Чваков Димыч: другие произведения.

Второй мешок Рождественских подарков

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    Быстро, детки, встанем в круг. Дед Мороз наш лучший друг! Вернёмся к первому мешку? А здесь ещё что-то лежит...


   Продолжение последовало...
  
   ...и снова...
   Вьюга за окном... А по эту сторону узорного прихотливой изморозью стекла в свете зажженных свечей можно различить дюжину настоящих мужчин, волею судьбы оказавшихся не у дел аккурат в сочельник. Все они должны были вылететь на Большую Землю последним бортом, чтобы поспеть домой к празднику, но Скандинавский циклон, коварно прокравшийся вдоль побережья Арктики, нарушил планы этих благородных рыцарей Заполярья. Пурга ударилась оземь снежным зарядом, обратила погоду в нелётною, и вот теперь дюжина бородатых молодцев скучает в маленькой гостинице, собравшись за одним столом.
   Старенький дизель захлебнулся соляркой за двумя капитальными стенами, и его голоса не слышно. Только звуки метели вызывают в сердцах неосознанную тревогу. По кружкам разлит спирт, стол накрыт. Скромно, в экспедиционно-геологическом стиле, но и этого довольно, чтобы считать праздник состоявшимся. Ведь есть же ещё настоящая карликовая ель, которая стоит в банке из-под болгарского овощного ассорти времён доперестроечного изобилия. В углу, на печке уютно пыхтит пятилитровый чайник. Второй раз. Содержимое первого приятно греет души. А ещё их греют истории, рассказанные друг другу в качестве подарков к Рождеству.
   После второй чарки незнакомые, в общем-то, люди раскрепостились. Истории рассказываются с удовольствием, встречаются дружными улыбками, смехом, возгласами одобрения. Праздничность момента обозначена.
   Геофизиков в компании оказалось двое. Второй, в очках с научной диоптрией, свою историю назвал
  

ХОЧУ "ТАРЕЛКУ" ИЛИ КОНТАКТ ПЕРВОГО РОДА??

(подарок седьмой)

   Это почти невероятное событие, ребята, случилось в прошлом полевом сезоне. Да вы ж слышали о нем, о прилёте НЛО-то? Ну, да ладно, расскажу как свидетель.
   В тот сезон у нашей партии очень большая площадь была в производстве. От одного конца до другого больше 400 километров. Поэтому решили кроме базового лагеря ещё и выкидной развернуть, чтобы концы самых удалённых профилей обработать. Сказано-сделано. Перевезли туда бурильные станки, сейсмостанцию и прочее хозяйство.
   К Рождеству все края площади "отстреляли". Пора и на базу возвращаться. С утра сборы, к обеду почти все уехали. Осталось два ГТТ. Один с жилым балком на прицепе. Второй должен был транспортировать цистерну с остатками солярки. Два водителя, больше никого. Пока они все остатки в лагере упаковали, собрались - началась метель. Следы автопоезда потихоньку заносило.
   Выехали, когда уже смеркалось. Включили прожектора над кабиной и фары. Поехали с разрывом метров в 500, с тем, что если кто-то с пути собьётся, чтоб напарник, на проторенном основной колонной пути оставаясь, смог исправить положение.
   Едут, связь по радио держат. Колея то и дело пропадает, переметённая снегом, но вскоре снова находится. Вдруг первый видит - навстречу свет. Говорит второму, что, видать, им навстречу кого-то послали. Свет ближе-ближе, потом, бац - и удаляться начал. Тут второй кричит: - "Фары навстречу!". Эти фары так же пропали, как и появились. Озадачились водители, но не до такой степени, чтобы голову ломать. Мало ли кто мимо проехал. Опа-на! А вдруг блуданул! Давай его по рации вызывать. Молчание. Частота одна у всех. Если б свой был - обязательно бы отозвался. Решили дальше продолжать путь.
   Через полчаса история повторилась. Сначала первый водитель увидел приближающегося встречного, потом свечение исчезло, и его заметил второй тягачист. Причём - почти одновременно они чужие огни наблюдали. Затем свет куда-то и вовсе пропал. Никто на встречу не попадался, на радиосвязь не вышел. У наших водителей чуть мистический обморок не случился. Всё тому способствовало: снег в свете фар, метель, одиночество, тишина, когда стук собственного сердца звучит сильнее двигателя.
   И так ещё раза четыре за свой достаточно долгий путь тягачисты встречали необъяснимый свет, который потом ускользал от них в метафизических коллизиях полярной ночи.
   Прибывшие в базовый лагерь водители являли собой два испуганных средневековых существа, встретивших дьявола за обедом в харчевне. После того, как они выяснили, что в округе на 500 вёрст нет ни одной мало-мальски эксплуатируемой дороги, озадаченные водители ГТТ в один голос заорали: "Это НЛО! Точно! Они, гады, за нами следили ... Неужели никто не видел "тарелки" андроидов?".
   С тех пор "контактёры" стали частенько после работы запираться вдвоём. Поговаривали, что они пишут статью в журнал "Юный техник" о своей встрече с неизведанным, исподволь мечтая попасть в какую-нибудь научно-популярную телевизионную передачу. Тайна оставалась тайной ещё недели две, пока в партию ни прибыла вертушка с продуктами, почтой и разными запчастями.
   Обратно вылетали несколько человек. В том числе и один из "ночных водителей". Когда вертолёт поднялся метров на 800 над землёй, тайна посещения НЛО открылась сама собой. Дело в том, что последнее время (со дня окончания перебазирования) стояла ясная солнечная погода. В лучах скупого январского солнца на снегу ярко просматривалась колея от последнего марш-броска двух ГТТ.
   Оказывается, водители при блуждании в поисках колеи основного отряда выплетали такие петли, что периодически ехали друг другу навстречу (только первый уже закладывал новую петлю, а второй ещё осваивал предыдущую, любезно накатанную первым ГТТ). Естественно, огни друг друга они и видели, которые скрывались, когда первый водила нащупывал проложенную основной колонной дорогу и прекращал дугами ездить. Проходило какое-то время, колея терялась, петля поиска выводила тягачи в прямую видимость фар друг друга.
   Разочарование мнимых "контактёров" не знало границ, журнал "Юный техник" остался без сенсационной публикации. Прибытие инопланетян в республику Коми было отложено на неопределённое время.
  
