Глущенко Александр Григорьевич: другие произведения.

Я против переименования аэропорта!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К вопросу о переименованиях аэропортов. Опрос.

Александр ГЛУЩЕНКО


Я   ПРОТИВ   ПЕРЕИМЕНОВАНИЯ   АЭРОПОРТА!


Часть 1. Глас вопиющего в пустыне


 []
Фото: А. Крылов.



   Уважаемые магаданцы! Колымчане! Живущие здесь и покинувшие наш край по самым разным причинам, но сохранившие его в памяти сердца!

   Сегодня с беспрецедентной помпой близится к завершению очередная безумная кампания — переименование ряда аэропортов страны. К глубокому сожалению, коснулась эта затея и нашего аэропорта «Магадан (Сокол)».

   Инициатором «мероприятия», как сообщают СМИ, явился министр культуры РФ Владимир Мединский. Поддержали инициативу: глава Общественной палаты РФ Валерий Фадеев, ответственный секретарь Общества русской словесностии митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов), первый вице-президент Российского географического общества Артур Чилингаров, специальный представитель президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. Заметим, что ни одна из указанных личностей не имеет ни малейшего отношения ни к Магадану и к Магаданской области — вообще, ни к аэропорту «Магадан (Сокол)» — в частности. Тем не менее каждый из них считает возможным беспардонно вмешиваться в исторически сложившуюся топонимику нашего края.

   Я не припоминаю, когда и в какой форме выяснялось (и выяснялось ли) мнение колымчан по двум основополагающим в данном аспекте вопросам:
   — считают ли они, колымчане, необходимым именование (переименование) магаданского аэропорта?
   — считают ли они подобную процедуру своевременной?

   Без чётких и однозначных ответов на поставленные вопросы, ответов, полученных в результате местного референдума, проведённого по понятным и строго очерченным правилам, дальнейшая процедура выбора нового имени представляется бессмысленной и вредной.

   Не знаю, кого и чем не устраивает нынешнее имя аэропорта — «Магадан». По сложившейся за многие годы традиции колымчане зачастую добавляют к этому имени название прилегающего к аэропорту бывшего рабочего посёлка строителей аэродрома «Магадан – 56-й км» и авиаторов, а ныне муниципального района города. В результате образное, «крылатое» наименование аэропорта — «Сокол» — стало столь же распространённым, как и его официальное название — «Международный аэропорт “Магадан”». Вряд ли такое положение вещей вызывает сегодня какие-то нарекания или непонимание. Хотелось бы знать, кому и почему нынешнее название аэропорта пришлось не по вкусу?

   Затраты, связанные с переименованием аэропорта, будут, по моему мнению, достаточно велики. В их число войдут как минимум средства на изменение официальных бланков, печатей, логотипов и т. п., изменения во всевозможных базах данных — компьютерных и бумажных. Стоимость замены вывески над зданием аэровокзала и всяческой рекламной продукции аэропорта на этом фоне покажутся сущим пустяком. Думаю, результирующая сумма затрат будет измеряться числом со многими нулями. Кстати, кто-нибудь оценивал эту сумму? Если да, то интересно было бы узнать результат. После чего подумать, не найдётся ли для этих денег более рациональное применение.

   Теперь о «поимённом списке». Как известно, нам предлагается на выбор одно из четырёх имён: геолог Ю. А. Билибин, первый директор Дальстроя Э. П. Берзин, поэт, автор и исполнитель песен В. С. Высоцкий, конструктор ракетно-космических систем С. П. Королёв. Заметим сразу: ни один из них не имел какого-либо отношения к аэропорту «Магадан (Сокол)» и к магаданской авиации вообще (оговорюсь в части последнего: первые самолёты на Колыме и аэропорт в бухте Нагаева появились всё же при Берзине). Так в чём же связь?

   Ю. А. Билибин — возглавлял Первую Колымскую геологоразведочную экспедицию 1928–1929 гг., предсказавшую крупные запасы золота в колымском регионе. Но уже в 1933-м в результате конфликта с Э. П. Берзиным Билибин отстранён от должности главного геолога и вскоре вынужден уволиться из системы Дальстроя и уехать в Ленинград. Дальнейшее становление Колымы, Дальстроя, Магадана происходило без его участия, а роль Билибина в дальнейшей судьбе Э. П. Берзина, как известно, расстрелянного в 1938 году, по сей день представляется неоднозначной. Тем не менее обе фамилии в списке «претендентов» находятся рядом. Да и мало ли на Колыме было знаменитых геологов, связавших с ней всю свою жизнь: Герой Социалистического Труда, участник той же, Первой Колымской, экспедиции В. А. Цареградский, лауреаты Сталинской премии С. Д. Раковский, Б. И. Вронский, Г. А. Кечек, Н. И. Чемоданов и другие?! Почему Билибин?

   Э. П. Берзин — первый директор Дальстроя. Но после него были и другие начальники этой грандиозной организации: К. А. Павлов, И. Ф. Никишов, И. Г. Петренко, И. Л. Митраков, Ю. В. Чугуев — и каждый из них внёс определённый вклад в развитие Дальстроя и Колымы. Но кто-то где-то решил, что вклад Берзина значительнее, чем, допустим, Никишова? Хочу знать, кто и как это определил, на основании чего дана подобная оценка? Или будем исходить из того, что с некоторых времён имя Берзина постоянно на слуху, а имя Никишова безосновательно предано забвению? А может, достаточно строить легенд, основанных на слухах?

