Акулов Александр Михайлович: другие произведения.

Оливия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.35*74  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Оливия, современная девушка с неопределёнными жизненными планами, волей судьбы оказывается втянутой в непростые взаимоотношения с новыми хозяевами Земли - пришельцами, которые без колебаний уничтожили практически всё население планеты, оставив лишь малую часть для своих генетических экспериментов. Чтобы спасти себя и своих родственников от участи прочего расходного материала, Оливия вынуждена согласиться на условия бесчеловечных Завоевателей и продолжить существование в мире, устроенном по их правилам и законам.
    Произведение занесено в "Путеводитель". Информация о романе в "Путеводителе": ознакомиться.

    О работе Амнистера на Си или не ставьте автору 10
    .
    contador de visitas счетчик посещений


  Объявление для всех, кто читает или только собирается прочесть роман "Оливия". Данный текст представлен на странице в объёме 1/3 от имеющегося (первая книга на данный момент завершена). С полной версией романа можно ознакомиться, скачав платное приложение для мобильных устройств на операционной системе Android в Google Play или прочитав произведение в электронной библиотеке Bookmate (ссылки даны в конце текста). Прошу принять данные обстоятельства во внимание (особенно тем читателям, которые ранее знакомились с текстом бесплатно). Ещё раз благодарю всех за ожидание второй книги, за интерес к роману. :)
  
  С уважением,
  автор
  

  
  
  
КНИГА 1: И ЗЕМЛЯ ВСТРЕТИТ НОВЫЙ РАССВЕТ
  
  

0x01 graphic

  
  
  

Учёные создают машины и приборы, заменяющие человеку всевозможные органы чувств, - по сути это костыли. Начав активно использовать их в своей жизни, люди позабыли о существовании альтернативных путей, таких как развитие самого человека...

Шри-Мо-Даа


   Меня зовут Оливия, и сегодня мой двадцать первый день рождения.
   Я хочу поведать историю, с которой началась моя новая жизнь.
   У каждого из нас она своя, но далеко не все готовы рассказать о тех событиях, которые перевернули нашу действительность...
   Мы пережили страшное время. Человек не был готов к такому испытанию. Человек не был готов стать рабом более сильных, чем он, существ. И тем дороже нам обошлись первые дни Завоевания...
   Чужаки, внешне похожие на людей, действовали чётко и организованно, планомерно захватывая все стратегически важные точки земного шара. Словно зараза, они растекались по нашему миру, сея смерть и панику среди населения, и человек ничего не смог им противопоставить, ибо впервые столкнулся с таким подготовленным и жестоким противником. Любое сопротивление враг рассматривал как вызов и, не колеблясь, уничтожал каждого, кто становился у него на пути.
   Сегодня я с трудом могу восстановить в памяти все детали того решившего мою судьбу нападения; чем чаще я задумываюсь о своём прошлом, тем ярче и острее ощущается та пропасть, что лежит между человеком и его новым господином. Нас разделяет не биология и физические возможности, а готовность и умение действовать согласованно. Человечество, по сути, оказалось разобщено: мы говорили на разных языках, имели разные общественные уклады, разные традиции, ценности, идеалы, мы поделили мир границами и провозгласили себя единственными разумными существами! Завоеватели, естественно, воспользовались этим. Представляя собой мощное единое целое, они вторглись на Землю, и через девять дней наша планета полностью перешла под их контроль.
   С чего же всё началось?
   У каждого из нас своя история...
  
   Завод, на котором я работала, оказался не единственной мишенью в небольшом городке с десятитысячным населением, но в те минуты, когда произошло нападение чужаков, мой мирок не превышал размеры нашего предприятия. Поначалу я, как и другие, просто не понимала, что происходит. Станки, шлифующие металлический ролик, вдруг замолчали, электричество у рабочих столов погасло, помещение заливал лишь тусклый солнечный свет, едва пробивавшийся сквозь мутный стеклянный купол здания...
   - Лекс!! - пронёсся под сводами чертовски громкий вопль начальника цеха, выглянувшего со своей высотки. - Что там у тебя творится, мать твою?! Где свет?!
   - Ядрёна вошь!! - проорал ему в ответ голос с другого конца. - Да иду я выяснять! Мать твою туда же! Связь-то не работает!
   - Не расходимся! - тут же гаркнул на нас мастер участка, вынырнув из проёма своей каморки и сразу охладив пыл некоторых желающих отправиться на перекур. - Уберитесь лучше на своих местах! Развели срач!! Вон тех ящиков, Жиг, чтоб я не видел! Неиспользуемые эталоны сдать в бюро!..
   И дальше пошёл разнос как обычно.
   Я решила освободить малую пластмассовую коробку со скопившимся в ней обработанным роликом, высыпав содержимое в большой металлический контейнер рядом, затем обошла станок и передвинула выключатель в нейтральное положение. Теперь можно было уже со спокойной душой отойти от мёртвого рабочего места к центральному проходу, куда стекались и другие рабочие с явным желанием перемыть косточки начальству в связи с сегодняшним понижением сдельных оплат на участке сырой обработки...
   Ещё не дойдя до стоявшей в проходе группы, мои глаза отметили появившихся в цехе посторонних людей, которые, ничего не объясняя, выпустили целую свору диких животных... крупных белых тварей - барсов или ещё кого...
   Я остановилась как вкопанная. Происходящее показалось мне чем-то сюрреалистичным - настолько неуместны были эти странные животные здесь. Многие рабочие замирали на полуслове, едва натыкались взглядом на движущихся по центральному проходу зверей. Даже мастер участка онемел, застыв возле пустого контейнера, где распекал нерадивого подчинённого. Мы во все глаза таращились на животных, которые легко запрыгивали на контейнеры, промышленные столы, любые возвышения и вертели головой во все стороны, словно выискивая что-то или кого-то...
   Повисла неестественная для цеха тишина, нарушаемая лишь рыком дрессированных кошек, вид которых просто ужасал. Крупные белые твари разбредались на удивление организованно - они заняли оба боковых прохода и, судя по мелькнувшему возле запасного выхода гибкому телу, перекрыли даже его.
   Раздался громкий, неприятный для уха скрежет. Мои глаза метнулись к взбиравшемуся по абсолютно отвесной металлической опоре зверю. Вниз с диким грохотом полетела сброшенная его весом подъёмная кабинка. Кажется, у начальника цеха случился сердечный приступ - он начал оседать на своей верхней площадке, куда, собственно, и направлялась эта невообразимо цепкая тварь...
   Одна из наших женщин неожиданно громко завизжала, и её крик послужил спусковым крючком для остальных животных, двое из которых тут же рванулись в её сторону... Я стала свидетелем первого настоящего убийства. После этого в цехе воцарился хаос... Мужчины хватали в руки всё, что годилось для самозащиты, и бросались в неравный бой с белыми тварями... поднялся шум, в котором смешались крики людей и рык животных...
   А я всё стояла возле центрального прохода и не могла пошевелиться, в то время как в двадцати шагах от меня происходила страшная бойня... Я видела жуткие раны падавших замертво людей и словно на себе ощущала стремительные удары лап и звериных челюстей, переламывающих человеческие кости. В нос ударил резкий запах человеческих внутренностей, крови... повсюду царила смерть. Парализованная ужасающей реальностью происходящего, я не находила в себе сил развернуться и бежать.
   В поле моего зрения вдруг возникли хозяева животных... лысоголовые люди в обычной военной форме, которые проходили мимо беснующихся рядом с ними тварей. Их глаза были прикованы вовсе не к умирающим от когтей и зубов зверей, а к отступившей волне рабочих.
   Один из этих военных направился в мою сторону, и я невольно шагнула назад. Из-за моей спины ему навстречу выскочил какой-то парень, размахивая самодельной дубинкой - металлическим штырём толщиной в палец. Реакция человека-чужака меня поразила: он, не останавливаясь, увернулся от летящей железки и с лёгкостью нанёс ответный удар, сломавший парню шею... одна секунда - и на полу труп. Хозяева, пожалуй, не уступали своим животным ни в силе, ни в скорости реакции.
   В моём мозгу словно переключилось какое-то реле, я стала быстро отступать. Лысоголовый, заметив это, остановился. Ни один мускул на его лице не дрогнул, когда он, едва шевельнув рукой, подал небрежный знак своим собратьям. Двое из них тут же откликнулись и двинулись в мою сторону...
   Я сорвалась с места и побежала туда, куда путь был всё ещё свободен - к мутной от многолетней грязи стеклянной стене, около которой чужаки, видимо, собирались меня перехватить. Не до конца осознавая собственные действия, я схватила попавшийся под руку стул и с силой бросила его на хрупкое стекло, моё тело прыгнуло вслед за стулом...
   Такого прыжка я не смогу больше повторить... мне никогда не приходилось падать с восьмиметровой высоты без всякой подготовки! Внизу был старый бассейн с чёрной, застоявшейся водой для технических нужд, и он нёсся мне навстречу так быстро, что я не успела остановить своего крена и рухнула в воду вовсе не ногами, а - руками и головой! Прыжок оглушил, но и это ещё не всё, похоже, я ушибла при этом ноги ниже колена, и поясницу стало нещадно ломить. Но я была жива и могла передвигаться. А идеальность прыжка перестала меня беспокоить, едва я услышала раздосадованные крики чужаков сверху. Я выкарабкалась из бассейна, дотащив своё больное, мокрое тело до служебного выхода. Полутёмный коридор привёл к местной транспортной ветке, и я быстро села в предоставленное случаем средство спасения. Благо, питание здесь собственное, не завязанное на общезаводскую электросеть - вагончик заработал автоматически и понёсся по подземному тоннелю к одному из недавно заброшенных карьеров.
   Прибыв на место, я, как и предполагала, нашла там наблюдателя участка и двух охранников. Меня засыпали вопросами: почему отсутствует связь, что я здесь делаю, почему в таком странном виде... Я нервно запустила руку в ещё влажные короткие волосы и машинально убрала непослушную липкую прядь с лица. Видок у меня, конечно, был ещё тот... Мокрая одежда - джинсовые брюки, рубашка, рабочий халат - и всё это откровенно воняло какой-то химической дрянью, в которой я искупалась...
   - Там... - начала я, но тут же запнулась, оглянувшись на тоннель, из которого прибыла; так живо представилось, как по моему следу отправляют погоню в виде парочки бестий... - Надо уходить как можно быстрей!..
   Наверное, страх в моём голосе и почти невменяемое состояние заставили людей предположить худшее... ну, то, что может предположить нормальный человеческий мозг простого работника промышленного предприятия...
   - Общая эвакуация, что ли?..
   Я закивала:
   - Эвакуация... точно... - слова давались мне с трудом - мысли всё время возвращались к преследователям. - Надо бежать... не уверена, что у нас есть ещё пара минут... нельзя терять ни секунды!.. - я почти взмолилась, задавая свой следующий вопрос: - Где ваш наземный транспорт?!
   Мне нельзя было не поверить - ключи от одного из служебных автомобилей почти сразу легли в трясущиеся от страха руки. В поле моего зрения оказался журнал. Я с трудом вывела собственные инициалы и фамилию, пробормотав обещание вернуть машину, когда ситуация на заводе прояснится...
   А потом была муторная поездка домой в деревню... тридцать километров практически по свободному шоссе... на последнем повороте к Вальновке мне чудом удалось избежать аварии...
   - Идиоты! - крикнула я молодым шалопаям, промчавшимся мимо на полной скорости.
   Я вернулась к дороге и стала более внимательна - не хватало ещё угробить себя на подъезде к деревне!
   Свернув на знакомую улицу, я нервно посигналила и остановила машину у самых ворот дома...
   Залаяли соседские собаки. Во дворе раздалось шарканье - старший брат не стал переобуваться и вышел в домашней обуви:
   - Ты сегодня рановато, Олли... Чёрт, что случилось с нашей машиной? - тут же подскочил он к забору, оглядывая мой новый транспорт. - Откуда взялась эта чистюля?
   - Служебная, - буркнула я, высунувшись в окно и словно заново увидев то, на чём приехала, однако почти сразу автомобиль вылетел из головы, едва я вспомнила, как он мне достался... я нетерпеливо взмахнула рукой: - Открывай, Лион, здесь не на что смотреть...
   Он достал ключ и отомкнул замок.
   Едва заехав во двор, я выскочила из машины и опрометью бросилась в дом, пролетев по лестнице на второй этаж...
   Брат нашёл меня в ванной комнате, готовой разреветься... я как раз выкрутила все краны, чтобы набрать воды и вымыться...
   - Что у тебя стряслось? - тихо спросил он, видя, как я обессиленно села на край ванны. - И почему на тебе рабочая одежда?..
   Я перевела дыхание, пытаясь справиться с собой и подобрать слова...
   - Меня... меня сегодня чуть не убили...
   Я подняла взгляд, увидев помрачневшего Лиона:
   - Кто?.. Где это случилось?.. Рассказывай, - потребовал брат, казалось, он был полон решимости отправиться вершить свой суд в любое место, которое я назову... но... я не смогла, не нашла в себе сил открыться... язык сам собой выговорил совершено не то, чем были заняты мысли:
   - Ничего серьёзного. Просто... просто придурки на дороге... летели, как сумасшедшие - я их толком даже не рассмотрела...
   - Уверена? Из местных?
   - Нет, - быстро помотала я головой, уже окончательно решив для себя, что брату незачем знать истину - во всяком случае, не сейчас... пока сама не разберусь в том, что видела... - Я... я правда в полном порядке, - как можно убедительнее сказала я, выдавив из себя жалкое подобие улыбки.
   Он сделал вид, что поверил мне, будничным тоном заметив:
   - Воду только не разливай... Ох, ну и воняет же от тебя!.. Если передумаешь с рассказом - я выслушаю... Что бы ты ни натворила...
   Я молча кивнула, и он вышел, прикрыв за собой дверь.
  
   С того первого памятного дня прошли сутки.
   Меня окружали близкие люди, деревенские дома и сады... мирная жизнь, наполненная рабочей суетой и будничными хлопотами по хозяйству...
   Отмывшись и переодевшись, я провела остаток дня в своей комнате, просто сидела на постели, размышляла об увиденном и пережитом. Я не понимала того, с чем столкнулась, казалось, кошмар, который начался на заводе, вот-вот продолжится, но последовавшая за этим спокойная ночь и утро заставили меня усомниться в реальности виденного в городе. В деревне было тихо, ничто не нарушало её размеренную трудовую жизнь. Бабки, собравшиеся к полудню в тени у соседних ворот, сплетничали, обсуждая своих невесток, сетовали на бескультурье и попутно на то, что за телевышкой никто не смотрит: перестали транслироваться телеканалы, замолчали радиоволны... подобные явления, конечно, нечасто происходят, но с нашим захолустьем такое случается...
   Я выбралась из дома на свою первую прогулку, и, как обычно, бабки на минуту примолкли, но стоило мне отвернуться и двинуться дальше по улице, как за спиной послышался шепоток... иначе просто и быть не могло.
   "Переключились на обсуждение меня..." - промелькнула грустная мысль - я столько поводов давала местным для пересудов...
   Но, вспомнив вчерашние события, быстро забыла о сплетницах. Действительно ли мои глаза видели тех белых кошек? Не сошла ли я с ума?
   И правда, порой легче поверить в параноидальные фантазии собственного мозга, чем в существование бритоголовых военных с их дрессированными зверями-убийцами... или это была какая-то террористическая организация? Банда преступников, от которых мне удалось бежать?
   Своими размышлениями я, конечно, не собиралась делиться ни с братом, ни с сестрой, ни тем более - с дедушкой. Они не поверят мне - ведь налицо первая стадия нервного заболевания. Вот только какого?
   Я свернула к роще и, пройдя по тропе, вышла к реке.
   Рыбаков почти не осталось, с берега удили дед да какой-то юнец...
   Я прошла мимо них. Чуть поодаль, прямо возле нашей старой деревянной плоскодонки, из реки выбрался молодой мужчина в плавках. Его блестящая от воды абсолютно лысая голова напомнила мне о тех, кого я видела на заводе...
   "Не может быть, - сказала я себе, автоматически замедлив шаг. - Это нормальный парень... наверняка, чей-то родственник... или приехал отдохнуть из округи..."
   Человек в плавках подошёл к висевшей на дереве одежде и не спеша стал одеваться...
   Я заставила себя не думать о нём и двинулась к нашей лодке. Но сразу почему-то вспомнились окровавленные морды белых зверюг... так чётко, словно я вновь очутилась рядом с ними на заводе...
   - Нет... - еле слышно прошептала я, обращаясь к себе, - прошу тебя, не думай об этом... не сейчас...
   Я присела на корточки рядом с лодкой у самого берега, отщёлкнула от неё замок, подобрала цепь, отметив, что корма и добрые две трети судёнышка спокойно колышутся на воде...
   "Отлично, вода прибыла, а, значит, лодку не придётся толкать по песку..."
   Я выпрямилась и бросила быстрый взгляд на одевавшегося парня.
   "Все в порядке, Оливия... это всего лишь твои страхи..."
   Я переступила борт плоскодонки, пройдясь по ней почти до самой кормы. Судёнышко приятно отзывалось на каждое движение, покачиваясь и скрипя в такт моим шагам. Я села на согретую солнцем пассажирскую скамью, чтобы немного успокоить свои разгулявшиеся нервы, а заодно решить, куда поплыву.
   - Позволь помочь... - раздался за моей спиной мужской голос.
   Я тут же обернулась, и моё сердце готово было выпрыгнуть из груди...
   - Вы!.. Вы напугали меня! - выдохнула я.
   Парень без усилий столкнул лодку на воду.
   - Спаси...
   Но моя благодарность резко оборвалась, когда я увидела, как мой неожиданный помощник запрыгнул на место гребца и с готовностью взялся за вёсла.
   Мы встретились взглядами, и я поняла, что не ошиблась в своём первом впечатлении. О господи! Передо мной был один из тех самых чужаков!..
   - Что... что вам нужно? - прошептала я, машинально впиваясь пальцами в скамью, на которой сидела.
   Лысоголовый энергично заработал вёслами, и мы в считанные секунды оказались далеко от берега...
   - Хара! - воскликнул поражённо он, положив вёсла на борт.
   - Что?.. - не поняла я, мой голос предательски дрогнул.
   - Ты из города, верно? Тебе удалось бежать...
   Я не знала, как реагировать.
   - Ты нас видела, - продолжал размышлять вслух незнакомец, - и ты... здесь.
   - Кто вы такие? - в голове невольно всплыл образ одного из лысоголовых, который легко увернулся от железного прута и сломал шею нападающему...
   - Хара! - снова воскликнул чужак. - До-Рурк упустили свой шанс...
   - Вы не люди, - тихо проговорила я, вспоминая, как лысоголовые спокойно проходили мимо гибнущих. - Люди не убивают себе подобных с таким хладнокровием...
   Глаза парня, словно два светло-серых ледника, продолжали меня рассматривать, но теперь в его взгляде появился какой-то новый интерес...
   - Ты ничего о нас не знаешь, хотя и видела в деле... - он на мгновение улыбнулся. - Твоему народу не устоять против сурдов. Мы уже везде. Эта деревня - Вальновка - не исключение, и завтра она будет полностью принадлежать нам. Время пришло. Хочу предложить тебе сознательный выбор, - произнёс лысоголовый таким тоном, словно оказывал мне услугу. - Я дам тебе возможность удержаться на гребне волны, а не среди тех, кого эта волна накроет...
   - Я не стану вам ни в чём помогать! - запальчиво воскликнула я. - Вы... вы глупы, если могли подобное предположить!
   Взгляд чужака потемнел, кажется, он разозлился, но вопреки эмоциям продолжил нейтральным тоном:
   - О помощи речи не было, мы и сами прекрасно справляемся. Я предлагаю тебе покровительство в обмен на статус рэрта, - он выдержал паузу. - У тебя не будет альтернатив лучше, чем эта.
   - Засунь себе свой статус...
   Я остановилась на полуслове, заметив, как напрягся лысоголовый. Ну кто меня тянул за язык?! Я ведь знаю, насколько эти подонки могут быть опасны. Зачем же лезть на рожон? Складывалось впечатление, что с парнем ещё никто не разговаривал подобным тоном, а в моей голове совсем некстати возник образ белого зверя с окровавленной мордой...
   - Не думаю, что к завтрашнему дню ты сохранишь своё мнение, - чужак не скрывал раздражения, но по-прежнему считал необходимым продолжать наш странный диалог. - Впрочем, тебе позволено будет увидеть всё собственными глазами, - он дотронулся до весел и спустил их на воду, а через минуту мы были уже около берега. - Иди домой, женщина. Завтра в полдень я хочу услышать от тебя ответ.
   Лодка ткнулась носом в песок, и я тут же выпрыгнула из неё в воду, быстро выбравшись на берег. Спотыкаясь, я побежала к роще...
   "Он отпустил меня!" - билась в моей голове одна-единственная мысль.
  
   Сурды оказались не просто разумной расой, желающей власти над другими, они эту власть получали, воплощая в действительность самые мрачные ожидания человека. Завоеватели были умны, требовательны и беспощадны. Они столь искусно проводили свои боевые операции по всей планете, что я до сих пор удивляюсь, почему всё не закончилось за три дня... Однако в человеке, видно, нашлось нечто такое, что чужаки недооценили... глупое упрямство, наверное. Сурды, конечно, покорили людей, но им потребовалось для этого немного больше времени, сил и терпения. Девять дней. Девять дней - и человек из господина мира превратился в жалкого раба... необычное завершение истории "венца" природы.
   Конечно, новые хозяева Земли тоже не были лишены недостатков, у них имелись свои слабые места... и Завоеватели сами это прекрасно понимали, поэтому первым делом уничтожили всех, кто мог, так или иначе, этим воспользоваться...
   О многих подобных вещах я узнала не сразу. Позже, много позже.
  
