Кулесский Роланд: другие произведения.

Мир Э.Сведенборга в романе Х. Мураками

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Читая роман Харуки Мураками "Страна Чудес без тормозов и Конец Света", трудно отделаться от ощущения, что его нравственная и философская проблематика - это парафраза идей Эмануэля Сведенборга. Разумеется, это лишь усиливает "мистический эффект", придавая ему как бы некую реальность и пробуждая интерес к собственно учению Сведенборга, о чём также идёт речь в нижеследующей статье.

   Мир Э.Сведенборга в романе Х. Мураками
   "Страна Чудес без тормозов и Конец Света"
  
   Галочке Книжник
  
   Предисловие
  
  Люди секулярной культуры, в той или иной степени атеисты, часто не стремятся углубляться в религиозные сочинения, черпая свои представления в религиозной сфере из светских романов, выполняющих для них роль квазирелигиозных сочинений. Это тем более справедливо, если такие романы прямо воплощают в себе некую религиозную идею, намеренно или случайно использованную автором. Таков Харуки Мураками, роман которого "Страна Чудес без тормозов и Конец Света", по мнению автора этих заметок, строится в рамках "модели" загробного мира выдающегося шведского учёного 18 века Эмануэля Сведенборга. Нетрудно убедиться, что в мире Сведенборга есть место смирению, покою и свету, как в Мире Истины в романе М.Булгакова, где Мастер и Маргарита обретают свой последний приют. Однако даже скептически настроенный человек не станет утверждать, что мир Сведенборга существует лишь как литературный образ.
  Ниже обсуждаются некоторые из бросающихся в глаза аналогий, при этом основы учения Сведенборга излагаются, следуя комментариям Хорхе Л.Борхеса и Арье Бараца.
  
   Вместо введения
  
  Как пишет Х.Л.Борхес, Эмануэль Сведенборг оставил более 20 томов сочинений по математике, астрономии, военной инженерии и минералогии, подобно Леонардо да Винчи, сделал чертежи аппаратов, способных летать и плавать под водой, был сенатором королевства и военным инженером Карла XII, создавал карты для глобусов, знал столярное, плотницкое и типографское ремёсла, занимался анатомией, короче, - был практичным человеком, не склонным к абстрактным теоретическим изысканиям и избегавшим их.
  Вместе с тем он оставил глубоко мистические сочинения, связанные с сошедшедшим на него откровением, которое позволило ему посетить потусторонний мир и свои путешествия он описал в других 25 томах сочинений. Предварительно он два года осваивал иврит, изучал ТаНаХ в оригинале и лишь затем совершил эти путешествия и создал своё учение.
  Говоря о "Божественной комедии", невозможно поверить, что Данте видел описываемый им потусторонний мир, и мы рассматриваем его описания как чисто литературные. Однако книги Сведенборга, как утверждает Борхес, написанные очень чётко и ясно, не мог написать сумасшедший и производят впечатление свидетельства реального посещения потустороннего мира.
  
  Читая роман Харуки Мураками "Страна Чудес без тормозов и Конец Света", трудно отделаться от ощущения, что его нравственная и философская проблематика - это парафраза идей Сведенборга. Разумеется, это лишь усиливает "мистический эффект", придавая ему как бы некую реальность и пробуждая интерес к собственно учению Сведенборга.
  
   Жизнь после смерти как реальность...
  
  Сегодня, на основе результатов наблюдений и иссследований, обсуждаемых ниже, уже легче убедить предвзятого скептика в том, что жизнь продолжается после смерти. Поэтому данные заметки автор не рассматривает как лишь чисто литературные приложения, что в значительной степени снижало бы интерес к обсуждаемой теме.
  
