Чваков Димыч: другие произведения.

Секретное дело 5. Давай, лама, или встреча с тайским Ваней

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa


ДАВАЙ, ЛАМА, ИЛИ ВСТРЕЧА С ТАЙСКИМ ВАНЕЙ

(к духовным истокам Шамбалы по государственной надобности)

  

"Ударим доброй иронией по эмоциональной инфантильности и аллюзивной безграмотности!"

плакат в фойе кинотеатра

"Ударник пролетарской наковальни",

из встречных планов к юбилею XIX-ой партийной конференции КПСС

  

"Как правило - это исключение".

выдержка из двадцать первого закона конспирации, том 2, часть 3, параграф 78

  
  
   В коридорах службы внешней разведки было тихо и покойно, как в гробнице Тутанхамона ещё до того, как туда забрались пронырливые дети Сити и Вест-Энда. Но это только показная тишина. На то и служба ВНЕШНЕЙ разведки, чтобы ВНЕШНЕ всё выглядело тихохонько и благопристойно, как в офисе по реализации страховых полисов от укусов мозамбикского мотаюмбы на исходе полярной ночи.
  
   День начинался просто превосходно. Под утро мне продемонстрировали конспиративный сон, что иду я к своему Кремлёвскому колодцу в секретных трусах от фирмы "Инвизибл shorts", а навстречу мне баба с пустым ведром. Румяная такая баба, холёная. И чего к колодцу ходила, дурында, все же в округе знают, без сличения сетчатки на левом глазу тебя к колодцу не подпустят... за 102-ым километром остановят? А между 101-ым и 102-ым километрами ещё и контрольно-следовая полоса...
  
   Следы в нашем ведомстве тоже привыкли сличать на предмет наличия допуска. Причём не только на мозолистость, но и на запах вечерних носков. Центральный идентификационный компьютер провести не удавалось ещё никому. Оно и понятно, если учесть, что в качестве датчика, улавливающего ароматические составляющие следоотпечатков, используется прямой потомок служебной собаки Ингус, задержавшей на границе не одну сотню нарушителей со своим верным Карацупой.
  
   Потомка величают на английский манер Сниффер Ингус Джуниор, сокращённо - Сид. Кое-кто из аналитического отдела всё время возмущается этому факту... ну, что собаке присвоили прозвище средневекового испанского полководца (он же - гранд), громившего сарацинов, где только представлялась возможность. У того Сида отродясь нюха никакого не было, даже на выпивки дружеские всё время опаздывал. А тут такого пса сравнили с полной бездарностью относительно служебных навыков по обнаружению злоумышленных особ методом Патрика Зюскинда.
  
   Но сейчас стоит поговорить о другом. Ко сну вернусь. Я ж толкователь видений известный. Всё толкую и толкую и толкую, многие, правда, говорят, что без толку. У Толкинена, дескать, куда как лучше... Ну, я с Толкиненом и не равняюсь, чего мне с ним толкаться, когда я и так вам толкую, что у нас в разведшколе всё было "вокки-токки", тип-топ, типа, если по-народному.
  
   Вернёмся к вещательному каналу "Spy dreams".
  
   Получается что? А вот что: баба с ведром - к деньгам! А трусы, в особенности невидимые, - к большим деньгам. Не иначе, премию выслали из Кремля малой скоростью за самоотверженный труд и выполнение "золотого норматива" комплекса ГТО в конспиративных условиях. Лучше, разумеется, если бы с коромыслом Баба без коромысла - как французская суфражистка-надомница без плесневелого сыра в холодильнике.
  
   И сон оказался в руку. Или же - под руку. Трудно определить, пока толком не распробуешь. С одной стороны, всё прекрасно - пришёл приказ по сети на мой даун-топ: "Немедленно вылететь в Порт-Артур с последующим выездом в Тибет с секретной миссией. Дополнительные инструкции и всё техническое обеспечение получите у торговца и производителя спиртосодержащих продуктов Ван Мяо. На связь выходить в любой из базарных дней по "вертушке".
   Пароль - Который час? Ти пьел'а (кит.).
   Отзыв - Здравствуйте. Ни хао (кит.). Вы говорите по-английски? Ни-хуй тиам-а... ёлы-вью (кит.).
   Пароль - Здесь делают суп из ласточкиных гнёзд? Here do soup of swallow's nests? (англ.).
   Отзыв - Нет, здесь варят суп из акульих плавников. No, here cook soup from the shark fins (англ.)".
  
   Что может быть лучше настоящего дела в период мирового кризиса?! Настоящее дело за границей и с риском для жизни - вот что!
  
   Но с другой стороны, мировой кризис глобальным потеплением, а даже и разведчику иногда отдохнуть хочется. Не успел приехать из Сомали, где обучал местных пограничников, как не спутать местных пиратов с моряками из России, а тут тебе уже новое задание. Годы-то не совсем юные, чтобы по белу свету шататься, как Агасфер какой-нибудь с секретной миссией в голове и даун-топом подмышкой.
  
   Выбирать, однако ж, особенно не приходится. Дан приказ - ему на запад, как поётся в старинной песне государевых слуг, а мне так - в ином направлении. И всего только через тридцать часов я сумел нелегально пересечь границу неподалёку от Благовещенска и тигриными тропами добраться до города Люйшунь (по-нашему - Порт-Артур), что расположен на юго-восточной оконечности Ляодунского полуострова.
  
   Проход в колючей проволоке мне прогрыз своими коренными бокорезами секретный агент Нанаец, в тот период служащий на данном участке границы. Другие тонкости преодоления контрольно-следовой полосы и пограничных постов с сопредельной стороны открывать не стану, поскольку могу ненароком засветить государственную тайну. Замечу только, что пострадавших почти не было, если не считать, двух китайских офицеров сделавшихся дальтониками, после чего у них отобрали водительские удостоверения на право управления грузовыми велосипедами и гужевым транспортом, начиная с ездовых кошек и заканчивая дикими ламами. Нет, не монахами-ламами, а ламами, которые животные. Это же понятно, я думаю.
  
   И ещё - у одной сторожевой собаки прорезался удивительный русскоязычный баритон. Рассказывают, что она потом пользовалась бешеной популярностью в Харбинском ресторане "Третий Рим" и была приглашена в театр "Ла Скала" на постановку оперной экранизации пьесы Лопе де Вегова "Собака на Сене" в заглавную роль парижской куртизанки мадам Butter Flyed. Но спонсоры позднее отказались от финансирования проекта по причине запущенно небритости примы, от которой её не смог избавить ни один известный в мире косметики эпилятор. Да и псиной от неё разило за версту. Тоже, согласитесь, не самый удачный вариант вечернего художественного аромата.
  
   Но вернёмся к делу, хватит отступлений. Мы не привыкли отступать, чем грешат новомодные течения сатаятхи и мантрохокки в современной комиксной литературе.
  
   Пока я границу пересекал, загримированный под колхозника-еврея из-под Биробиджана, потерявшего свой участок для возделки сои, сочинил парочку акростихов, поминая Вечного Жида, отправившегося в мировое турне по причине библейского свойства. Вот они, эти стихи:
  

АГАСФЕР

      Ветер
     
      Агрегат состояния - ветер:
      Головы не приткнуть в темноте.
      Ароматы дорожных отметин -
      Суррогатом ненужных монет.
      Фейерверки ложатся под ноги
      Епитимьей вчерашнего дня.
      Разменял бы богатства убогих...
      ... ... ...на коня...
     
      Цветок
     
      Астра к звёздам склоняет головку,
      Горизонт затмевая собой.
      А фонарь ещё кроме того
      Согревает и смелых, и ловких.
      Филигранно заточим любовь -
      Есть на свете не только винтовка -
      Разгонять недостойных рабов!
  
   Опять отступление? Извините, это я с непривычки. Далее постараюсь соответствовать.
   Так вот! Пару слов о перевалочной базе - месте, где мне предстояло выйти на связь, получить дополнительные инструкции и откуда потом отбыть в Тибет.
  
   Порт-Артур (кит. Люй-шунь-коу), портовый город на южной оконечности полуострова Ляодун в южной Манчжурии. Был китайской крепостью. 1894-ом году взят японцами, в 1898-ом Порт-Артур и Да-лянь-вань уступлены России на двадцатипятилетний срок. Здесь русскими были возведены современные укрепления, а чуть позднее сооружен новый город.
  
   В 1904-ом году в городе проживало 34 тысячи жителей. С 1908-го Порт-Артур был местом стоянки сильной русской эскадры и с 1903-го резиденцией наместника Дальнего Востока. 26 января 1904-го года японские миноносцы атаковали русскую эскадру и нанесли повреждения двум броненосцам и одному крейсеру. Затем последовал ряд бомбардировок Порт-Артура японской эскадрой под началом адмирала Того.
  
   13 мая после взятия Цзинь-чжоу Порт-Артур был отрезан от русских вооруженных сил. А 13 июня началась осада Порт-Артура с суши и с моря. После ряда неудачных штурмов японцы повели правильную осаду под началом генерала Ноги. Посредством минных работ и последовательной бомбардировки, а также ряда штурмов были взяты постепенно отдельные форты порта-артурского укрепленного района. Русские военные суда частью приведены в негодность снарядами, частью потоплены самими русскими. После одиннадцатимесячной осады Порт-Артур 20 декабря 1904-го года был сдан японцам генералом Стесселем вместе с оставшимся гарнизоном в 15 тысяч человек, орудиями и запасами.
  
   Что ещё я знаю о Китае? Самое главное знаю. Китайцы - великая нация, ребята! Они изобрели веер и зонтик от солнца, бамбуковые удочки, порох и бумагу, палочки для еды и шёлковое бельё, Великую Китайскую Стену и дешёвую рабочую силу для бархатного выдавливания доверчивых соседей с рынка труда.
  
   Помните, что Соломон про деньги говорил? Я, кажется, уже упоминал об этом раньше. Правильно. Денег не бывает много. А я бы немного расширил эту сентенцию. Денег не бывает много, бывает мало желаний! Или даже не так! Денег не бывает много, бывает мало женщин рядом!
  
   Женщину нужно, просто необходимо баловать, иначе она становится злой и вздорной. Такую даму можно терпеть только в случае крайней необходимости или в качестве священного служебного долга, или по контракту на худой конец.
  
   Впрочем, мы говорили о китайцах.
  
   Белыми, мелкими и крепкими, как у опытной белки, зубами китайцы привыкли копировать и воспроизводить мировые шедевры. А раньше всё было не так, раньше в Китай приезжали разные итальянские Марки, бывшие игроки в поло (местами водное). Приезжали, чтобы срисовать слова по поводу изобретения, скажем, какого-нибудь пороха или палочек для еды... Кстати, с порохом у китайцев что-то не так вышло. Хотели они изобрести совсем другое. Возможно, разновидность шёлка или рисовой бумаги. Получилось совсем не то, что планировалось великим императором Мун-Бао. То ли учёные с пропорцией не угадали, то ли заснули не вовремя, когда нужно было очередную порцию суррогатного контрафактного риса, завезённого с острова Хонсю, вложить... История не сохранила причину и подробности. Так или иначе, впервые чёрный порох с дымным эффектом создан был именно в Китае. От него летается за милую душу и не только в самолёте.
  
   Все эти исторические и иные сведения мне вживили в подкорку вместе с мобильной автоматизированной аптечкой, защищающей здоровье любого разведчика от возможного заражения различными тропическими и горными заболеваниями. Это вам не на Африканский континент с кое-какими прививками отправиться с туристической путёвкой в заднем кармане плавок. Наш отдел по прогрессивным внедрениям расстарался на славу. Теперь я был в полной безопасности. Стоит только зацепить штамм какого-нибудь вредоносного вируса, как аптечка начнёт проводить специальные работы по обеззараживанью организма, вплоть до ежечасных щадящих клизм-болтушек и клистиров-разговорников. В автоматическом режиме, разумеется.
  
   В старинном городе Порт-Артуре всё было, как и прежде, во времена белой, но чаще всего - жёлтой (из Японии), эмиграции. По заданию нашего Центра здесь притормозили время. Нет, что-то я перепутал. Белая эмиграция обычно плодила свои нелепые контрабандные козни где-то в Харбине. А в Порт-Артуре процветал шпионаж ещё раньше, в начале 20-го века; тоже Китай, вот я и спутал.
  
   Теперь в Port of King Arthur полигон для начинаюших разведчиков всего мира, а китайцы по врождённой наивности называют это место Люйшунем и считают своей территорией. Что, вы разве ничего не слышали о Па-де-Каленской международной конвенции о всемирном заповеднике разведки и шпионажа? Завидую вашей неосведомлённости.
  
   По улицам города слонялись без дела курсистки из школы Ивана Петровича Дзен-Тяо в корсажах с минитипографиями и шифровальными устройствами французской работы, сновали велорикши-резиденты и нищенствовали нищие-агенты низшего звена, каждый из которых служил, как минимум, на три иностранные разведки. А про одного из этих красавцев, прикрытого лохмотьями от Prado, говаривали, будто он каждый месяц вербовался к новым наймитам капитала. Да, врут, конечно. Столько и капитала ещё не придумали.
  
   Современный антураж попытался было вылезти на вывеске дорогущего английского клуба "Аристократ мобильный", но кто-то специально обученный тёмной китайской ночью оторвал букву "м", и всё снова стало благопристойным и соответствующим временам первых конфликтов славян с детьми солнцеподобного императора.
  
   В Порт-Артуре я натурализовался в качестве известного мецената-подёнщика Валентино Раскольсони - гражданина мира, постоянно проживающего в Буркина-Фасо на собственной пятикомнатной яхте; любящего путешествовать по свету в поисках приключений на свою натюрмортовую коллекцию. Документы у меня были такие, что ни один самый заядлый методист дедукции по Холмсу не смог бы меня раскусить - все бы зубы пообломал.
  
   Сняв номер в гостинице "Мукденский излом", я немедленно отправился по конспиративному адресу, поскольку времени мне выделили на выполнение задачи крайне немного.
  
   По штатному плану в Порт-Артуре меня должен был встречать мой любимый агент прикрытия Самураец. Но тут прокол случился - подался Саныч в странствия, приобщившись к дзен-буддизму, в поиски своего истинного воплощения ударился. "Одумайся, сокол ясный, не то станешь священной коровой", - твердили ему кураторы из столицы. Не помогло. Поэтому вступил в силу "вариант Бэ", в котором мою поддержку (в случае нестандартного течения операции) осуществляет агент Аксакал Хи (Хи - это не имя, а аббревиатура - хитрый интеллектуал, если угодно).
  
   Что ж, Аксакал, так Аксакал. Оставалось только обнаружить данные означенного специалиста из заголовка второго шпионского ряда в нашей базе данных, запомнить его в лицо и... Но на подробное изучение подноготной нового агента прикрытия мне не дали ни минуточки - срочность исполнения просто необычайна.
  
   Впрочем, поддержка агента прикрытия может и не понадобиться, поскольку, как меня убеждали все начальники оперативных отделов, резидент в Порт-Артуре уж больно хороший. Да-да, тот самый, который организует техническую сторону.
  
   А ещё мне и новинку в этот раз с собой дали, только посоветовали в самом крайнем случае ею пользоваться. Новинка - что надо, не чета нанотехнологическим разработкам открытого типа.
  
   Недавно, как говорили у нас в отделе тайных разработок, поделок и самоликвидирующихся сувениров, именно в Порт-Артуре проводилось испытание Временного Откатчика, проходящего по документам как "изделие ВО!". Использование данного устройства позволяет виртуально откатиться назад во времени, там всё исправить и вернуться в исходную точку по иному сценарию. Но с небольшими искажениями пространственно-модульного континуума...
  
   Тут как раз во время испытаний один наш связник возвращался из командировки в Байджин (так европейцы Пекин называют). На поезде "Великая стена" ехал. Ушёл в другой вагон, когда мимо Порт-Артура поезд проезжал, как и полагалось по инструкции. А в это время на станции изделие ВО включили, совместив с доплеровским датчиком измерения скорости. Но поезд с опозданием следовал, не то, что в Швейцарии, вот и получилась накладка. Всё не так у этого агента пошло, всё не по распорядку.
  