   Вслед за геофизиком заговорил человек, назвавшийся системотехником по образу самосознания. Он рассказал про

ИЗЪЯТИЕ

(подарок восьмой)

   "Беда, коль сапоги начнёт тачать пирожник..." - сказал как-то Иван Андреевич Крылов. И был, безо всякого сомнения, прав. Про пирожника из налоговой полиции, которую с лёгкой руки нынешнего президента ликвидировали, и будет мой рассказ.
   Завязалась удивительная история изъятия осенью 1994-го года. Я тогда на мясокомбинате трудился. Обрабатывал накладные на компьютере, счета печатал, вёл учёт дебиторов. В один дождливый денёк заявляется в бухгалтерию человек в штатском. По нему сразу видать, что без погон на плечах ему и передвигаться-то сложно. Будто силы мирового тяготения недостаточно. Так и норовит каким-нибудь тяжёлым предметом себя к земле прижать, чтобы не взлететь случайно.
   Портфель у мужичка тяжеленный и раскормленный. Вроде не только бумаги в нём находятся, но ещё и кирпичи. Человек сразу ко мне заворачивает. Значит, ему уже кто-то направление указал, раз он так решительно и сурово уселся перед компьютером и ко мне без преамбулы обратился: "Я капитан налоговой полиции такой-то. Прибыл к вам для изъятия всех документов, относящихся к производственной деятельности Нарьян-Марского ОАО "Лабеан". Извольте мне накладные и счета из архива изъять". Я полез в архив. После довольно долгих поисков обнаружил там с десяток накладных и счетов, подшитых в папки "Реализация" по месяцам. Мужичок всё это время нависал надо мной суровым укором, будто подозревал, что я утаить какую-нибудь бумажку попытаюсь.
   Итак, нужные папки извлечены с пыльных стеллажей и доставлены в бухгалтерию. Дальше начинается самое интересное. Капитан берёт в руку бритву и вырезает накладные и счета из подшивок, аккуратно складывая в свой неподъёмный портфель. Закончив процедуру, полицейский собрался, было, уходить. Но тут я ему говорю, что нельзя так просто это делать. Необходимо хотя бы ксерокопии документов прежде снять, поместив их в соответствующие папки, и составить акт изъятия. Капитан буквально взорвался: "Зачем это нужно? Ведь я же для дела документы забрал! У нас послезавтра суд! Нужно накладные и счета к делу приобщить!"
   Тут уже я удивился. Обыкновенная житейская логика подсказывала, что ТАКУЮ процедуру, как составление акта на изъятие документов, необходимо проделать, поскольку кроме налоговой полиции имеется ещё и налоговая инспекция, которая каждый год трясёт комбинат, как грушу, перед сдачей баланса. Им-то как объяснять пропажу нескольких накладных и счетов? Странно, что даже КАПИТАН такого не знает? Призвал я на помощь главного бухгалтера, и мы вдвоём навалились на этого недоучившегося мента. Про мента - это уже я сам догадался. Как оказалось, верно. Его действительно из милиции увольнять хотели за профнепригодность. Да тут в налоговую полицию набор объявили, здесь он себя и реализовал, заняв подходящую должность. Думается, не без чьей-то помощи.
   С большим трудом удалось уговорить капитана разрешить нам снять копии с документов. А вот акт изъятия он так и не написал, сославшись на нехватку времени. Только его и видели. Главный бухгалтер, аж посерела вся от злости. Что теперь делать? Ведь без этого акта, копии - всего лишь бумажки, не больше.
   Я успокоил отчаявшуюся женщину. Дескать, работает у меня в полиции знакомая. Заместитель шефа по экономическим преступлениям. Попробую через неё вопрос решить. Связался с Галкой (для бизнесменов же - Галиной Михайловной). Рассказал о своей беде, поплакался. Галя, женщина, опытная. Сама в налоговой инспекции начинала, знает что почём. Обещала найти капитана и прислать к нам для составления акта. Понятное дело, что и суд, про который этот бездумный михрютка вещал, просто-напросто и документов наших к делу не приобщит без акта изъятия.
   Прошла неделя. Суд уже должен был состояться, но, вероятно, его перенесли. Поскольку наш героический капитан осчастливил своим присутствием мясокомбинат уже после назначенной судной даты. Появился он в бухгалтерии в совершенно жутком расположении духа. Возможно, перепил накануне, или просто не привык накачку от начальства в женском обличье получать. Извлёк он из неизменного портфеля с кирпичами видавшую виды копирку, подложил под чистые листы и приступил к написанию акта, высокомерно проигнорировав моё предложение воспользоваться компьютером.
   Сочинял полицейский бумажку часа три. Он кряхтел, бесконечно пил воду из чайника, периодически ходил по кабинету. Видно вспоминал, какие бывают буквы в русском языке. Два раза он даже рвал с ожесточением почти готовый документ. И всё-таки капитан смог к концу рабочего дня совершить подвиг. И вот творение его неуклюжих рук, акт изъятия, лежал передо мной, и я с удивлением начал изучать еле различимые закорючки на второй копии. Первые два листа капитан из каких-то принципиальных соображений не стал мне давать. С трудом я прочитал:
   "акт изятя мы ниже подпесавшися капетан Х налоговай палици главны булгахтер камбената ХХ инженер по овтоматезаци праизвосвеных працесов ХХХ составели етот акт втомчто изяты дакументы оносительные фирмы оао лабеан накладныя намера... щета намера... с целю передачи в сут копеи верны и саставлены в маём присусвии..."
   Читать такой опус без хохота было просто невозможно, но я сумел подавить в себе вредные привычки, насаждаемые Ожеговым и Далем. Перепечатывать набело этот бред я посчитал моветоном и подписал акт, все три одинаково смешных экземпляра. Наш главный бухгалтер тоже не сочла нужным перчить строгому представителю власти. Но потом ещё долго заливалась чистым девичьим смехом, хотя лет ей было уже немало. Сумел налоговый специалист поднять настроение. Этот акт растиражировали и подшили к копии каждого изъятого документа. Казалось бы, всё. Теперь только бы аудитор при проверке не лопнул от смеха. Но история на этом не закончилась.
   Прошло месяца два-три. Уже под Новый год я услышал из раскрытой двери бухгалтерии примерно такой разговор. "Я майор налоговой полиции такой-то. Мне необходимо изъять все документы, связанные с ОАО "Лабеан" из Нарьян-Мара. Послезавтра будет суд. Нам нужно предоставить туда накладные и счета", - говорил незнакомый голос. "Сейчас найдём в архиве", - это уже голос бухгалтера по реализации. Не правда ли, что-то знакомое? Уж, не заразился ли я дежавю? Захожу в кабинет. Там уютно расположился в кресле приятный молодой человек с тоненькой папочкой. Я со своей историей о первом изъятии несколько его ошарашил. Стали рассматривать папки "Реализации". Майор буквально потерялся. Он начал отзваниваться своему начальству. В тиши бухгалтерии отчётливо слышны были его лаконичные ответы на поставленные трубкой вопросы: "Уже приходили. Капитан Х. В октябре. Потерял. Мудак! Что делать?" В конце концов, майор решил произвести изъятие копий. Их ещё раз растиражировали. Составили новый акт. Теперь его уже вполне грамотно на компьютере набрал продвинутый налоговик, а папки "реализации" пополнились ещё одной бумажкой.
   Спустя какое-то время, встретившись с Галкой, я спросил у неё, чем дело закончилось с Нарьян-Марским ОАО. Она не могла скрыть своего раздражения. "Конечно же, суд не принял копии документов. А куда делись оригиналы, никто не знает". Оказалось, что первый наш изъятчик уже давно был переведён с повышением куда-то в Подмосковье, и он оттуда ничего не поясняет. Это не за отношение капитана к русскому языку туда его перевели, а только волею высокопоставленного папашки. "И с ТАКИМИ людьми приходится служить!" - посетовала Галя. Сейчас она работает главным бухгалтером частного предприятия, но иногда во сне приходит к ней кошмар по делу ОАО "Лабеан", название которого так и хочется прочитать задом наперёд.
  
