Белоус Олег: другие произведения.

Волчонок с Паллады

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Великий мыслитель К. Э. Циолковский предвидел: "Человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство". Каков он будет этот мир будущего, где сотни миллионов станут жить в "эфирных островах", где даже самое быстрое что мы знаем: свет будет идти до адресата минимум час? Где космические расстояния и экономическая целесообразность позволят человеку реализовать самые экзотические варианты развития и населенный космос станет пестрым лоскутным одеялом из самых разных политических, национальных, этнических, расовых, идеологических - да каких угодно - сообществ. Зы в основе книги РЕАЛЬНАЯ история, произошедшая пару веков тому назад...

  

Предисловие

  
  Глядя на ночной небосвод, редко задумываешься о расстояниях, разделяющих даже ближайшие звезды. Размеры Вселенной: 4,6⋅1010 световых лет столь чудовищно велики, что даже зная абстрактную цифру обычный человек не способен ее представить. Оперируют такими цифрами лишь заумные физики-теоретики и астрономы. Даже одна-единственная Солнечная система - всего лишь крохотная точка на карте нашей галактики Млечный Путь, настолько громадна и необъятна, что даже фотоны до ее пределов, состоящего из ледяных объектов облака Оорта на внешней границе, домчатся за полтора года. Да что там Солнечная система, даже если взять ее крохотную часть, расположенную между Марсом и Юпитером безжизненную пустыню из миллионов каменных и ледяных глыб размерами от комка грязи до десятков километров - пояс астероидов, его размеры три астрономические единицы (1 а. е. равна почти 150 млн. км.). Безжизненная? К середине двадцать третьего века как бы не так!
  
  В окрестностях одного из самых больших астероидов: Паллады, на фоне немигающих и бесстрастных красных, желтых, белых колючих искорок звезд и белой мути далеких звездных скоплений и Галактик летел коричневато-серый и крохотный тусклый цилиндрик, какие редко может создать природа. Если бы гипотетический наблюдатель мог приблизиться к нему поближе, то все его сомнения исчезли, и он бы сильно удивился. Никто в целом мире не мог бы утверждать, что объект имеет естественное происхождение. Два огромных цилиндрических подшипника совершенной геометрической формы, словно их выточили на космических размеров токарном станке, обладали циклопическими размерами: 5 миль (8 километров) в диаметре и 20 миль (32 километра) в длину каждый. Связанные друг с другом с концов штоками через систему подшипников и, вращаясь в противоположных направлениях, создавали за счет центробежной силы искусственную гравитацию на внутренней поверхности. Каждый цилиндр облеплен сложной конструкцией из зеркал, причальных платформ и заводов-спутников. Зеркала отражали солнечный свет в оконные отверстия и освещали внутренности цилиндров. Постепенно отклоняясь, уменьшали или увеличивали силу света внутри колонии, создавая утро, день, сумерки и ночь. Колоссальных размеров станция, построенная по проекту далекого двадцатого века: колония О'Нила 3 типа называлась 'Новый Кавказ' и стала пристанищем для более чем миллиона человеческих существ. Заглянув внутрь, невидимый наблюдатель мог почувствовать себя на вершине огромной горы. Внизу растилась целая страна: более тысяча шестьсот квадратных километров площади. На десятки километров раскинулись зеленые сады, ухоженные скверы, в солнечных лучах блестели крыши многолюдных городов и селений, синели тонкие полосы бегущих в небольшое озеро с маленьким островом посредине реки. Еще больше он бы поразился, если бы узнал, что вокруг Солнца кружатся сотни станций, от совсем крохотных станций горняков на несколько десятков человек до колоссальных, ставших родным домом миллионов живых существ...
  
  

Глава 1

  
  Отец: высокий, статный мужчина в самом расцвете сил и, стремительно влетевший в дверной проем микродрон, выстрелили одновременно. Тихо прошуршали электромагнитные автоматы. Силой удара вражеский аппарат отбросило в стену, измочаленной грудой пластиковых и металлических осколков он упал на тусклый в предрассветном свете пол. Рубаху на груди отца перечеркнула очередь. Он еще миг стоял, из глаз стремительно уходила жизнь, короткий автомат выпал из ослабевших рук, потом мертвое тело с глухим стуком рухнуло плашмя. На спине расплывалось не меньше десятка кровавых пятен, короткая судорога, затих. С такими ранами не живут. Он мертв.
  
  Несколько мгновений Алексей словно завороженный смотрел на тело самого близкого человека. Ведь это любимая рубашка отца, а теперь ее только выбросить мелькнула в голове неуместное сожаление и от чудовищности и неуместности этой мысли преграда, которой он отделил себя от реального мира рухнула. Страшная боль острой иглой затерзала сердце. В отчаянной попытке удержаться и не завизжать, он сунул в рот ладонь, крепкие зубы изо всех сил впились в мясо, прокусывая почти насквозь, глуша рвущийся из глубин существа немой крик. Мальчик утробно зарычал словно звереныш, у которого убили родительницу. Про отца можно было рассказывать разное. На 'Новом Кавказе' путь из низов к благополучной жизни шел через жестокость и кровь через все это пришлось пройти отцу. Поговаривали, что на его совести десятки, если не сотни жизней, что ему ничего не стоило убить человека: зарезать, застрелить и в молодости он самолично 'казнил отступников и предателей' и участвовал во всех перестрелках и потасовках. Когда он прославился подвигами и сам стал главой группировки, то не брезговал ни рэкетом, ни вымогательством, ни пиратством. Только торговлей людьми и человеческими органами принципиально не занимался, за что главари других группировок 'Нового Кавказа' считали его чистоплюем и снобом. Такие как у отца группировки при соблюдении определенных правил взаимоотношений с 'хозяином' колонии: Бесланом Виелхоевым, наследственным президентом Правления акционерного общества 'Новый Кавказ' и бессменным главой гражданской администрации, командующим вооруженными силами и верховным комиссаром полиции, составляли одну из основ экономики 'Тортуги' двадцать третьего века. Главное условие не нарушай законы колонии, а как ты за ее пределами добываешь средства, возглавляемую Виелхоевым полицию не интересовало и никакие протесты ограбленных ее не интересовали. Как в древности на казачьем Дону: 'С Дона выдачи не было!'
  
  Все это Алексей знал, но это был его отец и к нему он был по-своему добр. Мальчику вдруг стало все равно: умрет ли он или нет: отца, последнего родного человека сразила исподтишка чья-то подлая рука. Он был не просто в отчаянии, от невыносимого горя он был в диком бешенстве. Он затравленно оглянулся. Из окна лился утренний полумрак, скупо освещая круглую комнатку с пробитыми пулями восточными коврами на стенах и подушками на полу, отчего она казалась подобной мрачному склепу; на отцовской постели в углу беспорядок: вокруг раскрытой сумки разбросанные вещи, собрать не успели; со стены с портрета в траурной рамке в сына вглядывалась, грустно улыбаясь, красивая женщина славянской внешности - покойная мать Алексея. Тишину нарушало лишь негромкое и совершенно неуместное жужжание кондиционера. Свет не вырубили, этим мог заинтересоваться искусственный интеллект, управляющий системой электроснабжения и послать дрон для проверки, а зачем нападающим неприятности с полицией 'Нового Кавказа'? Отчаянные попытки отца связаться с подчиненными джигитами ни к чему не привели. На экране телефона снова и снова высвечивалось сообщение: 'Обрыв связи' - связь блокировали. После трагической гибели матери Алексея отец так и не женился. При мысли о матери подростку стало немного легче. Он ее почти не помнил, так отдельные отрывки. Мальчишка был слишком мал, когда она ушла. Тогда его жизнь была наполнена материнской заботой и любовью и, положа руку на сердце, она единственный человек, которого он по-настоящему любил. Алексей, с усилием отогнал неуместные мысли.
  
  Время словно остановилось, впервые в жизни он не думал об уходящих минутах. Тень вечности легла на душу, вряд ли напавшие на дом шакалы оставят в живых будущего мстителя. Управляющий искусственный интеллект еще не повернул освещающие колонию зеркала и ближайшие окрестности тонули в утренней, пугающей полутьме, из окна видна лишь площадка для гольфа куда отец любил выходить с друзьями, да стволы деревьев ближайшей рощице. Под подоконником в кроваво-алой луже лежали тела дальних родственников, проживавших вместе с ними: двоюродных дядей Ильяса и Тагира. Новый день, скорее всего последний для Алексея, наступал на 'Новом Кавказе'.
  
  Боль в насквозь прокушенной ладони немного отрезвила. Никто не придет на помощь, о нападении никто не знает. В этот миг детство Алексея, хорошее ли, плохое, закончилось. Мальчик, которому едва было тринадцать, оттер слезы с глаз и посмотрел на обагренные собственной кровью руки. Еще вчера они держали на стрельбище автомат. Утром отец объявил, что сегодня проверит меткость сына. Когда автомат перестал тихо шипеть, выплевывая пули, Алексей положил его прохладной пластиковый коробкой на сгиб локтя. Потом с надеждой посмотрел на вглядывающегося в бинокль на мишени отца. Тот всегда был скуп на похвалы. Такой уж у того был тяжелый характер, властный до жестокости - все должно быть так, как он распорядился, и никак иначе, отец должен держать все под контролем. Алексей пытался бороться с этим, отстаивать свое мнение, но все бесполезно. Наконец отец опустил бинокль и посмотрел на сына со странным выражением.
  
  - Молодец сынок, метко стреляешь вот так же всаживай пулю в любого врага, никого не жалей.
  
  - Хорошо baba (папа на крымскотатарском) - мальчишеское лицо сына осветилось счастливой улыбкой...
  
   'Автомат... точно автомат! Потомок ханского рода Гиреев ждать пока перережут горло словно барану не станет!' Глаза засверкали яростной решимостью, мальчишеское лицо буро покраснело, как у отца, когда тот был в бешенстве, синие глаза налились кровью. Изо всех сил топнув ногою по пластиковому полу, осторожно присел и, не чувствуя боли в окровавленных руках, подхватил отцовский автомат. Привычным движением проверил счетчики энергии и пуль, снял с предохранителя. Огляделся, на стене поверх цветастого ковра ручной работы сверкает узорами на ножнах отцовский кинжал. Ручка из натуральной слоновой кости и золото, но хорош он был не этим. Клинок, изготовленный из производимого только на станции 'Новый Валдай' многокомпонентного сплава на основе железа, резал все, что угодно: сталь, бетон, без разницы. А ножны автоматически затачивали его до толщины несколько молекул. 'Пригодится!' Сорвав, засунул за пояс.
  
