Гуркало Татьяна Николаевна: другие произведения.

Демоны, монахи... 2. "Вороньи крылья" 1 часть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!На каникулах следует отдыхать. Можно съездить к родственникам, даже к родсвенникам любимого мужчины, даже к живущим в другом мире. Если с родственниками не нашли общий язык, можно отправиться путешествовать. Тем более повод есть. А вот помогать симпатичным, но подозрительным личностям не обязательно, но это может оказаться самым интересным, если вы, конечно, любите приключения и не боитесь трудностей. ЗЫ: Из старых героев пока только Марина и Илиен. 02.08.2014


   Вороньи крылья
  
   Часть первая.
  
   Мы ехали, ехали, ехали... или -- большому кораблю большое плаванье.
  
   ***
  
   -- Я не могу принять ваше предложение, -- сказал воин и талантливый стратег, а может даже тактик. Только он в этом не признается.
   -- Не можешь? -- спросил правитель множества земель.
   Отказ можно было бы принять за оскорбление. Но он знал, что оскорбить его не хотят. Если этот человек говорит, что не может, у него есть причина для того, чтобы так говорить. И он действительно не может.
   -- Я постараюсь преодолеть это препятствие, -- сказал воин. -- Я хочу его преодолеть. И, кажется, мне подсказывают, как это сделать. Есть одно условие, которое можно трактовать по-разному.
   И улыбнулся. Так улыбнулся, что правитель бы не позавидовал препятствиям решившим стать на пути этого человека.
   Есть люди для которых лучше не становиться препятствиями. Они обходить и хитрить не станут. Постараются уничтожить. И у них наверняка получится.
  
   ***
  
   -- Я не могу взять ее в ученицы, -- сказала мудрая женщина. -- Пока не могу.
   Мужчина задавать вопросов не стал. Если его позвали, значит, все расскажут и так. А вопросы? Кто даст гарантию, что они будут правильными?
   -- Да, не могу, -- покачала головой женщина. -- У нее есть обязательство. Полученное случайно. Но пока она не сделает то, что взялась сделать, даже не подозревая об этом, любое ученичество не пойдет для нее на пользу. Скорее повредит.
   -- Я учу...
   -- Ты не учишь. Учат не так. Ты просто позволяешь ей почувствовать свою силу.
   -- Что я еще могу сделать? -- все-таки спросил мужчина, уловив в тоне женщины одобрение.
   -- Помочь найти обязательство. Если она будет сидеть на месте, оно не скоро к ней придет, возможно -- никогда. А это плохо.
   -- Ладно, -- кивнул мужчина и встал.
   Больше ему все равно не скажут. А помочь что-то найти? Можно ведь совместить полезное с полезным. Кто знает, где искать, а начинать с чего-то надо.
  
   ***
  
   Самый главный начальник окинул стоявших перед ним подчиненных веселым взглядом и сказал:
   -- Я не могу сказать, что эта поездка вам понравится. Вы поедете не одни. Кто-то поедет тихо и незаметно. Кто-то официально. А вы шумно. Посмотрим, кому повезет.
   Подчиненные переглянулись.
   -- Что нам нужно делать? -- спросила девушка.
   -- То, что у вас получается лишь немного хуже основной работы. Действовать на нервы окружающим и устраивать скандалы.
   Парень покаянно вздохнул, девушка улыбнулась, а самый главный начальник добавил:
   -- Поедете вы не прямо на место. Можете пока выбрать города, в которых вам хочется побывать. Там и начнете шуметь.
   Подчиненные еще раз переглянулись и дружно кивнули. Начальству, ему виднее. И если оно приказывает делать то, за что обычно ругало и клялось в следующий раз штрафовать, значит именно это и нужно делать.
  
  
   Глава первая.
  
   О море, капитане в которого можно влюбиться и о походе в гости.
  
  
   Море было чудесное. Голубое, сливающееся с горизонтом вдали и светло-зеленое рядом с кораблем. Марина не уставала этим морем любоваться. Оно разлеталось брызгами, разрезаемое килем корабля, сверкало солнечными зайчиками и казалось обманчиво прозрачным. Словно те неимоверные глубины, о которых рассказывал шебутной капитан, были всего лишь плодом его воображения.
   Девушка бесстрашно перегибалась над бортом и пыталась рассмотреть глубину. Море обманчиво рисовало близкое дно с серебристым песком, темными камешками и колышущимися водорослями. Хотя водоросли могли быть настоящими. Бывают же такие, плавучие.
   Дельфины в этом море не водились, и китов тоже не было. Зато два дня назад почти час корабль сопровождал морской змей. Длинный, длиннее корабля, сверкающий черными и синими чешуйками, иногда топорщащий полупрозрачный гребень. Девушку он впечатлил настолько, что она пыталась его нарисовать, но получилось непохоже.
   В море Марина успела влюбиться и теперь совсем не жалела о том, что согласилась плыть на ненадежном с виду корабле в компании команды подозрительно похожей на пиратов. Впрочем, морячки оказались неплохими людьми. К девушке они не приставали, тем более она оказалась не единственной пассажиркой. Илиена, не смотря на его экзотическую внешность, не боялись и не задирали. И своего капитана слушались как бога. Впрочем, капитан -- это отдельная история.
   Сейчас Марина стояла у левого борта, пыталась понять, вправду ли корабль преследует косяк темных рыбок, или это игра ее воображения, помноженная на солнечные блики. За Мариной с не меньшим интересом наблюдали две девчонки -- дочери какого-то несчастного бюрократа отправленного за тридевять земель то ли в награду, то ли в наказание. Никто в его историю вникать не хотел, да и сам папенька практически безвылазно сидел в каюте. Из-за морской болезни.
   Зато девчонки гуляли по кораблю как по проспекту. Обмахивались веерами, строили глазки всем подряд и презрительно смотрели на Марину, считавшую, что штаны удобнее платья. Особенно на корабле. Сами мамзельки были разряжены как на бал и искренне не понимали, что красавец-демон нашел в невзрачной девице с повадками пацана. И почему ничего не нашел в них, таких раскрасавицах.
   Марина и сама долго не понимала, пока не узнала об особенностях демонского зрения. Оказалось, они видят не только физическое тело. Эти мутанты способны рассмотреть и таланты, как спящие, так и бодрствующие, и пресловутую ауру, которая тем темнее, чем гаже человек, и магическую одаренность, и еще много чего, чуть ли не душу. И все глазами. Такой вот своеобразный макияж невидимый для хозяйки. Поэтому демоны в людях ошибаются очень редко. Когда сами хотят ошибиться.
   Что рассмотрел в своей избраннице Илиен, выяснить не удалось. Он загадочно улыбался и говорил, что ему просто легко и не надо врать. А это уже много. Марина в итоге пожала плечами и плюнула на выяснения. Рассмотрел что-то, ну и ладно. Главное, что вместе с ним хорошо. Мужчины, которые умеют не действовать на нервы -- большая редкость.
   И на дочек бюрократа она старательно не обращала внимание. Неинтересные девицы. Сплетницы и навязчивые кокетки. За две недели путешествия они успели запугать большую часть пассажиров мужского пола. Меньшую не смогли только потому, что не пробовали, решив, что одни бедноваты, а другие лицом не вышли.
   Илиена эти девушки перестали преследовать еще в первый день, чем-то он их напугал, хотя глазами провожали.
   Марина вздохнула и решила больше не думать о дочерях бюрократа. Зачем себе настроение портить? Лучше любоваться морем. А люди, они разные, и приятных среди них столько же, сколько раздражающих. Если на всех тратить время -- жить будет некогда.
   Корабль на котором Марина плыла в Империю Трех Солнц назывался странно -- "Вороньи крылья". Почему, выяснить не удалось. Паруса были белыми. Никаких крыльев к бортам приделано не было, не считать же крыльями боковые кили. И нос украшала не птичья голова и даже не женская. Просто брус с какими-то иероглифами. Вообще корабль был похож на шебеку. У него и палуба выступала за корму и паруса меняли в зависимости от ветра -- были и квадратные, и треугольные на длинных реях.
   А еще у этого корабля был повелитель ветров, камень похожий на желтый топаз величиной с мужской кулак. Этот камень берегли, холили и лелеяли. Смахивали с него пыль замшевой тряпочкой и хранили за запертой дверью в крохотном помещении. Марина его увидела только потому, что помогала Илиену заряжать. Точнее, открывала канал, после чего сильная вещь зарядилась сама. То ли от воздуха, то ли от ветра, то ли от солнечного света. Девушка не очень поняла. Объяснения были путанные. Словно местные маги сами не были уверены в том, откуда берется эта энергия. А все слова о ветре, огне, дожде были просто техническими терминами. Красиво же звучит.
   Впрочем, оно не важно. Важно то, что открыть камень похожий на топаз для общения с миром могли только носители силы ветра, и это оказалось интересным занятием, еще и высокооплачиваемым. Первая работа Марины в качестве мага.
   Камень был нужен кораблю в двух случаях. В полный штиль он наполнял паруса, а во время шторма гасил волны и ветер, позволяя кораблю выбраться без потерь. Лежал артефакт на кованой треноге, и включить его мог любой член экипажа, сразу после того, как приносил клятву служения капитану. В общем, нужная вещь, хоть и стандартная, как и все созданное Домами Одаренных.
   Марина искренне считала, что такие камни ценнее непонятных сильных вещей из древности, к которым еще и несчастных девчонок-хранящих привязывают. О чем она высказалась рядом с повелителем ветров, заслужив несколько странных взглядов. Один капитан одобрительно кивнул, но капитан, он личность и вряд ли его заботит мнение большинства. И капитан -- это отдельная история.
   Вот такая.
  
  
   Марина и Илиен чинно, как уважаемая семейная пара сидели в "Глиняной кружке", довольно странном на взгляд девушки заведении. У здания напрочь отсутствовала стена со стороны порта, зато была огромная конусовидная крыша, покрытая свеженькой золотистой соломой. Блюда тут были только рыбные, зато напитки на любой вкус и не все с алкоголем. Упитанная женщина за большим столом у стены даже что-то вроде коктейлей смешивала и очень заинтересовалась Марининой болтовней о соломинках и лимонных дольках.
   Девушка как раз пила прохладный пахнущий мятой напиток. Наблюдала за большим кораблем, который толпа полуголых мужиков подтягивали за канаты к причалу. Расслаблялась и чувствовала себя сытой кошкой. А потом к столу подошел странный тип.
   -- Келен Дайро, -- сказал расхристанный парень и подмигнул Марине.
   Девушка еле сдержалась от того, чтобы спрятаться за спиной Илиена. Надежной такой спиной, за которой нечего бояться. В том числе и некрасивых обаяшек, похожих на сбежавших каторжников. Будь Марина одна, унеслась бы от этого Келена со всей возможной скоростью. А так можно посидеть послушать, что он скажет. Девушка только надеялась, что не станет предлагать Илиену продать спутницу. Были прецеденты, и демон очень рассердился.
   Почему-то некрасивого обаяшку было жалко.
   К демонам, здесь, вдали от границы, относились хорошо, наверное, из-за того, что они тут были редкостью. Зато к девушкам некоторые гады предъявляли странные претензии. Купцы с севера и островов пытались купить, южане провожали презрительными взглядами из-за непокрытой платком головы, а нетрезвые морячки норовили ущипнуть. И наличие рядом Илиена почему-то многих не останавливало. Терпение Снегуркиного братца испытывали, что ли?
   -- Капитан "Вороньих крыльев", -- продолжил представляться обаяшка, сверкая зубами и до жути напоминая Джека Воробья. Не лицом, может самую малость манерой, но гораздо больше обезбашенностью и харизмой. -- Я слышал, уважаемые одаренные ищут корабль идущий в Катаршах.
   Илиен громко хмыкнул и загадочно пошевелил пальцами, выпустив из руки чашку с настоем бодрящих травок.
   -- Вот! -- еще шире улыбнулся капитан. -- Мой корабль туда идет. Правда с заходом в Золотую Бухту и Батиш, но лучшего варианта вы не найдете.
   Уверенный такой. Или самоуверенный? Марина помимо воли улыбнулась.
   -- Странный человек, -- задумчиво произнес Илиен. -- Впервые вижу капитана самостоятельно ищущего себе пассажиров.
   -- А я не пассажиров ищу, я одаренных, -- Келен разжал кулак и несколько раз качнул подвеской на ленточке. -- С силой ветра. В этом городке ни одного не живет, тут вообще только пара враждующих знахарей есть, а у меня повелитель ветров как раз разрядился. Не повезло попасть в полосу штормов. Рисковать не хочется. Пришлось пользоваться собачьим камнем. А он только вас здесь вынюхал.
   Капитан тяжко вздохнул и пожал плечами.
   Марина, прищурившись, смотрела на подвеску. Похоже, это та самая штука с помощью которой проверяют младенцев на дар. В том числе и на дар хранящих. Тут уж как запрограммируешь. А обаяшка капитан, поломав стереотипы, искал одаренных ветром в немаленьком городе. Оригинал и почти умник.
   -- Странный человек, -- повторился Илиен и оскалил на капитана клыки в неприятной улыбке. -- Думаешь, мы согласимся говорить с твоим камнем только за право плыть на твоем корабле?
   -- Что вы! -- жизнерадостно просиял капитан. -- Я заплачу. Да и плыть с полным повелителем безопаснее, а кто вам еще признается, что он разряжен?
   Илиен хмыкнул, внимательно посмотрел на нахального человека и величественно кивнул. В деньгах он не нуждался, но разговор с повелителем ветра стал отличным уроком по обращению с новыми сильными вещами. А учить Марину Снегурочкиному братцу нравилось. Наверное, потому, что она не возражала и не убегала как Дэнэен и разновозрастные двоюродные сестрички.
   Может Илиену открыть свою маго-школу и отвести душу?
   Марина подумала и решила не подавать идей, которые неизвестно во что выльются.
   Капитан, излучая довольство миром и своим в нем местом, привел новых пассажиров к кораблю, показал им разрядившийся повелитель ветра и умчался ругаться с грузчиками. Марина проводила его удивленным взглядом. Не каждый день увидишь, как при виде тощего скуластого парня разбегаются в разные стороны здоровенные дядьки. Причем тряс он в воздухе свернутым в трубку листом со списком товаров, а вовсе не огромным внебрачным сыном мачете и сабли, небрежно заткнутым за пояс. И как порезаться не боится?
   Еще у капитана был меч с красивой рукоятью. В городе он его носил, как какой-то мультяшный ниндзя, за спиной, рукоятью над левым плечом. А в порту подергал за лямки и переместил на поясницу. Горизонтально. Марине стало интересно -- неужели так удобнее его доставать из ножен? Или тут просто так принято? Мужчины частенько не ищут легких путей. Женщины, впрочем, тоже. Вот и она нашла на свою голову. Съездила в гости на каникулы. К родственникам любимого мужчины.
   На что она в тот момент рассчитывала, девушка до сих пор не понимала. Общение с Дэнэеном должно было подсказать, что ожидать от демонов можно чего угодно, не обязательно хорошего. Впрочем, сильно она не жаловалась. Просто ворчала.
  
  
   Самым нормальным из родственников Илиена оказался папа Дэнэена. Наверное, потому, что он не смотря ни на что, был человеком. Остальные, как очень скоро начало казаться Марине, сговорились свести ее с ума.
   Первым, кого Марина увидела, был отстраненно-радостный Дишинэ одаривший девушку ножами, подковой с выгравированными цветочками, якобы приносящей счастье и отгоняющей дождь, и розовой морковкой, которую следовало засушить, растереть в порошок и бросить в лицо врагу, чтобы он в чем-то сознался. В чем именно Дишинэ не уточнил. И чем помогут эти откровения в тот момент, когда враг решит Марину прибить, чтобы никому не разболтала открывшуюся страшную тайну -- тоже.
   С подковой дела обстояли еще хуже, чем с морковкой. Подкову нужно было носить с собой, желательно подвесив на пояс. А она была тяжеленная и выглядела именно подковой украденной у лошади, а вовсе не украшением. С другой стороны -- обижать брата Илиена не хотелось. Хорошо хоть ножи братцы разрешили положить в сумку.
   Так как это было еще на перевале -- переместиться сразу на земли демонов невозможно -- Марина начала опасаться демонских подарков. Не возьмешь -- обидятся. Возьмешь -- черт их знает, что с ними делать, и не опасны ли они. Размышлениями на эту тему девушка изводила себя всю дорогу.
   Немного утешил Марину сам перевал и повозка то ли на гравитационной подушке, то ли на магии. Удобная повозка, легко скользившая по обломкам скал, преодолевающая завалы и перепрыгивающая небольшие пропасти. И все так мягко-мягко, как и не снилось лучшей из легковушек.
   Пейзаж Марине сначала показался унылым, и она пристроилась на плече Илиена, намереваясь поспать. Потом выхватила взглядом скалу, похожую на оскаленную морду волка. Рассмотрела скрюченное деревце, нависавшее над очередной пропастью. С удивлением высмотрела крошечный водопадик и клубящийся внизу, над такой же крошечной речкой туман. Потом вспомнила про цифровик, томящийся где-то в недрах сумки, довольно быстро его нашла, и увлеченно фотографировала всю дорогу. Пейзажи были фантастические. Иногда типично горные. Иногда словно часть безатмосферной планеты, бомбардируемой встреченными в космосе камнями. Даже что-то похожее на часть красной марсианской пустыни попалось.
   А потом горы закончились, и повозка застыла на краю обрыва. Далеко внизу был серый пляж, удивительно синее море и прилепившийся к скалам белоснежный городок.
   Городку Марина даже порадовалась. Некоторое время. Пока не вспомнила, что живут там демоны, и среди них уйма родственников Илиена, от которых не знаешь чего ожидать. Да и вообще, страшновато с ними встречаться. Вдруг не одобрят и начнут выживать из жизни Снегурочкиного брата?
   Плохая была идея с каникулами в этом мире.
   С другой стороны, на Землю Илиен приходил ненадолго. У него были какие-то дела, да и находиться в облике человека ему было небезопасно. Какой-то части демонской сущности оно не нравилось.
   Не съедят же ее в этом городе.
  
  
   Путешественники и встречающие спускались к городу по узенькой петляющей лестнице. Насколько поняла Марина, широких лестниц тут не было вообще. Изначально их не строили, не желая облегчать жизнь завоевателям, да и обычным бандитам. Потом стало традицией. А грузы спускали-поднимали на платформах подвешенных на тросы. Глядя на эти открытые всем ветрам сооружения, Марина поняла, почему Илиена так заинтересовали лифты.
   Вблизи город оказался даже красивее чем с высоты. Белые домики, украшенные цветочными и геометрическими узорами. Тоненькие деревца с серебристой листвой. И куча фонтанов, разных, от банальных чаш-цветков до совершенно сюреалистичных сооружений. Еще было много художественной ковки и клумб. Марина шла как турист. Оглядывалась, замирала перед очередной красотой, а потом набралась храбрости и достала цифровик. На удивление, никто не возражал и не спрашивал что оно такое.
   Илиена в городе знали хорошо. С ним здоровались улыбчивые девушки, раскланивались мужчины, зазывала попробовать какое-то новое блюдо рыжеволосая женщина подозрительно человеческой наружности. Причем, относились к нему вовсе не как к сыну правительницы. Марине так казалось. Или у нее неправильное представление об этом отношении.
   Транспорта, даже банальных лошадей с повозками, в городе не было. То ли из-за того, что городок крохотный. То ли из-за многочисленных ступеней и уровней, напоминавших о пирамидах вымерших майя. Но самое странное -- Марину поход по городу почему-то не утомил. Даже по лестницам она взлетала легко и невесомо.
   Подумать об этом девушка не успела. Они пришли к дому матушки Илиена, и чуть ли не с порога начался цирк.
   Марину дергали в разные стороны, как куклу, личности, имена которых она не успевала даже расслышать, не говоря уже том, чтобы запомнить. На нее навешали кучу разноцветных железок, хорошо хоть не подков. И как-то незаметно увлекли в помещение с тремя бассейнами. Девушка заподозрила что топить. Заради спасения Илиена от непонятной человечки. Уточнить эту деталь она не успела. Откуда-то налетела стайка девчонок, дружно объяснила, в каком бассейне вода какой температуры. Потом кто-то зачем-то снимал мерки странно связанными веревочками. Предлагали выбрать не то шампунь, не то отраву. Шумели, галдели, что-то рекламировали, куда-то вели, чуть ли не насильно запихивали в воду и всячески пытались свести с ума. Опомнилась Марина в тот момент, когда ей на волосы цепляли разноцветные ленточки, громко рассуждая о достоинствах парней. Девушка почему-то испугалась и потребовала зеркало. Над ней посмеялись и повели в зеркальной стене.
   Как ни странно клоуна в бантиках Марина не увидела. Впрочем, и привычную себя тоже. Из зеркала на нее испуганно взирала хрупкая изящная особа. То ли вода в бассейне оказалась волшебной, то ли платье и свисающий на лоб камешек-капля так меняли, но эта девушка была красивее студентки из Одессы. Гораздо красивее. Марина прикоснулась кончиками пальцев к отражению, чтобы убедиться, что напротив стекло, а не живая девушка. Отражение повторило ее жест и неуверенно улыбнулось.
   Долго думать и сомневаться гостье не дали. Подхватили под руки и куда-то поволокли. Испугаться она не успела. Еле хватило времени на то, чтобы разозлиться на Снегуркиного братца из-за того, что не предупредил ни о чем подобном, и куда-то пропал. Тоже еще неуловимый Джо!
   Притащили Марину в светлый коридор, расписанный пейзажами. Обрадовали тем, что сейчас она официально познакомится с мамой Илиена и, хихикая, разбежались в разные стороны. Гостья осталась стоять перед массивной дверью, чувствуя себя полной дурой. Чего-то она не понимала. Видимо у демонов совсем уж оригинальные традиции и парни должны своих девушек знакомить с мамами в торжественной обстановке под звуки фанфар. Долго над этим размышлять не пришлось, появился Илиен, молча взял за руку и толкнул дверь.
   И Марина почувствовала себя еще большей дурой. Потому что была не готова к открывшемуся зрелищу из-за собственной глупости. Это ведь именно она ни разу не спросила у своего демона, кем работает его родительница. Он бы ответил. Точно ответил. Вряд ли это тайна. Была бы тайна, сейчас бы не знакомили.
   -- Владычица Маянета, -- склонил голову Илиен.
   Марина поспешно тоже кивнула и уставилась во все глаза на хрустальный трон похожий на висящий в воздухе лепесток цветка.
   -- Сын мой, -- ласково улыбнулась прекрасная правительница и хлопнула в ладони.
   Чинно стоявшие под стенами демоны засуетились, зашушукались. Снегуркин братец ловко подтащил впавшую в ступор Марину поближе к трону и представил ее маме. Та в ответ одобрительно улыбнулась.
   К счастью -- владычица Маянета оказалась правительницей города, а вовсе не всех демонов, и, по сути, была мером. Ее даже выбирали голосованием, правда, давно и на всю жизнь. К еще большему счастью -- официальность знакомства на взаимном раскланивании закончилась. К несчастью -- дальше начались суровые демонские будни.
   Смешливые девчонки сочли своим долгом научить Марину быть красивой. Чему-то даже научили, несмотря на то, что переводчик все еще путал и объединял понятия, как хотел. Но оно затраченных усилий явно не стоило. Слишком мало знаний осело в голове и не самых необходимых.
   Помимо этих учительниц, каким-то образом образовалась тройка желающих научить Марину обращаться с ее стихиями. Вечно орущий дяденька с проседью на висках и убийственно зелеными глазами требовал немедленно будить воплощенную силу и учиться ею пользоваться. Потому что иначе неправильно. Мечтательная девчонка просто ходила следом как тень и время от времени предлагала научить то тому, то еще чему-то. От нее Марина избавилась легко. Всего лишь поинтересовавшись, сдало ли юное создание обязательный экзамен? Видимо не сдало, потому что вопрос ее смертельно обидел. Третьим был Дишинэ, вспомнивший, что о чем-то таком говорил Илиен. Но тут Марина догадалась намекнуть, что у кузнеца заказы и он не может все время сидеть в городе, что сама она в горы не пойдет, да и вообще, скоро вернется домой. В общем, полное несовпадение.
   Ко всему хорошему, девушка умудрялась все время куда-то не туда зайти, кому-то помешать, заблудиться, проспать или съесть что-то такое, что есть людям не желательно. Чувствовала она себя из-за этого скопищем проблем. Изучать демонов в естественных условиях оказалось непросто. И не потому, что они сильно что-то скрывали, скорее это она не знала, на что смотреть и о чем спрашивать. То, что на первый взгляд казалось привычным и само собой разумеющимся, на деле могло оказаться каким угодно. И больше всего угнетало то, что все вокруг искренне пытались помочь, а она не понимала чем и как. Казалось, что они издеваются. А может действительно издевались.
   Не удивительно, что очень скоро Марина устала и готова была отправиться куда угодно, даже в очередной поход с Дэнэеном, лишь бы подальше от белого города и его странных жителей.
   Кстати, где бродил Дэнэен никто толком объяснить так и не смог. Не у границы точно, а так мир большой, пойти есть куда.
   Наверное, родственники надеялись, что вдали от границы этот несносный мальчишка ни во что не влипнет. Марина их надежд не разделяла. Она была уверена, что обязательно влипнет. Характер у него подходящий.
   Увидеть Викина и Рен не удалось, у демонов оказались какие-то заморочки связанные с младенцами. Даже родственников в дом к Рен не пускали. А Викин общался со своей богиней, где и о чем, никто не знал. И это их не беспокоило. Совершенно.
   Ничего больше Марину в городе демонов не держало, даже бабушка-привидение не напомнила о своем желании чему-то ее учить. Поэтому она искренне порадовалась, когда Илиена решили отправить куда-то за море с загадочным заданием и подарком хозяину замкОв. Замков от чего, Марина не спросила. Ей было все равно. Лишь бы уехать.
  
  
   -- О чем прекрасная сина мечтает? -- прозвучало за спиной, и Марина еле удержалась от прыжка на месте.
   Умеет же капитан Келен подкрадываться. Причем, даже к Илиену умудряется, из-за чего Снегурочкин братец счел его очень опасным человеком. Прекрасными синами капитан называл всех женщин моложе пятидесяти, даже навязчивых дочерей бюрократа. После преодоления возрастного рубежа прекрасные сины автоматически превращались в уважаемых наи.
   -- Так, вспоминаю, -- неуверенно сказала девушка и поспешила поменять тему разговора. -- А это море тоже холодное?
   Капитан посмотрел как-то странно, и Марина мысленно обозвала себя идиоткой. Илиен ведь говорил. Теплых морей в этом мире нет, теплых течений почему-то тоже. Еще бы транспарант нарисовала: "Я иномирянка!"
   -- Холодное, -- участливо произнес Келен. -- Море больше озера. Не успевает нагреться.
   -- Жалко, -- тоном нежного и безмозглого создания сказала Марина. Говорить о том, что рыбам, наверное, там холодно она все же не решилась. После этого останется только предложить связать им свитера и образ ненормальной готов.
   Капитан кивнул, подтверждая, да, таки жалко и пошел дальше. Марина вздохнула и печально посмотрела на море. Похоже, это не демоны виноваты в том, что она постоянно в их городе чувствовала себя не шибко умной. Тут или проклял кто-то, или она такая и есть, просто раньше не замечала. Приспособилась как-то это скрывать в родном мире.
   А капитан все равно хорош. Если бы не было Илиена, в Келена стоило бы влюбиться. Скучно точно не будет. Да и вообще. Он так ходит, так улыбается, это лицо, притягательное своей некрасивостью и бездна обаяния.
   -- Что-то тут не то с воздухом, -- решила Марина, вспомнив, что до сих пор о приключениях не мечтала и от подобных обаяшек предпочитала держаться как можно дальше.
   Море согласно плеснуло водой по борту, а в небе заорала чайка. Девушка запрокинула голову, полюбовалась птицами и пошла к Илиену дрыхнувшему в каюте. Раз появились чайки -- где-то рядом земля. А она даже не расспросила своего мужчину о том, как себя вести в очередном чужом городе и какие там есть достопримечательности.
  
  
   -- Золотая Бухта, -- представил капитан светлую дымку на горизонте.
   Марина кивнула. Ему виднее, у него опыта плаванья к чужим землям больше и он наверняка умеет отличать берег от тумана.
   Морячки забегали. Наказанный вчера парень начал торопливо домывать ящик, возле которого дремал с полдня. Живший на корабле кот быстро шмыгнул под перевернутую лодку. Наверное, боялся, что в суете на него наступят. Дочки бюрократа отправились наводить красоту, о чем громко рассказывали пока шли в сторону кают. Остальные пассажиры остались, где стояли и сидели. С одной стороны мешать никому не будешь, с другой -- ничего интересного не пропустишь.
   Берег приближался довольно долго. Сначала дымка потемнела, потом опять посветлела и засверкала. Марина терпеливо ждала и, как оказалось, не зря. Сверкали странно белые скалы, выступавшие двумя полумесяцами далеко в море. Довольно узкий проход между ними был перекрыт несколькими небольшими корабликами, которые при виде "Вороньих крыльев" начали торопливо освобождать путь. Стоявший рядом с Мариной Илиен объяснил, что на этих корабликах есть огнеметы и призваны они бороться с пиратами. Последние, правда, давненько не рискуют подплывать к бухте, предпочитая высаживаться далеко в скалах и топать к городу пешком. Да и те, только самые отчаянные. Или попросту глупые. Город защищен со всех сторон. И умные пираты предпочитают добычу попроще.
   Бухта была красивая -- бело-черно-зеленая. Белыми были скалы, дома и паруса кораблей. Черными -- крыши, тонкие башни и многочисленные лестницы. Зелеными кроны деревьев и полотнища ткани над лотками. Из золота в пейзаже был только желтый песок, но вряд ли бухту назвали в его честь.
   -- Тень, -- сказал Илиен.
   -- Что? -- рассеяно переспросила Марина, любовавшаяся пейзажем.
   -- Смотри, тень, настоящая. У нее знак мастера.
   Снегурочкин брат развернул девушку к небольшому юркому кораблику, тоже спешившему к причалу, и невежливо указал на девичью фигуру, опиравшуюся спиной о мачту.
   Марина пожала плечами. Никакого знака, да и саму девушку она рассмотреть не могла. Но на всякий случай спросила:
   -- И кто такие эти тени?
   -- Одаренные Небесной Лучницы. Лучшие воины среди людей. Они на равных могут с демонами сражаться.
   -- Хочешь вызвать ее на бой? -- улыбнулась Марина.
   -- Нет, -- мотнул головой Илиен. -- Просто интересно. Ни с одной тенью не был знаком.
   Вид у него был как у мальчишки дорвавшегося до игрушки, о которой давно мечтал.
   -- Будем ловить девушку? -- серьезно спросила Марина. Кто этих демонов знает, вдруг действительно решил открыть охоту? Лучше быть заранее готовой.
   -- Нет, попробуем проследить. Наш корабль тут три дня стоять будет.
   В том, что Марина согласится, или хотя бы не будет возражать, демон ни капельки не сомневался. Зараза белобрысая.
   Кто там говорил, что все мужчины -- дети? Или это кошачья привычка -- ловить все, что движется?
  
  
  
   Кое-что о Небесной Лучнице и ее дарах. Или, как не нужно молиться богам. (Записано Мариной Баженчук со слов какого-то нетрезвого барда)
  
   Давным-давно жил на свете один парень. Смазливый, страсть, на него даже богини заглядывались. И вот повезло этому парню, состоятельный купец согласился отдать за него замуж свою бестолковую дочь и взять его в помощники. Пока девушка готовилась к свадьбе, отправил будущий тесть нового помощника с товарами в соседний город. А дорога там шла через лес, поэтому юноше были выданы деньги на наем охраны. И надо же было такому случиться, что по дороге к наемникам встретились начинающему купцу люди, дававшие ему деньги в долг. Много людей встретилось, словно сговорились. Пришлось отдавать с наемничих, ибо был юноша хоть и смазлив, но ни драться, ни бегать не умел. Да и некрасиво оно, бить добрых людей.
   (В этом месте шло долгое и нудное перечисление добрых людей и сумм, которые были им отданы).
   И, наконец, должник почти половины города дошел до питейни, в которой предполагалось нанять охрану. В питейне над ним посмеялись, посоветовали купить за оставшиеся гроши ржавый нож и зарезаться, после чего пинком отправили на свежий воздух. Пришлось бедняге ехать через лес полный бандитов, волков и медведей без охраны.
   Надо бы сказать, что юноша был трусоват. Смазливая физиономия вообще была его единственным достоинством. Поэтому, едва оказавшись в лесу, он начал молиться всем богам подряд, жалуясь на злых наемников не пожелавших работать без предоплаты. Особенно рьяно молился покровительнице земель, на которых жил -- Небесной Лучнице. И так ей надоел, что добрая богиня решила помочь -- одарить силой двадцати наемников, которых предполагалось взять в охрану.
   Спустилась воинственная дева на землю, осмотрелась, продралась сквозь кустарник и вывалилась на дорогу перед караваном трусливого жениха. Взмахнула рукой, целясь в него благодатью, а он с перепуга взял и умер от разрыва сердца. И полетела эта благодать по землям Лучницы наделяя силой всех кого заденет, не глядя на пол, возраст и сословие. До сих пор летает, ищет давно почившего адресата.
  
  
  
   Глава вторая.
  
   О том, что работа бывает разная, а невезение можно использовать с пользой для дела.
  
  
   -- Опа, -- сказал жирный тип, и Дариен Нот, он же смазливый Дару из ночной стражи, понял, что вляпался.
   -- Ой, -- согласился с толстяком он.
   А как хорошо все начиналось.
   Сначала был совершенно кретинский геройский поступок, точнее, выходка, за которой не последовало заслуженного наказания. Кому-то понравились ночные гонки за похитителями девицы весьма легкого поведения и троицу стражей перевели в нюхачи. Новая работа оплачивалась гораздо лучше, требовала меньше усилий, и была намного престижнее прежней. У этой работы оказалось всего два существенных недостатка. Первый -- частенько приходилось уезжать из города. То помогать коллегам. То из-за каприза начальства. А то и вовсе из-за того, что где-то власть имущие своим нюхачам в том или ином деле, не доверяли. Вот и вызывали столичных.
   Второй -- в нюхачи, в отличие от стражи, брали женщин. Умных, сильных, смелых, обладающих еще многими несомненными достоинствами. Только вот характеры у эти дам были как на подбор скверные. Но Дариену и тут повезло -- ему в напарницы досталась девица сравнительно спокойная, в меру шумная и не любящая лезть в чужую жизнь.
   Радовался этому обстоятельству Дару недолго. Любимое начальство, видимо во имя справедливости и для равновесия, повадилось именно пару Дариен, Нэмина отправлять в чужие города и даже на чужие земли. За каких-то полтора года бывший стражник успел изучить города и веси родины, побывать в Солнечном королевстве, Зеленоморье и в Озерном Крае. Дома он бывал набегами.
   Желание жениться на пухленькой дочери вдовы купца к этому времени как-то само собой пропало. Скучно с этой девой было. Настолько скучно, что через час хотелось от нее сбежать и никогда не возвращаться. Лучше поискать девушку побойчее и умнее, а то не приведи боги дети в маму пойдут. А мечты о своей питейне вообще казались наивными и ненужными. В старости нужно не работать, а в худшем случае нянчить внуков, если невестка окажется из тех девиц, которые стремятся найти себе дело. В лучшем проживать накопленное и развлекать знакомых байками из бурной молодости. Чтобы они завидовали и восхищались. Тут главное знакомых правильно подобрать.
   Это если до той старости доживешь. В чем на данный момент Дару сомневался. Причем, сомневался он не впервые, и все как-то обходилось. Может и на этот раз повезет?
   Нюхач посмотрел на рассматривавшую его троицу и печально вздохнул. Большие парни, словно специально таких в банду подбирали. И злые. То ли по жизни, то ли на гостя. Ни то, ни другое не обнадеживало.
   В дверь протиснулась следующая троица. Некоторое время посмотрела на нюхача, застуканного в разгар изучения склада контрабандной выпивки, и задумчиво переглянулась с первой троицей.
   Дару опять вздохнул. Склад ребятам придется менять. Половина ночной стражи знает, куда именно пошел приезжий нюхач и зачем он туда пошел. Хоть бери и извиняйся за то, что настолько не вовремя явился. А вот в плане спасения приходится рассчитывать только на напарницу, остальные по любому не успеют, даже если захотят этим заняться. В чем Дару сомневался. Стражники в любом городе традиционно не любят приезжих выскочек.
   Дару вздохнул в третий раз, вызвав у присутствующих смешки. Нюхач их великодушно простил. Они просто не знакомы с его напарницей. И не знают, что одна она может принести больше разрушений, чем вся стража вместе взятая.
   Нэмина -- девица умная, всесторонне одаренная и носит на запястье кругляшек, благополучно отпугивающий от нее как преступников поумнее, так и благовоспитанных мужчин. С тенью огня ни те, ни другие связываться не хотят. Боятся. И не зря. Безоружная тень огня, любого пола, без труда сможет разогнать всю шайку, набившуюся в трудолюбиво выкопанный погреб под борделем. А если напарнице дать оружие...
   Дару приходилось видеть, что случается с теми, кто рискует становиться перед его напарницей с оружием в руках. Он бы предпочел прыгнуть с городской стены. Не так травматично и гораздо больше шансов это глупость пережить.
   Правда, планы у напарницы... Занимательные. Другого слова не подберешь.
   А главное, всем стремится помогать. И на живца любит ловить. Не то, чтобы она не права...
   С одной стороны, к моменту прибытия на новое место работы определенную репутацию они себе обеспечат, и это облегчит дальнейшую жизнь в чужих городах. Не зря ведь в Золотой Бухте столько голубятен. В Волчьих Землях голубиной почте доверяют больше, чем шарам Бимеуса и связным амулетам.
   С другой -- Дару искренне не понимал, почему опять на это согласился. Неужели, просто хотел в очередной раз убедиться в собственной невезучести связанной с чужим имуществом? Хорошо, что в свое время вором не стал. Долго воры с такой невезучестью не живут.
   Стражникам и нюхачам тоже живется непросто, но тут хоть можно отказаться и есть кому спасать.
   Контрабандисты начали совещаться. А Дару сел и решил просто подождать. Чем позже его начнут бить, тем больше шансов дотянуть в сравнительно здоровом состоянии до прихода Нэмины.
  
