Глаголевская Катарина: другие произведения.

Леди Лунной Долины.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:




    Проснуться в подлунном мире, не помня, кто ты, не понимая, где и как оказалась... И выяснить, вдруг, что ты уже замужем... Закончено 11.06.14.


  
   Раз, два, три, вальс. Начинается ночь.
   Твой неизвестный партнер открывает глаза
   Шелк или кружево, свечи. Сомнения прочь,
   Ты сделал шаг на пути, где обратно нельзя.
  
   Что тебя гонит под золото бледных огней?
   Что заставляет дразняще кривиться твой рот?
   Леди - твой бархат ночной и изгибы теней,
   Сэр - для дуэльных клинков этот город вас ждет.
  
   Проклятые игры проклятого рода.
   И эхом в глазах бесконечная правда,
   И цепь на плечах дерзким знаком "свобода",
   И пепел осыплется словом "не надо".
   И вечные истины - фишка в три хода,
   Проклятые игры проклятого рода.
  
   Джем. "Проклятые игры проклятого рода".
  
   Высокий темноволосый мужчина плотнее задернул шторы на окне, потом вернулся к огромной кровати, на которой лежала светловолосая девушка. Внимательно вгляделся в ее лицо, ее ресницы чуть подрагивали, она продолжала спать. Он поправил ее растрепавшиеся волосы, медленно провел по чуть видному шраму у виска, под его пальцами шрам исчез. "В общем, не плохо", - подумал мужчина, "вот только ребра медленно заживают". Он откинул одеяло, привычно положил руку на бинты, скрывающие место перелома, постарался ускорить сращивание. Девушка чуть шевельнулась и застонала. Он тут же переместил руки ей на виски:
   - Нет, спи, еще спи. Еще рано тебе просыпаться... - попутно он удалил остатки ее воспоминаний, заменив их на нужные ему. Потом он взял кружевную ночную рубашку и бережно натянул ее на спящую девушку:
   - Спи, дорогая, спи... Сегодня будет трудная ночь...
  
   ***
  
   Я открыла глаза и постаралась сфокусировать зрение. Темное небо и звезды. Подозрительно большие и правильные звезды. Присмотрелась еще раз, чуть повернула голову... Фу... Лежу на кровати с пологом, полог темно-синий и со звездами. Из окна льется яркий, но какой-то мертвенно-холодный свет. Где я? Как здесь оказалась? Ничего не помню... Хочу повернуться и встать, грудь тут же пронзает резкая боль, вызывающая у меня стон.
   - О, миледи, вы уже очнулись? Я сейчас позову милорда, - пожилая женщина в высоком белом чепце и белоснежном фартуке на темном платье склоняется надо мной, а потом быстро выходит за дверь. Через мгновение дверь открывается снова, пропуская высокого красивого черноволосого мужчину.
   - Дорогая, вам уже лучше?
   - Вы кто? - шепчу я, вглядываясь в мужчину и не узнавая его.
   - Вообще-то с некоторых пор, я ваш муж, леди Элен, - он берет мою левую руку и указывает на ажурный золотой браслет, плотно обхватывающий запястье. И что это значит? Я продолжаю непонимающе смотреть на него... И тут до меня доходит, что я не помню, как меня зовут... Наверно это очень ярко отразилось на моем лице, потому что мужчина вдруг изменился в лице, присел на край кровати и начал поглаживать мою руку:
   - Вы только не волнуйтесь. Просто ваша карета перевернулась, вы ударились головой. Постепенно память должна вернуться.
   Я закрываю глаза и пытаюсь хоть что-то вспомнить... Дождь на стекле передо мной, какие-то черные длинные палочки болтаются из стороны в сторону, на несколько мгновений убирая воду со стекла... Тонкие холодные пальцы касаются моих висков, и так невнятная картинка исчезает, заменяясь на вид из бокового окна кареты, частично занавешенного бардовыми шторками. Громкое ржание лошадей, рывок, мир переворачивается...
   - Элен, вам надо поесть, Марта приготовила бульон. Позвольте, я помогу вам сесть, - лорд бережно приподнимает меня под спину и поправляет сзади подушки. Я невольно морщусь от неосторожного движения, отзывающегося острой болью в ребрах.
   - О, извините, - его рука скользит под одеяло и накрывает болевую точку, мягкое тепло струится под кожу и смывает боль, - сейчас станет легче. У вас были сломаны два ребра, но сейчас уже почти все зажило, боль тоже скоро перестанет вас беспокоить.
   Он убирает руку и подносит мне тонкую фарфоровую чашку, из которой доносится упоительный запах бульона. И только тут я понимаю, насколько я голодна.
   - Осторожней, не обожгитесь, - я делаю осторожный глоток и потом решительно забираю чашку. Делаю еще несколько глотков... О, как хорошо...
   - Лорд...
   - Лорд Рандольф Гриффинус, - приходит мне на помощь мужчина и представляется.
   - Лорд Гриффинус, прошу прощения, но я действительно ничего не помню... Вы не могли бы...
   - Хорошо, Элен. Вы допивайте бульон, а я пока постараюсь вам кое-что напомнить... Вы происходите из древнего дворянского рода, но, когда вам было года три, ваших родителей обвинили в государственной измене, лишили всех привилегий, титулов и имущества и казнили. Ваш отец успел подписать брачный договор, и благодаря этому вы остались живы. С трех лет вы жили при монастыре святой Омелии.
   - Я ничего не помню... - прошептала я, ужасаясь абсолютной пустоте в голове. Лорд забрал у меня опустевшую чашку, и взял меня за руку.
   - В монастыре вас жило двенадцать воспитанниц, примерно одного возраста, со сходными судьбами... - откуда-то издалека вдруг выплыли высокие серые каменные стены, группка девочек в серо-голубых платьицах и синих фартучках... Но ни одного лица - только размытые силуэты...
   - Из вас готовили отличных жен, образованных, воспитанных, послушных... - лорд продолжал гладить мою руку, картинки воспоминаний становились ярче и четче. Вот какой-то класс, черная грифельная доска, на ней какие-то цифры и знаки, потом урок танцев и я кружусь в паре с какой-то девочкой... Она вдруг показывает мне язык и говорит: "А шимми танцуют совсем не так!" Я вздрагиваю, что такое шимми? Лорд отпускает мою руку:
   - Элен, на сегодня достаточно... Вы еще слишком слабы, выпейте отвар и спать. Если завтра будете себя хорошо чувствовать, я провожу вас на прогулку в сад.
   Он помогает мне лечь, придерживая под спину, укрывает одеялом, отводит непослушные прядки с лица, касается пальцами висков... Я засыпаю... Какое же слово я хотела спросить?...
  
   ***
  
   Мужчина зашторил окно, медленно вернулся к кровати, уселся в кресло, стоящее рядом. Насколько бы проще было ее контролировать, если бы он мог разделить с ней постель... Но он не хотел ее пугать. И так времени оставалось совсем мало. Клан признает ее Леди, только если она родит ему наследника... И понести она должна в ближайшие две недели... А он до сих пор не может справиться с ее памятью, все время что-то вылезает... Мужчина склонился над спящей девушкой, до чего же хороша, задумчиво провел пальцем по щеке. Потом приложил руки к ее вискам, убирая непрошенные сны и подменяя их картинками из жизни в монастыре...
  
   ***
  
   Громкий бой часов где-то неподалеку разбудил меня. Сколько было ударов, я сосчитать не успела, но их явно было много... Я потянулась, открыла глаза, испугавшись в первый миг незнакомой обстановке, но потом вспомнила высокого лорда, монастырь... Все в моей памяти было какое-то неявное и размытое... Он, вроде сказал, что я ударилась головой, и что это пройдет... Ой, а еще он сказал, что он мой муж... Не помню, ничего не помню...
   Я спустила ноги с кровати и медленно встала, сделала несколько осторожных шагов. Голова вроде не кружилась, да и чувствовала я себя вполне сносно. Отворилась дверь и вошла пожилая служанка. Как же ее звали? Марфа? Нет, Марта! Точно, Марта!
   - С пробуждением, миледи! Как вы себя чувствуете? Вам завтрак подать сюда или вы спуститесь в столовую, милорд уже там.
   - Спасибо, я хочу спуститься в столовую. Только... - я растерянно посмотрела на свою кружевную ночнушку, явно не годящуюся на роль утреннего туалета.
   - Я помогу вам переодеться и причесаться, - Марта подошла к большому гардеробу в углу и достала оттуда длинное темно-зеленое платье, тонкую белую рубашку и довольно пышную нижнюю юбку.
   - Корсет сегодня одевать еще не будем. Пойдемте, я помогу вам умыться, - она отворила дверь в соседнее помещение, - ванну милорд еще не разрешил вам принимать, но вы можете умыть лицо и руки, я полью из кувшина.
   Я вошла за суетящейся служанкой, осмотрелась. Довольно большая круглая комната, отделана черным мрамором, в центре две ступеньки вверх, а потом углубление круглой не то ванны, не то небольшого бассейна. Факелы, прикрепленные к стенам, отражаются во множестве зеркальных колонн вдоль стен и отбрасывают таинственные блики. Марта подошла к мраморному столику, на котором стоял большой блестящий таз и взяла в руки такой же блестящий кувшин:
   - Прошу вас, миледи.
  
  
   Одетая и причесанная я вышла за Мартой из комнаты и с удивлением обнаружила себя на довольно широкой галерее, опоясывающей весь второй этаж. Я подошла к перилам и взглянула вниз. Огромный зал терялся в темноте, освещенный лишь несколькими факелами.
   - Пойдемте, миледи, - поторопила меня служанка, переложив из руки в руку горящий факел, и останавливаясь у лестницы. Лестница была широкой из того же темного дерева, что и вся галерея, она спускалась вниз, закручиваясь в несколько спиральных витков.
   - Сюда, пожалуйста, - Марта отворила одну из дверей, пропуская меня. Лорд Гриффинус уже сидел за столом, но увидев меня, тут же встал и сделал несколько шагов по направлению ко мне:
   - Я вижу, вам уже лучше, дорогая, - он наклонился, целуя мне руку, - Прошу вас, - отодвинул мне стул, помогая сесть, потом обратился к служанке: - Можете подавать, Марта.
   Мне на завтрак был подан омлет с ветчиной и грибами, перед лордом стояла тарелка с едва прожаренными стейками.
   - Приятного аппетита, милорд, приятного аппетита, миледи, - поклонилась Марта, наливая в высокие бокалы какой-то сок, - Что желаете еще - чай, кофе или, может быть, горячий шоколад?
   - Кофе, пожалуйста, со сливками, если можно, - на автомате ответила я, а потом подумала, почему я попросила кофе? Не думаю, что в монастыре нам подавали такие изыски...
   - Мне тоже кофе, Марта, - очень недовольным голосом сказал лорд, а потом уже гораздо спокойнее обратился ко мне: - Дорогая, не хотели бы вы прогуляться после завтрака?
   - Да, с удовольствием, - вежливо ответила я, хотя... Хотя мне по-прежнему было неуютно в присутствии этого человека, которого я абсолютно не помнила...
  
   ***
  
   Лорд продолжал отрезать аккуратные куски от своего стейка и, обмакнув их в соус, медленно пережевывать. Но он почти не чувствовал вкуса своего любимого блюда, все его внимание было приковано к девушке, сидящей напротив. Исподтишка он наблюдал за ней. Ох, Марта чуть все не испортила своим упоминанием про кофе... Хорошо, что ему удалось переключить внимание девушки на прогулку, мысль, мелькнувшая в ее очаровательной головке, очень ему не понравилась. Надо будет во время прогулки еще раз просканировать ее память и заменить на воспоминания Элен, той Элен из его мира.
   - Вас устраивает такой завтрак? Желаете что-нибудь еще? - обратился он к девушке, когда Марта убрала пустые тарелки и налила кофе.
   - Нет, благодарю, то есть да, устраивает, - совсем запуталась девушка и, смутившись, очаровательно покраснела. А Элен никогда не краснела, отметил между делом мужчина. Он подвинул корзинку с выпечкой ближе к девушке, предлагая ей взять что-нибудь оттуда. Она опять смутилась и взяла булочку с маком.
   - Спасибо, все очень вкусно.
   А Элен терпеть не могла мак, подумал мужчина, продолжая сравнивать двух девушек и делая для себя пометки, что не стоит менять в памяти новой Элен.
   - Марта поможет вам переодеться на прогулку, я буду ждать вас здесь, - сказал он ей, отодвигая стул и подавая руку. Она легко коснулась предложенной руки, вставая. "Какие холодные пальчики, как бы я хотел согреть их" - подумал мужчина, чуть задерживая ее руку в своей.
   - Я быстро, - она устремилась к двери, смущенно опустив глаза.
   Мужчина подошел к огромному окну в пол, выходящему в сад. Воспоминания вновь нахлынули на него...
   Элен, его Элен, которую он выкупил у Короны, потому что безумно любил ее мать... Это единственное, что он смог тогда сделать... Корона не прощает предательства, а именно так и был расценен заговор. Он так надеялся, что девочка будет похожа на мать, но, кроме светлых волос, она не унаследовала от нее ничего... Вздорный и капризный характер, абсолютное неумение слушать собеседника. Она откуда-то узнала свою историю и умудрилась во всем обвинить его... Как будто он мало терзал себя сам, что не смог спасти свою Виржинию... Сколько раз за последние три года он пожалел, что подписал тогда этот брачный договор... Ведь предлагали ему друзья подменить ребенка и просто увезти Элен куда-нибудь... А потом этот кошмарный день, когда он не дождался кареты у развилки и вернулся обратно.
   Карета лежала перевернутая в овраге, кучер и слуга слетели с сиденья еще раньше и теперь бесформенными кучами валялись на обочине, лошади смогли высвободиться и спокойно паслись невдалеке. Он рванул на себя дверцу, Элен лежала вся в осколках стекла, но она еще была жива. Он бережно вытащил ее и положил на траву. И тут эта шальная мысль - убрать из ее воспоминаний безобразную сцену их свадьбы, когда она бесновалась и кидалась всем, что попадалось под руку в священника... Вот тогда он и считал все ее воспоминания... Сколько же грязи и подлости оказалось в них... И эта женщина должна стать матерью его ребенка? На какое-то мгновение ему малодушно захотелось убрать руки и пустить все на самотек, но потом ... Элен становилась все бледнее, он провел рукой вдоль ее тела, отыскивая место кровотечения. Вот оно... Но что это? Его руки замерли. Не может быть... Она никогда не сможет родить... Она даже не сможет забеременеть... А это значит, что он должен отдать ее обращенным либо лишиться власти... Боги! За что? Сильнейший удар грома, и молния, ударившая в соседнее дерево, заставили его вздрогнуть и очнуться от горьких мыслей. И тут же обрушился ливень. Он накрыл девушку своим плащом и только тут заметил, что девушка стала другой... Вернее, это была совсем другая девушка...
  
  
   ***
  
   - Я буду ждать вас здесь, - сказал лорд Гриффинус и протянул мне руку. Как же страшно мне было прикасаться к этому непонятному человеку, но и отказаться было нельзя...
   - Я быстро, - очень быстро должна покинуть эту комнату. О, его чуть задержавшее меня прикосновение, молнией промчалось по моей руке, я выдернула ее и устремилась вон из комнаты. Мои мысли метались в панике. Зачем я согласилась на эту прогулку? С другой стороны, если я буду сидеть в комнате, я ничего не узнаю... Господи, как же мне страшно... Марта помогла мне натянуть чулки и зашнуровать высокие сапожки, потом протянула большую золотисто-черную шаль:
   - В саду прохладно, накиньте шаль, миледи.
   - Спасибо, - Марта была мне очень симпатична, и мне о многом хотелось бы ее расспросить, но... Но я не решалась...
   Лорд Гриффинус стоял у окна, задумчиво глядя в сад, погруженный в мертвенно белый свет с четкими границами света и тени.
   - Я готова, - сказала я, подходя к нему. Он обернулся и внимательно меня оглядел:
   - Вы не замерзните? Может быть что-нибудь потеплее наденете?
   - Не знаю, - пожала я плечами, - Марта считает, что этого будет достаточно...
   - Тогда пойдемте, - усмехнулся лорд каким-то своим мыслям и растворил стеклянные двери. Я вышла за ним в сад. И только тут поняла, почему свет казался мне таким странным. Это была луна. Огромная, в полнеба, очень яркая... Но это была луна... Где-то ближе к горизонту терялась в ее лучах еще одна, совсем маленькая и более тусклая. Я в недоумении остановилась.
   - Пойдемте, Элен, я хочу показать вам старый фонтан, - предложил лорд мне руку.
   - Это что? Луна? И сейчас ночь? - сорвалось у меня.
   - Да, а что вас, собственно, удивляет?
   Что меня удивляет? Да меня все удивляет! Но под его пристально-насмешливым взглядом я почувствовала себя полной дурой... А может все нормально, все так и должно быть? Ничего не помню... Лорд улыбнулся, взял меня под руку и повел по дорожке освещенной луной и яркими светильниками, прячущимися в листве деревьев. Его голос мягко журчал, рассказывая историю замка, что высился у нас за спиной. Постепенно я заинтересовалась и расслабилась, и даже лорд перестал мне казаться пугающим... Мы вышли на небольшую площадку с фонтаном в центре. Он вдруг развернул меня и взял обе мои руки в свои, поднес их к губам:
   - Вы не замерзли, Элен? - ласковое касание моих пальцев губами, и пристальный взгляд в глаза. А я хочу отвести свои глаза и не могу... Он притягивает меня ближе и обнимает одной рукой за талию:
   - У вас совсем холодные руки, - и еще один поцелуй, его голос звучит так завораживающе...
   Вдруг какие-то люди окружают нас, лорд тут же прижимает меня к себе:
   - Не подходи, Касьян! - в его правой руке блистает клинок длинного меча.
   - Девочка у тебя уже две недели, а до сих пор не стала твоей! Отдай ее нам!
   - У меня еще есть время до заката!
   Громкий издевательский смех был ему ответом. А потом Касьян улыбнулся... И у него были длинные и острые клыки... Он рассмеялся и, вдруг превратился в серую летучую мышь. С громким противным писком она пролетела мимо меня, едва не задев крылом. Я взвизгнула и прижалась к лорду Гриффинусу. Остальные люди тоже превратились в мышей и растворились в темноте.
   - Что это было? Они вампиры?
   - Да, новообращенные. Но не бойся, они уже ушли...
   - А вы? Вы тоже вампир? - пронзила меня вдруг страшная догадка, - Что? Что вам от меня надо? Вы хотите выпить мою кровь? - кричала я от испуга и пыталась высвободиться из его рук. Он только сильнее прижал меня:
   - Да, я тоже вампир. Но только я высший вампир и я не пью человеческую кровь, это удел новообращенных... Мне не нужна твоя кровь, мне нужна ты, - он проводит рукой по моим волосам, спускается на щеку, я в ужасе замираю. Он поднимает мою голову за подбородок и наклоняется, легко касается моих губ. Я вырываюсь и отбегаю чуть в сторону:
   - Пожалуйста, пожалуйста, не надо! Только не сейчас! - я остановилась в нескольких метрах от него, прижала руки к пылающему лицу. Господи, что мне делать?
   - Элен, успокойся, я не причиню тебе вреда... Пойдем домой...
   Домой? Это в этот замок? Нет, нет, нет... Лучше здесь в парке остаться... Я отошла еще на несколько шагов, опасливо поглядывая на вампира. Вдруг что-то пролетело мимо меня, острые когти вцепились, царапая, мне в шею. Я завизжала, в этот же момент лорд вскинул руку, яркий красный луч сорвался с его пальцев, пылающий комок упал к моим ногам. Я отшатнулась и прижалась к лорду.
   - Все, все, не бойся. Это самый обычный нетопырь. Идем домой, - он обнял меня и повел ко входу в замок.
   Мы уже вошли в столовую, когда меня вдруг начало просто трясти от пережитого ужаса.
   - Поднимайся наверх, - подвел меня лорд Гриффинус к лестнице, - я сейчас пришлю Марту с успокоительным отваром.
  
   ***
  
   Девушка поднималась по лестнице, очень медленно и тяжело поднималась. Лорд подумал, что, наверно, стоило проводить ее до самой двери, но потом остановил себя - надо дать ей подумать... Девушка уже почти дошла до двери своей комнаты, как вдруг облокотилась на перила и нашла взглядом его:
   - Лорд Гриффинус, а чем были недовольны эти... - она на секунду запнулась, - люди?
   - Тем, что я до сих пор не выполнил свой супружеский долг, леди Гриффинус.
   Девушка непонимающе посмотрела на него, потом покраснела и быстро скрылась за дверью. Мужчина еще некоторое время посмотрел вслед скрывшейся девушке, потом прошел в гостиную, разжег огонь в камине, налил себе вина и подошел к окну. Он в который уже раз прокручивал в голове все события того злополучного дня... Наверно, Боги решили посмеяться над ним - дали надежду и потом лишили ее... Или он где-то ошибся и что-то сделал не так? Эта девочка, каким-то чудом поменявшаяся местами с Элен... Прав ли он, решив сделать Элен из нее? И, поначалу, все шло так хорошо. Он привез ее в замок, залечил все царапины, и переломы начали срастаться. Потом, заменил ее память памятью Элен, убрав оттуда все злое и ненужное... А потом начались ее сны... И он потерял столько времени, пытаясь зачистить всю ее прошлую жизнь. А теперь осталось время только до заката. И дальше он встает перед выбором - ее жизнь или его власть. Хотя, чего кривить душой - никакого выбора нет! Она стала слишком дорога ему, она слишком была похожа на Виржинию...
  
   ***
  
   Я захлопнула за собой дверь, привалившись к ней спиной... Боже, что он имел в виду? Боже, как стыдно... Идиотская, совсем идиотская ситуация... Супружеский долг... Этот человек... О-о-о... Он оказался вампиром... Я замужем за вампиром?! Спасибо, папочка, удружил , брачным договором... Хоть я тебя совсем не помню... Господи, что мне делать?
   Я подошла к окну и уставилась на сад, погруженный в призрачное лунное сияние... Ну, что он хочет от меня, я более-менее поняла... Но... Нет, я не могу! Это уже слишком! Да еще с вампиром!
   Дверь отворилась. Вошла Марта. Молча, поставила чашку на столик, развернулась, дошла до двери:
   - Обед через полчаса.
   - Спасибо...
   Что с ней? Почему она так суха со мной? Обед... Это надо спускаться вниз? И видеть ЕГО? А может мне плохо? Делаю пару глотков из чашки... Не пойду обедать! Ложусь на кровать и начинаю себя жалеть... Часы пробили пять раз. Не пойду! Через четверть часа отворилась дверь, Марта поставила поднос с тарелками на столик и вышла. Молча. Что я сделала не так? В чем провинилась? Есть совсем не хочется...
   Я, наверно, задремала, потому что очнулась от стука распахнутой двери. Марта забрала поднос с нетронутой едой со стола:
   - Ужин через четверть часа. Внизу в столовой. И не надейтесь - наверх я вам его не понесу.
   - Марта! Пожалуйста! Пожалуйста, объясните, в чем я провинилась?
   - Вы - ни в чем... Это милорд слишком добр к вам...
   - Я не понимаю...
   - А что тут понимать? Вы шарахаетесь от него, он проявляет благородство... Нет, что бы взять вас силой, как всех остальных... А теперь он может лишиться клана.
   - Марта! Стоп! Я ничего не поняла!
   - По закону клана, - повернулась почти с порога служанка и пристально уставилась на меня, - главой может быть только самый сильный вампир. Если он не смог совладать с человечкой, какой же он сильный? Если вы до заката не станете его женой, он перестанет быть главой клана.
   Марта развернулась и вышла.
   Что? Я должна стать его женой? Э-э-э... Выполнить супружеский долг? Супружеский долг с вампиром?! Нет, нет! Никогда!
   Часы пробили четверть. Ужин. Нет, не пойду.
   Почему-то вспомнилась прогулка по лунному саду, и как интересно он рассказывал всякие истории... И ведь тогда мне совсем не было страшно... И тот поцелуй... Я провела пальцем по губам. Ну, да, мне даже понравилось... Ничего плохого он мне не сделал... Может потерять из-за меня клан... Я не хочу кого-либо обрекать на лишение всего... Но выполнить долг?... Я даже не помню, что бы что-то кому-то обещала! Вот сейчас спущусь вниз, скажу все, что я думаю, а потом... Потом пусть он делает все, что сочтет нужным для самоутверждения и утверждения в глазах клана!
   Дверь тихонько скрипнула, когда я затворила ее за своей спиной. Лорд Гриффинус сидел у камина и лениво шевелил в нем поленья большой кочергой.
   - Я согласна!
   Он с минуту смотрит на огонь, потом кладет кочергу, поворачивается:
   - Что?
   Какое уставшее и опустошенное лицо... И эти опущенные плечи... И весь мой боевой запал куда-то исчезает...
   - Я согласна, - шепчу я.
  
   ***
  
   Лорд смотрел на огонь. Вот и все - еще семь часов и закат. Он не успел... Не успел завоевать ее доверие, не успел ничего рассказать... Марта ворчала, что надо было взять ее силой... Нет, она слишком дорога ему... Он не может причинить ей боль... Он все еще надеется, что она полюбит его... Пусть он не будет главой клана, но лишь бы она была с ним... Эта девочка, так похожая на Виржинию...
  
   Они встретились совсем случайно... Он не собирался идти на тот королевский бал, в последний момент граф Руко уговорил его.
   Она шла навстречу ему, нервно обмахиваясь черным веером из страусиных перьев, проходя мимо раскрытых дверей, она сложила веер и опустила руку. Браслет из крупных агатов, нанизанных на нитку, зацепляется за ручку двери, еще один быстрый шаг, и агаты горохом сыпятся на наборный паркет. Она останавливается, растерянно смотрит на пол. Он подбирает рассыпавшиеся бусины, протягивает ей. Их взгляды встречаются...
   Это была его первая любовь, и не важно, сколько женщин было до этого... Это была ее первая любовь, и не важно, что она была замужем, что у нее была дочь... Они встречались тайком, каждый четвертый день недели, состоящей из долгих десяти дней, всего на два оборота быстрой минутной стрелки... Они жили одной жизнью эти быстрые двести сорок минут, они дышали одним воздухом эти ускользающие мгновения... А потом было сто восемнадцать кругов ожидания... И два круга счастья... И сто восемнадцать ожидания его...
   Ее выдали замуж за герцога Энойского, когда ей было всего четырнадцать. Герцог был благородным человеком, он всячески оберегал свою жену, ставшую для него больше ребенком, чем женой... Но в один момент ее увидел король Илении Карлос V, немного магии, и Виржиния оказалась в его спальне... Когда король узнал, что она от него понесла, он подписал документы, объявляющие этого, еще не рожденного ребенка, его наследником, в обход принца Олафа, которого Карлос никогда не считал своим сыном... Когда Виржиния родила, Карлоса V уже не было, на престоле сидел его сын Олаф I.
   А потом случилась эта попытка переворота... Герцог Линойский, племянник Карлоса V, заявил, что Олаф не имеет никакого отношения к императорской фамилии, в то время как у него имеется законная наследница...
  
   Дверь тихонько скрипнула, но лорд продолжал смотреть на огонь. Не хотелось в очередной раз обсуждать с Мартой свои права, а так была вероятность, что она просто уйдет.
   - Я согласна! - послышалось от порога.
   Элен? Не может быть... Он медленно повернулся к ней. Стройная худенькая фигурка, светлые волосы растрепались, и непослушная прядка все время лезла ей в глаза, тонкие пальчики нервно теребили завязки от шнуровки на платье. А в глазах такая отчаянная решимость...
   - Что? - переспросил он, боясь поверить в услышанное.
   - Я согласна, - почти прошептала она, и решимости в глазах заметно убавилось, - я выполню свой супружеский долг, - ее пальчики начали медленно расстегивать пуговицы у ворота.
   Лорд... Лорд растерялся. Что она делает? Она собирается "исполнять свой долг" прямо здесь? За кого она его принимает? Хотя, на этот-то вопрос он ответ знал - как это ни печально, но в ее глазах он выглядел жутким монстром... Лорд подошел к девушке, взял ее руку, нервно теребящую пуговку, поднес к губам:
   - Дорогая, давайте сначала поужинаем, а потом я провожу вас в спальню и с удовольствием помогу вам осуществить ваше решение.
  
   ***
  
   Лорд подливал мне вина и рассказывал какие-то занятные истории. Кусок не лез у меня в горло, и горка продуктов на тарелке становилась все больше, потому что Марта, прислуживавшая во время ужина, все подкладывала и подкладывала со словами "Может это вам придется по вкусу, миледи". Наконец, лорд не выдержал и попросил заменить мне тарелку:
   - Элен, почему вы ничего не едите? Вам не нравится, как готовит Марта?
   - Нет, что вы, все очень вкусно! Просто... Просто я не голодна.
   - Вы не можете не быть голодной, вы сегодня целый день ничего не ели. Элен, пожалуйста, съешьте этот кусочек мяса и фрукты.
   Я подцепила на вилку маленький кусочек и положила его в рот. Мясо оказалось на удивление вкусным, и я вдруг поняла, что действительно голодна. Лорд Гриффинус подложил мне на тарелку овощей, я уже не сопротивлялась, продолжая с аппетитом уничтожать содержимое тарелки.
   - Еще вина? - спросил лорд, увидев, как я подцепляю на вилку ярко-оранжевый кружок.
   - Да, пожалуйста! - кивнула я, отправляя оранжевый овощ в рот. Рот обожгло огнем, у меня перехватило дыхание - ужасно остро!
   - Запейте скорей! - лорд уже стоял около меня и буквально насильно вливал в меня вино. От прохладного напитка стало легче, и я залпом допила весь бокал:
   - Что это было? Вы знали? - в темных глазах лорда плясали смешинки, он явно забавлялся ситуацией.
   - Извините, Элен. Это такая наша примета. Только можно я расскажу вам про нее позже? Вы еще что-нибудь хотите?
   - Нет... - я отодвинула тарелку, - еще одной такой "приметы" я не перенесу!
   Лорд отодвинул стул, помогая мне встать. После выпитого бокала голова кружилась, я пошатнулась и оперлась на лорда.
   - Вы напоили меня! - комната медленно вращалась, и лорд вращался вместе с ней.
   - Да, дорогая! Все именно так и было задумано! - он легко подхватил меня на руки и куда-то понес. И принес. К себе в спальню. Она располагалась на первом этаже, потому что по лестнице мы вроде не поднимались...
   Он медленно поставил меня на ноги, продолжая придерживать со спины, второй рукой заправил мне выбившиеся волосы за ухо. Все это время он пристально смотрел мне в глаза, не давая их отвести. Его губы коснулись моих... И опьянение от вина сменилось опьянением от его поцелуев. Платье с тихим шелестом упало к моим ногам, та же участь постигла и нижнюю юбку. Он поднял меня на руки и усадил на край огромной кровати с балдахином. Потом встал на одно колено и начал расшнуровывать завязки на левом сапожке, что все еще был на мне. Сапожок отлетел куда-то в сторону, а его рука медленно заскользила вверх по моему бедру, вызывая во мне какие-то новые и, пожалуй, приятные ощущения. Он добрался пальцами до края чулка и начал медленно стягивать его, касаясь при этом моей кожи. Чулок тоже отлетел куда-то в сторону. Его губы легко коснулись моей коленки, а руки в это время занялись правым сапожком.
   Я нерешительно положила руки ему на плечи, когда он вновь вернулся к моим губам, и потянула в стороны полы уже расстегнутого колета. Быстрое движение и колет составляет компанию моим сапожкам, а его руки решительно лаская мои бедра, забираются все выше, задирая, а потом и срывая через голову тонкую рубашку. Я охаю, но он уже укладывает меня на подушки, продолжая целовать, и прикрывает тонким одеялом. Его рука скользит мне на грудь, чуть сжимает ее, вызывая сладко-болезненный спазм в животе. Я хочу что-то сказать, но он не дает мне, закрывая рот все более настойчивыми поцелуями, и я поддаюсь ему и приоткрываю рот, позволяя ему проникнуть в меня языком. Комната уже не просто кружится, она просто исчезает. И весь мир исчезает. И есть только я и этот мужчина, что кружит меня своими ласками все быстрее и быстрее... И теперь в голове только одна мысль, только бы это не прекращалось... Я зарываюсь пальцами в его волосы, они такие мягкие, скольжу руками по его шее, на спину, какие у него сильные мышцы... Мне мешает эта рубашка! Я пытаюсь сдернуть ее, он на секунду отрывается от меня и освобождается от оставшейся одежды, потом ложится рядом со мной:
   - Иди сюда, моя хорошая, - прижимает и целует опять, очень медленно и очень ласково. Я обнимаю его, стараясь прижаться еще ближе, его тело такое сильное и горячее... Он отрывается от моих губ, спускается поцелуями ниже, оставляя за собой влажную и чуть холодящую дорожку. Его губы добираются до моей груди и обхватывают сосок, он проводит по нему языком. У меня вырывается громкий стон. Моя карусель кружится все быстрее. Он проводит рукой по моему животу, опускается ниже, его рука гладит внутреннюю поверхность бедра, чуть раздвигая мне ноги. Я вздрагиваю - уже?
   - Не бойся, - шепчет он, касаясь губами мочки уха, - я постараюсь не причинять тебе боль...
   Его рука опять скользит у меня между ног, лаская и возбуждая меня. Коленом он раздвигает мои ноги еще шире, его губы опять обхватывают мои, лишая меня возможности что-либо возразить. Его рука опять скользит по моему бедру:
   - Согни ноги, - шепчет он, - расслабься... И я выполняю все его требования, потому что сейчас для меня нет ничего важнее, чем следовать за ним... Его руки скользят по моему телу, обхватывают мои груди, сильно сжимают их, одновременно он резко входит в меня. Я кричу больше от испуга, чем от боли. Он замирает, потом медленно начинает двигаться:
   - Потерпи, еще немного...
   - Нет, нет, только не останавливайся... - шепчу я, моя карусель закручивается в спираль и сжимается в пружину, что бы потом взорваться искрящимся фейерверком...
   Тяжело дыша, он падает рядом:
   - Ты самая невероятная... - его шепот щекочет мне ухо. Потом он приподнимается на локтях, убирает волосы с моего лица и ласково целует меня.
  
   ***
  
   Лорд явно забавлялся, глядя на сидящую напротив девушку. От выпитого вина она чуть раскраснелась, ее движения стали менее скованными, она даже начала улыбаться в ответ на его шутки... Вот только почему она ничего не ест? А Марта так готовилась осуществить эту старую свадебную традицию... Лорд просит заменить тарелку, кладет кусок мяса на новую, нарезает его:
   - Элен, съешьте, пожалуйста, этот кусочек мяса... - легкое прикосновение во время передачи тарелки, немного магии, и у девушки просыпается зверский аппетит... Вот так-то лучше. Ну а теперь можно и к древней традиции перейти. Подкладывает на тарелку специально приготовленные Мартой овощи, она сказала, что наперчила руолу... А теперь важно не пропустить момент, когда она возьмет руолу в рот, и вовремя налить вина. Вообще-то, положено воды, но сейчас лучше вина... А дальше все внимательно наблюдают, выпьет ли воду невеста сама, или ее напоит жених - так и будут складываться отношения в их семье...
   - Еще вина? - он наполняет бокал, наблюдая, как она кладет в рот оранжевую руолу. А потом, эти испуганные глаза, рука, прижатая ко рту... Похоже, Марта перестаралась...
   - Запейте скорей! - она даже не попыталась взять бокал, но послушно выпила все из его рук... Какая послушная жена обещана ему судьбой! В дверях удовлетворенно улыбается Марта, она добилась своего...
   - Вы напоили меня! - он еле успевает подхватить ее на руки, она обвивает руками его шею и доверчиво прижимается к нему. Как чудесно пахнут ее волосы... Она несколько удивлена, оказавшись в его спальне, но он быстро завладевает ее вниманием. Какие у нее мягкие и вкусные губы. А теперь только не спешить, только не спугнуть ее. И, хотя страстное желание уже почти овладело им, он продолжал медленно целовать и ласкать ее. Шнуровка на платье долго не поддавалась, зато юбки слетели почти моментально. Он подхватил ее на руки и усадил на кровать. Она так и не сняла сапоги после прогулки... И почему Марта ее не переодела? Теперь еще и с этими шнурками бороться. Он проводит рукой по ее бедру, она выгибается вперед и чуть слышно стонет... Как ему нравится ее шелковистая кожа... Нет, нет, только не спешить... Ее руки ложатся на его плечи и неловко пытаются снять с него одежду. Он помогает ей, а потом одним движением уничтожает последнюю преграду. Она охает, но он уже опять закрывает ей рот поцелуем. Ему все сложнее сдерживаться... Как же он желает эту женщину! Ее тело такое податливое, оно отзывается на каждое его движение. Она приоткрывает рот, впуская его в себя, а он, уже не боясь спугнуть ее, начинает ласкать все настойчивее, вкладывая в это всю свою страсть. Она стонет и прижимается к нему, она послушно следует за ним...
   Он приподнимается и резко входит в нее, она вскрикивает, ее ноготки больно впиваются в его плечи.
   - Потерпи еще немного... - он не хочет делать ей больно, но ему нужно доказательство.
   - Нет, нет, только не останавливайся... - шепчет она, двигаясь ему навстречу. Ее стоны становятся все громче, возбуждая его все сильней, она шепчет "еще, еще", она срывается на крик, изгибаясь и замирая под ним, а потом обессиленная падает на подушки. Ее грудь высоко и часто вздымается. Он целует ее в губы, проводит рукой по ее груди, прижимает ее к себе. Неужели судьба смилостивилась над ним и послала ему это чудо? Он уже давно не чувствовал себя таким счастливым и удовлетворенным... Она приподнимается и смотрит на него, потом проводит пальчиком по его щеке. Он ловит ее руку и целует каждый пальчик.
   - А как мне тебя теперь называть?
   - Ну, уж не лорд Гриффинус, во всяком случае, - смеется он, - Меня зовут Рандольф, можешь называть Ран...
   - Ран... - задумчиво произносит она, как бы пробуя имя на вкус.
   - Ран, ты обещал рассказать про примету, теперь уже можно?
   - Теперь можно, - он укладывает ее прелестную головку себе на плечо и продолжает гладить ее спину, наслаждаясь шелком ее кожи.
   - Это очень старая традиция, она позволяет определить, кто в семье будет главным.
   - И кто у нас?
   - Я, конечно! - смеется лорд.
   - Это еще почему?
   - Потому что я смог тебя напоить.
   - Это не честно! Я не знала правил!
   - Все честно! - он, продолжая смеяться, переворачивает ее на спину и всю покрывает поцелуями. Она шутливо сопротивляется, повизгивая, что ей щекотно. Он нависает над ней, любуясь ее раскрасневшимся личиком и растрепавшимися волосами, он пристально смотрит в ее серо-голубые глаза с огромным черным зрачком, потом медленно наклоняется и чувственно касается ее губ, смакуя каждое мгновение. Ее руки зарываются в его волосы, не отпуская его...
  
   ***
  
   И этот большой и сильный человек теперь мой муж? И мне приятно, когда он целует меня, когда его руки ласкают мое тело... Никогда не думала, что это может быть так восхитительно... И что я совсем не буду бояться его, а его объятия дадут ощущение покоя и безопасности... Вот только, когда он так смотрит своими почти черными глазами, мне немного не по себе... Он наклоняется, и его губы обхватывают мои, а язык нагло раздвигает мои губы. И я закрываю глаза и поддаюсь. И меня уносит моя карусель. Вот только перед глазами какой-то светловолосый парень... Почему меня целует мой муж, а я вижу какого-то постороннего блондина?
  
   ***
  
   Она вздрогнула и напряглась. Но он только целовал ее... И она не прекращает поцелуя... Он начинает просматривать ее мысли. Опять этот блондин! Он был с ней тогда в той машине. Его лицо - это было последнее, что она увидела перед перемещением. И это видение, наклоняющегося к ней в панике блондина постоянно преследовало ее и хуже всего поддавалось зачистке.
   Вампир сдвинул руки так, что бы пальцами коснуться ее висков, и уже в который раз использовал свою ментальную магию... Она расслабилась и провела руками по его спине. А он все боялся убрать пальцы от ее висков, боялся возвращения этого призрака из ее прошлого.
   - Я хочу тебя, - прошептала она, прижимаясь к нему всем телом.
   - Если будет больно, сразу скажи, - он, наконец, оторвал руки от ее висков и начал неистово ее ласкать. Его губы гуляли по всему ее телу, она отвечала на его ласки протяжными стонами, она подчинялась и отдавалась ему.
  
   Незадолго да заката в спальню вошла Марта, посмотрела на мирно посапывающую, на плече у лорда девушку.
   - Надо миледи отнести в ее спальню, негоже жене в спальне мужа просыпаться.
   - А где же ей еще просыпаться?
   Марта смутилась и совсем тихо прошептала:
   - Но, милорд, доказательство...
   - О, Боги, - простонал милорд, - Иди, зайдешь через десять минут за своими "доказательствами".
   Он встал, разыскал свою одежду, достал из шкафа свежую рубашку, оделся. Потом подошел к девушке и осторожно, стараясь не разбудить, завернул ее в одеяло и взял на руки. Посмотрел на изрядно испачканные простыни - теперь никто не посмеет на нее покушаться. Марта уже стояла в дверях.
   - Когда миледи проснется, представишь ей ее служанок, - сказал он, проходя мимо своей экономки.
  
   ***
  
   Я открыла глаза. Мертвенный лунный свет лился в расшторенное окно. Где я? О, моя... Хм, моя спальня... А все это ночное безумие мне только приснилось? О, нет... Судя по тому, как отозвалось болью все тело, когда я попыталась встать, не приснилось... Но почему я здесь? И кто натянул на меня эту рубашку?
   Дверь отворилась и вошла Марта в сопровождении двух молоденьких девушек:
   - Доброго вам вечера и темной ночи, миледи! - присели они в реверансе.
   - Разрешите, миледи, представить вам ваших служанок, - Марта сегодня была какая-то другая, более строгая и недоступная, что ли... Она даже немного пугала меня своей надменной холодностью...
   - Роза, - девушка помладше и чуть полноватая присела в реверансе, - Клара, - эта постарше и на полголовы выше. Обе темненькие, в одинаковых платьях с фартучками, на голове кружевные чепчики, под которые убраны почти все волосы...
   - Очень приятно. Принесите мою одежду, я хочу встать.
   - Миледи, Его Светлость не велели вам сегодня вставать. Завтрак вам сейчас принесут сюда.
   - Мне Его Светлость, - интересно, это мой муж что ли? - ничего не не велел... Поэтому вы сейчас же принесете мою одежду. Или я спущусь к завтраку в таком виде! - расправила я кружево на груди. Одна из девушек быстро выбежала из комнаты, а минуту спустя вошел лорд Гриффинус.
   - Добрый вечер, дорогая. Как ты себя чувствуешь?
   - Прекрасно! А они не хотят мне давать одежду! - нажаловалась я.
   Лорд усмехнулся:
   - Приготовьте для миледи ванну, - потом присел рядом со мной на кровать, взял меня за руку, - Дорогая, вы позволите вас осмотреть?
   Ой, это что он собирается "осматривать"? Хотя, после предыдущей ночи... Или вернее дня...
   - Если вы считаете, что это так необходимо...
   - Я хочу знать, можно ли позволить вам сегодня встать, - его руки скользнули по моему телу, чуть задержались внизу живота, потом он опять взял меня за руки, и я почувствовала приятно тепло, струящееся с его пальцев.
   - Если вы так настаиваете, дорогая, то я могу позволить вам покинуть постель. Сейчас вы примете ванну, потом Роза и Клара помогут вам одеться, а после я жду вас на завтрак в столовой.
   - Ой! - он подхватил меня на руки, и мне ничего не оставалось, как только обхватить его за шею. Он поставил меня на теплый пол около наполненной и пузырящейся ванны, но завороженная его взглядом, я не спешила убрать руки с его плеч. Он легко коснулся моих губ, потом резко отстранился и улыбнулся:
   - Боюсь, такими темпами вы недалеко удалитесь от постели... - он ловко стянул с меня рубашку и погрузил меня в теплую душистую ванну.
  
   Одетая и причесанная я спустилась к завтраку. Лорд встал, отодвинул мне стул, коснулся губами моей руки:
   - Вы прекрасно выглядите, Элен. Что вы желаете на завтрак? - он обвел рукой стол, уставленный разными блюдами.
   - Мне будет достаточно чашечки кофе с молоком и булочки. Булочки с маком вчера были просто восхитительны.
   Я поискала глазами Марту, но ее нигде не было видно, а за столом нам прислуживало четверо идеально вышколенных лакеев.
   - Я хотел бы пригласить вас на прогулку после завтрака.
   - Да, с удовольствием... А там этих... не будет? - вчерашняя сцена яркой картинкой встала передо мной.
   - Нет, дорогая, - усмехнулся лорд, - больше вам никто не будет угрожать.
  
   Лорд встречал меня у лестницы, подал мне руку, и мы вышли через парадную дверь. Высокая полукруглая лестница спускалась к огромному внутреннему двору, больше напоминавшему площадь. Множество людей сновало по этой площади - кто-то что-то куда-то нес, в дальнем правом углу тренировались мечники, а слева разгружали большие телеги. Как только мы появились на верхней ступеньке лестницы, все присутствующие склонились в низком поклоне.
   - Это все ваши слуги? - с удивлением спросила я.
   - Это наши слуги, дорогая. Это наш клан.
   Он подхватил меня под руку, и мы направились к ажурной решетке, за которой виднелся утопающий в лунном сиянии сад.
   - Лорд Гриффинус...
   Он остановился и повернул меня к себе:
   - Мне было очень приятно, когда вы называли меня по имени... - потом, увидев мое смущение, - Ран, зовите меня просто Ран...
   - Лорд Рандольф, - нашла я компромиссный вариант, а лорд грустно усмехнулся, - а почему вчера никого из слуг не было? Только Марта?
   - Слугами становятся только новообращенные вампиры, и они не всегда могут сдержать зов крови... Из всех я доверял только Марте, поэтому в замке находилась только она.
   - А кто такие новообращенные? Я, наверно, должна знать, но... Я ничего не помню, - мне было очень неудобно, но я поняла, что это единственный способ разобраться во всем происходящем и вспомнить свое прошлое...
   Лорд усмехнулся, крепче прижал к себе мой локоть и медленно повел меня по аллее:
   - Вы зря вините себя, дорогая. Возможно, что-то вы и слышали, но мы храним свои тайны... Поэтому за пределами Долин Кланов про нас мало что знают... Истинные или высшие вампиры появились много лет назад. Согласно легендам они произошли от Богов... И только они могут произвести на свет следующее поколение Истинных. Они не боятся солнечного света, им не страшно серебро и осиновый кол... Они не нуждаются в человеческой крови для питания. Новообращенные - это вампиры, которые получили все свои свойства в результате укуса. Они не способны к размножению в общепонимаемом смысле, но могут превратить в вампира укушенных ими людей. И им необходима человеческая кровь. Они боятся солнечных лучей, серебра, чеснока и прочего... Впрочем, вам теперь бояться нечего - они никогда не посмеют покуситься на жену Главы Клана.
   - А вчера, значит, могли? - спросила я.
   - Могли. Но, неужели вы думаете, что я позволил бы кому-нибудь прикоснуться к вам? - он развернул меня и медленно провел пальцем по моей щеке. Я подняла глаза и посмотрела на мужчину, который был теперь моим мужем... Меня необъяснимо тянуло к нему... Но в то же время... Какая-то заноза заставляла опасаться его... Мое внимание привлек замок, что высился за ним. Над одной из башен в свете луны и дополнительных прожекторов трепыхал на ветру кусок испачканной чем-то ткани...
   - Что это? - непроизвольно спросила я, а потом... Потом до меня дошло, что это... Господи, стыдно-то как!
   - Это гарантия вашей безопасности, - ответил лорд.
   - И долго это... эта гарантия будет там?
   - До завтрашнего заката. Элен, дорогая, не надо так пугаться, у нас это обычное дело... Никто ничего порочного даже не подумает...
   Он провел рукой по моим волосам, а потом наклонился и поцеловал меня. А после повел куда-то вглубь сада, что-то рассказывая... А у меня перед глазами все продолжало развеваться это знамя падшей невинности...
  
   ***
  
   "Как же очаровательно она смущается" - подумал лорд Гриффинус и отвел с ее лица непослушную прядку. Ее губы так манили его... Он наклонился и поцеловал ее, она была так доверчива и доступна...
   Он повел ее в свою любимую беседку, подальше от столь смущавшего ее символа принадлежности ему.
  
   Она внимательно слушала его, но несколько раз пыталась посмотреть назад, он удержал ее, уводя все дальше вглубь сада.
   - Элен, посмотрите, это знаменитый фонтан Лилот. По преданию, она была возлюбленной первого вампира. И именно у нее родился первый Истинный вампир.
   - А первый вампир откуда появился? - заинтересовалась Элен.
   - Вы же знаете, дорогая, что наш мир основали Старые Боги?
   Элен непонимающе посмотрела на него, потом неуверенно кивнула.
   - Бог воды Аквин и богиня плодородия Цеф родили оранжевую богиню Мута, которая стала покровительницей всех оборотней, на нее обратил внимание Синий бог Квалмэру, и у них родился сын Серс. Багряный бог стал богом крови. Он мог колдовать - убивать и лечить, используя обряды крови. Он полюбил богиню памяти Мадженту и у них родился сын Осанв, который обладал магией крови и ментальной магией. Он был своевольным и не чтил Старших Богов, поэтому боги наказали его, лишив бессмертия и запретив появляться среди них. Но Красная богиня Вита смилостивилась над ним и частично сняла проклятие. Она велела ему спуститься на Отарию и совершать благие поступки и, если обычная женщина добровольно отдаст ему свою кровь и полюбит его, и у них родится ребенок, то он будет прощен. Я вас еще не утомил, Элен?
   - Нет, что вы, мне очень интересно, только...
   - Что только?
   - Я уже запуталась, - рассмеялась девушка.
   - Тогда я не буду утомлять вас жизнеописанием и подвигами Осанва, скажу сразу, что Лилот полюбила его и родила ему сына Ноосфа, который и стал первым Истинным вампиром. Проклятие с Осанва было снято, а нам с тех пор остался брачный кровный обряд и то, что родить Истинного вампира может только человеческая женщина.
   Элен остановилась и, встав напротив него, внимательно посмотрела в его глаза:
   - Вы поэтому женились на мне? Вам нужен наследник?
   - Элен, вы прекрасно понимаете, что брачный договор был подписан более пятнадцати лет назад. Да, тогда я пошел на такой шаг, учитывая и этот аспект нашего брака. Но теперь все изменилось... Я узнал Вас... И, если вы сможете подарить мне наследника, то это будет для меня большим счастьем, но не это теперь является для меня самым главным в нашем браке... - он ласково провел пальцами по ее щеке, потом придержал ее голову за подбородок и коснулся губами ее губ. Она не сопротивлялась... Он обнял ее и прижал к себе сильнее, она обвила его шею руками. Его руки ласково скользили по ее спине, удерживая ее. Потом он оторвался от ее губ:
   - Почему вы не надели корсет? У вас еще болит? - он аккуратно коснулся места перелома.
  
   ***
  
   - Почему вы не надели корсет? У вас еще болит? - задал мне вопрос лорд Рандольф и дотронулся до моего бока, мягкое тепло тут же заструилось с его пальцев.
   - Нет, нет. Просто он не подошел мне по размеру, - улыбнулась я про себя, вспоминая, как ругались Роза и Клара, когда им не удалось затянуть корсет на мне - крючки сошлись уже вплотную, а он все продолжал болтаться на мне.
   Лорд улыбнулся, наверно, поняв, как он мне не подошел:
   -Я прикажу заказать для вас корсет по размеру. В ближайшее время нам предстоит несколько выходов в свет.
   - И каких же? - поинтересовалась я, уже заранее внутренне содрогаясь.
   - Через неделю вам предстоит посвящение в Клан, а потом пара визитов по соседям и, возможно, представление ко Двору. Не пугайтесь, дорогая, это все чистая формальность.
   Мы подошли к беседке, увитой каким-то растением с крупными сильнопахнущими цветами. Лорд ввел меня внутрь и подвел к противоположной стороне:
   - Посмотрите, какой вид открывается отсюда на Долину.
   А посмотреть действительно было на что... Беседка стояла на высоком обрывистом берегу реки, прямо под нами изгибалась широкая и бурлящая на прибрежных камнях река. Противоположный берег был пологим, луна висела над ровной долиной, заросшей травой и каким-то невысоким кустарником... Края долины терялись в темноте...
   - Как, наверно, здесь красиво, когда светит солнце! - восторженно сказала я.
   - Должен вас разочаровать, моя дорогая, днем на долину спускается туман, и солнца почти не видно.
   - Каждый день?
   - Увы... Хотя зрелище, должен вам сказать, тоже весьма интересное.
   - А мне можно на это посмотреть?
   - Хорошо, если день не будет очень холодным, мы можем прогуляться.
   - Вы составите мне компанию?
   - Да, а что вас так удивило?
   - И вы не боитесь солнечного света?
   - Дорогая, я отношусь к высшим или иначе Истинным вампирам, нам не страшен солнечный свет...
   - А что вам страшно? - не могу сказать, что меня так интересовал ответ на этот вопрос, он, скорее всего, сорвался непроизвольно, потому что я в этот момент тонула в глазах моего вампира...
   - А вы так хотите остаться вдовой?
   - Господи! Рандольф! Что за чушь лезет вам в голову?
   - Ну, хоть без лорда... Уже прогресс... - он, не отрывая взгляда, отвел мои вечно падающие на лицо волосы, и поцеловал меня. Долго и нежно. Долго и страстно. Долго и нагло! Ну, почему я таю от его поцелуев? Почему за один поцелуй я готова отдать все!?
  
   ***
  
   - Ну, хоть без лорда... Уже прогресс... - Рандольф провел рукой по ее щеке, убирая волосы с губ, что все время манили его... Она была так покладиста и доступна... Он гнал от себя мысли о том, что произойдет, когда она узнает правду...
   Ее губы были сладки и податливы, она принимала и отвечала ему, он ловил каждое мгновение близости с ней...
   - Я хочу тебя, - чуть слышный шепот, торжественным перезвоном колоколов отозвавшийся в нем... Он открыл портал... Лихорадочные движения рук, срывающих одежду... Ее, такое прекрасное тело на черных простынях... Ее стон и крик... А потом она потянулась и поцеловала его... И прижалась к нему, засыпая...
   А он в тысячный раз думал о том, что не хочет стирать всю ее память, делая ее просто куклой, и что не может справиться с ее воспоминаниями, и ему придется все ей рассказать...
  
   ***
  
   Мне приснился чудесный сон... Впервые за многие дни... А может и не многие... Но я не помнила своих снов... Не помнила даже, что бы они мне снились... Мне приснилось море... И я бежала по самой кромке, по светлому песку, а волны накатывались и отступали и стирали мои следы. И было большое небо, очень-очень голубое и очень солнечное... И яркие зеленые сосны с золотыми стволами устремлялись в это небо...
   Я попробовала потянуться... Попробовала, потому что вдруг обнаружила себя лежащей на груди у лорда Гриффинуса, и он крепко прижимал меня к себе... Мои попытки высвободиться ни к чему не привели, меня лишь сильнее прижали, а потом тихо спросили:
   - Ты отдохнула? Есть хочешь?
   - Отдохнула. Хочу, - рассмеялась я. Меня тут же перевернули на спину и лорд навис надо мной:
   - Очень хочешь?
   - Очень, но могу подождать, - подставила я губы для поцелуя.
   Он легко коснулся моих губ, потом прикусил мою нижнюю губу, потом обхватил весь рот и ворвался в меня своим языком. Моя карусель набирала обороты... И я кружилась на ней и теряла связь с окружающим, и оставался только он, его губы и руки, что ласкали меня, вызывая волну неодолимого желания... И я что-то шептала, стонала и кричала, а он продолжал меня неистово целовать, заставляя мою карусель оторваться от земли и улететь в небеса...
   С каким-то полустоном-полурыком он совершил последнее движение, стремительное и глубокое и замер, потом медленно вышел и лег рядом, уложил мой таз на свое согнутое колено:
   - Полежи немного так, - выдохнул, стараясь дышать ровнее. Мне хотелось повернуться и прижаться к нему, но он продолжал удерживать меня:
   - Пожалуйста, не шевелись...
   - Почему?
   В ответ он поцеловал меня в плечо:
   - Просто послушайся... Так надо... - его рука ласково скользнула сверху вниз по моему животу и там замерла. Приятное тепло струилось с его пальцев... Я опять начала засыпать...
  
  
   ***
  
   Лорд убрал руку с ее живота, закончив свое колдовство, уложил девушку удобнее, накрыл отброшенным в сторону одеялом. "Только бы все получилось" - подумал он, гладя ее волосы. Она пошевелилась, что-то прошептала и прижалась к нему. Его рука привычно скользнула ей на висок. Ей снился лес, море... А потом она во сне обвивала его шею руками и подставляла губы для поцелуя... Ох, не переборщил ли он с заклинаниями?
   Наверно надо было оставить Элен отдыхать, а самому пойти в кабинет и, наконец, заняться заброшенными делами... Но как же не хотелось ему нарушать сейчас это состояние покоя и счастья, что дарило ему это хрупкое тело, доверчиво прижавшееся к нему. И он задумчиво перебирал прядки ее волос и вспоминал сны, что удалил из ее памяти.
   Чаще всего ей снилась дорога, по которой она ехала в какой-то странной не то карете, не то повозке... Наверно, в ее мире были очень сильные маги, потому что повозка ехала сама, без лошадей. Шел дождь, она была чем-то недовольна и что-то резко отвечала своему спутнику... Им навстречу изредка попадались такие же повозки без лошадей, очень низкие и очень быстрые...
   А еще ей снился какой-то город. Высокие красивые дома сменялись вдруг панорамой огромной реки. А над рекой было огромное голубое небо и солнце. И она смотрела на воду, покрытую солнечными бликами и на проплывающий мимо парусник. А потом поворачивалась и бежала навстречу светловолосому парню, что раскрывал ей объятия, держа в одной руке огромное количество зачем-то сорванных цветов...
   Он пропустил момент, когда она проснулась, просто вдруг увидел, что она смотрит на него и улыбается каким-то своим мыслям. Он тут же уложил ее на спину и наклонился, желая поцеловать.
   - Я есть хочу, - сказала она тихо, - Очень-очень, - добавила совсем жалобно и обвила его руками.
   - Я велю подать ужин сюда... - "но, сначала, я поцелую тебя" - подумал он, касаясь ее губ.
  
   ***
  
   Он легко коснулся моих губ, прерывая череду страстных и длительных поцелуев:
   - Все, а то я рискую уморить тебя голодом!
   Он легко вскочил с постели, накинул длинный халат, направляясь к двери. Походя, взмахнул рукой, посылая малиновые искры с кончиков пальцев и зажигая свечи. Я потянулась и села, натянув одеяло до самых подмышек, и только тут обратила внимание на цвет...
   - О-о... - удивленно протянула я, проводя рукой по черному шелку, - Готичненько...
   Лорд повернулся от уже открытой двери, удивленно взглянул, но кто-то из слуг, похоже, уже стоял рядом и ждал его распоряжений. Он что-то сказал ему и вернулся ко мне:
   - Ванну наполнить? Пока накрывают на стол, ты как раз успеешь.
   Я, молча, кивнула, оглядываясь в поисках хоть какой-нибудь одежды. Лорд Рандольф, усмехнувшись, скрылся в туалетной комнате. Вскоре оттуда послышался хлопок и раздался звук льющейся воды. Я, недолго думая, завернулась в тонкое одеяло и поспешила за лордом. Он остановил меня на пороге:
   - Какая же ты нетерпеливая, дорогая Элен! - отобрал у меня одеяло и зашвырнул его в спальню, потом подхватил меня на руки и бережно опустил в теплую булькающую и ароматную воду.
   - Сама справишься или Розу позвать?
   - Не надо, сама... - мне уже никого было не надо, я уже блаженствовала...
  
   - Элен, дорогая, просыпайся! - лорд Рандольф стоял около меня, приготовив большое черное полотенце.
   - Я, что, заснула?
   - Почти, - улыбнулся он и протянул мне руку, помогая встать. Потом завернул в полотенце и опять подхватил на руки.
   - Я и сама дойти могу, - проворчала я, подозревая, что его доставка моей тушки в комнату снова закончится на кровати... с балдахином... Он рассмеялся и крепче прижал меня, подавляя все попытки к освобождению:
   - Не лишай меня возможности носить тебя на руках, когда это возможно...
   Хм, как-то загадочно прозвучала его фраза... Но, времени додумать эту мысль у меня не было, потому что мы вошли в спальню, а там ломился от всяких вкусностей накрытый стол. И ароматы были такие...
   - Оу... - издала я стон, полный вожделения и предприняла очередную попытку освободиться, не отрывая взгляда от стола.
   - Я бы предпочел, что бы такие стоны раздавались только в мой адрес, - улыбнулся лорд Рандольф, ставя меня на пол и надевая на меня черный шелковый халат, богато украшенный вышивкой...
   - Потом. После ужина. Обязательно, - устремилась я к столу, и лорд еле успел пододвинуть мне стул. Ох, мое поведение было совсем не приличным для леди, но все на столе было таким аппетитным, и я так хотела есть... Я постаралась взять себя в руки, чинно отрезая маленькие кусочки... Лорд усмехнулся и подложил мне на тарелку овощей. О, вот эта оранжевая штучка мне знакома! И очень неприятно знакома! Я демонстративно отодвигаю ее в сторону и поднимаю глаза на лорда, сидящего напротив и с удовольствием жующего мясо:
   - Больше вы меня на этом не поймаете!
   Лорд непонимающе переводит взгляд с меня на мою тарелку, потом усмехается:
   - Зря. Руола очень вкусна. Если ее не готовит Марта специально для свадебного ужина... - и тут мы уже смеемся вместе.
  
