Зыков Виталий Валерьевич: другие произведения.

5-Власть силы (черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.19*865  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятый роман цикла, главы 1 - 7 (это менее четверти объёма всего текста). Книга выйдет где-то числа 15 августа 2015 и сразу в двух томах. Купить на бумаге можно здесь. Купить в электронном виде первый том и второй том.


Виталий Зыков

Дорога домой - 5

ВЛАСТЬ СИЛЫ

   "...на основании чего со всей уверенностью можно говорить о неизбежном нарастании напряжённости как на Грольде, так и на всём Торне. Причём Прорыв в центре цивилизованных земель и активизация едва ли не всех запрещённых культов, в данной ситуации служат не причиной, а всего лишь катализатором процесса. Слишком сильны противоречия в отношениях между ведущими державами, слишком серьёзные изменения произошли на политической арене в последние годы, чтобы мир мог остаться в равновесии... По этой же причине мы не только не разделяем мнение некоторых штатных провидцев, настаивающих на особой роли Сардуора в большой политике, но и считаем его откровенно вредным, уводящим далеко в сторону от реального положения дел..."

Из докладной записки аналитической группы при генеральном штабе службы Охранителей благословенной богами республики Нолд

   "Советую разогнать ваших аналитиков к хфурговой матери!"

Приписка на тексте документа, сделанная рукой Магистра Наказующих льера Бримса

Пролог

   В этом году весна пришла в Ралайят необычайно рано. Казалось ещё вчера душу выматывали проливные дожди, навевали тоску пронизывающие ветра, а уже сегодня тучи разошлись, и на небе засиял тасс. Словно радуясь его ласковым лучам, в саду зацвела дикая вишня или, как её называют в Маллореане, "вильруали тен круа" -- древо духов Воздуха. Мелисандра не знала как там насчёт детей Стихии, а вот её отец обожал наблюдать за тем, как цветёт вишня. Почему-то это напоминало ему о родине... проклятой богами родине всех Перворождённых. Тех самых чистокровных мерзавцев, которые сначала изгнали будущего Великого Визиря из своих лесов, а затем, спустя многие годы, пришли к нему домой, чтобы убить во имя неинтересных никому из смертных интриг.
   Прошло уже несколько лет, а боль утраты так и не стала меньше. Мелисандра нахмурилась и звякнула в колокольчик, призывая слугу.
   -- Немедленно срубите в саду все вильруали тен круа. Чтобы и духу их здесь больше не осталось, -- сказала халине, мстительно поджав губы.
   Нанятый ещё отцом слуга-ханец ничем не выдал своего удивления и лишь почтительно склонил голову. За последние годы к подобным приказам он уже привык. Молодая хозяйка планомерно уничтожала в доме всё то, что напоминало о стране светлых эльфов. Странно ещё, что она так долго тянула с этим решением.
   -- И да, прикажи подать ко входу экипаж. К обеду я должна быть во дворце. Халиф жаждет приобщиться к мудрости дочери славного Тимарениса! -- добавила Мелисандра безо всякого почтения к титулу хозяина Ралайята. Или кого принято считать хозяином Ралайята, что гораздо ближе к реальности.
   Да, ей понадобилось несколько лет, чтобы занять место отца и стать Великим Визирем. Стать той, кому завидуют, кого боятся и ненавидят, от чьего слова зависит политика пусть крохотного, но всё-таки государства. Как она этого добилась? Шантажировала, подкупала и просто устраняла конкурентов, полагаясь на свою интуицию и, разумеется, бумаги отца. Фалет Балтусаим словно предвидел скорую беду и подготовил для дочери подробные инструкции на случай своей гибели.
   Одна беда, если вырастить из Мелисандры политика первый и единственный советник халифа всё-таки успел, то развить Дар и передать навыки мага-артефактора -- нет. И это его упущение теперь серьёзно сказывалось на влиянии нового визиря. Одно дело подчиняться могущественному магу, пусть даже и женщине, и совсем другое позволять помыкать собой "мархузовой бабе", кое-как освоившей десяток-другой фокусов. С последним местная аристократия категорически не желала мириться, вновь и вновь нанимая убийц, подсылая отравителей и организовывая нападения "случайных бандитов". Мелисандра уже успела забыть, когда она могла выйти из дома одна или в сопровождении единственного охранника. Теперь каждое её появление на улице превращалось едва ли не в полноценную военную операцию. Во всяком случае ей именно так порой начинало казаться, из-за чего нет-нет, да и мелькала мысль: а может быть всё это зря? Не стоит власть таких жертв?..
   Экипаж подали через полчаса, и прежде чем покинуть дом, Мелисандра с кислой миной нацепила на левую руку резной костяной браслет, на пояс повесила короткий жезл из красного дерева с янтарным навершием, а на голову надела фероньерку в виде цепочки с брошью из кошачьего глаза. Ни одного нормального украшения -- всё артефакты-манипуляторы, частью изготовленные ещё отцом, частью -- самой Мелисандрой. Как назло ни одна "игрушка" не подходила к её бежевому брючному костюму, что добавляло халине Балтусаим ещё больше раздражения. Новая порция слухов об испортившемся вкусе "девки Тимарениса" обеспечена... ну и Тьма с ними!
   В карету Мелисандра садилась с каменным выражением лица, за которым никто, даже самый опытный интриган, не смог бы прочитать её чувства и эмоции. Подождала пока лакей закроет дверцу, после чего парой касаний активировала сначала браслет, а затем камень в фероньерке. Встроенные в экипаж защитные артефакты немедленно отозвались едва ощутимой дрожью. По настоящему сильному магу такие меры, конечно, на один зуб, но против местного отребья сойдёт. Во всяком случае Мелисандра очень на то надеялась.
   После того, как выехали со двора, в хвост экипажу пристроились трое охранников на лошадях. Ещё двое уехали вперёд, изучать маршрут и выискивать любые, пусть даже мнимые угрозы жизни высокопоставленной нанимательницы. Один раз халине Балтусаим такая предосторожность уже спасла, даст Светлый Оррис спасёт и ещё раз...
   Кавалькада подъезжала уже к центральной площади, как вдруг завибрировал амулет связи с охраной.
   -- Госпожа! -- Старший телохранитель, некогда служивший в Кридских отрядах, не признавал халифатского титулования, и всегда обращался к Мелисандре именно так. -- Госпожа, дорога впереди перекрыта. Ребята докладывают, что видят опрокинутую карету и суетящихся вокруг людей. Их полтора десятка, и у всех такие рожи, что лучше не рисковать...
   -- Хорошо, сворачиваем на другой маршрут, -- распорядилась Мелисандра, чувствуя как внутри всё сжимается.
   Нечто похожее она испытывала, когда несколько лет назад к ней в дом ломился старый вампир. Опытный, могучий и невыносимо злобный. Ни до, ни после ей не приходилось сталкиваться ни с чем подобным. Даже страх перед новыми покушениями мерк на фоне той, давней угрозы. И вдруг полузабытое ощущение возникло вновь. Четвертинка эльфийской крови в её жилах внезапно пробудилась, предупреждая о приближающейся опасности.
   Можно было бы отмахнуться, списать на женские страхи, но... Мелисандра для этого слишком умна. Лучше быть живым параноиком, чем мёртвым скептиком. Решительно тряхнув головой, она вытащила из-за пояса жезл и отбарабанила по амулету связи условный сигнал. "Внимание, опасность!" Затем сдвинула в сторону занавеску и осторожно выглянула в окно.
   Как выяснилось, центральные районы они уже покинули и теперь двигались по запасному маршруту к Дороге халифа -- самой старой улице столицы. Не трущобы, конечно, но и далеко не благополучная часть города. Старые, уже заметно обветшавшие дома, выщербленная мостовая, и отнюдь не респектабельные обитатели. Как по заказу Мелисандре попался на глаза уличный торговец с таким тесаком на поясе, с которым впору ходить мясникам.
   Неожиданно камень в фероньерке потеплел, после чего внешность обладателя здоровенного ножа задрожала, поплыла, а затем и вовсе сменилась на нечто новое. Вместо коренастого загорелого уроженца Ралайята возник высокий рыжеволосый эльф. В руках Перворождённый держал миниатюрный арбалет и целился -- как показалось Мелисандре -- прямо ей в лицо.
   Рефлексы сработали раньше, чем она смогла осмыслить увиденное. Рука с зажатым в ней жезлом сама выстрелила вперёд, и с навершия сорвался пронзительно белый Луч Силы. Выпущенное на свободу заклинание вонзилось в грудь лже-мясника, но вместо того, чтобы вывернуть мерзавца наизнанку, всего лишь сбило его с ног и отбросило к стене здания. Помимо маскировочных чар, у эльфа имелась ещё и неплохая защита. Одно хорошо -- светлорождённый хоть и не выпустил из руки арбалет, разрядил его куда-то в небо.
   -- Гони! -- крикнула Мелисандра, забарабанив в стенку экипажа. Однако вместо привычного: "Как скажете, халине", услышала громкий треск и увидела в окно как кучер кулем свалился на мостовую. Движение резко замедлилось, а затем и вовсе прекратилось.
   Женщина помянула мархуза и принялась в темпе активировать встроенные в карету артефакты. Раз нельзя сбежать, придётся положиться на крепость колдовских щитов. Вдруг получится отсидеться, чем Юрга не шутит?! А там либо телохранители расправятся с убийцами, либо городская стража подоспеет. В конце концов и не такие чудеса бывают...
   Увы, её надеждам не суждено было сбыться.
   Магический купол едва успел накрыть экипаж, как позади бухнуло особенно громко. Одновременно с этим от амулета связи пришла волна холода, сообщая о смерти кого-то из охранников. И почти сразу тревожным светом загорелась стеклянная пластина в подлокотнике диванчика: враг прощупывал защиту самой халине Балтусаим.
   Мелисандра бессильно откинулась на спинку и до крови прикусила губу. Неужели всё бесполезно? Неужели светлые сородичи добрались и до неё, как когда-то добрались до её отца?! Вот только он дал врагам жестокий бой, в то время как она может лишь прятаться точно черепаха под панцирем, да ждать прихода убийц.
   Женщина перевела взгляд на попавшего под её Луч Силы эльфа и в ярости отшвырнула разряженный жезл в дальний угол. Светлорождённый уже был на ногах. Да, его заметно шатало, на узком холёном лице появились царапины и ссадины, а левая рука висела плетью, но он был жив, относительно здоров, и даже мог продолжать бой. Вон какие взгляды в её сторону бросает.
   Мелисандра невесело усмехнулась. Как всё напоминает ту историю с вампиром. Поверженные защитники, бессильная магия, торжествующий враг... Только если тогда появился К'ирсан Кайфат и спас благородную даму, то сейчас похоже надеяться не на что и не на кого. Одно непонятно -- почему за неё взялись именно сейчас. Маллореану она дорогу не перебегала, с недругами Светлорождённых не пересекалась. По большому счёту для эльфов её противостояние с местной знатью не более чем детские игры. Как вдруг такое острое желание отправить халине Балтусаим повидаться с предками!
   Или в этом мире что-то поменялось, и воины Перворождённых теперь служат наёмными убийцами у людских аристократов?! Нет, в такое она точно никогда не поверит!
   За этими мыслями она не заметила, как маги врага усилили нажим, и артефакты один за другим принялись выходить из строя. И лишь когда последний щит лопнул с хрустальным звоном, женщина очнулась. Торопливо сменила позу, с тем расчётом, чтобы при нужде можно было быстро вскочить на ноги, и приготовилась активировать спрятанные в браслете чары.
   Последнее не заставило себя долго ждать. Снаружи раздалась мелодичная эльфийская речь, после чего мощно пахнуло магией и несколько Незримых Рук буквально вырвали дверь справа от Мелисандры. Простейшие чары, но в исполнении неизвестного колдуна они оказались удивительно мощными и эффективными. Чужой силе оставалось только позавидовать. Впрочем, уважение к чужому могуществу не помешало халине Балтусаим вытянуть руку и разрядить последний свой артефакт в грудь сунувшегося внутрь кареты воина. Два десятка Морозных Игл за считанные мгновения прорвали защиту Перворождённого. Он даже удивиться не успел, как оказался ранен, сбит с ног и отброшен обратно на улицу. И если судить по брызнувшей во все стороны крови, этот убийца так легко не поднимется.
   Мелисандра вздохнула и гордо выпрямила спину. Всё, оружия больше нет, а значит, ничего не остаётся, кроме как стойко принять свою участь. Она достойно встретила врагов, и не её вина, что те оказались сильнее. По крайней мере, умрёт она как истинная дочь своего отца и с гордо поднятой головой.
   Тайная властительница Ралайята ещё раздумывала, самой покинуть карету или подождать, пока это сделают нападавшие, как события приняли совершенно неожиданный поворот.
   К ней неожиданно обратился один из убийц.
   -- Халине Мелисандра, восхищён вашей стойкостью. Но поверьте, сопротивление совершенно бессмысленно! Ни к чему хорошему оно не приведёт, -- Голос говорившего был далёк от эльфийской мелодичности и напоминал скрип мельничного жернова или тележного колеса. -- Да и время поджимает, а нас с вами ждёт весьма непростой разговор.
   Мелисандра, мысленно уже смирившаяся с неизбежной гибелью, на мгновение растерялась. Слишком резок переход, чтобы сохранять спокойствие. Однако сказалась закалка, полученная в горниле ралайятских интриг, и она быстро взяла себя в руки. С ней хотят пообщаться? Что ж, она не возражает.
   -- Вы выбрали весьма необычный способ пригласить даму на беседу, -- ответила она максимально холодным тоном и подчёркнуто неторопливо покинула экипаж.
   Рядом тут же нарисовались двое воинов в масках и со знаками клана Литаль на одежде. Один довольно невежливо подхватил Мелисандру под локоть, не давая двигаться, в то время как второй провёл вдоль её тела искателем магии. Жезл выдал две короткие вспышки, после которых женщина лишилась разряженного браслета и фероньерки.
   Действия своих пленителей Мелисандра встретила с ледяным спокойствием, больше подходящим какой-нибудь эльфийской принцессе, чем презренной квартеронке, позволив себе лишь лёгкую презрительную усмешку. Можно было не сомневаться, Светлорождённые ублюдки уловили все эти нюансы, и они им вряд ли понравилось.
   -- Ну почему необычный? Скорее, максимально доходчивый и правильно расставляющий акценты, -- из-за угла экипажа наконец показался "переговорщик". И выглядел он настолько необычно и странно, что Мелисандра вздрогнула. Лисьи черты лица, неестественно длинные уши, раскосые глаза -- редкий урод по эльфийским меркам. Про его "чудный" голос и говорить не стоило... В добавок ко всему он, несмотря на жару, кутался в зелёный плащ из шерсти. -- Ханг Чес'сен, к вашим услугам.
   Предводитель Перворождённых изобразил насмешливый поклон. В этот момент полы плаща разошлись, и под лучами тасса блеснул медальон с гербом клана Фек'яр. Представитель Вестников Тени возглавляет группу воинов Голоса Света?! Что за бред?! Славящийся своими дипломатами клан никогда бы не пошёл под руку магов-убийц!
   -- О, вы заметили моё маленькое украшение, -- Ханг издал едва слышный смешок. -- Совет князей почему-то решил, что мой клан чересчур активно участвует во внешних делах и особенно делах полукровок, и что это нарушает баланс сил в Маллореане. Как итог, меня сопровождают не проверенные бойцы, а едва ли не любители.
   Последнюю фразу Ханг не сказал, а словно проскрежетал. И бросил испепеляющий взгляд на стоящих по бокам от халине Балтусаим воинов. Те старательно делали вид, что ничего не происходит.
   -- Любители!.. На совести которых гибель двоих ваших слуг. Будь здесь бойцы Фек'яр, всё прошло бы совсем иначе, -- продолжил Чес'сен с издевательской улыбкой. -- Ну вы понимаете, о чём я?
   -- Да, понимаю, -- произнесла Мелисандра, чувствуя, как внутри всё сжимается от ненависти. С отцом маги-убийцы действительно справились очень быстро. И хотя на языке вертелись совсем другие слова, она спросила: -- Значит, вы хотите сказать, что остальные мои люди живы?
   -- Разумеется, -- хмыкнул представитель клана Вестников Тени и небрежно махнул за спину. -- Можете сами посмотреть...
   Чтобы убедиться в правоте его слов много времени не понадобилось. Оба уцелевших телохранителя связанные и без сознания лежали за каретой, а рядом -- окровавленные тела кучера и третьего бойца. Здесь же, неподалёку от "презренных" смертных расположились и трое эльфов. Пара Перворождённых хлопотала над серьёзно раненым товарищем, активно используя лечащие чары, эликсиры и амулеты исцеления, но поставить товарища на ноги у них пока не получалось. Мелисандра не выдержала и злорадно хмыкнула.
   -- Жалкие любители, -- выдал на это Ханг и, окинув халине Балтусаим неприязненным взглядом, протянул носовой платок: -- Вытрите с лица кровь. И на будущее учтите, если уж убиваете, то делайте это хотя бы по-эльфийски красиво. Безо всей этой грязи и прочей мерзости.
   Мелисандра много могла бы сказать о "красоте" и навыках Перворождённых, но промолчала. Сейчас было не время и не место для отвлечённых споров. Демонстративно проигнорировав предложенный Хангом аксессуар, она извлекла из рукава собственный платок и принялась старательно приводить себя в порядок. В бою почти не участвовала, а выглядит, словно маньяк после расправы над очередной жертвой. И ведь даже магию не применишь -- проклятые перестраховщики отняли у неё все артефакты-"манипуляторы".
   Ханг же помогать ей больше не спешил. Чувствовалось, что наблюдать за стараниями женщины доставляет ему какое-то извращённое удовольствие.
   -- Ладно, перейдём к делу... -- наконец, проскрипел он. -- Главы моего клана... -- Эльф покосился на сородичей и с неприязненной гримасой поправился: -- И Совет князей, разумеется... желают знать, когда вы, халине, последний раз виделись с неким К'ирсаном Кайфатом?
   -- Что? -- вопрос поставил Мелисандру в тупик. -- К'ирсаном?! Этого неблагодарного хфурга, из-за которого ваши головорезы убили моего отца?! Он мёртв!
   Под конец первое ошеломление уже прошло, и она взяла себя в руки. Жаль только не до конца, и фраза про гибель бывшего любовника получилась какой-то недостоверной. Ну не верила она в смерть Кайфата, не верила и всё тут! Или отказывалась поверить? Всё-таки слишком сильно запал ей в душу этот холодный как лёд воин, так запал, что теперь всякого встреченного мужчину она неосознанно сравнивала с ним. И пока никого столь же достойного встретить не получалось.
   -- Надеюсь, вы и сами понимаете, сколь неубедительно это звучит, -- хмыкнул Ханг. Сделал паузу и с чувством добавил: -- Этот грязерождённый не просто жив, а вполне себе неплохо устроился в Сардуоре. Сколотил банду головорезов и устроил военный переворот в Западном Кайене...
   -- Судя по вашему лицу, переворот успешный? -- проронила Мелисандра, с трудом сохраняя спокойствие. От одной новости, что она не ошиблась, и что К'ирсан действительно жив, сердце дало сбой.
   -- Более чем. Он теперь король, -- сказал Чес'сен со странным выражением лица.
   -- А мой отец был визирем, но это никак не помешало вам отправить его в небесные чертоги, -- перебила Ханга Мелисандра. -- К чему весь этот разговор?! Раз К'ирсан вам словно кость в горле, соберите команду, да загляните к нему с визитом. Можете даже постараться и сделать это... как там говорили? Красиво?... так вот, постараться и сделать красиво. Я-то вам зачем?
   Последний вопрос был совсем ни к чему. Мелисандра не смогла бы достичь своего нынешнего положения, если бы не умела из одних лишь намёков выстраивать цельную картину. Ханг ещё не начал отвечать, а она уже знала, что сейчас услышит.
   -- А затем, что ты напишешь ему письмо одно, два, три... столько, сколько понадобится, чтобы этот мархузов негодяй захотел с тобой встретиться. И приехал куда скажешь, -- процедил Ханг с ненавистью. -- Ясно?!
   -- Ясно. Но это не отменяет моего вопроса... -- начала было Мелисандра, но была совершенно хамским образом перебита.
   -- Слушай, ты... что там и как, не твоего ума дело. Ты просто выполнишь то, что тебе сказано. И может быть... повторюсь... может быть, тебе позволят и дальше играть в ралайятской песочнице и мнить себя великой интриганкой, -- прорычал Чес'сен. -- Ещё вопросы?
   -- Нет, я всё поняла, -- сказала Мелисандра, чувствуя как от унижения и злости внутри всё переворачивается.
   С ней никто и никогда не смел так разговаривать! Никто и никогда! Хотелось вспылить, бросить в лицо этому уроду гордое нет, но сила не на её стороне. Не ей тягаться в мощи с Маллореаном, если, конечно, она не собирается повторить судьбу отца. А значит, надо засунуть гордость мархузу под хвост и вместо мести склониться перед его убийцами.
   Хотя... неожиданно в голову пришла мысль, заставившая халине Балтусаим раздвинуть губы в холодной усмешке. Кто сказал, что всё будет так, как хочет этот высокомерный Перворождённый? По крайней мере с К'ирсаном у чистокровных сородичей всё складывается не так уж и гладко. Не зря же потребовалось её участие. А раз так, то... можно и поиграть. Уж что-что, а это за последние годы она научилась.
   -- Я сделаю как вы хотите, но у меня есть одно условие, -- сказала Мелисандра ледяным тоном, всем своим видом показывая, что это в этом вопросе она не намерена уступать.
   Ханг до этого с пренебрежением наблюдавший за её терзаниями, недобро сощурился и переспросил:
   -- Условия? Нам?
   -- Да. Я хочу, чтобы в ликвидации Кайфата... а в том, что вся эта возня с перепиской нужна именно для его убийства, не сомневаюсь ни капли... так вот, в ликвидации должны участвовать убийцы фалета Балтусаим, моего отца, -- глядя прямо в глаза эльфа, отчеканила Мелисандра.
   Выдвинутое требование застало Ханга врасплох. Неизвестно, чего он там ждал, но слова женщины по меньшей мере его удивили.
   -- Позвольте спросить, а зачем? Какой в этом смысл? Или вы... -- тут он хрипло засмеялся. -- А понял, вы считаете, что ваш бывший любовник преуспеет там, где не справился отец? Очень, очень неожиданный ход. Браво, вы смогли меня удивить. Впрочем, -- Ханг сделал паузу, -- принимается. Даю слово, что казнить этого грязерождённого будет та сама звезда воинов, что порезвилась у вас дома. На этом всё, других условий нет?
   Мелисандра в ответ лишь покачала головой.
   -- Ну а раз нет, то будем считать наш разговор оконченным. Куда вы там направлялись, во дворец? Вас туда проводят. И даже об этих смертных позаботятся, если вас вдруг волнует их судьба, -- сказал Ханг и с издёвкой добавил: -- До новых встреч, моя халине. И надеюсь, что в следующий раз мы обойдёмся без этих грубых демонстраций.
   Широким жестом Ханг охватил всех убитых и раненых.
   -- Как скажете, господин Чес'сен, -- проронила Мелисандра и не смогла удержаться от шпильки. -- Я сделаю всё от меня зависящее, чтобы встреча ваших ликвидаторов и К'ирсана Кайфата обязательно произошла.
   И пусть мелькнувшая после её слов в глазах Ханга досада была слабой платой за гибель людей, халине Балтусаим испытала что-то вроде удовлетворения. В ситуации, когда нужно выбирать между плохим и очень плохим, когда плох любой выбор, она нашла далеко не самый худший вариант. Чем всё закончится покажет время, однако она почему-то верила в способности К'ирсана рушить любые планы. А там, глядишь, и отомстит за неё. Чем мархуз не шутит?
  

* * *

  
   В горловине бухты Скелетов в какой-то полусотне саженей от Часовых Скал кипело сражение. Два пиратских корабля вели безнадёжную битву с ожившими кошмарами всех моряков -- Призрачными кораблями и их мёртвыми экипажами. Пять полупрозрачных кораблей, наплевав на град огненных и водных чар, которыми их осыпали чернокожие шаманы, упрямо сближались с жертвами, нацелившись на абордаж. Далеко вперёд вырвался их флагман, который был окружён столь плотной аурой смерти, что в ней попросту вязла любая волшба. У некогда опасных хозяев Змеиного архипелага банально не хватало сил, чтобы пересилить эту мощь, а раз так, то не стоило и надеяться на их победу. Флибустьеры с самого начала были обречены.
   Словно подтверждая данный вывод, два Призрачных корабля внезапно ускорились и через считанные секунды протаранили подставившегося под удар пирата. Треск, шум, гам. Всё заволокло клубами дыма, так что стороннему наблюдателю невозможно было толком ничего разглядеть, ну разве что кроме прыгающих через фальшборт тварей Тьмы. Наверное, окажись сейчас на корабле людей сильный адепт Спящих, всё сложилось бы совсем по-другому, но его не было, и участь команды обоих судов была предрешена.
   Хотя... неожиданно в самой гуще сражения на корме пиратской шхуны словно гигантский нарыв вспухла белесая сфера. За считанные мгновения она поглотила сначала оборонявшихся моряков, затем разъярённых Костяных гончих, которые хозяйничали на большей части палубы, а под конец и вовсе всё судно. И лишь корабли мертвецов от чего-то не затронуло: то ли так и было задумано, то ли своё слово сказали защитные заклинания.
   Получившийся гигантский шар дышал таким первородным злом, что на его фоне даже Тьма с Призрачных кораблей стала казаться какой-то блеклой и совсем не страшной. Судя по воплям, раздавшимся на втором морском разбойнике, такую же точку зрения разделяли и бывшие хозяева Змеиного архипелага. Не зря же они на полную мощь врубили движители и понеслись навстречу флагману врага, предпочтя смерть в бою соседству с порождением жуткого колдовства.
   Увы, удача была не на их стороне. Порождение магии Бездны запульсировало, по его поверхности побежали уродливые тени и... с грохотом словно бы вывернулось наизнанку, выбросив во все стороны протуберанцы энергии. Один из них и догнал пирата, словно гигантским топором развалив его на две части. После чего место сражения моментально накрыла пелена густого как молоко и пронизанного сотнями искрящихся разрядов тумана.
   -- Мархуз подери, что за мерзость?! -- с яростью прорычал варрек Минош, торопливо развернувшись к морской баталии спиной. Стоящий рядом более старший коллега сделал то же самое, запоздав на какую-то секунду.
   Укрытый чарами невидимости, корабль М'Ллеур полторы седмицы рыскал между островами архипелага, по крупицам собирая информацию о творящихся здесь бесчинствах. Особенно сильно тёмных эльфов интересовала армия мертвецов, которую собирал появившийся здесь непонятно откуда лич, и её взаимоотношения с коренными обитателями островов. Если легионы нежити благодаря соседству с Тлантосом, были врагом относительно привычным -- несмотря на внешнюю благопристойность нынешних хозяев, с земель древнего Некронда нет-нет и прорывалось нечто этакое -- то шаманы Спящих в свете случившегося Прорыва вызывали серьёзные опасения. Кто знает, каковы пределы их сил: а ну как подчинят армию лича, да под знамёна прущей из Козьих гор Тьмы поставят?!
   Как оказалось, не поставили. Да и вообще, что варрек Минош, что его спутник варрек Легрун, оба сомневались в самой возможности взять проклятого мертвяка под контроль. Слишком великую силу набрал. Призрачные корабли, Костяные Гончие и Костяные же Птицы, призрачные воины и свора голодных душ -- за последние дни они увидели едва ли не всю нежить из Тёмного бестиария. Надо обладать поистине выдающимися способностями к некромантии, чтобы поработить такого лича.
   Следовало отдать должное мужеству пиратов. Жалкие смертные, презренные дикари, морские разбойники -- они не желали просто так умирать и сражались до последнего. Даже их проклятые богами шаманы...
   Тем временем за спинами у тёмных эльфов полыхнула ярчайшая вспышка, которая несмотря на предосторожности больно резанула глаза. Затем пришла волна холода, а на губах вдруг появился привкус то ли гнили, то ли застарелого гноя. Минош, которому приходилось участвовать в морских сражениях, отбивать набеги тварей Тёмного океана, охотиться на лазутчиков Тлантоса и собственными руками убивать разумных всех рас, едва сдержался, чтобы не выплеснуть на палубу содержимое желудка. Его старший товарищ оказался не менее стоек и лишь раздражённо поморщился.
   -- Бездна! -- рявкнул Минош, торопливо подновляя щиты корабля и восстанавливая слетевшие маскировочные чары. Несмотря на большое удаление от места сражения, отголоски проклятой волшбы ударили неожиданно сильно. Затем огляделся и повторил с ещё большим чувством: -- Бездна!!
   -- Спокойнее, мой друг, спокойнее, -- мягко сказал варрек Легрун. -- Наслаждайтесь зрелищем. В конце-концов ради чего-то подобного нас сюда и направили.
   Насчёт зрелища, правда, коллега немного погорячился. Ничего экстраординарного М'Ллеур не увидели. Если не считать чем-то особенным пять окутанных Мраком кораблей немёртвых, которые без видимых последствий пережили столь мощный удар сырой Силой Спящих. И двух светящихся зелёным маслянистых на вид пятен в тех местах, где находились суда пиратов.
   -- Помнится, когда вас оторвали от планирования поездки в Сардуор, вы говорили, что Совет перестраховывается и что способны в одиночку разнести силы пиратов и лича вместе взятые, -- продолжил Легрун прежним тоном. -- Вы не изменили своего мнения?
   Минош на мгновение смутился.
   -- Каждый имеет право на ошибку, -- ответил он, со свистом выдохнув сквозь сжатые зубы. -- Я как-то не представлял, что случай будет настолько... запущен.
   -- Вот именно, что настолько, -- хмыкнул варрек Легрун, не отрывая взгляда от начавших какие-то перестроения Призрачных кораблей. С размеренностью и точностью гномьих механизмов четыре из них взяли флагман в "коробочку", после чего с палубы последнего вверх по спирали взмыли две Костяные птицы. Крылатая нежить сжимала в когтистых лапах непонятный бугристый шар землянисто-серого цвета. На высоте в десяток-другой саженей твари прекратили подъём и попросту зависли в воздухе, лениво шевеля уродливыми подобиями крыльев.
   До тёмных эльфов донёсся приглушённый расстоянием вопль.
   Смысл происходящего перед ними действа до Варрека Миноша дошёл далеко не сразу. Ну не приходилось ему раньше видеть подобное! Ветераны пограничной стражи, регулярно сталкивающиеся с несуществующими для "цивилизованного" мира Жнецами, часто рассказывали о восставших древних погостах, новорождённых вампирах, неправильно убитых личах, провалах в Нижние миры и призывах демонов. Такова обыденность жизни на границе с "мирным" и "не лезущим в большую политику" Тлантосом. Однако когда ещё случались столь же масштабные проявления некромантии, вряд ли припомнили бы даже они.
   Минош переключился на магическое зрение, некоторое время рассматривал открывшуюся перед ним конструкцию, восхищённо присвистнул. Шар оказался гигантским хранилищем тёмных и некротических энергий, заполненный едва ли не доверху. Корабли же образовывали фигуру, работавшую на манер насоса. И этот насос сейчас старательно собирал оставшиеся после гибели пиратов эманации.
   -- Может ударить сейчас, пока они заняты ритуалом? -- Легрун озвучил мелькнувшую у Миноша мысль. -- Нарушим устойчивость каркаса чар, а как их придавит откатом -- добавим ещё...
   Минош, будучи в их паре далеко не главным, вместо ответа просто кивнул.
   -- Тогда решено, -- сказал Легрун, кровожадно оскалившись. -- Начнём стандартно в два слоя. Первый -- Астрал, второй -- что-нибудь из светлого спектра арсенала Стихии Воды. Затем...
   Увлёкшийся коллега перестал следить за нежитью и пропустил момент, когда картинка вдруг изменилась. Поток энергии, до того успешно втягивавшийся в серый шар, внезапно прервался, Костяные птицы, будто напуганные птахи, порскнули в стороны, а их жутковатый груз продолжил парить над флагманом нежити. Точно сквозняком потянуло магией Астрала, и над творением лича на мгновение образовался точечный прокол в Нижние миры. Ничего серьёзного, таким способом сильные некроманты общаются с себе подобными, но увидеть этот приём в исполнении безумного от жажды крови лича... Что-то новенькое!
   -- У лича есть хозяин, -- зло выдохнул Минош, мысленно представляя, как вцепится мерзавцу в глотку и вырвет ему трахею. В уравнении с двумя переменными появилась третья, и это многое меняло, очень многое.
   -- Плевать, -- раздражённо бросил коллега. -- Главное грохнуть тварь, с остальным разберёмся позже. Ты участвуешь или нет?
   -- Я разве отказывался? -- Минош не сдержался и позволил прорваться ноткам раздражения. Необходимость подчиняться такому же варреку как и он безумно раздражала. Особенно когда приходилось ломать привычные схемы работы с враждебной магией и подстраиваться под чужую манеру. Ещё пару лет назад он послал бы этого проклятого Светом командира в Бездну, а то и вовсе вызвал на дуэль, однако сейчас наступили иные времена, которые требовали ото всех М'Ллеур стойкости, твёрдости духа и... терпения. Мать его Кали!
   Слитный взмах руками, когтистые пальцы перебирают невидимые струны, струйки эфира свиваются в замысловатые фигуры, и вот уже вокруг каждого эльфа возникает рой многочисленных Астральных гонцов. Подвижных, ловких, только и ждущих приказа.
   Вот коллега отдал мысленную команду, и вся эта орава их совместных творений ринулась в глубины Верхнего мира в поисках могучих сущностей, готовых откликнуться на призыв магов и атаковать нежить. Параллельно с этим Легрун у самой поверхности воды неподалёку от их корабля принялся короткими импульсами формировать масштабное плетение. Этакий замерший девятый вал из Воды и Света. На взгляд Миноша решение неудачное и чересчур грубое, но сейчас было неподходящий момент для споров. Легрун вёл, он следовал, именно так и никак иначе.
   Минош ещё накачивал чары Силой, когда из Астрала пришёл неожиданно мощный отклик и сразу три могучих духа решились покинуть тонкие планы для помощи тёмноэльфийских магов. Сама реальность дрогнула, пошла мелкой рябью, а в небесах прямо над флотилией нежити словно голодная пасть возник тёмный разлом.
   Однажды Минош проворачивал подобный трюк в бою с пиратами на кораблях гномов, но тогда понадобилось хитрить и обманывать глупых духов, чтобы они выбрали правильную цель. Теперь же всё было совсем иначе. Обитатели Астрала словно сами жаждали расквитаться с мархузовой нежитью.
   Тем лучше, глядишь, и запасное заклятье не понадобится. Минош успел поймать торжествующую усмешку коллеги, и мысленно позавидовать чужому успеху, как свой ход сделал лич. Нет, он не накрыл Призрачные корабли защитным куполом, не атаковал выход в Астрал чем-нибудь из некромантского арсенала и даже не скомандовал отступления -- он не сделал ничего столь логичного и одновременно очевидного. Его ответ оказался гораздо более изящен и красив, чем можно было ожидать от его переполненной злобой и ненавистью черепушки.
   Лич всего-навсего заставил костяной шар мерно пульсировать, порождая непрерывный поток астральных помех. Обычно подобные явления влияют лишь на работу амулетов связи, но не в этом раз. Слишком много Силы выплеснулось из костяного хранилища, и слишком близко находился проход в Астрал. Понадобилось два десятка импульсов, чтобы порвались скрепы чар и схлопнулся разрыв в реальности. Да так, что одного из духов попросту разорвало в клочья.
   Рядом глухо застонал Легрун. Если бы он строил заклинание призыва по классическим принципам, откат превратил бы его мозги в кровавую кашу, сейчас же всё ограничилось всего лишь болью. Жуткой болью. Минош еле успел перехватить контроль над вторым их совместным плетением -- управляющие нити уже выскальзывали из рук теряющего сознание коллеги.
   -- Ах ты отрыжка преисподней, -- прорычал Минош, зло прищуриваясь и агрессивно выпуская когти. С каким бы он удовольствием растерзал душонку мага, столь неосмотрительно ставшего заготовкой для лича. Как он смел передать свои знания и умения этой злобной костяшке?! Какого хаффа он превратил могучего, но тупого немёртвого, в хитроумную и искусную в чародействе тварь?!
   Так и тянуло спустить с поводка замершую в ожидании волну, чтобы она разметала немёртвых по всей бухте, но Минош не рискнул пойти на поводу у чувств. Вместо этого он развернул плетение и резко дёрнул его вверх. Перед носом судна выросла высоченная стена воды, бликующая на свету... в которую мгновением позже вонзился чёрный как сама ночь Луч Тьмы.
   Чутьё не подвело. Едва разрыв закрылся, по-прежнему парящий в воздухе костяной шар "выстрелил" новым заклинанием. Простым, но очень быстрым и чудовищно мощным. Его энергии хватило, чтобы не только пробить полноценную стену из светлых чар, но и вдребезги разнести корабельные щиты.
   Взрывная волна огненным валом прокатилась по палубе, громя постройки и сбрасывая в море членов команды. Легруна отбросило далеко назад, приложив о мачту. Сам Минош не только устоял на ногах, но и почти не пострадал. Не считать же за раны рассечённую щёку и лопнувшие барабанные перепонки? Такую ерунду он вылечит за сутки. Главное, что по-прежнему способен драться.
   Не слыша собственного голоса, варрек заорал:
   -- Всем канонирам! Огонь по летающей дряни, корабли противника не трогать. Повторяю, корабли противника не трогать!!!
   И сам первым подал пример, ударив сдвоенной Стрелой Эльронда. Затем ещё одной и ещё. Минутой позже его поддержали с орудийной палубы. Сразу два Копья Огня вонзились в самый центр костяного шара, грозя нарушить целостность его оболочки и не давая использовать это грозное оружие нежити.
   -- Ну же, ещё немного, -- шипел Минош, безостановочно творя чары. Объём запасённой в демоновом хранилище энергии заметно уменьшился, но если его разбить, то её вполне хватит, чтобы хорошенько потрепать флотилию лича. Надо только не останавливаться...
   Схожим образом думал и предводитель нечисти, потому как шар вдруг камнем упал на палубу флагмана, где был тут же накрыт одеялом из защитных тёмных заклятий. И пока М'Ллеур выбирали новую цель, пришли в движение остальные Призрачные корабли. На верхних палубах началась нездоровая суета, озаряемая лишь вспышками магии. Заскрипели блоки, заметались зомби-матросы, и вот уже перед взглядом изумлённого Миноша на специальных подставках на носу каждого корабля появилось по аналогичному шару, под завязку заполненному Силой.
   -- Капитан, разворот!!! Всю доступную энергию на кормовые щиты! И поживее, хфурга вам всем в глотку!! -- закричал он, торопливо восстанавливая маскировочные чары.
   О победе в бою Минош больше не думал: большой удачей будет, если они просто унесут ноги. Оставайся Легрун в строю, ещё можно было бы на что-то надеяться, а так... бегство, вот единственный выход.
   С большим недолётом вражеское плетение вонзилось в водную гладь и взметнуло в воздух столб воды. До чуткого носа донёсся запах тлена и разложения, а кожу стянуло от разом высвобожденной Силы. Энергии на чары лич не жалел, что подразумевало наличие гигантских её запасов.
   Минош скрипнул зубами. Он, кажется, про своего коллегу вспоминал?! Во имя Тёмного Орриса, да чтобы утихомирить тварь, половина флота М'Ллеур понадобится! Нет, если он всё-таки выживет и доберётся до дома, то костьми ляжет, но найдёт способ ослабить мерзкую нежить. И не важно, что для этого понадобится: найти особо хитрые заклинания, раскопать тайные знания или подставить под удар кого-нибудь третьего. Главное, отвести угрозу от его народа, потому как в то, что неизвестный собеседник лича рано или поздно приведёт флотилию немёртвых к побережью страны М'Ллеур, Минош ни капли не сомневался.
   Ещё бы вот только выжить самому...