  
   Марина задумчиво помешивала деревянной палочкой пахнущий малиной десерт и смотрела на шагавшего по улице капитана Келена. Следить за девушкой-тенью оказалось неинтересно. Красивая креманка и то привлекательнее, стоит себе на столике, никуда не спешит и прятаться за углами от нее не нужно. В общем, не могло понравиться такое времяпровождение. Марине не могло. Илиен от него был в восторге. Полнейшем. В детстве в шпионов не наигрался.
   За время слежки Марина выпила литра три различных напитков. Съела около килограмма пирожных, горсть засахаренных орехов, три штуки десертов похожих на кисель и в данный момент чувствовала, что в ближайшие дни ее будет тошнить от одного вида сладостей. А демону хоть бы хны, бодрый такой, увлеченный.
   Тень слежку то ли не заметила, то ли не придала ей значения. Илиен, конечно, использовал что-то вроде отвода глаз, но в том, что оно сработало, Снегуркин братец был неуверен. Всех особенностей и умений теней он не знал. На демона бы этот отвод точно не подействовал, Илиен не очень хорошо умел его делать. Профиль другой и дар.
   Гуляла тень по городу в компании высокого симпатичного парня. Они вдвоем зашли на местный аналог почты. Потом отправились к местным же полицейским, долго там сидели. Оттуда почему-то вернулись к причалу, забрали вещи и пошли по магазинам. То, что девушка покупала, явно не годилось ни воину, ни приличной горожанке. В таком либо в борделе работать, либо мужа соблазнять, замужем за которым уже лет десять. Ну, или любовника с тем же стажем. Марина не удержалась и тоже себе купила костюмчик. В качестве сувенира.
   После магазинов тень вместе с сопровождающим действительно пошла в бордель и это стало для Илиена большим сюрпризом. Покупки его почему-то не насторожили. Настолько большим, что он надолго завис, пытаясь решить идти ли следом. С одной стороны рядом с ним избранница, которую в бордель не потащишь, и в одиночестве оставлять не хочется. С другой -- ничем предосудительным он там заниматься не собирался. С третьей -- если не будет заниматься, да еще и притащит с собой девушку, его ведь не поймут. А привлекать к себе внимания больше, чем он уже привлек экзотической внешностью, демону совсем не хотелось. Так они и сидели в довольно чистенькой питейне до вечера. Снегуркин брат почему-то был уверен, что тень все еще в борделе. Чуял ее, что ли? Или на образ настроился?
   Сопровождающий тени довольно быстро из славного заведения выскочил, пламенея ушами и стараясь стереть со щеки красное пятно. Девушка осталась.
   Может она там подрабатывает?
   Пока Илиен думал, Марина ковырялась в очередном десерте, пила нечто терпкое и слабоалкогольное, и наблюдала за улицей, пытаясь вычислить мужчин направляющихся в бордель. Получалось довольно часто, но это уже наскучило. И тут появился капитан. Одетый как бродяга, зато при оружии. Внебрачное дитя мачете м сабли к его образу подходило, а вот меч смотрелся так, словно он только что украл его у законного владельца.
   -- Ничто человеческое не чуждо, -- одобрила Марина Келена, когда он вошел в призывно распахнутую дверь. -- Надеюсь, его там не зарежут и нам не придется искать другой корабль. Или они другого капитана выберут?
   Ответить Марине никто не соизволил. Демон все еще думал над тем, как поступить.
  
  
   Нэмина аккуратно затолкала крепко связанного морячка под кровать, чтоб под ногами не мешался, пригладила кружева на бедрах и приникла к старательно выдолбленной дыре в стене. Слышно было неплохо. Если бы ее еще не отвлекали от этого увлекательного занятия всякие озабоченные типы... Под кроватью скоро места не останется. Там и так уже три мужика валяются.
   Дверь открылась, и в комнату вошел четвертый претендент на место под кроватью. Медом им здесь намазано, что ли? Неужели в этом заведении только одна комната, в которую лезут все морячки из всех кораблей стоящих в порту? Отвлекаться на этого посетителя совсем не хотелось. Обитателю соседней комнаты как раз доложили, что любимый и многоуважаемый кем-то напарник опять попался. Карма у него такая. Вечно его ловят при попытке проинспектировать чужое добро.
   Нэмина решила игнорировать посетителя пока это будет возможно.
   Посетитель оказался удивительно понимающим. Он закрыл дверь и оперся об нее спиной, чтобы конкуренты не набежали, и, по собачьи склонив голову на бок, стал любоваться украшенной кружевами женской попкой смотрящей в зенит. Фантазировал, наверное.
   Нэмина сцепила зубы и стала слушать. Ей очень хотелось знать, куда на этот раз запрячут ее напарника и когда станут его убивать. Дару вообще славный парень, умный, отличный нюхач и неплохой ночной стражник, со сложными заданиями справляется запросто. Но вот с банальной контрабандой ему не везет, вечно его ловят, а Нэмине, как и его предыдущему напарнику, приходится его спасать. Бедный Дару уже успел привыкнуть к побоям, предшествующим спасению, и относился к ним философски. Другое дело -- непонятно, почему он упорно рвется проверять эти склады? Надеется, что рано или поздно проклятье иссякнет?
   Любитель поваляться под кроватью номер четыре все так же стоял у двери и никаких поползновений в сторону объекта любования не предпринимал. Наверное, не мог понять к чему эту странную позу отнести. Не объяснять же ему, что неучтенные отверстия в стене находящиеся далеко от пола будут слишком заметны.
   Нэмина его игнорировала, напарник важнее неизвестного мужика подпирающего дверь. Впрочем, она ему была благодарна уже за то, что он ни разу не отреагировал на попытки вломиться в комнату. Заменял собой несуществующий замок. И от озабоченных отсутствием в море женщин морячков бывает польза. Иногда. Нэмина пообещала себе сильно его не бить.
   Наконец проклятый глава новообразованного контрабандного гнезда вдоволь наговорился и решил, что делать с нюхачом. Нэмина мысленно его поздравила. Кретин. Думает, что пропажа одного нюхача будет не сильно заметна в таком большом городе. Точнее дважды кретин.
   Первую ошибку он сделал тогда, когда не согласовал свою деятельность с ночной гильдией, не желая платить членские взносы и покоряться ее странным правилам, типа не убивай стражу и мирных жителей, не имеющих никакого отношения к твоему бизнесу. Наивный кретин так и не понял, почему гильдия Синей Скалы самая сильная в империи и почему император не спешит искоренять это порочное гнездо. А потому и не спешит, что на ее место придут подобные кретины, не чтящие никаких законов. Положение дел, которое есть на данный момент, устраивало почти всех. Ну, поймают там кого-то, отправят на галеры, откуда его, если он был достаточно добропорядочным преступником, выкупит та же гильдия. Ну, торжественно найдут очередной склад, если кто-то совсем зарвался. Ну, повесят кого-то пришлого, не чтящего законов гильдии. А в остальном, очень мирный город, точнее города. Добропорядочные граждане убивают друг друга чаще, чем преступники.
   Нэмина встала, потянулась, тряхнула головой и внимательно посмотрела на очередного клиента добропорядочного борделя. Ничего так клиент. Страшненький. Настоящий морской волк. Отправить бы его в школу искусств, художники таких пиратов с него нарисуют, загляденье. Нет, он не был уродливым волосатым великаном с крюком вместо руки. Вполне себе изящное существо, пожалуй, даже тощее, рубашка грубого полотна висела на нем как на вешалке. Невысокий, не намного выше самой Нэмины. Лицо некрасивое, костлявое, скуластое, нос тонкий, с горбинкой, улыбка какая-то пессимистическая, кривая, а глаза слишком внимательные и умные. Венчала это великолепие копна темных волос, то ли криво стриженых, то ли кем-то драных.
   Больше всего Нэмине в его облике не понравилось две вещи -- широкий тяжелый тесак за поясом, и выплетенная из серебряных, медных и вычерненных стальных полос рукоять меча, торчащая над плечом. Причем рукоять не понравилась больше. Если тесак мог достаться парню от пирата пытавшегося взять его корабль на абордаж, то меч знающему человеку говорил многое. Первое, о чем он говорил, что лучше с этим парнем не связываться. Такие мечи кому попало достаться не могут. Причина для этого проста до банальности. Таянские мастера-оружейники слишком гордятся своим оружием, для того, чтобы позволить неумелым рукам его опозорить. Чтобы просто взять такой меч в руки, нужно быть мастером-мечником, чтобы суметь им сражаться, нужно быть великим воином. И не столь важно, какими путями меч к парню попал. Если бы он был его недостоин, умер бы в первом же бою не без помощи этого меча.
   Убивать мастера-мечника не хотелось. Редкость же, еще и такая, страшновато-обаятельная. Тем более Нэмина пообещала хозяйке борделя не калечить ее клиентов. На ведение переговоров времени не было. Нужно было как-то разлучить парня с мечом, иначе малой кровью с ним не обойдешься.
   Девушка немного подумала и приняла единственное возможное решение.
   -- Раздевайся, -- как можно страстней сказала она, аж самой противно стало. Нэмина на месте парня во внезапно вспыхнувшую страсть не поверила бы. Да и не очень у нее получилось эту страсть изобразить, опыта маловато.
   Мечник задумчиво хмыкнул, осмотрел ее с ног до головы, словно дефекты выискивал, но спорить не стал. Тесак лег на колченогий стул, изображавший меблировку комнаты на пару с кроватью. Меч вместе с ножнами был аккуратно повешен на спинку того же стула. Рядышком примостилась рубашка. Сапоги со стуком упали на бок, довольно далеко друг от друга.
   Нэмина наблюдала. Пожалуй, картина для этого представителя мужского племени слишком банально. Скульптура будет в самый раз. Изумительно гармоничное создание. Рубашка была на него велика, без нее он выглядел лучше. Мышцы как канаты, равномерно смуглая кожа, движения грациозные, хищные. В зверинце Дальгорода есть кошка, привезенная из какой-то пустыни. Такая же тощая, небольшая, с песочного цвета шкурой. Очень он на нее похож. Даже взгляд такой же. Внимательный до жути. Та кошка самый страшный хищник пустыни и прилегающих территорий. Ее избегают хищники, крупнее нее в два раза. Не говоря уже о людях. Убить такую кошку на охоте, большая честь, но немногие рискнут связываться с хитрой тварью.
   Владельца таянского меча тоже хотелось избегать. Ужасно уверенный в себе тип, возможно не очень умный, но вряд ли кто-то рискнет ему об этом сказать.
   Парень стянул штаны, выпрямился и похабно улыбнулся.
   Когда же он отойдет от проклятого стула?! В планы Нэмины не входило любоваться практически голым мужчиной, даже столь гармоничным в своей некрасивости. Смотреть в потолок как-то неприлично, она же страсть изображает. Время утекало как вода сквозь пальцы. Где-то там напарника убивают. А некрасивый парень очень внимательно рассматривает красивую девицу. Чего ему еще надо? Может, хочет, чтобы она тоже разделась? Так она и так не сильно одета. Корсет и кружева на бедрах. Маскировка, чтоб ее.
   Наконец он сделал шаг от стула. Потом второй. Третьего Нэмина ждать не стала. Схватила кувшин с вином с подоконника, прыгнула вперед и с размаху разбила его об голову морячка. Рванулась к двери и упала, не сразу сообразив, что человек, который должен валяться без сознания держит ее за лодыжку. Крепко держит, как капкан.
   -- Проклятье, -- прошипела девушка и лягнула свободной ногой в удивленное лицо.
   Мимо.
   Парень поймал вторую ногу и паскудно улыбнулся. Ему шло.
   Нэмина зарычала, извернулась и вцепилась ему в лицо. Точнее попыталась вцепиться, но он отпустил ее ноги и ловко увернулся.
   После этого она поняла, что не так. Он двигался слишком быстро, так же быстро, как она сама, а может даже быстрее. Только тот, кто носит в себе частицу изначальной стихии, может двигаться с такой скоростью. Но у мечника не было печати школы. Если бы была, Нэмина сразу бы в нем почувствовала коллегу. Бред.
   -- Ты кто такой?! -- зло спросила она.
   -- Келен, -- представился противник. -- А ты?
   -- Нэмина, -- зачем-то сказала девушка. -- Ты тень огня?
   -- Нет, -- уверенно сказал парень. -- Я не учился. Оно само как-то получилось, -- и улыбнулся, той же пессимистичной улыбкой. Мол, все плохо и ничего хорошего уже не будет.
   С ним хотелось согласиться. Все ужасно. Вот этого ей и не хватало для полного счастья. Тень без школы. Полноценная тень. Тень, которая никому ничего не должна. Если он не захочет ее отпустить, придется драться всерьез, а Нэмина вовсе не была уверенна в своей победе, и в том, что несчастное заведение этот бой переживет.
   -- Мне напарника спасать надо! -- взвыла девушка. -- Чего ты ко мне привязался?!
   -- Ты сама сказала раздеваться, -- и улыбнулся. Насмешливо. Нормально улыбаться он, похоже, не умел. -- Подала надежду.
   -- У тебя был меч.
   -- Он и сейчас у меня есть.
   Спорить с ним было бесполезно. Очень уверенный в себе тип.
   -- Ты всегда раздеваешься, когда тебе говорят?
   -- Если красивая женщина говорит. Да и место располагает.
   -- Ах, да, место, -- Нэмина как-то забыла, где находится. -- У меня важное дело. Мне некогда тебя развлекать.
   -- Тебе напарника спасать надо, -- фальшиво посочувствовал Келен.
   Разреветься, что ли? Говорят, женские слезы смягчают мужские сердца. До сих пор у нее не было возможности проверить эту теорию.
   Нэмина глубоко вдохнула, настроилась, вспомнила все обиды на любимого учителя, зажмурилась и немного поморгала. С трудом выдавленная слеза зависла на кончике носа и девушка еле удержалась от того, чтобы скосить на нее глаза.
   -- Где твой напарник? -- устало спросил Келен.
   -- В верхнем саду, -- фальшиво всхлипнула Нэмина.
   Ты смотри, получается! Смягчился! Кто бы подумал?
   -- Он подождать может?
   -- Нет! Его убиваю-ю-ют, -- провыла девушка
   Келен печально вздохнул и стал натягивать штаны. То ли у него сердце настолько смягчилось, то ли страстные всхлипы раздражали. С другой стороны, мог ведь просто плюнуть и уйти, а он, похоже, помогать собрался.
   -- Идем.
   Он рывком поставил Нэмину на ноги, схватил свое оружие и пинком распахнул дверь. Девушка вытащила из-под матраса парные мечи, натянула сапоги и рванула следом. Этот мужчина начинал ей нравиться. Решительный. И глаза у него синие, точно как небо. А у нее зеленые, семейные. Зеленое море, синее небо -- флаг Подгорного Берега. Отличное сочетание, отцу должно понравиться.
  
  
  
   Месть подается холодной? Раздать старые долги?
  
   -- А если ты попадешься? -- участливо спросил женский голос.
   Изящная ладошка мелькнула над пламенем крошечной свечи и тут же пропала в странно густой темноте комнаты.
   -- Я не попадусь, -- несерьезно сказал мужчина. -- Да и... Не могу я иначе. Прежде чем принимать новое служение, нужно разорвать все связи со старым. Как заново родиться, я это понял недавно. Только смерть способна разлучить, -- это было произнесено уверенно и жестко. Непререкаемо.
   Собеседница хмыкнула.
   -- Это теперь так называется? -- скептически уточнила женщина, чем-то позвенев. -- Ты все еще ребенок. Хотя уже не настолько наивен.
   -- Меня так воспитали, -- не согласился мужчина. -- Хочу быть честным. С собой. А наивность... у меня были хорошие учителя.
   -- У тебя был всего один учитель, но ладно, -- вздохнула женщина. -- Только будь внимателен. Очень скоро ты окажешься в точке, откуда для тебя есть два пути. Какой выберешь, по тому дальше и пойдешь и сколько бы дальше не было перекрестков вернуться к пропущенному не получится. И... Не отказывайся от помощи. И в помощи тоже не отказывай.
   -- Предсказание? -- заинтересовался мужчина.
   -- Предупреждение. Будущее не определено, ты сам его для себя выберешь. Расти будет та ветвь, которая останется на дереве. Срубленная умрет.
   -- Кажется, ты меня хочешь напугать...
   -- Не груби богине, -- добродушно сказала женщина, и свеча погасла.
   В следующее мгновенье непроглядная тьма растаяла, словно ее и не было. И если бы кто-то вошел с комнату он бы увидел облупившиеся стены, стол, сбитый из потемневших от сырости досок, табурет ему в пару и неуместно роскошное кресло. На табурете сидел задумчивый молодой человек, вертевший между пальцами монетку. А в кресле лежал цветок. Белая лилия. Прекрасная, но распространяющая тяжелый аромат.
   -- Закончу то, что начал, -- сказал цветку человек и встал на ноги. -- Раздам долги и обрублю последние связи. Чтобы принять служение, нужно освободиться от предыдущего. Просто, чтобы не оглядываться и не ждать удара в спину.
   -- Упрямец, -- прошелестел женский голос.
  
  
  
  
   Глава 3
  
   О том, что не все так, как кажется, да и мужчины, падающие к ногам, могут не радовать.
  
  
   Парочка, распространявших вокруг себя сивушную вонь, типов, спотыкаясь и опасно раскачиваясь, кое-как дотащила Дару до сада на крыше примыкающего к борделю здания. Тот, что был менее пьян, или более смел, вытащил из рукава нож, удивленно на него посмотрел, некоторое время целился, а потом все-таки сумел разрезать веревку, связывающую руки нюхача за спиной.
   Дару так и не понял, зачем было резать хорошую веревку. То ли напугать пленника пытались, то ли поспорили, что в их состоянии возможно это сделать без летального исхода для одного из участников процедуры.
   Типы довольно долго смотрели друг на друга, наверное, общались телепатически, потом вспомнили, зачем они собственно сюда пришли, дружно пихнули Дару в сад и ушли, не забыв запереть за собой дверь.
   Дару послушно упал, спокойно осмотрелся, оценил настроение присутствующих и понял, что сейчас его опять будут бить. Традиция у них такая, ни один праздник не обходится без того, чтобы не попинать какого-то беднягу не вовремя попавшегося им на глаза.
   Оставалось надеяться, что напарница появится прежде, чем его запинают до смерти. Правда, это не значило, что он совсем не будет сопротивляться.
  
  
   Нэмина рысью бежала за петлявшим по темному коридору мечником, почему-то не задумываясь о том, что идут они не в ту сторону. Просто хотелось довериться и позволить ему принимать решения. Интуиция проснулась, что ли? Или женщина, которой положено следовать за мужчиной?
   Келен выбежал на балкон, перемахнул через перила, приземлившись на небольшую башенку водохранилища, и застыл памятником самому себе. Девушка последовала за ним, подошла вплотную и посмотрела туда же, куда пялился этот пират.
   -- Крыша, -- сказала Нэмина, когда поняла, куда именно они направляются.
   -- И что?! -- рявкнул в ответ Келен, отмирая. -- Тебе нужно в сад. Если не хочешь пробиваться к своему напарнику сквозь толпу клиентов борделя и охранников склада, это самый разумный путь.
   -- Это не путь. Это крыша, -- как можно спокойнее сказала Нэмина. Незачем его раздражать, он и без того не очень спокоен.
   -- Ты высоты боишься? -- подозрительно спросил Келен.
   -- Нет. Но здесь крыша двухскатная. Я на такой крыше плохо равновесие держу, -- холодно объяснила Нэмина.
   -- А-а-а-а, -- протянул Келен. -- Так это ерунда. Тебе незачем держать там равновесие.
   -- Почему? -- глупо спросила Нэмина, подозревая, что ответ ей не понравится.
   -- Его буду держать я, -- гордо ответил Келен и самодовольно ухмыльнулся. Рожа у него стала такая похабная, что девушка невольно залюбовалась. Его необходимо отправить в школу искусств. Единичный экземпляр. Даже подделок таких не бывает. Оригинала с головой хватает.
   -- Лезем, -- обреченно согласилась Нэмина, слабо представляя, как он будет держать равновесие за двоих.
   Дару нужно спасать и лучше с этим не тянуть. Целители и долгое лечение переломов в планы девушки не входили.
  
  
   -- Смотри, -- Илиен указал на что-то вверху и весело улыбнулся.
   Марина послушно посмотрела. Сначала на меленькие и довольно бледные звезды. Потом догадалась перевести взгляд на крыши и успела заметить непонятную тень мелькнувшую там. А еще кто-то орал, как подстреленный в зад индеец.
   -- Ниндзя, что ли? -- неуверенно спросила девушка.
   Илиен хмыкнул и довольно прищурился. Он, конечно же, рассмотрел больше. И молчит, зараза, загадочно. Рассчитывает, что сама догадается?
   С другой стороны, о чем тут гадать?
   -- Твоя тень?
   -- И не одна, -- кивнул Илиен.
   -- Они там размножаются? -- подозрительно посмотрела на бордель Марина.
   Воображение нарисовало чудную картинку -- тень зашла в бордель, спустилась в подвал, нажала на незаметный рычаг и оказалась в лаборатории. Где ее клонировали. Потому что поговорить девушке было не с кем, посоветоваться там, мужиков обсудить. Задушевной подруги так и не образовалось, а разговаривать с зеркалом не комильфо.
   Демон тряхнул головой, наверное, тоже что-то такое представил, осмотрелся, и остановил взгляд на очередной питейне.
   Марина только вздохнула. С одной стороны, подпирать чей-то забор ночью, в незнакомом городе, на пустынной улице не самое приятное занятие. С другой -- эти питейни уже поперек горла стоят. Ладно бы там было что-то хорошее или хотя бы оригинальное. Стандартный набор блюд и напитков. Безалкогольные и слабоалкогольные напитки, а так же сладости она перепробовала все. Повторяться не хотелось. Есть недожаренное по местной традиции мясо желтых ящериц, слишком жирные супы и каши не хотелось изначально. Пить что-то крепкое тоже. И что там в таком случае делать? Демоном любоваться, как картиной? Или внимание нетрезвых мужиков неопрятной наружности привлекать?
   И ведь не уйдешь. Бродить в одиночестве в темноте по этому городу хотелось гораздо меньше, чем заходить в очередную питейню.
   -- Идем, -- вздохнула девушка. -- Продолжим слежку. Надеюсь, твоя тень не превратится в Бетмена и не попытается улететь на бетмобиле. Или он у него ездил? Не помню.
   Илиен загадочно улыбнулся.
   Видимо во что-то тени превращаться умели, и он бы не отказался на это посмотреть.
  
  
   Сначала был вой. Жуткий. Пробирающий до костей. Так, наверное, вурдалаки воют над свежей могилой.
   Парни, радостно проводящие время за избиением безоружного нюхача, оторвались от этого увлекательного занятия и удивленно переглянулись.
   Дару обреченно задумался о том, какую именно напасть опять несет на его бедную голову? Неужели его здесь кушать будут? А что, обстановка располагает, приятный пейзаж, для повышения аппетита: карликовые деревья с резными листьями, витая лавочка под приторно пахнущим цветущим кустом, яблочки на десерт. Контрабандисты наверняка разбегутся, он уползти не успеет.
   Потом появилась напарница, верхом на каком-то парне.
   Парень был страшен сам по себе. Босой. Одет в кожаные штаны и широкий браслет на левом запястье. Лицо залито кровью. Широкая улыбка с одинаковой вероятностью могла бы принадлежать акуле, бешеному псу и буйному помешанному. Взгляд страшный, выражение лица еще хуже, волосы частично слиплись, частично торчат самым невероятным образом. В левой руке меч. Островной. Длинный, узкий, слегка выгнутый. Лезвие заточено с одной стороны целиком, с другой до половины. В правой руке широкий пиратский тесак. Судя по вооружению -- морячек в недобрый час, забредший в бордель и повстречавшийся на свою беду с Нэминой.
   Сама напарница гордо восседала на плечах морячка, держась за него ногами, и размахивала своими разноцветными легкими мечами. Завывала именно она, возможно от страха, по крыше морячек несся как по мостовой.
   Одета Нэмина просто великолепно. Алый корсет, кружевная юбка, развевающаяся набегу, и высокие сапоги. Дивное виденье, словно какая-то воинственная богиня с небес спустилась. Боящаяся сверзиться с крыши.
   Контрабандисты застыли в изумлении, не зная как реагировать, даже те, которые всего секунду назад с наслаждением избивали пойманного нюхача. Дару тоже настолько увлекся созерцанием неожиданного появления напарницы, что не сообразил отползти в сторону. А когда опомнился, спасатели уже прибыли.
   -- Этих? -- спросил морячек, ловко спрыгнув с соседней крыши.
   -- Кроме блондина на земле, это мой напарник, -- спокойно ответила Нэмина, мгновенно прекратив свои душераздирающие завывания.
   Развлекалась она так, что ли?
   Контрабандисты неуверенно переглянулись. Дару поспешил отползти, а то ведь затопчут. Нэмина начала угрожать, очень громко, но цензурно. А морячек прыгнул вперед, заехал самому большому из присутствующих между ног, кого-то двинул в челюсть и, не спуская воинственно орущую девицу с плеч, пошел честить всех остальных. Девушка на плечах ему, похоже, не мешала. Дару заторопился, не желая попасть спасителям под ноги. Контрабандисты ожили, похватали оружие и дружно переключились на странную парочку. Знали бы они, с кем связываются. Нэмина наконец скатилась с плеч морячка, завертела своими мечами и в секунду разметала первую тройку. Морячек врезался в остальных как хороший таран. Кто-то отлетел сразу, кто-то свалился под ноги. Он двигался даже быстрее чем Нэмина. Его противники не успевали защищаться, не говоря о нападении. Силой парень тоже обижен не был и оружие имел превосходное, чей-то меч вылетел из всеобщей свалки вместе со сжимавшей его кистью.
   Интересный морячок. Еще один одаренный Небесной Лучницы. Врожденный воин. Где она его нашла?!
   Дару как раз отполз от места событий и удобно устроился под деревом, когда до контрабандистов дошло, что пора делать ноги. Семнадцать человек не то количество, которое может тягаться с парочкой бешеных. Двое не раздумывая прыгнули с крыши, едва по пути к ограждению не потоптавшись по Дару, третьего морячек пинком послал им вдогонку. Дару мысленно посочувствовал троице. Высоковато падать. Нэмина отпихнула своего последнего противника и с вожделением уставилась на рослого северянина осторожно пятившегося от морячка. Тот окончательно струхнул и бросился бежать, за что и получил куском черепицы по затылку. Морячек стряхнул с себя пару крепышей, висевших на нем, как пыльные ковры на столбике, и осмотрел поле битвы. Желающих подать признаки жизни противников не осталось. Все дружно изображали глубокий обморок, не желая привлекать к себе внимание. Даже тот, что крепко держался за свое мужское достоинство, молчал как мертвый.
   -- Все, -- сказал морячек. -- Больше у тебя важных дел нет?
   Нэмина неуверенно покачала головой.
   А ведь парень не намного выше нее. Дару будет над ним возвышаться почти на голову, когда сможет на ноги встать. Еще и тощий какой-то. Безмятежное спокойствие не сделало его лицо привлекательнее, как и усилия Нэмины по стиранию с лица крови.
   -- Я тебе голову разбила, -- как-то подозрительно ласково сказала девушка.
   -- Я заметил, -- криво улыбнулся морячок.
   -- Ты же понимаешь, что я не работаю в борделе, я там подслушивала.
   -- Понимаю. Ты наемница или из ночной стражи?
   -- Из стражи, -- Нэмина не стала уточнять, кем именно и в каком городе работает.
   -- Я подумаю, что можно с этим сделать, -- загадочно сказал морячок, чмокнул девушку в нос, аккуратно ее обошел и ловко забрался на крышу борделя.
   Нэмина проводила взглядом его нескладную фигуру, тряхнула головой и уверенно заявила в пространство:
   -- За этого человека я выйду замуж.
   -- Что?! -- взвыл Дару, меньше всего ожидавший подобных заявлений. Проблем у нее других нет, только и осталось замуж выйти. И тогда наступит всеобщее счастье. -- За этого урода?
   Мир сошел с ума. Самая красивая девушка города намеревается выйти замуж за непривлекательного типа с безумной улыбкой и темным прошлым. У этих морячков светлого прошлого не бывает в принципе. Он может быть и пиратом, и беглым рабом, и дезертиром, и чем-нибудь похуже.
   -- Да. У него такие синие глаза, -- мечтательно сказала Нэмина.
   -- Синие глаза?! -- не поверил своим ушам Дару, цвета глаз он как-то не рассмотрел, взгляд морячка не располагал к долгому рассматриванию, чревато кошмарами. -- Да кто он хоть такой?
   -- Это не имеет значения. Он такой сильный. Отцу обязательно понравится.
   Дару на всякий случай затряс головой. Это понравится ее отцу?! Странный у нее отец. Будь у Дару дочь, он бы запер ее за семью замками, лишь бы не допустить к ней такое счастье.
   -- Этот парень похож на беспризорного пса заболевшего бешенством, -- Дару наконец понял, кого ему напоминал морячек. Шелудивую дворнягу с откушенным кем-то ухом, тощую, облепленную репьями, блохами и клочками шерсти, питающуюся крысами и объедками. Дару когда-то пытался такую приручить, но она не стала брать еду из его рук и всегда провожала таким брезгливым взглядом, словно он ей отраву предлагал.
   -- Сильная личность, -- сказала Нэмина, улыбнувшись напарнику ласково и многообещающе. -- Он тень огня.
   -- Я заметил, -- отозвался Дару. Трудно такое не заметить.
   -- И он нигде не учился. Сам смог развить свой дар, -- сказала Нэмина.
   Дару почему-то почувствовал себя болваном, не понимающим элементарных вещей.
   -- И что? -- осторожно спросил он.
   -- Чтобы обнаружить в себе дар огня без помощи видящих, нужно оказаться рядом со смертью. Чтобы не сойти после этого с ума, нужно быть очень сильной личностью. Чтобы осмелиться без чьей-то помощи пройти по пути меча нужно быть безумно смелым. Чтобы суметь его пройти без помощи учителя, нужно быть безмерно талантливым, выносливым и целеустремленным. Тут даже не поможет то, что в обычном для людей состоянии ты мастер-мечник. А еще нужно уметь терпеть боль, уметь учиться и не обращать внимания на мнение окружающих, иначе превратишься в безумца, которому ничего кроме вида чужой крови не нужно. Он не сумасшедший, его не пьянит смерть и он сильнее меня. Такой человек не может не понравиться моему отцу.
   -- Откуда ты все это знаешь? -- спросил Дару, спорить с напарницей на счет нормальности морячка ему не хотелось. Пока никто не доказал, что бродячие псы ненормальнее домашних.
   -- Знаю. У него нет знака школы.
   -- Можно еще один вопрос, личный? -- спросил Дару. Убеждать Нэмину бесполезно. Она действительно всегда знает, что и для чего делает. Может этой красавице такой муж и нужен, страшный и сильный, с сомнительным прошлым.
   -- Можно, -- милостиво разрешила девушка.
   -- Он знает, что ты за него замуж собралась?
   -- Нет. Зачем ему знать? Нужно чтобы он захотел жениться. Насильно его не заставишь.
   С последним утверждением Дару спорить бы не стал. Да и никто в здравом уме не спорил бы. И заставить бы не пытался. Потому что жить хочется. А жизнь, она такая. Как любимая женщина, которая не любит тебя. На нее жалуешься, жалуешься, но все равно держишься обеими руками.
   -- А если он завтра утром уплывет в дальние моря и больше не вернется? -- спросил Дару.
   -- Не уплывет, -- легкомысленно отмахнулась Нэмина. -- Это судьба. От судьбы еще никто не уплывал. Тем более, сейчас у меня все равно нет на него времени.
   Не уплывал, не убегал и не уходил. Только почему судьба? Чья судьба? Что за очередную глупость эта девица вбила себе в голову?
   Говорить о том, что скоро уплывут они, Дару уже не стал. Ну, ее вместе с ее фантазиями.
   Уйти спокойно нюхачам не удалось. Не успели. Вернулся морячок, жизнерадостно улыбнулся и сообщил, что в бордель пришла толпа ночной стражи. Кого они там искали, выяснять он не стал, просто тихонько отправился обратно в сад. Чтобы не мешать хорошим людям.
   Кого именно он считал хорошими, уточнять морячок не стал.
   Зато упрямая Нэмина решила познакомиться с предметом своего интереса поближе, и к несчастью оказалось, что он капитан. Причем капитан именно того корабля, на который они собирались проситься.
   Дару понял, что удача его покинула окончательно и, похоже, в ближайшее время возвращаться не собирается.
   Или тут судьба поспешила вмешаться? Та самая, которую упоминала Нэмина. Хочется судьбе на свадьбе побывать. Вот она и помогает девушке.
  
  
   На стол упало тело.
   Марина даже моргнуть не успела, как Илиен каким-то невероятным движением перетек к ней и выдернул из-за стола вместе со стулом, а в следующее мгновение этот стол превратился в обломки, из-за рухнувшего на него тела крупного мужчины. Девушка отстраненно отпила из кружки, которую держала в правой руке, и с непонятным ей самой спокойствием понаблюдала за тем, как на первое тело приземляется второе, а спустя еще несколько секунд немного левее падает третье.
   -- Странные тут осадки, -- сказала она, так и не дождавшись четвертого.
   Илиен, все так же державший стул с девушкой, кивнул. Посмотрел вверх и загадочно улыбнулся.
   -- Твоя тень разбушевалась, -- догадалась Марина, окончательно убедившись, что слежка дело неблагодарное. А тень девушка со странностями. Ладно бы кирпичами с крыши в преследователей бросалась, но мужиками... Где она их там берет?
   -- Пошли, посмотрим, -- предложил демон.
   -- Куда? -- удивилась Марина, чувствуя себя героиней бредового сна. -- На крышу? Я туда не полезу. У меня на крыши аллергия.
   -- Нет, -- добродушно улыбнулся Илиен. Мол, что с вас девушек возьмешь? Сами себя пугаете вместо того, чтобы подумать. -- Хочу посмотреть на тех, кто с крыши спустится.
   -- Зачем?
   -- Есть у меня одно подозрение.
   И улыбнулся. Загадочно-загадочно.
   Марина только вздохнула.
   -- Ладно, -- не стала спорить. -- Только после этого пойдем спать.
   Снегуркин братец величественно кивнул.
   Платить за выпивку он на этот раз не стал, видимо решив, что падучие мужики за все расплатятся, когда очнутся. Хозяин, наверное, решил так же, потому что никого задерживать не пытался.
   Илиен вышел на середину улицы, осмотрелся, вроде бы даже принюхался и уверенно направился к узкому проходу между домами. Там, как ни странно, обнаружилась скрученная спиралью деревянная лестница, по которой как раз спускалась преследуемая тень, ее приятель и капитан Келен, где-то потерявший рубашку.
   -- Хм, -- громко сказал Илиен. Получилось очень похоже на кошачье фырканье, причем насмешливое.
   -- И вам того же, -- отозвался неунывающий капитан. -- Я вот еще пассажиров нашел.
   -- А мы тут гуляли, гуляли... -- в тон ему отозвалась Марина.
   Спутник тени, что на одного, что на другую посмотрел, как на умалишенных. Ну, да, прогулки у лестницы столь же естественны, как и поиск пассажиров в борделе.
   Марина хихикнула и шаловливо подмигнула ему. Похоже, это что-то истерическое. Не каждый день чуть ли не ей на голову сваливаются здоровенные мужики. Потом еще и трясти начнет, когда выветрится алкоголь и до мозга дойдет, что хозяйка избежала смерти. Совершенно идиотской смерти. Умереть из-за того, что на голову свалился кто-то с крыши, что может быть глупее? Только самой с той крыши прыгать.
   Хорошо погуляли, в общем. Треснуть бы Илиена вместе с его идеями чем-то тяжелым. Так ведь рука не поднимется.
  