   История, которую извлёк из закромов памяти следующий участник вынужденного рождественского застолья, носила очень длинное название
  

ПОВЕСТЬ О ТОМ, КАК ПОССОРИЛИСЬ ИСЛЯМ ХУСНУТТДИНОВИЧ С РОМАНОМ ВАЛЕРЬИЧЕМ

(подарок девятый)

  
   Года два назад, когда мой приятель Ромка преподавал в лицее информатику, случилась эта знаменательная ссора. В числе педагогов служил вместе с ним и наш общий знакомый, и, даже можно сказать, друг Салеев Ислям Хуснуттдинович. Славик (так его в простонародье зовут) - электронщик от бога. Одна комната в его квартире превращена в мастерскую. Когда приходишь к нему в гости, поражаешься немереному количеству системников, мониторов, факсов, видеокамер, радиотелефонов, копиров, которые рассредоточены по полу его знаменитого логова. Часть из них дожидается благодарных клиентов, гордясь своей отремонтированностью, а другая гипнотизирует взгляд нарядными южно-азиатскими внутренностями.
   Салеев по жизни самоучка. Про себя он сам говорит, что по началу "бросался с вилами на танки", покуда не пришёл нюх и знания. Славику недавно стукнул полтинник и, похоже, он уже окончательно осел на преподавательской работе, а ремонтом занимается для души. Девчоночий контингент лицея обожает своего преподавателя до умопомрачения. А он в ответ на такую любовь называет их "мои птенчики". Появление в учебном заведении Романа несколько охладило девичий пыл к Вячеславу Константиновичу (именно так учащиеся обращались к Салееву). Ещё бы - тут такой молодой преподаватель появился, чем-то напоминающий молодого Есенина. Где-то подспудно в душе Славика зрела ревность к молодому коллеге. Но, тем не менее, преподаватели жили дружно и весело, пока однажды директриса лицея не пришла к Салееву на занятие с инспекцией.
   Когда пара закончилась, руководительница затребовала у преподавателя учебный план. Славик, надвинув поглубже свои очки, через которые можно было рассмотреть даже самую тонюсенькую дорожку на печатном монтаже, принялся рыться в документации. Планы будто корова языком слизала. Он точно помнил, что только накануне обновил все свои бесчисленные преподавательские бумажки.
   По натуре Славик человек рассеянный, когда дело не касается его любимого дела. Понятно, что составление учебных планов ни одному здравомыслящему человеку нельзя определить в разряд любимых дел. Наверное, он сам куда-то эти бумажки и засунул. Но Салеев не хотел в это верить, как не желает не очень молодой человек смириться с прогрессирующим склерозом. Поэтому в перерыве между занятиями он спустил "полкана" на Ромку, обвиняя его в том, что тот взял Славкины планы для написания своих и не вернул. Ромка отказывался наотрез. Салеев всё сильнее распалялся и начал швырять бумаги, которые обнаружились под рукой, в лицо молодому коллеге. Роман не остался безучастным к такому к себе отношению. Он также зафинтелил три толстенных папки в Салеева.
   Скоро по преподавательской кружились бумажные птицы, исписанные текстами программ на Паскале, структурными схемами, объяснительными, докладными записками и прочей мурой. Стоя по колено в сугробе из документов Салеев орал: "Утащил мои планы, Рабинович, этакий!" В данном контексте Рабинович - страшное ругательство, но иногда эта фамилия в Славкиных устах приятно ласкает слух, такой уж он непредсказуемый человек. "От тебя и снега-то зимой не допросишься", - продолжал свою гневную тираду Салеев. Ромку разрывала обида от несправедливых обвинений. Он буквально вылетел из преподавательской и затерялся в коридорах лицея, надеясь подавить свои оскорблённые чувства.
   Но даже вечером дома Ромка не мог прийти в себя. Больше всего его обидела фраза о снеге. "Это от меня ничего не дождёшься? - думал он, - А вот посмотрим..." С утра, встав пораньше, Роман взял ведро и отправился за дом (он живёт в частных владениях) с подветренной стороны, где набил ведро чистейшим первосортным снегом. Отнести ведро в лицей и поставить на стол преподавателя в кабинете, где Салеев проводил первую пару, труда не составило. Поверх снежного холмика Ромка присобачил записку: "ИХ Салееву!". После чего гордо удалился в лаборантскую.
   Когда прозвенел звонок, шум возле аудитории не смолк. Занятие не начиналось. Ромка слышал это явственно. Растолкав девиц возле двери, он протиснулся в аудиторию. Над его, Ромика, заснеженным ведром тихо умирал раскрасневшийся Славка, который мог выдавить из себя только: "Ну, Рабинович!". Это уже в положительном контексте.
   А занятие всё же состоялось, но началось оно на 15 минут позже по той простой причине, что Салеевские великолепные очки потеряли свою исключительную зоркость от слёз, нахлынувших на их хозяина в приступе смеха. О том, как состоялось замирение двух преподавателей в конце рабочего дня, я рассказывать не буду. Это совсем другая история, полная пивных разводов на импровизированной скатерти из шторы и учебных планов, заляпанных селёдкой.
  
