Чуксин Николай Яковлевич: другие произведения.

Манифест Кургиняна. Конспект

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Конспект Манифеста Кургиняна (Манифест "После капитализма" или "Четвертый проект"). Мои замечания к Манифесту здесь: http://samlib.ru/c/chuksin_n_j/kurginyan_manifest_1.shtml


  

Манифесте Кургиняна. Конспект

  
   "Манифестом Кургиняна" часто называют манифест "После капитализма" движения "Суть времени", отцом-основателем и лидером которого является Сергей Ервандович Кургинян. Моё внимание к Манифесту привлекла Алёна Харитонова, Ненаглядная Княжна и замечательная поэтесса, живущая в далёкой Выксе, за что Алёне огромное спасибо! Не за Выксу, конечно, хотя это удивительный город, а за ссылку на Манифест, и не только.
  
   Знакомство с Манифестом Кургиняна предполагаю изложить в двух частях: в первой, вот в этой, даю краткий конспект обширного Манифеста в том виде, в каком я сам его понимаю. Во второй - мои мысли и замечания к Манифесту с точки зрения здравого смысла.
   Манифест, как я уже сказал, обширен, многомерен, изобилует повторами, возвратами к ранее изложенному, вводит новые понятия и новые подходы к анализу действительности и охватывает последние 500 лет исторического процесса. Поэтому остановлюсь только на некоторых моментах, наиболее существенных для понимания сути и направленности Манифеста. Практически весь текст взят из Манифеста без изменения.
  
   Основные вопросы, разобранные в Манифесте, как я их вижу, следующие:
  -- Советский проект и причины его провала.
  -- Кризис западного проекта "Модерн" и постмодернизм.
  -- Тупиковость и катастрофичность для России возврата к капитализму.
  -- Воскрешение идеи Председателя Мао о мировом городе и мировой деревне.
  -- Судьба России в условиях сосуществования проектов "Постмодерн" и "Контрмодерн".
  -- Четвертый Проект.
  -- Рамка движения "Суть времени"
  
   1. Советский проект и причины его провала
   1.1 Причины победы большевизма в России
   Проводя радикально антибуржуазную политику, то есть, отказавшись от сращивания исторической России с буржуазностью, большевикам удалось обнаружить какой-то непреодолимый барьер, барьер тканевой несовместимости между этой самой буржуазностью и Отечеством.
  
   Большевики апеллировали не только к хлебу, миру и разделу помещичьей земли. В противном случае они никогда не смогли бы победить эсеров, у которых они эти апелляции, мягко говоря, позаимствовали. Большевики апеллировали к новому великому Красному антикапиталистическому проекту, в котором историческая Россия каким-то сложным образом сумела рассмотреть нечто, глубоко созвучное ее сокровенной сути. Этот проект - советский проект создания нового человека и нового гуманизма. По сути - создание новой Истории.
  
   1.2 Субъект, реализовавший советский проект
   Но проекта мало. Нужен субъект, который способен этот проект осуществить. Большевистская партия в 1917 году предъявила народу не только большой проект, но и себя в качестве субъекта, способного этот проект реализовать.
  
   1.3 Источник энергии для советского проекта
   Ситуация - вот что превращает в смысловые магниты самые холодные высоколобые тексты. В конце концов, именно ситуация превратила в подобные магниты сверхсложные тексты Маркса. Именно ситуация создала целый слой людей, которые днями и ночами сосредоточено впитывали марксистскую сверхсложность, не лишенную политической страсти, но и не тождественную оной. Страсть извлекали из Маркса те, кто его читал. Точнее, они эту страсть обнаруживали, скручивали в накаленный волевой жгут, усиливали, преобразовывали.
  
   Сделать все это они смогли лишь потому, что в спину им дышала новая ситуация, она же История. Некоторые из них говорили, что слышат ее шаги. Другие - что она их выкликает по именам. Они не просто говорили об этом. Они подтверждали это подвижническим трудом и подвигом.
  
   1.4 Коренные пороки большевистского советского проекта
   "Капитал" Маркса, другие работы самого Маркса и его последователей фокусируют внимание на важнейшем факторе - факторе материального производства. Или, иначе говоря, на законах той искусственной материальной среды, которую способен создать и развивать только человек. И которая, будучи отчасти подвластна человеку, одновременно властвует над ним.
  
   Признавая колоссальную важность самой этой искусственной материальной среды и действующих в этой среде закономерностей, Макс Вебер убеждал сторонников Маркса рассмотреть другой независимый фактор - общество. То есть не материальную, а социальную среду - столь же искусственную, как и материальная среда, создаваемая человеком. Среду, имеющую свои законы, как создаваемые человеком, так и властвующие над человеком.
  