   Я вернулась домой, не сказав ни слова своим родным, и заперлась в своей комнате на втором этаже.
   Разговор с чужаком вызвал во мне странную реакцию. Я восстановила в памяти все подробности вчерашних событий, всё то, что так старательно пыталась забыть...
   Вот огромные ловкие бестии рвут человеческую плоть, слышны крики людей... хозяева животных легко перешагивают трупы...
   - Нет, нет... - шептала я, бессознательно закрывая уши, чтобы не слышать ужасных звуков...
   Я открыла глаза и осмотрела комнату.
   "Что я могу сделать? Как предотвратить наступающую беду?.."
   Если заикнусь о каких-то нелюдях, которые собираются захватить Вальновку с помощью огромных дрессированных кошек... меня сочтут сумасшедшей! Да я и сама бы так подумала, сообщи мне подобное кто-нибудь другой! Потому что в это невозможно поверить, не увидев собственными глазами... Господи, Дэлиния, Лион, дедушка!..
   Мои мысли метались по замкнутому кругу. Воспоминания о бойне на заводе легко проецировались на Вальновку... и я не видела выхода из ситуации. Здесь всё повторится. Люди не смогут ничего противопоставить звериной силе. Пусть даже все деревенские поголовно вооружатся - это не решит проблему...
   "Бежать, - шепнул внутренний голос. - Удалось тогда, на заводе, может, получится и теперь..."
   Да, мы слишком долго жили в мире и спокойствии, среди нас нет ни профессиональных военных, ни представителей охраны порядка, которые могли бы организовать хоть какую-то действенную оборону! К тому же перед нами враг, использующий в качестве оружия крупных и ловких животных, идеально приспособленных для убийств. Договориться с полутонными монстрами невозможно. Так что любые наши попытки дать отпор врагу лишь продлят мучения. Жителей деревни ждёт та же участь, что и работников завода. Нас переловят и загрызут...
   - Неужели ничего нельзя сделать?! - спросила я у комнаты.
   Чужак назвал себя сурдом, сказал, что они уже везде...
   - Что значит - везде? Кто они такие? Что за цели преследуют? Зачем убивают?
   "Бежать, - снова повторил голос внутри меня. - Рассказать всё, что знаю, сестре и брату... и бежать вместе..."
   - А как же дедушка? - шёпотом возразила я.
   "Придётся оставить - он лежачий... ты ведь понимаешь, без него ваши шансы на спасение будут значительно выше..."
   - Но я не могу его бросить! Не могу оставить здесь, на растерзание зверям...
   "У тебя нет иного выхода, Оливия... и времени тоже мало... собирай вещи и уезжай!"
   - Нет! - шепнули губы. - Я что-нибудь придумаю, я просто обязана найти выход...
   Взгляд наткнулся на открытое настежь окно. Я выглянула на улицу - солнечный день, лает соседская собака, кричат петухи, несутся куры, воробьи резвятся в ветвях высокой черешни...
   "Может, я всё же схожу с ума?" - сказала я себе.
   Стояла отличная летняя погода, в лицо дул приятный ветерок. Не верилось, что завтра будет судный день...
   Я спустилась вниз и вышла за ворота, обойдя все близлежащие соседские дворы. Ничего не поменялось, люди по-прежнему заняты своими обычными делами, жизнь течёт, как и раньше. Нет ни намёка на присутствие этих самых сурдов и их кровожадных животных...
   Я вернулась в дом и поднялась к себе в комнату, на ходу обдумывая, какие вещи взять с собой... Дедушку бросать я не намерена - в машине достаточно места для всех...
   "Для него поездка губительна", - возразил внутренний голос.
   - Ничего, он выдержит...
   Я вытащила из шкафа сумку и стала поспешно наполнять её вещами - в том числе тёплыми... неизвестно, что нас ждёт и куда придётся поехать...
   Спустившись к машине, я открыла багажник и поставила туда сумку. Да, сначала надо собрать собственные вещи, потом рассказать всё Лиону и Дэлинии и помочь с их вещами...
   - Олли! - неожиданно окликнул меня брат, выходя с птичьего двора. - Ты куда-то уезжаешь? Хоть бы предупредила...
   Вот он, момент истины!
   Я захлопнула багажник и быстро шагнула Лиону навстречу:
   - Только не перебивай, прошу! Мы уезжаем. Ты, я, Дэл и дедушка...
   Он быстро поставил на землю пустое ведро и автоматически ухватил меня за плечи:
   - Что стряслось? На тебе лица нет!..
   - Сюда приведут зверей. Завтра. Они всех перегрызут...
   - Ты... ты бредишь... - испугался за меня брат, положив руку на мой лоб. - Жара вроде нет. Пойдём в дом...
   - Нет! Нам надо собираться! - быстро заговорила я, отталкивая от себя Лиона; похоже, происходило то, чего я так боялась и что может серьёзно нарушить любые мои планы. - Нельзя терять ни минуты! Я говорю правду! Чистую правду, Лион! Огромные белые кошки размером со льва! Даже больше! И руководят ими сурды! Я видела их...
   - Зайдём в дом, и ты нам всё расскажешь! - настойчиво проговорил брат. - Дэл! - крикнул он, обернувшись назад. - Срочно иди сюда! Ты нужна здесь!
   - Я не больна! - помотала я головой, слёзы обиды готовы были сорваться и застлать глаза...
   Лион повёл меня в дом, и я не выдержала, разрыдавшись...
   - Садись сюда... принести тебе воды?
   Стукнула входная дверь.
   - Дэл, кажется, у неё истерика. Принеси нам воды.
   - Сейчас! - откликнулась сестра.
   - Это правда, Лион! - сквозь слёзы повторила я. - Я видела трупы на заводе... много трупов... повсюду... кровь и...
   К моим губам поднесли стакан. Я сделала большой глоток, пытаясь справиться с эмоциями.
   - Что происходит? - обеспокоенно спросила сестра.
   - Она бредит, Дэл. Говорит о каких-то белых зверях. Укладывала вещи в машину...
   - Что за звери? - не поняла Дэлиния.
   - Тебе легче? - спросил у меня брат.
   Я закивала.
   - Хорошо. А теперь расскажи то, что ты говорила мне во дворе.
   Я попыталась взять себя в руки, но это удалось далеко не сразу - пару минут я ещё тихо ревела и никак не могла остановиться...
   Но брат с сестрой ждали. И вот я, наконец, собралась с духом:
   - Я знаю, как это звучит, Лион. На вашем месте мне тоже... было бы сложно поверить. Но представьте хоть на мгновение, что я говорю чистую правду! На наш завод вчера напали. Люди с лысыми головами...
   - Бритоголовые? Военные, террористы? - не выдержал брат.
   - Не уверена. Не знаю. Они пришли не одни. С ними были эти белые твари - реально огромные кошки. Зубища, когти, короткая шерсть, блестящие серые глаза... Я таких животных в жизни своей не видела. Они... они вошли в цех как к себе домой... вернее - как лисы в курятник... и сурды спустили их на нас, этих своих... зверей, а те... растерзали... всех...
   - Бред, - подтвердила сестра.
   - Погоди, не перебивай, - Лион взял меня за руку. - Продолжай, Оливия. Мы хотим выслушать тебя до конца.
   - Но это - правда! Я видела всё собственными глазами! Я бежала оттуда! Это было вчера, а сегодня... я видела одного из них здесь, в Вальновке. Он назвал себя сурдом и разговаривал со мной...
   - Где? - на всякий случай уточнил брат.
   - На реке.
   - Продолжай.
   - Он сказал, что завтра сурды захватят деревню. И потому нам нужно бежать как можно быстрее! Сегодня! Сейчас! Соберите всё самое необходимое...
   - Стой-стой-стой! - прервал меня Лион. - Никто никуда не поедет.
   - Лион, нет! Мы должны бежать! - взмолилась я.
   - Дэл, забери ключи от машины, они в замке зажигания, и спрячь от греха подальше...
   - Ты прав, - согласилась она и быстро вышла из дома.
   - Нет! Лион! - вцепилась я в рубашку брата. - Ты не можешь так поступить! Почему ты мне не веришь?! Ты же хотел, чтобы я рассказала!..
   - Огромные кошки... сурды. Это бред, Олли! Ещё неизвестно, чья машина стоит на нашем дворе...
   - Она служебная! Я за неё расписалась!
   - Вот! - словно доказывая несостоятельность всех моих фантазий, проговорил брат. - Никаких зверей нет. Если они и есть, то только в твоём мозгу, в твоём воображении. Пусть эти животные кажутся тебе настоящими, но, посуди сама, ты описываешь то, чего не существует в действительности. Я могу позвонить на завод и спросить, всё ли там у вас в порядке... скажу, что ты заболела и не сможешь появиться в ближайшие дни...
   - Это мысль! - согласилась я. - Во всяком случае, хоть что-то прояснит. Позвони прямо сейчас.
   Он встал и направился к столу, где лежала трубка телефона. Вернувшись ко мне, набрал номер и приставил телефон к своему уху. Я замерла в ожидании.
   - Чёрт... - брат взглянул на трубку, - сел, что ли...
   - Что там?
   - Тишина. Ни гудков, ни каких-либо других звуков... Телефон вроде работает, только связи нет. Я позвоню от соседей, - успокаивающе сказал он мне.
   - Уверена, у них те же проблемы со связью, что и у нас. Я слышала, соседки обсуждали отсутствие трансляций по телевидению и радио...
   - Не может быть, - Лион неспешно прошёл к нашему телевизору и включил его.
   Мы оба целую минуту таращились на серую рябь прямоугольного экрана, пока брат переключал каналы с одного на другой...
   - Чертовщина какая-то... и всё равно это ничего не значит - возможно, проблемы с телефонной подстанцией, а на телевышке работы...
   - Профилактических заставок нет.
   - Вижу, но их же не всегда выставляют...
   Он выключил телевизор, бросив пульт на диван.
   - Тебе надо отдохнуть, Олли... пойдём, я провожу тебя в комнату, а сам пойду разузнаю, что у нас со связью...
   Я дала ему отвести себя по лестнице на второй этаж. В моей комнате царил полный кавардак - разбросанные вещи, открытый, полупустой шкаф...
   - Н-да... приберись здесь, что ли... - выдохнул брат.
   Я промолчала.
   Он вышел, оставив меня наедине со своими безнадёжными мыслями...
   Время шло, но что-либо предпринимать уже не хотелось. Брат и сестра мне не поверили. Если не поверили они - не поверит никто...
   Я села на кровать, не в силах смириться с данным фактом. Мне нужны были доказательства, но их не было. То, что видели мои глаза и слышали уши, брат с сестрой восприняли как бред. И хорошо ещё, что всё ограничились тем, что я лишилась ключей от машины. А ведь меня могли запереть - тоже "от греха подальше"...
   Собственно, никто мне не запретил выходить наружу. Я всё ещё была свободна. Я могла бежать... сама.
   - Или постараться найти доказательства всему этому "бреду", - тихо сказала я, вставая на ноги.
   Я вышла из дома и быстро пересекла двор, пока домашние меня не заприметили. Брата, похоже, действительно не было, но я слышала, как в саду возилась сестра - поливала цветы...
   На улице за воротами по-прежнему сидели старухи и перемывали косточки всему и вся. К реке идти смысла не видела. Что я там найду? Даже если этот сурд всё ещё у реки, в чём я сильно сомневалась, что с того? Мне ведь нужны были настоящие доказательства, а не очередной "бред"...
   - Шоссе! - подумала я вслух и направилась к автомагистрали, не до конца понимая, что же хочу там увидеть.
   Инстинкт меня не обманул. На дороге стояла машина автоинспекции, рядом с ней ещё одна - охраны порядка. Но не это заставило меня остановиться, а то, что я увидела чуть дальше: на картофельном поле красовался неуместный в этих краях серо-зелёный военный вертолёт...
   Понаблюдав за происходящим минут десять, я подивилась новой стратегии чужаков. Асфальт дороги был разворочен, и шоссе перекрывали знаки ремонта. Лысоголовые в соответствующей амуниции останавливали каждую подъезжавшую с запада машину и проводили короткую инспекцию, изучая документы, досматривая багажники. Я видела, как редко возмущавшиеся пассажиры и водители к концу процедуры становились смирными и покладистыми. Казалось бы, какая незначительная деталь, но в моём воображении она приобретала жуткое предзнаменование...
   Машин было немного - около десятка. Прошедшие осмотр автомобили по знаку объезда съезжали на просёлочную дорогу и скрывались из виду. Мимо меня пронеслась очередная машина... все они сворачивали на следующем перекрёстке и заезжали на землю Шпота - бескрайнее поле, скрытое от глаз путешествовавших по шоссе...
   Как всё просто! И главное - без лишнего шума.
   Моё присутствие, конечно же, не осталось незамеченным. Каждый сурд почёл долгом взглянуть на меня, несмотря на разделявшее нас расстояние, однако ни один из них - ни один! - не придал моему визиту никакого значения. Они все чувствовали себя уверенно и легко справлялись с порученной работой.
   Смотреть на происходящее спокойно я больше не могла, во мне шевельнулось что-то человеческое - хотелось предупредить людей на шоссе, и я почти решилась подойти ближе, но в этот момент кто-то взял меня за руку, сводя на нет саму мысль спасти обречённых...
   Я обернулась, автоматически пытаясь вырвать запястье из крепких мужских пальцев. Выросший за моей спиной молодой военный, лысая голова которого была прикрыта уставным кепи, изобразил вежливую, но абсолютно фальшивую улыбку. Чёрт, я ведь даже не слышала, как он подбирался ко мне! И теперь этот улыбающийся молодчик не отпускал мою руку... что ж, охрана у них оказалась на высоте.
   - Не стоит! - жёстко произнёс незнакомец, поймав мой взгляд.
   Разумеется, я тут же предприняла новую попытку высвободиться, и, разумеется, мне это не удалось - парень был готов к подобным вещам. Одним чётким движением он развернул мне кисть, и я задохнулась от неожиданной боли. Какое уж тут сопротивление, когда тебе всерьёз заламывают руку! Военный развернул меня, не выпуская из зоны боли, и, крепко сжав плечо, заставил двигаться прочь от дороги.
   - Ты псих, мать твою!.. - ругалась я сквозь зубы. - Отпусти! Ублюдок чёртов! Вы - изверги и скоты, каких свет не видывал!! - мой арсенал сквернословия ширился с каждым вынужденным шагом, удалявшим нас от шоссе.
   Едва мы скрылись за ближайшей полосой деревьев, сурд ослабил хватку и отпустил меня, подтолкнув вперёд.
   - Больше не возвращайся к дороге, - напоследок бросил он и зашагал обратно, ни разу не оглянувшись.
   Я долго приходила в себя, не зная, куда теперь идти...
   То, что я увидела на шоссе, означало, что мир перевернулся с ног на голову. Связь не работает, и мы отрезаны...
   Я огляделась по сторонам. Взгляд ненароком зацепился за двигавшуюся по просеке фигуру, она удалялась, но мне показалось, что я узнала её, несмотря на то, что у шагающего скучающе-медленной походкой была широкополая шляпа...
   Наши деревенские так не ходят.
   Я двинулась в том же направлении, ускорила шаг, потом перешла на бег, почти уверенная, что это тот самый чужак, который разговаривал со мной в лодке. Я догнала его и, поравнявшись с сурдом, пошла шагом. Моё сердце безумно громко стучало, я никак не могла прийти в себя от того, что происходило вокруг. Он взглянул на меня, продолжая идти, как ни в чём не бывало.
   - Я... я хочу с вами поговорить, - взволнованно произнесла я. - Чёрт... мы могли бы остановиться?
   Чужак коротко кивнул:
   - Хорошо, - и жестом попросил следовать за ним, увлекая меня в заросли высокой травы.
   Мы остановились метра через два.
   - Мои парни у шоссе были достаточно вежливы? - спросил он, усаживаясь здесь же, прямо на траву, впрочем, ответ его не интересовал. - Ладно, к делу.
   - Я должна с вами поговорить.
   - Поторговаться, - холодно поправил сурд.
   Я могла поклясться, что он чуял, какие меня одолевают мысли. А меж тем чужак не сводил с меня своих пронизывающих глаз:
   - Догадываюсь, о чём пойдёт речь. С тобой живут старшие брат и сестра, а также дряхлый, не годный ни на что старик. Отца, матери нет. Ты пришла поторговаться за своих родственников. Как видишь, я даром время не теряю. Присаживайся, объясню суть дела.
   Я недоверчиво окинула его взглядом, поражаясь такой проницательности. Парень столкнул шляпу назад, и она повисла у него за спиной. Я осторожно опустилась в траву, от которой шёл пьянящий запах лета...
   - То, что деревня отрезана от мира, тебе уже известно. Мы контролируем города, дороги и средства связи. Людей, в общем-то, легко завоевать, потому что вы разобщены. Не стоит так удивляться, мы - не экстремистская организация и не фанатики ваших религий. Наши цели чуть пониже... Мы просто берём вашу планету под контроль.
   - Вы - пришельцы? - задала я дурацкий вопрос, поразившись собственному самообладанию.
   - Пришельцы? - переспросил лысоголовый. - Ах да, у вас целая культура на этом построена... пришли - значит, пришельцы, - он пожал плечами совсем по-человечески. - Не столь важно, как вы называете нас сейчас, через неделю слово "сурды" прочно войдёт в человеческую речь и станет неотъемлемой частью вашей жизни. Что касается жителей Вальновки - тебя ведь интересует, что с ними будет?
   - Вы... собираетесь всех убить? - с замиранием сердца спросила я.
   - Не всех, - покачал головой чужак, - нам понадобятся... мм... рабочие руки, скажем так. Отбор, конечно, очень жёсткий, и выживут немногие, но те, кто останутся... с этим придётся сразу смириться - мы сохраняем только лучший материал. Кстати, мы не тронем ваших детей. За ними будут ухаживать до полового созревания, но потом будет произведён всё тот же отбор.
   - Это... можно как-то предотвратить? - тихо спросила я.
   - Что именно?
   - Бессмысленные убийства.
   - Уничтожение части вашего населения - не бессмысленный акт, а необходимость. Мы обязаны произвести отбор, чтобы получить лучший материал...
   - Но зачем?! - воскликнула я.
   - Потому что вы - низшая раса, и это - единственный способ быстро улучшить ваш генофонд. Однако вернёмся к началу разговора. Тебе не безразлична судьба твоей семьи, правда?
   Я в жутком отупении кивнула. Спокойствие, сквозившее в каждом слове чужака, угнетало меня. Но сурд, казалось, ждал не просто кивка.
   - Да, - расцепила я челюсти. - А потому хотелось бы узнать, в чём именно будут заключаться... э-э-э... мои обязанности. Что означает ваш проклятый статус?
   - Рэрта, - произнёс лысоголовый. - Статус рэрта, - эта тема немного оживила моего собеседника, и он улыбнулся своим мыслям. - Ты будешь жить среди нас... не совсем как равная, но... к тебе будут хорошо относиться, - пообещал он.
   - В качестве кого? - не поняла я.
   - Рэрта служат демонстрацией социального положения сурдов. Тебе не придётся физически работать.
   - И это всё? - скептически подняла я брови.
   - У статуса много тонкостей, но о них ещё рано говорить. Сейчас это может только сбить с толку.
   - Вы хотите, чтобы я променяла свободу на неизвестность?! - возмутилась я.
   - Не свободу, нет. Рабское ярмо - на вполне нормальную жизнь, на жизнь родственников. Как-то так.
   Он заставил меня задуматься. Судя по его словам, чужак не допускал и мысли, что будущее, которое он рисовал для людей, может оказаться другим...
   Лысоголовый встал:
   - Советую тебе отдохнуть, женщина. Не забивай голову ненужными мыслями о побеге или сопротивлении... ты только потеряешь время.
   - Моё имя - Оливия, - густо краснея, прошептала я. - Мне не нравится обращение "женщина".
   Он ответил не сразу. Мне пришлось подняться. Наши взгляды снова встретились. Лицо сурда - обычное человеческое лицо - не выражало ничего, кроме вежливого снисхождения:
   - Хорошо, Оливия, я это учту.
   Я повернулась, чтобы уйти.
   - До завтра, - услышала я за спиной и пошла быстрее.
  