  Действительно, существуют сотни свидетельств, в частности связанных со случаями клинической смерти, что жизнь человека не прерывается с физической смертью. Эти случаи изучались Раймондом Моуди, Элизабет К.Рус и приводятся З.Коеном ("Тора и Наука") и Р. Моуди ("Жизнь после смерти").
  Все пережившие клиническую смерть рассказывают об одних и тех же феноменах, которые не могли одинаково придумать сотни разных людей и разных возрастов, не будучи знакомыми друг с другом, и которые складываются в определённые закономерности.
  Все рассказывают, что обнаруживали себя вне тела (то есть ощущая себя "живыми") над хирургическим столом, видя всё, что на нём происходило, где врачи боролись за их жизнь, с удивительно точными, мелкими подробностями рассказывают (в том числе, слепые от рождения), во что были одеты люди в комнате, где лежало тело, даже какие были украшения и что кто делал, и что говорил. Всё, что они описывают, происходило после того, как, с точки зрения врачей, они уже умерли, то есть не дышали, сердце не билось и не прослеживались мозговые волны. После этого большинство (в случае детей - 100%) описывают как они двигались в туннели навстречу яркому свету, как бы Светящемуся существу, рассказывают о голосе, который разговаривал с ними. Они видели своих родных и друзей, которые умерли прежде и сейчас пришли к ним навстречу. Почти все отмечают, что после этого избавились от страха перед смертью. Записи этих рассказов впечатляют и убеждают.
  
  О реальности реинкарнации, но не столь бесспорно, как в случаях клинической смерти, свидетельствуют опыты Станислава Графа с ЛСД и Р.Моуди с гипнозом, о которых пишет А. Барац. В зависимости от дозы ЛСД испытуемый переживал забытые воспоминанья детства, роды, внутриутробную пору и далее, - переживания, связанные с чужими жизнями, как полагает С.Граф, - с предыдущими реинкарнациями. Аналогичные эксперименты проводил и Р.Моуди, но вместо ЛСД как средство проникновения в "прошлые" жизни испытуемого, он использовал гипноз и получал сходный эффект.
  
  В связи с этим интересно, как писался роман Х.Муруками, поскольку никаких указаний на использовании им в романе идей Сведенборга у автора этих заметок нет. Судя по всему, Мураками пришёл к идеям романа независимо от Сведенборга. Как он пишет в предисловии к роману, он "... разделил свой мозг (сознанье, если угодно) на две части... сочиняя "Конец Света", я плавал в фантазиях своего "правого мозга"... мир "Страны Чудес без тормозов"...существовал в моём "левом мозгу"... Так, день за днём, я продолжал напрягать обе половинки мозга, создавая два противоположных повествования. И постепенно между ними начала проступать некая взаимосвязь...". Не означает ли это, что без помощи ЛСД Мураками "извлёк" (!) из своего мозга то, что он, или кто-то другой, уже реально пережил в потустороннем мире...
  
  Итак, вооружившись убеждением, что жизнь после смерти продолжается и, таким образом, земная жизнь лишь часть истинной жизни, перейдём к тому, как роман Х.Мураками иллюстрирует увиденное Сведенборгом в его путешествиях в потустороннем мире, - в путешествиях, которые нельзя с полной уверенностью назвать лишь плодом фантазии.
  
   Потусторонний мир и свобода выбора
  
  Модель потустороннего мира Сведенборга включает рай, ад и промежуточный между ними "мир духов", что в первом приближении согласуется с христианством, православным и католическим, а также с иудаизмом.
  Мысль о свободе выбора в потустороннем мире - ада или рая - звучит очень утешительно для человека, склонного к вере в божественное начало всего сущего, и его душа готова уцепиться за малейшую возможность в это поверить или хотя бы помечтать. Такая возможность эстетически ярко и убедительно следует из мира Сведенборга-Мураками.
  
  Жизнь героя романа (далее - Героя) протекает в двух пространствах, в Стране Чудес без тормозов (наш земной мир, в котором нельзя не то, что остановиться, но даже затормозить) и в стране Конца Света.
  Если в земном мире время жизни человека ограничено как бы из-за "перегрузки", вносимой памятью, то в стране Конца Света память "очищается", человек продолжает жить как бы с чистого листа и, таким образом, его "неизбежно" ожидает бессмертие. При этом всё, что накапливает память, "сбрасывается" в черепа единорогов, библейских зверей, жизнь которых волшебно ярко описана в романе.
  В этих двух мирах всё происходящее с Героем смыкается настолько, что не очень понятно, где причина и где следствие. Однако для обсуждения мистического подтекста это не очень существенно тем более, что и в нашей жизни это не всегда ясно.
  