   В. С. Высоцкий — безусловно, легендарная личность! Чем отметился на Колыме? Тем, что в марте 1968 года на одни сутки, по случаю, прилетал в Магадан к другу? Или тем, что в нескольких песнях упоминает этот город? А почему бы тогда не присвоить аэропорту имя другого, но уже магаданского поэта — И. В. Кохановского, к которому, собственно, Высоцкий и прилетал? Или «Клёны выкрасили город...» менее популярна, чем «Мой друг уехал в Магадан...»? Или вот, к примеру, композитор Я. А. Френкель — так он, вообще, в Магадане на гастролях бывал, а мотив его «Журавлей» каждый год на День Победы звучит...

   С. П. Королёв. Перед гением этого человека снимаю шляпу — глыба! Если б не «королёвские» ракеты, где бы мы сейчас были... На Колыму он попал не по своей воле и провёл на «Мальдяке» чуть более полугода. Но ведь будь сегодня жив «Мальдяк», вряд ли кому в голову взбрело переименовать его в Королёв. А причём здесь магаданский аэропорт, к которому Сергей Павлович, как говорится, «ни сном, ни духом»?! Да давно ли вы были в том аэропорту? Присвоить этому «сооружению» имя величайшего из великих — не цинизм ли?

   Вот и получается: какую фамилию из известных ни возьми — либо имя к аэропорту не «клеится», либо аэропорт — к имени. Ну и к чему вся эта кутерьма?

   В связи с означенным «мероприятием» по стране покатилась волна протестов против переименования аэропортов. Протестуют — спросите интернет — в Петербурге, Екатеринбурге, Самаре, Казани, Новосибирске... Надеюсь, не поздно остановить глупую инициативу и в Магадане.

   Предлагаю читающим этот текст ответить на следующие вопросы:

   1. Считаете ли Вы процедуру именования (переименования) «Международного аэропорта “Магадан”» необходимой?

   2. Считаете ли Вы процедуру именования (переименования) «Международного аэропорта “Магадан”» своевременной?

   3. Считаете ли Вы возможным добавление к наименованию «Международный аэропорт “Магадан”» одного из четырёх предлагаемых имён: Ю. А. Билибина, Э. П. Берзина, В. С. Высоцкого, С. П. Королёва?

   4. Считаете ли Вы желательным переименовать «Международный аэропорт “Магадан”» в «Международный аэропорт “Магадан–Сокол”»?

   Ответить на эти вопросы можно в комментариях к статье, желательно указав свои имя и фамилию: при положительном ответе — «Да», при отрицательном ответе — «Нет» (например: «Нет. Да. Нет. Да»). Расширенные комментарии приветствуются. При статистически значимом количестве ответов результат — вместе с текстом статьи — планирую передать в Общественную палату Магаданской области, Магаданскую областную и городскую Думы.

   Если Вы приняли участие в голосовании, передайте ссылку на эту статью своим друзьям и знакомым. Спасибо за понимание!


Магадан, 18 ноября 2018 г.

Часть 2. Игра в одни ворота


И ни церковь, и ни кабак —
Ничего не свято!
Нет, ребята, всё не так,
Всё не так, ребята...


 В. Высоцкий


...руководители номенклатуры давно привыкли, что любое их решение будет встречено льстивым окружением как проявление высшей мудрости; народ же всё стерпит.

 Михаил Восленский. НОМЕНКЛАТУРА


 []
 
© РИА Новости / Александр Гальперин
 
   Я не настолько наивен, чтоб предполагать, что мои жалкие потуги хоть каким-то образом могут повлиять на решения «государственных мужей». «Рвусь из жил, из всех сухожилий» единственной цели ради — чтобы не потерять уважение к себе, чтобы хоть немного вычлениться из той массы, которую с высоких трибун высокомерно именуют «электоратом», а за трибунами, в своём узком кругу — «быдлом».

Что за комиссия,1 создатель...

   В первой части этой истории я писал о том, что инициатором проведения общенационального конкурса «Великие имена России» явился министр культуры РФ Владимир Мединский. В то же время в Положении о конкурсе сказано: «Конкурс инициирован Обществом русской словесности, Русским географическим обществом, Российским историческим обществом, Российским военно-историческим обществом. Оператором Конкурса выступает Общественная палата Российской Федерации, которая формирует Организационный комитет, разрабатывает правила и порядок, определяет сроки и результаты проведения Конкурса». Так, что же, получается, что я «навёл тень на плетень», оговорил уважаемого министра? Нет, не получается!

   Откроем официальный рупор российской власти — «Российскую газету» за 4 октября 2018 года: «Министр культуры РФ, председатель Российского военно-исторического общества (РВИО) Владимир Мединский выступил с инициативой присваивать российским аэропортам имена великих отечественных деятелей культуры. Об этом министр сообщил на заседании круглого стола “Великие имена России” в Общественной палате РФ, которая и стала инициатором патриотического проекта». При том, как сообщается здесь же, «Мединский ...удивился, что эта идея не пришла никому в голову раньше».

   А вот РИА Новости тогда же, 4-го числа, сообщало: «Министр культуры РФ Владимир Мединский одобрил общественную инициативу по присвоению российским аэропортам имён выдающихся соотечественников...» (выделено мной. — А. Г.).

   В общем, как в том анекдоте: то ли он шубу украл, то ли у него украли... Но не это главное. Главное: насколько процедура присвоения имён аэропортам посредством проведения конкурса соответствует действующему российскому законодательству? И здесь возникает следующий вопрос:

Кто упредил Правительство и подставил Президента?