   Кроме того, помимо искусственной среды есть еще и сам человек. Как автономный фактор, ничуть не меньший по значению, чем техносфера и социум. Человек, развивая материальную среду и социум, развивает и самого себя. Человек, подчиненный законам материальной среды и социальным законам, подчинен еще и закономерностям культурно-антропологического характера. Эти закономерности достаточно подробно рассмотрел один из величайших психоаналитиков и философов ХХ века Эрих Фромм. Он хотел дополнить марксизм автономным человекознанием. И он знал, как именно осуществить подобное дополнение.
  
   Советские идеологи боялись развития марксизма. Они всячески блокировали это развитие, считая, что устойчивость советского общества определяется каноничностью идеологии, в которой Марксу уготована роль мудреца на все времена. Но марксизм был не пригоден для создания канона и каноничной идеологии.
  
   1.5 Внутренние и внешние факторы провала советского проекта
   Те, кто разрушал двадцать лет назад Советский Союз, воевали не только с СССР как геополитическим противником и с коммунизмом как идеологическим противником. Они воевали с историей как таковой. Для борьбы с историей были опробованы совершенно новые технологии, созданные в лоне политического постмодернизма, ненавидящего и историю, и большие идеологические проекты, с помощью которых осуществляется историческое движение.
  
   Война с СССР и коммунизмом была войной с историей и человеком. А значит, войной с гуманизмом и развитием. СССР и коммунизм оказались ключевыми и одновременно слабыми звеньями в исторической цепи. Демонтаж СССР и коммунизма - всего лишь пролог к демонтажу истории и человечества. Конец Истории - это начало всевластия Игры как манипулятивных комбинаций, создаваемых элитой в условиях отсутствия народной воли, отсутствия народа как такового.
  
   СССР, советский образ жизни, весь альтернативный капитализму мировой проект раскурочили создатели "Треста ДК" ("Даешь капитализм!"). Создатели этого Треста утверждали, что только в капитализме спасение. Они говорили: "Плевать на то, насколько капитализм совместим с Россией. Нечего с этой самой Россией цацкаться. Если капитализм с нею несовместим, тем хуже для нее. Ибо только в капитализме спасение".
  
   И аргументы создателей "Треста ДК" оказались очень убедительны и соблазнительны для наивного советского общества. Но окончательной победы над Россией и историей как таковой он пока еще не добился. И потому злобствует. Потому рвется к новым десталинизациям, десоветизациям, новым перестройкам и перестроечкам.
  
   1.6 О коммунизме
   Коммунизм - осмеянный и оболганный - не случайная глупость, занесенная чужаками на попранную российскую почву. Он-то как раз глубоко созвучен русской судьбе. Он отвечает высшему принципу этой судьбы, каковым, конечно же, является именно альтернативная парадигма развития, о которой будет сказано ниже.
  
   2. Кризис западного проекта "Модерн"
   2.1 Традиционное общество
   Модернизация - это переход из традиционного (или аграрного) общества в общество современное (или индустриальное). Традиционное общество - это общество с традициями в качестве регулятора общественной жизни. Другими характерными чертами традиционного общества являются:
   - Коллективизм как способ существования.
   - Сословный принцип как принцип разграничения ролевых функций.
   - Фамильная аристократия как господствующий класс.
   - Монарх как выразитель ее интересов.
   - Религия как легитимация монархии (монарх - помазанник Божий).
   - Народ как целостность, цементируемая религией.
  
   2.2 Буржуазия как общественный лидер и локомотив истории
   Буржуазия как класс сформировалась в недрах феодального общества. Феодализм допускал и даже поощрял создание подобного класса. Феодалам нужны были кредитующие их торговцы. Но еще больше им нужны были зачатки будущего промышленного производства. Рыцарь не мог обойтись без кующего ему доспехи оружейника. Королю для победы в войнах нужны были не только пики и мечи, но и мушкеты, пушки, корабли.
  
   Задолго до победы капитализма сформировался неизбежный исторический компромисс между феодалами и буржуа. Успехи науки и техники, порожденный этим рост промышленности - постепенно склоняли чашу весов в сторону буржуа. Политическим оформлением этой тенденции стали великие буржуазные революции. Но они - при всей их беспощадности и радикальности - лишь дооформили то, что уже имело место.
  
   Какие бы криминальные черти ни населяли тихий омут восходящей буржуазии, суть этой буржуазии была антикриминальной. Наиважнейшей чертой нормального класса буржуазии была способность этого класса выступать в качестве общественного лидера. То есть локомотива истории. Нормальная буржуазия той созидательной эпохи и впрямь была историческим классом. Классом-лидером. Классом, осуществлявшим то, что необходимо было широчайшим слоям тогдашнего общества.
  