   Служанки убирали со стола использованную посуду и горячие блюда, накрывая чай и расставляя фрукты и сладости.
   - Элен, мне надо ненадолго отлучиться в кабинет. Не могли бы вы обождать меня в библиотеке?
   - Да, конечно... - пробормотала я, удивленная столь резким переходом на сухой официальный тон. Но спросить не решилась...
  
   Мы поднялись в библиотеку, расположенную на втором этаже. Я с интересом рассматривала высокие резные деревянные шкафы, наполненные книгами в кожаных переплетах с золотистой вязью и инкрустацией. Огромная бронзовая люстра свисала с потолка и отражала в хрустальных подвесках свет зажженных в канделябре свечей. Лорд подвел меня к уютному креслу около небольшого столика, зажег свечи в стоящем на нем подсвечнике:
   - Я сейчас принесу вам книгу, мне кажется, что она вам понравится...
   Тяжелый том "Легенды и истории Илении" лег на столик рядом со мной. Лорд достал откуда-то мягкий плед и укутал мои ноги:
   - Если что-то будет непонятно, я вам потом все разъясню.
   - Спасибо...
  
   ***
  
   Лорд Гриффинус осторожно открыл дверь библиотеки. Как он и ожидал, Элен, его Элен спала, свернувшись клубочком в кресле и положив голову на руки, лежащие на открытой книге. Он подошел к ней, затушил лишние свечи, мимоходом бросил взгляд на книгу - пятая страница... Он провел рукой по ее золотистым волосам, и все проблемы отступили на второй план. Она приподняла голову, сонно щурясь на свечи:
   - Я опять заснула? Почему я все время хочу спать?
   - Это все объяснимо, столько новых впечатлений, да еще смена ночи на день, - подхватил он ее на руки, она обхватила его шею руками и прижалась к нему, - Я вас сейчас отнесу в вашу спальню, вам надо хорошо выспаться. У меня, к сожалению, дел оказалось гораздо больше, чем я мог предположить.
   - Ты придешь? - спросила она, засыпая у него на плече...
   - Постараюсь, - ответил он, укладывая ее на кровать и подзывая служанок.
   Еще раз обернулся на пороге, кинув взгляд на безмятежно спящую девушку и суетящихся около нее служанок. Он-то знал, что вся ее сонливость - это побочное действие наложенных на нее заклинаний...
   Лорд вернулся в свой кабинет. Заменил свечи и вновь взял то письмо... Опять что-то замышляет герцог Линойский... Никак не угомонится... Лорд поднес письмо ближе к свету. Хоть оно и не подписано, но почерк и словесные обороты с головой выдавали автора. И как ему удалось тогда вывернуться? В заговоре обвинили герцога Энойского с семьей и еще несколько знатных родов, их всех казнили. Неужели никто не назвал главного зачинщика всей этой смуты? И откуда герцог Линойский узнал про Элен?
  
   Тогда, восемнадцать лет назад, он добился аудиенции у короля. Олаф I, после раскрытия заговора подозревающий всех и во всем, долго пытал его на предмет связи с заговорщиками... Но брачный договор, подписанный задним, очень задним числом, давал ему право потребовать свою невесту. Да и древний закон, закрепляющий и защищающий браки между Истинными вампирами и людьми, был на его стороне. Наконец, пообещав спрятать девочку, поменять ее имя, отказаться от всех привилегий герцогства, и всяких претензий по наследству, ему удалось вывезти Элен из столицы. Напуганная девочка смотрела на него волчонком весь их долгий путь. Но он был слишком погружен в свои переживания... Последнее его свидание с Виржинией... Конечно, никто официально такого свидания ему бы не дал, но небольшой мешочек с золотыми сделал свое дело...
   Она вошла в комнату, куда незадолго до этого его провел подкупленный стражник, вместо привычного нарядного платья, на ней была надета какая-то грязная длинная рубаха, волосы заплетены в небрежную косу, взгляд потухший и обращенный в себя... Но голова по-прежнему высоко поднята. Он обнял ее:
   - Виржиния! Я не отдам тебя! Я устрою тебе побег!
   - Нет, нет... Уже поздно... Да и скрываться и дрожать я всю жизнь не хочу, - она отстранилась от него, - Я благодарна тебе за все, - ее глаза на мгновение стали прежними, но потом вновь потухли, - Об одном прошу тебя - позаботься о Соленике, - назвала она старое имя Элен.
   - Она уже в безопасности, не переживай за нее...
   - Поклянись, что ты не оставишь ее?
   Он не успел произнести слова клятвы - распахнулась дверь, и стражник схватил Виржинию за руку:
   - Скорей! Возвращайтесь скорей! Главный дознаватель идет к вам!
   - Поклянись! - крикнула Виржиния с порога.
   - Клянусь! - прозвучало в пустоту...
  
  
   ***
  
   Я открыла глаза. Опять этот мертвый белый свет луны струился в расшторенное окно... Я закрыла глаза, стараясь вызвать в памяти свой сон - голубое небо и солнце... Большое и яркое... Было что-то еще, но оно все время ускользало от меня...
   - Доброе утро, миледи! - присели в реверансе Роза и Клара, - Прикажите ванну и одеваться?
   - Да, - я сползла с высокого ложа и накинула приготовленный пеньюар, - а милорд...?
   - Мы еще не видели его сегодня. Прикажите узнать?
   - Да. Только не будите, если он еще спит... У меня ничего срочного...
   Чувствовала я себя очень странно... Вроде и выспалась, а вроде и нет... Душистая пузырящаяся ванна приняла меня в свои объятия...
  
   - Элен! Элен! - кто-то отнюдь не нежно тряс меня, я вздохнула, просыпаясь, и открыла глаза.
   - Ран?
   - Боги! Как же вы меня напугали, Элен! Поднимайтесь, вода уже совсем остыла.
   Он завернул меня в полотенце и подхватил на руки.
   - Что вас так напугало, лорд Рандольф? Я просто заснула...
   - И почти погрузились в воду! Роза! - рявкнул он на побледневшую служанку, - Неужели так сложно не отходить от миледи ни на шаг!?
   - Я только платье приготовила... - пролепетала служанка.
   - Рандольф! Пожалуйста, не надо, - постаралась я защитить Розу...
   - Хорошо! - лорд усадил меня в кресло и туалетного столика и вновь обратился к служанке:
   - Поможете миледи переодеться и после завтрака зайдете в мой кабинет. Дорогая, жду вас на завтрак внизу, - он коснулся моих пальцев губами и, резко развернувшись, вышел из комнаты.
   Роза дрожащими руками начала расчесывать мои волосы.
   - Роза, я постараюсь защитить тебя перед милордом, но... Я хотела бы знать, что может тебе угрожать? Он может уволить тебя?
   - Ах, миледи! Я очень признательна вам за заботу, но, прошу вас, не надо... Не ссорьтесь с милордом из-за меня...
   - Я и не собираюсь с ним ссориться! Просто поговорю, попрошу не трогать тебя...
   - Миледи, он не может...
   - Что он "не может"? Ты можешь говорить более понятно? Что тебе угрожает?
   - Он не может не наказать меня, я подвергла риску вашу жизнь...
   - И какое наказание тебе грозит?
   - За такой проступок мне положено развоплощение...
   - Что? - я резко развернулась лицом к служанке, только что собранные в косички волосы выпали из ее рук и рассыпались.
   Роза всхлипнула и закрыла лицо руками.
   - Роза, пожалуйста, не плачь... Объясни мне, что все это значит?
   - Я понимаю, что я очень виновата перед вами, миледи, и перед милордом, - служанка упала вдруг на колени, - но я так хочу жить...
   - Он может тебя убить?
   - Да... развоплотить...
   - Ох... - я погладила склоненную голову девушки, - неужели ничего нельзя изменить?
   - Нет, - покачала она головой, - это закон Клана...
   - А я все равно попробую, - упрямо сказала я, приняв для себя решение, поговорить с мужем, - Роза, давай быстренько как-нибудь закрепи это, - показала я на торчащие во все стороны "заготовки" прически, - мне надо поспешить вниз, что бы у милорда настроение не испортилось совсем...
  
   Я вошла в столовую, лорд Рандольф придвинул мне стул, сел напротив. Слуги наполнили мою тарелку, налили кофе...
   - Приятного аппетита! - сказала я, что бы хоть что-то сказать. Я не знала, как приступить к волновавшей меня теме...
   - И вам, дорогая!
   - Лорд Гри... Лорд Рандольф, вы сможете сегодня сопровождать меня на прогулке? Мне бы очень хотелось прогуляться после завтрака...
   - Конечно, дорогая. Я только буквально на четверть круга загляну в свой кабинет...
   - Рандольф! Я бы хотела прогуляться до того, как вы заглянете в кабинет!
   - Как скажите, дорогая! - усмехнулся он, - Только это вряд ли что-то изменит...
   Я допила кофе, дождалась, когда Клара принесет мне теплую накидку и подошла к лорду Гриффинусу:
   - Я готова!
   - Прошу вас! - он распахнул дверь на террасу и предложил мне руку.
   Мы спустились в сад.
   - И так, дорогая, вы хотели о чем-то поговорить со мной?
   - Да... Рандольф, а вы обращаетесь ко мне на "вы", когда сердитесь на меня?
   Он остановился и, несколько сбитый с толку совсем неожидаемым им вопросом, пристально посмотрел на меня. Потом его губы дрогнули в сдерживаемой улыбке:
   - Нет, дорогая... Я не могу на вас сердиться... А обращение на "вы" принято в высшем свете, поэтому я так и обращаюсь к вам, особенно в присутствии посторонних... Обращение на "ты" свойственно простолюдинам и считается моветоном... Ну, за исключением особых случаев... - он нежно прикоснулся к моей щеке и наклонился, намереваясь поцеловать, но я, зная, к чему это приводит, сделала шаг назад и вознамерилась продолжить прогулку. Лорд рывком прижал меня к себе спиной и, склонившись к моему уху, прошептал:
   - Так о чем вы хотели поговорить со мной, Элен?
   От его шепота и от его обнимающих и удерживающих меня рук уже привычно закружилась голова, я сделала глубокий вдох, стараясь вырваться из-под его чар:
   - Я только хотела сказать, что мне не хотелось бы привыкать к новым служанкам... Меня вполне устраивают эти...
   - Это вы так просите не наказывать Розу? - удивился лорд, - Зачем вам это? не все ли равно, кто будет подавать вам платье?
   - Я просто уже привыкла к ней... Она меня устраивает...
   - Но по закону Клана...
   - Рандольф! - не дала я договорить ему, резко развернувшись и глядя ему в глаза: - Никто, кроме нас с вами не знает о том, что произошло... А Роза будет молчать... Пожалуйста...
   - Элен, вы просто вьете из меня веревки... - он опять наклонился к моим губам.
   - Так вы прощаете ее? Да? - прошептала я почти в его губы.
   - Да... - и он опять захватил меня в плен...
  
  
   ***
  
   "А девочка с характером", - как-то даже радуясь, подумал лорд Гриффинус, входя в свой кабинет после того, как проводил жену в библиотеку и выдал ей для изучения очередной талмуд. Он подошел к письменному столу и вновь развернул то злосчастное письмо... Его можно было бы проигнорировать, усилить охрану на входе в замок, изолировать Элен от общения с посторонними... Но второе послание - поздравление с заключением брака от короля и приглашение на бал, который состоится в конце месяца... Это проигнорировать было нельзя... А там герцог Линойский сможет опять вовлечь Элен в свои игры... А если еще будет обнаружена подмена... Нет, об этом лучше даже не думать... Надо придумать что-то, что остановит и нейтрализует герцога...
   Лорд достал чистый лист бумаги со своим фамильным гербом, обмакнул перо в чернильницу, на мгновение задумался, а потом быстро начал покрывать его древними знаками давно вышедшего из употребления языка. Он писал своему старому другу лорду Саргавариелю, который последние годы жил в столице и был вхож в высший свет...
   С этим темным эльфом, или как чаще называли эту расу, всегда вызывая недовольство ее представителей, дроу, он был знаком уже очень давно, еще с тех пор, когда после ссоры с отцом убежал из дома и подался в армию... Сколько битв они прошли с Аваром, сколько раз прикрывали друг другу спину... Только ему он мог довериться теперь, только от него ожидать помощи и совета...
   Лорд запечатал письмо, вызвал почтового посланника - магическую сущность, способную принимать различные образы, у него, правда, всегда получались летучие мыши, - прикрепил к нему свое послание и отправил в столицу. Потом откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза...
   В конце этой недели должно пройти посвящение Элен в Клан. Марта советует провести древний обряд Клятвы на крови... Это, конечно, более сильно привяжет Элен к нему и даст ему возможность контролировать ее... Да и в случае чего, проще будет оказать ей помощь... Но как убедить ее добровольно пройти этот обряд, как не напугать ее?
   Из раздумий лорда вывел плюхнувшийся перед ним на стол большой и пухлый конверт неопределенно-грязного цвета. "Посланники так же небрежны и дурновоспитаны, как и их хозяева", - усмехнулся он, узнав почерк одного из глав вассального Клана. Он вскрыл конверт, достал из него толстый и подозрительно подробный отчет, отложил на край стола - этим займется его казначей - развернул приложенное письмо... Опять жалобы на тяжесть налогов и тут же требование на Дозволение на свежую кровь... И где он новых подданных собирается размещать - все его владения на территории замка уместятся? Лорд усмехнулся и небрежно черкнул: " В Дозволении отказать, отчет проверить".
  
  
   ***
  
   Я отложила толстый том какой-то истории и выскользнула из библиотеки. Тихо закрыла за собой дверь своей комнаты:
   - Роза! - позвала я шепотом, она выбежала из гардеробной:
   - Миледи! Я вам так признательна! Я никогда не забуду этого и буду всегда вашей верной слугой!
   - Роза! Я рада, что все так разрешилось, и ценю твою преданность. Но, я надеюсь, ты понимаешь, что никто не должен об этом знать?
   - Конечно, миледи! И... - она замялась, не решаясь что-то сказать...
   - И? - подошла я к ней ближе.
   - Будьте осторожнее с Кларой, - оглянувшись, продолжила девушка, - она внучатая племянница Марты и очень хочет занять более высокую должность...
   - Я поняла тебя... А Марта, она кто?
   - Марта наша экономка, она командует всеми слугами... А раньше она была кормилицей у милорда. Она - единственный, к кому милорд прислушивается...
   - Кормилицей? - удивилась я, - Но я так поняла, что...
   - Это было еще до того, как на нее напала банда Проськи-разбойника... После этого она и обратилась, а милорд взял ее в замок.
   - А разбойники?
   - Милорд их всех развоплотил... Вот только у Проськи сын остался - Касьян, он тогда еще человеком был. А потом сам к вампирам пошел и в обход Дозволения уговорил укусить себя... А теперь всячески милорду пакостит.
   - Дозволение? А это что?
   - Разрешение на свежую кровь с последующим обращением. Их только главы правящих Кланов выдавать могут. Ой, миледи, - испугавшись, она приложила руку ко рту, - я, наверно, не должна была вам этого рассказывать...
   - Не знаю, - пожала я плечами, - но я благодарна тебе за рассказ про тонкости вашей жизни... А тебя тоже бандиты?
   - Нет, - улыбнулась Роза, - меня мой муж обратил. Тогда он еще не был моим мужем, но как же я влюбилась в него! А замуж можно было выйти только обратившись...
   - А сейчас где твой муж?
   - Он старшим конюшим в замке служит, - с гордостью сказала Роза.
   Часы пробили без четверти, сейчас лорд Гриффинус может зайти за мной в библиотеку или прислать кого-нибудь - через четверть круга обед. Мне не хотелось, что бы кто-нибудь знал о моей беседе с Розой... Я быстро вернулась в библиотеку и открыла выданную мне для изучения книгу. Через некоторое время вошел муж:
   - Дорогая, ты совсем заучилась... Много нового узнала?
   О, знал бы он, сколько всего нового я узнала...
  
   ***
  
   - Завтра приедет портной господин Тилетти, привезет платья для примерки. Дорогая, не позволяйте очень сильно затягивать на вас корсет, это может вам повредить.
   - А вы разве не будете присутствовать при примерке? - лукаво посмотрела она на него.
   - О, нет, увольте... - улыбнулся он ей в ответ, прекрасно понимая, чем вызван ее вопрос. Всю прошедшую неделю он буквально не отходил от нее... Каждое утро после завтрака они выходили в сад на прогулку и, нередко, эта прогулка заканчивалась в его или ее спальне... Когда же ему совсем было не отвертеться от своих дел, то она устраивалась с книжкой в старинном кресле в его кабинете. После того, как ее сам того не желая, напугал призрак-хранитель библиотеки, она категорически отказалась заходить туда без него и уж тем более оставаться там. После обеда они обычно устраивались в гостиной у камина - несмотря на лето, ночи были довольно холодные, и он отвечал на ее вопросы или что-нибудь рассказывал ей. Ему очень нравился ее живой интерес и некоторая непосредственность, с которой она интересовалась абсолютно всем. Ужин обычно доставляли к нему в спальню...
   - Рандольф, а вы не забыли, что обещали мне показать Долину при свете солнца?
   - Хорошо, можем сегодня выйти на утреннюю прогулку. Если вы к рассвету не заснете... - подколол он ее.
   Она в ответ фыркнула и обвинила во всем его, дескать, это он на нее так действует... И вообще, она сегодня никуда не двинется из трапезной до самого рассвета...
  
   - Элен, - он наклонился над ней и провел пальцем по щеке, - ты хотела посмотреть рассвет...
   - Да, сейчас, - она обвила его шею руками и пробормотала, не открывая глаз: - Еще минуточку, одну маленькую минуточку...
   Он со счастливой улыбкой прижал ее к себе. Она вдруг чуть отклонилась назад и распахнула свои огромные серо-голубые глаза:
   - Все! Встаем! Ты поможешь мне платье надеть?
   - Помогу, но мне больше нравится обратный процесс...
   - У тебя все впереди! - она чмокнула его в нос и, накинув халатик, убежала в ванну.
  
   Луна уже коснулась вершин гор, а с противоположной стороны показались первые солнечные лучи. Зеленоватый туман редкими змейками выползал на дорожку, по которой они шли. Элен вдруг вырвалась и подбежала к фонтану:
   - Смотрите! Она совсем розовая! - протянула она руку и коснулась бьющей вверх струи. А потом, когда та рассыпалась миллионом сверкающих брызг и окатила ее с ног до головы, взвизгнула и рассмеялась.
   - Элен, вы совсем промокли! - стряхнул он брызги с ее одежды и отвел назад намокшую прядку, - Сейчас вернемся домой!
   - Нет, нет, только не домой! - она, смеясь, обвила его шею руками и задрала подбородок, подставляя губы.
   - Ах, Ран, что ты делаешь со мной своими поцелуями... - прошептала она, когда он дал ей возможность вдохнуть, - ты просто околдовал меня, у меня сносит от тебя крышу... - и она опять потянулась к нему.
   Он бережно ласкал ее губы, наслаждаясь каждым прикосновение, но в то же время в его голове настойчиво вертелись две мысли: что она имела в виду, говоря про какую-то крышу, и действительно ли она поняла, что он применял магию?
   - Домой? - тихо спросил он.
   - Нет, хочу на Долину посмотреть... - так же тихо ответила она, потом чуть отстранилась от него: - Пожалуйста...
  
   Когда они вошли в беседку, луна уже совсем скрылась, солнечные лучи изредка прорывались через зеленоватые облака, а внизу, скрывая реку и долину, клубился зеленый туман. Элен заворожено замерла...
   - Как красиво... А туман сейчас поднимется выше или так и останется внизу?
   - Обычно он не добирается до беседки, - он плотнее запахнул шаль на ней и обнял ее за плечи.
   - Элен...
   - Да... - она чуть повернула голову к нему.
   - Послезавтра вам предстоит обряд Посвящения в Клан...
   - Я помню... - она сильнее прижалась к нему спиной.
   - Мне бы хотелось, чтобы мы, согласно древнему обычаю, принесли Клятву на крови...
   - И что это за клятва? - она продолжала стоять к нему в пол-оборота, и он видел, как подрагивают ее ресницы и, как на них чуть золотится пробившийся сквозь пелену солнечный лучик.
   - Эта клятва свяжет нас крепче брачных уз, я никогда не смогу причинить вам вред и всегда приду на помощь...
   - И что требуется от меня?
   - Всего две капли крови...
   - Вы укусите меня?
   - Нет, - рассмеялся он, - всего две капли из пальца в бокал с вином. И я на всю жизнь ваш верный раб...
   Она развернулась в его руках и пристально посмотрела ему в глаза:
   - Ты очень этого хочешь?
   - Да, - прошептал он.
   - Тогда я согласна...
   Он наклонился и поцеловал ее, она ответила ему, то подчиняясь, то нападая... И, вдруг, одно резкое движение, и он почувствовал на языке привкус ее крови...
   - Элен, зачем? - он растеряно смотрел на нее.
   - Но ты же этого хотел? - она опустила глаза и отвернулась к проему...
   Он прижал ее к себе, легко поцеловал в шею:
   - Элен, любимая...
   - Ты, правда, меня никогда не бросишь? - тихо-тихо спросила она.
   - Правда... Клянусь...
   Он крепче прижал ее и зарылся лицом в ее распущенные волосы. Она откинула голову назад, прижимаясь к его плечу, и он увидел две блестящие слезинки, скатывающиеся из ее закрытых глаз.
   - Элен, милая, ну что ты... - он попробовал развернуть ее лицом к себе.
   - Нет, давай постоим так. Только не отпускай меня...
   Он аккуратно убрал пальцем ее слезинки, а потом привычно обнял ее за талию, незаметно проверяя ее ауру. Вдруг что-то смутило его... Осторожно, чтобы не напугать ее, он провел рукой вниз. Нет, не может быть... Он боялся в это поверить... Там внизу бился и пульсировал яркий солнечный комочек... Ребенок. Его ребенок... О, Боги! Как отблагодарить вас за это чудо!?
  
   ***
  
   Я стояла и смотрела в клубящуюся зеленую бездну... Почему? Почему я сделала это? Почему этот еще неделю назад чужой и так пугающий меня человек, вдруг стал мне так необходим? Его руки крепко прижимали меня, потом он ласково погладил мой живот, как делал это уже не раз. Его рука остановилась внизу, и с нее потекло такое приятное тепло. Он обнял меня крепче и прошептал что-то на непонятном языке... Потом аккуратно развернул меня к себе:
   - Элен, дорогая, пойдем домой, уже становится совсем холодно...
   - Пойдем, - прижалась я к нему, почувствовав вдруг, что холод пробирает меня до самых косточек.
   Он подхватил меня на руки и шагнул в созданное им черно-багровое марево.
  
   - Ты собирался снять с меня платье, - улыбнулась я сквозь все еще наворачивающиеся слезы, когда Ран усадил меня на край своей кровати.
   - И с удовольствием это проделаю, - он опустился на колено и принялся расшнуровывать мою обувку, - У тебя совсем ледяные ноги, почему ты не сказала, что замерзла? - он стянул с меня чуть намокший в траве, по которой я пробежалась, чулок и сжал мою ногу в своих руках, согревая ее дыханием. Потом быстро стянул второй сапожек и чулок:
   - Встань, я расшнурую платье.
   Я послушно встала и обняла его, подставляя губы. Он нежно коснулся их, постепенно увлекаясь все больше и больше... Его руки скользили по моей спине, распутывая завязки, узелки и крючки... К концу поцелуя с меня слетела последняя одежка. Он подхватил меня и быстро запихнул под одеяло, а через пару мгновений я уже прижималась к его сильному и горячему телу...
  
   Согревшаяся и утомленная я лежала на спине, положив голову Рану на плечо. Одна его рука покоилась у меня на груди, а вторая нежно поглаживала мой животик...
   - У тебя будет ребенок, - целуя меня в голову, произнес Ран.
   - Наверно, когда-нибудь будет... - расслабленно согласилась я с ним.
   - Элен! У тебя скоро будет ребенок! Ты беременна!
   - Что? - до меня постепенно стало доходить, что он сказал, - Какой ребенок?
   - Наш ребенок.
   Он взял мою руку и, накрыв ее своей, положил мне на живот, а второй прижал к себе мою голову:
   - Закрой глаза и смотри...
   Сначала было просто темно, а потом в этой темноте появилась золотая звездочка. И она, то становилась больше, то вновь сжималась...
   - Что это?
   - Не что, а кто... - усмехнулся Ран, не отпуская меня, - это наш ребенок.
   - А почему желтенький?
   - У маленьких вампирчиков аура всегда желтая... Уже после рождения она приобретает цвет его магии с примесью багряного...
   - Какой маленький, - я зачарованно смотрела на пульсирующую звездочку, боясь пошевелиться...
   - А это мальчик или девочка?
   - Мальчик. Девочки рождаются только у вампиресс... Спи, - мягкая сонная волна накатилась на меня...
  
   Я открыла глаза, с удивлением обнаружив себя в спальне Рана - обычно под утро он относил меня в мою спальню. Ран лежал рядом и с улыбкой смотрел на меня:
   - Добрый вечер, любимая...
   Я потянулась и прильнула к нему, он обнял меня.
   - Знаешь, пожалуй, я поприсутствую на сегодняшней примерке.
   - Боишься, что корсет туго затянут? - улыбнулась я ему, представляя на какой подвиг он сподвигся ради меня и ребенка.
   - Отчасти... Не хочу с тобой расставаться ни на минутку...
   - А когда господин Тилетти приедет?
   - Обещал после завтрака.
   Мы прислушались к раздавшемуся бою часов.
   - Завтрак уже полкруга, как закончился, - разочарованно протянула я, - мы его проспали... А я так есть хочу...
   - Ну, уж голодать я тебе точно не позволю!
  
   Длительная, нудная примерка, наконец, закончилась. Господин Тилетти собрал все свои обрезы, обрезки, ленточки и кружева и удалился восвояси.
   - Очень устала? - подошел ко мне Ран, когда мы остались одни.
   - Немного...
   - Я хотел показать тебе одно место.
   - Это на улице? - оглянулась я в поисках шали.
  
   Мы прошли через холл к центральным дверям, вышли на замковый двор. Множество слуг опять склонились в низком поклоне, приветствуя своего хозяина.
   - Они всегда так приветствуют те... вас? - поправилась я, вспомнив просьбу лорда в присутствии посторонних общаться только на "вы".
   - Они приветствуют нас. И, да, всегда. Вас это смущает?
   - Немного...
   - Ничего не могу поделать, - улыбнулся лорд Рандольф, - таковы правила. Привыкайте!
   Мы спустились по лестнице и повернули направо, обходя хозяйский дом. За ним начиналась длинная галерея из арок, увитых цветами с сильным пряным запахом. Маленькие магические фонарики, спрятанные в листве, давали достаточно света, чтобы полюбоваться цветущими арками. Выходила галерея на небольшую лужайку, а за ней высилось какое-то монументально-величественное здание. Лорд взял меня за руку, и мы, ступая прямо по траве, направились к этому строению.
   - Это наш замковый Храм. Я хочу, чтобы Боги увидели тебя.
   Он отворил дверь и пропустил меня в придел. Достал откуда-то светлую ткань, в которую и закутал меня с головы до ног, сам накинул черно-багровый плащ.
   Длинная ковровая дорожка, расшитая рунами вела прямо, к возвышению, на котором стояли фигуры двух мужчин и двух женщин. Перед ними из высоких курительниц поднимался и стекал вниз разноцветный дымок... С двух сторон от прохода тоже стояли фигуры, только размером меньше - может чуть выше человеческого роста, перед ними также вились разно цветные дымки.
   - Что я должна сделать? - шепотом спросила я.
   - Ничего, просто пройди туда и обратно...
   Лорд что-то шептал на непонятном языке, а я медленно шла, разглядывая статуи...
  
  
   ***
  
   Она отпустила его руку и медленно пошла вдоль ряда Молодых Богов. Потом остановилась напротив центральной группы Старых. Красный, а потом и желтый дымок заструились сильнее - Боги жизни и плодородия признали ее. Она пошла дальше. Вот она остановилась напротив Серса - багряного Бога крови, внимательно рассматривая его жестокое лицо. Темно-красный дымок заструился из чаши, спустился вниз и окутал ее ноги. Она протянула руку и коснулась этого багрового тумана.
   Лорд внимательно наблюдал за девушкой, продолжая шептать древние молитвы. Она еще раз провела рукой по струящейся багровой дымке и пошла дальше. Вдруг резко вспыхнул и взметнулся вверх фиалковый дым перед Маджентой - Богиней памяти, лорд еле успел поймать отшатнувшуюся в испуге девушку. Вот уж на чье внимание он рассчитывал меньше всего, так это Маджента!
   Элен чуть пришла в себя, отстранилась от него и медленно, ну, может чуть быстрее, чем раньше, закончила свой проход вдоль строя Богов, остановилась у выхода, поджидая его.
   - Испугалась? - спросил он, когда они вышли из Храма.
   - Немного, а что это было? - закуталась она в шаль и прижалась к нему.
   - Иногда Боги так проявляют свою волю.
   - Это была Маджента?
   - Да, Богиня памяти...
   - Она хочет, чтобы я все вспомнила?
   - Возможно. Богов иногда очень сложно понять...
  
   Они пообедали, немного посидели у камина, а потом он проводил ее в спальню на втором этаже.
   - Завтра Посвящение, дорогая, вы должны хорошо выспаться. Марта и ваши служанки приготовят вас завтра к Обряду.
   А потом вдруг, поддавшись какой-то внутренней потребности, прижал ее к себе:
   - Ничего не бойся, моя девочка, все будет хорошо. Теперь все будет хорошо, - и резко развернувшись, вышел, оставив ее на попечении служанок.
   Лорд затворил за собой дверь, на мгновение прижался к ней спиной, а потом решительно направился в кабинет. Завтра она пройдет Обряд Посвящения, станет Леди Клана, и Клан присягнет ей на верность. Больше ничто не будет ей угрожать. Не будет угрожать на землях Клана, - поправился он.
   Лорд уселся за стол. Надо сегодня поработать - все равно он не сможет заснуть. Лениво перебрал несколько конвертов, лежащих на столе - отчеты сразу отложил в сторону для казначея, просмотрел поздравления от соседей и подданных - на них завтра ответит секретарь. Только письма из столицы от Авара все не было... Но лорд не особенно волновался по этому поводу - Авар никогда не любил пустой говорильни, значит, он просто еще ничего не нашел... А в том, что дроу обязательно что-нибудь откопает, лорд был уверен.
  
   ***
  
   Я забралась под одеяло и задула свечу. Комната погрузилась в темноту, плотные шторы не пропускали ни единого лучика. Я повертелась, стараясь, пристроится удобнее, сон все не шел, тысячи мыслей и их обрывков вертелись в голове, не давая сосредоточиться на чем-то одном. Что хотела сказать эта фиалковая Богиня? О чем я должна вспомнить? Вроде все однообразные тусклые годы в монастыре я помнила... Что было до этого, я помнить не могла, была слишком мала... Я опять повернулась, поправила подушку, мне чего-то не хватало... О, Боги! За эту неделю я отвыкла засыпать одна! Может плюнуть на все приличия и спуститься вниз? Нет, Рандольф будет недоволен... Я начала вспоминать наши прогулки, его рассказы и, неожиданно, заснула...
  
   Роза разбудила меня ранним вечером, пригласила в туалетную комнату, где меня уже ждала наполненная теплой водой с маслами и пеной ванна. А так же Клара и Марта, держащие в руках какие-то щетки, губки и мочалки. Особо не дав мне поблаженствовать и расслабиться, они принялись массировать мое тельце, чем-то его тереть и натирать, смазали каким-то желе мои волосы и закололи их, потом намазали что-то, правда, с приятным запахом на лицо. Потом все это смывали, потом мазали чем-то еще... Через полтора круга я не выдержала:
   - Вы сейчас сотрете всю мою кожу! Вряд ли лорд обрадуется, обнаружив, что у него в женах скелет!
   Роза и Марта рассмеялись, а Клара сердито сказала:
   - Не капризничайте, миледи, мы не делаем ничего сверх положенного по обряду...
   Наконец, мне позволили встать и выйти из ванны. Мою раскрасневшуюся от притираний и горячей воды тушку обтерли мягкими полотенцами, а потом процедура намазывания чего-то на нее повторилась. Благоухающая ароматическими маслами и завернутая в большое полотенце я была препровождена к креслу перед зеркалом. Девушки занялись моими волосами. А я была уже ужасно уставшая и безумно голодная.
   - Может быть, я сначала позавтракаю? - робко спросила я, опасаясь прервать столь слаженный процесс.
   - Вам перед обрядом есть не положено! - так, как будто я посягнула на что-то святое, ответила Клара. Я нервно сглотнула... Есть захотелось еще больше...
   Марта куда-то отошла, а потом протянула мне большую кружку:
   - Есть нельзя, а про питье ничего в правилах не сказано.
   Я благодарно взглянула на нее. В кружке оказалось сладкое и горячее какао. Я, наверно никогда с таким наслаждением не пила этот не самый любимый мной напиток, и даже противная пенка не смогла мне помешать...
   Волосы были высушены и подколоты двумя небольшими заколками, мягкой волной они спадали мне за спину. На ноги мне были надеты... о, даже не знаю, как это назвать... подошва с переплетающимися ремешочками. Обхватывая крест- накрест мои голени, эти ремешки завязывались почти у колена. Но в полный шок меня вогнало предложенное мне платье... Бледно-голубое, тонкое, почти прозрачное, оно спадало до самого пола, а сверху держалось лишь на двух тоненьких лямочках. Руки, шея, грудь - все было открыто! Они хотят, чтобы я в таком виде появилась на публике?
   - Марта, а милорд видел это платье? - обратилась я сразу к старшей по должности служанке.
   - Да, миледи, он его и выбрал. Вы не пугайтесь, это платье еще очень скромное, обычно на обряд посвящения наряд бывает еще более откровенным...
   Господи, куда я попала? Что со мной собираются делать? Меня начинало трясти мелкой дрожью. Марта, воспользовавшись тем, что обе девушки куда-то вышли, протянула мне маленький флакончик:
   - Выпей, деточка, легче станет. Не бойся, это милорд передал.
   Я решительно залила в себя сладкую жидкость с мятным привкусом, Марта быстро спрятала освободившуюся тару в складках своего длинного и широкого платья. Вернулась Клара и подала мне длинный белый плащ на меху и отороченный каким-то длинным голубоватым мехом, накинула мне на голову капюшон.
   - Карета ждет, миледи, - вошла в комнату Роза.
   Мы спустились вниз и прошли через весь холл. Замок как будто вымер - нигде ни души и даже никаких звуков не раздавалось.
   - А где милорд? - спросила я, обращаясь к шедшей рядом со мной Марте, девушки сопровождали меня сзади.
   - Милорд ждет вас на месте.
   Двор замка тоже был безлюден, только кучер и двое слуг на запятках роскошной черной с серебром кареты поклонились, приветствуя меня. Я вежливо кивнула им в ответ. Один из лакеев распахнул дверцу кареты и помог мне забраться туда, Марта уселась напротив, а девушки пристроились рядом с кучером. Карета тронулась. Я хотела что-то спросить у Марты, но она приложила палец к губам и выразительно кивнула себе за спину.
   Толи я согрелась в теплом плаще, толи подействовала мятная настойка, но я совсем успокоилась и даже задремала.
   - Миледи, - коснулась моей руки Марта, - приехали. Пора.
   Дверца кареты распахнулась и двое высоких мужчин в черных плащах с низко надвинутыми капюшонами подали мне руки, помогая выйти. Прямо перед нами тянулась длинная дорога, в конце которой на возвышении виднелась какая-то статуя, чей силуэт был четко очерчен на фоне Луны. Луна светила мне прямо в глаза, и больше я ничего не видела. Кто-то снял с меня плащ, и резкий порыв ветра взметнул мои волосы и напустил на меня целое стадо мурашек. Я зябко поежилась.
   - Иди, - подтолкнул меня один из мужчин, я сделала шаг, потом еще один.
  
   ***
  
   Карета остановилась, и помощники Старшего Жреца помогли Элен спуститься с высокой ступеньки. Она оглянулась, пытаясь хоть что-то увидеть, но время Обряда всегда выбиралось так, чтобы Луна светила прямо в глаза посвящаемому. Помощники сняли с нее плащ, и она содрогнулась от порыва пронизывающего ветра, лорд буквально кожей почувствовал этот холод. Как же хотелось ему сейчас прижать ее к себе, согреть, успокоить. Но он сдержал свой порыв, еще немного и все будет позади. Она сделала нерешительный шаг, потом еще один. Он стоял на самом верху лестницы, рядом с подножием статуи Багряного Бога и ждал ее. В полной тишине она медленно шла по песчаной дорожке, ее распущенные волосы и длинное платье трепал ветер, она только иногда придерживала подол, когда ветер уж совсем нагло хотел его задрать. Цепочка следов тянулась и серебрилась за ней в свете Луны. После Обряда жрецы подсчитают количество ее шагов и включат эту цифру в свои расчеты вероятностей...
   Тоненькая, стройная фигурка продолжала приближаться к нему. Она не видела всех членов его Клана, что стояли сейчас по обе стороны от дорожки, она просто шла, высоко подняв голову. Раньше, когда Дозволение на свежую кровь выдавалось чаще, этот Обряд проводили раз в месяц, теперь он проводится раз в полгода сразу для всех новообращенных. И только для него и для будущей Леди Клана было сделано исключение.
   Элен остановилась у подножия длинной лестницы, что вела к самому святилищу, Старший Жрец подал ей руку и повел ее вверх. И вот она увидела его, вздох облегчения вырвался у нее из груди, и радостная улыбка чуть тронула ее губы. Жрец поставил их лицом друг к другу и боком к жертвенной чаше, сам же обратился к Серсу. Слова древнего ритуального обряда слетали с его губ и разносились над поляной, где собрался сегодня весь Клан.
   - Готова ли ты, женщина, дочь человека, добровольно отдать свою кровь вампиру, сыну вампира, обязуешься ли ты во всем подчиняться ему и стать частью его жизни?
   - Да...
   Жрец протянул лорду тонкую острую булавку, украшенную крупным рубином:
   - Да совершится Обряд Кровной Клятвы!
   - Элен, руку, - прошептал он, острая булавка воткнулась в ее пальчик, она ойкнула, но руку не убрала. Жрец подставил бокал с розовым вином, несколько капель ее крови упало в бокал, вино тут же окрасилось в рубиновый цвет.
   - Готов ли ты, вампир, сын вампира, принять сей драгоценный дар и беречь и защищать ту, что дарит его тебе, обязуешься ли быть частью ее жизни?
   - Да!
   - Да совершится Обряд Кровной Клятвы!
   Жрец протянул ему бокал, он сделал несколько глотков и вернул бокал жрецу. Тот подошел к жертвеннику и вылил остатки вина из бокала в него. Мгновение спустя из чаши повалил багровый дым, окутывая всю площадку и стекая вниз по лестнице. Бог принял их дар, принял их союз.
   Лорд тут же прижал к себе Элен, ее кожа была совсем холодной.
   - Еще немного, моя хорошая, потерпи еще чуть-чуть, скоро все закончится. Дым начал рассеиваться, лорд отодвинулся от Элен и взял ее за руку, она крепко сжала его ладонь. Жрец объявил об окончании обряда и о начале процедуры принесения клятвы новой Леди Клана.
   Откуда-то сбоку Марта протянула ему плащ для Элен, он сразу закутал ее, теперь уже было можно. Они, так и держась за руки, спустились на несколько ступенек вниз. Тьму разогнали тысячи магических фонариков, загоревшихся на деревьях, окружающих поляну и Элен удивленно охнула, увидев такое количество народа.
   Сначала присягали дворянские роды, что входили в Клан. Они приближались к подножию лестницы в полном составе, впереди шел глава рода, мужчины становились на одно колено, женщины приседали в низком реверансе, звучали слова клятвы. Потом клятву верности стали давать старосты деревень. Лорд обнял Элен, она уже еле держалась на ногах:
   - Еще немного, любимая, еще пять деревень осталось.
   - Вы хорошо знаете свои владения, лорд, - прошептала она, прижимаясь к нему.
   Он дождался последней клятвы и открыл портал, хоть это и не соответствовало правилам.
  
   ***
  
   Как же я замерзла! И какой он был большой и теплый! Он обнял меня и перенес в замок, хотя я успела услышать чей-то недовольный возглас: "Милорд, а как же карета!".
   Он скинул с меня плащ, поднес мои руки к губам:
   - Элен, ты совсем замерзла... - подхватил на руки... Еще минута и я уже сижу в наполненной ванне. Теплая, почти горячая, вода, поднимающиеся пузырьки щекотят мою кожу, легкий таинственный аромат масел, растворенных в воде...
   Рандольф погружается в воду за моей спиной, прижимает меня к себе, обхватывает ногами. Он берет губку и наливает на нее какую-то золотистую пенящуюся жидкость, начинает меня намыливать... Потом выбрасывает губку и скользит по мне руками. Я откидываюсь назад, пристраивая голову у него на плече. Его руки скользят по моим плечам, по рукам, потом оказываются на груди, гладят и ласкают ее. Я чуть поворачиваю голову и подставляю губы. Он сводит меня с ума, я ни о чем не могу думать рядом с ним, я забываю обо всех канонах поведения, я только хочу чувствовать его руки и губы, я только хочу принадлежать ему...
  
   - Элен, ты еще не спишь? Сейчас прикажу подать ужин, ты сегодня ничего не ела.
   Я прижимаюсь к нему, так не хочется, что бы он уходил... Но и есть очень хочется...
   - А ты мне маленького потом покажешь?
   - Обязательно, если ты хорошо поешь, - он выскальзывает из-под меня и, накинув халат, направляется к двери. Я вдыхаю тонкий аромат полыни, что исходит от его подушки, и крепко прижимаю ее к себе. Я, по-прежнему, очень смутно помню свое прошлое, но это теперь не важно...
  
   Он кладет меня на себя, я прижимаюсь головой к его щеке, мои руки сложены на животе, его - накрывают мои.
   - Закрой глаза, - шепчет он мне на ухо.
   Темнота сменяется яркой пульсирующей звездочкой. Она подросла и стала еще ярче. Я смотрю и не могу насмотреться на нее... Мой маленький...
   Рандольф целует меня, шепчет:
   - Все, дорогая, на сегодня хватит.
  
  
   ***
  
   Он встал и укрыл ее одеялом. Ее - свою женщину, свою Леди. Она пошевелилась, что-то пробормотала и прижала к себе подушку. Нет, он больше не будет, подчиняясь ворчанию Марты, уносить ее в спальню на второй этаж, она его жена, а не наложница, что бы появляться здесь на два круга, а потом уходить к себе. Скорей уж он поднимется к ней, что бы не тревожить ее сон по вечерам! И ему наплевать на эти устаревшие традиции!
   Лорд аккуратно затворил за собой дверь, велел слуге сообщить Розе, что ее госпожа ночует сегодня здесь и что ванна и одежда тоже должны быть предоставлены именно здесь, и прошел в свой кабинет.
   На столе его ожидало столь долгожданное послание от лорда Саргавариеля. Он поздравлял с бракосочетанием, а потом шли закорючки древнего языка, да еще, похоже, и зашифрованные. Лорд взял чистый лист бумаги, перо и принялся за расшифровку. Ровные мелкие буквы быстро покрывали поверхность листа. Друг просил его приехать, его присутствие было необходимо для решения некоторых открывшихся проблем. А судя по тому, что письмо было зашифровано, проблемы были не простыми... Лорд еще раз перечитал расшифровку, как бы пытаясь уловить какой-то скрытый смысл, потом поднес лист бумаги к свече и задумчиво смотрел, как сворачивается, обгорая, бумага. Та же участь постигла и письмо. Лорд решил не рисковать, и, хоть замок был полностью под его контролем, врагов у него хватает.
   Он перебрал остальную корреспонденцию, скопившуюся на столе, автоматически разложил ее по разным краям стола для секретаря и для казначея. Больше бумаг, требующих его непосредственного внимания, не было. Все мысли его были заняты посланием от Авара. Что такое он узнал, что не смог доверить это бумаге? Почему он так настаивает на его приезде через неделю? Но он должен ехать, необходимо разобраться со всеми этими делами до королевского бала. Он не мог рисковать Элен. Лорд потер виски пальцами, пытаясь хоть на время отогнать тревожные мысли.
   Дверь приоткрылась, и в нее скользнула тонкая фигурка, закутанная в черное кружево.
   - Ран, можно?
   Он поднял голову, улыбнулся. Протянул ей руки. Она тут же подбежала к нему, уселась на колени и прижалась.
   - Я проснулась, а тебя нет. И темно совсем. Мне стало так пусто...
   Эти манящие губы... Разве может он отказаться от них?
  
   ***
  
   Что-то огромное и рыжее мчалось мне навстречу. Оно приближалось с какой-то ужасающей неотвратимостью. В следующее мгновение мир перевернулся и взорвался болью. Я закричала от боли и от страха. И проснулась.
   - Элен! Элен! Что случилось? - Рандольф тряс и гладил меня. В его глазах плескалась тревога.
   - Это сон. Просто страшный сон, - успокаивала я себя, а перед глазами продолжало стоять быстро приближающееся чудовище.
   - Что приснилось тебе?
   - Не знаю, я не поняла....
   Он гладил и целовал меня, успокаивая, уложил к себе на плечо, прижал. Мягкими волнами начал накатываться сон. Я прижалась еще сильнее, обретая покой и защиту в его объятиях.
  
   ***
  
   Он гладил ее светлую головку, так доверчиво покоящуюся на его плече. Опять эти сны... И он не может наложить блокирующее ментальное заклинание - это может повредить ребенку. И с собой ее взять не может, опасность еще не миновала. Про то, что бы не ехать, не может быть даже и речи. Вчера от лорда Саргавариеля пришло еще одно письмо с подтверждением необходимости его присутствия. В столице что-то затевалось... Элен пошевелилась, что-то пробормотала во сне, он коснулся губами ее лба. Марта присмотрит за тобой, моя девочка...
  
   ***
   Рандольф уехал в столицу на несколько дней. А я так хотела с ним! Но он сказал, что будет очень занят все эти дни, а оставлять меня одну в большом городе не хочет... Я проводила мужа до этого его жуткого черного портала и легла опять в постель. Спать совсем не хотелось, я лежала и смотрела на голубой магический шарик, что освещал комнату, и думала про свои сны. Они снились все чаще, но по-прежнему были какими-то невнятными и тут же ускользали.
  
   Я позавтракала в одиночестве и вышла прогуляться в сад, но быстро замерзла и вернулась домой. Поднялась к себе в комнату, там, на столике у окна лежала недочитанная книга. Постучавшись, вошла Клара:
   - Миледи, вам письмо, - положила она передо мной большой конверт.
   "Кто бы мог мне написать?" - удивилась я и вскрыла письмо. Слабый сладковатый аромат исходил от листа бумаги, покрытого крупными кривыми буквами.
   "Миледи! Ваш муж обманывает Вас. Вы совсем не та, за кого он Вас выдает. Вы потеряли память, и он вернул вам чужую. Я могу вернуть Вам Ваше настоящее имя, вернуть то, что было предначертано Вам судьбой. Как только начнет светать, выходите за ворота, мой слуга проводит Вас".
   А дальше была непонятная закорючка. Я поднесла письмо ближе, стараясь разобрать подпись, сладковатый запах ударил мне в нос. И вдруг... Это было как удар грома, как молния! Я вспомнила все!
  
   ***
  
   Лорд Гриффинус мерил шагами кабинет своего друга лорда Саргавариеля. Тот сидел в кресле и из-под полуопущенных век устало следил за метаниями Рандольфа.
   - Ран, я уже в тысячный раз повторяю тебе, его невозможно остановить законными методами! Никто не даст против него показаний! Он крепко держит всех на крючке. Сам понимаешь, за столько лет у всех завелись какие-нибудь скелеты в шкафу. Я не знаю, откуда он добывал информацию, но абсолютно всех своих сподвижников он держит именно шантажом.
   - Но откуда он мог узнать про Элен? Я поменял ей имя, я увозил ее, меняя кареты и запутывая следы. В монастыре у нее было только имя, никто не знал из какого она рода. Я даже ни разу не навестил ее, боясь обнаружить место ее пребывания...
   - Ты знаешь, я думаю все гораздо проще. Герцог знал о брачном договоре, сейчас узнал о твоем бракосочетании и сложил два и два... Он может быть, и не уверен, что твоя жена Соленика Энойская, но, твой отказ приехать на королевский бал только подтвердит его подозрения.
   - А, если мы поедем на бал, то, считай, что я лично вручу ему Элен...
  
  
   ***
  
   Вопроса идти или не идти на встречу с автором письма, даже не стояло передо мной. Это был единственный способ что-то разузнать. Но до восхода еще далеко, и я сидела в своей комнате перед раскрытой книгой и с удовольствием перебирала воспоминания.
   Мама, папа, наш дом... Голубое небо и Нева... И кораблик, проплывающий под мостом... Школа, мои подружки... И они все были такие настоящие, такие живые, в отличие от тех, из монастыря... А потом - Влад...
   Мы познакомились на студенческой вечеринке весной... Я не помню, кто привел его. Он пригласил меня танцевать. Один раз, второй, потом проводил до дома... А утром встречал с огромным букетом роз... Довез до института, после занятий встретил опять... Через два месяца мы подали заявление...
   А потом появилась эта Валя. Она звонила сначала ему, потом мне. Чего-то требовала, угрожала. Влад говорил, что даже почти не помнит ее - четыре дня в командировке в каком-то райцентре, поселили в общежитии ткацкого завода, пара каких-то компаний, с кем-то танцевал... Я верила ему.
   В ту субботу я оставалась ночевать у него - мы засиделись допоздна с моей курсовой, а с утра собирались ехать к друзьям на дачу. Валя начала звонить часов с восьми... Сначала требовала, что бы Влад приехал, потом сказала, что отравится. Влад ответил ей, что б не дурила, и бросил трубку. В следующий раз на звонок ответила я. Заплетающимся голосом Валя сказала, что уже начала принимать таблетки снотворного, и теперь будет глотать еще по одной каждые десять минут. Я отключила телефон...
  
   А утром раздался звонок из поселковой больницы. Я принесла телефон в ванну, где Влад брился в это время, он велел включить громкую связь. Доктор сказал, что Валентину доставили с сильным отравлением снотворным, всю ночь проводились реанимационные мероприятия, сейчас ее жизни ничего не угрожает, но ребенка она потеряла... А потом посоветовал Владу приехать и поговорить с ней, потому что при ней нашли записку, где во всем она обвиняет его.
   Я стояла и смотрела на наполовину побритого Влада, он смотрел на меня, а между нами раздавались громкие короткие гудки телефона.
   - Лена, это не мой ребенок... Я с ней даже не целовался...
   - Только она почему-то была уверена в обратном! - язвительно парировала я.
   - Хорошо! - Влад утер полотенцем остатки пены, схватил меня за руку, - Сейчас мы едем туда! И пусть она при тебе подтвердит, что я не имею никакого отношения к этому ребенку!
  
   Мы ругались всю дорогу. Шел дождь. Откуда-то выскочила "Татра"...
  
  
   ***
  
   - Ран, это не выход! Его уже пытались убить. К нему даже наемных убийц подсылали. Но у Линойских очень сильная наследственная магия - их не берут ни яды, ни клинки. Есть только один стилет, которым можно остановить герцога - мизерикордия "Последняя надежда". Ее выковал прадед нынешнего герцога, когда уходил на войну. На этот кинжал не действуют никакие защиты...
   -Откуда такие сведения?
   - Сразу, как я получил твое послание, я залез в городской архив. Там, среди старых записей и обнаружились эти сведения.
   - А где сейчас эта "надежда" находится известно?
   - К счастью, да. Вот уж воистину игра случая! Буквально через два дня, после того, как я узнал про эту мизерикордию и начал ее разыскивать, заезжает ко мне с визитом старинный приятель еще моего отца лорд Эливаниель. Официально он уже удалился на покой, живет в своем "Дивном лесу", но иногда приезжает навестить своих старых пациентов. Всем он, правда, говорит, что проверяет своих учеников, коих рекомендовал на свое место, но что-то мне подсказывает, что ему просто безумно скучно в этом "Лесу", - рассмеялся лорд Саргавариель.
   - Так вот, - продолжил он, налив в два бокала золотистого эльфийского вина и, протянув один из них лорду Гриффинусу, - между делом, в разговоре, упоминает он о том, что навещал герцога Линойского и, что видел у него в спальне на ковре среди других ритуальных кинжалов мизерикордию "Последняя надежда". Надо тебе сказать, что лорд Эливаниель просто помешан на оружии с историей, поэтому ее узнал сразу.
   - То есть, она находится в спальне?
   - Да.
   - И у тебя есть мысли, как ее оттуда достать?
  
   ***
  
   До рассвета еще оставалось около четверти круга. Я отослала служанок, сказав, что справлюсь сама, благо, надетое на мне платье это позволяло, и встала у окна, ожидая рассвета.
   То, что я попала в другой мир, стало мне ясно практически сразу, как только вернулись мои воспоминания. Теперь очень хотелось выяснить, как это произошло, и могу ли я вернуться обратно. И еще один вопрос тревожил меня, хочу ли я возвращаться и покидать этот мир? Я пыталась разобраться в своих чувствах... Любила ли я Влада? Тогда казалось, что да... А сейчас? Сейчас меня влекло только к одному человеку, вернее, не совсем человеку... Я еще раз перечитала письмо, засунула его в книжку и накинула шаль. Вышла из своей комнаты и спустилась по лестнице вниз. Замок спал. Вышла в сад через дверь в столовой и, обогнув дом, направилась к воротам. А как же я выйду за них? Они же, наверняка, заперты! В воротах оказалась маленькая дверца, закрытая только на засов. Право, жители здесь иногда поражают своей беспечностью! Я выскользнула за ворота, аккуратно прикрыв за собой дверцу. По земле уже струился зеленый туман, угрожая вскоре совсем скрыть от меня дорогу. Я оглянулась - никого... Сделала несколько шагов по дороге, и тут, лишая меня возможности дышать, к моему лицу прижалась отвратительно пахнущая ткань.
  
   ***
  
   - Графиня Мире, горит желанием отомстить герцогу. Она проникнет в его спальню и похитит кинжал, - уверенно вещал лорд Саргавариель.
   - Ну, как она может проникнуть в его спальню, я, предположим, представляю. Но как она похитит кинжал? Можно подумать, что герцог подпустит ее к нему! - возражал ему лорд Рандольф.
   - Ран, ты, как всегда, торопишься с выводами! Мы собирались отвлечь герцога, заставить его покинуть спальню.
   - И как же вы это сделаете?
   - Мне не нравится твой скептический настрой! Для того, чтобы отвлечь герцога существует тысяча способов!
   - Назови хотя бы один. Обычно так говорят, когда на самом деле нет ни одного!
   - Герцогу могут привезти срочное послание от короля, может явиться кто-нибудь из его соратников с важным сообщением, в конце концов, может появиться ревнивый муж!
   - Вот последнее мне нравится больше всего! Так и представляю, как врывается граф Мире и бьет герцогу морду, ах, извините, по лицу! А как вы собираетесь кинжал вынести, там наверняка, полно следящих артефактов. Или им должна будет воспользоваться графиня?
   - Вот теперь мы и подобрались к самому важному. Графиня откроет окно и передаст кинжал тебе, а потом закроет окно. Именно поэтому мне так и важен был твой приезд.
   - Авар, ты в своем репертуаре! Более идиотский план придумать просто невозможно! Может быть, именно поэтому, он и может сработать...
  
   ***
  
   Мне было холодно. Как же мне было холодно! Я попробовала пошевелиться и не смогла. Хотела открыть глаза и не могла. И вокруг была полная тишина. Я умерла?
   Вдруг откуда-то послышались голоса и они приближались.
   - Монсеньор, вот она, - высокий гнусавый голос.
   - А она не сбежит, когда проснется? Ты связал ее? - этот голос низкий и властный, но, все-равно, неприятный.
   - Лучше, монсеньор! Я применил на ней заклинание стазиса. Она ничего не видит, ничего не слышит и не может пошевелиться.
   - А для ребенка это не опасно? Если с ребенком что-нибудь случится, нам головы точно не сносить.
   С меня что-то срывают, мне становится еще холодней.
   - Зачем ты раздел ее?
   - У нее на одежде метки стояли, по ним нас могли бы моментально найти, а так я всю одежду в ущелье скинул.
   Холодная и жесткая рука легла на мой живот. Что он делает? Что он хочет? Я не могла пошевелиться, я не могла даже закричать. И только одна мысль билась у меня в голове - там мой маленький!
   Легкая ткань опять закрыла мое тело.
   - Накрой ее одеялом, если она заболеет, нас не спасет даже возвращенный клинок. Пойду, напишу Гриффинусу условия обмена - жена и ребенок на "Клинок Подчинения".
  
   ***
  
   - Нет, Авар, ты не устаешь удивлять меня! Почему ты решил, что я подпишусь на эту авантюру?
   - Ран, я очень давно знаю тебя... Ты сейчас еще с круг-полтора покричишь, а потом все продумаешь и выдашь идеальный вариант.
   Лорд Саргавариель протянул своему приятелю бокал с вином.
   - Авар, ты явно... - в этот момент перед лордом Гриффинусом завис почтовый посланник и скинул перед ним конверт. Лорд Рандольф вскрыл конверт. Потом побледнел и отшвырнул письмо:
   - Элен пропала, я возвращаюсь.
   Заклубился черный портал.
   - Ран, я с тобой!
  
   ***
  
   Холодно, как же мне холодно. И страшно. Надо подумать о чем-нибудь приятном... Ран, Ран, где же ты?
   Дышать я еще могу... Глубокий вдох... Синяя река, голубое небо. Влад со счастливой улыбкой приближается ко мне, отводит букет в сторону, целует... Нет, нет, нет! Влад, прости, но с ним не сравнится никто! Ран, где же ты?
  
   ***
  
   - Марта! Теперь без истерики и четко!
   - Милорд... Я вечером зашла проверить миледи, а постель пуста и даже не смята. Послала за Стражником. Он, первым делом, проверил ворота, а там калитка отперта... И миледи нигде нет...
   - В замке вы все осмотрели?
   - Да, милорд...
   - Кто видел ее последними?
   - Так служанки ее: Клара и Роза. Она перед тем, как лечь спать их отпустила...
   Лорд рывком отворил дверь кабинета и через пару секунд оказался у двери спальни своей супруги. В последний раз, надеясь на чудо, он медленно отворил дверь. В комнате никого не было, постель не тронута, на столике догорает свеча. Лорд подошел к столику, пролистнул книгу, на пол выпало письмо.
   В дверь постучали, и вошел Стражник - младший сын барона Тирреля:
   - Милорд! Вернулся отряд Никоса. Они по меткам, поставленным Мартой, нашли одежду миледи. Она была выброшена в Черное ущелье, следов миледи не обнаружено.
   - Черное ущелье - это во владениях барона Хрума?
   - Чуть не доезжая до них, милорд.
   - Хорошо. Отряд Никоса пусть отдыхает, а остальные все будьте наготове. И позови ко мне в кабинет всех, кто вчера стоял на воротах.
   Лорд Рандольф еще раз прочитал письмо, потом спустился в кабинет, где его ждал лорд Саргавариель.
   - Авар! Пока мы строили планы, герцог нанес удар, - Рандольф протянул письмо другу, - он выманил ее из дома и потом похитил. Ее одежду нашли в ущелье неподалеку.
   Лорд Саргавариель внимательно прочитал письмо:
   - Нет, ну каков наглец! Не побоялся даже свою подпись поставить! Ну, что, возвращаемся в столицу?
   - Нет. Он держит ее где-то здесь.
   - Почему ты так решил? Герцог никогда не был связан с Кланами.
   - Она где-то рядом, я чувствую ее... Надо собрать офицеров и выдвигаться на поиски, надеюсь, что зов крови поможет мне найти ее.
   - А почему только офицеров?
   - Потому что скоро рассвет, я и из офицеров возьму только тех, кому он не страшен.
   Вошел Стражник:
   - Милорд, я привел тех, кого вы просили.
   - Пусть войдут. Лорд Саргавариель, хочу вам представить - командующий гарнизоном крепости Стражник баронет Костанс Тиррель.
   Стражник прищелкнул каблуками и отдал честь, лорд, молча, поклонился.
   - Приведите мне сюда еще служанок миледи, а потом собирайте всех истинных и велите седлать коней для меня и лорда Саргавариеля, через четверть круга выезжаем. Исполняйте.
   В кабинет вошли пятеро высоких мужчин в черной форме с серебристыми нашивками.
   - Старший наряда смотрящий Шарп, - отдал честь один из них, сделав шаг вперед, остальные вытянулись сзади.
   - Кто вчера закрывал ворота?
   - Я, Ваша Светлость, - ответил смотрящий Шарп.
   - И где потом были ключи от ворот и калитки?
   - Как всегда, на посту у ворот, Ваша Светлость. За полкруга до рассвета и ворота и калитку запер, ключи на место убрал. Рядовые из наряда еще дважды выходили, на смотровую башню поднимались, все в порядке было.
   - Кто обнаружил открытую калитку?
   - Я! - сделал шаг вперед один из рядовых.
   - Когда это было?
   - Сразу после ветра. Я доложил смотрящему Шарпу. Он уже к Стражнику собрался идти докладывать, как Стражник сам к нам вошел.
   - Кто-нибудь вчера к вам на пост заходил?
   - Нет, не положено же, - отрапортовал смотрящий Шарп.
   - Ваша Светлость, - сделал шаг вперед совсем молоденький вампир, - вчера рано вечером заходила Клара, она пирожки принесла, да на пороге споткнулась, каблук на туфельке повредила. Она минут пять всего пробыла, пока я ей каблук на место прибивал.
   Лорд посмотрел на старшего наряда смотрящего Шарпа, тот вытянулся и побледнел еще сильнее, хотя казалось, что это уже невозможно.
   - Свободны, с нарушителем дисциплины разберетесь сами.
  
