Андреева Марина А.: другие произведения.

Отражение миров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:



    Алина сногсшибательно красива, Дмитрий ничем не примечателен. У неё два высших образования, у него - техникум. Она высококлассный специалист, он - безработный. Она живёт в столице одного государства, он - на периферии другого. Что может объединить столь разных людей? Во время очередной шабашки Дмитрий становится обладателем странного артефакта, и обретает невероятные способности, в корне меняющие его жизнь к лучшему. Но за всё надо платить. И судьба уже решила с кем пересечь его жизненный путь, вот только парень слишком дорожит своей свободой, а выбранная ему в пару девушка, уже замужем...




Глава 1 ПЕРЕМЕНЫ В ЖИЗНИ

   Сегодняшний день, как и большинство предыдущих, не задался с самого утра. Собственно, я давно считал, что хуже уже быть не может. Господи, как же я заблуждался!
   Стою в очереди в кассу. Сегодня день зарплаты, если оную вообще можно так назвать, ведь по сути смех курам - подачка и насмешка. На эти деньги и неделю-то прожить сложно, что уж про месяц-то говорить? А другой работы нет, вот и перебиваюсь с хлеба на воду уже считай полгода. То ли работаю, то ли нет.
   -- Дмитрий Дзюба, подойдите в отдел кадров, -- раздалось по селекторной связи.
   Поймав сочувственные взгляды коллег по несчастью, так же, как и я вкалывающих на стройке за копейки, иду в отдел персонала.
   -- Принято решение о сокращении сотрудников пенсионного возраста, -- начала издалека холёная тётка - кадровичка. К чему бы это она? Я ж вроде как в свои двадцать с небольшим на пенсию не претендую. - А также принятых на работу в течении последних шести месяцев, -- наконец-то дошла до сути вопроса она.
   -- А если я не согласен? - решил побрыкаться я. Ну а что? Без работы, хоть и такой, мне не прожить, а терять особо-то и нечего, либо законов убоятся, или всё равно выгонят взашей. - Вы не имеете права...
   -- Как так не имеем? - вздёрнула аккуратно подщипанную бровку кадровичка. - Вот подписанный вами при поступлении на работу договор. Обратите внимание на этот вот пункт...
   Попадос. Я же, подписывая для приличия скользнул взглядом по договору, а не вчитывался, какой смысл? Ну не понравится мне какой-нибудь пункт, и что? Не устраивает? Найдут других.
   Ощущая, как по спине пробегает неприятный холодок, принимаю в руки бумаги: "Назначается испытательный срок - шесть месяцев. До этого момента компания имеет право разорвать трудовое соглашение по своей инициативе, без объяснения причин".
   -- Вот чёрт, -- вырвалось у меня.
   Внутри всё клокочет от обиды. Но факт имеет место быть - я опять безработный. Выходя из офиса строительной компании, устал ловить сочувственные взгляды толпящихся в фойе коллег. Бывших коллег.
   -- Касатик, позолоти ручку, -- раздалось рядом и вокруг закружил пёстрый хоровод из юбок, и ярких платков. От цыган порой деваться некуда. Пытаюсь вырваться из поглотившей меня пучины из живых тел, которые словно мухи на... на мёд слетаются, почуяв запах денег. - Ждёт тебя дорога... -- продолжает тот же голос.
   -- ...Не близкая и тяжёлая... -- продолжает другой.
   -- Ох и тяжело же тебе будет, касатик, -- вздыхают где-то под ухом.
   -- Типа сейчас мне легко, -- бурчу.
   -- ...И откроется тебе путь... -- продолжают распевать на разные голоса цыганки.
   -- Ох! - выдают они все хором и вмиг отступают.
   Не успел проморгаться после этого цветного калейдоскопа, а гадалок уже и след простыл.
   -- Угадалки, блин, -- ворчу и направляюсь к ближайшему ларьку, собираясь сигарет прикупить.
   Насмешили. Тяжко мне будет! А-то я не догадываюсь, что меня теперь ждёт? Без работы-то. Да и кому сейчас легко-то?
   -- Пачку Пелл-Мела синего, -- обращаюсь к продавщице и лезу в карман за кошельком. - Мать вашу!
   -- Что? - в недоумении уставилась на меня девушка.
   -- Уже ничего. Совсем ничего, -- отвечаю, и понуро бреду к остановке автобуса.
   А что остаётся делать, если вместе с цыганками, и мой кошелёк растворился в небытие. Благо хоть проездной в другом кармане валяется всегда, а то бы ещё и домой -- на другой конец города, пришлось бы пешком тащиться.
   Это ж надо было так облажаться-то? Теперь реально совсем тяжко будет. Ещё и нервы шалят. Курить хочется, а где их взять тех сигарет, без денег-то? Прямо как в той присказке: "С деньгами то каждый сможет, а ты без них достань..."
   Добрался домой без приключений. Новых, в смысле. В квартире тихо. Мать ещё на работе, братан видать опять бухой дрыхнет. Поставил чайник на огонь. Сижу жду пока закипит. В прихожей щёлкнул замок. М-да, попадос. Мать же на той же стройке работает, а силу сарафанного радио недооценивать не стоит. Так и есть:
   -- Глаза б мои тебя не видели. Шляешься тут, шляешься. Ты работу искать вообще собираешься? - начала причитать с порога мать.
   Господи, я ж ещё едва уволиться успел...
   -- Вот деньги кончатся -- на мои не рассчитывай.
   А вот деньги... деньги-то уже и кончились... -- думаю, но это всего лишь мысли, озвучивать их себе дороже.
   -- ...И на Славкины тоже! - не унимается она. -- Ему семью кормить надо, а не братца дармоеда. Вот Слава... -- вздыхает, вечно ставя в пример моего старшего брата, -- ...ему ума хватило жениться и внука...
   -- Да забудь ты о его семье! Нет её давно, -- устало обрываю затянувшийся монолог. -- Глаза-то разуй: опять в хламину твой разлюбимый Слава. И всё равно ведь хороший.
   Хотел же бутеров себе накромсать, да какое там! Хорошо хоть чайку успел плеснуть. Иначе мозг вынесут так, что никакая психушка назад уже не вправит.
   И вот же грусть-тоска: здесь останусь - рехнусь в обществе маман, а в собственной некогда комнате, брат покоя не даст. После очередной ссоры с женой, затянувшейся уже на несколько месяцев, Славка переехал ко мне. Всё бы ничего, если б с горя не бухал беспробудно, да не считал своим долгом учить меня жизни. Погулять пойти? Тоже не вариант, встречи с дружками в мои планы никак не входят. Взгляд упал на балконную дверь, и снизошло озарение: вот оно спасение...
   -- Посочувствовал бы лучше! Беда у человека! -- все ещё доносились со стороны кухни мамины вопли.
   -- Это вы моя беда... -- бурчу, захлопывая балконную дверь, словно та способна оградить от всех проблем. - Убраться бы подальше от этого места... этих людей...
   Раньше мама совсем другой была. А сейчас... сейчас в стране чёрт знает, что творится, вот и нервничает. По зомбиящику вещают одно, в интернете совсем иное, приезжающие из зоны конфликта очевидцы рассказывают - третье. Чему верить? А у нас родня частично в России, а некоторые как раз в тех областях, где конфликт политических интересов имеет место. Да ещё и проблемы со связью. Вот и психует, срываясь на мне, ибо Славку вечно жалела, хоть и старший он.
   Я не злюсь, но надоело... сил уже нет всё это терпеть. Взгляд падает вниз. Асфальт притягивает, манит. Перед глазами мелькают, сменяя одна другую, картинки последних недель жизни: вечно пьяная Славкина рожа, разбросанные по всей комнате пивные банки, запах подгоревшей рыбы и нескончаемые причитания матери.
   -- Да что ж это такое?! -- раздался с улицы чей-то возмущённый возглас, словно в ответ на мои мысли.
   -- Вот именно... -- соглашаюсь.
   -- Алина! Домой! -- доносится из соседнего окна, и тут же накатили воспоминания.
   ...онлайн игра. Активное общение с девушкой из России, переросшее, пусть и в нечастые, но вполне реальные встречи. Разговоры о свадьбе. Хотел ли я проститься с холостяцкой жизнью? Не знаю даже. Но и подругу расстраивать не хотелось. Неожиданно виртуальная жизнь изменилась: бан перса, переход на другой сервер, создание нового клана, набор игроков. И её появление... Алина... редкое имя. И я вдруг понял, что жениться ещё не готов.
   Дерзкая, самоуверенная до неимоверности девица, с первых дней заслужила уважение в глазах игроков. К ней прислушивались, просили совета. Она оспаривала всё, с чем была не согласна, раз за разом втаптывая меня в грязь.
   На работе, в транспорте, дома... везде, я думал только о том, как вернуть потерянный авторитет. Как доказать, что достоин быть лидером, но девчонка всегда опережала на шаг. Фиктивный клан-лидер... как же обидно было слышать это о себе...
   Психанув, отдал все привилегии став рядовым игроком. Вот только с сервера уйти, так и не смог. А Алина словно и не замечала того, что, ранила моё самолюбие. Переписывалась, и даже спорила по привычке в клан-чате и привате. Сам не заметил, как проникся её взглядами, а потом получив приватное сообщение: "го в скайп?", чуть из штанов от радости не выскочил! Ещё бы! Меня сама королева сервера поболтать пригласила! Даже смешно сейчас, ведь реагировал на неё как пятнадцатилетний пацан.
   Программа как специально грузилась до неприличия долго. И вот уже из динамиков доносятся неожиданно волнительные гудки.
   -- Приветик, что ли, Димка, -- приятный девичий голос звучит беззаботно, а у меня от этих звуков дрожь по коже и... Да, её тембр, интонации... они возбуждали! -- Я проездом буду в твоём городе, может встретимся? Запиши телефон...
   -- Фотку хоть скинь, а то как же мне признать тебя? - поясняю своё желание, а по сути элементарно отмазываюсь, ибо -- да, хочу её увидеть, сил нет, как хочу!
   -- Не стоит. Не совсем уверена, что встреча -- хорошая затея. Я как бы замужем, ты же знаешь, -- сообщает, а эффект такой, словно ушат воды на меня вылила, по сути она сказала, что может передумать.
   Записал номер, установил мелодию из какого-то сериала в качестве звонка. И... это был наш первый и последний разговор. В скайпе она больше не появлялась. Звонки на мобильный заканчивались одним и тем же: "телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети". В игре никто ничего не знал, кроме редкого, а возможно и вымышленного имени -- Алина.
   Самое удивительно, но назойливая невеста, до последнего не желавшая смириться с разрывом, пропала из моей жизни в тот же день... Утром в игре что-то написала в привате, и всё! Тишина и покой.
   Заунывная сирена проносящейся мимо неотложки выдернула из воспоминаний. Пошарив в карманах, потянулся к подоконнику за сигаретами.
   "Шлёп".
   Оборачиваюсь на звук. На полу, возле балконной двери, обложкой вверх валяется журнал. Взгляд зацепился за объявление на обложке: "Карабская археологическая экспедиция приглашает -- волонтёров. Проезд автобусами до базового лагеря на Плато Караби, производится из городов: Черкассы, Киев, Симферополь. Участникам обеспечивается питание, проживание и суточные в размере..."
   -- Хм... а это вариант, -- вмиг окрылённый идеей бормочу и тут же, боясь, что растеряю решимость, набираю указанный в статье номер телефона.
   -- Институт археологии, -- доносится из трубки.
   -- Здравствуйте, я по поводу волонтёрства.
   -- Но... -- растерянно произнёс женский голос, -- выезд уже завтра.
   -- И я готов! -- поспешно заверил я.
   -- Хорошо, тогда расскажу об условиях. Если заинтересует, утром подъедете, и заключим договор, -- предложила сотрудница института и приступила к описанию предстоящей поездки.
   -- Меня всё устраивает, -- в очередной раз повторяю, и сгорая от нетерпения, едва ли не умоляю: -- Диктуйте адрес.
   -- Выезд в восемь тридцать, сбор у входа в здание института, -- предварительно озвучив координаты места сбора, напомнила женщина. -- Удачной поездки.
   После затянувшегося периода апатии, у меня словно крылья за спиной выросли. Наконец-то в жизни цель появилась, а то после сокращения с работы, я уже медленно, но верно начал впадать в депрессию.
   Брат благо уснул, и расспросами и нравоучениями не мучил. В антресоли нашлась огромная спортивная сумка, в которую тут же полетели полотенце, плавки, шорты, пара футболок, свитер, спортивный костюм. Решив, что остальное соберу утром, прилёг на кровать и не заметил, как уснул.
   Утром, окружающий мир почему-то казался гораздо более ярким нежели обычно. Перестали раздражать гул машин за окном, весёлый щебет птиц и гомон спешащих куда-то людей. Стараясь не шуметь, чиркнул на прощание записку, закинул в сумку банные принадлежности, и с ощущением, словно вступаю в какую-то новую жизнь, незаметно выскользнул из квартиры.
   Необходимый адрес находился неподалёку. Решив скоротать дорогу, пошёл через парк. Всё вокруг цвело, пахло и радовало глаз. Солнце играло лучиками, бликуя на мокрой после ночного дождя листве. Птицы весело щебетали, перескакивая с ветку на ветку. И вот вперёди, на фоне безликих пятиэтажек, показалось жёлто-белое четырёхэтажное здание, над лестницей виднелась табличка: "...Филиал ИА НАН Украины".
   -- Здравствуйте, -- обращаюсь к толпящемуся возле входа народу.
   В ответ раздался нестройный гул голосов. Скинув сумку на асфальт, потянулся, расправляя затёкшие мышцы, спрятал за ухо выбившуюся темно-русую прядь и осмотрелся: кучка студентов оживлённо обсуждала предстоящую практику, в сторонке стояли специалисты и руководители групп.
   -- Дмитрий? - обратилась ко мне миловидная молодая женщина. - Вот договор, ознакомьтесь, подпишите.
   Сотрудница ушла, оставив у меня в руках второй экземпляр договора.
   -- Привет! - раздалось из-за спины.
   От звуков этого голоса, что-то болезненно сжалось внутри. Накатили воспоминания. Не сцены или диалоги, а ощущения... Этот тембр напоминал о... Нет. Невозможно.
   Обернулся. Солнце падало на лицо весьма симпатичной брюнеточки. Девушка щурила карие глаза и улыбалась. Мой взор скользнул в глубокое декольте облегающей высокую аппетитную грудь футболки и... остался там.
   -- Ты тоже на автобус? -- переводя взгляд с подъезжающего Икаруса на меня, поинтересовалась она. Из декольте, к сожалению, пришлось вынырнуть. -- Принимаются варианты: нет или... -- в глазах собеседницы заплясали озорные огоньки. -- Так точно!
   -- Прямо как в армии, -- усмехаюсь. - Ита-ак... мо-ой о-ответ: всё может быть!
   Самоуверенная улыбка на лице девушки на мгновение сменилась растерянностью. "Хм... Попалась лапа!" -- мысленно хмыкнул я, окидывая взглядом длинные ноги в обтягивающих светлых джинсах. "Фигурка что надо... не кости, не сало, а мя-ясо... Интересно там все такие? Идея поездки мне нравится всё больше..."
   Скрип тормозов нарушил идиллию. Девушка тут же устремилась к кабине водителя. Глянув ей вслед, прошёл в салон и, надев наушники, приготовился к дальней дороге. Несмотря на раннее утро, солнце уже припекало сквозь стекло.
   -- Тут свободно? -- донёсся знакомый женский голос. -- Откроешь окно? Жарко...
   -- Да, да. Сейчас, -- машинально отвечаю. -- Упс... ты?
   Карие глаза блестели в лучах солнца, тёмный локон-спиралька выбился из заколотого на макушке хвоста, упав на смуглую шею. Но мой взгляд скользнул ниже.
   -- Что-то не так? -- рука девушки непроизвольно коснулась края выреза и слегка подтянула его вверх.
   -- Нет, извини, -- улыбаюсь. -- Рад приветствовать вас, прекрасная леди, -- шутливо склоняю голову, стараясь держать себя в рамках приличия, но её формы притягивают взор, словно магнит. Или просто баб у меня давно не было? -- Не ожидал тебя увидеть, -- ляпнул первое, что пришло в голову, и добавил: -- Здесь.
   -- Не ожидал... -- повторила она вздёрнув симпатичный носик, и заявила: -- Странный ты.
   Ответить я не успел.
   -- Итак, я хотела бы рассказать о том, что нас ждёт в пути... -- раздался голос из громкоговорителя.
   Продолжить разговор при такой шумовой завесе в любом случае не удалось бы и, не желая спугнуть девушку излишним вниманием, я уставился в окно.
   -- Стоянка двадцать минут. Желающие могут перекусить в кафе, -- объявили по громкой связи.
   -- Пойдёшь? -- обращаюсь к попутчице, но та, отведя взгляд, лишь головой покачала. -- Ну, как знаешь...
   Девушка, молча встала, давая возможность выйти. Видимо обиделась. Ну и ладно, не первая и не последняя.
   Улица встретила полуденным жаром, свойственным южным городкам, шансоновскими воплями, доносящимися из музыкального киоска и многочисленными вывесками: "Туалет, горячий душ, кафе, аудио-видео". Приобретя бутылку пепси, чипсы и сникерс, направился к киоску звукозаписи.
   -- Evanescence -- есть? -- послышался голос моей попутчицы.
   Хм... всё-таки вышла.
   -- Неа, сейчас нет. Завтра завоз... -- продавец заткнулся на полуслове, заметив, что девушка, потеряв к нему интерес, направилась к автобусу.
   Стою. Смотрю ей в след. Зацепила, зараза. Нет, ну не спорю, видная деваха, но чтоб настолько?! Ну вроде бы не велика беда: не клеится с этой, найдётся другая. Я парень холостой, не красавец, конечно, но и в уроды никто не записывал, вроде как...
   Погрузившись в размышления, так и мял не прикуренную сигарету, но всё же не выдержал:
   -- Чего надулась? -- интересуюсь.
   -- Ты всегда такой... -- она запнулась, подбирая слова, -- странный и...
   Стою. Молчу. А она так и умолкла.
   -- Да вот, какой-то такой, но никто пока не жаловался, -- как-то неуверенно говорю. Вообще рядом с ней робею как молокосос впервые голые титьки увидевший. Даже самому противно. -- А ты вредная, -- сам от себя такой нелепой реплики не ожидал, а вот же - выдал.
   Девица же не растерялась. Такую гримасску скорчила, что у меня губы сами в улыбке расползлись. Ну прямо школяр какой-то. Тьфу, чёрт.
   -- Просто... шатены с зелёными глазами, м-м-м... -- "Нравятся?" -- чуть не сорвалось с языка, но она сменила тему: -- Ты на раскопки?
   -- А ты -- нет?
   -- Неа. Я водителю на хвост упала. Вы проезжаете нужное мне место.
   Смотрю ей в глаза, ощущая нарастающий жар и дрожь по всему телу побивает. Ещё и подкатывающее волнами головокружение сосредоточиться ни на чём даёт. Чёрт, да что ж это со мной-то? Мозг уже плавится от её близости.
   -- А что там? - выдавил самое связное, на что был способен в этот момент.
   -- Муж, -- усмехнулась она. - А ты подумал, что я жертва твоих чар?! -- с самым невинным видом, произнесла девица и расхохоталась.
   Как-то обидно всё это. И в тоже время стрёмно до жути. Кажется, все вокруг видят, что я веду себя как малолетка, и разве что пальцем не тычут.
   -- Даже не знаю, что и сказать, -- пробормотал в ответ.
   М-да, уж... Муж... это облом. И то, что в лагерь не едет -- дважды облом...
   -- Кстати... я -- Алина! - у меня уже второй раз за последние сутки, внутри что-то оборвалось.
   -- Дима, -- сухо отвечаю. -- Редкое у тебя имя.
   А в голове бьёт набатом: Алина... Алина... Алина...
   -- Да, знаю, -- улыбнулась девушка. -- Это мамина заслуга.
   Она ещё что-то говорила, но нахлынувшие воспоминания не давали сосредоточиться на словах. Вспомнилась чат игры в день знакомство с новым игроком в клане. В играх же как: персонаж может быть женским, но это не означает, что по ту сторону экрана сидит девчонка. И вот новенький персонаж пишет в чат: "Всем приветик! Меня зовут Алина!" Я тогда отреагировал также, как и мгновение назад, и ответ получил такой же...
   -- Ау... -- дёрнув меня за рукав, попыталась достучаться до моего сознания девушка. -- Ты меня совсем не слушаешь!
   -- Нет, нет. Прости, -- хоть и понимаю, как это нелепо выглядит со стороны, но пытаюсь отвертеться.
   -- Не извиняйся, бывает и хуже, -- пожимает плечиками, отчего грудь на мгновение, кажется, становится ещё больше...
   Чёрт... Димон, мать твою, прекращай этот детсад! Пора жить настоящим! - пытаюсь встряхнуть себя, вот только эффекта от моих внутренних трепыханий нет.
   Пытаясь отвлечься, анализирую ситуацию: кольца не видно, может пошутила насчёт мужа? Автобус, словно в ответ на мои думки, сбавил ход и, скрипнув тормозами, остановился. Алина выбралась в проход, забрала вещи и махнув на прощание, выскочила на улицу. И вскоре скрылась за порослью густого придорожного кустарника.
   -- Облом... -- констатировал я, и разочаровано уставился на успевшие поднадоесть пейзажи за окном.
   Мысли остались где-то там, на ничем неприметном участке дороги. Вспоминалось каждое слово, каждый жест. И мучила мысль: что я сделал неправильно? Признавать, что теряю хватку не хотелось. Как собственно и то, что именно эта случайная попутчица, слишком сильно зацепила. В итоге -- задремал.
   -- Подъезжаем к селу Генеральское, просьба подготовиться к пересадке, -- донеслось из громкоговорителя.
   Открываю глаза. С одной стороны трассы нависают горы, с другой тянется бескрайнее море, впереди посёлок. Дорога пошла вверх. Автобус подъехал к стоянке мощных "Уралов" и остановился.
   В нос ударил запах моря и выхлопных газов. Смеясь и оживлённо болтая, куда-то шлёпают отдыхающие в парео, обмотанные в полотенца, некоторые просто в купальниках и плавках с пляжными сумками наперевес.
   Забрав багаж, заскочил в кузов одного из грузовиков. Три машины разом зарычали двигателями и тронулись в путь, увозя от сказочных черноморских пляжей в горы. Тенты спущены, давая возможность видеть всё вокруг. Пока ехали по асфальтированной дороге один из попутчиков, изображая экскурсовода, начал рассказ:
   -- Живописные склоны впереди, это путь к "Плато Караби". Оно достаточно большое, около двенадцати гектаров, средняя высота тысяча метров. Местность испещрена множеством пещер, имеющих немалую историческую и археологическую ценность. На плато всего два ориентира -- солнце и метеостанция, которую видно с любой возвышенности, но во время низкой облачности или тумана легко потеряться...
   Дальше пошла грунтовка, и рассказчик, не желая прикусить язык на ухабе, умолк.
   Двигатель надрывно рычал, вездеход перебирался с камня на камень, карабкаясь по склону всё выше. Казалось, машина вот-вот застрянет или сорвётся с обрыва, но водитель, хорошо знающий маршрут, уверенно продвигался вперёд.
   Непрекращающаяся болтанка сводила с ума. Кажется, на теле уже живого места нет - всё о борта машины отбил. Через приступы головокружения и тошноты, помутившееся сознание выхватывает фрагменты проползающих мимо склонов, вероятно живописных, если смотреть на них стоя твёрдо на ногах, а не скача в кузове "Урала".
   Помнится, я восхищался выдержкой матросов, попадавших в шторм. Для меня качка всегда была проблемой. И только сейчас понял -- в сравнении с этой маслобойней, их участь не так уж и страшна. А вот закованные в железные доспехи средневековые рыцари, скачущие на богатырских конях, наверное, испытывали нечто подобное.
   На особо крутых поворотах и кочках, народ заваливался друг на друга. Когда машина оказывалась на краю расщелин, кто-то вопил от восторга, кто-то от неподдельного страха. Но стоило выехать на плато, и все единодушно облегчённо вздохнули. Трясло немного поменьше, но главное миновал риск сорваться вниз.
   Впереди бесчисленные пологие холмы, с одной стороны, за краем плато виднеется раскинувшаяся до самого горизонта морская гладь, а с другой, земли касаются облака.
   -- Охренеть! Такое только в кино и видел! - выкрикнул кто-то, и я с ним был абсолютно согласен, но промолчал, да ответа никто и не ждал.
   Преодолев очередной холм, машины остановились. И я присвистнул, окидывая взглядом гигантский палаточный лагерь.
   -- Как же приятно ощутить под ногами твёрдую землю, -- произнёс кто-то рядом.
   -- Не то слово, -- соглашаюсь, разминая затёкшее от напряжения тело.
   Лагерь напоминал муравейник: многолюдно, все суетятся, куда-то спешат. Нас тут же расквартировали. Мне досталось место в шестиместной палатке, но соседей пока не было.
   -- Пойдёмте, покажу, что тут где, -- произнёс невысокий коренастый мужчина лет сорока.
   -- Это душевые, -- он указал на десяток брезентовых кабинок над которыми возвышалась здоровенная цистерна. -- Горячей воды, конечно же нету, но за день прогревается так, что чаще не хватает именно холодной. Есть родник, но это далековато, -- проводник махнул рукой куда-то в сторону, -- пара километров отсюда. Здесь, под навесами -- полевая кухня.
   Огромные котлы бурят на огне. Пахнет мясом и чем-то сладким. Я жадно сглотнул, в желудке заурчало, но попросить покормить не решился. Зато вспомнил о лежащем в сумке сникерсе, и с трудом дожив до конца экскурсии, едва влетев в палатку, схарчил заначку и... тут же уснул.
   -- Тук-тук, -- раздался откуда-то незнакомый мужской голос.
   Открываю глаза, в недоумении оглядываясь по сторонам. Темно, хоть глаз коли. Где я? Кажется, в палатке, судя по едва различимым просветам с улицы. И тут вспоминается объявление, и скоропалительный отъезд. Ух ты! Так это всё не сон! Потирая спросонок глаза, приоткрываю полог палатки. На улице уже смеркается.
   -- Ну-у-у, дружище не дело это -- спать! -- произнёс стоящий на пороге слегка перекосившийся под весом целого блока баночного пива, мужской силуэт. -- Встряхнись! Пошли знакомиться! Там девчонки скучают... -- кивком головы он указал на разожжённый неподалёку костёр и, не дожидаясь ответа, направился к следующей палатке. -- И тебя, тоже ждём! - крикнул он кому-то.
   М-м-м... девчонки... Собираться долго в полной темноте смысла не было - волосы собрал в тугой хвост, и выбрался на улицу.
   Компания собралась немалая. Перезнакомились за пару минут, не запомнив и половины имён. Заводилой оказался научным сотрудник, назвавшийся просто - Петей. Он банковал и играл роль тамады на этом празднике жизни, растляя подрастающее поколение.
   А вот с девчонками вышел облом. Одна рыженькая и мелкая как гномочка. Вторая -- высокая, худенькая и какая-то невзрачная, на фоне не выходившей из головы попутчицы. Третья -- миловидная пышечка, вокруг которой уже суетились два кавалера. Остальные дамы были гораздо старше меня. Это в принципе не вызывало особых моральных проблем, но увы ни одна из них не привлекала. Печаль.
   Прав был сказавший -- "Не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки" или пива в моём случае. На голодный желудок алкоголь в голову ударил быстро. Теперь казалось, что у Вани, притащившего гитару, появился слух и прорезался голос, а у рыжеволосой Светочки, сверкающие в свете костра огромные голубые глаза и немалых размеров грудь -- затмили недостаток роста и излишне наглядную кривизну ног.
   Постепенно все разбрелись по палаткам. Даже Света куда-то испарилась. Сижу. Свежий ночной воздух, наполненный запахами трав и полевых цветов, с примесью дымка от дотлевающего костра словно бальзам очищает душу от опостылевших серых будней, оставшихся где-то там, далеко. Вокруг цикады стрекочат, листва шуршит под порывами ветра, а где-то хлопает вывешенное на просушку бельё. Звёздное небо над головой. Красота...
   -- Подъём! Харе морду плющить, не в санатории, -- послышался голос вчерашнего заводилы.
   Как же хотелось забить на всё и выспаться, но кто знает, не выгонят ли за такой прокол? А домой возвращаться... бр-р-р... вспомнился вечный уже не выветриваемый Славкин перегар в спальне, причитания матери... Пришлось собрать силу воли в кулак и выбраться из палатки.
   К душевым плёлся как зомби, но так и не дошёл. Возле столовой послышался Ванькин окрик:
   -- Димон, ходь сюды!
   Вчерашний гитарист при свете дня выглядел колоритно: белая футболка без рукавов открывает загорелые крепкие руки, светлые обрезанные по колено джинсы, ковбойская шляпа. А при его росте... это смотрелось, мягко говоря, эффектно. Я-то при своих ста восьмидесяти с лишним сантиметрах макушкой едва доставал ему до уха. И только теперь пришло с опозданием понимание: ничего мне здесь не светит, при такой конкуренции.
   -- Падай, пока место есть, -- указывая на лавку рядом с собой, предложил товарищ.
   Тут же появилась миска с ещё парящей манной кашей, кусок булки с маслом, чай. Желудок пронзила щемящая боль, напомнив о том, что вечером так и не поел.
   После завтрака нас разделили на группы и, определив каждому задачи, проводили к месту раскопок.
   Сухая, безжизненная почва, звон лопат, грохот тачек, вездесущие мошкара и клубы пыли, от которых вся кожа зудит и нечем дышать. Жарко, солнце безжалостно жжёт незакрытые участки кожи, ещё и похмелье.
   -- До обеда не доживу, -- бурчу, тяжело оседая на край неглубокой ямки.
   -- Как успехи у новичка? -- послышался голос вчерашнего тамады.
   Я с грустью показал рукой на небольшой участок, который успел очистить от травы, камней и почти не углубился по сравнению с соседними делянками.
   -- Лиха беда -- начало! -- Петя панибратски похлопал по обгоревшему плечу, заставив меня болезненно скривиться. -- Руку набьёшь, и дело споро пойдёт.
   Поев без энтузиазма, с трудом доплёлся до палатки и попытался прилечь отдохнуть, но тело болело, и обгоревшая кожа жгла от малейших прикосновений, не давая уснуть. И пришло понимание -- долго я тут не протяну.
   Ощущая себя хлюпиком, еле доволок своё измождённое тело к раскопу. Как назло, поднялся ветер, песок забивался под майку, травмируя и без того пострадавшую от солнца кожу. К вечеру признаки непогоды исчезли, и всю следующую неделю нещадно палило солнце.
   День сменялся днём, не принося ничего нового. Усталость сказывалась меньше, а в остальном всё было так же, как в первый день: подъем, завтрак, работа, обед, отдых, работа, ужин, посиделки у неизменного костра под гитару и байки бывалых археологов.
   Однажды, после обеда поднялся сильный ветер, небо заволокло тучами и лишь в небольшие просветы пробивались одинокие солнечные лучи. В воздухе запахло дождём. Я сел на один из выступов в раскопе и закурил. Неожиданно взгляд привлекла игра света и тени в углу раскопа.
   Присмотрелся. Интересно. Приблизился, накрыв этот участок своей тенью, но странный эффект не исчез, а кажется наоборот -- усилился. Воздух парил, словно над раскалённой поверхностью, искажая картинку. И что примечательно: везде почва серая и безжизненная, а в этом месте образовывалась воронка из серебристо-белого песка, какой изредка встречается на морских пляжах.
   Любопытство победило, и как был, то есть голыми руками, взялся разгребать невесть откуда взявшийся песок. Ощутив что-то твёрдое, усилил старания, и вскоре передо мной лежал какой-то предмет -- то ли медальон, то ли монета. Меня охватил восторг. Нахлынуло ощущение, словно эта вещь ждала именно меня. Очень долго ждала...
   -- Что там у тебя? -- послышался сверху голос вездесущей начальницы экспедиции. Наталья Васильевна тут же довольно прытко для своих лет спустилась в раскоп. -- Поздравляю! -- произнесла она, осторожно изъяв из почвы найденный предмет, и крикнула: -- Василич, иди-ка сюда! Тут кое-что интересное!
   -- Об этом надо сообщить, -- произнёс, разглядывая вещицу Пётр, он же Василич. -- Уж больно похож по описанию.
   -- Напомни-ка фамилию? -- обратилась ко мне Наталья Васильевна.
   -- Дзюба, -- отвечаю, а сам глаз от своей находки оторвать не могу.
   Женщина в сопровождении нескольких сотрудников направилась к лагерю. А я... я ощутил себя героем "Властелина колец".
   -- Радуйся, тебя премия ждёт, -- высунулся Ванька из соседнего раскопа.
   -- Большая, наверное, -- расстроено бурчу.
   Ощущение неправильности происходящего не отпускает. Понимаю, что всё найденное обязан сдавать, но... но этот предмет, казалось, был предназначен именно для меня.
   Стоило взяться за лопатку, как в небе полыхнула молния, оглушив всю округу раскатами грома.
   -- Пора возвращаться в лагерь, -- крикнул Ваня, пытаясь перекрыть завывание резко поднявшегося ветра и треск молний.
   -- Ты иди, я догоню, -- кричу в ответ, отбрасывая лопатку. А сам как помешанный повторяю, словно мантру: -- Это не всё. Так не бывает... Он мой!
   Безумное желание обладать тем предметом, сводило с ума. Внутри всё разрывалось между стремлением броситься следом за начальницей экспедиции и... желанием продолжить копать. И ничто. Ни бешеное завывание ветра, ни бьющие в опасной близости от раскопа молнии не могли остановить меня. Я с маниакальной настойчивостью разгребаю сухую почву голыми руками, чувствуя: где-то там меня ждёт величайшее открытие в жизни, источник всего желанного!
   Погода кажется сошла с ума. Но я копаю, копаю и копаю... Ничего! Злость накатила внезапно, и схватил брошенную лопатку вгоняю инструмент в образовавшуюся ямку. Тут же по почве поползли трещины. Взвились в воздух вулканчики пыли. Раздался заглушаемый треском молний скрежет, словно где-то перемещались громадные каменные плиты, и я полетел куда-то вниз, в темноту.
   Сквозь облака ещё не осевшей пыли пахнуло сыростью, плесенью и чем-то древним. Темнота озарялась вспышками молний, сквозь видневшийся высоко вверху просвет.
   -- Эй! Есть там кто? Помогите!!!
   Ответом было лишь завывание ветра и треск молний. Ну да, все же в лагерь свалили, -- вспомнил я и попытался встать.
   -- Вот черт!.. Да, чтоб вас! -- взвыл, правая нога при малейшем движении невыносимо болела.
   В свете очередной вспышки, моё внимание привлёк какой-то предмет, подозрительно правильной формы. Не веря глазам, аккуратно отряхиваю находку, ожидая следующую вспышку, чтобы рассмотреть получше. Небольшой металлический квадратик, с витиеватым орнаментом, на одном из уголков -- петелька. Тоже, наверное, медальон.
   Желая рассмотреть вещицу, положил её на ладонь... и выронил. Кисть пронзила резкая боль. "Скорпион?" Молнии сверкали всё чаще, освещая окружающее пространство. Но света всё равно было недостаточно. Щёлкнув зажигалкой осмотрел повреждённое место -- никаких следов, лишь остаточное пощипывание напоминающее укус осы.
   Наверное, на солнце перегрелся или головой ударился при падении, -- решил я, иного объяснения сходу придумать не далось.
   Ветер разошёлся не на шутку, загоняя в расщелину в своде пещеры целые облака песчаной пыли, которая забивалась в нос, глаза, скрипела на зубах. Я снова, но теперь более осторожно взял находку в руку.
   -- Куда бы тебя деть?
   Ответа, конечно же, не последовало. Недолго думая, снял с шеи цепочку и повесил медальон на неё, но стоило металлу коснуться груди, как тело пронзила острая боль, яркая вспышка света ослепила и тут же навалился мрак.
   Очнулся я там же, ощутив, что продрог до костей.
   Ветер наверху затих. Пахнет озоном и плесенью. Попадавшие в пролом солнечные лучи кажутся неестественно яркими, и, наверное, греют, а я в тени, и замёрз. Вдалеке громыхнул гром, где-то рядом слышится мерный звон падающих капель.
   Коснулся груди, и вздрогнул... провёл ещё раз... ощупал цепочку... медальон исчез!
   Превозмогая боль в ноге, поднялся. Доковылял до освещённого солнцем участка. Один плюс -- озноб постепенно отступает.
   Вот и что теперь делать? Метра три с половиной до расщелины. Не так и много. Но... даже если б не нога, не допрыгнул бы. Да и зацепиться не за что, ещё и стены слишком далеко друг от друга.
   -- Эй! Меня кто-нибудь слышит?!
   Тишина, только звон капель. Куда идти? Стянув с головы бандану, обтёр пыль с лица и, достав сигареты, чиркнул зажигалкой. Пламя вильнуло в сторону и потухло от сквозняка.
   Кстати! Мне же экскурсию предлагали по пещерам. Хотя... нет, те далеко были. Говорили, что на машине ехать надо будет. Вот влип-то. Был бы хоть фонарик. Шляться на ощупь глупо, провалюсь ещё куда-нибудь. И вообще, рано или поздно в лагере должны заметить моё исчезновение, да и дыру в раскопе... Вот только солнце уже заходит. В пещере потемнело и стало холодно.
   Уселся. Жду. Главное, чтобы завтра с утра погода не испортилась, а то меня так могут и не кинуться. Неожиданно со стороны одного из туннелей донёсся странный звук и вскоре в глаза ударил свет факелов. Запахло копотью. Видок у приближающихся был странный: длинные спутанные волосы, неопрятные всклокоченные бороды, кожаные одежды на манер исторических фильмов, факелы в руках. Наверное, ролевики развлекаются, но это не важно. Главное меня нашли!
   Один из мужчин сделал шаг вперёд. Широкие плечи, изрядный живот, чёрная длинная борода, голова высоко поднята, пронзительный взгляд маленьких глубоко посажёных глаз неестественно сверкающих в свете факелов. Обдолбался чем-то что ли?
   -- Хай всем! - с облегчение восклицаю. - Я провалился, -- указываю наверх и, сам же непонимающе уставился на свод пещеры -- отверстие исчезло.
   Подошедший что-то проговорил. Голос гортанный, рокочущий, язык незнакомый. Чёрт, ещё и иностранцы. И самое противное, что язык их даже отдалённо не напоминает ничего из известного мне. Я не то чтобы полиглот. Но на английском объясняюсь вполне прилично, немецкий кое-как понимаю, ну а ряд других языков хотя бы идентифицировать в состоянии. А этот - нет.
   Я только собрался что-то сказать на довольно распространённом английском и тут же ощутил удар по затылку, колени подогнулись, свет факелов начал расплываться и навалилась тьма.