   Доехал он до Москвы. Вышел на Казанском вокзале и... оказался в Казани. Вернулся, проехал на метро до Рижского вокзала, вышел - уже в Риге... и без "шенгена". Скандал! Вернулся. Потом ещё в Киев попадал с "Киевской", в Минск с "Белорусской". В Ленинград не рискнул, поскольку ещё на эскалаторе услышал, как пушечные порты на "Авроре" бряцают. С испугу умчался на "Подбельскую". Теперь маляром в одно РЭУ работает, хотя можно было и о Соборе Парижской Богоматери предположить. О своей нелегальной деятельности забыл начисто. На детектор LG его проверили - точно ничего не помнит.
  
   Плюнули на агента и забыли, новых легче выучить, чем этого к нормальной шпионской жизни возвращать. А эксперимент с "откатчиком времени" временно приостановили, до тех пор, пока к "силиконовому" Сколкову подземную тайную канцелярию не приладят. Не хватало нам коллайдера с чёрной дырой и предсказаний небывало холодных зим от знаменитых польских метеорологов. Нет уж, пока повременим.
  
   Но изделие ВО, под кожу на локте вживив, мне с собой дали, не забыв раз десять предупредить, чтоб не вздумал баловаться... попусту. Я и так понимаю, не мальчик.
  
   Инструктор ещё перед моим отъездом в Порт Артур доложил, что агент прикрытия Аксакал скрывается под именем Хи-Нын-Кин, что в переводе с китайского как раз и означает "спрятавшийся". Сначала агент хотел взять себе другой рабочий псевдоним За-Ны-Кин (по-китайски "невидимый"), но слишком ему не понравилось опасное созвучие с заначкой, и разведчик-нелегал остановил свой выбор на первом варианте.
  
   Обнаружил я своего помощника на местном блошином рынке. Аксакал просит милостыню. Говорят, он, воодушевлённый примером Юрия Деточкина, потом отправлял заработанное своим трудом в Общекитайский Медицинский Центр Демографической Регуляции для проведения опытов по новым методам предохранения. Но я лично не верю, поскольку отчёты от агента Хи в Центр были аккуратно исполнены -доллар к доллару, цент к центу, ни один юань носа не подточит.
  
   Проследил я, куда Хи ночевать отправится, услышал, что след его простыло кашляет на пороге хижины, скатанной из некондиционного Шаолиньского бамбука, и в дверь постучал.
   - Кто там?
   - Кто-кто? Конунг в вигоневом пальто! Что ж ты такой наивный, как лопухи на обочине, друг мой?!
   - А я сначала-то не сообразил... думал, забыли обо мне в Центре... Законсервировали и забыли.
   - Вот ещё! Мы же не овощ в Порт-Артур посадили, а вполне себе - агента. Не крути румпелем подозрительно, это - тебе привёз.
   Аксакал был очень рад получить дежурный служебный пароль для агентов прикрытия и небольшие сувениры лично от президента - брелоки, посвящённые национальным проектам - зимней олимпиаде 2014-го года, чемпионату мира по футболу 2018-го и окончательной реформе окончательно среднего образования - 2020.
  
   Как говорится, предъявил я свои верительные грамоты в оригинальной стеклянной таре, и разошлись мы только утром. Спать ложиться - смысла не было, поскольку цейтнот - он и в Китае цейтнот. Срочно нужно выходить на связь с резидентом и отправляться на встречу с ламой - с Далай-Ламой.
  
   Отчего такая спешка, спросите? Отвечу. Всему виной политика: где-то в Ельцбурге как раз через три дня открывался европейский экономический бутафорум. И задание необходимо выполнить до этой политически значимой даты. Так что волею судеб, начальства и торопыг европейцев я был поставлен в крайне стеснённые временные обстоятельства.

_ _ _

  
   Резидентствующий связной Ван Мяо носил модный монокль в виде замочной скважины. В правом глазу носил, а левый украшала фотолинза от знаменитой фирмы "Leica". Всё никак не мог отвыкнуть от привычки камердинера-папарацци при секретариате мандарина провинции Гуань-Нань.
  
   Мастер на все руки, Цискаридзе на все ноги, Демосфен на весь язык, Казанова на всю Виагру. Это так мне охарактеризовали Ван Мяо в отделе внутреннего сгорания нашей внешней разведки. Почему такое странное название у структурки шпионской, спросите? Отвечу с необычайной лёгкостью - всё из-за того, что здесь не хранилось ни единого документа. Сотрудники отдела зазубривали информацию на память, а потом все первоисточники сжигались в специальной топке, замаскированной под печку-буржуйку.
  
   С господином Мяо я связался при помощи прямого телефона типа "кремлёвская вертушка", установленного в магазине "Шпиономания". Аппарат был замаскирован под телефон Джеймса Джоновича 007. Для обычного человека - просто муляж. А посвящённый сразу догадается - communications tube, не иначе. В Порт-Артуре подобных артефактов - на каждую шпионскую голову по дюжине... Спасу нет!
  
   И вот соблюдены все формальности, пароли произнесены, отзывы получены. Теперь можно говорить открыто, спрятавшись в примерочной кабинке с бронированной антипригарной дверцей, говорю по беспроводной связи.
   Спрашиваю собеседника пришепётывающего на превосходном арго восточного разлива:
   - Как я вас узнаю при встрече?
   - Tic-tac... будет у меня в руке... на виду...
   - А если же окажется, что вокруг тоже любят эти мятные таблетки?
   - Не переживайте, они все окажутся китайцами...
   - Так вы европеец?
   - Нет я наполовину индус, наполовину кореец...
   - Вай мэ, генацвале!
   - Не Вай Мэй, а Ван Мяо...
   - А имя, почему китайское?
   - Для конспирации.
   - Так ведь подозрительно, что индус с китайским именем...
   - У меня будет Tic-tac в руке. Это сильно рассеивает внимание...
   - Может быть, стоило лучше взять индусский псевдоним, скажем, Вандемун Мэнханг, подходящую легенду и обойтись без мятных таблеток?
   - Вы в Порт-Артуре человек новый. Вам не понять. Дышать свободой лучше в респиратор! А вы там у себя в России все отравленные ходите. Не в коня порно... так, кажется, у вас говорят?
  
   Через час мы встретились и условились обсудить наши общие дела в конторе Ван Мяо, которая по совместительству выполняла роль глубоко законспирированного жилища, но с этилово-коммерческим уклоном.
  
   Погулял я немного по городу, любуясь историческими местами - когда ещё придётся, - и не заметил, как оказался на самой окраине. Отсюда пешком к назначенному сроку не поспеть. Делать нечего, нанял велорикшу поздоровее (сам-то я немалый вес в мировых шпионских кругах имею) и говорю пареньку лет двадцати - сорока пяти (с китайцами разве угадаешь наверняка?):
   - Гони, мой милый водила с Нижнего Тагила, прямо по вашему центральному стриту в офис господина Ван Мяо. Знаешь такого круассана без начинки?
   Китаец вежливо закивал - карасо, карасо, мао пао эн зи ("мао пао эн зи" - заключать сделку в рамках закона, кит, прим. переводчика) - и пустился с места, не то, чтобы в карьер, а в самый настоящий каньон. Ну, тоже яма немаленькая, представляете себе? Ага, значит, в курсе, кто таков этот Ван Мяо. Конкретной информацией располагает. Замечательно резидент легализовался, если его офис всякая собака знает да по-китайски облаять норовит.
  
   Вскоре я уже разгуливал по конспиративной квартире с европейским интерьером. Рядовой обыватель принял бы это помещение за обычный офис мелкооптовой фирмы, поставляющей водку, произведённую из морепродуктов. Основным товаром, как я понял из буклета лежащего на журнальном столике, был продукт "Сань бянь пинь инь" - водка "Три селёдки". Хм, интересно. Где же и как производят это чудо?
  
   Я сидел в личных апартаментах Ван Мяо и наслаждался угощеньем: водкой из рыбы, подаренной Жёлтым морем, и закуской в виде котлетки из чешуи членистоногого языкана (penicieslags boltunato).
  
   Пить я не стал, опасаясь за сохранность мебели... мало ли с непривычки. Просто прогуливался по кабинету и наблюдал за ухаживаниями морских черепах в бассейне, тем, как гигантский бонсай фигурно проламывает перекрытие верхнего этажа и дружеской трапезой двух варанов, доедающих полуфабрикаты залежалой шаурмы на дне огромного колодца в центре помещения. Но вскоре мне надоело ожидать, пока нерасторопный самец догадается о том, что пора уже пускать в ход свои мужские достоинства, и я огляделся.
  
   Ничего особенного - заурядный офис. Почти. Только одна нетрадиционная деталь - на стене кабинета висела репродукция с нашумевшей "онлайн"-картины "Гоголь шарит в Google-е". Особенно впечатляла двусмысленность названия, восхваляющая сообразительность великого писателя и мистификатора. Внизу был приклеен пергамент с отпечатанным текстом такого содержания:
  

Рукописи не... Эксперимент

  
   Гоголь шарит в Гугле!
   Гоголь шерудит угли.
   Гугол доволен.
   Главное -- угол не голый...
   ...как Голем обглоданный богом -
   человекомашиной,
   механизмом кабалистического осколка из олова
   глухо -
   Гоголь в печке
   кочергой бухает
   с насечкой на ручке,
   чтоб не выпадала из рук
   горгульей летучей,
   испуг
   по свету рассеивая
   теменью темени
   поэта Есенина,
   осеняет знамением
   святым
   кусты
   купины горящей,
   явившейся в сон
   явственней настоящего!
  
   Гугол шерудит в голове Гоголя
   испареньем ментоловым
   мысли гения трогает...
  
   "Эге, - смекнул я, - так этот Ван Мяо ещё и в русской классике мастак. С ним надобно ухо востро держать - такой начальству сольёт, не поморщится. И не из соображений карьерного роста, а просто для упражнения ума перед принятием порции вечернего аперитива".
  
   Ван Мяо был занят с клиентом в соседней переговорной комнате, и я его не теребил, чтобы не вызвать подозрения у несчётных камер наблюдения, натыканных по всему городу в таком количестве, что об них всё время приходилось спотыкаться, если иди без карты. Эти же камеры проникали во все уголки частной жизни граждан Порт-Артура, порой заглядывая в окна домов и под юбки европейским туристкам, но уже никого не могли смутить. Привычка, знаете ли. Это вам не в "Доме-2" по ночам подсматривать через веб-интерфейс за созданием счастливых семей методом "все со всеми".
  
   По старинной привычке я немедленно впал в релаксационный летаргический экспресс-сон. Неизвестно, удастся ли выспаться в ближайшее время. Поэтому надо не упускать случая. Сразу удалось включиться на второй канал конспиративного головидения (голографического телевидения, прим. редактора) "Spy dreams", а там показывали встречу разведчиков, недавно выпущенных из подполья, с поп-дивой, разработанной нашими специалистами для тайной работы за рубежом без отрыва от основной деятельности. Фамилия у неё ещё такая смешная - не то Чупа-чупс, не то Чаплин. А с именем всё в порядке, имя наше - Анюта. Сердечная дама, хотя и практически обнажённая. Ещё толком одеться не успела - а уже героиня невидимого фронта! Широчайшей души человек, не нам с вами чета.
  
   Все побежали смотреть на идеал нечеловеческой красоты в облике Анны-искуссницы. А я не побежал. Я же и сам хоть куда, только для неприметности (первое дело в искусстве разведки) меня препарировали и потом прооперировали наши чудо-генетики, создав ненавязчивый образ Марлона Брандо в отставке (восточный вариант): борода, как у Дон Кихота, усы топорщатся, чубчик по ветру развевается. Хорошо всё это, конечно. Но теперь даже и знакомые актрисы, такие, как Изабель Аджани, скажем, узнавать меня перестали. Только встретят на явочной квартире, сразу говорят, что не узнаём тебя, месье Димыч... так ты возмужал. Особенно в районе талии. Так похорошел, просто слов никаких нет... цензурных. Культурные у нас дамы в тайных агентах служат.
  
   А что вы себе думали - у нас и актрисы, и модели, и кое-какие государственные деятели на прикорме. Изабель Аджани я не засветил, даже не надейтесь, господа контрразведчики из далёких иорданских палестин. Я её имя упомянул лишь по одной причине - давно она в отставку вышла. В звании гранд-майора внешней разведки, между прочим. Вот была дама... Не дама - кремень, от такой не только искра... пламя мировой экзистенциальности возгорится за милую душу. А теперь вот на пенсии сидит - в кино снимается, по фестивалям ездит. Заслужила.
  
   И тут мысли сами собой понесли меня в недавнее прошлое, когда ещё на задание собирался...

_ _ _

  
  
   Хорошо бы, этот Ваня - Ван Мяо - оказался не тайским, а токайским! Люблю токайское ещё с детства. Так мне представлялось, когда я получал напутствие от Старшего. Старший сидел за ширмой - его никто не мог знать в лицо - и давал мне последние наставления посредством трансляции на экран моего даун-топа. Страшно хотелось заглянуть за ширму, распахнуть, что называется, покровы, но два сторожевых лабродога (помесь лабродора, дога и ротвейлера в одной интимной вязке) скромно демонстрировали свои зубастые пасти, как бы намекая - любопытство не порок, но глотку мы тебе, парень, перегрызём однозначно, к бабке не ходи.
  
   И казалось бы, за столько лет службы во Внешней Разведке должен был я привыкнуть ко всему. И зачем мне знать, как же выглядит Старший? Это же не Президент, в самом деле. Президента-то я выучил наизусть - и первого, и нашего, и транзитного. Да-да, того, что нашего временно подменил, чтоб Конституцию не перетолмачивать лишний раз. А Старший... ах, этот Старший... Невидимый боец невидимого же фронта. У нас в отделе, правда, поговаривали, что Старший - это одна из ипостасей Президента или, там, Премьера, но я не верю. Слишком просто. Да и не стал бы наш-то мастерком с раствором цементным руки пачкать. А тут, в кабинете, где я сидел, вся обстановка намекала на присутствие вольного каменщика.
  
   Старший многозначительно молчал и насылал на мой даун-топ "разных умных мыслей", как сказали бы в Одессе. А я старался сосредоточенно внимать руководящим указаниям. Не каждый же день на аудиенцию такого масштаба попадаешь. Получается, что не сильно на меня прогневались, если очень важное задание поручают. А за что гневались? Было, за что!
  
   Начальство устало от моих проказ и своеволий в части, касающейся прекрасных дам, которые украшали мой досуг в процессе выполнения нескольких заданий. Всего два дня назад вызывали меня на ковёр к Генеральному вице-спикеру Внешней Разведки по этому поводу. И он, не выпуская меня с ковра персидской работы (подарок очередного бессмертного туркменского Курбаши), объяснил, чтобы я больше не смел. Мол, теперь никто у меня на поводу не пойдёт, а в поддержку мне дадут людей проверенных боевыми операциями от партии "Целостная держава". Мои преференции игнорируются. Пришлось приложить немало усилий, чтобы в штат нашего секретного отдела в качестве тайного агента по провокациям включили не синекуру партийную, а хорошего профессионала. И пришлось господину Профурсенке становиться министром всяческого образования, если в разведку не взяли. Пусть теперь там вредит, недолго уж ему... правда, образование может к тому моменту на нет сойти. Но пока некогда этим вопросом заниматься - Далай-Лама в опасности!
  
   Ага. Сумел я настоять, убедить руководство, что без дам у меня не так хорошо шпионится, как того хотелось бы. Но внезапно возникли просто нечеловеческие обстоятельства, не позволившие осуществлению мечты. Обстоятельства эти назовем цейтнотом. В самом деле, счёт пошёл на часы. Вылетать срочно требуется, никакого времени на сборы. А какой даме это понравится, скажите на милость? Вот и пришлось, как говорится, идти в тыл врага в монопольном режиме.
  
   В ожидании команды "на старт!" ходил я по тихим коридорам весь в себе, как одна известная философская категория. Мимо конференц-зала двигался на цыпочках.
  
   Там для наших "комиссаров тайного бизнеса" проводилась специальный ликвидационный цикл лекций "Есть ли жизнь в ON-line?". Во-первых, его, цикла, целью было - устранить вопиющую компьютерную безграмотность в среде умеренно старших офицеров, а, во-вторых, секвестрировать полностью безнадёжных (в плане обучаемости) индивидов методом отправки в отставку и избрания в депутатский корпус уездно-губернского значения. Такая нынче была модная установка: тихих дегенератов - в народные депутаты... Ой, нет, спутал. Не так. Действующих генералов - в бездействующие депутаты.
  