   Я вернулась домой, в гостиной меня встретил хмурый брат:
   - Я не смог никуда дозвониться...
   - Знаю, Лион.
   - Связи вообще никакой!
   - Знаю! - повторила я, останавливаясь перед ним.
   - Возле здания почты народ собирается - никто толком ничего не может сказать. Оборудование исправно, но все линии молчат. Ремонтники, посланные на районную подстанцию, до сих пор не вернулись...
   - Отсутствие связи - лишь цветочки. Хуже всего то, что мы никуда отсюда не сможем уехать...
   - Да ладно? Машина ведь на ходу...
   - Поздно, Лион. Мы отрезаны. Надеюсь, тебе больше не нужны доказательства?
   Он насупился:
   - У нас что - война? Я пока не видел ни танков, ни самолётов, ни пехоты... и зверей твоих выдуманных, между прочим, тоже не встречал, - упрямо добавил он. - Одно дело, когда отрубается связь... и совсем другое - эти твои животные...
   - Ладно, забудь, - отмахнулась я и поднялась к себе в комнату.
   Концентрировать внимание брата на перекрытом шоссе я не стала - не ровен час, действительно пойдёт проверять. Уж лучше пусть считает, что я себе всё навыдумывала - и сурдов, и зверей-убийц...
   Хотелось бы мне самой верить в то, что угрозы нет, что связь наладится, а завтрашний день не обернётся массовой расправой здесь, в моей родной деревне...
   Нет, об опасности нельзя ни в коем случае забывать. Она столь же реальна, как и я сама. Я видела сурдов, я видела их зверей, я знала, что без огнестрельного оружия у человека нет ни единого шанса против животных да и их хозяев тоже...
   И что остаётся? Отдать себя на милость этим пришлым ублюдкам? Всё человеческое во мне восставало от одной только мысли, что я собралась пойти на сделку. Но выбора как такового не было. Я упустила свой шанс сбежать. От моего следующего шага теперь зависела жизнь родственников. Я должна была найти в себе силы смириться. Чёрт, как же трудно согласиться принять неизбежное...
   К вечеру Дэлиния позвала всех ужинать, но мне было не до еды. Смотреть сестре и брату в глаза, сидя за общим столом, оказалось выше моих сил, и я не спустилась к ним.
   Через час Лион постучал в дверь и занёс мне поднос с чаем и парой бутербродов:
   - Поешь хоть что-нибудь, - буркнул он, оставив всё это на комоде, и сразу же исчез в коридоре.
   Через несколько минут я заставила себя перекусить - без аппетита. Чай успел остыть, а бутерброды хоть и были свежими, но показались мне совсем безвкусными.
   Накрывшая деревню ночь была самой долгой в моей жизни, самой долгой и самой печальной...
   Я много размышляла, вспоминала, оценивала. Мне предстояло совершить самый серьёзный выбор в своей жизни, последствия которого отразятся не только на моём существовании, но и на существовании близких мне людей...
   Враг играл со мной в странную игру. Предлагал, по сути, неизвестность, но обещал сохранить жизнь моим родным. Что на самом деле представлял собой этот их статус рэрта? Почему сурд так заинтересован в нём?
   Надо было обдумать множество вещей, а времени оставалось совсем мало...
   Заснула я лишь под утро, почти смирившись со своей судьбой, и солнце поднялось достаточно высоко, когда брат пришёл меня разбудить. Я не нашла в себе смелость заговорить с ним - боялась, что просто расплачусь. А время было почти полуденное...
   Я покинула дом, надеясь, что найду успокоение среди природы, и отправилась через рощу к реке. Сегодня на берегу оказалось куда больше людей, чем вчера: четыре рыбака и ватага ребятишек, которые весело плескались в воде. Я засмотрелась на детские лица, на глаза навернулись слёзы. Я быстро прошла дальше по берегу к тому месту, где вчера столкнулась с лысоголовым. Наша лодка мирно стояла на песке в метре от воды - сурд вытащил её на берег, и теперь мне самой её ни за что не сдвинуть...
   Я подошла к реке и взобралась на лодку нашего соседа - благо её корма выступала над водой, и можно было просто посидеть и поболтать ногами...
   Солнце палило, было жарко, над речкой неслись детские голоса. Неужели всё случится сегодня?
   "Надо было расспросить этого сурда о животных. Как они их контролируют?"
   В этот момент за спиной раздалось знакомое шуршание, и дно нашей лодки быстро проехало по песку, с тихим плеском войдя в воду. Мой вчерашний знакомый подтянул её вплотную к той лодке, на которой сидела я:
   - Уже полдень, Оливия. Нам пора поговорить.
   Я оглянулась на рыбаков - те были настолько поглощены своим занятием, что не обращали на меня и лысоголового никакого внимания. Тем не менее, сурд первым делом предложил покинуть это место:
   - Здесь неподходящая обстановка для беседы, - пояснил он, - мне не нравятся зрители.
   Он протянул руку, чтобы помочь мне перейти, но я проигнорировала фальшивый жест вежливости, перебравшись в лодку самостоятельно. Лысоголовый, как ни в чём не бывало, запрыгнул следом и опустил вёсла в воду:
   - Мы переплывём Чазу, на том берегу нам никто не помешает. Не бойся, со мной ты в полной безопасности, - тут же успокоил меня сурд, едва я хотела ему возразить.
   Не знаю, почему я согласилась на это. Может, я сошла с ума? Или думала, что парень действительно мирно настроен? Во всяком случае, я поплыла с ним.
   На сурде была белая рубашка с короткими рукавами и чёрные, закатанные по колено брюки. Я рассматривала его со странным интересом. Неужели природа создала столь похожих на нас существ вне Земли? Пришелец, несмотря на отсутствие волос на голове, казался даже красивым...
   Я заставила себя посмотреть ему в глаза:
   - Как вас зовут? - неожиданно спросила я. - У вас есть имя?
   Он едва улыбнулся:
   - В нашем мире подобные вопросы не задаются. Я представляю свой клан. Клан Шри-Мо-Даа.
   - Но... вы же друг друга как-то различаете? - удивилась я, с трудом представив себе это странное общество.
   - Есть внутриклановое имя.
   - Так имя всё-таки есть... - выдохнула я.
   - Оно используется только внутри клана, - снисходительно улыбнулся сурд. - Ты не можешь обращаться ко мне так, как привыкла в своём мире, - он выдержал паузу, словно раздумывая. - Впрочем, могу взять любое человеческое имя, если подобная замена тебя устроит. Зови меня Ромуном.
   - Пусть будет Ромун, - кивнула я с облегчением.
   Противоположный берег быстро приближался, чужак продолжал работать вёслами в прежнем темпе, и уже через минуту лодка заскребла днищем по песку. Сурд выпрыгнул в воду и легко втащил наше судно на берег. Я перешагнула борт и ступила на землю.
   - Пойдём, - Ромун в естественном стремлении поторопить меня зажал мою ладонь в своей, и я почувствовала тепло его руки, неотличимое от человеческого...
   Лысоголовый повёл меня вглубь зелёной стены деревьев и кустарников. Почти сразу мы обнаружили заброшенный гамак, покосившийся стол и пару высоких пеньков, которые можно было назвать стульями...
   - Вполне сгодится, - удовлетворённо произнёс он. - Садись...
   Ромун отпустил меня, и я выбрала себе самый гладкий и ровный пенёк.
   - Теперь мы можем спокойно поговорить. Ты приняла решение?
   - Подчиниться вам? - на всякий случай переспросила я, всё ещё помня о прикосновении его руки - такой... человеческой...
   - И позволить мне защитить тебя и твою семью. Две стороны одной медали, как у вас говорят. Так - да или нет?
   Мы смотрели друг другу в глаза.
   - Думаю, ответ вам известен, Ромун.
   - И? - спросил он.
   - Да, я согласна. Вы обещали спасти моих родных. Удивляюсь, что верю вам...
   - Твою семью не тронут, - произнёс Завоеватель. - Операция уже началась...
   - Что?! - воскликнула я и вскочила на ноги, но сурд успел схватить меня за руку и усадить обратно.
   - Забудь об остальных! Ты им ничем не поможешь. Помни, ты дала согласие. И получила статус рэрта. Если тебе станет от этого легче, я сочувствую твоей утрате... потерять большую часть населения...
   - Да кому нужно твоё сочувствие! - презрительно воскликнула я.
   Он замолчал и отпустил меня.
   Я поняла, что стала никем... Сознательно отдала свою судьбу в руки Завоевателей. Люди всегда боролись и умирали за свободу, а я... я поступила неправильно. Если бы можно было всё переиграть, неужели я сделала бы тот же выбор?
   - Я обязан ознакомить тебя с правилами твоей новой жизни - жизни рэрта. Слушай внимательно. Тебе нельзя без моего разрешения покидать район Вальновки, это - основа безопасности, так как только здесь я могу обеспечить тебе и твоей семье надлежащую защиту и соответствующие условия жизни. Ты не должна искать способы навредить мне или моим соплеменникам. Никаких вольностей, запомни. Слово клана не обсуждается, а выполняется. И ещё одно правило - ни в коем случае не вмешивайся в дела, которые не касаются тебя лично. Как видишь, твоя жизнь определена рамками, которые одновременно ограничивают и защищают. По мере необходимости я буду знакомить тебя и с другими правилами.
   Я не услышала ничего о своих обязанностях, о том, что должна делать, я так и не поняла, что означает быть "рэрта". Для чего я нужна этому сурду? Поэтому, посмотрев чужаку прямо в глаза, я спросила:
   - Что именно меня ожидает? Каковы будут обязанности? Зачем столько хлопот?!
   Он прекрасно понял, что я имела в виду.
   - Мне ничего от тебя не нужно, - ответил Ромун. - Во всяком случае, сейчас.
   Я вновь отметила про себя, что сурд уже не впервые даёт ответ на мой немой вопрос. Неужели моё лицо меня предаёт? Слишком уж легко этот "пришелец" догадывается, что за мысли меня посещают...
   - Так не бывает! - не поверила я. - Ты же купил меня! - наконец-то я призналась в этом сама себе.
   - Хочешь знать - зачем?.. Я просто выбрал тебя.
   "И это всё?!" - возмутилась я в глубине души, но вслух сказала:
   - У вас такая традиция, да? Выбирать кого-то из народа, который вы истребляете?
   - Не совсем так. Моё положение обязывает. Я должен выбрать особь женского пола... молодую, - добавил чужак холодно, - это своего рода попытка изучить мотивации вашего существования. На самом деле я преследовал и другие цели, остановив выбор на тебе, Оливия. Одним из решающих аргументов в пользу подобной перемены в твоей жизни послужило естественное желание избавить тебя от участи хара, - он облизал пересохшие губы, - но и это ещё не всё...
   - Что такое "хара"? - перебила я его, вспомнив, что пару раз уже слышала это слово из уст сурда.
   - Твой условный статус. Клан До-Рурк заявил на тебя свои права... условно ты принадлежишь Высокородному До-Рурк, но фактически он тебя потерял.
   Я силилась вспомнить и понять, о ком говорит Ромун. До него я встречала сурдов лишь в городе на заводе... кто этот "Высокородный"?
   - Я сообщил ему о твоей поимке, - продолжил Завоеватель, - но тебя не тронут без моего согласия. Таковы правила. Ты - рэрта по закону. Подобные вещи не оспариваются. Возвращаясь к причинам, по которым я предложил тебе защиту моего клана, - он выдержал короткую паузу, - тебе следует знать это... твоя внешность - ты привлекательна в глазах сурдов.
   Он меня ошарашил. Я не знала, как реагировать на подобную откровенность, а фантазия услужливо нарисовала соответствующие картины...
   - Нет, - быстро продолжил лысоголовый, - это не сексуальное влечение, скорее эстетическое...
   - Что значит "привлекательна"? - вырвалось у меня, и я с трудом сдержалась, чтобы не перейти на крик. - Для чего я вам нужна?!
   - В последние два года, готовясь к миссии в вашем мире, мы изменили своему обычному образу жизни. К нам были завезены тридцать шесть землян - мужчин и женщин. После изучения оставшимся восемнадцати предложили умереть с достоинством или - в качестве альтернативы - жить без надежды увидеть свой мир, без надежды обрести свободу. Уже тогда многие уважаемые кланы стали бороться за право обладания землянином. Никто из людей не захотел расстаться с жизнью, как ты сама понимаешь, каждый человек продолжал питать иллюзии относительно собственного будущего освобождения. Но прошло время, и все они привыкли к своему новому существованию. Держать в доме человека считалось роскошью, которую могли позволить себе лишь Высокородные из самых уважаемых кланов. Землянин был диковинкой, а внешность женщины-человека отличалась особенной красотой...
   - Что? Женщины-сурды некрасивы? - удивилась я, этот факт как-то не укладывался в моей голове.
   - Наоборот, у нас прекрасная биология. Но дело не в ней. Вы отличаетесь от нас. Мы видим ваши слабости, вашу физическую хрупкость. Нас привлекает ваша тонкая кожа и эмоциональная неустойчивость. Наши женщины красивы иначе, они... сильны и соблазнительны - это зов природы. Я приведу аналогию, извини, если она покажется тебе шокирующей. Вы, люди, держите дома животных - не всегда из практических соображений, - заботитесь, ухаживаете за своими питомцами, любите их, ждёте от них тех же дружеских чувств, ищете доверия, надеетесь на преданность, считаете их симпатичными, иной раз балуете...
   - Чёртов сурд! - не выдержала я. - Ты видишь во мне домашнего "питомца"? Что-то вроде декоративной собачки, да?!
   - Ты - не собачка, Оливия, ты - человек, разумное существо...
   - Как вовремя ты вспомнил об этом! - воскликнула я, продолжая кипеть праведным гневом.
   - Всё равно твоё положение лучше, чем то, что вы именуете рабством, поверь. Лучше, чем жизнь хара. Мы будем контролировать ввоз людей в наш мир...
   - А на Земле устроите что-то вроде зоопарка?! Рассадника! Ты говорил про отбор? Оказывается, люди нужны вам не только для работы...
   - Должен напомнить тебе, - вдруг холодно произнёс Завоеватель, - что жизнь твоих родственников в моих руках. А посему - умерь свой пыл и держи себя в соответствующих рамках, рэрта.
   Но я уже распалилась, во мне горела адская смесь ядов, которая готова была выплеснуться на сурда:
   - Ублюдки!..
   Его неожиданный молниеносный рывок бросил меня на землю, а мощная рука слегка сдавила моё горло. Я вцепилась ногтями в его запястье, пытаясь сделать невозможное - разорвать стальной захват его пальцев! Несколько секунд борьбы - и я погрузилась в темноту беспамятства.
  
   ...Осоловело водя взглядом по веткам деревьев над головой, я собиралась, кажется, разрыдаться - чувства страха, обиды и униженности владели мной безраздельно...
   - Пришла в себя? - спросил голос справа.
   Я повернулась на звук. Сурд сидел рядом и внимательно следил за тем, как я пыталась самостоятельно встать на ноги. Мне это удалось с трудом, и он решил поддержать меня...
   - Не трогай! - зашипела я, отказавшись от помощи, меня трясло.
   - Извини, что указал тебе твоё место не самым приятным способом. В тот момент я не видел иного выхода - рэрта не пристало вести себя столь вызывающе, а слова на тебя не действовали...
   Я молча доплелась до старого стола и толкнула его. Он зашатался - опора ненадёжная, поняла я. Пришлось воспользоваться всё тем же пеньком...
   Чужак возвышался рядом.
   - Должен тебе кое-что объяснить, Оливия, - и он сел напротив меня.
   Я подняла взгляд. Этот новоявленный хозяин, казалось, не учитывал того, что чуть не убил меня. Моё горло всё ещё помнило тот давящий захват. Я автоматически дотронулась до шеи: возможно, там будут синяки...
   Он следил за моими движениями, и я, смутившись, опустила руку обратно на колено. Сурд разглядывал меня и делал это так откровенно...
   - Не смотри на меня! - с невесть откуда взявшейся угрозой в голосе произнесла я.
   - Здесь командую я, а не ты, - жёстко напомнил Завоеватель. - И я буду смотреть на тебя, когда мне вздумается, - он выдержал паузу. - Знаешь, в чём разница между хара и рэрта? Хара выполняет сексуальные прихоти своего хозяина, подчас очень утомительные. Несколько недель такой жизни - и от тебя ничего не остаётся, твоя личность ломается задолго до этого срока. Такую жизнь ты хотела бы для себя?.. Думаю, нет. Я не желаю тебе зла. Единственная обязанность рэрта - служить демонстрацией положения хозяев. Это - лучшее, что я могу предложить тебе или любому другому человеку.
   Он замолчал, и я уставилась на траву под ногами. Чужак не казался мне добряком, но, возможно, он не обманывал насчёт этого статуса "хара". В таком случае Ромун оказывался спасителем...
   - На самом деле, Оливия, жизнь рэрта интересна. Мы можем путешествовать, вести беседы. Если захочешь, я найду тебе человека-мужчину, и он пробудет с тобой столько, сколько ты ему позволишь. Я хочу, чтобы ты чувствовала себя защищённой, чтобы доверяла мне. Позволь заботиться о тебе.
   - Ты ненормальный! - нервно откликнулась я, рассматривая его лицо.
   - С точки зрения человека - возможно, но не с позиции сурдов, - и он улыбнулся. - Кстати, уже можно вернуться в деревню. Хочешь проведать своих родственников? Должен тебя предупредить - я отдал приказ выставить охрану около вашего двора, твои родные могут быть враждебно настроены, если опробуют её до нашего прихода. Я надеюсь, ты найдёшь слова, чтобы успокоить их, - Ромун встал и, несмотря на мои протесты, помог подняться и мне: - Ты всё ещё слаба.
   - Вовсе нет! - возразила я, стряхивая с себя его руки. - Почему ты не спрашиваешь, нужна ли твоя помощь?
   - Ты ответишь, что нет. А я знаю, что это не так.
   - Ничего ты не знаешь! - воскликнула я и зашагала к реке.
   Меня немного покачивало, это правда. От сурда не укрылся тот факт, что я ослабела после демонстрации его силы...
   - Нет!! - протестующе воскликнула я, когда меня подхватили всё те же беспардонные руки чужака.
   Через секунду, взглянув ему в лицо, я поняла, что слова на лысоголового не подействуют.
   - Молчи, рэрта.
   И я послушно молчала, пока он не принёс меня к лодке и не усадил на скамью нашего судёнышка:
   - Я... не привыкла к такому обращению...
   - У тебя ещё будет время, - Ромун столкнул лодку в воду и запрыгнул в неё на ходу, быстро сориентировавшись с вёслами.
   Через несколько минут мы причалили к пустынному берегу...
   На песке валялись брошенные рыбаками ведра и удочки, людей нигде не было видно. Я с бешено колотящимся сердцем шла через рощу к деревне. Улицы опустели, истошно лаяли привязанные собаки, мычали бесхозные коровы...
   "Что будут делать со всей этой живностью Завоеватели?"
   Напротив нашего дома, в тени у соседских ворот двое лысоголовых сняли со скамейки чьё-то тело и поднесли его к подъехавшему грузовику...
   Я остановилась, в ужасе уставившись на знакомый цветастый сарафан нашей соседки, подол которого колыхался на ветру...
   Ромун развернул меня к себе, заставив посмотреть в его серые глаза:
   - Твои родственники живы, - напомнил он, - и находятся сейчас в доме. Возьми себя в руки, если хочешь, чтобы они продолжали жить и дальше. Объясни им, что вам ничто не угрожает, пусть отдадут оружие.
   - Но... как? Как я смогу? - прошептала я, пытаясь оглянуться на отъезжавший грузовик...
   Сурд не позволил мне этого, снова заставив посмотреть ему в глаза.
   - Оливия, иди к дому.
   Я кивнула, пытаясь собраться с мыслями, чужак прав, спасти родственников для меня сейчас самое главное...
   Я вошла во двор, и Ромун тенью двинулся следом. Обойдя машину, я толкнула дверь дома. Заперта.
   Я дотянулась до левого окна и постучала в него:
   - Лион! Дэлиния! - крикнула я. - Это я, Оливия, откройте!
   В окне появилось лицо старшего брата. Он молча рассматривал меня.
   - Ты впустишь меня? Или я буду торчать здесь до посинения?!
   "Возможно, не стоит так сильно давить..." - подумала я с опозданием...
   Лион кивнул и исчез.
   Но дверь не открылась.
   И вновь голова брата показалась в окне:
   - Ты не одна. Кто это с тобой? Лысый? Один из тех, что караулят нас на улице?!
   - Да... - я взглянула на Ромуна, который невозмутимо подпирал правый столб крыльца. - Это... их начальник, кажется. Я хочу всё объяснить. Доверься мне, Лион. Впусти нас.
   - Это опасно, Олли! Я видел чёртовых зверёнышей...
   Краем глаза я заметила, как мой сурд оторвался от столба и оглянулся куда-то на улицу...
   - Я знаю, что делаю, Лион. Уверяю тебя, опасности больше нет.
   Хотелось бы мне самой верить собственным словам.
   Лион снова исчез.
   На этот раз щёлкнул замок двери, отодвинулась щеколда, и нас пригласил голос брата:
   - Заходите!
   Я перешагнула порог родного дома. В прихожей было темно, особенно после яркого дневного света. Завоеватель закрыл за нами дверь. Я первой вошла в комнату и увидела брата с пистолетом.
   - Оливия, иди сюда... а ты стой на месте!! - пригрозил он Ромуну. - Что здесь, чёрт возьми, творится?! - обратился Лион ко мне, когда я подошла ближе.
   - Опусти оружие, человек, - негромко попросил сурд. - Я не причиню тебе вреда.
   - Не раньше, чем я получу ответы на свои вопросы! - вызывающе сказал мой брат. - Кто ты такой и что тебе от нас нужно? Пришелец ты там или какое другое адское создание...
   - Твоя сестра знает...
   - Лион, - я уверенно опустила ствол пистолета вниз, к полу, - это - Ромун. Он предложил нам своё покровительство.
   - Ты понимаешь, о чём говоришь? - он убрал мою руку с пистолета и вновь направил его на чужака. - Эти твари враждебны нам! Ты видела, как они убивают?..
   - Да, Лион...
   - Нет, она этого не знает, - перебил меня Ромун. - Опусти оружие. Я не собираюсь причинять вред ни тебе, ни твоей семье.
   - Ну так покажи ей!! - заорал брат, взмахнув пистолетом.
   - Лион! - не до конца понимая происходящее, я сделала ещё одну попытку его остановить: - Не надо!
   - Меня раздражает эта штука в твоих руках, - проговорил сурд. - Последний раз прошу, опусти оружие! - в голосе Завоевателя, наконец, прозвучало нетерпение и даже угроза.
   Мой брат снял пистолет с предохранителя, но выстрелить не успел - одновременно с треском рвущейся ткани что-то большое метнулось в нашу сторону, подмяв под себя Лиона...
   Я вскрикнула от неожиданности! Почти сразу раздался выстрел. Борьба продолжалась несколько секунд. Когда белый зверь, рыкнув, отступил, я увидела на полу искромсанный клыками пистолет и порванную рубашку на груди брата. Крови не было. Был только страх. Лион с ужасом смотрел на удалявшееся от него существо, которое только с виду напоминало очень крупного барса-альбиноса, но было гораздо сильнее любого представителя семейства кошачьих...
   Я стала пятиться к лестнице, чтобы подняться наверх. Белая зверюга - одна из тех, что я видела на заводе! - мгновенно трансформировалась в того Ромуна, которого я знала, вызвав во мне новую волну панического ужаса...
   Я взлетела на второй этаж и заперлась в своей комнате. Этот липкий страх! Хотелось бежать от него...
   - Что ты натворила, Оливия? - задыхаясь, обратилась я сама к себе, секунды сменяли одна другую. - Ты губишь себя и свою душу ради чьих-то жизней? Отдаёшь себя в руки... в лапы чуждого существа, враждебного всему человечеству?!
   - У тебя нет выбора, - тихо произнёс сурд из-за двери. - Моему клану нужна рэрта, а твоей семье - защита. Тебе придётся впустить меня.
   Ему ничего не стоило вынести эту дверь... она слишком хрупка, а замок стар... почему он до сих пор не сделал этого?
   - Ты пугаешь меня... - шевельнула я губами, - и я не знаю, что мне делать с этим страхом...
   - Займись терапией: позволь мне войти, - профессионально посоветовал чужак.
   - Я... я совершаю ошибку, - сказала я, открыв перед ним дверь.
   Он застегнул последнюю пуговицу новой рубашки, которую, видимо, "одолжил" у моего брата, да и брюки явно взяты в нашем же доме...
   - У нас никогда не было привычки скрывать собственную наготу, как ты понимаешь, - сурд шагнул в комнату, - но у вас так принято. Это - уступка человеческому облику.
   - Что с Лионом? - тихо спросила я, но мои мысли занимал сейчас вовсе не брат - я во все глаза рассматривала человеческое тело оборотня, совершенно по-новому оценивая теперь и его внешний вид и то, что за всем этим скрывалось....
   - С ним всё в порядке, они с Дэлинией внизу... Я думаю, он усвоил урок.
   - И не только он...
   Завоеватель холодно улыбнулся:
   - Тебе не стоит принимать это на свой счёт, - и, словно извиняясь, добавил: - Я не планировал никакой демонстрации, твой брат меня вынудил.
   Я ещё раз мысленно вернулась к тому моменту, когда увидела белого зверя там, внизу... и страх вновь затопил меня, но уже не такой острый. Я постаралась тут же выкинуть это чувство из головы и забыть о нём, но передо мной стоял Завоеватель - причина моего страха. Не так-то просто, оказалось, решить эту проблему...
   Ромун медленно двинулся в мою сторону и обошёл вокруг меня, пока я пыталась справиться с собой и своими чувствами. Он остановился за моей спиной, чем ещё более усилил моё волнение, переходящее в новую волну страха.
   - Не оборачивайся, - попросил он, и я ощутила, как он осторожно провёл пальцем по майке вдоль моего позвоночника. - Ты всё ещё дрожишь?
   Я боялась пошевелиться. Как он этого добивается? Как добивается того, что я сейчас послушно реагирую на его полуприказы-полупросьбы и достаточно спокойно принимаю прикосновения...
   "Довольно!" - разозлилась я.
   Когда я обернулась, Ромун совсем по-человечески рассмеялся, отступив от меня на шаг:
   - Терапия идёт на пользу?
   Я яростно выдохнула:
   - Это не смешно!
   - Однако - помогло.
   Чужак был прав. Мне впервые не хватило слов, чтобы выразить бушевавшие во мне эмоции! На мгновение этот сурд вызвал в моей душе восхищение, выбив тем самым меня из колеи; он заставил меня поверить ему, дал почувствовать... не знаю... этого не объяснить! Я поняла, что - вопреки разуму! - начинаю испытывать расположение к Ромуну. И это пугало ещё больше, чем страх перед зверем...
   - Иди к сестре и брату, - сказал он. - Ты им нужна сейчас.
   Я кивнула и в смятении выбежала из комнаты.
   Дэлиния сидела на диване в гостиной. Лион стоял рядом, уставившись в окно.
   Я спустилась по лестнице, и они оба повернули ко мне головы.
   - Что происходит? - спросила старшая сестра, подавшись всем телом вперёд.
   Я подошла к Лиону и убедилась, что с ним действительно всё в порядке...
   - Дэл, - посмотрела я на сестру, - Лион, нас не тронут...
   - Я видел, как эти твари загрызли нескольких человек! - яростно зашипел брат. - Это оборотни! Ты сама видела!!
   - Я знаю! - нервно воскликнула я. - Но оглянитесь! То, что здесь произошло сегодня, уже свершилось везде. Я бежала из города сломя голову, потому что на наш завод напали среди бела дня - и это было позавчера. Мне чудом удалось спастись...
   - Прости, что не поверил тебе... - выдохнул брат, - но... в такое действительно трудно поверить...
   - Извинения принимаются, - кивнула я. - А теперь послушайте меня. Сурды истребляют людей. И это - наша страшная действительность. Они считают нас низшей расой, человек для них - всего лишь разумное животное, с которым они будут обращаться соответственно, то есть, с позиции силы. Физически пришельцы нас превосходят, и у них есть всё, чтобы претворить свои планы в жизнь. Никто из нас не сможет им в этом помешать...
   - С чего такая уверенность? - тихо спросила сестра.
   - Я видела сурдов в деле, забыла? И знаю, на что они способны. Впрочем, теперь и вы тоже...
   - Они убили всех деревенских! - шёпотом воскликнул брат.
   - Не всех, Лион. Но об этом позже. Я общалась здесь с пришельцем, - продолжила я, - и... в общем, Ромун предложил мне своё покровительство. У них это называется "носить статус". Я согласилась. Потому что он обещал сохранить вам жизнь. Вам двоим и дедушке... Кстати, как он?
   За всеми последними событиями я даже не нашла времени заглянуть к нему, о чём теперь сильно жалела...
   - Я дала ему утром снотворное, дед всё ещё спит, - произнесла Дэл, - проснётся к вечеру. Ему было очень плохо. Сказал, что всю ночь проворочался, ноги сильно беспокоили. Вызвать бы врача...
   - Теперь это невозможно, - напомнил ей Лион.
   - Да, - согласилась она, вздохнув.
   - Я могла бы спросить Ромуна...
   - Не говори ему ничего! - зашипел брат, схватив меня за руку.
   - Но почему?
   - Дед слишком стар. Они просто прикончат его! Чтоб не мучился...
   - Что ты такое говоришь? - повернулась к нему сестра. - Бог с тобой!
   - Я всё же спрошу... но не сейчас, конечно.
   На лестнице послышались шаги, и мы все обернулись к спускающемуся чужаку.
   - Я хочу взглянуть на него, - сказал он.
   Никто из нас не проронил ни слова.
   Сурд уверенно прошёл через гостиную, направляясь прямо к дедушкиной комнате...
   Я посмотрела на сестру и брата и рванулась вслед за оборотнем.
   Ромун вошёл в комнату и остановился у постели больного. Дед крепко спал. Рядом на столе стоял наполовину полный стакан с водой и ворох каких-то таблеток...
   Я с волнением следила за тем, как пришелец подошёл к окну и выглянул на улицу. Потом он быстро покинул комнату.
   - Ромун? - догнала я его. - Ты мне обещал! Ты обещал, что дедушка будет жить...
   Сурд взял меня под локоть и, ни слова не сказав, вывел из дома. Мы прошли через двор и оказались на улице.
   - Что ты делаешь? - спросила я.
   Чужак, наконец, меня отпустил.
   - Он не протянет до завтрашнего дня.
   - Что? Ты... ты его убьёшь?
   - Нет. Твой дедушка...
   - Ему нужен врач!
   - Он стар, Оливия, и врач ему не поможет. Я сдержу своё обещание. Но... он всё равно умрёт. Умрёт собственной смертью.
   - Нет! - воскликнула я, оглянувшись на дом.
   - Послушай меня, сегодня ты можешь остаться со своими родными, а завтра я пришлю кого-нибудь за тобой... или приду сам. Постарайся не покидать дом без особой необходимости. Это может быть опасно... и скажи сестре с братом.
   Сурд медленно развернулся и пошёл по улице. Я смотрела ему вслед, пока он не скрылся за поворотом...
  