   Как водится, «в начале было слово»... В Положении о конкурсе пунктом 7.4 определялось: «В дальнейшем имена великих соотечественников, выбранные по итогам общенационального голосования, будут присвоены соответствующим российским аэропортам». Неужели так вот просто: конкурс провели и «Мы, волей Божией Общество русской словесности, Русское географическое общество, Российское историческое общество и Российское военно-историческое общество» имена аэропортам присвоили? Нет, ребята, всё не так...

   Порядок присвоения наименований географическим объектам и переименования географических объектов чётко прописан в Федеральном законе от 18 декабря 1997 г. № 152-ФЗ «О наименованиях географических объектов», в частности, в его 9-й главе.

   Да, в соответствии с частью 1 указанной главы, предложения о присвоении наименований географическим объектам или о переименовании географических объектов могут — в том числе — вноситься и общественными объединениями, и даже отдельными гражданами Российской Федерации. А вот что касется дальнейшей процедуры, здесь всё усложняется. Так, для железнодорожных станций, морских портов, аэропортов и некоторых других географических объектов, в отличие от остальных, требуется экспертиза уполномоченного федерального органа исполнительной власти. При положительном экспертном заключении оно направляется для согласования в Министерство экономического развития Российской Федерации с проектом соответствующего распоряжения Правительства Российской Федерации. Порядок осуществления экспертизы утверждён приказом Министерства экономического развития РФ от 27 марта 2014 г. № 171, а порядок согласования предложений о присвоении наименований отдельным географическим объектам или о переименовании таких географических объектов — Постановлением Правительства РФ от 15 ноября 2012 г. № 1167. И смею вас заверить: прохождение предложенных наименований по инстанциям — в соответствии с указанными документами — далеко не безмятежно и не безоблачно. Например, для подтверждения заслуг перед государством лица-претендента экспертиза требует наличия копий документов, подтверждающих награждение государственными наградами. И как в этом случае быть с Владимиром Высоцким, государственных наград не имевшим? А в требуемых биографических справках о жизни и деятельности будут все жизненные аспекты актёра указаны?

   Очевидно, предвидя все возможные законодательные препоны, организаторы конкурса начали «заводить рака за камень»: мол, речь идёт вовсе не о наименованиях аэропортов и, упаси боже, не об их переименованиях; мы, дескать, просто присвоим им дополнительные имена... Но прекрасно сознавая, что взять и «просто» присвоить аэропорту «дополнительное» имя таки нельзя, «просто» подсунули Путину нужную бумагу и тот, не особо вникая в суть, одним движением руки «просто» её подмахнул, перечеркнув тем самым жирным крестом все вышеозначенные документы, включая федеральный закон!

   В результате родился Указ Президента РФ от 28.11.2018 № 681 «О присвоении отдельным географическим объектам имён лиц, имеющих особые заслуги перед Отечеством».

   (Очередной прокол: обратите внимание на даты Указа и озвучивания «инициативы». То есть, когда организаторы конкурса клятвено заверяли всех участников, что избранные ими имена пренепременно «будут присвоены соответствующим российским аэропортам», никаких оснований для подобных заверений у них не было. Позже, понятное дело, косячок свой вкурили и бегом к Президенту: выручай, отец родной! Ну не оставлять же в беде Общество русской словесности — выручил...)

   Но, выражаясь языком его предшественника, наш Президент выполнил здесь этакую «загогулину», даже две, установив, что, во-первых, «отдельным географическим объектам (аэропортам, железнодорожным станциям, морским и речным портам) могут быть присвоены имена выдающихся государственных, военных и общественных деятелей, представителей науки, искусства, культуры, спорта и других лиц, имеющих особые заслуги перед Отечеством» (выделено мной. — А. Г.), а во-вторых, «присвоенное географическому объекту имя выдающегося деятеля не является составной частью установленного наименования географического объекта». И вообще: «присвоение географическому объекту имени выдающегося деятеля не влечет за собой изменения установленного наименования географического объекта».

   Граждане! Да что же это происходит?! «Объекту» присваивают имя, но это не считается ни именованием, ни переименованием... Это каким нормам соответствует, какого языка, какой географии?! С постхрущёвских времён вошло в наш обиход словечко «волюнтаризм», означающее «политику, не считающуюся с объективными законами, с реальными условиями и возможностями, определяемую субъективной волей и произвольными решениями осуществляющих её лиц».2 Вот этому определению Указ № 681 соответствует вполне!

   Тем не менее, как вы, наверное, заметили, Президент осторожничает: имена могут быть присвоены, а стало быть, могут и не быть присвоены. Всё остальное — на откуп подчинённым.

Ложь, наглая ложь и статистика

   А подчинённые и рады стараться.

   Как вы помните, конкурс проводился в четыре (!) этапа. На первых трёх останавливаться не буду — любой желающий может узнать о них из интернета. А вот на четвёртом подзадержусь.

   Пунктом 6.5 Положения о конкурсе обуславливалось: «Четвертый этап Конкурса проходит с 12 по 30 ноября 2018 г. (включительно) и включает в себя выбор имён-победителей путем финального голосования. Финальное голосование завершается 30 ноября 2018 г. в 23:59 по московскому времени».

   Небезынтересны в этой связи следующие пункты Положения:

   «...6.5.2. Каждый участник Конкурса может выбрать только один аэропорт России из общего списка и проголосовать только за одного претендента, по принципу “один голос – один аэропорт – одно имя”.