   Раньше-то мы всё свободы ждали. Вот и дождались! На центральном музыкальном телеканале "Подголоски-ТВ" начали передавать рекламу сексуальных услуг. Желаете большой, но чистой любви (вероятно, после бани с бассейном), тогда мы идём к вам! Здесь, ясный месяц, каждый юнец смекнёт, что-куда-почём, но вот в сети Интернета ни одного высокоподставленного (как трёхногий табурет у барной стойки) никаким "живым" блогерским словом не заманишь. Вот и приходится президентской волей манипулировать на благо Отечеству.
  
   Впрочем!
  
   Высшего руководства установка Президента не коснулась. Их хоть сразу в Государственную Думу отправляй, настолько они беспомощны в современных технологиях. Но Дума же не резиновая, на всякого генерал-лейтенанта мест в ней не предусмотрено. Вот и продолжают они, наши "отцы-благодетели" лампасы откармливать в тишине кабинетов.
   А оперативных работников, вроде меня, и без того обучены в манере безмерной эрудиции. Все технологии насквозь вызубрили, как "отче наш", вдоль и поперек их исследовав с тщательным воодушевлением. Чего нам азы-то объяснять.

_ _ _

  
   - Перейдём к делу, дорогой Димыч-сан, или синьор Раскольсони, как вам удобней? - начал Ван Мяо, когда его клиенты вышли на улицу, хорошенько дзенькнув колокольчиком над входной дверью. - Заброска...
   - Извините, милый Ван Мяо, отчего это вы используете уважительную приставку "сан" вместо распространённой в Китае "го"? - перебил я резидента.
   Резидент на секунду смутился, а потом ответил ожидаемо:
   - Так ведь я несколько лет на Окинаве служил, вот и привык... Это же не страшно, в Порт-Артуре каждый третий нихонго владеет в той или иной степени...
   - Да-да, разумеется, - ответил я, а сам подумал: "Странное дело, как свидетельствовало изученное мною досье, Ван Мяо действительно служил на американской военной базе в Японии, но под именем морского пехотинца Джона Мауковича, а там..."
  
   В тот период военнослужащих с территории базы практически не выпускали, а на самой базе из гражданского персонала - одни лишь американцы. К кому тогда мой собеседник так обращался? Понимаю, что подобное выражение японской почтительности могло оказаться шуткой, имеющей хождение среди военнослужащих. Но шутка, переросшая в привычку... сомнительно. Что-то здесь не так. Моя интуиция грозила мне тонким пальчиком ябеды и выговаривала: "Опасайся этого парня, слишком он мутный".
  
   - Так вот, заброска будет осуществлена послезавтра. Вылет с частного аэродрома на рассвете. Место сбора в давильном цехе моего завода по производству водки. Оттуда вас отвезут прямо к самолёту. Точка прилёта оборудована скрытной посадочной полосой. Оттуда до резиденции Далай-Ламы рукой подать. Три-четыре часа лёта, и вы уже на месте. Дальше - ваша индивидуальная программа. Я отвечаю только за доставку.
  
   Выслушав детали, предложенного плана, я покинул логово резидента Ван Мяо и зашагал походкой беспечного английского денди в сторону ближайшего ресторанчика, чтобы подкрепиться.
  
   Поедая надутую от собственного величия сжатым воздухом утку по-пекински, я пытался определить, сколько филёров за мной наблюдает. Насчитав с полдюжины, плюнул и задумался о вечном - вечно у меня одни проблемы с незнакомыми резидентами. Пока своего лично не прикормишь, нельзя будет ни на кого положиться. Вот и сейчас, как я понимаю, эти два неприметных монгола, с аппетитом поедающие седло барашка вместе со стременами начали преследовать меня сразу после конспиративной встречи. Остальные-то, понятно дело, кто практику шпионскую проходит, стажируется, стало быть, кто по старинной привычке следит за недавно прибывшим, чтобы мастерство не терять, в форме себя поддерживая. Они подозрения не вызывали - издержки шпионского полигона, куда деваться. Но монголы...
  
   Эти двое - точно от Ван Мяо засланцы. Зачем, интересно? Зачем резиденту следить за своим шефом из центра, да ещё с помощью совершенно одиозных субъектов? Начальство меня проверять вздумало? У них манера такая - устраивать проверки, как говорят, на живую нитку, кое-как. От оперативной-то работы давно ушли, вот и пользуются прадедовскими методами в загрублённом варианте. Хм... не очень хорошая версия.
  
   Нет. Исключено! Я столько раз уже верой и правдой... Значит... Значит, господин Ван Мяо - двойной агент. Но он ведь прекрасно понимает, что, меня не провести - замечу я его слежку. С какой-то же целью он послал этих свирепых парней борцовской комплекции? Думаю, хочет сделать так, чтоб я начал нервничать, совершать ошибки. Чтобы раскрыл в результате спешки всю свою Порт-Артурскую агентуру и ещё бы цель операции - в идеале засветил.
  
   И что же делать теперь, если всё техническое обеспечение коню под хвост? Придётся работать простыми и действенными силовыми методами. Но для этого необходим напарник. Агент прикрытия, который дожидается меня в Порт-Артуре, второй месяц, сумеет наконец-то себя проявить. А в Тибет мы доберёмся на том самом самолёте, о котором Ван Мяо упоминал, только полетим туда неожиданно для резидента. Вероятно, подвох весь таится в подкупленном экипаже или неверном месте выброски. Разберёмся.
  
   Только светить место проживания Аксакала (а жил он в общежитии для оркестрантов "Императорской службы ритуальных погребений, Порт-Артурский филиал, Ltd.") не следует. Я к нему заходил ещё до встречи с Ван Мяо, стало быть, противник отследить не успел. Посему - двигаюсь прямиком на рынок, где торгуют морепродуктами, пенькой, кокосовым маслом (в обмен на истребители) и танцовщицами варьете (вернее, не самими танцовщицами, а их контрактами).
  
   И вот я на месте. Рынок пищит и давится, хохочет и ужасается ценам, визжит невостребованными и оттого агрессивными проститутками, кусается свежевыловленными крабами и воняет плохо отбитыми акулами-мако двухнедельной закваски.
  
   Тут же меня облепили нищенствующие субъекты всех национальностей и мастей, поощряя мои манипуляции в карманах брюк криками:
   - Позерени руцку, касатик-дяденька! Не дай расты скреить от тоски и бескормицы.
   Пришлось от них, от этих убогих, старинным шпионским методом отбаяриваться - раздать неимущим две пачки долларовых купюр, специально напечатанных фабрикой Гознака для пользования за пределами США. Вот вам и инфляция, как говорится. Но ничего не поделаешь - очень помощь Аксакала нужна.
  
   - Дарданеллы, Дарданеллы, дра-Дунай! - исполнил Аксакал популярную после похождений Ким-паши в Кемере песенку. Это был разовый пароль в случае нештатной встречи. Я немедленно скоординировал голосовые связки по силовым линиям Земли и просвистел отзыв:
   - Анд десой навнирой омря тевер учти обсирает!
   Это для несведущих китайских шпионов мой текст ничего не скажет. Изворотливые умы из Моссада быстро перетолмачат всё на русский литературный и тоже ничего не поймут. Ну, что нового может открыть этим прагматикам от макушки до самого кончика шабата строка горького не в литературном, а житейском смысле стихотворения из жизни пернатых? "Над седой равниной моря ветер тучи собирает..." Действительно, что это может сказать человеку с нормальной человеческой психикой? Пожалуй, только лишь то, что пора уходить с пляжа. Это подумают все, и даже эмир Ким-паша так подумает в далёкой Анталийской глуши. Но не таков агент Аксакал. Он умеет переводить с листа, а, точнее сказать, с полусвиста.
  
   "Явка на улице Маргариток провалена. Поступаете в моё распоряжение. Будем спасать Далай-Ламу. Где постирать носки?" Именно эта шифровка проявилась в его голове, наподобие фотографии, стоило ему только вдохнуть левой ноздрёй тринитро-буто-некро-цефал, замаскированный под обычный кокаин. Я почувствовал, что агенту особенно нравятся в нашей не обустроенной нелегальной жизни такие моменты, когда приходится работать носом. Лучше бы уж кальян курил, право слово. С ума сойти можно с этими восточными заморочками и всю агентуру растерять ни за понюх табаку.
  
   - Обращайся ко мне по имени - Хи-Нын-Кин, так меня все называют, - чуточку с пафосным акцентом пропел агент Аксакал, немедленно сбривая накладную бороду и убирая коврик из-под своих мозолистых от долгого наблюдения за посторонней жизнью коленок.
   "Хоть бы амуницию хоккейную использовал, бедолага, - подумал я. - Ведь неровён час, придётся врага преследовать, а у него ноги по самое-самое непротивление злу насилием отсижены". А вслух сказал:
   - Я - не все, дорогой Аксакалушка, потому и называть тебя буду по родственному: или Аксакалом... или... как в голову взбредёт.
   - Понимаю, Димыч, понимаю. Большому кораблю - открытые кингстоны!
   - Балуй мне!
   - Уж и пошутить нельзя...
  
   Когда Хы-Нын-Кин закончил спортивный массаж конечностей, мы с ним отправились в трущобы Порт-Артура. Вслед за нами следовали шпионские морды двенадцати или же тринадцати разнообразных держав. Почему такая неточность, возмутится читатель? Кого, де, из разведшколы выпускают? Отчего у них так плохо с элементарными арифметическими операциями для счётных палочек, а не для агентов третьего интегрального порядка в едином ряду Фурье? Отвечаю. Это не от скудости ума, и не от невнимательности я дал неточную оценку.
  
   Просто нужно заранее договориться, куда отнести разведку Шотландии. Если считать её ответвлением Её Королевского Величества Агентства По Вмешательству В Зарубежные Дела, то получится, что за нами следило двенадцать разведок мира - дюжина, стало быть. А если службой отдельного государства, то тогда нас "вели" тринадцать хорошо натренированных пар филёров (филёры в Китае, как и мизера при игре в преферанс, парами ходят). И чего это вы удивляетесь за Шотландию? Относительно Косово даже прожжённые миротворцы из НАТО перестали удивляться. Они уже вслух и не произносят ничего о единстве обгаженных ими точечными ударами земель. А чем же Шотландия хуже незалэжного Албанского княжества? Но сейчас не об этом. Некогда мне лекцию по международной обстановке учинять, когда пора уже приступить к "обрубанию хвостов".
  
   Первые три "хвоста" были обрублены трамваем, подоспевшим к нам на подмогу из депо "Москва Отсортированная". Вернее сказать, хвосты оказались отрезанными. Прямо в процессе посадки. Ведь трамвай приволок с собой кучу массовки из люмпенской аудитории "трёх вокзалов", которые умело устроили давку на остановке. Те же из филёров, которые попали в салон нашего "вагона-призрака", были немедленно подвергнуты психологической обработке нетрезвым населением, которое забыло, что такое получать заработную плату вовремя и потому любило в шутку спаивать заграничных "лохов" за их же счёт.
  
   Это испытание выдержали только двое агентов. Немецкий в силу своей незаурядной тренированности, а один из японцев - потому что применил диковинную новинку на поле шпионской брани (не при детях будет сказано). Он сливал некачественную водку, изготовленную путём перегонки первоклассного виски (не звери же у нас в Центре сидят, к тому же, подписку давали в Женеве, что не станут соперников травить) за воротник, в прямом смысле этого слова. За воротником у японского шпиона было приспособлен агрегат, получивший название у наших конструкторов "третье горло" и "лужёный желудок" (сокращённо 3Г-ЛЖ). Мы таким добром у себя в Центре давно не баловались. Всё должно быть естественно, как ароматы полевых цветов, как сельское покрытие коровьих фермерских хозяйств исключительно в зоологическом смысле этого слова, которого операторы сотовой связи совершенно неверно понимают как руководство к действию.
  
   Итак, из трамвая (какая всё-таки замечательная техника, если вспомнить Антарктику!) вышли всего лишь вчетвером. А наше спасительное транспортное средство мигом умчалось в столицу вместе со всем своим содержимым, чтобы занять место на запасном пути. Помните песню "... мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути..."? Возможно. Возможно, раньше там и стоял этот замечательный бронепоезд верности. Верности революционному долгу. Но пришли времена иные, времена иносказательные и лукавые, когда некоторые штатские считают, что никто лучше них не знает, как насадить демократические ценности при помощи отнюдь не петард и шутих, когда розовые политики в розовых же очках поворачивают православных святых лицом к Западу. Теперь и трамвай - как бронепоезд.
  
   Ага, из трамвая сошли вчетвером. И тут себя проявил мой новый напарник Хи-Нын-Кин (он же агент Аксакал). С немецким филёром он расправился на третьей передаче, когда они гонялись по пустому Порт-Артурскому ипподрому на рысистых скакунах. После второго круга Ганс Вольфганг Шрёдер (двоюродный племянник фрау А.Меркель) свалился в кювет и захрапел. Японский наймит империализма со шпионским уклоном свалился ещё раньше по причине нарушения центровки, возникшей в результате переполненности приспособления за воротником. Путь был открыт. От десятка самоходных "жучков" я избавился ещё раньше, науськав их на пробегающую мимо собаку малазийского посла, напичканную электронными "блохами-пропагандерами".
  
   Давненько Порт-Артурские улицы не знавали такого чистого воздуха. То-то знатно мы с Аксакалом поработали. Нам бы орденок какой за это от партии "зелёного яблока", а?
   - Я посмотрю, Аксакал-ака, сам я тебе не брат!
   - У нас отцы разные, - логично заметил Хи, а потом подумал и добавил: - И матери тоже. Родина у нас одна.
   - Глубоко копаешь, дорогой Аксакал, - усмехнулся я, - как бы черенок не сломать.
   - Черенок сломаю - не беда! Лишь бы штык был острым, - нашёлся агент Хи-Нын-Кин. И я понял, что с таким парнем пропадать не придётся ни при каких обстоятельствах.
   Вот и славно.
   А Хи тут же добавил, накинув уверенности моему предположению:
   - Работал я как-то на подтасовке у карточного шулера - легальное прикрытие такое. И копнул однажды настолько глубоко, что сразу всю подноготную афёры увидел. Шеф на меня бросился с парой подручных, хотел черенок сломать, да только не вышло ничего. Наоборот - румпель обломал о мой кулак

_ _ _

  
   Подошли к цеху завода по производству водки, принадлежащего Ван Мяо.
   - Гырь-гырь-гырь... - подзывал загулявшего кота старательно нетрезвый китаец. От него разило этилированной селёдкой и неважной закуской. Кот же отрыгал валерьяной и отдаться в руки злодейски настроенного азиата не спешил.
   Всё прекрасно - слежка из превентивно-перманентной преобразилась в линейно-топографическую. Я ожидал и это.
  
   На заборе, примыкающему к зданию, висел иероглиф с угловатыми скруглениями. Только китайцы умеют так нивелировать острые углы. Да, что там острые! И тупые тоже приловчились... Ещё четыре века тому назад. А иероглиф, кстати, означал следующее: "Хозяева ушли в гости! Просьба не топтать понапрасну кусты жасмина, а идти с миром к своей европейской праматери" Странно, в этот раз ничего не было адресовано вздорным и нагловатым гринго, также как и деловитым старательным японцам. Выходит, кто-то предупредил эту развесистую китайскую "малину" конкретно о моём приходе. Видит Президент, хотел я без насилия... Но как говорится, насильно мил и будешь!
  
   И вот мы уже на пороге того самого заводика, где из морепродуктов настоящую китайскую водку маотай производят. Пепел пана Кляксы стучал в моём сердце и провоцировал на противоправные деяния. Однако я по праву право уважал, особенно если оно оказывалось международным. Но тут уж, как говорится, дружба дружбой, а кабачок врозь. Да и не только кабачок, но и цуккини и прочий гавайский паб, как говаривал не к ночи помянутый герой первого мужа первой поп-звезды.
  
   Ворвался я, стало быть, в это их злачное заведение, где запах протухшей жареной сельди перемешивался в стремительном сквозняковом порыве с ароматами восточных благовоний. Ворвался, предварительно респиратор надев и беруши вставив, выстрелил в потолок депрессивно-коммулятивным пистоном Калашникова и поприветствовал собравшихся вполне миролюбиво:
   - Шолом, сябры!
  
