Костина Юлия: другие произведения.

Выбор дроу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Первая сайд-стори к соавторству, которое на моей страничке, увы, не представлено и скоре всего не будет.
    История любви одного из второстепенных персонажей.
    Предупреждение: История красивая, но грустная. Так что любителям хеппи эндов читать не рекомендуется, ибо конец трагичный. И не говорите потом, что я вас не предупреждала!


История Шатх'Тииса.

"Выбор дроу"

  
   Он улыбался.
   Предвкушающе. Зловеще. С затаенной радостью.
   Это была его первая вылазка на Поверхность. Первое серьезное задание молодого воина, только-только получившего звание хайсса.
   Он ликовал.
   Мало кому в его возрасте удавалось достигнуть такого мастерства владения ншайи, а уж удостоиться чести попасть в тхану сшаайна, едва справив совершеннолетие - так и вовсе не получалось раньше ни у кого. Он был первым. Всегда. Во всем. Не даром сэйхисса, а точнее сэйхиссайса (ведь Владычица их Рода не так давно стала Владычицей всего Эштерфиирона), так гордилась своим первым сыном. А скоро будет гордиться еще больше! Ведь он не собирался останавливаться на статусе простого хайсса. Сначала придется потеснить дядю, слишком долго он уже живет на просторах Подземья -- староват стал для сшаайна. А там и до положения сшатхайсса недалеко -- отцу тоже пора бы уступить место молодому поколению. Но это все планы. На них еще будет время.
   А пока...
   Впереди показался замаскированный караван лесных сородичей. Ну, это они думают, что замаскированный. Для теплового зрения разведчиков дроу каждый путник каравана в ночи сияет как манящий огонек.
   Сшаайн дал знак рассредоточиться, и тхана быстро и выверено заняла заранее обговоренные позиции, не выдав себя ни единым лишним звуком. Лесные еще даже не догадываются, что ждет их в ближайшем будущем. Всего каких-то пару этхе, и на стоянке каравана начнется кровавый хаос, устроенные всего тремя воинами дроу...
   Он презрительно усмехнулся. Слабаки! Презренные наземные слисы, не достойные называться гордым словом эльфы! Низшие создания, годные лишь в услужение великих темных собратьев! Скоро они и станут рабами Рода Су'Ллэшсс. Или умрут. Третьего варианта не существует. Дроу не оставляют свидетелей после своих налетов. Достойный отпор же за всю историю существования темных эльфов еще никто не смог им оказать. Тхана сшаайна нападает внезапно и действует быстро, профессионально и беспощадно. Так, как наставляли своих детей Шшайашш -- кровавые богини-близнецы темных эльфов: жестокая Шшайша и коварная Ашйашш.
   И вот долгожданный молчаливый сигнал к нападению. Лесные даже понять толком не успели, что произошло, когда треть из них оказалась хладнокровно вырезана, другая умело отправлена в отключку, чтобы потом оказаться рабами в Эштерфиироне, а оставшаяся вынуждена в панике метаться из стороны в сторону, ожидая участи, которую им определят три налетчика дроу.
   Он наслаждался.
   Крики. Чужая боль. Кровь на клинках ншайи.
   Эйфория боя захлестнула молодого хайсса с головой, оставив властвовать над ним одни лишь звериные инстинкты. Казалось, ничто не способно остановить обезумевшего от жажды крови воина, превратившегося в несущего смерть жестокого монстра...
   Но так ему только казалось...
   Ншайи резко остановилась в воздухе едва не коснувшись нежной кожи на тонкой шее очередной жертвы, а сам владелец оружия буквально окаменел, в одно мгновение превратившись в неспособное пошевелиться изваяние, утонув в наполненных страхом глазах цвета окружающего их леса.
   Хаос вокруг перестал существовать.
   Он смотрел на юную и такую хрупкую эльфийку, испуганно замеревшую перед ним, и отчего-то не мог позволить смертоносной темноэльфийской стали сделать то, для чего она предназначена.
