Яворская Елена Валерьевна: другие произведения.

Непокоренные

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Агитки - необычные графические подписи Глава из книги "Орел в годы Великой Отечественной войны". Книга вышла в 2010 году в издательстве "Орлик".

  НЕПОКОРЕННЫЕ
  
   Везде встречали нас известия,
   Как, все растаптывая в мире,
   Командовали эти бестии,
   Насилуя и дебоширя...
   Б. Пастернак
  
  22 месяца оккупации... Без малого - два года.
   В Орле, как и везде на оккупированной территории, устанавливался фашистский "новый порядок", поддерживаемый силовыми методами.
   Лаконично, с поразительным цинизмом принципы, которыми должны были руководствоваться строители "Третьего рейха", отражены в памятке, которую вручали солдатам и офицерам вермахта, воевавшим на Восточном фронте: "...убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик, убивай, этим ты спасешь от гибели себя, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься на века".
   Как правило, планы установления "нового порядка" для оккупированных европейских стран разрабатывались уже по завершении агрессии. Но планы, определявшие будущее Советского Союза, Берлин начал разрабатывать задолго до завершения подготовки к "войне на Востоке". Зимой и весной 1941 года Гитлер озвучил эти планы в речах перед командованием вермахта: война против СССР должна быть "полной противоположностью нормальной войне на Западе и Севере Европы"; в ней предусматривается "тотальное разрушение" и "уничтожение России как государства". Пытаясь подвести под эти человеконенавистнические замыслы идейную базу, Гитлер объявил, что война против СССР будет "войной двух идеологий", поэтому вести ее нужно будет "с применением жесточайшего насилия".
   Высшее командование вермахта весной 1941 года издало целый ряд приказов и распоряжений, в которых войскам предписывалось безжалостно истреблять не только красноармейцев, но и мирных советских граждан.
  28 апреля 1941 года главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. Браухич издал приказ о порядке использования полиции безопасности и СД в соединениях сухопутных войск. В нем военачальникам групп армий, предназначавшихся для нападения на СССР, предписывалось тесно сотрудничать со сформированными в Германии для осуществления террора против местного населения четырьмя карательными отрядами (эйнзатцгруппами СД).
  13 мая 1941 года начальник штаба ОКВ генерал-фельдмаршал В. Кейтель подписал подготовленное генеральным штабом сухопутных войск распоряжение "О военной подсудности и районе "Барбаросса" и особых полномочиях войск", согласно которому немецкие солдаты и офицеры заранее были освобождены от ответственности за свои будущие преступления на оккупированной советской территории. Требовалось быть безжалостными по отношению к мирным советским гражданам; разрешалось чинить расправы без суда и следствия в случае проявления враждебности и неповиновения.
  Небольшая цитата: "...Войск, предназначенных для обеспечения безопасности завоеванных восточных областей, при большой протяженности этих пространств, хватит только в том случае, если любое сопротивление будет подавлено. <...> Командиры должны поддерживать безопасность и порядок на своей территории... путем применения драконовских мер".
  19 мая появился еще один нормативный документ штаба ОКВ - "Руководящие указания о поведении войск в России". В них немецким солдатам предписывалось прибегать к "беспощадным и решительным действиям против большевистских подстрекателей, партизан, саботажников, евреев и подавлять любую попытку активного или пассивного сопротивления". Были и другие документы такого же рода, легализующие беззаконие.
  Еще в марте 1941 года в Берлине начал работу "Экономический штаб особого назначения Ольденбург", который разрабатывал подробные планы использования советской промышленности и сельского хозяйства в интересах наращивания военной мощи Германии. Эти планы перед нападением на СССР были опубликованы в так называемой "Зеленой папке" и стали для немецких оккупационных властей руководством к действию в экономической сфере.
  Политическое и военное руководство Германии рассчитывало, что в результате выполнения этих распоряжений будет уничтожена наиболее активная часть населения, прочие - превращены в рабов либо оттеснены за Урал. Уничтожению подлежали целые народы из числа населявших СССР, численность других планировалось значительно сократить. Гитлеровское руководство считало, что после быстрого разгрома Красной Армии можно будет беспрепятственно приступить к "освоению" захваченной территории.
  Планами расчленения СССР и установления на его территории германского правления по поручению Гитлера с апреля 1941 года занялся начальник внешнеполитического управления нацистской партии А. Розенберг.
  После начала "войны на Востоке" работу над генеральным планом "Ост", определявшим судьбу покоренных народов и порядок заселения захваченных территорий немцами, возглавил рейхсфюрер СС Г. Гиммлер. Разработчики плана исходили из положения, что без ослабления разными способами либо без полного уничтожения "биологической силы русского народа" установить германское господство в Европе будет невозможно, поэтому необходимо "разгромить русских как народ, разобщить их".
  Реализация планов и инструкций осуществлялась с невероятной жестокостью. Против мирного населения широко применялись карательные меры. Отказ выйти на работу рассматривался как саботаж, направленный против "доблестной германской армии"; карой зачастую была смерть. Осуществлялись массовый угон советских людей на работу в Германию, ограбление оккупированных территорий. Кроме прямых репрессивных мер, против населения оккупированных территорий применялись косвенные - в условиях голода, отсутствия медицинской помощи распространялись инфекционные болезни, уносившие жизни людей.
  За 22 месяца Орел познал все ужасы оккупационного режима.
  Органом местной власти в Орле стала городская управа ("Орловское городское самоуправление") с отделами и подотделами, от имени которой обнародовали распоряжение: все жители города обязаны подчиняться военным властям и их солдатам. Во главе управы стоял бургомистр, который подчинялся гарнизонному коменданту Орла. Бургомистром Орла стал некий Шалимов, в марте 1942 году его сменил Старов. Кадры для управы вербовались из лояльных к немцам местных предателей, проходивших жесткую проверку. В каждом из трех городских районов действовал полицейский участок.
  Военным комендантом и командующим Орловским административным округом Орла был назначен генерал Хамман (Гаман, Гаманн), последовательный проводник "нового порядка" на подконтрольной ему территории.
  Орел - прифронтовой город - был опоясан двумя линиями оборонительных сооружений, находившихся под усиленной охраной оккупантов (20 специальных батальонов). "Зона внутренней безопасности" охватывала территорию в радиусе 20 км. Город и подходы к нему были перекрыты многочисленными жандармскими и полицейскими постами. Оккупационная администрация, окружные и полевые комендатуры установили строжайший контроль за передвижением местного населения. Действовала система специальных пропусков. В одном из приказов Хамман предписывал: "Кто без действительного удостоверения будет переходить границы волости: Сабурово, Салтыково, Лаврово, Голохвостово, В. Стишская, Становой Колодезь или Б. Куликовка, тот подвергается опасности быть арестованным или расстрелянным".
