Бобров Михаил Григорьевич: другие произведения.

Как бы розовые типа очки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рецензия на Меганезийский цикл Розова

Как бы розовые типа очки

Розов, Меганезийский цикл

'Не бойтесь, братва, ни тюрьмы, ни сумы
Ни шторма, ни мора, ни глада
А бойтесь того одного мудака
Кто скажет: я знаю, как надо!'
(c)

      Некогда в университетах Европы учили семь основных наук. Первые три назывались тривиум, их умели освоить почти все. Само слово 'тривиальный' в значении: 'простой, обыкновенный, не требующий сверхусилий', произошло именно от слова 'тривиум'. Далее следовал квадриум наук посложнее. Какие науки куда входили, легко сейчас найти в гугле. Следуя проверенному временем обычаю, я составил собственный курс - как положено в духе меча и магии, составил из размышлений ученых людей. Почему я так высоко ценю фантастическую небывальщину? А потому, что мое как бы высшее типа техническое образование той самой хваленой советской школы не дало мне и десятой доли знаний, впечатлений, самое главное - понимания сложности мира - что дали мне указанные книги.

      В свой личный тривиум по истории - и по альтернативной истории - я теперь заношу следующие работы:

      Первое, Андрей Величко, 'Гатчинский коршун'. Начало двадцатого века. Да, я знаю, что многие считают 'Коршуна' стебом. Но на моей памяти это первая работа, в которой история России изменилась по-настоящему сильно. Без мировой войны. Без бунта пятого года. Без октябрьской революции. Да, может показаться, что главному герою серии все слишком легко удается (с другой стороны, он как-никак государственный канцлер не самой захудалой страны) - но зато все шесть книг укладываются в четыре мегабайта без мелочи. И читается сравнительно легко, живым слогом написано. Если подходить с позиции учебного курса - да и по хронологии тоже - то начинать отсюда.

      Второе, Влад Савин 'Морской Волк'. Эпоха: Вторая Мировая Война и сразу после. Опять же, я знаю, что там не все обосновано до последнего гвоздика, а иногда и вовсе выглядит невероятным. Но, положа руку на сердце - кто бы поверил в феерическое раздолбайство английского морского патруля, сделавшее возможным бегство Наполеона с острова Эльба? И в то, как без единого выстрела пала к ногам корсиканца Франция? На сто дней страна безропотно вернулась под знамена разбитого полководца, свергнутого монарха - кто бы по здравому размышлению мог в такое поверить, не будь оно историческим фактом? Еще факт: в сражении у острова Гренгам гребные галеры Петра Первого захватили полноценный шведский боевой корабль, что считалось абсолютно невозможным. По столь уникальному случаю участников боя наградили памятной медалью, на которой прямо так и выбили: 'Небываемое бывает'. Вот и 'Морской Волк' выглядит невозможным только, если не вдумываться. А если задуматься - у Савина показана в самом деле другая война. Без Курска и Сталинграда, без 'Оверлорда', без 'Дымного неба над Окинавой' - другая. Минусы? Разумеется, есть - подробнее я разбирал в отдельной рецензии. Тем не менее, это глоток свежего воздуха на фоне бесконечных пострелушек адептов промежуточной башенки и командирского патрона.

      Третье, Сергей Симонов, 'Цвет сверхдержавы - красный.' Хрущевские времена. В терминах университета, это уже курсовая работа на внимательность и заинтересованность. Без интереса громадный текст усвоить не удастся. Хотя Симонов сразу ограничил время действия определенными рамками и связал все концы единым замыслом, его желание показать как можно больше подробностей и дать каждой хорошее, достоверное обоснование, раздуло серию до шести романов, общим весом на сегодня тринадцать мегабайт.

      Таков тривиум; овладев им, уместно приступать к вещам нетривиальным.

      Для начала - к циклу Розова о Меганезии.