Часть первая

Война на пороге

   "...Каждый раз думая о Нём, о Его речах, деяниях и простых поступках, я везде и во всём вижу некий глубинный замысел. То, что видел лишь Он один, то, к чему вёл смертных и бессмертных. Своей волей Он изменял судьбы не людей, гоблинов, орков или даже эльфов, своей волей Он менял судьбу всего Торна. Его не пугали ни проклятья старых богов, ни угрозы могучих магов, Он шёл по своему пути, и не было силы, способной Его остановить. А ведь пытались многие..."

Из книги воспоминаний первого магистра ордена Владыки Руорка Неистового

   "...Он так жаждал мира, что каждый свой вздох, каждый удар сердца готовился к войне..."

Из речи генерала армии Храбра Загорского перед новобранцами Особой бригады Шипов

Глава 1

   Деревенька со странным названием Мочёные Хутора на самой границе Западного Кайена с Зароком оставляла гнетущее впечатление. Приземистые домишки с кривыми стенами из серого камня и крышами из подгнившей соломы, покосившиеся плетни, нелепые загородки из веток колючего кустарника вместо нормальных дворовых построек, разбитая до изумления дорога, заросшие сорняками огороды да заброшенные поля. Бросив прорву сил и ресурсов на возрождение крестьянства в теперь уже своей стране, К'ирсан Кайфат за последние годы как-то успел отвыкнуть от подобных картин.
   Нет, ещё пару лет назад таких "хуторов" по всему Кайену было пруд пруди. Страх перед непомерными поборами королевских мытарей, постоянные неурожаи, бесчинства дворян и разбойничьих банд гнали людей прочь с насиженных мест. И вернуть их обратно оказалось совсем не просто. Но ведь справились же? Спешно созданная тайная канцелярия во главе с бывшим Щепкой, а ныне почтенным господином Чиро Кунише, перетряхнула преступный мир, Шипы под командованием Храбра разобрались с самыми непонятливыми землевладельцами, Гхол с помощниками взялся за истощённую землю, новый министр финансов занялся налогами и кредитами и, как итог, уже появились хозяйства, где снимали с поля по четыре урожая в год.
   И на фоне всех этих успехов вдруг такое унылое зрелище.
   -- Канд, напомни мне вправить мозги Щепке... тьфу, Чиро. Что-то его служба совсем хаффов не ловит. Ладно местный барон -- если идиот, то это навсегда -- но как он-то со своими хвалёными осведомителями это пропустил? Дураку же понятно, здесь что-то нечисто!
   Последняя фраза нового правителя Западного Кайена потонула в грохоте взрыва, донёсшегося со стороны поместья местного хозяина. Зарево полыхнуло на полнеба, заставив Кайфата поморщиться. Что ж Храбр так неаккуратно-то? Сколько раз ему было говорено работать тише, так нет, вечно его тянет что-нибудь взорвать. Прямо фанатик атакующих артефактов и чар.
   -- Учитель, вы думаете, что барон Длог не знал о ковене Спящих у себя под боком? -- спросил Канд, отрываясь от бумаги, куда записывал распоряжения короля.
   -- Да мархуз его знает. После того, как эта хфургова отрыжка Бездны отказалась сдаться на мой суд и взялась за оружие, я уже ничему не удивлюсь, -- хмыкнул К'ирсан. -- Как минимум, он не предпринял никаких шагов по поводу пропажи у себя из-под носа жителей целой деревни. А значит в любом случае виновен.
   Послышался топот, и из-за угла дома появился взмыленный "шип". Солдат целеустремлённо направился к беседующему со своим личным учеником королю-магу, но вмешалась охрана. Набранные из подопечных Руорка, бывшие крестьяне, а ныне личные телохранители К'ирсана, набрались опыта, знаний и умений, однако сохранили фанатичную преданность и ещё больше укрепились в вере. Для них не существовало иного приоритета, кроме сохранения жизни Владыки, а потому в своём рвении защитить его ото всего на свете они не знали чувства меры. Что весьма утомляло.
   -- Пропустите его! -- сказал К'ирсан холодно. Охрана немедленно расступилась.
   -- Владыка, в подвале одного из домов найден вход в подземелье. Маг говорит, что дверь зачарована, -- на одном дыхании выдал боец, припав на одно колено и бухнув сжатым кулаком в грудь.
   Кайфат поморщился. Проклятье, и откуда только набрались этих ритуалов?
   -- Ну наконец-то! А то я уж начал думать, что разведка чего-то напутала, -- сказал он. -- Сломать сможет?
   На этих словах немедленно вскинулся Канд. Парень, которого впервые взяли на разборки с культистами, рвался в бой и жаждал подвигов. Освоив те основы магии Древних, которые когда-то заложил в К'ирсана не к ночи помянутый Шипящий, его первый ученик возомнил себя могучим чародеем и истово желал подтвердить это на практике. Впрочем, Тёрн считал немного иначе. По его мнению, парнишка просто хотел заслужить одобрение своего вечно хмурого и недовольного наставника.
   -- Учитель, я могу...
   -- Уже ломает, Владыка, -- перебил его солдат и ощерился в хищной усмешке. -- Говорит, как раз поспеет к вашему приходу...
   -- И этот туда же... -- пробормотал Кайфат с досадой. Покосился на помрачневшего Канда, после чего уже громко добавил: -- Ладно, веди. И можешь особо не спешить: дадим человеку время спокойно поработать.
   Как ни хотелось Кайфату по старой памяти рвануть вперёд и самолично вломиться в потайное убежище культистов, за "шипом" он двинулся неспешным шагом. Плох тот лидер, который всё пытается решать сам. Он строит планы и задаёт ориентиры, в жизнь их претворяют подчинённые. Каждый занимается своим делом, не создавая суеты и не мешая окружающим, в этом и есть смысл эффективного управления.
   Тем более, что этот маг из тех, кто начал служить К'ирсану уже после его восшествия на Драконий трон, а значит тоже жаждет доказать свою полезность новой власти...
   Они уже подходили к указанному дому, когда сначала послышался адский скрип и лязг сминаемого металла, а затем донёсся ставший привычным гул мощного артефактного щита, в который вонзаются зачарованные болты.
   Открыл-таки! К'ирсан усмехнулся и короткой командой отправил скучающего Руала внутрь подвала. Зверёк утвердительно свистнул и живой молнией метнулся к ближайшему слуховому оконцу. Его же хозяин и близкий друг для устойчивости сжал за плечо напрягшегося Канда и сосредоточился. Сознание скользнуло в неглубокий транс, а внутренний взор по незримой нити устремился к разуму четвероногого разведчика. Виски привычно резануло болью, но К'ирсан на такую ерунду давно не обращал внимания. Ещё одно мгновение, и вот он уже смотрит глазами Руала...
   -- Наши парни уже внутри прохода, -- сообщил Кайфат, ни к кому конкретно не обращаясь. -- Сработали как надо, без ошибок. Вскрыли дверь, разобрались с постом охраны около входа, сейчас двигаются дальше. -- Он повернулся к "шипу". -- Кто там командует?.. Лейтенант Жижек? Заметно!..
   Мысленно сделав пометку внимательнее присмотреться к службе этого ветерана, К'ирсан зашагал ко входу в подвал. Несмотря ни на что, оставлять своих людей наедине с чокнутыми последователями Рошага и его хозяев он не собирался.
   -- Владыка! Позвольте мы... -- дорогу неожиданно заступил один из телохранителей.
   К'ирсан почувствовал, как внутри закипает ярость. Да они что, совсем сдурели?! Не произнеся ни слова, он вперил взгляд в переносицу воина и вопросительно изогнул бровь. Тот вздрогнул, страшно побледнел, и торопливо отошёл в сторону.
   -- Не отставай, -- холодно бросил Канду Кайфат и нырнул под низкую притолку входа.
   Внутри царил полумрак, и, прежде чем двигаться дальше, он замер на пороге и активировал "кошачий глаз". Мазнул взглядом по сваленным в кучу разбитым бочкам, обломкам ларей и разгромленным полкам, пару секунд изучал валяющийся у дальней стены смятый лист железа, некогда бывший потайной дверью, и лишь затем повернулся к секретному проходу.
   Тем временем из-за его спины вынырнули телохранители и рассредоточились по подвалу. Каждый держал наготове длинный нож и заряженный молнией браслет, у каждого активирован амулет ночного зрения и пассивный щит. В приказах не было нужды -- воины сами знали, что должны делать.
   Из темноты неожиданно появился Руал, подлетел к К'ирсан, взобрался на плечо и принялся тыкаться носом в щёку, вопросительно свистя. Мол, чего замер?! Кайфат не выдержал и усмехнулся под маской. Что ж, пушистый прав!
   -- Твой выход, Канд! -- сказал он.
   Раз уж парень так рвётся в бой, то пусть проверит силы здесь и сейчас, под его присмотром. Если вдруг что-то пойдёт не так, Кайфат хотя бы сможет вмешаться...
   Ученик только этого и ждал. Радостно улыбнувшись, он торопливо навесил на себя защитные чары, отставил чуть в сторону правую руку с заготовкой для плети Нергала и нырнул в лаз.
   В тот же миг послышались его сдавленные ругательства и шорох, как будто он споткнулся и ударился о стену. К'ирсан с садистским удовольствием ухмыльнулся: тела стражей культистов, не видные из подвала, очень неудачно перекрывали проход. Благодаря Руалу он прекрасно о них знал, а вот Канд поторопился. И вместо того, чтобы сначала проверить дорогу или, на худой конец, спросить учителя, полез сломя голову.
   Минус балл за этот экзамен.
   Грозно шикнув на нервничающих охранников, К'ирсан двинулся следом за учеником. Быстро миновал весьма узкий проход, проскочил через пару даже не комнат, а каморок, оборудованных для отдыха, после чего оказался в просторном хорошо освещённом световыми шарами тоннеле. Если верить захваченным сезон назад бумагам в таком же вот убежище последователей Спящих, он тянулся почти на версту и заканчивался в подземелье какого-то древнего замка, ныне разрушенного.
   Канд обнаружился около стенной ниши, в которой лежало разрубленное надвое тело какой-то гадкой на вид химеры в ошейнике и с цепью. Сразу не поймёшь: то ли помесь паука с волком, то ли скорпиона с лисой. Одно слово, мерзость! Зато даже дохлые они пахли приятно. Навевая воспоминания о каких-нибудь восточных пряностях или благовониях.
   -- Всё то же самое. Сначала разминаются на животных, а затем принимаются за людей, -- брезгливо поморщился Канд, пнув тварь в уцелевший бок.
   -- Вроде того, -- сказал К'ирсан, покосившись на ученика, и добавил с деланным равнодушием: -- Кстати, не забудь проследить, чтобы как всё закончится, собрали бумаги и рабочие дневники местных вивисекторов-исследователей. -- Поймал взгляд парня и пояснил: -- Лишних знаний не бывает, как не бывает знаний плохих или хороших.
   Вряд ли его довод убедил Канда, однако же перечить наставнику парень не стал. Можно было не сомневаться, что всё исполнит в точности как приказано. А большего и не надо. Не он здесь правитель и не ему возиться в грязи.
   Дальше двигались молча. И почти сразу стала заметна неестественная тишина, царящая в подземелье. Отсутствовало эхо, а любые звуки быстро гасли. Даже шаги звучали необычайно глухо, словно в обитой пуховыми подушками комнате.
   А ведь вокруг один только камень!
   Чутьё подсказывало, что в воздухе разлита какая-то магия, но ничего конкретного понять не получалось. Старая школа, так теперь не умеют! Очередной штрих, подчёркивающий превосходство чародеев прошлого над их современными коллегами. И сколько ещё таких ненавязчивых тайн и загадок разбросано по всему свету!
   Мархузова корона... С каким удовольствием Кайфат бросил бы всё и занялся исследованиями секретов древних мастеров и магов. Разбирал хитросплетения чужих чар, расшифровывал забытые письмена, искал тайники и клады, просто странствовал по свету. Но не в этой жизни! Когда вокруг столько врагов, единственный способ уцелеть -- ударить первым, а лучшая гарантия мира -- многотысячная армия за твоей спиной. Так что пока живы его недруги -- никаких пустых мечтаний, целесообразность важнее всего!
   Погрузившись в мысли К'ирсан не заметил, как тоннель закончился, и перед ними открылся проход в по-настоящему огромный зал. Какие там замковые подземелья, Гамзарский колизей и тот, кажется, был меньше. И никаких тебе тёмных и сырых казематов. Потолок подпирали резные каменные колонны, стены облицованы мраморными плитами, а пол вымощен гранитной брусчаткой. Всюду парят световые шары. Кое-где, правда, неумолимая поступь времени всё-таки ощущалась -- разбитые барельефы, треснувшие и вывалившиеся блоки, стёсанная резьба и разрядившееся артефакты -- но на общем впечатлении это никак не сказывалось.
   Красиво, величественно, здорово. И такое место испортили своими шабашами хфурговы демонопоклонники, гори они вечно в огне!
   К'ирсан без особого труда нашёл окровавленную гексаграмму со вписанным в неё сложным узором из кривых и ломаных. Все линии просто выдолблены в камне, причём сделано это откровенно небрежно и неряшливо. Не сходя со своего места, Кайфат видел неточности в углах и ориентации по сторонам света, чувствовал дисбаланс призванных Сил.
   Сам он ни за что не рискнул бы работать со столь убогим инструментом, а вот культисты оказались не столь осторожны. И использовали напитанный жертвенной Силой рисунок на полную катушку.
   Демонопоклонники стояли двумя компактными группами -- слева и справа от гексаграммы -- умело поддерживая друг друга чарами и периодически подпитываясь от хранилища с накопленной энергией. Кайфат отлично видел соединяющие их силовые линии, и смог оценить мастерство, с которым местные хозяева управлялись с доступными им заклинаниями. Это не недалёкий На'аг'Леох, бездумно использующий вложенные в его голову знания, здесь чувствовались годы практики.
   И пусть не было в руках колдунов культистов той мощи, с которой К'ирсан столкнулся во время штурма дворца Мишико, бойцам Жижека всё равно пришлось не сладко. Не зря он всегда говорил, что Искусство важнее голой Силы. Разум всегда побеждает кулаки: если жизнь убеждает в обратном, значит просто такой слабый разум.
   Маг Абер Кетани, некогда служивший какому-то барону из окружения Мишико, а ныне в качестве усиления прикомандированный к отряду лейтенанта Жижека, старался изо всех сил переломить ход сражения в свою пользу. Под прикрытием Стены Щитов, которую выстроили бойцы с помощью штатных амулетов, он раз за разом обрушивал на врагов молнии, огненные стрелы и кислотный дождь, чередуя прямолинейные как лобовой таран атаки с более хитрыми воздействиями. Вроде силовых лезвий, бьющих по каналам связи культистов с хранилищем Силы. Откуда только столько энергии взял!
   Увы, с кем-то другим подобная тактика могла сработать, но не с этим противником. Шипам и их магу противостояло сразу десять чародеев -- четверо в одной группе и шестеро в другой. А значит, у них было кому держать щиты, контролировать целостность плетений и успевать контратаковать. Все удары Абер Кетани либо блокировались, либо отводились в сторону. Едва не увенчавшаяся успехом атака силовыми лезвиями была вовремя распознана и нейтрализована чем-то вроде Облака Гнили из арсеналов некромантов.
   Видимо маг в стратегии боя сделал ставку именно на успех этого удара. Едва стало понятно, что он потерпел неудачу, поведение Абер Кетани сразу же заметно изменилось. Заклинания потеряли выверенность форм и лёгкость плетения, движения стали хаотичны и бессистемны. В ауре отразилось испытываемое им чувство обречённости и почему-то стыда. Интересно, стыдно, что подвёл остальных или что проигрывает даже не магам, а демонопоклонникам, тем, кто вместо саморазвития и самосовершенствования лижет зад древним тварям, вымаливая крохи могущества?
   И вот здесь "шипы" показали себя выше всяких похвал. Отряд, некогда собиравшийся из разбойников и прочего сброда, скованный в единое целое смертным проклятием, превратился в эффективную боевую единицу, а его бойцы стали опытными профессионалами, всегда способными преподнести сюрприз. В чём К'ирсан в очередной раз убедился.
   Едва стал заметен перелом в ходе противостояния магов, Жижек снова взял руководство боем в свои руки. Короткая команда, и вот уже его солдаты больше не играют роль защитного буфера для прикомандированного чародея, а активно сражаются с врагом.
   Р-раз, и "шипы" молниеносно перестраиваются, уплотняя Стену Щитов под градом чар культистов. Сотканные из белого дыма магические заряды в виде драконьих черепов бьют с двух сторон, с грохотом взрываются, но так и не задевают никого из солдат.
   Два! И в краткий перерыв между атаками Стена на мгновение опускается, а "шипы" бьют по ближайшей группе врага пульсарами. Грохочут взрывы, не ожидавшие такого демонопоклонники спешно усиливают защиту. И пока они заняты, солдаты делают "три". Не теряя построения, "шипы" бегом преодолевают несколько саженей и снова выставляют Стену.
   Замысел Жижека стал понятен. Раз уж в магии перевес на стороне культистов, бой стоит перевести в противостоянии клинков. Главное, подобраться к врагу на расстояние удара. И тогда...
   -- У них ведь ничего не получится? -- спросил Канд с сожалением. Он заметно переживал за лейтенанта, надеясь, что тот выиграет сражение самостоятельно, без помощи короля.
   -- Разумеется, -- хмыкнул К'ирсан. -- Жижек слишком переоценил свои силы. Ему вообще не стоило выходить из тоннеля. На Абер Кетани понадеялся, плюс решил взять колдунов нахрапом, с наскока, вот и вылез. А те оказались ребята не промах...
   -- Ну а если бы культистов было меньше? -- торопливо спросил Канд, не отрывая взгляда от происходящего на поле боя. -- Или они были бы не столь умелы...
   -- У них за спиной источник дармовой Силы! И когда решат, что ситуация становится опасной, перестанут экономить и жахнут со всей дури, -- сказал К'ирсан с неудовольствием. Пусть именно из-за подобных ситуаций он и ходил на зачистки логовищ выкормышей Рошага, происходящее ему совсем не нравилось. Проклятье, до какой поры он, король, пусть и сильнейший маг, будет подчищать хвосты за своими людьми?!
   Судя по тому как побледнели телохранители и вздрогнул Канд, его раздражение прорвалось наружу. Проводник из "шипов" и вовсе отскочил от К'ирсана как ошпаренный.
   Проклятье! Очень захотелось глянуть в зеркало: не пошли ли его усилия по контролю Дара прахом, и не зажглись ли вновь в глазах зелёные огни Древней магии.
   -- Наш выход! -- рявкнул К'ирсан, каким-то чутьём поймав момент, когда командир культистов разочаровался в ходе сражения и решил зайти с козырей.
   Пасс рукой, и перед Стеной встаёт ещё один Щит. Гораздо более сложный, внешне похожий на пчелиные соты, с блоками астральных чар и вплетёнными в них символами Истинного алфавита. Заготовку под это заклинание К'ирсан сформировал в левой кисти ещё перед спуском в тоннель, и вот теперь пришло его время.
   Грубый прямолинейный, однако жутко мощный удар последователей Спящих запоздал на какие-то секунды. Пока одна группа культистов держала защиту, другая -- самая многочисленная -- метнула в "шипов" испускающий гнилостное свечение шар, который с пробирающим до самых костей воем врезался в Сегментный Щит К'ирсана
   Шарахнуло так, что зашатались колонны, а с потолка посыпалась пыль. Кайфат же почувствовал как рвётся его плетение, распадаясь под воздействием чуждой магии. Однако с главной задачей оно справилось, и сильно ослабило заряд. Стену он уже пробить не смог.
   Канд атаковал сразу после взрыва, выбрав своей целью самую большую команду культистов. Кайфат поступил бы на его месте точно также: собственная защита выкормышей Бездны сильно "просела" из-за разлетевшихся во все стороны осколков, а значит на её преодоление требовалось меньше сил. Впрочем, можно было не сомневаться, ученик принял это решение совсем по иной причине. Просто захотел покрасоваться перед Наставником и взялся за тех, кто выглядел более сильными. Мальчишка!
   К'ирсан успел пронаблюдать за тем, как Копьё Зелёного Огня вонзилось в самый центр вражеский группы, уничтожив сразу двоих магов и разбросав в стороны остальных, после чего ударил уже сам. И своей целью выбрал квартет культистов, проморгавших атаку по их коллегам.
   Стремительное движение кистями рук, и энергия Астрала переплетается с Силой источника, волевое усилие, и в воздухе вспыхивают, чтобы тут же исчезнуть знаки Древних. Перед Кайфатом на уровне груди завис вращающийся диск. Ненадолго -- на один или два удара сердца -- после чего с низким гудением устремился к врагу. На половине пути заклинание разделилось на четыре части, и каждое полетело в свою цель.
   Не ушёл никто. Диски Грома прорвали защиту культистов точно нож бумагу, после чего одновременно взорвались. Самые удачливые культисты умерли мгновенно, а вот одному не повезло -- взрывной волной ему перебило ноги и приложило о колонну. Да так, что он даже кричать толком не мог -- завывал на одной ноте, точно дикий скорт. Последующий укол смертельным плетением стал для него актом милосердия.
   Ничего интересного!
   К'ирсан вздохнул. Как-то незаметно для себя он успел привыкнуть к риску, к бушующему в крови адреналину, к хождению по лезвию бритвы -- когда или ты, или тебя. И сделавшись королём, оказался не готов к новой более размеренной жизни. Да, она не стала менее опасной, но у этой опасности был уже совсем иной привкус. Как ни крути, но необходимость в подстраховке для своих бойцов лишь повод размяться самому. И тут такое разочарование...
   Пока он предавался размышлениям, Канд успел влепить "снежок" в поднявшегося на ноги демонопоклонника из "своей" группы и всадил из миниатюрного арбалета стрелку в горло его ещё не пришедшего в себя товарища. Не зевали и солдаты Жижека. Ещё не отгремело эхо взрывов, как Стена Щитов распалась, и "шипы" одним коротким броском покрыли разделявшее их до культистов расстояние. Засверкали мечи, и через мгновение всё было кончено.
   -- Хо, это было легко! -- азартно крикнул Канд, обернувшись к Кайфату. Но наткнувшись на его тяжёлый взгляд, осёкся.
   К'ирсан молча ткнул пальцем в сторону лежащего в стороне от места рукопашной схватки Абер Кетани. Перед самым броском "шипов" он вдруг споткнулся, упал и так до сих пор не встал.
   Канд безропотно развернулся и заторопился к потерявшему сознание магу. Около тела припал на одно колено и наложил руки на лоб и середину груди, закрыл глаза, погружая сознание в состояние Сат'тор. Затем несколько ударов сердца сканировал чужую энергетику и, уже через мгновение, вышел из транса.
   -- Перенапрягся и чуть не выжег внутренний источник, -- крикнул он, поднимаясь. -- Как очнётся, минимум седмицу о магии может даже не вспоминать.
   -- Кто бы сомневался, -- буркнул под нос К'ирсан. После чего внезапно вздрогнул и резко поднял руку, призывая окружающих к тишине. Даже затеявший какую-то возню у него на плече Руал, замер, словно статуя.
   Прошло несколько мгновений, и Кайфат растянул губы в резиновой улыбке. Точно, не показалось! И решительно двинул в сторону культиста, которому достался арбалетный болт в горло. Однако не успел сделать нескольких шагов, как демонопоклонник прекратил притворяться и вскочил на ноги. Безумно захохотал, вырвал засевшую в шее стрелу, да так, что кровь хлынула потоком, и... заходил ходуном. Не упал в припадке, а именно заходил ходуном. Словно некая сила вынуждала вибрировать каждую его клетку.
   Сразу же завоняло магией Бездны, возникло слабенькое ощущение присутствия кого-то древнего, могучего и мертвого.
   Вслед за вибрациями начало корёжить всё тело, вынуждая его принимать самые разные формы. Пара десятков ударов сердца, и культист окончательно потерял человеческий облик. Лицо вытянулось на манер морды рептилии, глаза расползлись в стороны, рот превратился в полноценную пасть. Руки истончились, стали похожи на сухие ветки, зато ноги наоборот налились мощью и силой. Волосы выпали, а кожа покрылась пятнами из полупрозрачной чешуи. Штаны прорвались, и на пол выпал тонкий хвост. Если На'аг'Леох был по-своему даже красив, как может быть красива хищная тварь, то это бледное подобие змеенога вызывало одно лишь отвращение.
   -- Кали мне в тёщи! -- выкрикнул кто-то, остальные принялись поминать демонов, хаффов, хфургов и те взаимоотношения, в которых находится с ними переродившийся культист. Даже обычно молчаливые телохранители не сдержали ругательств.
   Один лишь К'ирсан не произнёс не звука. Гадливо скривившись, он без замаха метнул в мерзкое создание чары паралича, и прежде, чем уродец с ними справился, добавил Дрёму и Быстрый сон. Эксперименты с изменением вектора воздействия руны концентрации и её соединение с кое-какими астральными плетениями обогатило арсенал Кайфата весьма эффективными не смертельными заклинаниями.
   Культисту этого хватило за глаза. Так и не воспользовавшись теми возможностями, что давало перерождение, он словно подрубленное дерево рухнул на камни.
   К'ирсан оказался подле него прежде, чем кто-либо успел хоть как-то прореагировать. Выдернул меч из ножен и с размаху вонзил его между лопаток уродца. Левую ладонь тут же положил на оголовье меча, правой достал из сумки на поясе необычайно крупный кристалл дымчатого кварца и поднял над головой. Короткий мысленный импульс, потоки энергии свиваются в замысловатом плетении, и небольшая астральная воронка всасывает едва-едва покинувшую тело душу, загоняя её в камень.
   На всё про всё ушло несколько секунд. Словно К'ирсан только и делал, что ловил души продавшихся Бездне, используя дикий сплав из Древней магии, доставшихся ему знаний некромантов и шаманских техник гоблинов.
   -- Будет подарочек Гхолу. Всё жалуется, что надоело исполнять обязанности магов Земли... теперь будет ему работка по профилю, -- сообщил Кайфат приблизившемуся Канду, бережно пряча тускло мерцающий кристалл обратно в сумку. С усилием выдернул меч и добавил: -- Да, и проследи, чтобы тело упаковали и отправили в столицу к Лансеру. Пусть разберётся с этой гадостью.
   Канд коротко кивнул. А К'ирсан со вздохом развернулся к почтительно замершему поодаль Жижеку. От лейтенанта разило гарью, потом и кровью, однако стоял он ровно и признаков усталости не выказывал. Лишь на лице застыло виноватое выражение. Пожалуй, тут и ругаться нет смысла -- сам всё понимает. Но закрепить урок всё равно урок стоит.
   -- Передашь казначею, что лишён месячного жалования, -- сказал К'ирсан, глядя ему в глаза. -- Пояснять за что надо?
   Руал, сильно заинтересовавшийся происходящим, грозно засвистел.
   -- Нет, Владыка, -- глухо пробормотал Жижек, переминаясь с ноги на ногу. -- Сам не знаю, как так вышло. Полез сюда словно зелёный юнец. Думал...
   Что он там думал, Кайфат не дослушал. На груди требовательно завибрировал связной амулет.
   -- Твоё колдунство, у нас гости, -- раздался голос Храбра, едва К'ирсан сжал в руке медальон.
   -- Какие, к мархузу, гости? -- спросил он раздражённо.
   -- Некто Паффер Луганз, посол Нолда в Западном Кайене. С десятком сопровождающих. Жаждет пообщаться с моим королём и поучаствовать в зачистке деревни от мерзости Спящих, -- выдал Храбр, не скрывая сарказма. -- Что передать?
   -- Что я сейчас поднимусь, -- выдохнул К'ирсан, обрывая связь. Зло скривившись, показал на переродившегося культиста. -- Этого срочно убрать отсюда и где-нибудь спрятать. Так, чтобы ни одна живая душа не пронюхала. Ясно?
   Жижек, чувствуя, что разнос откладывается, с заметным облегчением кивнул.
   -- А как же обыск? В прошлых убежищах мы всегда находили кучу интересных документов... -- вылез со своим мнением Канд.
   -- Ничего страшного. Главное мы взяли, -- ухмыльнулся К'ирсан, хлопнув ладонью по сумке с камнем. Затем обвёл взглядом весь подземный зал и остро глянул в лицо ученика: -- А бумажки будем считать подарком нашему доброму другу...
   Наверх он поднимался почти бегом, плюнув на королевское достоинство. Телохранители не отставали, успевая на ходу обмениваться какими-то знаками и проверять вшитые в одежду и броню артефакты. Нолд есть Нолд, к встрече с его представителями люди Кайфата готовились со всем тщанием.
   Интересно, как этот Паффер узнал про их местоположение? Люди Щепки... тьфу, Чиро... проморгали слежку или, что гораздо хуже, любителя брать деньги сразу у двоих хозяев? Второй промах за один день, что-то многовато! А с другой стороны... какого мархуза посол-то так подставляется? Едва ли не в открытую говорит, что в королевстве К'ирсана не всё так гладко, как может показаться. За три года он неплохо узнал посла, и уж чем-чем, а глупостью тот не страдал. Быть может не блистал магическими знаниями и личной Силой, и не был хитроумным интриганом -- иначе с чего бы оказался в такой глуши, как Западный Кайен -- но голова у него варила.
   Или всё дело в тех отношениях, что сложились у него с К'ирсаном? После памятной битвы во дворце Мишико посол явно благоволил к новому государю. Особенно после того, как личная приязнь стала подкрепляться разного рода подарками. Упаси Юрга, никакого криминала! Всё в рамках закона. На годовщину установления дипломатических отношений между Западным Кайеном и островной республикой -- полотно работы неизвестного Кайфату художника из дворцовой коллекции, на день рождения посла -- коллекция золотых украшений, на праздник середины зимы -- раритетное издание стихов древнего рифмоплёта. И никаких тебе кулуарных переговоров, дополнительных условий и просьб -- просто король показывает своё уважение представителю самой могучей страны мира. Ну а если господин маг иногда просит предоставить ему некоторую сумму наличности, так то ведь не взятка, а обычная ссуда. Бессрочная...
   Неужели казавшиеся бесплодными усилия дали всходы?
   Едва К'ирсан оказался на поверхности, как практически сразу увидел Луганза в окружении нескольких охранников, которые по повадкам ну никак не походили на Наказующих, и троицы слабеньких магов, увешанных амулетами с ног до головы. Сам посол стоял со скучающей миной на лице и лишь глаза выдавали его крайнюю заинтересованность происходящим.
   -- Господин посол, какая встреча, -- сказал Кайфат с максимально возможным радушием. Актёр из него ещё тот, но идеальная игра и не требовалась. Главное, соблюсти приличия и протокол встреч. -- Уж кого-кого, а вас встретить в этой дыре я точно не ожидал.
   -- Кто бы говорил, Ваше величество. Разве можно себе представить, чтобы король хотя бы того же Гарташа бросил дворец, придворных, и лично принялся гоняться за всяким отребьем? -- ответил посол с широченной улыбкой. -- Это ж ведь уму непостижимо. И ладно бы в где-нибудь в столице, но здесь...
   Как верно подмечено. Только Кайфат ещё бы добавил, что если уж зашла речь о правителе Гарташа, то трудно представить, чтобы господин Луганз вот точно так же заявился к нему без приглашения и потребовал объяснений. Будь он хоть трижды посол Нолда. Ну да не в положении К'ирсана играть в оскорблённую гордость.
   -- Кто-то тискает фрейлин по углам, кто-то участвует в скачках, кто-то седмицами пропадает на охоте, а я вот предпочитаю бороться со всякой поганью, -- сообщил он ровным тоном.
   Посол понимающе покивал.
   -- О, поверьте, Нолд всячески приветствует эту вашу борьбу, -- выдал Луганз, потирая ладони, и с намёком добавил: -- Однако, ещё больше нам нравится, когда есть зримые подтверждения ваших битв. Бумаги, алхимические препараты, артефакты и астральные слепки с мест проведения ритуалов... Всё то, чем вы столь бескорыстно делились с нами все эти годы, громя ковены демонопоклонников в окрестностях столицы. -- Сказал и разом стал похож на какого-нибудь пройдоху-лавочника.
   Из темноты неожиданно вынырнул Руал, задержавшийся в подвале, стрелой взлетел на плечо двуногого друга и ткнулся мокрым носом в щёку. В голове моментально возникла картинка, как "шипы" вытаскивают тело изменённого культиста через окошко с другой стороны дома. Бойцов сопровождал Канд, прикрывая их слабеньким отводом глаз.
   Ну вот и отлично!
   -- Что ж, сейчас у вас есть возможность лично собрать все потребные материалы! -- сказал К'ирсан, не отрывая взгляда от лица посла.
   Представитель Нолда понимающе ухмыльнулся и бросил короткий приказ скучающим подчинённым. Те моментально встрепенулись и, гремя инструментами, один за другим скрылись в подвале. Вслед за магами отправились и охранники, оставив посла наедине с королём.
   -- К чему такая спешка? Разве я когда-нибудь обманывал вас? -- мягко поинтересовался К'ирсан. -- Подождали бы пару дней и получили бы всё самое интересное на золотом блюде.
   -- Ну, обман слишком громкое слово, Ваше величество. Я бы употреблял такие термины, как "утаивал", "скрывал", "недоговаривал". Ничего страшного, вряд ли вам в руки попадалось что-то по-настоящему серьёзное, но... -- доброжелательно ответил посол, -- но звёзды так сложились, что теперь мне нужно всё, -- сказал Паффер, особо выделив "мне".
   Больше объяснений не потребовалось.
   -- Отзывают в метрополию? -- в лоб спросил К'ирсан.
   Представитель Нолда развёл руками.
   -- Представляете, да. Такой вот неожиданный поворот, -- сказал он не без самодовольства.
   К'ирсан понимающе ухмыльнулся. Он бы тоже на месте Паффера радовался. Вместо тоскливого прозябания на периферии "цивилизованного" мира получить счастливый билет на продолжение карьеры дома дорогого стоит.
   Что ж, странная поспешность посла теперь ясна и понятна.
   -- И вы желаете вернуться на Родину не с пустыми руками? -- уточнил он.
   -- Как всегда зрите в корень, Ваше величество, -- заулыбался Паффер. -- Так что вы уж не обессудьте...
   -- О, да какие обиды. Смею надеяться, за прошедшие годы мы стали с вами настоящими друзьями. Скажи вы всё мне заранее, и я бы лично прислал вам приглашение на это... мероприятие, -- сообщил К'ирсан со всей возможной учтивостью. -- А заодно подготовил бы соответствующий случаю подарок. Особенный подарок.
   При словах о подарке глазки Паффера масляно заблестели, и Кайфат торопливо отвёл взгляд. Не нужно нолдскому магу видеть отражение истинных чувств, что он вызывал в душе у короля Западного Кайена. Совсем не нужно. Политик не судит и не оценивает людские слабости, он с ними работает.
   -- Ваше величество, не стоит уделять внимание такой мелочи...
   -- Я всё же настаиваю. Расскажите как с вами связаться, и я с радостью исправлю свою невольную оплошность, -- сказал К'ирсан. -- Да и вообще, разве можно столь резко обрывать ту нить взаимопонимания, что возникла между нами?
   Луганз вздрогнул и пронзительно глянул на Кайфата. Лицо превратилось в каменную маску, не пропуская наружу ни капли эмоций. Лишь в ауре отражались отголоски тех чувств, что породил своим вопросом Кайфат.
   Ну же, "крохобор", давай, решайся. Антиквариат и золото ты брал не задумываясь, словно так и надо, а теперь вдруг решил сыграть в невинную овечку? Не выйдет. Ты уже замазан! А раз так, то может стоит сделать ещё один шажок мне навстречу?
   -- Да, без взаимопонимания нынче никак не обойтись, -- наконец медленно проговорил Луганз и решительно добавил: -- Что вы хотите?
   -- Ответов на простые вопросы. Что-то вроде тех бесед, которые мы с вами вели во время наших встреч. О мире, о политике, о Нолде и о магии... -- сообщил К'ирсан, понизив голос.
   -- И какова же цена вопроса, какой будет... если соглашусь... "подарок"? -- спросил Паффер, облизывая губы.
   -- Хотите золото, хотите... полные материалы по таким вот зачисткам. Мне всё равно, -- Кайфат пожал плечами. -- Могу даже новыми, переработанными заклинаниями, подходящими для чародеев с небольшим Даром поделиться. Для единомышленника, живущего в самом сердце великого Нолда, ничего не жалко.
   Луганз снова вздрогнул. На лице на мгновение появилось алчное выражение. После чего он замер, какие-то секунды буравил К'ирсана взглядом, пока наконец не решился: вытащил из кармана небольшой деревянный жетон и с коротким поклоном подал его королю Западного Кайена.
   -- Знаете, Ваше величество, на таких условиях, лишать себя общения со столь просвещённым государем и вправду будет большой ошибкой с моей стороны, -- сказал он чересчур ровным голосом. -- А вот на какие темы я готов поддержать беседу, надо ещё подумать!
   -- Так я вас и не тороплю, -- ухмыльнулся Кайфат.
   На этом их разговор закончился. Посол вежливо откланялся и полез в подземелья вслед за своими людьми. К'ирсан ему не мешал.
   -- Учитель, думаете такой как он будет честно на вас работать? -- с презрением сказал Канд, почти неслышно подходя к Кайфату.
   -- Достаточно будет, если он станет хотя бы изредка делиться крохами информации из Нолда, -- произнёс К'ирсан. -- Что до достоверности и честности... Не забывай про последний доклад Гарука.
   Канд ничего не ответил. Да и что тут скажешь, если Гарук, этот фанатик, вдруг заявил, что его проповеди интересны не только невежественным крестьянам и простым горожанам. Будто бы в число его паствы входят и гораздо более грамотные люди. Вроде парочки слуг при нолдском посольстве, которые не отрабатывают приказ начальства по контролю за новой сектой, а искренне верят.
   Слишком хорошая новость, чтобы считать её правдой.
   -- Кстати, что там с телом изменённого культиста?
   -- Передал Храбру и тот, кажется, уже отправил его в столицу! -- дисциплинированно ответил Канд.
   -- Ну вот и славно. Теперь дело за малым -- вернуться домой и заняться настоящей работой. А то что-то чересчур увлёкся. Сам бью демонопоклонников, лично вербую агентов.... Будто других дел нет. Непорядок, -- сказал Кайфат, думая совсем о другом.
   Подаренная судьбой передышка закончилась. Его не трогали целых три года, и вот теперь Нолд проснулся. Новый посол -- это новая политика, новые отношения. А значит пора и ему прекращать изображать мирную овечку. Большая игра ждёт!

