Кассета Ирина: другие произведения.

Сказка на новый год

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Новогодняя сказка

    Небольшой подарок мои читателям на Новый Год!

    История, в которой нет места реальности и скептицизму. Сегодня, и только сегодня в ней существуют чудеса, любовь с первого взгляда и старая пыльная библиотека.

    Открывайте ее быстрее, настало время сказок.

    Выложен: 26.01.2020


  
  Эта история начинается со старых книг и пыльных, оплетенных паутиной стеллажей, тихих разговоров и чашечки дымящегося какао. Садитесь по удобнее, я расскажу вам сказку
  ***
  Я помню себя совсем малышкой, кудрявые светлые волосы чуть выше плеч, тугие локоны подпрыгивают в такт моим шагам. Хотя в то время не ходила, а подскакивала на каждом шагу или бежала по коридорам дома, заливаясь в смехе. Уворачиваясь от бабушкиных объятий и проворных рук старой служанки, которые сетовали, пытаясь меня поймать. Даже пробовали пристыдить, что сильнее меня раздаривало и я превращалась в маленький ураган, круша все на своем пути.
  А вечером, когда запас моих сил неведомым для меня образом покидал тело, я куталась в теплый плед на кресле качалке, на которое забиралась с ногами и слушала тихие мелодичные голоса двух женщин, которые рассказывали поистине волшебные истории.
  Они были как две ожившие картинки из забытых книг. Каждый вечер, художник будто рисовал их заново. Но что-то всегда оставалось неизменным. Небольшая гостиная, тяжелые портьеры закрывали окна, горел камин, тепло от которого разливалось по телу. Приглушенный свет в темноте, блики огня освещали точенные аристократические лица. Бабушка сидела в своем любимом кресле, в красивом платье, ее волосы были заплетены в толстую косу и скручены в привычный пучок шелковой лентой под цвет наряду. Служанка не могла просто сидеть в ее руках постоянно что-то было, то вязание, то пяльцы с вышивкой, то крючок, которым она споро вязала ажурные салфетки. Казалось, она и не смотрит на свои руки и они волшебным образом двигаются сами по себе.
  Марево сна окутывал мою маленькую голову и мне виделось все то, о чем перешептывались эти дамы. Пышные балы, красивые кавалеры, богатые приемы и танца, танцы, танцы. Элегантные и изящные как две женщины, сидящие друг напротив друга. Они уже давно не жили в "здесь и сейчас" весь их мир состоял из прошедшего много десятилетий назад "вчера". В этом большом и старом доме уже не будет гостей, третий этаж как и второй покрылись пылью от потолка до пола. От былого богатства остался семейный портрет, немного фамильного серебра, что убереглось от продажи, ворох старых по фасону платьев в которые моя бабушка выглядела также прекрасно, как и в шестнадцать лет, да служанка, которой уже давно никто не платит.
   Две героини забытой всеми эпохи: времени благородных мужей, вальса и расточительства. Старушкам была одна отрада, маленькая девочка в сердце которой они вселили те же идеалы, по которым жили сами. Девочка, которая так долго жила в этой чудесной старой сказке, что после ухода двух дорогих сердцу женщин ей пришлось учиться жить заново.
  А пока я спала и тихонько покачивалось кресло, поленья тихо трещали, теплый желтый свет освещал комнату, над камином висел старый портрет в массивной раме, а бабушка рассказывала истории...
  ***
  Мне хотелось запомнить все именно таким, первые и лучшие годы моей жизни. Жизни среди сказок, когда каждое твое действие было описано как волшебное событие на странице моей личной книги. Я хочу сохранить только это, но другие образы нагло вытесняют мою сказку.
  Промозглый дождь, мерзкая грязь, я одна стою на кладбище и смотрю на памятники. Я не плачу, уже нечем лишь кутаюсь в черное пальто. Потом такси, быстрый сбор вещей и я покидаю свой сказочный дом, потому что он потерял все свое волшебство. Я злюсь, потому что никто из них двоих не сказал мне, что в сказках тоже умирают, что после "жили долго и счастливо" наступает день потерь и горя. Они читали мне другие истории, а потом просто взяли и выбросили в реальность.
  Покидая поместье, я не оглядывалась, быстро села на заднее сидение машины, назвала адрес свой квартиры и скрылась из места, которое так много мне дало и взамен попросило слишком большую цену.
  В этот день мне было пятнадцать, и я начинала жить заново.
  ***
  (Двенадцать лет спустя - утро 31 декабря)
  - Ну что? Едешь? - спрашивала меня Настя, подруга, любящая звонить так невовремя.
  - Не знаю я, - бурчу, придерживая плечом телефон при этом пытаюсь попасть ключом в замочную скважину двери, удерживая в руках гору пакетов и коробок. Предновогодняя суета, чтоб ее.
  - Ну хватит уже ломаться, достала, - нудит девушка, я открываю дверь и вваливаюсь в прихожую.
  - Подожди, - говорю я, опуская вещи на пол и садясь на пуфик, включаю телефон на громкую связь. - Ты на громкой, - предупреждаю ее я.
  - Прекращая выпендриваться и собирайся уже, я подъеду через полтора часа, бай, - она бросает трубку, а я шиплю от того, что сломала ноготь, пока снимала сапоги.
  Насте высказаться я не успела, да и правда ведь, звучит так будто цену себе же напиваю, хотя идея была все-таки моя. Оставляя покупки в прихожей и сняв теплое пальто, шарф, бросив все это рядом с подарками я иду в ванну. Надо смыть с себя всю эту суету. Как обычно, в привычной уже манере я делаю все в последний день, дотянула то того, что пришлось вставать сегодня не свет не заря, чтобы поехать в магазин. Отстояла в пробке таких же умников, чуть не подралась с женщиной за последнюю свечку с запахом корицы, да еще и уронила пряничный домик, будь он неладен.
  Стоя под холодным душем, я приходила в себя и ужас этого утра остался где-то далеко позади. Не смотря на праздник, хваленное настроение так и не пришло. Снега в этом году, что кот наплакал. Работать пришлось до тридцатого, а последние проекты закрыть сегодня утром. Ибо, кто не работает, тот новый год на широкую ногу не отмечает. Была бы моя воля я не отмечала бы, купила максимум вермут и сделала любимый салат, да засела за глупые комедии.
  Но этот год подарил мне не только недосып и постоянную усталость на работе, но и Настю, то ли подругу, то ли врага с маниакальными идеями. То ей натерпеться научиться кататься на сноуборде, и мы мчим на ближайшую горнолыжную базу, где она тут же влюбляется в инструктора и остаток отпуска проводит в номере, а я вся в снегу и синяках учусь покорят склоны. То мы летим на другой конец страны, чтобы порыбачить и отдохнуть душой на природе, но ее кусает клещ и все время мы проводим в больнице. А теперь, это чудо узнало, что у меня есть загородная усадьба, что досталась от бабушки и решила устроить "дворянский новый год".
  Идея в прочем была моя, я намекнула ей, что не плохо бы провести там рождество, вдвоем или в маленьком круге друзей, посидеть у камина. Но она все переиначила и теперь в компании тридцати с лишним человек мы едем на праздничную вечеринку загород.