   И снова эстафета перешла к кому-то из шофёрского племени.
  

СИНДРОМ ХОЗЯИНА ТАЙГИ

(подарок десятый)

   Вот вы, когда-нибудь моральных уродов видели? Я тоже немало повидал. Но такого отпетого, как в ту поездку, что-то больше и не припомню. Это сейчас мне смешно, а тогда просто терпения не хватало. Не буду вас интриговать, расскажу всё, как было, ну, разве что приукрашу слегка. Представьте себе, зимник, конец декабря. Метель наяривает поперёк колеи. А по зимнику этому мы с напарником на фурах тащимся. Из Усинска выехали раненько, в центральные, так сказать, районы России устремились. За каким-то товаром, не помню точно.
   Заночевать решили в Ухте. Город всё-таки. Там и гостиница и ужин человеческий. А назавтра с утра - нормальная дорога. Езжай - не хочу. Так всегда удобней в дальних рейсах, чтобы сперва все трудности преодолеть, а потом по нормальной трассе, педаль до пола давить и катить себе в удовольствие. В самом начале какого-то смешного канадца подвозили. Он до Усадора с нами увязался. Не знаю, что ему там нужно было. Только всю дорогу канадец щебетал без умолку, а про цель поездки ничего вразумительного не сказал. Оказалось, что попутчик наш - буровой мастер с явными признаками смещённого центра тяжести в районе фирменной кепки с забавными накладными ушками из синтепона.
   Очень этот заморский гость мне смесь плюшевого медвежонка с покемоном напоминал. Да, а ещё попутчик сильно космических пришельцев уважал. Всё нам про них с жутким акцентом объяснил, про свои встречи с гуманоидами на благодатной Коми-земле и контакты свои инопланетные внутри иноземной "тарелки". Даже фотографии показывал. Вот, дескать, я стою возле буровой, а вот - гуманоид инопланетный во всей красе.
   Я долго соображал, на кого инопланетянин со снимка похож. Потом понял. На нашего сторожа Семёныча с автобазы, когда он на рога встать приготовился. К бабке не ходи! Я и сообщил об этом открытии, не таясь. Канадец на меня отчего-то обиделся и соскочил раньше времени. Сказал, что ему срочно телепнули по эфиру космическому, будто ФСБ засёк их с гуманоидами тусовочное место. Теперь, значит, будут явку менять. С Семёныча станется. Ему по фигу, что за явка - лишь бы наливали. Тот ещё гуманоид.
   Такое вот удивительное начало пути предвещало дальнейшие приключения. Старая примета, не обманула. Подъезжаем к Каджерому. Там железнодорожный переезд перед посёлком, знать должны. Уже темнеть стало. Мы фары включили, ни о чём худом не думая. А с другой стороны путей УАЗ-ик стоит как-то уж очень вполоборота. Подумалось ещё, не влетел ли он в аварию. Я машину поздно заметил, и свет с дальнего на ближний переключил с задержкой. Такое бывает со всеми, особенно после утомительной дороги по зимнику.
   Когда моя фура мимо УАЗика проследовала, из него вылезло некое подобие офицера в валенках, полушубке и ушанке с кокардой. Это существо, грозило мне кулаком, орало что-то на своём казённом диалекте "с картинками" и вдруг принялось чудить. Я даже остановился от неожиданности. Офицер улёгся рядом со своей машиной поперёк дороги таким замысловатым образом, что моему напарнику никак было не проехать через железнодорожные пути. Странный субъект будто бы решил поиграть с проходящими поездами в Нюру Каренину или первого президента, исполнившего своё предвыборное обещание.
   Одновременно мы с напарником вылезли из своих КАМАЗов, и подошли, с разных сторон к выпавшему в осадок мужику. Я подумал, что он сильно выпил и не может подняться, но оказался прав только наполовину. Офицер действительно был жутко пьян, но подняться мог, что незамедлительно и продемонстрировал. Он вскочил на ноги, извлёк откуда-то из недр своего полушубка пистолет Макарова и стал чертить им в воздухе магические фигуры, будто волшебной палочкой.
   Заклинания, которые произносил при этом таёжный маг и кудесник передать попросту, невозможно, потому что в его словах слишком много было волшебных символов, воспроизвести которые я не берусь. Собственно говоря, смысл обвинительной речи военного чародея сводился к следующему. Отдыхал он, начальник Каджеромской колонии строгого режима, после напряжённого трудового дня в своём служебном УАЗике, поскольку от усталости, внезапно перестал управлять автомобилем. А тут эта подлая шоферня отвратительным дальним светом потревожила сон одинокого путника и разбудила в нём зверя лютого и злопамятного.
   И вот теперь не даст, доблестный потомок Андропова ворогам нездешним проходу и проезду, пока не извинятся они с таким изыском, которого пьяный ум ещё не придумал. Вот к утру, пожалуй, он и выдвинет свои условия, а пока тормозите, где стоите и ждите, покуда благодетель местный не соизволит пропустить фуры через границы своей вотчины. Вот так! Купец куражливый - просто фу ты ну ты.
   Ни в какие переговоры начальник спецучреждения вступать не желал и вся басня. Одна только правда действовала в здешних местах, и вы, наверняка догадались, чья. Попробовал напарник мой проскочить мимо начальника колонии, пока тот на ногах стоял. Да не вышло. Успел последний своим белым полушубком весь креозот со шпал вычистить. Лежит себе на путях и орёт дурным голосом: "Пусть меня лучше скорый поезд дальнего следования переедет, чем пропущу я без покаяния залётных фраеров!"
   Президент прежний только грозился голову под поезд угнездить, а этот и в самом деле на рельсы лёг и даже ширинку распахнул на три четверти дюйма от полноты нахлынувших чувств. Только вот про скорый поезд современный праправнук Карениной зря так громко излагал. Тут он, конечно, лукавил. Знал, подлец, что составов железнодорожных в ближайший час не ожидается. Да и видно ему хорошо автоматический шлагбаум, который кверху нос задрал, - чего же не валяться, раз душа просит.
   Только нам-то с напарником никак это не с руки. Мы же в Ухту планировали к вечеру доехать. Если ночевать в посёлке, то можно и на одной машине туда подъехать, но опять возникает проблема с преодолением переезда пешим порядком в виду и в зоне обстрела орудий неприятеля. И как к тому же вторую фуру оставить? Мало ли этому здешнему чародею блажь в голову придёт навести порчу на технику. Так и стоим на переезде с двух сторон в непонятках. Что-то около часа прошло. Офицер замёрз на рельсах валяться и к себе в апартаменты в УАЗике удалился. Наступило затишье. Воспользовавшись этим, я тихонечко подобрался к "козлику" и в окно заглянул.
   Спит болезный наш "кум", от храпа даже стёкла дрожат. Самое время обойти препятствие. Рванул напарник под шлагбаум по моему сигналу и проскочил опасное место. Вовремя, нужно отметить, поскольку товарняк с углём следом за этим проследовал в Череповец. От грохота локомотива пробудился обиженный на нас офицер и вслед нашим фурам что-то заорал не очень благозвучное, с ужасным хохотом. И даже выстрелил, по-моему, в воздух для большей значительности. Приехали мы в посёлок, в магазине сигарет купили и дальше двинулись.
   На окраине посёлка тормозят нас ГАИшники патрульные. Оказалось, что начальник колонии уже успел им по радио передать приказ: "Задержать этих уродов на фурах до моего полного протрезвления!" Ребята не такими отморозками оказались. Пропустили машины беспрепятственно. А нам объяснили, что все поселковые давно от проделок "хозяина тайги" стонут. Он себя возомнил владельцем всех здешних мест, куражится, будто миллионщик, по пьяному делу. "Но вы езжайте спокойно, - сказали они. - Если прорвали его оборону, то теперь можете не опасаться. Видно, крепко пьян наш "кум", если преследовать даже не пытался. Завтра и не вспомнит ничего".
   Вот такое у меня приключилась рандеву с моральным уродом без поправки на ветер. Больше я его не встречал. То ли Бог миловал, то ли уволили его в запас, то ли на повышение пошёл. А что, у нас в стране недобитого тоталитаризма, такие кадровые продвижения запросто происходят. Я валяюсь в этих декорациях!
  
   Напарник говорившего усмехнулся и продолжил...
  

БЫЧОК С ПРИЦЕПОМ

(подарок одиннадцатый)