Глава 2

   Очередной сеанс переговоров по дальней связи с Советом князей Маллореана как и все предыдущие разы проходил из персонального бункера Магистра Наказующих на окраине Семи Башен. Находиться в момент общения с заклятыми "друзьями" в менее защищённом месте Архимаг категорически не желал и называл излишним риском. Даже Бримс, как лицо наиболее пострадавшее от коварства Светлорождённых, за прошедшие после покушения годы сумел побороть собственные страхи, а вот его коллега наоборот увлёкся заботами о своей безопасности. Что порой весьма раздражало.
   Правда, не в этот раз.
   -- Льеры, мы с вами встречаемся уже в шестой раз, и никак не можем прийти к соглашению. Вы много говорите правильных вещей, даёте обещания, но не подкрепляете слова делами. Совет начинает думать, что Нолд решил отказаться от исполнения своего долга перед силами Света, -- с характерным для светлых эльфов высокомерием заявил представитель Маллореана, свысока поглядывая на сидящих перед ним магов.
   Иллюзия не могла передать всех нюансов, но Бримс кожей ощущал то презрение, что "союзник" испытывал к смертным людишкам. Как же, высшее существо говорит с низшими!
   Ах, с каким бы удовольствием Бримс лично размазал мархузова урода по стене его дворца. Никто не спорит, политика -- грязное дело. Ему тоже приходилось отдавать приказы на устранение неугодных лидеров, снаряжать команды Наказующих для охоты за вражескими магами и санкционировать диверсии в чужих городах. Однако при этом он не строил из себя ангела во плоти. "Нолд превыше всего!" -- вот его лозунг. Простой и понятный для любого цивилизованного человека, а главное -- честный. Быть может немного прямолинейный, зато без эльфийского лицемерия и разглагольствований о величии Света.
   -- Мы понимаем ваше недовольство, но видимо посланник Совета забыл о тех доводах, что мы уже неоднократно приводили, -- мягко начал льер Виттор. -- Неподготовленная акция против Прорыва подобной природы грозит колоссальными потерями, которые гарантированно пошатнут мировое равновесие. Прежде чем лезть в пекло очертя голову надо...
   -- О да, мы всё это действительно слышали. Неоднократно! И что вашей стране требуется время для подготовке к "большой" войне, и что тёмные твари прямой угрозы пока не представляют, и даже что ведёте какие-то исследования... Может быть хватит юлить?! Не заставляйте Совет думать, что Нолд решил изменить идеалам Света! -- Эльф не говорил, а чеканил слова. Подбородок вздёрнут, губы поджаты, крылья носа яростно раздуваются. Прямо олицетворение картины "Праведный гнев". -- Не думали, какой пример вы подаёте своим младшим партнёрам по Объединённому протекторату?!
   -- Идеалы Света, пример для партнёров... Может быть обойдёмся без пафоса? -- не выдержал Бримс. -- Мы же не спрашиваем, что Маллореан сделал в борьбе с нашим общим врагом? По крайней мере Нолд регулярно патрулирует районы, заражённые Тьмой, забрасывает в горы исследовательские группы и уничтожает ту нечисть, что пытается прорваться за оцепление. Уж молчу про охоту за сторонниками сил Бездны по всему Торну. На том же Сардуоре при нашем участии было разгромлено несколько крупных ковенов и логовищ демонопоклонников. -- Последнюю фразу он сказал максимально нейтральным тоном, не забывая следить за реакцией длинноухого.
   Того заметно перекосило. Намёк на благожелательное отношение Нолда к новому королю Западного Кайена эльф прекрасно понял и тот ему совершенно не понравился.
   -- Если понадобится, Светлый лес способен в одиночку сразиться с силами Бездны! -- процедил посланник Совета князей, с трудом справляясь с эмоциями.
   -- Ну так и покажите... как вы там нас называете... чал'семух, да?.. Так вот, покажите смертным червям, которым богами предназначено следовать за высшими расами, пример личного могущества и доброй воли. Уничтожьте врага, раздавите тварей, и ваш авторитет взлетит до небес, -- с усмешкой сказал Бримс, откидываясь на спинку кресла.
   -- Вы знаток эльфийской речи? Не знал. Что ж, отвечу тогда вашей пословицей: "На чужом горбу в верхние миры не въедешь". Победа над Тьмой должна быть общей, иначе выкорчевав силы Бездны на земле, мы посеем её ростки уже у нас в душах... -- вновь сорвался на пафос посланник.
   -- Общей? А как же король Зелода, который с вашего согласия отправил на штурм два легиона при поддержке полевой артиллерии и гильдейских магов?.. Сколько бойцов вернулось обратно? Треть? -- ухмыльнулся Бримс. -- Как-то со словами про "чужой горб" это совсем не вяжется.
   Эльф зло сузил глаза и уставился на Магистра Наказующих. Взгляд его сулил кучу неприятностей, но что такое угрозы для чародея, который уже пережил одно покушение со стороны Перворождённых?
   -- Уважаемые, не время для ссор! Враг на пороге, -- вмешался, наконец, Архимаг. Дождался от льера Бримса согласного фырканья, после чего добавил: -- Возвращаясь же к основной теме: сожалею, князь, но обстоятельства сильнее нас. Нолд выступит против тёмных сил только тогда, когда будет к этому готов. И ни днём раньше.
   Иллюзия посланника дрогнула, словно в работу артефактов связи вмешались какие-то помехи. Например, вызванные теми эмоциями, что безуспешно пытался скрыть эльфийский маг. Ярость и контроль тонких энергий вещи несовместимые.
   -- Что ж, как скажете! -- процедил посланник. -- Главное не забывайте: наше терпение не бесконечно. Совсем не бесконечно!
   После этих слов изображение эльфа потеряло объём, стало плоским и словно нарисованным, а затем и вовсе пропало. Тратить время на этикет и банальную вежливость светлый счёл ниже своего достоинства.
   -- Ну да помогут вам добрые боги! -- Бримс отсалютовал бокалом теперь уже пустой стене и с удовольствием сделал глоток. Неприятная и совершенно бессмысленная беседа наконец закончилась.
   -- Поражаюсь твоей беспечности, -- хмуро сказал Архимаг. -- Несмотря на все сложности во взаимоотношениях с Маллореаном сейчас с ними ссориться нельзя. Любая свара будет на руку прежде всего тем тварям из Козьих гор...
   Бримс шумно вздохнул и с сожалением посмотрел на коллегу.
   -- Виттор, я тебя не узнаю. Откуда эта... мягкость?! Когда мы начинали нашу маленькую войну против нелюди, когда боролись с предателями, ты демонстрировал гораздо большую жёсткость и принципиальность. Но стоило появиться новой угрозе, как ты уже готов всё забыть и вновь рассуждаешь о возврате к прежним отношениям с Маллореаном.
   Архимаг исподлобья зыркнул на Магистра Наказующих и почти сразу отвернулся. Даже он не мог долго выдерживать давящий взгляд Бримса.
   -- Мягкость тут не при чём. Просто пытаюсь реально смотреть на вещи... -- буркнул он. -- И считаю, что сейчас неподходящее время для старых обид.
   -- Теперь это так называется? Старые обиды? -- усмехнулся Бримс. -- Что ж, спорить не буду. Но прежде чем ты вновь вернёшься к своему "реальному взгляду на вещи", попробуй объяснить, в чём наша позиция неверна. Может быть в том, что Рошаг ещё не набрал достаточно сил? Так наблюдатели от Охранителей, штатные пророки Наказующих и аналитики Ищущих едины во мнении -- все считают, что наш костяной друг ещё не готов к полноценной экспансии. Что бы он там ни затевал, могущества ему явно не хватает. Не зря же демонопоклонники по всему Торну зашевелились. У самого Рошага лапы пока коротки, вот и действует через своих приспешников.
   Бримс задумчиво повертел бокал в руке и с сожалением поставил его на столик.
   -- Может быть хочешь сказать, что мы сидим сложа руки и не боремся с проявлениями Тьмы? Так нет же, седмицы не проходит, чтобы не появлялось сообщение об обнаружении следов этих хфурговых ублюдков... Более того, помощь в столь непростом вопросе приходит оттуда, откуда совсем её не ждали. Наш старый знакомый -- король Западного Кайена -- показывает впечатляющие успехи в деле борьбы с культом Спящих...
   -- Он настолько хорош? -- оживился Архимаг, до того слушавший Магистра со скучающей миной на лице. -- Ты так старался напомнить эльфу о его существовании, что начинаю сомневаться в достоверности тех докладов, что попадают мне на стол.
   -- А... Мальчик воспылал к культистам такой лютой ненавистью, что в своей стране устроил им ещё одни Войны Падения. Сначала вычистил столицу и окрестности, затем занялся поиском их логовищ в провинции. Да так эффективно, что в другое время обязательно отправил бы к нему на стажировку своего наблюдателя. Такой опыт не должен пропадать зря! -- Бримс ухмыльнулся. -- Но главное чего он никогда не забывает, так это делиться добытой информацией с нами. Установил контакт с Паффером Луганзом, послом в Западном Кайене, и напрямую передаёт ему найденные материалы.
   -- Все? -- удивился Архимаг.
   -- Смеёшься? -- фыркнул Бримс. -- Главе нашей миссии пришлось лично выехать на место проведения рейда, чтобы получить нечто большее, чем ненужные К'ирсан Кайфату записи или остатки тел. И со слов Паффера эта его выходка молодого короля совсем не обрадовала... Кстати, мои парни сейчас разбирают всё, что он там добыл. Работы ещё много, но кое-что интересное нашли уже сейчас...
   -- Распорядись, чтобы как только документы с выводами исследователей будут готовы, их сразу направили ко мне.
   -- Разумеется, -- Бримс пожал плечами. -- Возвращаясь к беспокойному иномирянину. Раз уж мы заговорили про неготовность Рошага к полноценному вторжению, стоит вспомнить, кому мы должны быть за это благодарны. Если Олег прав, то именно К'ирсан тот человек, что подарил необходимую нам передышку.
   -- Скорее, который спихнул свою проблему на чужие плечи. И чья выходка лишь случайно не закончилась катастрофой, -- вдруг как-то озлобленно сказал льер Виттор.
   Бримс так удивился его тону, что замолчал и с интересом принялся изучать коллегу. Архимаг и раньше отличался некоторой несдержанностью, но столь бурной реакции себе не позволял.
   -- Я бы не был столь категоричен, -- сказал он. Подождал реакции льера Виттора, но тот приглашение поспорить проигнорировал, и Бримс продолжил: -- Теперь посмотрим на ситуацию с другой стороны. Ни одна страна Протектората к полноценному штурму Козьих гор не готова. Нелепая атака Зелода этому лишь подтверждение. Тут ведь малочисленными, но хорошо подготовленными отрядами не обойдёшься, надо начинать полноценное вторжение. А это подготовка солдат к войне с нечистью и демонами, переоснащение штурмовых пузырей, метателей и големов, переобучение боевых магов, увеличение производства артефактов, переброска войск на материк, организация снабжения... Да мало ли дел надо выполнить, чтобы подготовить государство к сражениям с непредсказуемым и плохо знакомым врагом. Все как-то привыкли обходиться точечными ударами и успели подзабыть, что такое настоящая война. Причём не война между двумя странами, а война на уничтожение. И пусть мы не сидели сложа руки, понадобится ещё как минимум год, а то и полтора, прежде чем армия достигнет пика своей формы.
   -- Бримс, не надо пересказывать мне давным-давно известные вещи. Я собственноручно подписывал планы мобилизации и даже читал тот монструозный доклад за авторством льера Грача, что он всучил мне в прошлом году, -- сказал льер Виттор с раздражением.
   Магистр Наказующих лишь развёл руками.
   -- Учитывая твою внезапно вспыхнувшую любовь к Перворождённым, я просто обязан был это сделать.
   О том, что происходит всё на фоне внезапно обострившейся паранойи Архимага и всплеска его опасений стать следующей целью для убийц, он добавлять не стал. Зачем ссориться?
   -- Ладно. Забудем про нас. Что там с остальными участниками Объединённого протектората?
   -- Да ничего хорошего. Они и в мирное-то время не дотягивали до нашего уровня, а уж теперь-то... -- льер Бримс махнул рукой. -- Всех преимуществ, что через океан войска перебрасывать не надо. Оставь их без присмотра, и Рошаг зальёт материк кровью.
   -- Вот! Значит посланник прав! -- вскинулся Архимаг.
   -- Это значит, что если эльфы по-настоящему желают разобраться с Рошагом, им придётся делиться с людьми накопленными знаниями и артефактами. Подтянуть армии Зелода и Гарташа до пристойного уровня, вооружить нормальным оружием, передать гильдейским магам заклинания помощней, а после и в пекло лезть, -- сказал Магистр Наказующих, чеканя слова. -- Только они ведь не хотят. Чего-то ждут, юлят, раздают угрозы и обещания. Им нужен кто-то, кого можно отправить на убой вместо себя. Кого-то, кто примет на свои плечи всю тяжесть потерь... Ты хочешь, чтобы эту роль примерил на себя Нолд?
   -- Но и бесконечно тянуть тоже нельзя. Рано или поздно Рошаг наберётся достаточно сил и тогда...
   -- Ты же сам сказал длинноухому, что нам нужен ещё год на подготовку. Вот и надо его потратить с умом, -- проникновенно сказал Бримс. -- Той мощи, какая была у Нолда пусть даже пол тысячи лет назад, не достичь, но общий уровень поднимем.
   -- Так то оно так, но... -- протянул Архимаг. Шумно вздохнул, встряхнулся и решительно потянулся к своему бокалу с вином. -- А, Кали им всем в тёщи! Прорвёмся!
   Бримс хмыкнул, но комментировать ничего не стал. Вместо этого задумчиво сказал:
   -- Меня волнует другое. Почему Перворождённые так спокойны? Ничего не делая для борьбы с Бездной, всё отдав на откуп "младшим расам", к тому же без поддержки сильнейшего государства в лице нашей Республики, они ведут себя так, словно самый опасный за последнее тысячелетие Прорыв образовался не у них на заднем дворе, а где-то у Юрги на рогах. Есть у них какой-то козырь, но вот какой...
   -- Может и есть. Если бы у нас в сокровищнице Дворца Закона лежал настоящий Скипетр Стихий, а не эта золотая безделушка, мы бы тоже были спокойны, -- вдруг вполголоса проговорил льер Виттор, уставившись в одну точку.
   -- Это да...
   Помолчали. Потеря сильнейшего Великого артефакта была самой охраняемой тайной Нолда вот уже пару тысяч лет. Весь мир считал, что древнее и могучее оружие лежит в запасниках государства Истинных магов, ожидая своего часа. Инструмент возмездия, инструмент последнего шанса, который обрушится на врага в тот самый миг, когда не останется никакой надежды. И только всего несколько человек знали правду -- Нолд владел драгоценной безделушкой, а настоящий артефакт пропал во время того самого Вероятностного шторма, оборвавшего жизнь Великого Птоломея. О том же, что следы Скипетра тянутся на восток Грольда, и вовсе известно лишь двоим: Архимагу и его Магистру Наказующих. Но об этом, они старались не говорить даже в столь защищённом месте, как бункер Бримса.
   -- Ладно, раз уж затеяли весь этот разговор, то какая ситуация по остальным игрокам? -- наконец нарушил тишину Виттор.
   -- Да никакая. Джуга никак не оправится после атаки монстров, Гарташ соперничает с Зелодом за внимание светлых, Скарт мечтает о нейтралитете, но Бездна под боком не оставляет от их надежд и камня на камне. В цивилизованном мире всё ясно и понятно, гораздо более интересные дела заворачиваются в менее заметных уголках Торна.
   -- Это ты про Змеиный архипелаг? Лич ещё не разобрался с обитающими там дикарями? -- уточнил Архимаг.
   -- Не разобрался, хотя старается изо всех сил. Основательно так работает, размеренно. Без лишней спешки и суеты, никуда особо не торопясь, вычистил больше половины островов архипелага. И не собирается на этом останавливаться. Пиратский корабль теперь днём с огнём в море не сыщешь, те, что уцелели, забросили свободный поиск и теперь заняты эвакуацией -- перевозят семьи в султанат Иссор.
   -- Каков же прогноз по личу?
   -- Как добьёт пиратов, со всей накопленной силой отправится либо в Сардуор, либо на Сууд. И если в первом случае придётся вмешиваться Объединённому протекторату, то во втором право разбираться с нечистью предоставим армии Поднебесной. И отчего-то последнее мне нравится гораздо больше, -- сообщил Бримс.
   -- Что ж, логично! А как насчёт остальных?
   -- М'Ллеур скрытничают и какие-то делишки по всему Торну обтяпывают. Тлантос и того хуже, демонстрирует такую открытость к диалогу, что аж оторопь берёт. И раз хочет выглядеть святее первожреца, значит есть какой-то кровавый и тёмный секрет. Иначе быть не может, однако все агенты молчат... Про К'ирсана ты в курсе... Остаются гномы и им подобные "тихони", но они тоже не спешат проявлять себя, -- льер Бримс хищно оскалился. -- В общем, мир затаился и замер как зверь перед прыжком. Страны сосредотачиваются, копят силы и готовятся к рывку. И чем он закончится, тебе не сообщит ни один пророк... Такой ответ устроит?
   Наверное, стоило говорить немного мягче, без лишней резкости, больше щадить самолюбие льера Виттора, но что сделано, то сделано. Надоело играть в дипломата! В то время как Бримс буквально завален работой -- вчера инспектировал центры боевой подготовки Наказующих, сегодня встречается с перспективными выпускниками Академии Общей Магии, интересующимися славными боевыми традициями предков, а завтра вылетит вместе с новой командой экспертов в район Козьих гор, чтобы лично ознакомиться с тамошней ситуацией, то Виттор ведёт едва ли не праздный образ жизни. Заперся у себя в резиденции и бумажки изучает. За пределы зачарованных стен выглядывает только ради редких заседаний в Совете Мастеров, да тренировок на полигоне. Последними коллега по-настоящему увлёкся, стремительно восстанавливая форму. Бримс и сам бы последовал его примеру, но кто, мархуз подери, будет тогда работать?!
   Восстановление могущества Нолда, теневая война со светлыми эльфами и слежка за агентами их тёмных сородичей, контроль за остальными участниками Объединённого протектората и осторожное наблюдение за своевольным и могущественным королём Западного Кайена -- всё на Магистре Наказующих. А ведь есть ещё и проклятый богами Рошаг, культисты, играющий в непонятные игры Тлантос и все остальные большие и маленькие игроки, почуявшие ветер перемен. Полюби их всех Тёмный Оррис, теперь вот придётся разбираться ещё и со странным поведением давнего партнёра, столь сильно изменившимся в последнее время.
   Бримс задумчиво посмотрел на Архимага, который с непонятным выражением на лице вдруг засобирался обратно к себе в поместье. Словно общение с Магистром Наказующих сильно тяготило его, заставляя вести себя так, как ему совершенно не хотелось.
   Магистр не стал ничего говорить и лишь вяло махнул на прощание. Сам же погрузился в тяжёлые размышления. Хаффово семя, а может зря он в своё время решил уступить трон Архимага Виттору? Поступи тогда иначе, и сегодня не пришлось бы тратить время на бессмысленный спор, кого-то в чём-то убеждать. Достаточно было бы просто приказать...
   Проклятье, никогда не сожалел о былом, а тут вдруг накатило. Похоже, и вправду устал! А значит... значит хватит тащить всё в одиночку, пора привлекать к работе молодое поколение. Надо Айрунгу с Олегом завязывать с обучением и вновь впрягаться в работу. Война близко, забодай их хфург!
  

* * *

   В мире множество видов боевых искусств и боевых систем. Какие-то эффективны против мечников, какие-то против рукопашников или копейщиков, какие-то позволяют противостоять магам. В одних учат владеть лишь одним видом оружия, в других осваивают целые арсеналы.
   Школа никерры стояла особняком ото всех прочих. Зародившись тысячелетия назад, она соединила в себе все те крохи работы с энергией, что доступны немагам, наложила их на весьма серьёзный стиль работы с клинком и усилила секретными техниками лучших наёмных убийц. Её адепты не были бойцами в обычном понимании этого слова, они уподоблялись машинам смерти, способным уничтожить любого врага. Не важно, могущественный ли это чародей или опытный фехтовальщик, воины никерры всегда оказывались серьёзным противниками для любого. На каждый удар они отвечали либо хитро защитой, либо смертельной контратакой. Их аура выдерживала атаку сильнейшими заклинаниями, а скорость позволяла бить врага быстрее, чем тот мог реагировать.
   Добившийся больших высот в никерре боец становился опасен, как сама смерть, вот только путь этот ещё надо было пройти...
   -- Я больше не могу! Я устал!! -- канючил щуплый мальчишка лет восьми, замерев в странной стойке с широко расставленными полусогнутыми ногами и сложенными в замысловатую фигуру пальцами рук. Судя по подрагивающим коленям, стоял он так уже давно, и лишь прохаживающийся за спиной Дарг, вооружённый гибкой палкой, не позволял ему плюнуть на всё и рухнуть на траву.
   -- Селерей, об усталости вспомнишь, лишь когда я тебе разрешу, а пока выпрями спину и вытяни макушку. И вместо болтовни займись проработкой каналов ног. Уже две щепоти гарлуна на тебя перевёл, а ты всё никак не сделаешь поток энергии устойчивым. Весь верх несбалансирован в итоге! И дыши, хаффов сын, дыши как я тебе показывал! -- рявкнул бывший вождь гвонков, а теперь не пойми кто на службе у эльфов. Хлестнув парнишку для лучшего понимания палкой по заднице. Не сильно, только чтобы прочувствовал серьёзность момента.
   Мальчик сдавленно ойкнул, шмыгнул носом и... старательно задышал, надувая живот при выдохе и сдувая при вдохе. Всё по отдельности он умел, а вот выполнять несколько техник одновременно у него пока не получалось. Внимания не хватало. Протестовать же против манеры обучения Дарга даже не пытался. Это не мать, терпеть бунтарства не будет.
   -- Знаю. Ты опять скажешь, что это полнейшая ерунда, и что хочешь учиться рубить врагов саблями, расправляться с ними секретными приёмами, а не заниматься мархуз знает чем. Поэтому сегодня продемонстрирую тебе кое-какие возможности подготовленного бойца никерры. Возможности, которые проистекают из так нелюбимого тобой упражнения, -- сказал Дарг ровным тоном.
   Несмотря на прошедшие годы, воспринимать мальчика, как своего сына, он так и не смог. Ученик, воспитанник, но не более того. Хотя чего врать, он не особо и пытался. Наоборот, в отношениях с Селереем старался быть как можно отстранённее и холоднее, чтобы на фоне его равнодушия парнишка сильнее тянулся к матери. Его задача не заменить сыну нолдского дворянчика отца, а вырастить воина и бойца. И, хфург побери, он это сделает!
   Для показа фокуса Дарг подошёл к деревянному манекену, на котором Селерей отрабатывал удары палкой, и прикрепил к нему амулет защиты. Отступил на шаг, оглянулся на парня -- тот словно забыл об усталости и во все глаза смотрел на представление. Затем поднял камень и с размаху метнул в манекен... Однако в цель не попал: булыжник натолкнулся на невидимую преграду и срикошетил в траву.
   -- Незримая стена. Отклонит любую атаку, не подкреплённую магией, да и от некоторых чар защитит, -- сообщил Дарг, после чего одним движением выдернул из ножен меч и с разворота рубанул им манекен. Деревянный болван моментально распался на две половинки, словно и не было никакого амулета. От парнишки донёсся восхищённый вздох. -- Нравится? Так здесь тот же принцип, что используешь ты. Собрать энергию, направить в клинок и правильно нанести удар...
   Сначала он хотел показать ещё одну атаку с мечом, теперь уже парную, но передумал. Сейчас требовалось нечто более эффектное. Спрятав меч, Дарг кровожадно ухмыльнулся, сложил два пальца на манер иглы или стилета, после чего без замаха вонзил их в остатки манекена, точно в тесто. И ни магия, ни вымоченные в солёной воде доски ему не помешали.
   -- А если заниматься очень усердно, порой и меч бывает не нужен. Можно обойтись обычными пальцами.
   Он собирался ещё что-нибудь добавить про важность изучаемой техники, но его прервали.
   -- Мой господин, вы просили напомнить, когда часы пробьют девять часов, -- на крыльце появилась Лакриста Регнар в простом голубом платье и скрывающем волосы платке. -- Вы хотели встретить какого-то гостя.
   Никакой косметики и макияжа, ничего вульгарного и вызывающего. Теперь в ней не так-то просто было узнать блистательную фаворитку короля Гелида I Ранса. Она скорее походила на какую-нибудь женщину из народа Дарга.
   -- О, совсем забыл. Тогда, моя госпожа, вам придётся заменить меня на тренировке и проследить, чтобы ваш сын занимался должным образом, -- чуть холоднее чем следовало сказал Дарг. Вот ведь тоже проблема на его голову: одновременно делить с женщиной постель и держать с ней дистанцию. Даже для него это чересчур! Вот только проклятый эльф требовал именно этого. Полюби его Тёмный Оррис!
   -- Но я ничего не смыслю в бое на мечах! -- воскликнула Лакриста, на мгновение сбросив маску покорной любовницы.
   Но лишь на мгновение! Затем загоревшаяся было в её глазах искра погасла, и женщина вновь стала тенью себя прежней. Лишённая светского общества и привычного преклонения, постоянно живя в страхе перед будущим, она сильно сдала за годы вынужденного затворничества. Что-то надломилось в госпоже Регнар, и как ни неприятно Даргу это осознавать, данный факт был ему не по душе.
   -- Моя мать тоже не смыслила, но она понимала, когда я начинал лениться, и лупила почище отца. И то, что я сегодня без пяти минут Мастер Меча по большей части её заслуга, -- отрезал Дарг и прямо во дворе принялся торопливо приводить себя в порядок.
   Щёткой смахнул пыль с брюк, заменил рубаху, сверху накинул камзол. Пусть встреча была назначена загородом, простое самоуважение требовало явиться на неё аккуратно одетым. Выглядеть в глазах собеседника грязной деревенщиной ему совершенно не хотелось!
   Наконец закончив со сборами и отметив, что Лакриста принялась что-то вполголоса строго выговаривать сыну, а тот обиженно отвечать, Дарг выскользнул за ворота и заторопился к южной окраине города...
   На месте бывший вождь гвонков был через полчаса. Спустился в небольшую низину за развалинами старой казармы, недолго попетлял среди кустов, пока наконец не вышел к выложенному камнями роднику. Месту тихому, удалённому, скрытому от чужих глаз. И где его уже ждал старый знакомый эльф с лисьей рожей, закутанный в переливающийся зелёным плащ.
   -- Мои приветствия, господин Ханг Чес'сен! -- сказал Дарг громко и покосился на сильно разросшийся малинник саженях в двадцати от родника. Если интуиция его не обманывала, то там прятался лучник.
   -- И тебе не болеть, Дарг, сын Сохога. Как жизнь, как женщина, ребёнок? Не скучаете? Или быть может есть какие-то жалобы или пожелания? -- сходу взял овцебыка за рога эльфийский посланник.
   -- Не жалуюсь, -- ответил Дарг ровным голосом. -- У меня есть почти всё, что требуется воину моего народа: меч, возможность практиковаться в танце клинков, женщина, и даже ученик. Как видишь, с прошлой нашей встречи ничего не изменилось...
   -- Мне особенно интересен ученик. Каковы его успехи на пути никерры? -- словно не слыша слов собеседника, проговорил Ханг.
   -- У меня в его возрасте были более... впечатляющие результаты, -- с некоторой ленцой сказал Дарг и присел на подходящий валун. Разговаривать с Длинноухим он предпочитал на равных, не давая тому пусть даже в такой малости занять главенствующее положение.
   -- Не хотелось бы вмешиваться в процесс обучения, но нас не устроит такой ответ. Совет Князей хочет слышать о конкретных успехах мальчика, не... .
   -- Не всё сразу эльф, не всё сразу, -- обрубил Дарг. -- Новый Гиварт не сразу строился. В обучении спешка ничего кроме вреда не принесёт!
   -- Ну смотри, тебе видней, -- протянул Ханг и добавил: -- Мастер.
   -- Пока ещё нет. Экзамен на титул будет у меня через полгода, -- торопливо сказал Дарг, безуспешно пытаясь понять, чего хочет Длинноухий. Сначала разговор про Селерея, теперь намеки на его собственные достижения в освоении боевого искусства предков...
   Иного объяснения, кроме того, что нанимателю надоело платить за его услуги гарлуном, Дарг не видел. Ну так они сами назначили такую цену, теперь пусть не жалуются. Ему без магической травки никак, без неё никакого прогресса в никерре не будет. Раньше он в своей гордыне считал, что справится без алхимических костылей, однако к сегодняшнему дню поумнел и за проверенные временем методики предков держался всеми силами.
   -- Замечательно, значит через полгода у тебя появится много свободного времени, так? -- хищно улыбнулся Длинноухий.
   -- Не сказал бы что много, но... -- начал говорить Дарг.
   -- Но достаточно, чтобы предаваться праздному безделью и вспоминать кое-что такое, о чём в твоём положении даже думать не должно хотеться, -- перебил его эльф.
   Дарг вздохнул и взъерошил волосы, покосился на кусты с охраной Чес'сена, после чего осторожно начал:
   -- И что же это за штука такая, о которой...
   -- Возвращение домой, на Родину, -- резко оборвал его Перворождённый, заставив Дарг сначала вздрогнуть, а потом, опомнившись, гневно сощурить глаза.
   -- Какого хфурга, эльф?! Да стоит мне появиться на земле отца, как меня тут же скрутят и отправят к братцу на расправу. Никакая никерра тут не поможет, -- процедил он. -- Что за нелепые шутки?!
   Однако вместо того, чтобы вспылить в ответ, Ханг повёл себя на удивление сдержанно.
   -- А вот это уже похоже на деловой разговор... -- с удовлетворением сказал он и протянул Даргу перевязанный шёлковым шнурком свиток. -- Ознакомься со всем, что здесь написано, после чего задавай вопросы. Уверен, я смогу на них ответить.
   Внезапно Дарг понял, что его прозябание в глухой провинции близится к завершению. Неважно, какие тайны скрывает сунутый ему в руку лист пергамента, он согласится со всем, что ему предложат Перворождённые. Со всем! Потому как если Длинноухий не врёт, то за возвращение в родные земли он готов заплатить любую цену.
   Даже если придётся залить кровью половину света! Или нет... Особенно если придётся залить кровью половину света!
  

