. Из небольшой щели на меня уставился на удивление ясный взгляд из-под кустистых седых бровей. Старик посмотрел на меня, отметил только ему понятные детали, и уже после распахнул дверь, приглашая пройти внутрь. Задерживаться снаружи я не стал, и спокойно вошел внутрь, а следом за мной прошел и Стас. Мы оказались внутри ангара, который был полностью идентичен нашему. Единственное, здесь все еще было грязновато и пыльно. А обилие мусора, сложенного возле двери, немного поражало.
     - Здрасти, - отчего-то смутившись, произнес я.
     Хотя, было от чего. Как только я зашел, на меня тут же уставилось шесть пар глаз и четыре дула ружья.
     - И тебе не хворать, - покивал головой один из стариков. – Зачем пожаловал?
     - Так деды, стволы свои опускайте, - нервно произнес я. – Вас, значит, пустили, ангар зачистить помогли, бензина подкинули, а вы ружьями встречаете? Не дело это.
     - Что значит, пустили? – возмутился один из них. – Захотели и заехали! Еще бы нам разрешение у кого спрашивать!
     - Михалыч, не доводи до ругани а, - одернул его другой. – Все парень правильно говорит, здесь мы гости. Сам видел, что в городе творится, сам знаешь, что тьма с людьми делает.
     - Да знаю я, - отмахнул первый. – Поэтому и на нервах весь, а тут еще молодые, с оружием. Кто знает, чего от них ожидать?
     - Ужина от нас ожидать, - пожал я плечами. – Давайте, решайте свои разногласия, и идем к нам, перекусим, да познакомимся лучше. Есть вопросы, которые касаются и вас. Заодно посмотрите, и может, передумаете насчет детей. В любом случае нужно о многом подумать и многое же решить.
     - Парень дело говорит, - вдохнув, ответил, кажется, самый старший. – Пойду я, пожалуй, схожу к ним. Меня то, если что, и не жалко будет.
     - Я с вами, - выйдя вперед, строго произнесла бабушка божий одуванчик. – Без меня ты старый никуда не пойдешь!
     - Вы идите пока, - смотря на бравую пару, сказал самый боевой дед. – Мы через пару минут подойдем. Решим кое-что и подойдем. Ждать не заставим, не переживайте.
     Покачав головой, мне только и оставалось, что кивнуть, после чего я развернулся и молча вышел наружу. Стас вообще не проронил и слова, но я заметил, как его рука находится в определенном положении, чтоб если что, сразу же выхватить трезубец.
     Назад, в свой ангар я зашел не сразу. Показав Стасу знак на круговой осмотр, я полез в заполненную таблетку, и недолго там покопавшись, достал целый ящик вина. Сегодня, как мне, так и всем остальным просто необходима небольшая доза алкоголя. Лично я не уверен, что смогу уснуть без пары бокалов вина. Все-таки перенапряжение сказывается довольно сильно. Стас не смог удержать довольный возглас, и быстро дойдя до двери, распахнул ее настежь. Я только и успел, что покачать головой и молча зайти внутрь.
     Внутри нас ждала Таня и Макс, и, увидев, что у меня в руках, улыбки на их лицах появились, словно по волшебству. Недолго думая, я передал ящик первому кто проходил мимо и не был настолько уставшим, как мы. Ящик ушел к самодельному столу, если его можно было назвать столом. Простые куски досок, какие-то бочки, поставленные на них палки, и поддоны. Единственное, что более-менее облагораживало наставленное, были цветные скатерти. Оказавшись на том же месте, где меня перевязывала Таня, я с ленцой наблюдал, как заставляется стол. Ставится свежесваренная картошка, с зеленью, рядом различные консервы, тушеное мясо и овощной салат. Все это было необходимо, чтобы скрепить нашу компанию, и успокоить спасенных из рабства.
     Именно в тот момент, когда меня позвали к столу, в дверь ангара постучали. Это оказалось четверо стариков. Три деда, и та боевая бабушка, которая настаивала на своем присутствии. Все они были с охотничьими ружьями, и исподлобья смотрели по сторонам. К ним тут же пошла Анастасия, и буквально несколькими фразами заставила пожилых людей расслабиться. Они не убрали оружие, не кинулись к нам с распростертыми объятиями, но было видно, как напряжение их покинуло.
     Я подошел к своему месту, которое, даже без удивления, оказалось практически во главе стола, и, дождавшись, пока все займут свои места, замер. Судя по всему, мне придется произносить, мать его, речь. Жаль, что здесь нет броневика. Хотя, есть вариант залезть на кабину Камаза и уже оттуда вещать свои глубокие мысли. Глупость и юмор перед серьезными событиями всегда были моими неотъемлемыми качествами. Мне было сложно выступать на публике, и доносить до людей свои мысли настолько глобально. Я одиночка, а не командный игрок.
     - Всем добрый вечер, если судить по часам, - поднявшись, начал говорить я. – Не скажу, что все наладилось, и мы смогли подойти к чему-то светлому, но рассвет где-то близко. Мы все здесь так или иначе, смогли получить жизнь, смогли завоевать ее. Мы выжили, а это главное. Я не скажу, что я готов взвалить ваши жизни и поступки на свои плечи, каждый должен отвечать за себя. Но, если вы решите остаться здесь, то, извините, но вы будите должны играть по нашим правилам. Да, именно играть. Мир вокруг нас превращается в игру, или в ее жалкое подобие. Скиллы, умения, профессии, все это не шутки и не игра больного разума, теперь это реальность. Теперь это наша жизнь.
     - С другой стороны города, обосновалась военная база с выжившими, - немного передохнув, продолжил я. - Там безопасно, есть еда, военные для защиты, и какая никакая, но власть. Их там более десяти тысяч, за высоким забором, и под защитой серьезных пушек. Если у кого-то будет желание переехать, то мы поможем. Сопроводим и провезем. Лично мне кажется, что детей и, извините, стариков, необходимо отправить туда, там безопасно. У нас же все ни так радужно, как вам хочет казаться. Нет нормальной защиты, множества стволов и обилия патронов. Мы будет выживать, а не жить. Я уж молчу про продукты и бензин, все это, рано или поздно, но закончится. Мы не военные, мы обычные люди, которые хотят жить. Но если вы решите остаться у нас, и с нами, то только под наши правила. Народ, без обид и претензий, но иначе, вам здесь не рады. Я буду горой стоять за любого из тех, кто останется с нами, но мать вашу, доверие за доверие. Во мне нет героизма, и прочих бредней, я хочу выжить и жить. Снаружи тьма, в сердцах многих тоже тьма. Надо научиться сохранять в себе человечность. С нами вы или нет? Это главный вопрос. Вот вам мысли на ужин. Пару бокалов для отдыха и решайте. Я все. Больше столь громких и длинных речей от меня не ждите. Вкушайте, и думайте.
     Выдохнув, я сел назад, и закрыл глаза. Я постарался срезать все острые углы, и убрать грубость. Не знаю, вышло у меня или нет, но та тишина, что пролилась над столом, сказала мне о многом. Чтобы перестать думать, я по-быстрому накидал себе перекус и приступил к поглощению, наверно вкусного ужина. Различные звуки вернулись только через пару минут. Люди сначала неохотно, но с каждой минут все активней стали накладывать себе еду. Разговоры же вернулись совсем не скоро. Прошло минут десять, прежде чем кто-то затеял разговор, и что самое интересное, это были старики. Я не старался вникнуть или подслушать, я просто забивал желудок, пытаясь управиться быстрей, и завалиться спать. Пусть с разгрузкой и тому подобным разбирается Женя, ему полезно.
     - Серый, я тут подумал, может, придумаем какое-нибудь название для тварей? – внезапно произнес сидящий рядом Макс. – А то как-то неинформативно получается, и забивает все. Твари, монстры, чудовища. Пусто звучит, и немного сбивает с толку.
     - Я поддерживаю, - кивнул Стас. – Надо бы этих тварюшек как-то обозвать, все проще делиться информацией будет.
     - Предлагаю обратиться к какой-нибудь мифологии, - услышав наш разговор, произнесла Анастасия. – К египетской, или греческой. Думаю, там можно найти что-то подходящее.
     - А по мне так не нужно мудрить, - пожал я плечами. – Можно называть их просто – Темные. И привыкать выговаривать незнакомые слова не придется, и прижиться должно быстро.
     - Хм, в этом что-то есть, - не донеся ложку до рта, задумчиво произнес Женя. – Темные. Неплохо, как по мне.
     На этом мы и порешили, да больше гадать не стали. Постепенно обстановка разрядилась и за столом стали вестись праздные беседы. Вина мы выпила по два бокала, на большее я поставил крест, не то сейчас время. Было видно, как старики расслабились и сейчас пытались больше вникнуть в нашу ситуацию и вообще во все то, что происходит в мире. Я практически не встревал в разговоры, а только наблюдал и слушал. Мне нужно было самому убедиться, что обстановка внутри нашей группы стабильная. То, что я видел, мне нравилось. Люди не казались забитыми, и съедаемыми страхом. Да, некоторые фразы и эмоции, что пробивались наружу, давали мне четко понять, что ни все так радужно, но каких-то более темных вспышек я не видел.
     Видимо, пара бокалов вина все-таки знатно врезали мне по мозгам. Иначе я не берусь объяснить тот факт, что я решил выйти и подышать свежим воздухом. Хорошо хоть автомат не забыл. Правда следом за мной, вышел и Стас. Он достал сигарету, и с наслаждением затянулся.
     - Три года не курил, бросил, - грустно усмехнувшись, произнес Стас. – Машка настояла, помню, чуть не плакала. А сейчас вот так вот, сорвался что-то.
     - Завтра послезавтра военные планируют освобождение рабов, - посмотрев на спасателя, ответил я. – Мы участвуем. По-крайней мере я точно. Насчет Макса не знаю, но думаю, и он пойдет. Алену с собой брать не хотелось бы, но что-то мне подсказывает, что без нее никак.
     - Ты брось это, - покачал головой Стас. – Не нужно это ни тебе, ни ей. Посмотри, что вокруг происходит. Если мы так и будем всех опекать, не выпуская наружу, то сделаем им только хуже. Сам говорил, что ничего уже как прежде не будет. Пусть набираются опыта. В прямом, мать его, смысле.
     - Что вообще думаешь, по поводу переезда к военным? – задал я волнующий меня вопрос.
     - Правильно говорить не к военным, а под военных, - сморщился, как от лимона Стас. – Против я Слав, всеми руками и ногами против. Что-то мне подсказывает, что они будут насаждать вокруг себя светлое, доброе, вечное, а нам этого не надо. Выжить бы, для начала.
     - И такое ты говоришь, зная, что они поедут освобождать пленников? – с долей иронии, спросил я.
     - А ты думаешь, они это по доброте душевной? – усмехнулся в ответ Стас. – Я более, чем уверен, что это задел на будущее. Мол, смотрите, какие мы хорошие. А что происходит внутри, и какие их истинные причины мы точно не узнаем. Лично я бы хотел, забрать Машку, и вернуться сюда. Здесь оно как-то знаешь, спокойней. Теплее.
     Кивнув, я принял ответ спасателя, и, поймав краем глаза, движение во тьме, выпустил туда воздушное копье. Оно сбило со стены крылатую тварь, с которой я уже встречался взглядом, и забрало его жизнь. Полоска опыта продвинулась еще чуть-чуть, а значит не зря я вышел. Стас только хмыкнул и покачал головой. Я все пытался подавить азарт от предвкушения по откату книги. В первый раз я не успел, как следует посмотреть, что мне это даст, но то, что я все-таки увидел, внушало. Теперь главное не разочароваться и не завысить ожидания.
     Мы вернулись назад до того времени, как кто-нибудь начал волноваться. Внутри ангара, прямо возле его дверей, сидело двое парней из спасенных. У них на коленях лежали автоматы, и они не принимали участие в ужине. Этакая вахта, на случай внезапных неожиданностей. Их естественно не оставили без еды, но вот вина им никто не дал. Взмахом руки я позвал Женю, а сам пошел к харьку. На данный момент он был свободен, а значит, я смогу немного в нем поспать.
     - Жек, давай аккуратно там выведай у кого какие мысли по поводу переселения, - быстро начал я. – Я и сам для себя точно не решил, где будет лучше. Но все-таки склоняюсь к ангарам. Не хочу под военных идти. И это, смотрю, Макс со Стасом чего-то бодрые сильно, пошли-ка их спать. Кстати, мы там камеры привезли, комп, нужно все это подключить, запитать. В общем, давай, за работу, господин управляющий.
     - Ну, ты, конечно, хорошо устроился, - подавившись возмущением, выдал друг. – Он, значит, спать собрался, а мне пахать? Молодец, ничего не скажешь.
     Женя только качал головой и возмущенно сопел, но видя, что на меня это плохо действует, лишь махнул рукой и пошел назад к столу. Хмыкнув своим мыслям, я открыл дверь, и на пару секунд замер. Внутри лежала Алена. Она все еще находилась под наркозом, и была укутана в несколько одеял. Для приличия я немного посомневался, но после залез внутрь и прилег рядом. Все сидения были разложены, а сверху лежало что-то наподобие надувного матраса, который полностью закрывал неровности. Я пару минут покрутился, но все-таки найдя удобнее положение, закрыл глаза, и расслабился.
     
     Отступление 3.
     
     Клименков стоял в подвале одного из недостроенных домов и хладнокровно наблюдал, как одержимые разрывают очередного ублюдка. Его не терзали сомнения, совесть не грызла его душу. Он просто делал свою работу. Убивать или сжигать тела преступников было невыгодно. Тем более если они могут пойти на пользу, то это надо использовать на полную. Майора не волновала этическая сторона вопроса, даже наоборот, он испытывал удовлетворение. Мощная, длинная тварь, руки которой заканчивались загнутыми клинками, вспорола брюхо визжащему от страха парню, и с чавканьем впилась в его плоть. За спиной военного, и по периметру огромной клетки стоял десяток бойцов из его личного отряда, и каждый из них держал монстра под прицелом. А впереди, в небольшом коридоре, готовился прокачивать свой скилл один из танков.
     Как только монстр закончил трапезу, и на его теле стали появляться изменения, мощная дверь открылась, и внутрь влетел боец, вокруг тела которого, словно змеи, обвились жгуты тьмы. Одержимый радостно взревел и бросился на парня. Первое время солдат довольно спокойно и профессионально уворачивался, и только изредка принимал скользящие удары. С каждым мгновением, тварь распалялась все больше, а изменения от поглощенной плоти проявлялись все ярче. Вот из спины чудовища вырвались рудиментные отростки крыльев, следом, с мерзких хрустом удлинились передние конечности, которые обзавелись дополнительным суставом. Еще один хруст, и челюсть существа выдвинулась вперед, и буквально разделила голову пополам. Тварь громко заревела и очень быстрым ударом откинула солдата в сторону. Тот, врезавшись в прутья, ни на секунду не растерялся, и в его руке возник длинный электрический кнут. Резкий хлесткий удар, и на одержимом появляется длинная рана, а одна из лап практически полностью отваливается. Монстр словно не почувствовал этого. Более того он сам оторвал себе лапу и бросив ее в солдата, рванул следом. От руки парень просто отмахнулся, и даже успел сгруппироваться, но замах кнутом закончить не успел. Рука чудовища, словно гибкая змея, в одно мгновение обвилась вокруг парня, и намертво его сковала. Следом в солдата влетел и монстр, который принялся одной рукой полосовать доспех тьмы, изредка пуская в ход свои огромные клыки. Майор до рези в глазах всматривался в вяло сопротивляющегося парня, и только увидев необходимый знак, дал отмашку остальным солдатам. Рев твари разбавили выстрелы из автоматов, и спустя десяток секунд с одержимым было покончено. Из-под его туши с трудом выполз солдат в черном доспехе, и резким ударом кнута прервал существование монстра.
     - Цел? – громко спросил солдата майор.
     - Руку, кажется, сломал, - не поморщившись, ответил тот. – В этот раз тварь получилась серьезная. Сколько на этот раз?
     - Двадцать семь тел, - отмахнувшись, ответил Клименков. – Прокачал что-нибудь?
     - Процентов пятнадцать осталось, - подойдя к выходу из клетки, ответил солдат. – Вообще, как-то медленно идет прокачка. Вроде и одержимого откормили, а повышение какое-то не серьезное. Кнут так вообще еле еле сдвинулся.
     Солдат вышел из клетки и темные полосы, что закрывали его тело, словно доспех, тут же осыпались пеплом. Сразу же стало видно висящую плетью левую руку, и множество ссадин на лице.
     - Зайдешь в Иванову, там как обычно, - задержав взгляд на солдате, сказал Клименков. – Пусть исцелит без очереди.
     Солдат кивнул, и, стараясь не подавать вида боли, пошел к выходу. Там в дверях он чуть не столкнулся с генерал-майором и только пропустив того внутрь, смог наконец-то отправится к лекарю.
     - Как успехи Паша? – подойдя ближе, спросил Глушин.
     - Хуже, чем мы надеялись, - сморщился Клименков. – Больше никто так и не получил класс. Да чего говорить, даже третий уровень больше никто не получил. Хоть и откормили тварь выше всяких границ. Последних заключенных в ход пустили, а нет, все одно.
     - Значит, нужен очередной бросок в город, и желательно на базу с рабами, - цыкнув, произнес генерал. – Наши аналитики говорят, что тьма будет расползаться и усиливаться, а значит, сильнее должны стать и мы. Давай майор, понимаю это мерзко и противно, но другого выхода у нас нет. Да и заслужили эти выродки такого конца.
     - Сомнения это не ко мне, - покачал головой Клименков. – Будь моя воля, за яйца бы на столбах вешал. Сейчас пока порядок не наведем, пока о себе не сообщим, так и будет всякая шваль выползать. А с такими уродами, нельзя по-хорошему.
     - Не перейди границы Паш, не стоит оно того, - сморщился Глушин. – Это мой приказ, не более. Что там с теми бойцами которые на своем хвосте подарки привезли? Пообщался? Адекватны?
     - Более чем Вить, более чем, - покивал головой Клименков. – Только кажется мне, что проблем доставить могут. Самостоятельные больно, и с гонором в прицепе.
     - К нам перетащить не пробовал? – заинтересованно спросил генерал.
     - Пробовал, - ответил майор. – Боюсь, не пойдут они к нам. Ни за какие коврижки. Но я с ними отправил Михайлюка и Ерфеева, должны там почву прощупать, да до людей аккуратно донести, что у нас будет лучше. Там ведь и дети есть, а Серый, главный их, здраво рассуждает, что здесь безопасней. Молодой, правда, а значит, мыслить будет со своей колокольни и по масштабам недалеким от носа. И да, он из семьдесят шестой десантно-штурмовой.
     - Звание? – подобравшись, спросил Глушин.
     - Старший лейтенант, - задумавшись на мгновение, ответил майор. – Если не врет, конечно. А что, есть мысли?
     - Знаешь Паш, давай-ка поактивней тащи его к нам, - усмехнувшись, покачал головой генерал-майор. – Такими кадрами разбрасываться нельзя. И ты правильно заметил, геморроя этот боец может доставить столько, что лопатой не вычерпаем, и Иванов не вылечит. Надо бы мне с ним пообщаться, интересная личность, раз смог у Ивкина до старшего лейтенанта допрыгнуть.
     - Ты сейчас про генерал-полковника? – удивленно спросил Клименков. – Но, его же закрыли давно уже. Разжаловали и куда-то на север сослали.
     - Сослали, - кивнул генерал. – А после повесили на него пару рот, и отдали заброшенную часть под Тикси. Рядом с ракетчиками. Только вот ракетчики о них не знали. От слова совсем. Насколько я слышал, там готовили не спецов, не матерых бойцов, а стальной середнячок. Такой вроде и прошел армию, и вернулся адекватным да спокойным, но военка у него в подкорке. Надо? Пойдет продавцом работать, учителем физкультуры. А если инопланетяне нападут, без доли сомнения и недоумения возьмет в руки оружие и будет выживать.
     - Звучит довольно неплохо, - совсем не впечатлившись, кивнул Клименков.
     - Ну да, это тебе не твой спецназ, - усмехнулся Глушин. – Ладно, давай приступай к подготовке штурма. От меня тебе полный карт-бланш. Но в приоритете жизни наших бойцов. В общем, ни мне тебя учить, майор. Пленные пленными, но рисковать прокаченными воинами мы не будем.
     - Будет исполнено, - предвкушающе, оскалился Клименков.
     Генерал-майор развернулся, и, дождавшись, пока тело одержимого растворится, с интересом уставился на лут. На полу остался длинный, тонкий кусок из черного материала. Он был похож на совсем раннюю заготовку меча, а отсветы от ламп, что отражались от его плоской поверхности, порождали вокруг причудливые тени.

Глава 8

     Сон прервался резко, словно по щелчку. Еще мгновение назад я находился в легкой дреме, а уже сейчас лежал и смотрел в потолок машины. Сначала я не придал значения тяжести на руке, но с каждой секундой понимал, что что-то не так. Повернув голову, я увидел лежащую на моей руке девушку. Алена не была под наркозом, сейчас она просто спала. На долгие две минуты я застыл, наблюдая, как девушка дышит, как вздымается ее грудь. Мысли даже без моего участия перешли совершенно в другую плоскость, и даже не размышляя, я быстро покинул машину. Девушка была красива, и меня почему-то магнитом тянуло к ней. Красивая, умная, смелая. Пожалуй, встретившись, мы тогда, когда мир еще был нормален, я бы уже вовсю ухаживал за ней. Но сейчас, я не уверен, что это будет хорошей идеей. В такие моменты привязанности делают тебя слабым. Возможно чуть позже, хотя бы через недельку, когда все устаканится, но точно не сейчас.
     Оказавшись снаружи, я тихо прикрыл за собой дверь и прислушался. Где-то возле ворот можно было услышать тихие разговоры нескольких людей. Стараясь не создавать лишнего шума, я пошел к ним, активно растирая лицо, чтобы отогнать сонливость. Внутри ангара уже стояла таблетка, видимо все остальное они уже разгрузили. Я мельком бросил взгляда на машину и недовольно сморщился. Ее состояние оставляло желать лучше. Не уверен, что без ремонта на ней можно будет куда-нибудь выехать. Да и вообще, пора обдумывать, как создать более безопасный транспорт. Сонный разум, было, попытался придумать что-то достойное, но забуксовал и сдался. Выйдя из-за машины, я увидел три силуэта, это оказались отправленные с нами вояки, и Женя. Они сидели прямо возле дверей и о чем-то тихо разговаривали. Я еще успел бросить взгляд на таймер книги и довольно отметить, что она откатилась, как мои шаги были услышаны. Антон повернул голову в мою сторону, и вяло махнул рукой.
     - Вы чего, еще даже не ложились? – заметив его устало-сонный взгляд, спросил я.
     - Нас отправили с вами практически после подъема, - зевнув, ответил Ерфеев. – Так что мы вызвались подежурить. Все равно вам нужен был отдых.
     - Ёоу, Серый, как спалось? – махнул мне рукой Жека. – Мне тут расхваливают все благи воинской базы, и знаешь, я даже подумываю раздобыть где-нибудь танк.
     - Ага, и мини заводик по производству топлива к нему, - покивал я головой. – Ладно, я встал, можете идти отдыхать. Рацию хоть настроили?
     - Все сделали кэп, - махнул рукой Антон. – Машины разгрузили, камеры подключили к компу, рация готова и настроена. О, даже помогли посуду помыть!
     - Сколько я спал? – спросил я у сидящих.
     - Часов девять наверно, - пожал Женя плечами. – Мы не сильно следили за временем, наверно, как и вы в рейде. Сейчас дождемся еще кого-нибудь и наша очередь на сон.
     Я кивнул и прошел в ту сторону, где у нас находились все кухонные принадлежности. Большая кружка холодного сока немного взбодрила, и как раз следом подошел Женя.
     - Не стал их оставлять одних, - оказавшись рядом, произнес друг. – Хоть и военные, но сам понимаешь. Сейчас пару часиков вздремну, и мне хватит. Управишься сам?
     - Перекушу для начала, а уже после буду размышлять о дальнейших планах, - кивнул я. – Кстати, где у нас весь лут? Надеюсь, ты ничего не заныкал?
     - Обижаешь, - хмыкнул Жека. – Я понятие не имею, что из этого хлама более ценно, а что нет. Все вон в том, втором кабинете. Попытались создать какую никакую систему, но сам понимаешь, все слишком разное и непонятное. А что, есть идеи, как это все использовать?
     - Ты себе даже не представляешь, - довольно улыбнулся я. – Только нужно этих убрать подальше. Нет, я, конечно, не то чтобы не доверяю им, но козыри светить как-то не хочется. А у меня в руках не просто козырь, у меня джокер за пазухой.
     - Нет, ну ты нормальный, а? – возмущенно выдал друг. – И как мне теперь спать? Меня ведь любопытство сгрызет и костей не оставит.
     Пожав плечами, я постарался спрятать довольную улыбку и отвернулся от друга. Тот для приличия еще пару минут настойчиво посопел за моей спиной, но после махнул рукой и оставил меня одного. Лежачие места у нас располагались прямо на бетонном полу. Женщины спали вместе с детьми, в кабинете, а все остальные выбирали себе место поудобней, но подальше от входа. Как-то я не догадался захватить с собой пару палаток, глядишь, и людям было бы комфортней. Смотря на все это, я подумал, что нужно что-то решать и с отоплением. Уже даже сейчас заметно похолодало, а что будет дальше? Как же много вырисовывается проблем, и волей неволей возвращаешься к столь щедрому предложению о переезде.
     Пока грелся чайник, я прошел к компу, который стоял возле второго кабинета. Монитор был разделен на несколько частей, и, кажется, были повешены все восемь камер. Я лениво переключал экраны, и наблюдал за мельтешением темных. На камеры они совсем не реагировали, и можно было довольно ясно изучать некоторых из них. Одна из камер была направлена на соседний ангар, одна в ту сторону, где въезд на территорию, а остальные были расположены так, чтоб весь наш ангар был в поле зрения. Одну камеру засунули даже на крышу, и это немного радовало. Теперь я ощущал себя спокойней. Надо будет сюда перенести и рацию, да посадить кого-нибудь на бдение.
     Звук закипевшего чайника отвлек меня от мыслей, и, поднявшись, я пошел к столу. Как только я налил себе большую кружку с чаем, тут же заворочался и с трудом поднялся Макс. Он на пару секунд замер, а после с силой протер лицо и поднялся. Следом за ним заворочались и другие спящие. Постепенно люди просыпались и ангар оживал. Макс подошел ко мне, и молча сделал себе кофе. Он уселся рядом и замер на месте, смотря в одну точку. Увидев, что народ начал просыпаться, засланцы подошли ко мне, сообщили, что все спокойно и спросили разрешение на сон. Макс на такой пассаж только лениво хмыкнул, а я покачал головой и отправил вояк спать. Те, совсем не размышляли о местах для сна и залезли в свою газельку. Она вместе с таблеткой стояла внутри, а вот Камаз, после выгрузки всего нужного, мы оставили снаружи.
     - Ну что, Макс, айда чудеса показывать буду, - допив чай с бутербродами, произнес я.
     - Угум, - буркнул здоровяк, витая где-то не здесь.