  Гиреи - династия ханов, правившая Крымским государством с начала XV века до присоединения его к Российской империи в 1783 году.
  
  Скользнув к дверному проему, устроился сразу за углом, на полу; холод пластика остужал разгоряченное тело, приклад автомата привычно уперся в плечо. Об окно нудно билась залетевшая в комнату пчела. Какое ей дело до разборок двуногих существ? Он успел вовремя. Через несколько секунд на уровне полутора метров в проем осторожно скользнул ствол автомата. Через миниатюрную 'пимпочку' камеры неизвестный пытался осмотреться в последней незахваченной комнате обширного дома главаря пиратов Гирея. Еще миг и невидимый враг посмотрит вниз.
  
  'Шух, шух, шух,' - негромко прошипел, словно раскаленный чайник автомат в руках мальчика. В коридоре шумно упало на пол тяжелое тело. И вновь заработал автомат, поливая врага пулями, словно из брандспойта, пока счетчик не показал ноль. Теперь быстрее, пока управляющий аватаром (управляемым человеком антропоморфным роботом) человек не очухался!
  
  Вскочив на ноги, мальчик диким барсом выпрыгнул из комнаты, на ходу выхватывая из ножен бритвенно-острый отцовский кинжал. На полу ворочалась металлическая туша, отдаленно похожая на знаменитого робокопа из старинных фильмов Голливуда. Корпус аватара пробит десятками пуль, ноги измочалены, но критические узлы, в голове и резервный в груди, не пострадали и железные руки уже тянулись к выпавшему на пол автомату. Появление мальчика стало для управлявшего роботом человека полной неожиданностью, что дало Алексею шанс. С утробны криком мальчик рухнул сверху на врага. Изо всех сил ударил. Кинжал легко, словно в масло вонзился в грудь аватара, там, где у человека находится сердце, с усилием провернулся. Конечности робота конвульсивно дрогнули. Следующий удар игольно-острого острия пришелся в горевшую красным огнем фотоэлемента глазницу. Алексей кромсал отцовским кинжалом аватара, пока тот не перестал шевелится. Дрожа словно в лихорадке и, чувствуя, что в ногах он сейчас слаб, словно грудной ребенок, мальчик поднялся на ноги. Несколько мгновений стоял, прислонившись к стене, его облепил холод, словно в холодильнике. Все-таки он был всего лишь ребенок. Смерть отца, и схватка с аватаром, это слишком много для детской психики.
  
  Растерянность продолжалась недолго. Там, где-то в доме были враги еще. Он опамятовался и метнулся назад, в комнату.
  
  Трое ворвавшихся в дом аватаров не нашли последнего защитника дома и только после применения 'видящего' сквозь стены радара нашли ведущий за пределы дома подземный ход.
  
  Расстегнув рубашку, Алексей вытащил материнский крестики, единственную память о самом дорогом человеке, которая была всегда с ним, губы прикоснулись к холодку металла, затем крестик отправился обратно. Отодвинув маскировавший выход из расположенного на краю принадлежащего Гиреям бункера кусок дерна, настороженно огляделся. Где-то в траве цвиркали сверчки, время от времени над головой хлопали невидимые крылья, все спокойно, словно не полегла считанные минуты тому назад все его родня. Сереют стены родительского дома, аватаров снаружи, видимо все еще разбираются куда он делся. Алексей гибко выбросил худенькое мальчишеское тело из двери бункера, длинная очередь автоматического пулемета сбила траву у самого лица. Он едва успел скатится назад. Убежав из одной ловушки, он попал в другую. Горло перехватила прогорклый спазм.
  
  Он вдруг заметил, как с каждой минутой отеческий дом, поляна с аккуратно подстриженной травой вокруг него все больше светлели. Далеко за пределами прочных стен колонии проворачивались колоссальных размеров зеркала, с каждым мигом направляя все больше солнечного света во внутрь. Постепенно появлялись, отвоевывая от предутренней тьмы мир, крутой стеной поднимающейся ввысь сады апельсиновых и лимонных деревьев. Ветки клонились вниз под весом налившихся соком плодов. Ветер приносил сладкий с привкусом хмеля запах цитрусовых. Еще выше, чтобы увидеть необходимо поднять голову вверх, на зеленых холмах - красные словно кровь крыши селения Акапа. Свет заиграл на окнах дома, зелень вокруг показалась ему как никогда яркой и сочной, а жизнь -такой желанной. Неужели он больше не увидит все это? Неужели никто не обратит внимание на то, что здесь творится? Он хотел видеть, слышать, ходить...
  
  Следующие десять минут прошли для мальчика словно в страшном сне. Ему повезло. Он на миг высунулся в амбразуру, от дома стремительно летел над поляной дрон.
  
  'ШШШШ!' - глухо прошипел упертый в плечо автомат, дрон рухнул на траву, чадный дым поднялся вверх.
  
  Ответные пули безуспешно задолбили перекрытие бункера, высекая искры уносились вдаль. Мальчик поспешно отпрянул во внутрь.
  
  Накопившиеся под прикрытием дома аватары пошли в атаку. На поляне замелькали металлические силуэты, ответный огонь стал жестче, пули то и дело впивались, рикошетили от бетона. Мальчик стиснул зубы, расширенные зрачки заледенели. Меткость Алексея успели оценить и наступали по всем правилам тактики. Пробежав десяток шагов, падали на землю и отползали в сторону, в этот момент с другого края поднимался следующий. Враги подвигались ближе. Мальчик стрелял, стрелял и, кажется, попадал. По крайней мере фигурки падали, то ли залегали, то ли пули повреждали аватаров.
  
  Несколько раз залетали внутрь бункера, со звоном рикошетили от стен. Сердце сжималось от ужаса, он на миг отшатывался от амбразуры, но раз за разом заставлял себя возвращаться.
  
  Когда аватары откатились назад он бессильно сполз на каменный пол, чувствуя, как обессиливает, заплакал зло, без слез. Запах сшибленных пулями цветов смешался с запахом свежескошенной травы ударил в ноздри. Через узкое отверстие амбразуры донесся протяжный крик муэдзина, жизнь продолжалась. Сколько еще он продержится против опытных воинов. Минуту? Две? Повезло что нападавшие не применяли тяжелое вооружение. В противном случае он не продержался бы и минуты. В любом случае он обречен и, если бы не гордость, никогда не сдаваться, он наверное бы просто вышел из бункера чтобы прекратить этот ужас. Взгляд зацепился за часы. Десять минут? Неужели бой длился всего десять минут? Не может быть!
  
  
***
  В нескольких тысячных световой секунды от станции 'Новый Кавказ' среди космической пустоты и мертвых искр непостижимо далеких звезд неподвижно висел невидимка для мощных радаров колонии: выполненный по технологии стэлс разведывательный корабль одного из сильнейших государств - объединений человеческих колоний в космосе: Содружества англосаксонской демократии. Корабль казался мертвым, но это было не так. В центре управления на креслах в могильной тишине застыли несколько человеческих фигур. В тусклом свете потолочных плафонов операторы аватаров казались экспонатами кунсткамер. Синие, неподвижные лица, ни тени растительности на лысых черепах. Позади них перемигивается множеством огней: красных, зеленых, желтых, выгнутый, широкий пульт. Перед вмонтированным в него экраном в неудобной позе склонился человек. Хотя человек ли? Руки, ноги и часть туловища, были технологичными, живой была голова в обрамлении имплантированных в череп пластин и антенн. В глубоко-черных, внимательных глазах под широкими нахмуренными бровями презрительное внимание, полные губы кривятся в злой усмешке. Некоторые ученые уже давно сомневались можно ли считать киборгов-жителей англосаксонской демократии, практиковавших глубокую киборгизацию организма людьми, или это уже отдельная раса, тем более что и вынашивалось большинство из них не женщинами, а искусственными матками. А если еще учесть глубинные манипуляции с генетическим кодом, запрещенные в большинстве человеческих стран то их сомнения, становились более чем обоснованными.
  
  Тишина прервалось негромким металлическим лязгом. Один из операторов вытащил из височного шунта в черепе штекер и повернулся к темнокожему.
  
  - Сэр Мухаммед! Кто бы сказал, что какой-то малец столько продержится против шестерых аватаров, никогда бы не поверил! Мальчишка умудрился вывести из строя Мика и Джулию. Да он славный парень! - в голосе появились просительные нотки, - Мы уже выполнили задачу: старший Гирей с братьями мертв. Как-то не с руки убивать детей, может отпустим его?
  
  Киборг слегка поджал губы и повернул в сторону подчиненного лицо, темный цвет и характерные пухлые губы выдавали происхождение от жителей Африки. Сидевшие со штекерами в черепе операторы, не открывая глаз заинтересовано повернулись к Мухаммеду.
  
  Снежок (презрительная кличка белых у чернокожих жителей США), осмелившийся обсуждать приказ, был массивен и тренирован, а лицо являло миру великолепно сбалансированную смесь преданности, почтительного внимания и служебного рвения. Но Мухаммед не принадлежал к числу людей, которые восприняли бы это выражение лица слишком уж всерьез. Боевики из 'космических котиков' были всего лишь пушечным мясом, обязанным неукоснительно придерживаться выдаваемых представителем разведслужбы: 'Пять звезд' то есть им, Мохаммедом инструкций, и бунт необходимо душить в зародыше!
  
  - Рядовой Смит, повторите отданный вам приказ, - голос киборга, казалось, мог заморозить даже котел с грешниками в аду.
  
  Тот тихонько вздохнул. Похоже зря он осмелился просить за мальца. Ответил спокойным, размеренным голосом, так не соответствующим содержанию его речи:
  
  - Уничтожить старого Гирея и его родственников.
  
  - Ну и что же вы копаетесь? Что президент предъявит избирателям? - в голосе появился яд, достаточный для целого клубка тайпанов (Тайпаны - род очень ядовитых змей семейства аспидов. Крупные австралийские змеи, чей укус считается самым опасным среди современных змей) - ваши смешные потуги прибить какого-то мальчишку?
  