   После вышедших военных, в кабинет зашли служанки. Роза все время плакала и утирала слезы уже совершенно мокрым платком. Клара была напугана, но слез не лила.
   - Чем вчера занималась миледи?
   - Позавтракала, - всхлипывая начала рассказывать Роза, - потом вышла прогуляться, но быстро вернулась. Поднялась к себе, просила не беспокоить, сказала, что читать будет. Она очень грустная вчера была. Обед мы ей тоже в комнату подали, а потом она сказала, что разденется сама и мы ей больше на сегодня не нужны. А вечером Марта прибежала...
   - А ты, Клара, что скажешь?
   - А я вчера целый день в прачечной была, платья и юбки миледи отглаживала...
   Лорд позвонил в колокольчик:
   - Заприте их пока где-нибудь, - отдал он распоряжение вошедшему охраннику, потом повернулся к сидящему в кресле приятелю:
   - Что скажешь, Авар?
   - Скажу, что проверил письмо на магию...
   - Ну, и? Не тяни!
   - На письме есть остатки заклинания воспоминания...
   Рандольф вырвал письмо из рук друга, провел над ним рукой и побледнел...
   - Если к ней вернулась память... Это будет полная катастрофа! Герцог просто убьет ее, если узнает, кто она...
   - Тем более надо ее найти как можно скорее! Поехали!
   Перед лордом Гриффинусом завис очередной почтовый посланник и, выронив письмо, растаял. Лорд наклонился и поднял конверт, разорвал его и развернул сложенный вдвое лист бумаги:
   - Это от похитителей. И это не герцог.
  
   ***
  
   У меня затекло все тело, но я по-прежнему не могла пошевелиться, а холод, казалось, поселился во мне навечно... Опять раздались приближающиеся голоса:
   - Монсеньор, а вы уверены, что лорд согласится отдать нам "Клинок Подчинения"?
   - Ему нужен его ребенок, ради него он пойдет на все. Да и девчонка эта ему дорога, он захочет вернуть ее...
   - А если, не захочет?
   - Тогда можешь забрать ее себе.
   - О, монсеньор! Вы так добры!
   Чья-то рука прошлась по моему телу и больно сжала грудь, меня передернуло от отвращения, но пошевелиться я не могла.
   - Я сказал, если она ему не понадобиться! - раздался грозный окрик монсеньора, рука убралась.
   А еще через мгновение я услышала такой родной голос!
   - Барон Хрум! Вы возжелали свободы? Вы отказываетесь от своей вассальной клятвы?
   - Да, лорд Гриффинус! Вы отказали мне в свежей крови, я считаю себя вправе снять с себя возложенные обязательства!
   - Что ж, это ваш выбор! Отныне я тоже снимаю с себя обязательства по защите вашего клана и возвращаю ваш "Клинок Подчинения". Где моя жена?
   Ран! Ран! Я здесь! - мысленно кричала я. Забери меня скорей!
   - Отодвинь ширму, - раздался приказ монсеньора.
   Теплый плащ с таким родным запахом окутал меня, сильные руки прижали к себе.
   - Если с нее хоть волосок упал! - прорычал мой муж, стремительно выходя из комнаты и унося меня.
   - Монсеньор, а как он узнал, где мы? Ведь вы же не писали ему... - прошелестело нам вдогонку...
  
   Несколько томительных мгновений и Рандольф уже укладывает меня в постель, выпутывает из своего плаща, срывает ткань, которой я была укрыта. Я слышу, как он ругается сквозь зубы, потом велит кому-то "убрать эту мерзость".
   - Что с ней? - раздается незнакомый мужской голос.
   - Заклятие стазиса. Круга через полтора пройдет...
   - Как ребенок?
   Рука мужа ложится на низ живота, потом скользит выше, ненадолго притормаживает там:
   - Все в порядке.
   Все не в порядке! - хочу закричать я. Ран! Обними же меня! Согрей меня, я так замерзла!
  
  
   ***
  
  
   Лорд опустил расслабленное и безвольное тело своей любимой в горячую воду.
   - Ты совсем замерзла, моя маленькая. Сейчас тебе станет лучше, - шептал он, устраивая ее в ванной. А потом просто сидел и смотрел на нее. Какое счастье, что она жива! И даже, если она теперь возненавидит его... Какое счастье, что она жива. Он больше никому и никогда не позволит прикоснуться к ней. Он сделает все, что она потребует, он вымолит у нее прощение...
   Лорд отнес ее в постель, укрыл теплым одеялом, которое приготовила заботливая Марта. Провел рукой по чуть намокшим волосам, подсушивая их. Потом не удержался и прикоснулся к ее губам. Ему показалось, что ее ресницы чуть дрогнули:
   - Элен! Элен, любимая! - нет, показалось... Она по-прежнему лежала такая неподвижная и такая прекрасная.
   - Элен, прости меня, прости за все, - Рандольф встал на колени, прижался лицом к ее животу, - я сам не ожидал, что так получится... Я так виноват перед тобой... Элен, моя, маленькая, моя любимая... Только не покидай меня...
   В дверь раздался тихий стук. Лорд медленно встал с колен, подошел и открыл дверь.
   - Милорд, там прибыли главы союзных Кланов. Как вы и велели, я провел их в кабинет, - доложил Стражник.
   - Спасибо, я сейчас буду, - лорд прикрыл дверь и вернулся обратно к жене. Плотнее подоткнул одеяло. В его глазах разгоралась какая-то отчаянная решимость:
   - Они мне за все заплатят... - прошептал он.
   За дверью его поджидала Марта:
   - Ваша Светлость, как миледи?
   - Мерзнет очень. Марта, отнеси ей грелки и больше не беспокой. Она проспит еще около круга-полутора. Я к тому времени вернусь.
   - Слушаюсь, милорд. Милорд...
   - Да, Марта, спрашивай.
   - А как же Роза и Клара?
   - Пусть пока под замком посидят, вернусь, буду с ними разбираться...
  
   ***
  
   Я слышала, как Рандольф шептал мне слова любви, как укорял себя и просил прощения, и ничего не могла ему ответить. А мне так хотелось обнять его, прижаться к нему... Сказать, как безмерно я люблю его, как боюсь его потерять...
   Кто-то постучал в дверь, я не разобрала, что он сказал, слышала только ответ Рандольфа. Он собирается уйти? Нет, нет, Ран, не уходи! Мне без тебя так холодно и страшно...
  
   Тело болело и ныло все, полностью... Но я могла опять пошевелиться! Я открыла глаза, спальня Рандольфа... А где он сам? С трудом села, немного закружилась голова. Не помню, когда на меня надели рубашку... И рубашки из толстой фланели не помню... У меня все больше какое-то кружево было... Огляделась, нашла такой же толстый и теплый халат. Так, теперь надо дойти до двери, а потом до кабинета...
   Я отворила дверь кабинета. Рандольф сидел за столом и задумчиво чистил кинжал. Рядом валялась грязная окровавленная тряпка.
   - Ран, - прошептала я, чувствуя, что не рассчитала свои силы и в глазах начинает как-то подозрительно темнеть.
   - Элен! - и я уже прижата к груди, сильные руки не дают мне упасть, - Родная, тебе еще нельзя вставать, я отнесу тебя обратно. Или может быть, хочешь в свою комнату?
   - Нет, хочу с тобой. Не уходи, я так соскучилась. Мне плохо без тебя.
   - Хорошо, я больше никуда не пойду, только не вставай. Сейчас Марта принесет бульон, поешь, пожалуйста.
   Он берет большую чашку из рук экономки и обнимает меня, усаживая и удерживая потом. Подносит чашку к моим губам:
   - Давай, дорогая, не капризничай...
   А я и не собиралась капризничать, из его рук я готова съесть и выпить все, что угодно... Я обхватываю чашку руками, пытаясь согреться, и пью обжигающий бульон. Но мне все-равно холодно...
   - Ран, почему так холодно?
   - Это последствия действия заклятия, скоро пройдет.
   - А что это за заклятие? Те двое тоже что-то говорили про заклятие... И кто они были?
   - Сколько сразу вопросов! Похитил тебя барон Хрум, а его приспешник использовал заклятие стазиса, при котором подвергшийся его действию перестает что-либо ощущать, слышать, видеть, да и двигаться не может. А ты говоришь, что все слышала?
   - Да. И чувствовала, - я передернулась, вспомнив прикосновения чужих рук, - Я только пошевелиться не могла. И холодно все время было...
   - Странно... Впервые с таким встречаюсь... Ладно, допивай бульон, я постараюсь согреть тебя.
   Он отставляет чашку, снимает с меня толстенный халат, улыбается, обнаружив под ним жуткую фланельку... Бормочет:
   - Нет, так дело не пойдет, - вытаскивает меня из нее, и еще через секунду я уже прижимаюсь к большой и теплой печке - моему мужу.
   - Ран, поцелуй меня... - он улыбается, гладит меня по волосам, потом наклоняется к моим губам, и я улетаю... таю... таю...
  
   ***
  
   Он склонился над ней, вгляделся в ее глаза. В них не было упрека, не было страха. В них плескалась любовь и ожидание. Он наклонился и аккуратно коснулся ее губ. Она подалась ему навстречу, отвечая и одаривая его.
   - Ран, не сердись на меня, я не собиралась уходить, я хотела только узнать... Я уже сделала свой выбор, я хочу остаться с тобой...
   - Любимая, - он ласково провел рукой по ее волосам, - мы обо всем с тобой поговорим, только чуть позже. Я постараюсь ответить на все твои вопросы. Сейчас скажи мне только, кто передал тебе письмо?
   - Клара, - чуть удивленно ответила она, - она не должна была этого делать?
   - Она много чего не должна была делать...
   Лорд порывисто встал.
   - Ты куда? Не уходи...
   - Я сейчас вернусь, дорогая, велю только твою Розу отпустить.
   - Откуда?
   - Из-под стражи, - усмехнулся лорд, приоткрывая дверь и отдавая распоряжения. Потом вернулся к жене и прижал ее к себе.
   - Извини, но когда все это случилось, у меня просто не оставалось другого выхода. В этом явно был замешан кто-то из ближнего круга, но времени разбираться, у меня тогда не было.
   - Ты считаешь, что это была Клара? Но зачем?
   - Вот об этом я ее завтра и спрошу. А сейчас спи.
   - А поцеловать перед сном? - она хитро улыбнулась и обняла его за шею. Он наклонился к ее губам, потом его рука скользнула по ее телу, остановилась, лаская, на ее груди и вызывая ее стоны, заставляя ее выгибаться ему навстречу. Он раздвинул ее ноги и встал между них на колени, продолжая ласкать ее руками и целовать везде, где только мог достать. Он наслаждался ее шелковистой кожей, ее покорностью, ее отзывчивостью... И только дождавшись, когда она прошепчет: "Ран, ну, пожалуйста... Ран...", он медленно и бережно вошел в нее, вызвав ее протяжный стон. И он старался подарить ей наслаждение, наслаждаясь ею сам, каждым ее стоном, каждым криком.
   За его длинную жизнь, у него было много женщин, но еще никто не был так откровенен и раскрепощен с ним... И ему безумно это нравилось... И он, в который уже раз, благодарил Богов за их бесценный дар, за эту девочку, что была ниспослана ему...
  
   Она спала, положив голову ему на плечо, прижавшись к нему, обняв его рукой и закинув на него ногу. Он боялся пошевелиться, что бы не разбудить ее. Его Элен, его маленькая девочка, она здесь, она с ним, и она ни в чем не обвиняет его...
   Но что будет дальше, когда он расскажет ей всю правду? А в том, что он теперь это сделает, он уже не сомневался. Только знание правды сможет уберечь это наивное и доверчивое создание от происков герцога. В том, что герцог не остановится, несмотря на провал его плана, он тоже не сомневался. Завтра надо будет отослать письмо с извинениями королю, после всего случившегося его супруга не может предпринять столь дальнего путешествия. Это даст отсрочку. Только отсрочку. Но может, удастся придумать что-то помимо мизерикордии? Лорду очень не хотелось участвовать в том балагане, что предложил Авар, и, кроме как балаганом он это назвать не мог.
  
   Он ждал, когда он проснется, продолжая согревать ее - Элен по-прежнему мерзла и прижималась к нему всем телом. Она потянулась и открыла глаза:
   - С добрым утром!
   - Хорошо, - рассмеялся он, - пусть будет "утром"! Тебе завтрак в постель подать?
   - Нет, я хочу встать. Я уже себе все бока отлежала!
   - Хорошо, тогда иди в ванну, а я сейчас пришлю сюда Розу с твоим платьем.
  
  
   ***
  
   Мы шли по парку, я куталась в шаль и все-равно мерзла. Сколько же это еще будет продолжаться! Рандольф посмотрел на мои мучения и решительно сказал:
   - Пойдем! - обнял меня и повел к беседке, там уселся на скамейку, усадил меня на колени и завернул в свой плащ. Я прижалась к нему, так было значительно теплее.
   - Элен, мне не хотелось бы, что бы между нами оставалась какая-то недосказанность. Наверно, мне давно надо было рассказать тебе обо всем, а не дожидаться, пока ты все вспомнишь сама...
   Я сидела, прижавшись к нему, и слушала, видя, как непросто даются ему эти слова, и, боясь сбить его.
   - Элен действительно была моей невестой, и мы заключили брак перед тем, как я забрал ее из монастыря. Вот только отношения у нас были совсем не простые, и про любовь там даже не могло идти речи... В тот день я был очень зол на нее за неподобающее поведение в Храме и ускакал намного вперед, желая быстрой скачкой хоть немного успокоить себя. Но потом немного остыл и вернулся к развилке, поджидая карету, в которой ехала Элен. Не дождавшись, поехал ей навстречу. Что там случилось, не знаю, но кучер и слуга погибли, а карета лежала перевернутая. Элен была жива, но без сознания. Каюсь, мне пришла в голову шальная мысль, убрать из ее воспоминаний все плохое, что она думала про меня. Это могло дать хоть небольшой шанс на, если не счастливую, то хотя бы спокойную семейную жизнь. Элен вдруг стало хуже, и я понял, что у нее внутреннее кровотечение. Я пробовал спасти ее, но она уходила... Я что-то в отчаянии кричал богам... Потом раздался удар грома, полил дождь... И я обнаружил, что вместо Элен у меня на коленях лежишь ты. Твое лицо было сильно порезано, были сломаны ребра, но ты была жива... Я не знаю, как это получилось, я не знаю, откуда ты взялась и не знаю, есть ли возможность вернуть все обратно...
   - Я не хочу обратно. Я хочу быть с тобой... - он сильнее прижал меня к себе.
   - И я решился на отчаянный шаг - сделать из тебя Элен... Это сейчас я понимаю, как все это было глупо и как это все запутало, но тогда мне показалось, что это единственно правильный выход... Прости меня...
   - Ран, я люблю тебя. И я... Я рада, что все так получилось. Ты знаешь, там мне казалось, что я люблю Влада, но только с тобой я поняла, что это была не любовь... Мне льстило, что он так красиво ухаживает за мной, дарит огромные букеты цветов, нравилось, что все девчонки на курсе мне завидуют... Мы даже ни разу с ним не целовались... Вернее, он как-то пытался, но я не захотела...
   Я посмотрела на мужа:
   - Это только от твоих поцелуев я не могу отказаться...
   Он усмехнулся и... В общем, мы опять оказались в спальне...
  
   После обеда Рандольф сказал, что у него есть несколько неотложных дел, которые ему хотелось бы завершить сегодня, и, что я буду отвлекать его... И отправил меня в мою комнату под присмотр Розы.
  
   -Роза, а что собственно происходит? Почему в замке столько военных? - я остановилась у окна, мне был виден краешек замкового двора, где в настоящий момент проходило построение.
   - Ах, миледи, вы же ничего не знаете! - всплеснула руками верная служанка.
   - После того, как милорд получил это письмо с требованием выкупа, тут такое началось! Милорд хотел сразу этот Клан уничтожить, его еле-еле лорд Саргавариель остановил, сказал, что сначала надо вас спасти. А потом милорд призвал всех под свои знамена. Уже почти все Кланы ему присягнули...
   - А с похитителями-то что?
   - Как что? - Роза даже остановилась, - Их Клана больше нет. Неужели вы думали, что милорд может простить такое? А потом и к остальным недовольным наведались...
   - И много таких "недовольных"?
   - Нет. У милорда только Клан барона Хрума оказался, а в Озерной Долине, у графа Ноккуса, что ему вассальную присягу принес, три клана было, еще...
   Я поняла, что перечисление может занять довольно длительный срок, и прервала служанку:
   - Роза, и что, после визита милорда, этих Кланов тоже больше нет?
   - Недовольных?
   - Да.
   - Не, нет! - глаза Розы сияли такой радостью... Я медленно осела на подоконник... Это же, сколько народу погибло... Ладно, похитителей мне не жалко, но остальные-то...
   - Миледи! Миледи! Вы что подумали? - вдруг подбежала ко мне Роза, - Никого не убивали, ну может только чуть-чуть... Они все сами согласились вассальную клятву принести. Просто недовольных теперь нет.
   - Роза, я ничего не понимаю...
   - Ну как же, миледи... Просто раньше у нас был герцог, и все ему подчинялись, он мог решить любые споры, у него можно было защиты попросить... А потом, после смерти герцога Ульриха Налданосского, все долины стали самостоятельными, в каждой свои правила установили. Да еще и многие Кланы вдруг решили сами по себе жить... И споры всякие, ну там, чей луг или поле, только с оружием решать стали. А, пока главы Кланов выясняют, кому луг принадлежит, уже и косить поздно становится... Плохо без герцога было...
   - И кто теперь будет герцогом? Или из столицы пришлют?
   - Как можно, миледи! - Роза от возмущения опять перестала складывать настиранное белье, - Конечно, герцогом будет милорд! Тем более, что ему этот титул по праву рождения принадлежит!
   - Лорд Рандольф - герцог? - моему удивлению не было предела...
   - Да, - как-то странно посмотрела на меня Роза, - а он вам и это не сказал? Тогда я вам тоже ничего не говорила... Я пойду, белье в прачечную отнесу... - подхватила она только что сложенную стопку.
   - Стой! - окликнула я ее, - Это уже чистое, в шкаф убери, пожалуйста... Роза, а можно мне чай или кофе?
   - Да, сию секунду, миледи, - присела служанка в реверансе.
  
   Я отослала Розу, потому, что мне просто необходимо было побыть одной и подумать. Мысли путались и цеплялись одна за другую. Я продолжала сидеть на подоконнике и наблюдать за тренирующимися воинами. Лорд Рандольф - герцог... Вернул герцогский титул... Значит он из очень знатного рода? И тут же пред глазами встает клинок, который лорд чистил, когда я вчера вошла в кабинет, и запачканная кровью ткань, которой этот клинок, по-видимому, вытирали... И чья это была кровь? Моих похитителей? Мне стало жутко... Вот так без суда... Стоп, остановила я себя. Я попала в этот достаточно древний мир со своими законами, своими правилами, то, что мне кажется диким и жестоким, здесь может быть в порядке вещей... И, еще неизвестно, как бы я сама поступила, если бы кто-то угрожал близким мне людям...
   Вошла Роза, поставила на столик поднос с чайничком и чашкой.
   - Спасибо, ты можешь идти, - Роза присела в книксене и быстренько ретировалась за дверь. Что-то у нее были подозрительно горящие уши и красные глаза, опять, небось, за что-нибудь попало...
   И так, на чем я остановилась... На герцоге... У кого бы разузнать историю его рода? Кстати, про герцога я услышала только от Розы, и то, похоже, случайно... Сам Рандольф ни о чем таком не говорил... Мы вообще больше говорили обо мне... Рандольф велел никому и никогда не говорить, кто я на самом деле, сказал, что это может очень плохо для меня закончиться...
  
   ***
  
   Лорд вошел в кабинет, поприветствовал собравшихся и уселся за стол. Стражник доложил, что прибыл посланник от Клана Долины Смерти, они готовы принести вассальную клятву. Лорд велел впустить посланника. Вошел воин в черном камзоле с темно-синим позументом, сделал несколько шагов по комнате и встал на одно колено, низко опустив голову и протягивая в руке Кинжал Подчинения с черным камнем в навершии:
   - Ваша Светлость, Клан Долины Смерти готов принести клятву верности и просит вашего покровительства.
   - Я готов оказать Клану Долины Смерти свое покровительство, - произнес лорд ритуальную фразу и принял из рук посланника клинок, - день принесения клятвы назначен на послезавтра. Я знаю, что граф Лирой был ранен недавно, и могу принять присягу у представителя Клана, которого назначит граф.
   - Благодарю вас, Ваша Светлость, - поклонился посланник, - но граф надеется, что сможет произнести слова клятвы сам.
   - Я буду рад этому, мои слова вызваны лишь уважением к возрасту и заслугам графа...
   - Я передам это Его Светлости... - еще раз поклонился посланник и вышел из комнаты.
  
   Лорд обернулся к своему Стражнику:
   - Ну, что скажешь?
   - К принятию клятвы все готово. Командиры союзнических отрядов ждут ваших распоряжений, Ваша Светлость.
   - Всех прибывших разместили?
   - Да, все в порядке. Шатры расставлены на поляне в соответствии с Древним Кодексом. Главы прибудут перед самим обрядом.
   - Какие-нибудь вопросы, пожелания, просьбы есть? - обратился лорд к присутствующим командирам.
   - Нет, Ваша Светлость.
   - Тогда, после принесения клятвы, вы поступаете в распоряжение Стражника. Но по всем вопросам вы так же можете уже сейчас обращаться к нему. Больше не смею вас задерживать...
   Воины встали и, отдав честь, вышли. Стражник задержался, явно намериваясь обсудить что-то без посторонних.
   - Костанс, что-то случилось?
   - Нет, Ваша Светлость, но может. Леди будет присутствовать на принятии клятвы?
   - Само собой разумеется... - лорд вопросительно посмотрел на своего Стражника.
   - Тогда я усилю охрану.
   - Ты считаешь, это необходимо?
   - Да, Ваша Светлость, особенно после того, как развоплотили Клару до того, как мы успели ее допросить.
   - Хорошо, усиливай. Она, кстати, вроде ничего не заметила...
   - И еще, Ваша Светлость... Охрана, что у покоев миледи стояла, доложила, что Роза очень много лишнего говорит...
   Лорд приподнял бровь, ожидая продолжения столь необычного сообщения.
   - Роза рассказала Ее Светлости про ликвидацию Кланов. И титул герцога уже вам присвоила... - Стражнику очень не хотелось сплетничать, но он считал своим долгом предупредить главу своего Клана.
   - Спасибо, Костанс. Я поговорю с миледи сам. Розу тоже пока не трогайте. Она, хоть и глупа, но преданна миледи. Я попрошу Марту поговорить с ней.
   В этот момент открылся темно-синий портал, и из него вышел лорд Саргавариель:
   - Рандольф! Нам надо срочно поговорить!
  
   ***
  
   Муж, как обычно, подошел неслышно, обнял, снимая меня с широкого подоконника:
   - Дорогая, пойдем ужинать. У нас сегодня гость - мой старинный друг лорд Саргавариель. Он - темный эльф, поэтому, пожалуйста, не удивляйся его ушам и не вздумай назвать его "дроу", он очень болезненно это воспринимает, - улыбаясь, предупредил меня Рандольф.
   - Хорошо, не буду удивляться, хотя, знаешь, мне кажется, что настоящая Элен, проведя всю жизнь в монастыре, вполне могла не видеть эльфов...
   - Ее звали Соленика, можешь так и называть ее, это, во-первых, а, во-вторых, Авар единственный, кому известна наша тайна. Собственно обо всем этом он и хотел поговорить с тобой. Но только после ужина и в моем кабинете, только там можно создать действенную защиту от подслушивания... Ты переодеваться будешь?
   Его руки все еще удерживали меня, и вообще, я стояла очень-очень близко от него...
   - Тебе хочется мне помочь? - я отклонилась чуть назад, стараясь заглянуть в его глаза, правда, при этом слегка прижалась к нему бедрами и почувствовала... В общем, почувствовала нечто, что вызвало мои опасения не добраться до трапезной...
   Муж усмехнулся, прошептал:
   - Да... Но, боюсь, что на ужин мы тогда опоздаем, - он отстранился от меня: - Поэтому к ужину ты спустишься в этом платье.
  
   Мы вошли в трапезную, от окна к нам повернулся высокий худощавый мужчина, его длинные, гораздо ниже талии, темные с проседью волосы были забраны в причудливую косу, светлые чуть зеленоватые глаза имели миндалевидный разрез, уши... Ах, на уши просили не смотреть...
   - Дорогая, разрешите представить вам лорда Саргавариеля дал Велкинфума. Авар, моя жена - леди Элен Гриффинус.
   - Вы очаровательны, миледи, - дро... темный эльф склонился к моей руке.
   - Очень рада знакомству, милорд. Прошу к столу, разделить с нами наш скромный ужин, - вспомнила я фразу из какой-то книжки по этикету...
   - Ну, уж скромностью еда в доме Рандольфа никогда не страдала, - усмехнулся эльф, глядя куда-то мне за спину. Я оглянулась. Там выстроилось человек двадцать слуг с различными блюдами, ожидая, когда мы займем свои места за столом. Я вздохнула:
   - Тогда остается только попросить вашей помощи в изничтожении всего этого...
   Лорд Саргавариель усмехнулся и придвинул мне стул.
  
   После ужина мы прошли в кабинет, Рандольф усадил меня в свое кресло за столом, встав сзади и положив руки мне на плечи, его друг прошел к окну и задернул тяжелые занавеси. Потом повернулся к нам и взмахнул рукой, комната окуталась серебристым сиянием. Я удивленно оглянулась.
   - Это полог неслышимости, не пугайся, - пояснил муж.
   - Элен, - начал лорд Саргавариель, прохаживаясь по комнате, - вы ведь позволите так к вам обращаться? - спохватился он вдруг. Я кивнула, соглашаясь, - Элен, я не знаю, что вам успел рассказать Рандольф, поэтому изложу эту историю с самого начала.
   - Соленика Энойская родилась в семье герцога Энойского, но согласно указу Карлоса V была признана его ребенком и должна была бы унаследовать корону, если бы... Если бы на момент ее рождения Карлос V был бы еще жив, если бы Олаф I, занявший трон не издал указ, запрещающий женщинам наследовать престол... Первые годы жизни Соленики прошли относительно спокойно, про указ Карлоса мало кто знал, а герцог Энойский не был заинтересован в раскрытии этой семейной тайны. Но потом на сцене появляется племянник Карлоса V, герцог Линойский. Сам он претендовать на корону не мог, но вполне мог стать регентом при малолетней принцессе.
   Он находит сподвижников, организует заговор с целью свержения Олафа, якобы не имеющего прав на престол, и коронования Соленики, каким-то образом включает в число заговорщиков и ее родителей. Заговор был раскрыт, заговорщики казнены. Вот только герцогу Линойскому удалось скрыться и избежать расправы. Маленькую Соленику, пользуясь правом Истинного вампира, буквально выкупает у Короны граф Рандольф Гриффинус, меняет ей имя, прячет в далеком монастыре.
   - Так ты граф? - поворачиваюсь я к мужу.
   - Это единственный вопрос, который у тебя возник?
   - Нет, это последний...
   - Официально - да, - снисходит до ответа усмехающийся муж, - а теперь, давай дослушаем лорда Саргавариеля, а потом ты задашь свои "предпоследние" вопросы...
   - Да, в общем-то, рассказывать больше особенно нечего... Как вы появились здесь, миледи, вы уже осведомлены. Мне остается только добавить, что каким-то образом прознав про бракосочетание Рандольфа, герцог опять развил бурную деятельность. И теперь вам грозит целых две опасности.
   - Авар, только не сгущай краски, не запугивай Элен.
   - Я ничего и не сгущаю. Элен могут опять же обвинить в заговоре, это раз, и в случаи проведения магического опознания ее, да и тебя тоже, могут обвинить в подлоге... Это два. Про то, что она из другого мира, и об этом тоже может стать известно, я даже упоминать не хочу...
   - Ран, но как же так? Ведь я этого герцога даже не знаю...
   - Поэтому и необходимо оттянуть наш визит в столицу на как более поздний срок. А ты должна быть предельно осторожна. Кстати, то письмо, что тебе передала Клара, было от герцога Линойского. И боюсь, если бы сработал его план, вернуть тебя было бы намного сложнее...
   - От герцога? Но как тогда... - я уже вообще перестала что-либо понимать...
   Муж переместился к столу, присел на него боком, взял мои руки в свои...
   - Еще не все ясно, но, похоже, Клара была связана с кем-то из Клана барона Хрума, а он, в свою очередь, как-то был связан с герцогом... А потом решил сыграть в свою игру...
   - Ты убил его? - задала я мучавший меня вопрос.
   - А, по-вашему, миледи, этот предатель заслуживал чего-то другого? - вступился за друга эльф, останавливаясь напротив меня и пристально глядя мне в глаза.
   - Нет, - шепчу я и опускаю глаза, - Ран, я устала, можно я пойду спать?
   - Да, дорогая, тебя проводить? - он помогает мне встать и доводит до двери кабинета.
   - Нет, спасибо, я сама... Спокойного дня, лорд Саргавариель, - я закрываю за собой дверь.
   Слезы наворачиваются мне на глаза. Куда же я попала? Вокруг сплошные заговоры и опасности... Я подхожу к лестнице... Как кружится голова... Делаю два шага и сажусь на ступеньку, не в силах идти дальше...
  
  
   ***
  
  
   - Зря ты ее отпустил одну, - сказал Авар, едва за Элен закрылась дверь.
   - Знаю, сейчас пойду, догоню. Ты обещаешь, ничего сейчас не предпринимать?
   - Обещаю, обещаю. Иди уже! Я приеду на присягу, присмотрю за посланником короля...
   Лорд Рандольф стремительно вышел из кабинета, краем глаза уловив открывшийся синий портал.
   Элен сидела на лестнице, прижавшись к перилам и до побелевших пальчиков сжав их...
   - Элен! - бросился он к ней, - что случилось? У тебя что-то болит?
   - Нет, нет, просто голова закружилась... - она попыталась встать, но он не позволил, подхватив ее на руки. Она обняла его за шею, прижалась:
   - Только не уходи, мне очень страшно...
   - Что же тогда пошла одна, не дала себя проводить?
   - Я думала, вам еще поговорить надо...
   - Это все подождет, ты для меня - самое важное... - уложил он ее на свою черную кровать и склонился, целуя. Потом задумчиво произнес, глядя ей в глаза:
   - Позвать Розу или раздеть самому?
   - Не надо Розу, - сквозь еще не подсохшие слезы улыбнулась она, - и вообще, я теперь всех буду бояться... Поэтому будешь одевать и раздевать меня сам...
   - С превеликим удовольствием... - начал он расшнуровывать ее платье и покрывать поцелуями обнажившееся в результате его трудов плечико.
   - А дальше? - рассмеялась она, когда он уже в пятый раз неглядя дернул зацепившийся где-то шнурок. Он оторвался от ее шеи, недовольно посмотрел на зацепившийся шнурок, повернул ее набок. Она рассмеялась еще веселей. Он наколдовал небольшой кинжал и одним движением перерезал всю шнуровку.
   - Ах! - она повернулась на спину и удивленно уставилась на него, - Откуда у тебя нож?
   - Какой нож? - покрутил он перед ней пустыми руками.
   - Но был же! - она двумя пальчиками вытянула и показала кусок ровно обрезанного шнурка.
   - Брось это. Это нам больше не понадобиться. И это тоже, - платье и юбки улетели в угол, за ними последовали туфельки и его колет. Его рука медленно заскользила вверх по ее ноге, забираясь под оставшуюся на ней нижнюю рубашку и намереваясь добраться до края чулочка.
   - А что нам понадобиться? - чуть хриплым голосом спросила она, хитро поглядывая на него сквозь опущенные ресницы.
   - А понадобиться нам вот это, - его вторая рука сняла с ее плеча тонкую лямочку рубашки и потянула ее вниз, открывая ее грудь. Его губы коснулись ее соска, язык нежно обвел его по кругу. Она застонала и еще более охрипшим голосом прошептала:
   - А еще что?
   Он проделал аналогичную процедуру со второй грудью. Она выгнулась ему навстречу:
   - О, Ран... Еще...
   Он провел рукой по ее телу, освобождая его от оставшейся одежды, потом быстро скинул свою и прижался к ее губам, одной рукой удерживая ее, а второй продолжая ласкать ее грудь. Она обняла его за шею, запустила свои пальчики в его волосы, не позволяя ему прервать поцелуй. Он скользнул рукой между ее ног, заставив ее выгнуться и застонать. Она была его, она вся была его. И он не уставал наслаждаться ее таким податливым телом, он срывал и пил стоны с ее губ, он, как величайшую милость богов, ждал, ее торопливого шепота: "Ран, пожалуйста, Ран, возьми меня...". Как же нравилось ему после того, как они отдадут и возьмут друг от друга все, что только смогут, прижать ее к себе и положить ее голову себе на плечо и слушать ее ровное сонное дыхание.
  
   ***
  
   Я проснулась, когда муж попытался выбраться из-под меня, уложив меня на холодную подушку.
   - Ран...
   - Спи, спи, еще рано... - он заботливо укрыл меня одеялом, поцеловал...
   - Ты куда?
   - Спи, сделаю сейчас свои дела и смогу быть всю ночь с тобой.
  
  
   Роза мышкой прошмыгнула к окну, раздвинула занавески, впуская лунный свет. Я сквозь ресницы наблюдала за ней, очень не хотелось покидать тепло и уют постели. Но служанка была непреклонна... Наполнив ванну, она подошла ко мне:
   - Миледи! Миледи! Пора вставать! Я ванну уже приготовила. Миледи, вставайте, вот халатик, - она подняла нечто уже привычно-кружевное и развернула его, намереваясь надеть на меня. Я вздохнула и открыла глаза:
   - Добрый вечер, Роза.
   - Добрый вечер, миледи, удачной ночи, миледи, - присела Роза в книксене.
   Я облачилась в кружево, прошла буквально с десяток шагов до ванны, где это кружево и скинула на руки служанки. Интересно, для кого я это надеваю? Кроме служанки мой "халатик" никто не видит... И она-то его обозревает хорошо, если пару минут...
   Нежные пальчики Розы коснулись моих плеч и стали их разминать, потом она помассировала обе мои руки, вернулась опять к плечам... Сначала она что-то щебетала, но потом, увидев, что я не отвечаю, умолкла. Ее руки нажали чуть сильнее, а потом скользнули мне на грудь. Я возмущенно выпрямилась:
   - Роза! Что ты себе позволяешь!
   Сидя на бортике ванны, безмерно довольный собой, улыбался мой муж:
   - А я думал, ты никогда не заметишь... У тебя такое лицо было...
   - Ран... - ну, что это такое! Лишь бы поиздеваться надо мной!
   - Вылезай! - чмокнул меня в щечку муж, - Я ужасно голодный! Если через четверть круга не доберешься до трапезной, съем и твой завтрак тоже! - продолжил он, заворачивая меня в огромное полотенце.
  
  
   ***
  
   Лорд Гриффинус... Граф Гриффинус поцеловал жену и направился в кабинет. Он ненавидел свой графский титул... Ненавидел фамилию своей бабки, которую никогда не видел, в смысле бабку. Эта фамилия, взятая отцом в минуту слабости и нежелания бороться, была как позорный белый флаг. И все последние пять лет, когда не стало отца, и он возглавил Клан, он подспудно думал о возвращении былого могущества... Он был прямым потомком старшей ветви герцогов Налданосских, кому, как не ему объединить и возглавить ставшие разрозненными Кланы Долин?
   У кабинета его уже поджидал Стражник. Мужчины поприветствовали друг друга, вошли в кабинет, лорд скинул завесу неслышимости.
   - Что нового? Что удалось узнать? Садись, - указал он Стражнику на стоящее у стола кресло.
   - По поводу похищения удалось выяснить, что у Клары был парень из Клана барона. Во время ликвидации Клана его никто не видел. Объявлен в розыск.
   - Сколько еще из Клана уцелело?
   - Трое. Две девушки, обращены с месяц назад, одна из них без Дозволения, и старая фрау Хрум. Но она совсем плоха, уже никого не узнает...
   - Узнать все про девушек. Если настроены лояльно, принять в Клан. Что по остальным Долинам?
   - В Озерной Долине у графа Ноккуса мятеж подавлен полностью, делегация уже разместилась на Поляне Совета, граф прибудет к присяге. Из Долины Смерти делегация прибыла еще вчера. Граф Лирой чувствует себя лучше, собирается прибыть.
   - Вот упрямый старик! Ведь день назад чуть к Богам не отправился! Костанс, проследи, что бы его в замке устроили, незачем ему еще и простудиться в палатке...
   - Хорошо, Ваша Светлость. Рубиновая Долина. Делегация вместе с графом Сотей прибыла. Граф просит уделить ему время.
   - Я приму его за круг до обеда. Что он хочет, ты не знаешь?
   - Достоверно нет, но по слухам, он собирался заключать какой-то контракт с гномами...
   - На добычу рубинов?
   - На установку оборудования для шахты. Пока мелкие Кланы не были подчинены, они всячески препятствовали этому, якобы это приведет к снижению количества рабочих мест...
   - Костанс, а откуда ты все это так хорошо знаешь?
   - А я консультацию у вашего казначея, милорд, получил, когда мне в руки кое-какие документы попали... Так, Клан Долины Садов. Ожидаем прибытие сегодня ближе к утру. Вдовствующая виконтесса тоже собирается прибыть. Прикажете разместить ее в замке?
   - Граф Сотей прибыл с женой?
   - Нет, Ваша Светлость. Леди Сотей на последних месяцах, она осталась дома. А вот граф Ноккус собирался представить свою молодую жену. Но он вряд ли позволит ей проживать в замке.
   - Ноккус опять женился? Это уже пятая... И как только успевает... Тогда виконтессу размещайте в гостевом домике, пару служанок ей приставьте... Это все?
   - Да, Ваша Светлость.
   - Зови казначея!
  
   ***
  
   Меня выгуливали по саду... Именно выгуливали, потому что сегодня было холодно и мокро, и я совсем не хотела гулять... Но муж заявил, что мне необходим свежий воздух, закутал меня в теплый плащ и вывел на прогулку...
   - Элен, завтра Кланы из Долин будут давать вассальную клятву. Я хочу рассказать вам, кого вы завтра увидите и пояснить, что вообще будет происходить.
   - Да, я вас слушаю...
   - Когда-то остров Налданосс был герцогством, но после смерти Ульриха фон Краузе, который тогда был герцогом Налданосским, согласно его завещанию все долины были поделены между его детьми. Старшему сыну Эдмонту досталась Лунная Долина, самая большая и самая обжитая. Но он был очень зол на отца, фактически лишившего его законного наследства, и переехал из замка Краузе в только что построенный Штумарт.
   - Это, где мы сейчас живем? А замок Краузе сохранился?
   - Да. Только за ним не следили все эти годы, поэтому, предполагаю, что он не в очень хорошем состоянии... Еще две Долины - Озерная и Долина Смерти были завещаны средним сыновьям - Дитриху и Нортону. Но их роды прервались, и сейчас Клан Озерной Долины возглавляет граф Ноккус, а Клан Долины Смерти граф Лирой.
   - А почему у Долины Смерти такое страшное название?
   - Так исторически сложилось... Когда-то очень давно именно в этой долине было повержено войско горных орков, которые хотели захватить Налданосс. Но и коренных жителей полегло не мало. По традиции именно в этой Долине хоронили всех умерших глав Кланов, пока Долина не приобрела самостоятельность... Младшему сыну Уинфреду досталась Рубиновая Долина. Сейчас Клан возглавляет граф Сотей, являющийся потомком одной из младших ветвей рода Уинфреда. Последняя Долина - Долина Садов была завещана самому младшему сыну, который был рожден вне брака. Виконт Фижи как раз является его прямым потомком. С ним прибудет его мать вдовствующая виконтесса Амалия Фижи. Это дама уже довольно преклонного возраста, воспитанная в очень древних традициях, поэтому, дорогая, будьте предельно внимательны и осторожны, общаясь с ней.
   - А еще женщины на ритуале будут?
   - Леди Сотей должна вот-вот родить, поэтому она остается в родовом замке, граф Лирой овдовел уже больше десяти лет назад и так больше и не женился, а вот граф Ноккус собирается представить нам свою новую супругу. Элен, вы не замерзли? - поинтересовался муж.
   - Нет, но меня очень пугает, что я могу завтра что-нибудь напутать...
   - Не бойтесь, я буду рядом и всегда смогу вам подсказать. Пойдемте в беседку, я еще хотел рассказать вам о некоторых обычаях.
   Рандольф усадил меня на колени и обернул еще и своим плащом:
   - Вот так ты точно не замерзнешь, - шепнул мне на ухо, я прижалась к нему. Как же мне не хотелось участвовать во всех этих церемониях! Они просто пугали меня.
   - Ран, а мне завтра обязательно там быть?
   - Конечно! - рассмеялся он, - Ты моя жена, ты Леди Правящего Клана, без тебя ничего не состоится...
   - Я боюсь...
   - Не бойся, все будет хорошо, любимая, - поцеловал он меня в волосы.
   - Элен, я еще хотел предупредить, что бы ты ни с кем не пыталась завязывать дружеские отношения - здесь это не принято. И особенно не принято, если вы стоите на разных ступеньках социальной лестницы.
   - Значит, у меня никогда не будет подруг?
   - Здесь нет. Приятельницы и знакомые будут, и ты сможешь принимать их в нашем замке, но более близкие отношения здесь исключены.
   Я огорченно надулась. Не иметь ни одной близкой подруги, с которой можно было бы поговорить и обсудить всякие женские проблемы, мне показалось очень обидным...
   - Не огорчайся, когда мы будем наведываться в Доргмир, ты сможешь с кем-нибудь там познакомиться и подружиться... Там на такие вещи смотрят значительно проще.
   - А мы поедем в Доргмир? Когда?
   - Уже скоро, я думаю, где-нибудь недели через три. Авар как раз успеет за это время купить нам дом в пригороде и немного благоустроить его.
   - У нас будет свой дом в Доргмире? Ран! Это же просто замечательно!
   - Должен же я тебя вывезти на солнышко, пока ты у меня совсем не отсырела, - он погладил меня по голове, а я подставила свои губы...
  
   ***
  
   Лорд Рандольф отвел жену в комнату, переодеваться к обеду, а сам спустился в кабинет, куда вскоре должен был подойти граф Сотей. Надо же, как Элен обрадовалась предстоящей поездке в столицу... Конечно, ей непривычно жить без солнца... Даже те из людей, кто рождались в Долинах, всегда стремились хоть ненадолго покинуть их... Лорд усмехнулся, вспомнив, как раскраснелась и повеселела жена... Он бы уже давно отправил ее в Доргмир, тем более, что там простаивал их родовой особняк, но угроза со стороны герцога Линойского не давала ему покоя...
   Слуга доложил о прибытии графа Сотей. Как и предполагал Стражник, разговор пошел про разрешение на торговлю с гномами. Мужчины быстро решили все вопросы, составили договор, который должны были подписать граф и гномы и одобрить потом лорд Гриффинус. Граф Сотей рассказал еще про несколько своих задумок, связанных с добычей камней, лорд пообещал ему свою поддержку... Мужчины расстались очень довольные друг другом...
   Лорд зашел к себе в комнату, переоделся и направился в трапезную. Потом остановился и на секунду задумавшись, решил зайти за женой.
   Элен лежала, свернувшись калачиком, на своей большой кровати, бережно укрытая пушистым пледом, и счастливо улыбалась во сне. Лорд Рандольф ласково провел пальцем по ее щеке, она улыбнулась еще шире, прошептала: "Ран...". Он удержал себя от желания подсмотреть ее сны, вместо этого аккуратно лег рядом и прижал ее к себе. Она завозилась, поворачиваясь к нему лицом, запуталась в пледе и открыла глаза.
   - Ой, Ран, я, кажется, заснула... Я сейчас встану...
   - Нет, дорогая, сейчас ты не встанешь, - он коварно навис над ней, опираясь на локоть. Потом наклонился и коснулся ее губ. Она высвободила руки из-под пледа и обняла его за плечи, отвечая на его поцелуи. А потом, когда его поцелуи стали все более настойчивыми, она зарылась своими пальчиками в его волосы, лаская его затылок, и вызывая в нем целую бурю ранее не испытанных чувств...
   - Элен, родная... - шептал он между поцелуями, она вторила ему, твердя его имя. Он высвободил ее из-под пледа, и его рука начала лихорадочно расстегивать пуговицы ее домашнего платья. Она усмехнулась и стянула с него рубашку через голову:
   - Я быстрее, - прошептали ее губы, прежде, чем он снова захватил их. Он продолжил дорожку из поцелуев, спускаясь по ее шее и по груди, потом резко рванул рукой, разрывая тонкий батист нижней рубашки и освобождая себе путь к ее груди.
   - О, лорд, - охнула она, - как вы нетерпеливы... И как неистовы, - закончила, срываясь на стон, когда он обхватил губами ее сосок и чуть потянул на себя.
   - Скорей, скорей, - торопила она его, пока он возился с завязками ее юбок, - Я хочу тебя, - шептала ему, когда он прижался к ее обнаженному телу...
  
   Она оперлась на руки и нависла над ним, ее длинные волосы чуть щекотали его щеки и грудь:
   - Я тебе говорила, что люблю тебя?
   - В последние полчаса еще нет... - улыбнулся он, притягивая и целуя ее. Она обессилено упала на него, он гладил ее спину, перебирал ее волосы...
   - Ты не замерзла?
   - Нет. Ран...
   - Да, любимая?
   - Может, мы все-таки спустимся в трапезную? Я теперь так есть хочу...
  
  
   ***
  
  
   Поцелуй мужа разбудил меня:
   - Пора вставать, моя Леди. Осталось всего три круга, Ритуал начнется ровно в полночь.
   - А может все-таки без меня? - прошедший вчера страх, вновь навалился на меня.
   - Элен? - укоризненно протянул муж, - Пожалуйста, не начинай все сначала... Иди ко мне, я отнесу тебя наверх, - завернул он меня в одеяло и подхватил на руки.
   - Я и сама могу...
   - Не лишай меня удовольствия...
   - Хорошо, не буду, - обвила я его шею руками и прикоснулась к губам.
   Процесс подъема на второй этаж занял гораздо больше времени, чем обычно...
   Муж спиной открыл дверь в мою комнату:
   - Роза! Ванна для миледи готова?
   - Да, Ваша Милость...
   - Роза, ты опять спешишь!
   - Простите, Ваша Светлость! Я больше не буду!
   Меня опустили в приятную теплую воду, поцеловали и отдали на растерзание Розе и Марте...
   Служанки очень спешили, сетуя на то, что я сегодня слишком заспалась... На завтрак в трапезную меня не отпустили, велев принести его в комнату, и завтракала я почти что на одной ноге - между надеванием второй юбки и закалыванием третьего локона....
   - Вот и все! - радостно возвестила Роза, подводя меня к большому зеркалу, - Какая вы красивая, Миледи...
   В зеркале отражалась худенькая бледная девушка с испуганными глазами. Белое бархатное платье свободными волнами спадало вниз от самой груди, россыпь мелких бриллиантов заставляла его сверкать и переливаться в ярком свете напольных канделябров. Да, платье красивое, и с прической служанки постарались, но вот все остальное...
   Я обернулась на звук открывшейся двери. Муж был великолепен! Белый с серебром сюртук, белые брюки и сапоги, на поясе висел меч в ножнах темного металла богато инкрустированных драгоценными камнями. Его обычно забранные в хвост волосы, сегодня были распущены и черной волной падали за спину.
   - Миледи готова? - обратился он к служанкам.
   - Да, Ваша Светлость! Осталось только Символ надеть.
   Муж подошел ко мне, поправил какой-то непослушный локон:
   - Ты очень красивая. Не бойся, все будет хорошо.
   Из шкатулки, стоящей на столе, он достал большой серебряный крест.
   - Это древний символ единства четырех Богов, сейчас он остался только у вампиров. Вот здесь находится стилет, - он потянул верхнюю крестовинку, тонкое лезвие покинуло ножны, представляющие из себя нижнюю часть креста.
   - Вот это наш клановый камень, второй такой же находится у меня в рукоятке меча, - крупный бриллиант поймал свет свечи и тысячью разноцветных зайчиков рассыпал его по комнате. Лорд вернул кинжал в ножны и у него в руках опять оказался кружевной инкрустированный камнями крест. Я дотронулась до него рукой:
   - Тяжелый...
   Муж только усмехнулся в ответ. Роза приподняла мои волосы, и он застегнул у меня на шее широкую витую цепь. Я только собралась покапризничать на тему непомерной тяжести, как вдруг осознала, что совсем не чувствую веса креста. Я изумленно посмотрела на мужа.
   - Ты его Леди, он призван защищать и оберегать тебя.
   Марта подала белый плащ, и лорд надел его мне на плечи, застегнул крупную застежку, накинул капюшон:
   - Готова?
   Я кивнула. Лорд надел свой плащ и взял меня под руку. Мы вышли через центральную дверь и спустились по каменным ступеням широкой лестницы. Внизу нас уже ожидали два безумной красоты белых коня.
   - Это твоя лошадь, познакомься, - ко мне подвели одну из лошадей, я погладила ее по изящной голове, она тихонько заржал.
   - Красивая... Но я никогда не ездила в дамском седле!
   - Мы поедем очень медленно, у тебя все получится, - сообщил мне шепотом муж, а потом подхватил меня и усадил в седло:
   - Правую ногу свободнее, а левую - в стремя, - он вставил мою ногу в стремя, кто-то расправил плащ, в левую руку мне были вручены поводья... Секунда, и лорд уже красуется на своем жеребце:
   - Поехали, - мы трогаемся. Ближе к воротам нас окружает охрана из двенадцати человек, все в черно-серебристой форме Клана, на абсолютно черных лошадях.
   - Во имя Серса! - провозглашает Рандольф.
   - Да пребудет милость Богов с нами! - отвечает ему отряд.
   Мы выезжаем за ворота, где к нам присоединяется довольно большой отряд - все в черно-серебряной форме и на черных конях. Наверно, со стороны, это выглядит очень красиво... Я же пока была сосредоточена на управлении лошадью... Но оказалось, что дамская посадка, просто немного непривычна, и вскоре я уже озиралась по сторонам, разглядывая дорогу. Муж приблизился ко мне, чуть слышно спросил:
   - Ну, как?
   - Нормально... Мне вот интересно, лорд Рандольф, а что бы вы делали, если бы я не умела ездить верхом?
   - Варианта было бы два: либо обучить вас верховой езде, либо ехать в карете...
   - А вы в курсе, лорд Рандольф, что в моем положении, мне не слишком полезно трястись на лошади?
   - Да, дорогая, поэтому обратно мы поедем в карете, - он взял мою руку и поднес ее к губам, слегка сжав.
  
   ***
  
   Сегодня Поляна Совета была освещена множеством факелов, по краям стояли разноцветные шатры Кланов, а их представители в несколько рядов выстроились вдоль ковровой дорожки, ведущей к статуе Серса. Лорд Рандольф посмотрел на Элен. Она вся вытянулась в седле, с интересом разглядывая происходящее на поляне. Он спрыгнул со своего коня и подошел к ней, протянул руки. Она оперлась на его плечи, и он не смог отказать себе в удовольствии прижать ее чуть крепче, чем это дозволял этикет, и задержать в своих руках чуть дольше, чем позволяли правила приличия.
   Лорд снял с нее плащ, вслед скинул свой, взял ее за руку. Она шла справа от него, высоко подняв голову и глядя перед собой, и только крепко сжимая его руку. По мере их продвижения становились на колено и приседали в низком реверансе представители Кланов Долин. Лорд со своей Леди медленно и величественно продвигались вперед. Они поднялись по ступеням, и Старший Жрец прочитал молитву, багровый туман взвился над жертвенной чашей и стек по ступеням вниз... Теперь можно спуститься до первой площадки, снизу ведут двенадцать ступений - по ним должны подниматься представители Кланов, присягающих на верность.
   Лорд обнажил ритуальный меч - на нем сейчас будут приносить Клятву Верности, по левую руку от него стояла его Леди. Он невольно залюбовался ею. В свете факелов ее тонкая фигурка сверкала миллионом алмазных брызг, светлые волосы развевались от легкого ветерка, от волнения ее щеки зарумянились, а сверканию глаз могли позавидовать все бриллианты в мире... Лорд, в который уже раз вознес благодарственную молитву Богам, что подарили ему это чудо...
   По ступеням поднялся граф Лирой. Несмотря на ранение, он выглядел довольно бодро. Тремя ступенями ниже стояли его сыновья. Граф произнес древние слова Клятвы, и протянул меч Клана, держа его поперек двумя руками, Глава Клана Лунной Долины перекрестил с ним свой меч, камни в навершии вспыхнули, соединяя Кланы клятвой...
   Следующим по ступеням поднялся граф Ноккус. Его сопровождали три сына и жена. Слова Клятвы, скрещение мечей. Лорд Рандольф исподтишка наблюдал, с каким азартом Элен следит за вспыхивающими при принятии Клятвы камнями в навершии мечей.
   - Что вас так забавляет? - обратился он к ней в ожидании очередного клана.
   - Да я все пытаюсь угадать, какого цвета будет вспышка...
   - Это зависит только от правдивости дающего клятву. Я потом вам расскажу...
  
   По ступеням поднимались представители последнего Клана - Клана Долины Садов - виконт Фижи и вдовствующая виконтесса Фижи. Виконт шел чуть впереди матери, она отказалась от помощи офицера сопровождения и самостоятельно поднималась по ступеням, с трудом переставляя ноги. Вдруг она споткнулась и начала падать. Элен тут же рванулась к ней, стремясь поддержать старую женщину. Что произошло потом, лорд смог понять значительно позже. Из-за спины виконтессы вдруг вылетел синий боевой пульсар, и направлен он был на Элен. Лорд бросился к жене, прикрывая ее, но секундой раньше метнулась серая тень, принимая удар на себя.
   - Что это было? - подняла голову Элен, не пытаясь, однако, высвободиться из его объятий, - Там леди Фижи...
   Она привстала на цыпочки и выглянула из-за его плеча. И увидела, как его люди окружили людей Клана Долины Садов, как помогли подняться злой, но совершенно не испуганной вдовствующей виконтессе и, как уносили того, кто раньше был ее Тенью...
   - Ран, это кто?
   А он молчал и не знал, как ей все объяснить, что бы не напугать ее, и только гладил ее спину...
   - Все, все... Сейчас поедем домой...
   - Ран, но ты же не закончил...
   - Ты еще не поняла, что этот Клан не желает давать клятву?
   - Ран, посмотри на виконта. Он ошарашен происходящим, не меньше всех остальных. По-моему, он ничего не знал. Ты должен закончить ритуал, а искать виновных будешь потом, - его маленькая Леди выпрямилась и отстранилась от него, вновь занимая свое место на лестнице.
   Лорд дал знак своим людям отпустить виконта, тот сделал два шага и опустился на колено:
   - Ваша Светлость! Я не отступался от своего обещания и, как и прежде готов принести вам вассальную клятву, и пусть камни будут тому порукой, - он протянул свой меч, лорд Гриффинус коснулся его своим, камни в навершии вспыхнули ярким алым цветом.
   - Я верю вам, и принимаю клятву от Клана Долины Садов.
  
   В карете Элен прижалась к нему:
   - Я так испугалась... Ран, а кто меня спас?
   - Это был твой телохранитель, Серая Тень.
   - Он жив?
   - Скорей всего нет. Серых Теней готовят из обращенных вампиров, их обучают специальным приемам и дают возможность однократного применения всей своей энергии. Главная их задача - защитить своего подопечного.
   - Ран, ты сказал, что это была моя Тень? А почему я его никогда не видела?
   - Это одна из их особенностей - они могут оставаться невидимыми.
   - У него, наверно, осталась семья?
   - Элен, у Теней не бывает семьи. Туда идут только те, кому уже нечего больше терять. Хотя я согласен с тобой, мне его тоже очень жаль. И, обещаю тебе, все виновные понесут наказание.
  
   В замке их уже ожидал лорд Саргавариель. Он помог Элен выйти из кареты, склонился к ее руке:
   - Вы великолепны, Ваша Милость!
   - Ты как всегда спешишь, Авар! - недовольно проворчал Раймонд.
   - А вот и нет. Указ уже подписан, и его вручит тебе лорд Нилокус, когда проснется.
   - Проснется? - поползла вверх правая бровь лорда Рандольфа.
   - Да, мне пришлось уложить его спать, лорду Нилокусу стало плохо после перехода. Марта любезно предоставила ему одну из гостевых.
   Они вошли в холл.
   - Дорогая до праздничного пира у нас есть еще полтора круга. Ты не хотела бы прилечь? Я провожу тебя наверх.
   - Дорогой, - в тон ему ответила Элен, - я дойду сама, вам с лордом Саргавариелем наверняка многое надо обсудить.
   Лорд Рандольф довел ее до лестницы и поднес к губам ее руку:
   - Я люблю тебя, - шепнул ее на ухо.
   - Я тоже, - ответила она, улыбнувшись, и легкой походкой взбежала по лестнице. Мужчины внимательно проследили за ней.
   - Она просто поразительно похожа на Виржинию... - тихо сказал лорд Саргавариель.
   - Это плохо? - удивился Рандольф, почувствовав в голосе друга некоторое сожаление.
   - Пойдем в кабинет. Элен права, нам многое надо обсудить.
  
   - Начнем с того, что ты был прав, когда удивлялся так неожиданно нарушенному здоровью лорда Нилокуса. Пара бокалов эльфийского вина перед входом в портал в его возрасте...
   - Зачем ты его напоил? Он же должен был присутствовать на церемонии и все потом описать Его Величеству.
   - Поэтому и напоил. И как видишь, был абсолютно прав. Лорд Нилокус настроен к вампирам не слишком лояльно, боюсь, даже без этого происшествия, его описание было бы далеко от истины и вовсе не в лучшую сторону. А так ему придется полностью положиться на мои слова... Вряд ли Его Величество оставит его на службе, если узнает, что после перехода ему стало несколько плохо... Так что об этом он будет молчать. Но что же все-таки произошло там у вас? Я пока провозился с лордом Нилокусом, успел только к самому концу.
   - Похоже, не все в Клане Долины Садов были готовы принести клятву, и подозреваю, что не обошлось без вдовствующей виконтессы. Кто-то послал пульсар в Элен, один из ее Теней погиб.
   - Но я вроде видел, как виконт приносил клятву?
   - Элен настояла на завершении ритуала...
   - Значит, клятву все-таки принесли все Кланы?
   - Да. С этой стороны все в порядке. О чем таком неприятном ты хотел сообщить мне?
   - Указ о возвращении твоему роду герцогского титула тебе вручит лорд Нилокус, а мне поручено вручить приглашение на бал. Он состоится послезавтра.
   Лорд Рандольф тихо выругался:
   - Я не ожидал, что все будет так скоро... Что там с герцогом?
   - Рандольф, ты только сядь, выпей и не психуй...
   Авар прошелся по кабинету, остановился у окна.
   - У графини Мере ничего не вышло... Он сказал, что желал ее две недели назад, а сейчас она его не интересует. Рандольф, вся надежда только на Элен. Она сможет заинтересовать герцога...
   - Авар! Тебя откуда уронили? Ты хочешь что бы я предложил своей жене соблазнить герцога?!
   - Ран... Но это же только игра... Хочешь, все это расскажу ей я...
   - Только посмей!
  