   6.5.3. Голосование проводится одновременно несколькими способами: на сайте ВеликиеИмена.рф, с помощью социальных сетей (“ВКонтакте” и “Одноклассники”), с помощью “горячей линии” 8-800-707-93-17 и методом анкетирования.

   6.5.4. Каждый участник Конкурса может выбрать один предпочтительный для себя способ голосования».

   При этом за рамками Положения остались ответы как минимум на два вопроса: что мне может помешать проголосовать за все аэропорты всеми предложенными способами? Кто и как контролирует принцип «один участник — один голос»? Вопросы эти возникли не у меня одного. 19 ноября на уфимском сайте UfaTime.ru появилась следующая информация:

   «В официальной группе проекта «Великие имена» открыта тема, где люди оставляют свои комментарии и задают вопросы. Недавно там стали появляться сообщения от жителей Уфы. Горожане спрашивали, будут ли проверять голосование на накрутки...

   Горожане обратились к организаторам проекта и попросили уточнить, будут ли проверять на накрутку результаты голосования и засчитают ли голоса ботов.3 Однако все подобные вопросы модераторы группы удалили.

   К делу подключились местные СМИ. Журналисты, в том числе корреспондент UfaTime.ru, просили ответить на вопрос о ботах и объяснить, почему удаляются вопросы о них, но эти комментарии тоже были стёрты.

   Администраторы группы ответили журналистам и горожанам. “Мы призываем участников конкурса придерживаться принципа "один человек – один голос". Организаторы конкурса не могут технически препятствовать многократному голосованию, так как у участников есть возможность выбора способа голосования (сайт, социальные сети, смс-сообщение, анкетирование), и кто-то может воспользоваться сразу всеми способами. С учётом масштаба голосования, такие попытки не окажут существенного влияния на результаты”, – гласит ответ представителей проекта.

   Правда, из этого сообщения неясно, что будет с голосами ботов, которые голосуют одним способом, но с разных адресов. Судя по всему, разбираться с накруткой организаторы не планируют» (выделено мной. — А. Г.).

   Таким образом, выясняется, что итоги голосования никоим образом не были защищены от действий несознательных граждан, и никакие ссылки на масштабы голосования не убеждают меня в отсутствии «существенного влияния на результат».

   Кроме того, для меня осталось неясным, где и как учитывались голоса «против» каких-либо изменений существующих названий. А такие голоса, безусловно, были. Так, газета «Коммерсантъ» № 193 сообщала ещё 22 октября:

   «О том, что в Пермском крае власти не намерены проводить голосование по переименованию аэропорта Большое Савино, заявил губернатор Максим Решетников: “Мы буквально в прошлом году использовали практику обращения к жителям для выбора названия новому аэровокзальному комплексу, проводили консультации с экспертами, пермяки голосовали через портал "Управляем вместе", через СМИ и соцсети. На голосование тогда были предложены в том числе и имена наших известных земляков — Соловьев, Дягилев. Но в итоге более чем из 12 тыс. голосов 44 % пермяки отдали за традиционное название "Большое Савино". Проведенная нами социология этот выбор подтвердила”. В пресс-службе губернатора Иркутской области Сергея Левченко сказали “Ъ”, что, по его мнению, сейчас преждевременно заниматься конкурсом, потому что в Иркутске началось строительство нового терминала аэропорта: “Позиция губернатора такова, что через два года появится новый терминал, тогда и вернемся к этому вопросу. Сейчас в этом нет смысла”».

   Или вот, наш магаданский сайт «Весьма» известил 25 октября:

   «...Более 16% и 15% набрали Королёв и Высоцкий, Билибин — 13 %, Берзин — 6,5 %. Остальные имена вместе собрали 14,5%. Вариант “против всех” набрал 30,5 % — самый высокий результат».

   Этот же сайт позднее излагал новости телеканала «Вести-Магадан» за 1 ноября:

   «По результатам второго этапа в аэропорту “Магадан” (Сокол) и Мегамагах опросили 1480 человек. Из них 1122 поддержали проект, 55 колымчан предложили свои варианты, 358 участников опроса хотели бы оставить всё без изменений»...

   По окончании голосования оперативная статистика на официальном сайте конкурса стала недоступной, показан лишь конечный результат. Но, пройдясь по разделу «Новости», я смог почти без изъятий восстановить общие ежедневные итоги голосований. Дабы не утомлять читателя просмотром и сравнением цифр, я свёл их в единый график, который, на мой взгляд, представляет определённый интерес (число проголосовавших в дни 12, 13, 17, 18 и 25 ноября, о которых сведений сайт не предоставил, получены аппроксимацией близлежащих данных).

 
 []

   Как можно видеть, в течение первой недели голосование шло достаточно равномерно, стабильно прибавляя ежедневно 100–150 тыс. голосов. Но уже 20 ноября стало ясно, что если процесс и далее будет идти подобными темпами, то к концу голосования итоговая сумма голосов явно не дотянет и до 3 миллионов, что составит что-то около 2-х процентов населения страны. Убрав грудных младенцев (а детишки постарше уже сами с азартом голосовали в аэропортах и по интернету — я видел) и всякого рода «деклассированные» элементы, цифру можно было бы увеличить и до 4-х процентов, что всё равно вряд ли сошло бы за «всенародное» голосование и уж никак не могло считаться «рупором общественного мнения». Можно предполагать, что перед организаторами конурса была поставлена соответствующая задача, а они её транслировали конечным исполнителям. Меры, надо полагать, были приняты: на местах появились новые урны для голосования, на улицы и в аэропорты были направлены дополнительные отряды волонтёров, программисты подсели к компьютерам... И результат не заставил себя ждать: между вторником и средой (?), 20 и 21 ноября, количество проголосовавших резко, как сообщает официальный сайт конкурса — на 35 %, возросло, приблизившись к 1,5 млн голосов. За сутки плюс 35 процентов к недельному результату? Вы верите в подобные чудеса? Я — нет!