     - Жек, ты спать? – окликнул я проходящего мимо друга.
     - Да хотелось бы, - кивнув, ответил он. – Но могу и потерпеть, если что срочное есть.
     Усмехнувшись, я молча махнул рукой и показал ему следовать за мной. Макс тоже не остался в стороне, и, тряхнув головой, пошел следом за нами. Оказавшись внутри второго кабинета, я дождался пока все зайдет, плотно прикрыл за собой дверь и опустил жалюзи. Этот кабинет был меньше, чем тот, в котором поселили детей и женщин. Зато он не был пустым, и сейчас длинный стол, что стоял вдоль стены, а так же навесные шкафы, были заполнены различными лутом. Не скажу, что его были горы, но и парой десятков штук здесь точно не ограничилось. Еще раз, проверив дверь, и выглянув за жалюзи, я убедился, что рядом никого нет, и спокойно выдохнул.
     - К чему такая конспирация, Серый? - вяло удивился Макс.
     Пожав плечами, я прошел чуть дальше, и уселся на один из стоящих здесь стульев. Быстро посмотрев на откат и убедившись, что книга доступна, я ее активировал и тут же ощутил в руках уже знакомую тяжесть. Я поднял взгляд и насладился изумленными лицами друзей. Они, конечно еще не знали, что это такое, но то, что это что-то значимое, уже догадались. Открыв книгу на середине, я и не удивился, когда увидел пустые листы, а вот когда перешел в самое начало, то уже наткнулся на текст и схемы с непонятными знаками.
     - Эта книга по изготовлению доспехов и оружия из частей лута, что мы подбираем из тварей, - тихо произнес я. – Она выпала из того здоровенного монстра, которого нам отдал майор, и о ней он не знает. Да и я сам немногое успел заметить, только название и непонятные схемы. Откат у нее десять часов, и книга пропадает сразу же, как только я выпускаю ее из рук.
     - Таааааааак, - выдохнул Женя и уселся на стол. – Ты уже смотрел, что она может дать?
     - Говорю же, не успел, - покачал я головой. – Надеюсь, вы понимаете, насколько ценна эта находка? Главное, чтоб в изготовлении не было никаких проблем и тогда, наши шансы на выживание повысятся раз в сто.
     - Тогда, лута у нас ни так и много, - с сожалением выдал Макс. – Надо бы как-то незаметно у военных выпросить небольшую горку. Вот тогда заживем.
     - Пока нужно разобраться, что и как работает, - отмахнувшись, произнес я. – Да и в любом случае придется с ними делиться. Не самой книгой, так теми же предметами, которые я смогу создать.
     - Да это без дураков понятно, - хмыкнул Женя. – Давай уже, смотри, что там и как.
     Кивнув, я погрузился в чтение первой страницы и с каждым новым предложением все больше хмурился. Прежде чем начать создавать оружие и доспехи, необходимо было сделать сундук кузнеца, как он здесь назывался. Этакое хранилище, куда складывался лут, который через определенное время преобразовывался в предмет.
     - Хорошо хоть молотком по наковальне стучать не придется, - хмуро проворчал я. – В общем, нужен сундук какой-нибудь, или ящик среднего размера. Нужно учесть возможные размеры доспехов и оружия, да подобрать что-то подходящее. Приходит что-нибудь на ум?
     Макс только покачал головой, а вот Женя явно задумался. Не прошло и минуты, как он хлопнул себя по лбу и довольно шустро покинул кабинет. Пока его не было, я перевернул страницу, и уставился на схему нарисовки рун. На сундуке надо будет вырезать два десятка рун, ну или непонятных закорючек, как по мне. Причем все эти руны должны быть сделаны на определенных местах и гранях сундука. Не очень сложная задача, но довольно муторная.
     Жека вернулся спустя три минуты и вместе с одним из спасенных парней, затащил внутрь здоровый ящик. Он был весь черный и грязный, но размеры имел подходящие. Примерно полтора метра длиной, метр в ширину и где-то метр в высоту. Сделан он был из сороковок, и вес имел не малый. Парень, хотел было остаться, но Женька что-то ему и сказал, и тот не споря, вышел наружу. Сам ящик был поставлен на стол, и кое-как обтерт от пыли и грязи. После, пришлось еще несколько раз бегать по ангару, в поисках необходимых для вырезания рун, инструментов. Естественно, это все делал не я, так же как и вырезание самих рун. Как-то не хотелось ждать очередные десять часов, если я вдруг случайно выпущу книгу из рук.
     Парни матерились, вырезали, и снова матерились. Женя ради такого дела даже решил отложить свой сон, уж больно захватила его мысль о создании шмота. Я же пока не видел никаких рецептов, кроме рецепта создания этого ящика. Все следующие страницы были пусты, но меня азарт и не думал отпускать. Я с нетерпением ждал, пока вырезание рун подойдет к концу и все больше подгонял.
     Наконец, все было закончено, и Макс при помощи матов доделывал последнюю руну. Как только соединились последние витки, каждый символ вспыхнул черным пламенем и погас. Доски сундука стали плавиться и видоизменяться. Они соединялись друг с другом, плотно закупоривая любые щели. Цвет досок менял с грязного, на антрацитово-черный, и по граням сундука поползли витые линии. Когда все закончилось, от привычного ящика ничего не осталось. Перед нами стоял огромный, черный сундук, с массивной крышкой и выгравированными рунами.
     - Я за кофе, без меня не начинайте, - устало, но довольно выдал Жека.
     Кивнув, я тут же перевернул страницу, и успел поймать тот момент, когда стали появляться следующие рецепты. Буквы проявлялись, сначала медленно и неохотно, но спустя секунд пять уже было нереально поймать тот момент, когда их нет. На следующей странице перед моими глазами предстало схематическое изображение первого доспеха. Оно было чем-то отдалено похоже на древнеримские, но вместо длинных пластин, здесь в ход были пущены те самые квадратные кости. К этому доспеху ничего кроме нательной брони не шло, да и то, она не полностью закрывала руки, и рукава не доходили даже до локтя. Этакая футболка повышенной защиты. Она выглядела плотней, чем обычный доспех, и вид имела намного более приятный. Ниже рисунка был приложен список необходимых материалов, и все. Ни характеристик, ни описания. Изображение, необходимые материалы и все. Перевернув страницу, я наткнулся на изображение совершенно простого кинжала. Словно уменьшенная раза в три копия самого обычного прямого меча.
     - Если, эта футболочка сохранит все свойства пластин, то я бы себе такую обязательно прибрал, - стоя за моей спиной, и рассматривая рисунок, произнес Макс.
     - Давай проверим, есть ли у нас все ингредиенты, да попробуем сделать, - кивнул я в ответ. – Ищем все необходимые или похожие штуки, да будем экспериментировать.
     Окончание фразы я произносил уже при Женьке. Он занес в кабинет термос с кофе и кое-какую закуску. После уточнения по спискам, они вдвоем стали разбирать все пакеты и мешки, в которые складывались выпавшие из тварей предметы. Чего тут только не было, и уже знакомые костяные пластины, и непонятные шарики, трех сантиметров в диаметре, и длинные жгуты, сделанные, словно из очень гладкой резины. Ни о какой сортировке речи и не шло, поэтому пришлось в прямом смысле слова перетряхивать все.
     В общей сложности у нас ушло полтора часа на поиск всех необходимых частей. Зато мы нашли все, что было необходимо, да не на один комплект, а на целых семь. Теперь оставался открытым другой вопрос. Можно ли закинуть в сундук все, или придется делать несколько заходов? Рискнув, я решил для начала закинуть лута на два доспеха. Если и пропадет лишнее, а выйдет только один, то будет не так жалко. Мы закинули все необходимое в ящик, и закрыли крышку. Ничего не произошло. И через две минуты ничего не произошло. Прождав пять минут, мы заглянули внутрь, но там все еще лежал различный хлам.
     - Идеи есть? – спустя двадцать минут бесплодных попыток, спросил я.
     Тишина была мне ответом. Никто даже не мог представить каким образом эта штука может начать работать. Да и будет ли вообще работать?
     - Может, эту механику еще не ввели? – недоуменно хмыкнул Макс.
     - Ага, то есть ждем обновления? – иронично спросил Женя. – Лучше бы спал, чем рукоделием этим занимался.
     Пока они вяло друг с другом препирались, я прогонял в уме различные идеи. Вроде и все перепробовали, да не все. Подобрав из кучи хлама, небольшой тонкий кусок железа, который по фактуре был похож на дерево, я без сомнения, сделал на своей руке небольшой порез. Как только капли крови выступили, я приложил руку к сундуку и замер. Эффекта не было.
     - Хорошая попытка, - усмехнулся Макс.
     Сморщившись, я убрал руку назад и положил ее на книгу. Как только небольшая капля крови дотронулась до страницы, руны на сундуке засветились бледно-синим светом, а у меня над книгой, появился таймер.
     - Ждем десять минут, - в мертвой тишине, произнес я.
     За все то время, что мы здесь возились, к нам пытались забраться многие. Заходила и проснувшаяся Алена, следом за ней пыталась остаться внутри и Таня. Чего уж говорить об остальных. Благо присланные солдаты храпели на весь ангар, и не тревожили нас своим вниманием. Таймер словно издевался над нами, и каждая минута тянулась вечность, но мы смогли справиться и с этим. Светящиеся руны медленно погасли, а из сундука раздалось легкое шипение. Макс, сначала палкой, а потом и спокойно рукой, открыл крышку и достал из сундука два комплекта брони. В реальности они выглядели куда более внушительно, чем на картинке. Полностью черный цвет квадратов разбавлялся серыми вставками длинных жгутов. Эти жгуты пронизывали каждую пластинку и прочно стягивали их друг с другом. Сейчас, когда пример доспеха был у нас в руках, я смог отметить, что с римским, он не имел ничего общего. Скорее, этакий футуристический образец из непонятного металла. Все было обработано до мельчайших подробностей и волей неволей, но хотелось это надеть. Это все дополнял еще один факт, доспех практически ничего не весил, и его свободно можно было одеть под любую кофту. Макс тут же это и продемонстрировал. Он скинул с себя теплую водолазку, и с трудом, но влез-таки в созданный образец.
     - Мне показалось, или он стал шире? – тряхнув головой, спросил я.
     - Не показалось, - довольно разминая плечи, ответил Макс. – Сначала было проблемно его натянуть, но потом, он как бы расширился, и уже когда оказался на теле, то немного сжался. Похоже, персональная подстройка под владельца.
     - Как он тебе? – обойдя здоровяка по кругу, спросил Женя. – Движений не стесняет? Дискомфорта не вызывает?
     - Знаешь, более чем, - покивал головой Макс. – Очень приятное ощущение. Только вот все это мне больше не создание напоминает, а этакую торговлю. Обмен, если хотите.
     - И, правда, - задумавшись, произнес Жека. – Вместо нпс торговца, этакий обменный сундук. Осталось проверить качество этой защиты, и уже после будем делать выводы.
     - Как проверять будем? Прямо на тебе? – усмехнувшись, спросил я. – Давайте, закинем остальное, пусть создается. Нам любое преимущество будет кстати. Единственное, что немного расстраивает, так это скудность рецептов. Всего два варианта, футболка эта, да кинжал.
     - Может, это направление тоже можно прокачивать? – закидывая лут в сундук, сказал Макс. – Как с умениями. Чем больше воссоздашь предметов, тем больше доступных рецептов появится.
     - Хотелось бы конечно в это верить, - произнес я.
     Весь лут, на оставшиеся пять единиц брони, был уложен в сундук, а я вновь приложил свою окровавленную руку к странице. Как и в первый раз, загорелись символы, и пошел таймер отсчета. Я наконец-то смог перевязать разрез и остановить кровь. Всего лишь два рецепта. Это было совсем не то, на что я рассчитывал. Но, как сказал Макс, скорее всего и это направление можно прокачать. Либо, эти самые рецепты можно будет выбивать из темных. Слишком мало мы пока знаем обо всех этих нюансов.
     - Я тогда спать пошел, - широко зевнув, бросил Женя. – Мне-то одну бронь оставите? А то, если они привязываются к владельцу, то меняться по выездам не получится.
     - Главное, их пока перед военными не палить, а то что-то мне подсказывает, что они с нами не по доброте душевной, - ответил я другу. – Четыре заберем себе, на выезды, одну тебе оставим, даже наверно две. А одну, последнюю, постараемся на что-нибудь выменять. Только надо хорошенько продумать, как все это предоставить и получить из этого бонуса как можно больше выгоды.
     - Еврей, - хмыкнул друг, и покинул помещение.
     Я все еще держал книгу в руках, и наблюдал за таймером. Но, когда прошла ровно половина, книга растаяла, и пошел глобальный отсчет. Макс находился здесь, и не снимая бронь, делал легкую разминку. Теперь, когда книга развеялась, я смог спокойно потянуться и расслабиться. Мои руки тут же дорвались до второго экземпляра, и я смог изучить его более подробно. Костяные пластинки практически полностью поменяли свой вид, как, впрочем, и все остальные части, что шли на изготовление этой защиты. Они были более гладки, и с металлом имели больше общего, чем с костью. Тонкие связывающие полоски кожи, сейчас больше походили на скрученную в несколько слоев черную леску. Все это довольно красиво компоновалось друг с другом, и ни в коем разе не походило на доспехи древности.
     Пока я рассматривал этот экземпляр, руны на сундуке погасли, и раздался щелчок, означающий открытие замка. Подойдя ближе, я открыл крышку, и недоуменно уставился на кучу лута. Пришлось вытаскивать все наружу, и лишь в самом низу мы смогли найти еще три таких же защиты. Остальные два экземпляра не создались.
     - Кажется, есть лимит в пять штук, - недовольно сморщился.
     - Халявы не будет, - хмыкнул Макс. – Ну что, тогда оставляем пятую на обмен, или отдаем Женьке?
     - Давай отдадим, - махнул я рукой. – Все равно в ближайшие десять часов я не собираюсь ехать на военную базу. А там еще раз запустим шайтан-машину, и уже сделаю оставшиеся.
     Макс возражать не стал, и мы принялись наводить в кабинете порядки. Весь лут был разложен по ящикам, а массивный сундук поставлен в угол кабинета, и сверху накинута ветошь. Я выглянул наружу, через окно, и убедишься, что военных поблизости нет, засунул три экземпляра в мешок, а четвертый, подобно Максу, нацепил на себя. Поначалу, защита налезла как мешковина, но спустя пару секунд, она чуть сильней сжала мое тепло, и довольно плотно его облепила. На удивление, никакого дискомфорта я не испытывал, скорее даже наоборот. Ощущение было подобным тому, когда надеваешь спортивную, обтягивающую футболку. Только вот эта штука совсем не стесняла движений. Сделав пару пробных упражнений, я удовлетворенно кивнул и пошел к выходу.
     В ангаре царила легкая суета. Многие были заняты своими делами, а со стороны детского кабинета раздавался задорный смех. Подойдя к компу и попереключавшись между камерами, я убедился, что вокруг ангара чисто и пошел раздавать подарки. Первым на моем пути оказался Стас и без долгих разговоров я вручил ему бронь. Тот удивился, но вида не подал и почти сразу напялил ее на себя. Я же всего лишь уточнил, чтоб он не светил этой штукой и пошел к харьку. Возле него, прямо на полу, но на покрывале, сидели девушки. Среди них была и Алена, она выглядела довольно бледно, но держалась молодцом.
     - Сегодня выездов не планируется, поэтому займемся вашими навыками стрельбы, - вместо приветствия, произнес я. – Ален, ты как? В порядке?
     - Ночь, значит, провели вместе, а он всего лишь спрашивает в порядке ли она? – не дав девушке и рта раскрыть, выдала Таня.
     - Все в порядке Слав, - бледно улыбнулась девушка. – Слабость только какая-то нереальная, а так все хорошо.
     - Вот и отлично, - улыбнулся я. – Давайте, готовьтесь. Минут через тридцать пойдем, постреляем маленько.
     - Все пойдем? – откинув шутливый тон, спросила Таня.
     - Почему нет, - пожал я плечами. – Пока появилось немного свободного времени нужно хоть чуть-чуть вас натаскать. По крайней мере показать, как заряжать, и в цель попадать.
     - Думаешь, вы за один раз справитесь? – спросила Алена. – Нас, помнится, пару месяцев учили.
     - Вас учили ради развлечения, а здесь необходимость выживания, - ответил я. – Кстати, пойдем, отойдем. Нужно тебе кое-что вручить.
     - Таааак, это уже ни в какие ворота не лезет! – возмутилась Таня. – Я, может, тоже хочу, чтоб мне что-нибудь вручили.
     - Не заслужила, - хмыкнул я. – Вредная сильно.
     Пока девушка пыталась сказать что-то в свое оправдание, я помог Алене встать, и, поддерживая, а скорее просто обнимая, повел ее к кабинету. Она совершенно не сопротивлялась, и даже немного плотней ко мне прижималась. Сначала, я подумал, что это весьма приятно, но после понял, что слабость у нее действительно сильная. Я открыл перед ней дверь, и зашел следом.
     - К чему такая таинственность? – улыбнувшись, спросила девушка.
     - Не хочу пока светиться, - просто ответил я. – А то что-то мне подсказывает, что двое засланных военных здесь не просто так. Вот, держи.
     Я вытащил из мешка бронь, и протянул девушке.
     - Удалось получить кое-что изрядно повышающее шансы на выживание, - отвечая на ее немой вопрос, сказал я. – Там, возле военных, получилось завалить здоровую тварь, и из нее выпала книга. В общем, если опустить лишние детали, то это что-то вроде обмена. К изготовлению это и правда мало относится. Мы отдаем лут, а нам в обмен защиту и оружие. Но пока вот только такое. Может, дальше будет лучше. Но даже сейчас, вот эта вот футболка спокойно выдержит обойму из АКМа. Осталось только узнать, насколько гасится импульс пули, и будет совсем хорошо.
     - Вот, чем вы здесь занимались, - принимая бронь, произнесла девушка. – На всех это сделали?
     - Нет, конечно, - покачал я головой. – Только на семь экземпляров хватило, да и то, за раз можно делать лишь пять штук, а после откат в десять часов. Так что сначала снаряжу наш отряд, да один оставлю Женьке, и еще один пойдет на прощупывание почвы у военных.
     - А как с размером угадывал? – разглядывая защитную футболку, спросила девушка.
     - Ночью ты слишком плотно прижималась, так что успел оценить твои размеры, - усмехнувшись, ответил я. – Шучу, оно автоматически подстраивается под владельца, надень, попробуй.
     Пришлось быстро исправлять свою попытку пошутить, а то взгляд девушки обещал просто нереальные муки. Алена сняла джинсовую куртку, а я отвернулся и принялся разглядывать грязные стены кабинета. Позади меня, девушка шуршала одеждой, а я вовсю старался подавить свою бурную фантазию.
     - Можешь разворачиваться, страдалец, - хмыкнул девушка. – Неплохая вещь, и довольно удобная. Главное, что ее можно под одежду надевать, совсем не мешается и нигде не торчит.
     - Как чувствуешь себя? – задал я волнующий меня вопрос. – Лекарь военных сказал, что слабость дня на два, не меньше, да и ломота в теле никуда не денется.
     - Терпимо, Слав, - даже не став скрывать свое состояние, ответила девушка. – Сегодня еще немного помучаюсь, а завтра можно снова в поле.
     - Думаю, на завтра у нас будет поездка на рынок, в то место, где бандиты держат рабов, - подойдя ближе, произнес я. – Скажу честно, я не хочу тебя там видеть. Не хмурься, пожалуйста, просто там будет намного опасней, чем в городе. Шальная пуля, неизвестный скилл, и неизвестно, чем все обернется. Да и не уверен, что тебе нужно видеть тот кошмар.
     - А для тебя это значит не опасно? – грустно усмехнулась Алена. – Как ты сам говоришь, это не игра, и воскресать мы не умеем. Зачем нам вообще туда лезть? Военные справятся сами, а нам лишний риск не нужен.
     - Если мы хотим остаться обособленно, - сделав еще один шаг, начал я, - то нам нужно уже сейчас создавать вокруг себя репутацию. Таким количеством, что нас сейчас, мы эту зону не удержим, а чтобы нас стало больше, мы должны хоть немного, но заявить о себе.
     Я оказался настолько близко к Алене, что мне казалось, словно я слышу биение ее сердца. Девушка выглядела неважно, бледная кожа, полопанные капилляры и прерывистое дыхание.
     - В этот раз я не буду спорить, - подняв на меня глаза, сказала Алена. – Глупо спорить, ведь вам, скорее всего чаще придется стрелять, не по медленным тварям, а по людям. Я не уверена, что смогу выстрелить в человека. Пока еще не уверена.
     - Я рад, что мы пришли к согласию, - улыбнувшись, произнес я.
     Проведя ладонью по щеке девушки, я наклонился ближе и, не встретив сопротивления, поцеловал ее. Наши губы слились в легком поцелуе, который продлился не больше трех секунд. После чего девушка мягко, но настойчиво отодвинулась.
     - Сейчас не время, - явно пересилив себя, выдохнула Алена. – Любая привязанность сейчас только навредит.
     - У меня были такие же мысли, - улыбнулся я. – Но, ты, правда, думаешь, что этой привязанности еще нет?
     Я успел заметить легкую улыбку на ее губах, но она тут же собралась и все-таки отодвинулась.
     - Давай сначала разберемся с текучкой, и добьемся хоть какой-то стабильности, - встряхнув головой, сказала Алена. – Просто, сейчас практически все держится на тебе, и любая лишняя мысль может сбить.
     - Хорошо Ален, - отойдя, кивнул. – Постараюсь сделать так, чтоб это место стало для всех более безопасным, чем сейчас.
     - И даже не смей теперь меня на выезды не брать! – накидывая джинсовую куртку, серьезно произнесла девушка. – Поправлюсь, и после освобождения пленных, я все еще в команде. А то знаю я вас, начнешь оберегать, и ограждать от опасностей. Мне этого не нужно.
     Хмыкнув, я не стал отвечать, потому что подобные мысли меня посетили. Мы вышли из кабинета, и как раз в этот момент, ко мне подошел один из новеньких парней и, передав мне замок, напросился на тренировку по стрельбе. Хоть мы и были одного возраста, но чувствовалось, что отношение ко мне, словно к старшему. Не скажу, что это импонировало, но самолюбие немного раздулось. Я закрыл кабинет на замок, а ключи закинул в нагрудный карман. Найдя глазами Макса, и обнаружив его возле кухни, я даже не удивился. Быстрым шагом дойдя до него, я выхватил из тарелки последний бутерброд с сайрой, и только отмахнулся от его возмущенного взгляда.
     - Хватит припасы наши истреблять, - прожевав, произнес я. – Давай, будем собираться наружу, нужно решить из чего народ учить стрелять. Каких у нас патронов больше?
     - Да я в курсе что ли? – справившись с возмущением, выдал здоровяк. – Это вон к Женьке все, или на крайняк к Игорю. Они тут вдвоем все разгребают, всяко больше меня знают.
     Кивнув, я принялся искать Игоря и довольно быстро его нашел. Он сидел в компании сорокалетнего мужика, которого мы вытащили из Камаза. Они пили чай из советских металлических кружек и о чем-то тихо разговаривали.
     - А, Серый, подходи, присаживайся, - увидев меня первым, махнул рукой Игорь. – Познакомься, это Андрей, Андрей Владимирович.
     - Очень приятно Слава, - приподнявшись и пожав мне руку, произнес мужчина. – Игорь посветил меня в вашу жизнь и что к этому привело. Рад познакомиться лично, и лично же выразить благодарность за спасение. Не знаю, сколько бы мы еще протянули, но, то, что все были на грани, я уверен.
     - Мы не сильно похожи на спасателей, - присев рядом с ними, сказал я. – Так вышло, и благодарить нас нужно постольку поскольку.
     - Вы нас не бросили, - пожал плечами мужчина. – Не выставили наружу, выдав необходимый минимум, не послали к военным, а предоставили право выбора. Поверь, это стоит намного больше, чем ты думаешь. Уж мы-то понимаем это лучше чем кто-либо другой.
     - Ну, военных вам все равно придется посетить, - начал я, но смотря, как нахмурился Андрей, тут же продолжил. – Они собираются освобождать людей, и им нужна любая информация по внутреннему расположению рынка. У них однозначно есть профессионалы, которые смогут вытянуть из вас много того, что вам кажется незначительным.
     - Ага, понял тебя, - серьезно кивнул мужик. – Но это терпимо. Только, единственное, попрошу тебя не трогать женщин, они итак там натерпелись ужасов. И вспоминать такое не пойдет им на пользу. Я-то ладно, потерплю расспросы, мне можно.
     - Их я и не рассматривал на эту роль, - кивнул я. – Думал Стаса к этому привлечь да еще кого-нибудь покрепче. Ладно, это все лирика, с оружием обращаться умеешь?
     - Нет, - с сожалением покачал головой Андрей. – Не было возможности научиться, да и необходимости, если честно. В армии не служил, охотой не интересуюсь. Я строитель по профессии, про строительную номер семнадцать слышал? Вот, мое детище было, пока все по одному месту не пошло.
     - Именно там сейчас военные устроились, - удивил я Андрея. – И устроились довольно основательно и с заделом на будущее. Там около десяти тысяч людей собралось, так что твое место не пустует. И, если уж на то пошло, то думаю, когда военные узнают, что ты здесь, то очень захотят к себе.
     - Понял тебя, - медленно кивнул строитель. – Не думаю, что это изменит мое желание остаться здесь, с вами. Так что можешь не переживать.
     - Вам здесь медом, что ли намазано, - вздохнув, произнес я. – Не в обиду будет сказано, но там ведь однозначно лучше, чем здесь. Все равно, что сравнивать село, и мегаполис.
     - Я, хоть и не служил, но жизненного опыта у меня поболее твоего будет, - усмехнулся мужик. – И что-то мне подсказывает, что спокойной и размеренной жизни там не будет. Лучше уж здесь, с трудом и превозмоганием, чем там, с людьми, которые всю жизнь отдали службе.
     - Ну, смотри сам, - покачал я головой. - Нам любые люди кстати будут. Я что хотел-то, Игорь, ты в курсе, что нам военные привезли?
     - А как же, - степенно кивнул он. – Неплохо они привезли, очень даже щедро, я бы сказал. Четыре ящика семерки, ящик гранат, светошумовые, которые, килограмм сорок макарон, не считали мы, но что-то около того. Крупы разные, тоже мешками, сахар, мука, соль и шесть ящиков тушняка.
     - Действительно не плохо, - улыбнулся я. – Мы сейчас наружу, нужно людей хоть немного к оружию приобщить, без этого нынче никак. Андрей, давай тоже собирайся, не дело это в такой ситуации не уметь с оружием обращаться.
     Убедившись, что меня услышали, я поднялся с места и пошел к нашему импровизированному оружейному складу. Вопроса на чем тренировать народ больше не стояло, и так было понятно, что придется использовать АКМ и ксюхи. Патронов к ним у нас хватает, так что выпустить по рожку людям будет полезно.