  
   К утру, удача к Дару так и не вернулась. Сначала разносчица, зевая, сообщила, что приготовить пока ничего не успели, поэтому уважаемому и трепетно любимому клиенту придется довольствоваться тем, что осталось со вчерашнего дня. А остался там гороховый суп и подсохший хлеб. Довольствоваться Дару не захотел и отправился будить напарницу на голодный желудок.
   Нэмина, как истинная женщина, легко испортила и без того паршивое настроение. Причем, каким-то образом виноватым в этом оказался сам Дару. Яблоко, которое девушка вручила в качестве утешения, закончилось слишком быстро. Второе, которое бедный нюхач попытался сорвать по дороге, охранялось злобной псиной и не менее злобной бабкой. Благодаря последней, Дару узнал о себе много нового и неожиданного.
   Напарница только похихикала.
   В управу ночной стражи Дару пришел равнодушным к миру и всему, что в нем происходит. Вопли главы местной стражи не смогли поколебать его спокойствия. Тем более, о том, что будут орать, Дару догадался еще в момент планирования аферы. Да и репутация у местного начальника, как у человека не любящего себя сдерживать перед проштрафившимися подчиненными. То, что заезжие нюхачи не его подчиненные -- уже частности.
   Нэмина тоже сидела с безучастным видом и что-то рассматривала на стене.
   Видимо поэтому орать главе быстро надоело, и он перешел к вопросам и попыткам пробудить совесть.
   -- Вот зачем вы туда полезли? -- горестно и патетически спросил он. -- Не завозили в наш город краденое серебро. Не завозили. Не могли. И даже если бы сумели, слухи бы уже пошли. А сейчас ни намека.
   Нэмина загадочно улыбнулась.
   Глава тяжко вздохнул, как о репутации любимой дочери.
   -- Что теперь мои молокососы будут думать о столичной страже? Что там служат аферисты, которым плевать на чужое мнение?
   Дару, если честно, именно так думал о большинстве своих коллег, поэтому с удовольствием кивнул.
   Глава даже закашлялся.
   -- Что вы там вообще творили? -- спросил он, видимо смирившись с мыслью, что в столице в стражу принимают всякий сброд. -- Вы устроили драку, сбросили людей с крыши.
   -- Они сами прыгнули, -- печально вздохнув, сказала Нэмина. -- Испугались. Неужели я такая страшная?
   -- Ваш помощник страшный! -- припечатал глава. -- Где вы только нашли... -- заглянул в листочек лежавший на столе, -- голое порождение задницы демона?
   Дару опять с готовностью кивнул.
   -- Нет, он милый, -- не согласилась напарница. -- Настоящий мужчина. Смелый, добрый.
   Глава ошарашено моргнул, видимо у него были другие сведения о капитане Келене. Покачал головой.
   -- Ладно, -- решил смириться со своей участью. -- Избили вы этих недоумков, так им и надо. Но почему вы после этого сбежали?
   -- Мы просто ушли, -- не согласилась с определением Нэмина. -- Там ночная стража прибыла, мы решили не мешать.
   -- Лучше бы помешали до того, как эти девки с перепуга уничтожили все следы!
   Это был уже вопль души.
   Дару и Нэмина удивленно переглянулись.
   -- Следы? -- переспросила девушка.
   -- Пока вы избивали несчастных контрабандистов, кто-то в том борделе убил торгового представителя острова Рекан. А для них это все равно, что убили бы посла, даже хуже. Убийца был столь нахален, что заплатил уличному мальчишке за то, что он с первым ударом Речного Колокола доставит записку ночной страже. В записке он описал и способ убийства, и время, и место...
   -- Допросите ребенка, -- невозмутимо фыркнула Нэмина. -- Пускай опишет вашего убийцу.
   -- Описал! -- рявкнул глава. -- Вот такой капюшон, а на лице платок со звездами.
   Хозяин кабинета развел над головой руки, демонстрируя величину капюшона.
   Дару неожиданно для себя хихикнул.
   Глава стражи окинул его возмущенным взглядом. Его мнение о столичных нюхачах с каждым мгновением только ухудшалось.
   -- Служитель Небесной Лучницы, -- задумчиво сказала Нэмина.
   -- Что? -- удивленно на нее посмотрел глава.
   -- Платок. Со звездами, -- припечатала девушка. -- Атрибут служителей острова Рекан. Моряков. Они даже женить парочки могут. Тем самым платком руки мужчины и женщины связывают, подтверждая заключение союза. Странно, что вы этого не знаете.
   -- Хотите сказать, что этого представителя убил соотечественник? -- расцвел глава.
   Видимо уже представил, как перекладывает проблему с больной головы на здоровую. В дрязги иноземцев страже влезать не обязательно. А иногда и нежелательно. Пускай хоть под корень друг друга вырежут. Главное, чтобы не вмешивали подданных империи.
   -- Я? -- удивилась Нэмина. -- Я ничего не хочу. Нас отправили искать серебро, а не разных сомнительных убийц. Со своими проблемами разбирайтесь сами, -- и мстительно добавила. -- С нами сотрудничать и оказывать помощь, о которой мы вчера просили, вы отказались. Ваши полудурки еще и мешать обещали. Видимо решили, что сами все найдут и получат награду. Но серебра здесь нет, мы проверили единственное возможное место. Так что нам в этом городе делать больше нечего, и мы его при первой возможности покинем.
   Спорить с ней глава стражи не стал. Просто попросил освободить от своего присутствия его кабинет. Еще и прошипел напоследок: "Наглая девка". И это вместо благодарности. Неужели действительно думал, что парочка столичных нюхачей почувствуют себя виноватыми и помчатся искать убийцу, которого не хотят искать местные? С выходцами с Рекана вообще мало кто связываться хочет. Из-за их запутанных семейных отношений, бешеной мстительности и беспринципности.
   Нэмина обернулась, величественно склонила голову, а потом гордо ушла.
   Дару поспешил следом. А то мало ли какая идея придет в голову обиженному чиновнику. Еще попытается доказать, что торговый представитель Рекана был среди тех контрабандистов, которых били на крыше любимая напарница и капитан с запоминающейся внешностью. Не докажет, конечно, но время они из-за этого потеряют.
   И вообще, торговым представителям в дешевые бордели ходить некрасиво. Статусу не соответствует. И не спасет его там статус в случае чего. Уже не спас. Так что, туда ему и дорога.
   Пухлых, мелких торгашей с Рекана Дару, как и большинство населения Империи, не любил. Слишком вызывающе они себя ведут. Не чтят ни чужих традиций, ни законов. Чего уж тут удивляться, что им то товары жгут, то ноги ломают, то морды бьют. А уж ограбить реканца вообще святое дело. И гильдия и стража дружно сделают вид, что ничего не знают и даже не догадываются.
  
  
  
   Остров Рекан.
   Уложение о народах.
  
   Когда-то давно остров Рекан был остовом, на котором жил бог. Может кто-то из братьев-ураганов. Может их матушка. Может даже все вместе.
   Остров появился, когда пришли боги и решили жить на земле. По сути, остров был храмом, созданным богами. Идеально круглый и неприступный, с единственной гаванью с узким проходом.
   Не удивительно, что когда ушли боги, на острове сразу же поселились люди. Живя на этом острове даже крепостей строить не надо. Перекрыть вход в бухту и живи себе.
   Впрочем, людям этот остров в прок не пошел. То ли богам не понравилось, что их жилье заняли смертные. То ли людям вообще нельзя было селиться в бывшем доме бога. Неизвестно. Остров отобрал у поселенцев разум. Не весь и не у всех. Но большинство реканцев ведут себя так, словно они сами боги -- неуязвимые, бессмертные, наделенные силой способной выращивать посреди моря острова.
   На самом же деле ничего у них кроме гонора и неприятных характеров нет. Вот и не любят их соседи.
   Гордость реканцев не позволяет им заниматься земледелием, но если бы и позволяла, каменистые земли острова для этого не подходят. Они почти не занимаются ремеслами, но опять же у них не из чего даже горшки лепить. Вот и приходится реканцам быть купцами, моряками и наемниками. И говорить, что все остальное ниже их достоинства. Впрочем, рыбу они ловят и коз выращивают. Видимо как-то уговорили достоинство и гордость.
  
  
   Глава 4
  
   О штормах, пиратах и больших черепахах.
  
   Марина с восторгом наблюдала за работой повелителя ветров. "Вороньи крылья" словно летел над водой в пузыре воздуха. Вокруг бушевали волны, казалось достающие до неба. В ответ с потемневших, словно ночью небес лилась вода. Молнии рисовали на этом небе трещины. И оно казалось тяжелым камнем готовым вот-вот рухнуть вниз. А вот грома слышно практически не было. Пахло морем и грозой.
   Посреди этой стихии неспешно плыл хрупкий корабль. Спокойный ветер наполнял паруса. Безумные волны разбивались об невидимую преграду, и на корабле была тихо и уютно, как в ладонях Бога. Другого сравнения девушка подобрать не смогла.
   -- Красиво, -- сказал рядом женский голос.
   Марина посмотрела вправо и увидела девушку-тень. Нэмина, кажется. Она тоже с восторгом смотрела на небо. Ветер теребил слишком короткие, как для местных жительниц, волосы. А самое приятное -- девушка была в штанах. Узкие такие штанишки, заправленные в сапоги и туника как у арабов, длиной до середины бедра, с разрезами по бокам. И пояс, узкий, серебристый, напоминающий змею. Марине тоже такой наряд захотелось. Очень женственно и наверняка удобно. И пускай всякие кислые мамзельки в тяжеленных платьях завидуют.
   Блондинчика рядом с тенью не было. Он то ли по жизни любил спать, то ли морской болезнью маялся и стеснялся это демонстрировать, но со вчерашнего дня парень из каюты ни разу не вышел. Зато капитан Келен бегал как подпаленный. Сначала гонял грузчиков и матросов. Потом избегал всеми силами Нэмины, пытавшейся уговорить его дать подержать меч. Тот, который красивый. Вообще, она перелапала все оружие на корабле. Даже к мечу Илиена дотронулась кончиком пальца, блаженно при этом улыбаясь. Воинственная дева.
   Капитан все-таки сдался. Тень весело помахала его мечом, отдала имущество и полезла на мачту, как мартышка на пальму.
   Бедняга Келен опять забегал. Причем, Марина так и не поняла, чего он больше опасался -- того, что Нэмина свалится или того, что случайно сломает мачту. Когда девушке надоели его вопли и обещания выбросить ее за борт, она спустилась и ушла в каюту спать. А капитан забегал опять. Он каким-то непонятным образом учуял приближающийся шторм и решил срочно поменять паруса. Прекратил беготню Келен только с приходом того самого шторма. Уселся с мечтательным видом на перевернутую лодку и стал смотреть на море. Марине очень хотелось сесть рядом, но наглости не хватило. Поэтому она стояла на носу и любовалась стихией.
   -- Люблю такое море, -- сказала Нэмина. -- Чувствую себя очень живой.
   -- Мне тоже нравится, -- широко улыбнулась Марина.
   Тень потянулась, сверкнула глазами, как кошка и тихо-тихо спросила:
   -- Где ты его нашла?
   -- Кого? -- опешила Марина.
   Мало ли? Вдруг девушка-тень говорит о шторме.
   -- Блондина. Демона. Ты не похожа на девушку способную бросив все уйти за горы ради красивых глаз. А он не похож на того, кто будет уговаривать родителей или воспитателей доверить ему твою судьбу и безопасность.
   Марина хмыкнула. Интересные выводы от практически незнакомого человека.
   -- А на кого я похожа?
   -- На юную ведьму, -- уверенно отрезала Нэмина. -- В мой родной город такие часто приходят, вместе со старшими. Поделками своими торгуют. Их моментально раскупают отчаявшиеся выйти замуж девицы и мужчины, мечтающие о наследнике. Их амулеты почему-то помогают лучше, чем что-либо другое. А может и не помогают, может просто приходит время. Ведьмы свои амулеты подают не всем желающим.
   -- Ага, -- только и сказала Марина. Опять ее ведьмой обозвали, хорошо хоть на этот раз вполне доброжелательно. -- А Илиен на кого похож?
   -- Ни на кого. Просто он несущий.
   -- Что несущий, -- чуть ли не подпрыгнула Марина.
   -- Просто несущий. В нем сила, умение. Думаю, ему легко учить и нелегко затеряться в толпе даже себе подобных. Такие всегда сами по себе и одновременно вокруг них всегда вьются ученики, соотечественники, родственники и враги. Как бабочки вокруг фонаря. Они яркие.
   -- О, -- сказала Марина. Что-то подобное она за Илиеном замечала, просто не в таких масштабах.
   -- О, -- передразнила тень. -- Так, где ты его нашла?
   -- Меня его брат нашел. А потом Илиен нас обоих. Пытался малолетнего идиота спасти. И спас.
   -- Это они умеют, -- улыбнулась тень. -- Люблю стихию. В том числе и ту, что прячется в человеческой оболочке.
   Стихия в человеческой оболочке, словно услышав, что о нем говорят, появился на палубе и улыбнулся урагану. Опять весь в белом. Снегуркин брат. Капитан Келен посмотрел на него с любопытством. Слез со своей лодки и пошел вызывать на бой, о чем заявил сразу и громко.
   Илиен, как ни странно, отказываться не стал. Словно птица крыльями взмахнул руками, потом выставил перед собой меч, острием вниз и улыбнулся.
   -- Мужчины такие дети, -- сказала Нэмина. -- Даже мой разумный отец. Они все время во что-то играют. Изобретают стратегии и воюют солдатиками, вырезанными из железного дерева. Строят стены вокруг деревень, превращая их в города, потому что кто-то сказал, что в наше время превратить такую деревню в торговый городок невозможно. Или пляшут с мечами на раскачивающейся палубе. Красуются, как павлины, распустившие хвосты. Перед друг другом, перед женщинами, перед жителями их города, да перед кем угодно. Люблю мужчин, с ними весело. Не всех, конечно. Но женщины, способные просто веселиться в империи встречаются реже. Одним нужно держаться за достоинство, другим за семью, а третьи наигранно смеются, продавая время и любовь. Четвертые просто ненавидят весь мир за то, что не родились мужчинами. Они считают, что мужчинам легче жить. Наивные.
   -- Думаю, везде так, -- осторожно сказала Марина. -- И мужчины есть, которые думают, что женская жизнь легче.
   -- Угу, легче, -- мрачно сказала тень. -- Особенно у тех, которым не повезло с мужем.
   С чего такие откровения? Нэмина решила с ней подружиться, во что бы то ни стало? Илиен настолько заинтересовал?
   -- Корабль! -- заорали вверху, не дав Марине подумать над поведением девушки-тени.
   Илиен и Келен дружно уставились куда-то в влево, так и не начав свое эпическое сражение.
   -- Пираты! -- как-то подозрительно жизнерадостно сообщил сидящий вверху парень.
   Корабельный кот решил его поддержать, одним прыжком взвился на брошенную Келеном лодку и громко завыл, словно увидел привлекательную кошку. Или изображал сирену. Морячки забегали. Кот сменил тональность на более противную и был сметен с лодки запущенной чьей-то меткой рукой мокрой тряпкой. Это кота видимо расстроило, и он рыжей молнией взвился на мачту. Нашел там любителя пиратов и использовал в качестве дерева, за что был отблагодарен дикими воплями и обещаниями утопить.
   Пираты приближаться не спешили. Марина никакого корабля не увидела, как ни старалась его высмотреть. Капитан Келен почему-то улыбался все шире и шире. Нэмина с топотом умчалась, и вернулась с мечом и заспанным блондинчиком.
   Набегавшись, команда выстроилась вдоль левого борта. Марина на всякий случай отошла подальше и позвала свой ветер.
   "Вороньи крылья" на мгновенье замер, а потом из ниоткуда появился еще один корабль. Несколько человек с него безумно что-то заорали и бросились в море. Марина проводила их удивленным взглядом. Поплавать захотели, голову там остудить, или решили, что доброе море забросит их на палубу Крыльев? А может наоборот, решили не связываться?
   Келен злобно расхохотался.
   Крикун на мачте завопил:
   -- Пираты за бортом! -- и тоже расхохотался.
   -- Дурдом, -- сказала Марина спустившемуся коту.
   Ей всю сознательную жизнь казалось, что команда мирного корабля пиратам радоваться не будет. И тут -- на тебе, разрыв шаблона.
   Кот мяукнул, видимо согласившись с Мариной и сел намывать мордочку. Девушка заподозрила, что кормят кота мертвыми пиратами. Вот он и решил умыться перед едой. Или кошки умываются перед приходом гостей? Так гости, вроде, уже здесь.
   -- Проклятый урод! Весь твой род проклятый! -- истерически закричали на пиратском корабле. -- Пес! Что, выбросил тебя твой хозяин?! Предатель! Не помогло лизание его пяток! Урод! Предатель!
   -- Наконец-то я тебя потоплю! -- вклинился между воплями капитан Келен. -- Сколько твоя голова сейчас стоит?!
   -- Гад!
   -- Ты защиту подновил?! -- насмешливо спросил Келен. -- Твой таран устарел! Даже второй слой не пробил!
   -- Я тебе голову отрежу!
   -- Ты сначала допрыгни! -- заржал парень наверху. -- Жалкий коротышка!
   Марина удивленно посмотрела на Келена. Даже интересно, какой рост у того пирата, если ему нужно прыгать до головы невысокого капитана. Может в этом мире гномы водятся? А она и не в курсе.
   -- И корабли научись различать! -- посоветовал кто-то на Крыльях. -- А то в следующий раз на прибрежную охрану нападешь или вообще на имперский военный! Вот смеху будет! Самоубийца!
   -- Я твои кишки на кулак намотаю! -- отчаянно пообещал крикун с пиратского корабля. -- Ноги отрублю!
   -- Веян, заряжай! -- скомандовал капитан Келен.
   -- Заряжаю! -- весело ответил смуглый парень и жестом фокусника стащил промасленную ткань с какой-то непонятной штуковины стоящей около лодки.
   Штука, на которую Марине до сих не удалось взглянуть хоть одним глазком, была похожа на смесь пушки, лазерного ружья и китайского дракона. Пираты, видимо знали, что оно такое, потому что на этом обещания покалечить Келена себя исчерпали. Плавающим между кораблями прыгунам сбросили веревки, подняли на борт и пираты исчезли так же загадочно, как и появились.
   -- Нужно было сжечь, -- громко заявила кровожадная Нэмина.
   -- Нужно, -- покладисто согласился капитан. -- Вот зарядим в Батише сердечники и обязательно кого-то сожжем. Лишь бы прекрасной сине было приятно.
   Грозная тень хихикнула и отправилась разоружаться.
   Марина подумала немного и решила со своими вопросами пристать к Илиену. А то от капитана вряд ли добьешься чего-то кроме прекрасных син.
  
  
   -- Огнемет, -- сказал Илиен. -- Не представляю, где он его взял. Империя огнеметы не продает. Украсть, купить контрабандными путями, снять с затонувшего корабля их невозможно. А если кто-то сделает невозможное, то воспользоваться не сможет. Если император лично не разрешил пользоваться огнеметом, он взорвется. Если разрешил, придется этому императору служить. Как только владелец сделает что-то, что можно назвать предательством, огнемет опять же взорвется. Не знаю как это работает. Так что, либо наш капитан имперский офицер, либо огнемет получил за какие-то особые заслуги.
   -- А сердечники что такое? -- задала следующий вопрос Марина.
   То, что капитан совсем не прост, ей почему-то нравилось. А имперский офицер -- звучит очень романтично. Хотя Снегуркин братец все равно лучше.
   -- Сердечники? Огненные амулеты. Труба нужна для того, чтобы направлять огонь и не сжечь случайно свой корабль.
   -- Понятно, -- сказала Марина.
   А Илиен определенно лучше обаяшки Келена. С виду холодный, а на самом деле теплый-теплый. Хочется в него завернуться, как в одеяло. Особенно, когда там, за пределами каюты беснуется шторм.
   -- Черепаха! -- заорали снаружи, перекричав и бьющиеся о преграду волны и раскат грома.
   -- Да чтоб вас! -- воскликнула Марина, с которой слетел весь романтичный настрой. -- Черепах никогда не видели?
   -- Черепаха! -- подхватило еще несколько голосов.
   Марина пожала плечами и пошла смотреть. Не могут же эти ненормальные так радоваться черепаховому супу.
   Оказалось, черепаха сама могла из кого угодно сварить суп. Девушка сначала вообще подумала, что это остров. Такой себе холм над водой, который ярко высветила молния. Очень большой холм.
   -- Левее! -- заорал капитан Келен с носа корабля. -- Левее! Она к югу дрейфует!
   Марина рванула к нему поближе, подозревая, что там лучше видно. Может, удастся рассмотреть лапы и голову. Илиен далеко убежать ей не дал. Поймал за талию и прижал к себе.
   -- Не мешай ему, -- прошептал на ухо.
   Девушка обернулась и удивленно посмотрела на демона.
   -- Она может поплыть в другую сторону. Мгновенно. Не нужно его отвлекать.
   Марина кивнула. Сталкиваться с огромной черепахой ей не хотелось.
   -- Чем ее кормили, что она так выросла? -- спросила запрокинув голову.
   -- Ее не кормили. Просто долго живет. Их несколько. Сколько точно, не знает никто. Говорят, в жизни у людей, которые такую черепаху видели, что-то решится. Что-то важное. Но решиться может по разному. Как хорошо, так и плохо.
   -- О, -- сказала Марина. Только этого ей и не хватало. Что там должно решиться? Она, наконец, прочтет книгу из изуродованного города? Выйдет замуж? За Илиена? Больше не сможет попасть на Землю? Или наоборот, сюда?
   Кто там говорил, что предупрежден, значит вооружен? Его бы сюда.
   -- Не переживай, -- прошептал в волосы демон. -- На корабле много людей. Кто знает, к кому приплыла черепаха.
   Марина хихикнула. К кому приплыла черепаха, подумать только. Очень похоже на: "о ком звонят колокола".
   -- Еще левее! -- надрывался капитан. -- Левее!
   Огромная молния осветила небо. По невидимой преграде для волн заскакали искры, и черепаха ускорилась. Наверное, приняла "Вороньи крылья" за неизвестное чудовище, решившее ее сожрать.
   -- Левее!
   Корабль проскочил мимо улепетывающей громадины, и Марина с восторгом увидела тонкий хвост. Тонкий, по сравнению с панцирем, а так, зашибет и не заметит.
   -- Выравнивай курс! -- опять заорал капитан Келен.
   Черепаха плыла своей дорогой, не обращая больше внимания на "Вороньи крылья". Марина смотрела на полыхающее небо. На волны, которые, кажется, стали меньше. И представляла, что летит. Что она сама корабль, а паруса ее крылья. А потом заметила Нэмину, которая наблюдала за Келеном. Внимательно, как кошка за мышкой. Сейчас выберет момент и как прыгнет...
   -- Илиен, -- Марина вспомнила, какой вопрос еще собиралась задать. -- Как думаешь, наш капитан бывший пират?
   -- Нет. Скорее тот пират бывший капитан торгового корабля. Чужого корабля. Мечтал о своем, потом понял, что не заработает столько и решил забрать чужой. Так бывает.
   Да, так бывает. Интересно, откуда корабль у Келена? Заработал, украл или ему подарил человек, которому он пятки целовал? Или лизал? Впрочем, какая разница? Представить капитана за подобным занятием девушка не могла. Наверняка иносказание.
   -- Шторм скоро закончится, -- сказал Илиен. -- Пошли.
   -- Куда? -- попыталась сопротивляться Марина. Ей хотелось посмотреть, как заканчиваются шторма.
   -- Учиться. Попробуем усилить твой ветер.
   Девушка вздохнула и пошла. Учиться полезно, особенно тому, что может спасти жизнь. В то, что милиция спасет и сохранит, она не верила и в родном мире. А уж верить в местную стражу... Ага, заняться им больше нечем, только и осталось спасать разных иноземок. У них тут вообще к иностранцам отношение не то чтобы нехорошее, скорее равнодушное. Иностранцы должны сами разбираться со своими проблемами. Так или иначе. И благодарить стражу за то, что она хотя бы не мешает.
  
  
   -- Я видел черепаху. Я видел черепаху, -- тоскливо бормотал Дару. -- Я видел черепаху.
   Он сидел на полу в каюте Нэмины. Жаловаться на жизнь кому-то кроме напарницы Дару посчитал лишним. А она все равно всерьез не воспримет.
   Скорее всего.
   -- Кому ты нужен, чтобы ради тебя черепаху присылали, -- недовольно сказала девушка.
   Нытье напарника отвлекало ее от полировки меча кусочком замши. Да и раздражало. Она ведь не жалуется, хоть и женщина, которым сама природа позволяет жаловаться и искать утешения. И черепаху она тоже видела.
   -- Но, я ее видел, -- ни капельки не успокоился парень. -- Огромная, как остров.
   Тень посмотрела на него с ехидным интересом.
   -- Что у тебя в жизни может решиться? Клад найдешь? Или женишься?
   -- Я не хочу жениться, -- вскинулся Дару.
   Только передумал и на тебе.
   -- У тебя и не на ком, -- фыркнула девушка.
   -- Значит, ты выйдешь замуж, -- решил резко повеселевший напарник. -- За капитана.
   Нэмина вздохнула, отложила меч в сторону. Наверное, испугалась, что после следующей реплики напарника снесет ему голову.
   -- Глупый ты, -- сказала, натянуто улыбнувшись. -- Почему бы тебе не подумать, что мы вернемся победителями, нас повысят на службе, задарят императорскими подарками и будут на руках носить по городам, чтобы все увидели и запомнили? И это боги так намекают, что будут нам помогать. А еще, почему ты сидишь на полу и жалуешься именно в моей каюте? Я девушка. Мужчина, с которым я остаюсь наедине за закрытой дверью, бросает тень на мою честь.
   -- А бордель никакой тени не бросил, -- мрачно сказал Дару.
   -- Брысь отсюда!
   Дару послушно встал, шагнул к выходу и в этот момент "Вороньи крылья" стали на дыбы. Нэмина с визгом впечаталась в стену. Ее несчастный напарник каким-то образом поместился под кроватью, хотя до сих пор был уверен, что взрослый мужчина туда не влезет. Даже у капитана Келена не было никаких шансов.
   Самостоятельно нюхач бы из-под кровати не вылез. К счастью злобная, как голодная волчица напарница о нем не забыла. Одним рывком выдернула на волю и потащила за собой, ни капельки не смущаясь вздыбившегося, чуть ли не на сорок пять градусов пола. Дару сопротивляться не пытался. Сопротивляться ускорившейся и ставшей сильней тени бесполезно в принципе. Только покалечишься нечаянно.
   Вытащив напарника на палубу Нэмина остановилась так резко, что он по инерции полетел вперед. Зрелище действительно было достойно того, чтобы застыть перед ним, как перед явлением божества. Небо успело посветлеть. Поэтому гигантскую волну, которой вздыбилось море, было видно далеко. "Вороньи крылья" застыл на склоне этой волны и, кажется, боялся шевельнуться.
   -- Это еще что за зараза? -- ошарашено спросила тень. Ничего подобного она до сих пор не видела.
   -- Чтобы я знал, -- с каким-то непонятным Дару восторгом сказал подкравшийся капитан.
   Наклонившаяся палуба его смущала не больше, чем двухскатная крыша. Улыбчивый такой, ловкий.
   -- На магию похоже -- добавил Келен.
   -- Какую еще магию? -- раздраженно посмотрела на него девушка.
   -- Какую-то, -- широко улыбнулся капитан. -- Я в них не разбираюсь, дара у меня нет, зато чувствую.
   Нэмина фыркнула как большая кошка. Злобно зыркнула на волну.
   -- Какую-то?! Чтобы была магия, нужны маги! Или хотя бы голоса богов.
   -- Ну, да, нужны маги, -- мягко согласился капитан и ласково улыбнулся выглянувшему солнцу. Как любимой девушке.
   Нэмине захотелось его прибить, насмерть. Вот только с этим были бы проблемы -- Келен наверняка будет сопротивляться. Поэтому она схватила напарника за руку и потащила его обратно в каюту.
   То, что на корабле есть какой-то недоучившийся маг, девушка поняла. Но если капитану не страшно с ним плавать, пускай сам разбирается со своими проблемами. Мужчины вообще не любят когда лезут в их дела. Даже если дела -- образец глупости.
   Вот она и не полезет, как разумная женщина. Но амулетами на всякий случай обвесится и напарника заставит сделать то же самое.
   Как известно, недоучки страшнее злодеев. Злодеи хотя бы знают что делают.
  
  
   -- Я случайно, -- прошептала Марина, вдоволь налюбовавшись делом своих рук через иллюминатор.
   -- Забрала слишком много ветра из шторма, -- равнодушно сказал Илиен, которого гигантская волна и зависший под углом корабль ни капельки не обеспокоили. Казалось, он этого даже не заметил. -- Вот она и выросла.
   -- Что теперь делать? -- спросила девушка.
   -- Ничего, она уже уменьшается, -- отмахнулся демон и пожаловался стене, на которую смотрел. -- Плохой из меня учитель, раз мои ученики творят такое. Нужно будет просить бабушку, когда вернемся...
   Просить о чем-то демонскую бабушку Марине хотелось меньше всего. Поэтому она затрясла головой и стала уверять, что больше такого не повторится. Она почувствовала, поняла, заметила тот момент, когда энергия хлынула волной, вырастив другую волну из морской воды. В следующий раз она остановится вовремя.
   Наверное.
   Сама Марина не была в этом уверенна, и экспериментировать с подзарядкой своего ветра от сил природы больше не хотела. Но, к сожалению придется. Илиен просто так не отстанет. У правильных мужчин, которые защитники, куча правил и убеждений, от которых они не отступают.
   Чаще всего к счастью не отступают, но бывает и к сожалению.
  
  
   Легенда о том, как трое раздолбаев варили черепаховый суп, и чем это закончилось.
   (Записано Мариной Баженчук со слов припортового бродяги)
  
   Когда-то, когда боги еще ходили по земле как простые смертные, встретились в одном трактире рыжий бог степных ветров, старший сын Матери Ураганов и белоголовый бог пасущий летом зимние ветра. Как они там оказались и что делали вдали от своих земель, никто не знает. Но они встретились, узнали друг друга, немного поспорили о том, кто главнее. У парней так принято, даже если они боги. Потом выпили, помирились и вспомнил старший ураган какой вкусный черепаховый суп варит его матушка.
   Ну, вспомнил и вспомнил. А вот расхваливать этот суп он начал зря. И так хвалил, такими словами, так громко, что супа захотелось всей таверне.
   Черепах в той местности не водилось, в горах морские черепахи вообще не живут, но божественных ветров это не смутило. Они сняли таверну с места, подняли ее в воздух и понесли к морю.
   Неожиданный переезд, к сожалению, не научил хозяина заведения и его повара варить требуемый суп. Они и разговаривать почти разучились. А все потому, что были трезвы. И тогда ветра решили сварить суп самостоятельно, пообещали же. Сын Матери Ураганов вспомнил рецепт. Белоголовый и рыжий наловили черепах. Какой-то нетрезвый бродяга отдал котелок, который носил с собой как корзину.
   Зачерпнули боги воды. Наломали деревьев для костра. Бросили в котелок черепах. Солить не стали, вода же морская. И поняли, что будущего супа на всех не хватит.
   Долго они не думали. У тех, кто полдня пил настойку из семи горных трав долго думать вообще не получается, даже если они боги. Поговорили и решили котелок увеличить. Не вынимая черепах.
   Стали они кружочком над посудиной. Призвали какие-то силы. Помянули чью-то маму, может даже маму ураганов, и запели. Что-то жизнерадостное настолько, что даже рыдающий у моря хозяин трактира в пляс пустился. Вопреки своей воле.
   Хозяин ругался. Боги пели. Котелок потихоньку начал нагреваться. Черепахи, не смирившиеся со своей участью, пытались вылезти и сбежать.
   И кто знает, чем бы все закончилось, если бы рыжий не вспомнил, что они забыли силу в свое пение вложить. И с радости вложил столько, что котелок разлетелся осколками как стеклянный, а улепетывающие к морю черепахи с каждым шагом становились все больше и больше и больше.
   С тех пор они так и плавают. Пугают моряков и пророчат решение чего-то важного. Кто-то им даже молится, как богам.
   А может и не пророчат. Может им это свойство просто приписали. На кораблях множество людей и у кого-то что-то обязательно решится.
  
  
  
   Глава 5
  
   О некоторых особенностях работорговли и городе, в котором жители гордятся храмами.
  
  
   Город Батиш был портовым городом, со всеми достоинствами и недостатками. Собственно портов в этом растянувшемся змеей вдоль берега городе было целых шесть. Два рыбацких, два военных и два торговых. Самыми грязными были рыбацкие. Там воняло рыбой, жили толпы кошек и не меньшие толпы опустившихся личностей, счастливо пропивавших там же деньги, заработанные на разгрузке и засолке улова. Не удивительно, что оба порта находились за скалами, похожими на мертвого дракона растянувшегося на земле. А сами скалы делили город на бедную часть и достойную.
   Бедная часть Батиша была смесью откровенных трущоб с чистенькими беленькими улочками и с моря напоминала лоскутное одеяло.
   Достойная часть была ярче и разнообразнее. Рыжие черепичные крыши, чередовались с синими из коры какого-то странного дерева и золотыми шпилями многочисленных храмов. Еще там было очень много деревьев -- дома буквально тонули в пене крон.
   По обе стороны достойной части города располагались военные порты. Торговые красовались посередине и были разделены песчаной косой уходящей далеко в море и наверняка рукотворной.
   Особых различий между торговыми и военными портами Марина не заметила. И там и там величественные корабли. Деревянные пристани. Какие-то люди суетятся. А на берегу, буквально в нескольких шагах длинные коробки казарм и складов, похожих друг на друга как близнецы.
   Капитан Келен выгнал из-за штурвала медведеподобного мужчину, который там стоял чаще других, и теперь счастливо улыбался, заводя свой корабль в один из торговых портов. Рулевое колесо он держал нежно, как девушку за талию. Большая часть команды дружно куда-то пропала. Кажется, морячки разбежались приводить себя в человеческий вид. Меньшая часть работала и завидовала большей.
   Пассажиры наоборот высыпали на палубы почти в полном составе. Любовались городом, перешептывались, хихикали. Некоторые дамы откровенно любовались капитаном. За штурвалом он смотрелся очень органично.
   В порту "Вороньи крылья" простоит пять дней. Пассажиры намеревались провести их на берегу. Нэмина с блондинчиком никого не стесняясь обсуждали, что скажут местному главе стражи, если и его придется разыскивать по свадьбам и злачным местам. Видимо предыдущих они находили либо там, либо там. Вездесущие дочки бюрократа дружно сверлили недовольными взглядами Марину забравшуюся на перевернутую лодку и сидевшую там в обнимку с котом. Наверняка завидовали. Им-то приходилось стоять. Скамеек на палубе не предусмотрено, а лезть на лодку в пышных, многослойных и длиннющих юбках сущее самоубийство. В лучшем случае на смех себя выставят. Папенька девиц, зеленый как молодой салат, тоже смотрел на Марину. Устало и покорно, как на спустившуюся с небес недобрую богиню. Остальных поведение странноватой девушки не волновало.
   "Вороньи крылья" зашел в порт. Паруса спустили и бросили канаты людям на огромных лодках. Они и отбуксировали корабль к причалу.
   Первой на берег сошла Нэмина. Точнее сбежала. И стала ждать напарника, нетерпеливо постукивая ладонью по бедру. Дару появился не скоро. Пошатываясь под тяжестью мешка веселенькой пятнисто-желтой расцветки, осторожно сошел и уронил мешок к ногам напарницы. Что было дальше, Марина не увидела. Илиен подхватил ее под руку и куда-то повел. Молчаливый и величественный, как божество, на минутку спустившееся с небес.
   Хорошая они все-таки пара. Она богиня, он бог... санитаров не хватает со стильными рубашками.
  