Глава 2 ШАГ В ПРОШЛОЕ

   Очнулся, и понял, что лучше бы не приходил в себя. Голова раскалывается от невыносимой боли, глаза никак не желают открываться. Продрогшее до костей тело, стало свинцовым, отказываясь слушаться.
   -- Что за чёрт?! - не столько сказал, сколько простонал я, и скривился от очередного приступа боли.
   Возвращающаяся память услужливо явила всё - увольнение, цыганок, объявление, раскоп, обвал, пещеру, странных людей с факелами, исчезновение пролома в своде и удар по моей многострадальной черепушке.
   Послышались приглушенные расстоянием голоса, наречие было незнакомо. С трудом преодолевая боль, открыл всё же глаза: лежу на полу, едва рассеивая мрак в пещере коптит вставленный в стену факел, низкий потолок, кажется, вот-вот навалится и расплющит. Поблизости никого.
   И самое мерзкое, что я ещё и связан -- конечности затекли. Из одежды только замызганные и местами порванные шорты да майка, а обувь заменили туго затянутые верёвки.
   Как выбраться?
   Эхо, многократно отражающееся от стен, известило о чьём-то приближении. Вскоре высоко подняв голову, вошёл кряжистый мужик невысокого роста. Одежда из грубо выделанной кожи, чёрная всклокоченная борода... от него прямо-таки пахнуло чем-то первобытным.
   -- Вы переиграли. Признаю, ваши образы и костюмы совершенны. Но рукоприкладство! -- превозмогая сухость во рту, бормочу.
   Чернобородый остановился, что-то произнёс приказным тоном, и не глядя в мою сторону, пошёл прочь. Послышался топот и в пещеру ввалились трое крепких мужланов, с дубинами и плётками в руках. Ну это уже не в какие рамки не лезет! Это не заигрались! По ним психушка плачет...
   Почему-то вспоминая истории о потерявших связь с реальностью игроках, убивающих соперников и воображаемых врагов. Истории эти были страшны, но к сожалению - реальны. Поэтому я никогда не признавал кровавых онлайн игр, предпочитая красивые фентезийные миры типа ВОВ, Ла2 или Айона.
   А эти отморозки всё подступают. От их вида меня пробил озноб, а по спине заструился холодный пот. Одного взгляда на играющего дубинкой амбала, хватило, чтобы понять: фанатики, жаждущие применить силу, верящие в своё право и безнаказанность.
   Сильная рука схватила за волосы, отрывая от пола. Кожу головы обожгло, словно с неё уже содрали скальп. Я дёрнулся и тут же получил под дых. В итоге мои руки вздёрнули над головой, закрепив верёвки на вбитых в стену то ли крюках, то ли кольях. Раздался свист, и обжигающая боль охватила грудь. Ещё и ещё... Удар по лицу... Привкус крови во рту. Под натиском дубины трещат кости и ребра, с сухим хрипом выталкивая воздух из лёгких.
   Мать вашу... Армия закаляет? Бред! Она отдыхает! Гуманизм, мать вашу... -- успел подумать прежде чем провалился в спасительный туман забытья.
   ...Тишина. Покой. Вечер. В широкой ленте реки золотистыми полосами отражаются многочисленные фонари набережной. А на фоне затягивающегося тучами неба, возвышается, переливаясь сине-красно-белыми огнями огромная телебашня, отбрасывающая длинный разноцветный след на воде. Передо мной в свете фонаря виднеется силуэт девушки. Почему-то она кажется грустной и одинокой... И в тоже время такой родной и такой далёкой...
   На смену наваждению приходит реальность: треск и шипение факелов эхом отзываются в голове, боль в рёбрах при каждом вдохе и вонь -- к удушливому чаду примешиваются запахи крови и человеческих испражнений.
   Сил нет даже на стон. Да ещё и губы с глоткой пересохли. Впервые в жизни, я осознал значение фразы -- "Лучше б я сдох". Звук шагов. Знакомый свист... Удар отозвался жгучей болью во всём теле. "Прочь! Прочь отсюда!" -- кричит сознание.
   Стены пропали. Упав лицом в мокрую траву, лежу и боюсь шелохнуться. Где-то вдалеке прогремел гром.
   Выжил? Или умер? -- гадаю, вдыхая запах свежей зелени.
   -- Помогите! - собрав остатки сил проскрипел я пересохшим горлом и... отключился.
   ...Ласковые лучи заходящего солнца пригревают. Преодолевая боль в измочаленном теле сел и осмотрелся сквозь узкую щёлочку между затёкших век.
   Ноги и руки по-прежнему связаны. Но главное -- я в лагере! Значит, меня найдут. Хотя... почему до сих пор никто не помог?! - ломаю голову, пытаясь доползти до ближайшей палатки. На походном столике, словно по заказу валяется нож. Затёкшие, потерявшие чувствительность конечности плохо слушаются, рукоять постоянно выскальзывает.
   -- Чёрт! Это не сон? -- бормочу.
   Спасибо что руки связанны впереди. Наконец-то удалось избавиться от верёвок. Собственное зловоние сводит с ума вызывая отвращение. Покачиваясь и опираясь на брошенный кем-то черенок лопаты, добрёл до своей палатки, прихватил мыло, полотенце, одежду и поковылял к душевым.
   Прикосновение воды обжигало саднящую от ран кожу. Но я всё же избавился от грязи, ссохшейся крови и прочих нечистот. Иначе к прочим проблемам ещё и заражение может прибавиться.
   -- Жить буду, -- не слишком уверенным голосом, вынес он вердикт.
   Вот только мучили вопросы: куда все пропали? И что вообще произошло?
   В столовой ещё парили котлы над остывающими углями. Желудок урчал, сжимаемый голодными спазмами. Навалил полную тарелку гречи и ароматного гуляша, аккуратно, стараясь не травмировать и без того измученное тело, пристроился на лавке. Разбитые губы кровоточили, но это не могло сравниться с перенесённой в пещерах болью.
   Добравшись до палатки, достал сигареты и мобильник. Затянулся... И в шоке уставился на экран телефона.
   -- Охренеть! Получается... я только что сдал находку руководительнице? Да уже вечность прошла!
   Ничего не понимая, затушил бычок, осторожно устроил на матраце израненное тело и уснул. И опять увидел отражающиеся в речной глади огни и одинокий силуэт девушки, которую окружала аура спокойствия и необъяснимой грусти.
   Проснулся. Темно и тихо. Не слышно стрёкота вездесущих цикад и пения птиц, только ветер шуршит в листве, да где-то похлопывает на ветру развешенное на просушку бельё. Приоткрыл полог палатки: звёздное небо и ни малейшего признака чьего-то присутствия -- ни приглушенных разговоров, ни дотлевающих углей на кострищах. Следы от верёвок, ссадины и малый обзор сквозь затёкшие веки напомнили о суровой реальности.
   В очередной раз с грустью констатирую: всё это, увы, не сон. Или упав там в раскопе умер и это мой персональный ад? Или что-то произошло и все исчезли? И как теперь выбраться отсюда? Если это вообще возможно.
   Да и куда мне такому расписному-то идти? Разве что народ пугать... В размышлениях опираясь на какую-то палку, побродил по округе. И вывод сделал неутешительный: однозначно или что-то произошло, или все покинули стоянку.
   Хотя... Зачем уходить? Ну не могут же они бросить раскоп, чтобы не заплатить за находку, сколь ценна бы она не была? Это смахивает на шизофрению. Или их целью был тот самый найденный мной предмет? Ну а птицы-то тогда куда делись? Нейтронная бомба? Меня спас раскоп? Или обвал? А он был? Надо бы... взглянуть.
   Прихватив фонарик решительно направился в сторону раскопа. Луч света выхватил провал в том месте, где я копал накануне.
   То, что я упал -- факт. Отсюда царапины, ссадины и ушибы. Ударился головой и бредил. Но как выбрался? Возможно, там не так глубоко, как помнится. Стоит ли верить воспоминаниям, насквозь пронизанным бредом? Мне и верёвки на руках примерещились. Либо пережарился на солнце, либо ударился головой. Вспомнилась яркая вспышка и охватившая всё тело боль. Или вообще в меня попала молния...
   День шёл за днём. Благо нашлась аптечка с обезболивающим и антибиотиками. Вообще-то я колёсами старался не злоупотреблять, предоставляя возможность для организма самостоятельно справляться с хворями. Но вся эта ситуация напрягала и осложнений не хотелось. Самое противное -- зоны приёма у мобильника здесь тоже не было и связаться с кем-либо не удалось бы при всём желании.
   Уже неделя миновала, а никто так и не появился. Ссадины затянулись, синяки почти рассосались, и в целом состояние значительно улучшилось, вот только хотелось выть на луну сходя с ума от одиночества. Да ещё и странные сны с видением девушки травили душу, повторяясь каждый раз стоило сомкнуть глаза. Словно издевались, напоминая, что где-то ещё кто-то есть. А я здесь один!
   "...Ориентиры солнце и метеостанция, которые видны с любой возвышенности в ясную погоду..." -- вспомнились слова попутчика, и я взглянул на припаркованный возле лагеря "Урал". Мне повезло -- ключи оказались в машине. Вездеход завёлся легко. Взобравшись на ближайший холм, взял курс на метеостанцию.
   -- Эй, есть кто? - кричу, уже сомневаясь, что здесь кто-то есть, ведь вряд ли к ним гости постоянно заезжают, а не услышать рёв "Урала", по определению невозможно.
   Как и в лагере, здесь никого не оказалось. Открытые помещения, чей-то мобильник оставленный на одном из столов был воткнут в зарядку, но так же, как и мой показывал отсутствия связи.
   Может, и в правду падение спасло меня от чего-то? Ведь даже все археологические находки остались на месте, за исключением моего медальона, он был у руководительницы. Про свою находку из бредовых воспоминаний я старался не думать. Не хватало ещё бред свой анализировать. Так и с ума сойти недолго.
   Хотя... я конечно же терялся в догадках. Своим воспоминаниям не доверял, но едва различимые следы на запястьях и щиколотках, говорили о том, что всё не так-то и просто. Ну нереально вот так пораниться и всё тут!
   И против воли в очередной раз навалились сомнения - а бред ли это был? Ведь, если поверить... то, в пещере я захотел очутиться подальше и оп! Прямо как в кинохах фантастических. Озарённый этой нелепой догадкой, я неожиданно ярко вспомнил поездку в Питер.
   Внезапно раздался визг тормозов.
   -- Идиот, нашёл где перебегать! -- заорал высунувшийся в окно водитель легковушки.
   Стою ослеплённый фарами мчащихся мимо машин. Какофония большого города оглушила. Запах выжженной солнцем травы и цветов сменился на удушливый смог, выхлопные газы и сырость. Голова закружилась. Но я таки умудрился, не угодив под колеса несущегося мимо транспорта, выскочить на тротуар. Прохожие шарахнулись, но мне было плевать на их реакцию, я круглыми глазами таращащегося по сторонам.
   -- Наркоманы, совсем распустились! -- крестясь, отшатнулась от меня какая-то бабка. -- Милиции на вас мало...
   В просвете между домами, на фоне мрачного затянутого тёмными тучами неба виднелась светящаяся словно новогодняя ель махина телевизионной башни. И пришло осознание: где-то я это уже видел... Взгляд привлекло скромно оформленное объявление: "Интернет-кафе. Вход под аркой. Круглосуточно".
   Внушительная железная дверь открылась со скрипом. Охранник окинул меня оценивающим взглядом и двинулся навстречу:
   -- Что ты здесь забыл?
   -- Мне бы в скайп на пару минут, -- произношу, сам ещё не до конца веря в происходящее.
   -- А деньги-то есть?
   Я, пошарив по карманам, нащупал несколько найденных в лагере купюр и с облегчением кивнул.
   -- Ну, если есть, то иди. Клиент всегда прав, -- пробормотал охранник, указывая на окошко администратора.
   Прайс не порадовал -- всё в рублях.
   -- А где ближайший обменник? -- интересуюсь.
   Банк оказался поблизости, но отсутствие документов поставило крест на затее.
   -- Молодой человек! -- раздался женский голос за спиной.
   Щелкая каблучками по асфальту, ко мне навстречу спешила одна из сотрудниц банка.
   -- Я могу вам обменять, но курс...
   -- Это не важно, -- вздыхаю, ведь у меня действительно выбора нет.
   В Интернет-кафе меня окинули исполненным презрения взглядом, но всё же к компьютеру проводили. В зале было многолюдно и накурено. Запустив скайп, ввёл свои данные и, постукивая пальцами по столешнице, жду погрузку контакт листа. "В онлайн четверо, эти не вариант... Славка, черт бы его побрал!"
   -- Хай, ты куда провалился? Тут приезжали какие-то люди, всех на уши поставили, -- протараторил брат, мгновенно ответив на звонок.
   -- Сам не понимаю, что происходит и где я, -- признаюсь.
   -- Как это не знаешь -- где? -- не понял брат.
   -- А вот так. В лагере уже неделю как все пропали, я похоже вляпался в какую-то историю, а потом... оказался здесь.
   Пару минут в наушниках висела тишина.
   -- Ты обкурился что ли?
   -- Если бы... -- с тоской отвечаю.
   В этот момент кто-то схватил за плечо, неприятно царапнув шею.
   -- Сори, оступился, -- пробормотал какой-то парень и продолжил пробираться к своему месту.
   -- Что там происходит? Ты сейчас где? -- спросил брат.
   -- Да говорю же -- хрен знает!
   -- Яндекс тебе в помощь, ты в своём ЛТП последние мозги растерял?
   Открываю эксплорер, быстро набираю в адресной строке yandex.ru и в шоке уставился на надпись в верхнем правом углу страницы: "Регион: Санкт-Петербург".
   -- Ну и? -- Славке надоело затянувшееся молчание.
   -- Я в Питере... -- выдавил я, пытаясь понять, как здесь очутился: "Ни документов, ни денег, да и поездов или самолётов что-то не припоминаю... а те мечты в лагере... Бред!!!"
   -- Ты совсем с катушек слетел? Или у тебя шутки такие? -- начал злиться брат.
   -- Да какое там... сам в шоке. Не веришь? Пробей мой айпи, для тебя это как два пальца...
   -- Уже. Так как тебя туда занесло?
   -- Не помню.
   -- Да иди ты! Протрезвеешь -- звони! -- рявкнул брат и дал отбой связи, выйдя офлайн.
   -- М-да-а, поговорил... -- пробормотал я и с тоской посмотрел на три оставшихся в онлайне контакта -- желания общаться с ними не было.
   После душного интернет-кафе, воздух на улице показался свежим и захотелось курить. В желудке заурчало.
   Если верить времени на компе, то всего лишь пару часов назад я проснулся в пустом лагере, завёл "Урал", послонялся по метеостанции и... очутился за тысячи километров. В играх это просто -- свиток телепорта щёлк и всё, а в жизни?!
   Беду по слабо освещённому скверу, пиная босыми ногами валявшуюся на пути пластиковую бутылку. Бред это или нет, а придётся верить. Другого объяснения -- нет. О, Макдональдс!
   -- Картофель фри, двойной чизбургер и колу.
   Получив заказ, вернулся в сквер и устроился на лавочке, обдумывая как добираться домой.
   -- Молодой человек! -- донёсся из-за спины голос. Обернувшись увидел приближающегося полицейского. -- Употребление продуктов питания и напитков вне специально отведённых мест -- запрещено. Штраф тысяча рублей.
   -- Эмг... -- я чуть не подавился.
   Попадос... У меня всего около тысячи и документов нет. Вслух я этого говорить конечно же не стал.
   -- Документы предъявите, пожалуйста, -- словно прочитал мои мысли подошедший.
   -- С собой не ношу, -- попытался отмазаться я.
   -- А зря. Говорок-то не местный. Да ещё и видок, мягко говоря, потрёпанный. На мысли наводит, однако. Может нелегал или в розыске? Пройдёмте-ка в отделение, пробьём по базе. Если всё в порядке, то и бояться нечего пойдёте на все четыре стороны.
   -- Может, я вернусь в Макдональдс или выброшу всё и исчерпаем инцидент...
   -- От этого ваши документы у меня в руках не появятся, -- на лице сотрудника органов начала проявляться явная заинтересованность.
   -- Я что-то натворил? -- оттягивая время, жадно дожёвываю кажущийся безумно вкусным чизбургер.
   -- Вид слишком уж подозрительный. Так что хватит разговоры разговаривать. Заодно штраф там выпишем, -- ответил защитник правопорядка, показывая головой подниматься. -- И бегать не вздумай. Право на использование табельного оружия никто не отменял.
   Далеко уйти не удалось. На выходе из аллеи нас окружили. Всё произошло слишком быстро. Темные силуэты, молча приблизились, раздался треск электрошока, мент, приглушённо ойкнув, кулём осел на землю.
   Не успел я поблагодарить нежданных спасителей, как на руке что-то щёлкнуло. Опустив глаза, едва в голос не взвыл -- наручники.
   ***
   Трель одного из служебных телефонов заставила Оксану Валерьевну непроизвольно вздрогнуть. Её вид красноречиво говорил о том, что это не рядовой звонок. Сотрудники конторы знали, что подобные сигналы за всю её карьеру случались всего пару раз, и если уж дело начинали курировать столь высокие чины госструктур, то однозначно случалось что-то из ряда вон выходящее. Показав сидящим напротив неё сотрудникам знак соблюдать молчание, она подняла трубку и постаралась придать голосу бодрость.
   -- Зарубецкая слушает. Да. Да. Я поняла. Да, конечно. Постараемся. Да, обязательно. Высылайте. Да. Нет. Конечно. До свидания.
   Пару минут висела напряжённая тишина, только слышался ритмичное постукивание маятника в старинных настенных часах, странно смотрящихся на фоне отделанного под хайтек кабинета.
   -- Станислав, сейчас придут материалы по пропавшему человеку, -- обратилась она к одному из сотрудников. -- Остальные проекты уходят на второй план. Наша задача разыскать и взять его. Главное! Любыми методами, но он должен быть -- живым. Более подробная информация по "объекту" должна уже поступить на емейл, проверь.
   -- Будет сделано, -- ответил молодой человек и направился к выходу.
   -- И смотри, эти материалы не должны быть в общем доступе. Перешлёшь мне и Синицыну, -- добавила она.
   -- Я сейчас нужен? -- поинтересовался второй молодой человек.
   -- Нет, Максим, но готовься к разработке, заказ срочный.
   "Надеюсь это что-то стоящее..." -- подумал Максим, проходя через просторный зал с разделёнными перегородками рабочими местами. Проверил почту. Стас уже успел переслать информацию: паспортные данные, адрес последнего фактического места жительства, данные о семье, описание внешности, показания медкарты, несколько фотографий, договор на осуществление работ в археологической экспедиции, координаты проведения раскопок и время, когда в последний раз видели клиента.
   Прямые темно-русые волосы собраны в хвост, кожа смуглая, длинная жилистая шея, крепкие руки, поджарый торс. Форма головы -- правильная, овальное лицо, волевая челюсть, прямой нос, тёмные густые и какие-о на удивление прямые брови, зелёные с хитрым полу-прищуром глаза. Из данных медкарты интересны были лишь рост -- сто восемьдесят семь и вес семьдесят восемь. "Ничего особого, сколько их таких? Требуется найти иголку в стоге сена. Ну и задачка..."
   Запахло кофе.
   -- Макс, как на счёт покурить? -- крикнул Стас.
   -- Ага, иду.
   -- Ярослав энд компани, зайдите ко мне. Срочно! -- раздалось из селектора.
   -- Крутой видать парнишка, если на него Асов решили натравить, -- произнёс Максим, прокручивая в памяти полученные данные.
   -- Чёрт его знает, по мне так -- обычный, -- отмахнулся Стас, открывая форточку.
   В курилку ворвались характерные для большого города звуки: гул транспортного потока, гудки нетерпеливых водителей, стоящих в пробках, нестройный музыкальный хор доносящийся из открытых окон автомобилей. На небе собирались тучи, ветер раскачивал ветви насаженных вокруг НИИ гигантских тополей. Максим потушил недокуренную и до половины сигарету и направился к выходу, но натолкнулся на запыхавшуюся Леночку:
   -- Железная Леди вас срочно требует, -- сообщила она и соблазнительно вильнув попой, скрылась из вида.
   В кабинете начальницы всё ещё витал аромат подаренных ей на сорокалетие роз.
   -- Надо выяснить его интересы и хобби. Вот сетевой ник и ещё кое-что, -- с порога начала раздавать указания Оксана Валерьевна, её пальцы порхали над клавиатурой. -- Это по твоей части, -- она кинула взгляд на Стаса. Зажужжал принтер, выпуская листок с информацией. -- Возможно по активности в случае выхода в сеть, ты сумеешь определить его айпи и местоположение.
   -- Окей, -- пробормотал он и пробежался глазами по содержимому распечатки. -- Оригинал, однако. Это ему плохую службу сослужит, думаю засветится.
   -- Работай, -- произнесла Оксана Валерьевна, намекая на то, что аудиенция окончена и его присутствие далее нежелательно. -- Как только появится информация, дай знать.
   Макс почувствовал себя неуверенно, оставшись наедине с начальницей.
   -- Ты же у нас аналитик, вот повод для размышлений, -- холодные серые глаза смотрели как всегда строго.
   "Штуку баксов тому, кто растопит лёд в глазах Железной Леди" -- частенько шутили за её спиной, но героя так и не нашлось, то ли деньги, поставленные на кон при уровне зарплат в их департаменте, были слишком уж незначительные, то ли самоубийц среди сотрудников не было. Но выглядела женщина сногсшибательно, с этим не поспоришь.
   Принтер вновь ожил, выпуская на печать ещё один лист. Адреса, данные его знакомых, прежние места работы.
   Отработка полученной информации ничего не дала, требовалась визуальная слежка.
   Спустя три часа все вновь собрались в кабинете начальницы.
   -- Обнаружены регулярно посещаемые объектом Интернет-ресурсы, удалось выявить адреса электронной почты, номера ICQ, скайпа, -- отчитался в свою очередь Стас.
   -- И что нам это даёт? На данный момент, мы даже предположить не можем -- где он, -- сухо констатировала Оксана Валерьевна.
   -- Увы. Последний вход под его логинами был зафиксирован не менее двух с половиной недель назад, -- произнёс Стас, готовясь к буре.
   -- То есть, это до отбытия на работы согласно приложенному к информации об объекте договору? -- то ли спросил, то ли констатировал Максим.
   -- Да, но я установил фильтры активности, и если он засветится...
   -- Значит, ждём, -- не дала Стасу закончить начальница. -- И не расслабляться, в любой момент мы должны быть готовы к активным действиям, скорее всего, нам придётся принять участие в оперативной разработке объекта -- лично.
   Провести ночь в своих постелях, членам группы было не суждено. Объект проявил активность в скайпе, и был объявлен экстренный сбор.
   -- Он находится в Интернет-кафе, вот адрес, -- отрапортовал Стас.
   -- Молодец Станислав, оперативно, -- подобная похвала в устах Железной Леди многого стоила. -- Теперь этот голубчик от нас никуда не денется. Выезжаешь с группой.
   Асы тут же направились к месту. Боясь потерять след, подняли с постели проживающего поблизости от сигнала коллегу. Через семь минут объект был помечен жучком, позволяющим слежку со спутников.
   Оставшиеся в офисе члены команды провели остаток ночи, следя за перемещениями объекта и группы захвата: взятием и передачей клиента заказчикам. После чего облегчённо вздохнув, отправились по домам.
   ***
   -- Что за... -- вырвалось у меня.
   -- Молчи! Живее будешь, -- перебил хрипловатый голос, и обзор закрылся натянутым на голову мешком.
   Чьи-то руки профессионально прошлись по груди, спине, бокам, ногам, вывернули карманы, и молча подтолкнули, требуя куда-то идти. Как оказалось, к припаркованной неподалёку машине. Минут через десять автомобиль плавно притормозил.
   -- Пошли, -- раздался чей-то бас.
   Кто-то потянул меня вперёд. Памятуя о том, как оперативно справились с ментом в сквере, сопротивляться смысла не было. И тут я ещё и оступился, позорно упав.
   -- Помогите ему забраться, -- произнёс тот же голос.
   Чьи-то руки подхватили и поволокли вперёд. Раздался гул двигателей, уши заложило.
   Вот же блин горелый, всю жизнь хотел на вертолёте полетать. Сбылась мечта идиота! Только положительных эмоций что-то не ощущается.
   Толчок при приземлении. И меня выволокли из вертолёта.
   -- Мне говорили шо вы высший класс. Хорошая работа. Ден забирай клиента, -- послышался грубоватый голос.
   Топот чьих-то ног, скрежет захлопывающихся где-то дверей. Оглушительный рёв двигателей. Волна внезапно поднявшегося ветра почти сбила с ног. Толчок в спину.
   -- Пошли голубчик, добегался.
   Опять машина. С обеих сторон кто-то подпирает телами. Сквозь ткань пробились запахи бензиновой зажигалки и сигаретного дыма. Тишина, только равномерное урчание двигателя. Начало потряхивать, колеса зашуршали громче. Взвизгнули тормоза. Не удержав равновесие, приложился виском о подголовник переднего сиденья, перед глазами закружили яркие разноцветные звёздочки. Чьи-то руки выволокли его из салона и поставили на ноги. Пение птиц и тишина. Шуршание песка под ногами. Ступени. Многочисленные двери распознал ни столько по звуку, сколько по спотыканиям. Наручники наконец-то сняли. Усадили в кресло. Руки тут же крепко пристегнули к низким для моего роста подлокотникам.
   -- Куда ты дел добытый на раскопках артефакт? -- раздался незнакомый мужской голос.
   -- Сдал руководительнице экспедиции.
   -- Это уже проверяли, ты действительно отдал первый найденный в раскопе предмет, однако по обнаружении второго предпочёл скрыться. Нас интересует именно он. Отдай его и окажешься на свободе.
   -- У меня нет никаких предметов, -- вполне искренне признаюсь.
   Вопросы, вопросы, ответы.
   Господи, пусть я в тебя и не верил, но если это работает, то... хочу вернуться в прошлое и выкинуть к чёрту грёбаный журнал! - от всей души пожелал я, но... ничего не произошло.
   Руки тем временем освободили.
   -- Подъем! - раздалось рядом.
   Вот и что делать? Это в кино все крутые, а в жизни-то
   Кто-то подталкивает. Глухой скрежет открываемой тяжёлой двери. Щелчок наручников. "Бл-л-л-л..."
   Толчок в спину, кто-то сдёрнул мешок, в глаза ударил невыносимо яркий свет. Я инстинктивно дёрнулся в сторону... и ощутил прохладный, по-настоящему свежий воздух. В глазах искры от внезапного ослепления. Ночь. Всё тот же судя по всему безлюдный лагерь.
   -- Ну и бредовые сны мне снятся, -- буркнул я и дёрнулся протереть глаза, но не тут-то было... -- Чёрт, чёрт, чёрт!
   Снять наручники даже при обилии инструментов оказалось непросто. Это не верёвки как в прошлый раз, да и сковали сзади. Спустя несколько часов, в конец измученный, я смог лицезреть свои основательно израненные руки. Найдя аптечку и обработав повреждения, достал мобильник - связи по-прежнему не было.
   "Бежать! Здесь будут искать..." -- кричало сознание, но измученное тело вопреки призывам разума, доплетясь до палатки, мгновенно забылось сном.
   Проснулся я в полдень. Руки саднили, горло пересохло, голова раскалывалась, но ощущение свободы наполняло энергией и жаждой действия.
   Медальон из моего бреда видимо действительно существовал. Куда он делся вопрос другой, но прикосновение к нему дало способность к перемещению в пространстве. В принципе это даже круто! Если б не те уроды, что теперь гоняются за мной. И ещё... куда исчезли все из лагеря? И кто был в пещере? Кто эти нелюди? Их одежда, язык, первобытная жестокость.
   Человек, воспитанный в современном обществе не способен на подобную бессердечность. Вчерашние братки заковали, но не издевались, не пытались убить или причинить боль ради развлечения... Получи они желаемое, я бы скорее всего умер, но быстро, а не мучительно как мог это сделать там, внизу...
   Закурив, начал разводить костёр. В памяти всплыла картинка: в промежутке между домами на фоне мрачного неба ярко сверкает сине-красно-белыми лампочками-гирляндами телевизионная башня. Хм... Может и сны, вовсе не сны? Та девушка... Если она реальна, значит -- найду! - сам не понимая откуда эта решимость, пообещал я себе. Почему-то очень хотелось увидеть её лицо, во снах почему-то не удавалось удовлетворить любопытство.
   В подвешенном над костром котелке забурлила вода. Внезапно накатила тоска по дому, и... я оказался в родной квартире. Прошёлся по комнатам -- никого, на кухонном столике кружка с плавающими в недопитом чае кружочками плесени.
   Вот и где все? В Питере же был народ. И со Славкой я говорил! Значит, с ними всё в порядке, они дома, но... не здесь.
   Заглянув в ванную повернул ручку горячей воды и с удивлением уставился на полившуюся из крана воду цвета ржавчины, которая постепенно становилась всё прозрачнее. Повалил пар. Отрегулировав температуру, скинул вещи и забрался в душ. Закончив водные процедуры, заглянул в холодильник: кусочек подсохшего сыра, заветренная колбаса, кастрюлька с давнишним супом...
   Взял в руки чайник и, направляясь к плите, подумал: "А что, если пройтись до магазина?" и замер шокированный раздающимся со всех сторон гулким эхом собственных шагов. Он стоял в просторном торговом зале супермаркета.
   -- Офигеть! Всё так просто?
   Забыв о покупках, начал экспериментировать, оказываясь то возле статуэтки хрустальной туфельки, то во дворе своей бывшей работы. Не успел подумать -- "Набережная из снов..." и оказался на берегу реки. В свете дня она смотрелась иначе. Но место определённо было тем же. Вокруг тишина. "Красная площадь!" и вот они -- красные стены мавзолея, без единого зеваки на площади. Наконец-то утолив любопытство, перенёсся в магазин, набрал вкусностей и очутился прямо на кухне.
   -- Круто! -- только и смог выдавить я. - Нет, это реально круто!
   Вскоре на плите весело скворчали котлетки.
   -- Макарошки, макарончики, -- радостно пританцовывая приговаривал я, натирая сыр.
   Запах растопившегося сливочного масла и сыра, ароматных румяных котлеток и свежих огурцов сводил с ума.
   -- Обмоем это дело! -- провозгласил я и на одну треть наполнил хрустальный пузатый бокальчик прихваченным из магазина бренди.
   Стою на балконе с бокалом и сигаретой, ощущая себя этаким всемогущим... восточным шейхом. Почему именно шейхом? Да потому что с нашими олигархами себя идентифицировать не хотелось. А ведь у меня теперь есть не просто своя квартира, у меня есть целый мир! Назову-ка я его... Отражением! Ну а что? Ведь он копия нашего реального.
   Пройдя в комнату, только прилёг и тут же вновь оказался на берегу реки, а впереди, как и всегда в моих снах -- маячил знакомый силуэт. Девушка повернулась...
   -- Охренеть! - шепчу, не веря глазам. -- Алина?! - окликнул, обращаясь к недавней попутчице, но она... никак не отреагировав прошла сквозь меня. Подношу руку к лицу -- обзор не меняется. - Вот чёрт, я ещё и невидимка!
   Озарённый этим открытием я последовал за девушкой. В конце концов, меня действительно очень заинтересовала моя попутчица. А то, что она же и оказалась той девушкой из снов - всего лишь приятный бонус.
   Миновав перекрёсток, она скрылась под аркой. Не включая света, скинула в прихожей обувь и, шлёпая босыми ногами, прошла в комнату. Голубые обои, синие занавески во всю стену и даже постельное белье с изображением картин подводного мира. Свисающая с высокого потолка бело-голубая люстра в три рожка заливает ярким светом просторное помещение.
   Старенький мебельный гарнитур с множеством книг и дисков на стеллажах, на стенах огромные написанные маслом картины в резных лакированных рамках из тёмного дерева и электроакустическая гитара. В изголовье гигантских размеров кровати на подставке лежит ноутбук. Девушка мимо ходом чмокнула сидящего за стационарным компьютером парня...
   Я ощутил, что стиснул зубы настолько, что имеется реальный шанс их лишиться. От этого и проснулся. С ужасом осознавая, что кажется доигрался. Ведь моя неадекватная реакция, это ни что иное как ревность! А она не возможна без любви... Значит, я ещё и...
   -- Ох, звездец! И это была любофь... -- грустно напел я, перековеркав слова.
   Остаток ночи и большую часть следующего дня, в попытке выбить из головы дурь, я промотался по всей планете, устроив себе обзорную экскурсию. Вот небоскрёбы Дубая, вот белоснежные пляжи, тропические леса -- места сменялись как картинки, принося с собой новые звуки и запахи.
   К вечеру измотанный вернулся почему-то не в квартиру, а в лагерь и уснул мертвецким сном. Вот только ночью меня что-то разбудило. Долго прислушивался к окружающим палатку звукам: шелест листьев на ветру, вот что-то царапнуло полотнище палатки и послышался звук рвущейся ткани. Нервы не выдержали, и я рванул прочь. Спонтанно, куда угодно, лишь бы подальше.
   Пахнуло тёплой, влажной листвой, ноги утонули в сочной, искрящейся росой траве. Я стою в тени высокого кряжистого дерева, посреди залитой солнечными лучами лужайки. Неподалёку виднеется грунтовая дорога. Чуть дальше начинается то ли посёлок, то ли городок.
   На улочках плотно жмутся друг к другу трёх и четырёхэтажные белые, серые, красные каменные домики с черепичными крышами. "Старинный английский городок" -- мелькнула мысль.
   -- М-да, вот жил и не мечтал всё это увидеть. А теперь, пожалуйста, и вечный страх в оплату дара, -- бормочу сам с собой, что вообще в последнее время начинает входить в привычку.
   Послышался звук приближающегося автомобиля.
   -- О чёрт! - вырывается вместе с осознанием того, что я не в Отражении, и тут же панически меняю дислокацию.
   "Ул. Титова дом 26" -- значится на ближайшем здании и табличка -- "Отдел ЗАГС Чкаловского района г. Екатеринбурга".
   -- Вот это меня носит, -- бурчу.
   И главное понимаю, что задерживаться на месте нельзя. Если используют снотворное шансов на побег не будет. Надо попасть в Отражение. Но сколько не стараюсь - не удаётся.
   Неподалёку послышался гудок электрички. Опять сваливаю. Новый скачек и накатил запах сена, навоза. Где-то перекликаются петухи, а рядом слышится утробное урчание. Поворачиваюсь на звук, и встречаюсь взглядом с огромным лохматым цепным псом. Явно смесь лайки с кем-то покрупнее.
   -- Тихо бобочка, тсс хороший, я уже ухожу, -- шёпотом обращаюсь к псине и... хотел уже перенестись, но ощущение дежавю меня остановило.
   Запах и звуки, всё это уже было. В памяти всплыли картинки далёкого детства: мы тогда жили в Одессе. Дед повёз меня в село. Там я сдружился с соседской девчонкой.
   Вспомнилось как по ночам мы частенько выбирались украдкой через окно и гуляли до утра. А однажды я украл огромный коробок каминных спичек. Было весело, как бывает в те мгновения, когда совершаешь что-то запретное. Разожгли костёр в подлеске на краю села. Лето выдалось сухим, и огонь с жадностью накинулся на сушняк под ногами -- лес полыхнул. Поднялась шумиха.
   Мы как юные партизаны сидели, прячась за точно такой же собачьей будкой возле сеновала. Светало, доносились запахи сена и навоза, недовольно ворчал потревоженный пёс, где-то мычали коровы, блеяли козы, петухи старались перекричать друг друга. Нас нашли. В то утро я впервые познакомился с ремнём и затаил обиду на деда, а тот вскоре умер не прощённым.
   М-да уж... воспоминаньице. Но пёс и вправду знакомым теперь кажется.
   Я обернулся. Прямо за спиной сидела до слез знакомая парочка перепуганных малышей. Шок? Не-е-ет... меня теперь удивить видимо невозможно.
   -- Не злись на деда, -- спокойно произношу, обращаясь к себе маленькому. -- Ещё поймёшь, как тебе будет его не хватать и будешь всю жизнь корить себя за то, что не простил...
   Мальчуган хлопал глазами и молчал, боязливо прижимаясь к своей подельнице.
   -- О! Нашли этого обормота? -- послышался такой родной голос. -- Спасибо вам, молодой человек.
   -- Не наказывай его, он и так уже напуган, -- попытался вступиться я, но дед уже вытаскивал из штанов ремень.
   -- Ты иди, иди хлопец. Это уже моё дело, -- пробурчал старик.
   В последний раз взглянув на дорогого мне человека, я отвернулся и пошёл прочь под звук раздающихся за спиной шлепков и всхлипов.
   По-дурацки всё вышло. Вот имел ли я право вмешиваться в прошлое? Хоть убей не помню, как нас тогда нашли, в памяти сохранился лишь факт наказания. А выходит, я сам себя и выдал...
   Выйдя за околицу, перенёсся подальше от своего прошлого. Пришлось ещё раз десять переместиться с одного места в другое, пока наконец-то не очутился в лагере возле столовой. Меня окутал сладковатый аромат молочной каши, под котлами тлели угли. И это настораживало. Ведь в тот момент когда уходил, тут всё давно остыло!
   -- Я вернулся... -- косясь по сторонам прошептал я.
   На столе миски с парящей кашей, свежий хлеб, масло. И ставшая уже привычной тишина. И как-то не по себе от всего этого стало. И вдруг ясный солнечный день сменился пасмурным небом над головой, а в котле над погасшим кострищем виднелась корочка рассохшейся от времени каши.
   -- Фух... Ну наконец-то! - в этот раз от души порадовался я.
   Первым делом осторожно подобрался к палатке -- никого и ничего. Лишь повалившееся сухое деревце, вспоровшее ткань.
   Отражение тоже имеет своё прошлое и будущее. И взглянув ещё раз на распоротую ткань палатки, вспомнил сегодняшний марафон по временам и мирам.
   -- М-да уж, нервы ни к чёрту. Прошлое, настоящее, Основа, Отражение... Или я свихнулся или...