   Ночью дедушка умер.
   Мы решили его похоронить, как полагалось...
   Лион всё утро сколачивал гроб из досок, которые у нас имелись. Дэлиния сквозь слёзы читала молитвы...
   В полдень мы закрепили гроб с телом на моей служебной машине и выехали к деревенскому кладбищу. Рыть могилу пришлось по очереди - Лион очень быстро устал, - но вместе мы справились, и похоронили дедушку, как он того и желал - рядом с бабушкой.
   Возвращались к вечеру молча. Я завела машину во двор и закрыла ворота, хотя смысла в этих привычных действиях теперь не было никакого. Дэл вытащила из холодильника нехитрую закуску, и мы впервые за день поели...
   - Что будем делать? - неожиданно спросил брат, когда мы сели в гостиной, а Дэл отправилась проверить кур.
   - В смысле? - не поняла я.
   - Надо бежать отсюда. Своим ходом, разумеется, раз уж дороги перекрыты...
   - Куда, Лион?
   - За реку, нас там не найдут.
   - Не уверена, что это хорошая идея.
   - По-твоему - лучше гнить здесь, да? В пустой деревне? Среди призраков?
   - Здесь у нас хотя бы есть кров, еда и вода - всё, что необходимо.
   - Олли, нас убьют... рано или поздно. Оборотни считают людей животными, но сами-то они - настоящие звери!
   Я услышала, как отворилась дверь.
   - Это Дэл, - поднялась я. - Прошу тебя, не надо при ней об этом...
   Я вышла в коридор, на улице последние лучи солнца догорали в ветвях деревьев.
   - Как у тебя дела? - спросила я у сестры.
   - Держусь, - ответила она.
   Я собралась вернуться в гостиную, но в дверь кто-то постучал. Посмотрев в окно, я увидела лысоголового в военном обмундировании - того самого молодчика, с которым столкнулась возле шоссе...
   - Кто там? - шёпотом спросил подошедший брат.
   - Похоже, за мной. Лион, пожалуйста, ничего не предпринимай, прошу! Я не хочу вас потерять...
   Открыв дверь, я вышла на крыльцо.
   - Идём, - проговорил сурд, - Высокородный Шри-Мо-Даа ждёт тебя.
   - Хорошо, - кивнула я и послушно двинулась за чужаком.
   Он привёл меня к дому директора нашей единственной средней школы.
   "Так вот где они обосновались..." - подумала я, входя на чистый ухоженный двор вслед за моим сопровождающим.
   Здесь мы встретили ещё двух лысоголовых, один из них, проходя мимо, бросил своему товарищу: "Юрр-хоки-рэрта-ррр-на-Шри..."
   В самом доме было темно. Сопровождавший меня чужак в форме произнёс:
   - Электричество включат через час, а пока...
   Он взял меня за руку и повёл по коридору. Наверное, сурды прекрасно видят в темноте, решила я.
   Мы вошли в какую-то комнату, в которой странно пахло...
   - На-рр, - донеслось до меня из темноты, и мой сопровождающий, повинуясь новому голосу, исчез.
   - Я ничего не вижу, - пожаловалась я неизвестно кому.
   Чья-то рука дотронулась до моего плеча, и я вздрогнула от неожиданности.
   - Это я, - произнёс Ромун. - Идём.
   Он повёл меня дальше. Странные запахи усилились. Я не могла разобрать, нравятся они мне или нет, моему носу ничего похожего раньше ощущать не приходилось...
   - Закрой глаза, - сказал сурд, и я послушалась - какая разница, всё равно ни черта не видно...
   Через секунду ударил яркий свет, который я ощутила сквозь закрытые веки!
   - Где мы? - спросила я, щурясь на солнце и пытаясь осмотреться.
   Помещение, в котором мы оказались, было достаточно просторным и напоминало небольшой шарообразный храм без окон и дверей, сверху через прозрачный свод в каменный пол упирался яркий столб дневного света, в котором уже кружились потревоженные нами пылинки...
   - В моём Доме. Это Шрив-ыр... Перекрёсток. Отсюда можно попасть в сотню мест, где установлен Эрр-та - тот круг, на котором ты стоишь.
   - Мы... мы не на Земле? - удивилась я, посмотрев себе под ноги.
   - Это мой мир - А-амонр. А круг Эрр-та - своего рода портал, ведущий к другим таким же порталам на планете.
   "Эрр-та" представлял собой плоский круг двухметрового диаметра из какого-то светло-зелёного материала. По всему периметру вился странный узор...
   - Как он работает?
   - Формируешь в голове образ того места, куда хочешь попасть, подаёшь сигнал на выполнение и - ты на месте. Автоматика настроена на короткий цикл... это секунды три задержки, не больше...
   - Что за сигнал? - не поняла я.
   - Сигнал на выполнение, - повторил Ромун. - Сурды подают его через катр... это сложный орган, который отвечает за процессы, связанные с трансформацией тела и дальнейшим поддержанием выбранного облика. У человека нет эквивалентного органа. Самостоятельно ты никуда не сможешь переместиться...
   Я взглянула на чужака:
   - Твой изначальный облик, - с волнением произнесла я, - это то, что я вчера видела, да? - в голове всплыл соответствующий образ крупной белой зверюги...
   Он улыбнулся:
   - Разумеется. Наши размеры и внешность пугают людей...
   - А это? - я посмотрела на человеческие руки, шею, лицо сурда.
   - Производный. Наше тело идеально. Оно может изменяться практически мгновенно, стоит только один раз это проделать... внешность и размеры не имеют значения.
   - Но отсутствие волос на вашей голове...
   - Одна из проблем, которую мы так и не решили. Наука о трансформации пока не может этого объяснить.
   - Внутренние органы? - заворожённо спросила я.
   - Максимально приближены к человеческим, но у нас свой метаболизм и отличный от вашего химический состав... упор делается, в основном, на внешность.
   - Что происходит с вашими клетками, Ромун? - продолжала я допрос. - Куда это всё девается?
   - Мы изменяем параметры абсолютного размера некоторых видов ткани. Для этого у нас есть соответствующий орган, который я уже упоминал, - катр, - Высокородный дотронулся до своей головы, - он остаётся в изначальном виде и управляет всеми процессами, связанными с трансформацией.
   - Мне сложно понять... ты говоришь, трансформация происходит быстро...
   Сурд улыбнулся:
   - В течение секунды или около того. Впрочем, можешь всё увидеть. Давай попробуем прямо сейчас? Я приму свой облик...
   То, что я увидела в ярких лучах света, заставило меня отшатнуться. Человеческое тело оборотня вытянулось и тяжело упало на четыре лапы, одежда мгновенно лопнула...
   Я зажала себе рот, чтобы не закричать. Трансформация действительно заняла секунду. Передо мной был громадный белый зверь, светло-серые глаза которого следили за каждым моим движением...
   Он шумно выдохнул и двинулся ко мне. Я автоматически сделала шаг назад.
   - Нет, - попросила я, вытянув руки вперёд, - не приближайся...
   Но зверь не собирался останавливаться и продолжал медленно наступать. Я отходила до тех пор, пока не наткнулась на полого уходящую вверх каменную стену. Дальше идти было некуда...
   Морда зверя приблизилась к моему лицу... это была самая крупная кошка, которую мне когда-либо доводилось видеть. Её размеры испугали бы любого человека... что говорить обо мне!
   - Прекрати... пожалуйста, - шептала я.
   Зверь опустил голову и осторожно втянул в себя воздух. Белая шерсть на его загривке поднялась. Я вздрогнула, когда он провёл своим горячим шершавым языком по моей правой руке. Зверь фыркнул и уставился на меня...
   - Ну что ты от меня хочешь? - умоляюще спросила я.
   Его челюсти раздвинулись - зверюга, перемежая рык с человеческими словами, проговорила:
   - От тебя за километр несёт страхом. Я хочу, чтобы ты с ним справилась.
   Я сглотнула - пришелец требовал от меня невозможного! На заводе подобные твари с лёгкостью разрывали людей...
   - Дотронься до меня.
   "О нет!"
   Я не могла пошевелиться.
   - Дотронься до меня, - повторил сурд, - это абсолютно безопасно.
   Я смотрела в огромные глаза зверя и видела там собственное отражение...
   Он отступил и сел передо мной:
   - Мне важно, чтобы ты поняла одну-единственную вещь, Оливия. Где бы мы ни находились, что бы ни происходило с тобой или со мной... в своём настоящем облике - в том, который ты сейчас видишь, - я никогда не причиню тебе вреда. Ты меня понимаешь?
   Я кивнула.
   - Отлично. А теперь сделай шаг вперёд.
   Я заставила себя оторваться от стены.
   - Хорошо. Ещё один... ещё... так. Слушай меня внимательно... смотри прямо перед собой, не на меня, думай о том, что я говорю...
   Белый зверь поднялся на все четыре лапы и, нетерпеливо дёрнув хвостом, медленно стал меня обходить:
   - Ты - рэрта. У тебя есть то, чего никогда не будет у любого другого человека. У тебя есть защита клана Шри-Мо-Даа. У тебя есть моя защита. Рэрта неприкосновенна, пока чувствует уверенность в этом. Запомни. Ты можешь бояться чего угодно, но только не клана, который тебя защищает. И ещё одно, - зверь вернулся в поле моего зрения и остановился в полуметре от меня. - Ты молодец. Просто потому, что согласилась бороться со страхом.
   Сурд присел и произвёл трансформацию тела, с пола уже поднялся обнажённый человек...
   - Идём, - сказал Ромун и двинулся к Эрр-та.
   По дороге он поднял тряпье, бывшее некогда его одеждой.
   Я смотрела на его обнажённое тело, и мне было не по себе от мысли, что за привычными мужскими формами скрывается зверь, тело которого идеально приспособлено для убийств...
   Я шагнула на светло-зелёный круг вслед за сурдом, и мы тут же перенеслись в темноту.
   Мою ладонь сжала крепкая рука Ромуна:
   - Так, электричество нам ещё не дали... сейчас, погоди, я накину на себя что-нибудь...
   Он отпустил меня, и я ждала в темноте, прислушиваясь к тому, что он делал. Скрипнула дверца шкафа где-то справа от меня. Сурд сдёрнул вещи с вешалки и стал одеваться. Под конец вжикнула "молния" на брюках, и Ромун взял меня за руку:
   - Готово. Идём.
   Он повёл меня по тёмному лабиринту комнат, и я молча следовала за ним.
   В коридоре под ногами у меня что-то хрустнуло, и я, споткнувшись, упала прямо в объятья моего сурда.
   - Осторожно, - проговорил он.
   - Я ни черта не вижу...
   Ромун нагнулся и подхватил меня на руки:
   - Я попрошу кого-нибудь найти для тебя фонарь.
   - Куда ты меня несёшь?
   - В твою новую комнату, - сказал он, поднимаясь по ступенькам.
   Когда мы дошли до конца лестницы, неожиданно включился свет. Но сурд и не подумал опустить меня на пол, а прошёл со мной дальше по коридору и толкнул какую-то дверь. Мы попали в небольшое, но уютное помещение.
   - Не пора ли... опустить меня вниз? - напомнила я.
   Руки Ромуна пришли в движение, мои ноги, наконец, коснулись пола. Я подошла к окну и, открыв его, выглянула в ночь...
   - Второй этаж, - сказал сурд. - Я подумал, ты привыкла жить на такой высоте...
   - Ох... я тронута. Спасибо, - обернулась я.
   - Бывшие хозяева держали эту комнату исключительно для гостей, - зачем-то сообщил он. - Постельное белье - в шкафу. Диван по человеческим меркам удобный...
   Я рассеянно кивнула, разглядывая упомянутое место сна. На синем плюшевом диване лежали две такие же плюшевые подушки - одна чуть больше другой - и аккуратно сложенное клетчатое одеяло...
   - Тебе помочь его разложить или... сама справишься?
   - Справлюсь, - автоматически ответила я.
   - Ладно. Тогда отдыхай. Завтра я покажу остальную часть дома. Некоторое время нам придётся здесь пожить.
   Ромун вышел, закрыв за собой дверь.
  