   Он не мог убить ее. Она слишком красива для этого.
   Но он не мог и взять ее в плен.
   Не хотел.
   Потому что мгновенно понял, что, став рабыней Рода, она никогда не достанется ему. Мужчинам дроу не позволено обладать рабынями. Только рабами. А он хотел обладать этой эльфийкой. Собственническая натура дроу буквально вопила, что девушка должна принадлежать только ему и никому другому.
   Плохо отдавая себе отчет в том, что делает, он схватил эльфийку за руку и, грубо затолкав в одну из повозок, шикнул на нее, приложив палец к губам, показывая тем самым, чтобы она сидела тихо. Все еще испуганно дрожа и смотря на неожиданного спасителя круглыми от страха глазами, она все же послушно кивнула и затаилась в глубине повозки среди еще не успевших остыть мертвых тел своих сородичей. Он же остался снаружи, продолжая свое кровавое дело, но не отходя далеко от повозки с эльфийкой и зорко следя, чтобы остальные два собрата по оружию не обнаружили ее.
   Он не знал, зачем поступает так.
   Но не мог иначе.
   Прошло совсем немного времени, когда на стоянке каравана лесных перестали раздаваться крики и звон стали. Все стихло. И только три перемазанных в крови дроу посреди жестокой расправы сверкали горящими алыми глазами, удовлетворенно осматривая место своего безумства. Выживших связывали, чтобы забрать с собой в Подземье, тяжело раненых и не годных в рабы беспощадно добивали.
   Они выполнили свое задание. И теперь праздновали свою победу, сыто и торжествующе улыбаясь.
   И лишь один хайсс из тханы улыбался натянуто, скрывая за маской довольного оскала тревогу об одной единственной лесной. Точнее даже не о ней самой, а о том, чтобы другие не обнаружили его трофей. Не зря же он ее прятал...
   - Шатх'Тиис, - окликнул его сшаайн, когда он кружил около заветной повозки.
   Хайсс обернулся, чтобы встретиться взглядом со своим командиром. Тот указал на повозку:
   - Там смотрел?
   Вопрошаемый осторожно кивнул, понимая, что вот и настал момент истины, и от его поведения сейчас зависит, сумеет ли он уберечь для себя эльфийку. И стоит быть очень осторожным, потому как дядя всегда был слишком подозрительным, и всегда чуял ложь каким-то иным чувством. Пока еще никому не удавалось его обмануть. Но ведь не зря Шатх'Тиис во всем привык быть первым. Он не уступит командиру добычу. Ни за что.
   - Оттуда слишком сильное тепловое излучение, - скептически окинул взглядом конструкцию сшаайн.
   - Наверное, трупы еще не остыли, - пожав плечами, предположил воин, сохраняя на лице полную невозмутимость.
   - Что-то не похоже, - подозрительно сощурился дядя.
   - Не доверяешь? - нахально ухмыльнулся хайсс.
   - Нет, - хмыкнул его собеседник, приказав: - Проверь еще раз!
   Наметив легким кивком поклон, воин скрылся за пологом повозки.
   Эльфийка, сгорбившись и устало опустив плечи, сидела в самом углу, уже не дрожа и обреченно взирая на скользящего к ней тихой хищной походкой убийцу, готовая принять любую судьбу. По ее щекам катились крупные слезы, но сама она ни разу не всхлипнула и вообще не издала ни звука. Он опустился перед ней на колени и осторожно коснулся лица когтистыми пальцами, нежно стирая соленую влагу. Эльфийка даже не вздрогнула, непонимающе всматриваясь в лицо того, кто должен был быть ее палачом, но по какой-то странной прихоти богини Аилиниилии ставший спасителем.
   Не утерпев, он на мгновение прижался губами к ее не сопротивляющимся губам, тихо прошептав на ломаном всеобщем:
   - Я вфернус-сь с-за тхобой.
   А затем также быстро, как и пришел, исчез за пологом повозки, оставив девушку в полной растерянности и недоумении. Единственную и первую в истории выжившую после целенаправленного налета дроу...
  