      Перед началом - важная деталь. Мы все воспитаны с учетом ошибок прошлого. То есть, мы так полагаем. И вот потому-то все претензии на окончательное решение крестьянского вопроса (как и пролетарского, впрочем), встречаем в штыки сразу же. Больно уж много экспериментов проводили над нами за последние полтораста лет. То крестьян без земли освободят - то в Сибирь по столыпинскому набору гонят. То продразверстка зерно выгребает - то жируют нэпманы-перекупщики. То в колхозе за трудодни пахать - то жевать гороховый хлеб, потому как пшеницу отправили голодающим Африки. То машеровское процветание - то, не приведи господь, нынешняя стабильность, когда картошка голландская даже с учетом перевозки почему-то дешевле местной выходит.

      Словом, всякого насмотрелись; а кое-что и на собственной шкуре опробовали. Как говорится, за одного битого трех небитых дают - да жаль, никто не берет.

      Поэтому первоначальное отношение к циклу Розова о вымышленной стране Меганезии было у меня строго скептическое. В деталях оно таковым и осталось. Но в основе своей переменилось на противоположное.

      Как многие и многие, начал я читать с коротенькой 'Депортации', всего сто сорок килобайт. По хронологии Меганезии, события этого маленького текста ровно в середине временной шкалы. Сам по себе это текст-манифест, и многие сочли его - как и всю Меганезийскую серию - политической агиткой. Вот и я сперва тоже так подумал: очередная утопия, как хорошие люди убили всех плохих людей, и всем оттого настало счастье с большой буквы 'Щ'. Впрочем, написано живенько - хотя местами и корявенько, чувствуется на каждом шагу, что фразы исходно были построены не вполне по-русски. Плюс к тому, Розов не стесняется пихать в текст англицизмы, испанизмы, японизмы - не только в устах героев, но и в авторском изложении. По слухам, автор обитает нынче в Канаде, что и объясняет винегрет в речи.

      Однако, погрузившись в текст, я понял, что Розов легких путей не искал и поблажек у дедушки Обоснуя не просил. На сегодня цикл романов о Меганезии состоит из следующих блоков (в том порядке, в котором происходят события цикла):

      Первый блок, 'Мауи и Пеле, держащие мир'. Три романа по семьсот-восемьсот килобайт о зарождении и становлении системы. Меганезия рождается не на пустом континенте, как некогда С.А.С.Ш - а посреди густонаселенной планеты Земля, практически в наши дни. Со всеми вытекающими сложностями: политическими и финансовыми играми, разведкой, мафией, беженцами, войной - и так далее, и тому подобное.

      Далее три романа о том, как новорожденная система защищалась: 'Дао Кенгуру' - 'Волонтеры атомной фиесты' - 'Одиссея креативной королевы'.

      Далее блок о формировании и утверждении основных идеалов нези: 'Апостол Папуа и другие гуманисты', из этого блока написаны два первых романа, третий, как я понимаю, пока в работе.

      Далее тот самый 'мини-роман - трансутопия' под названием 'Депортация'. Очень важно, что события этого и последующих романов происходят на поколение позже, чем события предыдущих. Ощущения от текста резко меняются. Отличие военного начала от мирного продолжения заметно в каждой фразе. Значит, автор хорошо пишет, если умеет создавать подобные ощущения неочевидно для читателя, не в лоб.

      И завершают серию на сегодня три блока, которые были написаны раньше всех. Как четвертая-пятая-шестая части Звездных войн. Это 'Чужая в чужом море', 'Созвездие Эректуса', 'День Астарты-Драйв Астарты'. Здесь опять важная ремарка. Начиная читать 'Чужую', я сильно удивлялся отношению Розова к одной из типа мировых как бы религий. Думал я, что Розов намерено краски сгущает: политическая агитка же! А потом грянуло 'рождество в Кельне' - и даже до меня дошло, что как уж там с техникой, а вот политический прогноз автора, к сожалению, вполне себе оправдался.