   Утром я проснулась от шума пролетевшего низко над домом вертолёта. Вскочив на ноги, я быстро надела свои джинсы и выглянула в окно. Во дворе возникла какая-то суета, сурды на ходу превращались в зверей и выбегали на улицу...
   Я оправила на себе майку, в которой спала, и стала обувать кроссовки.
   "Что бы там ни происходило, я должна быть к этому готова..."
   Я вновь выглянула в окно. Шум вертолёта не стихал, видимо, он сел где-то неподалёку...
   - Ты уже встала, хорошо, - раздался за спиной голос Ромуна.
   Я обернулась к входящему:
   - Что случилось?
   - Кланы До-Рурк и Вад-Шну-Тэар объявили сбор в Пилраде. Нам нужно прибыть туда уже через час.
   - Нам? - переспросила я.
   - Ты - рэрта Шри-Мо-Даа и будешь меня сопровождать. Мы летим с ними в одном вертолёте, так что давай, поторопись.
   Ромун исчез в коридоре.
   - С тем самым До-Рурком? - воскликнула я, бросившись следом за ним.
   - С Высокородным До-Рурк, - поправил он меня на ходу.
   - Сколько... сколько сурдов будет в вертолёте? - спросила я, спускаясь по лестнице.
   - Четверо, включая пилота и меня, - он остановился возле распахнутой входной двери, обернувшись: - Ты помнишь, о чём мы с тобой вчера говорили?
   Я посмотрела в глаза Ромуну:
   - Ты... ты ведь не станешь превращаться сейчас?..
   - Нет. Я просто хочу напомнить тебе о неприкосновенности рэрта, ты под защитой клана Шри-Мо-Даа.
   Я кивнула, с облегчением выдохнув.
   "Если ты не превратишься в зверя, - подумала я, - я смогу выдержать любой полёт..."
   Сурд вышел на улицу.
   Военный вертолёт ждал нас на дороге, в пяти минутах ходьбы от дома пришельцев. Шум от его лопастей разносился на всю округу. Прикрываясь от пыли, которую поднимал в воздух стрекочущий монстр, Ромун сделал мне знак поторопиться...
   - Давай, быстрей, - махнул он, помогая мне забраться в летающую машину.
   Нас встретили молчаливые взгляды двух лысоголовых. Лицо одного из них я узнала практически сразу... Высокородный До-Рурк, а это был именно он, с таким же любопытством рассматривал меня. В моей памяти сурд оставил неизгладимый след... именно он убил при мне того парня с металлическим прутом...
   От воспоминаний стало немного жутковато. Чужак, от которого я бежала, сидел сейчас напротив меня.
   "Но я защищена. Как там говорил Ромун? - сосредоточенно подумала я. - Я - рэрта по закону и за мной - клан Шри-Мо-Даа..."
   До-Рурк улыбнулся мне и протянул наушники, которые я, немного помедлив, надела, избавившись от жуткого грохота, стоявшего в салоне...
   - Занятный экземпляр... - раздался его комментарий.
   - Простите? - не поняла я.
   Ромун закрыл наружную дверь и устроился в кресле рядом со мной, получив из рук второго сурда свой комплект наушников.
   Вертолёт мгновенно стал набирать высоту...
   Представители трёх кланов обменялись взглядами.
   - А-дырн-хырр, - раздалось у меня в голове. - Рэста!
   - Црыв-ин-дра-вкорр-си-Шри-Мо-Даа, - с трудом разобрала я ответ Ромуна.
   Сурды, не обращая на меня внимания, стали что-то обсуждать.
   Я рассматривала человеческие лица Завоевателей, и мне не верилось, что я лечу в компании пришельцев, которые собираются уничтожить мой мир. Однако действительность была такова.
   Чужаки обменивались репликами в течение всего полёта до Пилрада, и мне ничего не оставалось, как просто сидеть и слушать их непонятную речь. В один из моментов Ромун получил от представителя До-Рурк чёрную узкую коробочку и, раскрыв её, вытащил оттуда обычную авторучку, каких полно в моём мире... повертев подарок в руках и поблагодарив клан До-Рурк, он закрепил ручку в нагрудном кармане рубашки...
   "Он принял его подарок... интересно, что это может означать?"
   Когда вертолёт пошёл на снижение, представитель клана Вад-Шну-Тэар достал сложенный вдвое листок бумаги и тоже отдал это Ромуну. Тот неспешно раскрыл его и внимательно изучил. Во мне стало просыпаться любопытство, но я даже не пошевелилась, чтобы заглянуть туда. Поймав на себе взгляд представителя До-Рурк, я мысленно послала его к чёрту, на что пришелец ответил мне улыбкой.
   Вертолёт, наконец, приземлился, и сурды тут же высыпали из него на мостовую...
   Мы шли через пустынный город, улицы которого заливал яркий солнечный свет. В глаза бросались разбитые витрины складов и магазинов, тёмные вымершие окна некогда жилых домов, вещи, брошенные людьми в спешке, автомобили с распахнутыми дверцами... город представлял собой один жутких размеров пустырь. На асфальте то и дело попадались тёмные засохшие лужи, такие же тёмные полосы, а на стенах - пятна...
   "Кровь... здесь повсюду кровь!" - с ужасом подумала я.
   Ромун повернулся ко мне и знаком велел остановиться.
   - В чём дело? - спросила я.
   Он взял меня за локоть и отвёл в сторону:
   - Мы здесь не на прогулке, Оливия. Я хочу, чтобы ты была осторожна...
   - Я тебя не понимаю, - покачала я головой.
   - В городе одиннадцать кланов. И всего лишь одно здание, где люди сумели организовать эффективную оборону. По сути, ты - единственный человек, находящийся за его пределами, но у меня нет желания разъясняться по этому поводу с каждым кланом... ты - рэрта Шри-Мо-Даа, не забывай об этом.
   - Да помню я, помню! - воскликнула я раздражённо.
   - В таком случае - выкинь из головы эти пятна.
   Я так и осталась стоять с раскрытым ртом, даже тогда, когда Ромун отпустил меня и зашагал дальше по улице...
   "Черт! Они что - действительно читают мысли?! Или дело в эмоциях?"
   Я оглянулась вокруг. Улица была пуста. Тем не менее, я поспешила догнать сурдов.
   "Что он там сказал про людей? Какое-то здание... неужели мы прилетели сюда из-за этого?"
   Я заставила себя вернуться к мысли, что я - рэрта клана Шри-Мо-Даа... об этом действительно не стоило забывать хотя бы потому, что рядом шёл До-Рурк...
   Впрочем, Высокородные были сейчас слишком заняты, чтобы прислушиваться к моим мыслям или эмоциям. А впереди, едва мы свернули на перекрёстке, показалась целая стая белых зверюг...
   "Я - рэрта Шри-Мо-Даа..." - как заклинание повторяла я, стараясь не отставать от Ромуна.
   Мы шли прямо к этой волнующейся массе, в которой не наблюдалось ни одного человеческого силуэта...
   "Я - рэрта Шри-Мо-Даа..."
   Меня провожала сотня кровожадных глаз и рыкающих глоток, пока я с Высокородными пробиралась сквозь эту толчею...
   Ромун поймал мою руку, и мы с ним вдвоём свернули на боковую улочку, в то время как остальная свора "кисок" продолжала тесниться на узком пятачке возле перекрёстка.
   Я безропотно шла за своим сурдом. В голове билось единственное желание - как можно быстрее покинуть это кровожадное скопище...
   - Как ты смотришь на то, чтобы увидеть своих соплеменников? - неожиданно спросил Ромун, останавливаясь.
   - Что ты имеешь в виду? - наши взгляды встретились.
   - Я упомянул здание с обороняющимися людьми... по предварительным подсчётам их около двухсот человек. Есть женщины и дети. Три дня назад сто восемьдесят пять из них прошли отбор и входили в категорию "лучший материал". Здание охранялось десятью сурдами из клана Ло-Ше-Кар, когда подверглось обстрелу с воздуха - два вертолёта, пилотируемые людьми-военными, забросали ракетами все подходы к зданию, уничтожив при этом пятерых из десяти охранников, оставшиеся Ло-Ше-Кар пытались противостоять высадке людей, но тоже погибли. Это было три дня назад. Солдаты высадились на крыше и быстро организовали оборону. Дальнейшие попытки сурдов проникнуть в здание ни к чему не приводили. По стечению обстоятельств у людей оказался в распоряжении подземный оружейный склад... а Ло-Ше-Кар не могут применять оружие, потому что в здании сто восемьдесят пять "лучших", которым во что бы то ни стало необходимо сохранить жизнь.
   - Эти... Ло-Ше-Кар пытались договориться с военными? - спросила я.
   - На предложение сдаться им ответили огнём из тяжёлых орудий. Не реагируют даже на обещание оставить всех людей в живых. Запасов пищи нет, хотя Ло-Ше-Кар дважды пытались подогнать им грузовик. Машину взрывали, несмотря на предупреждения о том, что в ней - еда. Вода, впрочем, в здании имеется в достатке. Но прошло уже три дня, а среди людей есть дети... Ло-Ше-Кар не могут поручиться, что у них не было ни одного смертного случая. Именно поэтому сюда стягиваются десятки кланов из прилегающих районов, чтобы решить возникшую проблему. Я могу помочь тебе проникнуть в здание, если ты не откажешься уточнить для нас кое-какую информацию.
   - Ты хочешь, чтобы я поговорила с этими людьми? - попробовала я угадать.
   - Нет. Разговоры ни к чему не приведут. Мне нужны только данные о смертельных исходах, если таковые имели место, и точном количестве солдат. Ты поможешь?
   - Да, если ответишь на один вопрос. Зачем в действительности вам нужны эти "лучшие"?
   - Мы пытаемся вычистить ваш генофонд.
   - Я это уже слышала. Выжившие станут вашими рабами. Какие ещё версии?
   - Мне не нравится твой тон, рэрта. Сбавь обороты. Если не хочешь помочь этим людям - так и скажи.
   - Но я хочу им помочь! Просто мне нужны ответы на вопросы...
   Ромун пристально посмотрел мне в глаза:
   - Если действительно хочешь помочь, какие могут быть условия?
   Я ничего не успела придумать в ответ, а он продолжил:
   - Ладно, - сурд вытащил из нагрудного кармана тот самый "подарок" клана До-Рурк - автоматическую ручку. - Это - человеческое изобретение, микрофон с передатчиком. Включается обычным одноразовым нажатием. Возьми, - он протянул её мне, и я со смешанными чувствами приняла её, вспомнив, как странно До-Рурк улыбался мне в вертолёте...
   - Куда мне это закрепить? - растерянно спросила я, оглядывая майку и джинсы.
   - Неважно, у микрофона отличная чувствительность, засунь в карман... или куда захочешь. Только не потеряй, хорошо?
   - Сколько у меня будет времени? - подняла я взгляд на Ромуна.
   - Операцию захвата планируется провести вечером с наступлением темноты. У тебя будет целый день.
   - Вы собираетесь убить солдат, так ведь?
   - Если они окажут нам сопротивление.
   - А если - нет?
   - В этом случае ни один человек не пострадает.
   Я кивнула:
   - Хорошо, я готова. Ты уверен, что я смогу попасть в здание? У них же оружие... меня не подстрелят?
   - Ты - человек, тебя примут, к тому же - женщина... у солдат есть приборы, улучшающие зрение, они теперь даже ночью могут отличить людей от сурдов.
   - Ну тогда ладно. Куда идти?
   Ромун нагнулся и легко откатил крышку от канализационного люка под нашими ногами...
   - Вниз, - указал он.
   - Ты шутишь?!
   - Я помогу тебе, - он взял меня за руки и опустил в темноту...
   Я шлёпнулась в грязь и задохнулась от вони.
   - Стоишь? - спросил сверху Ромун, когда я вскрикнула.
   - Кажется - да...
   - Отойди, я тоже спущусь.
   Через минуту мы оба шли в темноте по щиколотку в противной жиже, над головой нависал страшный потолок...
   - Я не думаю, что канализация - это лучший вариант, - причитала я, следуя за сурдом.
   Он лишь крепче сжал мою руку.
   - Ты действительно видишь в темноте так же чётко, как днём? - спросила я.
   - Да.
   - А как тебе эти запахи?..
   - Воняет, - согласился он. - Потерпи, мы почти пришли.
   - Но почему именно канализация?
   Он обернулся и рассмеялся:
   - У тебя такой несчастный вид!
   - Ещё бы! Я вся мокрая! И воняю! Так почему канализация?
   Ромун снова двинулся вперёд.
   - Ты окажешься прямо около входа в здание. Это - самый безопасный способ в него попасть.
   - Почему нельзя просто пройти по улице? Ты говорил, что у них есть бинокли...
   - Потому, что это тебя выдаст, улицы контролируются сурдами, и люди это прекрасно знают.
   - А канализация? Вы же видите в темноте!
   - Здесь слишком грязно и проходы узкие... мы не знаем всей системы, для нас это - такой же лабиринт, что и для обычного человека, - чужак остановился. - Всё. Дальше пойдёшь одна.
   - Но я же ничего не вижу!
   - Пройдёшь вдоль стены метров семь, там будет лестница... иди.
   Я двинулась в непроглядной тьме, удивляясь, почему согласилась на всё это...
   Под рукой действительно возникла металлическая конструкция лестницы, и я слепо стала по ней взбираться. В какой-то момент я остановилась, чтобы проверить, не пропала ли авторучка... она была со мной, надёжно закреплённая внутри переднего кармана моих брюк.
   Крышка люка оказалась тяжеловата. Надрываясь от усилий, я всё же сумела столкнуть её в сторону, и меня ослепил яркий солнечный свет. Потратив немного времени, чтобы привыкнуть к нему, я, наконец, решила выглянуть наружу и осмотреться. Надо мной слева нависала стена того самого здания, а метрах в четырёх-пяти впереди - его главный вход, за разбитыми стёклами которого шевелились непонятные силуэты...
   Я подтянулась и выползла из канализационного люка. Никто не стрелял, но я боялась встать во весь рост. Едва я толкнула крышку люка на место, как услышала со стороны дверей непонятный шум, потом кто-то передёрнул затвор...
   Я в нерешительности сидела на корточках, боясь пошевелиться.
   Раздался одиночный выстрел. Непривычно громкий. Я вздрогнула и упала на землю, тихо выругавшись, - пуля прошла рядом.
   - Не двигайся! - прокричали из-за дверей и для верности выстрелили в воздух ещё раз.
   Ко мне подбежал мужчина в грязно-зелёной военной форме, прикрываемый сзади несколькими стволами. В его руке блеснул короткий нож. Я не успела среагировать, как лезвие прошлось по моей левой кисти с внешней стороны ладони, из небольшого пореза стала сочиться кровь...
   - Вы сумасшедший!! - яростно воскликнула я, отдёргивая руку.
   - Всё в порядке, детка! Не кипятись. Это была всего лишь проверка.
   - Проверка - чего?!
   Солдат с силой поднял меня на ноги и заставил двигаться к зданию.
   - Твоей принадлежности к роду человеческому, - на ходу бросил он.
   Я, наконец, оказалась в помещении, где меня уже ждали любопытные взгляды. Несколько солдат и два десятка гражданских толпились, чтобы на меня посмотреть...
   Одна из женщин принесла аптечку и, вручив её одному из солдат, достала оттуда перекись водорода, чтобы промыть мою грязную руку...
   - У пришельцев другая кровь? - спросила я у неё, на что женщина мне ответила:
   - Внешне она такая же красная, хотя состав, безусловно, иной, - она вскрыла стерильную упаковку, быстро стянула порез и стала поспешно бинтовать ладонь.
   - Тогда... зачем?..
   - Зачем Барон воспользовался ножом? - она оглянулась на мужчину, который меня привёл. - Действительно - зачем? - спросила она у него.
   - Эти ублюдки не любят сталь, - вмешался в наш разговор солдат, державший аптечку.
   А подошедший военный добавил:
   - Зверёныш не позволит себя порезать. При подобной угрозе любой из них покажет свою суть - они превращаются в белых тварей, их трупы - это трупы животных.
   - Но вы изначально не стали в меня стрелять... как вы догадались? - спросила я, а сама сделала себе замечание за излишнюю трепотню - с окружавшими меня людьми надо держать ухо востро...
   - Во-первых, ты - женщина, - проговорил тот, кого звали Бароном, - чужаки, как ни странно, превращаются только в мужчин. Во-вторых, у тебя есть волосы, - потрогав свой армейский "ёжик", улыбнулся военный, - а эти твари абсолютно лысы, когда имитируют человеческое существо. В-третьих, пришельцы слишком умны, и не в их стиле появляться около нашего здания в одиночку. В-четвёртых, мы же тебя проверили... порез ведь не сильно болит? Зверёныши, как уже говорилось, реагируют на опасность, превращаясь в огромных белых кошек, которых ты наверняка видела. Кстати, там, в канализации ещё кто-нибудь есть?
   - Нет, - поспешно ответила я.
   - Неужели в городе можно выжить, когда эти твари стараются уничтожить всё, что движется? Где ты пряталась всё это время?
   - Там... внизу... я брожу уже несколько дней, - сочиняла я на ходу, ненавидя себя за то, что приходится врать людям. - Я убежала, когда эти твари напали. Жутко хочется съесть что-нибудь... у вас есть еда?
   - Извини, - развёл руками Барон, - мы голодаем уже второй день, армейские пайки отдали детям...
   - У вас здесь дети? - переспросила я, разыграв удивление.
   - Да. Они тоже голодны. Мы не знаем, что делать...
   - Но... как же вы... без запасов? - я искренне жалела детей...
   Он пожал плечами:
   - Держимся пока.
   - А что пришельцы?
   - Периодически пытаются подобраться. Мы отстреливаемся - благо, оружия хватает. Ладно, пойдём, я тебе здесь всё покажу, а ты расскажешь мне, кто ты и откуда. Эй, расходитесь, здесь не на что глазеть! - обратился он к собравшимся вокруг людям.
   Я пошла вслед за Бароном, пытаясь придумать на ходу правдоподобную историю...
   - Не стойте здесь! Расходитесь, говорю! - повторил он. - Подумаешь, нашли человека... эка невидаль!
   Вокруг в основном были молодые мужчины и женщины, но встречались и те, кому было немногим за тридцать... все - крепкие телосложением и очень здоровые на вид...
   "Так вот они какие - лучшие..." - подумала я, но вдруг вспомнила, что так и не включила сурдовский "подарок"...
   Я постаралась незаметно вытащить авторучку и утопить кнопку...
   "Так, теперь аккуратно закрепить устройство в кармане..."
   Я огляделась - на мои действия никто не обратил внимания, шагавший впереди солдат тоже ничего не заметил...
   "Отлично".
   - Барон... это - ваше имя? - поспешила я спросить.
   - Нет, друзья так кличут.
   - А настоящее имя?
   - Нерсим. Нерсим Борун. Отсюда и кличка, - улыбнулся солдат.
   - Извините, я не разбираюсь, кто вы по званию?
   - Сержант.
   - У вас, наверное, много подчинённых?
   - Нет, - рассмеялся он. - Нам сюда, - Барон указал на лестницу, пропуская меня вперёд.
   - Давно здесь обосновались? - оборачиваясь, продолжала я расспрашивать. - В смысле - в этом здании? С самого начала?
   - Нет, - ответил военный, поднимаясь вслед за мной. - Три дня назад здесь было логово зверёнышей. А почему тебя это интересует?
   - Я... я пытаюсь понять, где безопаснее - у вас или в канализации. Твари не лезут в подземные коммуникации...
   Шаги сержанта Боруна вдруг затихли, и я обернулась в недоумении. Он стоял на лестничной площадке чуть ниже меня и недоверчиво всматривался в грязь на моих кроссовках:
   - Что-то слишком много вопросов, детка... - растягивая слова, произнёс он, - и обувь твоя... недостаточно грязна для многодневного пребывания в дерьме...
   Взгляд военного скользнул выше, но почти сразу резко остановился, и я быстро проследила, куда он смотрел... так и есть, выглядывающая из кармана брюк авторучка...
   - Чёрт возьми! - сквозь зубы прошипел он, достав пистолет из кобуры и направив его на меня. - Кто ты?! - в его глазах светилась только враждебность...
   - Я человек! - поспешила я уверить сержанта, всерьёз испугавшись, что он пристрелит меня на месте. - Не убивайте!
   - Иди вверх! - оружие солдата слегка качнулось.
   - Сюда? На третий этаж? - переспросила я.
   - Да! Живее!
   Пришлось поторопиться. Не верилось, что меня так быстро могли раскусить! Причём, совершенно неясно, что этому способствовало в большей степени - мои расспросы, какая-то неправильная грязь на обуви или эта злосчастная авторучка в кармане...
   - Куда мы идём? - как можно спокойней спросила я, оглядывая коридор впереди.
   - Сюда, - подтолкнул меня в спину солдат. - А теперь стой!
   Он постучал в дверь без опознавательных знаков, на стук вышел сорокалетний тип в той же форме, что и сержант Борун.
   - Лейтенант, у нас гости...
   Пистолет ткнулся мне в висок, и солдат грубо подтолкнул меня вперёд, заставив войти в комнату.
   - На стул! - приказал новый военный. - Что произошло? - обратился он к сержанту.
   - Она - человек, - сбивчиво начал объяснять тот, - но, похоже, её прислали зверёныши...
   Пистолет продолжал таращиться на меня. Лейтенант раздобыл где-то верёвки и профессионально крепко привязал меня к стулу.
   - С чего ты взял?
   - У неё передатчик в кармане - я видел такие игрушки раньше...
   - Дерьмо! - лейтенант закончил вязать узлы и развернул меня к себе вместе со стулом. - Это то, о чём мы думаем? - он продемонстрировал мне злосчастную авторучку.
   - Что... что именно? - с испугом спросила я.
   - Тебя прислали твари?
   - Нет... я сама...
   - Она врёт! - воскликнул сержант.
   - Барон, что произошло? - обернулся к нему лейтенант. - Расскажи всё по порядку.
   - Она... она вылезла из канализационного люка, Рэй... эта девушка... мы подумали, что она выжила, спрятавшись там. Я проверил - она человек.
   - Как ты проверил?
   - С помощью ножа, Рэй. Я порезал ей руку. Она - человек.
   Лейтенант оттянул бинт на моей кисти, дабы удостовериться в наличии пореза:
   - Дальше.
   - Ничего. Мы привели её в здание, обработали рану. Я собирался отвести её наверх. Стали подниматься по лестнице, а она всё не умолкает - расспрашивает меня. Я заподозрил неладное, потом заметил этот передатчик... и сразу к тебе, Рэй!
   - А теперь твоя очередь, милочка, - мрачно посмотрел на меня лейтенант. - Ты общалась с пришельцами?
   Я поняла, что отпираться бесполезно.
   - Да, общалась, - очень тихо выдавила я из себя.
   - Я же говорил! - воскликнул сержант.
   - Передатчик включён?
   Секундная заминка, но деваться мне было некуда...
   - Да...
   Военный задумчиво повертел авторучку в пальцах, затем осторожно положил её на стол. Он решил оставить передатчик включённым. Намеренно.
   - Как тебя зовут?
   - Оливия, - потухшим голосом ответила я.
   - Барон, позови Фэлка, Роди и Труба.
   - Да, лейтенант, - сержант тут же вылетел в коридор.
   - Итак? Зачем ты здесь? - продолжил допрос лейтенант.
   - Я хочу вас спасти.
   - Объясни, - потребовал он.
   - У вас есть умершие?
   - Какое отношение это имеет к делу? - не понял военный.
   - Ответьте, есть или нет.
   - Есть...
   - Сколько?
   - Не морочь мне голову! - разозлился лейтенант и сильно ударил меня по лицу. - Тебя прислали зверёныши, да?
   Я закрыла глаза, пожалев, что пришла сюда... лицо горело от боли...
   - Отвечай!! - заорал он.
   - Да!
   - Зачем?
   - Я хотела вас спасти...
   Последовала ещё одна сильная пощёчина.
   - Зачем ты здесь? - повторил лейтенант.
   Я с трудом расцепила губы:
   - У вас нет пищи. Вы долго не протянете, подумайте о детях! Сурды не хотят смерти этих людей...
   - Сурды? - брезгливо поморщился он.
   - Они себя так называют...
   - Плевать я хотел на то, как они себя называют... и вообще кто или что они такое! Меня интересует, зачем ублюдки прислали тебя! Чего они добиваются?
   - Чтоб вы сдались. Вам всем сохранят жизнь...
   - Ложь! Чего на самом деле они хотят?!
   - Это правда! - воскликнула я.
   В комнату вошли ещё несколько человек.
   - Как дела? - спросил появившийся Барон.
   - Её действительно прислали твари! Вот только... не признаётся, зачем. Фэлк, расспроси её ты, - поднялся лейтенант, уступая место другому солдату.
   Передо мной возникло новое лицо.
   - Не надо было её бить, Рэй...
   - Она не хотела отвечать!
   Тот, кого назвали Фэлком, заглянул мне в глаза:
   - Хочешь пить?
   Я кивнула.
   Солдат прошёл к столу и налил в стакан воды из графина, дав мне вволю попить.
   - Так лучше? - спросил он.
   - Да... - выдавила я.
   Фэлк вернул пустой стакан обратно на стол и, наконец, взял в руки передатчик, повертев его в руках без видимого интереса:
   - Старая модель, - задумчиво проговорил он, утопив кнопку, и тут же протянул устройство лейтенанту. - Избавься от этого дерьма и не задавай глупых вопросов.
   Тот принял авторучку и, недовольно сопя, направился к окну...
   - Похоже, с передатчиком тебя намеренно подставили, - обратился Фэлк уже ко мне. - Разменяли как пешку в начале партии. Вопрос лишь в том, что твари получили взамен...
   Меня прошиб холодный пот - на мгновение я всё же допустила в сознание страшную мысль... что сурды затеяли свою игру со мной именно ради этого...
   - Нет... не может быть, - упавшим голосом прошептала я, уставившись в пол. - Слишком... сложно... я не верю, - покачала я головой. - Продумать столько мелочей... нет, невозможно...
   - Невозможно? Но что ты, человек, можешь знать о возможностях тех, кто уничтожил земную цивилизацию всего за пару дней?!
   В комнате повисла тишина, которую, как мне казалось, нарушал лишь стук моего сердца...
   Я подняла взгляд на Фэлка, полная решимости повысить шансы военных в предстоящей кампании сурдов...
   - Развяжите меня! - потребовала я.
   - Только с одним условием, милая. Ты ответишь на все наши вопросы.
   Я кивнула:
   - Развязывайте!
   Он улыбнулся и принялся меня освобождать.
   Никто не сказал ему ни слова...
   - Спасибо, - я потёрла онемевшие руки.
   Фэлк придвинул ко мне стул и сел напротив:
   - Ну что ж... и как нам к тебе обращаться?
   - Оливия. Оливия Верошпиронская.
   - Откуда ты?
   - Эмм...
   - Правду, - добавил он, заметив мои колебания.
   - Вальновка, - выдохнула я.
   - Я знаю это место - глушь у чёрта на куличках! - не выдержал кто-то за моей спиной.
   Фэлк не обратил внимания на возглас и продолжил:
   - Хорошо. Как ты попала в Пилрад?
   - Меня привезли сурды.
   - Сурды? - переспросил он тем же тоном, что и лейтенант до него.
   - Они себя так называют.
   - Ладно, неважно. Как давно ты в городе?
   - Около часа.
   - Зачем тебя привезли зверёныши?
   Я замялась с ответом:
   - Точно не знаю...
   - Тебя снабдили таким изящным устройством, заставили прийти к нам... и не сказали, для чего? Так не пойдёт, милая. Какого рода информацию ты должна была добыть?
   - Э-э-э... данные о смертельных исходах и точном количестве солдат, - выдохнула я.
   - Умница, - улыбнулся мне Фэлк. - Видишь, совсем несложно...
   - Я не уверена, что это - всё, чего от меня хотели сурды, - неожиданно для себя добавила я.
   - Что-то ещё? - удивился военный, подавшись вперёд.
   - Позвольте для начала уточнить. Вам ведь предлагали сдаться, как я поняла, обещая сохранить жизнь. Почему вы не согласились?
   - Потому что эти твари истребляют людей, Оливия, а не дарят жизнь.
   - Но в здании находились сто восемьдесят пять человек - взрослых и детей, которые для них много значили. Сурды готовы пойти на сделку, чтобы заполучить их обратно...
   - Ты поэтому сюда пришла? Вести переговоры?
   - Нет, то есть... я думала об этом, конечно, но... мне сказали, что разговоры ни к чему не приведут...
   - Так и есть. Мы не сложим оружие. И на сделку с тварями не пойдём.
   - Но почему?
   - Потому что это война, девочка... Сурды ввели тебя в заблуждение, убедили, что никого не тронут. Рассказали сказку о том, что сохранят всем жизнь... Святая наивность! Неужели ты им поверила? Знаешь, что я тебе на это скажу - враг, с которым мы имеем дело, очень умён. Зверёныши уже четырежды пытались к нам подобраться, используя всевозможные уловки, но каждый раз мы успешно отбивали все их атаки. У нас есть мощное оружие, которое мои парни не стесняются пускать в ход. Этим мы надолго отбили у тварей всякую охоту появляться в пределах нашей видимости. И всё же враг наш оказался на удивление изобретателен, - усмехнулся Фэлк, выпрямившись на своём стуле. - Ублюдки решили прислать тебя, чтобы взять нас бескровным путём! Невероятно! Ты вообще видела, как они убивают?
   Я кивнула, не совсем понимая, к чему он клонит.
   - Они ведь живут этим, - продолжил Фэлк, вновь подавшись вперёд. - Зверёныши рвут человеческую плоть... Для них это естественно - они же хищники! Умные и опасные хищники. Человек для них ничто. Просто жертва. Развлечение. И ты для них - жертва, развлечение. Чужаки использовали тебя, Оливия, чтобы прикончить тех, кто ещё может им сопротивляться!
   Я разозлилась:
   - Не надо на меня давить! Разумеется, использовали. Именно поэтому я здесь, с вами, а не среди трупов, которыми сурды наполняли наши деревенские грузовики...
   Мгновенно вспыхнувшее воспоминание о бойне на заводе, а следом и вся цепочка событий, которая привела меня к тому, что я добровольно отдала собственную жизнь в руки Завоевателей, гибель жителей Вальновки... все части мозаики словно встали на свои места и сложились в одну общую картину. И картина эта невероятно точно отражала обрисованную Фэлком суровую действительность. Моё сознание оказалось неготовым к правде. В горле встал ком, и я с трудом сглотнула, еле удержав себя от рвущихся наружу криков и стенаний...
   Мне понадобилась почти целая минута, чтобы прийти в себя. Мрачная и подавленная, я была не в состоянии придумать ни одной причины, по которой бы этот солдат напротив меня оказался неправ...
   Фэлк следил за мной. Он испытывал вполне живой интерес к тем чувствам, что отражались на моём лице. А мне в свою очередь было жутко не по себе от столь пристального внимания...
   - Я... хотела бы вам помочь, - мой голос показался мне охрипшим, - но, к сожалению, не представляю, как...
   - Если действительно хочешь, - с нажимом проговорил Фэлк, - просто расскажи нам всё, что знаешь. Может быть, ублюдки имели неосторожность упомянуть о своих планах...
   - Планы? - переспросила я. - Да, точно! Хотя... я не уверена, что со мной делились актуальной информацией. Если сурды рассчитывали, что я вам всё это передам...
   - Не парься, Лив, просто выкладывай. А выводы мы сделаем сами.
   - Ладно. Мне сказали, что операция начнётся с наступлением темноты...
   - Сегодня? - ошеломлённо переспросил военный, и было заметно, что он даже не надеялся на подобный успех.
   - Да, - подтвердила я.
   Фэлк шумно выдохнул, а потом вдруг рассмеялся.
   - Что здесь смешного? - не сразу поняла я.
   - Рэй, привяжи её.
   - Что?! - будучи в лёгком шоке, я даже не пыталась сопротивляться, когда лейтенант и ещё один солдат быстро схватили меня и стали привязывать к стулу, снова. - Чёрт!.. Погодите!.. Что вы делаете?! Я же на вашей стороне!!
   - А вот в этом я не уверен, - произнёс Фэлк, пока двое мужчин затягивали верёвки на моих ногах.
   - Но... я ведь ответила на ваши вопросы! - выдохнула я.
   - Далеко не на все. И к тому же зверёныши получили через тебя кое-какие сведения...
   - Они не получили того, что хотели!
   - Ещё лучше.
   - Чёрт! Я же и так готова вам помочь! Развяжите!
   - Ответишь правдиво на оставшиеся вопросы, и я тебя отпущу.
   - Какие ещё вопросы? - недовольно спросила я.
   - Ты говорила, что из Вальновки... но дороги разрушены. Сюда не так-то просто добраться. Как ты попала в Пилрад?
   - На вертолёте, - мрачно произнесла я.
   - Расскажи об этом поподробнее.
   - Ничего особенного... военный вертолёт, я в них не разбираюсь...
   - Я имел в виду - о тех сурдах, которые тебя сюда привезли.
   - А-а... это Высокородные, представители трёх кланов...
   - Почему они выбрали именно тебя?
   - Я не знаю! Один из них, из клана Шри-Мо-Даа, считает меня своей собственностью...
   - Высокородные - это военачальники?
   - Да, похоже на то, они руководят своими кланами.
   - Ещё кого-нибудь, кроме этих Высокородных, ты видела?
   - Видела одну свору... сурдов-зверей.
   - Сколько?
   - Я их не считала! Может сотня, может двести, не знаю...
   - Это их... клан?
   - Не уверена. Мне никто ничего не объяснял!
   - Рэй, оповести людей, чтобы прямо сейчас начали подготовку к защите. Возможно, эти ублюдки нападут раньше.
   - Да, Фэлк, - лейтенант покинул комнату.
   - Остальные - свободны, - распорядился военный передо мной.
   - Развяжите меня! - потребовала я.
   Комнату покинули все, кроме Фэлка.
   - Вы же обещали! - воскликнула я.
   - Мы с тобой ещё не закончили.
   - Тогда... зачем вы отослали всех?
   - Потому что подробности, которые ты мне сейчас расскажешь, моим парням слышать ни к чему.
   - Но... я не понимаю...
   - И не надо. Я просто хочу знать о тварях всё, что знаешь ты.
   - Всё? - переспросила я.
   - У тебя нет выбора, Оливия. Ты привязана к стулу, а я порой... бываю в плохом настроении. Нам лучше сотрудничать, поверь. Итак? Начни с момента, когда впервые увидела зверёнышей, со всеми возможными подробностями...
   Перед моими глазами всплыли жуткие картины из моего недавнего прошлого... трупы... куски человеческой плоти... кровь, крики...
   - Нет... - умоляюще посмотрела я на Фэлка. - Пожалуйста!..
   Он молча встал и без предупреждения ударил меня в живот. Я задохнулась от боли, не в силах сделать вдох... несколько секунд я вообще не могла ни о чём думать. Моё сознание слегка затуманилось. Над самым ухом голос военного вдруг произнёс:
   - Обычно я не бью женщин по лицу, как это делает Рэй. Но если ты будешь упрямиться, я отрихтую твою симпатичную мордашку... надеюсь, мы друг друга поняли?
   Я проглотила слёзы и закивала.
   - А теперь рассказывай...
   Он слушал меня очень внимательно, лишь изредка прерывая уточняющими вопросами. Моя исповедь длилась больше часа. Ближе к концу Фэлк произнёс:
   - Пока вы шли там, в канализации, этот ублюдок не упоминал о том, что слышит мысли людей наверху, в здании?
   - Нет, не упоминал. Возможно, стены и почва являются естественным препятствием для их способности.
   - А также расстояние, - добавил военный, размышляя вслух, - иначе твари давно бы уже расправились с нами. Как он там сказал - "от тебя за километр несёт страхом"? Вот и ответ. Способность зверёнышей имеет ограничение в километр или два на открытой местности. Продолжай.
   - Я почти всё рассказала! Он довёл меня до выхода, а через минуту ваши парни уже наставили на меня свои пушки...
   - Барон сделал надрез на руке возле самого люка?
   - Что? А... да. Но люк был закрыт - я вернула крышку на место... это всё! Теперь развяжите меня! Вы знаете о сурдах ровно столько же, сколько и я!..
   Фэлк поднялся со своего стула и неспешно стал меня освобождать.
   - Наконец-то, - выдохнула я, получив долгожданную свободу и потирая затёкшие от верёвок усталые мышцы.
   - Вставай, - руки военного вцепились в меня, заставляя подняться.
   - Ай! Мне больно!..
   - Нам в эту дверь, - он подтолкнул меня в нужном направлении - к соседней смежной комнате.
   - Зачем? - непонимающе спросила я.
   Во второй комнате, как выяснилось, имелся огромный кожаный диван с дубовыми подлокотниками - к нему-то меня и вёл Фэлк...
   - Снимай брюки, - приказал он, почти бросив меня на этот самый диван...
   Я потеряла дар речи, когда осознала, к чему всё идёт.
   - Я сказал - снимай брюки! - угрожающе произнёс он.
   Его окрик подействовал на меня, и я автоматически стала расстёгивать собственные джинсы...
   Мои губы задрожали:
   - Нет... пожалуйста, - еле выдавила я из себя, слёзы сами собой полились по щекам.
   Он потерял терпение и наотмашь ударил меня, затем сдёрнул мои кроссовки, а следом брюки вместе с трусами...
   Я ревела.
   - Ты думала, что обойдётся без этого, да? - сказал он, разводя мне ноги. - Не дёргайся, сучка, а то ещё врежу...
  
