Tash Elin: другие произведения.

Голограммы гсимманов (книга 3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.38*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    По вашим просьбам начинаю выкладку третьей книги. Продолжение будет добавляться по вашему отклику - комментариям и оценкам. Автор пишет для себя, но выкладывать хочется не в пустоту. Спасибо всем неравнодушным! ))

    Аннотация: Война окончена, жизнь постепенно возвращается в привычную колею. Луэлин пытается оправдать и восстановить в правах своего любимого и продолжает поиски предателя. А заодно ненароком ввязывается в очередную авантюру, которая оказывается неожиданно опасной: древние голограммы приоткрывают дверь в страшные тайны давно исчезнувшей цивилизации, от которой сохранились только легенды.

    Обновление от 16.10. ЭТО ПОСЛЕДНЕЕ ОБНОВЛЕНИЕ. КОНЦОВКУ ПОСТОЯННЫМ ЧИТАТЕЛЯМ ОТПРАВИЛА. ОГРОМНАЯ ПРОСЬБА НЕ РАСПРОСТРАНЯТЬ! ПРОДОЛЖИМ В ЧЕТВЁРТОЙ КНИГЕ! :)



   Дорогие читатели!
   Если вы хотите читать продолжения чаще и больше, не забывайте об оценках и комментариях :) И большое спасибо тем, кто со мной! Для автора важно понимать, что его творчество вам не безразлично.
   Здесь выложено чуть больше половины текста. Вопросы о концовке задавайте, пожалуйста, на почту.
  
  
   Первая книга
   Вторая книга
  

ЦИКЛ "КОРОЛЕВА СТА СОЗВЕЗДИЙ"

КНИГА 3

ГОЛОГРАММЫ ГСИММАНОВ

Глава 1. Возвращение

   Сегодня утром мне было нехорошо, одолевали приступы тошноты, чего обычно не случается, даже в критических ситуациях. Да и сознание всегда ясное, а тут оно периодически норовило отделиться от меня и пожить собственной жизнью. А голова так всё время водила хороводы мыслями, как если бы я пребывала на озонированной планете Тассов.
   Хотя вот уже третий день мы с Дмитрием находимся на далёкой полудикой планетке, практически лишённой преимуществ и недостатков цивилизации, физические условия которой, соответственно, походят на земные. Не считая того, что по ночам тут сияет четыре разноцветных луны, и воздух во время их прогулок по небесным дорожкам почему-то делается более тёплым и влажным.
   "Боги! - ужаснулась я, до последнего не подпуская к себе эту мысль. Однако разум королевы, привыкший реально смотреть на вещи, остановил мысленные хороводы и заставил меня тоже взглянуть правде в глаза: - Я же беременна! Хвала безумной радости по поводу нежданной встречи Луэлин, Дмитрия, Эйри и Лэмба! Этого ещё не хватало!"
   Чего-чего, а такого поворота я ожидала и хотела меньше всего, и мы, в принципе, сделали всё, чтоб этого избежать. Только тогда, во время бурного объяснения, кажется, впервые в жизни я полностью отпустила всех внутренних контролёров. И тут же получила за неосторожность.
   А с другой стороны, королева во мне уже не раз обращалась к вопросу, как бы вернуться назад. Эти дни, даже когда полностью отдавалась захлестнувшим, возродившимся из пепла чувствам, я всё равно испытывала своего рода ностальгию по ООССу, по тому, чего так долго была лишена. Как же Дмитрий прав, незаконное положение никогда не устроит меня, и ещё - во что бы то ни стало найду способ оправдать человека, которого люблю!
   Элиш по нескольку раз в день связывалась со мной, передавая последние новости, и я была готова броситься назад по первому же упоминанию волнений или беспорядков. На всякий случай даже переправила обращение к народу, выпустить в Космонет, дабы отсутствие королевы не было столь очевидным. Но пока всё оставалось спокойным.
   С Дэльвиком, конечно, тоже связалась. Обминая вопросы, сообщила, что хочу несколько дней побыть одна. Отдохнуть от тяжести этой длинной войны, пленения. Переговорила и с Михаэлем - чтобы не вздумал разворачивать разведоперацию по поискам леди Луэлин.
   Дэльвик возмущался только одному: почему я без охраны. Но я не допускающим возражений тоном напомнила, что последние полгода постоянно пребывала без охраны. Потом намного мягче добавила, что мне просто необходимы несколько дней покоя и одиночества. Пусть они с Элиш прикроют меня.
   Я не могла сдаться. Не могла оставить свой трон. Не могла сказать Дэльвику, что не вернусь...
   Поколебавшись, адмирал сообщил мне, что Дмитрий Осб бежал.
   - Так найдите его, - ледяным тоном ответствовала я. Разговор был закрыт, намеков делать Дэльвик не посмел. Хотя, возможно, знай адмирал о выходе тайного хода в оильтийской рекреации, я бы так просто не отделалась.
   Вот всё вроде бы предусмотрела, всех организовала! А теперь...
   Почему-то вспомнилось, как мы с Элиш во время войны ездили на Землю, к детишкам, как жалела, что у меня никого не осталось от Дмитрия... И потом, беременность же может быть тем предлогом, под которым я уеду на Скорпионку!
   Любимые тёплые руки легли сзади на плечи.
   - Что случилось? - встревоженно спросил Дмитрий, чуть ступив в сторону и заглядывая в лицо. - Ты почему такая бледная?
   Улыбнувшись, я посмотрела на него - скрывать ничего не планировала. Столько уже пережили! И это переживём.
   - Я... У меня будет ребёнок.
   В его взгляде сменяли друг друга радость и страх - за меня, за положение в котором находимся, за наше возможное будущее.
   - Ты... - взгляд сделался вопросительным, чуть пристальным, будто испытывающим. Я поняла вопрос моментально, качнула головой:
   - У нас будет ребёнок.
   Он прижал меня к себе, и я скорее почувствовала, чем услышала вздох. Все эти дни мы почти не разговаривали - общались, кажется, на каком-то интуитивном уровне полузнаками-полузвуками. Пожалуй, это была едва ли не самая длинная фраза за последнее время. Наш ребёнок будет жить, что бы ни случилось! Я сделаю всё, чтобы он вырос в тепле и счастье, а его родители, наконец, воссоединились...
   Мысли почему-то перепрыгнули на Барела: у него был сын - от одной из жён, Эльсы. Правда, она наотрез отказалась отдавать мальчика во ВШООСС и заявила, что его будущее не будет иметь никакого отношения к политике. Я пыталась поговорить с ней, но она вежливо выслушала и сделала по-своему. А мой ребёнок получит самое лучшее в Галактиках образование - не сомневаюсь, что у него хватит на это способностей! - и...
   - Милая, - голос Дмитрия отвлек от радужных горизонтов будущего, рисуемых размечтавшимся воображением. Меня захлестнуло нежное и бесконечно глубокое чувство, которое наверняка отразилось в глазах и во всех наблюдающих за нами лунах. Уехать... Не видеть его... Не смогу! Я так долго прожила без него, так долго считала, что потеряла его навсегда! И мы так мало пробыли после этого вместе...
   - Луэлин, пожалуйста, езжай домой. Покажись Энтони.
   - А ты? Обещай, что останешься тут и не предпримешь никаких вылазок в Водолей.
   - Да я умру тут один!
   - Обещай, или не уеду. Хоть временно, пусть всё уляжется! Немного, ну пожалуйста! Я же знаю тебя, поэтому и не улетаю - не то сразу же бросишься на Дрем! Или на Лу!
   - Этого можешь не бояться, у меня с её хозяином был уговор, что если в войне победит ООСС, я верну ему её, - усмехнулся любимый.
   - Всё равно обещай!
   - Хорошо, хорошо, - вздохнул Дмитрий, - разве я могу сказать тебе "нет"? Но ты езжай. Езжай.
   Тем же вечером я покинула наше укрытие и на минилёте отправилась домой, выяснять верность своих выводов относительно собственного состояния. Правда, всё же оставила на всякий случай в космолёте, на столе, несколько Разрешений различных категорий, в том числе и Первой, на аудиенцию с Королевой ООССа.
   Там были и на имя Дмитрия, и на имя Лэмба, и разрешающие не называть себя моей охране - если Дмитрию вдруг срочно понадобится воспользоваться другой внешностью. Мало ли что может случиться? Я не могла оставить его без ничего, но всё же ещё не раз попросила никуда не улетать, а дождаться хотя бы относительного затишья и знака с моей стороны.
   Как и должно было быть по моим подсчётам, во Дворце сияла звёздами глубокая ночь, когда я, воспользовавшись абсолютным кодом и своим тайным ходом, проникла в собственные апартаменты.
   Естественно, там поддерживался идеальный порядок, и я не смогла не пройтись по родному любимому мирку, впитывая его в себя. Мой дом.
   Следующим пунктом был, конечно же, гиперком. В новостях тоже не наблюдалось особенного урагана, хотя слух о побеге Дмитрия просочился, и некоторые умники, в основном из сектора Водолея, пытались связать его с отсутствием королевы. Что ж, придётся опровергать, могло быть и хуже, если честно.
   Статьи, передачи и пси-эальные комментарии заходили не дальше гипотез. И иногда проскальзывали мысли о совершенной несвязанности этих двух событий - бегстве Дмитрия и временном отсутствии королевы. Имелись и предположения о том, что он захватил меня в плен. В общем, особо крикливые личности считали своим долгом отправить в Космонет собственную версию, в то время, когда более разумные предпочитали дождаться официального заявления. Элиш выпустила то, что я ей передала, слегка утихомирив буйных, но, похоже, не переубедив подозрительных.
   Дворец пока молчал. Не представляю, сколько усилий приложили Элиш с Дэльвиком, чтобы прикрыть меня, однако я снова порадовалась тому, как неплохо разбираюсь в галактоидах, раз окружила себя прекрасными надёжными друзьями и помощниками. Они не допустили ни одного прокола в образе любимой королевы.
   Чуть поразмыслив, я записала стереосюжет на целых двадцать минут спокойным королевским тоном, не допускающим сомнений - вроде сводки о наших сегодняшних делах, наиболее важных запланированных встречах, включая посещение Межрасового совета - в общем, создала иллюзию непрерывной деятельности и надёжности, оттеняющих несуразность всплывающих слухов. О побеге Дмитрия самым бессовестным образом промолчала - в конце концов, это вовсе не заботы Королевы. Напоследок пожелала всем разнообразнейших радостей и удач, и, таким образом, сделала всё, чтобы разубедить общественность в её нелепых подозрениях.
   Однако сомневаюсь, что подобное пройдёт и для моих приближённых - уж слишком явно было наше с Дмитрием одновременное отсутствие. Но в этом случае я надеялась просто не допускать никаких вопросов, сомнений и догадок. Всё-таки хорошо, когда репутация работает на тебя.
   Последнюю информацию просматривала с неописуемым наслаждением. Я снова дома, в привычной обстановке и роли, занята любимым делом! Черти кометные, как мне удалось прожить без всего этого столько долгих месяцев?!
   Настенные стереочасы отобразили шесть утра - можно и Энтони вызывать. После мысленного запроса телепорт соединил меня с доктором.
   - Ваше величество?! - воскликнул тот, и весь его сон как рукой сняло.
   - Энтони, вы мне нужны, зайдите.
   - Сейчас, мэм.
   Он забежал через несколько минут. Сначала мы обменялись долгим взглядом - видимо, я научилась благодаря Дмитрию так общаться, потому что, не произнеся ни слова, сказали друг другу всё, что хотели. Или это подданные так изучили меня, что чем дальше, тем меньше нужно было слов для общения с ними.
   - Ребёнок? - несколько смешавшись, спросил Энтони. А может, у него просто был намётанный глаз идеального врача.
   - Ребёнок, - подтвердила я. Доктор чуть смущённо улыбнулся. Я запустила портал в медицинскую часть замка, где Энтони сделал элеграмму.
   - Девочка, - произнёс он, внимательно рассматривая расшифровку. Девочка, так девочка. Замечательно! Кажется, я совсем не по-королевски улыбалась и ощущала на себе слегка удивлённые взгляды. Энтони попросил подождать и отправился приготовить специальный стабилизирующий пояс. Ультратонкий, невидимый и почти неощутимый, он надевается на талию - и можно делать что угодно, не опасаясь за ребёнка.
   Доктор вернулся достаточно быстро, прочитал ещё несколько наставлений, которые я выслушала с улыбкой, и попросил тщательно следить за состоянием.
   Чтобы не выходить из медицинского уровня, привлекая излишнее внимание, я запустила ещё один портал - к Элиш. Она увидела меня с той стороны, радостно подошла поближе, приглашая. Элиш была в чудесном длинном пеньюаре серебристо-бронзового цвета - похоже, недавно проснулась. Я даже на пару мгновений заколебалась: красивая, самостоятельная женщина, возможно, она за это время успела завести себе кого-нибудь, а тут я врываюсь ни свет, ни заря. Впрочем, в глубине души оставалась уверенность, что это не так. Некоторые раны не заживают, а остаются с нами на всю жизнь, меняя её, влияя на наш выбор. Смерть того, кто был для тебя всем, - из их числа.
   Она протянула руки, я вложила свои, и мы тоже просто обменялись взглядами.
   - Ты была занята ответственным государственным делом, - полуутвердительно-полувопросительно сказала она, усаживая меня на диван. Я согласно прикрыла ресницы, посмеиваясь.
   - Сложно было объясняться, Элиш?
   - О чём, Луэли? Я ничего не помнила, меня ведь неожиданно усыпили. А когда пришла в себя - прошло совсем немного времени и никто ещё ничего не заметил - сразу же побежала к тебе. Ты велела поднять тревогу, а сама срочно вылетела на Лу. Ты знала, что адмирал не отпустил бы тебя одну и настоял на охране, поэтому никому ничего не сообщила. Оттуда связалась со мной, предупредила, что задержишься, его пока там нет, а ещё слетаешь в несколько мест, которые показывал Третий, в надежде застать его в одном из них.
   - Гридар, Михаэль? - поинтересовалась я. Гридара Гринга не хотелось ни во что посвящать, но как глава охраны, он мог доставить проблемы. А Михаэль в силу своей профессии способен выяснить больше, чем мне необходимо.
   - Гридар был зол, - отозвалась Элиш, - но удар принял на себя Дэльвик. А Михаэль... приходил ко мне. Он понимает, что королева не может не располагать некоей конфиденциальной информацией, которую обязана хранить в тайне, иначе ей её просто перестанут предоставлять.
   Элиш улыбнулась и добавила совсем другим тоном:
   - Не знаю, что ему известно, Луэлин. Но мне показалось, он не намерен вмешиваться. По крайней мере, пока в ОКЦ всё спокойно и Совет ООССа не планирует королевских перевыборов.
   Значит, Разум тоже не подавал сигналов тревоги, а это, как ни крути, наилучшая защита для меня. Я вновь радостно обняла её, рассмеялась, обнаружив ответный огонь в глазах и сияющую улыбку на губах.
   - А потом, Элиш?
   - Потом ты связалась с адмиралом и сообщила, что желаешь отдохнуть, - в глазах Элиш плясали весёлые искорки. - Нам с ним показалось, ты расстроена... А учитывая всё, что пережила наша потрясающая Королева за последнее время, мы не сочли себя вправе лишать её нескольких спокойных дней.
   Последние слова она сказала на удивление серьёзно.
   - Как... он? - тихо спросила Элиш.
   - Мы найдём способ оправдать его, - так же тихо, но жёстко ответила я.
   - Кстати... адмирал очень обеспокоен, почему не сработали сканеры безопасности. Всвязи с этим устроил большую встряску системе охраны всего замка.
   - Ну, встряска никогда не помешает, - усмехнулась я. Хотя, если серьёзно, это было самое слабое звено нашего побега: сканеры безопасности всегда работали идеально... Но, в конце концов, откуда мне знать, что произошло на этот раз?!
   А ещё, очень хотелось поделиться и с Элиш последней новостью. Однако мысли о том, с какой болью она говорила о детях, остановили меня.
   Вернулась к себе я снова посредством портала. Семь тридцать. Сейчас уже многие смотрят в гиперкомы и видят мою передачу. Почему-то вспомнилась Дили Хэк. Что она чувствует там, на Земле, в ссылке? Злость? Злорадство? Ненависть? Ревность?
   Кажется, я была перевозбуждена до предела. Несмотря на бессонную ночь, спать не хотелось. Голова работала на удивление ясно, все королевские дела вертелись некими полями вокруг меня, жаждая воплотиться в решениях. Я так соскучилась по всему! Была готова свернуть горы!
   Поэтому гораздо раньше пришла в кабинет, наслаждаясь, испытывая почти уже забытое чувство удовлетворения от собственной работы. Обстановка ответила неярким терракотовым цветом с жёлтыми окантовками.
   Наконец, пробило десять. Я вышла на связь с адмиралом.
   - Дэльвик Кельни, какие новости за время моего отсутствия?
   Не проявляя эмоций, как обычно невозмутимо, Дэльвик начал озвучивать то, на что, по его мнению, имеет смысл обратить внимание. Королева на месте, всё идёт своим чередом - и Дэльвик воспринимает это как должное. В душе поднялись радость и благодарность к окружающим. Как же приятно узнать, что моя репутация не подорвана. Они все верят в меня, продолжают любить. Готовы поддержать во всём!
   Почти с тем же трепетом, как когда-то в самые первые дни, я принялась разбирать скопившиеся дела, погрузилась в свою стихию. Как же я скучала! По самому осознанию того, что я - королева, что не нужно прятаться, скрывать мысли от постороннего прочтения, играть роль, которая не нравится. Разве смогу я жить без всего этого?
   Интересно, вдруг мелькнула мысль, а будет ли Дмитрию не хватать Эйри? Ничего, в качестве развлечения могу иногда изображать ему её. Боги! Прошло лишь несколько часов, а я уже скучаю по нему!
   Фейерверк эмоций был разрушен докладом о леди Рабэлле, почти ворвавшейся в кабинет. Сделать, что ли, выговор охране? Мамуля, конечно, кого угодно способна построить, да и я никогда не приказывала задерживать её. Но может, пора положить этому конец? Я буквально ощутила поле возмущения, ворвавшееся вместе с нею.
   Конечно, я люблю её... Но не выношу, когда кто-либо пытается навязывать своё мнение - даже она. Потому заняла оборонительную позицию и тоже возмутилась:
   - Что это значит?
   - Я хотела задать тебе тот же вопрос! - она подошла к столу, минуя кресло для посетителей и явно не собираясь садиться.
   - Я должна отвечать, почему вы вот так вот врываетесь сюда? - увы, мой холодный королевский тон действует на кого угодно, только не на неё.
   - Извини, - ответила она так, что виновным мог бы почувствовать себя собеседник. Не будь он леди Луэлин. - Но скажи мне, ты действительно помогла бежать этому преступнику?
   - Никогда не помогала преступникам, мама. А теперь у меня много работы.
   - И где же... ты была?
   - Я не обязана отчитываться ни перед кем, даже перед вами.
   - Что всё это значит, Луэлин? - голос мамы дрогнул. Она действительно волновалась за меня и мою репутацию. Но я не собиралась давать послаблений:
   - Если вы заодно с теми, кто обвиняет меня, можете подать официальный запрос. А если верите мне, то прекратите этот допрос. Я не намерена оправдываться, и мне не в чем сознаваться. Вы же знаете, для меня интересы государства всегда были превыше всего.
   Когда-то - даже превыше его жизни. Но не теперь.
   На её пристальный, встревоженный взгляд я ответила ясным и спокойным. Тем, что заставлял колебаться в собственных выводах и искать оправдания.
   - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - произнесла мама, скользнула по мне ещё одним взглядом.
   - Всегда, - согласилась я.
   Нам с Барелом бывало тяжело, если приходилось противостоять ей. И она оставалась непреклонна в любых вопросах порядочности.
   Вздохнув, леди Рабэлла покинула кабинет. Рано или поздно мне придётся выдержать объяснение с ней. Но сейчас я была к этому не готова. Иногда противостоять множеству чужих, в сущности, людей гораздо проще, чем одной-единственной собственной маме. Она всегда любила нас, но иногда мне казалось, что была слишком уж строга и сурова.
   Я вздохнула, мысли обратились к прошлому, к Дрему, ко всему пережитому. Они готовы были улететь ещё дальше, туда, где не было войны, в звёздную ночь Эйлианны. Но вдруг из памяти выхватился образ, я даже не сразу поняла чей. А потом вспомнила. Странная, пугающая, притягивающая голограмма... Теперь я королева, теперь могу задавать любые интересующие вопросы кому угодно!
   Связаться с Лорном? Почти решилась, но в последний момент передумала. Активировала режим пси-записи, прикрыла глаза, попыталась припомнить, запечатлеть мельчайшие детали. Распечатала.
   Стереокартинка получилась какая-то не такая. Всматриваясь в изображение на экране, я старалась восстановить всё до крохотного штриха, распечатывала несколько раз. И вдруг осознала: не получается словить, некая таинственная суть ускользает от меня. Идеальная тренированная зрительная память не могла на этот раз помочь.
   Выбрав вариант, показавшийся наиболее близким к оригиналу, я запустила в Космонет поиск. И тут неожиданно осознала, что последние полчаса вместо того, чтобы навёрстывать дела, занимаюсь неизвестно чем.
   Отложив стереораспечатки в сторону, королева ООССа вернулась к прерванной работе.

Глава 2. СО-файл

  
   Днём я собиралась поблагодарить Глена Ди. Когда мы улетали, его организм только-только восстановился после ранения при поимке Главного, и хотелось узнать, как его дела. Хотя, на самом деле, это был всего лишь предлог. Охранник уже чувствовал себя вполне отлично, но я почему-то испытывала странное желание поделиться с ним всем, просто по-дружески поболтать... Если честно, соскучилась.
   Специально не делая из этого никаких тайн, в данном случае я была участливой, сопереживающей своим подданным и благодарной за прекрасную службу королевой. В конце концов, поимка Главного являлась поворотной точкой в войне.
   У Глена оставалось несколько свободных дней, но он не улетал из замка. Признаться, я даже на мгновение испытала желание навестить его лично. Однако поскольку никогда не захожу в гости к собственной охране, даже ради Глена не стала изменять этого. Но и вызывать в кабинет тоже показалось не лучшим способом общения.
   На Королевском уровне Резиденции имеется небольшая комната, называемая Малой Гостиной, или Малой Чайной - а среди народа просто Благодарственной Ложей. Действительно, вместо одной из её стен натянуто силовое поле, через которое открывается вид на главный внутренний парк, куда выходят почти все апартаменты Илберов.
   Ложа располагается в центре над парком, размеры которого велики даже по меркам резиденции, окна и апартаменты из неё не просматриваются - лишь растения. Она используется в случае, подобном моему: когда Королеве, или Илберам, или Помощникам высших категорий хочется отметить кого-нибудь ниже по званию или положению, не ограничиваясь вынесением простой благодарности. Его приглашают сюда "на чай" - или соответствующую церемонию, применительно к каждой конкретной расе.
   То, что помещение расположено в Парке Илберов, должно свидетельствовать о высочайшем доверии. Лично я больше люблю неофициальное общение, поэтому пользуюсь Ложей крайне редко. Но подчинённым необходимы подобного рода стимулы, и каждый стремится удостоиться чести быть приглашённым самой Королевой Луэлин.
   Посему я передала в ОКЦ приглашение для Глена. После поимки Дэриха Шон Драммера адмирал повысил его до генерала. Практически самое высокое звание среди моей охраны - поскольку на того, кто заслуживает уже рорадарского чина, обычно падают иные, более ответственные обязанности.
   Как и положено, чуть опоздала. Стража, выставленная по такому случаю у входа в Ложу, отдала честь. Дверь раскрылась передо мной.
   Глен стоял возле стены-поля, разглядывая парк внизу. На столике исходили ароматом чашки с чаем, возвышался заварник и кокетливо манила хрустально-силовая ваза со сладостями.
   Увидев меня, Глен подошёл и радостно, умудряясь сочетать этикет с непринуждённостью, приветствовал. Я подала ему руку, потом присела на изящный стульчик под стать столику и лёгким жестом разрешила охраннику опуститься напротив, расспрашивая о здоровье.
   - Ведь у вас собраны лучшие врачи со всего мира, - улыбнулся Глен, садясь. - Разве может здесь у кого-нибудь сохраниться плохое здоровье? А тем более у вашего личного стражника?
   Я рассмеялась:
   - Очень рада, что вы в порядке, Глен. Надеюсь, вам уже сообщили о повышении после такой важной операции, так прекрасно проведённой.
   - Леди Луэлин, ну и "прекрасно"! Если бы все ваши операции проводились так же, то вам пришлось бы только лечить исполнителей, а не пользоваться плодами их предприятий.
   - Нет, Глен, вы не правы! - вновь засмеялась я. - Главный у нас, война окончена; а без побочных эффектов и издержек не бывает, к тому же, они достаточно легко устранились!
   Я огляделась рассеянным взглядом, на всякий случай запустила аку-поле вокруг стола, сделав его снаружи дымчатым. Помещение и без того не должно ни просматриваться, ни прослушиваться, однако я решила перестраховаться.
   Глен посмотрел на поле, почти неощутимое изнутри, вдруг взглянул мне в глаза и спросил:
   - Леди Луэлин, вы... вы не с ним?
   Мне показалось, именно этого я и ждала. Он будто снова ощутил, что не только желаю узнать, как он себя чувствует... но и нуждаюсь в обыкновенной дружеской поддержке. Как-то так по жизни получалось, что мне всегда было проще дружить с мужчинами, а вот с женщинами особенно не складывалось.
   А ещё, по-прежнему ужасно не хватало Барела. И в ответ на этот вопрос так вдруг захотелось всё рассказать! Однако я сдержала некоролевский порыв и лишь улыбнулась:
   - Я с ним, Глен.
   - Но... Вы просто скрываете это? Или что-то задумали? Вам нужна моя помощь? Простите за расспросы, эйс Луэлин, я не буду... - оборвал себя на полуслове, вероятно, подумав, что королева и сама сообщит, если он ей понадобится. Но мне сейчас не хотелось быть только королевой. И это он тоже как всегда безупречно чувствовал...
   - Нет, Глен, я рада, что вы волнуетесь за нас. И хоть это секретик, всё же поведаю его вам, в знак доверия.
   - О, мэм, - пробормотал, смутившись, он.
   - Только, пожалуйста, выпей хоть немного и съешь чего-нибудь, всё же мы на церемонии, - усмехнулась я, кладя в рот конфетку и отпивая из чашки.
   Глен последовал моему совету, ожидая, что скажу, и, едва уловимо вздохнув, я снова произнесла:
   - На сей раз случилась как раз непродуманность.
   - Едва ли я когда-нибудь смогу поверить в то, что вы способны допустить хоть малейшую оплошность, - со свойственной ему удивительной мягкой улыбкой, мерцающей где-то между почтительностью к королеве и симпатией к женщине, сказал Глен.
   - Не знаю, оплошность ли это, или счастливая звезда - надеюсь, не злой рок, - тепло ответила я. - У меня... у нас будет ребёнок.
   Лицо его изумлённо вытянулось, потом радостно растянулось. Я вновь расхохоталась, и даже пожала ему руку.
   - Глен, - добавила серьёзно. - Очень мало кому я могу доверить это. Но... в любой момент мне может понадобиться помощь.
   - Я полностью в вашем распоряжении, леди Луэлин, - не менее серьёзно отозвался он, глядя своими глубокими глазами.
   Какое-то время мы продолжали пить чай, пока не окончились положенные минуты. Тогда я поднялась, убирая поле, мягко попрощалась с Гленом и отправилась к себе.
   Показалось, ему хочется проводить меня, однако в данном случае он должен был переждать, пока я уйду, и лишь после этого покинуть Ложу. Вот за что не люблю все установленные ритуалы - это за отсутствие какой бы то ни было спонтанности!
   На обратной дороге меня нагнал Дик.
   - Луэлин! - бросился ко мне с крепкими объятиями, не спеша вспоминать о субординации - но я тоже обняла его, улыбаясь. Мы виделись впервые после войны и ещё не успели поговорить.
   - Потрясающе! Живая! Твоя смерть... это что-то... - видя, как он тщетно силится подобрать верные слова, я улыбнулась:
   - Не было другого выхода, Дик. Думаешь, очень хотелось умирать?
   - Понимаю... - вздохнул он. - Знаешь... ведь я чуть не уехал отсюда.
   - Зачем? - изумилась я, делая движение - Дик пошёл рядом со мною.
   - Без тебя этот замок... даже не знаю, как сказать. Пусто тут. И... мне не хотелось бы работать с кем-то другим.
   - Почему же ты остался? - не смогла сдержать улыбку.
   - Элиш... леди Элиш, узнав о моём решении... пришла и сказала, что леди Луэлин не хотела бы, чтобы я покинул службу. И... не знаю, как-то так она это произнесла... я вдруг засомневался, какая-то надежда... В общем, когда она предложила побыть здесь до конца войны, я согласился.
   - Это хорошо, - откликнулась я. - Но ты всё равно мог бы в любой момент вернуться, Дик.
   - Спасибо, Луэлин.
   - Как Ал-Ланна? - спросила, и сразу же спохватилась, что я же на несколько месяцев вылетела из общественной жизни, вдруг тут произошли перемены? Чтобы это леди Луэлин чего-нибудь не знала... Сколько же всего нужно навёрстывать!
   Но на сей раз повезло, выкручиваться из неловкого положения не пришлось.
   - Хорошо, - кивнул он. - Она готова была поддержать мой отъезд, невзирая ни на что. Ты же знаешь, ей нравится, где я работаю.
   Да уж, кому бы это не нравилось.
   - Передавай привет.
   Дик поблагодарил, чуть помялся, я пообещала как-нибудь обязательно с ним поболтать. Сообщил, что не будет больше отвлекать. Я столько времени собирала вокруг себя людей, которые преданы лично мне, и вот теперь, общаясь с давним школьным другом, неожиданно осознала, что ещё предстоит проверять, кто из них таким и остался, а кто - с лёгкостью поменял приоритеты.
   Чуть позже в тот же насыщенный день я не смогла удержаться и полетела к Сигме Водолея. Официально. С охраной за плечами. Не могу передать, какие чувства охватили меня, когда шла по Дрему Королевой - не скрываясь, и не в виде Эйри Амильтон, и думая лишь одним неделимым сознанием то, что хочу!
   Собирающие Опознаватели уже не функционировали, а служащие флота ООССа отдавали честь, приветствуя. Пожалуй, в душе королевы царили торжество и глубокое удовлетворение. Ещё бы найти то, что поможет оправдать любимого!
   Я сразу же прошла в бывший кабинет Дэриха Шон Драммера. Он надёжно охранялся, туда допускались лишь самые верные и проверенные специалисты. Поэтому, думаю, из Интеллекта едва ли могло что-либо пропасть - если, конечно, такое вообще возможно с их чёртовой дебирентной защитой. Но я докажу чего бы мне это ни стоило, что возможно!
   Честно признаться, я не вполне представляла, что именно нужно искать. Специалисты, казалось, уже должны были разобрать и учесть всё содержимое, королева во мне настаивала на том, что ей есть чем заняться, а работу с файлами следует предоставить Помощникам. Но какое-то странное, интуитивное тревожащее чувство настойчиво шептало, что я должна приложить усилия, что, возможно, смогу заметить или понять что-нибудь, чего не могут знать остальные. Оно было иррациональным, эмоциональным - возможно, лишь желание защитить мужчину, которого люблю, но я не могла этому противиться.
   Вероятно, нужно отыскать программу, которой вводилась информация против Дмитрия. Собирающие Опознаватели считывали его настоящие мысли, а потом эта программа подменяла их... по крайней мере, примерно так мне представлялось. Скорее всего, она где-то зашифрована, но обязательно найду, во что бы то ни стало! Перечитаю всё, не пропущу ни одной буквы, ни одного знака, но найду возможность доказать невиновность Дмитрия!
   Если подходить логически, как бы Главный всё ни продумывал, однако уничтожить эту программу, или что оно там, элементарно не успел бы. Я старалась не допускать мысли, что уничтожение могло быть привязано к выпуску подделки. И готовилась искать до победного конца, не останавливаясь ни перед чем.
   Сев за приёмную панель Интеллекта, я вновь испытала те же чувства силы и удовлетворения. Для сидения дремлянам служат своего рода кресла, очень похожие по форме на привычные нам. Такие же мягкие, но не слишком удобные для людей: шире, с раскачивающейся подставкой для пластины.
   Сегодня просто вникала в содержание, систему, по которой всё организовано, просматривала сводки специалистов и пыталась сообразить, куда здесь лучше всего припрятать то, что нам нужно. Случайно обнаружила, что Даминио успел улететь с Дрема. Мне, конечно, последнее время было не до него, но рассчитываю, что Михаэль проследил. Не хотелось бы заполучить внезапные проблемы. Вдруг сочтёт себя страшно обманутым?
   Устала невероятно, да ещё и на этом неудобном дремлянском кресле! Нужно будет доставить нормальное человеческое.
   Дома оказалось неожиданно пусто. Вот уж не подумала бы, что в собственных апартаментах, по которым столько времени скучала, буду ощущать себя такой одинокой! Королевская сущность с трудом удержала меня от попытки связаться с Дмитрием. Как он там? Да и вообще, где - там? Черти кометные, вероятно, улететь от него было не лучшей идеей - всё больше сомневаюсь, что он останется на месте, дожидаться сигналов с моей стороны. Совершенно не в его характере! Надеюсь, не бросится снова на Дрем! А вот на Лу - вполне может.
   Это не худший вариант, успокаивала я себя, исхаживая анфиладу комнат, пока не заставила мысли свернуть на другое. Михаэль, конечно, хорошо, я в нём не сомневаюсь, но коль уж у меня сложились личные, так сказать, отношения с одним из полевых агентов, глупо не воспользоваться и не оставить их в запасе.
   Потому связалась с Харрисом, использовав один из своих скрытых каналов. Сказать, что Харрис удивился - ничего не сказать, но, к его чести, быстро вернул себе спокойно-профессиональный вид.
   - Да, леди Луэлин?
   - Пусть будет Эйри, - улыбнулась я. На всякий случай, мало ли. - Хотелось бы узнать о вашем друге, Харрис.
   - Даминио? - сразу же понял он. - Я... присматривался к нему, он показался мне, с одной стороны, достаточно интересным, чтобы коротать время. А с другой - несколько подозрительным, чтобы понаблюдать. Вас интересует что-то конкретно?
   - Его деятельность, для кого и что именно он мог искать в старинных руинах, связано ли это с "Легендой о двойственности".
   - Ничего странного выяснить не удалось, л... Эйри. Он проводил частные расследования для дремлян, ничего особенного. Но, думаю, вполне мог работать и ещё на кого-то.
   - Вполне, - согласилась я. - Куда мог отправиться, есть предположения?
   - В его мыслях не было ничего о планах... Но в первые же дни после капитуляции Дрема он собрался и быстро покинул планету. Могу попытаться поискать в этом направлении.
   - Попытайтесь, - кивнула я.
   Вечер был тёплый и по-прежнему неожиданно одинокий. Всё-таки насколько я привыкла за эти пару месяцев не расставаться с Дмитрием!
   Совершенно внезапным завершением столь насыщенного дня оказался визит Гридара Гринга, попросившего дозволения войти. Не припомню, когда он приходил в мои личные покои, а не в кабинет. Чуть поколебавшись, разрешение всё-таки дала и даже поднялась навстречу.
   Честно говоря, я побаивалась, не заговорит ли он о побеге Дмитрия - и уже продумывала речь, которая отбила бы у него желание приходить с подобным ко мне. Однако его слова изумили.
   Гридар вошёл в гостиную, обвёл её цепким взглядом - думаю, скорее по привычке, чем надеясь что-нибудь высмотреть. Потом посмотрел на меня - вдруг очень ярко вспомнилось наше свидание.
   - Луэлин, - произнёс он, ещё больше настораживая подобным обращением. - Можно поговорить с вами... неофициально?
   - Слушаю вас, - откликнулась я, на всякий случай не предлагая садиться.
   - Известие о вашей смерти... стало страшным ударом и ужасной встряской для нас всех, - начал глава охраны почти официально, но вдруг сделал несколько шагов мне навстречу. К своему удивлению, в стальных глазах я обнаружила то, чего давно уже не видела там - и неожиданно поняла, что сканеры безопасности сейчас волнуют его меньше всего.
   - Когда я узнал об этом... то... внезапно осознал... Луэлин, все мои чувства неизменны, - он приблизился, взял мою руку, накрыл своей.
   - Прошло уже столько лет, - откликнулась я, придавая голосу нотки изумления и давая ему возможность отступить. Но он не воспользовался ею:
   - Любой, кто имел честь побывать с вами на свидании... ощутить на губах ваш поцелуй... Никогда не забудет вас и ... Луэлин, я прошу, скажите, если у меня есть хоть малейший шанс, самый ничтожный... дайте знать. Что я могу сделать, чем...
   - Довольно, - проговорила я. - Если бы у вас был шанс, вы уже знали бы об этом. Я предпочла бы, чтобы наши отношения оставались такими же, какими они были все эти годы.
   Он пронзительно взглянул мне в глаза, быстро поднёс к губам мою руку. После поклонился, развернулся по-военному и удалился.
   Мысленно вздохнув, я занялась приготовлением нескольких сокомпьютерных приборов - всё-таки проработать лично такое количество информации, которое ради оправдания Дмитрия собиралась пересмотреть я, не под силу даже сентину.
   Кстати, о сентинах. Один из лучших специалистов в компьютерной области - Хэкир Тэрер, в роду которого были сентины. Правда, сам он относится к другой триклоидной расе вуйров, тоже живущих недалеко от центра Галактики.
   Существует предположение - из серии фантастических научных гипотез - что когда-то вуйры и сентины были одним космическим народом. Однако вуйры явно гораздо менее развиты и более материальны, чем энергетические сентины, самые древние обитатели нашего мира. А также у них слишком очевидны визуальные отличия... Так что я не отношусь к сторонникам данной теории.
   Хэкир Тэрер по большому счёту находился вне закона и был иском и ловим множеством планет и различных объединений, которым успел насолить. Однако с королевским двором предпочитал отношения не портить, и мы иногда тайно пользовались его услугами, гарантируя в это время неприкосновенность и давая возможность скрыться после. Что он, кстати сказать, делал блестяще, и поймать его, думаю, было бы непросто. Однако и я не особенно усердствовала в этом.
   Хэкир оставлял зашифрованный эальный пси-файл в ком-почте, который периодически просматривал. Поэтому я передала туда, что желаю воспользоваться его услугами - конечно, не называя себя напрямую. Но, впрочем, оставляя возможность понять, о чём речь.
   Очевидно, он ожидал запроса - пораскинув мозгами и решив, что с Интеллектом Главного лучшим специалистам Королевы без него не справиться. Иначе почему бы ещё так быстро откликнулся на мой призыв?
   Я оповестила Дэльвика и службу охраны о его прилёте, и на следующий день вуйр уже восседал в моём кабинете, самодовольно перебирая пятью верхними конечностями и почмокивая присосками на них. Но ко мне обращался, как всегда, весьма почтительно.
   Сложность была в том, как доставить его на Дрем, поскольку из-за этой противной дебирентной защиты переправить информацию с Главного Интеллекта даже на королевский гиперком невозможно. Но, в общем-то, для королевы и это явилось не столь сложным, и посему вскоре я отправилась с ним к Сигме, отложив все прочие вопросы.
   Первым делом, конечно, взялись за СО-файл - огромный раздел, в котором содержалась вся информация, якобы собранная Собирающими Опознавателями о Дмитрии. Раздел так и назывался: "Дмитрий Осб". Не верилось, будто там может найтись что-то важное, но всё-таки надежда обнаружить хоть какую-то зацепку ещё теплилась.
   Этот СО-файл пробудил во мне бурю воспоминаний, но я стойко принялась за него, с трепетом в сердце перелистывая все приписанные Дмитрию преступления. Вероятно, Дэрих не исключал того, что буду здесь копаться, и обильно напичкал негативными и такими гадкими мыслями - при всей выдержке меня периодически передёргивало от них, а тем более неприятно было демонстрировать этот верх изощрения постороннему.
   Главный не забыл включить сюда и ту аварию, в которую мы попали, возвращаясь с Пега - якобы Дмитрий радовался, вспоминая, как замечательно её провернул. Вообще, каждый пьяный провал памяти был до краёв наполнен ненавистью и желанием мести.
   Однако Хэкир отнёсся к программе чисто с профессиональной точки зрения, как к набору компьютерных буквенно-мысленно-зрительно-звуковых- (и так далее) символов, среди которых ценность представляет не информация, а её отсутствие либо несостыкование и алогичность.
   Он ужасно быстро манипулировал всеми верхними конечностями, присасываясь ими к различным возбудителям информации, и несколько из его глазок на подвижных стебельках так же живо следили за экраном, а ещё два периодически посматривали на меня. Уж не знаю, определяя ли мою реакцию, пожелания, настроение или ещё что-то - например, оценивая свои возможности быстро сбежать, при внезапно возникшем у меня желании его поймать. Но я уже привыкла и не обращала на эту особенность внимания.
   Над СО-файлом мы бились несколько дней, хоть он до этого уже был исследован вдоль и поперёк, и даже по всем диагоналям. Вуйр оставался на Дреме, на попечении кого-нибудь из моей личной охраны, но мне, конечно, приходилось заниматься ещё огромным количеством вопросов.
   Кроме навёрстывания дел, необходимо было также восстанавливать былые контакты. Например, нанести повторный визит нашей бедной Мелен Эльэльо. Она была всё ещё очень плоха.
   Поэтому сегодня вместо Дрема королева официально отправилась на Дэкку. Вызвала Глена, только-только вернувшего к обязанностям - он должен был сопровождать меня. А если уж быть честной с собой, то хотелось с ним просто поболтать. Глен почти сразу появился в кабинете, ныне пастельно-сиреневом.
   - Как вы, леди Луэлин? - спросил непередаваемым тёплым тоном, больше свойственным близкому другу, чем охраннику. Я улыбнулась:
   - Прекрасно, Глен. А вы?
   - Благодарю, ва... - начал с улыбкой, но вдруг осёкся. Проследив за взглядом, я обнаружила, что он смотрит на стереокартинки, до сих пор лежащие на краю стола, в которых я пыталась воспроизвести голограмму.
   - Что, Глен? - поднялась, взволнованно обошла стол, взяла по дороге несколько из них, подала ему. - Они вам знакомы?
   - Наверное... ну то есть видно, что это не оригиналы, кто-то пытался восстановить... - Глен замялся, рассматривая стереоизображения.
   - Рассказывайте, - улыбнулась я.
   - Я и сам мало что знаю. У нас дома была такая картинка. Понятия не имею, откуда она взялась - по-моему, досталась отцу ещё от родителей. Очень смутно помню - помню, в детстве её боялся. Всегда казалось, кто-то злой смотрит за мной оттуда. Боялся повернуться к ней спиной... Мне было, наверное, лет шесть, когда она пропала.
   - Пропала?
   - Да, - он вернул распечатки. - Сложно сказать, ваше величество. Вроде бы нас не грабили, мне не вспоминаются переполох или разбирательства. Её просто не стало. Помню, когда спросил у отца, он мрачно посмотрел на меня и как-то так завуалировал ответ... на тот возраст я остался удовлетворён - вопросы начали возникать уже гораздо позже.
   - А что это за голограмма? Откуда? Что за раса их делала? Кто на них изображён? Какая планета? - я еле прервала сорвавшийся поток вопросов. Глен снова улыбнулся:
   - Я не уверен, леди Луэлин, но кажется, на каждой из них изображено конкретное существо и конкретный замок. То есть они не повторяются. И ещё отец говорил когда-то, что эти голограммы - ключи к сокровищам. Понятия не имею, к каким. И, если не ошибаюсь, они как-то связаны с гсимманами...
   - Гсимманами? - воскликнула я, чувствуя, что глаза разгорелись: так неожиданно прикоснуться к одному из самых таинственных мифов нашего мира! - Поехали, Глен, нам пора, - с сожалением вспомнила. - Я запускала поиск, но совершенно не было времени просмотреть, что нашлось в Основной Базе Данных. А вы не интересовались? - я уже подошла к выходу, но никак не могла успокоиться.
   Дверь отворилась и снова закрылась, почему-то не хотелось говорить об этом по дороге, и мы стояли с горящими глазами на пороге кабинета, словно двое школьников, задумавших сбежать с родной планеты на поиски приключений.
   - Да я как-то забыл о ней... всё-таки столько лет. И... я не жил дома очень давно, леди Луэлин.
   Из досье я знала, почему. Но тема эта, как мне казалось, была для Глена мучительной и болезненной. Поэтому не стала ничего говорить, и он продолжил:
   - А вы? Откуда вы знаете о них?
   Повертев в руках картинки, которые чуть не вынесла с собой, я взглянула на собеседника:
   - Видела такую голограмму у... одного человека. И она произвела на меня какое-то... прямо муторошное впечатление.
   - Я вас понимаю... - пробормотал он. - Притягивает и страшит одновременно. А потом хочешь забыть о ней, а лицо постоянно перед глазами. Будто следит за тобой.
   - У нас паранойя, Глен! Одна на двоих! - расхохоталась я. - Мы боимся голограмм! - я вернулась положить картинки на стол и направилась к двери.
   Глен тоже засмеялся, выходя следом за мной.
   - Вам интересно было бы заняться ими? - спросила я уже на пути к ангару. Тут нас могли услышать, и я вдруг отчётливо поняла, что не хочу никому открывать эту тайну - никому постороннему. Но Глен Ди почему-то никогда не был посторонним для меня.
   - Конечно, эйс Луэлин! Это очень любопытно.
   - Хорошо, Глен, постарайтесь пока выяснить как можно больше. А я постараюсь устроить встречу с тем человеком.
   Во время полёта я вывела на экран всё нашедшееся в базе данных. Глен, похоже, умирал от любопытства, поэтому перебросила подборку и ему, разрешив присоединиться к просмотру.
   Похожих картин, стереограмм, всевозможных фото-стереографий оказалось море: и тема довольно стандартна, да и виды не экзотичны. Но почти все они были абсолютно не тем, что мы искали. Однако при виде стереографии голограммы, подобной нашим, ошибиться оказалось невозможно. Даже копия несла в себе некий мощный заряд, ни с чем не сопоставимый, хотя и сглаживала его в несколько раз. Глаза гуманоида тоже постоянно следили за зрителем, почти так же пугая. Нет, точно нужно разыскать Лорна, задать пару вопросов.
   В окошке телепорта бежал текст.
   - А у тебя, Глен? У тебя была такая же, какую пыталась изобразить я? Или эта? - я кивнула на экран.
   - По-моему, нет, мэм. У нас была другая. Но я могу ошибаться, конечно. Если бы мне увидеть ту, что вспоминали вы, в оригинале...
   - Надеюсь, мы её увидим. Хотя бы стереографию, - произнесла я, возвращаясь к просмотру информации. Каковой, увы, был минимум. Всего несколько строк:
   "Нить древних голограмм, корнями уходящих в очень давние времена. Их тайны ныне утеряны, однако ходит миф о том, что созданы они гсимманами, в качестве ключей к своим сокровищам. Ни подтверждений, ни опровержений этому не найдено, равно как не известно, что именно гсимманы могли считать сокровищами.
   Большинство голограмм также утеряны, остальные осели в частных коллекциях. Снимок сделан с голограммы, находящейся в Центральной Котеке ООССа. Уникальны тем, что не имеют подделок ввиду невозможности создать подделку такого же качества."
   Далее шли несколько слов об анализе экземпляра, находящегося в Котеке ООССа. Однако мы уже прилетели, пришлось сожалением отрываться от интересного занятия и настраиваться на разговор с Мелен.
   Декайке было намного лучше, но передвигаться она ещё не могла - пользовалась пневмокреслом с антигравитатором. Однако большую часть времени по-прежнему проводила в антигравитационной камере.
   Лицо её уже было в норме, если не считать остаток излишней зеленоватой бледности, и без того свойственной декайцам. Она даже предложила мне эттис и сама села за стол, ведя официально-непринуждённую беседу. попить его со мной.
   Мелен скользнула взглядом нескольких глаз по стоящему за моими плечами Глену, и мне почему-то вспомнился нашумевший несколько лет назад случай бракосочетания декайца и девушки с Кайтерре - учитывая странности декайской физиологии. А Мелен, кроме всего прочего, в школе очень нравился Бареллоу.
   Поддерживая вежливый разговор, коротко и туманно отвечая на расспросы о Дреме и моём чудесном воскрешении, а также о текущей политической ситуации, в курсе которой Илбер Совета старалась оставаться, я ловила себя на том, что мысли разбегаются в стороны, желая вращаться вокруг множества совершенно разных вещей, которые, как ни странно, весьма далеки от королевских забот. Интересно, это беременность так влияет, или последствия пленения?
   Вокруг декайки суетилась масса Помощников, сама она была настроена на выздоровление и даже обещала посетить одно из ближайших заседаний Совета. Уделив ей с полчаса, я сочла свой долг исполненным и возвратилась к себе.
   По дороге со мной связался Дэльвик, потом Элиш, по каким-то насущным вопросам, и вернуться к теме голограммы так и не пришлось. А после работы снова отправилась на Дрем - всё-таки ничто сейчас не было для меня важнее.
  