Глава 3 ПОГОНЯ ЗА НЕУЛОВИМЫМ

   Тишину ночи разорвал телефонный звонок. Максим оторвал от подушки деревянную после вечернего загула голову. За оперативную поимку вчерашнего клиента участникам операции предоставили внеочередной отгул, что и отметили.
   -- Вот настырные. Выходной же... -- проворчал он и нехотя протянул руку к разрывающемуся на компьютерном столе мобильнику.
   Провод зарядника зацепился за стоящую на столе кружку с недопитым кофе, и та полетела на пол.
   -- Срочно в контору. По дороге подберёшь Лену, Михаила и Станислава, -- послышался из трубки голос Оксаны Валерьевны.
   Спорить смысла не было. Подняв кружку, с грустью посмотрел на расплывшееся по паласу тёмное пятно, вздохнул и пошёл в ванную. Включил горячую воду. Кран пару раз чихнул, и где-то в трубах послышался странный звук.
   -- Дьявол!
   Макс врубил на весь напор холодную воду и окунул голову под леденую струю. На мгновение дыхание сбилось, но полегчало. Мимолётного взгляда в окно, за которым ползли коварные тёмные тучи, хватило, чтобы окончательно испортилось настроение.
   -- И дёрнуло меня отогнать тачку в гараж, -- бурчал он, натягивая носки.
   Очередная трель телефонного звонка, застигла его в тот момент, когда он наполовину натянул джинсы. Кое как допрыгав до столика и с трудом справляясь одной рукой с застёжками, молнией и ремнём, он ответил на звонок.
   -- Ты где? Железная Леди рвёт и мечет, -- запричитала в трубке Леночка.
   -- В гараж чешу, -- соврал Макс. -- Я тебя наберу, как подъезжать буду. Стаса с Мишей расшевели лучше, -- распорядился он и дал отбой связи.
   Стоило выйти на улицу, как в кронах тополей послышался резко нарастающий шорох листвы, и Максима накрыло потоком дождевой воды.
   -- И за что мне всё это? -- буркнул он, садясь в родную "девятку".
   Вот теперь, по закону подлости, дождь как назло прекратился. А через пять минут, он уже притормаживал возле Лениного дома.
   -- Привет, -- девушка с припухшим после сна личиком заскочила на переднее сиденье. -- Стасяндра и Миша уже ждут на остановке, -- сообщила она.
   "Восемь утра и в эфире Русского радио новости..." -- донеслось из динамиков радиоприёмника. Максим приоткрыл окно, собираясь закурить.
   -- Хай, -- дыхнул перегаром, вваливаясь в салон Миша.
   -- Салют, -- поприветствовал всех Стас.
   Проносящийся мимо джип, попал колесом в колдобину на дороге и окатил их машину скопившейся в яме грязью.
   -- Сука, что за день! -- в сердцах выругался Максим, с опозданием закрывая окно и вытирая лицо, светлая рубашка теперь годилась разве что на ветошь.
   -- Утрецо ещё то, -- поддакнул Миша. -- Вы же вчера свалили, а я такую цыпочку подцепил, -- он причмокнул. -- У меня с ней планы на сегодня были, а тут этот звонок...
   -- Ты всю ночь, бухал что ли? -- ухмыльнулся Стас.
   -- Угу, ну... типа выходной, -- буркнул не свершившийся Казанова.
   -- Солнце, сделай одолжение, а? Закрой ротик и не трави окружающих, -- как всегда прямолинейно высказалась Лена.
   В машине повисла тишина. Через пятнадцать минут они уже парковались возле здания НИИ.
   -- Наш клиент умудрился уйти из рук заказчика, -- с порога проинформировала начальница. -- Задача перед нами прежняя -- найти и доставить по назначению.
   -- Ну, это мы можем, -- буркнул Стас, недоумевая как госы сумели упустить так легко пойманный ими объект.
   -- У них вороны работают, а нам не спится, -- возмущённо хмыкнула Лена.
   -- Вы бы поменьше трепались, а делом занялись, -- отчитала руководительница и направилась в свой кабинет.
   Загудели кулеры включённых компьютеров, по офису разнёсся запах кофе.
   -- И ради этого надо было всех выдёргивать? -- приглушенным голосом возмутилась Лена, косясь на двери начальницы.
   -- Ага, а тебе бы морду плющить, пока мы пашем? -- огрызнулся Миша. -- Лучше сделай мне кофе.
   -- Я тебе не секретутка, -- не осталась в долгу девушка. -- Стас, вся надежда на тебя. Как там дела?
   -- Пока ничего. По активности в смысле.
   -- А жучок? -- спросил Максим.
   -- Подключаюсь, сейчас будут данные со спутника, -- отозвался компьютерный гений. -- Думаю, он далеко от нас не уйдёт. Что за... -- клавиатура трещала под его пальцами.
   -- Чо там? -- подал голос Миша.
   -- Какой-то глюк в системе, -- неуверенно произнёс Стас. -- Сейчас сервак ребутну.
   Все молча в ожидании уставились на программиста. Тот прошёл к серверной и, вернувшись минут через пять, продолжил быстро щёлкать клавиатурой.
   -- Не хрена не пойму, -- наконец-то подал голос он, -- с сервером всё в норме, связь есть, но жучка словно не существует.
   Повисла тишина. Все присутствующие уставились на него.
   -- Это нереально, -- подал голос Максим.
   -- Я как один из разработчиков это понимаю, но факт на лицо, -- продолжая что-то искать, ответил Стас и повернул монитор, давая возможность всем увидеть надпись: "hardlock no found". -- Аппаратный ключ не найден и хоть убейся, -- ворчал он. -- Это невозможно! Но это есть...
   -- Что там у вас? -- послышался голос Железной Леди.
   -- Это, -- просто ответил Стас, показав взглядом на монитор.
   -- Мог он выявить передатчик и устранить? -- спросила она.
   -- Исключено, он не определяется ни детекторами, ни рентгеновскими лучами, -- задумчиво произнёс Максим.
   -- А заказчики могли снять...
   -- Вряд ли. Времени мало, да и не знали они о жучке.
   -- А если объект находится где-то в изолированном помещении? -- подала идею Леночка.
   -- Разве что в бункере, -- отозвался Стас.
   -- Тогда ждём сигнал, -- приняла решение Оксана Валерьевна, -- и не забывай посматривать за его активностью в сети. Не расслабляйтесь.
   Почти сутки аналитическая группа провела в офисе, но все источники отказывались обнаруживать объект наблюдения.
   -- Станислав сделай переадресацию. Всем быть на связи, -- устало произнесла Железная Леди. -- Надо ехать отсыпаться.
   Ещё трое суток объект находился вне зоны, не проявлял он активности и в сети, и все уже уверовали в то, что ему удалось каким-то образом обнаружить и устранить жучек, что считалось невозможным. Но на четвёртые сутки, Стас ночью поднял всех на уши -- поступил сигнал.
   -- Где он? -- Оксана Валерьевна держала в руках телефон, готовясь отдать отмашку Асам.
   -- Вот, -- показал Стас на карту, -- Это небольшое поселение на юге Великобритании.
   -- Что??? Как он туда попал, не засветившись в пути? Ладно, не важно, адрес Ярославу скинь, они уже на борту. Лена, Максим пробейте зелёную дорожку. Миша проверь округу, где он мог прятаться до этого момента. Возможно, нам ещё придётся его поискать.
   Через пять минут Асы уже вылетели, но стоило им приблизиться к объекту, как сигнал исчез.
   -- Что за... -- сквозь зубы выругался Стас и покосился на дверь начальницы.
   -- Чего опять? -- подскочила любопытная Леночка.
   -- Исчез!
   -- Миха, а у тебя там как? -- с надеждой спросил Макс.
   -- Глухо. Никакой инфы, да и ландшафт не самый удачный для бункеров, место сырое.
   -- Что происходит? Ярослав обзвонился, говорит, пропал объект, -- послышался голос начальницы.
   -- Мы в курсе, что пропал, -- откликнулась Лена. -- И у Миши по той местности чисто, некуда ему прятаться, разве что... неофициальный частный бункер, -- она взглянула на Мишу.
   -- Ну, и что делать будем? -- присев на край Лениного стола поинтересовалась Оксана Валерьевна.
   -- Ждать... упс, сигнал, -- Стас защёлкал клавиатурой.
   На несколько минут маячок появился в одном из сибирских городков и вновь исчез.
   -- Он что издевается? -- бессильно пробормотала следившая за перемещениями Лена.
   -- Физически невозможно в столь краткие сроки создать несколько таких жучков и систему их отключения наладить. Это даже разработчики не могут сделать, имея под руками все необходимые схемы, -- высказалась начальница, с непониманием смотря, как сигнал в очередной раз исчезает и появляется где-то на территории Финляндии.
   -- А мог он оказаться мегапрограммистом или иметь возможность связаться с оными и внедрить через жучек вирус в нашу систему слежения? -- выдвинул свою версию Миша, наблюдая за очередным смещением объекта, согласно спутниковому оповещению в данный момент он находился в небольшой деревне Полозово Бежаницкого района Псковской области.
   -- Вот это, уже к тебе вопрос, -- начальница бросила взгляд в сторону Максима. -- Станислав, а вы проверьте, каким он там проектом занимался.
   -- Уже проверял, ничего сверх особенного. Занимался поддержкой пиратского игрового сервера базирующегося на исходниках компании NCsoft. Языки java и sql, что к нашим схемам ни малейшего отношения не имеет, -- отчитался он. -- Образование его далеко от программирования.
   -- Его брат -- программист, активно светится в сети двадцать часов в сутки, исключительно в диапазоне своего городка, объект рядом с ним не появлялся, -- поспешил высказаться Максим.
   -- Контактов точно не было? -- поинтересовался Миша.
   -- Только в тот момент, когда он впервые засветился, а позднее не по мобильному, не через Интернет ни разу не замечено за время контроля за объектом, -- ответил Макс. -- Да и не поможешь тут удалённо, -- и взглядом обратился за поддержкой к Стасу.
   -- Даже при очной ставке, вряд ли самый продвинутый программист сумел бы ему помочь в столь краткие сроки. Во-первых, слишком сложный для декомпиляции код начинки жучка. А для подобного эффекта вирус надо внедрить не в жучек, а в сканер, о месте расположении которого они понятия не имеют. Ну и, во-вторых, интерфейс устройства не предполагает перепрограммирование вне специализированных лабораторий. А их на весь мир насчитывается всего с десяток, -- прочёл лекцию Стас.
   -- А если просто вырезать? - как-о не в тему брякнула Леночка.
   -- Для этого его надо найти, что практически невозможно, да и не будет от этого светиться в разных городах...
   -- И если верить в то, что наша система не вышла из строя из-за какого-то вируса, -- вновь подключилась к обсуждению начальница. -- Сдаётся мне, что не всё нам сказали об объекте. Начнём с того, как он умудрился уйти из их рук. Каким образом?
   Более часа продолжались активные дебаты, сыпали предположениями, среди которых были весьма нестандартные, начиная от физиологических способностей к телепортации, заканчивая созданием технических средств, позволяющих мгновенно преодолевать сотни тысяч километров.
   -- А может... -- переглянувшись со Стасом, начал неуверенно говорить Максим, думая о базах тех, кто заказал разработку данного "клиента", но озвучить так и не успел.
   -- Даже и помыслить забудьте! -- чуть ли не заорала Железная Леди, поняв по их взглядам о направлении идей. -- От нас после выявления попыток взлома мокрого места не оставят.
   -- А если аргументировать сложность ситуации и запросить отчёт о том, как он ушёл? -- спросил Максим.
   -- Если ничего иного не придумаем, то придётся, -- признала Оксана Валерьевна. -- Но это очень опустит наш статус. Надо найти решение самостоятельно и только в крайнем случае...
   Она недоговорила. Издеваясь над создателями, сигнал маячка начал скакать по всей карте.
   Следующие два дня группа жила в офисе, но слежка за хаотическим перемещением объекта не дала никаких результатов. И зачастую он вообще словно в насмешку надолго исчезал с мониторов. В итоге, пусть и нехотя, но Железная Леди была вынуждена отписала запрос на более полную информацию о "клиенте".
   -- Аналитическая группа, пройдите ко мне в кабинет! -- раздалось из селектора.
   Несмотря на жару, в кабинете начальницы было прохладно -- работал кондиционер. Жалюзи плотно закрыты. Щёлкнул язычок замка на двери, последний член "мозгового центра" повинуясь взгляду руководительницы сел на свободное место за длинным столом. Цокая каблучками по паркетному полу, Оксана Валерьевна прошла к рабочему столу и тяжело вздохнув, проинформировала:
   -- На полученных по нашему запросу данных, стоит гриф секретности, -- её взгляд пробежался по лицам собравшихся. -- Вкратце. Работая на раскопках, объект собственноручно изъял из грунта два артефакта датированных несколькими столетиями до нашей эры. Первый предмет был сдан руководству экспедиции. В тот же день, он обнаруживает второй.
   -- Простите. То, что он как я поняла, не сдал находку, явилось причиной его побега и последующего розыска, но какая связь между так называемым артефактом и нашими проблемами? -- не выдержала нервная и не выспавшаяся Лена.
   -- Связь как раз же есть. Не спеши, -- заверила Оксана Валерьевна и сев в кресло заколдовала над клавиатурой. -- Предмет, согласно описаниям, позволяет перемещение в пространстве и даже что-то большее. Фантастика? -- она посмотрела на переглядывающихся и начинающих перешёптываться сотрудников.
   -- Может они так пошутили? - предположил Стас. - Ну... чтобы оправдать свою оплошность с побегом объекта...
   -- Не верится, понимаю. Но показания жучка подтверждают полученную информацию или у вас появилось иное объяснение? -- присутствующие молчали. -- Вот набросок внешнего вида и снимки с места раскопок, -- освещение в кабинете плавно приглушилось, на большом экране замелькали кадры презентации. -- Очевидно, объект впервые задействовал артефакт на месте обнаружения. Сознательно или случайно неизвестно. Позднее он неоднократно прибегал к его помощи.
   -- Стоп, стоп, стоп, -- подал голос Стас. -- В момент задержания, никаких предметов обнаружено не было. Я лично его обыскивал.
   -- Станислав, я не хочу оспаривать, но скрылся он благодаря возможностям артефакта, -- опровергла начальница.
   -- Не было у него никаких предметов, обшарили всё. На шее была пустая цепочка, в карманах сигареты, зажигалка и немного наличных. Разве что он спрятал его на манер перевозки наркотиков через границу, но судя по его поведению, он понятия не имел о том, что его могут искать, -- оправдывался Стас.
   -- Или решил поиграть с вами в кошки -- мышки и выжидал подходящий момент, чтобы скрыться, -- выдвинула предположение Железная Леди. -- Специалисты не исключают, что факт временного обладания предметом, позволяет его бывшему носителю перемещаться в пространстве.
   -- Охренеть можно... -- вырвалось у Макса. - Дайте мне эту игрушку на пяток минуток!
   -- Вот и не ясно, как же мы его в прошлый-то раз взять умудрились? -- подала голос Лена.
   -- Возможно, он не знал, как активировать способность? -- предположил Михаил.
   -- Это уже не имеет значения, -- обрезала Оксана Валерьевна. -- Перед нами поставлена дополнительная задача: найти похищенный артефакт и передать заказчикам.
   -- Предположим мы поверим в то, что нереальное -- возможно, тогда хаотичность его перемещений, вызвана неумением использовать обретённые способности? -- высказался Максим.
   -- Я бы не стала на это рассчитывать, в любом случае время идёт, и он учится, а мы с каждым его перемещением всё больше удаляемся от цели. Возможно именно из-за слежки, объект осознанно делает большие скачки, не давая нам возможности предугадать действия и захватить врасплох? -- как всегда внесла критику Оксана Валерьевна.
   -- Надо кого-то держать возле его родных, рано или поздно он там появится, -- предложил Максим.
   -- Асов высылать на посиделки в засаде мы не можем.
   -- А группу "Б"?
   Нажав что-то на клавиатуре, Оксана Валерьевна окинула взглядом присутствующих:
   -- Работайте. Появятся идеи -- информируйте.
   -- Срочное собрание аналитической группы, -- прозвучал в селекторе голос Оксаны Валерьевны.
   -- Ох, не к добру перед обедом, -- буркнул Максим и направился к кабинету начальницы.
   "Лишь бы не явиться последним, иначе стану козлом отпущения" -- пронеслось в его голове и тут же он краем глаза заметил спешащую в том же направлении Леночку. Входя в кабинет, Макс не удержал ехидную ухмылку, красноречиво говорящую -- "Теперь твоя очередь отдуваться". Следом в кабинет ввалился Стас и уже за ним заскочила запыхавшаяся Лена.
   В конторе царила подозрительная тишина. Да что там -- в конторе, во всём НИИ. Офис конечно был оснащён хитрой системой звукоизоляции, но распространялась она исключительно на попытки прослушивания извне.
   Максим окинул взглядом присутствующих: бритоголовый грубоватый Миша -- любитель решать все вопросы силой, нимфа Леночка -- патологоанатом, чаще оказывающая услуги неотложки и сказочника журналиста, сочиняющего красивые версии происходящих событий для средств массовой информации. Стас -- заросший, но до неприличия подтянутый для компьютерного гения и в очередной раз придирчиво проверяющая какие-то отчёты Оксана Валерьевна.
   Последняя своей моложавой кукольно-блондинистой внешностью частенько вводила людей в заблуждение, но только не своих подчинённых, называющих её за глаза не иначе как -- "Железная Леди". Под личиной тридцатилетней красотки, явно не гнушавшейся пластических операций, скрывалась железная хватка, позволившая возглавить закрытый отдел, которому в России никто не мог противостоять, юридически конечно, так как иными методами, убрать могли -- всех и каждого, в любой момент.
   -- Наконец-то вы соизволили собраться, -- строгим голосом произнесла начальница, после того как за Леночкой закрылась дверь.
   -- Вячеслав Михайлович... -- начала последняя вошедшая, но договорить так и не успела.
   -- Не явка в офис и пропуск экстренного собрания, его проблемы Лена, -- холодно отчеканила Железная Леди. -- Наши Асы прокололись.
   Это было сказано так, словно всё объясняло, хотя некоторые из присутствующих не владели и половиной информации по проекту, над которым усиленно работали в последние месяцы. За каждым сотрудником был закреплён определённый участок. Только проколовшиеся Асы, Стас, Максим и сама начальница имели полный доступ. Например, в этот момент, только Стас отреагировал достаточно спокойно, очевидно знал о том, что была осуществлена попытка захватка, остальные сотрудники об этом даже и не подозревали.
   -- И почему они не здесь и что вследствие их прокола требуется от нас? -- подал голос Стас.
   -- Их -- нет. Куда они пропали, молчу уж про объект и каковы последствия того, что произошло нам ещё предстоит выяснить, и желательно в кратчайшие сроки. В противном случае... -- она многозначительно замолчала и прошлась от стола к окну. -- Думаю, вы догадываетесь об альтернативных исходах событий. Несколько месяцев работы коту под хвост. Вот то, что успело ко мне поступить со спутника.
   Её пальцы как мотыльки запорхали над клавиатурой, в кабинете приглушилось освещение и на большом экране замелькали кадры камер слежения. Сначала все смотрели вполглаза, так сказать -- для галочки.
   -- Идиоты, так позорно спалились, -- взвыл Стас, смотря на экран.
   -- А парнишка-то не промах, -- вырвалась у Миши похвала. -- Упустят! Ох... Красавчик! Еп...
   На фоне разворачивающихся на экране событий, с последним высказыванием все присутствующие были вынуждены согласиться.
   -- Вот именно. Это и есть то, в чём нам предстоит разобраться, -- подала голос начальница.
   Повторный просмотр записи прошёл в полной тишине. Все внимательно следили за происходящим.
   Ракурс съёмки неудачный. Действия разворачиваются недалеко от офиса, на Аптекарском проспекте возле телевизионной башни. Из-за поворота выезжает дорогая иномарка, притормаживает, из неё выходит объект.
   Машина Асов, следовавшая по пятам за Дмитрием, осталась за углом, а члены группы захвата под видом случайных прохожих направились к нему. Итого в зоне видимости пятеро сотрудников конторы, против одного. Объект резко оборачивается и ускоряет шаг, потом неожиданно останавливается, окидывает взглядом стягивающихся в его направлении прохожих.
   Кажется, сейчас исчезнет... но нет! К нему разом подоспели трое. Секундная возня и нападавшие разлетелись в стороны как кегли после удачного броска в кегельбане. Один из сотрудников приложился о металлическую ограду и безвольным кулём съехал на асфальт, не подавая признаков жизни. Остальные мгновенно оказались на ногах и вместе с подоспевшим на выручку подкреплением повторили попытку.
   Дмитрий крутанулся, уходя от пытающихся скрутить его рук. Кто-то отделился от клубка согнувшись пополам и в тоже время ещё один сотрудник конторы словно тряпичная кукла отлетел к ограде и отключился. Ещё один распластался, его попытка встать была прервана молниеносным ударом ноги в голову, посмертно впечатавшим горе захватчика в асфальт. Ещё один врубился топориком в стоящий рядом фонарный столб. Не прошло и минуты как вся группа Асов валялась вокруг объекта.
   Парень осмотрелся и как ни в чём не бывало начал отряхиваться. В этот момент руководитель группы захвата едва заметно шевельнулся и замер в ожидании, но Дмитрий тут же повернулся в его сторону. Лежащий молниеносно выкидывает вперёд руку с пистолетом... цель делает рывок в сторону... и стрелять уже некому и не в кого. Все, кто находился на улице -- исчезают, вместе с ограждением и махиной телевизионной башни!
   -- Раскидал как щенков, -- со злорадством произнёс Михаил.
   -- Ну, Рембо доморощенный, ну смылся и все труды коту под... Но тела и башня? Нарушено изображение? -- подал голос Стас.
   -- Это не поломка, не искажение и не обман зрения. Действительно, двадцать минут назад конструкция высотой в триста десять метров исчезла вместе с обслуживающим персоналом и находившимися поблизости пешеходами. Включая Асов, -- подтвердила Оксана Валерьевна.
   -- Жесткач... -- выдохнул Михаил.
   Начальница окинула его строгим взглядом и продолжила:
   -- Телерадиовещание прервано, пока что сигнала сверху не поступило, но в скором времени мы получим распоряжение разобраться в сложившейся ситуации, а также подготовить версию для СМИ. Так что вперёд. Чего стоим? Максим со мной на выезд. Лена за тобой материалы. Станислав, ваша задача закинуть как можно скорее наш вариант в сеть. И следи не появится ли где-нибудь наша потеря. Михаил... ну, в общем и сам в курсе. Жду отчёты каждые пятнадцать минут.
   -- А где остальные-то? -- выходя из кабинета тихонько пробормотала Лена, но была услышана.
   -- Неизвестно. Никто не отвечает. Значит, нам и разгребать, -- прозвучал ей в след вердикт.
   У выхода из офиса их догнал окрик одного из сотрудников:
   -- Как с вами связаться? -- и поймав непонимающий взгляд начальницы, пояснил: -- Все операторы мобильной связи вне зоны. Видимо, тоже на башне завязаны были... -- неуверенно добавил он.
   Оксана Валерьевна нахмурилась, дело усугублялось на глазах, но тут же достала листик и чиркнула номер.
   -- Вот раздай это спутниковый, он работает -- надеюсь, стационарные телефоны функционируют?
   -- Да, да сигнал есть...
   Продолжения они за закрывшейся звукоизолирующей дверью не услышали. Контора занимала целое крыло на четвёртом этаже НИИ Гриппа, располагающегося на перекрёстке проспекта Медиков и той самой злосчастной улицы Попова, посему слова "на выезд" были фигуральными. Как выяснилось, странности только начинались. Выйти из здания начальница и подчинённый как по команде замерли, прислушиваясь к совершенно несвойственной городу тишине.
   Настораживало отсутствие вечно несущегося с Кантемировского моста по Медиков потока машин. Вскоре они были на месте. Смотрелось оно странно: пустое пространство, только кусты, трава, голая земля и ямы на месте креплений, заборов и трансформаторных будок. То, что именно здесь не было ни одного пешехода не удивляло -- это место никогда оживлённым движением не отличалось. Но открывающийся вид на фрагмент набережной навевал нехорошие мысли. Даже в ночное время по обоим берегам Невы двигался довольно плотный транспортный поток, а в час пик и подавно.
   -- Что скажешь? -- подала голос Оксана Валерьевна.
   -- А что тут сказать? Башня и всё с ней связанное пропало... но меня другое тревожит... -- и Макс поделился своими впечатлениями.
   -- Меня изначально насторожило отсутствие связи. И тот факт, что до сих пор нет сигнала свыше, -- проговорила она. -- Если стало известно, что все эти происшествия являются следствием сорванной нами операции, то... -- она как-то нехарактерно для себя поёжилась. -- Как бы нас того... не списали со счетов.
   И тут же у неё в кармане зазвонил телефон. Взглянув на экран, она явно испытала облегчение и ответила, по мере того как собеседник ей что-то рассказывал, выражение её лица становилось всё мрачнее.
   -- Ясно, -- отключила она связь и посмотрела на спутника. -- Возвращаемся в контору, тут ловить нечего, -- распорядилась она и слишком быстро для своего делового костюмчика с узкой юбкой направилась в сторону НИИ.
   Максим, ломая голову над тем, что же ей рассказали во время звонка последовал за ней, но спросить так и не решился. В конторе их встретил убойный запах кофе и облака табачного дыма. Взорам предстала весьма странная картина для "работы в экстренной ситуации": трое оставленных в офисе сотрудников молча сидели в холле с совершенно невменяемыми лицами в обнимку с кружками кофе и сигаретами.
   "Неужели Асы нас подставили под зачистку?" -- Максим поёжился.
   -- Проверили? -- с порога задала вопрос Оксана Валерьевна, даже и не подумав отчитать расслабившихся сотрудников.
   -- Да. Мы в здании одни, ни единого человека больше, -- ответил Михаил. -- Может какая-нибудь учебная тревога все-таки?
   -- Народ толпился бы у выхода, это раз. А во-вторых, не думаю, что стали бы издеваться над тяжелобольными вытаскивая их из здания. Если же это не учения, то почему не проинформировали нас? -- произнёс Стас.
   -- Что с внешними камерами? -- поинтересовалась Оксана Валерьевна.
   -- Ничего нет. Эффект такой, словно сбой в питании... -- замялся Стас. -- Может во время... ну, в общем, коротнуло... и картинка зависла.
   -- С кем-либо внешним связаться пробовали? -- вновь подала голос начальница и, увидев неоптимистичный кивок, добавила: -- Ребятки угостите сигаретой и налейте кто-нибудь кофе, нам теперь спешить некуда. На тот свет, всегда успеем, -- закончила она почти шёпотом.
   Подобного от железной леди никто не ожидал и оптимизма в массы это явно не добавило.
   -- И что теперь будет? Что всё это значит? -- тихо пролепетала Леночка.
   Вид у неё был жалкий: девушка сжалась в комочек на кресле, подтянув колени к лицу, вцепилась обеими руками в кружку так, что костяшки пальцев побелели от напряжения и ничего не понимая, озиралась затравленным взглядом побитого щенка. Никто ей не ответил.
   -- В инете инфа онлайн появлялась о том, что многие регионы были полностью обесточены, -- вспомнил вдруг Стас. -- Имеется даже несколько офверсий на эту тему.
   -- И что пишут? -- вскинулась Оксана Валерьевна.
   -- Как всегда: ведутся работы по определению причин происшествий и их устранению. Как-то одновременно все. Может наши Асы и не причём? -- попытался обнадёжить коллег Стас.
   -- Или именно их прокол к этому и привёл, -- внесла свою лепту, бывшая "Железная леди".
   -- Ладно, что мы имеем? -- начал анализировать Макс. -- Пропала телебашня и люди возле неё. В то же время обесточены многие не то, что районы, а регионы. Сотовая связь недоступна. По стационарам, несмотря на наличие сигнала никто не отвечает. В здании пусто. Видеонаблюдение ничего не дало из-за сбоя в системе. Транспорта на улице не видно, -- подвёл итоги Макс. -- Возможны столь глобальные перемены из-за действий нашего объекта? Если да, то обратима ли реакция? И главное -- что в наших силах предпринять для изменения ситуации?
   -- Загнул ты брат, -- невесело ухмыльнулся Стас. -- Возможно ли? Да рядом с ним всё возможно. Вот только... роли это не играет. Важен вопрос: что -- нам-то делать?
   -- Спутниковое слежение работает, -- подала голос Оксана Валерьевна. -- Стас попытайся пробить местоположение объекта.
   -- Пытался, -- уныло ответил программист и прикурил новую сигарету. -- Сигнала нет. Вначале был, но странный: за одну минуту высветился в нескольких городах. Раньше настолько быстро он не мелькал, а потом опять как сквозь землю провалился.
   -- Ну, за одну минуту в нескольких городах для него вполне реально, а в каком последнем? -- внезапно подключилась к обсуждению Лена.
   -- Сейчас посмотрим, -- пробормотал Стас, направляясь к своему рабочему месту. -- Вот он был в Орле, Перми, Краснодаре, Минске, Архангельске, Ростове, Пскове и последнее место под Киевом.
   -- Стоп. Вот же, -- девушка протянула ему маленький листочек бумаги, -- у тебя выписаны эти города, только Киев забыл указать.
   -- Я не выписывал, думаешь, забыл бы? -- огрызнулся Стас, -- А-а-а, это обесточенные регионы.
   -- Вот и ответ о связи с объектом: он был во всех тех регионах, где произошли перебои с энергоснабжением, -- вынес вердикт Макс. -- А в сети ничего нового не появилось?
   -- Сейчас посмотрю, -- пробурчал Стас и зарылся в недра своего железного друга.
   На некоторое время в конторе повисла тишина.
   -- Инет словно вымер, -- полчаса спустя задумчиво обронил Стас.
   -- Станислав, продолжаешь сканировать все наши наводки, -- начала раздавать поручения, внезапно оживившаяся Оксана Валерьевна. -- Максим и Михаил, подготовьте к выезду "ласточку".
   Ласточкой они называли бронированную смесь офиса и лаборатории на колёсах.
   -- Куда едем? -- поинтересовался Макс.
   -- Пока никуда, но как только выявится тенденция в его перемещениях, станет ясен маршрут, -- высказалась начальница. -- Сейчас главное всё подготовить и перепроверить, позже время будет дорого.
   -- Сбор по "С"? -- подал голос Макс, подразумевая стандартный набор, включающий в себя только самое необходимое оборудование и паёк на месяц.
   -- Лучше бы по "А". Кто знает, что нас ждёт и сколько будем мотаться, -- ответила Железная леди и направилась к входу в свой кабинет.
   -- Может лучше вертолётом? Оперативнее и пробок нет... -- выкрикнул ей вслед Миша.
   -- Пробки... я бы рада была их увидеть. И не везде ты его посадишь, да и шуму...
   -- Появился! -- раздался воодушевлённый вопль Стаса.
   -- Далеко? -- для приличия поинтересовалась Леночка.
   -- Не близко, на территории Украины...
   -- Пока ждём, -- распорядилась Железная леди. -- Вот если зафиксируется, то к нему.
   -- Исчез, -- минут через пятнадцать разочарованно произнёс компьютерный гений.
   Сотрудники департамента "очистили" рабочие места от лишней информации, и приготовились в любой момент сорваться на выезд. В офисе царило напряжённое молчание.

Глава 4 СНЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

   Полтора месяца ушло на то, чтобы мало-мальски научиться контролировать свои способности. Теперь я свободно перемещался в нужные места в Основе или Отражении. Вот только во времени путешествовать толком не получалось, вечно какие-то накладки происходили. Мог ли я поверить в подобное, расскажи кто-нибудь об этом пару месяцев назад? Моя жизнь превратилась в сказку. Пусть и немного ужасную.
   Понимая, что за мной ведётся охота, на территории Украины и России я старался не появляться. Пришлось с помощью взяток в кратчайшие сроки оформить загранпаспорт. Нет, с перемещением-то и пересечением границ у меня проблем не было, но неприятности с законом могли случиться. Вот и озаботился. Благо, проблем с финансами теперь не было. Перенести деньги из Отражения сюда труда не составляло.
   -- Хай! Как ты там? - выпалил Славка во время очередного разговора в скайпе.
   -- Всё пучком.
   -- Когда нарисуешься-то? - интересуется, и не успел я и рта открыть, а он уже дальше лопочет: -- Прикол. Теперь ты у нас ходячий пример для подражания!
   -- Мать вечно чем-то или кем-то недовольна, -- отвечаю, а у самого улыбка на пол-хари расплылась. Как же приятно, когда не тебя шпыняют! -- Смирись. А вот когда увидимся не знаю. Я же почти всё время за бугром. Мотаюсь как ужаленный. Ой... время. Ладно, бывай. Маме привет, -- попытался я свернуть разговор, потому как врать ну со-о-овсем не хотелось.
   -- Стой! Смотрели твои фотки! Супер! Такие места, я и по телику-то не видел, -- Славка проигнорировал мою попытку. - Ты ещё и имидж сменил! Даже хвостом пожертвовал! Я-то думал, ты его до пенсии не сострижёшь.
   Я невесело ухмыльнулся. Ведь это тоже была ложь. Хотя в какой-то степени и правдивая. Да, я бывал в тех местах, вот только шарахался от каждого приближающегося ко мне человека. В общем, для успокоения родных, пришлось устроить фотосессию на курортных пляжах, матчах, ралли и концертах. Значит не зря, коль их впечатлило.
   -- Кстати! Я же твою кандидатуру на один конкурс закинул, -- словно только что вспомнив, говорю.
   -- Слушай, ты теперь у нас весь такой из себя благополучный, не спорю. Но не лез бы ко мне, а? -- взъелся моментально братец.
   -- Прекрати! Я могу и плюнуть на эту затею, мне-то что? Но это ты вроде как орал, что жаждешь вырваться из порочного круга: помириться с женой, избавиться от упрёков матери и от головной боли о деньгах. Твои слова? Если всё это было бла-бла и не более, то ради бога, забудь.
   -- Оу! Значит, у меня есть шанс покататься по миру? -- наиграно весело возгласил Славка, всё же сдаваясь.
   -- Вряд ли. Работа удалённая. Как раз твой профиль.
   -- Ясно, -- оптимизма в его голосе поубыло. -- Кстати, тут проблемы с...
   -- О'кей, переводом кину, -- с полуслова всё поняв, пообещал я и, наконец-то, отключился, говорить с братом больше было не о чём.
   В Основе последнее время меня никто не тревожил. Это казалось странным. Возможно, причиной служило то, что я не появлялся ни дома, ни в России? Но, даже несмотря на перемену внешности, приходилось постоянно быть начеку. Тем более я более чем уверен в том, что моя фотосессия оказалась в руках не только брата и мамы, а значит новый имидж никого в заблуждение не введёт.
   Деньги, деньги, деньги. До чего же гнилая жизнь... Дома это был замкнутый круг. Даже вспоминать не хочется. В итоге, уже месяц я каждую неделю из различных европейских городков отправляю домой переводы, но в тоже время понимаю - этого недостаточно, что будет если со мной что-то случится?
   Отправлять им сразу большую сумму я не рискнул. Во-первых, возникнут ненужные вопросы, ответы на которые давать не хочется. Во-вторых, сумеют ли они правильно распорядиться внезапно свалившимся на их головы счастьем? Это я быстро остепенился, осознав, что никуда они от меня не денутся, а вечное перебивающиеся с хлеба на воду родные вряд ли станут их во что-то вкладывать.
   Пристраивать мать, которая вот-вот должна выйти на пенсию -- казалось жестоким, значит, брату надо организовать какой-то стабильный доход.
   В итоге, Слава стал работником новой, никому не известной фирмы. Всё сложилось как нельзя лучше: удалось договориться с агентством о контроле за несколькими квартирами в Москве, и обеспечить брату кой-какую работу по его профилю. Для перестраховки, я создал несколько накопительных счетов на имя матери и брата, и отписал наследство, чем вызвал немалое удивление нотариусов.
   Жизнь вливалась в относительно нормальное русло, которое и отдалённо не напоминало прежнее размеренное и тоскливое существование.
   -- Хаюшки, ты всё ещё за бугром? -- спросил в очередной раз брат.
   -- Ага, но скоро пролётом в Питер нагрянуть собираюсь, -- ответил и тут же понял, что озвучил свою давнюю мечту.
   -- Супер! Когда? Я в августе туда на семинар поеду.
   -- Как раз в августе. Значит, свидимся, -- якобы обрадовался я, хотя сам же на обучение его и направил, пусть и не от своего имени. -- Ладно, матери привет. Мне бежать надо.
   Отключив мобилу, оглянулся на белую полоску пляжа, безбрежную морскую гладь, чистое небо. Вокруг царило беззаботное веселье, сопровождающееся криками чаек и возгласами играющих в волейбол отдыхающих.
   -- Эх...
   Прошлёпав в раздевалку, перенёсся в это же место в Отражении. Тишина, покой, ветерок шелестит листвой на пальмах, влажно шуршит песок под набегающими на берег лёгкими волнами. Вот здесь можно было расслабиться, а там, увы, опасно.
   Встреча -- это здорово... но рискованно, наше общение наверняка отслеживается. Кстати, надо бы найти местечко, неподалёку от дома Алины, куда можно незаметно переноситься. Вдруг увидимся. Типа случайно.
   Нахлынули воспоминания о первой встрече и снах. Забрать бы её с собой! Привести сюда. Ей бы, наверное, понравилось. Хотя... даже если она и согласится то, как это сделать? Да и тот хлыщ... слишком ей дорог, судя по всему. От воспоминания о её муженьке аж скулы свело. Бр-р-р... докатился - ревную!
   Я давно уже начал экспериментировать с переносом предметов. Вещи перетаскивались без проблем, а вот из живых существ лишь однажды удалось взять в Отражение котёнка, и тот сбежал, оставив свою потенциальную смерть от голода на моей совести.
   ...Спустя неделю скитаний по Отражению я начал сходить с ума от одиночества. Уже плевать было на риск. Хотелось поскорее увидеться с братом. Ну или хотя бы поболтать. Перенесясь в подъезд одного из жилых домов, располагавшийся неподалёку от неплохого французского ресторанчика, прошёл к дверям. Стоило появиться в сети -- зазвонил скайп. Швейцар, тем временем, услужливо открыл передо мной двери.
   Глянул на экран, и не удивился - Славка.
   -- Когда ты уже вырвешься? -- поинтересовался он.
   -- Давай завтра в час. У входа в ботанический сад.
   -- Ок, буду, -- на удивление покладисто ответил брат и попрощался.
   Отведав запечённое под румяной хрустящей сырной корочкой нежнейшее телячье филе, предварительно вымоченное в белом вине, кофе с фирменным десертом, я рассчитался и перенёсся в облюбованный недавно отель в Отражении.
   ...Утренние лучи солнца, пробивающиеся сквозь неплотно задёрнутые портьеры, упали на лицо, лаская кожу. Я потянулся, ощутив небывалый прилив бодрости. Кинул мимолётный взгляд на часы и прошлёпал на прилегающую к номеру террасу. Впереди соблазнительно поблёскивала поверхность бассейна.
   Глубоко вдохнув свежий утренний воздух, немного размялся и с разбега плюхнулся в воду, подняв мириады искрящихся в солнечных лучах брызг. Вдоволь наплескавшись, прогулялся до кофе-машины. Купание в бассейне или море и последующие кофе с сигаретой, превратились в утренний ритуал. "Пора уже и собираться..." -- напомнил я сам себе и, приняв душ, облачился в светло-бежевый костюм.
   -- Жажда ничто, имидж всё! -- посмотрев в зеркало, перефразировал примелькавшуюся в своё время рекламу.
   На случай, если общение затянется, пришлось выставить в коммуникаторе напоминание о встрече. За пять минут до назначенного времени, я на машине, якобы предоставленной фирмой, очутился под аркой одного из Питерских домов. Бортовой компьютер показывал "+ 32", пришлось включить климат-контроль. Выехав на залитую ярким солнцем улицу, миновал небольшой участок набережной и притормозил неподалёку от места встречи.
   -- Погодка для августа какая-то неправильная, -- буркнул я в ответ на приветствие брата, было неимоверно душно и покидать прохладный салон не хотелось.
   -- А ты крут! -- воскликнул Слава, явно не без труда узнавая меня.
   -- Это, -- я небрежно махнул в сторону автомобиля. -- Компания предоставила, я же пролётом здесь.
   -- Ну, ты хоть мотаешься, пашешь. А я вообще не пойму, зачем меня взяли? -- признался брат. -- Работа откровенно для галочки: никаких сроков или жёстких требований и за это ещё и деньги нехреновые отстёгивают.
   -- То-то смотрю, ты сильно против, -- ухмыльнулся я и, скинув пиджак, забросил его в салон.
   -- Я-то не против, да только не привык, что за просто так могут деньги платить. Да ещё и такие! Так и жду какого-то подвоха, -- признался Слава.
   -- А ты не жди. Просто наслаждайся жизнью, -- посоветовал я.
   Понеслись допросы о том сём, рассказы о доме, о примирении с женой. Что-то было во всём этом напоминающее далёкое детство. И я внезапно поймал себя на мысли, что соскучился. Да и вообще, давненько ни с кем по душам не говорил... Со Славкой мы давно уже не находили общий язык, разучились общаться не поддевая друг друга. И вот на тебе... три месяца как покинул дом, и мы вновь близки. Вот только необходимость врать -- раздражает, но и правду сказать я не могу. Да и не поверил бы брат. Не понял.
   -- Ну, у тебя и график, -- буркнул Славка, после того как, напоминая о времени, запиликал коммуникатор. -- Даже в субботу отдохнуть не дают.
   -- Надо ехать, -- искренне расстроился я.
   Быстро простились, заскочил в авто и помчался прочь. Повернув на перекрёстке возле телебашни, остановился. Я планировал переодеться и прогуляться до Алининого дома пешком, оставив машину где-нибудь в сторонке. Скинув пиджак, заменил рубашку -- футболкой, брюки -- джинсами, натянул кроссовки.
   Но стоило покинуть прохладный салон машины, как навалилось ощущение опасности.
   Идиот... Надо было переместиться куда-нибудь. Сбить след. Столько планировал, а такую важную деталь не предусмотрел! Окинул взглядом окружающее пространство, пока что вроде бы никого не видно. Но что-то внутри чётко сигнализировало -- угроза! Словно кожей ощущаю возникшее вокруг напряжение. И ещё почему-то понимаю, что в машину бежать поздно.
   Прошёл немного вперёд и вновь оглянулся. Из-за угла вывернули трое. Прибавляю шаг, направляясь к ближайшей арке на противоположной стороне улицы, в надежде скрыться, не привлекая внимания, но оттуда выходят ещё двое и направляются явно ко мне.
   Ну, нет, братцы, так не пойдёт! Хватит уже бегать, надоело! Я остановился, окидывая противников взглядом. Один напоминал увальня медведя. Такого фиг прошибёшь. Но ничего и против лома есть приёмы... Трое по комплекции типа меня, но ростом не дотянули, и один мелкий, плюгавенький. Такие наиболее опасны, ибо юркие. Одеты удобно для контактного боя, оружия не видно и это, несмотря на явный количественный перевес, вселяет пусть и робкую, но надежду.
   И вдруг накатило какое-то странное ощущение. Чем-то схожее с опьянением. И проснулся нездоровый азарт. "Я вам не по зубам!" -- гордо кричала одна часть сознания, "Жить надоело камикадзе? Беги!" -- орало здравомыслие. Неизвестно чем кончились бы внутренние баталии, но на меня накинулись сразу трое. Всё происходило как в замедленных кадрах голливудского кино и кончилось слишком быстро.
   "Благо ничего не вкололи" -- облегчённо подумал я, отряхивая джинсы. Глянул на пять тел, распластанных по асфальту. Как-то не верилось, что настолько легко отделался. Не было ни страха за свою жизнь, ни жалости по отношению к противнику, хотя я и понимал, что некоторые из них уже никогда не встанут. А главное, чувства вины за это тоже не было.
   Боковое зрение уловило какое-то движение возле забора. Я обернулся и столкнулся с полным ненависти взглядом одного из преследователей. Внезапно мужчина выкинул вперёд руку. Рывок в сторону, интуитивное желание уйти от потенциально возможной пули. И картинка вокруг меняется, но... частично: вправо смотришь -- по-прежнему стоит телебашня, слева пейзаж изменяется, преследователи остаются здесь же.
   У меня имелось преимущество, они же находились в замешательстве от смены обстановки. Новая попытка уйти в Отражение, опять ничего не дала -- справа вид так и не изменился, как не исчезли и нападавшие. Пришлось совершить ещё с десяток скачков, пока наконец-то не отделался от "хвоста".
   Облегчённо вздохнув, осмотрелся, и присвистнул. Я ни много ни мало башню за собой уволок. Причём вместе со всеми пристройками, будками, и даже забором... и встало-то как прочно! Я реально ошалел, осознав собственные возможности. Прикурив сигарету, спустился к протекающей поблизости полноводной реке и достав коммуникатор проверил по GPS своё местоположение.
   -- Хм, Днепр? Я почти дома.
   По навигатору выходило, что это место находится между Чапаевкой и Чеховкой, то есть на другой стороне водохранилища от родных Черкасс.
   Переместившись на мост, взглянул на башню. При свете дня сходство было не велико, а вот на закате... и в этот миг я ощутил чьё-то присутствие рядом. Невольно вздрогнув, с опаской осмотрелся, но сначала никого не заметил и вдруг впереди, неподалёку от меня появилась Алина! Не веря глазам, подошёл ближе. Ошибки быть не могло -- это действительно была она. И вдруг видение исчезло, оставив необъяснимую тревогу и тоскливое чувство потери.
   -- Галлюцинации, -- решил я и портанулся в гостиницу, где тут же упал на кровать и отключился.
   Проснулся глубокой ночью, разбуженный странными для Отражения звуками, доносящимися из-за окна. И тут же осознал свой промах: я в Основе! А сюда, с минуты на минуту могут нагрянуть. Ещё повезло, что не нарвался на горничных или возможных постояльцев. Спонтанный скачек в отражение привёл на окраину одного из украинских городков, куда я ездил в гости к однокурснику.
   На улице было темно, не считая редких фонарей. Вокруг царит уже знакомая, характерная для Отражения тишина. На проезжей части, буквально маня к себе, валяется брошенный хозяином мотоцикл. Задумчиво оглядываю современное чудо техники. Крута тачка. Ни у меня, ни у друзей такого никогда не было.
   -- Вот та мечта, которую я ещё не осуществил, -- постановил я, придавая транспортному средству должное положение.
   Ключ оказался в замке зажигания. Я сел, приноровился к педалям и рычагам, попытался завести...
   -- Мда, вот и покатался, -- расстроено пробормотал, но взгляд упал на виднеющуюся в отдалении АЗС.
   По старинке, не применяя ново-обретённых способностей, докатил мотоцикл к заправке. Обслуживали здесь по предоплате, а за неимением кассиров, это был бы облом, если бы не одно - "НО". В открытом багажнике одной из машин меня ждала заправленная уже канистра! Памятуя, что нужно в топливо добавлять масло вошёл в магазин при заправке, офигел от разнообразия и вышел. Вроде как мотоцикл и без этого неплохо может ездить, а если и сократится его срок службы, так не велика и беда. На разок покататься хватит, и ладно.
   Ветер бьёт в лицо... Рёв мощного двигателя оглушает. Ощущение опьянения от восторга, словно я вновь попал в детство... Точно так же помнится гнал на мопеде! Счастья было-о-о...
   Насладившись скоростью, вновь перенёсся на мост. Впереди, в свете звёзд и луны, виднеются знакомые силуэты. Телебашня -- вдали и девушка -- рядом.
   -- Привет, -- обращаюсь к никому -- видение исчезло. -- Докатился... галлюцинации.
   Прохладный влажный ветерок освежает, унося эйфорию, оставленную поездкой и печаль из-за того, что Алинин силуэт был всего лишь видением. Немного придя в себя, портанулся в квартиру родителей.
   За окном светает. И вдруг я почувствовал что-то странное. Осторожно выйдя из кухни, прошёл по коридору и замер с глупой улыбкой на пол-лица. В комнате стояла, озираясь и ничего не понимая -- Алина.
   -- Значит это не галлюцинации! -- восклицаю.
   Как оказалось -- она меня не слышит, и даже заметила не сразу.
   -- Привет, говорю, -- вновь обращаюсь к девушке.
   Но она по-прежнему не реагирует. Но я смотрю на неё и не могу поверить, что она здесь! Сама! И явно проявила интерес, пытаясь прислушаться... и вновь исчезла. Снова появилась на пару минут, и опять исчезла. Минут через пять вернулась и... в очередной раз видение растаяло. На душе было как-то странно. Радостно... Волнующе до дрожи... Детсад на выгуле! Больше Алина не показывалась. А я как малолетний идиот стоял, затаив дыхание и ждал.
   Кажется, она не стремилась увидеть именно меня и случайно очутилась здесь, но как ей удалось добиться этого без артефакта? Ответа на этот вопрос конечно же не было.
   Вечером пошёл прогуляться по пустынным улицам и вдруг встал как вкопанный: в паре метрах от меня из воздуха материализовался знакомый силуэт.
   -- Привет, -- вновь попытался заговорить я.
   -- Привет, -- улыбнулась она. -- О господи, я тебя слышу!
   -- Рад, -- отвечаю, и, осознав, что это прозвучало сухо, добавил: -- Как тебе это удалось?
   -- Что? -- не поняла девушка.
   -- Ну-у-у... -- подбираю слова, ну не признаваться же, что я частенько подкрадываюсь к ней из-за спины? -- Оказаться здесь.
   -- Не знаю. Я сплю или не сплю, -- растерянно пробормотала она. -- Всё так странно. Люди куда-то пропали.
   -- Пропали? -- повторяю, и как-то не по себе мне становится от этой новости.