     Я дождался, пока Макс разберется с текучкой, и уже с ним вдвоем пошел готовить оружие. Мы взяли две ксюхи, что у нас лежали без дела, а так же пять охотничьих ружей МР-155. Недолго подумав, я захватил с собой и парочку арбалетов. Нужно посмотреть, на что эти монстры способны и будет ли от них толк. Все это богатство было сложено возле двери, так же как и ящики с патронами. Нам с Максом помогал Игорь и Андрей, а так же все те, кто горел желанием пострелять.
     После быстрой проверки по камерам, мы всей толпой вышли наружу и стали подготавливать этакое подобие стрельбища. Я даже не удивился, когда увидел, какое количество людей пошло следом за нами. Ну а дальше началась нудная проверка умений, и подтягивание стрельбы. На выстрелы вышли и старики, которые, кстати, довольно умело помогали. Не скажу, что все было очень плохо, но и хорошего было мало. Девушки старались вовсю, и, похоже, умение их подруг помогало им не опускать руки. А вот все остальные, честно говоря, старались не очень. По крайней мере, каких-то более-менее стоящих результатов мы не добились. Хотя, глупо было на это надеяться. Ведь всем удалось выпустить по тридцать патронов, не больше. Но хоть основы мы им дать смогли.
     Смотря на весь этот цирк, я отметил, что прокачка нам просто необходима. За ней будущее, и если мы хотим не просто выживать, а нормально жить, то придется как можно быстрей впитывать все новое. Мысли так или иначе, но скатывались к плохому. Например, к зиме. Каким образом мы ее переживем, я даже не представлял. Да, до нее еще далеко, но время такая сволочь, что пролетит и не заметишь. И, если честно, встречать зиму в этих ангарах будет плохой идеей. Правда, может кто-то сможет предложить что-то более адекватное, но вот в мою голову идеи по этому поводу не стремятся. На данный момент она была занята другим, и пока я давал начальные знания стрельбы, из головы не выходил данж в автомагазине.
     - О чем задумался? – подойдя со спины, спросил Макс.
     - О данже, - не став скрывать, ответил я. – Нам позарез нужен уровень и классы. А так же новые умения и больше лута. Попробуй вспомнить, пламя активировалось, когда вы были возле него вдвоем?
     - Дай-ка вспомнить, - здоровяк задумался и ушел в себя. – Да, оно вспыхнуло, когда Стас подошел ближе, а пока я стоял один, все было тихо.
     - Понятно, - кивнул я. – Значит данж на двоих или больше. Не желаешь сегодня ночью его пройти?
     Макс подавился воздухом, и, повернувшись ко мне, уставился во все глаза.
     - Ну, у тебя и идеи, - покачал он головой. – Думаешь, мы вывезем? Да и почему ночью?
     - Ты должен все хорошенько взвесить, и если откажешься, то я постараюсь найти кого-нибудь у военных, - серьезно произнес я. – Все-таки, вполне вероятно, что это поход в один конец, но и пройти мимо тоже не вариант. Обдумай все как следует и взвесь. Сейчас, нужно дождаться отката книги, и доделать оставшиеся две броньки. Плюс, еще желательно чтоб народ уснул, и не видел нашей отлучки. А то могут ведь и не отпустить. Да и переживания никому не пойдут на пользу. Предупредить Женьку, и хватит.
     - Я в любом случае участвую, - покачал головой здоровяк. – Ни о каких военных не может быть и речи. Вдвоем сходим и со всем разберемся. Единственное, ты сам-то уверен, что тебе оно надо? Я-то ладно, здесь один, и никто обо мне вздыхать не станет, но вот если не вернешься ты, то, боюсь, что вся эта община развалится.
     - Не будет о нем никто вздыхать, как же, - хмыкнул я. – Скажи это Ане, она тебя быстро взглядом прожжет. Совсем дурак, или просто не видишь, как она тебя на выезды провожает? Не, Макс, пока все они бодрствуют, нас никто не отпустит.
     - Скажешь тоже, - как подросток, смутился Макс. – Где она, а где я. Центнер тупых мышц, и три класса церковно-приходской школы на лице. Не будем об этом. Нужно хорошо обдумать, что с собой брать и на чем ехать. Не пешком же туда идти.
     - С оружием проблем нет, думаю, на двоих мы точно насобираем, - начал обдумывать я. – На тебе восстановление и улучшение сеток с фонариками. Благо мы их притащили море. Может, еще из лазеров, что придумаешь. Видел же маленькие металлические коробочки? В них здоровые бандуры, которые зеленым светом светят. Факелов можно парочку взять, на всяких случай. В общем, пойдем как ишаки, загруженные по самое не могу.
     - Если это повысит наши шансы на выживание, то я и два рюкзака потащу, - задумчиво выдал Макс. – Значит, ждем ночи? Готовиться тоже ночью будем?
     - Да нет, сейчас этот цирк заведем назад, и приступим, - отмахнулся я. – Если будут вопросы, то говори, что готовимся к военной операции по спасению рабов. Должно прокатить.
     Поставив себе очередную цель, я немного успокоился. Осознавал ли я риск? Более чем. Но с Максом у нас будут очень хорошие шансы на выживание. Да и никто не отменял возможность стоять на месте и ожидать отката способностей. Все это я старался обдумать до того, как мы окажемся в данже, и сейчас, я вел себя довольно холодно и отстраненно. Именно поэтому, наткнувшись на несколько пустых фраз с моей стороны, меня оставили в покое. Я успел заметить, что люди стали чуточку веселей, после этого выгула, и их мрачное состояние немного приукрасилось. Все это я отмечал мельком, так как мои мысли были далеки отсюда, и хотелось предугадать любые возможные неожиданности.
     Мы довольно быстро занесли все назад в ангар, а количество и яркость эмоций показало мне, что такое надо проводить чаще. Уже находясь внутри, я обдумывал над тем, какое оружие с собой взять. «Винторез» однозначно не попадал под выбор, в виду малой вместимости магазина. Да и если честно, не хотелось мне тратить его патроны. ВСС очень хороша для городского боя, поэтому ее я оставлю на выезды. После недолгого раздумья, выбор пал на G-36. Как оказалось, из того магазина мы вынесли целых два цинка патронов 5,56. А это целых две тысячи штук. Только вот странно, что эти цинки находились в ящиках с подписью 7,62.
     Пока я со всем этим разбирался, ко мне, на удивление молча, подошла Таня, и рядом положила магазин Beta C-Mag на сто патронов. Я даже не успел ее поблагодарить, как она довольно быстро испарилась. Повертев в руках эту занятную штуку, я удовлетворенно отложил ее в сторону и продолжил апгрейд ствола. На корпус был установлен голографический прицел, а вниз, под ствол, я закрепил тактический фонарь. Это было совсем не сложно, и я даже немного удивился. В итоге, автомат очень хорошо лежал в руке, а наличие магазина на сто патронов только добавляло уверенности. Ко всему этому, в той куче, что мы вывезли, нашлось еще около десятка магазинов, и все это я забил патронами. В общей сложности, у меня вышло семь заряженных магазинов по тридцать патронов и один на сто. Плюс ко всему, среди вывезенной одежды, я нашел что-то более подходящее под разгрузку. Все это позволяло мне взять с собой множество принадлежностей, и к тому же остались свободные карманы под фонарики и флешки.
     Спустя минут двадцать, ко мне подошел Макс, и начал заниматься тем же самым. Он молча чистил свою «Сайгу» и готовил под нее обвесы. Глядя на него, я задумался о втором стволе, а именно над каким-нибудь ружьем. Думаю, в некоторых случаях оно будет полезнее автомата. Долго выбирать не стал, если бы была вторая «Сайга» то взял бы ее, а так, выбор пал на МР-155. Неплохое полуавтоматическое ружье, единственным минусом которого является размер. Глядя на него, я даже задумался, а нужно ли брать второй ствол, но все-таки решил взять. Установил на него коллиматорный прицел, нашел патронташ на приклад, который вместит семь патронов. Плюс ко всему, обнаружил и поясной патронташ на тридцать патронов. Все это превращает меня в дешевое подобие Рэмбо, но лучше так, чем оказаться с пустыми руками в данже. А ведь еще нужно будет тащить рюкзак для лута и пустых магазинов. Пока я все это готовил, рядом с нами вертелись девчонки, а женщины постарше готовили ужин. Вскоре, к нам подошел и Стас.
     - Вам не кажется, что вы слишком рано готовиться начали? – усмехнувшись, произнес он. – Нас еще даже никуда не позвали, а вы уже, словно на войну собираетесь.
     Я быстро осмотрелся по сторонам и подозвал спасателя ближе. Тот сразу же нахмурился и подобрался.
     - Мы с Максом ночью в данж пойдем, - следя, чтоб никто не слышал, выдал я. – Не нужно, чтоб остальные знали. Лишние переживания ни к чему.
     - Вы это молодцы конечно, - покачал головой Стас. – Почему вдвоем? Почему именно сегодня?
     Не став вдаваться в подробности, я быстро пересказал парню все свои мысли и соображения. Было видно, что он задумался, и очень многое прогонял в голове.
     - Вы ставите меня в очень хреновое положение, - вздохнул Стас. – Если вы не вернетесь, если вдруг что случится, то мое участие в освобождении под вопросом. Я просто не смогу оставить ангар со всеми выжившими. Да и думаю, когда народ узнает, что я знал и ничего не предпринял, меня живьем сожрут.
     - Вот так сразу да? – улыбнулся Макс. – Уже в нас не веришь?
     - Да не в этом дело, - отмахнулся Стас. – Просто все это попахивает авантюрой и как по мне, так сильно безответственно.
     - Стас, вспомни тех здоровенных тварей и что мы смогли им противопоставить, - вздохнув, сказал я. – Ничего. Мы бессильны. А если какой шальной темный забредет к нам, то, что мы сделаем? Стоя на месте, далеко не уйдешь. Прокачка просто необходима.
     - Думаешь, я этого не понимаю? – покачал головой Стас. – Ладно, не буду нагнетать. Помочь чем-то смогу?
     - Попрошу тебя не спать этой ночью, - немного подумав, выдал я. – Вдруг, нам понадобится срочная эвакуация. Как-то я не уверен, что этот данж мы пройдем так же быстро, как прошлый. Нужно предусмотреть любе нюансы и все-таки выжить.
     - Я тебя услышал, - кивнул спасатель, и, поднявшись, оставил нас одних.
     Дальнейшие сборы прошли без каких-либо сложностей и вопросов. Мы подтаскивали к себе все, что может пригодиться, а на навязчивые вопросы отмахивались предстоящим освобождением. Макс скрепил скотчем пять мощных лазеров, и вывел включение на одну кнопку. Все аккумуляторы были заряжены, фонарики проверены, а гранаты уложены по местам.
     Я немного нервничал, поэтому решил заесть все переживания и напивался крепким кофе. Часы показывали половину двенадцатого ночи, и все наши сборы были окончены. Сейчас люди разбредались по своим спальным местам, а я отмечал, что палатки просто необходимы. Людям нужно личное пространство, пусть даже за тряпочным корпусом. К этому времени уже проснулись военные, а вот Женька все еще давил кровать. Правда, не успел я додумать эту мысль, как он, зевая, выполз из таблетки. Я бросил взгляд на откат книги и с удовлетворением отметил, что таймер обнулился. Пока наш управляющий вместе с военными завтракал, я сидел в кабинете и создавал бронь. Десять минут прошло довольно быстро, и наружу я выходил собранным и серьезным. Макс в данный момент кемарил возле ворот, а я направлялся к своему другу. Оставлять его без знания о том, куда мы собрались, я не собирался.
     - Тебе чего не спится? – отхлебывая горячий чай, спросил Женя.
     - Мы с Максом в данж, - коротко ответил я. – Он на двоих, и, исходя из наших умений, мы должны его пройти.
     - Так, Серый, стоп, - очумело выдал Жека. – Ты сейчас о чем? Какой нахрен данж на ночь глядя? Ты не заигрался?
     - Жек, серьезно, объяснять тебе то, что я объяснял Стасу, нет ну никакого желания, - вздохнув, покачал я головой. – Вот тебе ключ от кабинета, там возьмешь себе бронь, и останется еще одна. Если вдруг что, то решай сам, куда и зачем. На случай, если понадобится нас вытаскивать, Стас будет на рации. Очень надеюсь, что мы вернемся к утру, и ваши нервы останутся целыми.
     - Твою мать, Серый, - только и смог выдавить друг. – Мрак. Оно точно надо?
     - Надо, Жень, надо, - кивнул я. – Ты просто не был в городе и не знаешь, что за твари выползают из тьмы. Мы как вернемся, я устрою массовый выгул, так сказать. На рейд поедем не вчетвером, а человек под десять. Как раз, после освобождения рабов, попрошу у Клименкова охранение на ангар, и всех наших активистов повезу за опытом. Пока же, у нас впереди данж. Сказал бы, чтоб вы помолились, только вот пока некому. Обновление на богов покровителей еще не завезли.
     - Все бы тебе шутки шутить, - мрачно выдал Женя. – Удачи вам. В этот раз она понадобиться, как никогда.
     Улыбнувшись, я сладко потянулся и пошел к Максу. Внутри ангара все успокоилось, и даже неуемная четверка девушек притихла. На данный момент кроме нас бодрствовало пять человек. Военные, Стас с Женькой и Андрей с Игорем. Последние, правда, уже собирались на боковую, и сейчас тихо переговаривались, подготавливая себе подстилки.
     - Подъем, пехота, на войну пора, - легонько пнув стул Макса, произнес я.
     - Да не сплю я, не сплю, - проворчал здоровяк. – Адреналин что-то разбушевался. Потряхивает слегка.
     - Рано ты, - усмехнулся я. – Мой адреналин начнет бушевать перед самым возвращением назад. Вот где сложно будет выжить, а не там, в данже.
     - Оптимист, мать его, - уже более спокойно хмыкнул здоровяк.
     За все то время, что я возился с оружием, Макс восстановил обе сетки фонариков, и где-то, даже немного их улучшил. Сейчас, когда практически все уже спали, мы стали готовится к выходу. Плотно подгоняли одежду, и затягивали все, что затягивалось. Сначала шло термобелье, следом скрафченная бронь, поверх нее одежда, цвета хаки, с множеством карманов, и самым последним была разгрузка. Магазины, лазерные указки и фонари были раскиданы по карманам. G-36 была плотно прикреплена к рюкзаку, а в руки взято ружье. Крепление автомата позволяло всего за пару движений сорвать его и открыть огонь. Но в то же время, оно довольно крепко стягивало его, что устраняло любые раскачивания и побрякивания.
     Собирались мы не меньше получаса. Нужно было убедиться, что с таким снаряжением мы можем не просто идти, но еще и бегать, да уворачиваться. Пришлось от чего-то отказываться, что-то перекладывать, но спустя сорок минут мы были готовы и, захватив с собой по факелу, пошли на выход. Двигаться к магазину, было решено на таблетке. Мы выгрузили из нее все, что могло иметь хоть какую-то ценность и слили пол бака бензина. На крайний случай ее будет ни так жалко. Перед выездом я успел поймать свое отражение в целых окнах машины и только усмехнулся. На Рэмбо я был похож слабо, не то телосложение.
     Пока мы собирались, нас постоянно пытала расспросами пара военных. Как, куда, зачем и почему вдвоем. Правда, они довольно быстро поняли, что на откровенный разговор мы не настроены и прекратили любые попытки. Мы уселись в уазик, дождались, пока закроются ворота, и не спеша поехали вперед. Оказывается, за этот день Игорь поковырялся в машине, и устранил те легкие неисправности, что появились после нашей последней поездки. Так же, была восстановлена люстра, и света у нас хватало.
     - У тебя как по умениям? – выехав за пределы зоны, спросил я Макса.
     - Секунду, - заглянув внутрь экрана, произнес танк. – Так, ага. У доспеха осталось процентов тридцать, тридцать пять, точнее не скажу. А вот на монумент процентов десять, не больше, а это одно-два использования. Кстати, заметил такую штуку, доспех больше прокачивается, когда сильнее расходуется его прочность. Так что для большей эффективности, меня нужно кидать в самое пекло. Благо со вторым уровнем, когда я прокачал шипы, повысилась и прочность доспеха. Всего лишь в два раза, но оно того стоит. Хотя и был вариант увеличения прочности на пятьсот процентов. Сглупил, согласен, но на тот момент другого выбора не было, тварей вокруг нужно было проредить.
     - Я не собираюсь вмешиваться в вашу раскачку, - покачал я головой. – У каждого своя голова на плечах. Да и тебе видней, к чему больше лежит душа.
     - Не, Серый, я чистый танк, - покачал головой Макс. – Или, если будет возможность, то прокачался бы в какого-нибудь паладина. Максимальная выживаемость это мое все. У тебя там как по умениям? Копью до третьего уровня далеко?
     - Сейчас гляну, - кивнул я, стараясь дотянуть до асфальта.
     Мы вырвались из темного леса, и выехали на нормальную дорогу. Немного снизив скорость, я погрузился в изучение своих умений. А то, после последней стычки я все никак не мог добраться до этого дела, и иконки совсем пропали.
     - Копью процентов десять осталось. Скорее всего, неплохо собрал возле военки, - отмечая ползунок, начал я. – Фантомный бег только-только перевалил за пятьдесят процентов. Кстати, спасибо, что подметил насчет подкачки доспеха, с этим бегом, скорее всего такая же штука. А то сейчас вспоминаю, использовал-то я его не много, но вот всегда в толпу. Значит, прокачка зависит от количества среагировавших на фантомы тварей. Будем знать.
     - А что по сети? Хоть немного прокачалась? – сразу же спросил Макс. – Ее перспективы выглядят очень многообещающими.
     - Да нет, - хмыкнул я, отмечая нулевой прогресс полоски. – Почему-то совсем не прокачалась.
     Я удивленно смотрел на скилл огненной сети, и не мог понять, почему за убийство огромной твари он абсолютно не прокачался. Пришлось сбросить скорость еще немного и более пристально всмотреться в иконку. Как только я это сделал, иконка раскрылась, и передо мной предстал выбор дальнейших вариантов прокачки. От неожиданности, я резко нажал на тормоз, но тут же опомнился и вернул машине обычную скорость.
     - Сеть уже прокачана, - довольно улыбнулся я. – Оказывается, все это время скилл просто ждал пока я его раскрою, поэтому и прогресс полоски не был виден.
     Кажется, тогда я просто не обратил внимания на получение апгрейда и успел отмахнуться. Сейчас передо мной, как и в первый раз, висело пять иконок с различными вариантами прокачки. Пришлось сбросить скорость и съехать на обочину, после чего поменяться с Максом местами. Выбор нужно было сделать осмысленно, и не отвлекаясь на дорогу.
     В этот раз легких вариантов так же не было. Первым вариантом была возможность охватывать сразу пять целей, но сама механика не менялась. То есть, я стою на месте, и удерживаю пять любых существ. И если вспомнить, что случилось с моей рукой при единственной, хоть и сильной твари, то про пятерых я вообще молчу. Нет, вариант для использования против слабых темных довольно-таки неплох. Вторым вариантом было разделение сети на три независимых пучка. То есть абсолютно независимых. Этакие три снаряда, которые я могу выпустить в любую цель, без необходимости контролировать ее нитью. Эти сети будут сжиматься сами и без моего участия, но здесь так же приписывалось, что очень сильные твари могу разорвать оковы. Только вот сам этот предел очень сильных тварей описан не был. Усиление под номером три, предлагало сократить время отката до десяти минут, против тридцати первого уровня. Опять же, почти полная аналогия с усилением копья. Ожидая усиление от четвертого, я не прогадал, только вот уточнения были довольно спорными. Да, мощность и дальность увеличивалась, но довольно сильно увеличивался и откат. Из тридцати минут он превращался в сто двадцать. Ну и пятая иконка предлагала видоизменить сеть в забор. Вместо заключения цели в сеть, это умение превращалось в барьер огненной сети. Сам клубок разворачивался, и принимал вид стены, поделенной на ячейки. Размеры ее были пять метров в длину, и два в высоту. Описывалось, что через нее невозможно прорваться, а жар пламени губителен для любых враждебных существ и мгновенно их разрезает. Откат полчаса.
     Каждое, просто каждое усиление было полезно. В этот раз даже пятый вариант был довольно неплох и мысли метались словно бешенные. Правда, у пятого варианта я тут же нашел минус. Да, через нее нельзя прорваться, но ее можно тупо обойти. Но тут же появляется противовес. Поставь такую сеть в последний момент, когда несущийся на тебя темный, уже в метре, и все, амба. Давно передо мной не стоял настолько сложный выбор. Пожалуй, этот я могу сравнить лишь с тем, когда выбирал между службой в обычной и ничем не примечательной части, с переездом в Тикси, на более суровую подготовку.
     - Сложно? – раздался довольный вопрос Макса. – А если сложно, значит там что-то действительно стоящее.
     - Угум, - промычал я в ответ.
     Сейчас я обдумывал что-то посложней, чем развернутый ответ Максу. Придется идти методом исключения. Первый вариант мне точно не походит, не тот стиль игры. Боя, то есть. Пять целей это конечно хорошо, но стоять на месте, когда вокруг горит земля это плохой выбор. Осталось всего ничего, каких-то четыре варианта.
     Второй вариант хорош, я бы даже сказал, что очень хорош. Практически ликвидация трех опасных целей, ну или не ликвидация, а этакий стан. Мощная сеть раз в десять минут, которая способная вырубить очень сильную тварь, это тоже довольно, неплохо. Только опять-таки, ту тварь я смог убить, когда поле боя уже почти зачистили и фактически, темный остался один. А если бы вокруг остались твари, то я уверен, что так спокойно стоять бы не смог. То есть, тоже откидываю.
     Четвертый вариант хорош до безобразия. Если усилить то, что есть сейчас, то умение превращается в этакую ульту. Сильно, дорого, долго. Стоит подумать. Ну и пятый вариант – очень вкусно и при умелом обращении становится не менее опасным, чем усиление под четвертый выбор. Значит, осталось три варианта.
     - Ликвидация, задержка трех серьезных существ, - начал говорить я вслух. – Разовая ликвидация любого по мощности существа, но раз в два часа. Или же этакий защитный барьер, при соприкосновении с которым твари будут в мгновение сгорать заживо.
     - Мы идем в данж, и второй вариант подходит больше, - даже не раздумывая, ответил танк. – Но, если подумать, то хорошим выбором будет любое умение. Тебе нужно решить в каком направлении двигаться. Какой класс в конечном итоге ты хочешь получить? Чистый урон? Или урон через контроль? Активный фарм монстров, или козырь при сражении один на один. Барьер это не твой формат.
     - Спасибо за подсказку, - серьезно кивнул я. – Уже легче.
     Но на самом деле мне не было легче. Хоть выбор и сократился до двух умений, а выбрать хотелось сразу два. Мы уже подъехали к повороту на магазин, тогда как я все еще мучился с выбором. Макс поначалу остановился немного вдалеке, и после короткого осмотра, медленно поехал на территорию. Я решительно отбросил сомнения и выбрал вариант с мощным усилением и длинным откатом. Все равно выбрать несколько вариантов нельзя, поэтому глупо переживать о том, чего не может быть. Да и сейчас необходимо все внимание сосредоточить на окружающем пространстве. Оказавшись на территории магазина, я с некоторой опаской всматривался в застывшую стену тьмы. Она все так же стояла безликим напоминанием о своей непоколебимой власти. На удивление я не видел никого вокруг, здесь было тихо и спокойно.
     Прежде чем заглушить машину, Макс развернул ее и поставил более удобно для возможного побега. Он спрятал ее в тени контейнеров, так чтоб случайные посетители не могли ее обнаружить. Оказавшись на улице, я глубоко вдохнул прохладный воздух и собрался. Ружье приятно легло в руку, и пока Макс проверял свое снаряжение, я осматривался по сторонам.
     - Ну что, идем? – спросил танк, сильнее затягивая лямки рюкзака.
     Кивнув, я пошел вперед, к зданию магазина. Внутри было пусто, но запах смерти, казалось бы, впитался в каждую доску магазина, а тишина давила на разум и пыталась напугать. Мы прошли здание насквозь и оказались на заднем дворе. Именно отсюда можно было хорошо рассмотреть вход в данж. Огромная, темная дыра под землю и не единого следа темных или одержимых. В диаметре проход был не меньше десяти метров. Нас словно приглашали внутрь, и даже расчистили дорогу, но все это было игрой воображения. Мы пересекли десятиметровую отметку, и внутри прохода вспыхнули яркие струи пламени. Они бурным потоком вырывались из стен и перекрывали проход внутрь.
     - С этим разобрались, - кивнул я. – А когда тебя отшвырнуло потоком воздуха?
     - Я зашел под свод, и услышал шипение, - ответил Макс. – Активировал доспех, стал осматриваться, и минуты через две меня отшвырнуло к вам.
     Кивнув, я пошел вперед и первым оказался под сводом пещеры. Со всех сторон тут же раздалось тихое шипение, и оно все нарастало. Но, как только рядом встал Макс, оно сразу же затихло, а после, пропало и вовсе. Мои мысли подтвердились и перед нами действительно данж на двух человек. До последнего я сомневался в своих мыслях, но теперь мог спокойно выдохнуть
     - С этим ладно, а дальше как? – подойдя максимально близко к струям пламени, спросил здоровяк. – Я-то ладно, скорее всего, смогу пробежать под доспехом, а тебе как?
     - Рано ты решил доспех тратить, - следя за пламенем, усмехнулся я. – Не видишь системы что ли? Она здесь точно есть, мне нужно десяток минут, и я смогу ее понять.
     - Серый, вот серьезно, нихрена кроме гудящего огня я не вижу, - покачал головой Макс.
     - Ладно, дай мне пару минут, потом объясню – отмахнувшись, произнес я.
     Здоровяк только хмыкнул, и показательно прислонился к стене. Я совершенно не обратил на него внимания, и принялся до рези в глазах всматриваться в гудящие потоки огня. Первую минуту мне казалось, что никакой системы нет, а я только зря расшумелся. Но, чем дольше я всматривался, тем больше убеждался, что все-таки прав. На протяжении пятидесяти метров стены бушевало пятнадцать потоков огня. Семь справа и восемь слева. Единственное, что напрягало, это слишком большой шаг цикличности. Повторения шли только после девятого выкидывания струи, а их пятнадцать. Пришлось потратить намного больше времени, да активнее поразмыслить.
     - Три длинных, два коротких, шаг вперед, замереть на четыре секунды, оп, не то, - я стал отстукивать по коленям ритм, чтобы лучше запомнить. – Так, медленно, шаг, три резких вперед, ждем, ждем, еще, два вперед, больно.
     - Меня пугают твои расчеты, - раздался тихий голос Макса. – Я туда без доспеха не сунусь.
     Оставив его слова без ответа, я продолжил свое нелегкое дело. Рано или поздно, но я найду ту последовательность, которая позволит нам не сгореть.
     - Насчет доспеха, я не уверен, что он сможет выдержать все пятьдесят метров, - прикрыв глаза, чтобы отдохнуть произнес я. – Да и рисковать не стоит, вдруг прямо за огнем будут темные. А мы на них с голой жопой.
     В этот раз промолчал уже Макс, а я, позволив глазам немного отдохнуть, продолжил. Приходилось учитывать, как и свою скорость, так и делать поправки на Макса. Этакий вызов моим умственным способностям и стресс тест памяти.