  Как свидетельствует Сведенборг, скончавшись, человек не сразу понимает, что он умер, продолжая заниматься "обычными" делами, его навещают друзья, он разговаривает с ними. Это перекликается с тем, что читаем в романе и что, как изложено выше, рассказывают пережившие клиническую смерть. Это же, что интересно подчеркнуть, написано и в книге Зо"гар, "библии" каббалистов, а именно: "...Его родители и родственники находятся там вместе с ним, и он их видит, и они узнают его, и они идут и провожают его душу до места её прибывания...".
  
  Так и Герой романа обнаруживает себя в неком Городе в стране Конца Света, полном жизни, гармонии, ярких осенних красок, чем-то связанных с прошлым, память о котором он силится восстановить. К нему приходят соседи, они беседуют за кофе, играют в шахматы, он начинает работать в библиотеке Здесь он сразу испытывае симпатию к Библиотекарше с длинными волосами, с которой словно бы был когда-то знаком.
  
  Здесь необходимо добавить, что лирическая линия романа перекликается с мистическим рассказом Башевиса И. Зингера "Йахид и Йахида", (Единственный и Единственная,- иврит) отражающим иудаистское отношение к любви и смыслу супружества, о котором речь впереди. Так и у Йахида с Йахидой "с первого взгляда" возникает чувство, что они уже где-то встречались, когда они знакомятся в земном мире, ранее будучи любовниками в мире потустороннем. Согласно Зингеру, адом является как раз земля, куда ссылается нераскаявшиеся грешники, в рассказе - Йахид и Йахида, для исправления. Этот взгляд разделяет и часть еврейских теологов.
  
  Единственная странность для читателя, но не для Героя (он воспринимает это как данное), что его в буквальном смысле отрезают от Тени, то есть от тела, которое продолжает жить вне Города и не может в него войти, а Герой может иногда встречаться с Тенью, пока находится в состоянии выбора места своей будущей жизни, в Городе (раю) или в Лесу (аду).
  По мере приближения Героя к окончательному выбору, его Тень слабеет, и умирает, воспаряя в небо небольшим облачком, быстро рассеивающимся и чем-то неуловимым отличающимся от обычных облаков. Но если, выбрав рай, Герой продолжит жить, забыв всё из земной жизни, то в аду он будет жить, помня свою прошлую жизнь, не желая с этой памятью расстаться и, возможно, эта память отягощает человека даже больше, чем сами "условия" жизни в аду.
  Хотя в романе допускается возможность побега из страны Конца Света, такой побег спланировала Тень Героя, но эта линия второстепенна, лишь подчёркивая, что у тела всегда есть свои планы, скорее всего недальновидные.
  
  Таким образом, по Сведенборгу-Мураками человек после смерти оказывается в неком подобии чистилища, где его знакомят с раем и адом и в течении какого-то периода, недель, месяцев, он должен выбрать, где ему лучше остаться, в раю или в аду, то есть свобода выбора, провозглашаемая иудо-христианством в мире реальном, распространяется и на потусторонний мир.
  
   Вознаграждение за грехи?...
  
  Из изложенного следует, что любой, включая закоренелого преступника, может выбрать для себя рай, чтобы там остаться и жить среди праведников. В действительности, как свидетельствует Сведенборг, имеет место "механизм автоселекции", который это исключает. Вот, что он пишет об этой возможности для "демонов", то есть закоренелых грешников:
  "...им объяснили, что вход в небеса никому от Господа не воспрещён и что не только все, если желают, могут быть туда допущены, но даже вольны там остаться. Затем желающие свободно туда допускались, но на самом рубеже встречал их поток небесного тепла, то есть Божественной истины. От этого на них нападала такая тоска, что они подпадали вместо ожидаемого блаженства адским мукам. Поражённые этим, они спешно бросались вон..." И далее, об одном из грешников: "... но всё там показалось ему ужасным. Благоухание показалось зловонием, свет - мраком. ..и тогда он вернулся в ад, потому что только в аду может быть счастлив..".
  Так и в романе Мураками, всегда находятся те, кто предпочитают Лес, казалось бы вопреки тому, насколько более комфортно, приятно и интересно жить в Городе. Итак, что же представляют собой рай и ад...
  