  Я не ханжа и не зануда, просто людей не особо люблю. Да и к тому же не так я представляла свое возращение в старый дом. Уже больше десяти лет прошло, а моя жизнь и сейчас разделена на "сказочную" и "реальную". В последний год меня часто стали посещать мысли вернуться, навестить старые места, да все не получалось. Точнее... Не получалось себя заставить, я только недавно начала об это говорить. Будто первые пятнадцать лет моей жизни только недавно ожили в моей памяти и при воспоминаниях уже не колит что-то внутри. Я ведь слукавила, знала ведь, что стоит о таком сказать Насте как она тут же что-то придумает. Просто мне нужен был предлог появиться там, а она как никто заставит меня это сделать. Одна бы я не смогла, до сих пор.
  После душа вещи были быстро упакованы в небольшой чемодан, я досушивала волосы и смотрела на часы, успею ли выпить кофе до приезда подруги.
  В дверь позвонили, не успела. Открыла, в квартиру ворвалась длинноволосая блондинка в шубе и на чудовищно длинных шпильках. На лице макияж - во все оружие.
  - Я тебе кофе принесла, - она ставит стаканчик на полку и садиться на пуф. - Давай быстрее, мне жарко тут сидеть, - канючит. Я досушиваю волосы, собираю их в удобный хвост. - Ты хоть платье взяла? - спрашивает она.
  - Взяла, в чемодане лежит, - кивает, одобряет.
  - А краситься что не будешь?
  - Не сейчас, как приедем да все сделаем, тогда и накрашусь, у меня от макияжа глаза болят, - надеваю пальто, быстро завязываю кашемировый шарф. - Пошли, - Настя выходит первой, я за ней, закрываю дверь. Спускаемся на лифте, потом бегом до машины, вещи в багажник, я сажусь на переднее сидение и пристегиваюсь.
  - Кто бы знал, что ты у нас аристократка, - садясь за руль и сняв шубу говорит девушка.
  - Я не аристократка, - вымученно отвечаю я, этим разговором она мне все уши уже съела.
  - Да что ты отпираешься, - машина трогается с места. - Я бы такой родословной хвасталась на каждом углу, - делиться своим мнение подруга. - А ты скрываешь, будто у тебя там не потомственные дворяне, а инквизиторы.
  - Настя, милая, ты специально родилась на этот свет, чтобы меня доставать? - возмущенно смотрит на меня.
  - И не надейся, не для тебя одной такую ягодку мама растила.
  - Только этой мыслью и живу, - выдыхаю я. - Я не дворянка и хвастать нечем, мы ведь не родные с бабушкой, - говорю и вспоминаю, что этот факт никогда не давал мне усомниться в любви женщин.
  Бабушка, как и служанка не были замужем, а по недосказанным историям я поняла, что и у одной, и у другой в молодости были травмирующие отношения. Бабушка, вроде, своего жениха совсем юной потеряла на войне. А тетя то ли ушла от парня, что ее бил, то ли вообще сбежала из-под венца. Они никогда не скрывали от меня то, что я "найденыш". Не тыкали меня этим, а скорее говорили о том, что мои родители возможно живы и даже придумывали истории, где они могут быть и почему меня не забирают. Меня это не печалило, у меня были лучшие мамы на свете. Родственников же я искать не собиралась, ибо все что знала, это: что меня нашли на пороге дома, совсем малюткой. Видно, неугодным ребенком я была у матери, но та хотя бы дала мне прекрасный шанс на хорошую жизнь. После смерти женщин, в наследство мне достался дом и квартира в старом районе, куда я и переехала.
  - Да и пусть не родная, разницы то, кто вообще об этом узнает, - не унималась Настя, я же демонстративно включилась радио погромче, ее это не успокоило. - Мне звонили из клининговой компании, все почти готово, дорого конечно пришлось отвалить за уборку целого особняка, - жаловалась она.
  - Спасибо, что решила взять всю организацию на себя, - потирая вески говорю я. - А то с этой работой я последнюю неделю как на иголках.
  - Ну что ты, для меня это в радость, тем более работа по профессии, - Настя занималась организацией мероприятий. - Может за такую услугу ты мне одолжишь свой домик для, - она не договорила, увидев мой взгляд. - Шучу, шучу. Нам сейчас надо приехать, встретить официантов и поваров и посмотреть, чтобы эти проныры не стырили половину закупленной еды и алкоголя. За ними вообще глаз да глаз, на прошлой свадьбу у меня офики напились до состояния нестояния, пришлось вызывать другую группу, а с ними быстро прощаться, - она улыбнулась каким-то своим мыслям. - Ничего, у меня больше так не забалуют. Ребята подъедут ближе к десяти, то да се, к двенадцать как раз и сядем за стол, потом куранты, подарки, я даже с хорошей скидкой нам салют купила.
  - Ты просто богиня, - хвалю ее я, она расцветает в улыбке.
  - Так, а разве хоть кто-то сомневался? - делаю вид что обдумываю ее вопрос, она тыкает мне в плечо, оскорбившись, я смеюсь.
  - Все пройдет хорошо, - говорю скорее для себя.
  - Ты то как? - улавливает она мое настроение.
  - Неплохо, но страшно, я давно там не была.
  - Не грусти, тебя разрешается сегодня ночью быть пьянее всех и говорить несуразную хрень, - теперь она ловит мой хмурый взгляд. - О моя любимая песня, - она делает музыку погромче, меняя тему, хитрая.
  Я смотрю в окно, на проносящиеся мимо голые деревья и зеленеющую траву. Дал же бог теплую зиму, хуже только дождливое лето. Растения повсеместно выглядят ужасно, со своими изломанными темными ветвями. Мрак. Елочки еще как-то держат марку, но тоже значительно потрепаны. Настю пришлось уговаривать покупать искусственную елку взамен настоящей, мы даже поссорились. Ну кому она нужна настоящая? Только зря срубят, а потом она высохнет и осыплется, лучше так надолго и потом можно легко убрать.
  Дом я увидела издалека и у меня перехватило дыхание. Ненадолго, но все же. Из-за тонких деревцев она выглядывал нежно-голубым облаком.
  - Нравиться? - заметив мой взгляд спросила Настя. - Это тебе мой подарок на новый год, а то не дело что такая красота стоит с облупленными стенами. Наняла бригаду, чтобы они привели его в надлежащий вид, - у меня не было слов, чтобы сказать как сильно я благодарна. - Как появиться дар речи, поблагодаришь, - улыбнулась она.
  Отремонтированный дом был чудо как хорошо, даже лучше, чем в поблекших воспоминаниях детства. Ведь даже тогда он был грязно-серым, нежели голубым.
  Выйдя из машины, я набросилась на подругу сильно обняв, на глазах даже появились слезы.
  - Ну все, не смущай, - обняв в ответ сказала Настя. - Мне и так сложно устоять перед тем, чтобы не подарить подарок, а тут еще такая радость, что мне теперь хочется радовать тебя еще сильнее.
  Около дома нас уже ждали, пять женщин в спец форме клининговой службы. Настя пошла вперед проверять дом, оставив меня наедине с обширным двором. Запущенность была видна во всем, в разросшихся кустах, деревьях что выросли за эти годы, в сухом сорняке. Мне стало стыдно, что Настя сделала для моего дома больше, чем я за все это время. Надо в январе нанять ландшафтного дизайнера, чтобы привести все в порядок.
  Подошла ближе к дому, увидела оборванную веревку старых качель, что висели на толстом суку дерева. Посмотрела на окна второго этажа, где располагалась спальня бабушки, опять нахлынуло желание заплакать, но закрыв глаза я быстро его прогнала. Надо научиться отпускать.
  Поднялась по ступенькам и немного помедлив около двери, повернула ручку и зашла.