   ***
  
   Меня разбудили за четверть круга до обеда... Пара каких-то заклинаний, большой стакан снадобий и нежные руки Розы... И я уже узнаю в зеркале нечто смутно знакомое...
   Муж вошел в комнату, поцеловал, обнял...
   - Готова?
  
   Мы спустились по лестнице вниз, пересекли холл и вошли в помещение, в котором я еще никогда не была. Огромная комната с высоченным потолком и стрельчатыми окнами в ее противоположном конце. Пол углублен, и мы спускаемся на несколько ступеней вниз. Прямо перед нами стоит длинный стол, накрытый на шестьдесят персон - это мне потом Ран сказал, тогда мне показалось, что просто очень много... Белая скатерть, черный с серебром сервиз, хрусталь, серебряные приборы... Множество свечей на столе и в напольных канделябрах отражаются и сверкают в хрустале. Справа и слева расположены два огромных камина, около которых суетятся повара, поворачивая вертела с насаженными на них тушами каких-то животных...
   Когда мы с мужем вошли, все присутствующие встали, приветствуя нас. Слуги отодвинули стулья, Ран помог мне усесться и сел рядом во главе стола. Потом начались приветственные и поздравительные речи от Глав Кланов. Я не столько слушала, сколько разглядывала их. А потом поднялся чуть полноватый и совершенно седой пожилой мужчина. Ран шепотом представил мне его. Это был лорд Нилокус. Он достал большой свиток со свисающей на синей ленте печатью и развернул его, торжественно оглядел всех присутствующих, призывая к вниманию, и зачитал королевский указ о возвращении роду Штумарт герцогского звания.
   После этого начался второй круг поздравлений... Я безумно устала, мне было безмерно скучно, и очень хотелось есть, потому что съесть что-либо под пристальными взглядами там за столом не представлялось мне возможным.
   Наконец, прозвучало последнее поздравление, Ран сказал ответное слово и протянул мне руку, прошептал:
   - Все, пойдем, я провожу тебя.
   Мы вышли из зала, в холле нас встретила Марта и еще несколько слуг.
   - Поздравляем вас, Ваша Милость. Мы так рады за вас, - склонились они в поклоне.
   - Спасибо. И спасибо за вашу поддержку, без нее я бы не справился.
   Слуги расступились, и мы пошли через холл, а потом Ран начал подниматься по лестнице. А я так надеялась, что он останется со мной... Мы подошли к двери в мою комнату, Ран приоткрыл ее:
   - Переодевайся и ложись, только не спи, я скоро вернусь.
   Я радостно чмокнула его и направилась в комнату, но он удержал меня:
   - Нет, не так, - он прижал меня к себе и медленно чувственно поцеловал. Снизу за нами явно наблюдали...
  
   Роза помогла мне снять все украшения и платье, проводила в ванну, осведомилась, не желаю ли я еще чего-нибудь. Я желала. Я желала огромный кусок мяса! Но посчитала, что просить об этом не прилично.... И попросила чаю.
  
   Мне показалось, что прошло совсем мало времени, когда я вдруг очнулась на руках у мужа.
   - Ой, я что опять заснула? Я не хотела...
   - Ну, хоть выспалась? - усмехнулся муж, ставя меня на кровать и начиная бережно вытирать большим мягким полотенцем, - Потому что чай твой уже давно остыл. Элен, а ты поесть не хочешь?
   - Как ты угадал? - положила я руки ему на плечи и, глядя на него сверху, - Ужасно хочу...
   - И что тебе принести?
   - Того мяса, что на вертеле жарили. Оно так аппетитно выглядело...
   - Хорошо, - рассмеялся Ран, - сейчас прикажу подать тебе мясо.
   Он аккуратно подхватил меня на руки и уложил на подушки, накрыл одеялом.
   - Лежи! Сейчас вернусь. С мясом.
   Я рассмеялась и откинулась на подушки. Через некоторое время он действительно вернулся с огромным блюдом, вошедшие за ним слуги поставили на маленький столик еще два огромных подноса. Ран дождался, когда они выйдут, и поставил блюдо около меня. На нем лежало мясо... Поджаристое, ароматное, в окружении овощей и соусов... Я издала вожделенный стон...
   Рандольф посмотрел на меня, усмехнулся и отодвинул блюдо подальше...
   - О, Ран! Куда?
   - Одеяло убери... - загадочно улыбнулся муж.
   - Какое одеяло? - опешила я.
   - Всю жизнь мечтал об ужине с обнаженной женщиной... - загадочно протянул Ран.
   - Нахал! - запустила я в него подушкой и, потянувшись вперед, приблизила к себе вожделенное блюдо. Муж придержал одеяло... Ну и пусть! Зато кусок мяса только мой... Моя добыча...
   Правда, через некоторое время я сама стала добычей... Но это было так приятно... Его губы скользили по моему телу, то ласково касаясь, а то, впиваясь со всей страстью... И я улетала от его прикосновений, и мечтала только об одном, чтобы это никогда не кончалось...
  
  
   ***
  
   Герцог Налданосский бережно погладил голову своей герцогини, покоящуюся у него на груди. Она что-то прошептала и прижалась плотнее. Он усмехнулся и поправил одеяло.
   -Ты спишь?
   - Уже нет, - она с готовностью повернулась на спину и подставила губы. Он склонился над ней:
   - Я вообще-то поговорить хотел... - она издала обиженный стон, и он не сдержался, склонился к столь манящим его губам. И все больше входя во вкус, он уже понимал, что разговор опять откладывается. Его рука скользила по ее телу, то лаская, то прижимая ее к себе, его губы не могли насладиться вкусом ее губ... Она уже давно обвилась вокруг него, стараясь соприкоснуться с ним как можно полнее, ее руки ласкали его плечи, запутывались в волосах... Она изгибалась, прижимаясь к нему... Иногда ему казалось, что она уже была частью него...
  
   - Ран...
   - Да, дорогая, - он пропустил сквозь пальцы пряди ее волос.
   - Ты хотел о чем-то поговорить, - утомленная и довольная она лежала у него на плече.
   - Авар привез приглашение на королевский бал, мы выезжаем завтра перед рассветом.
   - Так скоро! - радостно вскочила она.
   - Подожди, дорогая, - он уложил ее обратно, - Помнишь, Авар рассказывал тебе историю твоей, ну, как бы твоей, семьи. Мы надеялись, что проблему с герцогом Линойским удастся решить до нашей с тобой поездки в столицу. Элен он очень опасен.
   - Ты хочешь, что бы я отказалась от поездки? - ее голосок задрожал, в нем явно почувствовались слезы.
   - Нет, дорогая. От королевских приглашений не отказываются. Просто я хочу, что бы ты поняла всю степень опасности. Герцог не тот человек, который остановится перед чем-нибудь, что будет мешать выполнению его планов. А единственным его стремлением все последние годы была власть. Для того, что бы получить ее, совсем не обязательно надевать корону на себя, можно надеть ее на кого-нибудь, кто будет послушной марионеткой. И тебя он считает вполне подходящей на эту роль...
   - Ран, но какое отношение я имею к короне?
   - Не забывай, Соленика была признана королем и назначена его наследницей. Куда делись эти документы - неизвестно, но с равным успехом они могут находиться и у герцога. Очень велика вероятность, что он постарается склонить тебя на свою сторону, а потом прибегнет к шантажу.
   - Ран! Меня нечем шантажировать!
   - Тебя нечем, но Соленика успела много чего наворотить, пребывая в монастыре... Я совершил большую ошибку, успокоившись когда решил, что она в безопасном месте и боясь выдать ее местонахождение... Уже после вашего обмена я узнал много интересных подробностей из жизни благочестивых воспитанниц. И, если, упаси Боги, хоть что-то из этого станет известно герцогу, это будет прекрасной почвой для шантажа.
   - И что же такое она могла сотворить, находясь в монастыре? - приподнялась Элен на руках, лукаво поглядывая на мужа.
   - Элен, поверь, тебе лучше этого не знать. И не отвлекайся. Ты должна запомнить, что в столице при дворе очень много интриг, помимо герцога могут появиться и другие люди, которые захотят использовать тебя в тех или иных целях.
   - Милый, я все поняла, я буду очень осторожна, и никому не буду доверять...
   - И от меня не будешь отходить ни на шаг.
   - И от тебя не буду отходить ни на шаг...
  
  
   ***
  
   Следующая ночь вся прошла в каких-то суетливых хлопотах и сборах. Служанки раз десять дернули меня на примерку дорожного платья, которое они подгоняли по фигуре. Рандольф отдавал последние распоряжения своим доверенным лицам и пытался проконтролировать, хорошо ли я запомнила династические древа основных дворянских родов. Для изучения их он выдал мне толстенный альбом с картинками, там были изображены портреты правящей династии, их ближайших и не совсем ближайших родственников.
   Наконец, вся это суета завершилась. Мы пообедали и Рандольф уговорил меня хоть на недолго прилечь поспать. Но мне не спалось. Какой он этот Доргмир? И что собой представляет королевский двор? В той своей жизни, я даже представить себе не могла, что буду приглашена на бал.
  
   Рандольф разбудил меня незадолго до рассвета:
   - Вставай, сейчас тебе помогут одеться, а позавтракаем мы уже в Доргмире, - ласковый поцелуй и я уже предоставлена служанкам... Прическа, платье, шляпка. Перчатки, зонтик. Зонтик-то мне зачем? Ах, аксессуар к костюму... А собачки там не было? От меня, наконец, отстали...
   Рандольф зашел через четверть круга, когда Роза расправляла на моем платье последние складочки, а за окном уже начинал клубиться зеленый туман.
   - Готова, родная? Пойдем в сад, я оттуда открою портал.
   Мы спустились вниз, попрощались с Мартой и еще некоторыми слугами и через трапезную вышли в сад.
   - Поехали? - спросил меня муж, прижимая к себе, - Тогда закрывай глаза.
   Что-то непонятное закружило меня, я сильнее схватила мужа за руку.
   - Все, можешь открывать глаза, - рассмеялся он и поцеловал меня.
   Мы стояли в саду, перед нами высился трехэтажный особняк, но самое главное, в кронах деревьев золотились лучи всходящего солнца.
   - Ран! Солнышко! - чуть ли не запрыгала я, - А мы пойдем сегодня гулять?
   - Гулять сегодня не получится, у нас не очень много времени, но мы можем прокатиться в карете по городу. Тем более, что надо глянуть на загородный особняк, что присмотрел для нас Авар.
   - Ран, а это дом Авара?
   - Нет, это наш с тобой дом.
   - А зачем тогда особняк... за городом...?
   - Любимая, я хочу, что бы ты с нашим малышом жила за городом...
   - А ты?
   - Ну, куда же я от вас денусь? Пойдем, я покажу тебе городской дом!
  
   Дом... Хм... Дом... Дворец был великолепен! Главным фасадом он выходил на площадь, а к саду, куда мы переместились, примыкал его арьергард... Слуги, постоянно жившие в доме, приветствовали нас на входе. Мне были представлены аж четыре личных служанки... И зачем мне столько? Муж провел меня в Малую Столовую, где уже был накрыт завтрак, попутно показывая двери в гостиные, библиотеку, Большую Трапезную и Бальный Зал.
   - Ран... - я оглянулась, смутившись, на слуг. Можно ли здесь так обращаться к супругу?
   - Я слушаю вас, дорогая, - усмехнувшись, отозвался муж.
   - А на балу нам надо будет танцевать?
   - Конечно, что вас смущает?
   - В принципе - ничего... Кроме одной маленькой детали... - я дождалась, пока слуги покинут комнату, - Ран! Я не знаю ваших танцев!
   - Элен! Ты просто бесподобна! Так, пока никого нет... Здесь, в Доргмире, общаемся только на "вы". Обращаться ко мне можешь "дорогой" или "любезный супруг"...
   - О! "Любезный супруг" - мне нравится!
   - Элен, угомонись... Все важные разговоры только в моем кабинете или в спальне. Там я поставил защиту. И, постарайся, вне этих помещений, - он хитро улыбнулся, - казаться более чопорной и скованной...
   - Да, Ваша Милость...
   - Обращение "Ваша Милость" употребляется только нижестоящими по отношению к вышестоящим...
   - О-о-о... - я округлила глаза, пытаясь понять, что он сказал...
   - Выше тебя только король и королева, к ним надо обращаться Ваше Величество, и принцы крови - Ваше Высочество... Ладно, пока запомни это, а потом разберем все остальное... Все, снимаю защиту, - что-то прошуршало, как падающая с высоты ткань.
   - Дорогая, ВАМ кофе еще налить?
   - Нет, благодарю вас, ДРАЖАЙШИЙ СУПРУГ...
   Рандольф хмыкнул и продолжил жевать свой бутерброд...
  
   После завтрака мы поехали смотреть особняк...
   Большая черная карета с гербами герцогов Налдосских стояла перед парадным входом в особняк на площади. Четверка абсолютно черных лошадей нервно перебирала ногами. Рандольф подсадил меня, уселся сам рядом, подал сигнал трогаться.
   - Мы сейчас немного проедем по городу, - сказал он, отодвигая шторку на окне, - а потом поедем смотреть загородный дом. Авар сказал, что он вполне подходит для летнего отдыха. Посмотри, сейчас мы будем проезжать мимо Храма Всех Богов.
   Огромная площадь, огромный Храм, вскинувший свой белоснежный купол в зеленое небо. Потом мы ехали по старинным широким и узким улочкам, проезжали через площади, мимо городского парка, проехали немного по набережной. Рандольф перечислял названия улиц и площадей, рассказывал интересные истории, связанные с местными достопримечательностями.
   - Королевский дворец ты увидишь сегодня вечером, а сейчас поехали смотреть наш дворец.
   Карета круто развернулась, послышался свист кнута и окрик возницы, и мы поехали гораздо быстрее.
   - Ой, - прижалась я к мужу на очередном крутом повороте, - а мы так никого не собьем? - показала я на жмущихся к домам горожанам, мимо которых мы проносились.
   - Нет, во-первых, здесь все так ездят, жители уже привыкли, а, во-вторых, перед лошадьми магическая защита, она убирает все препятствия.
   Мы подъехали к городским воротам. Я думала, что нас сейчас остановят, но карету герцога пропустили беспрепятственно.
   - Ран, а стражники на воротах все гербы знают? Почему нас не остановили?
   Мы как раз проезжали мимо длинной очереди, выстроившейся на вход в город. Такая же очередь стояла и с другой стороны ворот, ну, может, чуть короче. И, помимо пешеходов и телег, было в ней и несколько карет.
   - Нет, дорогая, они не знают всех гербов. Но они прекрасно видят, какого класса эта карета и догадываются, кому она может принадлежать и, что с ними может быть, если они ее задержат.
   Выехав за город, мы поехали еще быстрее. Я даже не предполагала, что лошади могут развивать такую скорость, мне всегда казалось, что передвижение в карете медленное и степенное.
   Я выглядывала в окно на проносящиеся мимо поля и рощи, залитые столь долгожданным для меня солнцем. Мы проехали по мосту через какую-то реку и почти сразу свернули на примыкающую дорогу. Я рассмеялась - дороги везде одинаковы! - на этой трясло гораздо больше и скорость пришлось значительно снизить. Еще один поворот, Рандольф стучит в переднюю стенку, приказывая остановиться.
   - Собственно отсюда начинается поместье, давайте пройдемся пешком, дорогая, - переходит опять на официальный тон муж.
   - С удовольствием, дорогой, - поддерживаю я его игру. И вот кто бы мне объяснил, почему еще минуту назад можно было на "ты"?
   Мы обходим карету и неторопливо идем по аллее из высоких старых деревьев. В конце аллеи виднеется яркая клумба и особняк. Он двухэтажный розового камня с балкончиками и башенками, действительно похожий на маленький дворец. Я восхищенно замираю в конце аллеи, разглядывая особняк, огромную круглую клумбу перед ним, парк, с двух сторон, примыкающий к особняку.
   - Тебе нравится, дорогая? - шепчет мне на ухо муж.
   - Это просто бесподобно! Авар угадал мою мечту!
   - Я рад, что тебе нравится. Пойдем, посмотрим комнаты, надо решить, что и где у нас будет, - он наклоняется и целует меня.
  
  
   ***
  
  
   Герцог с легкой усмешкой наблюдал, как его молодая жена с каким-то детским восторгом перебегала из одной комнаты в другую, подбегала к раскрытым окнам, свешивалась вниз, стараясь рассмотреть, что находится под окном. Он любовался ее счастливым раскрасневшимся лицом, слегка растрепавшейся прической, порывистыми движениями ее гибкого тела, от которых так соблазнительно вздымались юбки и, среди них мелькали ее ножки...
   - Дорогая, - вытащил он ее из очередного окна, - осторожней, ты можешь упасть!
   - Рандольф! Мне все так нравится!
   - Нам надо решить, что и в каких комнатах будет располагаться.
   - А что нам нужно? - положила она руки ему на грудь и чуть отклонилась назад, хитро поглядывая на него.
   - Прежде всего, нам нужна спальня...
   - Наша?
   - Нет, дорогая. Сначала, найдем место для твоей, а потом и для моей.
   - Ты собираешься кого-то принимать у себя в спальне? Никто же не узнает, что она одна!
   - Дорогая, наши слуги будут общаться со слугами соседей, а те расскажут своим хозяевам...
   Элен грустно надулась.
   - И где ты предлагаешь сделать спальню?
   - Я думаю, что в одной из северных комнат. Летом там не будет жарко, а утром солнце не будет тебя будить...
   - А север у нас там? - показала она на окно комнаты, в которой они стояли, потом высвободилась из его объятий, что-то просчитала, повернувшись вокруг оси и с криком "Я знаю!" выбежала в коридор. Лорд поспешил за своей неугомонной супругой. Элен добежала до конца коридора и распахнула двери торцевой комнаты. Комната была большой и очень светлой, с большим эркерным окном.
   - Вот! - повернулась она к мужу, - Можно?
   - Все, что тебе угодно! - рассмеялся он, потом вошел, огляделся, толкнул боковую дверь, за ней оказался проход в соседнюю комнату:
   - Ну а здесь тогда будет моя спальня.
   - Ран...
   - Да, милая?
   - А это сосем наш дом?
   - Да, - улыбнулся он ее вопросу.
   - Тогда нам нужна детская...
   - Мы все правое крыло второго этажа можем не трогать в этом году. Там вполне хватит места и для детской, и для игровой, и для нянек...
   - Ой! - она опять выскочила из комнаты и открыла третью дверь слева, - А здесь у нас будет гостиная! Представляешь, как будет здорово вечером пить чай на балконе и любоваться закатом!
   - И когда ты успела все рассмотреть?
   - Еще когда мы подходили к дому. Мне так балкончик понравился... Рандольф, а какого цвета все это будет?
   - Завтра или послезавтра я пришлю к тебе обойщика с образцами тканей, и ты сможешь все сама подобрать.
   - Одна? А ты?
   - Я полностью доверяю тебе. Но никогда не откажусь помочь.
   - Спасибо, - вздохнула Элен, но потом вновь оживилась - А трапезную можно будет сделать внизу, в той большой комнате с окнами в пол.
   - А может в соседней? А в этой танцевальный зал?
   - А мы будем давать балы?
   - Обязательно! На один мы, кстати, уже опаздываем. Так что карета отменяется. Иди сюда, - прижал он ее к себе и открыл портал.
  
  
   ***
  
   Перед тем, как начать одеваться к балу, мы успели еще пообедать, потому что Рандольф не советовал мне ничего есть во дворце, мотивируя это тем, что я не знакома с местной кухней, а там могут оказаться блюда, которые не рекомендуются в моем положении.
   Четыре предоставленных и представленных мне служанки резво взялись за приведение меня в достойный для королевского бала вид. Ванна с травами, массаж, какие-то масла и притирания... И постоянные переживания, что осталось так мало времени... Количество юбок превышало все допустимые пределы, зато я, наконец, увидела настоящий кринолин, и решила, что юбки лучше... Мои волосы умелые ручки служанок уложили в высокую прическу, украшенную маленькими блестящими алмазиками и живыми цветами.
   - Очень красиво, - похвалила я девушек, вертясь перед зеркалом, - но ведь они же скоро завянут...
   - Что вы, Ваша Милость, Его Милость их зачаровали, они теперь очень долго будут свежими.
   - Ваша Милость, - обратилась ко мне другая служанка, - давайте платье наденем.
   Наконец-то! А я уже решила, что до этого мы никогда не доберемся! Белый бархатный лиф, расшитый серебряными цветами с тычинками-алмазиками, широченная юбка с такой же вышивкой. Мне поднесли и надели на ноги белые шелковые туфельки на невысоком удобном каблуке, на руки натянули перчатки выше локтя.
   - Замечательно! - обошла меня по кругу одна из девушек, бывшая, похоже, старшей в этой компании, - Тиника, давай шкатулку с украшениями. Милорд велел фамильные....
   Бриллиантовое колье украсило мою шею и грудь, тонкими капельками стекая в глубокое декольте, длинные сверкающие водопадики повисли в ушах, потом пришел черед колец и браслетов.
   - Э.... А это обязательно все надевать? - мне стало плохо, когда я представила хотя бы приблизительную стоимость всего уже навешанного на меня.
   - Да, Ваша Милость, по этикету на королевский бал надевается Большой комплект, - старшая горничная защелкнула последнюю застежку на браслете, обвившем мою руку выше локтя, - вот и все!
   Я посмотрела на себя в зеркало:
   - По-моему, раньше было лучше....
   - Вы только не вздумайте это Его Милости сказать, - шепнула она мне.
   Почти сразу после этих слов вошел сам Его Милость. Довольно улыбнулся, увидев меня, похвалил служанок и отпустил их. На самом герцоге сегодня был надет черный с серебром костюм, волосы его были распущены и только слева заплетены в тонкую длинную косичку с блестящей в ней цепочкой. Он щелкнул пальцами и подошел ко мне:
   - Ты просто обворожительна, я боюсь прикоснуться к тебе.
   - Я сама себя боюсь... Ран, а это все обязательно? - показала я на украшения, которые заставляли меня чувствовать себя витриной ювелирного магазина.
   - На представлении ко Двору да, а потом перед балом, если захочешь, часть можно будет снять. Ты готова? Туфли удобные? Я собираюсь сегодня танцевать с тобой до самого утра!
   - Ой, я же ни одного вашего танца не знаю!
   - Не беда, сейчас исправим! Двигаться ты умеешь, рисунок танца я тебе сейчас передам, - притянул он меня к себе, сминая широкие юбки, - Как же давно я тебя не целовал! Уже больше двух кругов!
   И он прикоснулся ко мне своим умопомрачительным головокружительным поцелуем.
   - Пора, дорогая, мы рискуем опоздать, - отпустил он меня, продолжая удерживать за талию.
   - А рисунок?
   - Ты его увидишь позже, - усмехнулся он.
   - Прошу вас, - предложил он мне руку, сделав страшные глаза и выделив слово "вас".
   - Я поняла, мой дражайший супруг, - съехидничала я и положила свою руку сверху.
   - Хулиганка, - шепнул он, наклонившись, мне на ухо.
   Нет, ну так не честно! Он-то может ко мне наклониться, а мне до его "высочайшего" уха не достать!
   У выхода нас ждали слуги с легким шелковым плащом для меня и более плотным для Рандольфа. Он помог мне накинуть мой плащ и снова подал руку.
   Перед парадным входом особняка на площади уже стояла белая карета, запряженная четверкой белых лошадей. Я изумленно посмотрела на мужа.
   - Это наш парадный выезд. Он полностью соответствует цветам Клана.
   Лакеи в белых ливреях открыли двери кареты, Рандольф помог мне усесться и сам сел напротив. Да уж, мы с платьем заняли весь диванчик...
   - Рандольф, а почему вы в черном? - спросила я, стараясь говорить как можно тише.
   - Дорогая, - он щелкнул пальцами, - цвета нашего Клана - белый и черный с серебром, камень - алмаз. Но при Дворе Его Величества Викуса VI белый цвет дозволен только Принцам Крови.
   - А Принцессам?
   - У короля рождаются только мальчики... Так что дамы могут являться в белом.
   - А сам король?
   - Он носит цвета своей магии.
   Это было сказано таким тоном, что я предпочла сделать вид, что поняла...
   Лошади мчались так же быстро, как и утром, когда мы стремились покинуть город. Рандольф чуть отодвинул занавеску на окне и мне были видны проносящиеся мимо дома. Потом карета чуть свернула и притормозила перед высокими чугунными воротами, створки ворот медленно разъехались в стороны, и мы въехали в королевский парк.
   Рандольф поддерживал меня под локоть, когда мы поднимались по широкой бело-золотой лестнице. Мне было безумно интересно рассмотреть все вокруг, но я старалась не вертеть головой, полагая, что это вряд ли понравится мужу. Мы остановились перед высоким и большим зеркалом. Рандольф в зеркале мне ободряюще улыбнулся. А я что? Я ничего... И вообще мы очень красивая пара - улыбнулась я ему в ответ.
   Еще один пролет лестницы и мы останавливаемся перед высокими дверьми. Они открываются, и я слышу, как мажордом объявляет:
   - Герцог Налданосский Рандольф фон Штумарт, Глава Клана Лунной Долины, герцогиня Налданосская Элен фон Штумарт, Леди Клана Лунной Долины.
   Ой, это про меня, что ли?
   Но Рандольф не дает мне времени на раздумье, я опять кладу свою руку поверх его, он придерживает меня за самые кончики пальцев, чуть сжимая их. И мы идем между двух шеренг разнаряженных пестрых придворных к трону в самом конце зала. Рандольф низко склоняет голову, приветствуя монарха, я приседаю в реверансе.
   - Рад вновь видеть вас, герцог, при дворе. Ваша супруга просто очаровательна.
   Мы выпрямляемся, и я, исподтишка, разглядываю Викуса VI и его венценосную супругу. Королю на вид можно дать лет тридцать шесть - сорок, но глаза выдают гораздо больший возраст. Он очень красивый мужчина и прекрасно знает об этом. Его темно-синий костюм свидетельствует о принадлежности к магам огня и смети... Королева темноволоса и несколько смугла, у нее резкие черты лица, хотя она, по-своему, красива. Вот только взгляд пресытившейся всем самки...
   Я разглядывала венценосную чету, пока Его Величество в путанных и высокопоставленных выражениях доносил до моего мужа его признательность в объединении Долин под общее руководство... Мы вежливо улыбались и кивали...
   - Герцог Налданосский Рандольф фон Штумарт, Глава Клана Лунной Долины, готовы ли вы принести клятву верности и подчинения?
   - Да! - Рандольф откуда-то достает меч, передо мной ставят скамеечку, где я должна буду приклонить колени при даче клятвы...
  
   ***
  
   Герцог протянул меч, меч в руках короля скрестился с ним... Рядом с ним на коленях стояла женщина, ради которой он пошел на все это...
   Прозвучала клятва, камни в навершии мечей вспыхнули - клятва принята!
  
   Напряжение начала вечера спало, Элен расслабилась и теперь мило болтала с какой-то дамой, обсуждая бантики и оборочки. Рандольф не мог налюбоваться на свою жену и только поражался, как легко она вошла в свет, как будто всю жизнь только и разъезжала по балам. Зазвучала музыка, и он снова пригласил свою жену на танец. Она с радостью вложила свою руку в его и устремилась за ним в центр зала. Ему очень нравилось танцевать с ней - она была грациозна и податлива, она как будто предугадывала каждое его движение.
  
   - Не хочешь прогуляться по саду? - предложил лорд Рандольф своей чуть запыхавшейся и раскрасневшейся партнерше, после того как помог ей подняться из заключительного реверанса.
   - С удовольствием! - взмахнула она веером, - Вы совсем закружили меня, герцог!
   Они вышли на прилегающий к залу балкон и спустились в сад. Все дорожки и деревья были подсвечены разноцветными фонариками, кое-где виднелись прогуливающиеся парочки. Вдруг их нагнал лорд Саргавариель:
   - Добрый вечер! Примите и мои поздравления. Целый вечер пытаюсь вас поздравить, но вы все время ускользаете!
   - Можно подумать, что ты стоял на месте! - отозвался Рандольф, - Только и видно было, как твой хвост мелькал то в одном, то в другом конце зала! И каждый раз рядом с новой женщиной!
   - Ну не всем же так везет, как тебе! А я еще нахожусь в поиске! Да, ты заметил, герцога Линойского что-то сегодня не видно... А ведь он не пропускает ни одного подобного мероприятия.
   - И слава Богам, что нет!
   - Леди Марцинус - присоединилась к их разговору Элен, - сказала, что Ее Величество за что-то очень рассердилась на герцога Линойского и велела ему не показываться ей на глаза.
   - О, Боги! Элен! Откуда такие познания? И когда вы успели так близко познакомиться с маркизой?
   - Пока вы, дражайший супруг, наслаждались беседой с ее мужем! Ну, право же, Рандольф! Надо же нам было о чем-то разговаривать!
   - И вы стали обсуждать личную жизнь венценосных особ? - скептически спросил лорд Рандольф.
   - Я ни словом не обмолвилась о личной жизни! Я даже не знала, что за этим скрывается личная жизнь. Просто маркиза очень сожалела, что на балу не будет герцога Линойского, ведь "он так божественно танцует"! - Элен прижала ручки к груди, явно передразнивая свою новую знакомую.
   - О, это маркиза еще не танцевала с лордом Саргавариелем! - рассмеялся Рандольф.
   - А лорд Саргавариель тоже танцует "божественно"? - хитро взглянула на приятеля мужа Элен.
   - Ну, не знаю, насколько божественно, но с удовольствием вам бы это продемонстрировал, если вы не против и, если ваш супруг доверит мне свое сокровище, - склонился в поклоне лорд Саргавариель.
   - Только на один танец! - согласился лорд Рандольф.
  
   Лорд Штумарт смотрел, как его Элен кружилась по залу в объятиях Авара, тот что-то шептал ей на ухо, она отвечала, иногда смеялась, а иногда недоуменно посматривала на него. Танец закончился, Авар подвел Элен к мужу.
   - Благодарю вас, леди Штумарт за доставленное удовольствие. Возвращаю вам герцог ваше сокровище и благодарю за оказанное доверие, - муж с приятелем шутейно раскланялись. Вдруг присутствующие рядом раздвинулись.
   - А мне вы доверите свое сокровище?- рядом с ними стоял король Викус VI.
   - Ваше Величество! Вам я могу доверить абсолютно все...
   Король протянул руку, приглашая Элен, а потом увел ее в центр зала. Он о чем-то расспрашивал ее, она сдержанно отвечала, иногда чуть заметно краснея... По окончании танца, Его Величество подвел герцогиню к ожидающим ее мужчинам, поблагодарил и удалился.
   - Элен, я думаю нам пора уходить.
   - Почему? Здесь так весело!
   Рандольф не успел ей ответить, потому что к ним подошел высокий интересный мужчина и испросил разрешения пригласить Элен на следующий танец. Элен видела, как недовольно сверкнули глаза ее мужа.
   - Ох, извините, мне право жаль, но я так устала... Я хотела бы немного передохнуть...
   - Теперь вы понимаете? - обратился к ней муж, когда несостоявшийся кавалер отошел от них, - После танца с королем вы стали невероятно популярной... - к ним уже приближался очередной кавалер.
   - Я не хочу быть "популярной", - прошипела Элен, - Давайте вернемся домой....
   Они вышли из бального зала и стали спускаться по лестнице, вдруг из-за поворота на них чуть ли не налетел очень спешащий мужчина в белом костюме.
   - Какого гоблина! - грубо начал он и осекся, увидев Элен. Перевел взгляд на Рандольфа.
   - Это вы, герцог... Представьте меня вашей спутнице!
   - Вы не хотите для начала извиниться перед дамой, Ваше Высочество?
   - Ах, да... Приношу свои глубочайшие извинения, - расшаркался мужчина. Рандольф вздохнул и, скрепя сердце, произнес:
   - Дорогая, разрешите представить вам герцога Линойского...
   Элен сделала книксен и взяла своего мужа под руку.
   - Очень, очень рад знакомству! - продолжал выписывать пируэты герцог, и Элен не могла понять, это его обычное поведение или он паясничает, - Но что же вы так рано покидаете бал? Вам не понравилось?
   - Напротив, было очень весело...
   - Ваше Высочество, мы только сегодня прибыли из Лунной Долины, и моя жена несколько утомилась...
   - Жаль, очень жаль! Но, надеюсь, вы не откажетесь украсить своим присутствием мой бал на следующей неделе?
   - Почту за честь, Ваше Высочество, - присела Элен в реверансе.
   - Я пришлю вам приглашение, а теперь не смею задерживать... - герцог Линойский отошел в сторону, позволяя супругам продолжить их путь.
   - Паяц... - прошипел сквозь зубы лорд Штумарт и добавил еще несколько совсем нецензурных слов.
   - Рандольф... - укоризненно произнесла жена и ласково погладила его руку, на которую опиралась.
   - Извините, дорогая...
   Им подали плащи, и они вышли из дворца. Напротив дверей на подъездной дорожке их уже ожидала карета, лакеи учтиво распахнули дверцы. Рандольф усадил жену и забрался сам, карета тронулась.
   - Ран, ну что ты так разволновался? Ничего же страшного не произошло! - Элен наклонилась и взяла мужа за руки, - Подвинься! - и она, безжалостно сминая платье, пересела на диванчик к Рандольфу.
   - Мне так понравилось танцевать!
   - С Его Величеством? - Рандольф обнял жену, прижимая ее к себе.
   - Нет, с тобой, любимый...
  
   ***
  
   Я сидела, прижавшись к мужу, и никак не могла понять, что вызвало у него такой гнев, ярость, полыхнувшая у него в глазах, просто напугала меня. Не может быть, что бы это был проступок герцога Линойского, тем более, что он после извинился, да и вообще был очень вежлив и мил. Я так и не придумала, как расспросить об этом Рандольфа.
   Муж помог мне выбраться из кареты, и мы под руку вошли в дом.
   - Рандольф, а в этом особняке тоже есть бальная зала?
   - Конечно, дорогая, хотите посмотреть?
   - Очень!
   Мы миновали несколько небольших залов, расположенных анфиладой и подсвеченных неяркими магическими огоньками, а потом Рандольф распахнул двери в огромный зал. Взмах руки и зажглись сотни свечей, отражаясь в зеркалах и позолоте и переливаясь в хрустальных подвесках канделябров и люстр. Я восхищенно закружилась по залу:
   - Это просто бесподобно! Этот зал еще наряднее, чем во дворце!
   - Не вздумайте только упомянуть об этом при Его или Ее Величествах! - муж рассмеялся и подошел ко мне и, мгновение спустя, зазвучала музыка, а я оказалась в его объятиях, и он уже кружил меня по залу.
   - Рандольф, а когда вы научили меня вашим танцам?
   - Так и не поняла? - остановился он и прижал меня сильнее, - Когда целовал тебя.
   - А-а-а... Ты уверен, что показал мне все танцы?
   - Мы можем закрепить пройденный материал, - наклонился он ко мне...
  
   Утром после завтрака доставили три толстенных альбома с образцами тканей для обивки стен и мебели. Мастер сказал, что заедет позже, когда мы все посмотрим и обсудим, что бы не мешать нам... Почти сразу явился с визитом и Авар. Сидя за столом и разглядывая "тряпочки", краем уха я слушала разговор мужа с приятелем. По поводу вчерашнего инцидента на лестнице, Рандольф сказал, что очень обеспокоен обещанным приглашением на бал, что до последнего не терял надежду успеть увезти меня из города до того, как меня увидит герцог... Авар же сказал, что все складывается, как нельзя лучше... По слухам, это будет бал-маскарад, поэтому на приглашениях не будет стоять имен. Свое приглашение я смогу отдать его протеже, очень ловкой и дерзкой девице, а уж она найдет возможность проникнуть в спальню герцога и воспользоваться мизерикордией... Муж недовольно покачал головой...
   - Авар! Ты знаешь, как я отношусь к твоим авантюрам... Ладно, если приглашение не будет именным, я отдам его тебе, но только, ради Богов, не втягивай во все это Элен!
   - Хорошо, я постараюсь оградить твою супругу от общения с герцогом... Кстати, вы собираетесь на сегодняшний концерт Олиеля в городском саду?
   - Я еще не знаю, надо спросить у Элен, по вкусу ли ей такие развлечения?
   - Олиель не может не быть по вкусу! - горячо возразил ему лорд Саргавариель, - Леди Элен, ведь вы же любите музыку и не пропустите выступление величайшего певца нашего времени Олиеля?
   Я рассмеялась:
   - Если лорд Рандольф не будет возражать, то я с удовольствием послушала бы местную музыку.
   - Элен, а вы не будете возражать.... - замялся муж, - если на концерт вас будет сопровождать лорд Саргавариель? Боюсь полуторокруговой концерт Олиеля испытание не для моих нервов!
   - А это будет допустимо по нормам морали?
   - Допустимо! - отрезал муж, не желая больше распространяться на эту тему.
   - В таком случае, я с удовольствием составлю вам компанию, лорд Сар..
   - Называйте меня просто Авар!
   - Лорд Авар!
   - А до этого я хотел бы пригласить вас отобедать со мной...
   Я недоуменно уставилась на мужа - и это тоже будет прилично?
   - Ох, извините, леди Элен, я не совсем правильно выразился... Пригласить вас, мои друзья, отобедать в Башне, там сегодня день гномьей кухни! Мне с трудом удалось оставить за собой столик!
   - А это что - что-то особенное?
   - Дорогая, гномья кухня считается самой изысканной и самой трудоемкой... Вы обязательно должны ее попробовать! Авар! М с удовольствием присоединимся к тебе на обеде!
   - Ой, а как же обойщик? - развела я руками, показывая на огромные альбомы.
   - Это не проблема, мы оставим ему сообщение, - лорд Авар щелкнул пальцами и на столе возник полупрозрачный макет загородного особняка.
   - Какая прелесть! - я еле удержалась от того, что бы не захлопать в ладоши.
   - И так, что и куда вы присмотрели?
   - Рандольф! Посмотрите, что я подобрала для спальни, - открыла я альбом на закладке, - вот эта ткань в мелкие розовые цветочки на стены, а шторы, занавеси на дверь и балдахин - вишневые. Вам нравится?
   - Элен, а не очень светлые стены?
   - Там стен почти не видно будет! Окно, потом камин, наверно зеркало надо...
   Стоило мне только произнести и показать, что и где на мой взгляд должно стоять, как оно самым чудесным образом появлялось в комнате маленького особнячка на столе.
   - Хорошо, уговорила. Но тогда в моей спальне обивка будет коричневой. И никаких розочек!
   - Ох, дорогой, я тут как раз видела подходящую ткань, - начала я быстро перебирать листы альбома, - вот! И никаких розочек, одни ангелочки! - я, смеясь, смотрела на мужа.
   - Элен! В моей спальне может находиться только один ангел, - поцеловал меня муж.
   Потом мы подобрали светло-зеленую ткань для чайной гостиной, синюю для библиотеки, кабинет Рандольф решил сделать темного дерева, а трапезную отдал на откуп мне.
   - Рандольф, а гостевые у нас будут?
   - Да, - муж ткнул пальцем в три комнаты на первом этаже в противоположном от нашего крыле.
   - Посмотрите, - я выудила три одинаковых ткани, отличающихся только цветом, - красная, синяя и зеленая гостевые...
   - А это должно получиться занятно, - поддержал меня лорд Авар, мановением руки окрашивая в эти цвета три последних необлагороженных комнаты.
   - Может и действительно неплохо получится, - задумчиво протянул муж, потом спохватился, - Элен, идите, одевайтесь, а то мы опоздаем.
   Я еще раз взглянула на облагороженный особнячок и ушла в свою комнату. Там меня уже поджидала служанка. Она сняла с плечиков нарядное розово-сиреневое платье с темно-бордовой отделкой и помогла мне облачиться в него.
   - Бесподобно! - восхитилась она, - как Милорд угадал ваш цвет, миледи! А я боялась, что будет бледнить! Присаживайтесь к зеркалу, сейчас подколем волосы и наденем шляпку!
   Я никогда не любила шапки и шляпки, но эта была просто чудо! Того же цвета, что и платье, украшенная изящными цветами, с длинной полупрозрачной вуалью сзади... Я покрутилась перед зеркалом и осталась очень довольна собой.
   Мужчины ждали меня внизу, и мне было чрезвычайно приятно увидеть восхищение в их глазах.
   - Дорогая, вы просто очаровательны, - опередил приятеля муж. Я улыбнулась в ответ и покрутилась перед мужчинами:
   - Мне тоже очень нравится это платье, спасибо, - чмокнула я мужа.
  
   Мы уселись в поданную карету, почти сразу лорд Авар начал расписывать некоторые секреты гномьей кухни, и делал это так аппетитно...
   - А почему таверна называется "Башня"? - спросила я.
   - Нет, сама таверна называется "У Мартина", а "Башня" - это только самый дорогой зал. Дело в том, что отец Мартина выкупил у города старую сторожевую башню и землю вокруг нее, построил таверну, а башню сносить поленился, уж слишком это было трудоемко. А потом Мартин придумал, как ее использовать. Из зала, расположенного на самом верху открывается прекрасный вид на город, особенно там хорошо летом, когда доступна открытая терраса... Ну, а использование различных кухонь, и то, что Мартин всегда приглашал только лучших поваров, сделали его "Башню" безумно популярной. Но вот мы и приехали!
   Огромная серая башня возвышалась над площадью, слуга отворил перед нами дверь. В центре большого зала размещалось несколько деревянных столов человек на десять-двенадцать каждый, рядом с ними стояли грубо сколоченные лавки. Я с удивлением посмотрела на лорда Авара - это фешенебельный ресторан?
   - Дорогая, нам выше, - правильно расценил мое изумление Рандольф и, взяв меня за руку, повел к лестнице, что вилась вдоль стены. Я охнула, представив, сколько ступенек придется сейчас преодолеть, поднимаясь на самый верх. Но, едва мы встали на нижнюю ступеньку, как лестница дрогнула и медленно поползла по спирали вверх...
   Верхняя терраса была изумительна - маленькие столики, накрытые яркими скатертями, под изумрудно зелеными зонтиками, легкий ветерок.... А какой вид открывался на город! Наш столик оказался практически с краю, с той стороны, где текла река. Сразу за рекой был виден огромный парк с величественным дворцом.
   - Это королевский дворец? - принялась я разглядывать вид, открывающийся от нашего столика.
   - Да, а вот там, за поворотом Рояны виден купол главного Храма, а еще правее Городской сад.
   - Это туда мы пойдем на концерт?
   - Да. В принципе, здесь не далеко, и мы можем прогуляться пешком, если ваш супруг не возражает.
   - Не возражаю, и буду даже признателен тебе, если ты покажешь Элен город. Я же, к сожалению, после обеда должен буду откланяться, мне просто необходимо успеть в Ратушу.
  
   После очень вкусного и ужасно сытного обеда мы спустились вниз, где на площади и распрощались с Рандольфом. Я взяла лорда Авара под руку, и мы почти сразу свернули с шумной площади в тихую тенистую аллею, что вела к парку.
   - Лорд Авар, а чем так не угодил ваш "золотой голос" моему мужу? Мне показалось, что его просто передернуло от одной мысли, что придется идти на концерт.
   - Дорогая леди Элен! - рассмеялся лорд Авар, - Вы абсолютно правы - мысль о концерте Олиеля приводит в ужас моего старого друга, как впрочем, и всех остальных вампиров. Дело в том, что их способность перевоплощаться в летучих мышей, сопровождается и изменением слухового аппарата, и многие звуки способны вызвать довольно неприятные и даже болезненные ощущения. Поэтому никто из вампиров не ходит на концерты, а из музыки предпочитает минорную и тихую.
   - Какой кошмар...
   - Что именно?
   - Ой, извините... - смутилась я, потому что мысль про "кошмар" возникла у меня при небрежном упоминании лордом Аваром "летучих мышей". Я поспешила сменить тему:
   - Лорд Авар, а можно еще спросить?
   - Конечно, я постараюсь ответить на все ваши вопросы...
   - Рандольф рассказывал вам о нашей вчерашней встрече с герцогом Линойским? - полуспросила полуутвердила я, - Мне не совсем ясно, что так разозлило его? Герцог извинился, был потом вежлив...
   - Он вам понравился?
   - В каком смысле? Мне он показался совершенно нормальным человеком, ничего злодейского я в нем не увидела...
   - Вот в этом все и дело. Герцог Линойский умеет производить благоприятное впечатление, умеет манипулировать людьми, добиваясь своих целей. Рандольф опасается, что вы попадете под его обаяние и станете его очередной игрушкой.
   - Но мы же не сможем не пойти на бал, если получим приглашение... Это будет уже прямым вызовом, после того, как Рандольф гневно сверкал глазами вчера на лестнице.
   - Скорей всего будет бал-маскарад, по вашему приглашению пойдет одна моя знакомая, а вам придется на весь вечер сказаться больной.
   - Но почему?
   - Я обещал Рандольфу не втягивать вас во все это.
   - Лорд Авар! Вы уже сказали достаточно, что бы пробудить мое любопытство и заставить волноваться... А мне волноваться нельзя! Поэтому просто расскажите мне, зачем вашей знакомой попадать на бал?
   - Ох, Элен! Ваш муж меня убьет! Но боюсь, что без вашей помощи, нам действительно не обойтись... Необходимо, что бы герцог принял мою знакомую за вас. Только тогда ей удастся попасть в его спальню...
   - В спальню?! - не знаю, чего было больше в моем вопросе - изумления или возмущения.
   - Да, именно там хранится необходимый нам предмет.
   - Так вы еще и воровать собрались?
   - Не воровать, а похищать... Хотя, какая разница? Необходимо, что бы вы, Элен, показали, что собираетесь на этот бал, заказали себе платье, маску... Только это должно быть что-то очень необычное, что бы вас сразу можно было узнать...
   - То есть вы хотите напрямую указать на меня?
   - Нет, все сложнее и проще одновременно... Вы заказываете себе наряд, наверняка люди герцога сообщат ему об этом, то есть он будет знать, как вы собираетесь выглядеть на балу. Но он не будет знать, что через некоторое время к портному зайдет некая дама под густой вуалью и за баснословные деньги потребует себе точно такой же наряд... В день бала вы почувствуете себя плохо и останетесь дома, не плохо бы вызвать лекаря... А на бал по вашему приглашению и в таком же, как у вас наряде пойдет моя помощница. Герцог наверняка обманется и позволит ей оказаться в спальне, а там она снимет маску... Но не сразу, а сначала изъяв необходимую нам вещь...
   - Ох, лорд Авар... Как-то это все не продумано....
   - Дорогая леди Элен, я просто не хочу посвящать вас во все подробности. От вас необходимо только заказать платье и сказаться больной...
   - А Рандольф? Он в курсе?
   - Да, почти....
   - Хорошо, я сделаю то, что вы просите.
  
   Мы достигли большой овальной поляны. В центре нее возвышался помост, а вокруг в беспорядке были расставлены скамеечки, стулья, кресла самых разнообразных фасонов и цветов. На некоторых из них уже сидели разодетые дамы и господа, но некоторые еще пустовали. Лорд Авар с кем-то поздоровался, кому-то просто кивнул.
   - Леди Элен, пойдемте, я познакомлю вас с леди Аниной, она сестра моего старинного приятеля барона Сорте и, увы, уже десять лет как вдова лорда Миеля.
   - О, лорд Авар, я буду вам очень признательна... Если леди Анина Миель сможет стать моей подругой...
   - Я смею надеяться, что вы понравитесь друг другу...
  
   Леди Анина - кареглазая, очаровательная, с каштановыми кудряшками волос - сразу мне понравилась. Да и общий язык мы нашли моментально...
   - Леди Миель...
   - Можно просто Анина...
   - Анина, а вы раньше слышали Олиеля?
   - Один раз. Когда мне было всего пятнадцать... Это было волшебно...
   Диванчик для нас с леди Аниной и два кресла рядом для лорда Авара и лорда Сорте - и мы уже готовы внимать голосу бесподобного Олиеля...
   Ох, его голос был действительно бесподобен... Он - то уносил ввысь, то спускал на самые низменные инстинкты... Я много-много раз вспомнила черную спальню Рандольфа... Мне безумно хотелось оказаться рядом с ним...
  
   - Леди Элен?
   О, Боги! Только этого мне и не хватало! Герцог Линойский склонился в поклоне...
   - Рада видеть вас, Ваше Высочество! Вы тоже интересуетесь творчеством бесподобного Олиеля?
   - Не столько его творчеством, сколько присутствующими на концерте, - милая, очаровательная, завлекающая улыбка...
   О, Боги! И что на это можно ответить?
   - И кто-же, так привлек ваше внимание?
   - Леди Штумарт... Вы затмеваете всех вокруг... Неужели вы считаете, что кто-то другой мог вынудить меня посетить сей балаган?
   - Ваше Высочество! Я позволяю себе надеяться, что только голос бесподобно Олиеля привлек ваше внимание к данному концерту...
   Во все время нашего диалога я крепко сжимала руку лорда Авара, не позволяя ему вмешаться...
   Вдруг рядом открылся черный портал.
   - Прошу прощения, Ваше Высочество, но вынуждена откланяться, это за мной... - я постаралась отойти как можно дальше от герцога.
   - Надеюсь увидеть вас на балу на следующей неделе... - поклонился он, прощаясь, и направился в сторону поджидавшей его свиты.
   - Элен, что-то случилось? - подхватил меня под руку муж.
   - Нет, все в порядке. Концерт был просто великолепный! Мы домой поедем в карете?
   - А как вы хотите, дорогая?
   - Я бы хотела немного прогуляться, это возможно?
   - Конечно, правда, до нашего дома несколько далековато, но я велю кучеру ехать за нами, как только вы устанете, мы сможем воспользоваться каретой. Авар, ты с нами?
   - О, нет, я бы хотел откланяться... Я видел здесь несколько знакомых, пойду, поздороваюсь с ними... - и лорд Авар направился в сторону группы из трех очаровательных девушек, сопровождавших очень пожилую даму.
   Я подхватила мужа под руку и направила его в сторону противоположную той, куда удалился герцог. Честно говоря, вся моя затея с прогулкой, была вызвана только одним желанием - увести Рандольфа подальше...
  
   ***
  
   Лорд Штумарт прекрасно видел, как Элен старается скрыть свою встречу с герцогом, как старательно уводит его, желая избежать конфликта... И он решил подыграть ей, скрыв, что прибыл сюда столь скоропалительным способом исключительно потому, что почувствовал грозящую ей опасность, что видел удаляющуюся спину герцога, когда выходил из своего портала...
   - Рандольф, а кто эта дама, к которой так стремительно направился лорд Авар?
   - Это вдовствующая графиня Корнелиус. Одна из самых богатых и самых несчастных женщин...
   - А почему она несчастна? Ее окружают такие очаровательные девушки - это ее дочери?
   - Нет, дорогая, это ее внучатые племянницы. Охотницы за наследством.... История эта началась много лет назад, когда графиня вышла замуж, ей было тогда семнадцать лет. Муж ее был безобразно богат и безумно стар. С молодой женой он прожил чуть больше месяца, после чего скончался... Единственной его наследницей стала молодая вдова. Но вот только завещание было составлено таким образом, что владеть всеми этими деньгами и землями, она может только до своего следующего замужества. Сама графиня, возможно, и плюнула бы на богатство, но рядом с ней все время находились ее родственники - сначала старший брат, потом его дети, потом внуки. И они умудрялись отваживать от дорогой родственницы абсолютно всех кавалеров... Вот так и прожила всю свою жизнь бедная графиня Корнелиус...
   - И она совсем-совсем не может ничего изменить?
   - Ну, сейчас уже, наверно, в этом нет необходимости, а раньше она пыталась и не раз. Но уж больно привлекательны ее миллионы для милых родственничков.
   Постепенно стемнело, и на деревьях зажглись разноцветные фонарики.
   - Ты не замерзла? - повернул к себе жену лорд Рандольф, нежно отводя с ее лица чуть растрепавшиеся кудряшки.
   - Немного. А с этой стороны парка есть выход или нам придется возвращаться обратно?
   - Не придется, - крепче обнял жену лорд Рандольф и открыл свой портал.
  
   - Ой, - охнула она, когда он поставил ее на ковер в гостиной, - здорово как! А ужинать мы будем?
   - А кто говорил после обеда, что наелся дня на три?
   - Это вы меня очень хорошо выгуляли! Ран, я есть хочу!
   - Хорошо, сейчас велю подать ужин. Иди, переоденься, - подтолкнул он ее к двери. Она рассмеялась и, снимая на ходу шляпку, выбежала из комнаты.
  
  
   Герцог Налдосский подошел к окну, мимоходом бросив полный ненависти взгляд на красочное приглашение, что лежало на маленьком столике. Это его так жаждет заполучить Авар. Интересно, что за девицу он нашел, и так ли она ловка? Справится ли с тем, что задумал Авар? Надо будет хоть взглянуть на нее... Лорд Рандольф отодвинул штору и посмотрел на площадь, что расстилалась под окном. В неярком свете голубых магических фонариков были видны редкие прохожие, что спешили по своим делам, проехала пара всадников и одна карета... А вот и та парочка, про которую говорил Авар... Он приметил их еще в трактире, и потом видел в парке... Авар правильно все просчитал... За Элен теперь будут следить, и донести до Герцога в каком платье она будет на балу, теперь не составит труда... Но как же не хочется втягивать во все это Элен!
   Лорд Рандольф еще раз взглянул на клевретов герцога и пошел за женой.
   Элен стояла у зеркала и поворачивалась к нему то одним, то другим боком, натягивая тонкое домашнее платье на животе.
   - Ран! - заметила она его, - Наверно, я не буду ужинать... И так, смотри, как я уже растолстела!
   - Ну, что ты придумываешь? - подошел и обнял ее Рандольф, - Ты у меня самая красивая и стройная.
   - А когда я стану совсем толстой...
   - Я буду любить тебя еще больше...- прошептал он ей на ушко, в ответ она подставила губы.
   - Пойдем, я покормлю тебя, - прервал он, наконец, длинный и такой сладкий поцелуй.
   - Покормишь? Я и сама могу! У меня еще не такой большой живот, что бы я не могла достать до стола! - весело рассмеялась она.
   - Просто я боюсь, что ты теперь решишь питаться исключительно травой и овощами.
   - Хм, - вздохнула Элен, - была такая мысль... Так и быть, от мяса отказываться не буду. Но, что бы больше никаких пирожных! Они здесь такие вкусные..... Так вот, что бы пирожных на столе не было!
   Рандольф рассмеялся:
   - Договорились! Пойдем! Да, там приглашение от герцога пришло, маскарад через пять дней. Что тебе Авар рассказал?
   - А почему ты решил, что он мне что-то рассказал?
   - Потому что, моя дорогая супруга, - лорд придержал дверь и пропустил жену, - я слишком хорошо знаю своего друга. Он не смог бы упустить момент и не посвятить вас в некоторые детали своего безумного плана.
   - Вы тоже считаете его план безумным?
   - А кто еще так считает?
   - Я.
   Рандольф улыбнулся - и это при условии, что Авар, наверняка, не рассказал ей и половины...
   - Меня радует наше семейное единодушие в данном вопросе. И, все-таки, несмотря на то, как вы восприняли эту идею, вы решились участвовать в ее осуществлении?
   - Так же как и вы, дорогой. Кто завтра будет сопровождать меня к портному? Мне не хотелось бы ехать одной....
   - Про то, что бы ехать одной, не может быть даже и речи, это просто неприлично... Мне бы очень хотелось поучаствовать в создании вами шедевра портновского искусства, но, согласно плану Авара, вы как можно чаще должны сейчас мелькать в его обществе, что бы ни у кого не возникло никаких подозрений, почему это вы, вернее женщина в вашем платье, появилась на балу в его сопровождении.
   - А это не будет расценено неправильно? Это будет соответствовать правилам приличия?
   - Конечно, дорогая.
   - То есть то, что молодую жену сопровождает везде посторонний мужчина - это нормально?
   - Элен, вот если бы вас везде сопровождал мой брат, это было бы допустимо с вашей точки зрения?
   - Пожалуй... А лучше, престарелый дядя, - хихикнула она.
   - Увы, престарелым дядей не обзавелся. А вот Авар мне как брат, кровный брат.
   - Он тебя спас?
   - Ну, вообще-то, это я его спас...
   - Расскажешь?
   - Дорогая, ну не во время ужина же?! - лорд Рандольф ввел Элен в маленькую уютную гостиную, где был накрыт стол на двоих, усадил ее. Слуга поднял крышку над большим серебряным блюдом с мясом и овощами. Элен втянула аромат, исходящий от блюда и рассмеялась:
   - Хочу всего... И побольше...
   Лорд Рандольф улыбнулся и подал слуге знак наполнить их тарелки. Сам же налил Элен в высокий хрустальный бокал сока, а себе вина. Элен с энтузиазмом принялась за содержимое своей тарелки. Попробовав от всего по маленькому кусочку, велела положить себе еще "вот этих чудных зеленых помидорок". Кто такие "помидорки" герцог со слугой не знали, но поняли, что речь идет о ловенте. Герцог отпустил слугу, сказав, что дальше они справятся сами.
   - Дорогая, вы должны быть осторожнее...
   Она подняла на него изумленный взгляд.
   - Что такое "помидорки"?
   - Ой, - прижала Элен руку к губам, - они такие вкусные и так похожи...
   - Это - ловента, дорогая, тебе придется выучить все эти названия...
   - Да, конечно... - Элен явно расстроилась своим промахом.
   - Дорогая не огорчайся, слуга явно решил, что ты просто оговорилась, в северных районах растет ягода "помера", по размеру она такая же, вот только синего цвета.
   - А как это называется? - подцепила она на вилку длинную красную спиральку.
   - Это сольте, из него еще пекут пироги.
   - А это? - выудила она желтый кусочек.
   - Это микотте. Целиком он выглядит как большая круглая подушка, в середине находятся семена, а в пищу употребляют слой мякоти, срезая корку.
   Элен задумчиво пожевала кусочек микотте:
   - На нашу тыкву похоже... Ой, а это я знаю, - отодвинула она на край ярко оранжевый кусочек, - это руола...
   - Попробуй! - улыбается он, - сегодня Марты на кухне не было...
   Она бросает на него лукавый взгляд, потом нанизывает на вилку руолу и осторожно откусывает маленький кусочек...
   - Действительно, неплохо... Но, право обидно, что вам не придется оказывать мне помощь...
   Лорд Рандольф расхохотался:
   - Элен! Вы бесподобны! Я "окажу вам помощь" сразу после ужина!
  
  
   ***
  
   Я осторожно лизнула, а потом откусила кусочек этого оранжевого овоща... На вкус он был даже немного сладковатый... И никакого перца...
   - Хм, неплохо... Но я так надеялась, что вам придется оказывать мне помощь... - с улыбкой смотрю на мужа.
   - Элен! Вы бесподобны! - смеется муж, - Я окажу вам помощь сразу после ужина. Вам мяса еще положить?
   - Нет, благодарю. Мне вполне достаточно... Рандольф, я хотела спросить...
   - Да, дорогая?
   - А что это был за танец, который мы пропустили? Когда кавалеры подкидывали и ловили своих партнерш... И почему мы его не танцевали? Вы боялись меня не поймать? - улыбаясь, смотрю на мужа.
   - Дорогая, вас я поймаю всегда... А тот танец называется Довааск... Его танцуют только драконы.
   - Кто? - нет, он что издевается? Еще и драконы?
   - Драконы, дорогая. Это такая же раса перевертышей, как и многие другие. Только одна из самых древних.
   - И они могут летать?
   - Наши - да, а вот в Цинусе живут водные драконы, они могут только плавать. Элен, я не понимаю, чему вы так удивляетесь? Вы же все это проходили в монастыре.
   - Да? Ничего не помню, наверно, я была очень плохой ученицей...
   - Совсем ничего? - обеспокоенно посмотрел муж.
   - Совсем... - улыбнулась я ему.
   - Вы поели? - встал он из-за стола.
   - Да... - я была несколько удивленна столь резкой переменой его настроения.
   - Тогда пойдемте, - протянул он мне руку.
  
   - Ран, что случилось? - вошла я за ним в спальню.
   - Подожди. Ты действительно ничего относящегося к монастырю не помнишь?
   - Нет...
   - Можно я посмотрю твои воспоминания?
   - Смотри... - он сажает меня к себе на колени, прижимает к себе и кладет руку мне на лоб.
   - Расслабься и постарайся ни о чем не думать...
   - Я не могу не думать...
   - Тшшш... Тогда вспоминай таблицу умножения...
   Я прижалась к мужу, думая о том, что мне очень нравится сидеть вот так вот, прижавшись к нему...
   - Ничего... Элен это очень плохо... Сейчас тебя сможет считать почти каждый... Я должен поставить на тебя защиту и накинуть на твои воспоминания воспоминания Соленики... Иди сюда, я помогу тебе снять платье...
   - Ран... Я ничего не поняла...
   - Любимая, - прижал он меня к себе, - просто сделай, как я говорю.
  
   - Ран... Я больше не могу... - взмолилась я, в пятый или шестой раз падая в пропасть и взлетая вновь...
   - Совсем? - чуть приостановился он.
   - Да... - простонала я...
   - Это хорошо, это то, что надо... - бережно повернул меня на бок, - Теперь устраивайся удобнее и спи, - уложил меня к себе на плечо. Обе его руки обхватили мою голову.
   - Спи, любимая, спи... - с его рук потекло приятное тепло, укачивая и погружая меня в сон...
  