  - Сэр! - упрямо повторил попытку спецназовец, - электроника в доме выжжена. Какой смысл в излишней жестокости?
  
  Несколько секунд Мухаммед молча смотрел в типично англосаксонское лицо с волевым подбородком и серыми глазами, когда-то таких называли WASP (Белый англосаксонский протестант, термин, обозначавший привилегированное происхождение). Потом его губы искривились в неприятной усмешке:
  
  - Вы что правда не понимаете? Это живой свидетель он вас видел, а свидетелей быть не должно!
  
  - Есть сэр! - в глазах спецназовца сверкнула тень эмоций, но разведчик предпочел ее проигнорировать.
  
  Безмолвно слушавшие перепалку операторы дронов отвернулись. Щелкнул, возвращаясь на законное место штекер Смита. В центре управления повисло гнетущее молчание. Слегка презрительная усмешка проскользнула по вывернутым губам Мухаммеда.
  
***
  Алексей не угадал. Он стрелял, даже куда-то попадал, один раз аватары подобрались так близко, что он ясно различил блестящую в солнечных лучах металлом безликую физиономию одного из них, потом они вновь отступили. В робкой надежде, что сумеет продержаться, пока не заметят происходящее, сердце забилось неровными скачками. Он в очередной раз приподнялся чтобы одним рывком переместится к другой амбразуре, когда страшный удар в грудь почти вырвал у него сознание. Он ощутил во рту горячую, соленую кровь и понял, что падает. Стремительно пронеслась навстречу земля. 'Все', - змеей скользнула облегчающая мысль. Потом только черная пустота...
  
  Алексей двигался по темному и узкому тоннелю, попутный ветер упруго подталкивал в спину. Впереди светилась круглая дыра выхода, оттуда исходила благодать и небесное спокойствие, с каждой секундой она увеличивалась в размерах. Он устал. Сначала он потерял нежно любимую мать, затем единственного оставшегося родного человека: отца. Сколько можно мучиться в несовершенном мире, когда его ждет мир Вечный, где нет ни боли, ни потерь? Осторожно подойдя к выходу, заглянул внутрь. Загораживая дальнейший путь, стояло существо огромного роста, чьи ноги на земле, а голова доходила до неба почти теряясь в белоснежных облаках. Грозно посмотрев, оно произнесло зычным, подобным грому небесному голосом, проникшим, казалось, до самых глубин души мальчика.
  
  - Зачем ты пришел сюда незванный!?
  
  - Я не знаю, - растерянно ответил Алексей. Он сразу узнал того, кто загораживал ему путь. Это грозный Джабраиль (один из четырех особо приближенных к аллаху ангелов).
  
  - Бедный мой мальчик, - услышал он полузнакомый голос. Он повернулся. На губах незаметно подошедшей молодой женщины гуляла едва заметная улыбка, а в глазах такая любовь, что Алексей сразу узнал маму, она была в точь-точь как на портрете в спальне отца: молодая и красивая.
  
  - Мама! - с отчаянным криком бросился к ней Алексей, - Я так скучал по тебе, так скучал, куда ты пропала, мне говорили, что ты умерла!
  
  - Так и есть, - смутно улыбаясь, произнесла женщина и обняла его ласковыми руками отчего мальчик почувствовал себя словно в раю. Мама ласково взъерошила жесткий ершик волос сына:
  
  - Твое время еще не пришло. Тебя ждет долгая и интересная жизнь.
  
  - Но мама - отчаянно воскликнул мальчик, - я хочу к тебе!
  
  - Лешенька, тебе еще рано сюда, - произнесла мама и начала потихоньку таять, а та неведомая сила, которая подталкивала его в спину, мягко, но неумолимо, так что сопротивляться ей не было никакой возможности, надавила спереди. Он еще успел увидеть, как мама полностью исчезла, а облик грозного архангел аллаха полностью изменился, на его месте стоял добродетельный старец с седыми недлинными волосами и бородой в желто-синем одеянии, в руках он держал ключ. Апостол Петр, неизвестно откуда пришло имя старца. Ветер нес его по коридору все быстрее, пока он не почувствовал, что падает...
  Сознание возвратилось из черноты небытия внезапно, одним рывком, он открыл глаза, болела грудь. Во рту сухость, словно он не пил много дней подряд. Сначала появились размытые силуэты, все расплывалось, словно в густом тумане. Через несколько мгновений зрение сфокусировалось. Перед ним стоял кунак отца Мурадин-бей и рассматривал его прищуренными глазами со странным выражением лица: смесью недоумения и опаски.
  
  - Дядя Мурадин-бей - едва слышно прошептал мальчик распухшими губами, - папу убили.
  
  На лице кунака мелькнула тень удивления, а возможно это лишь показалось мальчику.
  
  - Я знаю, - ответил взрослый и тут милосердное сознание вновь покинуло Алексея, он вновь плавно скатился в черную яму небытия.
   Из-за дома подбежали двое с озабоченными лицами в белых халатах не первой свежести, в руках - носилки. Потоптались над бездыханным телом раненного мальчика, неуверенно поглядывая на Мурадин-Бея с помощником. Один из санитаров, лет тридцати, с курчавыми арабскими волосами и довольно бойкий, слегка поклонился и обратился к Мурадин-Бею, безошибочно признав в нем главного. Слишком облик его был неординарен. Это был страшный человек; лицо, исполосованное в юности бог весть чьими ножами, он так и не стал исправлять у хирургов, гордясь шрамами словно наградами. На смуглом и ассиметричном из-за шрамов лице с широкими скулами мрачно горели слегка раскосые глаза. Поговаривали что в родне у него затесался кто-то из китайцев, но только втихомолку. Рискнувший сказать это в лицо рисковал остаться без собственных ушей. - Уважаемый, извини не знаю, как тебя звать, кому присылать счет за лечение мальчика? Мурадин-Бей неторопливо вытащил блеснувшую золотой фольгой пачку сигарет, закурил от поднесенного помощником огня и отвернулся, задумчивый взгляд упал на роскошный электролимузин, на нем он приехал к дому Гиреев. Позади стоял грузовик с открытым бортом, джигиты Мурадин-Бея и Гирея, переговариваясь гортанными голосами грузили на него блестящие на утреннем солнце металлом тела аватаров. После того как связисты Мурадин-Бея заблокировали связь в районе бывшей резиденции Гиреев аватары стали всего лишь высокотехнологичными кусками металла. Ответил помощник, пухлый и улыбчивый, казавшийся сущим добряком, если бы не абсолютно не гармонировавший с обликом взгляд: стылый словно у болотной гадюки, в любой момент способной нанести смертоносный удар: - Мы заплатим. - А кто вы, опять же извини уважаемый, не знаю как к тебе обращаться? - Мурадин-бей, слыхал о таком? Черты лица санитара на миг дрогнули, поплыли, правая рука вместе с уважительным поклоном прижалась к сердцу. Медики споро погрузили мальчика на носилки и бегом понесли к санитарной машине, свисающая худенькая рука болталась в такт движению. Через десяток секунд из-за дома взвыла белугой сирена, с каждым мигом тревожный звук удалялся. Мурадин-Бей неторопливо курил, задумчивый взгляд сопровождал плывущий вверх тонкий дымок. - Хозяин, - произнес помощник, - может мы поторопились? Мурадин-Бей выплюнул остаток сигареты, злобно проследил за стремительным полетом в последний раз полыхнувшего окурка. Во рту от выкуренного натощак табака воняло. В душе он ругал самого себя за поспешность, хотя, возможно, он поступил правильно. В любом случае ничего изменить нельзя. Нервным движением провел загрубелыми пальцами, равно привычными к острому кинжалу и рукояти пистолета по испещрившим щеки ужасным шрамам. - Что здесъ происходит балшой шум, узнали слишком многие, жидать рискованно, джигиты не поймут, если нэ памагу кунаку - когда Мурадин-Бей волновался становился заметен кавказский, гортанный акцент. Вначале он говорил с видимым спокойствием, но под конец с повышенной страстностью - но пацан то какой! Учитесъ, какова детей воспитывать! Настоящий джигит! Жалъ, что мине аллах такого воина не послал! Помощник поклонился, признавая правоту своего страшного хозяина и тут-же вытянул руку вертикально: - Хозяин, полиция, вовремя приехали! - проговорил с невольным уважением. Мурадин-Бей поднял голову вверх, по-волчьи оскалился, показывая крепкие, прокуренные зубы. Откуда-то из района селения Акапа стремительно опускались полицейские глайдеры. Абориген планеты, наверное, сошел с ума от привычного жителю колонии зрелища: там, где они привыкли видеть голубизну небес, продолжались бесконечные плодовые сады, поселки и города, чудесным образом не падавшие вниз. Между двумя торцами гигантского цилиндра, заключавшего в себе колонию, простиралась более чем тридцатикилометровая окружность, где среди зеленого моря садов сверкало на солнце крышами бесчисленное множество жилых поселков и городков, связанных между собой тонкими линиями дорог. Ее называли Центральной равниной. Не подумайте, что населяющие колонию люди сошли с ума, называя поверхность, кривизна которой с торцов колоссального цилиндра отчетливо видна, равниной - это вполне оправданно. Для живущих на ней людей она казалась плоской так же, как забравшемуся в стеклянную банку муравьишке ее внутренняя поверхность тоже представляется плоскостью. Торцы колонии были разными по устройству. С одной стороны прозрачный бронепластик, через него по сложной системе расположенных вне колонии зеркал свет попадал внутрь. На другой, непрозрачной - расположены штоки, соединяющие с вторым жилым цилиндром 'Нового Кавказа' и космические причалы. Река, вившаяся приблизительно посредине центральной равнины, вбирала в себя множество ручьев и наверху впадала в окаймленное золотом песчаных пляжей голубую кляксу, почти в километр диаметром. Местные обитатели называли ее просто: Море. Множество парусов яхт тех, кто мог позволить себе их содержание, рассекали его. На острове овальной формы посередине белели бесчисленные фонтаны, сверкали полированным пластиком крыши дворца единоличного владельца колонии Беслана Виелхоева, абхаза по национальности: президента Правления акционерного общества 'Новый Кавказ'. По совместительству бессменного главы гражданской администрации, командующего вооруженными силами и верховного комиссара полиции. Земляческие отношения с ним очень помогали Мурадин-Бею в делах.
  