   "Новый порядок" - это издевательства над ранеными, оставшимися в орловских госпиталях, это ограбление оккупантами мирного населения, это комендантский час - запрет горожанам ходить по улицам родного города "после 5 часов вечера по берлинскому времени", "оставлять свои жилища с 18 час. 30 мин. до 5 часов утра". За ослушание - расстрел. Или - казнь через повешение. В город и из города предписывалось ходить только "торною тропою (большаком)", а не "тропинками, полями и непроезжими дорогами". Санкции против нарушителей - все те же: "Нарушающие эти правила будут расстреляны".
  Многочисленные запреты. Даже на "право езды на велосипеде" требовалось специальное разрешение.
  Невыход на работу мог быть расценен саботаж. За саботаж - лагерь или петля. Не только для взрослых, но и для подростков. О казнях население уведомляли сообщениями, лаконично подписанными: "Местный комендант".
  Одно из первых мероприятий оккупационных властей - регистрация населения. В паспортах жителей Орла ставился специальный штамп определенного цвета, который зависел от того, на какой улице жил обладатель документа. Параллельно проводилась фильтрация населения. Людей поголовно заставляли заполнять анкеты, в которых требовалось ответить на вопросы о национальности, партийности, взаимоотношениях в семье. Был там и пункт о пристрастии к алкоголю.
  О трудовой повинности следует сказать особо. На оккупированной территории она была обязательной. Трудоспособное население должно было выполнять тяжелые физические работы на сооружении укреплений для фашистской армии, на строительстве дорог, устройстве и ремонте аэродромов, в сельском хозяйстве и т.д. "Рабочие должны иметь лопаты, грабли и кирки... Те рабочие, которые не явятся, будут заключены в лагерь военнопленных, откуда будут посылаться на работы". Рабочий день длился по 12-16 часов, выходных дней для работающих не предусматривалось. Но были предусмотрены разнообразные санкции против не вышедших на работу: людей лишали продовольственного пайка, подвергали денежным штрафам, арестам, казнили как саботажников. Казни носили показательно-устрашающий характер.
  Затяжная война поставила перед фашистской Германией вопрос о рабочей силе для ее собственного хозяйства. Восточный фронт требовал резервов, а это приводило к нехватке рабочей силы в самой Германии. 26 января 1942 года начальник военного управления хозяйственного штаба "Восток" Рахнер указывал, что "задачей является заполнение в ближайшие месяцы бреши в хозяйстве, возникающей в связи с уходом в армию всех лиц младших призывных возрастов, посредством русской рабочей силы". В Орле, как и во многих других населенных пунктах, была создана биржа труда. Открыта она была 5 декабря 1941 года и располагалась на 1-й Пушкарной улице. Все население города и ближайших окрестностей от 14 до 55 лет обязывалось явиться туда для регистрации. Гитлеровцы силой заставляли подписывать "трудовые обязательства" о "добровольной поездке". За отказом следовал арест на 3-5 суток - так военная комендатура принуждала людей к согласию. За период оккупации из Орла было угнано в рабство 3674 человека.
  Руководствуясь заданием рейхсфюрера СС Г. Гиммлера (ввиду "борьбы двух диаметрально противоположных политических систем"), оккупанты начали выявление всех коммунистов, кандидатов в партию и комсомольцев. Во все волости был разослан следующий циркуляр: "По получении сего Вы обязаны предоставить сведения на всех членов и кандидатов в партию и комсомольцев, проживающих на территории Вашей волости". Форма подачи этих сведений прилагалась. В комиссию, выявляющую людей, потенциально опасных для оккупационной власти, должны были входить волостной старшина, староста и три местных жителя "из числа раскулаченных или обиженных советским правительством".
  Сыскное отделение полиции, так называемое "русское гестапо", возглавлял бывший орловский купец, затем - уголовник-рецидивист, к началу войны отбывавший уже второй срок в тюрьме Гомеля, Михаил Букин (расстрелян в 1957 г. по приговору суда; судебный процесс проходил в Орле и был открытым). Его заместитель Ковригин и другие сотрудники полиции сами составляли и утверждали списки "неблагонадежных". Списки составлялись вплоть до освобождения Орла и утверждались комиссией в составе Букина, Ковригина, сотрудников полиции Круппа, Калганова, Григорьева и Романова. Затем списки передавались в немецкую службу безопасности. Находилось "Русское гестапо" в доме ? 51 по улице Черкасской. Одна из главных задач, поставленных перед Букиным оккупационными властями, - выявление подпольных групп. Выполняя указания шефа СД Коха, Букин и его подчиненные занялись вербовкой агентов с целью выявления патриотического подполья и внедрения в его ряды. Давним другом Букина был другой предатель Родины - бургомистр Старов...
  На площадях, в скверах, в городском парке за период оккупации было повешено несколько сот человек - для устрашения жителей Орла. Вешали даже на деревьях, не озадачиваясь сооружением виселиц.
  Под покровом ночи из здания Государственного банка, в котором разместилась военная полиция, вывозили на расстрел группы людей. На вооружении карателей стояла и автомашина-душегубка.
  В городе действовал лагерь для военнопленных и гражданского населения, находившийся в здании Орловского централа. По вторникам и пятницам в тюремном дворе раздавались автоматные очереди и пистолетные выстрелы. В одном из корпусов городской тюрьмы - в так называемом "первом блоке", именуемом заключенными "Блоком смерти", - гестаповцы оборудовали пыточный застенок.
  Всего же на территории Орловской области в период оккупации было 25 концлагерей постоянного и временного содержания для военнопленных и гражданского населения. Сведения о 18 из них подтверждены документально, о 7 известно по свидетельствам очевидцев.
   Один из воинов-освободителей, майор С. Трегуб, так рассказал о своих орловских впечатлениях:
   "Он лежал поверженный, растерзанный, растоптанный кованым немецким сапогом - древний русский город. Мы не узнали его улиц, его бульваров, его площадей. Всё было превращено в свалку: целые кварталы и целые улицы погребены.
   В тюремном дворе нашли безвестные могилы. Их раскопали. Я был при этом. В глубоких траншеях штабелями лежали пять тысяч трупов военнопленных и мирных советских граждан. Пять тысяч.
   В Орле в это время работала Чрезвычайная Государственная Комиссия по расследованию гитлеровских злодеяний. Каждый труп подвергался судебно-медицинской экспертизе. Мне показали акты:
   "Жировая клетчатка отсутствует".
   Это означало, что человека замучили длительным голодом.
   "Во рту - земля".
   Это означало, что человека бросили в могилу еще живым.
   "Шея перетянута полотенцем".
   Это означало, что человека задушили.