   Утром он все так же прижимал меня к себе... Я чуть пошевелилась, он прижал меня крепче:
   - Спи, еще совсем рано...
   А я не могла спать! У меня в голове был полный хаос! В голове крутилась куча каких-то картинок, сценок... Как будто я всю ночь смотрела телевизор, перескакивая с одного канала на другой... И при этом еще готовилась к экзамену...
   - Ран... - проскулила я.
   - Что? - тут же открыл он глаза.
   - У меня в голове сплошной бардак... - пожаловалась я.
   - Это потому что ты еще спать должна, - вернул он мою голову себе на плечо, тепло опять заструилось с его пальцев, - Спи, спи, родная, все будет хорошо...
  
   Второй раз я проснулась, когда солнечный лучик уже проскользнул между плотных штор. Ох, это сколько же времени? Рандольфа рядом уже не было, а на подушке лежал огромный букет душистых белых цветов... Я улыбнулась и зарылась лицом в цветы, вдыхая их аромат...
   Потом потянулась и взялась за колокольчик.
   - Доброе утро, миледи, - вошла в комнату Тиника, - желаете одеваться?
   - Доброе утро, Тиника. Пожалуй, да. А Его Милость?
   - Его Милость уехали во дворец и велели передать, что к половине восьмого круга подъедет лорд Саргавариель, что бы сопроводить Вашу Милость, к портному.
   - А сейчас сколько времени?
   - Почти семь кругов, Ваша Милость.
   - Ох... Ванна готова?
   - Да, Ваша Милость. Только Его Милость велели не разрешать Вашей Милости сегодня долго в горячей воде сидеть...
   Ой, что-то я совсем в этих "милостях" запуталась....
   - Хорошо, - приняла я из рук Тиники очередное кружевное безобразие, именуемое пеньюаром, - я быстро.
  
   Лорд Авар прибыл ровно к оговоренному времени, церемонно приложился к моей ручке, потом подмигнул:
   - Наряд уже придумали, леди Элен?
   - Практически да, лорд Авар. Остались кое-какие мелочи. Но вы ведь не откажите мне в помощи и проконсультируете меня?
   У парадного входа нас уже поджидала большая черная карета, лорд Авар подсадил меня, сам устроился на противоположном диванчике, прищелкнул пальцами, вызвав серебристое марево, окутавшее карету.
   - Ну, теперь рассказывайте, что вы придумали?
   - Так, сначала скажите, какой цвет в одежде у вас самый популярный в этом сезоне?
   - Все оттенки красного...
   - Так я и думала! А в прошлом году был желтый и коричневый?
   - Да... Но, как вы догадались?
   - Просто вспомнила, кто и в чем был на балу. Значит, голубой давно не был в моде?
   - Лет пять точно. А к чему... Вы хотите заказать голубое платье?
   - Да, лорд Авар! Важно, что бы больше ни у кого такого не было! И фасон должен выбиваться из общепринятого.
   - Элен! Вы смелая девушка!
   - Лорд, вы забываете, что не мне в нем суждено появиться на балу!
   - Но разговаривать с портным и потом примерять его суждено именно вам. Вот и приехали. Портного зовут Жан Пимоль.
   Карета остановилась около небольшого двухэтажного особнячка почти на самом выезде из города. Не дожидаясь, пока мы дойдем от ворот до крыльца, из дверей выскочил невысокий пухленький человечек в розовом камзоле и вишневых штанишках.
   - Ваша Милость! Ваша Светлость! Безумно! Безумно польщен! Проходите, прошу вас, - отворил он перед нами дверь.
   Весь первый этаж домика был отдан под мастерскую. В комнате, куда нас провели и предложили присесть, стояло несколько манекенов в уже готовых платьях, по стенам были развешаны картины с различными пасторальными сюжетами, на столике лежало несколько альбомов с образцами тканей и рисунками моделей.
   - Прошу вас, Ваша Милость, взгляните на эти модели! Альбом только вчера доставили из Дивного Леса!
   Я сделала вид, что понимаю, чем так ценен альбом из Дивного Леса...
   - Я хотела бы сначала посмотреть ткани. Это возможно?
   - Да, конечно... - господин Пимоль раскрыл передо мной альбом:
   - Вот шерстяные ткани из Катмира. Только посмотрите, какие расцветки! Вот эта алая чудесно оттенит ваши волосы, Ваша Милость!
   - А более легкие ткани есть? Мне необходимо платье для бала!
   - Конечно, Ваша Милость! Что-то я запамятовал, что вы желаете бальное платье, приношу свои глубочайшие извинения! Вот шелка из Цинуса! Они просто великолепны! - разложил он передо мной отрезы красно-бордовой гаммы.
   - Господин Пимоль, а нет ли у вас других цветов?
   - Ваша Милость! Но это же самые модные в этом сезоне!
   - И в них будут абсолютно все на балу! Вы хотите, что бы я была как все?
   - Упаси Боги! Вам, Ваша Милость, это никогда не грозит! Ваша красота не позволит вам сравниться с кем-либо. Так какие ткани вы желаете?
   - Шелк. Голубой. Самый яркий.
   - О! Прекрасный выбор! - он выбежал в соседнюю комнату и вернулся через некоторое время, нагруженный рулонами ткани самых разнообразных голубых оттенков.
   - Выбирайте, Ваша Милость! Может быть, более темные желаете?
   - О, нет, благодарю! Мне вполне подойдут эти, - начала я перебирать ткани. Потом остановилась на яркой лазури:
   - Разверните вот эту, пожалуйста!
   Портной с готовностью отмотал метра два ткани и раскинул ее передо мной:
   - Ну как? На мой взгляд, чудесный выбор!
   - Да, мне тоже она нравится... Берем ее за основу. А теперь давайте я нарисую вам фасон.
   Господин Пимоль непонимающе уставился на меня.
   - Что непонятного я сказала? Это бал-маскарад! Неужели вы думаете, что я пойду на него в обычном платье?
   После некоторого сопротивления, мне все же был вручен лист бумаги и перо с чернильницей. Я начала рисовать, попутно объясняя, что именно мне надо. Неожиданно Жан Пимоль загорелся моей идеей, и мы уже вместе склонились над столом, выхватывая друг у друга перо и дорисовывая кажущиеся нам важными детали.
   - Замечательно! Бесподобно! Вы произведете фурор! А ваша фантазия! Моим бы модисткам, хоть десятую часть! Я все понял! Приезжайте завтра на примерку! Еще один день на доведение платья до ума и после вы сможете его забрать.
   - Мне нужны еще аксессуары. Это можно заказать у вас?
   - Конечно, Ваша Милость! А если что-то не сможем сделать мы, то у меня есть хорошие знакомые мастера. Что еще вы желаете?
   - Прежде всего, маску. В том же стиле, что и платье.
   - Безусловно, мы это сделаем. Могу так же предложить вам изящную сеточку, в которую можно будет убрать волосы. У меня есть чудная мастерица, она сплетет вам сеточку под ваше платье.
   - Хорошо. Так. Туфли, перчатки и чулки. Все тоже голубое.
   - Осмелюсь предложить... Перчатки и чулки должны быть чуть светлее, а подвязки и туфельки более темные.
   - В тон перышек на маске?
   - Да! Ваша Милость! Вы уловили мою мысль!
   - Я приеду завтра в это же время. Вас это устроит?
   - Я лично займусь вашим заказом и постараюсь успеть к приезду Вашей Милости.
   - Благодарю вас, - встала я с диванчика. Лорд Авар тут же оказался рядом и предложил мне руку, на кою я и оперлась. Господин Жан Пимоль проводил нас до самой кареты.
   - Вы нашли, то, что планировали? - обратился ко мне лорд Авар, едва мы уселись.
   - О, да! Я даже нашла больше! Я нашла единомышленника! Вы видели, как он загорелся моей идеей?
   - Увы, видел!
   - Вас это огорчает?
   - Меня огорчает то, что платье для моей сообщницы теперь обойдется намного дороже! - рассмеялся лорд Авар.
  
   ***
  
   Лорд Рандольф обнял свою жену. Она вернулась от портного какая-то подозрительно возбужденная и веселая.
   - Я вижу, визит к портному удался?
   - Более чем! Господин Жан Пимоль просто чудо! Он прямо на лету уловил, что мне надо! У меня будет просто потрясающее платье!
   - Элен! Вы пугаете меня! Надеюсь, вы не собираетесь надевать это платье сами?
   - Еще как собираюсь! - рассмеялась она, а потом добавила, увидев его нахмурившееся лицо, - Вечером, перед сном, в нашей спальне...
   - И что же это за платье такое?
   - О, нет, нет! Даже не старайтесь расспрашивать меня! Вот через два дня оно будет готово, и тогда я его вам продемонстрирую. Может быть, - она привстала на цыпочки и чмокнула его в щеку, а потом вывернулась из его объятий и убежала к себе переодеваться.
   - Авар, - обратился лорд Рандольф к приятелю, все это время терпеливо ожидавшему пока супруги поздороваются, - хоть ты мне можешь сказать, что задумала эта девчонка?
   - Рандольф! У тебя чудесная, умная и очень изобретательная жена!
   - Вот последнего я более всего и опасаюсь...
   - Она смогла обаять самого Жана Пимоля!
   - Можно подумать, это так сложно! Жан Пимоль известный ловелас! Количество юбок, за которыми он волочился, намного превышает количество сшитых им, хоть он и считается самым модным портным!
   - Ты не понял, Рандольф! Она обаяла его, как мастера! Ты бы видел, с каким жаром они обсуждали детали будущего туалета!
   - Да, кстати, что она там придумала?
   - Увы, - развел руками лорд Авар, - кроме того, что платье будет из голубого шелка, больше ничего не знаю, я слишком далеко от них сидел, а подойти ближе не представлялось возможным. Но, ничего, скоро мы будем посвящены во все тайны портновского мастерства. Моя помощница уже должна побывать у господина Жана и заказать себе такое же платье!
   - Я хотел бы взглянуть на твою помощницу. Где ты ее нашел?
   - Рандольф, пусть это останется моей маленькой тайной. А взглянуть? Что ж, пожалуйста. Вот только когда? Днем ты занят, да и я при деле, - намекнул он на свои обязанности по сопровождению Элен, - а если ты собираешься сделать это ночью, то твоя жена вряд ли это оценит.
   - Уговорил. Придется тебе поверить на слово. На балу тебе будет нужна помощь?
   - Нет. Тебе там лучше не светиться. Возвращайся домой и создавай вам с Элен алиби. Кстати, как продвигаются твои дела?
   - Медленно и с трудом. Никогда бы не подумал, что общение с придворным казначеем будет намного сложнее, чем укрощение недовольных кланов! Мой казначей в Лунной долине не спит уже третьи сутки, а на почтовых посланцев я истратил столько энергии, что ее бы хватило на поддержание целой армии големов!
   - А никто и не обещал, что будет легко! - рассмеялся лорд Авар.
  
   В последующие дни лорд Рандольф продолжал оформлять всякие бумаги по своему герцогству, леди Элен занималась подготовкой к балу. Лорд Авар сопровождал ее повсюду, уделяя ей гораздо больше времени, чем муж.
  
   ***
  
   Примерка прошла просто замечательно! Господин Жан Пимоль великолепно уловил мою мысль и еще усовершенствовал нашу модель! А вот дальше вышла заминка и платье мне доставили только в день бала... Ну, ничего, я смогу продемонстрировать его мужу и сегодня!
   С самого утра Рандольф был вызван во Дворец, но обещал заехать за мной перед балом. Как мы и договаривались, я сделала вид, что подвернула ногу, и закрылась у себя в спальне, всячески показывая, как мне обидно не попасть на бал.
   Вдруг раздался стук в дверь:
   - Ваша Милость, - вошла одна из моих служанок, - лорд Саргавариель настаивает на беседе с вами.
   - Впусти его.
   Авар? Почему он здесь? Он со своей протеже уже должен был уехать во дворец Герцога!
   Лорд Авар вбежал в мою спальню, захлопнул дверь, поставил заклинание неслышимости.
   - Элен, где Рандольф?
   - Его утром во Дворец вызвали... Что-то случилось?
   - Ах, да! Все пропало! Мою девушку арестовали! Ее узнал какой-то купец из прибрежных провинций, якобы она у его украла все деньги и все поморские побрякушки! И вот чего ее сегодня на рынок понесло!
   - Лорд Авар, успокойтесь... Что должна была сделать ваша девушка на балу!
   - Снять со стены мизерикордию и ... - он на секунду замялся, - и передать ее мне.
   - Что за мизерикордия, и каким образом передать?
   - Достаточно просто выбросить в окно....
   - А про мизерикордию?
   - Элен ваш муж прибьет меня! Я обещал не втягивать вас во все это!
   - Дорогой лорд Авар! Поздно, я уже во все это втянута! Рассказывайте про мизерикордию, и что должна была сделать ваша помощница!
   - Ох, Элен, вы меня под монастырь подведете! Смотрите! - он щелкнул пальцами, и в воздухе повисло... хм... голографическое изображение кинжала, оно медленно вращалось...
   - Это мизерикордия герцогов Линойских - единственное оружие, которым можно нанести им вред...
   - Вы хотели сказать "убить", лорд?
   - Да, Элен! Своей прямолинейностью вы иногда ставите меня в тупик!
   - Лорд Авар, мы говорим о таких вещах, где всякое иносказание или двусмысленность просто не допустимы... Я готова помочь вам, но я хочу знать, на что иду и чем рискую. И так, вы закончили на том, что это единственное оружие...
   - Да. Против всего остального на роде Линойских лежит очень сильное заклятие... Они практически неуязвимы...
   - И что с этим кинжалом должна была сделать ваша помощница.
   - Хм, а вы быстро ловите суть, леди Элен... И уже не кажетесь мне такой беспомощной...
   - Не отвлекайтесь, лорд Авар, о моей беспомощности мы поговорим позже... И так, я жду ответа...
   - Применить по назначению или выкинуть в окно.
   - В окно? Но зачем?
   - Сразу, как только моя помощница ушла бы с Герцогом, я должен был выйти прогуляться в сад. Да, не один! Не смотрите так на меня, Элен! Прогуливаясь под окнами спальни Герцога, я должен был бы подобрать выброшенный из окна кинжал, а потом, вызвав Герцога на дуэль, воспользоваться им.
   - И вы не побоялись бы вызвать Герцога на дуэль? Это же безумно опасно!
   - Элен! Право, не хотелось бы хвастаться, но я считаюсь одним из лучших клинков Илении... В то время, как Герцог привык к своей неуязвимости... Этот поединок будет для меня не более опасен, чем тренировочный...
   - Будет... Значит, вы согласны на мою помощь?
   - Элен о чем вы?
   - О том, что я согласна принять участие в вашей авантюре, лорд Авар. Единственное, что меня еще смущает... Так ли уж необходимо столь кардинально поступать с Герцогом? Вы с Рандольфом все время твердите об его опасности... Но, право, он не показался мне столь уж опасным человеком, гораздо больше опасений у меня вызвало несколько неадекватное, на мой взгляд, поведение моего мужа...
   - Герцог Линойский очень опасный человек... От него пострадало уже очень много людей. Если он опять примется за старое, а он уже подготавливается к этому, то под удар попадете и вы, и Рандольф, и ваш ребенок... Элен, поверьте, есть зло, которое можно только устранить...
   - Хорошо, я верю вам... Что я должна сделать?
   - Попасть в спальню, выпроводить герцога, снять мизерикордию со стены, выбросить ее в окно.
   - Вы сможете сделать так, что бы никто в доме не знал, что мы ушли?
   - Да, я могу открыть портал к своему дому, где нас ждет карета, а на дверь навешу заклинание.
   - В таком случае, я пошла одеваться...
  
   Я вошла в бальный зал. Сказать, что мое появление вызвало шок - это не сказать ничего... Мое платье, действительно произвело фурор! Во-первых, не принятый в этом сезоне цвет - ярко-голубой. Во-вторых, юбка, состоящая из отдельных полосок всех оттенков сине-голубой гаммы, рукава, широкие настолько, что сзади они соединялись в перелину, светло-голубые, почти белые перчатки и такие же чулки, иногда мелькающие в разрезах юбки. На лице - голубая полумаска с отделкой перышками, волосы забраны в темно-синюю сетку. Герцог отводит взгляд от своей дамы, что-то отвечает ей, явно невпопад, судя по ее реакции, встает и направляется ко мне. Авар отходит чуть в сторону, я приседаю в реверансе.
   - Польщен, польщен вашим вниманием... Разрешите пригласить вас на танец?
   Милостиво разрешаю...
  
   ***
  
   Лорд Рандольф вернулся домой, ожидая увидеть стенающую по поводу пропущенного бала супругу, но вместо этого нашел запертую заклинанием спальню. Взломать его не составило труда. Спальня оказалась совершенно пустой. Лишь на подушке лежал листок бумаги, где торопливым почерком Элен было написано: "Уехала на бал. Слуги не в курсе. Люблю, целую. Эл.." Дальше бумага была просто поцарапана - чернила на перышке кончились, и Элен поленилась макнуть перо еще раз... Лорд Рандольф тихо выругался... Во что ввязалась эта девчонка!?
   Судя по заклинанию, без Авара здесь не обошлось... Что случилось? Почему он пришел за Элен? Или они сговорились и сразу все так и планировали? И поэтому он не захотел показывать ему свою помощницу? Нет... Элен сегодня так расстроилась, когда утром им пришлось изменить свои планы на день из-за того, что его срочно вызвали к королю... Значит, что-то случилось, и Авар поменял все планы... Придется воспользоваться своим приглашением... Нет! Хоть одно приглашение должно подтвердить то, что их не было на балу... Лорд Рандольф подошел к окну и отворил его. Серый сумрак окутал его высокую фигуру, и в следующее мгновение небольшая летучая мышь вылетела в окно.
   Лорд Рандольф вошел в бальную залу прямо из сада. Окинул скучающим взглядом танцующих и стоящих вдоль стен присутствующих. Розовый, бардовый, изредка желтый и коричневый... Элен говорила про голубой... И где этот поганец Авар? Вдруг в противоположном конце зала мелькнуло ярко-голубое платье. Боги! И это она назвала платьем? Сплошные ленточки и перышки! Элен рассмеялась какой-то реплике герцога Линойского и, подхватив его под руку, скрылась в дверях, ведущих в личные апартаменты герцога. Он не успел ее перехватить...
   Герцог Налданосский раскланялся с кем-то из знакомых и вышел обратно в сад. Он шел вокруг дворца, лихорадочно вспоминая, где находились личные покои ненавистного герцога Линойского на плане, что показывал ему Авар, и, пытаясь просчитать окна... Вот на втором этаже зажегся свет в одном окне. Это, вроде бы кабинет... Через некоторое время осветилось окно по-соседству - спальня. Окно отворилось, мелькнул мужской силуэт... Пора! Серый сумрак окутал его...
  
   ***
  
   - Леди Элен! И как же ваш муж отпустил вас одну на бал?
   - Ваше Высочество! А почему вы решили, что я - какая-то леди Элен?
   - Браво! - рассмеялся герцог, придерживая меня в очередном па танца, - Хорошо, я сделаю вид, что вас не узнал! Как же мне вас называть, прекрасная незнакомка?
   - Согласно моему маскарадному костюму, Ваше Высочество!
   - В таком случае, я тоже в маске!
   - Ваш любимый белый цвет вас предал, Ваше Высочество!
   Мы несколько разошлись, согласно рисунку танца, и герцог придирчиво и с ухмылкой оглядел меня.
   - Я буду звать вас Пташка, леди Элен, - усмехнулся он, когда мы вновь соединились, и он чуть отклонил меня назад.
   - Как вам будет угодно, Ваше Высочество... - танец вот-вот должен был закончиться, но герцог подал знак, и мелодия продолжилась, постепенно переходя в другой танец, гораздо более интимный...
   - Но тогда и вы, Пташка, должны придумать мне другое имя... - шепнул он мне на ухо во время очередного па.
   - Серый ка.. король, - поправилась я, сообразив, что "кардиналов" в этом мире не существует.
   - Почему "серый"? - ох, мне удалось озадачить самого герцога Линойского!
   - Для большей маскировки, - шепнула я, поворачиваясь под его рукой.
   - Вы бесподобны, Пташка-Соленика! - меня прижимают к себе гораздо сильнее, чем это дозволено этикетом.
   - Соленика? Это кто? - пытаюсь отодвинуться я на "приличное" расстояние.
   - У меня есть письма вашей матери... Не желаете взглянуть на них? - после очередного поворота меня прижимают еще сильнее, но теперь я не сопротивляюсь - письма могут быть в кабинете, а мне туда и надо!
   - О, это очень интересно, Ваше Серое Величество... Но как я смогу взглянуть на них?
   - Нет ничего проще, моя Пташка... - разворот, еще разворот, и мы уже выходим из зала.
   - Эти письма в моем кабинете, - шепчет мне на ухо герцог, и мы направляемся к неприметной лестнице.
  
   Ох, ну это уж слишком! Едва войдя в кабинет и осветив его, герцог с силой прижимает меня и пытается поцеловать. В последний момент я прикрываю его губы ладошкой:
   - Вы обещали письма, Ваше Высочество!
   - Соленика! - рычит он, но отпускает меня.
   Нет, письма, конечно, интересно, но мне надо в спальню... И с минимальными потерями...
   - Ах, - хватаюсь я за голову и старательно изображаю начинающийся обморок.
   - Соленика! - подхватывают меня на руки и куда-то несут, - Вам плохо?
   - Ах, воздуху! Больше воздуху! - меня кладут на кровать. Ура! Я в спальне! Герцог распахивает окно.
   - Вам лучше? Может вина?
   - Нет, воды... Просто воды... Пожалуйста... - почти умирающим голосом, шепчу я.
   Взгляд из-под ресниц - герцог выходит. Мизерикордия! Вот она - среди других кинжалов украшает стену слева от двери в кабинет. Семь шагов и она у меня в руке! Я не успеваю дойти до окна!
   - Соленика! Зачем вы встали? - герцог входит через другую дверь, я только успеваю спрятать кинжал в широком рукаве.
   - Я хотела подойти к окну... - изображение очередного обморока... Меня подхватывают и опять укладывают на постель. Его рука скользит надо мной. Боги! Я забыла, что он маг!
   - Соленика, ваши игры очень импонируют мне... - одна его рука скользит по моему бедру вверх, вторая расстегивает пуговки на лифе...
   - Ох, Ваше Высочество... Вы о чем? - пытаюсь держаться прежней линии...
   - Соленика, - хриплый шепот, - тебе не удастся меня обмануть... - его колено нагло раздвигает мои ноги, рука пробирается под лиф и сжимает мою грудь, он наклоняется к моим губам, я высвобождаю мизерикордию из рукава.
   В следующее мгновение герцог отлетает в противоположный угол, Рандольф рывком поднимает меня, рычит: "В портал! Быстро!", в последний момент я успеваю отдать ему кинжал, толчок, и я лечу в черно-багряную пропасть...
  
  
   ***
  
  
   Лорд Рандольф... Хм... Его вторая ипостась зависла напротив окна спальни герцога Линойского... Сквозь раздвинутые занавеси было видно, как Элен в несколько быстрых шагов преодолела расстояние до стены и выхватила мизерикордию из ножен, повернулась к окну... Она не успела дойти до окна, вернулся герцог...
   - Соленика! Зачем вы встали? - Элен на секунду замирает и прячет мизерикордию в широком рукаве.
   - Я хотела подойти к окну... - слабый несчастный голос. Стоп! Удается сдержать первый порыв - она играет! Она не побледнела!
   - Соленика, ваши игры очень импонируют мне... - он сканирует ее! Но сейчас появиться нельзя, не подвергнув ее опасности - он еще видит окно... Он еще успеет среагировать...
   - Ох, Ваше Высочество... Вы о чем? - умница, тяни время...
   - Соленика, тебе не удастся меня обмануть... - Нахал! Что он себе позволяет! Теперь пора! Серый сумрак. Герцога откинуть назад, открыть портал... "В портал! Быстро!" - отправить Элен в безопасное место. Ох, умница, она успевает передать мизерикордию! Теперь герцог не уйдет от ответа! Призванный фамильный меч приятно согревает руку. Серс! Во имя тебя! Прими жертву!
   В руке герцога Линойского тоже уже серебрится призванный меч. Удар - клинки скрещиваются, поворот, уход от нападения, обманный поворот, скрещение клинков... Герцог Линойский не был слабым противником... Авар - балбес! - считал, что он надеется только на магию... Это был сильный и тренированный противник... Был... Мизерикордия совершила свое дело... Отклоненный удар, поворот, она вошла точно в сердце... Подобрать маску и упавшую туфельку... Серый сумрак...
  
  
   ***
  
   Я выпала из портала в нашей спальне... Ноги не держали меня, я медленно сползла на пол, уткнувшись лицом в покрывало кровати...
   Ран! Ран! Ран! Только выживи! Только вернись! Боги! Я даже не знаю, кому здесь молиться! Господи! Ежи еси на небеси!...
   Летучая мышь, влетающая в окно... Серое марево... Рандольф! Вскакиваю с коленей:
   - Ран! Ты жив?! - лихорадочно ощупываю его лицо, плечи...
   - Ран! Ты ранен? - замечаю окровавленный рукав и срываю с него одежду.
   - Элен... - прижимает он меня к себе правой рукой, - все в порядке... Успокойся... - бледнеет и начинает заваливаться...
   Господи! В последний момент умудряюсь повернуть его так, что бы он упал на кровать... Лихорадочно снимаю камзол, колет, рубашку... Бегу к большому шкафу, вынимаю простыню и рву ее на бинты... Ран! Ран! Только не уходи! Туго бинтую его левое плечо и предплечье... Кровь просачивается сквозь бинты... Слезы мешают мне видеть, что я делаю...
  
   - Элен... Все в порядке... - его рука гладит мою голову... Я приподнимаюсь и сморю на него... Родное лицо и столь родная улыбка...
   - Ран... Я так боялась за тебя...
   - Глупенькая... - гладит меня по голове и прижимает к себе...
   - Ран... Тебе очень больно?
   Усмехается в ответ:
   - У меня уже все зажило... Ты как? У тебя ничего не болит? - приподнимается и укладывает меня на кровать.
   - Боги! Как тебе все это пришло в голову?! - проводит рукой по моему платью.
   - Я нашу сказку одну вспомнила... - лепечу я в ответ.
   - Элен... - его рука скользит с моей груди по животу, потом по внутренней поверхности бедра, - хотел бы я видеть мужика, что не повелся бы на такое... - его губы запечатывают мой ответ...
  
   - Ран... - тихонечко-тихонечко... Он спит... После того, что он вытворял со мной ночью, сложно было бы ожидать иного... Интересно, где Авар и, жив ли герцог? Подозреваю, что нет... Ой, меня переворачивают и прижимают к себе обеими руками... "Моя..." - слышится довольный шепот... "Мой..." - шепчу я в ответ, улыбаясь и прижимаясь всем телом...
  
   Меня опять будят солнечные лучи... Ох, значит, время приближается к семи кругам... Потягиваюсь... Ой, что это? Весь голеностоп плотно забинтован... Ах, да... Я же ногу растянула... Мой предусмотрительный муж и здесь все подготовил... Хм, и рубашку успел на меня надеть... Ой... И служанка в кресле рядом сидит...
   - Добрый день, Ваша Милость... Его Милость сказали, что вам сегодня целый день вставать нельзя, я полностью в вашем распоряжении. Что вы желаете?
   Боги! Что я желаю!? Да вот в ту комнату пройти я желаю! И желательно очень быстро!
   - Благодарю, Селин, - вспоминаю я имя служанки, - мне уже намного лучше... Я попытаюсь дойти до ванны сама.
   Хм, смышленая девушка... Она не охала и не прыгала вокруг меня... Но вот насколько она предана? Ладно... Поживем - увидим...
   Завтрак мне доставили в постель, потом Селин предложила почитать мне вслух.
   - Селин, я еще не умираю... Я могу почитать и сама...
   - Я рада, что вам уже лучше, Ваша Милость, но, ко входу подъехала карета дознавателей Его Величества..., - сказала служанка, отходя от окна...
   - А... Тогда я умираю...
   Селин хихикнула и, схватив какой-то томик со стола, уселась в кресло. Потом хихикнула еще раз, и, сделав серьезную физиономию, продекламировала:
   - Антуан Пресветлый. Житие преподобной святой Фифины...
   - Кого?! А, ну да... - откинулась я на подушки, еле сдерживая смех...
  
   - ...святая Фифина отказала прекрасному рыцарю: "Вам не достанется мое тело!" - патетически воскликнула Селин, когда отворилась дверь и в спальню, буквально отпихивая Тинику с дороги, вошли два мужчины.
   - Леди Штумарт?
   - Герцогиня Налданосская! Что вам угодно, господа? Что такого произошло, что позволяет вам врываться в мою спальню? Если ваша причина недостаточно серьезна, то Его Величество вряд ли одобрит такое ваше поведение!
   - Прошу прощения, Ваша Милость! - склонился в поклоне один, пока второй продолжал оглядывать спальню.
   - Вчера вечером произошло страшное несчастье... Был убит герцог Линойский... Все очевидцы в один голос утверждают, что он ушел из бального зала с вами...
   - Со мной?! Да как вам такое могло прийти в голову, господа! Я вчера вообще не смогла попасть на этот бал! Я подвернула ногу! И до сих пор не могу встать!
   - Ваша Милость, к вам целитель Лириус, - приоткрылась дверь и в нее заглянула Тиника.
   - Попросите его обождать...
   - Но ваше голубое платье? - возвращается к допросу второй, более противный, дознаватель.
   - Можно подумать это единственное голубое платье в Илении!
   - Мы хотели бы взглянуть на него, - и голос у него тоже противный!
   - Оно в гардеробе! Селин... - служанка вскакивает и достает из гардероба платье. Но это не мое платье! Оно голубое, очень похожее, но не мое!
   - Мы забираем ваше платье для опознания. После оно будет вам возвращено.
   - Можете оставить его себе! - ох, как вспыхивает второй, тот, с несколько женственными манерами... Ой, кажется, я переборщила...
   - А где ваше приглашение?
   - Приглашение? Селин?
   - Оно так и лежит на столике в гостиной, Ваша Милость...
   - На столике в гостиной! - ледяным тоном, повернувшись к дознавателям.
   Дверь распахивается - герцог Налданосский во всей своей красе:
   - Господа! Что здесь происходит? Кто позволил вам врываться в личные апартаменты моей жены?
   - Ваша Милость, - склоняются в поклоне дознаватели, - по имеющимся у нас сведениям...
   - Все вопросы уже решены с Его Величеством. Вон!
   - Приносим свои извинения... - склонившись и пятясь, дознаватели покидают спальню. Рандольф делает мне знак молчать, потом отпускает Селин.
   - Элен, родная, как ты? - садится он на край кровати, берет меня за руки.
   - Все в порядке... Но откуда это платье в шкафу? Это не мое платье...
   - Это на всякий случай... Этот прохиндей Пимоль сделал сообщнице Авара совсем другое платье... Пришлось произвести замену...
   - А господин Пимоль? Он не расскажет?
   - Господин Пимоль все осознал... Именно то платье, что висит в гардеробе, было сшито для герцогини Налданосской... На всякий случай, Авар наложил на портного заклятие...
   - Ран! А куда подевался Авар? Ты разговаривал с ним?
   - Хм... Не только разговаривал... - и таким зловещим тоном...
   - Он жив?
   - Да жив он, жив, - рассмеялся муж, - хотя очень хотелось его прибить! Этот самовлюбленный самец...
   - Ран...
   - А как еще назвать особь мужского пола, который начинает ухаживать сразу за тремя сестрами? Этот идиот пригласил на следующий танец Амалию, отвесил несколько весьма двусмысленных комплементов Анике и вышел на прогулку в сад с Ангеликой! В результате Амалия и Аника догнали его и устроили грандиозный скандал!
   - Зачем он это сделал? Бедные девушки...
   - Он говорит, что перепутал их! Считал, что общается только с Амалией!
   - Перепутал? Нет, согласна, на лицо они очень похожи, тем более в масках, прически тоже были довольно идентичными... Но платья! Перепутать амарантовый, сиену и каштановый... Как это возможно?
   - Элен! - расхохотался муж, - Это для тебя три разных цвета, а для нас с Аваром - они все розовые...
   - Откуда ты знаешь, в каких платьях они были?
   - Да имел удовольствие, когда подлетал к окну спальни, внизу наблюдать сцену избиения лорда Саргавариеля тремя девицами в розовых платьях...
   - И ты его бросил? - притворно возмутилась я.
   - Ты знаешь, - очень серьезно ответил муж, - в тот момент меня волновало совсем другое... - и я тону в омутах его черных глаз...
  
  
   ***
  
   Лорд Авар приехал ближе к ужину. Лорд Рандольф встретил его в кабинете.
   - Как дела? Как Элен? Дознаватели были? - забросал хозяина вопросами лорд Авар.
   - Были, у Элен сейчас целитель Лириус.
   - О, ей плохо? Что случилось?
   - Хочу тебе напомнить, что она вчера "подвернула ногу", поэтому без лекаря нам сегодня никак не обойтись....
   - А она не выдаст себя?
   - Надеюсь, что нет... Мы с ней вчера немного потренировались... Она стонала и ойкала очень натурально, я даже заподозрил, что она действительно умудрилась повредить ногу, - рассмеялся лорд Рандольф.
   Приоткрылась дверь, и заглянул личный секретарь лорда Рандольфа:
   - Ваша Милость, вас хотел бы видеть целитель Лириус.
   - Пусть войдет.
   В кабинет вошел высокий импозантный мужчина в дорогой и чрезвычайно модной одежде. Это был самый модный в этот сезоне целитель...
   - Я готов выслушать ваши рекомендации, господин Лириус.
   - Ваша Милость, в целом, я могу оценить состояние Ее Милости, как удовлетворительное... Несколько дней полного покоя, тугое бинтование, и уже осенью ваша жена сможет вновь поражать всех свой грацией на придворных балах!
   Лорд Рандольф хмыкнул:
   - А ничего, что она несколько беременна? Не думаю, что по осени мы будем посещать балы....
   - Вот об этом я хотел поговорить с вами отдельно! - ничуть не смутился лекарь, - Ее Милости просто необходим свежий воздух и длительные прогулки. Еще я бы порекомендовал пребывание на солнце, но у вашей супруги такая нежная и белая кожа, что ее просто необходимо защищать от прямых солнечных лучей...
   - Благодарю вас за ценные рекомендации, оплата ваших услуг ждет вас у секретаря.
   Лорды подождали, пока за лекарем закроется дверь.
   - Нет, ну каков! - восхитился лорд Авар, - и ведь ничего толком не сказал! А гонорар, небось, запросил...
   - Хм, достаточный, что бы подтвердить, что танцевать на вчерашнем балу Элен не могла... Что там нового слышно?
   - Его Величество пережили истерику Ее Величества и распорядились прекратить поиски убийцы, сославшись на то, что, судя по всему, имел место честный поединок. А за свою жизнь герцог Линойский сумел подгадить слишком многим, что бы иметь возможность найти того, кто свел с ним счеты... Ее Величество, правда, с ним не согласна, но это лишь еще больше укрепляет Его Величество в принятом решении.
   - Замечательно! Но мы все равно на следующей неделе должны переехать.
   - Спальни и столовая уже готовы, сейчас ведутся работы в кабинете и гостиной. Мастер обещал все закончить через две недели. А переехать можно уже хоть сейчас.
   - Да, Авар, Элен очень волновалась по поводу тебя из-за инцидента с девицами фон Ронус... Ты в итоге выбрал, которую из них поведешь под венец?
   - Никакую! - радостно возвестил лорд Авар, - Старой графине Видониус попала очередная шлея под мантию, и она объявила, что наследство достанется только незамужним племянницам... Так что я тут же утратил для девиц всяческий интерес!
   - Опять выкрутился! - хлопнул по плечу приятеля лорд Рандольф, - Ты с нами поужинаешь?
   - С превеликим удовольствием!
   - Тогда я за Элен, а ты спускайся в столовую.
  
   Лорд Рандольф вошел в спальню жены.
   - Ран! Что так долго? Я уже решила, что меня все бросили! Что сказал лекарь?
   - Что тебе необходим постельный режим, - обнял и поцеловал жену лорд.
   - Ой, это они всем говорят! А еще? Он не догадался, что я симулирую?
   - По-моему, нет. Поэтому продолжай изображать "больную и умирающую" для прислуги. А сейчас нас в столовой ожидает твой соучастник.
   - Кто?
   - Лорд Авар. Давай я помогу тебе переодеться и спуститься в столовую.
   - Это замечательно! Я сейчас достану платье! - соскочила Элен с кровати, прежде, чем муж успел ее удержать и попрыгала на одной ноге к шкафу.
   - Элен! Что ты вытворяешь?! И это твой постельный режим!
   - Так никто не видит!
   - А если ты упадешь? - поймал жену лорд.
   - Ну, хорошо, обратно можешь отнести. Подожди, раз уж я у шкафа, дай выберу платье, - распахнула она створки гардероба и резво начала перебирать наряды, - Вот это, зеленое! Достань, пожалуйста, - подергала она зацепившуюся за что-то вешалку.
   Лорд подхватил одной рукой жену, другой платье и отнес все это на кровать.
   - Помочь переодеться?
   - Конечно, - встала она на кровати перед ним на колени и кокетливо расправила кружевную оборку на халатике. Лорд Рандольф ласково провел рукой по ее волосам, а потом не удержался и крепко обнял, целуя в подставленные губы.
   - Ран, - хихикнула она, на секунду освободившись от его губ, - там Авар с голода умрет. Давай все-таки, меня оденем...
   Лорд Рандольф помог ей расправить платье и, развернув спиной к себе, принялся застегивать пуговицы.
   - Нет, все-таки обратный процесс мне нравится больше, - проворчал он, целуя ее в шею.
   - У тебя будет возможность насладиться им после ужина, - обернулась она к нему и обхватила руками за шею, когда он подхватил ее на руки.
  
  
   - Лорд Авар! Безумно рада вас видеть! - улыбнулась она, когда муж усадил ее на стул и придвинул к столу, - Вы не очень пострадали в схватке с фуриями?
   - Ах, милая леди Элен! Вот, что значит доброе сердце! Вы одна поинтересовались моим самочувствием, хотя про мой конфуз знает уже чуть ли не полгорода!
   - Позвольте спросить, чем же интересовались остальные?
   - Остальные вопросы разделились на три почти равных части. Первую часть моих знакомых интересовало, которую из девиц, я поведу под венец, вторую, когда это случится, а третью интересовали оба этих вопроса...
   - Ах, бедный лорд Авар... И кто-же оказался победителем в этой неравной схватке?
   - Старая леди Видониус. Она пообещала лишить наследства замужних племянниц, а я счастливо избежал участи женатого человека! О, простите, леди Элен! Я не точно выразился! Просто мне не довелось еще встретить такую девушку, как вы!
   Элен звонко рассмеялась:
   - Какой же вы, право, комплиментщик, лорд Авар!
   - Что вы, леди Элен! Истинную правду говорю! Леди Элен, но может быть, вы расскажите нам, что же произошло с вами на балу?
   Взмах руки, и серебристая завеса окутывает столовую.
   Элен вопросительно посмотрела на мужа.
   - Рассказывай, рассказывай, мне тоже очень интересно узнать, что у вас там произошло.
   - Хм, ну что ж, - Элен уселась поудобнее, - вы совершенно правильно просчитали, лорд Авар, герцог действительно устремился ко мне, бросив свою даму, стоило мне только появиться. И платье сыграло в этом немалую роль. Думаю, вашей протеже тоже удалось бы легко войти в контакт с герцогом. Он пригласил меня танцевать, пробовал называть по имени, но я настояла на инкогнито - все-таки бал-маскарад... А вот потом, он назвал меня тем старым именем.
   - Соленика?
   - Да. Ваша протеже знала это имя, лорд Авар?
   - Конечно же, нет!
   - Вот на этом она могла проколоться... От неожиданности я вздрогнула, герцог уверился в правильности своих расчетов и удвоил усилия. Мне было предложено взглянуть на письма моей матери. Я посчитала, что они, скорей всего, могут храниться в кабинете или в спальне, и один и второй варианты меня устраивали.
   - Элен, - прервал ее муж, - а ты видела эти письма?
   - Нет, и что-то мне подсказывает, что их не существует.
   - Почему ты так думаешь?
   - Герцог даже не пытался что-то мне показать, он начал свои навязчивые ухаживания, едва мы вошли в кабинет... Мне пришлось сделать вид, что мне плохо, и я была доставлена в спальню. Ну, а потом я попросила открыть окно и принести воды. Лорд Авар, а вы вообще представляете, каких размеров спальня у герцога?
   - Нет, а зачем мне это?
   - А затем, дорогой заговорщик, что встать с постели, добежать до окна, открыть его, потом добежать до противоположной стены и снять с нее мизерикордию, которая к тому же еще и висела довольно высоко, добежать опять до окна и улечься в постель за то время, что герцог ходил за водой, просто невозможно! Мне не надо было открывать окно, но я все равно не успевала выкинуть кинжал! Мне просто повезло, что Рандольф успел так вовремя...
   - Дорогая, а вот меня все волнует вопрос, а если бы я не успел, что ты собиралась делать дальше?
   - Но ведь ты же успел! - лукаво улыбнулась ему жена, потом посерьезнела, - не знаю, тогда мне казалось, что я готова убить его... Вот только не знаю, получилось ли бы это у меня... Рандольф, ты обучишь меня владению кинжалом?
   - О, Боги! Вот яркий пример женской логики! Вместо того, что бы после всего произошедшего с ней, заречься от участия во всяких авантюрах, она просит обучить ее владеть оружием! Нет! Никогда!
   - Лорд Авар, а вы не окажите мне такую любезность?
   - Леди Элен, вы ставите меня в неудобное положение...
   - Но вы мне не отказываете?
   - Стоп! Стоп! - прервал их диалог Рандольф, - Уж лучше я сам.
   - Обещаешь? - повернулось к нему довольное личико жены.
   - Обещаю, - обреченно выдохнул Рандольф, - но только после того, как родишь!
   - Ран, а что произошло после того, как ты выкинул меня в портал?
   - Элен! Что ты такое говоришь! Как я мог себе такое позволить? Я мягко направил тебя!
   - Рандольф! Не уходи от ответа! Рассказывай!
   - Да, в общем-то, ничего особенного... Небольшой поединок... Авар, там, кстати, помимо магической защиты, еще и очень неплохое фехтовальное мастерство было... Но хватит обо мне. Расскажи теперь о твоих приключениях.
   - Про мои приключения и так уже все знают! Засиделся я что-то у вас, друзья мои, да и Элен пора вернуться к постельному режиму. - Открыл лорд Авар свой синий портал, - Благодарю вас за приятно проведенный вечер, - махнул он на прощанье рукой, скрываясь в портале.
   - Ну, моя отчаянно-смелая женушка, пойдем спать? - подхватил Элен на руки лорд Рандольф.
   - Да, - обхватила она его руками, прильнув всем телом, - тем более, что кого-то сейчас ждет длительное мероприятие по расстегиванию пуговичек...
   - Так ты специально это платье выбрала? - недоуменно спросил лорд Рандольф.
   - Конечно! Я хотела порадовать тебя, ты же все время твердишь, как тебе нравится раздевать меня... - рассмеялась Элен.
   - Ой, Ран, - продолжила она, когда он усадил ее на кровать, - мне так хочется принять ванну... Из-за этой ноги, я даже помыться сегодня толком не смогла...
   - Тогда мы начнем разоблачать тебя снизу... - опустился на колено лорд Рандольф и бережно взял в руки ножку супруги.
   - Ран, - заговорчески прошептала Элен, как только повязка была снята, - а нас сейчас никто посторонний не видит?
   - Нет, - улыбнулся он, предчувствуя очередной сюрприз от своей неугомонной супруги.
   - О! Как же хорошо! - вскочила Элен с кровати и закружилась по комнате, - Как я устала сегодня сидеть! - она кружилась, смеясь, по комнате, попутно выделывая какие-то незнакомые Рандольфу па, пока чуть не наткнулась на массивное кресло. В последний момент мужу удалось подхватить ее:
   - Осторожнее, дорогая! А то придется накладывать тебе настоящую повязку и вызывать настоящего лекаря...
   - Хорошо, обещаю быть осторожнее..., - прижалась она к нему и привстала на цыпочки, запрокинув лицо. Он медленно и нежно прикоснулся к ее губам, ощутив всю сладость ее поцелуя...
   - Ран, я люблю тебя, - прошептала она...
   - Милая моя... - один рывок и все пуговки горохом осыпались на пол...
   - Ран, что ты делаешь... - не дожидаясь ответа и уже полностью принадлежа ему, она обвила его шею руками, освобожденными от платья...
   - Раздеваю тебя, любимая, - подхватывает он ее на руки и несет в ванну.
   - Ран, не уходи...
   Он опускает ее в пенистую воду, и несколько мгновений спустя погружается напротив нее.
   - Иди сюда, - протягивает он ей руки и сажает к себе на колени.
   - Ран... - выгибается она, прикасаясь к нему грудью, он наклоняется и оставляет дорожку поцелуев от ее подбородка до груди. Потом приподнимает ее и сажает намного ближе, входя в нее...
   - Ах, Ран... - выгибается она назад, - Еще, Ран...
   Он наклоняется и целует ее грудь, потом приподнимает и вновь опускает ее хрупкое тело.
   - Еще, Ран... Еще... - выгибается она, впиваясь ноготками в его плечи...
   - Элен, любимая... - его движения становятся все быстрее и сильнее...
   - Ах, Ран... Ран... - срывается она с шепота на крик.
   - Элен, моя Элен, - шепчет он, чувствуя ее божественные спазмы...
   - Ран... - откидывается она назад. Он делает еще одно, последнее движение и прижимает ее к себе...
   - Милая моя, единственная... - его тяжелое дыхание смешивается с таким же ее.
   - Ран, любимый... - она кладет свою голову ему на плечо, и ее светлые кудряшки лезут ему в рот и глаза, смешиваются с его черными волосами... Она прижимается к нему, ее ноги уже давно обвили его, лишив возможность уйти...
   - Мой, только мой, - шепчет она, одним своим голосом срывая у него все тормоза...
   Мгновение спустя он склоняется над ней, лежащей на постели. Ее грудь высоко вздымается, но в глазах пляшут демоны:
   - Ран, ты такой непредсказуемый...
   - Элен... - его губы обхватывают ее, она изгибается, прижимаясь к нему... Он резко раздвигает ее ноги и входит в нее.
   - Ран, еще, Ран, сильнее... - сквозь туман слышит он.
  
   - Элен, родная... - поворачивается и нависает он над женой. Она еще тяжело дышит...
   - Ран, что это было? Нет, мне понравилось, - пытается она отдышаться, - но, что это было?
   Он проводит рукой над ее телом, останавливаясь над местом сосредоточения ее жизненной энергии и потом над ребенком...
   - Ты знаешь, но, похоже, наш вампиреныш начал вампирить...
   - Ран! Ты о чем? - чуть приподнялась она. Он тут же прижал ее к себе.
   - Наш магический ребенок потребовал себе энергии и сумел подчинить и тебя и меня... Элен, боюсь, что тебе придется смириться с его требованиями на ближайшее время...
   - Ран... Мне было безумно хорошо... Только, давай будем считать, что вся инициатива исходила от тебя! А не от этого малолетнего... - ткнула она пальцем в живот.
   - Как пожелаешь, любимая, - погладил он ее животик.
   - Ран, покажи мне его!
   Рандольф усмехнулся:
   - Хорошо, иди сюда...
   Он уложил ее к себе на плечо, потом взял ее руки в свои и положил их на ее живот.
   - Что ты видишь?
   - Ярко-желтую сферу... Ой, там внутри... Ран, у него ручки и ножки... Ран, он такой хорошенький...
  
  
   ***
  
   Утро... Нет, правильнее, наверно, все-таки день... День начался с визита целителя Лириуса. Тиника смущенно заглянула в спальню:
   - Ваша Милость, вы уже проснулись?
   - Да, Тиника, доброе утро. Что-то случилось?
   - Там целитель Лириус, очень настойчиво желает вас осмотреть, - Тиника раздвинула тяжелые занавеси на окне и распахнула створки, впуская в комнату солнечный свет, многоголосье птиц и аромат цветущих под окном кустов, очень напоминающих наш жасмин...
   - Пригласить его? - протянула Тиника мне пеньюар.
   - Его Милорд пригласил? - я лихорадочно вертела ступнями, пытаясь определить, перевязана ли нога. О, муж, как всегда на высоте - пошевелить левой ногой было практически невозможно.
   - Нет, Ваша Милость, он сам пришел. Говорит, что не может оставить такую важную пациентку без присмотра...
   - Ну, что ж... Зови! - обреченно откинулась я на подушки.
   - Ваша Милость! Позвольте поинтересоваться вашим самочувствием? - склонился в низком поклоне целитель Лириус. Сегодня он был одет еще более... э-э-э... ярко... Я с умилением рассматривала розовые штанишки, кружавчики и бантики...
   - Благодарю вас, но право, не стоило себя утруждать визитом. Мне уже значительно лучше.
   - Что вы, что вы, Ваша Милость! Визит к вам это никакой не труд, а весьма приятная возможность увидеть вас. Тем более, что Ее Величество чрезвычайно озабочено вашим здоровьем.
   - Ее Величество? Право, я польщена, что столь высокопоставленная особа уделяет внимание своей скромной подданной... И чем же вызван этот интерес?
   - Ее Величество очень сожалеет, что вы, Ваша Милость, не сможете присутствовать на похоронах Его Высочества...
   - Ах, да... Такое несчастье! Передайте Ее Величеству мои самые искренние соболезнования... А когда похороны?
   - Через два дня. Мне тоже очень жаль, что вы не сможете проститься с Его Высочеством, Ваша Милость, потому что вам просто необходим постельный режим еще на неделю, как минимум... Я так и передам Ее Величеству. А сейчас, позвольте откланяться...
   - Я благодарю вас за заботу... Ваш гонорар...
   - Что вы, что вы... Никакого гонорара... Это была моя личная инициатива... Желаю вам скорейшего выздоровления, Ваша Милость. И прислушайтесь к совету целителя - вам просто необходим сельский воздух... - с этими словами целитель Лириус поклонился еще раз и покинул комнату.
   Ой, что же это происходит? И чем я вызвала столь пристальное внимание королевы? Или все эти недомолвки про нее и герцога, правда? Ой... Ран... Где же ты?
   Тихонечко приотворилась дверь и в нее скользнула Тиника:
   - Ваша Милость, у вас все в порядке?
   - Да, Тиника, спасибо. Помоги мне до туалетной комнаты добраться...
   - Ваша Милость, - подхватила меня под руку служанка, - там к вам еще посетители.
   - Кто? - схватилась я за дверь.
   - Лорд Велкинфум и леди Миель.
   - Тиника, спасибо, я дальше справлюсь сама. Попроси, пожалуйста, накрыть завтрак и пригласи гостей.
   - Я могу прислать вам в помощь Капу...
   - Не надо, я справлюсь, мне уже лучше...
  
   - Леди Элен, позволите? - подхватил меня на руки лорд Авар и усадил на кресло у стола.
   - Благодарю вас. Леди Анина, очень рада видеть вас! Это так замечательно, что лорд Авар привел вас!
   - Ах, леди Элен! Мы все так переживали за вас! Как вы себя чувствуете?
   - Благодарю вас, уже значительно лучше.
   - Но вам крупно повезло, что вы не попали на тот бал! Ах, это такой кошмар! Вы себе представить не можете, насколько бесцеремонны и наглы все эти дознаватели! Они имели наглость допрашивать всех присутствующих!
   - Ах, леди Анина! Они и ко мне приходили!
   - Но вас же не было на балу!?
   - Анина! Я имела глупость заказать голубое платье! И все почему-то решили, что на балу была именно я!
   - О, Боги! Спутать вас, леди до самых кончиков пальцев, с той вульгарной особой, что так увивалась вокруг герцога?! Да только слепой не увидит разницы!
   - Леди Анина! Это вы видите разницу! А эти дознаватели... Они же даже не отличат лазурный от синего-чирока!
   - Ах, как вы правы! У мужчин такое плохое цветовосприятие! - метнула она взгляд в сторону лорда Авара, отошедшего к окну и пристально что-то выглядывающего в саду...
   - И не говорите, леди Анина... - сдержала я улыбку, - Вы не составите мне компанию за завтраком? - кивнула я на вошедших с подносами служанок.
   - От чашечки кофе не откажусь, - улыбнулась леди Анина.
   - Лорд Авар! Вернитесь к нам, пожалуйста! Нам без вас очень скучно! - улыбнулись мы с леди Аниной, прекрасно поняв друг друга.
   - О, мои милые леди! Что вы желаете от вашего верноподданного?
   - Лорд Авар, вас не затруднит подать мне чашечку кофе с молоком и вот ту булочку с маком? - указала я на блюдо с выпечкой...
   - Всегда к вашим услугам, леди Элен.
   - Прошу вас, присоединяйтесь к нашему завтраку...
   - Леди Элен, - обратилась ко мне леди Анина, - я слышала, что вы ищете камеристку?
   - Хм, возможно... - посмотрела я на Авара.
   - Камеристку для своей супруги искал лорд Штумарт... У вас есть кандидатуры, леди Анина?
   - Да. Я хотела порекомендовать вам приятельницу моей матушки леди Мору. Очень достойная дама из древнего, но, увы, обедневшего рода... Возможно, она даже больше подошла бы на роль компаньонки, но в любом случае, ваша репутация, леди Элен, будет просто безукоризненна! О том, что леди Мора глуха на правое ухо и несколько плохо видит, никто не знает... - чуть улыбнулась леди Анина.
   - Вы забыли добавить, моя дражайшая леди, что она еще несколько прихрамывает и периодически засыпает...
   - Ах, лорд Авар! Но, это же такие мелочи для камеристки! Главное - это ее социальный статус! А он просто безупречен!
   - Берем! Берем! Берем! - рассмеялась я.
   - Я была уверена, что она вам подойдет! - мило улыбнулась леди Анина.
   Потом мне рассказали последние новости высшего света. Мои предположения о более чем дружеских контактах Ее Величества с Его Высочеством были полностью подтверждены, было сообщено, что дамы Света и полусвета скупили все сине-голубые материи, что господин Жан Пимоль открыл еще две мастерские и, что целитель Лириус убеждает всех, что моя травма ноги практически не совместима с жизнью...
   Мы как раз обсуждали последнюю новость, когда к нам присоединился Рандольф.
   - Рад видеть вас леди Анина, Авар! - вежливый кивок, - Как вы себя чувствуете, дорогая? - подходит ко мне.
   - Все замечательно, Рандольф. Меня сегодня навестил господин Лириус... Сказал, что мне необходимо еще с неделю постельного режима...
   Три пристальных взгляда на меня. Серебристая завеса.
   - Элен, вы можете не опасаться меня... Я полностью в курсе всех событий... Мой муж погиб из-за герцога Линойского...
   Лорд Авар, подтверждая, кивнул головой.
   - Элен, что сегодня произошло? - взял меня за руку Рандольф.
   - Меня навестил целитель Лириус. Он не осматривал меня, но сказал, что мне необходима неделя полного покоя. И, что моим самочувствием обеспокоена сама королева...
   - Авар, нам необходимо уехать!
   - Ран! Все уже готово, можете переезжать хоть сейчас!
   - Нет, Авар, завтра... Ты камеристку нашел?
   - Леди Анина порекомендовала одну свою знакомую.
  
   Через два дня мы переехали в пригородный особняк. Основные работы были уже закончены, оставались только гостевые комнаты...
  
  
   ***
  
   Элен сразу взялась за благоустройство дома. Ее платье мелькало то в одном, то в другом конце дома, а звонкий голосок, казалось, раздавался со всех сторон. Новая камеристка - леди Мора - оказалась высокой сухощавой дамой, неизменно одетой в строгое темно-синее платье с кружевным воротничком и с неизменным молитвенником в руках. Правда, никто никогда не видел, чтобы она читала его, данная книга использовалась исключительно для того, что бы погрозить нерадивым служанкам всеми карами богов. Ну, а "нерадивыми" в понимании данной весьма уважаемой леди, служанки были по определению. Она резво взялась за воспитание служанок, особенно доставалось самой молоденькой Капе. Тиника и Селин, успевшие до этого поработать в других домах, были более привычны к капризам хозяек, и часть замечаний просто пропускали мимо.
   На третий день Элен застала плачущую Капу и велела леди Море прекратить истязать служанок.
   - Но, Ваша Милость! Они совершенно отбились от рук! Их просто необходимо воспитывать!
   - Я очень признательна вам, леди Мора, за заботу, но с воспитанием служанок я справлюсь сама!
   - Но вам нельзя волноваться, Ваша Милость!
   - Вот и не волнуйте меня! Лучше помогите расставить мебель, которую привезли для малой гостиной!
   - Ваша Милость! Вы собираетесь сами расставлять мебель?
   - Леди Мора! Конечно же, нет! (У Элен мелькнула шальная мысль сказать далее, что она хочет попросить об этом леди Мору, и таким образом избавиться на несколько дней от утомившей и ее своей опекой камеристки) Я имела в виду, придумать, как ее лучше расставить.
   - Ох, - облегченно выдохнула пожилая леди, - всегда готова помочь вам, Ваша Милость.
   Вся сложность с расстановкой мебели заключалась в том, что в спешке мастер перепутал гарнитуры для малой и большой гостиной и сделал обивку тканями не соответствовавшими цвету стен. И, если для большой гостиной просто дозаказали еще пару кресел и софу, то в малой гостиной было необходимо решить, что из гарнитура отправится на чердак. А мебель была такой красивой... Элен вертела и крутила обстановку и так и сяк, стараясь разместить весь гарнитур. Леди Мора вскоре утомилась и прикорнула в кресле, так еще и стоявшем в коридоре. Элен продолжила истязать своими фантазиями слуг в одиночку... Наконец, она смирилась с тем, что два кресла и один диванчик, ну, никак не влезают в эту комнату, и велела отнести их на чердак.
   - Кресло вместе с леди нести? - спросил высокий широкоплечий парень, обычно исполняющий обязанности кучера.
   - А? - не сразу поняла его Элен, - Нет, Антуан, - хихикнула она, вспомнив, что вроде Тиника как-то обмолвилась, что он начал ухаживать за Капой, - пусть пока здесь постоит...
   - Да я могу и сейчас отнести, Ваша Милость, мне не трудно...
  
   Лорд Рандольф, вернувшийся из города, еще с подъездной аллеи заметил стройную фигурку своей жены. Она, отчаянно жестикулируя, спорила о чем-то с садовником и была так поглощена этим, что не сразу заметила подъехавшую карету.
   - Добрый вечер, дорогая, - приобнял и поцеловал ее лорд Рандольф, - что вы так возбужденно обсуждаете?
   - Ах, Рандольф! Мы с Тиникой никак не можем доказать Порху, что каписы надо посадить в центре, а летонию по краю! Иначе каписы закроют рутоллу!
   - Порх! Сделайте, как они хотят... - устало посоветовал лорд, которому все эти названия абсолютно ни о чем не говорили.
   - Ваша Милость! Но каписы рядом с бочарником погибнут...
   - Боюсь, что в противном случае погибните вы, - смеясь, посмотрел герцог на свою жену, уже набравшую воздух для достойного ответа... Тиника опередила ее:
   - А мы бочарник поменяем местами с рутоллой, так еще и красивее выйдет - рутолла будет цвести светло-розовым, рядом с темно-зелеными каписами смотреться будет просто замечательно!
   - Порх, советую вам сдаться...
   - Как прикажете, Ваша Милость... - склонился в поклоне садовник.
   - Вы довольны, дорогая? - подхватил жену под руку герцог и повел в дом, - Чем еще вы сегодня занимались?
   - Рандольф, тот гарнитур так и не поместился в малую гостиную! Диванчик и два кресла пришлось отправить на чердак! Ой! - остановилась вдруг она и испуганно прикрыла рот рукой, - Тише, там, в коридорчике, напротив малой гостиной, спит леди Мора... Не будите ее, пожалуйста...
   - Элен, а почему она спит в столь не подходящем для этого месте?
   - Ну, так получилось... Она очень утомилась, переставляя мебель...
   - Дорогая, я надеюсь, вы не заставили пожилую леди перетаскивать с места на место стулья и кресла?
   - Нет. Хотя, каюсь, такая мысль приходила мне в голову... Рандольф, а мы можем вернуть ее обратно?
   - В каком смысле?
   - Ну, отказаться от ее услуг? Она совсем замучила моих служанок, а Капу довела сегодня до слез...
   - Нет, дорогая. Мы не можем сейчас отказаться от ее услуг, это может плохо сказаться на вашей репутации, но я побеседую с леди Морой, напомнив еще раз в чем заключаются ее обязанности...
   - И в чем?
   - Исключительно в сопровождении вас на прогулке и присутствии рядом с вами, если кто-то пожелает вас навестить в мое отсутствие.
   - Ну, это я как-нибудь переживу... Рандольф, а у вас еще много дел осталось в городе?
   - Вы что-то хотели, дорогая?
   - Ран, - прижалась она к нему, - я просто очень соскучилась...
   Герцог обнял жену и поцеловал ее.
   - Хорошо, дорогая. Я постараюсь завтра освободиться пораньше и весь следующий день проведу с вами. А сегодня после обеда мы с вами прогуляемся к реке, говорят, там чудные места.
   - Это просто замечательно! Пойдемте же скорей в столовую, обед уже должен быть готов!
  