  Прибывшая на место бойни полиция, вела себя как обычно. Выскочив из глайдеров, полицейские истошно заорали: 'Лечь всем на землю', чтобы только потом разбираться, что произошло. Действие, развернувшееся на поляне перед разгромленным особняком Гирея, можно было считать дешевым представлением, если бы его самозванные актеры не были вооружены боевым оружием и не размахивали им. Джигиты не хотели уступать, но и к оружию не притрагивались, это было чревато. При малейшей угрозе полиция, не раздумывая стреляла на поражение. Все решил Мурадин-Бей. Когда он представился, начальник патруля пожилой, грузный мужчина, на погонах которого горели капитанские звезды, мгновенно успокоился, стал отменно вежлив и знаком успокоил подчиненных. А после звонка немалого чина из гражданской администрации колонии и, небольшой суммы, переведенной со счета Мурадин-Бея на телефон полицейского, тот просиял, а все проблемы волшебным образом решились. Сняв показания с боевиков, мало что видевших: еще на подступах к особняку Гирея включили глушилку, заблокировавшую команды управления аватарами и, прихватив с собой одного из них, полицейские отбыли восвояси.
  
  В больнице после краткого осмотра хирургами Алексея экстренно поместили в регенерационную капсулу. Пуля прошла навылет, повредив легкие чуть правее и пониже сердца, но аорту не задела, ранение серьезное. Пока методом 3-Д печати распечатают пострадавшие ткани, пока имплантируют, пока ткани приживутся: дней двадцать пребывания в больнице ему были обеспечены. Счет, кстати немалый, Мурадин-Бей оплатил, но дело того стоило. Большинство джигитов отца Алексея 'по наследству' перешли к нему и, хотя отряд Гирея-старшего был гораздо меньше, зато каждый был отменно обучен и храбр. После того как бывшие бойцы Гирея-старшего поклялись в верности Мурадин-Бею, он стал вдвое сильнее, вырвавшись в первую лигу пиратских вожаков.
  
  На следующий вечер после обильного ужина он заперся в личном кабинете. Потихоньку серел и смеркался день. Сквозь большие, в пол окна, виден спускающийся к реке ровный английский газон, и подстриженные в виде квадратов и аккуратных геометрических фигур кусты и деревья. Место из-за близости к реке и так дорогое, а после того, как выписанный за огромные со станции Новая Шотландия садовник сотворил здесь ландшафтное чудо и вовсе бесценное. Почти у сверкающего паркета пола мраморные, холодные подоконники, у противоположной стены - серый мраморный камин, больше похожий на умывальник, еще ни разу не использовавшийся по назначению: обогревать кабинет.
  
  Усевшись в роскошное кожаное кресло перед камином, Мурадин-Бей опустил на колени ноутбук, несколько секунд напряженно раздумывал, затем указательный палец осторожно коснулся пиктограммы пуска. Быстродействующее устройство сравнило отпечаток папиллярных линий с эталонным и опознало его. Через миг на экране высветилась рабочая страница, дальний потомок майкросовской винды. Холеный палец коснулся пиктограммы перехода на голосовое управление, потом сразу иконки связи. Над экраном заплясали разноцветные искры и через минуту сложились в голографический портрет чернокожего, из-за обилия имплантированных в череп пластин и антенн, больше походившего на пришельца, чем на человека.
  
  - Добрый день, многоуважаемый мистер Мухаммед.
  
  Через несколько секунд радиоволны донесли слова предводителя пиратов до абонента. Пухлые губы скривились в любезной улыбке, которая, впрочем, не могла обмануть Мурадин-Бея. Сотрудничать с ним разведслужба 'Пять звезд' будет до тех пор, пока это им выгодно. Скоро в Содружестве англосаксонской демократии очередные президентские выборы, и чтобы удержаться на посту поддерживаемому 'Пятью звездами' кандидату необходимо продемонстрировать избирателям успехи внешней политики и собственную решительность. Уничтожение в собственном логове известного пирата Гирея они примут на 'ура'. Новая сенсация надолго станет основным предметом обсуждения на многочисленных ток-шоу и затмит раздуваемый конкурентами сексуальный скандал со связью с стажером-гермафродитом. Неудачник Гирей сотрудничал с кланами Содружества, выдвинувшими оппозиционного кандидата, а это фатальная ошибка, что и подтверждала добрая порция свинца, которой его нашпиговали доблестные 'космические котики'. Как говорится ничего лишнего, надо находить правильную сторону.
  
  - И вам, уважаемый друг.
  
  - Спешу вас поздравить с блестяще проведенной операцией!
  
  - Не скромничайте, ваши сведения о системе защиты дома нам изрядно помогли. Успех, во многом ваша заслуга.
  
  Кавказец едва заметно поморщился, но улыбка на губах осталась все такой-же любезной.
  
  - Благодарю, мистер Мухаммед за оценку моих скромных усилий, но я звоню вам по поводу средств, которые старший Гирей держал в Манхэттен-банке, надеюсь вы нашли их?
  
  - Здесь все очень непросто, в соответствии с законом от 7 ноября 2138 года о борьбе с незаконными деньгами, банк не может их отдать, - негр сожалеюще развел руки, - сожалею, но насколько я осведомлен, у Гирея были некоторые средства на 'Новом Кавказе'?
  
  Правое веко Мурадин-Бея конвульсивно дернулось, что с удовольствием подметил чернокожий. На незаконный нал найдутся более достойные претенденты чем полуграмотный снежок-бандит.
  
  - Да, кое-что есть... - глухим голосом неохотно подтвердил кавказец и уже собирался прервать связь, когда чернокожий спросил:
  
  - А что с сыном Гирея? Когда прервалась связь с аватарами он вроде еще был жив?
  
  - Я отправил его в больницу, потом возьму на воспитание.
  
  Кожа на лбу чернокожего сморщилась от удивления.
  
  - После ... истории с женой Гирея и им самим, вы связываетесь с сыном? Уважаемый друг зачем вам лишние проблемы?
  
  - Ви, нэ понимаете, - разволновался Мурадин-Бей, - мы били кунаками...если я не памогу его сыну, меня не поймут джигиты. Я воспитаю из него сваего вэрного пса!
  
  Негр помолчал, затем насмешливо глянул на пирата.
  
  - Решать вам, хотя я, конечно, не в курсе всех нюансов ваших обычаев...
  
  После того как связь прервалась Мурадин-Бей еще долго сидел в одиночестве в кабинете. Высокий залысый лоб собрался в морщины, обезображенное страшными шрамами лицо было страшно. Он пытался и не мог найти в душе точку опоры, чтобы остановиться в болезненных раздумьях и вернуть себе прежнее ровное настроение. 'Крабик' уборщика вылез из технологического отверстия в стене и неосторожно приблизился к сидящему в кресле человеку, взмах ногой впечатал несчастное устройство в стену, обломки беспорядочной кучей упали на безупречно чистый до этого пол. Наконец приняв решение, Мурадин-Бей положил ноутбук в шкаф и вышел из кабинета.
  
  
***
  Прошел месяц, уже десять дней как Алексея выписали из больницы, на выходе из приемного покоя бледного мальчишку с сумкой с немудреными пожитками встретили двое джигитов Мурадин-Бея с машиной. Забрав мальчика, привезли к своему хозяину. Вместе с женой и дочкой - ровесницей Алексея Мила, черноволосой молчуньей с тонкой 'осиной' талией, присущей в юности многим черкешенкам и правильными чертами лица, обещавшей через пару лет вырасти в настоящую красавицу, Мурадин-Бей проживал в двухэтажной вилле, отделанной пластиком под кирпич, четырехлучевой звездой раскинувшейся в двух десятках метров от Реки, всего через пару километров пути вдоль извилистого берега впадавшей в Море. За день до этого довольный нотариус вышел из особняка Мурадин-Бея. Вознаграждение за пустяковую услугу: оформление опекунства над Алексеем Гиреем, превзошло все ожидания. Мурадин-Бей встретил у ворот участка, когда мальчишка выбрался из машины и остановился перед ним, мрачно вперил в него прожигающий взгляд:
  
  - Теперь со мной будешь жить, - произнес он, - ты сын моего кунака, поэтому я позабочусь чтобы ты вырос добрым воином!
  
  Алексей в знак согласия молча наклонил голову.
  
  В небольшом доме позади виллы Мурадин-Бея проживала немногочисленная прислуга: повариха и садовник, а за порядком в особняке следили приходившие два раза в неделю двое уборщиц, мальчишке выделили отдельную комнату, показавшуюся ему очень уютной. Первым делом он повесил на стену портрет матери, немного поколебался и портрет отца занял место рядом.
  На следующий день после выписки из больницы к Алексею зашла жена Мурадин-Бея и они поехали на кладбище, попрощаться с отцом. На само кладбище она не пошла, по мусульманским канонам женщинам нельзя туда заходить, да и помочь она ничем не могла. Пять лет тому назад во время покушения на супруга она попала под шальной выстрел, и пуля прошла через голову. Жизнь женщине спасли, но зрение восстановить так и не сумели. Даже медицина двадцать третьего века не всесильна.
  Отца похоронили рядом с женой, скромный обелиск с годами жизни и фамилией под портретом, серел между кустов самшита и толстых каштановых стволов, ветер качал вечнозеленые ветки. Тишина, покой, лишь сверху доносился сорочий ор, делят что-то неугомонные. Несколько минут он безмолвно смотрел на родные могилы, в опущенных, когда-то пухлых углах рта, легла жесткая горесть. Неутомимо стучали в висках серебряные молоточки, во взгляде не детская серьезность. Словно в единый миг мальчишка стал взрослым...
  
  Наклонившись к холмику чернеющей свежей землей могилы, он провел по влажной земле рукой, словно прощаясь, затем подошел к могиле матери. Мальчик был уже достаточно взрослый, чтобы понимать, в этом жестоком мире, тем более в клановом обществе 'Нового Кавказа' он, потерявший последних родственников может рассчитывать только на себя, а еще на Мурадин-Бея, кунака отца... Расстегнув рубаху, вытащил висевший на простой веревке матерчатый мешочек, с ним он никогда не расставался. Окружающие думали, что там амулет, но это было не так. Развязал завязки, в солнечных лучах серебром блеснул материнский крестик, жесткие мальчишеские губы коснулись металла:
  
  - Алла берга, - прошептал он, как нужно было говорить правильно, он не знал, но думал, что если ТАМ кто-то есть, то он простит его незнание.
  