   - Исключительная жестокость, патологическая жестокость, - сказал мне академик Бурденко, руководивший расследованием. - Они заставляли обреченных на смерть людей складывать на груди руки, нагибать голову и расстреливали их в упор в затылок.
   Расстрелы производились на тюремном дворе с немецкой точностью, по расписанию: по вторникам и пятницам. Мужчины ставились лицом к стене, жандарм производил выстрел из револьвера в затылочную область. Женщинам в большинстве случаев приказывали ложиться на землю лицом вниз, и жандарм поочередно стрелял в ту же затылочную область. На детей патронов не тратили: по свидетельству очевидцев, их закапывали живыми.
   То, что предшествовало смерти, было куда страшнее. Смерть казалась желанным избавлением от нечеловеческих страданий..."
   Ныне в глубине квартала между ул. Октябрьской и Красноармейской, возле северо-восточной стены тюрьмы - бывшего Орловского централа, расположено кладбище жертв фашизма. В трех больших братских могилах похоронены советские военнопленные и мирные граждане, расстрелянные, умершие от истощения и инфекционных заболеваний. В 1973 году захоронение было благоустроено: реконструирована ограда, проложены асфальтовые дорожки, могилы окаймлены каменным бордюром, посажены ели, сооружен обелиск.
   В лесах близ Орла тоже есть массовые захоронения казненных советских граждан. Безымянные обелиски, на которых указано лишь приблизительное количество казненных.
   Северная окраина Орла. Медведевский лес, 356-й километр шоссе Москва-Симферополь. В 1988 году здесь был установлен обелиск из серого гранита с металлическим барельефом трех скорбных женских лиц и надписью: "В этом лесу накануне освобождения Орла в 1943 году оккупантами было уничтожено более 350 мирных жителей и военнопленных".
   Близ деревни Малая Гать юго-западнее Орла в октябре 2005 года по инициативе поискового объединения "Взлет" был установлен обелиск в память о 2 тысячах орловцев, уничтоженных немецко-фашистскими оккупантами. Шефство над ним взяли учащиеся лицея ?28.
   Да, таких обелисков на Орловской земле немало.
   Политика "нового порядка" не исчерпывалась репрессивными мерами. Была сделана попытка насаждения эрзац-образования и эрзац-культуры для местного населения.
   Так, оккупационными властями были открыты три школы - из тридцати, существовавших в Орле до оккупации. Из расписания занятий во всех трех исчезли русский язык и история, как отечественная, так и всеобщая, ее заменили предметом "Текущие события".
  Издавалась официальная газета "Речь" на русском языке, славословившая оккупантов. Ее главным редактором был некий М. Октан (Актан), настоящая фамилия Ильин, безоговорочно поддерживавший "новый порядок".
   В это же время безжалостно уничтожались фонды библиотек - шла борьба против советской культуры, против русской национальной культуры. Из библиотек изъяты были "Полтава" А.С. Пушкина - "за чрезмерное восхваление воинской доблести русских", "Война и мир" - "за лживый патриотизм и партизанщину" и многие другие книги, известные каждому со школьной скамьи. Массово уничтожались книги советских писателей.
  Если кинотеатр, ранее именовавшийся "Родина" (на фотографиях времен оккупации видим щит с гигантской буквой "G", ниже - "Soldatenkino") был открыт исключительно для немецких солдат и офицеров, то в театре, устроенном по принципу балагана, - "Пестрая сцена" утром шли представления шли представления для русских, а вечером - для немцев. Этот театр был открыт 15 июня 1942 года в здании, где до оккупации располагался Дворец строителей. В сентябре того же года начал давать представления Театр кукол, которым руководил некий Россоловский. Сезон начался с премьеры сказки Шарля Перро "Красная Шапочка", переделанной на антисоветский лад: в концовке спектакля из распоротого брюха волка появлялся злобный милиционер и уволакивал волка в НКВД.
  Открыли и Орловский краеведческий музей, где остались наименее ценные из экспонатов, не привлекшие внимания оккупационных властей.
   Судьба музея в период оккупации неразрывно связана с историей орловского подполья. Молодой художник Александр Кочеров, входивший в состав подпольной группы Валентина Берзина, оформил в мае 1942 года Тургеневскую комнату, центром которой стал портрет знаменитого земляка. Подписью к портрету служили известные каждому со школьной скамьи строки из стихотворения в прозе "Русский язык". Смотрительницей музея стала бывшая учительница Клавдия Шкопинская. Музей служил прикрытием для деятельности подпольной группы. Но и сам факт его существования в условиях оккупации значил немало. Примечательно и то, что стихотворение в прозе "Русский язык" было написано по-русски и не переведено на немецкий, в то время как любая публично появляющаяся надпись должна была сопровождаться переводом.
   Группа Берзина совершила ряд диверсий, вела активную агитацию среди населения.
   Орловское патриотическое подполье, Орловский партизанский край - фронт в тылу немецко-фашистских оккупантов. Фронт, боевые действия на котором не прекращались в течение всех 22 месяцев, пока наш город оставался в неволе.
  
   "Непокоренные" - так назвал свой впоследствии экранизированный роман о подпольном и партизанском движении в Донбассе известный советский писатель, а в годы Великой Отечественной войны военный корреспондент Борис Горбатов.
   "Непокоренные" - так называется мемориальный комплекс на месте гибели молодогвардейцев - юных подпольщиков Краснодона, о которых тоже написаны книги и сняты фильмы. Имена пяти Героев Советского Союза - молодогвардейцев (Олега Кошевого, Ульяны Громовой, Ивана Земнухова, Любови Шевцовой, Сергея Тюленина) носят улицы во многих городах, в том числе в Орле. Сергей Тюленин, один из оргазизаторов "Молодой гвардии", и шестеро его товарищей (Дмитрий Огурцов, Анатолий Орлов, Михаил Григорьев, Ангелина Самошина, Нина Минаева, Юрий Полянский) - уроженцы Орловской области, совершившие свой подвиг в украинском городке Краснодоне. На Орловщине тоже было немало подпольных групп, партизанских отрядов. Массовое патриотическое движение характерно для всей временно оккупированной территории нашей страны.
   Слово "непокоренные" стало нарицательным для всех тех, кто взял в руки оружие, чтобы бороться с захватчиками, для всех тех, кто тайком, рискуя жизнью, слушал сводки Совинформбюро, чтобы в листовках сообщать людям правду о положении на фронтах...
   В сводке Совинформбюро от 10 ноября 1941 года было сообщено: "В Орле в ресторане "Коммуналь" командование немецкого гарнизона устроило вечер для офицеров. Партизаны проникли в город и забросали помещение ресторана гранатами и бутылками с горючей жидкостью. Взрывом и пожаром было уничтожено около 150 фашистских офицеров". Те, кто в сводке - вероятно, из конспиративных соображений - названы партизанами - орловские подпольщики (возможно, из группы А.Н. Комарова-Жореса). Немецкие офицеры только накануне прибыли для пополнения потрепанной в боях под Мценском танковой армии Гудериана и этой ночью должны были уехать на передовую... Один из первых ударов подпольщиков по оккупантам - и уже столь тяжелый!