     - Серый, ничего плохого говорить не буду, поэтому просто немного отойду, - раздался напряженный голос танка.
     Резко обернувшись, я увидел, что в нашу сторону, со стороны магазина, ковыляет с десяток одержимых. Все бы ничего, но было видно, как внутри здания шевелится еще с десяток тел. Макс оставил лишнее рядом со мной, и, взяв один только молот, пошел встречать нежданных гостей. Я постарался нивелировать дрожь от адреналина, и удержать разум в узде. Позади раздался первый глухой удар, а следом, почти без перерыва, второй. Странная выходка мозга, считать удары пока я просчитывал варианты пробега. Поэтому я знал, что на двадцать третьем траектория была готова.
     - Макс, пора сваливать, - поднявшись на ноги и развернувшись, громко произнес я.
     - Уже иду, - хекнул здоровяк, и мощным ударом откинул особо настырную тварь.
     Макс вернулся назад, и быстро нацепив сброшенное, вопросительно уставился на меня.
     - Как у тебя с памятью? – быстро спросил я. – Запомнить сможешь? Тут довольно сложная схема активации потоков, но я высчитал оптимальную траекторию.
     - Не уверен, что смогу, - выдохнул танк. – Может лучше доспех и вперед?
     - Тут ничего сложно нет, просто запомнить небольшую последовательность действий, - настаивал я. – Не продержится доспех все пятьдесят метров!
     - Серый, да не смогу я! – рявкнул Макс.
     - Млять, - выругался я. – Тогда тебе придется мне довериться. Без всяких сомнений и раздумий. Делаешь все, что я скажу, максимально быстро и точно. Сможешь?
     - Я бате своему молоток не доверял, когда у меня в руках гвозди были! – возмутился он. – А ты хочешь, чтоб я пересилил свое чувство самосохранения?
     Быстро развернувшись, я сделал четыре точных выстрела в подбегающих одержимых и вновь вернул внимание к Максу. Было видно, как его корежит, он пытается решиться и отбросить сомнения.
     - Черт с тобой, - махнул он рукой и резко успокоился. – Давай, ты первый. Как окажешься с той стороны, я за тобой.
     - Добро, - кивнул я, и практически сразу рванул вперед.
     Как раз подошел старт цикла.
     - Сделать четыре шага вперед, замереть на месте. Три секунды ждем, рывок на шесть метров, вдох, вперед два шага. Еще шаг, еще два, ждем. Теперь один назад, быстрый рывок на десять метров, - все это я говорил достаточно громко, чтобы хоть что-то отложилось в памяти у танка.
     Хорошо, что у огня не было широкого воздействия. Он тонким потоком вырывался из отверстий в стене, и почти сразу, расширялся на метр вертикально. В ширину же он был не больше тридцати сантиметров, и исходящий в стороны жар не был столь сильным, как можно было ожидать. Я отмечал эти детали, пока медленно двигался вперед. Хотя, это медленно было только для меня. Здесь время замерло и тягуче тянулось, словно расплавленный сыр. Эти тридцать четыре секунды растянулись, для меня, в целую вечность, и под конец, капли пота стали лезть в глаза. Но все кончается, закончилось и это. Я прыжком перепрыгнул через последний участок, и хотел сделать шаг вперед, чтобы погасить инерцию, но боковой шелест заставил меня замереть на месте. Спустя пару секунд, из стены вырвалось огромное лезвие топора. Оно пронеслось прямо перед моим носом, после чего скрылось в противоположной стене прохода. Следом за ним, но чуть дальше, пронеслось еще одно лезвие, а за ним еще три. После чего все снова замерло, и спустя пару мгновений, все повторилось только с другим циклом и в обратную сторону.
     - Что дальше, ямы с шипами и ядовитые стрелы из стен? – немного разочарованно, выдохнул я. – Так, Макс, слушай только мой голос и делай все в точности, как скажу я! Без самодеятельности и страха!
     - Понял тебя! – крикнул здоровяк, стоя ко мне спиной.
     Он размозжил пару тварей и развернулся ко мне лицом. С такого расстояния, да еще и посреди вспышек огня, было очень сложно увидеть, что с ним происходит. Но я очень надеялся, что он справится. Тот самый момент был очень близко, и я напрягся не слабее здоровяка.
     - Сначала скажу что делать, и как крикну - давай, ты делаешь! – заорал я на весь туннель. - Четыре шага вперед и замереть на месте на три секунды. Давай!
     Макс замешкался на долю секунды, но все-таки переборол себя, и сделал все в точности, как сказал я. Оказавшись на три секунды в безопасности, парень быстро оглянулся назад, но следом пошла моя команда и она вынудила его совершить рывок. Отвлекаться и смотреть, куда-либо еще, было невозможно, мыслить о чем-то постороннем тоже. Одна ошибка, и от моего, теперь уже друга, останется лишь прожаренный кусок мяса. Все шло неплохо, только на том моменте, когда пришлось сделать шаг назад, макс снова замешкался, и я услышал запах паленых волос. Здоровяк смог взять себя в руки и не запаниковать. Остались считанные метры, когда с той стороны в пламя влетел здоровый одержимый, но его тут же сожгло до костей, а спустя секунду, не осталось и их. Теперь я убедился, что доспех Макса здесь не поможет, а цена моей ошибки будет слишком велика.
     На очередном шаге танка, мне показалось, что что-то изменилось. Хорошо, что было небольшое окно в четыре секунды, и в это время я как раз смотрел на то, как горят одержимые. Цикл сдвинулся на два круга вперед, и сейчас все потоки пламени меняли свою последовательность. Мозг принялся судорожно высчитывать варианты, и оставшиеся десять метров уже не казались такими близкими. Очередные две линии огня Макс прошел по старой схеме, а следом, шла новая. Изменись она, хотя бы на десять метров раньше, и все, я просто не смог бы рассчитать цикличность.
     - Замри! – выкрикнул я. – Жди, еще. Готовность четыре секунды потом беги прямо до меня и не шагу дальше! Давай!
     Макс все сделал безупречно, но не смог вовремя погасить инерцию рывка. Он уже видел, что за моей спиной рассекают воздух огромные стальные лезвия, но масса его тела не позволяла остановиться за одно мгновение. Я выпрыгнул прямо на пути его рывка, и, сгруппировавшись, принял весь удар на себя. Меня оттащило сантиметров на тридцать, практически под лезвие. Оно пролетело настолько близко, что его шелест раздался практически в моей голове.
     - Тебе нужно срочно худеть, - тихо выдохнул я.
     - Уже, - сглотнув, ответил Макс. – Килограмм пять точно скинул.
     - Надеюсь, не в штаны? – делая шаг вперед, пошутил я. – Смотри назад, а ты говорил, что доспех выдержит.
     Парень довольно медленно развернулся на сто восемьдесят градусов, и сейчас смотрел, как за доли секунды, сгорают простые одержимые. Твари мощней умудрялись проходить дольше. Вместо одного метра, их хватало на четыре, после чего, вместо них оставался лишь пепел.
     - Надеюсь, после прохождения данжа эта хрень уберется, - покачал головой Макс. – Я еще слишком молод, чтобы умирать.
     - Дальше скучнее, - усмехнулся я. – Всего лишь огромные лезвия, ничего интересного.
      Тот взгляд, которым меня одарил здоровяк, дал мне почувствовать, кем он меня считает. Мне оставалось только улыбаться, ведь я получал реальное удовольствие, от прохождения этих ловушек.
     Следующая полоса с лезвиями была метров пятнадцать, не больше. Но на этом расстоянии собралось двадцать три лезвия. Они были расположены близко к друг другу, но как по мне, этот вариант был намного легче предыдущего. Это предположение я подтвердил за каких-то семь минут. И прохождение этого участка далось намного легче. Даже Макс выглядел намного более спокойным, и не совершил ни единой заминки.
     Сразу за лезвиями был крутой поворот в бок, и не менее крутой спуск метров на сорок. Мы несли с собой по паре факелов, но пока решили ограничиться сетками фонариков. Размер туннеля так и не изменился, это были все те же десять метров в диаметре. Помня, что в первом данже темные вылазили прямо из стен, все наше внимание было сосредоточено на них. Правда, пока все было тихо. Мы спускались все ниже и ниже, а воздух становился холодней. Когда, впереди показался конец спуска и начало пещеры, мы переглянулись, и только крепче сжали оружие. Скиллы были наготове, а тактика боя вбита в подкорку.
     Мы подошли к тому месту, где спуск выравнивался, и, пройдя еще десяток метров, вошли в пещеру. Тот вид, который предстал перед нами, выбил из головы любые мысли и идеи. Впереди простиралась огромная пещера и парой километров тут точно не обошлось. В высоту она была не меньше тридцати метров. На потолке росло множество огромных сталактитов, а так же, небольшие образования тускло светящихся кристаллов. Даже отсюда, благодаря их свету, мы могли видеть множественные проходы вглубь. Один были больше, другие не превышали рост человека. Так же в глаза бросились остатки строений. Сохраненные лестничные переходы, которые были сделаны из светлого камня, остатки высоких стен и остовы древних строений. Все это подсвечивалось непонятными кристаллами, свет которых хоть и был тускл, но распространялся на довольно большое расстояние. Ко всему этому прибавлялось и наличие растительности. Холодный камень разбавляли небольшие кусты с длинными и острыми лепестками, а кое-где вдоль стен росли неширокие лианы.
     - Боюсь представить какого размера тут РБ, - выдавил Макс.
     И к моему удивлению, наши мысли совпали.

Глава 9

     Наше состояние можно смело назвать одним словом – остолбенение. Я никак не ожидал увидеть такие размеры, да и Макс, судя по всему тоже. Пещера была в полутьме. Эта самая тьма стягивалась к проходам, и там бурлила черным дымом. Как только она пыталась ворваться в саму пещеру, то тут же натыкалась на тусклый свет кристаллов и трусливо убиралась обратно. Не знаю, что это такое, но на данж, сама пещера походила мало.
     - Ты темных видишь? – спросил Макс.
     - Неа, - покачал я головой. – Смотри на проходы, где тьма сфокусирована. Она почему-то не может преодолеть свет от кристаллов. Хоть по яркости он и далек от идеала.
     - Надо бы выпилить себе парочку, - задумчиво произнес здоровяк, смотря на свой молот. – Идем? Посмотрим на них ближе?
     Я кивнул, и, не расслабляясь, пошел вперед. Было странно слышать, но вокруг нас не было полной тишины. Правда, я так же не слышал и каких-то отчетливых звуков. Мне казалось, что я находился посреди огромного леса, и все звуки были практически идентичны. То дуновение ветра, то тихий перетреск камней и шелест листьев. Пещера жила своей жизнью, и мы не ощущали себя в полной пустоте. Можно было подумать, что мы зашли в самую обычную пещеру, и сейчас мы простые туристы. Только вот тяжесть снаряжения и наличие оружия сбивало весь настрой. Мы прекрасно осознавали, куда пришли, и что можем здесь встретить.
     Первые пару шагов дались с трудом. Страх перед темными уже засел в подкорку, и непроизвольно, но я ожидал их появление. Как только мы сдвинулись с места, и статичное освещение кристаллов, смешалось с мельтешением света от фонарей, окружающие тени зажили своей жизнью. Они колыхались в такт нашим шагам, и порождали в разуме иллюзии страха. Постепенно, с каждым шагом, этот страх становился сильней. Уже спустя пару минут я осознал, что мои руки дрожат, а на лице выступил пот. Мельком глянув на Макса, я убедился, что и с ним происходит подобное. Пустота пещеры давила на плечи, а к этому прибавилось еще и то, что ее размеры заставляли ощущать себя ничтожной песчинкой. Наличие света не помогало, даже оружие в руках и то не казалось таким спасительным.
     - Млять, - не выдержав, я остановился на месте и закрыл глаза.
     Вот теперь, когда я не видел окружения, тишина стала казаться мертвой. Я сделал глубокий вдох и постарался успокоиться. Мы уже не первый раз проходим через подобное ощущение и каждый раз оно нереально. Страх пытался забраться глубже, пытался донести, что вокруг меня сжимается кольцо монстров, но все было тщетно. Дрожь в руках постепенно угасла, и я смог полностью расслабиться. Я открыл глаза и уже другим взглядом осмотрелся по сторонам. Макс находился рядом, но его панику можно было увидеть невооруженным взглядом. Он напуганным взглядом смотрел по сторонам, а зрачки его бегали словно сумасшедшие.
     - Макс, это морок, - громко и твердо произнес я. – Вспомни, мы уже не раз проходили через подобное, и всегда это было наведенным. Попробуй расслабиться и успокоиться. На крайний случай ставь монумент.
     Здоровяк медленно перевел на меня взгляд, и видимо не увидев никаких следов паники, немного успокоился. Было видно, как дрожь медленно проходит, а взгляд принимает более осмысленное выражение. Он сделал глубокий вдох и только крепче сжал молот.
     - Ненавижу это состояние, - тихо сказал Макс. – Вроде и понимаю, что эти чувства не мои, но так быстро их хрен переборешь.
     Мы стояли практически в самом центре пещеры, а вокруг были раскиданы десятки глыб со светящимися кристаллами. Какие-то горели немного ярче, а какие не горели и вовсе. Как правило, кристаллы не горели там, где их было мало. Выделив самую огромную кучу, я пошел к ней, и когда нас разделяло метра четыре, стал ощущать исходящее от нее тепло. Оно было не сильным, но заметным. Глыба имела вид шпиля, примерно трех метров в высоту, и состояла из нескольких кристаллов поменьше. Я протянул руку и провел ладонью по поверхности камня. Ничего удивительного не произошло. На ощупь это был самый обычный, только теплый, камень. Точно определить температуру было сложно, но навскидку я смог предположить, что здесь было градусов сорок-пятьдесят.
     Только оказавшись так близко с кристаллом, я смог увидеть разделяющие его борозды, и приложив немного усилий, оторвал от общей массы небольшой кусок. Когда кристалл оказался у меня в руках, его свет тут же померк, а спустя пару мгновений потух и вовсе. Положив его назад, я и не удивился, когда он почти сразу вновь загорелся мягким светом. Все кристаллы, из которых состоял шпиль, были размером с кулак, не больше. Да и весом не выделялись. По ощущениям можно было сказать, что они весят грамм двести. Вот форма их была необычна. Этакий шар, состоящий из пары десятков продолговатых брусочков, которые местами выходили дальше идеальной формы, а иногда наоборот не доходили. Именно благодаря этим выступам, кристаллы сцеплялись друг с другом и принимали форму единого целого.
     - Интересно, какой минимум необходим для их активации, - отвлек меня спокойный вопрос Макса. – Можно ведь в качестве лута с собой забрать, и свет и отопление будет. Главное, чтоб они выносились за пределы данжа, а не были местечковыми.
     Я задумчиво посмотрел на танка, и мельком отметил, что он пришел в себя. Его мысль довольно сильно зацепила, и я принялся отцеплять кристаллы от основной формы и складывать их отдельно. Поначалу я думал, что свет глыбы начнет тускнеть, но ничего подобного не было. Зато, когда я отдельно сложил шесть камней, внутри них стал медленно образовываться свет. На восстановление полноценного свечения ушло минут семь. Все это время, я ходил по поляне, на которой и располагались глыбы в виде шпилей. Целых башен было три штуки, еще две были в промежуточном состоянии, и чуть дальше от этих пяти, находились десятки только начатых конструкций.
     - Сколько с собой заберем? – раздался крик Макса.
     Я уже отошел на приличное расстояние и сейчас с интересом изучал пещеру. Она оказалась пуста, и кроме нас, никакой другой живности здесь не было.
     - Думаю, штуки по две, - выкрикнул я в ответ. – Неизвестно что будет с лутом, поэтому набирать прямо сейчас я не вижу смысла.
     - А если мы выйдем наружу через другой проход? – спросил Макс.
     Вот тут я задумался. Бросать такое ценное приобретение совершенно не хотелось. Оно ведь и весит не много, и полезно сверх всяческих похвал.
     - Давай пока возьмем по одному экземпляру, - вернувшись назад, ответил я. – В смысле, по шесть штук, чтоб горели.
     Макс кивнул, а я пошел к самому близкому проходу, из которого пыталась вырваться тьма. Судя по всему, именно в этих проходах будет вся бойня. Только вот соваться в них, когда там бурлит это, у меня не было не единого желания.
     Проход, к которому я подошел, находился на уровне поверхности и не выделялся размером. Примерно три метра в высоту, и столько же в ширину. Правда клубы тьмы делали его больше, и опасней. Я достал связанные лазеры, и, направив их в центр прохода, включил. Свет разрезал плотный слой тьмы и устремился вглубь, а тьма трусливо прижалась к стенке. Правда, практически сразу, она как бы вспенилась, и вернула себе все пространство, и даже попыталась вырваться наружу. Но, как только она вышла за границы коридора, самый ближний из кристаллических шпилей вспыхнул ярче, и выпустил прямо в коридор широкий луч света. Он вбил тьму назад, но не прошел дальше, а остался на уровне входа. Свет от моего лазера затерялся где-то посреди двух этих бушующих стихий, и никакого толка от него не было.
     - Значит, проход может расчистить луч света от кристаллов. Только почему он это не сделал сейчас? – оказавшись возле меня, задумчиво произнес Макс. – Надо забраться повыше, чего-то не хватает.
     - Погнали вон на тот участок стены, - указав рукой, сказал я. – Все это похоже на какую-то головоломку. Или мне просто кажется.
     - Вот так вот настроишься молотом помахать, а тебя думать заставляют, - усмехнулся танк. – Развивается игрушечная составляющая, однако. Скоро по неписям ходить будем, да квесты брать.
     - Сплюнь, - покачал я головой, забираясь выше. – Некоторые игровые условности, переделанные под реальную жизнь это полный звиздец. Хотя должен признать, что от игровой сумки я бы не отказался.
     Сначала мы поднимались по лестнице, но через два пролета она закончилась, и дальше пришлось лезть по скальным выступам. Ничего сложно в этом не было, и никаких проблемных участков преодолевать не пришлось. Спустя десять минут подъема, мы оказались на довольно просторном, и плоском участке скалы. С него можно было увидеть практически всю пещеру, а самое главное, отсюда был хорошо виден весь участок с кристаллическими шпилями.
     - Вот тебе и загадка, - хмыкнул Макс, смотря вниз. – Обычная пентаграмма.
     - Ага, - задумчиво кивнул я.
     Сверху было прекрасно видно, что внизу изображена пятиконечная звезда. Ее центр, а именно внутренний пятиугольник, имел вершины в пяти шпилях, три из которых были полностью целы. Вершины звезды находились намного дальше, чем ее центр, поэтому понять все и сразу с земли было довольно сложно. На самой земле не было никаких отметок, или рисунков, но вот положение кристаллических глыб поясняло все четко.
     - И что нам это дает? – вслух подумал я.
     - Как мне кажется, для начала нужно восстановить оставшиеся два шпиля, - почти сразу ответил Макс. – А уже после будет видно.
     - Давай попробуем, - кивнув, согласился я.
     Путь вниз прошел куда как быстрее, чем наверх. С многих возвышенностей мы просто спрыгивали, благо высота позволяла, да подготовка была неплохая. Уже оказавшись внизу, я оставил возле одного из незаконченных шпилей рюкзак и принялся собирать небольшие кристаллы. Макс делал то же самое, и вдвоем мы быстро доделали оставшиеся два шпиля.
     Как только я вставил последний кристалл в свободное гнездо, из трех полноценных шпилей, в только что собранный, ударил пучок мягкого света. Следом то же самое произошло и с той глыбой, которой занимался Макс. На несколько секунд все пять собранных кристаллов соединились мягким светом, а после, все осталось так же, как и было. Единственным отличием стало более яркое освещение пещеры. Остальные кристаллы, засветились немного ярче, чем и разогнали тьму по дальним углам пещеры. Мы ожидали чего-нибудь другого, но когда все потухло, только недоуменно переглянулись.
     - Долбаные шарады, - ругнулся Макс. – Дайте мне тварей! Хочу крушить черепа и ломать кости, а не этой лабудой заниматься!
     - Халк отечественного разлива, - хмыкнул я, осматриваясь по сторонам.
     Идей было много, и нужно было решить с чего начать. Какой никакой, но игровой опыт у меня имелся, так что с подобными головоломками я был знаком. Толика логики, немного здравого смысла, и набрав еще небольших кристаллов, я пошел к одной из вершин звезды. Макс от меня не отставал, и так же набрал целую пригоршню мелких камней. В этот раз мы справились намного быстрее, и за каких-то пятнадцать минут собрали очередной шпиль. После того, как последний кристалл занял свое место, внутри пяти первых глыб, стал зарождаться более яркий свет. Он накапливался волнами, и медленно мерцал, словно в такт биению сердца. Внезапно, все кристаллы погасли, и пещера погрузилась в полную темноту. Мы тут же включили сети фонарей, и замерли на месте. Темнота продлилась недолго, и спустя десять секунд, кристаллы вспыхнули яркой вспышкой света, и все пять внутренних шпилей соединились лучом света. Он с каждой секундой становился все толще и ярче, и на самой границе того момента, когда смотреть на него было уже невозможно, этот луч ударил в только что собранную вершину. На накопление, ушло еще секунд пять, после чего, из вершины вырвался толстенный поток света и с бешеной скоростью ворвался в один из, запечатанных тьмой, проход. Клубы тьмы буквально разорвало и от них ничего не осталось, тогда как свет все бил внутрь прохода, и дожигал остатки темного тумана.
     Все закончилось быстро и неожиданно. Луч света словно отрезало, и шпиль практически полностью погас. Свет в нем еле теплился, и если не приглядываться, можно было сказать, что его там и вовсе нет. Я посмотрел назад, на пять внутренних шпилей, и, убедившись, что они светятся все так же, подобрал рюкзак.
     - Ну что, идем крушить? – усмехнувшись, спросил я танка.
     - Да наконец-то! – довольно выдал Макс, и поднял с земли свой молот.
     Он первым занырнул в темный проход пещеры, ну а я пошел следом за ним. В отличие от самого первого данжа, где проход был пустым, и каким-то искусственным, этот выглядел более живо. Здесь было обилие различных растений, и мне казалось, что иногда я вижу движение небольших животных. Именно живых существ, а не порождений тьмы. Макс точно не обращал внимания на эти детали. Он пер вперед, подобно танку, коим, собственно и являлся. Неожиданно туннель закончился, и мы оказались на пороге очередной пещеры. Она была значительно меньше предыдущей, но размеры все-таки впечатляли. Здесь было несколько выступов, и подъемов по старым каменным лестницам, а так же, сверху весело множество сталактитов. Вот светящихся кристаллов здесь не было, так же, как и темных. Сама пещера была сквозной, и прямо напротив входа, виднелся проход дальше. Мы довольно быстро осмотрелись и пошли дальше, правда вот выйти нам никто не дал. Как только мы оказались ровно посередине, дальнейший проход затянуло черной дымкой, а оглянувшись назад, я успел поймать тот момент, когда и вход потерялся под бушующей тьмой.
     - Не нравится мне это, - крепче сжимая рукоять молота, выдал танк. – Словно в ловушку попали.
     - Давай-ка выложим кристаллы, - скидывая рюкзак, произнес я. – Лишний источник света точно пригодится.
     Пока мы этим занимались, я видел, что в стенах стали появляться небольшие проходы. Пока еще они были затянуты тьмой и размер имели с кулак. Но с каждой секундой отверстия становились все больше и больше, а мельтешение теней внутри тьмы, навеивало не очень хорошие мысли.
     - Надо выбрать место поудобней, - осматриваясь по сторонам, сказал Макс. – Я ладно, доспехом обойдусь, а вот на тебе защиты нет.
     - Идем вон на тот лестничный пролет, - кивнув, произнес я. – Будешь танковать, а я отстреливаться. Монумент не забудь поставить, думаю, без него не справимся.
     - А как же, - выдохнул здоровяк. – Там как раз в стенах дыр нет, со спины никто не подберется.
     Я посмотрел на Макса, как на не очень думающего человека, и он, видимо вспомнив, на что способны некоторые твари, только хекнул. Не став терять времени, мы рванули к остаткам какой-то башни. Сейчас от нее осталась только лестница, и задняя стена, стоящая углом. Именно по этой стене шла лестница, и именно за счет нее и держалась.
     Я буквально залетел на пролет, и, поднявшись еще выше, поставил кристаллы. Они светились мягким светом, и мне казалось, что он успокаивает. Свою шестерку Макс оставил немного слева от лестницы, прямо на земле. Наши рюкзаки были отставлены в сторону, а я заменил ружье на G-36. В одной руке я сжимал скрученные лазеры, а на предплечье лежал ствол от автомата. Макс стоял прямо на лестнице, на метр выше земли, а я занял пролет. По тому, как здоровяк крутит молот, можно было понять, что он нервничает. Да и я был немного не в себе. Мозг прекрасно осознавал, что раз данж на двоих, то никаких сверхсложностей, с которыми мы не справимся, здесь быть не должно. Но страх перед темными так просто не загасить, он вообще знатно путает разум.
     - Началось, - выдохнул танк, наблюдая, как из одного прохода выползает желеобразная масса.
     Я тут же навел на нее луч лазера, который встретил на своем пути темную дымку. Она как защитный туман клубилось вокруг существа, но дольше трех секунд продержаться не смогла. Лучи пяти лазеров за какую-то секунду прожгли существо насквозь, и следом начался ад.
     Видимо, смерть первого темного послужила этаким толчком, потому что в одно мгновение из всех проходов полезли твари. Не знаю, каким существом была желеобразная масса, но вот следующие были больше похожи на пауков. Человеческое тело, лежащее спиной к земле, из боков которого растут длинные и острые паучьи лапы. Человеческие ноги и руки безжизненными отростками болтаются, как маятник. Грудная клетка была разорвана изнутри, и я прекрасно видел осколки ребер. Прямо из груди, на толстом отростке росла мерзка пасть, а человеческая голова сверила меня свои пустым, но осознанным взглядом. Еще даже без осознания, раздался выстрел, и пуля пробила человеческую голову насквозь, только вот тварь, как ни в чем не бывало, понеслась на нас. Следом за ней рванули и десятки подобных. Макс на мгновение замер, и немного слева и позади него возвысился монумент тьмы. Нас тут же отрезало темной дымкой, и движения стали более четкими и выверенными.
     Первая тварь даже не успела пожалеть, что дорвалась до нас раньше других. Макс активировал доспех, и, сделав шаг вперед, мощным ударом молота размолотил существо до состояния блина. А дальше у меня не было времени смотреть по сторонам. Хитинистые лапы пытались добраться до Макса, но доспех пока защищал. Я же стоял в относительной безопасности, и отстреливал самых настырных. Темные не были особо быстрыми, или сильными, но их внешний вид порождал непонятное чувство страха, и именно оно заставляло вздрагивать. Лица людей казались живыми, полными мук и боли, но живыми. Поначалу, когда я встречался с ними взглядом, все тело замирало, и жалость прорывалась на первый план. Мне казалось, что они все понимают, все осознают, но сопротивляться не могут. И когда я это осознал, то все сомнения исчезли. Я не мог им помочь, но мог избавитьот мук.