   Когда Фэлк ушёл, я уставилась в потолок. Мои бёдра горели от его прикосновений...
   Конечно, в свои двадцать лет я не раз слышала о насильниках - телевидение и газеты пестрили подобными историями, но... сама я никогда не сталкивалась...
   Жутко хотелось помыться, но я лежала, привязанная к тем самым дубовым подлокотникам дивана, и не могла не то, что встать, но даже натянуть на себя брюки...
   Шли минуты, в комнате никто не появлялся. Мои ноги совсем одеревенели от туго затянутых верёвок...
   Перед уходом Фэлк разорвал мою майку и засунул её обрывки мне в рот, заклеив всё это скотчем. Сказал, что так поступают на войне с женщинами-предателями... и обещал вернуться...
   Я следила, как спускается вниз по стене солнечная полоса от окна. До вечера ещё так далеко...
   В соседней комнате послышался шум, кто-то вошёл и тихо прикрыл за собой дверь. Я прислушалась. На столе звякнул стакан... Фэлк? На всякий случай я громко замычала, надеясь, что хоть кто-то меня развяжет...
   Дверь в мою комнату открылась. Это был Рэй, лейтенант. Он стоял со стаканом в руке и просто смотрел на меня.
   - Капитан разрешил с тобой развлечься.
   Я перестала мычать.
   - Сказал, ты любишь разнообразие...
   Рэй отнёс стакан на стол с графином, затем вернулся ко мне и медленно расстегнул брюки, достав из кармана презерватив. Я качнула головой, пытаясь его остановить, слёзы закапали из глаз сами собой.
   Он ослабил сковывающие мои ноги верёвки и навалился на меня всем телом...
   Боже, насколько наивны были мои представления о людях! Ещё два часа назад я хотела спасти этих солдат...
  
   В течение дня меня насиловали ещё трижды...
   Фэлк выполнил своё обещание, появившись в моей комнате во второй раз. Внутри меня что-то безвозвратно сломалось. Через пару часов он привёл ко мне одного из своих парней, имени которого я не знала. Потом был снова Рэй...
   Вечером, лёжа всё на том же диване, я чувствовала в теле одну бесконечную пульсирующую боль. Я никак не могла дождаться, когда солнце скроется за горизонтом. Я мечтала о приходе сурдов и искренне радовалась, что это случится не завтра, а сегодня...
   Минуты шли за минутами. Я представляла себе, как мучительно умирает Фэлк и его подручные...
   В соседней комнате в очередной раз открылась входная дверь. Я сжалась в ожидании, но ко мне больше никто не заходил. Раздались тихие голоса двух мужчин - возможно, капитана и лейтенанта, но разобрать слова было невозможно. Затем всё стихло. В комнату медленно заползали сумерки.
   Через час с лишним входная дверь неожиданно распахнулась:
   - У нас движение по периметру!! - услышала я незнакомый голос.
   - Сколько? - тут же спросил капитан.
   - Сотня тварей, не меньше! В зону огня не лезут, но дают о себе знать во всех просматриваемых направлениях...
   Все, кто был в комнате, рванулись в коридор.
   "Началось!"
   С улицы донеслись приглушённые стенами хлопки взрывов и стрельба.
   Я думала, что услышу крики или рычание... но - ничего.
   И снова потянулись минуты ожидания... долгие и томительные. Казалось, сурды не спешили захватить здание...
   Открылась входная дверь. Быстрые шаги. На пороге кто-то появился. Потом включился свет. Сержант Борун прижал палец к своим губам и молча начал развязывать верёвки на моих ногах...
   Я дёрнулась и замычала.
   "Нет! Только не сейчас! Ты, ублюдок!!"
   К моему удивлению, Барон принялся также отвязывать и руки...
   - Я не с ними, Оливия, - шёпотом объяснил он мне. - Какое бы преступление ты ни совершила, наказание, устроенное капитаном, противоречит конвенции об обращении с пленными... и вообще человеческой морали! Я помогу тебе...
   Я вырвалась и осторожно отлепила скотч от своего рта, выплюнув заслюнявленный кляп...
   - Вы все поплатитесь!! - воскликнула я, обтирая губы. - Подонки!
   - Да потише ты! - оглянулся на дверь солдат. - Могут ведь и услышать...
   Я взглянула на Барона, тот тихо прикрыл ближайшую дверь и шепнул:
   - Тебе нужно одеться...
   Я автоматически закрыла грудь и поджала голые ноги...
   Он нашёл мои трусы и джинсы и попытался надеть их на меня.
   Мои губы затряслись, я разрыдалась...
   - Тише, - попробовал меня успокоить солдат, - всё в порядке... всё уже закончилось...
   Барон снял собственную зелёную рубашку и завернул в неё мои плечи.
   Я судорожно всхлипнула.
   - Ну не плачь, милая... не сейчас. Потерпи...
   Он помог мне встать, затем подобрал мои кроссовки.
   - Пойдём...
   Барон повёл меня к выходу. Выглянув в коридор, он заставил меня быстро двинуться к лестнице... я, превозмогая боль, сделала над собой усилие...
   Стали подниматься наверх. Везде было тихо. Наконец сержант остановил меня возле надписи: "7 этаж".
   - Сейчас мы найдём тебе спокойную комнату, - шепнул он, вглядываясь в неосвещённый коридор впереди. - Ты сможешь отдохнуть и прийти в себя...
   Он повёл меня в темноту, мимо десятка одинаковых дверей. Почему нельзя выбрать что-нибудь поближе к лестнице?
   - Ладно, пожалуй, эта, - Барон решительно подёргал ручку ближайшей запертой двери. - Или эта, - следующая дверь тоже оказалась заперта.
   Он стал проверять все офисы подряд, через пять ему повезло...
   - Иди сюда.
   Я последовала за ним.
   - Свет включать не будем. Тебе видно?
   - Да.
   С улицы проникал тусклый свет каких-то далёких фонарей, на потолке лежала светлая полоса от окна...
   - Садись сюда, - Барон подвёл меня к мягкому офисному стулу бывшей приёмной и осторожно усадил. - Ну, вот и всё.
   Солдат оставил мои кроссовки рядом, а сам прошёл к окну, чтобы взглянуть на то, что делается внизу.
   - Что там? - без особого интереса спросила я.
   - Ничего. Тихо. Горят шашки. Тварей не видно. Может, у них изменились планы?..
   Я прикрыла глаза ладонями и вытерла все слёзы. Боль внутри тела слегка поутихла, но вместо неё навалилась страшная усталость. Неимоверно сильно хотелось спать. Я придвинула соседний стул и легла на него, практически сразу отключившись...
   Неожиданно солдат потряс меня за плечо:
   - Просыпайся, - зашептал он.
   Я нехотя открыла глаза, желая лишь одного - провалиться обратно в сон...
   - Спать нельзя! - растолкал меня снова Барон. - Ты меня слышишь? Зверёныши в здании...
   Смысл слов дошёл не сразу. Но когда дошёл, я мгновенно пришла в себя, приподнявшись на своём стуле и автоматически нащупав ногами кроссовки...
   - С чего ты взял?
   За окном по-прежнему царила ночь. Я невольно прислушалась.
   Неожиданно где-то на этаже разбилось стекло...
   - Это уже второе, - прокомментировал шёпотом солдат. - Я не знаю, как они пробрались мимо Вэна и Тода на крыше, но ты была права - ублюдки воспользовались темнотой, чтобы проникнуть к нам...
   Он достал свой пистолет и встал рядом со мной, сняв оружие с предохранителя.
   "Шри-Мо-Даа..." - вспомнила я своё заклинание, оглянувшись на дверь.
   - Барон, - зашептала я, - опусти пистолет. Они реагируют на эмоции. Сурды чувствуют наши мысли. Капитан разве не сказал?.. Я думаю, что смогу тебя защитить...
   "Потому что я - рэрта клана Шри-Мо-Даа!"
   - Чушь! - еле слышно выдохнул сержант.
   - Нет времени на объяснения... Просто доверься! - я накрыла его пальцы, сжимающие оружие, своей ладонью. - Чужаки нас не тронут. Меня защищает Шри-Мо-Даа, а другому клану я не позволю к нам подойти...
   В коридоре за дверью послышались предупреждающие шорохи...
   "Я - рэрта Шри-Мо-Даа! - сосредоточенно подумала я, обращаясь к двери. - Проваливайте! Я неприкосновенна!.. Чёрт, мне нужен Ромун..."
   Но шорохи с той стороны лишь усилились, словно там собиралось несколько сурдов-зверюг...
   - Опусти пистолет! - яростно зашипела я, с силой надавливая на руки военного. - Или мы оба покойники!
   Тот заворожённо смотрел на дверь, ощущая то же, что и я - там был далеко не один зверь...
   - Сдавайся! - продолжала я уговаривать. - Они же чувствуют тебя! - руки сержанта, наконец, дрогнули и медленно пошли вниз. - Пока есть шанс... да, верно. Бросай. Если ты разожмёшь пальцы, обещаю, нас не тронут. Я знаю, о чём говорю...
   Барон недоверчиво перевёл на меня взгляд, и я воспользовалась моментом, чтобы вытащить из его ослабевших рук пистолет, отбросив оружие прочь...
   Дверь тут же треснула и распахнулась! В сторону сержанта метнулась большая серая тень...
   - Нет! - вскрикнула я, еле успев оттолкнуть от себя Барона.
   Перед глазами вдруг всё завертелось - скользящим ударом меня отбросило на пол. Кошка промахнулась в своём смертельном прыжке и, грузно приземлившись, разметала тяжёлым крупом стулья на своём пути...
   Слегка оглушённая, но не потерявшая желания бороться за жизнь сержанта до конца, я крикнула:
   - Он не опасен!!
   Зверь угрожающе зарычал и развернулся ко мне, оскалив пасть...
   Я инстинктивно попыталась отползти назад, но почти сразу осознала тщетность подобных усилий - морда зверюги нависала прямо надо мной...
   Сурд выдохнул. Моё лицо и грудь обдало горячим дыханием - на удивление, никакого зловония, никаких посторонних запахов...
   - Человечье отродье! - прорычала эта гора мышц и шерсти надо мной. - Ты нас предала!
   - Я - рэрта клана Шри-Мо-Даа! - твёрдо произнесла я. - И если ты не Шри-Мо-Даа - проваливай!
   Он снова выдохнул на грани рыка.
   "Я неприкосновенна! - внушала я этой твари. - Меня защищает клан Шри-Мо-Даа!!"
   Быстрый взгляд в сторону сержанта - что с ним? В темноте было плохо видно, но, судя по всему, тот отполз подальше от зверя к стене, а в комнату уже заглядывали новые твари...
   - Посмотрим, сколько ты протянешь на А-амонр...
   Сурд передо мной вдруг зашипел на соплеменников, и те мгновенно скрылись в темноте коридора.
   - Кто ты? - спросила я, удивляясь собственной храбрости.
   - Не узнаёшь? - вновь приблизил он ко мне свою огромную морду.
   - Извини, не различаю, - вынуждена была я признать, рыкающий голос зверюги никак не напоминал голос Ромуна...
   Гора мышц и шерсти неожиданно отступила.
   - Ю-дээр-До-Рурк! - произнёс Шри-Мо-Даа с порога.
   - Ромун! - обрадовалась я, вглядываясь в темноту.
   Зверь тоже повернулся к входящему:
   - Ваша рэрта в целости и сохранности. Как договаривались, - прорычал он.
   - Эр-да-корр...
   - Вам повезло. Другие кланы не стали бы церемониться...
   - Знаю, - спокойно ответил ему сурд.
   - Тебе следует преподать ей урок...
   - А вот это уже наше личное дело. Дело клана Шри-Мо-Даа.
   До-Рурк рыкнул и нервно ударил себя хвостом:
   - На кусок мяса в углу никто не претендует. Разбирайтесь сами.
   - Мы не ведём подобные исследования.
   - Мы тоже.
   Зверь, не сказав больше ни слова, быстро покинул комнату.
   Ромун включил свет, и я сощурилась, пока глаза не привыкли...
   - Ты даже не представляешь, насколько сильно рисковала... - произнёс он.
   Сурд был одет и явно не собирался принимать участие в бою.
   Я поднялась на ноги и быстро пересекла комнату, подскочив к сержанту:
   - Ты как? В порядке? - дотронулась я до его руки.
   Он кивнул, и я повернулась к Высокородному Шри-Мо-Даа:
   - Это сержант Борун. Пожалуйста, оставь его мне, - тихо попросила я.
   - Но он - один из военных, - возразил Ромун, рассматривая сидевшего у стены человека.
   - Барон сдался! Ты обещал...
   - Он не сдался, - сурд пристально посмотрел на солдата. - Мне сказали, ты отобрала у него оружие...
   Сержант зашевелился, собираясь подняться.
   - Не вставай, человек, или пожалеешь! - предупредил Шри-Мо-Даа, и тому пришлось сесть обратно на пол.
   - Ты его не убьёшь! - воскликнула я, вскакивая на ноги. - Он мне нужен! К чёрту ваши исследования!..
   Ромун молча подхватил меня за плечи и выволок в коридор, быстро передав кому-то из своих...
   - Нет! Ты не можешь так поступить!! - закричала я, пытаясь вырваться из этих новых нечеловечески крепких рук.
   Дверь перед моим носом захлопнулась, а меня оттащили в сторону... куда-то дальше по коридору...
   - Ромун! Не надо!..
   Мы остановились там, где я не могла уже слышать ничего из того, что происходило в комнате...
   - Да отпусти же! - воскликнула я, сделав очередную попытку освободиться, но вырваться из стальных объятий сурда удалось лишь тогда, когда надежда что-то изменить, кого-то спасти пропала... исчезла, растаяв словно дым...
   Я сдалась, замерла, сопротивление потеряло всякий смысл, и почти сразу меня оставили в покое. Шри-Мо-Даа, который всё это время держал меня, вдруг отступил... В абсолютной темноте я наткнулась рукой на стену и, прислонившись к ней спиной, медленно спустилась на пол. Уткнувшись головой в колени, беззвучно заплакала...
   Спустя пару минут я подняла голову, прислушиваясь к далёкой стрельбе и крикам. Сурды добились своего...
   Здесь же, на седьмом этаже, судя по всему, никого уже не осталось. Кроме меня и Высокородного Шри-Мо-Даа там, в комнате...
   Дверь офиса, где мы прятались с Бароном, наконец, открылась. В коридор упала яркая полоса света и длинная человеческая тень...
   Ромун подошёл и протянул мне руку, помогая встать с пола:
   - Перестань плакать, твой солдат жив.
   - Что?
   - Иди к нему.
   - Ты...
   - Иди.
   Я пошла на свет, неуверенно оглядываясь на сурда.
   "Спасибо..."
   Я заглянула в комнату. Барон сидел на одном из стульев и хмурился.
   - Всё в порядке? - спросила я.
   Он поднял на меня взгляд:
   - Не знаю... у меня такое ощущение, что я живу взаймы.
   - Ромун не причинил тебе вреда?
   - Нет, но... он спрашивал о тебе, и мне пришлось рассказать... о том, что случилось после допроса...
   В моей голове всплыли картины насилия... Фэлк... Рэй... и ещё один, имени которого я не знала...
   Слёзы навернулись на мои глаза сами собой. Я качнула головой, пытаясь стряхнуть с себя жуткие образы. Эти люди сейчас мертвы, а мне нужно жить дальше!
   - Твой Ромун - странный парень, - продолжил сержант, погрузившись в собственные размышления и не замечая моих попыток сосредоточиться на его словах. - То есть... он не человек, конечно. В общем, для такого жестокого и сильного врага, какими представляются мне зверёныши, он выказывает удивительно глубокое знание и понимание многих особенностей человеческой психики. Необходимости в этом я, честно говоря, не вижу. Оборотни превосходят людей во многом. Они более жизнеспособны, всесторонне развиты, целеустремлённы и действуют единым фронтом. У них есть всё, чтобы стереть человека с лица Земли. Зачем, спрашивается, этой развитой твари нужно погружаться в тонкости человеческих взаимоотношений? Зачем вообще оставлять в живых тех, кто впоследствии может нанести удар в спину?
   - Ты это про себя, Барон? - осторожно спросила я.
   Он вновь посмотрел на меня:
   - Сурд знает, как я ненавижу его и всё их звериное отродье! Он всеми порами это ощущает! Но сказал, что сохранит мне жизнь. Не догадываешься, почему?
   Я промолчала.
   - Потому, что ты об этом его попросила. Ты, человек, просила Врага сохранить мне жизнь! Что за отношения у тебя с этими тварями?
   - Сама не знаю, - покачала я головой, - просто...
   - Мне не нужна твоя жалость, Оливия! - чуть ли не по слогам проговорил солдат. - Пойми, не нужна. Я поддался слабости, пытаясь тебя защитить, да, но... я должен был находиться там - внизу, с моими ребятами!.. Тебе не требовалась моя помощь! У тебя есть куда более могущественные союзники, которые лучше любого телохранителя смогут защитить и, если понадобится, отомстить всему человечеству!..
   - Что? - дрогнувшим голосом спросила я. - Ты... ты... как ты можешь?!
   Я не в силах была поверить тому, что услышала... меня снова стали душить слёзы. Я отступила, выбежала в тёмный коридор, едва не столкнувшись с Ромуном... но он тут же остановил меня, и в порыве чувств я прижалась к этому нечеловеческому существу, заплакав навзрыд...
   Он не отстранился, словно понимал, как мне сейчас это необходимо. Сурд даже попытался меня по-дружески осторожно обнять!.. И я была несказанно благодарна ему за это... за этот жест человечности... или его подобие, не важно...
   - Я так понимаю, ты расстроена реакцией сержанта, но менять решение не будешь.
   Я всхлипывала как сопливая девчонка. Как Барон мог такое сказать?
   Ромун позволил мне выплакаться. Его рубашка на груди была мокра от моих слёз, когда я, наконец, нашла в себе силы отстраниться от оборотня и тихо извиниться...
   - Ничего, - ответил он.
   За спиной неожиданно прогремел одиночный выстрел, и я, вздрогнув, обернулась к единственному освещённому дверному проёму. В горле застрял ком...
   - Он сам решил свою судьбу. Поверь, для человека в его положении это далеко не худший выбор. Пойдём вниз, - Ромун взял меня за руку. - Здесь нам больше делать нечего.
   Я шла по коридору к лестнице, но всё время оглядывалась на освещённый проём. В комнате остался солдат... человек...
  