  На следующий день охранник Мурадин-Бея вместе с Милой отвез его в школу.

Глава 2

   Прошло несколько дней учебы, и Алексей начал привыкать к новым людям вокруг, новой школе и новой судьбе. Все произошло на третий день.
  
  - Здравствуйте, дети! - громко и с едва уловимым иностранным акцентом произнес высокий сухощавый преподаватель, лет сорока на вид. Звали его господин Паскаль. За огромными круглыми очками учителя скрывались веселые и умные глаза. В них не было демонстрируемой многими учителями неприветливости, но чувствовалась милая, присущая увлеченным собственным делом рассеянность, когда ни на что другое не обращают внимания даже на близорукость, вылечить которую в 23 веке пара пустяков. За спиной учителя чернела доска экрана во всю стену. Несмотря на аскетичную обстановку класса, школа считалась привилегированной и учили в ней на совесть, не то, что в школах, где учили детей крестьян и прочих низших классов. Три класса проучился, умеешь читать, писать, знаешь арифметику и основы богословия - иди помогай неудачникам-родителям.
  
  Алексей сидел за второй партой в правом ряду, где сидели мальчики, девочки в платках отдельно - в левом. На улице было хорошо, шелестела под порывами ветра листва на тополях, чирикали птицы. Сейчас бы на Реку, а не торчать на уроке, но нельзя. Рядом - так и не пожелавший знакомиться сосед: второгодник Сандро (медведь по-абхазски). Имя, данное родителями, он полностью оправдывал. На жестком словно топор лице бросался в глаза тонкий покривленный нос и пробивающаяся под ним черная щетинка будущих усов. Он был высокого, на голову выше Алексея роста, плечист и худ. Близко к переносице сидели злые, прищуренные глаза. Взгляд этих глаз странно не гармонировал с подростковой фигурой, словно внутри таился гораздо более взрослый и злой человек, чем с первого взгляда можно было ожидать. Про него сразу предупредили, будь поосторожнее, он гроза не только одноклассников, но и всей школы.
  
  - Итак, кто мне скажет дети, - учитель обвел взглядом мгновенно притихших мальчиков и девочек, только Сандро смотрел ему прямо в глаза, но учитель демонстративно его проигнорировал, - когда первый человек вышел в космос и кто был первый космонавт?
  
  Несколько мгновений после вопроса стояла мертвая тишина, после некоторого колебания поднялась тонкая рука Милы. В классе она не пользовалась популярностью, девочки не любили за красоту, а мальчики за успехи в учебе. Одноклассники считали ее немного странной, она жалела всех: беспризорных животных, брошенных детей, даже бомжей и крестьян... Всех слабых. Увлечение ее 'благотворительностью' граничило с абсурдом: несмотря на запрет отца украдкой прикармливала бездомных кошек и собак, и даже когда бездомная шавка укусила ее, и матери пришлось обратиться к докторам, не прекратила всех жалеть. Учитель благожелательно кивнул девочке.
  
  - Русский, Гагарин 12 апреля 1961 г.
  
  - Браво, умница Мила! - разразился восторженными восклицаниями долговязый и поэтому немного нескладный учитель. Алексей едва заметно поморщился. Русских он не любил, слишком много они создавали проблем в рискованном ремесле пирата, слишком плохо отзывался о них отец, хотя нехотя признавал, что среди них есть отличные воины, не все, но есть. Вот только мама... она была русская, но мама - это мама, это другое...
  
  - Итак дети, тема нашего урока колонизация космоса людьми. 13 ноября 2056 года начался российско-китайский проект, изменивший судьбу человечества, сделавший его поистине космическим: строительство полноценного космического поселения в точке Лагранжа, - учитель говорил с неподражаемым воодушевлением, он так и несся на крыльях фантазии. Остановить его было так же невозможно, как движение планеты вокруг светила, - Материалы для строительства добывались безлюдными заводами из лунного реголита, откуда электромагнитными катапультами готовые блоки забрасывались в район строительства. В течение десяти лет более ста человек монтировали станцию и в 2066 году она приняла первых постоянных жителей, почти тысячу человек. Колония представляла из себя цилиндр диаметром 500 метров, вращающийся со скоростью 1,9 оборота в минуту благодаря чему в районе экватора создавалась подобная земной искусственная гравитация. С орбиты на Землю хлынул поток материалов и изделий с уникальными свойствами, которые принципиально невозможно изготовить на земле из-за гравитации что сделало проект вполне успешным с коммерческой точки зрения.
  
  Точки Лагранжа - точки в системе из двух массивных тел, в которых третье тело с пренебрежимо малой массой, может оставаться неподвижным относительно этих тел.
  
  Учитель остановился, несколько мгновений чуть прищурив глаза рассматривал класс. Дети поняли, сейчас кому-то не повезет. В кабинете на несколько мгновений установилась напряженная тишина.
  
  - Так! А кто скажет, когда началось строительство нашей колонии? Новенький, кажется Алексей? Расскажи нам.
  
  Подросток поднялся, отличником он никогда не был, но историей военного дела и точными науками, необходимыми для использования сложной военной техники он интересовался всегда. Еще в пять лет упросил отца научить его читать, чтобы в шесть самостоятельно прочесть толстую книгу жизнь 'Жизнь Ибн Амра, покорителя Европы'. В одно из бесчисленных книг он и почерпнул сведения об основании их колонии:
  
  - В 2185 г. а принял 'Новый Кавказ' первых жителей: 12 мая 2201г. Тогда он назывался колония 'Аббас аль-Халиль'.
  
  - Даже первоначальное название знаешь? Брависсимо, Алексей, какое удовольствие учить такого умницу! - от полноты чувств долговязый учитель захлопал в ладоши, от чего Алексей густо покраснел и пробормотал под нос: 'Да ладно'.
  
  Мила окинула одноклассников гордым взглядом. Дескать, смотрите какой воспитанник у моего отца и бросила благодарный взгляд на мальчика. Украдкой наблюдавший за девочкой Сандро с силой сжал кулаки от чего грязные каемочки на ногтях стали особенно хорошо видны и украдкой бросил неприязненный взгляд на соседа по парте. 'Чертов зубрила!' Воспитанник Мурадин-Бея - это серьезно, такого не попресуешь, а жаль...
  
  Учитель повернулся к экрану и класс ахнул. На его тощей спине приклеенная липкой лентой висела бумажка с криво написанным словом, 'Дурак' ...
  
  Учитель резко повернулся.
  
  Класс безмолвно на него глядел с непонятным выражением лица, только второгодник Сандро, положив ногу на ногу и легонько постукивая пальцами по парте, смотрел с ехидной полуулыбкой. Сказать учителю что кто-то повесил ему на спину дурацкий листок? Заложить? Немыслимо!
  Пожав плечами, учитель поправил очки и повернулся назад. На экране засветился знакомый каждому школьнику вид Солнечной системы. Разноцветные мячики планет крутились по извечным орбитам вокруг светила.
  
  - Итак дети, - продолжил господин Паскаль. Третья планета: Земля стремительно увеличилась, одновременно вокруг нее показалась россыпь звездочек, а наверху появилась дата - к 2120 г., - Все, кому не нашлось места на Земле, беглецы и авантюристы устремились к новой жизни в Космосе и заселили построенные в точках Лагранжа вокруг планеты-праматери 23 поселения, в том числе четыре гигантских: до 8 километров диаметром и 32 - длиной, с пригодной для проживания внутренней площадью 1, 6 тыс. км2. Каждое из них могло вместить от сотни тысяч человек до миллиона. Так человечество разделилось на тех, кто живет на Земле и жителей бескрайнего космоса.
  
   - Космики и грязевики! - под дружный смех класса озвучил клички жителей Земли и Космоса кто-то из задних рядов. Учитель развернулся к классу, скрыв висевшую на спине оскорбительную надпись. С добродушной усмешкой погрозил пальцем и вновь повернулся к экрану.
  
  - Я вообще не понимаю, как можно жить на Земле, выходишь из дома, а над головой вместо привычной тверди ничто, как они не бояться упасть туда - произнес тот же мальчишеский голос. Плечи учителя дрогнули словно от сдерживаемого смеха, но поворачиваться он не стал и продолжил:
  
  - Едва человек задумался о путешествиях по безбрежным просторам Вселенной, он начал мечтать об антигравитации, нуль-переходах и тому подобных вещах. К сожалению, это всего лишь фантазия. Поэтому приходится пользоваться старыми, проверенными способами передвижения в пространстве: ракетами.
  
  - А велосипед? - под дружный смех школьников раздался все тот же голос с задних парт.
  
  - ...они все еще малоэкономичны. Продолжим, дети! Осваивать неисчислимые богатства Солнечной пришлось на старой, доброй ракетной технике с химическими и ядерными двигателями. В 2121 г. начался новый этап космической экспансии. В путь к Марсу отправились корабли-роботы с автоматическими заводами в трюмах, которые были должны добыть сырье для создания космического поселения в окрестностях планеты. В октябре 2135 года. колония 'Арес 1', построенная по тому же проекту, что и наш 'Новый Кавказ', приняла первых поселенцев, - вокруг Марса зажглась россыпь звездочек, но поменьше чем вокруг Земли, - Космические расстояния нашей Солнечной системы слишком велики для экономически оправданной колонизации и торговли, но пытливый человеческий ум нашел выход! Все знают, что такое циклеры (космические поселения с колоссальным грузовым отсеком, обращающееся по специфической орбите, через регулярные промежутки времени приближающиеся к планетам)? - учитель повернулся к ученикам и, сняв очки, близоруко глянул на класс. Вопрос слишком легкий и ответили многоголосым хором:
  
  - Это космический грузовик!
  
  - Великолепно! Молодцы дети!
  
  Алексей поймал на себе неприязненный взгляд соседа по парте, но стоило ему повернуться, как тот с независимым видом отвернулся. Несколько мгновений понаблюдав за неприятным соседом, мальчик пожал плечами и повернулся к учителю.
  