   Во время просмотра всё той же программы о Дмитрии, к моему величайшему изумлению в пси-меню слева от названия зажглась дремлянская шестиконечная пиктограмма - она обозначала, что кто-то посторонний подключён к этому компьютеру и тоже смотрит эту программу.
   Сначала я не поверила и переспросила у Хэкира. Он подтвердил, и тогда, к его удивлению, рассмеялась:
   - Значит, сюда подключиться можно?
   - Сейчас - нет, мэм. Вероятно, подключение было сделано ещё до установления защиты и автоматически включено в неё.
   Тогда я не на шутку встревожилась: кто же ещё копается в делах Дмитрия? А что именно в его делах, не сомневаюсь, потому приказала Тэреру выяснить, откуда идёт сигнал. К сожалению, это пока не удалось - связь уходила в Космонет и там основательно затеривалась.
   В голову сразу же полезли мысли о всяких неприятностях: казалось, это какой-то последователь Главного по его поручению пытается удалить программу, которую мы ищем и никак не можем найти! А когда появилась ещё одна пиктограмма, мне совсем поплохело, и - вероятно, изменённый на почве беременности - разум затрепыхался, рисуя всевозможные ужасные картины, тут же решил, что это целая шайка приспешников Дэриха Шон Драммера со всех сторон атакует несчастную программу, жаждая снова разлучить меня с возлюбленным.
   Пришлось спешно приводить себя в порядок, напоминать разуму, кому он принадлежит, а также снаряжать штат Помощников для выяснения, кого это Главный успел наподключать к Интеллекту.
   Очень долго вчитывалась в каждое слово, всматривалась в каждый кадр, в каждый символ, пока Тэрер изучал все прочие стороны СО-файла. Хоть одна зацепка должна быть - хоть одна фраза, говорящая о том, что эта компрометирующая Дмитрия информация не поступала с сети Собирающих Опознавателей, а вводилась посторонним.
   Увы! Всё было настолько отшлифовано и подогнано, что в голове даже пронеслась мысль, не прав ли Интеллект. Но Дмитрий не мог меня предать! Однако в пси-программе не нашлось ни единого лишнего или неверного знака, ни единой ниточки, всё было продумано до мелочей и сами мелочи тоже.
   Особенно тщательно изучала моменты его общения с Эйри - к сожалению, слишком редкого... Однако Главный оставил их без изменения, вероятно, чтобы Эйри не могла в случае чего свидетельствовать. Перестраховался, паршивец, не стал править её программу. Вероятно, так же, как и программы всех, с кем Дмитрий тут контактировал. Но, черти кометные, как же их мало!
   Казалось, с каждым просмотренным отрезком исчезает кусочек надежды, и когда мы полностью проработали весь СО-файл, я несколько секунд находилась в отчаянии.
   Но Луэлин Грэт Рабэлла не сдаётся никогда! Впереди ждало ещё множество личных программ и пси-файлов Дэриха Шон Драммера. Я верила: то, что нужно, найдётся где-нибудь здесь. Даже мелькнуло ощущение, что Главный был достойным противником, и борьба с ним в некоторой степени интересна. Если не считать того, что он затронул мои личные и самые ранимые чувства. Создать такую программу! Сколько кропотливого труда и безролтных ночей!
   Дремляне, кстати, не спят, сон заменяет своеобразный процесс, именуемый ролтом, во время которого они погружаются в некое подобие не то медитации, не то прострации. В древние времена раскачивались на пластине, что, однако же, почему-то не вызывало напряжения в их мышцах, в отличие, например, от прыжков, или того же раскачивания в бодрствующем состоянии. Но с развитием цивилизации постепенно перекочевали в горизонтальное положение на специальные, кровати, с одного конца которых пристраивается прибор, раскачивающий пластину для большего блаженства.
   И какой гениальный гиперком должен был шлифовать этот СО-файл, такой цельный, объёмный, совершенный. В мыслях очередной раз мелькали иные варианты: вырвать у Главного признание, пробиться за блоки. Лиредин не поможет, силовые методы допроса в ООССе запрещены. А у дремлян и вовсе болевой порог слишком низкий: будет бурлить своей противной головой, пока не взорвётся в прямом смысле слова, запятнав мою репутацию. Найти бы у него слабое место...
   Тэрер без меня продолжал штурмовать гиперкомпьютерные владения Дэриха Шон Драммера, а я в очередной раз присоединилась к нему через день, посвятив предыдущий полностью государственным вопросам. На Дреме пробыла сутки и ещё день, и только к концу следующего вернулась домой, когда взбунтовался стабилизирующий пояс, настаивая на том, что необходимо выспаться.
   Тэрер кропотливо прорабатывал самые минимальные и незначительные отрезочки. Я же занималась тем, что заинтересовывало и где казалось наиболее логичным выяснить что-либо нужное.
   Больше всего внимание привлекли три пси-файловых раздела.
   Один был посвящён Источнику, находящемуся в центре нашего Ядра, где обитают сентины. Когда-то давно, ещё задолго до возникновения ООССа, они перекрыли его. По их убеждению, он чересчур неблагоприятно воздействовал на энергетическую структуру окружающего космоса.
   Источник всегда будоражил умы, множество фактов, домыслов, теорий скопилось по его поводу. Многие учёные бросали всё и посвящали жизни постижению загадочного феномена. Но я удивилась, почему Главного интересовал этот вопрос, и просмотрела раздел целиком.
   Там были подобраны различные исследования Источника, и все почему-то в ключе того, что он может являться живим организмом. Хотя существует масса теорий-опровержений этому: Источник издавна очень скрупулезно изучался сентинами. Но Дэрих Шон Драммер - как это, похоже, ему свойственно - просто проигнорировал их.
   Ещё один пси-раздел посвящался религиозным заскокам дремлянина. Здесь оказалось сборище изъятых из разных мест данных, которые я пока не имела желания сопоставлять. Лишь одна мысль заинтересовала.
   Поначалу внимание зацепилось за знакомое имя - Коно. Насколько я понимаю, дремлянское божество из той самой запрещённой религии. Однако Дэрих почему-то, путём алогичных предположений и условий, ассоциировал это своё божество с Источником. Правда, на мой взгляд, здесь же имелось гораздо больше опровержений и этому. Но дремлянин гнул свою линию, не желая замечать ничего, что противоречит ей.
   Я попыталась выяснить что-нибудь о личности Дроннедо, но тут он практически не упоминался - хотя и особенных его негативных качеств я тоже не нашла. Странно, почему Дэрих так ненавидел его, и не понятно, какую миссию посланник должен был исполнить. И уж совсем неясно, при чём тут я?
   Третий увлекательный пси-файловый раздел касался различных экспериментов со временем. Однако, прежде всего, возмутило то, что здесь оказались данные нескольких наработок моей секретной лаборатории. Я было задумалась, как они могли сюда попасть... но сведения внезапно обрывались пси-вставкой: "Агент Прайер Дэр Йоккес рассекречен и взят под королевскую стражу".
   Я вспомнила его - Прайер был одним из дремлян, раскрытых нами во время войны. По наводке, кстати, Дмитрия - тогда ещё загадочного Третьего.
   В остальном же в разделе нашлась масса интересных моментов. Например, о взаимосвязи времени и такой сложной страшной, почти не изученной субстанции, как Мрола. Агрессивная, неизвестно почему возникшая, кем и когда созданная среда, просто вселенский концентрат ужаса.
   Просматривая и прослушивая, я очень увлеклась, даже испытала своего рода уважение к Дэриху Шон Драммеру. Он вдруг представился мне не просто помешанным на собственной религии дремлянином, или жаждущим заполучить власть узурпатором. Неожиданно для себя я обнаружила, что его интересовали разные загадки и тайны.
   Конечно, в этом же разделе собралось множество теоретических возможностей путешествий во времени - ни одна из которых, увы, не подтверждалась.
   А увенчалась удивительная подборка, к моему разочарованию, попыткой привести всё это к драгоценному вожделенному Коно. О котором, кстати, периодически говорилось в женском роде, насколько он применим к языку гермафродитов.
   Вспомнилась перепалка дремлян, когда они только-только встретили Эйри на Дреме. "А не связано ли это с тем, что Коно тоже была женщиной?" Во всех общедоступных дремлянских религиях боги сотворяли дремлян по образу и подобию, то бишь тоже были гермафродитами.
   Мелькнула мысль, уж не является ли женщиной и Дроннедо - тогда, по крайней мере, ясно было бы, из-за чего они ассоциировали с ним меня. Но и здесь о посланнике практически не упоминалось, а лишь анализировались предположения о скачках во времени, которые якобы должна совершать богиня Коно, либо кто-то из её (его) приспешников.
   Подумаешь, захотелось богу попрыгать из времени во время. Тоже мне, великая проблема для целой расы! На то он и бог, собственно.
   Но Главный, похоже, был иного мнения, и насобирал клочки из множества различных теорий - в попытке объединить их под своим религиозным взглядом.
   Однако с информативной точки зрения пси-разделы были не просто интересны - они зажгли меня, заинтриговали, я даже отметила несколько упомянутых дремлянином гипотез, которые в ближайшем будущем собиралась найти в оригинале и просмотреть.
   А также не забыла полистать мысли Даминио. Желания рассматривать их в подробностях не возникало - этим и без меня есть кому заняться. Однако интересна была реакция Даминио на истинную личность Эйри.
   С удивлением обнаружила я, что влюблённость была не просто лёгким увлечением, а достаточно сильным и глубоким чувством. Пожалуй, встреча с Эйри действительно перевернула его мировосприятие, насколько можно было судить по тем мыслям, которые он выпускал в Интеллект. А смерть поразила гораздо глубже, чем мне того хотелось бы.
   Даминио долго не мог прийти в себя, и я с изумлением увидела, что порой не справлялся со слезами. У меня даже возникло желание отыскать его, чтобы просто по-человечески поговорить. Ведь я никогда не стремилась причинить ему боль! Однако это желание прошло, когда обнаружила его реакцию на воскрешение леди Луэлин и известие о том, что именно она являлась Эйри.
   Сказать, что Даминио был в шоке - ничего не сказать! С исступлённой ненавистью он принял понимание того, почему Эйри выбрала Дмитрия. И ненависть эта изливалась не только на соперника, и даже не только на леди Луэлин, но и на саму Эйри. Похоже, он ощутил себя обманутым и оскорблённым до предела, если не глубже.
   Далее мысли прерывались. Возможно, решение уехать было импульсивным. А может быть, он давно собирался сделать это, как только получит такую возможность. Я даже прервалась, чтобы приказать Помощникам найти его и держать под присмотром. То есть Михаэль наверняка уже позаботился, но тут был затронут мой кровный интерес, потому и дублирующее задание отдала собственным Помощникам. Надеюсь, первый всплеск эмоций пройдёт, и Даминио осознает, что я никогда ничего не имела против него лично. Однако ненависть могла перерасти в желание отомстить, и очень не хотелось бы, чтобы в таком состоянии на него вышел бы кто-нибудь из моих врагов.
   Чуть поколебавшись, я поинтересовалась сведениями о той развалине, на которой нас чуть не арестовали дремляне. Что в ней обнаружили, чем всё закончилось?
   На каждый подобный запрос Интеллект выдавал тревожный сигнал: "Запрещённая религия! Осторожно!", что едва не вывело меня из себя. И к чему устраивать такой шум вокруг одного из тысяч межгалактических вероисповеданий!
   Вопреки опасениям, Интеллект исправно выдал и эти сведения - я уж испугалась, не засекречены ли они каким-нибудь специальным шифром. Слава богам, до такого не дошло. Однако... то, что я узнала, удручило и разочаровало.
   Дремляне не успели ничего выяснить, поскольку получили прямой приказ от Дэриха Шон Драммера уничтожить развалину вместе со всем, что в ней имелось. Сейчас уже было понятно, что как приверженец тайной религии, он наверняка хотел замести следы своих единомышленников. А может, там и о нём что-нибудь могло всплыть.
   Но тогда, как ни странно, его приказу безропотно подчинились. Исполнители лишь немного удивились, что вместе с остатками культа Запретной религии уничтожается глубокочтимая святыня, но ни о чём даже не спросили. Таков, увы, был авторитет Главного.
   Хотя, конечно же, всё это не отвлекло меня от основной цели, и я везде искала хоть какой-то ключ к программе про моего любимого - может, просто упоминание о дебирентной защите, или о подключённых гиперкомах, или о взаимосвязях Дмитрия с Дремом, да мало ли ещё о чём?
   И чем сложнее было, тем увлечённее работала, больше успевала. Я загорелась, вошла в какой-то странный, даже меня пугающий азарт. Речь шла обо мне, о самом дорогом человеке, о судьбе нашего ребёнка - и этот азарт казался здесь неуместным. Но почему-то хотелось не просто любой ценой оправдать Дмитрия. Хотелось победить.
  

Глава 3. Дэниэль Нантер

  
   Домой я приехала возбуждённая и уставшая, но всё же не смогла отказать себе в удовольствии пройтись по замку, уделяя внимание встречным. Как же долго вот так вот не ходила тут! Даже странно, что за это время не забыла, каково оно - быть королевой.
   Авторитет - вещь временами очень хрупкая, после столь долгого перерыва приходилось возвращать его в норму, вместе со своим собственным образом и отношением окружающих. Пожалуй, я ощущала бы себя счастливой, если бы не грызущая тревога за Дмитрия.
   Не хотелось связываться с ним из Резиденции, чтобы не привлечь ненужного внимания. Логика настаивала: следует отправить верный отряд для охраны, а сердце осознавало, что это скорее обидит и возмутит любимого. А заодно вернёт все стёршиеся на Дреме дистанции. Ну и... чем меньше людей знает, где он, тем в большей он безопасности.
   Зато через Разум можно сформировать канал, скрытый от ОКЦ и агентов Михаэля. Пожалуй, оттуда и попытаюсь связаться.
   Спокойный поток мыслей был прерван вышедшей навстречу новой сотрудницей, не так давно работающей здесь, у Бонниса Дольмеля. Они оба люди, он с Ойро, она с Земли. Боннис связан с отделом тэйров - уже давно, более двадцати лет.
   На Антину Эйри я обратила внимание ещё просматривая структурные списки - предпочитаю знать всех, кто здесь работает, а за время моего отсутствия новичков скопилось немало. Поначалу привлекло второе имя: всё же я сама столько месяцев носила такое же! Следующим чувством оказалась тревога: всё, соприкасающееся хоть косвенно с Дремом, вызывало у меня сильнейшие сжатия во всех органах, отвечающих за волнение.
   А теперь вот она ещё и шлёпает навстречу, повиливая бёдрами.
   Вновь ругнув себя за медленное, но уверенное превращение в истеричку, я незаметно рассмотрела девушку. Молодая, привлекательная - карие, как обведённые ободком глаза и каштановые волнистые волосы, специфически золотистая кожа - свидетельство недавнего пребывания на Марсе, чуть приоткрытые губы. Память запечатлела картинку, но я всегда видела глубже, чем просто внешность. И сейчас за красивой поверхностью не заметила ничего привлекательного. В наше время изменить облик могут многие, а вот преподнести его как истинно прекрасный - умение, не всегда доступное даже тем, кто может себе позволить дорогие косметологические воздействия.
   Работа, которую она выполняла, называлась многозначительным словом "ассистент", однако почти не сомневаюсь, что в качестве бонуса девушка развлекает немолодого, давно оставшегося без жены начальника. Кстати, его дочери примерно столько же лет, сколько и ей.
   Так, нужно будет пообщаться, раз уж интуиция уделила столько внимания её персоне. Впрочем, этикет девочка знает, поздоровалась со своей королевой вполне почтительно, хотя мой гордо-снисходительный взгляд, похоже, не пришёлся по нраву.
   Озорное настроение, вместе с окрепшим решением поинтересоваться, подбили меня в самый последний момент улыбнуться. Несчастная опешила. Так ей и надо.
   - Зайдите ко мне завтра, с самого утра, в десять, - добила я её распоряжением.
   - Конечно, мэм, - чуть поклонилась Антина.
   До апартаментов добралась, нигде больше не задерживаясь. Усталость опутывала усыпляющей сетью, и я уже собралась ложиться спать, когда охранники передали, что какой-то человек добивается встречи.
   - Никого не пускать, - бросила в пси-пульт. Как же не хватало Дмитрия! Захотелось послать всё к чертям кометным и слетать к нему, хоть на часок. Но я должна доказать его невиновность! И выйду за него замуж! И плевать, как на это отреагируют!
   Телепорт замигал фигуркой дежурного моей дверной охраны.
   - Что случилось? - холодно произнесла я.
   - Извините, мэм. Предъявлено Разрешение I категории, посетитель настаивает на срочности послания. Говорит, даже под страхом смертной казни не уйдёт.
   Уйдёт, и как миленький, если не захочу его принять, но слова "смертная казнь" тоже вызывали у меня в последнее время зубную боль. Поэтому поинтересовалась, о чём сведения.
   - О Дреме, - передал охранник.
   - Ладно, - согласилась я. Что-то надо с этим делать: не жить же постоянно, пугаясь связанных с подобными вопросами вещей. Значит, будем смотреть в глаза страхам, пока не испугаются они.
   Я переместилась в кабинет, придав себе королевский вид, а кабинету - строгое оформление в тёмных тонах. "Черти кометные, если дело будет не столь важным, прикажу... ничего я не прикажу, а выслушаю. Королева я, в конце концов?"
   Это напоминание, наконец-то, изгнало из сердца остатки тревожных страхов. И я опустилась в кресло, глядя на дверь настолько ледяным взглядом, что любой вошедший должен был бы непременно превратиться в айсберг - даже жаркий кутт из сектора Девы, на планете которых не бывает температуры ниже девяносто пяти градусов Цельсия (и то это для них уже жуткие морозы). Весьма необычная интересная форма жизни, основой которой является процесс кипения...
   Зашёл молодой человек, к сожалению, не превратившийся в айсберг и даже просто не заледеневший на пороге хотя бы до утра, а будто наоборот разгорячённый столь тёплым приёмом. Следом летел диск автономного робота, навевая очередные тяжёлые ассоциации.
   Симпотный голубоглазый блондинчик с тёмными усиками, пренебрегая этикетом, остановился сзади кресла для посетителей и очень нахально рассмеялся:
   - Узнаёте?
   - Нет! - отрезала я, однако что-то удержало от вызова стражи. Вероятно, две вещи: во-первых, подобное начало явно должно вести что-то за собой, и было любопытно узнать, что же. А во-вторых голос. Да, его голос был похож на до боли знакомый голос Лэмба. А тут произошли и третья с четвёртой зацепки:
   - А говорят, Луэлин Грэт Рабэлла не повторяет ошибок дважды, - сказал он, и это навело меня на уже оформившуюся мысль в голове. И когда таким родным и знакомым движением шагнул ко мне, я вскочила, совсем узнав его.
   - Я же просила тебя подождать!
   Буря эмоций пронеслась в душе - страх за очередную сумасшедшую авантюру, в которую он сунулся: всё же Королевская Охранная Служба - не кучка дурачков, и какие бы привилегии ни давало подписанное мной лично Разрешение, о личности вошедшего сейчас выясняют всё, что можно, а понадобится - и всё, что нельзя. Во-вторых - радость снова видеть... ну почти его, ощущать рядом. И чёртова, дурацкая, иррациональная гордость за то, что он не отсиживается в тени, а лезет в самую гущу событий.
   Однако глас королевы как обычно перекрыл все прочие голоса, заставляя меня не спешить сменять гнев на милость.
   - Не думала же ты, что я останусь там в полном бездействии!
   - Нет, мечтала посадить тебя в ту же камеру! - не удержалась.
   - Где лучше всего спрятаться, как не под носом у твоей охраны? Или точнее в ней самой. Я, вроде бы, всё максимально предусмотрел. А тебя сейчас не оставлю!
   Любимый решительный взгляд, напомнивший одновременно и Дмитрия, и Лэмба. И ведь знаю, что всё равно сделает по-своему, и именно за это и люблю! В этом весь он!
   Я бросилась ему на шею едва ли не через стол, но Дмитрий опередил, перепрыгнув его одним махом - едва успела отдать успокаивающий приказ роботу. Только сирен тревоги нам здесь не хватает.
   Любимый прижал меня к себе, целуя, я запустила пальцы в волосы - чужого цвета, но такие родные наощупь, вдохнула запах, заворачиваясь в его присутствие. Рядом. Пришёл. Сюда. Как никогда остро вдруг осознала, что будь у него хоть малейшая возможность проникнуть ко мне во время войны - сделал бы и это!
   Счастливо рассмеялась, и в это время мысленно услышала возмущённую реплику стабилизирующего пояса, что давно уже пора было выспаться, проснуться и снова выспаться.
   Пояс сразу же определил Дмитрия как отца ребёнка, поэтому ему поступило то же пси-сообщение, что и мне. Как-то я не успела изменить настройки по умолчанию - не думала, что пригодится. Теперь, если никто из нас не отключит этот режим и Дмитрий будет находиться в пределах досягаемости, он в любой момент сможет связаться с поясом и узнать моё состояние. Увы, расстояния, на которые распространяется это действие, невелики. Разве что в моём замке. Может, ещё во Дворце.
   Как и большинство пси-приборов, пояс настраивается на личную волну владельцев, а при любом постороннем телепатическом вмешательстве моментально блокируется или, если вдруг защита оказывается не достаточно сильна, - отключается. А уж для королевы был подобран наилучший вариант.
   Дмитрий переполошился, подхватил на руки, не зная, куда применить: усадить ли в кресло, положить на диван, отправить в спальную или оставить при себе. Я снова рассмеялась, и он взволнованно спросил:
   - Как ты? Как ребёнок? - заглянул в глаза. - Девочка?
   Я удивилась, но не подала виду.
   - Откуда узнал?
   - Из твоих милых морских глазок, дорогая.
   - И как же тебя теперь зовут... бесценный?
   - Дэниэль Нантер.
   - Так вот что, Дэниэль Нантер. Поставьте, пожалуйста, вашу королеву на положенное ей место и будьте свободны.
   - Ты не можешь так со мной поступить! - возмутился он.
   - Почему? Тебе не нравится свобода?
   - Луэли!
   - Или вы собираетесь провести тут остаток ночи?
   - Но... Да, чёрт возьми, собираюсь! - Дмитрий и не думал спускать меня с рук.
   - Но для этого вовсе не обязательно было переругаться со всей королевской охраной, вам не кажется? Между прочим, ни один замок в известном вам тайном ходе не изменён.
   Дмитрий полусмущённо усмехнулся, склонив голову к плечу, окинул меня взглядом и посадил обратно в кресло. Потом сказал, присев на край стола:
   - Иногда на Дреме я мечтал, что они не изменились. Снилось, будто получается приблизиться к Антаресу... и пробраться к тебе. Хоть разумом и понимал, что это невозможно.
   - Я бы не меняла их, - вздохнула я. - Но на этом настоял Дэльвик. И напоминал о смене систем в ходе каждый месяц.
   - Да я бы ни за что не пробрался в военное время сквозь Невидимую Зону без кодов или хотя бы Разрешения! - довольно мрачно воскликнул Дмитрий.
   - В том-то и дело.
   - Слава силам, что её хоть сейчас сняли!
   - Зато... я не меняла канал связи. Королева ждала тебя.
   Он поднёс мою руку к губам.
   - Дим... - произнесла я, вдруг осознав, что пояс-то определил не Дэни, а Дмитрия. Даже поднялась от волнения, заходила по кабинету: - Мы же не на Дреме... Мы в Королевской Резиденции, где не только достаточно людей, чтобы обратить внимание на то, что вы с Дэниэлем Нантером похожи... Здесь ещё и оборудование собрано гораздо сильнее... Детекторы... Зачем так рисковать?
   - Сядь, Луэли, - догнал он меня, прерывая ход. Усадил на диван и тоже опустился рядом: - Ты же сама изучала телины: галителин чуть изменяет структуру радужки глаза, волотелин - волос, корителин - кожи... Новыми отпечатками ладоней я уже обзавёлся. И... не знаю, как твой иллюзин, но сентинский "Эликсир Пламени", даже в очень малых дозах, видоизменяет биополевой отпечаток.
   - Но... Не говорю о сложном сканировании - но если ты останешься здесь, тебе придётся пройти обычный идентификационный минимум.
   - Насколько я помню, даже принимая в твою охрану, мне не делали никаких генетических анализов крови и чего-то в том же роде. Что ещё может быть? Решат проверить какую-нибудь ДНК?
   - После того, как почти три столетия назад открыли воздействие Линнердана, сравнение по ДНК больше не считается эффективным при идентификации гуманоидов.
   - Ну вот, - кивнул Дмитрий. - Все стандартные, наиболее распространённые способы проверки личности я вроде бы учёл. Да, если кто-нибудь задастся целью сравнить... Фигуру, например, или там какие-нибудь спектры s-лучевого просвечивания... Тогда и буду выкручиваться.
   Вздохнув, я положила голову на его плечо. Помолчала немного... После поднялась, вернулась на место и вызвала Глена: хоть время его смены уже прошло, но мне не хотелось доверять это никому другому. Дмитрий, понимая мои мотивы, отошёл к креслу для посетителей, впрочем, поглядывая оттуда слегка помрачневшим взглядом. И кто меня за язык тянул на Дреме? Ведь теперь всё время будет сомневаться.
   Вскоре Глен был в кабинете, и я приказала сопроводить Дэни до ангара, убедительно инсценировать отлёт и вернуться обратно не ранее, чем через сорок минут. А сама тем временем срочно вызвала Хэкира Тэрера.
   Не успел корабль Дэни, ведомый Гленом, покинуть королевский замок, как потайная дверь отворилась, и в неё ворвался Дэниэль.
   - Я свободен! - воскликнул он. - И теперь вы от меня не отделаетесь.
   - И не собираюсь, - невозмутимо ответила я, предупредив охрану о вызове компьютерного гения.
   - Мой прилёт вдохновил вас поработать? - осведомился любимый.
   Я улыбнулась, поднялась, положила руки ему на плечи:
   - Насколько я поняла, он вдохновил тебя поступить на службу. Или Лэмб слишком привык быть сам себе хозяином?
   - К чему бы он там ни привык, тебя оставлять я не намерен! - усмехнулся Дмитрий. - А дальше посмотрим, - пробормотал он, но я пока не стала придавать этому значения. Сейчас главное - добиться оправдания, остальное - потом! Я тоже не горю желанием, чтобы он оставался в охране.
   - Или ты предпочёл бы не службу? - всё-таки на всякий случай уточнила. - Может, какую-нибудь другую область применения своих способностей?
   - И в какой же области, интересно, я смогу видеться с тобой больше, чем в твоей охране? - в тон мне откликнулся он. - Нет, леди Луэлин, на данный момент прочие области волнуют меня меньше всего... Ну разве вот Дрем - но едва ли адмирал допустит, чтобы новый человек сразу начал работать там.
   - Бывшее место Дмитрия Осба подойдёт? - усмехнулась я.
   - Оно до сих пор свободно?
   - Оно постоянно свободно. Вернее, оно занято уже навсегда, - я вновь усмехнулась.
   Дмитрий, как обычно, ощутил, что прячется за этими усмешками. Пригладил мои волосы, глядя в глаза. Как же мне не хватало этого твёрдого, внимательного взгляда - Дмитрий никогда не отводил глаз, не боялся смотреть прямо, спокойно или с вызовом, но на равных. Сейчас глаза были тёплыми, словно подпитывали энергией - точнее, мы будто обменивались ею. В такие моменты я осознавала, что слова не нужны, потому что мы знаем друг друга где-то в самых глубинах наших сущностей, нашедших одна другую даже под иными внешностями, притянувшихся, заново влюбившихся, или, может, вспомнивших?
   Я чуть улыбнулась, зная, что в глазах зажглись искорки. Дмитрий слегка прищурился, взгляд сделался пристальным. "Ну же?" В ответ он тут же прикоснулся губами к моим, прижал меня к себе, увлёкся долгожданным поцелуем.
   Но в это время наконец-то прибыл Хэкир Тэрер, о чём мне и доложили. Я поспешила перепроверить, отключён ли звуковой режим стабилизирующего пояса, который всё больше и больше возмущался и грозился едва ли не насильно усыпить. Хэкир слишком прозорлив и внимателен, чтобы при первом же звуке не догадаться, в чём дело; а платить ему ещё за одну тайну в мои планы не входило. Так что отключила даже лёгкие, почти неуловимые вибросигналы - ещё один вариант режима.
   После приветствия и приглашения Тэрер опустился в кресло для посетителей, прилепив к моему столу правую и левую верхние присоски, что свидетельствовало о полном внимании.
   Сперва я ошарашила его выписанной суммой, а когда все глаза, вопреки обыкновению, вытянулись на стебельках и удивлённо воззрились на неё, изрекла банальную, но довольно безотказно действующую королевскую фразу:
   - Я плачу вам не столько за работу, сколько за молчание.
   Все глазки кивнули и вернулись в исходное состояние.
   - Мне нужно, - продолжала я, - чтобы сегодня же ночью в Основной Базе Данных ООССа появились сведения о сектитэнтэне Дэниэле Нантере, не вызывающие сомнений в том, что он может работать в королевской охране.
   Три глаза бросили пристальный взгляд на Дэни-Дмитрия и уж не знаю, что там себе надумали, но вновь согласно кивнули.
   - Вот основной скелет версии, - вставил Дэни, протягивая Хэкиру мини-дискоталл. Я улыбнулась тому, что он это продумал. Хотя, в общем-то, была уверена: без достаточного "алиби" нашей планетки не покинет. - Верхний слой информации я внёс.
   Королева во мне нахмурилась, ибо внести верхний слой в Основную Базу Данных - это не шуточки. Впрочем, если Дмитрий залетел на Лу, всё может быть. Я так до конца и не узнала всего собранного там оборудования.
   Когда Тэрер удалился, я позволила себе ещё одно сомнение:
   - Но Дим... А если адмирал захочет проверить твои рекомендации? Связаться с кем-то, у кого ты "служил"?
   Дмитрий засмеялся:
   - Я не забыл об этом, когда составлял свою версию. Почти все, у кого я "служил", погибли во время войны - но рассчитываю, что о заслугах Дэниэля Нантера твой вуйр оставит достаточно информации, чтобы адмирал не стал разыскивать сослуживцев.
   - Оставит.
   Отогнав все переживания, я наконец-то исполнила пожелание своей заботливой ультра-няньки, настойчиво мечтающей меня усыпить. Надеюсь, она не станет растягивать сон до удовлетворяющих её пределов.
   Дмитрий с удивлением и чем-то близким к ностальгии оглядывал мои покои.
   - Надо же, ничего не изменилось, - изумлённо произнёс. - Всё как я себе столько раз представлял!
   - Не было времени на перестановки, - пожала я плечами. - В последние полгода и подавно.
   Он улыбнулся, снова прижимая меня к себе, целуя, ласково разглаживая волосы, и я выключила оставшийся режим пояса. Пусть попробует хоть пикнуть! Я слишком соскучилась...
   Когда на следующее утро, прямо из спальни, я связалась с Базой Данных ООССа и нашла там самые полные сведения о Дэниэле Нантере, то моя королевская половина взволновалась окончательно, нет ли у Хэкира Тэрера протоптанной дорожки туда. Уж очень быстро даже для того, кто знает компьютеры лучше их создателей, он вложил такое количество сведений. Было бы неприятно выяснить, что часть из всего арсенала Базы является подобной же подделкой. Как только верну настоящего Дмитрия, сразу прикажу заняться этим!
   "А если тебе вновь понадобится туда что-нибудь запустить?" - осведомилось отражение, на что я как истинная королева ответила:
   "Ничего, должны же совершенствоваться те, кто работает на меня - поищут иной подход".
   Потом бессовестно разбудила Дмитрия, как ни жаль мне было это делать. Он, вероятно, сильно устал за предыдущий сложный день: наверняка нервничал, возвращаясь в Королевскую Резиденцию, да и неизвестно, сколько всего успел облететь, прежде чем приехать ко мне. Однако должен был вовремя явиться к приёму на работу, пренебрежение пунктуальностью не будет плюсом в глазах адмирала и главы охраны. А до этого ещё нужно слетать за кораблем.
   Он попытался отмахнуться, но потом радостно открыл глаза и сообщил, что не променяет ни одного мгновения со мной даже на сотню счастливых жизней без меня.
   - Если тебе будут раздавать счастливые жизни сотнями, - усмехнулась я, - всё же возьми хоть одну, попробуй, что оно такое.
   Дмитрий отправился тайным ходом к выделенному минилёту, я же - по своему расписанию. Сделав ряд обычных упражнений в бассейне (несмотря на некоторые пофыркивания стабилизирующего пояса, пока не собиралась изменять их) и перекусив, начала работу с сообщения всем заинтересованным галактоидам, в частности Дэльвику и Гридару, что желаю видеть Дэниэля Нантера в своей охране. В качестве причины сообщила, что он привёз очень важные сведения, коими подтвердил собственную преданность.
   Правда, всвязи со всем случившимся напрочь забыла отменить встречу с Антиной Эйри - я вообще забыла об этой женщине, настолько внезапными и счастливыми оказались события предыдущего вечера и ночи.
   Придя в собственный кабинет как всегда заранее, буквально не могла дождаться десяти. Даже успокаивающая зелёная цветовая гамма не помогала. Оставалась пара минут, когда я не удержалась и высветила приёмную перед кабинетом. Будто лишь выяснить, много ли народу жаждет встречи.
   Дмитрий, вернее, уже снова Дэни, ожидал в одном из пинокресел, которыми обставлена приёмная. Больше, похоже, никого... Не успела я обрадоваться, как появилась Антина. А я тут же поняла, почему пока так пусто: благодаря назначенной аудиенции.
   Девушка чуть заметно застыла, едва не облизнувшись на одетого в военную форму Дэни, но потом всё-таки нашла в себе силы оторваться от столь захватывающего зрелища и подойти к сидящему за гиперкомом охраннику. Ещё один, дежурный на входе, стоял у двери в кабинет.
   Почему-то захлестнули эмоции, вспомнилось, как когда-то Дмитрий стоял возле входа, провожая прибывающих. Представляю, что сейчас творится у него в душе! Впрочем, с виду не скажешь, школа выдержки на Дреме даром не прошла.
   Выяснив, что аудиенцию королева не отменяла, Антина выбрала место рядышком с Дэни и кокетливо поинтересовалась:
   - Вы новенький?
   - Надеюсь, - усмехнулся Дмитрий. В её глазах загорелся интерес, азарт, симпатия - полный набор, предшествующий влюблённости, уж я-то всегда умела его определять. Только этого для полного счастья не хватало!
   Она начала расспросы о том, откуда он, куда планирует поступать ("неужели к самой леди Луэлин?!") и всё в том же духе. Я пару минут послушала, исключительно с целью увидеть, насколько он изучил собственную липовую легенду. Но Дэни отвечал легко, не задумываясь, ни разу не сбился и не запнулся, чем порадовал меня несказанно. Однако пора было прекращать это незапланированное кокетничанье. Да и часы, наконец-то, отобразили десять - мне сразу же доложили об обоих. Я обоих и позвала.
   - Из-за внезапно возникшего дела наш разговор придётся перенести - вас известят, на когда, - сообщила я поклонившейся по этикету Антине. И хоть говорила довольно приветливо, сама ощутила сразу же выросшую дистанцию между нами, желая только одного: чтобы Дмитрий в этой ситуации чувствовал себя по мою сторону разрыва.
   - Проходите, - кивнула ему, и, дабы девица не заинтересовалась, почему это приём нового охранника для меня важнее аудиенции с её драгоценной персоной, добавила: - Хочу уточнить несколько вопросов по поводу той информации, которую вы привезли.
   Поблагодарив, он опустился в липокресло для посетителей, в сторону которого я повела рукой.
   Антина вновь поклонилась и вышла, показав напоследок Дэни два ряда белых зубов и, вероятно, думая, что делает это тайком от меня. Симпатия, промелькнувшая в его взгляде, вызвала в моей душе ревность. Понимая абсолютную глупость этого чувства, я всё же не могла удержаться. Наверное, потому, что оно просто должно было выплеснуться из меня, или, может, было реакцией на столько предшествовавших разлук.
   Вдруг так остро осозналось, насколько мы далеко друг от друга, сколько всего стоит между нами. Как я смогла на это решиться?
   Едва удержавшись, чтобы не провести рукой по животу, я постаралась ничем не выдать мелькнувших эмоций. Говорят, перепады настроений для беременных нормальны, значит, буду держать себя в руках вдвойне строже. Надеюсь, Дмитрий ничего не заподозрил.
   - Так, с информацией порядок, - проговорила я. - Главное сам не спались. Если адмирал захочет с кем-то связаться... тоже можно решить.
   Из тайной комнаты я могу и блокировать, и перенаправить сигнал, и даже устроить видимость разговора. Главное, убедить Разум, что это не противоречит интересам государства. Но пока обладатель очаровательного тенора на моей стороне, ради спокойствия королевы сможет обеспечить Дэни некоторое алиби. Он-то знает, кто это на самом деле.
   А вот с информацией, которую будет собирать Михаэль, сложнее. Его ребята работают тихо и лично, найдут, кого нужно, опросят, вытрясут всё возможное.
   - Ну? - поинтересовался Дмитрий, уже несколько минут наблюдавший за моим лицом. Хм, я всегда гордилась тем, что по мне невозможно определить, что думаю, но похоже, ему это удаётся всё лучше и лучше. И не сказать, что я расстроена. Приятно всё-таки.
   - Полагаю, придётся знакомить тебя с моим главой разведки. Иначе никак, сегодня же вечером адмирал узнает о Дэни всё.
   - Насколько близко знакомить? - взгляд Дмитрия сделался пристальным. Я чуть улыбнулась кончиками губ:
   - На самое близкое знакомство по-прежнему претендую я.
   Дмитрий усмехнулся, поднялся пройтись. Обернулся:
   - Если ты так считаешь. Не хотелось бы... - он не договорил, но я и так понимала, что осталось недосказанным. Кивнула, заодно отдавая соответствующее распоряжение.
   - Иначе никак.
   Михаэль появился как обычно быстро, окинул цепким взглядом кабинет, уже снова сидящего в кресле Дмитрия, и после моего приглашения опустился на диван.
   - Я весь внимание, ваше величество.
   - Дэниэль Нантер, - повела я рукой в сторону чуть кивнувшего Дмитрия. Михаэль тоже кивнул, как обычно упражняясь в молчаливых диалогах. - Мне нужно ваше абсолютное доверие, Михаэль. Могу ли я на вас положиться?
   - Абсолютно, леди Луэлин.
   - Мне нужно, - я подала специально заготовленный для этого носитель, - чтобы у Дэльвика Кельни появилось именно такое досье на этого человека, - проговорила я. - Чтобы это в ближайшее время, до моего соответствующего распоряжения, было единственным досье.
   - Хотелось бы обладать чуть большим количеством информации... чтобы не собирать её.
   - Рассчитываю, что никакая иная версия не появится в пределах Королевской Резиденции, - произнесла я. Шантажировать не хотелось, но взглянула на него так, чтобы он понял: в случае чего, разведка может перейти под командование другого галактоида.
   Михаэль едва ли будет достоин своего места, если не решит перестраховаться. Но по крайней мере, возьмёт минимум самых надёжных ребят, которые не выпустят ни грамма лишней информации вовне.
   - Не смею перечить приказам королевы, - произнёс он, бесшумно поднимаясь. Схожу-ка я сразу к Разуму, прикажу ему следить за этой информацией особенно тщательно.
   На всякий случай оставив Дмитрию новый ком-код личных портальных перемещений, я с сожалением простилась с ним. После Разума предстоял запланированный деловой полёт, а Дэни придётся дожидаться всех проверок адмирала. Насколько я знаю, информации Михаэля Дэльвик доверяет, поэтому едва ли станет излишне перепроверять, если Дэни ничем не насторожит его.
   Дежурил Глен. Кроме него летели ещё пилот и два охранника, поэтому обсудить тему голограмм не удалось. Зато выдалась минутка поискать в Космонете всё, что известно о гсимманах.
   Увы, ничего нового не обнаружилось - все смутные обрывки сведений раньше я уже слышала или видела. Когда-то даже выходил стереофильм про них - звёздных разбойников, устрашавших межгалактические просторы задолго до объединения народов в ООСС, принадлежавших к неизвестной гуманоидной расе либо очень тщательно скрывавших истинное происхождение.
   Старинный фильм представлял их этакими романтиками, но по обрывкам мифов складывалось ощущение, что скорее они были беспощадными и кровожадными головорезами.
   Разве вот сентины могли бы порассказать о них. Может, чивиты... и ещё несколько древних космических рас.
   Так, в ближайшее время нужно будет связаться с Мораэбле Континело, одним из старейших и самых почитаемых сентинов, который у них является кем-то вроде правителя. А если получится, посетить голограмму, что в Центральной Котеке.
   Однако в голове возникла столь красочная картина, как прилетаю туда с охраной, разгоняющей толпу любопытных, останавливаюсь возле голограммы, принимаюсь рассматривать и изучать... Весь ООСС сразу же облетит такое количество слухов и предположений, одно другого удивительнее, что цены оставшихся экземпляров подскочат раза в три. А сохранить интерес к ним в тайне и вовсе не удастся.
   Вернувшись домой, я отпустила охрану как обычно в ангаре.
   - Разрешите обратиться, мэм? - неожиданно отдал честь Глен.
   - Что, Глен? - улыбнулась.
   - Я... на счёт картины. Вы сейчас не очень заняты?
   - Идёмте, выслушаю вас.
   Мы направились в водопадную рекреацию. Там я выбрала наиболее уединённый парковый диванчик, усадила Глена рядом - едва ли нам удалось бы нормально пообщаться, если бы я сидела, а он стоял надо мной по стойке "смирно". Запустила аку-поле. И, наконец-то, позволила любопытству засиять в глазах, убрав холодный королевский блеск.
   - Так что, Глен? Ты что-то узнал?
   - Не очень много, леди Луэлин. Я... разговаривал с одной знакомой - она занимается антиквариатом. У неё есть такая голограмма и она даже согласна её продать. За баснословную цену, правда, но если вас это интересует...
   - Деньги не имеют значения, Глен, мы её покупаем!
   - Она требует полтора миллиона ооссов.
   Я подняла бровь:
   - Деловая у тебя знакомая, видно, шанса разбогатеть не пропустит, - и я подмигнула ему. - Дадим девушке заработать.
   В том, что она именно "девушка", а не, например, "бабушка", не сомневалась - вывод напрашивался по тому, с каким выражением охранник говорил о ней, так говорят о давних и хороших подругах, возможно, друзьях детства.
   - Леди Луэлин... когда у человека нет ничего, он хватается за любую возможность заработать, - неожиданно серьёзно, и в то же время с обычной мягкостью ответил Глен. - Но она продаёт голограмму по дружбе, ничего не зарабатывая, сказала, если захочу, могу сам корректировать цену. Но я... вы дали мне шанс, какой выпадает раз в жизни, и то не всем.
   Так он это произнёс - я ощутила, что имеет ввиду не службу. Может, нашу нежданную симпатию, даже дружбу. Или моё доверие, не менее внезапное, но удивительно прочное.
   - Леди Луэлин, это ещё... не всё.
   - В смысле? - редкий случай, когда я не поняла, о чём речь.
   - Она хочет участвовать. Ну то есть если мы что-нибудь узнаем... в общем, она хочет с нами. Я не говорил ей о вас, ничего не говорил о том, кто покупатель. Решил сначала спросить ваше мнение.
   Я задумалась.
   - А что за девушка, Глен?
   Он немного замялся, потом ответил вопросом:
   - Что бы вам хотелось узнать, леди Луэлин? Если вам интересно моё мнение, то я ей доверяю. Но даже не представляю, как она отреагирует на то, что... что этим интересуетесь вы. Всегда занималась изучением антикварных предметов, и, насколько знаю, ничем другим.
   - Собери мне сведения о ней. Хорошо?
   - Конечно, леди Луэлин.
   - Кстати, как её зовут?
   - Заннис. Заннис Клар.
   - Договорились, Глен. Ты узнал что-нибудь ещё?
   - Пока нет, мэм.
   - Тогда идём. Я тоже ещё не говорила с... тем человеком.
   Глен поднялся с диванчика, подал руку. Я улыбнулась, вдруг ощутив, что ему, как и мне, приятны эти мелкие отступления от этикета. Вроде моего обращения на "ты", или опирания на его ладонь. Или идти не за моими плечами, а рядом.
   Когда мы подходили к хрустальному мостику у выхода, неожиданно увидели Антину и дочку Бонниса, Аню.
   Они склонились в поклоне, я едва кивнула, и, мельком взглянув на Глена, неожиданно увидела, как в глазах засиял радостный огонёк. Интересно, встреча с кем из них вызвала его удовольствие? Спрашивать, конечно, ничего не стала. Девушки углубились в искусственный островок, а мы вышли из рекреации.
   На выходе было несколько хрустальных ступенек, спускающихся в галерею замка, и там Глен снова подал мне руку.
   В голове мелькнули мысли о возможных наблюдателях в ОКЦ, но я от них отмахнулась: какая, в сущности, разница! Просто Глен, кроме того, что действительно незаметно стал очень близким человеком, ещё и в последнее время начал гораздо трепетнее ко мне относиться. Кажется, испытывал некоторую слабость к беременным женщинам.
   Здесь же рядом, в визуальной доступности, находится приёмная адмирала. Откуда как раз выходил Дэни. Это оказалось неожиданностью, и, спускаясь с последней ступени, я очень постаралась не перемениться в лице, не сжать руку Глена. Сердце пропустило удар, потом несколько раз стукнуло в ускоренном темпе, захотелось броситься к любимому, узнать, чем всё закончилось.
   Естественно, он приблизился поздороваться с королевой и отдать ей честь, но глаза... Как-то подозрительно они потемнели, хотя телины явно продолжали действовать, меняя их цвет на голубой. В ответ на приветствие я, конечно, кивнула, но выяснять здесь о том, как прошёл разговор с Дэльвиком, не стала. Слава богам, не до такой степени голову потеряла.
   Чтобы не привлекать излишнего внимания, я поскорее распрощалась с обоими и направилась к себе. Черти кометные, это ж нужно так было!
   Ну, ничего, познакомится заново с Гленом, усмехнулась в душе. Надо же, не успел появиться, а всё вокруг сразу наэлектризовалось. Удача у него такая, что ли?
  