   Спустившись на первый этаж, я почти сразу забыла о происшедшем наверху. Мой разум вдруг осознал, что вокруг меня десятки... или даже сотни чужаков! Сурды были везде - в коридорах здания, в холле, на улице... повсюду звериные лапы, спины, морды...
   Ромун шёл через это скопище, и грузные мощные тела вынужденно жались к стенам или отступали, чтобы нас пропустить.
   - Мне надо утрясти кое-какие дела, - неожиданно проговорил он. - Подожди здесь, хорошо? - он подвёл меня к большому перевёрнутому ящику в холле и усадил на него. - Тэрр-нин-биа! Хорр! Нра! - быстро прикрикнул он на окружавших.
   Зверюги послушно отвернули морды и очистили требуемое пространство метра на три вокруг нас. Две из них, впрочем, поступили наоборот, тут же шагнув в освободившийся круг...
   - Я вернусь быстро, - сказал Ромун. - Мои парни побудут с тобой.
   Он двинулся обратно в коридор, откуда мы пришли. Две огромные кошки заняли место справа и слева от меня...
   "Охрана", - поняла я.
   А тем временем в холле стало происходить нечто необычное. Сурды в зверином обличье, рыча и переговариваясь, быстро потекли к выходу на улицу, спешно покидая здание.
   Несмотря на то, что мой страх перед этими огромными зверюгами несколько спал за последние часы, я, тем не менее, вздохнула с облегчением, когда заметила, что их стало намного меньше.
   Одна из кошек-охранников, та, что была справа от меня, позволила себе расслабленно лечь прямо здесь же, на холодный мраморный пол, на расстоянии вытянутой руки от меня, и я смогла её... его лучше рассмотреть. Этот сурд отличался от прочих более крупным телосложением, более лоснящейся и чистой шерстью, которая блестела в свете электрических ламп, весь его внешний вид говорил об отличном здоровье, огромной силе мышц, ловкости и быстроте реакций. Будь это обычное животное, ему не нашлось бы соперника в наших лесах и саваннах - даже самые крупные львы и тигры по сравнению с этой тварью казались недоростками. Да, сурды обладают очень широкими физическими возможностями, взять, к примеру, их поразительную способность принимать человеческий облик... но не это делало из них того смертельно опасного врага, которым они для нас стали. На протяжении всей истории своего существования люди находили способы борьбы с различными хищниками и адскими тварями, рано или поздно мы справлялись с любой опасностью и выходили победителями из всех ловушек, которые нам устраивала мачеха-природа. Однако случай с сурдами, видимо, будет иметь совсем другой исход. Везению человека здесь положен предел. И причина падения кроется не в нашей физической слабости. Изъян где-то глубже. Возможно, человечество так никогда о нём и не узнает. Ведь для понимания нужно время, которое сурды нам не дали...
   Мои размышления были прерваны появлением Ромуна.
   - У меня есть для тебя сюрприз, рэрта, - подойдя ближе, сказал он. - Все военные захвачены живыми. Есть раненые, но ни один из них серьёзно не пострадал. Межклановый Совет принял решение ознакомиться с феноменом данной социальной группы в более подходящих для этого условиях, с рассветом солдат переправят в Научно-исследовательский Центр на А-амонр. Не желаешь взглянуть на военных прямо сейчас, пока их готовят к транспортировке?
   - Пожалуй, нет, - ответила я, качнув головой.
   - Я настаиваю, - понизив голос, проговорил сурд. - Поверь, тебе станет легче.
   Я долго смотрела в глаза Ромуна, но так и не смогла определить, какие чувства он испытывает.
   - Я хочу тебе помочь, Оливия. Идём.
   Мне было не по себе от его затеи. Но выбора не было. Мы пересекли холл, затем прошли длинный коридор и повернули налево, две зверюги, что меня охраняли, бесшумно двигались позади нас.
   В пути нам всюду встречались чужаки, у каждой двери широкого коридора стояло и сидело по двое, а то и по трое сурдов-зверей...
   Новый поворот - на этот раз направо. Впереди показались распахнутые двери не очень большого конференц-зала, возле которого я насчитала аж шесть чужаков, двое из которых были в человеческом облике и носили одежду.
   - Это - Высокородные? - шепнула я.
   - Да, - ответил Ромун, - кланы Вог-Нрр и Ло-Ше-Кар.
   - А вот и Шри-Мо-Даа, - улыбнулся один из лысоголовых, приветствуя не только Ромуна, но и меня. - Клан Ло-Ше-Кар благодарит вас за то, что откликнулись на наш призыв и приняли участие в освобождении заложников...
   Он так и сказал - заложников, подметила я, но тут же сделала себе замечание. Сурд Ло-Ше-Кар только снисходительно мне улыбнулся.
   - Мы можем побеседовать с солдатами? - спросил Шри-Мо-Даа.
   - Разумеется. Как раз заканчиваем упаковку... прошу, - пригласил Ло-Ше-Кар в ярко освещённое помещение.
   В конференц-зале прямо на полу длинным рядом лежали люди в зелёной военной форме, обёрнутые в какой-то прозрачный, но, судя по всему, очень прочный и твёрдый материал. Необычные на вид коконы позволяли человеку свободно дышать, но сковывали его лучше любых верёвок.
   - Эн-ра! - обратился Ло-Ше-Кар к зверюге, склонившейся над последним в ряду солдатом. - Не тяни! - перемежая человеческие фразы с родным языком сурдов, воскликнул он. - Шод-эн-рдэ-на! Рна!
   Чужак, сидящий рядом с человеком, быстро взглянул на Высокородного и, проведя огромным указательным когтем вдоль всего тела военного, ловко перевернул того на спину, не забыв проверить лапой материал:
   - Дорн, - и зверь направился к выходу.
   Высокородный Ло-Ше-Кар обернулся к нам:
   - Я буду снаружи. Делайте, что хотите, но учтите - все эти люди должны попасть на А-амонр живыми.
   - Меня интересуют только трое, - произнёс Шри-Мо-Даа. - Доа-ррта-ндэ-нор-шдэарр?
   - Не возражаю. Но их порог сейчас очень низок, не переусердствуйте.
   Ромун кивнул, и Ло-Ше-Кар вышел, закрыв за собой двери. Двое охранников Шри-Мо-Даа остались с нами.
   - Отлично, - проговорил Высокородный, двинувшись вдоль молчаливого ряда людей. - Все в сознании. Кто здесь Фэлк?
   Я стояла около самых дверей и не решалась подойти ближе. Мне было жутко смотреть на то, что представляли собой все эти спелёнутые люди, лежавшие здесь... обездвиженные и неспособные сопротивляться, испуганные, но не смирившиеся, воины, которые и сейчас излучали ненависть к Завоевателям... удивительно, как чужакам удалось остановить этих солдат, как удалось взять всех живыми?
   Сурд вернулся к одному из лежащих на полу людей:
   - Капитан? - он осмотрел мужчину в коконе, затем отступил, давая более крупному из своих охранников ухватить того мощными челюстями и с лёгкостью перенести человека на длинный стол рядом...
   - Я представляю клан Шри-Мо-Даа, - обратился меж тем к молчаливому пленному Ромун. - Тебе это о чём-нибудь говорит?
   - Разумеется, - хрипло отозвался Фэлк. - Ты, видимо, и есть тот самый "Высокородный", который к нам прислал девчонку...
   Сурд не взглянул в мою сторону и ничем не выдал моего присутствия, капитан, очевидно, не подозревал, что я тоже здесь.
   Ромун позволил себе едва улыбнуться:
   - Я не думал, что люди будут представлять для неё опасность.
   - Ты отправил её с передатчиком... и считал, что мы её пальцем не тронем?
   - Я говорю не о допросе, а о том, что последовало за ним.
   - Ах, ну да... - рассмеялся Фэлк. - Я задел тебя за живое, позабавившись с твоей собственностью?
   - Меня сложно этим задеть, человек. Сексуальные взаимоотношения людей интересуют сурдов исключительно редко. Но у нас с тобой особый случай, верно? Ты дважды изнасиловал её сам, и то же самое с твоей подачи проделали с ней ещё двое твоих подчинённых. Не слишком ли суровое наказание для двадцатилетней женщины?
   - Да пошёл ты! - сквозь зубы прошипел пленник.
   - Вопросов больше не имею.
   Ромун перевернул капитана лицом вниз и мгновенно вскрыл его кокон. Выдернув оттуда человека, сурд с силой бросил его на стену.
   Я зажала рот ладонью, чтобы не вскрикнуть - зрелище было ужасным. Фэлк потерял от удара сознание и мешком свалился на пол. Стена окрасилась человеческой кровью...
   Высокородный оглянулся:
   - Кто здесь Рэй?
   Стояла невыносимая тишина. Всё тот же крупнотелый охранник подошёл к очередному спелёнутому солдату...
   - Прошу... не надо! - услышала я, но челюсти сурда безжалостно сомкнулись вокруг кокона. - Это ошибка! - голос лейтенанта сорвался на крик.
   - Ошибки нет, - возразил Ромун, когда Рэй оказался на том же столе, что и капитан до него.
   - Я... я всё объясню... Фэлк попросил меня... - сбивчиво проговорил солдат, - я не виноват!
   - Ты волен был отказаться от предложения своего командира, - спокойно произнёс сурд. - Ведь это не было приказом?
   - Нет, то есть, да... это был почти приказ! - сразу откликнулся военный. - Фэлк приказал мне...
   - ...развлечься с ней?
   - ...изнасиловать её, - закончил Рэй и внезапно умолк.
   - Капитан был твоим лучшим другом, - мрачно улыбнулся ему Ромун.
   Лейтенант ничего не ответил.
   Шри-Мо-Даа перевернул кокон... Рэй отчаянно сопротивлялся, но чужаку ничего не стоило отправить тело солдата вслед за его командиром... удар о стену - и крики несчастного оборвались. Я поняла, что сурд пойдёт до конца...
   - Снопсон? - обернулся Высокородный к молчаливому ряду.
   Охранник подхватил очередного солдата...
   - Хватит! - не выдержала я. - Остановись!!
   Ромун не оглянулся, но зверь рядом со мной решительно преградил мне путь и, сдержанно рыкнув, заставил меня замолчать. В данном вопросе сурды не считали нужным прислушаться к мнению рэрта...
   - У тебя есть что сказать, человек? - обратился к парню Шри-Мо-Даа.
   - Нет.
   Ответ солдата не удивил Ромуна, но он на всякий случай переспросил:
   - Ты уверен?
   - Уверен. И давай покончим с этим быстрее...
   Сурд извлёк Снопсона из кокона, и молодой парень полетел всё к той же окроплённой человеческой кровью стене...
   Высокородный окинул взглядом ряд спелёнутых военных и медленно двинулся вдоль него, рассматривая каждого:
   - Обрисую вам ситуацию, - проговорил негромко сурд, и в тишине его голос прозвучал так, словно лезвие ножа вжикнуло по воздуху. - Ещё день назад со стороны клана Ло-Ше-Кар на всех вас было заявлено право Шдэар-Корр, в человеческом эквиваленте - вендетты. Иными словами, каждого из вас ждала мучительная смерть, однако сегодня ночью объединённым командованием было принято решение о сохранении вашей жизни, вас переправят в наш мир для научных исследований. Отныне вы не принадлежите ни одному из кланов, и в этом есть как положительные для вас стороны, так и отрицательные. Хорошая новость - вы будете жить, плохая - исследовательские интересы кланов будут рассматриваться в установленном законом порядке, а это значит, что предложения Ло-Ше-Кар будут иметь приоритет перед остальными. Не стану обманывать, изыскания, о которых я говорю, ничего хорошего вам не принесут, но с этим следует заранее смириться. Сопротивление или нежелание подчиняться нашим правилам лишь усугубят вашу участь. По окончании индивидуальных программ вы сможете покинуть Научно-исследовательский Центр А-амонр, и каждому из вас предложат на выбор - согласиться с притязаниями приоритетного клана, повторюсь ещё раз, это будет Ло-Ше-Кар, или остаться свободными, последнее равнозначно смерти, ибо за пределами стен Центра на вас будет объявлена охота.
   - Какая, на хрен, разница? - прошептал ближайший ко мне солдат, но Ромун, естественно, услышал реплику и тут же среагировал:
   - Разница есть. В первом случае вы становитесь собственностью Ло-Ше-Кар и получаете один из клановых статусов, что в свою очередь подразумевает вашу неприкосновенность для других сурдов. Это, конечно, не снимет вопроса о выборе вашей судьбы самим кланом Ло-Ше-Кар, но предсказать его не так сложно - к тому времени он удовлетворит свои самые изысканные желания, и чувство мести естественным образом притупится. Получив же вас в своё распоряжение, Ло-Ше-Кар обретёт дополнительный вес и влияние среди кланов своего уровня, и ваше убийство, таким образом, потеряет всякий смысл.
   Крупнотелый охранник неспешно подтянул один за другим пустующие коконы к сваленной у стены груде тел, затем принялся аккуратно распределять солдат по ним...
   - Кстати, - продолжил Высокородный, едва взглянув в сторону ловко работающего подчинённого, - когда Фэлк, Рэй и Снопсон придут в себя, передайте им мои наилучшие пожелания. Я прослежу за тем, чтобы они получили должный медицинский уход и как можно раньше встали на ноги. Шри-Мо-Даа отныне заинтересованы в получении права стать для этих троих приоритетным кланом.
   Упаковка людей была завершена, и Ромун с охранником двинулись к выходу. Я поймала взгляд лысоголового.
   - Никаких комментариев, - остановил он меня. - Идём.
   Мои слова застряли, язык так и не смог ничего произнести.
   Открылись двери, и один из сурдов-зверей осторожно подтолкнул меня своим огромным носом в коридор.
   - Мы отправляемся домой, - бросил мне через плечо Шри-Мо-Даа, но, встретившись взглядом с Высокородным Ло-Ше-Кар, неожиданно остановился перед ним и произнёс: - Я подам прошение в обычном порядке. Клан Ло-Ше-Кар не останется без соответствующего вознаграждения...
   - Уважаемый Шри-Мо-Даа, - перебил его сурд, фальшиво улыбнувшись в ответ, - я, конечно, всё понимаю, но... то, что вы собираетесь сделать, переходит все допустимые рамки приличия.
   - Я же сказал, прошение будет подано в установленном законом порядке.
   - Мы в этом не сомневаемся. Как и в том, что Высокочтимым представителям закона будет угодно удовлетворить ваше желание, а не клана Ло-Ше-Кар...
   Ромун в течение нескольких долгих секунд молча смотрел в глаза собеседника, затем холодно произнёс:
   - У вас будут самые большие отступные.
   - Но не настолько, чтобы считать обмен равноценным! - тихо воскликнул тот, и мне стало понятно, что здесь назревает какой-то политический скандал...
   - Три человека плюс благодарность клана Шри-Мо-Даа... по-моему, этого более чем достаточно.
   Сурды, окружавшие нас, в том числе и представители клана Вог-Нрр, с искренним интересом наблюдали за необычной сценой.
   - Прошу вас, - Ло-Ше-Кар оглянулся. - Мне не нужны неприятности, - понизил он голос. - Вы отбираете у клана единственную возможность восстановить честь, - Высокородный в смешанных чувствах взглянул на Ромуна.
   Тот помедлил с ответом.
   - Клан Шри-Мо-Даа, - наконец, произнёс он, - приглашает клан Ло-Ше-Кар в любое удобное для него время обсудить наши разногласия... скажем, не позднее завтрашнего вечера, с учётом земных суток, в моём Доме на А-амонр.
   Представитель Ло-Ше-Кар поспешил кивнуть:
   - Хорошо. Мы принимаем приглашение.
   - Клан Вог-Нрр, - взглянул Ромун на другого лысоголового и, кивнув ему, быстро двинулся прочь.
   Когда мы вышли из здания, небо на востоке уже начало светлеть, ночь заканчивалась...
   "Сейчас бы поспать..." - мечтательно подумала я, зевнув в очередной раз, но разумом понимала, что до постели доберусь самое раннее через час или два... если вообще доберусь.
   Охранники-сурды исчезли практически сразу, и теперь мы шли по пустынной улице вдвоём с Высокородным.
   Я молча шагала следом за Ромуном, а он, казалось, вообще ничего не замечал, был погружён в собственные мысли и не оборачивался...
   Я огляделась по сторонам. Далеко впереди слышался шум вертолёта, возможно, того, на котором мы прилетели. В какой-то момент я поняла, что различаю ещё один где-то справа, в нескольких кварталах от нас, но Шри-Мо-Даа не изменил направления.
   Неожиданно подул свежий ветерок, по асфальту с громким шорохом пополз различный мусор - полиэтиленовые пакеты, бумага... всё, что так или иначе могло летать. Я ощутила жуткую усталость и еле передвигала ногами. Через минуту ветер окреп настолько, что смог поднять мусор в воздух и, завертев вместе с пылью, бросить мне в лицо...
   Я остановилась, пытаясь закрыться от него рукой. Сурд не обратил на ветер никакого внимания. Я осталась стоять даже тогда, когда ветер стих. Просто смотрела в спину удалявшегося оборотня. В моей голове вертелись лишь мысли об отдыхе, я так устала, что ни о чём другом больше думать не могла. Не было сил даже на то, чтобы окликнуть Ромуна...
   На каком-то внутреннем автопилоте я доплелась до тротуара и села на бордюр, прислонившись к бамперу автомашины. Это было последнее, что я запомнила перед тем, как провалиться в глубокий сон...
  