  Несколько дней спустя на углу Комсомольской и Посадской улиц взлетело на воздух многоэтажное здание, в котором размещался штаб немецкой воинской части. Фашисты пытались распространить слух, что причиной взрыва было небрежное обращение с огнем. Более чем сомнительно, т.к. в обоих случаях нападавшими использовались боевые средства, которые изготавливались в спецшколе - филиале Оперативно-учебного центра Западного фронта.
   Сгорели склад горючего на Кромской площади, несколько гаражей с автомашинами, груженными оружием и боеприпасами, на 2-й Курской улице, офицерское казино на улице Фомина. В одной из казарм гарнизона кто-то смочил серной кислотой и вывел из строя около двух десятков автоматов. Стали исчезать жандармские посты, патрулировавшие на улицах. В конвертах писем, отправляемых немцами на родину, неведомым образом появлялись дополнения - антифашистские листовки. В городе начали появляться листовки, адресованные населению, в которых сообщалась правда о положении на фронтах.
   Так действовали подпольщики.
   Александр Николаевич Комаров, в годы гражданской войны взявший себе псевдоним "Жорес" в память о видном деятеле французского и международного социалистического движения, был участником штурма Перекопа, получил тяжелое ранение, после длительного лечения демобилизовался, заочно окончил исторический факультет Курского пединститута. Война застала его в должности директора средней школы номер 26 города Орла. Инвалид гражданской войны, он не был годен к строевой службе, но во что бы то ни стало хотел попасть на фронт добровольцем. Ему предложили остаться в городе для руководства подпольной группой. Ее ядро составили заведующий типографией обкома партии А.И. Рябинов, председатель областного комитета физкультуры и спорта Г.М. Огурцов, инструктор облисполкома А. Евдокимов, слесарь завода имени Медведева М. Суров и другие. Группа Комарова-Жореса была одной из самых активных и успешно действовавших. Многочисленные диверсии - дело рук жоресовцев. И не только в городе, но и на железной дороге, и на аэродроме.
   В течение всего периода оккупации в Орле действовал подпольный госпиталь, известный как "русская больница".
  К моменту, когда в город вошли гитлеровцы, в окружном военном госпитале оставалось 550 тяжелораненых и примерно столько же - в других орловских госпиталях. Врачам С.П. Протопопову, Б.Н. Гусеву, А.А. Беляеву, В.А. Смирнову и прочему медперсоналу (всего 24 работника) предстояло спасать раненых в тяжелейших условиях - окружной госпиталь был лишен своего помещения, недоставало оборудования, медикаментов, продовольствия. Помогали орловцы. Деятельное участие в судьбе раненых принимали жоресовцы. Хозяйкой одной из явочных квартир была Анна Андреевна Давыденко, сестра Михаила Сурова. Ее дочь, Анна, была медсестрой подпольного госпиталя. Жоресовцы организовали сбор продуктов для раненых, помогали добывать лекарства, переправляли выздоравливающих в город, откуда те уходили за линию фронта или к партизанам. Благодаря собственным усилиям и помощи товарищей, коллектив "русской больницы" не только достойно выдержал все испытания, но и многое сделал для спасения раненых, находившихся в лагере военнопленных. Огромную роль сыграла "русская больница" и в спасении людей от угона в Германию. Академик Н.Н. Бурденко, побывавший в городе вместе с передовыми советскими частями и восхищенный подвигом медиков-патриотов, назвал ее хирургическое отделение "настоящим подпольным госпиталем". 5 августа 1943 года "русская больница" передала советскому командованию свыше 200 солдат и офицеров и 22 боевых летчика.
  Решением городского Совета от 20 апреля 1970 года на здании Орловской областной больницы установлена мемориальная доска, увековечивающая героическую деятельность подпольного госпиталя в Орле 1941-43 гг.
   Судьба группы Жореса была трагической: в августе 1942 года предатель выдал группу почти в полном составе, патриоты были арестованы и после долгих истязаний расстреляны.
   Деятельности жоресовцев посвящена экспозиция в музее школы ?26.
   В Орле существовало несколько подпольных комсомольско-молодежных групп. Организатором одной из первых был десятиклассник школы ?32 Владимир Сечкин. А группу входило более 20 человек. В их числе - разведчик штаба партизанского движения Александр Подделков, Павел Маяцкий, Мария Земская, фронтовики-окруженцы - военфельдшер Владимир Булгаков, лейтенант-танкист Алексей Чеченев, его брат Николай, Евгений Цыганков, ранее служивший в истребительном батальоне, оставленная для подпольной работы в городе обкомом комсомола Нина Алексеева... Когда в июле 1941 года Нине пришло уведомление - ее приглашали приехать с Москву для сдачи экзаменов в историко-архивный институт - она отказалась, считая, что сейчас не время учиться.
   Прикрытием для собраний подпольщиков служил... театр "Пестрая сцена". Володя устроился туда парикмахером, его сестра Людмила и Нина Алексеева - танцовщицами.
   Работа группы была немыслима без связи - с обкомами партии и комсомола, находившимися в эвакуации в Ельце, с партизанами. В декабре 1941 года Володя и Нина попробовали добраться до Ельца, чтобы получить там руководящие указания. В 60 километрах от Орла, около станции Залегощь, их задержал патруль. Они были доставлены в Орел, их допрашивали в гестапо. Но ребятам удалось убедить следователей, что они шли в деревню - обменять вещи на продукты - и заблудились. Заплечные мешки с поношенной одеждой служили тому подтверждением. Ребят отпустили, предварительно наложив на Нину штраф, а Володю подвергнув двадцати пяти ударам плетью, и взяв с них подписку о невыходе за пределы города без разрешения комендатуры.
  Судьбоносной для группы оказалась и случайная встреча Володи с бывшим секретарем Железнодорожного райкома ВЛКСМ Екатериной Блинниковой. По заданию обкома партии она вернулась в Орел - для выхода на связь с патриотическим подпольем. По ее совету группа Сечкина начала выпускать листовки, искать возможности вооружиться.