   - Как всё-таки правильно, сотрясение мозга или сотрясение головы? У этих китайцев ничего не понять в карточке фиксации криминального диагноза, - спросил я у Аксакала, любуясь полученному эффекту.
   - Конечно, сотрясения мозга. Мозг ведь часть головы. А что толку сотрясать, скажем, уши, нос или глаза?
   - Да ты, Аксакалушка, видно, из аналитического отдела сюда заброшен? За какие заслуги?
   - За то, что любил забавляться водкою "Забава"... порой неумеренно.
   - А здешняя "китайка-иваси" тебя трезвенником сделала?
   - Начальству виднее, - грустно сказал Хи, покрываясь свежей корочкой румянца.
   - А если серьёзно?
   - Ему видней... Неприятности преследуют меня буквально со школьной скамьи (канцелярит принадлежит герою, отскоблить не получается, прим. редактора). Когда на уроках математики классная говорила, что с меня следует брать пример, я непременно получал по морде.
   - Во дворе за сараями?
   - Ты провидец, Димыч!
   - Живу просто давно...
  
   "Нет, вы только подумайте, - мыслил я, - такого первоклассного агента на посылках держать! Надо будет обязательно доложить по инстанции... возможно, даже напрямую - Самому!"
  
   Между тем, оглушённые работники свободного рабского труда понемногу начали приходить в себя, за мобильные телефоны хвататься. Не поняли, что я уже выставил электронную защиту от G3, G4, ЖЖ и прочих блогерских штучек. Помните, как говорил Гамлет в своей Датской вотчине в далёком веке шекспировского средневековья? А говорил он примерно следующее: "Распалась, де, братка Горацио, связь времён!" Вот такие кренделя. Выходит, и в стародавние времена со связью не всё было в порядке. Тогда и Александр Степанович Попов даже в долгосрочном проекте отнюдь не значился. В ту заскорузлую эпоху предварительного Ренессансья старинный изобретатель и ёрник по итальянской фамилии Маркони про своё радио ни разу не упоминал. Не родился ещё...
  
   - Ша, - говорю, - ребята, пошалили, теперь уймитесь. Сразу к делу переходим. Рассказывайте, где ваш хозяин самолёт держит?
   Из толпы растревоженных и обливающихся слезами китайцев вышел один, понимающий русский. Он выглядел неопрятно, словно Плюшкин, переодевшийся Коробочкой.
   - Не цнаем ницего, господина-го. Мы цдесь просто водку потихоньку катаем. Нам саморёта ни к цему. Быра бы серёдка и дроззи.
   И верно - селёдочная вонь в дрожжевом амбре заставляла второй раз за сегодня задуматься о вечности. Вечно эти доморощенные резиденты, не проверенные мной лично, такие антраша выделывали - ни в дугу и ни в тую, как спел бы Владимир Семёнович. Даже легальный бизнес у них с душком. И что же делать теперь?
  
   Ага... не время печалиться, кто-то у ворот скребётся, пытаясь ключом железную волю лома, которым мы дверь в качестве засова затворили, переломить. Что-то плохо выходит. Надобно помочь господам монгольским филёрам (а вы кого-то другого ожидали?) - пусть ворвутся.
  
   Сколько вам понадобиться времени, чтобы связать двух борцов вольного стиля из монгольских степей? А вот агенту Хи с его секретным приёмом "подмосковная гадюка плющит табло выхинскому упырю" хватило трёх минут.
  
   - Ну что, - говорю, - господа служивые, что уже Ван Мяо успели доложить?
   - Потеряри мы вас, Димыц. Так и дорозири.
   - Да, что и говорить, дороже жира монголу ничего нет... Дорозе зира, дорозе зира. А всё почему? Сала монголы настоящего не едали, - пошутил я незлобно. - А сюда чего вас понесло, господа хорошие?
   - Так Ван Мяо верер нам на заводе его здать.
   - Ага, получается, он сам сюда прибыть изволит?
   - Церес порцаса...
   - Что ж, прекрасно. Слышишь, Хи, у нас ещё есть немного времени, чтоб перекусить. Ты голоден?
   - Сейчас бы отбивную со спину этих хлопцев, - продемонстрировал Акскакал размеры своего аппетита методом нелинейной аппликации, используя тыльную часть монгольских борцов в качестве потной подложки.
   Монгольские борцы восприняли всё недостаточно адекватоно, и потому попытались втянуть рельефную мускулатуру спины в район диафрагмы. Представляете себе такую аномальную вогнутость? И я с трудом, хотя и видел лично. Вот что значит - недостаточно хорошее знание языков.
  
   - Эй, парни, есть у вас что-то порубать наскорую? - обратился я к пропитанным специфическим запахом рабочим. - Только, чур, селёдку не предлагать. Одним запахом уже насытились по самое "не могу".
   - Репёшки есть и грибы цуть-цуть, - знающий русский язык китаец был очень услужлив
   - Грибы, хозяюшка, нам завсегда любы... - говорю. - Особенно - вымоченные в слюне дракона-трутня из сказки о потерянном времени, школьном завтраке, голове и домашнем задании по биологии...
   - Не поняр? Ци-то?
   - А то - что не станем мы ваши древесные грибы есть, очень уж у них вид неприятный. А лепёшки давайте - с чаем в самый раз. Эй, Аксакал, доставай термос!
   - И это вам...
   - Мы на ты перешли, забыл?
   - И это тебе тебе, Димыч, известно. Откуда?
   - Очевидно же всё, будто таблицы Брадиса, с первой по двенадцатую страницы. Какой же ты конспиративный нищий, если без термоса? Вот-вот... помню же я уроки разведшколовские, не совсем, чай, мохом подёрнулся от собственного величия.
   Поделили мы лепёшки с агентом Хи, и я ему на примере пояснил, отчего во время выполнения задания грибов есть не следует.
  
   - Помню, пришлось мне однажды работать под прикрытием в одном японском селе. Мой противник, агент Бобби Свищ, наглец и бабник, каких даже Голливуд опасается. Его ещё "дважды Бондом" называют. Если на иностранный манер, то - "Bond Double". Так вот, норовил он меня всё время ликвидировать. Бобби сказал мне как-то за кружкой секретного глинтвейна, сваренного на жасминовом киселе:
   - Лучше носить кортик на поясе, чем катетер в прямой кишке.
   При этом омерзительно расхохотался и незаметно бросил в мою посуду для рисового борща щепоть быстрорастворимого яда. Но ты же должен помнить, что по ядовитым компонентам у нас в разведшколе преподавал Иванко Диогенович Взбучкин. Да-да, тот самый, который любил, чтобы курсанты величали его Бочкиным для возможного соотнесения с героем греческой мифологии. Так вот дважды полумайор Взбучкин-Бочкин научил нас остерегаться не самого ядовитого вещества, а его воздействия на психофизическое состояние разведчика. Чувствуешь, как глубоко мыслит наш преподаватель? Глобализма ему не занимать, право слово!
  
   По методу Взбучкина я немедленно выпил отравленный борщ, просканировал отраву на доброкачественность и установил, что в столовой Верхнеангарской каменоломни N56 меня травили и покруче. Маханул немедленно двести граммов "кремлёвской таблетки", запил пропаренным в фекально-бензольной бане метанолом, карбидом закусил и - снова парень-огурец! У Дабла даже челюсть от изумления свело. Я ему туда и метнул две совковых лопаты парализующего компота... До Москвы хватило, чтобы не доставал меня своим мерзким английским юмором господин Бонд.
  
   Не встречал, дорогой Аксакал, в переходе у Белорусского вокзала забавного нищего, увешанного взрывчатыми компонентами от ракеты "Булава"? Так это наш Бонд и есть. Только теперь перевербованный. Мы на него, как на живца, излишне любопытствующих послов и атташе ловим. Смотри, не попадись... если честный человек, а то потом будет обидно...

_ _ _

  
   Закусили мы с агентом прикрытия, чем бог послал и китайские пролетарии этилового труда, чаем с мелиссой запили, а тут и Ван Мяо подоспел. Прошёл внутрь цеха, улыбнулся своим работником ядовитой улыбкой капиталистического хищника, дескать, чего не работаете, вот я вам ужо! И только потом разглядел монгольский бутерброд из сверхтяжёлой весовой категории, Аксакала на нём восседающего и мою скромную персону с крышечкой от термоса, из которой аромат мяты хоть немного, но заглушал селёдочный дух неочищенной сивухи Жёлтого моря.
  
   Ах, уж этот Ван Мяо! Это посконное рыло на рыбьем меху!
   - Что ты там встал, как невоспетый олигарх в изгнании? - говорил я тихо, голоса не повышая, но слышно было хорошо, поскольку рабочие примолкли, а автоматический измельчитель рыбы Аксакал выключил ударом ноги по распределительному щитку. - Подойди ко мне, мой ласковый, да уши мои широко разинутые наполни песней секретной, песней разведчика... Да, не так пой, как глухонемой белорусский партизан-патриот на допросах, а соловьём Оскароуайльдовским разливайся...
  
   Вот чего-чего, а языки я развязывать приучен. Ещё в разведшколе лучшим на курсе был. Потом, правда, долго без практики обходился, но мастерство, как говорят в народе джей-шень не вянет наподобие брошенного в очаг лотоса. Сейчас глянем, что там у Ван Мяо с языком. Труднее всего приходится, когда завязано всё прямым встречным узлом... или, не приведи Боже, тройным капитанским узлом капитана Врунгеля, Христофора Бонифатьевича. Помните такого? Вот я и говорю, что слабо у нас нынче с признанием заслуг истинных героев. И, вроде ж, никогда капитан не был засекречен, чтоб от народа его таить, да вот, поди ж ты, не получил он звания героя России. Почему, отчего? Поди, узнай.
  
   Допрашивал я господина Ван Мяо недолго. Кололся он быстро, словно хорошенько высушенные дрова в ленинский субботник. Мне даже напрягаться не пришлось. Видно, сработал эффект неожиданности - никак мой оппонент не предполагал, что я всего за сутки о его предательстве догадаюсь.
  
   Оказалось, в планах Ван Мяо была моя заброска самолётом не на тот горный аэродром, который был заранее подготовлен нашей группой оперативного обеспечения, а на другой - гражданского назначения. Из новой точки до резиденции ламы расстояние такое, что мне бы никак не добраться туда вовремя. А что же с аэродромом? Я-то его на фотографиях, из космоса сделанных видел - ни за что не перепутаю. Как меня Ван Мяо обмануть намеревался? Тут всё просто. Организовать сход лавины при современном развитии технических средств - дело не такое уж сложное. Форс-мажор, он на то и форс-мажор, что заранее не просчитывается.
  
   И казалось, естественный природный катаклизм - никто не виноват, так уж случилось. Сели в незапланированном месте, зато все целы. Никаких жертв, всё бескровно, и двойной агент не засвечен. Хорошая задумка, и если бы не моя дьявольская интуиция... Впрочем, пора немедленно отправляться в путь, а наказание предателя пока подождёт.
  
   А как же быть с местом назначения? Хозяева предателя Ван Мяо уже камнепад организовали - самолёту садиться некуда. Но! У меня и на этот случай вариант предусмотрен. Никакому бывшему резиденту меня на фу-фу не развести! Он-то пока ещё не знает, ишь, щерится - думает, операцию провалил. Не тут-то было. Не беда, у меня имеется раскладной нано-парашют из надувного кевлара. Его и пуля не берёт, и двух взрослых мужиков в стратосфере выдержит.
  
   - Господин Мяо, так - где ваш самолёт?
   - Теперь он уже не поможет, Димыч-сан. Спешить некуда. Вы проиграли. Теперь вас на пенсию выгонят. Фенита ля!
   - Позвольте мне решать самому. И давайте без фокусов, а то придётся заняться вашей утилизацией, негодник вы этакий!
   Слово "утилизация" зловещим облаком свернулось в виде флюидирующего нимба над прорастающим родничком шпиона и мерзавца Ван Мяо, и он тут же предложил:
   - Едем!
  
   Через час мы были в воздухе, и реактивный "фалькон-семёрка" мчал нас в сторону Тибета.
  
   На накладных усах профессора Ван Мяо было уже без четверти шесть пополудни по среднеманжурскому времени, когда началось... Двойной агент понял мои намерения - спуститься в нужную точку с парашютом - и попытался залезть в мой походный "тревожный чемоданчик".
  
   Схватил я Ван Мяо за мясистый загривок и сделал политическое заявление, будто глава иностранной державы:
   - Ах, ты, паханёнок мелковсхожий! И какую себе отсебятину позволять начал? Что, никогда такого слова, как "паханёнок" не слыхивал? Это производная от скрещивания "пахана" и "погани". Ясно теперь?
   - Связать надо было гада, - прокомментировал ситуацию агент Хи.
   - Нет, Аксакалушка, нельзя. Я подписку о неприменении ограничения личной свободы давал.
  
   Хотя стрелки усов продолжали победно топорщиться, задравшись к уху после нашей беседы на четверть десятого, сам бывший резидент потерял контроль над собой. Он визжал, кусался, бил себя в грудь чем придётся и производил впечатление невменяемого.
  
   Ван Мяо, он же Георгий Шевелидзе, он же Штепан Штази, он же Питер Пустинов, он же Джон Маукович, он же Сам Же Николай Николаевич не зря в нашей разведшколе учился на мою беду. Сумел внимание отвлечь и меня вывести из равновесия.
  
   И я ударил его тыльной стороной своего боевого вектора-невидимки в мягкий от вкусных мыслей живот - чтобы не голосил, будто худая леди в ярмарочный день викторианского тщеславия. Сложился Ван Мяо пополам, но успел свой подлый замысел (видать, давно он зрел в его плешивой голове) в жизнь воплотить. Заполз на коленях в кабину к штурману нашего лайнера, будто бы плохо ему изобразив отменно, а там вырвал GPS-приёмник и расколотил его о дюралевую скобу. Как говорится, вот тебе Мяо, и Юрьев Ван.
  
   - Связать надо было гада, - прокомментировал ситуацию агент Хи.
   - Надо было... - махнул я рукой.
  
   Аксакал на меня укоризненно посмотрел - чего, дескать, ты, такой опытный и знаменитый простого варианта не предусмотрел. Я и сам понимал вполне, что не сумел толком операцию просчитать до шестого знака после запятой. Почему так? Старею? Как говорит мой знакомый метранпаж, в тираж выхожу... небольшими партиями? О, чёрт! Неужели понадеялся...
  
   Стоп-стоп-стоп, точно - понадеялся. У меня же с собой ОВ - вот он, в локтевой сустав вживлён. Мало ли что применять не рекомендовали! Тут как раз крайний случай подоспел. Если не применишь - точно задания не выполнить: по срокам никак... Искать в незнакомой горной местности резиденцию ламы - тут и за месяц не управиться. А у меня на всё про всё - сутки, от силы, может быть, часов сорок, если поправку на часовые пояса сделать.
  
   Ага, подмигнул я агенту Хи, улыбнулся - не беспокойся, мол, парень, сейчас всё изладим - и произвёл откат на пять часов и сорок две минуты назад.

_ _ _

  
   ...и тут дверь распахнулась, вошёл Ван Мяо.
   Двинулся внутрь цеха, оскалился в сторону своих работников язвительной гримасой капиталистического хищника, дескать, чего не работаете, вот я вам ужо! И только потом разглядел калмыцкий бутерброд из сверхтяжёлой шахматной категории, Аксакала на нём восседающего и мою скромную персону с крышечкой от термоса, из которой аромат мяты хоть немного, но заглушал селёдочный дух неочищенной сивухи Жёлтого моря.
  
   Ах, уж этот Ван Мяо! Это пасконное рыло на рыбьем меху!
   - Ах, ты гнусный лгунишка Ван! Что ты там встал, как невоспетый олигарх в изгнании? Подойди ко мне, мой ласковый, да уши мои широко разинутые наполни песней секретной, песней шпионской... Да, не так пой, как глухонемой белорусский партизан-патриот на допросах, а соловьём Оскароуайльдовским разливайся...
  
   Допрашивал я господина Ван Мяо недолго. Кололся он быстро, словно хорошенько высушенный осиновый кол в груди вампира. Мне даже напрягаться не пришлось. Очевидно, сработал эффект неожиданности - совершенно мой оппонент не предполагал, что я всего за сутки о его предательстве догадаюсь.
  
   Оказалось, в планах Ван Мяо была поломка самолёта непосредственно перед вылетом. И он устроил мне такую подлость. Только предполагалось, что узнать мне придётся об этом несколько позже. Итак, что же мы имеем? Самолёт неисправен, и к его ремонту никто пока приступать не собирается. Есть небольшой запас времени, но не факт, что всё получится.
   - Господин Ван Мяо, что конкретно испорчено на воздушном судне?
   - Пустое, Димыч-сан! Там отказ обоих двигателя, лопатки порублены в лапшу, вал переклинен. А ремонт займёт больше суток. И то при наличии новых агрегатов. Но их в Китае нет, нужно ещё привезти из Франции.
  