   Приписка.
   На далёкой планете, проявляющей своё бытие в секторе Кита, вращающейся по эллиптической кривой вокруг звезды, имеющей обыкновенное обномерование К-2857032 и экзотическое название, данное ей её главным жителем, - Любимая, - наступила предвесна. Звали этого жителя, безусловно, Фиггер Шон Драммер, был он стар, умён и одинок. Ум его работал с точностью до одной миллионной брызги, до самого крохотного пузырика, а сам он был окружён постоянно находящимися в разъездах соратниками и занимался сбором, упаковкой, доставкой и применением по назначению информации.
   В один прекрасный затуманенный день, в любимом нежно-чёрном плаще, он вышел на крыльцо своего особняка, находящегося в закрытом воздушным колпаком городе. Глаз обратился к сияющей красной огромной звезде, которую он назвал Любимая в память о брате, обозрел видимую часть планеты, названной Дэрих, тоже в память о брате, и на что бы ни обращался облачный взор его памяти, везде ему виделся брат его, такой любимый и близкий, и так страшно и несправедливо покаранный этой жестокой инопланетной королевой.
   Наконец, пришёл тот, кого он ждал - как и королева, принадлежащий к женскому полу гуманоидов, по крайней мере внешне, да и судя по показаниям различных приборов.
   Они познакомились не так давно, и властелин своего мира был готов при любом не понравившемся ему действии использовать окружающие механизмы.
   - Итак, вы уже знаете, что мне нужно. Теперь вам ничего не остаётся, как назвать цену.
   - А если откажусь?
   Ему не понравился тон: казалось, гуманоидная женщина то ли хочет поиграть на его чувствах, то ли не понимает, что говорит.
   - Не ставьте меня в глупое положение. Эта планета слишком любит меня, чтоб позволить кому-то взлететь без моего ведома. И, к тому же, на ней так мало атмосферы. А впрочем, дорди, что для вас самое главное в жизни?
   - Вы собираетесь обеспечить мне самое главное?
   - Всё может быть, просто ответьте на мой вопрос.
   - Отец всегда проповедовал формулу "любовь и деньги", и я, вероятно, достойная его дочь.
   - Почему?
   - Почему достойная дочь, или почему "любовь и деньги"?
   - Второе.
   - В моём понимании, любовь - это то, чего не купишь за деньги; деньги - это то, на что можно купить всё, кроме любви. По-моему, логично.
   - В некоторых вопросах человеческая логика достаточно приближается к логике тэйров. С любовью, дорди, не ко мне. А вот что касается второй составляющей... Вам хватит 15 миллионов ооссов? Для начала.
   Гостья склонила голову. Зоркое и внимательное око хозяина заметило то, чего она не хотела показывать: жадный блеск в глазах.
   - Я рад, что вы приняли разумное решение, - кивнул Фиггер Шон Драммер, и в голове его разлились раздумья, не стереть ли разговор из памяти ненадёжной человечки, оставив лишь конечные цели. - И постарайтесь как можно ближе подобраться к Главному Интеллекту Дрема. Когда сможете - проинформирую, что делать.
   Очень уж ему не нравилось, что там постоянно кто-то копается.
  

Глава 4. Гуманоидная особь

  
   Хоть я и полагалась на Хэкира Тэрера в компьютерной области, а на Михаэля во всём остальном, но выводов адмирала о благонадёжности Дэни ждала с волнением.
   К нашему счастью, Дэльвик не нашёл никакой зацепки, даже подключив помощника-тилара, которые, как известно, славятся своей дотошностью. Но все документы Дэниэля Нантера, в том числе и досье, и пластора, были безупречны, и вечером мы радостно отмечали его новую работу и нашу новую жизнь в одной из комнат с полностью открытой в парк-сад стеной.
   Закуски, бокалы лёгкого вина, против которого не возражал стабилизирующий пояс. Дмитрий был в своём виде, что несказанно радовало, лишь передёрнул плечами на осторожный вопрос, сколько он думает здесь оставаться. Меня тревожила шаткость его положения, а ведь на поиски доказательств может уйти не один месяц. Но Дмитрий лишь повёл плечами, издав глубокомысленное "будет, как будет".
   Сидел, рассматривал меня и сад. Я видела, что хочет спросить, и даже догадывалась, о чём. Определённо, наше с Гленом внезапное уединение в рекреации не прошло незамеченным. А учитывая, что я наплела на Дреме...
   Чтобы не мучить любимого лишний раз, я рассказала о голограммах. Интерес, вспыхнувший в глазах, был лучшей наградой. Однако, Главный Интеллект Дрема по-прежнему оставался для него в приоритете. Как, в прочем, и для меня.
   - Кстати, Дим... А где сейчас Лорн? Не знаешь? - спросила я, положив голову ему на плечо. Мы полулежали на диване, и мне очень не хотелось отпускать его - как и ему уходить.
   - Не знаю, Луэли. Он не слишком-то распространялся о своих планах на послевоенное время, - Дмитрий погладил меня по щеке. - Но кажется, Дэрих Шон Драммер задержал его именно из-за голограммы. Лорн поставил себе блок на информацию о ней, а Дэрих что-то прознал... Возможно то, что с её помощью есть вероятность пробраться к сокровищам. А может быть, и нет, я не уверен. Возможно, не понравилось само наличие блока. Или снова приплёл свою религию.
   - Но почему Лорн привёз её на Дрем? - я повернулась, заглядывая в глаза. Не может ведь быть, чтобы он совсем ничего не спрашивал!
   - Луэли... ты же знаешь, я обожаю всякие загадки! Но тогда... мне было слишком уж не до того! Я выматывался, горел иной целью, думал совсем о другом!
   - Нет, Дим, я понимаю! Тебе не нужно объяснять это мне! Просто... вдруг он что-то говорил...
   - Он мало говорил о себе, - Дмитрий задумался, провёл рукой по губам. Потом посмотрел мне в глаза:
   - Луэли... ты... действительно ничего не испытываешь к Глену?
   - Дим... не могу сказать, что ничего к нему не испытываю! С первой же нашей встречи Глен мне очень понравился, я поняла, что он близок мне... духовно, что ли. Если не принимать во внимание субординацию, то он хороший друг. А ты же знаешь, нормальные человеческие отношения часто бывают важнее, чем соблюдение правил и дистанции.
   - Ты умеешь удивительно балансировать на этой зыбкой грани, - улыбнулся он.
   - Тебе не нужно ревновать меня к Глену. К тому же, я... рассказала ему о беременности. И он давно уже догадался о нас - ещё, кажется, до войны.
   - Я никому не отдам тебя, Луэли! - даже как-то жёстко воскликнул Дмитрий. Я улыбнулась, но сочла, что сказала вполне достаточно. Однако он снова словил мой взгляд: - Ты... действительно согласилась бы стать моей женой? Я имею ввиду... если всё наладится.
   Я серьёзно посмотрела на него:
   - Не сомневайся во мне, Дим. Пожалуйста.
   Он поднёс мою руку к губам, промолчав. Наступила небольшая пауза, после я поднялась, кое-что вспомнив.
   - Ты куда?
   - Идём, - усмехнулась я, потянув его за собой. Заинтригованный, он тоже поднялся. - У меня сохранились несколько твоих вещей. Апартаменты, конечно, придержать не смогла...
   - Вещей? - удивился Дмитрий. Я кивнула, выводя его в парк-сад. Мы пересекли уютный зелёный островок и вошли в покои с противоположной стороны. В одну из дальних дополнительно укреплённых комнат-сейфов, где я предпочитаю держать все более-менее важные личные вещи.
   Отворив внутренний пиносейф при помощи приложенной ладони, я извлекла паад Дмитрия - с ледяным ужасом вспомнив, как последний раз ходила в его былые покои.
   - Надо же, - изумился он. - Даже не предполагал, что хоть что-то уцелело...
   - Несколько носителей, - улыбнулась я. - Подумала, тебе захочется вновь просмотреть их, ты так долго собирал все эти теории... А также обнаружила музыкальный дискоталл.
   - Ведь это было опасно для тебя, Луэли... - поражённо ответил он, беря в руки паад, перебирая кристаллы и гип-диски. Я вздохнула, промолчав. Думаю, он и сам прекрасно понимал мои мотивы.
   Дмитрий положил паад на образовавшуюся по мысленному желанию силовую подставочку, подошёл ко мне. Обнял, крепко прижал к себе.
   Я ощутила, что снова готова расплакаться - на этот раз от облегчения, ведь он всё же со мной! Как бы там ни было, но мы вместе, и я сделаю всё, чтобы никогда больше не стоять перед необходимостью потерять его! Чтобы не хранить его вещи тайком.
   - Только одну не отдам, - усмехнулась я. - Под настроение, знаешь ли, я привыкла в ней спать.
   - Спать? - не понял он.
   Сложив носители в паад, я вручила его Дмитрию, промолчав. Однако в спальной комнате достала из пиношкафа полифасонную рубашку, которую в приступах беспробудной тоски надевала ночами - ещё до того, как попала на Дрем.
   - О, это же моя любимая!
   - Теперь это моя любимая!
   Дмитрий шутя попытался отобрать её у меня, на что я, естественно, всеми силами сопротивлялась, смеясь. Потом уговорил надеть.
   Глаза его стали тёплыми и нежными, когда я опустилась на кровать рядом с ним в единственном оставшемся на память от любимого материальном воспоминании. Провёл рукой по моей щеке - похоже, за всем происшедшим с ним на Дреме он не вполне представлял, что в это время переживала я. И только сейчас, наверное, начал до конца осознавать.
   Рассматривал меня, словно не слишком веря себе. Провёл рукой по плечу, прикоснулся губами к губам. В голове крутились мысли, что он должен идти, менять внешность, обустраиваться в новых покоях - но так не хотелось, чтобы уходил! Я даже не стала прислушиваться к голосу Королевы - подумала, пусть сам решает, как быть и когда уходить. Но он так и не заговорил, что ему пора.
   В пинокармане рубашки я обнаружила памятную записку, и, секунду поколебавшись, извлекла на свет:
   - Что это за адрес, Дим?
   - А что там? - ответил он с удивлением.
   - Это я у тебя спрашиваю, - усмехнулась я, пытаясь скрыть внимательный взгляд. Он тоже засмеялся:
   - Не верю, что не проверяла, раз спрашиваешь. Я уже и не помню, я ли это распечатывал и зачем, - он забрал записку, рассматривая.
   - Хорошо... а кто такая тогда Женнит? - лукаво поинтересовалась я.
   - Понятия не имею, - пожал он плечами.
   Видя, что замешательство вполне искренне, я с улыбкой рассказала о нашем таинственном визите и левитирующей девице.
   - Спустя время Глен сообщил, что виртуальный адрес, на который хозяйка домика предлагала высылать ей сообщения, находится на одном из многоуровневых общедоступных галактических ресурсов. Он даже сумел выяснить, что последний раз туда заходили с Ойро в самом начале войны. Больше ничего не обнаружил, но спустя ещё пару месяцев эту почту уничтожили: возможно, Женнит каким-то образом узнала, что ею интересовались.
   - Надеюсь, меня ты ни в чём не подозреваешь? - усмехнулся Дмитрий.
   - По моим представлениям, ты в это время плотно общался лишь с Дэрихом Шон Драммером... - улыбнулась я. Дмитрий задумчиво промолчал.
   Наутро он снова превратился в Дэни и приступил к обязанностям, которые, наверное, давно уже успел позабыть. И всё-таки только когда на короткие часы становился самим собой, я делалась бесконечно счастлива...
  
   Мои обязанности тоже никто не отменял, поэтому на следующее утро я принимала срочный доклад одного из Помощников, Коллине Муале, сентино. Сентины относятся к самым древним космическим расам, и живут в ядре нашей Галактики. История их удивительна тем, что они - триклоиды - развивались параллельно с цейноидной расой чивитов, и культуры обеих во многом переплелись. Среди представителей и одних и вторых много телепатов - в процентном соотношении гораздо больше, чем у других звёздных народов.
   В основном триклоиды имеют три пола - условно, по привычным для нас понятиям, они именуются Он, Она, Оно - мужчина, женщина и среднее, или промежуточное. Так вот, Коллине было оно.
   Сентины - раса тонкой энергетики, они и на вид, и на ощущение почти нематериальны. По своей природе созидатели, к тому же, как и положено "старейшим и мудрейшим", сентины находят больше удовольствия в длительных пребываниях на одних координатах, чем в перемещениях и бурной деятельности. Они редко покидают своё Ядро, не особенно любят, когда у них задерживаются пришельцы, и хоть и относятся к первооснователям ООССа, но всё же предпочитают не вмешиваться в чужие дела и политику, лишь созерцая и анализируя.
   Редко кто из них занимается чем-либо вне дома, а если сентин работает на кого-то, это невероятно ценится. Непросто было заполучить нескольких представителей этой уникальной расы в свои ряды, но тем ценнее их служба. Среди сентинов даже был один врач, который прославился тем, что на его счету не случилось ни одной неудачной операции! И ни одного смертельного исхода. Хотя брался лишь за очень сложные случаи.
   Коллине занималось пространственной бурей, в которую мы с Дмитрием попали в Дельфине, возвращаясь с Сиена, ещё во время войны.
   - Ваше величество, мною обнаружены несколько странных фактов, - заговорило оно после приветствий. Сентины имеют сложный язык, сопровождающийся цветовыми колебаниями их перетекающих тел, и им тяжело умещать весь объём передаваемой информации в Общегалактический, поэтому увлечённого сентина часто можно совершенно не разобрать, не осознать и не понять. Но Муале пока держалось в приемлемых ограничениях.
   Коллине никогда не садилось - предпочитало выдавать всю информацию, стоя перед столом. И сейчас оно тоже не изменило своей привычке.
   Я кивнула, внимательно слушая, и оно продолжило:
   - Перепроверив тщательно информацию обо всех влияниях в том районе того времени, я так и не нашло ни единого упоминания ни о возможности искомых влияний, ни об их фактических проявлениях. Я отыскало сведения о нескольких космолётах, имевших смещения и перемещения в исследуемом мною секторе и событии, и перепроверило их, но ни одна из машин не претерпела выключение электричества и излишенности смещений большим количеством, чем рассчитанное... - видно, ощутив, что начинает терять структуру общегалактического языка, оно немного помолчало и продолжило:
   - Однако реально и то, что ни один космолёт не был принадлежностен тому пространству смещений, которое претерпевало изменения именно и непосредственно вокруг корабля вашего величества, поэтому я отказалось от выведения конкретностей и проверило все близлежащие звёздные системы, а также углубилось в туманности данного участка секторального местопребывания. На некоторых механизмах этих систем, - Коллине протянуло мне плотную энергетическую дискетку образовавшейся из остального тела и постоянно меняющей очертания рукой. Вернув последнюю обратно, оно снова заговорило: - мною были обнаружены, и ощущены посредством личных возможностей, следы всесторонних, но весьма слабых отпечатков и импульсов с вероятностной принадлежностью их к тем изменениям пространства, которые имели происшествие при вашем прохождении ныне поднадзорного мне участка галактики. Вот мои предварительные научные выводы, проработанные вашевеличественным учёным Каором Туором, - и оно протянуло мне ещё одну эн-дискетку. Я снова кивнула.
   - Ничего более не было найдено мною на тех местовременных данностях; однако вчера, по отсчёту ОВ, я ещё раз полетело туда, сопоставить выводы н'дискеты, последне-данной уже мною вашему величеству, и обнаружило на планете Сиен имение места гуманоидной особью, по виду и представлению относящейся к человеческим девушкам.
   Стол пополнился ещё одной эн-дискетой, а Коллине, не останавливаемое мной, вздохнуло, на всякий случай ещё раз взглянуло в глаза и окончило:
   - Данная девушка ныне привезена для общения с вами, по смутным моим ощущениям и странности своего появления вызывающая настороженности, а также по отсутствию в памяти её каких бы то ни было событий до найдения мною самой владетельницы этой памяти; однако все формальные и документальные стороны сего галактоида во внешнем порядке и ныне изучаются мною глубиннее, а выводы Карантинного Здравоохранительного Отдела удовлетворительны.
   Я поблагодарила его, изъявив желание пообщаться с "гуманоидной особью", а изучение эн-дискет оставила на потом - у сентинов очень сложная подача материала, и я надеялась, что, может быть, переговорив с найденной, смогу сделать сама более-менее объективные выводы.
   Пишут представители этой расы вообще уникально - поскольку речь их состоит из множества понятий и определений, то, запечатлевая информацию, они сокращают количество слов до минимума, создавая своеобразную сетку-структуру, в которой едва ли найдётся два повторяющихся слова. А прочитать её можно с разных сторон, при чём с каждой информация будет иная. Наиболее идеальными и гениальными шедеврами являются пространственные записи, информативные по любой возможной диагонали с любым возможным зигзагом прочтения.
   Сами сентины свободно и буквально с первого просмотра охватывают всё, что несут в себе такие записи; однако вот для меня, например, расшифровка их является больше увлекательной и интересной игрой для тренировки мозга и восприятия, чем способом получения информации.
   Итак, я вызвала Дмитрия - вернее, Дэни - приказав провести сиенскую находку. Хотела, чтобы он тоже поприсутствовал. А сама тем временем на всякий случай просмотрела данные о планете.
   Именно там мы встречались с Элиш, когда передавали Глена... Насколько я знаю, Сиен всегда был плохо пригоден для обитания и имеет лишь несколько автоматизированных баз. Что гиперком и подтвердил. И как туда могло кого-нибудь занести?
   Я попросила Коллине в двух словах (выражение, не совсем верно воспринимаемое сентинами) рассказать, как была найдена Релль - так звали девушку. Оно давно уже жило и работало во Дворце, поэтому было адаптировано к правильному пониманию.
   - Уловив ухождение странных состояний - моих и окружающих - на Сиен, я, пользуясь полномочиями, направилось на Седьмую Базу, подробнее обуказанную в отчёте, ощущая присутствие мыслительного процесса на пустынной планете, и по наличествованию данных данных в информативной сфере Седьмой Базы, обнаружило местопребывание сей гуманоидной особи. Следы космолётов, силовых перемещений, телепортирования или иных путей заприсутствования Релль на Сиене мною не найдено либо не знаемо...
   Оно замолчало, поскольку появился сам предмет нашего разговора, ведомый Дэни и ещё двумя сержантами из Королевской Вспомогательной Службы - проще говоря, службы моих Помощников.
   Усмехнувшись тому, что начинаю мыслить фразопостроениями сентинов, я посмотрела на Релль. С первого же взгляда на неё у меня возникли смутные сомнения в её принадлежности к "человеческим девушкам". Даже не знаю, почему, - может быть из-за того, что сложно было определить цвет её волос и глаз. Я не смогла бы описать её, хотя в ней мелькало что-то очень знакомое.
   Я была больше, чем уверена: все параметры безопасности относительно Релль перепроверены в несколько раз серьёзнее, чем это делается обычно. И тем не менее она вызывала чувство не то тревоги, не то смятения.
   Она долго рассматривала нас не совсем понимающим взглядом, и когда я на общегалактическом языке попросила рассказать, кто она и как очутилась на Сиене, Релль некоторое время всматривалась мне в глаза, будто бы постепенно осознавая, чего от неё хотят. Потом ещё раз осмотрела окружающих, наивно, но при этом проникая далеко вглубь - во всяком случае, так казалось.
   - Я Релль Мисконнис, - проговорила, наконец. - Не знаю, откуда я. Совершенно ничего не помню.
   - У вас есть что-либо, удостоверяющее личность?
   Она ещё секунду смотрела на меня, затем медленно повела руку к карману, оказавшемуся в складках одежды:
   - Да, вот, - и протянула пластору, содержащую основную биополевую информацию и общие сведения.
   - Пластора проверена и не обнаруживает признаков фальсификации ни по одному уровню, - сообщило Коллине.
   Взглянув, я несколько удивилась, не подавая виду. Релль с Земли? Это странно... Протянула пластору Дэни, приказав передать потом Дэльвику, и он тоже окинул её взглядом, совершенно не изменившись в лице.
   - И вы не помните, как оказались на Сиене? - продолжила я. Наверняка все эти вопросы ей уже задавали, но хотелось составить собственное мнение не только об ответах, но и о поведении.
   - Нет, - по-моему о том, что разговаривает с королевой ООССа, Релль тоже не особенно догадывалась. Вернее, её наверняка предупредили, куда ведут, но не похоже, чтобы она прониклась моментом.
   - И не представляете, что вам там могло понадобиться?
   - Нет.
   - Сколько времени по показаниям приборов она там пробыла? - обратилась я к Коллине.
   - Возникновение зафиксировалось Седьмой Базой за 19 минут 2 секунды 82 сотые до моего появления там, но само оно приборами не продемонстрировано и не обусловлено.
   - Иначе говоря, ни один механизм на всей планете не может указать, как она туда попала?
   - Детализированно - нет, мэм, даже временные привязки по разным параметрам различны, а названная цифра есть наиболее ранняя - по импульсному излучению класса МС.
   Ещё раз взглянув на Релль, я вдруг ощутила тщетность попыток узнать что-либо от неё. Она даже говорила как-то неуверенно, будто пробуя на вкус незнакомые слова.
   Я предложила ей немного пожить в замке - в надежде, что память вернётся, - получила согласие и отпустила всех, задержав Дэни под предлогом поручения.
   - Что ты обо всём это думаешь, Дим? - спросила я, вкратце пересказав доклад Коллине. Он откинулся в кресле для посетителей, внимательно посмотрел в глаза:
   - Не нравится мне эта её амнезия.
   - Считаешь, притворяется? - я машинально начала вертеть в руках одну из н'дискет Коллине.
   - Боюсь, наоборот, - Дмитрий сидел спокойно, всё так же глядя на меня, но в голове его явно происходил сложный мыслительный процесс. Наверное, обдумывал ситуацию, пытаясь найти хоть какие-то объяснения, связать с отключением систем нашего космолёта.
   - В каком из смыслов? - я пока старалась не обдумывать. Хотелось собрать побольше сведений и мнений.
   - Не знаю, как объяснить...
   - Она кажется слишком настоящей в своём беспамятстве?
   - Что-то вроде того. Ты заметила, она чем-то похожа на тебя. Я не мог уловить, но что-то в её внешности... особенно когда повернулась в профиль... Почти такой же чеканный, как твой. Не знаю.
   - Ладно, разберёмся, - я положила н'дискету на место. - Наверное, тоже попала в эту бурю, вот и пострадала.
   - А время? Где она была все эти дни? - Дмитрий опёр подбородок на руку, поставив ту на подлокотник и пристально глядя мне в глаза.
   - Авария? - предположила я. - Она могла потерять управление и, возможно, связь... Не говоря уж о сознании.
   - Это наиболее логичное объяснение, если...
   - Что? - я едва снова не схватила эн-дискету, но остановила себя.
   - Да нет, вряд ли.
   - Если она не имеет отношения к причинам бури?
   В ответ он только серьёзно улыбнулся.
  
   Вскорости Харрис сообщил мне, что Даминио, похоже, отправился в Большую Медведицу. Помню, тот и Эйри говорил, будто работал на кого-то из декайцев. Помощники, действительно, обнаружили его на Декке, однако пробыл он там недолго и улетел на Коссэрер, сектор Змеи. Во всяком случае, не прорывался на Скорпионку в порывах жажды мести. Надеюсь, уж как-нибудь переживёт свою утрату...
   Посему я с чистой душой переложила эту заботу на плечи Михаэля - пускай сам решает, следить ли за Даминио дальше и сколько времени.
   Я продолжала ездить на Дрем, и иногда в компьютере загорались характерные звёздочки, тревожно свидетельствующие о постороннем присутствии. Хэкир Тэрер пока не смог отследить начало подключения, но сказал, что эти сигналы появились лишь после остановки и блокировки сети Собирающих Опознавателей. То есть когда Интеллектом владел Дэрих и когда всё ещё было подвижно и меняемо, никакие звёздочки там не мельтешили... Хотя кто-то уже был подключен.
   После пересмотра гигантского количества программ, которые, казалось, я уже не в состоянии воспринимать, мою голову вдруг посетили мысли несколько из иного русла: не попытаться ли поискать неуловимый М-I? Возможно, информация вводилась через него или в нём имеется запасной вариант.
   Тут же прервав Хэкира, я посмотрела одновременно во все его глаза:
   - Возможно, информация разрабатывалась не на самом Интеллекте. Вы смогли бы обнаружить своё собственное изобретение?
   - Если вы имеете ввиду связь типа М-I, - ответил вуйр, и несколько его глаз опустились вниз, что выражало, очевидно, некоторое смущение. Не думал же ты, что я об этом не знаю? - то нет, леди Луэлин. Я создавал этот гиперкомпьютерный комплекс максимально компактным, удобным в пользовании и таким, чтобы даже я сам не мог его обнаружить. Иначе он не имел бы своей ценности.
   - Но хотя бы возможно выявить, когда и как его подключали к Интеллекту?
   - Попробую, ваше величество.
   Дмитрию про работу в Водолее пока не говорила, не желая подавать беспочвенных надежд - вот если бы появилось хоть что-то конкретное! Также не забыла об Антине, и однажды, зайдя из общей проверки в ОКЦ, стала свидетельницей того, как она случайно встретилась с Дмитрием в переходной галерейке. А может, не случайно, кто ж знает...
   - О, Дэни! - девица извлекла на свет божий не меньше половины своих зубов и засияла всеми способными на это частями тела, явно намереваясь удержать моего мужчину.
   Он поздоровался, собираясь пройти мимо, но она спросила, не покажет ли путь к какому-то помещению. "Тоже мне, - хмыкнула я про себя, - ничего умнее не придумала!"
   Дмитрий сделал вид, что припоминает - на самом деле, думаю, вычислял, знает ли его новая ипостась, где оно находится. Похоже, ипостась знала, ибо он согласился.
   Вроде бы осматривая все экраны, телепорты и гип-площадки, я незаметно следила лишь за одним событием, изо всех сил удерживаясь от желания пойти туда к ним, а заодно стараясь не сорвать возмущение на ком-то из окружающих. Поддерживала нейтральную беседу, даже рассмешила дежуривших в Центре, на что они сообщили, как невероятно страдали при известии о моей смерти.
   Дэни тем временем довёл Антину куда ей было нужно, но она не ограничилась этой прогулкой и спросила, где он обычно разминается с утра, в спортзале или в бассейне. Он уклончиво ответил, что когда как, в основном дома, а я помянула её некоролевским словечком.
   Ещё не хватало, чтобы начала выискивать его по утрам или поджидать у дверей, из которых он редко когда выходил на разминку, поскольку чаще пользовался несколько иными. Тем более, иногда я приказывала никого не пускать в личный бассейн или спортзал, желая позаниматься в одиночестве. Конечно же, в таких случаях моё одиночество включало в себя и моего возлюбленного. И если Антина не полная дурочка, то обязательно что-нибудь да заметит.
   Я даже задумалась, не провести ли в подвижных мобильных конструкциях замка прямой тайный ход в его комнаты. Но очень уж надеялась, что облик Дэниэля Нантера будет необходим нам не долгое время. А для замка, всё-таки, изменения конструкций довольно тяжелы.
   Первым женским побуждением было заслать её в какую-нибудь длительную командировку на пару лет. Но королева всегда старалась быть справедливой: не выгонять же только потому, что девушка проявила симпатию к охраннику. К тому же, Антина не находилась под моим непосредственным начальством, и если я вдруг начну разгонять чужих Помощниц невысоких категорий, едва ли смогу восстановить и без того расшатанный за время войны образ непогрешимой королевы.
   Наконец, Антина перестала терроризировать его своим вниманием - да и меня вместе с ним - и я удалилась из ОКЦ в пренеприятнейшем настроении. Но Дмитрий вечером несколько развеял его, хотя мне и показалось, будто пытался слегка подразнить.
   С насмешливыми искорками в глазах сообщил, что его зазывали на свидание. Но потом пересказал разговор, выразив мои же опасения. Обрадовало, конечно, что не скрывает, но очень уж не хотелось, чтобы завёл привычку дразниться.
   - Если боишься, что выследит, можешь поостеречься и не приходить, - хмыкнула я. Он точным движением перевернул меня, склонился сверху:
   - Уж если я не поостерегся и прилетел сюда, - сообщил, - то не приходить к тебе меня не заставит даже табун скучающих девиц!
   Я обняла его за шею, провела по плечам, растворяясь в любимых внимательных глазах. Как же хотелось, чтобы все проблемы и неприятности остались позади! Чтобы он пользовался своей настоящей внешностью не урывками и не тайком!
   Однако почему-то эта Антина не желала выходить из головы. Нужно будет разобраться в эмоциях на досуге. А ещё казалось достаточно странным, что Дмитрий сам до сих пор не заговорил о нашей проблеме. А вдруг ненаглядный ротор снова пустил его на Л-537?
   Я подставила щёку вместо губ и чуть отстранила его. Дмитрий отреагировал моментально:
   - Что-то стряслось, Луэлин?
   - Дим... - серьёзно посмотрела ему в глаза, садясь в кровати. - Ты бываешь на Лу?
   Он тоже сел, всмотрелся в моё лицо, пытаясь определить отношение к вопросу. Поэтому я постаралась убрать оттуда все эмоции, спокойно ожидая ответа.
   - Это было бы неприятно тебе? - уточнил наконец.
   - Кто-то ещё ищет информацию о тебе.
   - Я тоже раньше так думал, но потом понял, что это ты, - ответил он, усмехнувшись.
   - Ты? Мог бы и сказать, - почему-то я не удивлена...
   - Ты тоже.
   - Но всё же мне кажется, там что-то неладно. Не знаешь каких-нибудь уникальных разработок, кроме М-I? Возможно, были особенно модные на Дреме?
   - Могу завтра поискать. Думаешь подойти с такой стороны? - улыбнулся он.
   - Думаю окружить со всех сторон, - засмеялась я. - Тогда скинь, что найдёшь, пожалуйста, - вообще-то я не собиралась нагружать его, но с другой стороны, учитывая непосредственный интерес, пускай поищет. Впрочем, Помощников тоже озадачу.
   - Хорошо, - повёл он плечами.
   Я чуть помолчала, колеблясь, даже поднялась, подошла к выходу в парк-сад, ощущая пристальный взгляд. После обернулась, задала вопрос, к которому периодически возвращалась в своих мыслях:
   - Дим... что ты делал в то первое время на Дреме? Где ты...
   - Луэлин! - он вскочил и в момент оказался рядом, схватил за плечи. - Ты сомневаешься во мне?
   - Дим...
   - Ответь честно, Луэлин, сомневаешься? - в глазах полыхнуло пламя Лэмба, даже без всякого сентинского эликсира.
   - Нет, Дим, нет... Я думала о другом... Может ли кто-нибудь что-нибудь подтвердить?
   - Никто ничего не может подтвердить! Я старался ни с кем не общаться и вести себя максимально осторожно! Если бы Дэрих узнал, что планирую встретиться с тем ротором...
   - Дим... - я провела пальцами по его щекам. Перед глазами очень ярко промелькнули все события Дрема. - Я верю тебе. Верю. Просто... хоть какие-то нестыковки... А тот ротор? Он мог бы?..
   - Я обещал, что не буду втягивать его. И не стану этого делать. К тому же, чем он сможет помочь, его мысли вообще никуда не выходили.
   - Кто-нибудь, кто не умеет блокировать сознание... С помощью мнемосканера мы могли бы доказать, что сведения в программе Дэриха и в его голове отличаются!
   - Да кто помнит такие мелочи, как, например, встречу со мной два года назад? Ещё и с точностью во времени... - Дмитрий безнадёжно махнул рукой. - Он же изменил все программы, соприкасавшиеся с моей, все пси-файлы, СО-файлы, всю информацию. Причём изменил очень осторожно. Ну например, однажды после прилёта с Лу я "очнулся" в одном почти непосещаемом автобаре, не фиксирующем время прихода и ухода клиентов. Конечно, я оставлял на всякий случай миникамеру, убедиться, что за эти несколько часов там никого не было и никто не посылал в Интеллект сведения о том, что бар пуст.
   Я заинтересованно кивнула, Дмитрий продолжил:
   - Потом побыл там какое-то время, якобы "приходя в себя". Неожиданно заявилась парочка весёлых дремлянчиков, и я с чистой душой отправился дальше. Сел в перап, вернулся в Тон'кс. Когда взлетал, меня никто не видел - как обычно, вокруг было пусто. Когда уже шёл к себе, на одной из террас моего бокс-полиса дремал ещё какой-то тэйр. Дальше пару часов посидел в квартире - ко мне никто не заходил - потом полетел на Собрание. Идеальная ситуация.
   - Чем же? - уточнила я. Нужно будет обратить внимание Тэрера.
   - Ну вот смотри. Во-первых, я могу очнуться минут на десять раньше - честно говоря, даже на Лу едва ли кто-нибудь укажет точное время моего отлёта. И очнуться от того, например, что меня нашли его, Дэриха, агенты.
   - Например? - подняла я бровь.
   - Я сейчас обобщаю множество ситуаций, которые обнаружил. Так вот, предыдущие часы моего "беспамятства", как и раньше, он не трогал - вероятно, боялся не заметить чьего-нибудь случайного присутствия и свидетельства в мою пользу. Но тут он точно знает, что я один. Его агенты якобы будят меня и я успеваю выдать им какие-нибудь сведения. Или слетать куда-то. Если весёлые дремлянчики приходят, например, на полчасика позже, когда агентов уже нет. Или, наоборот, раньше - видят, как я ухожу. Они не помнят точное время, оно не волнует их, программы изменены... А у меня обнаруживается, к моим двадцати минутам, которые я там реально просидел, лишних сорок. То есть хороший час времени. Я мог хоть в бой слетать за это время, хоть убить кого-нибудь из пленных... И, в зависимости от того, пришли они позже или раньше - либо вернуться туда снова, либо сразу же отправиться в Тон'кс.
   - Но они же до этого тоже с кем-то пересекались? Подвинуто всё время?
   - Я отследил несколько цепочек, всё сведено в ноль.
   - Там ещё был дремлющий на террасе... - мрачно напомнила я.
   - Ну дремал себе... Какая ему разница, когда я прошёл - в два часа, или в два тридцать, если он всё это время дремал? Зато вот когда я появился на Собрании, моё точное появление подтверждено всеми программами... Понимаешь?
   - Почему же Дэрих не поддался искушению по полной воспользоваться твоими "провалами в памяти"? Столько времени пропало... Неужели он что-то подозревал?
   - Не думаю, он остановил бы меня. Просто в Сети Собирающих нет поиска по местам, вот и всё. Он мог найти любого подключённого в любое время - чем тот занимался, судя по мыслям. Но не имел возможности задать запрос относительно расположения: кто за последние три часа посетил данное место.
   - И эта идиотская система наделала нам столько неприятностей... - не без возмущения пробормотала я. Дмитрий кивнул:
   - Нам нужно доказать, что были изменены программы.
   - Неплохо проработать все подобные цепочки как можно дальше. Вдруг где-нибудь обнаружатся грубые нестыковки?
   - Этим и занимаюсь, - Дмитрий устало вздохнул, потом снова опалил меня взглядом: - Луэлин, я никогда не стал бы иметь с ними ничего общего! Даже для того, чтобы потом отомстить!.. Никогда! - он прижал меня к себе и горячо зашептал: - Только ради тебя... вернуться к тебе, вернуть тебя... не потерять твою любовь... Я мог бы улететь с Лу, затеряться на дальних планетах, полностью поменять внешность... когда ещё нашли бы... Иногда так хотелось! Ты же видела, что приходилось... Только ради тебя я остался... Прошу тебя, верь мне.
   Провёл по моим волосам, взял руками голову, вглядываясь в глаза.
   - Если бы не верила, ты не был бы сейчас здесь, - так же тихо откликнулась я. - Даже если нам не удастся найти доказательства... всё равно буду с тобой! И буду верить.
  