  Вскоре Нина Алексеева предприняла еще одну попытку обеспечить группу связью, и на этот раз попытка увенчалась успехом: Нина перешла линию фронта, побывала в обкоме комсомола, была проинструктирована в штабе партизанского движения Брянского фронта и благополучно возвратилась в Орел. С этого момента у группы появился связной - 38-летняя Мария Ушакова, приходившая в Орел под видом деревенской жительницы. Она поддерживала связь между группой Сечкина и командованием 1-й Курской партизанской бригады Панченко, базировавшейся в Михайловских лесах Курской области. По заданию партизанского командования Володя и его товарищи вели разведку военных объектов противника в городе и окрестностях (прекрасную возможность для разведки невольно предоставляли сами оккупанты, приглашая театральную труппу выступать перед немецкими солдатами), распространяли среди населения газеты и антифашистские листовки, издававшиеся партизанами. Группа выпускала и свои листовки со сводками Совинформбюро. В доме жительницы Рабочего городка Александры Андриановны Цукановой был установлен раздобытый Евгением Цыганковым и Владиславом Стебаковым радиоприемник.
  Подпольщики похищали у гитлеровских солдат и офицеров оружие боеприпасы, обмундирование, медикаменты, перевязочные средства. Все это переправлялось к партизанам. Весной 1942 года Владимиру Сечкину удалось даже организовать сбор денежных средств для Красной Армии. В оккупированном городе!
  Тогда же, весной 1942-го, Сечкин устроился переводчиком в располагавшийся на улице Ленина штаб строительной части; туда же ему удалось устроить техническим секретарем свою сестру Надежду. Перед подпольщиками открылась возможность доступа к важным документам.
  В августе 1942 года у деревни Нижняя Калиновка под Орлом в воздушном бою был подбит самолет заместителя командира эскадрильи старшего лейтенанта Алексея Васильевича Шагинова, летчик был ранен. Фашисты безуспешно искали его возле обломков самолета - Шагинова спрятали братья Чеченевы. Первая попытка переправить летчика за линию фронта у города Новосиля оказалась неудачной. Шагинова переправили в Орел, где он жил сначала под видом супруга Марии Земской в ее доме, затем - в квартире Владимира Булгакова. Прибывшая в Орел связная Мария Ушакова помогла Шагинову уйти к партизанам, откуда он был отправлен на "Большую землю". Войну он закончил в должности заместителя командира полка истребителей.
  Последним делом группы Владимира Сечкина стала подготовка взрыва театра в разгар торжества в честь годовщины "освобождения Орла от большевиков". В театре должны были собраться члены городской управы во главе с бургомистром и представители немецкого командования.
  К этому моменту в театре, кроме Нины и Людмилы, работали Евгений Цыганков и Павел Маяцкий.
  Планам не суждено был осуществиться: 1 октября начались аресты. Всего было из состава группы было арестовано 26 человек. На последовавших за арестом многочисленных допросах подпольщики вели себя мужественно. 18 ноября их расстреляли. Мария Земская была убита вместе со своей десятимесячной дочерью Валей. Точное место расстрела подпольщиков из группы Владимира Сечкина неизвестно, но предполагается, что это окрестности Альшанских Выселок - именно там среди вещей убитых была обнаружена детская бутылочка с соской.
  А 1961 году Указом Президиума Верховного Совета СССР Владимир Сечкин и пятеро его товарищей были посмертно награждены медалью "За отвагу".
  Именем Сечкина назван один из переулков Орла.
  В музее лицея ? 32 существует экспозиция, посвященная этой подпольной группе.
   Орловский железнодорожный узел играл важную роль в обеспечении гитлеровских войск. Сюда по брянской магистрали поступали с запада эшелоны с военной техникой, снаряжением, боеприпасами, горючим, живой силой, продовольствием - и затем доставлялись к месту назначения железнодорожным, автомобильным и гужевым транспортом. Чтобы обеспечить нормальное функционирование узла, военная комендатура приказала всем оставшимся в городе железнодорожникам приступить к работе. К тем, кто не проявлял достаточного усердия или был в чем-либо заподозрен, применялись различные меры - от жестокого избиения до расстрела. Тем не менее, диверсии на железной дороге происходили постоянно. И поезда вдруг останавливались на полпути ввиду разрыва состава, технической неполадки в локомотиве. Во время налетов советской авиации на станцию машинисты умышленно затрудняли маневренность на путях, загоняли эшелоны в тупики. При бомбардировках гитлеровцы прятались в убежища. Железнодорожники-патриоты использовали это обстоятельство, чтобы поджигать то, что не попало под бомбы. Горели вагоны и склады. Железнодорожники старались как можно чаще "болеть"; при невозможности симулировать заболевание умышленно травмировались и т.д.
  На станции Орел-3 активно действовала комсомольско-молодежная группа под руководством 22-летнего слесаря вагонного депо Николая Авицука. В группу входили, в основном, недавние школьники - Владимир Афанасьев, Александр Сотников, Николай Бархоленко, Николай Новиков, Геннадий Севостьянов, Василий Ерохин, Александр Новиков...
  В ночь на 26 декабря 1942 года подпольщиками был уничтожен огромный пакгауз у Елецких прудов. В начале марта 1943 года группа была арестована по доносу. На допросах подпольщиков пытали. Николаю Авицуку, который во время допроса ударил следователя, прострелили обе ноги выше колена. Суд, приговоривший семерых подпольщиков к расстрелу, решил продемонстрировать "гуманность", определив Авицуку наказание в виде семи лет каторжных работ.
  Уже находясь в камере смертников, приговоренные сумели установить контакт с одним из охранников и при его содействии, воспользовавшись ночным налетом советской авиации, бежали. Но несколько попыток выбраться из Орла, окончились неудачей - прифронтовой город тщательно охранялся. Но и после того, как это удалось, юноши находились в постоянной опасности. Им так и не суждено было перейти линию фронта: около станции Становой Колодезь был схвачен и расстрелян Александр Новиков; под Мценском убили Николая Новикова; погиб Василий, младший брат Владимира Афанасьева; у деревни Прокуровка в перестрелке был тяжело ранен Николай Бархоленко, его повесили на Привокзальной площади. Оставшиеся на свободе подпольщики продолжали действовать. Тогда по распоряжению начальника тайной полевой полиции (ГФП) капитана Бено Кукавки были взяты в заложники члены их семей. В случае неявки подпольщиков заложникам грозила смерть. Ответ подпольщиков был таким: в полдень 22 июня 1943 года на одной из орловских улиц Владимир Афанасьев, Геннадий Севастьянов и Александр Сотников застрелили Кукавку. И сами были убиты на месте.
  Лишь одному из подпольщиков, Василию Ерохину, удалось в конце июля перейти линию фронта. Во время боев за Орел он вернулся в город с одной из передовых групп разведчиков.
  Николай Авицук погиб в 1944 году при аварии на станции Хотынец.
  На аэродроме под Орлом тяжелые физические работы выполняли военнопленные. В начале 1942 года сложилась патриотическая группа во главе с младшим лейтенантом Василием Беловым, в которую входили капитан Макаров, старший лейтенант Щербаков, старший сержант Топольсков. Она сумела войти в контакт с руководителем обслуживающих аэродром чешских авиатехников инженером Гонцем. Совместными усилиями было обезврежено много авиабомб.