   То восходящее, исторически состоятельное буржуазное общество не было культурно бесплодным. Оно создало великую литературу, великую музыку, великую живопись. А значит, сумело придать новое качество гуманистическим устремлениям человечества.
  
   Восходящая буржуазия имела проект "Модерн" и одновременно брала на себя роль субъекта. То есть класса, способного этот проект осуществить. Восходящая буржуазия сформировала социальный заказ на свой великий проект. Этот заказ осуществили великие мыслители.
  
   2.3 Легитимность
   Буржуазия - это класс, создавший новый тип искусственной материальной среды, в которой обитает человечество. И буржуазия - это класс, создавший новую социальную среду с принципиально новыми регуляторами. То есть не только производственные отношения как нечто, определяемое производительными силами, но и нечто намного большее: новый тип легитимности.
  
   Легитимность - это принимаемое обществом объяснение причин, по которым один класс осуществляет господство по отношению к другим классам. История учит нас, что господство без легитимности - крайне уродливо и крайне недолговечно. Господствующий класс, теряющий легитимность, должен заменять ее грубым доминированием. Теми штыками, которые не раз упоминал Ленин, подчеркивая, что усидеть на них невозможно.
  
   Провозгласив лозунг "свобода, равенство, братство", буржуазия, конечно же, создала общество, весьма далекое от этого великого идеала. Но она не была при этом исторически бесплодна:
   - Она сломала унизительные сословные перегородки.
   - Она дала крестьянам помещичью землю и вбросила в городскую пролетарско-индустриальную жизнь огромное количество сельского населения .
   - Она создала новый тип общности - буржуазную нацию.
   - Она сделал закон гиперрегулятором построенного им принципиально нового общества.
   - Она построила новую политическую систему, назвав ее демократической, и переустроила все подсистемы предыдущего традиционного общества. И тем самым реализовала проект "Модерн", легитимировав тем самым себя в виде класса не только господствующего, но и исторически лидирующего.
  
   При всей важности религиозной метафизики Модерна, его содержание, конечно, определяется наличием светской метафизики. То есть наличием прогресса и гуманизма как сверхценностей.
  
   Не происходит ли сегодня выхода всей буржуазии, всего мирового капиталистического уклада за пределы собственной легитимности? Мы отвечаем утвердительно: "Да, именно весь капитал, вне зависимости от степени его патологичности или нормальности, теряет всемирно-историческую легитимацию".
  
   2.4 Абсолютизация категории "демократия"
   Конечно, кроме легитимности есть еще и "господство в собственном соку". Теряя легитимность, капитализм сохраняет подобное господство. И может попытаться осуществлять его на основе голой силы. Но прежде всего, бросается в глаза то, насколько Модерн исчерпал свой метафизический ценностный потенциал. Ключевой и грубейшей приметой подобного исчерпания является абсолютизация категории "демократия".
  
   Современная западная практика основана на абсолютном приоритете формальной демократии над чем угодно еще. Демократия у нас на глазах превращается из содержания в форму. Причем в форму не только безразличную к своему содержанию, но и агрессивно ему противостоящую. Что категорически ставит крест на прогрессе и гуманизме как сверхценностях проекта "Модерн". Да и на Модерне в целом.
  
   2.5 Метафизическое исчерпание "Модерна"
   Рассмотрев политическую и политэкономическую подоплеку отказа Запада от сверхценностей проекта "Модерн, необходимо перейти к еще одной подоплеке - антропологической. Основной посыл Модерна заключается в том, что надо не искоренять в человеке зло, а использовать это зло во благо, что правильно организованное зло будет способствовать этому благу так же, как звериная конкуренция за выживание способствует великому делу эволюции.
  
   Модерну удалось правильно организовать антропологическое зло. В этом его огромное достижение. Правильно организованное зло стало генератором развития. Причем такого развития, которое, прежде всего и быстрее всего, касается производительных сил. Или иначе - искусственно созданной материальной среды. В результате возник колоссальный разрыв между качествами искусственной среды обитания и тем, кто в этой искусственной среде обитает.
  
   Воспрепятствовать этому может или ускорение развития антропоса, или прекращение развития техноса. Но Модерн не предполагает ускорения развития антропоса. У него нет ключей к этой двери. Одновременно Модерн не может остановить (тем более свернуть) технос. Тем самым Модерн фактически капитулирует. Он признает, что не в состоянии избежать приближающейся катастрофы.
  