***

   ...Мелькание залитых ярким майским солнцем лугов и перелесков за окном автобуса, милая ни к чему не обязывающая болтовня с попутчиком и его взгляд... Взгляд от которого мурашки бегут по телу, и хочется плюнуть на все моральные принципы, на мужа и растаять в его объятиях...
   Визг тормозов, резкий разворот, машина опасно накренилась, встав на два колеса, но Оля умудрилась удержать равновесие. Автомобиль остановился.
   Алина во время этих манёвров кубарем слетела с заднего сидения, жёстко вырвавших её из воспоминаний. Почему-то никак не удавалось забыть ту поездку, впервые она пожалела, что так и не осмелилась пойти на что-то большее, нежели простой флирт. Да, обстоятельства тому не способствовали, но при желании можно было что-то придумать.
   Никогда ранее подобных соблазнов не возникало, но в тот день... Это было нечто невообразимое. Какая-то животная страсть разрывала её изнутри. И теперь девушка искренне сожалела, что не посмела переступить невидимую грань, и сохранила верность тому, кто этого не стоил, а ведь знала, что у благоверного морда в пушке.
   -- Да что происходит, мать вашу?! -- пробился в её сознание голос сидящей за рулём подруги.
   -- Ездить научись, -- не разбираясь в чём дело, буркнула Алина.
   -- Ерунда какая-то, в окно погляди, -- и не подумав обидеться, ответила подруга.
   Алина уже и сама смотрела на развернувшуюся картину. Вылетевшая с примыкающей дороги огромная автоцистерна с надписью "огнеопасно" со всего размаху врезалась в ехавший перед ними Икарус. Автобус в буквальном смысле -- сложился, его вытащило на обочину. Повалил дым. И тут же ехавшая следом за машиной подруг -- шестёрка с разгона вошла под цистерну. Скрежеща железом, стойки и крышу замяло. Заорал клаксон.
   -- Там наверняка люди, им нужна помощь! -- выкрикнула Ольга, выскакивая из машины.
   -- Стой! -- Алина едва успела ухватить подругу за руку и, несмотря на оказываемое сопротивление оттащила подальше. -- Никого уже не спасёшь. Сейчас взорвётся!
   И тут рвануло. В воздух взметнулся огромный столб чёрного дыма. Падая на асфальт, звенели какие-то металлические части, и словно в насмешку рядом с девушками приземлилась аптечка. Олю вырвало.
   -- На их месте могли быть мы, -- пробормотала она. -- Но водитель жиги... неужели он не видел? Какая нелепая смерть!..
   Ольга сидела на раскалённом от солнца асфальте, обхватив голову руками, и что-то бормотала.
   -- Надо об этом сообщить...
   -- Вставай. Сейчас позвоним. Надо убираться отсюда, -- произнесла Алина. -- Я поведу.
   -- Спасибо, лучше уж я сама, а ты звони-звони, -- ожила девушка. -- Надо ещё как-то их объехать.
   -- Связи нет, как появится сигнал -- вызовем.
   -- Угу, -- буркнула Ольга и вцепилась в руль так, что костяшки побелели.
   Машина неслась по раскалённому полотну трассы, асфальт парил, в окно задувал сухой горячий воздух, принося с собой запах плавящегося битума и выжженной солнцем травы. Впереди посредине дороги показался автомобиль. Приняв правее, Оля пошла на обгон и вскоре притормозила аккуратно объезжая стоящую поперёк дороги фуру. Промелькнул торчащий из придорожной канавы капот иномарки. На горизонте показалась заправка, возле которой вереницей стояли машины, табло прейскуранта не работало.
   -- Ну-ка притормози, -- попросила Алина и вылезла из машины.
   Полная тишина. На заправке никого.
   -- Что здесь произошло? -- спросила Алина.
   -- А я знаю? Кажется, света нет.
   -- Как и людей, и связи, -- девушка в который раз взглянула на дисплей телефона.
   Ольга пощёлкала кнопками авто-настройки каналов.
   -- Ещё и радио заткнулось, -- пробурчала она.
   -- Где мы сейчас? Чернобыль номер два?
   -- Где-то под Харьковом. Скоро, посёлок должен быть.
   -- Чего??? Где??? -- непонимающе вылупила свои карие глазищи Алина.
   -- Возле Орла я не туда повернула, -- призналась подруга. -- Мы успели проехать Курск и Белгород, пока ты дремала. И заправиться надо, а то обсохнем, -- сменила тему она. -- Я спать хочу. Сутки глаз не смыкала.
   За окнами мелькали бесконечные поля, изредка пересекающиеся грунтовыми дорогами. На трассе периодически попадались стоящие посреди дороги машины, валяющиеся мотоциклы и ни единого признака населённых пунктов или людей.
   -- Скорее бы уже этот посёлок. До Харькова не дотяну. Хочу душ, горячую еду и постель... -- бурчала Оля.
   -- Говорю же: давай я за руль, а?
   -- Ага, до ближайшей канавы? Мало вон капотов оттуда торчит, нашего не хватает? -- выдала тираду девушка, кинув взгляд в зеркало заднего вида.
   Промелькнул знак, извещающий о приближении к гостинице. Впереди замаячил бетонный забор, отгораживающий от дороги какие-то ангары. За промзоной начался посёлок, состоящий из одноэтажных домиков, переливающихся яркими неоновыми вывесками магазинов и долгожданного отеля с кафе.
   -- Хорошо хоть тут свет не рубануло, -- подавлено проговорила Ольга, паркуясь возле входа в гостиницу.
   Подруг встретила полная тишина. Ни музыки из кафе, ни жужжания пилы, ни рычания газонокосилок и даже собаки не лают. Единственными звуками были их шаги, отзывающиеся эхом, и даже писк сигнализации показался оглушительным, заставив вздрогнуть.
   -- Чёрт, чёрт, чёрт!!! Приёма так и нет! -- буквально взвыла от злости Ольга, швыряя свой мобильный телефон в сумку.
   -- Видимо вышка стоит там, где света сейчас нет.
   -- Ау!!! Здесь кто-нибудь есть?!
   Девушки нерешительно заглядывали во все открытые двери.
   -- Они все вымерли что ли?
   -- Типун тебе на язык, -- огрызнулась Ольга.
   -- Ни сотрудников, ни постояльцев и в посёлке глухо, да и те машины на дороге. Вспомни, нам же ни разу никто не встретился. Странно всё это как-то, -- констатировала Алина. -- Ну и что будем делать? Три часа дня. Я могу пока повести до следующей гостиницы.
   -- Нет уж, спасибо. Лучше уж давай подождём, может они отошли.
   -- Ага. Все и одновременно.
   Полчаса подруги бродили по гостинице и её окрестностям. Зашли в магазин, но так и не встретили ни одного человека.
   -- Не знаю, как ты, но я хочу -- есть, спать и в душ, -- устало перечислила Ольга. -- И мне уже плевать арестуют меня за это или ещё что... -- она развернулась и поплелась в сторону отеля.
   -- Душ на первом этаже видела, если вода есть -- он твой. Я пока пропитание добуду, -- откликнулась Алина.
   -- Ага, мамонта в местном зоопарке завали.
   Вскоре подруги сидели за одним из столиков кафе.
   -- Плевать на всё. Что может быть лучше после такой сумасшедшей дороги? Ласковое прикосновение тёплой воды к телу, аромат кофе и горячих бутербродов... м-м-м... а наверху нас ждут мягкие постельки, -- промурлыкала полусонная Ольга, впиваясь зубами в румяную, хрустящую запечённую сырную корочку.
   Разморенные душем и обедом, подруги из последних сил добрели до первого попавшегося двухместного номера и мгновенно забылись сном.
   Алина проснулась ночью со странным чувством нереальности происходящего. Ей снился странный сон, и всё бы ничего, но что-то в нём очень напоминало происходящее вокруг. Место одновременно знакомое и незнакомое. Она стояла на каком-то мосту. За ограждением, на поверхности широкой полноводной реки убегает вдаль лунная дорожка. А на дальнем берегу, едва угадываются силуэты каких-то построек и за ними возвышается знакомая до боли, только непривычно мрачная телевизионная башня, казавшаяся темной махиной на фоне огромной луны и непривычного звёздного неба.
   Окружающая тишина вызывает настороженность. Девушка чувствует, как кто-то, распространяя ауру покоя, беззвучно подходит к ней сзади. Хотелось повернуться... но какой-то посторонний звук выдернул её в реальность.
   -- Мобильник садится, -- пробормотала она и полезла в сумку за зарядником. -- Хм, приёма по-прежнему -- нету.
   Стараясь не разбудить спящую подругу, Алина тихонько выскользнула из номера и побрела вниз. Однако, надеждам наткнуться на кого-нибудь из вернувшегося персонала, так и не суждено было сбыться. Отель по-прежнему был безлюден.
   Из головы так и не выходил взбудораживший мысли сон. И тут же в памяти всплыла более привычная картинка: многочисленные огни отражаются на поверхности реки, где-то вдалеке над зданиями догорает закат, на фоне которого выделяется питерская телебашня, сверкающая гирляндами огней, словно новогодняя ель.
   Алина любила по вечерам выходить и любоваться закатом над Невой, летом это удовольствие было омрачено белыми ночами, а зимой покрывающейся льдом рекой и холодом. Городской шум в это время почти стихал и лишь изредка по набережной проносились машины или были слышны звуки далёких поездов.
   Побродив в раздумьях вокруг гостиницы, она заглянула в кафе, соорудила себе кофе и пару бутербродов и расположилась на скамейке у входа в гостиницу.
   Полная тишина, даже листва на деревьях не шелестит из-за полного отсутствия ветра, и вдруг вдали послышался нарастающий звук мотора. Алина прислушалась. Ошибки быть не могло -- мотоцикл.
   "Мы не одни в этой глуши!" -- первая радостная мысль сменилась тревогой: "Вокруг ни души, Ольга спит и не о чём не догадывается, а чего ожидать от неведомого гостя? Страхи, страхами, а встретиться надо. Возможно, этому человеку что-то известно о происходящем..."
   Девушка подобрала валяющуюся поблизости металлическую трубу, взвесила её в руке и немного успокоилась. Вот уже появилась и стремительно приближается дорожка света. И вдруг... что-то коснулось её ноги. Подскочив, больно ушибла колено о столешницу, и заметила отскочивший в сторону пушистый комочек с круглыми напуганными глазёнками.
   -- Фу-у-ух! -- вырвалось у неё. -- Малыш ты-то, что тут делаешь? -- обратилась она к котёнку.
   Пушистик оказался первым живым существом в этом странном месте, не считая мотоциклиста. Разрываясь между страхом перед приближающимся неизвестным посетителем и желанием поймать зверёныша, Алина, осторожно стараясь не напугать крошку, отложила трубу.
   -- Кис-кис, иди сюда маленький, -- поманила она.
   С котёнком на руках, девушка устроилась в своей засаде и с сожалением увидела, как мотоцикл промчался мимо.
   -- Вот дьявол!
   -- Что ж это происходит?! -- падая на скамейку рядом с Алиной, произнесла проснувшаяся подруга. -- Это мотоцикл? Или у меня галлюцинации спросонок?
   -- Угу. И он промчался мимо. А что происходит... Это и я хотела бы знать.
   -- Чёрт, чёрт, чёрт! -- выкрикнула Ольга. -- У тебя сигареты есть? Мои кончились, а ключи от машины в сумке наверху.
   -- В кафе возьми, там их хватает.
   Алина прислушалась к удаляющемуся звуку мотора и вздохнула. "Надо было выйти на дорогу и тормознуть его. Узнать откуда он и что там?" -- с запозданием думала она.
   Вскоре появилась Ольга с двумя кружками кофе и сигаретами. Девушки уселись за облюбованный столик и в полном молчании пили кофе, курили и думали... каждая о чём-то своём.
   -- По-любому доберёмся до Харькова и посмотрим, как там дела обстоят, -- произнесла Алина. -- И там уже определимся с дальнейшим маршрутом.
   -- Надо бы собрать кое-что в дорогу и заправиться. Я карту поизучала чуток... ехать надо через Кременчуг, -- ответила ей подруга.
   Наскоро перекусив, немного проредили содержимое магазинных полок. Выехали затемно. На ближайшей бензоколонке им повезло: система оплаты подразумевала заправку с последующим платежом, от которого они по вполне понятным причинам воздержались.
   Ночью ехать, лавируя между брошенными автомобилями, было сложнее, чем днём, но вскоре подруги всё же очутились в Харькове. Город их встретил огнями фонарей, неоновыми вывесками и тишиной.
   -- Весело, что ещё сказать? -- выйдя из машины, произнесла Оля и достала мобильный. -- О! Приём есть!
   Неподалёку от дороги виднелась переливающаяся разными цветами куполообразная арка, внутри которой били подсвеченные фиолетовым и голубым струи воды.
   -- Красивый фонтан, -- прошептала заворожено Алина.
   -- Угу, только вот все абоненты находятся вне зоны.
   -- На город звякни.
   -- Трубку не берут, -- пробормотала подруга, вновь утапливая педаль газа в пол. -- Не может быть, чтобы все пропали, а мы остались!
   -- Я пока посплю, а ты высматривай всё что движется, -- ответила Алина, но так и не уснула, в голове роились тысячи версий происходящего.
   Ехали молча. Все населённые пункты по оживлённости напоминали оставленные позади, и надежда найти кого-либо таяла на глазах.
   -- Я устала, -- произнесла вдруг Ольга, нарушив тишину и останавливая машину посреди проезжей части. -- Куда мы спешим? Зачем? Кто нас там ждёт? -- выкрикнула она, выскочив из машины.
   Всхлипывая, девушка прислонилась к дверце и сползла вниз. Алина взглянула на подругу, вид у неё был жалкий: положив локти на колени, она обхватила голову руками, слёзы струятся по зарёванному лицу, губы дрожат. "Как её привести в чувства? Утешать не время, сорвётся..."
   -- Сколько ещё продержится энергоснабжение? -- как ни в чём не бывало, произнесла Алина. -- Нам нужны дополнительные аккумуляторы, запас топлива, продукты.
   -- Да, да... ты права, -- вышла из ступора подруга. -- Поехали!
   Вскоре они добрались до Кременчуга.
   -- Ну, теперь хоть на край света можно, -- высказалась Ольга, осмотрев заваленный багажник. -- Отдохнуть бы, а вон и гостиница.
   -- О, нет, только не это! -- поймав на себе непонимающий взгляд, пришлось пояснить: -- Сны такие снятся, я после них выжатая, словно и не спала.
   -- Всё равно надо где-то зарядить аккумуляторы, да и поесть приготовить не помешало бы. Всё... я спать! -- произнесла Оля и скрылась за дверью.
   Уже почти рассвело. Побродив по гостинице и подготовив всё необходимое, Алина решилась вздремнуть. И тут же ей привиделся очередной нескончаемый бред.
   "Незнакомый город, какие-то люди и Серёжка. Она подходит к нему вплотную, что-то говорит, а он словно её не замечает и не слышит. То она вновь оказывалась на мосту у реки и снова вокруг была тишина. На горизонте зарождались первые лучи восходящего солнца. Алина ждала, что вот-вот почувствует присутствие того незнакомца. Откуда-то пришла уверенность -- это мужчина. И в этот раз она обернётся, но никто так и не появился. И вновь она оказалась в том незнакомом месте и увидела Серёгу в окружении каких-то людей. Попыталась докричаться, но он по-прежнему её не замечал. Появились и новые образы: незнакомая квартира, рядом... упс! Это же Димка! Тот самый, из автобуса! Он, улыбаясь, смотрел Алине в глаза и что-то говорил, но девушка его не слышала..."
   -- Господи, когда же я спокойно посплю! -- взмолилась она и вспомнила о лежащем в машине ноутбуке со встроенным спутниковым Интернетом.
   Вскоре Алина сидела в холле гостиницы, с замиранием сердца ожидая загрузки операционки и опасаясь увидеть -- "нет сети".
   -- Фу-у-ух. Повезло.
   Последние новости были почти двухсуточной давности, хотя на многих Интернет-ресурсах сложно было определить дату актуальности материала.
   "Число погибших в результате сильного землетрясения магнитудой 9 баллов и последовавшего за ним цунами высотой до 15 метров на северо-востоке Японии по приблизительным оценкам насчитывает 27 тысяч..."
   "Землетрясение магнитудой 8,5 баллов привело к полному разрушению всех населённых пунктов на территории Южного острова Новой Зеландии. По данным..."
   "Страшнейший торнадо обрушился на восточные районы... Тайфун уничтожил... Землетрясение в Санкт-Петербурге... По невыясненным на данный момент причинам были обесточены многие районы..."
   Относительно землетрясения в Питере не верилось. Затопить ещё могло, но чтобы такое? Касательно перебоев с энергоснабжением, ничего не разъяснилось. Многие районы и целые области, внезапно были обесточены примерно в одно и то же время. Писалось о том, что ведутся работы по выявлению причин неполадок. Чем всё кончилось в итоге -- неизвестно, про исчезновение людей не упоминалось.
   -- Что ищешь? -- послышался голос Оли.
   -- Да так, Интернет у нас -- есть, а толку от него -- нет.
   -- Как это? -- подруга устроилась рядом.
   -- А вот так. По всему миру цунами и прочая дрянь, даже в Питере типа землетрясение в пять баллов. В жизни не поверю.
   -- В нете всякое пишут, пора б и привыкнуть. Хотя, как знать? Сейчас я готова поверить во что угодно. А люди ещё где-нибудь пропадали?
   -- Про это ничего нет. Как хочешь, так и понимай. Или никому это не обнаружить или решили не афишировать.
   -- Если предположить, что мы являемся единственными выжившими в зоне военного конфликта, то вряд ли это окажется в сети, -- предположила Ольга.
   -- Да. Ты, пожалуй, права, такую инфу не пропустят для всеобщего ознакомления. Но почему мы выжили? Ах, да... ещё были обесточены многие районы, и даже целые области, якобы начаты работы по выявлению и устранению причин неполадок. Как насчёт кофе?
   -- Не-е-е, я спать. Ты меня хлопаньем дверей разбудила. Знаешь же, как я сплю. А сейчас, в этой тишине, малейший звук слышен, -- сказала Ольга и, помахав по-детски ручкой, направилась в свой номер.
   Алина залезла в почту: ничего интересного, куча старого спама и ни одного нового письма. "Надо бы на форумах пофлудить, может, кто откликнется?" -- осенило девушку, и она начала сочинять текст сообщения. Был ли в сети живой народ? Как это определить, если вокруг сплошная накрутка онлайна и боты.
   -- Надо часок другой всё же вздремнуть, -- закончив рассылку информации, проворчала девушка и направилась к ближайшему номеру.
   Стоило закрыть глаза, и тут же очутилась возле Димы, но в этот раз она его услышала! Несмотря на обрушившуюся беду, парень не потерял чувство юмора. То он был излишне серьёзен, то с пол-оборота начинал дурачиться как мальчишка. Их ночное общение балансировало на грани флирта. Алину увлекал водоворот эмоций, она окуналась в них с головой, забывая обо всем. А порой, казалось бы, беззаботный парень неожиданно становился серьёзным. Это действовало как ледяной душ в жару.
   Потом перед ней представал Сергей в компании каких-то людей. И снова картинка поменялась. Вновь река, кто-то рядом, она обернулась...
   -- Ты?.. - удивлённо прошептала девушка.
   -- Прости, коль разочаровал... -- ответил без тени улыбки Дима.

***

   -- О! Кто-то инфу капипастит по сайтам, -- сообщил вездесущий компьютерный гений.
   -- На тему? -- поинтересовалась, подходя Леночка.
   -- Исчезновения людей, -- отозвался Стас и дальше зарылся в дремлющие глубины интернета.
   -- Координаты пробей на всякий случай, -- подал идею Макс.
   -- Кременчуг это. Адрес принадлежит гостинице, -- тут же отчитался перед коллегами Стас.
   Ещё около получаса все занимались своими делами, но вдруг раздался радостный вопль Стаса:
   -- Засёк!
   -- Где он? -- тут же материализовалась Железная Леди.
   -- Вот, -- он повернул монитор, давая возможность увидеть положение объекта на карте.
   -- Проследи сколько продержится, -- распорядилась она. -- И фиксируй все точные координаты его перемещений.
   -- Стасяндра, ты случаем последние его координаты под Киевом не помнишь? -- вдруг вспомнила Леночка. -- Ну, когда он от Асов дёрнул вместе с башней и пообесточил места своих парковок.
   -- Щас проверю, -- буркнул Стас. -- Хм, Ленчик, может тебя в аналитики? -- удивлённо воззрился он на девушку.
   -- Угадала? -- улыбнулась она.
   -- Да не то слово! Я и думать о том забыл, хоть и видел уже эти координаты, -- смущённо признал свою невнимательность компьютерный гений.
   -- Так, так. Значит, тенденция прослеживается, -- раздался рядом голос начальницы. -- Давайте-ка ребятки, выезжаем.
   Спустя пять минут они уже выезжали с территории НИИ.
   -- Российские дороги всегда оставляли желать лучшего, -- заметила Оксана Валерьевна, когда Ласточка выскочила на самый разбитый участок дороги между Питером и Москвой.
   Вечерело. Сквозь открытые окна задувал свежий вечерний воздух.
   Продвигались к цели ударными темпами. Благодаря отсутствию людей и пробок на дорогах, да и светофоры не задерживали. Лишь однажды они столкнулись с проблемой: стоящая посреди дороги электричка перекрыла переезд. Пришлось потратить драгоценные полчаса на более или менее проходимый для автобуса объезд. Из канав то тут, то там торчали брошенные автомобили, автобусы, грузовики, иногда они попадались и прямо на проезжей части.
   -- Что же на самом деле произошло? -- спросила Лена.
   -- Варианты? Первый: наш объект покуролесил и, в итоге имеем...
   -- То, что имеем, -- перебил Стаса Михаил, -- Клиенту хана, если доберусь.
   -- Стойте, а версия об инопланетном вмешательстве? -- в ответ тишина. -- Ладно, а возобновление холодной войны? Ну, там атомная бомба, например? -- продолжила Леночка.
   -- При использовании атомной, нас бы уже не было, -- напомнила Оксана Валерьевна.
   -- Звуковые бомбы. Диапазон работы сердечной мышцы от трёх до семи герц примерно, создаётся волна, вызывающая резонанс и разрыв тканей. Мгновенно погибает все живое. Эксперименты проводятся многие годы, почему бы и нет? А в офисе защита... -- выдвинула предположение Лена.
   -- Ты ещё о вакуумных бомбах вспомни, это местного поражения. Ты труп хоть один видела? -- возразил Миша.
   -- Вакуум используют в закрытых помещениях и на ограниченном пространстве, об этом я и не думала, -- фыркнула девушка.
   -- Нейтронная тогда уж идеальный вариант, -- предложил свой вариант Стас.
   -- Ага, кто знает, может вездесущие китайцы или америкосы создали что-то новенькое, -- заключил Максим.
   -- А я остаюсь при своём первом мнении. Масштабы возможностей нашего Дмитрия трудно предположить. Исчезновение телебашни яркий пример. Время и координаты его перемещений совпали с обесточенными областями. Как не крутите, но это наводит на мысли... -- разглагольствовала начальница, -- возможно, пришло время осознать -- мы не всесильны и этот клиент нам не по зубам?
   -- Хм. Не по зубам говорите? -- ухмыльнулся Миша. -- Посмотрим, посмотрим.
   -- Плана действий по его задержанию по-прежнему нет. Тут всё слишком двояко. С одной стороны, нервнопаралитическое воздействие исключит его побег. С другой, не исключаю, что Дмитрий наша последняя надежда и неплохо было бы получить его в союзники, -- задумчиво произнесла Оксана Валерьевна.
   -- Какой ещё союзник? У нас чёткий приказ и мы угробили на поимку этого идиота несколько месяцев, и теперь объявить ему мир? -- Михаил не мог с подобным смириться.
   "В кои-то веки попался достойный противник и нате вам... Мир!" -- читалось черным по белому на его лице.
   -- Забавно, -- пробормотал Стас.
   -- Что у тебя?
   -- Посмотрел биологическую активность со спутника.
   -- И?
   -- По данным орбитальных станций, на всей поверхности земного шара насчиталось всего восемь человек и пять из них -- мы. Ни одного крупного теплокровного! И америкосы тут не при чём, это что-то более глобальное. Никакие ядерные и прочие войны не могли уничтожить абсолютно всё живое на планете, за исключением нескольких групп людей.
   -- Посмотрим на это с другой стороны: у нас появился шанс умереть от старости, -- утешала сама себя Лена.
   Все сотрудники конторы прекрасно знали, что им отписано прожить ровно столько, сколько в них будет нуждаться высшее руководство и ни минутой дольше. Как говорится: свидетели долго не живут.
   -- Не забудь научиться добывать пищу. Заметь, мясо придётся позабыть раз и навсегда, на хлеб надо будет выращивать злаки, молоть муку и... эх! -- Миша сплюнул в открытое окно и закурил.
   -- Ещё и безнадзорные атомные станции рванут, и по всему миру рассеется радиация... -- "оптимистично" произнесла Лена, и все совсем поникли. -- Я мечтала о ребёнке, -- прошептала вдруг она.
   -- Это легко, это всегда -- пожалуйста, -- пошутил Стас.
   -- Вот кабель-то, кто о чём, а вшивый всё о бане, -- проворчала Лена и уткнулась в окно.
   Железную Леди начало укачивать, и группа была вынуждена периодически делать пятиминутные остановки. Из-за постоянных задержек к Харькову подъехали уже ночью.
   -- Может, остановимся? Объект вроде заморозился в одной точке, -- предложила Лена, которая тоже порядком устала.
   -- Нет, нам надо добраться к нему поскорее, -- отбрила её затею начальница.
   -- И что мы будем делать, если всё же его возьмём? -- поинтересовался Стас.
   -- Никаких если! Мы обязаны это сделать, -- ответила Оксана Валерьевна. -- А там... по ситуации.
   -- Идиотизм, ей богу! Мы в мире одни остались! И всё равно по инерции гонимся за давным-давно заказанным кем-то клиентом, -- пробурчал Макс и стал устраиваться поспать.
   -- Если и правда остались только мы, он и капипастер из гостиницы, -- произнёс Миша. -- То я этому объекту при возможности кишки на кулак намотаю.
   Повисла тишина.
   -- Оп, оп, оп! -- воскликнул Стас. -- Цель близка как никогда! Он решил наведаться к нашему копипастеру.
   -- Минут через сорок будем на месте, -- заявил Макс.
   -- Если останавливаться не будем, -- поправил его Михаил, косясь на Железную Леди.
   -- Поменьше болтай, -- недобро глянув в его сторону, прошипела женщина. -- Стас, спутники приближение дают? Что видно?
   -- Сек, -- отозвался он, и вновь оказался потерян для общества, целиком и полностью переключив внимание на компьютер.
   -- Интересно, получается, -- произнесла задумчиво Лена. -- Выходит он знаком с копипастером...
   -- Нельзя исключать, что он просто связался с ним через интернет и проявил любопытство, -- выдвинула свою версию Оксана Валерьевна.
   -- Один человек находится на расстоянии, скорее всего в соседнем помещении, точнее сказать сложно, а вот двое...
   -- Что?
   -- Ну... даю свой месячный оклад за то, что они общаются, -- произнёс он, но желающих спорить не нашлось. -- Их сигнал почти наслаивается, -- пояснил компьютерный гений, для большей наглядности поворачивая к коллегам монитор.
   -- Это хорошо, очень хорошо, -- задумчиво пробормотала руководительница.
   -- Если он слиняет -- у нас появится наживка, -- резюмировал Миша и как-то кровожадно осклабился.

Глава 5 БОРЬБА ЗА СВОБОДУ (Обновление 18-15)

   -- Бог мой... Не ожидала... -- прошептала Алина, но так и не поняла: услышал ли он?
   -- Вставай! В машине поспишь. Давай, собираться, -- заявила Ольга, возвращая её в реальность.
   Сны это были или что-то иное, но Алина обрела какую-то внутреннюю гармонию и покой. И в то же время ощущала тоску и разочарование. Увидев в очередной раз Сергея, она пожалела, что это не Дима. К нему она испытывала даже не физическое влечение, а непередаваемый словами трепет, нуждаясь в нём как в наркотике, хотелось чувствовать гипнотическое влияние его голоса, глаз...
   -- Аль, о чём задумалась?
   -- Хз... странные сны последнее время снятся, -- откликнулась девушка.
   -- Ну, и что теперь тебе снилось?
   -- Серёжку видела, каких-то людей рядом. Но он меня не видит и не слышит.
   -- Это же сон, чего ты паришься? Ну не слышит, и пусть себе не слышит... -- отмахнулась подруга.
   -- Ну не знаю, Ольк, сон ли это или явь? Зато я смогла послушать, о чём они разговаривают...
   -- И?..
   -- Да всё нормально там. Они понятия не имеют о дурдоме, творящемся здесь.
   -- Ясно... -- как-то расплывчато произнесла Оля. - Ещё немного и я начну беспокоиться о твоём психологическом состоянии. Колись: это всё, о чём стоило бы рассказать?
   -- Ну... -- Алине хотелось сесть и поболтать о ребятах, чувствах и прочей ерунде как раньше, но что-то напрягало.
   -- Не юли, ну-ка рассказывай! -- не отставала подруга.
   -- Помнишь, я рассказывала тебе... -- Алина запнулась. -- Как в мае ездила к Серёге и в автобусе познакомилась с парнем.
   -- Ага. Димочка! Ты же мне все уши прожужжала на тему какой он заинька, котик и лапа. Чуть ли не искать его кидалась, дурында.
   -- Пф-ф-ф... В общем... Мне теперь снятся и Серёга, и он.
   -- У тебя роман во сне?! -- прыснула со смеху Олька.
   -- Причём тут сразу роман?
   -- Да, при том! Ты как лампочка светишься, а окружающие события к этому не располагают. И не надо баек, типа ты обрела спокойствие за Серёжку после каких-то там снов. Про него ты рассказала сухо, информативно и без эмоций. А они, эти самые эмоции, из тебя так и прут. Хотелось бы знать, кто тому причина.
   -- Ну, почему сразу кто? Вариант "что" не предусмотрен? -- всё ещё сопротивлялась Алина.
   -- А то я тебя уже лет пятнадцать не знаю? И, конечно же, не могу отличить "что" от "кто", когда появляются причины твоего воодушевления, -- выдала подруга. -- Как хочешь. Можешь и не рассказывать, -- казалось, она обиделась.
   -- Не знаю, как объяснить. Ты не поймёшь, -- извиняющимся тоном проговорила Алина.
   -- А... ну да, конечно, с некоторых пор я стала непробиваемо глупа, и мне не понять.
   -- Дело не в этом, Оль. Я не знаю, как объяснить! Подберу не те слова, и получится бред, а нужных не нахожу.
   -- А ты попробуй для разнообразия, авось я превзойду твои ожидания, и всё осознаю?
   -- Ну, как знаешь... В общем, всё дело действительно во снах или не снах...
   -- Определись уж, -- буркнула подруга.
   -- Я же говорила, что видела Диму... -- Оля кивнула. -- Ну, так вот, теперь мы с ним общаемся. Не знаю, как это объяснить, но мгновениями рядом с ним я дорожу гораздо больше чем...
   -- Понятно... -- разочарованно перебила её подруга. -- Всегда поражалась твоей способности абстрагироваться от окружающих проблем в виртуальном пространстве.
   -- Да ничего тебе не понятно. Ясно?
   Девушки молча сидели за накрытым столом, не отрывая взгляда от тарелок. Вставать и опять куда-то ехать, ехать и ехать -- не хотелось. Разговаривать тоже. После неудавшегося диалога у обоих остался неприятный осадок. Но и молчать вечно нельзя.
   -- Может, задержимся здесь на денёк? -- предложила Алина, наконец-то нарушая затянувшееся молчание. -- Смысл в том, что мы куда-то гоним? Что нас там ждёт?
   -- А как же Серёженька? -- поддела Оля. - Или сны так красочны, что и мужа позабыла уже?
   -- А что с ним будет-то? Ничего не произойдёт, а если его здесь нет, то и нет...
   -- Как-то странно ты заговорила Аль. Я тебя не узнаю, -- Ольга задумчиво смотрела, словно пытаясь что-то прочесть на лице подруги.
   -- Может я просто устала. Или это не вариант? Не вижу необходимости гнать, отдыхая по паре тройке часов.
   -- А что тут-то ловить? -- внезапно взъелась Ольга.
   -- Элементарно отоспаться, отдохнуть. Вон диски и дивидишник есть. Можно фильм какой-нибудь посмотреть, отвлечься.
   -- Ты-то вечно способ отвлечься найдёшь! -- огрызнулась подруга и, взяв кофе, вышла из кафетерия.
   -- Какая муха тебя укусила? -- крикнула Алина ей вслед.
   -- Радиоактивная, -- донеслось из холла.
   Поведение Ольги настораживало, назревал или конфликт, или срыв. Алина всегда дорожила их дружбой, а уж в сложившихся условиях и тем более. И сложившаяся обстановка, мягко говоря, выбивала девушку из колеи.
   "Почему Сергея я видела со стороны, словно он посторонний человек и не могла с ним общаться, в то время как с Димой перешла на более чем дружеское общение?" Ещё Алину жутко смущала реакция собственного тела на одни лишь воспоминания о парне. И не выходили из головы его слова о параллельности миров. Девушка искренне сожалела о том, что все воспоминания были словно в тумане, чётко сохранились лишь эмоции и ощущения...
   Алина упала на кровать, и... тут же послышался плеск волн, почти касающихся её босых ног. Алый закат отражается на покрытой рябью поверхности воды. Миг, и... ванная комната и за ширмой напевает Серёга. Ещё мгновение, и... она очутилась возле реки с видом на башню и он... то есть, Дима -- рядом. Казалось, с каждым вдохом она впитывала частичку его. И тут же переместилась куда-то в другое место, и он вновь был рядом! Полушутливый разговор всё глубже затягивает в эмоциональную трясину.
   И вдруг, картинка сменилась. Алина стоит возле кровати, на ней лежит Серёжа. Накатило разочарование. Она хотела быть не тут, не с ним! Вот он сонно потягивается, поворачивается в её сторону и улыбается.
   "Он что меня видит?!" -- встрепенулась мысль, но почему-то вовсе не порадовала девушку.
   Тем временем, одеяло возле его ног слегка приподнялось... Явно под ним кто-то появился и пробирается вперёд, к лицу лежащего человека. Девушка улыбнулась, вспомнив, как жившая у них когда-то овчарка, проделывала нечто подобное.
   "Сука!" -- вырвалось у Алины, когда из-под одеяла появились густая грива каштановых волос. За нею выглянуло плечо, плавные линии изгиба спины... лицо Сергея было не видно. Удивлён ли? Прогонит ли нахалку?! Хотелось верить, что - да. Но его руки без малейшего признака смущения, как-то по-свойски легли на груди патлатой...
   Смотреть на это не хотелось, но проснуться или отвернуться Алине тоже не удавалось. Вынуждено девушка наблюдала неприятную сцену. С удивлением отмечая лишь одно: ревности нет, лишь брезгливость. Ощущение такое, словно она смотрит порно с участием неизвестных ей актёров...
   Вот одеяло отлетело в сторону. Уже обнажённая девица, разорвав поцелуй, привстала на колени, прогнувшись как кошка. Её грудь, слегка касаясь, скользит по мужской. Так и отползает к ногам партнёра. И по мере этого продвижения её грудь ласкает набухшими сосками возбуждённое мужское тело.
   Девица прогнулась ещё сильнее и, слегка опустив голову, что-то сделала вне зоны видимости. Угадать, что именно было не сложно, учитывая вырвавшийся из мужского горла стон. А шоу, тем временем, набирало обороты.
   Обида и отвращение отступали на второй план, и постепенно растаяли, сменяясь нарастающим возбуждением. Алина наблюдала за хитросплетением тел, их движениями, слышала хрипловатый шёпот и стоны любовников. Сходя с ума от накопившейся за последнее время неудовлетворённости. И неожиданно пытка кончилась...
   Алина подскочила на кровати, пытаясь унять дыхание и борясь с накатившим желанием. Пробивающийся в окно лунный свет позволяет различать детали интерьера. Она находилась в своём номере. И вдруг, чьё-то тёплое дыхание коснулось её шеи.
   "Продолжение сна..." -- мелькнула мысль, и девушка расслабилась, давая волю своим чувствам.
   Дрожь пробежала по спине от мимолётного прикосновения к пояснице. Чьи-то руки легли на талию и лёгкими ласкающими движениями соскользнули на живот, а оттуда к груди. Девушка вмиг задохнулась от охватившей всё тело волны, неведомой доселе страсти. Голова кружилась, дыхание сбивалось, всё чувства обострились.
   Новое движение чьих-то рук, заставило девушку задохнуться. Спина прогнулась дугой. Алина откинула голову, подставив шею для поцелуя, и тут же почувствовала лёгкое прикосновение разгорячённых губ. Отбросив ложный стыд, она отдалась ощущениям.
   Она забыла обо всём на свете. Чьи-то руки ласкали грудь, спина прижималась к столь желанному в этот миг мужскому телу. Разделяющая их ткань его одежды раздражала. Алина, так и не оборачиваясь, извернулась и начала стягивать мешающую ей вещь. А некто, тем временем, жадно ласкали её бедра, ягодицы, грудь...
   От переполнявшего желания, девушке казалось, что она вот-вот сойдёт с ума. Дальнейшее в памяти размылось. Бесконечно-сладостное безумие сменялось плавными движениями и вновь тела яростно ускоряли темп, стремясь навстречу друг другу. И вот они конвульсивно содрогнулись, прижимаясь ещё плотнее, и... замерли.
   -- Девочка моя, -- услышала Алина знакомый до боли голос.
   Хотелось обернуться, и удостовериться в том, что это именно он. Словно угадав её желание, Дима перевернул девушку на спину, провёл пальцем по щеке и начал нежно гладить её руки, грудь, шею. Внизу живота вновь начало разливаться тепло, плавно переходящее в жар, вызвавший никогда ранее не испытываемый взрыв страсти, граничащий с умопомрачением. Мир растворился в безумной феерии чувств...
   Какой-то странный звук разбудил Алину. За окном светало. Она лежала на кровати в своём номере, и с блаженной улыбкой смотрела в потолок. Вставать не хотелось. С улицы донеслись чьи-то приглушённые голоса. Сознание девушки лениво прошептало: "Там люди...", но тело не пожелало напрягаться и вставать.