   И казалось, никто не виноват, так уж случилось, что группа бежавших из Хайнаньской тюрьмы рецидивистов-хунвейбинов сокрушала ломами реактивное исчадие капитализма. Никаких жертв, всё бескровно, и предатель не засвечен. Хорошая задумка, и если бы не моя дьявольская интуиция...
  
   - Вертикаль власти - это не только институт управления финансовыми потоками, но и способ бескровного насилия... - вдруг заговорил мой бывший союзник и порт-артурский резидент.
   - А delete-антов я привык удалять, дорогой Ван Мяо! Что так дрожишь, уважаемый, это только касается памяти моего даун-топа, и данная процедура ничуть не больнее стерилизации. Запомни, дражайший мой шпион, морда твоя холуйская, Димыч без нужды разведчика не обидит. А по нужде исключительно по крайней. Вот и весь сказ! А теперь иди себе с миром на свой завод по производству селёдочной водки, да, смотри, не попадайся на таможне со своим контрафактным товаром...Не зря говорят, что "Vanish" безопасен для цветного. Не бойся Ван Мяо, солдат, как говорится, ребёнка ни-ни...
  
   И не нужно на меня так угрожающе скрипеть гусиным пером своего подсознания! Я этого не приемлю... Что-что, это не гусиное перо, а бамбуковая палочка для каллиграфии? Из бамбука я знаю только лыжные палки. В детстве у меня были... Так что не следует здесь меня путать, господин хороший... Иначе объявлю вас жуликом, и вся недолга...
   - Ну ты и демократ, - уныло протянул агент Хи. - Чего теперь красноречием-то и благородством блистать?! Давай лучше запрём этого иуду где-нибудь, не натворил бы чего.
  
   Аксакал смотрел на меня укоризненно - чего, де, ты, настолько крутой да тертый тривиального варианта не предусмотрел. Я и сам понимал, что не сумел толком операцию просчитать до шестого знака после запятой. Почему так? Старею? Как говорит мой знакомый издатель, выхожу в тираж ... небольшими партиями? О, чёрт! Неужели зря на свой боевой опыт понадеялся?..
  
   Впрочем, пора немедленно отправляться в путь, а вот не на чем. Без самолёта никак. Где ж чартер найти за короткий срок? Захват? А почему бы и нет! Но без подготовки... Сомнительно.
  
   Стоп-стоп-стоп, точно - у меня же с собой ОВ - вот он, в локтевой сустав вживлён. Мало ли что применять не рекомендовали! Тут как раз крайний случай подоспел. Если не применишь - точно задания не выполнить: по срокам никак... Искать в незнакомой горной местности резиденцию ламы - тут и за месяц не управиться. А у меня на всё про всё - сутки, от силы, может быть, часов сорок, если поправку на часовые пояса сделать. Но тут сомнение одно появилось... Если я так легко решил ОВ применять, вероятно, применял уже его и раньше... только не помогло. А повторное использование... повторное использование может так перекосить пространственно-временной континуум, что все бабочки покажутся детским лепетом перед лицом лентяев майя, не удосужившихся дописать свой календарь до какой-нибудь более далёкой даты.
  
   Тогда. Получается. Лучше. Всего. Попробовать... выполнить задание в уже имеющихся обстоятельствах... чтобы не свернуть шею мирозданию.
  
   Значит, всё-таки захват воздушного судна? Нет-нет... хлопотно это. Однако других путей не вижу. Хватаюсь за локоть, где вживлён ОВ, но тут Аксакал неожиданно приходит на помощь моим сомнениям, протянув какой-то блёклый рекламный буклет. И там написано вот что:
   "Фао Джень! Телепатические сеансы! Доставка грузов в любую точку мира методом телекинеза! Интимные беседы с Тамерланом и Лао Цзы. Лечение энуреза методом золотого сечения. Заговор от пьянства, словоблудия и недержания телевизионных каналов (актуальный семейный пакет на три-четыре персоны)".
   Далее, как водится, телефоны и адреса.

_ _ _

  
   Вот здорово, так здорово! Через полчаса мы с Аксакалом уже расталкивали полицейскими накладными локтями "в едином строю" китайскую публику перед офисом господина Фао Дженя. Та и не особенно сопротивлялась, угадав в наших глазах несгибаемую волю шпионской тематики.
   Офисом старику Дженю служила бамбуковая изба-пятистенок, украшением которой являлась голландская печка с изразцами.
   - В наследство досталась от нидерландского проповедника Ван Бира, - пояснил встретивший нас пожилой джентльмен в роскошном халате из шинельного сукна с драконами-аппликациями вдоль декоративных швов-заплаток. - Теперь вот не нарадуюсь, что не пренебрёг в своё время, даже печника для реконструкции нанял, ибо зябко тут у нас холодными зимними ночами, когда даже самурай или нинзя...
   - Э, любезный, нельзя ли покороче? - остановил я растёкшегося по бамбуковым стеночкам таёжной мысью хозяина. - Кстати, откуда вы так прекрасно знаете русский? Да и выглядите - никак не отличить от какого-нибудь европейца.
   - Это мне из астрала подсказка была... видение, мол, придут двое русских, станут о помощи просить. Так что, сынки, зовите меня Фао Дженем или же без затей - дядюшкой Шлямбуром. А не нравится - так просто Фёдором Евгеньевичем. Я же родом из Цурюпинска, что на Смердяковщине.
   - Это где такое заповедное местечко?
   - Раньше под Вырицей было, а теперь даже и не знаю. И что же привело вас ко мне, молодые люди?
   - Доставка грузов в любую точку методом телекинеза - это серьёзно?
   - Вполне, только ограничения по весу - не более сорока килограммов за одну посылко-сессию.
   - Отчего в рекламе не указано?
   - Ну, знаете...
   - А если два по восемьдесят?
   - За четыре приёма.
   - Нельзя резать по живому.
   - По живому? Так вы сами хотите переместиться?
   - А разве не видно? Так что, не сможете?
   - Живое... никогда не пробовал, у меня и лицензии нету. Опасное дело, вообще говоря, мультипространственный нуль-переход плохо изучен...
   - А если постараться. Это я насчёт веса? Если живое погибает, то здесь как раз не проблема. Отправим моего друга в заданную географическую точку, если он не отзвонится через спутник, то я просто произведу откат времени.
   - О...о.о.о... ткат времени?! Я о нём мог только мечтать когда-то...
   - Не время нынче старое поминать. Давайте-ка лучше о деле. Предлагаю отправить агента Аксакала вместе со спутниковым телефоном через этот ваш нуль-пространственный переход. Если пройдёт удачно, то потом и моя очередь.
   - Димыч, скажи, а нельзя тебе первому... как...э-э-... Гагарину? - поинтересовался деликатный агент Хи.
   - Но ОВ у меня в локтевом суставе, не так ли? Ещё вопросы имеются?
   - Стоп! - вскричал Фёдор Евгеньевич. - А как же быть с весом?
   И тут меня осенило. Как все, наверное, помнят из курса биологии средней пока ещё образовательной школы, человек состоит на 70% из воды. Таким образом, в нас с Аксакалом по 56 килограммов этой самой жидкости. Верно мыслите - если испарить лишние сорок килограммов, то можно немедленно приступать к отправке в Тибет. Но как это сделать, и не скажется ли обезвоживание организма на здоровье роковым образом?
  
   Портативный испаритель, позволяющий выжить в условиях проливных тропических ливней поможет на первом этапе, а отправленные вслед нам с Аксакалом ящик минералки "Славяновская" (из закромов российского консульства) и десять литров экспресс-капельниц с физиологическим раствором должны нам помочь прийти в норму по прибытию на место.
  
   Только торопиться не следует. Всё должно идти аккуратно и точно. Перво-наперво я показал на карте моему спасителю (пока ещё только - предполагаемому спасителю) Фан Женю место, куда нас с Аксакалом следует доставить, затем поместил агента Хи под капюшон портативного испарителя. Как только он усох до нужных кондиций, мы с дядюшкой Шлямбуром уложили Аксакала в капсулу-носитель. Фан Жень прочитал мантру "в добрый путь" над Большим Хрустальным шаром Шамбалы, что-то сверкнуло с ужасающим звуком "...опять, нах! ни стыда, мать, ни совести!..", и мы остались вдвоём.
  
   Следом отправилась капсула, наполненная минералкой, физиологическим раствором, сверху лежал спутниковый телефон. Потом мы принялись терпеливо ждать. Контрольное время истекало через три часа - надо же дать Аксакалу набрать вес и восстановить силы. К исходу оговоренного срока, когда я уже потянулся к локтю, чтобы инициализировать ОВ, раздался звонок.
   - Алло, Димыч, всё пучком. Здесь горы и какое-то озеро... Можно ехать.
   Так-так, резиденция Далай-Ламы как раз рядом с горным озером.
   - Монастырь видишь? - спрашиваю.
   - ...был монастырь. Из-за горы и нынче видит пешеход столбы обрушенных ворот, и башни, и церковный свод; но не курится уж под ним кадильниц благовонный дым, не слышно...
   - Это из Байрона?
   - Не, это на меня просто вдохновение нашло от открывающейся панорамы.
   - Жди, вылетаю вторым рейсом! И вообще, прими мои поздравления - ты первый человек, которому удалось переместиться на несколько тысяч километров при помощи телекинеза. По возвращении я буду ходатайствовать перед президентом, чтобы тебе водрузили бюст на родине героя.
   - Какого героя?
   - Да, на твоё соображение мгновенное перемещение всё-таки повлияло. Какого, какого?.. Ну, не Циолковского же!
  
   После этого радостного события в нуль-пространственный проход улетел мой рюкзак, порядком отощавший, поскольку пришлось расплатиться с Фёдором Евгеньевичем собственным даун-топом, предварительно дезавуировав на нём противоугонное устройство и дактилоскопический ответчик "свой - чужой". А вот теперь и моя очередь. Как говорится, поехали! Дай бог, не последняя!

_ _ _

  
   В горах было не просто прохладно, а удивительно холодно, но меня это не пугало - сейчас разведём костёр из бездымного угля, который у меня всегда при себе, и согреемся.
  
   Вечерело. Думаю, нас с Аксакалом нельзя было разглядеть при помощи самой мощной спутниковой оптики, поскольку мы расположились на дне неглубокой расщелины, прикрывающей свои внутренности каменным карнизом. Но скрытность нам не помешает, поскольку ещё же и посторонние глаза могут обозревать окрестности из-под стен монастыря, куда враги и злопыхатели стягивали свои подлые силы, почуяв что-то неладное с Далай-Ламой.
  
   Идти на выполнение задание следует ранним утром - за пару часов до контрольного срока, после которого лама... впрочем, не стоит даже думать о таком исходе. Идти следует, когда вероятный противник уже будет уверен, что мы с Аксакалом не успели. Ведь сообщение от Ван Мяо должно их расслабить, а другой информации что-то передать мы ему не предоставили, замуровав в системе канализации одного из кварталов Порт-Артура без средств не только к существованию, но и связи.
   Нет, разумеется, я сообщу в компетентные китайские органы, чтобы парня спасли, но не сейчас. Вот только выполним задание, тогда...
   Итак, утром! На рассвете, когда сон особенно сладок, а предчувствие близкой победы будет пьянить "не спящих в Тибете".
  
   Аксакал включил приёмник и поймал "Всемирное Тибетское радио в изгнание" на русском языке для жителей Тувы, Бурятии и отдалённых улусов Якутии. Взволнованный диктор с глубокой тревогой и озабоченностью говорил, что небывалые наводнения разразились в горной части Китая, частично смыв исторические раритетные памятники.
   Похоже, наше перемещение каким-то образом нарушило состояние хрупкого природного равновесия, при пересечении капсулами Фан Женя магнитных силовых линий Земли.
   Ну, и что, что после нас начался потоп, и Великая Китайская Стена превратилась в обычные развалины обычной стены. Главное же не в этом... Главное - мы находимся на расстоянии одного марш-броска до резиденции Далай-Ламы.
  
   Ближе к вечеру пришли в себя окончательно... Я залез в рюкзак. Не целиком, разумеется. Целиком можно, конечно, но это в режиме "палатка туристическая, двухместная, артикул 3457". А пока спать рано ложиться, надо как-то время скоротать. А как лучше всего коротается, если не за игрой в 3D го. Ах, вы же не в курсе, поясню. Это игра в го, но трёхмерная - очень здорово для тренировки умственных откровений. Ничего полезнее для разведчика не встречал. Но не путайте название игры с уважительной приставкой, применяемой в беседе - звучит одинаково, а вот иероглифы разные.
  
   А для внутреннего согрева пришлось жертвовать самым дорогим напитком в моём палаточном микро-баре. На бутылочке была начертана пентаграмма черепа и усечённые отрезки берцовых костей. Надпись гласила "Скипидар секретный избыточно-форсажный. Одобрено дерматологами Брянской области". Вы говорите, что пентаграмм черепа не бывает даже в виде этикеток? Поверил бы, если бы вы мне предъявили лицензию на проведение трепанационных работ. А так... нет. Есть у вас такой документ? Обалдеть! И сюда наши первопечатники добрались. Что, нет? Я же вижу... подделка, а не документ. Цент - цена ему в макро-рыночный день на Нью-Йоркской товарно-сырьевой бирже.
  
   Когда стемнело, вышли мы к озеру, на берегу которого спрятан секретный контейнер. Дневное напряжение понемногу отпускало, резался волчий аппетит. А тут я ещё в кармане нащупал визитную карточку, которую мне кто-то сунул в Порт-Артуре, когда через толпу нищенствующих шпионов к Аксакалу продирался.
   "Увлекательные завтраки с видом на одну из дюжины тибетских тюрем. Поужинал раз - и ты уже наш постоянный гость". Неплохая реклама для человека, вынужденного промышлять разбоем, не так ли?
  
   Сверху контейнер был замаскирован под скромное жилище горных тайцев. Так и есть, не ошибся я с направлением. Вот вся команда "хранителей секретной посылки". Навстречу выбежали, гомонят что-то на смеси тибетского с нижегородским.
  
   И жило в той хижине человек двадцать. Все внутри не помещались, поэтому часть хижинонаселения сидела на крыше своего конспиративного жилища, свесив грязно-жёлтые ноги, вылупившиеся из застиранных штанов-бермудов аккуратной банановой корочкой.
  
   Вот тут-то нам с Аксакалом и подфартило - ребята накормили нас натуральными продуктами. Сначала мы ели упму. Я даже рецепт записал, так с голодухи понравилось.
  

Упма

  
   Вм Пм Км(б)
   На 4 порции:
   1 стакан манной крупы
   1/2 стакана гхи или сафлорового масла
   1 ч. л. черных семян горчицы
   1 ч. л. семян кумина
   1 щепотка асафетиды
   5 свежих или сухих листьев кэрри
   1/2 ч. л. куркумы
   1 маленький мелко нарезаный перец чили
   1 нарезанная маленькая луковица
   1/4 стакана нарезанных листьев кинзы
   1/2 ч. л. соли
   3 стакана воды
   кокос и листья кинзы для гарнира
   Поджарьте манную крупу в сковороде с толстым дном до слегка коричневого цвета, помешивая и встряхивая при этом. Переложите в миску и остудите, оставив в стороне.
   Разогрейте в кастрюле масло, затем добавьте семена горчицы и кумина. Когда семена начнут потрескивать, добавьте остальные специи, кроме соли. Затем положите лук, кинзу, чили и обжаривайте, пока лук не станет прозрачным. Теперь добавьте воду, посолите и доведите до кипения. Очень медленно введите поджаренную крупу и дайте ей покипеть 1--2 минуты, при этом непрерывно помешивая, чтобы избежать появления комков.
   Выключите огонь и закройте. Потомите 3--5 минут. Украсьте кокосом, фломастерами и нарезанными листьями кинзы.
   На каждую порцию выжмите немного лаймового (лимонного) сока.
   Обжаривание устраняет аллергены, разрушает глютамин и устраняет другие капхагенные свойства, присущие пшенице.
   Люди капха-типа могут употреблять это блюдо в небольших количествах, если при приготовлении положат больше семян горчицы и чили. Манная крупа имеет сладкий вкус, увлажняющие и охлаждающие свойства. Это блюдо хорошо подходит для завтрака или как добавление к основному блюду.
   [ Примечание. В рецептах буквы обозначают: В - вата, П - пита, К - капха, м - уменьшает, б - увеличивает ]
   А напоили нас настоящим тибетским чаем.