   2.6 Социальное исчерпание "Модерна"
   В социальном плане Модерн держится на принципе раздробления традиционного общества. Дробя это традиционное коллективистское общество на атомы-индивидуумы, Модерн обретает высокую социальную динамику. Фактически речь идет о том, что традиционное общество бросается в топку локомотива под названием Модерн. До тех пор пока есть традиционное общество - топка раскалена. В нее можно бросать все новые и новые порции этого общества. Но когда ресурс традиционного общества обнуляется - топка остывает. А локомотив перестает двигаться.
  
   Но столь же правомочно обсуждение и микросоциального исчерпания. Человек Модерна, семья Модерна, коммуникативные поля Модерна, культура Модерна - все это близко к окончательному исчерпанию.
  
   Институциональное исчерпание Модерна - тоже достаточно очевидно. Модерн использует институт права в качестве своего гиперрегулятора. Что происходит в мире с международным правом? И что начинает происходить с правом, опирающимся на принцип национального суверенитета?
  
   2.7 Постмодернизм
   Понимая исчерпанность проекта "Модерн", Запад разрабатывает для себя новый проект под названием "Постмодерн". То есть приспосабливается к очень специфической жизни на обломках рухнувшего Модерна. Эта "жизнь после жизни" основана на глубочайшем презрении к сверхценностям Модерна, каковыми являются прогресс и гуманизм. Особо враждебен для постмодернизма гуманизм, воспевающий величие человека.
  
   Постмодернизм, во-первых, ненавидит любое величие вообще. И, во-вторых, особо ненавидит человека. Для него человек - это "проект, который завершается". Постмодернизм надеется поставить на место слишком для него жесткой конструкции под названием "человек" нечто предельно аморфное и текучее. То, что с полным правом можно назвать постчеловеком и постчеловечеством.
  
   Постмодернизм презирает и ненавидит историю.
  
   С особой силой постмодернизм ненавидит развитие. Идеалом постмодернизма можно считать управляемую деградацию, управляемое гниение. Культура постмодернизма пропитана духом смерти. Постмодернизм не скрывает это. Он открыто присягает Танатосу. А также духу всех и всяческих извращений.
  
   3. Тупиковость и катастрофичность для России возврата к капитализму
   3.1 Несовместимость капитализма и России
   Двадцать лет назад антикоммунизм и антисоветизм стали официальной идеологией новой постсоветской России. Двадцать лет назад было заявлено, что распад СССР является не катастрофой, а освобождением России от чудовищных оков советизма и возвращением в лоно мировой цивилизации, то есть в капитализм. Во имя этого возвращения в капитализм отреклись от очень и очень многого. От созданного гигантскими усилиями и гигантскими жертвами великого государства. От советского образа жизни. И - от своего исторического пути.
  
   Ведь проект под названием "капитализм" оказался, мягко говоря, очень трудно совместим с Россией как историко-культурной личностью. Но в чем же тайна несовместимости капитализма и России как историко-культурной личности? Идет ли речь только о несовместимости любой многонациональной империи с буржуазностью, всегда оборачивающейся "парадом буржуазных национализмов"? Или речь о чем-то более глубоком?
  
   Наши противники из радикального либерального лагеря уже дали свой ответ. Они сказали: "Да, русский дух, русская культурная матрица несовместимы с капитализмом. А значит, во имя построения капитализма мы будем побуждать русский дух к мутации, менять ядро русской культуры, радикально трансформировать русскую культурную матрицу".
   .
   Теперешний роман новой постсоветской России с новым капитализмом длится двадцать лет. За эти двадцать лет капитализм не создал ничего, а разрушил все. Наши противники обвиняют в этом Россию, которая лишь имитирует согласие на брак с капитализмом. А раз так, говорят наши противники, то нужны любые, самые радикальные средства побуждения России к капитализму. Да-да, еще более радикальные, чем ранее. Десоветизация на манер денацификации, внешнее управление. Если надо, то и расчленение. Все это - для вящей славы капитализма.
  
   3.2 Россия ещё жива
   Двадцать лет назад под лозунгом возврата в капитализм произошло фундаментальное отречение России от собственного исторического пути во имя ускоренного построения "светлого капиталистического будущего". С каждым новым витком катастрофы, порожденной отреченчеством, становилось все яснее, что образ будущего носит беспрецедентно материалистический, по сути, глубоко антидуховный характер. Что в этом будущем вместо "рая на земле" должны появиться райки и раечки - джинсовые, колбасные и иные.
  