  - Освоение дальнего космоса стало экономически эффективным только с запуском самого надежного транспортного средства для дальнего Космоса: циклеров. Первый из них под названием 'Победа', связал между собой Землю, Луну и Марс. Запустили его в ноябре 2161 г. Массовое применение циклеров дало возможность начать колонизацию самого большого сокровища Солнечной: пояса астероидов и к 2250 г. численность космического человечества достигла 500 млн. человек. Заглядывая за пределы Земли, мы видим исследовательские станции на Луне, Меркурии и Марсе, Венере и спутниках Юпитера и 415 автономных колоний в точках Лагранжа: Земля - Луна, Земля-Солнце, окрестностях Марса, Венеры, Меркурия, а также в районах орбит семейств астероидов, близко подходящих к Земле: Амура, Аполлона и Атона и разумеется в районе главной кладовой Солнечной: а поясе астероидов. Колонии объединены в несколько государств или независимы как 'Новый Кавказ'.
  
  Прозвенел долгожданный звонок на перемену, подростки загомонили, а повернувшийся с добродушной улыбкой учитель махнул рукой. Ну что с вами делать? Бегите.
  
  В открытом окне видна яркая, темно-зеленая зелень окружающих школу деревьев, свежий ветер колыхал ветки, заставляя их плясать под его неслышную музыку, в такт им мельтешили тени на полу в коридоре. Порыв ветра донес протяжный крик муэдзина из мечети в соседнем квартале. Вдали налево сверкала в солнечных лучах аквамариновая лента Реки. Алексей стоял в углу коридора, задумчиво наблюдая как проносится мимо мелкота: мальчики в темно-синих костюмах и девочки в коричневых платьях с яркими платочками на головах, переговариваясь между собой солидно проходят старшеклассники. Начался новый период его жизни. Когда он один против всего мира, но неравенство сил не смущало. Достойное место он себе вырвет! Алексей уже собирался вернутся в класс, когда его внимание привлек болезненный вскрик. Сосед по парте: Сандро с довольной улыбкой крутил ухо и так лопоухому младшекласснику, никак не старше второго класса. Тот тонко верещал, не пытаясь даже поднять руки к терзаемому органу. Зрелище Алексею не понравилось, мальца он узнал, уголок рта недовольно дернулся. В первый день, когда он пришел в новую школу, этому мальчишке поручили его с ней ознакомить. Немного поколебавшись, подошел поближе к продолжавшему тонко подвывать мальцу, ему он обязан, а долги он привык отдавать.
  
  - Сандро, что сделал тебе малец?
  
  - Э! Тебе какое дело? Давай проходи!
  
  - Сандро, я прошу тебя, - понемногу заводясь произнес Алексей, - прошу тебя, отпусти мальца. Нехорошо издеваться над не равными тебе по силам.
  
  Настроение Сандро после урока, когда эта дура Мила пялилась на новенького и так было не очень, чтобы сбросить раздражение пришлось найти на ком отыграться. Придраться к мелкому шкету, но и тут новенький достает. Сандро искоса взглянул на лицо русского, рука оторвалась от распухшего и красного уха жертвы и тяжело опустилась на плечо мальца, лицо которого жалко и принужденно искривилось. Пусть даже не мечтает исчезнуть до конца экзекуции. Сандро нахмурился, некое смятение коснулось его лица и застыло между приподнятых бровей. 'А будь что будет, но он преподаст урок нахальному русскому!' Вытерев руки о штаны, грудью попер на новенького:
  - Еще сын русской шлюхи меня тут учить будет! - ладонь смачно влепилась в лицо, голова мотнулась в сторону, на щеке остался отчётливый белый след.
  
  Алексей ничего не успел подумать, даже не успел оскорбиться, но руки схватили противника за грудки. Все случилось само по себе, словно кто-то подтолкнул.
  
  - Повтори... - прорычал он. Если бы стычка происходила до гибели отца, Алексей десять раз подумал, прежде чем связываться с таким противником как Сандро. Вес, рост - все было против него, но сейчас все изменилось. Джигит обиду никому не должен спускать если он из гордого воина не хочет стать презренным крестьянином, живущем на лепешках, фруктах и мясе по дешевке из насекомых. От страшного нервного напряжения, от гибели отца и пережитого боя он был не совсем в себе и способен на то, на что никогда бы не решился раньше.
  
  - Я сын Гирея, потомка ханов!
  
  Лицо противника исказилось в ярости, руки схватили рубашку на груди Алексея, несвежее дыхание коснулось лица. Всеми позабытый мальчишка, ставший причиной конфликта, исчез за поворотом.
  
  - Нет ты сын русской шлюхи!
  
  - Повтори, урод!
  
  Не отпуская рубашку Алексея, его противник стремительно развернулся спиной, тело мальчишки, оторвалось от земли, словно подброшенное катапультой. Спиной вниз он рухнул на пол, дыхание выбило из груди, он почти потерял сознание от боли, все вокруг заволокло красным туманом. Рухнув сверху, Сандро ударил кулаком в лицо, во рту Алексея появился железистый вкус крови, но это помогло, он очнулся. В рыке парня не было ничего человеческого, так рычит зверь, идущий на смерть, желающий лишь одного, вместе с собой забрать и своего противника. Схватив противника за шею, рывком приблизился к лицу. Острые зубы вцепились в щеку, прокусывая ее насквозь. Брызнула кровь.
  
  Истошный, режущий слух визг, который пробирал до самых глубин естества слышала, казалось, вся школа. Сандро изо всех сил рванулся. Оставляя на полу окровавленный кусок плоти вскочил, через рану в щеке просвечивают окровавленные зубы, в глазах плещется дикий ужас. Попятился, не отводя глаз от окровавленных словно у вампира окровавленных губ поднимающегося Алексея. Не выдержал, повернувшись, побежал с животным криком. Алексей оглянулся. Когда вокруг успели столпиться одноклассники, он не заметил. Вокруг стояла мертвая тишина. Лишь Мила подошла поближе, мягкий взгляд исключал мысль, что она осуждает его.
  
  - Возьми, - протянула Алексею белоснежный платок. Ярость по капле выходила их подростка. Еще миг и он бы убил урода...
  
  Постучав и дождавшись ответа, Алексей переступил порог оказавшегося неожиданно небольшим кабинета господина Джабраилова - директора школы, обставленного в современном офисно-деловом стиле, безлико и функционально. Алексей осторожно прикрыл дверь и подошел к столу ручной работы, за которым восседал злобно нахохлившийся директор и, скосив взгляд в сторону, на открытое окно, остановился. Желваки гуляли по полудетскому лицу, еще ни разу не знавшему бритвы. На площадке перед входными дверями стоял окрашенный в белое глайдер с красным полумесяцем эмблемы скорой помощи на борту, лопасти лениво вращались, чтобы в любой момент взлететь, у открытой двери кабины курил пилот.
  
  Директор появлялся перед учениками, как и положено большому начальству редко, в основном на нечастых общешкольных линейках, что еще больше усиливало откровенный страх перед ним. Затаив дыхание ребята и девочки смотрели на стоящего перед неровным строем невысокого лысого мужчину в безукоризненном костюме и со злым взглядом вечно недовольного человека. Среди школьников ходили страшные слухи о громах и молниях, которые мог обрушить на провинившихся директор. Директор поднял взгляд от вмонтированного в стол экрана на Алексея и, несколько мгновений рассматривал его с выражением, словно смотрел на экзотического зверька, опасного, но в клетке совершенно безвредного, Затем разлепив сложенные в высокомерную складку губы, произнес вначале негромко, но с каждым словом повышая голос, пока не сорвался на крик:
  
  - Ну и как это понимать? Почему ты покалечил одноклассника?
  
  Упрямо набычив голову, Алексей промолчал. На улице появился Сандро с белоснежной нашлепкой биопластыря на щеке. Его поддерживал под руку субтильный молодой человек в белом медицинском халате. Школьник смеет не отвечать на его вопросы?! Господин Джабраилов аж задохнулся от такой наглости.
  
  - Ах ты... Как ты смеешь не отвечать на мои вопросы? Или мне вызвать полицию и сдать тебя им?
  Подросток покачал головой и наконец взглянул в лицо директору. В синих глазах плескался такое ярость вперемежку с упрямством, что взрослый мужчина вздрогнул.
  
  У дверей глайдера Сандро остановился и, как показалось Алексею, в его расширенные зрачки вонзился бешеный, но налитый смертельным ужасом и страхом взгляд кровянистых глаз. Торопливо отвернувшись, залез в кабину, негромко зажужжали, раскручиваясь лопасти, сливаясь в полупрозрачный круг.
  
  - Не смей молчать мальчишка и повернись ко мне раз с тобой разговаривает старший! - директор стукнул ладонью по столу, отчего вездесущие мухи закружились за столом, парень повернулся, но лишь упрямо сцепил зубы. Алексею пришлось сделать еще одно усилие, чтобы постараться выглядеть спокойным.
  
  Неожиданно директор перестал орать. Пробурчав под нос:
  
  - Я и сам все увижу, - он пробежался пальцами по сенсорам стола и уставился в изображение. Просмотрев изображение со скрытых камер, расположенных по всей школе, директор откинулся назад, задумчивый взгляд остановился на окне, изредка останавливаясь на словно каменном лице стоящего перед ним мальчишки, пальцы машинально забарабанили по столешнице. Несколько минут прошли в полном молчании. Наконец директор вперил в мальчишку перед столом ледяной взгляд и тихо произнес:
  
  - На сегодня я отстраняю тебя от занятий, о драке я сообщу твоему воспитателю, можешь быть свободен.
  
  - Спасибо, - поворачиваясь, произнес Алексей.
  
  Лучи солнца, повинуясь управляющим зеркалам уже еле-еле проникали вовнутрь колонии, смеркалось. На прикрепленной к стене полке блестела 'стеклянными' гранями куча информационных кристаллов: история войн, устройство оружия и физика с химией, все чтобы понять принципы работы сложного современного оружия. Алексей лежал на диване в аскетично обставленной комнате и бездумно смотрел в потолок, на плафоне над ним сидела большая желто-коричневая оса. Путь наружу в открытое окно перекрывало электромагнитное поле, не выпускавшее назад ничего крупнее пылинки. Хищник среди насекомых долго бился о невидимую преграду, не в силах понять, что его не пускает назад, туда, где простираются зеленые просторы лужайки, полные жизни и множества вкусных жертв. Устав биться наружу, оса присела на плафон, сил ей оставалось только на то, чтобы ждать решения собственной судьбы. Теплый ветер из открытого окна доносил звуки любовной переклички птиц, и грубые мужские голоса со двора. Отдельных слов не слышно, но понятно, что мужчины говорили повышенным тоном. Мальчик видел, как отец Сандро с горской папахой на голове заходил во двор Мурадин-бея и, чтобы не присутствовать при разговоре, убежал в свою комнату в доме прислуги. Ясно, жаловаться на него станет и что предпримет опекун, непонятно. Выгонит? Ну и черт с ним, как-нибудь проживет. От отца остался дом, да и какие-то средства должны остаться на счетах.
  