  

Глава 5. Кровавая надпись

  
   К тому времени прошло уже около месяца нашей довольно спокойной жизни - если сравнивать с предыдущими периодами.
   Элиш продолжала заходить ко мне поболтать, и с разрешения Дмитрия я посвятила её во всё - и в личность Дэни, и в нашу беременность.
   - Боги! - обрадовалась она тогда. - Какая же ты счастливая, Луэли!
   Некоторые из дел, которые начала за время моего отсутствия, она продолжала вести. Но несколько раз заговаривала о том, что хотелось бы уйти из политики.
   Однако я попросила её, а также Глена, помочь с Дремом - слишком немногим доверяла настолько, чтобы позволить иметь дело с такой важной для меня информацией.
   Элиш уже прошла необходимые линии ВШООСС и могла управляться с любой сложной техникой. А Глен, кроме всего прочего, закончил один из самых престижных ВУЗов, Внепланетный Институт Компьютерографии в Волопасе.
   Дэни я пока не могла официально подключить - ведь он проработал здесь не больше месяца. Но дала официальный пропуск в кабинет Дэриха Шон Драммера - на случай какой-нибудь крайней необходимости. Ну и от себя старалась сделать так, чтобы полёты на Дрем приходились на время его дежурств, насколько было уместно.
   За это время Глен привёз голограмму, а также информацию о Заннис Клар. Я тоже навела справки - так, на всякий случай. Однако сведения Глена оказались достаточно полными, что, несомненно, радовало.
   Вскоре познакомилась и с самой девушкой. Она была в шоке, когда узнала имя покупателя. Но я не могла избавиться от чувства, что даже мне рассказывать всей информации не станет. Эта голограмма казалась не просто ключом к сокровищам и тайнам, а неким охранным амулетом, который бережёт сам себя.
   Например, я долго размышляла, куда бы повесить её. И вдруг поняла, что в апартаментах держать не могу. Она вызывала приступы какой-то глубинной жути, и даже стабилизирующий пояс подал сигнал тревоги, когда я долго вглядывалась в глаза изображённого андрогина. Но и выставлять на обозрение посетителей в кабинете очень уж не хотелось.
   В итоге я всё же оставила картинку в кабинете, но не на видном месте, а спрятала в скрытый стеной пиношкаф.
   Заннис же оказалась невысокой коренастой брюнеткой с каре-зелёными глазами. Она не была привязана к одному месту жительства, а летала со всем своим сокровищем, собранным на внушительных размеров космолёте, в поисках новых доисторических ценностей. У неё даже имелась пара предметов Земли догалактической эры.
   Корабль был снабжён мощным, почти постоянно действующим силовым полем с системой интегральной кодации доступа, а также, отметила я проглядывая досье, несколькими установками Эйкузэ.
   В Резиденцию девушка прилетела на минилёте. Глен встретил её и провёл ко мне.
   С первого взгляда она скорее понравилась, чем нет. Но начальное мнение оказалось составить достаточно сложно, из чего я заключила, что передо мной весьма противоречивая личность. Однако между ними с Гленом чувствовалась сильная дружеская теплота.
   Заннис вообще вызывала ощущение человека, к которому можно, что называется, "завалить" в любое время, с любым разговором - она всегда примет, выслушает, а потом никогда даже не намекнёт об этом.
   Однако впускать её в свои друзья желания не возникло, поэтому для себя я сделала вывод, что буду выдавать необходимый минимум информации - и не более. Почему-то формула "друг моего друга - мой друг" в данном случае не сработала. Так что выбранные прохладные сине-сиреневые тона обстановки, по-моему, вполне подходили для аудиенции - и я не стала менять оформление кабинета.
   Глен представил её, она, в свою очередь, сообщила, что никогда и не подозревала, что увидит живую леди Луэлин... и всё в том же духе. Я усмехнулась про себя: "Ожидала увидеть не-живую леди Луэлин?" - но вслух решила этого не говорить. Ещё перепугается и вообще ничего не расскажет.
   Однако я не удержалась и кинула взгляд на Глена - по-моему, он не мог не заметить столь уникальное высказывание. Он стоял со своей обычной спокойной уверенностью, но глаза усмехнулись в ответ.
   - Вы изучали эту голограмму? - приступила я к расспросам после того, как она наконец-то решилась сесть на предложенное липокресло.
   - Конечно, ваше величество. Но узнала я, увы, немного...
   - Расскажите нам всё.
   - Ну... например, я не нашла ни одного прибора, который делает подобные вещи. То есть её структура отличается от всех прочих, что производят в нашем Объединении - насколько я смогла определить. И ещё то, что ей уже многие тысячи лет. Но, тем не менее, выглядит как новая. Нигде ничего не испортилось, нигде ничего не засвечено, не отломано... И точный возраст установить не удалось.
   Заннис говорила вещи, которые моя лаборатория и сама быстро выяснила бы. Но складывалось устойчивое ощущение, что чего-то не договаривает.
   - Вам попадались ещё такие картинки? - я отметила, что она поколебалась, прежде чем ответить:
   - Да, была ещё одна...
   - Что с ней случилось? - не люблю, когда приходится вытягивать чуть ли не клещами, но без наводящих вопросов Заннис не будет знать, о чём говорить.
   - Она... пропала.
   - Украли? - уточнила я. - Или неудачный эксперимент?
   - Нет, леди Луэлин. Просто не стало - и всё. Я не проводила никаких опасных экспериментов... И никто не мог пробраться на корабль, так, чтобы я не заметила. Чтобы не сработали сигналы тревоги, приборы слежения... Да и, в конце концов, это была не самая ценная вещь в моей коллекции! И... у меня стоит оборудование, фиксирующее даже перемещения по четвёртому измерению.
   - А не мог ли кто-то из ваших работников провести вора?
   - Ну, разве что "вору" удалось бы подкупить всех вместе, включая роботов и гиперкомы. Но знаете... если обычная голограмма портится, то пропадает прежде всего изображение. Остаётся лишь твёрдая основа. А тут не осталось ни основы, ничего. И знаете... Я изучала потом, на следующей, эту основу. Вернее, отделить хоть мельчайшую частицу не получилось, но я пыталась просканировать... У меня создалось впечатление, что она состоит из тех же веществ, что и само изображение.
   Речь была слишком сумбурной, пришлось уточнить:
   - В смысле?
   В конце концов, насколько я понимаю, изображение в голограмме - это всего лишь иллюзия, оптический обман. Преломление света определённым образом, наслоение нескольких изображений. Я не стала выражать свои мысли вслух, но ответ Заннис удивил:
   - Та же структура, только более плотная.
   - То есть всё это лишь видимость, оптический обман?
   - Не совсем... ведь, беря в руки, мы ощущаем её тяжесть.
   Она бросила на меня странный взгляд, и я вдруг поняла, что удалось вытянуть больше, чем ей хотелось бы рассказать.
   - Это всё, что я узнала, леди Луэлин, - на всякий случай добавила она. Не всё, дорогуша... Ну да ладно, оставь пока свои тайны при себе, рано или поздно я их выведаю.
   Эти мысли не помешали очаровательно улыбнуться:
   - Глен, вы проведёте Заннис до корабля?
   - Конечно, ваше величество. Если не прикажете иного.
   - Нет. Но потом зайдите ко мне.
   - Есть, мэм.
   Они вышли, и я зачем-то подала запрос в ком-систему ОКЦ, чтобы видеть, как идут.
   Какое-то время молчали, потом девушка вдруг проговорила:
   - Леди Луэлин такая... я не ожидала!
   - Чего? - спросил Глен, немного помедлив. Мне показалось, он хочет предупредить, что их могут услышать, но не сделал этого.
   - Чёрные дыры! - воскликнула Заннис. - Она выудила у меня больше, чем я собиралась сообщить! И при этом же ничего не сделала, не сказала... Просто смотрела в глаза и задавала вопросы! Она что, владеет гипнозом? - Заннис остановилась, взглянула на Глена.
   - Королева ООССа не может владеть гипнозом, ты же знаешь. Совет никогда не одобрил бы подобного.
   - Что... это место просматривается?
   - Система безопасности просматривает или сканирует каждый уголок, разве это не очевидно?
   - То-то я смотрю, ты странный какой-то! Прилетай ко мне, поболтаем!
   - Обязательно прилечу! - они уже подходили к пневмолифту, доставляющему в гостевые ангары. А я вышла из сети ОКЦ.
   Опять начала рассматривать голограмму. Красноватая земля... красноватое небо... но замок - другой, не тот, что на голограмме Лорна. И гуманоид на ней тоже другой... Только взгляд такой же. Живой, пугающий взгляд.
   Леди Луэлин никогда не отводила глаз, но смотреть в глаза изображения почему-то было почти невыносимо, пробирающе до глубины души. На какое-то мгновение показалось, что резиденция застыла, не слышны звуки, что я одна в абсолютной пустоте. Потом ощущение схлынуло, но голограмму я на всякий случай развернула, чтобы не видеть лица.
   Проанализировать чувства мне не дал вернувшийся Глен:
   - Какие будут распоряжения, леди Луэлин?
   - У меня только два вопроса, - улыбнулась я, поднимаясь. - Присаживайся, ты сейчас не столько охранник, сколько партнёр по интересному делу.
   Глен выглядел несколько удивлённым и польщённым, с радостью принял предложение. А я продолжала, опустившись на липодиван для посетителей и усадив его рядом с собой:
   - У вас дома была эта голограмма?
   - Нет, леди Луэлин. Насколько могу судить.
   - И я тоже видела другую... - задумчиво произнесла я. Всё это выглядело более чем странно.
   Глен какое-то время ждал, что ещё скажу. Но я задумалась, сопоставляя всё известное. Помолчав, он решился прервать:
   - Больше всего меня почему-то смущают эти исчезновения.
   - Да, очень загадочно...
   - А второй вопрос, леди Луэлин? - улыбнулся он.
   - А второй: что ты обо всём этом думаешь? Включая полноту сведений Заннис. Как, по-твоему, она всё рассказала?
   - Мне показалось, не совсем. Но очень много.
   - Ты... смог бы попробовать выяснить, что и почему скрыла?
   - Постараюсь, леди Луэлин, но... - в глазах Глена появилось слегка виноватое выражение, и я взяла его руку:
   - Глен, не хочу заставлять тебя выбирать между подругой детства и твоей королевой... Поэтому не отдаю приказание выяснить всё и доложить. Только если узнаешь что-то важное по нашему расследованию и совесть позволит рассказать...
   - Ваше величество... - Глен трепетно поцеловал мою руку. - Я искренне счастлив вам служить...
   Я улыбнулась.
   - Так что? Каково твоё мнение?
   - Мне тут пришла одна мысль... Могли ли остаться потомки той странной расы? Может, это они крадут свои же картины?
   - Но как? Ведь она сама сказала, у неё отслеживается даже четвёртое измерение... И ещё интересно, почему всё-таки они все разные? Может, только собрав вместе, реально найти это таинственное сокровище?
   - Я об этом тоже думал, леди Луэлин... Этакая банда, узнавшая о голограммах и теперь собирающая их по всей Вселенной.
   - Но вопрос "как?" всё равно остаётся открытым, - я снова углубилась в размышления. Глен улыбнулся:
   - Думаю, по крайней мере одну они не смогут выкрасть. Ваш кабинет - самое надёжное место в мире!
   - Если бы! - засмеялась я. - А я думаю, пора навестить Лорна.
  
   Мелкие девайсы Дмитрий всё-таки поискал, а ревность моя вновь получила возможность пополнить свои запасы в организме путём приставания назойливой барышни к любимому.
   У меня как раз была назначена встреча с претендентом на пост нового Главного Дремлянина, Роддетом Шей Иерхесом. Перед этим множество Помощников собирали всевозможные сведения о нём, кандидатуру единогласно одобрил Королевский Совет. О чём я лично и собиралась ему сообщить.
   Конечно, сначала зашла в ОКЦ посмотреть и послушать, о чём он там беседует со своими сопровождающими - их было несколько, и среди них даже сторонник Дэриха. Естественно, не участвовавший в организации и ведении войны, а наоборот, в своё время настаивавший на мирных переговорах.
   Однако вместо этого первым делом попался на глаза стереоэкранчик, показывающий, как в очередной галерейке Антина вновь кокетничала с Дэни, кстати, недалеко от его комнат.
   Пришлось вспоминать навыки по разделению сознания, чтобы успевать за обоими событиями. Пыталась сосредоточиться на дремлянах, но они, вероятно, предполагали, что за ними будут следить, и вели себя соответственно.
   Антина тем временем с наивно-жалобным видом просила Дмитрия провести экскурсию по замку:
   - ...он такой громадный, а я так мало успела посмотреть и не всё запомнила... Вы не откажетесь пройтись со мной и показать, что успели узнать - а я в свою очередь покажу, что уже знаю я...
   Вторая половина сознания наблюдала за гостями, равно как и глаза, которые при этих словах, услышанных первой половиной, небрежно скользнули по нескольким окружающим экранам, на самом деле лишь желая определить реакцию Дэни. Полагаю, в душе он должен был рассмеяться, например, тому, что мог бы почерпнуть от неё нового, или тому, каким образом показал бы ей всё, что знает о моём замке он сам.
   Однако ничего не проскользнуло в лице его, вероятно, благодаря огромной школе выдержки на Дреме. Не знаю предыдущего разговора, но почему-то он решил согласиться. По идее, Дэни свободен, конечно... Но даже предупреждение, что у него совсем немного времени, не подняло мне настроения.
   Когда я вошла к дремлянам, буквально почувствовала поле напряжения, возникшее при моём появлении, и как могла постаралась развеять его, очаровательнейше улыбаясь. Объявила им о нашем решении, поздравила Главного с новым постом и даже как будто вызвала облегчение состояний, никого не выделяя и не выказывая ни малейшей враждебности к стороннику Дэриха Шон Драммера.
   Однако когда, как и было объявлено с самого начала, предложила им подписать Соглашение о Планетах, нервозность вновь ощутимо сгустилась без каких-либо внешних проявлений, а новоиспечённый правитель Дрема спросил, сколько у него времени для ответа.
   Я вновь приложила все усилия для утихомиривания обстановки и заверила, что временя у них есть. И пусть Дрем всё тщательно взвесит и решит дальнейшую судьбу самостоятельно с двумя лишь условиями: во-первых, никаких даже самых минимальных военных действий, а во-вторых, ООСС пока будет продолжать анализировать и учитывать информацию Дэриха Шон Драммера, а вместе с нею правомерность тюремных заключений.
   "С одной стороны, - думала я, - они могут размышлять бесконечно долго... Впрочем, это не столь важно - лишь бы войну не вели. Хотя... возможно, такое вот затяжное размышление в своё время и послужило тому, что Соглашение о Планетах так и не было подписано? Зато с другой стороны, когда у нас будут появляться какие-нибудь новинки, в частности технические... А они появляются постоянно... То дремляне больше не смогут получать их на свою планету, не подписав Соглашение... И посмотрим, как запоют, когда потребуется какая-нибудь серьёзная замена того, что уже есть и может выйти из строя... А по большому счёту, можно бы вообще изъять всё, что было создано не ими и не выкуплено, а привнесено ООССом с различными государственными программами. Мотивируя тем же отсутствием Соглашения о Планетах..."
   Впрочем, политическими тонкостями пускай занимается аналитический комитет, моя же функция на сегодняшний день - мирное урегулирование ситуации. Я даже не возвращалась к вопросам штрафов за выдачу информации кентавропегасам. На условия посланники согласились с заметным облегчением, единственный вопрос сторонника предыдущего Главного был, как ООСС поступит с теми, про кого может обнаружить дополнительные негативные данные. На это я совсем их, можно сказать, расслабила - заверив, что все дела относительно остальных дремлян завершены.
   Конечно, если всплывёт ещё какая-либо информация, то будет рассматриваться в каждом конкретном случае, - но я не стала озвучивать этого.
   Немного поколебавшись, рискнула заговорить и ещё об одном: о запретной религии, к которой принадлежал Дэрих. О разрушенной развалине... И о том, что хотелось бы - конечно, максимально осторожно - посканировать все древние остатки на предмет скрытых помещений.
   Дремляне выслушали с некоторым напряжением, но отказываться не рискнули. В конце концов, я давала гарантию, что оставлю святыни в целости и сохранности.
   После этого самым тёплым образом распрощалась с делегацией.
   Выйдя из малого зала, одной половиной сознания анализировала встречу - не столько даже слова, сколько своё влияние на присутствовавших; и осталась удовлетворена. Другой же тем временем попыталась вычислить, где сейчас могут находиться Дэни с Антиной, учитывая его вкус и её желание увести его подальше и надольше.
   В груди бурлило нечто нехорошее, приправленное неудержимым желанием прекратить происходящее, предотвратить развитие этих отношений! У неё чётко прослеживаются планы по заполучению, у него - отсутствие отрицательных эмоций!
   Конечно, он не обязан сидеть дома в затворничестве, тем более, никому не может рассказать обо мне... И необходимо играть очередную более-менее убедительную роль... Но почему он должен общаться именно с ней!
   Пришлось признать, что это начинает сердить, что уделяю ей больше мыслей, чем того хотелось бы - хотя бы одной половины своего ревнующего сознания.
   Я отпустила охрану, передав для ОКЦ, что желаю пройтись. Отдав честь, охранники занялись поручением, я же отправилась дальше.
   Для стороннего наблюдателя просто шла, углубившись в политические думы и не особенно заботясь о пути следования, но на самом деле именно о нём заботилась более всего.
   Вскоре надежды вместе с мысленными расчётами оправдались, и я случайно столкнулась с чудесной парочкой.
   Королева, конечно, прошла бы безразлично далее, но сектитэнтэн Нантер отдал ей честь, а мадемуазель Антина склонилась в положенном поклоне. Дэни вроде и обрадовался, и некоторая тревога присутствовала. Я скользнула по нему безразличным взглядом, он тоже держал себя в руках.
   Пришлось поздороваться, и, заодно, поинтересоваться у охранника:
   - Список готов?
   Глаза любимого сверкнули, не нужно было напоминать ему о положении. А с другой стороны, нечего при мне прогуливаться со всякими!
   - Конечно, мэм. Я счёл возможным выйти из дома лишь после того, как отправил его вам в гиперком.
   Я одобрительно улыбнулась, вновь почему-то ощущая вокруг себя это поле напряжения. Очень не понравилось, что в нём пребывает и Дмитрий, хотя он, по-моему, ничего не замечал. Но решение заняться этой Антиной Эйри сформировалось окончательно.
   Едва кивнув, я отправилась далее. Мысли разбегались в разные стороны. Столько всего хотелось обдумать одновременно, что даже пяти частей сознания, наверное, не хватило бы! Но успела заметить сожаление, мелькнувшее в глазах Дэниэля. Уверена, он гораздо с большим удовольствием провёл бы сейчас меня, даже в качестве охранника! Но вынужден был остаться.
   Траектория моего движения плавно повернула к королевскому кабинету. В голове выстраивались варианты их разговора. Наверное, Антина спросит нечто вроде:
   "Дэни, как же я заинтригована! Что за список?"
   Дмитрий не относится к болтливым людям, а о моих, и тем более наших с ним, делах предпочитает вообще молчать. Он попытается открутиться:
   "Дело государственной важности."
   "Список заключённых?" - наверняка начнёт выяснять она.
   "Возможно."
   "Или подозреваемых?"
   "Тоже возможно."
   "В чём?"
   Дальше пойдут попытки угадать, с её стороны, и сменить тему, с его. Скорее всего ничего, кроме раздражения, это у него не вызовет, и он решит побыстрее распрощаться.
   Подходя к кабинету, я гадала, будет ли ждать меня там. Дэни появился буквально пару минут спустя. Возможно, пережидал, проверял обстановку и определял моё настроение.
   Придав максимально деловые цветосочетания оформлению, я нашла пересланную им подборку. Дэни расположился в кресле для посетителей, разглядывая меня. Игра в молчанки начала надоедать, и я решила поинтересоваться:
   - Вижу, ты принял приглашение на свидание?
   - Сделал всё, чтобы ей не понравиться.
   - Ты? - усмехнулась я.
   - Ваше недоверие льстит, ваше величество, - он легко улыбнулся, поднялся, приблизился. Присел на подлокотник, без стеснения заглядывая в экран. Я подняла бровь, но промолчала - наоборот, повернула удобнее.
   - Выходит, у М-I и нет как таковых конкурентов, - вздохнула.
   - Единственная разработанная Тэрером модель. Не имеет кодов, невозможно ничего подключить извне, зато непосредственно с него можно выйти практически в любую информационную структуру. Даже в информии Галактики Бэтазийской Культуры. Не прочитываем, не сканируем, занимает минимум пространства, складывается в объём чуть меньше кубического дециметра, - Дмитрий зачитал из списка.
   Уверена, он добросовестно собрал подборку, и это вгоняло в тоску.
   - Техники работают над ним, будем надеяться, что-нибудь выяснят. Тэрер и сам не имеет лазеек. Или молчит.
   - Домолчится, - буркнул Дэни. Надеюсь, пошутил.
   - Шансов пока мало, - ответила я, - но отпугивать несчастного вуйра не выход. Должен же быть тут где-то ключ!
   Он пересел на диван, ожидая, пока закончу. Я заметила, как мягко улыбается, и, показалось, колеблется, продолжить ли о своём "свидании" с Антиной, или, например, о доверии. Или оставить это доверие между нами как само собой разумеющееся...
   Нужно было бы досмотреть, но этим смогу заняться и без него. Потому решительно погасила экран, повернулась.
   - Ты не передумала насчёт имени? - неожиданно спросил.
   - Рэйса Дмитрий Луэлин, - откликнулась я, сразу же поняв, что он о нашей дочери.
   Встала, сделала несколько шагов, обняла его сзади, прислонилась щекой к щеке. Ну разве может он когда-нибудь разлюбить меня? В чужих голубых глазах столько родного тепла, радости, гордости.
   - Дим, - помолчав, спросила, - поедешь со мной к Лорну? Я как раз узнала, где он.
   - Что там нового?
   Я обошла диван, села рядом с ним. Вкратце пересказала встречу с Заннис.
   По мере рассказа видела, как любопытные огоньки разгораются в глазах, он даже захотел посмотреть на голограмму.
   - Хвосты кометные, как интересно, Луэлин! - воскликнул, вытаскивая её из открывшегося отверстия в стене и разглядывая. - Не думал, что хоть что-нибудь способно отвлечь мои мысли от Главного Интеллекта Дрема, но тебе всё-таки удалось!
   - Это значит "да"?
   - Это значит "конечно"! - засмеялся он. - Хоть сейчас!
   - Сейчас так сейчас! - развеселилась и я. Дмитрий вернул реликт на место - я приказала стене съехаться, скрыв пиношкаф, - повернулся:
   - Ты... серьёзно? - удивился.
   - Ага, - я кивнула, передала в пси-пульт, чтобы никто не связывался, пока сама не вызову. - Королева занята важными делами.
   - Только... - в глазах его появилась тревога. - Ты же не будешь пить телины? Это всё-таки гормоны.
   - Не буду, Дим, не волнуйся. Просто не хочу тащить за собой эскорт из охраны, - и я направилась к нашему ходу. Дэни, улыбаясь, догнал, подхватил на руки:
   - Вы не очень устали, любимая?
   - Отпусти! - засмеялась я.
   - Вам нельзя перенапрягаться! - веселился он. Я обняла его, ощущая, как в душе поднимается восторг.
   - Боги! Мы снова вместе, Дим!.. А знаешь, - вдруг вспомнила, - во время войны меня тут нёс Энтони...
   - Энтони? - Дэни изумлённо воззрился на меня и даже остановился. Пришлось рассказывать про далёкий день аварии.
   Во время рассказа он ещё сильнее прижал меня к себе и не спускал с рук до самого космолёта.
   - Я никому больше не позволю разлучить нас, Луэли! Даже если меня не оправдают... Я буду рядом с тобой, в любом виде, в любом качестве! Сколько позволишь.
   - Всегда! - засмеялась я. - Будь со мной всегда - на меньшее я не согласна!
   Как доложили Помощники, Лорн обосновался в Фениксе, звезда Анкаа, вокруг которой летало целых двенадцать планет. И все так или иначе были приспособлены для жизни - той или иной.
   - Насколько я успела заметить, Лорн очень тебя ценил, Дим... Надеюсь, он не откажет тебе в рассказе, даже если откажет Королеве.
   - Лорн мне сильно помог, Луэли. Но он никогда не стремился к сближению. Не расспрашивал, не рассказывал. Не предлагал каких-нибудь совместных проектов "на потом". Да и мне было не до того.
   Дмитрий связался с Лорном с орбиты - уведомить о прилёте. Тот изумился, но, по-моему, больше обрадовался, чем нет.
   Дмитрий, надо отметить, переменил свою внешность и снова стал собой. Даже усы убрал - обмолвился, что откопал какой-то препарат, который быстро их потом восстановит.
   Он ничего не сказал по поводу собственного превращения, однако, похоже, считал ниже своего достоинства появляться в чужом виде, снова скрываясь, снова вне закона... Я никак это не прокомментировала, только взяла его за руку.
   Лорн сейчас жил на Паефоле, дождливой болотистой планете, снимал местный плавучий дом.
   Наш космолёт опустился на крышу, являющуюся так же посадочной площадкой. Снаружи хлестал ливень, почти ничего не было видно - туман и исходящий из болота пар. И как кого-то может привлекать это место? - искренне удивилась я.
   Пока переходили внутрь, пришлось почти на полную мощность запустить силогенераторы, чтобы не замёрзнуть и не намокнуть.
   Лорн почти не выдал удивления, увидев меня, сразу же забросал нас вопросами. Кажется, он так и не начал относиться ко мне как к Королеве ООССа. Собственно, я к этому и не стремилась.
   Даже наряд, хоть и прогулочный, но совершенно не похожий на мои дремлянские одеяния, вероятно, не смог перечеркнуть в памяти Лорна воспоминаний о "малышке" Эйри.
   Дмитрию не особенно хотелось распространяться о новых неприятностях, он лишь вкратце обрисовал ситуацию. О своей новой личности Дэни не упомянул, о пребывании во Дворце тоже. Может, и правильно: Лорн же разделять сознание не умеет, равно как и блокировать.
   Пригласив нас перекусить, Лорн спросил, не нужна ли его помощь.
   К сожалению, как и остальные на Л-537, он не появлялся больше на Дреме и не выпускал свои мысли в Интеллект, благодаря отражателям. В сети Собирающих Опознавателей они прерывались в тот момент, когда он сбежал из тюрьмы. А что делал Дмитрий до этого, Лорн не знал и подавно...
   Никто из бывших соратников не мог помочь с доказательствами того, что Дмитрий не вёл двойную игру. А их неверие в его виновность Совету ООССа уже было известно.
   Я пока только слушала, незаметно оглядывая обстановку. Внутри этого небольшого двухпалубного сооружения оказалось довольно уютно, шум дождя и ветра не доносился - за окнами, правда, не на что было глянуть. Оно едва уловимо покачивалось, однако не так, как если бы мы находились на настоящем судне, предназначенном для передвижения по воде.
   Строение выглядело новым и очень прочным, но не слишком дорогим, наверное, специально для привлечения поселенцев на освоенные территории. Просторная гостиная, возле одного из окон - телепорт, по центру круглый стационарный пиностол в окружении пинокресел. Пол устилал приятный мягкий ковёр.
   Лорн насыпал в плоскую силовую вазу каких-то сладостей, налил напитков - в силовых бокалах жидкость казалась парящей в воздухе.
   - А тебя как сюда занесло? - наконец, поинтересовался Дмитрий.
   - Тут... тихо и спокойно. Мало желающих, много места. Можно подумать.
   - И о чём ты думаешь, Лорн? - мягко спросила я, намереваясь подвести разговор к голограмме.
   - Например, - улыбнулся Лорн, - что привело вас сюда... Едва ли одно только желание узнать о моих делах.
   - И оно тоже, - ответила я. - И ещё меня интересует одна тема.
   - Какая? - спросил Лорн с деланным безразличием, и я поняла, что интуиция, или другое чувство, подсказало ему, о чём пойдёт речь.
   - Просто интересно, зачем ты привозил голограмму гсимманов на Дрем.
   - Вам известно, что это ключи гсимманов? - удивился Лорн.
   - Лорн... Мы исследуем эти голограммы. И, кажется, на них идёт охота. Во всяком случае, я знаю, что некоторые пропадают странным образом.
   - Насколько я слышал, с ними иногда это случается. Именно потому их осталось так мало. Но, с другой стороны, на Дреме у меня не было возможности так запрятать, чтобы нельзя стало подступиться. Единственное, что её охраняло от дремлян - блок на моих мыслях о ней. А значит, неизвестный, проникающий сквозь любые замки, вполне мог её вытащить, пока я маялся в дремлянской тюрьме.
   - Так зачем ты привёз её на Дрем?
   Лорн какое-то время смотрел мне в глаза, потом махнул рукой:
   - Ладно, идёмте, покажу вам.
   Он провёл нас в соседнее помещение. Пол там был устлан похожим ковром, однако само оно больше напоминало кабинет - несколько прозрачных стеллажей с различными носителями информации, такой же стол со встроенным гиперкомом. К нему присоединена мощная акустическая установка - то ли слушать музыку, то ли делать записи. На столе стояла раскрытой и готовой к работе новая модель дешифратора.
   Аккуратно, любовно Лорн извлёк из скрытого во внутренней стене пиносейфа завёрнутую в теплую ткань голограмму.
   Существо-андрогин на ней выглядело будто немного иным, чем запомнилось мне, но не менее пугающим. Та же цветовая гамма, что и на моей голограмме - красный песок, красноватое небо, тёмный, с краснотой замок... И гуманоид, пристально следящий за нами своими жуткими, не мигающими, но при этом удивительно живыми глазами...
   - Мне повезло, тут был текст, - Лорн перевернул голограмму обратной стороной. На ней виднелись разводы какого-то чёрно-красного вещества, будто только-только нанесённого, блестящего, ещё недосохшего.
   - Не знаю, кто и когда написал это, - продолжал Лорн, - но вот уже много лет оно не меняется, как и само изображение. Я подумал, может, это ключ к разгадке...
   Лорн положил её на стол, обратной стороной вверх, и мы собрались вокруг, рассматривая.
   - Незнакомый язык, - удивилась я. В Высшей Школе ООССа мы проходили основы всех галактических языков. Я не владела ими всеми, конечно, но идентифицировать смогла бы. - Дим?
   Он покачал головой:
   - Нет, и мне не знаком.
   - И мне, - вздохнул Лорн. - Много лет я пытался его расшифровать, и, казалось, что-то вышло. Я думал, речь идёт о звездах Водолея. Сначала решил, что это либо Садалмелик, либо Садалсууд, но поскольку у Садалмелика нет планет, а на Алларии возле Садалсууда живут водные алармы, никак не гуманоиды, то остановился на Дреме. Они, конечно, тоже не гуманоиды, но у них есть несколько древних разрушенных сооружений, знаете? По форме непохожих на строения дремлян. Я подумал, может быть, замок на моей голограмме - одно из них?
   - Ты опроверг свою теорию? - спросил Дмитрий. - Или тебе не дали завершить начатое?
   - Ты не против, если я скопирую? - поинтересовалась я.
   - Копируйте, леди Луэлин, - великодушно разрешил Лорн и ответил Дмитрию: - Нет, я опроверг её,... Лэмб, - он усмехнулся. Дмитрий тоже. - Иначе до сих пор был бы на Дреме. Но я не нашёл ничего, что оказалось бы похожим на вход, к которому может подойти ключ-голограмма.
   - И второй твоей версией стало созвездие Феникса? Анкаа? - лукаво поинтересовалась я.
   - Ничего-то от вас не скроешь, ваше величество! - улыбнулся он. - Но тут, как видите, воды масса, а вот с врастающими в землю древними сооружениями тяжеловато. Да и вся эта система была оборудована для жизни всего-то около сотни лет назад. Я в тупике. Отдыхаю, размышляю...
   - Если хочешь, привози её к нам в лабораторию на исследование, - предложила я. - Сохранность гарантирую.
   - Раз уж вы гарантируете, леди Луэлин, то подумаю, - улыбнулся Лорн. - Но на Лу я пытался поисследовать её... И додумался только до Феникса.
   - А вещество? Ты исследовал вещество?
   - Леди Луэлин... Я не очень силён в лабораторных изысканиях. Я космограф по образованию. И немного лингвист.
   - Тут есть лаборатория? - поинтересовался Дмитрий.
   - Маленькая, - ответил Лорн, вставая.
   - Можно воспользоваться?
   - Что я, самоубийца, что ли? Чтоб не пускать тебя в лабораторию! - засмеялся Лорн. - Идёмте!
   Он бережно подхватил свой реликт и провёл нас по узкой крутой лесенке в небольшое помещеньице в трюме.
   В иллюминаторы проглядывала более интересная жизнь, чем царила в воздухе: всевозможные яркие рыбёшки проворно мелькали меж красивых густых водорослей, так что я даже усомнилась в собственном определении этого водоёма как "болота". Ещё какие-то не то зверьки, не то опять-таки местные рыбы кувыркались и даже будто переговаривались.
   Один раз что-то громадное, устрашающего вида понеслось на огромной скорости прямо в иллюминатор. Я едва не вздрогнула, лишь королевская выдержка помогла остаться на месте, спокойно наблюдая. Амфибия врезалась длинным острым отростком в гиперстекло иллюминатора, но даже эхо от удара не долетело внутрь. Я вдруг подумала, что дом-корабль постоянно подвергается подобной артиллерии.
   Дмитрий тем временем, не особенно обращая внимание на происходящее за бортом, оглядывал комнатушку. Здесь было одно-единственное липокресло на тонкой ножке с колёсиками, и Дмитрий попытался усадить на него меня, от чего я еле-еле отказалась - он был настойчив.
   - Луэлин, твоя лаборатория и лаборатория Лу меня избаловали, - усмехнулся любимый. - Я разучился обходиться малыми средствами...
   - Понимаю, выбор невелик, - развёл руками Лорн. - Но чем богаты...
   Дмитрий опустился в кресло, я подошла к нему, отбилась от очередной попытки усадить меня вместо себя, Лорн поднёс голограмму. Дмитрий, наконец-то, остановился на одном из допотопных приборов. Мы с Лорном затаили дыхание, однако это было лишним - всё внимание Дмитрия уже сосредоточилось там, на неожиданном исследовании.
   Какое-то время были слышны мелодичные трели прибора, сканирующего очередной пласт надписи, да лёгкое гудение, с которым в окошке выхода информации возникали формулы на языке универсальной научной системы, принятой в ООССе.
   - Я в этом полный профан, леди Луэлин, - доверительно сообщил мне Лорн. - А вы хоть что-нибудь понимаете?
   - Немного... всё же у меня было лучшее в ООССе образование.
   - И что? - Лорну не терпелось получить ответы, но я разочаровала его:
   - Давай лучше дождёмся Диму.
   Лорн, кажется, решил, что я лишь хочу казаться всезнающей королевой. Я не видела смысла разубеждать его, однако и правда кое-что понимала в получаемых данных. И они смущали.
   Прибор издал последний перелив, мигнул, выдал все формулы одновременно и застыл. Дмитрий какое-то время пристально смотрел на них, после откинулся на спинку, прикрыл глаза. Я видела, что с губ Лорна готов сорваться нетерпеливый вопрос, но сама ожидала - и Лорн тоже не стал торопить события.
   Наконец, Дмитрий обернулся, и по лицу я поняла, что выводы мои близки к истине.
   - Кровь? - произнесла. Дмитрий кивнул.
   - Как кровь? Чья кровь? - изумился Лорн. - Эта надпись что, сделана кровью? Как же она не засыхает?
   Дмитрий молчал, всё так же глядя мне в глаза.
   - Гиперболический параколлапс! - воскликнул Лорн, этим словосочетанием выбив нас из молчаливого диалога. - Прекрати издеваться надо мной! - взвинчено продолжил он, обращаясь к Дмитрию, но мы расхохотались.
   - Надо же так ругаться! - смеялся Дмитрий.
   - Так чего ты выяснил-то?
   - Всё это странно, - говоря, мой любимый сбросил показания прибора на миниталл. - Вещество по данным, действительно, похоже на гуманоидную кровь, но я не настолько силён в биологии, чтобы определить, к какой расе может принадлежать это существо. Но вместе с тем... Луэлин, помнишь, что говорила Заннис?
   - Какая такая Заннис? - поинтересовался Лорн.
   - Конечно! - откликнулась я.
   - Не важно, - ответил Дмитрий Лорну. - Так вот, как ни странно, это вещество со свойствами крови, одновременно является и той же структурой, что и сама голограмма, и её основа.
   - То есть это часть голограммы, а не поздняя к ней подпись? Ты это хочешь сказать? - уточнила я. - Её создали вместе с голограммой?
   - Очень на то похоже.
   - А если попытаться взять хоть несколько миллиграммов? - возбуждённо произнесла я. - Тогда в лаборатории смогли бы сделать не только генетический анализ, но и, может быть, реконструировать существо, которому эта кровь принадлежит... - заметила, что Дмитрий качает головой, посмотрела вопросительно.
   - Могу, конечно, попробовать. Но, кажется, эта штучка, - он кивнул на голограмму, - цельный монолит. Заннис же сказала, что даже мельчайшую частицу не может отделить.
   Говоря, Дмитрий всё же поднялся, перебрал скудные запасы местных приборов, взял нечто похожее на оружие. Правда, сверху на "дуле" имелся медицинский экранчик.
   Любимый поднёс прибор к надписи, надавил пусковой сенсор, из ствола с лёгким гудением выдвинулся манипулятор, завершающийся тонкой иглой. По бокам выскользнули три ножки-подставочки, упёрлись в голограмму, закрепив манипулятор перпендикулярно к ней.
   Я была почти уверена, что игла сейчас воткнётся в эту блестящую жидкость, вберёт немного, спокойно сообщит нам несколько загадочных символов. Однако она с пробирающим нервы скрежетом соскочила, будто напоролась на нечто в миллионы раз прочнее.
   Игла скользнула по тыльной поверхности голограммы, не нашла ни малейшей возможности углубиться, и - Дмитрий не успел отжать сенсор активации - треснула пополам, будто была из обычного стекла.
   - Извини, - пожал любимый плечами, взглянув на Лорна.
   - Это... - пробормотал тот, губы его даже слегка побелели, - был таний...
   Таний... Один из самых прочных материалов в галактике. Н-да, весело, ничего не скажешь.
   Я промолчала, Дмитрий же, кажется, думал о другом - по-моему, он изначально не сомневался в исходе операции.
   - Интересно, есть ли ещё на каких-то из них надписи? - спросил.
   - Я об этом не слышал, - ответил несколько ошеломлённый Лорн. - И видел некоторые, но там ничего не было.
   - Лорн... - произнесла я, вдруг вспомнив одно давнее происшествие, и перед моими глазами даже промелькнула последняя свадьба Барела. - Это ты хулиганил в Зариосском Музее Загадочного? Заглядывал под голограммы?
   Лорн улыбнулся с некоторым смущением, кивнул, продолжил свою мысль:
   - Поэтому я и сказал, что мне повезло.
  
  

Глава 6. Покушение

  
   Вечером, вспоминая дневной променад Антины и Дмитрия, после некоторых колебаний я послала запрос в электронно-силовую систему ОКЦ. В конце концов, я - королева! За кем хочу, за тем и наблюдаю.
   Вскоре пришёл ответ. Антина вместе с дочкой своего начальничка - видать, всеми силами подружиться пытается - ехала на одном из обзорных силовых гипфтов. Такие гипфты проходят по нескольким криволинейным направляющим вдоль фасадов резиденции и предназначены, разумеется, для того, чтобы любоваться красотой нашего города и монументальностью его главного сооружения.
   Гипфты, конечно, просматриваются, поэтому даже не пришлось дополнительно включать слежение: слышала всё, о чём девушки говорили, и могла любоваться ими или любыми открывающимися им видами сколько хотела.
   Они сидели за прозрачным силовым столом на таких же невидимых сидениях, лицом к городу. Все конструкции обзорных гипфтов силовые, поэтому находясь внутри возникает ощущение, будто паришь в пространстве. Ограждающие элементы, снабжённые массой защит, отдают лёгкой синевой - чтобы находящийся внутри мог хоть как-то определить границы.
   - ...мужчин! - говорила Антина поучительным тоном. - Хлопая глазами и ничего не делая, ты вряд ли привлечёшь его внимание!
   - Ну... - замялась Аня, похлопав теми самыми глазами, о которых говорила Антина, мечтательного ясно-голубого цвета. Волосы её казались неестественно светлыми, вероятно, последствия каких-то косметических вмешательств. Слегка улыбнулась - на щеках обнаружились ямочки - и окончила: - Я так не могу...
   - Значит, нужно учиться! - всё тем же тоном воскликнула Антина, засмеялась: - Тебе повезло! Я покажу, как это делается... Смерчи дэррийские! - Антина вдруг помрачнела. - Если бы не она, Дэни уже пригласил бы меня на свидание!
   - Почему ты так уверена? - спросила Аня, и я тоже хмыкнула про себя: "Вот-вот".
   Антина выдвинула вперёд подбородок, лицо приобрело прямо-таки хищное выражение. Теперь я ни капли не сомневалась, что в её увлечении Дэниэлем присутствует немалая толика азарта. Но вместе с тем видела, что он ей действительно нравится.
   Быть может, не помешает намекнуть об отношении королевы к её страсти? Скорее всего это остудит пылкий порыв. Ну а что, если наоборот - ещё больше распалит? Пусть лучше пострадает немного от неразделённой любви. Надеюсь, надоест, и она переключится на более подходящий объект.
   - Анька!.. - Антина закатила глаза. - Он такой классный! У него такой взгляд, такая улыбка... Такой весёлый... А какие руки... Я млею от одной мысли...
   Аня тоже прикрыла глаза, правда, по-моему, млела она совсем не от Дэни. И то слава богам.
   Антина глянула на часы:
   - Он скоро должен смениться с дежурства.
   - Ты что, всё его расписание выучила? - засмеялась подружка.
   - И тебе не мешало бы выучить! Ненавязчиво встретишь...
   - Нет уж, пусть лучше он меня встречает, если ему хочется, - Аня смущённо опустила голову.
   - Дурочка! - воскликнула Антина. - Надо сделать так, чтоб захотелось!.. Только бы её величеству никуда лететь не взбрендилось! - мысли, похоже, постоянно перескакивали на Дэни. Да и слушать кого-либо, кроме себя, было явно не интересно.
   "Он и так пойдёт ко мне!" - усмехнулась я, следя за их разговором вполуха - а тем временем заказала через портал что-нибудь перекусить. А то меня в последнее время частенько одолевало чувство голода.
   Барышни продолжали обсуждение мужского пола, Антина ударилась в воспоминания: делилась богатым опытом, половина которого, как мне показалось, была придумана тут же на ходу - пока гипфт не привёз к одному из выходов.
   - Побежали! - Антина ухватила Аню за руку, не особенно обращая внимание на сопротивление; они запрыгнули в пневмолифт и вскоре были на пути из моего кабинета к общежитиям охраны.
   Честное слово, я очень старалась сохранить спокойствие и юмор, но возмущение всё равно поднималось в душе. Интересно, как часто эта нахалка к нему цепляется?!
   Продолжая возмущённо поглядывать на экран, желала лично выйти и выпроводить обеих подальше! Но, естественно, оставалась на месте, и даже искренне пыталась изучить какой-то документ. Не тут-то было: Антина всё-таки дождалась, когда Дмитрий появится в её поле зрения.
   - О! Дэни? - так натурально удивилась она, даже я наполовину поверила. - Вы на дежурство?
   - Наоборот, - улыбнулся он, кивнув обеим и тактично не указывая на направление своего движения.
   - Замечательно! - воскликнула она. - Там сегодня танцы намечаются, идёмте с нами! Развлечься никогда не помешает!
   - Я бы с удовольствием, но нужно решить одно срочное дело.
   - И его никак нельзя перенести? - взгляд Антины был трогательнее, чем у овечки - куда только хищный оскал делся!
   - Извините, - развёл Дмитрий руками.
   - Тогда доделывайте скорее и приходите к нам, - девушка казалась так разочарована, что у любого кавалера должно было не только сердце растаять, но и дело испариться!
   - Честь имею! - кивнул Дэни полуофициально-полушутливо, и продолжил свой путь.
   - Что это за "дело", смерчи дэррийские!? - воскликнула Антина, как только он пропал из виду.
   - Ну и? - Аня насмешливо смотрела на неё. - Свидание, как же!
   - Может, правда занят...
   - Он даже не спросил тебя, где "там" твои танцы! Он не собирался искать тебя, освободившись. Знаешь, как в таких случаях говорят? "Великий провал офтшенов"!
   - Никакой не провал! Он будет моим! - овечка снова превратилась в хищницу. Аня пожала плечами. Потом предположила:
   - Может, у него кто-то есть?
   - Рядом со мной он забудет про всех остальных, - ухмыльнулась настырная Антина. Пожалуй, если не успокоится, придётся намекнуть... Моему любимому и так не слишком легко, чтобы выдерживать подобный натиск. Да и мне приятного мало!
   Подружки продолжали переговариваться, но мне стало скучно: я и так представляла себе все планы, которые она может понастроить. К тому же, было слишком много работы - настолько, что даже по вечерам продолжала нагонять всё упущенное, засиживалась допоздна, и за прошедшее после возвращения время не сделала себе ни единого выходного.
   Вот и сейчас, продолжая вполглаза поглядывать, как Антина планирует выяснить номер его телепорта и где в очередной раз подстеречь, до прихода Дмитрия запустила на соседний экран одно из закрытых во время войны дел, выясняя, чем оно окончилось.
   Зато любимого встретила с нежностью. Видела, что у него не мелькнуло ни малейшего желания воспользоваться приглашением, хотя, пожалуй, развеяться действительно не помешало бы. Он, надо сказать, завел привычку забегать ко мне хоть ненадолго в каждую свободную минуту, если я не была занята какими-нибудь неотложными делами государственного значения. А по вечерам, когда не находился на дежурстве, даже не думал возвращаться к себе, считая пребывание в моих апартаментах само собой разумеющимся. Впрочем, после Лу я тоже не представляла иного времяпрепровождения. Бывало, мы сидели за гиперкомами, погружённые каждый в свою работу, но ощущая присутствие друг друга и не думая о том, что вполне можем делать то же самое и в разных покоях. Это уютное, домашнее тепло, возможность молчать рядом, работать, незаметные и неуловимые ступенечки быта, которые наслаиваются друг на друга, выстраиваются в жизнь, одну на двоих - и в какой-то момент начинаешь осознавать, что другой уже просто не может быть.
   Дмитрий не стал ничего рассказывать - собственно, я и не ждала, что будет повествовать о каждом мелком эпизоде. Я тоже не считала необходимым сообщать ему о том, что Антина подверглась моему очень пристальному вниманию. Возможно, пройдёт несколько дней, она увидит, что проиграла - и всё-таки обратит интерес на кого-нибудь более подходящего.
   Только почему-то внутренний голос говорил, что недоступность цели будет лишь распалять её.
  