   Вот вы, говорите, что чудес разных и всяческих не бывает на свете. Дескать, всё заранее выверено, согласовано, утверждено. Но, знаете, дорогие мои Фомы неверующие, всяко у меня бывало в жизни. И рак свистел на горе, и дождичек в четверг поливал так, что на тягаче не проехать по лужам. Вот принцессы мне не встречались, врать не стану. Так, всё больше шалашовки подстилочные да подруги фартовых дяденек в законе. Но речь-то не о том веду.
   Я про судьбу хочу рассказать, которую не купить, не продать никак невозможно. Что тебе Господом дадено, от того никак не скрыться. И если фитиль в подхвостице уже палёным запах и кажется, что никакого сладу с обстоятельствами нету, тут-то тебе чудо и приходит на помощь.
   Это уже после Михаила Перестройкина случилось. Закрыли экспедицию, к которой наша автоколонна была приписана. А куда водителю в маленьком посёлке деваться? Работы, сами понимаете, нет. Переучивать никто не желает. Да, и на кого переучиваться, куда податься? На шахту нашу нефтяную в Войвоже? Так туда уже очередь записана на несколько лет вперёд. Там молодых ждут, а не таких, как я, с побитой молью лысиной.
   И тут случай подвернулся знатный. Какой-то родственник жены в МЧС устроился. Он-то мне и предложил в нашей поселковой пожарной команде поработать. Только вот водители простые им и вовсе не нужны, поскольку в штате народу меньше самого малого минимума. Поэтому изволь, новый боец МЧС, быть универсалом. И пожарником, и спасателем на нефтяных объектах, и водителем всевозможных видов транспорта, и медбратом, и сестрой милосердия (если что!).
   Времени на обучение было предостаточно, поскольку в посёлке нашем чрезвычайных ситуаций не так уж и много. Научился я с брандспойтом управляться, дышать в дымозащитном костюме, горящую нефть тушить. Вскоре и случай подвернулся, чтобы на практике навыки мои проверить. Тот самый случай! Дело зимой было, поскольку снег лежал знатный. Да и не жарко на улице. Угадали, именно в канун Новогодней ночи.
   Вызвали нас под вечер на пожар. Нет, не такой серьёзный, как ты подумал. Горели хозяйственные постройки у одной местной бабки. Она скотину кормила и по неосторожности подпалила сено керосиновой лампой. Бабуля, нужно сказать, боевая была - успела кур и свиней на улицу выгнать, пока не разгорелось. А когда за бычком идти наладилась (он у неё в отдельном хлеву на постой определён был), глядь, а там уже крыша полыхает. Хорошо, соседи на пульт МЧС позвонить успели.
   Приехала наша аварийка пожарная на место, осмотрелись мы. В общем, не пожар, а плёвое дело. Да только вот закавыка с бычком. Плачет старушка жалобно так: "Не оставьте меня, ребятушки, сиротинкою! Спасите касатика моего. Кормильца Борюшку". Тогда всех бычков-кормильцев у нас в посёлке Борьками называли, даром, что никто из них на танк залезть так и не удосужился.
   Однако отвлёкся я. Итак, горит хлев, а там внутри бычок пропадает. В этой ситуации выбора у нас не было. Если женщина просит, изволь в горящий хлев идти. Только вот кому конкретно? Бросили на пальцах. Выпало мне. Одел я дыхательную маску, костюм термостойкий одел, да и в огонь бросился, будто Гастелло на танки. А проверить компрессор сдуру забыл. Но сначала-то ничего не почувствовал.
   Бычка в сарае сразу увидел. Он на полу лежал. Там снизу свежий воздух подсасывало, Борька им и дышал. А стоит приподнять голову - сразу угарного газа нахватаешься, и здрасьте вам, извольте бриться, можно на вскрытие не носить. И так понятно, что отравление вездесущим CO.
   Бычок лежал как-то странно. Будто самурай перед сепукой своему японскому богу молится. Задние ноги скрещены, зад приподнят, морда на земляном полу соплями брызжет. Я схватил Борьку за рога, и поднять попытался. Ну, чтоб он на ноги встал. Но тот, хоть и молодой, но тяжеленный - не могу его пошевелить. А бычку уже, вроде, и не к чему спасаться. Глаза у него печальные, слёзы из них катятся. Всё ясно - с жизнью прощается, со своей старушкой заботливой, с пастбищем поселковым, с надоедливым северным гнусом.