     Для меня этот процесс напоминал тир. Найти цель, прицелиться, и сделать несколько выстрелов. Следом все повторялось, и в ход пошла вторая обойма. Я только перезарядился, как услышал окрик Макса, и, переведя взгляд вниз, успел поймать тот момент, как прямо ко мне летит темный. Следом за ним, до меня пытались дорваться и другие твари. На раздумья времени не было, я успел сделать два выстрела, и был вынужден менять позицию. Пули сбили темного с траектории полета, но он успел зацепиться передними лапами за пролет, и сейчас старался закинуть себя ко мне. Можно было попытаться и сделать еще одни выстрел, но за моей спиной уже раздавался скрежет острых лап. Темные решили добраться и до меня.
     Я слетел по лестнице вниз, прямо к монументу, и выпустил копье в самую толпу тварей. Оно собрало немало жизней, и расчистило широкую дорожку. У меня за спиной шелестели лапы тварей, а впереди, уже тяжело сражался Макс. Фантомный рывок донес меня до стены, и твари тут же среагировали на появившихся фантомов. Это дало нам небольшую передышку, а меня поставило в совсем не веселое положение. Твари больше не лезли из проходов, но их все равно осталось немало. Видя все это копошащееся море, я мог бы растеряться, но я не успел. Мозг сработал быстрее меня, и я в который раз поблагодарил тьму за такую шикарную пасивку.
     - Макс, флеха, - выкрикнул я, прежде чем бросить гранату, и спрятаться за небольшим остатком стены.
     Естественно, на месте сидеть и ждать пока сработает флешка, было плохой идеей, но сейчас темные были заняты фантомами и на меня совсем не обращали внимания. Мне удалось спокойно дождаться хлопка за стеной, и уже после, вырваться наружу. Площадка представляла собой неаппетитное зрелище. Хлюпающая жижа, среди твердых паучьих лап. Людские тела тоже оплавились, и сейчас вся эта мерзость шевелилась и скрипела лапами. Только те темные, которые были дальше от центра вспышки, остались практически без повреждений и уже двигались в мою сторону. Постоянно двигаясь, я стал отстреливать остатки, и когда закончилась обойма, закончились и твари. Макс стоял по колено в телах, и уставшим взглядом смотрел по сторонам. Как только он видел какое-то движение, то сразу же опускал туда свой молот. Мне даже отсюда было видно, что его доспех, практически весь покрыт трещинами и держится на последнем дыхании. Видимо, заметив это, Макс отошел назад, к лестнице, и остался там.
     - Продвижения есть? – громко спросил я танка.
     - Неа, - вяло ответил он. – Монумент на следующем использовании прокачается, доспех, скорее всего тоже. У тебя как?
     - Копью еще одного такого же залпа хватит, - посмотрев, произнес я. – А бегу процентов двадцать осталось. Раза два в толпу влететь и сделано.
     - Скукота, - выдал Макс. – Я бы сказал рутина.
     - Рутина ему, танк хренов, - покачал я головой. – Это для тебя все легко, а у меня ни доспеха, ни молота. Единственное, что и остается, так это бегать и прыгать. Рутина, ага.
     - Ждем лут и топаем дальше? – положив молот к стене, спросил Макс. – Куда кстати идти? А то проходов как-то много стало, не заблудиться бы.
     Я оглянулся и увидел, что внутри стен действительно много проходов, но все они были не такими большими, и располагались на высоте от земли. Эти дыры были проходом для тварей, а значит, они не для нас. В прочем, спустя минуту именно это и подтвердилось. Каждый такой лаз стал заполняться тьмой, и вскоре от них не осталось и следа. А вот один большой проход, что находился на противоположной стороне от входа, был все еще на месте. Ожидание лута не затянулось надолго. Мы успели убрать кристаллы назад в рюкзаки, и все. Постепенно, все тела стали испаряться, и оставлять вместо себя различные предметы. Так как мобы все были одного вида, то и лут не сильно отличался. Это были объемные треугольные пластины, которые на ощупь напоминали железо, но очень мягкое. Размером они не выделялись и были примерно семь сантиметров в длину, и четыре в ширину. Ко всему прочему мы выбили кое-что редкое, если судить по количеству. Это были круглые, размером с шар для гольфа, камни. Только вот сделаны они были под глаз, да и вообще, может, это глаза и были. Их мы нашли всего четыре штуки, тогда как пластин собрали около трех десятков. Все это было уложено в рюкзаки, и как только откатились наши скиллы, мы пошли дальше.
     Следующий туннель был намного меньше прошлого. Фактически, мы шли друг за другом, потому что ширина коридора не позволяла иначе. Зато свет фонарей освещал его полностью и на всю виденную длину. Прошло минут десять, как мы вошли, но коридор все никак не желал заканчиваться. Если судить по времени, то мы прошли километра два-три, но вот по ощущениям, мне казалось, что мы не прошли и ста метров. Странное ощущение пустоты и полной тишины. Словно вне этого туннеля совершенно ничего нет, и мы находимся посреди черной и безжалостной вечности.
     Ощущение расстояния пришло неожиданно и резко. Мне показалось, но я даже услышал легкий толчок, и тишина перестала быть такой полной. Именно после этого момента, туннель стал извиваться, и немного увеличился в размерах. А спустя пару сотен метров, мы вышли в очередную пещеру. В этот раз она была еще больше похожа на обычную пещеру из нашего мира. Посередине, как ни в чем не бывало, находился небольшой пруд, с кристально чистой водой. Сама пещера не была цельным пустым пространством. Здесь можно было увидеть огромные скальные перегородки, что делили ее на несколько зон. Так же как и раньше, взгляд выхватил остатки каких-то строений, куски стен и лестниц. Еще здесь прибавилось растительности, только вот никаких аналогов с земной у нее не было. Небольшие кустики, с круглыми листками разных цветов. Все это хорошо просматривалось от самого туннеля, благо пещера не была огромной. Метров триста в диаметре, не больше.
     - Ну что, очередная волна? – осматриваясь, спросил Макс. – Как-то здесь тихо, и спокойно, что ли. Сейчас бы мяска пожарить на берегу этого водоема, да искупнуться.
     - Рутина же, - хмыкнул я. – Давай выберем место для обороны, да скинем все лишнее.
     Макс кивнул и закинул себе на плечо молот. В полумраке пещеры было довольно тепло, и в воздухе стоял запах летнего леса. Я пошел вперед, чтобы лучше осмотреть местность и отметить удобные позиции. Ружье переехало за спину, а в руках оказался автомат.
     Тишину разорвал резкий свист, и мне в грудь ударило длинное копье, черного цвета. Оно перебило одну лямку рюкзака, а сила удара была настолько велика, что меня протащило на метр назад. Я успел отметить тот участок стены, откуда прилетел снаряд, и заметил, что оттуда сорвалось что-то темное, и скрылось в темноте. Рюкзак был тут же скинут, а я взял лазер в руку и согнул ее в локте, после чего на предплечье положил ствол автомата. Макс тоже не завис, и уже стоял с молотом в руках и активным доспехом. Ставить монумент он пока не хотел, ведь мы еще даже не видели противника.
     - Враг сверху, танкуй, - тихо произнес я в наушник.
     Макс кивнул и медленно пошел вперед. Он нервно перекатывал рукоятку молота, и было видно, что здоровяк напряжен. Следом за ним, на расстоянии в пять метров шел я. Мой взгляд блуждал по потолку, и даже скилл от кольца не помогал выхватить из темноты неизвестного темного. Как только Макс оказался практически посредине пещеры, раздался очередной свист, и в его доспех влетело копье. Макса оттолкнуло на пару шагов назад, но он выровнялся и только крепче сжал молот. Следом за этим, на него тут же приземлилась здоровая черная тварь, и, повалив парня на землю, принялась полосовать доспех. Я тут же направил на темного луч лазера, и стал посылать короткие очереди. Тварь была похожа на трехметрового человека с тремя парами рук из длинного тела. Темный был покрыт небольшими чешуйками обсидианового цвета, и мне казалось, что они поглощают свет. На морде существа не было глаз, лишь широкая пасть, с огромными клыками, и непонятные тонкие отростки. Эти самые отростки заканчивались небольшими шариками, и как мне казалось, именно при помощи них, темный ориентируется в пространстве. Тварь совершенно не обращала внимания на пули. Они врезались ей в голову, и даже луч лазера, плавящий ее плоть, не заставлял темного оставить Макса в покое. Здоровяк держал молот на вытянутых руках, чем не позволял существу бить активней.
     Первая обойма закончилась быстро, но я не добился никого эффекта, и вместо того, чтобы перезарядить автомат, я направил руку вперед и активировал копье. Темный успел поднять свою мерзкую рожу, как копье мощным ударом откинуло тварь с Макса. Я думал, что оно как обычно, пробьет монстра насквозь, но в этот раз этого не произошло. С морды темного снесло большую часть отростков, а на правой стороне груди можно было увидеть глубокую вмятину, словно на листке железа. Существо издало тонкий визг, и резким прыжком оказалось на потолке, после чего его силуэт размылся и превратился в тень. Я успел перезарядить автомат, но вот выстрелить не успел. Темный полностью пропал с поля зрения.
     - Ты как, в порядке? – шаря по потолку взглядом, спросил я танка.
     - Цел, - хрипло выдохнул Макс. – Доспех на сорок процентов просел, силен скотина.
     Я не успел высказать свои мысли, как со стороны входа появился темный. Резким движением я поднял ствол, и сделал один выстрел. Силуэт твари растворился, словно дымка, и почти сразу пропал. Правда, следом за этим, с разных сторон появилось еще несколько силуэтов, и все они, как один, рванули в нашу сторону. Макс выдохнул и без моей подсказки поставил рядом с нами монумент. Как только вокруг нас сомкнулась тьма, фантомы растворились безобидным туманом, а я напрягся, в ожидании настоящей твари.
     - Думаешь, РБ? – тихо спросил Макс.
     - Похож, - кивнул я. – Теперь нужно подловить его под сеть и не задеть тебя. А то хрен его знает, как скилл сработает.
     - Отростки на его лице мерзкие, - выдохнул танк. – Хорошо, что ты подсократил их количество, а то думаю в следующий раз точно проблююсь.
     - Танкуй иди, страдалец, - хмыкнул я, отмечая, что тварь не спешит к нам в купол. – Как бы у темного хорошего регена не было, а то получится, что копье потратил в никуда.
     Макс тяжело вздохнул, повел плечами, и сделал шаг за купол. Я перевесил автомат за спину, а в руки взял ружье. Все-таки выстрел дробью в упор будет посильнее пули из автомата. Да и на крайний случай просто откину ствол в сторону и снова вернусь к G-36.
     Лазеры в поисках темного блуждали по стенам пещеры, но все было тщетно. Тварь словно испарилась, либо где-то зализывала раны. Я успел поймать смазанное движение сбоку, но когда развернулся, то никого там не увидел. Зато со стороны Макса раздался глухой удар о землю, и, переведя взгляд туда, увидел, как он развеивает очередного фантома. Тени появлялись из-за огромного камня, и, петляя, рвались к Максу. Я все еще стоял возле монумента, и старался выцепить темного. Мой взгляд блуждал по потолку, когда звук удара со стороны танка привлек мое внимание. Один из фантомов находился рядом с Максом и быстрыми ударами полосовал его доспех. Нацелив ружье прямо на темного, я подошел ближе к границе купола и сделал выстрел. Тварь сильным ударом оттолкнула Макса и, повернув свою рожу ко мне, зашипела. Тут я уже не стал медлить и со всей возможной скоростью стал посылать дробь в тело монстра. Первые три выстрела он, без каких либо проблем выдержал, и уже нёсся ко мне, отталкиваясь от земли одной парой рук. Но, видимо четвертый все-таки пробил его чешую, и на землю брызнула капли крови. Следом, в эту же точку я навел луч лазера, и теперь шипение существа сменилось визгом боли. Последний патрон дроби впечатался прямо в морду существа, и это сбило его с траектории бега. Темный обо что-то зацепился, и уткнулся мордой в землю. Я даже не успел поменять оружие, как сверху на тварь рухнул молот Макса. Темный изогнулся под каким-то нереальным углом и практически успел увернуться. Молот опустился на одну только руку, и довольно легко сломал ее. G-36 была в руках, и я даже успел прицелиться, но темный мгновенно раздулся и плюнул в Макса черной жижей. Она за доли секунды застыла и превратила танка в черную статую, а в меня полетело очередное копье. Снова сильный удар, в этот раз в область плеча, и я выпускаю автомат из рук, а тварь быстро, но шатаясь, прячется за огромным сталагмитом. Мою левую сторону пронзила сильнейшая боль, и левая рука повисла плетью. Я смог сдержать крик боли и только крепче стиснул зубы. Чтобы не терять времени, я подобрал лазер, и направил его на Макса. Свет от фонарей показал, что застывшая жижа плавится, если на нее попадают прямые лучи. Нужно было как можно быстрее освободить танка, и добить темного.
     - Серый, сверху! - выкрикнул танк, как только я освободил его голову.
     Не став туда смотреть я, не замечая боли, сделал длинный прыжок в бок, а туда, где я только что стоял, рухнула каменная сосулька. Мой взгляд успел заметить движение смазанной тени и луч лазера проводил ее за тот же самый сталагмит. Я в очередной раз не стал терять время и, повернувшись к танку, продолжил выжигать застывшую жижу. Хоть под броней Макса и светилась сеть фонариков, но их свет очень долго разжижал застекленевшую жидкость. А вот лазер справлялся на ура, и как только у Макса освободились руки, он тут же схватил свой лазер и принялся дожигать остатки.
     - Дерни мне руку, - напряженно смотря за сталагмит, произнес я. – Вывих, кажется. Сможешь?
     Макс молча кивнул, и резким движением вставил сустав на место. Пока проходила боль, я протянул танку флешку и показал в сторону, где сидел одержимый. Танк кивнул и запустил снаряд точно за сталагмит. Раздался гулкий хлопок, и мы услышали визг, который очень быстро перешел в хрип и затих. Мы с Максом переглянулись, и медленно пошли туда. Макс первым заглянул за камень и тут же в него врезался темный. Сила удара была такова, что они вдвоем пролетели метров десять, а тварь уже в полете начала полосовать доспех всеми шестью лапами. Я рванул прямо к ним и, оказавшись в метре, выпустил весь рожок очередью прямо в голову твари. В этот раз темный был заметно слабее и от каждого попадания, его тело дергалось, а лапы хаотично метались и пытались защитить голову от пуль. Макс поймал момент и использовал ледяные шипы. К моему удивлению они пробили тело темного, а следом, танк извернулся и ударил того молотом в бок. Я успел перезарядить автомат и направить его на отлетевшую тварь. Макс тяжело поднялся, и, сжав молот, пошел на темного. Тот кубарем пролетел метров пять, и под конец смог затормозить свой полет. Мне еще удалось увидеть, как все его чешуйки встопорщились, а следом раздался визг и я увидел волны звукового удара. Макс принял практически весь удар на себя, но и этого не хватило, чтоб погасить его полностью. Танка впечатало в стоящий рядом камень, а часть волны дошло и до меня. Я не успел сгруппироваться, и как мешок с картошкой полетел назад, чувствуя, как мои внутренности разрываются изнутри.
     Приземление не было столь болезненным, по сравнению с тем, что происходило у меня внутри. Дикая по своей силе головная боль разрывала голову, а непонятная дрожь внутри тела принуждала замереть и стараться не шевелиться. Каждое движение порождало всплеск боли, и мерзкую ломоту в костях. С трудом открыв глаза, я почувствовал, как из них что-то течет, сразу за этим, я ощутил, что и из ушей и носа так же потекло что-то теплое. В голове набатом стучал молот, а глаза отказывались выдавать четкую картинку. Все что я видел, так это темные силуэты, на темном фоне пещеры. Этого мне хватило, чтобы заметить, как тварь делится на четырех похожих. Три из них отправились к танку, а одна, самая крупная, ко мне. Прежней скорости и силы у темного не было, он довольно медленно брел в мою сторону. Правда, выползающие из его предплечья, черные клинки, не позволили мне расслабиться.
     С трудом, я повернул голову в бок, и наткнулся на лежащий рядом автомат, вытянув руку, я крепко его сжал, после чего вернул взгляд на темного. Мне еще ни разу не приходилось активировать фантомный бег лежа, так что это будет полезным опытом. Хорошо хоть скилл не зависит от того, могу я бегать или нет. Меня просто выстреливает туда, куда я пожелаю, и с бегом по сути это не имеет ничего общего. Секундная заминка, и меня швыряет вперед, благо инерции у этого умения не было. Я оказался на расстоянии в пятнадцать метров от Макса и видел, как неумолимо к нему подходят копии темного. Тело все еще сбоило, но с каждой секундой мне становилось все легче. Поэтому на подъем у меня ушло секунд десять, и как раз, когда твари оказались возле танка, я уже встал на ноги. Очередная флешка, полетела прямо им под ноги, и да простит меня Макс.
     Оставшийся темный, что был один, уже бежал ко мне, но гулкий хлопок и яркая вспышка сбивает его с ног. Мне не удалось спрятаться, и я так же получил все прелести от близкого взрыва «Зари». Кидая флешку практически под ноги Максу, я надеялся, что его доспех сможет погасить звуковое давление взрыва. Только вот на мне доспеха не было, и к контузии от крика темного, добавились новые подарки. Звук практически полностью пропал, а в глазах метались солнечные зайчики. Мне оставалось надеяться, что темному досталось сильней, ведь сейчас я был практически беспомощен. Я лежал на земле, уткнувшись лицом в какой-то куст, и раз за разом пытался подняться на ноги. Тело скрипело и напрягалось, а спазмы боли грозили утопить меня в болевом шоке, но я не прекращал попытки подняться. В таком состоянии время тянулось очень долго, но когда я смог принять сидячее положение, то смог увидеть темного. Он уже стоял на ногах и ковылял в мою сторону. Только вот от его чешуи не осталось практически ничего, а плоть под действием света сползала огромными пластами. Его это не сильно заботило, и он твердым, но медленным шагом, шел ко мне. Я с трудом собрал все мысли в кучу и уже направил на тварь свою ладонь, только вот темный оказался быстрее. Свист, и копье по касательной задевает мою правую руку, в очередной раз, выбивая сустав. Меня развернуло вокруг своей оси и откинуло на землю, а разум вновь затуманился от боли. Я прекрасно понимал, что если не встану, если не использую сеть, то все, мне конец. Но мое тело отказывалось это понимать, и все что мне оставалось, так это извиваться в бесплодных попытках перевернуться.
     Глупо рассчитывать, что разум может победить тело и заставить его действовать. Особенно в тот момент, когда ты практически не ощущаешь это самое тело. Все что мне удалось сделать, так это перевернуться на спину, и смотреть, как темный идет ко мне. Ему оставалось метров пять, как, приятный слуху, звук удара молота заставил меня улыбнуться, а темного отлететь назад. Я увидел спину Макса, и его почти полностью разрушенный доспех. Он был весь в сколах и в сквозных трещинах, а кое-где лед поменял цвет на багровый. Спустя, буквально секунду, раздался еще один звук, и, приподняв голову, я увидел, как Макс вбивает темного в землю. Тварь пытается подняться, выпрямить руку, чтобы снова выпустить копье, но новый удар переламывает ее и сильнее вбивает темного в землю.
     Я расслабился, и удобнее положил голову на землю. Мой хриплый смех разбавил звуки ударов и позволил немного успокоиться. Макс мерно добивал темного, а я спокойно лежал посреди зеленого куста и смотрел в потолок пещеры. Естественно, от таких полетов, некоторые фонарики на сети перестали работать, и света стало меньше. На удивление, полумрак не пугал, а успокаивал и убаюкивал. Равномерные удары молота совсем не мешали, и даже наоборот. На пятом ударе, я начал их считать, и когда прозвучал шестнадцатый, по моему телу прошла прохладная волна, которая вынесла из тела большую часть боли. Я расслабленно потянулся, и с кряхтением поднялся на ноги. В голове все еще шумело, а слабость не исчезла, но я мог стоять на ногах, и это радовало.
     - Нам в пати срочно нужен полевой хил, - подойдя к уставшему танку, произнес я. – Ты как вообще, в норме?
     - За флешку тебе отдельное спасибо, - проворчал Макс. – Не скажу, что это было легко, но я оценил, да.
     - Как доспех, кстати, смог поглотить хоть часть? – спросил я.
     - Как бы тебе сказать, - вздохнул здоровяк. – Я не сталкивался с эффектом «Зари» близко, но если рассудить логически, то да, поглотил почти полностью. Легкий звон в ушах, не более.
     - Вот и отлично, - кивнул я. – Прокачал что-нибудь?
     - И доспех, и тотем прокачались, - довольно улыбнулся Макс. – Выбирать чуть позже буду, там по любому сложности будут. Как думаешь, кстати, после этого зала на выход?
     - Сомневаюсь, - хмыкнул я. – Ради такого не стали бы воротить такие огромные пещеры. Да и помнишь, в центральной пещере этот проход не был единственным. Пять лучей у звезды, значит, пять данжей с РБ.
     - Не уверен, что мы сегодня потянем все, - покачал головой танк. – Уровень, конечно, получили, прокачались, так сказать, но патроны не вечные. Да и фонари скоро тускнеть начнут, а с одними факелами мы далеко не уедем.
     - Думаешь, еще один, и все? – хмыкнул я, наблюдая, как тают останки темного.
     - Не знаю Серый, не знаю, - тяжело вздохнул Макс. – Тяжело это, молотом махать. И даже знаешь, не в физическом плане, а в моральном. Особенно прошлая пещера по мозгам ударила знатно. Когда монстров всяких убиваешь, еще ладно. Ощущается, будто ты в очень реалистичной, но игре и мысли о конце света уходят на второй план. А вот когда смотришь на лица людей, хоть и такие искореженные, как были там, то так за душу хватает, что выть хочется.
     - Их не спасти, и время не вернуть, - прекрасно понимая, о чем он говорит, ответил я. – Все, что мы можем сделать, так это избавить их от мучений, да помочь выжить тем, кто остался жив. Я ведь не хотел во все это ввязываться, я одиночка по жизни. Никогда не горел желанием взвалить на себя жизни других, а видишь, как вышло. Мыслей в голове просто тонна, и ни все они светлые. Например, как мы будем жить с приходом зимы? Чем греть ангар? Что есть будем, когда все дороги заметет? Да и сам видишь, людям необходимо личное пространство, а один большой ангар это совсем не то. Так что переезд к военным уже не кажется таким плохим вариантом.
     - Молчал бы ты лучше, - посмотрев на пруд, покачал головой Макс. – Я теперь тоже задумался о будущем. Молодец ты, ничего не скажешь. Теперь и у меня голова болеть будет. Мда.
     Я только усмехнулся и продолжил дожигать лазером останки существа. Усталость осталась где-то на фоне, тогда как на передний план вырвался азарт. На лице Макса читались те же мысли, и тот же азарт. Черная плоть испарялась неохотно, но лазер продолжал делать свое дело и примерно минут через семь мы наконец-то дождались этого. На земле остались одни только кости, и когда последний кусочек плоти растворился, они засветились бледно синим светом. Следом произошло то, чего не было в прошлый раз. Кости немного поднялись над землей и за пару секунд собрались в сундук. Свечение угасло, и перед нами стоял мрачного вида сундук, сделанный из одних только костей.
     - Как-то это странно, - хмыкнул я. – В прошлый раз был простой сундук, а сейчас какие-то кости, черепа.
     - В прошлый раз и пещера была другая, заметил? – кивнул Макс. – Тогда казалось, что мы зашли в пустой туннель, без ничего, а здесь как будто дизайнера на работу взяли. Еще зеленого огня из глазниц черепа для полной картины не хватает.
     - Ага, а на сотом уровне окажется, что мы на самом деле в игре, - покивал я головой. – Бета тестеры закрытой новинки со стертой памятью и живущие в две тысячи сто третьем году.
     - Ты это, не заболел часом? – посмотрев на меня, как на сумасшедшего, выдал танк.
     - Не обращай внимания, - отмахнулся я. – Давай, соберем все, да приготовимся на случай, если придется быстро сваливать. А то вдруг, как в прошлом данже будет.
     Макс кивнул, и мы оставили сундук на месте, да пошли собирать раскиданные вещи. Все это было сделано за пару минут, и довольно скоро мы вновь стояли возле сундука. Вроде, я давно вырос из того возраста, когда волнуешься, словно девственник перед первым разом, но именно сейчас мои ладони вспотели. Не хотелось за столь сложный бой вытащить что-то незначительное.
     Я набрал полную грудь воздуха, и с трудом поднял тяжелую крышку. Отсек сундука делился на несколько частей, каждая из которых имела свое наполнение. У дальней стенки находился узкий, но на всю длину отсек с непонятным футляром. Все остальное пространство, что находилось ниже, делилось на три ровные части. В левом отсеке находилось четыре шкатулки, две серебряных и две бронзовых. А вот в центральном и правом находились похожие по виду, но разные по размерам, деревянные ящики. Только тот, который по центру, был не толще пары сантиметров, а вот правый был больше похож на небольшой сундучок.
     Естественно, в первую очередь я потянулся за длинным футляром, что занимал верхний отсек. Взяв его в руки, я прикинул примерный вес, и он оказался не больше пол килограмма. Сам футляр не был чем-то выдающимся, обычная деревянная шкатулка, с маленькой защелкой. Я совершенно не впечатлился, поэтому довольно быстро отодвинул защелку и открыл футляр.
     Не уверен, что можно применять такую фразу, как «я влюбился» относительно вещи, но сейчас было именно так. Внутри деревянного футляра лежала катана. Она была вне ножен, которые лежали здесь же, и поражала своей хищной красотой. Ее внешний вид довольно значительно отличался от тех клинков, которые я привык видеть. Футуристическое лезвие, кромка которого сделана из другого материала. Она тускло светилась красным цветом, и кажется, даже давала тепло. Катана была чуть изогнута к острию, и практически ничего не весила. Рукоять хоть и не было очень широкой, но ее спокойно можно было держать двумя руками.
     - Ты на Алену таким взглядом не смотришь, каким пялишься на эту железяку, - усмехнулся Макс. – Правда, хоть убей, но я не понимаю смысла в этой зубочистке. Для махания молотом никаких особых навыков не надо, а вот для нее обычных взмахов будет мало.
     - Разберемся, - хмыкнул я, закидывая клинок в ножны. – Ты вот, поди, не заметил, но по сравнению с первым разом, ты стал махать куда как лучше. И что-то мне подсказывает, что дело тут совершенно не в опыте.
     Раздался еле слышный щелчок, и свечение клинка полностью погасло. Я передал катану Максу, и тот попытался достать ее из ножен, но у него ничего не вышло. Ножны приняли вид единого бруска, и только по рукояти можно было предположить, что в них находится.
     - Очень легкая, - взвесив клинок, произнес Макс. – Как бы не обломилась ненароком. Значит, думаешь, владение холодным оружием тоже прокачивается?
     - Есть такие подозрения, - кивнул я, присаживаясь возле рюкзака, и закрепляя ее.
     Пока я пытался закрепить меч как следует, Макс достал тонкий деревянный ящичек, и сразу же открыл.