   Отречение от прошлого вообще, от свойственной прошлому идеалистичности - и подмена идеальности как таковой чечевичной похлебкой райков и раечков. Вот в чем был замысел врага. Враг преуспел в этом замысле. Но окончательной победы над Россией и историей как таковой он пока еще не добился. И потому злобствует. Потому рвется к новым десталинизациям, десоветизациям, новым перестройкам и перестроечкам.
  
   Россия, встав на капиталистический путь уродливым как никогда образом, получила страшную травму. Но, тем не менее, она жива. И понемногу выходит из своего двадцатилетнего сна, весьма похожего на коматозное состояние.
  
   3.2 Поражение или проигрыш?
   Весь мир говорит о том, что Россия проиграла "холодную войну". И что державы-победительницы ведут себя теперь с Россией так, как и подобает себя вести победителям с побежденным. Неужели у нас до сих пор не хватает честности на то, чтобы признать: "Да, налицо именно факт унизительного, чудовищного разгрома"? Признание факта унизительного, чудовищного поражения мобилизует стойких, мужественных людей. Пережив этот факт по-настоящему, такие люди не сломаются, а, напротив, обретут особые силы.
  
   В конце 80-х годов Россию не победили - ее обыграли. Осознание этого обстоятельства немедленно приводит к обнаружению ключевого противоречия нашей эпохи - противоречия между Игрой и Историей. Конец Истории - это начало всевластия Игры как манипулятивных комбинаций, создаваемых элитой в условиях отсутствия народной воли, отсутствия народа как такового. Ведь именно народ творит историю, и именно история создает народ как творца истории. Война с СССР и коммунизмом была войной с историей и человеком. А значит, войной с гуманизмом и развитием. СССР и коммунизм оказались ключевыми и одновременно слабыми звеньями в исторической цепи. Демонтаж СССР и коммунизма - всего лишь пролог к демонтажу истории и человечества.
  
   3.3 От криминального капитализма к криминальному государству
   В советском обществе, в отличие от общества феодального, буржуазия не могла формироваться в виде нового законопослушного класса, имеющего свои нормы, свои ценности, свои принципы, свои идеалы и, наконец, свой Проект. Анализ перечня всех высокооплачиваемых профессий показывает, что законопослушный слой советских граждан, обладавших высокой и сверхвысокой способностью накапливать средства, вряд ли превышал тысячу человек, а совокупный потенциал накопления, безусловно, не превышал 1 миллиард рублей. Между тем, для осуществления проекта "Треста ДК" нужно было ускоренно скупить основные фонды, стоившие гораздо больше триллиона рублей.
  
   Тем самым Трест должен был либо отказаться от своего проекта ускоренного построения капитализма в России, либо допустить скупку основных фондов далеко не законопослушными гражданами, принадлежащими к трем категориям:
   - так называемые цеховики;
   - ничего не производящие спекулянты;
   - воровские общаки.
  
   Хозяева "Треста ДК" взращивали не нормальный, несовершенный, как все другие уклады, капитализм. Они взращивали криминального монстра. Взращивали псевдокласс-пожиратель. Они его взрастили. Класс стал пожирать всё и вся.
  
   Создала ли наша криминальная буржуазия и ее создатели - "Трест ДК" - новый тип легитимности? Ничуть не бывало. Потому что легитимность всегда порождается той или иной моральной установкой, а также теми или иными ценностями и идеалами. А если не оторвать накопившийся капитал от криминальной пуповины, то государство, в котором господствующим является капитал, не вышедший из первоначального накопления, становится не криминализованным, а криминальным.
  
   3.4 Власть и криминал
   Криминальное государство не может быть устойчивым по определению. Оно не может сосуществовать с нормальными, пусть и криминализованными, но не криминальными государствами. С прискорбием должны констатировать, что никаких реальных поползновений к тому, чтобы исправить ситуацию, у нынешней власти нет. А коль скоро официоз не хочет и не может преодолеть губительные тенденции, крах неминуем.
  
   Официозу на этот крах наплевать. Нам - нет.
  
   Официоз не хочет обустроить Россию. Он хочет обустроиться в своих зарубежных поместьях и оттуда наблюдать крах России так, как зритель наблюдает увлекательное театральное представление. Не получится: весь капитализм уже полностью потерял легитимность. Он либо ускоренно превратится в фашизм, либо покорно сойдет с исторической сцены. Скорее всего, он с нее покорно не сойдет. Капитализм сооружает новые миропроектные комбинации уже за пределами собственной легитимности. И за пределами капитализма как такового. Но эти комбинации так же несовместимы с жизнью России, как и переход на территорию агонизирующего Модерна
  
   4. Воскрешение идеи Председателя Мао о мировом городе и мировой деревне
   Модель конфликта цивилизаций, вытащенная американскими неоконсерваторами в 2001 году в качестве альтернативы концу истории, потерпела крах вместе с избранием Барака Обамы. На смену этой модели пришла, причем всерьез и надолго, модель стратегического союза исламизма и США, исламизма и Запада. Эта модель уже материализована в конкретных альянсах: Запада и "Братьев-мусульман", Запада и талибов. Исламизм, который американские неоконсерваторы объявили главным врагом, теперь становится чуть ли не лучшим другом США. Якобы потому, что он отвечает волеизъявлению народов исламского мира.
  