***

   Странно, в последнее время, как бы я того не желал, мне никак не удаётся увидеть Алину. Возможно, потому, что девушка очутилась здесь, в Отражении. Теперь она сама начала приходить.
   А ещё... как выяснилось, меня жутко раздражает мысль о том, что я не уникален, и кто-то может попасть сюда без моей помощи. Самолюбие ущемляет, блин. Вот был обычным парнем без сверх-способностей и нечего было ущемлять, а теперь...
   Мог я захватить девчонок с собой, в то время как носился по всему миру с балластом в виде телебашни? Если предположить, что они проезжали поблизости от одной из моих кратковременных парковок.
   И возникает новый вопрос: а могло ещё кого-то закинуть? Если - да, то кого? Где теперь этих "кого-то" искать? Чего от них ожидать? И как вернуть их назад? Хотя... была бы моя воля, Алину бы я не отпустил. Но тут же припомнился один из разговоров:
   -- Предположим, произошло нечто и вас перенесло в параллельный мир, абсолютно идентичный привычному, в котором остались Ваши родные и близкие. Вопрос: почему именно вас? - сказал тогда я.
   -- Если всё обстоит именно так, то я предпочла бы найти ответ на вопрос: как вернуться в свой родной и привычный мир, -- произнесла Алина задумчиво.
   Вот и сейчас, так же, как и тогда, внутри всё сжалось от одной лишь мысли: она хочет уйти! Хотя глупо было надеяться, что девушка плюнет на свою прошлую жизнь, родных, близких...
   Господи, во что я превращаюсь? Тряпка сопливая за юбку цепляющаяся! Даже противно, ей богу! Это явно всё из-за вынужденного затворничества. Вот что нас связывает? Да ничего! Нелепое знакомство в автобусе. А потом дурацкие сны, а может и не сны вовсе. С чего они мне видеться стали? Почему именно о ней? А дальше что: мимолётные встречи, да никчёмная болтовня. Алина то появляется, то исчезает, оставляя внутри пустоту. А я жду, как идиот -- вдруг опять появится?
   Сегодня я никак не мог уснуть. Уже под утро измученный, пнул босой ногой стоящее рядом ни в чем не повинное кресло и взвыл от боли:
   -- Мать вашу! Чтоб вас! Хочу к ней!!!
   И очутился в какой-то комнате, слабый свет уличных фонарей пробивался сквозь приоткрытое окно, ветерок шевелил шторы. На кровати в шаге от меня кто-то шевельнулся и сел, сонно смотря в окно. Глаза наконец-то привыкли к полумраку комнаты. Не веря глазам, я протянул руку и легонько коснулся спины сидящий передо мной девушки. Дальнейшее не имело сравнения ни с чем из моего прошлого. Никогда прежде я не ощущал такой страсти.
   Первые рассветные лучи солнца пробились в комнату к тому моменту, когда мы обессилено, упали на кровать. Алина, счастливо улыбнувшись, свернулась клубочком и заснула, забавно положив под щеку как-то по-кошачьи подвёрнутые руки. Я какое-то время умилялся представшей картиной, но донёсшийся из-за окна шум приближающейся машины и визг тормозов вернули меня в реальность.
   -- Чёрт, чёрт, чёрт! Мы в Основе! -- выругался я и перенёсся в родительскую квартиру.
   Родные некогда стены нарушали возникшую недавно гармонию души и тела. Да и та машина оказала эффект вылитого на голову ушата воды. Внезапно захотелось экстрима. Глупого, не обоснованного! Организм буквально требовал новой порции адреналина.
   Натянув джинсы и футболку, я прыгнул в то место, где встречался накануне с братом. И понеслось...
   Уже неделю ношусь по всему миру провоцируя погоню. Надеясь, что экстрим и адреналин выбьет из памяти ту ночь. И вот уже три часа сижу у барной стойки кафе в центре Москвы и никому не нужен. А мысли постоянно возвращались к тому моменту, когда... и как назло из динамиков полилось:
   "...Словно дети разбежались мы тогда с тобой.
   И не знали, что играем мы с судьбой.
   Поздний вечер, светит в окна горькая луна.
   Ну, ответь мне, почему я, как и ты одна?
   Сделай шаг навстречу мне, ты моя любовь
   Когда вокруг шумят холодные дожди!
   Сделай шаг и обещай, что вместе навсегда
   Я и ты, я и ты, я и ты!.."
   -- Хватит! -- пинаю ни в чём неповинную стойку и, бросив на столик купюру, сваливаю из кафешки под испуганными взглядами посетителей.
   Наверное, надо с кем-то поговорить, и станет немного легче. Возможно сказать правду... если не всю, то хотя бы часть. С этими мыслями я включил видимость в скайпе и найдя в списке контактов брата, нажал вызов.
   -- Хай, я сегодня у вас в городе буду.
   -- О как! Уже не дома, а у вас! -- откликнулся брат.
   -- Матери не говори, не хочу дома показываться. Времени мало, да и настроение -- дерьмо. Хочу тупо надраться. Составишь компанию?
   -- Ну, я вроде как завязал... -- заканючил Славка, который явно был не прочь, но побаивался проблем с женой.
   -- Скажешь, что в кои-то веки встретился с братом.
   -- Когда и где? -- быстро сдался Слава.
   Через пятнадцать минут я уже стоял у входа в один из самых дорогих ресторанов родного города, отличительной чертой этого заведения были отдельные апартаменты для посетителей, позволяющие спокойно беседовать без лишних свидетелей.
   -- Шикарненько, -- окидывая взглядом отделанное в восточном стиле просторное помещение с покрытым изящной скатертью столиком на шесть персон и обилием подсвеченных ниш, в которых стояли многочисленные псевдо-старинные амфоры, произнёс брат. И просмотрев меню, добавил: -- Чур, ты банкуешь.
   -- Да, не вопрос, -- отозвался я и, вызвав официанта, сделал заказ.
   -- Что-то ты совсем варёный, с работой что?
   -- Если бы...
   -- Не уж-то личную жизнь решил наладить?! Это с твоим-то графиком!
   Вошёл вышколенный официант, словно сошедший с картинки: белая накрахмаленная рубашка, черные брюки со стрелками, чёрная жилетка и неизменные бабочка и белоснежная салфетка, перекинутая через руку, волосы аккуратно зачёсаны назад, а на лице выражение заискивающей услужливости. На столе материализовался заказ и пепельница.
   -- Можешь быть свободен. И нас не беспокоить, мы здесь надолго, -- произношу, засунув стодолларовую купюру в кармашек жилетки официанта. Тот слегка преклонил голову и покинул помещение, плотно притворив за собой дверь.
   -- Давай выпьем, а потом начну рассказывать. История длинная.
   -- Наливай. Я не спешу.
   Закурили. Молчим. Он явно ждёт моего рассказа, я же слова пытаюсь подобрать.
   -- Не томи, -- поторопил ход моих мыслей Славка.
   -- По дороге на раскопки я познакомился с девушкой... -- начал я, так и не решив: "Что из всего стоит рассказать? Как же хочется высказать всё, чтобы хоть один человек знал обо мне правду!
   -- И?
   -- Она ехала к мужу.
   -- Гы, -- не удержался брат, но поймав на себе злой взгляд, осёкся. -- Ну, ладно-ладно. И что? Только не говори мне, что ты три месяца забиваешь себе голову какой-то попутчицей? Или знакомство было не таким уж мимолётным, и ты жаждешь избавиться от конкурента? Или сама девица достала?
   -- Всё не так просто, погоди, -- прерываю его тираду. -- Ничего не было, мы провели в дороге несколько часов. Она вышла на полпути к археологическому лагерю. Дело не в этом. Приехав на место, я почти забыл о ней, и через пару недель вляпался в уму непостижимую историю.
   -- Не уж-то в разборки с какими-нибудь братками? -- в глазах брата загорелся непривычный азарт. - Помню, тебя тогда крутые челы искали...
   -- Не совсем всё так, но... Слав, прошу: то, что услышишь, должно остаться между нами. Никто не должен знать, слышишь? Ни мать, ни жена. Никто! Это в первую очередь важно для твоей и их безопасности.
   -- Оу! Да не вопрос! Я превратился в одно большое ухо! -- провозгласил брат, наливая по новой.
   -- Я откопал артефакт, за которым теперь охотятся какие-то нехило вооружённые структуры и однажды меня уже спеленали как мальчишку, пару дней пришлось помаяться на допросах, но как видишь, я всё же смылся.
   -- Это когда же? - воззрился на меня старший.
   -- Уже не суть. Кстати, в Питере, сразу после нашей встречи, меня опять попытались схватить. Тренировки даром не прошли, сам не надеялся, но отбился. А может амулет сил дал? Хз в общем.
   -- Ты ж не думаешь, что это я тебя сдал?.. Я же ни сном, ни духом, о том, что ты...
   -- Успокойся, я тебя ни в чём не обвиняю, -- успокаиваю братца.
   -- Дорогая, наверное, штучка, коль заварилась такая каша... -- задумчиво пробормотал он. -- Как тебе удалось свалить?
   -- Бесценная. А сбежал я благодаря -- ей.
   -- Девушке? -- уточнил Слава.
   -- Нет! Вещице, -- усмехаюсь.
   -- Отдай её и живи спокойно. Ни одна вещь, как и ни одна баба не стоят наших жизней, -- произнёс разочаровано брат.
   -- Я же говорил -- всё не так просто. Не могу я её отдать, нет её у меня.
   -- Жесть, ты просрал вещь, из-за которой тебя в любой момент могут прибить?
   -- Если бы. Не перебивай. В общем, пересказывать всё не стану. Три месяца долгий срок. Этот предмет после того как я одел его на цепочку стал частью меня -- растворился.
   В помещении повисла тишина.
   -- Хрена се, -- присвистнув, с запозданием произнёс брат. -- Ты часом фантастики и боевиков не пересмотрел, дружок?
   -- В итоге, -- проигнорировав выпад брата, продолжаю рассказ. -- Я теперь мгновенно перемещаюсь в пространстве и ещё...
   -- Что за бред ты несёшь? Ты что, курил сегодня?
   Вздыхаю. Собственно, а чего ещё ждать? Сам-то на его месте как отреагировал бы? Встаю из-за стола, подхожу к брату. Одной рукой касаюсь стула, а вторую положил на плечо косящегося с опаской брата.
   -- Не веришь...
   -- Да, мать же твою!
   Славка, вытаращив от удивления глаза, озирается по сторонам: белоснежная полоска пляжа, бескрайнее море, чайки над головой, на его руку что-то упало, и мы вновь очутились в кабинете ресторанчика.
   -- Мать, мать, мать! -- Слава забулькал прямо из бутылки. -- Это что -- гипноз какой-то? -- он опустил глаза на свою руку и, схватив салфетку начал оттирать птичий помёт. -- Снайперы хреновы! Так это что всё -- правда? -- наконец-то понял он, воззрившись на меня.
   -- Угу, -- только и сказал он.
   -- Охренеть! И ты вот просто, раз и там, раз и здесь? -- не унимался брат.
   -- Да. Но дело не в этом. Та девушка...
   -- Нахрен девушек, при таких-то возможностях... Я бы, я бы...
   -- Ну и что -- ты бы? Ну, первый месяц интересно -- не отрицаю, а потом? Да ещё и пришить в любой миг могут, поэтому я в Основе не показываюсь почти...
   -- В какой основе? -- не понял Слава.
   -- Ну, дай рассказать, вопросов сразу поубавится. В общем, существует ещё один мир, абсолютно идентичный нашему.
   -- Почему-то я уже не удивляюсь, -- пробормотал брат.
   -- Но там нет ничего живого.
   -- То есть он не приспособлен для жизни? Ни растений, ни кислорода? -- уточнил Слава.
   -- Нет, растительность есть, сады плодоносят, но нет ни животных, ни насекомых, ни птиц, ни людей.
   -- Покажи! - восклицает Слава, ведь при его ненависти к насекомым это не мир, а мечта.
   -- Не могу. Не получается у меня туда перенести кого-то. Что-то -- пожалуйста, и туда и обратно, а вот живых существ никак, -- расстроено вздыхаю.
   -- Понятно. Так что там девицей? -- Слава решил, что для него полученной информации и так более чем достаточно, и пора перейти на более приземлённые темы.
   -- С тех пор как я и артефакт... породнились что ли, в общем, я постоянно начал видеть её во снах.
   -- Совпадение, просто на своих раскопках ты по женскому вниманию истосковался.
   -- Да там баб хватало, -- отмахиваюсь. -- И одними снами всё не закончилось. Недавно я перенёсся к ней, и... это было НЕЧТО!
   -- Гормоны у тебя шалят на нервной почве, -- вынес вердикт брат. -- Ох, и грузонул ты меня, уже боюсь что-то спрашивать, а то ведь ответишь же. Давай-ка, лучше выпьем.
   -- Скажи: что мне делать? Она из головы не выходит!
   -- Не выходит -- женись или иди по бабам. Порой помогает. А с твоими-то деньгами...
   Оставив на столике денег с излишком, закинул брата в подъезд родительского дома и перенёсся в какой-то небольшой курортный городок на юге Италии.
   Так я скоро с ума сойду. Может он прав и мне нужна разрядка? Ну, вот я и пустился во все тяжкие. В итоге следующая неделя напомнила эротический калейдоскоп, о таких приключениях многие и не мечтали. Я выматывал себя на износ, меняя порой по пять, а порой и семь партнёрш за день. Физических сил -- хватало, тело получало очередную разрядку, но удовлетворение не приходило.
   "Не сотрусь... клин -- клином..." -- думал я, проявляя мазохистские наклонности в отношении своего организма. Секс, алкоголь, риск быть пойманным, опять секс... Тайские салоны, где одновременно по несколько профессионалок трудились над моим телом, в то время как я заливал глаза в надежде забыться хотя бы в пьяном угаре. Время шло, а результат был нулевой: образ Алины никак не желал уходить из мыслей. Её голос, кожа, волосы, запах и то, как она откликалась на его прикосновения...
   И сквозь туман раз за разом приходило понимание: я, кажется, влюбился... или схожу с ума...

***

   Понежиться Алине не удалось. Из коридора послышались тяжёлые шаги, дверь слетела с петель, и в открывшемся проёме появилось дуло пистолета. В номер тут же ввалились двое мужиков с оружием наизготовку.
   -- Где он? -- крикнул один из них.
   -- Кто? Н-никого тут нет... -- пробормотала Алина, испугано смотря на стволы.
   Тот, что был повыше, окинул взглядом помещение и, пнув, что-то под кровать, произнёс:
   -- Всё ясно. Девчонку забирай. Я пока осмотрюсь.
   -- Подъём красавица, одеваемся и с вещами на выход, -- обратился к Алине невысокий коренастый блондин и, проследив за взглядом, кинул на кровать, лежавшую на кресле одежду.
   -- Может, отвернётесь? -- щеки девушки залила краска.
   -- Как скажешь милая, -- усмехнулся он.
   Алина трясущимися руками натягивала вещи.
   "Не понос, так..." -- она глянула на стоящего в проходе. Ноги так и хотели подогнуться. "Колбасит, как будто я вымоталась в спортзале" -- констатировала она, списав своё состояние на страх.
   -- Всё?
   -- Да.
   -- Топай вперёд, только не пытайся бегать красавица. Я-то не кровожаден, а вот мой друг...
   Пошатываясь, Алина спустилась в холл, где на диване сжавшись в комочек и держа в охапке свои вещи, сидела Оля.
   -- Сучий хвост! Опять ушёл! -- прошипела эффектная, словно соскользнувшая с обложки глянцевого журнала холеная блондинка лет тридцати.
   -- А что с этими? -- поинтересовался тот самый "кровожадный друг".
   -- Заберём с собой, он к ним ещё наведается, -- ответила брюнетка. -- Да и пообщаться бы не мешало.
   "Кто этот -- он? И что им надо?" -- ломала голову Алина.
   -- Засечь не удаётся пока? -- донёсся из одного из помещений мужской голос.
   -- Нет, сигнал бы пришёл, -- ответил блондин.
   -- Тогда привал, отдыхаем, -- распорядилась гламурная стерва, явно заправлявшая в этой компании. -- Как только объявится -- в путь.
   -- Отдых -- это неплохо, а с ними-то что делать? -- поинтересовался вышедший из кафетерия высокий смуглый шатен лет тридцати.
   "Ну, прямо олицетворение Олькиной мечты" -- мелькнула у Алины мысль. "Нашла, о чём думать!" -- одёрнула она себя. "Да уж, видимо ночные видения к романтике располагают вне зависимости от ситуации".
   -- Наручниками к батарее и можно спать спокойно, -- равнодушно произнесла женщина, направляясь к кафе.
   "Кровожадный" тут же поспешил выполнить приказ. Но вошедшая миниатюрная девушка удивила:
   -- Ребят, -- произнесла она. -- Они-то, в чём виноваты?
   -- Они теперь наживка, -- пробормотал одевающий на Олю наручники.
   -- Ну, хоть сесть бы им, -- вновь подала голос заступница. -- И так ни за что по полной программе пострадали.
   Блондин вместе с Олиным эталоном красоты тут же пододвинули два кресла, поставив их так чтобы девушкам было удобно сидеть. Подруги недоуменно переглядывались, боясь что-либо высказать вслух.
   -- Где вы там провалились? -- послышался строгий голос женщины выходящей из дверей кафе с кружкой кофе. -- Решили их благоустроить? Это правильно, неизвестно, сколько им сидеть придётся.
   Захватчики ходили туда-сюда, затаривались чем-нибудь в кафе и возвращались в холл, где блондин устроил видеосалон. Через пару часов все куда-то разошлись, рядом остался только "кровожадный".
   -- Вы там не мышите, -- типа пошутил он. - А я посплю, чтоб вам одним страшно не было.
   -- Петросян хренов, -- едва слышно пробурчала Алина.
   ...Двое суток прошло. К пленницам периодически спускались, задавали вопросы, показывали фотографии разыскиваемого ими человека. Оле было проще, врать не приходилось в отличие от Алины, у которой кровь застыла в жилах, когда она увидела на снимке Диму. "Даже если б знала, где его искать -- не сказала бы!" -- думала она и упорно отрицала знакомство с искомым.
   -- Вы уж простите, что так вышло, -- в очередной раз извинялась за своих спутников вечно защищающая пленниц девушка.
   Обходились с ними неплохо. Кормили по-королевски, по первой же просьбе отстёгивали и провожали в дамскую комнату, даже снабдили стопкой журналов, сигаретами, зажигалками и пепельницами.
   -- Собственно всё не так плохо. Эта Лена явно смущена происходящим, значит для них это не норма, -- прошептала Алина.
   -- Кто тебе сказал, что они давно вместе? Может для неё это нонсенс, а для остальных... -- парировала Ольга.
   -- Ну не скажи, этот блондин...
   -- Его Стасом зовут, -- подсказала подруга.
   -- Да, да, так вот вполне мил и обходителен, как и тот симпатичный шатен...
   -- О да, мы все такие милые, -- раздался от дивана голос спавшего как думали девушки "кровожадного".
   -- Милые, не милые, -- произнесла, входя гламурная стерва. -- Однако ребята правы: нет смысла изводить их, держа на привязи, они и так никуда от нас не денутся. Отстегни, -- распорядись она.
   -- Эх... Оксана Валерьевна, от вас проявления мягкосердечия ожидал меньше всего! Ладно, эти сосунки желторотые, но вы? -- возмутился мужик, но всё же отстегнул наручники.
   -- А ты поменьше говори, -- холодно парировала женщина. -- А вам главное понять: бегать -- смысла нет, подобные затеи до добра не доведут.
   -- Бежать-то некуда, -- буркнула Оля, разминая затёкшее от многодневного сидения в кресле тело.
   Подруги были освобождены, но остались на правах пленниц, несмотря на доброе отношение большинства членов группы захвата. Со временем выяснилось, что это сотрудники какой-то конторы, разыскивающие некоего человека по фамилии Дзюба. Фамилия девушкам действительно ни о чём не говорила, а о том, что это и есть тот самый Дима, Алина боялась признаться даже подруге.
   Погода испортилась, зарядили дожди. Несмотря на то, что девушкам дали свободу перемещения в пределах гостиницы, дни тянулись очень медленно. Все фильмы, найденные в Интернете, и ближайшем магазине были пересмотрены, прочитанные книги пылились в отведённом подругам номере. И если Ольга, смирившись с ситуацией, откровенно принимала ухаживания Максима, олицетворяющего в её глазах идеал мужчины, то Алина томилась в попытках разобраться в собственных мыслях и чувствах.
   После видения об измене мужа с какой-то патлатой сучкой, о Сергее она больше не вспоминала. И не важно, что прожила с ним почти шесть лет, зато мысли о Диме -- не отпускали. Не потому, что рядом постоянно кто-то говорил про него. Нет, эти сухие обсуждения, не вызывали ассоциаций со ставшим дорогим человеком. Она не могла забыть сон, привидевшийся в то злополучное утро, когда их с Олей схватили. Его объятия, в которых она готова была сойти с ума и голос произнёсший: "Девочка моя..."
   -- Малыш, дождь прекратился, пойдём, прогуляемся? -- как всегда без стука заглянул в номер Стас.
   -- Я тебе не малыш, -- огрызнулась вырванная из сладостных воспоминаний Алина.
   -- Ладно, старушкой, тогда будешь, -- передразнил он. -- Всё равно пошли, а то зачахнешь здесь.
   Девушке ничего не оставалось делать, как со вздохом согласиться. Стас умел быть настойчивым, и отделаться от него было непросто.
   "Почему вечно так? Жила с одним и не понимала, нужен ли он мне? Зато мимолётная встреча с Димой выбила почву из-под ног, в результате отношения с Сергеем ещё там, в Питере дали трещину. А дальше несколько месяцев воспоминаний о попутчике, потом безумные сны, а с той злопамятной ночи как нас захватили опять остались лишь воспоминания. Почему он теперь даже не снится?"
   -- Прекращай быть такой задумчивой, тебе это не к лицу, -- подал голос, идущий рядом Стас.
   Не успела Алина открыть рот, как у него в кармане запиликал коммуникатор.
   -- Оп, оп! Го назад, -- он потянул девушку обратно в сторону гостиницы, на ходу набирая чей-то номер. -- Оксана Валерьевна, сбор, сигнал появился.
   -- Ребят быстро собираемся и выезжаем, -- распорядилась гламурная, стоило им переступить порог.
   Алина лишь переглянулась с вышедшей из кафе в сопровождении неизменного Максима Ольгой и девушки направились в свой номер.
   Выйдя к машине, они обнаружили связывающий их с фургоном трос.
   -- Это ещё что? -- заикнулась Оля.
   -- Вы предпочитаете ехать в багажном отделении? -- съязвил, оставшийся безымянным "кровожадный", к которому никогда не обращались по имени.
   Ехали довольно ровно, без рывков и остановок около трёх часов. После дорожного знака "Черкассы" остановились.
   -- Сейчас найдём, где бы остановиться, -- сказал подошедший к машине Максим. -- Девчонки, надеюсь, вы помните, что убегать не стоит, а то за некоторых неадекватов, -- он покосился на стоящий впереди фургон. -- Я не ручаюсь.
   Минут через пять девушкам дали команду начинать движение и вскоре они запарковались возле шестиэтажного светло-коричневого здания, на одной из стен которого светилась вертикальная надпись ОТЕЛЬ. Пройдя застеклённый вестибюль, они подошли к лифтам и поднялись на третий этаж.
   -- Весь этаж в вашем распоряжении и... бегать даже не пытайтесь, на вас жучки, скрыться не удастся, -- произнесла гламурная. -- Не ищите их на одежде, -- заметив взгляды подруг, сказала она. -- Они в ваших телах.
   -- Вот это влипли, -- прошептала Алина, как только женщина скрылась из вида.
   -- Мы вроде пленники, вроде и не пленники. Что им от нас надо, хоть убей -- не пойму, -- возмутилась Ольга.
   -- По-моему это какой-то абсурд, в сложившейся ситуации надо бы сплотиться, а эта стерва и тот кровожадный выбирают методику диктата за счёт преимуществ в техническом оснащении и физической силе, -- высказала наболевшее Алина и пошла изучать имеющиеся на этаже номера.
   -- Мне уже все равно, -- произнесла Оля. -- Смысла дальнейшего существования не вижу.
   -- Я тебе дам! Не видит она смысла! -- прикрикнула на неё подруга и, ухватив за руку, потащила следом за собой. -- А тут миленько, скромно и со вкусом, спокойная гамма в бежевых тонах мебель под бук. ООО! Ольк, тут джакузи есть!
   -- Собираемся, переезд, -- раздался из коридора голос Максима.
   -- А чем тут плохо? -- разочаровано осведомилась Алина.
   -- Не я решаю, -- пожал плечами он. -- Говорят, там удобнее будет.
   В этот раз троса не оказалось. Через двадцать минут въехали на закрытую территорию какого-то комплекса.
   -- Если уж мы вынуждены убивать время, то надо это делать с удовольствием, -- произнесла гламурная стерва. -- В вашем распоряжении вон те бунгало, -- она махнула вдаль. -- И ещё... здесь есть катера и вертолёты, но настоятельно рекомендую не экспериментировать, просто наслаждайтесь жизнью.
   Обустроились подруги довольно быстро. И уже через час все собрались за шикарно накрытым столом, обсуждая достоинства Силены -- так назывался этот оздоровительно-развлекательный комплекс. Здесь имелись сауны, бассейны, теннисные корты и даже взлётно-посадочная полоса.
   -- Мне кроме еды, кровати, солнца и бассейна ничего и не надо, -- высказалась Алина. -- И чтобы никто не дёргал, -- покосилась она в сторону успевшего поднадоесть своей настойчивостью Стаса.
   -- Не ради этого мы из дома уехали, -- съязвила Ольга.
   -- Я ехала отдыхать, и ты вроде тоже, -- поддела её подруга. -- Всё происходящее вокруг это... хрень какая-то! -- не найдя слов произнесла она. -- Но, изменить что-либо не в наших силах, значит, надо расслабиться...
   -- И получать удовольствие, -- закончил за неё Стас. -- И вообще, если честно, я в подобном месте оказался впервые, хотелось бы прочувствовать этот момент.
   -- Го в бассейн? -- подал голос Макс.
   -- Я не могу, -- сказала Оля.
   -- Что значит, не могу? Не хочешь -- заставим, не умеешь -- научим... -- начал дурачиться Максим.
   -- Нет, -- отрезала девушка. -- Я просто с вами посижу.
   -- Чёрт! Сегодня, какое число? -- осенило Алину, уловившую Олин намёк о критических днях.
   -- Двадцать девятое, -- ответила Лена. -- А что сейчас это играет какую-то роль?
   -- Как сказать... -- растеряно пробормотала девушка и, поймав на себе внимательный взгляд подруги, выскочила из столового зала.
   Через пятнадцать минут все, кроме вечно мрачного "кровожадного" и гламурной стервы собрались возле довольно большого бассейна под открытым небом. Особо примечательным оказалось отделение джакузи, в котором сразу стало тесно. Ребята вместе с Леночкой дурачились как дети, Оля в верхе от купальника и шортах устроилась на шезлонге.
   Алина, несмотря на активные призывы подруги, залезла в круглое отделение бассейна с бьющими фонтанчиками, всем видом демонстрируя как ей хорошо, и что меньше всего в жизни она желает покинуть это райское место.
   А на самом деле ей просто не хотелось говорить, ибо все мысли о том, что она не заметила недельную задержку... "эти дни" всегда приходили день в день и ожидались двадцать первого числа. Сегодня двадцать девятое и никаких признаков. Сергей уехал восемнадцатого в прошлом месяце, двадцатого на всякий случай проверилась, но тест был отрицательный и на следующий день пришли "эти" дни. Значит, о беременности речи быть не может, просто гормональный сбой на нервной почве.
   -- Пиво будешь? -- раздался рядом голос Стаса.
   Девушка взглянула на настырного ухажёра. "Если мы остались одни на планете, то в качестве пары сойдёт конечно, но пока я морально не готова к связи с кем-либо. Только как ему это объяснить?" -- горестно подумала она.
   -- Ау, -- тихонько окликнул он, брызнув ей в лицо. -- Не усни, а то утонешь.
   -- Прости, задумалась, -- отозвалась девушка и отрицательно покачала головой в ответ на протянутую бутылку пива.
   -- А чего желает королева? -- не сдавался он.
   -- Сока, -- улыбнулась она его настойчивости. -- И... сигарету.
   -- Сей момент, -- выпалил молодой человек и направился в сторону бара.
   -- Уже и тут поклонниками обросла? -- послышался рядом голос Оли.
   -- Звучит-то как: "И тут!", -- хмыкнула Алина. -- Хотелось бы знать, где я ими в последние "N" лет обрастала? Это ты как я заметила, уже давно с Максом не теряешься.
   -- Вот только с ним. А ты? Да они же везде вокруг тебя: в институте, на работе, в интернете, даже во снах... -- в её голосе снова мелькнуло что-то напоминающее ревность и, отвернувшись, она пошла к толпящимся возле бара ребятам.
   "Сны. Был момент, когда я начала верить в их реальность. А потом всё пропало. Может это вызвано беспокойством из-за Серёги? А после той сцены с его участием, я готова была на всё и в ответ пришла спасительная, бурная месть. Я успокоилась, больше о нём не вспоминая. И сны прекратились. Могло подсознание так защитить меня от тоски по близкому человеку? Показать во сне то, чего боялась больше всего? Дать возможность якобы отомстить и тем успокоить? Уже несколько недель ложась спать, я надеюсь увидеть Диму. Бред!" -- одёрнула она себя.
   -- Доктор, мы её опять теряем, -- послышался рядом голос Стаса.
   Алина растеряно улыбнулась в ответ, поймав себя на том, что до сих пор не сводит глаз со спины давно ушедшей подруги и взяла протянутый бокал с соком.
   -- Задумчивая ты наша, позволишь присоединиться? -- для приличия поинтересовался он, залезая в джакузи.
   -- У меня есть выбор? -- не очень тактично ответила девушка.
   -- И кто тебя учил отвечать вопросами на вопросы? -- в тон ответил парень. -- Я тут по такому делу... расскажи про Олю? -- неожиданно попросил он, от такого вопроса Алина даже растерялась.
   -- А что рассказать? -- спросила она и чуть не выронила стакан, ощутив что-то до боли знакомое...
   "Как во снах. Присутствие? Дима?!"
   Девушка растерянно огляделась по сторонам: никого, кроме их компании, но и ощущение исчезло. "Почудилось, я же не сплю. Меньше голову надо забивать!" -- решила она.
   -- Ну не знаю... возраст, чем занимается, семья, дети... -- и, заметив удивление и растерянность на лице собеседницы, со смущённой улыбкой пояснил: -- Макс просил выведать.
   -- Врач, есть сын, не замужем, двадцать девять, -- в обратном порядке ответила она и умолкла. -- Мне казалось, они уже нашли общий язык. Мог бы и сам у неё спросить, она же не кусается, -- улыбнулась девушка.
   -- А ты кусаешься?
   -- Я?
   -- Ага, -- хитро прищурился Стас.
   -- Как кобра, -- съязвила она. -- Вот язык себе прикусила и жду, когда умру.
   -- Но-но... ты нам и живая пригодишься...