     - Это, кажется тоже тебе, - услышал я голос Танка. – И ты будешь рад.
     Поднявшись, я заглянул в шкатулку и довольно зажмурился. Внутри лежал тонкий лист с изображенным на нем доспехом. Взяв бумагу в руки, я перевернул ее и убедился, что на обратной стороне были написано ингредиенты. Сам доспех представлял собой дикую смесь древности и будущего. Этакая футуристическая помесь легкого кожаного доспеха, с вставками из будущего. Вживую он будет довольно сильно отличаться от нарисованного, так что рассуждать более детально было бессмысленно. Единственное, что меня радовало, так это наличие у него наручей, которые полностью закрывали руки, и какой-никакой, но защиты на ноги. Я вернул листок назад, в деревянную подложку и закинул ее в рюкзак. Следующим на очереди шел ящик покрупнее. Макс без труда достал его и недолго думая, открыл.
     - Второй данж обязателен для прохода, - хмыкнул танк. – За такие вкусняшки я готов танковать снова и снова.
     Я оставил его слова без ответа и задумчиво смотрел на несколько десятков небольших склянок с непонятной жидкостью внутри. Правда, если пораскинуть мозгами, то можно было предположить, что внутри них зелья на восстановление жизни и маны. В общей сложности их было тридцать шесть штук, по восемнадцать штук каждого. Достав одну из них, я повертел ее в руках, и только довольно кивну. По виду она была, как обычная, прямая бутылка, только уменьшенная в несколько раз. Внутри нее тягуче перекатывалась густая жидкость, ярко красного цвета. Пробка была самая обычная, как мы привыкли видеть в бутылках вина. Из нее торчала тонкая цепочка, которая обвивала бутылку и, видимо, была сделана для более легкого открытия. Емкость для маны была практически такой же, она отличалась какими-то незначительными деталями, но в целом, была практически идентична первой.
     - А маны то у нас так и нет, - произнес Макс. – Знать бы еще уровень своего здоровья, да сколько восстановится с одной бутылки.
     - Не следующем данже проверим, - ответил я. – Надо по паре бутылочек куда-нибудь под руку положить, полезно будет. А ману попробуем выменять на что-нибудь ценное у военных. Либо придержим, пока она не появится у нас, да там уже решать будем.
     - Тоже так подумал, - кивнул танк. – Шкатулки будем открыть сейчас, или позже?
     - Давай сейчас, а разбираться будем позже, - ответил я. – Не хочется место в рюкзаке занимать. Да нужно пройти по кругу, может, найдем здесь что-то стоящее.
     Макс усмехнулся, и кивнул. После чего полез в сундук и забрал две шкатулки. Я постарался не отставать и тоже довольно быстро принял новые способности. Хоть я и говорил, что разбираться будем позже, но взгляд сам цеплялся за новые иконки. Правда, как я успел заметить, такое было и с Максом. Мы вдвоем зависли где-то там, вдалеке и читали новые способности.
     В первую очередь я изучил свое активное умение, и то, что я видел, мне нравилось. Молния тьмы, именно такое название несла моя активка. Описание гласило, что молния поражает от одного до трех противников. Чем сильнее первый враг, тем меньше вероятности, что молния перейдет на другие цели. Зато, если цель одна, то весь заряд, который не сможет ее убить, уйдет в оглушение, и сильная тварь потеряется на целых шесть секунд. Стандартный откат в десять минут, и довольно плохая иконка умения. Черная молния, на фоне темного неба.
     Я глянул на пассивку, и только сморщился. На иконке была изображена желтая линия, которая делила квадрат по диагонали. По этому рисунку было не понять, что именно дает новое умение, но зная великий рандом, я прекрасно понимал, что в нем не было ничего хорошего. Уже осознавая, что во второй раз мне ничего стоящего не выпадет, я нехотя развернул описание, и стал читать. Уже после первого предложения, я был вынужден искать место для присесть. В этот раз пассивное умение превышало всяческие похвалы, а именно, сокращало время перезарядки всех активных умений на пятьдесят процентов. Я был вынужден еще раз все перечитать, и убедиться, что я правильно увидел слово ВСЕХ. И да, я не ошибся. Все так и было. Каждое умение перезаряжалось вдвое быстрее. Чтобы хоть как-то успокоиться, я повернулся к Максу, и увидел, что его состояние практически ни чем не отличается от моего.
     - Что у тебя? – спросил я танка.
     - Даже не знаю с чего начать, - нервно усмехнулся Макс. – У меня же еще скиллы прокачались, и нужно выбирать усиление на следующий уровень. Голова совсем квадратная, повременю до центрального зала с выбором. А по поводу умений все очень даже не плохо. Активка вырывает жизненную силу у цели, и передает ее мне. Плюс, она сочетается с доспехом, и если ее применить, когда я под ним, то жизненная сила пойдет на восстановление его прочности. Откат в пять минут, что довольно странно. Пассивное умение тоже весьма кстати, вдвое увеличивает силу удара профильным оружием ближнего боя. Я теперь не только несокрушим, но еще и бью больно.
     - Мне волна нужна, и копье с бегом прокачается, - приняв информацию танка, ответил я. – Кстати! У меня проценты появились на прокачке. Глянь сам, кажется, третий уровень еще больше пододвинул нас к игре.
     - О, точно, - удивленно произнес танк. – Заметь сбоку, в правом углу висит прозрачная иконка брони. У меня восемьдесят семь процентов прочности осталось.
     - Забавно, - хмыкнул я. – Тридцать два. Похоже, копья РБ обладали внушительной мощностью. Надо кстати проверить их, может и не пропали.
     Сказано – сделано. Мы оставили ящик, и пошли искать копья, которыми нас пытались убить. На все это ушло минут пять, не больше. Спустя это время мы почувствовали легкие толчки, и были вынуждены оставить поиски. Мы быстро вернулись к сундуку, но его уже не было. Схватив все, что от него осталось, мы рванули к выходу, а нам в след громыхал обвал сталактитов. В этот раз туннель был не таким длинным, и за какие-то пару минут, мы вырвались в центральную пещеру. Никто из нас не расслабился и мы тут же взяли на прицел окружающее пространство. За нашими спинами, с тихим шорохом закрылся проход, и все замерло. Тишина стала занимать весь разум, и ни одна травинка не шелохнулась. Вокруг нас все так же светились кристаллы, и их свет довольно сильно успокаивал. Именно благодаря нему, мы медленно прошли вперед, и, убедившись, что вокруг все спокойно, немного расслабились.
     Мы без каких-либо разговоров прошли к центральной пятерке шпилей, и скинули рюкзаки возле них. Макс тут же погрузился в изучение улучшений, а я достал клинок и стал более тщательно его осматривать. У меня не было никаких навыков в обращении с катанами, но выросший на мультах и фильмах, я с детства полюбил это оружие. Держа в руках это произведение искусства, я совершенно не представлял, как с ним обращаться. Клинок казался слишком хрупким, и я боялся, что любое усилие, и он разлетится на несколько осколков. Пришлось развеивать эти мысли и ставить катану к стене, а после упираться на нее всем своим весом. Клинок выдержал мой вес и даже не погнулся. Более того он выдержал и прыжок Макса, которого я отвлек от раздумий. Удовлетворенно кивнув своим мыслям, я взял катану в руки и стал к ней привыкать. Никаких осознанных пируэтов не было, обычные взмахи и уколы, не более.
     - Я готов, - потянувшись, выдал Макс.
     - Хвастайся, - усмехнулся я.
     - У монумента не было вариантов развития, просто он из малого, стал средним, - начал рассказывать Макс. – Увеличился размер купола, плюс ко всему, внутри него вешается баф на регенерацию, и еще добавляется накапливаемая энергия, которая раз в минуту поражает и ослабляет самую сильную тварь в радиусе до десяти метров от купола.
     - На следующем РБ нам это пригодится, - довольно улыбнулся я.
     - Ты про доспех послушай, - предвкушающе оскалился Макс. – В общем, помимо усиления пунктов прочности, те шипы, которые я выпускал, теперь будут выпускать сами, в самого настырного врага. Примерно раз в двадцать секунд так - хлоп, и какую-нибудь близкую тварь пронзит ледяной шип. Естественно, без убирания активного умения в выпуске сразу множества шипов. Просто, очень приятный бонус.
     - Имбанутый танк получается, - покачал я головой. – Ко всему этому есть еще и вампирик, тебя теперь хрен пробьешь, получается.
     - Да не это меня беспокоит, - отмахнулся танк. – Просто, если рассуждать логически, то все встреченные нами твари, были нам под силу. Ну, почти все. А сейчас мы становимся намного сильней, и только представь, под каких тварей нас подгонит мир.
     - Скорее это нас подгоняют под тварей, - кивнул я. – Сильные монстры уже однозначно есть, да вспомнить хотя бы того, с которого я получил книгу. И вот знаешь, если у тебя есть доспех, который очень хорошо защищает от когтей и ударов, то у меня такого нет.
     - Зато у тебя есть то же копье, которое разносит их на раз, - ответил Макс. – Да прибавь к этому сеть, и бег. Мобильный урон, очень большой силы.
     - Только вот, если я не убью темного при помощи этого, то, скорее всего я труп, - хмыкнул я. – Слишком большой откат, который не позволяет кидаться умениями направо и налево.
     - Просто их пока мало, - засмеялся танк. – Вот когда подсоберем их с десяток, тогда будет совершенно другой разговор. А пока я танкую и ладно. Нам главное не разделяться, и сбить хорошую группу, тогда любые данжы будут по плечу.
     - Людей со счетов не сбрасывай, - охладил я пыл здоровяка. – Это темные липнут к тебе, словно у тебя увеличенная зона на агр, а вот человек сначала вырубит тех, у кого защиты нет. И если взять в расчет, тех же бандитов на рынке, то там будет все совсем по-другому.
     - Умеешь ты весь настрой обломить, - вздохнул Макс. – В данж идем?
     - Пошли, - отправляя катану в ножны, ответил я. – Посмотрим, что нам даст вторая пещера. Прокачались мы уже знатно, но, чувствую до четвертого уровня умений нам еще ох как далеко.
     - За три данжа, мне кажется, получим четвертый, - что-то прикинув, произнес Макс.
     - Хорошо пошутил, - кивнул я. – Этот то пройти пройдем, а вот на следующий уже может не хватить припасов. Да и время уже почти четыре утра, нужно заканчивать и возвращаться.
     Мы быстро восстановили очередной шпиль, и когда луч света разогнал тьму, пошли к туннелю. Он ничем не отличался от первого, и первые сто метров я ловил приступы дежавю. Зато, в этот раз мы ограничились двумя сотнями метров, но вместо пещеры, вышли в длинный и просторный коридор. Он был сделан из красного кирпича, и имел форму полукруга. Можно было увидеть множество огромных трещин, что полностью пересекали стены коридора. На земле, кое-где встречались большие лужи с водой, а запах плесени забивал все остальные чувства. Сам туннель был шириной метров восемь, а в высоту не меньше трех.
     Как только мы вступили под своды этого туннеля, за нашими спинами тут же закрылся проход, а впереди раздался звук, похожий на шелест цепей. Мы могли видеть весь туннель на протяжении ста метров, а дальше клубился черный туман. Свет лазеров разгонял не только тьму, и мне казалось, что я слышу удаляющийся топот сотен лапок. Я бросил взгляд на танка, и убедился, что ни я один это услышал. Макс выдохнул, и пошел вперед. Он пока не накидывал на себя доспех, но было видно, что парень прислушивается к каждому шороху. Я шел следом и так же обострил все свои чувства. Никто не знает, что на этот раз преподнесет нам данж, поэтому нужно быть настороже. Правда, пока туннель абсолютно пуст, и все, что мы встречали так это плесень. Вот ее здесь было очень много. Мы прошли метров десять, как все стены туннеля стали ей покрываться и чуть дальше она покрыла абсолютно все.
     Проход в бок нашелся практически в самом конце туннеля и, оказавшись возле него, я немного нервно поглядывал на бурлящую тьму. Она медленно колыхалась и перекрывала собой основной проход. Свет ее совершенно не беспокоил, как, в прочем не стали ее беспокоить и мы.
     Боковой проход был меньше основного, но вокруг все также были красные кирпичи. В узком пространстве, ружье заменило автомат, но затекшие руки, не позволяли быстро идти вперед. Приходилось постоянно держать под прицелом весь туннель, и не расслабляться даже на секунду. Получение новых скиллов не позволило нам зазвездиться, ведь ценой этому могла быть наша жизнь.
     Туннель кончился внезапно и с небольшим поворотом в бок. Макс только крепче сжал молот и пошел вперед, чтобы застыть столбом прямо на выходе. Когда я вышел следом за ним, то застыл подобно ему. Мы оказались на небольшой террасе, а прямо перед нами простилались развалины какого-то непонятного замка. Было странно видеть именно такое оформление данжа, если вспомнить, что оружие и броня имеют футуристические зарисовки. Под нашими ногами был пологий спуск во внутренний двор, который был разгорожен множеством остатков стен. Именно из-за них, мне казалось, что перед нами лежит лабиринт, а метрах в ста от нас находился сам замок. Он не был огромным и внушительным, но его темные шпили ловили отблески фонарей, и рассеивали их по всей пещере. Все это я успел отметить за пару десятков секунд, потому что практически сразу, как мы вышли, я почувствовал сотни взглядов, направленных прямо на нас. Как только шпили рассеяли свет и тем самым немного осветили пещеру, можно было поймать движение практически в каждом уголке лабиринта. Темные зашевелились, и спешили скрыться от губительного света, но мое зрение позволяло видеть их в темноте. Я отмечал, что пройти напрямую не получится, и нападения можно ожидать с любой стороны.
     - Ну что, - произнес Макс. – Зайдем в гости к местному барону?
     - Для начала нужно пройти его дружину, - хмыкнул я. – В этот раз не получится стоять на одном месте и под защитой монумента. У каждого темного свой ареал, ты не видишь, а мне все прекрасно видно. Не знаю, как они отреагируют на выстрелы, но придется идти медленно и зачищая все подходы.
     - Значит, отмечай зоны, врываемся, зачищаем и ждем отката умений, - приняв мою информацию, высказался Макс. – Торопиться не будем, вокруг слишком много закрытых мест.
     - Я бы сейчас чего-нибудь перекусил, - сморщившись, ответил я. – Зря не захватили.
     - А кто сказал, что не захватили? – усмехнулся Макс. – Есть термос с горячим кофе, и бутерброды.
     - Твою мать, Макс, прямо спаситель! – воскликнул я, и мне вторило гулкое эхо пещеры.
     Мы не стали откладывать перекус на потом, и разложились прямо здесь, на террасе. Я не поленился и достал кристаллы света, чтобы обезопасить нас еще больше. Макс хоть и не видел темных, но однозначно ощущал их взгляды. А вот я прекрасно видел, что ближайшие к нам не спускают с нас свои взгляды. В темноте их глаза светились багровым светом, и этот свет пробирал до самых ребер. Правда, перебить аппетит они были не в силах, и мы довольно спокойно закончили импровизированный завтрак.
     Следом был быстрый спуск вниз, и тщательное изучение местности. Еще сверху я приметил более-менее просторный путь к замку, а сейчас мне необходимо было подмечать движение темных. Макс обернулся и, получив мой кивок, активировал доспех и пошел вперед. Перед нами был широкий проход вперед, а по бокам возвышались остатки стены. Впереди должна была быть широкая площадка, а после нее, очередной проход дальше. Мы шли довольно медленно и прислушивались ко всем шорохам, но на нас все еще никто не нападал. Ни один темный не попадал в поле зрения, и все что нам оставалось, так это недоуменно хмуриться. Я пытался выцепить их, но, сколько бы я не всматривался в темноту, вокруг было пусто.
     Мы так и прошли до самых ворот в полной тишине и без единого выстрела. Уже возле них, мы ненадолго остановились, и ждали, что может, кто нас подожмет. Но все было тихо и ничего не менялось. Огромные черные ворота не имели двери, и было непонятно, как пройти дальше. Но, как только я дотронулся до створки, ворота тихо и без скрипа растворились, словно приглашая нас войти внутрь. Там было все так же темно, а красный кирпич заменился серыми камнями большего размера. Мы вошли внутрь, и, сделав пару шагов вперед, замерли. Снова эта же тишина и никаких движений. Даже ворота не собирались закрываться и это немного успокаивало.
     Замковый коридор был высотой метров пять, и закруглялся в потолке. Внутренний двор мы прошли минуты за четыре, поэтому доспех Макса был все еще в нашем распоряжении. Наши шаги гулким эхом отражались от молчаливых стен, а свет фонарей создавал вокруг нас причудливые тени. Мы двигались вперед, все глубже по каменному коридору, но вокруг нас ничего не менялось. Лишь спустя минуты три мы оказались возле самой обычной деревянной двери. Я подошел ближе и прислушался, за ней было тихо, если не считать тихого, еле заметного шелеста.
     - Не по себе мне от этого места, - сморщился Макс. – Если твари не лезут на тебя гурьбой, значит, где-то есть подстава.
     - Меня больше тишина напрягает, - кивнул я. – Даже обилие умений не внушает спокойствия. Слишком тихо вокруг.
     - В любом случае нужно либо идти дальше, либо оставаться и ждать отката доспеха, - произнес Макс. – Время еще есть, но, если и дальше будем идти столь медленно, то моя защита может закончиться в самый неподходящий момент.
     - Тогда открывай дверь и вперед, - хмыкнул я. – Думаю, именно там будет финальная точка этого данжа.
     Макс повел плечами, и, задержав воздух, с силой толкнул дверь. Он быстро залетел внутрь, но тут же встал на месте, как вкопанный. Я не стал медлить, и крепко сжимая ружье, зашел следом.
     Мы оказались в просторном зале, который, можно было бы назвать тронным. По бокам стояли широкие колонны, а на потолке можно было увидеть огромные люстры, с десятками свечей. Правда сейчас они не горели, и давно покрылись паутиной. Размер зала внушал уважение, ширина его достигала пятнадцати метров, а в длину все тридцать. Только вот не это отображение древних времен вогнало нас в прострацию. В конце зала, где находился трон, на стене за ним, весела девушка. Она была полностью обнажена и распята цепями. Черные цепи с множеством острых выступов, выходили из стены и обвивали конечности девушки, а после, пробивали ее плоть насквозь и уходили в стену. То, что эта девушка не было человеком, можно было судить по ее размерам. В высоту она была не меньше трех метров, тогда как строение ее тела было полностью идентично человеческому. Именно сейчас ее можно было назвать болезненно худой. Из ее открытых ран, медленно капала ярко красная кровь, которая в свете фонарей переливалась не хуже рубина. Каждая цепь была покрыта непонятной черной субстанцией, которая пыталась поглотить тело девушки, но пока добралась только до локтей и колен. Она была похожа на черную и очень густую паутину, и казалось, что она двигалась в такт дыхания девушки. Девушка, кстати, была жива. Это можно было увидеть по тому, как вздымается ее грудь. У нее были длинные, черные волосы, которые запутанными лохмами свисали с уроненной на грудь головы.
     Внизу, практически у ног неизвестной, лежали десятки ягуаров. Все они были в ошейниках, от которых шли такие же цепи, которые терялись в полу. Огромные кошки были вымучены и худы, а шерсть многих из них потускнела, и кое-где вывалилась клочками. Черная субстанция отметилась и здесь, несколько кошек были поглощены ей на половину и можно были заметить их болезненные спазмы.
     - Идеи, мысли, предложения? – хрипло спросил я.
     Как только в этом помещении раздался мой голос, всё словно замерло, а спустя секунду, черная субстанция стала очень быстро поглощать одну из кошек. Девушка вздрогнула, и с трудом подняв голову, посмотрела прямо на нас. Ее глаза светились желтым светом, и он выглядел довольно жутко. Практически сразу с этим, на нас уставились все ягуары. Он смотрели на нас, не моргая, а та кошка, которую поглощала черная паутина забилась в сильнейших конвульсиях. Под кожей животного происходили непонятные движения, а раздавшийся хруст ломаемых костей сбил с нас весь ступор. Я быстро достал кристаллы и прокатил их чуть дальше к центру зала. Макс снял со спины два факела и вставил их в гнезда, которые находились прямо возле двери. Он, не медля, зажег их и скинул рядом рюкзак. Я поступил точно так же, и сейчас смотрел, как под действием черноты меняется ягуар. Его тело покрывалось черными костяными наростами, а голова мялась словно пластилин. Она становилась больше, и пасть расширялась под нереальную глубину. Девушка и остальные ягуары все так же прожигали нас взглядами, но когда изменения кошки закончились, на миг все замерло.
     - Помоги, - пробирающим до самых костей шепотом, произнесла девушка.
     Именно на этой фразе, измененный ягуар встал на лапы, и ошейник свалился с его шеи. Огромный хищник, повернулся к нам, и в его глазах бурлила тьма, которая не сулила ничего хорошего. Темный низко пригнулся и, издав короткий рык, растворился во тьме.
     - Хочу на поверхность, - тихо произнес Макс, прежде чем в купол ударилось что-то тяжелое.

Глава 10

     Макс сделал несколько шагов вперед, и остановился в метре от того места, в которое ударился темный. Я тут же поднял автомат и произвел пару выстрелов по удерживающим девушку цепям. Пули срикошетили, но никакого эффекта не последовало. Тогда я включил лазер и направил его прямо на тьму. Раздалось еле слышное шипение, и от темной жижи повалил дым. Лазер переместился прямо на шею девушки, и стал выжигать сгустки тьмы, что сомкнулись вокруг нее. Одновременно с этим в купол вновь что-то ударилось, но в этот раз ягуар прорвался внутрь, правда, потеряв невидимость. Макс тут же обрушил на него удар молота, и даже попал. От тела огромной кошки разлетелись непонятные искры, и та в ответ махнула когтистой лапой. Удар был такой силы, что танка откинуло на пару метров, знатно подрезав прочность его доспеха, а ягуар развернулся ко мне. Кажется, ему не понравились мои нападки на черную субстанцию.
     Темный приготовился к прыжку и довольно резко сиганул прямо на меня. Я успел развернуться и, выставив руку, выпустить копье прямо в тварь. Ягуара сбило прямо в полете и откинуло от меня на несколько метров. Темный еще не успел приземлиться, как в его тушу врезался сгусток темной энергии, который вылетел прямиком из монумента. Ягуар тяжело рухнул на пол, а следом в его тело с размаху впечатался молот Макса. Я прекрасно видел, что отбойник достиг тела твари, но та растаяла черным облаком и пропала. Тронный зал вновь погрузился в мертвую тишину, и только тихое позвякивание цепей нарушало эту мертвую безмятежность.
     - Убили? – тихо спросил Макс.
     - Сомневаюсь, - настороженно покачал я головой. – Слишком все просто. Жаль, что полоски на опыт нет, а то можно было бы сказать точнее.
     Я только успел договорить фразу, как чуть сбоку, но прямо возле купола стала формироваться темная фигура, только вот в этот раз форма ее была человеческой. Прошло каких-то сорок секунд и казалось, что перед нами появилось воплощение смерти. Человеческий силуэт в глубоком черном балахоне с капюшоном на голове. Не хватило только косы, и можно было увериться, что перед нами стоит именно она.
     - Странные вы, смертные, - тихи шипящим голосом заговорила непонятная фигура. – Мальчик, ты, правда, думаешь, что безобидное существо закуют в цепи? Она заслужила вечное заточение. Ее цепи это ваша жизнь. Упадут они, и вы останетесь кормом, а тьма продолжит поглощать мир.
     Мы с Максом в буквальном смысле впали в ступор. И это было не от речей темного, а от самого того факта, что этот темный говорит.
     - Серый, че за херня тут происходит? – прохрипел Макс.
     - А я знаю? – нервно ответил я. – Похоже на какой-то игровой сценарий с вариантом выбора. Надеюсь, он просто потрындить, да потеряется и нам не придется шевелить мозгами.
     - Поддерживаю, - кивнул Макс. – Еще бы я над игровой составляющей голову ломал. Предпочитаю ломать головы врагам, а не заниматься гаданием.
     Темный словно прислушивался к нашим словам, и можно было видеть, как его голова наклоняется то на один бок, то на другой. Он подошел практически вплотную к куполу, и сейчас пугал нас темной пустотой из-под капюшона.
     - Игровой сценарий? – удивленно прошипел силуэт. – Это теперь ваша жизнь! Хватит во всем искать костыли, теперь реальность переписана, и уже никто не сможет этого изменить!
     Я бросил взгляд на девушку, на лежащих у ее ног кошек, на то, как тьма поглощает их и превращает в монстров.
     - Не нравится мне такая реальность, - тихо пробормотал я.
     - Но, тебе может понравиться это, - вкрадчивым шепотом произнес темный.
     Мой взгляд зацепился за его костлявую руку, из которой стал вытекать черный туман. Он за десяток секунд сформировался в шкатулки, которые в три ряда выстроились у ног темного. Всего у его ног лежало шесть шкатулок, по две каждого вида. Но больше всего мое внимание привлекли те, которых я еще не встречал. Эти были золотыми, более крупными, и намного более изящными по сравнению с предыдущими.
     - Уйдите отсюда прочь, оставьте ее тьме, и будете щедро вознаграждены, - произнес темный, и по его речи я понял, что он улыбается.
     - Только вот ты забыл упомянуть темный, что ты не в состоянии создавать искры и им достанется лишь презренный металл, - тихо и явно из последних сил прошептала девушка.
     - Искры, - с отвращением выплюнул силуэт. – Ты должна была молчать!
     Мы с Максом переглянулись и больше не стали слушать. Сказанного было достаточно. Я достал флешку и, выдернув чеку, забросил ее прямо под ноги девушки. Одновременно с этим, я наставил руку на темного и активировал сеть. Из моей ладони вылетел более яркий шар пламени, и устремился к силуэту. Тот начал растворяться еще тогда, когда я кинул флешку, но не успел, и сеть в доли секунды обмотала его толстыми нитями, которые теперь имели вид тонких цепей. Макс тоже не стоял на месте, и буквально подлетев к краю купола, со всего размаха опустил свой молот на голову темному. Как только это произошло, со стороны трона раздался хлопок, и все помещение затопило ярким светом. Следом за этим раздался тонкий визг, который затих спустя пару секунд, а я продолжал сдавливать огненную сеть. Она уже нагрелась выше температуры моего тела и сейчас градус довольно быстро рос. Я ощущал, как цепь раскаляется и становится все горячее, но я так же видел, как сдавливается ловушка для темного. Она сжигала черный туман, а удары Макса облегчали эту процедуру. Когда его молот опускался на сеть и раздавался гулкий удар, цепь немного сбавляла температуру и ослабляла хватку вокруг моего предплечья. Я бросил взгляд на стену, где висела девушка, и увидел, что большая часть цепей стала чистой от черной жижи и даже ржавчины. Эта дрянь так же слетела со всех кошек и осталась только на самом начале цепей. Но даже там она пенилась и мерзкими комками отпадала на землю, где и испарялась без следа.
     Макс старался изо всех сил, и только благодаря его мощным ударам с моей руки все еще не сползла плоть. Температура уже подкрадывалась к сотне градусов, и все что мне оставалось, так это стиснуть зубы и продолжить сжимать сеть.