   На следующий день я прямо с утра отправилась на Дрем в твёрдом намерении искать следы М-I (хоть он их, по идее, и не оставляет) а также при огромном желании выйти замуж за Дмитрия, чтобы никакая больше Антина не смела отвлекать его внимание на себя. Буквально мечтала увидеть выражение её лица, когда она узнает о нашей свадьбе.
   Со мной был телохранитель, относящийся к двуполой, довольно устрашающей на вид расе эв'асов. Дежурство Дэни должно было наступить ближе к вечеру. Очень хотелось взять его с собой, но я не стала привлекать лишнего внимания.
   Мысли о том, что вот сейчас там, в замке, Антина всячески пытается привлечь внимание Дмитрия, посещали меня. Однако я твёрдо сказала себе, что верю ему и что он вполне сможет избавиться от назойливого внимания и без моей помощи.
   Грозный эв'ас, на полторы головы выше меня и почти в два раза шире, со слегка выделяющимися над губами клыками и неожиданно пронзительными, даже мудрыми фиолетовыми глазами, вышагивал за мной.
   Насторожило, что на дверях приёмной кабинета Главного стояли незнакомые охранники - поскольку с начала войны я едва ли не весь свой флот знаю в лицо, а тем более на плохую зрительную память не жалуюсь. А с другой стороны, всё-таки меня тут несколько месяцев не было.
   Мы пересекли приёмную и остановились возле кабинета. Эв'ас приостановил меня, видимо, устанавливая связь с наручным телепортом. То ли тоже что-то не понравилось, то ли просто придерживался инструкции. Прошёл вперёд, и - когда по моему мысленному приказу одна из створок тихонько приоткрылась, отъехав в стену - немного переждал. В кабинете висела тишина. Я приказала свету включиться, поскольку всё мысленное управление здесь переведено на меня.
   В помещении было полно гуманоидов. Охраннику в лицо ударила какая-то струя, и я закрыла своё, защищая. Эв'ас упал, в последний момент кинувшись на одного из нападавших и придавив своим телом, а незнакомая охрана с предыдущих дверей тем временем бросилась ко мне. Всякие сомнения в их намерениях сразу же отпали: это не были солдаты флота ООССа.
   Реакция сработала мгновенно, на автомате. Стабилизирующий пояс мысленно сообщил об опасности, но ещё до его предупреждения я включила силогенератор. Однако один из нападавших швырнул какую-то желеобразную лепёшку, которая, стукнувшись о силовое поле, разбрызгалась мутной тёмной жидкостью. Я перестала что-либо видеть, система очищения поверхности не сработала: жидкость, похоже, прочно въелась в структуру поля.
   Они, вероятно, применили мощную силовую или пиносеть, я послала через олорел вызов охране, однако почувствовала, что силовое поле, вместе со мной, куда-то тянут.
   Поскольку по-прежнему ничего не видела, то решила, что лучше будет скинуть поле - а заодно выхватить и-у-лет, что и осуществила.
   Поле пропало, меня забрызгало тёмной, неприятно пахнущей гадостью, стабилизирующий пояс взвыл в моих мыслях, советуя уйти, я разрезала и-у-летом пиносеть, которая из-за отсутствия поля провисла и потеряла часть своей прочности, и успела выскочить из неё. Слава богам, она была не силовая!
   Послышалось несколько неприличных ругательств на разных языках, стабилизирующий пояс настойчиво советовал мне покинуть это место, и я посоветовала ему заткнуться, отключая.
   Нападавшие бросились ко мне, я отстреливалась и-у-летом, заодно помогая руками и ногами - перебила колено одному, с разворота отбросила второго, лучами уложила ещё нескольких, ударом в нежное место выбила из колеи очередного, отклонилась от хвоста-плети трёхметрового зариосца...
   У них явно стояла задача доставить меня живой - во всяком случае, той убийственной гадостью больше не пользовались, да и с и-у-летами были осторожны. Хотя, с другой стороны, в такой неразберихе вполне могли поубивать или поусыплять друг друга, а едва ли им нужно было оставлять следы или тащить тела.
   Однако удар мощной пружиновидной ноги в живот вместе с дозой снотворного всё же лишили меня сознания, и лишь в самый последний момент я увидела влетевшего в дверь.
  
   Очнулась в своей кровати, обнаружила рядом сидящего Дэни. Была ночь, моё состояние бдели несколько медицинских приборов, работала в полувключённом режиме прямая связь с Энтони. А также в соседней комнате дремала мама (как мы узнали позднее), наверняка и не предполагая о том, что я не одна. Кажется, мне ввели какой-то успокоительно-восстановительный препарат, и я проспала целый день.
   Всё чётко вспомнилось - насторожившая незнакомая охрана, смерть телохранителя. Вбежавший в последний момент любимый...
   - Проснулась! - обрадовался Дмитрий. - Как ты себя чувствуешь?
   Я дотронулась до живота, прислушиваясь к себе:
   - Что?
   - Стабилизирующий пояс сработал на отлично. Удар никак не отразился на ребёнке, скользнув мимо, но сбил тебя. Сильный был удар. Снотворное тоже не попало к Рэйсе... - он наклонился, прикоснулся губами к моей щеке.
   - Рэйса в порядке? - полувопросительно-полуоблегчённо произнесла я.
   - В полном, чего нельзя сказать о тебе.
   - Я тоже в норме. А Интеллект... Его надо заблоки...
   - Не волнуйся, всё сделано.
   - Мой силогенератор...
   - В лаборатории. Изучается.
   - Хэкир Тэрер?
   - Находился в своём космолёте, ничего не знает.
   Я снова улыбнулась. И лишь потом изумилась:
   - Дим... А ты-то как узнал о том, что я там?!
   Дмитрий тоже улыбнулся. Прижал к губам мою руку, немного помолчал, глядя любимым внимательным взглядом, на дне которого плясали огоньки. Потом вздохнул и принялся рассказывать:
   - Честно говоря, просто полетел туда, осмотреть, так сказать, всё на месте, если получится. С утра был свободен и решил опробовать твой пропуск. Интуиция, наверное, - Дмитрий говорил легко, будто ничего особенного не случилось, но я снова поразилась: до чего же похоже мы с ним мыслим! Какие одинаковые идеи приходят в головы! - Я находился на орбите, сомневаясь, лететь ли, или ещё немного потерпеть... когда до меня донеслись вопли стабилизирующего пояса.
   - Хоть кого-то задержали? - спросила я, не озвучивая своих восторгов. Только сжала его руку. Это так здорово! Он всегда чувствует, когда мне нужна его помощь!
   - Нет, любовь моя, никого. Увидев меня, они решили, что прибыла твоя охрана. И, в общем, правильно - едва успели скрыться, стража подоспела с минуты на минуту. Но я бросился к тебе... в первый момент не подумал кого-то задерживать - стабилизирующий пояс на всю мою голову трезвонил про то, что ты в опасности!
   - Может, отключить его от тебя?
   Дмитрий так посмотрел на меня, что стало не по себе:
   - Ты серьёзно, Луэлин? Действительно думаешь, я хотел бы отключить его?!
   - Извини, Дим... Просто предложила...
   - Ведь... если бы он мне сразу же не сообщил, я мог бы где-то задержаться!
   Я опять сжала его руку, ощущая, как слёзы наворачиваются на глаза. Он улыбнулся, второй рукой провёл по моей щеке:
   - Мне казалось, я давно разучился так пугаться.
   - Но, Дим, как ты объяснил своё там пребывание?
   - Сказал то, что первое пришло в голову, но они поверили. Что вы, леди Луэлин, просили меня (поскольку по теперешней версии моей жизни увлекаюсь гиперкомами, так как мне это очень выгодно, сами понимаете), что леди Луэлин просила меня поработать над некоторыми компьютерными проблемами и сообщить ей ответ быстро, лично и конфиденциально. Так что не забудьте меня прикрыть, ваше величество.
   - Не забуду, - вздохнула я. Всё-таки без издержек никак! Вот ведь не хотела привлекать к нему внимание, а вышло с точностью до наоборот.
   - Зато я выслушал похвалу Гридара Гринга, - усмехнулся он.
   - Редкость, вероятно? - усмехнулась и я.
   - Наконец-то могу позаботиться о тебе! - сообщил он. Я ещё раз улыбнулась. Я слишком его любила, чтобы сказать, что вовсе не нуждаюсь ни в чьей заботе. Но показалось, будто что-то продолжает мучать его, особенно когда поднёс мою руку к губам, а потом задумчиво задержал её там, словно сомневаясь, говорить, или нет.
   - Говори, - предложила я.
   - Что?
   - Тебе виднее, что.
   - Знаешь, я не хотел тебя вчера тревожить... А сегодня тем более не хочу... Но... может, это имеет отношение... Когда я шёл по нашему ходу мимо ралионской резервации, случайно заметил в экране при выходе, как беседовали двое водолеевцев. Один другому передавал о вашей встрече с дремлянской делегацией, я чуть послушал, но не заметил ничего необычного, хотя сейчас... кусок разговора примерно такой:
   "Так королева намерена дальше заниматься Главным Интеллектом?" - спросил один.
   "Да, и часто делает это лично", - ответил другой.
   "А если мы пожелаем возобновить работу Собирающих Опознавателей?"
   "Полагаю, она сможет предоставить нам замену Главному Интеллекту, да ещё и такую, от которой у нас не будет причин отказаться", - вполне логичный ответ, со знанием своей королевы, а?
   - Да уж... - я даже чуть приподнялась в подушках. - А дальше?
   - Осторожнее! - он поддержал меня, устраивая удобнее. Поправил подушки, и лишь после этого продолжил:
   - Потом один спросил, часто ли ты там бываешь, второй ответил, что чуть ли не через день, но они удалились на большое расстояние, да и я поспешил к тебе.
   - Ты мог бы узнать их?
   - Думаю, да. Один работает тут, его зовут, если не ошибаюсь, Марлер Дри-Оарас. Я заглянул в каталог.
   - Как бы это передать Дэльвику? - задумчиво произнесла я.
   - Могу сказать, что проверял резервный...
   - Нет, не хочу снова привлекать к тебе внимание никаким образом. Хватит и того, что ты засветился сегодня на Дреме, а эта женщина пытается поохотиться на тебя.
   - Вряд ли ей это удастся. Не сезон.
   Я усмехнулась, совсем садясь в кровати. Дмитрий попытался остановить, но я не дала:
   - Нет, не хочу лежать... А ты? Ты же устал, наверное. И у тебя завтра с утра дежурство... Отдохни?
   - Не хочу оставлять тебя, - глаза любимого мягко светились, я видела, ему сейчас совсем не до сна. Вероятно, ещё и стимулятора глотнул. - Так что сказать адмиралу?
   - Ничего, Дим. Я прикажу понаблюдать за ним, не выдавая источников поступления информации. А ты поищи запись о вчерашней встрече, подозреваю, второй мог быть кем-то из них.
   - Прямо сейчас?
   - Ну... сначала можешь поцеловать меня, - усмехнулась я. - А потом, пожалуйста, отдохни.
   Конечно же, повторять нужды не было. Но только он, расцеловав меня далеко не единожды, направился к гиперкому - дверь отъехала и вошла мама. Она удивлённо взглянула на него и произнесла:
   - Мне показалось, ты с кем-то разговариваешь, и я... извини, что без предупреждения, но что это значит?
   - Проснулась, связалась с адмиралом, узнать, известно ли что-нибудь о покушении, он предложил прислать ко мне охранника с важными сведениями. А что?
   - Прямо сюда? Ночью? Охранника? Он не мог просто переслать тебе свои сведения?
   - Потом я собиралась оставить сектитэнтэна охранять мой сон.
   - Оставить?!
   - Мама! Ещё и месяца не прошло после войны, а Дрем уже вновь пытается покуситься на меня! Не знаю, чего ещё от них ждать! Вы же успели заметить, я делаю всё возможное, чтобы наладить с ними отношения! Но они никак не успокоятся! Так что сочла не лишней личную охрану при таких обстоятельствах.
   - Ты боишься?
   - Никогда и ничего не боюсь, - гордо ответила я, она усмехнулась. Ладно, пусть думает что хочет, лишь бы не догадывалась об истинном положении вещей. Но леди Рабэлла всё же произнесла:
   - Я была в соседней комнате и не заметила, как он прошёл.
   - Я просила его не тревожить вас и пройти парк-садом.
   Мама, похоже, удовлетворилась таким ответом, а я тем временем сказала стоящему по этикету Дмитрию:
   - Дэниэль, продолжайте вашу работу, диск-талл Уlt моего компьютера в вашем распоряжении.
   - Слушаю, мэм, - ответил он, довершая свой путь к гиперкому.
   Однако среди вчерашней делегации второго дремлянина не оказалось, а также Дмитрий не нашёл его ни в одном каталоге моего замка или "верхушки" Дрема (хотя её официально и не существует). В системе ОКЦ сохранился отпечаток пласторы на имя Киона Дэй Роккуа, и запрос в Основную Базу Данных выдал несколько кратких сведений.
   Охрана ОКЦ не вычитывает данные про каждого из посетителей моего замка, если только те не допускаются на Королевский уровень, однако отсутствие информации в Базе могло бы насторожить идентификационные гиперкомы.
   Так что либо Кион был очень ленив, мало где побывал и чем занимался; либо проворачивал какие-нибудь незаконные авантюры где-то на периферии, стараясь по-возможности не светиться ни в каких гиперкомпьютерных сетях; либо... по поддельной пласторе прилетал на один день, и сведения о нём были сродни сведениям Дэниэля Нантера.
   Всё это почему-то первым делом навело меня на мысль, нет ли у дремлян каких-нибудь эквивалентов нашим телиновым, или там тил-гормональным веществам.
   Позже я поделилась этим с Дмитрием, но он ответил, что ни о чём подобном не слышал - так же, как и мои агенты на Дреме, с которыми я связалась ещё чуть погодя.
   Пришлось снова подключать Михаэля, ужесточать меры по пропуску тэйров. Но это всё потом. А в ту ночь мама ещё какое-то время провела в соседней комнате, и Дэни тоже пришлось уйти из спальни. Меня же вновь сморила усталость.
   Когда проснулась, он сидел рядом, по чему я заключила, что мама оставила свой бдительный надзор. Наступило утро.
   - Дим... Ты хоть немного поспал? - спросила я, подозревая, что любимый так и не сомкнул глаз.
   - Подремал, не переживай, - улыбнулся он. - Мне скоро на дежурство.
   - Если хочешь, могу вызвать к себе.
   - Полагаю, это всех удивит.
   - Что-нибудь придумаем, - я даже подмигнула ему. - Когда это леди Луэлин не могла найти достойного истолкования своим поступкам?
   В тот день я отдыхала, по настоянию Энтони, однако перешла в гостиную и даже согласилась принять нескольких галактоидов. Этим и объяснила собственное пожелание, чтобы дежурный охранник находился при мне. Учитывая ситуацию, Дэльвик был приятно удивлён внезапной прихотью.
   Как только мы вошли, в гостиной открылся предметный портал. Силовой манипулятор подхватил и бережно поставил на пол рядом с пинодиваном огромный букет в небольшой пространственной улитке вместо вазы. Благодаря ей возникало ощущение, что кончики стеблей убегают куда-то в необозримую даль, их линии сложно было отследить, будто они расщеплялись на сотню лучиков, теряясь в иномерности.
   Но красота упаковки не шла ни в какое сравнение с самими цветами - алорлами, выращенными на далёкой планете, даже не помню её названия. Одни из самых прекрасных цветов в галактиках, во всяком случае, на мой вкус... они напоминают чёрные земные розы, а ещё больше мирольские вюссы - только крупнее.
   Тяжёлые бархатные лепестки, изгибаясь совершенством линий, открывают сердце бутона, будто сокровенную тайну. Влажные кристаллы ясных капель трепещут на них, словно слёзы непролитые.
   Сердце этого потрясающего чуда - ясный глазок, средоточие сияния - изумрудного, сапфирного или гранатового, а иногда янтарно-жёлтого. Глазок растёт, постепенно начиная светиться сквозь нежные лепестки, преломляясь в слезинках - и зрелище это не сравнить ни с чем! Лучи сияния прямо истекают из цветов, будто материализовавшиеся ароматы.
   Я протянула руку, зная, что никогда не смогу дотронуться до них, почувствовать запах. Их всегда упаковывают в несъёмное силовое поле, чтобы защитить от радиации, которую излучают. Пальцы прикоснулись к невидимой преграде, трепетно провели по ней.
   Возможно, там, в самом конце пространственной улитки, находится немного почвы, быть может, мои алорлы ещё живые, и внутри поля поддерживаются необходимые условия. Тогда я увижу, как они созревают, как кристаллы капель, впитавшие в себя весь свет сердцевины, начинают скатываться по переливающимся чёрным стеблям, ненадолго останавливаясь в небольших листьях, заставляя сверкать и их ледяную пронзительную черноту.
   Несколько часов изумительного, разноцветного дождя, потока вызревших слёз...
   Чувствуя, что неожиданные слёзы наполняют и мои глаза, я улыбнулась Дмитрю - ни секунды не сомневалась, от кого букет!
   - С ума сойти! - прошептала.
   - Тебе нравится? - спросил любимый, но за спокойным тоном мне почудилось некоторое волнение. И я вдруг подумала, что никогда не говорила ему, какие у меня любимые цветы. Ещё раз провела пальцами по полю, кивнула, сморгнув набежавшие слёзы.
   Не стала спрашивать, сколько они стоили - алорлы всегда были безумно дорогими, Дмитрий потратил на них, наверное, всё своё состояние. Ведь их собирание и упаковка - дело очень сложное, трудоёмкое и опасное: мало того, что вся та планета радиоопасна, ещё к тому же они, теплолюбивые цветы, растут на склонах хоть и не извергающихся, но всё же клокочущих и пышущих жаром вулканов, из которых тоже сочится радиация. Да и планета эта находится так близко от звезды, что вокруг неё могут вращаться только корабли из высокосплавных, в основном с примесями тания, металлов.
   Но зато он добился того, что я была не просто поражена, не просто тронута - в кои-то веки не смогла сохранить внешнее и внутреннее спокойствие. Не многим удавалось проникнуть настолько глубоко...
   - С таким букетом в комнате невозможно не выздороветь, - вместо ответа улыбнулась я. Дмитрий подсел ко мне, прикоснулся губами к рукам, ничего не говоря. Кажется, он и сам не ожидал того впечатления, которое произвёл его удивительный подарок.
   Переживающих за меня и желающих узнать о здоровье оказалось много, однако первым делом авто-пульт доложил о Глене Ди, пришедшем раньше всех. Безусловно, я впустила его - как только вернула себе своё спокойствие.
   Дэни принял положенную стойку, я поудобнее умостилась на диване, стараясь придать разговору неофициальность, и когда Глен Ди вошёл, отдавая честь, разрешила "вольно" обоим.
   Дэни опустился в специально отведённое для этого кресло, не выходя за рамки своего нового положения, однако я увидела проницательный взгляд Глена, слегка скользнувший по нему и вновь обратившийся ко мне. Я, конечно же, ничего не заметила и продолжала улыбаться, мягко подавая руку.
   - Как вы, ваше величество? - спросил он всё тем же тёплым тоном, подошёл, поднёс руку к губам.
   - Я в порядке, Глен. А вы постарались добраться до меня первым?
   - Рад был бы первым, но, похоже, не успел, - улыбнулся он. Неожиданно обернулся к Дэни, усмехнулся:
   - Ну, Дмитрий, это ваш почерк! - Глен повёл театральным жестом в сторону букета. - Простите, Дэниэль...
   - Ну разве в такой обстановке можно болеть? - улыбнулась я.
   - И давно ты догадался? - поинтересовался Дмитрий, поднимаясь и подходя к нам.
   - Подозрение мелькнуло давно, а уж после нашумевшей истории с Третьим... А тем более, - Глен поклонился в мою сторону, слегка замялся, подбирая слова, и докончил, - леди Эйри Амильтон... Честно говоря, сначала я немного присматривался к вам. Но со вчерашнего дня почти перестал сомневаться.
   "Мог ли кто-нибудь другой что-то заподозрить?" - занервничала я. Казалось бы, куда уж тщательнее скрывать? А ведь ни Михаэль, ни Дэльвик не глупее. Разве что знают о моих эмоциях чуть меньше.
   - Раз уж ты такой проницательный, Глен, в качестве награды мы поведаем тебе одну интересную историю. Ладно, Дим?
   Дмитрий понял, что я имею в виду, кивнул. А я дала мысленный запрос гиперкому вывести информацию, привезённую от Лорна.
   Во время рассказа мы все трое так увлеклись предположениями - периодически вскакивали, возбуждённо размахивали руками, пытались что-то доказать и возразить.
   В какой-то момент королева во мне абстрагировалась от происходящего и посмотрела на всё со стороны.
   М-да... на общение Королевы с охранниками это никак не походило - но так понравилась весёлая шумная дружеская обстановка, что я не стала сбивать её.
   - Я всё хочу зайти в здешнюю лабораторию, попытаться хоть что-то выжать из этих данных, - поделился планами Дмитрий. - Или лучше слетать на Лу... чтоб, как говорит Луэлин, не привлекать ко мне лишнего вни...
   В это время домашний авто-пульт сообщил, что хочет войти Элиш. Вообще-то, я давно разрешила ей заходить в любое время, но, зная, что у меня сейчас, так сказать, приёмные часы, она, видимо, решила сначала дождаться дозволения.
   Конечно, я впустила её, и она несколько удивлённо замялась.
   - Если вы не знаете, как ко мне обращаться, леди Элиш, то спросите у Глена, - засмеялся Дмитрий. Элиш тоже рассмеялась:
   - О, так тут собралась тёплая компания!
   - А то! - радостно ответила я. - Только тебя ждали!
   Ещё с полчаса я наслаждалась тем, что рядом со мной самые любимые люди. Мы веселились и даже перекусили вместе, тут же в гостиной.
   Но потом оказалось, что под апартаментами уже выстроилась целая очередь жаждущих лично выяснить все подробности моего состояния, и пришлось свернуть это неожиданное веселье.
   Первым объявился школьный дружок Барела Кэрол. Похоже, он так и не смог дождаться обещанной вечеринки. Я встала навстречу.
   Он обнял меня, даже хотел было поцеловать, но передумал, вероятно вспомнив, что раньше подобные попытки всегда оканчивались отрезвляющими оплеушинами.
   - Что-то ты завела нехорошую привычку, Луэлин, - усмехнулся он. - Нет, я помню, ещё со школы ты периодически встревала в какие-то непонятные приключения, но... Это уже перебор, тебе не кажется?
   - Уговорил, Кэрол, не буду больше, - рассмеялась я, опускаясь на пинодиван и приглашая его рядом с собою.
   - Ты хоть представляешь, что мы все тут пережили, узнав о твоей смерти? - не унимался он.
   - Иг же сообщил, что вы не сомневались в моих способностях выкрутиться даже из такой переделки, - рассмеялась я.
   - Да Иг сам примчался ко мне с огромными глазами, когда узнал... Пытался с какими-то знакомыми пообщаться... выяснить. Даже не ожидал, что он будет так переживать - как за Барела.
   - Ну простите, в следующий раз позвоню из плена вам лично, - снова усмехнулась я, чтобы не показывать, как тронули меня его слова.
   Скользнула взглядом по гостиной, но на самом деле хотелось посмотреть на Дмитрия. Похоже, этот разговор вызвал и у него тяжёлые воспоминания. Я едва уловимо улыбнулась, он же продолжал стоять возле двери, исполняя роль.
   - Не нужно следующего раза! - воскликнул Кэрол.
   - Тогда ладно, - усмехнулась я.
   Кэрол тоже обвёл глазами гостиную, задержал взгляд на букете, поинтересовался:
   - Что это за богатый поклонник у тебя завёлся?
   - Докладывать тебе лично о каждом моём поклоннике? - снова рассмеялась я.
   - О каждом - не надо, - откликнулся он. И вдруг тихо добавил: - Но скажи мне... всё-таки... столько слухов ходит... У тебя действительно был роман с этим, на Дреме?
   Ощутив горячий взгляд Дмитрия и едва удержавшись, чтобы не посмотреть на него, я продолжила придерживаться шутливого тона:
   - Разве у меня не может быть романа, Кэрол? Чем, интересно, я хуже вас всех?
   - В том-то и дело, что ты - лучше! Любой, кто тебя знает, скажет, что у тебя не может быть никаких загадочных романов!
   - И, конечно, не станет задавать глупых вопросов? - усмехнулась я.
   - Луэлин... - качнул Кэрол головой. Но допрос прекратил.
   Пока я принимала визитёров, Дэни был рядом. Я хотела отпустить его, но он сам настоял. Похоже, визит школьного дружка пробудил приступ собственнической ревности.
   Однако когда доложили о приходе мамы, я попросила Дмитрия скрыться. К счастью, она не знала, что при мне должен быть охранник, не то его отсутствие удивило бы её. А уж если бы после бессонной ночи вновь увидела Дэни - долго пришлось бы убегать от неё в разговорах.
   После окончания дежурства я отправила Дэни обратно, как ни хотелось мне быть с ним. Однако памятуя о подозрениях Глена, пришлось благосклонно отнестись и к присланному адмиралом следующему охраннику. Ладно, завтра сообщу, что больше в этом не нуждаюсь, а сегодня придётся доигрывать очередную роль.
   Среди множества принесённых букетов обнаружился от Антины Эйри, что почему-то рассердило не на шутку. И, фыркнув, я отправила его в утилизатор, едва взглянув на сопроводительную виртуальную надпись - нечто вроде "бесконечно счастлива, что вы живы-здоровы, и моё восхищение вами не знает границ".
   Вечером Дмитрий вновь пришёл ко мне, с очень усталыми от бессонной ночи глазами. А я, наоборот, не могла больше лежать и сидеть, и даже то, что выходила поужинать в королевскую обеденную залу, далеко не разрядило всю скопившуюся за этот спокойный день энергию. Потому я шагала по комнате, а его заставила лечь в кровать. Он не сильно сопротивлялся, глаза слипались.
   - Дим, - в который раз вернулась к насущной теме. - Я всё-таки думаю, что ещё кто-то ищет информацию в Интеллекте Дэриха.
   - Луэлин, нам пора бы научиться... не то, чтобы доверять друг другу (надеюсь, это мы уже умеем) - а во всяком случае вместе решать наши общие проблемы.
   - А не пытаться каждому забрать все заботы на себя?
   Он усмехнулся:
   - Как раз собирался тебе сказать, что займусь этим.
   - Займись. Но помни, есть одна королева, которая очень волнуется за тебя.
  
   На следующий день я понемногу приступила к работе, и опять прилетело Коллине Муале, очень расстроенное и озадаченное - что просматривалось в каждом изменении его внешности.
   - Ваше величество, - сообщило оно, - мною и несколькими соработающими вместе перепроверены множество раз все данные из пласторы Релль Мисконнис, и я могу абсолютно категорично сообщить, что ни в одном из каталогов именно этот галактоид не числится. Нет сведений также о конкретно той пласторе, о её произведении и выдаче, и мною учтены все пласторовые удостоверения, параметрами своими совпадающие с данной, по номеру, кодации, серийности или иным идентификациям. В то же время сама пластора не выявляет ни малейших признаков неоригинальности или подделывания; однако один момент интересен своей принадлежностью ко времени исследуемой пространственной бури: в списке совпадающих с данной содержится пластора, выданная вам во время вашего визитирования на Дрем менянием внешности, на имя Эйри Амильтон.
   - Чем? - произнесла я, разыскивая удостоверение личности Эйри.
   - Совпадение регистрируется номером и серийностью.
   - А кодацией? - промелькнула какая-то смутная тревога, но я не осознала причин.
   - В числе идентичных кодаций находится пластора Дмитрия Осба, выданная ему на Дреме, - ответило Коллине, уловив мою ещё не сформировавшуюся мысль.
   Недоброе предчувствие всколыхнулось где-то внутри.
   - Думаю, это всё-таки подделка, но очень высокого уровня, - пробормотала я.
   - Информативность оригинальности у неё, однако, стопроцентная, - ответило Коллине.
   Я отдала в пульт приказание привести Релль - возможно, девушка согласится поработать с нашим психотелепатом, а если нет, вероятно, придётся подвергнуть насильственной механической мыслепроверке, а то и сложному сканированию.
   Тут со мной связался один из охранников и взволнованно сообщил, что Релль Мисконнис исчезла.
   - Подробнее? - уточнила я.
   - Совершенно непонятно, мэм, - ответил охранник несколько обескуражено. - Никто не видел, чтобы она выходила из своих комнат сегодня, приборы ничего не зафиксировали. Но её в апартаментах нет. Мы со вчерашнего дня её вообще не видели.
   Переговорив с охранником и выяснив, что срочный розыск пропавшей уже объявлен, я обратилась к Коллине:
   - Весьма загадочно. Ни один прибор не может показать, как она появилась на Сиене. Ни один не может выявить, как она пропала... из Королевской Резиденции!
   - Я понимаю вашевеличественную реакцию и изрекаю обещание сообщить вашевеличественной лаборатории всю известную мне информацию для возможности попытки создания лабораторией защиты королевской резиденции от подобного проникновения. Делается мною всё вмоихсильное.
   - Займитесь этим, - кивнула я Муале. - Кстати, вы сравнивали ситуацию её появления с этим дремлянским прибором - ларонгом?
   При воспоминании об изобретении, с помощью которого дремляне извлекли из камер своих "руководителей" - и моего любимого заодно - я еле сдержалась, чтобы не передёрнуться.
   Как оказалось, они совместили пансовую излучергию с силафорийной основой, но при других параметрах её проявления. Научились делать своего рода пансовые порталы, работающие как бы поперек силового поля - поэтому наши приборы не засекли и не задержали их. Эта жидкая пластина в руке являлась проводником, способным пройти силовое поле, в то же время используя его свойства для перемещения.
   Слава богам, что в отличие от некоторых разновидностей силовых порталов, этот нельзя открыть с одной стороны: на другом конце обязательно должна находиться ёмкость с излучергией - пансовая пластина.
   А гипнотический удар, который мы ощутили при исчезновении пленников, скорее всего был связан с тем, что через открывшийся портал прорвалось действие Собирающих Опознавателей, к которым были подключены все "руководители" - за исключением Дмитрия. На что, в свою очередь, сработала уже наша защита.
   Кстати, неотражаемость дремлян в наших силовых и полевых сканерах тоже имела подобную природу - моя лаборатория сейчас вовсю занималась этим. Потому-то в Зоне Невидимости дремлянский корабль и проявился: это была реакция на усиленную силовую структуру Зоны.
   - Конечно, ваше величество, - отвечало Коллине, - одной из первых проверенных версий было сравнение параметров появления Релль Мисконнис с сопутствующими ларонговым операциям факторами, и заключением этого сравнения явилась их различность.
   Отпустив его, я тайно позвала Дэни и передала всё, что узнала. Потом мы вместе стали разбираться с н'дискетами Коллине. Процесс этот, надо сказать, увлёк нас надолго.
   Релль так и не нашли, и каким образом она покинула мой замок, оставалось неизвестным, равно как и её причастность либо непричастность к последнему происшествию на Дреме. Раз уж она пропала так вовремя...
  
   В ближайшие дни я старалась не отдавать Дэни никаких даже малейших внешних предпочтений.
   А заодно связалась с Мораэбле Континело, старейшим из сентинов, и попросила у него всю информацию, которая только найдётся у сентинов про гсимманов.
   Вскоре информация была у меня в гиперкоме, а также я переправила её Дмитрию и Глену. С удовольствием устроила бы вторую вечеринку - мне понравилось! - совмещённую с изучением гсимманов глазами сентинов, но... черти кометные, надо же, иногда моё королевское положение начинает мешать!
   Собственно, сведений и здесь оказалось не так много, как хотелось бы.
   Гсимманы действительно наводили ужас на многие звёздные народы, ещё до знаменитого нашествия рилвтов, в защиту от которых создавался ООСС.
   Кажется, они приблизительно так и выглядели, как были изображены на голограммах, и, вполне возможно, являлись андрогинами. Даже терпеливая и изначально добрая раса сентинов, по прошествии стольких веков, всё ещё вспоминала гсимманов с ужасом и ненавистью - это сквозило даже в той на первый взгляд нейтральной информации, которая была передана мне. Гсимманы не щадили никого, включая своих собственных соплеменников - что уж говорить о других космических народах!
   Зато в сведениях Мораэбле обнаружились две потрясающие находки. Во-первых, несколько звуковых слов языка гсимманов, которые смог припомнить кто-то из старейших. С таким ключом я очень надеялась расшифровать кровавую надпись!
   А во-вторых, оказывается, планета гсимманов находилась где-то в созвездии Щита... Во всяком случае, появлялись они оттуда. И исчезли, насколько можно судить спустя многие тысячи лет, единовременно. То ли что-то случилось с их планетой, то ли какой недуг свалил всю расу целиком - этого теперь уже никто не мог знать.
   Не удержавшись, я прямо из кабинета вывела закрытый канал связи к Дэни и Глену.
   - Вы не заняты? - спросила обоих. И тот, и другой сидели перед своими гиперкомами.
   - Как раз изучаю ваше послание, - откликнулся Дмитрий. Глен одновременно с ним улыбнулся:
   - Увидев, что от вас пришёл эн-файл, я тоже не смог заниматься ничем другим.
   - Ну и что вы обо всём этом думаете, ребята?
   - Созвездие Щита... - пробормотал Глен.
   - Звуки похожи на человеческие... - обратил внимание совсем на другое Дмитрий. - Жаль, что не сохранились знаки.
   - И то это в восприятии сентинов, - откликнулась я. - Но, может быть, если исходить из того, что звуки и послание на голограмме Лорна принадлежат к одному языку, дешифратор сможет составить этот язык. Глен, созвездие Щита тебе о чём-то говорит?
   - Да нет, леди Луэлин. Кроме того, что там одно из известных искривлений метрики, - моя гип-площадка высветила переданное от Глена объёмное изображение участка космоса, с пространственными координатами указанного искривления.
   - Такие аномалии встречаются и в других местах, - задумчиво ответил Дмитрий, тоже разглядывая переправленную и ему информацию.
   Мы замолчали, обдумывая.
   - Вполне возможно, искривление метрики в Щите скрывает планету гсимманов, - наконец, сформулировала я общий вывод.
   - Тогда кто закрыл их там? - поинтересовался Глен.
   - Я сейчас, - сказал Дмитрий, отлучившись от телепорта. Мы с Гленом заинтригованно переглянулись, но вскоре мой любимый вернулся с новой моделью дешифратора.
   - Решил, что нет смысла гадать и говорить ни о чём, - усмехнулся он, вводя данные Мораэбле в дешифратор. Потом достал миниталл, на который записывал информацию у Лорна.
   Мы с Гленом заворожено следили за его действиями, хотя королева намекала мне, что вполне могу заняться своими делами и потом узнать результат. Любопытство пока побеждало в борьбе с логикой, но тут авто-пульт помог королеве, сообщив об очередном посетителе.
   Я с сожалением вздохнула, Глен поддерживающе улыбнулся, понимая, как мне сейчас не хочется отвлекаться от самого интересного. Дмитрий-Дэни тоже оторвался от дешифратора, подарил тёплый взгляд:
   - Мы мысленно с вами, ваше величество, - сообщил с весёлыми искорками в глазах. - Морально помогаем в вашем нелёгком деле.
   Я засмеялась, послала им воздушный поцелуй - один на двоих - и отключилась.
   Визитёром оказался глазак в нательной капсуле, увеличивающей силу тяжести для её обладателя. Притом представитель правительства своей планеты. Пока я проглядывала высветившуюся информацию, он перетёк в кресло для посетителей, почти полностью изменившее форму, и открыл на меня огромный глаз - как обычно, я залюбовалась столь восхитительным зрелищем. Однако внешне не показывала этого, лишь поинтересовалась, что привело его ко мне.
   Оказалось, очередной конфликт с сенирудами. Именно с ними мне было сложнее многих других найти общий язык, ибо они умудряются ссориться едва ли не с каждой цивилизацией, с которой так или иначе контактируют. Чего стоило только примирить их с конколлами!
   Глазаки же с сенирудами всегда были слишком различны, хотя и живут в одном секторе. У них разные параметры существования, им необходимы разные продукты для питания и жизнедеятельности, сенируды триклоиды, а глазаки - цейноиды. Им абсолютно нечего делить - они даже почти не торгуют между собой. Казалось бы, им не за что воевать, могли бы попытаться мирно взаимосуществовать, изучать культуру друг друга... Ну по крайней мере, обходить друг друга стороной!
   Но нет, подобная ситуация уже накалялась однажды. Глазакам необходим киранит, месторождения которого на их родной планете весьма скудны. У сенирудов их тоже нет, однако они, якобы из лучших побуждений выяснили, что цивилизация тассов охотно им торгует.
   Первый конфликт возник, когда сенируды попытались перепродать глазакам киранит в несколько раз дороже, чем договорились с тассами. Тогда решение выносилось даже на Совет ООССа, настолько разгорелся межпланетный скандал. Тассы не были против торговли напрямую с глазаками, но сенируды долго не могли успокоиться.
   Я знала, что рано или поздно они вернутся к этому вопросу, посему спустя время, когда об инциденте все подзабыли, приказала исследовательскому институту на Тантроне, финансируемому Советом ООССа, поработать над генераторами киранита.
   Через некоторое время пришёл отчёт, что подобные генераторы разработаны, но до поры до времени я заморозила проект. Всегда нужно иметь в запасе, что предложить обиженным сторонам.
   И вот теперь сенируды нашли, чем нажать на тассов, чтобы те продавали им весь добываемый киранит. Глазаки снова просили защиты у Совета ООССа.
   Посланник долго расписывал ситуацию, я кивала, уточняла и напоследок пообещала, что обязательно разберусь. Но уже знала, как завершить дело раз и навсегда.
   Можно было бы заставить сенирудов просто отдать генератор киранита, так как все изобретения института на Тантроне считаются достоянием ООССа. Но это возмутило бы расу, которая никогда не упускает шанса заработать хоть на чём-то. Зато если я предложу им продать генераторы... Да ещё и обслуживать по мере надобности (во всяком случае, первое время)... Они не смогут отказаться, потому как официально идея им не принадлежит. А с другой стороны, едва ли пропустят случай положить в казну лишние ооссы. Возможно, Совету придётся частично профинансировать, чтобы в свою очередь не возмутились глазаки... Однако, надеюсь, с этим конфликтом будет покончено навсегда!
   Теперь остаются тассы. Конечно, они совершили глупость, позволив сенирудам стать единоличными покупателями киранита. А когда у глазаков появятся генераторы, им станет не выгодно приобретать киранит по завышенным ценам - и сенируды наверняка предпочтут прервать контракт тассами. Вот тогда глазаки смогут частично продолжать закупать киранит у тассов по нормальной, не завышенной цене - по оценкам экономистов, это затребует почти столько же средств, сколько обслуживание генераторов.
   Заставив себя не вздохнуть при мыслях о Тантроне, где когда-то так жестоко обошлись с Дмитрием, я распрощалась с глазаком и вызвала нескольких Помощников, поручив им заняться улаживанием ситуации.
  