   Элен выхватила у него руку и выбежала на прибрежный песок, ловко скинула туфельки и, высоко подхватив юбки, осторожно вошла в воду.
   - Элен! Чулки! - только и успел крикнуть лорд Рандольф.
   - Я их уже давно сняла! - рассмеялась Элен, - Вода такая теплая! Рандольф, а у вас женщины совсем-совсем не купаются?
   - Только в специальных купальнях. Прикажите выписать вам? - усмехнулся лорд, вытаскивая жену из воды, - И где ваши чулки, Элен?
   - Дома, в большой напольной вазе.
   - Боги! Что они там делают?
   - Прячутся от леди Моры. Рандольф, я не буду летом носить шерстяные чулки!
   - Дорогая, но босиком совсем не прилично...
   - Хорошо, завтра тонкие надену... А вы действительно сделаете мне купальню?
   - Да, дорогая, только пообещайте не купаться одна и всегда брать с собой кого-нибудь из умеющих плавать слуг.
   Они медленно шли по тропинке вдоль берега. В этом месте берег был довольно высок и с него открывался прекрасный вид на реку, луга с другой стороны реки и поле, на котором уже что-то колосилось, и в котором терялась тропинка.
   - Рандольф, а что это за дом, там, за полем?
   - Авар сказал, что этот дом на лето сняла какая-то пожилая пара. А вон там, за лесом, видишь башни? Это замок маркиза Тринель. Маркиз стар и очень болен, он уже давно не выходит. В ближайшие дни нам надо будет нанести ему визит вежливости и познакомиться...
  
  
   ***
  
   На следующий день я с нетерпением ждала возвращения мужа. Мне столько всего надо было ему рассказать!
   Утром выяснилось, что "расстановка" мебели пагубно сказалась на здоровье леди Моры - у нее опять заболели суставы. Она мужественно, кряхтя и стеная, пыталась везде успеть за мной, после чего, я велела ей улечься в постель и спокойно поболеть, пообещав, что одна никуда не пойду. Я не стала, правда, уточнять, что ключевым в моем обещании является слово "одна", а вовсе не "не пойду", как наивно понадеялась леди Мора.
   После завтрака я вышла из дома в сопровождении Капы и вызвавшегося поднести нам стулья и большой зонт Антуана. Я хотела прогуляться до реки. День обещал быть жарким, к тому же, надетые по этикету чулки, платье с длинным рукавом и закрытым воротом, широкополая шляпа, никак не улучшали моего состояния и соответственно настроения. Мне казалось, что у воды должно быть прохладнее... Я шла по тропинке, вертя над собой кружевной зонтик, Капа и Антуан, как и положено слугам отставали от меня шагов на двадцать. Вот тропинка свернула и начала спускаться к берегу, когда я заметила, что так понравившееся мне вчера место уже занято. Пожилой мужчина и пожилая леди сидели около столика, на котором был сервирован завтрак, леди намазывала что-то на кусок хлеба, а мужчина разливал по чашечкам кофе. Я хотела уже развернуться и уйти, как сильный порыв ветра сорвал с головы мужчины шляпу и бросил прямо к моим ногам. Мне ничего не оставалось, как только поднять ее и вернуть подбежавшему владельцу.
   - Ах, благодарю вас, юная леди! Вы спасли меня! Вы вернули мне мою любимую шляпу! Я никогда не смогу расплатится с вами за оказанную услугу!
   - Право, это такая мелочь... - рассмеялась я, слегка смутившись от его столь восторженных благодарностей.
   - Корнелиус! Прекрати смущать девочку! - подошла к нам леди, - А вы, наверно, наша новая соседка?
   - Да. Мой муж купил поместье "Осенние листья", что бы мы могли жить здесь летом.
   - А где вы живете зимой? - спросила леди.
   - В Лунной Долине...
   - Так вы леди Штумарт герцогиня Налданосская?
   - Да, уже почти две недели...
   - Ох, леди! Простите ради Богов! Я и забыл, что не представился! - звонко хлопнул себя по лбу мужчина.
   - Мастер Корнелиус Фрек. А это - моя жена леди Магдалин.
   - Очень приятно. Элен. А вы - маг?
   - Да. А что вас так удивило?
   - Твой внешний вид, Корнелиус! Девочка привыкла, что все маги выглядят молодыми и привлекательными! Леди Элен, о... Вы позволите так вас называть?
   - Да, конечно...
   - Леди Элен, позвольте пригласить вас к нашему скромному столу? Я вижу, что вы тоже собирались посидеть у реки... - указала леди Магдалин на стоящих чуть в отдалении слуг.
   - Благодарю, почту за честь, - махнула я рукой Антуану, подзывая его.
   Антуан установил стул и зонтик, который очень понравился леди Магдалин, потом я отпустила слуг, позволив им пристроиться в некотором отдалении в тени. Вернуться домой они категорически отказались.
   - Леди Элен, и как вам живется в Лунной Долине?
   - Это довольно своеобразное место и я еще не привыкла к нему... Мне очень радостно, что муж решил на лето привезти меня сюда. Хотя... Хотя Лунная Долина по-своему тоже прекрасна...
   - Лунная Долина, так же как и весь остров Налданосс, всегда были запретными территориями. Мы очень мало знаем про них... Если вы, хоть немного, сможете мне про них рассказать... Мне, как ученому, занимающемуся социологической философией это будет безумно интересно!
   - Мастер Фрек! Я всегда с удовольствием помогу вам! - но тут я вдруг подумала о том, что может это неспроста остров Налданосс был засекреченной территорией, - Если мой муж не будет возражать...
   - О, леди Элен! - вступилась за мужа леди Магдалин, - Не подумайте чего плохого, эти ученые... Мы совершенно не желаем выведать какие-то ваши тайны... Это все чисто обывательский интерес. И, если вы не возражаете, мы хотели бы сегодня прибыть к вам с визитом вежливости... Вечером, когда ваш муж будет дома.
   - Леди Магдалин, Мастер Фрек! Мы всегда будем рады принять вас у себя! Но, не могли бы и вы удовлетворить мое любопытство...
   - Что вас интересует, милая леди Элен?
   - Почему вы сказали, что Мастер Фрек не похож на других магов?
   - Ах, милая моя леди Элен! Это все из-за меня! Я - обычный человек, без всяких магических навыков... Мы познакомились с Корнелиусом, когда он попал в госпиталь, где я ухаживала за ранеными. Мне было тогда всего двадцать лет, и я училась на лекаря. Ох, видели бы вы, как красиво он за мной ухаживал... А каким красавцем был он сам!... Наши семьи были против, но разве можно остановить молодые любящие сердца? Мы поженились вопреки всем. И я ни разу за все эти годы не пожалела о своем решении! Но... Я была просто человеком, а он практически бессмертным магом... И, когда стало заметно, что я старею быстрее него, Корнелиус наложил на себя заклятие старения... Я сначала ругалась, но потом поняла, что это было единственно правильное решение... Я очень благодарна Корнелиусу за это...
   Наверно, тогда я впервые подумала о том, что я буду стареть, а Рандольф будет по-прежнему молодым и прекрасным...
  
   - Ах, Ран! У нас сегодня будут гости! - обняла я мужа.
   - Я сегодня познакомилась с нашими соседями, что снимают дом за полем. Мастер Фрек и его жена леди Магдалин хотели сегодня нанести нам визит вежливости... Ран, - прошептала я ему на ухо, - а что это такое?
   Щелчок пальцами, серебристая завеса...
   - Элен, что именно ты не поняла?
   - Что такое "визит вежливости"? И кто и кому его наносит?
   - Ох, родная... - погладил меня по голове муж, - "визит вежливости" - это такая форма знакомства с соседями... Кто и кому? Здесь все еще сложнее... Обычно, более низкие по социальному статусу более высоким... Но, существует куча поправок на возраст, длительность проживания и так далее... Если Мастер Фрек и его жена решили сами нанести нам визит вежливости - просто замечательно! Очень часто разногласия между новыми соседями возникают именно на почве первого знакомства... Когда они хотели прибыть?
   - Вечером. Когда ты вернешься...
   - Тогда, наверно, надо выслать им приглашение... - Рандольф щелкнул пальцами, и маленькая серая летучая мышка затрепетала крыльями около него. Еще одно неуловимое движение, и мышка вылетела в окно...
  
   Мастер Фрек и леди Магдалин прибыли буквально через двадцать минут...
   Сначала последовали обычные при знакомстве расшаркивания, а потом Рандольф, увидев мою кисло-перекосившуюся физиономию, пригласил всех в нашу чайную гостиную. Леди Маргарет долго восхищалась видом, открывавшимся из большого окна, выходящего на балкон. Сейчас окно было распахнуто, и балкон становился продолжением комнаты. Ароматы вечерних цветов вплывали в нее, создавая впечатление беседки в саду, закатное солнце золотило комнату, ночные птицы настраивали свои голоса... Все было так волшебно-нереально...
   - Ах, леди Элен! Эта ваша комната просто бесподобна! Она как продолжение сада! Если позволите, я бы посоветовала вам, поставить здесь еще большие напольные вазы с живыми цветами...
   - О, леди Маргарет! Это то, что надо! А я все ломала голову... Вот казалось мне, что в комнате не хватает цветов... Представила кашпо на стенах - не то... Конечно же, напольные вазы! Леди Маргарет... А вы не откажитесь посмотреть весь дом и что-то мне посоветовать?
   - А почему только Маргарет? Я тоже хочу посмотреть дом и посоветовать! - вклинился в наш разговор Мастер Фрек. Хм, надо отметить, что за время нашего разговора с леди Маргарет они с Ральфом успели ополовинить бутылочку эльфийского вина...
   - О, Мастер Фрек!
   - Леди Элен, зовите меня просто Мастер Корнелиус...
   - Хорошо, - кинула я на мужа несколько возмущенный взгляд, он в ответ развел руками, - Мастер Корнелиус! Ваши советы будут для нас, хм, вернее для меня, просто бесценны! Мы сейчас пойдем смотреть дом, или после чая?
   - После чая, - взглянул на супругу Мастер... Корнелиус.
   Во время чая (с какими-то наливками...) обстановка стала еще более непринужденной... Леди Маргарет рассказала, что Университет она все же закончила, но, выйдя замуж, никогда не помышляла о карьере лекаря... Хотя с успехом применяла свои знания и умения, помогая ближним. Потом она многозначительно посмотрела на мой живот (неужели уже видно?!) и загадочно и многозначительно произнесла:
   - Если вам, леди Элен, что-то понадобиться, всегда можете обратиться ко мне...
   - Благодарю вас, леди Маргарет...
   Потом мы с Рандольфом провели экскурсию по дому, выслушивая восхищенные "охи" и "ахи" и, принимая дельные советы...
   Распрощались мы очень довольные друг другом, договорившись с леди Маргарет около полудня встречаться на берегу... Рандольф уверил чету Фреков, что может полностью доверить им меня...
  
   -Ран, тебе понравились наши соседи? - положила я голову к мужу на плечо, он продолжал задумчиво перебирать мои волосы.
   - Да, очень милые люди.
   - Ран, я только не очень поняла, чем занимается Мастер Фрек?
   - "Философия взаимодействия видов"?
   - Да. Что это такое?
   - Ах, дорогая, как же это тебе объяснить попроще... Ты, конечно, понимаешь, что в данном случае под "видами" имеются в виду не орки и не эльфы... Мастер Фрек служит в организации, занимающейся контактами с параллельными мирами...
   - С какими? - от удивления я даже села.
   - С параллельными... И, один из них, по-видимому, твой... - притянул меня муж обратно.
   - А как они с ними контактируют?
   - Существуют межмировые порталы. Изучением возможности перемещения по ним так же занимаются маги из этой суперсекретной организации. Началось все это очень давно... Еще в стародавние времена, неугодных магов ссылали в параллельные миры, кое-кому из них удалось вернуться. Тогда и начались работы по возможностям перемещения туда и обратно и по межвидовым контактам. Только, Элен, это все засекречено, поэтому не приставай к Мастер Фреку с вопросами...
   Пальцы мужа ласково погладили меня по щеке, сбежали вниз, остановившись и поглаживая грудь...
   - Значит, я смогу вернуться?
   - Элен, - он заметно напрягся, - боюсь, что все не так просто... Эль, - приподнял он меня, вглядываясь в мои глаза, - ты очень хочешь вернуться?
   - Нет. Сейчас - нет, - честно ответила я, - сейчас я хочу быть с тобой, только с тобой...
   - Элен, моя любимая! Моя единственная... - его губы ласково коснулись моих, его руки ласкали меня...
  
  
   ***
  
   Лорд Рандольф бережно переложил головку своей спящей супруги на подушку, она что-то пробормотала и свернулась калачиком. Он поправил на ней одеяло и, легко поцеловав в висок, вышел из комнаты.
   В кабинете его ожидал очередной отчет от казначея и послание от Стражника. В отчете казначея ничего неожиданного не было: опять некоторые из кланов задерживали уплату налогов, кто-то просил отсрочку... С этим он может разобраться и позже... А вот послание Стражника встревожило его. Баронет Тиррель писал, что они задержали мужчину из Клана Долины Садов. Его поймали на кухне, когда он собирался подсыпать какой-то порошок в чан с похлебкой для слуг. Что за порошок им узнать не удалось, потому что задержанный успел выкинуть его в огонь... А еще в лесах опять начали шалить разбойники, и по рассказам крестьян, Касьян со своей бандой тоже подался в леса... Все это требовало его присутствия... Лорд еще раз перечитал письмо Стражника... Сегодняшний день, он, как и обещал, проведет с Элен, а ночью надо будет вернуться в Лунную Долину.
   Тихо скрипнув, отворилась дверь, на пороге босиком в одном тонком кружевном халатике стояла Элен.
   - Ты здесь... - облегченно вздохнула она, - Мне приснилось, что ты уехал. Проснулась, а тебя нет...
   Рандольф подхватил ее на руки:
   - Что ж ты босиком по холодному полу бегаешь? - понес он ее обратно в спальню, - А уехать, дорогая, мне действительно придется... Но это ненадолго, всего на несколько дней.
   - Что-то случилось?
   - Нет, просто надо кое-кому напомнить, что налоги и подати в королевскую казну надо платить вовремя... Но, сегодня, я еще целый день с тобой.
   - А что мы сегодня будем делать? - нежно провела она пальчиком по его щеке и загадочно-призывно улыбнулась.
   - Ах, что мы сегодня будем делать... - не менее загадочно улыбнулся ей муж, укладывая ее на супружеское ложе и склоняясь к ней с поцелуем...
  
   ***
  
   - О, Рандольф... - простонала я, когда его рука опять сжала мою грудь, а язык совершил круг у моего соска... - Ран, по-моему, наше чадушко уже насытилось...
   - А ты? - с усмешкой склонился он надо мной.
   - Ран, а давай позавтракаем...
   - Давай... - его губы коснулись моих, а колено нагло раздвинуло мои бедра.
   - Ран... Это уже граничит с насилием...
   - Тебе плохо?
   - Нет... Хорошо... Я просто умираю... - простонала я, впуская его в себя, и улетая от его прикосновений...
  
   - Эль... Дорогая, я принес тебе завтрак... - коснулись моего лица его пальцы.
   - Ран... Ну, что ты со мной делаешь?
   - Прощаюсь на три дня...
   - Почему на три? - тут же проснулась и уселась я, - Ты же сказал на пару дней...
   - Я сказал "на несколько"... Дорогая, я не знаю, насколько быстро у меня все получится...
   - Ран, там случилось что-то еще?
   - Элен, я не знаю. Во всем надо разбираться на месте.
   - Ран, я с тобой!
   - Нет, дорогая, ты останешься здесь... Я пришлю тебе почтового посланника сразу, как что-то выясню.
   - А я? Я смогу написать тебе?
   - Да, - взмах руки, и с десяток летучих мышей украсили карниз над окном спальни, - тебе хватит?
   - М-м-м... А как ими пользоваться?
   - Просто протянешь письмо...
   - А как они узнают, кому его доставить?
   - Элен! Ты собираешься писать кому-то еще?
   - Кому? А, нет... - я продолжала разглядывать и считать мышек... Двенадцать... - А ты точно через три дна вернешься?
   - Постараюсь.
   - Тогда по три и три пусть в запасе останутся...
   - Элен! - рассмеялся муж, - Если ты считаешь, что три письма за день мало, то я оставлю тебе еще шкатулку с посланниками... Эль, давай позавтракаем?
   - Еще раз? - с ужасом воскликнула я, вспомнив последний "завтрак".
   - Нет, по-настоящему... - рассмеялся Рандольф, - держи! - усадил он меня и поставил мне на колени специальный столик. Потом уставил его тарелочками со всякой снедью, налил мне в чашку какао.
   - Эль, кашу будешь?
   - Не... Какую?
   - Вот, - плюхнул он на тарелку ложку чего-то оранжевого и показал мне.
   - Это что?
   - Ярника... - судя по гримасе, прелесть еще та...
   - А она сладкая? - мне почему-то очень захотелось ее попробовать.
   Муж зачерпнул малюсенький кусочек и положил в рот.
   - Немного, но, если захочешь, можно добавить сахар или варенье...
   - Дай, попробую! - мне протянули тарелку с таким соболезнующим выражением....
   Хм, очень даже не плохо... Хотя, каши я никогда не любила... Эта ярника была похожа на нашу пшенку, ну может чуть более мягкая... И почему сейчас мне так захотелось каши?
   - Ран, положи еще... - протянула я ему тарелку, - И варенья, вот того зеленого, положи!
   - Тебе понравилось? - с искренним недоумением спросил меня муж, накладывая еще каши.
   - Очень даже мило... А почему тебя это так удивляет?
   - Эль... Я кашу последний раз ел перед своим десятилетием... Это было очень много лет назад... И воспоминания о "каше" остались не самые лестные...
   - А почему перед "десятилетием"?
   - У вампиров считается, что в десять лет ребенок сам может принимать решение о своей дальнейшей жизни... Ну, и о своей диете, в частности.
   - Хм, и какую же "диету" избрал ты? Хотя не отвечай! Я угадаю! Ты избрал мясо! С кровью! - я сделала кровожадную физиономию.
   - Ты почти угадала! - рассмеялся Рандольф.
   - Почему "почти"?
   - Мясо - было, кровь - добавилась позднее, а первоначально были еще пирожные...
   - Ты ел мясо с пирожными?!
   - Ну, не вместе... Но, каюсь, пирожные я любил, чуть ли не больше, чем мясо...
   - Уф, - откинулась я на подушки, отодвинув третью, недоеденную, тарелку с кашей, - а почему ты тогда так радостно кормишь кашей меня?
   - Потому что, раз ты ее ешь с таким удовольствием, она нужна нашему маленькому...
   - То есть, это не я хочу кашу, а он?!
   - Ты! Но, для него... Эль, это имеет какое-нибудь значение?
   - Хм... Наверно, нет. Ран, а у вас только одна "каша" существует?
   - Ты возжелала попробовать остальные? Сейчас?
   - Не-е-ет!! Это просто вопрос!
   - Завтра тебе дадут другую. А сейчас - бегом умываться, одеваться, и мы идем на прогулку!
  
  
   ***
  
   Элен, поправляя шляпку, выпорхнула из своего будуара, расположенного по-соседству со спальней. Рандольф тут же подхватил ее:
   - Какая ты у меня красивая! - поцеловал ее.
   - Ран, любимый... Мы сейчас опять окажемся за соседней дверью... - указала она пальчиком на дверь спальни.
   - Нет, тебя просто необходимо выгулять! - смеясь, сверкнул он глазами, - Сейчас мы прогуляемся до реки, а потом нанесем визит вежливости маркизу Тринель. Если ты не проголодаешься после прогулки... - улыбнулся лорд Рандольф, наклоняясь к ней с очередным поцелуем...
   - Лорд Рандольф, - чуть отстранила она его, - Я уже готова. А вы можете испортить мою прическу... - улыбнулась она.
   - Испортить вашу прическу? Что вы, леди! Никогда! - смеясь, чуть отодвинулся он от нее.
  
   Леди и лорд Штумарт чинно, под ручку, вышли из поместья, чтобы, буквально за первым поворотом, закрывающим их от взглядов челяди, слиться в безумном поцелуе...
   - Ран...
   - Эль... Моя любимая Эль...
   - Ран, а здесь никакой избушки нет? - прошептала она, прижавшись к нему всем телом...
   - Тебе нужна избушка? А стог сена не подойдет?
   - Мне подойдет даже нескошенное сено... - пробормотала она между его поцелуями...
   Шалашик косарей на ближайшем поле стал их прибежищем на последующие два круга... Ее обнаженное тело, ее руки, ее возгласы дурманили его... Она отзывалась на каждое его прикосновение... Она впускала его при первом же требовании и сливалась с ним... Ее стоны и крики возбуждали его, и своими прикосновениями он старался доставить ей наслаждение... Он ощущал каждую частичку ее тела, каждый ее позыв...
   - Эль... Родная моя... - вошел он в нее последним сладостным движением, услышав ее вздох... Потом чуть отодвинулся в сторону, поцеловав ее в плечо...
  
   - Ран... - прошептала она, - возвращай все обратно, - указала она на свое платье, - и давай нанесем твой "визит вежливости"...
   - Но ты обещаешь все это продолжить?
   - Да... И даже больше...
   - Хм... Я правильно понял тебя? - ласково скользнул он по ее рукам и зафиксировал их над головой...
   - Да... - хрипло выдохнула она, - или остановись, или...
   Он предпочел второе "или"... Ее губы, ее тело... Ее запрокинутые руки... Он прикасался к ее губам, выпивая с них нектар, он спускался ниже, к ее груди... Ее стоны возбуждали его, ему хотелось раз за разом прикоснуться языком к ее возбужденному соску и услышать это божественное " Ран... Еще... Быстрей..." Он не понимал, что происходит с ним. Ни одна из его предыдущих партнерш не могла завести его одним словом, одним прикосновением... Это удавалось Элен... Только его Элен...
   - Ах, Ран... Еще, пожалуйста... Еще, сильнее... - прошептала она, выгибаясь ему навстречу, и опадая вместе с ним...
   - Эль... - целует он ее почти на грани сознания и падает рядом...
  
   - Леди Элен... Прогулку мы уже пропустили... Визит к маркизу тоже пропускаем? - насмешливо взглянул на свою жену лорд Рандольф.
   - Ран... - протянула она, - если ты уезжаешь, то потом когда? Давай сейчас...
   Одно движение руки, и черная карета уже стоит возле них. Рандольф заворачивает жену в свой плащ, подхватывает ее на руки и вносит в карету. Щелчок бича, и лошади срываются в галоп...
   - Элен, любимая...
   - Ах, Рандольф... Мы едем к маркизу? - она тяжело дышит, но старается придти в себя...
   - Да, дорогая, - выпрямляется лорд Рандольф, убирая видение ее обнаженного тела... - Элен, дорогая, по слухам, лорд Тринель очень болен, но не любит, когда ему об этом напоминают...
   - Ран, - застегивает она платье на груди, - а он живет один?
   - Да, один. Но, вроде у него где-то на юге есть родственники, вроде как брат...
  
   Замок лорда Тринеля поражал своей монументальностью. Замок Штумарт был больше по своей площади... Но его башенки и летящие арки создавали видимость чего-то невесомого, в то время, как замок лорда Тринеля приближал к земле...
   Высокая сухопарая экономка провела лорда и леди Налданосских в гостиную. После того, как она вышла, леди Элен не сдержала смешка...
   - Что вас так развеселило, моя дорогая? - обратился к ней лорд Рандольф.
   - Я просто представила, - шепотом обратилась к нему леди Элен, - что будет, если их познакомить с нашей леди Морой...
   Лорд Рандольф сдержанно хмыкнул...
  
   Спустя несколько мгновений на своем маги-кресле въехал лорд Тринель.
   - Леди Элен! Лорд Рандольф! Вы позволите так обращаться к вам?
   - Да, конечно, - склонился в поклоне Рандольф, его жена присоединилась к нему.
   - Я безмерно рад, что вы навестили меня.
   - Лорд Тринель! - обратился к нему герцог, - Мы просто обязаны были нанести вам визит, как ваши новые соседи... Но, если мы излишне обеспокоили Вас...
   - Что вы, что вы... - проскипел он с кресла... - Ваш визит для меня большая радость! Присаживайтесь, пожалуйста, - указал он на кресла около небольшого столика. Потом взял со стола колокольчик и позвонил в него. На пороге комнаты возникла экономка.
   - Матильда, велите подать чай.
   - Слушаюсь, Ваша Светлость, - чуть присела экономка, кинув недовольный взгляд на гостей.
   - Как вы, наверно, заметили, - продолжал между тем маркиз, - я вынужден вести довольно уединенный образ жизни. Знакомство с вами, Милорд, Миледи, для меня большая честь, и я буду очень вам признателен, если вы иногда сможете навещать меня.
   - Благодарим за приглашение, с удовольствием нанесем вам визит, - поклонился в ответ Рандольф.
   Служанки накрыли на стол, разлили по тонким фарфоровым чашечкам душистый чай и, коротко присев в реверансе, скрылись за дверью.
   - Еще что-нибудь, Ваша Светлость? - спросила стоящая у двери экономка.
   - Нет, Матильда, благодарю. Вы можете быть свободны.
   Экономка недовольно поджала губы и закрыла за собой дверь. Маркиз вдруг весело подмигнул Элен, потом послал блокирующее заклинание на дверь и быстро подкатился к какому-то шкафчику в углу. Достав из кармана какую-то изогнутую железяку, он легко провернул ее в замочке и отворил дверцу.
   - Вы не против, Милорд? - отъехал он от шкафчика, держа в руке красиво-изогнутую бутылку и два бокала, - За знакомство...
   - О, Эльфийский абсент? - удивленно приподнял бровь лорд Рандольф, - Его же не выпускают уже лет пятьдесят...
   - Да, последние бутылки были закупорены пятьдесят три года назад за неделю до обвала в шахте с зелеными грибами... А этой бутылке уже семьдесят пять лет! - маркиз Тринель налил тягучую темно-зеленую жидкость в два бокала. Потом посмотрел на Элен и рассмеялся:
   - Леди Элен! Не смотрите на меня так осуждающе! Я совершенно не запойный пьяница, от которого закрывают все запасы спиртного на ключ! Просто Матильда с чего-то решила, что мне необходима строгая диета и спиртное в нее никак не входит! А, согласитесь, лорд Рандольф, что может быть полезнее, чем бокал хорошего вина к обеду?
   - Ох, извините, лорд Тринель, - смутилась Элен, - я вовсе не осуждаю вас... Но, может быть ваша экономка права и вам действительно нельзя....
   - Деточка! - рассмеялся опять маркиз, - Я уже столько прожил, что мне можно все! А с Матильдой мне просто не хочется ссориться, да к тому же ее муж служит у меня поваром. А повар он преотличный, попробуйте пирожные - это его коронное блюдо!
   - Спасибо, действительно очень вкусные. И чай просто бесподобный! - Элен отпила еще глоточек из своей чашки.
   - А вот за чай надо сказать спасибо леди Магдалин Фрек, она великолепная травница и уже второй год снабжает меня своими чаями и настойками. Супруги Фрек, кстати, и ваши соседи, вы уже познакомились с ними?
   - Да, вчера имели удовольствие, - ответил Рандольф, видя, что рот Элен занят очередным пирожным, - Я так понял, что они не живут здесь постоянно?
   - Мастер Корнелиус привозит сюда свою супругу уже третье лето, как только после какого-то происшествия здоровье леди Магдалин резко пошатнулось. Они не любят об этом вспоминать, поэтому я не знаю, что там произошло... Леди Маргарет уверяет, что здесь она себя чувствует намного лучше, чем в городе, где они живут зимой. Мастер Корнелиус преподает там в Университете... Ну, а леди Маргарет, так же как и здесь, помогает всем страждущим своими замечательными отварами.
   В дверь настойчиво постучали. Маркиз недовольно скривился и виновато развел руками, потом быстро и бесшумно подкатился к шкафчику, убрал туда бутылку и свой бокал, захлопнул дверцу. Рандольф, усмехнувшись, накрыл свой бокал небрежно брошенной салфеткой.
   - Что еще случилось? - сердитым тоном спросил маркиз, снимая заклятие с двери.
   - Вам письмо, Ваша Светлость! - экономка торжественно прошествовала к хозяину, попутно внимательно осмотрев стол и, вроде даже принюхавшись, протянула поднос с лежащим на нем конвертом.
   - Что-то срочное?
   - Не могу знать, Ваша Светлость! - развернулась на каблуках и, прижав к себе пустой поднос, вышла. Маркиз вскрыл конверт, развернул письмо. Его губы недовольно скривились, он пробормотал что-то типа "опять наверняка набедокурил...", потом небрежно засунул письмо в карман и повернулся к гостям:
   - Прошу меня извинить. На чем мы остановились?
   - Да вообще-то мы собирались уже откланяться, - поднялся лорд Рандольф и протянул руку Элен, - Были очень рады познакомиться...
   - Мне, право, жаль, что вы меня уже покидаете, но не смею задерживать... Буду очень рад, если найдете возможность навестить меня еще.
   - С превеликим удовольствием, но, к сожалению не очень скоро. Вынужден на некоторое время вернуться в Долину.
   - А леди Элен будет вас сопровождать?
   - Нет, Элен остается здесь.
   - Тогда вы позволите своей супруге иногда навещать меня?
   - Не имею ничего против...
   Маркиз позвонил в колокольчик:
   - Матильда, проводите наших гостей. И жду вас с визитом, леди Элен.
   - Непременно... - присела, прощаясь, в реверансе Элен, потом взяла мужа под руку.
  
   В карете Элен тут же прижалась к мужу:
   - Ты действительно позволишь мне навестить одинокого холостого мужчину? - подначила она Рандольфа.
   - Ну, ты же будешь не одна, а с леди Морой... Вот заодно и познакомишь ее с Матильдой, - усмехнулся он и поцеловал ее в нос.
   - Ой, Ран... Ты смерти моей захотел? Может, я лучше с леди Магдалин в гости напрошусь?
   - Можешь и с леди Магдалин...
   - Ран, а что это за взрыв и зеленые грибы?
   - Вот об этом ты лучше у лорда Тринеля спроси, он один из главных сомелье королевства и с удовольствием расскажет тебе и про грибы и про шахту, где они росли. Ужинать будешь, дорогая?
   - Ой, нет! Я, кажется, переела пирожных... Вот последнее точно было лишним...
   - Тогда я сейчас уложу тебя спать и отправлюсь.
   - Я провожу тебя!
   - Нет, родная, мне будет спокойнее, если я буду знать, что ты уже спишь...
  
  
   ***
  
  
   Не знаю, что послужило причиной - отсутствие Рандольфа рядом или последняя съеденная пироженка, но спала я отвратительно... Один и тот же сон с небольшими вариациями преследовал меня всю ночь... Всю ночь я куда-то ехала и всю ночь на меня неслась огромная рыжая Татра... Я в испуге просыпалась, уговаривала себя, что это только сон и засыпала опять, что бы вновь проснуться под визг тормозов... После очередного такого пробуждения я не выдержала, встала и подошла к окну, распахнула его. Свежий ночной воздух охладил мое разгоряченное лицо. Огромная луна висела прямо над садом... Я посмотрела на нее и подумала о том, что Рандольф, возможно, тоже сейчас смотрит на нее... Очень захотелось отправить ему Посланника, но я сдержалась, представив, как сможет его напугать такая весточка, ведь я сейчас должна спать...
   Утром меня разбудил озорной солнечный лучик, прорвавшийся в оставленную мной ночью щель между портьер. Я потянулась и подошла к окну. Яркий солнечный день еще только начинался. Щебетали птицы, легкий аромат цветов поднимался в еще прохладном утреннем воздухе... Вдруг передо мной повисла полупрозрачная летучая мышка и бережно опустила в протянутые мной руки небольшой свиток, сразу после этого хлопнув и рассыпавшись мерцающими звездочками. Я рассмеялась и сняла со свитка серебристую ленточку.
   "Доброе утро, любимая! Надеюсь, ты выспалась? Я уже скучаю по тебе, по твоему маленькому носику, нежным ушкам, сладким губкам... Я постараюсь вернуться как можно быстрее, будь умницей, сейчас иди и как следует позавтракай! Целую каждый твой пальчик. Ран."
   Я прижала письмо к груди, потом подбежала к конторке, достала чистый листок бумаги, обмакнула перо в чернила... Просушила написанное мелким песком, свернула лист бумаги в трубочку и перевязала кокетливым бантиком, протянула свиток одной из мышек, что висели на карнизе. Она обхватила послание лапками и тут же исчезла. Я еще раз перечитала письмо мужа и почти счастливая пошла умываться.
  
   После завтрака опять состоявшего из каши и чая с булочками я навестила все еще продолжающую недомогать леди Мору, в очередной раз пообещала ей вести себя прилично и, позвав Капу и Антуана, направилась к реке. На берегу еще никого не было, я удобно расположилась в кресле и откинулась назад, подставив лицо солнцу. Ох, сейчас бы купальничек и позагорать... И тут же накатили воспоминания...
   Только что закончилась летняя практика, и начались каникулы. В первые же выходные мы с Наташкой - Натали, как она себя величала, рванули на полигонку, что проходила в каком-то заброшенном имении километрах в трехстах от города. Что-то из средневеково-эльфячей жизни... Ну и, конечно же, нас, как особо-приближенных фрейлин императрицы, "траванули" на первом же балу... Хорошо, что хоть под утро... Хоть потанцевать успели... Как "отравленные" и "абсолютно мертвые" мы отстранялись от игры до тех пор, пока нас не спасет "прекрасный принц со товарищи" не то напоив "зельем жизни", не то поцеловав... По нашим расчетам это могло произойти не раньше вечера... А пока... Нам надоело сидеть в темном подвале, гда Мастера устроили "мертвятник", и мы банально сбежали оттуда...
   Мы привольно расположились с Наташкой на берегу реки, расстелив в высокой траве свои нижние юбки и раскинувшись на солнышке... Высоко в небе плыли облака, в траве трещали кузнечики, впервые за последний год никуда не надо было спешить...
   - Ленка, - мечтательно начала подруга, - а ты хотела бы на самом деле пожить в таком мире?
   - Каком таком? - я совсем разомлела на солнышке, лениво было даже думать...
   - Ну, вот как у нас в игре - с принцами, принцессами, волшебством...
   - Отравлениями и убийствами... - в тон ее продолжила я.
   - Лен, ну не всех же травили! Кто-то и выживал...
   - Не знаю... Платья и прически, конечно, у них были красивые... Да и, хм, благородных мужчин, пожалуй, было побольше... Наверно, на пару деньков бы не отказалась...
   - Почему всего на пару? - даже привстала Наташка.
   - А потом стало бы скучно - телефона нет, интернета - нет, никого не знаю... И без тебя бы соскучилась! - рассмеялась я.
   Наташка вдруг выпрямилась еще сильнее, что-то разглядывая вдалеке:
   - Ленка! Там лошади пасутся... Пойдем, посмотрим...
   - Где? - тоже подскочила я.
   - Вон, у леса...
   - Пойдем! Только, наверно, надо одеться... В купальниках, наверно, не совсем прилично...
  
   Путаясь в пышных юбках и высокой траве, мы подбирались к лошадкам... Навстречу нам из-за кустов вышел пожилой мужчина.
   - Добрый день, девоньки. Вы, небось, с теми, что в усадьбе развлекаются? Потерялись?
   - Здравствуйте! Нет, мы не потерялись, мы на лошадей пришли посмотреть. А это ваши?
   - Не все. Мы с братом здесь конюшню держим, ну и для желающих конные прогулки устраиваем.
   - Ой, а нам можно?
   - Хм, так кареты у нас нет, барышни...
   - Не, верхом!
   - А умеете?
   - Да! - гордо заявили мы с подругой, считая себя крутыми наездницами после полутора лет занятий в клубе.
   - Ну, вон моя под седлом еще стоит, - указал он на гнедую кобылу с длинной светлой гривой и таким же хвостом, - попробуй, если не боишься.
   Я подошла к лошади, погладила по тонкой удлиненной морде, протянула сухарик, что мы с Наташкой заготовили себе на "обед", она взяла, пощекотав мне ладошку мягкими губами. Мужчина внимательно наблюдал за мной, потом подошел:
   - Хватайся, - кивнул на луку седла, - подсажу!
   Я с готовностью заткнула повыше юбки и, оперлась коленом на подставленные мужчиной руки, сильный бросок, и я уже в седле. Мужчина поправил стремена:
   - Ну, давай! Только очень не лихачь и особо не направляй ее, она сама знает здесь хорошую дорогу.
   - Хорошо! - улыбнулась я, легонько ударяя пятками и посылая лошадь вперед.
   Постепенно лошадка набрала довольно приличную скорость... Это было так волшебно скакать через поле навстречу ветру! И лошадь, похоже, тоже получала удовольствие от этой быстрой свободной скачки. Очень довольные мы повернули обратно... Ой, а что это за шевеление и крики в усадьбе? Ой, похоже, это нас ищут...
   - Наташка! Возвращаемся! Там нас потеряли! - лихо спрыгнула я и отдала поводья мужчине, - Спасибо огромное! Это было так замечательно! Мы обязательно к вам еще приедем!
  
   - Юная леди! Вы рискуете обгореть на солнышке, и завтра ваш хорошенький носик будет пугать всех неестественно-красным цветом... - вырвал меня из воспоминаний знакомый голос.
   - Ой, Мастер Корнелиус! Я так рада, что вы пришли! - вскочила я с кресла, - А где же леди Магдалин?
   - Ей немного недомогается, она решила сегодня не вставать... Но настоятельно велела мне прогуляться до реки и пригласить вас завтра к нам в гости.
   - Но, если леди себя не очень хорошо чувствует...
   - Ах, бросьте! Ей завтра будет уже намного лучше, а ваш визит совсем поставит ее на ноги! - рассмеялся Мастер Корнелиус.
   - Но...
   - Вас что-то еще смущает?
   - Да. Дело в том, что мой муж уехал на несколько дней... А моя компаньонка леди Мора мучается радикулитом уже третий день...
   - Ах, вы об этом... Вам не велено никуда выходить без сопровождения?
   - Да, Мастер Корнелиус, - грустно усмехнулась я.
   - В дороге вас может сопровождать ваша служанка, а в нашем доме вам ничего не будет угрожать... Ждем вас завтра к вечернему чаю. А сейчас, разрешите откланяться, не хочется жену надолго оставлять одну.
   - Да, конечно! Спасибо за приглашение и передавайте леди Магдалин мои пожелания скорейшего выздоровления.
   Мастер Корнелиус поклонился еще раз и исчез в сиреневом портале. Я только удивленно похлопала глазами...
  
  
   ***
  
   Было уже далеко за полдень, а герцог Налданосский все еще разбирался с накопившимися в его отсутствие делами... Вот, вроде и отлажено все, и доверенные люди на ключевых постах стоят, а все равно недельное отсутствие просто погребло его под кучей бумаг! Он потянулся и откинулся на высокую спинку кресла, на мгновение прикрыл глаза. Нет, спать еще рано... Надо подготовиться к Большому совету... Руки непроизвольно взяли сиреневую ленточку, которой было перевязано письмо от Элен... Его Элен... Она, как всегда, была кратка: люблю, целую... А дальше небрежным росчерком пера был изображен его профиль, к носу, щеке и губам шли стрелочки с подписью "сюда", а к последней было еще приписано "много-много раз"... Рандольф усмехнулся, изображен он был просто мастерски... Надо будет предложить Элен заняться рисованием, пока она не начала скучать от безделья... Загородный дом она практически обустроила, опытная экономка, нанятая им еще в городе, вполне справится с хозяйством... С визитами ходить практически некуда... Деятельная натура его жены скоро потребует новых приключений... Надо ее чем-то занять... И рисование, похоже, не самый плохой вариант...
   Герцог потянулся еще раз и взял со стола очередную бумагу. Долина Садов... Вдовствующая виконтесса со своим младшим сыном опять что-то мутят... А виконт Фижи может поручиться за слишком небольшое количество своих людей... Надо ему намекнуть, что он может рассчитывать на поддержку со стороны герцога - необходима лишь его просьба... Нет, этот вопрос на Большой совет выносить не следует... Про это он скажет ему при личной встрече...
   Еще один свиток... От казначея. Озерная Долина, граф Ноккус. Опять просит отсрочки платежей... А вот этот вопрос можно будет поднять на Совете - не со своего же кармана герцог должен оплачивать налоги в казну за всех своих вассалов!
   Перед герцогом повисла еще одна мышка, держащая в лапках свиток с кокетливым сиреневым бантиком... Рандольф улыбнулся и забрал письмо от жены. " Дорогой, - писала она, оставляя недописанные буквы, когда заканчивались чернила на перышке, - могу ли я нанести визит приболевшей леди Магдалин? Я возьму карету и слуг. К моему большому сожалению, леди Море все еще нездоровится, и мне не хотелось бы беспокоить ее...
   Скучаю, но не буду досаждать Вам своими стенаниями.
   Ваша (зачеркнуто) Твоя Элен.
   PS. Кашу съела, воздухом подышала. Эл..."
   Губы герцога расползлись в невольной улыбке... Такими темпами Элен и двенадцати мышек не хватит... Он достал чистый лист бумаги и быстрым как бы летящим почерком набросал ответ... Маленький крылатый посланник отправился в путь.
  
   ***
  
   Остаток дня я провела в библиотеке, разыскивая и записывая сведения по разным цветам и растениям. Дело в том, что в доставленной к обеду почте оказался красочный каталог растений, заказанный нашим садовником. Я выпросила у него этот журнал на один денек, что бы показать его завтра леди Маргарет. Ну, а что бы не оказаться полным профаном в деле цветоводства, пришлось посидеть в библиотеке... Зато теперь я знала, почему Primalus nubile надо сажать с южной стороны, а Primalus alba - с западной....
   Перед сном озаботила очередную мышку доставкой Рандольфу подробного отчета о прошедшем дне, сложила на одно блюдо фрукты и печенье, подобрала в библиотеке душещипательно-любовный роман (под руководством Тиники) и со всем этим богатством забралась под одеяло... Меня хватило страниц на десять...
  
   Утро встретило меня солнечными лучами, пением птиц, ароматом цветов и порхающей надо мной мышкой... Рандольф... Рандольф обещал вернуться завтра к вечеру...
   Я дернула шнурок, вызывая дежурную служанку. Селин тут же вбежала в комнату, присела в реверансе, радостно улыбнулась и побежала отодвигать занавеси и открывать окно:
   - Доброе утро, миледи! Сегодня такой чудесный день будет! На небе - ни облачка! И уже с утра так тепло! - обернулась она ко мне от окна, продолжая также радостно улыбаться.
   - Ты любишь солнце и жару? - улыбнулась я ей в ответ, потому что просто невозможно было не ответить улыбкой на ее радостное лицо.
   - Да, миледи. Там, где я родилась, всегда было очень много солнца!
   - А ты откуда?
   - Я родилась в долине у Серебряных гор... - Селин мечтательно унеслась в воспоминания, а я поняла, что мне неплохо бы подучить географию - в монастыре, где обучалась Соленика, этим явно не озабочивались...
   - Селин, а скажи мне, пожалуйста, летом в сельской местности, во сколько прилично с визитом приехать?
   - Так же как и в городе, Ваша Милость, после полудня.
   - Тогда сейчас приготовь ванну, а потом подавай сразу платье для визитов. Как там себя чувствует леди Мора?
   - Да все так же, миледи, - притворно вздохнула Селин, - но собиралась сегодня спуститься к завтраку...
   - Надо ее навестить... Ей совершенно незачем с больной спиной ходить по лестницам, скажи на кухне, что я распорядилась подать завтрак леди Море в ее комнату...
   - Да, Ваша Милость, с радостью!
  
   Карета была подана, как велел во вчерашнем письме Рандольф с "двумя лакеями". Один открыл передо мной дверцу, второй подал руку, помогая забраться по лесенке... После этого они заняли свои места на запятках. Ух, я, конечно же не стерпела, и чуть отодвинула шторку на задней стенке кареты... Хм, два лакея в черных с серебром ливреях, на запятках... Классненько...
  
   Домчались мы минут за пять... Если бы не всякие эти "этикетные экивоки", я бы прекрасно прогулялась до дома Фреков...
   Мастер Корнелиус встретил меня на пороге:
   - Леди Элен! - он чуть склоняется, целуя мне руку, - Я так рад видеть вас!
   - О, Мастер Корнелиус! Это я рада нанести вам визит!
   - Дорогая леди Элен, я безумно признателен вам, - забирая у меня довольно тяжелый каталог, - Магдалин так ждет вас... - беря меня под руку и сопровождая в дом.
   - Как она себя чувствует?
   - Сегодня уже лучше. И все благодаря вам, как узнала, что вы собираетесь нас навестить, так и ожила! Магдалин! - мы вошли в гостиную, - Смотри, кто к нам приехал!
   - О, леди Элен! - леди Магдалин сидела в высоком кресле за небольшим столиком с разложенным на нем рукоделием, - Я так рада видеть вас, дорогая!
   - Леди, Магдалин, как вы? - подошла я к ней и присела на соседний стул, вдруг понимая, что, возможно от меня ожидали поцелуя в щечку... Хм, надо будет спросить у Рандольфа... Но, сегодня я на это не решилась, хотя, позыв такой был...
   - Не беспокойтесь, со мной все в порядке, леди Элен! Незначительное недомогание, не больше... Расскажите лучше, как вы? Освоились в нашей "сельской" местности?
   - Да, вполне! Я привезла вам посмотреть каталог растений на этот месяц, и хотела бы с вами посоветоваться по поводу некоторых цветов.
   - Новый каталог?! О, это просто замечательно! И какие цветы вас заинтересовали?
  
   Где-то через полтора круга я распрощалась с леди Магдалин, пообещав заказать для нее все заинтересовавшие ее растения. Я уже подходила к своей карете, когда во двор на сером в яблоках жеребце въехал светловолосый модно одетый юноша. Он ловко спешился, небрежно бросил поводья подбежавшему мальчишке и бросил пристальный заинтересованно-оценивающий взгляд на меня. Я, не торопясь, хм, чинно! уселась в карету. Этот взгляд, конечно, польстил мне, но и немного напугал... Как я должна себя вести? Что будет соответствовать местному этикету? В этот раз мне повезло, я имела возможность сделать вид, что ничего не видела...
  
   Дома меня ожидало еще одно послание от Рандольфа... Я отписалась ему, что визит к леди Магдалин прошел успешно и, что по его кошельку будет нанесен ощутимый удар, так как я решила заняться цветоводством... В ответ, почти незамедлительно, прилетела толстенькая розовенькая в оборочках мышка с сообщением, что мне открыт абсолютный доступ ко всем счетам...
  
   Утром, я только собралась прогуляться на берег реки, как явились с визитом лорд Саргавариель и леди Анина.
   - О, дорогая, как вы здесь поживаете? - чмокнула меня в щечку Анина.
   - В общем-то, замечательно, только... - я вздохнула и посмотрела на Авара.
   - Что "только"? - улыбнулся лорд Саргавариель.
   - Всего третий день без Рандольфа, а я уже очень скучаю...
   - Ну, это вполне объяснимо... - поддержала беседу леди Анина, - Я полюбила лето только после того, как овдовела!
   Мы с лордом Аваром, чуть ли не раскрыв рты, уставились на нее.
   - Ох! Простите! Я совсем не то имела в виду! - рассмеялась леди Анина, - Просто сначала каждое лето в имение меня вывозили родители, потом муж... А надо заметить, что имения, как у родителей, так и у мужа, были расположены в такой глуши... У вас, леди Элен, хоть какие-то соседи есть... Поместье моих родителей находилось на юго-западе Илении, но меня абсолютно никуда не выпускали... А поместье мужа было в предгорьях Северных гор... Большое, просто огромное! До ближайших соседей - дня два пути... Я продала его после смерти мужа... - непринужденно взмахнула она веером, - А остальное... - леди Анина сделала какой-тот жест руками, по-видимому, обращенный к их Богам, - слава Богам! Я смогла этим распорядиться!
   - И как же? - сорвалось у меня прежде, чем я успела подумать...
   - У меня несколько элитных курортов на побережье... Вы не хотели бы отдохнуть на море, леди Элен?
   - Право, не знаю... Мой муж... Он так занят...
   - Ох, как же я вас понимаю... Эти мужчины всегда умудряются придумать себе всякие дела!
   - Но в этом им можно только позавидовать... Я бы с удовольствием чем-нибудь занялась!
   - Вот поэтому я и не любила всегда лето! Заняться абсолютно нечем! Ни балов, ни вечеринок! Даже с визитами не особенно походишь - почти все разъехались по своим имениям!
   - Ах, леди Анина! - усмехнулась я, - Я вовсе не это имела в виду под "заняться". Мне бы хотелось заняться каким-нибудь делом. Лорд Авар, может быть, вы сможете мне что-нибудь посоветовать?
   - Ох, леди Элен... Право, даже не знаю, что вам и ответить... Ваше положение в обществе дозволяет вам из всех "дел" только возглавить какой-либо благотворительный фонд... Но летом... Летом общественная жизнь тоже замирает. Хотя, знаете, есть у меня одна идея... Мне очень понравилось, как лихо вы придумали себе костюм на бал... Не хотели бы вы нарисовать еще несколько эскизов платьев? Я мог бы показать их господину Пимолю. Диктовать моду в стране - это занятие достойное герцогини.
   - Пожалуй, это интересно! Только я бы не хотела, что бы мое имя афишировалось, не думаю, что Рандольф одобрит такую известность для меня. К тому же Ее Величество...
   - Ее Величество уже завела себе нового фаворита... Так что не думаю, что с этой стороны стоит чего-то опасаться... - усмехнулась леди Анина, - А я бы с удовольствием занялась демонстрацией новой моды!
   - Леди Анина, благодарю вас за поддержку, но не могли бы вы в таком случае прислать мне модные журналы за несколько последних лет? Сами понимаете, в монастыре, где я обучалась...
   - Конечно, милочка! Сегодня же вечером и вышлю!
   - А я пришлю вам бумагу для эскизов и специальные цветные мелки.
  
  
   ***
  
  
   Лорд Рандольф вышел из портала. Он не ожидал, что вынужден будет так задержаться, и собирался вернуться гораздо раньше... Поэтому и портал теперь открыл в гостиную, а не в спальню, что бы не напугать спящую Элен... Но, вопреки его ожиданиям, Элен еще не спала. Стоя коленками на стуле и иногда почти ложась животом на стол, она что-то разглядывала в разложенных по всему столу журналах и книгах, потом что-то записывала и зарисовывала на лежащем перед ней большом листе бумаги. Она была так увлечена, что даже не заметила его появления.
   - Леди Элен, почему вы до сих пор не в постели? - тихонько спросил лорд Рандольф.
   - Сейчас иду, леди Мора, я уже почти закончила, - отмахнулась Элен, потом вдруг ойкнула и резко развернувшись, соскочила со стула.
   - Ран! Ты все-таки приехал! - с радостной улыбкой бросилась она в объятия мужа. Он подхватил и закружил ее, потом аккуратно поставил на пол и, убрав выбившуюся прядку с лица, нежно коснулся ее губ поцелуем.
   - Вы так и не ответили, леди Элен... Почему же вы не в постели? - продолжая прижимать ее к себе и глядя в ее счастливые глаза, спросил он, будучи не в силах сдержать улыбку.
   - Я так соскучилась... И я ждала тебя... - Элен обхватила его руками и спрятала лицо у него на груди.
   - Поэтому и назвала меня "леди Мора"?
   - Да она уже раз двадцать заходила! Ну, я же не маленькая! Сама знаю, когда спать ложиться!
   - Ну и как, теперь пора? - погладил он ее по голове, потом одним движением руки потушил большую часть горевших вокруг стола свечей и подхватил жену на руки.
   - Теперь пора, - обняла она его за шею.
  
   Лорд уложил свою ценную ношу на кровать и приподнял подол платья, намериваясь снять туфельки. Хм, так вот почему в гостиной ему открылся такой соблазнительный вид, подумал Рандольф, не обнаружив нижних юбок. Корсета на ней тоже не было - это он определил еще в гостиной, когда обнимал ее. Судя по всему, под платьем вообще ничего не было... Но воспитывать жену и наставлять ее на путь истинный, не было никакого желания.
   Туфельки отлетели в сторону, лорд не удержался и самым хулиганским образом провел пальцем по стопе...
   - Ран! Не щекоти! - взвизгнула Элен и отдернула ногу, еще больше задрав подол. Потом хотела поправить его, но муж опрокинул ее обратно на подушки и, усевшись рядом и медленно проведя пальцем по щеке, спросил:
   - И чем таким интересным занималась моя женушка, что даже спутала меня с леди Морой?
   - Ран... - Элен затеребила кисточки на поясе и потупила глазки, - ты только не сердись...
   - Так... Очень интересно... - его пальцы переместились к пуговкам на лифе.
   - Сегодня приезжала леди Анина...
   - Еще интересней... - первые пуговки были уже расстегнуты.
   - С лордом Аваром...
   - О! Как! И в какую авантюру они тебя втянули на этот раз? - пуговки почти закончились.
   - Ран! Ну, почему сразу авантюру? И вообще, застежка на этом платье сзади!
   - А это что? - раздвинул полочки Рандольф, но так и не смог добраться до желаемого.
   - А это - отделка! - рассмеялась Элен, - Помоги мне! - ухватилась она за его плечи, садясь и поворачиваясь к нему спиной.
   - Так что там Авар? - прошептал Рандольф, покрывая поцелуями постепенно открывающиеся плечи жены.
   - Авар?... - Элен судорожно вдохнула, - Он предложил мне... Ох, Ран... - руки Рандольфа скользнули вперед, снимая тонкий батист с плеч и рук и переворачивая любимую обратно на подушки.
   - Рааан... - протяжно простонала она, когда он провел по ней руками, продолжая стягивать платье.
   - Так что тебе предложил это негодник Авар? - его губы почти коснулись ее губ.
   - Ах, - она подалась вперед, ловя его поцелуй, он, смеясь, отодвинулся:
   - Нет, дорогая, сначала ты мне все расскажешь... - его губы дразнили ее, а руки ласкали плечи и грудь...
   - Ран, пожалуйста... Потом... Все потом... Я все расскажу... Только после... Ран... - она обвила его шею руками, зарывшись пальцами в волосы и, наконец, поймав его губы, с готовностью ответила на его поцелуй. Он ласкал ее тело, проводил рукой по спине, заставляя ее выгибаться и прижиматься к нему, чуть сжимал грудь и нежно касался соска, прислушиваясь, как учащается ее дыхание, скользил по ее животу, касаясь шелковистых волосков и, чувствуя, как она замирает под его рукой в предвкушении... И шепот, срывающийся с ее губ "Ран, любимый, я хочу тебя..."... Ее губы, всегда готовые принять его поцелуй... Ее руки, скользящие по его спине, ласкающие ее и, вдруг, впивающиеся в нее всеми коготками, когда он, овладев ею, заставлял ее с громким толи стоном, толи криком выгнуться и прижаться к нему, замерев на длительное мгновение, а потом опасть, тяжело дыша и повторяя его имя... Он касался ее чуть влажного виска губами...
   - Ран... - чуть слышно шептала она и подставляла ему губы. Такие сладкие и такие податливые...
   - Эль... Моя любимая... Моя единственная... - только и мог прошептать он, касаясь губами ее шеи, ее плечика и, спускаясь ниже и, чувствуя, как учащается ее дыхание...
  
   Шаловливый пальчик Элен обрисовал его брови, пробежался по носу, медленно начал очерчивать рот. Рандольф извернулся и поймал шалунишку зубами.
   - Ах, - попыталась высвободить его Элен, но Рандольф удержал. Потом перехватил ее руку и прижался губами к ладошке.
   - Доброе утро, любимая! - обхватил он ее и уложил к себе на грудь, одной рукой придерживая голову, а второй лаская спину. Совсем просыпаться не хотелось, и возможность вот так понежиться в постели, прижимая к себе несопротивляющуюся Элен, сильно порадовала герцога.
   - Ран, ты больше не уедешь? - прошептала она, уткнувшись ему в грудь.
   - Эль, любимая, боюсь, что при всем моем желании это невозможно...
   - Все так плохо? - приподняла она голову, глядя на него своими умопомрачительными голубыми глазами.
   - Да, нет... - усмехнулся он, - все нормально... Просто хозяйство очень большое...
   Элен положила голову ему на грудь и принялась чертить пальчиком узоры на его груди... И вот, что еще она хочет спросить? - подумал Рандольф, ловя ее руку и опять целуя ее.
   - Любимая, ты так вчера и не рассказала мне, что за непристойное предложение сделал тебе Авар?
   - Почему "непристойное"? - подскочила она.
   - Потому что других он не делает, - совершенно спокойно ответил Рандольф и притянул ее обратно на свое плечо, - Так что же он предложил тебе? - его руки удержали ее.
   - Ран! - попробовала высвободиться она.
   - Элен, я слушаю тебя...
   - Ну... В общем, он предложил мне нарисовать эскизы новых платьев для салона господина Пимоля. Вчера мне это все понравилось, а сегодня... Ран! - она вырвалась из его объятий и уселась, глядя ему в лицо, - Ну, не получаются у меня просто платья! Вот представила леди Анину на прогулке, и сразу придумался для нее костюм! И для себя платье придумала! И для леди Моры! А вот просто платья... Не придумываются... Зато букетиков нарисовала кучу... - грустно вздохнула Элен и вернулась на его плечо.
   - Маленькая моя, - чуть усмехнувшись, прижал и погладил он ее, - не хочешь рисовать костюмы - не рисуй... Ты какими красками рисовала раньше?
   - Когда раньше?
   - Ну, в своем мире? - его рука продолжала ласково поглаживать ее спину.
   Блин! Какими!? - подумала Элен, - Да, я, вообще, на компьютере рисовала!
   - Акварель, наверно... - произнесла Элен, лихорадочно выуживая все свои знания про краски... Да, пожалуй, акварель самая размытая... Можно будет спихнуть под "творческое начало"...
   - Я завтра закажу тебе мольберт и все остальное... Эль! - усмехнулся герцог, - Мне очень понравился мой портрет... И стрелочки... Стрелочки особенно!
   Элен уселась рядом с ним.
   - Сюда, сюда и сюда? - смеясь, указала она пальчиком, а потом склонилась над ним и поцеловала во все указанные места... На последней позиции он придержал ее...
   - Тут было обещано очень долго...
   - А я и не против, - шепнула она...
   Он легко прикоснулся к ее губам, потом все более страстно, перевернув ее на спину, желая и подчиняя ее ...
   - Эль, любимая... - шептал он. Она отдавалась и подчинялась ему вся... Но... Он чувствовал, что это все - ее покорность, ее подчинение - связаны только ее желанием... Стоит только ей воспротивиться, и все будет нарушено... И он хранил их чувства как драгоценную фарфоровую вазу, боясь, хоть где-то нарушить равновесие... Хотя, о каком равновесии можно было вести речь? В Элен не было и капли магии... Как она смогла попасть в их мир? О, Боги! Как же вы умеете надсмехаться над своими подданными!
  
  
   ***
  
  
   А потом мой вампир опять покинул меня... Мы закончили завтракать и только собрались прогуляться, как прилетел взъерошенный рыжий совенок и бросил Рандольфу в руки свиток. Что что-то случилось, муж понял еще до того, как развернул свиток, а потом его лицо стало еще более суровым...
   - Эль...
   - Тебе надо уехать?
   - Да, дорогая.
   - Можно я с тобой? Я же вижу, что-то случилось... Я хочу быть рядом...
   - Малыш, - обнял он меня и поднес к губам мою руку, целуя ее в ладошку, - не сейчас... В Долине сейчас может быть опасно для тебя.
   - А для тебя? - мне так не хотелось отпускать его...
   - Единственное, что мне может угрожать, это шантаж. А шантажировать меня можно только тобой. Поэтому, пожалуйста, будь умницей... Береги себя...
   - Сделай тогда еще мышек...
   - Мышек?
   - Почтовых... - я из последних сил сдерживала слезы. Рандольф усмехнулся, поцеловал меня в макушку и вручил большую шкатулку.
   - Этого тебе должно хватить.
   Я открыла шкатулку, она была наполнена маленькими разноцветными шариками размером с грецкий орех...
   - А как?...
   - Просто подкинь в воздух. Эль... - он развернул меня к себе и поднял за подбородок мою голову, заставляя посмотреть на себя, вытер пальцем все-таки прорвавшуюся слезинку... - Эль... Ну, ты же большая девочка... Ты же все понимаешь...
   - Да, я все понимаю... - постаралась я улыбнуться, - Я буду хорошо вести себя, носить чулки и корсет и не доводить леди Мору...
   - Корсет можешь не надевать, - прошептал он, ловя мои губы. А я поняла, что после этого поцелуя он уйдет. Уйдет в свою черную дыру... Как уходил уже не раз. Но, почему же мне так тяжко сейчас? И я приложила все силы, что бы как можно дольше затянуть поцелуй...
  