   Такое тут меня зло взяло, что я покрыл Бориса Николаевича многоэтажной матовостью с ног до кончиков рогов и дёрнул животное, что было сил. Бычок приподниматься начал, но снова на колени рухнул. А я уже ничего сделать не могу, поскольку сил много потратил. Да тут ещё, чувствую, воздух плохо в дыхательный аппарат поступает. Задыхаюсь. Выходит, клапан не до конца открыт. А как ребятам крикнуть, чтобы исправили, когда шум от пламени такой, что себя не слышно? Конечно, если лечь и не двигаться, то такого притока воздуха вполне хватит. А если бычка поднимать?
   Тут балки прогоревшие с крыши начали падать со свистом и шипением. Пора на улицу бежать. И чёрт с ним, с тем Борькой. Самому бы уцелеть. Но сил никаких нету. Пройти всего шагов 8 нужно, а не могу. Дышать совсем плохо. Принял я решение нестандартное. Так, от безысходности больше, чем от великого ума. Если бычку возле пола дышится неплохо, то и мне там воздуха хватит. Снял маску и к Борьке под дымящийся бочок пристроился.
   Лежим мы так вдвоём, два млекопитающих. Каждый про своё думает. Он всё про травку летнюю за посёлком и коров, которых ещё и не покрыл не разу. Горько производителю осознавать свою никчёмность, плачет Борис. А я семью вспоминаю: сыновей, жену, отца-покойника, царствие ему небесное. Уже со всеми распрощаться успел, да тут про заначку вспомнил. Лежит у меня заначка в коробке из-под старых ботинок, мятыми газетами замаскированная. Вот, думаю, начнут без меня дома уборку делать и выбросят коробку вместе с деньгами. Нельзя никак этого допустить. На эти деньги раньше полмашины купить можно было! Да и теперь - не меньше ящика водки!
   Потихоньку соображать начал. Вспомнил историю, которую отец ещё в детстве рассказывал со слов своего отца, моего деда, стало быть. Дед, тогда ещё не раскулаченный, жил в Тамбовской губернии. И у них в селе частенько поджоги случались. Так вот, дед отцу рассказал, что во время пожара быки и коровы ведут себя неадекватно. Падают на колени, спастись не пытаются. И вот, дескать, мужики местные, чтобы скотину выручить, хвост ей ломают... Вспомнилось, как отец смеялся, когда я спросил, что быки делают со сломанным хвостом. "Ну, про это тебе лучше не знать, сынок!" - отец возник из памяти с улыбкой. А потом внезапно переменился и закричал: "Попробуй! Попробуй, Лёха!"
   С трудом я соображал, где явь, а где галлюцинации. Но понял, что сломать бычку хвост - мой единственный шанс на спасение. Перевернулся я, схватил Борьку за позвонки, не уместившиеся в его туше и, передавив у самого основания, резко дёрнул. Всё дальнейшее произошло в считанные секунды. Я только успел увидеть, как ноги у Борьки распрямляются, а дальше - множественные ушибы со всех сторон, раскалённый воздух, невероятно холодный снег, удар, отключка.
   Пришёл в себя на больничной койке. Там мне и рассказали, что же произошло. Люди, которые пытались потушить пожар снаружи, уже и не чаяли увидеть меня живым. Бабка голосила, что она только в моей смерти виновата и неистово молилась в небеса. И вдруг - будто танк по горящему хлеву проехал. Из огня и дыма возникла странная фигура бычка с прицепом, которая снесла стену и со скоростью курьерского поезда унеслась в сторону леса, вздымая снежные волны, какие обычно сопровождают глиссер на летней воде. В том глиссере я пассажиром был, как вы понял. Уж, не знаю как, но бычок подпаленный проволок неодушевлённого меня метров примерно сто, пока в дерево не припечатал. И что характерно, не любят коровы и быки, соответственно, по глубокому снегу ходить. А Борька нёсся, будто ему хвост в дверях прищемили. Да, собственно, почти так оно и было.
   Только теперь начинаешь понимать всю глубину и многоплановость языковых форм. Лежал я в больнице недолго. Никаких особенных повреждений у меня не нашли, если не считать десяток ссадин на заднице и трёх сломанных рёбер (это уже на финише Борька мною об берёзу затормозил).
   А что с бычком стало? Так и ему почти ничего не сделалось. Слегка только шкуру подпалил Борис, как его тёзка на коммунистах в 96-ом году. Он потом от такого стресса долго на тёлок смотреть не мог. Сперва думали, что импотентом производитель стал на нервной почве. Но потом ничего, оклемался - покрывал всё, что навозом пахнет, с нашим удовольствием. На меня только плохо реагировал при встрече. Морду строил и боднуть норовил, дурак. Всё хвост свой сломанный простить не мог. А зачем нормальному бычку хвост, если разобраться? Он же не собака. Главное, что все остальные достоинства на месте.
  