Глава 7. Корабль Заннис

  
   Дешифратор работал несколько дней, постоянно выдавая сообщение о том, что сведений недостаточно, и требуя ввода дополнительных данных.
   Глен и я попеременно связывались с Дмитрием выяснить, как продвигаются дела, но тот лишь разводил руками. Он даже отнёс дешифратор в королевскую лабораторию, подключил к более мощному. Но вразумительного ответа пока не добился.
   А также у меня назрело желание пообщаться с Антиной - после того, как она обнаглела настолько, что попыталась состроить глазки Дэни, когда он шёл за мной ещё с двумя телохранителями.
   Это уже не лезло ни в какие ворота! Дэни, конечно, прошёл мимо, никак не отреагировав на её заигрывания, но я на этот раз не стала делать вид, будто ничего не заметила, и наградила Антину недовольным взглядом. Она смутилась, однако сильно сомневаюсь, что это остановит её.
   Посему через пару дней я сообщила ей, что намерена возобновить наш прерванный, но так и не состоявшийся разговор. Надеюсь, благодаря выдержанной паузе она успокоилась - а может, наоборот, разнервничалась. Во всяком случае, дистанция между нами должна быть сохранена. В пересмотренных за это время сведениях о ней меня ничего не заинтересовало.
   Может, приказать кому-нибудь отвадить её от Дмитрия... Однако подобные заботы обычно настолько не волновали Королеву ООССа, что завести специального помощника, решающего такого рода вопросы, мне как-то даже в голову не пришло. А теперь с моей репутацией посвящать кого-то в эти переживания?!
   Разве вот Элиш... Но сомневаюсь, что у Элиш получилось бы сделать всё естественно. Элиш никогда не умела хитрить или влиять на собеседника в нужном ей ключе... Да и к тому же не вращалась в тех кругах, где Антина.
   Правда, там мог вращаться Глен... Что ещё делать охраннику в свободное время, как не знакомиться с местными девушками? Только мне было не очень приятно обращаться к нему с этим.
   Попредававшись сомнениям, я уже почти решила: буду смотреть по ходу разговора, что и как ей сказать. Но судьба подбросила неожиданную ситуацию, после какого-то очередного полёта, в котором среди нескольких стражников меня сопровождал Глен Ди.
   Вернувшись, я отпустила охрану сразу же в ангаре. Однако Глен спросил:
   - Можно проводить вас, мэм?
   - Можно, - улыбнулась я. Мы направились к королевским покоям, и, выбрав не самый быстрый путь, я завела лёгкий непринуждённый разговор. Проходя через непросматриваемый участок, остановилась:
   - У тебя ко мне дело, Глен?
   - Да нет, леди Луэлин. Просто... нам же в одну сторону, и я подумал, вы не будете против, если я вас провожу. Мне приятно пройтись с вами.
   - Мне тоже, Глен, - на губы непроизвольно скользнула улыбка. Правда же. Приятно.
   Вот тут-то навязчивая мысль и выглянула наружу. Поддавшись порыву, я посмотрела охраннику в глаза:
   - Глен... ммм... Выполни одно моё личное... личную просьбу, - бросила заговорщический взгляд.
   - Конечно, леди Луэлин! Всё, что попросите.
   - Пожалуйста, упомяни при Антине Эйри, что у Дэниэля Нантера есть невеста.
   Обнаружив в глазах Глена едва уловимое удивление, я рассмеялась:
   - Королеве сообщать об этом как-то не к лицу.
   - Я понимаю вас, леди Луэлин! - мягко улыбнулся он. - Конечно, не вопрос! Сегодня же она узнает о том, что его сердце не свободно.
   Глен говорил легко и весело, благодаря чему я ощутила внезапную лёгкость. Ведь для того и нужны друзья. Правда? Даже королеве.
   Войдя в мой кабинет на следующий день, Антина поклонилась, как положено, и выразила радость по поводу моего благополучного выздоровления вместе с желанием быть всегда полезной.
   Сейчас цвета обстановки были нежные и светлые, и я тоже улыбнулась благородно-добродушной улыбкой. Желает она, как же.
   А кроме того, мои алорлы созрели, и начался их слезопад. Сегодня я не удержалась, принесла цветы в кабинет - было жалко, что эти короткие несколько часов красивейшего в мире дождя пройдут, и никто их не увидит.
   - Очень рада. Обычно я предпочитаю сразу же знакомиться со своими новыми работниками, однако после войны и, - я вновь доверительно улыбнулась, - моего пленения, здесь слишком много новых, - я позволила себе немного посмеяться, и она повторила за мной. Потом я предложила сесть, она воспользовалась приглашением, продолжая разговор:
   - Я понимаю... Вы так заняты, даже не представляю себе, как вы... всё это успеваете.
   - Привыкла много работать. А как вам на новом месте? Уже успели обзавестись друзьями?
   - О, это из ряда несбыточных фантазий, которым, когда они случаются на самом деле, долго не можешь поверить... - она принялась расхваливать свою работу и мой замок, а потом докончила:
   - И друзья понемногу появляются.
   - Я заметила, вас очень интересует этот новенький, Дэниэль... Нантер, да?
   - Да, - ответила на мой вопрос о втором имени Дэни, но вдруг едва уловимо смутилась, поняв, что сказала больше, чем следовало бы. Я видела, как она мучительно подбирает, что бы ответить, и сама прервала молчание:
   - Я всё понимаю, Антина, но мне очень не нравится, когда моих охранников отвлекают от исполнения служебных обязанностей.
   Я сообщила это прохладным королевским тоном. Надеюсь, фраза прозвучала двояко... Показалось, Антина хочет уточнить, что имею ввиду - служебное время, или вообще. Но вместо этого она сказала другое:
   - Насколько я знаю, у него есть невеста! Наверняка это отвлекает от службы сильнее! - девица изо всех сил пыталась не показать, что такая новость взволновала её. А заодно перевести мой гнев на неизвестную невесту.
   С трудом сдержав улыбку, я откликнулась, слегка откинувшись в кресле:
   - Возможно. Он у меня ненадолго, но по очень надёжной рекомендации. Не знаю, будет ли возобновлять контракт, - добавила, намереваясь окончить этот разговор. По-моему, я выразилась вполне ясно и достаточно. Но она явно не думала прислушиваться к моим предупреждениям:
   - Он собирается оставить службу у вас?.. Почему...
   Антина замялась, очевидно, не зная, что можно говорить, а о чём лучше бы помолчать. Я размышляла, бросить ли на неё холодный королевский взгляд, тем самым раз и навсегда закрыв тему, или всё же сообщить, чтобы не вздумала тягаться с невестой Дэниэля?
   Видя, какая она настойчивая, остановилась на втором. К тому же, кажется, она совершенно не понимала намёков - или не желала понимать. Боюсь, не пришлось бы говорить открытым текстом.
   - Ладно, - произнесла я тоном, больше свойственным женщине, чем королеве. -Открою вам небольшую тайну. Я очень хорошо отношусь к этой девушке, считайте, что покровительствую ей.
   - Почему, леди Луэлин?.. - прошептала она со слезами на глазах, бросив душещипательный взгляд. Кажется, пыталась разжалобить. Но леди Луэлин всегда ненавидела это чувство! Тем не менее королева решила проявить сочувствие.
   - Антина... - произнесла я ещё более мягко. - Лучше всего вам было бы выкинуть его из головы. Я знаю, что он очень любит свою невесту, поэтому не терзайтесь понапрасну. Вы же понимаете, в мой замок попадают достойные из достойных, и многие из них были бы счастливы дарить вам свою любовь.
   - Я так люблю его, леди Луэлин! - снова прошептала она со знакомым кротким выражением на лице. - Он лучше всех!
   Затягивать подобный разговор вовсе не хотелось, и я решила, что теперь уж точно сказала и сделала более чем достаточно. Поэтому с чистой совестью могу закругляться.
   - Я дала вам свой совет, Антина. Однако решить за вас не могу. Но, может быть, у вас возникли какие-нибудь другие вопросы или просьбы ко мне? - я продолжала говорить всё так же мягко, хотя давно хотелось наподдавать её лживой физиономии. Нет, я видела, что эмоции вполне искренни. Но так же видела, что она пытается поиграть на моих, разжалобить, склонить на свою сторону, может быть, даже подружиться. Леди Луэлин всегда остро чувствовала, когда ею пытаются манипулировать!
   Нет уж, дорогая, свои женские неудачи обсуждай с доченькой Бонниса, а я, надеюсь, никогда больше не вернусь к этому разговору!
   Антина отвела взгляд, задумавшись, остановила его на букете. Я испытала внезапное желание сообщить ей, что это мне он дарит такие цветы, что она в его мыслях не занимает и нескольких секунд. Однако королева не собиралась сдавать свои позиции из-за какой-то влюблённой дурочки, а кроме того, цветы были мне дороже, чем её навязчивая личность. Уже не говоря об инкогнито Дмитрия.
   Я тоже залюбовалась сверкающими каплями, стекающими по стеблям и исчезающими в бесконечности пространственной улитки. Пожалуй, если бы Антина перевела разговор, хотя бы выразила восхищение невероятным зрелищем, я хоть немного изменила бы отношение к ней. Однако её по-прежнему не волновало ничего, кроме собственной бесценной персоны, и она не слишком долго раздумывала, прежде чем откликнуться:
   - Нет, ваше величество... Разве что, - бросила на меня взгляд, увидела всё ту же нежную доброжелательную улыбку и рискнула:
   - Пожалуйста, расскажите мне о ней! Кто она, откуда? Почему...
   - Сожалею, - прервала я, по-прежнему улыбаясь. - Не могу удовлетворить ваше любопытство. Однако мой вопрос был не о том - жизнь не заключается в нравящихся нам юношах, - я усмехнулась более легкомысленно, всё ещё не возвращаясь к королевскому тону. Но была уже на пределе.
   - Вы же знаете, что такое любить... - Антина проникновенно посмотрела на меня, манипуляторша паршивая. - Говорят, вы любили Третьего, - кажется, теперь она пыталась сыграть на моей сентиментальности. Однако я поставила иные акценты.
   - И вы осмеливаетесь упоминать об этих слухах в моём присутствии? - спросила не грозно, но прохладно. Терпение закончилось, посему я убрала мягкую улыбку с лица.
   - Простите, мэм, - тут же отреагировала она.
   - Хорошо, вы можете быть свободны.
   Не пытаясь навязать свои откровения и дальше, она поклонилась и ушла. Иногда остаётся только поражаться, на что иные люди тратят аудиенции, которые могли бы принести им несравненно больше пользы.
   Я же снова с возмущением осознала, что назойливая барышня не желает выветриваться даже из моих мыслей. Дмитрий пока находился на дежурстве, и мне интересно было, продолжит ли она свои домогания. А заодно захотелось послушать, к каким выводам пришла. Наверняка сейчас побежит рассказывать Ане про наш разговор! Аня не работает, а её папа знает, что Антина у меня, так что возвращаться к своим обязанностям можно не сразу.
   Аня, вероятно, ждала её в условленном месте. Антина устремилась к одной из непросматриваемых рекреаций. Пока я раздумывала, запустить ли слежение, девушки вышли оттуда и направились всё к тем же обзорным гипфтам.
   Кажется, это было их излюбленное место уединения. Возможно, они считали, что никто их там не услышит. Наивные...
   Антина оканчивала пересказ разговора, когда они подошли к гипфтам - и вскоре неслись на одном из них ввысь. Вела повествование не в самых, кстати, мягких тонах: кажется, я ей была не более приятна, чем она мне.
   Сжав перед собой руки, воскликнула:
   - Ну почему же он никогда не говорил мне о ней!
   - Ну а почему он должен всем подряд о ней рассказывать? - усмехнулась Аня.
   - Раз не говорил - значит, не считал это важным! - Антина снова выставила вперёд подбородок.
   - Ну а что он мог тебе сказать? - вздохнула Аня. - Ты ему всего лишь глазки строишь, а он тебе в лоб поварёшкой: "У меня невеста" - так, что ли? Представь, идёт он по замку, и каждой засмотревшейся на него девчонке кланяется: "У меня есть невеста, у меня есть невеста"... - Аня засмеялась - даже я усмехнулась - но Антина сердито воскликнула:
   - Я не каждая! Я не просто ему глазки строила - мы с ним несколько раз чудесно поболтали.
   - Подумаешь! Великое достижение.
   - А что такое поварёшка? - поинтересовалась Антина.
   - Не знаю, - засмеялась Аня. - Папина тётушка всегда так говорит. Послушай, он наверняка пытался не обидеть тебя, просто дать понять, что ты не интересуешь его. Не ставить в неловкое положение - а предоставить шанс с гордостью уйти. Он очень классно поступил на самом деле!
   - Да он всё делает классно, - возникшее выражение искренней грусти, по-моему, шло Антине гораздо больше, чем хищный оскал - не менее, впрочем, искренний.
   Какое-то время барышни молчали. Аня рассматривала красивые виды, Антина же, кажется, пребывала погруженной в себя.
   - Она... что-то скрывает, - внезапно сообщила Антина. Я представляла, кого имеет в виду - кажется, Аня тоже поняла:
   - Почему?
   - А почему вдруг она ей покровительствует? Какое ей вообще дело до солдат?! - н-да, вот и открыла тайну. - Кстати... а ты видела этого её Третьего? Осба или как там его?
   - Он пробыл тут не долго... Как он мне поначалу нравился! - вот уж чего я никак не ожидала услышать. Мечтательно-полукруглые глаза Ани вспыхнули, после она добавила - к моей радости, без особенного расстройства:
   - Но он никогда не обращал на меня внимания, а я... ну ты же знаешь мою позицию. А потом попал в тюрьму... У Тинны, ты её уже не застала, траур был...
   "Ну надо же, черти кометные! Вот ведь выясняется..."
   - Она так возненавидела леди Луэлин за приговор, что уволилась отсюда! - продолжала Аня.
   Я попыталась припомнить, кто такая эта Тинна, однако без помощи гиперкома не смогла. Тоже мне, великий протест. Нет, так недолго скатиться и погрязнуть в местных сплетнях и интригах! Ни за что.
   - Она была вся в тебя, выучила его расписание и посылала томные взгляды. Не уверена, что он их замечал, правда.
   "Луны Мирола! Я тоже не знала! Видимо, эта Тинна была не так напориста..."
   - Ну а я не страдаю за мужчинами, которым не нужна! - усмехнулась дочка Бонниса.
   - Ты быстро переключаешься, - похвалила Антина. - И правильно, - но говорить об Ане ей явно было не интересно, и она продолжила: - Как думаешь, у них уже тогда закрутился роман?
   - Не знаю, - Аня пожала плечами. - Мы ничего не замечали. Она его никак не выделяла, даже в Благодарственную Ложу ни разу не позвала. Думаю, всё началось на Дреме. Особые обстоятельства, всё такое...
   - А тут он с кем встречался? - не унималась Антина. Аня снова пожала плечами:
   - Говорю же, до войны он пробыл в резиденции может два-три месяца. Не успел обзавестись особенными знакомствами. А тебе-то какая разница?
   - Интересно.
   - Слушай, оставь ты Дэни в покое, а? Зачем тебе неприятности с леди Луэлин? Знаешь же, она ничего просто так не говорит, - Аня перевела глаза в голубую даль неба.
   - Ну нет уж! - подбородок снова занял привычное место впереди всего лица Антины. - Эта невеста неизвестно где, неизвестно какая и почему! А я тут, и я его заполучу! Да что леди Луэлин мне сделает, в конце концов?
   - Просто выгонит из своего замка, в конце концов, - усмехнулась Аня, вновь взглянув на подружку.
   - Надеюсь, вместе с ним, - мечтательно произнесла Антина.
   "Всё ясно, - насмешливо определила я. - Ну неймётся человеку, и всё тут."
   Аня никогда не вызывала у меня отрицательных эмоций - и сейчас я поняла, что не напрасно. Хотя, особенно разумной тоже не казалась. Может быть, у неё просто такой склад ума, что фундаментальные знания и сложные расчёты не укладываются в голове. Однако её ответы Антине мне импонировали.
   - Интересно, а если я... - начала Антина, но в это время со мной связались по важному государственному делу, и я отключила слежение. Работы полно, а я глупостями маюсь! Точно, что у беременных мозги не на месте.
   А вечером Дмитрий поинтересовался:
   - Это ты натравила Антину Эйри на меня насчёт невесты?
   - Разве ошиблась? - засмеялась я.
   - Просто я выдержал большую замаскированную атаку её любопытства, и сначала хотел было разубедить - хорошо, что вовремя сообразил, откуда к ней могла поступить подобная информация.
   - Мог бы и сам ей это сообщить, - усмехнулась я, уютно устраиваясь рядом с ним на кровати.
   - А где, интересно, возьму невесту, если потребуют предъявить её? - с усмешкой произнёс он.
   - И кто же будет такой требовательный? - парировала я.
   - Вы бы хоть предупредили, что ли... - мне показалось, ему было смешно и даже немного приятно оказаться в такой ситуации.
   - А разве нам с тобой нужно предупреждать друг друга в подобных мелочах? - я чуть отвернулась, пытаясь опереться на него спиной.
   Он усмехнулся, обнимая меня сзади и не выпуская из своих объятий:
   - Понимаешь, Луэлин. С одной стороны, она вроде бы постоянно пытается привлечь внимание, а с другой - не заводит серьёзных разговоров. И потом... у Дэниэля нет никакой невесты, она есть у меня!
   Я взглянула на Дмитрия, который был в обычном виде, улыбнулась.
   - Мне бы тоже не хотелось, чтобы эта идея получила развитие. Антина слишком пристально следит за тобой и наверняка заметит, что ты ни с кем не встречаешься. Не нанимать же актрису, в конце концов! Даже смешно. И вообще, я не намерена делить тебя даже с актрисой!
   - Ну, - усмехнулся он, - сегодня я подтвердил твою версию, так что хочешь не хочешь, а официальная невеста у Дэниэля Нантера уже завелась. Пока что она работает на другой планете, а там... уж как получится.
   Он помолчал, после добавил:
   - Я сказал ей, что невесту ужасно люблю, что скучаю и не могу дождаться воссоединения. Всё как девушки любят. Уж не знаю, что ещё придумать, если даже это не подействует.
   - Да, мы это любим, - засмеялась я. - Особенно когда говорят о нас, а не о соперницах. Будем надеяться, отстанет, - поласкалась о него головой, наслаждаясь мягкостью прикосновений. - Всё-таки выгонять её с работы только из-за симпатии к тебе, как-то... нечестно, что ли. В крайнем случае можешь сообщить ей, что твоя будущая жена принадлежит к расе эв'асов и страшно не переносит всех прочих соперниц.
   Дмитрий едва не закашлялся, вероятно, представив себе красотку в полтора раза шире его и как минимум на полголовы выше, с милыми перекрещенными верхними и нижними клычками. На их родине и правда едва ли не самым страшным преступлением всегда считалось положить глаз на чужого жениха или невесту. А в древности за это убивали не задумываясь.
   Очень мудрая и разумная раса во всём остальном, именно с этим вопросом они имели массу проблем, когда только вошли в ООСС.
   - Так ты твёрдо намерена стать моей женой? - улыбнулся Дмитрий, делая едва уловимое движение щекой возле моей щеки, легко прикасаясь губами к волосам, к плечу.
   - Без малейшего колебания. Надеюсь, ты не против? - засмеялась я, поведя головой за ним.
   - О, надо подумать, - засмеялся и он. - С этим сопряжено столько неудобств.
   Он покрепче прижал меня к себе, вероятно, ожидая, что попытаюсь вырваться, но совершенно не хотелось этого делать, и я лишь усмехнулась, положив голову ему на плечо:
   - Конечно: например, придётся пользоваться обычными дверями, а не нашим удобным ходом, рассчитанным по кратчайшим траекториям. Отчитываться о каждом шаге, завести охрану, - Дмитрий поморщился, я про себя вздохнула. С удовольствием выделила бы на него десяток-другой телохранителей, хоть бы и тайных, но как представлю реакцию - сразу осознаю всю тщетность затеи. Мой свободолюбивый мужчина сбежит быстрее, чем успею озвучить предложение. - Или, допустим, давать интервью о том, каким образом, отсутствуя столь долгое время, Дмитрий Осб успел сделать мне предложение.
   - Ну, сейчас ты распишешь все превратности нашей будущей жизни...
   - И что?
   - ... И я отдам кому угодно и что угодно, лишь бы поскорее испытать их на себе.
   Он горячо расцеловал мою щёку, а затем и всё лицо, повернув к себе, и я чуть не утонула в переполнившем меня счастье и блаженстве.
  
   Чтобы продолжить работу на Дреме, пришлось усилить охрану помещений и брать в сопровождение не одного стражника, а небольшой отряд.
   Кабинет бывшего Главного приказала заблокировать силовыми полями, настроенными на моё личное поле. Без меня туда могли проникнуть только те, кому выдала специальные силовые разрешения. С отпечатком моего поля.
   Мы с Дмитрием теперь часто работали вдвоём, он, правда, с Лу (на что её хозяин всё-таки дал разрешение), зато синхронно и стараясь поддерживать связь, когда это было возможно. Хэкир Тэрер тоже продолжал заниматься, так что приходилось нелегко. Но ничто не останавливало меня - ради оправдания Дмитрия готова была потерпеть.
   Элиш постоянно заходила, клала руку на мой живот со словами: "Моя маленькая племяшка". Хорошо, что у меня такая тоненькая талия - то, что я беременна, было фактически не заметно. Думаю, те, кто не знал, ни о чём не догадывались. Только вот вещи, сделанные специально по фигуре, было не так просто обмануть.
   Моей чудесной Элиш не удавалось выйти из политики. На ней висело несколько не особенно важных дел, которые я пока не забрала: у меня скопилось столько более серьёзной работы! Но когда выбирала, какие оставить ей, а какие взять себе, постаралась изъять всё скучное, чтобы ей было интереснее.
   Иногда казалось, что ей такая деятельность нравится, иногда - что тяготит. Но очень уж не хотелось отпускать её. Пусть она в этом не особенно сильна, имеет не так много опыта и периодически допускает погрешности! Зато рядом с ней у меня появляется необъяснимое удивительное чувство, что мои тылы под защитой.
   А также я видела, как постоянное решение вопросов и общение с галактоидами, необходимость брать ответственность и держаться на высоте, отвлекают её от переживания своей потери. Я была почти уверена, если б не наша работа, Элиш закрылась бы в какой-нибудь комнатушке и не выходила оттуда, снова и снова терзая душу воспоминаниями и сожалениями. Но я не могла бросить её наедине с её болью.
   Я же не любила предаваться воспоминаниям, хотя они часто посещали и меня. Осознавая, насколько сильно изменилась, я не пыталась разобраться, в какую сторону. Отказываясь от копыта и сердца Кентилио, разве могла предположить, что разнесу его корабль? Но к чему сожаления, к чему размышления, их невозможно выдержать, они тянут за собой другие мысли, и память показывает лицо того, кто был со мной с рождения, всегда - того, кого больше никогда не увижу. Хватит оплакивать погибших... Эту войну не вычеркнуть из памяти, из сознания, она никогда не уйдёт из нашей жизни. Она слишком много у меня забрала. Но спасибо, что не всё.
   Как-то я снова позвала Глена, на этот раз вечером, когда он был свободен от службы. Хотелось мелкими шажками выводить его на иной уровень.
   Дешифратор к тому времени выдал несколько туманных переводов-сопоставлений, пока ничего не означающих, и продолжал трудиться. А мне подумалось, Глен за это время наверняка успел навестить Заннис.
   - Леди Луэлин, вы всё больше меня поражаете, - улыбнулся он, заходя в мою гостиную. - Я никогда и не мечтал, что вы окажете мне честь...
   - Ой, ну перестань, Глен! - засмеялась я. - Ты, может, и не мечтал, но в наблюдательности тебе не откажешь, так же как и в здравом взгляде на вещи, и ты прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь! Садись, рассказывай, был у Заннис? Узнал что-то новое?
   Опустившись на пинодиван, я усадила его рядом. Глен улыбнулся в ответ, уверившись, что церемоний я от него не жду.
   - Пытался, леди Луэлин. Она даже пригласила вас в гости. Сказала, чтобы я сам придумал, как вам это лучше преподнести, но я не представляю, честно говоря, а потому решил сказать как есть.
   - Я бы с удовольствием... Но ты же понимаешь, чужой закрытый космолёт, да ещё и так оборудованный... Дэльвику это очень не понравится.
   - Понимаю, - снова улыбнулся Глен.
   - А что ещё?
   - Она... не стала говорить, - Глен несколько смутился, я всмотрелась в его глаза:
   - Почему?
   - ... не знаю, как вам сказать...
   - Глен! Ты можешь сказать мне всё, ты же знаешь!
   - Просто она почему-то... - он снова несколько смутился. - Вбила себе в голову, что... я в вас влюблён и обязательно всё вам выложу.
   Я удивлённо рассмеялась:
   - Она не особенно проницательна!
   - Не знаю, почему... возможно, просто не понимает... моего к вам отношения. Мне самому было странно, но не удалось её разубедить! Тем более она знала о... - Глен замолчал на полуслове, мрачная тень скользнула по лицу. Взяв его за руки, я заглянула в глаза, произнесла:
   - О Пэттэн?
   Глен сглотнул, по щекам пробежали желваки, кивнул:
   - Ещё в день её смерти, увидев вас... сразу понял, что вы обо всём догадались.
   Повинуясь порыву, я обняла его. Глен продолжил:
   - Заннис знала о её смерти. И мне странно... Но не важно.
   - Глен, можешь сказать... про меня, если хочешь.
   - Леди Луэлин! Слухи о... Третьем бродят по всему ООССу. Заннис прекрасно знает о них, и считает, что моя любовь безответна, но тем не менее я выложу вам любой секрет - свой или чужой. И честно говоря... в этом она недалека от истины. Заннис мне во многом как сестра, но вы... вы просто опровергаете расхожее мнение о том, что с прекрасной женщиной невозможна настоящая дружба. Как, в прочем, и все остальные расхожие мнения, - усмехнулся он, и я вновь обняла его.
   Неожиданно возникло характерное движение пространства, в комнате появился Дмитрий, на ходу превращаясь в себя. Интересно, мелькнула мысль, это от эмоций или успел принять антителин?
   Глен смутился, я несколько растерялась, отпуская его, а также возмутилась:
   - Почему ты так неосторожен?
   Глаза Дмитрия вспыхнули, глядя на нас, но он ничего не ответил. Я вдруг подумала, может, был в нашем ходе, но не знал, посвящён ли Глен в эту тайну, и потому не воспользовался здешним выходом?
   Поднялась, подошла к любимому, но огненный взгляд его глаз остановил от проявлений эмоций. Глен тоже поднялся, почувствовав, что сейчас лучше оставить нас.
   - Думаю, в ближайшее время съездим к Заннис, - сказала я.
   - А как же адмирал? - спросил Глен, я усмехнулась:
   - Посмотрим. Дим, поедешь с нами?
   - Посмотрим, - насмешливо повторил он.
   - Я пойду, леди Луэлин? - Глен взял мою руку, поцеловал, потом протянул руку Дмитрию. Они обменялись взглядом, от которого мне захотелось психануть. Я сдержалась, Дмитрий всё же пожал руку Глена, и тот вышел из моих апартаментов.
   - Ты был в потайном ходе? - спросила я, как только дверь за Гленом затворилась.
   - Не знал, доверила ли ты ему и это, - усмехнувшись, ответил он.
   - Глен о нём может разве что догадываться. Значит, ты слышал, о чём мы говорили?
   - Немного. Не бойся, не стоял не подслушивал.
   - Ну?! - не выдержала я. - Выскажи всё, что хочешь! Собираешься меня в чём-то упрекать? Это Заннис считает, что он в меня влюблён, а мы... вспомнили о Пэттэн. В отличие от тебя, он не просто пережил смерть любимой - но и до сих пор живёт с этим! Разве я не могу проявлять ни к кому, кроме тебя, никаких чувств?
   Взгляд Дмитрия, ставший было теплее, при этих словах снова сделался насмешливым:
   - И ко многим ты проявляешь разнообразные чувства?
   Я ощутила, как глаза засверкали, несколько секунд смотрела на него, потом развернулась, направилась к выходу в другую комнату.
   - Луэли... - догнал, поймав за руку. Слегка улыбнулся: - Извини.
   Я остановилась, чуть обернулась к нему, стараясь сохранить холодное выражение, произнесла, дотронувшись до сердца:
   - Знаешь, Дим, я проявляю чувства ко всем, кто попал сюда! И ни ты, никто другой не запретит мне этого! Но, - добавила мягче, повернулась, - ребёнка я жду от тебя. И моя любовь принадлежит только тебе.
   - Знаю, - его глаза стали тёплыми и мягкими. Он прижал меня к себе, прикоснулся щекой к волосам. - Извини... просто... вот такой вот я... псих, - улыбнулся.
   - Знаю, - засмеялась я.
  
   В ближайшее свободное время я связалась с Заннис. Показалось, девушка расстроена и подавлена, хотя и пыталась сделать вид, что ничего особенного у неё не произошло.
   - Хотела сообщить вам, - спокойным тоном начала я, решив не обращать внимания на то, что она изо всех сил пыталась скрыть. Не всем же быть хорошими актрисами, в конце концов! - что приняла ваше приглашение. Мы прилетим к вам, если вы не против - завтра.
   - В любое время, леди Луэлин! - ответила она, но почему-то возникло ощущение, что в данный момент она не горит желанием принимать нас. Королеве было не к лицу справляться, удобен ли ей именно завтрашний день, к тому же это сократило бы дистанции, которые мне по-прежнему не хотелось сокращать. Однако валиться на голову, когда она, похоже, не слишком желает этого, было некрасиво просто по-человечески. Потому я всё же решила спросить:
   - У вас что-нибудь случилось?
   - Нет, ваше величество, у меня всё в порядке... - и неожиданно всхлипнула. Многие рядом со мной теряются, нервничают, делают не то, что им хотелось бы на самом деле, производят впечатление, прямо противоположное тому, какое стараются произвести. И она, похоже, очутилась в том же положении: помимо воли выдала себя, разозлилась, но ничего не смогла поделать.
   - Вы можете довериться мне, - сказала я довольно мягко, опекунским тоном заботящейся о своих подданных королевы.
   - Просто... в последний раз когда улетала со своего космолёта... на меня напали.
   - Кто?
   - Леди Луэлин... ничего страшного. Всё обошлось. Просто... я расстроилась... потому, что... человек, к которому я хорошо относилась и... который мне нравился... оказался способен на такое. Вот и всё.
   - Я могу вам чем-то помочь? Скажите имя, мы отыщем его, и...
   - Нет, леди Луэлин, спасибо. Это касается только меня и больше никого. Значит, завтра я жду вас... во сколько?
   Договорившись, я отключила связь телепорта, задумалась. Во-первых, до сих пор не решила, лететь ли туда официально - тогда меня будет сопровождать половина Королевской Флотилии, не меньше! - или тайком, лишь с Дмитрием и Гленом. А во-вторых, почему-то очень не понравилось это нападение.
   Вечером я рассказала о нём Дмитрию.
   - Человек, которого она знала?.. - подозрительно произнёс любимый, и я возмутилась:
   - Ты же не думаешь, что это был Глен?!
   - Да нет, Луэлин... но мне вспомнилось другое.
   - Что?
   - Да нет, глупости! - он задумчиво провёл рукой по губам. А я попыталась связаться через телепорт с Гленом. Однако дома того не оказалось, и я не стала беспокоить его, выискивая по личной связи. Только оставила сообщение.
   Он перезвонил лишь утром.
   - Простите, леди Луэлин, я поздно вчера вернулся, - несколько смущённо извинился. - У вас... всё в порядке?
   - У меня - да. А вот у Заннис...
   - Знаю. Собственно, у неё и был. Позвонила, заплаканная... Только очень просила никому ничего не говорить, особенно вам.
   - И ты не скажешь? - я пристально всмотрелась в его глаза. Пользоваться недавним откровенным признанием было не слишком благородно, однако я ощущала, что всё это очень важно.
   - Через телепорт - нет, - ответил он.
   - Тогда жду тебя, - улыбнулась я. И сделала официальный вызов.
   Вскоре Глен был в моём кабинете. Ожидая, размышляла, как лучше с ним пообщаться - как королеве с охранником, или...
   Но остановилась всё же на втором варианте. Мне слишком нравились наши отношения в последнее время, чтобы портить их из-за какой-то там Заннис. Поэтому подбавила неброских разноцветных бликов в окружающей мебели, Глена усадила на липодиван для посетителей, сама опустилась рядом.
   - Рассказывай, что можешь, Глен.
   - Ваше величество, - вздохнул он. - Не знаю, что могу рассказать. Что бы я ни сказал, будет нечестно по отношению к Заннис. Она доверяет мне. Но я знаю, вы не могли так поступить.
   - Глен? - я ощутила, как в глазах проступает изумление.
   - На неё напали... из-за голограммы. И она считает, что это произошло не без вашего ведома. Что вы каким-то образом... подкупили её хорошего знакомого.
   - Черти кометные! - воскликнула я, поднимаясь, заходила по кабинету. Глен тоже встал - вероятно, памятуя о том, что охраннику в присутствии расхаживающей королевы сидеть как-то не прилично. - Черти кометные! - повторила . - Она называла имя?
   - Простите, леди Луэлин... Я... поклялся, что буду молчать. Я и так...
   - Да, ты сказал больше, чем достаточно... Спасибо за доверие, Глен!
   Взгляд его был несколько мрачным - видимо, он решал, не пересеклись ли здесь его обязанности перед королевой с личными интересами. Конечно, будь это важно для безопасности, он не задумываясь назвал бы имя. Но в конце концов, я вполне смогу выяснить всё и другими путями.
   - Что же делать? - пробормотала. - Как считаешь? Ехать?
   - Если мы не поедем... ей может стать ещё хуже. Она вообще вообразит себе неизвестно что.
   - Хорошо. Значит, едем... Драссы мира! Но что это означает, Глен? Кто и почему это сделал?
   - Не представляю, что вам ответить, ваше величество, - Глен развёл руками. - Вы... полетите официально?
   - Мы оправимся втроём. И ещё я возьму космолёт с надёжной и не болтливой охраной, который оставлю на орбите около корабля. Думаю, так будет лучше. И если что, пусть они связываются с адмиралом, а уж я потом с ним как-нибудь объяснюсь.
   Глен снова улыбнулся, но комментировать мои планы не стал.
   В назначенное время мы подлетели к кораблю Заннис. Она сняла силовое поле, и я сообщила, чтобы пока не возобновляла его. Девушка не спорила, а моя охрана на втором космолёте и без того была в напряжении от неожиданного задания.
   Оделась я в прогулочный с виду брючный костюм - однако по свойствам своим не уступающий военным комбинезонам. Брюки, надо сказать, сошлись на моём животе с трудом, и то лишь благодаря тянущимся свойствам ткани. Поэтому верх пришлось выбрать просторный и разлетающийся. Обувь тоже подобрала лёгкую и прочную, спортивного типа. Так, на всякий случай... А заодно чтоб внешне мой визит не выглядел официальным.
   Дэни с Гленом, однако же, были одеты по форме. Тут уж ничего не поделаешь - охрана.
   Первым, что сразило меня на корабле Заннис, был её взгляд, брошенный на Дэни. "Ещё не хватало! - расхохоталась я про себя. - Мой любимый пользуется успехом даже в таком виде!" Впрочем, в отличие от Антины, Заннис была не слишком симпатична. Хотя, будь я мужчиной, предпочла бы её - она казалась несомненно более открытой и хуже умела скрывать свои истинные мотивы. Но представителей противоположного пола почему-то всегда привлекает внешняя оболочка.
   В общем, увидев Дэни, девушка, по-моему, даже на время забыла о своих неприятностях. Пока она вела нас от приёмного шлюза к жилым помещениям, Глен бросил на меня беспомощный взгляд: явно почувствовал неожиданную симпатию Заннис и понятия не имел, каким образом сразу выйти из этой ситуации с наименьшими потерями.
   Дмитрий тоже заметил больше, чем наверняка ей хотелось бы, и вслед за Гленом посмотрел на меня, но более извиняющимся взглядом. "Да знаю я, что ничего подобного у тебя и в мыслях не было!" - ответила ему глазами.
   Изнутри её жилище смотрелось не современным отлично оснащённым космолётом, а неким раритетом, поднятым в пространство исключительно благодаря содействию высших сил.
   Весь интерьер и декор отделаны под старину - вполне возможно, настоящими старинными материалами. Отовсюду свисали какие-то доисторические не то гирлянды, не то мелодичные ленты, издающие всевозможные довольно приятные на слух звуки. Макеты древних парусных судов парили под потолком при помощи антигравитаторов. И масса разнообразных растений, иногда просто джунгли, произрастающие по бокам от светящихся полос проходов.
   Вскоре мы сидели в уютно обставленном зале - достаточно большом и просторном помещении для борта космолёта. Заннис потчевала нас обедом, хотя мы и не собирались, вроде бы, обедать.
   Но отказываться я не стала, и сразу же дала понять, что Глен и Дэни тоже непосредственно занимаются вопросами голограмм. Поэтому они сидели с нами за столом, что невероятно порадовало Заннис, которая периодически кидала взгляды на Дэни. Не обедали, правда, но в обсуждении участвовали.
   А детектор мысленно сообщал мне все необходимые сведения о продуктах - я не до такой степени доверяла Заннис, дабы есть что попало без лишней перестраховки. Тем более после рассказа Глена.
   - Вы узнали что-то новое о голограммах? - начала я интересующую нас всех тему.
   - Нет, леди Луэлин... А вы? - ответила не очень смело она, бросила взгляд на Глена.
   - Мы... пытаемся расшифровать одну надпись, - сообщила я. - Вам не встречались голограммы с надписью?
   Заннис побледнела, отложила в сторону столовый прибор и смотрела на меня широко раскрытыми глазами.
   - Что, Заннис? - мягко спросил Глен. Дэни вдруг как-то странно на неё посмотрел, будто что-то осознал.
   - Насколько мне известно, есть только одна голограмма с надписью! - воскликнула Заннис.
   - Не может быть! - пробормотал Дмитрий.
   - Лорн? - произнесла я.
   - Так вы его знаете! - снова воскликнула Заннис, вскочила. Губы задрожали, и, видимо, она решила, что ничего хорошего ей в нашей компании не светит. Глен тоже стремительно поднялся и попытался обнять её:
   - Успокойся!
   - Ты выдал меня?!
   - Неужели на вас напал Лорн? - Дмитрий тоже поднялся. - Драссы, он никогда не говорил своей настоящей фамилии, но на Дреме был известен как Яжвад.
   - На Дреме... - прошептала Заннис, глядя на Дмитрия большими глазами, и, кажется, до неё что-то стало доходить. - Вы были на Дреме?
   - Занимался учётом информации, - отозвался Дмитрий.
   - Так это был Лорн? - перебила я, не собираясь посвящать её в не относящиеся к делу тайны. Вскакивать вслед за всеми с места не стала вскакивать - есть, правда, расхотелось и мне. Пыталась вспомнить, называла ли я при Глене имя Лорна - кажется, нет.
   - Но зачем? - изумился Дмитрий. - Зачем ему нападать на вас? Леди Луэлин, помните, я при нём упомянул имя Заннис... Но он отреагировал на него как на незнакомое.
   - Мы давно с ним знакомы! - воскликнула девушка, кажется, начиная сомневаться и путаться в собственных выводах. - Он обратился ко мне со своей голограммой несколько лет назад, когда я только-только начала заниматься антиквариатом.
   - Но что хотел? Почему напал? - спросил Глен, усаживая её на место. Она послушно опустилась на пневмосидение за пневмостолом, вокруг которого мы расположились. Сидение откликнулось мелодичным переливом.
   Дмитрий с Гленом тоже вернулись на места, Дмитрий был очень мрачен - и я постаралась незаметно сжать его руку. Всё-таки с Лорном их многое связывало.
   - Он... пытался выяснить, что ещё мне известно... И есть ли у меня другие голограммы... Знал, у меня их две, не поверил, что уже ни одной не осталось... А потом, когда я сказала, что продала последнюю вам... он отпустил меня и улетел. Он был... так взвинчен, он... - Заннис снова всхлипнула, - совсем не походил на того милого улыбчивого Лорна, которого я знала...
   - Вы уверены, что это был именно он? - спросил Дмитрий, на всякий случай высветив стереографию через наручный телепорт. Заннис судорожно кивнула, слёзы полились по щекам.
   - Я найду его, - мрачно сказал Дмитрий, и Заннис бросила на него очередной мечтательный взгляд.
   - Что вы ему рассказали? - поинтересовалась я.
   - То же, что и вам... и ещё... я не хотела этого говорить, но... Однажды я разглядывала свою голограмму... долго-долго... и вдруг... мне показалось, я установила мысленный контакт с... этим... внутри... он стал так смотреть на меня... Было так страшно! Я отшвырнула её - показалось, он сейчас затянет меня туда, в эту жуткую красную пустыню, и... - Заннис снова расплакалась, дрожа, Глен опять обнял её.
   - Ну успокойся, всё хорошо, - прошептал, поглаживая по голове.
   - С тех пор я боялась подходить к ней! И именно поэтому согласилась продать... Это всё, что я знаю, честное слово!
   Теперь я была уверена, что Заннис действительно сказала всё, что знала. От её слов даже у меня мурашки пробежались по спине. Все притихли. Потом Дэни нарушил тишину:
   - Вы не против, если я попытаюсь связаться с ним отсюда? - спросил, обращаясь одновременно ко мне и хозяйке космолёта. - Через свой личный передатчик, - уточнил. Я кивнула, Заннис тоже.
   Дмитрий положил руку с телепортом на стол, послал мысленный запрос. Окошко мигнуло - ответа не было. Дмитрий, видимо, подал ещё какую-то команду, и вдруг вздрогнул. В то же мгновение перед нами спроецировалась лаборатория Лорна.
   Мы притихли, потрясённо глядя на визуальный макет. Всё помещение было залито водой, в одной из стен виднелась огромная пробоина. Похоже, весь плавучий дом затонул, мелкие рыбки пестрели среди перевёрнутой плавающей мебели.
   - Его личный телепорт не отвечает... Я должен туда слетать, - поднялся Дмитрий.
   - Нет! - ответила я как можно ровнее. Еле сдержалась, чтобы не выйти из королевского образа и не напомнить об осторожности. - Дэниэль Нантер, этим вопросом займётся КВС.
   Мой королевский тон слегка остудил его порыв.
   - Как скажете, ваше величество, - ответил он. Я тоже поднялась:
   - Глен, вы можете побыть немного с Заннис. Успокойте её. А мы возвращаемся во Дворец.
   - Слушаю, мэм, - отозвался тот.
   До космолёта мы дошли в тишине. Заннис провожала нас, и я видела, что отпускать Глена ей очень не хочется. Он же, мне показалось, наоборот гораздо с большим желанием улетел бы с нами. Однако чувство долга победило, остался успокоить старинную подругу.
   - Дим... - только на космолёте я позволила себе выйти из образа. - Если хочешь, можешь тоже съездить на Паефол. Не буду тебя останавливать. Но так не хочется, чтобы ты зря рисковал! И ставил под угрозу свою нынешнюю роль. Может, лучше отправить туда специалистов, они всё осмотрят, а потом решим, что дальше... Как считаешь?
   - Ладно. Подождём отчёта твоих специалистов.
   Я была несколько удивлена тем, что он так легко согласился. Казалось, никакие опасности не остановят его, если уж он решил сам за что-то взяться! Однако любимый положил руку на мой живот и стало понятно: он просто не хочет, чтобы я волновалась лишний раз. Вероятно, как и я, понимает - дело слишком уж опасное, сами не подозревая, мы умудрились встрять во что-то серьёзное.
   А мне почему-то вспомнилась атака амфибии с жутким отростком на носу...
  
   Ещё через несколько дней ко мне в приёмное время зашла мама.
   - Что случилось? - удивилась я, поскольку это было не в её привычках.
   - Я по работе, - улыбнулась леди Рабэлла, садясь в кресло для посетителей. - Помнишь, говорила тебе, что хочу поехать на Землю, опробовать один проект?
   - Конечно.
   - Мне нужно разрешение на пользование какой-нибудь структурной базой планеты, желательно Земли.
   - Так вот почему вы ожидали окончания войны?
   - Да, Луэлин. Мы наконец-то подготовили все расчёты - они здесь, если хочешь, можешь проверить, - мама мягким жестом положила на стол кристалл в прозрачном футляре. Я улыбнулась. Когда она не пытается воспитывать и поучать меня, с ней отлично можно ладить!
   Я вдруг подумала, какая она у меня красивая... Тонкие нежные руки, на одной из них крупный бриллиантовый браслет - подарок отца. Кажется, она его никогда не снимает. Удивительные оливковые глаза, длинные каштановые волосы, которые, впрочем, она частенько перекрашивает то в рыжий, то в красный. Как, например, сейчас. Я никогда не походила на неё, но отец часто говорил, что унаследовала от неё саму красоту.
   Мы были не слишком ранними детьми, да и замуж-то она вышла уже за пятьдесят... Но выглядела до сих пор такой молодой!
   Однако вдруг мелькнула мысль о моём состоянии и о том, что с ней случилось бы, узнай она про Рэйсу. Я продолжала так же улыбаться и слушать её - в надежде, что мама со своими сотрудниками подготовят всё и уедут на Землю раньше, чем станет особенно заметен мой живот.
   - У нас есть одна интересная гипотеза по поводу возможности влияния Источника на некоторый уровень жизнедеятельности, но всё пока ещё далеко от приведения в приличный вид, - продолжала она.
   - Это не опасно? Вы будете воссоздавать свойства Источника в лабораторных условиях?
   - Не все и попеременно.
   - Кто из наших учёных занимается этим? Каор Туор?
   - Да.
   - Я переговорю с ним.
   - Хорошо.
   Глубоко вникать в подобные вопросы сейчас не хотелось, но вот налицо недостатки моей работы - а может быть, моей добросовестности... Я не могла дать разрешение на такие серьёзные вещи, предварительно всё не перепроверив. Поэтому придётся много времени потратить и на него.
   Впрочем, если там всё будет в порядке, не вижу причины не разрешить. Тем более, обычно мамина работа больше касается исследования живых существ и целых рас, чем физических явлений. А с другой стороны, мне вдруг вспомнились со-файлы Дэриха Шон Драммера. Изучение Источника, пожалуй, лишним не будет.
   Антина же - я намерено называла её Антиной, чтобы не напоминать Дмитрию об Эйри, в которую он недавно влюбился, если то чувство можно так назвать - не перестала цепляться к Дэни. Хотя, по-моему, я вполне ясно изъявила своё пожелание... Как и он.
   К тому же, за пролетевшие несколько недель она каким-то образом изловчилась замять его начинающееся раздражение - насколько я поняла, ни разу больше не упоминала про невесту, никогда не расспрашивала о работе и в разговорах вдруг сделалась податливее гипсоида. А как только замечала, что Дмитрий недоволен, быстренько исчезала на пару дней. Похоже, она всё же надеялась затмить в его глазах загадочную невесту, которой, к тому же, сейчас не было рядом с ними.
   "Глупенькая! На кого замахиваешься?" - думала я, в очередной раз замечая её ухаживания. Впрочем, убеждала себя, что знай она, кто её так сказать соперница, то едва ли продолжала бы бесполезное преследование. Поэтому старалась не придавать ему особенного значения.
   Но иногда всё вдруг начинало мучить меня - вероятно, какие-то положенные по состоянию эмоциональные всплески давали себя знать. И становилось невыносимо тревожно и неуютно от того, что я не могу объявить о Дмитрии открыто и никогда больше не переживать за него, за нас, за наши тайны.
   Особенно если его не было рядом, я могла начать шагать по комнатам, не зная, в какой угол податься, и даже работа с трудом отвлекала меня. А тут ещё какая-то девица пытается отобрать его у меня, и пусть я полностью доверяю ему, но готова была разорвать её за один только подобный помысел!
   В тот день я вновь увидела воочию, на сей раз на гип-площадке в ОКЦ, как она якобы случайно встретила Дэни - он ездил со мной в качестве охранника на Дрем, а теперь сменился, и пока я продолжала королевские дела, решил сходить в спортзал. Не знаю, когда эта женщина успевала работать - у меня сложилось впечатление, что она только и делает, что бегает за ним!
   В приливе возмущения я даже поискала, за что бы можно было её уволить, но увы, не нашла ни одного существенного изъяна. А поскольку она не находилась под моим непосредственным начальством, то было бы весьма удивительно, если бы я сообщила Боннису Дольмелю, что не желаю видеть её.
   Конечно, он не посмел бы ослушаться. Однако поскольку она - не просто его подчинённая, то Боннис по крайней мере спросил бы о причинах и попытался ходатайствовать за неё. К тому же учитывая её дружбу с его дочкой...
   Подобные вещи не смутили бы меня в былые времена - я обязательно нашла бы какой-нибудь повод мягко и ненавязчиво избавиться от неё. Однако сейчас побоялась, что она может привлечь ненужное внимание к Дэни, например, во всеуслышание заявив, что я покровительствую его невесте. Или найти другой повод поскандалить. А то и сама начнёт копать, какое я имею отношение к её увольнению и кто же его избранница.
   А вслед за этим может всплыть что-то о его наспех (хоть и самим Хэкиром) запихнутой в Базу Данных информации. Всё же на меня работают лучшие специалисты Галактик, и они не потерпят, чтобы у моего личного охранника были какие-то проблемы с прошлым и неизвестные им невесты. А Боннис, кроме всего прочего, имеет доступ ко многим архивам и скрытым от широких масс материалам.
   Конечно же, я не говорила Дмитрию о своих неприятных размышлениях - с него и так хватало постоянного нервного напряжения - однако решила ещё раз попытаться образумить Антину.
   Понаблюдав, как в спортзале она принимает всяческие позы и пытается продемонстрировать свою красоту и привлекательность, решение пообщаться с ней утвердилось окончательно.
   Дмитрий, кстати, тоже долго этого не выдержал и вскоре ушёл в душевую - насколько я поняла, в ту кабинку, куда выходила одна из дверей нашего хода, - и бедная девушка напрасно прождала его, поражаясь, как он сумел проскользнуть.
   К вечеру я в свою очередь случайно встретилась с ней и ненавязчиво в беседе предложила назавтра немного прогуляться по нижнему парку. Нижний парк тоже не просматривается.
   На следующий день мы отправились туда. Стражу я решила с собой не брать, понадеявшись, что нам будет вполне достаточно той, которая непосредственно охраняет парк и которую обязательно оповестят о моём там пребывании. Хотелось без посторонней помощи поговорить с ней. Правда, я не стала скрывать это от Дмитрия и честно рассказала ему. Дмитрий хмыкнул и даже попытался отговорить, после махнул рукой. В конце концов, я всегда уделяла внимание подданным, ничего тут особенного нет.
   Я незаметно повела её в пульльский уголок, находящийся недалеко от аллеи олантийских кустов-арбров, намереваясь, если она не воспримет моих слов, предоставить ей более существенные убеждения. "Например, в виде их колючих плодов", - усмехнулась про себя.
  