      Всего в сумме - двадцать пять с половиной мегабайт. Для сравнения, 'Тихий Дон' Шолохова три мегабайта. Так что, кому интересен экстракт, рекомендую с 'Депортации' начать, она маленькая, сто сорок килобайт всего. А кому интересна попытка доказательства: отчего такой вариант будущего жизнеспособен? - лучше все-таки начинать с начала и следовать за Вергилием, а то ведь на его тропе GPS не принимает.

      Почему получилось так много?

      Потому, что Розов подает каждую мысль через поступки и эмоции людей. Да еще и с хитрозакрученным детективным подходом. Вся его Меганезия построена на понятиях 'как бы' и 'типа' - именно поэтому я вынес их в заголовок рецензии. То есть, в Море Нези (это, как можно понять, место расположения новорожденной страны. У нас там Полинезия, Микронезия, Самоа, Папуа, Фиджи и так далее) - все не то, чем кажется.

      Отсюда, к слову, следует мощнейшее отрицательное свойство 'Меганезии' как текста. Персонажей там не просто много - их там, как на мамонте волос. Розов честно и довольно успешно показывает их разными, обмазывает их колоритом, обвешивает характерными словечками... Будь романы покороче, персонажи бы врезались в память поглубже. Но... Цикл неимоверно громаден! Действие скачет бешеным зайцем по всей планете. Новые ландшафты. Новые научные концепции. Новая техника! Причем, как правило, техника эта в теперешнем мире малоизвестна. Я вот как бы в техническом ВУЗе типа учился - а не слышал даже о половине упомянутых схем и решений. Ну да, гугл их знает (что отличает Меганезийский цикл от, к примеру, произведений Павла Кучера aka Nazgul). Но в 'Меганезии' все эти решения не сами по себе и не для декораций - они являются необходимыми частями интриги, они непосредственно влияют на события. И в этом плане 'Меганезия' куда больше научная фантастика, чем очередной роман про сферический звездолет в вакууме. Кроме того, событий в Меганезии столько, что выделить единый сюжет нигде нельзя, почти всегда есть только некий условный стержень из пяти-семи параллельных линий, густо переплетенных судьбами десятков (это не опечатка и не для красного словца - десятков!) сквозных героев.

      Так что главный герой у Розова - мир. Расслаблено скользить по его книге не получается. Приходится постоянно думать и сопоставлять, где - что - как. А то и в гугле справляться: точно ли такое было, и так ли на самом деле?

      И тут мы упираемся в главный вопрос: а ради чего это все? Допустим, засел я в архивы и выписал детально, подробно революцию... Ну, скажем, кубинскую. Тот же тропический пояс, те же огненные мулатки, суровые команданте, щекочет ноздри пороховая гарь, плетут интриги разведки США и СССР, и Фидель во главе барбудос умело лавирует между сильными мира сего, а на заднем плане квохчет Совет Безопасности ООН, стучит ботинком по трибуне Никита наш Сергеевич, крадутся в теплой глубине первые, еще несовершенные, опасные для собственного экипажа, атомные субмарины, передергивает затвор Ли Харви Освальд, разлетается брызгами башка Кеннеди... Чего такого есть в цикле Меганезия, что резко отличает его от всех - жирной чертой подчеркиваю: от всех! - бывших до сей поры революций и утопий?

      Чтобы ответить на такой вопрос, мне придется сделать еще одно отступление. Меганезия как Фоллаут: либо ты не вышел из пещеры со скорпионами - либо прошел все четыре части и написал стотыщ фанфиков и два десятка модов. Отделаться одной фразой тут... Нет, можно. Только это будет классический случай прятания страусом головы в асфальт.