   "Небольшие недоразумения в Клане Долины Садов..."... Да, я все-таки спросила, что случилось. А он... Ну, ведь соврал! Я чувствую, что соврал! Я методично рвала абсолютно чистый лист бумаги, что принес совенок. Про секретные исчезающие после прочтения чернила я уже знала...
   - Ваша Милость... - заглянула в столовую Капа.
   - Да, Капа, - вытерла я слезы, не оборачиваясь пока к служанке.
   - Ваша Милость, там леди Мора... - она опять замолчала. Нет! Я, кажется, уже начинаю понимать леди Мору! Ну, что же! Я каждое слово должна из нее вытаскивать!? Я глубоко вдохнула и обернулась.
   - Что леди Мора?
   - Она, - Капа как-то подозрительно хрюкнула, - проверяла качество уборки... - и опять замолчала.
   - Капа! Дальше! - да, я разозлилась! Разозлилась из-за этой девчонки, из которой приходится вытаскивать каждое слово! Разозлилась из-за того, что Рандольф все скрывает от меня! Разозлилась из-за того, что он уехал...
   - Уф... - выдохнула Капа и совсем другим голосом продолжила, - Леди Мора наклонилась посмотреть пыль под шкафом, и так и осталась.
   - Что? - меня начинала охватывать паника... И что я должна сделать? Я даже не знаю, как здесь вызвать лекаря!
   - Ваша Милость, вы только не волнуйтесь. Леди Мору Антуан уже отнес в ее комнату. Она только выпрямиться не может... Госпожа Лурис уже вызвала целителя, но он приедет только к вечеру.
   - Вели закладывать карету. Придется обратиться за помощью к леди Магдалин!
   - Да, Ваша Милость! - как-то очень радостно улыбнулась Капа, - Вы переодеваться будете?
   - Да, - оглядела я свой довольно легкомысленный утренний наряд, - позови Селин.
  
   Во время переодевания Селин трещала без умолку, рассказывая про "бедняжку леди Мору" и убегая каждый раз за какой-нибудь заколкой-булавкой, как только я пыталась задать ей вопрос про столь необычное поведение Капы...
   - Поедешь со мной! - велела я ей, как только все детали туалета заняли свои места. Вот в карете-то ты от меня никуда не денешься, - несколько мстительно подумала я.
   - Да, Ваша Милость! - присела она в реверансе, - Можно я только за шляпкой сбегаю?
   - Иди. Я жду тебя здесь.
   Начала писать Рандольфу, а потом решила не беспокоить его по пустякам...
  
   Вместо кареты меня поджидала приятная неожиданность в виде брички с опущенным верхом. На козлах сидел Антуан, а Селин, похоже, собралась пристроиться рядом...
   - Михель! - указала я на сиденье рядом с кучером одному из "запяточных" лакеев - парнишке под два метра ростом и с очень накачанной мускулатурой, - Селин, а ты поедешь со мной, - подошла я к бричке и уловила огорченный вздох Селин и облегченный Капы... Капа протянула мне кружевной зонтик.
   - Спасибо. Антуан, очень не гони, - обратилась я к кучеру, памятуя о короткой дороге и необходимости расспросить Селин.
   - Ну, дорогуша, - обратилась я к служанке, едва мы отъехали, - и что за спектакль вы с Капой устроили?
   - Ох, миледи... - горестно вздохнула Селин, - Вас не проведешь...
   Да, особенно ты, несколько злорадно подумала я, зная о том, что Селин ну просто совершенно не способна к вранью...
   - Ваша Милость, вы только не сердитесь... Но, когда Его Милость опять уехали, вы такая потерянная были... Мы все думали, как вам помочь, а тут леди Мора так удачно решила наличие пыли проверить...
   - Селин... - рассмеялась я, - Так весь этот спектакль с супертупостью Капы вы только ради этого разыграли? Я ведь Капу чуть не прибила!
   - Ох, не сердитесь, Ваша Милость...
   - Да, не сержусь я! Я вам очень признательна. Селин, надеюсь, что грязь под шкаф вы не подпихивали? - пронзило меня вдруг еще одно подозрение.
   - Что вы, миледи! Леди Мора сама решила грязь найти...
   Хм... Сама... Вот что-то в абсолютно честных глазках Селин так и кричало о том, что все было совсем не так просто... Я, конечно, смалодушничала и не побеспокоила леди Мору... От дальнейших расспросов служанку спасло только то, что мы приехали!
  
   - Леди Элен! Как же я рада вас видеть! - встретила меня леди Магдалин.
   - Ах, леди Магдалин! Но я сегодня к вам за помощью!
   - Что случилось? Вы себя плохо чувствуете, леди Элен? - тут же лицо леди Магдалин стало озабоченным.
   - О, нет! Не я... Моя компаньонка, леди Мора... Вы с ней не знакомы. Благоустройство особняка негативно сказалось на ее самочувствии... Всю последнюю неделю она провела в своей комнате - радикулит... - развела я ручки, признавая свою полную несостоятельность в решении проблем "радикулита".
   - Ох, Элен! Что же вы мне сразу об этом не сказали? У меня есть замечательная мазь! Или? - хитрый взгляд на меня...
   - О, леди Магдалин... ( Можно просто Магдалин - перебила меня леди) Я хотела попросить вас навестить нашу болящую... Она сегодня решила проверить наличие пыли под шкафами...
   - Элен! Можете не продолжать... Любимая шутка прислуги! Просто удивляюсь, как экономки и камеристки до сих пор на нее попадаются!
   Как! Как! Судя по всему "придурков" в этом мире не меньше, чем в нашем! - Вспомнилось мне "МММ" с Леней Голубковым и их возвращение, спустя пятнадцать лет...
   - Элен, я, конечно же, проеду с вами, - продолжила Магдален - после ее просьбы называть просто по имени, как-то сразу захотелось впустить ее в ближний круг, - и посмотрю леди Мору. Но, не могли бы вы уделить мне буквально пару минут?
   - Я слушаю вас ле... Я слушаю вас, Магдалин, - поправилась я.
   - К нашему соседу маркизу Тринелю прибыл его племянник - лорд Виктор (ком аФтора - ударение на О) Тринель... Он видел вас в ваш прошлый визит и проявил необыкновенную заинтересованность... Элен... Позвольте предостеречь вас... У лорда Виктора очень своеобразная репутация...
   - Магдалин! - рассмеялась я - Я взрослая женщина! Я люблю своего мужа! И... В конце-концов! Я жду ребенка! Не беспокойтесь, я сумею справиться с любой ситуацией...
   - Ох, Элен... - вздохнула Магдалин, - Пойдемте, посмотрим вашу болящую... Нель! - позвала она мужа, бесповоротно заканчивая предыдущий разговор.
  
   Сиреневый портал перенес нас прямо в гостиную.
   - Ну, и где наша пациентка?
   - По коридору, вторая дверь справа... Магдалин... - леди остановилась и пристально посмотрела на меня.
   - Магдалин, а ваш муж действительно...?
   - Действительно связан с другими мирами? Вы это хотели спросить?
   - Да... - я, похоже, покраснела.
   - Элен... - Магдалин нашла какой-то брелок на связке своих "фенечек" на браслете и активировала его, - Теперь можно говорить, нас никто не подслушает. То, что вы не из нашего мира он понял почти сразу... Ох, не пугайтесь, - это только благодаря тому, что он всю жизнь проработал в Департаменте связей... А для остальных - у вас стояла замечательная защита... Нель узнал вас не магически, а по некоторым вашим оговоркам... Элен, я никогда не лезла в дела мужа... Секретность... Сами понимаете. Я вам передала только то, что велел передать он... Все остальное вы сможете узнать у него... Корнелиус очень хотел поговорить с вами...
   - Спасибо, Магдалин... Вы очень помогли мне... - я ненадолго задумалась, формулируя фразу, - Когда вы будете на берегу?
   - Думаю, что послезавтра после полудня... А сейчас пойдемте, посмотрим вашу подопечную...
  
   Я отослала мышку-шарик ( хм, мышки получались того же цвета, что и шарики!) с посланием мужу. Сообщила о бедственном положении леди Моры, о том, что завтра прогуляюсь до леди Магдалин за мазью для вышеозначенной леди... Ах, да... Краски, бумага и "пюпитр" доставлены... Спасибо...
   Я старалась писать, как блондинка! Скрывая всё, что действительно волновало меня!
   Ран, а можно без лакеев на запятках? И без кареты? Здесь совсем недалеко... А мне нужны прогулки... Я зонтик возьму... и этих, "на запятках" тоже... Ран! (Любимый! Родной! Какие, к бесу, лакеи! Если меня сейчас волнуешь только ты!!!)
  
   Утро следующего дня... Ох! Сегодня все местные "приличия" полетели в преисподнюю! Ну, или что-то, что ее здесь замещает! Корсет мне разрешил не надевать Рандольф... Чулки...? Тоненькие... Почти невесомые... Два движения ножницами, и они превращаются в гольфики... Резиночки? А, пусть будут носочками...
   Нижняя рубашка? Не, девочки... Что-нибудь одно... Или рубашка, или платье... Что видно? А бюстгальтер слабо изобрести? Еще два движения ножницами... А, может Авар и не был столь неправ?
   Нижние юбки? Сколько? Нет, только одна! Да, милорд согласится!
   Облегчившись по максимуму я вымелась на прогулку... Зонтик... Веер... Капа и Антуан с кисточками в двадцати шагах... Леди Мора - в постельке... Вперед и с песней!!!!
  
   Сначала зайду за мазью для леди Моры, а потом где-нибудь порисую... Ран! Какого беса! Я никогда не рисовала с натуры! Обычно... Обычно сидение в инете... Любимая музыка в наушниках... Всплеск! и рождается образ... Да! Я знаю, какие кнопочки нажать! И как удержать курсор... Но, блин.... Что делать с красками?
  
   - Элен! Дорогая! Как я рада!
   - Леди Маргарет! Да-да! Просто Маргарет! Простите меня! ... О! Я вам так благодарна! Леди Мора столь неугомонна! И даже во вред своему здоровью!... Этого хватит на неделю? ... Да-да, постельный режим... А потом прийти за другой? ... О, Маргарет! Вы моя спасительница!
   Я уже направлялась к выходу, когда слуга, открыв дверь, доложил:
   - Баронет Виктор Тринель!
   - Просите, - как-то обреченно сказала леди Маргарет...
   В гостиную вошел тот самый светловолосый молодой человек...
   - Леди Фрек! Простите мою наглость, но дядюшке сегодня стало хуже, и он просил забрать у вас следующую порцию вашей чудодейственной настойки. О! Леди! - заметил он меня и склонился в поклоне.
   - Лорд Виктор Тринель... - как бы через силу представила его мне леди Маргарет.
   - Леди Штумарт, - голос Маргарет позвучал совсем обреченно, когда она представляла меня...
   - Очень рад, леди Элен, - склонился в поцелуе к моему запястью лорд Тринель..., - мечтал быть вам представленным. Дядюшка постоянно вас вспоминает и ждет, когда же вы навестите его.
   Леди Маргарет недовольно фыркнула и взяла инициативу в свои руки:
   - Лорд Виктор! Прошу вас присядьте и обождите несколько минут. Я только провожу леди Штумарт и сразу же буду в полном вашем распоряжении...
   У крыльца меня уже ожидали мои сопровождающие.
   - Ох, Элен... Не понравилось мне, как баронет смотрел на вас... Беспокойно мне как-то... Будьте осторожней, он, хоть и не доучившийся, но маг... - проводила меня до калитки хозяйка.
   - Магдалин! Не беспокойтесь, я все поняла и не поддамся чарам хоть и не доучившегося, но мага... К тому же блондины не в моем вкусе! Спасибо за мазь! - указала я на баночку, которую так и продолжала держать в руках, - Вы завтра будете на берегу?
   - Да, Корнелиус как раз вернется из города, и мы обязательно прогуляемся до реки.
   - Тогда до завтра, - забрала я у Капы свой зонтик, а ей вручила банку с мазью.
  
   Я медленно брела по тропке, что вилась между полей... Рисовать не хотелось совершенно... Но... Было как-то неудобно перед Антуаном - заставила его таскать этот ящик... Надо хотя бы для вида что-нибудь изобразить... Я остановилась там, где тропинка сворачивала от реки к нашему поместью, здесь, с высокого берега открывался очень красивый вид. Теперь бы еще вспомнить, как рисовать акварелью....
  
   Поле... Голубое... Над ним - небо... зеленое... О! Ё!... Так, стоп... Не отвлекаемся... Ну и хрен с ним, что все наоборот... Линия горизонта... Она не прямая... Ну, и здесь не прямая... Голубое внизу, зеленое сверху...
   Всадника, направляющегося в нашу сторону, мы с Антуаном заметили одновременно. Мой охранник в одно мгновение оказался на ногах и подошел чуть ближе ко мне.
   - Какая неожиданная и приятная встреча! - спешился и подошел ко мне баронет. Конечно же, это был он! А встреча была ну просто очень неожиданной, особенно если учесть, что к замку маркиза необходимо было ехать в противоположную сторону!
   - Как себя чувствует маркиз Тринель? Вы уже доставили ему лекарство? - я совершенно не представляла как себя вести... С одной стороны совершенно не хотелось показаться грубой, с другой стороны вроде как такое знакомство не одобрялось местным обществом... Сильный порыв ветра попытался сорвать с меня шляпку, я взмахнула рукой, стремясь удержать ее, и чуть не опрокинула мольберт. Баронет подхватил его, не дав краскам рассыпаться.
   - Ой! Благодарю вас...
   - Позволите взглянуть?
   - Да... Пожалуйста... - чуть отодвинулась я, хотя не люблю показывать незаконченные работы. Но отказать было как-то неудобно...
   - Неплохо, очень даже неплохо... Где вы учились рисовать?
   - В монастыре святой Омелии, - озвучиваю я официальную версию. В это время коню надоело стоять на месте и он, нервно переступив ногами, подошел к нам ближе и потянулся ко мне головой. Я погладила протянувшуюся ко мне морду:
   - Красивый, очень красивый...
   - Вы не боитесь лошадей?
   - Нет... А почему их надо бояться? Я их очень даже люблю... - продолжала я гладить коня.
   - И умеете ездить верхом?
   - Да...
   - А могу я тогда проявить некоторую наглость и пригласить вас на конную прогулку?
   - Проявить, конечно, можете, - рассмеялась я, - но я буду вынуждена отказаться.
   - Очень жаль... Боитесь, что муж не одобрит? Но я могу спросить у него позволения...
   - Нет, нет... Муж здесь не причем... Просто мы в некотором смысле ожидаем наследника...
   - Вы? - он с изумлением посмотрел на меня, потом отошел на шаг назад и еще раз пристально оглядел.
   - Баронет! Прекратите так разглядывать меня! Вы меня смущаете!
   - Виктор. Просто Виктор. И не пугайтесь, пожалуйста, здесь в сельской местности дозволено более простое поведение...
   - Не думаю, что это понравится моему мужу... - я начала собирать кисточки.
   - Но позвольте хотя бы проводить вас?
   - Нет, нет... Благодарю вас, но это излишне... - подозвала я слуг, - Прощайте, лорд Виктор.
   - До свидания, леди Элен, - поклонился баронет, не торопясь, впрочем, садиться на лошадь.
   Я не оглядываясь, но чувствуя на себе его пристальный взгляд, пошла по тропинке к дому. И вот что мне теперь делать? Хотя, вроде ничего недозволенного он не делал... Спросить у Рандольфа? Нет, нет... Навешивать на него еще и свои проблемы... Не буду вообще про это знакомство писать, только лишние волнения для него там. Вот вернется домой, тогда и расскажу. А сейчас постараюсь справиться как-нибудь сама...
  
  
   ***
  
   Герцог Налдосский сбросил мокрый плащ прямо на пол, стянул грязные сапоги и повалился на кровать... Блаженно вытянулся на ней... Третьи сутки без сна, рысканье по болотам и горам давали себя знать... Он безумно устал, но сон не шел, прогоняемый безостановочно крутящимися в голове мыслями...
   Да, проблемы были в Клане Долины Садов... Но только не "небольшие", как он сказал Элен, что бы не пугать ее, а очень даже существенные... В том письме от Стражника сообщалось о покушении на виконта Фижи... К счастью, в последний момент, виконт что-то почувствовал и смог увернуться от кинжала убийцы. Почти смог... Он остался жив, но ранение было достаточно серьезным, больше даже из-за того, что кинжал оказался отравлен... И яд мешал заживлению раны...
   Несостоявшегося убийцу схватили, сумели блокировать его магию, сумели допросить - это оказался один из доверенных людей виконтессы... Сразу после неудавшегося покушения младший сын виконтессы Ромус скрылся где-то в горах с довольно большим отрядом сподвижников... Найти его пока не удалось... Допрос вдовствующей виконтессы тоже не принес никаких плодов... Она прекрасно понимала, что герцог не сможет отдать приказ палачу, и что пыток не будет... Человеческие женщины были священны в клане вампиров... Виконтесса откровенно издевалась над ним во время допроса, а он мог только крепче сжимать кулаки... Ему необходимо поймать Ромуса...
   И еще одна головная боль - этот поганец Касьян! Сколотил вокруг себя банду отъявленных головорезов... Одна радость - они все новообращенные, днем они безопасны... Но им хватает и ночи, что бы совершить налет на деревню, уволочь с собой молодых девок и детей и сжечь все подчистую... Таких деревень уже три... Именно за бандой Касьяна он таскался две ночи по болотам...
   Рандольф потянулся и открыл глаза... Прямо над ним, зацепившись задними лапками за балдахин и держа в передних свитки с сиреневыми ленточками висели три мышки - розовая, желтая и темно-синяя... Рандольф протянул руку, забирая письма. Элен... Его радость... Его дар Богов...
   Она писала, что у нее все хорошо, отчитывалась о каждой своей минутке, целое письмо было посвящено бедствиям леди Моры. Она благодарила его за служанок, что он подобрал ей, спрашивала, можно ли предложить им работу в Долине... Она писала легкими поверхностными фразами... Но ее почерк выдавал ее с головой... Тщательно прописанные буквы, ни одной недописанной... Она даже чаще макала перо в чернильницу, чем это было нужно... Эль... Малышка... Что же так тревожит тебя?
   Рандольф резким рывком поднял свое тело с кровати. Вернуться к Элен сейчас невозможно... Надо, хотя бы, написать ей... Успокоить ее... Легкий почерк, летящие, легкие слова... Эль... Любимая...
  
   ***
  
   Ран писал каждый день... Как любит меня, как скучает... И ни слова про свои дела ...
   На следующий день я отправилась на берег реки, надеясь на встречу с леди Маргарет и ее мужем. Если уж совсем честно, то Мастер Корнелиус интересовал меня гораздо больше... И возможность вернуться обратно... Нет! Не желание! Именно возможность... А сейчас... Лишиться Рандольфа? Нет! Никогда! Об этом было страшно даже подумать... Я не знаю, какие силы перенесли меня к нему, но я им благодарна... Все, что было прежде - это глупая детская игра... И только сейчас и только здесь, я поняла... Я поняла, что такое любить и быть любимой...
  
   Я сидела в кресле, откинувшись назад и блаженствуя под лучами утреннего солнца... Легкий ветерок с реки, пение птичек где-то там... Книжка, взятая больше для имиджа, чем для прочтения, выскользнула из руки... А и фиг с ней...
   - "Божественные путешествия Розамунды" - прозвучал рядом знакомый голос.
   - Лорд Виктор! - моментально выпрямилась я в кресле.
   - Добрый день, леди Элен, - склонился он в поклоне, - я здесь по поручению леди Магдалин... Ее родственница в городе приболела, и леди Магдалин должна будет провести ближайшие дни у ее постели... Он просила вам сообщить об этом...
   - Благодарю вас... - я несколько замешкалась, не зная, что сказать дальше...
   - Леди Элен... Если ваше воспитание не позволяет вам... Если я стою слишком близко, я могу отойти... - улыбнулся он и сделал несколько шагов назад.
   - Ах, лорд Виктор, - рассмеялась я, - я хоть и воспитывалась в монастыре, но я не монашка... Как самочувствие вашего дядюшки? Присаживайтесь, - указала я на стул, приготовленный для леди Магдалин.
   - Благодарю вас, но, если позволите, я просто постою рядом... А дядюшке уже значительно лучше... Настойки леди Магдалин, конечно же, не его любимое эльфийское вино, но тоже очень благотворно действуют на его здоровье...
   - Передавайте ему мои самые искренние пожелания скорейшего выздоровления...
   - Непременно... Я так, понимаю, что сейчас звать вас с визитом бесполезно? Когда вернется ваш муж?
   - Не знаю... Он не посвящает меня в свои дела... Наверно, когда все закончит...
   - А вы, как верная жена, ожидаете его на берегу, и скрашиваете свой досуг чтением "Божественных путешествий Розамунды"? - вот что-то в его хитрой улыбке насторожило меня...
   - Я ожидаю его не только на берегу, - постаралась увести я разговор в сторону, подозревая, что улыбка вызвана именно "Розамундой"... Что это за книжка - я понятия не имела... Схватила в библиотеке первую попавшуюся, где на обложке не значился "трактат" и не было слов "житие" и "святого"...
   - А ваш муж в курсе, какие книги помогают вам скоротать время его ожидания?
   - Боги! Баронет, да что же вы привязались к этой книге!? Что в ней такого!? Отдайте ее немедленно!
   - То есть, вы хотите сказать, что не читали ее?
   - Даже не открывала!
   - Вот и не открывайте... И мужу лучше не говорите... А просто верните ее туда, откуда взяли... - говорил он тихим спокойным голосом, но в его глазах плясали веселые огоньки.
   - Да что же с ней не так?! Отдайте!
   - А вы обещаете не открывать ее?
   - Конечно же, нет! Вы так раззадорили мое любопытство, что теперь я прочту ее непременно!
   - Не думаю... - баронет улыбнулся и провел рукой над книгой, потом протянул ее мне с легким поклоном. Я с небольшой опаской взяла книгу и открыла ее... Страницы были девственно чисты...
   - Лорд Виктор! Что это значит? Куда вы дели текст? И зачем вы украли картинки?
   - Откуда вы знаете про картинки? Значит, все-таки открывали? - продолжал он забавляться.
   - Вот! - ткнула я пальцем в обложку, - Написано "с иллюстрациями"! И где это все теперь? Куда вы это дели?
   - Поверьте, леди Элен, все так и осталось в книге... Я только слегка зачаровал ее...
   - А как же я теперь узнаю, про что эта книга? - включила я "блондинку", наивно похлопав глазками и надув губки... Но, похоже, баронет именно этого вопроса и добивался...
   - Ну, я мог бы рассказать вам во время завтрашней прогулки...
   - Хм! - выключилась "блондинка" и включилась "язва" - Вы хотите сказать, баронет, что читать эту книгу неприлично, а слушать ее пересказ от практически незнакомого мужчины, допустимо?!
   - Сдаюсь! Поймали! Но позвольте хотя бы сопровождать вас на прогулке? Я могу вам пересказать какую-нибудь другую книгу? Что вы предпочитаете?
   - "Житие преподобной святой Фифины"... - вспомнила я, как мы веселились с Селин...
   - Никогда бы не подумал... - изумлению в глазах лорда Виктора не было предела, - Но, если это единственный способ заслужить возможность вас увидеть, сегодня же прочитаю сей, несомненно, достойный труд...
   - Ах, ладно, лорд Витор! Не утруждай себя! Так и быть, я дозволяю вам завтра навестить меня здесь, - указала я на берег реки, - а вместо "Жития Фифины" вы расскажите мне про свое "житие". А теперь, пожалуйста, снимите чары, мне пора возвращаться домой...
   - Позвольте вас проводить?
   - Это совершенно не к чему! Чары?!
   - Они сами спадут к вечеру... С нетерпением буду ждать завтрашней встречи, - склонился лорд Виктор к моей руке.
  
   Дома меня ждало письмо от Рандольфа - нежное и немного грустное, и опять ни слова о делах... После обеда я ушла рисовать в сад, попутно немного поспорила с Порхом на тему обрезки кустов, обнаружила заросли старой и неухоженной минарики - ягоды, очень похожей на нашу малину, велела привести посадки в порядок... Когда солнце уже стало клониться к закату, вернулась домой и вспомнила про книгу... Нет, ну я бы была не я, если бы не побежала тут же в спальню, где бросила ее после прогулки... Открыла книгу наугад... "Розамунда встала на колени перед прекрасной статуей Сиреневого бога Тоуна. Ее глаза горели любовью и преданностью, а нервно облизываемые губы шептали слова молитвы". И что это значит? Это только мне кажется или...? Перелистнула страницу... "Открой мне тайну перемещений, - молила она Тоуна, - я так долго шла к тебе, я от столького отказалась, что бы принести на твой алтарь самое дорогое, что есть у меня!" А дальше был рисунок... Дева с распущенными волосами в ... несколько порванной одежде стояла на коленях перед статуей юноши, надо полагать, это и был Тоун... А вот на нем одежды было явно маловато... А дальше шло несколько девственно чистых страниц и, потом: "В награду за ее преданность он открыл ей тайну перемещения. Она возжелала отблагодарить своего покровителя, принеся ему в жертву ...." Что именно Розамунда принесла в жертву было скрыто под неопрятной синей кляксой... Я наугад ткнулась еще в несколько мест... Текст перемежался пустыми страницами, кляксами, попалась еще пара картинок. На одной из них Розамунда была привязана за поднятые руки к какому-то столбу, а около нее стоял мужик с хлыстом, а на другой уже перед ней стояли на коленях каких-то два мужика, а вся такая властная Розамунда попирала ножкой одного из них и держала в руке какой-то жезл... Я задумчиво почесала нос... И что все это значит? Почему-то все больше я склонялась к мысли, что это какой-то местный вариант "Кама-сутры"... И чары с нее так до конца и не снялись... У-у-у... И поинтересоваться не у кого... Ах, до чего же жалко, что я не посмотрела все с утра! Хм... Интересно, а откуда у нас эта книжка? Не думаю, что Рандольф увлекается такой литературой... За ужином я поинтересовалась у госпожи Лурис, кто составлял нашу библиотеку. Она ответила, что часть книг была приобретена лордом Саргавариелем, а часть осталась от прежних хозяев, но, что я могу не волноваться, в плане магии они все проверены... Очень хотелось спросить: "А в плане содержания?"...
  
   На следующий день сказалось благотворное действие мази, приготовленной леди Магдалин, и Леди Мора вызвалась сопровождать меня на прогулке. Я не посмела очень сильно сопротивляться ее желанию, памятуя о назначенной встрече... Хотя теперь про чары, наложенные на книжку, лорда Витора будет точно не расспросить... И не то, что бы мне так уж интересно было прочитать это "пособие", больше привлекала тайна... И ее хотелось разгадать...
   Медленно, в сопровождении Антуана, нагруженного стульями, зонтиками и большой корзиной для пикника, и Капы, несшей два шерстяных пледа - это в такую-то жару! - и штук пять подушек - мы с леди Морой добрели до берега реки. Баронета еще не было, что меня несказанно порадовало. Я надеялась, что обнаружив мое сегодняшнее сопровождение, он догадается разыграть "случайность" встречи и не станет упоминать о нашей договоренности... Леди Мора долго пристраивалась на берегу, заставив Антуана раз двадцать переставить свой стул, а потом еще и помучив Капу с укладыванием и распределением пледов и подушек. Наконец, она угомонилась, нацепила на нос пенсне и открыла книжку... Я уже давно изображала, что безумно увлечена своей книгой... Нет, не Розамундой... Сегодня Тиника по моей просьбе принесла мне какой-то легкий любовный роман... Я бросила быстрый взгляд на леди Мору... Она уже почти клевала носом! Теперь было бы совсем идеально, чтобы она заснула... И через некоторое время солнышко, легкий ветерок и очень интересная книга сделали свое дело - камеристка спала...
   Лорд Виктор появился спустя четверть круга. Я заметила его еще на подходе и, приложив палец к губам, указала на спящую компаньонку... Он, понятливо кивнул, молча, раскланялся, приветствуя меня, а потом пристроился прямо на траве у моих ног.
   - Рад вас видеть, леди Элен, - очень тихо, почти шепотом сказал он, - простите мне мою вольность, - указал он на свое сидячее положение, - но, надеюсь, так мы не разбудим пожилую леди. Потому что я, все-таки, намерен выполнить свое обещание и развлечь вас рассказом...
   - Неужели вы все-таки прочитали про Фифину?
   - О, нет... Я воспользовался вашим милосердием и не стал утруждать себя чтением данного труда... Я, надеюсь, что мне хватит собственных историй, что бы не дать вам возможности скучать...
   Мы болтали уже более полукруга... Лорд Витор оказался очень хорошим рассказчиком... Я сначала тихо хихикала над его историями из студенческой жизни, а потом уже не могла сдержаться и смеялась от души и довольно громко.
   - Леди Элен! Как вы могли позволить себе такое поведение? - разъяренной гарпией нависла надо мной леди Мора. И когда только встать и добежать успела? До ее стула тайлов двенадцать было... Лорд Витор был уже на ногах и склонялся перед ней в вежливом поклоне.
   - Леди Мора! Я не понимаю, что вас не устраивает?
   - Леди Элен! Разве возможно беседовать, да еще и хохотать в присутствии незнакомого мужчины?
   - Леди Мора! Это он для вас незнакомый, а нас уже представили. Разрешите и вам представить лорда Виктора Тринель, племянника нашего соседа маркиза Тринель. Леди Мора - моя компаньонка, - представила я и ее.
   - Леди Элен! И когда это вас успели представить? - никак не хотела уняться камеристка.
   - В тот день, когда вы пыль под шкафом искали! - вот же ж настырная!
   - Лорд Виктор! - протянула я ему руку, - Помогите мне встать, и давайте немного пройдемся, что-то устала я сидеть...
   - Леди Элен! - от ужаса, вызванного моим "недостойным" поведением, леди Мора почти лишилась голоса.
   - Леди Мора! Если вы себя еще не очень хорошо чувствуете, то можете посидеть здесь, а мне целитель прописал прогулки, - ну вот хотелось мне все время делать все поперек ее наставлениям! И я демонстративно взяла лорда Виктора под руку. Правда, чуть удалившись от полянки, я забрала руку и переложила в нее зонтик.
   - Извините, что пришлось вас использовать... Но леди Мора иногда становится просто невозможной!
   - Вам не за что извиняться, - весело улыбнулся лорд Виктор, пропуская меня чуть вперед по тропинке, что вилась меж полей, - мне очень хорошо знаком такой тип... э-э-э... женщин...
   - Вы имеете в виду экономку вашего дядюшки госпожу Матильду?
   - Ну и ее тоже. Вообще-то, я вспомнил про старшую сестру моей матушки леди Беатрисс... Эта более чем достойная во всех отношениях дама, умудрилась сохранить по-девичьи наивный взгляд на жизнь, который самым необыкновенным образом сочетается с непреклонностью служителей культа Фемонеи... И все это еще приправлено просто неподражаемым занудством...
   - Ох! Похоже, когда-то она умудрилась наступить вам на вашу любимую мозоль! - рассмеялась я, лихорадочно вспоминая, чем же таким прославились служители Коричневой богини правды Фемонеи... Но, кроме того, что жили они очень обособленно и приглашались в качестве последней инстанции в суды, память больше никакой информации не выдала...
   - И, поверьте, не один раз! - лорд Виктор сорвал колосок и задумчиво прикусил его, потом продолжил: - Я был подростком, когда моих родителей обуяла страсть к путешествиям, а так как оставить меня, как в раннем детстве только на попечение нянек, они не решались, то была приглашена леди Беатрисс... Это сейчас, наверно, смешно вспоминать, что я вытворял, лишь бы избежать ее длительных воспитательных бесед, а тогда мне бывало совсем не весело... Единственным, что меня поддерживало, было то, что каникулы заканчивались, а во время обучения я обычно жил в общежитии школы... Но и этому не было суждено сбыться. Леди Беатрисс решила, что это не прилично "занимать место более нуждающегося в крыше над головой", имея собственный дом в каком-то круге езды! Время подъема сдвинулось еще на один круг... При этом тетушка считала необходимым сопровождать меня туда и обратно, а после предпринятой мной попытки побега, она стала доводить меня до дверей класса и там же встречать после занятий... Вам не представить, какой это был удар по моему самолюбию!
   - Ох, бедный маленький Виктор! - с притворным сочувствием покачала я головой. А сама вспомнила, как смеялись и издевались в классе над Коленькой Симаковым, новеньким мальчиком, пришедшим в наш шестой класс после зимних каникул. Он жил буквально в десяти минутах ходьбы, но его каждое утро приводила мама или отец и кто-нибудь из них встречал после занятий... И только спустя месяц, Маринка, чей брат служил в милиции, рассказала, что осенью по дороге со школы Коленька был похищен бандитами и больше недели пробыл у них в качестве заложника...
   - Потом вернулись родители, и я успешно переехал в общежитие. А после зимних каникул родители опять собрались путешествовать...
   - О, нет! - рассмеялась я, - И вас опять лишили "вольной" жизни?
   - О, да! - лорд Виктор состроил трагическую физиономию, - Еще почти месяц проповедей по дороге туда и обратно и несколько нотаций уже дома... Правда, теперь приятели были уже полностью на моей стороне и всячески помогали мне изводить достопочтенную даму...
   - А почему вас не отдали "на воспитание" маркизу Тринелю? Он показался мне довольно адекватным человеком?
   - Ну, тогда дядюшка вел еще очень подвижный образ жизни... Очень... Родители опасались дурного влияния с его стороны...
   - А-а... - открыла я изумленно рот, сраженная неожиданной догадкой.
   - О, нет-нет... Все в рамках приличия... Вино, женщины были, но все в дозволенных пределах...
   - А что же вас сейчас привело сюда? Неужели взыграли родственные чувства?
   - В какой-то степени, - усмехнулся баронет, - я перевелся в Доргмирский Университет, а до начала занятий решил пожить у дядюшки.
   - А где вы учились до этого?
   - В Сьетене и Малони. Там тоже есть Университеты. Только ради Богов, не спрашивайте, почему я перевелся сюда! Мне не хотелось бы вспоминать эту историю!
   - Хорошо, не буду. И вообще, наверно, уже пора возвращаться...
   - Как скажете, леди Элен, - чуть поклонился баронет.
   Мы повернули обратно, и шагах в двухстах позади, а теперь впереди, я заметила высокую фигуру Антуана...
   - Ну, вот, никакой личной жизни, - пробормотала я себе под нос, но баронет, похоже, услышал, потому что усмехнулся, хотя и говорить ничего в ответ не стал...
   - Антуан! - окликнула я нерешительно топтавшегося впереди слугу - он явно не знал, что ему делать, толи идти впереди нас, держась на приличествующем расстоянии, толи попытаться пропустить нас вперед...
   - Да, Ваша Милость... - подошел он, виновато опустив голову и пряча глаза.
   - Антуан! И чья это была инициатива, следить за мной?
   - Ваша Милость! Я не следил, я только охранял вас...
   - Антуан! Ну, что мне может здесь грозить? - обвела я руками широко раскинувшееся во все стороны поле.
   - Ну, я не знаю, Ваша Милость, - бросил мимолетный взгляд на баронета мой кучер-охранник, - Леди Мора сказала...
   - Ах, ладно, Антуан... Пойдемте к дому... Лорд Виктор, я думаю...
   - Я все понял, леди Элен. Не будем лишний раз будить василиска... Я вам очень признателен, что вы уделили мне ваше драгоценное внимание... - поклонился, прощаясь, он.
  
   Дома меня ждало очередное письмо от Рандольфа и возмущенная леди Мора. Я отпустила мышку и, прижав к себе дорогое послание, прошла мимо закипающей камеристки, начала подниматься по лестнице.
   - Леди Штумарт! Ваше поведение не допустимо! Я буду вынуждена поставить в известность вашего мужа!
   - Что? - развернулась я на лестнице, и посмотрела на нее сверху вниз.
   - Что такого "недопустимого" я совершила? Я что, по-вашему, должна запереться в четырех стенах и общаться исключительно с вами на тему достойного поведения?!
   - Но вы общались с человеком, чья репутация...!
   - Я в миллионный раз слышу про эту репутацию! Но никто ни разу так и не соизволил мне сказать, что именно создало "такую" репутацию!
   - Но он студент!
   - Ну и что! Я тоже... - сделала я еще шаг вниз и пошатнулась на ступеньке.
   Метнувшийся Антуан подхватил меня в последний момент, не позволив мне сверзиться с лестницы.
   - Благодарю... - чуть слышно прошептала я, от ужаса чуть не случившейся катастрофы, у меня перехватило дыхание.
   - Как вы, миледи? - тут же подбежала Капа.
   - Все в порядке. Кажется... Проводите меня до спальни...
   - Пойдемте, пойдемте, миледи...
   Поддерживаемая с двух сторон слугами, я медленно начала подниматься, прислушиваясь к своим внутренним ощущениям... Нет, вроде все обошлось...
   - Миледи, может, вас донести? - тихонько спросил Антуан.
   - Нет, спасибо, - чуть вымучено улыбнулась я, - все в порядке... Просто испугалась...
   Меня довели до спальни и бережно усадили в кресло.
   - Иди, Антуан, - начала выпроваживать своего приятеля Капа, - Миледи, вам помочь переодеться?
   - Нет, не надо... Подожди, Антуан. Ответьте мне сначала, может ли леди Мора написать милорду?
   - Хм, - понятливо усмехнулся Антуан, который оказался невольным свидетелем всего разыгравшегося скандала, - написать-то может, но вот отправить... Все письма отсюда отправляет только госпожа Лурис...
   - Позовите ее, пожалуйста...
   - Слушаюсь, Ваша Милость, - улыбнулся Антуан.
   - И Селин скажи, пожалуйста, что миледи вернулась с прогулки, - добавила Капа, не решаясь отойти от меня, но Селин уже сама входила в комнату.
   - Миледи! Как вы? Что случилось? - подбежала она ко мне и опустилась на колени, заглядывая мне в лицо.
   - Дорогие мои, все в порядке... Не волнуйтесь... - меня несказанно порадовало такое бережное отношение со стороны слуг.
   - Ваша Милость, вы звали? - в комнату вошла наша экономка госпожа Лурис - невысокая худенькая женщина лет сорока - сорока пяти, с потрясающими зелеными глазами и совершенно рыжими курчавыми волосами, которые никак не желали заплетаться в косы, и поэтому она их просто связывала лентой.
   - Да, госпожа Лурис... Мне сказали, что отправкой писем ведаете вы?
   - Именно так. Вам нужно послать кому-нибудь письмо?
   - Нет, мне нужно, что бы никто не тревожил всякими глупостями моего мужа... Все, что будет необходимо, я напишу ему сама.
   - Я поняла вас, миледи, - присела в реверансе госпожа Лурис, хитро стрельнув при этом своими ведьминскими глазами, - все будет исполнено в лучшем виде. Куда прикажите подавать обед?
   - Я бы хотела пообедать у себя...
   - Будет исполнено... Капа, Селин, если вы сейчас не нужны миледи, то спуститесь ко мне на кухню, мне нужна ваша помощь.
   - Да-да... Идите, со мной все в порядке...
  
   Девушки вышли, еще раз, уже от дверей, окинув меня внимательным взглядом. Оставшись одна, я положила руку себе на живот... "Маленький мой... Я так испугалась за тебя..." Я никак не могла привыкнуть к своему новому положению... От подружек, что выскочили замуж сразу после школы и уже обзавелись детьми, я слышала про то, как им бывало плохо по утрам... Я же чувствовала себя прекрасно... И необходимость вести себя как-то по-другому, более спокойно и осторожно, дошла до меня только сейчас... Я еще раз погладила Маленького и развернула письмо...
   Ран сожалел, что из-за всяких срочных дел, требующих его присутствия, он не может сейчас вернуться ко мне... И, когда закончатся эти "дела", он тоже не знает... Писал, что благодарен мне за письма, они помогают ему хоть на мгновение приблизиться ко мне и забыть про разделяющее нас расстояние... Сказал, что бы я не очень сильно издевалась над леди Морой... О чем это он? Я вообще над ней не издевалась... Предлагал разобраться со статусом леди Моры - камеристка или компаньонка - и на освободившееся место пригласить кого-нибудь помоложе... Хм, а вот это мысль очень интересная... Только бы не нарваться на вторую "леди Мору" ... Да еще без спасительного приложения в виде ревматизма...
   Я быстро подбежала к конторке, достала новый лист... "Любимый мой! Я тоже очень скучаю без тебя! Но... Я ведь у тебя хорошая девочка, я не буду плакать и стонать, я буду просто ждать тебя... Все время, каждую минутку, каждое мгновение... Возвращайся мой дорогой, мой любимый... Мы с Маленьким очень ждем тебя...
   Ран! Твое предложение очень заинтересовало меня... С леди (зачеркнуто) Леди Море очень тяжело сопровождать меня на прогулках, а мне, ты же помнишь, целитель Лириус велел как можно больше гулять... Я думаю, что статус "компаньонки" больше подойдет леди Море, к тому же в левом крыле ей будет гораздо спокойнее..."
   Я задумалась, покусывая кончик пера... Тьфу, что за дурацкая привычка! - принялась я отплевываться от мелких кусочков, попавших в рот... Раздался стук в дверь, и вошла Селин:
   - Ваша Милость! Прикажите обед подавать?
   - Да, подавайте, - я набросала еще несколько чисто бытовых-отчетных строк, нарисовала аккуратные губки - поцелуйчик... Хотела еще сердечко пририсовать, но потом подумала, что не знаю, какое значение этот символ любви у нас может иметь в этом мире... Закорючка подписи... Опять чернил не хватило... Свернула лист, перевязав его сиреневой ленточкой и запечатав специальным сургучом с магией, вынула из шкатулки и подкинула в воздух зеленый шарик...
   - Ваша Милость! - Селин уже расставила на столике тарелки и стояла около стула, ожидая, когда надо будет пододвинуть его, помогая мне сесть, - Там леди Мора интересуется вашим самочувствием и спрашивает, сможете ли вы ее принять?
   - Благодарю, Селин, - уселась я за стол, поковырялась вилкой в салате, обдумывая ответ...
   - Передайте леди Море, что чувствую я себя превосходно, но принять ее сегодня не смогу.
   - Ваша Милость, она извиниться хотела...
   - Ох, Селин... Ну, не хочу я ее видеть... Передайте ей, что я на нее не сержусь, но сегодня хотела бы лечь пораньше...
   - Что, прямо после обеда? - хихикнула служанка.
   - Да, сегодня у меня будет послеобеденный сон!
   - Миледи, - Селин дождалась, когда два поваренка, что приносили обед, покинут комнату, - там еще молодой человек на заднем дворе интересовался, все ли у вас в порядке...
   - Какой еще молодой человек?
   - Ну, Антуан сказал, что он еще сегодня очень не понравился леди Море...
   - Ах, баронет... А ему-то что здесь понадобилось?
   - Вообще-то он еще корзинку с фруктами принес, но Антуан так посмотрел на него, что он тут же сделал вид, что вовсе не собирался передавать вам корзинку...
   - И что вы ему сказали?
   - Мы... - недовольно проворчала Селин, - с ним Капа разговаривала, пока Антуан не подошел... По-моему, она успела рассказать, что вы поссорились с леди Морой... Ваша Милость, вы только не сердитесь на нее, мы ей уже объяснили, что без вашего ведома нельзя никому ничего рассказывать, даже, если это кто-то знакомый...
   - Ох, да поздно уже сердиться...
  
   После обеда я прилегла и, неожиданно для себя, заснула... Проснулась, когда солнце уже клонилось к закату. Поужинала и с книжкой и фруктами устроилась в глубоком кресле. Роман, который мне в этот раз принесла из библиотеки Тиника, оказался на удивление захватывающим... Ох, оторвала я глаза от книжки, когда одна из свечей, догорев, зашипела и погасла... Это сколько же времени? Ой, почти что полночь... Служанок я отпустила, сказав, что немного почитаю и лягу спать... И хорошо, что никто не видит, как я нарушаю режим! Отложила книжку и подошла к окну... Опять огромная луна освещала сад, отбрасывая таинственные тени... Я потянулась и вдохнула свежий и душистый ночной воздух, задернула шторы - все - спать! Подошла к зеркалу и распустила волосы...
   Легкий хлопок за спиной заставил меня обернуться...
   - Ран! - бросилась я к мужу, выходящему из портала.
   - Эль, любимая, - прижал он меня к себе, - Как ты? У тебя все в порядке? - чуть отодвинул он меня, внимательно оглядел.
   - Теперь - все... - коснулась я руками его щек, - Ты очень устал? Голодный?
   - Очень! - его губы жадно обхватили мои... Наш поцелуй длился и длился, то ласковый и нежный, то страстный и жадный, лишающий дыхания и мыслей...
   - Ран, - прижалась я к его чуть влажному плащу, который он так и не успел еще снять, - но ты же действительно голодный. Посиди здесь, я сейчас принесу с кухни мясо и еще чего-нибудь... - Я схватила один из подсвечников.
   - Подожди, - скинул, наконец, Рандольф свой плащ, потом отобрал у меня свечи и зажег маленький синеватый шарик, который, впрочем, не так уж плохо и светил, - вот так будет лучше. А я пока умоюсь и приведу себя в порядок...
  
   Когда мы с шариком и подносом вернулись в спальню, Ран спал, раскинувшись на кровати, рядом валялось смятое полотенце и рубашка... Я поставила поднос на стол, подошла к мужу... Он безнадежно спал... Осторожно стянула с него сапоги и брюки... Отправила светящийся шарик в дальний угол и потушила почти все свечи, потом скинула халатик и, чуть подумав, и рубашку, юркнула к мужу под одеяло, прижалась к его большому и теплому телу... Он тут же обнял меня, прижимая еще крепче...
  
  
   ***
  
   Рандольф поправил одеяло на своей спящей жене... Конечно, это было полным безумием, вырываться к ней буквально на пару кругов, а потом еще и так бездарно заснуть, усмехнулся герцог. Он достал лист бумаги и принялся сочинять записку для Элен, потом не удержался и взял с подноса кусок мяса. Он действительно не ел уже почти сутки. Вчера их рейд в горах завершился успехом, им удалось поймать Ромуса Фижи... Вот только смутное беспокойство, терзавшее его всю вторую половину дня, омрачало его радость. И, когда весь его усталый и голодный отряд направился в трапезную, он открыл портал в поместье. Ему было просто необходимо убедиться, что с Элен все в порядке, что острая тревога, вдруг пронзившая его во время преследования беглецов, не имела к Элен никакого отношения...
   Он вышел из портала в саду и тут же нашел глазами окно спальни. В нем еще горел свет, а мгновение спустя появился и такой родной и любимый силуэт. Элен еще не спала... Вот полуночница! - пожурил ее про себя Рандольф, а потом открыл портал в спальню.
  
   Он открыл глаза с первыми лучами солнца, пора было возвращаться в Долину... Сегодняшний день не обещал быть легким - предстояли допросы задержанных вчера. И, если для высших вампиров, время суток особой роли не играло, то для новообращенных, которых среди соратников Ромуса было большинство, бодрствование днем было тяжким испытанием... Этот шанс упускать было нельзя... Но знать об этом Элен было совсем не обязательно... Стараясь не разбудить ее, он аккуратно вытащил руку, на которой так уютно лежала ее светловолосая головка... Элен что-то пробормотала и повернулась на спину, скинув наполовину одеяло и раскидав руки... Ему безумно хотелось дотронуться до ее столь неожиданно обнажившейся груди, почувствовать под пальцами шелковистую кожу, коснуться ее губами... Но, нет, нет, не время - остановил он себя. Если он сейчас неосторожно разбудит ее, то уже не сможет уйти, а уходить было необходимо... Он позволил себе только аккуратно провести над ней рукой, убеждаясь, что и с Элен и с их ребенком все в порядке... Потом, все-таки, накрыл ее одеялом и встал...
  
   ***
  
  
   - Ран! - потянулась я и повернулась к нему. И ощутила лишь холод пустой постели... Ран... Ну, не приснился же мне ты! Открыла глаза и огляделась... Вон поднос с едой, полотенце на спинке стула... Ран... На соседней подушке листок бумаги... "Любимая, прости... Не успел сказать, как я люблю тебя, не успел зацеловать тебя всю - от твоего хорошенького носика и до пальчиков на ногах, не успел даже предупредить, что рано утром должен опять расстаться с тобой. Прости меня, что я так бессовестно заснул..." Ну вот... Слезы навернулись на глаза... И тут же передо мной зависла грустная фиолетовая мышка, сбросила мне в руки свиток и осыпалась сверкающими звездочками... "Доброе утро, любимая! Ты не сердишься на меня? В следующий раз, перед тем, как навестить тебя в спальне, я постараюсь выспаться и пообедать". И дальше была пририсована очень виноватая рожица... Я усмехнулась и утерла слезы... Вот как ему удается присылать посланников к моему пробуждению?
   Накинула халатик и пошла сочинять ответ... "Дражайший мой супруг! У меня, конечно, возникло желание потребовать с Вас немалую плату за мое прощение, но я так люблю Вас..." Я не чувствовала никакой обиды к Рану, было просто очень жаль, что ему пришлось уехать так рано... Я задумалась, как написать это, и не заметила, как покрыла почти весь листок изображениями маленьких грустных мышек... Пришлось писать дальше между ними - как назло это был последний листок, а идти за новыми в кабинет было лень... "Ран, любимый, мне абсолютно не за что сердиться на тебя, не вини себя понапрасну... Да... Спать и обедать приезжай, пожалуйста, домой..." И последняя мышка вместо подписи... Только ей я успела дорисовать веселую мордочку...
  
   К завтраку я решила спуститься в столовую, хватит прятаться от леди Моры. Заодно сообщу ей и об изменении ее статуса, а соответственно и обязанностей...
   - Доброе утро, леди Мора! - прошла я к своему месту.
   - О, Ваша Милость! Как вы себя чувствуете? Мне так жаль... - попробовала встать леди Мора.
   - Сидите! Я еще вчера сказала вам, что со мной все в порядке. Мы с мужем вчера обсудили, что, по-видимому, поспешили, предложив вам должность моей камеристки... Вам уже тяжело управляться с прислугой.
   - Как с мужем? - побледнела леди Мора.
   - Очень просто! Он ночевал сегодня дома! А вы что подумали? - задала я злой провокационный вопрос. Дело в том, что я действительно была просто в ярости. Выйдя из спальни и собираясь спуститься в столовую, я услышала в соседней комнате голоса служанок и собиралась заглянуть к ним, сказать, что в спальне можно тоже убираться, как была остановлена словами Капы. Она жаловалась Тинике, что леди Мора сегодня все утро донимала ее расспросами, кого она покрывает и что за мужчина ночевал в спальне миледи! Вот старая перечница! - чертыхнулась я про себя. И как только узнала!? Нет, с этой шпионкой надо кончать! В соответствующем настроении я и спустилась в столовую.
   Так и не дождавшись ответа, я продолжила:
   - На ваше место мы решили взять кого-нибудь помоложе, а вам муж решил предложить место компаньонки... Я прикажу, что бы вам помогли перебраться в одну из гостевых комнат в левом крыле. Селин, кофе подайте мне, пожалуйста, в беседку в саду, - встала я из-за стола.
  
   - Ох, миледи! Как вы ее! - восхищалась Селин, составляя с подноса на столик в беседке вазочки и молочник, - Мне даже самой страшно стало, никогда вас такой не видела.
   - Правильно, - усмехнулась я, - бойтесь меня! А то распустились совсем! Что за посторонних мужчин еще выдумали?
   - Да никакие и не посторонние... Это Антуан к Капе приходил... А так как она вчера дежурная была, то и ночевала на втором этаже... А леди Мора решила, что это к вам баронет пробрался...
   - Селин! Ну, это уже ни в какие ворота не лезет! Я, конечно, понимаю, что вам здесь безумно скучно и нечем заняться, кроме как всякие сплетни распускать... Но, во-первых, во время дежурства, наверно, можно обойтись без ухажеров! А во-вторых,... Как вообще такая мысль могла прийти в голову? Я может и не образчик благонравия, но мужу не изменяла даже в мыслях!
   - Ваша Милость, вы только не волнуйтесь... Все совсем не так было... Антуан Капе горячее молоко относил, она вчера немного простыла на берегу, когда из реки шляпу вылавливала... А за вашей дверью леди Море мужской голос послышался...
   - Какую шляпу?
   - Ну, вы когда гулять ушли, леди Мора Антуана за вами отправила, а шляпу потом в речку уронила и велела Капе ее доставать... А мы никаких голосов не слышали...
   - Да был голос, Рандольф на пару кругов заезжал... Капа как себя сегодня чувствует? Горло не болит? Ох, и леди Магдалин, как назло, в отъезде...
   - С Капой все в порядке... Она вчера горячего молока с травами выпила и сегодня как новенькая встала!
   - Что же вы мне вчера ничего не сказали?
   - Миледи, мы так вчера за вас испугались... Антуан сказал, что он теперь ни на шаг от вас не отойдет!
   - Я ему очень признательна за заботу, но, право, это излишне! Я себя превосходно чувствую и вполне способна передвигаться сама...
  
  
   Дни проходили за днями и складывались в недели... Рандольф смог еще несколько раз "навестить" мою спальню... Что-то не клеилось в его королевстве... Но он всячески уходил от расспросов, чаще всего своим излюбленным способом... А в его последний визит я обнаружила у него на плече новый шрамик. Небольшой и уже почти заживший, но, помня, какая регенерация у вампиров... "А, на ветку в саду напоролся", - отмахнулся он от меня... Ну, да, на ветку... С очень острым и ровным краем...
  
   - Ран, когда ты заберешь меня с собой?
   - Скоро, маленькая, уже совсем скоро... А чем тебе плохо здесь? В этом году такое теплое и сухое лето.
   - Здесь нет тебя... - утыкаюсь я лицом ему в грудь, едва сдерживая слезы...
  
   Замену леди Море мы так пока и не нашли... Рандольф был занят, а без него я бы все-равно не решилась взять нового человека в дом... Но это не помешало мне переселить леди Мору в противоположное крыло и отстранить от воспитания прислуги... Теперь в ее непосредственные обязанности входило только присутствовать в комнате, если кто-либо приезжал ко мне с визитом... Да и то только первую четверть круга, если этот "кто-то" был из знакомых... Пару раз меня навещали лорд Авар и леди Анина. Мы чудесно провели время, гуляя в парке и по берегу реки. Леди Анина восхищалась природой и свежим воздухом, а к вечеру спешила вернуться в город...
   На прогулках меня теперь сопровождала Тиника и Антуан или Михель в роли телохранителя. Почти каждый раз на прогулке нам встречался, как бы случайно, баронет. Но я велела Тинике оставаться рядом со мной, и лорду Витору ничего не оставалось, кроме как смириться с этим и развлекать своими рассказами нас обеих. Тиника очень быстро освоилась и перестала смущаться и даже периодически вставляла довольно острые и язвительные реплики... Я начала подумывать, не взять ли мне ее на роль камеристки?
  
   Очередная неделя подходила к концу, я считала оставшиеся дни - в лаундан обещал вернуться Рандольф. Насовсем...
   Мелодичный перезвон возвестил о визите гостя. Я обернулась к двери, ожидая доклада слуги. В гостиную, где я сидела, попивая чай и лениво просматривая свои рисунки, большей частью недорисованные, вошел Карл - наш второй "запяточный" лакей, во время отсутствия поездок, они с Михелем выполняли обязанности обычных слуг.
   - Мастер Корнелиус Фрек, - доложил он.
   - А леди Мора?
   - Отдыхает, миледи, - почему-то шепотом сообщил Карл.
   - Тогда не мешайте ей отдыхать, - так же шепотом ответила я, - проводите, пожалуйста, Мастера Фрека сюда.
   - Леди Элен! - Мастер Корнелиус склонился к моей руке.
   - Мастер Фрек! Очень рада вас видеть! Вы так надолго покинули нас! Как дела у леди Магдалин? Я очень скучала без вас обоих!
   - О, леди Элен! Судя по вашему напору, про здоровье вас можно не спрашивать? - как всегда с легкой иронией ответил Мастер Корнелиус, - А я как раз по поручению Магдалин. Она завтра, наконец-то, возвращается в наш дом и очень хотела бы видеть вас и леди Мору на чаепитии.
   - Благодарю! Очень рада, мы непременно будем! - решила я не посвящать Мастера Корнелиуса в наши домашние "разборки".
   - О, леди Элен, а это что? - выхватил он из кучи рисунков один и повернул его ко мне. У меня слегка перехватило дыхание... Это был один из моих домашних тайных рисунков, и изображена на нем была Петропавловка... На фоне голубого неба... Видя мое смущение, Мастер Корнелиус продолжил:
   - Я видел это здание, и я бывал в этом городе... Вы ведь знаете, где я служу?
   - Да, муж немного просветил меня...
   С тихим шорохом упала завеса неслышимости, и щелкнули, блокируясь, замки на дверях.
   - А теперь мы можем поговорить откровенно, - уселся рядом со мной Мастер Корнелиус.
   - Не буду скрывать, подозрение, что вы из другого мира, возникло у меня почти сразу, и ваш муж подтвердил это... Нет, не беспокойтесь, для всех остальных ваша маскировка великолепна... Просто некоторые движения, некоторое своеобразное построение фраз... Если бы я не встречал этого в вашем мире, я бы ни за что не догадался... А потом ваш муж, уж простите, но он просил держать это в тайне, обратился ко мне с просьбой попытаться найти ваш мир, в смысле город и время... Он рассказал мне про ваши воспоминания и сны... Ох, не сердитесь на него, леди Элен. Он очень переживает за вас и еще... Еще боится, что как вы неожиданно появились в его жизни, так же неожиданно и исчезните...
   - Нет, я не исчезну... Но мне бы очень хотелось знать... Мастер Корнелиус, ведь, если вы теперь знаете из какого я мира, и, если вы ходите по этим, как их, порталам, то, значит, и я могу вернуться туда?
   - Все не так просто, дорогая моя леди Элен... Судя по тому, что рассказал ваш муж... Какой у вас там шел год?
   - Две тысячи четырнадцатый....
   - Так я и думал! Вы перенеслись не только в пространстве, вы умудрились перенестись еще и во времени! При перемещении по порталам мы попадаем в вашем мире в тысяча восемьсот шестьдесят четвертый год!
   - Ох, блин... - прошептала я совсем не в соответствии со статусом леди...
   - К тому же до сих пор через порталы перемещались только магически-одаренные люди...
   - Значит, никакой надежды?
   - Ну, что вы, леди Элен! Наши опыты и изыскания продолжаются! Значит теперь, раз у вас получилось переместиться еще и по времени, мы добавим в наши опыты еще одну составляющую! Не теряйте надежды, дорогая моя! Ведь вы же не завтра собирались вернуться?
   - Завтра нет... - я была несколько... Да, какое несколько! Я была полностью оглоушена свалившимся на меня известием!
   - Леди Элен, попейте чаю, - подлил в мою чашку Мастер Корнелиус, - я обещаю вас держать в курсе всех новостей... А сейчас нам пора открывать двери. Вы готовы?
   - Да, открывайте...
   - Ах, леди Элен! Мастер Фрек! Очень рада вас видеть! Там что-то с замком случилось... - ворвалась в гостиную леди Мора.
   - Леди Мора, присаживайтесь. Мастер Корнелиус заехал передать нам приглашение на чай от леди Магдалин! Она завтра возвращается и послезавтра ждет нас с вами!
   - О! Это просто замечательно!
   - Леди Элен! Разрешите на этом откланяться, я заехал к вам по пути домой...
   - Да, конечно, Мастер Корнелиус, я очень признательна вам за визит и приглашение... Передайте, пожалуйста, леди Магдалин, что мы непременно будем!
  
   А послезавтра все пошло наперекосяк! Но, впрочем, другого я уже и не ожидала... Утром госпожа Лурис осведомилась, нужна ли нам карета, и может ли она ею воспользоваться для поездки в город - необходимо было пополнить запасы. Мы с леди Морой собирались ехать на бричке, и поэтому с легким сердцем я отпустила карету, а с ней и Антуана...
   Ближе к полудню из соседней деревни прибежал мальчонка с известием, что у Карла, который, как оказалось, был из этой деревни, рожает жена! Я отпустила Карла...
   - Лошадь возьми! - напутствовала я его...
   - Можно? Правда?
   - Да! Быстрей давай!
   Незадолго до назначенного срока выезда в гости, я как раз возвращалась из сада, Михель запряг последнюю лошадь из нашей конюшни в бричку... "Что такое не везет, и как с ним бороться..." Я подхожу к лестнице, Михель гордо сидя на козлах, подает бричку к крыльцу, ко мне с громким писком подлетает очередной посланник, лошадь шарахается, колесо слетает... Михель выбирается из любимой клумбы Порха...
   - Михель! Цел?
   - Да цел, цел, Ваша Милость... Пока Порх вот это не увидел... - он обходит бричку и видит колесо... Вернее, не видит колеса... То, что он сказал после этого, явно не было предназначено для женских ушек... Михель виновато посмотрел на меня и покраснел. А мне вдруг стало очень весело!
   - Ох, Ваша Милость, простите... Я сейчас все исправлю!
   - Не торопись! Мы прогуляемся пешком! Селин! - взбегала я уже по лестнице, открывая на ходу письмо от мужа.
   - Да, Миледи! - Селин последовала за мной на второй этаж.
   - Пусть Капа поможет мне переодеться, а сама беги к леди Море и передай ей, что транспорта больше нет, и мы идем в гости пешком! И ждать я никого не буду!
  