Глава 6 ПЕРЕМИРИЕ (Обновление 21-40)

   Вечером всех пригласили в зал ресторана. Как оказалось, Лена и Макс -- любили готовить и вот решили устроить импровизированный праздник живота.
   -- Скоро месяц как мы вынужденно вместе, -- в качестве тоста произнесла женщина-главарь. -- Думаю, нет смысла дальше играть в кошки-мышки, поэтому предлагаю забыть обиды и познакомиться. Начнём с вас? -- она взглянула на подруг.
   -- Головушкина Алина Аркадьевна, двадцать восемь лет, рост сто семьдесят шесть, вес шестьдесят пять, не привлекалась, два высших, родилась и проживала в Санкт-Петербурге, состояла в гражданском браке, детей нет, работала инженером-программистом, -- отрапортовала девушка. -- Что ещё сказать?
   -- Вы не на допросе, -- поправила её женщина.
   -- Ольга, Питер, врач педиатр в скорой помощи, сыну одиннадцать лет, не замужем, -- пришлось проигнорировать нелепую шутку безымянного на тему: "Педи... что?"
   -- Оксана Валерьевна. Можно просто Оксана, -- добавила женщина, поймав удивлённые взгляды подчинённых. -- Сорок восемь лет, -- подруги уставились на говорящую круглыми глазами, больше двадцати пяти, ну максимум тридцати ей было не дать. -- Родилась в Москве, жила и работала последние годы в Питере, Руководитель департамента по аномальным и паранормальным явлениям при президенте РФ, -- она невесело усмехнулась. -- В базах нашу контору вы не найдёте. Разведена, детей нет, -- закончила она.
   -- Станислав, родом из Ростова, тридцать два, одинок как никогда, программер того самого департамента.
   -- Максим, коренной петербуржец, главный аналитик вышеупомянутой конторы, тридцать восемь, разведён. Надеюсь в скором времени избавиться от этого недостатка, -- покосившись на Ольгу, добавил он.
   -- Лена, двадцать семь, патологоанатом, Курган. Ни мужа, ни детей, -- вздохнула девушка.
   -- Я просто я, -- ответил безымянный в ответ на обращённые к нему взгляды. -- Кому надо тот и так всё знает.
   -- Зря ты так Миш, -- одёрнула его главная, и подруги хотя бы узнали его имя. -- Ну, что же выпьем за знакомство, -- предложила она и после звона бокалов на какое-то время за столом повисла тишина, все принялись пробовать шедевры кулинарного искусства.
   -- Что нас ждёт? -- тихо поинтересовалась Оля.
   -- Нас? Неизвестно. Или вечная жизнь в этом райском уголке или возвращение... -- начала Оксана. -- Только вопрос -- куда?
   Постепенно разговор приобрёл раскрепощено дружеский характер.
   -- А что за задание? -- озвучила Алина давно наболевший вопрос.
   -- В Крыме, во время раскопок, один волонтёр обнаружил два очень ценных артефакта. Первый он сдал руководителю экспедиции, а о втором узнали после исчезновения сотрудника. По следам в раскопе, -- пояснил Макс. -- Наша задача была разыскать этого горе-археолога и изъять предмет, -- продолжал рассказывать он, игнорируя осуждающий взгляд начальницы.
   -- Зачем тогда нас было захватывать там, в Кременчуге? -- с недоумением поинтересовалась Оля.
   -- На объекте, как и на вас теперь -- жучек, -- пояснил Стас. -- И буквально за пять минут до нашего появления, он ещё был в здании гостиницы.
   -- Странно, что вы его не заметили, -- тут же отреагировала Лена на удивлённые взгляды подруг.
   -- Мы думали, что он выйдет на связь с кем-то из вас, -- продолжила Оксана.
   Алина возблагодарила бога, что в этот момент ничего не держала в руках, иначе она выдала бы себя. Пытаясь сдержать неожиданную нервную дрожь, она спрятала руки на коленях, но этот жест не остался незамеченным для сидящего рядом Стаса, который, взглянув на девушку, положил свою ладонь на её дрожащие под столом кулачки.
   -- Но как показало время -- ошиблись, -- произнёс он.
   -- Да, да, -- поддержала его Оксана. -- Так что... я вынуждена принести извинения за доставленные неудобства.
   -- Но для кого вы выполняли это задание, если люди исчезли? -- поразилась их настойчивости Оля.
   -- Ну...
   -- Я если его поймаю, порву и объяснять никому ничего не стану. За что, он сам знает, -- подал голос Миша, давая понять, что у него к объекту личные счёты.
   -- И давно вы его ищите? -- пролепетала Алина.
   -- Месяца два с половиной, -- ответил Макс. -- И однажды даже поймали.
   -- Но он ушёл, -- добавил Стас, складывалось ощущение, что ему симпатичен тот, за кем гоняется группа.
   Разговор за столом продолжался, но Алина его почти не слышала. В голове звенели слова: "за пять минут до нашего появления, он ещё был в здании гостиницы... думали, что он связан с кем-то из вас и выйдет на связь".
   -- А как он от вас уйти умудрился? -- искренне удивилась Оля.
   -- Обладатель того артефакта, приобретает способность к телепортации.
   Алина побледнела. "Что если это всё-таки не сны? Если та встреча была реальна? Тогда не исключено, что я действительно беременна и он отец ребёнка!"
   -- С тобой всё в порядке? -- тихонько прошептал ей на ухо Стас.
   -- Да, да, -- растерянно пробормотала девушка.
   -- Что-то ты совсем раскисла. Пойдём, прогуляемся? -- предложил он, увлекая девушку из-за стола под насмешливыми взглядами собравшихся.
   Ночь была красивая. Яркий млечный путь и полная луна освещали всё вокруг.
   -- Что тебя тревожит? -- поинтересовался Стас, после того как немного удалились от здания ресторана. -- То, что ты знакома с Дмитрием я понял давно, но нашим не говорил и не скажу, -- успокаивал он.
   -- Мне в аптеку надо, -- ответила девушка. -- Разрешат?
   -- Вы же не под арестом. Хочешь, сейчас съездим?
   -- Если можно... -- пробормотала она. -- Просто...
   -- Не надо мне ничего объяснять принцесса, я хоть и не состою в штате аналитиком, но дважды два сложить в состоянии. Я помню твою реакцию, когда Оля отказалась от купания, и ты спросила какое число. Пойдём, я ключи возьму от фургона.
   -- Спасибо тебе... за всё, -- смущённо прошептала девушка. -- Может проще на Олиной? -- предложила она.
   -- Можно...
   Ночь выдалась бессонная. Приехав из аптеки, Алина поблагодарила Стаса и закрылась в своём бунгало. Тест оказался положительным. Девушка не знала радоваться или расстраиваться. "Шесть лет мы с Сергеем мечтали о ребёнке -- не получалось, и вот..." -- она смотрела на две полоски, -- "...итог случайной связи, которую я воспринимала как обычное сновидение. Ну... не совсем обычное... слишком яркое, незабываемое, но всё же сновидение. Узнает ли он когда-нибудь, что будет отцом? Ведь для него это была лишь игра, разок позабавился и исчез без следа..." -- в таких думках она и уснула под самое утро.
   Кажется, не успела Алина сомкнуть глаз, как в дверь постучали, и материализовался Стас.
   -- Доброе утро, королева, не желаете прогуляться на утреннюю порцию водных процедур?
   -- Можно, -- не слишком бодро отреагировала девушка. -- Полотенце бы взять...
   -- Вот объясни, зачем тебе полотенце? Пошли уже, а то ты совсем раскисла. Запомни, нет никаких проблем, мы всё решим.
   -- Спасибо, -- посмотрев ему в глаза, искренне произнесла девушка, не подозревая, насколько это простое действие осчастливило парня.
   Денёк выдался солнечный. К тому моменту как народ собрался у бассейна, Оля ещё спала. Алина со спутником устроились в джакузи, рядом в бассейне плескались Макс с Леной, а Оксана как строгая воспитательница занимала наблюдательный пост в шезлонге.
   И вдруг около бассейна появился Дима. Стас ощутимо напрягся, пробормотав:
   -- Может, поговорим?..
   -- Хорошо, -- согласился визитёр.
   Ожившее видение из снов, воплощённое в реальность сводило Алину с ума. Он посмотрел на неё и показал жестом выйти из бассейна. Девушка с опасением покосилась на Стаса, но вылезла из воды. "Значит, я ему не безразлична? Он меня не забыл!" -- ликовало сознание.
   Подошла Оксана, но ход начавшихся переговоров был прерван неожиданным звуком выстрела. Алина заметила окровавленный разрыв на рукаве футболки и Дима исчез.
   -- Что ты творишь!?? -- воскликнула Оксана, поворачиваясь к выходящему из-за кустов Мише. -- Идиот ты не понимаешь, что он наша единственная надежда разобраться в происходящем? Чего ты добился?
   -- Жаль, что не прибил, -- жёстко ответил он и развернулся, собираясь уйти.
   -- Стоять, -- приказным тоном произнесла женщина, в руках которой непонятно откуда тоже появилось миниатюрный пистолет. -- Оружие на землю, -- скомандовала она, и оглянулась на сотрудников. -- Максим сопроводи коллегу в какое-нибудь безопасное место и обеспечь ему условия без возможности свободного перемещения, -- тот непонимающе посмотрел на неё, но подчинился.
   -- Этот идиот... всё испортил, -- расстроено произнёс Стас и сел на бортик бассейна.
   -- Может, вернётся? -- тихо произнесла Алина, надеясь, что ранение не слишком серьёзное.
   -- Что здесь произошло? -- спросила подошедшая на шум Оля.

***

   К исходу третьей недели, я не выдержал. Всё было бесполезно, девушка не уходила из моих мыслей. Все мои беспросветные загулы и пьянки не помогали избавиться от воспоминаний. Как я не боялся этой зависимости, но методов борьбы с ней так и не нашёл. Хотелось хоть краем глаза посмотреть, как она там?
   То, что увидел, отрезвило в долю секунды. Внутри всё бурлило, кипело, и одновременно навалилась апатия. Перед глазами вновь и вновь всплывала картина: она в компании какого-то фраера, нежится под открытым небом в джакузи, некогда облюбованного мной отеля в Черкассах. В тот день, я опять напился.
   Забил себе голову, идиот! А для неё всё это пустой звук, развлеклась и всё, ничем она не лучше других! Вот только... тихо там было как-то и лицо этого хмыря смутно знакомо...
   На идентификацию кавалера ушло около часа. В памяти наконец-то всплыл фрагмент: тёмный сквер, безвольно падающее на землю тело мента, щелчок наручника на руке и последнее лицо, которое я увидел, перед тем как надели мешок... Точно! Оно принадлежало этому блондину.
   -- Вот чёрт! -- вырвалось вслух.
   Значит они все в Отражении. Теперь понятно почему здесь никто меня не ловит. Их выкинуло туда же. Как дело пятое, но факт налицо. Выходит, они могли нагрянуть в гостиницу во время моего визита к Алине. Хм... неизвестно ещё, добровольно ли она находится в их обществе или её используют как приманку? Если последнее -- правда, то их расчёт был верным.
   Остаток вечера и ночь я провёл раз за разом прокручивая в голове потенциально возможные варианты развития событий, а утром на свой страх и риск, перенёсся в один из номеров Селены. И тут же столкнулся нос к носу с какой-то насмерть перепуганной девушкой.
   -- А т-ты... -- заикнулась она. -- Что здесь делаешь?
   -- В гости зашёл, -- ответил я и поспешил к выходу.
   Не теряя время, направился к бассейну, где надеялся увидеть странную парочку. И не ошибся. Моего появления явно не ожидали. Белобрысый явно знал меня в лицо, что собственно не удивительно. Он по привычке шлёпнул рукой по голому боку в поисках оружия. Лицо Алины, тем временем, успело выразить непередаваемую и неподдающуюся объяснению гамму чувств.
   -- Может, поговорим? -- предложил блондин, не осуществлявший больше никаких телодвижений.
   -- Может, -- отвечаю и жестом показываю Алине, чтобы выбиралась из бассейна.
   Она опасливо покосилась на сидевшего рядом парня, что лишь подтвердило предположения о наживке.
   -- Я не причинил ей зла, -- тут же начал оправдываться блондин, и прозвучало это как минимум странно.
   -- Повезло, если так, -- отвечаю, краем глаза наблюдая за окружающим пространством, но опасности пока не было.
   -- Чего ты хочешь? Мы уже отказались от выполнения задания.
   -- Ещё бы! За его исполнение никто уже вас по головке не погладит, -- съязвил я.
   -- Ну, может, и погладят, -- раздался сзади женский голос. Наблюдать боковым зрением за обоими собеседниками было неудобно. -- Но, вот объяснить, что же на самом деле произошло, можешь только ты. И мы настолько жаждем это знать, что готовы отказаться от охоты.
   -- И как вы себе это представляете? -- интересуюсь, обращаясь к женщине. -- Я буду стоять как мишень для ваших сотрудников и распинаться?
   -- Ну, зачем же? Предлагаю всем собраться и поговорить, -- ответила она.
   В этот миг раздался выстрел, и обжигающая боль пронзила всё предплечье. Я интуитивно портанул своё тело в обычный мир, напоследок услышав крик женщины:
   -- Что ты творишь!..
   Вот и подкрался ко мне кто-то незаметно... -- подумал, чувствуя, что вот-вот потеряю сознание, перенёсся к первой всплывшей в памяти больнице и на ватных ногах ввалился в приёмную. Люди шарахались, видок, наверное, был что надо. Однако, вскоре что-то вкололи и начали обрабатывать рану. Сознание пыталось уплыть от потери крови или от сделанного укола, но услышав завывание сирен, я успел понять: ментов вызвали.
   Плюнув на конспирацию, перенёсся в другое место. Инструменты вывернулись из раны, это было больно... очень. Я отключился. Очнулся первый раз в машине скорой помощи, предплечье забинтовано, боли нет. Видимо опять что-то вкололи. Ну и что теперь делать?
   Второй раз пробуждение было менее приятным: предплечье саднило, и болезненно дёргался какой-то нерв. Видимо наркоз отходил. В нос ударил запах медикаментов.
   -- Очнулся живчик? -- усмехнулась полнотелая тётка в белом халате. -- Ну, значит, жить будешь, а мы уже переживали. Ты ещё в машине отключился, и считай сутки без сознания валялся.
   Стоило прийти в себя, и вновь стал актуален вопрос: что делать? В любом случае нужно возвращаться. Они готовы к сотрудничеству, в семье не без уродов и стрелявший, не желая смириться с решением группы, нарушил их планы. Его, скорее всего уже обезвредили, но риск всё же есть, а вариантов -- нет. Соваться туда в моем состоянии -- безумие, но и безучастно валяться, в то время как Алина у них...
   -- М-да уж, ситуёвина... -- пробормотал я, злясь на свою беспомощность.
   Пока что решил полежать, пусть чуток подлатают. Ну а если что рвану прочь. Не в первой.
   Пока валялся, успел проанализировать произошедшие в моей жизни перемены. И ладно бы они заканчивались новыми возможностями и финансовой независимостью. Но поменялись взгляды. Причём во многом.
   Отношения с противоположным полом вечно сводилось к непродолжительным интрижкам с целью взаимного удовлетворения, а теперь... теперь даже думать не хотелось о том, в какую тряпку я превращаюсь.
   Да и в остальном. Если вначале, опьянённый открывшимися способностями я только и делал, что мотался по разным странам, покупал дорогие шмотки, нет-нет, но зависал хоть на часок в элитных клубах. То сейчас пришло осознание: я в силах изменить что-то. Другим это не подвластно. Это льстило самолюбию, и частенько я перелопачивал интернет пытаясь найти какую-нибудь лазейку в истории. Хоть и орут вечно в фильмах и книгах, мол, нельзя вмешиваться - бред! Если так будет лучше, то почему - нет?
   С другой стороны, я понимал, что не в праве единогласно решать, надо ли менять именно это нечто? Однако и посоветоваться было не с кем.
   Провалявшись до вечернего осмотра, я не выдержал бездействия и вышел в туалет, где, не привлекая внимания, перенёсся в квартиру родителей в Отражении. Переоделся и портанулся в Селену, столкнувшись сразу с той женщиной.
   -- Слава богу, -- облегчённо выдохнула она, стоило мне появиться. -- Мы опасались, что из-за этого идиота... ты не вернёшься, -- запнувшись, призналась она.
   -- Наверное, я и есть идиот, -- усмехаюсь. -- Потому что вернулся.
   -- Если ты не против, сейчас все соберутся на ужин. И всё обговорим, -- предложила женщина.
   -- Собирайте. Но я предпочёл бы больше не играть роль мишени, -- отвечаю, озираясь в поисках Алины.
   Не зря мне когда-то приглянулось это место. Как ни крути, а здесь красиво.
   -- Привет, -- раздалось из-за спины.
   Но её присутствие я ощутил ещё до того, как девушка успела произнести первый звук.
   -- Приветик. Как ты? -- наиграно бодро произношу.
   Оборачиваюсь, и с удивлением отмечаю, что она отводит глаза.
   -- Что случилось? Они тебя...
   -- Нет, нет. Всё хорошо. Просто... ты стал... -- она запнулась на мгновение, а потом выпалила: -- Я тебя совсем не знаю...
   -- Узнаешь, -- отвечаю, а рот сам растягивается в нелепой улыбке.
   -- Вас уже ждут! -- крикнула издалека предложившая перемирие женщина.
   К моменту нашего появления, в зале собралось пять человек. Блондин, что вечно крутился рядом с Алиной, прямо на обеденном столе активно щелкал клавиатурой ноутбука, остальные сидели молча, ожидая развития событий.
   -- Ну, Дмитрия представлять смысла нет, он личность всем хорошо известная. Даже девушки о нем уже наслышаны, -- кинув мимолётный взгляд на Алину и её подругу, произнесла женщина. -- А нам представиться думаю, не помешает. И так. Станислав -- наш компьютерный гений, твои прежние поимки его заслуга, -- женщина взглянула на того самого блондина. -- Максим у нас аналитик, Ленина специфика в данном случае роли не играет. Миша... это как говорится: сила есть -- ума не надо. Его здесь нет, -- усмехнулась она и пояснила, поймав задумчивый взгляд Димы. -- Это тот, что в тебя стрелял. Алина и Ольга, случайно стали нашими попутчицами. Чему ребята только рады. Ну и... меня зовут -- Оксана Валерьевна, можно просто по имени, я начальница той шарашки, которую наняли тебя ловить.
   -- После всех событий, к сожалению, не могу сказать: приятно познакомиться, -- честно, признаюсь. -- Может перейдём к делу? После полученного в прошлый визит сеанса физиотерапии, я до сих пор не очень хорошо себя чувствую.
   -- Давайте поедим, и потом в спокойной обстановке все обсудим? -- предложила Оксана.
   Отдав должное кулинарным изыскам, Оксана Валерьевна, первая начала разговор:
   -- Мы в общих чертах осведомлены о возможностях носителя артефакта, но это абстракция.
   -- Артефакта... -- повторяю. - Звучит-то как...
   Конечно, я и сам после первых допросов стал называть медальон этим киношным словечком, но не ожидал это услышать от них.
   -- Вот, -- произнёс, поворачивая монитор ноутбука, Стас. -- Не знаю, что тебя не устраивает, но вики рулит в подобных случаях.
   Посмотрев на экран, я прочитал: "Артефакт (от лат. Artefactum -- искусственно сделанное) -- явление, процесс, предмет, свойство предмета или процесса, проявление которого в наблюдаемых условиях по естественным причинам невозможно или маловероятно".
   -- Да уж, как ни крути описание идеально подходит, -- вынуждено соглашаюсь, ну не говорить же, что я для проформы фыркнул, услышав это слово?
   -- Мы предполагаем, что всё происходящее, является следствием его использования, -- вновь заговорила женщина. -- Хотелось бы услышать твою версию.
   -- Как бы... я сам долго не понимал, что происходит, -- решил не юлить я. -- Найдя предмет, хотел его сдать, но ни в раскопах, ни в лагере никого не оказалось. Теперь уже очевидно, что в тот момент я перенёсся в этот мир, но тогда подобное и предположить не мог. Какое-то время ждал, надеясь, что все вернутся, но ничего не происходило. Потом непонятным образом очутился в Москве, где меня схватили ваши люди и начали выпытывать об артефакте.
   -- Пытали не наши, мы тебя передали заказчикам, -- тут же оправдался Алинин ухажёр.
   -- Не суть, -- перебиваю его. -- Проанализировав происходящее, понял, что я либо брежу, либо найденный предмет наделил меня какими-то способностями. Но ещё не знал, в чём конкретно они заключаются и как ими воспользоваться.
   -- Но, смог ведь от них уйти? Там... -- напомнил Максим.
   -- Случайность. В итоге пришлось поверить в существование второго мира.
   -- Так это... всего лишь параллельный мир? -- тихо произнесла Лена.
   -- Всего лишь... -- ухмыльнулся я. - Звучит как этакий пустячок.
   -- Иногда объект... то есть ты, -- покосился на меня Стас. -- Оказывался вне зоны спутников. Теперь все встаёт на свои места... а мы-то голову ломали -- что с жучком?
   -- Это значит, что в основном мире, ничего не происходило? -- уточнил Максим.
   -- Ну-у, я бы так не сказал, -- скривившись, опровергаю его слова. -- Телебашня исчезла, нарушилось телерадиовещание. Местами произошли сбои в энергоснабжении, думаю это из-за моих скачков.
   -- Башню мы успели заметить, как и обесточенные районы в местах твоих парковок, -- произнесла Лена.
   -- На эти темы успели поднять немалую шумиху в интернете, а позднее и в прессе. Но об исчезновении людей нигде не упоминалось, -- продолжил рассказывать я.
   -- Явление не массовое, поэтому и тихо, -- подала голос Оксана. -- Что нужно, для переноса обратно?
   -- Я пытался переносить предметы, -- извиняющимся тоном говорю. -- Но добился успехов только с неодушевлёнными.
   -- Мы же тут, -- напомнил Стас.
   -- Тогда, при виде оружия, я рванул прочь. Но в новой точке, преследователи по-прежнему были рядом. Я пытался вырваться в этот мир, зная, что сюда они не пройдут. И мне удалось избавиться от хвоста, но я притащил за собой телебашню, и как теперь выяснилось -- вас...
   -- Но почему именно нас? -- подала голос Лена.
   -- Понятия не имею. И как вернуть... тоже, -- честно признаюсь. -- Не столкнись я с вами, и не помыслил бы, что вы тут.
   -- Думаю, причина в переносе гигантских размеров объекта и возможно при его возвращении... -- начал Максим и осёкся. -- Сможешь попытаться?
   -- Попробовать-то можно, но гарантировать ничего не могу. И мне бы немного очухаться, -- я покосился на своё предплечье.
   -- И... извини за это, -- произнесла Оксана, посмотрев на торчащую из-под рукава повязку. -- Я поговорю с Мишей, надеюсь, он всё поймёт, -- добавила она, но уверенности в голосе не было.
   -- Чего-то подобного я ожидал, -- пробормотал я. -- Могло быть и хуже.
   -- Надо думать, что делать по возвращению, -- продолжила она. -- Без сомнения руководство уже заинтересовалось нашим исчезновением. И твой жучок...
   -- Его можно убрать, -- сказал Стас, вставая из-за стола. -- В фургоне у меня есть всё необходимое.
   -- Пара дней ничего не решат, -- задумчиво ответила Оля. -- Мои, наверное, уже и так свихнулись.
   В этот момент, я искренне пожалел, что до сих пор, так и не сумел совладать с перемещением во времени.
   -- Меня тоже потеряли, -- поддержала подругу Алина. -- Но Оля права, пара дней уже ничего не изменят
   Народ начал расходиться.
   -- Не думаю, что мне стоит здесь задерживаться, -- обратился я к начальнице группы.
   -- Тебе ничего не угрожает. Миша под арестом и освобождать я его пока не намерена, -- произнесла Оксана.
   -- Пойдём, там Стас ждёт, -- позвала меня Алина.
   Мы подошли к припаркованному неподалёку фургону. Процедура оказалась почти безболезненной и заняла всего пару минут.
   Алина, пригласив жестом следовать за ней, прошла в свой номер. Она сегодня была какой-то странной, не такой как обычно, словно что-то скрывала. Отводя взгляд, девушка на долю секунды заглянула в ванную и вышла, пряча что-то в руке.
   -- И что там такое? -- улыбнулся я, не понимая причин её смущения. А она в нерешительности стояла на пороге комнаты, готовая в любой момент убежать назад. -- И?
   -- Я... не знаю, что делать, -- произнесла девушка, и вдруг юркнула обратно в ванную.
   -- А кто знает... -- тихо прошептал я, но она услышала.
   -- Ты... -- послышался нерешительный ответ, и тут же она поспешно добавила: -- Не подумай, я от тебя ничего не требую... -- и умолкла.
   Честное слово, я не знал, как реагировать. Так хотел её увидеть, хоть и боролся с этим желанием, и вот она рядом, но всё как-то странно. Наверное, надо что-то сказать. Вот только что? Хотелось подойти, обнять и успокоить, но в тоже время не хватало решительности сделать шаг навстречу. И это жутко раздражало.
   -- Странно развиваются наши отношения, тебе не кажется? -- задумчиво произнёс я.
   Вроде Она не отталкивает меня, даже идёт на встречу, но её как будто что-то останавливает. И тут ещё и совесть проснулась: что же я идиот, творил в последнее время? Смотрю на стоящую возле окна девушку, и мне реально стыдно! Нет. Даже не так. На душе как-то противно... мерзко.
   -- Ты должна вернуться домой, -- озвучил я своё решение. -- Там родные волнуются.
   Не ответив, она забралась под тоненькое одеяло и уткнулась лицом в подушку.
   Я сел рядом, не смея прикоснуться, хотя рука сама тянулась, но отдёргивалась так и не достигая цели.
   -- Мне надо всё обдумать, -- сдавленным голосом произнесла она.
   Я смотрел на свернувшуюся клубочком девушку и не знал -- что сказать? Чувствовал, что чем-то её расстроил, хотел пожалеть, утешить.
   -- Пожалуйста, уйди, -- попросила она. -- Я хочу побыть одна.
   -- Как пожелаешь...
   Вздох вырвался сам, в последний раз окинув взглядом такую желанную и такую далёкую в этот момент девушку и перенёсся в родительскую квартиру.
   Ночь выдалась бессонной. Я понимал: надо что-то менять. Но как? Всё было хорошо и вдруг... её начало тяготить моё общество. Да и было ли хорошо? А я наивен! Решил, что одна ночь... да, что тут врать -- одноразовый секс нас не объединит. Всё! Хватит глупостей и соплей: "люблю -- не люблю".
   Утром полусонный, с раскалывающейся головой вернулся в Селену. Собралось вместе со мной восемь человек. Михаил косился в мою сторону, но ничего не предпринимал. В очередной раз, обсудив подробности, было решено провести эксперимент послезавтра, а до тех пор подготовиться к возвращению.
   Вскоре все собрались на взлётном поле, в кабине вертушки орудовал тот самый брутал-Миша. По прибытию в Киев устроили своеобразный шопинг без границ: аппаратура, одежда. Запросы Алины оказались самыми скромными: ноутбук, мобильник, несколько вещичек, дорогостоящие лекарственные препараты, как оказалось -- для мамы.
   В три часа все собрались возле вертушки, в глазах у народа горел азартный блеск.
   -- Халява страшно привлекательная вещь, -- пошутил Стас и этим всё было сказано.
   -- Нет, это алчность, неотъемлемая часть человеческой натуры, -- парировала Лена.
   За такими вполне дружескими перепалками время летело почти незаметно. Пообедав в каком-то кафе размороженными пиццами, договорились встретиться через полчаса у вертушки.
   -- Пойдём, посидим? -- указывая на стоящую в тени скамейку, предложила Алина.
   Она тянула к себе как магнит, несмотря на повисшую между нами недосказанность. Бывали моменты, когда она явно шла навстречу, и я расслаблялся, плыл по течению, но порой что-то перещёлкивало в голове и она выставляла защиту, отгораживаясь, на вопросы отвечала уклончиво или односложно, чем пробуждала охотничий инстинкт. Всё больше хотелось завоевать эту девушку, получить в полное и безраздельное владение.
   -- А я собственник, однако, -- тихо заметил я.
   -- Что? -- приподняв вопросительно бровку, переспросила Алина.
   -- Да так, ничего. Просто мысли вслух.
   -- Как думаешь, у нас получится? -- сменила щекотливую тему девушка.
   -- Попробуем -- узнаем.
   -- Знаешь, мне здесь нравится. Тихо, суеты нет.
   -- И мне, -- я взглянул на неё, на языке так и крутилось: "Останься!"
   -- А я смогу вернуться? -- после затянувшегося молчания произнесла вдруг она. -- Ну, то есть сюда... если...
   -- Как знать, -- уклончиво отвечаю, ведь я даже не уверен сможет ли она уйти отсюда, что уж тут загадывать? -- Может быть. Я, наверное, был бы рад, -- добавил, и поспешил сменить тему: -- Пойдём. Все возвращаются.
   В последний день перед экспериментом я чувствовал себя инвалидом, ранение давало о себе знать, не позволяя принять активное участие во всем происходящем в последние дни. А Алина словно не замечала меня, бурно проводя время: играя в бадминтон, мяч и теннис, а на закате, вообще, устроили гонки на катерах по Днепру и водохранилищу.
   Утро выдалось суетное: собрали вещи, перебрались по дамбе на другую сторону, долго искали подъезд к башне. В итоге, все заняли свои места и с волнением стали ждать моих действий. Боясь неудачи, я сосредоточился, пытаясь в точности вспомнить то место, откуда совершил прыжок, спасаясь от выстрела. И тут же зябко поёжился. Несмотря на разгар дня, в Питере было пасмурно, моросил дождь. Сентябрь.
   -- Получилось! -- донёсся радостный голос вылетающего из автобуса Стаса.
   -- Я вернусь, береги себя, -- шепчу, и, вложив Алине в ладошку листик со своими координатами для связи в скайпе, прыгнул обратно в Селену в Отражении.
   Здесь по сравнению с Питером было солнечно и тепло. А ещё... ещё мне надо было подумать.
   -- Что нас ждёт дальше? -- произнёс я вслух, смотря на то место, где любила сидеть девушка.

Глава 7 ПЕРЕПЛЁТ

   Алина сидела в задумчивости крутя в руках стакан с соком. Она чувствовала, что проиграла. Упустила шанс завоевать внимание того, кто в кои-то веки стал ей действительно дорог. В её глазах, Дима напоминал игрушку в витрине дорогого магазина. Хочется взять, а цена кусается, и гордость не позволяет поклянчить, чтоб её купили, потому и остаётся лишь одно -- любоваться.
   Ну не кричать же ему -- не уходи, останься здесь, со мною, навсегда!
   -- Бр-р-р... -- девушка потрясла головой, надеясь избавиться от гнетущих мыслей.
   И сосредоточилась на более актуальных вопросах. Прогул на работе возможно прикроют, денег у неё теперь на долгие годы беззаботной жизни хватит. Ребёнка она решила сохранить. А вот с Сергеем -- расстаться, как только он соизволит заявиться домой. Уже три дня Алина безвылазно сидела в квартире, а от него ни слуху, ни духу, хотя и вещи все были на месте.
   Раздавшийся телефонный звонок вернул девушку в реальность.
   -- Привет, как дела? Чем маешься? -- послышался голос Оли.
   -- Да ничем, вчера на работу ездила. Напарница в декрет собралась, сейчас постоянно на сохранении, посему закроют глаза на мои прогулы.
   -- От... ну... -- подруга боялась по телефону упоминать имена. -- Новостей не было?
   -- У тебя мания преследования, Ольк, -- вздохнула Алина. -- Нет, не было.
   -- Может вечером, куда-нибудь сходим? -- предложила подруга.
   -- Не уверена на счёт сегодня. Я позвоню, -- вот чего-чего, а видеть ей никого хотелось.
   -- Ага, знаю я твои звонки во время депрессняков.
   -- Я в норме, -- девушка попыталась придать голосу бодрость.
   В памяти всплыли воспоминания о причинах прошлой глобальной депрессии, и стало ещё хуже.
   -- Ага, типа я не слышу. Жди, сейчас приеду.
   Деваться было некуда, если Оля решила выжать из неё что-то, то своего добьётся. Заварив чаю, Алина задумчиво взяла в руки телефон. "Эх... рано или поздно придётся..." -- решила она и набрала номер, стараясь избавиться от гнёта прошлого.
   -- Господи! Тебя где столько времени носило? Я уже извелась! Хоть бы позвонила! У тебя всё нормально? Я ж тут живу на отшибе теперь, ни друзей, ни связи толковой, мобильник и тот почти не ловит, а ноутбук с интернетом ты только обещаешь... -- затараторила мама.
   -- Мам, ну прости, прости, прости!!! Я же не знала, что мне так крышу снесёт!
   -- Точно, что снесло: ни слуху, ни духу. На работу наплевала, так хоть о моём сердце бы подумала!
   -- Ладно, мамк, ну не ругайся! Я влюбилась.
   -- Эээ, я так понимаю речь не о Сергее? А с ним что?
   -- Мы расстаёмся, и это не обсуждается. И ещё жди пополнения, скоро ты станешь бабушкой!
   -- Ой... ну как же, а где ж ты всё это время была-то?
   -- Да почти там, куда и ехала, -- усмехнулась Алина. -- Чутка мы не доехали.
   -- Ну, ты даёшь, отпускать одну никуда нельзя. Хотя может оно и к лучшему. Бабушка... интересно звучит, -- произнесла Алинина мама, и в тот же момент раздался сигнал домофона.
   -- Ой, мам, ко мне пришли, потом поболтаем. И помни, у меня всё хорошо. Даже нет! У меня всё чудесно! Чмок! -- на ходу крикнула в трубку Алина и отключилась.
   -- А вот и я! -- с порога заявила Ольга, вручая подруге сметанный тортик. -- Ставь чайник, у меня ещё кое-что есть... но вот только не знаю, можно ли тебе? -- гостья достала из пакета бутылку вина.
   -- Эм... -- растерялась Алина. -- Мне всё можно.
   -- Угу, если ты не говоришь, это не значит, что все вокруг слепые. У тебя же вечно все мысли и эмоции на лице, кого ты обмануть пытаешься?
   -- Оль...
   -- Ты беременна? -- в лоб задала вопрос подруга. -- Серёга, наверное, рад. Кстати, где он?
   -- Вряд ли, будет рад. Мы расстаёмся.
   -- То есть...
   -- Ребёнок не его, -- коротко ответила Алина.
   -- Как... а кто?
   -- Слабо с трёх раз? -- уклончиво ответила она.
   -- Стас? Он постоянно крутился рядом...
   -- Холодно.
   -- Дима? - высказывает очередное предположение Ольга и заметив, что Алина кивнула, как-то излишне эмоционально восклицает: -- Ну, даёшь! Когда успела?
   -- Помнишь мои сны...
   -- А они причём? -- не поняла связи она.
   -- Это оказались не совсем сны... -- оправдывалась девушка. -- В итоге... как-то так.
   -- Охренеть... -- выдала подруга и на время умолкла. -- Ты не говорила, что у вас... ну... в этих снах.
   -- А ты, насколько я помню, не очень-то хотела слушать.
   -- Давно?
   -- Ночь перед захватом, -- ответила Алина, заваривая чай.
   -- Он знает?
   -- Нет.
   -- И?
   -- Что и?
   -- Как и когда собираешься преподнести новость? А Сергей в курсе? Вы столько лет вместе...
   -- Не буду я никому ничего говорить. Он сказал... -- Алина запнулась. -- Мне надо вернуться домой. Вот я и вернулась.
   Повисла тишина. С наигранно равнодушным лицом, Алина открыла коробочку с тортом. По комнате разнёсся аромат сметаны, какао и коньячной пропитки. Девушка сглотнула набежавшую слюну.
   -- Серёга был бы рад... -- грустно произнесла Оля. -- Может, пусть думает, что это его ребёнок?
   -- Ему и без меня неплохо, -- слишком резко ответила Алина и отвела взгляд,
   -- И откуда такая уверенность? -- не унималась подруга. -- Ну, что отец не он?
   -- После отъезда у меня уже были...
   -- Бывает и через, -- опровергла Ольга. -- А, расставаться из-за Димы, которому не нужна... или ты Серого с кем-то спалила? -- догадалась подруга.
   -- К сожалению.
   -- Давно?
   -- Ещё до... ну... Димы...
   -- И чем он накосячил?
   -- Всего лишь кувыркался с какой-то патлатой сучкой, -- прошипела Алина. -- Бесит.
   -- Ты же знаешь, его обаяние... -- не понятно к чему сказала подруга. -- У него много плюсов и к тебе он внимателен. Может, ещё подумаешь?
   -- Не хочу, веришь? Пойми, чувств давно -- нет, есть только чувство вины, а теперь и оно меня не удержит. Только представь себе, это был сон! Меня не волновало кто рядом, я тупо выплеснула накопившуюся ярость и обиду. И когда узнала с кем -- была просто счастлива!
   -- Про вину я тебе сто раз говорила, не виновата ты не в чём, -- произнесла подруга, которая была единственным человеком, знающим всю правду о том трагическом дне, когда Серёжина сестра попала под машину. -- А то, что ты сейчас говоришь, звучит как-то... -- фыркнула она. -- Что с тобой? Ты вечно флиртовала, но секс...
   -- Я с ним и до этого общалась на грани флирта. И не расстроилась, узнав, что это не сон.
   -- Кто сказал, что он лучше? Не пори горячку.
   -- Я и не говорила, что буду с ним. Ребёнок мой и только мой! Ясно? -- начала заводиться Алина. -- Завтра на работу, а после зайду в консультацию, -- сменила она тему.
   -- Ну вот, хоть срок точный узнаешь. И не нервничай ты так. Тебе, сейчас, это ни к чему. Пойдём лучше прогуляемся? Ты, небось из дома-то не выходила.
   -- Выходила, -- огрызнулась девушка. -- До булочной... один раз.
   -- Да уж, нагулялась, наверное? Целых пятнадцать метров от подъезда, -- съязвила подруга. -- Оденься потеплее, не хватало, чтобы простыла.
   Сразу после переноса из Отражения, несмотря на то, что они очутились в безлюдном переулке, Алину оглушил пусть и отдалённый, но слишком ощутимый гул большого города. Смог и сырость -- кажется, въелись во все слизистые оболочки, впитались в лёгкие. Памятуя об этих ощущениях, высовываться лишний раз на улицу не хотелось.
   Организм сейчас многое не принимал: стоило искупаться, и кожа становилась сухой, начинала шелушиться, волосы теперь напоминали мочало, воздух казался слишком сырым и тяжёлым, шум и суета раздражала. Единственное, что порадовало девушку с момента возвращения, это свежий хрустящий хлеб, купленный в находящейся на углу её дома -- булочной.
   Улица встретила подруг порывами холодного влажного ветра, солнце играло на асфальте тенью и светом. Небо заволокло плотными перистыми облаками. Пахло канализацией, сырой, раскисшей от частых дождей землёй и прелыми листьями. Возле пешеходного перехода, несмотря на относительно медленное и плотное движение, девушки остановились, дожидаясь зелёного света.
   Мимо прогрохотал трамвай, пронеслись две пожарные машины, оглушая округу воем серен, из кафе расположенного у самого перекрёстка, доносилась громкая музыка. На всю эту какофонию наслаивались сигналы толпящихся в пробках машин, шуршание шин, урчание двигателей, пытающиеся перекричать друг друга вопли магнитол, шорканье, и цоканье спешащих куда-то прохожих.
   "И чего мне дома не сиделось?" -- подумала Алина, потирая, начинающие болеть виски.
   Подход к парку загораживал забор, которым была обнесена находящаяся на реставрации электростанция. Пришлось протискиваться по узкой тропинке между мусорными контейнерами и забором детского сада. Вопли детворы, прелый и въедливый запах помойки вызвал приступ тошноты.
   -- Да уж, тут и слепой заметит. А кто ещё знает-то?
   -- Стас и мама.
   Не успели девушки налюбоваться бездомной шавкой, сосредоточенно разгребающей нанесённые ветром кучи листвы, полиэтиленовых пакетов, пластиковых бутылок и прочего валяющегося в изобилии по всей округе мусора, как ливанул дождь.
   -- Не судьба воздухом подышать, -- вздохнула Ольга. - Хотя... по сравнению с тем воздухом, этот - чистая отрава, -- тихо добавила она. -- Ладно, топай домой, а я поеду, наверное.
   -- А как же вино? -- после испытания прогулкой Алине искренне хотелось напиться.
   -- Как-нибудь в другой раз, -- ответила подруга и, пискнув сигнализацией, поспешила укрыться в машине.
   Придя домой, Алина первым делом вынула всё из карманов и натолкнулась глазами на клочок бумажки, который при прощании всучил ей в руку Дима. "C0nn123456 -- новый скайп, на всякий случай C0nnectOnly -- мой старый, пиши, как появлюсь -- отвечу" -- было написано на листочке.
   "Может все-таки позвонить и рассказать?" -- никак не могла решиться девушка, но в этот раз запустила ноутбук, включила скайп впервые за последние почти три года, и ввела в поиск ник, боясь нажать подтверждение. "Что я ему скажу?.. Эх, была не была" -- решилась девушка и с закрытыми глазами щёлкнула по Ентеру, подтверждая запрос.
   "Контакт не в сети, после подтверждения..." -- выскочило системное сообщение. Девушка, решив не сдаваться, ввела старый адрес: "Этот контакт уже находится в вашем списке" -- проинформировала программа. Алина ничего не понимая, начала просматривать инфу всех, кто имелся в контакт-листе. Rem85 было написано в отображающемся списке, а в информации -- C0nnectOnly.
   -- Чёрт! -- вырвалось у неё. -- Этого не может быть! -- девушка ещё раз сверила данные из скайпа и листочка, всё было правильно. -- Так вот из-за кого заварилась тогда вся эта каша...