Глава 8. Газовая мина

  
   Пульльский уголок - одно из живописнейших местечек нижнего парка, к тому же имеющее парящую хрустальную пневмобеседку, к которой ведут силовые ступени. Когда чья-нибудь нога (либо иная опорная часть организма) ступает (прыгает, перетекает и так далее) на них, они загораются яркими разноцветными, очень нежными сияниями.
   Второе солнце Антареса как раз подбиралось к зениту, когда мы приблизились к этой красоте, но я не пошла в беседку, а залюбовалась лучами, которые текли в своеобразные листья пульльских деревьев и разбрызгивались из них разноцветием излучений.
   Казалось, таинственный свет опускается свыше, покрывая теплом, красотой и умиротворением всё вокруг. Будто ничто злое и плохое не может существовать в нём, будто он несёт некое духовное очищение для любого самого мрачного помысла... На душе делалось легко и светло, радость буквально вливалась в сердце вместе с мириадами лучей.
   - Как прекрасно... - прошептала Антина.
   - Вам нравится? - изрекла я стандартную фразу, и, пока она изливала свои восторги, подошла к одной из невидимых лесенок, начиная подъём.
   Ступени мягко мерцали под моим прикосновением и тут же гасли, а Антина неуверенно поднималась следом, повинуясь безмолвному приглашению.
   Беседка затрепетала от нашего присутствия, я опустилась на хрустальное, но тем не менее мягкое, сидение, с удовольствием наблюдая, как Антина завершает путь по колеблющейся лесенке и несмело вступает внутрь.
   Я промолчала, что сбоку имеются такие же невидимые, загорающиеся при прикосновении перила. А сама она не догадалась.
   Выдержав небольшую, но ощутимую паузу, я позволила ей сесть.
   После с очаровательнейшей улыбкой произнесла:
   - Расскажите о себе. Где вы были до прибытия во Дворец, чем занимались? Вы родились на Земле?
   - Да, моя мама умерла, когда мне было восемь лет. Меня воспитывал отчим - впрочем, кажется, он был моим настоящим отцом, но что там происходило на самом деле, я не знаю. Потом я полетела учиться в созвездие Козерога, на планету Италисия, знаете? - она чуть склонила голову, но подняла на глаза. Провела рукой по сияющей ограде беседки.
   - Да, конечно, там одна из лучших школ, - я сидела со своим спокойным царственным видом, не совершая никаких сознательных или бессознательных движений, не проявляя эмоций.
   - Потом я пребывала на Земле, пока не поехала с моим шефом на Марс, там сейчас всё так красиво благоустроено! - продолжала она, тщетно пытаясь определить мою реакцию и цель приглашения. - Я работала у Иосифа Винницкого, он занимался изучением искусства Генри - это племя с планеты Генри, ну, вы знаете, в Рыбах. Потом его убили. В войну жила на Марсе, занималась подбором материалов по Дрему - просто из интереса. И вскоре поступила к вам. Вот вся моя краткая биография.
   "Даже слишком краткая... Несколько фактов, которые и так фигурируют в досье, и ничего более... Будто зазубренный текст прочитала..." - отметила я про себя, но так же мягко спросила:
   - Вы одиноки?
   - Не думаю, ваше величество. Я не чувствую себя одинокой, если вы имеете ввиду не... отсутствие семьи.
   - И это тоже, Антина... - я позволила себе сочувствующий взгляд.
   - Я... очень надеюсь, что любимый человек всё же ответит взаимностью, - произнесла она и, собравшись с духом, смело взглянула мне в лицо.
   - Однажды я уже говорила с вами, и за ваше упрямство вполне могла бы отослать вас подальше от Скорпионки. Куда бы вы хотели поехать работать? Не желаете вернуться на Италисию, где прошли учебные годы? А ещё у нас есть замечательная планетка Дрем, которой вы интересовались из общего любопытства. Что скажете?
   - Это в вашей власти, мэм, но... объясните мне, в чём моя вина? - я заметила, что рука её сжала ограждение. Однако взгляд девица сделала беззащитный и трогательный.
   "Да, уже разжалобила", - фыркнула я про себя, думая, в каком бы ключе продолжить разговор. В принципе, представляю, как это всё смотрится с её стороны... Я никогда не вмешиваюсь в личную жизнь охраны, а тут вдруг завела какой-то зуб на неё по отношению к Дэни. Если буду слишком настойчива, может что-то заподозрить.
   Черти кометные! Получается, только изгнанием и можно решить этот идиотский вопрос! Сегодня сделаю последнюю попытку.
   - Я достаточно ясно выразилась, как смотрю на ваши отношения с моим охранником, - холодно ответила я.
   - Любым охранником? Или... с Дэни? - уточнила она чуть не плача.
   Пожалуй, диалоги с ней изводили меня не меньше, чем с Кентилио! Хоть и по другой причине. Это ужасно, когда собеседник не способен оставлять хоть часть разговора "за кадром"! И при том упрямо придерживается одной-единственной выбранной им идеи. Но некоторым нужно обговорить и уточнить любые детали, которые звучат двояко.
   Хотя в разговорах с Аней она же адекватно на всё реагирует! А тут надумала прикинуться полной дурочкой... Может, у неё имеется какая-то совсем иная цель?.. Впрочем, от Михаэля предупреждений не приходило.
   Вздохнув про себя, я решила довести до её восприятия свою мысль - даже если она изо всех сил не хочет её понимать.
   - А у вас есть отношения ещё с кем-то?
   Антина приложила максимум усилий, чтобы не смутиться и не отвести глаза. Не догадайся я раньше о том, что между ней и Боннисом не просто деловое сотрудничество, то сейчас могла бы и не заметить.
   - Девочка... - я снова применила мягкий тон. В принципе, исходя из досье, она была почти моего возраста... но королева могла позволить себе такое обращение. - Я же уже упоминала, что в моём замке служит много прекрасных людей.
   - Я люблю только его! - негромко ответила она, с жаром сжав руки у сердца. - И я не скрываю от вас своих чувств, ваше величество, надеясь на женское понимание...
   - Я очень хорошо понимаю вас, Антина... - тепло улыбнулась я, подарив ей не менее трепетный взгляд, чем её собственный. Надо же, какая искренность! Она не скрывает от меня! - Но скажите... Разве Дэни сам ищет встреч с вами? Разве он приглашает вас куда-то? Неужели вы не осознаёте, что таким поведением вызываете неприязнь и раздражение...
   - Просто он... - глаза Антины загорелись: кажется, она решила, что сможет переубедить меня. А мне всего лишь не хотелось выдавать личную заинтересованность в Дэни... - он очень порядочный, леди Луэлин! Я знаю, что небезразлична ему, просто, наверное, его мучает совесть по отношению к невесте...
   - Что заставляет вас так думать, Антина? - все с тем же участием спросила я.
   - Я вижу, леди Луэлин... Ведь вы... очень умная, очень чуткая! Вы должны знать, как это: чувствовать то, чего не говорят.
   "Уж я-то чувствую! А вот ты мне будешь рассказывать, что мой Димочка имеет к тебе какое-то влечение!"
   Еле сдержав очередной приступ возмущения, я кивнула в ответ:
   - Ну а если я скажу вам, что слышала не раз, как он говорил, что не знает, как отделаться от вашего внимания? Вы поверите мне, Антина?
   - Разве я могу не поверить вам... - прошептала она.
   - Антина... лучшее, что вы можете сделать - это перестать преследовать его. Если он что-то испытывает к вам, то чувства обязательно прорвутся и он сам прибежит в ваши объятия. Возможно, это даже заинтригует его: почему вдруг вы перестали обращать на него внимание. У мужчин, знаете ли, очень развито чувство самолюбия.
   - Почему... вы говорите мне это? Вы... не будете против, если я... если он... если у нас...
   - Давайте договоримся так. Вы прекращаете охоту за ним. И если вдруг он поймёт, что не может без вас, если он придёт ко мне сам - или с вами - и скажет, что отныне вы - его невеста и любимая, то... Мне не останется ничего, как сообщить его нынешней невесте, что даже покровительство королевы не смогло разрушить столь крепких чувств. Договорились?
   - Хорошо, ваше величество! - согласилась она, глаза загорелись - ей с трудом удалось скрыть хищный огонь.
   - Но не забывайте: с одним условием, - напомнила я, надеясь, что в порыве радости она не упустит из виду эту "незначительную" деталь.
   - Вы... такая замечательная, леди Луэлин! - воскликнула Антина. Может, я бы и поверила, не будь всех предыдущих диалогов.
   Тем не менее радостно подняла глаза к небу - но успела заметить, что к пневмобеседке приближается Дэни. Это несколько удивило меня: сейчас было время его дежурства, потому едва ли он вышел прогуляться. Поднялась, якобы не видя его, сказала:
   - Давайте немного пройдёмся. А то что-то я засиделась...
   Снова адресовав ей дружеский взгляд и не дожидаясь ответа, начала спуск, зная, что она чувствует себя не очень уверенно в расшатанных мною волнах и едва ли додумается поискать перила. Но она прилагала все усилия, чтобы гордо снести своё достоинство на твёрдую почву.
   Дмитрий направился ко мне, приветствуя положенным поклоном, затем коротко поздоровался с моей собеседницей.
   - Простите, мэм, в ОКЦ решили, что вокруг парковой ограды неспокойно, и меня направили к вам. Не желаете вернуться внутрь?
   - Если адмирал не уверен в охране парка, пусть сменит её, - ответила я королевским тоном и устремилась далее. Впрочем, пренебрегать предупреждением не планировала, но и сразу же бежать прятаться не хотелось. Бросила взгляд на Антину. Интересно, примет ли условия? Прислушается ли? Не зря ли я уделяю ей столько внимания? Парочка Помощников следит за ней, может, дождаться, пока они предоставят зацепку, и тихо избавиться, услав подальше?
   - О, Дэни, здравствуйте, - сказала она, будто бы отвечая на его приветствие. Но отставать от меня, тем самым переключаясь от разговора со мной на разговор с моим телохранителем, не посмела. - Вы намерены охранять нас?
   "Нас!" - усмехнулась я, но промолчала. В любом случае Дэни, при исполнении служебных обязанностей, не будет вести светские беседы. Но Антина, кажется, пока не спешила приступать к осуществлению нашего соглашения.
   - Если леди Луэлин не прикажет мне обратного, - ответил Дмитрий, занимая место за нами. Я едва не засмеялась столь двусмысленному ответу, но Дмитрий выглядел абсолютно серьёзным.
   Антина бросила на меня взгляд, потом снова покосилась на него, и спросила:
   - А что произошло-то?
   Ну да... Вроде как ей просто любопытно... Дэни промолчал, она вновь обернулась к нему, подозреваю, напоровшись на каменное выражение лица.
   - Антина, во время службы моей охране запрещено разговаривать с кем бы то ни было, кроме тех случаев, когда я лично не разрешу им, - сообщила я прохладно. Она бросила на меня взгляд, понимающе поклонилась и заткнулась. Я двигалась в направлении ближайшего поста стражи, чтобы выяснить, что там приключилось.
   Один из охранников, тилар, вышел навстречу, отдавая честь обеими трёхпалыми руками.
   - Что-нибудь случилось? - осведомилась я.
   - Пока нет, мэм, однако зафиксировано небольшое оживление за оградой резиденции, поэтому, зная, что вы находитесь здесь, мы сочли необходимым доложить обо всём в Общий Координационный Центр замка.
   Неожиданно стабилизирующий пояс выдал сообщение - конечно, мысленное - что в окружающей среде появляется примесь чего-то очень вредного для ребёнка и посоветовал поскорее покинуть это место.
   Вероятно, пояс передал то же самое Дмитрию, так как тот занял место рядом со мной, с другой стороны от Антины, и несколько напрягся.
   - Что происходит? - тем временем обратилась я к тилару.
   - Мэм? - не понял он. Однако, похоже, получил какое-то сообщение по внутренней связи, вновь отдал честь и бросился к посту охраны, но не успел добежать до него.
   Я заметила удивлённо-вопросительный взгляд Антины и профессиональный Дэни, однако бегуще-прыгающий на своих пружинах тилар, вероятно, наступил или зацепился за какой-то скрытый механизм, и вверх вырвалась струя газа. Охранник скрутился (телам тиларов это свойственно) и истошно закашлял, после чего рухнул на землю.
   Дмитрий загородил меня - не самый полезный в данной ситуации жест, зато выдающий, как он беспокоится - срочно вызывая по наручному передатчику ОКЦ. Похоже, им уже стало что-то известно: к нам опускалась с ближайшего хранилища фильтр-платформа.
   Лёгкие и бронхи начало раздирать изнутри что-то едкое и чесучее, а пояс взволнованно настаивал на уходе. Дмитрий с Антиной тоже закашлялись, и я поняла, что сама ещё удерживаюсь только благодаря стабилизатору на моём животике. Не стала дожидаться, пока платформа опустится, и как только смогла, тут же запрыгнула на неё. Несколько рук подхватили меня, но я указала на Дэни с Антиной.
   Он пытался направить её к платформе, она сотрясалась от приступов кашля, согнувшись пополам, не могла ступить и шага. Ещё один охранник в носовом фильтре спрыгнул вниз, помогая ей забраться. Дмитрий вошёл последним - "вошёл" мягко сказано, потому что к тому времени и он уже задыхался от приступов.
   А также я заметила и ещё кое-что: голосовая пластинка слетела со связок, и он попытался незаметно спрятать её в руке. Честно говоря, даже не знаю, что сильнее встревожило: непонятный газ в моём парке или то, что подверглось опасности инкогнито любимого мужчины. Если вдруг его обнаружат, ещё и в этом могут обвинить!
   Внутри дышалось идеально, но лёгкие продолжали почёсываться, а Дэни с Антиной ещё минут десять откашливались.
   Была включена офильтрация всего парка, а платформа понесла нас в замок.
   - Не ожидали? - усмехнулась я в ответ на удивлённые взгляды Антины.
   - Вы великолепны, - произнёс Дэни хриплым голосом, и по глазам прочей охраны я заметила, что ребята с ним согласны. "Тоже мне, великий подвиг - заскочить на платформу! - усмехнулась я про себя. - Вот что значит репутация."
   - А почему вы почти не кашляли? - поинтересовалась Антина, не собираясь замечать реакцию окружающих.
   - Меня много лет обучали королевской выдержке, - прохладно ответила я, чтобы отбить охоту к дальнейшим расспросам.
   Сейчас меня занимал другой вопрос: что это было? Несколько новых галактоидов поступило на работу, но каждый многоступенчато проверяется. И всё же... Эйри...
   Я посмотрела на неё, не сводящую глаз с Дэни. Способна ли эта женщина на предательство? Брось ты, женщина способна на всё! Да и кто кроме неё знал, что я буду сегодня в нижнем парке? (Если покушались, конечно, на меня. Или?) Ладно, займёмся. Может, и к лучшему, что она перед глазами. Есть повод приставить к ней дополнительное наблюдение.
   Как только платформа остановилась, я направилась в ОКЦ, кивком приказав Дэни следовать. Но специально прошла через непросматриваемый отрезок - чтоб он смог, наконец-то, установить на место пластинку.
   Вся охрана нижнего парка была мною без дальнейших разбирательств уволена, а я в который раз задумалась, не обнести ли свой замок силовой оградой постоянного действия - но так не хотелось демонстрировать страх. Наоборот, я предпочитала показать, что доверяю своим подданным и рассчитываю только на положительное отношение с их стороны.
   Некоторые из Королей запускали ограду, другие, наоборот, снимали её. Мой предшественник предпочел не оставлять, и мне не хотелось, чтобы вновь ограда появилась именно во время моего правления.
   Адмирал лично взялся расследовать событие в нижнем парке. А также, не успела я вернуться к себе, как позвонил Гридар Гринг. Очень надеясь, что он не станет акцентировать внимание на присутствии там Дэни, я ответила ему. Мои надежды оправдались - Гридар заговорил о выгнанных.
   - Здравствуйте, леди Луэлин, как вы себя чувствуете?
   - Прекрасно, Гридар. Слушаю вас.
   - Я об охране нижнего парка. Вы приказали всех уволить, но я хотел бы заняться анализом ситуации и...
   - Наказать виновных? - усмехнулась я. Он кивнул вполне серьёзно.
   - Моё увольнение относилось лишь к работе, рорадар. Я не настаиваю на их немедленном отъезде из замка - пожалуйста, они в полном вашем распоряжении.
   Гридар удовлетворённо кивнул, но у меня не возникло сочувствия к ребятам - ибо как можно было допустить такую ситуацию, я представляла с трудом. При усиленном контроле! Откуда?! Для меня было важно не столько кто, сколько - как?!
   Кроме всего прочего, реакция Антины тоже интересовала. На этот раз девицы прогуливались в водопадной рекреации, но я без колебаний активировала прослушивание. После сегодняшнего происшествия при её участии подобное действие едва ли кого-нибудь удивит.
   Начало, увы, пропустила, пока разбиралась с газовой неприятностью. Но мне и окончания хватило...
   - ...Так ты сделаешь, как она сказала? - спросила Аня.
   - Не знаю... Главное, чтоб она так думала...
   - А тебе не кажется, что она была права?
   - В чём?! Если я не доведу до конца - он постарается забыть меня!
   Я вздохнула - Аня, кстати, тоже.
   - И ты постарайся забыть его...
   - Не могу... Слушай... как думаешь... может, между ними что-то есть?
   - Между кем? - не поняла Аня. Но уж я-то поняла... Черти кометные!
   - Может, королева любит развлекаться со своей охраной?
   - Не говори глупостей! - возмутилась Аня, но Антина, сощурив глаза и выставив подбородок, взирала на хрустальный мостик, к которому они приближались.
   - Может, Дэни так себя ведёт, потому, что она его держит?!
   - Разве он сам не сказал тебе... - начала было Аня, но Антина возмущенно перебила:
   - Мужчины не умеют хранить верность, что бы они ни говорили! Пока она там неизвестно где и неизвестно чем занимается, я вполне могу заставить его забыть о ней!
   - Почему ты не можешь допустить, что не нравишься ему?
   - Где бы разузнать про эту невесту... Глена, что ли, раскрутить? - Антина кинула взгляд на Аню, но та ответила:
   - Ну а если она узнает?
   - Откуда она узнает, - отмахнулась Антина. - Вопрос не преступление...
   - Классно тебе... - вдруг произнесла Аня. Выглядела она несколько грустной, как мне показалось.
   - Ты о чём? - не поняла Антина.
   - Да так... ты работаешь... А я вот всегда жила тут, а найти вакансию не могу...
   - Думаю, если бы ты попросила отца...
   - Да я пыталась у него поработать. Мне не нравится.
   - Ну а чем бы ты хотела заниматься? Мы тебе быстренько что-нибудь отыщем.
   - Не знаю... - пожала плечами Аня. - Мне нравится с детьми возиться. Я пару месяцев сидела с ребёнком Ирмы, она из Королевской Вспомогательной Службы. Было классно... Только потом они куда-то переехали. А отец возмущался.
   - Считал, что эта профессия не достойна его дочери? - засмеялась Антина.
   В это время они выходили из рекреации - вероятно, Антина вспомнила, что у неё ещё и обязанности имеются - и внезапно обнаружили Дэни, покидающего кабинет адмирала. Как я понимаю, Дэльвик вызывал его, чтобы лично выслушать все подробности.
   - Видишь! - прошептала Антина. - Мне везёт! Это знак!
   - Дэни! - она бросилась к нему. - Ну что? Уже выяснили? Что там произошло?
   - Пока не знаю, - отозвался он, кивнув Ане в знак приветствия. Антина казалась разочарованной.
   - А тот тилар... умер? - поинтересовалась Аня с грустью.
   - Да, - подтвердил мой любимый.
   - И неизвестно, что это за газ? - спросила Антина.
   - Адмирал не докладывает о расследовании мне лично, - прохладно ответил Дэни. С чего, интересно, она вбила себе в голову, что не безразлична ему?! По-моему, он не горел желанием остаться и продолжать разговор.
   - Я... не успела поблагодарить вас... - она потянулась, чмокнула его в щёку.
   - Не забудьте поблагодарить леди Луэлин, - усмехнулся Дэни. - Если бы не её ловкость, я не успел бы помочь вам и вы могли бы лежать рядом с тем тиларом.
   Такой ответ, по-моему, разъярил Антину, да ещё и взгляд Дмитрия казался довольно насмешливым.
   - Леди Луэлин была одной из лучших учениц в Школе, - произнесла Аня, вероятно, пытаясь сгладить углы. - Она всегда изумляла всех в разных критических ситуациях. Да вспомнить хотя бы Дрем.
   Взгляд Дэни едва уловимо потеплел, он хотел что-то сказать - подозреваю, попрощаться - но Антина начала раньше:
   - По-моему, идеальная женщина нежная, мягкая... - произнесла она, посмотрев на него. - А сильными должны быть мужчины!
   О, если она думает, что прельстит этим Дэни, то глубоко ошибается! Насколько я успела заметить, Дмитрию всегда нравились сильные женщины.
   - Леди Луэлин чудесно совмещает очаровательную женственность и невероятную силу духа, - ответил Дэни, и тут же, не давая девицам удерживать разговор, добавил:
   - Извините, моё дежурство ещё не окончено и её величество может в любой момент вызвать.
   Он наконец-то избавился от них.
   - Подумаешь! - воскликнула Антина, когда он удалился. - Если бы не этот идиотский газ, я бы тоже спокойно заскочила на эту идиотскую платформу!
   Усмехнувшись, я отключила слежение. А вечером, под шум маленького водопадика в моём парк-саду, Дмитрий даже рассказал, что его наградили благодарственным поцелуем. Я в свою очередь сообщила, что видела это, а также о нашем уговоре с Антиной. Дмитрий расхохотался, в очередной раз поразился моему умению оборачивать любую ситуацию себе на пользу - я, правда, выразила сомнение, что Антина будет придерживаться "плана". Ну а вдруг всё-таки чудо свершится?..
   Любимый же уверил, что уж он-то точно никогда не заявится ко мне с сообщением, что собирается жениться на ком бы то ни было кроме меня!
   А после спросил, не слишком ли сурово я обошлась с охраной парка.
   - Шутка ли, Дим? - я мысленно приказала качели, на которой мы сидели, взлететь и чуть раскачаться. - В парке оказываются какие-то газовые мины, а они не способны защитить свою королеву и обезопасить её прогулку! И никто ничего не может сказать о путях попадания этого вещества в мои владения.
   - Но они быстро среагировали. Может быть, ты лишаешь себя поддержки стольких верных солдат, а рядом с тобой остаются неизвестные предатели?
   - Быстро среагировали? Если бы не стабилизирующий пояс, не известно, что сейчас было бы со мной и с ребёнком! И как бы солдаты преданы ни были, если они не способны исполнять свои обязанности, я не собираюсь держать их здесь.
   - Помнится, после нашей аварии, ещё до войны, ты говорила совсем другое.
   - Это разные вещи, - почти отрезала я.
   - Как хочешь, - сказал Дмитрий. Я обняла его:
   - Ты же знаешь, что я права, любимый. Как я могу быть теперь уверена, что в следующий раз, когда захочу там погулять, на меня ненароком не нападут?
   - А почему ты уверена, что новая охрана справится лучше? Тебе следовало бы поискать истинного виновника.
   - Кстати, о виновниках. Никто, кроме Антины и тебя, не знал, что мы с ней будем сегодня там.
   - Мало ли кому она могла похвастаться?
   - Ладно, адмирал этим занимается. Гридар, как я понимаю, - тоже.
   - О, мы сегодня несколько часов убили на разбор... - усмехнулся Дмитрий. - И, подозреваю, это далеко ещё не конец.
   - Что там разбирать, - пожала я плечами. - Для начала нужно узнать, откуда взялся этот газ.
   - Ну как ты не понимаешь, - засмеялся он, - когда станет известно, откуда, будет повод помучить охрану ещё несколько часов.
   - Так что сейчас давай отдохнём, - засмеялась и я.
   - Ты так красиво... прямо-таки вспорхнула на платформу. Тебе не вредны подобные перелёты? - улыбнулся он.
   - Раз моя строгая няня промолчала, значит, нет.
   Дмитрий мягко поцеловал меня, положив свою сильную, такую любимую руку на живот. Даже показалось, Рэйса ответила ему изнутри.
   В его объятиях я успокоилась и почти растаяла, в который раз ощущая, как жёсткая непреклонная королева покидает меня. Лёгкий ветерок от раскачивания качели овевал нас, убаюкивая...
   - Знаешь, - произнесла я совсем другим тоном, мягким и домашним. - Если бы ты заговорил со мной о том же самом сейчас, я не смогла бы сопротивляться и, пожалуй, поддакнула бы тебе.
   - Не могу же я пользоваться твоими слабостями, любовь моя? - усмехнулся он.
  

Глава 9. Расшифровка

  
   К тому времени Помощники, посланные мной на планету Паефол, где затонул дом Лорна, прислали полный отчёт. Они до сих пор не могли закрыть его, потому что самого Лорна так и не нашли. Исчезла и его голограмма - пиносейф в стене оказался раскрыт и заполнен водой.
   Что случилось с плавучим сооружением, тоже оставалось загадкой. Владелец, сдававший его, был в полном шоке от происшедшего: и так не слишком многие изъявляли желание селиться тут.
   Помощники высчитали силу, с которой должен был быть нанесён удар - только какое-нибудь мощное орудие оказалось бы способно на это!
   Владелец предъявил все расчёты - запас прочности здания превосходил норму в несколько раз! - а также все сведения о планете и её обитателях. Никто из них, даже устрашающего вида амфибии, не смогли бы пробить борта! Ну разве что если бы сотня самых огромных из них одновременно и в полную силу атаковала бы дом в течение какого-то времени.
   Увы, Паефол, новооборудованная для жизни планета, пока не имел защитных баз, да и погодные условия его не очень способствовали слежению за прилетающими и улетающими. Поэтому владелец не мог дать гарантий, что никто, снабжённый орудием достаточной мощности, не совершал посадок. Сейчас там пытаются выяснить хоть что-то по характеру проломов.
   Я переслала отчёт и Дмитрию, и Глену, и даже - отредактированный - Заннис.
   Днём, до дежурства, Дмитрий отправился в лабораторию - взглянуть на дешифратор.
   - Может быть, отдашь, наконец, голограмму для исследования? - спросил перед этим.
   - Надо бы... - произнесла я, вновь ощущая, что никому не хочу доверять это. Сдерживало странное чувство - всё равно, как если бы с меня требовали самую сокровенную тайну рассказать на весь Космонет. Дмитрий, кажется, понимал, потому что не настаивал.
   Я оставалась в кабинете, занимаясь своими делами. Прошло, наверное, около двух часов, когда дверь потайного хода отворилась, и я увидела Дэни, голубые глаза которого горели любимым огнём карих глаз моего Дмитрия.
   - Что? - поднялась навстречу, почувствовав прилив лёгкого волнения. - Расшифровалось?
   - Есть очень интересный вариант! - возбуждённо ответил он, протягивая туньир, на которых обычно хранятся расшифровки. - Дешифратор остановился на этом.
   Сгорая от любопытства, я вставила протянутый туньир в соответствующее гнездо.
   Стереоэкран разделился пополам, одна часть высветила надпись Лорновской голограммы, на второй спроецировались мини-варианты расшифровок. За это время их собралось более чем достаточно. Прозвучали слова, переданные Мораэбле, с примерным переводом.
   - Этот! - Дмитрий направил мысленный указатель, и последняя картинка мигнула. Я приказала ей увеличиться, текст заполнил всю вторую половину экрана. Зазвучал синхронный подбор слов, походящих на переданные Мораэбле. После начался перевод на Общегалактический.
   Не дожидаясь, я пробежала расшифровку глазами.
   На сей раз это был не просто набор слов, а вполне сопоставимая фраза. Будто предупреждение... Правда, без знаков препинания.
   "Опечатан себя последний выход кровью Стража месть настигнет дерзнувшего"
   Надо сказать, на слух, в варианте предположительного языка гсимманов, это звучало очень резко и устрашающе, несмотря на безэмоциональный голос прибора-дешифратора, воспроизводимый гиперкомом. Даже когда послышался перевод на Общегалактический, дрожь снова скользнула телу. Будто прозвучали не просто слова, а могучее заклинание...
   - Опечатан себя? - переспросила я. - Может, своей?
   - Дешифратор выбрал именно это слово, - ответил Дмитрий, горящими глазами всматриваясь в экран. Мы стояли над посланием, забыв на время обо всём на свете. - Но кровью, Луэлин! Это ближе к делу, как считаешь?
   - Опечатан выход себя? Или кровью себя? Или кровью Стража? - предполагала я.
   - Не знаю, - вздохнул Дмитрий. - Не желаешь присесть? - не дожидаясь ответа, он подхватил меня на руки и опустился в королевское кресло. Я хотела было возмутиться, но вспомнила, как на Дреме мы часто любили работать в подобном положении, засмеялась:
   - Тебе нравится это место?
   - Удобно, - подмигнул Дмитрий, не отвечая на скрытый намёк. После глаза его вновь обратились к экрану. Мои тоже.
   - Дерзнувшего что? - произнёс задумчиво. - Проникнуть сквозь выход? Или опечатать? Настигнет месть этого Стража...
   - А может, это именно Стража - который что-то дерзнул - настигнет чья-то гипотетическая месть?
   Мы снова замолчали. На этот раз надолго. В голове крутились варианты, и любой из них казался правомерным.
   - Дим... - наконец, прервала я. - Но при чём тут Дрем, и Феникс?
   - Ой, я же тебе не показал! Там был ещё один вариант! Можно?
   Я кивнула, он послал мысленный приказ моему гиперкому - а я своё подтверждение. Экран расширился ещё на одну часть, по размеру такую же, как первые две, на ней снова высветились все расшифровки. Дмитрий выбрал несколько из середины:
   - Смотри! Вот эти расшифровались координатами. Видишь? Девять слов. Девять значений. Дешифратор пытался привести к принятой в ООССе системе исчисления. Получилось не очень чётко, наверное, из-за разницы обозначения положения в пространстве... Но тут имеется вариант, указывающий на сектор Водолея, а также... вариант, указывающий на...
   - Феникс? - прошептала я. Дмитрий кивнул:
   - Но это ещё не всё... Сначала послушай.
   Не увеличивая тексты, он запустил варианты их звучания на незнакомом языке, без перевода - только мини-ссылки расшифровок мигали, указывая, какая именно произносится.
   - Это про Водолей, - прокомментировал он один из них. - Это про Феникс... слушай дальше...
   Я слушала. И тут послышались слова, почти точно копирующие звучание предыдущего текста про кровь.
   - Силы... - вновь прошептала я.
   - Это про... - Начал Дмитрий, но я уже догадалась и едва слышно продолжила:
   - Щит?
   - Да, - он высветил и приблизил текст, в котором указывались координаты Щита. Зазвучал примерный перевод в Общегалактическую систему пространственного исчисления.
   Я снова прослушала "гсимманский" вариант. Потом вернулась ко второму окну экрана и прослушала "гсимманский" же про Стража. Они звучали почти идентично!
   - Двойное послание?.. - так же тихо произнесла я. Дмитрий кивнул. Мы снова немного помолчали.
   - Черти! - вдруг воскликнул он, вскакивая вместе со мной с кресла. От неожиданности я схватилась за его шею:
   - Что?!
   - Я опаздываю на дежурство! - засмеялся он, ставя меня на пол.
   - Быстрее! - испугалась я. За такое могли и уволить! - Если что, говори, что выполнял моё тайное поручение! - крикнула вслед: он уже метнулся в наш ход. - Перескажу Глену! - это уже было сказано, когда Дмитрия не стало видно за ближайшим поворотом.
   Я вернулась за стол, снова просмотрела и прослушала данные дешифратора. Связалась с Гленом по личной связи - у него был свободный день.
   - Да, леди Луэлин? - ответил тот. Показалось, он находится в межэтажной рекреации либо в парке и, похоже, не один. Но телепорт высвечивал только его и - немного - разноцветную дорожку под ногами.
   - Вы не заняты? - на всякий случай официальным тоном обратилась я к нему.
   - Если у вас есть ко мне поручение, леди Луэлин, ничто не может быть для меня важнее, - мягко и вместе с тем официально же умудрился ответить он.
   - Это не срочно, - улыбнулась я. - По поводу расследования. Как освободитесь, зайдите ко мне.
   Глен не заставил себя ждать.
   - Надеюсь, я не сорвала тебе свидание? - засмеялась я, поднимаясь навстречу. Показалось, он несколько смутился, и я обрадовалась. Как по мне, Пэттэн не стоила того, чтобы мой замечательный Глен столько времени страдал из-за неё. Я была бы счастлива, если б он встретил женщину, с которой мог бы испытать страстную, всепоглощающую любовь! Такую, например, как у меня с Димочкой...
   Потом вдруг вспомнила, как мы с ним натолкнулись на Антину и Аню... "Черти кометные, ты не умудрился увлечься этой дурочкой?!" - воскликнула мысленно я. Прежде чем рассказывать о последних версиях дешифратора, решила сначала попытаться развеять свои догадки. Ну если ей удалось заполучить ещё и симпатию Глена, то ничто не удержит меня от того, чтобы заслать её подальше от резиденции!
   - Что вы, леди Луэлин! - тем временем улыбался он. - Ни одно свидание не сравнится с удовольствием общения с вами! - его глаза весело посмеивались, и я тоже засмеялась. "Надеюсь, это говорит о том, что ты не особенно влюблён!" - подумала, усаживая рядом с собой на липодиван. Но всё же не стала сразу рассказывать о расшифровке, а начала издалека:
   - Как там Заннис?
   - Кажется, успокоилась... Но... - Глен взглянул мне в глаза и слегка пожал плечами, - она всерьёз заинтересовалась Дэниэлем Нантером. Спросила, был ли он на Дреме. Я ответил, что... вы просто поручили ему заниматься этой информацией, оттуда он и узнал Лорна...
   Я вздохнула, возведя глаза к потолку, мы снова рассмеялись.
   - Тебе не удалось переубедить её, Глен?
   - Она уверена, что тоже понравилась Дэниэлю - именно поэтому он был так мрачен и полон решимости разыскать Лорна.
   - Ну да, а такая-сякая королева остановила его страстный порыв, - усмехнулась я.
   - Нечто вроде, - улыбнулся Глен. - Вы же знаете, многие люди замечают только то, что хотят...
   - Надо познакомить её с Антиной Эйри, - тем же лёгким тоном сказала я, исподволь наблюдая его реакцию.
   - Леди Луэлин! - рассмеялся он. - Это уже стало предметом шуток всей вашей охраны!
   Я почувствовала облегчение. Очень не хотелось бы причинять Глену боль, но увлекись он Антиной, я сделала бы всё, чтобы их разлучить!
   - Знаете, леди Луэлин, - продолжал он, - Дэниэля Нантера часто... подначивают, почему это он игнорирует такую настойчивую красавицу. В ОКЦ любимым развлечением стало гадать, где же она в очередной раз его подкараулит... И вся ваша охрана не может дождаться, когда же загадочная невеста прилетит навестить своего жениха - им очень интересно, кто это занимает такие прочные позиции в его сердце!
   Мы снова весело переглянулись, я ответила:
   - Боюсь, они едва ли это узнают...
   - Луис Метилл - думаю, вы знаете его, хоть он и не принадлежит к вашей личной охране - попытался отвлечь её внимание на себя...
   Я кивнула, поскольку действительно знаю в лицо всех работающих в моём замке - а уж любую охрану и подавно!
   - Говорит, зачем он тебе? - улыбаясь, вёл дальше Глен. - Он же тебя в упор не замечает! Может, вообще не переносит женщин, и его так называемая невеста имеет совсем другой пол... - неожиданно взгляд Глена посерьёзнел, хотя сам он всё так же улыбался, и я поняла: он специально рассказал мне это. Подумалось, что Дмитрий, вероятно, выдерживает массу подобных предположений ежедневно - но ни словом ни разу даже не намекнул мне о них! И ещё вдруг осознала, что для меня Дрем остался в прошлом, а мой любимый до сих пор находится в постоянном напряжении - пусть и не таком сильном, как там... Вспомнились слова Ани, что я ни разу даже в Благодарственную Ложу не пригласила его... Интересно, а сам Дмитрий когда-нибудь задумывался об этом?
   В этот момент я ощутила, что готова простить ему любой срыв, любые резкие и насмешливые слова! Не будь он сейчас на дежурстве, бросилась бы к нему. Хвосты кометные, я найду способ его оправдать! И очень надеюсь, что когда он во всеуслышание сможет назвать своей невестой меня, это будет ему наилучшей наградой! Дэниэль Нантер, правда, к тому времени почит в безвестности...
   Сейчас пообщаюсь с Гленом и полечу на Дрем.
   - ... они даже сходили на пару свиданий. Но она не особенно балует его своим вниманием, - полушутя говорил Глен. - До чего же иногда упрямы эти влюблённые...
   Дрем...
   Я почувствовала, как лицо помрачнело, поднялась, прошлась по кабинету. Глен тоже поднялся:
   - Леди Луэлин? Я... сказал что-нибудь не то?
   - Да нет, Глен... Просто вспомнила, как на Дреме сама изображала влюблённую дурочку, чтобы отвести от себя подозрения. Нужно будет переговорить с Михаэлем. А какие ещё новые слухи бродят в моей охране? - обернулась к нему, вновь улыбаясь.
   - Ну... - Глен слегка замялся. - Они удивлены вашим усилившимся вниманием ко мне. И хоть все в курсе, что вы поручили мне некое секретное задание... Но вы же сами знаете, для представителей некоторых космических народов нет ничего приятнее, чем наслаждаться созданием и передачей различных слухов и предположений.
   - Да ну их! - засмеялась я. - Всегда находились те, кто пытался приписать мне какие-нибудь слабости и изъяны... Можно подумать, ты единственный исполняешь мои поручения!
   - Каждый удостоившийся этой чести пристально рассматривается всеми остальными, - улыбнулся Глен. И неожиданно горячо добавил: - При этом, леди Луэлин, вся ваша охрана столь свято уверена в вашей чистоте, порядочности и непогрешимости, что посмей хоть кто-нибудь сделать хоть малейший грязный намёк, не сносить ему головы!
   Глен произнёс это таким тоном - у меня возникло ощущение, что он первый побежит сносить голову глупцу, осмелившемуся усомниться в святости леди Луэлин... Я тепло улыбнулась. И вдруг снова подумала о Дмитрии: каково ему, отбиваясь от Антины и связанного с ней любопытства окружающих, ещё и выслушивать предположения обо мне с Гленом - или с кем-нибудь другим...
   - А ещё все гадают, знаете ли вы об истинном местопребывании Дмитрия Осба... И что будет, если он вернётся.
   - Да, весело у вас там, - засмеялась я. Наступила небольшая пауза, и я произнесла:
   - А теперь слушай, зачем я, собственно, позвала тебя.
   Усадив Глена за дубль-ком, я опустилась в кресло и продемонстрировала ему то, что показал Дмитрий.
   - Потрясающе... - пробормотал Глен, переваривая услышанное и увиденное.
   - Понравилось? - засмеялась я.
   - Что же это значит, леди Луэлин?! - воскликнул он, не отвечая на риторический вопрос. Ясное дело, понравилось! - "Опечатан себя последний выход кровью Стража месть настигнет дерзнувшего"... - медленно, проговаривая каждое слово, повторил Глен. - Может, этот... андрогин и есть Страж?
   - Вероятно...
   - Его кровью опечатан? Или месть будет его кровью совершена?
   Я покачала головой, не ответив: все подобные вопросы кружились у меня в мыслях последние полтора часа.
   - Девять координат... У нас пространственные координаты обозначаются кубом - шестью значениями.
   - Ещё три... - произнесла я, также не в первый раз раздумывая об этом.
   - Вы имеете в виду то же, что и я? - Глен посмотрел на меня, и я засмеялась:
   - Конечно! Как и всегда, Глен! Четвёртое измерение... Нужно привлечь кого-то из расы, владеющей им. Яса-ана, или, лучше, офтшена. У меня есть Помощник-офтшен.
   Снова наступила пауза, во время которой наши мысли оборачивались вокруг голограмм, расшифровки, нападения Лорна на Заннис.
   - Знаете, - сказал Глен, - у меня не выходят из головы слова Заннис. Вы позволите поэкспериментировать с голограммой?
   - Попытаться установить мысленный контакт?
   Глен кивнул, я поднялась:
   - Мы сделаем это вместе! Хорошо?
   - Но... ваше величество... вдруг это опасно? - ответил он, тоже вставая.
   - Разве Королеву ООССа когда-нибудь страшили опасности? - подняла я бровь, улыбнувшись.
   - Но... вы же...
   - Вот именно, стабилизирующий пояс будет нашим союзником. Только я отключу речевой режим, пусть не мешает своими разговорами. Всё равно он не позволит мне совершить что-либо очень уж опасное.
   Глен посмотрел на меня таким взглядом... будто собирался отговаривать. Но потом, очевидно, увидел, что бесполезно. Я мысленно отворила пиношкаф в стене.
   - Доставай её, Глен, - позвала. Он направился к голограмме. Я опустилась на липодиван, мысленно приказала столу выстроить подставку необходимой конфигурации. Глен понял меня без разъяснений и установил голограмму так, чтобы нам было хорошо её видно.
   - Садись, - пригласила я, дотронувшись рукой до мягкой липоподушки дивана возле себя. Он опустился рядом, и мы обратили любопытные взоры к андрогину. Какое-то время пытались сосредоточиться на нём...
   - Он смотрит на тебя, Глен? - почему-то шёпотом спросила я, вновь ощущая прилив глубинной, вымораживающей жути.
   - Да, леди Луэлин... - так же шёпотом ответил он.
   - И на меня... - я оторвалась от голограммы, взглянула на Глена. От него по-прежнему исходило спокойствие и уверенность, хотя я прекрасно ощущала, что неведомый страх проникает и в него. Однако смогла и сама успокоиться, заполняя себя бесстрашной королевой.
   Глен тоже посмотрел на меня, поколебался и всё же спросил:
   - Взять вас за руку, леди Луэлин?
   Я размышляла пару секунд, потом кивнула. Наверное, так будет лучше. Уж по крайней мере не настолько страшно...
   Его рука мягко взяла мою. Мы снова напряжённо всмотрелись в глаза гуманоида. Счёт времени начал теряться...
   В какой-то момент показалось, будто андрогин не просто наблюдает за мной, а тоже пронзительно вглядывается в глаза. Стабилизирующий пояс подал лёгкий вибросигнал тревоги, но я пока не отреагировала на него. Только мелькнула мысль, что он не отключен от Дмитрия... На несколько мгновений задумалась, может, лучше отключить? Однако Дмитрий наверняка изведётся на своём дежурстве, если я вдруг сделаю это.
   Внимание странно рассеялось... Я решила, что самым разумным будет сделать Дмитрию официальный вызов и начать всё сначала втроём.
   Однако в этот миг андрогин снова поймал мой взгляд, и прежде, чем успела что-либо предпринять, я оказалась во власти этих жутких глаз.
   Всё вокруг взорвалось красными песчинками, я вцепилась в тёплую руку Глена - кажется, она оставалась единственным, что соединяло меня с миром. Потом ладонь Глена расслабилась и чуть не выскользнула, но я ухватила её двумя руками - и в это время страшный рывок швырнул меня в забытьё...
   Какие-то крики отвлекали от ватной пучины вневременья, но я помнила твёрдо только одно: нельзя выпускать руку, которую сжимаю. Кто-то попытался вытащить её у меня, я открыла глаза и увидела взгляд голубоглазой усатой физиономии.
   Вокруг неё вилось какое-то поле, дразня мои растревоженные органы восприятия, я не могла уловить её сути... Руку Глена снова попытались выдернуть, и я, не вполне представляя, что творю, размахнулась и с криком "Нет!!" попыталась сделать наглому лицу апперкот.
   Лицо отклонилось, и мне вдруг показалось, что на самом деле оно не голубоглазое, а кареглазое, такое красивое, такое... любимое!
   - Луэлин! - мой кулак оказался в ладони, от прикосновения к которой стало тепло и хорошо, хотя я ощутила некий мешающий слой, будто она была чем-то смазана. Я моргнула, попыталась сфокусировать взгляд, однако жуткие глаза андрогина снова всплыли перед ним. Я перестала ощущать прикосновение любимой руки, услышала сильнейший грохот.
   В это время сознание окончательно вернулось: я увидела, как падает на стол наверняка перевёрнутая Дэни-Дмитрием голограмма. Она не разбилась, ни единой мельчайшей трещники-царапинки не мелькнуло по ней.
   Пояс - вероятно, выдернувший меня, а следом за мной и Глена, из этой жуткой красной пустыни - разрывался доступными ему в нынешнем режиме сигналами. Рэйса тоже выражала своё недовольство изнутри, нечто вроде: "Мама, ты что, с ума сошла??" Наверное, если втянулась в эту сомнительную авантюру!
   - Дим... - я попыталась улыбнуться. Лицо его было, мягко говоря, перекошенным.
   - Луэлин, что произошло?!
   Глен всё ещё сидел, откинувшись на спинку, рядом со мной.
   - Глен, - позвала я, отпуская руку, которую до сих пор сжимала, потрясла за плечо. Он приоткрыл и снова закрыл глаза. Живой... слава богам...
   Я поднялась, обращая взор на любимого:
   - Извини, Дим... Я хотела вызвать тебя, но не успела.
   Дэни окинул меня таким взглядом, что, не будь я абсолютно уверена в том, что это именно Дмитрий, обязательно усомнилась бы!
   - Ты что, Луэлин?! Зачем ты это сделала?!
   - Я же не знала...
   - Вот именно!
   - Мы собирались только попытаться установить мысленный контакт!
   - Даже после рассказа Заннис ты не сочла это особенно опасным?!
   - Но если бы не мой стабилизирующий пояс, Глен мог бы навсегда там остаться!
   - Черти, Луэлин!.. - воскликнул Дмитрий, однако вдруг перевёл взгляд за мою спину. Оттуда послышалось шевеление, я обернулась, увидела поднимающегося Глена.
   - Вы правы, леди Луэлин, - тихо произнёс он. - Но...
   - Да как ты позволил, чтобы она участвовала в этом?! - закричал Дмитрий.
   - А кто может остановить леди Луэлин, если ей хочется чем-либо заняться? - ответил Глен. Однако вид у него был виноватый.
   - Успокойтесь. Уже всё закончилось, - произнесла я. Дмитрий не удержался, ударил кулаком перевёрнутую голограмму. Кажется, ему слегка полегчало. А до меня вдруг дошло, что он сейчас тут...
   - Дим... ты что, убежал с дежурства?
   - А что я должен был делать, если твой пояс разрывался криками в моей голове?!
   - Черти кометные... в тот момент, когда решила, что нужно сделать тебе официальный вызов, он... приковал к себе мой взгляд... и я ничего не смогла предпринять!
   - А сканеры безопасности? - произнёс Глен.
   - Наверное, пояс сработал раньше... - ответила я. - Он успел обезопасить нас до того, как сканеры зафиксировали вероятность опасности - ведь на помощь никто не призывал.
   Это объяснение казалось самым логичным. Дмитрий кивнул. Потом сказал:
   - Луэлин... её нужно отдать в лабораторию. Хорошо? Сейчас же. Договорились? Пусть там её изучат сначала, - он старался говорить ровно, но я видела, что внутри него продолжает бушевать ураган.
   - Ладно, Дим... скажи, кто-нибудь видел, как ты уходишь?
   - Да весь ОКЦ видел, как я сорвался с места, будто ужаленный дэррийской онтеа, и ринулся в ближайшую рекреацию! - он ещё раз зарядил кулаком в голограмму, даже внешность его начала меняться - проступали истинные черты. Я бросилась к нему, обняла, поцеловала несколько раз:
   - Прости... пожалуйста!
   Он крепко прижал меня к себе, вдохнул запах волос.
   - Ты в порядке, Глен? - обернулась я к тому.
   - Да, леди Луэлин... Вы...
   - Отнеси, пожалуйста, голограмму в лабораторию. Я предупрежу их.
   - Хорошо, леди Луэлин, - Глен подхватил её со стола, не глядя на андрогина.
   - Подожди... - я отпустила Дмитрия, огляделась по сторонам, сделала запрос в пси-пульт. Вскоре открылся небольшой портал, и из хозяйственного отделения передали отрезок прочной ткани. - Заверни.
   Глен послушался, обернул голограмму, после этого попрощался с нами кивком-поклоном и вышел, ничего не говоря. Я связалась с лабораторией, предупредить о его приходе.
   - Что будем делать, Дим? - спросила, отключившись и поворачиваясь к любимому.
   - Я не знаю, Луэлин, - устало ответил он. - Пожалуйста, пообещай, что больше не будешь без меня экспериментировать с этой голограммой!
   - Это ты пообещай! - улыбнулась я. - В лаборатории ты бываешь чаще... - я взяла его за руку, подводя к липодивану. "Да, - вдруг подумалось мне, - весело я сегодня работаю... На благо государства, ничего не скажешь!"
   Мы опустились на многострадальное сидение. Дмитрий, почти полностью уже превратившийся в себя, опёрся на подлокотник, опустил голову на руку. У меня промелькнуло желание напомнить, чтобы он подбавил телинов...
   Авто-пульт подал позывной.
   - Я занята, - ответила я, не выясняя, что там стряслось.
   - Адмирал Кельни просит позволения... - начал охранник, но я перебила его, не выходя на визуальную связь:
   - Если адмирал хочет узнать, куда ушёл Дэниэль Нантер, то передайте, что он выполняет моё поручение. А если у адмирала иное дело, пусть оставит сообщение - свяжусь с ним позднее, - с этими словами я отключилась. Сообщения мне не пришло, по чему я определила, что интересующий адмирала вопрос был, действительно, связан с моим любимым... Да уж...
   - "Ушёл", - усмехнулся Дмитрий. Несмотря на пережитую нервную встряску, не мог не оценить комизм ситуации.
   Я залезла на диван с ногами, обняла, положила голову на его плечо.
   - Да уж... - мрачно повторил он мои же мысли. - Сначала чуть не опоздал на дежурство - примчался в последний момент. Потом сорвался с места... Будто съел что-то не то и мучаюсь животом! Но ринулся почему-то в рекреацию... - он снова засмеялся. - Мне не избежать расспросов...
   Я переместилась к нему на колени, и он наконец-то обнял меня.
   - Боюсь, адмирал заинтересовался твоей личностью... черти кометные!
   - Да, это тоже очень любопытно: если бы ты вызывала меня, то в ОКЦ знали бы. А так получается, что ты дала мне поручение заранее, а я вспомнил о нём в последний момент.
   - Это мог быть условный сигнал... Но всё равно тебе нужно срочное алиби!
   Мы опять помолчали. Почему-то вспомнилось то, что рассказывал Глен... И я представила, как приятно было Дмитрию видеть нас рядком за ручку улёгшихся в обмороке. После чего я, не желая отпускать Глена, ещё и попыталась подраться...
   - Как мне всё осточертело! - вдруг воскликнул Дмитрий. - Я хочу снова стать собой!
   Сердце ёкнуло, и, кажется, я даже побледнела.
   - Всё?.. - тихо переспросила.
   - Ты что, Луэлин! - воскликнул он, прижимая меня к себе. - Я не так выразился!
   - Знаю, что мы сделаем! - вдруг пришла мысль. - Организуем тебе встречу с невестой! Можешь сообщить, что она завтра должна прилететь, потому ты такой... Для адмирала это, конечно, не аргумент - его я беру на себя. Но для остальных вполне сойдёт, по-моему.
   - С невестой? - не понял Дмитрий.
   - Я пришлю тебе её стерео, - усмехнулась я. - Чтоб узнал.
   - Никаких телинов, Луэлин! - резко воскликнул он.
   - Они безвредные!
   - Нет!
   - Ладно, тогда я просто загримируюсь. Ну и переоденусь, - улыбнулась ему. - У меня есть замечательный гримёр...
   ...Вскоре Дэни вернулся в ту же рекреацию, в которую бросился из помещения, где дежурил, ожидая, не полетит ли куда-нибудь королева. Могу себе только представить, чего он наслушался до окончания дежурства!
   Я же связалась с адмиралом, подтвердила, что давала Дэниэлю Нантеру ответственное поручение, не захотела выслушивать догадки о странности его поведения - сказала, мне всё прекрасно известно, но с объяснениями пока нужно подождать. Мой Дэльвик воспринял это с обычной невозмутимостью, правда, полагаю, выяснить всё равно попытается.
   Подозреваю, Гридар Гринг тоже обратит пристальное внимание на Дэни, но пока он сам не спросит моего мнения, я вмешиваться не буду - как правило, разбирательства с охраной он проводит лично и меня не считает необходимым в них посвящать... Надеюсь, Дэльвик передаст ему мои слова.
   После я объявила, что завтра собираюсь отдыхать вместе с леди Элиш. Учитывая, что за всё прошедшее время у меня не было ни одного полноценного выходного, такое решение воспринялось вполне естественно.
   Позвав её, сообщила то же самое. Вкратце пересказала ситуацию - опустив, почему это Дэни сорвался с дежурства и кинулся ко мне. Элиш посмотрела на меня долгим взглядом, но выспрашивать то, чего я не хочу говорить, как всегда, не стала. Я не удержалась, чмокнула её в щёку.
   Потом вкратце изложила свой супер-план.
   - Ты же не против развлечься, Элиш? - улыбнулась.
   - Конечно, нет! Зайду к Глену, предупрежу на завтра... Жаль только, мы этого не увидим!
   - Зато вы наверняка долго потом будете слышать всевозможные предания! - засмеялась я. - Насколько я поняла, увидеть невесту Дэниэля Нантера заинтересованы все общежития королевской и не только охраны!
   Элиш расхохоталась, я тоже.
   Вечером Дмитрий пришёл достаточно поздно: как я поняла, Гридар Гринг не упустил случая устроить ему всестороннее разбирательство по поводу "на дежурстве охранника не должно волновать ничего, кроме дежурства". Кажется, он даже связался с Дэльвиком, и когда адмирал подтвердил, что леди Луэлин известны причины случившегося, счёл возможным Дэни отпустить.
   Впрочем, у меня он так ничего и не спросил, и я тоже не стала привлекать излишнего внимания к Дмитрию. Зато настроение любимого, кажется, немного приподнялось. Я очень радовалась тому, что он возвратился в норму - иногда казалось, он, действительно, на грани.
   - Сказал, что завтра жду невесту, - сообщил он со странным выражением на лице. Я взглянула на него, и он пожал плечами:
   - Пришлось. За...мучили.
   Показалось, он хотел сказать что-то покрепче, но сдержался. Примерно представляя себе всё, я не стала расспрашивать, а лишь улыбнулась понежнее.
   - Так что придётся где-то её раздобыть, - усмехнулся он.
   - Не переживай, она и сама уже ждёт не дождётся...
   - Луэлин... это же опасно. Ну представь себе, вдруг тебя поймают? Как это будет выглядеть?
   - Если уж поймают, то лучше меня, чем какую-то подставную девицу.
   - Не говори глупостей.
   - Если кто-то обнаружит, что твоя невеста не настоящая, то наверняка начнут копаться и в твоих данных, особенно после сегодняшнего. Не припомню, когда в ОКЦ случались подобные прецеденты.
   - Я готов к тому, что рано или поздно это может произойти.
   - Дим... я уже всё продумала. Я не смогу сидеть где-то там и гадать, что с тобой происходит, не раскрыли ли тебя, не взяли ли под стражу. К тому же умру от мысли, что ты проводишь время с какой-то посторонней барышней, притворяясь влюблённым в неё.
   Он усмехнулся, я продолжила:
   - Мне хочется, чтобы ты действительно отдохнул, а не продолжал пребывать в напряжении, боясь сказать и сделать что-то лишнее. И к тому же... хочется иметь возможность хоть как-то контролировать ситуацию.
   Он обнял меня:
   - Мне тоже хочется провести день с тобой. И если бы не пришлось убеждать в чём-то окружающих - ещё лучше...
   С самого утра леди Луэлин и леди Элиш, в сопровождении Глена Ди собрались отправиться отдохнуть на Эйлианну. Она по-прежнему оставалась лучшей планетой для желающих уединиться. Хотя, конечно, афишировать место своего пребывания мы не стали - знал его только адмирал.
   Дэльвик немного побухтел, что одного охранника нам будет мало, и я соизволила взять ещё одного своего надёжного друга - Дика. Его я лишь предупредила, что находиться постоянно на Эйлианне не собираюсь, но эта тайна должна остаться в нашем узком кругу. В его молчании я была уверена.
   Мы сняли довольно уютный красивый дом под силовым колпаком. Следующим этапом был Хэкир Тэрер - учитывая, сколько внимания привлекли Дэни и его невеста задолго до своего появления, охрана вполне может запросить о ней информацию. Поэтому пока я готовилась, Хэкир в очередной раз демонстрировал, что путь в Основную Базу Данных ООССа у него далеко не один. Через несколько часов вся необходимая информация лежала по всем верхним каталогам - надеюсь, глубже никто копать не станет. На уровни, где расположены апартаменты Королевы и Илберов, а также ОКЦ и зал заседаний Совета, гости всё равно не допускаеются. Да и королевы-то сегодня, собственно, там не будет...
   Тем временем Глен Ди доставил ко мне предварительно уведомлённого мирола Буинца Цреакка, с которым я вместе училась в ВШ. В какой-то момент он открыл в себе талант гримёра, и сейчас работал на Селеелиене, планете музыки, фильмов и развлечений.
   Выписав круглую сумму, я могла быть уверена в его молчании тоже. Тем более, он был далёк от нынешней жизни Дворца и едва ли представлял, зачем мне нужно перевоплотиться.
   Используя напыляемые части лица, он умудрился сделать меня совершенно иной личностью, при этом похожей на леди Луэлин. Однако узнать во мне истинную Королеву ООССа казалось нереально.
   Буинц также сделал мне достаточно тёмный загар, поскольку по версии новой жизни я нынче обитала на далёкой жаркой планете. Для этого я намазалась неким веществом, которое, к тому же, едва уловимо изменяло присущий мне аромат.
   - Всё это продержится несколько дней! - уверил Буинц. - Если не снимете раньше.
   Также я не забыла про перчатки-отпечатки и голосовую пластину. Тембр голоса, создаваемый ею, несколько отличался от тембра Эйри Амильтон. Едва ли кто-нибудь решит подвергать организм невесты сектитэнтэна сложному сканированию, так что риск раскрыться у меня минимальный. Уж даже если самого сектитэнтэна не сканировали... "Пока..." - вдруг вздрогнула я, вспомнив о подозрениях адмирала. Но отогнала от себя эти мысли: всё-таки покровительство Королевы - тоже немалая защита.
   Несколько пустых пласторовых удостоверений было заготовлено ещё с тех времён, когда пришлось вызволять Дмитрия под видом Эйри за неимением других. Одно из них, кстати, весьма пригодилось Дэниэлю Нантеру...
   Оставалось только сосканировать стереографию своего очередного образа и биополевой отпечаток, видоизменённый с помощью тщательно рассчитанной дозы "Эликсира Пламени". А также переправить эту самую стереографию по тайному каналу Дмитрию - было бы весело, если бы он и правда не узнал невесту. Звали меня нынче Нидэль.
   Я одела такую короткую юбку, какую Королева последний раз позволяла себе надевать разве что в школе. Когда ещё, соответственно, даже королевой не была. Юбка переливалась голубыми сияниями, сверху облегая мои бёдра, а дальше становясь пышной и пушистой.
   Верхняя же часть одеяния привлекала внимание к весьма восхитительному декольте, отвлекая это самое внимание от не менее восхитительного живота.
   Довершала образ весьма распространённая в ООССе силовая обувь, которая могла принимать любые нужные цвет и форму - в некоторых пределах, конечно. Лишь только для Королевы и её окружения создают универсальные и всевозможно мобильные - но у Нидэли таких, естественно, быть не могло.
   Наряд выглядел достаточно вольным, но не вызывающим - так, уверенная в себе и своей неотразимости девица, над которой не тяготеет ни королевское положение, ни различные предрассудки. Взяв какой-то простенький наручный телепорт, я на всякий случай припасла под одеждой свою олореловую снежинку, сослужившую прекрасную службу во время войны.
   Элиш с Гленом были в восторге, разглядывая меня со всех сторон, пока я при них пыталась войти в новую роль, придумать какие-нибудь симпотные жесты и движения, заманчивые взгляды, абсолютно не свойственные Королеве ООССа, а также сочла не лишним потренировать лёгкий акцент.
   - Леди Луэлин, вы невероятны! - потрясённо воскликнул Глен, провожая меня на космолёт, который раздобыл Дик. Я улыбнулась. Вернее, уже не я, а самая что ни на есть Нидэль... Глен так и сказал на прощание: "Удачи, Нидэль!" - и помахал рукой. Едва ли он позволил бы себе такую вольность по отношению к королеве...
   А мне больше всего на свете сейчас хотелось сделать Дмитрию приятно!
  