   Рай и ад
  
  Сведенборг свидетельствует, что рай и ад, в сущности, не отличаются от кварталов богачей и бедняков в наших городах, если иметь в виду духовное богатство и бедность духа.
  
  В беседе с Тенью Герой говорит: "..я привязываюсь к этому Городу. Мне нравится девушка из Библиотеки, да и Полковник - хороший человек. Я люблю смотреть на зверей, Зима здесь, конечно, суровая, но в любое другое время очень красиво. Здесь никто никого не обижает и ни с кем не спорит. Жизнь очень скромная, но всего хватает. И все равны. Трудиться приходится много, но работают охотно. Работа ради работы. Не хочешь - не делай. Ни зависти, ни печалей, ни страданий...".
  Очевидно, что Город это - модель рая, Мира Истины, который у Сведенборга-Борхеса то место, где "..душа не желает роскошных жилищ, ...она хочет, чтобы её одарили возможностью жить и не умирать, ...там недопустима праздность, все трудятся друг для друга.." и, что особенно важно, - "его обитателям присуща высокая степень интеллекта", ибо одно из высших наслаждений там - это наслаждение интеллектуального общения.
  
  Противоположностью Городу выступает Лес, который в романе - аналог ада. Интересно, что "общественное мнение" в Городе настроено против Леса, хотя без него Город прожить не может. Полковник объясняет Герою, что в лесу "...собирают для нас дрова, уголь, грибы в обмен на зерно и одежду...они не приближаются к Городу, мы не заходим в Лес. Они слишком не такие, как мы...Они опасны".
  В Лесу Герой видит разрушенные дома, вместо которых люди живут в землянках, без электричества и элементарных благ цивилизации, однако они сами выбрали Лес, так как только там чувствуют себя счастливыми.
  
  По-Сведенборгу "ад - болотистая страна с сожжеными дотла городами, где люди "счастливы наоборот", то есть полны ненависти и живут в интригах друг против друга, выбирав ад только потому, что в раю им просто скучно, неинтересно и тяжело. Интересно, что те, кто предпочитал "адский мир" в земных условиях, выбирает его для своей жизни и в мире потустороннем как более счастливый для себя удел. В их государстве нет монарха, они постоянно плетут интриги друг против друга... это мир грязной политики и интриг, мир, превращенный в отхожее место". И ещё - " ад весь погружён в нечистоту, всеобщим источником которой является бесстыдная и распутная любовь, чьи наслаждения порождают нечистоты".
  
  Как мне кажется, удачная модель адского сообщества людей содержится в повесте Александра Шаранина "Железная Цепь со Строгим Ошейником" (http://zhurnal.lib.ru/s/shaaranin/). Это сообщество в принцине не может не превратить любой мир в отхожее место, как, к примеру шимпанзе - тропический лес, что вынуждает их постоянно мигрировать. Прочитав эту повесть, сразу понимаешь, что этой публике бесконечно неинтересно и тяжело было бы оставаться в Сведеборговском раю, и они предпочтут ад, в котором, в сущности, и живут в их земной жизни.
  
   В эмиграцию, как в потусторонний мир?...
  
  В силу упомянутой автоселекции, люди "порядочные", вынужденные в земной жизни жить рядом со "сбродом", в Мире Истины могут надеяться оказаться среди "своих".
  
  Однако и в земной жизни ситуация может складываться так, что человек словно бы умирает для своего прошлого, вынужденный начать как бы новую жизнь. Одной из таких возможных ситуаций является вынужденная эмиграция, в которую отправляются не от хорошей жизни, расставаясь чуть ли не с самим собою, когда взаимно страдают от предстоящей разлуки, чуть ли не навсегда, и отъезжающие, и остающиеся.
  В этом случае нет гарантии, что человек не потеряет свой социальный статус в "новой жизни" и не окажется в нежелательном для себя социальном слое. Пережившие эмиграцию могут привести этому много примеров.
  