  Внутри все перемещалось и от количества народа в белых фартуках, свербело в глазах. Видимо официанты уже приехали. Комнаты были идеально убраны и украшены как в каталоге Икеи. Еловые ветки стояли в вазах, с потолка свисали множество небольших елочных шариков, большая искусственная елка стояла посередине этого пира, украшенная россыпью ярких игрушек и мерцающая гирляндами. Этот дом был идеален, но не мой.
  В моем сказочном домике была пыль на стеллажах и свежие полевые цветы в каждой вазе. Шторы свисали угрюмой тяжестью, окно были чаще закрыты. А сейчас выстиранная дорогая ткань была красиво драпирована и в окна проникал зимний серо-голубой свет. В моем доме не было электричества, только в ванне и библиотеке, свет у нас был от свеч или камина. А здесь, все так сияло, настоящей ослепительной белизной электрических ламп. Старые кресла были подвинуть к стене, чтобы освободить место, да к тому же накрыты пледами, чтобы не были видны позорные дырки в материи. В моей доме была бабушка и старая добрая служанка, а тут...
  - Ты чего застыла? - подлетела ко мне Настя. - От восторга потерялась? Пошли еще столько надо сделать и показать, не время сейчас стоять истуканом, - она подхватила меня за руку, и мы понеслись на кухню, где уже прибыли повара и требовался четкий надзор за их вороватыми руками.
  ***
  Калейдоскоп лиц, событий и неимоверная суета вытянули у меня все силы, которые я так старалась накопить для праздника. Где-то за дверью отдавала последние поручения подруга и уже готовилась встречать гостей. Откуда у нее так много энергии? Может она энергетический вампир и поэтому в таких ситуациях только цветет и пахнет? Меня под сочувствующий взгляд отправили в комнату, чтобы "хозяйка была звездой вечера, а не противной старухой, что испортит людям праздник".
  И вот уже двадцать минут я сижу на диване не могу найти силы встать, хотя время праздника только подходить. Вздыхаю, знаю, что Настя меня так не оставит и с нее дождешься, припеться и оденет меня сама.
  Встала, пошла к чемодану, достала оттуда слегка помятое платье, надеюсь не заметят. Потом вытащила туфли и косметичку. Кто-то из рабочих притащив в дом большое зеркало в пол, перед которым я накрасилась на быструю руку, сняла свитер и джинсы, натянула платье и шпильки. Волосы причесала и заплела в небрежную косу. Если освещение будет не сильно ярким, то сойду и за красавицу. Улыбнулась и вышла из комнаты, навстречу новому году.
  ***
  Застолье, поздравление президента, куранты и быстрое проглатывание зажжённой с желание бумажки. Шампанское, конфетти, салют. Крики, шутки, громкая музыка. Все то, от чего я сбежала в первые полчаса после наступления нового года. Настя все равно не обратит внимание в ворохе людей на одну исчезнувшую меня. А мне тут плохо, будто давит на шею и душит.
  Сняла быстренько туфли и бросила их в угол длинного коридора, прошла через кухню, где повара если жаренную курицу и комично онемели, когда я их застала. Потом привычно вышла в малую залу, где болтали несколько человек, дальше через маленький коридор и на лестницу, еще гостиную и наконец я у дверей бабушкиной спальни.
  Рука медлила, войти было трудно. Казалось, что весь этот праздник и люди напрочь уничтожили все самое любимое в этом месте. Рывок, я захожу и улыбаюсь. Все, как и раньше. Слегка приоткрытые окна, горящая настольная лампа, застеленная кровать, трюмо, дубовый шкаф. Подхожу к кровати, но не решаюсь сесть, потом дальше к шкафу, около одной из полок нажимаю на книгу, и тонкая перегородка рядом с трюмо открывается.
  И вот, я будто снова маленькая девчонка и скачу по ступеням в бабушкину библиотеку, чтобы спрятаться от строгой служанки. Перехватывает дыхание, когда я захожу в залу, где все стены уставлены большими книжными стеллажами до потолка. Одиноко стоит кресло и настольная лампа. Казалась бабушка не любила свет, ей нравился полумрак и теплый свет огня, она будто пряталась от реальности даже в этой ее привычке. Подхожу к креслу сажусь, включаю лампу и мир становиться тем же, из давно забытых историй и дней. Платье будет грязным от пыли, но и бог с ним, не важно. Сюда не проникает шум людей и улицы, тут своя уютная атмосфера. Кажется, что сейчас с чайником какао зайдет служанка в белом переднике и бабушка нальет мне лучший напиток в мою небольшую чашечку, а потом прочтет сказку или расскажет историю.
  Рука поднимается и тянется в пустоту, мираж исчезает, я ежусь от внезапного холода.
  На столике под слоем пыли лежит большая книга сказок, которую я кладу на колени, раскрываю, любуюсь потускневшими картинками. Перелистываю страницу за страницей, бабушкиным голосом в моей голове звучат строки: "жили-были", "в некотором царстве", "долго и счастливо". Обещаю себе не плакать. Но одна слеза все же падает на картинку маленькой девочки на одной из страниц.
  Закрываю глаза, вдыхаю знакомый, совершенно волшебный воздух старых книг. Не хочу возвращаться вниз, там дышится хуже, не смотря на раскрытые настежь окна. Забираюсь с ногами на кресло, обхватив колени. В воображение проносятся герои сказок, они пляшут на пирушке и скачут в далекие страны за принцессой, сражаются с драконом и пьют брагу с верными друзьями. И их голоса звучат в моей голове...
  Укачиваемая далекими историями я засыпаю, как тысячу лет назад, когда я была не одна.
  ***
  - Вставайте, вставайте. Ох, ну чего же вы спите то? Вставайте, - меня трясут за плечо, я открываю глаза, сонно смотрю на девушку.
  - Сколько сейчас времени? - спрашиваю сиплым со сна голосом.
  - Так шесть утра уже, а вы все встать не можете, - оглядываясь на дверь бормочет девушка.
  - Шесть? - от резкого возгласа я закашлялась. - Ты чего так рано встала, мы в доме до второго остаемся, спи, - я вновь закрываю глаза тут же проваливаюсь в сон.
  - Да что же с вами делать!? Мне что вашу няньку звать? - что она пристала до меня? Настю хочет позвать, так пусть, до подруги уж точно не добудятся. - Либо встаете, либо я на вас Наталье нажалуюсь, - угрожает девушка.
  - Да что ты пристала? - уже злюсь я, это мой дом, где еще и выгоняют. Смотрю на девушку уже не затуманенными глазами, длинная русая коса, темное простое платье и наглаженный белый передник. Они что решили костюмированную игру устроить пока я спала?
  - Вам бы Анна Сергеевна за словами следить, совсем вы голову от сватовства потеряли, раньше никогда не грубили, - обиженно дует губки девица. Бог с ней, встаю, осматриваю комнату. Чисто и светло, я сижу на диване, хотя заспала на кресле, на книжных полках лежать две-три книги. Обокрали? Это окончательно заставляет меня проснуться.
  - Нас обокрали? - сиплю я.
  - Да бог упаси, - девица креститься.
  - А где все книги? - указываю на стеллажи.
  - Какие книги, Анна Сергеевна? - пугается девушка. - Вы книг отродясь не читали, даже нянька заставить на могла, - потом испуганно спрашивает. - Не помешались ли вы часом? - тот же вопрос я хочу задать и ей, ибо совсем ничего не понимаю.
  - Где я?
  - Имение Добролюбовых-Ашенковых, - лепечет. Ну правильно, по официальным бумагам так и называется.
  - А день сегодня какой?