   ...в тот день Род Су'Ллэшсс пополнился множеством рабов... и одним влюбленным сердцем...
  
   Целый год Шатх'Тиис выжидал, выслеживая, таясь и строя планы. Для юного, только достигшего совершеннолетия дроу это было тяжело. Горячая молодая душа требовала крови, страсти, неистовства. И лишь конечная цель, лелеемая в яростном сердце все это время, помогала сдержаться... от поспешных действий.
   Он знал, что добьется своего. Предвкушал. Наслаждался мечтой.
   И оказался прав.
   Сначала статус сшаайна, затем несколько вылазок со своей тханой, и вот он уже получил возможность отправляться на Поверхность в одиночестве, не вызывая подозрений...
  
   Он опять улыбался, скользя между тонких ветвей и вековых стволов.
   Но на этот раз в его улыбке не было ничего зловещего. Только безграничная, ничем не разбавленная радость.
   Он сиял, едва ли не впервые за всю жизнь сбросив маску жестокого, бесчувственного воина. Сиял, словно ненавистное темным эльфам Слепящее Око. И ему было все равно. Потому что сейчас его никто не мог увидеть. Держать маску было просто не для кого.
   А впереди его ждала та, о ком он грезил вот уже целый год...
   Маленькая хижина в окраинном поселении лесных эльфов встретила его уютным полумраком и незапертой дверью. Шатх'Тиис усмехнулся. Насколько же эти лесные наивные! Они даже и помыслить не могут, что в их поселение легко может прокрасться враг. Надеются на свою связь с природой, словно та может уберечь от любой опасности. Какая беспечность!
   Впрочем, сейчас он не был врагом. По крайней мере не для той, что жила в столь непредусмотрительно доступной хижине.
   А если кто-то вдруг по недалекости ума посмеет встать у него на пути... Что ж, пусть пеняет на себя. Не даром дроу вошли в легенды своим жестоким нравом.
   Твари, не щадящие даже собственных родственников. Монстры, упивающиеся чужой болью и смертью. Чудовища, не способные на чувства. Коварные, лживые, мстительные, непредсказуемые убийцы, ценящие лишь собственную выгоду и ставящие свою жизнь превыше других.
   Да, именно такими их считают абсолютно все.
   Даже они сами.
   Ведь это не так уж далеко от истины...
   Вот только мало кто знает, что и твари умеют любить. Хотя...
   Лучше и не знать. Никогда.
   Их любовь еще опаснее их ненависти. Она подчиняет и... разрушает. Ревностью, жаждой полного обладания, неспособностью на компромисс.
   Поэтому в деспотично-матриархальном обществе темных эльфов лишь женщины-дроу позволяют себе любить. Мужчины же безропотно принимают их любовь.
   По крайней мере, Шатх'Тиис так считал. Раньше. Пока не осознал, что и мужчины-дроу способны полюбить. Причем полюбить внезапно, всей душой и... нежно. Да, свет побери! Нежно! Не разрушительно! И пусть ему теперь доказывают обратное. Он не поверит. Ни на миг. Потому что к ней он испытывал нежность.
   Эльфийка стояла к нему спиной, когда он неслышно скользнул в дверь и тихо подошел к ней.
   Она не услышала гостя, не поняла, что он пришел, пока одна его рука не обвила ее талию, крепко прижав к себе, а другая закрыла ладонью рот.
   Вздрогнув, лесная резко рванулась прочь. Но проиграла в неравной борьбе и вскоре смирившись, обмякла в его руках.
   Тогда он развернул ее к себе и, властно приподняв подбородок, настойчиво заглянул в зеленые глаза, читая в них узнавание и... нет, не страх, который он ожидал там встретить, а... радость? Да, она была ему рада! А большего ему и не требовалось...
   Страстно впившись в ее губы, он пил ее поцелуй, как страдающий от жажды путник в пустыне. Как изголодавшийся по ласке зверь. А она отвечала. Так же неистово и жарко. Окончательно сводя его этим с ума. Заставляя руки скользить по телу. Крепче сжимать объятья. И желать большего...
  
   ...этой ночью два любящих сердца обрели друг друга... породив начало новой жизни...
  