Глава 3

   Из окон рабочего кабинета короля Западного Кайена открывался отличный вид на город. Были как на ладони аляповатые дворянские усадьбы с их садами и парками, похожие на деревенские амбары дома купцов, заброшенные обветшалые башни древних магов и астрологов, серые коробки доходных домов и убогие лачуги бедняков. Всё видно как есть, без прикрас. Ни тебе богатства Гамзара, ни красоты Равеста, ни пышности любой отдельно взятой столицы Загорного халифата. Одно слово -- задворки современной цивилизации!
   Впрочем К'ирсан видел в Старом Гиварте нечто большее, чем заштатный городишко в никому не нужной стране. Для него под маской убожества скрывалась точка отчёта всех его планов, начало длинного и страшного пути... И просто древний город, чьё неброское очарование он давно научился ценить. Особенно по утрам, когда рассвет ещё только-только начинает красить верхушки крыш, а по узким улочками скользят невесомые тени ночных жителей. В это время Старый Гиварт преображался, приобретая черты, которые не выразишь словами, но поймёшь сердцем.
   Что ж, возможностей полюбоваться утренним видом из окна у него было предостаточно.
   Королевская жизнь не так уж и проста, как можно подумать. Бесконечные встречи, переговоры, приёмы и заседания пожирают время, точно какие-нибудь монстры. Ничего нельзя оставить на самотёк, во всё приходится вникать и со всем разбираться. А уж если ты ещё и самый сильный маг в государстве, то нагрузка лишь удваивается.
   Практически каждый день Кайфат засиживался в кабинете до утра, а то и вовсе не ложился. Порой кабинет сменялся на лабораторию, тренировочный полигон или дворцовые казематы -- хотя сути это не меняло -- главное, он работал. Новый король не знал слова праздность. Да и о какой праздности может идти речь, когда у тебя столько врагов?!
   Необходимо постоянно пополнять магические арсеналы как собственные, так и своих последователей: разрабатывать защитные и атакующие чары, создавать артефакты, зелья, изобретать нечто принципиально новое. Не стоит забывать и о собственном развитии, о познании границ своей Силы и изучении наследия древних хозяев Торна. При такой нагрузке удивительно, что у Кайфата вообще оставалось время для исполнения королевских обязанностей!
   Вот и на этот раз К'ирсан всю ночь просидел за столом, разбирая собственные расчёты по оптимизации заклинаний для армейских чародеев. Работа нужная, важная и безумно нудная. С ней бы справился любой опытный адепт Древней магии, да вот только не было под рукой таких профессионалов. Канд перенял многое из того, что ему дал Кайфат, но к подобной работе допускать его пока ещё рано. Мокс Лансер с учениками не освоили и пятой части Истинного алфавита, про остальных примкнувших к Кайфату колдунов даже вспоминать не стоило. В основной своей массе они оказались обычными практиками, чуждыми труда исследователя. Тот же Абер Кетани, так неудачно проявивший себя во время последнего рейда в логово культистов, был не просто далёк от разработки новых чар, он старые применял с прямолинейностью носорога. И ведь не глупый мужик!
   Неожиданно встрепенулся мирно дремавший Руал и сердито зацокал на прикрытую дверь.
   -- Ваше Величество, вы приказали напомнить вам о начале Государственного совета, -- донёсся из коридора сонный голос слуги.
   Внутрь он не заходил: доступ в королевский кабинет имело всего лишь несколько человек, и дворцовая обслуга в их число не входила. Да что там, К'ирсан даже убирал внутри сам! Предпочитая некоторое неудобство риску получить следящее заклинание, шпионский артефакт или что-нибудь похуже.
   -- Мархуз, уже утро! -- выдохнул Кайфат и с раздражением отбросил пишущую палочку.
   Он надеялся этой ночью закончить с проклятыми расчётами, отоспаться, а затем заняться подготовкой к нескольким давно назревшим магическим опытам, ан нет... не успел! Казалось, только-только сел за стол, и вдруг уже рассвет.
   Проклятье, а теперь ещё на заседание Государственного совета идти. Совсем о нём забыл. Устало потерев глаза, К'ирсан привычно скользнул в сат'тор и принялся приводить себя в порядок, для скорости работая не напрямую, а через Истинный алфавит. Знаком ка'тол очистил кровь от токсинов, знаком жи'зал добавил жизненных сил, а знаком сс'ка поднял планку выносливости. Собственный вариант тонизирующих чар, без которых он давно бы уже слёг от переутомления.
   Вернув разуму привычную остроту, а телу приятную лёгкость движений, Кайфат торопливо сменил рубашку, поверх накинул камзол, подпоясался мечом и лишь затем покинул кабинет. Опаздывать считал неправильным, поэтому запирающие чары активировал уже на бегу.
   В быстром темпе пересёк коридор, миновал Синюю, Красную и Оранжевые гостиные, по винтовой лестнице спустился на один этаж и, наконец, замедлив шаг, открыл дверь в Иссорский кабинет. Именно здесь он предпочитал проводить заседания Совета, предпочтя пафосному Переговорному залу с его белыми колоннами, лепниной, огромным овальным столом и монументальными стульями, единственное помещение во дворце, выполненное в духе самой южной суудской страны. Иссорский стиль означал отделанные сандалом стены, паркет из дуба, разноуровневые потолки, цветные витражи на окнах, кованые светильники, и, самое главное, удобные кресла с множеством подушек и низенькие столики. Кому-то такая обстановка покажется не слишком подходящей для серьёзных разговоров, но К'ирсан нравилось. Витало здесь в воздухе что-то такое, что настраивало его на рабочий лад...
   Как и ожидалось, он пришёл последним. Члены Совета уже собрались и теперь терпеливо ожидали своего сюзерена. Некоторые с трудом сдерживали зевоту, но явного недовольства ранним подъёмом не показывал никто. Хотя с другой стороны, кто кроме старых друзей вообще рискнул бы демонстрировать своё несогласие с грозным Владыкой?!
   Громко поздоровавшись, Кайфат прошёл через всю комнату и плюхнулся в удобное, но мало похожее на трон кресло. Обвёл взглядом всех членов своего ближнего круга, который сильно расширился с момента захвата власти в Западном Кайене.
   По правую руку сидел Тёрн Согнар или, что более правильно, Тёрн лин Согнар. Старый проверенный товарищ с момента знакомства с Кайфатом сделал головокружительную карьеру от бандитствующего наёмника до генерала от кавалерии, Мечника и лидера дворян пусть и маленькой, но всё-таки страны. Впрочем, быстрый взлёт мало сказался на характере Тёрна -- как был обалдуем, так и остался. Когда вдруг выяснилось, что после окончания войны за драконий трон, когда он командовал дворянским ополчением, ему придётся и дальше тянуть лямку их военного лидера, Согнар закатил форменный скандал. И лишь известие о том, что Храбр, взявший себе прозвище Загорский, уже согласился с предложением возглавить всех "шипов", примирило его со званием генерала. Кстати сейчас Тёрн с упорством, достойным лучшего применения, буравил взглядом сидящего напротив Храбра. И генерал самого боеспособного подразделения К'ирсана, сегодня насчитывающего уже тысячу с лишним мечей, почти две, отвечал ему тем же.
   Ну как дети, мархуз их подери! Как невзлюбили друг друга с первых дней, так свою вражду до сих пор и пестуют. Ну или даже не вражду, а нечто вроде соперничества за королевское внимание. Наверное, с этим следовало бы как-то бороться, но Кайфат с присущим правителям цинизмом смотрел на противостояние своих генералов как на необходимое зло и залог крепости своей власти. Дружба дружбой, но если властитель не хочет, чтобы когда-нибудь трон выдернули у него из-под задницы, у каждой силы должен иметься свой противовес.
   Словно подтверждая данную мысль, неподалёку от Тёрна расположилась троица давних союзников и друзей -- Янек грасс Тарес, Нестор грасс Суом и Курас грасс Суом. Те самые люди, которые разглядели в старом товарище К'ирсана кого-то большего, чем обычного прожигателя жизни с тягой поболтать о плохой власти. Поверили ему, поддержали в борьбе против Мишико и не прогадали, став членами Королевского совета и заняв весьма хлебные должности. Янек, как самый влиятельный из них, стал первым министром, Нестор занял пост главного казначея, а Курас удовлетворился ролью лидера партии роялистов. Впрочем последнего не часто приглашали на совет, и нынешний случай был редким исключением.
   В пику Согнару, Храбр в игры с аристократией не играл, предпочитая поддерживать старые связи. Первым его союзником был господин Чиро Кунише, в прошлом вор Щепка, а ныне глава разведки, контрразведки, а заодно и пограничной стражи Западного Кайена. Звёзд с неба бывший бандит не хватал, но со своими обязанностями справлялся. Организовать мало-мальски пристойную службу у него всё-таки получилось, что уже делало его человеком весьма опасным.
   Вторым же, как ни странно, был Мигуль Шесть струн. Бывший менестрель так увлёкся распространением полезных для власти слухов, продвижением в массы идеологически верных песен и сказок, а также правильной подготовкой своих коллег, что достиг на этом поприще немалых высот. Сейчас Кайфат попросту не представлял, что бы он делал, не попадись Мигуль ему на пути, так что пост министра пропаганды был его по праву. И только дворяне в своём почти эльфийском высокомерии считали деятельность "трактирного певца" королевской блажью, чем буквально толкнули обидчивого менестреля на сторону Храбра. Командир "шипов" их ошибки не сделал и теперь старательно поддерживал с Мигулем дружеские отношения.
   Третьей фракцией в Королевском совете, фракцией, стоящей над противостоянием генералов, были чародеи. Ставший Верховным магом Мокс Лансер не желал иметь ничего общего с дрязгами обычных смертных. Его страстью было Искусство и всё, что с ним связано, а потому Кайфат, открывший ему новый мир Древней магии, получал безоговорочную поддержку. И горе тому, кто своими интригами помешает королю вести поверивших ему колдунов к вершинам чародейского мастерства. Ну а если вдруг сил Мокса и его учеников не хватит, чтобы испепелить мерзавцев, ему есть к кому обратиться за помощью. Гхол, теперь именующийся Верховным шаманом, и Канд, личный ученик короля, имели схожие взгляды, чем серьёзно укрепляли позиции магов в совете.
   Двух последних членов ближнего круга следовало выделить особо. Ими были Руорк и Гарук. Оба воина вместе начинали службу в наёмном отряде под началом К'ирсана, вместе наблюдали за его воскрешением из мёртвых, вместе бежали на Сардуор. Но в какой-то момент недавние соратники разделились во взглядах и пошли разными путями. Руорк увлёкся созданием чего-то вроде воинского ордена, чьей целью была поддержка всех начинаний живого бога в лице К'ирсана. Именно среди его бойцов набирались королевские телохранители. А вот Гарук нашёл призвание в миссионерской деятельности, "неся просвещение в сердца прозябающих во тьме невежества смертных". Храмы его последователи пока не строили, но проповеди на городских площадях читали. И судя по тем толпам народа, что там собирались, вполне успешно.
   Всё бы хорошо, но и здесь не обошлось без противостояния. Ревность густо замешанная на разногласиях в трактовке и видении происходящих вокруг их кумира событий превратилась в глухую неприязнь. Пока только неприязнь. Во что она может вылиться одни боги знают... Настоящие боги, а не самозванцы вроде К'ирсана!
   -- Что ж, господа, начнём, -- громко сказал Кайфат и с намёком посмотрел на грасс Тареса.
   Тот шумно вздохнул и взял со столика жиденькую стопку бумаг. Вставать во время докладов на Совете было не принято. К'ирсан был достаточно уверен в своём влиянии на присутствующих, чтобы самоутверждаться столь примитивным способом.
   -- Владыка, тогда если позволите, я хотел бы коротко обрисовать текущую ситуацию в стране, -- хмуро сообщил первый министр. -- Наверное, впервые за последние несколько лет могу сказать, что центральная власть полностью контролирует всю территорию Западного Кайена. Всю, от Стеклянной пустыни на востоке до побережья Тёмного океана, и от границы с Харном до Зарока. Все смутьяны и заговорщики... приведены к покорности, а их родовые поместья переданы короне. Дороги свободны от разбойничьих шаек, леса очищены от бунтующих крестьян.
   Монотонный голос нарушило фырканье Храбра. Именно его бойцы при участии агентов Щепки и занимались восстановлением законной власти, уничтожая бандитов и бунтовщиков. Вот только отчего-то господин Янек забыл об этом упомянуть.
   Однако первый министр никак не прореагировал на поведение коллеги.
   -- Если же вспомнить про недавнюю операцию, проведённую при участии Вашего величества, то и проблема тёмных культов тоже закрыта. По крайней мере на время, -- продолжил он, как ни в чём ни бывало. -- Государственные институты восстановлены и действуют в полном объёме. Кроме того, у Вашего величества теперь есть резервы для вознаграждения верных слуг за доблестную службу...
   -- О, резервы они для того и нужны, чтобы не спешить их разбазаривать, -- сообщил К'ирсан, вызвав у Храбра довольную улыбку и заставив Янека ещё сильнее нахмуриться.
   Ах ты ж, отрыжка мархуза! Поместья ему подавай! У Кайфата руки так и чесались укоротить собственного министра на голову, но приходилось сдерживаться. Грасс Тарес, конечно, мерзавец, но полезный мерзавец. Спихнув на него всю бумажную волокиту, возню с чиновниками и прочими бюрократами, он получил возможность заняться гораздо более интересными, но не менее важными вещами. Магией, например.
   -- Тем не менее, несмотря на появившуюся внутреннюю стабильность, внешняя обстановка оставляет желать лучшего, -- ровным голосом продолжил грасс Тарес. -- Если отбросить общемировую ситуацию и сконцентрироваться на соседях, то... мы находимся на пороге войны. Узурпатор всячески обласкан при дворе в Ког Харне, ему обещаны два пехотных легиона и сколько-то магов. Единственный вопрос, который сейчас стоит, это не когда на нас нападут, а почему до сих пор не напали. Мы ведь одни, без союзников. Заурам на стороне Харна, Загорье нейтрально, Зарок вообще делает вид, что такой страны как Западный Кайен не существует. И лишь Саурма, хоть и недовольна сменой курса, торговать не отказывается. Почти дружба по нынешним временам! Остальные, кроме Наместника, который не скрывает враждебности, выжидают. -- Министр сделал паузу. -- И на этом фоне нам дают передышку, позволяю окрепнуть и встать на ноги! Проклятье, за три прошедших года мы успели восстановить тяжёлую кавалерию, вооружили две тысячи головорезов и подготовили запасы на случай затяжного конфликта. Про магов вообще молчу... С нами что, в поддавки играют?!
   -- Совсем нет. Просто ждут отмашки хозяина. Нолд ещё не определился с отношением к нам, а потому все заинтересованные лица вынуждены придерживать тирров, -- равнодушно бросил К'ирсан. -- Главное, чтобы с нашим любителем платков ничего не случилось. Пока он цел, всегда есть повод самим заглянуть к соседям для поимки "проклятого узурпатора".
   -- Владыка, я не смею спорить, но... не слишком ли мы слабы для войны с Харном? -- взвешивая каждое слово, спросил Янек.
   -- В самый раз, -- хмыкнул К'ирсан и покосился на Лансера. Маг ответил зеркальной усмешкой. -- Лучше доложи, что там с казной.
   -- Как пожелает Владыка, -- с поклоном выдал Грасс Тарес. Сидящий рядом Нестор грасс Суом тут же передал ему несколько документов. -- Здесь тоже всё неплохо. Череда экспроприаций у сторонников узурпатора, а так же выявленных потенциальных бунтовщиков, серьёзно пополнили нашу казну. Мы даже смогли расплатиться по некоторым долгам. Однако данный источник к настоящему моменту иссяк и рассчитывать приходится на более... традиционные способы. Это прежде всего доходы от перепродажи артефактов, добытых Искателями в Стеклянной пустыне, и дорожная рента, которую платят купцы, следующие по торговому пути в Харн. Спокойствие на дорогах, а так же ваше, Владыка, нежелание уподобляться узурпатору в вопросах поборов заметно сказывается на репутации. Что, в свою очередь, на росте доходов...
   -- И это всё?! -- уточнил К'ирсан с недоумением.
   Первый министр вздохнул.
   -- Нет, Ваше Величество, не всё. Отдельной графой в нашем бюджете стоят услуги магов и сельское хозяйство, причём одно тесно увязано с другим, -- сказал Янек, снова нахмурившись. -- Стараниями господина Лансера, его учеников и подчинённых, а так же господина... Гхола, -- После подобного титулования урга теперь уже захмыкал Тёрн. -- в стране начался невиданный рост урожайности. Сюда же добавим отмену половины налогов и централизованную закупку зерновых, что в итоге даёт нам переполненные зернохранилища и необходимость в строительстве новых...
   -- Ну так это же великолепно. Чем ты так недоволен?
   -- А чему радоваться? Зерно в кошельке не звенит. Его для этого надо продать, вот только с последним беда. Мы выращиваем, храним, но не продаём. Точнее, продаём, но лишь малую часть. И то, все доходы идут на оплату услуг магов. Да лучше бы они артефакты делали да тем же харнским купцам продавали, и то больше толку было бы. А на эти деньги мы бы и хлеб, и мясо, и всё, что угодно покупали. Одно хорошо, на юге выращивание нескольких видов специй возобновили. Хоть какую-то часть затрат на возню со всей этой землёй отбили! -- как на духу выдал Янек грасс Тарес, и стало понятно, насколько его тяготила сложившаяся ситуация.
   К'ирсан поймал на себе несколько заинтересованных взглядов, ждущих его реакции. Мысленно помянул мархузовых выкидышей и прочих тварей. Снова захотелось показать себя диким тираном и самодуром. И дело было даже не в том, что министр осмелился с ним спорить. Это как раз нормально, а вот того гнилого душка, что повеял от его слов. Особенно после фразы о том, что развивать собственное сельское хозяйство глупо. Сколько раз он уже слышал это на Земле. Глупо, неэффективно... А когда случится война или просто большая катастрофа, есть деньги планируется?! Проклятье, и здесь приходится работать с идиотами! Только где других-то взять?!
   -- Что ж, я тебя услышал, -- проронил, наконец, Кайфат. Выдержанная пауза заметно потрепала нервы министра, заставив его буквально побелеть. -- Переубеждать не буду, сам всё поймёшь. Через год, может раньше, главное, поймёшь...
   -- Да чего тут понимать, -- вдруг подал голос Гхол. -- Я ком... хозяину ещё позапрошлом году рассказывал, что небесные духи разум теряют. И раз в астрале так, то и на реальном мире скажется. Засухи будут, неурожаи, голод... Кое-где уже началось, скоро и...
   -- Гхол! -- рявкнул Кайфат, и маленький ург моментально заткнулся. Перевёл взгляд на Янека: -- Что ж, ты услышал первую часть ответа на твой вопрос. Как понимаешь, есть и другие...
   -- Я понял, Владыка, -- грасс Тарес громко сглотнул. -- Тогда мне больше нечего сказать...
   -- Нечего?! Это всё?! А что там с дворянами, помещиками, гильдиями и свободными горожанами, что с шахтами и рудниками?! -- не выдержал Кайфат.
   Грасс Тарес вздрогнул.
   -- Ничего нового. Налоги собираются, рекрутов в армию снаряжают. Гильдии оружейников, кузнецов и кожевников, ну, из тех, что военные заказы выполняют, новые мастерские закладывают... Но так пока построят, уйма времени пройдёт, -- торопливо сказал он. -- А насчёт шахт и рудников... На востоке и юге у нас имеются месторождения меди, железа и даже золота. Не слишком крупные, но есть. Однако все находятся под патронажем Объединённого протектората, а значит нам неподконтрольны.
   -- Сегодня неподконтрольны, а завтра совсем наоборот, -- хищно ухмыльнулся К'ирсан, ухватившись за последнюю фразу министра. -- Да и вообще, подготовь сводку по всему тому, что взяли "под патронаж" наши "старшие" товарищи. Уверен, узнаем интереснейшие вещи.
   -- Владыка, но это же Объединённый Протекторат с Нолдом во главе! Их поддерживают Перворождённые! -- вдруг воскликнул Курас грасс Суом. -- Как можно...
   К'ирсан почувствовал, что потихоньку начинает терять контроль над собственной Силой. Глаза ощутили жар, пузырём вздулась аура, разом заполнив половину кабинета. Одновременно с этим Нестор положил руку на предплечье брата и сжал пальцы.
   Глава партии роялистов моментально заткнулся и как-то ссутулился.
   -- Теперь это моя страна и моя земля, и никто без моей на то воли не смеет здесь распоряжаться, -- прошипел К'ирсан. Задремавший было Руал моментально встрепенулся и поддержал друга грозным свистом. -- Жаль, если вы этого ещё не поняли... Вас жаль!
   -- Простите Владыка, он был несдержан, -- сказал главный казначей, продолжая сжимать руку брата.
   -- Прощаю, -- проронил К'ирсан и, успокаиваясь, бросил грасс Тареку: -- Спасибо за доклад. Он был... познавателен. -- После чего отмахнулся от начавшего что-то говорить министра и резко повернулся к скучающему Мигелю Шесть струн.
   -- Кстати, пора напомнить народу о его героическом прошлом. Особо не напирайте и не называйте конкретных врагов, но идею большой страны свободных и гордых людей развивайте.
   -- Это мы всегда готовы. Материала полно, да и тема среди всех сословий всегда популярна. Вот только как быть с законниками? За некоторые баллады и сказки, особенно из старых можно и на рудники загреметь. Если по закону подходить, -- сказал Мигуль с намёком.
   -- Не понял? -- удивился К'ирсан.
   Снова взял слово грасс Тарес.
   -- По высочайшему распоряжению верховного командования Объединённого протектората распространение песен, сказок, баллад и просто историй, возвеличивающих преступления прошлого, карается годом рудников. Данное требование обязательно для правителей всех стран Сардуора, -- сообщил он устало.
   -- О, как! Я-то думал только на оружие и магию ограничения существуют, да с родным языком борются, а тут, оказывается, ещё и на прошлое замахнулись... -- задумчиво протянул К'ирсан. -- Ну да, прошлое врага по определению преступно. И о том надо постоянно ему напоминать, чтобы каялся, мерзавец, стоял на коленях и каялся. Чтобы даже мысли в голову не пришло гордиться самим собой и своей кровью... Очень правильно и логично. -- Вздохнул, потёр лицо. -- Тёрн, ты ведь городской стражей занимаешься, так?
   -- Помимо всего прочего, командир, -- буркнул Согнар. -- Хотя стража больше на попечении городских глав, я только слежу, чтобы...
   -- Тогда проследи, чтобы эти орлы отнеслись к поимке некоторых смутьянов и любителей "преступного" прошлого без должного рвения, -- потребовал Кайфат.
   Старый друг в ответ молча постучал кулаком в грудь на манер воинского приветствия легионеров Зелода. Король столь же молча кивнул, пробарабанил пальцами по подлокотнику кресла, после чего покосился на явно заинтересованного происходящим Мокса Лансера.
   -- Ну а Верховный маг что нам расскажет? Каковы итоги работы?
   Чародей, который в последнее время чаще других встречался с королём, порой с ним спорил до хрипоты, а то и вовсе ругался, суровый тон воспринял без особых эмоций.
   -- Владыка, как я вам уже докладывал, в моём ведомстве никаких накладок нет, -- сообщил он с поклоном. -- Штатный состав магического корпуса доведён до полутора сотен человек, считая сорок учеников разных степеней обучения. Уровень чародеев, конечно, сильно разнится, но благодаря вашему вмешательству у многих проснулась тяга к знаниям. Ведётся обучение по нашим новым методикам.
   К'ирсан едва сдержался, чтобы не хмыкнуть. До сих пор стояла перед глазами сцена, как он во время общего собрания Корпуса в буквальном смысле взламывает щит, выставленный группой самых строптивых магов. Хфурговы лентяи забыли в чём смысл жизни повелителя Силы и не желали снова натягивать ученическую робу. Что ж, он быстро вправил им мозги. В качестве атакующего заклятия Кайфат выбрал если не самые эффективные, то одни из самых эффектных чар в своём арсенале -- чары Астрального лука. Те самые, с помощью которых много лет назад, ещё в Зелоде, отбился от эльфийских магов. Уменьшил мощность, добавил несколько блоков контроля, и в итоге получил вполне приличный инструмент для наказания слишком много возомнивших о себе колдунов. А чтобы урок не забылся, пробив защиту, накрыл деморализованного противника облаком Адской вони... Да, он был тогда очень убедителен!
   -- Кроме того после ознакомления с опытом наших идеологических противников... культистов... в окрестностях столицы оборудованы несколько лабораторий, что сразу же сказалось на качестве исследований. -- Хотя Лансер и говорил нудным скучным голосом, его слова вызвали немалое оживление среди остальных членов Совета. Ранее никакие секретные лаборатории в их присутствии не упоминались.
   Уловив нездоровое оживление среди коллег, Мокс поймал взгляд своего короля и вопросительно поднял бровь. К'ирсан в ответ лишь поощрительно кивнул.
   -- Продолжай.
   -- Налажены контакты с коллекционерами артефактов и прочими интересующимися лицами. Через посредников им были проданы несколько партий диковин из Стеклянной пустыни и наши собственные разработки. Как ни странно, последние вызвали наибольший интерес.
   -- Никого со стороны сделки не заинтересовали? -- поинтересовался Кайфат.
   -- Насколько знаю, нет. Вопросами прикрытия занимались люди Ще... господина Кунише, -- пожал плечами Лансер.
   И его тут же перебил Щепка.
   -- Всё чисто, Владыка. На периферии мелькали кое-какие мутные личности, но к нам не лезли. За это могу ручаться. Мои парни не то чтобы профи своего дела, но определённый опыт имеют. И уж шпиков за версту учуют, -- сказал Чино, как обычно при разговоре с королём немного суетясь.
   Всё никак не мог забыть прошлую ошибку: как выбрал неправильную сторону и как получил особое предупреждение от будущего короля. И Кайфата это вполне устраивало.
   -- Да, и ещё... Уважаемый Верховный маг не сказал, но мои люди так же совместно с чародеями перехватили сеть Вла... кхм, контрабандную сеть по перевозке через страну магическими предметами и рабами в Тёмных ошейниках. Раскрутили всю цепочку, от несунов через границу до курьеров и прикрывающих всё это дело чиновников на местах, -- продолжил глава свежесозданной спецслужбы Западного Кайена.
   -- Знаю, в прошлом месяце господин Мокс мне докладывал, -- кивнул К'ирсан. -- Каков итог?
   -- Захвачено свыше сотни кордов-колдунов. Не все, правда, цивилизованные люди, есть шаманы гоблинов, гвонков, даже один орк имеется. За возможность освободиться от ошейника они не то, что на верность присягнут, они душу продадут, -- с гордостью сообщил Чино.
   Кайфат присвистнул и повернулся к Гхолу, который при словах о сородичах моментально навострил уши.
   -- Займись. В помощь возьмёшь Канда. В теории он знает, что делать, теперь дело за практикой. Ты же проследишь, чтобы он не наломал дров, -- приказал К'ирсан. И снова обернулся к Щепке. -- Что ещё?
   -- Ещё ищем по провинциям рабов с магическими способностями среди тамошних владетелей. Кое-кого уже обнаружили и... -- продолжил Чино, но был перебит Верховным магом.
   -- Либо реквизируем для нужд короны, либо покупаем, -- сообщил Лансер. -- Имени Владыки обычно достаточно, чтобы стоимость ценного раба опускалась до вполне пристойного уровня.
   -- Точно. А потом мою канцелярию заваливают жалобами на произвол проклятых колдунов! -- вдруг проворчал первый министр. Но тихо и как бы в сторону.
   Кайфат сделал вид, что ничего не услышал.
   -- Продолжай.
   -- Ну и, наконец, на закуску, тёмные эльфы, -- ухмыльнулся Лансер. -- Утром в порту разгрузился их корабль. Курьер уже привёз ко мне в башню все заказанные материалы и на словах намекнул, что благотворительностью они не занимаются. И скоро попросят расплатиться по долгам.
   -- Снова просят наполнить накопители чистым эфиром? Или опять клянчат ещё несколько знаков Истинного алфавита?
   -- И это тоже, но посланник намекал на что-то гораздо более серьёзное... -- пожал плечами Мокс.
   -- Подождём увидим, -- хмыкнул К'ирсан. -- Ладно теперь, теперь вопрос ко всем. Что с нашим новым проектом?
   В кабинете повисла тишина. И друзья, и соперники принялись тихонько переглядываться. Наконец, принять удар на себя решил Веровный маг.
   -- Речь идёт об этих дурацких цветных бумажках, защиту которых от подделок мы отрабатывали последнюю седмицу? -- осторожно спросил Мокс. -- Всё готово...
   -- Так отлично! -- обрадовался Кайфат и повернулся к первому министру. -- Начинай потихоньку работать по той схеме, что мы обсуждали на прошлом Совете.
   -- В смысле принимать плату за зерно этими кусками бумаги, оплачивать ими услуги наших магов и продавать за них артефакты внутри страны? -- переспросил Янек.
   -- Именно, -- фыркнул Кайфат, прекрасно понимая недоумение подчинённых. Он и сам, даже приняв это решение, всё ещё сомневался в его правильности. -- Только не надо спешки. И не забудь про свободный обмен на золото с небольшой маржой. Деньги не любят лишней суеты.
   -- Сделаем, но... -- Янек вздохнул. -- Всё равно не понимаю в чём смысл...
   -- А смысл... смысл в печатном станке, -- едва слышном пробормотал К'ирсан, с удовлетворением ставя себе в памяти зарубку, что ещё одна задумка стартовала. Выгорит-нет, уже другой вопрос.
   Совсем не по-королевски встряхнулся.
   -- Ладно, всё что хотел, я услышал. Теперь всё-таки вернёмся к разговору о войне... У кого какие идеи на счёт усиления нашей доблестной армии? Дворянская кавалерия на тиррах, две тысячи "шипов" и сколько-то ополченцев, плюс Корпус магов не слишком-то впечатляют. Даже учитывая заготовленные нами сюрпризы... Здесь Янек прав. Тогда какой выход?
   -- Нанять ещё чародеев. Хотя бы то же Братство Отрёкшихся, -- подал голос Тёрн. -- Чем больше колдунов, тем меньше придётся работать простым воякам.
   -- Логично. Мокс, у тебя есть выходы на вольных чародеев? -- немедленно уточнил К'ирсан.
   -- Сегодня же напишу письмо паре знакомых. Ничего не обещаю, но попробовать можно. Единственное скажу: многое из тех знаний, что обещает за сотрудничество Владыка, несомненно будет им интересно, но...
   -- Но золото тоже не помешает, -- продолжил король, задумчиво. -- Которого к тому же совсем немного... Ну а помимо Братства есть идеи?
   -- Орки. За жратву и золото сможешь нанять столько, сколько захочешь. А вояки они знатные! -- сказал Храбр.
   -- Уже лучше, но всё это лежит на поверхности. Попробуйте копнуть глубже! -- выдал Кайфат.
   Однако что он имеет ввиду, члены совета, кажется, не поняли.
   -- Командир, но какие ещё варианты? -- озвучил общее мнение Тёрн.
   -- Ну например... Хотя зачем говорить, кое-что сами сможете сегодня увидеть, -- сообщил К'ирсан, покосившись на гномьи часы в дальнем углу. Пусть монструозный механизм безбожно врал, при некотором навыке вполне удавалось угадать текущее время. И как раз через несколько минут у него была запланирована аудиенция для гостей из одной большой и очень необычной страны. -- Господа, предлагаю переместиться в тронный зал, где вы и узнаете ответы на некоторые ваши вопросы. -- Сказал, и первым подал пример, выбравшись из мягкого кресла.
   О тех, кто специально прибыл в Западный Кайен ради предстоящего разговора, знал только Янек. И судя по складке на лбу, визитёры ему совсем не нравились. Или, скорее, не визитёры, а то неизбежное усиление короля в противовес партии дворян? К'ирсан едва заметно улыбнулся. Ничего, господа хорошие, у меня таких сюрпризов для вас много заготовлено!
   Перед входом в Иссорский кабинет его уже ждали двое слуг с королевскими регалиями -- короной и мантией. Таскать на себе мархузово украшение, вечно натирающее лоб, и аляповатую и удивительно тёплую тряпку, он ненавидел, предпочитая вспоминать о них лишь непосредственно перед официальными приёмами. Вот как сейчас.
   Дальше свернул в Южный коридор и, миновав крытую галерею и несколько парадных залов, свернул в неприметную дверь, почти сливающуюся со стенными панелями. Здесь находилась комната отдыха, как он её для себя называл, в которой король мог посидеть, отдохнуть перед важным приёмом, а заодно посредством простейшего артефакта понаблюдать за происходящим в тронном зале. Самый большой и самый красивый зал дворца располагался сразу за стеной.
   Ссадив позёвывающего Руала с плеча на невысокий столик, К'ирсан мысленным усилием активировал стоящее там же зеркало. По прозрачной поверхности немедленно побежала рябь, которая быстро сменилась немного мутным изображением собравшихся перед тронным возвышением людей.
   Члены совета ещё только входили -- первыми появился любитель подобных мероприятий Мигуль, следом за ним, с некоторым опозданием, Храбр и Тёрн, остальных пока не было видно. Зато чужеземные гости уже стояли на некотором отдалении от ступеней перед троном. Пятеро желтокожих узкоглазых ханьцев в пёстрых и ярких одеждах, непривычных взгляду жителя не только Сардуора, но и Грольда с Горхом. Двое чуть впереди, в парчовых халатах, туфлях и смешных шапочках -- явно главные в этой делегации, и ещё трое на пару шагов позади, могущие быть только телохранителями. У этих и халаты попроще, и подстрижены они так, как принято среди тамошних воинов. Виски и макушка выбриты, а волосы на затылке собраны в длинную косу. Оружия, что характерно, не видно ни у тех, ни у других. Что ж, знавал он одного любителя всякой экзотики, который был опасней десятка простых любителей меча. Тем интересней!
   Погасив артефакт и свистнув Руалу, К'ирсан поправил съехавшую корону и решительным шагом покинул комнату отдыха. Дверь за троном беззвучно отъехала, и он вышел в зал.
   -- Его величество, король Западного Кайена, Владыка К'ирсан Кайфат!! -- проорал распорядитель дворцовых церемоний, заставив означенного короля поморщиться. Дался им этот Владыка!
   Тем временем перед троном выстроилась цепочка телохранителей, а о чём-то разговаривающий с Гхолом Мокс Лансер осторожно выдвинулся поближе к гостям из таинственной Поднебесной империи. К'ирсан не ждал от ханьцев какого-то подвоха, но порыв Верховного мага оценил.
   -- Приветствую у себя во дворце жителей славной страны Хань. Рад, что вы откликнулись на моё приглашение, -- сказал Кайфат, усаживаясь на Драконий трон. -- Труден ли был путь, не устали с дороги?
   -- Спасибо, Ваше величество, да благословит вас Небо за заботу. Нас не напугать трудностями, -- с поклоном сказал пожилой сморщенный ханец с длинной куцей бородёнкой. Руки при этом он держал перед собой, спрятав их в рукава халата. -- Да и какие, -- его глаза хитро блеснули, -- могут быть неудобства, когда путешествуешь на зафрахтованном пузыре?
   -- И правда, о чём это я, -- вежливо засмеялся К'ирсан. -- Ну тогда может быть представитесь?
   -- О, прошу простить мою невежливость, -- глава делегации принялся быстро кланяться. -- Меня зовут Хон Фе, а моего помощника -- Лу Дзонг. Все мы из клана Серебряной луны... Получив ваше письмо... надо сказать весьма неожиданное... мы так прониклись силой его слога, что немедленно решили воспользоваться вашим приглашением. Мир несовершенен, нельзя было упустить возможность лично припасть к источнику мудрости, которой преисполнен столь великий и могущественный правитель.
   В конце фразы голос Хон Фе немного дрогнул, намекая, что он пока ещё сомневается как в величии, так и в могуществе хозяина дворца, а возможно и в мудрости. Чуть-чуть, самую малость, но Кайфат заметил, как заметил и хаффа съевший на таких нюансах Янек грасс Тарес. Вон как напрягся.
   Что ж, карты раскрыты, переговоры можно считать начавшимися. Ханьцы практически открытым текстом сказали о своём богатстве -- нищим не по карману фрахт персонального пузыря. Плюс намекнули, что они не столь и слабы, чтобы принимать не устраивающее их предложение. Однако открыты к сотрудничеству.
   К'ирсан едва сдержал усмешку. Уметь держать мину при плохой игре дело хорошее, но не до такой же степени!
   Про Поднебесную империю в остальном мире знали не так чтобы много. Да, во всех крупных и богатых странах есть их посольства, даже на Сардуоре имеются их представительства в Землях Наместника, Восточном Кайене, Харне и Загорье. В торговых домах нередко можно встретить их купцов, а в портах -- кургузые корабли под пёстрыми парусами. Но и только. Император Поднебесной не любит чужаков, поэтому даже Нолд ведёт себя с ними без привычной наглости и бесцеремонности. Всё что известно о ханьцах можно свести к трём вещам -- они богаты, хитры и у них полно сильных бойцов.
   Внутренняя политика тоже находилась под семью печатями, но в случае каких-то больших потрясений во внешний мир нет-нет и прорывались слухи о восстаниях, массовых казнях и изгнанных кланах.
   Новость об очередной буче в Поднебесной в Старый Гиварт принесли купцы. С их слов выходило, будто бы несколько лет назад случилась в стране какая-то шумиха с одним преступником-чужеземцем. Что уж он там натворил неизвестно, главное, чем всё закончилось. Под предлогом поиска и наказания виновных ханьский Император решил расправиться с наиболее влиятельными семьями и кланами аристократов. Правда, банальная карательная операция быстро вылилась в маленькую гражданскую войну, но закончилась она всё равно победой правящей династии. Как результат, жутчайшая резня неугодных и бегство заграницу всех тех, кто озаботился путями для отступления.
   Клан Серебряной луны был далеко не самым богатым и могущественным, скорее даже весьма средним, но вот с главой ему повезло. Этот самый Хон Фе обладал поразительной хваткой и предусмотрительностью, благодаря чему вовремя вывел большую часть соклановцев из-под удара имперского правосудия и переправил в Гарташ. К моменту, когда К'ирсан услышал о существовании Серебряной луны, клан насчитывал около тысячи членов, больше трети которых бойцы и маги. Имел счета в гномьих банках и владел несколькими мануфактурами на юге Гарташа и в Гулане. И лишь одно мешало ханьцам чувствовать себя в безопасности -- в Гарташе, как впрочем и везде на Грольде им были совсем не рады.
   Причин здесь было несколько. Это и нежелание принимать на своей земле столь крепко спаянную организацию как клан, и опасения испортить отношения с Поднебесной, и отсутствие свободной для продажи земли. Изгонять их пока не спешили, но некомфортные условия для жизни создали. Поэтому письмо, отправленное К'ирсаном главе Серебряной луны с предложением о встрече и завуалированными намёками на взаимовыгодное сотрудничество, стало глотком свежего воздуха.
   И в столь непростой ситуации Хон Фе ещё пытается держать марку. Что ж, значит пришла пора поговорить открыто, без этого цветистого словоблудия.
   -- Уважаемый Хон Фе, предлагаю не ходить вокруг да около, и перейти сразу к делу, -- решительно начал Кайфат. -- Я в курсе тех... неприятностей... что преследуют ваш клан последнее время. Потерянный дом, чужая земля... мне это знакомо как никому другому. И кому как не мне протянуть руку помощи нуждающимся в поддержке? -- Он развёл руками. -- Западный Кайен готов стать домом для всякого достойного, кто только изъявит подобное желание. Почему этими достойными не может стать Серебряная луна?
   Лу Дзонг вздрогнул и покосился на своего главу, а вот Хон Фе оказался более сдержан.
   -- Неожиданное предложение, Ваше величество. И весьма интересное, -- сказал он, погладив бороду. -- Мы готовились к чему-то иному. Вот только долгая жизнь приучила не верить в сказки и везде искать подвох...
   -- Ох, уважаемый, к чему эти игры? Всё вы прекрасно понимаете. Ни за что не поверю, что прежде чем лететь в Старый Гиварт, вы не узнали о том, кто же правит этой древней землёй, -- фыркнул Кайфат. Руал, до того тихо прислушивающийся к беседе, вставил своё слово и что-то пропищал.
   -- Что имеет ввиду Ваше величество? Особенности прихода к власти, недобрых соседей или вражду с Дивным народом? -- уточнил старый ханец, хитро сощурившись. -- Тут особо и узнавать ничего не пришлось, надо было лишь поспрашивать нужных людей. Но ведь это лишь верхушка, самое интересное сокрыто от глаз. Что помимо шанса обрести новый дом Ваше величество может предложить Серебряной луне и в чём ваша выгода?
   -- Признание клановой аристократии ровней кайенским дворянам с присвоением соответствующих титулов, передача свободных поместий и земли в наследственное владение, обучение чародеев клана по стандартам королевского корпуса магов, разрешение на открытие предприятий и торговлю, ну и прочие мелочи... -- К'ирсан тонко улыбнулся. -- Касаемо же моей выгоды... Я получаю новых сильных и верных вассалов, готовых поддержать любые мои начинания.
   -- Какое любопытное предложение... -- Хон Фе снова погладил бороду. -- А как насчёт налоговых льгот и освобождения... безусловно временного... от разного рода утомительных обязанностей, присущих дворянам. Вроде участия в войнах. Наш клан ослаб и не хотелось бы бежать от гнева Тёмного Орриса, чтобы попасть в объятия Кали.
   Кайфат всей кожей ощутил волне возмущения, что донеслась со стороны первого министра и казначея. Им становилось дурно от одной мысли, что узкоглазым наглецам будет отдан такой жирный кусок в виде нескольких поместий, как те выдвигают ещё более наглые требования.
   -- Ничего этого не будет: ни торговых, ни иных льгот, а случись война, и сражаться ваши воины будут наравне со всеми. Более того, я бы хотел обсудить размеры и форму особого налога, который Серебряная луна будет платить короне ближайшие несколько лет, -- мягко сообщил Кайфат.
   Хон Фе ощутимо напрягся. Предложение ему явно понравилось, вот только он отчего-то решил, что играть в игру с дополнительными условиями будет только он.
   -- Особый налог? -- переспросил он.
   -- Именно, -- кивнул К'ирсан. -- И меня удивляет ваша негативная реакция. Лично мне наша грядущая сделка кажется довольно несправедливой, и налог должен хоть как-то выровнять баланс.
   -- Это вы про обучение у ваших магов? -- быстро сориентировался глава Серебряной луны. -- Вы считаете своё предложение столь ценным?
   Послышался сдавленный смешок Канда и шумное фырканье Мокса Лансера.
   -- Думаю да, -- рассмеялся К'ирсан. -- Пусть ваш маг смотрит внимательно, -- сказал он, ткнув в стоящего за спиной у Хон Фе ханьца.
   И без малейшей паузы провёл перед собой открытой ладонью. По мере движения кисти в воздухе стали вспыхивать отдельные знаки Истинного алфавита, которые быстро переплелись друг с другом и образовали замысловатую конструкцию. Не слишком мощную, но вполне подходящую для демонстрации. Короткое мысленное усилие, и заклинание выпущено на волю. Во все стороны брызнули искры Силы, потекли ручейки энергии, образуя нечто-то вроде кляксы. Так продолжалось несколько ударов сердца, пока в какой-то момент распространение плетения остановилось, и в нём не началось стремительно накапливаться напряжение. Ещё один миг, и вот уже чары схлопываются, а по самой реальности пробегает едва заметная рябь.
   Такое вот колдовство-пустышка. Обычные люди могли ничего даже не заметить, а вот маги просто обязаны оценить потенциал, заложенный в столь несерьёзной волшбе.
   Ханьский маг оценил. Не раскрыл, а распахнул глаза, и, наплевав на этикет, что-то зашептал в ухо главы клана. Тот выслушал телохранителя с непроницаемым лицом, после чего коротко поклонился Кайфату.
   -- Ваше величество, благодарю за демонстрацию вашего могущества. Теперь сокрытого стало гораздо меньше, -- сказал он, особо выделив слово "сокрытого". -- После такого ваше предложение действительно выглядит даже чересчур щедрым. -- И очередной поклон.
   Внезапно в голову Кайфату пришла идея, немного легкомысленная, но... мархуз подери, может он позволить себе хоть иногда развлекаться? Король он в конце концов или не король?!
   -- Уважаемый Хон Фе, мои возможности увидели, а что вы можете показать? Или Серебряная луна забыл о славных воинских традициях и превратилась в клан торговцев?
   Старый ханец несколько растерянно покосился сначала на троицу своих телохранителей, затем оглядел собравшихся в зале.
   -- Если здесь найдётся сильный боец, то мои люди готовы продемонстрировать свои умения в тренировочной схватке.
   -- Да зачем кого-то искать? -- с удовольствием сказал К'ирсан, поднимаясь с трона и скидывая мантию. -- Драться они будут со мной. Маг, двое бойцов... В самый раз, чтобы хорошенько размяться.
   Ах, как зашевелились члены Совета и собственные телохранители К'ирсана. Ещё секунда, и они были готовы выступить единым фронтом против королевской воли. Кайфат резко поднял раскрытую ладонь, после чего столь же резко сжал пальцы в кулак. И недовольный ропот моментально стих. Его люди знали когда можно спорить с Владыкой, а когда надо уступить.
   И это не укрылось от глаз Хон Фе.
   -- Как скажете, Ваше величество. Воля короля превыше закона, -- выдал он с очередным поклоном и отступил в сторону. Молодой спутник последовал за ним, перед Кайфатом осталась лишь троица бойцов -- воины по бокам и маг в центре. Смотрят спокойно, без заметного напряжения. Такие играть в поддавки не будут: навалятся скопом и сделают всё, чтобы спеленать раздухарившегося правителя. Быстро, аккуратно и без ущерба авторитету.
   Что ж, пускай попробуют!
   Кайфат вздохнул и сделал приглашающий жест.
   -- Начнём?
   Он не успел договорить, как воины резво прыгнули в стороны, маг же выпростал руки из рукавов и резво развёл их в стороны. Между ладонями моментально вспыхнуло незнакомое плетение, которое развернулось в золотую паутину в рост человека и устремилось к К'ирсан.
   Какой-то вариант паралича?
   Кайфат встретил атаку спокойно, не сделав и попытки увернуться. Не стал он и творить защитных чар, вместо этого просто наполнил ауру энергией и принял на неё чужое заклинание. Полыхнуло зелёным пламенем, которое буквально изорвало тонкое плетение в клочья. Даже жалко было уничтожать подобную красоту. Собственная волшба Кайфата, как впрочем и волшба знакомых ему магов, отличалась гораздо большей тяжеловесностью. Очень интересно, но это всё потом!
   Ханьский маг вряд ли даже успел понять, что произошло, и почему его чары вдруг оказались развеяны, как Кайфат вытянул в его сторону руку, сформировал нечто вроде крохотного изумрудного кристалла и "выстрелил" им в противника. Сегодня он решил уйти от привычных молний, пульсаров и прочих заметных заклинаний, ограничившись аурными воздействиями. И если в первом случае он с помощью ауры защищался, то теперь целенаправленно бил по чужому тонкому телу. Плетение играючи прокололо энергетическую оболочку и поразило грудь ханьца, после чего тот взмахнул руками и беззвучно рухнул на пол.
   Один готов. В ближайший час в себя он точно не придёт. Теперь пришёл черёд воинов, и с ними стоит справиться без использования чар.
   С этими мыслями К'ирсан потянул меч из ножен, но... не успел. Чувство опасности заставило сначала упасть на одно колено, а затем и вовсе перекатом уйти вперёд. За спиной свистнул воздух, и раздался звук удара металла о плитку пола.
   -- Мархуз! -- беззвучно выругался Кайфат, оглянувшись. Ещё бы секунда, и схватка закончилась бы не в его пользу. Оба ханьских воина оказались вооружены знакомым оружием в виде цепи с гирькой и серпом на противоположных концах. И они явно умели работать в паре.
   Тем интереснее.
   Отстегнув с пояса меч, К'ирсан взял в одну руку клинок, в другую деревянные ножны и приставным шагом направился навстречу воинам Серебряной луны.
   Та-дах! Со звонким стуком дерево встречается с металлическим шаром. Дзынь! И меч отбивает серповидное лезвие, нацеленное в бедро. Свист воздуха, и вот уже одна цепь пытается захлестнуть ноги, а грузик на второй норовит приласкать по затылку.
   Разворот, уклонение, отводящий блок... и всё начинается сначала. И никакой возможности для контратаки. Как-то даже унизительно. Считал себя опытным бойцом, и вдруг такой обескураживающий поворот. Чувствуя, что начинает злиться, К'ирсан ухнул в состояние сат'тор и принялся разгонять восприятие и скорость. С такими соперниками надо использовать весь арсенал средств!
   Движения противников замедлились, он даже начал движение к воину справа, однако преимущество оказалось недолгим. Внезапно выяснилось, что ханьцам прекрасно известен боевой транс, и они отлично умеют использовать данную технику. И бой теперь пошёл на таких скоростях, что задача не травмировать друг друга начала казаться неразрешимой.
   Отводящий блок, уклонение, меч чертит полукруг, отбивая очередной выпад серпом, а кончик ножен бьёт наискосок снизу вверх, отгоняя особо наглого ханьца.
   Долго схватка в таком ритме продолжаться не могла, кто-то обязательно должен был сделать ошибку. И этим кто-то стал клановый воин. Уходя из-под удара мечом, он на мгновение замешкался, и дал К'ирсан шанс на продолжение атаки. Стремительный разворот, и ножны вонзились в живот бойца, да так удачно, что того буквально скрючило от боли.
   Второй готов! Теперь оставалось разобраться с третьим и... Кайфат вдруг ощутил смертельную угрозу, которая заставила забыть о честном бое и воззвать к магии. Молниеносно развернувшееся плетение перехватило летящий прямо в лицо серп и заставило зависнуть в воздухе на уровне переносицы.
   -- Когти Юрги! Еле успел! -- вздохнул он. И только сейчас понял, какая в зале стояла тишина. Абсолютно все, что люди К'ирсана, что ханьцы, смотрели на перехваченный королём клинок и молчали. Ждали реакции Владыки, который вполне мог посчитать случившееся покушением. Но если члены Совета и телохранители испытывали что-то вроде предвкушения, то от Хон Фе явственно тянуло безнадёжностью.
   -- Ваше величество, простите эту глупейшую случайность... -- начал говорить старик, но К'ирсан от его возражений лишь отмахнулся.
   -- Не стоит. Я получил, что хотел, -- сказал он, отпустив оружие противника и направляясь обратно к трону. -- И увидел, что хотел, а значит... -- Кайфат опустился на трон и взял Руала на руки. Медленно растянул губы в неживой улыбке. -- Если у вас все воины такие, и они готовы воевать под моими знамёнами, то это будет единственное дополнительное условие к нашей сделке... Вы согласны?
   Вместо ответа Хон Фе просто поклонился. Но если до этого он отвешивал короткие поклоны, скорее даже кивал, отдавая дань уважения, то теперь это был поклон вассала сюзерену, который говорил лучше всякий слов.
   В фундамент могущества новоявленного Владыки лёг ещё один камень.
  