  - Так самый важны, тридцать первое декабря, - вот, это уже странно. - Не нравится мне ваш вид, позову все-таки Наталью, - быстро говорит девушка и скрывается за дверью. Я же пытаюсь вспомнить вчерашний день. Много не пила, грибов даже маринованных не ела, откуда тогда галлюцинации? Дом мой, только будто немного другой, мебель не потертая, шторы легкими волнами обрамляют окна, постельное белье как новое, не заштопанное и истончившиеся.
  Вывод напрашивался один и был он ужасен, я каким-то образом отдала концы в своем мире и мое подсознание перекинуло меня в одну из бабушкиных историй. Или же впала в кому, такое бывает, я о таком читала. Что человек приходить в себя и рассказывает, как жил и что делал, хотя в реальности все это время пролежал в больнице.
  Дверь открылась и вошла толстая бабища, уперла руки в бока.
  - Вы что мне удумали Фросю пугать? Анна Сергеевна, совсем что ли от счастье голову потеряли? - зычным голосам спрашивает, я так полагаю, Наталья.
  - Такое себе счастье, - говорю я имея в виду возможную кончину. Женщина хватается за сердце, девчонка усиленной крестится. Нянька заходит в комнату и закрывает дверь, прищемляя девушке косу, на что та испуганно ойкает.
  - Вы что? Вы что говорите?! Совсем ум за разум зашел? Такими словами не смейте бросаться! Будьте вы маленькой девочкой я бы вас лозиной отходила за такие вещи, - девушка все не перестает молиться и креститься.
  - Вы о чем вообще? - спрашиваю я устало и сажусь на диван.
  - Как о чем? - удивляется женщина. - Сегодня к нам в имение пожалует императорская семья с сыновьями и вся придворная аристократия с дочками на выданье. Сегодня будем вас сватать, - и правда что, не в сказке сказать, не пиром написать. Ошарашила так ошарашила. Такую историю, я от бабушки не припомню.
  - И что мне делать? - спрашиваю глупо, но женщина от этого возгласа только расцвела.
  - Быть хорошей девушкой, чтобы понравиться будущему императору, наследничку.
  - Я хорошей девочкой быть не умею, - шепчу.
  - Так мы научим, - кровожадно улыбается Наталья.
  Меня подхватывают за обе руки и ведут в умывальню, где стоит большая ванна. Наливают в нее волшебным образом появившиеся ведра с водой, пока меня раздевает девушка. Силой заставляют сесть в воду, которая до ужаса холодная, а потом еще и сверху выливают студеной воды. Мамочка дорогая. На попытки вырваться не реагируют, Наталье видно это только удовольствие добавляет. Она подливает теплой воды и в ванне становиться чуть терпимее. Зверским орудием пыток с меня сдираю кожу, или по словам няньки "отмывают до чиста". Втирают в голову какой-то отвар, поласкают, снова втирают и вновь поласкают, пока на голове, по ощущениям, не остаётся одна волосинка.
  Пытки не прекращаться и меня докрасна натирают полотенцем, потом дают халат и отводят в спальню, где через час я сижу с так туго заплетенными косами, что в пору думать, что я азиатка. Напудрили мне лицо, сильно надухарили "заморскими духами", которые как по мне скорее на тройной одеколон смахивают. Намазали чем-то губы и подвели жирно глаза. Натянули корсет, от которого в глазах потемнело и пришлось молиться, что ребра не треснули. Потом сотню юбок и наконец платье.
  - До чего же красавица, - расчувствовавшись лепетала Наталья, я же мертвым грузом лежала на диване не в силах встать.
  - Зеркало то покажите, - попросила. Фрося тут же метнулась за дверь и вскоре тяжело таща принесла массивное тусклое зеркало, посмотрев в которую впору было бы вешаться. На меня смотрело чудо из чудес. И "чудо" здесь от слово "чудовище". Если платье и имело место быть, то остальное. Прическа аля молодящаяся бабуля, макияж не лучше. - Боже мой, - сказала я. Наталья и Фрося приняли это за комплимент и расцвели. Так "императора" я точно не очарую, скорее поражу в самое сердце и он сляжет от инфаркта прям там.
  - Нравиться? - спрашивает няня.
  - До ужаса, - честно отвечаю я. - Когда вы там говорите принц приедете?
  - После обеда должны пожаловать, - отвечает Фрося.
  - Хорошо, вы идите тогда, а я пока от красоты такой в себя приду, - они хотели возразить, но я уже указывала на выход. - Идите, идите, я позову, - захлопнула за ними дверь, для надежность задвинула щеколду.
  Так дело не пойдет, придется все переделать.
  Косы я расплетала час, лицо пришлось умывать холодной водой и оттирать полотенцем. Волосы заплела в простую косу с лентой, лицо лишь немного подпудрила. В этом зеркале я выгляжу явно моложе своих лет, тем более, когда смяла с лица этот кошмар. Платье я еле сняла и переоделась в простое, без корсета и юбок, на ноги надела удобные ботинки с небольшим каблуком.
  Выходить в коридор я не стала, поэтому быстро оглядевшись вылезла в окно первого этажа. Зима, что тут, что там стояла теплая, замерзнуть не успею. Крадясь, преодолела одну стену дома выйдя во двор, где быстро пробежав лужайку, оказалась рядом с конюшней. Замерла, конюшни дома я не помню, возможно ее снесли после стольких лет то.
  Из конюшни вышли люди, два крестьянина, в простой одежде и несколько молодых мужчин, аристократы. Я осмотрела их, не хуже и не лучше они современных мужиков, только что костюмы понаряднее. Они остановились, не доходя до меня, всматриваясь. Теперь мы играли в гляделки, один из них махнул мне рукой, чтобы я подошла. Ага, бегу и падаю.
  Мимо, по дороге ведущей к дому проехал экипаж, две дамы о чем-то оживленно переговаривались и до меня донесся знаковый смех, я обернулась, не успев рассмотреть гостий. Последовала за ними и даже почти успела их нагнать, но они быстро скрылись за дверьми дома, из которых навстречу мне вышла Наталья.
  - Батюшки святы, да что ты творишь? - сиреной завопила женщина. Ладно потом нагоню, сейчас надо бежать что есть мочи, чтобы не испробовать хваленную лозину.
  Приподняв платье, чтобы было удобнее бежать, я рванула к заднему двору, пока женщина пыталась выйти из ступора. Со двора был вход для прислуги, а в доме можно спрятаться получше, да и холодновато так ходить. Побежала, слыша сзади крики и причитания, открыла дверь и молнией влетела в комнату для слуг. Девушки, что чистили картошку испуганно замерли, я приложила палец к губам и сказала:
  - Вы меня здесь не видели, - они кивнули.
  Прошла к двери и вышла на кухню, через нее в коридор и на второй этаж, где потихоньку начала заполняться комнаты для гостей. Послышались тяжелые шаги, меня нагоняют. Заметив впереди открытую комнату, я влетела в покои и быстро захлопнула дверцу.
  - Вот, так гость, - раздался мужской голос и я подняла голову, в комнате я оказалась не одна. На диване и двух кресла сидели пять молодых людей, один из которых встал и направился ко мне. - Ты что тут делаешь? - он был явно удивлен.
  - Мне нужно спрятаться, ничего не спрашивайте, я скоро уйду. Сделайте вид, будто меня тут и не было, - быстро выпалила я. Прислушалась к звукам их коридора, шаги Натальи удалялись.
  Мужчины, застывшие и молчавшие, таращились на меня во все глаза. Кто-то улыбался, кто-то качал головой будто осуждая, кто-то просто удивленно меня осматривал.