   Утром он ушел.
   Едва только дневное светило окрасило горизонт бронзовыми лучами. Не разгоняя ночной мрак, но намекая, что его время прошло.
   Он вернулся домой. К своим обязанностям. К жестоким родственникам, которых ненавидел и опасался. Но не забыл о возлюбленной. И той волшебной ночи, что провел с ней.
   А перед тем, как покинуть ее, Шатх'Тиис долго лежал рядом, бережно обнимая эльфийку, ставшую для него всем миром. Гладил по золотистым волосам. Вдыхал нежный аромат дикого луга. И просто наслаждался ее теплом. Ее близостью. Ею.
   Она улыбалась. Мечтательно. Счастливо. Умиротворенно. Нежилась в его ласковых руках. И тоже наслаждалась. Их взаимной любовью. Им.
   - Почш-шему? - спросил он тогда, нарушая гармоничную тишину хрипловато-шипящим голосом.
   Она поняла, что он имел ввиду, и тихо отозвалась:
   - Ты обещал вернуться.
   Преданно заглянула в глаза.
   - Я ждала.
   Такой простой ответ. Но значащий так много...
   И снова были поцелуи. Не страстные, как ночью. Нежные. Бесконечно долгие. Сладкие. Сводящие с ума обоих.
   - Кхак тфое имя? - не прерывая поцелуев.
   - Анхеллинаиль.
   - Ан-хел-ли-на-иль, - задумчиво повторил он, словно пробуя имя на вкус, перекатывая звуки на языке, и широко улыбнулся, сверкнув в тусклом свете небольшими клычками, что так безумно нравились эльфийке. - Лин... Моя Лин...
   Приподнявшись на локте, он навис над ней и ласково прошептал в самое ухо, слегка прикусывая мочку и вызывая толпу приятных мурашек по телу эльфийки:
   - С-слыш-шиш-шь, Лин? Тхы моя. Моя!
   - Да... любимый, - на грани слышимости выдохнула она, ловя его губы. - А ты?
   Он отстранился и долго всматривался ей в глаза, выискивая одному ему известные ответы, и лишь спустя безумно бесконечный миг, улыбнулся вновь и хрипло отозвался:
   - Для тхебя, любимая, прос-сто Шатх'Тиис.
   - Нет, - лукаво сверкнув глазами, несогласно мотнула она головой. - Для меня просто Шатх**.
   - С-согхлас-сен, - засмеялся он, снова припадая к ее губам...
  
   ... их счастье не продлилось и полугода...
  
   Редкие тайные встречи по ночам. Тихие признания. Ласки в укромных уголках.
   Они скрывались ото всех. От его Рода и ее родни.
   Никто не знал о любви двух таких разных эльфов.
   Пока однажды Шатх'Тииса не выследили его же воины из тханы. Родные кузены. Мечтающие о положении сшаайна.
   В очередной раз вернувшись от Лин, переполняемый счастьем, он неожиданно для себя попал на допрос.
   Сэйхиссайса была в бешенстве. Она шипела не хуже асфы в своих руках, кричала, брызгала слюной и яростно хлестала плетью собственного сына, бывшего когда-то гордостью всего Рода, ее любимчиком, на которого она возлагала множество своих расчетливых надежд, и в одночасье превратившегося в предателя, якшающегося с низшими расами. Союза с лесными собратьями, которых дроу презирали больше всех в мире, темноэльфийское общество потерпеть не могло.
   - Как ты посссссмел, глупый выродок?! - зверствовала Владычица, нанося все новые и новые удары.
   Он смиренно стоял на коленях и стойко сносил боль, ни разу не вздрогнув под тяжелой рукой жестокой родительницы.
   - Ты убьешь ее! - вдруг приказала она, внезапно успокоившись и ядовито ухмыльнувшись. - Ты убьешь ее, и тогда я прощу тебя, непутевое чадо.
   - Нет, - тихо, но твердо ответил он.
   - Что-о-о?! - возмущение, переходящее в ультразвук.
   Резкий свист снова рассек воздух, опустившись жалящей плетью на окровавленную спину Шатх'Тииса, распарывая ее до кости.
   - Убьешшшшь, - зло прошипела ему в лицо сэйхиссайса.
   - Никогда, - столь же категоричный ответ, как и раньше.
   Очередной удар, рассыпающий вереницу кровавых капель по холодному мраморному полу...
   Владычица остановилась лишь тогда, когда перед ней бессильно распласталось изуродованное тело, мало напоминающее сына, но продолжающее упрямо дышать. Дроу слишком ценят собственную жизнь, чтобы так просто сдаваться.
   - Ты убьешь ее сам, и я сохраню тебе жизнь, - глумливо зашептала ему в разбитое лицо темная эльфийка. - Ты останешься сшаайном, как и прежде. Сохранишь все, что имел до этого в Эштерфиироне. Жизнь, статус, мое расположение. Я забуду о твоей выходке. Ты будешь жить, как раньше. Или...
   Она помедлила, зловеще скалясь в затуманенные мукой глаза своего отпрыска.
   - Или вы умрете вместе! - холодно припечатала она. - Я собственноручно убью вас обоих. Сначала ее прямо на твоих глазах. Медленно. Выжимая жизнь по капле из этой эльфийской сучки. А потом, когда ты сполна насладишься ее мучениями, тебя. И не думай, что твоя смерть будет легкой.
   Она отстранилась, брезгливо сморщила нос и, отвернувшись, почти безразлично бросила:
   - Выбирай.
  