      Так вот, мне слабо верится, что в громадном объеме англоязычной научной фантастики не было авторов, которые бы не понимали, что развитию межзвездного сообщения будет соответствовать некое изменение общественного устройства. Но, чью книгу ни открою - везде все то же. Корпорации, деньги, политические интриги... Везде сохраняется разделение на правителей и управляемых, на элиту и быдло. Причем киберпанк пишут так, словно бы среднего класса 'просто людей' нет вообще. Или полунищие уличные ронины - или упакованные клерки суперкорпораций. Третьего не дано. Простите, а кто покупает все, что суперкорпорации производят? Откуда они суперприбыли извлекают? А, знаю: из тумбочки?

      Точно такие же стереотипы в произведениях о космосе, даже в тех, что мне нравятся.

      С другой стороны, а есть ли нужда в необычных формах общества? Ведь для межзвездных перелетов имеются вполне себе исторические аналоги. Берем, к примеру, эпоху великих географических открытий. Экспедиции длятся несколько лет. Экспедиции снаряжаются государствами: только крупная верфь может построить корабль, способный не просто доплыть от Европы до Индии или там Кубы, но и привезти коммерчески значимую партию груза. И точно так же на все время плавания корабль становится домом для моряков, и капитан властен над всеми судьбами экипажа, и море безжалостно и неподкупно - почти как вакуум с метеоритами.

      Тем не менее, экспедиции выполняли задачу и возвращались к родным промозглым берегам Ливерпуля или там Гамбурга - а не сбегали поголовно в пираты на теплые пляжи. Люди переживали стесненность и качку, голод, штормы и жаркие штили, и все же доплывали до места назначения. Фактории отсылали собранные с туземцев денежки в офис компании, а не уходили с ними 'на волю, в пампасы'. И ничего, особенных революций не произошло, новая общественная форма не родилась.

      Основание Америки с ее резким отличием от европейского феодализма? Но от Магеллана до провозглашения Декларации Независимости прошло добрых два века, а от Колумба и вовсе три. Союз наш нерушимый прожил в четыре раза меньше. Даже сама цитадель добра пока еще не существует столько, сколько прошло от открытия континента до возникновения на нем рассадника демократии. Если морская свобода и повлияла на возникновение государства демократов - то как-то больно уж неспешно.

      Так почему тогда технические изобретения должны непременно привести к переменам в общественном устройстве, как о том пишут Маркс-Энгельс и компания? Разве многотрудная кровавая история планеты Земля - в особенности, история СССР! - не доказала, что при любом общественном строе править станет лишь тот, у кого имеются деньги?

      Весь необъятный цикл Розова 'Меганезия' посвящен именно детальному разбору этого вопроса и обоснованию ответа на него. Лично мне не известна ни одна книга о будущем такой же ширины охвата, но при том разбирающая каждый затронутый вопрос настолько подробно, насколько это показано у Розова.

      И вот здесь читателя подстерегают задачки, ответ на которые далеко не очевиден. И в этом я нахожу главную ценность Меганезийского цикла: Розов не только поставил неудобные вопросы, а и попытался показать их решение. По затронутым в цикле острым темам можно иметь любое мнение - но нельзя не согласиться, что обсуждать сложные проблемы лучше, нежели замалчивать.

      Здесь уместно перейти к минусам текста и об имеющейся на него критике. По порядку написания, Розов сперва выкатил блок: 'мини-роман - трансутопия' под названием 'Депортация', и три романа: 'Чужая в чужом море', 'Созвездие Эректуса', 'День Астарты-Драйв Астарты'. А потом уже написал начальные куски цикла: 'Мауи и Пеле, держащие мир'. Середина - роман об Апостоле Папуа патере Макнабе - еще в работе. Так что, получив замечания по 'Чужой', (например: откуда взялись эти самые нези? Местные утафоа не тянут!) автор цикла учел их в стартовых романах. Коллизий пока что не обнаружено, текст обладает крепкой внутренней логикой и непротиворечив относительно собственной системы координат.