  - И от кого ты убегаешь? - спросил мужчина постарше, сидящий на диване.
  - От няньки, - честно ответила я и подумала, что надо убегать, иначе это попахивает скандалом. Девушка одна в компании незнакомых мужчин, насколько мне помниться за такое в те времена и повесить могли. - Да я побегу уже, до свидания, - и юрко нырнув скрылась за дверью. Неловко, все же получилось.
  Обернувшись, пошла к своей комнате, на подступах к которой меня поймала Фрося, будь эта девка неладна. Все причитала, какой плохой я стала, на крик пришла и Наталья. Они вдвоем затолкали меня в покои.
  - Что же вы Анна Сергеевна, побойтесь бога так позориться, - обе перекрестились.
  - Да что я такого сделала то?
  - Бегаете как дворовая девушка, да еще и в таком наряде.
  - Мне неудобно было в вашем пыточном устройстве, - я по детски скрестила руки на груди.
  - Будете одевать платье?! - грозно спросила Наталья.
  - Только на мой труп, - твердо ответила я, их парализовал шок.
  - Что за девка, что за девка?! - лепетала нянька и чуть ли не в слезах вышла за дверь, приговаривая. - Я сделала все что могла, с меня какой спрос?
  - Что же вы так? - укоряюще спросила служанка, мне стало стыдно, она вышла в след за женщиной. Я присела на диван.
  Из приоткрытой двери раздался приглушенный разговор, кто-то проходил мимо.
  - Ну что вы Вера Павловна. Какие уж тут дела? - я быстро вскочила и направилась к выходу, вышла, разговаривающих уже не было видно. Да что это за шутки такие?
  Побрела по коридору в ту сторону, куда, мне казалось, ушли женщины, но никого не нашла. Не придумав ничего лучше села на ступеньку лестницы, что ведет на первый этаж, когда-то она же спуститься тут я ее и подловлю. Прошло больше получаса, но кроме ошарашенных моим поведение слуг никто подходящий под описание не прошел. Меня уже изрядно клонило в сон, когда кто-то потряс меня за плечо, я подняла голову, рядом со мной стоял молодой мужчина и по-доброму улыбался. Ладно, беру свои слова обратно, мужчины тут хоть куда.
  - Чего же ты тут сидишь? - спросил он.
  - Жду, - улыбнулась я.
  - Чего ждешь?
  - Самого важного человека в своей жизни, - ответила честно, он удивленно поднял бровь.
  - И долго еще ждать?
  - Сколько потребуется, - развела я руками, мол сама не знаю.
  - Я бы подождал с тобой, но мне надо идти, - сказал с сожалением парень.
  - Ничего, - ответила я. - Идите, - и кивнула, он улыбнулся еще раз и спустился по лестнице временами оглядываясь.
  Потом вернулась Наталья и я попросила у нее прощение, на что женщина только поднесла платочек к уголкам глаз и покачала головой. За свою провинность я не возражала, чтобы меня заплели и надели менее нарядное и тугое, но все же платье с корсетом. Они очень спешили, потому как уже скоро должны были начаться сватания. Что именно они представляют я не знаю, мне лишь погрозили пальцем, чтобы семью не позорила.
  Через полчаса мы спустились в большую залу на первом этаже, где уже толпились в пух и прах разодетые девушки, на фоне которых я явно терялась. Они громко перешептывались и наигранно смеялись, я бегло прошлась взглядом по лицам, но нужной мне девушки не обнаружила. Поэтому протиснувшись сквозь толпу присела на широкий подоконник в углу.
  Голова болела от тугих косиц и шпилек, все время хотелось почесать голову, но я терпела, боясь показаться глупой и смешной. Другие то мадамы даже виду не подавали, что им неудобно в этих ужасающих нарядах.
  По толпе прокатился дружный вдох, а потом все замолкли, в комнату кто-то зашел. Мне хоть и было интересно, удобное место покидать не хотелось, а разглядеть что-то через головы не удавалось. Одна за другой девушки стали опускаться в реверансах или книксенах, разницы не помню уже. Вот одна головка опустилась и вернулась, вторая, третья и так по мере продвижения важных гостей.
  - Чего ты сидишь, - шипит на меня ближайшая девушка. - Они пришли, - и она опускается в приветственном поклоне. Кто "они" я догадывалась, но встать и "как подобает встретить" монарших персон не успела. Они подошли сами.
  С двоими я уже была заочно знакома, один из них, что постарше сидел в комнате, в которую я так нелепо ворвалась. Второй же, был тем, кто мило пообщался со мной на лестнице. Остальных двоих я видела впервые. Они задержались, смотря на меня. Я встала, подошла и по привычке и от растерянности протянула руку каждому из братьев, представившись:
  - Анна, - те от неожиданности пожимали мою ладонь. Парень что говорил со мной на лестнице сжал ладонь сильнее, спросив:
  - Дождались самого важного человека в вашей жизни?
  - Кто знает, - ответила я и отпустила его руку, он улыбнулся и братья последовали в небольшую залу, что была следующей после этой гостиной.
  Стоило им уйти как на меня набросились жаждущие подробностей девушки, я же отмалчивалась и вскоре им это надоело и обиженно надув губки они отвернулись от меня. Я же сидела до сих пор ошарашенно. Не каждый день видишь так близко отпрысков королевской фамилии, да еще и фамильярно жмешь им руки. Нянька узнает, на кол посадит.
  Несколько слов о принцах, буду их так называть. Все статные красавцы с военной выправкой. Темные волосы разной насыщенности и красивые серые глаза. Кто-то чуть выше, кто-то чуть шире в плечах они были похожи, но все же во многом отличались. Красавцы убитой эпохи.
  Дальше началась какая-то вакханалия. Оказывается, образовалась некая очередь на "собеседование/допрос" с будущими невестами. И девицы кто понаглее лезли вперед, отсюда и крики и даже попытка драки. Что не сделает русская женщина ради богатого и красивого мужика. Эх.
  Мне в этом участвовать никак не хотелось, поэтому я прошлась по нестройным рядам красавиц, вглядываясь каждой в лицо. Я видела ее старые портреты и даже одну фотографию, образ хоть и потускнел, но узнать то я ее точно смогу. Как назло, не одной знакомой черты или даже намека на сходство, только косые взгляды и поджатые губы.
  Поиски не увенчались успехом, и я под шумок вышла из гостиной и пошла на кухню, с утра и маковой росинки не было. На кухне я отхватила два пирожка и кружку молока, которую тут же и осушила.
  Потом подошла к прихожей, и надела первый попавшийся плащ, вышла на улицу. Свернула с дороги и пошла к молодым деревцам, что оголенными ветками качались на ветру. Около полузамёрзшего искусственного пруда стояла деревянная часовенка, которую в моем времени снесли. Пошла к ней, интересно же, что тут такое было. Зашла, маленькая комнатка с иконами. Посередине на коленях стояла маленькая фигурка я замерла. Та же привычно заплетенная коса и пучок, с красиво завязанной лентой.
  Девушка усердно молилась и моего прихода не заметила, я подошла поближе и присела к ней. Ее голубые глаза только сейчас посмотрели на меня, а губы продолжали читать тихую молитву. Когда я взглянула в эти глаза, к горлу подкатил ком. Девушка остановила свою молитву и участливо спросила.
  - Что с вами? - голос ее был на порядок звонче, чем я запомнила.
  - Просто, я тебя искала, - сказала я тихо всхлипнув.
  - Меня? - удивилась девушка.