     Тринадцатый удар Макса ознаменовал начало горения моей плоти. Появился стойкий запах жженых волос, и горелой кожи. Я не стал ждать и выпустил прямо в сеть черную молнию. Следом за этим свое новое умение использовал и Макс. Он на мгновение замер, а потом вытянул левую руку с раскрытой ладонью. В следующую секунду от тумана отделился ярко красный поток воздуха, который моментально впитался в ладонь танка. Его покрытый трещинами доспех стал медленно, но неумолимо восстанавливаться, а Макс вновь схватил молот обеими руками и занес его над головой.
     Ощущение сети было подобно кистевому эспандеру. Я с силой сжимал ладонь, но сопротивление темного не позволяло сжать ее в кулак. На каждом ударе молота, напряжение становилось меньше, но практически сразу вновь возвращалось к своему изначальному значению. Было немного странно ощущать, что сжимание практически не зависит от силы кисти, а вот когда темный сопротивлялся, приходилось прилагать не малые усилия, чтобы не расслабить сеть.
     - Да издохни ты уже, - не выдержав, высказался Макс. – Я, мать его, в стройбат не нанимался!
     Только сейчас я обратил внимание и не смог сдержать улыбку на его действия. Он и, правда, словно забивал костыль в рельсы.
     Сгусток тьмы достиг размеров футбольного мяча, когда на очередном взмахе молота, сеть превратилась в свое изначальное состояние, а именно в огненный шар. Макс уже не смог сдержать молот и его оружие с силой впечаталось в пол и раскрошив камни, оставило знатную вмятину. Танк устало выдохнул, а я наконец-то смог скинуть обжигающую цепь со своей руки. От ладони и до локтя был один длинный ожог, и даже сейчас мне казалось, что я слышу, как трескается моя плоть. Странно, но я думал, что боль будет сильнее. Потому что сейчас, я хоть и с трудом, но мог ее терпеть.
     - Третий уровень, - хмыкнул я, наблюдая, как начала работать регенерация от купола.
     - В норме? – оставив молот на полу, спросил Макс.
     - Прокачка решает, - кивнул я. – Предел боли явно отодвинулся, как и ее ощущение. Глянь, уже мясо начало подгорать, а я все еще в сознании.
     - Да уж, со стороны выглядит неаппетитно, - сморщившись, ответил танк. – Может, зелье выпьешь?
     - Не любишь барбекю? – напоказ удивился я. – Ладно, оставим шуточки. Нужно здесь заканчивать. А насчет зелья, так думаю поберечь для чего-нибудь более проблемного. Например, если руку оторвет.
     Макс только отмахнулся и пошел в сторону трона. Я пару раз сжал кулак и чтобы не вытаскивать факелы из креплений, подобрал кристалл да пошел следом за ним. Хоть ожег, все еще не покрылся коркой, я спокойно вышел из купола, но схлопотав вспышку боли, сделал шаг назад. К сожалению, я немного переоценил повышение уровня, и оказалось, что часть боли купирует купол. Пришлось ждать еще несколько минут, наблюдая за тем, как Макс аккуратно ходит между лежащих ягуаров. Он старался не смотреть в сторону обнаженной пленницы, но взгляд его то и дело прилипал к ее телу. Я, правда, тоже не был святым, и уже довольно детально изучил девушку, как и ее чудовищные сквозные раны.
     Восстановление шло слишком медленно, поэтому я все-таки достал бутылочку и, не раздумывая, выпил содержимое. Правда, практически сразу в мою голову стали закрадываться мысли, что это может быть вообще что угодно, а не зелье исцеления. На сосудах не было никаких надписей или пояснений, и мы сделали вывод, опираясь лишь на цвет.
     Как только жидкость ухнула в желудок, я тут же ощутил болезненный спазм в области ожога. Следом за ним пошел еще один, но заметно слабее, а после все и вовсе затихло. Я перевел взгляд на рану и успел заметить, как она зарастает, а поврежденные ткани отмирают и меняются на новые. На полное исцеление ушло от силы две минуты. Они истекли, и рука приняла свой совершенно обычный вид. Хорошо хоть эта цепь прожигала лишь мою плоть, и не коснулась одежды. Я расправил рукав, и, подхватив второй кристалл, отправился следом за танком.
     Макс стоял прямо напротив того места, где из стены вырывались цепи и светил туда лазером. Уже на подходе мой слух смог уловить легкое шипение, а когда я подошел ближе, то увидел слабенький дымок. Услышав мои шаги, танк немного отодвинулся, чтобы я смог увидеть начало цепи и благодаря этому свет от кристаллов не встретил сопротивления. Оба камня резко вспыхнули, а шипение усилилось десятикратно. Мне пришлось кидать кристаллы на пол и закрывать глаза руками, уж сильно ярким было их свечение. Оно длилось секунд пять, по прошествии которых раздался хруст, а следом за этим я услышал, как зазвенела цепь. Свечение тут же сошло на нет и практически погасло. Еще пару минут ушло на то, чтобы проморгаться и прогнать из глаз зайчиков. Только после этого я смог открыть глаза и нормально осмотреться. Две цепи, что держали левые конечности пленницы, сейчас болтались по стене и, соприкасаясь друг с другом, порождали хрустальный звон. Девушка, кажется, была без сознания, так как совершенно не отреагировала на это. Я подошел к ее ногам с желанием раскрутить цепи, как сзади послышалось тихое, но довольно четкое рычание. Резко развернувшись назад, я вскинул ружье, но наткнулся на осмысленный взгляд одного из ягуаров. Тот смотрел прямо на меня и не сводил взгляда. Он был единственным, чье тело было обмотано полностью, и сейчас лишь он пришел в себя.
     - Тише киса, тише, - подняв руку, тихо произнес я. – Я всего лишь хочу помочь, не трать свои силы зря.
     - Думаешь, он тебя понимает? – с сомнением спросил Макс.
     - А ты взгляни в его глаза, - усмехнулся я. – Они намного умнее, чем взгляд некоторых людей, что я встречал по жизни.
     Большая кошка словно прислушивалась к нашим словам, и с каждой моей фразой ее оскал угасал. Я вновь поднял руку и поднес ее к ноге девушке. Ягуар вновь оскалился, но рычать не стал. Тогда я медленно стал раскручивать цепь, которая была обвита вдоль ноги пленницы. Пришлось прилагать усилия и аккуратно, но резко вырвать острейше загнутые лезвия. Каждый такой рывок, сопровождался рычанием, но следом все успокаивалось.
     Пока я возился с ногой, Макс поднял кристаллы и подошел к другой стороне тела. Там произошло все тоже самое, и даже мой поворот спиной к вспышке не позволил сохранить зрение. Пришлось снова ждать, пока меня покинут зайчики, и только после этого продолжать экзекуцию. Вблизи девушка и правда оказалась довольно большой. Такое чувство, будто обычную девушку увеличили в полтора раза. Но, с другой стороны, смотря на ее лицо, я не мог отделаться от мысли, что она очень хрупка и беззащитна.
     Как смог, я аккуратно вытащил все лезвия и размотал цепи. Сейчас девушка висела на небольших кривых штырях, и нужно было ее как-то аккуратно снять. Она все еще не пришла в себя, поэтому мы старались не навредить еще больше. Макс ее осторожно придерживал, а я пытался снять и свести к минимуму повреждения от ран. Выходило так себе, сказывался ее больший размер по сравнению с нами, но мы справились. Сейчас девушка лежала рядом с кошками, и еле дышала. Рассуждать о том, как ей помочь я не стал, а просто взял пару флаконов с зельями и стал медленно в нее вливать. Причем вместе с восстанавливающим жизни я прихватил и зелье на манну.
     - Мы ведь об этом не пожалеем? – серьезно спросил Макс. – Надеюсь, это не очередной РБ?
     - Ее не обжигает свет, - пожал я плечами. – А значит, и опасности нет. По крайней мере, я на это надеюсь.
     Девушка словно услышала наши речи, и я заметил, как задрожали ее веки. Спустя пару секунд, из ее уст раздался еле слышный стон, и пленница открыла глаза. Как таковых зрачков у нее не было. Вместо них все пространство занимала вселенная. Именно так мне показалось. Все внутренне пространство глаза бы заполнено тьмой, и среди этой тьмы светились сотни маленьких огоньков, словно я смотрел на звездное небо.
     - Как ты себя чувствуешь? – смотря ей в глаза, спросил я.
     - Живой, - на удивление твердым голосом ответила девушка.
     Ее голос был звонким и мягким. Даже с такими ранами он звучал словно чарующая песня. Девушка тут же попыталась встать, но как только приподнялась на руках, тут же упала назад и застонала. Я поднес к ее губам второе зелье на восстановление жизни, и наткнулся на подозрительный взгляд. В прочем, подозрения посетили ее глаза всего лишь на секунду, после девушка позволила влить в себя оба бутылька, один за другим. Честно признаюсь, жаба выползла из-под своего камешка и своими ручонками попыталась меня придушить, но я отмахнулся от нее и чтоб не надоедала, указал ей на пристально наблюдающего за мной ягуара. Хоть я и победил это земноводное в неравной борьбе, но доставать новые бутылочки не спешил. Девушка закрыла глаза и замерла словно камень. Даже ее грудь перестала вздыматься, а легкий ветерок, что гулял по помещению, не трогал ее волос.
     Макс уже пытался освободить и кошек, но два кристалла не спешили загораться. Свет в них еле теплился и казалось, что они вот вот потухнут насовсем. Я привлек внимание Макса, и жестом показал ему, чтобы он соединил шестерки кристаллов друг с другом. Танк удивленно уставился на меня, а после, хлопнул себя ладонью по лбу и стал вертеть камни, для поиска лучшей сцепки. Пока он этим занимался, я стянул с себя куртку и прикрыл ей девушку. Естественно, все тело прикрыть не удалось, но хоть что-то. Макс занимался кристаллами, а я решил прогуляться по помещению. Легкий запах горящих факелов успокаивал, и вносил в это нереальное место капельку реальности. От нечего делать, я пошел по кругу и стал дергать подставки под факелы, в надежде на какой-нибудь тайничок. Я прекрасно понимал, что это глупое занятие и ничего подобного здесь не может быть.
     Рычание отвлекло меня от этого занятия и, повернувшись, я увидел, что Макс стоит рядом с ягуаром, а в его руках начинает пульсировать соединенный кристалл. Уже зная, что произойдет дальше, я отошел за колонну и закрыл глаза ладонями. Яркая вспышка вновь осветила помещение, и мои попытки защититься от света не сработали. В глазах все равно прыгали зайчики, и пришлось снова ждать, пока вернутся зрение. Как только это случилось, я вышел из-за колонны и уставился на интересную картину. Макс стоит с молотом на вытянутых руках, а к нему медленно и с трудом идет рычащий ягуар.
     - Не хорошо на спасителя кидаться, - громко произнес я, отмечая, что откатилось копье.
     Кошак замер, дернул ухом и повернув голову ко мне, фыркнул.
     - Хозяйку свою в порядок приводи, - посмотрев ягуару в глаза, сказал я. – Мы тебе не враги, так что хватит клыками светить.
     Ягуар снова фыркнул и отвернулся от танка. После чего он подошел к девушке и завалился сбоку от нее. Макс шумно выдохнул, но не стал убирать молот. Как только ягуар положил свою огромную голову на грудь спасенной, она тут же заворочалась и пришла в себя. Она подняла руку и нежно потрепала ягуара по голове, а довольный кот заурчал на весь зал. Остальные ягуары все так же находились без сознания, и цепи с них не спали. А вот кристалл полностью погас. В темноте было хорошо видно, что изнутри него больше не исходит свечения.
     Все это я отмечал краем сознания и сейчас с долей опаски подходил к девушке. Все-таки мысль о том, что это РБ все еще блуждала в голове, да и расслабляться было рано. Спасенная хмыкнула, увидев лежащую на ней куртку, и не стесняясь, убрала ее в сторону. Сразу за этим, на ее теле стали появляться первые признаки одежды. Вокруг ее тела собрался серый туман, который стал медленно принимать вид корсета из грубой кожи темного цвета, и такие же обтягивающие брюки. Все раны, что до этого были на ее теле, уже зажили и оставили вместо себя одни только шрамы. Девушка довольно легко поднялась на ноги и сладко потянулась.
     - Благодарю вас, - не убирая руку с головы ягуара, который встал рядом с ней, произнесла девушка. – Я уже и не надеялась вырваться, но, видимо удача все еще на моей стороне.
     - Кто ты? – задал я волнующий меня вопрос.
     - Одна из сторон равновесия, - пожала плечами девушка. – Темный правильно сказал, мир изменился и никогда уже не будет прежним. Но, все должно быть уравновешено, и вместе с тьмой, появились мы.
     - Вообще откуда эта тьма взялась? – спросил Макс. – Шкатулки эти, монстры, темные. Можешь просветить? Кто вообще стоит за всем этим?
     - Люди, - вновь пожала плечами девушка. – Вы сами все создали. Сами разрушили свой мир. Ящик Пандоры это не то, что следовало открывать. Сейчас уже ничего не вернешь назад, и я, пожалуй, должна вас наградить.
     - Стой, подожди, - подошел ближе Макс. – А к чему это все? Умения? Шкатулки? Прокачка? Такое чувство, будто вокруг нас игра какая-то, а не жизнь. Можешь хоть немного пояснить, почему все так, и к чему нам готовиться в дальнейшем?
     - Умения и уровень это самый оптимальный выбор, - рассеянно ответила девушка. – К сожалению, на ваше обучение ушло бы слишком много времени, а так, мир все сделает за вас. Давайте лучше о награде.
     - А дальше нам что ждать? – не унимался танк. – Бессмертие? Выбор божественного покровителя? Появление неписей?
     - Давайте лучше о награде, - как-то заторможено повторила девушка. – Я знаю, что нужно каждому из вас. Подойдите.
     Я не стал раздумывать и подошел ближе. Макс вновь попытался засыпать девушку вопросами, но наткнувшись на пристальный взгляд ягуара, умолк и сделал несколько шагов ближе. Мы оказались в метре от спасенной, и сейчас наблюдали, как она рассеянным взглядом нас изучает. Меня посетила забавная мысль, будто перед нами стоит админ и изучает наши характеристики. Очередная безумная попытка приписать все это к игре, в надежде, что миллиарды смертей по всему миру не были реальными.
     - Способный, - бледно улыбнулась девушка, смотря прямо на меня. – У тебя остался последний свободный слот для активного умения.
     - Не понял, - нахмурился я. – То есть, на активные скиллы всего лишь шесть слотов?
     - Да, - просто кивнула девушка. – Каждый следующий будет открываться через десять уровней. Так же и с пассивными умениями. Только их поначалу можно принять десять. Но, они заменяемы. Лишний можно убрать, в пользу нового.
     - Очень полезная информация, спасибо, - кивнул я девушке. – Только вот нам почему-то чаще попадаются активные умения. Хотя, если опять же провести параллель с игровой механикой, то все должно быть наоборот.
     - Люди, - чему-то грустно улыбнулась девушка. – Пассивные умения изменяют вашу суть, ваше тело. Тогда как активные, всего лишь позволяют использовать что-то заемное.
     - Заемное? – недоуменно спросил Макс. – Значит ли это, что активные умения могут пропасть?
     - Нет, они уже ваши, - покачала головой спасенная. – Они не могу пропасть, но их можно заблокировать. Впрочем, вернемся к награде.
     Девушка оказалась рядом со мной и, встав на колено, поднесла руки к своим глазам. После чего она засунула два пальца прямо себе в глаз и достала из него два небольших кристалла. Она положила их на разные ладони и протянула каждому из нас по одному камню. Я немного помедлил, тогда как Макс забрал свой сразу же. Решив не отставать, я забрал и свой, а девушка впервые открыто улыбнулась. Она поднялась на ноги и прошла к одному из держателей факелов. Одно легкое движение, и он уходит вниз, а слева от него отодвигается небольшой участок стены. Все что мне оставалось сделать, так это покачать головой. В своем поиске тайников я остановился за каких-то два держателя и, пройдя дальше смог бы и сам его открыть. Кажется, девушка прочла мои мысли, и весело засмеялась. Одновременно с этим в ее руке появилось копье с кристальным наконечником. Она легонько стукнула им по полу, и с тихим шелестом растворились цепи, которые удерживали остальных кошек. Прошло буквально несколько секунд, как все они с трудом поднялись с пола, и, шатаясь, направились к девушке. Кристалл на острие копья слабо засветился, и под этим светом, движения ягуаров стали наполняться силой и грацией. А когда все они оказались у ее ног, то от их слабости не осталось и следа. Девушка помахала нам рукой и вместе с ягуарами растворилась в воздухе. Мы вновь оказались одни в пустом помещении, но открытый тайник манил своими сокровищами.
     - Ну что, Серый, как ко всему этому будем относиться? – не выдержав тишины, спросил Макс.
     - Выполнили квест, а в награду получили умения и информацию, - пожал я плечами.
     - Как у тебя все просто, - покачал головой танк. – У меня вот волосы на голове дыбом встали. Слишком уж эта девушка странная. Как думаешь, непись и игровой сценарий, или, мы все-таки наткнулись на что-то более глобальное?
     - Да хрен его знает, - отмахнулся я, подходя к тайнику. – Некоторые аспекты ее поведения указывают на сценарий. Вспомни, как она стремилась вручить награду. Словно это в ней прописано. Типичный непись: спасли – забирайте награду, да я пошла. Хорошо хоть квест какой не выдала на прощание.
     - Умеешь ты успокоить, - проворчал Макс. – Смотрел уже, что за умение тебе досталось?
     - Пассивка какая-то, - пожал я плечами. – Пока не вникал. Тайник манит больше.
     - А я уже глянул, - довольно усмехнулся танк. – Должен признать, слишком просто за такой подарок.
     - Нам еще выйти отсюда нужно, - поумерил я его пыл. – Сомневаюсь, что те темные, которые спокойно пропустили нас внутрь, будут так же спокойно наблюдать, как мы уходим. Так что не расслабляйся раньше времени. И да, хвастайся уже.
     - В общем, тоже пассивка, - начал танк. – В радиусе трех метров от меня замедляет всех врагов на тридцать процентов. Забавно, да?
     - Забавно, это не совсем подходящее слово, - замерев на месте, выдохнул я. – Единственное, что расстраивает, так это невозможность прокачивать пассивки.
     - Ага, - рассеянно кивнул танк, смотря на трех, повешенных в тайнике, скелетов.
     Они болтались по центру небольшой комнаты, а у их ног стоял массивный деревянный сундук. Он вписывался сюда как нельзя кстати. Старый, с рассохшимся деревом, и ржавыми металлическими полосками. Из одежды на скелетах была истлевшая форма, очень сильно похожая на форму гусаров. По крайней мере, именно ее напоминали эти остатки. Больше в помещении ничего не было. Ни пыли, ни грязи. Словно в чистую комнату переместили эти обрывки старых эпох. Все, что меня беспокоило, так это наличие каких-либо ценных вещей, среди этого хлама.
     Я зашел внутрь и первым делом попытался открыть сундук. Тот поддался достаточно легко и буквально развалился от моего прикосновения. Дерево рассыпалось в труху, а металлические полоски развалились на части. К моему удивлению, внутри сундука стояли две серебряные шкатулки. Они располагались поверху кипы каких-то бумаг, на которых не сохранилось даже букв. Мы быстро осмотрели комнату, висящие костяки и, забрав шкатулки, вернулись в зал. Больше в тайнике не было ничего ценного.
     Со шкатулками все прошло буднично, и без каких-либо эмоций. Я присел прямо на пол и, прислонившись к стенке, достал кристалл. Уже привычное ощущение и я расслабленно принимаю знания о нем. Активныё скилл имел название «Светлячок», а если более подробно, то это была шаровая молния. Она сама выбирала цель в радиусе пятидесяти метров и поражала головы до трех противников, по аналогии с молнией. Перезарядка стандартная, десять минут. Скилл был довольно неплохим, а уж в перспективе, аое умение с самонаведением смотрелось совсем отлично.
     На сладкое я решил оставить пассивку, что выдала спасенная девушка. Ведь, по сути, активное умение не было чем-то из ряда вон. Да и в нагрузку, как в прошлом данже, ничего не было. Я перевел взгляд на иконку, которая снова ничего не объясняла, и развернул ее. Хорошо, что принятие умений не всегда проникает в разум сразу же, как берешь кристалл. Иногда это может закончиться плачевно, поэтому скиллы принимаются тогда, когда человек готов. Сейчас я был готов, но все равно оказался не готов к столь шикарному подарку. Кажется, кто-то услышал мои мысли и мне подарили защиту. Данная пассивка будет давать мне защиту за каждого убитого мной врага. Чем больше их падет от моих рук, тем больше энергетических щитов покроет мое тело.
     Я прикрыл глаза и уперся затылком об стену. Кажется, у меня вырисовывается неплохой билд, если судить по игровым терминам. Есть только один существенный минус в механики пассивного умения, а именно малое время действия одной пленки. За одного убитого врага дается одна пленка, которая сможет впитать пять сотен урона сроком на двадцать секунд. То есть, чтобы мне на нее рассчитывать, нужно убивать по четыре врага, раз в двадцать секунд. Вроде выглядит реально, если вспомнить, какую жатву собирает копье, а так же приписать к этому наличие у меня других умений с возможностью поражения нескольких целей. Но, естественно без «но» никуда. Всё не может быть так радужно. Все мои скиллы имеют откат пять минут, и значит, придется либо чередовать их, либо надеяться на оружие. Палка о двух концах, пока я убиваю, я под защитой. Сложный путь вырисовывается, однако.
     - Ты о чем задумался? – прервал мои мысли вопрос танка.
     - Да вот, пытаюсь выстроить свою адекватную линию боя, - открыв глаза, ответил я. – У тебя, кстати, что за умение выпало?
     - Каменный кулак, - хмыкнул Макс. – Такое себе, как мне кажется. По направлению цели выкидывается каменный шар, диаметром тридцать сантиметров. Дальность десять метров, начальная скорость полета тысяча километров в час. Вроде и не плохо, а вроде и так себе. Откат десять минут, тут все как всегда.
     - Не знаю насчет так себе, - покачал я головой, - но если пробьет первую цель, то и второй достанется не слабо. Тысяча км в час, это знаешь ли не слабо.
     - Да знаю я, - сморщился танк. – Просто, хотелось чего-нибудь интереснее что ли. А тут, всего лишь каменный шар. Вот кровавый ветер это да, это сила.
     - Отвыкай, давай от хорошего, - вставил я. – У меня вот больше активных умений не намечается, так что радуюсь тому, что есть. Чую, так можно всю нашу пати снабдить шкатулками, причем по данжам будем ходить только мы. Скиллы прокачивать, да опыту набираться. Прям не жизнь, а мечта.
     - Нам еще на штурм двигать, - напомнил Макс. – Теперь-то, с этими умения я буду чувствовать себя более спокойно. Уже не страшны бандиты эти. Еще бы четвертый уровень какого-нибудь умения получить, да профу взять. Тогда будет вообще хорошо.
     - Это да, тут я с тобой согласен, - кивнул я. – Ладно, давай собираться, да в обратный путь топать. А то уже усталость подкрадывается, нужно закругляться и в ангар.
     Макс кивнул, и мы начали собираться. Я проверил оружие, убрал пустые магазины и подготовил заполненные. Все лишнее я убрал в рюкзак, еще раз все закрепил и затянул различные ремешки. До отката сети оставалось еще двадцать минут, но мы решили не ждать. Было принято решение дождаться отката монумента и трогаться в путь. Оставалось пять минут, которые прошли довольно быстро. Мы покинули зал, преодолели туннель и ненадолго замерли возле ворот. Что ж, очередной этап зачистки.
     - Если мне не изменяет память, возле ворот должно быть чисто, - кивнув танку, произнес я.
     - Принял, - собранно ответил Макс. – Но доспех я все-таки активирую.
     Когда тело танка покрылось коркой льда, он дотронулся до ворот и те беззвучно отворились вовнутрь. Снаружи было тихо. Совсем тихо. Макс крепче сжал молот и вышел вперед. Я остался позади, на случай, если темные нападут сразу, но все было тихо. Макс осмотрелся по сторонам, и повернул голову ко мне, видимо, чтобы махнуть рукой, но не успел. Его снесло с места здоровенной лапой, которая оставила на земле совсем не маленькую борозду, а следом раздался пробирающий до самых костей рев. Я увидел, как тварь прошла мимо, прямо в ту сторону, куда улетел танк. Только после того, как темный отошел на десяток метров, я вышел наружу и увидел спину существа. В высоту тварь была метров шесть, огромные передние лапы были покрыты костяными пластинами и тащились по земле. Можно было сказать, что это существо напоминает тролля из мира Толкиена, если бы не голова, которая больше подходила какому-нибудь насекомому. На ней даже сзади виднелись десятки глаз, а из спины торчали прозрачные рудиментные крылья. Я не знал, в каком состоянии был Макс, и даже не видел его. Поэтому я скинул рюкзак и выпустил копье прямо в плечо монстра. Скилл вырвал знатный кусок мяса и ощутимо пошатнул тварь. Раздался рев боли и темный, довольно резво для такого размера, развернулся ко мне. Перед его морды был еще отвратительней, чем все существо в целом. Огромные хлицеры, на овальном черепе, множество глаз и черная слюна, которая сгустками капала из его пасти.
     Существо уже сделало шаг по направлению ко мне, как в его спину ударило что-то тяжелое. Следом, я увидел, как в ногу твари прилетел сильнейший удар молота Макса, от чего темный сильно пошатнулся и устоял только благодаря огромным рукам. Темный вновь переключился на танка, и попытался отмахнуться, но Макс был быстрее. Он сделал длинный прыжок назад и еще в полете поставил монумент. Одновременно с этим, он вытянул одну руку вперед и вырвал из темного толику жизненных сил. Когда Макс приземлился на ноги, вокруг него уже сомкнулся купол, в который попала и тварь. Ее словно огрели током, и она была вынуждена резко отпрянуть от купола подальше. Я сделал пару пробных выстрелов, но с сожалением признал, что пули не пробивают толстые костяные пластины. Тогда я активировал светлячок и сосредоточился на глазах твари. В моей руке появился совсем не большой сгусток энергии, больше всего похожий на шаровую молнию. Он замер на месте, резко крутанулся вокруг своей оси и со свистом полетел к голове монстра. Раздалось мерзкое хлюпанье, и вновь рев боли. Я удовлетворенно отметил, что боковая часть его головы представляла собой сплошное месиво, и прямо в него я выпустил черную молнию. С сухим треском она полетела в цель и попала прямиком в рану. От удара темный сделал пару шагов назад, а по его телу прошла волна искр. Он замер ровно на секунду, после чего развернулся ко мне всем телом, и рванул на меня.
     Кажется, с уроном я переборщил. Я отпустил автомат болтаться на ремешке, а сам выхватил катану и отведя руку немного вперед, выставил клинок острием в бок. Секундная заминка, мгновенная активация бега, и я оказываюсь за спиной твари, прямо в куполе от монумента. Только здесь я ощутил сильный толчок по руке, держащей клинок, но его все-таки не выронил. Быстро осмотрев катану, я убедился, что она выдержала этот эксперимент.