  Была установлена связь с городским подпольем.
  В середине мая 1942 года на аэродроме был взорван большой склад авиабомб - группа из 12 военнопленных во главе со старшим лейтенантом Щербаковым совершила эту диверсию ценой жизни - все они погибли при взрыве. После этого гитлеровцы расстреляли почти всех участников подпольной группы, а военнопленных с аэродрома отправили в концлагерь.
   15 сентября 1942 года в Железнодорожном районе Орла создан штаб подпольной организации, готовившей вооруженное восстание при подходе Красной Армии к городу. В штаб вошли В.К. Бахарев, В.М. Кирпичев, С.А. Якунин, А.И. Гаврута. К орловцам присоединилась подпольная боевая группа из близлежащей деревни Овсяниково. Всего организация насчитывала около 180 человек, сгруппированных в 4 боевые дружины по 30-50 человек. В феврале 1943 года организация была разгромлена гестапо. Почти все руководители организации, командиры дружин и активные бойцы групп были расстреляны, а остальные сосланы в концлагеря.
   Прифронтовой Орел был местом дислокации штабов крупных воинских соединений и многочисленных складов противника. Забота оккупационных властей о своей безопасности осложняла работу разведчиков, которая имела огромное значение в течение всего периода оккупации, но особенно ценной стала в преддверии сражения на Курской дуге - советскому командованию требовалась исчерпывающая информация.
   Разведывательные действия в Орле производили не только подпольщики, но и чекисты, и фронтовая разведка, порою - во взаимодействии. Так, в июле 1942 года чекисты И.М. Воробьев и П.Г. Алексахин, собирая в Орле сведения о дислокации гитлеровских войск, их вооружении и численности и т.д., некоторое время жили на квартире партизанской связной М.А. Ушаковой, получали помощь от Е.Н. Никитиной, М.Н. Волковой, П. Макарова, В. Золотарева и других. Разведчики, выполнив задание, благополучно вернулись, хотя при выполнении такого рода заданий разведчики зачастую гибли.
   25 марта 1942 года в районе действия 61-й армии в немецкий тыл был переброшен советский разведчик, действующий под псевдонимами "Зимовщик" и "Борисов". В соответствии с требованиями конспирации, подлинное имя разведчика знали лишь несколько человек, готовивших его к переброске - Челюскин Николай Борисович, сын дворянина из поселка Колпны, бывший артист... Перед ним стояла непростая задача: внедриться в полицию, вести разведку, выявлять изменников Родины и провокаторов. Его легенда базировалась на фактах из биографии; достоверность ей придавал и тот факт, что в Орле проживала его мать и другие родственники.
   В мае 1942 года он был уже начальником паспортного стола полиции. Начался и его подлинный труд - он установил связь с подпольщиками, добывал для них немецкие документы (благодаря этим аусвайсам многие смогли уйти в партизаны), наладил канал, по которому информация уходила за линию фронта.
   Осенью 1942 года оккупанты нанесли очередной удар по подполью - начались массовые аресты. Была арестована группа патриотов, работавших в полиции, в том числе секретарь Букина Дмитрий Сорин и полицейские Василий Головко и Павел Кунце (последний - советский гражданин немецкого происхождения). Арестовали и Николая Челюскина. Его пытались склонить к участию в оперативной игре с советской разведкой - тщетно. В конце декабря 1942 года, после долгих пыток, Н.Б. Челюскин был расстрелян. Ему было 27 лет.
   Вместе с Сориным и Кунце была расстреляна разведчица Антонина Городкова. Головко погиб во время допроса.
   В ноябре 1942 года в районе деревни Прудки в 20 км от Орла были выброшены разведчик Михаил Тимофеевич Пальчиков и связная Елена Евтушенко. Пальчиков устроился кузнецом в немецкую воинскую часть, относившуюся к железнодорожным войскам. В разведгруппу также вошли брат Пальчикова Петр, Алксандр Бредихин и хозяйка конспиративной квартиры в Прудках Нина Дружикина.
   Советская радиостанция действовала в двадцати метрах от штаба немецкой части. Этот смелый шаг оказался оправданным: немецкая радиостанция порой работала одновременно с советской, и советская так и не была запеленгована. В Центр шли радиограммы о дислокации и перемещении немецких частей, о складах с вооружением и боеприпасами, о скоплении военной техники. После того, как часть, где служил Михаил Пальчиков была передислоцирована в Белые Берега, группу возглавил Петр Пальчиков. 28 июля 1943 года поступил приказ прекратить работу. Через несколько дней город был освобожден; группа благополучно продолжила свою деятельность за пределами области.
  В Орле и области работали подпольные группы А.М. Баринова, П.Н. Кузнецова, Г. Н. Ерохина, С.Н. Раевского и многие другие. Подпольщики оказали огромную помощь Красной Армии в подготовке разгрома немецко-фашистских оккупантов и освобождении города и области от врага.
  В богатых лесами западных районах Орловской области (территория нынешних Орловской, Брянской, Калужской областей) развернулось мощное партизанское движение. Партизаны уничтожали гитлеровские гарнизоны, склады, коммуникации, осуществляли акты возмездия в отношении гитлеровцев и их пособников (не случайно за партизанами закрепилось наименование - народные мстители), обеспечивали фронтовые части разведывательной информацией, отличавшейся разносторонностью, обстоятельностью и большой оперативной значимостью... Против оккупантов сражалось более 60 тысяч человек. Почти 10% от этой численности составляли военнослужащие, не сумевшие выйти из окружения в 1941 году. Ко времени освобождения Орловской области в Брянских лесах действовало 27 партизанских бригад и соединений и 139 партизанских отрядов.
  Большое внимание уделялось согласованности действий различных партизанских отрядов, а также - партизанских отрядов и регулярной армии. 25 февраля 1942 года в с. Глинном Навлинского района Орловской области состоялось совещание командиров, комиссаров, начальников штабов партизанских отрядов, секретарей подпольных райкомов партии, на котором обсуждались вопросы активизации боевой деятельности в тылу врага. В апреле того же года по решению обкома ВКП(б) и Военного Совета Брянского фронта создан штаб объединенных партизанских отрядов южных и юго-западных районов области (Брянского, Навлинского, Брасовского, Комаричского, Суземского, Трубчевского, Почепского, Погарского и Выгоничского). А в мае на базе штаба объединенных партизанских бригад создана Южная оперативная партизанская группа (начальник - подполковник А.П. Горшков, комиссар - А.Д. Бондаренко).