  

Глава 10. Невеста

  
   Вскоре Нидэль получила разрешение на посадку в замке леди Луэлин. Кроме всего прочего, мне интересно было увидеть, как всё функционирует во время отсутствия королевы.
   Функционировало, надо сказать, всё идеально. Что не могло не радовать.
   Едва ли Нидэль, не знакомая с тонкостями королевской жизни, заметила бы что-нибудь особенное. Но мой намётанный глаз видел и резко возросшее количество любопытной охраны на каждом шагу, и работу всех без исключения приборов слежения - которые в обычное время включены попеременно - и много ещё подобных мелочей. Думаю, в ОКЦ в тот день собралось народа гораздо больше, чем было назначено дежурных...
   Так же я не забыла про телепатов, и на всякий случай заблокировала свои мысли - оставила лишь поверхностные сведения Нидэли.
   Дэни, разумеется, встречал свою благоверную, и, на мой взгляд, был неподдельно счастлив её прилёту! Честно говоря, мне тоже не нужно было притворяться, изображая радость. Я испытала даже удовольствие от того, что могу открыто проявлять эмоции, что, в конце концов, могу провести замечательный день с любимым мужчиной!
   Со счастливыми криками бросилась ему на шею, тараторя милые глупости, он подхватил, расцеловывая, даже покружил немного.
   Гордо продефилировав по собственному замку, я впервые за долгое время вошла в апартаменты Дмитрия. Это были уже совсем другие апартаменты - не те, где он угощал меня кижуо, и где рыдала душа моя во время войны... Однако обстановку воссоздал похожую, и чувства с воспоминаниями моментально нахлынули.
   Я сразу же обуздала их. Сейчас мы вместе, и не позволим никаким гермафродитам разлучить нас! Пожалуй, заинтересованные наблюдатели очень удивились бы, узнав, о чём мы разговариваем и чем занимаемся после столь долгой разлуки.
  
   Честно говоря, разговоры наши были о Дреме, о голограмме, о пространственной буре, расследуемой Коллине, о Рэйсе... Даже вспомнили аварию после подписания с Кентилио мирного договора, который, как оказалось, ничего не значил для Повелителя Галактики Бэтазийской Культуры. Ведь в своё время Дмитрия и в ней обвинили...
   Ближе к вечеру, конечно же, вышли прогуляться по доступным нам уровням резиденции. Дэни провёл невесте небольшую увлекательную экскурсию (Антина бы обзавидовалась!), а после пригласил в ресторан, расположенный в одной из рекреаций. Вскоре туда, естественно, слетелись все любопытные и свободные от дел.
   Я видела, что общественность оценила вкус сектитэнтэна Нантера, особенно моё сходство с леди Луэлин... Услышав несколько реплик, отпущенных в мой адрес, искренне порадовалась за репутацию Дэни. Очень надеюсь, что теперь никто не усомнится в его отношении к женщинам и умении завоёвывать лучших из них... Навыки королевы помогали расслышать многие мелочи в стоящем шуме.
   Также заметила Антину. Она пыталась оставаться в тени, но я была уверена: ожидает, когда Дэни отлучится - чтобы попытаться выяснить со мной отношения. Судя по всему, это заметили и многие в ОКЦ. Иначе зачем бы в обычно лишь сканируемом ресторане вдруг тоже заработала система слежения?
   Мы перекусили, потанцевали - тут леди Луэлин всегда не было равных, и Нидэль стала достойной её преемницей. А я вдруг подумала, что это наш первый танец, с того времени, когда Дмитрий рискнул пригласить меня на свадьбе у Барела...
   За это время - да и вообще - я оттанцевала бессчётное количество раз на приёмах и всяких якобы неофициальных празднествах, однако ни один и никогда не вызывал во мне такого трепета, как танец с Дмитрием...
   Ликуя в душе, я прижалась щекой к его щеке - едва ли леди Луэлин стала бы привселюдно это делать, даже официально выйдя за него замуж... А вот Нидэль вполне могла себе позволить!
   В глазах Дмитрия - вернее, конечно же, Дэни - я видела гордость, и старалась произвести как можно лучшее впечатление на окружающих. Вела себя вольно, дружелюбно и расковано, не забывала про бессознательные милые жесты и инопланетный акцент, отдаляющие мой образ от холодного сверкания леди Луэлин и приближающие к простым смертным. А также шутила, веселилась, смеялась, развлекалась - просто была счастлива!
   Многие знакомые подходили к Дэни, желая узнать и рассмотреть меня, пытались пообщаться, расспрашивали... Я поддерживала весёлые нейтральные разговоры, пока собеседники не решали, что пора оставить нас наедине - но вскоре появлялись другие. А в перерывах мы танцевали и целовались - в общем, милое стандартное свидание. "Которых, увы, лишена леди Луэлин", - вдруг вздохнула я про себя.
   Наверное, мне тоже нужен был подобный перерыв, потому что я не просто вошла в роль - даже в какой-то мере сжилась с ней, и получала огромное удовольствие!
   Сам Гридар Гринг объявился - подозреваю, не столько от любопытства, сколько желая дополнить своё мнение о Дэни.
   С обаятельнейшей улыбкой подошёл к нам:
   - Так это вы - несравненная Нидэль? - улыбнулся и, не дожидаясь приглашения, отодвинул себе сидение. Я тоже мило улыбнулась, он протянул руку через стол:
   - Железный Гридар...
   Подняв брови с удивлением, тем не менее легонько пожала протянутую ладонь.
   - Это кличка, - засмеялся он, садясь. - Разве Дэниэль не рассказывал вам, как они меня называют?
   - Он всегда рассказывает о вас с уважением... Безо всяких кличек, - уж я-то знала, чего не стоит говорить главе охраны.
   Гридар снова засмеялся, но, по-моему, Нидэль была убедительна и он поверил, что Дэни отзывается о нём исключительно с почтением. Глаза Дмитрия посмеивались, однако он предусмотрительно спрятал взгляд от Гридара.
   - Дэниэль... вы не будете против, если я приглашу вашу очаровательную спутницу на танец? - снова поинтересовался Гридар, и я ощутила быстрый проницательный взгляд. Опережая Дэни, пропела ласковым голоском:
   - Вы уж извините, но сегодня я танцую только со своим будущим мужем... Мы так давно не виделись!
   - О чём речь, желание дамы - всегда закон... - учтиво склонил голову Гридар - подозреваю, большинство "дам" покупались на такие рыцарские манеры... Однако я положила ладонь на руку Дмитрия и даже поцеловала его в щёку.
   Гридар задавал вопросы обо мне - мы ограничивались поверхностными ответами в рамках версии. После подошёл один из моих охранников и с извинениями позвал Дэни.
   - Я сейчас, простите, - проговорил Дмитрий, поднимаясь. Подозреваю, охранник отвлёк его по заданию Гридара, однако я продолжала мило улыбаться, оставляя выводы при себе.
   - Что-то Дэниэль организовал вам не слишком романтическое свидание, - проговорил Гридар, оглядывая людный ресторан.
   - Всегда мечтала побывать в Королевской Резиденции! - воскликнула я.
   - Вы к нам надолго?
   - Дэни сказал, что возьмёт завтра второй выходной, чтобы свозить меня куда-нибудь...
   - Неужели? - поднял брови Гридар. - Завтра должна вернуться леди Луэлин.
   - Уверена, она отпустит его, - радостно сообщила я.
   - Откуда такая уверенность? - за улыбкой Гридара слишком отчётливо проступил ястребиный взгляд.
   - Ну... она же великодушна и справедлива... Не представляю, почему могла бы отказать. Разве только если у неё будет какое-нибудь срочное задание... Тогда уж конечно, мне придётся подождать здесь.
   - Для начала он может обратиться ко мне, - сообщил Гридар. Я подняла на него наивно-восторженный взгляд, и глава охраны добавил:
   - Конечно, я не стану препятствовать молодым...
   - О, вы так любезны! - воскликнула я.
   Он, похоже, хотел ещё что-то добавить, но тут вернулся Дэни.
   - Всё нормально? - спросила я.
   - Так, служебные вопросы, - беззаботно откликнулся он. Наступила пауза, и Гридар предпочёл откланяться.
   - Так что хотел Тингал? - поинтересовалась я, когда силуэт Гридара скрылся за дверью.
   - Наш глава центра охранных изысканий приказал ему отвлечь меня хоть на десять минут, однако Тингал сказал, что решил не придумывать никаких предлогов, а просто попросил поболтать с ним... Что он хотел от тебя?
   - Ничего особенного, - повела я плечом. - Думаю, портрет составлял.
  
   В один момент, когда Дэниэль отлучился, а я подсела за барную стойку и заказала напиток - памятуя о собственном состоянии, конечно - Антина всё же подобралась ко мне. Я отметила, что одета она гораздо смелее, и, чего уж таить, роскошнее, чем обычно. Видно было - девушка собирается произвести впечатление.
   Антина тоже сделала заказ пси-бару. Несколько искусственных конечностей быстро смешали коктейли и подали под барную стойку. Поверхность протаяла, два бокала поднялись перед нами.
   - Вам нравится этот замок? - поинтересовалась Антина, принимая один из них и отпивая. Ага, ну я ж вроде бы не должна знать о её симпатии к моему жениху.
   - Очень! - ответила я, беря свой. Поверхность стойки снова затвердела. "Полагаю, ты даже не представляешь, насколько он мне нравится!"
   - Вы знакомы с леди Луэлин? - в лоб заявила она. Очень мило... Сказать, что знакома - привлечь лишнее внимание. Заявить, что нет - натравить Антину на себя же. Я ж ей сообщала, что покровительствую невесте. С другой стороны, не обязательно невеста должна знать королеву... Но с третьей стороны, если я скажу, что тоже знакома с леди Луэлин, может, она, наконец, поймёт: Нидэль под надёжной защитой. И отстанет от Дэниэля?
   Размышления заняли пару секунд.
   - Конечно, - откликнулась я с улыбкой, дегустируя содержимое бокала. - Как вкусно!
   Антина подождала продолжения рассказа, но я молчала, оглядывая окружающее. И она возобновила разговор, якобы из общего любопытства:
   - А где вы с ней познакомились, если не секрет?
   - Секрет, - с такой же милой улыбкой ответила я, вновь потягивая питьё. Ей не оставалось ничего другого, как сменить тему.
   Она расспросила, где живу и чем занимаюсь - я выдала сокращённую версию.
   - Не боитесь оставлять Дэни одного на такое продолжительное время? - вернулась она к интересующему её вопросу.
   - Нет, - безмятежно ответила я. - Ни секунды в нём не сомневаюсь.
   - Он нравится многим девушкам, - доверительно сообщила Антина. - Таких мужчин нельзя отпускать надолго.
   - Разве вы видите тут девушек, способных соперничать со мной? - тем же доверительным тоном, будто обращаюсь к лучшей подруге, спросила я и даже подмигнула. Пусть ребятки в ОКЦ поразвлекаются... Почти услышала взрыв их смеха.
   Антина не изменилась в лице и нагло заявила:
   - Вы мне очень понравились, Нидэль... Не скрою, любопытно было взглянуть на вас. Но теперь вижу, вы заслуживаете честности...
   - В смысле? - удивилась я.
   - Идёмте со мной! - она схватила меня за руку и потащила на балкон-террасу, выходящий в рекреацию. Я обернулась на барную стойку, где сиротливо оставались недопитые бокалы, растерянно произнесла:
   - Но как же... Дэни сейчас вернётся...
   - Ничего, он нас найдёт! - ответила она, заводя меня в наиболее укромный уголок. Ага... слежение зажглось и тут... Ну знаете ли, дорогие мои, это уже свинство! Разве можно так нагло пользоваться положением?
   Я про себя усмехнулась, доверчиво глядя на собеседницу.
   - Вы должны знать... - не заставила себя ждать она. - Он не был верен вам...
   - Этого не может быть... - всё так же растерянно прошептала я.
   Надо сказать, мужская солидарность, похоже, сыграла свою роль: к нам подошёл один из дуэнанов, пригласил меня на танец. Они, кажется, хотели помочь Дэни и увести Нидель от Антины.
   - Сегодня я танцую только с любимым! - сообщила я. Дуэнан вздохнул, Антина холодно взглянула на него:
   - Дайте нам поговорить, пожалуйста...
   - Конечно, - ответил он и с явным сожалением отошёл. Думаю, отправился искать Дэни. Или кого-нибудь, кто пригласил бы Антину.
   - Поверьте мне... - прошептала та, уводя меня вниз с террасы, в темноту парковой рекреации, едва освещённой светляковыми осветильями. Я доверчиво пошагала за ней. - Он не просто изменял вам...
   - Не просто? - повторила я, хлопнув ресницами. И тут же добавила: - Сложно изменял? - без тени улыбки.
   - Я имею в виду... он изменял не только с какими-то девицами, ну вы знаете, от скуки... у него было самое настоящее увлечение, он встречался с другой!
   - Покажите мне её, и я повыдираю её волосы! - воскликнула я, останавливаясь. - Идёмте, посмотрим, что он скажет в своё оправдание!..
   - Нет, не выдавайте меня, пожалуйста! Мы вместе с ним работаем, может, он не говорил... А то потом отыграется на мне...
   - Дэни не такой человек, чтоб отыгрываться!
   - О, да вы его совсем не знаете!
   "Как же!" - хмыкнула я про себя. В это время нас догнал и сам Дэни - вероятно, дуэнан нашёл и предупредил.
   - Нидэль!
   Антина бросила на меня умоляющий взгляд. "Не думай, что буду покрывать тебя, гадина!" - я кинулась к Дмитрию. Заполнила глаза слезами, сложила руки у сердца:
   - Это правда? Ты... ты изменял мне? У тебя был роман?
   Очень надеюсь, что Антина пожелала провалиться сквозь землю. Точнее, сквозь перекрытие... И очень сожалею, что она этого не сделала.
   - Никогда, любимая! - воскликнул Дэни, и я увидела, как смешливые искорки пляшут на дне его глаз. - Кто сказал тебе эту глупость? Она? - он кивнул на Антину.
   - Не важно! - отозвалась я таким тоном, что даже последний идиот догадался бы, что она и никто иной.
   - Я ничего не говорила! - тут же вспыхнула Антина.
   - А я подумал, вы мне мстите за то, что не принял вашего приглашения, - откликнулся он, пристально взглянул на меня: - Никогда тебя не обманывал, веришь?
   - Да! - бросилась я ему на шею, разыгрывая счастливый конец. Хотя, он столько вложил в последние слова - перед глазами промелькнуло всё, что нам довелось пройти. Антина развернулась, процедила нечто вроде "идиоты" и удалилась подалее от ресторана. Надо сказать, Нидэль её больше не видела.
   Однако слова Дмитрия и тон, каким они были произнесены, несколько удивили меня. Надо же, подумала, как достала его эта женщина, если позволил себе такое сказать! Он всегда был достаточно деликатен в любых вопросах, касающихся нашего нежного пола.
   Побродив немного по дорожкам, мы вернулись в ресторан с твёрдым намерением развлекаться как минимум полночи!
   Вошли в обнимку, со счастливыми выражениями на лицах - показалось, посетители вздохнули с облегчением. В конце концов, верность Дэни успели заметить все, насколько я поняла со слов Глена. Думаю, реакция Нидэли убедила их в том, что лучшей невесты ему и желать нечего... А значит, цель моего визита вполне достигнута.
   Знакомый дуэнан даже подошёл к нашему столику.
   - Разрешите?
   Дэни кивнул, и дуэнан продолжил, обращаясь ко мне:
   - Вы, конечно, извините, что вмешиваюсь... Но это, - он указал на выход, и стало понятно, что имеет в виду Антину, - нехорошая женщина... Не верьте её словам, она сама давно хочет отбить вашего жениха, наверное, надеялась поссорить вас...
   - Да всё в порядке! - воскликнул Дэни, хлопнув дуэнана по плечу. - Спасибо, дружище, но моя любимая верит мне, а не какой-то первой встречной!
   Остаток вечера прошёл превосходно, если не считать одного небольшого эпизода. Когда Дэни отвлёк кто-то из знакомых, пришедших сюда же - это место сегодня явно пользовалось немалым успехом! - ко мне подошёл один не слишком трезвый авенант. Королева попыталась вспомнить, кто это - кажется, из новичков охраны нижнего парка. Я ещё даже не успела переговорить с ним лично, Дэльвик только недавно принял на испытательный срок.
   Уселся рядом, положил руку на плечи, несмотря на то, что я изобразила неприязнь, пробормотал:
   - Идём со мной, куколка! Зачем тебе этот... - наградил Дэниэля не слишком лестным эпитетом, я сняла его руку с плеч, напоминая себе, что у Нидэли нет никаких боевых навыков. Это оказалось посложнее, чем выслушивать глупости Антины - руки чесались, желая навсегда отбить у наглеца желание таким способом приставать к девушкам!
   Он обхватил меня за талию, не слишком бережно поднял с сидения:
   - Давай хоть потанцуем...
   - Дэни! - крикнула я.
   - Да не ори! - прорычал авенант, даже не подозревая, что в этот момент ставит крест на своей карьере. В моём замке подобный хам работать не будет никогда! Окажись у него хоть миллион заслуг перед державой и фронтовых медалей - в чём я, впрочем, сомневалась.
   Дэни, бывший не слишком далеко, услышал призыв и, забежав в помещение, кинулся к нам. Впрочем, не появись он - тут, кажется, имелось множество желающих и способных заступиться за Нидэль. Но никто не лишил Дэниэля права честно заработать благодарность собственной невесты.
   Необходимости скрывать боевые умения у него не было, поэтому незадачливый авенант отлетел от меня на несколько метров - я, естественно, осталась в целости и сохранности. Даже стабилизирующий пояс промолчал.
   - Всё в порядке? - взволнованно спросил Дмитрий, в глазах проступила неподдельная тревога.
   - Ага, - улыбнулась я.
   После этого мы решили прекратить насыщенную прогулку.
   Впервые ночуя в его комнатах, я вдруг поняла, что никогда, наверное, не ощущала себя настолько живой. Он не дал мне сесть за гиперком, сообщив, что работа никуда не убежит. Адмирал с Элиш не звонили - и получился тихий, домашний вечер с любимым мужчиной.
   Наутро очаровавшая половину флота Нидэль покинула королевскую резиденцию. Дэни, получивший по такому случаю второй выходной, решил лично отвезти её. Взял небольшой минилёт, на котором собирался вернуться и который поместился в кораблике Нидэли.
   - Знаешь, - неожиданно предложил, когда мы разместились в рубке. - Хочется просто слетать куда-нибудь с тобой. Как считаешь, это не очень сумасшедшая идея?
   - Люблю сумасшедшие идеи! - засмеялась я.
   - Туда, где нас никто не знает, где нами никто не будет интересоваться... Просто отдохнуть в тишине и покое.
   - На нашу планетку? - усмехнулась я. Впрочем, подозреваю, Михаэль уже вышел на неё, так что прятаться там второй раз я бы не рискнула.
   - Нет, - засмеялся Дмитрий, активируя двигатели. - Это перебор. Что-нибудь более цивилизованное... если ты не против.
   - Не против, - мягко улыбнулась. - Тебе нужно перезарядиться.
   - С удовольствием залетел бы на Землю... но это, пожалуй, слишком опасно.
   Мы получили разрешение на вылет, ангарный шлюз отворился, пропуская, затем раскрылся и наружный выход. Дмитрий вывел корабль - я молча предоставила ему управление - и отпавил на расстояние, с которого разрешены смещения.
   - Лучше куда-нибудь подальше. В Гидру там...
   - На Лиал? Нет, тебе не особенно полезно дышать их атмосферой. Элеклер близко... Ойро? Ондиррийя? Селеелиен какой-нибудь? Кайтерре? С радостью залетел бы и на Эйлианну, но... там же сейчас леди Луэлин, - глаза Дмитрия сделались тёплыми. Нужно было поскорее задать курс, и я улыбнулась:
   - Давай доверимся случаю. Выберем наугад.
   - Ладно, - с некоторым изумлением рассмеялся он. Я вызвала список комфортных для нас планет подальше от Скорпионки, запустила перечень и предложила Дэни не глядя остановить его в какой-то момент.
   Нам выпала планета Поля, сокращение из Поликомплекс, в Персее. В давние времена, после изгнания рилвтов, когда ООСС только-только был создан и с новыми силами и вдохновением принялся за освоение галактик, она оборудовалась различными гуманоидами как этакая интернациональная база отдыха. Очень даже неплохой выбор, правда, близковато к Земле. Ну да ничего...
   - Ух ты! - обрадовался Дмитрий. - Заказ "отдохнуть" исполнен!
   - Всё для тебя... - рассмеялась я. - Не сглазь.
   Вскорости мы снижались на Полю. Дэни был без формы, и мы намеревались по возможности не оставлять следы своего пребывания - пласторы, отпечатки ладоней и так далее.
   Дмитрий выбрал сходный с нами часовой пояс, умеренный климат - прохладнее, чем дома - а также поинтересовался, снять ли какой-нибудь номер, или я хочу просто погулять по планете.
   Конечно, я предпочла прогуляться: сидеть в номере было не интересно. А вот попробовать на вкус, что такое "нормальная жизнь" - в самый раз. За последние годы уже успела позабыть.
   Мы оставили космолёт на общественной стоянке, расположенной на крыше одного из мегакомплексов, а сами поехали вниз.
   Пришлось наведаться в магазин, обзавестись какой-нибудь неброской и более тёплой вещью, и я решила, что в кои-то веки могу не скрывать беременность. Посему выбрала нечто не менее короткое, чем юбка Нидэли, зато обтягивающее и плотное. И-у-лет же оставалось положить в пиносумочку - я очень надеялась, что он мне не понадобится.
   Магазин, находившийся в среднем ярусе, был полностью автоматизирован, лишён кого бы то ни было, кто мог бы удивиться, почему я сразу переоделась. Зато принимал и наличные тоже. Так что в нём мы потратили минимум времени. После чего спустились на землю.
   Внизу предполагалось отсутствие наземного транспорта, лишь пешеходные дорожки и парки. Впрочем, парки имелись на каждом ярусе.
   Дмитрий взял меня за руку, и мы брели вдоль огромного прозрачного фасада нижнего уровня мегаполиса, заглядывая в завлекающие витрины, пока не остановились возле уютного вида кафе, вход которого подсвечивался синим.
   - Перекусим? - предложил любимый. Я пожала плечами, на всякий случай по многолетней привычке нащупывая мысленный контакт с детектором.
   Дмитрий завёл меня внутрь, усадил за прозрачный голубой столик и, поскольку на том не имелось никаких порталов или автоменю, огляделся. Похоже, здесь по старинке обслуживали автоофицианты.
   - Тебе... - начал любимый, но я так и не узнала, что он хочет спросить, поскольку застыл на полуслове, глядя на сидящих в углу двоих мужчин и девушку.
   - Что случилось? - поинтересовалась я.
   - Это мой брат... - произнёс Дмитрий изумлённо. - Что он тут делает?
   Мужчина, действительно чем-то похожий на него, сидел к нам вполоборота, но показался гораздо старше моего любимого. Второй же, зеленоволосый и красноглазый, был то ли крашенным альбиносом, то ли выходцем с Лиала. Цвет глаз и крючковатая форма носа придавали лицу его прямо-таки устрашающее выражение.
   Подъехала автоофициантка, определённо имитировавшая принадлежность к женскому полу, со встроенными в нижней части туловища колёсиками, оставила две коробочки виртуального меню.
   - Разве у вас большая разница в возрасте? - поинтересовалась я, когда она удалилась.
   - Да нет, около пятнадцати лет, - откликнулся Дмитрий, с усилием отводя взгляд от брата и его спутников.
   - Дим... - проговорила я. - Ты помнишь, что он тебя не знает?
   - Конечно, - голубые глаза Дэни взглянули с некоторым возмущением, и я примирительно улыбнулась, дабы не обижался.
   Наскоро вспомнила всё, что было известно из досье о его семье - родители и брат жили на Земле и последние несколько лет он с ними не контактировал, уж не знаю почему. Имелись и стереографии, конечно, но уже года два я их не просматривала. Во время самого первого обвинения Дэльвик распорядился тайком проверить родных, однако пришёл к выводу, что они ни в чём не замешаны и ни о чём не подозревают. Михаэль подтвердил.
   - Он женат? - поинтересовалась я опять, выводя перед собой стереокартинки интерактивного меню. Девушка сидела ближе к брату Дмитрия и казалась его спутницей. У неё была пышная густая шевелюра разноцветных волос почти до пояса, а вот лицо мне виделось лишь в отражении гладкой стены. Выглядела молодой, яркой и привлекательной.
   - Да, уже лет восемь... но не на ней, - отозвался Дмитрий. - Может, сотрудница? Помощница?
   Я повела бровью, однако промолчала. Дмитрий взглянул, как мне показалось, желая защитить брата от моих мыслей, и я снова поинтересовалась:
   - А чем он занимается?
   - Ну... Юджен был не в восторге от семейного бизнеса, поэтому, пока родители ещё возлагали на меня надежды, поспешил отделиться и организовать какую-то фирму. Точно не знаю, что он там делает, не вникал.
   - Посмотри... - пробормотала я, оглядываясь. Даже мой намётанный взгляд не сразу определил, что многие вроде бы случайные посетители кафе чем-то похожи - тренированными фигурами, оружием за поясами, удобной спортивного вида одеждой.
   - Вижу, - откликнулся Дмитрий. - Во что это он встрял?
   В этот момент Юджен поднялся, придержав стул спутницы, и красноглазый тоже встал, буравя его взглядом.
   - Благодарю, но нас не заинтересовало ваше предложение, - услышали мы. Похоже, Юджен повторял не в первый раз, поскольку тон был несколько повышен.
   Он и его подруга направились к выходу, и в кафе началось едва заметное шевеление.
   - Они же не дадут им уйти... - пробормотал Дмитрий.
   - Хочешь пойти за ними? - спросила я. Он кивнул:
   - Вернёшься на корабль? Не обидишься?
   - Пойду с тобой, - улыбнулась я.
   - Зачем? - голос его был твёрд, однако я взглянула не менее непреклонно:
   - Может, ничего страшного и не случится. Может, это охрана того зелёного. А если вдруг что... как ты один с ними справишься? Придётся вызывать помощь.
   - Ты что? - Дмитрий посмотрел на меня изумлённо, но я качнула головой, поднимаясь. Юджен со спутницей уже вышли, поэтому времени на споры не оставалось. Половина посетителей последовала за ними - на нас, правда, пока, похоже, никто не обратил внимания. Мало ли, что нам тут не понравилось.
   Автоофициантка нежным голоском предложила возвращаться и пообещала ждать.
   Юджен с девицей прошли по улице, свернули в главный холл яруса, вероятно, намереваясь направиться не то в номер, не то на стоянку. Возле гипфтов Юджен начал проявлять тревогу, оглядываясь на подходящих парней, его спутница тоже обернулась с некоторым страхом.
   Дмитрий повёл меня к стойке автобара, дабы не привлекать внимания. Но когда все скрылись в гипфте, затуманившемся по всей шахте, кинулся туда же, на ходу прошептав:
   - Нидэль, пожалуйста, вернись в минилёт, посканируй здание.
   - Черти, Дэни! - ругнулась я, устремляясь за ним и не зная, как лучше поступить. Я понимала, он ни за что не бросит брата, и в то же время не хотела, чтобы снова засветился... Тихий отдых, надо же! "Как у нормальных людей"!
  
  
   Если книга вам интересна, пожалуйста, не забывайте про оценки и комментарии! Это очень вдохновляет ))
  
   КОНЦОВКУ ПОСТОЯННЫМ ЧИТАТЕЛЯМ РАЗОСЛАЛА. ЕСЛИ ВЫ ТОЛЬКО ЧТО ПРИСОЕДИНИЛИСЬ, ПИШИТЕ НА ПОЧТУ!
  
   Четвёртая книга
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.38*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Катерина "Последней умирает ненависть"(Антиутопия) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) Л.Андрей "Казак Мамай и Звездные Врата."(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"