Глава 4

   Если бы какому-нибудь исследователю вдруг хватило смелости опубликовать научный труд о сравнении светлых и тёмных эльфов, то первоё, о чём бы там говорилось, были вовсе не идеологические разногласия. Прежде всего разговор пошёл бы об особенностях жизненного уклада.
   Обитатели Маллореана, как и положено светлым силам, тяготели к строгой иерархии, пусть и с некоторыми особенностями. Жёсткая клановая система, обязательное соблюдение всех, пусть даже самых замшелых законов, возведённые в абсолют высокомерие, чопорность и нетерпимость инакомыслия на фоне тяги к личному комфорту. Даже наличие такого государственного органа, как Совет Князей, объяснялось не любовью к народовластию, а неспособностью вот уже несколько тысяч лет договориться и выбрать того, кто мог бы основать новую королевскую династию.
   С их тёмными собратьями ситуация складывалась совсем иная. Несмотря на наличие королевской власти, М'Ллеур являлись жуткими единоличниками. И чем могущественнее были отдельные представители этого народа, тем нетерпимее они относились к любому ущемлению их прав и свобод. В итоге абсолютная монархия была таковой только на бумаге, а жестокость законов компенсировалась необязательностью их исполнения. И лишь в одном случае тёмные забывали о своём эго -- когда над дворцом государя взвивалось полотнище с чёрной Ярдигой на бело-золотом фоне, знак тёмных богов и символ грядущих катастроф, говорящий всем и каждому об угрозе самому существованию последнего оплота народа М'Ллеур.
   О подъёме Знамени Призыва варрек Минош узнал будучи в постели с любовницей. После возвращения из похода к берегам Змеиного архипелага, когда лишь использование всего известного ему арсенала маскировочных чар и неимоверное везение позволили целым и невредимым вернуться домой, он спихнул свои немногочисленные обязанности на коллег и всё свободное время проводил с возлюбленной. На своей шкуре почувствовав, что никто не застрахован от превратностей судьбы, что всегда есть риск встретить кого-то более могущественного и смертоносного, чем ты, и что даже бессмертные смертны, Минош понял необходимость отдыха. Зачем жертвовать собой, если ты даже не можешь позволить себе вкусить радости жизни?!
   И вдруг такой неожиданный поворот. Впервые за почти тысячу лет государь вспомнил о Знамени Призыва. Тысяча мархузов, отец мог и лично сообщить сыну, пусть даже внебрачному, о столь значимом событии, а не посылать официального гонца!
   Чмокнув сонную женщину, он торопливо оделся, после чего спустился в портальный зал и активировал артефакт телепортации. Шаг, другой, и вот он уже в летнем дворце правителя царствующего дома ИрЛесс.
   Тверен, Наставник и советник короля, ждал его у входа в зал. Молча улыбнулся и поманил за собой.
   -- Учитель, что случилось? Надеюсь, ты не хочешь мне сообщить, что отец сошёл с ума на почве любви к историческим хроникам, и ради памяти деда решил стряхнуть пыль со сборника уложений о королевской власти? Знак Ярдиги на шпиле не шутка. Если окажется, что вся эта суета не имела под собой никаких оснований, у Дома появится много новых противников. Очень много! -- спросил варрек с раздражением, забыв на секунду, с кем он разговаривает.
   -- Шутка, говоришь?! И это после того, как ты стал свидетелем событий, подобных которым не было со времён Войн Падения?! Минош, я разочарован. Начинаю думать, что объявлять об окончании твоего ученичества было преждевременным. Ты сильнейший маг своего поколения и не только его, но заклинания и древние знания не заменят умения шевелить мозгами! -- ледяным тоном отбрил Тверен.
   Минош мысленно помянул Кали и Тёмного Орриса. Что сейчас, что в бытность адептом, нотации он не выносил. Но разве с Твереном поспоришь? Наставник, бывало, на отца в голос кричал, а уж с каким-то бастардом и вовсе не церемонится.
   -- Спорить не буду, обстановка в мире сложная, но... не настолько же! М'Ллеур и из более серьёзных передряг сухими выходили. К чему такая паника? -- вместе вертящихся на языке ругательств сказал варрек.
   Наставник вздохнул и остановился.
   -- Мда... И это не самый худший представитель молодёжи! -- произнёс он. -- Минош, мальчик мой, ты бы хоть иногда интересовался, что происходит в твоей стране. Или кроме магии и твоей девки тебе вообще ничего не нужно?!
   -- Да какая магия?! Я из разъездов не вылезаю. Сардуор, Грольд, Сууд, сейчас вот со Змеиного архипелага вернулся... Осталось на Нолде побывать, да в Запретные земли заглянуть, и можно будет говорить, что весь мир повидал, -- снова не сдержал раздражения варрек.
   -- Плевать на мир, родной дом превыше всего! -- прошипел Наставник и сквозь черты обычного эльфа прорезались демонические черты, гораздо более жуткие, чем у самого Миноша. -- Всё восточное побережье в огне. Дня не проходит, чтобы из океана не вылезла какая-нибудь древняя тварь. И со временем они становятся всё могущественнее и могущественнее, словно какая-то сила гонит их из логовищ на самом дне. Причём ни орки, ни Тлантос особых проблем с монстрами не испытывают. Первых защищают горы и пустыни, к моменту, когда чудовища добираются до поселений, они успевают растерять половину силы. Что до вторых, то... к подданным Фердинанда твари попросту не идут. Какие-то чары защищают побережье, причём настолько тонкие и искусные, что их даже заметить удалось лишь благодаря удаче.
   -- То есть...
   -- Да, против М'Ллеур идёт необъявленная война, с каждым днём забирающая у нас всё больше и больше сил. Причём у нас нет никаких догадок, как покончить с этой угрозой. Нет, понятно, что волнения монстров связаны с Прорывом в Козьих горах, но вот откуда такая избирательность...
   -- Несколько лет назад я участвовал в отражении нападения Большого Илима, но не думал, что всё настолько... -- варрек пошевелил пальцами, подбирая слова.
   -- Погано? -- подсказал Наставник. -- Это верное слово. Клянусь юбкой Кали, я более чем уверен, что здесь не обошлось без добрых южных соседей, но не имею ни одного, даже самого плохонького, доказательства.
   Тверен замолк, мрачно нахмурившись.
   -- Это единственная причина, почему подняли Знамя Призыва? -- спросил варрек, уже начиная догадываться.
   -- Ну наконец-то начал соображать, -- хмыкнул Тверен. -- Разумеется нет. Есть ещё множество мелких и не очень событий, которые складываются в откровенно безрадостную картину. Что-то тебе известно, как тоже пробуждение источника Силы Спящих, появление армии немёртвых и активизация всех наших врагов, а о чём-то даже не слышал.
   -- Например?
   -- Например, странные волнения в астрале над Белой Пирамидой в Талаке, -- сказал Наставник неопределённым тоном. -- Или массовые миграции мелких стихийных духов...
   -- С духами-то что не так? -- удивился варрек. Судьба этих мелких гадёнышей никогда его особо не интересовала.
   -- Не важно что, важно чем это грозит, -- менторским тоном выдал Наставник. -- А грозит оно проблемами с погодой: где-то будут лить дожди, где-то случится засуха...
   -- Оракулы прогнозируют падение урожаев? -- понимающе кивнул Минош.
   -- Оракулы прогнозируют голод! -- рявкнул Тверен. -- Не у нас, но у соседей точно. И так по всему Торну, где-то хуже, где-то лучше. И пусть время подготовиться ещё есть, но его не так много, как можно подумать.
   -- Голод... Проклятье, только этого ещё не хватало, -- процедил варрек. Внезапно его осенило: -- Но если нас он не коснётся, то орков...
   -- Наверняка, -- кивнул Тверен. -- И их шаманы уже в курсе. Разведчики докладывают, что весь север охвачен волнением. Собирается большой сход... и не мне тебе говорить, как орки предпочитают решать проблемы.
   -- Часть как обычно отправится наёмничать, а вот оставшиеся двинут на нас, -- медленно проговорил Минош.
   -- Именно, -- оскалился Наставник. -- И получается, что с севера нас прижмут орки, с востока -- тёмные твари, с юга ударит Тлантос, а с запада... на западе, будь уверен, найдут возможность заглянуть на огонёк и светлые собратья. Сами подыхать будут, но дровишек в наш костёр подбросят обязательно.
   -- Хфурговы отродья!! -- выдохнул Минош, потрясённо.
   Ему и в голову не приходило, что всё окажется настолько плохо. Случись всё так, как говорил Тверен, М'Ллеур, конечно, устоят, но число жертв будет исчисляться десятками тысяч. Чтобы оправиться после такого удара понадобится не один век.
   -- И тысяча мархузов!! -- добавил от полноты чувств. -- Как король собирается распутывать этот демонов клубок?
   -- Тебя же учили стратегии и тактике, -- Наставник пожал плечами. -- От угроз следует избавляться заранее, пока они не стали смертельными. С привлечением всех доступных сил, и по возможности чужими руками.
   Слово "доступных" старший М'Ллеур выделил особо, что не укрылось от Миноша. Союзные силы ведь тоже можно назвать доступными.
   -- Король вспомнил о К'ирсане Кайфате... -- догадался варрек.
   -- Ну почему вспомнил. Мы с ним вот уже несколько лет достаточно плотно сотрудничаем, -- сказал Наставник.
   -- Что, меняем выверенные за века чары на сырые заклинания недавнего сайгала?! -- губы Миноша помимо его воли презрительно скривились. Неприязнь к человеческому выскочке никуда не делась, и нет-нет да прорывалась наружу. -- Ну как, он теперь достаточно силён, чтобы в одиночку выходить против небольшого войска смертных?
   -- Допустим, против войска он и раньше мог успешно сражаться, -- педантично заметил Тверен. После чего ухмыльнулся краешком рта. -- Только ты не угадал, боевые заклинания его почти не интересуют. Как-то раз спросил, но получив отказ, больше к этой теме не возвращался.
   -- Тогда что ему надо? -- удивился Минош. Новость была неожиданной.
   -- А вот это самое интересное. За три года мы передали королю Западного Кайена лишь несколько теоретических работ о природе духов, парочку трактатов с описанием создания нестихиальных иллюзий и копию двух десятков манускриптов времён Войн Падения об аурных манипуляциях, -- Тверен развёл руками. -- И мы понятия не имеем, зачем ему это всё понадобилось.
   -- Что взамен?
   -- Пара любопытных заклинаний, заполнение трёх десятков средних накопителей из чёрного обсидиана... Предположение, что К'ирсан Кайфат способен получать энергию эфира без стихиальных составляющих подтвердилось, и теперь у нас есть инструмент для построения практически любого аркана высшей магии, -- сообщил Наставник нейтральным тоном. -- Ну и последнее, удалось добиться обещания принять участие в совместном ритуале...
   Начиная догадываться о каком ритуале идёт речь, Минош пристально посмотрел в глаза учителя и вопросительно поднял брови. Тверен медленно кивнул в ответ. Им не требовались слова, чтобы понять друг друга, всё было ясно и так.
   -- И меня вызвали к отцу, потому что именно я должен буду возглавить круг заклинателей во время обряда? -- пробормотал варрек, что-то напряжённо обдумывая. Затем громче добавил: -- Что ж, возражать не буду, хотя, честно говоря, я уже несколько лет жду отправки к месту Прорыва Бездны в Козьих горах...
   -- Ну сколько можно говорить, Тьма на Грольде меньше всего нам интересна. Это головная боль светлых, пускай они с ней разбираются. Наша первоочередная цель -- защита М'Ллеур, всё остальное вторично.
   -- Согласен... -- сказал Минош, задумчиво. -- Ладно, с помощью К'ирсана от одной проблемы избавимся, а что насчёт остальных?
   -- А ничего. Разберёмся с одним делом -- возьмёмся за следующее. Чтобы исправить ситуацию время ещё есть, поэтому не будем распылять силы, -- равнодушно сообщил Тверен, после чего с нажимом спросил: -- Ну как, я удовлетворил твоё любопытство?! Надеюсь, да, и ты не выдашь очередную серию вопросов в кабинете отца. Когда ученик, пусть даже бывший, демонстрирует плохо выученный урок, это больно бьёт по репутации Наставника. Я же своей репутацией дорожу...
   -- Не беспокойтесь, Учитель. И вы, и отец останетесь довольны, -- выдохнул Минош.
   Если он собирался послужить на благо своего народа, и кроме того быть в центре событий, пожалуй, ему и вправду стоит показать себя перед отцом с лучшей стороны. Бастардов, пусть даже бастардов-магов у короля много. Не успеешь оглянуться, как ты уже потерял все свои привилегии, лишился статуса, а твоё место занял кто-то более успешный. Титул варрека слишком привлекательная штука, чтобы позволять себе расслабиться. Тем более в те дни, когда над королевским дворцом ветер полощет Знамя Призыва, а на границе сгущаются тучи.
   Хотя всё же жаль, что так получилось. Твари Тёмного океана, орки, нежить, некроманты, светлые собратья -- недруги привычные. В сражении с ними нет ничего особенного, а вот участие в битве против врага всего живого, против армии самой Бездны, это звучит. Такое достижение украсит карьеру любого мага. Даже мага уровня варрека М'Ллеур.
  

* * *

  
   С сегодняшнего дня вершина северной башни стала самым ненавистным местом для Парсана Второго во всей резиденции Наместника. Для человека его комплекции, чтобы добраться до неё пришлось совершить настоящий трудовой подвиг: сначала пройти через весь дворец, петляя по запутанным коридорам, а затем подняться по высоченной лестнице, то и дело задевая пузом и боками стены из грубого камня. Отвратительно! И всё ради того, чтобы под конец оказаться на открытой всем ветрам смотровой площадке. Мархуза всем под хвост, да если бы не брат, то ноги бы его здесь не было!
   -- Не злись, брат. Я ведь тебе уже объяснял, что это самое надёжное место во дворце. Здесь нас никто не сможет подслушать. Конфигурация защитных заклинаний и стационарных артефактов такова, что они искажают... -- В который раз принялся увещевать Парсана Второго страшненький карлик в богато расшитой одежде. Судя по исказившемуся лицу, успокаивать толстяка ему уже изрядно надоело.
   -- Хватит обращаться со мной как с идиотом. Я всё помню!! Нечего повторять мне одно и тоже по тысяче раз! -- вдруг взвизгнул Парсан Второй. -- Вот только чего мы такого секретного будем здесь обсуждать, о чём нельзя было бы поговорить в специально оборудованных комнатах под дворцом?! Лучше честно скажи, что тебе просто нравится здесь торчать. Пялиться в сторону гор Порубежья и тянуть вино... Вон, уже полбутылки пока меня ждал приговорил!
   -- Ничего, тебе полезно. Иначе совсем жиром заплывёшь! -- вдруг рявкнул Парсан Первый и вперил в лицо брата тяжёлый взгляд.
   Бунт был подавлен в зародыше. Толстяк вздрогнул, поросячьи глазки забегали, а похожие на сосиски пальцы принялись нервно теребить кисточку на поясе халата.
   -- Ну чего ты, чего злишься? Я же просто пошутил, -- заныл он.
   -- Пошутил... -- прорычал карлик и, сцепив пальцы в замок, отвернулся туда, где среди облаков виднелись вершины Порубежных гор. Последняя граница, отделяющая цивилизованный мир от дикости и варварства Запретных земель. -- Брат, ещё никогда мечта, которую вынашивали наш отец, дед и прадед, не была так близка к осуществлению. Подготовка к главному событию в наших с тобой жизнях в самом разгаре, ещё немного, и можно будет начинать финальную стадию Плана... И в этот непростой момент ты потакаешь своим слабостям. То ты на наших лучших воинов орёшь из-за того, что они тебе некрасивого раба привезли, то язык распускаешь перед слугами, а теперь вот тебе подниматься высоко... Как ты не поймёшь: одна ошибка, всего одна, и всё пойдёт прахом?!
   -- Просто я устал от твоих хфурговых запретов, -- забубнил пузан. -- Из дворца не выходи, важные разговоры вне защищённых комнат не начинай, кочевников не трогай, к наёмникам не приставай... -- Передразнил он и плаксиво продолжил: -- Зачем быть правителем, если всё нельзя? Ради чего жить, если кругом одни "нельзя"?!
   Парсан Первый тут же успокоился и принялся увещевать толстяка.
   -- Ну-ну, братишка, не ной. Нужно ещё немного потерпеть, и всё станет совсем по-другому. Лучшие наряды, вкуснейшие кушанья, изысканные вина, самые дорогие алхимические курительные смеси и, разумеется, красивые мальчики -- всё будет твоим. Но чуточку позже, когда мы займём причитающееся нам место. Когда забудем о нелепом титуле Наместника древних императоров и открыто провозгласим себя Владыками.
   -- Ага, провозгласим. Один Владыка уже объявился, а мы всё готовимся, -- продолжил хлюпать носом Парсан Второй. -- А ты обещал его убить, обещал!!!
   -- Ну, с этим К'ирсаном Кайфатом мы ещё разберёмся. Не всё сразу, -- успокоил карлик. -- Главное, чтобы остальное у нас получилось, как задумывалось.
   Парсан Второй вытер глаза, а затем шумно высморкался в огромный, расшитый золотом платок. Спрятал его в карман, после чего толкнул брата в плечо.
   -- Зачем так говоришь? Что-то идёт не так? -- Сейчас он гораздо больше походил на правителя небольшого государства и хозяина тайной воровской организации.
   -- Пока всё в порядке, -- задумчиво пробормотал Парсан Первый. -- Теорн сын Сохога практически полностью покорил племена гвонков. Обложил их данью, забрал заложников и рабов, обязал выставлять по первому требованию снаряжённых воинов. В настоящий момент вместе с остальными вождями пытается сколотить из собранной орды нечто похожее на организованное войско и планирует его переброску на эту сторону гор. Мда...
   Карлик покосился на внимательно слушающего толстяка, вздохнул и, подойдя к столику, залпом выпил остатки вина в бокале. Набулькал ещё.
   -- Тут всё хорошо получилось, даже удивительно. Этот жадный до власти дикарь делает всё как надо, во всяком случае сейчас, -- сказал Парсан Первый с кривой усмешкой. -- Я боялся, что снова могут влезть нолдские Крылья... Они ведь любили раньше "пошалить" за горами, но и здесь нам повезло.
   На словах о шалостях драконьих всадников толстяк ойкнул и по-бабьи прижал ладонь ко рту. Улыбка карлика стала откровенно злой.
   -- После того, как твари сожгли наш город и наш дом, в небе Сардуора их почти не видно. Уж не знаю, в этом причина или в чём-то другом, но факт остаётся фактом, Повелители небес исчезли, и значит, никто не сможет нанести неожиданный удар по нашим воинам.
   -- А если вдруг маги свои пузыри пошлют? -- спросил толстяк.
   Парсан Первый вздохнул.
   -- Брат, ну какой к мархузу пузырь в Лихоземье?! Даже верхом на драконе есть риск влететь в облако Дикой магии, что тут говорить про обычную технику, -- терпеливо объяснил он. -- Нет, бояться надо не удара сверху. Главная опасность сейчас на земле: филеры, слухачи и полноценные команды подготовленных агентов. Чтобы прикрыть нас с этой стороны, пришлось свернуть большую часть операций на материке. -- Карлик покрутил бокал в руке, отсалютовал им брату и сделал осторожный глоток -- Собственно, именно поэтому мы не беспокоили нашего конкурента из Западного Кайена. Дома оказалось дел выше крыши! Если помнишь, то у себя и у соседей мы устроили "несчастные случаи" шестнадцати агентам Объединённого протектората, в Лихоземье же смогли отправить к Кали целую звезду Наказующих... Как вспомню, так аж гордость распирает!
   -- Нам за это... -- Пузан испуганно провёл пальцем по горлу.
   -- А, забудь. Им сейчас не до того. В Козьих горах какая-то жуть вылезла, так что теперь всему "цивилизованному" миру немного не до бедных сардуорских колоний, -- карлик легкомысленно махнул рукой. -- Даже так скажу, боги вообще на нашей стороне. Более подходящее время для реализации нашего Плана сложно придумать.
   Парсан Первый замолчал и уставился куда-то вдаль неподвижным взглядом. Теперь пришёл черёд Парсана Второго вздыхать и хмуриться. Разговор его порядком утомил, но вспомнив весь тот путь, что ему пришлось проделать ради этой беседы, толстяк спросил:
   -- Брат, но если всё так хорошо складывается, то почему ты...
   -- Потому что в стране работает сила, которая не имеет никакого отношения ни к Нолду, ни к Протекторату. И наши люди никак не могут выйти на след этих хфурговых ублюдков! Вот почему!! -- прорычал карлик. -- Какие-то твари вертятся среди лояльных нам вождей гвонков, баламутят воинов, ищут подходы к командирам наёмников, спрашивают про дворцовые покои и расположение коридоров... В нашу вотчину влез кто-то неизвестный, и никак не получается понять, кто этот наглый сын хаффа и шуши!
   Тайный правитель земель Наместника, тот, чьи решения лишь озвучивал с трона Парсан Второй, принялся мерить шагами смотровую площадку.
   -- Мархуз, нам остался последний рывок, всего ничего, всего пара шагов, и вдруг такой сюрприз. -- Карлик внезапно остановился и посмотрел на брата. -- И знаешь, вот не проходит у меня ощущение, что если удастся раскрутить все нити, то приведут они к новоявленному Владыке... Никаких доказательств, но прям вот всем нутром чую: он это, тварь, больше некому!
   На словах о Кайфате Парсан Второй моментально встрепенулся.
   -- А я тебе говорил, что надо...
   -- Я помню, что ты говорил. И мой ответ остаётся прежним: не время! -- отрезал карлик. -- И пока оно не наступило, придётся следовать старому плану. Главное, не забывать о новой угрозе и... выполнять всё то, что говорит старший брат. -- С нажимом сказал Парсан Первый последнюю фразу. -- Теперь ты знаешь, с чем связаны все твои ограничения и неудобства. Знаешь, почему тебе приходится отказываться от столь славных вещей и ради чего терпеть... И примерно представляешь, как я буду тебя наказывать, если будешь плохо меня слушаться. Понимаешь о чём я?
   О, пузан понял его прекрасно!
   -- Ненавижу эту башню. И К'ирсана тоже ненавижу, -- ответил Парсан Второй угрюмо и неосознанно скрючил пальцы на манер когтей. Словно хотел вонзить их в кого-то невидимого.
   -- Что-то вроде этого я и хотел услышать, -- кивнул карлик и похлопал брата по руке.
  

* * *

   Гигантская пещера в самом сердце Козьих гор своей красотой могла посоперничать с творениями лучших гномьих мастеров. Сначала созданный природой, а затем "доработанный" дикой магией, царившей здесь несколько тысячелетий, подземный зал поражал воображение. Гигантские сталактиты и сталагмиты словно сотни колонн поддерживали небесно-голубой свод, стены испускали золотистое свечение, а по полу стелился, то закручиваясь воронками, то вновь успокаиваясь, перламутровый туман. Чудесное место, достойное быть храмом Светлого Орриса и олицетворять величие Света... Вот только породила его Тьма, в очередной раз подтвердив, что у неё тысячи обличий, среди которых есть те, что способны смутить даже душу праведника.
   В центре пещеры, в похожей на огромную чашу выбоине в полу, лежал костяной дракон -- величественный и могущественный Рошаг, некогда гордость народа логов, а ныне немёртвый слуга спящих владык этого древнего мира. Повелитель Небес, странник в Межреальности, способный померяться силой с иными божками, вдруг стал всего лишь слугой. Слугой, побери всех Бездна!!
   Рошаг перестал напоминать статую и, задрав к потолку голову, издал истошный рёв. Потерявший жизнь, неспособный предать своих падших господ, ставящий их интересы, выше своих собственных, он всё равно безумно тяготился необходимостью подчиняться чьей-то воле. И никогда не забывал, по чьей вине стал рабом древних и могущественных Сил.
   Как всегда бывало, когда Рошаг вспоминал про К'ирсана Кайфата, аура вокруг него налилась такой чернотой и злобой, чтобы была способна убить всё живое на десяток саженей вокруг. В таком состоянии он терял способность связно мыслить, всё заменяло желание уничтожить мерзкую букашку, повергнувшую гиганта. И лишь обращение к Силе Спящих было способно унять пожар безумия.
   Что Рошаг и сделал. Время мести ещё не пришло, сначала следовало разобраться с более насущными делами, и лишь потом браться раздавать долги.
   С момента памятной вылазки местных магов, возглавляемой человеком, которого он поначалу принял за ненавистного мерзкого червя, прошло несколько лет. За это время он успел сделать очень многое. Навёл порядок среди тех сил, власть над которыми ему дали Спящие, организовал оборону места Прорыва Бездны, снарядил десятки охотничьих отрядов для отлова команд любопытных людишек, отбил два слабеньких штурма, захватив больше тысячи пленников -- энергия их тел после ритуальных пыток позволила изрядно пополнить его собственную армию.
   Ещё он хорошенько поработал со смертными союзниками -- кладовые знаний хозяев ломились от секретов, ради которых жалкие ничтожества были готовы сделать очень многое. Рошаг сам себе стал напоминать чёрного паука, раскинувшего по миру сеть ковенов чёрных магов и сокрытых культов. И эта тайная сеть крепла день ото дня. Не обходилось без неудач -- в некоторых странах его врагам улыбалась судьба, и все секты поклонников Спящих вырезали на корню, -- но так было далеко не везде. И там, где этого не случалось, очень скоро в мир приходило ещё одно дитя Бездны. Армию древних владык Торна пополнял змееногий наг или на'аг, а уж Рошаг знал какими умениями и знаниями их наградить, чтобы плоть от плоти Бездны могли достойно противостоять адептам иных Сил и Стихий.
   Подготовка к войне со всем миром шла своим чередом, обещая в конце концов закончиться его победой, но... но всё вновь возвращалось к персональному врагу Рошага. К'ирсан Кайфат призвал его в эту реальность слишком рано, когда немёртвое тело не набралось достаточного могущества, а прореха в ткани мира ещё не превратилась в полноценный провал в Бездну. Из-за чего теперь все планы по укреплению мощи его легионов упирались в недостаток энергии. Источник в Козьих горах давно исчерпан, больше из него не выдавить и капли, астральный же канал к Гуур'о'деми слишком узок, а расстояние слишком велико. Поток Силы, начинаясь на севере Сардуора как полноводная река, до центральных районов Грольда доходил жиденьким ручейком, сажая Рошага на голодный паёк. Поистине чудовищная несправедливость, которая каждый миг увеличивает счёт к мерзкому слизняку по имени Кайфат.
   Проклятье, да он опустился до того, что отправил культистов собирать энергию смерти на полях сражений и резать жертвенный скот!
   Впрочем и тут не обошлось без провалов. У Рошага была особая надежда на шаманов из местного пиратского анклава -- некоторые экземпляры этих дикарей демонстрировали вполне пристойный уровень владения Даром, -- но у тех сначала появились какие-то проблемы дома, а затем они и вовсе один за другим стали уходить из жизни. Нехорошо уходить, со страданиями и муками, которые они доселе сами приносили своим жертвам. Словно кто-то могущественный и не менее безжалостный устроил полноценную охоту за адептами Спящих, утоляя жажду мести...
   Понимание сути стоящих перед ним проблем, никак не способствовало их разрешению. Рошаг не мог бесконечно сидеть в Козьих горах, копя силу. Рано или поздно правители смертных очухаются, прекратят свои склоки и единым фронтом навалятся на его легионы. И пусть он уже подготовил для местных претендентов на трон повелителя мира несколько сюрпризов, его мощь всё равно слишком мала. А значит... значит, следовало выиграть ещё немного времени и как-то ослабить врага. Всем этим светлым, тёмным и пока не определившимся явно не хватало проблем, которые он просто обязан им подкинуть...
   Насмешливо клацнув челюстями, костяной дракон сел и повёл плечами. Его тело давно не нуждалось в отдыхе, а лишённые плоти конечности никак не могли затечь, но разум цепко держался за старые привычки. По той же причине, он изобразил вздох и лишь затем привычно скользнул сознанием в глубины транса, настраиваясь на тонкие энергии Нижнего мира. Мир на бесконечный миг сузился до крохотной точки, а потом разросся до масштабов вселенной. Отовсюду хлынули волны эфира, даруя эйфорию и ощущение всемогущества. Но Рошага не интересовали жалкие обманки, он настроился на искру разума одного из преданных слуг и потянул на себя, точно за ниточку. После чего последовали краткие мгновения полёта, и... он вошёл в сознание старейшего из нагов.
   -- Неплохо, -- проскрипел Рошаг, едва пришёл в себя после переноса.
   Снова чувствовать себя живым было... восхитительно?! Там, где тело смертного сгорело бы, неспособное выдержать тяжесть сущности Рошага, тело змееногого было словно предназначено служить сосудом для высшего разума. Не родное, конечно, но тоже неплохо. А уж если сравнить с тем костяным недоразумением, в котором он обретался сейчас, то и вовсе идеально. Жаль только насладиться подзабытыми ощущениями не было времени.
   Рошаг открыл глаза и огляделся.
   На'аг находился на какой-то поляне в лесу, перед залитым кровью алтарём, и на котором сейчас испускала дух очередная жертва. Вокруг, стоя на коленях, восемь культистов тянули какой-то гимн и методично отбивали поклоны. Появление их господина явно не прошло незамеченным. Однако Рошага слабо интересовали смертные ничтожества. Вызвав простейшее плетение, он постарался как можно чётче представить место, которое требовалось найти. Прямоугольная коробка из необработанного песчаника, написанные охрой на камнях руны, овальный вход, плотно закрытый каменными лепестками, охранное кольцо из семи каменных столбов... В какой-то момент картинка поплыла, трансформируясь в нечто новое. Внешний контур оказался разрушен, и из семи столбов остались стоять лишь два, а само здание превратилось в оплывший и заросший травой холм, со стороны входа изрядно подрытый.
   Определённо, время не пощадило узилище Ловчего Бездны. Хотя какое Рошагу до этого дело? Главное, целы печати, и появилось чувство направления, точно стрелка компаса указывающее путь к тюрьме монстра. Осталось добраться до цели, освободить наверняка обезумевшую от злобы тварь, жаждущую поквитаться за годы заточения со всем и вся, и вывести на'ага из-под удара... Да, именно так. Нельзя допустить гибель сосуда. Змееногие слишком ценный инструмент, чтобы позволять его ломать кому бы то ни было.
   Кивнув этим мыслям, Рошаг покрутил шеей и деловито двинулся в нужном направлении. Путь предстоял не близкий, а время нахождения вне собственного тела было весьма ограничено. Следовало поспешить.
   Культисты его ухода словно и не заметили, продолжая отбивать поклоны с методичностью ханьских болванчиков.
  