Тибетский чай

  
   Ингредиенты:
   Молоко 0,5 л
   Вода 0,5 л
   Гвоздика 10-11 шт
   Кардамон 9-11 шт
   Имбирь сухой 0,5 ч. л. или 1 ст. л. Свежего
   Мускатный орех молотый 0,5 ч. л.
   Зеленый чай 2 ч. л.
   Черный чай 1 ч. л.
   Зерна кардамона раздавите и размелите в ступке вместе с гвоздикой. Поставьте на огонь эмалированную кастрюлю с водой и начинайте последовательно вбрасывать туда гвоздику, кардамон, сухой имбирь и зеленый чай. Прокипятив минуту, добавьте молоко и черный чай. При закипании положите мускатный орех. Дайте немного покипеть. Выключите и оставьте настаиваться на пять минут. Процедите в керамическую посуду. Пейте утром натощак, без сахара.
   Ну и затейники эти тибетцы - говорят, мол, натощак следует чай пить и утром, а сами уже манкой накормили от пуза, собственно, и до утра ещё далеко.
   Да, забыл сказать, горнокитайских тайцев, мирно обитающих среди голых скал изображали выпускники бурятской школы разведчиков младшего командного состава. А руководил ими генерал На Тевам - герой и ветеран Карибского кризиса, в те далёкие "кукурузные времена" совсем ещё молодой барбудас.
   Вполне неплохо держался старик, только временами выключался из текущих жизненных обстоятельств, впадал в кому и тихонько выл на звёзды во второй октаве.
  
   Как только мы с Аксакалом обозначили свои загорелые тела в свете факелов, На Тевам временно отлучился из своего инфернального состояния, обнял меня, как родного сына, прослезился и доложил честь по чести:
   - Молодца, Димыч! Ай, да, молодца! Не попался на провокацию! Знаю теперь, что быть тебе вскорости на тайной доске почётных экзекуторов современности. Не подведёшь родное руководство, молодец ты наш отчаянный...
   А потом подумал чуть-чуть и добавил на украинский манер:
   -   А БЮТ - всё равно по роже!
  
   Сказал он так, леденец из собственного рта дал дососать и снова в психоделическую кому отъехал, очередную жертву из числа иностранных спайменов там поджидаючи. Ну, а мне вместе с Хи уже и в обратный путь-дороженьку пора снаряжаться.
  
   Как, то есть, почему? Нельзя нам светиться раньше времени. А вдруг кто-то из вражеского оцепления пронюхает, да тревогу и поднимет! То-то и оно. Потому и предстоит нам с Аксакалом ночь на голых камнях коротать.
  
   Собрал я свой "тревожный чемоданчик", он же - рюкзак-палатка - в тестовом, почти безопасном варианте и Аксакалу отдал. Пусть тоже службу нелёгкую привыкает нести. Там и груза-то всего... не больше сорока фунтов, а всё равно к долгу священному взывает и в экстаз порою приводит. А в чемоданчике том уже и контейнер секретный для Далай-Ламы аккуратно уложен. Теперь всё необходимое под рукой. Остаётся довести операцию до логического финала. Но это - утром.

_ _ _

  
   Думаете, в Тибете нет контрреволюционных анти-далай-ламских настроений? Есть, да ещё какие! Просто диву даёшься, на людскую неблагодарность, любуясь изо всех своих шпионских амбиций. Вот, скажем, какое мне письмо дал почитать агент Хабиби перед вылетом в Порт-Артур. Буквально клещами он этот пасквилишко из третьего горла у одного преподобного лже-монаха тибетского вырвал. Что значит, мол, нет ни второго, ни третьего горла? Что называется, есть пить не просит? И то сказать -- на ответственном секретном хранении. А чуть тревога, какая, или в лапы к иноземным контрразведчикам угодил, только пусти слюну в третье горло, документы вместе с упаковкой тут же и растворятся.
  
   У монаха же не так было. Хранить бумаги эти оппозиционеры в глотке научились, а вот уничтожать -- ни-ни, секретная технология. Потому Хабиби и вырвал прокламацию. Она перед вами.
   "Мы, надувные революционные матрасы, торжественно клянёмся, что ни одна Аврора не затмит нам красное солнышко с обложки цитатника товарища Мао..." Или что-то в этом духе - не помню уже значение всех иероглифов.
  
   Думаю, многие сейчас меня осудят за предоставление недостоверной информации - мол, нет в Тибете никакого ламы, мол, болтает его по Европам-Америкам судьба-судьбинушка, не пускают китайские власти в свою вотчину.
   И вот здесь я вынужден намекнуть на государственную тайну, целиком покров не откидывая. Тот, что по миру ездит, вовсе не Далай-Лама, а его двойник.
  
   Из разнообразных информационных источников нам известно вот что...
  
   Далай-Лама был возведён на трон 22 февраля 1940 в Лхасе, столице Тибетского государства. После вторжения в Тибет китайских коммунистов в 1949--50-х годах и одобрения им Соглашения по мирному освобождению Тибета в 1951 году, он в течение девяти лет предпринимал попытки мирного сосуществования с центральной властью КНР.[1]. После подавления антикитайского восстания лама был вынужден оставить Лхасу в ночь на 17 марта 1959 года, чтобы найти убежище в Индии. С этого времени живёт в Дхарамсале (штат Химачал-Прадеш), где находится Тибетское правительство в изгнании.
  
   Такова официальная версия. Но немногие знают, что на самом деле лама никуда из Китая не бежал. Он просто переехал из Лхасе в уединённый монастырь буддистов пятого дня, что расположен неподалёку среди диких тибетских скал. А кто же тогда в Индии, спросите? Разумеется двойник - наш человек, из разведшколовских. И зовут его Данила Аристархович Престидижитатор. Такая вот история. Об этом раньше догадывались немногие, а наверняка знали всего единицы. Да и теперь, собственно, не так много шпионского люда в суть проблемы посвящено.
  
   Как вы, наверное, знаете - финансирование Далай-Ламы происходило до настоящего времени через Порт-Артурский филиал "Чётотам-банка", и с этим нельзя было не считаться. Почему? Да просто этот банк напрямую подчиняется генеральному секретарю ООН. Неофициально, разумеется, чтобы население планеты не тревожить попусту всякого рода нездоровыми фантазиями.
  
   У меня связи в высших эшелонах имеются. С давних пор. Ещё с того времени, когда я в разведшколе на подготовительном отделении учился. А всё так началось - мы, стажёры-разведчики, дружину дружинствовали под Новый год вместе с доблестными работниками внутренних дел. Мороз был с ветром, просто оглушительный мороз, нам и не верилось даже, что это секретный город N, отображённый методом сепаративной дифракции на нашу столицу, а не какой-нибудь Норильск или, скажем, Дудинка. Градусов тридцать пять ниже пояса товарища Цельсьева, короче говоря. Весь генофонд можно отморозить влёт, если кальсоны не поддеть.
  
   До Нового года осталось часов пять-шесть. Пора сдавать дежурство и проистечь лёгким облаком к праздничному столу в общаге. К какому, не важно - там любой практически стол ТЕБЯ ждёт - чувство локтя в разведчиках сызмальства воспитывают. Все в предвкушении, вот-вот начнётся ЭТО ВСЁ! Ан, нет! Пришлось сугроб по дороге раскапывать и вызволять из ледяного плена афро-африканца. Он там пригрелся под водочными парами и чуть не врезал дуба от русского гостеприимства.
  
   Теперь Коффи Ананд частенько присылает мне поздравительные телеграммы. Помнит, как в снежном плену загибался. Нет-нет с Пан Ге Муном я не учился. Он мне тоже открытки присылает на их буддийское Рождество, но исключительно из уважения, а не по знакомству.
  
   А если серьёзно, то у нас этих африканских афро-африканцев неподалёку от разведшколы водилось в достатке, что блох у немытой собаки. Они, как правило, ходили зимой в милицейских шинелях без погон, серых шарфиках и ботинках с гордым собственным именем "Гады". Видать, был кто-то у этих детей Лумумбовых на складе спецодежды милицейской. Кому-то из наших, разведшколовских, даже давали задание на кафедре специальных гражданских дознаний - установить причину обезличивания африканского контингента относительно верхней одежды. И по-моему, задание это было выполнено с честью, результаты доложены руководству внутренних дел, но африканская диаспора разнообразнее одеваться не стала.
  
   Да, а шапки Лумумбовы дети зачастую предпочитали кроличьи. Возможно, потому так себя и вели с местными девушками неотяжелённого образа жизни... Как кролики, то есть.
  
   Дразнили, помнится, того Кофия, которого спасать довелось, не то "кофе с мармеладом", не то "нельсон миндальный", сейчас бы точно и не вспомнил, но жизнь заставила. Один раз, после пятничного намаза, который я для командировки к саудам репетировал, звонок раздаётся на даун-топе. Снимаю трубочку, а там голос картавый звучит с акцентом среднеафриканским: "Доб'гый день уважаемый Димыч! Это вас Мак Коффи-Нельсон Пет'гович беспокоит. Да, да, тот самый. Ананд-Мондей'гя моя фамилия".
  
   Впрочем, отвлёкся я. Вернусь к нашим тибетским баранам. С которых - хоть шерсти клок, если с молоком такая незадача.
  
   Признаться, меня самого уже довольно давно беспокоила обстановка в Нижнем и Верхнем Тибете, а особенно в Далайламии. И руководство нашей несгибаемой разведки тоже не дремало. Необходимо было срочнейшим образом спасать Далай-Ламу от незаконных эмигрантов из Западной Европы и Северной Америки. Понаехали, разбили на окраинах Далайламии Тибетской свои палаточные трущобы, позагадили всю территорию. Всё про Шамбалу у старичка безответного через монахов да учеников выпытывают, не дают покоя ни днём, ни ночью.
  
   Повывести иродов не знали как. Пограничных столбов же и кордонов по Тибету днём, как говорится, с огнём поискать. Поэтому и обстановка с народонаселением здесь складывалась исключительно отвратительным образом. Но был у меня в запасном мешке кадрового разведчика один способ. Сейчас о нём умолчать позвольте. А после - расскажу, когда со временем будет получше.

_ _ _

  
   Темно, холодно. Сидим в расщелине, не спим... время коротаем за беседами. Вспомнил я одну героическую историю из жизни Далай-Ламы и Аксакалу всю её поведал без всяких прикрас.
  
   Далай-Лама - наш резидент Рамзай II. Одно время он таковым не был. Жил в юности сам по себе, занимался оказанием помощи по изведению засилья западного образа мысли методом ритуального самоутопления в Ганге. Дикша - это вам не камлание якутских шаманов с бубном. Здесь нет страстей и криков. Всё настолько обыденно, что даже очередь будущие утопленники занимают спозаранку, как некогда за хлебом или подписными изданиями библиотеки "Огонёк".
  
   Наш тогдашний резидент в Индии Николопомётов заприметил юношу, обратил внимание, что за ним народ в воду - как на праздник, и решил привлечь к работе на пользу матери нашей - Родине, стало быть. Парня отмыли, побрили и на Черноморский флот отправили. Там он три года исправно отслужил спасателем на тральщике "Остерегающийся" под именем матроса Василия Пичугина. Вскоре стал отличником боевой и местами политической подготовки, мог свою жизнь отдать, хоть крестьянам, хоть в Гренаде.
  
   А после срочной службы будущего Ламу всея Тибета на стажировку зарядили. На берег этого самого священного озера, близ которого мы с Аксакалычем нынче обитаем с вечера до утра.
  
   К моменту возвращения "Пичугина" в родные места люди здесь вовсе с головой перестали дружить - топились, как котята какие-то во славу тёмной богини Кали или самого многорукого Шивы, предпочитающего танцевать круглые сутки, вместо того, чтоб, к примеру, борьбой за мир во всём мире озаботиться. Очереди к самым глубоким местам многокилометровые выстраивались. До того дошло, что утопиться сделалось возможным не в порядке живой очереди, а исключительно по предварительной записи или если какой-нибудь блаженный брахманин протекцию сделает перед монахами, хранителями традиций. А без их согласия - и вовсе к озеру подходить не моги. Правда, доброты тем монахам не занимать, потому не топился только ленивый, ждать просто долго.
  
   Так вот, изладился наш Василий-Рамзай спасать утопленников, откачивать и домой отправлять, убедив всех в том, что произошла неожиданная реинкарнация в связи со святостью объектов утопления. Слава о нём пошла по всему Притибетью, Китаю, Индии и прилежащей округе. Вот так, за свои заслуги и был наш "Пичугин" на трон возведён. А резиденцию из Лхасе в отдалённый монастырь у священного озера перенёс, чтобы помнить, как говорится, "откуда есть пошла"...
  
   Отмечу только, что из числа добровольных утопленников (позднее спасённых) большая часть была завербована нашей разведкой. А тех, кто топиться не пожелал, тех компетентные органы выявили с разоблачительной силой аргументальных фактов как подлых наймитов недружественных Далай-Ламе держав.
  
   Помню. Когда я в разведшколе на лекции по истории далайлпмаизма услышал, сразу как-то вдохновился, одухотворился и даже стихотворение написал. Вот оно:
  

Дикша

     
   пространный взгляд на выжженный пейзаж -
   что может быть печальнее отныне?..
   и в зеве пеплов та же суета ж,
   которая не греет душу... стынет...
   безлюдных волн безличный арсенал
   ласкать не станет бархатом прилива...
   девятый блик - неизданный финал,
   неважная, в итоге, перспектива...
   уходит мир на крошечных ногах
   устойчивого признака растленья...
   у Стикса зарастают берега
   фанатами от самоутопленья...
  
  
  
   - Скажи, Димыч, наверное не очень приятно топиться, хотя и знаешь, что тебя спасут?- спросил меня агент Хи, когда я закончил декламировать. - А вдруг, да откачать не успеют!
   - Они топились и плакали... но слёз под водой видно не было. Теперь в ритуальных областях Тибета редко такое случается... теперь нередко и не такое не случается... Никаких слёз не хватит. Ты лучше, Аксакал, подумай, как будешь меня прикрывать, когда на дело пойдём. А в Азии народу хватит, не переживай - здесь со святыми водоёмами бедновато, а вот народа религиозного - успевай откачивать.
  
  
   И вот сидим мы в засаде почти на берегу этого горного озера, о котором я только что рассказал. Тихо сидим, скрытно, даже огонь не разводим, чтобы никто и заподозрить не мог. Сами должны понимать, какие осторожные эти местные жители буддистской закалки Тибетской. Черносливом питаемся и высокотоксичным энергетическим напитком "Эрлих Кляузе" да в карты играем по маленькой на бубновый интерес. Что, не играли никогда на интерес бубновый? Странно даже. Выходит, вам и дом казённый таковым не кажется вовсе. И получается, что вы человек не азартный и вполне консервативный в смысле дизайна собственного жизненного распорядка.
  
   Но прохладой с берегов озера так и тянет, напитки горячительные кончились, и посему приходится согреваться по старинной методике индейцев майя - лежать вповалку, потеснее друг к другу прижавшись. И верно - так значительно лучше, чем в индивидуальном спальном мешке. Не зря же у нас в отделе говорят, что два индейца под одним одеялом согреют не только собаку, но и целую свору.
  
   Хорошо, хорошо, не стану настаивать. Вернёмся лучше в кусты, где мы с Аксакалом в засаде валяемся, разные философские категории после карт обсуждаем. Например, что такое капитал: образ жизненных пропозиций или толстая книга из режимной библиотеки спецшколы? Или ещё, каким образом обратить исключительно индивидуальную "вещь в себе" в "вещь для нас"? Или, скажем, отчего у синтоистов собственных храмов очень мало, почти и вовсе нет: то ли от лени, или же в связи с острым дефицитом строительных материалов.
  