  
   -- Быстрей, -- подгоняла Нэмина. -- Нам нужно застать его врасплох.
   -- Его тоже не будет ни дома, ни в кабинете, -- простонал Дару, поправляя увертливый мешок с какими-то жизненно необходимыми напарнице вещами.
   Мешок был тяжелый, и парню очень хотелось вручить его хозяйке. Она, конечно, женщина, с виду изящная и хрупкая женщина, но на самом деле сильнее несчастного носильщика в несколько раз, особенно, когда разозлится.
   Дару оказался прав -- главы стражи Батиша они не нашли ни с первой попытки, ни со второй. Даже с третьей не нашли. Торги, на которые их послала заспанная служанка, давно закончились. Покружив еще немного по городу, напарники вернулись в чиновничий дом и к своему неимоверному удивлению обнаружили неуловимого главу в кабинете. Об их прибытии он не знал. Видимо худенький паренек, охранявший кабинет не сообразил рассказать о том, что главу стражи ищут нюхачи из столицы. Но о том, что кто-то может появиться -- предупредили. Голубятен в городе хватало.
   -- Что вас сюда привело? -- спросил глава после взаимных представлений и раскланиваний.
   Нэмина улыбнулась широко и хищно.
   -- Думаю, вам известно о пиратском нападении на "Белую чайку" на которой тайно перевозили серебро для магов-мастеров Беинкаре. Это случилось...
   -- Да, известно, -- перебил ее глава стражи. -- И я считаю, что это изначально была глупость. Во всем виноват тот, кто придумал этот план. Нужно было везти как всегда, под охраной конвоя. Тогда бы ни один пират не напал. Пускай благодарят богов, за то, что корабль не потопили со всеми пассажирами.
   -- Для того чтобы так везти были причины, -- мягко сказала Нэмина, практически промурлыкала. -- Не нам осуждать планы гласов императора.
   Глава стражи даже икнул. Видимо не подозревал, что планы по перевозке серебра для амулетчиков могут изобретать императорские гласы собственными персонами. Вопрос о том, зачем им тратить время на то, что может решить практически любой дворцовый чиновник, легко читался на его лице. Но задать его он не решился. А Нэмина сделала вид, что ничего не поняла. Пускай себе мучается.
   -- Так вот, -- продолжила девушка. -- Теперь мы, и не только мы, проверяем, не попало ли серебро на территорию империи контрабандными путями. За границы империи его не повезут, никто его там не купит. Без благословления Лучницы, оно теряет силу практически мгновенно и амулет станет обычной недорогой поделкой. О том, что в вашем городе есть незарегистрированное в гильдии контрабандное гнездо, мы знаем. И нам не интересно, почему ему позволяют существовать. Мы даже не будем напоминать вам, что от таких гнезд бывает много проблем. Это будут ваши проблемы. Нам всего лишь нужна ваша помощь в проникновении на их склады.
   -- Но, мы не знаем... -- залепетал глава стражи.
   -- Не беспокойтесь, мы знаем, -- опять улыбнулась Нэмина. -- Гильдия уважает столичную ночную стражу. Когда мы спросили, нам рассказали, где искать.
   Уважаемый кем-то глава сглотнул. Дару тут же заподозрил, что ему платили за то, чтобы стража Батиша не замечала очередных искателей счастья решивших, что тут контрабандистов без них не хватает. И, похоже, им сказочно повезло. Гильдия, пока не спросят, никого не выдаст. Если это гнездо будет мешать, сами его уничтожат. Пока не мешает, терпят убытки с мыслями, что именно эти болваны окажутся на каторге, когда очередному борцу с преступностью захочется ее искоренить. А стража ничего не замечает, потому что кто-то выписывает для контрабанды документы, с настоящими печатями.
   -- Если мы найдем там серебро с Лунной Горы, у кого-то будут проблемы, -- задумчиво сказала Нэмина.
   -- Нет там серебра. Никто не повезет его в Батиш, здесь много храмов, его сразу почувствуют. Служители не могут не почувствовать металл с отголоском стихии огня.
   -- Могут! -- отрезала Нэмина. -- Есть множество способов его скрыть.
   -- Но...
   Видимо он, как и его коллеги хотел поинтересоваться, какой идиот будет хранить такой приметный товар на складе посреди города?
   -- Просто не мешайте нам, -- потребовала Нэмина. -- Слишком много людей знают, что мы здесь и даже, почему мы здесь. Поэтому не надейтесь, что мы можем незаметно пропасть.
   Глава стражи кивнул. Понял, что его грешки никого не интересуют. Сегодня. С честными стражниками договариваться сложнее. У них честь и гордость. А еще неприятие чужаков из столицы, которым просто повезло там оказаться. Почему-то в маленьких городках принято считать, что в столице живут везучие идиоты.
   Да и не самый плохой он глава. Стражники при нем не рискуют начинать войну с гильдией, не пытаются заниматься вымогательством и не помогают сбегать пиратам. При предыдущем главе Батиш такими делами славился. За что тот и лишился головы. А что трусоват? Так ему лично бегать по ночным улицам не нужно.
   -- Где вы будете жить? -- зачем-то спросил совсем погрустневший глава.
   -- На корабле, -- опять улыбнулась Нэмина. -- Ах, да. Вы выделите нам помощников?
   Получив кивок, девушка поблагодарила и вежливо попрощалась. И Дару опять пришлось тащить мешок. Куда-то. Почему-то ему казалось, что после главы они пойдут в гостиницу. Но раз будут жить на корабле...
   А что она в этот мешок натолкала?
   Дару хотелось остановиться посреди коридора и проверить. Но Нэмина уверенно шагала вперед, и ждать пока он проведет ревизию, не стала бы.
  
  
   Марине город нравился. Шумный и пестрый. Причем везде. В порту таскали грузы большие мужчины. Бродили нетрезвые моряки и девицы не первой свежести в ярких цыганских юбках.
   Илиен крепко держал избранницу за руку и взглядом распугивал всех на своем пути.
   Потом они вышли на улицу, превращенную в базар. Там было еще шумнее, чем в порту. Марине тыкали в лицо кособокими булочками, трясли перед носом копченой рыбой и потекшими сладостями. Один раз даже пытались всучить отчаянно орущего кота и не поняли, почему девушка в ответ расхохоталась. Не объяснять же парочке спитых личностей, что у нее и так хватает кошачьих в жизни. Один вот идет рядом, крепко держа за руку.
   За базаром демон свернул на тихую узкую улочку, на которой сходящиеся крышами дома чередовались с высокими заборами, из-за которых стеснительно выглядывали фруктовые деревья. Так Марина и Илиен и шли -- из тени в свет, из света в тень.
   А потом они вышли на площадь с фонтаном-горкой и памятником мужику с лопатой прислоненной к плечу. При близком рассмотрении оказалось, что это не лопата, а весло. И стоял мужик не на постаменте, а на каменной перевернутой лодке. Что сия композиция означает, Илиен не знал и не горел желанием узнавать.
   Людей на площади тоже хватало. Тут чинно гуляли дамы в длинных платьях с кружевами, нашитыми в огромных количествах, в широких шляпах и с тростями. Женщины манерно на эти трости опирались и тихонько переговаривались.
   Мужчин Марина не заметила, сколько не приглядывалась. А Илиен ускорил шаг. Еще и заявил, что мужчинам на этой площади появляться опасно. Могут женить вопреки его желанию. Каким образом, он не знал, но славе о площади Основателя верил.
   -- Куда мы идем? -- сообразила спросить Марина, когда площадь осталась за спиной.
   -- К другу. Он тебе расскажет о некоторых законах империи и поставит метку. Обманку.
   -- Метку?
   -- Чтобы думали, что ты местная. Тебе же не нравится, когда мне предлагают тебя продать. А гулять чужачке в одиночестве здесь вообще опасно. Законы империи защищают только жителей империи. И то не всех.
   -- О, -- только и сказала Марина. Понятно, почему Илиен водит ее за ручку. Боится, что украдут. Красавицу такую.
   По городу они бродили еще долго. Марина даже заподозрила, что демон заблудился. Или путает следы. Или решил провести ей экскурсию. Они вечно выходили к каким-то достопримечательностям.
   А потом оказались на еще одной улочке полосатой как зебра. Марина насчитала пять теневых полосок и четыре залитых светом, когда Илиен резко шагнул вправо и приложил ладонь к очередному забору.
   Камень под его ладонью немного подумал, посинел и превратился в металл. Девушка с интересом уставилась на небольшую дверцу, а демон отстучал на ней замысловатый ритм. И дверь без ручки и замочной скважины открылась. Сама собой.
   -- А теперь я Алиса в стране чудес, -- пробормотала Марина и, согнувшись, зашла в проем следом за демоном.
   За дверцей оказался сад, тропинка, посыпанная шуршащей мелкой галькой и розы. Белые. Ассоциации с Алисой в стране чудес стали еще ярче, и девушка тихонько хихикнула. Правда, цветы никто не красил. И Снегуркин брат проскочил мимо них так быстро, что Марина чуть не отстала.
   Может, у него на розы аллергия?
   Спросить девушка ничего не успела. На тропинке, словно из-под земли появился еще один демон. Незнакомый. С шевелюрой чудесного персикового цвета. Он приложил палец к губам и поманил за собой. Илиен возражать не стал, нырнул следом за ним в кусты и потащил за собой избранницу.
   -- Дети спят в беседке, -- объяснил незнакомец, когда гости продрались на еще одну тропинку. -- От малейшего шума просыпаются. Хорошо, я успел раньше, чем вы подошли слишком близко.
   -- О! -- сказала Марина. Оказывается, даже очень странному поведению может быть простое объяснение.
   Илиен представил свою избранницу и заботливого отца друг другу, и хозяин пригласил гостей в дом. По дороге Марине рассказали краткую историю сада, дома и демона живущего в этом доме.
   Варах жил в городе больше сорока лет. Сколько точно, он не помнил, потому что был магом-мастером, любил экспериментировать и частенько терялся во времени. Десять лет назад он женился на голубоглазой дочери местного рыбака, купил дом с садом, отремонтировал его, как хотелось жене, и зажил счастливо. Почему он вообще поселился в Батише, демон не сказал. Наверняка выгнали за горы из-за какого-то проступка. Но его голубоглазая жена наверняка не прогадала. Красавец. И магов-мастеров в Батише уважают.
   Интересно только, не повредит ли ему подделка документов? Иначе Марина метку, которую ей собирались поставить, не воспринимала.
  
  
   Варах, закусив нижнюю губу и сосредоточенно нахмурив брови, рисовал на тыльной стороне левой ладони Марины замысловатый цветок. Кисточка щекотала руку. Лепестки изначально черные переливались радугой. И их становилось все больше и больше. Меленьких разноцветных лепесточков.
   -- Вот, -- сказал демон, когда цветочек занял все пространство. -- Теперь ты родилась на севере нашей славной империи и была внесена в реестр в одном из горных храмов Безымянной.
   -- О, -- сказала Марина. Похоже, этот цветочек что-то вроде христианского крестика.
   -- Цветок скоро станет невидимым и будет появляться, когда ты этого пожелаешь, -- светло улыбнулся Варах. Утешить пытался, что ли? Может, решил, что ей не нравятся метки чужих богов?
   Ну и ладно. Незачем его разубеждать. Еще разочаруется.
   Дом у этого демона был милый, иначе не скажешь. Похожий на пряничный. А внутри светло и пахнет мятой. В общем, Марине понравилось и захотелось себе такой же, или хотя бы похожий.
   Голубоглазая жена Вараха отсутствовала. Она была художницей, расписывала ткани для какого-то магазинчика. Красками, приготовленными мужем. Стойкими и волшебными. А в данный момент демонова жена рисовала розы и колокольчики на шлейфе для невесты.
   Марина покрутила ладонью перед лицом, любуясь разноцветными переливами на лепестках цветка-метки. Отличный документ, на самом деле. Потерять его можно только вместе с рукой. А если благодаря ему перестанут приставать разнообразные личности желающие купить девушку, то ли себе, то ли в подарок другу, то Вараха стоило расцеловать. Правда, он вряд ли оценит.
   Илинен тоже немного полюбовался цветочком, поблагодарил и попрощался. О новостях из жизни демонов Варах почему-то не расспрашивал. То ли неинтересно было, то ли такое табу в нагрузку к изгнанию. Зато рассказал о храме, в котором, наконец, закончился ремонт, и Снегуркин брат загорелся идеей сводить туда избранницу. Причем, Марине показалось, что он решил провести очередной эксперимент с ее ветром, и очень надеялась, что повторно ремонтировать храм после этого не придется. Иначе они наживут себе толпу врагов и придется из города бежать. А Марине никуда бежать не хотелось. С Дэнэеном на всю оставшуюся жизнь набегалась.
   К Вараху Илиен собирался вернуться вечером, тот пригласил их пожить в своем доме.
   Илиен, как всегда, решил идти пешком, хотя в этом городе можно было нанять бричку, запряженную животными, напоминавшими козлов переростков. Воняли они наверняка так же, поэтому их каждое утро мыли и посыпали пахучей белой пудрой, постепенно с них осыпающейся. Так что выглядели эти животные презабавно.
   Идти молча было скучно, поэтому Марина решила, наконец, узнать почему демоны настолько уверены, что цветок на руке оградит ее от типов, мечтающих купить женщину. Оказалось, в империи существует два свода законов. Первый для подданных империи. Он называется полным и за его нарушение даже очень богатых и знатных людей могут отправить на каторгу, если докажут, конечно. Защищает этот закон опять же только подданных империи. Если чужак нарушит этот закон в отношении местного, он может даже головы лишиться. Если же в отношении своего соотечественника, или приезжего из других мест, то тогда обращаются ко второму своду. К необходимому. И может оказаться, что это совсем не преступление. Необходимые законы разрешают продавать и покупать рабов, если они не подданные империи. Запрещают страже и нюхачам вмешиваться в дела чести, если пострадали только чужаки. И разрешают кучу всякого разного в особых случаях, включая мелкие кражи, месть, и избиение палками неверных жен-мужей.
   К счастью, необходимые законы не разрешают воровать девушек. Но к несчастью, доказать, что именно украли -- сложно. Легче объявить священную месть и убить укравшего. И вовсе не факт, что это поможет найти украденную. А девушки-маги ценное приобретение. И существует целая гильдия охотящаяся на одаренных чужачек. Мужчинами они тоже не брезгуют, но все-таки с ними связываются гораздо реже. И, например, демона вообще не рискнут трогать. Были прецеденты с превращениями.
   Вот так весело живут в этом городе. Да и почти во всех городах с морскими портами. Далеко от моря воруют и пытаются купить нечасто. Там выследить и поймать легче. Опять же есть гильдия, которая этим занимается.
   И зачем жителям империи все эти сложности? Случайностей и рикошетов ведь никто не отменял.
  
  
   Нэмина кралась по саду, как дикая кошка по лесу. Замирала в тени, выставив вперед ногу. Мягко ступала. Дару рядом с ней чувствовал себя неуклюжим медведем. Сад был довольно заросшим. Цепляться было за что. Да и трава шуршала громко.
   -- Здесь, -- сказала девушка, замерев в тени очередного дерева.
   Дару от неожиданности уронил мешок и отступил на шаг. Нэмина посмотрела на него очень неодобрительно.
   -- Что здесь? -- спросил осторожно. А то кто знает, что пришло в шальную голову напарницы? Может опять решила пробираться на склад тайком, не забыв оповестить об этом всю городскую стражу и половину портовых грузчиков. И пострадает как всегда ее несчастный напарник.
   -- Переодеваемся, -- велела девушка и принялась потрошить мешок.
   Дару с удивлением наблюдал за тем, как она извлекает коричневую широкую юбку из тяжелой ткани, черную легкую тунику и обруч с сеткой. Такую одежду носили дикари откуда-то из-за моря. Дару никогда не интересовался откуда. И зачем их женщины носят эти обручи, опуская сетку на лицо и связывая ее концы на затылке -- тоже. Может они настолько уродливы, что боятся испугать прохожих. Или наоборот прекрасны и боятся своей красотой ослепить.
   Дару достался соответствующий мужской костюм. Зеленые широченные штаны не сильно отличающиеся от юбки, красная туника и мужской вариант обруча с белым платком, скрывавшим волосы и при желании завязывавшимся под подбородком.
   Так как Нэмина надевала извлеченную из мешка одежду поверх своей, Дару последовал ее примеру.
   -- Чудесно выглядишь, -- похвалила девушка, обойдя напарника по кругу. -- Пошли.
   -- Куда?
   -- В гости. Один человек прислал моему отцу жалобу. Нужно его послушать. В письме много не напишешь.
   Дару вздохнул и пошел. Если эта чокнутая девица решила, что нужно сходить в гости, переодевшись в дикарей, то лучше так и сделать. Развлекаться столь странным образом она не станет. Нэмина в принципе не любила издеваться и разыгрывать кого-то. Считала это бесчестным. А между розыгрышем и обманом вообще разницы не видела.
   Из сада девушка выходила, как и положено послушной жене, справа от мужа, стараясь держаться как можно ближе, но не прикасаться к нему. Она тихонько направляла Дару и изредка требовала не сутулиться.
   Пришли они к двухэтажному зданию, прячущемуся в старом саду. Дверь открылась без стука. Не сказавший ни слова мужчина указал рукой на лестницу и жестом предложил идти за ним.
   На втором этаже мужчина указал на третью от лестницы дверь. Нэмина уверенно ее открыла и зашла в ярко освещенную комнату. Дару поспешил за ней и вздрогнул, когда дверь шумно захлопнулась за спиной.
   В комнате была пара, одетая точно так же, как пришедшие в гости нюхачи. Только головы были непокрыты. И сразу становилось понятно, что и темноволосый мужчина с аккуратной бородкой, и красивая русоволосая девушка имеют к дикарям не больше отношения, чем гости.
   -- Еллан! -- радостно воскликнула Нэмина, и стащив с головы обруч бросилась обнимать девушку. -- Нашлась.
   -- Нашлась, -- выдохнула светловолосая.
   Еллан оказалась какой-то там дальней родственницей Нэмины. Она была из небогатой семьи, но родственные связи позволили ей учиться в той же школе для девочек, где училась небедная Нэмина. Там они и сдружились. Потом жизнь их развела. А полгода назад Еллан пропала. Так хорошо пропала, что ни маги, ни сильные вещи, ни служители того храма, где ее регистрировали через три дня после рождения, найти не смогли.
   И вот нашлась, на другом конце империи. С исчезнувшей с ладони меткой, что считалось невозможным. Но живая, здоровая и готовая мстить.
   История знакомства Еллан и капитана Тарса, не брезгующего легкой контрабандой и охотой на пиратов за вознаграждение, оказалась проста. Он ее нашел на захваченном пиратском судне. Не ее одну. Там в трюме было три десятка девушек из разных частей империи. Везли их на острова. На какие, девушки не знали. Что делать с такой неожиданной находкой капитаны пятерки кораблей, участвовавших в загоне дичи, долго не могли решить. С одной стороны, честно отобранная добыча. С другой, если кто-то узнает, что они эту добычу оставили себе, можно забыть о свободном входе в порты империи. А ведь узнают. Кто-то напьется, похвастается, или обидится на капитана и пойдет жаловаться в стражу. Да мало ли, что может случиться?
   В итоге девушки оказались на корабле Тарса. У него была самая дисциплинированная команда, меньше всего соскучившаяся по женскому обществу.
   Девушек довезли до ближайшего большого города и оставили на попечение храма Солнцеликой. А Еллан уговорила капитана Тарса написать письмо отцу Нэмины. А когда пришел ответ с обещанием награды, взяться за организацию охоты на пиратов идущих к тем же загадочным островам, которых вроде бы нет, но направление известно. Охотились не напрасно. На каждом третьем корабле тоже были девушки из империи. Не так много, как на первом попавшемся, иногда всего две-три, но и это было плохо. Если кто-то столь нагло нарушает законы империи, значит, кто-то другой платит столько, что находятся желающие рискнуть. То, что обязательно должен кто-то помогать из местных, причем кто-то наделенный властью, Дару тоже сразу понял. А значит...
   -- Капитан, везите ее в столицу, -- потребовала Нэмина. -- Она должна официально потребовать защиты и расследования. Чем раньше, тем лучше. И вы правы, лучше никому не знать, куда и почему вы отправляетесь. Так что... Плывите к Подгорному Брегу, в гости. Вас там встретят, я попрошу. И смогут тайком отправить дальше.
   Тарс кивнул. Похоже, помогать Еллан он согласился бы и без благословления ее подруги. И нюхачам нужно было сюда прийти только для того, чтобы убедиться, что они идут по правильному пути. Встретиться со свидетелем и подателем жалобы. Выслушать девушку, задать вопросы, убедиться, что никто ничего не упустил и не перепутал.
   Оказалось, не упустили. Нечего было упускать.
   Еллан, очнувшаяся после похищения в крохотной пыльной комнатке, узнала храм, который был виден через оконце под потолком. Храбрая девушка целую башню построила из мебели, чтобы в него заглянуть и как оказалось не зря. К кораблю девушек везли спящими. А усыплял маг, прятавший лицо за сеткой. Скорее женщина, чем мужчина, но в этом Еллан уверенна не была. Мелкие мужчины с изящными руками тоже встречаются.
  
  
   Да делайте что хотите! Или почему не стоит ходить к императору требовать справедливости на утро после рождения сына.
   (Веселая история из жизни императора Ялана Доброго. Народное творчество, основанное на реальных событиях.)
  
  
   Случилось это чуть больше ста лет назад. У императора Ялана долго не было сына. Дочерей -- четыре от жены и штук тридцать от любовниц. А сына ни одного. То ли проклял кто-то, то ли боги обиделись, а может, просто не везло. А потом отчаявшаяся жена больше всего боявшаяся, что какой-то из многочисленных мимолетных барышень повезет подарить императору наследника, решилась рискнуть и попросила помощи у заезжей ведьмы. И та ей помогла.
   Когда на свет появился долгожданный сын, император на радостях не только горожан решил споить, но и сам отпраздновал с размахом. Наутро у него очень болела голова. А это был день жалобщиков. И жалобщики, как назло, собрались один другого краше. Подравшиеся отпрыски знатных родов. Девица, на которой пообещали жениться два года назад и до сих пор не женились, причем четыре жениха сразу. Рыбаки отчего-то решившие, что император знает, куда уплыла рыба. Ограбленный скупщик краденого, клявшийся, что ничего ворованного в его магазине не было, и требовавший вернуть товар. Скандальные торговки с нижнего рынка, делящие упитанного индюка. И напоследок, целая толпа инородцев, дружно кричащих о том, что их сыновей нужно выпустить из тюрьмы, потому что законы рода они не нарушали, а изучать законы империи им некогда.
   Последние императора разозлили больше всего. Он до их требований искренне считал, что в его империи живут по тем законам, которые были одобрены его предками и им самим. Спорить с ними желания не было. Головы рубить вроде бы не за что. Но убить хотелось сильно.
   Голова Ялана Доброго болела все сильнее, и чтобы избавиться от инородцев, он пообещал завтра же одобрить для них законы их земель. И обещание свое сдержал. Одобрил для инородцев законы, по которым они жили. Для всех инородцев. Запретил страже влезать в их дрязги, и разрешил убивать без суда и следствия, если они нарушат законы империи в отношении имперских подданных и попытаются сбежать.
   Спустя полгода те же жалобщики опять пришли к императору. И стали тихо и вежливо просить отменить изданный для инородцев разрешающий закон. Потому что жители островов живут совсем не так как пустынники, а нелюди из-за гор вообще чудовища и никто не знает, что может их обидеть. Но император отказал.
   Ялан Добрый вообще славился упрямством и крайне редко отменял свои приказы. А те, кто считал, что победил его, чаще всего убеждались, что безнадежно проиграли.
   Вот такой вот был добрый и мудрый правитель, не чета нынешним.
  
  
  
   Глава 6
  
   О храмах, в которых не обрадуются появлению божества и отречении от своего рода-племени.
  
  
   Экскурсию Илиен начал с белого храма, вовсе не того, к которому так стремился. Он провел девушку к нему чьими-то садами и огородами, в одном их даже облаяла собака, привязанная к дереву. Помог Марине перелезть через невысокий забор. И они оказались на площади.
   По центру огромная клумба. Красно-желто-синяя, полосатая, похожая на флаг Румынии. Сбоку от этой клумбы колодец с журавлем, старый и обшарпанный, не сочетающийся с остальным пейзажем. А напротив колодца расписные, сверкающие позолотой ворота храма.
   Сам храм полукругом обнимал площадь. Радовал взгляд толпой полненьких дам из мрамора, натыканных где попало, одетых в развевающиеся одежды разного фасона. Большими французкими окнами, чередующимися с крохотными балкончиками. И лепниной напоминавшей улиток.
   Марина удивленно посмотрела на трехэтажное здание, меньше всего, в ее представлении, похожее на храм, и обернулась к Снегуркиному братцу требовать объяснений. И увидела в двух шагах от него развеселую парочку -- Нэмину и ее напарника блондина.
   Девушка-тень улыбнулась, широко и беззаботно. Блондинчик резко остановился и уронил мешок.
   -- Какая встреча! -- хихикнула Марина.
   Нэмина кивнула, схватила мешок, напарника за руку и потащила обоих за собой.
   -- Светлого дня! -- жизнерадостно заорала чуть ли не на всю площадь.
   Марина шарахнулась. Илиен посмотрел на тень с ленивым кошачьим любопытством. А мешок опять шлепнулся. Судьба у него такая.
   -- Мы тут гуляем, -- неуверенно сказал блондинчик.
   -- Мы тоже, -- опять хихикнула Марина, забавно этот парень выглядел. Похож на шпиона из пародии. Выражением лица в первую очередь.
   Дару вздохнул, распрямил плечи, пнул мешок, посмотрел на храм.
   -- О, -- сказал так, словно не ожидал его там увидеть. -- Такое только в Батише есть. Вам будет интересно.
   -- Какое? -- спросила Марина, уставившись на него в упор.
   Блондинчик засмущался.
   -- Храмы не для богов, хотя в их честь, -- сказал несколько неуверенно. -- Храмы в Батише почти все посвящены богам. Как монумент в столице битве в Долине Тысячи Озер. Битва была далеко от столицы, а памятник стоит там. И боги от этих храмов далеко. Их тут никто не ждет. Просто построили здания в их честь. Якобы красивые.
   -- О, -- сказала Марина.
   Интересные тут обычаи.
   Дару улыбнулся, широко и натянуто. Нэмина пнула его по ноге и вручила мешок.
   -- Гуляете? -- решила девушка взять переговоры в свои руки.
   -- Экскурсию проводим, -- сказала Марина каким-то чудом сдержав очередное хихиканье. Еще подумают что дурочка.
   -- Проводите, -- разрешила тень. -- Эти храмы -- занятная вещь. Боги их игнорируют, зато забегают инородки боящиеся, что папаня или братья их продадут в наложницы или замуж какому-то очень неприятному мужику. Если боятся искренне, получают метку на кисть и счастливо уходят радовать родственников. Те, конечно, безумно рады, особенно, когда с суммой определились и покупателя нашли. Но сделать ничего не могут. Иногда приходят сбежавшие рабыни, тоже за меткой. А еще эти храмы вина делают, травки всякие добавляют и соревнуются у кого лучше. Больше никакой пользы от них нет.
   Марина с любопытством посмотрела на мраморную богиню на балкончике. Потом на Илиена.
   Вряд ли ему интересен фальшивый храм и просящие гражданства беглые девушки. И тень с напарником почему-то по дороге попались. То ли демон их подслушал и знал где искать. То ли увидел и решил проследить. И следил по чужим садам и огородам. А его невнимательная избранница никого не заметила.
   Интересно, зачем оно ему? Наблюдения за тенью в естественных условиях понадобились?
   Пока Марина думала, Нэмина нагрузила Дару мешком, вежливо попрощалась и нюхачи ушли.
  
  
   -- Он за нами следил! -- остановил напарницу в пустом переулке Дару. -- Этот нелюдь за нами следил!
   -- Я заметила, -- отмахнулась Нэмина. -- Любопытный, зараза. Думаю, ему интересна я. Среди его народа одаренных Лучницей не бывает. Они и без того одаренные непонятно чем.
   Дару недоверчиво хмыкнул.
   -- Не бывают они пиратами, -- уверенно сказала девушка. -- И не помогают им. И контрабандой возят только свои травы, приправы и кухонную утварь. За попытку продать оружие -- кому угодно голову оторвут. Да и не пытался никто его продавать за всю историю их существования. Воровать пытались. И воры остались без рук. А все остальное у них покупают официально. Даже те, кто живет не за горами, на удивление законопослушны, если дело не касается их чести и мести, хотя считаются преступниками.
   -- Но бывает...
   -- У них не бывает, -- сказала девушка. -- У тебя паранойя. Интересно, в кого он превращается? Спрашивать неприлично... Может у этой девчонки спросить? Вдруг она знает?
   Дару хмыкнул. Женское любопытство непобедимо.
   Буль у Нэмины свободное время, она бы потратила его на слежку за беловолосым нелюдем. В надежде, что он во что-то превратится.
   -- Ладно, пошли к амулетчикам. Будем отчеты писать, -- сказал нюхач.
   Что-либо писать, особенно что-то зашифрованное, совершенно не хотелось. Погода отличная. Прохладный ветерок доносит с моря горьковатый запах. В такие дни хорошо сидеть на крыльце или в беседке. Пить напитки из трав из-за Рассветных гор и мечтать о приключениях. Жаль, что когда такие мечты сбываются, они совсем не радуют.
   Все предыдущие задания пары Дару-Нэмина были на самом деле легко разрешимы и не особо опасны. Стандартные задания. У похитителей чьих-то наследников и семейных ценностей, обнаглевших контрабандистов, придорожных грабителей и прочих асоциальных личностей фантазия редко работает настолько хорошо, чтобы придумать что-то совсем уж новое и неожиданное. Похищенных прятали то в городе, где их легко находили профессиональные попрошайки, карманники или сборщики налогов. То кто-то что-то видел, то соседи слышали, то в пустующем доме неожиданно появлялись жильцы. Приезжим нюхачам только и оставалось побывать во всех возможных местах. Еще проще было, если недалеко от города находилась древняя усыпальница, заброшенный храм, пещера или другая подобная достопримечательность. Обязательно находился умник считавший, что места лучше не придумать. Редкие личности догадывались прятаться в охотничьих домиках и на дальних выселках. Но и там их находили с помощью поискового амулета. Не так уж интересно, в родном городе и то веселее.
   И тут нате вам. Сбылась мечта идиота. Очередное задание было нестандартным, и требовало проявить все свои лучшие качества. Дару и Нэмину отправили найти мага удалявшего метки с ладоней девушек империи. Девушек тоже найти было надо. И тех для кого похищали не забыть.
   Искать пришлось не каких-то там красавиц, украденных на хуторе, или селянок, выманенных из отчего дома обещаниями неземной любви. Стали пропадать девушки из очень известных семей, в том числе и аристократки. Нескольких, как и Еллан, обнаружили на пиратских кораблях, подрабатывавших извозом. Везли их продавать. В разные места. По крайней мере так сказали капитанам. Сколько девушек сумели вывезти торговцы, рисковавшие брать такие грузы, предстояло выяснить. Вряд ли эти обнаглевшие похитители брезговали теми же хорошенькими селянками. Так же нужно было найти похитителей, тех, кто закрывает глаза на такие грузы, или бухты в которые заходят корабли за девушками.
   Повторно досматривать грузы не разрешили, боялись спугнуть и не особо доверяли досмотрщикам. Усилили патрули охотящиеся за пиратами, но мало кто верил, что это поможет. Придумали легенду о пропаже серебра и отправили парочку нюхачей разбираться. Вживили им под кожу сигналки и пообещали подмогу, когда потребуется. Где эту подмогу носило Дару и думать боялся. Не могла же следом незаметно красться толпа воинственных личностей. Проще поверить, что кто-то сумел нанять нелюдя из-за гор и тот, когда понадобится, откроет путь.
   Впрочем, почему бы не поверить? Ничего порочащего честь в открытии пути за деньги нет.
   Как и кого искать Дару не представлял. На рабынь без меток особого внимания никто не обращает. Захотели бы защиты от такой судьбы, сходили бы в храм и попросили ее. Девушкам редко отказывают. Хорошо хоть известно откуда начинать...
   -- Нэмина, нас отправили в Верьен из-за храма, который видела твоя Еллан? -- спросил Дару.
   Напарница покровительственно улыбнулась и кивнула. Зачем-то осмотрелась, полюбовалась синим камнем на браслете, красневшим в ответ на попытку подслушать хозяйку с помощью магии.
   -- Да, -- сказала тихонько. -- И на самом деле все было не совсем так, как нам рассказали. Капитан Тарс не на пиратском корабле нашел Еллан, а на своем собственном. Этот не очень хороший человек, еще и грабящий провинившихся перед империей купцов, решил поменять на своем корабле мачту и взялся за перевоз груза, за который очень хорошо платили. В любое другое время он вряд ли бы польстился. И теперь уверен, что убеждениям изменять нельзя. Вместо ожидаемых островитянок на его корабль привели невменяемых девушек подозрительно похожих на уроженок восточной части империи. Одну он даже узнал. Видел Еллан в столице. Успел испугаться, успокоиться, уточнил, возле которого острова ожерелья его встретит корабль покупателя. После этого позвал туда же приятелей, пообещав им имперскую награду. Островок они захватили. Трупы и чужие корабли потопили довольно далеко от него. А пленных подарили знакомым патрульным. К сожалению, эти пленные почти ничего не знали, ну увозят девушек с острова и увозят, куда, им было не интересно. От Еллан оказалось гораздо больше пользы. Ты не думай, мы не единственная пара, которую послали в Верьен. Но у остальных меньше возможностей. Они сопровождают сборщиков налогов, изображают охранников обморочных девиц, разных неудачников, чьих-то гостей. Официально приедем только мы, и то по другой причине. Еллан и Тарс доберутся туда по суше. Есть надежда, что она узнает какую-то местность или людей. Звуки какие-то услышит. Бывает же так, что запоминают во сне. Капитан ее охраняет, его команда тоже где-то там рядом ошивается, зарабатывают императорское вознаграждение, а кое-кто и прощение.
   Дару хмыкнул.
   Не так уж сильно эта история отличалась от рассказанной капитаном Тарсом и Еллан. Разводят тайны на пустом месте. Не хотели бросать тень на доброе имя капитана? Так кто вообще помнит куда это доброе имя делось? Даже он сам вряд ли.
   Все очень странно...
   Может, боялись, что кто-то сможет послушать? Тогда вообще ничего не понятно.
   Женщины!
   -- Нэмина, ты откуда узнала, что твоя подружка в Батише? -- спросил Дару
   -- Я еще дома знала. Они специально сюда ехали. Просто я забыла тебе сказать...
   -- Что?! -- не поверил своим ушам парень.
   Издевается она, что ли?
   -- Забыла я. Все время хотела сказать, потом меня что-то отвлекало. Так вот получилось.
   Дару вздохнул. Очень хотелось с напарницей поругаться.
   Забыла она, как же!
  