***

   Бывшие враги, пусть и не идейные, а действующие по наводке руководства, вынужденно ставшие союзниками, после возвращения оказались по другую сторону баррикад. Но они всё же сдержали слово и дали спокойно уйти. Хотя я и боялся подвоха со стороны Михаила.
   Сейчас как никогда раньше хотелось стать обычным парнем, никогда ничего не слышавшем об артефактах, за которым никто не гоняется. Хотя нет. Благодаря той поездке мы и познакомились. Да и что скрывать -- это событие добавило красок не только в мою тусклую, унылую жизнь, не стоит забывать о маме и брате. Вот только раздражало то, что эта Алина никак не выходила из головы.
   -- Чёрт, я уже схожу с ума! - я перенёсся в один из питерских подъездов, неподалёку от её квартиры. - Теперь как школяр буду подкарауливать за углом, -- подумал и в сердцах сплюнул на бетонный пол.
   Я не находил себе места. Хоть жучек и сняли, но риск приятно будоражил кровь, позволяя хоть немного отвлечься.
   Стоило попасть в зону действия Интернета, тут же на новый адрес скайпа известный только работникам группы и Алине. Пришёл запрос на авторизацию нового контакта и сообщение от группы. "Вот и ловушка" -- мелькнула мысль, но всё же я прочёл те два слова, что чиркнули недавние союзники: "Нужна помощь!!!" Не особо доверяя им, перенёсся в другой город и оттуда набрал новый номер Стаса.
   -- Слава богу! -- странным голосом, в котором звучало неподдельное облегчение и надежда, воскликнул сразу абонент. -- Ты можешь перенести нас обратно?
   -- Ты же знаешь, что нет, -- отвечаю, гадая - неужели они считают меня настолько тупым, что думают я попадусь на такой мякине? Даже обидно стало.
   -- А куда-нибудь подальше? -- не унимался Стас, казалось находящийся на грани срыва.
   -- Зачем?
   -- Наших зачистили! Всех, кто оставался! Миша уже не отвечает. Мы сняли маячки и носимся по городу, но это дело времени, -- скороговоркой протараторил он. --
Они вот-вот будут на хвосте! Помоги... -- в трубке повисла тишина.
   -- Кто с тобой?
   -- Дмитрий ты? -- раздался в трубке голос Оксаны.
   -- Да.
   -- Нам крышка, выкрутиться не сумеем, только оттянуть немного время...
   -- Где вы находитесь?
   -- Скоро можем быть у телебашни, -- ответила она. -- Но там находиться опасно, от нас избавятся. Фургон бронированный, но...
   -- Через сколько?
   -- Три-четыре минуты, не тяни, на безлюдной улице от нас лепёшки не оставят, -- попросила она, и по голосу стало понятно -- это не розыгрыш и опасность реальна.
   -- Не отключайся, скажешь, когда начнёте поворачивать на перекрёстке и сразу тормозите. Мне надо заскочить в фургон.
   -- Поворачиваем, -- раздалось вскоре в трубке и ощущая себя полным идиотом, я-таки перенёсся к башне, действительно оказавшись рядом с притормаживающим фургоном.
   -- Скорее! -- крикнул из-за руля Макс, открывая на ходу дверь.
   Когда заскакивал внутрь, услышал визг тормозов и свист резины по асфальту. Из-за поворота с пробуксовками вылетели несколько джипов, и тут же раздался звук автоматных очередей. Увидев перепуганные лица окружающих, сосредоточился и пренёс весь фургон в одно из незаселённых мест, на территории соединённых штатов.
   -- Вот это мы влипли... -- произнесла Оксана. -- Ребят, сигарета есть?
   Осознав, что временно они находятся в безопасности, члены группы поведали о последних событиях:
   -- Мы решили сегодня дёрнуть по домам, а с завтрашнего дня разгребать дела, -- начала рассказ Оксана. -- Когда я вошла в квартиру, меня что-то насторожило, то ли что-то лежало не на своём месте, то ли... не знаю, но откуда-то появилась уверенность -- здесь побывал кто-то посторонний, но я списала всё на долгое отсутствие. И первым делом, по привычке включила компьютер, собираясь просмотреть отчёты о перемещении сотрудников за последнее время. То, что я увидела, заставило меня мгновенно выскочить из квартиры.
   -- Что там было? -- не понял я.
   -- Сигнал об устранении девятнадцати носителей чипов, включая Михаила, -- она на минуту замолчала. -- Зачистили всех. Уже заскакивая в машину, я заметила подъезжающие джипы. Они явились по мою душу, я знаю. Вылетела на оживлённый проспект, пытаясь затеряться. Набрала ребят, -- она взглянула на Макса, Стаса и бледную Лену. -- Повезло, что они не сунулись домой, а поехали куда-то гулять. В итоге я успела перескочить в фургон, и мы связались с тобой.
   -- Пришлось мотаться по центру города, оттягивая время, -- добавил Стас.
   -- Нам повезло, что ты вовремя появился у башни, иначе бы нас уже... -- произнёс в заключение Макс.
   -- Если честно, я ожидал подвоха с вашей стороны, -- признаюсь. -- Но не рассчитывал, что вы станете объектом охоты для собственной конторы.
   -- Нашей конторы больше нет, -- поправила его Оксана. -- Она состояла из присутствующих, Миши и тех восемнадцати.
   -- Брр, но кто-то же за вами гонялся?
   -- Это были люди наших покровителей.
   -- М-да уж, хороши покровители...
   -- Мы здесь в безопасности? -- подала голос Лена.
   -- В относительной. На пару недель, -- порадовала её Оксана.
   -- Палатки, еду... что вам надо? - понимая, что никуда мне теперь от ни не деться, уточняю я.
   -- Водки, -- ответил Стас.
   -- В фургоне есть всё необходимое, нас теперь меньше, так что на месяц должно хватить...
   -- Месяц мы тут не протянем, -- напомнил Оксане Максим.
   -- То есть вас уберут без вариантов? - в шоке переспрашиваю.
   -- В любом случае, рано или поздно, не на задании, так за какую-нибудь информацию или за ненадобностью, -- объяснила Оксана. -- Это неизбежно, но не сейчас, не так рано... я не готова...
   -- А к этому можно быть готовым? - бурчу в ответ.

***

   "Четыре года назад он постучался ко мне в скайп, я не обратила внимания на его ник, вот и теперь не признала..."
   -- Земля точно круглая... -- пробормотала Алина и на автопилоте протянула руку к пачке сигарет, закурив прямо в комнате, чего никогда не делала.
   Нахлынули воспоминания прошлых лет.
   ...Обычный весенний день, суббота, Серёжка уехал в очередную командировку. С утра в гости нагрянула его сестра -- Милка, которая когда-то и познакомила Алину со своим старшим братом. В то время девушки вместе учились и были дружны. С тех пор прошло почти десять лет, дружба зачахла, остались приятельские и родственные отношения.
   -- На личном-то не наладила? -- поинтересовалась Алина у приятельницы.
   -- Неа, ничего и никого, был один, в игре познакомились. Помнишь Коннекта? Да, я ж тебе рассказывала, он и в Питер к нам приезжал пару раз, а потом как в другой проект перешёл, так его словно подменили. Я за ним как жена каторжника пошла, бросила прокачанных персов, а он от меня как чёрт от ладана шарахается уже год. И не могу понять, что случилось, что не так, -- пожаловалась Милка.
   -- А прямо спросить не судьба?
   -- Пыталась я сто раз с ним поговорить. Он скользкий как уж стал, если раньше с ним поссориться нереально было, то есть он от любого конфликта уходил, то теперь любое слово -- повод его раздуть. Или вообще внезапно в игнор уходит, типа афк он, нет его якобы.
   -- Ну, значит и не твоё это, -- произнесла Алина. -- Чего ты им голову забила парней вокруг мало что ли? Тебе двадцать пять, красавица, фигурка что надо. Толпы мужиков вокруг тебя только облизываются, а ты виртуальным дружком голову себе забиваешь, -- прочла ей нотацию Алина, и тут же зазвонил скайп.
   -- Ага, а ты типа лучше, при живом муже в игре романы крутишь, знал бы Серый, давно бы инет тебе обрезал, -- буркнула Мила и уткнулась в какой-то журнал.
   Она знала, кто звонил. Дело в том, что буквально вчера вечером Алине позвонил муж, находившийся в данный момент в командировке в Крыму, и пригласил её приехать к нему в гости. Добираться она собиралась самолётом, потом заскочить к дальним родственникам по маминой линии, ну а потом автобусами до конечного пункта. И одна из пересадок с ожиданием нужного рейса в течении шести часов планировался в городке, где жил бывший клан лидер их игрового клана. Только что, болтая с мужниной сестрой, она отписала ему в игре свой ник в скайпе, пригласив поговорить.
   Звонил действительно Ремик, как раз на него-то и намекала приятельница, говоря о потенциальной измене. То есть она подробностей не знала и даже не догадывалась на каком сейчас сервере играет её бывшая подруга, но предполагала, что без вирт романов дело явно не обошлось.
   -- Привет, зайк, -- откликнулась на приветствие Алина, не обращая внимания на недовольное фырканье из-за спины. - Я в вашем городе буду проездом, -- произнесла она.
   Разговор вышел недолгим, но основное обсудить, они всё же успели.
   Алина посмотрела на потухший контакт. Этот виртуальный друг в последний год стал значить для неё слишком много. Пусть она и не подавала виду, дерзила ему в игре, но... что уж скрывать - он ей нравился. И вот, впервые она услышала его голос, и... растаяла. Искренне жалея, что за спиною сидит Милка, и нет возможности поболтать по душам.
   "Пожалуй, Мила права, я ничем не лучше -- забиваю себе голову виртом, а реальный вот здесь... ну, то есть, периодически рядом. Хотя в последние полтора года с ним всё больше не клеится, что-то постоянно не так, он то в командировках, то к родителям уезжает, то у сестры остаётся ночевать, а дома бывает пару вечеров в месяц. Разве это можно назвать семейной жизнью?" -- думала девушка.
   -- И давно он для тебя солнц и зая? - вырвал её из размышлений, раздавшийся из-за спины, подавленный голос Милы.
   Алина вздрогнула от неожиданности. Она и не заметила, что Милка уже давно рядом и ничего невидящими из-за слёз глазами тупо таращится в монитор.
   -- Год примерно, мы на последнем проекте познакомились, а что? С некоторых пор тебя так волнуют мои отношения с мужским полом? Это всего лишь вирт и не более, никаких сюси-муси, любви и прочего. Просто друг.
   -- А я-то дура голову ломаю, чего это он от меня шарахаться начал... -- прищурив глаза, прошипела гостья.
   -- В смысле? -- не поняла перепада Милиного настроения Алина.
   -- В том самом! -- выкрикнула она. -- От тебя я такого не ожидала! Тебе что, на серваке парней мало было?
   -- Постой, постой. Рем это тот самый, из-за которого ты сменила сервер? -- начала догадываться девушка. -- Да, я ж откуда знала, что это он?
   -- Ага, не знала она! Я как дура, рассказывала, что влюбилась, а ты...
   -- Что я? Ты бы ник назвала хоть раз для разнообразия! Я же не ясновидящая. Да и вообще, Милк, если он так легко отвернулся от тебя, то не нужна значит, и тебе такой не нужен...
   -- Нужен, не нужен! Не тебе решать! -- выкрикнула Мила, хватая сумочку и нервно запихивая в неё мобильник.
   -- Прости, -- только и смогла произнести Алина, смотря в полные слёз глаза девушки. -- Я действительно не знала, пойми.
   -- Понять? Простить?! Прости -- это всё, что ты можешь сказать? Ты мне жизнь сломала! И теперь говоришь: прости, я не знала?! -- выкрикнула Милка и выскочила прочь из квартиры.
   "Чёрт, чёрт, чёрт!" -- крутилось в голове у Алины, и она поспешила следом. Милка стояла возле оживлённого транспортного потока, вылавливая момент, чтобы перескочить на другую сторону проспекта.
   -- Мила, постой! -- выкрикнула девушка.
   -- Отвали!
   -- Давай поговорим, -- примирительно произнесла Алина.
   -- Поговорим? И ты считаешь, мне от этого легче станет? Для тебя же это игра! И он игрушка, не более того! Тебе пофлиртовать захотелось? А он ведь меня к себе жить звал! О свадьбе разговор вёл! Приезжал сюда... да что я... ты об этом знала!
   -- Господи, Мила! Приезжал к тебе некий Коннект когда-то. Я же ни сном, ни духом о том, что он и Рем одно и то же лицо! Я даже имени его не помню, -- пыталась достучаться до неё Алина.
   -- Уйди, слышишь? -- твёрдым и каким-то чужим голосом произнесла Мила. -- Я тебя больше видеть не желаю! -- выкрикнула она и оттолкнула бывшую подругу, но тут же оступилась и начала заваливаться назад.
   Дальнейшее для Алины происходило как в замедленном воспроизведении фильма ужасов: нёсшийся мимо джип зацепил девушку, та крутанулась и упала под колеса, едущей следом на приличной скорости пожарной машины.
   Алина потеряла дар речи, не могла даже кричать. Скрип тормозов, разбегающаяся по асфальту лужица крови. Девушка как сомнамбула подошла к распростёртому под машиной телу. Откуда-то доносились голоса, серена приближающейся скорой помощи, как-то оперативно появились гаишники и даже милиция.
   -- Я ненавижу тебя... -- донёсся до неё хриплый голос Милы и глаза девушки закатились.
   "Что делать? Как такое могло случиться?" -- Алина в шоке смотрела, как тело подруги погружают на носилки.
   -- Я с нею, -- произнесла она, когда её попытались остановить при попытке забраться в скорую.
   -- Кем вы приходитесь пострадавшей?
   -- Родственница, -- произнесла Алина, слово "подруга" после происходящего застряло на языке.
   Она тут же ощутила, как чьи-то руки подхватили её, помогая залезть в салон машины. Возле носилок суетился врач, кто-то подходил с вопросами, но она не помнила, что говорили или спрашивали. Суета возле приёмного покоя, капельницы, её отвели в сторону и усадили на скамью. Запах лекарств въелся в нос.
   -- Расскажите, пожалуйста, что произошло? -- послышался рядом мужской голос.
   Алина повернулась и тупым невидящим взглядом уставилась на стоящего рядом человека. Слезы застилали глаза, не давая рассмотреть корочку, которую он совал ей в лицо.
   -- Я... я не знаю... она хотела перескочить дорогу, оступилась и... -- она разрыдалась.
   "Это я виновата! Я!" -- кричало сознание, -- "Но говорить нельзя, ей это не поможет, а меня... меня..."
   -- Выпейте это, -- кто-то протянул ей какую-то таблетку и пластиковый стаканчик с водой.
   Вскоре появились родители Сергея и Милы, но в палату никого не впускали, а вызнавать что-то у Алины было бесполезно: девушка сидела, тупо смотря в одну точку, и ни на что не реагировала.
   С той поры в скайп она не входила, только изредка пообщаться с сестрой и тут же отключалась, в игре её тоже больше не видели. Она уволилась с работы и полгода провела у постели лежащей в коме девушки. Чувство вины не отпускало, и каждый раз стоило уснуть, она слышала сквозь чьи-то голоса и завывания сирен, одну и ту же фразу: "Я тебя ненавижу..." и просыпалась.
   -- Мам, я с Серёжиными родными переговорила, им продать нечего, у них две квартиры, но обе в области, а их цена... сама знаешь, нам это не поможет. Я хотела тебя попросить, кое о чём...
   -- Ну и что ты задумала? Ты теперь что, совсем жить не будешь? Так и будешь просиживать всё время возле неё?
   -- Мам, на нас переоформят одну из квартир, переезжай туда, а оставшуюся от отца и твою я продам, ну и мы с Сергеем кое на что копили. Может что-то удастся сделать за эти деньги.
   -- Ты с ума сошла? Люди душу и органы готовы продать за хоть какую-то площадь, а ты всё распродать решила? -- вскинулась мать. -- Ты веришь в то, что ей помогут?
   -- Сейчас нет, но мы узнавали об условиях криогенного хранения. Наука не стоит на месте. Мам я не могу так, ей всего двадцать пять. Вся жизнь впереди... была... А потом наша ссора и она... на её месте могла оказаться и я.
   -- Не вешай на себя ответственность за чужие поступки, тем более сама же говорила, что она оступилась -- это случайность.
   -- Случайность или нет, но я не могу мам. Мне спать этот случай до сих пор не даёт, а уже полгода прошло.
   -- Ладно, -- вздохнула мать. -- Если тебе от этого легче станет, то скажи, что я согласна, пусть оформляют квартиру, я перееду и дай бог, чтобы всё это было не зря.
   -- Спасибки, мамк. Я тебя люблю, -- Алина чмокнула мать в щеку и, схватив телефон, выскочила из комнаты.
   -- Сама-то где жить будешь, дурёха, -- едва слышно прошептала вслед мать.
   Всё прошло успешно. Квартиры были проданы по хорошей цене, и удалось утрясти бюрократические вопросы с отключением от оборудования и заморозкой. Хватило и на оплату двадцати пяти лет хранения. Все надеялись, что к тому времени медицина сумеет помочь, главное скопить достаточно средств на то, чтобы оплатить услуги врачей.
   Алине пришлось вновь выйти на работу. Жить приходилось в съёмной комнате в коммуналке, но девушка не жаловалась.
   Но через год случилось то, чего никто не ожидал -- произошёл сбой электроснабжения, не помогли даже резервные источники, в итоге все хранившиеся материалы были повреждены. Тело выдали для захоронения. В семье был траур, им пришло приглашение в суд, в результате выиграли немалую сумму, многократно превышавшую себестоимость затрат на бюрократические волокиты и оплату услуг, но деньги не могли вернуть Милу. Родные Сергея взяли себе лишь малую долю от суммы, а остальное осталось в распоряжении Алины и её матери.
   Девушка купила квартиру, но жизнь стала бессмысленной и одинокой. Отношения с мужем после Алининых капиталовложений вроде наладились, но ненадолго. После похорон сестры, он вновь отдалился. Приходя домой, она вновь и вновь погружалась в мечты о ребёнке, несмотря на пройденный курс обследований и лечения, возможно из-за нерегулярности отношений с детками ничего не получалось, что и не странно -- муж дома бывал всё реже и реже.
   О разводе говорить Алина боялась, мешало чувство вины, тем более Сергей ей твердил, что любит и жить без неё не может и не хочет, но и с ней почему-то тоже. Не давал покоя страх, что муж что-нибудь с собой сделает после разрыва. Потерю последнего оставшегося в живых ребёнка, его родители явно не перенесут, да и она с таким камнем на душе, тоже жить не сможет.
   Всё это было в прошлом, больше года назад закончились судебные тяжбы. Весной, не выдержав одиночества, взяла отпуск за свой счёт и рванула к мужу. Тогда она и встретила Диму, и впервые искренне пожалела, что несвободна. В августе поехала с подругой в отпуск, жизнь закрутилась. Опять он оказался рядом, гораздо ближе, чем она думала. Девушке не давало покоя то, что именно общение с ним, пусть и виртуальное, послужило причиной смерти Милы.
   Взглянув на скайп, девушка поняла, что никогда ему не позвонит, и отключила ноутбук. Стряхнув оцепенение, накатившее вместе с воспоминаниями, Алина открыла окно и вышла на кухню. В шкафчике нашлась бутылка бренди.
   -- Ничего мне не будет, а потом... клянусь, что брошу курить! -- пообещала она и чуть ли не залпом ополовинила содержимое ёмкости.
   Опьянения она не заметила, просто захотелось спать. В комнате было холодно и всё ещё попахивало табаком. Закрыв окно, девушка зарылась в одеяла, в очередной раз с тоской подумав: "Как бы хотелось, чтобы кто-то тёплый был рядом, прижал к себе, обнял, погладил по волосам..." И так в мечтах, не заметила, как уснула.
   Утро выдалось не из лёгких. Алина уже и забыла, что такое вставать в семь утра и вопреки прошлым привычкам трижды переводила будильник, оттягивая подъём. И встав за полчаса до выхода из дома, с круглыми глазами носилась по квартире пытаясь привести себя в порядок, но на работу всё же не опоздала.
   Стоило ей появиться на заводе, как со всех сторон посыпались вопросы: "Где пропадала?.. Ты заболела? Что у тебя случилось..." Кое-как отбиваясь от любопытствующих она наконец-то добралась до своего кабинета и тут же понеслись звонки:
   -- Алечка, как хорошо, что ты вернулась! У нас тут аншлаг полный! Налоговая нагрянула, а недавно обновление какое-то в программе прошло, и отчёты не формируются, -- запричитала зам главного бухгалтера.
   -- И вам здравствуйте, -- перебила Алина женщину. -- Можно я хотя бы компьютер загружу.
   -- Да, да, конечно, я подожду. Ты подключишься или так рассказать, что произошло? -- не могла утихомириться ретивая работница.
   -- Ну и что же приключилось с вашими отчётами? -- для приличия поинтересовалась Алина, подключаясь к терминалу.
   -- Ну, вот помнишь отчёт по НДС? Так вот, задаю период, как ты учила, выбираю тип документов. Жму сформировать. Он что-то шуршит, типа делает, а потом выскакивает окошко с ошибкой.
   -- Так что за ошибка то? -- не выдержала Алина.
   -- Что-то там про компиляцию присоединённых форм. А что такое компиляция?
   -- Ой, Людмила Викторовна, вам это лучше не знать, не забивайте голову. В общем, я поняла в чём проблема, сейчас ресурсы переподключу и отзвонюсь вам.
   -- И долго это?
   -- Пять минут, только не забудьте перезайти в программу.
   Не успела Алина положить трубку, тут же вновь зазвонил телефон.
   -- Р-р-р-р, -- прорычала она, поймав насмешливый взгляд сидящего напротив сотрудника.
   -- Да они все телефоны нам оборвали, пока тебя не было, -- порадовал он.
   Благо звонила начальница. Никаких упрёков и казней, мило поболтали о том сём и разъединились.
   Как выяснилось большую часть того времени, что Алина отсутствовала на рабочем месте, её напарница провела, лёжа в больницах на сохранении. Поэтому первый рабочий день прошёл как в бреду -- работы накопилось море. Пугать начальство своей беременностью она не стала, сначала стоило посетить врача.
   В консультации подтвердилась беременность, её поставили на учёт. По срокам отцом явно был Дима.
   -- Вот же чёрт! Влипла, так влипла! Ну, неужели на свете мужиков мало? И тогда я с ним связалась на свою голову и теперь... -- бурчала она себе под нос всю дорогу.
   Придя домой приняла душ, заглянула в пустой холодильник и, почувствовав себя слишком разбитой легла пораньше спать.
   На следующий день один из коллег кинул ссылку на "you Tube", с припиской "Беспредел, осторожнее выходите на улицы!" После просмотра Алине поплохело: "возле телебашни в свете уличных фонарей притормаживает знакомый до боли фургон, из-за поворота вылетают джипы, раздаются автоматные очереди. Фокус камеры перемещается на асфальт и часто мелькающие кроссовки".
   "Выложено через пару часов после нашего возвращения. А Ольга сокрушалась, что Макс про неё в тот же день позабыл. Может позвонить ей?" -- гадала девушка, просматривая ролик в очередной раз. Рассмотреть находящихся в фургоне не удавалось, и финал истории остался за кадром.
   Алина набрала Олин номер, в ответ лишь длинные гудки. Позвонила домой, но трубку тоже никто не взял.
   "Наверное, на работе в запарках, как и я. Ну, может оно и к лучшему, ничего не знает, меньше волноваться будет" -- успокаивала себя девушка, но легче не становилось. За время, проведённое вместе, они очень сблизились. Да и участь ребят была ей не безразлична. Вот только как узнать, чем всё закончилось она не знала.
   Её мысли оборвал телефонный звонок. Алина взглянула на экран мобильника -- мама.
   -- Привет, ну как, на работе всё уладила?
   -- Да, всё нормально. В консультации была, на учёт встала. А завтра жди, приеду.
   -- Я тут подпростыла. Вот и не знаю, стоит ли тебе ехать, ещё заражу, не дай бог в твоём-то положении.
   -- Это да, пожалуй, придётся дома посидеть, -- согласилась Алина, хотя маму увидеть и хотелось, но ребёнок для неё сейчас был важнее.
   Вечером она заглянула в магазин, прикупила фруктов, и кое-что из продуктов, но дойдя до дома, вновь лишь заглянула в душ и уснула.
   Пятница пролетела незаметно. Рабочие страсти утряслись, звонков не было. От нечего делать она перечитала скопившиеся вконтакте сообщения, просмотрела выложенный кем-то на шару фильм, попыталась ещё раз дозвониться до Ольги и побрела домой. Погода была солнечной, бабье лето, как говорят. Готовить не хотелось, и она зашла по дороге в кафе. Сделав заказ, уставилась в окно и под ненавязчивую негромкую музыку предалась размышлениям: "Как назвать малыша? Если девочка, то..."
   -- Здравствуйте, к вам можно подсесть? -- обратился к ней моложавый подтянутый мужчина с ранней сединой, в явно дорогом костюме.
   Алина окинула растерянным взглядом зал: большинство столиков было свободно.
   -- Мне кажется, здесь достаточно свободных мест, -- произнесла она.
   Желания с кем-то знакомиться не было и так в личной жизни полный бардак: "Здравствуйте, я немного замужем. Где муж? Ой, не знаю с какой-то б... живёт. Ах, да, я ещё немного беременна! Нет, нет, что вы, конечно же, не от мужа! От кого? А хрен знает..."
   -- А мне очень хотелось бы поговорить, -- решил настоять на своём мужчина, и добавил: --Именно с вами.
   Алина взглянула на него: "вполне приятный, ничего отталкивающего нет, да и отшить такого не сложно, внешность явно не бандитская..."
   Решив отвлечься в ничего не значащей светской беседе, девушка показала взглядом на место напротив.
   -- Что вы хотите от меня услышать? Или просто не с кем поговорить и мои уши показались достаточно свободными? -- не очень корректно высказалась она.
   -- Что вы Алина, напротив, я вполне даже предполагаю, что в свете минувших событий вы не желаете никого видеть и ни с кем говорить, но всё же вынужден был настоять.
   -- Оу, а мы оказывается знакомы? -- девушка принялась изучать сидящего напротив, но как не ломала голову, так и не припомнила никого похожего среди своих знакомых.
   -- Не пытайтесь меня узнать, -- прервал затянувшееся молчание нежданный собеседник. -- Мы раньше никогда не встречались.
   -- Чего же вы хотите от меня тогда? И откуда вам известно моё имя?
   -- О... имя это самое меньшее. Поверьте, знаю я о вас о-о-очень мно-ого.
   -- Даже так?
   -- Именно. И не скрываю, так как намеренья мои чисты.
   -- И каковы же они?
   -- Дело в том, что я возглавляю один закрытый проект, носящий возвышенное название "Ноев ковчег" и мы с коллегами очень заинтересованы в сотрудничестве с вами.
   -- Со мной? У вас, программистов не хватает? Если так, то должна заранее проинформировать -- я не являюсь чем-то выдающимся, элементарная поддержка не более, да и к тому же работа у меня есть, так что...
   -- Не спешите делать выводы, -- прервал её собеседник. -- И как программист вы нам действительно не интересны. Не потому что плохой, а потому что у нас укомплектован штат и найдутся сотни других претендентов, а вы для нас являетесь чем-то гораздо более ценным.
   -- Как звучит, однако.
   Ответить он не успел, принесли заказ.
   -- Мы предполагаем, что ваша жизнь в опасности, -- произнёс мужчина.
   -- Была, если на то пошло, но всё миновало и осталось в прошлом.
   -- Вы не правы. Всё только начинается. И вы можете послужить всего лишь приманкой в руках недальновидных, алчных людей.
   -- А вы предусмотрительные ангелы? -- съязвила девушка, разговор начинал её нервировать.
   -- Отнюдь. Мы далеки от столь высоких званий. Хотя и пытаемся воплотить в жизнь то, что по силам лишь создателю.
   "Господи, не хватало мне ещё сумасшедших сектантов..." -- подумала Алина. Но у мужчины зазвонил телефон.
   -- Извините, срочные дела зовут. Но мы продолжим разговор в ближайшее время, -- быстро выпалил он и, бросив на столик тысячную купюру, покинул кафе.
   Вернувшись домой, Алина ощутила себя измученной. Из головы не выходил странный незнакомец, и то видео. Уснуть никак не удавалось. В очередной раз встав с кровати девушка взглянула на часы, было уже почти четверть третьего ночи. В памяти раз за разом прокручивались события этого вечера -- странный разговор в кафе не давал покоя.
   Утро было поздним. За окном было пасмурно и непрестанно моросило.
   -- Бр-р... -- девушка поёжилась. -- В такую погоду хороший хозяин и собаку на улицу не выгонит, -- зареклась она, планируя не выходить из дома.
   Делать было нечего. Благо теперь был интернет. И Алина коротала время за просмотром пиратских новинок кинопроката.
   Вечером раздался телефонный звонок. Поставив воспроизведение на паузу, девушка какое-то время смотрела на трубку городского телефона, словно пытаясь просканировать -- кто же звонит? "Не дай бог -- это Сергей... не хочу с ним говорить..."
   -- Привет, дружок! -- неестественно бодрым голосом поприветствовала её Ольга.
   -- И тебе не хворать. Как оно, твоё ничего? -- отделалась Алина дежурными фразами.
   "Может она уже откуда-то узнала о той ситуации возле телебашни?"
   -- Да ничего... в смысле хорошего, -- сдалась Оля. -- Макс забыл и забил, не хочу об этом, ок? У тебя-то как? Серый не появлялся? Или может объявился новоиспечённый папанька?
   -- Нет и нет, -- коротко ответила девушка, разговор не клеился.
   -- Информативно, нечего скажешь, -- констатировала подруга. -- Прости, мне сейчас не до психологической помощи друзьям и близким, сама не совсем в норме... в общем будут новости телеграфируй. Не пропадай.
   -- Ок, -- только и успела ответить Алина и услышала в трубке гудки -- подруга уже дала отбой связи.
   Следующая неделя промелькнула как сон: работа, дом, странный собеседник больше не объявлялся. Алина быстро утомлялась, вечером сил хватало лишь на то, чтобы попить чаю и принять душ. По ночам она надеялась вновь увидеть Диму, но нет, сны были какие-то бессмысленные, благо хоть старые кошмары тоже мучить перестали.
   В пятницу, заскочив домой за вещами, Алина подпрыгнула от неожиданности, когда зазвонил городской телефон.
   -- Привет, Аль, как ты? -- послышался немного искажённый телефонной связью, но всё же такой родной голос.
   Алина припала к трубке, затаив дыхание. В этот миг она простила всё и всем, забылось даже чувство вины. Она что-то затараторила про работу, про видео на Ютубе.
   -- Я тут спросить хотел, -- произнёс он, даже не дав ей договорить. -- Ты Ольгу, когда в последний раз видела?
   -- Э-э-э... -- растерялась девушка, борясь с внезапно накатившей волной ревности. -- На той неделе она ко мне в четверг приезжала, и в субботу звонила. А что?
   -- Да так. Макс интересуется, -- уклончиво ответил он.
   -- А вы что так подружились? Я думала после возвращения...
   -- Аль, я бы рад был поболтать, но не сейчас. Перезвоню, -- прервал её Дима и отключился.
   -- Что с ними всеми? -- пробурчала растерянно девушка, вспоминая, как накануне подруга на полуслове бросила трубку.
   "Надо принять ванну и успокоиться. Не годится в растрёпанных чувствах к маме заявляться" -- решила она и, насыпав морской соли, включила воду. "Вообще странный звонок. С чего это он заинтересовался Олей? Может... нет, не могла она так поступить! Знает же, что я жду от него ребёнка и как отношусь. А может, поэтому и Сергей до сих пор не появляется? Если она всё рассказала, то он просто не хочет меня видеть? Она всегда разрывалась между нами, не зная, чью сторону принять в случае конфликта. Они ведь с детсада дружили..." -- сомнения нарастали с каждой секундой и, не выдержав, девушка набрала номер подруги, но в ответ услышала лишь длинные гудки.
   Бросив телефон на кровать, она замерла, услышав звук открывающейся входной двери.
   -- Чёрт... Вот только тебя мне сейчас и не хватало!" -- раздосадовано буркнула она, быстро оборачиваясь в полотенце.

Глава 8 НОВОСТИ ДЛЯ ПАПЫ

   Неделя метаний между мирами, в попытке посильно помочь спасённой группе и пытаясь перебросить их в Отражение, мягко говоря утомила. Неоднократно пытался восстановить потерянную связь с Алиной, не перемещаясь на свой страх и риск, а просто увидеть, поговорить. Но, увы, больше это мне не удавалось.
   -- Можешь откуда-нибудь с территории России звякнуть по этому номеру? -- попросил Макс, протягивая листочек с номером.
   -- Кто это? -- интересуюсь.
   Было принято решение полностью ограничить связь с внешним миром, чтобы исключить возможность выследить их местоположение.
   -- Ты её знаешь... -- смутился он. -- Это Оля.
   -- Подруга Али? Что передать?
   -- Хотел бы, конечно, увидеться, но... передай, что помню и скучаю. Пусть не забывает.
   -- Окей. Если получится, организую вам встречу, -- пообещал я.
   Вечером попытался связаться с Ольгой, но мобильный не отвечал, а дома какая-то женщина ответила, что её нет. Тоже повторялось на протяжении всей последующей недели. Макс с помощью Стаса пробил её адрес и попросил навестить.
   Оказавшись в высотном кирпичном здании рядом с Сосновкой, нашёл нужную квартиру и, не теряя времени -- позвонил, что говорить не думал, собираясь действовать по ситуации. Дверь открыла невысокая женщина, лет пятидесяти с лишним.
   -- Здравствуйте, извините, а Оля дома?
   -- А вы ей кем приходитесь? -- поинтересовалась женщина.
   -- Дима. Я -- Олин друг, -- отвечаю и по её удивлённому лицу понимаю, что меня неправильно поняли. -- То есть... ничего личного. Мы с ней и Алиной... общие друзья, -- поясняю.
   -- А-а-а-а, -- с некоторым облегчением выдохнула хозяйка. -- Я, её мама. Проходите, что тут стоять, -- сказала она, покосившись на двери соседей.
   Квартира оказалась большой, но отделанной хоть и не бедно, но по старинке. Скинув в прихожей кроссовки, прошёл за хозяйкой в кухню.
   -- Мы ума не приложим, что с ней творится, -- призналась женщина. -- Она всегда была очень ответственной, чего в последнее время о ней не скажешь.
   -- А что изменилось-то?
   -- В отпуск уехала и почти на два месяца пропала. Ни звонков, ни одной СМСки не получили, пока на пороге не появилась. Это на неё не похоже, не говоря о прогулах, еле утрясли всё, а то б и уволили...
   Она ещё долго рассказывала о периоде её отсутствия, я благоразумно помалкивал, так как понятия не имел какую версию правды, девушка преподнесла родным.
   -- Ну, видать в загул ушла, -- попытался пошутить. -- Вечно быть серьёзной...
   -- Если бы она любовь нашла или просто развеяться захотела, я бы поняла, не осудила, но так... это у неё теперь видимо в привычку вошло, -- пожаловалась женщина. -- Вот уже полторы недели как пропала и опять на звонки не отвечает, и сама не звонит. Что хочешь, то и думай. На работе мне уже стыдно начальству в глаза смотреть, -- призналась собеседница. -- Вы же, наверное, в курсе, что мы с Олей в одном НИИ работаем?
   -- Да-да, конечно, наслышан.
   -- И кстати, у тебя есть номер Али? Я что-то не нашла.
   -- Да. На память, правда, не помню, -- отвечаю, доставая телефон.
   -- Можешь позвонить? Мне она не всё скажет, а вот друзьям... -- внутренне содрогнувшись, я лишь кивнул и нажал кнопку вызова.
   Пара бесконечных минут никто не брал трубку, я уже начал волноваться, но вдруг послышалось:
   -- Алё.
   -- Аль, привет, -- произнёс я.
   -- Дим? -- недоверчиво спросила она.
   -- Да, -- понимая, что надо скорее переходить к теме звонка, иначе, вообще забуду, зачем звонил, я спросил: -- Как ты?
   Осыпая меня вопросами, девушка что-то рассказывала про работу и какое-то видео на you Tube. Мне с трудом удалось перевести тему в нужное русло. В итоге, под выжидательным взглядом Олиной мамы, пришлось скомкать разговор, пообещав позже перезвонить.
   -- Не хотелось бы вас волновать, но и Аля не видела Ольку около двух недель.
   -- Совсем девка с катушек слетела, -- начала сокрушаться мать. -- Ну бог с работой, но обо мне и о сыне подумать могла бы? Вот каждый раз из школы приходит и спрашивает: где мама? А я вру, что только-только на работу убежала, что ей график поменяли. Ну а что ему ещё сказать?
   -- Вы всё делаете правильно, -- попытался я утешить женщину. -- Ладно, извините за вторжение. Пойду.
   Короткий телефонный разговор с Алиной оставил неприятный осадок. Не так хотелось с ней пообщаться. Что она теперь надумает? Я толком не поинтересовался как она и про себя ничего не сказал, акцентируя внимание на подруге. Чёрт, опять я вляпался! Сколько раз он зарекался и на своём опыте и, смотря на брата -- никогда больше не привязываться. А теперь... Не то сказал и ломаю голову, что она думает... Блин, Макс ждёт же!
   Попытался вновь дозвониться, но Алина трубку не брала. Наверное, обиделась. Чувствую, что начинаю уже звереть от всей этой ситуации: от всех навалившихся на меня непоняток, от незваной ревности, от... да вообще от всего! Решив не поддаваться настроениям, и по возможности хоть чем-то отвлечься, перенёсся к ребятам.
   -- Не знаю, Макс, она две недели назад куда-то пропала: не звонит, не пишет. Мать говорит, что раньше за ней такого не замечалось, только вот в прошлом отпуске...
   -- Ну, там-то понятно, она и не могла им позвонить или написать, а сейчас-то что? -- недоумевал молодой человек. -- А Алина что?
   -- Она её тоже две недели не видела. Но, я с ней вскользь поговорил под надзором Олиной мамы.
   -- Так перезвони! Прям как маленький порой, ей богу!
   -- Пытался, трубку не берет. Может, обиделась?
   -- Чего ты там уже накуролесил? -- послышался из-за спины голос Стаса, которого всегда волновало всё связанное с Алиной.
   -- Ничего. Просто позвонил впервые после возвращения, а обстановка к разговору не располагала, вызнал у неё все про Олю и обещал потом перезвонить.
   -- Ога, а она теперь трубку не берет -- да?
   -- Да.
   -- Ну, ясен пень, она, небось звонка ждала, а ты о подруге решил поговорить. Дуй к ней -- объясняйся.
   -- Как к ней?
   -- Вот так! Мне тебя учить, как к девушке идти мириться?
   Перенесясь в Россию, я набрал Алинин номер, но в ответ вновь были слышны лишь длинные гудки. Наверное, всё же обижена и не желает меня слышать. А внезапно к ней заявиться тоже нельзя, у неё ведь муж может быть дома, а портить ей жизнь, я, увы, права не имею. Перезвонил Оле, но её мама сказала, что та так и не появилась.
   Несколько дней я безуспешно пытался дозвониться, и в итоге, перенёсся к спасённой недавно группе.
   -- Ну, что там? -- сразу же спросил Макс, стоило мне оказаться поблизости.
   -- Её нет до сих пор. И Алина уже несколько дней как пропала, -- отвечаю.
   -- Ну, с ней-то понятно, -- произнёс Стас и, увидев вопросительный взгляд, добавил: -- Она, скорее всего в больнице.
   -- В смысле? -- растерялся я. -- Почему...
   -- Она беременна, -- перебив меня, ответил Стас.
   На меня словно ушат ледяной водой вылили.
   -- К-как? -- пробормотал я.
   -- А ты не знал? -- удивился Стас. -- Мне казалось, вы достаточно близки, и ты в курсе...
   -- Нет, -- ошарашено признаюсь.
   Какой же я идиот!!! Пытался забыть, выкинуть из головы... Вместо того, чтобы быть рядом, заставить забыть её об этом уродце... А теперь у неё будет ребёнок. Нет, меня это не смущает, и я бы принял Алину и с двумя детьми, но захочет ли теперь она связываться с кем-то? Ведь ребёнку нужен отец... родной, отец.
   -- Обзвони больницы, -- вырвал меня из пучины внутренних терзаний, Стас. -- Я бы помог, но у них данные вводятся, мягко говоря, не своевременно...
   Не дожидаясь дальнейших советов и, плюнув на возможную встречу с Сергеем, переношусь прямо в квартиру Алины. В комнате на кресле разбросаны вещи, свет включён. На миг я даже испугался, что вот-вот меня застанут врасплох. Для меня лично это ничем не грозило. Смоюсь, как и пришёл. А вот Алину мог ожидать скандал, а в её положении стрессы ни к чему.
   Однако мои опасения, собственно, как и надежды застать её дома не оправдались. В комнате никого. Выхожу в коридор. В квартире тихо, из приоткрытой двери ванной комнаты льётся свет. Стараясь не шуметь, заглянул внутрь -- никого. В помещении сыро и прохладно, подошёл к наполненной ванной. Вода холодная. Так и задумано или про неё просто забыли?
   Не удержавшись от искушения хоть что-то узнать о занимающей все мои мысли девушке, включил стоящий в комнате ноутбук, собираясь просмотреть фотографии. Но вспомнив слова Стаса про больницу, запросил телефоны приёмных покоев в Санкт-Петербурге. Больниц оказалось много, но это не пугало. Спустя три часа, обзвонив и городские, и коммерческие клиники -- имевшие стационары, пришлось признать: время потрачено зря, данных о её поступлении в стационар нигде не было.
   Не желая тратить время, взял Алинин ноутбук, и вернулся к Стасу.
   -- Можешь просмотреть все её логи за последнее время? -- интересуюсь, протягивая чудо техники компьютерному гению. - Я в теории и сам мог бы, но это займёт уйму времени, а ты профи, -- даже и не думая подмасливаться, абсолютно искренне добавил я.
   -- Тебе не кажется, что это уже слишком? Ни ты, ни я не имеем права вмешиваться в её личную жизнь, -- сразу же дал отповедь Стас.
   -- Пойми, что-то не так, -- я вздохнул. - Девчонки пропали. У Алины в квартире минимум сутки никого не был.
   -- С чего такие выводы, Шерлок Хомс?
   -- В ванной вода набрана, да так и брошена. Дверь была прикрыта, но в щёлку я заметил свет. Так вот в помещении было холодно и очень сыро. И вода уже холодная. А если бы её набирали сегодня, то...
   -- Твои предположения относительно ванной ясны, и да ты, наверное, прав. По больницам-то что?
   -- Ни в одном приёмном покое её не было. Тебе не кажется это странным?
   -- Да уж, кажется... -- заметил Стас каким-то странным голосом, и добавил, отведя взгляд: -- Что лучше бы она тебя никогда не встречала и жила бы спокойно своей жизнью.
   -- Что ты имеешь в виду, говоря -- спокойно?
   -- Да то! - огрызнулся парень, но всё же не выдержал и высказался: -- Сначала мы её сцапали из-за тебя, собираясь использовать в качестве наживки. Кто знает, кому ещё такая идея в голову может прийти?
   -- Ох, ёп... -- выругался я, садясь на стоящую поблизости раскладную скамеечку.
   -- Вот и я о том. Давай сюда ноут, -- буркнул Стас и удалился в фургон.
   Выйдя через десять минут подошёл ко мне.
   -- Знаешь, ничего интересного, -- произнёс он. -- Кроме того, что мне пришлось всё пробивать иными путями. Кто-то хорошо порылся у неё в компе и почистил всё, включая реестры.
   По коже пробежал мороз.
   -- А мог это сделать, её ха...
   -- Нет, -- оборвал его Стас, так и не дав договорить, -- Я о нём справки наводил. Он в компах дуб дубом, да и нет его в Питере давно, -- и поймав мой удивлённый взгляд, пояснил: -- Он сейчас в Белой Церкви. А в Питер заезжал в период нашего отсутствия и вернулся назад. Живёт с какой-то девицей, -- последние слова, он почти выплюнул.
   -- М-да... -- только и смог сказать я. - Интересно... Аля в курсе?
   -- Понятия не имею, -- признался он, а меня вдруг осенила страшная мысль: "А, что если узнав, она..."
   -- Не думаю, -- произнёс оказавшийся рядом Макс, угадавший направление моих мыслей.
   -- То есть? - не понял я. - Ты о чём?
   -- Фрагмент вашего разговора слышал, а дальше всё о чём ты подумаешь, по лицу видно. Не хорони её раньше времени. Оля как-то проболталась, что Алина собирается порвать со своим. А до того я слышал, как Алина рассказывала Стасу про беременность, ну я и удивился непоследовательности, мол, как же так? Она сказала, мол Алинка спалила его с какой-то девкой, а беременность она по-любому сохранит, потому что шесть лет до этого не получалось и ей важна не семья, а ребёнок. К тому же у неё были сомнения относительно отцовства, -- произнося это, он покосился на Стаса.
   -- Чего ты на меня-то смотришь? -- тут же ощетинился парень. -- Я, к сожалению, никоим образом с этим не связан, хотя и не отказался бы быть на месте отца. И был бы более сознательным, -- буркнул он и, развернувшись пошёл к палатке.
   -- Стоп, а почему ты это мне ещё там, в лагере не сказал? - было немного обидно, ведь у нас с Максом сложились доверительные, почти что дружеские отношения.
   Максим оглянулся по сторонам, взял меня под руку и повёл в сторону.
   -- Тогда я не знал. Это потом... уже здесь услышал, -- тихонько произнёс он. - Пытался связаться с Олей, ну и Алькой тоже. Они не отвечали. Я решил, что Стас мне что-то заблочил, чтобы не палил всех, вот я и не дозванивался. В общем, прости конечно, мысли не о том были. Вот и не рассказал.
   А у меня, тем временем, возник тут же вопрос: если она выяснила это уже в Отражении, то, какой был срок?
   -- Можешь пробить данные в её женской консультации? -- без вступлений обратился я к курящему рядом со своей палаткой Стасу.
   -- Я тебе и так могу всё сказать, -- ответил ходячий справочник. -- Двадцать первого, в пятницу она последний раз была у врача.
   -- Меня интересуют сроки, -- уточняю, надеясь, что и сейчас он не спасует.
   -- На момент последнего обследования зачатие предположительно произошло в конце первой декады августа, и срок составлял шесть с половиной. Сейчас... уже семь недель.
   -- В конце чего? -- не понял и без того расстроенный я.
   -- Фух... -- выдохнул Стас, ему явно не нравилось то, что всё вызнают через него. -- Это выходит с седьмого по десятое августа, -- выпалил и тут же, давая знать, что разговор окончен, забрался в палатку.
   -- А-а-а... -- только и смог сказать я и задумался.
   -- Ну, как бы отец ребёнка, действительно не её сожитель, -- послышался голос Стаса. -- Мы их взяли седьмого утром и до девятого включительно они были под присмотром, десятого не знаю... но я не замечал возле неё никого, кроме Стаса. Но он отрицает.
   -- Или седьмого перед этим, -- тихо озвучил я свои мысли, но всезнайка расслышал.
   -- Угу. Мы пришли по твоему маячку, -- донёсся его злой голос из палатки. -- Так что подумай. Я как бы сразу догадался, а ты... Чурбан!
   Шокированный полученной новостью, и решив более не выводить из себя Стаса. Портанулся в подъезд родительского дома. Подойдя к квартире и услышав перебранку матери с братом, понял, что находится в Основе. Но, сейчас, мне было плевать на опасность, и я нажал кнопку звонка.