   Обсудили, замолчали, а потом... Заскорбел лицом агент Аксакал, осунулся и сказал:
   - Я ведь что про Китай знал до того, как в разведшколу угодил? Ни черта, кроме детской считалочки. Помнишь, Димыч? Жили-были три китайца: Як, Як Цед-Рак и Як Цед-Рак Цед-Рак Пам-по-ни. Дальше там ещё какие-то информационные посыли... Не помню, правда, о чём... А в конце уже какая-то свадьба образовалась ...Все они переженились: Як на Цы-Пе, Як Цед-Рак на Цы-Пе Дри-Пе, Як Цед-Рак Цед-Рак Пам-по-ни на Цы-Пе Дри-Пе Дрим-пам-по-не. Или что-то похожее на это... А на самом деле в Поднебесной такое сплетение религий, такое сонмище божественных проявлений. Какая там Цы-Па Дри-Па! Кругом одни синтоистки да конфуцианки...
   - Стоп-стоп, синтоизм - это в Японии.
   - Вот я и говорю, ни хрена не понять в религиях восточных. Хорошо вот тебя, Димыч, прислали. Здесь, с нашим Далайским ламою только специалист поможет. С большой латинской буквы "S" и знанием мировых религиозных течений. Тут никакое, пусть самое подробное, знание истоков Талабайской Шамбалы не поможет.
   - Что ж, не стану хвастать, я наизусть эту науку о религиях постиг на лекциях Академика Мешкова-Зарейнского. Генрих Моисеевич на теологическом поприще преуспел знатно. И в поход за Золотым Руном ходил с лёгким сердцем в ту пору, когда ещё славный грузинский, ах какой, ястреб не намерился прикрыть Колхиду с востока, чтобы не портить аппетита к тухлым яйцам у друга Сореса; и с Идивидуальным Джонсом затерянный Ковчег из-под дивана доставал; и в крестовом походе отметился синтоистской терпимостью (не путать с одноимённым домом); и в импровизированном рукомойнике из двухлитровой бутылки солнценепроницаемого пластика, куда было разлит контрафактный "Гинесс", взятый в экспедицию по недосмотру брата-келаря, отчищал скифских идолов от современного культурного наследия органического происхождения.
  
   Что и говорить, второго такого специалиста, как Мешков-Зарейнский, ещё не родила историческая наука. А в теологии его познания приближаются к энциклопедическим. Не стану скрывать, дорогой Аксакал, на всю мою карьеру разведчика оказала влияние деятельность Генриха Моисеевича и его теоретические исследования. Многие из них по чьей-то недоброй воле распространились в Интернете, как народное творчество. "Программеры шуткуют", "Хакеры токуют"... или что-то вроде того. Но на самом деле, всё это - не более чем компиляция с трудов Мешкова-Зарейнского. Ага! Оказывается, у меня и переводное издание на транслите главного труда Генриха Моисеевича с собой очутилось в укромном шпионском кармане, изготовленным лабораторией скрытных действий. Вот тебе, дорогой Аксакал, настольный вариант руководства для разведчиков. Изучай, самосовершенствуйся и самоутверждайся в этом странном мире больших и малых богов.

Краткий курс мировых религий

   Католицизм: Только священники имеют право совершать грехи; все остальные обязаны верить, что те их не совершают.
   Православие: Если ты у власти, твоя единственная обязанность - жертвовать, если не у власти - не выпендривайся.
   Протестантизм: Мы самые крутые - мы чаще других читаем Библию.
   Суннитский ислам: Неверного можно убить за то, что он неверный, а мусульманина - за то, что он плохой мусульманин. Вся жизнь - война!
   Шиитский ислам: Мы - истинные арийцы, а потому нам можно молиться не пять, а только три раза в день, и вообще все запреты созданы только для дураков, поэтому их так много.
   Иудаизм: Есть евреи, которые обязаны читать Тору и размножаться; и есть евреи, которые должны очистить землю для читающих Тору, иначе им негде будет размножаться.
   Буддизм: Мы признаем других богов, как наших меньших братьев, и мы признаем верующих в других богов, как рабов наших меньших братьев.
   Конфуцианство: Каждое твое действие - ошибка, достойная плети. Если же ты ничего не делаешь - десять плетей.
   Индуизм: Я счастлив, что родился в низшей касте. Быть высшим - это так трудно! Когда я умру, я стану деревом, и наконец-то спокойно отдохну.
   Синтоизм: На каждый случай должен быть свой храм. За неимением своих можно посещать и чужие храмы.
   Коммунизм: Если мои предки что-то сделали своими руками, то за их тяжелую жизнь все остальные мне по жизни должны.
   Атеизм: Не надо показывать, что ты в чем-то сомневаешься - всякие недоумки решат, что они умнее тебя.
  
   И Аксакал тоже не из молчунов оказался. Тоже мне кое-что рассказал. Доверительно так, с творческим придыханием в особо сокровенных местах:
  
   - В общем, так: ниже описываемое событие имело место быть в унылой скуке российской провинции, деревенского уклада жизни, глубокой, осмелюсь заметить, даже глубочайшей, осенью. Жил я тогда один в доме у тётки. Она уехала на курорт, а меня попросила посторожить частное жилище, которое представляло собой изрядной красоты пятистенок на окраине районного центра.
  
   Обычно-то она, моя тётя, отлучаясь на длительное время, отдавала любимого кота Конфуция, лоснящегося ухоженной шерстью и жирными боками, яркого представителя сибирской масти, соседям. Затем запирала "хату" на видавший виды ржавый замок с секретом и растворялась в мареве сиреневого тумана, о котором ещё в недавнем прошлом частенько голосил популярный исполнитель задушевных песен.
  
   В этот же раз моя родственница отступила от собой же установленного правила и вызвонила непутёвого племянника, который жил неподалёку. Вот так... кажется, я о себе заговорил в третьем лице... Странно, раньше такого за собой не замечал.
  
   Продолжу, однако.
  
   Отступила тётушка от своей привычки из-за того, что в округе объявились какие-то дерзкие "шпанисты". Вот-вот, я тоже долго был не в состоянии расшифровать данный загадочный термин, пока тётя не рассказала мне о деяниях этих странных людей.
  
   Они любили закатываться в оставленные на время хозяевами частные дома и устраивать там оргии с богохульными выкриками, жжением дёгтя, рисованием на стенах мужских достоинств в боевой готовности, принесением в жертву "шпане рогатому" бройлерного цыплёнка с соседской птицефабрики "Стопами Буша" методом удушения пернатого рояльной струной. Потом из этого куриного сына озорные затейники выпускали кровь в тазик и разрисовывали стены и окна с помощью полученного импровизированного красителя каббалистическими заклинаниями в виде комбинации из трёх основных кириллических символов (но не "мир" и не "ухо").
  
   Сатанисты, стало быть, тревожили патриархальность маленького городка. В подобной ситуации оставлять дом без присмотра не годится. Вот так я и оказался на хозяйстве. В то время мне не нужно было отмечаться на службе по причине отсутствия таковой (без работы сидел), поэтому принял тёткино предложение, практически не задумываясь. Прожить три недели на окраине города, где воздух свеж, и "роща серебрится" от утренней дымки - это, знаешь ли, дорогого стоит. Поначалу я радовался внезапно обретённому равновесию души, наслаждался перечитыванием книг, памятных со времён отрочества, подолгу спал, помногу гулял. Одним словом, получал удовольствие, которого обычно лишены жители промышленных центров и беспутных столиц.
  
   Жилище со мной делил, как я уже упоминал выше, огромный кот по прозвищу Конфуций. Он оправдывал своё имя на все сто. Изредка требовательно мявкал, когда хотел есть или пить, а в остальное время был самым тишайшим и самым незаметным сожителем из числа тех, с кем мне когда-либо приходилось сталкиваться. Минула неделя. Я чувствовал себя превосходно. Но к девятому дню заскучал. Этому состоянию души способствовала несносная осенняя погода. Конец ноября, за окном дождь со снегом. Мрачная темень, фонарей на улицах нет.
  
   Я начал считать часы и минуты до приезда тётушки. Целый день валялся на гостевом продавленном диване, со злорадным наслаждением ощущая, как притаившаяся в его глубинах пружина атакует мой намятый бок. Сил и желания изменить позу не было. Только изредка поднимался - приготовить пищу. И не сколько себе, сколько помрачневшему Конфуцию. Сам я и перетерпел бы иногда голодные муки, но животному разве объяснишь, что у его куратора образовался эмоциональный кризис, вызванный однообразием, завыванием ветра за окном и неяркими пастельными мазками, которыми вряд ли захочет гордиться природа, из скудного набора красок поздней осени.
  
   Тем не менее, уподобившись своему временному хозяину, толстый увалень кот перестаёт развлекать себя вылизыванием и без того чистых лапок. Он с утра, едва продрав задумчивые жёлтые зенки, садится на старый сундук в коридоре и начинает глядеть немигающим взором фарфорового китайского болванчика в немытое с момента отъезда хозяйки стекло. За ним ничего не видно. За ним - это за окном. Кот туполобо таращился в одну точку, не подавая признаков жизни. Ни единый волосок на его ухоженной шкуре не шевелился, ни один мускул не вибрировал. Взгляд был пуст и рассеян. Мне даже казалось, что Конфуций не понимал, что с ним происходит, где он находится. Так котяра мог сидеть по многу часов. Вероятно, мысли Конфуция были тогда далеко от этого старинного сундука с коваными углами, от унылого племянника хозяйки, от мирской суеты, наконец. Он лениво переваривал невкусную серую мысль: "Жизнь течёт, мяу-ррр, течёт вода с небау-мыяуу, тошномур-мур-мурзость и мур-зябко..."
  
   Изредка я всё же поворачивался на своём неуютном лежбище и тогда замечал, что мой мохнатый сосед превращается из вальяжного кота в предмет деревенской утвари. То есть стоит колом посреди сундука и даже не думает совершить что-то полезное. Для дома, для семьи, чтоб ему... Мурло кошачье. Хоть бы голос подал для приличия. Под вечер, который, как общеизвестно, опускается в это время года несусветно рано, мне надоело наблюдать за абрисом пешей статуи Конфуция о четырёх лапах на фоне оконной рамы с квартетом "чёрных прямоугольников" имени Малевича на холоде стекла. Я поднялся с дивана, мысленно понукая и взбадривая себя, затем зажёг электричество. Вроде Прометей деревенский в рыжеватом облаке пронёсся над домом, оглашая мои временные домовладения чуть слышным шелестом счетов к оплате: "РАО, РАО, РАО... ЕСсссс..."
  
   Кот не шелохнулся. Я подошёл к нему поближе и заглянул в прищур жёлтых глаз. Конфуций смотрел внутрь себя. Он меня не видел. Ему было, наверное, хорошо в даоистской отстранённости доморощенного философа, которого приютила кошачья шкура богатой выделки. Я поводил ладонью перед носом кота. Ничего не изменилось. Походил перед ним взад-вперёд. Никаких эмоций. Представляешь картину: окно, в полуметре от него стоит старинный сундук, скорее всего, ещё времён Елизаветы Петровны, а на нём сидит в позе копилки огромный котяра, которому всё мирское чуждо. Мне стало невыразимо грустно и обидно. Я вот здесь помираю со скуки, а этот представитель семейства млекопитающих самоустранился и в ус не дует.
  
   Обида осела на дно желудка, а сам я отправился в ненаучную экскурсию по дому. Нет, никакой цели я не преследовал. Любопытство? Боже, избавь... Ничего конкретного, просто скука. А так - хоть какое-то занятие. И вот в процессе своей экспедиции заглянул я в старинный комод с облезшим лаком на фигурной инкрустации. Его по какой-то причине выставили в кладовую, куда из сеней только попасть и можно. Заглянул, значит, в верхний ящик комода. Батюшки мои, а там противогаз лежит с надписью "ОСОАВИАХИМ" на коробке. Раритетный экземпляр. Попробовал натянуть на лицо. Ничего себе - рабочий! И дышится легко, и слышится... Видится, правда, не совсем, чтобы очень, поскольку стёкла у противогаза потемнели от времени изрядно. Сел я в кладовке на старый табурет, противогаз снял. Задумался.
  
   И тут мне одна затея в голову втемяшилась, как из ружья. Вроде, если не осуществлю я её, так непременно быть беде. Хорошо, приступаю к исполнению своего странного и, наверное, даже идиотского плана. Но согласись, по идиотски все мои давешние действия только сейчас выглядят, а тогда, в этой заброшенной глуши... Впрочем, оставлю тебе право судить меня по всей строгости науки и социально-анималистических явлений, а сам лучше дальше расскажу.
  
   Зашёл я в дом, тихонько так противогаз на себя натянул и стал осуществлять задуманное. Сначала прилёг на пол и тихонечко заполз за сундук, на котором Конфуций медитировал. Оказался я между окном и сундуком, но на полу, а стало быть, кот, который прямо перед собой взгляд застекленил, меня видеть не должен. Вот и пришла пора действовать. Поднял я тихонько голову в противогазе прямо напротив того места, где мой сожитель который уже час заседать изволил. Смотрю в замутневшие стёкла. Видно плохо, но, кажется, кот начал пятиться. Пятился, пятился, пока не исчез из поля моего зрения. При этом ни единого звука котяра не издал. Всё молчком. Хоть бы мяукнул, скотина, для соблюдения пристойности: вижу, мол, эту жуткую рожу и удивляюсь на хозяйский рассудок - не больше мышиного.
  
   Поднялся я с колен, резину с себя стянул и огляделся. Вместо Конфуция на сундуке вопиющим образом распространяла характерный кошачий запах с аммиачным послевкусием весьма немалая лужа. Мокрые следы, аналогичного химического состава, что и обнаруженный мной водоём, вели прямо под диван. Я наклонился. Из низкой глубины поддиванного пространства на меня смотрели два сверкающих жёлтых блюдца без признаков разумного кошачьего интеллекта. Остекленевший ужас, и больше ничего.
  
   В тот день Конфуций на свет божий так и не вылез. Не вылез и назавтра. А показался только в момент приезда хозяйки. Да, и то шарахнулся от меня, как монах-бенедиктинец от прокажённого еретика. Представляешь себе, трое суток ничего не ел не в меру впечатлившийся кот. Его миска так и стояла нетронутой всё это время, напрасно я на улицу выходил надолго, напрасно на печку спать залезал, чтобы Конфуций от меня подвоха не ждал и не таился.
  
   Тётя потом рассказывала, что на этом чудеса не кончились. Когда я уже покинул её скромную обитель, Конфуций перестал гулять с соседскими кошками. И даже в марте. А чаще всего забирался хозяйке на колени и сидел там, пока его не прогоняли. Мог целый день не шелохнуться. Вот таким образом я установил, что обоссаться со страху может не только человек. Хорошо, про "медвежью болезнь" не стану тебе ничего рассказывать...
  
   А вот ещё послушай. Ты же планируешь мемуары писать, когда удалишься от дел? И мой рассказ тоже включишь? Тогда я, пожалуй, слово "обоссаться" заменю на слово "обмочиться", а то перед потомками жутко неудобно становится. Да и ГРИНПИС меня не простит.
  
   И вот - что я ещё думаю, дорогой Димыч. Наверное, этаким манером, как я, немецкие солдаты, облачённые в противогазы, деморализовали французскую армию в районе Ипра... Облако же газов, как утверждают очевидцы, снесло в сторону очень быстро.
  
   Не пленэр у нас с Аксакалом получается, а какая-то изба-мечтальня. Хорошо сидим!
  
   - Что-то я жрать захотел и замёрз. Или же, наоборот, замёрз потому как жрать захотел. Причинно-следственная связь не установлена, - Хи зябко поёжил плечами и поплотнее завернулся в непромокаемое киноварь-кашне из моих личных запасов.
   - И трёх часов не прошло, как ужинали, - заметил я с твёрдостью в голосе, давая понять агенту прикрытия, что до утра он ничего больше не получит. - Давай-ка я лучше анекдот расскажу. Это тебе не соловья баснями, исключительно для поднятия боевого духа.
  
   Едет по пустыне бедуин на верблюде, изнывает от жары. А тут ещё верблюд еле тащится - видать, и ему не сладко.
   И вдруг далеко сзади появляется туча пыли, и наездника догоняет бегун. Араб в шоке. Спрашивает:
   - Ты бежишь по такому пеклу? Разве тебе не жарко?
   - Нет. Когда солнце особенно наяривает, я увеличиваю скорость... меня обдувает ветром. Становится прохладно.
   - О! - с этими словами бедуин бьёт верблюда палкой со всей своей бедуинской дури. Через секунду бегун остаётся один.
   Он пожимает плечами и неспешно продолжает трусит на очередном этапе марафона "Сахара форева".
   Через некоторое время впереди показывается точка, которая становится всё больше и больше, пока не превращается в бедуина, стоящего над бездыханным верблюдом. Всадник пинает бедное животное и констатирует:
   - Пипец - замёрз!
  