  
   Этот храм очень отличался от того, который украшали пухленькие статуи. Он был живой. Он словно пытался взлететь, воспарить, превратиться в мелодию. Казалось, он гораздо больше, чем видишь, и глаза врут. Не могут рассмотреть чего-то.
   Здание было тонкое, ажурное и летящее. Казалось, его не строили. Оно просто выросло. Светло-серые и синие лозы прорвались сквозь брусчатку и потянулись к небу как бобовое дерево. Они сплетались в узоры, создавали стены, а потом что-то произошло и лозы застыли. Не умерли, храм ведь живой, просто остановились, сплетясь в замысловатый венчик.
   А потом пришли люди. Они вставили двери в проемы в самом низу и цветные стекла во все остальные. Посадили вокруг деревья с тонкими острыми листьями. Повкапывали столбики, к которым привязали белые и синие ленты. А вокруг столбиков разбили маленькие клумбы и посадили там одуванчики.
   -- Красиво, -- выдохнула Марина, вдоволь налюбовавшись.
   -- Храм Матери ураганов, -- представил удивительное здание Илиен. -- Он очень старый. Появился задолго до города. И его не строили. Сюда возили камень с Белых островов, посыпали синей краской, делали мягким и лепили храм. Не знаю, как, даже не представляю. Говорят, что это делали боги, тогда они часто ходили по земле.
   -- О, -- сказала Марина, вспомнив богиню которой служил Викин.
   Эти боги действительно могли натворить что угодно, попутно расшатав мироздание и потопив парочку островов. Случайно так, даже не заметив. Хотя, местные люди не сильно от них отстают. Возможностей у них меньше, но им хватает. Это ведь не боги впустили в мир неразумных демонов стремящихся сожрать все, что попадется на пути. Боги чудовищ остановили, почти.
   -- Пошли.
   Илиен взял Марину за руку и повел к ближайшей двери.
   Внутри храм действительно оказался больше, чем должен бы быть. Лучи окрашенные разноцветными стеклами рисовали на полу абстрактный рисунок, сложенный из осколков радуги. Здание оказалось одноэтажным, просто очень высоким. Этакое футбольное поле, накрытое странным головным убором. А еще в храме гулял ветер. Порывистый и холодный.
   Марина запрокинула голову, крутанулась на носочке, и почувствовала себя внутри калейдоскопа. Мир пошатнулся, девушка вместе с ним. Падение остановили мужские руки. Теплые и надежные.
   -- Красиво, -- выдохнула Марина. -- Как красиво.
   А потом она услышала музыку. И шелест волн. Шагнула в сторону звука. Илиен шагнул следом, не выпуская из кольца рук. Еще и подбородок на голову положил. Нахал. Но приятно...
   Девушке хотелось рассмеяться, побежать куда-то, поймать в ладони цветной солнечный луч, лучше всего желтый, и подбросить его вверх. И полететь следом. Вместе с ветром. Вместе с сотнями и тысячами ветров.
   -- Зови свой ветер, -- прошептал в ухо мужской голос.
   Очень знакомый голос.
   Но Марина не вспомнила, чей это голос. Да и не хотела вспоминать. И летать не получалось. Кто-то держал.
   -- Зови ветер. Так нужно.
   Марина удивилась. Поискала свой ветер среди тех, что звали в полет, и не нашла.
   -- Он в тебе, дотянись, -- подсказал мужской голос.
   И девушка вспомнила. Теплое колючее ощущение. Внутри. Но не в теле, а в чем-то другом. Может в душе?
   Марина погладила сонно моргающий клубочек. Как-то. Не рукой. Он развернулся и выстрелил пружиной. Сразу вверх и в стороны.
   -- Бежим! -- жизнерадостно скомандовал мужской голос и Марина, наконец, полетела. Смешно болтаясь из стороны в сторону.
   Вокруг шел разноцветный снег, похожий на драгоценные камни. Или падали самоцветы похожие на снежинки. Их сметал с пути ветер, чей-то чужой ветер, потому что тот, который жил в Марине несся хвостиком следом за хозяйкой. Подпрыгивал пружинкой, подбрасывал вверх цветные снежинки.
   А потом в лицо ударил яркий свет, и Марина очнулась.
   Девушка обнаружила себя висящей подмышкой у Илиена. Люди вокруг вели себя странно. Они бегали, кричали, махали руками, таращились куда-то за спину Снегуркиного братца. Девушка тоже оглянулась, насколько позволяло положение, и сразу же об этом пожалела. Теперь она знала, что за разноцветный снег летал вокруг. У храма больше не было окон. Ни одного. Зато он стал похожим на мертвое дерево выеденное кем-то изнутри и продолбленное стаей дятлов.
   -- Что случилось?! -- запаниковала Марина.
   -- Потом, -- сказал Илиен и рванул куда-то в сторону. С такой скоростью, что у девушки ветер засвистел в ушах.
   Люди почему-то побежали следом. Марина бы подумала, что убивать святотатцев разбивших окна, но их вопли были скорее испуганными, чем угрожающими. Улица как назло оказалась прямой, узкой и застроенной домами. Илиен бежал и бежал, время от времени оглядывался. Добежал до переулка, резко свернул в него, перепрыгнул через довольно высокий забор и чуть не врезался в дерево.
   -- Илиен, что случилось?! -- заорала Марина, когда он, наконец, остановился, опершись спиной о то самое дерево.
   Демон поставил ее ногами на землю и закрыл рот ладонью.
   -- Ты опять взяла слишком много энергии.
   -- Я?! -- удивилась девушка, отодвинув ладонь от лица.
   -- Тише, -- мягко попросил Снегуркин брат.
   -- Да что там случилось? -- тихонько спросила Марина.
   -- Мальчишшшка, -- прошелестел ветер за спиной. -- Как поссссмел?
   Марина обернулась и увидела полупрозрачную женщину. Тоненькую, длинноволосую, похожую на Снежную Королеву.
   -- Простите, -- абсолютно равнодушно сказал демон.
   Но Марину к себе прижал. Крепко-крепко.
   -- Я случайно, -- сказала девушка.
   Родственница Снежной Королевы вытаращилась на нее как на привидение. Потом подошла и уставилась в глаза. Как-то так уставилась, что Марина не смогла ни отвести взгляд, ни моргнуть.
   -- О, -- выдохнула богиня, никем иным это явление быть не могло. -- Свободная слышащая. Какая редкость. Как давно я не видела свободных слышащих способных управлять своим телом и разумом.
   -- Что? -- пискнула девушка.
   -- Береги ее! -- приказала богиня и исчезла.
   -- Да что тут происходит! -- заорала Марина на весь сад.
   -- Мы богиню разгневали, -- улыбнулся демон.
   -- Это я поняла, но чего она от меня хотела?
   Илиен пожал плечами. Гад! Это надо же было додуматься пойти в храм и побить там стекла. С богиней еще повезло, могла и голову оторвать.
  
  
   Келен стоял и глупо таращился на храм Матери ураганов. Он сюда шел получить совет. На поддержку не рассчитывал, человек, который по собственной глупости предал сестру этой богини, никакой помощи не получит. А вот совет мог бы. Если бы у нее было хорошее настроение. На что теперь рассчитывать не приходилось.
   По площади между лежащими телами уныло бродили люди. В храме не осталось ни одного целого окна. И тишина была такая, словно Келен оглох.
   -- Что тут произошло? -- наконец спросил капитан.
   Получить ответ он не рассчитывал, просто хотелось что-то сказать, и эти слова показались самыми уместными.
   -- О-о-о-о! -- заорали сразу несколько человек. Словно все это время ждали, что кто-то нарушит заколдованную тишину.
   Келен отступил на шаг, мотнул головой и пошел вперед. Ему ли отступать.
   Высмотрев самого вменяемого с виду человека, капитан подошел к нему и повторил вопрос:
   -- Что тут произошло?
   Маг с повязкой врачевателя шарахнулся, а потом уставился на Келена как на одного из сыновей хозяйки храма.
   -- О-о-о-о! -- сказал он.
   -- У вас здесь других слов нет?!
   Заколдовали их тут всех, что ли? Или обозленная богиня способность связывать слова отобрала?
   -- Никто не знает, что тут произошло, -- заговорил врачеватель, когда Келен уже был готов развернуться и уйти. -- Двери храма для всех открыты. Кто-то вошел и либо разозлил богиню чем-то, и она ударила ветром, либо это был маг, который решил проверить что будет, если выпустить там тот ветер, который носит в себе...
   -- Ага, -- сказал Келен.
   Почему-то ему казалось, что настолько сумасшедшие маги давно вымерли как вид. Неужели начали новые идиоты рождаться? Как не вовремя.
   -- Вот, -- печально сказал врачеватель. -- Стекла осыпались вовнутрь храма. А потом снизошла богиня. Так снизошла, что окрестные дома зашатались. Люди бросились бежать. Какой-то недоучка активировал щит. Болван! Стандартный амулет против гнева богини. Из-за этого амулета и пострадали в основном. Когда он лопнул отдачей людей приложило. Некоторые упали и по ним потоптались. А богиня теперь молчит. Может, убила разбившего стекла, и теперь стража рано или поздно наткнется на изуродованный труп. Или не наткнется, и он начнет вонять в самом неожиданном месте. Хорошо бы в рыболовном порту, там этой вони не заметят... А может, богиня своего разрушителя догнала и простила. Настроение Матери ураганов переменчиво как погода.
   -- О-о-о-о... -- сказал Келен.
   Просить совета у богини сейчас не стоит. А то мало того, что насоветует чего-то такого, что проще выпить море, чем следовать, так еще и потребует выполнить все в точности. Не забыв пообещать, что после этого придет ничем незамутненное счастье и будет спасен мир.
   Что-то ему в последнее время опять перестало везти. Что бы это значило? Он снова совершает глупости, или сумел каким-то образом вернуться на ту дорогу, в конце которой можно получить прощение? Главное ее преодолеть, не забывая, что невезением наказывают. И пока он это наказание принимает, его видят и на него надеются. Нельзя дважды повторять одну и ту же ошибку.
  
  
   Солнце заливало светом улицу. Казалось, выйдешь туда и расплавишься, растечешься лужицей, и даже бриз не спасет. Погода очень подходила для того, чтобы сидеть под крышей и пить яблочный сок с перетертым в крупу льдом. Но расслабиться не получалось. А все из-за того, что Марине жутко хотелось стукнуть чем-то тяжелым по голове одного белобрысого демона. Но ведь увернется, зараза.
   -- Я учил тебя летать, -- сказал Илиен, поболтав глиняной чашкой с пахнущим корицей напитком.
   Девушка аккуратно отодвинула от себя фрукт, который собиралась разрезать, и наставила на любимого мужчину нож.
   -- Летать? -- спросила очень неласково.
   Она всю дорогу требовала от этого придурка объяснений. А он молчал как партизан на допросе и куда-то тащил за руку. Притащил в итоге в кафешку под соломенной крышей на опорах, усадил и величественно ждал свой напиток. Наверное не меньше получаса. Потом долго этот напиток размешивал стеклянной палочкой. И вдруг, на тебе, заговорил. Счастье то какое.
   -- Я не мог тебя предупредить, -- демон на мгновенье изобразил на лице вину. А может, Марине только показалось. -- Когда ты знаешь, что должно произойти, ты начинаешь ждать. Страстно ждать. И бояться, что не получится. И пытаешься планы строить. Это все отвлекает и очень мешает, когда нужно просто почувствовать. Запомнится это чувство само. Ощущение полета забыть невозможно.
   -- Да-а-а?.. -- поддельно удивилась девушка. От Илиена можно ожидать чего угодно. Но учить летать, попутно нарываясь на божественную месть -- это слишком. Даже для нахального сверх меры демона.
   До сих пор Снегуркин братец казался умнее Дэнэена. Не хотелось бы в нем ошибиться.
   -- Иначе не научишься. Нужно почувствовать, пока этого не случится, полететь не сможешь. Даже если с ног до головы обвесишься накопителями.
   -- О-о-о-о... -- скептически сказала Марина, правда получилось слишком похоже на стон. -- Храм зачем разрушать?!
   -- Это случайность, -- беззаботно улыбнулся Снегуркин братец. -- Там фон подходящий. Всегда пахнет сильными ветрами. Легко почувствовать себя их частью. Особенно свободной хранящей, которую в настоящие храмы тянет, как пчелу к сладостям. Хранящие подсознательно чувствуют силу. А там где много силы, можно получить и защиту, или служение. Это уж кто на что способен...
   -- Да подожди ты со своими служениями! -- перебила Марина. -- Причем тут умение летать? И вообще, зачем оно мне нужно?
   -- Пригодится! -- припечатал Илиен. -- Мало ли что произойдет. А полеты... В храме все летит, даже сам храм пытается, но он крепко привязан к земле. А еще там много энергии, которая с этим стремлением связана и сплетена. Если позволить своему ветру эту энергию зачерпнуть... да хотя бы задеть краешком, он тоже запомнит, как нужно лететь.
   -- Ничего не понимаю, -- призналась Марина. Ей казалось, что демон пытается ее запутать. -- Как я полечу? Побегу по воздуху как один белый кошак?
   -- Кто знает? Может, у тебя крылья появятся. Или для тебя воздух будет как вода для рыбы. Или полетишь верхом на ветре, как сыновья Матери ураганов.
   -- И как это проверить? -- мрачно спросила девушка.
   -- Пока никак. Нужно чтобы чувство в тебя вросло. А потом, я что-нибудь придумаю.
   Марина вздохнула. Придумки Снегуркиного братца ее не то чтобы пугали... скорее напрягали. С него станется толкнуть ее в пропасть. Утешает то, что толкать будет только в тот момент, когда она стопроцентно сможет полететь.
   В кафешке сидели недолго. Марина думала и ела фрукты. Илиен перемешивал свой напиток, изредка его отпивал. Потом вообще отложил, подпер подбородок ладонью и стал смотреть на небо. Девушку опять потянуло хихикать, вспомнила, как ловила белого кота за хвост, и она тихонько хрюкала в фрукты. Демон конечно же слышал, но вида не подавал.
   После кафешки Илиен то ли в качестве извинения, то ли просто так, повел Марину на местный базар. Нашел он его наверняка по нюху, потому что в городе по его словам был впервые. На базаре девушка с удовольствием съела большой пряник, пахнущий медом, облапала целую кучу красивых тканей. Попутно руки вытерла. Понаблюдала за тем, как демон торгуется за россыпь невзрачных камешков-голышей. Как по зоопарку походила по живым рядам. Там даже синий волк продавался, не говоря о банальных кошках, собаках и лошадях.
   Из живого ряда Илиен вывел ее в мертвый, и пока демон ковырялся в груде разномастных костей, девушка зачарованно смотрела на череп динозавра, кажется тираннозавра.
   Снегуркин брат насобирал себе маленьких косточек, заплатил и попытался увести Марину от приглянувшегося черепа. С первой попытки не удалось. А второй не последовало. Илиен тоже заметил череп, чему-то улыбнулся и опять начал торговаться. Так Марина и стала счастливой обладательницей "настоящей головы дракона песчаного". Что она с этой головой будет делать, девушка не представляла. Мама подобный сувенир не одобрит.
   Оставить его в доме матушки демона?
   Илиен схватил череп и пошел вдоль выставки костей. Марина поспешила следом. Метка меткой, а теряться в этом городе не стоит.
   Какими путями они в итоге вышли к кораблю, девушка бы не вспомнила и под страхом смерти. Илиен плутал, как в лабиринте. Кажется, он находил самые узкие улочки города и старался их посетить. Пару раз шуганул подозрительных личностей. А потом они каким-то чудом оказались в порту, недалеко от "Вороньих крыльев".
   Как капитан Келен обрадовался черепу, нужно было видеть. Он онемел, вытаращился, отступил, а потом махнул в сторону открытого трюма и сбежал. Якобы из-за срочного дела. Не мог же он испугаться давно мертвой головы дракона. И будь оно опасным, наверняка потребовал бы убрать эту гадость с его корабля.
   Но реакция странная. Очень.
  
  
   В чужой монастырь, да со своим уставом. О еде, этикете и здравом смысле.
  
  
   Тем, кто любит покушать и выпить.
   Жила себе девочка, хорошая, красивая, вот только тянула в рот все, что ни попади. И однажды съела незнакомый фрукт, аппетитный был, зараза. И отвалился у девочки нос. И заново не вырос.
   И так, первое правило. Прежде чем что-то есть или пить, вспомните сказку про сестрицу Аленушку и братца Иванушку. Мальчик тоже всего лишь хотел попить. А стал козлом.
   Второе. Если кто-то верует, что вон те большие синие сливы есть нельзя -- богиня разгневается -- не начинайте дико ржать над местными верованиями и лезть через плетеный заборчик к дереву. Лучше спросите, почему разгневается, и в чем это будет выражаться. Ладно, если рога вырастут. Купите пилу и попросите кого-то спилить. Да и хвост можно будет купировать, как и ослиные уши. А вот если вы целиком превратитесь в жизнерадостного розового поросенка, решить проблему будет очень сложно. Пойдете вы кому-то жаловаться и требовать расколдовать, а вас поймают и продадут в ближайшее заведение общепита. Еще хуже если вас случайно съедят друзья. А уж обидно как.
   Третье. Если вы видите перед собой совершенно незнакомый продукт с заманчивым ароматом, не следует его хватать и тащить в рот с мыслями, авось пронесет. Нет, вас наверняка пронесет, только не так, как вы думаете.
   Четвертое. Если глупые местные жители мясо зеленой кракозябры перед употреблением вымачивают в трех маринадах и сушат на солнце точно в полдень, не следует воровать мясо и тащить в лес чтобы сделать шашлык. Ерунда если шашлычок станет похож на кусок подошвы. А ведь может ожить и отгрызть от радости ногу. Вам отгрызть, себя кракозябры любят и грызть не спешат.
   Пятое. Варить борщик из овоща, который один в один красная свекла тоже не стоит. Особенно, если местные жители не догадались, что оно съедобно. Ладно если отравитесь. Можете ведь отравиться и не до смерти. Хуже если сварите зелье для вызова ктулху. Вот что вы с ним делать будете?
   Шестое. Не тешьте себя иллюзиями, что люди везде одинаковые. И если местная девушка изысканно ест сырой мухомор, найденный под кустом, не спешите следовать ее примеру, даже если очень голодны. А вдруг это не мухоморы тут особенные, а организмы людей лучше к ним приспособлены? Те, у которых приспособленные не были, давно вымерли.
   Еще. Просто не ешьте на улице, если не видели, что местные жители так делают. Вдруг кто-то там на небесах сидит на диете? Все прячутся от этого существа под крышами. И тут вы, с пироженкой в одной руке, бутербродом в другой. Так ведь и по голове можно получить. Молнией.
   Не пытайтесь убедить местных жителей, что с солью вкуснее. Особенно если соли у вас нет, и вы ее ни разу не встретили. Если конечно вы не мечтали освоить технологию выпаривания соли из морской воды. Кстати, на всякий случай изучите эту технологию. Вдруг выпьете и расскажете.
   И если вам говорят, что обедать нужно лицом к солнцу, не спорьте и не рассказывайте про феншуй, о котором ничего кроме названия не знаете. Нет, солнце на вас не обидится. Обидятся те, кто вам говорил и слабительного подсыплют. В лучшем случае.
   А еще не напивайтесь и не лезьте плясать на стол. Вас могут не понять, и проснетесь вы утром привязанной к столбу в окружении вязанок дров. Там вы с удивлением и узнаете, что накануне пытались вызвать злобного демона. Что именно так их вызывают женщины племени подгорных дикарей.
   Приятного аппетита.
  
  
  
   Глава 7
  
   О том, что ведьмы бывают разные, убийства происходят всегда не вовремя, а контрабандисты сами не знают, что тащат в город.
  
   Приличные девушки не лазят по деревьям в чужих садах. Особенно рано утром, когда туман еще стелется по земле и с веток дождем осыпаются капельки росы. А уж если эта девушка в халате, надетом поверх фривольной ночнушки, то лезть куда-либо вообще глупость. От себя Марина такого не ожидала. И на тебе. Сидит на ветке и тянется к плоду. Это же надо так захотеть слив, что смогла найти их по запаху. Или не их, а что-то похожее. Дома девушка оранжевых в коричневую крапинку слив не встречала.
   До фрукта дотянуться ей удалось попытки с седьмой или восьмой. Не смотря на странную расцветку пах он именно сливой. Поэтому Марина засунула добычу в карман и начала примеряться к ветке внизу, чтобы слезть и не оставить ненароком на дереве халат. Зачем она при этом посмотрела в сторону дома видневшегося за забором, девушка и сама не знала. Но ведь посмотрела и чуть на землю не сверзилась.
   В ярко освещенном окне без занавесок и, похоже, стекол, была Нэмина. Не одна. Расхристанная и очень злая девушка держала какого-то типа за горло на вытянутой руке. Тот дрыгал ногами и пытался вырваться. В шаге от них стоял капитан Келен и ухмылялся. Нехорошо так ухмылялся.
   Интересно, почему им всем в такую рань не спится? Нет, почему не спится типу понятно. Спать в такой позе затруднительно. А вот капитан и тень там как оказались?
  
  
   У Дару ночь не задалась с самого вечера. Он только-только распрощался с деятельной напарницей и направился к своей каюте, как на палубу буквально взлетел нетрезвый тип в форме дневной стражи и начал требовать убийцу. Громко, жизнерадостно и напористо. Убийцу кого именно он не уточнял, поэтому на него смотрели именно так, как он того заслуживал -- с интересом и ожиданием. Дару тоже казалось, что стражник сейчас упадет на колени и начнет биться головой о доски.
   Прошло совсем немного времени, и на вопли пришел капитан Келен. Он мрачно спросил, кто этого ненормального пустил на корабль? Не получив ответа, схватил стражника за плечо и тряхнул так, что у него громко клацнули зубы. И возможно, все закончилось бы выкидыванием стражника на пристань, но тут пришла Нэмина. Она зевнула, улыбнулась капитану и спросила, кто тут орал?
   Стражник набрал воздуха и разродился тирадой о том, что преследовал убийцу в плаще и женском платке на голове. Зачем ему на голове и платок, и плащ рассказчик не уточнил, хотя Нэмина спросила. Убийца успешно убегал. Стражник упорно преследовал мечтая о премии. Потом они забежали в порт и убийца запрыгнул на этот корабль. Обратно он не выпрыгивал, стражник клялся женой и зарплатой.
   Нэмина еще раз зевнула и мрачно уточнила, кого именно преследовал доблестный представитель закона? А то ей почему-то казалось, что собственную галлюцинацию. Тот, наконец, обиделся, пообещал посадить девушку в позорную яму на площади Примирения за неуважение к страже, и сообщил, что убили главу купцов с Рекана. Ну, убили бы и убили, тоже еще невидаль. Этих купцов убивают чуть ли не ежедневно. Вот только зачем было убивать возле приемной комнаты главы стражи на глазах у четырех стражников и одной обморочной девицы? Дару тоже не понял зачем. А вот Нэмина заинтересовалась. И пошла выяснять. Не забыв прихватить с собой напарника.
   За половину ночи она выяснила только то, что убитый был нечист на руку. Впрочем, ничего другого от реканцев изначально никто не ожидал и тратить столько времени на выяснение этого факта не стоило. Когда напарница, наконец, сдалась и Дару настроился на близкий, сон какому-то идиоту пришло в голову убить еще одного реканца. На этот раз на ярко освещенной площади на глазах у нюхачей. И Нэмина взбесилась.
   Погоню за нахальным убийцей Дару наверняка запомнит на всю жизнь. Он никогда до этого не чувствовал себя изодранной тряпкой попавшей в шторм. Нэмина бежала, легко преодолевала заборы, взлетала на крыши и прыгала с них. Напарника она держала за воротник, возможно, не замечая этого. А Дару только и мог поджимать ноги и молиться всем богам, каких вспомнил. Ему очень хотелось, чтобы проклятый воротник оторвался, и не хотелось, чтобы это случилось в тот момент, когда увлекшаяся погоней тень сигает с очередного дома.
   Потом они как-то оказались в порту, и тень с разбега рухнула в воду. Дару она так и не отпустила, поэтому на "Вороньи крылья" они вернулись вдвоем. Мокрые и жалкие. А Нэмина еще и злая как змея, которой наступили на хвост. И надо же было, чтобы их встретил капитан собственной персоной -- единственный человек в порту, перед которым девушке не хотелось выглядеть мокрой кошкой.
   -- Прекрасная сина, -- присвистнул Келен.
   -- Ты! -- взвилась девушка. -- Что ты знаешь о тенях-убийцах без знака?!
   Капитан Келен отступил на шаг, а потом улыбнулся. Широко-широко.
   -- Ничего, -- подмигнул девушке. -- Даже если тайные школы существуют, меня там не было. Я просто выжил, когда меня убивали.
   -- Ладно! -- злобно сказала девушка. -- Жди здесь! Будем искать тайную школу, будь она неладна. Только переоденусь.
   -- Чокнулась, -- печально вздохнул Дару и тоже пошел за сухой одеждой.
   После возвращения так и не успокоившейся и не досушившей волосы девушки стало еще веселее. Она носилась по городу как подпаленная. Вымахивала перед храмами и чем-то ей не понравившимися домами именным амулетом и тащила спутников дальше. Несколько раз их трио пугало ночную стражу и гораздо чаще разных подозрительных личностей. В конце-концов Дару не выдержал и спросил, куда делся убийца, за которым напарница бегала? Нэмина обозвала его слепым идиотом и сказала, что не знает. Он куда-то делся именно в тот момент, когда девушка сообразила, что несется на пристань и вряд ли успеет остановиться. Врезаться в корабль ей не хотелось, потом ведь придется оплачивать ремонт, поэтому все ее мысли были о том, как бы проскочить между двумя и случайно не утонуть.
   Капитан слушал и веселился.
   Нэмину это еще больше злило.
   А Дару чувствовал себя совсем лишним. Вон как они хорошо друг друга понимают и подбадривают. Пускай женятся и развлекают друг друга до скончания веков.
   Приближалось утро.
   Никакой тайной школы Нэмина так и не нашла. Непонятно было, как она вообще собиралась это сделать. Вымахивать амулетом перед всеми домами подряд? Так город большой. Пока все обойдешь, пройдет не один день. В процессе наверняка пойдут слухи, и школа переедет куда-нибудь подальше от Батиша. Девушка это понимала не хуже напарника, поэтому желание сорвать на ком-то злость в ней росло и крепло.
   Дару хотелось спать. Капитан шагал, как ни в чем не бывало, его даже не интересовало, зачем он был нужен в этом странном походе. А Нэмина рыскала, как дикая кошка в поиске затаившихся крыс.
   Парочка неудачников тащивших брыкавшийся мешок попались ей на глаза очень не вовремя. Те, на ком можно было сорвать злость, были найдены.
   Пропавшая три дня назад дочка главы рыбного порта тоже.
   А также собиравшийся его шантажировать купец.
   Официально собиравшийся шантажировать. Нэмина была очень убедительна, когда требовала никому не рассказывать о том, что девушку выкрали по заказу. По чьему, прогулявший папенькино состояние похититель не знал. Но несли ее в порт, на корабль "Гордость Немеша". На отплывший два дня назад корабль.
   -- Струна, -- сказал капитан Келен, в третий раз выслушав, что корабль уплыл и как его собирались догонять похитители девушек, неясно.
   -- Что? -- спросил Дару, потому что напарница молчала и злобно сопела.
   -- Струна, -- повторил Келен. -- Ненадежные амулеты, которые лет двадцать назад продавались на Рекане. Видели торбочку, с которой ходит избранница демона? Струна нечто похожее. Только ящик. Точнее два ящика. В один что-то ставят, из другого вынимают. Бывает частями. Чем дальше друг от друга эти ящики, тем больше на это шансов. Препятствия, будь то стены или деревья, тоже увеличивают эти шансы. Потому струны и перестали покупать. Стоят дорого, а пользы мало. Но если один ящик в порту, второй на корабле, между ними только море, то могут рискнуть, на то, что девушка будет цела и невредима шансов больше.
   -- Проклятье, -- сказала Нэмина, красочно представив, что было бы с дочкой главы порта, если бы ей не повезло.
  
  
   -- Илиен? -- прошептала Марина.
   У демона был такой вид, что говорить громко она побоялась. Вдруг выгнет спину, зашипит и убежит? Выражение лица самое то.
   -- Что с тобой? -- спросил Снегуркин братец.
   Девушка себя осмотрела, насколько могла, поправила пояс и улыбнулась.
   Демон только вздохнул. Потом взял ее за плечо и подвел к зеркалу, при первом же взгляде в которое Марине самой захотелось зашипеть и сбежать. Оттуда на нее смотрела помесь перепелиного яйца с глазами и матрешки. Щеки ярко-красные. Остальное лицо в черных пятнышках напоминавших веснушки.
   -- Что это? -- ошарашено спросила девушка.
   Она потыкала себя в щеку, но ожидаемого жара не почувствовала. И вообще, ничего не болело, ничто не чесалось, нос тоже отваливаться не спешил. Но расцветка...
   -- Не знаю, -- запустил пальцы в волосы демон. -- Может тебя прокляли?
   -- Что?! -- обернулась к нему Марина. -- Как это прокляли?! Когда?
   Вариант -- подкрались ночью и разрисовали несмываемой краской, ей нравился больше. Если краска не смывается водой, ее можно снять чем-то другим. С проклятьем так не поступишь. От проклятья можно избавиться только случайно. Или это какое-то другое проклятье? Помнится, у Викина сработало только через несколько поколений, а Марининых предков в этом мире вроде бы никогда не было.
   -- Ну, как принято, -- ни капельки не опечалился Илиен. -- Нужно энергию правильно в слова вложить, иначе проклятье прилипнет к проклинающему...
   -- Тут принято проклинать?! То есть, тут принято проклинать по-разному?!
   -- Бывает. Если не на смерть, то и сам не умрешь и отдачи не заметишь.
   Демон еще и улыбнулся. Мечтательно так. Видимо сам кого-то проклинал и остался этим доволен.
   -- Илиен, -- на глаза навернулись слезы. Ходить таким вот расписным чудовищем Марине совсем не хотелось. -- Что теперь делать?
   Демон улыбнулся. Опять. И девушке захотелось его стукнуть.
   -- Пойдем к ведьме.
   -- Куда?
   -- К ведьме. Выясним, действительно ли это проклятье, -- тон у Илиена был успокаивающий, и Марине стало еще страшнее.
   К ведьме девушке не хотелось. Вряд ли она так же, как ее товарка предложит выпить и поговорить о мужиках. Ходить раскрашенной не хотелось тоже. О чем Марина почему-то не подумала, это о том, что до ведьмы тоже нужно еще дойти. Да и о том, что демон не может знать, где эту ведьму искать. В общем, день у Марины не задался с самого утра. Для начала она довела до хихиканья жену хозяина дома. Потом перепугала его трехлетнюю дочку. Бедное дитя ревело как сирена и пряталось за хихикающую маму. А гостье хотелось провалиться сквозь землю.
   На улице на Марину смотрели кто ошарашено, кто с интересом, кто как на явление одного из всадников апокалипсиса. Хорошо хоть камнями забрасывать не пытались. Но девушка и без того чувствовала себя очень неуютно.
   Ведьму искали долго. Люди, у которых спрашивали, где ее искать, отправляли куда угодно, лишь бы избавиться от счастья лицезреть спутницу демона. Наконец, ближе к обеду, неуловимая ведьма была найдена. Илиен постучал в зеленую дверь кулаком, поговорил с вышедшей на стук девчонкой, и потащил Марину в дом. Ей почему-то идти не хотелось. Казалось, кто-то смотрит в спину. Нехорошо так смотрит.
   Ведьма оказалась немолодой, но вполне себе симпатичной. Темные волосы посеребрила седина. А взгляд цепкий, как у следователя из сериала.
   -- Пришли! -- явно не обрадовалась гостям хозяйка дома. -- Лжецы!
   -- А? -- удивилась Марина, не успевшая даже поздороваться.
   -- Девчонка! Иноземка! Твое лицо не похоже ни на один народ империи! -- еще больше разозлилась почтенная женщина. -- Откуда только узнала о легенде. Сейчас же смой краску и убирайся! Отмеченная богиней!
   Два последних слова женщина выплюнула с таким презрением, что Марине захотелось извиниться и сбежать. Неприятно чувствовать себя самозванкой, даже если никого не пыталась обмануть, и понятия не имеешь, кто такая отмеченная и какой именно богиней.
   А вот Илиен разозлился. Губы сжал, глаза прищурил и кажется очень спокойным. Нехорошо спокойным.
   -- Я пыталась, -- тихонько сказала девушка. -- Смыть... И вообще, я просто что-то съела, сливу ту рыжую в точечку. Это аллергия на сливы. Илиен, пошли отсюда, оно само пройдет.
   -- Стоять! -- рявкнула ведьма. Подошла к Марине и схватила ее за подбородок.
   Девушка замерла как кролик перед удавом.
   -- Отпусти ее, -- ледяным тоном потребовал демон.
   Ведьма отмахнулась и попыталась соскрести несуществующую краску. Марина дернулась, и Илиен бросился ее спасать.
   В следующее мгновенье перед его носом закачалась змеиная голова. Красивая. Ярко-черная, с желтым треугольником на носу.
   -- Еще шаг и ты будешь меня умолять о противоядии, нелюдь, -- презрительно сказала ведьма. Дернула рукой и змея исчезла в рукаве.
   -- Сейчас же отпусти ее, -- повторил Илиен, на которого змея особого впечатления не произвела. Он и остановился только потому, что не понял в первое мгновение, что такое летит ему в лицо.
   -- Ты не понял...
   Змея опять появилась, и демон сцапал ее, как простую веревку. Или длинный тонкий шарик. Из таких клоуны сворачивают разные фигурки, пока они не лопнут. Марина хихикнула, представив, что сейчас рептилия превратится в подобие собачки из шарика, но Илиен швырнул гадину в угол и злобно зашипел ведьме в лицо:
   -- На мой народ яды не действуют.
   Бедная змеевладелица как стояла, так и уселась на пол. Демоны, они кого угодно впечатлят выражением лица. Даже впечатляющих ведьм. Нашла коса на камень. Марина опять хихикнула, бросилась поднимать ведьму на ноги и поймала себя на мысли, что как-то подозрительно часто хихикает. И вообще, ей стало весело-весело. Была бы музыка, уже бы танцевала. Может и не в такт, зато вдохновенно.
   -- А я отравилась сливой, -- заявила девушка в пространство. -- Бедная змеючка. Надо позвать ветеринара.
   Змею хотелось найти, подобрать и проверить не пострадала ли она.
   А потом Марина вспомнила, неожиданно для себя. Уронила поставленную на ноги ведьму и полезла в сумку. Ей очень нужна была книга, найденная в изуродованном городе. Немедленно. Иначе произойдет что-то плохое. Метеорит на землю упадет, например. А Брюсов Виллисов в этом мире не предусмотрено. Такое вот невезение. Фальшивых богов полно, а Брюса Виллиса нет.
   -- Не бывает рыжих слив, -- сказала сидящая на полу ведьма, но ни Марина, ни Илиен не обратили на нее внимания.
   Девушка выкидывала из сумки вещи, удивляясь, откуда оно все взялось. А демон их ловил, и складывал в аккуратную кучку. И все молча, не обращая внимания на неадекватную хозяйку дома, начавшую рисовать на полу карикатуру.
   Книга была найдена спустя века. Марина нежно прижала ее к груди, вызвав ревнивый вздох Илиена. Пролистала до середины, отстраненно отметив, что происходит что-то странное. Раньше можно было пролистать всего десяток страниц, кажется. А может это был сон. Или сон то, что происходит сейчас?
   -- Месть, -- опознала девушка незнакомую закорючку в круге. -- Ветер, -- знакомый клыкастый символ был вписан в треугольник. -- Начало, -- еще один треугольник. -- Пленница, -- квадрат, маленький и очень бледный. -- Илиен, мы должны разбудить Спящую красавицу. Видишь, -- Марина уверенно ткнула пальцем в квадрат. -- Я свободная, а значит смогу. Все мои привязанности к семье, к тебе, немного к Дэнэену. Я даже ни к какому богу не привязана, я вообще неверующая. Точнее, верующая в творца, которому нет до нас никакого дела. Ты знал, что мне нежелательно ходить в храмы? К божеству можно привязаться, так же как и к артефакту. Стать оболочкой для его появления в мире. Безопасного для мира появления. Аватарой буду. Весело правда?
   Демон покачал головой.
   -- Не знал, -- удовлетворенно сказала девушка и улыбнулась, не понимая, что ее так обрадовало. -- Не страшно. Я не верю в их божественность. Они и сами не верят. Но Спящую красавицу нужно разбудить. Тогда море станет теплым, и можно будет купаться. Здорово, правда?
   Илиен подошел, посмотрел через плечо в книгу.
   -- Месть, -- сказал хрипло.
   -- Да, -- легко подтвердила Марина. -- Глупо, правда? Перестать существовать только для того, чтобы усыпить божественную соперницу. Из-за мужчины, которому было все равно. Который вообще не замечал. Глупая она. Ревновать призванного к богине. Будто это богиня мешала ему ее увидеть. Хранящая превратилась в артефакт, богиня уснула, моря стали холодными, а светлых врачевательниц стали называть ведьмами.
   -- Да! -- радостно заорала хозяйка дома и ее гости очнулись.
   Марина удивленно посмотрела на книгу, та в ответ захлопнулась чуть не отдавив хозяйке пальцы. Илиен дернул себя за волосы, осмотрелся и мрачно произнес:
   -- Я ее убью.
   -- Мать ураганов? -- угадала сидящая на полу ведьма, переставшая рисовать карикатуры из жизни богов, ревнивых дур и глуповатых призванных. -- Она богиня!
   -- Мне все равно, -- уверенно сказал демон. -- Никто не смеет контролировать мое тело и влиять на разум.
   -- А тебя не она контролировала, дурень, -- светло улыбнулась ведьма, как маленькому мальчику, любимому внуку. -- Ты сам. Слишком внимательно слушал, что шепчут твоей избраннице. Нехорошо подслушивать то, что для тебя не предназначено. Если не перестанешь, однажды лишишься хвоста.
   Снегуркин братец только фыркнул. Совсем по кошачьи.
   -- Я ее не пущу, -- сказал немного подумав.
   -- А тебя спрашивать не будут. Ни она, ни Мать ураганов, ни ее дети. Ты хотел дать девочке силы достаточной для защиты от этого мира. Так радуйся, она ее получит.
   -- Если выживет.
   -- А ты на что? -- весело спросила ведьма и подмигнула. -- Береги девочку, помоги ей дойти и получишь то, на что так надеялся.
   Прозвучало очень жизнерадостно. Илиен даже глаза закрыл, словно видеть веселящуюся ведьму было выше его сил.
   -- Нет, -- сказал, как отрезал.
   А Марина поймала себя на том, что последняя фраза ведьмы ей почему-то не нравится. Было в ней что-то неправильное, что-то для нее обидное. Но вот что именно, понять девушка не могла. Голова плохо соображала.
   -- А теперь, собирайте свои вещи и уходите, -- велела ведьма и одарила демона недовольным взглядом. -- И не смей больше приносить в чужие дома ту гадость, которую прячешь на груди.
   Марина мгновенно забыла о неуловимой неправильности и удивленно посмотрела на Илиена. На груди он прятал медальончик, симпатичный серебряный кругляшек на кожаном шнурке. Ничего другого вроде не было. И на тебе, ведьма обнаруживает гадость.
   -- Илиен...
   -- Я не могу сказать, дал слово.
   Девушка вздохнула. Данное кому-то слово демон вряд ли нарушит. Но любопытно же.
   -- Оно хоть не опасное?
   -- Теперь нет, -- тепло улыбнулся Снегуркин братец.
   Значит, раньше было, поняла Марина. И зачем оно ему?
   -- Ой, а мое лицо? -- опомнилась девушка.
   На лицо посмотрела ведьма. Внимательно. Потом ощупала, зачем-то понюхала и улыбнулась, став похожей на Бабу Ягу, заманивающую доверчивого Иванушку.
   -- Все в порядке с твоим лицом, -- сказала добродушно. -- Поплачешь, и вместе со слезами уйдет краска.
   Вот те на, мысленно восхитилась Марина. Возьми и поплачь на ровном месте.
   -- Илиен, нам нужно купить лук. Много лука.
   Неплохая ведь идея.
   -- Больше в храмы мы не пойдем, -- сказал демон, когда дверь ведьмового жилья захлопнулась за гостями. -- Эти... -- он замолчал, словно подбирал эпитет пообиднее, но не хотел материться. -- Боги, -- выдохнул, наконец. -- Заставляют людей делать то, с чем сами могли бы справиться мгновенно. Если бы попытались.
   -- О, -- сказала Марина.
   Она, если честно, не поняла, чего именно от нее хотят. Какая еще Спящая красавица? Даже не сказали, где ее искать. Или она сама по дороге попадется рано или поздно? И что с ней потом делать? Заставить Илиена поцеловать постороннюю тетку? Или самой попробовать? Вдруг она нетрадиционной ориентации.
   Бред какой-то.
   Нет, девушка никого будить не собиралась. Просто раздражало, что ни с того ни с сего посылают туда, не знаю куда, и даже помощи с наградой не обещают. Пускай сами идут. Или своих призванных посылают. Они у них обычно от безделья маются, некоторые еще и жертв в линялых мехах, прикрывающих достоинство изображают. А Марина поплачет над луком и забудет эту историю.
   -- Ой, смотри, Нэмина. Куда это они? -- заинтересовалась девушка, увидев тень в компании разномастных мужиков бредущих по улице.
   Илиен пожал плечами и резко свернув, пошел следом за Нэминой и сопровождением. Любопытный кошак. Но хоть от всяких спящих красавиц отвлекает.
  