   Но и эти меры не спасли ситуацию: уже в следующие сутки (!) количество проголосовавших снизилось до порядка 100 тыс. голосов. А дальше всё пошло более привычными темпами: 200–250–300 тыс. голосов в день... В перспективе маячил итог в 3–3,5 млн голосов, что могло бы составить 5–6 процентов активного населения страны. В парламентских выборах — это минимальный порог прохождения партии в Думу.

   И вот — новое чудо: 28 ноября, за два дня до окончания голосования, публикуется Указ Президента № 681, и тотчас количество проголосовавших за сутки увеличивается до 740 тыс. голосов, а на следующий, последний день — и вовсе до 1,153 млн голосов! Что это? Совпадение? Что-то не верится мне... Я знаю: россияне беззаветно любят Владимира Владимировича, но всё же не до такой степени, чтобы, очнувшись после Указа от почти трёхнедельного морока, рвануть толпой к урнам для голосования и побить все возможные и невозможные рекорды.

   А в чём причина — догадывайтесь сами.

   Подведём итог: по состоянию на 14 часов дня 30 ноября в четвёртом этапе конкурса «Великие имена России» проголосовало 4 828 436 голосов. (Я сознательно избегаю отождествления понятий «голоса» и «проголосовавшие граждане», поскольку, как мы видели, один и тот же человек мог проголосовать несколько раз, и априори число проголосовавших граждан заведомо ниже числа поданых голосов.) Тем новости официального сайта конкурса исчерпываются, и мне так и не удалось узнать, чем закончилось дело в 23 часа 59 минут. Допускаю, что конечный результат мог даже превысить 5 млн голосов — что-то около 3,5 % общего населения России или около 7 % от её «дееспособного» народа.

   Опять-таки, определитесь самостоятельно, можно ли это считать мнением всей страны, позволяющим лезть с суровыми нитками и клеем к существующим названиям аэропортов.

   Можно, конечно, посчитать и по-другому, взяв соотношение числа проголосовавших к населению соответствующих городов (хотя, как известно, голосовать мог любой гражданин страны и за любой аэропорт или даже за каждый из них, что, как я думаю, было использовано волонтёрами в полной мере в периоды странных скачков графика), и тогда мы получим аж 11,4 % от населения этих городов. Но здесь мы можем столкнуться с парадоксальными цифрами: если в городах-миллионниках эта величина составляет в среднем около 6 % (от 0,8 % по московскому Шереметьево до 16,8 % аэропорта Уфы), то, скажем, для Анадыря число проголосовавших составляет 110,5 %, для Горно-Алтайска — 307,6, а для аэропорта Минеральных Вод ...388,7 % от численности населения соответствующих городов.

   Примечательно, что за переименование владивостокского аэропорта при численности населения краевого центра в 8 раз превышающей население МинВод, но при абсолютно схожем пассажиропотоке (ведь голосовать можно было и в самолётах, и в аэропортах), проголосовало 4,1 % от численности городского населения, то есть почти в сто раз меньше, чем за переименование аэропорта Минеральных Вод. В абсолютных величинах это составило 25 043 и 290 574 голосов соответственно. Интересно, чем можно объяснить такой «перекос»?

Общежитие имени монаха Бертольда Шварца

   Выше я уже писал о том, что магаданцы воспринили идею конкурса без особого энтузиазма.

   12 октября 2018 года региональный сайт «Весьма» сообщил: «идея о переименовании международных аэропортов России... не находит отклика в городах России. Большинство жителей Магаданской области в соцсетях выступают против добавления нового имени к Магаданскому аэропорту “Сокол”.

   Только в опросе на сайте Одноклассники, который устроил блогер Антон Афанасьев, “нет” сказали более 7,4 тысячи человек. В других соцсетях подавляющее большинство также выступает против».

   Тот же сайт сообщил одновременно и мнение члена Общественной палаты Магаданской области Владимира Монастырского относительно инициативы присвоения имени в названии аэропорта, изложенное в Facebook: «Я категорически против этой движухи по переименованию или присвоению чьего-то имени аэропорту, такого же мнения члены моей организации пенсионеров, с которыми я общаюсь в 4-х группах ватсапп».

   Аналогичную точку зрения сообщил и сайт «Колыма.RU» 12 ноября с. г.: «...не всем понравилась идея переименования аэропорта. Против голосовала треть респондентов».

   Я придерживаюсь того же мнения. Аргументацию собственной позиции я ранее изложил в своём разделе «Самиздата» и в соцсети «Одноклассники». Относительное число поддержавших меня — это можно увидеть и прочитать в комментариях — разумеется, невелико. Однако обращает внимание тот факт, что в поддержку именования аэропорта здесь не высказался ни один человек. Потому 2 декабря я направил в Общественную палату Магаданской области соответствующее обращение.

   Но человек предполагает, а администрация располагает.