  - Да, - я взяла ее руку и сжала, в глазах стояли слезы, а в воображение оживал маленький портрет, что она мне иногда показывала, сидя в своей спальне.
  - Не плачь, - встрепенулась девушка.
  - Хорошо, - я улыбнулась. - Не буду, если позволишь тебя обнять, - девушка растерянно кивнула, и я прижала ее к себе, стараясь не пугать.
  - Что-то произошло? - все-таки испуганно спросила она.
  - Нет, просто меня послали, чтобы я нашла тебя. Отбор уже начался. Все только тебя и ждут, - девушка залилась румянцем.
  - Совсем из головы вылетело, пошли, - но она не вставала. Потом посмотрела на меня, схватила резко мою руки и спросила: - Как думаешь, если у меня шанс, чтобы его высочество в меня влюбилось, - я замерла, в таких вопросах я была не мастак.
  - Не знаю, а кто именно тебе нужен?
  - Александр, - девушка зарделась. Знать бы еще кто из принцев этот Александр.
  - Не скажу про любовь, но я сделаю все, чтобы ты ему запомнилась, а там дело за тобой, - я ей подмигнула и улыбнулась. Мы поднялись и вышли из беседки, ее рука лежала на моей, в душе расцветало давно забытое чувство домашнего уюта. Я была счастлива.
  Когда мы зашли в залу, девушек было уже в разы меньше, но все же много.
  - Так точно не пойдет, - шепчу я, а девушка растерянно застенчиво прижимается ко мне. - Нам такой расклад не подходит, надо куда-то всех этих красавиц выгнать, - немного подумала, хм. Есть идея, правда после этого мало кто скажет, что я "не опозорила семью" да и бог с ними. - Сиди здесь, никуда не уходи, - говорю я девушке, та кивает.
  Сама же выхожу из дома, обхожу дом и подхожу к окну малой гостиной, где сейчас сидят наследники. Окно чуть приоткрыто и я слышу, как они разговаривают с девушкой, звучит:
  - До свидания, - и хлопает дверь, время пришло.
  Благо окно большое и не так высоко от земли, поэтому мне хватает роста, чтобы в него постучать. Сначала смолкают мужские голоса, потом раздаться шаги и створки открываются, на меня смотрит один из тех принцев, что ранее я не видела. Улыбаюсь ему как можно лучезарнее.
  - Андрей, кто там? - раздается из комнаты и к окну подходит парень с лестницы.
  - Здравствуй, - улыбается он совершенно искренне.
  - Приветствую, у меня к вам самое лучше предложение, - говорю как можно радостнее, хотя и смущаюсь. Остальные мужчины тоже походят.
  - Ко мне, - спрашивает давешний парень.
  - Может и к вам, - подмигиваю. - Вы мне главное скажите, кто из вас Александр? - все замирают.
  - Положим, что я, - отвечает самый старший, я незаметно выдыхаю, хорошо, что не мой знакомец.
  - Могу ли я в этот предновогодний день похитить вас на двадцать минут? Обязуюсь вернуть в целости и сохранности. Могу поклясться на библии, - мужчина смотрит растерянно, потом улыбается и смеётся.
  - Неужели вы не смогли дождаться своей очереди? - спрашивает Андрей.
  - На кой мне эта очередь? - шепчу я. - Замуж я точно пока не хочу, - мужчины улыбаются.
  - Зачем же тогда вам я? - спрашивает Александр.
  - Не бойтесь, под венец не затащу и на невинность покушаться не буду, - от этой реплики все громко засмеялись.
  - Ну что, брат, пойдешь? - спрашивает знакомый.
  - Куда деваться, если так настоятельно просят. И как мне с вами пойти, если за дверью меня разорвут на кусочки стоит мне выйти? - спрашивает мужчина.
  - Так вы прыгайте, тут невысоко, - предлагаю я. - Сама утром так от няньки сбегала и жива, - он кивает, парни расходятся, и он плавным движение приземляется рядом со мной.
  - А больше вам никто не нужен? - спрашивает меня парень с лестницы, надо хоть имя его узнать.
  - А вас как зовут? - улыбаюсь я, он улыбается в ответ будто принимает условие этой игры.
  - Алексей, - я делаю вид, что думаю, потом произношу: - На Алексеев пока заказа не было, ждите своей очереди, - он улыбается немного грустно и произносит.
  - Давайте решайтесь быстрее, быть может я чей-то важный человек и меня также заберут.
  - Ничего, я догоню и отберу, - под смех принцев я удаляюсь вместе с наследником к часовне.
  ***
  - Так, иди туда, - говорю я девушке толкая ее в часовню.
  - Так мы только оттуда пришли, - лепечет она.
  - Сказала надо, значит надо, - она не сопротивляется и послушно входит, оглядываясь, я киваю. Зашла, теперь остальное в ее руках. Сама же чуть отошла и пошла к дому.
  Навстречу мне из видного от часовни окна спрыгивает парень и идет навстречу. Я останавливаюсь, на душе как-то сладостно приятно и новогоднее настроение поднимается до небес.
  - Значит, вы сегодня работаете амуром? - спрашивает меня Алексей.
  - Только если не полставки, - кокетливо отвечаю я. - А вы убегаете от прямых обязанностей в поисках невесты?
  - Мне это уже не нужно, - отвечает он.
  - Что же так? - удивляюсь я.
  - На сегодня я уже нашел достойную спутницу, - ох я даже покраснела.
  - До начала праздника еще часов пять и чем вы мне предлагаете заняться?
  - Похищение наследников престола вы еще планируете? - спрашивает он, подставляя руку, мы медленно гуляем по заднему двору.
  - На сегодня амурных дел достаточно, но я до сих пор нахожусь в статусе крестной феи для одной милой особы, поэтому слишком сильно на меня не рассчитывайте, - он смеется и произносит.
  - Вы необычная девушка.
  - Это плохо или хорошо?
  - Пока не знаю, но я надеюсь, что вы мое новогоднее чудо, - теперь смеюсь я.
  ***
  Мы прогуливаемся немного по двору, потом Алексей залазит обратно к братьям, чтобы попрощаться с девушками. И назначает мне свидание через час около часовни, я киваю. Сама же иду в дом с центрального входа, гостей все больше и слуги бегают туда-сюда. Повара уже начали готовить и по дому разливается приятный запах мяса и выпечки.
  У меня слегка замерзли руки, я бегу к себе в спальню, беру рукавички и свой плащ с мехом, потом спускаюсь на кухню. Где прошу дать мне молока и какао порошок, потом под мольбы отойти от печки варю нам какао, наливаю его в чайник и беру корзину. Куда ставлю четыре чашки, тарелку с яблочным пирогом, который пришлось буквально вымаливать и чайник.
  Выхожу из дома и иду к часовне, сажусь на ближайшую лавочку и жду двух голубков, что затаились за этими стенами. Улыбка не сходит с моих губ, такого нового года у меня точно не было. Будто прочитав все мои желание с неба начинает идти крупными хлопьями снег, я ловлю их языком, как в детстве. Если это не чудо, то что?
  Алексей приходит раньше, чем выходит парочка из часовни. Он очень рад тому, что я принесла поесть, потому как "не ел ничего со вчерашнего дня". Мы уплетаем пирог и пьем какао.
  - Как вкусно, никогда раньше пробовал, - говорит он мне, когда я подливаю ему уже в третий раз горячий напиток.
  - Секрет прост, надо добавить ванили и немного соли, это оттеняет вкус, - он замирает.
  - Вы сами готовили?
  - Ну да, - отвечаю.