   Имеет место сознательный отказ элит мусульманских стран от Модерна, который уже стал обживать эти страны. Подобный отказ носит характер пресловутой консервативной революции. Сторонники такого отказа не чураются использования модернистских и даже постмодернистских политических технологий. Соединение таких технологий с отказом от Модерна и стремлением вернуть реальность к премодернистскому состоянию - это Контрмодерн.
  
   Выше было показано, что капиталистический Модерн близок к исчерпанию и его хотят добить как можно быстрее. У него есть альтернатива в виде союза Постмодерна и Контрмодерна. Для этого создается новая архитектура мира. В 50-60-е годы ХХ века китайский лидер Мао Цзе-дун выдвинул далеко не бессмысленную модель, ядром которой был мировой город, а периферией - мировая деревня. В сооружаемой сейчас наспех переходной архитектуре Постмодерн хочет стать архитектурным ядром. То есть чем-то вроде мирового города. Контрмодерн же претендует на роль мировой деревни. Разделение ролей и сфер влияния, конечно же, носит не окончательный характер. Но сам принцип этого разделения способен решить массу задач, которые в рамках проекта "Модерн" категорически не могут быть решены.
  
   Например, можно отказаться от всеобщего развития. А в каком-то смысле и от развития вообще. Контрмодерну развитие враждебно. "И это замечательно!" - считает его постмодернистский партнер. Ведь в этом случае не надо будет развивать всю периферию, делиться с нею драгоценными ресурсами, волноваться по поводу того, что эта периферия может стать более эффективной, чем ядро. И даже должна стать более эффективной.
  
   Да и Постмодерн никоим образом не претендует на развитие как сверхценность. Если в мировом городе что-то и останется от развития, то это что-то будет всецело подчинено задаче удержания под контролем контрмодернистской периферии.
  
   Можно ли считать, что игра уже сыграна, и что вмешательство в игру фактически невозможно? Нет. Поскольку, во-первых, силы Модерна хоть и близки к исчерпанию, но еще достаточно велики. И, во-вторых, этому зловещему переформатированию мира мешает существование России.
  
   5. Судьба России в условиях сосуществования проектов "Постмодерн" и "Контрмодерн"
   5.1 Возможность для России пристроиться к Западу
   Рассмотрим предположение, что Трест (или наименее деструктивная часть его) все еще питает иллюзии по поводу превращения России в так называемую "нормальную капиталистическую страну". Так вот, даже в этом случае - налицо тупик, порожденный суммой нерешаемых или почти нерешаемых проблем.
  
   Проблема No.1. Выход из оргии первоначального накопления капитала.
   Нет даже мельчайших телодвижений, говорящих о том, что "Трест ДК" действительно намерен решить хотя бы эту проблему.
  
   Проблема No.2 - мировое разделение труда.
   Россия не может вывести на мировой рынок гигантское количество дешевой и дисциплинированной рабочей силы. Россия не может стать одной из ключевых аграрных держав мира. "Трест ДК" разрушил систему российской индустрии. Он угробил за эти двадцать лет не только нужных этой индустрии ученых и инженеров, но и рабочий класс. В условиях, когда ученые и инженеры получают меньше низкоквалифицированного рабочего, в условиях фантастического недофинансирования всей российской интеллосферы обречены и постиндустриальные сценарии. Итак, остается только роль сырьевого придатка. Постыдная и бесперспективная даже в условиях высоких цен на сырье.
  
   Признаем очевидное: производство сырья на экспорт требует не более 10 миллионов человек. Еще 20-30 миллионам будет отведена "почетная" роль разнообразного сервиса. Экономисты высочайшей квалификации издают одно исследование за другим. И в один голос говорят о том, что сырьевой, периферийный сценарий, который мы сейчас рассматриваем, предписывает оставшимся 100 миллионам роль так называемых лишних людей.
  
   5.2 Возможна ли у нас модернизация?
   Крайне робкие и крайне неуклюжие телодвижения нашего Треста, вдруг заговорившего о какой-то модернизации, не имеют ничего общего с реализацией в России сколь-нибудь полноценного проекта "Модерн".
  