  В дверь поскреблись, он повернул голову. Кто это может быть? Или это пришли вызывать к дяде Мурадину?
  
  - Войдите.
  
  Скрипнула, открываясь дверь. На лице вошедшей девочки возбужденно горели глаза. Решиться зайти без сопровождения взрослых к мальчику было непросто, это противоречило вбиваемым с детства нормам поведения, но она решилась на это. Если об этом узнает отец, она даже не знает, как он ее накажет.
  
  - Мила? Что ты здесь делаешь? - приподнялся на локте мальчишка.
  
  - Там! - возбужденно зачастила девочка, отбрасывая толстую, в руку косу назад, - пришел отец Сандро, они ругаются! Папа весь красный!
  
  - Я знаю, - безразличным голосом произнес Алексей, опускаясь и вновь устремляя взгляд в потолок.
  
  - Откуда?
  
  - Я видел, как он заходил во двор.
  
  - Папа злой, ужас, сказал, что Сандро сам первый оскорбил и за такие слова вызывают на поединок на кинжалах, а тот сказал, что ты русский, тебя наши обычаи не касаются.
  
   - Я татарин, крымский из рода Гиреев! - вскинулся пацан. Полный ярости взгляд вонзился в прелестное лицо правильных очертаний, кажущееся в свете заходящего солнца немного скуластым, скорее всего из-за диковинно ее красивших распахнутых и больших карих глаз. Полные сочувствия взгляд, растерянно хлопнули длинные ресницы. Раз и еще раз.
  
   Девочка осторожно прикоснулась к Алексею. Рука была теплой и ласковой, мальчик замер, гнев смывало жаркой волной. Вот так чувствуя тонкие пальцы на своем запястье он мог бы пролежать тысячу лет и ни разу не шевельнуться. Взгляд случайно упал на окно, доверенный слуга Мурадин-бея бежал к гостевому дому.
  
  - Это за мной, - вскакивая с дивана произнес Алексей глядя на побледневшую девочку. Ой, что будет, если слуга застанет Милу в его комнате!
  
  - Тебе надо спрятаться! - произнес решительно, оглянулся. Шкаф? Точно шкаф, больше спрятаться негде! - В шкафу!
  
  - Где, - протянула удивленно девочка, потом лукаво улыбнувшись хихикнула и, забираясь в шкаф, тихо прошептала:
  
  - Я маме скажу, она поможет!
  
  Мурадин-бей в одиночестве стоял на широком мраморном крыльце особняка и смотрел вдаль, на Реку, демонстративно не замечая ничего вокруг. Чистенький, словно с картинки буксир почти поравнялся с усадьбой, в саду, окружавшем усадьбу, беспечно чирикали птицы. Какое им дело до человеческих дрязг, когда они заняты самым главным: продолжением собственного рода? При виде мальчика мужчина вперил в него мрачный взгляд, Алексей напрягся, разговор точно будет нелегким. Подросток встал напротив, хозяин особняка нервным движением провел загрубелыми пальцами по исполосовавшим щеки толстым белым линиям, придававшим лицу вечно угрожающее выражение, словно для того, чтобы опасаться этого человека недостаточно его грозной 'славы', затем руки спрятались за спиной. Уровень медицины двадцать третьего века позволял легко убрать ужасные шрамы, но предводитель пиратов по каким-то собственным причинам не захотел делать это.
  
   - Как смел ты опозорить меня и в первый же день покалечить одноклассника, сына уважаемого человека?
  
  Лицо Алексея окаменело, задышал тяжело, словно после бега на добрый километр. Отец учил: за обиду никого не уважать и никогда не прощать, но, с другой стороны, он сейчас живет у этого человека и обязан уважать его.
  
  Громкий, трубный звук, донесшийся стороны Реки, в клочья разорвал тишину. Алексей вздрогнул и посмотрел через плечо. Буксир включил сирену, тревожные резкие звуки плыли в теплом и прозрачном воздухе над Рекой и, наверное, были слышны на противоположной стороне колонии. Подросток повернулся к Мурадин-бею.
  
  - Уважаемый дядя Мурадин, чтобы вы сделали если бы оскорбили вашу мать? - ногти подростка изо всех сил, так что там, наверное, остались кровоточащие царапины, впились в ладони.
  
  - Я бы отрэзал такому голову и забросил ее в туалэт, но я это, я, а ты всего лишь неразумный малчишка! - Мурадин-бей волновался, об этом без слов говорил явственно проявившийся в речи кавказский акцент.
  
  - Я бы тоже отрезал!
  
  - Тагда бы началась вайна с абхазами! А за ними стоит сам владэлец 'Нового Кавказа' Беслан Виелхоев! Ты панимаешь, что ты слишком много на себя бэрешь? - тонкие белые линии, словно змеи оплетавшие щеки старого пирата заалели. Он замолчал и задумался словно игрок в нарды, никак не могущий выбрать правильный ход из нескольких вариантов, подкинутых ему судьбой, выбросившей на гранях игральных кубиков замысловатую комбинацию цифр. С одной стороны счета Гирея в банке колонии переписаны на нового владельца, так зачем ему теперь нужен гиреевский щенок? Выгнать из дома или просто утопить в Реке? С другой стороны, остаются бывшие джигиты его отца. Им точно такое поведение с сыном их погибшего предводителя не понравится. А это потенциальный бунт...
  Алексей слегка заалел, но, набычив голову, продолжал непримиримо смотреть на человека, от которого зависело его будущее и упрямо молчать. Он был самолюбив и упрям. И ни за что не позволил бы себе проявить слабость, даже если свидетель этого - один Мурадин-бей. Вряд ли мальчик понимал, что сейчас его жизнь висит на волоске, но то, что от результатов разговора зависит его судьба, догадывался.
  
  Скрипнула, приоткрываясь дверь, на крыльцо держась рукой за робота-проводника вышла жена хозяина особняка. На вид совсем не старая, по лицу не больше тридцати. Из глаз мужчины ушла убийственная чернота. Неравнодушный взгляд скользнул по фигуре женщины, несмотря на рождение троих детей все такой же тонкой как в молодости.
  
  - Милая, зачем ты здесь? Мы с Алексеем разговариваем по-мужски!
  
  Незрячий взгляд женщины остановился на муже.
  
  - Мурадин, я все понимаю, но и ты пойми мальчика, у него убили отца, он сам выжил только по велению аллаха, а на этого Сандро Мила постоянно жаловалась. Совершенно несносный мальчишка, - произнесла женщина с нажимом, - Я прошу тебя, прости Алексея, он больше так не будет.
  
  Отказать любимой жене мужчина не мог, или точнее почти не мог. Он рассмеялся, смех неровный, словно глотке это тяжело делать. И тут же резко себя оборвал. Помолчал, отвернувшись и успокаиваясь.
  
  - Обещай, мальчик, памятью матери, раз она так тебе дорога, что ты больше не будешь устраивать в школе проблемы!
  
  Покориться матери Милы было не так позорно и, Алексей нехотя выдавил из себя:
  
  - Обещаю...
  
  

Глава 3

  
  Прошло три года. Часы в высоком резном футляре у дальней стены, одни из немногих вещей, оставшихся от родителей, медленно и тягуче, заглушая бормотание телевизора, отзвонили семь раз. Алексей словно в удивлении оглянулся на них, напрягшись, положил гантели на пол. Рукой отправил их в дальний угол маленькой комнаты, они звеня тяжело катились, пока не ударились о стену, поднялся с укрывавшего пластик пола тонкого мата. Можно, конечно, сделать операцию по вживлению имплантов, стать в разы сильнее и быстрее обычного человека, но это стоит очень дорого, таких денег у него нет. Так что он лучше станет улучшать тело по старинке с помощью гирь, гантель и банального бега.
  
  - Время... скоро ехать!
  
  Зеркала, направлявшие свет внутрь колонии уже давно повернули и снаружи пятиэтажного дома с дешевой арендой квартир буйствовало утро. Из окна мезонина открывался прекрасный вид на сверкающую искорками голубую ленту Реки; воздух чист и прозрачен; птицы болтливо лепечут, листва на субтропических деревьях блестит веселым блеском изумруда, поселки внизу украшены зелеными знаменами. Вчера праздновали праздник - День восстания мусульман в Европе и, если бы не вмешательство русских и китайцев, возглавивший объединенную армию североафриканских государств победоносный полководец Ибн Амра, покорил всю Европу. Какое было время, как радовались правоверные когда над бывшим собором Парижской богоматери победно засиял мусульманский полумесяц. По ухоженным дорогам и автобанам Европы на восток и на север, в Англию, потекли многокилометровые колонны легковых автомобилей и грузовиков с мужчинами, женщинами, детьми, спасающимися от Атиллы 21 века. В 2052 годы победоносные армии провозглашенного на руинах Елисейского дворца Европейского Халифата высадились в надеявшейся отсидеться за Ла-Маншем Британии (13 апреля) а 2 мая в Швеции, их немедленно поддержали местные последователи Пророка. Лишь далеко на востоке, в злосчастной для мусульман битве, получившей название у поклонников Христа 'Второго чуда на Висле', армии Пророка отбросили назад. Заключенный в Париже мир оставлял Западную Европу за Халифатом за исключением нескольких христианских анклавов: в Пиренеях, Альпах, в горной Шотландии, три на Балканах и на севере Норвегии.
  
  За прошедшие три с половиной года Алексей успел закончить школу и начать жить отдельно. Отцовские вклады в банках Содружества англосаксонской демократии конфисковали по приговору суда, счета в банке 'Нового Кавказа' оказались почти пустыми а на особняк отца неожиданно предъявили претензии кредиторы. Чтобы покрыть долги Мурадин-Бею пришлось продать его почти за бесценок, так что к моменту совершеннолетия - пятнадцати годам Алексей остался с очень скромной суммой на руках, ее едва хватило чтобы арендовать скромную комнату в мезонине в поселке Новый Архыз, поэтому предложение бывшего опекуна стать его джигитом, парень принял с благодарностью. В самом деле не в крестьяне же идти наследнику славного воинского рода? Всю жизнь горбатится на маленьком участке и жрать овощи с дешевыми гамбургерами из искусственного белка, произведенного из насекомых? Нет это не для него! Вот жизнь воина - это достойно, так живут все уважаемые люди вокруг, так жил отец! За прошедшее время Алексей успел неплохо зарекомендовать себя в нескольких рискованных операциях.
  