   На сайте Правительства Магаданской области 18 октября появилось «высокое» мнение: «Губернатор Магаданской области Сергей Носов поддержал идею проекта “Великие имена России”... “Проект "Великие имена России" помогает идентифицировать регион, раскрыть его особенности, узнать историю. Это бренд региона, особенно для Сибири и Дальнего Востока. Лично для меня первые ассоциации с Магаданом — это Билибин, возможно — Высоцкий. Сейчас нужно выслушать мнение каждого. Важно, чтобы высказались как можно больше колымчан. Каждый голос будет услышан и будет принято лучшее решение”, — отметил Сергей Носов...» (выделено мной. — А. Г.).

   Губернатор, к сожалению, не уточнил, а мне очень хотелось бы знать, каким образом лидирующее сегодня имя Владимира Высоцкого могло бы «помочь идентифицировать регион»? Идентифицировать — с чем? С кем? Какие особенности, какую историю Магаданской области «раскроет» имя уважаемого барда? «Не видел ты Нагаевскую бухту — дурак ты!» Об этом, что ли, речь? (Кстати, если вы попытаетесь найти эту фразу в интернете среди интерпретаций слов известной песни Высоцкого, то «Нагаевскую бухту» там не обнаружите — везде и всюду будут возникать либо «Нагайская», либо «Ногайская» бухты, отсутствующие в географии. Такая вот «идентификация»...) Сергей Константинович! Вы в Магаданской области всего полгода. Может, имело бы смысл более углублённо постичь её историю, а не начинать с изменений десятилетиями закрепившихся названий? Ведь так далеко зайти можно: скажем, посёлок Палатка им. Александра Басанского, федеральная автодорога «Колыма» им. Георгия Жжёнова, «Маска скорби» им. Эрнста Неизвестного и т. д.

   Как и положено, с небольшой задержкой после губернатора выступил магаданский мэр.

   23 октября появилось сообщение ТАСС: «Мэр Магадана Юрий Гришан поддержал идею проекта “Великие имена России” и предложил расширить список выдающихся соотечественников фамилиями академика Николая Шило и спортсменки Елены Вяльбе. Об этом во вторник сообщила пресс-служба администрации города».

   Тут же отреагировал сайт «Весьма», посетовавший 24 октября: «Сторонников слышно мало и, в основном, это представители власти, которые предлагают свои варианты. Так уже поступили губернатор Сергей Носов и мэр города Юрий Гришан».

   И далее сайт развил свою мысль: «...Что же плохого в том, чтобы добавить фамилию известного человека к названию аэропорта как некую ничего не значащую “гирлянду”, — тоже никто не может толком объяснить. Поэтому и на предложение “а давайте проголосуем” многие отвечают просто: “А давайте не будем. Не надо”. Но есть и подспудная мысль: люди уже не хотят принимать идеи, которые идут из Москвы».

   Но просто плюнуть на «московские идеи», оказывается, не так-то просто — голосование всё же состоялось, и кто-то где-то как-то подводит итоги. По Магадану они выглядят так:
 
Эдуард Берзин 11 % (3527)
Юрий Билибин 20 % (6320)
Владимир Высоцкий 54 % (17 144)
Сергей Королёв 14 % (4409)

   Всего 31 400 голосов (забавно, что лишь Магадан да Анапа вышли на столь круглые цифры).

   Стало быть, побеждает имя Высоцкого.

   И теперь я хотел бы вернуться к Положению об общенациональном конкурсе «Великие имена России», о котором мы стали уж было забывать.

   Так, пункт 3.1 Положения гласит: «В качестве имен-претендентов для присвоения аэропортам могут быть предложены имена выдающихся соотечественников, внесших значимый вклад в развитие и становление России...».

   Кто-нибудь может мне объяснить (а желательно, и доказать), какой «значимый вклад в развитие и становление России» внёс несомненно талантливый, безусловно уважаемый поэт и актёр Владимир Семёнович Высоцкий? Вспомним попутно об «особых заслугах перед Отечеством» из Указа Президента, о «копиях документов, подтверждающих награждение государственными наградами» — для экспертизы... После чего, положив руку на сердце, признаем: нет, не соответствует Владимир Семёнович этому критерию.

   Но и этот критерий не последний.

   Пункт 3.3 Положения устанавливает: «Приоритетным критерием выдвижения имен претендентов в каждом конкретном городе или субъекте Российской Федерации должна быть их историческая связь с данной территорией».

   И снова попросил бы я доказательства того, что имя В. Высоцкого исторически связано с территорией Магаданской области. Нет таких доказательств! Не принимать же всерьёз за «историческую связь» полуторасуточный частный визит поэта к другу, который «уехал в Магадан не по этапу». Значит, и этому критерию Высоцкий не соответствует.

   А называть лишь ради того, чтобы назвать, чтобы использовать известное имя в качестве этакого «хвостика-приложения», которое и в официальное название аэропорта не войдёт... Побойтесь бога, господа, мне перед памятью поэта стыдно!


Магадан, 3 декабря 2018 г.

Часть 3. «Удар, удар, ещё удар, опять удар — и вот...»


«Господам закон не писан».

 Современная интерпретация старой поговорки


 []



   В первой части этой истории я изложил свои аргументы против именования (переименования, присвоения дополнительного имени... — называйте как хотите) аэропортов — вообще и магаданского аэропорта — в частности.