   Во-первых, никто, нигде и никогда не реализовывал проект "Модерн" теми методами, которые рекомендуют идеологи нашей модернизации.
   Во-вторых, проект "Модерн" исчерпан.
   В-третьих, в России, в отличие от могучих азиатских стран, нет традиционного общества, которое можно бросить в топку Модерна.
   В-четвертых, историческая Россия не совместима с Модерном. Для того чтобы преодолеть эту фундаментальную несовместимость, нужно отказаться от всего: от русскости, от имперскости, от советскости. При этом нужно отказаться от всего сразу.
  
   5.3 Собственная парадигма развития
   Заимствование Азией западной парадигмы Модерна и огромные успехи Азии, достигнутые за счет такого заимствования, неизбежно приведут к краху Запада как конкурента Азии. Что дальше? Инерционное движение Азии в рамках позаимствованного ею западного Модерна, и - остановка развития. Это было бы единственным сценарием, если бы не Россия. И это станет единственным сценарием, если Россия будет уничтожена.
  
   Но почему Россия вообще, а в ее нынешнем состоянии тем более, может воспрепятствовать рассмотренному нами губительному сценарию? Или сценариям, если в качестве второго сценария рассматривать беспощадное уничтожение Азии Западом?
  
   Потому что у России, в отличие от Азии, есть своя парадигма развития, качественно отличная от той парадигмы, которая именуется проектом "Модерн". Россия срослась со своей парадигмой развития не в меньшей степени, чем Запад со своим проектом "Модерн". Отодрать Россию от своей парадигмы можно, только сменив ее культурное ядро, демонтировав ее культурную матрицу. То есть, полностью изгнав из России русский дух, фундаментальную русскость.
  
   Но - Модерн агонизирует, поэтому ноу-хау России в том, что касается развития, является бесценным для каждого, кому дорого человечество.
  
   5.4 России нет места
   Продолжение процессов регресса и архаизации на нашей территории - плюс стратегическое партнерство США и исламизма на ниве нового контрмодернистского Средневековья... Неужели непонятно, что одно это не оставляет для России вообще никаких шансов? Россия не может быть конкурентом исламизму во всем, что касается контрмодернистских действий. Она теряет себя как носителя спасительной парадигмы развития. Она уже оказалась нежизнеспособной в Модерне. Еще быстрее обнаружится ее нежизнеспособность в Контрмодерне. Нежизнеспособность - да и ненужность.
  
   Образуется ли в этом случае на месте России исламистский халифат или мозаика архаизированных государств? Будет ли исламистский контрмодернистский халифат воевать с Китаем, или модернистский Китай начнет выхватывать нужные ему кусочки архаизированной мозаики? Так ли это важно, если в любом случае Россия перестанет существовать?
  
   Но России нет места и в Постмодерне. Это чужой и чуждый проект. Это проект, конкурирующий с Контрмодерном по степени мерзостности. Причем мерзостности, никак не совместимой с тем, что составляет суть России как исторической личности. И наконец, это проект, совершенно несовместимый с территориальной целостностью России.
  
   6. Четвертый Проект
   6.1 Конфликт западников и почвенников
   Осознанию природы и содержания дара, которым историческая судьба наделила Россию, мешает затянувшийся конфликт западников и почвенников. Конфликт историософский и политический. Конфликт, тянущийся через столетия. Конфликт, сформировавший стереотипы понимания нашей исторической судьбы. Эти стереотипы всегда мешали нашему окончательному историософскому самопониманию и самоопределению. Но сейчас они опасны и вредны более чем когда бы то ни было.
  
   Западники убеждены в том, что есть один-единственный Запад, являющийся абсолютным благом, которому Россия никак не может причаститься.
  
   Почвенники убеждены, что Запад - это абсолютное зло, от которого Россия должна держаться как можно дальше.
  
   Как мы видим, необходимость определения историософской сущности своего Отечества порождает расщепление понятий, с помощью которых можно дать такое определение. Это - наличие двух Западов. Два Запада существуют с древнейших пор. Византийцы называли себя ромеями и при этом прекрасно понимали, что они являются альтернативой Риму, а не его повторением. Эту тянущуюся из глубины веков альтернативность Византия передала Москве.
  
   Дело тут вовсе не в Третьем Риме. А в том, что, приняв дар этой альтернативности, Россия окончательно оформила себя в качестве второго Запада.
  
   6.2 Россия - альтернативный Запад
   Россия приняла большевизм, с одной стороны, как западное марксистское учение, а с другой, - как нечто свое, глубоко народное. Но, приняв западное марксистское учение, Россия приняла не капитализм, не Модерн как способ легитимации капитализма, а нечто альтернативное. Мы вновь видим верность России фундаментальному принципу альтернативного Запада.
  