  - Для меня? - а в этом вопросе что-то уж совсем личное и интимное.
  - Не только, - быстро отвечаю я. - Для себя в том числе, - и подмигиваю, но ваш разговор уже не такой как раньше, в нем будто появился вопрос или тайна, которую никто открывать не хочет.
  Мы слопали половину пирога, а Лидия и Александр все не появлялись. Уже темнеет и в доме зажегся свет, из открытых окон видны красивые дамы и их кавалеры. Праздник потихоньку начинается.
  - Мешать не будем, - говорю я. - Надо только это оставить, а то совсем с голода помрут, - Алексей кивает и берет корзину. Оставляет на пороге и стучит в дверь, а потом с ребячьим безрассудством убегает от двери, берет меня за руку, и мы как маленькие нашкодившие своим родителям дети, убегаем заливаясь смехом.
  В доме меня встречает злая Наталья, которая то ли не замечает наследника, то ли делает это специально. Берет меня под руки и ведет переодеваться, парень шепчет мне от двери:
  - Я буду ждать в гостиной, - я киваю, не успевая уточнить в которой именно.
  Поднявшись к себе меня раздевают, расплетают косы и достают новое платье. Пострашнее в своих тесемках и корсетах. Мы долго ссоримся, говоря о прическе, останавливаясь на простой косе с лентами. Из платья убираем пару юбок и не туго затягиваем корсет. На это Наталья соглашается после того, как я говорю ей, как сильно ее люблю и как многим благодарна. Женщина расцветает и с улыбкой уходит к себе, чтобы переодеться.
  Я же быстр спускаюсь на первый этаж и иду в главную залу, куда меня не пускают, потому, как только начали расставлять посуду и холодные закуски. Приходиться искать наследника в другом месте. В малой гостиной уже сидят люди и переговариваются, поглядывая на праздничный стол. Не одной мне есть хочется.
  Потом библиотека, где особо умные делают вид, что читают, особенно этим грешат юные создания, у одной даже книга перевернутой лежит на коленях. Прошла в коридор, где на подоконниках сидят мужчины и говорят о том, что женщинам слышать не стоит, то есть о женщинах. Дальше через еще один зал и снова маленькая гостиная, в которой стоит рояль, милая светловолосая девушка играет приятную мелодию. На удобных диванчиках сидят с основном пожилые женщины и мужчины, вслушиваясь в музыку и тихо переговариваясь.
  Заметив меня одна из женщин громко произносит:
  - Аннушка, милая мы как раз о тебе и говорили, не хочешь ли ты нам дорогуша спеть? - вопрос застал меня врасплох, я так давно не пела под рояль.
  - Я не думаю, - лепечу.
  - Просим, просим, просим, - раздается то тут, то там.
  В комнату заходит Лидия, ее улыбка озаряет все, сзади идет счастливый Александр.
  - Просим, - радостно говорит и она, я киваю. Она любила слушать как я пою.
  Наклоняюсь к девушке и напеваю ей мелодию, мы несколько раз пробуем подобрать точный мотив. К этому времени подходят все больше гостей. Я встаю около рояля. Девушка начинает играть, с первых нот все замолкают, смотря на меня. Я же стараюсь не буравить взглядом Лидию, потому что это песня для нее.
  - Как узор на окне
  Снова прошлое рядом,
  Кто-то пел песню мне
  В зимний вечер когда-то.
  
  Словно в прошлом ожило
  Чьих-то бережных рук тепло,
  Вальс изысканных гостей
  И бег лихих коней.
  
  Вальс кружил и нёс меня,
  Словно в сказку свою маня,
  Первый бал и первый вальс
  звучат во мне сейчас.
  
  Зеркала в янтаре
  мой восторг отражают,
  Кто-то пел на заре,
  дом родной покидая,
  
  Будешь ты в декабре,
  вновь со мной дорогая.
  
  Пою и по моим щекам катятся слезы, я и раньше могла спокойно эту песню петь. Она для меня почему-то сквозила тоской и болью. Будто исповедь давно минувших дней. И в моем сознание она прочно укоренилась как гимн моего сказочного дома, как песня ключ к сердцам его обитателей. Новогодняя мелодия, от которой хочется плакать, перед глазами мелькали картины детства. Мои прошлые "новые года" в маленькой гостиной, со свечами, еловыми ветвями и большой чашкой теплого молока.
  Я допеваю последнюю фразу смотря в глаза Лидии, отправляю ей тем самым послание, которое она еще не понимает. Рассказываю ей о своих чувствах, открываю душу.
  Музыка обрывается, комната взрывается аплодисментами, я прихожу в себя. Из воспоминаний возвращаюсь в залу дома. Я слышу даже крики: "на бис, ура". Вижу боковым зрение лицо Алексее, который застыл с глазами заполненными такой... нежностью? Но быстро отворачиваюсь, боясь заглянуть глубже. Иду к Лидии, беру ее за руки, спрашиваю:
  - Тебе понравилось? - она кивает не в силах говорить, а потом утыкается мне в плечо и плачет, я прижимаю ее крепче и целую в макушку, не хочу, чтобы этот день кончался. Но девушка отстраняется и смотри на меня счастливыми глазами, я тихонько спрашиваю:
  - Очаровала его? - она краснеет и чуть заметно кивает.
  Нас разъединяет толпа меня окружают, и я вижу, как милая пара уходит в главную залу.
  - Что за песня? Откуда у тебя такой голос, милочка? Вы срочно должны мне написать ее? - щебечут на ухо, от этого гама меня спасает Алексей, которому позволено все.
  - Могу я забрать нашу сладкоголосую пташку? - ему кивают и все расходятся, мы вместе выходим он шепчет: - Я не слышал ничего лучше, вы... вы, - я не даю ему договорить из страха услышать то, к чему не готова.
  - Ну что вы, не льстите, давайте уже пойдем к столу, я голодна как тамбовский волк, - он улыбается мне такой улыбкой, что я ощущаю себя совсем юной девушкой, увидевшей своего кумира. Его рука слегка касается моей, он говорит:
  - В новом году вы точно от меня не убежите.
  - Я очень быстро бегаю. - отвечаю я.
  - А я лучший охотник империи, - подмигивает и идет к братьям, для вельмож у нас отдельный стол.
  ***
  Вот за что я и люблю эту эпоху, так за чудеса кулинарии. После великолепнейший холодных закусок, последовали горячие блюда, одно интереснее и замысловатее другого. Жаль, что я так сильно наелась салатами, что даже на горбушу в сливках и томленного глухаря меня не хватило. Пришлось пить морс в надежде, что в меня влезет хоть еще один кусочек оливки. Другие дамы ели как пташки и уже после воды заявили, что наелись на всю оставшуюся жизнь. Врут и не краснеют.
  Наступило двенадцать часов, бой курантов. Шампанское от сильных ударов бокалов разливается на еду, скатерти и одежду, но никто не обращает на это внимание. Все счастливы и дышат только этой минутой и этим новогодним чудом.
  Я искренне смеюсь со всеми, этот день подарил мне так много, что на целый год чудес больше не осталось. От своего столика мне кивают принцы, дружно улыбаясь и кидая многозначительные взгляды на Алексея. Он смотрит так, будто в его глазах я найду все что так давно искала, уют и домашний очаг. Меня это смущает, и я перевожу взгляд на Лидию, которая так ярко светиться от счастья, что и меня переполняет любовь к этому дню.