Глава 5

  
   Сложно представить здоровое общество, где секты демонопоклонников приносили бы хоть какую-то пользу. Похищения людей, ритуальные пытки, жертвоприношения, призывы в мир всяческой мерзости, организация локальных и не очень провалов в Бездну -- лишь малый перечень того, что дарит соседство с подобной заразой. Безопаснее сотрудничать с самым отмороженным некромантом, чем с фанатичными последователями Спящих. Потому первейший долг каждого -- огнём и мечом выкорчёвывать любые ростки этой гнуси.
   Удивительно, необъявленная война с тёмными ковенами, которую развязал К'ирсан Кайфат с воцарением на престоле, принесла ему не только лишние хлопоты и головную боль, но и немалый прибыток. И дело даже не в конфискациях имущества всех тех, кто приобщился к Силе Бездны -- хотя речь идёт о весьма крупных суммах. Бедняки среди культистов были, но чаще всего оставались расходным материалом. Тьма манила прежде всего богачей, пресыщенных иными развлечениями, и желающих чего-то большего: власти, силы, могущества или бессмертия.
   Гораздо важнее, что после каждого разгрома выкормышей Рошага в руки короля попадали многочисленные записи лидеров сектантов, которые по своей ценности были сопоставимы с рабочими тетрадями сильных магов или хитроумных дипломатов.
   Отдельной графой среди всех захваченных трофеев шли сами логовища демонопоклонников: тайные храмы в заброшенных катакомбах, подземные молельни, тайные лаборатории вивисекторов, укрытые от чужих глаз места для проведения ритуалов и освоения "подаренных" чар. Наверное, кто-то другой попросту уничтожил бы эти рассадники зла, а вот К'ирсан смотрел на всё гораздо более прагматично. Зачем громить то, что можно использовать самому? Подземные пещеры, гроты и залы, рукотворные казематы и специально оборудованные подвалы идеально подходили для размещения его собственных лабораторий и заклинательных полигонов. Ему тоже много чего требуется скрывать, так зачем разбрасываться ценным ресурсом? Вот и получилось, что со временем у всех бывших баз сектантов появились новые хозяева.
   Укрытие тёмных, в котором сейчас находился король Западного Кайена, располагалось в древних городских каменоломнях и использовалось демонопоклонниками как зал для собраний и совместных молений. Хорошее, защищённое от любопытных взглядов, место. Чтобы сделать из него Малый полигон для испытания некоторых заклинаний, К'ирсан и его магам понадобилось лишь убрать всю атрибутику ковена, подчистить остаточные эманации Силы Бездны и навесить ставший уже стандартным набор из укрепляющих, маскирующих и отражающих чар. И теперь всякий раз, когда Кайфату требовалось поработать с чем-нибудь не особо мощным, он приходил сюда.
   На этот раз помимо короля-мага на Малом полигоне присутствовали Канд, Гхол, Верховный маг с учеником и лучший чародей ханьцев Ван Юнь. Последний играл роль наставника, а остальные -- внимательных учеников. И даже К'ирсан, который и был инициатором этого импровизированного урока, не отвлекался и вдумчиво кивал словам жителя Поднебесной.
   -- ...стремление к пустоте является... м-мм, да... самым важным элементом любых трансовых техник, -- тихим шелестящим голосом объяснял Ван Юнь. -- В пустоте растворяются чувства, эмоции, и остаётся лишь чистый разум, лишённый... да, лишённый слабостей тела. Что уже само по себе серьёзно повышает возможности адепта... Но если пойти дальше, научиться чувствовать саму пустоту, увидеть, что стоит за ней, а затем уподобиться решету и раскрыть себя миру, то... то на смену пустоте придёт всеобъемлющее чувство растворённой вокруг Силы. Силы, с которой соприкасается ваша аура. Что позволит ощутить её не просто как некую тонкую оболочку, а как текучую субстанцию, подчинённую вашей воле... что-то вроде особой невидимой конечности...
   -- Да простит меня уважаемый Ван Юнь, детали мы разберём несколько позже, пока вам достаточно знать, что знания, которыми с нами поделились клановые маги, поднимут ваше умение работать с аурой на качественно иной уровень, -- перебил ханьца К'ирсан. Чародей с Сууда без сомнения владел темой на отлично, но порой на него находило, и он становился излишне многословен. Слушать его при этом становилось сущей пыткой.
   Ван Юнь подтвердил слова нового господина вежливым поклоном.
   -- Учитель, ну научимся мы какому-нибудь новому фокусу с аурой. И что дальше? Зачем тратить время на освоение новой медитативной техники, когда есть сат'тор? -- Неожиданно подал голос Канд. Впрочем, судя по молчаливому одобрению на лицах остальных, он лишь озвучил мнение большинства. Даже Гхол, и тот встретил новость о необходимости изучения ханьских наработок без привычного энтузиазма. -- Навыки работы с внутренними энергиями есть у всех, Дар разбужен, может большую пользу принесёт освоение какого-нибудь нового заклинания, а?
   Что ж, вопрос был ожидаем. К'ирсан покосился на невозмутимо сидящего ханьца и усмехнулся.
   -- Новые заклинания хочешь... -- протянул он. -- А ты со старыми-то разобрался до конца? Или тебе напомнить, что лучше великолепно владеть десятком приёмов, чем средне сотней?
   Канд втянул голову в плечи. Методики обучения К'ирсана очень многое взяли от его первого наставника Шипящего, а потому отличались как поразительной эффективностью, так и некоторой болезненностью для учащегося. Правда, несмотря на давление, он всё равно попробовал отстоять своё мнение.
   -- Да из того что есть, мы уже максимум возможного выжали. Куда дальше-то? -- пробормотал Канд, посмотрев на Лансера, Однако поддерживать парня Верховный маг Западного Кайена не спешил, задумчиво изучая Кайфата. Да и Гхол тоже перестал изображать скуку, и теперь весь как-то подобрался.
   К'ирсан, от которого не укрылись изменения в настроении соратников, широко усмехнулся.
   -- Ван Юнь, покажи этому недоверчивому юноше...
   Ханец снова встал, поклонился, после чего принялся быстро формировать между ладонями небольшой пульсар. Обычный огнешар, без каких-либо довесков или доработок. Всё шло как обычно, пока вдруг по его ауре не прошла небольшая дрожь, участок над правым плечом не вздулся и не превратился в нечто вроде толстого щупальца. Которое стремительно перехватило сформированное, но не активированное заклинание, и втянуло его в себя. Над плечом возник плотный энергетический сгусток.
   -- Ха, подвешенное заклинание. Благодаря сат'тор, я тоже так могу, -- с мальчишеским задором воскликнул Канд, но тут же осёкся. Ханьский чародей создавал следующий пульсар.
   За какие-то несколько минут новый вассал К'ирсана ухитрился разместить в своей ауре четыре огнешара, один Щит от Стихии Огня и один от Воды. И это было по-настоящему сильно.
   -- Тысяча мархузов, вот так сюрприз, -- подал голос Мокс. -- А ведь я думал, что предел человеческих возможностей это одно "свёрнутое" заклинание, завязанное на слово-ключ. И вдруг такой поворот... Как понимаю, для их активации никаких команд давать не потребуется?
   Вместо ответа К'ирсан сформировал любимый мысленный образ колючего колобка из Смертельного Леса в окружении языков тёмного пламени. Затем влил в него немного Силы, укрепил каркас парочкой рун и вытолкнул получившееся плетение в дальний угол Малого полигона. Иллюзии, созданные по той схеме, что ему передали М'Ллеур, получились на редкость достоверными. Прямо как в жизни.
   Кайфат незаметно поёжился, вспоминая свой былой вояж по Мёртвому Лесу. А вот Гхол оказался менее выдержан.
   -- Отрыжка Бездны!!! -- завопил гоблин, вскакивая на ноги и перехватывая поудобнее пальму. Зелёного шамана заметно трясло. Что за жуть сотворил его обожаемый Рырга он знал лучше всех, а потому даже иллюзорная подделка вызвала в нём бурю эмоций.
   Но реакция Гхола мало кого заинтересовала, потому как после появления призрачного врага своё слово сказал ханьский маг. Без знакомых многим боевым чародеям заминок и пауз, он одновременно шарахнул по цели четырьмя пульсарами и прикрыл всех собравшихся двумя Щитами. Мощно грохнуло, во все стороны полетели осколки, но ни один не попал в короля Западного Кайена и его соратников.
   К'ирсан с удовлетворением вздохнул. Демонстрация получилась весьма наглядной и убедительной. Когда после принесения главой Серебряной луны вассальной присяги, Хон Фе, стараясь продемонстрировать сюзерену полезность новых подданных, принялся рассказывать о секретных магических техниках, он воспринял слова ханьца весьма недоверчиво. Досконально освоив Сат'тор, он считал, что до конца исчерпал все возможности развития. И попал под очарование могучих чар, считая, чем мощнее, тем лучше. В общем его реакция мало отличалась от реакции Канда, что не могло не огорчать. С его-то опытом, и проглядеть столь очевидные вещи... Прекрасное получилось лекарство от излишней самоуверенности!
   -- Шесть подвешенных заклинаний -- потолок уважаемого Ван Юня. Хотя по его словам есть уникумы, которые смогли увеличить это число в два раза, -- сказал Кайфат, едва пыль немного осела. -- Но таких немного.
   -- А если пульсар заменить на что-то вроде Стенобитного Тарана? Сколько плетений он сможет удержать? -- поинтересовался Лансер, сразу выделив слабое место.
   К'ирсан повернулся к ханьцу, переадресуя вопрос. Маг Поднебесной едва заметно поморщился.
   -- К сожалению ни одного. В случае мощных чар навык контроля далеко не на первом месте. Здесь гораздо важней насыщенность ауры Силой, -- Ван Юнь пожал плечами. -- Чтобы "подвесить" по-настоящему сильное заклинание, нужно обладать эфирной оболочкой, сравнимой по плотности с оболочкой Его Величества. Да и то...
   -- Ну тогда понятно, -- удовлетворённо сказал Лансер. -- А то я уж задумался, какого мархуза имея столь впечатляющие умения маги Поднебесной не скрутили в бараний рог всех остальных. Как представлю чародея Огня, способного за раз выдать пять-шесть Огненных штормов, и внутри аж холодеет.
   К'ирсан кивнул. Ему пришла в голову схожая аналогия.
   -- Мокс, как ты заметил, и в нынешнем виде это дополнение техники сат'тор даёт неплохое подспорье в бою, -- сказал Кайфат.
   Для иллюстрации своих слов, медленно, один за другим создал два "снежка" и разместил их у себя над плечами. Получилось далеко не столь ловко как у ханьца, но так он и занимался по новой методике всего ничего... Подождал немного, а затем столь же неторопливо развеял чары. Громить ничего не стал. Главное было показать, что освоить новый фокус вполне возможно, то, как взрываются "снежки" все знали и так.
   -- Действительно, выглядит перспективно... -- хмыкнул Лансер, затем нейтральным тоном добавил: -- И ваше величество, у вас опять... непорядок с глазами.
   К'ирсан хмуро посмотрел на своего Верховного мага. О том, что глаза у него снова превратились в два сгустка зелёного огня, он знал и сам. Увы, но Кайфат уже успел убедиться в том, что манипуляции с аурой всегда заканчиваются одним и тем же -- его усилия по возвращению себе нормального облика идут прахом, и внешне он становится не пойми на кого похож. Будто изуродованного лица мало!
   -- За всё надо платить, -- пожал плечами Кайфат. -- Но секретные техники Серебряной луны слишком важны для того, чтобы от них просто так отмахиваться.
   Мокс на это промолчал, а вот Канд при явном одобрении Лукаса не сдержался и выдал:
   -- Опять надо будет пахать, да?!
   -- Вроде того, -- К'ирсан вяло покрутил в воздухе ладонью. -- Если ты, конечно, хочешь стать боевым магом, способным выжить во всех будущих... хм, конфликтах.
   Кайфат немного помолчал, решая, говорить о том, что рассказал ему Хон Фе о секретах клана или нет. И дело не в глупой жадности: просто знания слишком опасная штука, чтобы делиться ими направо и налево. Даже с проверенными временем соратниками.
   Но тут, наконец, подал голос Гхол.
   -- Хозяин, а никаких других применений этим... приёмам нет? Я хоть и простой шаман, но... кое-какие вещи сами собой напрашиваются, помимо поддержки свёрнутых чар, -- сказал гоблин, запинаясь. Резко расширившийся круг общения недавнего дикаря приучил его не бояться дискуссий и споров, но вот в беседах с "Рыргой" приобретённая лёгкость порой куда-то девалась.
   Что ж, проблема "говорить или нет" отпала сам собой. На прямые вопросы К'ирсан предпочитал давать по возможности честные ответы.
   -- Наверное, ты имеешь ввиду наполнение ауры энергией Астрала? Или какой-нибудь иной Силой или Стихией, да? -- Кайфат широко улыбнулся, однако шрамы превратили улыбку в хищный оскал. -- Есть такая возможность. При должном навыке аура может стать оружием ближнего боя, а если усилить её правильным заклинанием, то и вовсе превратится в нечто убойное. -- Король-маг погладил спинку просящего ласки Руала, затем поднял голову на своих соратников. -- Кое-что мне было доступно и раньше, но это... это нечто совсем другое. Чистой воды Запретная магия, стоящая в одном ряду с некромантией, демонологией и магией крови. Быстрая, опасная, эффективная и смертоносная.
   Мокс нахмурился.
   -- Владыка... не хочу спорить, но... не слишком ли громкие эпитеты для не самой сложной... -- начал было он, но его перебил ханец.
   -- Больше сотни лет назад наш клан продал этот "не самый сложный" секрет одному нолдскому магу за сумму, равную доходу всех наших предприятий за два сезона. И он не считал цену чрезмерно высокой, -- сказал Ван Юнь нейтральным тоном.
   -- Истинному? -- жадно спросил Канд, аж подавшись вперёд.
   -- Ему самому, -- вместо ханьца ответил Кайфат. -- И особую пикантность истории придают два момента. Во-первых, нолдский чародей, обучаясь манипуляциям с аурой, работал не со Стихией, а с энергиями Нижних миров. Во-вторых, это был Магистр Наказующих. Само собой изменивший внешность и сменивший имя, но Хон Фе утверждает, что это был именно льер Бримс, собственной персоной.
   -- А вот это уже аргумент, -- пробормотал Лансер. -- Тем более что за сотню лет практики даже самый безобидный фокус можно превратить в нечто... этакое. -- Неожиданно он встрепенулся и вперил в ханьца обвиняющий взгляд. -- Не сходится. Если Нолд в курсе ваших тайн, то почему вас не уничтожили силами Безликих?! Даже ко мне в башню проверяющие от Протектората заглядывали, подозревая не весть в чём, но здесь-то, здесь-то всё ясно.
   -- Наверное, потому что льер Бримс добывал этот секрет для себя лично, а никак не во исполнение долга. И привлекать лишнее внимание ему было совсем ни к чему, -- усмехнулся К'ирсан. -- Или ты думаешь, зря его сейчас считают сильнейшим магом Нолда?
   Подтверждая слова своего господина, Ван Юнь с важностью кивнул.
   С каждым днём Кайфату всё больше и больше нравился этот немногословный и исполнительный желтокожий колдун. Не спорит, не требует объяснений, не несёт отсебятину там, где необходимо доскональное исполнение приказов... Идеальный винтик для государственной машины. Одна беда -- безынициативный, но тут уже одно без другого не бывает.
   Кайфат открыл было рот, чтобы сообщить о содержании тренировок, через которые должны будут пройти собравшиеся здесь маги, как входные двери внезапно с металлическим лязгом распахнулись и на Малый полигон влетел запыхавшийся "шип". В руке он держал медальон связи.
   -- Прошу простить, Владыка... Срочное сообщение из дворца!!! -- выкрикнул гонец с порога.
   Подземелье было хорошо экранировано от всякого рода магических возмущений, и никакие связные амулеты внутри не работали. Поэтому чтобы не прозевать что-то действительно важное пока Кайфат занимается магией, наверху приходилось держать людей с целой связкой магических побрякушек. И до сегодняшнего дня королю ни разу не пришлось воспользоваться этой возможностью.
   -- Войска Харна численностью в два пехотных легиона перешли границу и сейчас ударным маршем движутся в столицу. Во главе армии наблюдатели видели узурпатора, -- доложил гонец, вытянувшись в струнку. -- Первый министр уже объявил о собрании Государственного совета и просит Ваше величество как можно скорее вернуться во дворец.
   К'ирсан помянул мархуза и Кали. Война с Харном была давно ожидаема, но всё равно пришла в дом в не самый подходящий момент. Реформы ещё продолжались, только началось налаживание общения с возможными союзниками, доведены до ума далеко не все задумки. Неужели, прождав три года, демонов Харн не мог подождать ещё полгода?! Хотя причём здесь воинственный сосед... Скорее надо думать, почему тот влиятельный кукловод, который сдерживал амбиции Ког Харна, именно сейчас отпустил вожжи. И как далеко он готов зайти.
   -- Владыка? -- голос Мокса вывел Кайфата из задумчивости.
   И вправду, что-то он слишком задумался. К'ирсан повёл плечами и посмотрел на гонца. Тяжёлый взгляд короля тот встретил разлившейся по лицу бледностью и судорожной попыткой вздохнуть.
   -- Амулет господина Чиро Кунише активен? -- спросил он.
   -- Д-да, В-владыка, -- выдавил из себя гонец.
   "Шип", который судя по знакам на доспехах был ветераном и уже не раз проливал кровь, едва справлялся с ментальным давлением своего монарха. Хотя с другой стороны... ведь справлялся же?
   К'ирсан мысленно усмехнулся и щёлкнул по носу начавшего что-то высокомерно высвистывать Руала.
   -- Значит, как поднимемся на поверхность, организуй мне с ними связь, -- сказал Кайфат. -- На Совете ему делать нечего, у него и без того есть чем заняться.
   Сделал было шаг к выходу, но вспомнил о магах и остановился.
   -- Господа, сами слышали, спокойное время закончилось. И это значит, что умения уважаемого Ван Юня вам придётся перенимать в походных условиях, -- сказал он. -- Но мы ведь готовы к трудностям, не так ли?
   Мокс, Лукас, Канд, Гхол, Ван Юнь... И пусть слова своего короля Канд с Гхолом встретили картинными стонами, а Лансер -- шумным вздохом, глаза их говорили об обратном. Все были готовы к трудностям и, более того, радовались им. Маги как и воины жаждали действия. Победы над Мишико и стремительного взлёта к вершинам власти им было уже мало. Потому новость о войне их не ужаснула, а... взбодрила?
   Что ж, значит К'ирсан правильно выбрал себе соратников.
  

* * *

   Вторгшаяся в Западный Кайен харнская армия представляла собой внушительную силу, серьёзную даже по меркам больших государств с Грольда. Два пехотных легиона, четырнадцать магов и батарея полковых метателей -- всё как докладывала разведка. Не отборные войска, но и не собранные отовсюду новобранцы, не умеющие толком держать меч. Пожалуй, с армией Западного Кайена времён правления Мишико они бы справились безо всякой магии. Да и разве можно ждать иного от одного из самых влиятельных игроков на Сардуоре?! Если бы не прямой запрет со стороны Объединённого протектората и противодействие сильных соседей -- Заурама и Загорья, Харн подмял бы под себя половину материка!
   И вот теперь, получив отмашку от истинных хозяев, харнские солдаты пересекли границу и скорым маршем двинулись к столице слабого северного соседа. Причём на вполне законных основаниях -- в качестве дружеской помощи свергнутому королю. О том, чем беглый монарх собирался расплачиваться с союзником за возвращение трона, можно лишь догадываться.
   Агрессия Харна была давно ожидаемым событием. К ней готовились, её ждали, её пытались просчитать и предугадать, но реальность оказалась гораздо интересней любых придуманных планов. К удивлению К'ирсана, события стали разворачиваться по максимально благоприятному для него сценарию. На который он даже рассчитывать не мог, ожидая какой-нибудь тактической или стратегической хитрости.
   Какие только варианты он не рассматривал со своими генералами. Атаку сразу по нескольким направлениям с целью прижать силы Кайфата к побережью или, наоборот, к Стеклянной пустыне. Создание секретной коалиции, и агрессия против Кайена одновременно с севера и с юга. Массированные бомбардировки с использованием флота пузырей и точечных ударов смешанных отрядов из магов и воинов. Даже участие светлых эльфов пытались предусмотреть! На практике же всё оказалось гораздо примитивнее и... скучнее.
   Генерал Молвади грасс Дуго, полководец, которому король Харна поручил "помочь" царственному брату, начал действовать с прямолинейностью отродий из Запретных земель в период гона. Вместо того, чтобы действовать по науке -- брать под контроль наиболее защищённые районы, налаживать линии снабжения, приводить к покорности самых одиозных вождей и лидеров -- он словно неопытный лейтенант очертя голову ринулся прямиком к столице, наплевав на зачистку тылов. Тем самым предложив выбор: выйти на генеральное сражение или потерять столицу, а с ней и реальную власть. Вариант с уходом короля в леса и началом партизанской войны, генерал, похоже, не рассматривал.
   В общем Молвади, как сотни и тысячи его предшественников, желал быстрой победы малой кровью. За десять дней маршем прошёл через всю страну -- избегая мелких стычек и драк -- и разбил лагерь в паре переходов от столицы. Словно предлагая Кайфату принять брошенный вызов и сделать ответный ход.
   Выглядело это откровенно оскорбительно и требовало обязательного наказания...
   -- Итак, давайте ещё раз посмотрим на картину целиком, -- сказал Кайфат, обращаясь к собравшимся вокруг офицерам. Это было уже мархуз знает какое заседание штаба. И битва, которую так жаждал грасс Дуго, была запланирована на завтра. Оставалось обговорить лишь последние детали. -- Чиро, начнём с тебя.
   Глава секретной службы Кайена медленно встал из-за заваленного картами стола, поправил камзол и, не поднимая глаз на короля, заговорил.
   -- Владыка, сначала скажу по пограничной страже: здесь никаких изменений. Южная граница оголена, отряды находятся во временных лагерях и ожидают приказа выдвигаться на прежние позиции. Столкновений с харнскими солдатами не было, -- медленно заговорил Щепка. -- Что до остального, то за расположением армии узурпатора ведётся постоянное скрытое наблюдение, ловчие отряды наготове. Уже трижды перехватывали разведчиков, но пока ничего нового от них не узнали. -- Вздохнул, помассировал виски. -- Есть, правда, два неприятных момента. Во-первых, в ставке Молвади помимо харнцев были замечены несколько магов из Гарташа и один из Нолда. Все "крохоборы", ни одного Истинного. Держатся особняком, ведут себя вызывающего. Пойманные лазутчики называют их наблюдателями от Объединённого Протектората!
   -- Последнее следовало ожидать. Они гарант того, что с нашей стороны не будет Запретной магии... -- кивнул К'ирсан. -- А что с во-вторых?
   -- Три странные крытые повозки, вокруг которых постоянно крутятся харнские маги. Что в них узнать не получилось, но ясно одно -- оно весьма ценно для армии Молвади, -- сказал Чиро.
   Кайфат задумчиво потёр подбородок.
   -- Повозки, говоришь... Может боеприпас для полковой артиллерии? Но тогда к чему особое к ним внимание... -- принялся рассуждать король. -- Или... Мархузово семя, ты прав. С повозками точно что-то не так. -- К'ирсан раздражённо дёрнул щекой. Как же он не любил такие сюрпризы. -- Ладно, Чиро, я тебя понял. -- Взмахом руки разрешил начальнику тайной службы сесть и повернулся к своим генералам. -- Храбр, Тёрн, Руорк... Что у вас?
   Вечные соперники переглянулись и принялись бодаться взглядами. И пока они выясняли, кому придётся уступить, слово взял Руорк.
   -- Люди готовы умереть за тебя, Владыка. Только дай приказ! -- с жаром выдохнул он. Храбр и Тёрн моментально прекратили своё противостояние и настороженно развернулись к новоявленному главе Ордена Владыки. И тот, и другой относились к фанатикам с большим подозрением. -- До каждого лейтенанта, сержанта или капрала доведена твоя воля. Они не подведут!
   К'ирсан внутренне поморщился.
   -- А что с... артефактами? -- спросил он ни к кому конкретно не обращаясь.
   -- Первый арсенал весь выгребли, до донышка. Ничего не осталось, -- торопливо сказал Храбр. -- Твоё колдунство, три года ведь маги горбатились, артефакты делали, а мы р-раз, и за один бой их все потратить собираемся. Не слишком ли круто для этих харнцев? Может лучше Шипы ими займутся? Для нас дело привычное... А то что такое, такая битва, а из моих парней хорошо если сотня участвовать будет.
   -- Шипы не единственные воины в королевстве. Надо и другим себя проявить, -- проронил Кайфат. -- А лучше считай завтрашнее сражение испытанием нового оружия.
   -- Вот-вот, командир. Именно что испытание. Ну как не получится ничего, что тогда делать будем? С двумя тысячами хфурговых фанатиков, сотней "шипов" и полутысячей кавалерии против почти восьми тысяч опытных легионеров много не навоюешь. Может усилить армию остальными "шипами" и ханьцами? -- спросил Тёрн. -- Я, конечно, не настаиваю, но...
   Кайфат раздражённо поморщился: когда только спелись гады.
   -- Нет и ещё раз нет, -- бухнул он. -- На них север. Мало ли как всё повернётся. Кстати, туда же сегодня отправится и Храбр. Для командования сотней "шипов" хватит Жижека. -- И добавил уже тише. -- Хоть уважаемый Чиро и клянётся, что в Зароке тихо, я до сих пор ожидаю от соседей какого-нибудь особенно поганого сюрприза. Иначе слишком уж хорошо всё складывается...
   У королевских офицеров было несколько иное мнение, но озвучить его рискнул лишь Согнар, на правах старого друга.
   -- Командир, а может всё-таки не мудрить и навалиться... -- начал было Тёрн, но тут же осёкся.
   К'ирсан так на него зыркнул, что любое желание возражать пропало у Соганара на корню. Король же тем временем повернулся к скучающему Лансеру.
   -- Что с Корпусом магов? Готовы показать всё, чему научились?
   Верховный маг был небольшим любителем подобных военных сборищ. Предпочитал, нахохлившись точно сыч, сидеть в углу и не лезть с инициативами. Но сонный вид был обманчив, и со своими обязанностями чародей отлично справлялся.
   -- Если учесть, что весь план Вашего величества завязан на использовании наших магов и новых артефактов, у них просто нет другого выбора, -- пожал плечами Лансер, затем добавил: -- Хотя лично мне интересно посмотреть, как встретят наши коллеги заготовленные для них сюрпризы. -- На последней фразе маг оживился, в голосе появился азарт. Видимо посчитав подобное проявление чувств чрезмерным, закончил он уже прежним тоном. -- Думаю, после завтрашнего, многие посмотрят на современные войны совсем другим взглядом.
   К'ирсан полностью разделял точку зрения своего соратника, но вот его безоговорочной веры в успех ему определённо не хватало. Людям он этого не показывал, однако внутри постоянно грыз червячок сомнения. Ну как не получится, вдруг подведут?! Несмотря на немалый опыт командования, Кайфат всегда верил только в себя -- свою личную мощь, способности и умения, свою стойкость и волю к победе. Насчёт других такой уверенности не было. Завтрашний день лично для себя он считал экзаменом -- проверкой результатов тех реформ, что планомерно проводились в Западном Кайене с его воцарения на престоле. Получится, и можно будет смело смотреть в будущее, нет... значит что-то он сделал не так. И думать об исправлении ошибок придётся уже на севере страны под защитой Шипов.
   Или Кайфат зря накручивает? Армия есть, пусть немногочисленная, зато неплохо обученная и верная своему Владыке, новые артефакты готовы к использованию, Корпус магов достаточно многочислен. До сегодняшнего он дня беспрестанно рос -- если не качественно, то хотя бы количественно -- за счёт привлечения бывших кордов: гоблинских шаманов, людских колдунов и знахарей, имелась даже парочка оркских Говорящих с духами.
   В отличие от остального мира на Сардуоре корды не были такой уж редкостью. Причём далеко не всегда рабы-чародеи оказывались в Тёмных ошейниках, многие щеголяли в обычных, с вложенным заклятием верности. Чтобы снять их, магу уровня Мокса Лансера, Гхола, Канда и уж совершенно точно Кайфата требовалось не больше нескольких часов. А там присяга на верность трону, и на стороне К'ирсана ещё один чародей-"доброволец"... Зря что ли люди Щепки столько времени и сил тратили на поиск рабов с колдовскими способностями?!
   Но даже если подведут маги, покажут свою бесполезность артефакты, а бойцы Руорка падут под напором легионеров Харна, прокляни их Тьма, К'ирсан всегда может повторить успех Мёртвого поля и применить Выдох Вечности. Один раз это сошло ему с рук, так почему бы не рискнуть ещё разок?
   Внезапно ему в голову пришла очередная идея.
   -- Напомни, что там с кордами. Многих освободили? -- спросил Кайфат у терпеливо дожидающегося его ответа Мокса.
   -- Две трети, вряд ли больше. Причём подчиняющие артефакты у всех были однотипные, ни одного Тёмного ошейника, -- медленно сказал Лансер, видимо не успевая за ходом мыслей короля.
   К'ирсан едва заметно покачал головой. И этот туда же: Тёмных ошейников ему не хватает. Помнится с Гхолом он не один день провозился, прежде чем смог его освободить. И считал, что ему повезло. У Лансера, часом, от успехов голова не закружилась?
   Однако спускать соратника с небес на землю король не стал. Не время и не место.
   -- Отлично. Тогда распорядись, чтобы снятые ошейники доставили в лагерь к началу сражения, -- вместо этого распорядился Кайфат. -- Когда победим, они нам точно понадобятся. -- Сказал и хищно ухмыльнулся. Проклятье, волнения волнениями, но нацеливаться надо всё же на победу. И думать о тех возможностях, что она принесёт, надо уже сейчас.
   Да, именно так!
   -- Раз со всем этим разобрались, предлагаю напоследок ещё раз разобрать нашу стратегию. По шагам, чтобы в завтрашнем сражении ваши отряды сработали как гномьи хронометры, -- сообщил К'ирсан, обведя всех присутствующих тяжёлым взглядом. -- Мокс, давай иллюзию!
   Стол быстро освободили от карт и прочих бумаг, а на их месте почти сразу возникла объёмная модель обширного зелёного поля, с двух сторон зажатого оврагами. Следом стали появляться крошечные фигурки солдат, магов и обслуга артефактов, которые принялись быстро занимать свои места в строю. После разворачивания войск Западного Кайена, на поле вышли воины Харна. Игра начиналась, и именно в этот момент Кайфату вдруг вспомнились обнаруженные Щепкой подозрительные повозки. Что-то подсказывало: спрятанный в них сюрприз может оказаться весьма неприятным...
   Следующий день встретил бойцов двух враждующих армий ярким тассом, голубым небом и лёгким ветерком, колышущим море зелёной травы. Мирная, пасторальная картинка, которую совсем скоро должны были осквернить смертью, болью, кровью и злой магией.
   В отличие от штабной игры противник первым занял свой край поля. Генерал Молвади решил лишний раз не мудрить и разбил вверенные ему войска на три части -- Центр, Левое и Правое крыло. Между ними расположил полковую артиллерию, которой оказалось на удивление много, и небольшое число легковооружённых воинов. Боевые маги встали где-то в глубине строя. Кроме того в центре каждой из трёх формаций находилось по артефакту с весьма мощной аурой -- уж что-что, а это Кайфат почувствовал, едва увидел врага -- которые просто обязаны быть связаны с загадочными повозками.
   Кайфат в очередной раз задумался о выбранной им стратегии. Не слишком ли он рискует, отказавшись участвовать в битве в качестве чародея и сократив численность "шипов" до жалкой сотни? Может, обвиняя вчера Лансера в излишней самоуверенности, он сам чересчур возгордился? На Земле его страна однажды проиграла целую войну, до последнего считая, что закидает врага шапками. Не вступил ли он на эту же дорожку?
   Тем временем его солдаты уже выходили на позиции. Процесс был отработан до мелочей. Ядро войска -- бойцы Руорка -- прямо из походной колонны перестраивались в развёрнутый строй. От них не отставали полковые инженеры, которые споро выкатывали перед ровными шеренгами повозки с крепкими, обитыми шкурами шестилапов, окованными бронзовыми полосами и заговорёнными ото всех Стихий, деревянными щитами гуляй-города. Едва очередной элемент укреплений занимал своё место, как его тут же притягивали цепями к уже установленным. Ну а с целью отбить у врага желание обойти препятствие и напасть с тыла, в десяти саженях от первой стены устанавливали вторую. Получалась пусть не крепость, но вполне себе неплохой форт.
   Параллельно с работами по сборке гуляй-города, внутри укреплений оборудовались платформы для полевой артиллерии, батареи артефактов и наблюдательная площадка для К'ирсана и его офицеров. А поотдаль сразу две группы магов Корпуса алхимическими смесями выжигали траву и отсыпали калёным песком заклинательные круги и чертили фигуры концентрации. Можно было, конечно, обойтись и без последних -- К'ирсан ведь раньше как-то справлялся -- однако и чародеи, которые служили Кайфату, имели гораздо более скромные способности, чем он. Не стоило упускать шанс хоть на щепотку повысить их могущество.
   Пока центр войска занимался перестроениями и подготовкой позиций, на флангах разместились по два кавалеристских эскадрона. Тёрн, в последние годы буквально сроднившийся с седлом тирра, лично возглавил правое крыло, оставив левое под командованием своего первого помощника Ларса лин Тулека...
   Наблюдательную площадку для короля установили одной из первых, и К'ирсан немедленно вскарабкался наверх, спеша изучить ситуацию на поле грядущей битвы. Для того чтобы перед противником появилась полноценная стена в две сажени высотой, требовалось никак не меньше четверти часа. И если тот окажется достаточно расторопен, есть риск проиграть сражение, толком его не начав.
   Понимал это и грасс Дуго, тем более что генералу совсем не понравилась активность армии Западного Кайена. Явно игнорируя рыцарские правила ведения войны, он не стал дожидаться, пока враг подготовится и скомандовал наступление. Над полем разнеслась барабанная дробь, взвыли горнисты, и легионеры, чеканя шаг, двинули вперёд.
   -- Ай как некрасиво, -- процедил К'ирсан с хищной ухмылкой. Жестом подозвал вестового с двумя десятками амулетов связи и выхватил те, на которых красовались имена Тёрна и его помощника. -- Предлагаю обоим, пока мы тут возимся, хорошо пощипать хфурговых мерзавцев. Не то они так и до нас дотопают! -- Прорычал он, активируя чары. Тут же оборвал разговор и вернул медальоны ординарцу.
   Ждать реакции кавалерии пришлось недолго. Меньше минуты понадобилось командирам, чтобы донести до подчинённых волю короля. После чего всадники на тиррах с варварским гиканьем и свистом -- даром, что все сплошь "культурные" дворяне -- точно орда гвонков рванули в атаку. У каждого сабля, небольшой щит, пика, аркан и, что самое главное, лук с колчаном на три десятка зачарованных стрел. И можно не сомневаться -- пока все не выпустят, назад не вернутся.
   В ходе войны за трон кавалерия себя почти никак не проявила -- то был период пехотных сражений и магических битв, в которых зубастым эскадронам не нашлось места. Не было времени должным образом оценить её силу и после принятия короны. У Кайфата появилось слишком много дел, чтобы заниматься ещё и ящерами. И лишь доклады Тёрна, да парочка проведённых учений, позволяли иметь хоть какое-то представление об уровне подготовки хищных скакунов и их спесивых всадников.
   И вот теперь К'ирсану предстояло выяснить, насколько верно он оценил своих бойцов...
   Навстречу вражескому строю пошла кавалеристская лава. Всё как полагается: передовые части выстроены шеренгой, позади -- поддержка. На фоне двух развёрнутых легионов численность всадников была до обидного мала, но в их задачу не входило обеспечение паритета сил на поле боя. От Тёрна и его подчинённых требовалось иное: беспокоить врага жалящими укусами, тормозить продвижение и всячески оттягивать на себя внимание. Харнцы должны напрочь забыть о маневрирующем противнике, пока гуляй-город не будет готов.
   Едва тирры набрали достаточный ход, как их всадники принялись натягивать луки. Р-раз, и стрелы взвиваются в небо. Два, и новые древки ложатся на тетиву... Скорость ящеров сложилась со скоростью выпущенных стрел, и те летели теперь гораздо дальше обычного. На тренировках бойцам удавалось с расстояния в сотню саженей пробить навылет кольчугу двойного плетения. Простую, без чар, но ведь тогда и наконечники тоже были простые. Сейчас же на каждом лежит какая-нибудь стихиальная волшба.
   О том, что доспехи харнцев ничуть не крепче кольчуг, стало понятно уже после первого залпа. Строй сохранился, в стене щитов не появились прорехи, однако взгляд то здесь, то там цеплялся за падающие в задних шеренгах фигурки воинов.
   Закашляли полковые "скорпионы". Явное старьё, не иначе как списанное в армии "цивилизованной" страны и проданное Харну. Во всяком случае К'ирсану было с чем сравнивать. Метатели били недалеко и слишком слабо, даже в сравнении с теми машинами, с которыми он сталкивался в Зелоде. И хотя нескольких всадников всё же зацепило, атаке это не помешало. Тактика "лавы" для того и создавалась, чтобы уменьшить потери от дальнобойного оружия.
   Гибель товарищей лишь ещё больше раззадорила воинов Тёрна. Успев выпустить по несколько стрел и приблизившись на несколько десятков саженей к вражеским шеренгам, фронт атакующей кавалерии распался на две части. Одна потекла в сторону левого фланга, другая -- правого, постепенно закручиваясь в пару гигантских хороводов из мчащихся тирров. Манёвр был выполнен идеально. Харнцы и понять ничего не успели, как перед ними возникли две адских карусели, непрерывным потоком шлющие в них стрелы. Жертв среди легионеров стало гораздо больше, настолько больше, что враг сбавил шаг и принялся выстраивать подобие "черепахи" -- прикрываясь сверху щитами.
   Единственный ответный арбалетный залп, кажется, вообще не нанёс никакого урона. Комплектация кавалерии только дворянами имела свои плюсы: почти каждый носил родовые артефакты или хотя бы недорогие амулеты. Обычные болты -- а магических там явно не было -- пробить их защиту не могли. Реальной угрозой оставалась артиллерия, но тут на стороне солдат К'ирсана оказалась нетерпеливость генерала Молвади. Желание поскорее сразиться с силами Кайфата сыграло с ним дурную шутку. Полковые метатели немного не успевали за движением основных сил. Прямой наводкой они бить ещё могли, но стоило противнику перестроиться, как линия огня оказалась перекрыта собственными солдатами.
   -- Ого. Да вы, парни, не из тех, кто медлит с решениями, -- не удержался К'ирсан, заметив как лёгкая пехота спешно помогает обслуге "скорпионов" менять огневую позицию. И чтобы уж стрелять наверняка, они выводили машины из-под прикрытия флангов. -- А умные-то какие...
   В отличие от вражеского командира, Кайфат ни капли не сомневался, что Тёрн точно не оставит такой подарок без внимания.
   Так оно и оказалось.
   Сначала один "хоровод", а следом и другой, распались. Словно стая хищных скортов всадники набросились на ещё только изготавливающихся для стрельбы артиллеристов. Времени у них хватило лишь на один залп из луков, дальше разгорячённые тирры ворвались на позицию врага, и в ход пошли сабли, пики и даже арканы. Со своего места К'ирсан не видел подробностей, но легковооружённых воинов Харна смяли в момент, а затем пришёл черёд обслуги метателей и самих машин. Последние полностью уничтожить вряд ли могло получиться, однако если бы удалось хотя бы вывести их из строя, уже было бы неплохо.
   Неожиданно на левом фланге со страшной силой грохнуло, а затем вверх вырос огромный огненный столб, брызжущий во все стороны сгустками огня. Находившихся ближе всего к эпицентру взрыва тирров опрокинуло на землю, а их всадников выбило из сёдел. Но больше всего досталось харнцам. Десяток пылающих комков поразил их солдат как на флаге, так и в центре. Эффект был тот же, как если бы они попали под обстрел. Охваченные пламенем, мечущиеся фигуры, смятение среди бойцов и сломавшийся строй.
   Определённо, К'ирсан не зря вооружил старших офицеров аналогами тех браслетов, что входили в экипировку "шипов". Выпущенный кем-то пульсар попал в зарядный ящик, вызвав десятикратно более мощный взрыв. И теперь на одном фланге проблема с вражескими метателями точно решена. Жаль всех солдат не получилось снабдить нужными артефактами. Глядя на то, какой шорох кавалерия навела с почти обычными стрелами, можно представить, что бы было, будь у них браслеты с огнешарами... Хотя до этого точно не скоро дойдёт: маги-заклинатели и ремесленные мастерские оружейников и без того завалены заказами.
   На соседнем фланге постарались закрепить успех, но то ли с меткостью имелись проблемы, то ли наконец-то проснулись харнские чародеи, К'ирсан наблюдал лишь привычные взрывы пульсаров. Первый разорвался где-то за метателями, а вот два других оказались выпущены прямо по шеренгам легионеров... Что и стало последней каплей. Сначала центр вражеского войска, а затем по-очереди левый и правый фланги накрыл купол защитного поля. Одновременно с этим облако водяной пыли задушило очаги пожара, а несколько цепных молний ударили по кавалерии.
   В ход пошли серьёзные аргументы, а значит, только из-за одного этого воины Тёрна уже справились со своей задачей. Даже перевыполнили её. Свои козыри грасс Дуго явно планировал скрывать до последнего.
   -- Назад, хфург вас проглоти!! Назад! -- прорычал К'ирсан, до боли сжимая кулаки.
   Когда на поле битвы говорят мощные заклинания, простым бойцам там делать нечего. Без магического прикрытия колдуны перемелют их как в мясорубке за считанные минуты. А такой поворот совсем не устраивал Кайфата. Терять своих людей он не любил. Плюс где-то там сражался один из немногих его друзей, и терять его он точно не хотел.
   Словно ожидая чего-то подобного, все тирры выполнили стремительный разворот и во всю прыть рванули в сторону своих позиций. Впрочем, желание убраться подальше от злой магии не превратилось в приступ слепой паники для их всадников. К'ирсан собственными глазами видел, как многие придерживали ящеров, чтобы подобрать раненых или просто потерявших своих тирров товарищей.
   -- Владыка, гуляй-город готов! И твои воины ждут приказов, -- неожиданно прогудел из-под забрала, поднявшийся на помост Руорк.
   -- Вижу, Руорк, вижу... -- кивнул К'ирсан.
   Вслед за новоявленным магистром ордена наверх поднялся Лансер. Правда, в отличие от фанатичного последователя Кайфата, он предпочёл не утруждать ноги и воспользовался чарами левитации. Верховный маг был энергичен, бодр и чем-то доволен.
   -- Ваше величество, вы поняли, что за артефакты тащили эти... дети Кали?! -- с воодушевлением сказал он. -- Не иначе как средние сферы Птоломея! Такое на рынке не купишь! Если малые корабельные сферы Нолд продаёт без особых проблем, то их более мощные варианты доступны лишь для союзников из Объединённого Протектората!
   К'ирсан с хрустом покрутил шеей, повёл плечами и лишь затем заговорил.
   -- Хм, значит, будем считать, что ответ на вопрос, какого мархуза Харн так долго тянул с войной, найден. "Добрые соседи" не просто ждали отмашки от островного хозяина, а ещё выпрашивали кое-что посущественнее слов и обещаний в качестве поддержки, -- сказал он.
   -- Да, им повезло. Бывали случаи, когда республиканцы присылали союзничкам с Сардуора вместо тяжёлых "скорпионов" и защитных амулетов туалетные принадлежности и полевые пищевые рационы, -- ухмыльнулся Мокс, после чего резко посерьёзнел и не без бравады отрапортовал: -- Ваше величество, маги Корпуса к бою готовы!
   -- Я и не сомневался, -- проронил К'ирсан. -- Ни в твоём Корпусе, ни в солдатах Руорка, ни в "шипах" и инженерах. Будь иначе, этого сражения бы не было.
   Да и вправду, какие могут быть сомнения, если пока не произошло никаких отклонений от планов, давным-давно отработанных на учениях? Заготовленный врагом сюрприз оказался вполне предсказуемым.
   Пока они говорили, кавалерия отступила под прикрытие зачарованных стен через открытые проходы. Едва последний тирр оказался внутри, как щиты встали на место, и гуляй-город снова стал неприступен. А к воинам Тёрна тем временем бросились на помощь полковые лекари. Многие солдаты были ранены, некоторые явно тяжело, что совсем не мешало им бурно радоваться успеху первой атаки.
   От группы кавалеристов отделился один боец в окровавленной кольчуге, рваном плаще, сбитом набекрень шлеме, и направился к королевскому помосту. Воина шатало, он явно не очень твёрдо стоял на ногах, но упорно продолжал идти. В упрямце К'ирсан не сразу узнал старого друга.
   -- Как мы их, командир?! -- крикнул Тёрн на ходу. -- Долбануло так, что чуть к Оррису на суд не отправился! Да и до этого кучу народу положили...
   И почему К'ирсан ни капли не удивлён тому, что именно Согнар был первопричиной мощного взрыва в рядах противника?
   -- Главное другое, -- К'ирсан медленно покачал головой и с прищуром принялся изучать состояние ауры верного соратника. -- Главное, что Молвади раскрыл свои козыри.
   Кайфат подождал, пока Согнар поднимется по грубо сколоченной лестнице, после чего шагнул навстречу и с хлопком припечатал ладонью в центр груди заклинание исцеления. Резко, безо всякого предупреждения, прекрасно зная, что иначе генерал категорически откажется от лечения в исполнении своего короля. Убрать эффект в виде мучительной боли, терзающей внутренности раненого в течение всего периода действия чар, у него так и не получилось.
   Тёрна моментально скрутило, ноги подкосились и понадобилась помощь Руорка и К'ирсана, чтобы осторожно усадить его на пол.
   -- Ты пока отдыхай, пора и другим показать, что они не зря получают жалование, -- сказал К'ирсан, вновь поворачиваясь к полю боя.
   Харнская армия уже успела восстановить порядок в своих рядах и возобновила движение. Правда, теперь под прикрытием трёх Сфер Птоломея. Да и маги их начали осторожно пробовать на зуб защиту гуляй-города, то и дело атакуя слабыми боевыми заклинаниями.
   -- Мокс, схема четырнадцать. "Болото"! -- бросил К'ирсан.
   -- А может сразу... -- осторожно возразил Лансер, покосившись на соседнюю платформу с артефактами.
   -- Мне повторить?! -- резко выдохнул К'ирсан, чувствуя как в глазах снова зажигается магический огонь.
   Вспышку монаршьего гнева верховный маг встретил вежливым поклоном.
   -- Нет, Владыка, -- сказал Мокс и принялся нашёптывать приказы в амулеты связи.
   Руководить ритуалом должны были Канд на пару с Гхолом, ему же как и К'ирсану предстояло ожидать в резерве. Страховка на случай, если разработанная стратегия себя не оправдает, и придётся вновь обратиться к запретной магии.
   Кайфат же, машинально поглаживая вытянувшегося на поручне ограждения Руала, принялся с удовлетворением наблюдать за уверенными действиями магов Корпуса. Хоть он и постоянно сетовал на недостаточную подготовку своих чародеев, ругал их за неспособность к импровизации, сейчас участники обоих Заклинательных Кругов работали с уверенностью бездушных механизмов.
   Первыми начали подчинённые Гхола. Маленький ург по большей части командовал шаманами гоблинов, гвонков и орков, освобождённых из рабства, классических магов -- чтецов Астрала -- у него было всего двое, что не могло не сказаться на манере колдовать. Круг пришёл в движение, его участники затянули сухой речитатив, лишь изредка срываясь на гортанные выкрики, зазвучали несколько бубнов. Однако К'ирсана интересовал не внешний антураж, а магическая часть творимого действа.
   Шаманы один за другим впадали в транс, отправляя дух в Астрал. Поодиночке они уступали тому же Гхолу в силе и умениях, но вот вместе были способны на многое. Десятки точечных воздействий, подкреплённых некоторым знанием алфавита Древних и грубым плетением на основе Стихии Земли, породили сначала разрыв в ткани реальности, а затем вытащили из Верхних миров сонм мелких духов -- безмозглых никчёмных порождений эфира, доселе считавшихся совершенно бесполезными. Дай им волю, и они в момент разбегутся, но коллективная воля Круга шаманов держала их крепче иных цепей.
   Чуть отстав от команды Гхола, в дело вступили маги Канда. Хотя он и был до безобразия молод, умения и статус личного ученика К'ирсана позволили ему безболезненно занять командирскую должность в Корпусе. Во всяком случае, внешне безболезненно. Кайфат ни капли не сомневался, что рано или поздно, более зрелые товарищи Канда, особенно из тех, что прежде служили дворянским родам, взбунтуются и вызовут его на "разговор". Но это потом, а пока они без разговоров подчинялись юному адепту древнего знания.
   В отличие от подопечных Гхола, Круг Канда работал одновременно с Землёй и Водой. Манипулируя сразу двумя Стихиями, чародеи строили нечто вроде клетки для духов. Только в отличие от известных плетений классической магии, эта клетка не отрезала гостей из Астрала от энергии, а наоборот напитывала их Силой. Заодно вколачивая в их куцые разумы управляющие контуры.
   Наконец, оба ритуала подошли к концу, и наступил самый важный момент -- объединение усилий обеих команд. И тут всё зависело только от глав Кругов, от их таланта и искусства магии... К'ирсан с усмешкой бросил быстрый взгляд на Мокса: в отличие от Верховного мага, который не скрывал нервозности, он верил в способности как Канда, так и Гхола. И не сомневался в результате.
   Что очень скоро подтвердилось и на практике.
   Оба колдуна творили волшбу так, словно подобные ритуалы проводили по три раза на дню, вместо завтрака, обеда и ужина. Спокойно, чётко, с ювелирной точностью и твёрдой верой в свои силы. Зачарованные духи стремительным потоком влились в клетку, где моментально оказались запечатаны мощной конструкцией из нескольких знаков З'кенат. После чего ловушка засветилась голубым, задрожала и сжалась в шар полторы сажени диаметром. Получившийся снаряд медленно поплыл навстречу центру вражеской армии.
   -- А если перехватят? -- вдруг спросил Мокс. -- Что тогда?
   -- И кто такое потянет? -- удивился К'ирсан. -- Там, -- махнул в сторону чужого войска, -- максимум пара рядовых Чтецов или шаманов, их способностей для такого точно не хватит!
   -- А если и хватит, то сначала им придётся понять, что же мы там наворотили, -- вздохнул Лансер и едва слышно помянул Светлого Орриса.
   -- Вот именно, -- хмыкнул К'ирсан.
   И они оказались правы. Мархуз знает, с какими заклинаниями харнские чародеи спутали волшбу Корпуса, но все три защитных купола над легионерами налились Силой, а перед шаром с заключёнными в нём духами появились сразу две огненные стены.
   Мокс не выдержал первым.
   -- Тысяча мархузов, они действительно такие идиоты? Зачем мериться толщиной защит, если можно попытаться разрушить чары? Мы что, зря столько времени угробили, подбирая наиболее устойчивую к чужим воздействиям оболочку для Клетки духов?! -- прошипел Лансер.
   К'ирсан оставил его реплику без ответа, с улыбкой наблюдая за тем, как около первой же преграды шар распался на две части. Каждая из которых "пролилась" потоками в десяток саженей шириной в сторону левого и правого края поля. Безымянные духи Астрала, переполненные энергией Воды и Земли, превратились в духов болота. И одним своим присутствием принялись перекраивать ландшафт, превращая луг в гнилую трясину.
   Чтобы "перегородить" большую часть поля понадобилось меньше минуты, и лишь самый центр остался свободен от чар.
   Надо отдать харнским чародеям должное, они очень быстро разобрались в том, что произошло. Сходу попытались развеять заклинание и убрать трясину, но когда у них ничего не вышло, столь же быстро прекратили бесполезные попытки и занялись более подходящим делом -- принялись укреплять артефактную защиту дополнительными чарами.
   -- Неужели дальше пойдут? -- вдруг подал голос немного оклемавшийся Тёрн.
   -- А куда они денутся? Генерал Молвади слишком хочет быстрой победы, чтобы устраивать позиционные сражения, -- пожал плечами Кайфат. -- Чем мы и воспользуемся.
   -- Да!! -- вдруг подал голос Мокс, до того не отрывающий взгляда от харнских манёвров.
   К'ирсан стремительно развернулся и не удержался от торжествующего смеха. Враг не рискнул соваться в колдовское болото и теперь перестраивался, формируя ударный кулак на базе прежнего центра и отводя большую часть солдат с флангов в тыл. Сферы Птоломея сдвигались таким образом, чтобы щиты перекрывали друг друга, образуя гораздо более мощную структуру.
   Абсолютно верное решение в большинстве случаев, и совершенно не подходящее в противостоянии с армией Кайфата. Хотя бы просто потому, что К'ирсан ждал и готовил именно такой ход противника.
   -- Батарея, подготовить три серии "веретена" и Накидку Кали. Огонь по команде! -- даже не сказал, а прорычал К'ирсан в очередной выхваченный у вестового амулет. Подождал положенные по уставу полторы минуты, после чего рявкнул: -- Залп!!!
   И воздух над головой взревел так, словно в небе пролетело атакующее Крыло драконов: своё слово сказали артефакты, над созданием которых работали все лучшие чародеи К'ирсана. Выглядели они как стойки с десятком креплений для похожих на короткие копья зарядов, где каждый заряд -- отдельный артефакт с таящимся внутри заклинанием. Каких разновидностей только не было -- с пульсаром, огнешаром, "снежком", молнией и даже Искрами Огня. Причём все чары "выстреливали" одновременно, не мешая и не конфликтуя друг с другом. Последнее было особенно важно, делая Накидки Кали -- именно так Кайфат назвал новое оружие -- поистине уникальными. Когда же атака с помощью Накидки следовала вслед за ударом "веретена" -- артефакта, предназначенного для разрушения магических защит -- эффект получался и вовсе ошеломляющий.
   Первыми в защитный купол, накрывший вражескую армию, ударили заклинания "веретено". Заклинания Стихии Воздуха, лишь самую малость усиленные Древней магией, точно буравчики вонзились в энергетическую конструкцию, перерезая линии Силы и нарушая работу плетения. На поверхности купола моментально появились разрывы, в которые и влетели следующие чары. Понадобилось три волны "веретена", прежде чем защита оказалась пробита и не открылась прореха достаточного размера для удара Накидкой Кали. Наверное, Сфера Птоломея затянула бы места пробоя, но всё произошло слишком стремительно.
   Внутри магических куполов развёрзлись врата ада. До этого момента все испытания новой разработки проводились на открытых полигонах, и никто даже помыслить не мог, насколько страшным получится удар Накидки в замкнутом пространстве.
   Со своего места К'ирсан видел, как под защитой возникло быстро растущее облако огня. Первым оно накрыло весь центр вражеского войска, затем хлынуло вверх и в стороны, натолкнулось на развёрнутые щиты и вернулось обратно, уничтожая всё то, что не уничтожило в момент удара... Две Сферы Птоломея взорвались, когда пламя уже угасало. И взрывная волна довершила то, что начали Накидки Кали. После чего перестала работать и третья Сфера.
   После первого залпа прошло не больше трёх-четырёх минут, а картина поля боя кардинально изменилась. Там, где располагалось сильное и тренированное войско, теперь находилась перепаханная взрывами и опалённая колдовским жаром земля, буквально усеянная изуродованными телами погибших. Центр харнской армии оказался уничтожен, досталось и начавшим перестроение флангам. Из почти восьми тысяч человек хорошо, если выжила треть, но этих уцелевших больше нельзя было называть бойцами. Солдаты оказались полностью деморализованы, превратившись в ошеломлённое испуганное стадо.
   Если К'ирсану не изменяла память, нечто подобное случалось и на Земле. Во время конфликта за Даманский против численно превосходящего противника было применено секретное тогда оружие -- установки залпового огня. Эффект оказался ошеломляющим. Мало того, что потери врага исчислялись тысячами, так ещё никто толком не мог понять, что стало причиной столь гигантских жертв! И большая война так и не началась.
   -- Мда, "шипы" здесь действительно без надобности, -- протянул Тёрн потрясённо, тем самым нарушив возникшую было паузу.
   -- Какие к мархузу "шипы"?! Без Запретной магии обошлись, вот где чудо! -- возмутился Мокс. Затем поправился. -- Почти обошлись... Но на фоне прошлых фокусов Его величества, это такая мелочь...
   -- Надеюсь, наблюдатели от Объединённого Протектората думают как ты, -- сказал К'ирсан, ткнув пальцев в троицу магов, прикрытых щитами и с явным ошеломлением изучающих поле сражения.
   -- А может их... -- вставил слово Согнар, проведя кончиком пальца по шее. Однако король предложение не оценил.
   -- Рехнулся?! А всех этих свидетелей ты вслед за ними отправишь? -- рявкнул К'ирсан и, переведя дух, продолжил. -- Ладно, пора с болтовнёй завязывать. Тёрн, берёшь своих и двигаешь к харнцам. Кто окажет сопротивление -- бей, ну а с остальных собирай оружие, амулеты, артефакты и гони сюда. Люди Руорка помогут... Что до твоих подопечных, Мокс, отправь их на поиски выживших магов, эта братия имела все шансы уцелеть. Для охраны пусть возьмут "шипов"...
   -- Кого найдут, на тех ошейник? -- уточнил Лансер.
   -- Для чего-то же мы их сюда тащили, -- фыркнул К'ирсан.
   Гуляй-город, ошеломлённый молниеносным разгромом врага, пришёл в движение. Первой покинула пределы укреплений кавалерия, следом Руорк вывел призовые команды, а смешанные отряды чародеев и "шипов" направились на охоту за магами. Обычная деловая суета победителей. после разгрома врага -- быстрого и малой кровью. Именно так, как хотел победить грасс Дуго.
   К'ирсан шумно вздохнул, чувствуя, как разжимаются тиски напряжения. У него всё получилось. Армия под предводительством Кайфата впервые победила сама, без его личного участия в сражении. Не потребовалось творить неподъёмную волшбу, рубиться в первых рядах или участвовать в диверсия. Хватило точного расчёта и "домашних" заготовок.
   Именно так и следовало воевать!
   -- Ваше величество, что дальше? Быть может нанесём Харну ответный визит вежливости? -- спросил Мокс.
   -- Ещё слишком рано, -- покачал головой К'ирсан. -- Да и вообще, к чему эти разговоры об ответных визитах, если мы ещё не приняли капитуляцию от нашего славного Молвади грасс Дуго? Его ставка вроде уцелела... С пожирателем платков поговорить опять же требуется... Мне особенно интересно, не его ли нам надо благодарить за выбор грасс Дуго столь... смелой... стратегии? Если его, то надо будет медаль дать... за заслуги перед Отечеством! -- Ещё раз посмотрел на поле, на продолжающих прятаться под защитой чар магов Протектората. -- Но сначала... сначала поговорим с наблюдателями от наших более "цивилизованных" партнёров. Интересно, чего они там увидели и как к этому относятся...
   С этими словами К'ирсан хлопнул Мокса по плечу, махнул телохранителям и попросту спрыгнул с помоста. Сегодняшний день обещал быть длинным.
  