   Может быть, поэтому Запад ненавидит Россию гораздо более яростно, чем он ненавидит Восток.
  
   6.3 Социальный суперрегулятор России
   Модерн, дробя традиционное общество, бросает его в топку и движется вперед, формируя общество индивидуумов. Общество атомизированное и лишь потому регулируемое созданными Модерном институтами. Институтом права, который является для Модерна социальным суперрегулятором. Но Россия не признает право в виде суперрегулятора, а значит, не переходит на территорию Модерна. И при этом Россия развивается, причем стремительно.
  
   Что же является суперрегулятором, позволяющим России сформировать быстро развивающееся немодернистское общество? Анализ показывает, что таким регулятором является культура, которая в России играет совсем иную роль, чем на Западе. Из того, что предлагала ей историческая судьба, Россия могла принять только марксизм. Она его и приняла, переиначив на собственный лад. Есть органическое для России двуединство большевизмов: западнического, марксистского - и своего, народного. Без этого двуединства большевики не могли бы даже выиграть Гражданскую войну. А уж тем более построить новое великое государство.
  
   Вот что мы потеряли в 1991 году. Не одну из возможных форм государственности мы потеряли тогда. А свою историческую судьбу.
  
   Вот что мы утратили. И вот что должны обрести.
  
   6.4 Нужен ли ремейк большевизма?
   Нам и миру нужен сейчас не римейк на красную тему. Нам нужен Четвертый проект, который вобрал бы в себя все лучшее из растоптанного советского прошлого. Который одновременно с этим учел бы некую, лишь сейчас проявленную произошедшей трагедией, великую и загадочную традицию. Не для того ли произошла трагедия, чтобы традиция была проявлена до конца?
  
   Четвертый проект, вобрав в себя все лучшее от коммунизма, который Россия исторически пережила, воскресит все то, что исторический коммунизм не доделал, не доосмыслил, отбросил.
  
   Мы признаем, что место интеллигенции как прослойки занимает когнитариат как класс, обладающий в XXI веке всеми правами, вытекающими из того, что наука стала полноценной производительной силой.
  
   Мы понимаем, что этот класс разгромлен в последнее двадцатилетие. Что ж, тем самым именно он в России стал наиболее гонимым, наиболее эксплуатируемым. Мы соберем осколки разгромленного класса. Мы достроим этот класс и обопремся на него.
  
   Четвертый проект не только историческая необходимость. Не только единственный способ спасения человечества от гибели. Он еще и способ легитимации власти.
  
   Модерн легитимировал власть капитала. Четвертый проект легитимирует власть российского когнитариата.
  
   Мы лишь нащупываем пути этого выхода. Но там, где раньше мы видели лишь абсолютную безысходность, - луч света, бьющий сквозь узкую щель. Свет этот - из нашего посткапиталистического будущего. Построив которое, мы искупим случившееся двадцать лет назад. Мы вернем утраченное и обретем большее.
  
   У нас есть шанс на победу. И мы должны его использовать до конца. Это наш долг перед живыми и мертвыми
  
   7. Рамка движения "Суть времени"
   Она слагается всего лишь четырьмя принципами:
   Принцип No.1. Все мы относимся к краху СССР как к личной трагедии. Ответственные за этот крах силы лишили нас нашей Родины.
   Принцип No.2. Мы хотим знать, почему распался Советский Союз и кто виновен в этой трагедии.
   Принцип No.3. Мы хотим понять не только то, кто виновен в распаде СССР и в чем подлинный замысел сил, сумевших обеспечить его распад. Мы хотим понять еще и то, как можно вернуть утраченное.
   Принцип No.4. Мы хотим не только понять, как вернуть утраченное. Мы хотим это утраченное вернуть.
  
   Вот и все, что нас объединяет. Только эти четыре принципа - и ничего другого. Они задают концептуальную, моральную, экзистенциальную, политическую рамку. Внутри нее - мы чувствуем и мыслим по-разному. Мы лишь отправляемся в общий путь. Мы верим, что странствие в поисках утраченного сблизит нас. И при этом мы всегда будем оставаться разными.
  
   Но мы хотим вернуть утраченное. И мы его вернем.
  
   2 января 2012 года
   Москва
  
   Оригинал Манифеста здесь: http://spkurdyumov.narod.ru/kuuurrrggginyan.htm
   Мои замечания к Манифесту здесь: http://samlib.ru/c/chuksin_n_j/kurginyan_manifest_1.shtml
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"