  Чуть позже начинаются танцы, Лидия танцует с Александром и это самая красивая пара, что я видела. Девушки улыбками подзывают кавалеров, в комнате становиться душно и открывают окна. Я не хочу танцевать, я просто хочу смотреть как все счастливы, будь частью этого настроения. Под шумок, пока никто не заметил выхожу на улицу, чтобы вдохнуть свежий воздух и этот новый год в себя.
  До сих пор падает совершенно волшебный снег, я кручусь на месте, снежинки тают на моем лице, превращаясь в маленькие капли.
  - Вы будто из другого мира, - говорит мне мужской голос, я останавливаюсь. Напротив крыльца стоит Алексей с моим плащом. Улыбаясь, позволяю ему надеть его на меня.
  - Можно и так сказать, - радостно отвечаю я, - пока он завязывает тесемки на капюшоне.
  - Решили проверить мои навыки охотника, поэтому и убежали? - смеясь спрашивает он.
  - Возможно.
  - Могу ли я считать, что вы мое новогоднее чудо?
  - Хм, если только новогоднее, - смеюсь я. Он берет мои руки без перчаток и дует на них, в попытке согреть. От этого действия мне становиться неловко и опять будто повисает невысказанные слова в воздухе, я мягко отстраняюсь. - Это лучший новый год в моей жизни.
  - И в моей, - говорит мужчина, он все же берет меня за руку и заставляет посмотреть ему в глаза. - Анна, прошу вас не перебивать меня, - серьезно говорит он и я понимаю, что сейчас на меня упадет та тайна невысказанных слов и мне отчего-то страшно.
  - Не стоит, - говорю я.
  - Позвольте мне сказать это сегодня? Как новогодний подарок мне? - я ничего не отвечаю, он продолжает и задает лишь один вопрос: - Есть ли у меня шанс, в этом году, при всех моих усилиях, которые я приложу, сделать попытку стать достойным вашей руки мужчиной? - я смущенно смотрю на него. - Простого "да" или кивка мне вполне хватит как ответ, - я улыбаюсь и качаю головой.
  - Это же не сказка.
  - Сегодня - сказка. И я влюбившийся Иван-дурак, а вы моя Елена Прекрасная.
  - Я разочарую вас, - говорю тихо, боясь этих слов.
  - Дайте мне ответ, это все что я прошу в этот чудный миг, пока волшебство нового года еще витает в воздухе, - я киваю, не в силах ответить, он смеётся и обнимает меня. - Спасибо, - искренне шепчет он, а потом отстраняется и садясь на одно колено говорит. - Тогда позвольте мне, королева этого вечера и властительница моего сердца, пригласить вас на танец, - я смеюсь.
  - А нельзя это сделать с меньшим пафосом? - он встает.
  - О, у вас прорезался голос? - он берет мою левую руку, обнимает за талию и напевая мелодию вальса начинает кружиться со мной по заснеженной дороге.
  На нас падают снежинки. От дома раздаются голоса и радостный смех, звон бокалов. А мы будто одни в этот миг, в своей личной вселенной счастья и что будет после этого танца я не знаю. Что будет через час или завтра, понятия не имею. У меня есть новогоднее чудо и я хочу насладиться им по полной, испить эту чашу до дна. Он танцует лучше меня и благодаря ему наш танец действительно похож на вальс. Он спрашивает:
  - Ты нашла самого важного человека в твое жизни? - я киваю.
  - Ты не забыл, что сегодня я фея крестная и мне обязательно надо навестить свою Золушку?
  - Пока она не превратилась в тыкву? - шутит он.
  - Пока я не растворилась в этой ночи, - туманно отвечаю я, он сжимает мои руку чуть сильнее.
  - Я не хочу, чтобы это чудо исчезло, когда пробьют часы.
  - Я тоже, - прижимаюсь к нему ближе.
  ***
  Алексей отпустил меня лишь на мгновение, чтобы я поговорила с Лидией. Сам же взял на себя брата, который не на шаг не отходил от девушки. Мы прошли с не на второй этаж и сели на ступеньки.
  - Как ты? - спрашиваю я.
  - Нет счастливее человека в этот день, - я беру ее за руку у меня есть вопросы, которые я хочу ей задать.
  - Я так за тебя рада.
  - Это все благодаря тебе, - улыбается она.
  - Нет, это все благодаря тебе, - смотрит удивленно.
  - Я хочу кое-что сказать, - начинаю я. - Даже если ты меня сейчас не поймешь, прошу обещай, что будешь со мной до конца наших дней.
  - Обещаю, - бодро говорит она.
  - Я хочу сказать, - запинаюсь. - Хочу сказать, что очень сильно тебя люблю, сильнее чем себя или тот мир, в котором я живу сейчас. Ты дала мне так много, открыла для меня всю сказку моей жизни, создала из меня принцессу, которую заперла в своем замке. Я хочу попросить прощение, что злилась на тебя, что запустила этот дом, что долгие годы старалась забыть то, что ты мне подарила, - Лидия слушала меня внимательно. - И хочу задать вопрос: ты гордишься мной?
  - Ну конечно, - она обнимает меня, я прижимаюсь к ней так сильно, вдыхаю запах ее волос.
  - Я так по тебе скучала, думала, что ты бросила меня. Не понимая, что все это время ты была со мной, в моем сердце.
  - Я всегда буду рядом, - уверяет она меня.
  - Я знаю, теперь я знаю, что надо тебя отпустить, - устраняюсь, смотрю в любимые голубые глаза и уже не плачу. - Я отпускаю тебя и желаю всего самого лучшего, - Лидия кивает. - Иди к Александру, я сейчас спущусь, - она улыбается и сбегает с лестницы. Я остаюсь, встаю и иду в свою спальню.
  Подхожу к шкафу, нажимаю на секретную книгу, около трюмо отъезжает тонкая стенка потайной комнаты. Прохожу в еще пустую библиотеку, сажусь на кресло и закрываю глаза. Спасибо, что дал возможность попрощаться...
  ***
  Просыпаюсь рано, встаю с пыльного кресла, отряхиваю платье. Кладу упавшую за ночь книгу на столик, выхожу в спальню. Теперь я знаю, как она выглядела в своем расцвете. Провожу рукой по простыням, почти такие же наощупь.
  Спускаюсь на первом этаже во всю работают уборщицы, собирая мусор в большие пакеты, я им быстро киваю. Прохожу в большую залу, смотрю на стоящую на столе еду, кушать не хочется. Пару гостей уснули на стульях, один на полу в смешной позе. Надо их всех отсюда выгонять.
  - Ооо, нашлась, - раздается сзади, ко мне подходит Анастасия, все так же прекрасно выглядит.
  - Я и не терялась особо. С Новым Годом, дорогая, - обнимаю ее.
  - И тебя. Не терялась, как же, но я не в обиде, такой отдых не для тебя. Дай мне час и я их всех отсюда сбагрю.
  - Спасибо, - говорю самым благодарным голосом.
  - На то друзья и нужны, - подмигивает мне и на шпильках уходит в комнату, чтобы раздать последние поручения.
  ***
  Я смотрю как уезжает одна за одной машина такси, вот последняя уезжает с Настей, которая завтра уже пригласила меня к себе.
  Стою на крыльце, крупные снежинки тают на моем лице, я ежусь. Руками держу большую чашку с какао. Улыбаюсь своим мыслям и чудесному снегопаду. То, что произошло этой ночью никто не узнает, но в моем сердце появилась новая история и новая мечта.
  Смотрю на дом, на мой настоящий дом, в котором я приняла решение остаться. Впереди еще так много тайн и чудес.
  Спасибо моя сказочница, теперь и мне есть, что рассказать.
  
  КОНЕЦ.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"