Глава 6

   Из всего множества испытательных полигонов, фехтовальных залов и просто тренировочных площадок, которые маг или прославленный воин мог арендовать в Семи Башнях, малая арена при школе меча имени прославленного генерала Гур'Арраша нравилась Олегу больше всего. Находится далеко за городом, от любопытства праздных зевак прикрыта высоким забором и заклинаниями маскировки, да и владельцы относятся с пониманием к желанию клиента тренировать боевые навыки в стороне от чужих глаз.
   Идеальное место для самосовершенствования!.. Или для бесславной гибели от наёмного убийцы. Тут как повезёт.
   -- Уважаемый Одрин, напоминаю об условиях поединка, -- сказал Олег стоящему перед ним воину. -- Бой до первой крови или пока один из нас не сдастся. Применять можно любое оружие, в том числе магию и личные артефакты. Запрещено наносить заведомо смертельные удары и добивать...
   Олег с сомнением посмотрел на своего соперника. Лицо хмурое, а вот глаза какие-то безжизненные, водянистые. По такому сразу видно -- убить для него, что хаффа раздавить, пришибёт и не поморщится. Аж мороз по коже от его взгляда. И вроде все преимущества на стороне Олега -- итог поединка мага и воина почти всегда неутешителен для последнего -- однако беспокойство не проходило.
   Тысяча мархузов, Одрин Гром сам по себе внушал уважение! Облачён в зачарованный ламиллярный доспех, на голове закрытый шлем, в правой руке молот, а на левой -- артефактная перчатка. Причём двигается с такой лёгкостью, словно кроме холщовых штанов и рубахи на нём и нет ничего. На нагрудной пластине, напротив сердца, изображён знак Мечника.
   Очень, очень достойный соперник! Опыт драки с таким бойцом стоит любого риска. Так что надо будет потом поблагодарить Луара Чимира, который и помог ему найти Одрина... Если только глава рода не решил таким образом избавиться от нового родственника -- свадьбу с Аливией Олег сыграл в прошлом году.
   -- И какой толк от такой драки? Этого нельзя, того нельзя... -- прогудел Одрин в ответ, пару раз взмахнув своим молотом. Воздух аж загудел. -- Чему можно научиться, если бояться лишний раз поцарапаться?
   -- Если погибнешь, точно ничему не научишься! -- скривился Олег. Мысленно приказав себе соблюдать осторожность и не лезть на рожон, он скомандовал: -- Ладно, начали!
   И одним коротким заклинанием закрутил вокруг себя облако песка и пыли. Вращающаяся в воздухе мелкая дрянь заметно снижала восприятие, но серьёзно помогала в работе с другими заклинаниями Стихии Земли. После того, как Олег разобрался с этой придумкой прежних Повелителей Земли -- в старых книгах она называлась Вуаль Земли -- он любой бой начинал именно с неё.
   Однако Одрин тоже оказался сторонником нестандартных тактик. Вместо традиционного сближения с магом, воин размахнулся и с хеканьем запустил в Олега молотом. Чародей только успел заметить вспыхнувшую вокруг оружия белую ауру Воздуха, как тяжёлая чушка стрелой полетела в его сторону.
   На одних инстинктах, не думая ни о каких формулах или заклятиях, Олег активировал плетение Каменной Кожи -- сделав это столь быстро лишь благодаря Вуали -- и грудью встретил молот. Удар оказался такой силы, что покрывшая всё его тело каменная корка растрескалась, а дыхание на миг перехватило от боли.
   Да что творит эта хфургова сволочь?! Олег попробовал перехватить мархузов молот, но не успел -- Одрин оказался более расторопен. По-хитрому крутанул кистью, и зачарованное оружие с тихим гудением прыгнуло воину обратно в руку.
   -- Ловко, -- выдохнул Олег и одним ментальным усилием метнул в лицо Мечника горсть пыли.
   Вроде ерунда, но ерунда весьма эффективная. Одрин на мгновение отвернул голову, спасая глаза, но этого вполне хватило, чтобы Олег один за другим сформировал два Гранитных Кулака и ударил ими противника.
   Этого бы вполне хватило для завершения поединка с обычным бойцом, но Гром не зря носил звание Мечника. Одна Тьма знает, как воин смог почувствовать направление атаки. Удивительное дело, но от одного из Кулаков он уклонился, а второй уничтожил встречным ударом молота.
   Проклятье, Олег уже начал ненавидеть хфургово оружие. Ну кто мог подумать, что тяжёлая, неповоротливая кувалда может оказаться столь эффективной в бою с магом?! А ведь всего-то и надо, что вложить в оружие одну из разновидностей чар левитации, да укрепить десятком гномьих рун.
   Ладно, а если так...
   Олег припал на одно колено и хлопнул ладонью по песку, выпуская заклинание Каменная Пасть. Земля дрогнула, под ногами Одрина возникла большая трещина. Однако, перерасти в провал она не успела -- воин успел отпрыгнуть в сторону. Мало того, он не просто отпрыгнул, а ещё и снова запустил в Олега своей кувалдой. Полюби его Кали!
   Чтобы уцелеть, пришлось кувырком уходить назад, оставив вместо себя вертикальную каменную плиту. Против колдовства такой фокус бы не сработал, а вот против атаки Грома помог. Оголовье молота с грохотом врезалось в камень. Осколки так и полетели, но ни один не задел Олега.
   Маг почувствовал, что звереет. Он, дипломированный чародей, опытный боец, выживший в подземельях гномов и спасший самого льера Бримса, и вдруг не может справиться с пусть подготовленным, но простым смертным?!
   Что-то зарычав, он трансформировал остатки Вуали в несколько десятков Каменных Игл и метнул их в Одрина. Хорошо хватило ума целить в туловище: попадание в прорезь шлема грозило серьёзной травмой, а то и смертью. Хотя тут же понял, что мог не стараться. Гром даже не пытался уворачиваться: стоял как стоял, лишь прикрыл лицевую щель рукой. И доспех выдержал.
   Однако Олег уже перехватил инициативу. Снова вызвал Вуаль Земли и принялся осыпать вояку градом простейших чар. Сначала Каменное проклятие, затем опять пара Гранитных Кулаков, а в завершении сбил ошеломлённого и потерявшего подвижность Одрина Пылевой Змеёй.
   Нет, тот поначалу пытался огрызаться: ощутив воздействие проклятия, любитель больших молотов пустил в ход свой последний козырь -- разрядил в Олега заряд молнии из левой перчатки -- но неудачно. Большая часть силы заклинания ушла на преодоление Вуали, а с остатками справился защитный амулет, который Олег с некоторых пор совсем не брезговал носить под одеждой.
   -- Сдаюсь! -- уже лёжа на земле прохрипел Одрин и в подтверждение своих слов отбросил оружие в сторону. -- Ты победил, маг! Слышишь?! Победил!
   Олегу понадобилась пара секунд, чтобы понять, чего там кричит хфургов вояка. И лишь после этого он осознал себя, злого как мархуз, в нескольких шагах от соперника и готового уже активировать плетение Костедробилки...
   Ф-фух, вот это его накрыло!
   -- Да понял я, понял. Не ори! -- выдохнул Олег и, отвернувшись от поверженного противника, устало направился к единственной на этой арене трибуне.
   Ему срочно требовалось отдохнуть. Как-то чересчур резко он переключился с обычной тренировочной схватки на смертельную битву. Ещё бы чуть-чуть, и слишком ловкий всё-таки не противник, а партнёр, отправился бы в верхний мир.
   -- За деньгами вечером заходи, -- бросил он через плечо, вдруг вспомнив о заключённом договоре.
   Вместо ответа проигравший Мечник тяжело поднялся, подобрал свой молот и, не прощаясь, двинул к выходу. Олег на это лишь вздохнул и поправил выбившуюся из-под ворота рубахи серебряную пластинку -- артефакт вызова голема Камышового кота -- свою страховку на случай всяких неприятных сюрпризов. Как-то нехорошо с Одрином получилось. Чересчур сильно Олег опасался подвоха с его стороны, а в итоге вон как всё повернулось...
   -- Поздравляю, ты только что победил в бою опытного Мечника. Не комнатного чемпиона, а битого жизнью скорта, умеющего драться с магами, -- вдруг раздался знакомый насмешливый голос. -- Глядишь, так и с эльфийскими убийцами на раз-два будешь справляться.
   Ничего не понимая, Олег уставился на доселе совершенно пустые трибуны... и увидел, как в переднем ряду появился размытый силуэт, который стремительно приобрёл чёткость, объём и превратился в скалящегося во все зубы Айрунга.
   -- Давно здесь сидишь под невидимостью? -- спросил Олег с досадой. Ладно бывшего Наставника проморгал, а ну как вот так же шпиона или кого похуже пропустишь?
   -- С самого начала, -- с убийственной усмешкой сообщил Айрунг. -- Получил море удовольствия. Особенно когда ты вдруг решил, что тебя вот-вот прибьёт обычный смертный.
   Олег с чувством помянул мархуза, чем окончательно развеселил коллегу. Засмеявшись в голос, Айрунг встал, приблизился к своему первому ученику и, не стесняясь, обнял.
   -- Ну здравствуй, Олег. Давно не виделись, -- сказал он уже без насмешки.
   -- Что есть, то есть, -- хмыкнул Олег.
   Визит Наставника оказался настолько неожиданным, что он не знал как себя вести. То ли радоваться, то ли ждать подвоха... А вот Айрунг чувствовал себя совершенно свободно.
   -- И зачем тебе всё это понадобилось? Прятаться от любопытных, рисковать... -- спросил он, изобразив рукой нечто-то неопределённое. -- Если так хочется с кем-нибудь подраться, обратись к льеру Бримсу. Он мигом найдёт тебе партнёра для поединка среди Наказующих.
   Олег не без раздражения цыкнул зубом.
   -- А то я не занимался с Наказующими... Только все они дерутся по одинаковым канонам и схемам, используя одни и те же наработки. Что безусловно интересно и полезно, однако сильно сужает направление развития, -- сказал он с неохотой.
   Айрунг понимающе покивал.
   -- Не буду спорить. Чем обширнее личный опыт боёв, тем больше ты подготовлен к неожиданностям, -- сообщил бывший Наставник. -- Однако всё это не отменяет вопроса, какого мархуза ты вообще загорелся идеей повышения своих боевых навыков. Раньше ты был не столь... воинственен. Колдовать любил, но чтобы увлекаться боевой магией... Не припоминаю такого.
   Кого другого Олег с такими вопросами послал бы к Юрге в зад, но перед ним стоял Айрунг. Поэтому он и ответил, пожав плечами.
   -- Всё никак не отойду от покушения на Бримса и ещё парочки схваток, в которых принимал участие. По приказу Магистра нас, конечно, натаскивают на практику, но... чувствую, этого мало. Несмотря на все знания и особые умения, на фоне настоящих бойцов по-прежнему чувствую себя позорно слабым. Так что приходится заниматься самостоятельно, -- выдал он. -- И да, с Одрином Громом так некрасиво сложилось, потому что... нашёл мне его льер Луар Чимир, глава...
   -- ...нынешний глава рода Чимир и старший брат твоей жены, -- перебил Айрунг. -- Который совсем не в восторге от безродного мужа Аливии и до сих пор лелеет мысль, что рано или поздно сможет от тебя избавиться. Так?
   Олег со вздохом поднял глаза к небу. И откуда только Айрунг всё знает?
   -- В точку. И знаешь, что самое неприятное? Несмотря на все его слова и обещания, какой бы пост я не занимал, сколь больших вершин не достигал, я всё равно остаюсь "плохой партией". Уже год как мы с Аливией женаты, меня даже в род взяли, а отношение остаётся прежним, -- сказал он с раздражением.
   -- Бывает, -- отмахнулся Айрунг равнодушно. -- Говорят, и Луар, и младшенький Триссен, характером в покойного Дитрима, а тот по слухам был ещё тот ублюдок!
   Уловив скуку в голосе коллеги, Олег мысленно отвесил себе пинок за излишне болтливый язык. Мархуз побери, зачем он столько всего вывалил на Наставника? Кому нужно слушать твоих о проблемах и сложностях, если у каждого своих гора и маленький пригорок? Особенно, когда речь идёт об Айрунге. Этого вообще интересуют в жизни лишь две вещи -- магия и политика, всё остальное -- тлен и лишняя суета.
   Подтверждая эту мысль, Айрунг вдруг ткнул в перстень Олега.
   -- Как погляжу, ты уже третьего ранга? Поздравляю. Давно?
   -- Чуть меньше года, -- пожал плечами Олег. Глянул на регалии Наставника и с удовлетворением сказал: -- Да и ты уже второй!
   -- Растём. Даром, что Охранителем заделался и из командировок не вылезаю, стараюсь не терять темп и продолжать расти в Искусстве, -- с видимым удовольствием сказал Айрунг. -- По нынешним временам иметь высокую степень в магии вопрос не карьеры, а банального выживания... Хотя кому это говорю! -- Стряхнув с рукава невидимую пылинку, он внезапно спросил: -- С нашей последней встречи в... как то пафосное место называлось? "Тёмный соблазн"?.. так вот, после того разговора у тебя ничего нового не произошло? Как карьера?
   Олег задумчиво потёр подбородок. Какой странный вопрос... а всё, что он до этого рассказывал, это не новое?
   -- Про тот рейд к костяному дракону можешь не говорить, -- быстро добавил Айрунг, по-своему истолковав заминку.
   -- Что? А, нет... Просто не знаю, что сказать. Изменений много, но... всё ожидаемо. Курирую несколько групп молодых адептов Земли, пытаюсь помочь им раскрыть Дар по-настоящему без помощи гномов и научить работать со Стихией напрямую без эльфийских заморочек. Состою всё в той же комиссии по межрасовым взаимоотношениям, где регулярно сталкиваюсь с хфурговыми коротышками... -- принялся перечислять Олег.
   -- Кстати о коротышках. Никаких... эксцессов... больше не было? -- перебил Айрунг.
   -- Нет. Скажу больше, мы теперь снова сотрудничаем. Обмениваемся наработками по Стихии Земли, из тех что не жалко, заказываем друг у друга изготовление редких артефактов и амулетов. В общем всё культурно и цивилизованно. С Сухартом и вовсе регулярно переписываемся, последнее письмо ему буквально на прошлой седьмице отослал, -- выдал Олег ровным тоном. Правда, потом не выдержал и добавил: -- Хотя в земли гномов ход мне по-прежнему заказан. Особенно в Орлиную гряду...
   -- Считай такое внимание со стороны гномов признанием своих заслуг! -- улыбнулся Айрунг и почти сразу посерьёзнел. -- И радуйся, что оно приняло столь безобидные формы...
   -- Ну да, коротышки не эльфы, слишком рациональны и прижимисты. Устраивать вендетту из одной любви к искусству точно не будут, -- фыркнул Олег. Немного подумал и всё же добавил: -- Или я ещё просто не та фигура, с которой захотят всерьёз свести счёты. Чтобы так вляпаться, надо быть уровня Магистра Наказующих, никак не меньше...
   -- Или твоим сородичем, -- со значением сказал Айрунг.
   Олег немедленно насторожился. Странный визит бывшего Учителя -- мархуз побери, они не виделись три года! -- затем разговор ни о чём и явно наводящий вопрос о Ярославе. Хотя каком Ярославе?! Теперь уже К'ирсане Кайфате. А если вспомнить, что какое-то время назад Олега планировали отправить к хфургову мерзавцу для переговоров, да так и не отправили, неожиданный поворот в разговоре с Айрунгом наводил на размышления.
   -- Ты о К'ирсане? -- осторожно уточнил Олег.
   -- О нём самом, -- кивнул Айрунг. -- Короле, маге и головной боли многих сильных мира сего. В том, что он рано или поздно придёт к власти я даже не сомневался, и в том, что не будет бояться применять Запретную магию тоже. Но вот в его способность удержаться на троне, делом доказать свою пользу Нолду и выиграть войну одной лишь силой армии почти не верил.
   -- Да, помню, он всегда был тебе симпатичен, -- усмехнулся Олег. -- Касаемо же всего остального, то тут надо ещё разбираться. Не знаю как среди Охранителей, среди Наказующих по поводу этого хитрого хаффового сына мнения разделились. И я отношусь к числу тех, кто считает необходимым скрутить его в бараний рог и кинуть в казематы. Помощь в борьбе с культами Спящих дело хорошее, но только не в исполнении человека, который... -- Внезапно Олегу вспомнилось предупреждение льера Бримса не распространяться о свои подозрениях насчёт участия К'ирсана в призыве немёртвого дракона. Пришлось торопливо выкручиваться, -- ...который ради власти идёт по трупам и внаглую плюёт на законы о магии Запрета.
   Вроде бы обошлось. Внимание Айрунга удалось переключить, и на фразе про запретную магию он понимающе усмехнулся. Олег едва не ответил ему тем же. Учитывая, что на курсах повышения квалификации, регулярно организуемых для лучших Наказующих, учили фокусам из некоторых недоступных простым смертным разделов, обвинение Кайфата в похожем нарушении выглядело откровенным лицемерием. Хотя почему лицемерие? Нолд -- центр цивилизованного Торна, неудивительно, что его гражданам позволяется несколько больше, чем всем остальным. Олега такой подход вполне устраивал.
   -- Трупы... Тоже уже наслышан о его успехах на военном поприще? -- спросил Айрунг, вопросительно изогнув бровь. Дождавшись кивка, продолжил: -- Да, конфликт с Харном преподнёс немало сюрпризов. Мало того, что новоиспеченный король подготовил весьма боеспособную армию и вооружил едва ли не половину солдат артефактами, а затем одним махом наголову разгромил целых два легиона, так ещё и его оружие оказалось сильнее наших "щитов". Пусть харнцы и использовали уже устаревшие Сферы, но факт остаётся фактом: поделки нолдских магов и инженеров уступили магическому "клинку" какого-то выскочки. И всё это в условиях ограничений на ввоз в Сардуор качественного оружия...
   Слушая рассуждения Айрунга, Олег не скрывал неудовольствия. И откуда такое увлечение проклятым сородичем, проглоти его Тёмный Оррис?!
   -- Надеюсь эту его выходку без внимания не оставят. При таком количестве убитых ему прямая дорога в военные преступники, а там и до суда под патронажем Объединённого Протектората недалеко! -- наконец, с чувством сказал он.
   И заработал недоумённый взгляд Наставника.
   -- Какой ещё "военный преступник"?! -- воскликнул он. -- Кайфат мирный город со всеми жителями под нож пустил или в жертву Спящим принёс? Или быть может смертельную эпидемию устроил? А может на досуге увлёкся пытками и убийствами уважаемых граждан Протектората? Олег, очнись. У него там война, а на войне убивают. Тем более что убивает он сардуорских варваров, дикарей и недочеловеков, предки которых виновны по крайней мере в нескольких катастрофах мирового уровня. Цивилизованному миру на них плевать. Главное, чтобы не применялась Запретная магия, не ущемлялись права стран-участниц Протектората, и не появился кто-то вроде нового Кии'л'дорега или местного Гур'арраша... Ещё никто не позволит кроить карту Сардуора и строить там новую империю, за такое в момент снимут голову. В остальном местные корольки -- при соблюдении хотя бы видимости приличия -- вольны делать всё, что хотят.
   -- Так Запретную магию он применял! -- раздражённо сказал Олег. Доводы Айрунга ему не понравились.
   -- Ты не читал циркуляра, который выпустила Ложа Магов? В битве с Харном Западный Кайен не применял никаких запретных чар. Там присутствовал наш наблюдатель и ничего не нашёл. Были слабые отголоски Древней магии, но ею там кое-где даже воздух пропитан, так что это не показатель, -- с чувством ответил Айрунг. -- Пойми, твой хитроумный сородич чист перед законом. -- Заметив, что Олег собрался возразить, он предостерегающе поднял руку. -- Стоп, стоп... Я знаю про прежние его грешки, со времён борьбы за трон. Но из-за его непримиримой борьбы с культистами этот грех ему простили... До поры.
   Олег мысленно помянул мархуза. Так и хотелось сказать всё, что он думает, о соседстве "непримиримой" борьбы с призывом в реальный мир могущественного демона из пантеона культистов, да жаль нельзя.
   -- То есть хфургову сыну ничего не будет? -- спросил он вместо этого.
   -- Да, -- развёл руками Айрунг. -- Говорят, правда, Объединённый Протекторат направляет к нему группу проверяющих, которые попробуют чего-нибудь нарыть, но я, честно говоря, в успех их миссии не верю. Слишком битый мужик этот К'ирсан, чтобы позволить себя поймать. -- Внезапно он посерьёзнел. -- Меня другое интересует. Например, почему ты не спрашиваешь, откуда у Харна появились наши старые Сферы Птоломея?
   Олег, который сосредоточился на своей неприязни, к своему удивлению понял, что не знает ответа. А ведь и вправду, откуда?! На Сардуор поставляются только малые корабельные сферы, и не более того!
   -- Вот, не знаешь, -- с удовольствием протянул Айрунг. -- А ответ найти очень просто. Достаточно вспомнить о "сделке века", о которой писали газеты в прошлом году, и посмотреть кто громче всех среди наших союзников кричал о необходимости дружить со странами Сардуора, "идущими по пути прогресса"?.
   -- Ты о продаже нашего устаревшего вооружения членам Объединённого Протектората, и тех дипломатических танцах, что устроил Зелод вокруг делегаций Харна и Заурама? -- медленно спросил Олег.
   -- Именно, -- сказал Айрунг, щёлкнув пальцами.
   -- Но зачем Гелиду Рансу вооружать против Кайфата Харн? В чём выгода? -- удивился Олег. Немного подумал и с досадой на собственную недогадливость бухнул: -- Ну конечно, эльфы!
   -- Правильно. За всеми решениями короля Зелода сегодня стоят длинноухие ублюдки, и именно им больше всех нужен проигрыш К'ирсана Кайфата, их Врага Леса, -- наслаждаясь каждым словом, сказал Айрунг. -- Ну как, всё так же желаешь своему сородичу неудач?
   Олег от злости заскрипел зубами. Логика Наставника была непрошибаемой, а значит, человек, призвавший в мир величайшее зло снова уйдёт от наказания. Потому как справедливость справедливостью, но если кто-то мешает Перворождённым человеконенавистникам, ему остаётся лишь пожелать бороться до конца и как можно сильней насолить обитателям Маллореана.
   -- Пожалуй, нет, -- буркнул он. -- Но если всё так серьёзно, то почему Нолд не вмешался, когда стало известно о передаче Харну артефактов? Не верю, что разведка проспала, а значит, мы тоже поддержали сделку?
   -- Мы? -- Айрунг поднял бровь. -- Внешней политикой у нас занимается Архимаг. Льер Бримс лишь предоставляет главе республики нужные инструменты, окончательное решение принимает льер Виттор.
   Ответ Айрунга прозвучал настолько двусмысленно, что Олег моментально забыл мархузова К'ирсана и впился изучающим взглядом в лицо бывшего Наставника.
   -- А разве Магистр Наказующих и Архимаг не... в одной упряжке? -- спросил он предельно осторожно. От слов Айрунг так и несло грязными интригами, а с ними следовало держать ухо востро. Иначе влезешь куда не следовало, да и сгинешь. И никакие заслуги не спасут.
   -- В одной, конечно в одной... Вот только разве льер Бримс не рассматривает К'ирсана Кайфата как полезную в его раскладах фигуру? И разве стал бы он им рисковать, игнорируя излишнее усиление врагов короля Западного Кайена?
   -- Ну да, что-то в этом есть, -- произнёс Олег задумчиво. -- Три года этого мерзавца не трогали, и сейчас вряд ли что-то изменилось. -- Поморщившись, точно съев кислый друл, он осторожно спросил: -- Но если всё так, как ты говоришь, если льер Бримс и льер Виттор каждый ведут свою игру... Значит... в верхах раскол?!
   -- Тьма! И это мне говорит человек из команды Магистра Наказующих! Кому лучше знать, как не тебе?! -- расхохотался Айрунг.
   -- Например, кому-то более опытному в вопросах политики, -- усмехнулся Олег, отвесив Айрунгу шутливый поклон.
   -- Хорошо, что ты это понимаешь, -- ответил тот совершенно серьёзно. -- Там, -- маг ткнул пальцем вверх, -- пока всё тихо. Все работают на благо Нолда, каждый занимается своими делами и не лезет в чужие. Внешне всё спокойно, и этого достаточно. Пока достаточно. Главное, чтобы ни ты, ни я не забывали, кто мы есть и на чьей стороне находимся...
   Кали и дерьмо дракона! Олег с оторопью понял, что сам того не желая, он таки влез куда не следовало. И что-то ему подсказывало, от его ответа зависело очень многое.
   -- Хорошо, что я свой выбор сделал несколько лет назад. Теперь не придётся перестраиваться, -- сказал он нарочито шутливым тоном, краем глаза ловя реакцию Айрунга.
   Судя по спокойной благожелательной улыбке, слова бывшего ученика его устраивали.
   -- Вот и хорошо. Правильная и взвешенная позиция всегда очень благотворно сказывается на жизни и карьере, -- сказал Айрунг со значением. -- Мир ведь сложнее, чем кажется. Гораздо сложнее. И чем больше ты знаешь, чем в большее число тайн ты посвящён, тем выше твоё положение в обществе... Хочешь пример? -- Вдруг с непонятной интонацией спросил он. -- Все знают, что Скипетр Власти или иначе Скипетр Стихий, главное оружие Нолда в конце Эпохи Войн, пропал в ходе локального катаклизма...
   -- В Вероятностном Шторме вместе со своей владелицей... -- решил блеснуть знаниями Олег. -- Тысячу лет назад нам рассказывал о том лично льер Бримс.
   Айрунг странно дёрнул уголком рта и кивнул
   -- Да, владелицу звали льериссой Ирэн Шаа'б'сутэх. И она была супругой льера Птоломея... -- Он немного помолчал. -- А вот члены Совета Мастеров... и некоторые другие чародеи рангом пониже... знают, что символ власти Архимага -- это не корона и не королевский посох, а тот самый Скипетр. И именно на нём приносится клятва служить республике!
   -- Не понял... -- сказал Олег. -- Самое сильное оружие последних тысячелетий принадлежит Нолду?! Тогда чего мы цацкаемся с эльфами, если...
   -- Однако, есть ещё более осведомлённые люди, чем члены Совета. Все они входят в ближний круг Архимага и Магистров, и они точно знают, что нынешний Скипетр -- подделка. Настоящий Великий артефакт был повреждён, а его фрагменты захвачены...
   -- Мархузова задница! -- выдохнул Олег, не сдержав эмоций. -- И что-то мне подсказывает, похитили сломанный Скипетр длинноухие сволочи.
   Айрунг с улыбкой развёл руками.
   -- Не буду врать, есть такое подозрение.
   Олег снова выругался, помянув тёмных богов, демонов и тысячу хфургов.
   -- И зачем так накручивать? Все эти знаю, не знаю... Зачем?!
   -- Потому что общество магов неоднородно. Равенства нет и быть не может. Мы -- пауки в банке, каждый из которых стремится усилиться и возвыситься над остальными! -- сказал Айрунг жёстко. -- Повторяю: шанс встать на ступеньку выше, есть лишь у более осведомлённых и знающих... А в условиях необъявленной войны с Перворождёнными, лишние знания часто вопрос выживания.
   -- Или причина внезапной смерти при слишком длинном языке, -- с тоской сказал Олег. Такие разговоры никто не заводит просто так, после них всегда есть последствия. И какими бы они ни были, ясно одно -- спокойная жизнь закончилась. -- Айрунг, я всё понимаю и ценю оказанное доверие...
   -- Да какое доверие? -- хмыкнул... нет, не бывший Наставник, и не менее опытный коллега... маски были сброшены, и с Олегом разговаривал жёсткий и опасный боец, верный своему лидеру. -- Брось, ты теперь с партией Бримса до конца. Свалят его, свалят и тебя. Считай наш разговор последней проверкой перед допуском в ближний круг Магистра.
   Айрунг протянул руку, и Олег крепко её пожал, стараясь никак не проявить обуревающие его сомнения и мысли. Наставника сказал, что он человек Бримса. Не льера Виттора, а именно Бримса! Проклятье, да что же наверху творится, если вдруг понадобилось такое разделение?! И главное, почему?!
   -- И ещё, -- вдруг сказал Айрунг, не разрывая рукопожатия. -- Заканчивай с этими самодеятельными тренировками... С завтрашнего я снова числюсь в штате Наказующих и на правах Наставника забираю тебя к себе в группу. Поверь, у нас будет чем заняться и помимо игр в гладиаторов!
   -- Это чем же? -- спросил Олег с натужной улыбкой.
   -- Наш долг бороться с врагами Нолда, не забыл? -- сказал Айрунг с усмешкой. -- И исполнять его придётся, как дома, так и в самых глухих дырах Торна.
   -- И в Западном Кайене? -- уточнил Олег, начиная догадываться к чему всё идёт.
   -- В том числе и там, -- кивнул Айрунг.
   Олегу ничего не оставалось, кроме как в очередной раз мысленно выругаться. Похоже, из-за чужих политических игр он помимо своей воли словно оказался в лодке, мчащейся по горной реке. Впереди многочисленные пороги, бешеная скорость, смертельный риск и никакой уверенности в благополучном окончании пути. Проклятье, мечтая о дальнейшей карьере, он рассчитывал на нечто совершенно иное!
  