  Алексей вышел из крохотной ванной с мокрым полотенцем в руках в скромную, даже аскетичную, комнату, в ней он обитал почти год и успел к ней привыкнуть. Направо, у стены - заправленная постель, сверху редкость по нынешним временам, книжная полка с россыпью кристаллов, на почетном месте оставшаяся от матери память: бумажная книга, ее она читала вслух совсем маленькому Алексею - сборник сказок 'Русские богатыри'. Бородатый богатырь в кольчуге и остром шлеме на потрепанной обложке замахивается на татарина огромной булавой. На постели - раскрытая пузатая сумка, на покрывало набросаны вещи. На стенах смотрят друг на друга портреты в траурных рамках: молодой женщины и мужчины средних лет с южными чертами лица. Остальная мебель встроена в стены. Парень еще раз вытер покрытое мелкими капельками воды юное лицо, и бросил полотенце в стиральную машину. За три года он вырос и стал настоящим красавчиком. От отца Алексей получил слегка смуглую кожу, от матери синие как небо глаза и пшеничные волосы, схож был на мать и правильными чертами лица и с подросткового возраста на него заглядывались не только одногодки но и вполне взрослые женщины. Одев любимые серые брюки и свободную рубашку с короткими рукавами, большего не нужно, на станции 'Новый Кавказ' круглый год поддерживалась постоянная температура: 21 - 23 градуса.
  
   Отчаянный крик, скорее даже вой, больше приличествующий дикому зверю, чем человеку, раздался из занимавшего половину стены плоского экрана. Алексей недовольно покосился, что там еще? На высоком помосте на пластиковом топчане оголенной спиной вверх лежал человек. Пластиковая цепь не давая пошевелиться, охватывала руки и спину и уходила под низ топчана. На теле с выпирающими худыми ребрами выделяется перечеркнутые кровавой полосой лопатки, лица наказуемого не видно, надетый на голову мешок закрывает его. Вокруг безмолвная толпа, в глазах ужас и жадное любопытство: как оно приговоренному терпеть пытку? Внизу экрана побежала бегущая строка - приговор шариатского суда: пять плетей. Сбоку от несчастного возвышается антропоморфный робот с плетью в руках, для настоящего воина выполнять палаческие обязанности бесчестно. Убить - да, но пытать не соглашался никто, поэтому для грязной работы пришлось привлекать робота. Пластая тревожную тишину свистнуло кнутовище, еще одна кровавая полоса перечеркнула беззащитную спину, разорвав кожу до мяса. Новая судорога прошла по телу, вой стал еще выше тоном, казалось человек сейчас порвет себе легкие от дикого крика. Толпа отшатнулась, наверное, каждый из мужчин и женщин вокруг примерил на себе, а вдруг и меня приговорят?
  
  'Снова начали показывать по телеку казни', - подумал Алексей и поморщился, - 'Достали!'
  
  - Дэв, - рявкнул парень, - отключить звук!
  
  - Выполнено, - тихо прошелестело в ответ голосом домашнего компьютера, стало тихо. Робот в очередной раз полоснул по спине, пытаемый забился ногами а голова - о пластик топчана, кровавое пятно проступило сквозь прикрывавший лицо мешок.
  
  Алексей равнодушно отвернулся. Достав с выдвижного стола телефон, торопливо набрал знакомый номер. Что ему до пытаемого по приговору шариатского суда несчастного, внешне похожего на презренного крестьянина? Раз наказали, значит виноват! О свирепом беспределе, с помощью которого поддерживали порядок власти колонии он знал, но ему и в голову не приходило, что вред могут причинят ему. Он потомственный воин и сын самого Гирея. Законы, действующие для низших классов, его не касаются! Главари базирующихся на колонию многочисленных пиратских банд делились доходами от пиратства, рэкета, работорговли и производства наркотиков с 'хозяином' колонии: Бесланом Виелхоевым и помогали в поддержании шариатских порядков. В отличие от далекого двадцатого века они имели известные послабления, но и как три века назад насаждались и поддерживались свирепым террором. За это во внутренних делах главари банд и их подчиненные пользовались известной независимостью хотя с прямыми приказами центральной власти и им приходилось считаться.
  
  - Привет, - произнес ласково, - любимая!
  
  - Так уж и любимая? - строгим голосом произнесла появившаяся на маленьком экране телефона Мила. В руке блюдце с клубникой. Парень сглотнул слюну и молча глядел на розовое сердечко полных губ, сжимавших ягодку. Склонив голову, девушка с усмешкой глядела на Алексея и, не выдержав, звонко рассмеялась. Она выросла и стала еще краше, юные черкешенке славились красотой. После школы Мила, не пользуясь связями грозного отца, поступила в университет колонии.
  
  - Ты же знаешь как я тебя люблю!
  
  Сердце Алексея забилось чаще, во взгляде мелькнула нехарактерная для него, всегда такого серьезного и непреклонного, нежность. Приложив руку к сердцу он слегка наклонил голову и произнес со всем пылом юной страсти:
  
  - Больше жизни!
  
   Девушка запунцевела, оглядела парня озорными, неспокойными глазами, - Знаю, а если бы отец зашел? - произнесла, пряча затаенную улыбку.
  
  - Ну так не зашел же да и ты не стала бы при нем отвечать!
  
  Алексей смущенно почесал затылок. После смерти год тому назад матери Милы, даже продвинутая медицина 24 века не смогла ей помочь, Мурадин-Бей еще больше озлобился и спорить с ним не решались даже заслуженные джигиты. Если бы он узнал о взаимоотношениях дочери с родовитым, но бедным как мышь парнем, гневу его не было бы предела.
  
  На пятом ударе голова пытаемого вяло мотнулась, упала на топчан, подбежал человек в белом халате, засуетился.
  
  - Любовь моя, я сегодня улетаю в командировку, меня не будет месяца три...
  
  - Так ведь папа никуда не летит? - вскинула тонкую ниточку бровей девушка.
  
  - Он и не летит, главным будет Гюрза, - так звали одного из командиров Мурадин-Бея.
  
  Они еще поболтали минут пятнадцать, пока Алексей с огромным сожалением не попрощался. Забросив остатки вещей сумку, приказал:
  
  - Дэв, охраняй квартиру!
  
  - Принято, - прошелестел бесцветный голос.
  
  Тщательно приведя в порядок внешность, Алексей захлопнул за собой дверь, через миг зеленый огонек на кнопке звонка сменился на красный. Он вышел в грязноватый коридор, краска на стенах вздулась и облупилась, куски упали на пол, но их никто не убирал. Алексей спустился на поскрипывающем от старости лифте вниз. Алексей жил во внешне неприметном пятиэтажном доме с двумя десятками подъездов, местные называли его 'Китайской стеной'. Не рядом с крестьянами, скорее аборигенов можно отнести к нижнему слою среднего класса колонии.
  
  На улице тепло, впрочем, на 'Новом Кавказе' не холодно всегда. Был прекрасный весенний день, один из тех, какие случаются только тогда, когда прекрасную погоду устанавливают надолго. Хорошо! Ветер раскачивает изумрудные ветви дающих съедоб?ные плоды каштанов перед подъездом, несет запахи забродивших цитрусовых такой интенсивности, что в носу слегка защипало. Новый Архыз окружали густые рощи апельсиновых и лимонных деревьев со склонившимися под тяжестью плодов к земле ветвями. Они давали трудовой реал (денежная единица 'Нового Кавказа) большинству жителей поселка. Голубые сороки на деревьях раскричались и словно им в ответ дунул ветер, забросав лицо холодными мокрыми каплями с ветвей: ночью шел дождь. Утеревшись платком он поставил модный среди молодежи электросамокат на мокрый камень дороги и встал на платформу для ног. Доберется до метро самостоятельно, ближайшая станция в двух шагах от остановки. Оттолкнулся от земли, мир бесшумно покатился навстречу. Редкие в ранний час прохожие, одетые так же скромно как и он, провожали безразличными взглядами.
  
  На дороге пустынно, лишь изредка с тихим жужжанием пролетит навстречу встречный электромобиль или электросамокат, да промелькнет по земле тень от воздушного такси или беспилотного аэроавтобуса. Рассеянный взгляд скользил по плывущим навстречу дышащим смолистым теплом лесам, по ухоженным садам плодовых деревьев, по окаймленным ядовито яркой зеленью редким ручьям, отражавшим в быстрых водах поверхность колонии над головой. Он вздохнул, отворачивая лицо от встречного ветра. Не меньше трех месяцев ему предстоит променять благодать природы на металл кабин и безвкусный воздух космического корабля.
  
  Еще больше расцвело. Узкая дорога вилась мимо поселков из ухоженных коттеджей, в одно и даже три этажа и многоэтажек. Изредка проносились похожие на гетто двадцатого века поселения 'низших классов, хаотично застроенные одноэтажными халупами, где далеко не у всех есть электричество и водоснабжение, где нестерпимая вонь застоялой мочи смешивалась с запахом натуральных, дешевых на 'Новом Кавказе' наркотиков, где бездомные парии спят на тротуарах, загаженных использованными шприцами и окаменелыми экскрементами людей и животных. Через десять минут впереди появилась будочка, размерами с аэроавтобус, со светящейся буквой 'М' на транспаранте. Туча ворон с недовольным карканьем кружилась в небе. Он затормозил и только тогда понял причину волнения птиц. Перед черным зевом входа виселицы - по два столба с перекладиной. На одной ветер маятником раскачивал длинного человека без обуви, на шее потемневшая от дождей и ветров табличка с приговором шариатского суда. Покрытое прозрачной, герметизирующей пленкой тело блестит в солнечных лучах. Власти принимали меры чтобы зараза от мертвого тела не распространилась по колонии. Теперь минимум полгода в назидание преступникам оно будет висеть перед входом метро.
  
Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Сергей "Эра подземелий 2"(ЛитРПГ) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"