  16 июня приказом Ставки ВГК сформирован Брянский штаб партизанского движения при Военном совете Брянского фронта. Начальником штаба стал первый секретарь Орловского обкома ВКП(б) А.П. Матвеев, его заместителем - А.П. Горшков. В августе 1942 г. состоялась первая партизанская конференция группы западных районов области. В ее работе участвовали 152 делегата от партизанских отрядов Орловщины и делегация партизан Украины во главе с легендарным С.А. Ковпаком. На конференции с докладом выступил Д.В. Емлютин.
  
  Емлютин Дмитрий Васильевич (1907-1966) - командир объединенных партизанских отрядов Брянского партизанского края, полковник. Призван в Красную Армию в 1929 году. Окончил школу дивизии особого назначения, затем служил командиром взвода Объединенной военной школы имени ВЦИКа. В 1932-1957 годах находился на работе в органах государственной безопасности.
  В начале Великой Отечественной войны - начальник Суражского межрайотдела НКВД.
  В октябре 1941 года возглавил оперативную группу по организации и руководству партизанским движением в Брянской области, которой предписывалось готовить разведчиков и боевиков-диверсантов для заброски в тылы противника.
  Позднее, когда кольцо немецких войск вокруг Брянска начало сжиматься, Емлютин с товарищами по оружию ушел в леса за Десну. Первым отрядом, куда прибыл Емлютин, был отряд "За Родину". Понимая необходимость объединения усилий в борьбе с сильным и беспощадным врагом, штаб Емлютина выступил инициатором созыва командиров, комиссаров и начальников штабов партизанских отрядов. Вскоре после совещания он был назначен командиром Объединенных партизанских отрядов и бригад, действовавших на территории Брянской и Орловской областей. После освобождения этих областей работал на ответственных должностях в штабе партизанского движения Центрального фронта и Центральном штабе партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования.
  Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (? 710) Емлютину Дмитрию Васильевичу присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 сентября 1942 года за особые заслуги в развитии партизанского движения в тылу врага и проявленные при этом доблесть и мужество. Имя Емлютина носят улицы в Брянске и Саратове. Появилась улица Емлютина и в Орле.
  
  Документы конференции были опубликованы в газете "Партизанская правда" и обсуждались во всех партизанских отрядах
  В апреле 1943 года Брянский штаб партизанского движения был переформирован в штаб партизанского движения Орловской области на Центральном фронте. До августа 1943 года штаб располагался в Ельце.
  Уже к середине мая 1942 года партизаны освободили более 500 сел и деревень с населением порядка 200 тысяч человек. При участии украинских партизан были разгромлены немецкие гарнизоны в крупных населенных пунктах Трубчевске, Суземке, Локте... Появились новые термины, ныне прочно вошедшие в арсенал историков - "партизанский край", "Малая Советская земля". На освобожденных территориях работали колхозы, почта, милиция... Выходили партизанские газеты. Территория "партизанского края" протянулась на 260 километров с севера на юг и на 40-50 километров с востока на запад.
  Наглядное представление о том, как жил "партизанский край", дает хорошо известная фотография военных лет - косцы, за плечами которых - винтовки.
   Между "Малой советской землей" и "Большой землей" действовал воздушный мост: на партизанские аэродромы прибывали самолеты с вооружением, боеприпасами, медикаментами, продовольствием; вывозились семьи партизан, раненые. Первый партизанский аэродром появился в мае 1942 года в селе Вздружное, второй - в Суземском районе (ныне территория Брянской области). Большую роль в поддержании воздушного моста сыграли 62-й гвардейский Орловский авиаполк (командир В.Я. Трубаев) и женский авиаполк прославленной летчицы, Героя Советского Союза В.С. Гризодубовой.
   На протяжении всего периода оккупации гитлеровцы активно боролись против партизан. В ход шли различные средства: карательные экспедиции, взятие в заложники мирных граждан, внедрение в отряды провокаторов, создание ложных партизанских отрядов для дискредитации партизан в глазах местного населения.
  Борьба против партизан велась службами безопасности вермахта и войск союзников, подразделениями СС и полиции, а также соединениями местных добровольцев. Методы, как правило, избирались самые жестокие (само слово "партизан" после приказа Г. Гиммлера от 31 июля 1942 года произносить было запрещено по "психологическим причинам"). Каратели не щадили даже мирное население - семьи партизан и тех, кто помогал партизанам, иногда достаточно было одного только подозрения, иногда уничтожение целых населенных пунктов не имело под собой даже такого основания и носило характер показательной акции устрашения. Кроме того, зачастую военные операции против партизанских отрядов не приносили результатов, и каратели, стремясь создать хотя бы видимость успеха сжигали мирные деревни и уничтожали их жителей.
   Против партизан брошены были пехота, танки, самолеты. Но партизанское движение, настоящий фронт в тылу врага, так и осталось серьезнейшей силой, сковывавшей значительные вражеские силы.
  Так, например, в конце сентября 1942 года гитлеровцы силами двух пехотных дивизий, охранного полка "Десна" и восьми отдельных специальных батальонов предприняли наступление против партизанских отрядов, действовавших в районе железной дороги Гомель - Брянск. Карательная экспедиция провалилась благодаря слаженным и решительным действиям партизан.
  В мае 1943 года гитлеровское командование начало проведение крупнейшей карательной операции против партизан Брянских лесов (кодовое наименование "Цыганский барон") силами шести пехотных, четырех танковых и моторизованных и двух охранных дивизий. Привлекались и полицейские подразделения. Непрерывные ожесточенные сражения длились в течение нескольких недель. Карателям удалось окружить партизан и сократить район их боевых действий. Партизаны, несмотря на значительный численный перевес врагов, сумели выстоять и почти полностью сохранить свою боеспособность. Попытка фашистов расправиться с партизанами потерпела крах.
  Диверсии на коммуникациях противника - характерный метод партизанской борьбы. В преддверии битвы на Орловско-Курской дуге благодаря решительным и умелым действиям партизан значительно снизилась пропускная способность железных дорог, примыкавших к Брянскому узлу. Действия партизан на коммуникациях активизировались еще зимой-весной 1943 года. А 29 июня 1943 года командующий Центральным фронтом генерал армии К.К. Рокоссовский и член Военного совета генерал-майор К.Ф. Телегин утвердили план операции "Рельсовая война".
  Гитлеровское командование вынуждено было привлечь для охраны своих коммуникаций крупные силы. "Почти каждый поезд с немецкими солдатами, - рассказывал пленный гитлеровский офицер Кагер, - на линии Орел - Брянск терпел крушение или, по крайней мере, сходил с рельсов в результате действий партизан. Ко всем поездам впереди прицепляются две платформы, чтобы предотвратить взрыв паровоза на минах. Ночью поезда двигаются со скоростью не больше 15 километров в час".
  В дни битвы за освобождение Орловщины в ночь на 22 июля 1943 года партизаны взорвали 64 162 м рельсов, что почти на целый месяц нарушило сообщение от Орла к Брянску, Льгову и Гомелю. За голову подрывника Ивана Мартынова фашисты назначили премию в 1000 марок, а Советское правительство оценило его героизм двумя орденами Ленина.