      Первая линия обороны от критиков - объем серии. Человек сторонний просто не будет читать 'Войну и мир' восьмикратно. Но и прочитавший до конца вряд ли сходу кинется в дискуссию. Чтобы качественно оспорить или опровергнуть цикл, придется ковыряться в каждой главе, если не в каждом абзаце. А в процессе имеется неиллюзорный риск что-нибудь раскопать - и позабыть, с чего вообще раскопки начинал.

      Как ни странно, в этом отношении Розов похож на другого, тоже обладающего определенной известностью, автора. В настоящей фамилии которого есть буквы Р,З,В - а в псевдониме С,В,Р. И Розов, и тот, другой, неназываемый автор, с любовью и тщанием выписывают в своих произведениях войну - и разведку. Академику Фоменко было бы уже достаточно этих совпадений, и связь между Розовым и Суворовым-Резуном святой Фомен установил бы на раз. Нет, правда: Резуна который уж год опровергают - а безоговорочно все никак не победят.

      Отчего я привожу пример настолько одиозный и, не побоюсь громкого слова, вопиющий?

      Оттого, что оба автора в самом деле высказывают очень опасные для нелицензированного обдумывания вещи. И привычная картина мира в голове читателя после них будет иметь одинаково бледный вид и макаронную походку.

      Подобно тому, как линкор может утопить только линкор же, критика большого замысла должна иметь почти такой же объем, как исходный текст. Либо, если вводить в дело подводные лодки и авиацию - критика должна выкатить козырь, полностью отменяющий или обесценивающий исходные посылки замысла. Этакая торпеда в борт, стрела из темноты, опрокидывающая сразу весь шахматный столик, с фигурами, игроками и часами.

      Я пока что подобной критики не обнаружил. Если кто встречал, киньте ссылку. Выделяется разбор 'Меганезии' от Юрия Ижевчанина, на той же proza.ru, где находится и сам цикл. Но он единственный с системным подходом, подавляющее большинство замечаний - по техническим деталям.

      Скажем, придирки комментаторов к малой авиации, которой Розов уделяет громадное внимание, выглядят втройне смешно в стране Петра Нестерова, Константина Арцеулова и Сергея Сикорского. (Имеется в виду сын того знаменитого конструктора, очень интересная судьба получилась. Но вы лучше сами поищите, не хочу лишать удовольствия. И спасибо Казьмину М.И, заметил, подсказал) Великие древние летали на палочках, связанных веревочками и обшитых тряпочками - но сбивали, бомбили, доставляли почту и больных, спасали моряков с 'Челюскина'. Почему их дела невозможно повторить на новой элементной базе, лично я в толк не возьму.

      Достаточно серьезной претензией к автору выглядит мнение, что его Меганезия, в общем-то, всего лишь зафиксировала сложившуюся в мире ситуацию. Якобы, как Михаил наш Сергеевич всего лишь зафиксировал юридически сложившийся фактически развал Союза. А все изобретения, все ресурсы принадлежат бывшим до него. Пусть так, и что это меняет? Любая революция рождается на материале существующего общества и наследует, кроме ресурсов прародителя, еще и его же проблемы. Острота затронутых тем от этого не становится меньше, а подвиг Розова, изваявшего титаническое обоснование своему мнению, от этого только ярче.

      Также вызывает сильное сомнение бездействие спецслужб соседей: у зарождающейся Меганезии в соседях США, Австралия, Япония, Китай... Автор будто бы и описывает, что державы предприняли, чтобы закатать новичка под коврик - но, как положено по законам жанра, наши должны победить. И автор своему новорожденному миру подыгрывает напропалую. С другой стороны, Розов пишет не суровый боевик-детектив по реальным событиям, а все же фантастику. Так что и великую удачливость Меганезии вряд ли стоит вменять ему в вину. По крайней мере, Розов честно и детально рассказал, как разведка Меганезии вела контригру - а не просто махнул рукой в стиле: 'читатель, ну ты же умный, придумай сам что-нибудь'. Насколько у него там все реалистично, пусть судят разведчики; по мне, для впечатления достоверности Розов сделал достаточно.