  
   Древняя карга посмотрела на нюхачей из столицы и сопровождавших их стражников, как на тараканов, нагло расхаживающих по чистенькому кухонному столу. Вот только отмыла и на тебе, маршируют. Отдельный брезгливый взгляд тетка кинула на сапоги Нэмины. После чего заявила скрипучим голосом:
   -- В этот доме в обуви не ходят.
   Тень фыркнула, но сделала карге одолжение -- разулась и положила сапоги у порога. Остальные последовали ее примеру. После этого их милостиво пустили в дом. Спорить с бабулькой было нельзя -- в ее подвале находилась дверь, ведущая в подвал соседнего дома. Именно в тот, где не отличавшиеся оригинальностью контрабандисты устроили склад.
   Вообще, в Батише подвалы часто были общими, разделенными спустя годы и годы после появления. Еще чаще они сообщались узкими коридорчиками и все вместе превращались в подземный лабиринт. Когда-то по ходам и подвалам пробирались воины из гарнизона города, чтобы зайти в тыл к нападавшим. Еще ими пользовались при пожаре. Если пройти по этим подвалам и коридорчикам в правильном направлении, рано или поздно выйдешь к морю. Собственно, подвал почтенной карги был предпоследним в этой цепочке, а тот, который превратили в склад -- последним. За что карге эту честь и оказали.
   Унести с собой обувь хозяйка не позволила. А когда раздраженная Нэмина спросила, в чем они будут бродить по подвалам, выдала плетенные кожаные тапки с мягкой подошвой. И улыбалась при этом так загадочно, что Дару сразу понял -- бродить в этой обуви по подвалам будет холодно и неудобно.
   Подвалы его не разочаровали. Карга в своем хранила копчености, вино и бочки с соленьями. Все это добро дружно пованивало рыбой и мышами.
   Заржавевший замок на двери в соседний подвал открылся только с пятой попытки, если бы не открылся, Нэмина бы его оторвала, вместе с дверью. А дальше оказалась дикая помесь музея, склада и городской помойки. Мышами и рыбой там воняло еще сильнее. Обитые замшей шкатулки, в которых перевозили поделки столичных ювелиров, чередовались с грязным тряпьем, непонятными кусками дерева, стеклянными шариками, которые некоторые эстеты насыпают в ванну, чтобы помасажировать место на котором сидят, и прочие мало кого способные заинтересовать безделушки. Пройдясь туда-сюда и брезгливо поворошив кучи тряпок деревяшкой Нэмина остановилась и возмущенно указала на каменное чудище заросшее паутиной:
   -- Папа императора.
   -- Что? -- переспросил Дару.
   -- Бюст, который два года назад украли из дворцового парка во время маскарада. Отец нашего императора. Герой и полководец.
   Дару подошел ближе, удивленно посмотрел на героический бюст и потеребил пальцами губу. Кому и для чего мог пригодиться легко заменяемый камень он так и не придумал. Подвал решили украсить, что ли?
   Серебра, как и ожидалось, в подвале не было. Хотя Дару бы не удивился, если бы его тут нашли, с такой то коллекцией. Карга дожидалась нюхачей и стражников в своем подвале, наверное, боялась, что если не проследить, они выпьют ее вино и закусят воняющей рыбой бараньей ногой. А потом там и помрут отравившись. И ей придется их закопать в саду, под розами.
   Хозяйка величественно довела гостей до порога и, не попрощавшись, захлопнула за ними дверь. Даже про тапки не вспомнила.
   За дверью любителей изучать чужие подвалы ждала знакомая парочка. Высокий беловолосый нелюдь с интересом наблюдал, как тощая рыжая псина жует сапог Нэмины. Его избранница что-то выкапывала палкой у забора. Пыхтя и пытаясь тянуть.
   -- Э-э-э-э... -- сказала Нэмина. Собак она не боялась, но отлично знала, что они не любят когда у них изо рта вырывают еду. Даже если то, что они жуют несъедобно, а человеку очень нужно. И не факт, что тень успеет отобрать сапог прежде, чем ее покусают.
   -- Фых! -- сказал демон.
   Дару и стражники дружно подскочили. Псина бросила сапог и, поджав хвост, начала отползать. А Марина с воплем уселась траву и победно вскинула над головой откопанное растение. Одна Нэмина спокойно подошла к сапогу и подняла его двумя пальцами.
   -- Зараза, -- сказала понюхав его. -- А ты почему улыбаешься?! -- накинулась на беловолосого. -- Не мог отобрать сапог раньше?
   -- Я думал, это ее, -- издевательски спокойно сказал демон.
   Дару представил собаку в сапогах и закашлялся.
   Нэмина возмущенно фыркнула, обернулась к избраннице нелюдя, собираясь и ей задать несколько вопросов по поводу своего имущества. Да так и застыла, рассмотрев лицо девушки. Луковица, которую она потрошила и тыкала себе в нос, только добавляла колорита.
   -- Этот город сводит с ума, -- решила тень. Окинула спокойного демона недовольным взглядом и заявила. -- Ты мне должен за сапоги!
   Илиен величественно кивнул.
   Марина только хихикнула, смахнув со щеки оранжевые слезы. Не знала бедная тень на что подписывается и насколько серьезно Снегуркин братец относится к долгам.
   И как здорово умеет поворачивать их себе на пользу.
  
  
  
   Печальная история о ведьмах. И о том, что жадность -- это плохо.
  
  
   Когда-то в одном королевстве у правителя умер единственный сын. Заболел и умер. Лекари спасти то ли не успели, то ли не сумели, а может, действительно не захотели. Этот сын был нехорошим человеком, а еще избалованным и глупым. Кому нужен такой правитель? Но король осерчал, смягчить его гнев не смогли даже доказательства того, что сын начал плести против отца заговор. Не терпелось ему на трон.
   В гневе король приказал казнить всех лекарей, у которых умрет пациент. Не разбираясь виноват он или нет, мог вылечить, или там и боги не помогут. А так как рано или поздно это случалось с каждым, самые умные сбежали из королевства сразу же. Остальным не повезло. Король приказал не выпускать лекарей за пределы страны, еще и метки всем поставили. Магические. От которых мало кому избавиться удалось.
   За какой-то год лекарей в королевстве стало очень мало, настолько, что лечить стали у белых сестер не только раны душевные, но и телесные. Чем это закончится, девушки понимали, отказать не могли, бежать было некуда, поэтому собрались всей толпой на поляне в полдень и стали взывать к своей богине. Та ответила сразу, немного подумала и предложила давать им для лечения свою силу, которая могла и мертвого воскресить.
   Добрая богиня спросила, всегда ли они хотят эту силу получать или только когда попросят? Если всегда, то отныне они будут подобны емкости без дна, которая не переполнится, сколько в нее не лей. Если только когда попросят, то они будут емкостями с дном и взять смогут столько, насколько разовьют свои способности. Еще богиня хотела рассказать о недостатках обеих емкостей. Но ее слушать не стали -- зачем что-то развивать, если можно получить все и сразу? Девушки потребовали сделать их бездонными. Добрая богиня пожала плечами и согласилась. И стали белые сестры величайшими лекарками сначала королевства, а потом и континента. И дочери их наследовали этот дар. И внучки. И все было хорошо до тех пор, пока богиня не пропала. Когда это случилось, ее сила то иссякала, то появлялась, то ручеек становился тоненьким-тоненьким.
   А еще к этому ручейку стали примешиваться чужие силы. Постепенно. Понемногу. Но намешалось столько, что для силы пропавшей богини места в этом потоке не осталось. И светлые сестры превратились в ведьм, у которых характер и способности менялись, как попало, чуть ли не ежедневно. Которые могли убить взглядом, а потом горько оплакать убитого. И не могли больше лечить. Если к лекарству примешивается что-то другое, оно может стать ядом.
   И отказаться от способностей они не могли. Ведь можно закрыть пустую бутыль, чтобы туда ничего не попадало, но нельзя перекрыть реку. Точнее можно, но вода не остановится. Она разольется, превратив окрестности в болото. Или прорвет плотину, сметя все на своем пути. И тогда будет совсем плохо.
   С течением времени бывшие белые сестры научились направлять и использовать то, что к ним попадает и узнали сколько нужно ведьм, чтобы поток тек спокойно. Боги научились использовать их. Люди научились их бояться или уважать. И все стало не так уж плохо. Но все равно, вернуть свою богиню ведьмы желали больше всего. Тогда хотя бы будет у кого попросить вернуть сосуду дно. Потому что вовремя останавливаться умели немногие, а вот сгорало в чужой и чуждой силе большинство.
   А еще, добровольно становиться ведьмами хотели немногие. Их было гораздо меньше, чем требовалось потоку. Вот и пошла о них дурная слава. Заслуженная, но не желанная.
  
  
   Глава 8
  
   О водных процедурах, глупых шутках, вещих снах и чудесной мебели.
  
  
   Марина издевалась над книгой. А может, это книга издевалась над ней. Или они издевались друг над другом. Девушка пыталась раскрыть книгу на той странице, на которой вчера видела божественное откровение. Она понимала, что не получится, но просто сдаться и зашвырнуть книгу в сумку не могла. Очень хотелось убедиться, что символы в геометрических фигурах не пригрезились в бреду. Потому что все остальное упрямо ассоциировалось с наркотическими галлюцинациями. И из-за этого было стыдно. В первую очередь перед самой собой. Особенно за вырытую в чужом саду луковицу лилии, над которой еще и плакала. Извращение какое-то.
   Илиен следил за ее потугами с потрясающим равнодушием. Поэтому Марине хотелось стукнуть его по голове книгой, а лучше кирпичом. Раздражал. Мог бы встать и помочь. Или хотя бы утешить.
   Отложив так и не открытую книгу, девушка посмотрела на демона, полюбовалась как он вежливо улыбается стене и ей впервые в жизни захотелось ему отомстить. Поиздеваться над ним. Причем, как-то так, чтобы он этого не понял. Например... Чего там мужчины дружно не любят?
   -- Илиен, -- почти пропела Марина. -- Пошли покупать сувениры!
   Блондин посмотрел на нее с недоверием, но вместо того, чтобы поинтересоваться какие и зачем сувениры ей понадобились, только пожал плечами. Какой безотказный мужчина. Прелесть. Аж самой себе позавидовать хочется.
   Только настроение эта безотказность не улучшила.
   А может он специально? Разгадал хитрый план и теперь пытается показать избраннице, что он провальный. Вдруг она поверит и никуда не пойдет?
   Мстила Марина долго и со вкусом. Заходила во все встреченные по пути магазины. Трогала, нюхала, тыкала под нос Илиену, примеряла и ничего не покупала. Демон довольно долго таскался следом все с тем же равнодушным видом. Потом вид сменился на заинтересованный. А после этого на грустный. Понял Снегуркин братец, что так можно ходить до вечера.
   Марина не сдалась. Жалеть мужчин -- последнее дело. От этого они начинают распускаться и чья-нибудь мечта превращается в пузатого типа в спортивке. И сидит эта мечта дома, потому что работу никто не предлагает. Наверное, его телефон узнать не смогли. А с течением времени лежит, как кит выброшенный морем на берег и всех его сил еле хватает на щелканье пультом.
   А может Илиен вообще притворяется. Что только мужик не сделает, чтобы не ходить с женщиной по магазинам. Месть следовало продолжить и расширить. Например, купить что-то большое, тяжелое и нагрузить спутника. Пускай таскает.
   Девушка мрачно посмотрела на очередную безлюдную улочку и увидела его. Мебельный магазин, перед которым под навесом стояли шкафы, стулья, стол и плетеное кресло, в котором спал белобрысый мальчишка. Как назывался магазин, Марина не поняла. То, что было изображено на вывеске, больше всего напоминало клинопись. Но кресло ей понравилось, и девушка решительно пошла смотреть, что там еще есть.
   -- Сундук, -- восторженно прошептала Марина с порога.
   Магазин был маленький, заставленный мебелью и плохо освещенный. Наверное, чтобы покупатели не заметили каких-то дефектов на товаре. А сундук был классный. Сравнительно небольшой, черный с белыми растительными узорами. Причем, узоры били, нарисованы талантливо и несимметрично. Казалось, вьющееся растение само оплело сундук, вросло в него, а потом засохло и побелело.
   -- Илиен, сундук!
   Демон был схвачен за руку и отбуксирован к чудесному ящику. Зачем он Марине, она не смогла бы сказать и под страхом расстрела. Не будет же на самом деле складывать в него вещи. Сундуки, они в этом плане неудобные. То что внизу попробуй откопай. То, что сверху годами может не понадобиться. А потом разбираешь вещички, а от них такой мерзкий запашок, что хочется за противогазом сбегать. Сестра говорила, что стариной пахнет, а Марине казалось, что там кто-то умер и превратился в мумию.
   Сундук девушка добросовестно обошла, потрогала со всех сторон, поковыряла белый рисунок, даже открыть попыталась, но он не поддался. Но красивый, настоящее произведение искусства. В таком не обязательно что-то хранить, главное, чтобы он был.
   Появившийся, кажется из шкафа, хозяин магазина одобрил выбор Марины. Расхвалил сундук, обозвал его раритетом и только после этого признался, что он не открывается. Вообще. Точнее, как-то его открыть наверняка можно, но замка пока никто не нашел. А уж ключа и подавно.
   Покупательница заподозрила, что там спрятан труп. Владелец раритета тут же снизил цену вдвое. Илиен сундук приподнял, потряс и заявил, что он пустой. Марина шикнула на демона и оплатила покупку, пока цену опять не повысили. Не зря же хозяин магазина воссиял лицом.
   Так Марина и стала владелицей красивой вещи, с которой не знала что делать. В пару к сундуку купила еще и комод. Хороший комод. Деревянный и красивый. Если получится переправить его на Землю -- вообще цены этому приобретению не будет. Такую мебель там делают только на заказ и за немаленькие деньги. Можно будет говорить, что он старинный, доставшийся от прабабушки. Отреставрированный.
   Тяжеленный комод достался Илиену, не возражавшему против роли грузчика. Он бы и шкаф понес, лишь бы Марина удовлетворилась покупками и на этом успокоилась. Сундук, обвязанный веревками как торт, потащил на своем горбу незнакомый парень, чей-то старший сын. А гордая владелица шла налегке, пугая себя неземной радостью капитана Келена, осчастливленного незапланированными грузами.
   Если бы Марина в тот момент оглянулась, эта проблема перестала бы ее беспокоить. Мебельный магазин беззвучно колыхнулся и превратился в амулетную лавку, которых в этом городе было больше, чем жилых домов. А еще на пустой до этого мгновения улице появились люди и заспешили по своим делам.
  
  
   Новый день в славном городе Батиш начался для Дару с вопля. И все бы ничего, но орала его напарница. Нецензурно орала. А орущая Нэмина мертвых из могил могла поднять.
   Дару тоскливо посмотрел на потолок, перевел взгляд на одежду сложенную на тумбочке и спросил:
   -- Какая гадина на этот раз ее укусила?
   И накрыл голову подушкой. Очень хотелось спать. А Нэмина пускай сама разбирается. Обидеть ее непросто, а пытавшиеся частенько оказываются у лекарей с переломами. Спасать обижавшего Дару не собирался.
  
  
   -- Убью, -- выдохнула Нэмина, вдоволь накричавшись, и попыталась пнуть капитана Келена.
   Эта сволочь грациозно увернулась и безмятежно поинтересовалась:
   -- У прекрасной сины плохое настроение?
   Издевается! Это девушка поняла сразу. Схватила брошенное сбежавшим от ее гнева морячком ведро и треснула им капитана по голове. Ладно бы сверху вниз. Отлежался бы и бегал как новенький, если бы выжил. Так нет же, слева на право. И Келена этим ударом снесло за борт. За которым он благополучно исчез под водой.
   -- Тонет! -- крикнула раздосадованная девушка, и первая прыгнула спасать.
   На тот момент, когда Дару смирился с тем, что поспать ему не дадут, и пошел смотреть, кто там помимо дорогой напарницы кричит, капитана благополучно спасли. Моряки из его команды. Заодно вытащили увлекшуюся нырянием Нэмину. Усадили спасенных под мачтой, заботливо приволокли одеяло и разошлись делать рабочий вид.
   Сидели капитан и тень как мокрые птенчики, перетягивали одеяло, как супруги в зимнюю ночь, и не шумели. Только зубами изредка клацали, сказывалась холодная водичка. Дару очень хотелось этих птичек ощипать и бросить в суп. Хоть какая-то польза. А то ведь высохнут, опять орать начнут. Точнее, Нэмина начнет, а капитан будет невозмутимо ее подзадоривать.
   И почему она рядом с ним ведет себя как дура? Разве так мужика привлекают?
   Дару вздохнул. С одной стороны именно такое поведение гарантировало, что никто к нюхачам из столицы серьезно относиться не будет. Посчитают их придурками отправленными для отвлечения от кого-то более достойного этой работы. А какой спрос с придурков? С другой -- относиться будут соответственно и это может добавить проблем. Совершенно неожиданных проблем. Вон с каким интересом очередной реканский купец смотрит с соседнего корабля. Наверняка прикидывает, можно ли ненормальных нюхачей как-то приспособить к своим делам.
   Дару опять вздохнул и перевел взгляд на облака. Белые, пушистые как яичные белки, взбитые с сахаром. Аппетитные облака. А на их фоне флагом полощется юбка из кружевных полосок, в которой Нэмина изображала работницу борделя.
   -- О-о-о-о... -- только и смог сказать Дару.
   Она же эту тряпку выкинула. И на тебе...
   Или сказала, что выкинула, а сама прицепила ее к мачте? Для поддержания образа.
   Ненормальная девица.
   -- Нэмина...
   -- Лучше молчи! -- грозно гаркнула напарница и поплотнее прижалась к растиравшему лицо Келену. -- Узнаю, кто ее подобрал, повешу на рее. В назидание.
   -- Хм, -- задумчиво прозвучало за спиной Дару.
   Он дернулся, обернулся и недовольно посмотрел на беловолосого нелюдя. Спокойный и умиротворенный. Наверняка выспался. Еще и девушка доверчиво за предплечье держится. У таких типов никогда не бывает проблем, они их другим создают.
   -- Капитан Келен, -- вежливо обратилась Марина. -- У вас в трюме будет место для сундука и комода?
   -- Будет, -- с интересом посмотрел на нее владелец корабля.
   -- Хорошо, что я их купила! -- искренне обрадовалась девушка.
   Дару полюбовался ее улыбкой, посмотрел на солнце и понял, что оно довольно высоко. И на самом деле он проспал. Впервые в жизни. А ведь собирался утром сходить на магическую ярмарку за городом. Купить несколько стандартных и очень нужных амулетов. Стандартные то они стандартные. Но если их правильно сочетать, можно получить что-то новое и для противника неожиданное. Эту истину парень узнал еще в бытность свою стражником. Один спившийся старожил городской стражи рассказывал. Чем-то ему Дару нравился. Может, пропавшего сына напоминал. А может все дело в том, что больше никто не хотел внимательно старика выслушать.
   -- После полудня отплываем, -- сказал капитан. -- Мы уже всех пассажиров предупредили.
   -- Полудня?! -- вскинулась Нэмина. -- Мне нужно еще кое-что сделать!
   -- Делай, -- равнодушно разрешил Келен.
   Нэмина вылезла из-под одеяла, тряхнула волосами и грозно топая, пошла в каюту переодеваться. Дело у нее было несложное, но важное. Очень нужно было отомстить бывшему жениху одной хорошей девушки. Эта сволочь, в смысле женишок, по пьяни призналась, что от невесты ему нужно только наследство. Потому что девица некрасива, слишком худа и бледна как утопленница. Не невесте признался, мужской компании. Это признание услышал брат девушки и вызвал сволочь на дуэль. На которую оно не явилось, якобы посланное со срочным поручением в Батиш. Таким секретным, что домой после его доставки не отпускают. Такое прощать нельзя. Нет, на дуэль Нэмина его вызывать не собиралась, недостоин. Лучше ударить по самому больному его месту. По тому, на что были потрачены любимые им деньги.
   Месть девушка откладывала до последнего. У него хватило бы ума нажаловаться страже. А стражникам могло хватить ума начать мешать обидчице такого хорошего собутыльника, умеющего рассказывать героические небылицы, якобы с ним произошедшие. Рассказывать сволочь умела и ему верили.
   Дару посмотрел вослед напарнице и, приняв решение, помчался покупать амулеты. А то мало ли. Вдруг Нэмина решит привлечь его в соучастники.
   Марина, уперев руки в бока, следила за морячками, спускавшими ее комод в трюм. От незнакомого чумазого мальчишки непонятно как попавшего на корабль и решившего подергать ее за рукав девушка только отмахнулась. Пацаненок не отстал. Он обошел ее по кругу, как новогоднюю елку и опять подергал.
   -- Что тебе? -- недовольно спросила девушка.
   Детей она не то чтобы не любила. Скорее опасалась. Черт знает как себя с ними вести, чтобы и мамаша не обиделась, и дитя на голову не полезло.
   -- Вот, -- просиял ребенок. -- Письмо!
   Марина взяла свернутый в трубку и запечатанный сургучом с ленточкой лист, повертела его и рассеяно засунула в бездонную сумку, висевшую на плече. Мальчик улыбнулся и помчался на берег.
   -- Странный ребенок, -- сказала девушка. Оглянулась, чтобы поблагодарить капитана, но он куда-то ушел. -- Может пироженку съесть где-нибудь? -- спросила у мачты. -- Все равно до полудня делать нечего.
  
  
   Наверное, все-таки боги вели дар мага, который создал орган Морского храма. Ну не мог простой смертный, пусть и наделенный талантом каменщика, сотворить это чудо самостоятельно.
   Храм был прилеплен к скале, как ласточкино гнездо. В сильные шторма волны облизывали его снизу, иногда долетая до окон. А орган был частью этой скалы. Трубы проточены прямо в камне. И когда орган взывает к богам, приглашая их в свидетели, скала дрожит и вибрирует. Пол легонько толкает в ступни и, кажется, что сейчас взлетишь и попадешь в небесный дом. Там улыбнется Светлая богиня, обнимая руками-крыльями. Подмигнет Весельчак, пасущий чаек. Окинет равнодушным взглядом старший сын Матери ураганов. Нахмурится Бог-отец, чье имя забыто даже им самим. В тот день, когда его вспомнят, пропадет вся вода. Ее заберут нижние боги, давшие воду в уплату за это имя, которое теперь у них вместо солнца.
   -- Служитель, давая клятву, обязан следовать ей, так велит море. Нарушивший клятву потеряет удачу. Светлая богиня не видит людей обесчестивших себя отказом от служения. И только смерть может освободить от клятвы, -- торжественно говорил старик, покачиваясь вместе с музыкой.
   Мелодия взывала и взывала, как волны поднимаясь вверх и падая вниз. Приглашала морских богов в свидетели. Сегодня из храма выйдет новый служитель, наделенный силой и удачей. А потом он пойдет вслед за отцом и, так же как тот когда-то, поклянется беречь...
   -- Капитан!
   Келен резко сел и уставился на стену безумными глазами.
   Сон. Всего лишь сон. Как давно ему такие сны не снились.
   Интересно, это предупреждение или одобрение? Любят боги загадки.
   -- Капитан!
   Келен встал, потряс головой. Это надо было умудриться уснуть. До отплытия недалеко.
   -- Капитан!
   Келен вздохнул. Подошел к вибрирующей от стука чем-то тяжелым двери и резко ее открыл.
   -- Что случилось? -- спросил у ввалившегося в каюту помощника.
   -- Полдень, капитан, -- широко улыбнулся Раин. -- А этой бешеной бабы нет. Мы даже ее шмотки с мачты сняли, а ее нет. Ждать будем?
   -- Будем, -- сказал Келен. Не хватает еще пассажиров растерять. Особенно таких. -- Грузы и остальные пассажиры на месте?
   -- А куда они денутся? -- махнул рукой Раин. -- Девчонка нелюдя зверушку принесла.
   Келен собиравшийся отпустить помощника и надеть рубашку, потому что капитану по должности не положено расхаживать по кораблю в одних штанах, дернул себя за волосы и пошел смотреть на животное. О рубашке он забыл. Не до рубашек, когда безумная девчонка тащит на корабль всякую гадость. Чего только череп песчаного ящера стоит. Эта живучая тварь, питающаяся магией даже в таком виде способна ожить. И оживет, рано или поздно. Капитан не потребовал череп выбросить только потому, что рядом с девушкой стоял ее нелюдь. А они в костях разбираются. И вряд ли бы Илиен стал подвергать спутницу опасности. Своих женщин они защищают яростно. Так что, либо череп окончательно мертв. Либо нелюдь знает, как не дать ему ожить.
   Вездесущие дочери несчастного отца проводили капитана брезгливо-жадными взглядами. Причем жадности там было больше. Любопытство победило воспитание. Остальные дамы сделали вид, что капитан полностью одет, расчесан и выглядит согласно статусу.
   Девчонка со зверушкой нашлась на носу. Обе довольные жизнью и друг другом. Животное капитан опознал сразу. Эта лохматая крыса называется миражником, потому что умеет создавать иллюзии отпугивающие желающих ее сожрать хищников. По этой же причине подобные твари стаями живут в домах магов, воруют амулеты и мелкие вещи из храмов. То ли они питаются каким-то образом магией, то ли все в чем есть сила и живут стихии для них, что для сороки брошь с бриллиантом. Выяснять это никто не хотел, просто избавлялись от тварей, как только их замечали.
   -- Если оно подойдет к повелителю ветра, освежую и прикажу сварить суп! -- рявкнул капитан.
   Девушка подскочила и прижала миражника к себе.
   -- Он не опасный...
   -- Я знаю. Но я не желаю искать повелитель по всему кораблю.
   Девушка кивнула. Осмотрела своего зверя со всех сторон, даже под хвост заглянула, и уверенно сказала:
   -- Не утащит. Слишком тяжелый.
   -- В клетку! -- велел капитан, который был уверен, что утащит. Эти твари таскают амулеты, которые тяжелее них в четыре раза.
   -- Но у меня нет...
   -- В трюме есть, -- обрадовал животновладелицу Келен, и еле удержавшись от плевка на палубу, пошел одеваться.
   Женщины. Одна словно специально тащит на корабль условно опасных животных. Вторая не может вовремя вернуться. Может ее там преступники Батиша поймали и пытают? Было бы неплохо. Преступников стало бы меньше, а то расплодились, как те крысы.
   -- У-у-у-у, злюка, -- сказала девушка и Келен сделал вид, что не услышал.
  
  
   В съемное жилище охотника за приданным Нэмина попала легко и просто. Подошла к хозяйке пекарни, которая сдавала комнаты над магазинчиком с выпечкой, и рассказала ей душещипательную историю о подлеце, который ее обокрал и сбежал. Женщина хмыкнула, внимательно посмотрела на девушку и задумчиво призналась, что жилец все время задерживает оплату. А еще водит гулящих девок и часто возвращается в непотребном состоянии. Она давно бы его выселила, если бы у него не было знакомств среди городской стражи. Узнав, что девушка хочет поискать в вещах жильца свое добро и если найдет, натравит на гада столичных нюхачей, хозяйка просияла. Похоже, Этан не изменил своей привычке демонстрировать пренебрежение в отношении людей, которых считает ниже себя любимого. Нашел, кому демонстрировать. Женщине, у которой есть второй комплект ключей. Идиот!
   Нэмина была проведена через черный ход, впущена в комнату и получила обещание проследить, чтобы никто ее там не застукал в самый неподходящий момент.
   Комнатка, в которой жил бывший столичный модник и мот не впечатляла. Маленькая, захламленная. У кровати не хватает планочек в спинке. Шкаф, похоже, пережил пожар. На окне нет занавесок, а довольно широкий подоконник заменяет письменный стол. Интерьер дополняли два разномастных стула, тоже знававших лучшие времена.
   Девушка осмотрелась, пнула грязный сапог и пошла к шкафу. Живописно разбросала вещи, полила их из чернильницы стоявшей на подоконнике. Рассыпала сверху письма из черной шкатулочки найденной за стопкой белья и уже хотела приступить к отрезанию рукавов и поиска за подкладкой вшитых монет, как одно из писем свернутых в конверт раскрылось.
   -- О-о-о-о... -- задумчиво сказала девушка.
   Это было не письмо. Это была отвратно нарисованная карта острова с непонятными надписями по углам.
   Нэмина поворошила бумагу. Подняла еще одно письмо. На этот раз еще более любопытное. План города. Незнакомого. С крестиками на нескольких домах. Под планом опять надписи.
   -- Ах ты гад! -- восхитилась девушка, вспомнив где она такие же странные надписи видела. -- Откуда у тебя это? И что оно такое?
   Надписи были сделаны на языке ведьм. И чутье Нэмины подсказывало, что не просто так. Ходили слухи, что этот гад промышляет шантажом, только в них мало кто верил. Трусоват Этан для шантажа.
   А если шантажирует, то кого? Ведьм? Или того, у кого украл письма?
   Девушка села на стул и задумалась. Оставлять конвертики гаду не хотелось. Натравить на него начальств -- наоборот. Но если забрать конвертики, можно спугнуть. А уж бить лицо в этой ситуации и вовсе не стоит, как бы не хотелось. Лучше пускай строит предположения о том, кто забрал письма, чем знает точно.
   Подругу бывшей невесты он вряд ли заподозрит. Да он ее с обрезанными волосами и в мужской одежде вряд ли узнает. Привык видеть миниатюрную девушку в длинных платьях, хрупкую и изящную, как фарфоровая статуэтка. Но вызывать на свой счет подозрения все равно не хотелось.
   -- Шкатулка! -- радостно улыбнулась тень. Еще раз осмотрелась и решительно схватила книгу, привольно валявшуюся на подоконнике.
   Рвать ее по листику было интересно. Еще и иллюстрации такие занятные попадались, что подобное сочинение стоило подарить борделю, пускай учатся. Читать Нэмина себя отговорила сразу, мало ли, еще увлечется. Любопытно же.
   Шкатулка оказалась настоящей -- огнеупорной. Книжные листы горели в ней отлично. Снятая со стены карта империи немного хуже, но тоже неплохо. А уж как весело вспыхивали и скручивались в черную кляксу перчатки, якобы шелковые. Воняли они точно не шелком. Больше похоже, что делали их из той же бумаги замешанной с каким-то гадостным зельем.
   Девушка распахнула окно пошире и отправила вслед за перчатками разорванную на части рубашку, самую приличную из имеющихся. Потом позолоченные шнуры отодранные от шляп и рукавов плаща. Тоненькие щегольские носовые платки красиво вспыхивали и рассыпались меленьким пеплом.
   Нэмина полюбовалась полученным результатом, засунула подозрительные конверты за пазуху и решила закругляться. Хотя сжечь хотелось все горящее имущество. Подобрав кожаную обложку от книги и полюбовавшись распахнутым окном, через которое мог бы влезть кто угодно -- выходило оно на заросший сорняками сад -- девушка хмыкнула и ушла. Пускай теперь гад думает, кто в этом городе так его не любит. Кандидатов наверняка немало.
   Поблагодарив хозяйку за гостеприимство и предупредив ее о сожжении милого сердцу жильца барахла, Нэмина распрощалась с доброй женщиной и отправилась в порт. Выбирала она тихие улочки. Не хотелось в такой неподходящий момент встретить гада. Была облаяна псом и обгажена мелкой птицей. Да еще и опоздала. Но оно того стоило. Девушка была уверена.
   Найти бы теперь нелюбопытного человека, который расшифрует написанное. Интересно же.
   А к ведьмам с конвертиками идти не хотелось. Мало ли что там написано. Может они замышляют свержение императора. А тут она, с компроматом на них же.
  
  
   Наставления для путешественников по чужим мирам.
  
   Поговорим о транспорте и расстояниях.
   Первое. Забудьте о Земле и не приводите ее в пример, даже если очень хочется лететь на самолете, а не трястись на верблюде. А то еще попросят показать дорогу в лучший из миров. Ага, на экскурсию захотят. На ракеты земля-воздух-земля посмотрят и сразу назад. Делать похожие. Давненько они мечтают проучить жителей второго континента, а камни из катапульты не долетают.
   Второе. Не советуйте бедуинам из пустыни поменять верблюдов на вон тех драконов ныряющих в песок. Особенно если это огромные червяки, пусть даже такие как в "Дюне". В вашем ставшем почти родным королевстве на драконах летают? И вы хотите решить транспортные проблемы отсталых племен? Вот вас и пошлют их решать и доказывать, что нет ничего невозможного. Даже эльфийской мести не испугаются. Эльфы, они далеко и в пустыне долго не протянут. Ага, помрут от тоски по своему лесу, особенно по ручейкам и озерам. Вот вы представляете эльфа в пустыне?
   Третье. Если вам не хватает денег на билет и не пускают на корабль, не ссылайтесь на дружбу аристократами и богачами способными купить весь корабль. А то возьмут вас в заложники и попытаются продать друзьям. Если те не согласятся сразу, то начнут отсылать к ним частями. Пальцы, уши пошлют бесплатно, в качестве рекламы товара. Если не согласятся вообще, то дешевле будет выкинуть вас в море. Ага, русалку вы встретите, добрую. Она вас там на дне похоронит с почестями.
   Четвертое. Даже если ваш лучший друг маг способный открыть портал куда угодно, не стоит радостно хлопать в ладоши и выбирать место куда хочется. Особенно если это место далеко. Вдруг там вы мага не найдете, или заплатить ему не сможете (ограбят вас), а наземного, морского и даже воздушного пути назад нет. Вот такая вот аномалия. А если и есть, то только пеший. И топать вам несколько лет. Хм, может, даже похудеете, как мечтали, экономя остатки средств.
   Пятое. Не примеряйте на себя роль Моисея. Даже если видели карту, умеете ориентироваться по звездам, и в прошлый раз у вас получилось пройти по каменной пустыне. Манна небесная если что вряд ли появится. Местность не та. А роль Сусанина вам не понравится. Особенно когда народ решит кого-то съесть.
   Шестое. Не поучайте проводника и не рассказывайте ему про компас и астролябию. Особенно, если о принципе работы первого вы знаете, что стрелка показывает на север, потому что у Земли есть магнитное поле. А о второй -- что она как-то связана со звездами.
   А лучше всего уговорите кого-то вас сопровождать.
   Они не уговариваются, гады такие?
   А может у них есть повод не хотеть туда идти?
   И вообще, изучите для начала страну, в которой живете. Вдруг недалеко от практически родного города есть что-то не менее интересное, чем загадочный кристалл, который раз в два дня светится зеленым светом прямо посреди поля с коноплей. Посреди этого поля не только кристалл можно увидеть, если что.
  