***

   Дверь резко распахнулась и в комнату ввалились четверо незнакомых мужиков. В сознании, мгновенно окутывающемся туманом, успела мелькнуть мысль: "Что-то вкололи..."
   ...Холодно и сыро. Пробивающийся сквозь веки свет, и каждый шорох отдавался болью в затылке и висках девушки. Голова закинута назад. Шею свело от длительного пребывания в неудобной позе, но пошевелиться Алина боялась.
   -- Ожила, -- констатировал незнакомый мужской голос.
   Алине хотелось огрызнуться, но накатившая волна головной боли, позволила лишь скрипнуть зубами в ответ.
   В лицо хлестанул поток холодной воды, беспрепятственно падающий на грудь, живот и бедра. Превозмогая тупую боль в затылке, девушка открыла глаза.
   -- Чёрт... -- пробормотала она.
   Звук собственного голоса, заставил болезненно скривиться.
   -- Теперь точно ожила, -- констатировал кто-то за её спиной.
   Каждое слово отзывалось ударами молоточков в висках.
   -- Моя голова, -- простонала девушка.
   -- На, выпей. Отпустит немного, -- произнёс незнакомый мужской голос.
   Алина ощутила что-то в руке. На автопилоте проглотив таблетку, вцепилась в появившуюся перед лицом пластиковую бутыль. Вскоре сковывающие голову тиски ослабили хватку. Девушка окинула взглядом помещение: квадратов двадцать, кресло на котором она сидит -- единственный предмет интерьера, стены и пол отделаны кафельной плиткой, высокий навесной потолок со встроенными неоновыми лампами, глазки видеокамер на стенах. "Словно в морг попала" -- мелькнула мысль.
   -- Теперь вы в состоянии говорить? -- раздался тот же голос, обладатель которого держался за её спиной, оставаясь инкогнито.
   -- Что вам надо? -- выдавила девушка, горло несмотря на количество выпитой воды было пересохшим.
   -- Вы поддерживаете отношения с ... -- новый приступ боли вызванной громким голосом заглушил слова. -- Вам это имя ни о чём не говорит? -- по-своему истолковал молчание допрашивающий. -- Ну, допустим, что фамилию и отчество вы действительно не знаете, но имя: "Д М И Т Р И Й", -- раздельно произнёс он и перед Алиной появилось фото.
   -- Дима? -- произнесла она, понимая, что нельзя этого было делать, но язык словно жил своей отдельной жизнью.
   -- Именно. Как с ним можно связаться?
   -- Никак.
   -- Когда вы виделись в последний раз?
   -- Третьего числа...
   -- А после? -- перебив, спросил мужчина.
   -- Я его не видела.
   -- Вы поддерживали связь через скайп?
   -- Нет.
   -- Но, знакомы вы давно, так как он находится у вас в контактах уже почти четыре года.
   Девушка промолчала, не понимая, что ей нужно отвечать и вопрос ли -- это вообще?
   -- Сегодня вам поступал звонок, это был он?
   -- Нет, -- соврала она.
   Рядом пискнул какой-то прибор.
   -- Странно. Наше оборудование считает иначе, да и это...
   "Алё... да... Дима?" -- услышала Алина свой голос на записи.
   -- Вы продолжите отрицать, что разговаривали именно с интересующим нас объектом?
   Девушка растерялась. Не хотелось подставлять Диму, но с их техническими возможностями врать бесполезно. Поразмышлять ей не дали. Посыпался град вопросов и утверждений.
   -- Как вы уже поняли, нам известно о вашей связи с интересующим нас объектом. Как и причастность к тому, что некоторым членам одной всем нам известной группы удалось скрыться.
   -- Это дело времени, -- произнёс другой голос.
   -- Ребёнок его? Не желаете отвечать? Ну что же придётся провести экспертизу плода, -- жёстко добавил мужчина.
   -- Отпустите меня, -- пробормотала девушка.
   "Что же это творится в моей жизни? Второй раз за два месяца оказываюсь в плену и оба раза из-за него..."
   -- Рано или поздно он выйдет на вас.
   -- Не факт.
   -- Ради той, что носит его ребёнка -- появится, -- заверил мужчина.
   -- Он не знает.
   Сейчас Алина как никогда прежде хотела, чтобы Дима и правда нашёл её и спас. Забрал прочь от этого сумасшествия.
   -- Даже так? Поймите, в поимке этого человека заинтересованы спецслужбы нескольких государств и представители некоторых крупных криминальных группировок. Он не сможет сидеть в засаде вечно, и для него будет лучше, если попадёт именно к нам.
   -- Лучше? -- с сомнением повторила девушка.
   -- Именно. Поэтому советую подумать над моими вопросами, -- произнёс мужчина, собираясь покинуть помещение. -- И да... возможно для вас будет дополнительным стимулом информация о том, что некая Денисова Ольга Вячеславовна находится у нас, и многое уже поведала за последние две недели.
   -- Я ничем не могу вам помочь, -- прошептала Алина, пересохшее горло уже начинало болеть.
   Скрипнула закрываясь дверь, раздался тихий скрежет замка и помещение погрузилось в тишину. "И Оля оказывается здесь, а я на неё злилась", -- корила себя девушка. "Надумала всяких гадостей, а она давно тут и неизвестно, что с ней. Очевидно, Дима заметил неладное и начал её искать..." -- ревность накатила новой волной: "Как он заметил её отсутствие? Значит, они общались..."
   Обида сжала измученное пересохшее горло, глаза застелила предательская пелена слез. Она плакала, не стесняясь следящих за каждым её движением камер. Во рту появился сладковато-кисловатый привкус обиды. "Возможно, Оля понятия не имела о том, что он ею заинтересовался..." -- оправдывая подругу, пыталась утешить себя девушка.

***

   Какое-то время мне было не до размышлений. Видя моё состояние, Славка отбился от излишнего внимания матери и, затащив в комнату, вручил бутылку пива.
   -- Проблемы? -- догадался он.
   -- Не то слово, -- согласился я и чуть ли не залпом осушил всю бутылку.
   -- Оп! Такого за тобой не припоминаю, -- удивился брат. -- С работой что-то? Хотя, о чём я говорю. Неужели личная жизнь косячит? -- и заметив слабый кивок, завёлся: -- Тебе моего примера мало было? Я у матери опять, как видишь. Теперь и ты, поджав хвост, сюда примчишься?
   -- Да иди ты, -- зло фыркнул я, и тут из меня буквально полилось: -- Она не сказала, что беременна! А я отец! Я имею право знать!
   -- Ну, бывает, -- пожал плечами братец. -- Редко, но случается и такое, насильно мил не будешь...
   -- Ты не понимаешь!
   -- Всё я прекрасно понимаю, не первый день женат.
   -- Она пропала... -- пробормотал я и взял ещё одну бутылку.
   -- Ушла?
   -- Нет. Именно пропала.
   -- А с чего ты взял-то, что пропала?
   -- Говорю, значит, знаю, -- отвечаю, и так противно на душе - ну вот во что я превращаюсь, а?
   Славка очевидно сложил два плюс два, припомнил что я в последнее время действительно слишком часто пересекался с различными службами и группировками, и выдал до ужаса информативное, и совершенно не утешительное:
   -- Мда уж, ситуевина... -- пробормотал старший. -- Они могли выяснить вашу связь, и её использовали в качестве наживки.
   -- Опять в качестве наживки, -- вздыхаю. -- И опять я на неё клюну. Только узнать бы где искать.
   Какое-то время в комнате висела тишина, лишь из-за двери доносились возгласы из какого-то ток-шоу, и звонкие вопли матери, старающейся перекричать телевизор, болтая с кем-то по телефону.
   -- Всё из-за меня... - выдохнул я и замолчал, оставив брату, возможность высказать, всё что он думает.
   Пили до глубокой ночи и отключились там же, благо по каким-то непонятным причинам никто не ворвался в квартиру и никого не скрутил, но от этого на утро легче не стало. Да и высиживать здесь дальше смысла не было. Выговорился и то хорошо, хоть дело с мёртвой точки и не стронулось, но чуток полегчало всё же.
   -- Долг зовёт, -- произнёс я и покинул родной дом.
   -- У тебя уже привычка сваливаться на голову без предупреждения, -- буркнул брат.
   Сознательно рискуя, вышел из дома и, пройдясь до конца улицы, заметил открытый подъезд. Откуда и перенёсся в Отражение.
   Состояние не из лучших: голова раскалывается, душа болит, во рту кошки нагадили. Оказавшись всё в том же бунгало, в Селене, где какое-то время жила Алина, упал на кровать, и уткнувшись носом в подушку, которая кажется ещё хранила её запах, задумался.
   Господи, сколько же всего навалилось. Надо ребят выручать, ведь их укрытие из-за периодической активности Стаса и Макса рано или поздно будет раскрыто. А, перенести не удаётся. Ольга и Алька пропали. Стас что-то говорил о возможном, тотальном для всего человечества безумии, которое мог сотворить обладатель первого найденного мной амулета. И о необходимости его раздобыть...
   -- Бл... Мне ещё человечество спасать не хватало! -- в сердцах выругался, зашвырнув подушку подальше.
   Вроде с тем артефактом у меня новые способности откроются. Вот только как узнать где он или кто им владеет? Девчонок надо разыскать. Ещё и ребёнок. Никогда прежде не представлял себя в роли отца, а сейчас... сейчас буквально жаждал им стать. Неприятно ощущать себя глупым мальчишкой, на которого возложили обязанности супермена и ждут, когда же он спасёт всех в отдельности и весь мир в целом.
   Минула неделя, но не по одному из вопросов ясности не прибавилось. Девушки так и не появились, лишь укрепив предположения группы об их захвате.
   -- Я какую-то хрень у себя на компе выловил, -- произнёс Стас в один из моих визитов в их временный лагерь. -- С трудом её блокировал, но удалить не удалось, и что она делала неизвестно, -- признался он. -- Мы вот подумали, не стоит ли нам сменить место жительства?
   -- Лучше потренируемся, мей би в этот раз удастся вас перенести, у меня кой-какие идеи появились, -- произнёс я, ведь накануне действительно кое до чего додумался, осталось только опробовать.
   -- Давай проверим, -- воодушевился компьютерщик.
   Полдня мы терпеливо повторяли попытки переноса и... победили! К вечеру вся группа была в Отражении, что послужило поводом для маленького праздника, в том числе и для меня. Хоть я и устала как неведомо кто, но зато с моих плеч свалился немалый камень.
   Осталось разыскать и изъять первый артефакт и найти подруг. Этот список как ни крути был уже несколько покороче.
   Народ решил обосноваться на одном из курортов на Капри. Шикарный выбор, тут уж не поспоришь: море, богатая флора и фауна, тёплый климат, да и вообще места неимоверно живописные. Перенестись туда внутри мира не составляло труда, стоило лишь увидеть это место на одной из найденных Стасом картинок. Выбрали они один из шикарнейших курортных отелей.
   Здесь открылись и новые возможности для добычи данных. Вся группа тут же подключилась к расследованию. Получаемые данные датировались почти двухмесячной давностью, но прогресс был на лицо. Через неделю кропотливой работы и постоянных переносов из места в место, ребята выяснили, кто на тот момент обладал амулетом. Человек оказался далеко непростой, что не удивительно. Проникнуть к нему, минуя охрану, сложно было даже для меня.
   Стас обновил компьютерный арсенал, и был готов к возобновлению работы в основном мире, благо схему переноса живых существ мы теперь отработали. Требовалось вычислить перемещения объекта. Из Отражения это сделать было невозможно по определению. Сергей нарыл материалы, имевшиеся в распоряжении спецслужб на момент моего первого перемещения в этот мир.
   -- Получить амулет, если он уже активирован, можно только одним способом: убить носителя и превратить в тлен его тело, -- поделился полученными знаниями Макс.
   -- Мне его ещё и завалить надо? А если он вообще не причём?
   -- Ты его нам доставь, мы что-нибудь придумаем, -- кровожадно ухмыльнувшись, ответила Оксана, лишний раз доказав коварство женской натуры.
   -- Зато твой артефакт может сменить владельца, только в случае естественной физиологической смерти, в противном случае он исчезнет. Соответственно твоей жизни угрозы нет. Вот они голову и ломают, как склонить тебя к сотрудничеству, -- продолжил сыпать предположениями Макс.
   -- А для них все способы хороши. И Алина вполне подходит, в роли стимула.
   К середине октября, Макс и Стас, изменив имидж, уже под новыми личинами и документами обживались в Основе. Не забывая при этом продолжать расследование.
   С Олиными родителями, решили больше не связываться, не желая лишний раз бередить рану. Хотя и видно было, что Макс не находит себе места. Девушка явно запала слишком глубоко в его душу.
   Ещё один визит в квартиру Алины, почти ничего не дал. Воды в ванной уже не было, в комнате царил порядок, а на столе лежала записка: "Аль, куда ты опять пропала? Я все больницы обзвонила! Надеюсь, ничего плохого не произошло? Как появишься -- позвони, я волнуюсь. Мама". А я стоял как идиот, держа в руках листочек бумаги и скрипел зубами от осознания своей беспомощности.

Глава 9

   Холод и сырость. Придя в себя, Алина поёжилась. Движение отозвалось щемящей болью во всём теле. Жутко хотелось в туалет, кости ломило от холода, а мысль о еде отзывалась острой болью в желудке. В помещении находилось трое мужчин. Снова вопросы, на которые не было ответов, и вновь спасительный туман накрыл сознание, спасая от допроса.
   Придя в сознание, она обнаружила, что лежит на матраце, уже в другом помещении. Неподалёку от нехитрой лежанки на подносе стоит графин с водой, стакан и что-то из еды, а в дальнем углу предусмотрительно поставлено ведро.
   Слюна заполнила рот, вызывая тошноту. Глаза девушки лихорадочно бегали, мозг лихорадочно соображал: чего хочется больше? Схватив кусок хлеба, потянулась за водой, но мочевой пузырь пронзила жуткая боль. Застонав, Алина плавно опустилась обратно на матрац, и немного придя в себя, осторожно, стараясь не причинять себе новых страданий, поползла к ведру. Кое-как устроившись над посудиной, девушка с непроизвольно выступающими на глазах слезами мучительно облегчилась и, загибаясь от непрекращающейся рези внизу живота, добралась до матраца.
   Окружающий мир пошёл пятнами. Какое-то время она лежала, боясь пошевелиться. Как только боль притупилась, Алина жадно присосалась к графину, ощущая, как потоки живительной влаги смачивают горло и пищевод. Стоило утолить основные потребности организма и вновь начало клонить в сон.
   Время текло. Она приходила в себя во время очередных допросов или порой просыпалась от холода или по нужде, после чего вновь усыпала или теряла сознание. День был или ночь и сколько времени минуло с момента пленения, она не знала. Если в первые дни ещё теплилась надежда на то, что, вот сейчас появится прекрасный принц и спасет, то теперь девушка перестала верить в сказки и надеяться на чудо.
   Она уже не была уверена, хочет ли жить -- настолько устала от полусуществования, когда сил не хватает даже на мысленное сосредоточение, не говоря уже о попытках освобождения. О маме она старалась не вспоминать, от осознания того, что та волнуется легче не становилось.
   "Что меня ждет? На что надеяться? Дима? Обещал вернуться при расставании, и я поверила. И что? Нелепый телефонный разговор. Обещание перезвонить. В результате, неизвестно сколько времени нахожусь здесь. Во мне растёт его ребёнок, а он ни сном, ни духом. Да и что теперь родится, после пережитых нервных срывов, переохлаждений, голода и вообще физического и эмоционального истощения? Хотя... в блокаду у людей состояние не лучше было, и рожали же!" -- тут же одёрнула она себя.
   -- Аля, -- послышался сквозь сон знакомый голос.
   Девушка открыла глаза и уставилась на сидящую рядом на матраце подругу.
   -- Ты? -- недоверчиво потирая глаза, спросила она.
   Оля выглядела замучено: сальные волосы сбились спутанными прядями, она сильно исхудала, под глазами залегли тени. "Да уж, наверное, я смотрюсь не менее живописно", -- пронеслась мысль. И тут же почувствовался собственный, неприятный запах грязных волос и давно немытого тела, к которому за последнее время уже привыкла и не замечала.
   -- Не знала, что и ты здесь, -- произнесла гостья. -- Давно?
   Алина в ответ лишь неопределённо пожала плечами. На этот вопрос она уже давненько не могла ответить. День и ночь слились воедино, за неимением часов или хотя бы окон в помещении о времени можно было только догадываться. В итоге, она даже примерно не могла предположить сроки своего пребывания здесь.
   -- Прости, наверное, это моя вина, -- добавила Оля, отводя взгляд.
   -- Какая теперь разница? -- безразлично отозвалась девушка, -- Что есть, то есть, этого не изменить. Это мне расплата. Если бы ты знала, как всё оказалось сложно.
   Слова лились рекой, не ясно, откуда и силы взялись. Алина хотела говорить, говорить, чтобы никогда этот момент не заканчивался, и подруга навсегда осталась рядом. Она ловила себя на том, что это эгоизм, но Олино присутствие придало смысл дальнейшему существованию.
   -- Я... я так виновата перед Милой. Это точно расплата за всё мною содеянное. Только ты-то в чём провинилась?
   -- Что ты несёшь? Какая ещё расплата? Они интересуются Димой и в том, что мы с ним по стечению обстоятельств оказались знакомы, нет твоей вины. Ни твоей, ни моей, -- отчитала подругу Ольга. -- Меня забрали на следующий день после нашего с тобой разговора. И кажется... я здесь уже вечность.
   -- На мне оказалось гораздо больше грехов Оль, чем я сама могла предположить.
   -- Да брось ты! Грешны те, кто запрятал нас сюда. А ты... О каких грехах вообще может идти речь? -- не понимала подруга. -- Видать у тебя здесь совсем ум за разум зашёл, коли такую ерунду говоришь.
   -- Ох, Оль. Как бы я хотела думать так же, как и ты, -- горько вздохнула Алина. -- Дело в том... помнишь историю с Милкой?
   -- Ну, такое не забудешь... и что?
   -- Да то! Мало того, что Рем и Коннект оказался одним и тем же лицом.
   -- Слушай, может, хватит вспоминать? Ты же в этом не виновата! Ну и психанула она, а в дальнейшем тоже твоей вины нет! Это она тебя толкнула, а не ты её! И под колеса она сама себя по глупости зашвырнула! -- не выдержала подруга.
   -- Да стой ты, -- оборвала её Алина. -- Дело в том, что тогда в мае, когда к Серому ездила, попутчик мой это...
   -- Твой нынешний Димочка, -- прервала вновь Оля. -- Это давно понятно и что? Совпадения случаются.
   -- Да блин! Оль, дай договорить, а? -- вспылила Алина. -- Тот самый Димочка и есть Коннект, он же Рем.
   В помещении на какое-то время повисла тишина. Алине больше нечего было добавить, она смотрела на округлившую глаза подругу, пытающуюся подобрать слова.
   -- Не может быть... - наконец-то выдавила она, но увидев уверенность в глазах рассказчицы, прошептала: -- Охренеть... Вот это уже точно судьба, как ни крути.
   -- М-да уж, я ношу ребёнка от того, из-за кого погибла Мила, -- прошептала Алина. -- В общем ладно. Как-то так вот. Недели через две после тебя, меня загребли из собственной квартиры, -- поведала она и, поймав непонимающий взгляд подруги, ещё не пришедшей до конца в себя после первой новости, пояснила: -- Они так сказали, -- девушка кивком указала на дверь. -- Кстати Дима... он тебя искал, -- добавила она и поразилась, как буднично это прозвучало, ни ревности -- ничего.
   -- Ты ему так и не сказала? -- предположила подруга. -- Молчи, не молчи и так ясно. Ты бы здесь не торчала, если бы он знал.
   -- Мы с ним не общались со дня возвращения, -- призналась Алина.
   -- Ты определись: общаетесь или нет? То меня искал, то вы не общаетесь.
   -- Позвонил за час до прихода этих, -- девушка опять кивнула в сторону двери. -- Мы как-то скомкано поговорили. Его интересовала только ты.
   -- Странно. Макс звонил-звонил, а потом забил. И вот ты говоришь, будто бы Дима меня искал... -- задумчиво произнесла подруга.
   -- Ну... он сказал, что по просьбе твоего, но... -- запнулась, не договорив Алина.
   -- В последний раз с "моим" как ты выразилась, разговор, тоже скомканный получился, и он тоже больше о тебе выспрашивал. Так что давай обойдёмся без циклической ревности? Кстати, как ты себя чувствуешь? - сменила тему Ольга.
   -- Не знаю. На днях немного кровило, но прошло. Кого я теперь рожу? И кому? Им? -- девушка кивнула неопределённо куда-то в сторону.
   -- Не им Аль, себе, это только твоё. Между прочим, это твои слова! Всё наладится, я... хочу в это верить, -- шептала Оля. -- Ты совсем бледная, тебе бы поспать спокойно, -- она положила голову подруги себе на колени, гладя по волосам.
   -- Всё равно снов не вижу, -- уже задрёмывая под ласковыми прикосновениями, пробормотала Алина, разговор с подругой отнял слишком много сил.
   -- А ты специально не жди, просто отдыхай и когда-нибудь увидишь всё, что захочешь...
   Алина уплывала в сонный туман, пытаясь что-то сказать в ответ, но чувствовала лишь лёгкое головокружение и слабость.
   Снов так и не было, но открыв глаза, девушка ощутила себя на удивление отдохнувшей и... одинокой. Окинула внимательным взглядом помещение -- ничто не напоминало о визите подруги. "Может, показалось? Хотя это и неважно, надо беречь себя..." -- подумала она и потянулась к стоящему неподалёку подносу с едой.
   Находясь в плену, трудно угождать нехитрым запросам организма: появляющейся один раз в день пищи явно не хватало, спокойно поспать не удавалось из-за допросов. Алина каждый раз недоумевала: "Что нового они надеются от меня услышать?"
   Однажды её разбудил лязг замков и мужские голоса, что собственно случалось нередко. Иногда допрос проводили тут же -- в камере, порой куда-то выводили, предварительно завязывая глаза. Чего-то подобного она ждала и в этот раз, но вместо этого почувствовала укол и отметила, что вместе с уплывающим сознанием, начинает отпускать и ставшая в последнее время привычной боль внизу живота. "Хоть за это спасибо", -- вяло подумала она и отключилась.
   Пробуждение было странным. Алина уже и забыла, как это: проснуться не по чьей-то воле, а просто из-за того, что организм больше не может спать. Самочувствие улучшилось, по помещению разливалось приятное тепло, что-то шелковистое, нежное окутывало тело, и... пахло деревом.
   Девушка наконец-то решилась открыть глаза и в изумлении заозиралась по сторонам.
   Под ней гигантских размеров кровать, в сравнении с которой её двуспальная дома -- казалась колыбелькой. Комната в охотничьем стиле: полы, стены и потолок отделаны лакированным деревом. Огромный стол подвешенный цепями к вмонтированным в потолок крюкам, не менее громоздкие скамьи вдоль стола. Шкуры животных на полу и стенах. Светильники на литых креплениях и большая люстра с лампочками-свечками под потолком.
   Огромные окна в витражах пропускают солнечный свет. Камин распространяет приятное тепло и аромат горящей калины. Этот запах вызвал ностальгию по детству, когда она ездила к родственникам в деревню, где дед тихими зимними вечерами растапливал помимо печи ещё и камин, подкидывая туда пару поленьев калины, от которой разливался приятный сладковатый аромат.
   Тут же она ощутила и исходящий от собственных волос парфюмерный запах шампуня. Скинула мягкое тёплое одеяло и уставилась на тончайший шёлк нежно-розовой ночной рубашки. Такой роскоши у неё никогда не было. "Кто-то искупал и переодел меня?" Это был факт и от его осознания, у Алины зарделись даже кончики волос.
   -- Я свободна! Он не забыл меня... -- воскликнула девушка, стоило ей слегка оправиться от удивления.
   Встав, она прошлась по комнате. Боли в области живота не было, тело наполняла непривычная лёгкость. Она потянулась за лежавшими на кресле-качалке вещами, но вдруг нахлынуло непреодолимое желание принять душ. Хоть и ощущала, что тело чистое, но так хотелось почувствовать тёплые струи воды на своей коже.
   Искомое помещение нашлось за ближайшей дверью и было совмещено с туалетной комнатой. Стены и потолок в отличие от спальни были зеркальными, пол отделан кафелем. На полочках имелось всё необходимое: начиная от мыла, зубных щёток, пасты, шампуней и бальзамов, заканчивая набором безопасных бритв, феном и косметичкой со всякой женской мелочью типа щипчиков, маникюрных ножничек, пилочек и косметики.
   С наслаждением приняв душ, девушка за неимением депилирующего крема воспользовалась бритвой, щипчиками и взглянув в очередной раз на своё отражение ощутила себя счастливой.
   А потом начался гастрономический разврат в прямом смысле этого слова. Алина с жадностью напала на содержимое тарелок. Чего там только не оказалось: картофельное пюре, бульон, котлетки, жареная рыба, свежий хлеб, овощной салатик. После пленения глаза разбегались от такого разнообразия. Хотелось всего и сразу. Еда как ни странно не остыла -- посуда поддерживала температуру. Поев, и ощутив себя почти окрылённой, гонимая любопытством направилась к дальней двери, дёрнула ручку... закрыто.
   Ничего не понимая, девушка изучила каждый уголок своих новых апартаментов. Другого выхода не было, в расположенном под самым потолком окне открывались лишь небольшие фрагменты - форточки, а обзор говорил о невозможности побега -- постройка находилась либо на возвышении-обрыве, либо имела как минимум три-четыре этажа. Вдали виднелись горы, а вблизи ничего кроме раскидистых заснеженных крон каких-то хвойных деревьев разглядеть не удавалось. "Значит, я всё ещё в плену. Но почему изменили условия содержания?"
   Взгляд упал на магнитолу. Алине казалось, что она сходит с ума, начиная в реальной жизни играть в примитивные компьютерные игры типа квестов -- найди двадцать предметов, и ты перейдёшь на новый уровень, в котором попадёшь или в новую усовершенствованную локацию или в соседнее помещение. А успешное прохождение всех уровней однозначно приведёт к свободе. "Возможно, имеется какая-нибудь запись, которая поможет во всем разобраться?" -- мелькнула мысль, и девушка нажала кнопку воспроизведения.
   "... когда-нибудь, и может не под этим солнцем,
   Но всё вернётся, знаю, всё вернётся.
   Когда-нибудь, поймём, коль сердце не остыло,
   Зачем всё было с нами, зачем всё было..."
   -- М-да, тематично, ничего не скажешь, -- буркнула узница, раздражённо отключая воспроизведение. -- Золотая... нет -- лакированная клетка.
   Рядом с магнитолой лежал фотоаппарат. Первым делом Алина проверила содержимое карты памяти -- пусто.
   -- Ну и ладно. Будет чем заняться...
   За окном виднелся закат, необычайно яркий и красивый и сам факт его созерцания неимоверно радовал. "Как мало порой для счастья надо!" -- думала она. "Глоток свежего воздуха, клочок неба на горизонте, тёплая вода, мягкая постель, еда. Словно в инкубаторе... с чего это меня решили холить и лелеять?"
   Первый день прошёл в неге: постель, еда, душ. На следующий день отдохнувший организм начал требовать хоть какой-нибудь деятельности. Алина слегка подкрасилась и устроила себе фотосессию.
   В таком духе прошло три дня. По закатам и рассветам, она могла контролировать хотя бы это. На допросы не водили, и можно было подумать, что никого здесь нет, но на столе каждое утро появлялась пища. И как не старалась девушка дождаться неведомого посетителя, приносившего еду, так ни разу его и не застала.
   "Всё из-за него!" -- мелькнула как-то мысль. Но тут же она поняла, что вопреки ожиданиям вовсе не злится. "Он сам стал жертвой. И никто невиновен в том, что я закрутила с ним мимолётный роман. Собственно, нас ничего не связывает. Одноразовый секс в наши дни даже не повод для знакомства. О ребёнке Дима не знает. Да и вряд ли он заметит моё исчезновение".
   И вновь странное пробуждение. Новая обстановка. Опять рядом камин, но комната меньше и мрачнее. Два простых двухстворчатых окошка с видом на лужайку и лес. Самочувствие слегка побитое и во рту сухость.
   "Наверное, опять что-то вкололи..." -- подумала она и без особой надежды дёрнула ручку двери, с удивлением наблюдая, как она открывается.
   Выйдя из дома, Алина осмотрелась, вокруг по-прежнему ни души. Осень в разгаре, но тепло. Стволы огромный деревьев, чем-то напоминающих акации покрыты пучками шипов. Тут же, около дома рос гигантских размеров грецкий орех, и несколько не уступающих ему в размерах белостволок. Где-то кукует кукушка, ухает сыч. Побродив по округе вернулась в дом.
   На столике в комнате нашёлся всё тот же фотоаппарат, она проверила старые съёмки -- всё сохранилось. День прошёл в активных прогулках по природе. О том, чтобы бежать Алина даже не думала. Какой в этом смысл, если не имеется ни денег, ни документов. К тому же она не представляла где находится, и кто её похитил. Хотя всё говорило о том, что это довольно влиятельный человек и обратись она в местное отделение полиции -- всё может стать только хуже.

***

   -- Я думаю, владелец амулета и твой заказчик -- одно лицо, -- озвучила свои предположения Оксана. -- И девчонки наверняка у него. Кстати, на них же были жучки.
   -- Жучки-то были, да сплыли. Я успел их снять, -- признался Стас.
   Кто был заказчиком известно, но что-либо разузнать о нём было весьма сложно, у этого человека была личная, никому кроме него самого не подчиняющаяся служба безопасности. Ребята перерыли каждый закуток и в его городских апартаментах, и в загородном особняке, но ничего относящегося к делу не нашли. Позднее планировалось проверить подвалы его загородного дома, на предмет содержания пленников. Сам же объект, являющийся чем-то вроде "серого кардинала", по всем базам словно и не существовал, и вычислить его местонахождение не удавалось.
   Перенеся ребят в Отражение, я обследовал загородный особняк потенциального "клиента". Здания были гигантские, не столько в высоту, сколько по занимаемой территории, а разветвлённая сеть подвальных помещений была гораздо обширнее, уходя за пределы строений. Это новостью не было, но перешерстить всё, оставаясь незамеченным, оказалось не просто.
   К вечеру, в одном из помещений обнаружилась Ольга. Перенёс её к ребятам. Вид у девушки был не из лучших. Но никого это не смутило, главное -- жива и относительно здорова.
   Из путаных рассказов освобождённой выяснилось, что совсем недавно их с Алей держали вместе, но с тех пор как их разделили, Оле о подруге ничего неизвестно.
   Было ясно, что как только обнаружат исчезновение одной из пленниц, вторую, или перевезут в другое место, или возьмут под охрану. Пришлось продолжать поиски всю ночь и утро. Но, план провалился: ни в одном из помещений Алины не было.
   -- Её там нет, -- коротко рапортовал я, стоило оказаться возле друзей.
   -- Рано утром приносили еду и, наверное, заметили моё отсутствие, -- с раскаянием, словно в этом была её вина, произнесла немного пришедшая в себя Оля.
   После душа, приодетая, девушка выглядела значительно лучше. Лена расчёсывала её спутанные волосы.
   -- Ты ни в чём не виновата, могло получиться и наоборот, нашли бы её первой и... -- продолжать Макс не стал, предоставив присутствующим возможность проявить фантазию.
   -- Если бы можно было подсадить жучок на самого Аристарха, то рано или поздно он нас приведёт к ней, -- высказал предположение Стас.
   -- М-да уж, "если бы" мешает... -- соглашаюсь. -- К нему же не приблизиться.
   -- Нам не жучок, а сам Аристарх нужен, но, увы, Дима прав -- он недосягаем, -- встряла в разговор молчаливая в последнее время Оксана.
   -- Кстати!!! -- воскликнул Макс. -- А кто сказал, что для обнаружения Альки надо приблизиться именно к нему? У него есть пара самых приближенных телохранителей, не отходящих от него ни на шаг!
   -- Вот именно -- не отходящих, -- произнесла бывшая Железная леди.
   -- Но, если инсценировать попытку приблизиться, то есть шанс подсадить жучки именно на его охранников, -- пояснил свою идею Макс. -- Ведь они обязаны преградить дорогу для любой потенциальной угрозы!
   -- Можно, но рискованно. Кто знает, как они действовать будут? И ещё... я не думаю, что они двадцать четыре часа в сутки возле "объекта", -- согласился Стас. -- Иногда они куда-то могут отлучаться, причём явно по одному, и тогда...
   -- Попытка приблизиться к Аристарху и подсадка... может плачевно кончиться, -- отверг идею я. -- А, вот их отлучку мы можем и подождать, м-м-м... простите дамы, но например, в сортире, они просто обязаны порой уединяться. У нас определённо есть шанс.
   -- Тогда за дело, -- по старой привычке скомандовала Оксана. -- Дим переноси меня и Макса в нашу лабораторию в Основном. Стас за тобой предположительные координаты объекта и настроенные жучки. Подсаживать буду я.
   -- Но... -- попытался что-то оспорить Макс.
   -- Никаких "НО"! -- тоном, не терпящим возражений, прервала его Оксана, и все по привычке подчинились. -- Пятнадцать минут на сборы. Не забывайте -- я женщина и помимо этого, у меня есть собственные профессиональные секреты.
   Я в очередной раз задумчиво взглянул на ребят. Что ими движет? Ну, Ольгу они могли вытаскивать ради Макса, но какое им дело до Алины? Из-за Стаса? Он давно отказался от затеи завоевать её внимание или мне показалось?
   -- О чём замечтался? -- раздалось у самого уха, заставив меня вздрогнуть от неожиданности. -- Ау? Да, что с тобой? -- не унималась Оксана. -- Соберись, ещё успеешь порасслабляться.
   -- Извини, задумался. Да и устал, -- признаюсь. -- Вы готовы?
   -- Давно, -- откликнулся Стас.
   Три дня ушло на поиск возможности сблизиться с "объектом", были расставлены дополнительные камеры слежения. И наконец-то удача улыбнулась, Аристарх со свитой направился в достаточно оживлённый район города, и судя по его прошлым перемещениям, нам удалось предугадать цель его визита. Сразу же туда была перенесена Оксана. Планом действий она ни с кем не поделилась, оставив ребят в буквальном смысле молиться за удачу.
   Уже через двадцать минут поступил сигнал о том, что всё готово.
   -- Я пока тут поторчу, надо же за ними кому-то следить, -- заявил Стас.
   -- А мне просто необходимо отдохнуть, иначе... толку от меня не будет, -- признался я и вместе с Оксаной перенёсся в Отражение.
   Четыре дня слежки добавили новые координаты для поисков, но их обследование ничего не дало, и вдруг объекты наблюдения направились за границу -- оба. Конечным пунктом оказался небольшой остров, по данным найденным Стасом принадлежавший частному лицу. Что-то подсказывало, что Алина может оказаться именно там.
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Д.Шерола "Черный Барон: Дети Подземелья"(Боевая фантастика) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Ю.Эллисон, "Наивняшка для лорда"(Любовное фэнтези) С.Суббота "Наследница Альба ( Альфа-самец и я)"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Мое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова ЕленаКошачья магия. Нелли ИгнатоваМоя другая половина. Лолита МороЧерный глаз. Проникновение. Ирина ГрачильеваНевеста на уикенд. Цыпленкова ЮлияКукла Его Высочества. Эвелина ТеньСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаПраво на счастье. Ирис ЛенскаяВедьма из Ильмаса. КсенияПРИЗРАКИ ОРСИНИ. Алекс Д
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"