Глава 7

   Курган Шести Магов или Лисф'т'сек на языке М'Ллеур располагался в самом центре владений Тёмных эльфов. По легенде, уже после исхода логов, но перед Войной Звёзд, на Горхе случилась какая-то катастрофа: то ли открылся провал в Бездну, то ли напали последние чернокнижники Некронда -- точно сегодня не скажет никто -- но произошла серьёзная битва. С применением древней высшей магии и многочисленными призывами демонических союзников. Само существование народа тёмных эльфов висело тогда на волоске, и чтобы спасти всех от гибели и забвения, на пути у вражеских полчищ встали шестеро могущественных чародеев и... победили. Их волшба оказалась сильнее чужих чар, но и цену они заплатили за это немалую -- все шестеро погибли.
   Похоронили героев под специально насыпанным величественным курганом, на многие годы ставшим памятником мужеству предков. Так бы оно оставалось и впредь, пока однажды чародеи М'Ллеур не обнаружили, что все их заклинания, сотворённые на вершине рукотворного холма, заметно усиливаются. И вот тогда Курган Шести Магов обрёл новую жизнь, став площадкой для проведения любого по-настоящему важного обряда или серьёзного колдовства...
   Несмотря на все свои успехи и добрую славу, Минош до сих пор ни разу не участвовал в проводимых здесь ритуалах, не пробовал "на вкус" истинную силу этого места. Хотя бывал в окрестностях знаменитого кургана неоднократно. В то, что такая возможность ему представится совсем скоро, он не мог даже подумать.
   Всё началось с требовательного Зова от Тверена. Минош только собрался покинуть дворец отца после очередной высочайшей аудиенции, когда ментальное послание Наставника вынудило его бегом броситься в портальный зал. Случилось что-то настолько срочное, что старый эльф, наплевав на приличия, буквально потребовал от бывшего ученика бросить все дела и немедленно отправиться в одно из самых охраняемых мест леса М'Ллеур.
   Разве мог Минош отказаться?
   Тверена в компании с Легруном он встретил сразу после портального перехода, у дверей в зал с артефактом телепортации. Оба, напряжённые как струна и злые как мархузы, едва не приплясывали в нетерпении, ожидая его появления.
   -- Что за спешка? -- сходу спросил Минош, чувствуя как внутри всё сжимается, словно перед боем.
   -- Все вопросы обсудим по пути. Идём, дорог каждый миг! -- отрезал Тверен, хищно раздувая ноздри.
   И заторопился в сторону кургана, возвышающегося над лесом. Идти до него было никак не меньше версты, так что почтенный чародей едва не бежал. Миношу с Легруном ничего не оставалось кроме, как присоединиться к Наставнику.
   -- Так в чём дело-то, Учитель? -- опять спросил Минош.
   Тверен промолчал, зато заговорил Легрун.
   -- Шесть наших кораблей патрулировали район вдоль морской границы Западного Кайена и час назад перехватили три судна светлых, -- сказал коллега, шипя от сдерживаемой ярости. -- Всего три!! При двукратном перевесе сами боги велели отправить предателей на корм рыбам! Но...
   -- Но наши моряки уже потеряли два корабля, и теперь вместо того, чтобы праздновать победу над противником, из кожи вон лезут, чтобы не разделить судьбу собратьев. Хорошо командующему эскадрой -- Шуграду из рода Нарзул -- хватило ума связаться со мной лично и попросить о помощи, -- перебил ученика Тверен. -- Однако одни только боги ведают, как долго он сможет уклоняться от схватки.
   -- Погодите, Учитель! -- не выдержал Минош, который лучше многих знал, сколь серьёзную силу представляет собой любой морской охотник М'Ллеур. Не зря, и в боях приходилось участвовать, и на морских чудищ охотиться. -- Как маллореанцы смогли так быстро уничтожить аж два корабля?! Наших корабля?!
   Наставник хмуро посмотрел сначала на Миноша, затем зачем-то на Легруна и вздохнул.
   -- На одном из лоханок Светлых -- очень сильный маг Воды, я бы даже сказал, что маг-виртуоз. Кто-то из высших чародеев клана Тес'симир, не иначе. -- Заметил, что ученик хочет спросить что-то ещё и резко бросил: -- Хватит вопросов! Лучше сосредоточься на ритуале. Прежде чем со светлыми начнём разбираться, придётся попотеть. Напомню, до маяка, который активировал Шуград, ещё надо дотянуться!..
   Варрек Минош нахмурился, но смолчал. Он небольшой знаток Астрала, но чтобы три адепта Древней магии, элита чародеев М'Ллеур не справилась с организацией Астральной тропы, пусть и весьма нестандартной?! Да не бывать такому...
   У подножия Шести Магов их встретили несколько слабеньких колдунов: из тех, кто следит за состоянием всего заклинательного комплекса, организованного на кургане и в его окрестностях. Помогли по-быстрому переодеться в бело-чёрные ритуальные одежды из паучьего шёлка, сменить повседневные сапоги на лёгкие почти невесомые мокасины из кожи иномирных демонов. Они же приняли на хранение все нательные артефакты и оружие, взамен выдав каждому по костяному посоху с обсидиановым навершием. Причём искусно обработанный камень уже был под завязку наполнен энергией Астрала. И, надо сказать, Минош никогда доселе не встречал эфира подобной чистоты. Ни одной примеси и лишней фракции, словно в верхних слоях мира духов!
   Наверх тоже поднимались не обычным порядком -- по "парадной" лестнице из базальтовых блоков в три сажени длинной, а с "чёрного входа" -- по узкой, едва заметной тропке, вымощенной грязно-серыми костяными пластинами. Через каждые четыре аршина останавливались и творили заклинания очищения и концентрации, настраиваясь на предстоящий обряд. Будь на месте варреков кто-нибудь, близкий по крови легендарным рептохорсам или вообще вартагам, ничего подобного бы не потребовалось. Но пошедшие по тропе Древних М'Ллеур являлись лишь бледными подобиями падших владык магии. И любой серьёзный, связанный с Астралом, ритуал требовал от них не менее серьёзной подготовки.
   Наконец, трое варреков достигли вершины и встали по краям заклинательного круга, так, чтобы образовался равнобедренный треугольник. Причём Минош с Легруном заняли позиции у его основания. Совершив ритуальные поклоны по сторонам света, М'Ллеур один за другим, начиная с Наставника, поместили посохи в специально для того подготовленные отверстия. Затем развели руки и затянули заунывную песню на староэльфийском, прославляющую древних хозяев Торна. Будь здесь наблюдатель из Маллореана или новоявленный "повелитель" Стихий из Нолда, они бы обязательно обсмеяли ретроградов М'Ллеур. Было время, когда и Минош присоединился бы к их насмешкам, но не сейчас. Вроде бы обычная песня, полная верноподданского энтузиазма, однако не успел отзвучать последний куплет, как пространство дрогнуло, словно бы вздохнуло, и иные планы бытия стали самую чуточку ближе.
   Одновременно с этим от посохов по камням побежали дорожки из голубого света, то пересекаясь друг с другом и образуя замысловатые узоры, то наоборот расходясь и оставляя проплешины в виде правильных геометрических фигур.
   -- А'ррон р'еп'тоох о'орс! -- рявкнул Тверен и хлопнул в ладоши. Облик обычного эльфа сполз с него, как сползает змеиная кожа, явив окружающим привычную варреку демоноподобную внешность.
   Вторя Наставнику, Минош с Легруном повторили воззвание, бывшее также основой заклинания, после чего принялись сплетать энергопотоки в сложную ажурную конструкцию -- чары, призванные сначала открыть Астральную тропу от кургана до места морской битвы, провести по ней трёх М'Ллеур, а затем безопасно вернуть их обратно. Чётко, без ошибок и сбоев, как пристало лишь по-настоящему искусным мастерам волшбы. На всё про всё понадобилось несколько десятков ударов сердца. Когда до завершения заклинания осталась всего пара штрихов, варреки почти синхронно уселись на землю, на иссорский манер скрестив ноги. Затем закончили каждый свою часть единого узора и вдохнули в получившееся плетение Силу...
   Мир перед глазами Миноша завертелся каруселью. Исчезли земля под ногами, небо над головой, верхушки деревьев вдали, даже фигуры коллег и полыхающие синим пламенем магические фигуры -- всё пропало, осталось лишь ощущение движения и смазанные цветные полосы. Казалось, что Минош куда-то летит по длинному, кривому желобу, потеряв малейшее представление, где он находится и когда всё завершится. Пока... пока всё не закончилось столь же внезапно, как и началось. Просто вдруг р-раз, и он оказался в центре гигантского облака из золотистых искр, а вместе с ним и его товарищи.
   -- Бездна! -- выдохнул Минош, доселе никогда не отправлявший свои разум и дух в столь дальние "вояжи".
   -- Хаффова мать! -- поддержал его Легрун.
   Эльфы дружно переглянулись и тут же стыдливо опустили глаза. Считать себя любимыми детьми богов, Перворождёнными, и уподобиться в своих реакциях каким-нибудь неотёсанным смертным?! Мархуз побери, не бывать такому!
   Однако не стоило забывать о деле.
   Минош сконцентрировался и создал заклинание Ока Юрги. Прошла секунда, другая -- в Астрале чары работали несколько иначе -- и перед ним возникла картинка того слоя реальности, куда их вывела астральная тропа.
   Там шла битва. Битва, в которой выстрелы метателей, боевые чары и жажда крови бойцов оказались задавлены яростью разбуженной Стихии. Он, варрек, никогда прежде не сталкивался со столь ярким и концентрированным присутствием Воды на поле боя. Казалось, что повелители океанов, владыки морских глубин явились сюда, чтобы лично наказать дерзких М'Ллеур. И от того вдвойне удивительно, что корабли тёмных продолжали не только оставаться на плаву, но ещё и болезненно огрызались на атаки светлых сородичей то метким выстрелом из кормового орудия, то удачными чарами.
   -- Я уже не раз сталкивался с магами и даже князьями-магами маллореанцев, но мастеров подобного класса ещё не встречал. Эта отрыжка Бездны не чародей, а прямо какой-то... титан, -- потрясённо сказал Минош ни к кому конкретно не обращаясь.
   Тверен на его слова никак не прореагировал -- Наставник выпустил целый сонм исследовательских чар и теперь разбирал поступающую от них информацию -- а вот Легрун ответил.
   -- Это ещё что, посмотри как всё начиналось! -- выдохнул коллега и отправил сжатый в компактный пакет мыслеобраз.
   Минош благодарно кивнул, сосредоточился и "развернул" послание, совместив его с по-прежнему активным Оком. Голова на мгновение закружилась, но затем всё пришло в норму, и перед ним словно в окне замелькали совсем другие картинки. Достаточно медленно, чтобы не упустить ни одной детали, и вместе с тем настолько быстро, чтобы не потратить на знакомство с недавним прошлым лишних секунд...
   Сражение началось с того, что шесть хищных теней с до боли родными силуэтами налетели на внешне гораздо более слабую эскадру светлых. Привычные перестроения, разведка боем, первый обмен слабыми заклятиями и пристрелка корабельных метателей -- ничего для себя нового Минош не увидел. Применяемые тактические схемы века назад прописаны в уставах флота, варрек помнил их наизусть. Он всегда воспринимал их как некий аналог разминки перед схваткой, позволяющий подобрать наиболее подходящее заклинание и сокрушить врага одним мощным ударом. Вот только на этот раз право выбора по-настоящему могучей атаки перешло к противнику.
   Полученное от Легруна ментальное послание не могло передать истинную картину применённых против М'Ллеур чар, красоту плетений, насыщенность силовых линий и выверенность рунных вязей. Однако то, что не видели глаза, "достраивал" разум Миноша. Мастерство "виртуоза" светлых и вправду вызывало уважение. Мало кто из знакомых варреку магов смог бы с такой лёгкостью подчинить не иначе как десяток сильных элементалей Воды, соединить их на время в некое подобие гигантского монстра, а затем натравить получившееся создание на корабли врага. Стоило ли удивляться, что сначала одно судно, а затем другое попало в плен цепких щупалец, которые раздавили корпуса из чёрного заговорённого дуба точно гнилой орех. И никакая защита не помогла! Сотворённые из энергии Стихии конечности обладали текучестью воды и её же способностью просачиваться куда угодно, даже сквозь самые надёжные щиты...
   Дальше досматривать послание Минош не стал -- всё было ясно и так: чародей маллореанцев владел заклинанием вызова кракена, одним из самых сильных в арсеналах магов Воды. Гиблое дело биться со столь сильным противником на его поле. И если поначалу к командующему тёмноэльфийской эскадрой Минош испытывал раздражение за проявленную слабость и отсутствие тактической гибкости, то сейчас он им восхищался. Не будучи варреком продержаться столь долго против противника выше тебя уровнем дорогого стоит!
   -- Как будем атаковать? -- спросил Легрун кровожадно. -- Может Метеоритным дождём Предателей накроем?
   После этих слов Минош вздрогнул и покосился на коллегу. Он рехнулся?! Бить Повелителя Воды на пике могущества заклинанием на основе стандартного сочетания Стихий?! Раньше он был о Легруне гораздо более высокого мнения.
   Наставник оказался менее выдержан.
   -- Ты не помнишь основы, Легрун?! Не забыл, что перед тобой не обычный "водник"?! -- язвительно выдал учитель. -- Как только он почует начало формирования плетения, как сразу же прикроется пологом... вон какие волны бушуют, ему даже напрягаться не придётся! А в том, что чары он почует, можно не сомневаться. Пока вы тут расслабляетесь, я уже дважды прикрывал нас от взглядов его чтецов астрала... -- Под конец Тверен заметно разозлился и уже в сторону добавил: -- Два сайгала...
   -- Тогда Молнию Богов, против любой защиты на основе Воды будет самое то, -- пристыжено исправился Легрун, лишь на самую малость опередив Миноша.
   -- Поцелуй Кали! -- выдал тот. -- Маги Тес'симир в основном чистые стихийники, удар со стороны Астрала "виртуоз" может не заметить.
   -- Оба правы. -- Теперь Тверен буквально лучился довольством, словно и не было недавней вспышки. -- Поэтому Молния Богов будет основной плетения, а Поцелуй -- довеском... За работу!
   Минош мысленно согласился с учителем и без дальнейших понуканий принялся формировать каркас заклинания -- самую сложную часть подобного рода конструкций. Потому как именно от каркаса зависит, сможет противник развеять атакующие его чары или нет. Нащупал в сознании тоненькую ниточку, связывающую его с обсидиановым шаром на далёком отсюда Кургане Шести Магов, и принялся тянуть из него накопленную там Силу. Глоток, второй, третий, чувствуя, что вот-вот лопнет от чуждой для него энергии, принялся лепить сложную фигуру из вложенных друг в друга колец. В центр поместил искры истинного Огня и Воздуха, перемешав их друг с другом и укрыв внутри сферы из эфира. Подождал несколько ударов сердца пока плетение не примет устойчивую форму и лишь затем передал управляющие нити для Леграна и учителя. Теперь их черёд работать над заклинанием, всё, на что хватает его способностей -- это "держать" конструкцию и не давать ей разрушиться.
   Первым откликнулся Легран. Словно желая реабилитироваться за недавний промах, он на удивление ловко -- Минош вряд ли сделал бы лучше -- оплёл каркас рунной вязью и напитал его Огнём и Воздухом, щедро плеснув энергии. Затем подключился Тверен, в очередной раз доказав, что не зря вот уже почти тысячу лет является учителем для последователей Древнего пути. Поцелуй Кали выглядел как невесомое облако голубого света, которое Наставник приблизил к почти готовой конструкции заклинания и которое втянулось внутрь плетения. Никакой тебе возни с силовыми линиями, структурами, расчётом сопряжений и точек фокуса, чем на его месте обязательно занялся бы Минош, один лишь талант помноженный на огромный опыт -- две обязательные составляющие для великого Искусства.
   -- Одно удовольствие работать с чистым эфиром. Впервые понял, сколь много теряю, не обладая ни каплей крови р'еп'тоох о'орс, -- вдруг разоткровенничался Наставник. Он так и лучился довольством, намекая, что сам не ожидал от себя столь высокого мастерства. -- Любого, кто скажет, что союз с этим выскочкой К'ирсаном нам не выгоден, сразу буду вызывать на дуэль...
   Минош понял это как камень в свой огород и досадливо поморщился. Да, выгоды огромны, но... мархуз побери!.. смириться с существованием этой хитрой отрыжки Бездны ему будет непросто. Если вообще возможно!
   -- Что замер? Бей светлого! -- рявкнул Тверен. -- Или до сих пор не понял на каком он корабле?!
   Проклятье, до чего же Минош не любил работать вместе с Наставником! Всякий раз ощущаешь себя не полноценным магом, а каким-то неумёхой-несмышлёнышем. Хорошо хоть никто из подчинённых не видит такого позорища, иначе стыда не оберёшься!
   Тем временем перед Миношем развернулось огромное окно, и он снова увидел место сражения. Пока они колдовали, бой продолжался. И корабли М'Ллеур успели получить немалые повреждения. Как раз в этот момент на один из морских охотников налетел сильнейший шквал, который в момент изничтожил всю парусную оснастку, а корпус судна развернул в пол оборота. Чем не преминули воспользоваться светлые: в открывшийся бок моментально влепили пять или шесть Стрел Эльронда, один средний мощности пульсар и аж два заряда метателей. Цель оказалась погребена под чередой взрывов, заставив думать, что ещё несколько десятков сородичей варрека отправились ко дну. Однако дым рассеялся, и стал виден изувеченный, но держащийся на плаву корабль.
   Как ни странно, маллореанцам тоже досталось. У одного охотника разворочен нос -- явно работа заклинания Стихии Огня, а у другого разбиты палубные надстройки, особенно досталось корме -- здесь уже постарались метатели. И лишь один корабль щеголял нетронутой краской на бортах и белоснежными парусами. Даже если бы Минош не ощущал на нём ауру могучего мага, занятого волшбой, он всё равно назначил бы его целью.
   -- Попался, полюби тебя Кали! -- процедил варрек и с наслаждением выпустил заклинание.
   Что бы там ни говорил Наставник о способности великих чародеев чувствовать опасность и заранее противостоять угрозе, атаку из Астрала "виртуоз" едва не пропустил. Огромный, увитый молниями столб света врезался в самый центр корабля светлых эльфов. Играючи проломил артефактную защиту, точно нож мешковину вскрыл палубу и уже внутри встретился с щитами колдуна Тес'симир. Хотя вряд ли ему это могло помочь. Минош так и представил как гаснут защитные бастионы врага, а в его ауру словно отродье из Запретных земель проскальзывают смертельные чары.
   -- Бездна! -- вдруг выругался Тверен, заставив своего бывшего ученика вздрогнуть.
   Какого?!. Но тут Минош и сам увидел, как развороченный остов судна затягивает голубая пелена. "Виртуоз" отбил-таки удар, и Поцелуй Кали распался, обернувшись облаком ядовитого газа. Высшего мага таким не убить, а вот команде можно было лишь посочувствовать.
   Что ж, значит им предстоит второй раунд! Минош принялся спешно формировать сразу несколько молний, правда теперь уже простых, гораздо менее мощных, предоставив Наставнику с Легруном самим выбирать способ атаки.
   Вот только нового нападения светлый ждать не стал: доломав колдовством борт корабля, он ласточкой нырнул в море и, если чутьё не лгало, уже там открыл вход на Водные Пути. Мгновение, и могучий чародей покинул поле боя, оставив сородичей на растерзание воспрянувшего духом врага.
   -- Трус! -- яростно выдохнул Минош и в гневе хлестнул молниями ближайшее судно светлых. -- Хфургов трус!
   Так хотелось одним махом разобраться с убийцей М'Ллеур и ослабить Маллореан, что увидев бегущего врага, варрек едва не потерял над собой контроль. А это для находящегося в астрале мага было чревато огромными неприятностями, вплоть до потери души.
   Легрун прореагировал гораздо спокойнее, а вот Наставник -- пример для подражания многих поколений учеников -- снова разъярился, словно к неизвестному "виртуозу" у него имелись свои личные претензии. Иначе как объяснить ту злобу, с которой он шарахнул по двум оставшимся кораблям маллореанцев каким-то мощными, но незнакомыми Миношу, заклинаниями. Удар оказался так силён, что и без того пострадавшие суда раскололо на части, и обломки стремительно утянуло под воду. На поверхности остались лишь несколько десятков барахтающихся моряков.
   Учинив расправу, Тверен моментально успокоился и вернулся к роли мудрого и опытного командира. Варрек успел перехватить лёгкое возмущение эфира, характерное для короткого сеанса астральной связи. Можно было не сомневаться, что учитель отдавал какие-то распоряжения командующему Шуграду. А затем, толком не предупредив, он накрыл себя и своих бывших учеников простейшим коконом Силы и позволил заметно истончившемуся плетению затянуть их обратно на Астральную тропу...
   -- Полюби меня Кали!! -- застонал Минош, рывком вернувшись в своё тело спустя показавшиеся вечностью мгновения полёта через бесконечность иных планов бытия.
   Обратная дорога оказалась тысячекратно более неприятной, почти мучительной. Он словно бы не возвращался в родное тело, а раз за разом умирал. Страшно, жестоко, больно. Так не должно было быть, но так было. Астрал жестоко наказывал чужаков, обманом и хитростью попавших на его просторы.
   В губы ткнулась чашка с чем-то масляным и вонючим, но он стойко сделал пару глотков. Смотрители Лисф'т'сек знали, что делать с обессилевшими после путешествий по иным мирам чародеями. В этом им вполне можно было доверять.
   Алхимическое зелье подействовало очень быстро. Пара минут, и Минош уже смог самостоятельно подняться на ноги и даже осмысленно говорить.
   -- Простите учитель, но клянусь Тёмным Оррисом, в следующий раз для участия в подобных... вояжах ищите кого-нибудь другого, -- сказал Минош, мотая головой. -- Спасать моряков, откусивших кусок, который они не способны проглотить... Ха, для этого во мне слишком силён голос крови р'еп'тоох!
   Мархуз побери, он варрек -- колдун, идущий путём Древних, а не вартаг, рептохорс, чокнутый чтец астрала или тот же К'ирсан Кайфат. Для него астрал -- это инструмент для волшбы, а никак не ещё один мир, в который можно лазить как к себе на задний двор.
   -- А спасать, как ты говоришь, моряков, больше и не придётся! -- ухмыльнулся Наставник, возвращая себе облик убелённого благородными сединами эльфа. -- Сам понимаешь, зачем наш флот патрулировал морскую границу Западного Кайена. И какие обязательства мы исполняли. Однако, сейчас у меня, как и у доблестного Шуграда из рода Нарзул, возникли серьёзные сомнения в неизбежности данного сражения. После допросов спасённых маллореанских матросов, конечно, мы узнаем уже наверняка, но пока рискну предположить, что светлые двигались совсем не в гости к нашему "союзничку". Для этого им следовало бы взять ещё восточнее, чтобы попасть подходящее течение... И если этот факт подтвердится, я буду просить короля не трогать флот предателей. У нас и без того полно проблем, чтобы тратить силы в бессмысленных стычках.
   -- Не могу не согласиться, Наставник, -- фыркнул варрек Минош, глубоко одобряя любую идею, которая избавит его от участия в подобных ритуалах. -- Верный выбор. Хотя и сожалеть о том, что три корабля светлых ублюдков отправились в Бездну, тоже не буду.
   -- Ещё мага Птиц Вод к предкам отправить, и совсем было бы хорошо! -- вставил своё слово Легрун, и маги М'Ллеур дружно пожелали ему плохого посмертия.
   А Минош ещё мысленно добавил, что совсем не расстроится, если компанию "виртуозу" светлых сородичей в будущем составит и К'ирсан Кайфат. Сотрудничество с наследником древней крови дело выгодное, но уж слишком он не нравился Миношу. Слишком! Он даже позволил себе надеяться, что Тверен ошибается, и светлые ублюдки всё-таки заявятся в гости к врагу их проклятого рода. Пусть не сейчас, но когда-нибудь обязательно!
  

* * *

   О гигантской пещере на востоке Орлиной гряды клан Стражей Восточного прохода знал с незапамятных времён. В длину почти десять вёрст, с высоким крепким сводом и не менее крепкими стенами, плавно переходящая в глубоководную, скрытую от любопытных взглядов бухту -- она идеально подходила для организации перевалочного пункта контрабандистов или тайной пиратской базы. Однако гномы ни в том, ни в другом качестве её не использовали. Как, впрочем, и сотни других подземных залов, галерей, проходов и отнорков. Когда над народом довлеет знак беды, когда вместо развития он киснет в окружении прошлых обид и борется с тенью былых неудач, становится не до освоения новых территорий.
   Подгорным жителям понадобились недюжинные усилия лучших представителей нации бородачей, их элиты, чтобы угасший было пыл вспыхнул вновь. Медленно, шаг за шагом, они взращивали ростки будущего могущества. Что-то получалось сразу, на что-то требовалось потратить годы, если не столетия, а что-то заканчивалось, так толком и не начавшись. И потребовалось совершить невозможное -- отбить у Тьмы Сердце Гор, эту жемчужину Орлиной гряды, чтобы окончательно убедить сомневающихся в самой возможности победы.
   Клановые реваншисты обратили взоры на полузабытую многими пещеру полсотни лет назад. Тогда на Подгорном Совете подняли вопрос о необходимости создания гномами собственного тайного флота, способного при нужде пошатнуть на море гегемонию стран Объединённого Протектората. Решение приняли единогласно, однако указали на необходимость в постройке секретных верфей, где и будет коваться карающий меч гномов! Вот Стражи Восточного прохода и вспомнили о своей замечательной, но доселе никому не нужной пещере. И уже через пару лет некогда пустой зал перегородили стены из кирпича, разделив его на доки со стапелями и кранами, цеха со станками и литейными, проектные конторы с чертёжными досками и мастерские мастеров-руноплётов с заклинательными столами. Отдельно от остальных помещений разместили цеха оружейников и лаборатории алхимиков -- отсутствие сильных магов не оставляло гномам иного выбора, кроме как обратить взоры к забытому ныне огнестрельному оружию, работы над которым сопровождались известным риском.
   Первые металлические корабли появились через десятилетие. Вышли они неказистыми, приземистыми и крайне неустойчивыми при качке, но они плавали! Гномы, которые с испокон веков находились в непростых отношениях с морем, смогли построить судно, которое не утонуло сразу после спуска на воду. Это был прорыв!
   Однако прежде, чем они смогли построить по-настоящему достойные корабли прошло немало лет. Работы сильно тормозило не только отсутствие знаний о кораблестроении, но и необходимость соблюдать секретность и отсутствие в рядах подгорных мастеров могучих чародеев.
   Всё изменилось, когда кланы заключили торговое соглашение с Тлантосом, которое очень скоро переросло в нечто большее. Посланники Фердинанда смогли делом доказать выгодность взаимного сотрудничества и стали не только одними из основных поставщиков разнообразных секретов, но и главными заказчиками новых кораблей.
   Увы, два головных корабля серии некроманты бездарно потеряли. Решили проверить свои новые приобретения в бою: подняли пиратский флаг и отправились в дальний рейд по торговым путям, да на свою беду повстречали М'Ллеур... с предсказуемым итогом. Одно хорошо -- досадный проигрыш стал первым хорошим уроком как для спесивых тлантосцев, так и для возгордившихся первым успехом гномов-корабелов.
   Мда, уроком... Сухарт ещё раз окинул взглядом стапели с уже готовыми судами, самодовольно усмехнулся, отметив суету облепивших их мастеров, и вернулся за свой заваленный бумагами стол. Когда его назначили на должность Главного Смотрителя восточной верфи -- помимо прочих обязанностей -- первым своим распоряжением он оборудовал себе кабинет под самым сводом пещеры и панорамным окном, из которого открывался шикарный вид на залитые светом тысяч осветительных шаров пространства корабельной кузницы. Что говорить, приятно иногда оторваться от бумажной работы и понаблюдать за трудовыми буднями сородичей. Ключевое слово здесь "иногда"...
   Плюхнувшись в кресло Сухарт погладил ладонями сукно стола, вздохнул, после чего вновь взялся за недавно распечатанное письмо со штемпелем Курьерской службы республики Нолд и личной печатью мага Олега. Кто бы сказал раньше, что ему вновь придётся работать с этим увёртливым адептом Земли, плюнул бы в рожу не задумываясь. Да ещё бы брехуна за бороду оттаскал. Олегу отводилась роль разового инструмента, который сначала затачивается руками мастера, затем используется в работе, а дальше... выкидывается. Этого колдунишку выкинуть не получилось. А раз так, то пришлось отодвинуть прошлое на задворки памяти и начать всё с чистого листа... Ну или, по крайней мере, что-то подобное Сухарт сказал Олегу.
   И как ни странно, из обычной дипломатической болтовни, попытки сохранить лицо после феерического провала, выросло новое сотрудничество. Полезное, как гномам, так и Нолду в лице наверняка затаившего обиду Повелителя Земли.
   Сухарт усмехнулся своим мыслям и принялся перечитывать отчёркнутый ногтем абзац письма: "...помня предыдущее наше общение и весьма обширные познания гномьих мастеров в подвластной мне Стихии, прошу выслать копии записей по ускоренному развитию дара адептов Земли и адаптации наиболее известных чар к особенностям их Силы. Список прилагается..."
   -- Ишь ты, техники по ускоренному развитию дара ему подавай... -- сказал Сухарт вслух. -- Обойдёшься. Хотя если приедет лично, то может что и покажем... -- Гном мелко захихикал, но вдруг задумался и потёр подбородок: -- Хотя для ученичков нолдских можно что и подобрать. Из тупиковых веток развития, вроде слышал о таких краем уха... Клянусь Отцом Гор, они всяко будут лучше тех, что знают нолдские чародеи, и вместе с тем нам угрожать не будут. Надо обмозговать с Хранителями знаний...
   Сухарт быстро сделал несколько пометок в блокноте. Перелистнул страницу, задумчиво уставился в потолок.
   -- Зато вот с заклинаниями никак проблем... Сильных там нет, а слабые не опасны, -- пробормотал он. -- Зато под это дело можно будет содрать с Истинных что-нибудь ценное. А что, хотите возродить на Нолду школу Земли? Тогда платите.
   Хмыкнув, он снова сделал несколько записей, отодвинул ящик стола и смахнул в него письмо. Таких там уже лежал добрый десяток, и в каждом изложена очередная просьба обменяться знаниями. Предмет интересов Олега Сухарт примерно представлял и потому с удовольствием наблюдал, как тот из кожи вон лезет, чтобы выбить из гномов по-настоящему ценные вещи вроде заклинаний Землетрясения или Гнева Земли. Да не абы каких, а подходящих для магов уровня Олега.
   Что ж, может когда-нибудь он и преуспеет в своём стремлении стать сильнее. Но пока жив Сухарт, Нолд и Олег в его лице никогда не получат требуемого. Какую-нибудь малоопасную ерунду -- всегда пожалуйста, только платите, но ничего более.
   Кстати о плате... Сухарт достал из папки заляпанный маслом листок и принялся вчитываться в список необходимых на строящихся кораблях артефактов. В прошлый раз за описание схемы построения голема из железного песка он выменял партию великолепных Линз Света -- похожих на цветные стеклянные пирамидки артефактов на базе Воздуха, точнее светлой его части. Простые на вид игрушки, а буквально выжигают чары Тьмы. Идеальные инструменты для очистки заражённых Мраком территорий, необходимость в которых очевидна для всех, кто знает об освобождении гномами Сердца Гор. Даже курирующие сделку Наказующие не подкопались, а уж вмешательства их специалистов Сухарт опасался больше всего... Но нет, даже особо не торговались.
   Сухарт повернулся к окну. Ему даже не требовалось вставать, чтобы увидеть четыре чёрных корабля, полностью готовых к спуску. Красавцы, гордость его верфи. На каждом по две огромные, с безобразно толстыми стенками, похожие на алхимические колбы пушки, сверху донизу исписанные защитными рунами. Пороховые орудия стали апофеозом военной мысли гномов. Порох заменили гораздо более ядрёные алхимические смеси, были использованы безумно дорогие сплавы, подобрана особая форма стволов и казённой части, наложены сложные рунные плетения -- и вот уже отброшенное за бесперспективностью оружие обрело вторую жизнь. Защищённые от чар вражеских магов пушки оказались способны за несколько попаданий пробить защиту средней Сферы Птоломея. Это вам не нолдские метатели! Ещё бы стоили раз в пятьдесят дешевле, и цены бы им не было.
   Однако не только пушки делали новые корабли серьёзной угрозой для многих...
   Неподалёку от стапелей постоянно маячили закутанные в плащи фигуры тёмных магов Тлантоса. Именно они отвечали за магическую защиту судов, и именно они предложили купить у Истинных Линзы Света, чтобы затем превратить те в Линзы Тьмы. И теперь благодаря их стараниям на каждом судне находилось по артефакту, способному разрушать светлые чары.
   Четыре Линзы на четырёх кораблях. Хо-хо-хо! Сухарт не сомневался: с этими красавцами даже М'Ллеур так бы легко не справились.
   В дверь постучали, нарушая ход мыслей, и в кабинет заглянула вихрастая голова секретаря.
   -- Мастер, вам опять письмо от старейшин, -- сообщил он.
   -- Чего им снова надо? -- проворчал Сухарт, выхватывая из протянутой руки распечатанный конверт.
   -- Три дня назад нас посетили гонцы Маллореана, -- ответил помощник со вздохом, -- и старейшины до сих пор ругаются о том, что делать с их предложением.
   Дверь закрылась.
   -- Клянусь бородой первопредка! Неужели нельзя разобраться с длинноухими зазнайками без меня?! С какого мархуза я стал у Совета затычкой в каждой винной бочке?! -- заорал Сухарт, моментально придя в ярость, и смял письмо в кулаке. -- Спроси любого, кто знает этих Перворождённых лизоблюдов Древних, знает, сколько гнили таится в их спесивых душонках, и он на любое предложение эльфов посоветует реагировать одинаково... Очень много чесать языком, ничего конкретного не обещать и, главное, не ввязываться никогда ни в какие совместные заварушки. Никогда!
   От полноты чувств, Сухарт подлетел к столу и изо всей дури долбанул по нему кулаком. Многострадальный предмет мебели на это жалобно крякнул, даром, что сделан из настоящего морзитского кедра.
   Выплеснув раздражение, один из самых уважаемых гномов среди всех кланов Орлиной гряды гораздо спокойнее присел на стул у стены и развернул скомканный лист с посланием.
   -- Ладно, чего там эти пришибленные задницей Юрги болваны пишут, -- забормотал он, вчитываясь. -- Итак, "прибыл представитель Маллореана"... дальше... "В Козьих горах, бывших владениях подгорного народа, исконные его землях, образовался Прорыв Бездны"... "Угроза миру и свободе наших народов"... Угу, тоже понятно, тысячелетия прежние прорывы в наших пещерах их не волновали, теперь вдруг "угроза"... "Совет эльфийских князей призывает принять участие в очистительном Великом походе. Плечом к плечу, как и подобает лучшим сынам древних народов"... Ага, ещё бы братьями назвались... "В качестве компенсации за понесённые хлопоты, предлагается"...
   Сухарт запнулся, вчитываясь в список предложенных гномам в качестве платы за участие в "очистке исконно гномьих земель от скверны". Золото, небольшие торговые преференции на территориях Объединённого Протектората, и... да, заверения в вечной дружбе и обещание поддерживать во всех начинаниях.
   -- В союзнички набиваются, мать их Кали! Со времён Эпохи Войн где только можно оттирали гномов на задворки политики, палки в колёса ставили, а теперь вдруг друзьями заделались. Что, смазка для вражеских клинков понадобилась?! К Подгорным кланам присоедините людские армии и Нолд, да в лобовую атаку бросите, а сами позади встанете, чтобы, не приведи Светлый Оррис, лишнего волоска с головы светлорождённого не упал?! Нет уж, не выйдет! Тем более что... -- Сухарт ещё раз изучил список с предложениями эльфов... -- Ничего по-настоящему интересного-то и нет. Всё сводится к старому как мир: давайте вместе бороться против Мрака -- вы в первых рядах, мы сзади, но бесплатно, потому как разве можно брать деньги за служение делу Света?! Идиоты.
   Вернулся к столу и чиркнул очередную строчку в блокнот. Пусть старейшины торгуются до последнего: пока не выжмут из светлых что-нибудь по-настоящему серьёзное, чтобы даже разговоры ни о каком участии не начинали.
   Кстати о друзьях-союзничках... Сухарт замер и отложил пишущую палочку в сторону. Какого хфурга до сих пор нет ответа от потерянной ветви рода гномов -- от клана Чёрного Молота, от "порубежников"? Уже несколько лет прошло, как особого гонца к ним отравил, а до сих пор тишина? Ни ответа, ни посланника. Нет, он вполне допускает гибель бедолаги от рук сородичей -- слишком длинный шлейф взаимных обид, претензий и просто кровной вражды тянется из древности -- но можно было хотя бы просто подать знак, что они услышаны? Пусть даже в духе прежних хозяев Торна, отправив обратно голову казнённого вестника. Всяко лучше, чем молчать. А то поди пойми: то ли он по пути сгинул, то ли в плену у этих ретроградов томится. Понять собратьев, до сих пор верных заветам павшей империи, он решительно отказывался.
   Ну и мархуз с ними!
   Сухарт покачал головой и снова потянулся к пишущей палочке, как за стеной кабинета внезапно бухнуло, а замаскированный под чернильницу искатель магии настойчиво завибрировал.
   Помянув задницу Кали, Сухарт вскочил и молнией метнулся к окну. Первым делом нашёл взглядом корабли, но те были целы. Зато саженях в двадцати от дальней стены, там, где были свалены лари и ящики, привезённые некромантами, зияла внушительная ямища. Что-то у них там не срослось и хорошенько рвануло. Хорошо не задело никого...
   Внезапно Сухарт злорадно засмеялся. Поделом, колдунам! Проклятые всё торопят и торопят, постоянно сроки сокращают, в дела бригад мастеровых носы суют... И теперь есть хороший повод хорошенько дать им по рукам. Напомнить, что на верфи лишь один хозяин, который не потерпит никакого саботажа, даже невольного или по недомыслию. Тёмные могут дома мертвяками командовать, а здесь земля гномов, и именно они устанавливают правила и законы!
   Кивнув этим мыслям, Главный смотритель сдёрнул с полки громоздкий Искатель магии и с решительным видом покинул кабинет.
   Фероньерка -- женское головное украшение в виде обруча, ленты или цепочки с драгоценным камнем, либо жемчужиной, спускающейся на лоб.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.19*865  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"