   Вторая часть была посвящена уже собственно процедуре голосования в конкурсе «Великие имена России». Здесь я высказал сомнения относительно легитимности данной процедуры в состоявшихся условиях, а также правового обоснования конкурса — Указа Президента РФ от 28.11.2018 г. № 681 «О присвоении отдельным географическим объектам имён лиц, имеющих особые заслуги перед Отечеством». Было указано, что порядок наименования географических объектов предусмотрен Федеральным законом от 18 декабря 1997 г. № 152-ФЗ «О наименованиях географических объектов», его 9-й статьёй. В части железнодорожных станций, морских и речных портов, аэропортов и некоторых других географических объектов требования Федерального закона расширены Постановлением Правительства РФ от 15 ноября 2012 г. № 1167 «О порядке согласования предложений о присвоении наименований отдельным географическим объектам или о переименовании таких географических объектов», а также приказом Министерства экономического развития РФ от 27 марта 2014 г. № 171 «Об утверждении Порядка осуществления экспертизы предложений о присвоении наименований географическим объектам и о переименовании географических объектов, а также выдачи заключений на указанные предложения». Правда, тексты двух последних документов, опубликованные на информационно-правовом портале «Гарант.ру», сопровождены пометой «Не вступил в силу». Однако текст Федерального закона такой пометой не сопровождается, и соответственно, требования закона № 152-ФЗ никто не отменял. Никто, кроме ...Президента.

   Разумеется, Федеральный закон совершенно не предусматривает присвоений даже самых развеликих «имён России» методом проведения «общенациональных» конкурсов и голосований, а право присвоения наименований и переименований географических объектов оставлено в исключительном ведении Правительства Российской Федерации.

   Надо полагать, что эти «нюансы» не ускользнули из поля зрения сотрудников правового управления администрации президента. И здесь началась игра словами и понятиями.

   Первым «ход конём» осуществил один из инициаторов проекта, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов). 11 октября РИА «Новости» сообщило:

   «Он <Шевкунов> подчеркнул, что новые названия в честь великих людей станут дополнительными и не заменят уже существующие.
   “Мы ни в коем случае не предлагаем упразднить эти названия. Они остаются параллельно. В том числе остаются и на авиационных лоциях. Поэтому каких-то больших средств на переименования совершенно не понадобится”, — заявил Шевкунов»
.

   Оставим в стороне вопрос о том, почему в светском государстве инициативу в вопросе о наименованиях совершенно не церковных объектов берёт на себя священнослужитель. (Интересно однако, как бы отнеслись церковные патриархи и верующий люд к моей инициативе присвоения, к примеру, московскому Донскому монастырю, стоящему отнюдь не на Дону, имени Александра Солженицына, по которому здесь совершили заупокойную литургию и отпевание?) Но так или иначе идея, как говорится, «пошла в массы». И вот уже, по сообщению пермского сайта 59.ru, секретарь Общественной палаты РФ Валерий Фадеев вторит: «Надо понимать, что переименовывать географические объекты и официальные названия аэропортов мы не будем. У аэропортов есть имена, которым десятки лет, они все соответствуют международной классификации, и она не будет меняться, систему управления самолётами в мире мы не будем менять. Имя, присвоенное аэропорту, будет дополнительным». Что такое «дополнительное имя» в названии географического объекта, подозреваю, не понимают ни Шевкунов, ни Фадеев, ни кто-либо ещё. Где, в каком случае и в каком статусе оно должно что-то дополнять — о том география и организаторы конкурса умалчивают.

   В конце концов для пущей убедительности к теме переименований подключили самый верхний эшелон государственной власти. Поскольку изменять Федеральный закон достаточно хлопотно и сложно, авторы не самой умной инициативы решили: «Мы пойдём другим путём!», после чего в срочном порядке, без обычных проволочек был издан упомянутый Указ Президента РФ от 28 ноября 2018 г. № 681, часть 2 которого, напомню, устанавливает:

   «Присвоенное географическому объекту имя выдающегося деятеля не является составной частью установленного наименования географического объекта.
   Присвоение географическому объекту имени выдающегося деятеля не влечет за собой изменения установленного наименования географического объекта»
.

   Улавливаете разницу? Федеральный закон гласит о «присвоении наименований», а Указ Президента — о «присвоении имён». Я, конечно, не филолог, но что-то всё ж подсказывает, что разницы здесь меньше, чем между различными сортами хрена. Оттого и сдаётся мне, что Президент своим Указом похерил требования как минимум одного Федерального закона, что вступает в противоречие с частью 3 статьи 90 Конституции Российской Федерации.

   В то же время, в президентском Указе ничего не говорится об отмене упоминаемого Федерального закона, и надо полагать, во всём прочем мы вправе (и обязаны!) руководствоваться именно положениями такового. Но и здесь неувязочка вышла. Так, часть 2 и часть 3 статьи 9 требуют, чтобы всякого рода предложения о присвоении наименований и переименованиях сопровождались расчётами необходимых затрат. Более того, абзац 2-й части 2 прямо предписывает: «Законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации рассматривают указанные предложения, информируют население соответствующих территорий о необходимых затратах и выявляют его мнение об указанных предложениях в порядке, установленном законами субъектов Российской Федерации» (выделено мной. — А. Г.).

   Ничего похожего — ни информации о необходимых затратах, ни выявления мнения населения — в нашем «субъекте», то есть в Магаданской области, я не обнаружил. Что это? Новый «нырок» под «присвоение имени», позволяющее обойти закон? Допустим, что и так. Но даже простой, элементарный смысл подсказывает: начиная то или иное мероприятие, следует подсчитать, в какую сумму оно выльется. Ведь даже простой одесский жилец интересовался у бригадира-дирижёра: «почём стоит похоронить?» А здесь оценка присвоения «дополнительных» имён 45 (прописью: «сорока пяти»!) аэропортам сводится к заверению батюшки: «каких-то (?!) больших средств совершенно не понадобится».