  Таким образом, можно было бы говорить о некой "мягкой" эмиграции в потусторонний мир после смерти при условии, что человек может оценивать себя "объективно". Однако, человек не всегда отдаёт себе отчёт в том, что он собою представляет. Он может полагать, что ему будет хорошо в раю, но неизвестно, как он почувствует себя в "потоке Божественной истины" и не захочется ли ему броситься в ад, где он, неожиданно для себя почувствует себя гораздо лучше.
  
   Любовь в Мире Истины
  
  Ещё в его земной жизни Герой почувствовал влечение к Библиотекарше с длинными волосами, с которой словно бы был когда-то знаком, и их любовь описана в романе как встреча нашедших друг друга волею судьбы, как после долгой разлуки. И затем в Городе, придя в тамошнюю библиотеку, Герою, лишённому воспоминаний о прошлой жизни, снова нравится Библиотекарша и тоже с длинными волосами (читателю понятно, что это она же, его единственная). И снова его не покидает ощущение, что они словно бы были уже знакомы. Это в точности, как в упомянутом рассказе Зингера.
  
  Согласно Сведенборгу, "не все удостаиваются сохранить свои установившиеся на земле браки... ни одна супружеская чета не может попасть на Небо, если супруги не едины внутренне или если они не могут быть заодно. Ибо их на Небе величают не двумя, но одним ангелом. Причина, по которой их не принимают на Небо, есть та, что в противном случае они не смогут там жить вместе - в одном доме, в одной спальне, в одной постели... чтобы у них было не две жизни, но одна. Вот почему в противном случае они разлучаются".
  
  Интересно суждение Сведенборга о полигамном браке: " ...я говорил с кем-то, кто представлял Магомета... мне была дарована способность ощущать тепло их супружеской любви... я был поражён тем, что это было тепло дурно пахнущей общественной бани".
  
  В своём учении о духовной глубине любви, лирическую иллюстрацию к которой можно найти в романе Мураками, Сведенборг, будучи христианином, близок к иудаизму, в рамках которого находится и сюжет рассказа Зингера.
  Нужно добавить, что Сведенборг рассказывает о плотских наслаждениях в раю, которые гораздо сильнее, чем у нас, о заключаемых там браках, что звучит особенно утешительно для земного человека, поскольку плотские наслаждения и брак "на слуху" ассоциируются с жизнью, а их отсутствие воспринимаются как символ абсолютной смерти.
  
   Вместо заключения
  
  Одна из проблем, постоянно решаемых человеком, стремящимся к душевному равновесию, связана с его текущей самоидентификацией, то есть с пониманием своего меняющегося места в жизни, с коррекцией поведения в плане большего соответствия возрасту, с осмыслением личного вклада в жизнь, которая будет продолжаться без него. Идентификация невозможна вне понятия модели и, мистические модели жизни, в особенности такие "жизнеутверждающие", как Сведенборга-Мураками, очень в этом помогают.
  
  Действительно, у людей, стремящихся вести "праведный" образ жизни есть надежда, что в загробной жизни они смогут выбрать для себя достойную жизнь в среди близких им по духу людей, что безусловно утешает. С другой стороны, утешает и то, что участь тех, которые с их точки зрения достойны ада, не смогут его избегнуть и будут отделены миром ада.
  
  Остаётся открытым вопрос об отношении к "классическому аду", где адское пламя причиняет грешникам боль и страдания. Сознание современного рационального человека не в состоянии в это поверить, так как не видит в этих страданиях смысла в плане исправления грешника. Кроме того, "смерть наступает как успокоение и отдохновение от боли", а не как новая боль. Вместе с тем, ни один скептически мыслящий человек не может полностью исключить для себя перспективу оказаться в "адском огне классического ада" (как и в нежелательном для себя, в духовном плане, слое Сведеборговского мира), поэтому, как пишет А.Барац, "расслабляться не стоит" и осознание недопустимости привычного греха, открытость к постижению казавшихся ранее ложными принципов остаются попрежнему актуальными.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"