   Говорил я, говорил. Смотрю, Аксакал-то мой уже дрыхнет, сморило бедолагу. Но пришлось растолкать его горемычного с первыми лучами вскипающего на востоке солнца, поскольку задание выполнять пора, а я без прикрытия остаюсь.
   А приснилось агенту Хи четыре неустроенных всадника Апокалипсиса: Жестокость, Чванство, Стяжательство, Безразличие. И стоял он один, будто Ван-Ика-воин, против этого квартета с единственным патроном в стволе. И необходимо ему было сделать правильный выбор. Убьёшь главаря, остальные разбегутся. Выстрелил Хи в Жестокость и ошибся... Сон прервался ужасом пыток...
   Думаю, и дальше ещё будет сниться ему этот кошмар... Пока не выстрелит он правильно... в Равнодушие...

_ _ _

  
   Тьма только-только начала отступать, а монахи, небось, ещё по кельям дрыхнут, сопят в обе ноздри, похрапывают возвышенно (высота-то, чай, преогромная). И мы отправились на дело.
  
   Поднимаюсь в горочку, а передо мной - будто Потала во всей своей дворцовой красе. Достал я из пяточного тайника мозольного мяч-клубенец - заклубилась округа туманом меланхоличным, и просыпалась охрана подложного Далай-Ламы, которого хотели злочинные империалистические разведки к власти провести кратчайшим путём, на тропу мою мелким Тибетским росчерком. Был бы я китайским поэтом, непременно разразился б какой-нибудь строфой о величии Вечности относительно человека прямо-эректуса. Тут, разумеется, мой скорый успех без помощи Аксакала не случился бы. Не зря же он мне накануне сказал проникновенно:
   - Когда я проходил срочную службу в гарнизоне городка Атыбатова, меня там научили не только, как правильно разбирать автомат, но и кое-чему ещё. А потом и разведшкола постаралась. Теперь эти навыки пригодятся сполна.
  
   Проникнуть в покои Ламы оказалось делом пятиминутным - хорошо, что охрана спит себе, в мои дела не лезет. Чего ей лезть-то, если наша лаборатория хорошенько расстаралась, снарядив меня газом с романтическим названием "Грёза". А я в скафандре от Юдашкина ловко все испарения прошёл, даже не почувствовав. Впрочем, и охране никакого вреда. Через полчасика очнутся соколики и не вспомнят ничего. Это куда как лучше, чем вступать в полемику с парнями, которые ни бум-бум ни на каком языке, кроме своего. Им доказывать, что я не враг, всё равно - как если бы заставить глухонемого орангутанга восторгаться онегинской строфой.
  
   Вот и спальня Далай-Ламы. А он-то, разумеется, не спит как вся округа, включая охрану, шпионов и дураков. Ему мои газовые атаки по барабану. Но видно, плох старик. На последнем издыхании - вот-вот функционировать перестанет. Оно и понятно - штатный сотрудник наш, полгода назад посланный в Тибет, был перекуплен Моссадом ещё в самолёте. Теперь занимается борьбой с нелегальной поставкой ванили из Иордании. Полгода уже на этой работе подвизается, весь пропах будто торт или новогодняя свечка ароматическая.
  
   Уже тогда, полгода назад, Далай-Лама начал пить горькую. И пил, зараза, крепко! Пил он горькую хинную настойку с лапками зародыша дракона Луна для поддержания в себе даоистской силы духа без помощи виагры до самых седых волос. Нет, он же лысый по определению. Тогда что? Тогда - это просто метафора. Но вернёмся к делу.
  
   Ага, а раз наш сотрудник на помощь Ламе не пришёл, тут и случилось то, чего все боялись... сочтены часы Далайского Ламы оказались. Собственно, меня для того и послали, чтоб ситуацию разрулить достойным образом. Но тут Ван-Мяо вмешался со своим мандариновым интересом. Впрочем, нас так просто не взять! Правда, пришлось Аксакалом жертвовать, бросив его на борьбу с осадившими монастырь силами, но мировое сообщество не простило бы мне сомнений и мягкотелости в этом вопросе...
  
   Итак...
  
   ...сейчас свершится то главное, зачем я сюда и прибыл. Подхожу к постели Ламы, конвульсивно мечущегося в тщетных попытках ответить "Ни хао" (Здравствуйте) в ответ на моё "Ти пьел'а?" (Который час?). Ничего-ничего, мне сейчас этого и не требуется: чай, не чужие - в своё время не одну пиалу риса под "Столичную" вместе выкушали, когда старина Ван (так в отделе нестандартных биоразработок называли Далай-Ламу) на повышении квалификации приезжал. Что значит, почему об этом никому неизвестно? Секретное же дело, поймите меня правильно. А кто в этот период Ламу замещал? Не смешите меня, уважаемые. Разумеется, био-дубль Лама-дабл Ю.
  
   Так вот - достал я монтировку из-под телогрейки, что поверх монашеской рясы. За нос Ламу зацепил и верхнюю половину черепа ему приподнял. Уф... Наконец-то. Поменять аккумуляторные батарейки в специальном отсеке Далай-Ламы сингл Ю труда не составило. Теперь ещё десять лет будет старик Тэнцзин шерудить на Востоке сепаратисткой кочергой. Не давая покоя нарождающемуся китайскому империализму.
   И воцарится многополярный мир над планетой, и уйдут прочь всякого рода кризисы, и возлюбит брат брата... тьфу, не то... Брат брата... Это мало того, что нетрадиционно, так ещё и однополым инцестом попахивает. Пусть, в общем, полюбят все друг друга в исключительно непорочном смысле имени товарища Платона - первого аскета из Древней Греции... если не вспоминать Диогена Киника. Не стану даже ум морщить, чтобы старшинство устанавливать. Киник-то всё больше по части питания и одежды свою аскезу распространял, а до дев греческих крайне охоч был (тс-с, тихо, о мальчиках ни слова!). Платон же наоборот - сибаритствовал усиленно в смысле гедонизма, но рук не распускал, только лишь словесами дамам мозги пудрил. Душевность его безгранична!
  
   Ниспослал меня президент наш принародно избранный в дальнюю Тибетскую даль. И выполнил я задание электоральное, задание заветное. А другой бы на моём месте? И взятку бы взял борзыми Харбинскими пекинесами, и "капусты в оффшоры" нашинковал, и секретные аккумуляторные батареи разбазарил на Порт-Артурском рынке в одноимённый день. Вот я и говорю: задние (оговорка по Фрейду!) с честью... - это вам не на Кастанедах "Болеро" выкаблучивать!
  
   Так - "аве, Лама!", как говаривали в незапамятные годы античного разврата и архитектурного благолепия хитромудрые латиняне...

_ _ _

_ _

_

  
   В смотровом кабинете полумрак. Идёт приём...
  
   - ...раньше я тоже стремился подсмотреть чужие сны... а теперь - и своих с избытком... только в них нет ничего о мироздании... сплошные бархатные уродцы в виде неполножаберных междометий... вот, скажем, вчера... вижу сон... он же явь, поскольку зарядил накануне аккумуляторы для фотокамеры... сегодня нужно фотографировать секретные документы... вставил в "пальчики" в отсек, резанул изолирующей от мира крышкой... фотоаппарат у меня четырёхпалый... большой... проверяю... а объектив у него, у моего зеркального друга, вдруг нагло заржал, конская морда, причмокнул губами и спрятался в недрах корпуса... эй, не наглей, братишка! мне сегодня снимать предстоит... ржание и причмокивание губами в ответ... схватил за ноздри зарвавшегося партнёра, вытащил объектив на полный "zoom"... добавил оптического увеличения... у коня что-то сломалось в глупой голове необъезженного мустанга - когда с таким увеличением, его начинает плющить манией величия... ну не до такой же степени, брат!.. стой, паразит... а не то аккумуляторы вытащу - шею себе свернёшь... обуздал... теперь езжу без приключений... а сон?.. что-то не припомню ничего по этому поводу...
   - Этого на перевязку мозжечка... Следующий!

_

  
   Палата для интеллектуально заклиненных...
  
   - Мы не сможем доказать врачам, что этот разведчик реально не нашего поля ягода, что его подставили... его место за оградой. И только!
   - Верно говорите, Нестор Иванович!
   - Но, папытка нэ пытка? Я прав, таварыщ Робеспьер?
   - А пытка - не ломка, гражданин Берия! Шарлоткой клянусь!
   - С яблоками?
   - С червоточинкой... Корде её задери!
   - Эй, санитары, тут нам ещё одного революционера подвезли! Так вот - он из настоящих разведчиков. Видать, по наводке. А нам такая "наседка" ни к чему!
  

ПОСЛЕСЛОВИЕ

  

Из показаний сторожа Канарейкина Фёдора Ильича, выдававшего себя за главного врача психиатрической клиники имени Великой Французской революции мелкого буржуазного помола, данных означенным сторожем субъекту в штатском, но с документами

  
   Работаю я в клинике почитай уже восемь годов. Как на пенсию вышел, сразу сюда устроился. Ещё до кризиса, чтоб ему никакого "насдака" в область зелёных фишек.
   Пообвыкся-то быстро. Так что наш главврач мне и предложил, чтоб я, стало быть, на полставки санитаром потрудился. Оно и понятно, мужики на такую зарплату работать не станут, а мне всё едино - прибавка к пенсии, хоть на копеечку, да своя.
   Так вот я стал к психам нашим вхож. И то сказать - даже среди буйных порядочные люди попадаются, даром, что через одного всё больше Наполеоны да Цезари. Им ведь главное - не перечить, дать высказать своё представление о мироустройстве, они тут же и растают, сделают вас либо сатрапом Галилеи, либо наследным принцем Богарне по материнской линии.
  
   Вот и стали мы общаться с психами этими тесно в охотку: то в шахматы сыграем, то пирожки из песка испечём, то звёздочки из цветной бумаги вырезать примемся, а то и просто в жмуриков играть с холостыми боеприпасами.
  
   И никакого при этом физического воздействия не нужно, никакого приложения силы. Всё не "здрасьте, пожалуйста", да на "будьте так любезны" завязывается. Консенсус настолько перманентный, что просто полное любование.
  
   Особенно один пациент мне понравился из шестой палаты. Нет, не Иоанн Грозный и не Левое Яйцо Кощея Бессменного. Верно, тот самый, что раньше во внешней разведке служил. И не псих он вовсе, гражданин начальник, оттого и ушёл очень ловко, когда посчитал свою миссию в нашей клинике выполненной полностью. Никто из охранников даже не шелохнулся, когда он мимо них в позе "отслаивающийся плинтус" передвигался скрытно по коридору.
  
   Видать, пошёл искать правды у Великого Гуру Гриба Галлюциногенного Аптечного... а заодно и узнать, кому на Руси жесть хороша. И не хмурьтесь так, гражданин начальник, и бровкой гневно не поигрывайте. Вопрос-то далеко не праздный, если принимать во внимание разные интересные обстоятельства, а не закрывать на них глаза с видом кота Базилио.
  
   Вам, наверное, всё едино - что эстонская жесть, что медь литовская. А ведь изготовлены-то они нашим, то бишь отечественным, производителем. Вот и спрашивается - кто для нас Димыч? Патриот! Невероятной души человечище!
  
   Я на его манёвры и попытки ухода сразу внимание обратил, поскольку в молодости служил в пограничных войсках. А тут - такой зигзаг противолодочный по всему двору больничному. Потом - раз, и нету Димыча: стену лбом псевдо псих проломил и вышел на волю.
  
   Понял я тогда, гражданин начальник, что очень Димычу надобно куда-то. Не стал уж ему мешать. Но проследить проследил. Порядок во всём должен быть, верно я понимаю? Пошёл следом за разведчиком в тот самый проём в стене, который от него остался. Недолго следить пришлось. Через двадцать минут оказались мы на старинном кладбище, а по совместительству - архитектурном памятнике старины лютеранской. Сбоку кирха, посередине склепы, замаскированные под колодцы канализации. В один из таких люков и нырнул наш беглец.
  
   Подошёл я поближе, на чугунину крышки глянул. Из соображений преодоления информационного голода, а не из праздного любопытства. Так-так...
  
   Старинная готическая вязь выпирала из-под фронтальной плиты склепа, будто шишка на лбу любопытного варвара. А может, и Варвары. Надпись гласила: "...на танкЪе обрящещи ты славу, княже... (с) из записок болярина Гудэ Риана".
  
   Только я собрался рот раскрыть... так у меня соображение воображение к себе подключает, тут внезапно взвыли двигатели, повалил дым, завоняло солярой. Глядь - а склеп уже не склеп, а самый настоящий танк неизвестного мне седьмого поколения. Открылась сверху крышка, высунулся оттуда Димыч, рукавицей для ловли компьютерных червей взмахнул и сказал этак строго:
   - Слышь, Ильич! Не делай вид, что нет тебя здесь - я твой манёвр ещё в больничке срисовал. Лучше - вот что: найди у меня в матрасе толстую тетрадь, там записки мемуарного толка. Передай властям для публикации. Добрым молодцам уроком послужит, если с умом-то читать.
  
   Спросил я его, а сам-то он, дескать, куда отправляется. Тут мне Димыч и говорит:
  -- Много ещё, Фёдор Ильич, всяких несправедливостей на белом свете. Отсиделся я в больничке, от врагов отечества скрываючись. Теперь вот - снова на коне. А еду, стало быть, в сторону восхода/заката (не называю более точные координаты в целях конспирации), чтобы поддержать героев невидимого фронта, готовых отдать всё самое дорогое, включая фундаментальные пазлы "Президент осуществляет подъём авиационной промышленности в энтузиазменном экстазе на зависть грядущим поколениям", для поддержания реноме и других несусветных особенностей нашей Родины в транскрипции мировых стандартов.
   Планида наша такая - язык до Киева доводить! Не заблуждайтесь в сумрачном лесу, не давайте Данте повода для его сатирических пасквилей!
  
   Сказал, шлейфом дизельным пукнул и умчался по делам державным. А я в палату пошёл, чтобы, как говорится, исполнить заветы разведчика вселенского масштаба, единственного во всём свете полного кавалера тайного ордена "Ветеран броуновского движения".
  
   Вот таким образом и достались мне эти записки, принадлежащие перу маэстро международных тайных игр. "Только шепни мне имя своё" - так они по просьбе Димыча должны быть названы.
  
   Да, вот ещё что... Один листок с творениями бывшего разведчика я обнаружил у себя в вещах. Не всё, видать передал, куда следует... Вот оно - это стихотворение. Читаю... и мороз по коже...
  
  

К Р А С Ь IN

по мотивам моего названного брата Владимира Бродского ""все володь...""

  
   не Красин -
   не крась IN...
   карась, керосинь!
   хер - о! синь
   Хиросимы стынь...
   синий свин?
   чин-чин!
   крась OUT -
   красть "Тату"
   -
   "no doubt"*!
  
   керосин Хиросимы -
   стиль Симы
   сим-сим?
   SIM?
   эк, ты спросил
   my love?
   ЭсВэ... я-то, Слав,
   я рос love... и чем?
   пригласите врачей!
  
   Зачем?!
  
   * - вам ничего не говорит имя Гвен Стефани?
  
   Нет, вы подумайте, оказывается, не всё я сумел разглядеть. Здесь ещё симпатическими чернилами приписано.
  

В хронотории

  
   зашёл в хроноторий... не по себе себе -
   себя меряю -
   эко горе-то -
   здесь насорено:
   минуты вповалку с недельками,
   и тянется к небу пустой лафет:
   нам история
   выворачивает полуистлевшие стельки
   вождей,
   императоров,
   политпросвещенцев,
   полиглотов, пустых извращенцев,
   иудеев,
   провокаторов,
   невозвращенцев...
   прозанюхивались мануфактурой
   рулевые кухарки - дуры!
   ...набитые
   изобилием из корыта
  

сквозь

  
   Жирна Нева своим мазутом,
   и мимо лает револьвер,
   Аврору порохом укутав
   с небесных сфер...
   Повергну ангелов явленье,
   движением пустых обуз
   туда, где нету вдохновенья -
   один искус...
   Взметаю клочья междометий,
   по маркитанткам ментик смят,
   тебя возможно не заметить,
   но не меня...
  

низкое

  
   Небо низкое
   плохо ноское...
   не изысканное -
   не под Оскара,
   а обычное -
   всё полосками,
   словно порохом,
   слово вычурное
   ворохом...
   Невским...
   что от Бродского
   до Ахматовой...
   небо матовое!
   ...перелесками...
   с перекатами
  
   июль - август 2010, февраль 2011 г.
  
  
  


Популярное на LitNet.com С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"