   Возможно, у меня с батюшкой различные масштабы восприятия размеров «необходимых средств», но давайте всё же уточним хотя бы конечную цель «мероприятия». Что означает это, ставшее уже пресловутым, «присвоение имён» аэропортам? Как оно должно выглядеть в конечном итоге? Меня практически убедили, что прежние международные наименования аэропортов, их кодировка останутся неизменными, что не повлечёт за собой никаких затрат. А то, что изменится?

   Вывеска над аэровокзалом изменится? Ну хоть медную табличку с именем победителя конкурса у дверей привинтят? Наверное... Логотипы, бланки, штампы, печати поменяют? Очень даже может быть... Изменится каким-то образом интерьер аэропортов? И это не исключено. Во всяком случае, если верить РИА Новости, всё тот же отец Тихон (Шевкунов) отмечал, что «что фасады аэропортов и их внутренний дизайн будут оформлены с отсылкой к выбранному с помощью голосования историческому персонажу.
   “Появятся экраны, на которых будет рассказано об этом человеке, о его вкладе в историю России. Здесь же, как мы предполагаем, могут быть и информационные источники по самой области, краю, региону. Зачастую мы прилетаем в тот или иной город и почти ничего о нем не знаем”, — сказал епископ.
   После голосования будет проведен специальный конкурс по дизайнерскому оформлению аэропортов, и в нем, по словам Шевкунова, в первую очередь будут принимать участие художники, архитекторы и дизайнеры того региона, где расположен аэропорт»
...

   И это не потребует «больших средств»? Сомневаюсь я... Ладно, назовите «малые». Во что, к примеру, обошлась организация «общенационального конкурса»? Вот этот сайт — «Великие имена России» — его же кто-то разрабатывал и сопровождал, получая за то зарплату. А те голубенькие (беленькие, пёстренькие) маечки-футболочки на волонтёрах — сколько их было? Почём брали? А доставка волонтёров в аэропорты и обратно? — овёс бензин-то нынче дорог! А буклетики с именами-претендентами? — судя по книжным прилавкам, тоже не по рупь-семьдесят... А телевизионные трансляции «мероприятия»: там — пара минут, там — ещё пяток, а там — и на все десять раззадорились; это ж сколько по всей стране за два почти месяца? А стоимость одной минуты телеэфира знаете?

   Наверняка все эти расходы давно уже подсчитаны, денежки получены и потрачены (хотелось бы верить, что исключительно по целевому назначению). Ну так признайтесь: сколько это стоило? Перекопал весь интернет — нет цифр!

   Вот и приходится гадать. Сайт газеты «Новые известия» в материале «Мы за ценой не постоим: сколько стоит назвать аэропорт новым именем», ссылаясь на мнение неких безымянных экспертов, называет среднюю окончательную сумму «мероприятия» — 45 млн рублей на один аэропорт. Пересказывать статью нет смысла, её лучше прочитать, но похоже, что порядок цифр здесь определён верно. А теперь помножим 45 млн рублей на 45 аэропортов... Сколько получилось? То-то же, «небольшие средства»...

   И что, г-н Президент Российской Федерации не понимает, насколько неуместно и несвоевременно (дабы не сказать «незаконно») данное «мероприятие»? Ну, уж! Не будем считать нашего Президента таким уж простачком — всё он знает и понимает. Так, зачем? А вы, друзья мои, не заметили, что всё время, пока вы читали эту статью (да ещё и в трёх частях), пока обсуждали эти вопросы, пока кипел негодованием интернет, тем временем как-то отошли на второй план и тема переноса (а для кого-то — и вовсе отмены) пенсий, и повышения НДС, и введения «дачного» налога и акциза на «красное мясо» (точнее — на колбасу, в которой, вообще говоря, мяса и близко нет — ни красного, ни белого), и т. д., и т. п. Нет, что ни говорите, а Президент — умный человек, знает, что делает!

Магадан, 10 декабря 2018 г.

Post Scriptum


   31 мая 2019 года Президент Российской Федерации В. В. Путин подписал указ № 246 «О присвоении аэропортам имен лиц, имеющих особые заслуги перед Отечеством», в соответствии с которым присвоены имена сорока четырём международным аэропортам России (магаданский аэропорт всё ещё числится международным?! У нас и по России число рейсов неуклонно сокращается, не говоря уж о внутрирегиональных перевозках). В том числе, аэропорту Мурманск — имя «имеющего особые заслуги перед Отечеством» царя Николая II (к особым заслугам Николая Кровавого, надо полагать, отнесены две проигранные войны, развал и крушение Российской империи и такие «мелочи», как расстрелы рабочих на Ленских приисках и мирной демонстрации перед Зимним дворцом). Ну а магаданскому аэропорту Сокол отныне носить имя Владимира Высоцкого. Печально...


Примечания


1 Комиссия1 — Группа лиц или орган из группы лиц со специальными полномочиями при каком-нибудь учреждении, организации... Комиссия2 — (устар.) Хлопотное, затруднительное положение (С. И. Ожегов, Словарь русского языка. — М.: «Русский язык», 1990. — С. 288).

2 Словарь иностранных слов. — М.: «Русский язык», 1989. — С. 108.

3 Бот — специальная программа, выполняющая автоматически какие-либо действия через интерфейсы, предназначенные для людей.



©   Александр Глущенко, 2018–2019.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список