   Последним слово держал бывалый лётчик из-за Уральского хребта. Как и почему он оказался в этих краях, никто не знал. А спрашивать на Севере не принято. Сам расскажет, если сочтёт нужным. Бывалый выпил, прикусил в удовольствие желтоватый от никотина ус и поведал собравшимся историю, которую автор этих строк непременно назвал бы
  

МЕЖДУНАРОДНАЯ АРКТИЧЕСКАЯ ВАЛЮТА, если бы ему позволили

(подарок двенадцатый)

   В последнее время, когда количество и регулярность полётов из Норильского аэропорта стали стремительно впадать в детство, то есть - в состояние времён создания Гражданской авиации, причём, без тенденции к явному улучшению, специальная авиатехника перестала служить по назначению. Чебурашистые АН-74 прекратили заниматься ледовой разведкой, поскольку регулярный Северный Морской Путь силами новых министров-капиталистов разорвали так же просто, как перерезают алую ленточку при открытии очередного американизированной кафешки "Макдональдс", пропагандирующей безопасные виды гастритов, которые успешно залечиваются новыми видами антибиотиков с минимальным количеством вредных побочных эффектов, не требующих оперативного вмешательства.
   Ни к чему России содержать круглогодично такую недешёвую трассу во льдах. Гораздо проще её закрыть. А техника? А люди, которые обслуживали проводки караванов от Мурманска до Певека? Правительству об этом думать некогда, им нужно побыстрей да понезаметней бюджетные средства, выделенные на последний сезон СевМорПути, по оффшорным копилкам заныкать, чтоб надоедливый Степашин ничего в своей Счётной Палате не понял и КОМУ СЛЕДУЕТ, не доложил.
   Итак, стоят себе АН-74 из группы ледовой разведки без дела, заказов нет никаких, экипажи от безделья спиваться начинают. И тут не известно, правда, по чьей инициативе зазвучала такая тема - иностранных граждан за большие деньги на Северный Полюс катать. Как раз АН-74 машина для посадки на льдины предназначенная, лёгкая, маневренная. Заключили договоры с туристическими фирмами. Стали забугровские обыватели из числа не бедных в Норильск периодически прибывать, да на пуп Земли ездить. Фотографируются там, флажки ставят, в футбол играют и ржут без причины - ну, чисто дети малые.
   А нашим лётчикам всё фиолетово... то есть, эти забавы импортных иноземных заказчиков им индифферентны, а восторг свинячий по-доброму не понятен. Поначалу, вроде как, удивлялись авиаторы немного их лёгкому и светлому отношению к жизни. От вида чистого снега океанского, например, европейские пенсионеры обоего пола визжали и теряли способность трезво мыслить. Но это только в первые заезды поражались наши полярные асы. А потом - члены экипажа с туристами попросту стали вести себя, как воспитатели младшей группы детского сада со своими подопечными.
   Так вот, рейсы такие Арктические приключались не совсем, уж, и часто, но на хлеб с маслом экипажам и технарям хватало. Да ещё - на икру разнообразную лицам из местной администрации, да на обучение в Сорбоннах - Йелях детям, племянникам, двоюродным кузенам по линии жены от второго брака членов правительства РФ, да на содержание персонала казино, принадлежащего одному МАЛОИЗВЕСТНОМУ олигарху ... из бывших.
   В один из таких полярных рейсов повезли наши лётчики на СП команду канадских туристов. Это были, самые что ни на есть, настоящие туристы. С рюкзаками, лыжами и огромным желанием проехаться на них по паковым льдам в районе своей родины. То есть, сначала их по сложившемуся обычаю везли на полюс, а потом подбрасывали до Баффиновой земли (это уже территория Канады). Оттуда они сами планировали до материка добраться.
   Дело важности государственной, поэтому все визовые формальности лётному составу спроворили мухой. Никто из экипажа даже не успел ничего сообразить, как уже занимал места в пилотской кабине с новенькими загранпаспортами в новеньких же кожанах с утеплением (им эту спецодежду временно на один полёт выдали под расписку, чтобы поразить иностранных гостей выправкой и техногенностью наших лётчиков). Северный Полюс встретил путешественников солнечным сиянием. Канадцы долго фотографировались. Надев лыжи, даже кругосветный забег устроили.
   Часа через полтора погрузились и вылетели к неизведанной Баффиновой земле. Дело в начале мая было, поэтому в этих краях долго не темнело. Прилетели ещё засветло в нужную точку. Подсели на большую льдину, двигатели заглушили. Канадцы принялись свой скарб из самолёта выгружать, а экипаж почти в полном составе пошёл поразмяться. Интересно всё-таки потоптать иностранное государство, хоть и необитаемую его часть. Процесс выгрузки уже к концу подходил, когда штурман закричал: "Мужики, скорей сюда! Такого вы ещё не видели никогда".