   ...и он выбрал... как истинный дроу...
  
   Как никогда прежде, он всеми силами пытался оттянуть время встречи с Анхеллинаиль. Восстанавливаясь после "разговора по душам" с матерью и проклиная природную регенерацию дроу, что слишком быстро излечивала его от яда и ран, нанесенных змеевидным хлыстом, он все же сумел выгадать для них еще несколько месяцев жизни. Пусть порознь, но они жили.
   Но неизбежное рано или поздно наступает.
   Наступил и роковой день встречи с Лин.
   Едва он ступил на порог ее хижины, как эльфийка с радостным визгом бросилась ему на шею.
   - Шатх, любимый! - воскликнула она, отчаянно прижимаясь к нему. - Почему ты так долго не приходил?
   Отстранилась и тревожно заглянула в глаза.
   - Я скучала.
   Он стиснул ее в объятиях так крепко, что ей стало трудно дышать. Но она и не подумала вырываться. Лишь сама сильнее вжалась в него. А он уткнулся лицом в ее шикарные золотистые волосы и с болью прошептал:
   - Прос-сти.
   Так они и стояли, обнявшись. Казалось, время вокруг них замерло. И они, молча прижавшись друг к другу, наслаждались этими прекрасными мгновениями. Пока Лин, наконец, не пошевелилась, отстраняясь.
   - У меня для тебя новость, милый, - тихо-тихо призналась она, поднимая на него невозможно счастливые глаза цвета леса, которые он так безумно любил.
   Но он не стал слушать, закрывая ее рот поцелуем. Неистово-нежным. Сладко-пылким. Отчаянным. Долгим. Прощальным.
   И время снова покорно застыло.
   - Я люблю тхебя, моя Лин, - снова и снова шептал он ей в губы, не в силах остановиться. - Прос-сти меня. Прос-сти, прос-сти, прос-сти...
   А она никак не могла понять, за что же он просит прощения.
   - Я тоже люблю тебя, Шатх, - со всей искренностью заверила растерянная эльфийка.
   Он закрыл глаза и снова прижался к ее губам.
   Одинокая капелька скатилась по его щеке из уголка глаза.
   Дроу не плачут.
   - Прос-сти, - последний раз попросил он... резко вонзая кинжал в ее сердце.
   В сердце, что билось лишь для него.
   Она даже не вздрогнула. Только в расширенных неожиданной болью зрачках отразилось удивление и непонимание, чтобы в то же мгновение погаснуть навсегда.
   Точный удар профессионального воина.
   Она умерла быстро, почти ничего не почувствовав.
   А он еще долго сидел над бездыханным телом возлюбленной, как в бреду повторяя одно лишь короткое слово "прости".
   Дроу слишком ценят собственную жизнь.
   Такова их сущность.
   Такова была и сущность Шатх'Тииса.
   Тогда ему казалось, что он сделал правильный выбор.
   Тогда он не знал, что всю свою оставшуюся жизнь -- слишком долгую для любого дроу -- он будет проклинать себя за этот выбор. И презирать собственную расу. Оставаясь для них неподражаемым воином и мудрым наставником. Одним из лучших сшатхайссов во всем Эштерфиироне. Которого никто никогда так и не понял...
  
   ...навсегда уходя из хижины Лин, он так и не узнал новость, что хотела сообщить ему возлюбленная... о рожденных несколько дней назад близнецах-полукровках: девочке Исандрииль и мальчике Ифилайлаэле... его и ее детях...
  
  
   ____________________________________
   Пояснения к некоторым темноэльфийским словам и понятиям можно найти в справочнике по миру соавторства.
  
  

.

  


Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Eo-one "План"(Киберпанк) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"