  Орловские, черниговские, смоленские партизаны в совместной операции "Концерт", проводившейся в июле 1943 года в разгар сражения на Орловском плацдарме - северном фасе Курской дуги, взорвали столько железнодорожных путей, что враг так и не смог восстановить двустороннее движение по железной дороге на территории Орловской области.
   19 сентября 1943 года в освобожденном Орле состоялся первый в истории парад партизан. По главной улице Орла торжественным маршем в колоннах по сто человек прошли партизаны, воевавшие в Орловской области в 1941-1943 гг. в полосе Брянского, Западного и Центрального фронтов, всего 2,5 тысячи человек.
  Для организации парада была создана областная комиссия из девяти человек во главе с В.Т. Слюниным, ставшим впоследствии Почетным гражданином Орла. В ее задачу входили размещение всех прибывших на парад, организация питания, культурно-массовых мероприятии и т.д.
  Для участия в параде и встреч с населением г. Орла были приглашены командующий Брянским фронтом генерал армии Попов, начальник Политического управления Брянского фронта генерал-майор Пичурнов, члены Военного совета Брянского фронта генерал-майор Шабалин и генерал-лейтенант Мехлис, Председатель Верховного Совета Татарской Автономной Республики Диньмухаметов и другие.
  Известный публицист Александр Кривицкий, присутствовавший на параде, так рассказывал об этом событии: "На Ленинской площади правильными квадратами стояло войско Брянского леса. За ним колыхалось море голов. Жители освобожденного Орла пришли на общегородской митинг, посвященный встрече с партизанами. Еще совсем недавно в Орел и Брянск ходили только смельчаки разведчики. С подложными удостоверениями немецкой комендатуры они пробирались на явочные квартиры...
  '...' Но вот наша армия с боями прошла вперед, и недавний тыл врага стал глубоким советским тылом. В Орле собрались партизаны.
  '...'
   Площадь окружена руинами. Люди стоят на раздробленных плитах зданий, на истолченных в красный порошок кирпичах. Мальчишки забрались в разрушенные дома и выглядывают из проломов стен.
   Короткую речь произносит секретарь Орловского обкома партии, начальник штаба объединенных партизанских отрядов области Александр Павлович Матвеев.
  '...'
   Звучит команда:
   - К торжественному маршу.
   Гремит оркестр. Мимо трибуны идут партизаны. Идут прославленные отряды "За Родину", "За власть Советов", имени Героя Советского Союза Стрельца, имени Кравцова. Помните, мы часто встречали эти названия в сводках Совинформбюро!.. Идут партизаны-разведчики, знающие все потаенные лесные тропы, подрывники, чье оружие - гремящий тол, специалисты по организации крушений немецких эшелонов, мастера внезапных налетов. Идут в ватниках, в шинелях, в крестьянских куртках. Идут с русскими автоматами и противотанковыми ружьями, с венгерскими карабинами, с немецкими ручными пулеметами...
  '...'
   ...По площади, замыкая парад, проехал броневик с надписью "Орловский партизан". Вскоре участники парада присоединились к горожанам. В парке началось гулянье..."
  В "Боевом рапорте орловских партизан товарищу Сталину", принятом на митинге, говорилось: "Вероломно напав на нашу страну, немцы разграбили наши города и села, подвергли мукам и смерти тысячи мирных жителей, слезами и кровью залили цветущий край, горем, дикими пожарищами опутали нашу орловскую землю.
  '...'
   За два года мы истребили свыше 70 тысяч гитлеровских солдат и офицеров и их пособников. Более 2 тысяч вражеских солдат и офицеров взято нами в плен. Уничтожая живую силу врага, мы одновременно громили его военную машину, военную технику. Под откос нами пущены сотни воинских эшелонов, причем уничтожено и повреждено более 400 паровозов и много тысяч вагонов, платформ и цистерн с боеприпасами, продовольствием, горючим.
   Взорвано мостов 42 на железнодорожных путях и 218 на грунтовых и шоссейных дорогах. Нами подорвано и сожжено 320 танков и танкеток, 7 бронепоездов, 1517 автомашин, 68 самолетов...
  '...' Мы вели с немцами ожесточенную "рельсовую войну". Только за июль и август нами подорвано 17330 рельсов, движение вражеских поездов на важнейших железнодорожных магистралях было полностью или на длительный срок парализовано...
   Нанося удары по вражеским тылам, мы оказывали помощь советским гражданам оккупированных районов. Всеми способами препятствовали немецкому грабежу, спасая наших людей от смерти и угона в плен к немецким рабовладельцам. Совместно с частями Красной Армии орловские партизаны отбили до 30 тысяч мирных жителей, которых отступающие немецкие части гнали в свой тыл на каторжную работу, на неминуемую гибель.
  Немецкие разбойники уже давно оценили силу партизанского движения. Готовясь к своему летнему наступлению на Орловско-Курском и Белгородско-Курском направлениях, германское командование предпринимало против орловских партизан крупные военные операции. С фронта были сняты и брошены против партизан до 5 немецких кадровых дивизий. Эти дивизии были поддержаны большим количеством танков, артиллерии и авиацией. Несмотря на огромное превосходство в живой силе и технике, несмотря на плотное кольцо блокады вокруг Брянских лесов, противнику не удалось не только уничтожить, но даже сократить размах партизанского движения на Орловщине. В летних боях с партизанами враг понес большие потери. Около 3500 гитлеровцев нашло в итоге этих боев свои могилы в лесах и болотах..."
   Спустя 65 лет, 1 августа 2008 года, накануне дня освобождения Орла от немецко-фашистских захватчиков, была торжественно открыта мемориальная доска в честь парада и митинга, установленная на стене дома ? 39 по улице Ленина.
   В Орле существует улица Орловских партизан, получившая свое наименование в 1981 году. Ныне этот территория Северного района. В 2006 году там же появился сквер, в котором предполагалось установить памятник партизанам. Проводился конкурс проектов, признанный несостоявшимся, и в 2007 году в сквере установили небольшую гранитную плиту.
  За мужество и героизм более 12 тысяч партизан и подпольщиков были награждены орденами и медалями, 1516 из них - медалью "Партизану Отечественной войны". 12 человек удостоены звания "Герой Советского Союза". Вспомним их поименно. А.Д. Бондаренко, М.И. Дука, А.П. Ижукин, Д.В. Емлютин, П.А. Марков, Д.Н. Медведев, А.А. Морозова, М.П. Ромашин, В.С. Рябок, В.И. Сафронова, М.А. Сельгиков, Ф.Е. Стрелец. Они достойны нашей благодарной памяти.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"