  
  
  
   Глава 9
  
   О том, что даже одно и то же море бывает разным. И лес бывает разным. И вообще все бывает разным.
  
  
   Капитану Тарсу хотелось убить проводника. Вот так просто и незатейливо, взять и убить. Капитан и так не любил сушу, а лес не любил в три раза больше. А теперь он эти корявые деревья и необъятные кустарники возненавидел. До этого по лесам ему блуждать не приходилось, и он не понимал насколько это плохое место. Здесь не видно звезд, как тут вообще можно ориентироваться?!
   Проводник, не подозревая о кровожадности Тарса, уверенно шагал вперед, изредка касаясь ладонью к стволам деревьев. Еллан, похожая на худенького подростка в мужской одежде с капитанового плеча, умудрялась не отставать. Зато ее защитник спотыкался, путался в стелющейся растительности, а один раз даже на грибе поскользнулся. И все это время подозревал, что проводник специально выбирает такой путь.
   Что их занесло в этот лес -- отдельная история.
   Сначала был запах. Смутно знакомый. Причем не только Еллан, но и Тарсу. Найдя источник этого запаха, они с удивлением обнаружили, что это женщина. Ведьма. Немолодая, но стройная, черноволосая и с черными глазами. Взгляд этих глаз пробирал до костей, как холод на Ледяных островах. А еще в них плескалась безуминка.
   Именно из-за этой безуминки капитан задвинул Еллан себе за спину и храбро спросил, чем от уважаемой ведьмы пахнет. Та в ответ расхохоталась. Обидно так. Словно Тарс был маленьким мальчиком и решил поинтересоваться, почему в коровнике воняет навозом.
   Отсмеявшись ведьма немного подумала, поправила прическу, как-то странно посмотрела на Еллан и снизошла к ответу. Оказалось, это был запах настойки из одной особенной травки, подаренной ведьмам какой-то богиней. Она помогала им восстанавливать силы. Эта же настойка выявляла ведьм среди маленьких девочек, которые были заподозрены в том, что этот талант у них есть. Почему заподозрены, собеседница не знала, у нее ранг для таких знаний неподходящий. А вот если юноша желает удалить зуб или излечиться от пьянства -- она с радостью поможет.
   Юноша благоразумно отказался. Посмотрел на спутницу и спросил у ведьмы, где эта трава растет? Потому что сильно сомневался, что эта настойка продается. А вот сорвать несколько травинок проходя мимо поля, на это любой идиот способен.
   Ведьма опять подумала. Причем, у Тарса сложилось впечатление, что с кем-то посоветовалась. И отправила капитана к своей старшей.
   Старшая к еще одной старшей.
   Та к следующей.
   А вот самая старшая, выслушав историю Еллан, попросила ее коснуться пальцем к золотисто-коричневой жидкости в чаше. К знакомо пахнущей жидкости. Девушка послушно коснулась и та в ответ позеленела. А ведьма побледнела и схватилась за голову. Что оно означает, она так и не призналась. Но милостиво одарила гостей проводником и отправила к старому храму в лесу. Якобы там они найдут ответы на свои вопросы.
   Выбора особого не было. Работорговлю ведьмы не одобряли. Поэтому капитан принял решение идти. О чем жалел уже третий день.
   И ведьм начинал ненавидеть почти так же, как и лес. Не могла, стерва старая, все объяснить. Знала же! Так нет, послала искать в лесу давно заброшенный храм мертвой богини.
  
  
   -- Ты действительно этого хочешь? -- спросила богиня.
   Незнакомая богиня. Симпатичная, конопатая и улыбчивая. А еще очень юная. С виду она была моложе Марины. На самом деле наверняка гораздо старше. Не смотря на этот вид, девушка ни капельки не сомневалась, что перед ней именно богиня.
   -- Хочу, -- выдохнула Марина, не понимая, о чем ее спрашивают, но зная, если откажется, потом пожалеет. Любопытство замучает.
   -- Ладно, бери и не жалуйся.
   Юная богиня отошла на два шага и вокруг нее начали порхать разноцветные крылатые рыбы. Она немного постояла, схватила ярко-зеленую рыбку и вернулась к Марине.
   -- Держи, это твое знание. Пользуйся правильно и не забудь помочь сестре.
   Девушка взяла слабо трепыхающуюся рыбу. А вот спросить о личности сестры не успела. Богиня улыбнулась и превратилась в туман, который тут же подхватил ветер и унес в море.
   Вот теперь думай чьей сестре нужно помочь.
   В следующее мгновение Марина обнаружила, что стоит на палубе. Ночью. Босая и в розовой ночнушке с кружавчиками. А на нее с интересом смотрят четверо морячков.
   Вот позорище. Еще и рыбы никакой нет на самом деле.
   -- Я лунатик, -- мрачно улыбнувшись, сказала девушка и поспешила сбежать от греха подальше. -- Илиен, гад, проспал!
   Лунатизмом она до сих пор не страдала, но это ни капельки не извиняет демона.
   Или страдала?
   Когда книгу получила.
   -- Гадство!
   Если ей действительно подсунули какое-то знание...
   Марина печально вздохнула.
   Хоть бы сказали, какое и для чего. А то дают, чего не просила и разбирайся, как хочешь.
   Илиен спал. Спал самым нахальным образом. На спине, раскинув руки и ноги. Еще и улыбался во сне, гад белобрысый. Защитничек!
   -- Ах ты, Спящий Красавец, -- разозлилась девушка.
   Осмотрелась. Схватила его мешок с одеждой и с размаху опустила на живот демону. Илиен выгнулся, взмахнул руками, как крыльями, дернул ногами и свалился на пол, накрывшись волосами.
   Марина громко расхохоталась. Выглядел демон презабавно и на удивление напоминал русалочку, получившую от злобной ведьмы ножки. Которые не помешало бы побрить.
   -- Ты с ума сошла? -- недобрым тоном спросил Илиен, откинув волосы за спину.
   -- Я?! Это ты спятил! Меня там убивают, а ты спишь!
   Снегуркин Братец вскочил на ноги и диковато осмотрелся, словно убийцы сидели в каюте.
   -- Я могла в воду свалиться, -- нажаловалась Марина. -- И мне конопатая малолетка дала рыбу со знаниями.
   Илиен сел на пол, подпер подбородок ладонью и вздохнул. Печально так, как старый кот, вконец замученный хозяйскими детьми.
   -- Какого цвета была рыба? -- устало спросил демон.
   Похоже, избранница уже перещеголяла его младшего брата по качеству приносимых неприятностей.
   -- Зеленая, -- прошептала Марина.
   -- Знание языков и письменности, -- совсем приуныл Илиен.
   -- Еще один переводчик? -- удивилась девушка.
   Было бы чего бояться. А если этот переводчик еще и лучше глючного универсального...
   -- На свете есть множество вещей, о которых лучше не знать, -- серьезно сказал демон. Прямо как родитель ребенку, или хороший учитель ученику. -- Еще есть множество предметов, развалин, сильных вещей на которых об этих вещах написано. Так же есть множество людей желающих прочитать написанное. И если они узнают, что ты способна это сделать...
   -- Ой, -- поняла, во что опять влила Марина.
   Мало ей было охотников за хранящей! Теперь еще нуждающиеся в переводчике похищать повадятся.
   Демон вздохнул, но продолжать лекцию не стал. За что девушка была ему благодарна. Она и так чувствовала себя дурой, которую как хотят, используют местные недобоги.
   -- А вернуть эту рыбу нельзя?
   -- Она не возьмет, -- уверенно сказал Илиен. -- Дарительница свои дары никогда обратно не берет. Они возвращаются только после смерти одаренного.
   -- Зараза, -- вынесла вердикт богине Марина. -- Почему они все ко мне привязались?
   -- Не знаю. Может ты на данный момент единственная к кому они привязаться могут без вреда для мира. А вредить они больше не рискнут. Когда больно миру, больно и им. Терпеть боль они не захотят.
   Богов Илиен явно не любил. И Марина готова была поддержать его в этой нелюбви. Сволочи бессмертные! Угробили свой мир, а теперь портят жизни людям из чужих.
   -- Илиен, если она подарила рыбу, значит, мне это знание пригодится, или можно как-то избежать?
   -- Не знаю. Но думаю, бесполезно. Всего не избежишь.
   Фаталист, чтоб его. Мог хоть вид сделать, что думает.
   О своей глупости Марина размышляла до утра. Так ничего и не придумала. Да и что тут придумаешь? Потом решила не морочить себе голову и жить, как живется. С этим и уснула. И не заметила, как лохматая крыса, сидевшая в клетке, зажатой между тумбочкой и одолженном капитаном тяжелым ящичком, поддела лапкой защелку, приподняла ее, открыла дверцу и тихонько вышла на свободу. Миражник огляделся, принюхался, посидел немного сбоку от двери, сливаясь со стеной. А когда Илиен выходил из каюты, наглая тварь юркнула в коридор и шустро сбежала, наверняка творить пакости.
   Проснулась девушка днем. Подрыгала ногами и помахала руками, изобразив утреннюю зарядку. Оделась. Зачем-то подкрасила ресницы -- до сих пор она про тушь не вспоминала. И пошла на палубу. Там по любому интереснее, чем в каюте.
   Марина не ошиблась.
   Самым интересным несомненно был Илиен, уснувший опершись спиной о мачту. Хорошо хоть сидя. Снегуркин брат был похож на сказочного принца, не удивительно, что на него поглядывали присутствующие дамы.
   Интересом к демону воспылали и вездесущие дочери бюрократа. Они смотрели, шептались и хихикали. И подталкивали друг друга. Пойди, мол, поцелуй, авось проснется.
   Марине захотелось подойти к спящему красавцу и хорошенько его пнуть. Нашел место для сна! Но она сдержалась, осмотрелась в поисках отвлекающего занятия и увидела Нэмину чахнувшую над какими-то бумажками.
   -- И что это у нас такое? -- спросила Марина сама у себя, успешно подкравшись.
   Тень буквально подпрыгнула, прижав листочки к груди. Не все. Несколько спланировали к ногам избранницы демона и она, хмыкнув, их подобрала.
   -- Э-э-э-э... -- повертела листок перед лицом. -- Ерунда какая-то. Ты что, замуж хочешь и ищешь храм для венчания?
   -- Хочу, -- растерянно призналась Нэмина.
   Замуж ей периодически действительно хотелось. Но эти периоды проходили быстро. Тем более подходящего мужчины не попадалось. Романтичным дурочкам хорошо, сбегают из дома с первым встречным проходимцем, умеющим красиво говорить, а потом растят детей на папочкины деньги. Попутно мужа содержат, но это так, частности. Давным-давно, едва достигнув совершеннолетия, Нэмина решила, что издержка в виде мужа-альфонса стоит статуса замужней дамы и детей. Насмотрелась на гордых старых дев, заседающих в теткином доме целыми днями. Они так старательно изображали счастье, что поверить в него было сложно.
   К сожалению, в ее случае первый встречный не подойдет. Откупиться от мужа оплатой его долгов не получится
   Тень вздохнула и отобрала у иноземки листок. Посмотрела на него, но так и не поняла, где девушка там увидела намек на замужество. Куча домиков из квадрата и треугольника-крыши. Непонятные надписи. И два полосатых змея с гребнями -- сверху страницы и снизу. Нижний кверху пузом.
   -- Причем тут замужество?
   -- Там же написано!
   -- Где?!
   На ведьму эта девчонка была похожа меньше всего. Да и что ведьме делать рядом с нелюдем?
   -- Вот! -- Марина ткнула пальцем в подпись под одним из домиков. -- Храмы богини охраняющей семейный очаг. Берегущей очаг. Да, берегущей точнее.
   -- О! -- сказала Нэмина.
   Нужен был переводчик с ведьминского и вот пожалуйста, девушка знающая этот язык тут, на корабле, посреди моря. Так везти не может. Точнее, может только в двух случаях. Либо бумаги подбросили, а девчонку подослали. Либо вмешались боги. Оба варианта Нэмине не нравились. Но пользоваться помощью иноземки придется в любом случае. Только очень осторожно и при первой же возможности проверить, что она там напереводила. Элементарно проверить. Составить из одиноких слов записку и спросить у ведьмы, что там написано. Якобы подкинули. Якобы тайный поклонник. А возможно даже охотник за состоянием. И в записке якобы сказано, под каким-то древним храмом зарыты несметные сокровища. Ведьма, конечно, посмеется, но Нэмина это переживет.
  
  
   Над бумагами вместе с Нэминой Марина просидела до вечера. Увлекательное занятие оказалось. Даже от Илиена она отмахнулась, не вникая в то, чего он хочет. Большая часть бумаг были такими же нелепыми записочками с рисунками, как лист с храмами богини берегущей семейный очаг. Зато меньшая часть заинтересовала обеих девушек. Это были адреса одаренных. Причем очень странных одаренных, которые зачем-то могли понадобиться ведьмам, но они по какой-то причине решили их не трогать. Почему, тень заподозрила, найдя среди этих одаренных со спящим даром Еллан. Эти девушки были птицами достаточно высокого полета, и увести их в свой тайный город не получилось бы. Точнее получилось, но родственники их бы искали. Настойчиво искали.
   -- Они могли бы стать ведьмами, -- сказала Нэмина, следя за реакцией помощницы.
   Та в ответ только кивнула, причем очень неуверенно.
   Пришлось смириться и еще немного подумать. Впрочем -- зря. Все равно ничего отличающегося от первой мысли не придумалось.
   Кому-то очень нужны ведьмы. Ведьминский дар. Ловить готовых ведьм очень опасно, если и получится, потом подруги все равно отомстят. Но ведьмы настолько нужны, что он рискнул сделать то, на что не решились сами мудрые женщины -- выкрал одаренных из богатых, знаменитых и аристократических семей.
   И вряд ли этот человек хочет сделать что-то хорошее.
   Подумать над этой проблемой Нэмине не дали. Корабль резко подбросило вверх и уронило вниз, а потом закружило на месте.
   Девушки успели схватиться за какую-то деревяшку и дружно завизжать. Потом Нэмина сообразила, что ее бумажки упорхнули к борту и, наплевав на опасность, бросилась за ними. Марина успела только изумленно моргнуть, как фигура тени смазалась и все листки были мгновенно пойманы.
   -- Обалдеть! -- восхитилась Марина, не отпуская деревяшку. "Вороньи крылья" болтало как щепку в стремнине.
   Потом мимо Марины с топотом промчался капитан Келен, и балансирующая Нэмина поскакала за ним, задавая поразительно логичные вопросы. Профессионалка! От Марины все разумные мысли сбежали сразу же.
   -- Это аномалия?! -- орала на ухо капитану Нэмина.
   -- Это ловушка! -- в тон ей отвечал Келен.
   -- Посреди моря?! -- удивлялась девушка. -- Какой идиот устраивает ловушки в море?! И как мы умудрились в эту гадость попасть?!
   -- Здесь течение и чистая вода. По бокам водоросли и подводные скалы. Отличное место для ловушки. Что тебя удивляет?!
   -- Какое еще течение?!
   -- Обыкновенное!
   Нэмина на мгновение замерла и нашлась с еще одним вопросом:
   -- Что мы будем делать?
   -- Драться! -- рявкнул Келен.
   -- С кем? -- удивилась тень.
   Марина тоже попыталась это понять, даже приподнялась, но ничего нового не увидела.
   -- Сейчас увидишь, -- мрачно пообещал Келен и стащил ткань с огнемета.
   Марине, наконец, стало страшно. Если бесшабашный капитан считает, что без суперпушки не обойтись, то дела действительно плохи. И из ловушки корабль самостоятельно не выберется. А может, не выберется в принципе.
   -- Илиен, -- выдохнула девушка.
   Вдруг Снегуркин брат что-нибудь придумает? Он ведь маг и демон, и вообще... Лишь бы опять в кота не превратился.
   Как Марина ползла по палубе, потом она вспомнить не могла. Но доползла. Практически скатилась к каютам. Сумела открыть дверь принадлежащей ей и демону каюты. И пораженно замерла на пороге.
   Падлючий спящий красавец опять дрых! Будто издевался. Тоже еще непобедимый воин. Может потому и непобедимый, что проспал все более менее достойные битвы.
   -- Ах ты, зараза! -- возмущенно заорала девушка.
   И встала на ноги, мгновенно забыв, что не может это сделать. Под руку попалась книга из изуродованного города, и девушка швырнула ее демону в голову. На удивление не промазала.
   Илиен подскочил как ошпаренный и приземлился обратно на кровать, на четвереньках, лицом в подушку. И узлом, завязанным на конце волос, получил по заднице. Марина сумевшая удержаться за дверь громко расхохоталась. Даже об огнемете вместе с ловушкой забыла.
   -- Пахнет грозой и магией, -- мрачно сказал демон, не поднимая голову.
   -- Это чем же наволочку стирали? -- делано удивилась Марина.
   Иногда ей хотелось Илиена прибить. Особенно в такие моменты. За его невозмутимость. С ним ведь и поругаться невозможно. Спокойно выслушает и уйдет. А ты думай, понял ли он, чего от него хотели. А может, он обиделся. Или решил, что избраннице лучше побыть одной и подумать о сути своих претензий. Хоть бы объяснил, почему уходит и надолго ли. Бегать за ним как мелкая гавкучая собачонка Марина не собиралась. Смешно же. И на истерически заданные вопросы он вряд ли ответит.
   А еще Илиен возвращался. Всегда. Все такой же невозмутимый, словно забыл, что избранница пыталась с ним поссориться. Возвращался именно в тот момент, когда Марине надоедало изобретать для него казни и желание ругаться пропадало.
   Вот что с ним таким делать?
   -- Илиен, корабль в ловушку попал, -- девушка вспомнила, зачем шла.
   Демон сел. Перевязал узел на волосах, потер виски.
   -- В ловушку, -- сказал задумчиво. -- А я думаю... Пошли!
   -- Куда?
   -- Учиться кормить свой ветер чужими ловушками. Что-что, а это тебе пригодится. Мне дважды помогло.
   Марина кивнула и послушно пошла. С ее счастьем наверняка пригодится. Не все же пухленькие богини помогать будут.
   А книга так и осталась валяться на полу. И про крысу с которой обещала не спускать глаз Марина вообще забыла.
  
   Если бы не помощь Илиена, практически тащившего избранницу на себе, до палубы Марина бы не добралась. Там спуститься по лестнице помогла злость, а уж подняться обратно даже с ее помощью бы не получилось. Корабль болтало и бросало из стороны в сторону, как щепку. Девушку пыталось то приложить об стену, то спустить вниз с лестницы, то пришибить дверью. Демон спасал и оберегал. Когда выбрались на палубу, подвел девушку к перилам лесенки ведущей на капитанский мостик, привязал к ним поясом за талию и велел держаться и звать ветер.
   Марина послушно вцепилась в Илиена. Он казался надежнее целого корабля. Осмотрелась.
   Паруса на мачте свернули. Спасательные шлюпки перевернули днищем вниз. Пассажиры куда-то пропали. Зато команда рассредоточилась вдоль бортов с оружием в руках. Как они не боялись себя этим же оружием случайно зарезать, девушка не представляла.
   -- Зови ветер! -- повторил Илиен.
   Марина сосредоточилась. Погладила свою спящую стихию. Та мгновенно проснулась и по ощущениям, принюхалась. Запах ей явно понравился.
   -- Смотри, -- Илиен стоял на раскачивающейся сразу во все стороны палубе так, словно врос в нее, -- Эта ловушка всего лишь ветер, который гоняют из стороны в сторону. И если убрать то, что его создает, ловушка исчезнет. А еще можно не убирать. Можно забрать энергию и оно уснет.
   -- Перестанет работать, -- сказала Марина.
   Илиен кивнул.
   -- И что делать? -- спросила девушка.
   -- То же самое, что ты делала, когда создала гигантскую волну, -- улыбнулся демон. -- Нужно взять то, что питает ветер.
   -- О, -- удивилась девушка. -- Какое ценное умение.
   -- Да, -- согласился Илиен. -- Люди удивительные создания. Они очень любят все разделять и усложнять. На самом деле все просто. Ножом, которым режут хлеб можно и убить. Молотком, предназначенным для забивания гвоздей можно колоть орехи. А срезанные цветы, которые поставили в ведро с водой, проживут не меньше тех, которые стоят в красивой вазе.
   -- Ладно, -- девушка попыталась выпрямиться, но тут же получила ступенькой по спине. -- Отключу ловушку.
   Учитель, чтоб его. Сам бы уже десять раз эту свистопляску прекратил. А еще рассказывает о людях, которые все усложняют.
  
  
   "Вороньи крылья" перестало бросать из стороны в сторону так резко, что даже капитан на ногах не удержался. Остальные морячки попадали дальше и вставали дольше. Один чуть за борт не вывалился.
   Волны и ветер пропали. Зато стали видны силуэты трех кораблей. Келену стали видны. Нэмина ничего не заметила.
   -- Паруса! Дан, к повелителю ветра, быстро! -- заорал капитан, бросаясь к штурвалу.
   Морячки засуетились. Паруса сразу же развернулись и "Вороньи крылья" поспешно ушел подальше от неизвестных кораблей.
  
  
   Развалины были как развалины. Ничем не отличались от уже виденных капитаном Тарсом. Груда камней, заросшая кустарниками, а кое-где и деревьями. Одинокая неизвестно как устоявшая башенка без крыши.
   -- Наверное, нам нужно туда, -- указала Еллан на башенку.
   И они пошли. Хотя предчувствие у Тарса было нехорошее.
   И казалось, что кто-то смотрит в спину.
  
  
   Где-то там.
  
   -- Они узнают, -- сказала светловолосая молодая женщина.
   -- Узнают, -- подтвердила темноволосая и пожилая.
   -- Но...
   -- Значит так должно быть. Однажды придет та, которую мы ждем. Может эта девушка именно она. Или приведет за собой ее.
   -- Но...
   -- Это не случайность. Кто-то узнал нашу тайну не случайно. Начал охоту на спящих тоже не случайно. И одна из спящих ищет ответы тоже не случайно. Остальные даже вопросы не задавали.
   -- Если вы так считаете, -- вздохнула светловолосая.
   Особой веры в ее голосе не было.
  
  
   Глава 10
  
   О том, что город городу рознь и о налогах.
  
   Катаршах сильно отличался от уже виденных Мариной в этом мире городов. Это был муравейник. Самый натуральный. Сглаженный такой и люди-муравьи бегают.
   -- Катаршах, город в горе, -- сказала чем-то недовольная Нэмина. -- Не люблю я его. Держится на магии, половина населения под землей живет и вылезает оттуда только ночами, словно не люди и солнечный свет им не нужен. Женщины трясутся над белоснежностью кожи. Мужчины продают дочерей замуж, как скот. Периодически появляется очередной безумец и начинает устраивать где-то в пещерах жертвоприношения в надежде то ли создать, то ли разбудить бога...
   -- Земля плохая, сводит с ума, -- зевнул Илиен. -- Но люди отсюда не уйдут, пока не выкопают последний рубин. У некоторых в мешках этих рубинов на полтысячи лет огранки хватит, но копают, и остановиться не могут. Нанимают рабочих и сидят под землей, наблюдают за их работой, чтобы ни один камешек не украли.
   Марине очень хотелось спросить, зачем Илиен ее потащил в такой своеобразный город. Но не при Нэмине же.
   -- Семьи, -- некультурно сплюнула Нэмина. -- Хуже местных старых семей только реканцы, да и те один из сотни. Когда этим семьям кажется, что они выкопали мало рубинов, они начинают продавать дочерей, заниматься пиратством, банальным воровством. Если кого-то поймают, семейка сразу же от него открещивается, еще и пальчиком грозит и о несуществующей чести болтает. Пойманные, конечно же, не соглашаются покорно принимать свою судьбу, но их слово против слова целой семейки ничего не весит. И сделать с этим ничего нельзя. Дедушка нынешнего императора пытался. Эти гады поделились на патриотов и недостойных, подрались между собой, разогнали всех рыбаков в окрестностях, сожгли почти полностью город, а спустя два года жили точно так же как и до этого.
   -- Большинство местных рубинов -- дешевые бросовые камни. Редкие, даже звездчатые, практически не попадаются. Из-за этого семейки злятся еще больше. В Сальмаране редких много. В Айтэнне вообще добываются изумруды чистейшей воды. А тут много рубинов, а знаменитых и безумно дорогих нет, -- сказал Илиен.
   Марина перевела взгляд на него. Соревнуется он с тенью, что ли.
   -- Что тут еще плохое? -- спросила на всякий случай.
   -- Вода и мужчины. Вода дорогущая и невкусная, ее возят издалека. А мужчины самоуверенные моральные уроды. Все как один. Воспитание у них такое, -- хищно улыбнулась тень.
   Марина заподозрила, что отправилась Нэмина в этот город лишь для того, чтобы поотрывать все лишнее самым уродливым из моральных уродов. Теперь вот стоит, предвкушает.
   -- Но бить их -- такое удовольствие, -- словно подслушала ее мысли нюхачка. -- Они так удивляются, когда встречают женщину способную скрутить их в бараний рог. А уж когда узнают, где эта женщина работает...
   -- Придурки они, -- зевнул подошедший Дару и тоже стал наблюдать за приближающимся берегом.
   Вблизи город выглядел немного лучше. У него все-таки были низенькие домики, невзрачные, некрашеные и однотипные. И то, что Марина издалека приняла за людей-муравьев, оказалось повозками снующими туда-сюда. Люди были все-таки меньше, издалека их не рассмотришь.
   -- Илиен, зачем нам сюда? -- спросила девушка, когда нюхачи ушли за вещами.
   -- Нужны неграненые рубины, -- задумчиво сказал демон. -- Похожие как близнецы. Проще всего такие найти здесь.
   -- Зачем нужны?
   Илиен улыбнулся. Спокойно, будто одолжение делал.
   -- Будем делать ловушку.
   -- Какую еще ловушку?!
   -- На низших демонов. Иногда эти твари могут пригодиться.
   -- Э-э-э-э-э...
   Зачем ему низшие демоны? И где он собирается их брать? До границы далеко.
   -- Илиен!
   -- Так надо, -- сказал гадский демон.
   -- Ну и ладно! -- разозлилась девушка и развернулась так резко, что хлестнула Илиена по лицу волосами.
   Он даже не поморщился. Ледяной гад!
   То пугает знанием языков, то собирается искать рубины. И ничего не объясняет. Подумаешь, прочитает что-то не то. Так ведь никому не скажет. И вообще, Марина не собиралась этим умением хвастаться. Дура она, что ли?! Может, богиня вообще дала зеленую рыбу для того, чтобы расшифровать записочки Нэмины. Она все-таки нюхачь, сыщица, и эти записочки могут быть очень важны.
   Ага, для целого мира важны, не меньше.
   Девушка, злобно пыхтя, добежала до каюты. Открыла дверь во всю ширь и у самого порога споткнулась об книгу. Об ту самую проклятущую книгу. Хорошо споткнулась, растянулась на полу во весь рост.
   -- Ах, ты ж гадина!
   Книжку хотелось порвать на мелкие клочочки и разбросать их над морем.
   -- Надоели!
   Встав, Марина схватила книгу за обложку, размахнулась, а бросить не успела. Неожиданно для себя сообразила, что книга раскрывается веером, шелестит листами и вообще ведет себя очень подозрительно, как для самой себя.
   -- Это еще что? -- удивилась девушка.
   Закрыла книгу. Раскрыла. Пролистала немного. Открыла примерно посередине, отлистала еще десяток страниц.
   -- Вот зараза...
   Похоже, зеленая рыба дала ей возможность прочитать, наконец, своенравную книгу.
   А нужно ли это делать?
   -- Вот зараза...
   Девушка села на пол и задумалась. Следовало посоветоваться с Илиеном. Но после демонстративного ухода сразу же бежать обратно... Некомильфо, однако.
   -- Дура! -- сказала своему отражению и зашвырнула книгу в бездонную сумку.
   С Илиеном нужно посоветоваться. Только не сейчас. Немного позже. Никуда дурацкая книжка с ее дурацкими секретами из сумки не денется. Вон на полу сколько времени провалялась и никому не понадобилась.
   Марина осмотрелась, очень хотелось на чем-то сорвать злость. Подошла к вольготно валявшемуся посреди каюты мужскому сапогу и только собиралась его пнуть, как корабль на что-то налетел и резко остановился, что для кораблей совсем несвойственно. Девушка на ногах удержалась только каким-то чудом.
   -- Что у них там происходит? -- спросила у самой себя и пошла выяснять. Забыв и о сапоге, и о книге.
  
  
   -- Это еще что? -- спросила Нэмина вышедшая на палубу как раз в тот момент, когда волны побелели и застыли.
   "Вороньи крылья" остановился, целый и невредимый благодаря защите от тарана, окружившей корабль сияющим коконом. Остальным кораблям, находившимся недалеко, повезло меньше. Треск над обледеневшим морем разносился такой, что казалось -- их перемалывает в щепки.
   -- Лед, -- сказал невозмутимый капитан.
   -- Я вижу, что лед, -- окинула его недовольным взглядом девушка. -- Откуда он здесь?
   -- Магия, -- равнодушно пожал плечами Келен. -- Не удивлюсь, если кто-то пытался таким образом остановить отплывающий корабль. Помнится, когда ограбили Белого Гемма его племянник недолго думая, устроил в порту пожар. Так что лед не худшее что могло быть. Корабли легче ремонтировать. Если повезет, то даже за счет придурка, который это устроил.
   -- Если повезет, -- хлопнула ладонью по кулаку Нэмина.
   -- Да, я тоже мало верю в такое везение. Поэтому никогда не хожу в Катаршах если на борту нет одаренных способных обновить или хотя бы подзарядить защиту.
   -- Предусмотрительно, -- сказала тень и пошла к борту.
   Остальные пассажиры тоже вышли на палубу. Удивленно смотрели на замерзшее море, переговаривались, но не скандалили и вопросов не задавали. Наверное, не впервые в этом городе.
   Льдом Нэмина любовалась долго. Потом любовалась, как по нему бегают люди в кожаной броне, а следом за ними другие люди, одетые разнообразно, но одинаково злые. Когда они свои забеги прекратили, на лед вышло несколько юнцов, их подняли на пострадавшие корабли, и лед исчез. Тонуть корабли не стали, наверняка благодаря юнцам. Медленно, раскачиваясь как корыта в стремнине, зашли в порт и "Вороньи крылья" последовал за ними.
   О том, кто устроил это веселье, Нэмина узнала быстро. В доме управления городом стоял ор. Побродив туда-сюда под окном и немного послушав, нюхачи узнали о существовании чьего-то сына, решившего таким оригинальным образом поймать не заплатившего налог купца. Купца то он поймал, но теперь у гения от магии спрашивали, кто оплатит ремонт кораблей попавших в ледяную ловушку. Если бы там хоть стража не начала бегать, можно было бы делать вид, что городские власти ни при чем. Но раз уж этого купца тащили обратно в город при толпе свидетелей, придется расплачиваться.
   -- Знаешь, -- сказал Дару. -- Никого наше странное поведение здесь не удивит. У них таких странных и без нас хватает.
   Нэмина только фыркнула. К своим привыкают быстро, а вот когда появляются чужие гении сыска и начинают шуметь, возмущаются очень громко. И удивляются очень достоверно. Еще и императору жалобы будут слать. На своих же нельзя, у своих родственники под боком. Которые тоже найдут, на что пожаловаться.
   -- Ладно, -- решила девушка. -- Пускай себе кричат, не будем им мешать. Пока поищем ведьму, мне нужно кое-что уточнить.
   Напарник кивнул. Хороший он, в сущности, парень, хоть временами и невезучий. Надо так надо. Не спорит и не пытается выяснить, что именно надо. Не то, чтобы Нэмина ему не сказала. Просто хотелось сначала самой убедиться, а уже потом советоваться с кем бы то ни было, и слать отчеты с требованием помощи и параллельного расследования.
   Долго искать ведьму не пришлось. Первый же прохожий рассказал, как к ней дойти и поспешил исчезнуть, будто боялся, что его возьмут в проводники.
   -- Не нравится мне это, -- сказал напарник.
   -- А ведьмы и не должны нравиться, -- просияла оптимизмом Нэмина.
   И они пошли на встречу судьбе. Которая их поджидала в плохом настроении.
  