      Самое сложное, самое сомнительное, самое непонятное - социально-экономические идеи Розова. Судя по комментариям, иллюзорная простота и неиллюзорная категоричность Великой Хартии - нас, жителей бывшего СССР, только настораживают. Плавали - знаем. В смысле: пережили - помним. Лично я социополитику Розова не стал бы судить по пересказам в сети. Даже по 'Депортации' судить не стоит. Большинство вопросов, пришедших мне в голову при чтении 'Депортации', автор детально и подробно разобрал по тексту других романов. Причем разобрал с точки зрения разных по возрасту и общественному положению людей, создал для иллюстрации разные ситуации, и так далее. Да, эксперимент Розова мысленный - но продуман глубже, чем на первый взгляд кажется. Поэтому простого прочтения тут не хватит. Чтобы спорить с подобным, придется раскачать себе эрудицию хотя бы до уровня Яндекса. А лучше до уровня научного поисковика - это где выборка по научным работам, по рефератам, диссертациям, монографиям и прочему такому. Попыток всерьез полемизировать с Розовым или положить его в основание текста следующего уровня лично я пока не встретил. Да, Андрей Ходов в 'Игре на выживание' как будто собирался что-то Розову возразить - но текст Ходова пока что не завершен, и судить о нем я не могу. Есть еще трансгуманистические тексты Серой Зоны на фикбуке. Но они до того постчеловеческие, что понять их мне оказалось даже сложнее, чем самого Розова.

      Поэтому экономические идеи, излагаемые Розовым, я оценивать не возьмусь. Повторюсь, выглядят они весьма и весьма привлекательно на первый взгляд неспециалиста. Но типа эпиграф к рецензии, как бы, предостерегает.

      А с другой-то стороны, не слишком ли дофига мы требует от фантастики? Все реально прорывные идеи - и технические, и экономические - при первом появлении выглядели сущей ересью, умозрительными спекуляциями, беспочвенным прожектерством. Вот в тот же самый СССР мало кто верил при его рождении. Немногие искренне дружили с ним в процессе. И совсем уж никто не стал защищать СССР при смерти. Но даже при таком гнилом раскладе союз нерушимый продержался добрых семьдесят лет. И не просто ныкался в уголке глобуса - но вгонял в холодный пот всех буржуев на Земле одним только фактом собственного существования. Бесплатное высшее образование! Тридцать дней отпуска! Квартиры даром! Ведь, если подумать, все это куда фантастичнее описанного Розовым, у него там ничего бесплатного нет. Тем не менее - как и сто дней Наполеона, как и Гренгамский бой - СССР суть исторический факт. Уж мы-то знаем, на себе испытали!

      Итак, в синем углу ринга знаменитый анекдот: 'реалистический путь - прилетят инопланетяне и спасут. Фантастический путь - все сделаем сами'. В красном углу ринга - небольшой металлический кружок с чеканкой: 'небываемое бывает'.

      А побеждает, как говорят индейцы, 'тот волк, которого ты кормишь'.


(с) КоТ.
г.Гомель, 25-27.11.2017
P.S. Ответы на комментарии к этой рецензии вот здесь.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Альба ( Альфа-самец и я)"(Любовное фэнтези) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Баба с возу, кобыле скучно! Книга 1. Анабель Ли (Anabelle Leigh)Лили. Сезон первый. Анна ОрловаОдним днем. Ольга ЗимаМоре счастья. Тайна ЛиОхота на серую мышку. Любовь ЧароПо ту сторону от тебя. Алекс ДАртефакт для практики. Юлия ХегбомАномальная любовь. Елена ЗеленоглазаяЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрМоя другая половина. Лолита Моро
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"