   Если не считать кряхтения и ворчания леди Моры, то до домика четы Фриков мы добрались без приключений. Леди Магдалин была очень рада нас видеть, так же, как и мы ее. Чай, как всегда, был великолепен, мы весело болтали о всяких пустяках...
   Ох, леди! - вдруг встрепенулась леди Магдалин, - Я же привезла последние модные журналы!
   Моментально чашки, конфеты и пирожки были сдвинуты, а мы с увлечением начали разглядывать красочные картинки... Надо же, леди Анине удалось пропихнуть несколько новых фасонов - узнала я свои зарисовки...
   Какой-то листочек спланировал со стола, леди Мора чуть повернулась и наклонилась за ним... О! Нет! Листочек-то она достала, но вот выпрямиться уже не смогла... Кое-как мы с Магдалин помогли ей добраться до диванчика и пристроиться на нем.
   - И что теперь делать? - горестно спросила Магдалин, - Корнелиус вернется только завтра! Я, конечно, натру ей спину целебной мазью, но мне ни поднять, ни переодеть ее!
   - Не волнуйтесь, Магдалин! Я сейчас дойду до усадьбы и пришлю бричку. Михель наверняка уже починил ее!
   - Вы пойдете одна? Может быть я...
   - Нет, нет, оставайтесь с вашей пациенткой! Здесь совсем недалеко, я добегу!
  
   Тайлах в ста от дома меня нагнал лорд Виктор:
   - Леди Элен! Постойте! Что случилось? Почему вы одна?
   - О, добрый день лорд Виктор! Просто у леди Моры очередной приступ радикулита, а мы сегодня, как назло, оказались без транспорта! Вот я и иду в усадьбу, что бы прислать за ней бричку...
   - Так, может, я схожу, а вы подождете у леди Магдалин?
   - Нет, нет, что вы! Слушать еще с полкруга стенания леди Моры! Это выше моих сил!
   - Тогда позвольте вас сопровождать?
   - Хм, - бросила я на него оценивающий взгляд, - позволяю...
   - Лорд Виктор, как ваша поездка в Университет? Удачно?
   - Вполне, мне удалось собрать все недостающие документы и поступить на последний курс... А как вы здесь поживали? Надеюсь, скучали? - хитро улыбнулся он.
   - Что вы, что вы... Вовсе нет! Нам некогда было скучать, мы считали дни, - один за другим загнула я пальчики на руке, - послезавтра муж возвращается! - похвасталась я.
   Сильный порыв ветра подхватил юбку, швырнул в лицо песок, чуть не вырвал у меня кружевной зонтик.
   - Ой! - мы одновременно посмотрели на небо. Огромная свинцовая туча с неимоверной скоростью заволакивала небо...
   - Нам стоит поторопиться, давайте ваш зонтик, пока он не улетел и вас не унес...
   Быстрым шагом мы успели дойти только до поворота от реки к усадьбе, когда первые крупные капли упали на землю.
   - Бежим! - схватил меня за руку лорд Виктор, и мы побежали под начавшимся дождем к первому раскидистому дереву.
   - Чуть-чуть не успели, - смеясь, пыталась я отдышаться, когда лорд Виктор прижал меня спиной к широкому стволу, а сам закрыл от все усиливающегося дождя. Он оказался так близко... Я, испуганно, замерла... И эти светлые волосы, с которых сейчас стекала вода... Он убрал мокрую прядку с моего лица, а потом медленно провел пальцем по щеке...
   - Что вы делаете, баронет...
   - Элен, я так скучал без вас... - он берет мою голову за подбородок и поворачивает к себе, заставляя смотреть в свои странные льдистые глаза.
   - Отпустите меня немедленно!
   - Вы сводите меня с ума... - его губы легко касаются моих.
   - Да, отпустите же меня! - со всей силы отталкиваю я его и устремляюсь к дому, моментально намокшая юбка путается между ног, но я не останавливаюсь.
   - Элен! Элен! Вернитесь! Вы же намокните! Элен! Простите! Я больше не буду!
  
   Я вваливаюсь в дом. Ноги не держат меня... Ко мне тут же кидается Тиника, Михель подхватывает меня на руки.
   - Миледи! Что с вами? Кто напугал вас? Где леди Мора?
   Сильная дрожь начинает буквально колотить меня, но я еще умудряюсь произнести:
   - Леди Мора у Фреков, ее опять скрутило... Привезите ее домой...
   - Да-да, миледи, я все поняла... Сейчас Михель съездит за ней... Вам, может, ванну наполнить? Вы же совсем замерзли...
   - Да, хорошо...
   Блаженное тепло, дрожь начинает отпускать меня... Как сквозь туман я еще помню, что с помощью Тиники добралась до кровати, а потом провалилась в сон.
  
   ***
  
   Лорд Рандольф мерил шагами свою спальню. Уже вторую неделю Элен не приходила в себя. И даже отвары Марты были не в силах изменить что-либо.
   В тот злополучный день он чувствовал тревогу с самого утра, но гнал ее от себя. Оставалось последнее незавершенное дело, и после этого он сможет опять вернуться к Элен. Главы Кланов потребовали Герцогского суда над вдовствующей виконтессой и ее младшим сыном... Они посчитали их поведение предательством интересов всего их маленького государства... Суд должен был начаться на закате... Но почему же ему так тревожно?
   Утренняя мышка принесла коротенькую записочку: "Осталось два дня" и пририсованный поцелуйчик...
   Вторая мышка сообщила, что карета уехала в город за продовольствием вместе с госпожой Лурис, а у Карла начались роды... Вернее, у жены Карла. Что в гости они поедут на бричке, а третье письмо она напишет по возвращении...
   Уже начинало темнеть, его пригласили в зал, где должно было проходить судилище, а третьей мышки все еще не было. Рандольф лихорадочно высчитывал, сколько времени сейчас в Доргмире, и успокаивал себя, что Элен просто могла задержаться в гостях, но сердце ныло все сильнее.
   Он вполуха слушал свидетелей и обвинителей. И так всем было ясно, какого приговора ждут от него, в защиту этой парочки не было произнесено ни одного слова... Элен... Почему от нее не прилетает посланник?
   Он еле дождался, когда ему на подпись дадут приговор, обмакнул перо в чернила и поставил свою размашистую подпись, потом на секунду задумался, и дописал "отложить исполнение на месяц". Портал он открыл прямо из зала суда.
  
   В усадьбе его встретили испуганные и суетящиеся слуги.
   - Что здесь происходит? Где леди Элен?
   - Миледи в спальне, она спит, Ваша Милость, - присела в реверансе Тиника.
   - Так, а теперь объясни, почему вы все в половину второго круга не спите?
   - Так леди Мору только что привезли...
   - Откуда? - Рандольф уже почти рычал, в ответ на что голос Тиники становился еще тише, а фразы еще короче.
   - От леди Фрек...
   Рандольф сделал два глубоких вдоха, успокаиваясь.
   - Пойдем наверх, мне надо убедиться, что с Элен все в порядке, потом расскажешь все по прядку.
   - Да, милорд.
   Рандольф вошел в спальню жены. Элен лежала, разметавшись по кровати, ее грудь высоко и часто вздымалась. Он дотронулся до ее лба, Элен просто горела...
   - Миледи спит... - прошипел он, повернувшись к Тинике, и его глаза блеснули красным светом, которого так боялись его враги, и никогда не видела Элен...
   - Быстро холодный компресс на лоб, и оботри ее!
   Он выскочил за дверь и широкими шагами направился в свой кабинет, с лестницы крикнул, что бы ему принесли горячую воду и горелку.
   Через полкруга, после того, как в Элен буквально влили две кружки отвара, а Тиника сменила уже не один десяток компрессов, температура начала спадать... Рандольф еще раз осмотрел жену, проверил состояние ребенка, пододвинул кресло ближе к кровати, уселся в него... Тиника сидела на кровати, часто меняя мокрую ткань на лбу Элен.
   - Сядь сюда, - указал ей Рандольф на стул, - теперь остается только ждать...
   - Так, - устало потер руками лицо, - теперь медленно, внятно и по порядку. Что у вас сегодня произошло?
   - Утром госпожа Лурис попросила карету, что бы съездить в город. Миледи разрешила, собираясь ехать в гости на бричке. Потом за Карлом прибежал сынишка его соседей, у его жены начались роды, миледи отпустила его, да еще велела лошадь взять. А Порх как раз в это время от кузнеца на свежеподкованной лошади вернулся. Карл ее у него и взял, что бы время не терять. Карл от волнения и не подумал, что в конюшне только Ласточка осталась. А вы же знаете, милорд, какая Ласточка пуганная, ее только в пару запрягать можно...
   - Она понесла? - почти мертвея, спросил Рандольф.
   - Нет, нет! Слава Богам, до этого не дошло... Дамы еще не успели сесть в бричку, когда Ласточка чего-то испугалась и дернулась. А у брички колесо отлетело. И тогда миледи решила в гости пешком прогуляться... Ну, они с леди Морой и ушли, а Михелю она приказала бричку срочно чинить...
   Тиника замолчала.
   - А дальше?
   - А потом вдруг резко стемнело, и такой ливень начался! Мы все в вестибюле стояли, на ливень смотрели. Вдруг видим, миледи бежит, да так, как будто за ней кто-то гонится. Мы двери скорей открыли, Михель ей навстречу выскочил, подхватил ее. А она, бедняжка, вся трясется и только про леди Мору и ее радикулит говорит... Мы уж потом разобрали, что леди Мора у Фреков осталась и за ней надо бричку послать... А миледи я в теплую ванну усадила, она отогрелась, засыпать начала, я ее до кроватки и проводила... Но у нее тогда температуры не было...
   - Дальше. Где леди Мора? Где госпожа Лурис?
   - Так госпожа Лурис, наверно в городе осталась... Тут такой ливень был! А начался как раз в то время, как она из города выезжать должна была. Ну, а леди Мору незадолго до вашего прибытия привезли, ее Михель к ней в комнату и отнес...
   - А чего вы все по дому как угорелые метались?
   - Так леди Мора всех загоняла...
   - Так, с вами все понятно... Можешь идти. Кто-нибудь пусть в соседней комнате дежурит, что бы мне не разыскивать, если что-нибудь понадобится...
   - Да, милорд, спасибо, милорд... - выскользнула Тиника за дверь.
   Рандольф сменил повязку на голове у Элен, потом зашел в ванну и умылся холодной водой. После уселся в кресло и приготовился ждать... Кто-то поскребся в дверь, она отворилась, пропуская Тинику с большим подносом.
   - Вы же, наверно, голодный, милорд. Я вам поесть принесла...
   - Спасибо, поставь на стол...
  
   К утру температура спала, но Элен так и не приходила в себя. Рандольф не мог понять, что с ней. Насколько он видел, физически с ней было все в порядке... Он написал письмо леди Магдалин и уже собирался отправить за ней бричку, как она сама пришла проведать леди Мору и осведомиться о самочувствии леди Элен.
   - Даже не знаю, что вам сказать, лорд Рандольф... Я не нахожу никаких причин для такого состояния леди Элен... Единственное, что мне приходит в голову, с учетом вашего рассказа о вчерашних событиях, это то, что лихорадка и такой длительный, глубокий сон являются защитной реакцией на какие-то сильные переживания, возможно, испуг... Но, что могло так напугать ее? Не думаю, что Элен испугалась дождя, хоть и очень сильного... Я поспрашиваю в окрестных деревнях и у соседей, не видел ли кто-нибудь чего-нибудь необычного... Пусть кто-нибудь из служанок сходит со мной, я дам один отвар, возможно, он поможет...
  
   День, ночь и следующий день прошли спокойно - Элен спала... К вечеру второго дня лорд Рандольф вызвал к себе госпожу Лурис и отдал необходимые распоряжения. Кто-то из слуг должен был остаться жить в усадьбе, а остальные перебраться в городской дом привести его в порядок после лета. Он же забирал жену в Долину...
   Рандольф сидел на кровати, бережно придерживая жену и по каплям вливая ей в рот бульон с травами. Элен глотала, но медленно и неохотно.
   - Ну, еще... Ну, глоточек... - уговаривал он ее, - сейчас допьем и поедем домой... Там Марта, она обязательно что-нибудь придумает...
   Дверь, чуть слышно скрипнув, отворилась:
   - Милорд, можно?
   - Да, Тиника... Что ты хотела?
   - Ваша Милость, миледи говорила, что, если кто-нибудь из нас захочет остаться с ней, то мы можем поехать с ней в Долину... Ваша Милость, можно я останусь с миледи?
   Лорд окинул взглядом ее ладную фигурку... Конечно же, это было бы неплохо, если бы рядом с Элен в замке были не только обращенные слуги...
   - А не боишься? Там, все-таки, вампиры живут...
   - Но ведь и люди тоже живут...
   - Хорошо, иди, собирайся. Через четверть круга открываю портал, пойдешь с нами. Да, напомни, что бы я тебе метку поставил, тогда тебе никто не будет угрожать.
  
   Через четверть круга лорд Рандольф бережно завернул спящую жену в одеяло и подхватил на руки. Рядом уже стояла Тиника. В одной руке она держала небольшой саквояж со своими вещами, а второй прижимала к груди какую-то папку.
   - Это что? - кивнул головой Рандольф, указывая на папку.
   - Рисунки миледи, краски и мелки... Ну, я подумала, местный летний гардероб миледи в Долине не понадобится, все драгоценности у вас в Хранилище, библиотека тоже наверняка есть...
   - То есть, это все имущество моей жены... - грустно усмехнулся герцог Налдосский, впервые подумав, что именно так все и есть...
   - Ладно, в одну руку все взять сможешь?
   - Да, - Тиника ловко перехватила саквояж.
   - Тогда держись за меня, шагаем на счет три...
  
   С тех пор прошло уже почти две недели... Отвары Марты так же оказались бессильны... Лорд Рандольф уселся в кресло, стоящее у постели Элен, в который раз уже вгляделся в любимое дорогое лицо... Ее ресницы чуть дрогнули...
   - Элен! - наклонился он к ней. Нет, показалось... Лицо оставалось все таким же спокойно неподвижным... Рандольф откинулся на спинку кресла, устало прикрыл глаза...
  
   ***
  
   Я открыла глаза. Звезды. Большие мерцающие звезды... Чуть повернула голову. Рядом в кресле спал Рандольф. Вернулся... А почему он меня не разбудил?
   - Ран... - тихонечко позвала я его...
   - Эль! - тут же встрепенулся он, - Эль, родная! Наконец-то! - он обнимает меня и целует, всю целует...
   - Ран, я тоже соскучилась, но ты меня сейчас раздавишь! - смеюсь я, - А почему мы в Долине? Ты же хотел еще неделю в усадьбе пожить?
   - Элен... - чуть отстраняется он от меня и пристально вглядывается мне в лицо, - ты что, ничего не помнишь? Элен, ты почти две недели проспала, мы не могли тебя разбудить...
   И тут, как вспышка... Дождь, лорд Виктор, его поцелуй....
   - Нет, не помню... Стало темно, пошел дождь... Больше ничего не помню... Ран! Сколько я проспала? Ран! А ребенок?
   - С ним все в порядке, - берет он мою руку и кладет на живот под низ своей, и я вижу ровное желтое сияние и очертания маленького тельца с непомерно большой головой...
   - Эль, ты действительно ничего не помнишь? Что тебя так напугало?
   - Нет, не помню... Ран! Я есть хочу! И туда... - указала я глазами на туалетную комнату.
   - Сейчас отнесу.
   - Не, Ран, я сама...
   - Ох, хорошо, отнесу и выйду. Только потом позови!
  
   Он поймал меня у самой двери, свои силы я опять переоценила...
   - Эль! Ну, почему ты такая непослушная! - подхватил меня на руки, - Ведь ты могла упасть!
   Как же хорошо, когда он вот так обнимает, как я соскучилась по его сильным и ласковым рукам...
   - Ты больше никуда не уедешь?
   - Нет. Тебя же и на минуту без присмотра оставить нельзя!
   В дверь раздался тихий стук, и после разрешения Рана на пороге возникла... Тиника!
   - Доброе утро, Ваша Милость!
   - Тиника! Откуда ты здесь?
   - Милорд разрешил, и, если вы не против, я бы хотела остаться с вами...
   - Я не против! Я очень рада!
   - Миледи, я принесла вам завтрак, - Тиника повернулась и забрала у кого-то за дверью большой поднос.
   - Поставь на стол, - указал Ран, - я покормлю миледи сам.
   - Спасибо, Тиника, - улыбнулась я девушке. Я действительно была очень рада, что она согласилась поехать со мной.
   - Ран, - обратилась я к мужу, когда дверь за Тиникой закрылась, а мне была вручена большая чашка с наваристым бульоном, - А Тиника может стать моей камеристкой?
   - В принципе, да. Выдадим ее замуж за кого-нибудь из дворян...
   - Ран! А без замужества никак?
   - Да не пугайся ты так! Никто насильно ее выдавать не будет. Просто про нее уже Костанс спрашивал, и еще кое-кто из стражи интересовались...
   - Ой, Ран, а ее не...
   - Нет, я свою метку поставил, ее никто не тронет.
   - А что это за метка? А как ее ставят?
   - Эль!... - вздохнул муж, - Допивай бульон, потом расскажу.
   - Спасибо, я больше не хочу, - протянула я ему чашку.
   - Не буду рассказывать, пока не допьешь! - заупрямился Ран, и мне пришлось все доесть. Иногда в своем упрямстве он бывает просто невыносим!
   - Вот! - показала я ему пустую чашку, - Рассказывай!
   Ран рассмеялся и поцеловал меня:
   - Вот можешь же быть послушной!
   - Ран! Не отвлекайся!
   - Все-все-все! Рассказываю! - при этом мне в руки всовывается кружка с отваром, - Ты только пей! Метка ставится на людей, которые находятся под охраной кого-либо из высших вампиров, в данном случае, под моей. И никто из высших и тем более новообращенных не посмеет даже прикоснуться к тем, на ком стоит метка.
   - Это понятно... А как она ставится? - почему-то этот вопрос волновал меня больше всего... Я помнила, что магия вампиров основана на магии крови, и помнила, как буквально заставила Рана слизнуть свою кровь...
   - Смешиваются две капли крови и добавляются в вино, которое выпивает тот, на кого ставится метка.
   - И этого достаточно? - я уже напредставляла себе жуткий кровавый ритуал...
   - Вполне, так что не переживай за Тинику.
   - Ран, а сейчас сколько времени? Тиника сказала утро...
   - Утро и есть. Сейчас около четырех, только что туман опустился.
   - А я так погулять хотела...
   - Я отнесу тебя в беседку. Только давай договоримся, ты не будешь пытаться сегодня сама вставать.
   - А завтра?
   - Эль... Куда же ты все время спешишь?
  
  
   ***
  
   Герцог сидел в беседке над рекой и прижимал к себе самое дорогое, что было у него в этой жизни. Элен, его маленькая Эль... Если бы кто-нибудь еще два месяца назад сказал ему, что он будет сходить с ума из-за обычной человеческой женщины, он бы в лучшем случае рассмеялся в ответ. А в худшем, мог бы расценить это как оскорбление... И вот теперь он держал ее на коленях, прижимал к себе ее такое хрупкое тело, и был безумно счастлив, что она поправилась и что с ней ничего не случилось... Элен рассказывала, как провела последние недели в поместье, сколько ягод они со служанками собрали, и какое чудное варенье из них сварил их повар...
   - Ран... Ты совсем не слушаешь меня... Я понимаю, что тебе это не интересно... Но это единственное, что я могу тебе сейчас рассказать... Без тебя было безумно скучно, как хорошо, что ты вернулся...
   - Я тебя внимательно слушаю. Просто я очень рад, что ты вернулась... - он провел пальцем по ее чуть бледноватой щеке, а потом наклонился и коснулся ее губ. Они были мягкие и пахли какими-то ягодами... Она с готовностью ответила на его поцелуй, обхватила его руками, и ее пальчики зарылись в его волосы.
   - Ран, пойдем домой...
   - Ты замерзла?
   - Нет, просто туман надоел... Лучше сейчас выспимся, а когда взойдет луна, ты разрешишь мне прогуляться уже самой...
   - Эль! Ты просто бесподобна! - рассмеялся Рандольф, - Уговорила! Но только при одном условии - ты без всяких капризов будешь пить все отвары!
   - Согласна, - с улыбкой вздохнула она, а герцог подхватил ее на руки и понес свое сокровище домой.
  
   - Ваша Милость! - игриво обратилась она к нему, когда он поставил ее на пол в спальне и принялся развязывать завязки на ее плаще, - А ванну мне дозволено будет принять?
   - Только после чашки отвара, Ваша Милость, - поддержал он ее игру, а потом повернулся к служанке, держащей на подносе именно эту чашку:
   - Спасибо, Тиника. Приготовьте, пожалуйста, ванну миледи.
   - Слушаюсь, Ваша Милость, - присела в реверансе Тиника, отставив пустой поднос на столик и направляясь в туалетную комнату. Потом обернулась на пороге:
   - Миледи! Каких трав вам добавить?
   - Трав?... - и вдруг озорная улыбка озарила ее лицо, - Тиника! На твое усмотрение, но, что бы вот этот интересный мужчина сегодня думал только обо мне!
  
   Лорд Рандольф бережно уложил свое сокровище, завернутое в большое мягкое полотенце, на кровать.
   - Ран, ведь ты не уйдешь? Ты останешься со мной? Ран! Пожалуйста! Я так соскучилась...
   - Я никуда от тебя не уйду... - он не удержался и склонился к ее губам. Элен тут же подалась ему навстречу. Эти сладкие губы... На них привкус его отвара... Гадость, какая... Но, как же он сладок на ее губах... И этот запах... Он даже не может определить, что это... Но это так прекрасно... И этот шепот: "Ран, любимый..." И ее шелковая кожа... И так хочется прикоснуться к ней, ко всей... Манящие губы... Тонкая, беззащитная шея... Вздымающаяся в возбуждении грудь... Уже чуть выпирающий животик... Прикоснуться губами... Подарить силу, и получить в ответ столько любви...
   - Ран... Я больше не могу ждать... Ран... Пожалуйста... Ран...
   Он раздвигает ее такие послушные ноги, тихий стон слетает с ее губ... Его руки скользят и ласкают белую шелковистую кожу... Он подхватывает ее бедра и притягивает к себе... Она полностью подвластна ему...
   - Ран... Скорей... Любимый...
   Войти в нее, ощутить всю полноту ее любви, ее желания... И раствориться в ней, и услышать ее удовлетворенный крик... И, последним движением понять, что опустошен... И прижать к себе такое родное, такое беззащитное тело... Эль... Маленькая моя Эль...
  
   - Ран...
   - РАН!!!!
   - Да, любимая...
   - Ран, отпусти меня...
   - Куда?
   - ТУДА!
   Рандольф рассмеялся и расцепил руки.
   - И не вижу ничего смешного! - Элен выпуталась из одеяла, села и накинула кружевной халатик. Рандольф уже стоял рядом.
   - Я сама могу дойти!
   - Сама, сама! Я только подстрахую! - протянул он ей руку, помогая встать.
   - И прекрати обращаться со мной, как с хрустальной вазой!
   - А как же еще я могу обращаться с тобой? - попытался он обнять и поцеловать ее.
   - Ран! Блин! Сейчас ваза треснет! - шутливо-сердитым тоном сказала она и, высвободившись из его объятий, скрылась в туалетной комнате.
   Герцог усмехнулся еще раз... До чего же она хороша... Даже, когда сердится... Особенно, когда сердится... Он прислушался к шуму воды в ванной - вроде все в порядке. Рандольф взял со стола колокольчик и несколько раз тряхнул им, вызывая прислугу.
  
   Элен намазала хрустящую лепешку тонким слоем масла, потом паштетом и положила сверху кружок руолы - все так, как он любит, - протянула мужу.
   - Ран, а ты поможешь мне отправить письмо?
   - Кому ты хочешь написать?
   - Леди Магдалин... Мне так неудобно, что я не смогла с ней попрощаться. Да и с Мастером Корнелиусом тоже...
   - Совершенно не к чему... - Рандольф отпил из чашки.
   - Но почему, Ран!
   - Потому что ты сможешь их увидеть на следующей неделе.
   - Ты пригласил их в гости? В Долину?
   - Нет, дорогая. На следующей неделе мы едем в Доргмир. Начинается следующий светский сезон, нам необходимо поприсутствовать на первом королевском балу.
   - Ран, а Ее Величество...
   - Ее Величество уже давно обо всем забыла... К тому же в ходе расследования выплыли очень некрасивые факты по заговору против Короны. Да и намерения герцога Линойского в отношении Ее Величества были далеко не амурными... Так что тебе бояться совершенно нечего...
   - Ох, это, конечно, хорошо... Но все-равно, я побаиваюсь ее, она какая-то страшная...
   - А что еще ты хочешь от темной эльфийки, у которой к тому же прабабка была чистокровной демонессой?
   - О... Как интересно! Но она совершенно не похожа на Авара!
   - Эль! - рассмеялся Рандольф, - Ну, во-первых, у дроу существует несколько кланов, которые довольно значительно отличаются по внешнему виду, а, во-вторых, наша королева очень похожа на свою прабабку...
   - Ран, а когда мы поедем?
   - Думаю, дня через два-три... Я хочу, что бы ты еще отдохнула.
   - Ой! Ран! А платье? Я не влезу в те, что заказывались летом...
   - У тебя будет три дня, что бы обзавестись новым гардеробом. Можешь пока придумать и нарисовать фасоны. Я даже могу их заранее отправить господину Пимолю. Думаю, он будет рад помочь своей любимой клиентке...
   - Ох, Ран! Ты - чудо! - вскочила Элен из-за стола и подбежала к мужу, обняв и поцеловав его.
  
   Через два дня рано утром герцог со своей супругой и ее камеристкой вышел из портала в вестибюле своего городского дома. Слуги уже собрались там, ожидая прибытия хозяев. Элен была очень рада вновь увидеть людей, которые за лето стали ей очень близки. Она поцеловала мужа и, позвав своих служанок, быстро направилась по лестнице в свою комнату. Рандольф только довольно улыбнулся, глядя вслед своей жене. После того двухнедельного кошмара, когда Элен никак не могла проснуться, он был очень счастлив видеть ее как прежде деятельной и веселой. Проводив взглядом жену и сопровождавших ее девушек, герцог пригласил госпожу Лурис в свой кабинет - надо было решить некоторые хозяйственные вопросы.
   Когда он, закончив все свои дела с экономкой, зашел в комнату жены, то обнаружил раскиданные по всей комнате платья и другие предметы туалета и мечущихся между будуаром и гардеробной служанок.
   - Дорогая, что здесь происходит? - обратился он к стоящей у окна жене.
   - Рандольф! - у нее в глазах стояли слезы, - Мне совершенно нечего одеть! Мне даже к портному не в чем съездить!
   - Эль! - подошел он к ней и обнял, бережно вытер скатившуюся по щеке слезинку, - Дорогая! Не стоит плакать. В полдень приедет человек от Пимоля, привезет несколько повседневных платьев и ткани для бальных... А вечером обещал заехать сам господин Пимоль с кроем бального платья...
   - А мерки? Я в старые не влезу...
   - Господин Пимоль знает, что вы в положении... Он очень опытный портной, не волнуйтесь, он все предусмотрит. Вы уже решили, в каком платье пойдете на бал? Его надо будет заказать в первую очередь.
   - Нет еще... Не совсем. Все будет зависеть от тканей, которые будут у Пимоля. Рандольф, это официальное мероприятие? Одежда должна быть клановых цветов?
   - Не обязательно, но желательно. Надеюсь, вы не претендуете на черный, дорогая?
   - Черный? Нет-нет... Остается только белый... - недовольно сморщила она носик.
   - И серебряный...
   - Любые вариации?
   - Конечно...
   - Ой, тогда я знаю, что хочу! - устремилась она к конторке, - Ран! А можно сейчас отослать письмо господину Пимолю?
  
   Рандольф сидел в кресле и с улыбкой наблюдал, как Элен крутилась перед зеркалом. Господин Пимоль явно превзошел себя в этот раз... Все доставленные наряды были просто бесподобны. И Элен была так довольна! И предложенные ткани тоже удовлетворили ее...
   В дверь раздался тихий стук, и вошел слуга:
   - Баронет Виктор Тринель просит принять его.
   Элен резко выпрямилась и замерла... Герцог внимательно посмотрел на нее... Что же ты скрываешь от меня? Что связывает тебя с баронетом? Почему ты ничего не сказала мне о знакомстве с ним? Герцог медленно поднялся из кресла.
   - Ран! - ее глаза стали еще больше, - Только не убивай его!
   - А почему я должен убивать его?
   - Ран... - она нервно закусила губу и уставилась в пол, потом глубоко вздохнула и продолжила, - Я должна была рассказать тебе...
   Но, не рассказала... - грустно подумал лорд Рандольф. Он уже давно знал все про баронета... Слуги доложили ему еще в самый первый день, что баронет Тринель интересовался состоянием Элен. Вот только встретиться им не удалось - верные слуги буквально прогнали баронета, спасая его от гнева хозяина... Уже позже он выпытал у Тиники все про их совместные прогулки...
   - Что ты должна была мне рассказать?
   - Я была знакома с баронетом. И мы иногда встречались на прогулке. Ран! Он очень смешной и милый молодой человек! Но... Ран! Я только слушала его рассказы!
   - И почему ты мне ничего не рассказала?
   - В письме не хотелось... А когда ты появлялся на пару кругов... Ран, право, мне было не до баронета...
   - Ты спустишься со мной?
   - Нет... Ран... Давай без меня...
  
   Когда он через четверть круга вернулся в ее будуар, она все так же стояла у окна. И только моментальный поворот к нему и широко открытые глаза выдавали ее волнение.
   - Все в порядке. Баронет принес свои извинения, а я принял их.
   Вздох облегчения сорвался с губ Элен.
   - Ран... Как же я люблю тебя...
  
   ***
  
  
   Мы с мужем медленно шли по центральной торговой аллее Доргмира. И я с удовлетворением ловила восхищенные мужские и завистливые женские взгляды. В новом платье от Пимоля я чувствовала себя просто королевой! А наличие рядом красивого мужчины, моего мужчины, поднимало меня просто на недосягаемую высоту! Да и день сегодня выдался не по-осеннему солнечный и теплый. Я любовалась осенними деревьями - их листья из голубых стали сиреневыми и фиолетовыми, а у некоторых и пурпурными. А под деревьями цвели последние осенние цветы - белые и темно-оранжевые филоны...
   - Дорогая, здесь за углом есть очаровательный канцелярский магазинчик. Вы не желаете посмотреть краски и альбомы?
   - О! С превеликим удовольствием!
   Магазинчик оказался небольшим и очень уютным. Я быстро подобрала то, что мне было нужно и, пока Рандольф увлеченно рассматривал что-то в букинистическом отделе, отправилась бродить между стеллажей с товарами. На одном из них было написано "Магические товары". На полках стояли какие-то пузырьки с непонятными надписями, лежали перья, от самых обычных гусиных, до совершенно невообразимых, похожих на павлиньи и страусиные... В отдельной коробочке с нарисованными перекрещенными костями находились перья черного цвета... Очень похожие на вороньи... А еще на одной полке были представлены толстые тетрадки в самых разнообразных обложках... Я заворожено начала перебирать их... Они были такими красивыми...
   - Дорогая, ты уже все подобрала себе?
   - А? Да! Ран! А что это за тетрадки?
   - Магические тетради... То, что здесь будет написано, смогут прочитать только написавший и его доверенные лица. Тебе какая-то из них приглянулась?
   - Да! Но... Я не знаю, какая... - я никак не могла выбрать между тетрадкой с обложкой из золотистой кожи и второй, где на обложке переплелись нежно-розовые и сиреневые цветы.
   - Малыш, не переживай, - поцеловал он меня в висок, - мы возьмем обе...
  
   А потом мы пошли обедать в "Башню". И, хотя сегодня не было "гномьей" кухни, обед был восхитителен. И именно тогда, во время поедания мороженого с фруктами и взбитыми сливками, мне в голову пришла идея описать все, что со мной произошло... И начать вести дневник...
  
   Утром Рандольф поцеловал меня и сказал:
   - Дорогая, ты не вставай сейчас. Буквально через несколько минут прибудет целитель Лириус. Я хочу, что бы он осмотрел тебя.
   Опа... Только этого еще не хватало... Как-то мне стало сразу очень не уютно на нашей большой и мягкой кроватке...
   - Ран... Мне туда надо... И, наверно, белье перестелить... - выскользнула я из-под одеяла в противоположную от мужа сторону и сразу накинула халатик.
   Нет, я, конечно, не совсем дикая... И то, что гинекологами работают и мужчины, знаю... Но... Вот как-то так получилось, что на всех медосмотрах в институте попадались мне женщины и, узнав, что я еще девушка, отпускали меня с миром, не заставляя карабкаться на это жуткое кресло... А сейчас... Обнажиться перед полу-знакомым мужчиной... Да еще в присутствии мужа? Или он уйдет? Уйдет?! Нет!!!
   Я вышла из туалетной комнаты в халатике, застегнутом на все пуговки, и, сжимая довольно фривольный вырез... Ох, как бы я хотела сейчас натянуть на себя темную невзрачную больничную фланельку...
   - Ран... А это обязательно?
   - Эль... Малыш, ну, чего ты так испугалась? Я хочу, что бы тебя посмотрел знающий целитель...
   - Ран, а ты?
   - Я вижу только ауру. А все физические показатели может оценить только специалист.
   - Целитель Лириус, конечно, очень приятный человек, и тогда нам очень помог... Но... Ран! Ты уверен, что он "знающий"?
   - Эль! - рассмеялся муж, - Тебя смутил его внешний вид? Лириус один из самых знающих целителей. Все остальное - просто маскировка. Любимая, чего ты так боишься?
   - Ран... Он - мужчина...
   - Малыш... У нас целителями бывают только мужчины... Женщинам образование не доступно...
   Я... Я металась между "пошли все нафиг" и " делайте, что хотите"... Я металась, когда отворилась дверь, и вошел целитель Лириус. В совершенно нормальном и адекватном костюме.
   - Рад видеть вас миледи, милорд, - вежливые кивки, - Как вы себя чувствуете? - а это обращение уже ко мне.
   - Не плохо... - чуть слышно произношу я.
   - Ваша Милость, вы остаетесь или ...?
   И вот это "или" прозвучало как "ИЛИ?"... Но... Рандольф усмехнулся и отошел к окну.
   - Я остаюсь.
   Мастер Лириус понимающе улыбнулся, повернулся ко мне:
   - Леди Элен, вас что-нибудь беспокоит?
   - Нет... - проблеяла я, все еще прижимая к себе одеяло.
   - Давайте мы сейчас успокоимся, спокойно положим ручки, - он отцепил мои скрюченные пальцы от одеяла и уложил руки вдоль тела, - и посмотрим, как поживает наш малыш...
   Его руки скользнули над моим телом, чуть притормозили в начале живота, потом опустились в самый его низ... Легкое приятное тепло струилось с них...
   - Ну, мамочка чувствует себя совсем неплохо, - начал комментировать он свои действия, - малыш тоже очень даже активен... Леди Элен, а вы шевеления уже почувствовали?
   - Что? Не знаю...
   - У всех это бывает по-разному... Просто, если будут какие-нибудь новые ощущения - не пугайтесь... Это просто ваш малыш растет...
   Он очень по-доброму улыбнулся и отодвинул одеяло вниз:
   - А теперь посмотрим, насколько вы готовы принять малыша...
   Его пальцы быстро расстегнули пуговицы на халатике, откинули полочки в стороны... Я лежала как будто скованная, не смея пошевелиться или что-то сказать... Его тонкие длинные пальцы ловко ощупали мою грудь. Правую, потом левую... Я боялась вздохнуть лишний раз...
   - Все замечательно... Никаких нарушений... А теперь посмотрим малыша... - он стянул одеяло еще ниже и его руки начали ощупывать мой живот...
   - Все хорошо... Никакой угрозы я не нахожу... Срок... Где-то двенадцать - тринадцать недель...
   - Роды когда? - подал голос Рандольф.
   - Ну, считайте сами... Скорей всего где-то в фериас...
   - С ребенком все в порядке?
   - Лорд Штумарт... Вы же видели его ауру... При таком ярком свечении можно не задумываться ни о чем негативном...
   - А с леди? - чуть дрогнувшим голосом спросил Рандольф.
   - Леди у нас молодец, - улыбнулся целитель Лириус, - не переживайте, все будет хорошо... Общие рекомендации и диету для нашей мамочки я сейчас напишу, - сказал и, вдруг, совсем неожиданно, подмигнул он мне.
  
   Открытие сезона. Первый Королевский бал. Мы с Рандольфом поднимаемся по широкой парадной лестнице. Первый пролет, зеркало, лестница разворачивается в две стороны... Перед зеркалом остановка... Ран... до чего же ты хорош... Всегда бледное строгое лицо в обрамлении черных длинных волос... Вся жизнь сосредоточена в темных, почти черных глазах... Чуть презрительный изгиб губ... Но это для всех остальных... Я-то знаю, как они могут быть нежны и настойчивы... И как же ему подходит его черный с серебром костюм... Он встречается взглядом в зеркале со мной, его губы сдерживают улыбку... Он поворачивается ко мне и поправляет несколько волосинок, выбившихся из прически...
   - Эль... Все хорошо?
   - Да, - почти шепотом и, поправляя темно-синий бант под грудью и одергивая серебристый шелк длинной юбки.
  
   Двери в тронный зал... распахиваются...
   - Герцог и герцогиня Налдоские! - громкий и четкий голос. Рандольф подхватывает мою руку, чуть сжимает ее, и мы следуем по длинной ковровой дорожке. Остановка. Реверанс. Выпрямляюсь под давлением Рандольфа и поднимаю глаза на венценосную чету. Его Величество как всегда вежливо-холодно безукоризнен... Королева... Ее губы изгибаются в улыбке, но глаза... Глаза снулой рыбы... Почему Ран решил, что у нее в роду были демоны? Ран что-то говорит в ответ на высказывание Его Величества... А я... Я смотрю на Ее Величество... И не могу отвести глаз... Несмотря на видимое равнодушие, ее взгляд удерживал и приковывал... Она, как будто пыталась проникнуть в мои мысли. И не могла... И было не понять, злит ли это ее...
  
   Яркие разноцветные пары кружились в танце. Я сидела в кресле у окна, а Рандольф стоял рядом. Его рука небрежно лежала на спинке кресла. Но это для посторонних, а на самом деле он ласково касался моей шеи и плеча. И это было очень приятно и очень важно... К нам подходили различные люди, кого-то я видела на предыдущем балу, кого-то мне представляли сейчас. Следовали неизменные вежливые вопросы о самочувствии, о том, как провели лето...
   - Ран, - повернулась я к мужу, когда очередная пара его старых знакомых отошла от нас.
   - Что, дорогая? - наклонился он ко мне.
   - А почему не видно твоего приятеля лорда Авара? И в гости он к нам не заходил, хотя мы здесь уже четыре дня?
   - А я вам не рассказывал? Ох, да... Забыл... Недели четыре назад клан Велкинфум вспомнил о наличии у них младшего сына...
   - И?
   - Дорогая, это длинная история. Вы не хотите прогуляться по саду?
   - С превеликим удовольствием! - поднялась я, опершись на предложенную руку. Балконные двери были распахнуты настежь, потому что в зале, несмотря на какую-то охлаждающую магию, было жарко и душно. Через одну из дверей мы и вышли прямо в сад. Рандольф накинул мне на плечи мягкий меховой палантин.
   - Спасибо... - я с удивлением рассматривала неизвестно откуда взявшуюся накидку, - Как здорово быть замужем за волшебником!
   - Все для тебя, любимая! - легко коснулся он моих губ.
   - Так что там с Аваром? - мы медленно пошли по аллее, подсвеченной разноцветными шариками.
   - У Авара очень древний и знатный род. До недавнего времени главой клана был его дед. Отец Авара погиб уже много лет назад, еще до войны, на которой мы с Аваром и познакомились. У него есть еще два старших брата - я не буду называть тебе их полные имена, они труднопроизносимы даже для меня. Дома их зовут Тайнель и Миц.
   Рандольф поплотнее запахнул на мне палантин и потом продолжил:
   - Где-то чуть меньше года назад дед решил отойти от дел и передал правление кланом в руки старшего брата - Тайнеля. Тайнель уже давно числился в наследниках, поэтому был готов взвалить на себя эту ответственность. И все бы ничего, если бы месяца два назад Тайнель не влюбился в светлую эльфийку. Скандал был грандиознейший, потому что глава клана может взять себе в жены только женщину их клана. Тайнель, недолго думая, сложил с себя полномочия главы. Главой стал Миц, средний из братьев. Но, вот незадача... Миц всегда был как бы не от мира сего - поэт и мечтатель... И, когда старейшины увидели, какой бардак он умудрился развести в клане всего за месяц, срочно был вызван Авар.
   - Так он теперь глава клана?
   - Нет... Он совершенно не желает запирать себя в пещерах... Вот и старается отбрыкаться от этого почетного звания...
   - И кто тогда возглавит клан? Опять Миц?
   - Номинально - да, а фактически Авар отыскал своего дядю, брата отца. Когда-то давно тот поссорился со своим отцом, дедом Авара, и сбежал из дома... А теперь Авар уговаривает старейшин согласиться с его планом - оставить Мица главой клана, но поставить при нем их дядю в роли советника. Дядя, кстати, очень неплохо развернулся в верхнем мире - у него крупная торговая компания и несколько судов. Но, ради того, что бы загладить свою вину перед кланом, он согласен спуститься в пещеры и помочь своему племяннику. Так что есть надежда, что Авар скоро вернется к нам... Ты не замерзла?
   - Нет, сегодня удивительно теплый вечер. Ран, а когда можно будет домой возвращаться?
   - Устала?
   - Нет, нет... Просто они все танцуют, а меня ты не пускаешь...
   - Родная, надо соблюсти приличия... Приедем домой, и я обещаю пригласить тебя на танец. А сейчас надо показаться в зале хотя бы на несколько минут и можно будет отправляться домой... - Рандольф обнял и нежно поцеловал меня.
   Мы вернулись в зал, раскланялись с еще несколькими знакомыми и направились через анфилады залов и соединяющие их коридоры к выходу из дворца. Вдруг, за одним из поворотов, мы буквально столкнулись с Ее Величеством. Я присела в реверансе, не зная надо ли что-нибудь говорить...
   - Вы уже покидаете нас?
   - Да, Ваше Величество. Такие мероприятия, насколько бы интересны они не были, все-таки несколько утомительны для женщины в положении, - ответил Рандольф.
   - Ну, что ж... Надеюсь, после того, как вы, леди Штумарт, разрешитесь от бремени, мы будем иметь удовольствие чаще видеть вас при дворе, - королева милостиво кивнула и даже одарила неким подобием улыбки, после чего последовала далее своей дорогой.
   - Ран... Что это было?
   - Приглашение ко двору.
   - А это обязательно? - меня это приглашение напугало просто ужасно.
   - Ну, что ты, - приобнял меня муж, - Считай, что тебе в такой форме объявили свою расположенность...
  
   Неделя в городе пролетела незаметно. Мы с Рандольфом нанесли еще несколько визитов его знакомым, а накануне нашего отъезда к нам в гости прибыла чета Фриков. Вечер прошел просто замечательно. Мастер Корнелиус рассказал, что перевелся на работу в Университет в Малони, и теперь у него будет больше времени для занятий наукой, а для леди Магдалин в Малони гораздо более подходящий климат.
   Мужчины пристроились с вином у камина и тихо о чем-то беседовали, а мы с леди Магдалин сидели у столика. Я показывала Магдалин свои последние рисунки-наброски моделей платьев для беременных.
   - Магдалин, я видела вязаные вещи, но ни в одном магазине мне не попались ни спицы, ни крючки, ни пряжа...
   - Элен, это все существует и в нашем мире, просто вы, наверно, посещали магазины рукоделия в престижном и богатом районе... А у нас леди занимаются только вышивкой...
   - Какая жалость... Я так хотела связать маленькому пинеточки, шапочку... А у меня даже не осталось времени поискать такие лавки...
   - Не переживайте, дорогая! Я вам все пришлю. Корнелиус! Дорогой! Наладьте нам с милой Элен почтовую связь!
   - О, да! Конечно! - тут же отозвался мастер Корнелиус, и мужчины дружно отставили свои бокалы.
   Мастер Корнелиус подошел ко мне, а Рандольф направился к Маргарет.
   - Дорогая леди Элен, - обратился ко мне мастер Корнелиус, - Позвольте считать вашу ауру.
   - Я не против, но... А зачем?
   - Сейчас я считаю вашу ауру, а ваш муж считает ауру Маргарет, а потом мы сможем сделать для вас набор магических посланников, которые смогут найти своего адресата, где бы он ни находился...
   - То есть, у вас для каждого адресата свой набор?
   - Не совсем... Маги могут отправлять посланников любому адресату, чьи ауры есть в их памяти... С немагами немного сложнее... Либо посланники должны быть заряжены на определенного адресата, либо - на определенный адрес. На адрес обычно заряжают маги, работающие в почтовых отделениях... - как-то очень грустно добавил он.
   - Плохо работают? - с легкой улыбкой спросила я, вспоминая работу нашей почты...
   - Леди Элен! А что вы хотите, если это заклинание изучается в первом семестре? В почтовую службу попадают либо совсем слабые маги, либо... Полные лоботрясы и ленивцы!
   - Все так грустно? - рассмеялась я.
   - Увы... - обреченно качнул головой мастер Корнелиус и подмигнул мне.
   - Я готов, - подошел к нам Рандольф.
   - Я тоже, - встал со стула Фрик.
   Через пару минут мне была вручена шкатулка с маленькими разноцветными шариками, а леди Маргарет корзинка с цветастыми бантиками.
   - Опробуем? - озорно сверкнула глазами Маргарет.
   - Конечно! - вскочила я, - Нет! Рандольф, для чистоты эксперимента, ты останешься здесь!
   Муж, усмехнувшись, помог мне встать, а потом я выскочила за дверь. Так, бумага и перья есть в его кабинете... Хм, но это можно просчитать... Я усмехнулась и мысленно "потерла ручки"... Усложним задачу... В кабинете я написала письмо. Вернее, нарисовала мышку с букетом цветов... Потом, захватив желтый шарик и свое послание, спустилась вниз и дошла до кухни.
   - Миледи! Вы что-то желаете? - присев в книксене спросила наша повариха.
   - Нет, нет... Извините! Просто, маленький опыт! - я подбросила шарик. Он обернулся, впрочем, вполне ожидаемой, мышкой... Желтой, с бордовыми разводами. Я отдала свое послание и начала ждать...
   - Миледи! Пирожки поспели. Не желаете?
   - С чем?
   - С корямбой...
   - Ох, желаю! - знать бы еще, что это за "корямба"... Ну, наверно, ничего вредного мне в собственном доме не предложат... Что-то Ран про блоки говорил... Хм, на вкус оказалось очень похоже на морошку... Но, размер... Малюсенькие, с палец величиной... Это же сколько их надо было лепить?
   - Миледи! А молочка не желаете? Только что от молочницы доставили... - большая глиняная кружка с чуть желтоватым молоком появилась передо мной на столе...
   - Благодарю... - я обхватила кружку руками. Какой замечательный запах... И молоко, еще чуть теплое, парное... Наша повариха - большая и несколько полноватая женщина довольно улыбнулась и вытерла руки фартуком.
   И в этот момент передо мной затрепыхала крылышками большая бирюзовая бабочка... Мне на руки медленно спланировал свернутый листок бумаги, я подхватила его... " Элен! Очень рада знакомству с Вами! Возвращайтесь в гостиную, мы ждем Вас!". А бабочка... Бабочка присела мне на плечо и обернулась кружевной брошкой.
   - О! Миледи! Как красиво! - восторженно ахнула повариха.
   - Хотите, я подарю вам? - отстегнула я брошку и протянула женщине.
   - Ох... Она такая... Такая... Спасибо, миледи! - пухлые руки поварихи бережно приняли кружевное украшение.
   - Не за что. Вам спасибо за все ваши пирожки и прочие вкусности! Можно, я пирожки с собой заберу?
   - Ох... Вам понравилось? Да я еще сейчас подложу и все вам наверх принесу!
   - Спасибо! Пирожки просто необыкновенные!
   Мы с поварихой (и огромным подносом пирожков самой разнообразной формы и, подозреваю, разной начинкой) поднялись в гостиную.
   - Леди Маргарет! Ваша бабочка нашла меня! Но, я ее подарила!
   Судя по медленно исчезающему конфетти желто-красных тонов, моя мышка тоже нашла свою жертву...
   - Ран... А вот без этого "мусора" можно?
   Рандольф и супруги Фрек довольно рассмеялись.
   - Дорогая... Конфетти были только на первой мышке. Что добавить к остальным?
   - Букет роз и два бокала игристого! - довольно хмуро ответила я.
   - А ты не очень часто будешь переписываться? - очень осторожно осведомился муж.
   - Ран? Это действительно можно?
   - Без проблем, дорогая!
   - А-а-а... Тогда на первую в день - букет и два бокала... А на остальных... Леди Магдалин! Чего вам желается?
   - Ох, Элен! - рассмеялась Магдалин, - я буду рада любой весточке от вас! Пусть лорд Рандольф повесит на остальные сведения о вашем самочувствии... Мне этого будет более, чем достаточно...
   - Ран! Ты слышал? И еще... Еще ... Я могу пустить леди Магдалин в свой дневник?
   - Конечно, дорогая... - он обнял меня и прикоснулся к волосам губами.
   - Магдалин! Я... Я понимаю, что это очень нагло... Но, можно, я поделюсь с вами своими проблемами? Мне так нужен, иногда, именно женский совет... Тем более, что вы единственная, кто знает, откуда я...
   - Элен! Дорогая моя девочка! Я всегда готова вам помочь... Даже не сомневайтесь, я поделюсь с вами всеми накопленными мной знаниями.
   - Спасибо, Магдалин! Ран! Дневник подключи...
  
   Время в Долине шло и не шло одновременно... Каждый день практически одно и то же... Я отмеряла его по длине шнура в шнуровке платья... С каждым днем на "бантик" оставалось все меньше...
   Почти сразу по возвращении мне был представлен новый штат служанок.
   - Дорогая, присмотрись к девушкам... Двое из них останутся при тебе, еще четверо будут приставлены к наследнику.
   - Ран... Они все такие молоденькие... А они знают, как с детьми обращаться?
   - Эль... Это просто служанки... Кормилицу и няню я представлю тебе чуть позже.
   - Кормилицу? Ран... А я?
   - Эль... Дорогая... Любимая... Женщины "света" не кормят своих детей... У вампиров дозволено одно кормление для привязки на магию... Эль, пожалуйста, не вынуждай меня...
   - Ран... Ран! Ты о чем?
   - Эль... Первое кормление вампира матерью - это их привязка... Эль, давай не будем сейчас об этом... Прошу тебя...
   - Хорошо. Но, потом ты мне расскажешь?
   - Да... Потом... - его губы коснулись моих.
   - Ран!!!
   - Что, дорогая? - отпрянул он от меня.
   - Ран... А что написал целитель Лириус в своих рекомендациях? - вот, если совсем честно... Я про эти "рекомендации" совсем забыла...
   - Эль... Да все в порядке... Что тебя беспокоит?
   - А для ребенка?... Ран, а нам быть вместе и вот это...? Это не опасно?
   - Эль! Дорогая! Любимая! - рассмеялся муж, - Ты, пожалуйста, так не пугай меня! Если "ЭТО" не вызывает у тебя никаких неприятных или болезненных ощущений, то все дозволено...
   - Ран... Тогда... Я хочу тебя...
   - Эль!!!
   Его губы коснулись моих... Нежно... Ласково... Потом все более настойчиво... Его руки уже скользили по моему телу... Ах, эта кружевная рубашка, надетая кем-то из горничных... Его губы спустились вниз... Дорожка по шее, потом на грудь... Чуть замер, обхватив губами уже напрягшийся сосок, волна искушения по всему телу... Ран... Ран, любимый... Я - твоя... Вся твоя... Мои руки непроизвольно забрасываются вверх и обхватывают подушку... Приблизиться еще больше... Подчиниться...
   - Эль... Моя Эль... - его шепот возбуждает больше, чем прикосновения... Мне нечем дышать... Весь мой мир внутри меня... Он клубится и вертится...
   - Ран....
   И он врывается в меня... Даря восторг и блаженство... И взрываясь... И даря свободу...
   - Эль... Любимая... Единственная...
  
  
   День сменял ночь...
   Каждое утро, перед тем, как пожелать мне " хорошего сна" или остаться со мной на день Рандольф проверял мою ауру и ауру нашего малыша... Что он там видел - я не знаю... Дни, когда он уходил в свою спальню, были редки... Но... Но в них мне особенно не хватало его...
   Наверно, я была виновата сама... Надо было сразу все рассказать мужу...
   Мне все чаще снился прежний мир и прежняя жизнь... И губы Влада касались моих... А потом этот телефонный звонок, и дождь на лобовом стекле, и нервно-дерганные дворники, неспособные убрать воду, и наша ссора, и рыжая "Татра"... И все более щемящее чувство вины и невозможности что-то исправить...
  
  
   ***
  
   Лорд Рандольф вошел в будуар своей жены. Сегодня, в последний день фериаса, когда на праздник по традиции собирались самые близкие друзья, к ним должны были приехать Фрики и Авар... Именно с известием, что мастер Корнелиус и леди Магдалин успешно переместились, он и решился побеспокоить жену, готовящуюся к празднику...
   Она стояла у зеркала и укладывала свои непослушные локоны... Ее животик уже явно указывал на свое происхождение и не собирался мириться с мастерством Пимоля... Элен сморщила нос, продолжая удерживать локон... Герцог усмехнулся... Их малыш был очень активен, и у Элен иногда перехватывало дыхание от его кульбитов...
   - Ран! - она заметила его, резко повернулась, заколка выпала из ее руки. Инстинктивное движение поймать падающую вещь и в следующее мгновение...
   Резко побледневшее испуганное лицо, расширившиеся глаза, он бросается к ней...
   - Ран... - тихий шепот, - Кажется, началось... - она чуть приподнимает подол и показывает на мокрый ковер под ногами... Он подхватывает ее на руки.
   - Тиника!!!
   - Да, милорд? - спокойно-вопросительный взор сменяется на несколько панический... - Началось? Роза! Марта! - Тиника отбрасывает покрывало с кровати и выбегает за пределы комнаты. Уже оттуда звучат ее распоряжения:
   - Быстро горячую воду! Суни, второй стол и ванночку! Да, Марта, началось! Роза, переодень миледи, и приготовь сменные простыни. Каха! Еще дрова в камин! Нет! Сама принесешь! Леди Магдалин... Проходите, пожалуйста...
  
   Эль... Его маленькая Эль, закусив губы, лежала на кровати... В ее глазах плескался страх и боль... Эль, малышка...
   - С наступающим вас милорд, - послышался совершенно спокойный голос леди Магдалин, - Если леди Элен не против, не могли бы вы переместиться к окну?
   - Ран, пожалуйста... Мне так будет проще... - тихий шепот и умоляющие глаза... - Я все сделаю, как надо... Не переживай...
   Он наклоняется и подносит к губам ее руку:
   - Все будет хорошо... Я люблю тебя... - ее губы трогает чуть нервная улыбка:
   - Я тоже... Иди! Пожалуйста!
  
   За окном занесенный снегом сад. Сколько времени он уже стоит у окна, глядя на эти освещенные лунным светом кусты и деревья? Вечность... Целую вечность! Там, за спиной, тихий успокаивающий голос Марты и леди Магдалин, редкие стоны Эль... Он чувствует, как она сдерживает себя... И от этого становится еще только больнее... Его пальцы сжимают подоконник... Сад... Заснеженный сад...
   Он прислушивается к тому, что происходит у него за спиной... Тихие спокойные голоса леди Магдалин и Марты... Изредка, тихий стон Элен... Он только крепче сжимает подоконник... Эль что-то спрашивает, леди Магдалин отвечает ей... Эль... Его малышка Эль... Когда же кончится эта мука?
  
   - Умница, молодец! - доносится до него, как сквозь туман, - Теперь дыши, как я тебе показывала, а потом тужься...
   - Ручки на коленочки положите...
   - А-а-а-а!!!
   Секундная тишина...
   И громкий требовательный крик!
   - Смотрите, мальчик!
  
   Громкий бой часов возвестил начало нового года.
  
  
   ***
  
   - Добрый вечер, родная... - Рандольф склоняется ко мне, целует меня...
   - Ран... Уже все? - мои руки непроизвольно касаются живота...
   - Все, любимая... Мальчик... Очень хорошенький... Ты имя придумала?
   Имя... Имя... Влад... Влад. Влад!
   - А можно мы назовем его Влад? - Это имя как очищение, как искупление звучало во мне...
   - Влад? Хорошо... В этом имени есть что-то исконное... Влад Штумарт... Неплохо... Пусть будет Влад!
  
   - Элен, ты уже проснулась?
   - Да, Ран...
   - Сейчас принесут наследника. Ты должна его покормить...
   - Влада? Мне?
   - Эль... Это единственное кормление матерью... Это даже не кормление, а ритуал... Ритуал привязки. Тебе будет больно... Но, так надо...
   - Ран! Где мой сын?
   Кормилица положила мне на колени кружевной сверток:
   - Миледи, посмотрите, какой он хорошенький! - маленький носик, три черных волосинки- челочки, розовые губки... Уже причмокивающие в нетерпении...
   - Ваша Милость, можно я вам помогу? - кормилица снимает с моего плеча тонкое кружево рубашки, высвобождая мою грудь. Легкое касание смоченной чем-то ткани...
   - А теперь приложите его...
   Мягкие губки касаются моего соска, жадно захватывают его... Маленький мой... Резкая боль пронзает меня, я еле сдерживаю крик...
   - Эль... Всего минутку... Потерпи, пожалуйста... - Ран прожимает меня к себе, - Любимая, совсем чуть-чуть... Один раз... Это привязка на всю жизнь...
   - Ран, почему ты не сказал? - острые иголки клыков моего вампиреныша пронзают и рвут меня, его губешки довольно чмокают...
   - Родная, еще чуть-чуть... - муж прижимает и целует меня, - Эль, любимая, еще чуть-чуть, сейчас станет легче...
   - Ран... Все в порядке... - он напуган еще больше, чем я... Мой любимый мужчина... Первый... А второй... Второй - сейчас терзает меня, но я готова стерпеть он него все, что угодно... За одну его довольную улыбку...
  
  
   ***
  
  
   Высокий красивый мужчина вошел в таверну и направился к лестнице.
   - Ваша Милость! - окликнул его хозяин таверны, - Вот ключ от комнаты.
   - А моя жена?
   - Она ушла около круга назад. Ключ от комнаты оставила...
   Мужчина выхватил ключ из рук хозяина и быстро поднялся на второй этаж. Смутное предчувствие чего-то неотвратимого продолжало терзать его...
   В комнате, что несколько дней назад они с женой сняли в этой таверне, на первый взгляд, все было как всегда... Застланная постель, ее небрежно брошенная на спинку стула шаль... На столе ее дневник... И лист бумаги, придавленный чернильницей...
  
   "Ран... Любимый... Родной...
   Мне очень тяжело писать эти строки... Может даже тяжелее, чем тебе читать их... Но... Ран, я не могу поступить иначе...
   Я родила и вырастила тебе двух сыновей, Ноилу исполнилось семнадцать несколько дней назад, по вашим меркам, он уже вполне самостоятелен... Мне очень жаль, что я не смогла попрощаться с ними, прости... И пусть они простят меня...
   Ран...
   Я не говорила тебе про преследующие меня сны... И чувство вины... Влад и ребенок, возможно его ребенок, погибли из-за меня... Я могла этого не допустить, но ничего не сделала ... Сейчас у меня появилась возможность все исправить... Мастер Корнелиус сказал, что у него все готово и он может переместить меня ровно за сутки до катастрофы... Он не знает, останусь ли я такой, как сейчас, или просто войду в свое тело... В любом случае моя память останется со мной... И я постараюсь все исправить...
   Ран... Я всегда буду любить только тебя...
   И... Прости... Ты скажешь, что это "женские глупости"... Я не хочу стареть и становиться ухоженной развалиной рядом с красивым и молодым тобой... Я очень хорошо помню, как уходила леди Магдалин... Пожалуйста! Отпусти меня!
   Ран... Любимый..."
  
   Пальцы мужчины безвольно разжались, листок медленно спланировал на пол...
  
  
  
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Triangulum "Сожённый телескоп" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | Е.Кострица "Портной" (Киберпанк) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Л.Лавр "Е - Гор" (Научная фантастика) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"