  
   Илиен в этом странном городе уже бывал. Он уверенно шел по улицам, держа Марину за руку. Вовремя останавливался и пропускал длинные крытые повозки. Отдергивал спутницу от луж, в которые она норовила забрести и от домов, с крыш которых что-то время от времени сыпалось. Ко всему хорошему, в этом городе полностью отсутствовали тротуары, зато присутствовали голуби в поражающих количествах. Толстые наглые птицы ленились летать. А может и не могли из-за своего веса. Они медленно бродили по дороге, разбегаясь при виде очередной повозки, и не желали уступать дорогу людям. Они клевали обувь, гадили где попало и непонятно что жрали. По крайней мере зерна и прочей птичьей еды девушка не видела.
   -- Илиен, куда мы идем? -- спросила Марина, счастливо разминувшись с очередной лужей рыжеватой воды.
   -- За рубином, -- сказал демон.
   -- Так сразу, -- отфутболила голубя покушавшегося на ботинок. -- А потом?
   -- А потом обратно на корабль.
   -- Ага.
   Кажется они собирались на "Вороньих крыльях" доплыть только до Катаршаха. Или нет? Или Снегуркин брат передумал, а ее предупредить забыл? Сплошные непонятки.
   -- И куда мы дальше поплывем?
   -- Не знаю, как капитан решит. Нам подходит несколько мест.
   -- Не знаешь?!
   -- Не знаю. По суше уходить из этого города слишком опасно. Искать другой корабль тоже. Лучше доплыть до другого порта, до любого другого порта.
   -- О, -- сказала девушка.
   Только такого счастья и не хватало. Куда этот демон ее притащил?!
   Спрашивать зачем, бесполезно. У него есть причина, ему нужны рубины. То, что он мог за ними съездить без Марины, Илиену в голову не пришло. Или пришло, но он решил, что у него под боком ей будет безопаснее, где бы они не находились.
   Гад!
   Поругав мысленно весь род мужской, девушка смирилась со своей участью и стала дальше рассматривать город. Ничего интересного не высмотрела. Достопримечательностей здесь не было. А еще в Катаршахе было крайне мало женщин на улицах. И те были какие-то слишком зашуганные. Казалось -- они идут не по городу. Под их ногами простилается минное поле. И одеты соответственно -- в черные балахоны с длинными рукавами. Такую одежку, если что, не жалко. Марина в своих штанишках и тунике почувствовала себя белой вороной и начала жалеть, что ушла с корабля. Ясно же, раз вещи не забрали, значит, Илиен вернется. Так нет же, захотелось город посмотреть.
   Кажется, она не впервые сожалеет об этом...
   Пока дошли до невзрачного домика-коробки с зеленой дверью, девушка успела проклясть все на свете. И в первую очередь свое любопытство. На нее таращились и мужчины и женщины. И те и другие неодобрительно. Но мужики еще и с интересом.
   За зеленой дверцей оказалась зеленая комната. Узкая и длинная, как вагон, заставленная рядами скамеек. Без окон. Освещали ее масляные лампы заправленные чем-то вонючим.
   На жилье владельца бессметных сокровищ эта убогость была совершенно не похожа.
   Дальше стало только хуже. Илиен постучал в очередную дверцу, обнаружившуюся в конце комнаты. Открыл неприятный мужик в белом и, ничего не говоря и не спрашивая, повел в темноту.
   Марина вцепилась в рукав демона. Пару раз споткнулась и не заметила, как вышла на свет. Очень яркий свет. Как раз такой, чтобы долго и глупо моргать, пока хозяин дома рассматривает посетителей. Правда, с Илиеном этот номер вряд ли прошел.
   -- Кхы.
   Марина обернулась на звук и еще немного поморгала.
   -- Что привело инородца в мой дом?
   Гостям в этом доме явно были не рады. Девушка, наконец, рассмотрела говорившего и тоже стала не рада встрече с ним. Этому типу только бензопилы и кровавых брызг на одежде не хватало. А так образ безумного лесоруба, заросшего и не мытого месяцами готов. Сидит в кресле, маньячно улыбается.
   И у этого человека мешки рубинов есть?
   Хотя, наверное, есть. На низких столиках вдоль стен красные камни лежали россыпями. Как капли крови.
   -- Мне нужны камни, -- не стал ходить вокруг да около демон.
   Представляться и знакомиться тут, видимо, не принято.
   -- Камни? -- проскрипел мужчина и закашлялся.
   -- Камни. Неграненые.
   Хозяин дома хлопнул, притопнул и противно заорал:
   -- Мьян! Неси мешок!
   Первый мешок Илиену чем-то не понравился. Он в него даже не заглянул. Брезгливо отодвинул от себя и посмотрел на коротышку Мьяна. Нехорошо посмотрел.
   -- Не этот мешок, -- всплеснул тот руками тот и поковылял за слудуюшим.
   Второй мешок Илиен обнюхал. Натурально обнюхал. Присел, прижался к нему носом и громко подышал.
   Марине стало еще неуютнее, чем было.
   -- Нет, -- сказал демон.
   Мьян сплюнул на пол и поковылял за следующим мешком.
   Удовлетворил Илиена только шестой. Он развязал горловину и вытрусил из него рубины. Вроде бы. Больше всего то, что из мешка высыпалось, было похоже на куски разбитой красноватой черепицы.
   Демон разгреб камни. Несколько штук прищурившись, рассмотрел и, наконец, выбрал. Почему-то пять штук вместо двух.
   -- Эти, -- подбросил рубины в ладонях.
   Хозяин дома подался вперед, едва не вывалившись из кресла.
   -- Ох, уважаемый! -- заголосил, как плакальщица на похоронах. -- Произошла большая ошибка! Мьян принес не тот мешок! Это рубины моего сына, я только вчера их ему на свадьбу подарил! Не могу же я забрать подарки обратно и продать их вам! Как же такое могло произойти?!
   -- Ладно, -- Илиен изобразил несвойственное ему добродушие. -- Пойдем в другую лавку, подберем там камни для моей избранницы.
   И дернув головой, намекнув на поклон, потащил девушку к выходу.
   -- Илиен! -- попыталась вырваться Марина, когда от дома лесоруба-маньяка отошли довольно далеко. -- Что вообще происходит? Тебе камни нужны?!
   -- Нужны, но не по той цене, по которой он собирался мне их продать. Не люблю мошенников, особенно таких.
   -- О, -- сказала девушка. -- И что теперь?
   Демон осмотрелся и уверенно пошел к темной подворотне.
   -- Теперь маскируемся и ждем.
   -- Кого ждем?
   -- Мьяна. Он сейчас мои камни понесет к огранщику. Хозяину хочется побыстрее узнать, что именно я в них рассмотрел.
   -- О, -- повторила Марина.
   В подворотне было тихо. Валялся мусор, воняло дохлятиной и чем-то кислым.
   Демон мрачно хмыкнул и вытащил из-за пазухи тоненький сверток. Аккуратно его развернул. Девушка удивленно посмотрела на тунику с капюшоном сшитую из серой пыльной марли и пожала плечами. Хорошо хоть ей не надо в это одеваться. Демон внимания не обратил. Натянул на себя одежку, прямо поверх волос, завязал тесемки, натянул капюшон до кончика носа и, прижавшись плечом к стене, стал ждать.
   Мьян появился действительно быстро. Шел он, шаркая ногами, прижимал к животу сумку и смотрел в землю. Илиен, не сказав Марине ни слова, рванул к нему, выхватил сумку и помчался обратно. Бедный Мьян даже не закричал. Застыл, изумленно таращась вослед грабителю.
   -- Быстро, -- демон схватил девушку за руку и поволок за собой по вонючему переулку, или что оно такое было. Дотащил до кучи мусора и ловко затолкал Марину наверх.
   В этот момент заорал Мьян.
   Илиен взлетел на ту же кучу, подпрыгнул и забрался на узкий выступ на стене двухэтажного здания. Не слушая слабых протестов девушки, затащил ее следом, а потом на зависть всем цирковым эквилибристам сумел подсадить на крышу и не сверзиться при этом. Когда в темный переулок, бряцая оружием, забежали люди в кожаных доспехах, грабитель и его соучастница лежали на плоской крыше за парапетом.
   -- Что дальше? -- тихонько спросила девушка, когда мужики в доспехах пробежали мимо.
   -- Подождем немного и спустимся с другой стороны. Там такая же улочка-тоннель. Ни окон, ни прохожих, только крысы попадаются. Местные их боятся. Считают, что укус крысы смертельно опасен. Что крысы могут заразить человека неизлечимой болезнью.
   -- О, -- сказала Марина, вспомнив о чуме, которую разносили то ли крысы, то ли крысиные блохи. Точно она не помнила. Возможно, блохи разносили что-то другое. -- Илиен, и все равно ты его ограбил.
   -- Я забрал свои камни, -- серьезно сказал демон.
   -- Но...
   -- У него таких камней очень много. Но мне бы он их не продал, пока я бы не оплатил половину стоимости всех его рубинов. Или не нашел в его мешках редкие и дорогие. Мешков там много, работы на несколько месяцев. Он сам виноват. Не люблю мошенников считающих, что другие глупее, чем они.
   -- Нашел редкие?
   -- Я вижу, как они будут выглядеть после огранки.
   -- О, -- только и сказала девушка.
   А рубиновладельцу откуда это известно? Или он увидел мага, понял, что тот как-то может определить, что за камень скрывается под слоем серого налета, и решил этим воспользоваться?
   Впрочем, какая разница? Сидеть в этом городе над мешками с рубинами Марине тоже не хотелось.
   Илиен тем временем развязал тесемки продетые в деревянные кольца, откинул закрывавший горловину сумки клапан и продемонстрировал избраннице ее содержимое.
   Камней Илиена там оказалось много. Целая сумка. И лишился рубиновладелец вовсе не пяти камешков. Лучше бы продал демону, что он просил и жил бы себе спокойно.
   Жадность -- это плохо.
   -- Илиен, откуда ты знал, что Мьян сразу же понесет их на огранку?
   -- Наш капитан рассказал. Здесь почти все так поступают. Если бы не повезло, пришлось бы искать подходящие камни в другой лавке.
   Марина только вздохнула. И это она возмущалась выходкам Дэнэена. Тот хотя бы грабил обидчиков. А его старший брат первого попавшегося жаднюгу.
  
  
   -- Может, пошли отсюда?
   Свое предложение Дару считал разумным, но напарница только пропыхтела что-то нечленораздельное и продолжила стучать в дверь ведьминого жилья.
   Что тут живет именно ведьма, стало понятно сразу. Домик выделялся. Он был покрашен в веселенький зеленый цвет. На пороге нагло стояли две кадки с апельсиновыми деревьями. В окнах трепетали белые занавески.
   А еще ведьма была дома, время от времени внутри здания что-то с грохотом падало и женский голос самозабвенно ругался. Вот только она не открывала. У нее наверняка была причина, но упрямой ослице Нэмине было на эту причину плевать. И она колотила по двери то руками, то ногами.
   -- Может она нас не слышит? -- предположил Дару.
   -- Все она прекрасно слышит! -- рявкнула напарница, и дверь в подтверждение ее слов открылась.
   Из-за нее, резко выскочило нечто красно-черное. Нэмина храбро отступила на шаг. Дару по простому сел, где стоял, умудрившись споткнуться об собственную ногу.
   -- Вы кто такие?! -- мрачно спросило нечто и откинув с лица волосы превратилось в злобную женщину.
   Точнее, в бабу, в бабищу. Женщины, даже такие сильные как Нэмина существа хрупкие и нежные, хоть в каком-то месте. А ведьма была огромна, страшна как белая горячка и злобна, по лицу видно.
   -- Посоветоваться надо, -- сказала Нэмина уже не уверенная, что это была хорошая идея.
   -- Посоветоваться?! -- страшно вытаращилась на девушку ведьма и подтянула норовившие распахнуться края красного халата. -- У меня налоги! Я их считаю! Третий день! А меня сбивают чтобы посоветоваться?! И кто?! Очередная дрянь сбежавшая от родителей и мечтающая выйти замуж за кого-нибудь!
   Нэмина удивленно посмотрела на напарника.
   Тот в ответ пожал плечами. Может эта ведьма всех женщин моложе пятидесяти так приветствует.
   -- Я не сбегала из дома. Мне нужно... -- попыталась объяснить Нэмина.
   -- Поздравляю! -- рявкнула ведьма так, что даже ко всему привычные голуби бросились куда подальше. Некоторые даже взлететь сумели.
   -- Да, ты! Грымза старая! -- обозлилась Нэмина. -- Я стражница! Нюхачь! Из столицы! Посланная самим императором!
   -- И куда это наш добрый император тебя послал?! -- уперлась кулаками в бока ведьма. -- Не в те ли места, которые поминают грузчики, уронившие груз в море?!
   -- Да как ты смеешь?!
   -- А вот так и смею! -- припечатала ведьма и захлопнула дверь у Нэмины перед носом.
   -- Крыса! -- завопила девушка, и где-то заплакал ребенок. -- Уродина!
   Нэмина отошла, разбежалась и, снеся с петель дверь, вместе с ней пропала в ведьмином доме. Дару немного подумал и сел на кадку мандаринового дерева. Заходить туда, где дерутся две обозленные фурии, он не собирался. Пускай их кто-то другой разнимает.
   В доме что-то грохнуло, противно заорал кот, и стало тихо.
   Дару сидел и ждал.
   Напарница не выходила.
   Трупы из окон не вываливались.
   Становилось скучно.
   И он решил пойти и проверить, не поубивали ли они друг друга.
   За выбитой дверью оказался короткий коридорчик. Дальше еще одна дверь. Целая. Нюхач пожал плечами и осторожно ее открыл. Ничего не случилось. Тогда он заглянул за нее. И замер, не в силах поверить своим глазам.
   Нэмина и ведьма сидели за столом и пили чай! Спокойно сидели и пили!
   -- Не морочь мне голову, девочка, -- ласково, словно любимой внучке говорила ведьма. -- Какие сокровища? Что это вообще за бред? Солнце. Женщина. Ящик. Дерево. Что тебе на самом деле надо?
   -- Удостовериться в правильности перевода, -- сдалась Нэмина и вытащила из кармана мятую бумажку. -- Тут на самом деле говорится о богине берегущей семейный очаг?
   Ведьма взяла бумажку, расправила ее.
   -- На самом деле, -- подтвердила и задумчиво добавила: -- Где-то я эту картинку уже видела. Не помню где.
   -- Если вспомните, приходите к кораблю "Вороньи крылья", мы будем там.
   Ведьма пообещала прийти и Нэмина откланялась, оставив новообретенную подругу наедине с налогами.
   -- И куда мы дальше поплывем с твоим обожаемым капитаном? -- спросил Дару, заподозрив, что на корабле их можно будет найти и после отплытия. Ведьмы, они такие, если надо, свяжутся с кем угодно и где угодно. Название корабля просто облегчит поиск адресата.
   -- Не знаю, но здесь нам делать больше нечего. Разве что устроить скандал из-за обледенения моря. А сообщения в нашу управу лучше отправлять подальше от берега, меньше шансов, что их перехватят.
   -- Понятно.
   Самоуверенная Нэмина решила посоветоваться. Все очень и очень плохо. Хотя если замешаны ведьмы -- хорошо не может быть по определению.
  
  
   Легенда о том, откуда в Катаршахе рубины и почему они практически все бросовые.
  
   Когда-то одно королевство терпело ужасные убытки из-за пиратов. И решил король построить крепость в каменной пустыне на самом высоком холме на берегу моря. Строилась эта крепость долго. Лет десять, не меньше. А когда она достроилась, выяснилось, что желающих идти туда служить немного.
   Ну, служить пришлось, Если король посылает, особо не поспоришь. Только служили там неохотно, пиратов в упор не видели, привечали контрабандистов, промышлявших выпивкой, и всячески разлагались.
   Хуже всего было командиру этой крепости, привыкшему к изысканному обществу и кулинарным изыскам. Он долго и нудно спрашивал богов, за что они так с ним поступили. Не получив ответа стал требовать компенсацию. Удачу, там. Гибель дальнего родственника. Богатого и с единственным наследником -- командиром этой крепости. Да хоть какой-то завалящий клад в конце концов.
   И пришла однажды в крепость девушка. Из пустыни пришла. Причем стоявшие на стене вояки клялись, что принес эту деву ветер, из-за чего ее и побоялись трогать, отправив сразу к начальству.
   А начальство было пьяно. Оно рыдало и требовало компенсации у зеркала.
   Дева подошла к несчастному, положила ему ладонь на плечо и спросила, чего именно он хочет. Слегка протрезвевший командир икнул, выругался, ткнул девушке под нос кольцо с рубином и сказал, что вот таких камней ему хочется. Много-много.
   Девушка кивнула и куда-то пропала.
   А спустя две недели вояка, копавший яму для мусора, выкопал красноватый камень, зачем-то засунул его в карман. Потом попытался с его помощь зашлифовать сколотый край стола, и слезший серый налет сделал этот камень кроваво-красным, как в перстне начальника крепости.
   Спустя еще две недели вояки перестали пить и жаловаться друг другу на жизнь. Они копали. И находили все новые и новые камни удивительно похожие на рубины.
   Рубинами эти камни и оказались. Только недорогими, такими же, как в перстне, выигранном командиром крепости у приятеля.
  
  
   Глава 11
  
   О предназначении и непреодолимых препятствиях на пути к нему.
  
   Еллан необходимо было войти в середину башенки. Зачем, почему она сама не знала. Просто было нужно. Тянуло ее туда. Словно эта башня ждала девушку всю ее жизнь.
   А вот капитану Тарсу в башню не хотелось. Ему вообще не нравились полуразрушенные строения, способные в любой момент рухнуть на голову исследователю. А с башенкой еще и что-то было не так. Он это чувствовал. Как рыбка-перевертыш приближение грозы.
   К несчастью для Еллан и счастью для Тарса дверь в башенку была цела, невредима и прочна. Сломать ее наверняка можно было. При желании можно сломать вообще что угодно. Но влезть в окно на втором этаже все-таки проще. А это делать придется утром. Потому что лезть в сгущавшемся сумраке по треснувшей стене, а потом вваливаться в темное помещение, в котором вообще неясно, что происходит -- глупо. Вдруг там пола нет. Обвалился. Или изначально была узкая лесенка, обвивающая стену. Без перил. И свалиться с нее от неожиданности проще простого.
   Мужчины уговорили Еллан подождать. Тарс втайне надеялся, что к утру башенка рухнет и никуда лезть не понадобится. Но строение стойко простояло всю ночь, встретило рассвет, и у капитана не осталось выбора. Проводник по-прежнему его раздражал. Да и не привык он доверять незнакомым людям. Поэтому рассудил, что даже если мужик решит похитить девушку, далеко он с ней не убежит, а вот взять в башне оставленное там, в прошлом году копье и бросить в стоящих внизу несложно.
   Еще капитан думал о возможных ловушках, но решил, что это уже паранойя.
   Влезть по стене было не сложно. Гораздо проще, чем карабкаться по скалам. Там попробуй найди за что ухватиться и где зафиксировать ногу. А тут щели и выступы на любой вкус. Тарс залез, осторожно заглянул в окно и ругнулся. Потом подтянулся сел в проеме и выругался повторно. Ничего в башенке не было. Вообще ничего. Ни лестницы, ни крыши, ни упавших обломков. Только земляной пол внизу.
   И зачем сюда Еллан? Вбила что-то себе в голову.
   Пустая башня девушку не смутила, зря капитан надеялся. Она попросила спустить ее туда. Немного постояла под оконцем, потом развязала веревку на талии и шагнула вперед. И земляной пол превратился в воду, на которой разошлись круги. Девушка шагнула еще раз, и новые круги побежали к стенам. Шагнула третий раз и пропала.
   А капитан Тарс, ее защитник остался сидеть в оконном проеме, изумленно таращась на пустой земляной пол.
   -- Проклятье! -- сказал, убедившись, что ему не кажется. -- Эй, ты! -- обернулся к невозмутимому проводнику. -- Куда она делась?!
   -- Пошла за предназначением, -- улыбнулся тот. -- Вернется. Все возвращаются. А она еще и не получит ничего. Храм заброшен и источник пуст.
   -- Что за ересь?! -- окончательно разозлился капитан.
   Ведьма! Она знала, что произойдет, и не предупредила! Может не зря их в диких землях убивают?
   -- Какой еще источник?!
   -- Не знаю, так говорят. Женщины знают.
   -- Проклятье!
   И ничего сделать невозможно. Придется сидеть и ждать. Ждать и сидеть. Капитан Тарс ненавидел ожидание.
   А если девчонка не вернется, можно прощаться с жизнью. Глава столичной стражи не любит тех, кто не оправдывает его доверия. Припомнит все прошлые грехи и придумает новые. И достанет где угодно. Даже у нелюдей из-за гор выпросит, ушлый змей.
   Вернулась Еллан спустя трое суток, когда капитан потерял всяческую надежду и строил планы побега из империи. Девушка плакала, ее знобило, но в остальном вроде цела и невредима.
   -- Не пускает, -- повторяла она. -- Не пускает. Я должна туда войти, а оно не пускает.
   Что не пускает, Тарс решил не выяснять. Успокоится, сама расскажет. А пока не успокоилась любые расспросы только хуже сделают. Вместо этого он закутал девушку в одеяло, посадил возле камня и отправился готовить мятный отвар и заставлять проводника варить кашу.
   А старую ведьму ему хотелось убить. Придушить. Знала же гадина...
  
  
   Скандал у Нэмины не получился. Нет, она и требовала и угрожала и голос повышала, но в ответ ей спокойно обещали разобраться, и смотрели с такой скукой, что девушка чувствовала себя всем надоевшей истеричной дочерью начальника. От которой всей пользы -- папенька премию выпишет за терпение.
   Что скандал не ладится, Нэмина сама прекрасно видела. Поэтому решила больше не тратить на него время. Пообещала напоследок пожаловаться лично императору и гордо ушла. Не забыв хлопнуть дверью.
   -- Запушено у них тут все, -- сказала напарнику. -- Давно императорской проверки не было...
   Дару кивнул и потянулся. В управе ему не понравилось. Там воняло. Духами, благовониями и дохлятиной. Наверняка какой-то умник решил потравить крыс, а те ему отомстили, издохнув в прогрызенных в стенах ходах. Или там кого-то убили, и труп спрятали на чердаке. Мало ли до чего катаршахцы додумаются.
   -- Может организовать им? -- злобно улыбнулась девушка.
   Ответить Дару не успел. Из-за угла выскочил очередной реканец в традиционной лопоухой шапке. Что-то попытался прокричать и рухнул, получив камнем по затылку. Нюхачи ошарашено замерли. Не привыкли они к тому, что кто-то кого-то избивает и их не стесняется. Пока они стояли, из-за того же угла неспешно вышел человек в черном плаще с капюшоном. Капюшон был большой и скрывал под собой волосы и часть лица. Что не смог скрыть капюшон, спрятал синий в звездах платок. Этот человек деловито перевернул реканца лицом вверх, полюбовался немного, а потом сплюнул.
   -- Эй, -- сказала Нэмина.
   Человек в плаще развернулся и, игнорируя оклик, куда-то пошел. Реканец остался лежать. Девушка, ругнувшись, подбежала к нему, присела, убедилась, что он мертв и разозлилась.
   Почему какие-то гады считают возможным убивать людей у нее на глазах?! Пускай даже реканцев! Она кто, нюхач или так, погулять вышла?!
   -- А ну, стоять! -- рявкнула девушка.
   Ага, взял и остановился. Припустил как испуганный заяц.
   -- Зараза! -- окончательно разозлилась Нэмина и бросилась следом.
   -- Ну вот, -- печально сказал Дару. -- Опять реканцы.
   Стоять над трупом было неумно, еще местная стража прицепится. Доказывай потом, что просто мимо проходил. Бегать за напарницей? А зачем? Она бегает гораздо быстрее. И если поймает убийцу, сама прекрасно с ним справится, скрутит и притащит. Куда-то. Вряд ли катаршахской страже в подарок.
   Парень пожал плечами и разумно отправился на "Вороньи крылья". Никуда Нэмина от корабля и его капитана не денется. Набегается и придет.
  
  
   Бежала Нэмина увлеченно. Плащ неизвестного развевался как флаг, но почему-то ни за что не цеплялся. Хотя возможностей для этого была уйма. Деревья, заборы, вывески. Девушка за этим плащом и бежала. Упустить из виду такую большую тряпку сложно.
   То, что и убийца и она бегут слишком быстро тень поняла после того, как перевернула повозку и спустя мгновение голос разгневанного хозяина разносился далеко-далеко.
   -- Полосатая гадина! Еще один отмеченный Лучницей!
   То, что некоторые тени работали на гильдию и промышляли убийствами, она знала. Собственно гильдия оплачивала их обучение именно для этого. Но обычно эти нехорошие мальчики и девочки старались не попадаться на глаза страже и убивали тихо, убедившись предварительно, что свидетелей нет. А тут нате вам. Среди белого дня на людной улице. Совсем обнаглел. Время ему поджимало, или приплатили за такую наглость? Если второе, то в этом городе все еще хуже, чем казалось. Гильдия не часто берется вот так вот запугивать. Кого-то. И наверняка не одного.
   Императорская проверка. Только она Катаршах спасет!
   Ага, спасет... Этот город может спасти только извержение вулкана, которое уничтожит его полностью.
   Убийца оглянулся, придержав капюшон, и резко свернул вправо. Словно в стену просочился. Нэмина ругнулась, добежала до места его исчезновения и только чудом не промчалась мимо узкого проулка загаженного дальше некуда. Преодолев кучи хлама, девушка опять увидела преследуемого. Эта сволочь карабкалась по стене. Ладно бы по стене дома. Нет же, он добежал до скалы с окошками и лез куда-то вверх.
   -- Урод! -- припечатала девушка.
   Лезть за кем-то по отвесной скале она бы не стала, тем более из-за дохлого реканца. Наверняка его было за что убить. Но дать этому гаду сбежать? Да он же издевается!
   -- Ага! -- осмотревшись Нэмина заметила кучу веревок свисавших со скалы левее.
   Подбежав к ним, девушка задумчиво потеребила конец самой толстой. Еще раз полюбовалась убийцей. Хорошо ему. Лезет и все тут, уже почти долез до самого верха. А ей придется по веревке, которая неизвестно сколько здесь висит. Но отступить?
   Девушка возмущенно ругнулась еще раз и дернула за веревку, проверяя ее прочность.
   Веревка оказалась очень прочной. А вот каменные перила, к которым она была привязана -- наоборот. Нэмина отскочила от летящего на голову большого камня и поняла, что убийца сбежит. Да и она сама тоже сейчас же сбежит. Потому что гадский кусок перил не развалился на части. Он подпрыгнул и врезался в стену дома. С того в ответ рухнула часть крыши. Большим таким куском. Половину улицы перекрыл. Уныло бредущим с очередной повозкой лошадям падающие крыши были в новинку. Они тоненько заржали и рванулись, не разбирая дороги. Судя по грохоту вдали, что-то снесли и потоптали.
   Потом начала причитать женщина и Нэмина поспешила уйти.
   Ну, их, этих убийц. Пускай реканцы сами разбираются, кто их решил извести.
   Но если этот гад еще раз попадется на пути... Переломанными конечностями не отделается.
   Сердито фыркнув, девушка прошла по захламленному проулку и поспешила в порт. Шум за спиной нарастал. Кто-то мог заметить девушку, дернувшую веревку. Кто-то нажаловаться страже. И тогда...
   Задерживаться в этом городе Нэмина не собиралась. Даже ради того чтобы в Карташахе начали делать прочные перила.
   Никто девушку не преследовал. А она шла, шла, немного заплутала и неожиданно для себя додумалась, что коллега в плаще вряд ли местный. А еще он вряд ли пришел в Катаршах через пустыню. На корабле гораздо быстрее и надежнее.
   -- Зараза!
   Теперь придется разузнать сколько, когда, откуда и каких кораблей зашло в порт. И поискать там одаренного Лучницей. И сделать ему внушение. Путем набития физиономии. Ага, и капитана Келена попросить о помощи. А то мало ли, вдруг убийца реканцев сильнее.
   -- Сплошные проблемы, -- сказала девушка гревшемуся на солнце коту и ускорила шаг.
   Да, и вряд ли два разных одаренных бегают в одинаковых плащах и прячут лица за одинаковыми платками.
   Может он вообще преследует нюхачей из столицы? Пытается их отвлечь?
   Нет, ерунда.
  
  
   Вытрясти душу из ведьмы капитану Тарсу не удалось. Это гадина взяла и все объяснила. Даже спрашивать не понадобилось. Посмотрела на печальную Еллан и начала говорить.
   Да, девочка, у тебя есть дар. Дар лечить. Ты могла бы быть великим лекарем если бы...
   Нет, девочка, не нужно этот дар будить. Потому что лечить женщины с таким даром давно не могут. А что они могут? Вот в этом и проблема. Умереть они могут в большинстве случаев. Быстро и страшно. Потому что...
   Слушай, девочка.
   Тот храм, в который ты ходила, он давно мертв. Так же давно, как и умение лечить. Да, он все еще может опознать дар, принесенный в мир богиней, для которой этот храм строили. Он все еще может позвать девушку с этим даром. Но, к счастью, уже не может его пробудить. В этом храме нет сердца. А без сердца дар не проснется.
   Унесли сердце из храма и спрятали. Давно. Потому что богиня, для которой храм строили, куда-то исчезла. И дар, который должен был помогать лечить, становится ведьмовским проклятьем. Которое сжигает своих носителей. Большинство носителей. Выжить могут только очень сильные и несгибаемые личности. А остальные...
   Ты слишком добра, девочка. Из тебя получился бы хороший лекарь. Но ведьма из тебя не получится. И ты сгоришь в собственной силе.
   Да, девочка, ты не первая и не единственная...
   Да, тебя похитили наверняка из-за спящего дара. И вряд ли им нужен был лекарь. Несколько лет назад ведьм пытались похищать. Вот только после десятка сожженных кораблей перестали этим заниматься. А девочки со спящим даром... Откуда только узнали?
   Зачем похитителям непробуженные ведьмы? А кто их знает?
   Ведьма даже не знала, как их собираются будить. И собираются ли. Может все проще. Возможно, принесут в жертву. Или будут гордиться тем, что у них среди наложниц почти настоящие ведьмы. Да мало ли...
   Да, девочка. Расскажи императору. Император должен защищать своих подданных. У ведьм таких обязательств нет. И не будет. Зачем оно им?
  
  
   Нэмина пнула камень, и тот громко плюхнулся в лужу. Глубокую. Об этом девушка узнала, когда, задумавшись, в нее вступила. Ноги вымокли почти до коленей.
   Вообще отпинать ей хотелось начальника порта. Наглая мерзкая крыса. Взгляд сальный, глаза так и шарят в районе груди, силясь что-то рассмотреть сквозь широкую плотную одежду, скрадывающую фигуру девушки. Голос противный. Усики тоже. Слова цедил, будто одолжение делал.
   А самое плохое -- ничем разговор с этим мерзким мужиком не помог. За три дня в порт Катаршаха зашли двенадцать кораблей. Но пассажиры были только на "Вороньих крыльях". Людей в этот город как-то не тянуло.
   Представить, что тень наниматся на какой-то корабль моряком? Хм. Скорее телохранителем к местному купцу из тех, которые предпочитают бродить по пустыне, в надежде обойти сборщиков налогов. Пришел, покрутился в городе, а перед самым уходом убил реканца и поспешил охранять купца. Теперь спокойно уйдет, эти купцы и караванщики предпочитают никого не предупреждать о дате отбытия, чаще всего караван собирается в пустыне в течении десятидневья. А потом убийца в каком-то городе бросит охраняемого и вернется к настоящим хозяевам. И ищи его там.
   Вообще, зря она с Дару в этот город так рвались. Если местные семьи и были замешаны в историю с похищениями девушек, так сходу понять это невозможно. Они, конечно, на это не надеялись. Но ведь могло повезти.
   Ага, могло, но не им. Тут императорские представители, живущие в городе постоянно, не всегда уверены в том, что происходит и кто в происходящем виноват. А уж парочке заезжих нюхачей в принципе ничего не светило. Нужно было сразу ехать в Верьен. Там хотя бы понятно с чего начинать.
   Кого Нэмина точно не ожидала встретить по дороге к кораблю -- жизнерадостного напарника облитого вишневой наливкой. Он криво улыбнулся, подмигнул и схватил девушку за руку. Она от неожиданности даже не оттолкнула его.
   -- Что я узнал, -- прошептал этот балбес.
   -- Что? -- переспросила Нэмина и придвинулась поближе. Интересно же. Обычно Дару так себя не ведет.
   -- Катаршахцев можно вычеркнуть из списка подозреваемых. Они полгода как дружно копают, плетут интриги и ловят в своих шахтах шпионов.
   -- Копают?
   -- Да. Я случайно узнал. Зашел выпить чего-то холодного в одну... даже не знаю как оно называется. Сел. Оперся спиной об перегородку. Оно на маленькие комнатки поделено. А там разговаривают какие-то юнцы, которые кому-то платили за сведения, и ничего не получили. Я немного послушал. Потом подошел к хозяину того места и просто поинтересовался новостями. И узнал что полгода назад кто-то, я не понял кто, выкопал большущий рубин, если верить слухам, годящийся для того, чтобы вырезать спинку для трона. Выкопали глубоко. Так глубоко еще никто не копал. И теперь все пытаются докопаться. Потому и людей на улицах так мало, раньше их было в три-четыре раза больше.
   -- О, -- только и сказала Нэмина.
   То, что жители Катаршаха заняты, не может не радовать. Меньше проблем от них будет. Но с другой стороны, так хотелось на чем-то их поймать и накрутить хвосты. Особенно начальнику порта.
   Не судьба.
   -- Ладно, -- решила немного подумав. -- Сначала перепроверим сведения. Тем более связаться со столицей все равно нужно. Потом будем думать.
   К порту он дошли молча и держась за руки. Капитан о чем-то споривший с толстопузым мужиком окинул удивленным взглядом и приветственно кивнул. Девчонка нелюдя дразнившая корабельного кота рыбьим хвостом, привязанным к веревочке, улыбнулась широко и искренне. Словно увидела что-то милое. Вроде симпатичного младенчика или кудрявого щеночка.
   Нэмина фыркнула и дернула рукой, намекая, что напарнику давно нужно было отпустить ее ладонь. Она, конечно, подозревала, что смазливый блондин Дару и темноволосая его напарница смотрятся рядом хорошо. Вот только этого счастья ей было не надо. Дариен хорош как друг. Как любовник, или, да не ниспошлют боги, муж он не лучший вариант. Характером не вышел. Стали в нем не хватает. Поэтому девушка ему нужна мягкая, в меру умная и готовая ненавязчиво поддерживать, а не ураган в женском обличье. Зачем парню жизнь портить? Нэмине он ничего плохого не сделал.
  
  
   Марина проводила сыщиков взглядом и отдала рыбий хвост коту. Красивая парочка, хоть бери, рисуй картину в анимэ-стиле, а потом перед ней стони:
   -- Кавай!
   Интересно, она с Илиеном хотя бы наполовину так хорошо сморится? Или выглядит этаким осликом Ходжи Насреддина запряженным в одну упряжку с породистым конем? Странные ассоциации, конечно, но иногда Марина именно так себя чувствовала.
   -- Прекрасная сина!
   Девушка подпрыгнула и в ужасе посмотрела вправо. Показалось, что детским голоском ее зовет капитан Келен. К счастью ребенок на него не был похож совершенно. Рыженький такой, и девочка.
   -- Прекрасная сина, вам письмо! -- торжественно провозгласило дитя и вручило прямоугольный конверт. Розовый с зелеными бабочками по углам!
   -- От кого? -- рассеянно спросила девушка, беря в руки эту жуть.
   -- Не знаю, я посыльница, мне дали, послали, и я принесла.
   -- О! -- запихнула письмо в сумку Марина. Нашарила в глубине монету и вручила девочке. Посыльным, кажется, принято давать чаевые. Илиен рассказывал.
   Ребенок поблагодарил и рванул с корабля, пока не поймали и не выкинули.
   Письмо, наверное, стоило прочитать. Даже если там реклама расчесок из особо вонючей древесины. Но было лень, и Марина решила заняться этим вечером.
   А потом забыла.
   Сначала все дружно ловили сбежавшего миражника, о котором Марина почему-то не вспоминала несколько дней. Лохматая крыса времени зря не теряла. Она погрызла какие-то переборки в трюме, сожрала сушенное мясо, нагадила на ткани и была обнаружена, когда пыталась прогрызть себе вход к повелителю ветров. Моряки на крысу за это очень разозлились. Капитан в свою очередь разозлился на крысовладелицу, сделал ей выговор и пообещал выбросить за борт вместе с питомцем.
   И началась великая охота. Пассажиры в это время благоразумно сошли на берег. Капитан и Илиен носились как две гончие, разве что носами не припадаю к следам миражника. И длился бы этот цирк еще долго, если бы беготня не разбудила кота. Он презрительно посмотрел на людей, куда-то ушел и вернулся с лохматой крысой в зубах. Придушенной насмерть.
   Марина даже плакать не стала. Кот всяко лучше лохматого грызуна. А еще из-за миражника девушка теперь чувствовала себя очень виноватой и только остатки благоразумия не давали ей броситься к капитану и пообещать искупить крысиные художества. Мало ли что он попросит. И скорее всего не с нее, а с Илиена.
   В общем, завела себе хомячка великовозрастная дура. А хомячок оказался волшебным, умеющим дурить хозяев. Вернуться бы и набить морду продавцу.
   Избавившись от грызуна капитан Келен почему-то ночевать рядом с причалом Катаршаха не захотел. Корабль отошел подальше. Вооруженные до зубов морячки распределили дежурства с помощью игры напоминавшей "Камень, ножницы, бумага...". Часть осталась дежурить, позвякивая амуницией, а некоторые и броней. Остальные дружно отправились спать.
   Зачем все эти предосторожности Марина узнала ночью. Дважды она просыпалась из-за воплей. В третий раз какой-то заросший мужик попытался влезть в узковатый для него иллюминатор. Девушка глупо на него уставилась и толкнула Илиена. Тот мгновенно проснулся, оценил обстановку и врезал мужику по физиономии. После этого раздался "плюх!" и больше никто Марину не беспокоил. А утром выяснилось, что добрые горожане пытались трижды ограбить корабль.
   Хорошие люди, гостеприимные.
   В общем, город Марине не понравился, вообще. Когда ближе к обеду "Вороньи крылья" повторно отчалил, и ушел в открытое море, она только рукой помахала и отправилась в каюту надеясь, наконец, выспаться. А там сидел Илиен на полу и перебирал украденные рубины, совершенно не похожие на драгоценные камни. Он их рассматривал и бросал в одну из трех кучек. Сортировал, наверное. Уточнять девушка не стала. Просто легла и стала наблюдать. Так и уснула.
   И снилась ей зеленая гусеница сидящая на шляпке гриба. Она курила трубку и предлагала скушать грибочка. Чтобы ум вырос. Правда, она не помнила с какой стороны для этого нужно гриб кусать. Ум мог ведь и уменьшиться. Поэтому Марина не рискнула.
  
  
   А в это время...
  
   -- Как думаешь, у девочки получится? -- спросила статная блондинка.
   -- Кто знает? -- улыбнулся тощий мужчина. -- Но попробовать надо. Мы ведь вмешиваться не можем. Наше вмешательство хуже атомной войны.
   Блондинка вздохнула.
   -- И все же... Она добрая, может захотеть помочь. Но ее блондин. Он запретит. Знаю я таких мужчин, за одним была замужем, когда была человеком.
   -- Тогда нам нужно избавиться от блондина, -- опять улыбнулся мужчина.
   Блондинка возмущенно охнула.
   -- Нет, нет, -- поспешил возразить ее собеседник. -- Не убить, что ты. Просто заставить не вмешиваться.
   -- В подземелье ты его посадишь? -- насмешливо спросила женщина.
   Мужчина недовольно поджал губы.
   -- Нет, больше я такой ошибки не сделаю. У меня есть идея лучше.
  
  
   А корабль качался себе на волнах. Капитан устроил разнос матросу. Тень сидела на рее, как птица, подставляя лицо ветру. Ее напарник читал переведенные с языка ведьм записки и рисовал на клочке бумаги квадратики, соединенные стрелочками. Белобрысый нелюдь сидел над парой необработанных рубинов и время от времени тыкал в них пальцами. А его избранница кормила кота. Засахаренными орешками. И кот почему-то ел. Гурман, наверное.
   Если боги не хотят, люди не узнают, что они за ними наблюдают.
   Даже если боги не настоящие.
  
  
  
   <a href="http://samlib.ru/g/gurkalo_t_n/dm2woronxikrylxjagl2.shtml">Здесь продолжение</a>
  
   82
  
  
   86
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"