   Прибежали мужики. Смотрят, что же это штурман углядел во льдах. А там действительно такая картина открылась, что впору в "Очевидное-невероятное" письмо писать. Штурман стоит на совершенно гладком участке льда, с которого весь снег выдуло. Участок примерно с сотку величиной. Лёд на всю глубину просматривается, такой чистый и таинственный. Картина, конечно, замечательная, но не это главное. Главное вот в чём: на глубине примерно с метр в середине этой ледовой поляны виден вмёрзший червонец советского разлива, ядовито червонного цвета с Ильичём в изголовье. Сначала глазам своим никто не поверил. Действительно, откуда в Канаде вдалеке от авиационных и морских трасс образовалось это детище Гознака?
   Механик прилёг на льдину и попытался поближе рассмотреть таинственный красный предмет. Сомнений нет. Червонец это. Вон, даже Ильич кепку снял и подмигнул хитро. Экипаж, наплевав на план полётный, решил выручать нашу родную советскую купюру любой ценой. Притащили из самолёта ломы, пешни, мотопилу. В Полярных вылетах этот реквизит всегда с собой. Приступили к эвакуации. Работать пришлось не щадя сил, поскольку солнце садиться надумало. Канадцам-то что, они палатки уже поставили, чай нагрели. Им спешить некуда, с утра выйти планируют.
   А у нашей пилотни вот-вот пролётная виза кончится. Того и гляди, международный скандал начнётся. Но сноровка ветеранов и сила молодёжи сделали своё дело. Вскоре перед ногами экипажа лежал ледяной кубик, напоминающий аквариум, в котором спал в анабиозе вождь мирового пролетариата. Во время полёта купюру любовно оттаяли теплом человеческих рук и положили на просушку поближе к печке.
   Когда самолёт приземлился в Норильске, Ленин выглядел, как свеженапечатанный. Его торжественно внесли в штурманскую и устроили послеполётную встречу вождю с его непутёвым народом из невеликого числа ещё не отбывших домой - ночь уже-таки на аэродроме была. Распитие спиртосодержащих продуктов приурочили к возвращению пролетарского вождя (хотя и в виде собственного бюста, оттиснутого на бумаге с водяными знаками) на историческую родину и освобождением оного из ледового плена. Чем не спасение "Красина"?
   В процессе праздничных мероприятий сами собой возникли споры, каким образом наш возлюбленный "чирик" проник на северные территории Канады. Предположений была масса, начиная с того, что ещё в советские времена какой-нибудь бородатый учёный с СП-25 обронил купюру в процессе расчёта с буфетчицей на Диксоне, когда экспедиция подошла к концу. И её, купюру эту, достаточно любимого советским народом номинала, унесло попутным ветром в сторону заграницы.
   Другая, не менее замечательная, версия, предполагала утерю означенной купюры кем-то из киносъёмочной группы мирового бестселлера "Красная палатка", когда во льды завезли армянский коньяк для поддержания душевного тепла. Так или иначе, но истина осталась непознанной, а червонец украсил штурманскую в одной рамке с фотографией экипажа на Северном Полюсе и незатейливой надписью "Международная Арктическая валюта, имеет хождение в высоких широтах".
  
   Никто из присутствующих уже не обратил внимания на тот факт, что время действия этой истории никак не укладывалось в Рождественские рамки, ибо за разговорами ночь прошла...
  
   Ближе к утру метель улеглась. Выглянуло зимнее Приполярное солнце, в это время года, напоминавшее желток яйца, разбитого всмятку морозом. Механик запустил дизель. Сразу же заронил, запереливался обертонами коротковолновый диапазон эфира. Спустя несколько минут диспетчер вертолётной площадки вышел на связь, и по гостинице разнеслось праздничное сообщение от службы АЭРОМЕТ, что фактическая видимость "миллион на миллион", прогноз по трассе благоприятный. Пора было вылетать.
  
   Одинокая карликовая ель в банке из-под болгарского ассорти времён доперестроечного изобилия шелестела на сквозняке вырезками из газеты "Спид-инфо".
   Когда диспетчер, выпустив "борт", заглянул в комнату, которую ночью населяли собой двенадцать мужчин, то обнаружил там вязаный носок с банкой тушёнки, пачкой чая и фляжкой, полной спирта, внутри...
   Рождество наступило. Оно имеет обыкновение приходить даже в такие малообитаемые места.


Популярное на LitNet.com Д.Деев "Я – другой 4"(ЛитРПГ) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"