   Солнце нещадно припекало и, как я ни пыталась избавиться от его палящих лучей, подставляя то один, то другой бок, разбудило меня именно оно.
   "Жарко..." - лениво подумала я, отказываясь, тем не менее, открывать глаза...
   Рядом кто-то тяжело выдохнул и так же тяжело втянул воздух через нос...
   Я вмиг оказалась на ногах.
   Две незнакомые огромные кошки в полуметре от меня лежали на раскалённом асфальте.
   - Чёрт! - выругалась я, вспомнив, что ранним утром заснула здесь - прямо на улице! - Шри-Мо-Даа? - на всякий случай уточнила я, хотя разумом понимала, что никакой другой клан не станет так терпеливо и спокойно поджариваться на самом солнцепёке...
   Сурды поднялись.
   - Идём, рэрта, - прорычал один из них и двинулся по дороге.
   Я оглянулась - кроме этих двоих, на улице больше никого не было. Я устало потёрла лицо и, собравшись с силами, поплелась вслед за чужаками.
   - Где Ромун? - спросила я.
   Солнце стояло точно в зените, а в небе, как назло, ни одного облачка...
   - Жарко, - пожаловалась я, щурясь от яркого солнца, но шаг не замедлила.
   "Хотя вам, должно быть, ещё хуже, чем мне..." - мысленно добавила я.
   - Высокородный сейчас на А-амонр, - ответил тот, что шёл рядом со мной, - готовится к приёму клана Ло-Ше-Кар, через полчаса будет в пригородах Пилрада...
   - Откуда такая точность? - удивилась я.
   - Мы - Шри-Мо-Даа, - ответил зверь. - У всех сурдов развито клановое чутье, - пояснил он. - Мы ощущаем друг друга через нашу общность...
   - То есть... Ромун, - взволнованно стала размышлять я вслух, - знает, где вы сейчас и что делаете?
   - Нет. Знать и чувствовать - разные вещи. Он не знает, что мы сейчас делаем, к тому же ощущает нас отрывочно...
   - Я не понимаю, - покачала я головой, совсем запутавшись.
   - Клановое чутьё, - терпеливо начал объяснять сурд, - имеет естественные физические ограничения. Мы чувствуем друг друга в некоторых пределах. Раньше это были пределы нашей родной планеты. Когда же открыли новые обитаемые миры и построили в них первые Эрр-та, связавшие А-амонр с другими планетами, оказалось, что клановое чутье срабатывает и там, если один из элементов перемещается время от времени из мира в мир - отсюда прерывистость ощущений. Сурды, разделённые световыми годами, чуют друг друга через этого представителя.
   - Круто! - выдохнула я. - У нас на Земле ничего подобного нет. Во всяком случае, у людей...
   - Мы знаем.
   - И на что похоже это ваше чувство связи с кланом? Что конкретно вы ощущаете?
   - Клановое чутье - это не средство связи в человеческом понимании, хотя с вашей моделью мира подобное сравнение вполне ожидаемо. На самом деле это даже и не чутьё как таковое - в вашем языке не нашлось подходящего термина, который бы в полной мере отразил сущность данного явления. Впрочем, "внутреннее чутьё" здесь смотрится более уместно, но только с клановой окраской. По сути, клановое чутьё есть нечто большее, это иная реальность, в которую каждый из нас органично вписан...
   - Да вы философ! - усмехнулась я.
   - Это не фигуральное выражение, - возразил сурд, - а наша действительность. Мы связаны друг с другом во всем, что делаем. Желания клана для нас более существенны и осязаемы, чем наши собственные, порой они занимают все эмоции и мысли. Человеку подобное трудно представить.
   - Э-э-э... пожалуй, - вынуждена была я признать, по-новому взглянув на шагавшего рядом зверя. - И всё же любопытно...
   - Нет, - почти сразу откликнулся Шри-Мо-Даа на мою невысказанную мысль. - Ты - не одна из нас, рэрта. Тебе этого не ощутить. У сурдов нет реакции на человека, к тому же мы абсолютно нечувствительны даже к соотечественникам, если те принадлежат другому клану. Закрытая система. Смешения кланов недопустимы.
   - А какую роль выполняют Высокородные?
   - Это межклановые посредники. Генетически усовершенствованные. На них возлагаются некоторые политические и координирующие функции. Скажем так - у каждого клана есть своё собственное видение того, какими качествами должен обладать тот или иной его системный элемент. Высокородные представители - дословно "Рождённые Высоким клановым Требованием" - имеют в этой связи несколько расширенный спектр возможностей. Благодаря посредникам все кланы А-амонр в настоящий момент объединены. У нас нет понятия "индивид", подобного вашему, базовой единицей всегда выступает клан.
   - Да, но вы называете себя "сурдами", - возразила я. - Разве это не подразумевает существование более частного деления? Такого, как "сурд"?
   Зверюга издала какой-то хрип, очевидно, изображающий в человеческом эквиваленте смех:
   - В нашем языке слово "сурд" не имеет единственного числа, рэрта. Только множественное. "Индивидом" в социальном смысле, повторяю, может выступать лишь клан в целом. Даже Высокородные, несмотря на собственную исключительность и внешнюю "индивидуальность" в человеческом понимании, не стремятся выделить себя из клана.
   - А ваши имена? Те, которые используются внутри клана?
   - Их уникальность - ради удобства обращения. Мы связаны друг с другом, но у нас сильны языковые традиции древней доклановой системы.
   - Это так необычно... никогда не думала, что подобное возможно. К тому же вы умеете читать наши мысли...
   - Люди часто трактуют мысль как нечто "логическое" и по большей части "сознательное", полагая, что основы мыслительных процессов - в способности различать явления и закономерности, причины и следствия. Однако ваше мышление, как и наше, устроено гораздо сложнее. Вообще способность мозга к оперированию абстракциями - лишь малая часть его широкого функционала. Мозг также управляет работой всех систем организма - каждого из его органов. Немногие из вас всерьёз задумывались об этом. По сути, человек не в силах контролировать протекающие внутри него процессы. Продукты этих процессов без вашего сознательного участия используются организмом, ну или выдворяются за его пределы. Химически-активные соединения, попадающие в воздух, дают нам вполне достоверную картину о том, какие образы и мысли формирует ваш мозг в тот или иной момент времени. Конечно, все эти зависимости выявились не сразу - понадобились долгие месяцы наблюдений и активной работы с представителями вашей расы, но затраченные усилия с лихвой окупились, как у вас говорят. Мы узнали о людях практически всё как в биологическом смысле, так и в культурном. Результаты исследований подтвердили первоначальные данные: мы превосходим вашу расу по всем показателям, следовательно, мирный контакт цивилизаций невозможен. Единственным верным решением было перевести ваш мир под наш контроль и начать ассимиляцию. Со временем пропасть непонимания со стороны выживших людей по отношению к нам будет устранена, а ваша раса получит ряд генетических улучшений...
   - Почему бы не оставить всё как есть? - неуверенно выговорила я, почувствовав себя подопытным кроликом на операционном столе... жуткое ощущение.
   - Тебя и твоих потомков это не коснётся, - успокоил меня зверь. - Мы усовершенствуем гены лишь четырём избранным мужчинам и четырём женщинам. Если первый эксперимент покажет, что все факторы учтены, мы получим Высокородных в человеческом варианте, но с близким нашему мировосприятием.
   - Это жестоко! - поражённо прошептала я. - Вы не боги, чтобы вмешиваться в развитие людей!
   - Человек несовершенен, рэрта, и мы просто исправим ошибку природы.
   Я задохнулась от чувств, не зная, как объяснить сурдам, что нам не требуется их помощь...
   Вдали послышалось знакомое жужжание. Звук постепенно приближался, стрёкот лопастей вертолёта с каждой минутой становился всё чётче...
   Сопровождавшие меня Шри-Мо-Даа остановились и принюхались к воздуху.
   - В укрытие! Быстро!! - прорычал мне один из них.
   Но я стояла как вкопанная, ожидая появления над крышами вертолёта...
   - Роу-на! - крикнул один сурд другому и бросился на соседнюю улицу.
   Тот, что остался, мгновенно принял человеческий облик. Я не успела ничего понять, как обнажённый лысоголовый схватил меня за руку и рванулся вместе со мной к ближайшему зданию.
   Мы влетели в какой-то магазин, очевидно, разграбленный чужаками, так как здесь повсюду валялись пустые коробки из-под обуви, одежды, обёрточная бумага, полиэтилен...
   - Что происходит? - спросила я, прислушиваясь к громкому стрёкоту на улице.
   Сурд трансформировался в зверя и прорычал:
   - Это - люди. Скорее всего, военные.
   - Ещё военные? Откуда они здесь?
   - Я не знаю, - ответил тот. - По наблюдениям Шри-Мо-Даа вертолёт под завязку набит боеприпасами. Мы чувствуем запах людей внутри. Похоже, они готовы стрелять во всё, что будет двигаться.
   Я сглотнула.
   - Мы переждём, - зверь прошёлся вдоль пустых полок, обнюхивая воздух.
   - Как скоро они улетят?
   - В городе ещё достаточно много сурдов из разных кланов, но никто не станет высовываться... впрочем, я не уверен, что это заставит людей повернуть. Кажется, у них есть цель...
   - Вы чуете мысли даже на таком расстоянии?
   - Нет, не мысли, - возразил чужак. - Я же объяснял. Мы проводим элементарный анализ биологически-активных веществ - в данном случае мужской внешней секреции. Эти военные догадались глушить запах, однако кое-что мы всё же улавливаем...
   Стрёкот вертолёта стал удаляться.
   - Высокородный Шри-Мо-Даа только что пересёк границу миров, - сообщил неожиданно зверь.
   - Где это? - уточнила я.
   - По-вашему - около семи километров к югу. Там находится ближайший к городу Эрр-та. В самом Пилраде нет ни одного.
   - А что вертолёт?
   - Летит на запад, но, видимо, будет делать дугу к северу...
   - В той стороне здание Ло-Ше-Кар.
   - Скорее всего, это и есть их цель, - подтвердил сурд.
   - Военные будут стрелять?
   - Если заметят противника. Клан Ло-Ше-Кар не станет лезть на рожон, ему достаточно тех потерь, что уже есть. Отсидится внутри, если не будет высадки... впрочем, мы будем в курсе событий, в здании остался один Шри-Мо-Даа...
   - Насколько опасен вертолёт для сурдов? И почему вы не избавитесь от него в воздухе? - удивилась я.
   - Пилот Шри-Мо-Даа вылетел в этот район сразу, как только мы засекли людей, но он вряд ли успеет. Машины других кланов тоже в пути.
   - У Ло-Ше-Кар есть оружие. Почему они не хотят им воспользоваться?
   - Они воспользуются им, без вопросов, но ударить необходимо наверняка... Ло-Ше-Кар не станут рисковать. Постараются подпустить военных поближе и только потом ударят.
   - Значит, это - всего лишь дело времени, - я подняла валявшийся на полу стул и, перевернув его, села. - Как же вы пропустили этот вертолёт? - неожиданно для себя спросила я. - У вас такие развитые чувства! Вы слышите людей на большом расстоянии, имеете острый нюх, с лёгкостью распознаете наши мысли. А военным уже не впервые удаётся проскользнуть в Пилрад незамеченными. К тому же - когда поблизости нет воздушного прикрытия.
   - Мне не хватает информации, чтобы дать тебе ответ, рэрта...
   - Вас можно обмануть, - констатировала я, - и вы это знаете.
   Сурд осторожно выглянул на улицу, но быстро вернулся.
   - Это могут быть защитные костюмы, - высказал он предположение, - со слабым электромагнитным контуром... вы, люди, оказались достаточно изобретательны, чтобы за пару дней разработать нейтрализаторы...
   - Возможно, человек не так уж плох, если может вам противостоять, а? - желчно улыбнулась я.
   - Один вертолёт и десяток военных - не показатель.
   - Два вертолёта, - поправила я Шри-Мо-Даа, - и как минимум двадцать человек.
   Зверь как-то странно посмотрел на меня своими огромными водянисто-голубыми глазами, но ничего не ответил. В магазин влетел ещё один сурд и, тяжело дыша, лёг на пол:
   - Переждём здесь до самого конца, - прорычал он.
   Я медленно провела рукой по одной из полок, скинув вниз всё, что там было. Очень шумно получилось.
   - Может, и этих военных захватите живыми? - произнесла я. - Спросите у них о нейтрализаторах...
   Сурды не реагировали.
   Я очистила ещё одну полку - на этот раз ту, что справа...
   Ожидание затягивалось.
   - Сколько ещё? - не выдержала я, по очереди оглядев моих охранников.
   Мне ответили далеко не сразу.
   - Вертолёт завис на безопасном расстоянии... остаётся ждать прибытия пилотов...
   Я рассмеялась и подобрала с пола какую-то деревянную рейку. Повертев находку в руках, бездумно запустила ею в оставшийся осколок витрины. Стекло со звоном лопнуло и вылетело на улицу, прямо на тротуар...
   - Ух, чёрт!.. Простите, я немного нервничаю, - улыбнулась я, но моя улыбка тут же погасла, когда один из сурдов превратился в человека и, схватив меня за плечи, грубо толкнул к стене...
   - Не забывайся, рэрта! - едва сдерживая ярость, прошептал он мне в лицо.
   - Ладно, ладно! - мгновенно сдалась я, сильно перетрусив.
   Лысоголовый отступил, и я шагнула к своему стулу. Очередная трансформация вернула сурду облик зверя. Я молча села, уставившись на носки собственных кроссовок.
   Минута шла за минутой. Шри-Мо-Даа лежали в проходе между захламлёнными стойками полок - громоздкие горы шерсти и мускулов, готовые в любой момент сорваться с места...
   Я посмотрела сквозь витрину на мостовую, отсюда открывался отличный вид на противоположную часть улицы. Солнце по-прежнему заливало всё ярким светом.
   Я вздрогнула, когда сурды действительно вскочили на ноги и бесшумно разделились. Один из них быстро скрылся за штабелем ящиков за моей спиной, другой, принюхиваясь к неведомым запахам, медленно двинулся к витрине. Грациозный прыжок - и он на улице. Я успела услышать горловой рык, прежде чем раздался сдвоенный выстрел, разнёсший грудь зверя в клочья...
   - Дьявол! - выругалась я, быстро упав на пол.
   С улицы в зал магазина уставились дула орудий. С одной стороны выглянул парень с дробовиком, который секунду назад подстрелил сурда, с другой - ещё кто-то с не менее внушительным стволом... двое в камуфляже по очереди запрыгнули в помещение сквозь витрину справа и слева и открыли огонь из автоматов...
   Я попыталась отползти в сторону, но сверху стали сыпаться осколки... мне пришлось закрыть голову руками. Грохот стоял невообразимый...
   Неожиданно всё смолкло.
   - Проверить, быстро! - услышала я чей-то приказ.
   Под ногами военных захрустели осколки битого стекла, куски отвалившейся штукатурки и прочего мусора.
   "Сурд где-то позади, за спиной..." - успела подумать я, когда шаги одного из людей приблизились.
   Над головой раздался возглас удивления:
   - Ба! Да тут девица!
   С другой стороны кто-то направил на меня оружие и передёрнул затвор:
   - Это и есть твой "второй"?
   Подошёл третий:
   - Нет, второй ушёл... через чёрный ход, очевидно.
   - Чёрт!.. - раздался голос четвёртого. - Она - человек?
   Я боялась пошевелиться, окружавшие меня ботинки не внушали доверия.
   - Может, пристрелить её - от греха подальше?
   - Погоди!
   Воцарилась секундная тишина.
   - Не надо её трогать!
   Снова пауза.
   - Пусть... пусть сама встанет!
   - Поднимайся! - приказали мне. - Живее! - дуло автомата ткнулось между лопаток.
   Я упёрлась руками в пол и медленно встала. Глаза мужчин были прикованы к моей мешковатой камуфляжной рубашке. Я автоматически обтёрла грязные руки о джинсы.
   - Сержант? - спросил у меня один из них.
   Я отрицательно качнула головой.
   Кто-то слева нервно постучал по прикладу.
   - Что будем делать? Времени в обрез.
   - Для начала - проверить, человек ли она...
   - Я уже проверил - по прибору с ней всё в порядке.
   - Так может возьмём девчонку с собой?
   - Ты слышал приказ командира?
   - Погодите!
   - Я за то, чтобы взять...
   - Это против правил!
   - Да погодите же!! - заорал самый смуглый из военных, толкнув соседа, чтобы тот замолчал. - Здесь было два оборотня! Слышите? Два! Одного мы прикончили, но второй ушёл. И никому не пришло в голову задаться вопросом: что же здесь делает человек?
   - Давайте пристрелим её, - повторное предложение вновь не встретило поддержки.
   Я решила молчать до последнего, но кто-то справа толкнул меня:
   - Возможно, девчонка знает, где он...
   - У нас нет на это времени!
   - Возьмём её с собой...
   - Ребята, давайте двигаться! Или останемся здесь навсегда...
   Кто-то развернул меня к себе:
   - Пойдёшь с нами! - взяв мой локоть, военный подтолкнул меня к выходу.
   - Нэш! Ты собираешься нарушить приказ? - остановил его один из солдат.
   - Всю ответственность беру на себя. Вы мне ещё спасибо скажете!
   - Чёрт с тобой!..
   Солдаты ринулись на улицу.
   - Не надо, - тихо произнесла я, так, чтобы в возникшей суете меня услышал только этот самый Нэш.
   - Что? - удивился он.
   - Оставьте меня здесь. Я принесу вам неприятности...
   - Пустяки, - улыбнулся военный.
   - Не вам лично! - воскликнула я, пытаясь высвободить свой локоть.
   - Не вырывайся! - мужчина перестал улыбаться и лишь крепче сжал мою руку.
   - Вы не понимаете! Я не могу пойти с вами! - воскликнула я.
   - Если не пойдёшь по доброй воле, - прошептал он, подтолкнув меня вперёд, - я заставлю тебя!
   Я вновь попыталась избавиться от солдата, мысленно призывая на помощь Шри-Мо-Даа. Завязалась короткая драка, но через мгновение мужчина решительно наставил на меня оружие:
   - Хватит! Поднимайся и выходи!
   Я никак не могла отдышаться.
   "Сурд сбежал..." - поняла я разочарованно.
   - Выходи, говорю!
   Я посмотрела на те самые ящики, за которыми исчез чужак, потом двинулась к выходу, понукаемая военным.
   - Вы допускаете большую ошибку, - негромко сказала я своему конвоиру.
   - Шагай!
   - Они не замечали вас до последнего момента... всё дело в камуфляже, верно? У меня нет такой защиты, как у вас... вы понимаете, что, выйдя на улицу, вы будете у них как на ладони?! - я остановилась перед металлическим каркасом двери, обернувшись к военному.
   - Возможно, - он ткнул мне в грудь оружием. - Но у них не будет времени - через минуту нас подберут...
   Я вышла из магазина, услышав стрёкот приближающегося вертолёта. Четверо солдат, задрав головы, ожидали его появления на середине улицы.
   - Вы упустили одного сурда, у него в отличие от других есть время, чтобы доставить вам неприятности, - окончание фразы потонуло в нарастающем шуме лопастей вылетевшего из-за дома вертолёта, я обернулась, чтобы проверить, услышал ли меня этот Нэш...
   Солдата за моей спиной не было.
   На размышления - всего лишь доли секунды, и я нырнула обратно в магазин, в рекордном темпе пролетев через весь зал. Сзади грохот работающих лопастей спускающейся с неба машины перекрыли беспорядочные выстрелы военных...
   Глаза отметили закрывающуюся дверь служебного выхода, и я рванулась к ней, понимая, что там - моё спасение.
   Я пробежала через длинный коридор и, не оглядываясь по сторонам, вылетела во внутренний двор...
   "Что теперь?"
   Над головой загрохотал военный вертолёт, но глаза уже увидели обнажённого человека, придерживавшего дверь на противоположной стороне двора...
   Я направилась к нему и, задыхаясь, ворвалась вслед за сурдом под прикрытие нового дома. Пришелец в человеческом облике двинулся вглубь, через плечо у него было перекинуто тело военного. Похоже, ноша не доставляла чужаку особых неудобств, он бежал из коридора в коридор, не выказывая признаков усталости, и я старалась не отставать. Где-то на улице кружил вертолёт...
   Через минуту сурд обнаружил лестницу, ведущую в подвальное помещение, и быстро спустился по ней, сняв с себя парня в камуфляже:
   - Раздень его по пояс и свяжи чем-нибудь! - приказал он.
   Секундная трансформация - и зверь ловко запрыгнул обратно на лестницу.
   - Я закрою дверь снаружи, - прорычал чужак, обернувшись, - и попытаюсь отвлечь военных. Будь осторожна, рэрта, этот парень опасен даже без оружия, - предупредил он.
   Толстая дверь тяжело хлопнула, отрезая меня от внешнего мира. Щёлкнул засов.
   Я всё никак не могла отдышаться, поэтому для начала решила немного осмотреться...
   - Прачечная, - выдохнула я, толкая ногой тюки с грязным бельём.
   Затем медленно подошла к военному. Внешне тот, казалось, не получил ни царапины...
   - Ты нужен им живой, Нэш, - я присела на корточки и стала расстёгивать его куртку...
   Раздеть солдата оказалось не таким уж и лёгким делом, мне пришлось немного попотеть, но я хорошо справилась с заданием сурда и вполне надёжно связала человека. В ход пошли снятая с него майка и разодранная на длинные лоскуты простыня, которую я добыла из ближайшего тюка с грязным бельём...
   Наконец, я устало присела рядом.
   Сурды собирались допросить парня, это очевидно, они надеялись воспользоваться его знаниями, чтобы подавить остатки сопротивления.
   "И я им в этом помогаю... какая ирония!"
   Я обернулась к связанному солдату. Нэш был молод, я прикинула, что ему лет двадцать пять, не больше... трёхдневная щетина, тренированные мышцы... ничего особенного. Если, конечно, не брать в расчёт того, что парню удалось пережить начало Завоевания...
   Но он был не один. Его поддерживали другие. За спиной военного стояла целая группа, которая не просто выживала, но пыталась бороться с Завоевателями, предпринимая активные действия, что, безусловно, заслуживало в моих глазах всяческого уважения. Парень, разумеется, окажет сопротивление сурдам, когда поймёт, зачем ему сохранили жизнь, однако допроса ему не избежать - чужаки читают человека как раскрытую книгу, молчание здесь не помогает.
   Я решила привести военного в сознание и потрясла его за плечо - никакой реакции. Пришлось встать и набрать воды из крана...
   - Ржавая... - отметила я, выплеснув первую порцию в раковину, но, подождав немного, смогла набрать в ладони более чистой и холодной, вылив всё это на лоб бесчувственного человека.
   Солдат не пошевелился. Я не знала, что ещё можно предпринять. Выключила воду и попыталась снова растолкать военного...
   - Чёрт! Да очнись же! - не выдержала я.
   Кажется, веки его дрогнули, и я удвоила усилия.
   - Нэш!.. Или как там тебя!.. Просыпайся! - подумав секунду, я отвесила ему хорошую оплеуху, и тот дёрнул головой, пытаясь закрыться от меня плечом, ибо руки оказались связаны за спиной...
   - Прости, - буркнула я, когда человек, наконец, открыл глаза и непонимающе уставился на меня. - Мне пришлось тебя связать...
   - Ты? - он обвёл взглядом помещение, а затем задёргался, пытаясь высвободиться. - Дьявол! - сквозь зубы выдавил он.
   Мои узлы выдержали.
   - Мне нужно с тобой поговорить, Нэш, - обратилась я к нему, но глаза солдата мгновенно загорелись обжигающим огнём:
   - Где все?! - парню удалось кое-как сесть, опершись на стену. - Что я здесь делаю? Сейчас же развяжи меня!! - потребовал он.
   - Извини, - отрицательно качнула я головой, - я предупреждала тебя...
   - Ты с ними заодно! - воскликнул военный. - Какой же я дурак!..
   Я снова мотнула головой:
   - У меня нет выбора. Сурды превосходят нас...
   - С ними можно бороться! - возразил он. - У нас есть для этого средства!!
   - Именно поэтому ты здесь. Пойми, чужаки сделают всё, чтобы подавить сопротивление. Ты, сам того не желая, уже помог им - тем, что дал себя захватить...
   - Ты с ними? - переспросил Нэш.
   - Я бы хотела ответить тебе "нет", но... извини. Я не готова пожертвовать собственной жизнью и жизнью близких мне людей ради какой-то призрачной надежды.
   - Чёрт! - он бессильно прикрыл глаза и, казалось, ушёл в себя.
   - Нэш, как много ты знаешь? Твои друзья правильно расценят твоё исчезновение? У вас есть контрмеры на случай, если враг получит одного из вас живым?
   Человек нехотя открыл глаза:
   - Зачем тебе?
   - Пожалуйста, ответь. Мне важно это знать.
   - Наше командование рассматривало подобный поворот событий... и разработало несколько вариантов отступления.
   - Отлично. Значит, сурды не смогут захватить остальных, так?
   - Как только на базе узнают, что кто-то из нашей команды исчез, они просто переведут людей и технику в новое место, расположение которого до последнего момента будет держаться в строжайшем секрете от всего личного состава. Это - основа безопасности.
   - Хорошо, что вы это понимаете, - улыбнулась я.
   - Меня ждёт допрос, да? - совсем уже потерянным голосом проговорил он.
   - Не знаю. Возможно.
   Нэш выдержал паузу.
   - Давно ты с оборотнями? Кстати, мы так и не познакомились...
   - Меня зовут Оливия.
   - Оливия... Что за работу ты для них выполняешь?
   - Я не работаю на них. По сути, у меня вообще нет обязанностей...
   - Тогда... почему ты с ними?
   - Сурды заключили со мной сделку... я... это долго рассказывать. Я согласилась со всем, что мне предложили, в обмен на жизнь родственников.
   - Оборотни договаривались с тобой? - удивился солдат. - Ты имеешь в виду - они способны с нами что-то обсуждать, а не тупо перегрызать людям глотки?
   - В моём случае это было так. Но, да, ты прав - они не воспринимают нас как равных... ни одного человека. Мы для них - низшая раса.
   - Трудно поверить... ты... и эти твари... Чёрт! Как долго ты с ними?
   - Вторые сутки...
   - Расскажи. Мы почти ничего о них не знаем. Что представляют собой эти... как их там... сурды? Каковы их цели?.. Откуда вообще взялись эти существа?
   - Я не думаю, что мои сведения смогут тебе хоть как-то помочь...
   - Нам ведь всё равно нечем заняться... - пожал плечами Нэш. - Так почему бы не обсудить причины гибели цивилизации? По-моему, вполне достойная тема для беседы. И главное - ни одного человека не оставит равнодушным... верно?
   Я закусила нижнюю губу, потом выдавила:
   - Ладно. Расскажу, что знаю. Выводы делай сам, - я набрала в грудь побольше воздуха: - Сурды превосходят людей практически во всём: зрение, слух, обоняние, физическая сила, возможность трансформации... тебе это должно быть известно. Но есть существенные различия и в способе мышления, прибавь сюда чувства, которые природа не предусмотрела для человека, например, клановое чутьё... или умение распознавать наши мысли... подобные вещи заложены в основу их бытия, представляемого не иначе как существование клана. У сурдов иное видение мира. Они не пользуются понятием "индивид", думаю, и "социальной мобильности" у них как таковой нет. Жизнь их протекает в едином порыве - иначе не назовёшь. Каждый член клана чувствует другого, практически независимо от расстояния, и, если я правильно поняла, может передавать свои "личные" ощущения по этой живой сети... простая аналогия, конечно, - смущённо проговорила я, - зато наглядная. Итак, клан как сеть: в одном месте тронешь - в другом отзовётся. Не знаю, насколько точны мои личные наблюдения и выводы, которые я делаю, но, судя по всему, сурды живут очень плотными и многочисленными стаями. Внутри каждого клана всё подчинено интересам лишь данного социального образования, а единственная нить субординации представляет собой связь с генетически усовершенствованным членом группы, которого все называют Высокородным. Собственно, от него зависит "спаянность" группы и координация действий клана в целом, как мне объяснили. Высокородные представители, помимо всего прочего, обладают каким-то "дополнительным" набором "возможностей", которые играют заметную роль в их политической жизни. Подробности мне не известны, но, видимо, это очень действенная система, если благодаря ей сурды смогли организовать свои кланы на Завоевание нескольких планет...
   - Меня не волнуют другие планеты - только Земля. Что этим тварям нужно от людей? - тихо спросил военный.
   - Точно не знаю. Они пришли с определённой миссией... существует какой-то план, следуя которому, сурды намерены изменить наш мир, но... я не уверена, что понимаю его. Большую часть населения истребят... вернее, уже... чёрт! Когда начинаю об этом думать - мозги закипают. Чувствую себя блохой, прижатой к ногтю! Сразу осознаёшь, насколько хрупок наш мир - сурдам ведь ничего не стоит убить человека... убить любого из нас! Но они следуют своему плану. Оставляют в живых тех, кого посчитают "лучшим материалом". Я не знаю, на каком основании проводится их ужасный отбор...
   - Тебя... отобрали?
   Я вскинула голову:
   - Вот ещё! Это другое! - но тут же вспомнила своё "знакомство" с сурдами на заводе. - Возможно, - замялась я, - возможно, я... не совсем подхожу, хотя... чёртов До-Рурк!.. - под нос себе выругалась я. - Мне удалось однажды бежать от них, - пояснила я солдату. - Прыгнула с восьмиметровой высоты в бассейн, это меня и спасло. Первая встреча с Завоевателями была самой ужасной и самой запоминающейся... ну, и раз я уже начала тебе рассказывать... дело этим, конечно, не закончилось. От одних сбежала, да напоролась на других. Шри-Мо-Даа, в отличие от клана До-Рурк, применил "пряник"...
   - А это ты где получила? - кивнул на мою руку Нэш.
   - Это? - я посмотрела на грязный тонкий бинт, обёрнутый вокруг левой ладони, - Память о человеческом вероломстве, - вздохнула я, подняв взгляд на военного. - Ничего особенного.
   - У нас таким "ничего особенного" проверяли бродягу три дня назад - оказался оборотнем...
   - Я не оборотень! Хочешь знать, откуда это? Я тебе скажу. Твои коллеги порезали мне руку. Вчера днём.
   - Вчера? - удивился солдат.
   - Да.
   - Но никто не покидал нашу базу вот уже три дня.
   - А я и не говорила, что это - ваши люди. Я сказала "коллеги", в смысле военные.
   - Где? - заинтересовался Нэш.
   - Что значит - где?
   - В каком районе города?.. Это же было в Пилраде?
   - Ну... да.
   - Ты знаешь, что за подразделение? То есть... чёрт, ты же сказала, что была с пришельцами! - воскликнул он.
   - Сурды проводили операцию по обезвреживанию этих военных, - терпеливо начала объяснять я.
   - Ты принимала участие? - презрительно проговорил солдат.
   - Нет! Это совсем не то, что ты думаешь! - задохнулась я от возмущения. - Ты... ты вообще ничего не знаешь!..
   - Тогда просвети!
   Я открыла было рот для очередных объяснений, но в голове вдруг что-то щёлкнуло - этот человек ничего не рассказывает о себе и задаёт так много вопросов...
   "Господи! Да он же просто вытягивает из меня информацию!"
   Мысли сами собой побежали в новом направлении...
   - Язык проглотила? - спросил Нэш.
   Я рассматривала солдата, пытаясь понять, есть ли у него передатчик или... он просто надеется сбежать с этими знаниями.
   - У тебя передатчик? - прямо в лоб задала я вопрос.
   - С чего ты взяла? - казалось, удивление солдата было искренним...
   - Ты... так настойчиво расспрашиваешь меня о сурдах...
   - О, это было бы слишком большой удачей! - улыбнулся мне военный. - Но я тебя разочарую - ничего такого нет, ни телефона, ни чёртовой рации... Я не имею никакой связи с командой или базой. Инструкции запрещают во время операции носить при себе какие-либо электронные приборы, у меня нет даже наручных часов, - добавил Нэш, - потому что чужаки чувствительны ко всему этому дерьму. Никто не станет меня спасать. Если я сам отсюда не выберусь... что ж, значит я - мертвец.
   - Ты не выберешься отсюда, - качнула я головой. - Не потому, что я не хочу тебе помочь, а потому, что сурды не позволят.
   - И всё же, я хотел бы испытать удачу. Ты ведь можешь меня развязать...
   - Нет!
   - Боишься наказания от своих хозяев?
   В этот момент вверху над лестницей щёлкнул запор, лязгнула, открываясь, тяжёлая дверь. Я вскочила, ожидая, что сейчас спустятся сурды, но на пол лишь упал какой-то мешок...
   - Эй? - непонимающе обратилась я к Шри-Мо-Даа.
   Морда зверя появилась лишь на мгновение, но быстро исчезла за толстой дверью.
   - Вот чёрт! - выдохнула я, мгновенно взлетев по лестнице и стукнув по щёлкнувшей запором двери кулаком. - Выпустите меня! - я стукнула ещё раз - безрезультатно.
   Пришлось спуститься вниз к мешку. Когда я развязала верёвочный узел и раскрыла "посылку" сурдов, в ноздри ударил сильный копчёный запах. Рот мгновенно наполнился слюной, а желудок встрепенулся...
   - Колбаса, - удивлённо проговорила я, тут же потянувшись рукой в мешок и выудив из него первый попавшийся "батончик".
   "Господи! Я не ела целых два дня!.. Не переборщить бы после такого перерыва..."
   Отплёвываясь от тонкой колбасной шкурки, я принялась уплетать копчёности, но уже через минуту пришла в себя, вспомнив о связанном солдате:
   - Ты есть хочешь? - спросила я с набитым ртом, быстро очищая следующую колбасину.
   - Нет, спасибо, - отказался он.
   - Ну как знаешь. А я два дня ничего не ела, поверишь?
   - Живот будет болеть, - предрёк мужчина.
   - Угу, - кивнула я. - Но есть хочется просто жутко...
   Я честно пыталась себя остановить, говорила себе, что "вот этот кусочек уж точно последний", но - не помогало. Я ела, пока живот не закололо от переизбытка пищи...
   Наконец, я отодвинула от себя "колбасный" мешок и попыталась оценить съеденное...
   "Ох, лучше бы не думать об этом..."
   - Ну как? - улыбнулся Нэш. - Ещё дышишь?
   Я кивнула:
   - Пока что да, вот только... желудок, - скривилась я, - прихватило...
   - Кто бы сомневался.
   Я направилась вдоль стиральных машин к раковине, где включила кран и, спустив первую порцию мутной жидкости, вдоволь напилась холодной, отдающей хлоркой воды...
   Едва я выпрямилась, солдат нарушил воцарившуюся было тишину вполне ожидаемой просьбой:
   - Я бы тоже не отказался попить.
   Пришлось оглядеться в поисках подходящей по размеру тары. Я заглянула во все мыслимые места, но... ничего меньше хозяйственного таза, доверху заполненного чистым бельём, обнаружить не удалось.
   Видя мою растерянность, Нэш зашевелился, чтобы удобнее сесть:
   - Я согласен испить с твоих ладоней.
   Я смущённо взглянула на свой грязный бинт, затем на солдата:
   - Правда?
   - Боишься, подхвачу что-нибудь? - засмеялся он.
   Я перестала раздумывать и, включив кран, решительно подставила под струю обе ладони. Военный в ожидании заёрзал. Я поднесла воду к его губам, и он жадно припал к драгоценной влаге. В течение короткого промежутка времени я умудрилась по-новому взглянуть на лицо солдата. Всё та же трёхдневная щетина, приятной пухлости губы, подвижные карие глаза, но что-то неуловимо изменилось в этих мужских чертах с тех пор, как я рассматривала Нэша в первый раз, пытаясь оценить его возраст.
   Второй заход не дал мне разгадки. Впрочем, и третий тоже.
   - Ещё, - потребовал солдат, и я в четвёртый раз наполнила ладони водой.
   - Надо было освободить тазик, - пошутила я, пока он делал быстрые глотки.
   И снова требовательный взгляд заставил меня шагнуть к раковине...
   Через два захода я взбунтовалась:
   - Это уже седьмой! Не хватит ли?
   Перед тем, как приложиться к воде в очередной раз, Нэш позволил себе ухмыльнуться:
   - С твоих ладоней я готов пить вечно...
   Я сразу же вылила содержимое оных ему на голову, что, впрочем, не стёрло с его лица улыбку:
   - Спасибо. Об освежающем душе я даже не смел мечтать...
   Я холодно улыбнулась в ответ:
   - Пожалуйста.
   Решительно отвернувшись, я закрыла кран и зашагала к лестнице.
   "Пора с этим кончать, - раздражённо подумала я, поднимаясь наверх. - С меня уже довольно!"
   Я звучно ударила кулаком в дверь, но, по правде сказать, совершенно не рассчитывала, что засов сразу же отодвинется...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
   Благодарю за то, что прочли этот текст. Произведение на данный момент завершено, с полной версией романа можно ознакомиться, скачав платное приложение для мобильных устройств на операционной системе Android в Google Play по ключевым словам "Оливия Акулов" или напрямую по ссылке: https://play.google.com/store/apps/details?id=com.ValeriyPozdnev.OliyaBookNoAds

   Если у вас нет мобильного устройства на базе Android или указанный способ вам не подходит, то полный текст первой книги можно также прочесть по ссылке на сайте Bookmate: https://bookmate.com/books/bDBoDnVu
  

  
   Уважаемые читатели! Скачивая роман в виде платного приложения для мобильных устройств в Google Play или читая его в библиотеке Bookmate, вы поддерживаете автора в его творческой деятельности.
  

  
   Ссылка на страницу автора: Журнал "САМИЗДАТ" - роман "Оливия"
  
   Место, где можно оставить свой комментарий или отзыв: Комментарии к роману "Оливия"
  

Оценка: 5.35*74  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"