     - Ну, все, белый медведь, твой выход, - сказал я стоящему рядом Максу.
     Тот попытался улыбнуться, но его улыбка была больше похожа на оскал. Он крутанул молот и вышел из купола. Я же взял автомат и нацелился на место пореза. Естественно, клинок не смог полностью перерезать лапу монстра, но он смог оставить в области сустава не хилый такой разрез.
     Пока тварь безумствовала с моими фантомами, я краем глаза отметил, что бег прокачался. Довольно улыбнувшись, я прицелился и сделал пару выстрелов прямиком в открытую рану на голове. Тварь захлебнулась очередным ревом и, подхватив с земли кусок стены, бросила прямо в меня. Попытка была хорошая, но неудачная. Мне не составило труда увернуться от снаряда, и снова открыть огонь. Темный, оттолкнувшись передними лапами от земли, прыгнул в мою сторону и совершено не обратил внимания на Макса. Тот успел подбежать и впечатать свой молот как раз по длинной руке и только после этого тварь обратила внимание на танка. Она выпрямилась и высоко подняла обе лапы, намереваясь опустить их прямиком на Макса. Танк вовремя отпрыгнул, и в это время в темного вылетело ледяное копье. Оно пробило костяную пластину, что закрывала грудь существа, и практически полностью вошло в тело. Темный словно споткнулся, и его повело в сторону, но передние лапы он все-таки уронил на пол. Раздался оглушительный грохот, и в воздух поднялось целое облако пыли. Оно практически полностью скрыло от меня тварь, но Макс, кажется, что-то видел. Он сделал широкий горизонтальный замах, но тут же получил очередной мощный удар и улетел куда-то в центр двора. Я только выругался и бросил взгляд на таймер отката умений.
     - Серый, я кажется это, заагрил тварей поменьше, - раздался в наушнике неуверенный голос Макса.
     - Тащи всех сюда, - выдохнул я. – Хоть пассивку свою проверю. Если что, на крайний случай закину флешку.
     - Добро, - ответил танк.
     Сквозь поднявшуюся пыль, я увидел, что огромная тварь снова поднялась на ноги. Было видно, что она в легкой прострации и не видит целей для атаки. Она, шатаясь, прошла к воротам, но потом словно учуяла меня. Резко развернувшись, темный нашел меня взглядом, и издал низкое шипение. В ответ на это, я прицелился и стал пулями разбивать глаза твари. Темный мотнул головой и тяжело побежал на меня. Я стал отходить назад, но не перестал стрелять. Патроны закончились, и последний нормальный магазин был откинут в сторону. Рука потянулась к рюкзаку, но я вспомнил, что сбросил его возле ворот и сейчас у меня только ружье. Тварь практически добралась до купола, как я вновь достал катану и провернул тот же фокус, что пару минут до этого. В этот раз я перерезал часть другой лапы темного, а финишная точка бега оказалась прямо возле ворот. Чтобы не терять время, я достал из рюкзака расширенный магазин и быстро поставил его на место. Как только прозвучал щелчок, со стороны монумента отделился сгусток энергии и впечатался прямо в морду твари. Раздался смачный хлюп, и тварь захлебнулась своим рыком, а Макс наконец-то появился в поле зрения. Он своим телом пробил одну из стен, а в него вцепилась паукообразная тварь. Они вдвоем кубарем прокатились по земле, но сработавшее копье пробило ее почти на всю длину. Следом за танком, через тот же пролом рвануло еще с десяток темных. Этакие многоножки, только с длинными паучьими лапами и мощными клешнями спереди.
     - Серый, я в норме, - выдохнул танк. – Но готовь флешку, думаю это ненадолго.
     - Полторы минуты продержишься? – напряженно спросил я. – Скиллы откатятся.
     - Думаю да, - ответил Макс.
     Я не хотел тратить гранату не потому что мне было ее жалко, а потому что я хотел прокачать умения. Быстро оценив поле боя, я увидел, что здоровый темный возится на земле в попытке встать, но у него мало что получается. Заряд монумента неплохо сбил с него спесь. Отметив это, я быстро перевел прицел автомата на окружающих Макса темных и стал посылать в них короткие очереди. Понять, где у этих тварей головы было довольно сложно, поэтому я целился по конечностям и старался перебить клешни с лапами. Первая тварь, с которой Макс подлетел ближе, уже корчилась под ударами его молота, поэтому я переключился на бегущих следом. Удалось сделать около двух десятков выстрелов, когда откатился светлячок. Еще раз оценив состояние большой твари, я направил скилл в поддержку Максу. Шаровая молния так же не стала искать головы, а перебила несколько конечностей и погасла. Следом за ней в ход пошла черная молния, а вот копье я приберег на десерт.
     Когда молния врезалась в тварь, вокруг меня тут же вспыхнула голубоватая пленка защиты. Она была похожа на мелкоячеистое защитное поле, какое часто показывают в фильмах. Отчет по таймеру пошел, и я вновь использовал фантомный бег, только в этот раз в моих руках было ружье. Я оказался позади темных, и стал дробью разрывать их тела. С каждым убитым пленка вокруг меня становилась плотнее, и я чувствовал нереальный подъем сил. Первые две твари, которые приняли на себя заряд молнии, уже разлагались черной жижой, а я не собирался останавливаться. Непонятный хлопок привлек мое внимание, и я увидел, как одна из тварей, стала разваливаться без видимых повреждений. Очень поздно до меня дошло, что она не разваливается, а превращается из одной в десятки других, которые мелкими тварюшками рванули прямо на меня. Следом за этим, в пленку врезалась здоровая клешня, а следом за ней и другая. Прочность тут же просела на треть, а меня откинуло на пару метров. Пришлось тут же использовать копье, которое буквально разорвало одного из темных, и задело второго.
     Можно было расслабиться, но их было больше чем двое, и в ход пошла флешка. Я кинул ее прямо в кучу, которая окружала Макса, а сам отпрыгнул за небольшой участок стены. Раздался хлопок, и громкое шипение, словно на горячую сковородку вылили подсолнечное масло. Следом за этим раздался глухой рев здоровой твари, который и не думал умолкать.
     Выбравшись из-за стены, я устало осмотрел двор и увидел, что в нашу сторону бредет оставшаяся здоровая тварь. Ее очень сильно поплавило, часть шкуры и пластин слезло, а одна из ног превратилась в хлюпающую жижу. Макс поднялся с колен и вырвал у твари часть жизненной силы. Его доспех немного восстановился и перестал напоминать треснутое автомобильное стекло.
     - Надо заканчивать, - тихо произнес Макс и тяжело походкой пошел на встречу темному.
     Я сделал пару выстрелов, но после передумал и взял в руки катану. Убийства от флешки так же пошли в зачет моей защите и, недолго думая, я перешел на бег. Тварь сделала широкий замах, но танк подскочил под него и сильным ударом размолотил одну из ног твари. Та пошатнулась и рухнула на колено, как раз под катану. Резкий взмах, и морда твари делится пополам, а я уворачиваюсь от брызнувшей фонтаном черной жидкости. Следом был еще один удар Макса, прямо по голове твари, но та вяла отмахнувшись, заставила нас отступить. Правда, мы сразу же снова рванули на темного, и уворачиваясь от вялых попыток нас отогнать, стали кромсать его плоть. Финальным ударом стал мощный вертикальный замах Макса и последующий за этим резкий хлопок молотом. Тварь перестала подавать хоть какие-нибудь признаки жизни, и окружающее пространство погрузилось в полную тишину.
     - Тебе бы якорь какой-нибудь что ли, - хмыкнул я, глядя на уставшего танка. – А то слишком легкий, летаешь, как картонный, лишних врагов приманиваешь.
     - С радостью уступлю эту честь тебе, - пробурчал Макс. – Я, знаешь ли, не в той весовой категории, чтобы порхать, как бабочка.
     - Зато жалишь неплохо, - обходя остатки туши, ответил я. – Еще темных видел?
     - Не знаю, не смотрел по сторонам, - покачал головой танк. – Что у нас по снаряжению?
     - Половина большого магазина осталась, около пятидесяти патронов, - мельком посмотрев на прозрачный бокс, ответил я. – Две флешки, и два факела. На этом все.
     - Не густо для ста метров, которые нам предстоит пройти до выхода, - покачал головой Макс.
     - Ждем отката и вперед, - пожал я плечами. – На случай если наткнемся на еще одного здоровяка, у меня откатится сеть. Справимся. Должны справиться.
     - Добро, - кивнул Макс. – Значит, пару минут на отдых и идем. У меня чуть меньше половины прочности доспеха. По времени еще успеваем.
     Защитная пленка растворилась без следа, а я пошел собирать разбросанные вещи. Все снова заняло свои места, а я присел на обломок стены и спокойно выдохнул. Отчет на пару минут пошел и я погрузился в изучение прокачки умений. Прокачалось как копье, так и бег.
     Первым делом я открыл варианты прокачки бега и принялся читать. Первый вариант выбора предлагал сделать на бег три заряда. Второй вариант накладывал на фантомы сеть молний, которая имела один заряд, и поражала ближайшего врага. Третий вариант был стандартен для всех умений, он сокращал время отката, а именно делал из пяти, две минуты. А благодаря пассивки это становилось одной минутой. Усиление четвертым вариантом заключалось в том, что расстояние увеличивалось до восьмидесяти метров, и появилась возможность проходить темных насквозь. Мне показалось, что это самое бессмысленное усиление, что я встречал и пока меня привлекал лишь второй вариант. Пятый я даже не хотел рассматривать, зная, что мне предложат заменить его чем-то другим. Так, в прочем и оказалось, только в этот раз я выбрал изменение без всяких раздумий.
     В этот раз мне предлагалось изменить бег на прыжок. Только вот этот самый прыжок был телепортацией в любую видимую точку в радиусе двадцати метров с откатом в пять минут. Я променял бег с фантомами на этот прыжок сразу же и без долгого обдумывания. В перспективе, этот самый прыжок даст мне просто безумную мобильность и это стоило больше даже тех же фантомов с сетью молний.
     Приняв усиление, я перешел к изучению вариантов копья. Выбор был в чем-то стандартен и предсказуем. Он практически полностью копировал варианты на второй уровень усиления. Разделение копья на три, с рандомными целями, добавление к умению двух зарядов, сокращение отката до пяти минут, усиление мощности посредством заключения копья в рубашку из молний, и очередное видоизменение скилла. Не было бесполезного воздушного тарана на пару метров, сейчас мне предлагали преобразовать копье в вертикальную молнию. Бьет из неба прямо в цель, убивает ее, и оглушает окружающих врагов. Вроде бы неплохо, если учесть, что зона оглушения равна десяти метрам. Что ж, только вот я привык к копью, и оно мне кажется более удобным в применении. На данный момент выбор стоит между вторым и четвертым. Два заряда это очень хорошо, но усиление как-то больше по душе. Если бы у меня не было пассивки на сокращение отката, то я не сомневаясь, выбрал бы два заряда, а так, однозначно усиление.
     - Ну что, ты готов? – поднявшись с места, спросил я Макса.
     - Более чем, - потягиваясь, кивнул танк. – Давай заканчивать с этим.
     Макс пошел вперед, а я с автоматом наперевес прямо за ним. Мы довольно быстро собрали различный лут, и направились к проходу. Вокруг нас находилось множество различных разрушенных построек, и множество же кусков стен. Именно из-за одной такой стены, очень резво выпрыгнул очередной темный с телом похожим на змеиное. Макс махнул молотом, но промазал, а тварь обмотала его столь быстро, что я не успел сделать и выстрела. Огромная пасть распахнулась, но в нее тут же влетела молния тьмы и буквально парализовала ее. Я выхватил катану и в два прыжка оказавшись рядом, смахнул темному пол тела. Оставшаяся половина твари ослабила хватку и сползла на пол, а Макс смог спокойно вдохнуть. Мы не стали ждать пока тело растворится, и пошли дальше. Перед нами был небольшой зигзагообразный коридор среди остатков какого-то помещения. Его невозможно было обойти стороной, поэтому нам пришлось идти через него. Естественно, первым вошел Макс, и выманил на себя очередного темного.
     Темное приземистое существо, похожее на сгорбленного карлика, попыталось сбить танка с ног, но Макс легко увернулся, и мощным ударом размазал тварь по полу. Я активировал светлячок, который моментально покинул мою ладонь и исчез в темноте проходов. Где-то там раздался скрежет, гулкий стук удара, и небольшой хлопок. После все затихло, а я отметил, как сдвинулась полоска опыта.
     Уже перед самым выходом Макс снова притянул на себя внимание темного. Все что я успел увидеть, как танк делает замах молотом, а после, просто исчезает. Я рванул вперед, и, покинув помещение, оказался, словно в вакууме. Вокруг была кромешная темнота и такая же давящая тишина. Свет от фонариков светил, но от него не было никакого толка. Везде была тьма. Именно сейчас я пожалел, что так рано использовал светлячок. В данный момент он бы пригодился намного больше.
     - Макс, ты меня слышишь? – тихо произнес я в динамик, но в ответ получил помехи.
     Было довольно опасно выпускать умение наугад, так как я не знал, где мы находимся. Вдруг это всего лишь морок, а Макс будет стоять как раз на линии атаки.
     Мысль прервал тихий свист, и прямо перед моим лицом пронеслось ледяное копье от доспеха танка. Оно пролетело пару метров и наполовину вошло в темноту. Сразу за этим, окружающая тьма стала медленно растворяться, и взгляд смог выловить силуэты окружающих предметов. В наушнике раздался приятный голосу мат, и следом за копьем полетел каменный шар. Он окончательно сбил темного, и мир вернул свое нормальное состояние.
     - Какая срань, - выругался танк, смотря на сгусток щупалец, который медленно скатывался с крыши рядом стоящего сарая.
     - Даже свет не помог, - криво усмехнулся я.
     Оставалось несколько метров, которые мы прошли совершенно спокойно. Больше никто не пытался дорваться до нас и поднявшись по склону, мы занырнули в темный проход. Только здесь напряжение немного отпустило, и я смог перевести дух. Макс шел замыкающим, на нем все еще был доспех, поэтому если вдруг кто решит напасть сзади, то он и прикроет.
     В этот раз туннель кончился еще быстрее, чем прошлый. Прошло от силы две минуты, как мы вошли внутрь, и вот уж виднеется выход в пещеру, а в ней тусклый свет кристаллов. Мы не стали ломиться прямо к центру, а так же осторожно пошли вперед. Не хотелось поплатиться за то, что расслабились в конце пути.
     В прочем, все эти предостережения оказались зря, центральная пещера была пуста. Оставшееся место в наших рюкзаках заняли кристаллы. Мы постарались взять их как можно больше, потому что было неизвестно останется ли это все после нашего ухода или нет. В итоге, центральную пещеру мы покидали с забитыми рюкзаками, но довольные. На разговоры не было желания, все-таки постоянное напряжение выматывает довольно сильно.
     Последний коридор остался неизменным, и возле выхода все так же были активны ловушки. Только вот сейчас они работали намного медленнее, и как таковой угрозы не представляли. Топоры опускались с периодичностью в десять секунд, а пламя и того чуть больше.
     Открытый мир встретил нас прохладой и моросящим дождем. Легкий ветер дул порывами и приносил свежесть да приятный запах леса. Около пяти минут мы стояли и молча наслаждались этими прекрасными мгновениями. Вокруг не было видно темных, и нам удалось насладиться этим ощущением спокойствия. Но все кончается, закончилось и это. Мы вновь настроились, крепче сжали оружие, и пошли к тому месту, где оставили таблетку. Свет от фонариков начал тускнеть еще тогда, когда мы сражались со здоровым темным, и сейчас становился все хуже. Пришлось поторопиться, чтобы как можно быстрее пересечь пока еще пустынную местность. Внутри магазина было так же пустынно, и нас словно выпроваживали как можно дальше от данжа. Он, кстати, так и не пропал, что позволяло мне рассчитывать на еще парочку посещений.
     Таблетка оказалась именно там, где мы ее оставили. Быстрый осмотр местности на предмет тварей, и мы спокойно садимся в наш побитый транспорт. Только здесь я начал ощущать, как мое тело стало покидать напряжение. Я бросил взгляд на часы и совсем не удивился, когда увидел, что они показывают половину шестого утра. В общей сложности мы провели под землей около пяти часов, может чуть меньше. И даже наблюдая за пугающей тьмой, мне все равно было легче дышать именно здесь, на поверхности. Все-таки данжи отдавали чем-то чуждым и непонятным.
     - Стас, это Серый, проверка связи, прием, - сразу же взяв рацию, начал я.
     Мгновенно мне никто не ответил. Рация выдавала помехи, и пришлось повторить еще дважды.
     - Ангар на связи. Рад тебя слышать Серый, - наконец-то ответил Стас. – У вас все в порядке? Все целы? Прием.
     - Все в норме, возвращаемся назад, - абсолютно не соблюдая правила разговора по рации, ответил я. – Приготовьте чего-нибудь горяченького.
     - Понял тебя, - довольно ответил спасатель. – И да, надеюсь скиллы у вас в откате.
     - Что-то случилось? – напрягся я.
     - Вас обоих тут два рейд-босса дожидаются, - серьезным голосом сказал Стас.
     - Не понял, - пробормотал я и глянул на Макса.
     А вот он, кажется, понял и довольно сильно побледнел.
     - Может, зачистим еще один данж? – обреченно произнес танк. – Все больше вариантов на выжить.
     - Вы о чем вообще? – не понимая, спросил я.
     - Алена в курсе, что ты был в данже, - раздался ответ из рации. – И она сейчас не спит, а безумно волнуется. Кстати, идет ко мне, передаю рацию.
     - Слав, ты в порядке? – дрожащим голосом спросила девушка.
     - Все хорошо Ален, - бледно улыбнулся я, понимая, о каких РБ шла речь.
     - Я рада, - тихо произнесла девушка, и передала рацию Стасу.
     - Вот такие вот дела, - не зная, что еще сказать, выдавил тот. – Мы вас ждем, и сейчас приготовим что-нибудь. Возвращайтесь.
     Я отключил рацию и прислонился к спинке сидения. Сейчас я чувствовал себя последней сволочью, ведь прекрасно понимал, через что заставил пройти девушку. А так хотелось обойтись без этого, и вернуться до того, как они проснутся.
     - Мляяяяя, - протянул я, закрывая глаза. – Ладно, Макс, ты танк, так что готовься впитывать весь урон.
     - Не не не, ты это, давай не впутывай меня, - резко помотав головой, выдал танк. – Я не согласен ложиться под несущийся локомотив. Мне еще, знаешь ли, пожить охота.
     - Мне оставить тебя здесь? – иронично спросил я.
     - Поехали уже, - обреченно махнул рукой Макс. – Надеюсь, переживем.
     Я повел таблетку к ангару и стал прогонять в голове мысли по данжу. В него обязательно стоит заглянуть даже ради одних только кристаллов. Можно пропустить данжи, а загрузиться камнями, и вытащить все свободные. Свет и тепло это те вещи, которые нам просто необходимы. Температура продолжает падать и неизвестно насколько сильное похолодание нас ожидает в будущем. Одними кострами не согреешься, а электричество может и кончится в виду отсутствия бензина. Нужно искать качественные заменители, и именно эти кристаллы могут стать основой новой жизни.
     Эти мысли помогали мне избавиться от легкого чувства вины перед Аленой. Вообще, оказавшись на поверхности, ко мне вновь вернулись мысли о нашей ситуации. Там в данже, я больше думал над тем, как пройти его без потерь и чувствовал себя в свой тарелке. Здесь же, мне вновь нужно думать глобальнее и не только о себе.
     Мы довольно быстро добрались до промышленной зоны и не встретили на своем пути никаких проблем. По Максу было заметно, что радость от возвращения немного смазана предстоящим разговором. Да и я, если честно, немного нервничал.
     Таблетка была поставлена немного сбоку от ангара, и, захватив рюкзаки, мы пошли к двери. Было странно, что вокруг я не мог обнаружить не единого темного. Хоть для меня темнота и не была проблемой, но мне казалось, что она стала гуще и умение от кольца уже не справляется. Эта мысль отодвинулась на задний план, но до конца не исчезла. Впереди было кое-что поважней. Я собрал все свои мысли в кучу и зашел внутрь.
     - Ну, наконец-то! – встретил нас возглас Стаса. – Вернулись-таки, авантюристы, мать его!
     - С возвращением, - подойдя ближе, улыбнулся Женя.
     - Так, ну хватит уже, - сморщился я. – Как будто нас пару лет не было.
     - Успешно хоть прогулялись? – с интересом спросил Стас. – Оно того стоило?
     - Да, оно стоило тех звиздюлей, которые ты сейчас получишь? – появившись из неоткуда, спросила Аня.
     Я смог только хмыкнуть, тихо, у себя в голове, потому что вопрос был адресован не мне. Девушка была настроена более чем серьезно, и ее злость довольно четко читалась в ее ясных глазах.
     - Сейчас выйти наружу уже риск, - пожал плечами здоровяк. – Особенно для тех, у кого маленький уровень и недостаточно умений. Хотим мы того или нет, но прокачка нам жизненно необходима.
     - Странно, - хмыкнула девушка. – Я думала, ты будешь оправдываться.
     - Милая, может это прозвучит слишком грубо, но я сам себе хозяин, - смотря девушке в глаза, твердо сказал Макс. – Уж что-что, а оправдываться я точно не буду. Единственное, что я могу тебе сказать, так это прости, что не предупредил.
     - Может, поговорим наедине? – впечатленная от речи танка, тихо спросила девушка.
     Я посмотрел на выражение его лица, и понял, что теперь и он тоже сбит с толку. Кажется, они стоят друг друга.
     - Жек, тут в рюкзаках есть кристаллы, они излучают свет и тепло, - начал говорить я. – Плюс там несколько десятков образцов лута. Думаю, разберешься. И да, не все данжи пройдены. В пещере осталось еще несколько данжей. Мы прошли два, а проходов там было достаточно. Ознакомься с кристаллами, они того стоят. Отличная замена освещению и батареям. Ко всему этому еще есть важная информация, которая немного дополнит картину мира. Но это все потом, сейчас мне нужно найти Алену, и перекусить.
     - Ранний завтрак почти готов, - принимая от меня рюкзак, произнес Стас. – А Алена в хорьке. Ушла туда после сеанса связи. И да, она с часу ночи не спала, все вас ждала.
     - Понял, принял, - вздохнул я. – Пойду тогда, успокою ее для начала, потом уже на завтрак. У вас-то все спокойно?
     - Нормально, - отмахнулся Женька. – Иди уже, успокаивай.
     Я кивнул и пошел к машине. Меня довольно сильно удивила реакция Макса на слова Ани. Мне казалось, что он будет вести себя более скованно, что ли. Но все оказалось совсем по-другому, и сейчас я смотрел, как они тихо разговаривают, стоя в дальнем углу ангара. Вроде бы, истерик и скандалов не намечается, и это хорошо. Я оказался рядом с машиной, и, набрав воздуха, открыл дверь и сел на переднее сидение. Девушка лежала сзади, на матрасах, укрывшись двумя одеялами. Холод улицы добрался и досюда, еще немного, и изо рта будет идти пар, а нам придется разводить костры внутри ангара. Температура на улице упала до двенадцати градусов, и если прибавить к этому моросящий дождь, то становилось совсем грустно.
     - Прости, - нарушив тишину, произнес я.
     - И за что? – нейтрально спросила девушка. – За то, что не предупредил?
     - За то, что заставил волноваться, - просто ответил я. – Просто, вокруг и так происходит куча всякого дерьма, и мне не хотелось бы, чтоб ты плохо спала. По крайней мере, я не хотел становиться той причиной, из-за которой ты не будешь спать. Мы вернулись, все прошло довольно не плохо, так что для переживаний нет причин.
     - Ты в зеркало себя видел? – грустно усмехнулась девушка. – На тебе живого места нет. Вся одежда в крови.
     - Незначительные издержки, - пожал я плечами. – У нас все равно нет выбора. Либо мы станем сильней сейчас, либо станем кормом позже.
     - Слав, ты, правда, думаешь, что я ребенок? – спокойным голосом начала девушка. – Я все это прекрасно осознаю, и отдаю себе отчет, что без прокачки, новых умений и нужного лута мы не выживем. Просто, не скрывай от меня больше ничего. Если надо, я буду ждать, зная, что ты в данже, но не надо вот так. Такая забота, она как ржавчина.
     - Хорошо, - выдохнув, сдался я. – В следующий раз, если я пойду на самоубийственную вылазку, ты первая об этом узнаешь.
     - Дурак, - буркнула девушка, и, поднявшись, обняла меня со спины.
     Ее дыхание щекотало мне шею, а я просто боялся спугнуть этот приятный момент. Все-таки, тепло тела не сравнится с тем, когда согревают твою душу. Я прикрыл глаза и полностью расслабился. Только сейчас до меня стало доходить, что я вернулся назад, и со всем справился. Данж данжем, но даже себе я не мог признаться, что мне страшно выходить на улицу. Да, умения немного выравнивали нас по силе, но, когда ты видишь весь ужас, который принесла за собой тьма, то душа замирает. Страх это такая скотина, которая сможет заползти в любую щелку, лишь только дай ему эту возможность. Справляться со всем этим было не просто, особенно зная, что на тебя рассчитывает пара десятков человек.
     - Кстати, хотел спросить насчет Ани, - кашлянув, произнес я. – Она всерьез взялась за Макса? Не на поиграться?
     - Если она сама начала проявлять симпатию, то будь уверен, что всерьез, - не отпуская меня, серьезно произнесла девушка. – У нее вообще проблемы с доверием. Ее бывший парень очень сильно ее избил, поэтому к мужскому полу у нее стойкое отвращение.
     - Как-то незаметно, - пробормотал я.
     - Да я и сама удивляюсь, - бодро произнесла Алена. – В вашей компании Анька совсем другая. Более открытая, что ли, и живая. Так что за Макса я бы не беспокоилась, если наша Эльза пошла в атаку, то ни одна крепость не устоит.
     - Эльза? – спросил я.
     - Мы ее так называем иногда, - хихикнула девушка. – Просто ты еще не видел, какой она может быть холодной с парнями.
     - Понятно, - кивнул я своим мыслям.
     - Расскажешь, с чем вы столкнулись в данже? – быстро переведя тему, спросила девушка.
     - Давай за завтраком, - сморщился я. – Расскажу уже всем, чтоб не повторяться.
     Девушка что-то пробормотала и затихла, а я продолжил наслаждаться ее руками, что меня обнимали. Все бы отдал, чтоб это не заканчивалось. Именно таких моментов мне не хватало в той жизни, и получилось довольно иронично. Чтобы я смог обрести это тепло, мир должен был погрузиться во тьму.

Оценка: 7.28*68  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Невестина "Брачная охота на главу тайной канцелярии" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Новолодская "Грезы в его власти" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Будь моим тираном" (Современный любовный роман) | | LUSI "Похоть Демона" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Таинственная помощница для чужака" (Современный любовный роман) | | Д.Коуст "В объятиях Снежного Короля" (Романтическая проза) | | О.Алексеева "Рассветница-2" (Городское фэнтези) | | О.Гринберга "Огонь в твоей крови" (Любовное фэнтези) | | CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин, "Мужчина с Огнестрелом" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"